Касси Эдвардс

Розы после дождя


Глава 1

<p>Глава 1</p>

Аделаида, Австралия, 1864 год.


Знойное австралийское солнце закатилось за великолепные пляжи, когда корабль медленно приближался к гавани города Аделаида. Восемнадцатилетняя Талия Дрейк, осиротевшая год назад, стояла, облокотившись о бортик. При первом же взгляде на берега Австралии ее сердце бешено заколотилось.

Разглядывая Аделаиду со своего «наблюдательного пункта», она испытала разочарование, впервые с тех пор, как покинула берега Англии. Конечная цель путешествия уже не казалась ей такой привлекательной. Они плыли мимо пришвартованных в порту кораблей, приземистых и покосившихся складов, которые тянулись вдоль берега по левую сторону от причала. Прямо перед ней, на запруженных фургонами, повозками и толпившимися людьми причалах, теснились неокрашенные сараи.

Настроение Талии поднялось, когда она увидела долину, усеянную дикими цветами – там бродили стада овец, похожие на облака. А еще дальше виднелись остроконечные красно-желтые холмы, покрытые лесом, а в их тени покоилась огромная равнина, на которой не росло ничего, кроме яркой травы.

За равниной тянулась земля, покрытая сухим кустарником. Талия знала, что ее называют «чистилищем» или «бушем». Сюда приходят доживать свой век и умирать, и поэтому неподготовленному человеку трудно ступить на эту землю. Но сразу за «чистилищем» начинались золотые прииски.

Пассажиры корабля оживленно болтали о золоте этой захолустной страны, которое лежало повсюду, на земле и в оврагах вокруг холма Александра. Люди со всех уголков земли – «искатели приключений» и праздный народ – устремились к австралийским полям, к золоту, которое поможет осуществить их желания.

Корабль не спеша подходил к гавани. Талия глянула вниз, в воду реки Торренз. Южный берег Австралии омывало прозрачное, чистое и холодное море, где наслаждались своей жизнью тюлени, плавали кашалоты, а на древних камнях, обточенных волнами, толпились пингвины. Но сама река, на восемь миль уносившая корабль от моря, не была такой же чистой и прекрасной.

Внезапно взгляд Талии приковали крысы, цепочкой бегущие по канату, удерживавшему стоящий рядом у пирса корабль. Это немного обеспокоило девушку, но тут ее внимание привлекло зрелище, заставившее забыть про этих отвратительных животных. Заинтригованная и испуганная одновременно, Талия наблюдала, как возле корабля угрожающе кружил акулий плавник. На борту девушка слышала истории о том, что эти хищники подплывают очень близко к берегам Аделаиды, чтобы поживиться отбросами, которые сваливают в реку. Она слышала историю о мужчине, который якобы упал в воду в порту Аделаиды, и акула одним махом рассекла его пополам.

Девушка съежилась от страха, когда акула подплыла ближе к кораблю. Круглые серые глаза, казалось, выделяли девушку среди всех, стоящих на палубе. Талия вздрогнула. Это страшилище было, по крайней мере, 20-ти футов в длину. А в распахнутой пасти угрожающе сверкала целая сотня острых зубов.

Скрежет цепей от погружаемого в воду якоря отвлек внимание девушки от акулы. Хотя Талия чувствовала усталость и голод, сердце билось часто, а глаза с волнением и тревогой смотрели вперед: ей как никогда хотелось скорее ступить на землю – это путешествие было долгим и изнурительным.

За восемь месяцев и один день она проплыла больше 15 тысяч миль, оставив на дядюшку Джерми свою любимую десятилетнюю сестренку в надежде, что скоро появится возможность послать за ней.

Талия осознала, что она не единственный человек на борту, который спешит покинуть корабль. Эта мысль посеяла в ее душе панику. Торопясь оставить это жалкое, грязное морское суденышко, люди, толкая друг друга, со всех сторон давили на нее. Талия ухватилась за маленький саквояж, заключавший в себе все ее скудные пожитки. Внезапно она ощутила боль в боку – ее сильно прижали к борту.

– Пожалуйста! – закричала она, испугавшись, что ее могут растоптать. – О Господи! Прекратите! Отойдите от меня!

Что-то заставило девушку оглянуться и опять посмотреть на воду. Талию охватило леденящее оцепенение. Она поняла, что опасения были не напрасны. В этом разыгравшемся вокруг безумии ее запросто могли вытолкнуть за борт и сделать легкой добычей для акулы! Талия следила за движением плавника – теперь он лениво выписывал «восьмерку», словно ожидая чьего-нибудь неосторожного шага в этой обезумевшей толпе.

Сердце колотилось, колени ослабли, и Талия опять в отчаянии посмотрела на пассажиров, которые все так же продолжали толкаться. Они еще плотнее прижали девушку к борту. От нестерпимого желания покинуть корабль их взгляды стали дикими.

Пронзительная грусть переполняла сердце Талии – она поняла, почему люди так торопятся оставить этот «корабль ужасов». Хотя Австралия и имела репутацию отдаленной от мира кучи отбросов, куда свозили английских заключенных из переполненных тюрем, эта земля была так же и местом надежды, страной грез. Ежедневно сюда прибывали поселенцы из Англии, присваивая поросшие кустарником земли, которые, казалось, только и ждали, чтобы их прибрали к рукам.

Эту поездку Талии и большинства пассажиров оплатил владелец корабля. Корабельные компании зашли так далеко, что посылали своих агентов прямо на улицы уговаривать людей переселяться. Им платили комиссионные за каждого доставленного пассажира. Жадные владельцы судов отлично зарабатывали на перевозке эмигрантов, содержа их на борту своих кораблей, как овец, и кормя почти одним воздухом.

За эти несколько месяцев, проведенных в море, люди постоянно дрались за лишний кусок пищи и глоток свежей воды. Многие дети и взрослые умерли от недоедания и были выброшены за борт в море. Некоторые и теперь еще лежали в трюмах полуживые, став пищей для корабельных крыс. Талия чувствовала себя счастливой от того, что уцелела во время этого путешествия, и теперь надеялась устроиться на работу дояркой или служанкой – а, может быть, ей даже повезет, и она найдет себе мужа! Хоть от нее и остались только кожа и кости от недостатка хорошей полноценной пищи, она все же выглядела достаточно миленькой, чтобы привлечь к себе – Талия всегда была симпатичной девушкой. К тому же, в последние годы ее бюст стал усиленно развиваться, превращая смазливую девчонку в прелестную девушку, на которую мужчины все чаще и чаще обращали внимание. Многим нравились ее темно-рыжие волосы, доходившие до пояса, и слегка раскосые голубые глаза, обрамленные длинными густыми ресницами.

Да, ей посчастливилось уцелеть в этом путешествии, лишь немного потеряв в весе. Возможно, ей удастся «поймать» мужа: все ее несчастья закончатся, и она сможет встретиться со своей любимой сестренкой. И тогда в ее маленьком мирке опять воцарился покой. Это произошло впервые после безвременной смерти родителей, ставших жертвой бандита, ограбившего и изрезавшего их на куски.

Внезапно в Талию врезался мужчина. У девушки перехватило дыхание, когда толпа еще сильнее прижала ее к борту, невольно вынуждая отпустить ручку саквояжа и поручень корабля. Она завизжала и попыталась ухватиться за людей, не обращавших на нее никакого внимания. Все это походило на хватание за воздух, и как только пальцы касались кого-нибудь, ее тут же отпихивали от себя.

И тогда случилось неизбежное. Девушка почувствовала, что падает за борт. Серая вода приняла ее и сомкнулась над головой. Удар на мгновение оглушил Талию. Какое-то время она беспомощно лежала на глубине, затем, когда стало невозможно задерживать дыхание, бессознательно попыталась выбраться на поверхность. В борьбе со все возрастающим течением Талия отчаянно замахала руками, и вскоре ее вытолкнуло наверх, к воздуху.

Отплевываясь и кашляя, девушка плыла, чувствуя, как бешено колотится сердце. Берег! Она должна добраться до берега реки! Мысленно Талия все еще видела акулу. Как быть, если та где-то поблизости? Она одним махом сможет проглотить ее целиком! Испуганная Талия не смела оглянуться и проверить, плывет ли акула следом за ней. Она направила все мысли и силы только на то, чтобы добраться до берега! Спасибо бывшему хозяину, к которому ее отдал отец, за то, что тот научил плавать, когда она была еще ребенком.

Ослабевшая и испуганная, с чувством тревоги за свои потерянные вещи, Талия нашла в себе силы и поплыла к берегу. Она знала, что в порту за ней наблюдает множество глаз, хотя никто не пытается помочь ей. Конечно же, они тоже слышали байки о том, что смерть мгновенно приходит к тому, кто достаточно легкомысленно попытается разделить воды реки Торренз с акулой-людоедом.

И для чего им рисковать своей жизнью, чтобы спасти такую, как она, всего-навсего одну из бессчетного числа беззащитных женщин, которые каждый день прибывают сюда из Англии в надежде на новую жизнь на этой земле обетованной.

Пронзительные крики, визги и вопли заставили Талию остановиться. Удивленно изогнув брови, она подняла голову и вопросительно посмотрела на толпу. Девушка оцепенела, разглядев в их глазах застывший страх, и увидела, как они указывают на что-то позади нее.

Слово «акула» донеслось до нее из толпы и слегка оглушило, словно тупой удар, и Талия поняла, что ей не придется оборачиваться, чтобы увидеть в воде рядом с собой жадную и коварную хищницу.

Оцепенев от ужаса и закрыв глаза, девушка ожидала, что вот-вот почувствует впивающиеся в нее акульи зубы. Неожиданно толпа смолкла. Ничего не понимания, Талия медленно развернулась в воде и оглянулась назад. Холодный, пронизывающий страх охватил ее с ног до головы. Акула была так близко, что могла спокойно подплыть и коснуться ее. Странно, Что хищница не делает никаких попыток сблизиться со своей жертвой и атаковать ее.

Теперь она подплыла ближе и вызывающе смотрела на Талию, словно намеренно играла с девушкой. Талия в недоумении подумала, неужели акулы всегда так поступают со своими жертвами? И как долго будет длиться эта игра, прежде чем это чудовище, открыв свою пасть, слопает ее?

Минуту? Две?

Или это произойдет раньше? Взгляд девушки неожиданно упал на проплывающий мимо багор. Она протянула к нему руку и опять посмотрела на акулу. Раз уж никто не рискнул прийти ей на помощь – придется самой, собрав все силы, спасать себя.

Дрожащими руками Талия подняла багор и начала колотить по воде рядом с акулой, надеясь, что это отпугнет хищницу.

С ужасом Талия увидела, что акула широко разинула пасть и откусила половину багра!

Не отчаявшись после первой неудачной попытки, Талия схватила остаток багра и швырнула его в голову акуле, но опять безрезультатно. Хищная рыба все еще вела свою игру: «когда я поживлюсь этой перепуганной девушкой?», проплывая мимо, неотрывно следя за ней глазами…

Чувствуя, что смерть на подходе, будто уже дышит ей в спину, Талия поняла, что больше времени у нее нет. Теперь она уже не сможет дальше двигаться в воде!

Охваченная паникой, девушка лихорадочно перебирала в голове все, что когда-либо читала об этих хищниках в школе, в Англии.

В ее измученном мозгу неожиданно возникла идея. Девушка вспомнила, что акула начинает задыхаться, когда перестает двигаться. Если только…

Мужество почти покинуло Талию, когда хищница, устав играть с ней, совершила вдруг молниеносный рывок в ее сторону. Когда это произошло, девушка попыталась вогнать остаток багра акуле в пасть, но та почти мгновенно проглотила этот обломок. От отчаяния девушка поджала нижнюю губу, пытаясь сохранить остатки самообладания. Акул снова начала кружить вокруг нее. Теперь стало ясно, что рыба намеренно испытывает и мучает свою жертву, прежде чем проглотить – точно так же, как кошка играет с пойманной мышкой.

Тишину прервал резкий голос, доносившийся с берега.

– Мисс! – долетело до Талии. Мужчина, пытаясь привлечь к себе внимание, махал ей рукой. – Мисс, успокойтесь! Я сделаю все, что смогу!

Продолжая барахтаться в воде и теряя остатки сил, Талия медленно повернула голову, чтобы посмотреть на незнакомца, единственного, кто предлагал свою помощь. Должно быть, он только что подошел и увидел, какой опасности подвергается девушка.

Взгляд Талии наконец отыскал мужчину, стоявшего неподалеку от берега. Даже находясь в смертельной опасности, Талия не могла не заметить поразительной красоты незнакомца. У него были выразительные черные глаза. Загорелое лицо с едва пробивающимися светлыми бакенбардами казалось почти лепным. Русые волосы ниспадали на широкие плечи, обтянутые рубашкой.

Ее внимание привлекли к себе два огромных размеров «кольта» на его кожаном ремне и красивый гнедой жеребец, нервно бивший копытом. Возле него находился темнокожий абориген верхом на белоснежном коне.

Глаза Талии снова остановились на прекрасном незнакомце. Он приблизился к своей лошади, выхватил из-за пояса карабин и поднял его.

Затем обернулся назад и опять посмотрел на Талию.

– Просто… замрите… и не волнуйтесь, – закричал он, – скоро все закончится.

Прицелившись, он задержал дыхание и взвел курок. И когда акула стремительно метнулась прочь от девушки, незнакомец четыре раза подряд выстрелил в спину рыбы. Акула скрылась из вида, и через мгновение на воде появились кровавые пенистые пузыри.

Отбросив карабин, Йен нырнул в воду и бережно подхватил девушку. Как только ноги Талии коснулись земли, молодые люди встретились взглядами и пристально посмотрели друг на друга.

– С вами все в порядке, мэм? – спросил Йен, обеспокоенно глядя на девушку.

– Да, я в порядке, – ответила Талия, отплевываясь и кашляя. После этих слов она больше не смогла произнести ни звука. Сердце колотилось, ощущалась странная слабость, вызванная больше близостью незнакомца, чем только что перенесенной схваткой с хищницей. Еще никогда она не видела такого красивого, почти лепного лица, таких глубоких черных глаз!

– Рад слышать это, – сказал Йен, приглаживая мокрые спутанные волосы. – В какой-то момент я уже начал сомневаться.

– Да и я тоже, – ответила Талия, отбрасывая с лица мокрые волосы. – Если бы не вы…

Когда слабая улыбка слегка тронула уголки губ незнакомца, Талия окунулась в мир еще неизведанных прежде ощущений, которые заставили ее забыть, о чем она говорила ему. Такого рода чувства, вызвавшие в ней дрожь, женщина испытывает лишь тогда, когда мужчина сводит ее с ума!

Безграничная благодарность к своему спасителю заставила Талию совершить такое, что было совершенно ей не свойственно. Она обхватила его за плечи, крепко обняла и поцеловала со страстью, которую уже не могла сдерживать. Она едва стояла на ногах, когда незнакомец ответил ей поцелуем, возвратившим ее к реальности.

Смущенная и испуганная собственными чувствами, Талия отошла от Йена. Вскоре она обнаружила, что такое чрезмерное проявление благодарности смутило не только ее. Мужчина, принявший от нее поцелуй, покраснел.

Сердце Талии затрепетало. Как ей хотелось, чтобы он стал именно тем человеком, который попросил бы ее руки или, по крайней мере, предложил ей работу у себя в доме или на ферме. Если мужчина способен краснеть – значит, это добрый, сердечный человек.

Талия опять внимательно посмотрела на его одежду и едва пробивавшиеся бакенбарды. Конечно же, он старатель с золотых приисков и уж без сомнения не имеет собственного дома. Конечно же, он бродяга и совершенно не нуждается в женщине, которая лишит его свободы…

Высоко подняв подбородок, забыв о мокром платье, прилипшем к телу, о спутанных волосах, с которых каплями стекала вода, Талия резко отдернула от него руку.

– Сэр, благодарю вас за то, что спасли меня, – сказала она ослабевшим голосом, когда Йен протянул к ней свою руку и их тела соприкоснулись. – Похоже, вам одному была не безразлична моя жизнь.

– Очень рад был помочь, – ответил Йен, крепко сжав ее руку, но слегка нахмурив брови, словно для него эта встреча была такой же неожиданностью, как и для Талии.

Талия окинула взглядом людей, которые открыто наблюдали за ними с пирса, потом посмотрела на свою мокрую одежду, прилипшую к телу. Она испуганно охнула и залилась краской, понимая, что всех этих людей, настолько трусливых, чтобы оказать ей помощь, теперь интересует то, что им удастся разглядеть под промокшей облегающей материей платья.

Она нервно откашлялась и опять решительно подняла голову, глядя на своего спасителя.

– Они все трусы, низкие, подлые трусы!

Неожиданное движение в воде в нескольких шагах от Талии привлекло ее внимание. Девушка вздрогнула и быстро спряталась за спину Йена. Настороженно выглядывая из-за его широкой спины, она увидела, как к окровавленным останкам акулы медленно приближаются ее сородичи. Повсюду на поверхности воды появились плавники. Акулы набрасывались друг на друга, приходя в бешенство от запаха крови.

Заметив акул, Йен нахмурился и взял Талию за локоть, намереваясь увести подальше от этого омерзительного зрелища.

Талия побледнела, с трудом переводя дыхание.

– Если бы не вы, я бы тоже была там… – сказала она дрожащим голосом. – Как мне отблагодарить вас?

– Для начала скажите, как вас зовут? – сказал Йен и пристально посмотрел на девушку.

– Талия, – ответила та, вздрагивая от отвратительных звуков, которые доносились со стороны реки.

Вокруг растерзанной жертвы собиралось еще больше акул. Если бы не Йен, ее сейчас бы раздирали на куски!

– Талия Дрейк, – быстро добавила она. Затем повернула голову к ненавистному кораблю, с которого так неудачно упала, и кивнула в его сторону. – Я только что приплыла из Англии, – продолжила она, застенчиво улыбаясь. – Конечно, я не рассчитывала так поплескаться в воде, едва только приплыву к берегам Австралии.

– Что вы говорите, – сказал Йен. – А я-то подумал, что вы так заходите в каждый порт, вроде тех смельчаков, которые любят риск.

Талия обрадовалась, уловив иронию в словах Йена, и засмеялась вместе с ним, только теперь представив себе, как она смотрелась, когда акула играла с ней, как с куклой. Она гордилась тем, что не потеряла самообладания, не визжала и не махала руками, что могло бы спровоцировать акулу наброситься на нее. Это доказывало, что Талия не из тех женщин, которые тут же начинают пронзительно визжать и бросаются прочь от одного вида маленького садового паучка.

– Мэм, меня зовут Йен, – произнес он. – Йен Лейвери.

Глаза Йена выражали одобрение, когда он разглядывал лицо Талии, затем опустил взгляд ниже, на ее грудь, обтянутую мокрой тканью платья.

– Красивое имя, – сказала Талия, встретившись с ним взглядом, – вы родом из Англии?

– Нет, – ответил Йен, подведя ее ближе к лошади. – Из Америки. А если точнее, из Сиэтла, молодого процветающего города, что на территории Вашингтона.

Ему не хотелось говорить о себе. Он делал это в крайне редких случаях. Слишком многие не одобряли того, как он устроил свою жизнь, поэтому Йен старался как можно меньше распространяться об этом.

Он внимательно посмотрел на корабль, на котором приплыла Талия.

– Вам, конечно же, хочется в этой толпе отыскать своих родителей, – сказал он, и приподняв бровь, вопросительно посмотрел на нее. – Им не терпится узнать, что вы целы и невредимы.

– Я приехала без родителей, – мрачно ответила Талия, следя за его реакцией. Если бы он только проявил участие! Если бы только эта встреча стала их судьбой! Она бы сделала его счастливым, он никогда бы не пожалел, что взял ее и сделал своей! – У меня нет родителей. Я приехала из Англии одна. – Талия проглотила комок в горле. – Это путешествие было таким трудным. Просто ужасным! Надеюсь, мне больше никогда не придется вновь сесть на корабль.

Кровь хлынула к лицу Йена, когда он понял, что Талия одна из тех женщин, кто приехал в Австралию в поисках работы – или больше того, мужа. Талия доверчиво посмотрела на него, втайне надеясь, что он примет ее под свое крылышко!

Его искушают.

О, боже, его искушают!

Но у него нет времени на женщин. Возможно, через пару лет… Но, боже, не сейчас! Он так доволен своей жизнью…

Толстая женщина средних лет с выбившимися из-под шляпки седыми прядями, торопливо подбежала к Талии. Она крепко обняла девушку.

– Слава богу, с тобой все в порядке, – восторженно промурлыкала она нежным голоском. – Когда я увидела, что ты упала за борт, меня словно холодом обдало. Если бы не Йен…

Талия высвободилась из объятий женщины и нервно провела рукой по платью.

– Кто… вы? – настороженно спросила она, несмотря на то, что женщина показалась ей приветливой, а голос заботливым. Это страна оказалась гораздо опаснее, чем Талия могла предположить.

Сначала акула, потом Йен…

Женщина взяла руки Талии и нежно сжала их.

– Я Дейзи Одам, – сказала она, теплее улыбаясь Талии. – Многие меня называют филантропкой. Понимаете, я горжусь тем, что протягиваю руку помощи приезжающим из Англии женщинам, которые не в состоянии позаботиться о себе. Я хозяйка «Одам Хауза». На какое-то время он становится домом для всех женщин, приехавших из Англии. У меня они могут найти и постель, и тарелку горячего супа. Они живут у меня до тех пор, пока не найдут приличную работу – или мужчину, за которого выходят замуж.

Глаза Дейзи бегали по Талии, разглядывая ее прилипшую к телу одежду. Потом она посмотрела на Йена, понимая, что, спасая жизнь этой беспризорной бедняжки, тот совершил рыцарский поступок. Все, кто знал Йена, понимали, что больше чем женщин, он любит вольную жизнь и свободу.

Только настоящая женщина способна изменить образ жизни Йена. Дейзи опять обратила внимание на Талию.

– Юная леди, могу я служить тебе? – спросила она. – Ты прибыла к берегам Австралии без сопровождения родителей или мужа? Если это так, то в «Одам Хауз» тебя ждет сухая одежда и еда.

От слов женщины Талия растаяла, чувствуя благоговейный трепет перед такой щедростью. Эта Дейзи Одам настоящий ангел милосердия!

Талия почувствовала внезапную надежду на перемены к лучшему. Безусловно, забота Дейзи и Йена опять восстановит покой в ее жизни.

– Мэм, я с радостью приму ваше любезное предложение помощи, – сказала она, – я приехала из Англии одна. – Талия посмотрела на Йена с волнением. – Совсем одна.

Дейзи, все еще державшая Талию за руку, увлекала ее за собой.

– Теперь, моя детка, ты не одна, – сказала она. – Дейзи Одам проследит, чтобы о тебе позаботились. – Через плечо она бросила взгляд на Йена: – Может быть, какой-нибудь мужчина попросит твоей руки. Кто может устоять перед такой. В этом городе ты – как дуновение свежего ветерка!

Покраснев, Талия проследила за взглядом Дейзи и обнаружила, что та весьма не двусмысленно смотрит на Йена Лейвери. И черные задумчивые глаза Йена, и то, с каким небрежным изяществом он держался, – все это произвело на девушку неизгладимое впечатление. Она отвела глаза из-за страха, что он заметит в них испуг и мольбу. Мольбу о том, чтобы он заключил ее в свои объятия и защитил от жестокостей окружающего мира.

– Я и сама когда-то приплыла на корабле из Англии, – сказала Дейзи. – Но мне повезло. Меня взял к себе прекрасный мужчина и почти сразу же женился на мне.

– Да, это замечательно, – сказала Талия, приободренная услышанным.

– Вскоре после этого мой Генри нашел золотую жилу, – продолжила Дейзи, но ее голос омрачили печальные нотки.

– Мой бог, – произнесла Талия, поворачиваясь, чтобы посмотреть на Дейзи. – Правда? – Она не понимала, почему в глазах женщины поблескивают слезы. Жизнь так осчастливила ее. Вот если бы и с Талией такое случилось! Со дня смерти родителей ничего, кроме печали, и не было в ее жизни.

Коротенькими нежными пальчиками Дейзи смахнула с глаз слезы и вздернула подбородок.

– Мой Генри был убит прежде, чем мы смогли с ним насладиться только что обретенным богатством, – дрожащим голосом призналась она.

Талия ахнула.

– Как жаль, – сказала она, – как жаль.

– Да, – безжизненным голосом ответила Дейзи. – Мой Генри так быстро покинул меня, оставив в безнадежном одиночестве. Но даже из печали я всегда пыталась извлечь что-то положительное. И тогда, вспоминая свое отчаяние, которое испытала во время длинного и ужасного путешествия на корабле в Австралию, а также условия, в которых находилась во время этой поездки, я решила с пользой распорядиться своим неожиданным состоянием. Я решила помогать измученным, без гроша в кармане женщинам, которые приезжают сюда, в эту далекую страну, где о них некому позаботится. Я не могла закрыть глаза на несчастье этих бедняжек.

Талия недоверчиво посмотрела на Дейзи.

– Никогда не встречала такого милосердного человека, – пробормотала она.

– Я делаю это не для того, чтобы меня хвалили, – ответила Дейзи, улыбаясь Талии. – Вы, может, скажете, что я делаю это из эгоизма. Понимаешь, Талия, так я больше не чувствую себя одинокой.

Талия улыбнулась ей в ответ.

* * *

Йен смотрел, как уходила Талия. Он положил руку на кобуру, в которой находился его револьвер, и с удовольствием наблюдал за легкими покачиваниями ее круглых бедер. Было чертовски трудно не последовать за ней. Чертовски трудно! Он испытывал к ней нечто большее, чем похоть. Это было что-то новое для него, чувство, никогда не возникавшее прежде, когда он просто хотел женщину. Теперь ему хотелось защитить эту девушку, заботливо опекать ее, просыпаться каждое утро и смотреть в эти красивые голубые глаза, видеть в них любовь, нежность и благодарность.

Встряхнув головой, чтобы отогнать переполнившие его мысли, Йен повернулся и взял поводья. В сопровождении своего компаньона-аборигена на белой лошади Йен направил жеребца по разбитой грязной дороге в сторону трактира Джо.

Все же он не удержался и еще раз бросил взгляд на Талию, накручивая на руки поводья.

* * *

Стоя в тени пакгауза рядом с пристанью, Пол Хэтуэй, хорошо одетый, внушительного вида мужчина в квадратных очках в стальной оправе, висевших у него на носу, внимательно наблюдал за спасением Талии и уловил явную симпатию, возникшую между девушкой и Йеном Лейвери, человеком, которого ему приходилось исподтишка выслеживать. Пол медленно улыбнулся, пощипывая тонкие усики.

Рядом с Полом стоял Кеннет Оззер, стройный молодой пастух с длинными золотистыми волосами. Он тоже наблюдал за Талией, пока не перевел взгляд на других женщин, сходящих с корабля, только вошедшего в порт. Он наклонился ближе к Полу.

– Как тебе это, дружище? – спросил он, нервно переминаясь с ноги на ногу. – Ты видел среди новеньких кого-нибудь заслуживающего внимания? Кто бы мог сделал жизнь на ранчо повеселее?

Кеннет подтолкнул Пола локтем, в его полных ребячества голубых глазах плясал возбужденный огонек.

– В этой толпе есть несколько милашек.

Пол кивнул, опять глядя на Талию, когда она шла рядом с Дейзи. Его глаза следили за легкими соблазнительными покачиваниями бедер девушки.

– Сегодня я собираюсь взять на ранчо женщину и точно знаю какую. – Он одернул костюм для верховой езды, поправил для надежности очки на переносице и откашлялся. – Думаю, мне следует пошевеливаться, пока другие сластолюбцы не положили на нее глаз.

– И как долго ты думаешь продержать ее? – лениво протянул Кеннет, – Лайза Бене продержалась всего лишь месяц.

Пол быстро повернулся и посмотрел Кеннету в лицо. Затем крепко схватил юношу за горло.

– Сынок, заруби себе на носу, здоровее будешь, если не станешь совать нос не в свои дела! – угрожающе произнес он сквозь сжатые зубы. – Если у тебя есть голова на плечах, ты никогда больше не будешь упоминать имя Лайзы Бене ни при мне, ни при ком-нибудь еще! – он вперил леденящий душу взгляд в широко открытые глаза Кеннета. – Ты понял меня, дружище?

Побледнев, Кеннет утвердительно кивнул. Пол отпустил руки. Глядя отрешенным и презрительным взглядом на своего пастуха, вытер руки о штаны.

– Я по многим причинам нанял тебя, – сказал он, – и ты знаешь, что это за причины. Я не собираюсь разжевывать их тебе.

Кеннет обеспокоено закивал.

– Я понял, я понял…

Пол медленно улыбнулся.

– Знаю, что понял, – сказал он, и его левая щека нервно задергалась. – Знал, что поймешь.

Перепуганный, но все же полный восхищения силой и властью над людьми, которыми обладает Пол, Кеннет наблюдал за тем, как хозяин быстро удалялся прочь. Однажды, надеялся Кеннет, он станет таким же, как Пол.


Глава 2

<p>Глава 2</p>

Продрогшая до костей после падения в реку и прекрасно понимавшая, что под облегающим тело одеянием не осталось ничего для воображения, Талия радовалась возможности идти рядом с Дейзи. Но боялась, что однажды потеряв Йена из вида, ей уже никогда не удастся вновь встретиться с ним.

Пока Дейзи рисовала перед ней картины ее будущей жизни здесь, Талия бросила через плечо печальный взгляд на Йена, потом заметила нескольких девушек с корабля, следующих в сопровождении опекающих их женщин. Наверняка они были наняты Дейзи Одам. Вне всякого сомнения Талия и другие пассажирки находились в руках ангела. В этот момент Талия чувствовала себя совершенно защищенной.

Ее внимание привлекло длинное, приземистое здание среди убогих домишек, стоявших рядами вдоль оживленной улицы. В тесном дворике, где едва хватало места для одного человека, где яблоку негде было упасть, на веревках развевалось повешенное для просушки белье. Молодая девушка, по виду не старше Талии, прикрепляла его прищепками. На ее спине был странный горб, и каждый раз, когда та наклонялась, доставая из огромной плетеной корзины мокрое белье, ее тело как-то нелепо изгибалось.

– Вижу, ты заметила Эву, – сказала Дейзи, с тоской взглянув на Талию. – Она больше всех пробыла со мной. Эта девушка притягивает к себе пристальные взгляды, но это зрелище не из приятных. Она никому не нужна, многие считают, что своей внешностью Эва навлекает беду. – Дейзи покачала головой и недовольно сморщилась. – Какой стыд, ведь Эва сущее золото!

Острое чувство жалости захлестнуло Талию, когда она вспомнила одну из женщин, которая плыла с ней из Англии. Мучения несчастной были столь беспощадными, что довели ее до самоубийства, заставив броситься в море. От воспоминаний слезы застилали глаза девушки.

– В этом мире так много несправедливости, – наконец, ответила она. И быстро отвернулась от Эвы, чтобы Дейзи не думала, что Талия глазеет на нее. – Я не подозревала об этом, пока мои родители были живы. С тех пор я столько увидела и испытала, что это приводит меня к мысли, что покой я познаю только после смерти.

Дейзи обняла девушку за плечи.

– С этого момента, моя милая, я не хочу больше слышать от тебя разговоров о смерти, – сказала она, подталкивая Талию к дверям «Одам Хауз». – У тебя впереди еще целая жизнь для того, чтобы найти свое счастье, о котором ты мечтаешь. Может быть, я сделаю так, чтобы это случилось. В отличие от бедняжки Эвы, у тебя милое личико и великолепный зад. Мужчины, которые придут сегодня посмотреть на тех, кто приехал из Англии, поубивают друг друга из-за тебя. Чувствую, у тебя не будет возможности даже одну ночь поспать в моем доме. Как только я покажу тебя, ты тут же будешь схвачена каким-нибудь мужчиной! – Прежде чем окончательно войти в «Одам Хауз», Талия еще раз поискала глазами Йена. Уголки ее губ и сердце опустились, когда она увидела, что нового знакомого нигде нет. Скорее всего, он забыл девушку, едва та скрылась с его глаз.

Но она никогда, никогда не забудет своего спасителя!

– А теперь, дорогая, давай примем ванну и переоденемся в сухое и чистое белье, – сказала Дейзи, проводя Талию через комнаты, в которых работали женщины.

Быстро оглядевшись, Талия заметила, что несколько женщин разбирали кучи одежды, а другие наблюдали. По всей комнате, в которой обитательницы дома ели и болтали, были расставлены столы и остатки поломанных стульев. В дальнем углу комнаты девушка на вид явно моложе Талии, уткнувшись лицом в подушку, громко рыдала, а женщина постарше говорила ей что-то успокаивающее.

Они прошли эту комнату и направились по длинному коридору со множеством закрытых дверей. Из-за дверей до Талии доносились женские голоса. Она опять услышала чей-то плач. Звук показался Талии таким одиноким, что сердце разрывалось на части, когда она вспомнила причину приезда в Аделаиду. Неожиданное чувство одиночества наполнило ее душу, и Талия всхлипнула, не в силах сдержать себя.

Дейзи повернулась к Талии, ее губы были плотно сжаты, но глаза выражали глубокое сострадание.

Она провела Талию в комнату, где почти все место занимала ванна, наполненная водой.

– Милая, теперь тебе надо как следует, не торопясь, помыться, – сказала Дейзи своим мягким, успокаивающим, напоминающим мурлыканье кошки, голоском. Она расстегнула платье Талии и помогла ей раздеться. – Я принесу тебе самое красивое платье, а потом ты согреешь свой желудок тарелочкой горячего супа…

С помощью Дейзи Талия сбросила с себя мокрую одежду.

– Может быть, я представлю тебя некоторым из джентльменов, – сказала хозяйка, утешающе улыбаясь Талии. – Они уже скоро приедут. Многие мужчины только и ждут, когда прибудет английский корабль с такими, как ты, бездомными девушками. Уверена, что тебе повезет и кто-нибудь обязательно выберет тебя сегодня.

Талия застенчиво прикрыла руками грудь. Потом повернулась и посмотрела на воду в ванне, вдохновленная голосом Дейзи, вселяющем в нее надежду. Ах, если бы все было, как она говорит, если бы Талии удалось сегодня вечером получить хорошо оплачиваемую работу или найти мужчину, который захочет жениться на ней.

Девушка не могла отогнать от себя мысли о Йене Лейвери:

«Если бы он…»

Дейзи помогла Талии залезть в воду и протянула ей кусок мыла и мочалку.

– Разве тебе не стало лучше? – мягким голосом спросила она, приподнимая длинные волосы Талии, когда та ниже опустилась в успокаивающую воду.

Вода доставала Талии до шеи. Девушка закрыла глаза и вздохнула:

– Вряд ли кто-то чувствовал себя лучше, – произнесла она и представила, как было бы прекрасно ощутить себя сейчас в крепких объятиях Йена, почувствовать вкус его поцелуев.

Она навсегда запомнит этот момент!

– Посмотрим, что ты скажешь о моем черепаховом супе и устрицах с побережья Сиднея, – сказала Дейзи, открыв дверь и собираясь уйти. – Как только оденешься, спускайся вниз. Я специально для тебя приготовлю место за столом.

Талия открыла глаза и улыбнулась Дейзи, тронутая ее безграничной добротой.

– Спасибо вам за все, – пробормотала она. – Не будь вас, я не представляю, что бы стало со мной. Я и не думала, что увижу такой… такой жестокий город, как Аделаида. В своих мечтах я представляла себе нечто совсем другое. – Она прикрыла глаза. – Не знаю, почему. Ведь жизнь одинакова везде, как в Англии, так и здесь. Мне кажется, что люди просто распространяют всякие красивые небылицы об Австралии, но на самом деле все не так.

Дейзи опять подошла к Талии. Она положила свою заботливую руку девушке на плечо и заставила ее поднять голову. Их взгляды встретились, и женщины долго смотрели друг на друга.

– Милая, то, что ты увидела сегодня – еще не означает, что такова вся Австралия, – сказала миссис Дейзи, – когда ты придешь в себя от утомительного путешествия, усталости, волнений, и какой-нибудь счастливчик возьмет тебя с собой, ты увидишь, Что сказки об Австралии не настолько уж лживые и что в этой стране есть много такого чистого и прекрасного, от чего дух захватывает. Не отчаивайся! Очень скоро ты поймешь, о чем я говорю. Не так далеко от Аделаиды начинается рай. Птицы всевозможных размеров, цветов и видов сидят на деревьях. В прудах и озерах плавают рядом с белыми лебедями – черные. – От приятных воспоминаний Дейзи закатила глаза и вздохнула:– Здесь столько всего, милая! Столько всего, что наполнит радостью твое сердце!

Вместе с Дейзи Талия унеслась к этим сказочным образам, как вдруг громкий стук в дверь встревожил ее и заставил вернуться назад, к действительности.

Дейзи откашлялась, нервной рукой поправила волосы и, шагнув вперед, открыла дверь. За дверью, согнувшись под тяжестью горба, стояла Эва. В руках ее было платье, которое Дейзи повесила на стул рядом с ванной. Но Эва не уходила и, без сомнения, хотела что-то сказать.

– Ну? Что случилось? – мягким голосом поинтересовалась Дейзи.

– Мэм, в гостиной сидит джентльмен, он пришел, чтобы поговорить с вами о… – Эва замялась и, вытянув шею, кивнула в сторону Талии. – Он пришел поговорить о ней – той молодой леди, которая упала в воду и которую едва не проглотила акула.

Талия слушала Эву и надеялась, что мужчиной, о котором говорила Эва, окажется Йен! От этих мыслей у девушки даже появилось какое-то возбуждение.

Кто еще это может быть? Ведь он один обеспокоился, когда она упала за борт. Конечно же, Йен подумал и пришел за ней! Может быть, он оставит свой промысел и найдет для нее какое-нибудь жилье?

Может быть, он хочет жениться на ней…

– Что за мужчина? – поинтересовалась Дейзи и, взяв Эву под локоть, поспешно вывела ее в коридор, чтобы Талия не могла слышать их разговор.

Эва наклонила голову и, медленно подняв глаза, посмотрела на Дейзи.

– Вам не понравится это, мэм, – сказала она сквозь зубы.

– Как ты можешь знать это, пока не назовешь мне его имя? – спросила Дейзи, начиная злиться. Она выпрямилась и расправила плечи. Кто же из джентльменов Аделаиды, кроме Пола Хэтуэя, чаще всего посещает «Одам Хауз» в поисках женщин? Она уже давно не доверяет ему.

– Это… – начала Эва, но Дейзи перебила ее: – Пол Хэтуэй, – сухо сказала она. – Я права, милая?

Эва кивнула и криво усмехнулась:

– Да, вы правы, мэм, это Пол Хэтуэй, – сказала она все с той же кривой улыбкой. Девушка ближе подошла к Дейзи. – Мне прогнать этого подлеца? – резким шепотом спросила она. – У меня от одного его вида мурашки бегут по телу!

– Все, что ты слышала об этом человеке, который так не нравится тебе, – сказки, – сказала Дейзи. – Ты ведь заешь, что в его внешности нет ничего неприятного. Он интересный мужчина, этот Пол Хэтуэй!

Эва заглянула в ванную, где должна была мыться Талия, но вместо этого увидела, что та спешно надевает платье.

– Эта девушка кажется не такой как все, мэм, – сказала Эва, нахмурив брови. – Вы уверены, что хотите разрешить Полу Хэтуэю забрать ее? – Она подошла еще ближе к Дейзи и теперь заговорила ей прямо в лицо. – Мэм, вы же знаете, что не одна девушка исчезла с овчарни Пола.

Дейзи кивнула.

– Да, знаю, и прежде чем разрешу Полу Хэтуэю забрать с собой Талию, я скажу ему об этом, – сказала она, нежно погладив Эву по щеке.

Эва застенчиво улыбнулась и начала теребить полу своего передника.

– Хотите, чтобы я увела ее? – спросила она, глядя, как Талия в спешке надевает туфли. – Она уже вымылась.

– Да, и отведи ее не туда, где обычно едят девушки, а на кухню, и дай ей тарелку супа и чего она еще пожелает, – уходя, сказала Дейзи. – Прежде чем Талия встретиться с Полом Хэтуэем, мне предстоит с ним долгий разговор.

– Хорошо, – сказала Эва и, шаркая, вошла в комнату, где уже ждала Талия, одетая в выглаженное желтое хлопковое платье с высоким воротом и отделанными кружевом манжетами на длинных рукавах. Эва позавидовала красоте Талии и тому, что у той безупречно ровная спина.

Эва протянула Талии руку.

– Пойдемте со мной, мисс, – ободряющим голосом сказала она и с облегчением вздохнула, увидев, что Талия без отвращения смотрит на ее скрюченную, горбатую спину. – Сейчас мы накормим вас. Вам необходимо восстановить силы, которые вы потеряли в борьбе с этой ужасной акулой!

Талия смотрела мимо Эвы, обескураженная тем, что Дейзи ушла без нее.

– Но я подумала, что за мной пришел мужчина, – с надеждой в голосе сказала она. – Мне так не терпится увидеть его.

Эва издала что-то вроде стона и взяла Талию за руку.

– Не стремитесь так быстро покинуть «Одам Хауз», – сказала она и, выйдя из комнаты, повела Талию по длинному пустому коридору в сторону кухни. – Я бы предпочла жить здесь, чем…

Эва оборвала свою речь и взглянула на Талию, уже почти нарушив одно из самых строжайших правил, которые установила Дейзи Одам для всех, кто поступал к ней на работу. Они никогда не должны обсуждать клиентов ни с одной из женщин, которая дожидается в «Одам Хауз» решения своей участи. Сегодняшний день не исключение. Нарушение правила может стоить Эве работы. И ей больше некуда будет пойти.

Талия быстро посмотрела на Эву.

– Что ты говорила? – спросила она. – Ты бы предпочла жить здесь, чем жить с кем?

Эва отвела Талию на кухню, не обратив внимания на ее вопрос. Она жестом указала девушке на некрашеный стол, на котором высокими горками лежали картофель и лук, а рядом со свежими картофельными очистками – грязный нож.

– Сейчас уберу, – сказала Эва, сметая рукой картофельные очистки. – Присаживайся, а я пока налью тебе супа. – Она показала на стул.

Талия села за стол. Одна ножка стула оказалась короче другой и тяжело ударялась об пол. Стул шатался и временами наклонялся вперед. Девушка устроилась поудобнее на стуле и огляделась по сторонам. Кухня была выкрашена в однообразный тускло-коричневый цвет. На высоких грязных окнах в дальнем конце комнаты не было штор. В нескольких шагах от Талии стояла большая круглая плита, в которой ярко пылал огонь. От духоты Талию бросило в жар.

От нескольких огромных кастрюль, стоявших на плите, исходил удивительный аромат. Талия с жадностью наблюдала, как Эва опустила деревянный половник в одну из этих кастрюль и начала наливать суп в тарелку. Теперь Талия была уже почти уверена, что это был не Йен, и решила не спрашивать Эву, кто интересуется ею. Такой красивый мужчина, как Йен, не мог вызвать подобной реакции у Эвы на ее вопрос.

Нет. Это не Йен.

Но кто?

* * *

Пригладив выбившиеся пряди волос, Дейзи неспешно расхаживала вокруг Пола Хэтуэя, с осторожностью на него поглядывая. Она и раньше неоднократно имела с ним дело.

– Мистер Хэтуэй, объясните мне, почему девушки, которых вы забираете в «Одам Хауз» для работы у вас на овчарне, исчезают, – сказала она, прекратив, наконец, свой пристальный осмотр. – Очень многие исчезли, и о них больше ничего не слышно. Как вы объясните это?

Пол нервно откашлялся. Крепко сжав руки за спиной, он раскачивался взад-вперед.

– Как я уже неоднократно говорил раньше, – сказал он скрипучим голосом, – это аборигены. Вся ответственность за исчезновение женщин лежит полностью на них, хотя доказательств никаких нет. Вы же знаете, как много женщин-аборигенок украли из их поселений белокожие беглые сластолюбцы. И теперь в отместку темнокожие крадут белых женщин.

– Да, я знаю, что это возможно, – сказала Дейзи, задумчиво поглаживая подбородок. – И все-таки я не уверена. Моя репутация здесь висит на волоске, мистер Хэтуэй. Если женщины, которых я вверяю своим клиентам, опять начнут пропадать, я окончательно потеряю доверие и над «Одам Хауз» нависнет угроза.

Пол опустил свои мягкие руки Дейзи на плечи и, непринужденно улыбаясь, посмотрел на нее.

– Доверьтесь мне, Дейзи, – успокаивающе сказал он. – Дайте мне еще один шанс доказать, как я серьезен в своих намерениях. Я даже женюсь на Талии вместо того, чтобы взять ее служанкой к себе на ферму. Я никому не позволю даже попытаться украсть женщину, которую я сделал своей женой!

Никогда раньше этот человек не обещал ничего подобного, а о женитьбе даже не заикался. Дейзи, потрясенная этим неожиданным заявлением, покачала головой.

Она еще раз внимательно поглядела на него, по-новому оценивая ситуацию. Ах, разве не демонстрирует он всегда изящные манеры и не носит такой красивой одежды? К тому же он недурен собой, на его хоть и полном, но ласковом лице великолепно смотрелись усы, черные волосы всегда были идеально причесаны. Квадратные, в стальной оправе очки придавали его внешности утонченность.

Все эти качества говорили, что Пол – самый искренний и надежный мужчина в мире. Дейзи не могла не дать ему еще один шанс и не доверить еще одну из своих девушек.

– Я позволю Талии уйти с вами, но на этот раз я потребую, чтобы вы подписали контракт, который гласит, что вы не только будете хорошо обращаться с Талией, но и обеспечите ее защиту от тех, кто, возможно, захочет украсть девушку, – сказала Дейзи, медленно и тщательно подбирая слова. – В контракте также оговаривается мое право приходить на ферму и время от времени навещать Талию.

Дейзи упрямо вскинула голову.

– Только на таких условиях я позволю этому милому существу пойти с вами, мистер Хэтуэй, – ровно произнесла она.

Пол нервно зашаркал ногами. Он поправил на переносице очки, радуясь, что оправа скрывает нервное подергивание левой щеки. Ему не хотелось заключать сделку ни с кем, а особенно с этой женщиной, которая собирается нарушить его уединение. Навещать с проверкой его ферму, это уже слишком!

Все же он знал, что выбора у него нет. Если он хочет забрать с собой Талию – что ж, он пойдет даже на это.

– Я не люблю иметь дело с контрактами и не раз отказывался подписывать их, – проворчал Пол. – Но, если это необходимо, чтобы забрать Талию, давайте побыстрее закончим с этим. Мне необходимо возвращаться. Я и так уже немало времени провел в Аделаиде.

Дейзи подошла к столу, взяла лист бумаги, обмакнула перо в чернила.

– Вот здесь, – сказала она, кивком головы указывая, где подписаться. – Просто поставьте свое имя и дату внизу, и Талия станет вашей.

– С радостью, мэм, – сказал Пол, едва усмехнувшись, потом взял в руку перо и неразборчиво черкнул свое имя на контракте.

Услышав, что в комнату кто-то вошел, он отложил в сторону перо и медленно повернулся. Сердце остановилось, и Полу пришлось взять себя в руки, когда он увидел, как невероятно красива Талия. Красива особенно теперь, когда вместо промокшей одежды на ней было надето чистое хлопковое платье, отделанное кружевными оборками. Ее золотисто-каштановые волосы волнами струились по плечам и спадали на спину. Лицо девушки, поразительно невинное, казалось лицом ангела! Как у него может возникнуть желание обидеть ее? Как?

– Талия, позволь представить тебе мистера Пола Хэтуэя, – сказала Дейзи, легонько подталкивая девушку Полу. – Он пришел сюда, чтобы забрать тебя на свою ферму. Милая, мистер Хэтуэй предлагает тебе руку и сердце.

В нерешительности Талия сделала еще один шаг навстречу Полу. Она не чувствовала никакой радости от предстоящей свадьбы с этим мужчиной-незнакомцем, который не понравился ей с первого же взгляда! Талия понимала, что должна прыгать от счастья, потому что из всех женщин, приехавших сегодня в Аделаиду, этот мужчина выбрал именно ее, но она не испытывала ничего, кроме разочарования – ведь им оказался не Йен Лейвери!

Но делать нечего, ей оставалось только принять это предложение. Ведь Йен не сделал никаких попыток, чтобы заявить на нее свои права. Он был, кажется, из тех неугомонных мужчин, которые никогда не заводят своего дома, чтобы жить там вместе с женщиной. Похоже, Йен все время проводил в поисках золота, надеясь, что однажды ему повезет и он откроет золотую жилу. Но он был из тех, кому это никогда не удастся.

А Талии так необходимо позаботиться судьбе сестренки. Каждый раз, думая о своем будущем, она принимала во внимание и будущее Вайды. Талия оставила сестру в Англии, надеясь прочнее встать на ноги здесь, в Австралии, чтобы Вайда смогла приехать к ней. Сегодня, ответив согласием на предложение Пола, Талия думала о сестре.

Мысли девушки вернулись назад, в Англию, к тому печальному дню их расставания, когда девятилетняя Вайда, такая ранимая и беззащитно-милая, в отчаянии прижалась к Талии.

– Талия! Пожалуйста, возьми меня с собой, – плакала Вайда. – Мы никогда не расставались! Почему это должно случиться сейчас?!

Талия крепко обняла сестренку. Она не была уверена, что ей еще когда-нибудь доведется увидеться с девочкой.

– Тебе лучше пока остаться с дядюшкой Джерми, – сказала Талия, всхлипывая. – Я пришлю за тобой, как только найду в Австралии работу, Вайда. Ты же знаешь, я обязательно сделаю это!

Вайда вырвалась из рук Талии и с горечью посмотрела на нее.

– Талия, а что, если ты не найдешь там работу? – сквозь слезы спросила она. – Тогда мы расстанемся навсегда! Мы ведь никогда не расставались! Никогда!!!

Талия нежно коснулась щечки своей сестренки, посмотрела на нее и вдруг, словно в зеркале, увидела себя девятилетней девочкой: заплетенные в косичку золотисто-каштановые волосы, доверчивые голубые глаза…

– Австралия-это земля надежд, – пробормотала девушка, – я найду работу, Вайда, обязательно найду! – и она снова обняла сестренку. – Дорогая, как только ты приедешь ко мне, мы больше никогда не расстанемся, – мягко сказала Талия. – Верь мне, Вайда! Верь мне…

Весь долгий путь в Австралию Талия думала о своем обещании Вайде. Она оставалась верной данному слову, будто сестра была рядом и доверчиво смотрела на нее своими удивительными глазами…

– Сэр, Дейзи, – сказала Талия, переводя взгляд с хозяйки на Пола, – я признательна вам за столь любезное предложение, но, соглашаясь на него, я думаю не только о себе.

Дейзи удивленно вскинула брови:

– Моя дорогая, о чем ты говоришь? Ты ведь сказала, что приехала из Англии одна.

– Да, мэм, – ответила Талия, с трудом произнося слова. – В Англии у меня осталась сестра, но я надеюсь, что вскоре заберу ее к себе. Сейчас она живет с дядей Джерми, но она должна быть со мной – своей сестрой! – Девушка посмотрела Полу прямо в глаза, – я хочу найти работу и послать за ней. Если вы берете меня, значит, вы должны взять и мою сестру.

Талия заметила, как после этих ее слов вздрогнули усы Пола над верхней губой, когда тот медленно улыбнулся. Неожиданно он показался ей таким зловещим! Вот почему Эва так относилась к этому мужчине! Она не хотела говорить о нем. Почему? Что же есть в этом человеке такое, чего Талия не должна знать? Что это может быть?

Правда, Дейзи разрешила ему забрать с собой Талию и даже жениться на ней – значит, это хороший человек! Но Талия могла об этом, только догадываться. С тех пор, как умерли ее родители, она научилась не доверять людям. Ведь когда она обманывалась, разочарование превращалось порой в настоящий ужас для нее.

– Сестра? – спросил Пол, теребя пальцами усы. Его глаза разгорелись. – Не вижу проблем, моя дорогая Талия, если ты выйдешь за меня замуж – я позабочусь, чтобы твоя сестра в скором времени переехала в Австралию.

Талия нерешительно улыбнулась, понимая, что о большем она не смеет просить.

Мимолетное воспоминание о Йене Лейвери глубоко взволновало ее душу, но она понимала, что должна навсегда забыть о нем! Она выйдет замуж за Пола Хэтуэя! Дейзи обняла Талию и крепко прижала к себе.

– Я очень скоро приеду к тебе и посмотрю, как ты живешь, – пообещала она. – Будь счастлива, милая!

Талия обняла ее в ответ:

– Я постараюсь… – прошептала девушка, глядя через плечо Дейзи на Пола. Когда же она увидела, как вместо дружеской улыбки на его лице появилась холодная суровость, ее охватило волнение.

– Пора уходить, – сказал Пол, глядя на часы. Он протянул руку и взял Талию под локоть. – Пойдем, Талия. Нам еще довольно долго добираться домой.

Талия в последний раз улыбнулась Дейзи через плечо, потом вышла из «Одам Хауз» и в сопровождении Пола направилась к охраняемому несколькими мужчинами фургону.

Пол помог ей взобраться в повозку.

– Эти люди – мои пастухи. Они также служат моими телохранителями на случай нападения бродяг и аборигенов в мое отсутствие, – объяснял он, обойдя вокруг фургона и забираясь на козлы. Затем Пол сел рядом с Талией и потянулся за вожжами. – Моя овчарня находится в двух часах езды от Аделаиды. А мой дом расположен рядом с рекой Мюррей. Если переплыть ее, то попадешь в местность, называемую скраб.[1] Некоторые называют ее буш.[2]

Талия вздрогнула. Она слышала об этих местах, о беглых каторжниках, бродягах и аборигенах. Девушка обрадовалась, что теперь ее защитят от всего этого точно так же, как Йен Лейвери защитил ее от акулы.

Краешком глаза Талия искала Йена. Сердце заныло, когда она увидела его, входящим в бар. Девушка перевела взгляд на аборигена, сидевшего верхом на лошади рядом с баром и ожидавшего своего друга, Йена Лейвери. Странно было видеть белого мужчину в компании темнокожего аборигена.

Потом она посмотрела на «Одам Хауз».

Дейзи вышла на улицу, а Эва стояла в дверях, печально провожая их взглядом. Талия подняла руку и помахала на прощание, улыбнувшись, когда Эва ответила ей.

Фургон покатился по разбитой грязной дороге прочь из города, и девушка стала слушать рассказ Пола о его овчарне.

Когда он приехал из Англии в Австралию, то приобрел на реке Мюррей овчарню и животноводческую ферму и поселился в тех местах. Вместе со своими рабочими он расчистил земли, обнес их забором и стал ухаживать за своими коровами и за стадом тонкорунных овец.

– Я приехал в Австралию, имея с собой 800 овец и 500 коров, и за восемь лет их поголовье уменьшилось вполовину, – сказал Пол с холодом в голосе. – И виноваты в этом аборигены. Они думают, что белый человек может убивать кенгуру, принадлежащих им, значит, можно убивать скот белых хозяев. До недавнего времени они безнаказанно вырезали моих коров и овец, но теперь никто не смеет приблизиться к моей ферме, – сказал Пол и победно взглянул на Талию. Пол постепенно успокоился и перевел взгляд на дорогу, но в глубине его глаз девушка видела хорошо скрытую, бурлящую ненависть. И опять она испугалась этого человека, человека, который в скором времени станет ее мужем.


Глава 3

<p>Глава 3</p>

Йен вразвалку вошел в бар. Воздух здесь был пропитан табачным дымом и кислым запахом разлитого пива и виски. Приближаясь к стойке, проходя мимо столиков, за которыми все еще резались в покер, он улыбался то одному, то другому игроку, молча кивая в знак приветствия. Йен резко нагнул голову, чтобы не задеть то, что осталось от люстры, свисавшей с потолка в центре комнаты. Он мельком взглянул на обломки. Завсегдатаи упражнялись на ней в меткости стрельбы и разбили ее вдребезги. На потолке виднелись отметины от пуль.

Йен прошел мимо тапера, наполнявшего комнату гремящей музыкой, которая смешивалась с громкими просьбами еще об одном стаканчике пива или виски, подошел к стойке и добродушно похлопал своего приятеля по спине.

– Здорово, Ридж! – сердечно произнес он. – Как поживаешь?

Ридж Вагнер отнял ото рта стакан с виски, вытер ладонью губы и повернулся к Йену.

– По-прежнему, – сказал он и хрипло рассмеялся. – А ты?

Йен уселся рядом с Риджем и взмахом руки подозвал трактирщика.

– Принеси-ка мне то же, что пьет мой друг, – сказал он, перекрикивая шум. – А лучше, кружку пива! – И, достав из кармана несколько монет, бросил их на мокрую стойку.

– Ну, так как же твои дела, Йен? – настаивал Ридж, опять приложившись к стакану, – слышал, ты решил немного передохнуть?

– Да, самую малость, – ответил Йен и его глаза засветились радостью, когда он с ног до головы оглядел Риджа. – А ты? Похоже, у тебя все по-старому… Все так же бродяжничаешь?

Ридж самодовольно рассмеялся и поставил пустой стакан на стойку.

– Трактирщик, повторить! – крикнул он, извлекая из кармана два шиллинга, чтобы расплатиться за виски. Потом швырнул монеты на стойку и кивнул, поймав на себе вопросительный взгляд Йена.

Поскольку Ридж собирался солгать и ему не хотелось, чтобы Йен поймал его на вранье, он постарался выдержать пристальный взгляд друга.

– Да, я занимаюсь тем же, чем раньше, с тех пор, как ты в последний раз видел меня. Мне нравится такая жизнь, приятель! И не трать время – не пытайся всунуть меня в рамки своих понятий о том, чем должен заниматься настоящий мужчина! – сказал Ридж и отвернулся, стараясь скрыть от испытывающего взгляда Йена свое беспокойство. – Так что принимай все, как есть, – продолжал он, – мне не нужны никакие переживания! Я предпочитаю жить, не напрягаясь, – так дольше протянешь.

Йен кивком поблагодарил хозяина за пиво, которое тот поставил перед ним на стойку, и сделал глоток. Взглянув на Риджа, Йен понял, что с его другом сегодня творится что-то неладное, тот чем-то взволнован. Ридж был «перекати-поле» – человеком, который никогда не сидит на месте. У него не было дома. Он был вольной птицей, бродягой, скитальцем. Черные, как смоль, волосы Риджа спадали на плечи, а прищуренные зеленые глаза на узком, бронзовом от загара лице, смотрели со странной тревогой…

Женский смех отвлек Йена от мыслей о Ридже, напомнив ему о недавней встрече с Талией Дрейк. Он еще раз отхлебнул пива, пытаясь выбросить из головы мысли о девушке, но все было напрасно! Талия уже стала частью его жизни и, возможно, Йен никогда не сможет избавиться от воспоминаний о ней!

А как она? Какую жизнь он мог предложить ей?

Йен не мог представить себе, что Талия может найти работу или даже выйти замуж за какого-нибудь беспринципного подлеца, одного из тех денежных мешков, у кого из человеческих чувств было только одно – неимоверная жадность к золоту. Большинство из тех, кто населял Аделаиду, конечно, не считая коренных жителей Австралии, являлись отбросами общества: беглые каторжники, ссыльные, любители легкой наживы, искатели приключений. У них всегда находились деньги, чтобы заплатить за простодушных, чистых женщин и, взяв их к себе обманом и лживыми обещаниями, делать с ними все, что только их душе было угодно.

Йен поставил кружку и нервно забарабанил по стойке пальцами, борясь с острым желанием выбежать из бара, прийти в «Одам Хауз» и предъявить свои права на эту чудесную девушку.

Но вот только ему очень не хотелось лишать себя свободы и связывать свою жизнь с женщиной – может быть, когда-нибудь, в будущем, но не теперь!

– Йен? – в его сознание вторгся голос Риджа, прерывая тревожные мысли. – Как ты смотришь на то, чтобы устроить облаву на аборигенов? Говорят, что они продают наших женщин торговцам рабами. Многие уверены, что это дело рук беглых каторжников. Мерзавцы! Они продают в рабство даже десяти-одиннадцатилетних девочек! Рассказывают, что их насильно увозят из селения, а охраняющим их мужчинам проламывают головы прикладами. Твой друг Беркут рассказывал тебе что-нибудь о волнениях в деревне?

– Беркут? – переспросил Йен, нервно двигая кружку с пивом туда-сюда по мокрой поверхности стойки. – Догадываюсь, что ты еще ничего не слышал.

– О чем не слышал? – спросил Ридж, отрыгивая и вытирая губы тыльной стороной ладони.

– Жену Беркута похитили и убили, а теперь и дочь его, Хонора, пропала, – тихим, взволнованным голосом произнес Йен.

– Хонора пропала? – бледнея, ахнул Ридж. – Боже, какой ужас, Йен! – он сжал зубы и заказал еще стакан виски.

– У меня такое чувство, будто я в этом виновен, – сказал Лейвери.

– А ты-то тут причем? – спросил Ридж, бросая на стойку еще несколько монет. – Ты ведь для Беркута и его людей был как посланник Бога! Никто не сделал для аборигенов больше, чем ты! Ты же их защитник, никто, кроме тебя, палец о палец не ударил, чтобы заступиться за них!

– Возможно, ты и прав. И все же, не найми я Беркута проводником, он был бы со своими людьми, и никто бы не похитил его жену и дочь, – с угрюмым видом произнес Йен, уставившись в свою кружку. – В моем деле без проводника никак не обойтись. Беркут может идти по следу, оставленному тенью человеческой, и может за две мили слышать дыхание. Только благодаря ему я заработал репутацию удачливого и щедрого человека. Я всегда делился с теми, кто мне помогал.

– Беркут для тебя больше, чем проводник, и ты знаешь это. – Сказал Ридж и положил руку на сильное плечо Йена. – Он тебе друг. Он – твоя правая рука, твой компаньон.

– Ты прав, – сказал Йен, глядя на Риджа. – Но, что бы ты ни сказал, я все равно всегда буду помнить, что из-за дружбы со мной он потерял жену и дочь.

Ридж опустил голову и нахмурился:

– Ты же знаешь, как я относился к Хоноре, – голос Риджа дрогнул. – Уже давно надо было на ней жениться, и тогда бы с ней все было бы в порядке! – Он провел длинными пальцами по копне черных волос. – Но, черт побери, я такой же, как ты! Не хочется мне взваливать себе на плечи ответственность за жену… Пока. Что же, черт побери, мне делать, Йен? Что?

– Только надеяться на то, что Хонора жива! – сказал Йен. – Надеяться, что у тебя еще появится шанс жениться на ней. – Он свирепо посмотрел на Риджа: – И ради Бога, не раздумывай тогда! Пришло время взять на себя ответственность за что-нибудь еще, кроме своей шкуры!

С болью глядя на Йена, Ридж одним махом допил свой виски.

И тут в голову Йена хлынули воспоминания о Талии. Его слова, казалось, больше предназначались ему самому, чем приятелю-бродяге. Он должен забыть эту девушку! Черт побери, он должен! То, что он вырвал ее из пасти акулы, еще не значит, что он должен стать ее вечным спасителем!

Йен боролся со своими чувствами, заставляя себя думать о другом – о Беркуте, о том, как он впервые встретился с этим темнокожим аборигеном, ставшим впоследствии его другом…

… Стоял один из тех невыносимо жарких дней, когда казалось, что солнце поджаривает мозги. Впереди за деревьями Йен услышал громкий лай собак динго, сцепившихся в драке, а затем пронзительный крик человека. Выхватив револьвер, Йен на своем жеребце помчался на помощь Беркуту. От выстрелов несколько собак упали, а остальные, завывая, кинулись врассыпную…

С той самой встречи Йен носил шрамы на своем теле, а Беркут стал ему верным другом и неизменным спутником.

Но недавно жену Беркута нашли изувеченной в неглубокой могиле, потом похитили дочь, Хонору…

– Будь проклят тот, кто совершил это злодеяние! – угрожающе процедил сквозь зубы Йен. – Но беда в том, что это не единственный повод для переживаний. Приближается время сбора лебединых яиц, а тебе известно, как это важно для аборигенов! Но они боятся идти к морю на празднование начала сбора яиц. Они боятся, что во время шествия на них нападут каторжники или еще кто-нибудь и причинят им немало бед!

– Дружище, у аборигенов есть полное право ненавидеть белых, этих «ослиных привидений» с тех пор, как они впервые прибыли к берегам Австралии, – сказал Ридж, прекрасно зная, через что прошли австралийские туземцы. В давние времена, в дни своего бродяжничества, когда он действительно был настоящим «перекати-поле», он видел все эти страдания собственными глазами – видел даже больше, чем Йен. – Белые люди сразу же нагнали на аборигенов страх, и те стали подозрительными и осторожными, – нахмурившись, продолжал Ридж.

– Выпьем, приятель, и поговорим о чем-нибудь другом, – сказал Йен, поднимая только что принесенную кружку пива.

Ридж чокнулся с ним и попытался улыбнуться, Перед глазами стояло красивое доверчивое лицо Хоноры, воспоминания о поцелуях украдкой, о сладкой боли жарких объятий.

– Давай о другом. Например, о тебе, о человеке, подавляющем малейшее проявление зла. Как тебе нравится такая характеристика, приятель?

Йен сверкнул глазами, наблюдая за тем, как Ридж поднес к губам стакан и выпил виски, будто это был обыкновенный чай.

Йен опять поставил свою кружку на стойку, извинился за отрыжку и оттолкнул от себя выпивку, понимая, что ему уже достаточно.

– Я только что приехал из тюрьмы в Аделаиде, где прикончили одного из самых отвратительных людей, когда-либо встречавшихся на моем пути! – сказал Йен, вспоминая, как он загнал в угол этого негодяя и расправился с ним, как с диким животным, но тот был даже хуже, чем животное. Разъезжая по заброшенным дорогам Австралии, он убил более 20 человек. – Мне потребовалось несколько недель на поиски, но все равно, черт возьми, я достал этого ублюдка!

Он посмотрел на Риджа:

– Мне порядком пришлось проторчать в буше, – раздраженно произнес Йен. – Эти каторжники всегда бегут туда. Они, как загнанные животные, только в стае чувствуют себя в безопасности. А этот негодяй разъезжал по дорогам один, так что мне пришлось долго разыскивать его! Правительство назначило за него две тысячи фунтов. И я заработал две тысячи, Ридж, до последнего шиллинга!

– Представляю себе, сказал Ридж, покачиваясь на стуле. – Он прекрасно знал, что если Йен выследил человека, то обязательно найдет и поймает его. – Что ты думаешь о ежедневных налетах на фургоны с продовольствием? Они грабят каждый третий фургон! Не щадят никого. Убивают и калечат много народу.

– Да, я знаю. – Но я также знаю, как, впрочем, и ты, кого обвиняют в этом. Аборигенов! Ты можешь объяснить мне, почему все так думают? За исключением Беркута, с которым считаются только из-за меня, все аборигены ходят пешком, испытывая непонятный суеверный страх перед поездками верхом. Так как же, черт возьми, они могут преследовать и грабить фургоны? Перевозчики грузов разъезжают в крытых повозках… Черт, эти громадины запряжены дюжиной быков! Аборигену и в голову никогда не придет напасть на что-нибудь подобное. Да и зачем? Чтобы эти молодые бычки, тянущие телеги, затоптали их до смерти?

– Я понимаю, о чем ты говоришь, – заплетающимся языком произнес Ридж, вновь поднося к губам стакан виски.

– Я слишком долго по поручению правительства охотился за сбежавшими заключенными и занимался их доставкой в тюрьму – необходимо было организовать помощь в охране грузов, – сердито сказал Йен. – С тех пор я уверен, что налеты на фургоны – дело рук банд беглых. Поэтому очень важно ловить заключенных, пока они еще не успели объединиться в банды.

– Да, я тоже так думаю, – согласился Ридж, и его голос был холоден и мрачен.

– Приятель, я вижу, что дал тебе пищу к размышлениям, – засмеялся Йен, обнимая Риджа за плечи. – Надеюсь, что однажды я сделаю из тебя совершенно оперившегося, удачливого охотника. Ты оставишь свою бродячую жизнь и станешь другим человеком!

Кто-то толкнул Йена локтем, присаживаясь на стоящий рядом стул:

– Прости, приятель, – произнес молодой голос, привлекший внимание Йена.

Тот повернулся и слегка улыбнулся парню, усевшемуся рядом с ним:

– Ты уверен, что попал в нужное тебе заведение, сынок? – насмешливо спросил Йен, медленно оглядывая Кеннета Оззера с ног до головы. – Держу пари, твоя мамочка все еще утирает тебе носик, а?

Привыкший к таким насмешкам Кеннет отлично понимал, что не выглядит на свои двадцать лет и поэтому совершенно игнорировал остроту Йена. Он положил на стойку монету и толкнул ее в сторону бармена.

– Виски, – спокойно сказал он.

– Ты уверен, что хочешь не молочка? – продолжал свои уколы Йен. Впрочем, он не думал никого обижать, просто после долгих недель, проведенных в буше, ему хотелось немного расслабиться и почудить. Может быть, это поможет ему избавиться от мыслей о Талии. – Ты же еще совсем ребенок, молоко на губах не обсохло!

Кеннет прищурился и напряг спину. Он посмотрел на Йена и, узнав, свирепо сверкнул глазами.

– А теперь, дай мне спокойно выпить, или…

– Или… что? – подзадоривал его Йен. Глаза мужчины заблестели от смеха. – Или, может быть, ты вызовешь меня на дуэль?

Ридж положил руку на плечо друга.

– Не кажется тебе, что уже хватит? – шепнул он, глядя мимо Йена на Кеннета, задерживая на нем взгляд. – Отстань от него, Йен! Зачем тебе неприятности?

Улыбка Йена исчезла. Он посмотрел на Риджа, на Кеннета, потом снова на Риджа:

– Ты знаешь этого мальчишку? – спросил он, выискивая в лице Риджа что-нибудь такое, что дало бы ему повод думать о родственных отношениях этого парня с его хорошим другом. Но ничего не находил.

– Да, я знаю его, – ответил Ридж, все еще глядя на Кеннета. – Так, немного.

Йен опять, но уже с уважением, посмотрел на паренька, пораженный тем, как быстро этот мальчишка расправился со своей порцией виски и ушел.

Лейвери опять было начал допрашивать своего друга, но чей-то мягкий голос, донесшийся из-за спины, заставил его сердце замереть и отвлек его внимание от прежних мыслей. Он резко обернулся и увидел перед собой лицо женщины, ярко разукрашенное косметикой, но сохранившее черты невинности, которой все еще светились васильковые глаза. Йен с головы до ног осматривал молоденькую женщину, совершенно открыто предлагавшую себя ему. Она соблазнительно улыбалась и скользила по его телу руками. Руки замерли около паха. Краска залила его лицо, когда девушка сжала руку, распаляя в нем огонь страсти своими умелыми поглаживаниями по его кожаным штанам.

– День добрый, милый, – сказала Беатрис вкрадчивым, как у кошки, голоском. – Давно тебя не было видно, Йен! Гнул спину? Или охотился в буше за этими жалкими воришками?

Йену не хотелось, чтобы Беатрис видела, что возбуждает его. У него не было никакого желания вести ее в постель, как это случилось в его последний приезд в Аделаиду после долгих месяцев, проведенных в буше. Его мысли были слишком заняты Талией, ее невинностью и красотой.

Внутри у Йена похолодело, когда он посмотрел на Беатрис, понимая, что она тоже была такой же невинной, как Талия, – и как она изменилась теперь! Она стала такой после приезда в Австралию. Она зарабатывала на жизнь проституцией, отдаваясь любому мужчине, у которого было достаточно монет, чтобы оплатить ее услуги. Она превратилась в самую высокооплачиваемую шлюху в Аделаиде.

– Ну, что, милый? – промурлыкала Беатрис, придвигаясь ближе к Йену, чтобы он мог видеть ее прекрасные груди, которые она предлагала ему. Вырез платья, покрытого блестками, был настолько низким, что почти полностью обнажал соски.

Беатрис закинула одну ногу на Йена, показывая, что под коротеньким облегающим платьем она носила пояс. Соблазнительный черный пояс держал чулки девушки.

– Милый, разве ты не хочешь заплатить этой девочке? – протягивая руку к голове Йена и запуская пальцы в его волосы, спросила она. – Прошло так много времени! Я соскучилась. А ты хоть капельку скучал по мне? Разве тебе не хочется взять меня в свое милое гнездышко, как в прошлый раз? Ты бы не пожалел!

Йен чувствовал, как Беатрис продолжает действовать на него. Еще бы, ведь он очень давно не расслаблялся в женских объятиях.

И все же он не мог выкинуть из головы мысли о Талии. Как когда-то Беатрис, Талия сейчас была слишком беспомощной и беззащитной здесь, в Австралии. И хотя Йену никогда не хотелось усложнять себе жизнь, ему были невыносимы мысли о том, что он позволит Талии попасть в лапы мужчины, который будет только использовать ее и оскорблять!

Не мог он не думать и о том, что Талия станет очередной Беатрис…

– Она так зазывающе щебечет, Йен, – сказал Ридж и, громко рассмеявшись, подмигнул приятелю. – Как ты можешь отказать такой милашке?

Йен перевел взгляд с Беатрис на Риджа. Потом взял девушку за руку и повернул ее к Риджу.

– Она твоя, приятель, – бросил он и, усмехаясь, покинул бар.

Во дворе он быстро вскочил на лошадь и глянул на Беркута, спокойно ожидающего возвращения Йена.

– Беркут, сдается мне, что меня опять обошли. Я еду в «Одам Хауз» и беру себе женщину… Не спрашивай, что я буду делать с ней – я и сам не знаю!

Йен не дал Беркуту времени на ответ. Он подъехал к «Одам Хауз», слез с лошади и, перепрыгивая через две ступеньки, поднялся к дверям. В оживленной комнате его глаза искали Дейзи. Он заметил ее, подошел и отвел в сторону.

– Я пришел за Талией Дрейк, сказал он, настороженно глядя на Дейзи. – Отведите меня к ней.

– Почему ты не приехал раньше, если хотел забрать девушку? Ты же знал, что она здесь долго не задержится.

– Кто, Дейзи? – быстро спросил Йен. У него все поплыло перед глазами, и его охватила непонятная пустота.

– Кто пришел за ней?

– Пол Хэтуэй, – растягивая слова, ответила Дейзи, понимая, что такому общительному человеку, как Йен, наверняка известны слухи о Поле, из-за которых Дейзи не сразу позволила Талии уйти с ним.

Йен чувствовал, как все холодеет у него внутри. Раньше ему казалось, что Пол Хэтуэй – главарь шайки беглых, но ему ничего не удалось выяснить, кроме того, что он – фермер и богобоязненный человек. Из-за постоянных поисков беглых заключенных у Йена просто не было времени по-настоящему заняться делами Пола.

И теперь он чувствовал себя полнейшим дураком из-за того, что совершил такую непростительную глупость.

– Давно они ушли? – с тревогой спросил Йен. – Я поеду за ней.

– Из этого ничего хорошего не выйдет, – сказала Дейзи, заморгав и нервно сжав кулаки. – Почему, черт возьми? – спросил Йен.

– Потому что Талия уже, наверное, стала миссис Хэтуэй… – ответила Дейзи и вздрогнула, увидев, как побледнел Йен от этих слов и как задрожали его губы.

– Что… что ты сказала? – выдохнул он.

– Пол Хэтуэй намерен сделать Талию своей женой, – мягко сказала Дейзи. – В буше нет священника, так что, я думаю, они поженились прямо в Аделаиде, прежде чем Пол забрал ее на свое ранчо.

Йен растерянно перебирал пальцами волосы: – Нет, – сказал он так тихо, что Дейзи едва могла расслышать. Проклиная себя за то, что так долго сидел в баре, за то, что боялся прийти сюда раньше и переговорить о Талии, Лейвери повернулся и быстро направился к двери.

– Йен, мне очень жаль! – закричала Дейзи ему вслед. – Действительно, Йен. Если бы я знала…

Йен не позволил себе дослушать окончания ее извинений. Он вышел на улицу и быстро вскочил на коня. Даже то, что Талия уже могла стать миссис Хэтуэй, не остановит Йена! Он спасет ее от жизни, которую очень скоро навяжут ей. Если Пол Хэтуэй – главарь банды, то это означает только одно – он бессердечный подлец, и такой человек не может хорошо обращаться с женщиной.

– Беркут, поехали! – крикнул Йен, хлестнув своего коня. – Я должен спасти женщину!

Они скакали по городу бок о бок.

– Что ты задумал? – спросил Беркут, благодаря Йену неплохо владевший английским. – Ты не взял себе женщину в «Одам Хауз»?

Йен быстро объяснил Беркуту, что узнал из разговора с Дейзи.

– Беркут, мы не должны позволить Талии остаться с Полом Хэтуэем, – твердо заявил Йен. – Мы поедем на ранчо Хэтуэя и украдем ее!

Густые темные ресницы Беркута прикрыли его черные глаза.

– Лучше вычеркни ее из своей жизни, – хрипло сказал он. – Женщины приносят только печаль мужчине. Из-за дочери и жены у меня все время тяжело на сердце.

Йен бросил на друга взволнованный взгляд.

* * *

Аделаида осталась далеко позади, и Талия пыталась не думать о том, что с ней может произойти.

Она пыталась сосредоточить свое внимание на красотах новой страны. Мириады кустарников и деревьев радовали глаз яркими цветами, причудливыми формами и запахами. Крытый фургон, в котором ехала Талия, катился мимо высоких ясеней и пахучей мяты. Пятнистые эвкалипты возвышались по берегам теплой спокойной реки, протекающей недалеко от дороги. Под низким кустом виднелось странное животное утконос – с клювом утки и мехом бобра. На эвкалипте висел медвежонок коала – маленькое мохнатое животное с черными пуговичками-глазками, с наслаждением поедая блестящие эвкалиптовые листья.

– Божественная страна, правда? – произнес Пол, отвлекая Талию от любования природой и сдержанно улыбаясь ей. – Уверен, что Австралия тебе понравится больше, чем Англия, с ее вечно серым небом и дождливой погодой. Здесь почти каждый день светит солнце, поют экзотические птицы и растут причудливые цветы.

– Да, сэр, я уже заметила, – сказала Талия, настороженно улыбаясь ему.

– Сэр? – переспросил Хэтуэй, вскинув бровь, – ты обращаешься ко мне «сэр»? Зови меня Полом, Талия. Просто Полом.

Внезапно Талию охватила паника, когда она вспомнила, что они с Полом уехали из Аделаиды, не обменявшись брачными клятвами. Маловероятно, чтобы так далеко от города нашелся какой-нибудь священник, который бы мог обвенчать их. И опять у Талии возникло подозрение.

– Пол, когда мы поженимся? – выпалила Талия, каменея под его ледяным взглядом.

– Поженимся? – переспросил Пол насмешливо-равнодушным тоном. – Дорогая моя, у меня никогда не было намерений жениться на тебе.

От леденящего душу страха у Талии все внутри сжалось. Она отвернулась от Пола и стала смотреть вперед, ничего не видя. Теперь все окружающее уже не восхищало, а пугало бедную девушку.


Глава 4

<p>Глава 4</p>

Усталая и смущенная, Талия тяжело опустилась на стул в отведенной ей спальне. Оставшись на какое-то время одна, девушка хмуро осмотрела комнату, не зная еще, чего ожидать ей от будущего. Почти всю дорогу из Аделаиды они ехали молча, особенно после того, как Пол открыл, что никогда не собирался на ней жениться.

– В какую игру он играет со мной? – прошептала девушка, содрогаясь от мысли, что так легко попала в руки этого жулика.

Все же Дейзи Одам доверяла ему, а она не похожа на женщин, сбывающих с рук невинных девушек и продающих их злым мошенникам и интриганам.

– Что мне делать? – прошептала Талия. Приехав на ранчо, девушка обрадовалась тому, что Пол разрешил ей пойти в свою комнату отдохнуть, прежде чем он приступит к выполнению своих планов.

– Ах, что же мне делать? – снова прошептала Талия. Ее взгляд медленно двигался по комнате. Повсюду были тишина и уют. Обстановка радовала глаз, хотя и заставила ее ужасно затосковать по своей спальне в Англии. Она всегда жила в одной комнате с сестрой Вайдой, по крайней мере с тех пор, как умерли родители. Судом девочки были отданы на попечение дядюшки Джерми, который был настолько беден, что лишь изредка мог купить продукты. Наследство девочек было таким мизерным, что деньги закончились очень скоро.

– От прежней счастливой жизни в родительском доме остались только воспоминания. И ничего нельзя вернуть, – вздохнула Талия, поднимаясь со стула, – что приготовило нам будущее, Вайда? Кто из нас двоих выживет? Кому из нас Бог даст богатство? Может быть, никому, – девушка сжала кулаки и медленно прошлась по комнате, прикасаясь к гладкой поверхности дубовой мебели.

Великолепная кровать с балдахином была покрыта красивым темно-бордовым бархатным покрывалом, у изголовья лежали взбитые подушки. Свеча тускло освещала комнату, догорая в медном подсвечнике на ночном столике рядом с кроватью. Возле кровати стоял огромный сундук, в замочной скважине которого торчал ключ.

В дальнем конце комнаты было открыто окно, прозрачные занавески покачивались от вечернего легкого ветерка. Французская дверь вела на балкон с видом на ранчо, реку Мюррей и буш, располагавшийся совсем недалеко от дома. Стоило только пересечь двор – и пастбище, и ты на свободе…

Талия испуганно оглянулась, когда позади нее открылась дверь. Девушка напряглась, ожидая, что в комнату войдет Пол. Но вместо него вошла красивая аборигенка, наверное, одного возраста с Талией, неся в руках кувшин с водой.

– Это вам, чтобы умыться, – сказала она по-английски. Затем отнесла кувшин к ночному столику и там поставила.

Не решаясь спросить у этой женщины про Пола, Талия подошла и стала рядом с ней.

– Меня зовут Талия Дрейк, – сказала она, но неожиданный страх в глазах аборигенки взволновал Талию. Руки девушки дрожали, когда та доставала с полки полотенце и мыло и клала все это рядом с кувшином. Потом, словно боясь пошевелиться, она чуть повернулась и, едва дыша, взглянула на Талию огромными глазами. Талия не могла понять, что так испугало девушку и каковы были причины этого страха. Она окинула дикарку пристальным взглядом. На той было аккуратное хлопковое платье с белым воротником, облегающим худую смуглую шею. Каштановые волосы, заплетенные в тугую длинную косу, спадали на узкую спину. Черты лица говорили, что девушка – настоящая уроженка этих мест: выступающий вперед лоб, сходящиеся на переносице брови, толстые губы и плоский нос. В ней чувствовалась невинность и экзотическая красота.

Вдруг Талия вскрикнула – вблизи заметила глубокие шрамы, пересекающие руки аборигенки между плечами и локтями, там, где заканчивались рукава платья. Она потянулась, чтобы дотронуться до них, но туземка резко отошла от нее, испугавшись так, словно ее хотели ударить.

– Я не обижу тебя, – быстро сказала Талия, – я увидела твои шрамы… Откуда они у тебя?

– Хонора должна уйти из комнаты, – сказала женщина, продвигаясь к двери, – Хонора не говорить с тобой. Иметь неприятности!

Талию ошарашили слова туземки, но как только девушка подошла к двери, страх тут же исчез из ее глаз, и она скрылась за дверью.

– Боже мой! – прошептала Талия, прижимая дрожащую руку к горлу. – Похоже, она всего боится!

Тяжело дыша, с нарастающим страхом в сердце, Талия бросилась к двери, закрыла ее и, прижавшись к ней всем телом, с ужасом подумала о шрамах этой девушки. Сердце отчаянно колотилось. Бесспорно, это дело рук Пола Хэтуэя! Но за что?! Эта женщина показалась такой спокойной и милой, готовой во всем угодить.

По крайней мере, Талия сделала одно открытие: она узнала ее имя – Хонора!

Тяжелые шаги, раздавшиеся в коридоре, заставили Талию отскочить от двери. Она находилась во власти любого, кто решил бы войти в комнату, ей нечем было защитить себя, ведь на двери не было даже замка! Возможно, однажды она тоже ощутит удары плетью! И как у Хоноры, у нее навсегда останутся на коже шрамы…

Она настороженно наблюдала за дверью и вздохнула с облегчением, когда шаги проследовали мимо комнаты, хоть ненадолго предоставив ей передышку.

Обессиленная, с ужасом ожидая, когда придет Пол и возьмет ее, раз уж он, в известном смысле, стал ее хозяином, Талия подошла к кувшину, сполоснула водой лицо, вытираясь насухо полотенцем. Она повернулась и взглянула на французские двери. Может быть, глоток свежего воздуха успокоит ее нервы.

Освещенная мерцанием свечи, Талия открыла двери и вышла на балкон, с которого виднелись обширные луга Пола. Лунный свет скользил по большому амбару, по приземистым домишкам, по реке Мюррей. Огромные владения Пола были обнесены железной оградой, чтобы уберечь овец и коров от аборигенов.

Талия повернула голову и взглянула на колокольню, которая изумила девушку еще раньше, когда они вечером подъезжали к ранчо. Ее силуэт неясно вырисовывался на фоне черного неба, создавая впечатление, что дом, в котором Пол устроил себе резиденцию, был испанским замком…

– Талия? – девушка подпрыгнула от неожиданности, она не слышала ни когда Пол вошел в комнату, ни его шагов на балконе. Она в испуге посмотрела на него и почувствовала, как напряглось все внутри от его искривленных в сардонической улыбке губ.

– Я принес тебе кое-что, – сказал он, предлагая ей стакан молока. – Это теплое козье молоко. Оно поможет тебе расслабиться и хорошо поспать.

Талия медленно протянула руку и взяла стакан.

– Спасибо, – пробормотала она, хотя ей вовсе не хотелось пить эту жидкость с неаппетитным запахом. Проскользнув мимо Пола в комнату, Талия поставила стакан на ночной столик рядом с кроватью.

– Я кое-что еще принес тебе, – сказал Пол, проходя вслед за ней. Он подошел к девушке и взял ее за руку, затем что-то извлек из кармана брюк. – Вот это.

Глаза Талии расширились, когда Пол достал из кармана золотое обручальное кольцо и надел ей на палец.

– Кольцо? – удивленно ахнула она. – Обручальное кольцо?

Пол кивнул.

– Не пойми превратно, – сказал он вежливо. – Хоть это и обручальное кольцо, но я все же не намерен жениться на тебе. Я никогда не был сторонником таких связывающих меня документов, как законное свидетельство о браке.

Талия теребила кольцо, нервно вращая его вокруг пальца.

– Тогда для чего я должна носить его? – осмелилась она спросить у Пола. – Я не понимаю, о чем вы говорите.

Пол сцепил за спиной руки и начал раскачиваться на каблуках взад-вперед.

– Полагаю, мне следует все разъяснить тебе, – сказал он. – Моя дорогая, это кольцо просто для публики. Я хочу, чтобы ты делала вид, что ты моя жена, так как Дейзи Одам очень хотелось, чтобы это случилось. Когда она придет проверить, как ты живешь, притворись, что мы поженились. В противном случае Дейзи Одам заберет тебя обратно в свой дом, или хуже того, у другого мужчины, который выберет тебя, не окажется достаточно средств, чтобы послать за твоей сестрой. А я сделаю это! Ради своей сестры ты должна во всем меня слушаться.

Угроза, которая исходила от этого мужчины, теперь стала еще реальнее. Этот человек – лжец, притворщик, которому нельзя никогда и ни в чем доверять! И даже теперь, когда дело коснулось Вайды!

Такое соглашение и ультиматум, поставленный Полом, вселили в душу Талии еще больший страх, и она подумала о Йене. Если бы она каким-нибудь образом смогла отыскать его и спросить, согласен ли он избавить от опасности ее жизнь и жизнь сестры! Но Йен, похоже, был беднее церковной мыши, даже если бы он добыл деньги, чтобы послать за сестрой, ее все равно некуда было бы привезти, наверное, у него нет даже своего дома! Нет! Талия должна поправить свои дела при помощи Пола. У нее просто нет другого выхода! Хотя мысль об этом ей была ненавистна, но Хэтуэй казался единственным человек, который может дать надежду ей и ее сестре. Ах, если бы забота была искренней! И если бы ей удалось научиться доверять ему и заботиться о нем!

Но перед глазами стояли ужасные шрамы на руках Хоноры. Действительно ли Пол в ответе за них?

Девушка попыталась выбросить из головы эти мысли, подумать о своем будущем. Она настороженно взглянула на Пола.

– Это обручальное кольцо, – произнесла она, повернув руку так, чтобы мерцающее пламя свечи отразилось на золоте. – Вы говорите, я не должна быть вашей женой, но вы не сказали, дает ли вам это кольцо все те права, которые оно обычно дает мужу. Вы будете делить со мной постель? Должна ли я ждать вас каждую ночь у себя в спальне?

Пол нервно переступил с ноги на ногу и, откашлявшись, натянуто произнес:

– Нет, ты не интересуешь меня сексуально. Чтобы поддержать мое положение в обществе, я хочу, чтобы ты была моим компаньоном, чтобы все видели, что я счастлив в браке.

Пол подошел к Талии ближе и посмотрел ей прямо в глаза.

– У меня достаточно рабов, чтобы выполнять всевозможные работы, – сказал он. – От тебя требуется следить, чтобы возле дома все было в порядке, а также выполнять некоторые обязанности, которые не доступны аборигенам в силу того, что они родились и воспитывались в полном невежестве в своем буше.

Глаза Пола сверкнули, когда он подумал о другой причине, по которой взял себе Талию – Йен Лейвери и его интерес, проявленный к этой девушке в порту. Пол сильно ненавидел этого человека. Это он был причиной того, что многие беглецы из тюрьмы были пойманы и не успели примкнуть к банде Пола. К тому же, ему всегда приходилось быть начеку. Пока Йен Лейвери не приехал в Австралию, Пол и его банда могли спокойно рыскать по бушу везде, где душе годно, занимаясь своими ночными делишками. А теперь им постоянно приходится оглядываться.

И только из-за злобы и ненависти Пол оставит Талию у себя. Эту женщину Йену Лейвери никогда не удастся затащить к себе в постель! И пусть он оплакивает ее за кружкой пива в баре Джо.

Талия немного успокоилась и почувствовала облегчение. И хотя девушка не могла не удивиться словам Пола, что он никогда не приблизится к ее кровати, она все же не осмелилась поинтересоваться причинами такого поведения.

– Пол, а разве это хорошо: использовать аборигенов как рабов? – спросила она, не думая о подоплеке своего вопроса. Интерес к этому казался ей вполне невинным… Но вдруг она увидела, как черная злоба исказила лицо Пола.

Мужчина сильно сжал плечи Талии.

– Никто не должен знать, что в моем доме работают аборигены! – рявкнул он, – когда Дейзи Одам или еще кто-нибудь из города приезжает сюда, я запираю туземцев подальше от глаз! – теперь он говорил сквозь сжатые зубы. – Ты поняла меня? Поняла?!

Талия растерянно кивнула головой, чувствуя, как в душе снова нарастает страх. Ей пришла в голову мысль о том, что Вайде, пожалуй, будет лучше, если она останется в Англии. Да и самой Талии ничего не оставалось, как признаться себе, что и ей бы лучше остаться в «Одам Хауз»!

– Сэр, я не желаю оставаться здесь с вами! – выпалила она, бледнея, когда увидела, какой яростью загорелись его глаза. Она уже не могла спокойно ни говорить, ни думать. Что-то глубоко внутри подсказывало ей, что она должна бежать и спасаться. Сию минуту! Потому что, если не сделает этого сейчас, то не сделает этого уже никогда!

– Мне не нравится здесь, – ледяным голосом сказала Талия, решительно подняв голову. – И ваше предложение мне абсолютно не нравится!

Пол грубо схватил девушку за руку и склонился над ее лицом.

– Я не намерен больше никогда выслушивать от тебя подобные речи! – прошипел он голосом, полным злобы. – Другие тоже говорили такое и убегали. Однако очень скоро им пришлось пожалеть об этом! – Пол самодовольно улыбнулся. – И разве я должен напоминать, что тебе еще надо думать и о будущем сестры?

Стараясь не расплакаться, Талия внимательно посмотрела на него.

– Судьба моей сестры заботит меня в первую очередь! – сказала она, ненавидя себя за дрогнувший голос. – Я не хочу, чтобы она осталась в Англии. Она молодая и впечатлительная. Она милая! Она – все для меня!

Пол, разжав пальцы, отпустил руку Талии и сардонически рассмеялся.

– Она такая, да? – с издевкой сказал Пол. – А теперь, запомни! Мне стоит только слово сказать, и твою сестру убьют или посадят на корабль, отплывающий в Австралию. Так что тебе остается только одно: сотрудничать со мной и подчиняться во всем!

От испуга Талия онемела. Теперь она ясно понимала, что вынуждена жить с Полом Хэтуэем. Слишком многое было поставлено на карту!

– Пожалуйста, не трогайте мою сестру и не надо сажать ее на корабль! – Умоляла она, ненавидя себя за то, что вынуждена унижаться перед этим негодяем. – Если вы пообещаете мне это, я буду повиноваться.

Ухмыляясь, Пол взял стакан козьего молока и поднялся над Талией.

– Если я и помогаю, то никогда и никому ничего не обещаю, – сказал он. – А ты просто запомни: что бы ни случилось с твоей сестрой, только ты будешь за все в ответе. – Пол сунул ей в руку стакан и ровным голосом приказал: – Выпей козьего молока, – затем развернулся и пошел к выходу.

Талия посмотрела на молоко, потом на Пола, когда он повернулся и опять взглянул на девушку.

– И еще, – как бы между прочим сказал он, – выбирай из сундука любую одежду, какую захочешь. Здесь есть все, вплоть до тонких пеньюаров всевозможных фасонов. Уверен, что среди всего этого тебе удастся отыскать такое, в чем ты будешь чувствовать себя удобно.

И, насмешливо поклонившись, Пол вышел из комнаты.

Талия с облегчением вздохнула, радуясь, что наконец-то осталась одна. Она негромко всхлипнула, подумав не только о себе и своей сестре, но и о других ни в чем не виноватых женщинах, которых, возможно, так же, как и ее, привезли на ранчо Хэтуэя. Может быть, им будет только хуже, если она найдет способ убежать отсюда. Теперь Талия отчетливо понимала, почему убегали другие девушки – они убегали от тирании Пола Хэтуэя!

Думая, что, может быть, действительно, молоко успокоит нервы после всего пережитого и улучшит сон, Талия поднесла стакан к губам. Успев сделать только маленький глоток, девушка услышала через открытое окно стук копыт.

Снова поставив стакан на ночной столик, Талия вышла на балкон как раз в то время, когда Пол и с ним несколько мужчин отъезжали от дома на лошадях.

– Он уезжает! – громко шепнула Талия сама себе. Сердце замерло, когда в душе засиял слабый лучик надежды. – Это мой шанс, чтобы убежать!

Эта мысль, как молния, сверкнула у нее в голове, не успела она вымолвить слово «убежать», как тут же вспомнила о своей сестре.

Нет.

Она не может убежать.

Всеми силами она должна стараться быть верной Полу Хэтуэю!

С поникшей головой и опущенными, как от тяжелой ноши, плечами, Талия вернулась в комнату и закрыла двери. Ее взгляд упал на сундук. Она опустилась перед ним на колени и повернула в замке ключ. Когда девушка подняла крышку, сердце остановилось, и из груди вырвался вздох. Она неотрывно смотрела на великолепные платья и красивое нижнее белье, сшитое из самых лучших материй – даже шелка и атласа!

Потом взгляд девушки остановился на ночной сорочке, отделанной изысканным кружевом. Талия достала ее из сундука, чтобы получше рассмотреть. Прозрачная, тонкая материя заставила ее покраснеть.

Поднявшись на ноги, Талия приложила к себе сорочку и подошла к зеркалу, заранее представляя, как бы она смотрелась в этом бесстыдном одеянии. Сорочка держалась на тончайших бретельках, рукавов не было вовсе. Вырез был вызывающе низким, без сомнения для того, чтобы обнажить большую часть груди. Талия уже представляла, как каждый изгиб, каждая черточка ее тела просвечивается сквозь такую тонкую ткань!

Весело усмехаясь и чувствуя себя в полной безопасности после того, как Пол сказал, что ничего не будет требовать от нее по ночам, Талия поспешила облачиться в этот удивительный наряд и с интересом посмотрела на свое отражение в зеркале.

И опять она залилась краской, потому что теперь совершенно ничего не осталось для воображения – материя полностью обнажала ее тело. И даже соски ее груди казались определенно коричневого цвета… И даже виделся темно-золотистый островок волос внизу живота, так и притягивающий к себе руку Талии и вызывающий внутри ноющую боль и разжигающий огонь в сердце от прикосновения к нему пальцами. С испугом девушка отдернула руку.

– Йен, – прошептала Талия, вся вспыхивая. Своим поцелуем он вызвал в ней похожие чувства – чувства, безусловно, запретные.

Талию охватило ощущение неловкости от этих «постыдных» мыслей, она бросилась к ночному столику и задула свечу. Потом забралась под одеяло и только тогда вспомнила о стакане козьего молока, принесенного ей Полом для того, чтобы она могла расслабиться и хорошо уснуть. Повернувшись на бок, Талия поежилась. Молоко оказывало свое действие, когда было теплым. Но оно уже слишком долго простояло на столике. Наверное, сейчас оно стало уже совсем холодным и вряд ли сможет помочь ей.

– Козье молоко! – произнесла она, скривив в темноте лицо. – Не хотелось бы мне это пить!

Ее глаза медленно закрылись. Заснув, Талия невольно откинула одеяло. На изящные изгибы ее тела упал лунный свет, играя на ее коже…


Глава 5

<p>Глава 5</p>

Талии снился сон. Она ощущала волшебство поцелуя. Поцелуя Йена. Он держал девушку в своих объятиях, защищая от опасности. Она тихо всхлипнула, когда он отвернулся. Талия протянула руки, умоляя его вернуться, но что-то тянуло Йена прочь… прочь… прочь…

Талия открыла глаза, сердце неистово колотилось. Хотя во сне Йен ушел от нее, проснувшись, она все равно ощущала его присутствие. Талия оперлась на локоть, положила голову на ладонь и посмотрела на освещенное лунными бликами окно. От воспоминаний о Йене, нахлынувших на нее, Талия задрожала.

– Почему я никак не могу забыть его? – спросила она себя. – Я должна его забыть. Ведь он забыл меня!

Измученная тревожным сном и мыслями о Йене, Талия поднялась с постели и стала метаться по комнате, словно загнанная в клетку тигрица. Потом, со злостью сцепив зубы, выхватила из сундука у кровати шаль и накинула на плечи. Ей необходимо пройтись, чтобы развеять тревожные мысли. Она выйдет на улицу и будь проклят любой из людей Пола, если он попадется ей на пути! В каком-то смысле она – пленница. Но ведь она не заперта в своей комнате!

Медленно приоткрыв дверь, Талия выглянула в тускло освещенный коридор, посмотрела по сторонам, но никого не увидела. Все шло так, как и предполагала девушка. Пол оказался слишком самоуверенным человеком, раз оставил ее без охраны. Он знал, что его угрозы прочно закрепились у нее в голове, а это – надежное средство, чтобы удержать Талию на ранчо.

Ах, если бы не эти угрозы!

Выйдя босиком из комнаты, девушка беззвучно прошла по коридору и спустилась по лестнице на первый этаж, затем подбежала к двери и распахнула ее. На мгновение Талия задержалась на пороге. Луна и звезды над головой заворожили девушку…

* * *

В кромешной темноте двигались двое мужчин, пробираясь вдоль ограды, окружавшей пастбище.

– Беркут, Хэтуэй действует нам на руку, – сказал Йен, привязывая жеребца к ограде. Парень видел, как Пол со своими людьми на хорошей скорости удалялся от ранчо. – На что, спорим, что этот мерзавец поднялся не на доброе дело? Что еще можно делать в столь поздний час?

– Беркуту ехать за ним? – сердито спросил туземец, привязывая свою лошадь рядом с жеребцом Йена. – Мое копье быстро сразит его!

– Нет, Беркут, – ответил Йен, сверкнув глазами. Он мягко положил руку на твердое плечо друга. – Мы устроим все так мирно, как это только возможно. Убив Хэтуэя, мы убьем страх многих людей, я уверен. Но потом ты станешь затравленным зверем.

– Пол Хэтуэй – нехороший человек, – спокойно сказал Беркут. – Он убил много моих людей, когда пришел на мою землю.

– Беркут, так поступали многие белые переселенцы, – ответил Йен, мысленно возвращаясь к тем кровавым расправам, с которыми он столкнулся, когда впервые приехал в Австралию после окончания колледжа в Америке. Его до сих пор тошнит от воспоминаний о расчлененных телах, покрытых пожирающими их мухами и другими насекомыми…

– На земле моего племени пасутся овцы Пола Хэтуэя, – настаивал Беркут, – этим вечером он говорил довольно понятно по-английски, в нем разгоралась злость. – Мое племя теперь загнано в угол! Пища закончилась, и у нас осталось два выхода: убивать овец, рискуя умереть от болезни, называемой белыми людьми «моровой язвой» или захватывать территории других племен в поисках пищи и быть убитыми за посягательства на чужие владения.

– И ты решил, что лучше убивать овец Пола Хэтуэя, – кивнув, сказал Йен. – Из-за этого он убил много твоих людей.

– Это так, – сказал Беркут, хватаясь за свое копье, которое он всегда держал под рукой. – Сегодня ночью я убью много людей. Беркут будет охранять тебя, пока ты будешь красть эту женщину из дома Хэтуэя!

– Я совершенно уверен, что у тебя не будет причин никого убивать сегодня ночью, – сказал Йен и, отвернувшись от своего друга, достал карабин. – С ним я буду чувствовать, что мы с Талией в безопасности. Надеюсь, мне удастся украсть ее так, что ни одна живая душа не заметит. – Но если возникнут проблемы, приятель, используй это вместо копья, – поворачиваясь и отдавая карабин Беркуту, сказал Йен.

– Мое оружие – копье, – возразил Беркут, еще сильнее сжимая свое оружие. – Оно молчит, но оно смертельно!

– Да, – сказал Лейвери, левой рукой освобождая копье из пальцев Беркута и вкладывая ему в ладонь карабин. – Они оба смертельны и, может быть, из этих двух твое молчаливее, но я больше доверяю скорости пули своего карабина!

– Оружие белых людей нехорошее, – Беркут, сердито сверкнув глазами, посмотрел на карабин Йена. – У аборигенов лучше!

– Беркут, я многому научил тебя, – ответил Йен, прислоняя копье к ограде и глядя на своего темнокожего друга суровым взглядом. – Ты во многом был смышленым учеником. Но до сих пор ты буквально убиваешь меня своим отношением к оружию. – Лейвери достал из кобуры кольт и убедился, что тот заряжен. – Поверь мне, Беркут, я буду стрелять из своего пистолета, и ты стреляй, если возникнет опасность, пока я буду находиться во владениях Пола Хэтуэя.

– Карабин и кольт наполнены громовыми раскатами, – упорствовал Беркут. – Они поднимут даже мертвого!

Йен усмехнулся, засовывая кольт обратно в кобуру:

– Ну, приятель, надеюсь, я не зайду так далеко, чтобы творить такое! – ответил парень. – Но если тебе случится использовать эту штуку, то, наверняка, ты уложишь из нее не одного человека…

– Это хорошо, – зловеще засмеялся туземец, сверкнув глазами.

Йен ухватился руками за перекладину и навалился на нее всем телом. Он пристально вглядывался в темноту, окружающую дом. Сердце парня растаяло, когда на балкон, полуодетая, вышла Талия. В лунном свете ее волосы развевались, обнажая хрупкие плечи. Этот призрачный свет делал девушку похожей на какое-то ночное божество.

При одной мысли, что уже могло произойти между девушкой и Полом Хэтуэем, сердце Йена сжалось от ревности. У них ведь было достаточно времени, чтобы получить удовольствие в постели.

– Уверен, что дом охраняют, – сказал Лейвери больше себе, чем Беркуту. – Возможно, охрана стоит и у дверей ее спальни… Но будь я проклят, если это остановит меня!

Он обернулся и посмотрел на своего друга:

– Следи за любым движением во дворе, – сказал, держа руку на кобуре, Йен. – Хотя, если честно, я не думаю, что нам придется беспокоиться из-за охраны. Я слышал, что большинство из тех, кто работает на Пола Хэтуэя, здесь только для того, чтобы поднакопить деньжат. И им наплевать на все, что тут происходит. – Он опять бросил взгляд в сторону дома. – Бьюсь об заклад, что никто из них не поставит свою жизнь на карту ради того, чтобы увидеть меня мертвым! Скорее всего, они кинутся куда глаза глядят, стоит мне появиться.

– Беркут пойдет с тобой, – сказал абориген, решительно шагнув к ограде.

– Нет, Беркут, – спокойно ответил Йен. – Здесь будет от тебя гораздо больше пользы. Он глянул через плечо на дом. – С этого наблюдательного пункта ты можешь увидеть все, что будет угрожать мне. Ты знаешь, что делать в подобном случае.

Беркут поднял карабин и взвесил его в руке:

– Беркут выстрелит, чтобы убить, – сказал он, гортанно рассмеявшись.

– Только убедись, что убиваешь не меня, – негромко усмехнулся Йен, кладя руку на ограду.

Перепрыгнув через забор, парень низко пригнулся к земле и посмотрел на луну. В эту ночь только она была его настоящим врагом. Ее серебристый серп и созвездие Южного Креста сверкали над головой, как драгоценности на черном бархате. Много ночей Йен вглядывался в бездонную тьму Вселенной, словно его притягивало что-то непреодолимое и загадочное.

Но сегодня ночью его взгляд был прикован волшебным очарованием женщины. И время уходило.

– Ты – rama-rama, сумасшедший, потому, что хочешь жить с ней, – проворчал Беркут. – Когда потеряешь ее так же, как я потерял своих женщин, тогда поймешь! Беркут потерял даже дочь! Это очень больно. Самое лучшее – ни о ком не переживать, Йен.

– Rama-rama? – усмехнулся Йен. – Пусть так, приятель, называй меня сумасшедшим, может быть, я и на самом деле такой. Но я должен сделать то, что подсказывает мне сердце. И не только ради себя, но и ради Талии. Я не могу позволить, чтобы она осталась с Полом Хэтуэем! Она слишком наивна и невинна, чтобы жить с человеком с такой сомнительной репутацией.

Йен помрачнел от мысли, что, может быть, сейчас Талия уже не невинна. Если Пол лишил ее невинности, не началось ли ее падение?

Эта мысль заставляла Йена еще быстрее пересечь расстояние от ограды до дома, рука сама тянулась к кольту. Он бросил взгляд по сторонам, тени от амбара и овчарни ненадолго скрыли его, когда он пробирался мимо них.

Лейвери на мгновение остановился, чтобы перевести дух, и испуганно подпрыгнул, когда почувствовал, как что-то коснулось его ноги. Йен выхватил кольт и прицелился, потом медленно опустил его, увидев, что это всего лишь кошка. Мурлыча, она смотрела на Йена зелеными доверчивыми глазами.

– Хорошо, что это не собака, – прошептал он, облегченно вздыхая, – ведь кошки мяукают, а не лают.

Он легонько оттолкнул кошку ногой и, крадучись, пересек двор, а потом быстро укрылся в тени дома. Йен поднял голову, глядя на возвышающуюся над ним колокольню старого особняка, но тут же замер на месте, услышав звук приближающихся шагов.

Когда на свет вышла Талия, чтобы, стоя под деревом, полюбоваться звездным небом, у Йена от восхищения перехватило дыхание. Лунный свет освещал ее красивое лицо. Йен был настолько заворожен этой красотой, что не мог пошевелиться. Если на свете есть женщина, способная изменить мнение Йена о браке, – так это только Талия Дрейк! Глядя на нее в эту минуту, парень понял, что способен даже умереть ради этой девушки!

Он судорожно втянул в себя воздух, когда Талия спустила с плеч шаль, придерживая ее согнутыми в локтях руками у пояса. Тонкая прозрачная материя не скрывала ее великолепные груди с упругими вздернутыми сосками. Йену придется изо всех сил сдерживать себя, чтобы не коснуться этих грудей и не ощутить дрожь от возбуждения от этого прикосновения.

Это может вызвать цепную реакцию. Одно прикосновение вызовет больше, гораздо больше, чем дрожь. Его тело жаждало получить удовлетворения, но только не с любой женщиной.

Только с Талией!

Йен встряхнул головой, проясняя затуманенные вспыхнувшей страстью мысли, и опять сосредоточил взгляд на Талии. Он приехал на ранчо Хэтуэя с единственной целью! И уже потеряно слишком много времени.

– Сейчас или никогда, – прошептал Йен про себя.

Опуская кольт в кобуру, он обошел дерево, под которым стояла Талия. Сердце неистово колотилось, когда он вышел из засады и крепко зажал Талии рот.

От внезапности нападении девушка обмякла, шаль упала на землю. Талия ухватилась за руку, зажавшую ей рот, но ничего не добилась. Ей не удалось ни на дюйм сдвинуть эту руку.

Девушка попыталась хотя бы развернуться, чтобы видеть, кто на нее напал. Ее глаза в изумлении расширились, когда она рассмотрела, кто оказался налетчиком. Йен! Йен Лейвери!

– Я пришел к тебе не для того, чтобы обидеть, – сказал Йен, почувствовав ее страх. – Я здесь для того, чтобы увезти тебя отсюда. Талия посмотрела на него безумными глазами и опять попыталась убрать его руку со рта. Если Пол обнаружит, что она убежала, он подумает, что она сделала это по собственному желанию, и тогда жизнь Вайды будет в опасности!

– Успокойся, – строго шепнул он, крепко зажимая ей рот, несмотря на то, что острые ноготки больно впились ему в кожу и, наверное, расцарапали ее до крови. – Я пришел, чтобы избавить тебя от судьбы, которая может стать хуже смерти!

Талия вспомнила, каким мужественным, а затем нежным и предупредительным был Йен, когда спасал ее от акулы. Значит ли это, что он опять спасает ее от акулы, но только в человечьем обличии, от Пола Хэтуэя? Конечно же, она может верить ему!

И только забота о безопасности сестры удерживала Талию!

К удивлению Йена, Талия после его слов стала сопротивляться еще упорнее. Он видел, что Талия узнала его. Неужели она думает, что он хочет сделать ей еще что-то, кроме добра? Бесспорно, она уже поняла, за какого человека вышла замуж. Какая женщина способна полюбить подобного Полу Хэтуэю?

– Талия, я вижу, тебе не хочется уходить отсюда, – буркнул Йен, доставая из заднего кармана носовой платок. – Ты, конечно, можешь ненавидеть меня за то, что я силой увожу тебя, но у меня нет другого выхода. Пожалуйста, успокойся! Я желаю тебе только добра.

В ту секунду, когда рот девушки освободился от руки Йена, она могла закричать, но что-то остановило ее. Момент был упущен, и Лейвери заткнул ей рот платком. Слезы покатились по щекам девушки, когда Йен достал из кармана веревку и связал ей спереди руки.

– Ну, пошли, – прошептал Йен. Женские слезы всегда трогали его сердце. – Не плачь, милая. – Большим пальцем он вытер ей с лица слезы. – Скоро ты будешь в безопасном месте, далеко от этого негодяя Пола Хэтуэя! Когда ты уезжала из Англии в Австралию, ты, наверное, и не мечтала о таком кавалере, как он?

Всхлипывая, с кляпом во рту, Талия умоляюще посмотрела на Йена. Теперь слишком поздно было просить Йена забрать ее с собой, сделав своей женой или служанкой. Все изменилось с тех пор, как с губ Талии сорвалось имя Вайды в разговоре с Полом Хэтуэем. Тогда он мгновенно понял, как можно навсегда удержать ее рядом с собой. Стоит только произнести имя сестры, и Талия будет у его ног всегда!

Да, Пол все хорошо продумал. Теперь, когда Йен так близко, Талии хотелось броситься в его объятия, почувствовать себя защищенной в его руках, но вместо этого ей приходилось только бороться со своими чувствами – и с Йеном!

Сжатыми кулаками Талия колотила Йена в грудь, когда он, подняв ее на руки, понес через двор.

– Перестань, Талия, – тихо сказал парень, приблизив свои губы к уху девушки. Из-за кляпа во рту Талия могла только нечленораздельно мычать. – Проклятие! Не так-то просто будет перенести тебя через двор, освещенный луной, и при этом не получить пулю! Хоть на минутку перестань бороться со мной.

Талия пристально посмотрела на Йена, на миг позабыв о реальности. Девушка вспомнила, какие чувства охватили ее, когда они впервые встретились с Йеном. Сейчас Лейвери был ей ближе, чем когда бы то ни было. И разве от этой близости он не был еще красивее? Бронзовое от загара лицо с едва пробивающимися бакенбардами, пухлые губы, крепко сжатые в решимости во что бы то ни стало похитить Талию.

Талии очень хотелось спросить Йена, что он собирается сделать с ней после того, как увезет отсюда.

Возможно ли, чтобы он решил жениться на ней? Если бы она была свободна, чтобы уйти с ним и любить его до конца своей жизни!

Но она уже не свободна и не может пойти на это!

Терзаемая своими чувствами, Талия отвернулась от Йена, продолжая с ним бороться, и вдруг ощутила, что он ставит ее на землю.

– Вот так, – резко произнес Йен. – Надеюсь, от этого ты станешь счастливее… Ах, Талия, – почти простонал парень, растерянно перебирая пальцами свои волосы. – Ну почему ты не можешь поверить мне?

Он погнался за убегающей девушкой, и скоро та поняла, что не имеет смысла тягаться с длинноногим Йеном. Она опять почувствовала, как сильные руки схватили ее. На сей раз Йен взвалил девушку на плечо, словно она была мешком картошки. Талия начала колотить его по спине, но Йен, не обращая на это внимания, быстро побежал по залитому лунным светом двору.

– Я и не знал, что ты такой бесенок, – жаловался Йен, напрягая спину под ударами ее кулачков. – Господи, Талия, прекрати! Разве ты не видишь, что ничем не сможешь повлиять на мое решение!? Я никогда не верну тебя на это проклятое ранчо!

Через кляп во рту Талия пыталась ругать Йена и обрадовалась, тогда он, перекинув ее через ограду, поставил на землю. Она оглянулась и от неожиданности вздрогнула, увидев смотрящие на нее из темноты черные глаза аборигена.

Она ощутила внутри холод, когда заметила в руках туземца страшный короткоствольный карабин, направленный на нее. Дрожа всем телом, Талия шарахнулась от аборигена. Одно его движение пальцем – и она будет мертва.

– Не бойся Беркута, – сказал Йен, перепрыгивая через ограду. Он аккуратно достал кляп изо рта Талии и развязал ей руки. – Он мой друг и станет твоим другом, если ты позволишь.

Талия не могла отвести взгляд от карабина.

– Скажи ему, чтобы он убрал эту штуку, – умоляюще попросила девушка. – Он, явно, понятия не имеет, как обращаться с огнестрельным оружием. Разве аборигены дерутся не копьями?

– Ну, милая, очень скоро ты поймешь, что Беркут не простой абориген, – сказал Йен, успокаивающе похлопывая своего друга по спине. – Я научил его некоторым своим плохим привычкам. Стрельба из карабина – одна из них. – Он взял карабин из крепко сжатых рук Беркута.

Талия свирепо посмотрела на Йена:

– Ты также обучаешь его искусству похищения людей? – выпалила она.

– Возможно, – ответил, усмехнувшись, Йен. И, подперев рукой бок, добавил: – Только, когда это необходимо, милая. Только, когда необходимо.

– Отведи меня назад в дом, – приказала Талия, дрожа под пристальным взглядом Йена. Она неожиданно вспомнила о своем легком одеянии. Без прикрывающей тело шали, которую она уронила во время борьбы с Йеном, ее тело, озаренное серебристым светом луны, было полностью обнажено. Она неловко обхватила себя руками, но потом опустила их, понимая, что бы она ни делала, ей не удастся спрятать себя от глаз Йена и его друга.

– Отвести тебя назад? Никогда, ради твоей же пользы, – спокойно сказал Йен, засовывая карабин в чехол. – Нам нужно поторопиться, если ты не хочешь услышать, как стреляют несколько карабинов, после того, как Пол обнаружит твое исчезновение.

– Когда он обнаружит, что я исчезла, он поедет за нами, – закончила мысль Йена Талия, упрямо откидывая назад голову.

Йен подошел к ней и пристально посмотрел в глаза, стараясь не замечать восхитительных изгибов и выпуклостей под прозрачной тканью. Он должен сохранять рассудок.

– Ты этого хочешь, милая? – спросил он мягким, полным заботы голосом. Неожиданно Талия растерялась, не зная, что сказать, ведь она прекрасно понимала, чего хочет на самом деле. Хочет быть с Йеном! Остаться с ним навсегда! Но не может сказать ему об этом.

– Просто позволь мне уйти, – умоляюще сказала она. Йен схватил ее за руку и посадил на своего жеребца.

– Нет, – спокойно сказал он и вскочил на коня позади нее, обхватив девушку за талию. – Теперь я советую тебе сидеть спокойно, иначе ты можешь упасть и ушибить свою попку. Нам придется ехать через буш. Постарайся представить себе, что ты путешествуешь по этим прекрасным местам, и поездка в деревню Беркута не покажется такой уж отвратительной.

Талия, побледнев, повернулась и посмотрела на Йена:

– Ты везешь меня в деревню аборигенов? – испуганно спросила она.

– Да, ты не ошиблась, это конечный пункт нашего путешествия, – сказал Йен, разворачивая своего скакуна. Он быстро поскакал прочь от дома, Беркут ехал радом.

Воинственность покинула Талию. Она глубоко вздохнула и расслабилась рядом с Йеном, пока он направлял своего скакуна через реку Мюррей, западную границу буша. Вдалеке, в свете лунного сияния в воздухе висела коричневая дымка, сквозь которую проглядывали очертания гор, окружавшие стеной буш с севера.

Конь Йена несся по необозримым просторам Австралии. Легкая воздушная дымка, словно вуаль, прикрывала луну. Неожиданно откуда-то появился большой рыжий кенгуру и, прыгнув в тень, исчез.

Все вокруг погрузилось в тишину.

* * *

Бросив на землю окурок и затоптав его ногой, Рижд Вагнер свирепо посмотрел на приземистую хижину, в окне которой тускло мерцал свет. Он неторопливо оглянулся по сторонам, потом опять сосредоточил свое внимание на хижине, услышав сквозь неплотно прикрытую дверь тихие, монотонные голоса. В памяти парня всплыли слова Йена о том, что Хонору похитили. Он сцепил зубы при мысли, что ее уже могли продать на невольничьем рынке.

Похлопывая по кобуре пистолета, который он носил с собой только по ночам, будучи вместе с бандой, Ридж толкнул дверь. Его зеленые, как у кошки, глаза сузились при виде Пола Хэтуэя, указывающего обступившем его людям на карту, разложенную на столе. Все напряженно слушали своего главаря.

– Сегодняшняя шалость не должна занять много времени, – сказал Пол, складывая карту и. засовывая ее назад, в карман жилета. – За погрузкой золота не так тщательно присматривают, как следовало бы, чтобы отбить нашу атаку. – Он откинулся на спинку стула и сложил перед собой ладони, пристально разглядывая своих людей. – Будут ли какие-нибудь возражения, все ли согласны поехать со мной, чтобы стать богаче?

Ридж растолкал бандитов и подошел к столу. Положив на стол ладони и опершись о них всем весом, он согнулся так, чтобы его глаза были на уровне глаз Пола.

– Значит, сегодня погрузка золота, – прорычал Ридж. – Значит, тебя больше не интересует похищение туземцев для рынка рабов?

Самодовольная улыбка Пола исчезла. Он встретился с твердым взглядом Риджа и напрягся всем телом:

– Ты слышал, что я сказал, не так ли? – спросил он. – Если у тебя есть возражения, то мы с удовольствием выслушаем их.

– Ты знаешь, что я примкнул к вам, думая, что вас интересует только золото, – ответил Ридж. – Я устал от бродяжничества и бедности! И мысль о том, что можно разбогатеть, пришлась мне по душе. – Он еще ближе наклонился к Полу. – Ты сказал, что оставишь в покое племя Маунт Гамбьер. Ты врал? Или ты нападал на их деревню в ту ночь, когда меня не было с вами?

Пол медленно улыбнулся Риджу:

– Можно мне узнать, что заставило тебя так думать? – спросил он. Его левая щека начала нервно дергаться.

– Потому что на такую подлость никто, кроме тебя, не способен! – сказал Ридж, выпрямляясь и возвышаясь над Полом. Перед глазами Риджа стоял образ Хоноры. С тех пор, как он примкнул к банде Пола, он не приходил к ней. Она достойна лучшего мужчины, чем он!

– Если ты так плохо думаешь обо мне, почему же ездишь с нами? – спросил Пол, поднимаясь со стула. – В таком случае, почему бы тебе не приехать ко мне на ранчо и не увидеть все собственными глазами. – Он протянул через стол руку и положил ее на плечо Риджа. – Почему бы тебе не приехать и не остаться у меня на ранчо? Мне не хватает рабочих рук. Я не могу доверять ни одному из этих сукиных детей, которые работают у меня. Будь моей правой рукой в доме. Тебе бы удалось поставить у меня все на лад. Все тебя уважают. – Он усмехнулся. – Несмотря на то, что ты – просто бродяга!

Ридж скинул руку Пола со своего плеча.

– Ты намеренно уходишь от вопроса, – сердито сказал он. – Ты знаешь, я долго могу терпеть твое присутствие, но только из-за того, чтобы изредка вместе с тобой совершать набеги на золото. Но видеть тебя каждый день не смогу никогда. – Он опять свирепо посмотрел на Пола. – А теперь ответь мне, ты нападал или нет на деревню Беркута? И не ты ли украл его жену и дочь?

Пол сузил глаза. Он обвел взглядом своих людей, которые при гробовом молчании слушали их разговор и держались за свои ружья. Потом он посмотрел на Риджа и широко улыбнулся.

– Нет, черт возьми, – сказал Пол, отходя от стола. – Я никогда не занимался такими глупостями. Я ведь дал тебе слово, не так ли? – Он похлопал Риджа по плечу. – Ридж, измени свое мнение обо мне! Подожди, и ты все увидишь сам.

Ридж подозрительно посмотрел на Пола, потом повернулся и взглянул на Кеннета Оззера, который, стоя в тени, криво улыбался Риджу.

– И еще кое-что, – сказал Ридж. – Тебе бы не мешало присматривать за этим парнем. Сегодня он приходил в бар Джо. И чуть не поскандалил с Йеном Лейвери. Не думаю, что это было очень умно с его стороны, а? Не кажется ли тебе, что если Йен или кто другой прижмет Кеннета к стенке, тот тут же распустит свой чертов язык и все расскажет о банде, только чтобы спасти собственную шкуру?

Пол, потирая подбородок, взглянул на Кеннета.

– Этот парень мне кажется достаточно смышленым, – сказал он. Пол вздрогнул. – Думаю, он знает свое дело и предан мне. – Хэтуэй медленно перевел взгляд на Риджа. – Как и ты, Ридж. Тебе слишком нравятся деньги, добытые разбоем, чтобы попусту трепать языком или беспокоиться из-за каких-то женщин, тем более, темнокожих.

Пол быстро отошел от Риджа, и вся банда последовала за ним во двор к своим лошадям. Ридж, не торопясь, вышел из дома и, оседлав коня, смотрел, как Пол взбирается на свою чалую лошадь. Пол казался достаточно убедительным. И с чего ради Ридж начал обвинять его? В нелегальной торговле рабами замешано столько банд бушрейнджеров![3]

Когда Ридж вместе с бандой отъезжал от дома, он вспомнил о Хоноре, и внутри у него все перевернулось от того, что он до сих пор не знал, где находится бедная девушка.

Потом он переключился на Йена, своего хорошего и надежного друга. Если Йен, не дай Бог, узнает о ночных вылазках Риджа, ему придется поплатиться за это.

Кеннет с вытянутым от злости лицом скакал рядом с Риджем.

– Мне не понравилось, что ты говорил обо мне с боссом, – сердито проворчал он. – Никогда больше не делай этого! Или, клянусь Богом, я найду тебя, Ридж, и заставлю заплатить за это!


Глава 6

<p>Глава 6</p>

Шло время. Они проскакали уже много миль. Обнимая девушку за талию и прижимая к себе, Йен ехал вперед, оставляя позади высокие песчаные дюны, которые разрушал и снова наметал не прекращающийся, неумолимый ветер. В этой части буша, на красной песчано-глинистой почве, росли в основном карликовые эвкалипты замысловатой формы, которые назывались «малли». Потом, сквозь проясняющийся сумрак ночи появилось еще что-то, какие-то оранжевые всполохи на темном небосводе. Это показались впереди огни костров.

– Мы уже почти приехали, милая, – сказал Йен, заметив на небе отблески костров. – И теперь мы немного поговорим о твоем будущем.

– Да, нам надо поговорить, – ответила Талия, бросая на него сердитый взгляд, ярость искажала ее лицо. – И мое будущее не будет связано с вашим, добрый господин!

Девушка посмотрела на обручальное кольцо на пальце. Воспоминания о его обманчивой сущности полоснули ее, словно ножом по сердцу. Это кольцо разрушило все представления Талии о жизни, о том, что означает для женщины брачная клятва. И как дорого каждой женщине обручальное кольцо.

Теперь Талия понимала, что ей необходимо лгать, чтобы выжить, но ложь затягивала ее в свои сети все больше. Девушка была втянута во что-то ей непонятное и чего она боялась каждой своей клеточкой.

– Ты вернешь меня на ранчо Пола Хэтуэя, – сказала она тихо, но требовательно. Талия подняла руку с кольцом так, чтобы его видел Йен. – Ты видишь, у меня есть причина для того, чтобы вернуться. Я жена Пола.

Лунный свет играл на золоте обручального кольца. Йен посмотрел на него, и правда ранила его в самое сердце. Он отвел взгляд от кольца, представляя себе Талию в объятиях Пола. От этой мысли он ощутил странную горечь в горле.

– Я смотрю, ты не теряла времени даром, да? – обвиняющим тоном сказал Йен, глядя на девушку горящими глазами. – Тебя даже не волнует, с каким человеком ты будешь делить свою постель всю оставшуюся жизнь! Этими клятвами ты можешь бахвалиться? От этого тебя распирает гордость, что из всех женщин, приехавших в Австралию, так быстро выбрали именно тебя? Может быть, тебе хочется похвастаться этим перед своими внуками?

От этих слов Йена Талия побледнела. Он произнес их таким тоном, будто она была последней шлюхой.

– Как ты смеешь говорить со мной так? – возмутилась Талия, презирая себя за дрогнувший голос. – Как смел ты увести меня посреди ночи, даже не поинтересовавшись, хочется ли мне этого? Кто ты такой, чтобы вмешиваться в мою судьбу? Если ты так плохо думаешь обо мне, для чего так беспокоишься?

Йен посмотрел на Талию спокойным и задумчивым взглядом. Как-то неискренне звучали ее возражения (и даже не потому, что Йен заметил, как дрогнул ее голос, когда девушка ругала его). Она многого не сказала – Лейвери чувствовал это по печальной мольбе в ее глазах…

Все же девушка оставалась непреклонной в своем желании вернуться к мужу. Как изменится ее поведение, когда она узнает, в чем подозревают Пола Хэтуэя? Если бы только у Йена были неопровержимые доказательства незаконной деятельности ее мужа, тогда бы Талия, без сомнений, навсегда отвернулась от этого злодея!

Талия настороженно огляделась вокруг, когда они оказались в центре поселения аборигенов. Йен натянул поводья, спрыгнул с лошади и помог девушке сойти на землю.

Она медленным напряженным взглядом обвела окрестности. Деревню аборигенов окружала стена из колючих кустов. И на сером унылом песке не было никакой другой растительности. Вокруг горевшего костра сидели аборигены, и серебристый свет луны скользил по их головам, делая их похожими на полированные бронзовые статуэтки.

У костра стояло несколько хапи – домишек, сооруженных из веток чайного куста, крытых сверху корой эвкалипта. Из-за дверей, высунув головы, смотрели на гостей дети аборигенов. Они, хихикая, разглядывали Талию. В отблесках костра были видны их обнаженные тела. Ни на ком из них, даже на девочках-подростках с пышной, как у женщин, грудью, не было никакой одежды.

Смущенная Талия опять перевела взгляд на взрослых аборигенов. Йен взял ее за локоть и повел в сторону одного из хапи, в дверях которого не было видно детей. С удивлением и любопытством Талия внимательно следила за поведением темнокожих людей. Никто из них не поздоровался ни с Йеном, ни с Талией, ни даже с Беркутом, который тут же смешался с остальными и, став рядом с ними на колени, разговаривал то с одним, то с другим аборигеном. Хотя единственными источниками света у них были костер и луна, большинство туземцев занимались делами. Некоторые из них были поглощены изготовлением копий, монотонно работая камнями с острыми краями. Один из мужчин, держа копье на уровне глаз, проверял, как оно было сработано.

Другие мастерили каменные наконечники для копий, обтесывая их при помощи другого камня или затачивая наконечники о большой камень.

У края полукруглой ограды из кустарника на корточках сидела средних лет женщина. Она кормила грудью мальчика, которому было уже, по крайней мере, года четыре. У другой груди пригрелся маленький щенок динго. Талия испуганно ойкнула и еле устояла на ногах.

Йен перехватил ее взгляд. Он улыбнулся и сказал:

– Да, уверен, тебя шокировало такое зрелище. – Он взял ее за руку и повел в дом, где в центре комнаты в камине горел слабый огонь. – Аборигенки всегда щедро делятся своим молоком, потому что им выгодно, чтобы щенки динго выжили и стали членами их семьи.

– Бог мой, неужели они идут на это только для того, чтобы приручить щенка? – спросила Талия, обескураженная этой мыслью.

Йен указал Талии на сплетенную из травы циновку.

– Сядь ближе к огню, – пригласил он. – Это моя собственная хижина, построенная перед тем, как приехать за тобой сегодня ночью.

Его взгляд медленно двигался по телу Талии, он вновь ощутил жар от того зрелища, которое открывала перед ним прозрачная материя ее рубашки. Даже если бы она была совершенно голой, уже ничего больше нельзя было обнажить.

Талия чувствовала, что Йену с трудом удавалось не смотреть на ее тело, скрытое прозрачным пеньюаром, и она разрывалась между злостью и унижением. Девушка опустилась на циновку, пытаясь положить руки так, чтобы хоть немого прикрыть грудь, а сложив вместе края подола, она старалась спрятать ноги и живот.

Йен снял кобуру, положил ее на землю позади себя и сел рядом с Талией.

– Аборигенки предлагают свое молоко щенкам динго не просто из доброты, – сказал он, почти смеясь над тем, как комично выглядела Талия, замерев в таком неудобном положении, пытаясь скрыть от него изгибы своего тела. Он сидел, не поворачивая головы, показывая девушке, что смотрит не на нее, а на огонь. – В основном щенков приводят в деревню для того, чтобы вырастить их и обучить, например, искать след во время охоты, когда мужчины добывают пищу для племени.

Йен взглянул на Талию. Он заметил, что та внимательно смотрит на него, но тут же нахмурился, когда Талия быстро отвела взгляд.

– Милая, этот маленький мальчик – счастливчик, – сказал он. – Из двух родившихся близнецов остался в живых только он. Его сестренке на следующий день после рождения вдребезги разбили голову о дерево.

Талия вздрогнула и схватилась рукой за горло. Она с ужасом посмотрела на Йена:

– Как ты можешь быть предан таким людям? – испуганно спросила она. – Ведь они просто нецивилизованные дикари и больше никто! Как они могут убивать собственных детей? Как?

– Милая, я не вправе осуждать этих людей из-за законов их племени, которые передаются из поколения в поколение, – спокойно ответил Йен. – Девочку убили в соответствии с простым законом племени, гласящим, что последнего из родившихся близнецов, либо девочку, родившуюся в паре с мальчиком, один из родителей должен убить.

– Как отвратительно! – сказала Талия, вздрагивая. – Как бесчеловечно!

– Да, на первый взгляд так и кажется, – сказал Йен, роняя взгляд на обручальное кольцо. – Но я уверен, спроси любого из этих темнокожих туземцев о наших традициях и обычаях, – они скажут то же самое.

– Ничто не сравнимо с убийством ребенка из-за каких-то нелепых древних обычаев! – сказала Талия, встряхивая волосами, спадающими ей на плечи. – Ничто!

– Хотя ты непреклонна в своем мнении по поводу законов их племени, все же они очень добрые люди, – сказал Йен, протягивая руку за поленом и бросая его в огонь. – Они с особой заботой относятся к оставшимся в живых детям… Они – верные и преданные супруги. Для них совершенно естественно прожить всю жизнь вместе, одной семьей и до конца своих дней хранить верность друг другу. И когда один из супругов умирает, очень скоро за ним уходит и другой, тая на глазах от простого нежелания жить.

Йен потянулся, чтобы взять Талию за руку, но она резко отдернула ее.

– Ты можешь сказать, что испытываешь к Полу такую же большую любовь? – низким голосом спросил он. – Если он умрет, почувствуешь ли ты, что скоро последуешь за ним из-за того, что не сможешь жить, потеряв мужа?

Талия и Йен встретились взглядами и пристально посмотрели друг на друга. Ей так хотелось поведать ему всю правду, сказать, что она ни с кем, кроме него, не чувствует себя в безопасности! Талия тяжело вздохнула. Ей хотелось умолять его, чтобы он сделал ее жизнь спокойной и счастливой.

Но девушка не могла. Она до сих пор слышала угрозы Пола, что он прикажет послать в Англию людей и убить Вайду.

Йен был достаточно внимательным к чувствам и переживаниям других людей, чтобы заметить, как борется Талия с чем-то в глубине своего сердца и души.

– Талия, ты не ответила на мой вопрос, – сказал он, испытывая желание обнять ее и успокоить. – Ты не отвечаешь мне, потому что боишься? Ты же знаешь, что никогда не сможешь полюбить такого человека, как Пол Хэтуэй. Признайся мне, что ты сделала ошибку, так быстро выйдя за него замуж. Скажи мне, что ты не любишь его, что никогда не сможешь полюбить его!

Талия не могла дольше выносить его настойчивых вопросов по поводу ее брака с Полом. Всхлипывая, она вскочила с циновки и бросилась к двери. Но оказалась недостаточно проворной. Йен остановил ее, поймав за локоть.

Задыхаясь, она обернулась и взглянула на него, оказавшись в его удивительно сильных руках, когда он прижал ее к себе. По его виду было ясно, что Йен готов поцеловать Талию сию же секунду, но девушка не могла позволить этого. Если он поцелует ее, она забудет о здравом смысле и о причине своего страха, и тут же признается ему во всем.

– Пожалуйста, – пробормотала она. – Отпусти меня!

Нежным движением Йен отбросил с ее лица волосы:

– Мне так хочется поцеловать тебя, – хрипло сказал он. – Ты так прекрасна!

Сердце Талии отчаянно колотилось, чувства боролись с разумом, она положила руку Йену на грудь и осторожно отталкивала его от себя.

– Я замужняя женщина, – сказала она, пряча за словами свои чувства к Йену. – Или у тебя вошло в привычку целовать женщин, когда их душой и телом уже владеет другой мужчина?

Слова Талии, будто острый нож, пронзили сердце Йена, и он отшатнулся от нее.

– Я постараюсь забыть это, – хриплым голосом сказал он.

– А теперь, пожалуйста, верни меня на мое ранчо, – попросила Талия, пытаясь сдержать слезы. – Муж встревожится из-за моего отсутствия.

– Мы не можем просто так уехать, – сказал Йен. Он взял ее за локоть и заставил сесть к огню. – Хотя мне известно, что ты вышла замуж за Пола Хэтуэя, но я привез тебя сюда, чтобы поделиться с тобой некоторыми подозрениями. И отказываюсь отвезти обратно к нему, пока не открою тебе все, до последней капли!

Йен посмотрел на дверь, услышав голос Беркута, который начал неожиданно громко разговаривать со своими людьми на родном языке.

– К тому же Беркуту надо поговорить со своими соплеменниками, – сказал Йен, присаживаясь рядом с Талией. – Мы должны дать ему время, а потом и я должен поговорить с ними. Они сейчас очень взволнованы и, кажется, только мы с Беркутом способны успокоить их.

– Ты? – удивленно спросила Талия.

– Да, – ответил Йен, поднимаясь на ноги. Он оперся рукой о дверь и выглянул наружу. Голос его друга во время разговора становился все громче и напряженнее, с каждой секундой наполняясь яростью из-за всего, что происходит с его людьми и страхом из-за того, что может произойти. – Я для них, как связующее звено между будущим и настоящим, потому что я всегда рядом с ними, я их защитник. – Он развернулся и посмотрел на Талию. – Боже, что будет, если из-за меня они обманутся в своих ожиданиях?!

– Насколько я понял, твои надежды не оправдались, – сказал Йен, опять усаживаясь рядом с Талией. Он пристально посмотрел на нее, потом поднял руку, касаясь ее щеки, и сердце больно сжалось, когда он ощутил, как вздрогнула девушка от его прикосновения. – Милая, поговори я о тебе раньше с Дейзи, ты бы предпочла меня Полу Хэтуэю?

Сердце Талии остановилось, в горле пересохло, пульс участился. Разве не настало самое подходящее время сказать ему правду? Разве не показал он, как искренне относится к ней? Сможет ли он все исправить?

Талия вспыхнула, почувствовав на себе пристальный взгляд Йена. У нее перехватило дух, когда рука Йена последовала за взглядом и остановилась на груди, ощущая в своей ладони ее тяжесть. Она прикусила нижнюю губу и закрыла глаза. Ей с трудом удавалось бороться с удивительным ощущением страсти, охватившем ее от простого прикосновения Йена!

Но что ей делать? Он хочет ее, а она не свободна! Ей приходится делать вид, что она принадлежит другому мужчине – расчетливому злому человеку!

Понимая, что невозможно перевести назад стрелки часов и изменить то, что уже сделано, Талия вскочила на ноги. Она повернулась спиной к Йену, ее дыхание было тяжелым и частым.

– Ты не пришел за мной в «Одам Хауз», – твердо сказала девушка, но голос ее дрожал. – А Пол пришел. И вот, я его жена.

Девушка видела, каковы чувства Йена к ней… Но их любовь должна быть разрушена. Им просто не судьба быть вместе!

– Проклятие, ну, хотя бы выслушай, что я скажу тебе о нем! – разгоряченно выпалил Йен. – И если ты после этого скажешь, что хочешь остаться с ним, пусть будет по-твоему! Я никогда не смею удерживать женщину против ее воли, чего не могу сказать о Поле Хэтуэе. О нем ходят слухи, что с его ранчо пропадали женщины, и больше о них никто и ничего не слыхал. Бьюсь об заклад, что все эти женщины были взяты против своей воли… Держу пари, что Пол посылал своих людей и убивал бедняжек за то, что они пытались бежать!

Талия побледнела – ее охватила слабость, когда она живо вспомнила угрозы Пола. Она знала, что все, о чем говорит Йен – правда, но все же не могла признаться ему в истинных причинах, из-за которых она возвращалась к Полу. Она будто наяву видела Пола, направляющего пистолет на ее сестру и зловеще улыбающегося то Талии, то Вайде. Такому человеку, как он, ничего не стоит нажать на курок.

– Более того, – ледяным тоном сказал Йен, – несмотря на то, что в городе все считают Хэтуэя уважаемым, богобоязненным человеком, есть подозрения, что он возглавляет банду бушрейнджеров… Талия, те, кто нападает на фургоны, не только воруют – они немилосердно калечат и убивают людей! Скажешь ли ты теперь, что желаешь жить с человеком, подозреваемом в ужасных преступлениях?

От страха у Талии подкосились ноги. Теперь она по-настоящему поняла, насколько реальны угрозы Пола. Она поняла, как важно притворяться, будто она верна мужчине, которого не просто презирает, а боится больше всех на свете! Она поняла, что имеет дело с сумасшедшим, с животным, чей жестокий разум доведен до звероподобного состояния преступлениями и ненавистью, не укладывавшимися в голове ни одного нормального человека.

И все же она должна делать вид, будто хорошо относится к Полу и хочет жить с ним. Она должна играть лучше, чем актер на сцене.

Иначе она и ее сестра умрут!

– Я не верю ни одному твоему слову, – выдавила из себя Талия. Она стояла, упрямо вскинув голову, и надеялась, что ей удастся сдержать слезы, которые вот-вот польются по щекам от страха за жизнь Вайды и за свою собственную.

– Ты сказал, что не будешь удерживать меня против моей воли. Ты сказал, что вернешь меня к мужу. Так вот, Йен, я прошу тебя! Сейчас же. Если повезет, Пол не обнаружить моего отсутствия. Уверена, что суд Австралии вынесет наказание человеку, похищающему женщин из их дома посреди ночи!

Талия молча молила Господа о том, чтобы он помог ей добраться до дома раньше, чем туда вернется Пол. И не только о спасении себя и своей сестры молилась Талия – она молилась и за Йена. Ведь за это похищение его накажет не суд, а Пол. И Талия была уверена, что он не оставит на теле Йена живого места!

Йен глубоко вдохнул, не желая верить в то, о чем только что попросила его Талия. После всей правды, услышанной ею о Поле, разве может она быть женой этого человека?! Не сумасшедшая же она! Ни одна женщина в здравом уме не пожелала бы вернуться в руки человека, виновного в стольких немыслимых преступлениях!

В конце концов, она тоже может стать одной из тех женщин, которых Пол так бесчеловечно убивал!

Но все-таки Йен дал ей слово, что по первому желанию Талии он вернет ее на ранчо!

– Оставь меня, – закричала Талия. – Пожалуйста!

Он опустил взгляд на ее обручальное кольцо. Конечно же, оно являлось единственной причиной, почему Талия хотела вернуться к Полу. Она вышла замуж и была предана своим обязательствам перед мужем. Ее затянули, в буквальном смысле этого слова, затянули в брачную церемонию, во время которой мужчина и женщина клянутся быть верными друг другу до гробовой доски!

– Будь по-твоему, – сказал Йен. – Я верну тебя к твоему мужу. – Он погладил ее волосы и притянул к себе. – Но прежде я должен кое-что оставить тебе на память. Когда руки твоего мужа обнимут тебя, вспомни об этом!

Завладев ее губами, Йен крепко поцеловал Талию, языком разомкнув сжатые губы девушки. Заем отпустил и молча посмотрел на нее. Его взгляд выдавал мрачные мысли.

Потрясенная страстью, связывающей их, Талия отошла от Йена и коснулась кончиками пальцев своих губ. Она почувствовала головокружение.

Но нельзя поддаваться этим удивительным чувствам.

Она должна отречься от Йена!

– Я мигом отвезу тебя к мужу, – произнес Йен, отрывая глаза от Талии и протягивая руку за карабином. – Но сначала я должен выйти к этим людям и кое-что добавить в поддержку того, что сказал Беркут. – Он решительно сжал губы. – Они мне верят.

После чего повернулся и вышел.

Талия, покачиваясь и прерывисто дыша, подошла к двери и оперлась на нее, стараясь услышать слова Беркута, но ей не удавалось разобрать их.

Затем она поняла, что рядом с Беркутом оказался Йен, он заговорил с туземцами. Талия обрадовалась, что Йен заговорил по-английски. Его голос был исполнен тревогой и заботой об этих темнокожих людях, и это тронуло Талию до глубины души. Она слушала, как Йен говорил им об их прошлых печалях и о трудностях с которыми они сталкиваются сейчас. Он сказал им, что в его стране – Америке – с темнокожими людьми обращались так, словно они были не человеческой расой. Он преисполнился решимостью улучшить положение дел аборигенов в Австралии, когда приехал в эту страну, хотя эта борьба обещает быть нелегкой.

Йен посмотрел на Талию. Их глаза встретились.

– Иногда случается, что нет возможности изменить будущее или прошлое, – громко сказал он аборигенам. – На пути возникает так много препятствий. И большей частью их причиной становятся жадные, злобные люди, которых волнуют только собственные нужды, которые даже могут убить, чтобы добиться своего. И даже невинных женщин.

Талия похолодела, понимая, что эти слова предназначались только для нее. Да, она знала, что это правда! Йен говорил о Поле Хэтуэе.

Но поступать так, чтобы с ее сестрой ничего не произошло, было делом чести. Она дала слово Вайде. И она сдержит его!

Талия прикрыла глаза, продолжая слушать Йена.

Йен начал обходить туземцев, пожимая то одному, то второму руку или лаская маленьких детей по голове.

– Я знаю, что близится сезон сбора лебединых яиц, – хрипло сказал он, – понимаю ваши страхи из-за шествия к морю на ежегодное празднование. Лебединые яйца – ваша любимая пища, и вам хочется чувствовать себя в безопасности, когда вы будете собирать их на берегу Индийского океана. Сезон сбора лебединых яиц – это также большое веселье! Беркут уже дал вам слово, что в этом году вы можете без опасения пускаться в дорогу. Я так же буду рядом. Вы соберете лебединые яйца! У вас будет причина повеселиться!

От этого зрелища слезы хлынули из глаз Талии. В Йене она увидела благородного человека, которого почитали аборигены. Конечно же, ей следовало бы доверить ему свои волнения и тревоги, но угрозы Пола были настолько реальными, что с ними нельзя было не считаться.

Йен подошел к Талии и взял ее за руки.

– Пора ехать, – сказал он. – Конечно, если ты не изменила своего решения.

Талия печально посмотрела на него.

– Нет, не изменила, – пробормотала она. Она пошла вслед за ним к лошади и позволила Йену помочь ей сесть в седло. Она взглянула на Беркута, который остался со своими людьми.

Потом уставилась вдаль с чувством, будто опять возвращается в преисподнюю.

* * *

Всю обратную дорогу на ранчо они ехали молча. Страх переполнял Талию. Ее слишком долго не было. Скоро настанет утро, и Йену не удастся вернуть Талию так, чтобы об этом не узнал Пол. Конечно же, он уже вернулся и обнаружил ее отсутствие!

Когда из-за горизонта показалось солнце, Талия оглянулась по сторонам. В окрашенном солнцем утреннем свете девушка чувствовала себя такой уязвимой, будто весь мир видит, как она в объятиях Йена скачет на его жеребце. Талия обрадовалась, когда они поехали вдоль берега реки Мюррей, и вскоре Йен пришпорил своего коня у ограды, за которой вырисовывалось ранчо Пола Хэтуэя.

Спрыгнув с лошади, Йен снял Талию.

– Это могло быть опаснее, – сказал он, хмуря брови. Йен похлопал рукой по своему кольту. – Беркут остался со своими людьми. В этот раз мне придется полагаться только на себя.

– Если Пол дома… – забеспокоилась Талия, глядя на старый особняк.

– Если Пол дома, он выйдет и застрелит меня. И это решит твои проблемы, не так ли? – спросил он, и его черные глаза засверкали. – Мне больше никогда не придется беспокоится из-за тебя. У тебя будет Пол Хэтуэй, и все станет ясно и понятно.

– Нет, – Талия тревожно вздохнула. – Я этого совершенно не хочу, Йен…

Талия остановилась на полуслове и приблизилась к Йену, чтобы признаться ему в своих истинных чувствах к нему.

– Что ты говоришь? – спросил Йен, наклоняясь ближе к ее лицу и опять изо всех сил пытаясь отвести взгляд от обнаженного тела Талии, едва скрытого прозрачной тканью. При свете дня ее кожа казалось такой шелковистой, а тело таким прекрасным, что у Йена едва не перехватило дыхание.

– Я должна вернуться к себе в комнату, – прошептала Талия. – Меня и так уже очень долго не было в доме.

– Я подожду, пока не буду уверен, что все в порядке, – сказал Йен, бросая взгляд в сторону дома и пытаясь разглядеть, есть ли кто-нибудь в доме.

– Нет, – сказала Талия. – В этом нет необходимости. Я легко могу дойти и сама. К тому же, это менее опасно, если двор пересечет только один человек. Если меня поймают, я скажу, что просто ходила на утреннюю прогулку.

Йен гортанно рассмеялся, окидывая Талию взглядом. Прозрачная ткань сорочки колыхалась на ветру.

– Я не уверен, что тебе поверят, – сказал он. Йен взял Талию на руки и переставил ее через ограду. – Нет, лучше я пойду с тобой!

При мысли о том, что Пол может сделать с Йеном, если поймает его, у Талии от страха сжалось сердце.

– Нет, – сказала она, хватая Йена за руку. – Это опасно для тебя!

От удивления Йен открыл рот.

– А разве тебе не все равно? – изумленно спросил он.

– Оставь меня, – закричала Талия. – Пожалуйста!

Она повернулась, приподняла подол ночной сорочки и побежала от него. Все-таки он услышал это, изумленный больше не тем, что она произнесла, а как она сказала это. Ей не безразлично!

Но она по-прежнему хотела вернуться в постель Пола Хэтуэя! Удастся ли Йену когда-нибудь понять ее?

Наблюдая, как Талия приближается к особняку, Йен нервно держал руку на кобуре, потом с облегчением вздохнул, когда девушка открыла двери и исчезла за ними.

Вдруг у Йена похолодело все внутри, он увидел силуэты всадников, приближающихся к дому.

– Хэтуэй! – прошептал он.

Он посмотрел на окно спальни Талии. Увидев, что она стоит перед открытым окном, Йен с облегчением вздохнул и с улыбкой помахал ей на прощание.

По крайней мере, сейчас она в безопасности. Йен вскочил на своего жеребца и быстро поскакал прочь от дома.


Глава 7

<p>Глава 7</p>

День прошел, но для Талии, которая никак не могла забыть прошедшую ночь, проведенную с Йеном, он показался слишком длинным. Как можно забыть его сводящие с ума поцелуи? Силу его рук, когда он прижимал ее к своей широкой груди?

Как можно забыть то головокружительное ощущение, охватившее ее, когда сильные руки Йена обняли ее и, казалось, она сейчас потеряет голову и забудет об угрозе, висящей, как дамоклов меч, над головами Талии и ее сестры Вайды?

Мысли о нем вызывали в Талии чувства, близкие к совершенному исступлению!

Весь день девушка изо всех сил пыталась отогнать от себя мысли о Йене. Она бесцельно бродила по комнатам старого особняка, привыкая к мебели, большей частью дорогой и обитой плюшем, привыкая к мысли о ведении домашнего хозяйства, возложенного на нее из-за отсутствия навыков у обслуги Пола.

Зайдя в библиотеку, девушка медленно прошлась мимо множества полок, заполненных книгами в кожаных переплетах, удивляясь Полу, окружившему себя такими разными по характеру вещами. Он был человеком умным, с хорошими манерами, красиво и со вкусом одевающимся. Был дипломатичен, причем до такой степени, что умудрился одурачить Дейзи Одам.

Но все, знающие Пола Хэтуэя ближе, отчетливо понимали, что все эти черты-всего лишь маска, скрывающая его истинную сущность. Он хорошо овладел искусством прятаться за всеми этими лучшими качествами – но на самом же деле этот человек был, без сомнения, посланником дьявола на земле!

Высоко над книжными шкафами витражное окно, переливаясь множеством цветов, отбрасывало на пол сотни маленьких разноцветных огоньков. Талия отвернулась от книжных полок и посмотрела на массивный дубовый стол, стоящий в центре библиотеки на овальном ковре. Девушка настороженно смотрела на стол, на множество тетрадей, сложенных стопкой и на разбросанные по нему чистые листки желтой бумаги.

Сердце Талии остановилось, когда она задержала свой взгляд на тетрадях. Может, они приоткроют завесу над некоторыми из незаконных деяний Пола?

Девушка нахмурилась, отгоняя эту мысль. Не такой он человек, чтобы разбрасывать всюду вещи, способные скомпрометировать его!

Взгляд ее упал на ящики стола.

Она подозрительно разглядывала их, раздумывая, могут ли они хранить в себе что-то, связанное с тайной Пола.

Сегодня из сундука в спальне Талия выбрала для себя хлопковое платье с длинной, ниспадающей складками юбкой и с низким вырезом корсета, вышитого неярким узором. Полы платья зашуршали, когда Талия решительно направилась к столу.

Прежде чем продолжить игру в детектива этим вечером, она оглянулась на закрытую дверь библиотеки и прислушалась, не приближается ли кто. Ничего подозрительного не услыхав, девушка подергала каждый ящик.

– Я должна узнать, – прошептала она со злостью, отходя от стола. – Заперты. Все до единого заперты!

Она рухнула на диван, стоявший перед камином, и уставилась на холодную серую золу. Даже если она и обнаружит что-нибудь, что можно было бы использовать против Пола, то что она сможет сделать с этим? Ей никогда не удастся ничего рассказать о Поле Хэтуэе. Ведь фактически она – пленница.

От стука копыт, донесшегося со двора, Талия вскочила на ноги. Она в мгновение ока вылетела из библиотеки и подбежала к окну гостиной. Раздвинув прозрачные занавески, Талия увидела, как верхом на лошадях от ранчо удаляются несколько всадников во главе с Полом.

– Он все время откуда-то приезжает и куда-то уезжает, но никогда не говорит, откуда и куда, – подумала про себя девушка. – Интересно, надолго ли он уехал в этот раз?

Когда Пол и его люди скрылись из вида, Талия почувствовала временное облегчение. Пока Пол отсутствует, она вольна делать все, что душе угодно (за исключением побега!). Талия вытянула шею и посмотрела на реку Мюррей и на расстилающийся перед ней буш. Пошлой ночью, когда они с Йеном уезжали от ранчо, в сиянии луны Талия рассмотрела красивые цветы, растущие у самой реки. Как было бы чудесно нарвать букетик этих цветов и поставить в вазу у себя в комнате! И когда она ощутит себя одинокой и покинутой, букет, конечно же, взбодрит ее.

– Я соберу букет! – заявила сама себе Талия, и лицо ее засияло. Быстрыми шагами она вышла из дома и, подняв полы юбки, сбежала по ступенькам узкого парадного крыльца, но вдруг остановилась, увидев неожиданно появившегося на ее пути мужчину с крупным лицом, покрытым оспинами.

– Куда это вы задумали отправиться, мэм? – спросил он, угрожающе сложив на груди руки и через плечо выплюнув кусок жевательного табака. – Мне было приказано не сводить с вас глаз, – его губы в улыбке искривились, обнажая желтые неровные зубы. – Это занятие гораздо приятнее, чем скакать на лошадях по бушу.

Талия хорошо знала, какой грубой силой обладают мужчины такого вида, и ее решимость дойти до реки поколебалась, но только на мгновение. Она должна уйти из дома на какое-то время, иначе просто сойдет с ума! Она должна дать отпор или навсегда останется во власти не только Пола, но и его людей.

– Посторонитесь, – Талия вскинула голову и с вызовом посмотрела на мужчину. – Не важно, что говорит мой муж, у меня есть право побыть одной. Если вы не выполните мое требование, я уж как-нибудь постараюсь, чтобы вас уволили!

Охранник откинул голову и неистово расхохотался, до смерти напугав своим смехом Талию.

Ну, уж нет! Она не из тех, кого так легко можно заставить отказаться от задуманного!

– Да, да, уволили! – вновь заявила девушка, несмотря на то, что очень боялась этого огромного человека. Ей в голову пришла неплохая мысль. Слово «жена» – вот единственная настоящая защита! Она использует свое положение «жены», – дело того стоит.

Подойдя ближе к охраннику, Талия положила руку на корсет.

– Либо вы уберетесь с дороги, либо я порву платье и скажу своему мужу, что вы изнасиловали меня, – спокойно промолвила она. – Ну, так что будем делать? Изнасилование? Или мгновение свободы, пока я прогуляюсь к речке за букетиком цветов?

Талия понимала, что рискует – и не только сейчас, с этим человеком, но и с Полом. Полу, может быть, вообще нет дела до того, что один из его людей чего-то добивается от нее. Или же его может привести в ярость, если он не хочет, чтобы его люди знали, что ему нет никакого дела до жены.

Хотя нет, его люди, конечно же, не посвящены в их загадочные отношения и не знают ни о фиктивности их брака, ни о причинах, заставляющих Талию носить обручальное кольцо!

Увидев, как по лицу охранника разливается смертельная бледность, девушка поняла, что победила.

– Ну так как? – она решительно шагнула к охраннику. – Что же вы выбираете? – бросив взгляд на небо, она продолжила: – Отвечайте, иначе очень скоро начнет смеркаться, а мне совершенно не хочется гулять рядом с бушем в темноте. Я хочу пойти нарвать цветов и поскорее вернуться домой.

– Идите, черт возьми! – махнул в сторону реки мужчина. – Я не из тех, кто спорит с храброй женщиной… Черт подери, я не хочу корчиться под плетью за изнасилование, в котором не виноват!

Талия опустила руки:

– Корчиться под плетью? – мягко спросила она – Вы хотите сказать?

Но ей не удалось закончить свой вопрос. Гигант развернулся и поспешил прочь. Талия смотрела ему вслед, пока он не скрылся в доме для слуг. Ее охватила дрожь. Этот человек боится Пола Хэтуэя! Конечно же, Пол сечет тех, кто не повинуется ему – и не только рабов-аборигенов, но и белых, работающих на него.

Возьмет ли он плеть, если когда-нибудь рассердится на нее?

От этой мысли к горлу подступила тошнота.

Но даже это не сможет убедить Талию забыть о побеге! Она подняла юбку и побежала к реке. Добежав до ограды, Талия неуклюже залезла на нее и, нелепо балансируя, спрыгнула с другой стороны, зацепившись подолом платья. Поглядев на разорванный подол, она равнодушно пожала плечами. В ее сундуке еще так много одежды. И Талия пошла по дороге вдоль берега Мюррея, туда, куда манили ее прекрасные цветы и деревья.

Талия с восторгом смотрела на возвышающиеся сказочные эвкалипты, скрашивающие минуты ее одиночества. Они были прекрасны своими красными и кремовыми стволами и пахучими мясистыми серо-голубыми листьями. Маленькие капельки ярко-красной смолы напоминали девушке ягоды малины. Давно, в какой-то из книг она прочитала, что эвкалипты могут жить пятнадцать тысяч лет и что весенние наводнения каждые два-три года размывают землю, не давая прорастать новым семенам.

За время путешествия из Аделаиды до ранчо Пола Талия поняла, что как недостаток, так и избыток воды одинаково губителен для растений. Она видела бесчисленное множество мертвых деревьев, стоящих на огромной болотистой территории.

Сильный порыв ветра пригнул к земле высокую траву, по которой шла Талия. Волосы хлестали ее по лицу, и девушка отбросила за спину растрепавшиеся локоны. Глубоко вздохнув, она поискала глазами, откуда ветер доносил такой сладкий цветочный аромат.

Талия пошла на этот манящий запах, радостно представляя эти цветы у себя в комнате. Их нежный аромат успокоит и убаюкает Талию, когда она ляжет спать, даже несмотря на то, что за дверями комнаты царят опасность, боль и печаль!

Талия задохнулась от восторга при виде источника запаха. Прямо над ее головой росла австралийская акация, известная в Англии как мимоза. Казалось, тысячи солнечных зайчиков висели на ее ветках. Ярко-желтые цветы распространяли сладковато-горький аромат.

Вытянув руки, Талия попыталась дотянуться до самой нижней ветки, но не смогла до нее даже дотронуться. А ведь она так хотела поставить эти цветы у себя в комнате! Ничто не смогло бы сравниться с их божественным ароматом – даже дорогие французские духи в красивых коробочках!

– Могу я тебе помочь, милая?

Голос, прорезавший тишину, напугал Талию, но все же она сразу узнала говорившего и внезапно почувствовала странное головокружение.

Йен…

Это Йен Лейвери!

Резко обернувшись, Талия ощутила внутри себя нестерпимый жар при виде Йена, прислонившегося к стволу акации, которая росла рядом с другой, вызвавшей у нее такое восхищение. Парень стоял, скрестив ноги и подперев бок.

– Ты? – спросила Талия веселым голосом. – Ты давно здесь стоишь?

– Достаточно давно, чтобы понять, как тебе хочется сорвать эти цветы… Правда, ты не такая высокая, чтобы дотянуться до них! – Йен медленно опустил глаза, рассматривая Талию с головы до ног. И опять красота девушки, плавные изгибы тела очаровали Лейвери. Вырез ее платья почти полностью обнажал взволнованно вздымающуюся пышную грудь.

Талия была в смятении. Что ей делать? Уйти?

Опять ощутить вкус его поцелуев?

Будет ли он снова оскорблять ее, упрекая в преданности Полу Хэтуэю, называемому Талией мужем?

Похоже, что он и планировал этим заняться – иначе его бы здесь не было.

– Да, видимо, мне придется подыскать другое дерево, чтобы нарвать себе букет, – потрясенная Талия принуждала себя «быть безразличной» к Йену. Если он и дальше будет приходить, и Пол обнаружит это… ей не хотелось думать о последствиях.

Для себя и Вайды.

И для Йена!

– В этом нет необходимости, если ты хочешь именно этих цветов. – Йен неторопливо приблизился и запустил руку в самую гущу ветвей. Сорвав усыпанную яркими цветами веточку, парень воткнул ее в волосы Талии.

– Как видишь, я могу нарвать тебе столько цветов, сколько пожелаешь, – улыбнулся Йен. – Одно твое слово, Талия, и я нарву столько цветов, что ты сможешь наполнить ими дюжину ваз в своей комнате!

Талия прикоснулась к цветку, ощутив у себя под рукой его бархатистую мягкость. Замешательство, вызванное появлением Йена теперь покидало душу девушки. Он стоял так близко, что она могла коснуться его бронзовой от загара щеки, могла провести рукой по взъерошенным волосам, могла, встав на цыпочки, прижаться губами к его губам!

Девушка так хотела этого, ведь она очень сильно любит этого мужчину, разжигающего в ней такую страсть!

Но ей опять пришлось выбросить эти мысли из головы. Она должна убедить Йена, что не хочет его видеть, и лучшим вариантом будет отругать его и потребовать, чтобы он ушел!

Ушел навсегда!

– Не трудись больше рвать мимозу, – ледяным голосом сказала Талия. – Вдоль берега растут и другие цветы. Они также доставят мне удовольствие.

Вытащив из волос цветок, Талия бросила его на землю, незаметно наблюдая за выражением лица парня. Боль, выплеснувшаяся из глаз Йена, причинила страдания и самой Талии – меньше всего ей хотелось бросать этот цветок! Это было сделано лишь для того, чтобы показать, насколько Йен ей безразличен!

Поступок девушки обидел парня, хотя тот и чувствовал, что Талия ведет с ним какую-то игру. Но зачем? Какой в этом смысл? Узнает ли он когда-нибудь это?

– Ну что ж, тогда я пойду с тобой и помогу собрать те цветы, которые ты выберешь. – Йен обнял ее за талию, уводя от акации. Потом кивнул в сторону: – Здесь недалеко, за деревьями, есть дикий цветок, он должен заинтересовать тебя. Он похож на раскрашенный лист картона – его цветы настолько сухие, что их можно хранить не только несколько дней, но и несколько лет… Пойдем, я покажу его тебе! Уверен, тебе очень понравится.

От воспоминаний прошлой ночи, когда Йен с легкостью ее похитил, все внутри Талии сжалось. И если они уйдут подальше от ранчо, не предпримет ли он попытки повторного похищения? У него было время все обдумать. И, может быть, он понял, что решение вернуть Талию на ранчо было не самым лучшим? Неужели он опять попытается?

– Почему ты пришел сюда? – девушка повернулась и свирепо посмотрела на Йена. – Ты играешь со мной, притворяясь моим другом, только для того, чтобы похитить меня? Если это единственная причина твоего визита сюда, то я сейчас положу этому конец! Никогда больше не забирай меня из дома Пола Хэтуэя. Никогда!

Расстроенный ее упорством и, не веря, что Талия так привязана к Хэтуэю, Йен схватил девушку за плечи:

– Милая, пойми, я оказался здесь случайно и увидел тебя у реки одну, – сказал он взволнованно. – Разве ты не знаешь, как это глупо с твоей стороны, уходить одной с ранчо?

– Ха-ха-ха! – Талия со злостью покачала головой. – Ты здесь «случайно» оказался один? Я не вижу лошади. Если ты случайно оказался здесь, разве ты не мог приехать на лошади? – Талия посмотрела сквозь заросли акации. – Я и Беркута не вижу… – она прищурила глаза и вызывающе посмотрела на Йена. – А, может, ты приехал, чтобы завлечь меня подальше от ранчо и если не похитить, то уж, наверное, соблазнить! Иначе для чего же тебе было приходить сюда одному? Ведь Беркут тебе друг, не так ли? Разве он не ездит всегда и всюду с тобой? Что ты делал здесь? Шпионил за мной? Ждал, пока я уйду из дома? Можно мне хоть когда-нибудь побыть одной, не видя ни тебя, ни Пола?!

– Талия, мысль о том, чтобы соблазнить тебя, не раз приходила мне в голову, – сердито произнес Йен. – Но, чтобы похитить, если бы мне этого действительно хотелось, неужели ты думаешь, что я стоял бы здесь просто так и спорил об этом? Проклятие, я бы мог запросто это сделать! Как и любой другой, кто мог бы случайно оказаться здесь. – Он опять посмотрел ей в глаза. – Я не вижу у тебя никакого оружия. Ты ведь во власти любого двуногого или четвероногого хищника, рыскающего по бушу!

– Но если твое появление здесь случайно, и ты просто оказался здесь один, то где же твой жеребец? – спросила Талия, внимательно глядя сквозь деревья. – И где Беркут?

– Мой жеребец? – переспросил Йен. – Я привязал его к дереву недалеко отсюда, – он махнул рукой в сторону густых зарослей. – Я сделал это и пришел пешком, специально, чтобы доказать тебе, как легко тебя можно украсть. А что до Беркута, то он остался со своими людьми разрабатывать план похода к морю, на сбор лебединых яиц. Кстати, я часто ненадолго уезжаю один.

– Даже если все это ты сделал ради меня, в этом не было необходимости, – спорила с Йеном Талия. – Мне не нужен телохранитель. Я бы не дотянула до восемнадцати лет, если бы была такой тупицей. И я вполне могу позаботиться о себе сама.

– Да неужели можешь? – Йен наклонился ближе. – Мое маленькое, невинное дитя, позвольте рассказать вам кое-что о буше. Это – опасное место, по которому бегают стаи собак динго. Они нападают на людей, разрывая их на части! В буше скрываются беглые каторжники – эти дикари получают удовольствие от свиста кнута и рек крови! Заключенные бегут из тюрьмы в Аделаиде каждый день. Они бросают свои инструменты и убегают, стоит только надзирателю отвернуться. Милая, в буше охотятся за всем, что может быть дичью. Тебе не следует уходить далеко от дома! Нет, лучше даже вовсе оттуда не выходить!

Талия побледнела, услышав об опасностях, описанных ей, но продолжала упрямиться:

– Скажи мне правду! Ты ведь не случайно оказался здесь… Ты все это время шпионил за мной!

Устав от подтрунивания и понимая, что Талия настолько упряма, что ее нельзя ни в чем убедить, Йен грубо сжал девушку в своих объятиях.

Талия уставилась на Йена широко раскрытыми глазами, и в них была не только боль от его крепкой хватки, но и страсть, пылающая в душе девушки. Губы Йена были так близко, что своим дыханием он согревал ей лицо. Его глаза пылали таким пламенем любви, что, казалось, могли испепелить ее в один миг! И как велико было восхищение в его взоре!

Все же он не поцеловал девушку. Будто какая-то невидимая сила внезапно изменила его решение, и он быстро отпустил Талию. В последний момент Йен вспомнил, как Талия чтет брачные обещания, и решил, что лучше не целовать ее. Повернувшись, он немедленно пошел прочь. Выйдя на берег, он сел на откосе и стал рассеянно кидать камешки в воду.

Влекомая переполнявшими ее чувствами, Талия какое-то время простояла в нерешительности, потом присела рядом.

Сорвав травинку, девушка теребила ее в руках, ощущая на себе взгляд Йена.

– Ты так упряма, что ничего не хочешь понимать, – произнес он. – Ведь ты – чужая в этой стране, и я предлагаю тебе руку дружбы. Но ты ведешь себя так, будто с большим удовольствием отрубила бы эту руку! Почему, Талия? Я желаю тебе только добра!

– Мне жаль, – пробормотала девушка, действительно чувствуя жалость в глубине души. Но она не посмела сказать ему больше о том, что она к нему испытывает. Она должна быстро сменить тему разговора. Если бы он смог читать ее мысли, он бы понял, как фальшива вся эта злость.

А сколько опасностей таилось в этом!

– Расскажи мне что-нибудь о себе, – она медленно подняла взгляд на Йена. – Что-нибудь. Ну, хоть о твоих родителях. Мне, честно, очень хочется узнать.

Брови Йена медленно поднялись. Он ожидал, что девушка убежит от него при первой же возможности, а вместо этого она садится рядом с ним, как будто действительно хочет побыть в его компании.

И просит рассказать о родителях?

– Моих родителях? – Йен в смущении потер лоб.

– Да, пожалуйста, расскажи мне о них, – подталкивала Талия, желая установить с Йеном своего рода мирный союз, хотя, в то же время, она должна быть осторожна и не допускать более близких, чем эти, отношений. – Я никогда не забуду, что ты спас мне жизнь! И искренне предлагаю тебе свою дружбу. Но, пожалуйста, пойми, я не свободна, чтобы предложить тебе больше! Мой муж…

– Да, я знаю, – вздохнул Йен. – Ты замужем. Ты думаешь, что я мог забыть об этом, если ты мне постоянно напоминаешь.

– Если тебе недостаточно просто дружбы, тогда мне лучше уйти, – пробормотала Талия, опустив глаза. Ей стало так тепло, когда она почувствовала тяжесть его ладони на своей руке. Потом девушка медленно подняла взгляд.

– Нет, не уходи, – хрипло сказал Йен и посмотрел на небо. – Но тебе нельзя оставаться слишком долго. Скоро стемнеет.

– Да, я знаю, – сердце Талии сжалось от страха при мысли об опасностях, подстерегающих ее в темноте в буше, и о Поле Хэтуэе, когда он обнаружит ее отсутствие. – Я уже очень скоро должна буду уйти.

Какая-то возня на берегу реки в нескольких ярдах от того места, где сидели Йен и Талия, привлекла ее внимание. Вытянув шею, она увидела, как из норы показался плоский широкий клюв. Вслед за ним появилось мохнатое тело. Существо вперевалочку направилось к воде и, покружив, нырнуло в воду.

– А это что еще такое? – спросила Талия.

– Утконос, – Йен тоже наблюдал за действиями зверька. – Утконосы всегда кормятся в сумерках. Нора, из которой он появился, это вход в тоннель, ведущий к его гнезду. Он ныряет на самое дно реки и там находит себе пищу, раскапывая носом ил, – объяснял дальше Йен.

– Какой забавный зверек! – восхитилась Талия. – Формой клюва он напоминает утку, но мех – как у бобра.

– Да, это одно из необычных творений Австралии, – усмехнулся Йен. – Утконос – млекопитающее. Он вылупляется из яйца, но питается молоком матери до тех пор, пока не станет достаточно взрослым, чтобы есть червяков и насекомых.

Талия взглянула на Йена.

– Ты так много знаешь об Австралии, хотя родом из Америки! – восхищенно сказала Талия. – Ты собирался рассказать мне о себе. Пожалуйста, расскажи!

– Если ты так хочешь, – сказал Йен. Его можно было отнести больше к скрытным людям. Но поделиться своими мыслями с Талией ему так же естественно, как и дышать. – Я родился в Америке, в Сиэтле. Мой отец умер, когда мне было восемь лет. Когда исполнилось пятнадцать, моя мать вышла замуж за австралийца, который приехал в Америку лечить сердце. Она поехала с ним в Австралию. А я остался дома. Я жил с теткой и мог продолжить свое обучение. Сюда приехал несколько лет назад, когда муж матери умер от сердечного приступа. Ей захотелось остаться в Австралии.

– Йен, где ты живешь? – спросила Талия, немного успокоившись от мысли, что у него все-таки есть дом, куда можно пойти – дом его матери. Если бы Талии удалось избежать зависимости от Пола, может быть, они смогли бы неплохо жить с Йеном.

Йен сжал зубы.

– У меня нет постоянного дома, – сказал он, настороженно глядя на Талию. – Я большей частью в пути. Конечно, я поддерживаю отношения с матерью.

Надежда Талии рухнула. Он только что объяснил ей, какой он независимый и свободный! Наверное, ни одна женщина в мире не сможет до конца пробить эту стену, которую возвел вокруг себя Йен.

Не желая больше говорить о себе, Йен перевел разговор на Талию. Он взял ее руку.

– Я никогда не забуду о той акуле, которая кружила вокруг тебя в воде, – сказал он. – Если бы меня там не оказалось…

Страсть вспыхнула в девушке от прикосновения Йена, когда он властно взял ее в руку.

– Но ты оказался там и спас меня от ее ужасной пасти, – пробормотала она. Глаза Йена заворожили девушку. Она подвинулась ближе. – Спасибо тебе, Йен. От всего сердца! Что мне сделать, чтобы отблагодарить тебя?

В глазах Йена Талия увидела странный свет. Юноша, казалось, смотрит ей прямо в сердце.

Йен обвил вокруг Талии руки и прижал ее ближе к себе.

– Боюсь, что если я попрошу у тебя поцелуй в награду, ты сочтешь меня мошенником, особенно теперь, когда ты замужняя женщина.

Не в силах остановить нараставшие между ними чувства, ощущая невероятное головокружение, Талия, прищурив глаза, посмотрела на Йена. Казалось, она потеряла контроль над собой.

– Йен, – шепнула Талия, – ты уже делал это, и мое обручальное кольцо не остановило тебя.

– Не обручальное кольцо создает семью, – сказал Йен, проводя пальцами по ее мягким огненным волосам. – Любовь между мужчиной и женщиной и их взаимная привязанность друг другу – вот, что делает семью настоящей… в противном случае, это просто притворство.

Щеки Талии медленно залились румянцем, она удивленно думала, неужели Йен понял, что она ему все время лжет.

– Милая, я никогда не забуду наш с тобой первый поцелуй, – хриплым голосом сказал Йен, – твои губы… их непередаваемый сладкий вкус. В полуобморочном состоянии, словно находясь в каком-то магическом экстазе, Талия закрыла глаза, когда Йен прижался губами к ее рту. В его жарких объятиях Талия ощутила, как все тело изнывает от желания. Она видела сны – она мечтала об этой секунде. Больше сдерживать себя она не могла!

Всем своим существом она затрепетала от вырывающегося наружу желания, когда Йен опустил ее на землю. Казалось, еще мгновение, и Талия растает, испарится в его руках, скользящих вверх по ее юбке, причиняя ей сладкую боль, которую она никогда не испытывала.

Но неожиданно появился страх, когда его руки коснулись холмика внизу живота и начали поглаживать его через шелковое белье, мягко, нежно, целуя ее своими теплыми губами.

Талия испугалась переполнявшей ее неистовой жажды – это ощущение опалило ее, точно жаркие языки пламени. Нельзя позволять такому случиться. О чем она думает? Как могла она забыть об угрозах Пола?

Вырвавшись из объятий Йена и ударив его в грудь, отчего он быстро подскочил на ноги, Талия поднялась с земли, всхлипывая.

– Пожалуйста, забудь навсегда то, что сейчас случилось, – сквозь слезы произнесла она, поправляя юбку. – Я не должна позволять этого! Не должна была!

Заливаясь слезами так сильно, что казалось, сердце не выдержит и разорвется на части, Талия бросилась прочь от Йена. Она почувствовала, как его глаза притягивают ее, но влечение к этому мужчине заставляло ее устыдиться, чувствовать себя – безнравственной. Ее чувства к Йену стали причиной непоправимой ошибки, которую она чуть было не совершила – из-за человека, за которого она никогда не сможет выйти замуж. Она могла совершить ошибку, которая повлияла бы на всю ее жизнь и жизнь ее сестры!

Ослепленная слезами, Талия перебралась через ограду, пробежала по огромному двору, но у дома прислуги остановилась и спряталась, чтобы перевести дыхание. Выглядывая из-за угла, она нервно крутила на пальце кольцо. Талия увидела, как по направлению к дому оттуда, откуда она только что прибежала, скачет Пол. Талия побледнела. Что будет, если Пол когда-нибудь узнает, что она была так близка с Йеном?

Когда Пол слез с лошади и вошел в дом, Талия вздохнула с облегчением. Она незаметно поднялась по черной лестнице и вошла в свою комнату. Как только дверь за ней закрылась, Талия бросилась на кровать и зарыдала. Она была смущена и пришла в такое уныние от своей жизни!

Йен в отчаянии встряхнул головой и сел на лошадь. Не оглядываясь назад, он поскакал в буш.

* * *

Тэннер МакШейн, лысый, высокий и крепкий мужчина, расхаживал взад-вперед по своей камере в тюрьме Аделаиды. Он засунул под рубашку веревку, чтобы позже воспользоваться ею, и принялся затачивать нож, который стащил из тюремной кухни. Сегодня вечером он собирался бежать. Пол Хэтуэй скоро умрет. Из-за него Тэннер очутился в тюрьме. Тэннер был членом банды бушрейнджеров. Несколько месяцев назад Пол выдал Тэннера. Его поймали, а Пол продолжает оставаться на свободе.

Власти не обращали никакого внимания на Тэннера, когда он говорил, что Пол является главарем бушрейнджеров и должен быть арестован. Даже виселицы за его бесчеловечные деяния было бы мало!

Теперь Тэннер понял, почему его заявление игнорируют. Среди тех, кто был пожизненно осужден, ходили разговоры, что Пол Хэтуэй хорошо платит властям за то, чтобы они хранили молчание и защищали его.

Не раз Тэннер изгибался под плетью, пока сидел в тюрьме, и с каждым ударом плети, с каждым кровавым шрамом на его теле проклинал Пола. Из-за Пола эти шрамы останутся на всю жизнь!

Тэннер поступит с Полом более благородно. Он оставит на его теле только один шрам – шрам на шее от веревки, которую затянет сам.

– Да, сегодня вечером, – прошептал про себя Тэннер, и глаза его сверкали, когда он представлял Пола, изгибающегося в конвульсиях, пытаясь схватиться за веревку, затянутую вокруг его шеи.


Глава 8

<p>Глава 8</p>

Ярким солнечным днем Пол провел Дейзи Одам в гостиную, где ее уже дожидалась Талия. Пытаясь произвести впечатление на дам, Пол как галантный джентльмен подвел Дейзи к одному из плюшевых кресел, стоящих друг напротив друга. Во втором сидела Талия.

– Ах, Талия, как я рада видеть тебя снова! – радостно воскликнула Дейзи. Поправив выбившиеся из-под причудливо украшенной страусиными перьями шляпки локоны, она села, расправив складки на подоле шелкового платья. Сиденье под ней скрипнуло.

Дейзи поглаживала рукой юбку, переводя взгляд с одного предмета огромной, богато обставленной комнаты, на другой.

– В этом окружении ты выглядишь достаточно довольной, милая, – промурлыкала Дейзи, бросив быстрый взгляд, в котором читалось одобрение, на Пола. – Оно и понятно, ведь муж делает для тебя все!

Дейзи наблюдала, как Пол подошел к Талии, наклонившись, поцеловал в губы и присел на подлокотник ее кресла.

Пристально глядя на Талию, Дейзи заметила в ее неуверенной улыбке какое-то недоумение по поводу всего происходящего.

– Талия, ты счастлива? – настороженно спросила она. – У тебя все хорошо, не так ли?

От того, как Дейзи смотрела на девушку, будто не верила в этот маскарад, разыгранный специально для нее, в душе Талии появилась тревога. Если она не притворится, что у нее все хорошо, Пол отомстит ей за это! И значит, пострадает Вайда!

Талия попыталась скрыть свое напряжение, устремив на Пола полный обожания взгляд. Она слегка коснулась его щеки и обняла, призывая к поцелую. Затем страстно поцеловала его, вкладывая в этот поцелуй все, что возможно, и, закрыв глаза, представила, что Пол – это Йен, чтобы заставить себя выглядеть искренней… Когда Талия поняла, что больше и минуты не сможет вынести ненавистных скользких губ Пола и его противного языка, готового вот-вот разжать ее губы, она оторвалась от его рта и, повернувшись, улыбнулась Дейзи.

– Я никогда в жизни не была так счастлива. – Она заставила себя сказать это беззаботным голоском. – Пол отличный муж. Я никогда не мечтала о лучшем! – она снова посмотрела на него и обворожительно улыбнулась. – Мне так повезло!

Пол ответил ей улыбкой, стараясь скрыть веселое изумление во взгляде. Он был ошеломлен игрой Талии и подумал, что она упустила свое истинное призвание в жизни. Ей бы выступать на сцене! Никто не смог бы так великолепно разыграть спектакль, как это сделала Талия сегодня!

– Моя дорогая, я просто счастливчик! – сказал он, обнимая девушку. – Ты прекрасная жена. И такая красавица. Никогда в жизни я не встречал такой красоты! И ты – моя жена. Моя жена!

Дейзи взволнованно вздохнула, пораженная отношениями между этими двумя людьми, которые, бесспорно, любили друг друга. Зря она раньше сомневалась в этом. Некоторое напряжение в их поведении было, скорее всего, вызвано ее появлением. Она нарушила минуты их счастливого уединения. Когда люди так сильно любят друг друга, они, конечно же, много времени проводят в постели!

С этими мыслями Дейзи поднялась с кресла. Похоже, браки заключаются на небесах, подумала она и улыбнулась Полу и Талии.

– Мне, к сожалению, пора уходить, – произнесла Дейзи, вздыхая. – Сегодня мне еще нужно зайти и в другие места. Надеюсь, остальные девушки так же счастливы. Это принесет мне огромное удовлетворение, если все они довольны своей жизнью так же, как и ты!

В душе Талии появилось отчаяние. Молодая женщина не хотела, чтобы Дейзи уходила, хотя понимала, что даже если она останется, это не спасет Талию от того, что произойдет после ее ухода, ведь Талия фактически была пленницей! Она не знала, что ей принесут следующие дни и недели. Почти превозмогая себя, Талия поднялась с кресла.

– Дейзи, вы же не можете уйти так быстро! – промолвила она, собираясь налить гостье чаю. – Вам, конечно же, следует немного подкрепиться, прежде чем отправиться по свои делам. Может, выпьете чаю с пирожными?

Дейзи похлопала себя по толстому животу и, громко рассмеявшись, произнесла:

– Милая, не думаю, что подкрепление для меня так необходимо. Честное слово, если я в каждом доме буду пить чай с пирожными, я не смогу сесть в свою коляску, чтобы добраться домой!

Пол насторожился, видя, как Талия не хочет, чтобы Дейзи уходила. Несколько минут назад ее игра находилась под угрозой провала, и проницательная Дейзи Одам с легкостью могла бы заметить беспокойство Талии.

Быстро поняв это, Пол подошел к Талии и, взяв ее под локоть, начал уводить из комнаты.

– Ну, ну, Дейзи, не стоит так наговаривать на себя, – сказал он льстиво-дипломатичным тоном. – Вы очень привлекательная женщина! Пожалуйста, не надо оправдываться, ведь мы понимаем, как вы заняты. – И обратившись к Талии, произнес: – Ведь мы все понимаем, дорогая?

Талия натянуто улыбнулась и кивнула, внутренне приходя в ярость от его к ней обращения «дорогая». Но она знала, что входит в ее обязанности. Она должна была до конца исполнить свою роль жены и прекрасной хозяйки.

Смело подняв голову, девушка подошла к Дейзи и вместе с ней последовала к выходу.

– Пожалуйста, приходите к нам еще, – вежливо пригласила она. – Может быть, у вас появится время выпить с нами чаю с пирожными… Мне всегда приятно видеть вас, Дейзи! – девушка запнулась и похолодела от сурового взгляда Пола, которого не заметила пожилая женщина. – Но я, конечно, понимаю, вы так заняты и у вас столько дел помимо встречи с нами.

Дейзи, вздохнув, взяла свою сумочку, так галантно поданную Полом.

– Иногда даже слишком много дел… – сказала она, нахмурясь. – Так что… я сомневаюсь, Талия, что вам скоро удастся увидеть меня, – и она улыбнулась Полу и Талии. – Мои дорогие, ваша любовь друг к другу греет мне сердце! Вы не нуждаетесь в такой надоедливой старой развалине, как я. – Она приподняла полы платья и спустилась по узкому парадному крыльцу особняка, где ее дожидалась коляска. Потом Дейзи поцеловала Талию в щеку и крепко пожала руку Пола.

– Очень рада, что пришла к вам сегодня. Очень рада! – растрогавшись, произнесла женщина.

Талия выдавила из себя подобие улыбки, пока Пол провожал Дейзи к коляске и помогал ей усаживаться. Девушка помахала ей на прощание рукой и вошла в дом. Уставшая, с дрожащими руками, она подошла к столу и налила себе чашку чая. Почти рухнув в ближайшее кресло, стала пить чай, с волнением ожидая возвращения Пола.

– Для первого раза ты сыграла вполне убедительно, Талия, – сказал он, входя, и налил себе виски. – Но ты едва не испортила все, когда разволновалась из-за ухода Дейзи. – Пол подошел к Талии и свирепо посмотрел на нее. – В следующий раз тебе следует быть более осторожной. – Громко стукнув стаканом о стол, с угрозой в голосе он произнес: – Надеюсь, тебе все понятно, Талия?

Решительно поставив на стол чашку, девушка поднялась и гордо посмотрела на Пола.

– Понятно, надеюсь! – произнесла она и плюнула ему под ноги.

Не дожидаясь его реакции, она развернулась, чтобы уйти, но Пол подбежал к ней и, схватив за руку, развернул к себе лицом.

– Будем считать, что я этого не видел, – прошипел он, еле сдерживая злобу. – Но еще раз я этого не потерплю!

Талия снова плюнула. И сразу же взвизгнула от боли – Пол ударил ее!

– Это наказание – ничто по сравнению с тем, как я обхожусь с аборигенами, которые смеют не повиноваться мне, – прорычал он прямо ей в лицо. – Не играй с огнем, иначе обожжешься!

Талия смотрела на него безумными глазами и терла горящее от удара лицо. Пол развернулся и отправился от нее прочь.

– Тебе надо заняться делом, – сказал он, оглянувшись у двери. – Найди себе занятие, пока меня нет дома. Помоги Хоноре по дому. – Он резко взмахнул рукой. – Отправляйся собирать яйца. Хоть что-нибудь займет твою голову и руки!

Талия изумленно смотрела, как Пол вышел из дома, громко хлопнув дверью. Удрученная, с горящим от удара его огромной руки лицом, Талия подошла к окну. Сквозь легкую занавеску девушка увидела, как Пол, собрав своих пастухов, о чем-то горячо говорит им. После короткого разговора все, включая Пола, сели на лошадей и поскакали прочь.

– Куда он направился на этот раз? – прошептала она, вспоминая предостережения Йена, когда тот говорил о Поле и тех отвратительных злодеяниях, в которых он, возможно, замешан. – И опять он оставил меня одну… Черт подери его самоуверенность! Он знает, что я даже не попытаюсь бежать. Он держит меня там, где ему хочется, и я ничего не могу с этим поделать!

– Йен, – шепнула она. – Если бы я только могла довериться тебе! Если бы только могла…

* * *

Солнечный луч, проникший сквозь закопченное окно тюрьмы, высветил глаза Йена, внимательно наблюдавшие за работой художника. За окном темнело.

– Сколько тебе еще понадобится времени, чтобы закончить портрет Тэннера МакШейна? – спросил он, прикладывая руку к кобуре с кольтом. – Я не могу отправиться на поиски человека, пока не увижу, за кем я должен охотиться. Поэтому поторопись с портретом, пожалуйста!

– Этот негодяй только прошлой ночью сбежал из тюрьмы, – проворчал художник. Длинные тонкие пальцы двигались по листу бумаги, рисуя неприятное мужское лицо, и в этот момент напоминали ветку дерева, гнущуюся от сильного ветра. Он взглянул на Йена из-под густых бровей и спросил:

– Что, парень, не терпится получить денежное вознаграждение, да? А не придется ли тебе когда-нибудь расплатиться за это собственной шкурой? Небось, живешь за счет того, что отлавливаешь этих мародеров?

Глаза Йена зажглись огнем. Парень выпрямил спину и сильно сжал рукоятку кольта.

– Занимайся своим делом, – сердито сказал он, а я займусь своим!

Оставив художника за работой, Йен Лейвери подошел к судье и сел за стол напротив него.

– Адам, расскажи мне что-нибудь о Тэннере МакШейне, – попросил он, барабаня пальцами по ручке кресла. – Расскажи, что это за человек, его имя мне ни о чем не говорит. Он в первый раз сидит в тюрьме Аделаиды? Это его первый побег?

Судья Адам – молодой человек тридцати лет, был всеми уважаемым, умным и честным парнем. Он через стол протянул Йену сигару, и когда тот покачал головой, отказываясь, закурил сам. Сделав несколько затяжек и откинувшись на спинку кресла, судья задумался.

– О Тэннере МакШейне? – наконец, произнес он, теребя золотые пуговицы на своем накрахмаленном голубом кителе. – В тюрьме он новичок, но я знал его раньше. Это – очень опасный человек и ужасно, что он опять на свободе!

Интерес Йена к преступнику возрос.

– За что он попал сюда? – спросил парень, глядя на Адама поверх сложенных на столе стопок бумаг. Судья вынул изо рта сигару и стряхнул пепел на пол.

– Все это было связано с Полом Хэтуэем, – как бы между прочим сказал он. – Хэтуэй сдал этого сукиного сына. Дело в том, что Тэннер украл у него овец… Но, насколько мне известно, МакШейна уже давно надо было арестовать и по другим причинам. Он убивал и грабил по всей Австралии, ведь он был главарем банды бушрейнджеров. Правда, тогда у нас не было против него доказательств.

– Поэтому мне никогда не говорили о нем? Вам нужны были эти чертовы доказательства? Раньше вы в них не нуждались. Почему же они понадобились вам на этот раз?

Судью явно раздражало отношение Йена и его недоверие к их работе.

– Йен, я здесь власть, а не ты, – сердито хмуря брови, произнес Адам. – Так что веди себя подобающе, если хочешь, чтобы я продолжал выдавать тебе информацию о сбежавших заключенных и чтобы ты смог набить свои карманы золотом, когда будешь приводить их ко мне для наказания, – нравоучительно закончил судья.

Йен медленно откинулся на спинку кресла и, едва дыша, взглянул на Адама. Затем он сложил перед собой руки, и на какое-то время в комнате повисла напряженная тишина.

– Хорошо, я не буду больше тебя спрашивать насчет этого приятеля, Тэннера МакШейна, – сказал он, преднамеренно растягивая слова. Внезапно совсем другое встревожило его мыли: Талия! Если Тэннер МакШейн бежал, чтобы отомстить человеку, который посадил его в тюрьму, тогда он сразу же направится на ранчо Пола и устроит там перестрелку! Талию могут убить!

– Скажи мне, – быстро спросил Йен судью, – что тебе известно о Поле Хэтуэе? Нашли вы какие-нибудь доказательства того, что Пол – бушрейнджер?

– Нет, – ответил Адам, затягиваясь сигарой. – Репутация Пола Хэтуэя чиста, как стекло. Я повторяю: зачем тебе беспокоиться из-за джентльмена, когда есть настоящие преступники, которые разгуливают по бушу, убивая и уродуя людей?

И снова Йен замолчал. Ему показалось, что Адам слишком доверяет Полу Хэтуэю. Но теперь не было смысла продолжать этот разговор. Талии угрожает еще один человек – Тэннер МакШейн!

Вскочив с кресла, Йен кивнул и, молча попрощавшись с Адамом, вернулся к художнику, чтобы снова наблюдать за его работой. Закончив портрет Тэннера МакШейна, художник передал его Йену. Парень, улыбнувшись сквозь зубы, сложил рисунок вчетверо и положил в Карман.

Затем он быстро вышел из здания тюрьмы и вскочил на лошадь. Надеясь, что ему вовремя удастся попасть на ранчо Пола Хэтуэя, Йен поскакал из города. Парень был совершено уверен, что МакШейн тоже придет к человеку, который в ответе за его арест.


Глава 9

<p>Глава 9</p>

Талия с опаской вошла в амбар. Она перевязала свои золотисто-каштановые волосы желтой лентой, подобранной в тон желтому платью из набивного ситца, с глубоким вырезом и пышными рукавами. Сжимая ручку маленькой плетеной корзинки, Талия огляделась в полумраке амбара. Она зала, куда обычно несушки откладывают яйца, но совершенно не была уверена в том, что в этом мрачном, похожем на пещеру месте, никого нет, кроме нее и кур. Девушка совершенно не доверяла пастухам Пола, хотя сегодня, похоже, они все уехали на лошадях вместе с ним. Она с удовольствием посидит здесь и посмотрит, как маленькие желторотые цыплята суетливо носятся вокруг своих мамаш и клюют зерно.

Не увидев и не услышав ничего, что могло бы угрожать ей, Талия осмелела и принялась живо переходить от одного гнезда к другому, собирая в ладони теплые яйца. Она аккуратно складывала их в корзину, когда услышала над головой шум, донесшийся с чердака.

От неожиданности все внутри у девушки сжалось, и она, медленно поворачивая голову, посмотрела наверх. Несколько соломинок упало ей на лицо через щели в потолке. Талия от испуга подпрыгнула, выронив из корзины несколько яиц.

Не отводя взгляда от потолка, девушка попыталась убрать с лица солому. Она охнула, когда с чердака вниз головой свесился Йен и, улыбаясь, посмотрел на Талию.

– Как идут дела, мэм? – спросил парень, сверкнув глазами. – Много ли яиц сегодня отложили куры?

Поначалу Талия не могла вымолвить ни слова. Она было успокоилась, что нет серьезных причин для испуга, но тут же вспомнила время, недавно проведенное с Йеном на берегу Мюррея, когда ему почти удалось соблазнить ее.

Ну почему он не оставит ее в покое?

Хотя в глубине души ей вовсе не хотелось этого. Все-таки от его внезапного появления она стала чувствовать себя спокойнее. По крайней мере, пока Йен с ней, она в безопасности.

Но над Талией постоянно висела угроза, что Пол узнает об этом когда-нибудь и обвинит девушку, а от этого пострадает ее сестра!

Со злостью поставив на пол то, что осталось в корзинке от яиц, и не желая, чтобы кто-нибудь услышал, как она будет ругать Йена, Талия поднялась на чердак.

– Что ты здесь делаешь? – прошипела девушка, поставив ногу на последнюю перекладину лестницы. Они стояли друг перед другом на коленях, лицом к лицу, глаза напротив глаз. При виде Йена без обычной щетины, скрывавшей его прекрасное лицо, девушка почувствовала, что сердце начинает таять.

– Видишь, что ты наделал? – строго спросила Талия, пытаясь под маской злости скрыть от него свои истинные чувства. Она все равно должна убедить Йена, что ей от него ничего не нужно, ведь от того, удастся ли ей это, зависит так много! – Я разбила половину собранных яиц! Ну почему ты не хочешь просто исчезнуть из моей жизни? Почему ты все время досаждаешь мне?

– Я могу помочь тебе дособирать остальные яйца, если именно это тебя беспокоит! – дразнил девушку Йен. Глаза парня сверкали от радости. – Но ведь ты не из-за этого рассердилась, не так ли? – он протянул руку к щеке Талии.

– Конечно же, тебе известно, что меня беспокоит помимо разбитых яиц, – девушка хлопнула его по руке. Вся решительность Талии начала куда-то исчезать, когда Йен позволил себе развязать ленту, стягивающую ее волосы.

Она опять попыталась ударить его по руке, надеясь помешать, но не успела сделать это вовремя – в отдернутой руке Йена остался ее желтый бант.

– Ты опять беспокоишь меня… Все время! Ну, как мне убедить тебя, что я не хочу иметь с тобой никаких дел?!

Йен отбросил ленту в сторону. Его пальцы заскользили по лицу Талии, затрагивая в ней какие-то волшебные струны, затем опустились ниже, разжигая в ней огонь страсти. Все дальше путешествуя по ее телу, рука Йена проникла под вырез платья, обхватив грудь.

Дыхание Талии участилось, во взгляде все явственней отражалось всепоглощающее желание. И теперь она все больше и больше растворялась в своих упоительных ощущениях.

Они захлестнули девушку.

Они охватили все тело и душу…

– Талия, я не верю, что тебе от меня ничего не нужно, – хриплым голосом произнес Йен, опуская ее на соломенный настил. – Поцелуи не могут обманывать. Ты помнишь, как мы целовались? Я чувствовал страсть. Горячую, ненасытную страсть. Скажи правду! Ты тоже это чувствовала?

– Отпусти меня! – умоляла Талия, видя, как Йен прижал ее руки к полу. – Я не хочу этого! Ты опять шпионил за мной… И после этого ты хочешь, чтобы я хорошо думала о тебе? – остановилась она, прикусив нижнюю губу, и вдруг выпалила: – Ты все время забываешь, что у меня есть муж.

– Опять тот же самый аргумент, – Йен прикоснулся губами к губам Талии, продолжая ласкать ее грудь сквозь тонкую материю платья. – Ты говоришь о муже, купившем тебя за бесценок? Как ты можешь принимать всерьез его клятвы? – Йен запустил руку в волосы Талии, приближая ее губы к себе. Другая его рука в это время спускала с ее плеч платье. – Единственный, кого ты должна воспринимать всерьез, это я, Талия! Все, что делаю я, – все искренне! Моя дорогая, позволь мне показать тебе, что такое настоящая любовь! Здесь! Сейчас!

Поцелуи Йена стали пылкими, покоряющими все существо девушки, увлекающими ее на самую вершину блаженства, к наивысшему восторгу слияния. Его губы нежно двигались по ее груди, теперь совершенно обнаженной. Его пальцы обжигали, дразнили ее пламенную плоть. Совершенно бессознательно тело девушки потянулось к нему, желая получить наслаждение, и Талия испустила стон, без слов рассказавший о ее чувствах. От этого стона Йен совсем потерял голову.

Теперь, когда девушка была совершенно обнажена, Йен откинулся назад, любуясь ее хрупким, изящным телом, узкой талией, длинными, стройными ногами, пленительными бедрами… Ее нагота заставляла сильнее биться его сердце, Йен задыхался от возбуждения.

– Почему ты не можешь забыть обо мне? – спросила Талия, призывая к себе на помощь последние капли рассудка. Она протянула руку за платьем, но рука Йена отбросила его подальше. – Йен, ну, пожалуйста, не надо. Это нехорошо!

– Талия, поцелуй меня еще раз, и тогда, если ты захочешь, чтобы я ушел, – я уйду, – прошептал парень, лаская девушку, вызывая в ней дрожь каждым прикосновением своих губ, возбуждая ее еще больше и больше. Он прижимался губами к ее губам и они слились воедино в обжигающем поцелуе.

Когда Талия потянулась к нему, а ее пальцы начали расстегивать рубашку, все тело Йена затрепетало от нахлынувших на него чувств. И девушка ответила ему. Больше она не боролась с тем, что возникло между ними.

Наконец-то она поняла правоту его слов, его поступков…

Охваченная страстью, дурманящей мозг, Талия освободилась от губ Йена и, не отрываясь, смотрела на него, когда он опустился на колени рядом с ней. Пальцы дрожали, пока она медленно снимала с него одежду. Впервые в жизни она так бесстыдно вела себя с мужчиной. Все мысли о Поле и даже о сестре улетучились из ее головы, а осталась только сильная любовь этого мужчины, вошедшего в ее жизнь и отказывающегося покинуть ее. Никогда Талии не хотелось, чтобы Йен уходил. Она примет от него все, что он предлагает ей сейчас, и всю жизнь будет лелеять эти мгновения, потому что позволит случиться этому только один раз.

Сняв с Йена последнюю одежду, Талия пришла в восхищение от вида его широкой, сильной груди, покрытой завитками волос, его упругого плоского живота. Его тело было гибким, как у пантеры.

Йен взял руку Талии и положил на свою возбужденную плоть. И девушка, словно ведомая какой-то таинственной силой, обхватив эту упругую плоть пальцами, начала медленно двигать рукой вверх-вниз, доводя парня до исступления. Когда желание обладать Талией полностью захлестнуло Йена, он, повернув девушку, оказался наверху.

Покрывая поцелуями тело своей прекрасной возлюбленной, Йен доводил ее и себя до полного безумия страсти. Сердце Талии бешено заколотилось, когда она ощутила внутри себя его тугую плоть. И эта плоть входила все дальше, достигая самых сокровенных глубин ее естества и начала медленно на нее давить.

И тут душу Талии захлестнула паника, и она сильно толкнула Йена в грудь. Ведь если она позволит ему продолжить, то он очень скоро обнаружит, что она все еще девственница! И тогда Йен поймет, что несмотря на замужество, она не делит с Полом семейного ложа!

Что подумает Йен? Что он сделает?

Он всегда настойчиво пытался увезти ее от Пола, от мужчины, к которому она не испытывала ни капли симпатии!

– Йен, я не могу, – сквозь слезы, катящиеся по щекам, произнесла Талия. – Я… просто… не могу.

Нежным прикосновением губ парень опять забрал все ее мысли и тревоги и с необычайной нежностью ласкал ее тело. И оно потянулось ему навстречу. Талия крепко прижалась к нему, уткнувшись заплаканным лицом ему в грудь.

– Прошу тебя, люби меня! – шептала девушка. – Пожалуйста… Люби меня, мне кажется, я не вынесу, если ты не сделаешь этого! I Их тела сплелись. Йен целовал Талию. Его пальцы впились в ее ягодицы, он поднял девушку и медленными движениями вошел в нее. Его плоть стала напряженной и упругой, когда он достиг желанной цели – ее глубин, распахнутых Талией для него.

Боль была сильной, но не долгой, и Талия подчинилась своему желанию принять и скрыть его упругое копье в своем теплом и влажном лоне. Она обхватила ногами талию Йена и задвигалась вместе с ним, отвечая на его энергичные толчки своими нетерпеливыми телодвижениями. Сливаясь воедино с Йеном, Талия осыпала его долгими, жадными поцелуями, немея от неземного счастья. Удивительные ощущения, переполнявшие ее, смешанные с чем-то так похожим на муку, оказались непередаваемо прекрасными. Теперь она вместе с Йеном стремилась достичь верха блаженства и утолить пламень страсти.

Руки Йена не в состоянии были находиться на месте. Они лихорадочно обследовали каждую клеточку тела девушки, каждый изгиб, каждую впадинку, упиваясь их мягкостью, словно гладили бархат. Йен больше не мог сдерживаться. Каждый дюйм его тела кричал.

Йен посмотрел на Талию. Их взгляды встретились, замирая в немом понимании, обещающем восторг. Воздух накалился в ожидании неминуемого и всеобъемлющего экстаза.

Дрожь пробежала по спине Талии, когда пальцы Йена, описав окружность вокруг живота девушки двинулись дальше, к груди, потом опять вниз, к трепещущим глубинам ее нежного тела. Она закрыла глаза, теряя рассудок. Чувственный вздох вырвался из ее груди, когда опять начались движения Йена, но на этот раз более настойчивые, чем раньше. Неожиданно ее закрыла волна страстных чувств. И когда она прильнула к Йену, его тело застыло, совершив последний головокружительный рывок.

Через минуту стон Йена доказал, что он достиг такого же пика радости, что и она. И Талия поняла, что ей никогда и ни с кем не удастся достичь такого блаженства.

Только с Йеном!

Дрожь прошла и Талия благодарно прижалась к Йену.

– Ты не можешь жалеть о том, что мы только что испытали с тобой, – прошептал парень, нежно целуя девушку. Йен тяжело дышал. На его лбу блестели капельки пота. – Скажи мне, что ты не жалеешь!

Волшебные минуты исчезли, Талия оказалась лицом к лицу с действительностью. Теперь она осознала, какой глупостью были эти минуты и чего они будут стоить ей. Она оттолкнула Йена и, всхлипывая, подняла свое платье. Талия начала было одеваться, но Йен, схватив ее за руку, развернул лицом к себе. Проследив за направлением его изумленного взгляда, Талия с испугом заметила кровь между ног.

– Ты… ты была девственницей, – выдохнул Йен, приходя в ужас от своего открытия. Он рванул Талию к себе. Ноги Талии подкосились и она упала на колени, испуганно глядя Йену в лицо. – Почему ты не сказала мне? – Йен схватил ее руку, увидел обручальное кольцо. Потом он заглянул в ее глаза. – Ты замужем. Ты носишь кольцо. Почему же он…

Испугавшись этого вопроса больше, чем вида крови (ведь ей никто и никогда не говорил, что первая связь с мужчиной почти всегда сопровождается кровотечением), Талия выдернула руку и повернулась к нему спиной. В своем ненасытном стремлении утолить свою плоть она начисто забыла о судьбе сестры. Она позволила Йену утолить этот голод.

Талия опять повернулась к Йену лицом и ударила его по щеке:

– Все это время ты преследовал меня не затем, чтобы спасти от Пола, а только для того, чтобы обладать моим телом! – кричала она сквозь слезы, радуясь хотя бы тому, что ей удалось, наконец-то, застегнуть платье, чтобы вид ее наготы не смущал Йена и не побуждал его к дальнейшим похотливым действиям. Встав на соломенный настил, она торопливо обулась. – Я не знаю, о чем я думала! Я была воспитана в строгих правилах. Как я могла так быстро стать распутной женщиной?!

Смущенный этими словами, Йен натянул брюки и успел остановить девушку, прежде чем та подбежала к лестнице, чтобы уйти с чердака.

– Талия, остановись, – он бережно взял девушку за руку. – Не уходи от меня с такими мыслями! Ты не распутная женщина и никогда не станешь ею. Ты чиста и невинна. А я подлец, потому что поставил тебя в такое положение! – Йен приподнял ее подбородок. Слезы брызнули из глаз Талии, когда она посмотрела на него с таким обожанием, что Йену стало немного не по себе. – Не верь, что я сделал это только из-за желания обладать твоим телом! Любимая, где-то между тем моментом, когда я спасал тебя от акулы, и тем, что произошло сейчас, я безумно влюбился! И я точно знаю, что ты чувствуешь то же самое.

Нервно откашлявшись, он на мгновение опустил глаза.

– То, что первым надел на твой палец кольцо Пол Хэтуэй, а не я, не может остановить нашей любви друг к другу, – подняв глаза, он привлек ее к себе и обнял. – То, что испытали мы сегодня, было великолепно. И это многое значит. Прошу тебя, не чувствуй себя распутной из-за этого!

Сердце Талии впитывало в себя каждое его слово. Ей так хотелось верить, что он заботился о ней, не имея никаких грязных намерений. Ведь он мог соблазнить стольких женщин. Все новые и новые корабли, доставляющие в Австралию женщин – подтверждение этому!

И все же Талия с трудом верила в то, что Йену нужна только она.

Если так, то почему не он пришел в «Одам Хауз», а Пол?

Ну почему?

– Отпусти меня! – Талия тщетно пыталась вырваться из железных объятий Йена. – Я не желаю больше слышать эти бессмысленные слова. Разве тебе не достаточно того, что ты сделал? Разве не из-за тебя я облита на всю жизнь грязью? И мое тело, и моя душа! – Талия всхлипнула. – Уходи! Я не хочу тебя больше видеть. Прошу, оставь меня!

– Талия, прежде чем я уйду, ты должна узнать, что я пришел не с целью соблазнить тебя! – Йен сжал ее плечи, поворачивая так, чтобы заставить посмотреть ему в глаза. – Нет, черт возьми, ты выслушаешь меня!

– Ты все делаешь при помощи силы? – Талия решительно подняла голову.

– Только когда считаю это необходимым, – отвечал Йен, сурово глядя на нее. – И сейчас это необходимо, Талия. Я скажу все до конца, а затем отпущу тебя.

– Не имеет значения, когда ты меня отпустишь, потому что я всегда буду ненавидеть тебя, Йен! – выдавила из себя Талия. Каждое слово разрывало ее сердце на части. Это было просто невыносимо – так сильно любить и так безжалостно обидеть его!

– Талия, я здесь не для того, чтобы встретиться с тобой, а для того, чтобы следить за сбежавшим заключенным, который может охотиться за Полом Хэтуэем, – ответил Йен.

– Неужели ты действительно думаешь, что я поверю тебе? – горько рассмеялась Талия. – Что тебе до этого? Ведь тебе будет гораздо проще протягивать ко мне руку, если Пола убьют! Будет проще похитить меня и сделать своей наложницей.

– Наложницей? – Йен от изумления даже уронил с ее плеча руку.

– Ведь ты все-таки старатель, – продолжала издеваться Талия. – Почему же ты так волнуешься из-за сбежавшего заключенного? – Наклонившись к нему, девушка цинично улыбнулась. – Ну, так каковы же твои успехи на золотых приисках? – наблюдая, как Йен надевает потрепанную рубашку из шкуры оленя, она добавила: – Мне кажется, что ты беден, как церковная мышь.

Парень с подозрением посмотрел на Талию. Он никогда не говорил ей, что работает на золотых приисках. Но видя, как она оглядывает его с головы до ног, понял по своему внешнему виду, как она могла прийти к такому выводу. К тому же до сегодняшнего дня он никогда не приходил к ней гладко выбритым. Да, теперь понятно, почему Талия приняла его, к счастью, за старателя.

Веки Йена дрогнули. Многие женщины, прекрасно воспитанные и образованные, смотрят на наемных преследователей преступников, как на бессердечных варваров, а у Йена не было другого выхода, кроме как рассказать Талии всю правду о себе.

– Талия, я не старатель, – сказал он. – Я пришел сюда для того, чтобы следить за беглым заключенным. За Тэннером МакШейном. Но совсем не из-за двух тысяч фунтов, которые можно получить в награду за его голову, а для того, чтобы быть уверенным, что во время перестрелки между МакШейном и Полом Хэтуэем тебя случайно не убьют.

– Боже мой, я смотрю, ты поднаторел в сочинении этих сказок, – недоверчиво рассмеялась Талия. Подперев бока, она воскликнула: – Ты лжец! Как же я была глупа, когда верила, что ты не мошенник!

Она спустилась по лестнице прежде, чем Йен успел остановить ее. Спрыгнув на пол, Талия подхватила корзинку яйцами и побежала к дому. Парень стоял на лестнице и наблюдал, как она быстро убегает.

Ему хотелось броситься ей вдогонку, но он боялся, что за это время мог вернуться Пол Хэтуэй, ведь тогда он увидит Йена здесь.

Йен мысленно вернулся к сделанному совсем недавно открытию. Он понял, что был первым мужчиной в жизни Талии, и покачал головой. Может, он во многом ошибался – в частности, в отношении Пола Хэтуэя, человека, по-видимому, не воспользовавшегося положением Талии.

А что же Талия? Чем объяснить ее преданность мужу, чьи супружеские обязанности не зашли настолько далеко, чтобы спать с ней? Объятия Талии, то, как она любила сегодня, – все говорило Йену, что Талия испытывает к нему гораздо больше чувств, чем к Полу, настолько больше, что отдала себя ему. И все-таки она отказывается уйти от Пола! Почему?

Может быть, Хэтуэй все же был приличным человеком?

Теперь Йен решил оставить Пола и Талию. Похоже, что Тэннера МакШейна нет на ранчо Пола, и Йену следует искать его в буше. Охота за МакШейном должна отвлечь Йена от мыслей о женщине, похитившей его сердце.

Йен осторожно подкрался к своему жеребцу, оседлал его, и, не оглядываясь, поскакал прочь в буш.

* * *

Талия поставила корзинку с яйцами на кухне, чтобы ими распорядилась Хонора, и бросилась в свою комнату, ища уединения. Она упала на кровать и, рыдая, стала бить кулаками по матрацу. Она была в полном смятении. Она была опозорена! Она отдалась мужчине, который был не больше, чем негодяем и изощренным лжецом. Отдала свою любовь!

Но как она могла пойти на это?

После этого не начнет ли Йен требовать от нее большего?

Теперь он ни за что не оставит ее в покое. Конечно же, Пол очень скоро обнаружит это, и тогда все кончится не только для Талии, но и для ее сестры.

Повернувшись на бок, Талия нервно теребила кольцо. Она ненавидела его от всего сердца, с еще большей силой, чем та, с которой она любила Йена! В этот момент она желала смерти Полу, а еще того, чтобы Лейвери никогда не входил в ее жизнь!

Если бы родители были живы и она смогла вернуться назад, в Англию, тогда все было бы гораздо проще!

– Вайда, все идет совсем не так, как хотелось, – прошептала Талия. Она встала с постели, подошла к окну и задумчиво посмотрела в лазурное небо. – Может быть, мы никогда не увидимся, моя малышка. Возможно, это и лучше, что ты осталась дома. Я просто растяпа. – Девушка всхлипнула. Возможно, я не лучше тех шлюх, которые разгуливают по ночным улицам Лондона и задирают юбки за любые гроши, которые им платят!

Она склонила голову, когда перед ее глазами встал образ Йена. Только мысль о нем вызывала у Талии новый прилив страсти.

Если любовь к мужчине настолько распутна, то, Боже, пожалей ее, потому что она не в силах отрицать, что любит Йена всей душой и сердцем!

* * *

Пол выглянул из окна своего укрытия, и его глаза пробежались по праздношатающимся членам банды. Каждый из них идет с ним не из-за того, что ему это по душе, а потому, что плата за это слишком соблазнительна.

Сняв очки, Пол протер усталые глаза. Опустившись на стул, стоящий за столом, откинул голову и зажмурился. С недавнего времени его охватило чувство, что мир, который он считал таким надежным и незыблемым, начал давить на него, и ему очень не нравилось это давление.

Он опять потер глаза, пытаясь выбросить из головы мысли о Талии. Он боялся, что именно она стала причиной его переживаний и угрозой всего его существования, он не мог набраться смелости и отдать приказ, чтобы ее отослали назад или убили. Так много в ней трогало его душу, касалось всего, что было в нем хорошего и доброго. Рядом с Талией он опять стал чувствовать себя человеком!

– Слишком много опасностей таится в таких чувствах. – Пол, отрыв глаза, уставился в пустоту. – И все-таки я не могу ее убить!

Отложив в сторону очки, он сердито поджал губы.

– Но если мне суждено умереть, она умрет тоже! – хриплым шепотом произнес Пол. – Она не должна ни секунды провести с Йеном Лейвери, так как Пол знал, что будь Талия свободна, она ушла бы именно с ним. Йен никогда не покидал ее мыслей с тех пор, как они целовались в день приезда девушки на пристани. И Пол был уверен в том, что и Йен всегда думает о ней.

На лбу Пола пролегли морщины. Он нахмурился, потянулся за бутылкой виски и налил себе стакан. Необходимо привести план в действие, а для этого нужно выбрать человека, который убьет Талию после смерти Пола.

Осушив стакан, он налил себе еще. Кто из его людей стал самым жадным – готовым на все ради маленького кусочка золота?

Поднявшись из-за стола, он опять посмотрел в окно, внимательно взглянул на Кеннета Оззера, затем его мысли перенеслись на Риджа Вагнера, уехавшего в Сидней отдохнуть от грабежей и набегов. Эти двое были самыми подходящими. Выполни они задание Пола – и станут настолько богаты, что трудно и вообразить!

Да, скоро ему предстоит выбрать, кто из их двоих осуществит его план.


Глава 10

<p>Глава 10</p>

Поправив подол платья, Талия присела на край кровати. Она внутренне содрогнулась, посмотрев на стакан козьего молока, который держал в руках Пол. Пламя свечи, стоявшей на ночном столике, лишь тускло освещало спальню, создавая странные танцующие тени на одежде Хэтуэя и придавая лицу зловещее выражение, которое, кстати, очень соответствовало ему.

Талия еще не совсем успокоилась после любовных переживаний с Йеном, и сейчас ей совсем не хотелось видеть Пола Хэтуэя. С тех пор, как девушка убежала от Йена, она не выходила из своей комнаты и надеялась, что ей хоть немного удастся побыть одной. Она хотела разобраться в себе. Талия не может не любить Йена, но ей никогда не удастся забыть, что она принадлежит Полу, что она его пленница и всегда будет находиться в его власти!

С тех пор, как Талия покинула Англию, ей навсегда пришлось распрощаться с мыслями о полном уединении.

– Твое лицо сегодня странно порозовело, Талия, – заметил Пол, и его левая щека нервно задергалась. – Ты не только собирала яйца? Ты много времени провела на солнце?

От страха сердце девушки сжалось! Знает ли Пол об истинных причинах румянца на ее щеках? Не испытывает ли он ее? Не поймал ли он… Йена?

От этой мысли к горлу подступило странное чувство тошноты… Хотя, если бы Пол попытался поймать Йена на улице, была бы заварушка, и она обязательно услышала бы это. Йен никогда не позволил бы схватить себя просто так! Но ни днем, ни вечером на ранчо не было слышно ни единого выстрела.

Нет! Хэтуэй просто-напросто выуживает из нее ответ и снова показывает Талии, что пока она с ним, у нее никогда не будет личной жизни. Если Пол таков, значит, он будет знать о каждом ее шаге, о каждой мысли, о каждом желании…

– Я сегодня слишком много работала на твоем дурацком ранчо, спасибо! – огрызнулась девушка с ненавистью и отвращением в голосе. – Ведь я твоя рабыня, не так ли? Я так же, как и другие твои рабы, работала с рассвета до заката! Тебя это радует?!

Взгляд Пола Хэтуэя наполнился яростью.

– Меня больше бы обрадовало, если бы ты лучше ценила то, что я предлагаю тебе на ранчо, – сквозь зубы произнес он. – Ты не рабыня. Рабы не спят в хозяйском доме, и у них нет ни шелков, ни ситцев, чтобы каждый день наряжаться!

Талия подозрительно посмотрела на него.

– Тогда почему ты предлагаешь мне все это, если хочешь, чтобы я делала все то же, что и твои рабы?! – дрогнувшим голосом спросила она и со злостью посмотрела на Пола. – Можешь не отвечать. Я и так знаю, что нахожусь здесь только для того, чтобы создавать тебе репутацию порядочного человека в обществе! Дейзи Одам одурачена! И так же будут одурачены все остальные! Очень жаль, что я не могу рассказать всем, какой ты ненормальный на самом деле. И как жаль, что я не могу вернуться в Англию!

– Ты прекрасно знаешь, что произойдет, если ты расскажешь кому-нибудь о причинах, по которым здесь находишься, – угрожающе произнес Пол, наклонившись к самому лицу девушки. – Ты сможешь вернуться в Англию, хорошо! Но только в сосновом ящике! И тогда твоя сестра с радостью встретит тебя в нем!

Пол протянул девушке стакан козьего молока.

– Теперь, черт возьми, выпей молоко и ложись спать, – раздражаясь, приказал он. – С меня на сегодня достаточно твоего общества! А завтра советую тебе вести себя лучше или…

Талия побледнела.

– Или что?

– Выпей молоко! – рявкнул Пол, сунув ей в руки стакан. – У меня есть еще дела.

Девушка взяла стакан и, прижав его к груди, с гневом наблюдала, как Пол уходит из комнаты. Затем она поставила стакан на ночной столик и, медленно сняв платье, безнадежно опечаленная, легла в кровать.

Наблюдая за магическим мерцанием свечи сквозь катившиеся по щекам слезы, Талия пыталась отогнать от себя мысли о Поле и его угрозах.

И снова ее охватили воспоминания о Йене. Все это время, пока Пол не прерывал ее уединения, девушке с трудом удавалось думать о чем-нибудь еще, кроме как о времени, проведенном в объятиях Йена и о том, что произошло. Ведь она любит его!

Но что же на самом деле чувствует к ней он? И почему так настойчиво преследует ее? Только ли из-за того, чтобы получить то, что уже получил один раз? Не выбрал ли он ее из всех женщин Австралии только потому, что она недоступна? Потому что принадлежит другому? И он получил еще большее удовольствие, когда занимался с ней сегодня любовью, из-за того, что чувствовал себя победителем, похитив женщину, принадлежащую другому мужчине?!

Все это вполне может быть правдой. Ведь так много женщин, ищущих себе мужчину-компаньона, каждый день прибывают в Австралию. Красавец Йен может выбрать себе любую!

Талия зажмурилась, пытаясь вычеркнуть из памяти все, связанное с Йеном Лейвери: его губы, глаза, руки, в которых она, словно опьяненная, забыла обо всем!.. Но, нет!

В памяти неотступно возникал образ Йена!

Даже теперь, когда она позволила себе еще раз окунуться в удивительные переживания тех мгновений, ее сердце вознеслось к небесам, а внизу живота разлилась сладкая трепетная дрожь! Йен будто унес ее в небеса… Охваченная муками любви, Талия поняла, что если выпадет шанс, она пойдет на это и поддастся искушению снова!

– Йен! – прошептала девушка с мукой в голосе. – Кто ты?

«Йен сказал, что он наемник. Действительно ли это так?

Он говорил достаточно убедительно»…

Эти мысли вызвали у Талии двойственные чувства: одна ее половина ненавидела человека, который зарабатывал себе на жизнь такой охотой (ведь Йен охотился на людей и за плату доставлял их обратно в Аделаиду), а другая половина восхищалась его отвагой, когда он вступал в единоборство с преступниками – самыми страшными людьми Австралии. А к восхищению примешивалась еще и благодарность к такому человеку, каким был Йен, он был единственным защитником темнокожего населения!

Талия устала от разрываемых ее чувств!

Девушка взглянула на стакан козьего молока, может быть, причина нервозности в том, что она его не выпила? Ведь Пол говорил, теплое молоко расслабляет и помогает хорошо спать…

Талия потянулась за стаканом. Какое-то время она медлила, не уверенная, хочется ли ей выпить это молоко, но тепло стакана, которое она ощущала ладонями, казалось таким успокаивающим… Девушка поднесла стакан к губам и, сделав глоток, поморщилась от отвратительного вкуса: козье молоко не имело ничего общего с тем молоком, которое она когда-либо пила. В нем чувствовалась очень сильная горечь, от которой язык Талии, казалось, свернулся в трубочку. Но тепло молока было таким притягательным! И Талия сделала то, чему много лет назад учила ее мама, когда девочка болела и была вынуждена пить всякие лекарства. Прикладывая губы к стакану, она последовала советам своей матери, как будто та была рядом и смотрела на нее, как это часто делала, когда Талия была еще ребенком. Быстрыми глотками девушка выпила молоко и снова содрогнулась. Поставив пустой стакан на столик, она вытерла рукой губы и вдруг удивленно захлопала ресницами, когда вместо одной свечи на ночном столике увидела две. Талия протерла глаза и снова посмотрела на столик. Теперь она видела уже три свечи! К тому же у нее начала кружиться голова.

– Он мне что-то подсыпал в молоко… – прошептала она и медленно опустилась на кровать, помимо своей воли закрыв глаза. Ее тело стало легким, а веки тяжелыми, дыхание – спокойным и ровным, и она погрузилась в глубокий сон…

Талии казалось, что она в океане… Рядом кружило множество акул с окровавленными зубами… Когда они подплыли ближе, девушка увидела, что с них содрана кожа и выглядывают острые кости, а вместо глаз зияли дыры… Вдруг Талия услышала голос Йена! Оглянувшись, она увидела, что парень пытается подплыть к ней. Он неистово гребет руками, но… Но какая-то неведомая сила не позволяет ему приблизиться! Талия попыталась закричать, но горло будто заледенело. Внезапно она оказалась на земле. В ее тело впились чьи-то острые зубы… это… это собаки динго!!! Они рычат на нее, косятся красными глазами… Йен! Он снова рядом! Он пытается защитить ее, но… Что это?… Крик?…крик…

Открыв глаза, Талия почувствовала, что находится между сном и явью. Вначале девушка подумала, что это она кричала во сне, но крик повторился! И Талия поняла, что он слышится снаружи, совсем близко от особняка.

– Я должна… должна видеть… кто же это… – шептала девушка, пытаясь заставить свои ватные ноги двигаться. В ее голове все плыло, руки тоже не слушались!

Девушка взглянула на пустой стакан на ночном столике.

– Черт подери! – выругалась Талия, – он подпоил меня!

Девушку опять охватила слабость. Но снова услышав крик, она ощутила прилив решимости и попыталась встать с кровати. Талия с трудом опустила ноги на пол, они были, слово деревянные. Собрав все свои силы, девушка встала и, волоча ноги, направилась к окну.

От следующего крика по спине Талии поползли мурашки. Дрожа и пошатываясь, девушка добралась до подоконника, но не удержавшись на ногах, рухнула на пол.

Дыхание Талии было прерывистым. Девушка медленно перевела свой взгляд на кровать. Она должна вернуться в постель!… Другого выхода у нее нет!…

Еле двигаясь, Талия добралась, наконец, до кровати. Схватившись за край матраца, она медленно легла…

Уже в постели девушка обмякла и начала проваливаться в сон…

* * *

Озаренный лунным светом, на ближайшем утесе был отчетливо виден силуэт одинокого всадника, наблюдающего за фермой Хэтуэя.

Наклонившись в седле, Тэннер МакШейн устремил пристальный взгляд на ранчо. Поглаживая худыми пальцами лысую голову, он зло улыбнулся, понимая, что Хэтуэй так и не оставил своих старых штучек – ночную тишину прорезал пронзительный крик истязаемой жертвы. Тэннер знал этого негодяя, Хэтуэя, лучше, чем тот знал сам себя. Этот идиот получал огромное наслаждение, причиняя боль.

Насколько МакШейн знал, Хэтуэй ни разу не затащил ни одной женщины в постель. Он находил удовольствие совсем не в том, в чем все нормальные люди.

Тэннер не один раз за сегодняшний день увернулся от Йена Лейвери и приехал на окраину ранчо Хэтуэя как раз вовремя, чтобы посмотреть на Талию за работой. Но благодаря тому, что он наблюдал за девушкой довольно продолжительное время, он видел не только то, как она пошла в амбар за яйцами, но и то, как спустя некоторое время Талия буквально вылетела оттуда и как за ней следом вышел Йен.

Тэннер опять усмехнулся, и его глаза сверкнули веселым огоньком – он знал без всяких сомнений, что произошло в амбаре. Он много заплатил бы за то, чтобы увидеть, как хорошенькая молодая девушка задирает юбки перед красивым наемником! И даже теперь, рисуя себе эту картину, Тэннер почувствовал зуд в паху.

Для осуществления мести время было не подходящим, и МакШейн продолжал терпеливо ждать темноты. Когда взошла луна, он увидел, как из амбара выволокли чье-то безжизненное тело. Присмотревшись, Тэннер понял, что это девочка-аборигенка. Ее обнаженное тело было покрыто страшными кровоточащими ранами.

– Не сказал бы я, что она пришла на ранчо, чтобы подлечиться, – буркнул МакШейн и передернул плечами, когда тело девушки бросили в неглубокую могилу за амбаром. – Интересно, сколько здесь уже таких могил?

Тэннер перевел взгляд на дом. Там, из-за кружевных занавесок на балконе второго этажа все еще мерцало пламя свечи. МакШейн понял, что это комната Талии, и улыбнулся. Она была одной из множества молоденьких женщин, спавших в этой комнате, которые потом исчезали, и о них больше никто и никогда ничего не слышал. Но как долго смогла бы протянуть Талия?

– Похоже, пришло время исчезнуть еще одной молоденькой женщине! – усмехнулся МакШейн, – а ведь она тоже исчезнет!

В эту минуту Тэннера охватили воспоминания о тех днях, когда они с Полом Хэтуэем считались приятелями. Они были неразлучны и, как члены одной банды, ездили всегда вместе. Они похищали больше аборигенок, чем другие бушрейнджеры, поэтому в их карманах всегда водилась звонкая монета. Тогда торговля рабами была очень прибыльной. Теперь это уже не такое выгодное дело, но, судя по тому, что Тэннер увидел сегодня вечером, Пол все еще этим занимается.

«Он всегда отличался жадностью», – подумал МакШейн, сжав кулаки. Большую часть наживы Пол всегда забирал себе, и Тэннер решил организовать свою банду. Было забавно пойти против Пола и стать его соперником. Подумав об этом, МакШейн рассмеялся, но через секунду его глаза яростно сверкнули – он не смог выдержать этого соперничества! Хэтуэй добился того, чтобы Тэннера поймали, и надеялся, что тот сгниет в тюрьме, пока сам Пол с каждым днем будет становиться все богаче и богаче.

Новая мысль посетила Теннера МакШейна, и он рассмеялся.

– Я украду у тебя твою последнюю белую, – тихо промолвил он. – А потом убью тебя! Но сначала тебе придется оправдываться перед Дейзи Одам!

Тэннер снял с лошади вещмешок и, расстелив на земле, лег на него, а рядом положил свой револьвер. Расслабившись, мужчина почувствовал дремоту… Да, он украдет эту красотку у Хэтуэя! Завтра, когда Пол и его банда уедут, он схватит ее! Тэннер скривил губы в улыбке, может быть, ей будет веселее в его компании? Это все-таки лучше, чем позволить оседлать себя такому ублюдку, как Пол Хэтуэй! И Тэннер снова рассмеялся…


Глава 11

<p>Глава 11</p>

Талия проснулась ранним утром. С тех пор, как девушка приехала на ранчо Пола Хэтуэя, она потеряла всякий интерес к жизни и все теперь делала машинально. Передвигаясь по дому как сомнамбула, девушка вышла через черный ход и вылили на землю воду из лохани для стирки белья. Затем поставила лохань на землю и, застонав, схватилась рукой за спину. Решив немного передохнуть, Талия прислонилась к стене дома. От изумления ее глаза вдруг широко распахнулись, испуганный крик не успел сорваться с губ, когда чья-то сильная рука закрыла ей рот, а другая, точно змея, обвила ее вокруг пояса.

– Не сопротивляйся! Иначе я перережу тебе горло раньше, чем лягушка успеет подцепить языком муху! – угрожающе прозвучал над ухом незнакомый резкий шепот. – Просто пошли со мной и без глупостей! – Это был Тэннер МакШейн. Он хрипло рассмеялся: – На ранчо, кроме чернокожих, никого не осталось, так что ори, если хочешь, – тебя все равно никто не услышит. Этот сосунок, конечно же, доверяет тебе, не так ли, как впрочем и все остальные, кто околачивается здесь! Бьюсь об заклад, что он здорово напугал тебя, чтобы ты у него осталась, да? Вряд ли ты по собственной воле в этой грязной воде будешь стирать штаны Пола Хэтуэя. Как я вижу, ты слишком хорошенькая, чтобы работать вместе с этими чернокожими.

Тэннер МакШейн сильно стиснул ее шею, вырывая из груди девушки стон боли, прозвучавший через закрытый рукой рот.

– Но я пришел сюда не для того, чтобы болтать с тобой, – прорычал он, – а для того, чтобы украсть тебя у этого сукиного сына! Очень хотелось бы посмотреть на него, когда он обнаружит, что тебя нет! Он помешается! Потом я пришлю ему записку, в которой скажу, кто увез тебя. У него просто глаза на лоб вылезут!

У Талии не оставалось другого выхода, как покориться этому человеку, который силой поволок ее прочь от дома. Рядом с его огромным жилистым телом Талия была безвольной мышкой. Она была слишком слабой, чтобы бороться с этим здоровяком.

Она бросала отчаянные взгляды вокруг в надежде, что кто-нибудь увидит, как ее похищают и поможет ей.

Но мужчина оказался прав. Создавалось такое впечатление, будто все ранчо вымерло!

«Где же помощники Пола? – думала девушка. – Когда хозяин уезжает, они всегда исчезают – слово в воду канут! Ведь он должен был оставить кого-нибудь, чтобы присматривать за домом! Но где же они все?»

Право же, ей хотелось вырваться из клещей Пола Хэтуэя, но она совсем не желала променять его на какого-то проходимца! Этот ничем не лучше того! И уж конечно, ни у одного из них нет по отношению к ней благих намерений.

Наконец, когда похититель добрался до своей лошади и поднял Талию в седло, ей удалось увидеть его. Он ничем не выделялся и выглядел так же, как многие из тех, кого она видела на пристани в Аделаиде. На нем были надеты брюки из кожи кенгуру и рубашка, болтающаяся на его худом теле. Лысая голова с крючковатым носом и резко очерченными ноздрями напоминала голову ястреба, но темно-серые глаза совершенно спокойно смотрели на нее.

Вот только что-то едва уловимое в том, как он искривил свои узкие губы, выдало в нем волнение.

Талия перевела взгляд на огромные револьверы, висевшие на поясе мужчины. У нее внутри что-то похолодело!

– Кто вы и что у вас за нужда похищать меня? – настороженно спросила Талия и сморщила лицо, когда Тэннер уселся сзади нее в седло. – Пол найдет вас и убьет!

– Значит, тебе кажется, что ты так важна для этого подонка, да? – сказал Тэннер, взяв поводья и развернув лошадь. Он вдел ноги в стремена и размашистой рысью повел лошадь прочь от ранчо.

– Думаю, что у меня не хватит пальцев на руках, чтобы пересчитать всех женщин, которым Пол задурил голову, и каждая из них думала, что важна для него. – Тэннер загоготал. – А ты хорошенькая, малышка! Он придет в ярость, когда обнаружит эту пропажу… Но ненадолго! Спорю, он быстро найдет тебе замену!

Талия побледнела и невольно откинулась назад, когда руки Тэннера прижали ее к себе.

– Так это вы виноваты в пропаже стольких женщин с ранчо Пола? – спросила она, задыхаясь от внезапного порыва ветра, ударившего ей в лицо, когда похититель неожиданно погнал лошадь быстрым галопом. Волосы рассыпались и хлестали по лицу, а платье, раздуваясь от ветра, задралось вверх, открыв ее колени. – Пол обвиняет в этом аборигенов. Но неужели это делали вы? Всех похищали вы? – Она тяжело сглотнула, медленно переводя на Тэннера испуганный взгляд. – Если это так, то что вы с ними делали? Вы убивали их? Ведь об этих женщинах никто уже больше ничего не слышал!

Тэннер откинул голову и расхохотался.

– Я? Похищал у Пола женщин?! – заходясь от смеха, прорычал он. – Я слишком ценю свое время, чтобы заниматься этим!

– Но, сэр, вы же похитили меня… – сказала Талия, невинно распахнув глаза.

Губы Тэннера дрогнули в хитрой улыбке.

– Так и есть, – ответил он, негромко посмеиваясь. – Так оно и есть.

– Но почему меня? – умоляюще спросила Талия. От страха ее сердце сжалось. – И кто вы такой?

– Неважно, почему я украл тебя и как меня зовут, – ответил Тэннер. Он направлял лошадь все дальше и дальше в буш. – Но теперь, когда ты со мной, я собираюсь немного поразвлечься… Не один месяц прошел с тех пор, как я не прикасался к нежной женской коже своими огрубевшими руками! Чувствую, что мне необходимо встряхнуться, ты так не думаешь?

Он рассмеялся, и смех этот напомнил Талии ржание лошади. Ее охватила паника, и она начала царапать Тэннеру руки, но тот держал ее еще крепче. Тогда она развернулась и принялась бить его кулаками в грудь, но и это не помогло. Мужчина просто смотрел на нее и все время смеялся.

Вскоре девушка оставила свои попытки: она только смотрела по сторонам, на буш, мимо которого их проносила лошадь Тэннера, мчась во весь опор.

Прошло немало времени. У Талии от долгой поездки уже ныли все кости, когда ее похититель натянул поводья. Это было у берега реки Мюррей, которая мирно несла свои воды как раз мимо пастбищ Хэтуэя.

Тэннер снял Талию с лошади, и она потянулась, расправляя онемевшее от долгого путешествия тело и обводя взглядом местность, окружавшую ее. Она знала, что если не удастся сбежать, этот человек изнасилует ее, а возможно, и убьет. Перед мысленным взором девушки предстала очередь невинных бедняжек, которые удовлетворяли похоть этого человека!

Тэннер подвел лошадь к воде и дал ей возможность вволю напиться, потом повернулся к Талии, и его глаза засверкали. Он расстегнул пояс, на котором висели пистолеты и положил его на землю, затем начал медленно спускать штаны. Под ними оказался спрятанный на поясе нож в ножнах.

– Иди сюда, моя сладкая, – сказал он, подзывая к себе жестом Талию. – Дай-ка и мне немного поволновать тебя, как это вчера сделали с тобой в амбаре. Я дам тебе парочку уроков, которые не мог тебе дать Йен Лейвери. Я – чистокровный австралиец, мэм, а уж мы, австралийцы, так умеем любить женщин, как и не снилось ни одному американцу!

Лицо Талии залилась краской. Она коснулась щек, чувствуя, как от смущения ее охватил жар.

– Вы видели меня вчера? – испуганно произнесла она. – Вы знаете, что я вчера была с Йеном в амбаре?

– А ты думала, что вышла сухой из воды и никто тебя не видел? – язвительно сказал Тэннер. – Милая, у меня глаза даже на затылке, разве ты не знаешь? – Он сбросил с себя брюки, обнажая перед ее полными страха глазами свою напряженную от возбуждения плоть. – Ну, давай, милашка! Я тебя сейчас встряхну как следует.

От испуга Талия оцепенела. Она попятилась, но Тэннер опустился на одно колено и, схватив револьвер, прицелился в нее.

– На твоем месте я бы не пытался удрать, – заметил Тэннер, взмахнув револьвером и подзывая девушку к себе. – У меня репутация быстрого и меткого стрелка. Так что, на твоем месте я бы не проверял быстроту моей реакции!

Талия не шевелилась. Она посмотрела на револьвер, потом на нож, который все еще находился в ножнах. В глубине охваченного страхом сознания у девушки начала зарождаться идея. Нож! Если бы ей удалось ухватиться за нож! Но единственный способ – подыграть ему, заставить думать, что она поддастся его требованиям! Возможно, даже придется постараться сыграть так, чтобы он поверил, что его поцелуи доставляют радость и она тронута его вниманием.

Но могло оказаться и так, что этот человек не нуждается в ласках. Ведь он мог просто схватить и изнасиловать ее! Тем не менее, это был единственный шанс, и она должна воспользоваться им!

Талия через силу улыбнулась и, откинув назад волосы, медным блестящим потоком струящиеся по спине, медленной, соблазнительной походкой подошла к Тэннеру.

– У тебя репутация быстрого и меткого стрелка? – промурлыкала она. – А у меня, сэр, репутация достаточно сговорчивой девушки. Ты сильный, мужественный, и ты мне все больше и больше нравишься. У тебя есть все, что хочет видеть женщина в мужчине! – девушка саркастически рассмеялась:– Да, ты прав, Йен Лейвери не идет с тобой ни в какое сравнение!

Талия опустила взгляд ниже. Ее едва не вырвало, когда она увидела, как свободной рукой Тэннер гладит свою набухшую плоть. Она начала уже сомневаться, удастся ли ей продолжить этот спектакль: девушке казалось, что только от одного его вида ее вывернет наизнанку. Но нет! Она должна полностью завладеть его вниманием и прикинуться той, которой на самом деле не была.

– Только взгляни на себя! – сказала Талия, подойдя к МакШейну настолько близко, что могла уже коснуться его. Она протянула руку и обхватила пальцами его твердую плоть. И, продолжая свою игру, девушка начала двигать рукой. – Я никогда не видела мужчину, который был бы сложен так же хорошо, как ты! Уверена, я не один раз буду потрясена, когда мы займемся с тобой любовью!

У Тэннера от волнения заходил кадык, и он тяжело сглотнул. Сексуальное напряжение было столь велико, что казалось, он разорвется в любой момент, выбрасывая наружу то, что ему хотелось сберечь до тех пор, когда его тело сольется с телом Талии.

Но проклятье! Как ему трудно попросить девушку остановиться! Ее рука угадывала его желания, заставляя его чувствовать то, что еще никогда прежде он не испытывал. Он дико хватал ртом воздух, понимая, что конец неизбежно приближается. Кровь с сумасшедшей скоростью бежала по венам. Он выгнулся, задрожал и закрыл глаза, не в силах больше думать ни о чем, и предаваясь чувствам, волной захлестывающим его, и…

– Так, малышка, так!!! – хрипел мужчина, облизывая губы. – Продолжай, и Тэннер доставит тебе такое же удовольствие! Тэннер будет хорошим с тобой, вот посмотришь…

Талия на мгновение потеряла бдительность, услышав его имя. Она не могла вспомнить, где уже раньше слышала его? Но теперь настала возможность сделать решительный шаг. Он закрыл глаза! Теперь она не должна думать ни о чем, только о необходимости сделать быстрый и единственно верный шаг! Она расстегнула ножны и выхватила оружие. Совершенно не задумываясь, убьет она его или нет, Талия подняла нож и опустила в мясистую ткань правого предплечья. Из раны, пузырясь, хлынула кровь!

Тэннер взвизгнул и выронил из руки револьвер. Девушка схватила его и затолкала в кобуру. Потом, подобрав пояс, отяжелевший от оружия, она побежала прочь от мужчины.

Талия слышала, как Тэннер кричал ей вслед проклятия, но знала, что он не сможет сразу погнаться за ней. Ему придется позаботиться о своей ране, ведь он прямо на глазах истекал кровью! Если бы только удалось подальше убежать от него и спрятаться! К тому же она вооружена!

Девушка сгибалась под тяжестью револьверов. Подол юбки, путаясь в ногах, мешал ей быстро бежать и делал движения неуклюжими. Внезапно Талия упала на землю и пролежала так какое-то время, пытаясь отдышаться. Но страх, что похититель может в любой момент догнать ее на лошади, поднял девушку на ноги. Вдруг она услышала какое-то рычание и с испугом повернула голову.

Казалось, тело Талии обмякло, когда она увидела, что ее окружает рычащая стая диких собак динго.

Вспоминая свой недавний кошмар, охваченная ужасом, Талия наблюдала, как круг оскаливших зубы собак все теснее смыкается вокруг нее, и думала, что сон начинает сбываться. Тяжесть револьвера в руке напомнила о возможности им воспользоваться. Она посмотрела на оружие. Никогда прежде ей не приходилось стрелять из пистолета таких размеров! Сможет ли она сделать это сейчас? Может, это оружие даст ей возможность отделаться от этих диких собак?

Талия понимала, что побег в этой ситуации – не выход. Стоит собакам только пожелать, и они одним прыжком настигнут ее. Может быть, если она убьет одного пса, остальные сами удерут? А может, их просто отпугнет звук выстрела?

Дрожащими пальцами Талия вытащила из кобуры один из револьверов. Пока указательный палец нащупывал спуск, она пыталась совладать с дрожью. Не тратя времени на то, чтобы прицелиться, девушка нажала на курок. Выстрел заставил ее потерять равновесие. Опять Талия оказалась на земле, но тут же спохватившись, вскочила и увидела, что все, кроме одного пса, с визгом разбежались.

Оставшийся зверь подкрадывался к ней все ближе и ближе. У девушки не было времени, чтобы снова поднять револьвер и выстрелить. Собака набросилась на нее, и острые клыки впились ей в руку.

От внезапной боли Талию бросило в холодный пот. Она пронзительно закричала и вздрогнула от неожиданно прозвучавшего выстрела. Девушка закричала опять, когда увидела, что пуля вошла в тело пса и тот, споткнувшись, присел на задние лапы, оглушительно взвыл и упал на землю рядом с ней.

Находясь на грани срыва, с перепачканной кровью рукой, Талия увидела перед собой Йена! Изумлению девушки не было предела. Парень держал в руках дымящийся «кольт», и резкий запах пороха ударил ей в нос.

– Йен?! – испуганно выдохнула она, держась за прокушенную собакой руку. – Ты убил динго?

Йен сунул «кольт» в кобуру и поспешил к Талии.

Опустившись на колени, он взял ее руку и осмотрел рану.

– Ее укус опасен, – спокойно промолвил он. – Придется о тебе позаботиться. – Йен поднял подол ее платья и оторвал полосу ткани от нижней юбки. Едва взглянув на Талию, он начал перевязывать ей руку.

– Вот так-то будет лучше!

Каждый раз, когда Йен прижимал материю к ране, девушка морщилась от боли.

– Спасибо, Йен, – промолвила она, и в уголках ее глаз заблестели слезы. Ее ошеломило, что Йен появился опять, чтобы спасти ее. – Как и раньше, ты снова вовремя! И снова спас мне жизнь! Но почему ты все это делаешь? Ведь я всегда так ужасно к тебе относилась!

– Да, ты доставила мне несколько неприятных моментов, – произнес парень, продолжая забинтовывать девушке руку. – Талия, я понимаю, когда меня обманывают. У тебя это чертовски хорошо получается! Правда, не так хорошо, чтобы провести меня… Догадываюсь: мне просто придется запастись терпением и ждать, пока я не разберусь, почему ты скрываешь свои истинные чувства и доказываешь мне свое равнодушие.

Не дожидаясь, пока Йен поймет, как на нее подействовало его появление в эту минуту, девушка поспешила сменить тему разговора.

– Человек, который похитил меня… этот ужасный МакШейн… – сказала она, вздрагивая. – Он собирался изнасиловать меня!

– Так это дело рук сукиного сына МакШейна? – спросил Йен, посмотрев на Талию своими черными глазами.

– Ты знаешь его? – вымолвила Талия. – О, Господи! Все! Я вспомнила, от кого раньше слышала это имя! Не об этом ли человеке ты говорил мне вчера? Это тот беглый заключенный, за которым ты охотишься! Так ты вчера действительно был там, чтобы защитить меня?

– А что я говорил? – ворчливо пробурчал Йен, проверяя, надежно ли он забинтовал руку. – Об этом я и твердил тебе!

– Но, Йен, если ты следил за ним, как же ты позволил, чтобы сегодня случилось такое? Где ты был?! – спросила Талия и заглянула ему в глаза в ожидании ответа.

– Когда он похитил тебя, меня не было на ранчо! – сказал Йен, помогая Талии подняться. – Я напал на след МакШейна, но потерял его вчера в буше. Когда раздался выстрел, я совершенно случайно оказался рядом. – Он бросил взгляд на животное, вытянувшуюся на земле. Собака остекленевшим мертвым взглядом смотрела вверх.

– Ты еще хорошо отделалась, – произнес Йен, – эта тварь могла разорвать тебя на куски, это уж точно!

От этой мысли Талия опять вздрогнула. Она освободила руку от пальцев Йена, но охватившее ее легкое головокружение заставило девушку припасть к нему.

– Я так неважно себя чувствую… – негромко произнесла Талия и закрыла глаза.

Йен, взглянув через плечо девушки, устремил взгляд далеко в буш. Парень вздрогнул от мысли, что совсем забыл о Тэннере МакШейне. Две тысячи фунтов уйдут в карман того, кто найдет его! Но благополучие Талии было на первом месте, и Йен быстро перевел взгляд на девушку.

– Как тебе удалось бежать от Тэннера? – спросил он, поднимая Талию на руки и неся к своей лошади. – Где он сейчас?

Девушка застенчиво улыбнулась Йену.

– Я воспользовалась самым старым трюком, описанным в книгах, – призналась она. – Я притворилась, что очень хочу заняться с ним любовью. – Она негромко рассмеялась – Когда его штаны упали, он тут же потерял всякую предосторожность, и тогда я схватила нож и вонзила ему в руку! – ее улыбка растаяла. – А потом побежала так быстро, как только могла, – и снова улыбка заиграла на ее лице. – Еще я стащила его оружие! Теперь я не знаю, где он… Может быть, лежит там же и, истекая кровью, умирает?

– Значит, ты ранила этого негодяя, да? – сказал Йен и, усмехаясь, с легкостью поднял девушку в седло.

– Ранила, но не достаточно сильно, – ответила Талия и опять схватилась за руку, случайно задев ею за переднюю луку седла. – У меня еще не хватило смелости, воткнуть нож ему прямо в сердце.

– То, что ты сделала, по крайней мере, на какое-то мгновение остановило его, – произнес Йен, вскакивая в седло позади Талии. – Немало смелости было необходимо для этого поступка.

– Не так уж и много, – возразила она. – Ведь теперь нам все равно надо опасаться его. – Она опять почувствовала головокружение. – Мне действительно не очень хорошо. Я чувствую… что-то вроде тошноты…

– Я отвезу тебя назад, на ранчо Хэтуэя, – сказал Йен, придерживая Талию, пока вставлял ноги в стремена, потом направил своего жеребца ровным шагом прочь из буша.

– Ты отвезешь меня на ранчо и даже не будешь спорить со мной на этот раз? – в вопросе Талии звучало недоверие. Она обернулась и взглянула на Йена. – Честно? Не задумываясь ни на секунду, ты отвезешь меня назад?

– На всю округу – это ближайший дом, – сказал Йен ровным спокойным голосом. – У меня нет другого выбора, как только отвезти тебя туда. Тебе необходимо как можно быстрее обработать эту ужасную рану.

– Но если Пол увидит меня с тобой, он без лишних вопросов застрелит тебя! – не успокаивалась Талия.

– Для чего ему понадобится убивать меня, если я везу тебя на ранчо, а не похищаю? – возразил Йен.

Он взглянул на девушку, потом дотронулся до ее подбородка, побуждая ее губы встретиться со своими.

– На этот раз, Талия, на совсем короткое время и Пол, и я забудем о разнице наших положений. Твоя безопасность и благополучие намного важнее!

Их губы встретились в нежном поцелуе. Талия откинулась назад и прижалась спиной к его груди. Йен, обнимая ее, вел своего жеребца мимо эвкалиптовых деревьев, мимо медвежат-коала, наслаждающихся жизнью в ветвях этих зеленых великанов.


Глава 12

<p>Глава 12</p>

Пол остановился возле лохани для стирки белья и провел внутри нее пальцем.

– Сухая, – сказал он напряженным голосом, затем посмотрел на своих людей, обступивших его, и заорал на них: – Она сухая, черт возьми!

Он отшвырнул лохань в сторону и стал на колени. Его пальцы коснулись белой от палящего солнца земли. Это было место, куда обычно сливали воду после стирки, но рука снова осталась сухой.

– Земля совсем сухая, значит, Талия ушла уже давно, – сказал Пол, поднимаясь с колен, затем вытер руки и посмотрел вдаль – туда, где начинается буш. – Но она не могла уйти далеко, – продолжал он раздраженно. – Проверьте, все ли лошади на месте. Хотя она могла уйти и пешком… – лоб Хэтуэя начал покрываться глубокими морщинами, – если, конечно ее не увезли, – произнес он, переводя взгляд с одного человека на другого. – Эй, вы, кто оставался дома! Вы видели что-нибудь необычное за то время, пока я отсутствовал? Может быть, слышали что-нибудь?

Все встревоженно покачали головой, показывая, что никто из них ничего необычного не видел и не слышал. Пол снял очки и устало потер глаза тыльной стороной ладони.

– Когда меня нет дома, никто из вас ничего не видит и не слышит, – сердито пробурчал он. – Мне это кажется очень подозрительным. Но я позже вернусь к этому вопросу, – сообщил он, надевая, очки.

Подойдя к своей еще оседланной лошади, Пол оглянулся и бросил через плечо:

– По коням, джентльмены, мы еще должны кое-куда съездить. Мы отыщем эту маленькую леди и вернем ее назад!

Пол вскочил в седло и, развернув лошадь, обратился к своим людям, пока они седлали коней:

– Нам лучше разделиться, – громко произнес он, показывая рукой в сторону буша. – Кеннет Оззер, ты с людьми поедешь туда. Если наткнетесь на Талию, выстрели один раз в воздух, потом еще раз и жди, когда я приеду. У меня есть парочка способов, как проучить свою жену. И мне бы хотелось сделать это подальше от бдительных глаз аборигенов. Живя у меня дома, они и так уже достаточно сложили сказок обо мне. Нет необходимости подливать масла в огонь. Они и так знают, что с ними будет, если они попытаются бежать хотя бы раз.

– Да, сэр, – охотно подтвердил Кеннет. – Вы их хорошо проучили.

Подгоняемый желанием быстрее отправиться на поиски, Пол хлестнул своего коня поводьями и закричал на него. Позади остались только клубы пыли, когда он погнал своего жеребца по дороге прочь от ранчо.

Коровы испуганно шарахнулись в стороны, овцы шумно заблеяли и обратились в бегство, когда люди Хэтуэя поспешно погнали своих лошадей вслед за хозяином.

* * *

Когда лошадь Йена перепрыгнула невысокий куст, Талия поморщилась от боли. Рука под туго перевязанной материей безжалостно заныла, и Талия застонала.

– С тобой все в порядке? – спросил Йен, замедляя ход лошади.

Талия выдавила из себя улыбку, хотя понимала, что она скорее напоминает жалкую гримасу.

– Все в порядке, – солгала она и посмотрела вперед. – Сколько нам еще ехать?

– Очень хочется опять увидеть его? – язвительно заметил Йен и нахмурился, когда Талия повернулась и взглянула на него. – Не можешь без него долго?

Талия, не скрывая изумления, широко открытыми глазами посмотрела на Йена. Она знала, что теперь Йен понимает, насколько ей безразличен Пол, несмотря на все ее старания провести его. Но голос Йена был полон сарказма, а глаза светились неприятным огнем, когда он смотрел на девушку.

Талия тяжело вздохнула. Если ей не удалось уверить его раньше в своей ненависти к Полу, то теперь уж и подавно она не сможет это сделать. Слишком многое зависело от ее молчания. Даже теперь она не знала, о чем может думать сейчас Пол. Конечно же, он прекрасно знает, что жена не сбежит от него по собственной воле. У него в руках козырной туз – безопасность Вайды. Возможно, он предположил, что Талию похитили. Но кто? Это станет настоящей загадкой для Пола Хэтуэя. Он разобьется вдребезги, чтобы найти Талию и ее похитителя.

– Мне не терпится побыстрее слезть с лошади и забраться в теплую ванну, – сказала Талия и вздохнула. – К тому же я волнуюсь из-за своей руки и хочется скорее заняться раной. – Талия вздрогнула – Эти динго… Они появились просто ниоткуда! Это было ужасно…

Звук приближающихся к ним лошадей заставил Талию прерваться на полуслове. Она вцепилась в руку Йена и настороженно всмотрелась в толпу всадников и человека, скачущего впереди.

– Пол Хэтуэй, – произнес Йен. Натянув поводья, он остановил своего жеребца и положил руку на револьвер.

Пол развернул лошадь и, подъехав к ним, остановился.

– Как я посмотрю, вы себя уютно чувствуете вдвоем, – свирепо переводя взгляд с Йена на Талию, произнес он, и его щека нервно задергалась – Йен Лейвери, насколько я могу догадываться, – Пол нагнулся к ним ближе – это не ты виновен в похищении моей жены, иначе бы ты ехал совсем в другом направлении! Где ты нашел ее, Йен? С кем она была?

– Думаю, ты слышал о Тэннере МакШейне, не так ли? – медленно произнес Йен.

Это имя привело Пола в изумление. Он расправил плечи.

– Кто же не слышал об этом негодяе! – сказал он, прищурив глаза и вспоминая ту ночь, когда он устроил так, чтобы Тэннера поймали. В то время Тэннер помогал Полу пасти скот. И Хэтуэй специально угнал стадо подальше от дома, чтобы обвинить МакШейна в том, что тот украл у него овец.

Пол думал, что к этому времени Тэннер уже сгнил в тюрьме. Но, похоже, нет тюрьмы, которая могла бы удержать таких, как Тэннер МакШейн подольше!

– Это он средь бела дня подъехал к твоему дому и украл Талию, – сказал Йен, глядя мимо Пола на грозных всадников, стоявших позади. – Похоже, твои люди немного зазевались. Тебе не кажется?

Пол через плечо сурово посмотрел на всадников, потом опять сосредоточил свое внимание на Талии. Он заметил, что ее рука перевязана, а сквозь материю просочилась кровь.

– Это Тэннер ее ранил? – спросил Пол и застыл в напряжении. – Где он сейчас?

– Я ударила его ножом и убежала, но на меня напала стая динго! – ответила вместо Йена Талия.

Она опустила глаза и, ненавидя себя за следующие слова, произнесла:

– Пол, пожалуйста, отвези меня домой, – она почувствовала, как напряглось тело Йена, и все поняла: она опять предпочла Пола ему. Но на этот раз он должен был понять ее, хотя бы потому, что у нее была веская причина поехать с Полом – ее рука нуждалась в срочном лечении.

Глаза Пола засияли. Он подъехал ближе к Йену и, самодовольно улыбаясь, произнес:

– Отдай ее мне!

Талия была перенесена в седло к Полу, где он уютно устроил девушку, посадив ее перед собой. Но когда его рука обвила ее талию, у девушки все похолодело внутри.

– И ты говоришь, что ударила его ножом? – спросил Пол, недоверчиво глядя на Талию.

– Да. Но только в руку, – сказала девушка, сожалея, что не прицелилась лучше и не вонзила нож в его жестокое сердце! Это было бы замечательно для Пола – ему пришлось бы меньше волноваться из-за Тэннера! Зато ей теперь придется постоянно остерегаться его! Он конечно же не успокоится, пока опять не украдет ее, но на этот раз уже, скорее для того, чтобы убить!

– Ты нанесла такой сильный удар, ранив его! – засмеялся Пол, прижимая Талию ближе к себе. – Теперь все узнают, что женщина одержала победу над ним, а для такого, как МакШейн, это будет хуже смерти! Сомневаюсь, что мне придется беспокоиться из-за него еще когда-нибудь. Теперь он вряд ли вернется на мое ранчо! Он побоится, что его засмеют! Пол медленно перевел взгляд на Йена: – А ты, конечно, как всегда, возник ниоткуда.

– У меня было много причин оказаться в той части буша, – ответил Йен, – и нет ни одной, о которой мне хотелось бы тебе рассказать! – он с тоской посмотрел на Талию, потом мрачно взглянул на Пола и добавил: – Не лучше ли тебе направить свою лошадь к дому? Ее руке необходима срочная помощь.

– Я не нуждаюсь в твоих советах, – процедил сквозь зубы Пол, затем он дернул поводья и поскакал прочь.

– Лейвери! – крикнул он через плечо, остановив лошадь. – Держись подальше от моего дома! Ты слышишь? Там нет ничего, что бы принадлежало тебе!

Талия смахнула слезы, чувствуя себя брошенной.

От громкого смеха Хэтуэя, увозившего девушку, Йен почувствовал, как по его телу побежали мурашки. Он еще минуту смотрел вслед Полу, а потом развернул лошадь и поскакал в другом направлении. Опять он был вынужден забыть Талию.

– Но ненадолго! – упрямо прошептал он. – Только на время!

Теперь он снова поедет на поиски Тэннера. В таком состоянии он не мог уйти далеко. А потом ему придется вернуться в тюрьму Аделаиды; на этот раз Йен вполне заслуженно получит две тысячи фунтов.

Он быстро гнал лошадь, пока не добрался до места, уже знакомого ему – именно здесь он обнаружил Талию, окруженную стаей собак. Теперь Йен поехал медленнее, разыскивая поляну, где был ранен Тэннер.

И вот он увидел это место! На смятой траве была огромная лужа крови.

– Кровь Тэннера, – шепнул Йен, медленно осматриваясь вокруг. – Здесь его ранили… Но где он? Неужели сел на лошадь и уехал? У него есть силы?!

Йен приложил ладонь к глазам и пристально посмотрел вдаль. Через секунду раздался его изумленный вздох, и мужчина почувствовал, как тошнота подступает к горлу.

– Бог мой! – хрипло произнес Йен, неотрывно глядя на ужасное зрелище: несколько динго раздирали на куски лошадь! Лейвери не решился приблизиться к этому месту.

– Должно быть, это лошадь Тэннера… – пробормотал Йен. – Значит ли это, что они уже полакомились Тэннером?

Йен решил, что лучше уехать подальше от этого места. Он больше не мог находиться рядом с этими тварями и видеть, как они раздирают остатки лошади! Тем более, что нет никакой возможности узнать правду о судьбе Тэннера. Никаких шансов, как ни старайся!

* * *

Пол стоял у амбара. Рядом с ним, внимательно слушая, стоял Кеннет Оззер.

– Так ты понял, что от тебя требуется? – спросил Пол, кладя руку на плечо Кеннета.

– Вы хотите, чтобы я проник в круг друзей Йена Лейвери, для того, чтобы быть с ним рядом и видеть, чем он занимается, – уточнил Кеннет. – Вы хотите, чтобы я узнал, не виделся ли он с вашей женой?

– Да, что-то в этом роде, – пробурчал Пол. – Если необходимо, езжай с ним плечо к плечу или с кем-нибудь из его дружков-наемников, делай вид, что ты их друг. Все, что угодно, Кеннет, влезь ему в самую душу, только узнай о его планах!

– Я слышал, что Йен всегда ездит один, – произнес Кеннет и нахмурился, – исключая те случаи, когда он берет с собой того чернокожего. Но большей частью он всегда один, – и Кеннет вздохнул.

– Да, большей частью… – согласился Пол, кивнув головой, – Но у него есть много преданных друзей, готовых по первому же зову ехать за ним, если это нужно. Ты станешь одним из них, Кеннет!

– Другом этого негодяя?! – горячо воскликнул Кеннет. – Да он напичканный дерьмом сукин сын! Я бы такого, как он…

– Значит, у тебя была перебранка с Йеном тогда в баре, о которой мне говорил Ридж? – рассмеялся Пол, прерывая негодующую речь Кеннета. – Хорошо! Вот тебе и причина идти за ним: для сведения своих счетов!

– Может быть, ему не хочется, чтобы такие, как я, были с ним рядом, – с сомнением заметил Кеннет.

– У него есть одно слабое место, – ровным голосом произнес Пол. – Он добр ко всем, кому не везет, – и Хэтуэй многозначительно посмотрел на Кеннета. – Сыграй, будто в этом мире у тебя нет ни одного друга и ни гроша в кармане. Он постарается помочь тебе. Не успеешь глазом моргнуть, как войдешь в круг его друзей!

Кеннет, самодовольно улыбаясь, достал из кобуры пистолет.

* * *

Через открытую балконную дверь в спальню Талии ворвался ночной ветер, принеся с собой сладкий аромат цветов. Ее волосы все были влажными после мытья. Золотистые, едва вьющиеся локоны спадали на лицо и плечи.

Она лежала на кровати, освещенная сиянием луны, и думала о событиях прошедшего дня. Если бы Йен не приехал именно в тот момент, уже сейчас она была бы мертва. Ноющая от боли рука постоянно напоминала девушке, как она обязана этому человеку, а сама могла только язвительно насмехаться над ним.

Талия повернулась на другой бок и согнула ноги под ситцевой рубашкой. Сегодня вечером она поняла еще кое-что.

Лоб Талии был слишком горячим. Она поздно промыла рану от укуса собаки, и этот укус, без сомнения, заразен!

Закрыв глаза, девушка погрузилась в беспокойный сон. Ею овладели ночные кошмары. Она бежит… Ее преследует сотня диких динго! Их клыки окровавлены! Она задыхается… Она слишком устала… не может бежать дальше… падает на землю и ждет, когда псы вцепятся в нее…

Когда чья-то мягкая рука легла ей на лоб, Талия, наконец, освободилась от своего отвратительного кошмарного сна.

Лунный свет достаточно освещал комнату, и девушка смогла рассмотреть лицо, склонившееся над ней. Улыбка и нежное прикосновение обрадовали Талию, и ночной кошмар стал быстро забываться.

– Хонора пришла, чтобы сделать тебе лучше, – сказала аборигенка, поворачиваясь к кувшину с водой, который она принесла с собой в комнату.

Девушка достала губку, отжала ее и осторожно положила на лоб Талии.

– Ты вся горишь. Холодный компресс должен помочь тебе.

Талия удивленно вскинула брови:

– Хонора, ты говоришь по-английски почти так же хорошо, как я! Кто научил тебя так говорить? Пол?

– Пол Хэтуэй не учил Хонору. Хонора друг Йена, – сказала девушка, мягко проводя губкой по лбу Талии. – Йен Лейвери научил меня английскому языку. Я сказала тебе, что он мой друг, потому что ты тоже его друг!

Талия привстала, опершись на локоть, и пристально посмотрела на Хонору.

– Откуда ты это знаешь? – настороженно спросила она, еще не уверенная, кому она может доверять, а кому – нет.

– Хонора все видит, – сказала аборигенка, блестя своими черными глазами и улыбнулась Талии, – я видела, как Йен забрал тебя из дома, а потом привез назад. Я видела, что ты встречалась с ним в амбаре.

Лицо Талии вспыхнуло румянцем, и она отвела взгляд.

Боже! Похоже, все знают о ее свидании с Йеном в амбаре! Сначала ей сказал об этом Тэннер МакШейн, теперь – Хонора, как это возможно, чтобы об этом не знал Пол?!

– Мой отец – Беркут – лучший друг Йена, продолжала Хонора. – Меня украли люди Пола Хэтуэя и привезли сюда против моей воли. – Хонора снова опустила губку в воду и намочила ее. – Пол Хэтуэй убил мою мать! – сказала она, сжимая губку так, будто скручивала шею Полу.

Талия отодвинула в сторону руку Хоноры, когда та собиралась смочить ей лоб. Она села на кровати, пытаясь встретиться глазами с этим милым созданием.

– Хонора, почему ты не убежишь в буш? – мягко спросила Талия. – Ты знаешь, что это возможно? Люди Пола очень плохо выполняют свои обязанности. Все рабы могли бы сбежать отсюда, если бы попытались! – и девушка положила руку на худенькую ладошку Хоноры. – Почему бы вам не дать о себе знать Йену, когда он приезжает сюда?

Глаза Хоноры распахнулись от искреннего удивления, но в глубине их скрывался огромный страх.

– Ты сбежала и вернулась, – сказала она, – зачем ты это сделала, Талия? Я думаю, никто из этих людей не пытается бежать по одной причине – они боятся! Мы все боимся рисковать своей жизнью! Как ты уже должна была понять, Пол Хэтуэй – жестокий, сумасбродный человек. Он ненавидит всех женщин, а особенно аборигенок. И обвиняет мой народ во многих преступлениях, и даже в своей импотенции!

– Импотенции?! – выдавила из себя Талия изумленно, – Пол – импотент?! Так вот почему он никогда не пытается переспать со мной!

– И ни с одной другой женщиной, – сказала Хонора, присаживаясь на кровать рядом с Талией. Она посмотрела в окно на залитую лунным светом ночь и начала свой рассказ:

– Однажды, очень давно, Пол Хэтуэй напал на аборигенов и начал убивать их. Тогда в схватке один воин нанес ему удар дубиной. Вот так Пол превратился в импотента. И с тех пор его ненависть к аборигенам стала еще сильнее. Он вымещает свою злобу больше на женщинах, чем на мужчинах, а озлоблен он потому, что не может действовать как мужчина.

Хонора посмотрела на взволнованную ее рассказом Талию.

– От своей злобы Пол совсем сошел с ума! – продолжала она, дрожа всем телом. – Не многим известна его тайна. Я и сама узнала об этом недавно, когда он беспощадно расправлялся с одной молоденькой аборигенкой. – Хонора закрыла рот руками, и из ее глаз полились слезы, – пока он нещадно хлестал ее плетью, та ужасно кричала, а он рассказывал ей об этой тайне и бил ее, бил… бил…

Талия на какое-то время растерялась, не зная, что сказать. Она была потрясена такой новостью и сострадала Хоноре и той девушке, свидетельницей избиения которой стала Хонора.

Этот мерзавец, который вел себя так, будто является ее мужем, притворялся и всегда лицемерил! Он заставил притворяться и ее – она обязана была делать вид, будто предана ему! Он больной и страшный человек с воспаленным воображением! И каждый день доказывал ей это самым диким образом! Талии становилось все страшнее и страшнее думать о завтрашнем дне. Но, может быть, ее опасения напрасны? Возможно, она зря боится его? Кто знает…

– Хонора должна идти! – сказала туземка, быстро направляясь к двери. – Я слишком много сказала… Стоит только Полу узнать об этом, и он убьет меня!

Она вышла из комнаты так быстро, что Талия даже не успела задержать ее, чтобы успокоить. Острая боль пронзила ее, и девушка, схватившись за руку, застонала и, вдруг, в холодном оцепенении уставилась на дверь, из-за которой неожиданно появился Пол. В руке он держал стакан козьего молока. Когда он приблизился к Талии, его глаза под очками казались узкими щелками.


Глава 13

<p>Глава 13</p>

Когда Пол подошел к Талии и стал над ней у кровати, она схватила одеяло и натянула его до самого подбородка. Девушка не знала, видел ли он, как Хонора вышла из комнаты. А если видел, то не догадался ли он, о чем ей говорила аборигенка?

Его холодный каменный взгляд заставил понять Талию, что это не просто визит вежливости, чтобы справиться о здоровье жены. Он очень умело обработал рану, но сделал это только из-за того, что хотел видеть ее живой. Она нужна ему для того, чтобы использовать ее в своих эгоистических целях. Хотя ни одна из них, слава Богу, не была сексуальной! Пол склонился над девушкой, положил руку ей на затылок и помог приподнять голову от подушки. Затем он поднес стакан с козьим молоком к ее губам и произнес угрожающим тоном:

– Проклятие! Я устал постоянно гадать, где ты окажешься в следующий раз! Но сегодня ты проспишь всю ночь, и я буду уверен, что ты выпила молоко.

– Нет! – взмолилась Талия, почти задыхаясь, когда Пол стал заставлять ее выпить молоко. Она сделала один глоток и закашлялась. Испугавшись, что ей опять что-то подсыпали в молоко, как это, вероятно, произошло недавно, девушка превозмогла свой страх перед Полом и выбила стакан из его рук. Он отлетел на середину комнаты, а молоко вылилось на одеяло и впиталось в него.

Пол посмотрел на Талию, раскрыв рот от удивления. Потом ударил ее по лицу с такой силой, что девушка подпрыгнула и, зарыдав, повалилась на кровать.

– Я уже начинаю жалеть, что в «Одам Хауз» из всех я выбрал именно тебя, – сердито пробурчал он сквозь сжатые зубы и поднял пустой стакан. – Но будь я проклят, если мне еще придется возиться с тобой сегодня вечером! Того молока, что ты выпила, – достаточно, чтобы заставить тебя заснуть, – он сжал кулак и поднес его к лицу Талии. – Проклятие! Талия, иди спать, иначе я вернусь сюда опять и привяжу тебя к кровати, как свинью!! У меня есть дела поважнее, чем с тобой нянчиться!

Съежившись от страха, Талия шарахнулась от него и снова натянула на себя одеяло. Девушка с гневом смотрела на Пола, пока тот не вышел из комнаты. Потом, откинув в сторону промокшее одеяло, она повернулась на живот и заколотила по матрацу сжатыми в кулаки руками.

– Я ненавижу тебя! – кричала она, захлебываясь рыданиями, – о, как я ненавижу тебя!!!

Понемногу ее сознание начало затуманиваться. И когда девушка закрыла глаза, она почувствовала легкость и начала проваливаться… проваливаться в сон…

Но долго поспать ей не удалось. Талию разбудил пронзительный крик. Когда второй вопль разрезал тишину ночного воздуха, она подскочила на кровати и уставилась на открытую балконную дверь. Хотя сознание девушки все еще было затуманено, и сильно кружилась голова, она внезапно вспомнила свои опасения из-за Хоноры. Неужели Пол все-таки видел, как девушка выходила из ее спальни? И теперь он наказывает ее! Это кричит Хонора?!

Ноги Талии были невероятно слабыми и почти не держали ее. Попробовав встать с постели, она разозлилась на себя: колени тряслись, ноги отказывались подчиняться и оставались неподвижными. С большим трудом девушке удалось кое-как добраться до балкона. Навалившись всем телом на дверь, Талия слегка высунула голову наружу. Она стояла в тени, не освещенная сиянием луны, и смотрела на то, что происходило внизу.

Талия, не веря, протерла глаза и подумала, уж не сон ли это, и не видит ли она галлюцинации от подмешанного в молоко зелья?!

Но чем больше она смотрела, тем больше убеждалась, что все действительно происходит наяву. От подобного зрелища в душе Талии начала расти нестерпимая боль, переходящая в глубокое отвращение к Полу. Сжимая в руках плеть, Пол стоял у амбара, а нескольких аборигенок со связанными за спиной руками его подручные заталкивали внутрь постройки.

Вдруг одна из женщин отказалась заходить в амбар. Она остановилась перед Полом и, презрительно глядя на него, плюнула ему в лицо.

Страх и отвращение проникли в самую глубину сердца Талии, когда один из людей Пола начал избивать женщину.

Тяжело дыша, девушка отвела глаза от этого отвратительного зрелища.

– Я должна убежать отсюда! – простонала она. – Я должна убежать! Пол – сатана! И место это нечистое!

Она с трудом добралась до кровати, присела на край и попыталась побороть сумасшедшее головокружение. Ее взгляд упал на перепачканное молоком одеяло. Девушка оказалась права: Пол опять что-то подсыпал ей в молоко! Выпей она весь стакан и тогда… и что тогда? Теперь Талия была уверена, что Пол поит ее этим молоком специально, чтобы та не слышала, что происходит на ранчо по ночам.

– Избиения… Мерзавцы! Убийцы! Бежать… – шептала девушка – Я должна бежать!!

Талия уткнулась лицом в ладони: «Но что будет с Вайдой?» – в голове девушки носились противоречивые мысли, а ее шепот то и дело прерывался рыданиями.

Вдруг дверь го скрипом открылась. Талия медленно повернула голову. Когда на пороге появилась Хонора, девушка почувствовала облегчение.

– Я не могу больше здесь находиться! – зарыдав, сказала Хонора и бросилась к Талии. – Сегодня ночью я видела, как убили мою сестру! Я хочу убежать! Ты должна пойти со мной.

Талия поднялась с кровати и, неуверенно стоя на ногах, испуганно посмотрела на Хонору.

– Да, да, – взволнованно прошептала Талия и, обратив свой взор к небу, с мукой в голосе произнесла: – Вайда, прости меня, пожалуйста! Я должна бежать. Я вынесла все, что было в моих силах, но то, что я увидела сегодня ночью… Это было ужасно!

– Сейчас Пола и его людей нет в доме, – сказала Хонора, подхватив Талию, когда та внезапно покачнулась. – Я пойду и еще раз проверю, все ли они ушли, а потом вернусь к тебе в комнату. Если мы и убежим когда-нибудь из этого места, то это произойдет сегодня! – она наклонила голову и вдруг неудержимо расплакалась – Моя сестра! Моя дорогая сестра…

Голова Талии безумно кружилась. Девушка схватила Хонору за руку, чтобы не упасть.

– Пол что-то подсыпал мне в молоко… – произнесла она и посмотрела на свою руку. – Так сильно ноет рука!

Хонора нежно коснулась лба Талии:

– Да, я знаю. Но лихорадка уже прошла. Мы должны поторопиться.

– Но куда мы можем пойти? – спросила девушка, тяжело сглотнув.

Через несколько минут Талия уже снимала с себя ночную сорочку и натягивала платье из шерсти кенгуру, которое принесла ей Хонора.

– Мы пойдем к дому Йена в буше, – сказала Хонора. – Он защитит нас!

– Йен? – Талия удивленно взглянула на Хонору. – Ты говоришь, у Йена есть дом в буше?

– Да, и там мы будем в безопасности, – уверенно сказала Хонора и, опустившись на колени, надела мокасины на ноги Талии.

Талия удивилась, узнав, что у Йена есть что-то вроде своего дома. Но она уже больше не думала об этом открытии, потому что дом, о котором говорила Хонора, скорее всего, представлял собой нечто вроде халупы с соломенной крышей, такой же, как у Беркута.

Но, тем не менее, это место станет для них убежищем – местом, где она будет защищена от Пола Хэтуэя… Но Вайда! Теперь, после всего, что произошло, казалось, только господь Бог может стать защитником Вайды.

Хонора поднялась на ноги. Она подошла балкону и неторопливо осмотрела все вокруг, потом вернулась к Талии и, взяв ее за руку, повела двери.

– Очень хорошее время для побега, – шепнула она, – Пол ушел и сейчас занят вместе со своими бушрейнджерами. Они опасные налетчики. Напав па людей из моей деревни, они угнали женщин, чтобы использовать их как рабынь или продать. Пол и его банда – из тех, кто занимается подпольной торговлей рабами. Меня так же увели из деревни. Но я с ними не боролась, я была послушной. Если бы я сопротивлялась, меня постигла бы та же участь, что и остальных. Если рабы плохо работают, их привязывают к дереву и избивают плетью. А если они упрямятся, их просто убивают!

– Как тебе удалось так долго оставаться в живых? – шепотом спросила Талия, когда они на цыпочках осторожно вышли в коридор.

– Это было совсем не просто, – так же шепотом ответила ей Хонора, – но когда ты видишь столько боли, ты делаешь все, чтобы выжить! – она печально посмотрела на Талию. – Ведь ты же вернулась к Полу, хотя могла бы уехать с Йеном…

– Потому, что Йен не может помочь мне! – торопливо ответила Талия, – Йен – бродяга, наемник.

Если бы я осталась с ним, я бы не смогла спасти свою…

Талия запнулась, едва не проговорившись о своих страхах за жизнь Вайды. Хотя она и покидает дом Пола и, возможно, из-за своего решения бежать подвергает жизнь Вайды опасности, но силы ее были на исходе, и она не могла больше жить в вечном страхе рядом с этим зверем – Полом! Довериться кому-нибудь и рассказать всю правду о тревоге из-за судьбы сестры она тоже не могла.

Внезапно Талию переполнил страх за будущее Вайды. Она отвернулась от Хоноры и оглянулась на дверь своей спальни.

– Я не могу, – хрипло прошептала она. – Я не могу уйти!

Хонора взяла Талию за руку и умоляюще произнесла:

– Прошу тебя! Мне… мне не хватит смелости уйти отсюда одной! Пожалуйста, пойдем вместе. Я еще никогда не была так уверена, что смогу сбежать! – Хонора говорила взволнованно и быстро. – Пол каждый день убивает все больше и больше аборигенов, и если я хоть в малом не угожу ему, он так же легко убьет и меня! Если я не сбегу отсюда сегодня, у меня, может, никогда не будет такой возможности.

Талия смотрела на Хонору и видела отчаяние в ее глазах. Возможно, это только предположение, что Пол может как-то повредить Вайде, но факт, что ее жизнь и жизнь Хоноры висит на волоске!

– Я знаю, что ты говоришь правду, – произнесла Талия, и образ сестры вдруг возник перед ее глазами. Сердце девушки разрывалось на части. Она опять призналась себе в том, что у нее нет надежного средства, чтобы защитить Вайду. Она просто заблуждалась, поверив в то, что удастся это сделать с помощью Пола.

Талия взяла Хонору за руку и еле слышно прошептала:

– Я пойду с тобой. Но ты должна понимать, что с нами сделают, если поймают. Тебе известно, какое будет наказание, если мы попадемся!

– Мы должны использовать этот шанс! – ответила Хонора. – Я не могу здесь больше находиться и смотреть, как зверски убивают мой народ. Он должен увидеть, что кто-то посмел ослушаться!

Бесшумно, словно два призрака, они спустились вниз по лестнице и вышли из дома. Прижавшись к стене, осмотрели двор, чтобы увидеть, нет ли кого поблизости. Никого не заметив, они сорвались с места и изо всех сил побежали к амбару.

Запыхавшись, Талия прислонилась к двери амбара и произнесла срывающимся шепотом:

– Пока что нам все удалось! – девушка хотела добавить еще что-то, но аборигенка взяла ее за руку и повела за амбар.

– Что ты делаешь? – удивленно спросила Талия, – у нас мало времени, мы должны украсть лошадей и удирать отсюда!

– Я должна попрощаться со своей сестрой, – прошептала Хонора, – Талия, прошу тебя! Я должна пойти и сказать ей «до свидания».

Талия от изумления распахнула глаза.

Свет луны лился на землю и открывал взору несколько свежих холмиков, насыпанных за амбаром. По форме они напоминали человеческие тела.

– Бог мой! – охнула Талия, бледнея.

– Могила моей сестры самая свежая, – сказала Хонора, оглядывая холмики, потом на цыпочках отошла от Талии и стала на колени рядом с одним из них. Аборигенка низко склонила голову и поцеловала грязную землю.

– Хоноре жаль, – печально произнесла она, – Хонора не знала, что ты была среди тех, кого привезли сегодня вечером на ранчо. Но даже если бы она знала, ей все равно ничего не удалось бы сделать. Ей так жаль…

Талия слушала нехитрую молитву Хоноры с болью в сердце. И, чтобы не разрыдаться, отвела взгляд.

Вернувшись, Хонора взяла Талию за руку, и они пошли прочь от этого мрачного места.

– Как ты думаешь, скольких людей уже убили на ранчо? – спросила Талия, едва выдавливая из себя слова.

– Много! – отрывисто сказала Хонора, – Много, очень много.

– Мне жаль, Хонора, – мягко произнесла Талия.

– Тебе жаль, мне жаль, – Хонора с тоской в глазах посмотрела на Талию, – но это не может спасти людей моего племени!

Девушки вошли в амбар. Фонарь отбрасывал тусклый свет, едва освещая помещение. У Талии перехватило дух, когда из темноты им навстречу шагнул высокий мощный мужчина с пистолетом в руке.

– Так! – сказал он, посмеиваясь. – Кто у нас тут?


Глава 14

<p>Глава 14</p>

Мужчина был таким угрожающе огромным, а его револьвер направлен прямо в лоб Талии. У девушки от страха внутри все похолодело. Предостережения Пола, как вспышки молнии, сверкнули в ее голове. Необходимо срочно что-то придумать!

– Что это вы делаете? – гневно спросила она, собирая все свое мужество, но ноги от страха стали, словно желе и, казалось, они вот-вот растают. – Разве я не могу войти в амбар со своей служанкой, когда мне хочется? Я… не смогла сегодня днем собрать яйца. Вот и пришла это сделать сейчас. Правда, у меня болит рука, но Хонора мне поможет.

Человек грозно посмотрел на ее перевязанную руку, потом медленно поднял глаза.

– Босс никогда не разрешал этой девушке выходить из дому и еще он сказал, что вы сегодня ночью не сможете встать с кровати, – сердито проворчал сторож и добавил: – Он сказал, что вы больны. Как же вам так быстро удалось выздороветь?

Талия вытянула перед собой раненую руку и сморщилась от боли, пронзившей ее.

– Я лично дала разрешение Хоноре пойти со мной в амбар, а что до меня, то я не калека, которая нуждается в постельном режиме. Ведь это просто укус динго! – говорила девушка, изо всех сил заставляя свой голос не дрожать, чтобы не выдавать себя. Хотя в этот момент она предпочла бы спокойно лежать в своей постели и не мучаться от волнения и страха. Но обстоятельства вынуждают ее идти на риск.

Человек подошел к Талии поближе. Цвет его глаз был настолько размытым, что девушка даже не могла определить, голубые они или серые. Но без всякого сомнения они смотрели с угрозой, и в глубине их укрывался похотливый огонек.

– Сэр, я прощаю вас, – слабым голосом произнесла Талия, бросая быстрый взгляд на Хонору, стоявшую позади этого человека. – И уверяю вас, я завтра же скажу Полу, как хорошо вы несли службу сегодня ночью…

– Вы думаете, что меня так легко одурачить? – усмехаясь, спросил мужчина. Его револьвер был все также направлен на Талию, – неужели вы думаете, что я такой круглый идиот? Босс всем нам сегодня прочел лекцию о том, что мы очень плохо выполняем свои обязанности. И теперь ни один проходимец не выйдет и не войдет на ранчо прежде, чем его голова слетит с плеч!

Дуло револьвера уткнулось Талии в грудь:

– Мне строго приказали не позволять вам выходить ни под каким предлогом! И если я ослушаюсь, мне будет не лучше, чем тем чернокожим, похороненным за амбаром. Лучше сразу в ад, чем это!

– Вы не поняли… – пролепетала Талия и почувствовала, как безудержно колотится ее сердце. – Мой муж разрешил мне в пределах ранчо делать все, что пожелаю. Он просто не знал, что сегодня вечером я почувствую себя лучше… Теперь, пожалуйста, позвольте мне заняться своей работой, или меня накажут! Пол не знает, что сегодня я не выполнила работу.

– Хотелось бы посмотреть наказание, – сказал человек. Он затрясся от смеха, а его прищуренные глазки бегали, осматривая Талию с ног до головы.

– Мисс, я бы заключил с вами сделку. Отдайте мне то, что у вас под юбкой, и тогда я не скажу боссу, что вы посмели выйти сегодня вечером! – и он опять ткнул ее револьвером в грудь. – Вы видите, мне известно, что вы не должны были никуда выходить сегодня. Потому-то меня и оставили присматривать за вами! Хэтуэй поручил мне это дело. Я его не подведу! – он громко рассмеялся. – Я даже за него обслужу женщину! Он никогда не узнает об этом!

– Вы не посмеете прикоснуться ко мне! – сказала Талия дрогнувшим голосом. Взглянув на Хонору, она тихо вскрикнула: аборигенка держала в руках вилы! Охранник так увлекся, разговаривая с Талией, что напрочь забыл о Хоноре. Как раз в этот момент, когда мужчина приблизился к Талии, вилы опустились!

Девушка заглушила свой крик, закрыв рот рукой, когда вилы с хрустом вонзились в спину мужчины. Она в ужасе смотрела, как от удара тело человека пошатнулось, а в лице появилось что-то ужасающе-уродливое. И тогда из его груди вырвался страшный гортанный крик. Рука с револьвером разжалась, и оружие упало на пол. Охранник рухнул рядом, и его тело начало биться в конвульсиях.

Потом он затих. Его глаза казались пустыми и ничего не видящими. Он был мертв.

Хонора задрожала, крепко сжав кулаки, и умоляюще посмотрела на Талию. Девушки бросились друг к другу и крепко обнялись.

– Хонора раньше никогда не убивала человека! – тяжело дыша, произнесла аборигенка и заплакала. – Но я была вынуждена! Вынуждена! Он бы изнасиловал тебя! Потом он бы вспомнил обо мне и сделал бы то же самое, а позже рассказал бы Полу о том, что мы пытались бежать, и нас бы жестоко наказали!

Талия, пытаясь утешить Хонору, обняла ее.

– Ты сделала так потому, что это было необходимо… – бормотала она, избегая опять посмотреть на мужчину. – Но, Хонора, нам лучше побыстрее уйти отсюда. Может быть, не один человек охраняет дом. Давай, пока у нас еще есть возможность, уйдем и не будем больше думать о том, что произошло!

Хонора выскользнула из рук Талии и, утирая слезы, посмотрела на руку своей подруги.

– Как ты себя чувствуешь? – заботливо спросила она и, протянув руку, нежно коснулась лба девушки. – Ты опять горячая. Лихорадка опять началась!

– Я хорошо себя чувствую, – пыталась успокоить аборигенку Талия, хотя прекрасно представляла, как она сейчас выглядит.

От лихорадки все лицо горело, а рука болела невыносимо. Девушка отошла от убитого и начала искать в стойле подходящих лошадей. И вдруг остановилась, изумленная тем, что открылось ее взору верблюды! Она подошла поближе к стойлу с любопытством оглядела одного из них:

– Не помню, чтобы я раньше видела верблюдов в амбаре.

– Их привезли сегодня вечером, – сказала Хонора, подойдя к удивленной Талии, и, протянув руку, коснулась морды этого дивного животного. – Наверное, Пол пригнал их из каравана, проходившего через буш. Их привозят в Австралию потому, что эти животные лучше, чем лошади способны переносить все тяготы пути.

– Уверена, что самые объезженные лошади сегодня с Полом и его людьми, – задумчиво произнесла Талия.

Хонора быстро распахнула двери стойла и дернула за поводья.

– Мы поедем на верблюде, – спокойно сообщила она и вывела животное из амбара.

Бросив через плечо взгляд на Талию, аборигенка сказала:

– Пошли. Ты сядешь на него первая, потом я. Талия подошла к верблюду и, все еще с интересом разглядывая его, спросила:

– Но как же я заберусь на это создание? Хонора некоторое время повозилась с верблюдом и, наконец, поставила его на колени.

– Сейчас ты заберешься на него, – сказала она. – Теперь он с тебя ростом.

Талия недоверчиво хмыкнула, потом здоровой рукой ухватилась за горб и оседлала верблюда.

– А это совсем не трудно! – и Талия с видом победительницы улыбнулась Хоноре. – Поторопись! Мы должны скорее уехать отсюда.

Хонора забралась на верблюда позади Талии и, взяв в руки поводья, хлестнула животное по бокам.

– Пошевеливайся! – крикнул она.

– Он не собирается двигаться с места! – произнесла Талия и в отчаянии посмотрела на Хонору. – Может быть, нам все-таки лучше взять лошадь? Да и сидеть на нем не удобно…

– Нет! – запротестовала Хонора. – Мы поедем на этом верблюде! Он просто немного упрямится.

– Двигайся, ты, негодное создание! – сказала Талия, ударяя коленями по бокам верблюда. – Поднимайся на ноги и пошел!

– Пошел! – крикнула Хонора, нещадно хлеща поводьями по бокам верблюда. – Вставай!!!

Когда верблюд лениво зевнул, девушки не смогли удержаться от смеха. Это выглядело так потешно, что они сосем забыли о мертвом человеке в амбаре и о промедлении, которое могло стоить им жизни.

Хонора спустилась с верблюда и, гневно раздувая ноздри, посмотрела ему в глаза. Потом обошла животное вокруг и, подойдя сзади, ударила его ногой.

Когда верблюд в очередной раз зевнул, Талия рассмеялась снова, а когда он страшно зашипел сквозь огромные желтые зубы, девушка побледнела от страха.

– Хонора! Не думаю, что это безопасно – оставаться на верблюде, – пробормотала она.

Аборигенка игнорировала замечание Талии и снова вскарабкалась на спину верблюда и начала сильно бить его по морде.

– О, нет! – вскрикнула Талия, когда верблюд испустил еще более странный звук. Она крепко прижалась к горбу, когда животное начало храпеть, изрыгать слюну, а потом кричать, как утка.

И вот, качнувшись верблюд поднялся на ноги.

– Ну, наконец-то! – вздохнула Талия, улыбнувшись. Она уже порядком устала от капризов этого странного животного. Хонора сидела позади Талии и пыталась держать равновесие на спине верблюда. В одной руке она держала палку, в другой поводья.

– Что ты собираешься делать этой палкой? – удивленно спросила Талия.

Черные глаза Хоноры сверкнули.

– Я уже ездила на верблюдах раньше, – хихикнув, сказала девушка, – если тебе нужно повернуть направо, ты бьешь верблюда по правому боку, если нужно поехать налево – бьешь по левому, – и аборигенка с силой ударила его по правому боку. Животное повернуло на север.

– Ты видишь? – спросила Хонора, – он больше не упрямится, он довезет нас к Йену!

– Я очень надеюсь на это, – сказала Талия, со страхом думая о неудобствах поездки на этом странном и упрямом животном.

– Скоро ты будешь с Йеном и больше никогда не увидишь этого мерзавца Хэтуэя, – говорила Хонора, когда верблюд вез их в буш, – Хонора будет со своим отцом и двоюродными братьями и сестрами. Хонора опять будет счастлива! – и девушка глубоко вздохнула.

– Ты будешь счастлива, да? – мягко спросила Талия.

– Сердце Хоноры постепенно свыкается с потерей Риджа Вагнера, – прошептала она. – Какое-то время мое счастье означало – быть с ним вместе. Но он исчез. Он больше не любит меня! И я должна научиться не любить его и найти счастье с другим мужчиной.

– Этот Ридж Вагнер, – расспрашивала Талия, – кто он такой?

– Он друг Йена, – дрогнувшим голосом сказала Хонора. – Его называют «перекати-поле». Это человек, у которого никогда не будет жены. Он не хочет. Хонора не знала об этом, когда отдавала ему свое сердце!

Талии хотелось спросить, что значит «перекати-поле», но отчаяние и безысходность в голосе Хоноры говорили, что не стоит дальше продолжать расспросы о человеке, отвергшем эту милую девушку-аборигенку. За то, что этот человек так поступил, Талия сразу же невзлюбила его, хотя ни разу не видела.

Девушки внимательно оглядывали окрестности, высматривая Пола или его друзей. Но чем дальше верблюд углублялся в буш, тем сильнее они начинали верить, что их побег удался.

Через некоторое время Талию опять охватила слабость. Болела рука от высокой температуры, девушку всю трясло, она откинулась на грудь Хоноры. Так они проехала много часов. Аборигенка заботливо прижимала к себе Талию.

Австралийский буш представлял собой густые, труднопроходимые заросли кустарника. Это было зловещее место с невероятной, пугающей пустотой огромного пространства.

Верблюд шел мерным шагом, раскачиваясь, словно лодка на воде. Его телодвижения почти не беспокоили спящую Талию. Но, проснувшись, она почувствовала себя так, словно была еще во сне. Верблюд никуда не шел, он стоял на месте. Талия протерла глаза и увидела, что они подъехали к какому-то дому. Здание было таким большим и величественным, словно замок! Талия удивленно уставилась на него.

– Мы у дома Йена, – мягко сказала Хонора, – здесь ты обретешь покой и безопасность.

– Это дом Йена?! – обалдело посмотрев на Хонору, спросила Талия. И ее снова охватила слабость. – Я думала, что он беден…

– Йен не из тех, кто хвастается своим богатством, – назидательно произнесла аборигенка и спрыгнула с верблюда, – Йен – человек порядочный, и у него доброе сердце!

В тумане лихорадки Талия закрыла глаза, она была уже не в силах воспринимать всей правды о Йене. Ее тело обмякло в чьих-то сильных руках, которые подняли ее и куда-то понесли…

– Йен!.. – прошептала она и, с трудом приоткрыв веки, увидела черные глаза дикаря с интересом глядевшие на нее.

Талия была такой усталой и измученной, что лишь едва осознавала реальность. Она с трудом вспомнила, как ее несли в дом, подняли вверх по крутой лестнице, и сквозь странный туман она ощутила мягкость кровати.

Вдруг кто-то нежно коснулся ее лба. Это была Хонора.

Талия слышала разговор аборигенки с какой-то женщиной, но что-то удерживало девушку от того, чтобы выбраться из забытья, опять овладевшего ею. Может, это были последствия отравленного молока, которое насильно влили ей в горло? Наверное, там было столько зелья, что при высокой температуре и усталости оно заставило Талию воспринимать все, что происходило вокруг, как каком-то полубреду. Она попыталась понять разговор, который услышала.

– Хонора, все думали, что ты мертва, – мягким голосом сказала женщина. – Где же ты была? Твой отец будет счастлив, когда узнает, что с тобой все в порядке.

– Я ужасно хочу видеть отца! – сказала дикарка, промокая лоб Талии влажной тряпкой. – И, конечно, вашего сына Йена, – помолчав, она добавила: – Донна, сейчас не время рассказывать, где я была и с кем. Самое важное, что мы вырвались оттуда.

– Я пошлю за Йеном и за Беркутом, – сказала Донна, – с некоторых пор они ездят отдельно друг от друга. Беркут сейчас со своими людьми пытается охранять соплеменников от нападения бушрейнджеров во время подготовки похода к морю. А Йен все время был поблизости… Мне кажется, он все эти дни был занят какой-то женщиной. Я еще никогда не видела, чтобы он вел себя так сумасбродно, как теперь. И при первом же взгляде на него ты это заметишь.

Наступила пауза, потом Донна заговорила снова.

– Хонора, кто эта молодая леди, которую ты привезла сегодня? – спросила она.

– Это необыкновенная девушка, – сказала Хонора, и в ее голосе явно угадывались дружелюбные нотки. – Ее зовут Талия. Как и у вас с Йеном, у нее доброе сердце.

– Но где ты нашла ее? – упорствовала Донна. – В краю печали и смерти! – хмуро ответила дикарка.

– О каком крае, в конце-концов, ты говоришь? – тихо ахнув, спросила Донна.

– О том крае, в котором я была с тех самых пор, как меня увезли из моего племени! – сказала Хонора и снова положила руку на горячий лоб Талии, затем добавила: – Я говорю о ранчо Пола Хэтуэя.

– Пола Хэтуэя?! Но ведь, говорят, ему больше по вкусу мужская компания.

– По вкусу, да не совсем! – почти выкрикнула Хонора, и ее глаза загорелись гневом.

– Ты хочешь сказать, что Пол Хэтуэй держит рабов? – осторожно спросила Дона – И ты тоже была рабыней?!

– У него много рабов! Он убивает их всех, если они не хотят работать… Он злой! Как хорошо, что мы смогли вырваться от него! – Хонора тяжело вздохнула. – Теперь, когда Талия в вашем доме и ей ничего не угрожает, я должна пойти в буш и найти подходящую траву, чтобы вылечить ее.

Хонора вместе с Донной вышли в коридор и их голоса удалились от Талии.

– Как хорошо оказаться здесь! – проговорила Хонора и обняла Донну, – Йену так повезло, что у него такая милая и заботливая мать.

– Твоя мама была такой же милой и заботливой, – сказала Донна, гладя черные волосы Хоноры. – Я сожалею о ее смерти, милая, это так… так несправедливо!

– Так же, как несправедливы и все смерти людей моего племени, – сказала Хонора, отстраняясь от Донны, – если бы все белые люди были такими же, как вы с Йеном, то никогда не было бы трагедий, которые обрушивают на головы аборигенов эти ужасные бушрейнджеры!

– Йен делает все, что в его силах, чтобы помочь вашему народу, – произнесла Донна, и женщины спустились по изящной винтовой лестнице.

– И я отблагодарю Йена! – неожиданно громко сказала Хонора, а ее голос звучал торжественно и гордо. – Я вылечу его женщину!

Глаза Донны расширились. Уставившись на Хонору, она с изумлением произнесла:

– Что ты этим хочешь сказать?

Хонора украдкой взглянула на собеседницу и проворковала:

– Талия-женщина Йена, а не Пола Хэтуэя. Они любят друг друга, – как бы между прочим сообщила она. – Я привезла ее к нему и теперь они будут счастливы.

– Расскажи, как это случилось! – настаивала Донна – Мой сын и… и эта молодая леди?!

– Хонора только знает, что они любят друг друга, – пожав плечами, сказала дикарка, – разве этого мало?

В ответ Донна только покачала головой, не зная, что еще ожидать от сына.

– Ну, а как ты? – спросила она через минуту, – ты давно не видела Риджа Вагнера?

– Вечность! – прошептала Хонора, и ее глаза стали влажными. – И теперь я уже никогда его не увижу! Я ничего не понимаю! Он же клялся, что всегда будет любить меня!

– Моя дорогая, – сказала Донна и погладила Хонору по голове, – мужчины могут быть такими непостоянными. Такими непостоянными…

* * *

Поставив револьвер на боевой взвод и держа палец на спусковом крючке, Ридж Вагнер осторожно пробирался вдоль стены амбара, внимательно оглядывая дом Пола Хэтуэя.

Он вернулся из Сиднея специально, чтобы посетить это ранчо и проверить самому, как там обстоят дела. Конечно, только один шанс из ста, что Хонора находится там, но и этого достаточно, чтобы рискнуть! Хотя, если Пол похитил девушку, велика вероятность, что он уже продал ее. Однако Хонора достаточно хорошо освоила английский язык, и значит, Пол может держать ее у себя на ранчо и использовать как свою рабыню или личную служанку.

– Она чертовски прелестна! – страстно прошептал Ридж. – И если этот негодяй осмелился прикоснуться к ней…

Мужчина уверенно держал в руке револьвер и был готов в любую секунду открыть огонь, если вдруг кто-нибудь появится. Затаив дыхание, Ридж приблизился к двери амбара. Он решил просидеть там какое-то время и понаблюдать за домом. Если Хонора здесь, он обязательно увидит ее.

Ловкий, как пантера, Ридж проник в амбар. Оглянувшись, мужчина остолбенел: прямо перед собой он увидел мертвого человека с вилами в спине!

– Бог мой! – едва выдохнул он. – Это же Томас! Он бушрейнджер из банды Пола! – Ридж стал на колени рядом с телом Томаса и протянул руку к его горлу, – пульса не было, и сердце уже не билось. «Мертв», – понял парень. Оглянувшись, Ридж посмотрел вверх, на чердак, и в изумлении произнес:

– Кто же это мог сделать?!

Кто бы он ни был, это было не на руку Риджу – теперь он не может оставаться здесь. Как только обнаружат тело Томаса, люди Пола прочешут все вокруг ранчо.

Вагнер поспешил уйти из амбара, раздосадованный тем, что какой-то придурок-убийца сорвал все его планы. Некоторое время парень смотрел на особняк. Ему еще раз придется вернуться сюда спустя какое-то время и узнать, есть ли здесь Хонора.

Ридж поспешил за амбар и в темноте споткнулся о небольшую насыпь. Встав на ноги, он удивленно уставился на холм. Он был похож на могилу и, к тому же, не единственную здесь!

Парень медленно переводил взгляд с одного холмика на другой, машинально считая их. Открывшееся глазам Риджа зрелище заставило почувствовать, как слабость разливается по всему его телу. Теперь он понимал, какую совершил ошибку, отказавшись работать на Пола! У него была бы возможность увидеть убийства собственными глазами и, может быть, он смог бы предотвратить их!

– Хонора! Неужели и ты в одной из этих могил?! – прошептал Ридж, чувствуя, как наполняются слезами его глаза.

– Бог мой, Хонора! Неужели…

Задыхаясь от подступивших к голу рыданий, Ридж, как слепой, бежал прочь от этого места. Там пахло смертью! Он проклинал себя! Он бросил Хонору в беде! И сейчас уже слишком поздно что-то исправлять!


Глава 15

<p>Глава 15</p>

Талия мирно спала. Но вдруг, как будто издалека, она услышала свое имя, и это пробудило ее от сна. Ресницы затрепетали и, открыв глаза, девушка увидела знакомую фигуру, сидевшую на краю ее кровати.

– Йен… – прошептала она запекшимися губами.

– Ну наконец-то наша спящая красавица проснулась! – улыбнувшись, произнес мужчина и нежно коснулся губами лба девушки.

Талия неуверенно улыбнулась ему в ответ, затем медленно обвела глазами комнату, пытаясь вспомнить, что привело ее в это незнакомое место. Девушка лежала в роскошной спальне на кровати под балдахином, отделанным тонким кружевом.

Рядом стояла Хонора и улыбалась. Черные глаза дикарки светились радостными огоньками.

– Где я? – приподнявшись на локте, спросила Талия и посмотрела на Йена. – Как ты узнал, что я здесь? Как я попала сюда?

Потом на девушку нахлынули воспоминания… Они с Хонорой на верблюде убегали с ранчо Пола Хэтуэя… По дороге к дому Йена ее опять начало лихорадить… Все тело было словно в огне… Сильный абориген снимает ее с верблюда и несет вверх по крутой лестнице… Она теряет сознание…

После этих видений Талия провалилась в глубокий сон.

Прошло немало времени, прежде чем девушка снова открыла глаза. Посмотрев на руку, Талия обнаружила, что повязки больше нет, а от раны осталась лишь еле заметная царапина на коже. Рана почти зажила! Но как такое могло случиться?

Девушка положила руку на лоб – он был прохладным. У нее больше нет температуры! Но как?!

– Хонора сотворила чудо с помощь трав, не так ли? – сказал Йен, заметив удивление в глазах Талии, пока она обследовала свою руку. – Ты скоро совсем поправишься, дорогая. И все будет хорошо!

– Трава? – удивилась Талия, переводя взгляд с Хоноры на Йена.

– Аборигенам известно много чудодейственных трав, – сказал Йен, убирая со лба Талии непослушный локон, – это всего лишь часть всего того удивительного, чем владеет этот народ. Благодаря искусству Хоноры ты поправилась гораздо быстрее.

– Спасибо Хоноре, – тихо произнесла Талия, снова почувствовав слабость, – Я так благодарна за ее внимание ко мне и за… – сухость во рту не позволила закончить ей фразу.

Йен понял ее беспокойство. Он налил в стакан воды и поднес его к губам Талии.

– Пей маленькими глоточками, – предупредил он девушку. – Ты очень долго спала, поэтому, если выпьешь сразу много воды, это может причинить тебе вред.

Глядя поверх стакана на Йена, Талия сделала маленький глоток. Она уже начала что-то припоминать. Обрывки разговора Хоноры с Донной вертелись у нее в голове… Значит, это-дом Йена.

Только по одной спальне, богато украшенной и хорошо мебелированной, Талия могла сказать, что Йен – богатый человек. Но зачем он скрывал это? Почему? Потому что не хотел, чтобы она знала? Он не собирался жениться на ней! И никогда не хотел сделать ее частью своей жизни! Конечно же, он занимался с ней любовью только потому, что она сама позволила ему это!

Боль разочарования пронзила ей сердце. Талия отняла стакан от губ и отвела взгляд от Йена.

– Сколько времени я здесь нахожусь? – ровным голосом спросила девушка.

– Один день и одну ночь, – ответил Йен, снова присаживаясь рядом с ней, потом попытался взять ее руку и с удивлением отметил, что Талия вырвала ее из его ладоней.

– Мне с трудом верится, что мы больше не в доме Пола Хэтуэя! – сердито сказала Талия. Прикосновение Йена пробудило столько воспоминаний, что ей захотелось отмести все сомнения, закравшиеся в душу.

И вдруг в голову пришла мысль, ужаснувшая ее. А если Пол уже выполнил свой план убийства Вайды? Теперь он ищет ее, Талию!

Голос Йена прозвучал, будто бы издалека.

– …Да, тебя там больше нет. И клянусь Богом, я никогда не позволю тебе снова вернуться в ту дьявольскую дыру! – произнес Йен, и глаза его стали похожи на черные впадины. – Хонора рассказала мне все, что там происходит.

– Она тебе все рассказала? – переспросила Талия, пытаясь сохранить спокойствие.

В этот миг яркая вспышка молнии пронзила небо, осветив комнату светло-серебристым сиянием. Потом, сотрясая все вокруг, последовал сильный удар грома.

Йен не обращал внимания на грозу за окном. Он был полностью поглощен разговором с Талией.

– Да, она рассказала мне все о Поле и его делишках, – нахмурясь, произнес Йен. – Я всегда подозревал, что Хэтуэй повинен во многих преступлениях. Но я никогда не думал, что он связан с работорговцами!

Парень взъерошил пальцами свои волосы и продолжил:

– Все это я видел в Америке. Рабы стали единственной причиной того, что страну разорвали на части. Да и гражданская война разразилась, в общем, для того, чтобы защитить права чернокожего населения. В Австралии мало кто хочет заступиться за аборигенов и бороться за их права. Я пытался, но потерпел неудачу… – Йен сжал кулаки – Господи! Ведь я здесь единственный человек, ненавидящий рабство!

Следующая вспышка молнии снова осветила комнату.

Из коридора, ведущего к спальне, вдруг появилась чья-то темная фигура. Все оглянулись.

– Беркут, – произнес Йен и, поднявшись, направился к другу. Но громкий возглас Хоноры остановил его. Глядя в глаза отца, девушка медленно подошла к нему.

– Отец! – прошептала Хонора, и Беркут обнял ее, прижав к себе. – Ах, отец! Хонора так рада видеть тебя!

В глазах аборигена блестели слезы, его худые длинные пальца гладили волосы девушки.

– Дочь! – сказал он отрывисто. – Когда до меня дошла новость, что ты жива, я тут же поспешил к тебе! – он взял лицо Хоноры в свои ладони и внимательно посмотрел на нее. По щекам Беркута потекли слезы, оставляя серебристые дорожки на его темной коже. – С тобой все в порядке. Я вижу… Это хорошо, доченька. Это хорошо!

– Отец, я поеду с тобой домой, – всхлипнув, произнесла Хонора, – никогда больше злые белые не схватят меня! Я всегда буду носить с собой оружие и убью любого незнакомца, если он захочет приблизиться ко мне!

– Моя дочь говорит смело, – произнес Беркут, горделиво улыбаясь.

– Твоя дочь узнала очень много о жизни и о людях того, чего не знала раньше, – сказала Хонора.

Отец опять привлек ее в свои объятия.

– Злые белые люди принесли тебе много страданий, – сурово произнес Беркут, потом через плечо Хоноры взглянул на Йена, – буря расстраивает все наши планы, Йен.

– Беркут, приступай, как только погода улучшится, – взволнованно ответил парень, глядя в глаза своему преданному другу, – ты знаешь, что делать. Сделай это!

– Как скажешь, – кивнул Беркут.

Взявшись за руки, отец и дочь вышли из комнаты, оставив Йена и Талию наедине. Взгляды влюбленных встретились, и какое-то время стояла тишина. От пристального взгляда Йена Талия внезапно ощутила желание, и столько было высказано без слов!

– Что случилось? – вдруг выпалила она, нарушая минутное молчание. – Что ты задумал, Йен? Ты, как мне показалось, был таким таинственным в разговоре с Беркутом.

– Ничего особенного… Из-за этого тебе не стоит волноваться, – ответил парень, и его руки потянулись к Талии. – Боже, когда я думаю, что с тобой могло произойти на ранчо Пола, я просто схожу с ума!

Талия ощутила внутреннюю слабость, когда губы Йена коснулись ее лица, пробуждая огонь страсти. Она знала об опасности, которая таится в его нежности, его любви, но не могла заставить себя оттолкнуть его. Все, что она чувствовала, было таким удивительным! Его прикосновения давали покой ее душе, она забывала о прошлом. Но только на короткое время она сможет ощутить себя нужной…

Вдруг Талия вспомнила, в чьем доме находится! В доме Йена! Лейвери не бедный старатель, а богатый человек! Девушка рывком отстранилась и задумчиво посмотрела на Йена.

Пораженный внезапной переменой в настроении Талии, мужчина неловко рассмеялся.

– Чем я обязан такому вниманию? – спросил он, взяв ее за руку, но тут же сморщился, когда Талия, отстранившись, снова убрала свою руку.

– Йен Лейвери! Есть ли в твоем поведении хоть капля искренности? – спросила Талия, гневно передернув плечами. Ее голос звучал вызывающе-надменно.

– Что ты имеешь в виду? – спросил Йен, пораженный словами девушки. – Я не давал тебе повода задавать мне подобные вопросы. Все, что я делаю для тебя, я делаю только по одной причине, и ты ее знаешь…

– И что же это? – перебила Талия, гневно взмахнув ресницами.

Йен мягко положил руки на плечи девушки и отказывался убирать их, как сильно Талия ни старалась освободиться.

– Да я же люблю тебя, черт возьми! – горячо произнес парень и притянул ее к себе.

От близости с Талией его тело напряглось, и Йен пылко поцеловал девушку. Потом отпустил, взволнованный. Талия отодвинулась от него и вытерла ладонью рот.

– Ты так просто не оставишь это, да? – крикнула она. – Ты прекрасно понимаешь, что я знаю, как часто ты обманывал меня! Но, тем не менее, ты настойчиво продолжаешь уверять в своей любви! Йен, пожалуйста, не делай из меня идиотку!

Йен недоуменно посмотрел на девушку и произнес:

– Пока ты не объяснишь, что имеешь в виду, я никогда не смогу понять, о чем ты говоришь.

Талия сделала широкий жест рукой и обвела взглядом роскошную спальню.

– Об этом! – сказала девушка, и в ее голосе прозвучали обвинительные нотки.

Она негодующе смерила Йена взглядом и еще с большим гневом в голосе произнесла:

– Совершенно ясно, что ты богач, а сделал так, чтобы я поверила, что ты – ничтожный бедняк! Мужчина, который заинтересован в том, чтобы жениться на женщине, обычно бывает честным.

Голос Талии затих, потом она заговорила уже спокойнее.

– Обычно богатые люди пользуются своим состоянием, чтобы завоевать сердце женщины, – сказала она, – но только не ты, Йен… Единственное, что я могу предположить, почему ты не говорил мне правды – только потому, что ты никогда ничего серьезного от меня не хотел, кроме… постели.

Лицо Йена стало чужим. Он опять схватил Талию за плечи и рывком притянул ее ближе. Заглянув ему в глаза, девушка заметила в них огоньки обиды.

– Ты так легко все забываешь! – прошептал он сдавленным голосом, наполненным яростью, – ты никогда не позволяла мне забыть о твоих брачных клятвах, хотя и ты, и я прекрасно знали все обстоятельства! И всегда оставалась верной этим чертовым клятвам, которые ничего не значат, кроме насмешки над браком! Почему я должен был признаваться тебе во всем, если мне постоянно приходится преодолевать преграды, которые ты расставляешь между нами?!

Голос Йена дрогнул.

– Разве это смогло бы изменить хоть что-нибудь, если бы я рассказал тебе о своем богатстве? – спросил он. – И тогда бы ты оставила Пола, чтобы стать моей невестой? Талия, тебе нужны только деньги? Ничего, кроме денег?!

Внезапно в комнате воцарилась гнетущая тишина. Были слышны только удары дождя о стекло. Невольная дрожь охватила Талию, когда она перехватила пристальный взгляд Йена, а в ушах эхом звучал его наполненный болью голос. Нет, конечно он не может думать, что она такая подлая и, будто все, что ей надо, это деньги!

– Йен, единственное, что изменилось бы, знай я о твоем богатстве, что то, что я доверилась бы тебе и попросила, чтобы ты помог мне защитить мою сестру от Пола! – слова как бы сами слетали с ее губ, – ты смог бы использовать свое состояние, чтобы послать за ней, прежде чем, это успеет сделать Пол!

От удивления Йен не мог вымолвить ни слова, он только взял Талию за руки и прижал их груди.

– О чем ты говоришь? – наконец спросил он. – Какая сестра? Ты никогда раньше о ней не говорила!

– Да, не говорила… – пробормотала она, смахнув с глаз слезы. – Я и сама не знаю, как выдержала так долго, храня в себе это. Ах, Йен, все, что я делала с тех пор, как приехала в Австралию, я делала только из-за своей сестры Вайды!

– Талия, расскажи мне обо всем, – осторожно попросил Йен девушку. – Обо всем!

И Талия рассказала. Никогда она не чувствовала себя так легко, как в тот момент, когда закончила свой рассказ.

– Йен, – промолвила она, помолчав, – теперь ты понимаешь, почему я думала, что ты не в силах помочь мне? Почему мне всегда приходилось возвращаться к этому мерзавцу Полу? Только из-за моих обязательств по отношению к сестре! – девушка тяжело вздохнула. – Ах, Йен, ведь если бы ты знал обо всем этом раньше, ты бы помог Вайде, правда?

Йен привлек Талию к себе.

– Я бы сделал это! – хриплым голосом произнес он. – Если бы ты доверилась мне, тебе, черт возьми, не пришлось бы подвергать себя этим бесполезным жертвам!

Через минуту, чуть усмехнувшись, Йен произнес:

– Боже! Как хорошо знать, что твой интерес ко мне не имеет ничего общего с богатством, которым я владею!

– Йен, я люблю тебя и никогда бы не смогла полюбить тебя больше из-за твоих денег! – всхлипнув, сказала Талия, – я влюбилась в тебя сразу, как только увидела, еще тогда, когда умоляла спасти меня от той ужасной акулы! Как только увидела тебя, я поняла, что ты именно тот человек, которого я искала всю свою жизнь! Ах, если бы ты пришел раньше Пола к Дейзи и попросил меня поехать с тобой… Все бы сложилось так удивительно, Йен! Но почему ты не сделал этого, если говоришь, что так сильно любишь меня?! Разве ты не полюбил меня сразу же, как полюбила тебя я?

Йен отстранил Талию и внимательно посмотрел ей в глаза.

– Теперь я знаю, что мне не следовало ждать, – сказал он, – надо было сразу же поехать в «Одам Хауз»… Но, пожалуйста, постарайся меня понять! Тогда я был в замешательстве и не знал, хочется ли мне терять свою свободу! Свободу, которую имеет мужчина, только когда не женат! Выслеживать беглых заключенных – стало моей жизнью. Это чертовски захватывающая жизнь, Талия! Та жизнь, которую мне, конечно же, придется бросить, если я женюсь!

Неожиданно Талии пришла в голову мысль: она рассказала Йену обо всем, за исключением того, что она не замужем за Полом!

– Но ты изменил свое мнение? – осторожно спросила она, прощупывая почву. – Ведь ты приезжал в «Одам Хауз». И хотя меня там уже не было, значит ли твой приезд, что ты принял решение, что больше всего на свете тебе хочется быть со мной? И когда ты приехал к Полу на ранчо, чтобы похитить меня, тогда ты решился изменить свою жизнь из-за меня?

– Талия! Неужели ты не понимаешь, что сейчас стала для меня самой жизнью?! – шепотом произнес Йен, нежно прикасаясь губами к уголку ее рта. – Я хочу тебя. Ты говоришь, что любишь меня, значит, и ты так же сильно хочешь меня! Останься со мной… Ты будешь счастлива… Обещаю!

– Йен, я так много должна… – попыталась ответить Талия, но мужчина прервал ее мысли и дыхание. Он заключил девушку в свои объятия и начал осыпать нежными поцелуями.

– Дорогая, в такой хмурый, непогожий весенний день я думать не могу о чем-нибудь лучшем! – прошептал он, – разреши мне любить тебя, Талия! Забудь на мгновение все, кроме чувств, которые охватывают тебя, когда ты любима!

Прильнув к Талии, Йен подарил девушке долгий жаркий поцелуй. Его руки скользнули вверх, обжигая каждую частичку тела, к которой прикасались.

– Позволь мне любить тебя, Талия! – шептал мужчина, на мгновение оторвавшись от ее губ.

Неожиданно Йен отпрянул от девушки и произнес:

– Боже! Ты ведь еще так слаба! После всех испытаний…

– Я слаба, но не от испытаний, – перебила Талия и, тихо вздохнув, закрыла глаза, – это из-за тебя, дорогой мой! Из-за тебя!

– Значит, ты хочешь, чтобы я любил тебя?! – тяжело дыша, прошептал Йен. Мужчина смотрел на девушку сверху, и в эту минуту на его лице читалось огромное всепоглощающее желание. Талия застенчиво кивнула, и на ее щеках запылал алый румянец. В эту секунду тело Йена затрепетало от нахлынувшего на него восторга!

– Я всегда буду любить тебя… – произнес мужчина, медленно обнажая ее длинные стройные ноги, затем мягкий бугорок с золотисто-каштановым лепестком волос. Пах пронзила горячая боль острого желания. Йен поднимал сорочку Талии все выше, обнажая прекрасные линии ее тела, тонкий стан и прелестную грудь. Наконец сорочка была сброшена, и парень взял в свои ладони грудь девушки. Приблизив лицо, он коснулся пылкими губами напряженного соска. Затем его язык начал нежно ласкать сосок, обводя мягкий холмик. Йен наслаждался сладостью кожи девушки…

Талия застонала и вплела пальцы в волосы Йена, желая ощутить близость его губ. Руки мужчины медленно спускались вниз, поглаживая тело девушки… Прикоснувшись к мягкому треугольнику волос визу живота, Йен почувствовал огненную мощь внутри, и его дыхание стало прерывистым. В этот момент палец Йена погружался во влажную сокровищницу женского тела… Мужчина целовал ее губы, а палец скользивший внутри нее, вырвал у Талии откуда-то из самой глубины ее естества мягкие, наполненные восторгом звуки…

– Я люблю тебя! – горячо прошептала девушка.

– Ты так прекрасна… – отвечал Йен, и радостный вздох, как раскат грома, вдруг вырвался из глубины его души, вторя стонам Талии. Когда она прикоснулась рукой к напряженной плоти, скрытой материей его брюк, Йен стиснул от желания зубы. Рука Талии нырнула под материю, устраняя единственно препятствие на пути полного соприкосновения их тел…

Талия застенчиво улыбнулась, когда Йен отыскал ее руку, доставившую ему столько удовольствия и положил ее туда, где кожаный ремень стягивал пояс брюк. Понимая его молчаливый призыв и видя глаза Йена, затуманенные восторженными чувствами, Талия расстегнула ремень, спустила брюки с его узких бедер.

Взгляд девушки привлек упругий плоский живот, потом кудряшки волос, которые вели к возбужденной плоти. От этого зрелища желание Талии сменилось невероятным исступлением! Пламенея от предвкушения чувственных наслаждений, девушка продолжала раздевать мужчину…

Когда с Йена упала последняя вещь, Талия от возбуждения часто хватала ртом воздух. Парень поднялся над ней, и одно его колено стало раздвигать ей ноги.

– Ты представить себе не можешь, Как я хочу тебя! – хрипло прошептал Йен. – Я и не мечтал, что это еще когда-нибудь повторится! Ты была такой решительной…

Дальнейшие слова стихли под мягкими, как пух, губами Талии. Она вновь поцеловала его и шепнула:

– Шшш! Прошу тебя, давай не будем разрушать очарование этого момента разговорами! Ты говоришь, что любишь меня, люби меня сейчас! Люби меня долго…

Йен окинул взглядом тело Талии и, разгораясь, попытался запомнить, впитать в себя каждый плавный изгиб ее изумительной фигуры… Девушка смотрела на его бронзовое от загара лицо, водила по нему пальцами…

Их губы встретились в безумном поцелуе!

Язык Йена ласкал губы Талии, руки сжимали нежную кожу ее округлых ягодиц… В объятиях тело девушки стало горячим. С мучительным восторгом влюбленные стремились к тем наслаждениям, которые так живо помнились с их последней встречи!

С каждым движением Йена Талия все сильнее зажигалась, каждое его прикосновение отдавалось в ее сердце все с большим восторгом. Девушка ощутила внутри пламя необыкновенной страсти! Губы мужчины ласкали ее шею, руки пробуждали ее груди, заставляя их трепетать!..

– Йен! – прошептала Талия и застонала от удовольствия – Ты прекрасен… прекрасен…

Парень откинулся на спину и, удовлетворенно вздохнув, улыбнулся девушке. Его руки нежно убрали влажные локоны со лба Талии.

И опять его губы коснулись ее губ, и опять он вошел в нее…

Движения становились все стремительнее. В ответ на них Талия подняла бедра и сомкнула ноги вокруг его пояса. Они начали путешествие в страну блаженства: тело к телу, сердце к сердцу…

Вскоре страсть поднялась к самой вершине, принеся им облегчение и восторг.

Это был мир влюбленных тел!..

Яркая вспышка молнии и раскат грома разъединили их сплетенные тела. Когда они посмотрели в окно, небо зигзагом прорезали ослепительно-белые танцующие молнии.

Талия перевела задумчивый, полный тоски взгляд на Йена. Он тоже посмотрел на девушку.

– Ты думаешь не только о тех прекрасных ощущениях, которые мы подарили друг другу, но о чем-то еще, – произнес Йен и положил ладонь на щеку Талии. Посмотрев на раненную руку, он добавил:

– Я сделал больно твоей руке? Поэтому ты смотришь так печально?

– Моя рука здесь ни при чем, – сказала Талия, отводя взгляд и нарушая очарование, которое объединило их во время жарких объятий. Девушка встала с кровати и, взяв свой халат, собиралась накинуть его на плечи. Затем она подошла к окну и посмотрела на играющие в небе молнии.

– Буря, – произнесла она. – Уверена, что за этими стенами, в такой шторм, Пол еще ищет меня. И он не остановится, пока не найдет!

Она медленно повернулась и посмотрела на Йена. Тот встал с кровати и натянул брюки на сильные ноги.

– Йен, эти поиски могут привести Пола и его людей сюда, – снова нарушая тишину, сказала девушка. – Если они обнаружат меня здесь, тебя могут обвинить в похищении… И еще я боюсь того, что может сделать Пол. У него много людей, которые ездят с ним! Каждый из них, не задумываясь ни на секунду, подожжет твой дом и убьет в нем всех!

Из груди Йена вырвался громкий хохот.

– Пусть попробуют! – сказал он, надевая на ноги мягкие мокасины, – я встречу их в своем доме шквалом огня. Полу и его людям никогда не удастся даже близко подойти к этому дому! – Он запустил пальцы в волосы, поправляя их. – К тому же, он знает это. Так что сомневаюсь, что Пол объявится здесь. Он знает, что для меня значит безопасность моей матери. Никто, ни один человек не посмеет приблизиться к ней, что бы нарушить ее покой!

– Твоей матери? – удивилась Талия и тут же вспомнила голос, звучавший в комнате, когда ее принесли в дом Йена. Ну конечно же, это была его мать!

– Она живет здесь? В этом прекрасном доме?

– Да, здесь, – ответил Йен, подойдя к Талии и обняв ее.

Они вместе наблюдали за разгулом стихии, который устроила природа Австралии. Йен понимал, что пришло время рассказать Талии всю правду о себе, особенно о том, как он стал таким богатым.


Глава 16

<p>Глава 16</p>

– Я не намеренно скрывал правду о себе, – сказал Йен, обнимая Талию за пояс. Глядя на яркие вспышки молний в небе, он привлек девушку ближе и спокойно произнес: – Со временем, я бы все равно убедил тебя оставить Пола и тогда бы я все рассказал.

Мужчина взглянул в ярко-голубые светящиеся глаза Талии.

– Я так люблю тебя! Мне ничего не надо, только разделять с тобой каждую секунду твоей жизни! – признался он, – ты – моя жена, мое прошлое, будущее и настоящее! Но даже теперь я не прошу от тебя ни единого обещания, – сказал он и нежно обнял ее за плечи. – Я объясню тебе, как досталось мне это богатство в то время, как многие люди в Австралии вообще ничего не имеют.

– Ты заработал его как наемник? – неуверенно предположила Талия.

– Если бы это было правдой, ты меньше любила бы меня? – нахмурясь, спросил Йен.

Обдумав его вопрос, девушка тяжело вздохнула и произнесла:

– Я бы никогда не смогла полюбить тебя меньше! И неважно, что я услышу в ответ на мой вопрос.

– Успокойся, дорогая, – сказал Йен и улыбнулся, – я получил это богатство не потому, что работаю наемником. Оно все было унаследовано, все, до последнего пенса и дом, кстати, – тоже.

– Унаследовано? Твой отец был богат? – спросила Талия, чувствуя облегчение. Ведь если бы Йен был наемником, она любила бы его не меньше, но в ее душе всегда была бы капля презрения к нему от мысли, что все, чем владел Йен, было испачкано кровью тех, кого он убил. Но, слава богу, это было не так!

Девушка вздохнула и опять обвела взглядом шикарно мебелированную комнату. Она была такой невероятно роскошной!

Йен взял Талию под локоть и подвел к обитому вельветом дивану, стоявшему перед камином с уютно потрескивающим огнем. Мужчина усадил девушку и присел рядом, обняв Талию за плечи, привлек ее к себе.

– Нет, – сказал он серьезно, – я унаследовал это все не от моего настоящего отца. Это подарок моего отчима. Мы с матерью владеем всем на равных условиях, – объяснил Йен и продолжил: – Понимаешь, Талия, несмотря на то, что по закону все должна была унаследовать моя мать, отчим не доверил ей это, понимая, что она женщина. Так причиной того, что я стал обладателем половины огромного состояния, было желание отчима. Он хотел быть уверенным, что с его богатством все будет в порядке. Он был из тех мужчин, которые смотрят на женщин, как бы тебе сказать… Как ты ответила мне несколько минут назад, когда сообщила, что я о тебе думаю?

– Идиотка?

– Вот именно! Так мой отчим думал обо всех женщинах. Он всегда говорил, что женщины хороши только для одного… – тут Йен запнулся и посмотрел на девушку, как бы извиняясь.

Но Талия улыбнулась и ничего не сказала. Она радовалась, что Йен Лейвери доверяет ей самые деликатные проблемы семьи. Его рассказ еще раз доказывал, как серьезно он относится к Талии. Но вновь мысли девушки перенеслись на Пола Хэтуэя. Теперь она ненавидела его даже больше, чем прежде, из-за того, что Пол стоял на пути ее истинного счастья – счастья, которое она всегда искала и о котором мечтала!

Девушка попыталась отбросить эти мысли. Ей хотелось впитывать слова Йена, его голос, его взгляд…

Йен поднялся с дивана и, опершись рукой о камин, посмотрел на горящий огонь, он говорил спокойно, но было видно, что еле сдерживает свою злость.

– Меня не обрадовало наследство, которое отчим скопил, убивая и калеча многих аборигенов. Он делал это, чтобы завладеть их землей и построить на ней эту свою империю, – говорил Йен. – Я бываю здесь очень редко. Здесь живет моя мать и ее слуги. Но мне не нужно ничего от такой жизни!

– Твой отчим занимался такими ужасными вещами? – спросила Талия, подойдя к Йену. – Должно быть, это было до того, как твоя мать встретила отчима, потому что совершенно очевидно, что она не разделяет его чувств к аборигенам. Хонора без колебаний привезла меня в этот дом и, несомненно, твоя мать обрадовалась ей… – Талия в задумчивости прижала палец к нижней губе. – Я уверена, что та женщина, которая говорила с Хонорой – была твоя мать. Я слышала их разговор, когда на минуту пришла в себя. Мне показалось, что между ними было столько любви… Я не ошибаюсь, Йен?

– Конечно же ты не ошибаешься, – сказал парень, улыбаясь, – моя мать вышла замуж за отчима уже после того, как он накопил свое богатство. Она понятия не имела, каким образом он это сделал, иначе, я не знаю, вышла бы она за него когда-нибудь.

Йен посмотрел в окно на хмурое небо штормового дня и продолжил:

– Когда она встретилась с ним и полюбила, он создавал впечатление вполне приличного человека. Никогда ни я, ни моя мать не поверили бы, что он может быть жестоким! Я узнал об этом от Беркута и его людей. Все до последней грязной подробности! – Йен посмотрел в глаза девушки. – Слава богу, мать никогда не видела этой отвратительной черты своего мужа! После того, как они поженились, мать сразу же переехала к нему в Австралию. Впоследствии он заболел и стал слишком слаб, чтобы наводить ужас на аборигенов. Остаток своей жизни он был вынужден провести в постели, а моя мать нянчилась с ним, как с младенцем.

– Ты говоришь о своей матери с большой любовью, – мягко заметила Талия. – Приятно видеть мужчину, так горячо любящего свою мать. Это потому, что у этого мужчины доброе и благородное сердце.

– У этого мужчины сердце еще больше, чем ты думаешь. В нем хватает места для двух женщин! – произнес Йен, обнимая Талию, – Моя дорогая, ты и мать – самая большая любовь в моей жизни!

В дверь негромко постучали, и влюбленные отпрянули друг от друга, неловко улыбнувшись.

– Одну минутку! – крикнул Йен, натягивая рубашку. Он наблюдал, как Талия торопливо накинула халат и, запахнув его, быстро пригладила пальцами волосы. Ее лицо пылало.

– Йен, это я, мама, – сказала Донна через закрытую дверь. – Все ли в порядке? Может быть, Талии что-нибудь нужно?

Йен чмокнул Талию в губы и подошел к двери. Улыбаясь, он открыл ее и обнял свою мать. Затем провел ее в комнату.

Талия почувствовала неловкость под пристальным взглядом вошедшей женщины. Донне было немногим за пятьдесят. Едва заметные морщинки пересекали ее лоб и лишь намечались в уголках глаз. А золотистые волосы, кое-где убеленные сединой, свободно падали на плечи, и лишь у висков были подобраны изящными, украшенными драгоценными камнями, заколками. Ее фигура была обтянута великолепным платьем из фиолетового атласа. В ушах и на шее сверкали бриллианты. Ногти на руках были тщательно ухоженными.

Благородная внешность женщины была достойна кисти великих художников! Во внешности ее многое напоминало Йена, и сдержанность Талии начала улетучиваться. Почти сразу же девушка поняла, что полюбит эту женщину, если, конечно, Донна примет Талию.

Леди подошла к Талии, осторожно подняла ее поврежденную руку и внимательно осмотрела. Затем, улыбнувшись девушке, мягко произнесла:

– Моя дорогая, я вижу, Хонора сотворила еще одно чудо! – Донна коснулась лба Талии. – О, да ты совсем здорова! Рука быстро заживает, и температуры больше нет… Удача не оставляет тебя. Ты очень счастливая!

Донна подошла к сыну и взяла его под руку.

– А теперь тебе не хочется рассказать мне о чувствах к этой юной леди? – напрямую спросила она. – Совершенно очевидно, сын, что это больше, чем обыкновенное знакомство!

Женщина снова посмотрела на Талию и, склонив голову на бок, продолжала:

– Юная леди, Хонора говорит, что вы жена Пола Хэтуэя, не так ли? Но в вашем взгляде сквозит любовь к моему сыну. В чем же дело?

Талия быстро взглянула на Йена. Она до сих пор еще не рассказала ему всей правды о себе, о том, что в действительности не является женой Пола. Девушка хотела объяснить это Йену и его матери, но не успела. Йен подошел к ней и, обняв, заговорил, прежде чем Талия успела вымолвить хотя бы слово.

– Мама! Брак Пола и Талии – это ужасная ошибка. И этот брак только временный, – произнес Йен. Услышав его слова, девушка изумленно посмотрела на него. Мужчина ответил ей восхищенным взглядом и продолжал:

– Скоро, надеюсь, я уговорю ее стать моей женой. Но, похоже, сейчас на нашем пути возникнут некоторые проблемы.

Не зная, что сказать, Донна растеряно развела руками. Она пыталась осмыслить все происшедшее за эти два дня события: ужасные рассказы Хоноры о Поле Хэтуэе, о его жестокости, сын, который любит жену этого беспощадного страшного человека!..

– Мама, ты не хочешь что-нибудь сказать? – произнес Йен, взволнованный молчанием своей матери, – обычно в делах, касающихся меня, ты бываешь более уверенной!

Донна расправила плечи и подняла голову:

– Сын, я бы предпочла, чтобы твои дела, касающиеся любимой девушки, были не столь сложными! Ну, что ж, пусть будет все, как есть. Единственное, что я могу тебе посоветовать – будь осторожнее! Из того, что сказала мне Хонора о Поле Хэтуэе, я поняла, что он не из тех, кто терпит, когда ему переходят дорогу! Еще одно убийство не сделает крепче петлю на шее этого палача, когда правительство арестует его!

Донна с пониманием посмотрела на Талию и тихим ласковым голосом произнесла:

– Там, где замешана женщина, мужской гнев становится в десять раз сильнее.

Затем женщина подошла к влюбленным и обняла их.

– По правде, мне следовало отругать тебя, Йен, и выгнать из дома за то, что ты любишь чужую жену… – сказала она и улыбнулась, но во взгляде угадывалась тревога, – но я воздержусь и постараюсь все понять.

Талия решила сделать еще одну попытку и объяснить свое положение, но Йен снова опередил ее:

– Я очень рад, мама, хотя ты, возможно, не поймешь того, что я должен буду сделать, как только закончится буря, – сказал он и подошел к окну.

Тяжелые дождевые облака сделали небо свинцовым, и только яркие вспышки молний освещали его серебристо-белым сиянием.

Подол ситцевого платья Донны зашуршал, когда она подошла к окну. Посмотрев на небо, женщина произнесла:

– Йен, куда твое неугомонное сердце ведет тебя на этот раз? Хотя, возможно, мне лучше не знать этого.

– Я должен найти Пола Хэтуэя и уладить кое-какие проблемы! – ответил Йен, не отрывая взгляда от окна, и услышал, как в другом конце комнаты Талия испуганно ахнула.

Донна побледнела и отшатнулась:

– Ты не можешь даже думать об этом Йен! Хонора рассказала мне, что…

Йен нежно прижал руку матери к губам.

– Я все знаю о Поле Хэтуэе, – заверил он, – я собираюсь выполнить то, что сделал бы любой мужчина на моем месте. Справедливость наконец восторжествует, когда я доставлю его властям в Мельбурн с доказательствами вины, – и, взглянув на девушку, Йен продолжил, – потом я найду способ убедить Талию остаться со мной на всю жизнь.

Донна, вздохнув, направилась к двери, потом остановилась и пробормотала:

– Думаю, что пройдет время и я смогу понять, что к чему, а пока… – она замолчала и, посмотрев на девушку, улыбнулась, – оставляю вас наедине, но долго не задерживайтесь. Теперь, когда Талия не так слаба и может вставать с постели, Йен, потрудись, пожалуйста, привести ее в гостиную к столу, чтобы она пообедала вместе с нами. – Донна еще раз ласково посмотрела на юную леди и вышла из комнаты, осторожно закрыв за собой дверь. Талия взглянула на Йена.

– Ты поедешь к Полу? – дрожащим голосом спросила она.

– Я и мои друзья собираемся положить конец деяниям этого негодяя. Мы хотим убить его! – признался Йен. – Мне уже давно следовало бы сделать это, но не было веских доказательств того, что Пол на самом деле преступник.

– Я хочу поехать с тобой! – попросила Талия и посмотрела на Йена умоляющим взглядом. – Я первая должна узнать о его планах! Не осуществил ли он свою угрозу насчет жизни моей сестры?!

– Облава – не женское дело, – сказал Йен, пытаясь обнять Талию, – тем более, это не дело моей женщины!

– Если ты не согласишься взять меня с собой, я все равно поеду! – упрямо произнесла девушка, отстраняясь. – Я буду в большей безопасности, если поеду одна или с тобой?

– Ты еще не оправилась от болезни, – возразил Йен, – тебе следует вернуться в постель и выкинуть из головы эти глупые мысли. Новоявленный воин в юбке!

– Йен, после того, как я хорошенько поем, я стану совершенно здорова! – не унималась Талия и… удивительное дело! Йен пожал плечами и неожиданно разрешил поехать с ним!

– Честно? – воскликнула она. – Я могу поехать? Ты разрешаешь мне?

– Ты бы предпочла, чтобы я устроил «сцену», когда ты так упряма и отказываешься выслушать мои доводы? – спокойно ответил Йен, прекрасно понимая, что она ни в коем случае не станет участницей этой облавы. Он отвезет ее в свое убежище, а когда девушка уснет, уедет вместе со своими людьми. Тогда у нее останется только один выход – дожидаться его возвращения. Йен вздохнул и произнес:

– Любимая, если ты настаиваешь, я не могу отказать.

– Ах! Спасибо тебе! – подавив всхлип, сказала Талия и бросилась в объятия Йена. – Я так рада, что ты понял! Йен погладил ее по голове, потом его рука направилась к поясу ее халата. Развязав его, мужчина хрипло произнес:

– Дорогая, прежде, чем Пол Хэтуэй станет печальным воспоминанием, позволь показать тебе, что следует ожидать от меня каждый раз, как только нам будут позволять обстоятельства.

Йен сбросил халат с плеч Талии, обнажив ее великолепные груди. Наклонившись, он схватил губами напряженный сосок, заметив, как задрожали от удовольствия ее плечи. Его рука скользнула по нежной гладкой коже все ниже… в поисках источника наслаждений…

Талия закрыла глаза, теряя голову от восторга и предвкушения счастья. Пальцы Йена снова пробудили в ней страсть!

– Йен, как ты можешь так много обещать, когда… – ее прерывистое дыхание перешло в нежный шепот, – … когда твоя жизнь до краев наполнена опасностью?

– Дорогая, это было раньше, но теперь – никогда! Ты заполнила пустоту в моей жизни, которую я раньше заполнял работой, выслеживая беглых заключенных, – говорил Йен, опуская Талию на кровать. Затем он быстро сбросил с себя одежду.

– Но, дорогой, сейчас у нас нет на это времени… – слабо возразила девушка, – твоя мать вскоре будет ждать нас к обеду.

– Если дело касается меня, то моя мать давно уже привыкла ждать, – сказал Йен, негромко рассмеявшись, – но ты никогда не будешь ждать, дорогая, никогда!

Он покрыл поцелуями ее нежную шею и плечи… Тело Йена задрожало от глубочайшего возбуждения, когда он ощутил в своих ладонях ее округлые мягкие ягодицы. Его губы завладели губами Талии. Одним нетерпеливым толчком Йен погрузился в ее влажный канал. Тело Талии напряглось, ягодицы стали упругими и она потянулась к нему, с нетерпением встречая каждый его удар! Казалось, их тела, слившись воедино, стали одним целым!

Йен целовал Талию, и его язык мягкими касаниями скользил по ее губам… Когда страсть влюбленных поднялась на самую вершину, их тела, казалось, соединились навеки. И вновь они отдали себя безумной любви!

* * *

Конь храпел, пытаясь бороться с глубокой грязью, прилипающей к копытам. Пол Хэтуэй наклонился вперед, спасаясь от холодного, нещадно хлещущего дождя. Он посмотрел на небо и погрозил кулаком.

– Ты вызвал бурю! – закричал он. – Почему именно сейчас?! Я мог молить о дожде и никогда не получать его! Но, когда он не нужен, небеса разверзлись и, кажется, что река, повернув вспять, течет с неба!

– Поехали назад! – взмолился один из людей Пола, подъезжая к нему, – ни одна женщина не стоит такого! Забудь ее, Пол! В «Одам Хауз» много таких, как она, и все они с радостью задерут свои юбки, чтобы пожить той жизнью, которую ты предлагаешь на своем ранчо!

Пол нанес сильный удар кулаком парню в лицо.

– Держи свое мнение при себе! – рявкнул он, – я намерен найти Талию. Ты слышишь? Я не могу позволить ей убежать! На карту поставлено больше, чем задранная юбка!

Бушрейнджер стерпел удар и направил свою лошадь прочь от Пола. Он поехал позади остальных бандитов, которые следовали за Хэтуэем. Они все обменялись злыми взглядами, но беспрекословно продолжали свой путь навстречу буре.


Глава 17

<p>Глава 17</p>

Стоял ясный день. Влюбленные, попрощавшись с матерью Йена, направились прочь от особняка. Талия вела свою лошадь рядом с жеребцом Йена и изредка бросала на парня недоумевающие взгляды. Он вел себя как-то странно. До сих пор ни разу не попробовал уговорить ее не ехать с ним на захват Пола. Казалось, будто он ведет с ней какую-то молчаливую игру. А в его глазах, когда он перехватил один из ее взглядов, она прочла тихую скрытую радость.

Забеспокоившись, Талия отвела от Йена глаза. Парень улыбнулся про себя, заметив, как девушка поджала губы. Он понимал, что она смущена его легкой капитуляцией, но знал, что это недоумение продлится недолго. Она все поймет, как только обнаружит, что он задумал. Черт возьми, ему удается хранить тайны так же хорошо, как и ей! Скоро Талия убедится, насколько он преуспел в этом.

Земля и небо были залиты потоками солнечного света. Легкий бриз, приятно обдувая, поднимал дорожную юбку Талии, раздувал ее ситцевую рубашку, волосы развевались от ветра, хлестали по лицу и плечам.

Девушка решительно настроилась не показывать Йену своего недоумения и сосредоточила свое внимание на других вещах.

В солнечных лучах был виден пар, поднимающийся от промокшей земли. Оглядываясь по сторонам, Талия поражалась тому, как были велики владения Лейвери! Особняк, прекрасные беседки, примыкающие к верандам… Все это осталось позади, и теперь они ехали по извилистой дороге, посыпанной гравием, тянувшейся вдоль холмистых полей, мимо аллей эвкалиптов и елей. Холмы утопали в кустах сирени, кизила и азалий.

Внизу, на пологом склоне, покрытом симметрично посаженными самшитовыми деревьями, напоминающими традиционный французский палисадник, был разбит сад, являющий собой великолепный образец искусства декоративной стрижки деревьев, где каждое дерево имело форму какого-нибудь животного.

В другой части поместья располагался японский садик, который заканчивался водопадом. Японские клены и тюльпаны пленили взор Талии. Девушка долго оглядывалась и бросала восхищенный, как у ребенка, взгляд на яркие пятна посаженных в определенном порядке цветов.

Немного дальше, вдоль холмов, мирно паслись коровы и овцы, иногда стрелой проносились зайцы.

– Теперь ты видишь, почему я предпочитаю приезжать домой не очень часто, – произнес Йен, поймав ее восхищенный взгляд, когда Талия даже не догадывалась, что он наблюдает за ней.

Девушка, вздрогнув от неожиданности, повернулась и посмотрела на Йена.

– Послушай, от всего этого у меня дух захватывает! – сказала она, не понимая, как можно не восхищаться такой красотой!

– Двести семьдесят акров! – с горечью произнес он, обводя рукой пространство вокруг. – И все взято силой! Мой отчим не терпел того, кто становился у него на пути. – Йен сжал кулак с такой силой, что костяшки пальцев побелели. – Кровь многих аборигенов пролилась на этой земле! Я считаю это место – местом горькой иронии.

– Но если ты так решительно настроен против, почему бы тебе не уехать отсюда? – спросила Талия.

– Я не делаю этого из-за мамы, – ответил Йен, – Ее муж и мой отчим похоронен на этой земле. У его смертного одра она обещала, что никогда и ничем не осквернит ни его могилу, ни землю, которую он так любил, – глаза Йена сузились, – я не могу уехать отсюда и сделать свою мать несчастной! Она и так в своей жизни немало переживала… Да и аборигены не захотят сейчас иметь эти земли. Теперь они считают их несчастливыми. Они знают, сколько здесь пролито крови.

– Как печально, – сказала Талия, вздыхая. Она встряхнула волосами, разметавшимися по плечам, взглянула на Йена и снова вздохнула.

– Печально… – согласился с ней Йен. Он взглянул на Талию и с горделивым восхищением заметил, с какой грацией она сидит в седле. И тут же с грустью подумал: «Поймет ли Талия со временем, почему он предпочитает не жить в этом доме?!» Ему хотелось бы поселиться на ферме – прекрасное место для их детей! Такое окружение лучше всего подойдет для них – не зловещий, огромных размеров особняк, возведенный на земле, которая досталась ценой смерти, а небольшая уютная ферма с маленьким садом и загонами для скота…

Талия посмотрела на небо. Солнце описало дугу, и все тени сместились.

– Сегодня погода нам на руку, – улыбнулась она, вспоминая свирепую бурю, разгулявшуюся прошлой ночью, – для путешествия по бушу больше подходит такая жара, чем ветер с дождем.

Йен кивнул головой в ответ, но не сказал ей о своих сомнениях насчет того, что шторм может опять повториться и накрыть их во время путешествия. У него не было другого выбора, кроме как вести Талию по этой тропе, бывшей, к тому же, высохшим руслом реки, известным тем, что в любую секунду оно могло наполниться водным потоком и залить все вокруг. Но только эта дорога вела к убежищу Йена, откуда он со своими людьми должен был отправиться на ранчо Пола Хэтуэя.

Еще до того, как Талия убежала оттуда, парень постоянно разрабатывал план похищения девушки. И сейчас был рад, что Талия не стала частью того рискованного плана. Теперь она в безопасности – под его защитой!

Тропа то поднималась, то спускалась, затем, когда русло проходило между рядами эвкалиптовых деревьев, земля стала ровной. По берегам росла высокая, чисто белая трава. Но всюду, куда бы ни бросила Талия взгляд, она видела следы наводнений. С одной стороны лежал вырванный с конем эвкалипт, и в его ветвях запутался ствол еще одного дерева. С другой стороны, в ветках уцелевших от наводнения деревьев находились безжизненные останки других растений.

– Что это за место? Куда мы направляемся? – неожиданно спросила Талия, призывая Йена сказать правду. – Куда ты везешь меня?

Веки мужчины дрогнули. Ему не хотелось отвечать, пока они не достигнут его убежища. Он не знал, что ответить, и вздохнул с облегчением, когда внимание Талии привлек приближающийся всадник. Это был Беркут. Подъехав к ним, абориген развернул своего коня и остановился.

Беркут настороженно взглянул на Талию и перевел взгляд на Йена. Глаза аборигена сверкали.

– Конечно, Йен! – сказал он жестким голосом, – задание выполнено. Слух распустили по всем уголкам буша. Все твои друзья и владельцы ранчо будут ждать твоего приезда. Молодой человек, называющий себя Кеннетом Оззером, добровольно вызвался ехать с нами. Беркут дал ему разрешение, – абориген снова посмотрел на Талию потом на Йена, – я должен ехать в другую сторону и исчезнуть в том направлении. Мои люди уже идут к морю на сезон сбора лебединых яиц. Будет много попыток остановить их. Я должен ехать и охранять своих людей.

– Я понимаю, – кивнул Йен, – что насчет Риджа Вагнера? Нашел ли ты его? Не хочет ли он протянуть нам руку помощи?

– Бродягу Риджа невозможно найти, – ответил Беркут, – а жаль!

– Все в порядке, приятель, – успокоил Йен, – я и не рассчитывал на его помощь. Он предпочитает бродячий образ жизни, и ничто не сможет изменить его, я уверен! – Йен нагнулся и обнял Беркута. – Езжай осторожно, мой друг, и пусть ничего с тобой не случится!

Абориген похлопал Йена по спине и хриплым голосом произнес:

– С Беркутом ничего не случится. Пусть и с тобой тоже ничего не случится! Ты лучший друг Беркута!

– Беркут – самый лучший мой друг! – негромко рассмеялся Йен и серьезно добавил: – Я надеюсь, что смогу присоединиться, чтобы помочь твоим людям. Я знаю, насколько важен для вас сезон сбора лебединых яиц. В этом году мы должны разрешить себе отпраздновать его! Вперед!

Беркут расправил обнаженные плечи, и его глаза наполнились гордостью. Затем он развернул своего коня и поскакал прочь.

– Йен, – позвала Талия, подъезжая ближе, – Беркут сказал, что твои друзья будут ждать твоего приезда… Где? Какие у тебя планы? Скажи мне, прошу тебя! Меня это касается! Я должна знать все, что происходит!

– Талия, – спокойно произнес Йен. – Ты настояла на том, чтобы поехать со мной, и я предполагал, что ты просто не будешь беспокоить меня всеми подробностями…

В глазах девушки сверкнула неожиданная злость.

– Я начинаю открывать в тебе некоторые черты твоего отчима! – запальчиво сказала она. – Ты относишься ко мне так же плохо, как твой отчим относился к твоей матери, будто у меня ума даже меньше, чем у сороки!

Из глаз девушки хлынули слезы, она совсем забыла о боли в руке и, хлестнув поводьями лошадь, унеслась прочь от того места, где только что произошла беседа с Беркутом.

Прекрасно зная Талию, Йен совсем не удивился ее реакции на его несколько прохладное отношение, но теперь он проклинал себя за то, что не открылся ей. Парень пришпорил своего жеребца и, пригнувшись к развевающейся на ветру гриве, сумасшедшим галопом поскакал вслед за девушкой.

Внезапно ветер нагнал на небо зловещие грозовые облака, небо прорезала ярая вспышка молнии, и раскаты грома сотрясли землю.

– Талия! – кричал Йен, догоняя девушку. – Черт возьми! Талия, подожди! Начинается буря! Ты не подозреваешь об опасности!

Не обращая внимания на слова Йена, девушка с остервенением хлестала поводьями свою лошадь. Но все же она не могла сдержать дрожь, когда налетел сильный ветер, угрожая сбросить с седла.

Вцепившись в поводья, Талия гнала лошадь вперед, заставляя перескакивать через стволы поваленных деревьев. И почувствовала себя маленькой и одинокой, когда начался ливень. Он обрушился на девушку стремительным потоком! Молнии разверзли небеса над бушем, будто канонада, не смолкая, гремел гром!

Она никогда не унизится перед ним! Никогда!!!

– Талия, черт возьми, остановись! – кричал Йен. Он знал, что там, где стремительный поток воды с ревом вырывает из земли деревья, находиться очень опасно! Тот же поток поднимает в воздух камни и бросает их далеко вперед, затем они падают, сотрясая своими ударами землю, и ни одно живое существо не сможет выжить под таким потоком!

Талии было страшно, но она решила не останавливаться и не принимать от Йена никаких утешений.

Парень пришпорил и без того мчавшуюся во весь опор лошадь. Догнав, наконец, Талию, он поскакал с ней рядом. Его рука потянулась к девушке, и Йен, рывком выхватив ее из седла, посадил перед собой.

Дождь хлестал им в лицо.

– Отпусти меня! – крикнула Талия, извиваясь в руках Йена. – Моя лошадь! Она боится бури! Дай мне поймать ее!

– Здесь можно потерять больше, чем эту чертову лошадь! – крикнул парень, крепче обнимая девушку рукой. Решительно взглянув на нее, он повернул коня и поскакал в том направлении, откуда они только что приехали. – Разве ты не слышишь? Буря уже почти настигла нас!

Внезапный ужас проник в сердце Талии, когда она услышала грохот падающих камней и отчаянный рев воды за спиной, безудержно настигающей их. Оглянувшись, девушка ахнула – теперь она не просто слышала звук приближающейся опасности, теперь она видела опасность!

Сквозь сплошную стену дождя показалась огромная, в десять футов высотой, волна! Она вздымалась, катила темные пенистые пузыри и смывала все на своем пути, даже тропу, проходившую прямо вдоль русла.

Внезапно поток настиг беглецов. Разделенные ударом воды, Йен и Талия слетели с лошади. Девушка пронзительно закричала. В поисках опоры она хваталась за воздух, но вновь и вновь уходила под воду.

– Йен! – в панике закричала Талия. Уже захлебываясь, она пыталась оглядеться, но никого не могла увидеть! Бушующий поток воды и камней поглотили девушку. Волна устрашающей силы несла ее на огромной скорости вперед, то подбрасывая вверх, то скрывая с головой.

* * *

Робкий луч солнечного света с трудом пробился сквозь медленно рассеивающиеся тучи. Наводнение закончилось, и земля, словно губка, впитывала влагу. Сидя посреди большой лужи, Талия пыталась протереть глаза, залепленные грязью. Услышав позади себя веселый смех и оглянувшись, девушка увидела Йена, перепачканного с ног до головы. Несмотря на столь отчаянное, казалось бы, положение, глаза парня светились радостью, и Талия стала вторить ему, радуясь их счастливому избавлению от смерти.

Взглянув на Йена, Талия засмеялась еще сильнее, а когда она попыталась подняться на ноги и снова упала в коричневое болото, разразилась безудержным хохотом. Йен попытался схватить ее за руку и помочь встать, но рука девушки выскользнула, и Талия, захлебнувшись смехом, снова села в грязь.

Наконец, Йену удалось помочь Талии подняться. Они стояли рядом, поддерживая друг друга, их смех затих, а взгляды встретились. Йен приблизил свои губы к губам девушки и они соединились в долгом трепетном поцелуе, забыв об опасности, которую только что миновали и о том, что их ждет впереди…


Глава 18

<p>Глава 18</p>

Услышав пронзительное ржание лошади, Талия и Йен, немного растерявшись и поддерживая друг друга, оглянулись по сторонам. Талия зажала рукой рот, когда к горлу подступила тошнота. Не так далеко она увидела великолепного жеребца Йена. Он висел, запутавшись в ветвях вырванного с корнем эвкалипта. Там, где между больших камней застряло дерево, под жеребцом лежал зажатый мертвый вомбат.[4] Из раны в брюхе коня, пробитой обломком ствола поломанного дерева, хлестала кровь. Талия быстро посмотрела на Йена. Выражение изумления на его лице сменилось болью, когда он мрачно смотрел на своего верного скакуна.

– Господи! – сказал он, содрогнувшись от этого зрелища.

Недолго думая, зная лишь, что он должен положить конец страданиям своего верного жеребца, Йен достал из кобуры свой пистолет и прицелился, но пистолет не выстрелил. Он повернул его к себе и заглянул в ствол. Грязь забилась вовнутрь.


Животное опять заржало и неистово вздрогнуло, потом обмякло, глядя остекленевшими глазами куда-то вдаль.

– Йен, – сказала Талия и дотронулась рукой до его локтя, – мне очень жаль!

Йен что-то неразборчиво пробурчал в ответ и засунул пистолет назад в кобуру. Еще мгновение он смотрел на жеребца, потом перевел взгляд на Талию. В его глазах отражалась вся глубина переживаний.

– Это только один из ужасов той кутерьмы, в которую я втянул нас, – сказал он, с ног до головы оглядывая перепачканную грязью фигурку Талии. – Надо найти воду и все с себя смыть. Твоя лошадь теперь уже ушла очень далеко, а моя мертва, так что нам придется путешествовать пешком.

– А куда именно ты ведешь меня? – спросила Талия, пытаясь сдержать свою злость, потому что в этот момент не стоило нагружать Йена еще и другими проблемами – ведь он только что потерял свою прекрасную лошадь. Чтобы побранить его, Талия выберет другое время – если такая возможность когда-нибудь представится. Без лошади в буше их подстерегает много опасностей!

– Кажется, сейчас у меня нет другого выбора, придется рассказать тебе о своих планах, – сказал Йен, и, закрыв ладонью глаза от ярких лучей солнца, посмотрел вдаль. – Но сначала давай найдем водоем. Мы вымоемся и постираем нашу одежду, а пока она будет сохнуть, я все тебе объясню. Потом, если пожелаешь, можешь возненавидеть меня, с этим я уже ничего не могу поделать.

– Это просто какая-то неразбериха, – сказала Талия, не в силах сдержать смешок, когда Йен поднял ее на руки. Она скользила и вырывалась из его рук, когда он понес ее прочь от предательского русла. Она обняла парня за шею и взглянула на него искрящимися радостью глазами. Даже сквозь комья грязи было видно, что он очень красив.

Талия никогда не забудет тот поцелуй, который они только что разделили – поцелуй, весь перепачканный грязью!

– Любимая, неразбериха, похоже, станет нашим постоянным спутником, – сказал Йен, ступив на сухую землю. Ему были хорошо известны особенности пересохшего русла, и он знал, что через час грязи не будет. А все, что останется, будет лишь последствиями разрушительной стихии.

Он взглянул на свою лошадь, на седельный вьюк и карабин, зажатые мертвым телом лошади. Он должен извлечь это из-под жеребца, так как сейчас их спасение зависит от этих вещей. Талия не знает, но до его убежища им придется прошагать не одну милю. Они могут просто не выжить.

– Талия, я сниму эти вещи с лошади, – сказал он, ставя девушку на землю. – Ты иди и начинай искать воду. – Его губы дрогнули в улыбке, и Йен посмотрел на Талию оценивающим взглядом. – Я бы солгал, если бы сказал, что ты сейчас хороша, как на картинке!

Талия пробежала пальцами по волосам, перепачканным грязью. Потом руки поднялись к лицу, она вздрогнула от отвращения, обнаружив на лице засохшие и потрескавшиеся комья глины. Конечно же, она похожа сейчас на ведьму с обложки книги сказок!

– Боже мой, – простонала девушка, оглядывая свою одежду. Затвердевшая от грязи юбка и блузка присохли к ее телу, как вторая кожа, – я выгляжу ужасно! Надо срочно найти водоем!

В невероятно тяжелых от закаменевшей глины ботах Талия начала, спотыкаясь, пробираться в поисках воды. Ее поразило, как быстро все успело высохнуть после такого дождя. Даже там, где вода вышла из берегов, теперь все было совершенно сухим!

Йен, нагруженный седельным вьюком и другим снаряжением, снятым с лошади, скоро догнал Талию.

– Может пройти немало времени, прежде чем мы найдем воду, – сказал он. Кожа ни лице под слоем грязи была сухая и стянутая. – Здесь, в буше, земля так быстро впитывает влагу…

– Если бы я могла хотя бы умыться, – жаловалась Талия, облизывая языком запекшиеся губы. – Мне кажется, так теперь будет всегда. У меня такое чувство, что грязь даже впиталась в кожу!

Йен подавил в себе смех. Он оглядел Талию, видя в ее глазах искреннее волнение. По щекам текли слезы, струйками размывали грязь, обнажая под ней нежную розовую кожу.

Он подождал еще какое-то время, потом протянул девушке фляжку с водой.

– Вот, – сказал он и посмотрел на Талию. Его глаза сверкнули. – Это должно тебе помочь избавиться от своих волнений. – Он сунул фляжку ей в руку. – Возьми немного воды и вымой лицо. – Он усмехнулся. – Думаю, мы сможем обойтись без этого. Лишь бы только ты успокоилась и не тревожилась из-за своего миленького личика!

У Талии задрожали ресницы.

– Но, Йен, вдруг мы не найдем водоема. Может, кроме этой воды нам еще Бог знает сколько времени будет нечего пить, – сказала она дрогнувшим голосом. Талия сунула флягу назад в руки Йена и упрямо подняла голову. – Нет, я не возьму это! Я еще не настолько выжила из ума, чтобы сейчас вымыть этой водой лицо, а потом уморить тебя и себя жаждой.

Йен усмехнулся и положил флягу назад во вьюк.

– Как скажешь, милая, – произнес он, неумолимо продвигаясь вперед. Рядом с ним, еле переставляя ноги, тащилась Талия.

Йену не хотелось тревожить Талию и говорить, что решение, принятое ею, возможно, самое мудрое в ее жизни. Буря сбила его с курса и до неузнаваемости изменила местность, по которой они шли. Ему придется дождаться ночи и определить направление их пути по звездам. А пока он должен идти вперед, в глубь буша.

Продвигаясь по бушу пешком, без коня, они могут стать легкой добычей для обитателей этих мест…

* * *

День тянулся бесконечно долго. Йен поддерживал еле переставляющую ноги Талию за пояс. Прижав ко лбу ладонь, она посмотрела вдаль. Ей показалось, что из-за облаков пыли появилось стадо диких лошадей, вольно бегающих по бушу.

Девушка прикрыла рукой глаза и взглянула на солнце. Казалось, будто все небо трясется, а небосвод усеян множеством огненных дисков. Когда Талия отвела взгляд от солнца, в глазах у нее все еще продолжали стоять яркие пятна – огненно-желтые, танцующие перед нею!

Раскаленный воздух мерцал, колеблясь над бескрайней коричневой равниной. Атмосфера была душной и угнетающей. От затвердевшей грязи, стянувшей лицо, кожа Талии болела, а глаза слезились от режущего яркого света. Все мысли сейчас были о воде. Если бы она только смогла сейчас смочить пересохшее горло капелькой холодной воды!

Глядя на вьюк, переброшенный через плечо Йена, Талия подумала о фляге, которая к тому времени уже опустела – они с Йеном разделили последний глоток.

Прошел ли с тех пор час? Или два? Или три?

– Милая, с тобой все в порядке? – нарушил тишину голос Йена. Он остановился и повернул Талию к себе лицом. – Когда я решил взять тебя в свое убежище, мне и в голову не могло прийти, что я подвергну такой опасности твою жизнь! Я собирался подождать, пока ты спокойно уснешь, а я бы, оставив тебя, уехал со своими людьми. Теперь я жалею, что не настоял на том, чтобы ты осталась с моей матерью.

Горло Талии было настолько сухим, что она с трудом могла говорить. Она взглянула на Йена и еле выдавила из себя запекшимися губами:

– Убежище? – Она изумленно охнула. Ты вез меня в свое убежище, чтобы там бросить?

Она подперла бок рукой.

– Я знала, что так будет! – обрушилась она на Йена. – Ты лгал мне все время с тех пор, как мы уехали из твоего дома. Ты никогда не намеревался доверить мне свой план. Ты – бессловесный обманщик! И ты по праву заслуживаешь смерти здесь, в буше. А я буду смеяться над тобой и смотреть, как ты умираешь!

– Думаю, я заслужил такие обвинения, – сказал Йен, тяжело вздыхая. Он облизал запекшиеся губы и нежно коснулся стянутого грязью лица девушки. – Но, Талия, тебе не нужно было бы находиться рядом со мой, когда я ловил Пола. Единственное, что должно иметь для тебя значение, это то, что с его выходками покончено.

– Я должна узнать о своей сестре, – сказала Талия и от расстройства прикусила нижнюю губу.

– Мы должны верить в то, что он ничего не сделал твоей сестре, – сказал Йен. – Господи, Талия, пройдет ни один месяц, прежде чем корабль достигнет Англии. Я вообще очень сильно сомневаюсь, что Пол когда-нибудь серьезно думал о том, чтобы подсылать кого-нибудь к твоей сестре. Он слишком занят погромами, грабежами и налетами на деревни аборигенов. Он – бушрейнджер. Он связан с подпольной торговлей рабами. И лишь небеса знают, в чем он еще не замешан!

Талия чувствовала, что близка к истерике.

– Я знаю, что ты прав, – крикнула она сквозь слезы. – Какой глупой я была! Но он запугал меня, когда начал угрожать смертью Вайды! Все, о чем я только могла думать после смерти родителей – как выполнить свою клятву и уберечь Вайду от опасности. И стань я причиной ее смерти от руки такого сумасшедшего, как Пол, я бы и сама предпочла умереть!

– Мне слишком трудно разобраться в причине твоего брака с этим человеком, – проворчал Йен, и его глаза помрачнели, когда он взглянул на Талию. – Но, конечно же, в то время он был единственным спасителем.

– Йен, я не выходила замуж за этого человека, – призналась Талия. Глядя, как Йен раскрыл рот, но долгое время оставался немым, Талия слабо улыбнулась.

Потом глаза Йена зажглись, и куски застывшей грязи отвалились от лица, когда он, с повлажневшими глазами, разразился громким смехом.

Йен, все еще трясясь от смеха, с недоумением посмотрел на Талию.

– Ты зашла так далеко ради защиты своей сестры? – мягко спросил он. – Ты делала вид, что являешься его женой? Это тоже было частью его безумного плана?

– Да, и каждая минута была для меня истинным мучением, – сказала Талия, почувствовав облегчение от того, что, наконец, рассказала Йену всю правду. Но после того, как она так много говорила, ее горло, казалось, горело огнем. Ей так хотелось пить! Как долго она еще сможет выдержать эти пытки?

Талия покашляла и схватилась за горло. Йен все понял. Его горло тоже болело и было воспалено, как-будто он проглотил дикообраза.

– Мы поговорим потом, когда дойдем до водоема, – сказал он и, обернувшись, пристально посмотрел вдаль.

– Если мы вообще найдем водоем, следовало тебе сказать, – заметила Талия, опять плечом к плечу шагая рядом с Йеном.

Мало-помалу они продвигались на восток. В ботинки пытались заползти муравьи, но их тут же выбрасывали. Впереди быстро пробежала маленькая красная ящерица и юркнула под опавшие листья. В воздух взвились закрученные струйки пыли. Грязь кусками отваливалась с их одежды, путники отплевывались и протирали глаза.

И все шли и шли вперед…

Немного погодя тишину вспугнули тяжелые шаги страусов эму, пробегающих неподалеку, и прыжки кенгуру.

Внимание Йена приковала к себе огромная тень, падающая на землю откуда-то сверху. Он вздрогнул и остановился, схватив Талию за руку.

– Смотри! – воскликнул Йен, глядя в небо. Талия быстро подняла голову и тоже посмотрела вверх. Высоко в небе парил огромный орел с клиновидным хвостом. Казалось, что тень его покрывает собой всю землю.

– Что такого, это очень милая птица, – сказала Талия хриплым голосом.

– Да, милая, – сказал Йен. В его голосу чувствовалось оживленное возбуждение. – Я счастлив увидеть этого орла! Птица в буше означает, что вода должна быть где-то поблизости.

В надежде, что они, наконец-то, добрались до воды, девушка приободрилась. Потом глаза Талии от удивления широко распахнулись, когда она увидела у себя над головой еще несколько птиц. Их было так много, что, казалось, небо стало сплошным черным пятном!

– Черт подери, впереди есть вода! – сказал Йен и бросился бежать, не твердо ставя ноги. Он через плечо посмотрел на Талию и остановился. Затем вернулся к ней и обнял за пояс. – Если бы не этот чертов вьюк и все остальное, что на меня нагружено, я бы взял тебя на руки и понес. Но раз так, моя милая, тебе просто придется изо всех сил держаться за меня и не отставать!

– Мне совершенно не надо держаться за тебя, – сказала Талия сухим шепотом и почти истерически рассмеялась от счастья. – Я знаю, что вода в двух шагах от нас и собираюсь сама добраться туда и остаться там навсегда! У меня все тело изнывает от жажды.

Йен понимающе посмотрел на нее, и они побежали вместе. Ветер поднимал пыль, словно вуалью закрывавшую солнце, трава низко гнулась к земле. Достигнув соленого болота, которое австралийцы называли «илистыми лепешками», Йен и Талия поняли, что они нашли совсем не воду.

Талия разразилась слезами и прильнула к Йену.

– Этого не может быть, – кричала она сквозь слезы. – Этого просто не может быть! Куда летели эти птицы? Куда?

Йен обнял ее, успокаивая, и посмотрел в небо, наблюдая, как орлы летели еще дальше от того места, куда пришли они с Талией.

– Не отчаивайся, – подбадривал он Талию. – Мы должны следовать за птицами. Клянусь тебе, Талия, не может быть, чтобы вода была далеко отсюда! – Он схватил ее за руку, и они опять двинулись дальше на восток. Но теперь уже не по ровной земле, а поднимаясь в гору. – Давай… надо верить… Нам осталось пройти еще совсем немного… Даю тебе слово, Талия. Верь мне!

Талия утерла с лица слезы и с недоверием, угрюмо посмотрела на Йена.

– Верить тебе? – сказала она, едва узнавая свой охрипший голос. – Как я могу тебе верить? Посмотри, куда привело меня мое доверие! Еще никогда в жизни я не была такой несчастной, Йен, как сейчас! И в этом я могу обвинить только тебя!

– Талия, сейчас не время препираться, – сказал Йен, бросая на нее усталый взгляд. – Обвиняй меня сколько тебе угодно, но только потом. Давай скорее выпутаемся из этой переделки.

– Ха-ха! – дерзко выкрикнула Талия, надменно вскинув голову. – Ты не можешь быть серьезным.

– Я еще никогда не был более серьезным, чем сейчас, – сказал Йен и, нахмурившись, посмотрел на нее. – Я втянул тебя в эту переделку. Я и вытащу тебя из нее.

– А потом что? – упорствовала Талия. – Ты оставишь меня со своими наемниками, а сам уедешь и будешь до смерти сражаться с Полом и его бандой?

Йен приоткрыл рот и издал негромкий вздох.

– Ты говоришь так, как будто тебя волнует, что со мной может произойти, – сказал он. – Ты действительно любишь меня!

Талия отвернулась от Йена, не желая открывать ему своих истинных чувств.

– Я умираю от жажды, – захныкала она. – Больше всего мне сейчас хочется попить воды. – Она оглядела себя. – И помыться!

– Милая, твои желания скоро исполнятся, – сказал Йен, упорно идя вперед вместе с Талией.

Завидев впереди долгожданную воду, они, насколько позволяли им силы, бросились бежать. Они продвигались по тенистой эвкалиптовой роще, по земле, поросшей сочной травой. Изредка из ветвей эвкалипта показывался коала. Мимо них скакали кенгуру с выглядывающими из сумок детенышами. Воздух становился влажным, наполненным свежими ароматными запахами.

Вдруг они увидели сияние изумрудного озера, белых лебедей, рассекающих водную гладь. Талия оставила Йена позади, пока он снимал свое снаряжение. Смеясь, она побежала к воде и с головой нырнула в озеро. Испуганные лебеди в панике поплыли к другому берегу.

Выйдя на берег, девушка сложила ладони, зачерпнула воды и начала жадно пить, в то время как Йен с разбегу бросился в озеро и скрылся из виду. Когда он вынырнул из воды рядом с Талией, струйки грязи вместе с водой стекали у него с лица. Талия едва не захлебнулась, сдерживая приступы смеха, когда увидела, как комично он выглядит.

О, Господи, как хорошо смеяться!

Как хорошо, что есть над чем смеяться!


Глава 19

<p>Глава 19</p>

Улыбка на лице Талии растаяла, и она отвела взгляд от Йена, когда где-то вблизи озера раздались громкие раскаты смеха кукабара. Испугавшись, девушка опять вернулась в реальный мир, в котором они с Йеном находились. Они остались без лошади и заблудились в буше. Где-то рядом, наверное, рыщет в поисках ее Пол Хэтуэй. Может быть, он уже догадался, что она убежала и рассказала всю свою историю Йену, и теперь Пол собирается убить ее сразу, как только увидит.

Она задрожала, вспомнив все угрозы Пола.

– Не бойся, Талия, – сказал Йен. Он заметил страх, внезапно появившийся у нее на лице, и тут же подплыл к ней. – То, что ты слышишь, это только смех птицы. – Йен схватил ее и потянул в воду. Грязь, стекавшая с их тел, перемешивалась. – Все будет хорошо, – сказал он, подтягивая девушку ближе к себе. – Я верну тебя опять к цивилизации. Нам осталось еще немного пройти. Нам надо помыться, поесть и как следует отдохнуть.

– Все это кажется таким бесполезным, – сказала Талия, всхлипывая. – С тех пор, как я приняла решение поехать в Австралию, все и всегда идет у меня наперекосяк!

– Надеюсь, ты не это имеешь в виду, – сказал Йен, обхватив ее лицо руками и повернув так, чтобы их взгляды встретились.

– Почему я не должна иметь это в виду? – спросила Талия, и слезы потекли из ее глаз. Потом ее губы изогнулись в улыбке. – Конечно, ты говоришь о нашей встрече. – Она протянула руку к щеке Йена и провела пальцами по рыжевато-золотистой щетине, начинавшей пробиваться на его лице. – Йен, ты должен знать, что я на самом деле чувствую к тебе. Хоть я и противилась тебе во многом, на самом деле большей частью я притворялась. По правде, мой дорогой, из всего, что со мной произошло здесь, наша встреча – единственное хорошее событие. Слава Богу, что ты есть!

Йен, прижавшись к губам Талии, наградил ее за эти слова долгим поцелуем.

– Больше всего на свете мне хочется утонуть в тебе, но сейчас не время, милая, – сказал он и сквозь ароматно пахнущие ветви эвкалипта посмотрел на небо.

– Скоро стемнеет, к этому времени надо успеть найти убежище. Иначе нас может испугать гораздо большее, чем смех кукабары.

Талия сидела в воде, настороженно обводя взглядом берега озера. Сейчас все выглядело таким невинным, безопасным, даже красивым.

Вдоль берега росли горные лилии, цветы с красными, мягкими, словно бархатными, лепестками, ароматные, со сладковатым запахом, боронии с маленькими пурпурными цветочками. В воздухе разносились изысканные ароматы.

Йен плескал на себя водой, смывая грязь с тела и волос.

– Милая, нам крупно повезло: в нашем распоряжении есть одна вещица, – сказал Йен, с трудом пробираясь к берегу. Выйдя из воды, он бросил через плечо взгляд на Талию. – Винтовка. Кожаный чехол защитил ее от грязи. Так что у нас есть защита и орудие добычи пищи на ужин!

В животе у Талии заурчало. До того момента она не вспоминала о еде. Вода была самой заветной ее мечтой. Но теперь, когда все вокруг казалось таким многообещающим, она поняла, что просто умирает с голода!

Она обмыла свое тело водой и, насколько смогла, смыла грязь с волос, потом вышла на берег к Йену. Талия наградила его благодарной улыбкой, когда он достал из вьюка накидку с капюшоном из овечьей шерсти и предложил ей:

– Тебе лучше снять с себя свою промокшую одежду, – сказал Йен, медленно оглядывая ее с ног до головы. От вида облегающей ее тело блузки и юбки Йен почувствовал тепло в паху. Каждый изгиб ее тела отчетливо проступал сквозь промокшую одежду, и были видны даже темные родинки на ее груди.

– Похоже, мне придется устроить небольшую стирку, – сказала Талия, укутываясь в накидку. – Она подошла к Йену и провела рукой по его брюкам. – Кажется, тебе придется отправиться на охоту голышом, дорогой, если ты хочешь, чтобы я выстирала твою одежду вместе со своей!

Когда пальцы Талии скользнули по его плоти, Йен напрягся. Он издал долгий, протяжный стон.

– Милая, если ты не прекратишь делать то, что сейчас делаешь, ты можешь вообще остаться без ужина, – сказал он, посмеиваясь. – Ты именно то, что мне нужно. – Парень потянулся к Талии и крепко прижал ее к себе, немного приподняв. Накидка скользнула с плеч Талии и упала на землю.

– Я съем тебя. Съем!

Их губы соединились в неистовом, безумном поцелуе. Талия пробежалась пальцами по спине Йена, потом рука скользнула ниже, к ягодицам, и она крепко обхватила их руками. Она держалась за него, когда Йен опустил ее на землю. Талия едва улавливала, как пахнет лимоном трава. Она затаила дыхание, когда Йен снимал с нее одежду. Каждое его прикосновение отзывалось в ней сладкой, томительной болью, пробуждая в ней желание, которое может вызвать только он. Их губы расстались. Талия наблюдала, как Йен сбрасывал с себя одежду.

– Йен, ты забыл, что я должна постирать? – поддразнивала его Талия. – Что надо идти на охоту, чтобы добыть какую-нибудь дичь на ужин?

Йен не отвечал. Стоя уже без рубашки, он перешагнул через свои брюки и ногой отбросил их в сторону. От вида ее обнаженного тела глаза мужчины загорелись, вызывая в Талии огромную волну чувств. Ей показалось немыслимым, что после всего, что они пережили, она может чувствовать себя так легко и беспечно.

После схватки со смертью в яростном водовороте стихии, в этот момент ей больше всего хотелось слиться воедино с Йеном. Ей хотелось припасть к нему и никуда больше не отпускать! Хоть они и не знают, что приготовила им судьба, в этот момент ничто не имело значения – только секунды неземного блаженства, проведенные с человеком, которого она боготворит и любит всей душой!

Йен лег на Талию и коленом раздвинул ей ноги. Он вошел в нее и стон, вырвавшийся из глубины Талии, разжег в нем страсть, смешанную с чувством глубокого облегчения. Пальцы Йена коснулись ее затылка, побуждая их губы встретиться. Чувство восторга поднялось в душе Талии, когда они соединились в головокружительном поцелуе.

Она ощущала в себе его неторопливые, сильные движения, а легкое касание плотей приводило их к совершенному исступлению. Руки Йена обхватили груди Талии, большой палец обводил темные бугорки сосков, дразнил их, поглаживая, побуждая подняться упругими, ненасытными вершинами.

Талия отвечала все более торопливыми, ритмичными движениями бедер. Она сомкнула ноги у него на спине в стремлении еще глубже ощутить Йена у себя внутри. Она застонала, уткнувшись в его широкое, мускулистое плечо, когда Йен, оторвавшись от ее губ, прильнул к груди.

Йен издал тяжелый вздох от наслаждения, которое все росло… росло… росло…

Исполненная восторгом, Талия вздрогнула и прильнула к полыхающей жаром коже Йена, когда радостные, волнующие переживания растворились в горящей, огненной страсти. Она прижалась к сильному плечу Йена, когда их настиг удивительный взрыв страсти.

После этого сплетенные тела Йена и Талии погрузились в восторженный покой и наслаждение от радостного осознания того, как прекрасно любить друг друга.

– Люблю тебя больше, чем саму жизнь, – прошептал Йен, наслаждаясь сладостным, теплым прикосновением ее тела к своему, и, заключая в свои объятия. Йен жадно поцеловал Талию, потом оторвался от ее губ и поднялся на ноги.

Талия лежала на спине, являя собой картину полной удовлетворенности и лениво улыбаясь ему. Йен улыбнулся в ответ.

– Ну? – спросил он, приподнимая бровь, – выстирают сегодня мои штаны или нет? Или ты заставишь меня ходить голым? Как только что ты смогла убедиться, я не могу управлять своим желанием, когда я совершенно раздет.

– Но, Йен, после того, как я постираю твои брюки, они будут долго сохнуть, – поддразнивала его Талия, перевернувшись на бок и опираясь на локоть. – Кажется, я пользуюсь своим положением, да?

Быстро бегая вокруг, Йен начал собирать с земли сухие, упавшие с деревьев сучья.

– Если мне придется тоже что-нибудь сделать, то я, пожалуй, разожгу костер, – сказал он, сочувственно улыбнувшись Талии. Собрав целую охапку веток, парень сложил ее в стороне и начал расчищать место для костра.

Талия поднялась на ноги и помогла Йену воткнуть в середину костра полено, потом вопросительно взглянула на Йена.

– Хорошо, у нас есть ветки, но где же огонь? – спросила она.

Йен уже нашел два осколка кремня для высекания искры. Он начал бить ими друг о друга, добывая огонь. Талия набрала под деревьями сухих листьев и положила их в костер, рядом с сучьями… Йен пристроил камни ближе к листьям и продолжил выбивать искры.

После нескольких минут усердных попыток пламя занялось, перепрыгивая с одного листа на другой, а потом загорелись и ветки.

Талия с облегчением вздохнула. Она подхватила одежду и начала полоскать в воде. Глянув через плечо, Талия увидела, как Йен неуклюже побрел прочь от костра. С болтавшейся на боку винтовкой он выглядел комично. В вечернем свете его обнаженное тело отливало загаром.

Восторгаясь этим зрелищем, Талия уставилась на мускулистые ягодицы Йена, любуясь тем, как при каждом шаге они плавно сжимались и разжимались. Это вызвало в ней внутреннюю дрожь. Прийдя в смущение от такой реакции на обнаженное тело возлюбленного, Талия отвела глаза и полностью сосредоточилась на своем занятии. Она старательно отчищала одежду от грязи, хотя больная рука мешала выполнению этой трудной задачи. Чистую одежду Талия повесила на ветку над костром.

Продрогнув от прохладного вечернего воздуха, Талия опять закуталась в накидку из овечьей шерсти и придвинулась ближе к костру. В душе начал зарождаться страх. Йен ушел уже достаточно давно и, по ее мнению, должен был вернуться. На западе красная кромка солнца скользила за горизонт. Свет вечерней зари быстро сменялся ночной мглой.

Время шло, Талия становилась более встревоженной, она дрожала и смотрела в небо. На вечернем небосводе появилась огромная белая луна. Если бы девушка не чувствовала себя такой одинокой и испуганной, она бы подумала, что все происходящее вокруг нереально – слишком красиво. Воздух наполнен всевозможными ароматами. Звезды так ярко сверкали в темном небе. Над нею высоко парил орел и, покружив, полетел прочь, заслоняя собой луну.

Всплеск воды оторвал взгляд Талии от неба. Неожиданно на середину озера грациозно выплыл черный, как ночь, лебедь, разрезая отражение луны в водной глади и оставляя на воде сверкающую рябь, похожую на белый бархат.

От неожиданного ружейного выстрела Талия быстро вскочила на ноги. Плотнее закутавшись в накидку, она посмотрела в ту сторону, откуда донесся выстрел, но там все затихло.

– Йен, – прошептала она, вглядываясь в темноту ночи, но не видела ничего, кроме мглы, причудливо искаженных теней, которые создавало лунное сияние.

Расхаживая вокруг костра, Талия ждала возвращения Йена, надеясь, что он подстрелил что-нибудь на ужин. Она ни на минуту не позволит себе подумать, что кто-то другой, вооруженный, может ходить рядом и что это стреляли в Йена!

– Нет, – прошептала она про себя, – присаживаясь ближе к огню. – Это был Йен. С ним все в порядке. Скоро он вернется. Господи, Йен, с тех пор, как мы уехали из дома его матери, мы еще не видели ни одного признака цивилизации!

Талии казалось, что минуты тащатся, как часы. Глаза заблестели от слез. Если с Йеном все в порядке, он должен был уже вернуться. Может быть, он нечаянно упал на свою винтовку! Должна ли она сейчас же в этой кромешной темноте отправиться на его поиски?

– Но тогда я уже точно заблужусь! – спорила Талия сама с собой. – Я должна оставаться на месте. Йен хотел, чтобы я оставалась у костра. Конечно же, здесь я в безопасности. Огонь отпугнет любого дикого зверя!

Напуганная, ослабевшая от голода и беспокойства за Йена, Талия посмотрела на свою юбку и блузку. Теперь они должны быть уже сухими, и ей лучше сидеть одетой, если вдруг сегодня ночью будет угрожать опасность.

Сбросив с себя накидку, Талия поднялась и сорвала с ветки свою одежду. Она поморщилась, поспешно натягивая на себя жесткое одеяние. Грязь была настолько въедливой, что полностью не отстиралась.

Девушка присела к костру, натянула ботинки, но опять встревоженно вскочила, заслышав шуршание приближающихся из буша шагов.

Сердце Талии отчаянно колотилось, когда она вглядывалась в темноту, проклиная забитый грязью пистолет Йена, из-за чего она осталась совершенно безоружной.

Ах, ну конечно же, это Йен приближается к ней! Столько решительности в его шагах. Это не посторонний, он бы был более нерешительным – более осторожным.

– Йен? – прошептала она слабым голосом. – Дорогой! Это ты?

С винтовкой через плечо из темноты показался Йен. Пробивающийся сквозь листву лунный свет посеребрил обнаженную фигуру Йена, и Талии казалось, что ей навстречу из темноты приближается таинственный призрак.

Замерев, а потом рассмеявшись от облегчения, Талия радостно бросилась в объятия Йена.

– Ты жив! – радостно кричала она, крепко обнимая его. – Ах, Йен, тебя так долго не было!

– Извини, милая, – сказал Йен, обнимая ее свободной рукой. – Я зашел гораздо дальше, чем думал.

Он опустил руку и со скрытой радостью во взгляде посмотрел на Талию.

– Но зато я кое-что нашел, – сказал он, отходя от Талии. Йен положил у огня винтовку и, сняв с ветки свои вещи, торопливо надел их на себя. – Собирай все, что можешь унести. У меня есть для тебя сюрприз.

Глаза Талии расширились от удивления.

– Сюрприз? – спросила она с недоумением. И только теперь поняла, что Йен вернулся без пойманного к ужину животного. – Выстрел, Йен. Ведь это ты стрелял?

– Ну, конечно же, черт возьми, это был я, – сказал Йен и, опустившись на колено, начал забрасывать грязью костер. Он вскользь глянул на Талию. – Ну кто же еще, милая?

– Йен, в чем дело, почему ты тушишь огонь? – испуганно охнула она и вопросительно посмотрела на Йена. – Тогда, если ты стрелял из ружья, то куда? В кого?

Йен подошел к Талии и, прижав палец к ее губам, не дал ей закончить вопрос?

– Увидишь, милая, – сказал он, усмехаясь, – пойдем со мной, и я покажу тебе, что сегодня ночью тебе не надо будет задавать больше вопросов.

Талия вздрогнула.

– Ну, если ты так говоришь, – мягко сказала она. Некоторое время она наблюдала, собирая вещи, как Йен укладывает их во вьюк.

Она принялась помогать ему, пока на берегу озера, кроме кострища, над которым вился дымок, не осталось никаких следов их пребывания.

– Ну как, ты готова? – спросил Йен и, глядя на Талию, опять весело улыбнулся.

– Йен, я хочу, чтобы ты рассказал мне, что происходит, – сказала Талия, пускаясь в путь рядом с Йеном. – Я не уверена, что сейчас подходящее время для загадок. Я хочу есть, я хочу спать! Я устала.

– Гарантирую тебе, что ты очень скоро будешь накормлена и у тебя появится возможность всю ночь наслаждаться мирным, спокойным сном, – заверил ее Йен и опять улыбнулся.

– Ну, нет, – только не говори мне, что у тебя есть еще один особняк, спрятанный в буше, о котором ты не рассказал мне, – сказала Талия и расстроенно посмотрела на Йена.


Глава 20

<p>Глава 20</p>

Витающий в небе аромат жареной пищи сбил Талию с толку. Она глубоко вдохнула воздух, споткнулась и подозрительно посмотрела на Йена.

– Ты ведь так и не сказал, – медленно начала она. – Когда ты выстрелил из винтовки, в кого ты стрелял?

Глаза Йена засверкали, когда он посмотрел на нее:

– Пройдем еще немного, и ты все увидишь сама, – сказал он. – Разве я не говорил, чтобы ты верила мне?

– Йен, прошу тебя, никогда больше не говори так со мной, – сказала Талия напряженным голосом. – С тех пор, как умерли мои родители, со мною так много всего произошло, может быть, я больше никогда не смогу никому верить.

Улыбка Йена растаяла. Он сжал зубы, и ненависть к Полу Хэтуэю опять закипела у него в душе. Теперь, когда из-за шторма они с Талией сбились с пути, неужели должны разрушиться его планы?

Как же люди, которые дожидаются в убежище его приезда? Что они могут думать теперь?

Конечно же, они ищут его, понимая, что Йен попал в беду.

Талия продолжала шагать нога в ногу с Йеном. Чувство голода уже почти полностью завладело ею. Удивительный аромат пищи становился все сильнее, немилосердно терзая ее желудок.

Что это готовится? Где?

Для чего Йен ведет эту загадочную игру?

Ей надоело быть частью этой игры – и всех его игр!

Она уже наигралась с Полом Хэтуэем в кошки-мышки!

– Ну вот, мы и на месте, милая, – сказал Йен, указывая рукой. – Крыша и еда – все, как я и обещал тебе!

Талия остановилась в оцепенении, когда перед ней, под озаренными лунным светом эвкалиптами, похожими на сказочные привидения, открылось яркое пламя костра. Она перевела взгляд с костра и изумленно охнула. Во мраке ночи, озаряемой отблесками огня, стоял шалаш!

Вздохнув с облегчением, Талия рассмеялась про себя. То, что Йену удалось обнаружить что-то наподобие хижины для ночлега, поразило ее. Может быть, теперь ей удастся как следует выспаться и не нужно будет всю ночь трястись от страха, что какой-нибудь дикий зверь нападет на нее и утащит!

Удивительный аромат опять привлек внимание Талии к костру. Теперь рядом с костром она могла уже видеть, что на импровизированном вертеле что-то жарится над пламенем. Удивленно открыв рот, она взглянула на Йена.

– Да, я подстрелил кое-что из ружья, – сказал Йен, перехватив скептический взгляд Талии. – Зайца. И теперь он уже, должно быть, совершенно готов.

Он взглянул на шалаш.

– А этот заброшенный аборигенами шалаш, дорогая, мой самый большой сюрприз, – усмехаясь, сказал Йен. – Дарю его тебе. Это, конечно, не особняк, но одну ночь мы проведем в нем прекрасно.

Талия еще мгновение смотрела на Йена, потом отвернулась и подбежала к костру. Она упала на землю перед огнем и, используя вместо вилки палочки, оторвала кусок мяса от жареного зайца. Она уже готова была откусить кусок мяса, почти не замечая, как Йен, негромко посмеиваясь, отложил в сторону вьюк и снаряжение и сел рядом с ней, но остановилась.

Талия посмотрела на Йена, чувствуя свою вину за жадность и эгоизм, потом застенчиво улыбнулась и протянула мясо ему. Когда он взял его, Талия, подгоняемая чувством голода, схватила другой кусок мяса и принялась разрывать его зубами. Они ели молча, пока от зайца осталась лишь груда костей.

– О, боже, как я объелась! – сказала Талия, откидываясь на спину и растягиваясь на траве. – У меня такое чувство, что мой живот сейчас лопнет!

Она зевнула и потерла рукой глаза. Веки отяжелели и глаза слипались.

– Если бы теперь мне удалось уплыть в мирную страну сновидений, может быть, завтра все казалось бы не таким уж нестерпимым.

Талия открыла глаза и посмотрела на Йена.

– Такое возможно, Йен? – пробормотала она. – Может быть, завтра будет лучше, чем сегодня? Ты действительно уверен, что знаешь, где мы находимся и сможешь найти обратную дорогу?

– Я окончательно сориентировался. Моя карта – звезды. Да, я смогу доставить тебя к своему убежищу, если ты это имеешь в виду, – сказал Йен и швырнул в наваленную у костра кучу из заячьих костей последнюю косточку. Его взгляд стал настороженным.

– Услышу ли я от тебя какие-нибудь возражения по этому поводу, Талия?

Талия опять зевнула.

– Никаких возражений, Йен, – вздохнула она. Девушка поднялась и села рядом с Йеном, наслаждаясь ощущением его сильных рук, когда Йен обнял ее и прижал к себе. – Я знаю, ты делаешь для меня все как можно лучше.

– Мне уже давным-давно следовало сделать это, – проворчал он. – Но ты казалась настолько верна своим клятвам Полу Хэтуэю. Что мне еще оставалось делать?

– Я всеми силами ненавижу этого человека, – прошептала Талия, задрожав от вспыхнувшего в ней чувства ненависти. – И я так сильно сожалею, Йен, так сильно!

– Не надо, – попытался утешить ее Йен. – Этот человек запугал тебя. Тебе не оставалось ничего другого, как только делать вид, что ты предана ему. – Он повернулся к Талии и убрал с ее лба локон. – Но больше тебе не надо притворяться. – Он взял ее за руку и сердито взглянул на обручальное кольцо. – Это проклятое кольцо!

Талия тоже посмотрела на кольцо и прищурила от отвращения глаза. Со всей решительностью она сняла его с пальца. Ее глаза загорелись, она улыбнулась и бросила кольцо в высокую, колышущуюся от ветра траву.

– Теперь я свободна, – сказала она дрожащим от волнения голосом. – Надеюсь, что больше никогда не посмотрю в лицо этого человека.

Ее ресницы задрожали, и Талия взглянула на Йена.

– Господи, помоги мне, если я приняла неправильное решение и по моей вине что-нибудь случится с Вайдой! – пробормотала она.

Талия опять прижалась к Йену, и тот нежно обнял ее. Девушка закрыла глаза, и он начал тихонько ее убаюкивать.

– Все будет хорошо, – попытался успокоить Талию Йен. – Я сделаю все, что в моих силах, чтобы у тебя все было хорошо.

– Как и делал с самого начала, – сказала Талия, ближе прижимаясь к нему. – Ах, Йен, ты – все самое хорошее, что есть на земле! Как я раньше могла сомневаться в тебе?

– Давай больше не будем говорить о наших сомнениях, – предложил Йен. – Мне кажется, что настало время, которое называется ночь.

Талия отодвинулась от Йена, растянулась на траве и, подложив под голову руки, тяжело зевнула.

– Кажется, я еще ни разу в жизни так не уставала, – проговорила она. Талия наблюдала, как Йен подложил еще дров в огонь, взял свой вьюк и поплелся к шалашу.

– Ты идешь? – спросил он, через плечо взглянув на Талию.

Девушка кивнула и последовала за ним. Низко согнувшись, она вошла в шалаш, который внутри оказался совсем пустым, без мебели, а вместо пола была голая земля. Йен порылся во вьюке и вскоре достал оттуда два одеяла. Одно он расстелил на земле, потом устроился рядом с Талией и они накрылись другим одеялом.

Талия пододвинулась ближе к Йену и посмотрела вверх, туда, где сквозь щели в потолке пробивался серебристый свет луны. Чувствуя себя в мире и покое, она поцеловала Йена в щеку.

– Дорогой, я так рада, что мы нашли то озеро, а теперь – этот шалаш, – прошептала она. – Если бы этого не случилось, где бы мы были? Я так рада, что ты со мной сейчас! Так рада! Ведь мы могли еще много дней не найти воды! Мы могли умереть от жажды!

– Иногда мне кажется, что все озера и пруды Австралии – это одна большая тайна, как, например, озеро Джордж, о котором я так много слышал. – Йен крепче прижал к себе Талию и шептал ей на ухо. – Озеро Джордж постоянно исчезает и появляется вновь. Когда исследователи впервые увидели это озеро, оно казалось таким огромным, что люди подумали, что добрались до моря. Но в прошлом году оно почти исчезло, и никто не знает как…

Слова Йена застыли в воздухе, когда он почувствовал ровное дыхание Талии, спящей глубоким сном.

Йен откинул за голову руку и, убедившись, что ружье рядом, закрыл глаза и тоже позволил глубокому сну завладеть собой.

Но проспал он недолго. Его пробудила какая-то возня на крыше. Прищурившись, он вглядывался в темноту. Сердце забилось чаще, когда он начал различать скребущие звуки когтей и в свете луны разглядел силуэты, напоминающие крыс!

Йен осторожно протянул руку к ружью и пальцем нащупал спусковой крючок. Он медленно поднял ружье и прицелился через крышу. Но пока он делал это, его рука нечаянно задела Талию, и она в испуге проснулась.

Девушка оперлась на локоть и испуганно ахнула, когда в лунном свете, просачивающемся сквозь щели в потолке, она увидела, что Йен прицелился во что-то над ними.

И вдруг ее сердце чуть не остановилось. Она услышала скрежет и царапанье и вполне различимый писк крыс, когда они начали протискиваться в щели на потолке. Одна крыса упала Талии на плечо. Талия пронзительно взвизгнула и в ужасе стала стряхивать с себя крысу.

Ее немного оглушило, когда Йен начал стрелять по маленьким, суетливо бегающим зверькам. Крысы еще больше рассвирепели.

Талия продолжала визжать от отвратительного вида крыс, которые все пролезали сквозь дыры в потолке. Все тело девушки охватил озноб. Талия вскочила на ноги и бросилась наружу. Она решила, что лучше спать там, чем оставаться в шалаше. Крысы были везде. Казалось, их привлекли обглоданные кости зайца. Они облепили кучу костей и какое-то время не обращали на Йена и Талию никакого внимания.

Йен выбежал из шалаша. Он стал стрелять в скопище крыс. Некоторые из них падали, умирая, когда пули вонзались в их тела, другие поспешно разбегались, оставляя за собой зловещую тишину.

Талия крепко обхватила себя руками, ее зубы стучали, она настороженно оглядывалась вокруг. Но теперь крыс было не видно и не слышно. Она медленно обернулась и посмотрела на Йена.

– Они и в шалаш тоже прошли? – спросила она едва слышно.

– Кроме тех, что я убил, – ответил Йен и, нахмурившись, посмотрел в сторону двери. – Я выгоню их оттуда, и мы сможем опять вернуться в шалаш. Ты оставайся у огня.

– Я не уверена, что смогу опять войти туда, – едва слышно прошептала Талия. – Что, если они вернуться?

– Теперь они уже далеко, – сказал Йен, успокаивая Талию и обнимая ее рукой. – Они передвигаются по бушу стаями. Сейчас они уже прошли, наверное, полмили. Они найдут останки какого-нибудь животного и остановятся, чтобы обглодать их, а потом продолжают свой путь. Крысы никогда, кажется, не знают, куда именно направляются. В них словно дьявол живет, и им предназначено скитаться до самой смерти.

– Лучше бы они обошли нас на своем пути, – дрожа всем телом, сказала Талия. – Они испортили мне ночь, это уж точно!

– Ну, это мы еще посмотрим, – прошептал Йен, целуя ее в кончик носа, потом подал ей ружье. – На всякий случай, покарауль здесь, пока я расчищу шалаш.

Трясущимися руками Талия взяла оружие.

– Так ты не совсем уверен, что после всего они не вернутся опять? – спросила девушка.

Йен пошел прочь от нее.

– Милая, ты слишком волнуешься, – сказал он.

Талия, сжав зубы, посмотрела на огонь. Она испуганно подпрыгнула, когда из шалаша вышел Йен. В руках он держал за хвосты двух дохлых крыс.

– Йен, что ты делаешь? – ахнула Талия, потом вздрогнула, когда Йен бросил их в огонь. Он поднял с кучи костей других дохлых крыс и тоже бросил в костер.

Талия быстро отвернулась.

– Нам не надо, чтобы скелеты дохлых крыс привели к нам этой ночью еще каких-нибудь непрошенных гостей, – сердито сказал Йен. Он плеснул себе на руки воды из фляжки и вымыл их.

– Должно быть, их привлекли кости зайца, – сказала Талия. – Может быть, нам их тоже лучше сжечь? Йен взглянул на кости.

– На них уже почти не осталось мяса, чтобы они могли кого-нибудь привлечь, – ответил он. – Крысы обглодали их до блеска.

– Я бы с радостью оставила это ужасное место, – проговорила Талия, направляясь к Йену и намереваясь отдать ему винтовку. – Даже Австралию! Это самое неприятное, самое дикое место в мире! Лучше бы я никогда не приезжала сюда! – она уткнулась лицом в ладони. – Ну, зачем я это сделала?

Йен положил винтовку на землю, потом, повернувшись к девушке и взяв ее под локоть, повел в шалаш.

– Дорогая, тебе сейчас нужно как следует поспать, ведь я обещал тебе хороший сон, – сказал он. – Я буду снаружи охранять тебя, так что ты сможешь спать спокойно.

Талия кивнула и вытерла слезы.

– Спасибо тебе, Йен, – пробормотала она, укладываясь на одеяло. Она полным обожания взглядом смотрела на Йена, пока тот укрывал ее.

– Я люблю тебя, Йен. Я так сильно люблю тебя!

Йен встал рядом с Талией на колени, нежно поцеловал ее в губы и вышел из шалаша. Он устроился за дверью и положил ружье рядом. Йен устремил взгляд в черное небо, усеянное множеством звезд, и стал изучать их. Он с благоговейным трепетом любовался Южным Крестом, словно видел его впервые.

Оглядываясь вокруг, Йен задержал свой взгляд на пруду, где днем плавали лебеди. Сейчас они мирно спали, согнув набок свои длинные шеи и спрятав голову под крыло. На темной глади воды лебеди напоминали один большой белый цветок.

Постепенно голова Йена стала клониться долу, веки отяжелели. На какое-то мгновение он задремал, но потом вскинул голову и растерянно заморгал, уставившись в пустоту. В полусонном состоянии он не видел ничего. Ему казалось, что перед глазами плывет лишь какой-то лиловый туман.

– Так нельзя, – простонал он, качая головой, чтобы отделаться от своего видения. Ему тоже необходимо немного поспать. Понадобится много сил, чтобы завтра без приключений довести Талию до убежища. Им предстоит еще пройти пешком долгий путь.

С оружием в руке Йен встал на ноги и начал подбрасывать в огонь дрова, пока пламя не взвилось высоко над деревьями, отбрасывая золотые отблески на темное небо. Это должно отпугнуть зверье, которому захочется подойти поближе. По крайней мере, хоть на немного он должен пойти в шалаш и вздремнуть. Ему придется сделать это.

Потягиваясь и зевая, Йен вошел в шалаш. Положив рядом с собой ружье, он осторожно скользнул под одеяло к Талии. Он прижался к ней всем телом и положил на нее руку, его пальцы коснулись груди Талии. Согреваемый теплом девушки, Йен забылся глубоким сном.

* * *

Талия проснулась, когда слабые лучи утреннего солнца начали пробиваться сквозь щели крыши. Она провела языком по губам и зевнула. Потом девушка ощутила тепло прижавшегося к ней тела и улыбнулась.

– Йен? – шепнула она и, повернув голову, глянула на него через плечо. – Дорогой! Уже утро!

Вдруг она вспомнила, что произошло прошедшей ночью и обещание Йена охранять ее снаружи.

В душе Талии появилось чувство вины. Неужели он всю ночь не спал, охранял ее и только теперь прокрался в шалаш?

Она медленно отвела взгляд, стараясь дышать тише, в надежде, что Йен не проснется. Она должна позволить ему немного поспать. Ему так же необходим сон, как и ей. Какой же она была эгоисткой, что не поняла этого раньше!

Воспользовавшись возможностью и самой поспать подольше, Талия закрыла глаза, глубоко вздохнула, радуясь близости Йена, который спал рядом с нею. Как было бы удивительно и прекрасно каждое утро просыпаться и чувствовать рядом с собой Йена! Не ошиблась ли она, питая на это надежды?

Или Пол все так же будет стоять на пути к ее счастью?

Услышав шум снаружи, Талия испуганно открыла глаза. Она затаила дыхание, прислушиваясь. Это был странный звук, будто кто-то что-то ел. До нее донеслись звуки, напоминающие хруст и чавканье!

У Талии внутри все похолодело.

О, Господи, неужели крысы вернулись?!

Талия быстро повернулась к Йену и неистово затрясла его за плечо. Йен распахнул глаза и с удивлением посмотрел на нее. Талия наклонила к нему лицо.

– Там, снаружи, кто-то есть! – хрипло прошептала она, кивая в сторону двери. – Йен, это крысы! Они вернулись!

Йен застонал.

– Те крысы уже давно ушли, – сказал он, почесал голову и уткнулся лбом в одеяло на земле. – Ты выдумываешь!

Вдруг он в тревоге подскочил, понимая, что уже утро и он проспал всю ночь. Йен сел и протянул руку к оружию.

– Чет побери! – хмуро пробурчал он. – Я и не думал так долго спать.

Но когда он услышал те звуки, которые описала Талия, у него на голове волосы стали дыбом. Йен насторожено посмотрел на дверь, не в силах увидеть то, что должно было находиться у костра, снаружи шалаша.

– Разве я не говорила тебе? – прошептала Талия, впиваясь пальцами ему в кожу. – Ты тоже слышал это? Йен, мне страшно!

Йен положи пальцы на спусковой крючок оружия и освободился от рук Талии.

– Останься здесь, – спокойным голосом приказал он. – Я посмотрю, что там такое.

– Нет, – прошептала Талия и на коленях поползла вслед за Йеном к двери. – Ты не оставишь меня здесь одну, чтобы эти крысы опять упали на меня с потолка! Я иду с тобой, Йен.

Плечом к плечу они подошли к двери. И дружно ахнули, когда выглянув наружу, увидели, кто же этот непрошеный гость.


Глава 21

<p>Глава 21</p>

– Тэннер МакШейн? – сказал Йен, поднимая ружье.

В его взгляде было удивление от того, что он увидел. Худой, оборванный, с безжизненно висящей правой рукой, Тэннер продолжал жадно обгладывать кости зайца, переводя взгляд с Йена на Талию и обратно.

– О, Господи! – произнесла Талия, вздрагивая от отвращения, когда Тэннер отбросил в сторону кость, схватил другую и вгрызся в нее зубами. Она отвела в сторону взгляд, вспоминая, что еще несколько часов тому назад эти кости грызли крысы. Когда к горлу подступила тошнота, Талия закрыла рот рукой.

От внезапного звука выстрела Талия испуганно повернула голову назад. Она увидела, как Тэннер схватился за грудь, и на его рубашке стало проступать пятно крови. Онемев от ужаса, Талия смотрела, как бандит упал на землю и, немного подергавшись, откинулся на спину и затих навсегда.

Ошеломленная Талия повернулась и с недоверием посмотрела на Йена, удивляясь тому, как он мог хладнокровно убить беззащитного, оголодавшего человека, который уже не мог сделать никому ничего плохого. Неужели он таким способом убивает беглых заключенных? Он вообще дает им хоть какой-нибудь шанс выжить? То, что сделал сейчас Йен, было равнозначно тому, что выстрелить человеку в спину!

Озадаченный Йен посмотрел на свою винтовку, потом, открыв рот, взглянул на Талию.

– Талия, я… – начал он, но знакомый голос, прозвучавший за спиной, заставил его вздрогнуть и понять происшедшее только что. Пол Хэтуэй!

– Брось винтовку, Йен, – приказал Пол. – Ну! Бросай или получишь порцию того же, что и Тэннер, только свою ты получишь в спину.

– Пол! – бледнея, испуганно охнула Талия. Она посмотрела на Йена извиняющимся взглядом, чувствуя себя неловко из-за своих недостойных мыслей, что он мог так бессердечно убить человека. Она так обрадовалась, что не обвинила его в этом вслух. Он ей мог никогда не простить этого.

Дрожа всем телом, она наблюдала, как Йен опустил винтовку и бросил ее на землю. Остаться без винтовки значило для них то же самое, что расстаться с жизнью! Талией овладело чувство беспомощности, но она решительно подняла руку. Она не позволит, чтобы Пол увидел, что она струсила! Никогда!

Пол обошел Йена и Талию и встал к ним лицом. Дымящийся пистолет был направлен прямо на Йена. Хэтуэй подошел поближе, прищурив глаза под очками.

– Похоже, сегодня утром я одним камнем убил сразу двух птичек, – сказал он, и его губы дрогнули в самодовольной улыбке. – Я охотился за этим сукиным сыном Тэннером, а теперь еще с большим удовольствием посмотрю, как вы вдвоем получите то, что заслуживаете. – Он негромко усмехнулся и помахал своим пистолетом. – Конечно, каждый получит свое.

– Пол, позволь мне объяснить тебе, – взмолилась Талия, настороженно глядя на пистолет, неподвижно нацеленный на Йена. – Йен тут не при чем…

– И ты думаешь, что я поверю в это? – прошипел Пол, и его лицо покраснело от злости. Он посмотрел по сторонам. – Где твоя лошадь, Йен?

– Я бы сказал, что она уже начала гнить в ветвях эвкалипта, – ответил Йен, надеясь, что внимание Пола хоть на секунду ослабится, и готовясь прыгнуть на него.

– Я нашел верблюда, которого ты украла из моего амбара, Талия, – проворчал сердито Пол. Он криво улыбнулся Йену. – Конечно, я без борьбы не смог бы его доставить опять ко мне на ранчо. Мне доставило огромное удовольствие, Йен, убить людей, которые охраняли твою мать. – Он усмехнулся. – Я с удовольствием смотрел, как горит твой дом, когда мои люди подожгли его.

Йен почувствовал подступающую к горлу тошноту. Он сжал руки в кулаки и смело шагнул к Полу.

– Моя мать, – процедил он сквозь сжатые зубы. – Если ты зашел так далеко, что поднял руку на мою мать, то значит ты будешь…

– Больше ни шагу, – прогремел из-за спины Йена громкий угрожающий голос. – Иначе это будет твой последний шаг!

Талия медленно обернулась и в страхе схватила Йена за руку, когда увидела, как к ним приближается дюжина человек. Все они шли пешком. Она тяжело сглотнула и посмотрела на Йена, чтобы обрести смелость а, может быть, и найти ответ в его глазах.

Йен напрягся и выпрямил спину. Его глаза сверкали, как молнии.

– Хэтуэй, – лучше скажи своим людям, чтобы не спускали с меня глаз даже на секунду, иначе, клянусь, я убью тебя при первой же возможности!

Пол не обратил внимания на угрозу. Теперь, когда он был под защитой своей банды, Пол положил пистолет в кобуру и склонился над Тэннером МакШейном.

– Ты, ублюдок, – с тихим шипением произнес он. – Тебе следовало бы оставаться в тюрьме, там ты был в безопасности! Но раз так случилось, то ты сделал меня на две тысячи фунтов богаче.

Пол поднялся и подозвал к себе одного из своих людей. Он снял очки и протер стекла носовым платком, продолжая сурово смотреть на МакШейна.

– Ты знаешь, что делать с ним, – буркнул он мужчине, подошедшему к нему. – Будь уверен, если ты не появишься на моем ранчо с деньгами, ты станешь следующим, в кого я всажу пулю.

– Я хорошо тебя слышу, – сказал человек и пальцем откинул со лба свою широкополую шляпу. – Я отвезу его в город и передам властям, а потом мы встретимся с тобой на ранчо.

– Прекрасно, – сказал Пол, надевая на нос очки. Он пнул Тэннера ногой так, что мертвое тело подскочило, а потом опять упало на землю. – Теперь забери его отсюда. От него невыносимая вонь.

Пол опять подошел к Йену и самодовольно улыбнулся ему:

– Так что ты там говорил о своей матери? – сверкая глазами, спросил он.

– Ты, сукин сын, – закричал Йен, собрав в кулак всю свою волю, чтобы не наброситься на Пола и не разорвать его в клочья. Но ладонь Талии, крепко сжимающая его руку, напомнила Йену, что один неосторожный шаг с его стороны, и Талии одной придется за все расплачиваться.

– Твоя мать отправилась в небольшое путешествие по бушу с парочкой моих людей, – сказал Пол, раскачиваясь с пятки на носок взад-вперед. Он сложил на груди руки – ему доставляло огромное удовольствие играть с Йеном, как кошке с мышкой. – Я отвезу тебя к ней. Только наберись терпения. Ты очень скоро увидишь ее.

Ярость захлестнула Йена, и он сжал зубы. Ему оставалось делать только то, что говорит Пол Хэтуэй. Он молча молился, чтобы с матерью все было в порядке. Она – благородная женщина и привыкла к деликатному обхождению.

«А если… если ее изнасиловали..?» Эта мысль мучила его, и Йен повернулся спиной к Полу. Талия бросилась к нему в объятия такая напуганная, что, казалось, сейчас упадет в обморок.

– Что нам делать? – прошептала она, когда Йен погладил ее по волосам. – Ах, Йен, нас точно убьют! И что они сделали с твоей матерью?

– Пока мы должны четко выполнять все, что нам говорят, – Йен прижался губами к ее уху и прошептал: – Но, будь я проклят, если не вытащу тебя из этой кутерьмы! Я должен увидеть мать и помочь ей!

Пол оттащил Талию от Йена.

– Больше никаких перешептываний! – закричал он, отведя назад руку, изо всей силы хлестнув ее по лицу. Он толкнул девушку в сторону своих людей. – Давай, шагай, девка! Следуй за моими людьми!

Кровь закипала в жилах Йена. Он сжимал и разжимал кулаки, а взгляд был прикован к винтовке, валяющейся на земле. Она совсем рядом! Так близко! Одно быстрое движение – и она у него в руках!

А потом только фортуна выведет их… Глубоко вздохнув, Йен встал на колено и потянулся рукой к винтовке. Но тут же с закрытым ртом взвыл от боли, когда тяжелый ботинок опустился ему на руку, вдавливая пальцы в землю.

– Это было несколько глупо с твоей стороны, не так ли? – Пол еще сильнее вдавил свой ботинок в руку Йена. – Поднимайся, Лейвери! Медленно и спокойно. Шагай к Талии. Но даже не приближайся к ней, чтобы переговорить! – он убрал свою ногу и рассмеялся.

Еще какое-то время Йен лежал на земле, рука дрожала от боли. Потом он набрал воздуха в легкие и поднес ее к глазам, чтобы рассмотреть. От удара начал расплываться синяк, но рука осталась цела. Йен был решительно не намерен показывать Полу свое беспокойство. Он подскочил на ноги и смело направился вслед за Талией. Девушка обернулась и посмотрела через плечо на Йена. В глазах блестели слезы. Йен поклялся разделаться с Полом, даже если это станет последним делом в его жизни! Он видел, как к мертвому телу МакШейна подвели лошадь и привязали Тэнера к ее спине. Потом немного дальше он увидел лошадей, на которых приехал Пол со своими людьми.

Пол быстрым шагом прошел мимо Йена, подошел к своей лошади и вскочил в седло. Он развернул жеребца, подъехал к Йену и, наклонившись, сказал ему прямо в лицо:

– У нас нет лишних лошадей. Кажется, вам с Талией придется идти пешком.

– Как ты нашел нас, Хэтуэй? – негромко прорычал Йен.

– Все проще простого, Йен, – усмехнулся Пол. – Я потерял надежду найти Талию и решил начать поиски человека, пришедшего ей на помощь. Пока я искал тебя, на чей след я напал? Тэннера. И разве не удача, что он привел меня прямо к вам? Теперь я могу сказать, что правильно действую. А ты так не думаешь?

– Лучше радуйся своей жизни, пока есть возможность, Хэтуэй, – сказал Йен, сощурив глаза. – Потому что скоро я отниму ее, отправив тебя в ад.

Веки Пола дрогнули. Он развернул лошадь и галопом поскакал прочь, неистово смесь.

Йен высоко вскинул голову и посмотрел вперед. Он увидел, как дюжина бушрейнджеров поскакала вслед за Полом. И потом все изменилось. Всадники, во главе с Полом, описали круг, и Талия с Йеном оказались впереди кавалькады.

Бушрейнджеры по очереди начали задевать то Талию, то Йена. Один из них, медленно проезжая рядом с Талией, схватил ее за волосы. Другой, проскакав мимо Йена, со смехом пнул его ногой. Другие бандиты стали избивать его прикладами своих ружей, пока все лицо Йена не было залито кровью.

Талия, забыв о собственных мучениях, испытывала невыносимые страдания, глядя, как издеваются над Йеном. Она утирала с глаз слезы. Ей больно было смотреть на беззащитного Йена.

Но она знала, что при первой же возможности Йен заставит этих людей заплатить за всю ту боль и унижения, что причинили им! Но вот только откуда у него появится эта возможность? Он безоружен. Он беспомощен против всех этих людей!

На востоке небо начало светлеть – приближался новый день. Вдали в ущельях гор покоились пурпурные тени, отбрасываемые восходящим солнцем. Талия, вздрогнув, отпрыгнула в сторону, когда из незаметной норы в земле выползла змея, но, услышав пронзительный крик девушки, юркнула назад.

Тяжело дыша, Талия, спотыкаясь, тащилась вперед. Йен был далеко от нее, чтобы хоть как-то успокоить. Как только они приближались друг к другу, бушрейнджеры на лошадях тут же разъединяли их.

* * *

Жара становилась невыносимой. Перед глазами плыли круги, искажая формы предметов и расстояния. Утро было жарким и невыносимо душным. Высоко в небе, над головой Талии, пролетел орел с клиновидным хвостом, он вернулся и опять описал круг над Талией. Его полет был таким прекрасным, таким свободным, что ужас, сковавший Талию, стал совершенно невыносим. Но Йен посмотрел на нее, и от этого взгляда у девушки появилась надежда. До этого момента он всегда защищал ее. Она должна продолжать верить в то, что Йен найдет способ, как спасти ее.

Талия вспомнила, в каком положении еще вчера она находилась, и жажду, которая ее мучила. Опять! Ей опять хочется пить!

Ее мучила такая жажда, будто у нее уже много дней не было во рту ни капли воды. Язык стал сухим и прилип к небу.

Когда впереди нее показалась песочно-оранжевая земля, перед глазами Талии начали возникать призрачные видения. Они танцевали и кружились в воздухе перед ней. Далеко за горизонтом, так далеко, что даже трудно представить, возникло захватывающее зрелище – остроконечные вершины песчаных гор высоко уносились в небо. Их зазубренные вершины, причудливо разметенные ветром, напоминали бурные волны, бесконечно катящие свои воды по небу.

Йен и Талия были вынуждены медленно продвигаться вперед. Мимо них стрелой проносились по земле ящерицы с длинными остренькими язычками. Небольшие водоемы заросли огненно-красным гибискусом, термитники были выше человека ростом.

– Вода! – внезапно закричала Талия, указывая рукой в сторону водоема. – Мне нужно… воды!

Пол подъехал к ней и, подхватив, усадил рядом с собой на кони.

– Я дам тебе пить, но Йен ничего не получит, – сказал он, крепко сжимая Талию, когда она начала бить его и извиваться, чтобы освободиться от грубых рук.

– Отпусти меня! – крикнула она. – Если Йен не получит воды, я тоже не буду пить!

– Если ты думаешь, что я стану вливать в тебя воду насильно, – ты совершенно рехнулась, – сказал Пол, столкнув Талию с лошади и весело блестя глазами. – Подыхай вместе со своим любовником, а я буду плясать на ваших могилах!

Он развернул лошадь и поехал прочь от Талии, оставив ее, ошеломленную, на земле. Она приподнялась и оперлась на локоть. Голова кружилась.

– Иди и попей, Талия, – крикнул ей Йен. – Не глупи! Второго раза у тебя может не быть!

Талия медленно поднялась и откинула дрожащими пальцами с лица волосы. Она посмотрела на Йена, и сердце ее переполнилось болью. Что им приходится переносить от рук проклятого Пола Хэтуэя! Она чувствовала свою вину. Если бы она послушала Йена, ничего этого не случилось бы.

Но была еще Вайда. Все, что она сделала, она сделала из любви к Вайде! Но теперь она даже не знает ничего о ее судьбе.

А что будет с ней и Йеном?

Держась рукой за ноющую спину, Талия медленно пошла прочь от водоема.

– Я попью, когда и тебе представится такая возможность, – сказала она и упрямо посмотрела на Йена. – Только тогда, Йен. Только тогда…

И опять они были вынуждены идти вперед. Водоемы и все, что так манило к себе, осталось позади. Внезапно Талия почувствовала острый приступ тошноты, когда увидела вдали ужасное зрелище. Тишину прорезал ее громкий крик, и девушка быстро посмотрела на Йена. Он тоже увидел это невероятное зрелище, которое невозможно было признать реальным.

– Ты – извращенный маньяк! – закричал Йен, грозя Полу сжатыми кулаками. И потом пустился бежать навстречу своей матери. Донна была привязана к столбу, одежда клочьями висела на ней, а остекленевшие глаза смотрели в пустоту.

Крики Талии эхом разносились вокруг, когда она беспомощно наблюдала, как Пол подъехал к Йену и ударил его прикладом по голове. При виде этого Талия без сознания рухнула на землю.


Глава 22

<p>Глава 22</p>

Ресницы Талии задрожали, и она открыла глаза. Гул голосов, доносившихся откуда-то снаружи, разбудил ее. Она побледнела и, резко вскочив, села, когда совсем рядом с собой обнаружила Йена. Он все еще был без сознания, вокруг раны на голове запеклась кровь. Внезапно она вспомнила события недавнего прошлого. Вот только где она находится и почему?

Девушка посмотрела вокруг. Видимо, после того, как она потеряла сознание, ее перенесли в шалаш. Всхлипывая, Талия встала на колени и склонилась над Йеном, радуясь, что, по крайней мере, в неволе они оказались вместе.

Осторожно положив голову парня себе на колено и нежно обхватив ее руками, прошептала:

– Йен. Ах, Йен! Пожалуйста, очнись. Пожалуйста, проснись!

Когда тот простонал, облизывая губы, в душе Талии сверкнул слабый луч надежды.

– Йен? – оказала она, мягко встряхнув его, за плечи. – Ты слышишь меня? Нас привезли в лагерь бушрейнджеров Пола.

Неожиданно Талия вспомнила картину, которая заставила ее потерять сознание, и ей опять стало дурно. Она прикусила губу и, печально склонив голову, отвела от Йена взгляд. Его мать! Они привязали его мать к столбу! Больше того, похоже, ее изнасиловали или издевались над ней – причем сделали это умышленно, прежде чем освободить.

Талия взглянула на Йена. Удастся ли ему перенести это, когда он придет в себя? Он почувствует себя таким беспомощным, может быть, даже обвинит себя, если его мать умрет.

Среди тех, кто смеялся и разговаривал снаружи, Талия различила голос Пола. Она прижалась ухом к двери, вернее, заменявшей ее подвешенной над входом овечьей шкуре.

В душе поднималась волна ненависти, когда она слушала этот голос. Услыхав, с каким презрением Пол говорит об аборигенах и о том, что он задумал против них, Талия обрадовалась, что Йен не может слышать этого. К ощущению вины за прошедшее с матерью могло добавиться чувство ответственности за его друзей-туземцев. Она слышала, как Йен обещал охранять их.

Они слушали его с доверием!

* * *

Пол поднес к губам кружку пива и стал жадно пить. Пиво выливалось из кружки, текло по подбородку, заливая рубашку. Он сидел на коленях перед костром, в то время как другие члены его банды стояли вокруг него, курили, ели и пили.

– Только представьте себе, – сказал Пол, обводя взглядом круг своих людей, – наконец-то у нас появилась возможность остановить этих темнокожих ублюдков на пути к морю. – Он вытер тыльной стороной ладони капли пива с подбородка и через плечо бросил взгляд на лачугу, в которой были заключены Талия с Йеном. – Теперь, когда Йен Лейвери устранен с нашего пути, мы остановим этих аборигенов прежде, чем им удастся найти хоть одно из этих чертовых лебединых яиц, – бахвалился он.

Пол посмотрел на мать Йена и скривился в недоброй улыбке.

– Потом мы вернемся победителями и каждый желающий может поразвлечься с этой женщиной, – сказал он и усмехнулся. – Но сначала мы должны убедиться, что ее сынок вполне пришел в себя, чтобы посмотреть на это. – Он опять бросил взгляд на лачугу. – А потом мы убьем этого сукиного сына, – угрожающе тихо прорычал Пол.

– А как быть с твоей женой? – спросил один из бандитов голосом, исполненным похоти. – Что ты собираешься сделать с ней?

Пол, улыбаясь, посмотрел на задавшего вопрос.

– Ты полный идиот, – растягивая слова, произнес он. – Она мне не жена. Разве не знаешь? Я всех женщин ненавижу!

Глаза мужчины блеснули.

– Я так и думал, – сказал он. И глядя на лачугу, странно запыхтел и громко засмеялся. – А мне женщины по душе. Я хорошо развлекусь с ней.

– Подойдите-ка поближе, приятели, – сказал Пол, поднимаясь и поворачиваясь к ним лицом. Он отшвырнул в сторону кружку и упер сжатые кулаки в бока, по очереди разглядывая своих спутников. – Вот наш план. Мы нападем на аборигенов во время их шествия к морю. Пол самодовольно усмехнулся. – Но мы делаем это не для Австралии, – продолжал он. – Мы делаем это для себя. Это будет все равно, что пойти на охоту на бизонов. Мы вырежем всех аборигенов, и это будет великий праздник!

Громкие возгласы одобрения зазвучали в ответ на речь Пола, десятки сжатых кулаков победно вознеслись в воздух.

Грудь его тяжело вздымалась. Пола распирало от гордости за свою идею.

– Готовьте лошадей и оружие, – сказал он, опуская руки. – Прежде чем уедем, мне надо кое о чем позаботиться!

Он, расталкивая людей, пробрался сквозь толпу и остановился перед маленькой лачугой, ладонью убирая волосы со лба. Пол нервно откашлялся, низко нагнулся и вошел внутрь.

Талия с ненавистью прищурила глаза, напрягла плечи и свирепо взглянула на Пола.

– Ты настоящий изверг, – прошипела она и, словно защищая, прижала к себе голову Йена. – Когда же все-таки придет конец твоим злодеяниям?!

– Ничто не в силах остановить меня, – хвастливо сказал Пол, опуская руку на кобуру пистолета, висевшую на правом боку. – Ни Йен, ни аборигены. Никто!

Талии так сильно захотелось бросить ему в лицо, что люди Йена совсем недалеко отсюда и собираются сорвать планы Пола, но она вовремя прикусила язык. Нет, она не даст ему знать, что может случиться с ним в будущем! Она надеялась, что люди Йена даже без руководства выполнят план – найти и остановить Пола и его банду убийц и воров.

– Если бы я могла, то остановила бы тебя, – сказала Талия, свирепо глядя на Пола. – Я бы с радостью посмотрела, как ты корчишься, перед тем, как застрелить тебя!

Пол усмехнулся. Он встал на колено перед Талией и протянул руку к ее щеке, но вздрогнул, когда Талия резко отвела голову, чтобы он не смог дотронуться до нее.

– Моя маленькая злючка, – сказал он. – Если я когда-нибудь найду женщину, которая примет мой образ жизни, она будет похожа на тебя. Мы будем скакать плечо к плечу и станем соучастниками преступлений. Может быть, я даже смогу полюбить такую женщину, как ты, хотя я не смогу…

В его глазах появилась странная боль, когда он оборвал себя на полуслове и тут же отвел взгляд от Талии. Даже если он сможет полюбить женщину, он никогда не сможет выполнить супружеский долг. Одним-единственным ударом дубины были украдены его мужские способности – так же, как и любовь к людям была украдена, но конечно же, в момент его рождения!

Пол медленно повернул голову, и его взгляд остановился на Йене.

– Но, тем не менее, мне еще предстоит многое сделать, – буркнул он. – Многое доказать. Он резко вскочил на ноги и, подойдя к двери, откинул в сторону полог. Оглянувшись, мужчина посмотрел через плечо на Талию, его веки трепетали. – Я смог бы полюбить тебя, – хрипло сказал он. – Может быть, я уже люблю…

Ошеломленная его словами, Талия открыла рот и удивленно смотрела, как Пол вышел из лачуги.

Казалось, ей удалось затронуть в нем какую-то уязвимую часть души, но не настолько глубоко, чтобы изменить его. Пол насквозь пропитан злостью. Ничто не в силах изменить его… ничто и никто!

– Проклятие, – пробормотал Йен, приходя в себя. Он дотронулся рукой до ноющей от боли головы, застонал и медленно открыл глаза. – Что случилось? Где я?

Талия прижалась к его лицу, счастливо улыбаясь, теперь, когда поняла, что с Йеном все в порядке.

– Йен, – сказала она, целуя его в лоб. – Дорогой, наконец-то ты пришел в себя!

Йен удивленно взглянул на Талию, потом оперся на локоть и медленно посмотрел вокруг. Он ощутил пронзительную боль в животе, и тут вспомнил, где находится и почему, и кого еще, кроме него и Талии, держат в неволе.

– Господи, – воскликнул он, резко приподнимаясь на ноги и все еще покачиваясь и чувствуя головокружение. – Моя мать!

Талия увидела, как нетвердо он стоит на ногах и, быстро вскочив, обняла Йена за пояс.

– Йен, ты ничего не можешь сделать, – сказала она дрожащим голосом. – В лагере Пола слишком много бушрейнджеров. Я уверена, мы под усиленной охраной. – Она покачала головой. – Даже когда он уедет навстречу аборигенам, мы все равно останемся под присмотром.

Йен встревоженно посмотрел на Талию.

– Ты хочешь сказать, что он собирается напасть на аборигенов? – напряженным голосом спросил он.

Лейвери отстранился от Талии и крепко схватил ее за плечи:

– Что ты имеешь в виду? Что задумал этот сукин сын?

Талия невольно посмотрела на Йена, потом заговорила.

– Йен, Пол со своей бандой собирается поехать навстречу аборигенам и остановить шествие к морю, – произнесла девушка. – Он задумал истребить все племя Беркута прежде, чем аборигены успеют дойти до моря на празднование сезона сбора лебединых яиц.

Йен, сжав зубы, убрал руки с плеч Талии и принялся расхаживать по лачуге.

– Я так и знал! – воскликнул он. – А я сижу здесь и никак не могу помочь им!

Потом он посмотрел на завесу над входом, словно что-то видел сквозь овечью шкуру.

– И моя мать, – с горечью в голосе сказал он. – Я не в силах помочь даже ей!

Шагнув к двери, Йен откинул полог. Он смотрел, как бушрейнджеры во главе с Полом садятся на коней, потом перевел взгляд на свою мать. Она все еще беспомощно висела на столбе, голова упала на грудь, длинные золотистые волосы волнами спадали на лицо и плечи.

Он забыл о благоразумии и предосторожности. Вылетев из лачуги, Йен начал отбиваться от охранников, не обращая внимания на сыпавшиеся на него со всех сторон удары. Йен нашел в себе скрытые силы, и на его пути к матери бандиты, разлетаясь в разные стороны, падали на землю.

Но это продолжалось недолго. Один из бандитов с густой рыжей бородой и свирепо сверкающими золотисто-карими глазами сбил Йена с ног. Йен несколько раз неглубоко и лихорадочно вдохнул воздух и с потемневшими от ярости глазами плюнул бандиту в лицо.

От неожиданности тот вздрогнул и отпустил Йена, чтобы утереть с лица плевок. Этого времени хватило Йену, чтобы ударом отбросить того в сторону. Йен вскочил на ноги, но тут же остановился, когда отчетливо ощутил, как ему в спину уткнулся ствол винтовки.

– Для этого утра, думаю, развлечений достаточно, – сказал Пол, усмехаясь за спиной Йена. – Возможно, когда вернемся после того, как прикончим твоего дружка Беркута, ты сможешь повторить свое представление для нас… А пока, Йен, убирайся в лачугу, к Талии!

Йен крепко сжал руки в кулаки и, еще раз взглянув на мать, и видя ее беспомощность, почувствовал, как медленно умирает его душа.

– Хэтуэй, ты заплатишь за это, – грозно зарычал он. – Заплатишь!

– Я до смерти напуган, – язвительно усмехнулся Пол, неторопливо обходя Йена, чтобы встать к нему лицом. – Но, как видишь, сынок, приходится расплачиваться тебе, а не мне!

– Это мы еще посмотрим, – процедил сквозь зубы Йен. – Как только до Аделаиды дойдет весть о твоих делах, за твою голову дадут большое вознаграждение. И тогда кто-нибудь доставит тебя властям и получит свои деньги.

Пол откинул назад голову и рассмеялся, потом самодовольно посмотрел на Йена.

– А ты не настолько умен, как тебе кажется, – сказал он. – Тебе бы следовало вернуться в Америку и еще немного получиться. Понимаешь, Йен, любому человеку, которому кажется, что он такой умный, как ты, уже давно следовало сообразить, что у меня есть много друзей там, наверху. Они поручатся за меня и представят меня как благопорядочного, уважаемого человека. Я хорошо плачу своим друзьям за их молчание и сотрудничество, Поэтому я спокойно могу ездить везде со своей бандой. И только ты был единственной угрозой. Из-за тебя мне все время приходилось оглядываться.

Пол кивнул, поправляя на переносице очки.

– Да, сынок, я бы сказал, что несмотря на все твое образование, я перещеголял тебя во многих важных вещах, – бахвалился он. – Ты всегда был угрозой для мня, потому что довольно ловко орудовал в буше. Но теперь наша игра закончилась, и я выиграл.

Пол винтовкой указал в сторону лачуги.

– Возвращайся в лачугу к Талии, – ровным голосом сказал он. И потом, сощурив глаза и скривив в улыбке губы, посмотрел на Йена. – Тебе бы следовало поблагодарить меня, Йен. Я предоставил вам отдельную лачугу, так что вы с Талией можете коротать часы в объятиях друг друга. Ты ведь даже и просить не мог об этом, не так ли? Ну, разве не благородно это с моей стороны?

Йен споткнулся, когда один из людей Пола подошел к нему и ударами в спину погнал в хижину. Йен упал на Талию: она поддержала его, и они прильнули друг к другу, когда в лачугу вошел Пол и обдал свирепым взглядом сначала Йена, потом Талию.

– Талия, недавно я сказал вещи, о которых уже сожалею, – ледяным голосом сказал Пол. – По правде, ты просто разочаровала меня, и ничего больше. Ты ничем не лучше остальных девушек из «Одам Хауз», которым я разрешил работать у себя на ранчо. Когда они видели, что я делал с рабами, они тут же убегали в буш, и для меня было огромным удовольствием разыскивать их и убивать… – Его глаза под стеклами очков зажглись яростью, и он угрожающе зашипел. – Я ненавижу всех женщин. Белых и темнокожих. Цвет кожи не имеет для меня никакого значения. Теперь умрешь не только ты, но и твоя сестра. Теперь уже Вайда на борту корабля, следующего в Австралию.

Рассмеявшись, Пол развернулся на пятках, чтобы выйти, но быстро обернулся и опять встал перед Йеном и Талией.

– Я со своими людьми уезжаю открывать охоту на аборигенов, – хвастливо сказал он. – Я знаю, где можно найти лебединые яйца в больших количествах – на полуострове, который всего в полмили шириной. Не составит труда выставить кордон на их пути и отрезать аборигенов от полуострова. Я с удовольствием поймаю их и убью!

Он опять повернулся к двери, но, как и прежде, опять остановился и, сверкая глазами, еще более угрожающим голосом произнес:

– Я намерен доставить в лагерь много трофеев… Изуродованных, конечно, – сказал он сиплым голосом. – Я выставлю их сначала на показ, а потом – кто знает?.. Может быть, вас постигнет та же участь, когда я решу покончить с вами.

На этот раз он развернулся и наконец-то вышел из лачуги. Талия дрожала, угрозы Пола насчет аборигенов и Вайды терзали ее душу. Она прильнула к Йену, из глаз катились слезы.

– Это похоже на один из моих ночных кошмаров, которые я видела недавно, – сказала она, прижавшись щекой к груди Йена. Она чувствовала, как сильно колотится его сердце и знала, это от того, что Йен чувствует себя загнанным в угол и неспособным предотвратить ни смерть своей матери – а, может быть, она уже мертва? – ни гибель своих друзей, аборигенов.

Сердце Талии билось так же громко и больше всего из-за страха за сестру.

Если Пол добрался до Вайды – что с ней будет? Какая участь ей уготована?

– Закончится это когда-нибудь? – сквозь слезы, всхлипывая, сказала Талия.

Йен крепче прижал к себе Талию и зарылся лицом в ее волосы. И тут перед ними пронеслись воспоминания об их сладострастных, сказочных мгновениях у озера, когда они пылко любили друг друга. Теперь казалось, что с того момента прошла целая вечность!

– Мы не должны отчаиваться, – прошептал Йен. – Уверен, мои друзья не долго ждали у моего убежища, когда сообразили, что мы не собираемся объявляться. Они отыщут нас, Талия. – Он тяжело глотнул. – И уверен, что очень скоро. – Освободившись от Талии, Йен, как тигр в клетке, опять принялся метаться по лачуге. – Как только подумаю, что Беркут ведет своих людей прямо в ловушку – мне делается дурно! – сказал он и поморщился от боли, пронзившей голову. – Их так быстро можно догнать, Беркута, Хонору – всех этих прекрасных невинных людей!

Талия услышала стук копыт удаляющихся от лагеря лошадей, и ее дыхание стало прерывистым, плечи опустились, она присела у костра. Йен все еще метался… судорожно мерил шагами лачугу…

* * *

Минуты тянулись бесконечно долго. Талия с Йеном, уже лежавшие друг подле друга и с тоской смотрящие в огонь, вдруг вскочили на ноги, услышав снаружи выстрел. Йен отдернул шкуру, прикрывающую вход в лачугу и увидел вокруг яростную битву. Он широко улыбнулся, когда понял, что пришли его люди и быстро разделывались с охраной, оставленной в лагере.

Вдруг сердце Йена заледенело, когда он увидел, как один из бушрейнджеров, как раз у двери лачуги, поднял пистолет и прицелился в одного из его старинных друзей. Тот скакал галопом на лошади и стрелял в тех бушрейнджеров, которых еще не убили.

– Нет! – закричал Йен, бросаясь на бандита и одним ударом сбивая его с ног. Они катались по земле, пытаясь схватиться за упавший пистолет. Талия, застыв от ужаса, стояла у двери. Она знала, что в любую секунду пистолет может выстрелить, и Йен может быть убит.

Она лихорадочно оглядывалась вокруг, пытаясь найти что-нибудь, чем можно ударить бандита по голове. Ее сердце дрогнуло. Совсем рядом, стоило только протянуть руку, к стене лачуги было прислонено ружье. Она схватила его и, когда мужчина прижал Йена к земле, прицелилась в бандита. Она почувствовала слабость в коленях, когда приготовилась нажать на спуск и остановилась как раз в тот момент, когда Йен вдруг оказался сверху бандита. Он пригвоздил его к земле и теперь ему удалось отбросить пистолет подальше.

– Йен, я держу его на прицеле! – закричала Талия, подходя ближе.

Йен улыбнулся Талии, когда начал подниматься, но опять застыл на месте. Краем глаза он заметил, как бушрейнджер предпринял отчаянный бросок к пистолету.

Сердце Талии отчаянно забилось. Она быстро отскочила от Йена и нажала спусковой крючок. Бушрейнджер вскрикнул и схватился за спину, потом повалился на живот и затих.

Чувствуя внезапную тошноту из-за того, что она впервые в жизни убила человека, Талия выронила из рук ружье.

Йен понял, в каком она потрясении, и схватил Талию, когда та зашаталась и уже готова была упасть в обморок.

– Милая, сейчас не время проявлять слабость, – хрипло сказал он. – Ты сделала то, что должна была сделать. Если бы ты не поступила так, то этот человек…

– Я знаю, – пробормотала девушка, сквозь слезы глядя на Йена. – Пожалуйста, не говори этого.

Возле Талии и Йена остановил свою лошадь Кеннет Оззер. На его лице сверкала победная улыбка.

– Рад видеть тебя! – сказал он, засовывая в кобуру пистолет. – Я уж было подумал, что мы приехали слишком поздно.

Йен вопросительно посмотрел на Кеннета и, роясь в глубине своей памяти, пытался вспомнить, где он раньше видел этого юношу. Но он забыл где, а то, что тот приехал вместе с друзьями Йена, уже служило достаточным доказательством того, что ему можно доверять. Йен протянул Кеннету руку.

– Спасибо, друг, – сказал он, пожимая руку Кеннета. Перестрелка закончилась. Он смотрел, как вокруг него собираются и другие его друзья верхом на лошадях. – Спасибо всем. Я всегда знал, что на вас можно положиться.

– Думаю, мы избавили землю от изрядного количества бушрейнджеров, как ты думаешь Йен? – сказал Кеннет, обводя взглядом валяющиеся на земле трупы. Сейчас он чувствовал себя так, будто предал такое множество людей, с которыми скакал плечом к плечу, но все же понимал, что собственная шкура важнее всего. Он думал только о себе.

Кеннет посмотрел на столб, у которого друзья Йена, разрезая веревки, освобождали мать Йена.

– Кто это? – спросил он. – Глядя на нее не скажешь, что в ней осталось много жизни.

Йен подбежал к своей матери как раз в тот момент, когда ее укрывали одеялом, но лицо осталось открытым. Это означало, что она все еще жива. Из горла Йена вырвался крик, когда он встал рядом с Донной на колени и прижал ее голову к груди.

– Мама, – прошептал он. – Слава Богу, ты жива! Но проклятый Пол заплатит за все, что заставил пережить тебя!

Донна медленно открыла глаза и протянула к Йену руку.

– Не беспокойся за меня, – сказала она слабым голосом. – Езжай и останови Хэтуэя. Я слышала обо всех его планах. Он намерен убить Беркута и его людей! Со мной все будет в порядке. Иди и спаси Беркута, Йен спаси славную Хонору!

Талия встала на колени рядом с Йеном. Она обвила его рукой вокруг пояса и улыбнулась Донне.

– Я присмотрю за твоей матерью, Йен, – сказала она, нежно проводя рукой по лбу Донны.

– Вы ошибаетесь, если думаете, что я оставлю вас двоих здесь, без моего надзора! – сказал Йен, быстро поднимаясь на ноги. – Мама, ты в состоянии ехать? Тебе придется. Я должен взять вас с Талией с собой.

– Йен, сынок, делай то, что должен делать, – шепнула Донна, через силу улыбаясь ему. – Я прошла через тяжелые испытания, но думаю, если меня сможет кто-то поддерживать на коне, я вполне могу отправиться в поездку.

– Думаю, это как раз для меня, – решительно сказал Йен. – Понимаешь, мне лично хочется сопровождать тебя во время путешествия по бушу, чтобы быть уверенным, что ты добралась до Аделаиды цела и невредима. И другой выбор – взять тебя с собой в погоню за Хэтуэем. Слишком много времени прошло с тех пор, как Пол и его банда уехали, чтобы убить аборигенов. Я должен взять вас с Талией с собой.

Донна взяла Йена за руку. В ее глазах стояли слезы.

– Мой прекрасный дом, – всхлипнула она. – Они сожгли его, Йен.

– Да, я знаю, мама, – хриплым от негодования голосом сказал Йен. – Пол с радостью хвастался этим.

– Йен, я хочу вернуться домой, – сквозь слезы говорила Донна, вцепившись пальцами Йену в руку.

– Но, мама, ты не можешь, – сказал Йен, его голос дрожал. – Ты только, что сказала, что видела, как он горел. От дома ничего не осталось. Ехать некуда.

– Нет, – сказала Донна, медленно покачивая головой. – Нет, не туда домой.

– А куда?

– В Америку. Я хочу уехать в Америку.

Йен взглянул на свою мать, ошеломленный ее заявлением.

– В Америку? – удивленно выдохнул он.

– С меня, пожалуй, хватит Австралии, сынок, – сказала Донна, проведя языком по запекшимся губам. – И, сынок, я хочу, чтобы и ты вернулся со мной в Америку. – Она посмотрела на Талию. – Возьми с собой Талию. Давайте жить в Сиэтле вместе, в одном доме.

Йен вздохнул.

– Мы поговорим об этом позже, мама, – сказал он и повернулся к Талии. – Дорогая, ты готова к погоне за этим сукиным сыном, Полом Хэтуэем?

Талия улыбнулась ему и кивнула.

Йен встал и повернулся лицом к своим людям. Он внимательно рассматривал каждого, потом его взгляд остановился на Кеннете.

– Парень, – сказал он, твердо положив ему на плечо руку. – Я бы был тебе очень признателен, если бы ты присмотрел за моей матерью – пусть она поедет с тобой.

– Считай, что уже сделано, – сказал Кеннет, криво улыбаясь. – Почту за честь услужить тебе.

– Спасибо, – сказал Йен. Потом он собрал своих людей вместе и громко отдал им приказания.

Талию охватила дрожь, она понимала, какие опасности подстерегают ее любимого человека.

Нежная рука обняла девушку.

– С моим сыном ничего не случится, – прошептала Донна, медленно поднимаясь на ноги. – Он отважный человек, человек, чье великодушие известно всем. Бог не позволит, чтобы с ним случилось что-нибудь плохое!

Донна опять заключила Талию в объятья, скрывая свой страх от этой ранимой невинной девушки, которую Йен, кажется, любит всем сердцем. Никогда прежде Донна не испытывала на себе такую жестокость этого мира. Муж тщательно оберегал ее от этого. И Йен тоже старался так поступать. Но последние события ошеломили даже его.


Глава 23

<p>Глава 23</p>

Талия крепко держала Йена за пояс, сидя сзади него на лошади, когда они спешили к морю. Их сопровождал рой кружащейся над головой мошкары и стая ястребов, описывающих круги высоко в небе. От шума приближающихся лошадей кенгуру испуганно бросались в разные стороны, скрываясь в высоких, буйно растущих зеленых зарослях. Оглядываясь через плечо на Донну, Талия пыталась подбодрить ее улыбкой. Донна ехала вместе с Кеннетом Оззером, ее золотистые волосы развевались по ветру и лицо казалось бледным.

Но Донна не ответила на улыбку девушки. В глубине ее утомленных глаз Талия увидела огромную печаль. Девушка отвела взгляд от Донны, ее душу терзали боль и ярость. Она пыталась отделаться от тревоги за Вайду. Совсем скоро предстоят еще большие переживания. Йен вступает с Полом в борьбу, которая может стоить ему жизни. Даже ее жизни…

Талия держалась решительно, не позволяя сомнениям овладеть ею. Она примет любую участь, уготовленную ей судьбой. Лошади промчались через ручьи, заросшие по берегам лавандой, и выехали на широкую тропу, ведущую прямо к конечному пункту назначения Йена – к широкой и гладкой вершине утеса, с которого открывался вид на безбрежную голую гладь Индийского океана.

Остановив своего жеребца, Йен пристально осматривал раскинувшееся перед ним обширное пространство. Талия проследила за его сосредоточенным взглядом. С одной стороны виднелись остроконечные камни, отколотые с отвесных утесов неустанно бьющимися волнами. Талия восхищенно ахнула, увидев как внизу, с другой стороны полуострова, гнездилось бесчисленное множество лебедей. Покрывая своими белыми телами полуостров, они напоминали снежное покрывало, застилавшее сверкающее темно-желтое песчаное побережье.

– Слава богу, аборигены пока еще не пришли на полуостров, – сказал Йен больше себе, чем кому-либо еще.

Потом он взглянул через плечо на Талию.

– Как ты себя чувствуешь? – заботливо спросил он. – Нам еще предстоит ехать дальше.

– Немного устала, а так все в порядке, – ответила Талия, расслабляя руку, держащую Йена за пояс. – Не беспокойся обо мне. Я буду просто счастлива, когда это все закончится.

Йен широким взмахом руки указал на место под утесом, где густой покров деревьев скрывал все, что находилось внизу.

– Аборигены где-то там. И Пол со своей бандой тоже, – сказал он. – Но Хэтуэй не воспользуется преимуществом, о котором мечтает. Ему не удастся отрезать аборигенов на полуострове. А если они уже там и стали для него легкой добычей, нечестно стрелять в людей, которые вооружены лишь копьями и дубинками. Было бы справедливее не заманивать их в западню, а сражаться с ними вдали от острова. Талия взяла Йена за руки и крепко сжала их.

– Прошу тебя, будь осторожен, – сказала она с волнением во взгляде. – Обещай мне, что будешь осторожен.

– Я должен выжить, – ответил Йен, любовно сжимая ее руку. – Черта с два я позволю, чтобы со мной что-то случилось! – Он тепло улыбнулся Талии. – И с тобой.

Потом он убрал руку и поднял кулак в воздух, глядя через плечо на своих людей.

– Мы потратили много времени, – крикнул парень, – поехали!

Талия опять прижалась к нему, когда Йен повел жеребца вниз по крутому склону утеса к густым зарослям эвкалиптов. От ветра юбка Талия задралась, обнажив колени, волосы развевались. Она крепко держалась за Йена, но все равно чуть не выпала из седла, когда конь вдруг резко остановился.

Талия удержалась, но тут почувствовала, как Йен поднял ее и снял с лошади. Она побежала вместе с ним к матери. Донна уже стояла на земле и была очень ослабевшей от пережитых волнений.

Йен обнял обеих женщин за плечи и повел в укрытие, под густые кроны эвкалиптов. Сквозь деревья уже слышались выстрелы, громкие голоса, пронзительные крики и ржание лошадей.

Йен взял за руку Талию, потом Донну. Он переводил суровый взгляд с одной женщины на другую.

– Мне придется на время оставить вас здесь, – сказал он. – Я вернусь как только смогу.

Талия открыла рот, когда Йен повернулся и бросился бежать назад к своей лошади.

– Кеннет, останься, жизнью отвечаешь за женщин, – крикнул он. – Я полагаюсь на тебя!

– С радостью, – прокричал в ответ Кеннет. – Езжай и безжалостно бей этих сукиных сынов, бушрейджеров! – И самодовольно улыбнулся про себя. Оказалось легче пареной репы завоевать расположение Йена. После этого случая Йен окончательно приютит Кеннета под своим крылышком. Глаза Кеннета светились радостью, когда он представил, как Йен и его друзья застрелят Пола Хэтуэя. Когда Пол Хэтуэй уберется с дороги…

Талия безумными глазами посмотрела на Донну, потом опять на Йена. Как он мог подумать, что она останется здесь и будет ждать, прислушиваясь, жив он или мертв!

Она должна поехать с ним!

Она будет сражаться рядом с ним!

Талия повернулась лицом к Донне, взяла ее руку и умоляющим взглядом посмотрела на нее.

– Я не могу оставаться с вами, – быстро проговорила она. – Я должна ехать с Йеном!

Услышав грохот копыт удаляющихся лошадей, Талия оглянулась как раз в тот момент, когда Йен с развевающимися на ветру волосами мчался от нее прочь. Талию охватила паника. Она отвернулась от Донны и бросилась вдогонку за Йеном, лихорадочно махая ему руками.

– Йен, пожалуйста, не уезжай от меня! – кричала она, подавляя в горле рыдание, не услышав ответ Йена.

Задыхаясь, Талия остановилась и, прислонившись к стволу эвкалипта, закрыла лицо руками. Еще никогда в жизни она не чувствовала себя более одинокой.

– Мэм, вам лучше вернуться и вместе со мной и матерью Йена скрыться из вида, – сказал Кеннет, подходя к ней. Он взял ее под локоть и повел к укрытию, в густые заросли эвкалиптов. – Сейчас я отвечаю за вас. И не могу позволить, чтобы с вами что-нибудь произошло.

Талия взглянула на Кеннета и не смогла сдержаться, чтобы не улыбнуться ему. Он выглядел самым молодым из друзей Йена, возможно, даже ее ровесником, с веснушками на носу и щеках и золотистыми волосами, свисающими до плеч. Худой и долговязый. Его одеяние из шкуры кенгуру болталось на нем, как на вешалке. Наверное, если что-нибудь случится с женщинами под его охраной, ему здорово попадет от Йена. Но Талию это не беспокоило. Она должна ехать вслед за Йеном. И если не сделает все, что в ее силах, чтобы помочь ему, и тот погибнет, она не простит себе этого до конца своих дней. Йен – это ее жизнь. Без него она тоже не будет жить.

Девушка посмотрела на лошадь, привязанную недалеко от нее к дереву. Она застенчиво взглянула на Кеннета, схватила его руку и в смущении заморгала ресницами.

– Ты такой добрый – пролепетала она. – Если бы не ты, я бы так испугалась. Спасибо тебе, Кеннет, за то, что ты с нами. Я никогда не забуду твоей доброты!

Кеннет расправил плечи и окинул Талию взглядом, который ей остался непонятен. В этом взгляде чувствовалось что-то среднее между благодарностью и настороженностью.

– Мэм, если вам что-нибудь понадобится, всегда готов, только скажите, – сказал Кеннет, сверкая белыми зубами. – Вы красивая, леди. Мне доставит удовольствие сделать вас счастливой.

Талия настороженно взглянула на Донну. Казалось, та вот-вот упадет в обморок, она смотрела вперед безразличным взглядом, тело ее слегка покачивалось. Талия быстро подбежала к ней и обхватила рукой за пояс.

– Кеннет, пожалуйста, принеси Донне одеяло, чтобы она могла сесть поудобнее на землю, пока мы ждем возвращения Йена, – сказала Талия, награждая его очаровательной улыбкой. – Потом, может быть, ты принесешь ей воды из ручья. Я видела ручей вон там, за теми деревьями. Мать Йена, похоже, теряет сознание.

– Да, мэм, – ответил Кеннет. – Подождите несколько минут, и я принесу одеяло и свежую воду.

Эта игра уже начинала выводить Талию из терпения. Казалось, что стрельба становилась все сильнее. Воздух сотрясали выстрелы ружей, и до ее слуха доносились пронзительные крики раненых и умирающих.

Ей не оставалось ничего, кроме как схватить ружье Кеннета и убежать. Другого выхода, чтобы воспользоваться случаем и помочь Йену, у Талии не было.

Она устроила Донну поудобнее. Подвела ее к одеялу, и когда Кеннет расстелил его на земле, уложила ту на одеяло.

– Донна, Йен очень скоро вернется, – пыталась успокоить она женщину, – потом мы уедем из этого ужасного места.

Донна едва заметно улыбнулась и погладила Талию по щеке.

– Жаль, что мы не встретились с тобой при других обстоятельствах, – пробормотала она. – И теперь, Талия, ты видишь мою слабость, а не силу. – Мать Йена всхлипнула, по ее щекам полились слезы. – Но я за такое малое время перенесла столько тяжелых испытаний! – Она схватила руку Талии и крепко сжала ее. – Если я потеряю Йена – О, Господи! – это будет означать, что я потеряла все в этой жизни!

Талия заметила, как среди деревьев промелькнул Кеннет. Он быстро бежал с пустой фляжкой к ручью. Потом опять посмотрела на Донну.

– Никто из нас не собирается терять Йена, – сказала она, решительно подняв голову. Потом наклонилась и нежно поцеловала Донну в лоб. – Я еду к нему, Донна. Сейчас же. Мы скоро вместе вернемся.

Глаза Донны стали огромными от ужаса, она попыталась схватить Талию рукой, когда та побежала к лошади, но не кричала. В глубине души Донна знала, что Талия делает то, что считает нужным.

Мать Йена опять легла, устало вдыхая, закрыла глаза и положила на них руку, чтобы оградить себя от яркого света и от боли, испытываемой от всего происходящего.

* * *

Дрожащими пальцами Талия развязала поводья, которыми крепко была привязана к дереву лошадь. Постоянно наблюдая через плечо за Кеннетом, девушка вскочила в седло. Вставив в стремена ноги, Талия быстрым галопом погнала лошадь на шум непрекращающихся выстрелов. Вдалеке растворились крики Кеннета, когда она вихрем уносилась от него прочь.

Вскоре, развернув лошадь, Талия остановилась и спрыгнула на землю. Над деревьями висело удушливое облако порохового дыма, и до слуха долетал рычащий и потрескивающий хор оружейных залпов. Когда она подошла к расщелине в дереве, ее взору открылась настоящая битва. С ужасом в глазах и с белым от страха лицом Талия смотрела на сражение и на обезумевших лошадей под всадниками, бросающимися в огневую атаку. Кто стрелял, сидя в седле, кто отстреливался из-за камней. Талия видела их изогнутые, сгорбленные фигуры, когда, стоя на коленях, они пытались метко прицелиться. Стоя позади редко разбросанных кустов, Талия с волнением вглядывалась в лица людей, беспокойно разыскивая среди них Йена. Она видела бесстрашные и упрямые лица.

Вдруг показалось, что сердце перестало биться, когда Талия заметила верхом на коне Йена. Он храбро стрелял вместе со своими людьми в бушрейнджеров, возглавляемых Полом. Она с гордостью смотрела на Йена. Тот низко согнулся в седле, стреляя из своего револьвера, его великолепная лошадь мгновенно выполняла все команды Йена.

Со всех сторон вокруг Йена с визгом пролетали пули, поднимая с земли маленькие дымовые облака. Рядом с ним конь, несшийся на всем скаку, вздрогнул и медленно осел на землю. И всадник, не успев выстрелить, кувыркнулся через него и, ударившись о землю, несколько раз дернулся и умер.

Недалеко от укрытия Талии упала породистая красивая лошадь, сбрасывая с себя седока. Девушка едва дышала, узнав во всаднике одного из бушрейнджеров Пола. На какое-то мгновение бушрейнджер потерял сознание, потом поднялся. У него тряслись колени, рука сильно сжимала пистолет, а злой взгляд был устремлен на Йена.

Когда Талия поняла намерения мужчины, ей показалось, что земля уплывает из-под ног. Бушрейнджер был скрыт от взглядов Йена и его людей. Никто даже не смотрел в его сторону. Он мог стрелять прямо в Йена, и никто этого не увидит!

– Я должна что-то сделать! – шепнула Талия, быстро оглядываясь на лошадь Кеннета и на ружье в кобуре под стременным ремнем.

Она быстро поднялась с колен, подбежала к лошади и схватила винтовку. Потом опять упала на колени и подползла на расстояние выстрела к бушрейнджеру, который как раз поднял руку с пистолетом, чтобы прицелиться.

Талия уперла уклад винтовки в плечо и укрепила ее. Прижавшись щекой к стволу, она почувствовала, что сейчас зарыдает, и тут же взяла себя в руки. Сдерживая слезы, Талия задержала дыхание и прицелилась. Она тяжело сглотнула и нажала на спусковой крючок. От выстрела заныло плечо.

На какое-то время дымовая завеса закрыла все перед ее глазами, но когда дым рассеялся, сердце Талии екнуло. Бушрейнджер лежал мертвый.

Она медленно опустила ружье и прерывисто вздохнуло. Йен все еще продолжал стрелять в бандитов. Они падали со своих лошадей и попадали под копыта других.

Вдали от поля боя кучкой толпились дети и женщины аборигенов. Мужчины, как щит, стояли впереди. Их копья готовы были в любую секунду вонзиться в бушрейнджеров.

Очень скоро Талия увидела в толпе аборигенов Беркута. Его прищуренные черные глаза сверкали яростью, а зубы были крепко сжаты. Неожиданно ярость переполнила его, и он повел своих людей в атаку. Началась война копий восставших против ружей и пистолетов, сотрясающих своими выстрелами воздух. Один за другим, хватаясь за копья, пронзающие грудь, люди Пола падали с лошадей. Иногда копье, попав в спину, насквозь пронзало человека.

От того зрелища Талию затошнило, но она не отводила взгляд. Она боялась, что стоит ей лишь на секунду опустить глаза, и с Йеном что-нибудь случится. Она наблюдала за ним и за Полом Хэтуэем. Казалось, они пробираются навстречу друг другу сквозь толпу сцепившихся людей и лошадей, чтобы опять разъехаться в разные стороны, когда какой-нибудь всадник вставал на их пути.

Талия подняла глаза к небу.

– Прошу тебя, Господи, пусть это быстрее закончится, – прошептала она. – Прошу тебя, не допусти, чтобы с Йеном что-нибудь случилось. Пожалуйста!

Она онемела от изумления, когда кто-то выхватил у нее из рук винтовку и чья-то костлявая темная рука внезапно зажала ей рот. Другая рука обвила Талию за пояс и потащила прочь. Она царапала руку и неистово била ногами, когда ее подняли с земли и прижали так, что она не могла пошевелиться, к худому телу, едва прикрытому львиной шкурой.

Когда Талия поняла, что борьба только ослабит ее силы, она прекратила драться. Ее потащили в пещеру и бросили на землю, подальше от поля боя. Перевернувшись, Талия увидела аборигена, занесшего над ней копье.

Когда абориген опустил копье, она задышала спокойнее и легче. Но когда из-за кустов появилось еще несколько темнокожих мужчин, которые, войдя в пещеру, уставились на нее, у Талии перехватило дух.

Понимая, насколько предан Йен этим людям, и что он даже в этот момент борется за их права, Талия взглянула в темные, глядящие на нее с обвинением глаза своего похитителя.

– Я – друг, – медленно произнесла она, боясь, что, может быть, именно эти аборигены не знают английского языка так хорошо, как Хонора и Беркут. Она кивком головы указала в сторону, где шла битва. – Я – друг Йена. Он скоро станет моим мужем!

Мужчины не двигались и не говорили. Они держали свои копья и свирепо смотрели на нее.

– Вы совершаете большую ошибку, – закричала Талия. – Я здесь, чтобы помочь вам! Я даже убила одного бушрейнджера. Почему вы не понимаете? Я… друг!

Создавалось такое впечатление, будто она обращается к глухим. Талия прерывисто задышала, когда один из аборигенов встал рядом с ней на колени и толстым кожаным ремнем связал ей руки. Когда он потянулся, чтобы связать ноги, Талия пыталась подняться и убежать, но один из аборигенов опять ударом повалил ее на землю. Девушка упала на песчаный пол пещеры, придя в оцепенение от удара, но потом тяжело вздохнула и смотрела, как ей стягивают ремнем ноги.

Потом Талия осталась одна. Аборигены ушли так же молча, как и появились. Широкими от страха глазами она оглядывала темные и сырые стены пещеры. Где-то позади себя, глубоко в пещере она услышала странный писк.

– Летучие мыши? – подумала про себя Талия, съеживаясь от страха.

Но она не задержалась на этой мысли. Все ее думы были о Йене. Она прислушалась к ужесточающейся борьбе, к резким выстрелам ружей и незамедлительным ответным залпам, которые разносились среди деревьев, и эхо тут же тонуло в длинных очередях нового шквала огня.


Глава 24

<p>Глава 24</p>

Треск камней у входа в пещеру заставило сердце Талии сильно забиться. Она напряженно ждала того, кто на этот раз приближался к ней. От страха, что, возможно, это опять возвращаются аборигены и, может быть, для того, чтобы убить ее, раз они так и не поняли, что она друг Йена, Талия начала отползать вглубь пещеры по песчаному полу. Когда у входа в пещеру обозначился силуэт мужчины, Талия неровно, прерывисто задышала. В темноте ей было слишком трудно рассмотреть лицо.

Но определив, что человек полностью одет, и это не абориген, Талия ощутила легкое облегчение.

Может быть, это Йен?

Но при внимательном рассмотрении Талия увидела, что этот мужчина не такой высокий и худощавый, как Йен, фигурой человек больше походил на…

Пол Хэтуэй!

От страха Талию охватила дрожь. Она попыталась встать на ноги, чтобы убежать от него подальше, вглубь пещеры. Но из-за связанных ног ее тело наклонилось вперед и она, тяжело дыша, неуклюже рухнула на спину на песок.

– Значит, ты думала, что сбежала от меня? – спросил Пол, подходя к ней. – Может быть, на время – но не дольше.

Он достал из ножен кинжал. Лезвие сверкнуло, когда на него попал свет, протекавший из входа в пещеру.

– Я решил позаботиться о тебе, Талия, и время сейчас самое подходящее, – сказал он.

Встав на колени рядом с Талией, Пол наклонился над ней, глядя прямо в лицо. Он негромко хихикнул, проведя холодной плоской стороной стального лезвия по лбу Талии, потом по одной щеке, по другой.

– Я собираюсь разрезать тебя на маленькие кусочки и скормить динго, – угрожающе говорил Пол. – И следа от тебя не найдут.

Холодная испарина от напряжения бусинками проступила у Талии на лбу. Она попыталась отползти от Пола, но он схватил ее за плечо и прижал к земле.

– Опусти меня, – умоляла она. – Я никогда не делала тебе ничего плохого. Я приехала в Австралию, чтобы найти работу, где хорошо платят, и тут же послать за сестрой. Я больше ничего не хотела. И сейчас ничего не хочу.

– Больше, чем просто найти работу, тебе хотелось найти мужа, разве я не прав? – сказал Пол, дьявольски улыбаясь ей. Он поцеловал ее влажными губами и усмехнулся, когда Талия отдернула голову. – Ну почему, дорогая, ведь я надел тебе на палец обручальное кольцо и предоставил прекрасный дом? Чего же ты еще хотела?

Он поднял ее связанные руки и взглянул на безымянный палец правой руки.

– Кольцо, – сказал он, и его глаза сверкнули яростью. – Где кольцо? Это было кольцо моей матери. Я собирался вернуть его после того, как…

– Как убьешь меня? – сказала Талия, подавляя рыдание. Она нашла в себе запас храбрости и вызывающе подняла голову. – Я выбросила это чертово кольцо. Оно, кроме насмешки, ничем для меня не было.

Пол отпрянул от нее и посмотрел с недоверием.

– Ты выбросила… кольцо моей матери? – выдохнул он и, подняв руку, со всего размаха ударил Талию по щеке. – Ты не должна была делать этого!

От удара Талия дернула головой и ощутила, как боль пронзила ее тело, но никак не ответила на удар. Может быть, это последние мгновения ее жизни, и ей хотелось до конца оставаться смелой и сильной.

Она дерзко посмотрела на Пола.

– Откуда ты узнал, что я в пещере? – прошипела она, вдруг понимая, что звуки оружейных залпов вдали постепенно стихают, и, наконец, все замерло. Казалось, Пол был настолько поглощен своим желанием убить Талию, что даже не заметил, как стихла перестрелка.

Талия подумала, узнает ли она когда-нибудь, кто вышел победителем из этой борьбы?

Или она умрет прежде, чем узнает правду?

Если бы только победителем оказался Йен и пришел ей на помощь! Но ведь он не знает, что ее утащили в пещеру!

Она во власти Пола Хэтуэя.

– Я видел, как тебя похитили аборигены, – сказал Пол, принуждая Талию подняться на ноги, нож он приставил ей под ребро. – Никто не заметил, как я исчез с поля боя. Это сплошное месиво стреляющих людей и лошадей – одним больше, одним меньше, значения не имеет.

– Ты ошибаешься, – прозвучал за спиной Пола чей-то голос.

Пол настолько испугался, что выронил нож. Не успел он обернуться, как Йен ударом свалил его на землю.

Неожиданно в момент схватки между Полом и Йеном в пещеру с длинным смертоносным копьем влетела Хонора. Она подбежала к Талии и, отложив в сторону копье, упала перед ней на колени.

– Эти люди соседних племен, которые не знали, что ты друг, и которые не говорят по-английски и не понимают этого языка, похвастались мне и отцу, что поймали тебя и притащили сюда, – говорила Хонора, развязывая ремень на ногах Талии. – Хоноре жаль. Хонора пришла, чтобы освободить тебя.

– Хонора, спасибо, спасибо тебе, – сказала Талия, неотрывно наблюдая за Йеном. Она вздрогнула, когда Пол ударил Йена кулаком в челюсть, потом с облегчением вздохнула, когда Йен схватил Пола за горло, повалил на спину и, сев на него верхом, прижал к земле.

Но очень скоро Пол сбросил с себя Йена и придавил его песчаному дну пещеры.

– Поторопись, Хонора, – сказала Талия. Хонора с усилием развязывала руки Талии. – Пожалуйста, поторопись.

Талия побледнела, когда одной рукой Пол начал душить Йена, а другая рука подбиралась по песку к ножу.

Внезапный непреодолимый страх охватил Талию, когда пальцы Пола сомкнулись вокруг рукоятки ножа. Она в отчаянии смотрела вокруг в поисках оружия, как только ее руки освободились от ремней, взгляд Талии упал на копье Хоноры, лежавшее в нескольких дюймах от ее ног. Сердце забилось часто. Она еще секунду смотрела на копье, потом подскочила и схватила его. И ни секунды не задумываясь, вонзила копье в спину Пола как раз в то мгновение, когда он занес руку с ножом над Йеном, чтобы нанести роковой удар в грудь.

Тело Пола дернулось, и из груди вырвался громкий булькающий звук. Он уронил нож и упал рядом с Йеном. Когда Пол попытался протянуть руку и вырвать копье из спины, с его лица упали очки.

Йен мгновенно вскочил на ноги, втаптывая очки в землю. Он положил руку на плечо Талии.

– Талия? – спросил он, пораженный еще одним проявлением ее храбрости.

– Мне пришлось, Йен, – сказала Талия, когда Йен с изумлением посмотрел ей в глаза. Она всхлипнула. – Я не могла просто так стоять и позволить ему…

– Ты спасла мне жизнь, – сказал он. – Как я смогу отплатить тебе?

– Йен, ты так быстро забыл, сколько раз ты мне спасал жизнь? – спросила Талия, протягивая руку к его лицу. – Я просто отплатила тебе тем же, вот и все.

Она посмотрела на Пола и задрожала от его вида. Он лежал на земле в луже собственной крови, его тело тряслось, а лицо исказилось от боли, когда он взглянул на нее.

Вдруг у Талии появилась другая причина для беспокойства. Вайда! Что станет с Вайдой, если Пол умрет? Он уже отдал приказ убить ее сестру?

Вырвавшись от Йена, Талия упала на колени перед Полом. Она обхватила рукой его голову и подняла ее.

– Пол, прошу тебя, что ты сделал с Вайдой? – умоляла она. – Пожалуйста, скажи мне. Ты знаешь, что скоро умрешь. Не умирай прежде, чем не скажешь мне, что ты сделал с моей сестрой. Ты действительно послал за ней? Послал?

Пол посмотрел на Талию и ухмыльнулся, несмотря на то, что из уголков его губ струилась, кровь.

– Твоя сестра? – с усилием, едва слышно прошептал Пол. – Ах да, я позаботился о том, чтобы она приехала в Австралию, как ты и хотела, когда прибыла сюда в поисках, так сказать, будущего.

Талия оцепенела. Она еще ближе наклонилась к нему.

– Она не может быть сейчас на корабле, – дрожащим голосом проговорила она. – Прошло еще не так много времени.

– Ты не успеешь глазом моргнуть, как твоя сестра окажется на корабле, в сопровождении парочки моих людей, – хрипло, едва дыша, произнес Пол. – К тому времени, как она прибудет в Аделаиду, ее из девушки сделают женщиной – и не один раз.

Ужаснувшись картине, которую Пол нарисовал, Талия отвела взгляд. Когда Пол рухнул, задыхаясь, Талия медленно повернула голову и посмотрела на него с такой ненавистью, что ей захотелось схватить копье и пронзать его – еще и еще!

Талия отпрянула, когда Пол схватил ее за руку и в отчаянии посмотрел на нее.

– Все, что я только что сказал тебе – ложь, – признался он, на его лице появилась печать смерти.

В душе Талии появилась надежда, сменившаяся замешательством.

– Ты пытаешься сказать, что моя сестра в безопасности? – умоляющим голосом спросила Талия. Она ближе наклонилась к его губам. Дыхание Пола стало слышным, а тело билось в конвульсиях. – Скажи мне, Пол. Скажи мне правду о Вайде!

Губы Пола скривились в улыбке.

– Правду? – хрипло прошептал он. – Ты заплатишь за все, что сделала мне, вот правда! Не твоя сестра, а ты, Талия! Со временем ты поймешь, о чем я говорю. – Он закашлялся, захрипел и схватился за горло. Глаза неотрывно смотрели на Талию. – Со временем! Ты… заплатишь… Талия!..

Наступила тишина. Тело Пола содрогнулось, лицо скорчилось от боли, дыхание оборвалось. Талия почувствовала, как к горлу подступила тошнота, когда обвиняющий взгляд остекленевших глаз Пола застыл на ней. Подавляя рыдание, она отвернула лицо и обрадовалась, когда сильные руки Йена отвели ее от мертвого тела.

– Что он хотел сказать этим? – спросила Талия, и, взглянув на Йена, задрожала. – Ты слышал, как он угрожал? Что он имел в виду?

– Ничего, черт возьми, – сказал Йен, обнимая Талию, и быстро вытолкнув ее из пещеры. – Ему просто хотелось, чтобы и после его смерти ты также мучилась. Йен повернул Талию к себе. – Проклятие, Талия, нельзя так поддаваться его угрозам. Этот негодяй мертв. Теперь его угрозы ничего не значат. Талия умоляюще посмотрела на парня.

– Но у него преданные последователи, – сказала она едва слышно. – А что, если он это все подстроил? Вдруг я могу умереть, если с ним что-нибудь случится?

– Я не знаю, что бы он сделал, – сказал Йен, сузив от ненависти глаза. – Но теперь он уже ничем не опасен. Дорогая, я всегда буду с тобой и всегда защищу тебя. Пожалуйста, не думай об этом.

Талия бросилась к Йену и крепко обняла. – А что же будет с Вайдой? – пролепетала она. – Обманывал он или говорил правду о ней?

– Очень скоро мы сами поедем в Англию и позаботимся о твоей сестре, – заверил ее Йен. – Мы привезем ее в Австралию. Она будет жить с нами. Для меня будет огромным счастьем жить в доме с женой и свояченицей.

– Йен, это правда? – сквозь слезы спросила Талия, неожиданно засияв от счастья. – А как же твоя мать? Она тоже будет жить с нами?

– Нет, моя мать вернется в Америку, – сказал он и, оглянувшись через плечо, посмотрел вдаль, – если мы ее не уговорим остаться с нами. – Он опять посмотрел в глаза Талии. – Конечно, если ты не возражаешь.

– Думаю, это будет великолепно, – ответила Талия, улыбаясь ему. Когда на дороге появился Беркут, Талия отошла от Пола. Гордый и высокий, абориген подошел к Йену и обхватил его плечи.

– Все закончилось, – сказал Беркут. – Победа за нами.

Талия видела, как в глазах Йена сверкали слезы, и это тронуло ее душу. Она вытерла с лица слезы, когда Йен и Беркут крепко обняли друг друга. А когда они разомкнули объятия, их лица сияли радостью.

– Мои люди хотят продолжить шествие к морю, – сказал Беркут, расправляя плечи. – Ты пойдешь? Ты возьми мисс Талию!

Йен улыбнулся Беркуту.

– Да, я возьму мисс Талию, – сказал он и опять через плечо Талии посмотрел вдаль. – И мать свою тоже возьму. Она с радостью присоединится к празднику. – Сверкая глазами, он улыбнулся Талии. – А как ты вообще сюда попала? Куда подевался Кеннет? Как тебе удалось сбежать от него?

– Дорогой, у меня достаточно хитрости – или ты еще не заметил? – дразнила его Талия.

– Не заметил ли я? – спросил Йен. Он откинул назад голову и рассмеялся, но тут же утих, когда их с Талией окружили полные восхищения аборигены. Вдруг Йен почувствовал, как оказался на их плечах.

Из глаз Талии ручьем катились слезы. Ее охватило чувство гордости за Йена, когда аборигены, держа его на своих плечах, запрыгали вокруг, захлопали в ладоши, запели и громко закричали, глядя на Йена полными восхищения глазами.

С одной стороны к Талии подошел Беркут, с другой – Хонора.

– Мой друг Йен – герой, – с гордостью сказал Беркут. – Он хорошо относится к моим людям. Они хорошо к нему относятся! Мы празднуем больше, чем ежегодный сезон лебединых яиц. Мы чествуем Йена Лейвери!

– Это так здорово, – сказала Талия, смахивая с глаза слезинку. – Так здорово.

Она посмотрела на Беркута, потом на Хонору.

– Надеюсь, во время битвы твоих людей погибло немного, – негромко сказала она.

– Только несколько отважных мужчин умерли, – хмуро сказал Беркут. Он посмотрел на Талию и на его толстых, темных губах заиграла улыбка. – Но бушрейнджеров погибло много!

– Но не все? – настороженно спросила Талия, вспоминая угрозы Пола.

– Да, не все, – сухо подтвердил Беркут.

– Но они в испуге разбежались, – вставила Хонора. – Мы никогда не увидим их больше.

Талия тяжело вздохнула, ощутив, как страх сдавил ей сердце.


Глава 25

<p>Глава 25</p>

Вместе с Йеном Талия ехала на его жеребце к океану. Огромные эвкалипты с ободранной волнистой корой возвышались над ними. Она услышала рев волн, разбивающихся о берег, и наконец-то увидела тот самый полуостров, где аборигены должны были собирать яйца. На полуострове не было ни одного лебедя, недавняя перестрелка напугала их, и птицы покинули свои гнезда.

Очень скоро полуостров огласится неистовым смехом и громкими голосами аборигенов, наполняющих свои мешки из шкур кенгуру хрупкими белыми лебедиными яйцами.

Не доезжая до гнездовья лебедей, Йен остановил лошадь. Спрыгнув на землю, он помог Талии слезть с жеребца и тут же повернулся, заслышав за спиной стук приближающихся копыт и голос своей матери. Он с благодарностью кивнул своему другу, который специально ездил за Кеннетом и матерью.

Донна бросилась в объятия сына, слезы ручьем лились из ее глаз.

– Сынок, я так рада, что ты не ранен, – сказала Донна, крепко обнимая его. – Все то время, когда я слышала свист пуль, я молилась, чтобы ни одна из них не попала в тебя. Бог услышал мои молитвы!

– Ничего другого быть не могло, – сказал Йен, улыбаясь своей матери, когда Донна опустила руки и сделала шаг назад, с любовью глядя на сына, Йен кивнул в сторону аборигенов.

– И с Беркутом и Хонорой все тоже в порядке.

Он посмотрел на Талию.

– И с Талией. Благодаря ей я остался жив, – с гордостью произнес Йен.

Донна удивленно вскинула брови.

– Благодаря Талии? – спросила она, глядя на девушку. – Моя дорогая, что ты сделала?

Талия опустила глаза и вспыхнула, потом опять посмотрела на Йена, когда тот пальцем поднял ее подбородок.

– Она тебе попозже расскажет об этом, мама, – сказал он. – А теперь давайте присоединимся к остальным. У нас много причин для праздника.

Улыбка исчезла с лица Йена.

– Пол Хэтуэй мертв, – сказал он. – Больше он уже никому из нас не причинит никаких неприятностей.

Он взглянул на радостно возбужденных туземцев.

– И посмотри на них, – сказал он, – наконец-то они получили возможность относительно спокойно радоваться празднику ежегодного сбора яиц. Их принудили ждать этого момента очень долго.

К ним подбежала Хонора. Ее темные глаза были широко распахнуты и наполнены радостным волнением. Она схватила Талию и Донну за руки.

– Пойдемте, – сказала она, запыхавшись, – присоединимся к женщинам, которые готовят пищу для вечернего празднования. С восходом луны сегодня начнется великий пир.

Донна негромко рассмеялась и освободила свою руку.

– Вы, две молодые особы, идите, а я скоро присоединюсь к вам, – сказала она, проводя рукой по утомленной спине. – Я буду только обузой, без меня вам будет гораздо веселее.

– Да, вы идите вдвоем, – сказал Йен, заботливо обнимая мать, – я позабочусь, чтобы мама чувствовала себя уютно.

Талия понимающе и весело улыбнулась Йену и его матери и, взявшись за руки, они, смеясь, побежали с Хонорой к одному из множества костров, уже разведенных на полуострове.

– Для моих людей это время великой радости и благодарения! – сказала Хонора, увлекая за собой Талию на берег. – С детства мне всегда очень хотелось попасть на этот праздник. Но много лет злые белые люди не давали аборигенам попасть на полуостров. – Она бросила в огонь несколько веток. – Но не в этом году! Мы принесем в наши деревни много яиц! И накормим этой сытной пищей многих людей, давно уже лишенных ее!

Талия устроилась перед костром, обложенным вокруг камнями. Она дотронулась до камня, но тут же отдернула руку, почувствовав сильный жар, исходивший от него.

– Вы не собираетесь готовить яйца на костре? Вы не будете есть их сегодня вечером? – спросила она и повернула голову, заметив приближающегося к ним аборигена с убитым кенгуру.

Она тут же встревоженно вскочила, когда к аборигену подошел еще один человек, и они, стоя напротив нее и Хоноры, поднесли кенгуру к огню и начали быстро поворачивать тело животного над костром, пока с него не исчезла вся шерсть.

– Нет, мы сегодня едим не яйца, – сказала Хонора, вскакивая на ноги. – Сегодня вечером мы будем есть кенгуру и другие – как это сказать по-английски – великолепные, очень вкусные блюда. Позже в наших деревнях мы разделим яйца с теми, кто не смог принять участие в шествии к морю.

Талия с восхищением наблюдала, как Хонора высыпала на камень семена нарду из маленького пакетика и при помощи другого камня растерла их в порошок. Потом начала добавлять воду в получившуюся муку до тех пор, пока не получилось тесто, чтобы сделать лепешку и положить в золу для жарки.

Вытирая руки о свою юбку из шкуры кенгуру, Хонора встала на ноги.

– Пойдем, – позвала она Талию и опять схватила ее за руку. – Посмотрим, как разделывают кенгуру.

– Я не уверена, что мне хочется… – сказала Талия, съежившись от страха, когда Хонора потащила ее вслед за мужчинами, которые отвечали за приготовление кенгуру. Она только что успела оправиться от того факта, что Хонора плюнула в пищу, которую ей скоро предложат отведать, удивляясь, что так делают аборигены, когда начинают готовить еду. Ее охватило чувство тошноты, когда острым камнем в форме лезвия топора распороли живот кенгуру и внутренности бросили в огонь.

Следующие действия казались скорее интригующими, чем отвратительными. Талия встала рядом с Хонорой, когда аборигены выхватили несколько горячих камней, разложенных вокруг костра, и положили их внутрь туши. Она опять подошла с ними к огню, в который и было брошено тело животного. Потом кенгуру засыпали золой и песком.

Талия осмотрелась вокруг себя. Те из аборигенов, чьи сумки уже были доверху наполнены хрупкими яйцами, жарили на костре более мелких животных и птиц. В воздухе уже чувствовалось наступление праздника – постепенно с угасанием дня и наступлением сумерек болтовня аборигенов перерастала в возбужденное гудение.

Сзади к Талии подошел Йен и, уткнувшись лицом в ее волосы, обнял за пояс.

– Правда, красиво? – сказал он, поворачивая Талию к себе, – это счастье, эта радость – разве не прекрасно?

Талия обвила руками шею Йена и ближе потянулась к нему лицом.

– Мой дорогой, я чувствую это всей душой, – прошептала она. – Мне так радостно быть частью этого праздника! Мне никогда не забыть этот день. И этот вечер.

– По многим причинам, я надеюсь, – улыбаясь ей, сказал Йен. – Вечер еще только начинается, дорогая. Прежде чем он пройдет, он будет принадлежать только тебе и мне.

Озорно улыбнувшись, Талия ближе наклонилась к губам Йена.

– И как ты сможешь устроить это? – прошептала она, касаясь губами его губ. – Здесь так много людей, которые потребуют твоего внимания. Ты необыкновенный, Йен, для многих, не только для меня.

– Милая, никогда не сомневайся в моих способностях найти способ, как остаться с тобой наедине, – поддразнивал Йен, проводя кончиком языка по ее губам.

Талию охватила восторженная дрожь, и она смущенно оглянулась.

– Но ведь сейчас мы не одни, – шепнула она, опять медленно переводя взгляд на Йена. – Нам лучше присоединиться к остальным, что ты скажешь?

– Я скажу, что это чертовски хорошая мысль, – ответил Йен и, усмехнувшись, отпустил Талию.

Он взял ее под руку и повел к аборигенам, собравшимся большой толпой вокруг огромного костра. Он подошел к матери, ожидавшей его там и, взяв одной рукой под локоть, помог спуститься к песчаному берегу. Они втроем спускались к морю, одной рукой Йен держал мать, другой – Талию.

* * *

Наступил вечер, но луна еще не взошла. Индийский океан катил из темноты свои бурные волны к берегу, они с силой ударялись о песок и разбивались. С запада дул сильный ветер. Он, не переставая, хлестал Талию по щекам. А еще он приносил с собой удивительные ароматы всевозможной пищи, жарящейся на костре.

Девушка была настолько голодна, что даже мясо кенгуру казалось ей заманчивым.

– Посмотришь, что все будет очень вкусно, – сказал Йен, пытаясь успокоить Талию, с ужасом наблюдавшую, как аборигены достают готовую тушу кенгуру из костра и разрубают ее огромными топорами. К мясу потянулись жаждущие руки мужчин и женщин, сидящих на корточках вокруг костра и ожидающих, когда им дадут кусок мяса.

– Мясо кенгуру жесткое и мускулистое, но очень вкусное, – пытался заверить Талию Йен, когда она приняла от Хоноры огромный кусок мяса.

Талия с недоверием посмотрела на Йена, потом попыталась откусить кусочек мяса, но поняла, что это даже прокусить невозможно, зубы сами отскочили от него. Она с удивленно открытым ртом наблюдала за Йеном. Он без колебаний впился зубами в мясо, предложенное ему, и разрывал его на куски.

– Мой бог, как у тебя получается это? – спросила она, с недоумением разглядывая то маленький кусок мяса, оставшийся у него в руках, то на челюсти Йена, энергично пережевывающие мясо так, будто оно такое же нежное, как куриное, которое мать Талии обычно готовила к обеду после церкви каждое воскресенье.

Талия подозрительно переводила взгляд со своего куска на кусок Йена и вдруг заметила, что они внешне отличаются друг от друга. Оглянувшись на Йена, Талия рассмеялась.

– Ты жулик, – сказала она, выхватывая у него из рук то, что осталось от мяса. – Ты ешь вовсе не мясо кенгуру. Это какая-то птица!

Подсмеиваясь, Талия откусила маленький кусочек нежного, сладковатого мяса, положила на язык и смаковала его, не обращая внимания на Йена, который усиленно пытался расправиться с кенгуриным мясом, отрывая от него зубами куски.

Но от того, что она вдруг увидела, Талия едва не выплюнула все то, чем только что наслаждалась. Из-за ее спины вышел Беркут и что-то вытащил из песка. В свете огня она рассмотрела, что Беркут поймал пальцами сахарного муравья, и ее едва не стошнило, когда он оторвал от брюшка муравья сахарный мешочек, бросил его в рот, а остатки насекомого выбросил.

Быстро отведя взгляд в сторону, Талия схватилась рукой за горло, почувствовав новый приступ тошноты.

Йен швырнул то, что осталось от его куска в огонь, и взял Талию за руку.

– Я думал, тебе нравится это мясо, – сказал он. – Разве нет?

– Беркут… он съел муравья.

Йен откинул назад голову и рассмеялся, ближе прижимая к себе Талию.

– Да, уверен, что так и было, – сказал парень, все еще смеясь. – Он обожает сахарных муравьев. – Глаза Йена озорно вспыхнули, когда он сказал Талии: – Может быть, и тебе захочется когда-нибудь попробовать это. Ничто не сравнится с его сладостью. Уверен, что даже пироги, которые твоя мама готовила к Рождеству, не такие сладкие.

Талия со злостью отвернулась от Йена.

– Я не желаю больше ничего слышать ни о Беркуте, ни о том, что он ест и почему, – сказала она. – Пожалуйста, Йен. Давай прекратим говорить о пище.

– Хорошо, давай, – сказал Йен, переводя взгляд на Беркута. – Но давай не будем отворачиваться от Беркута. Посмотри на него. Я еще никогда не видел его таким счастливым. – Глаза Йена следили за движениями рук Беркута, он потянулся за чем-то за спиной. Потом Йен вновь взглянул на Талию.

– Мой друг – талантливый музыкант. Смотри и слушай, Талия. Ты получишь огромное удовольствие.

Талия посмотрела на Беркута. Языки пламени, отражаясь, танцевали в его черных глазах, делая их золотистыми. Она остановила взгляд на предмете, который тот держал в руке – что-то похожее на пустотелое деревянное полено. Ее глаза раскрылись от удивления, когда он поднес эту штуковину ко рту и начал дуть в один конец, производя странные, хоть и приятные звуки, напоминающие бренчание на гитаре и гудение. Он продолжал выдувать скорбную мелодию через длинную эвкалиптовую ветку, пока к нему не присоединились два барабанщика, ритмично отбивающих такт палка о палку.

– Он играет дидгериду, – тихо объяснил Йен, – таинственная мелодия, правда?

– Да, очень, – ответила Талия. Эта музыка вызвала в ней странную внутреннюю дрожь, охватившую все ее тело. – Очень таинственная.

Все костры на берегу горели невысоким, каким-то зловещим пламенем, лишь иногда неожиданно один из костров взвивался вверх, освещая блестящие тела мужчин и женщин, собравшихся вокруг огня. К музыке Беркута присоединились голоса его людей, к ним присоединились новые звуки из куска дерева, распространяющиеся по воздуху при помощи веревки, свитой из человеческого волоса.

– Что это за инструмент? – спросила Талия, подойдя ближе к Йену, чтобы шепнуть ему на ухо. – Эта музыка… Она так красива, как и дидгериду.

– Это чуринга, – шепнул в ответ Йен. – Аборигены называют его «поющее дерево» или «буйвол-ревун», потому что, когда начинаешь играть на нем быстрее, он начинает реветь, как буйвол. На этом инструменте играют только аборигены и только во время важных церемоний. Для них это очень священный предмет. Чуринга означает не только поющее дерево, но и неприкосновенное, «священное».

– Обычаи аборигенов мне кажутся очень интересными, – шепнула Талия, глядя на Йена. – Также интересны, как и обычаи американских индейцев.

– Большинство австралийцев называют аборигенов просто дикарями, – кивнув, сказал Йен. – Аборигены очень озабочены проблемой своего выживания.

Талия начала раскачиваться в такт с музыкой.

– Их песни кажутся мне такими прекрасными и трогательными, – негромко прошептала она и, закрыв глаза, наслаждалась мгновениями истинного покоя.

– В этих песнях – легенды и предания, передаваемые из поколения в поколение вот уже много веков, – негромко сказал Йен. – Талия?

– Да? – прошептала Талия, замечая в его глазах странный блеск. Теперь она вспомнила, когда видела его прежде. Он хочет ее. В этот самый момент он хочет ее.

– Мы можем слушать музыку подальше от костров так же хорошо, как сейчас, – сказал Йен, и уголки его губ приподнялись в смущенной улыбке. – Никто не заметит нашего отсутствия. Пойдем?

Талия тяжело глотнула, потом кивнула и приняла широкую ладонь Йена. По песчаным холмам они добежали к океану, туда, где будут защищены от любого, случайно заметившего их исчезновение.

Они быстро скользили по песку, руки Йена вплелись в волосы Талии, а губы устремились к ее губам. С трепетом их губы встретились, а языки коснулись друг друга. Свободная рука Йена, двигаясь по блузке Талии вверх, обхватила ее полные, круглые груди, вызывая томные вздохи из глубины ее души.

В страхе быть замеченными Талия оторвала губы от Йена и убрала его руку со своей груди.

– Мы не должны, – шептала она, задыхаясь, охваченная страстью. – Кто-нибудь может прийти.

– Никто не отойдет от костра, пока не закончится музыка, – сказал Йен, наклоняясь ближе к ее губам. – Сейчас время праздника. Они слишком долго ждали этого дня и будут радоваться теперь каждой минуте.

– Но мы с тобой ушли, Йен, – мягко возразила Талия.

– Мы ушли, потому что хотим устроить наш собственный праздник, – усмехнулся Йен. Он опустил девушку на песок. Его губы нежно касались ее рта. – Пожалуйста, расслабься, дорогая, я не могу ждать, когда мы приедем в Аделаиду, чтобы остаться с тобой наедине. – Его язык скользнул по ее нижней губе. Рука опять обвила тело, спрятанное под блузкой, а большой палец гладил сосок, делая его упругим и острым. – Я должен… сейчас быть с тобой.

– Я тоже очень сильно хочу тебя, – прошептала Талия, замирая. – Но боюсь, что как только мы разденемся, кто-нибудь застанет нас врасплох…

– Тогда мы снимем только то, что необходимо, – сказал Йен, сверкнув глазами. – Уверен, ты знаешь, что из моей одежды может быть снято, а что только опущено ниже колен.

Лицо Талии вспыхнуло.

– Йен, это так стыдно, – сказала она. – Сегодня я чувствую себя более порочной, чем в первый раз!

– Э то удвоит наше наслаждение, – сказал Йен, а его свободная рука двигалась вверх по юбке. Он начал ласкать ее ноги. – Позволь мне любить тебя, Талия. Отбрось все сейчас. Позволь своим чувствам ко мне взять власть над разумом, дорогая! И больше ничего.

– Да, да! – шептала Талия, охватываемая трепетной дрожью от ласк Йена. – Люби меня. Люби меня сейчас!

Бархатное темно-пурпурное небо сверкало множеством звезд. Невероятно огромная круглая луна отбрасывала на землю зловещие серебряные тени. День угас. Океан спокойно катил свои волны, тронутые пеной, к берегу. В воздухе чувствовались легкая прохлада и спокойствие.

Талия поднялась навстречу Йену. Ее кожа покрылась мурашками, когда Йен раздвинул ей ноги и рывком вошел в нее. Она положила руки ему на ягодицы. Они были гладкими и упругими, когда его тело напряглось, и их плоти соприкоснулись. Они двигались в такт друг другу. Талия принимала каждое движение его тела, отдаваясь ему. Удивительное чувство наслаждения разлилось по ней.

– Я так люблю тебя, – шептал он, касаясь губами ее щеки, потом пламенно поцеловал ее. Его пальцы бродили по ее телу, лаская и возбуждая. Он чувствовал, как напряглась его плоть, восторг все нарастал, достигнув почти взрывной точки.

Талия с трудом могла дождаться того момента радостного освобождения, которого так жаждало ее тело. Голова кружилась, внутри, казалось, пролетел легкий ветерок возбуждения, похожий на рев дымящегося вулкана перед извержением. Она впилась в губы Йена, радостно подчиняясь его желаниям, охваченная сладкой непереносимой болью.

Затаив дыхание, Талия отдалась воле дикого экстаза и чувственного раскрепощения, любовники задрожали, и тело Йена обессилено упало на Талию.

Они пролежали так некоторое время, потом Йен нежно погладил шею девушки.

– Выйдешь за меня, когда мы приедем в Аделаиду? спросил он.

– Да, да… – шепнула в ответ Талия. – О, Господи, да… Она ближе прильнула к нему. – Это чудо, что теперь мы можем свободно пожениться, Йен, – пробормотала она. – До сегодняшнего дня на нашем пути было столько преград.

– Да, – шепнул Йен. – Да.

* * *

Чалая лошадь трясла своей гривой и била копытом о землю, пока ее всадник спокойно сидел в седле. Хорошо укрывшись за кустами, Ридж Вагнер наблюдал за праздником, выискивая взглядом Хонору. Она кружилась в танце вокруг костра, и пламя отбрасывало золотистые тени на ее гибкое темное тело.

Ридж пришел в восторг от этого зрелища, будто видел ее впервые в своей жизни. Он следил за ней взглядом, сердце обливалось кровью от одиночества. Уже давным-давно он оставил свои надежды соединиться с ней, с тех пор, как выбрал путь Пола Хэтуэя и жизнь ненасытного, жадного бушрейнджера. Хонору и своего лучшего друга Йена он предпочел налетам и дружбе с бандитами.

Да, неоднократно Пол Хэтуэй подкупал его, а теперь слишком поздно, и нельзя повернуть время вспять.

Ридж нерешительно вздохнул, благодаря Бога, что ему не пришлось участвовать сегодня в нападении Пола Хэтуэя на аборигенов. Он даже не знал об этом. И совершенно случайно попал на битву после ее окончания.

И теперь Пол уже мертв.

Ридж посмотрел на залитый лунным светом берег. Он видел, как убежали ото всех Йен и Талия. Да, Пол – мертв, а Талия с Йеном живы и счастливы.

Развернув свою лошадь, Ридж поехал прочь. На сердце было тяжело. Будущее казалось таким же темным, как и прошлое. От жадности он стал таким человеком, которого сам теперь ненавидел.


Глава 26

<p>Глава 26</p>

Хриплые раскаты мужского и женского смеха и громкие звуки пианино, доносящиеся из салона и звучащие по всей гостинице, убеждали Талию, что она уже больше не в буше, а целой и невредимой вернулась в Аделаиду.

Девушка вышла из медной ванны и ступила на плетеный овальный коврик. По телу стекала вода, мокрые волосы золотисто-каштановыми шелковистыми прядями свисали по плечам.

В комнате неярко горела лампа. Талия взяла с кровати полотенце и начала с удовольствием вытираться, медленно обводя взглядом богатое убранство комнаты. Комната Йена. Эта гостиница, принадлежащая Йену, еще раз доказывала, как он богат. Когда он, его мать и Талия приехали в Аделаиду из буша, они прямиком направились в эту гостиницу, где на четвертом этаже уже все было приготовлено для Йена и тех, с кем он решит пожить здесь.

Девушку охватила ревность, когда она увидела платяной шкаф, переполненный прекрасными женскими платьями и тонкими шелковыми нарядами. Это напомнило ей о другой стороне жизни Йена, о которой она предпочитала не думать. Вероятнее всего, у него было много женщин, судя по висевшей в шкафу одежде.

– И он хочет, чтобы я надела это после того, как эти вещи носил Бог знает кто до меня? – проворчала Талия, откидывая в сторону полотенце. Она протянула руку к шелковому халату и со злостью посмотрела на него, ощущая легкий запах духов, исходивший от материала.

Но ей не оставалось ничего другого, как надеть его. Ее собственная одежда, в которой она ходила в буше, вся пропахла костром. И не ходить же ей голой?!

Облачившись в халат, Талия подошла к туалетному столику и посмотрелась в зеркало. Она провела пальцами по лицу, бронзовому от солнца последних нескольких дней. Взяв со столика щетку, она принялась водить ею по волосам. Теперь девушка почувствовала облегчение от того, что закончились ее долгие мучения с Полом Хэтуэем, но, казалось, все еще никак не могла избавиться от чувства одиночества, охватившего ее. В этот самый момент, в этой незнакомой комнате она чувствовала себя так, словно за последние дни вовсе не общалась с Йеном. Если бы сейчас она могла оказаться здесь с Йеном, тогда и реальность вернулась бы к ней. Она могла бы протянуть руку и коснуться его. Но так или иначе, Йен счел более разумным поместить ее одну в этом номере, подальше от своего, чтобы, пока его мать в гостинице, у нее не было возможности видеть Талию и Йена вместе.

Талии не понравилась вынужденная разлука, но она все поняла. Ей не хотелось начинать отношения с матерью Йена с демонстрации того факта, что она ложится в постель с мужчиной до свадьбы.

Талию временами мучила совесть из-за собственного поведения. Она не могла поверить, что позволила себе быть такой легко доступной для мужчины. Но даже теперь она была готова пойти в комнату Йена и в его сильных руках найти спасение от своего одиночества и зарождающегося чувства тревоги за судьбу Вайды.

Положив на столик щетку, Талия босиком, на цыпочках подошла к двери и немного приоткрыла ее. Она выглянула в тускло освещенный коридор, где снаружи на каждой двери в низко прикрепленных подсвечниках горели свечи.

На одну дверь она смотрела с особым вниманием – на дверь Донны. Комната матери Йена располагалась между номерами Йена и ее. И девушка до смерти боялась проходить мимо двери Донны, чтобы попасть к Йену.

Что, если Донна откроет дверь и обнаружит, как Талия, облаченная в халатик, босиком крадется мимо?

Бесшумно и осторожно Талия выскользнула в коридор, чувствуя ступнями холод деревянного пола. Она опять внимательно посмотрела на дверь Донны и с облегчением вздохнула, заметив, что за дверью не видно света. Девушка решила, что, утомившись, Донна уже давно легла в постель и заснула.

Теперь с меньшей осторожностью Талия направилась на запах табачного дыма, который становился все более сильным по мере приближения к номеру Йена. Подойдя к его комнате, Талия приложила ухо к закрытой двери. Из-за двери доносился голос Йена, напевавший какую-то балладу совершенно не в лад. Она негромко захихикала. Потом Йен остановился, и в его комнате наступило молчание.

Талия медленно опустила руку и открыла дверь, тут же увидев его, хотя Йен до сих пор не догадывался о ее присутствии. От вида Йена Талия негромко рассмеялась, прикрывая рот рукой. Он сидел по шею в мыльной воде, в уголке рта свободно висела дымящаяся сигара, в руке, покоящейся на краю огромной ванны, он держал стакан с виски. Его голова свисала, подбородок почти касался груди, казалось, что он погружен в сон.

– Превосходно, – подумала Талия. – Просто превосходно.

Она закрыла за собой дверь и с озорным взглядом на цыпочках прошла через комнату к ванне. Опустившись на колени, Талия медленно опустила руку в мыльную воду и быстро плеснула воду Йену в лицо. Испугавшись, Йен поднял голову и вытаращил глаза, сигара упала в пену и зашипела. Стакан виски выскользнул из руки и упал на пол, разбившись вдребезги на маленькие кусочки. Виски вылилось на голые ноги Талии. Она взвизгнула и испуганно подскочила, но Йен остановил ее. Он схватил ее за пояс и потянул к себе в ванну.

– Йен, – завизжала Талия. От воды халатик промок и, облегая тело Талии, обнажил каждый изгиб ее тела, каждую родинку на ее коже. Она сморщилась, когда сигара подплыла близко к ней.

– Убери от меня эту мерзкую штуковину, – сказала она, изо всех сил пытаясь подняться. – Йен, отпусти меня. Я пришла сюда не для того, чтобы принять с тобой ванну!

Йен подхватил промокшую сигару и бросил ее на пол рядом с ванной.

– Должен ли я спросить, почему ты пришла? – поддразнивал он ее. – Моя драгоценная, дорогая, разве ты не знаешь, что моя мать находится в соседней комнате? Здесь стены картонные. Конечно же, она услышит нас.

Краска схлынула с лица Талии, когда она посмотрела на стену, отделявшую ее от женщины, которой она так восхищалась.

– Надеюсь, она не слышала моего ужасного визга, – прошептала Талия, усаживаясь на колени Йену, радуясь его близости. – Что она может подумать обо мне?

– Тебе следовало подумать об этом прежде, чем прийти сюда, – без сочувствия продолжал Йен поддразнивать Талию. Его руки, лаская влажную кожу Талии, двигались под халатом к ее груди. – Ты же не понимаешь, что стоит мне увидеть тебя в этом соблазнительном одеянии, и я уже просто не могу вести с тобой ленивые разговоры. – Он тепло улыбнулся ей. – Правда, я бы предпочел увидеть тебя вообще без ничего. – Его рука скользнула от груди вверх и начала медленно опускать вниз по плечам халат. – Тебе будет гораздо удобнее, милая, без мокрой одежды, ты так не думаешь?

Талия закрыла глаза и сделала судорожный вздох, когда Йен коснулся ртом ее груди, а языком обвел вокруг напряженного соска.

– Йен, ты не позволяешь мне сосредоточиться на вещах, о которых говоришь, – прошептала она. Ее сердце учащенно забилось. – Йен, я пришла к тебе потому, что ты нужен мне. Дорогой, я чувствовала себя такой одинокой в своей комнате! Такой одинокой…

– Ты бы могла побыть в компании моей матери, – дразнил Йен, снимая с Талии халат, пока тот не погрузился полностью в воду.

Талия открыла глаза и с восторгом посмотрела на Йена. Она обхватила его лицо руками и приблизила свой рот к его губам.

– Но, дорогой, не такую компанию я искала, когда вышла из своей комнаты, – прошептала она. – Мне нужен ты, Йен. Скажи, что я тебе нужна так же сильно!

– Всегда, – хрипло сказал Йен, взяв ее за руку, увлек под воду к своей набухшей плоти. – Вот. Ты чувствуешь мое желание? Это принадлежит тебе. И только тебе.

– Навсегда? – спросила Талия, надув нижнюю губку. – Ты сможешь забыть всех тех женщин, кому принадлежит одежда из моей комнаты?

– Для меня ни одна из этих женщин больше не существует, – сказал Йен. Его сердце сильно забилось, когда Талия начала медленно ласкать его, разжигая огонь в паху. – Они безымянны, они безлики.

– И со мной такое может произойти однажды, Йен? – продолжала настойчиво выспрашивать его Талия, тут же отдергивая от него руку. – Ты тоже забудешь меня?

Йен схватил руку и, обхватив ее ладонью, опять положил на свою возбужденную плоть.

– Разве могу я забыть тебя когда-нибудь? – сказал он. Пламя страсти с большой силой разгоралось в нем. – Мне представляется только единственный способ доказать тебе свою искренность, это встать перед священником. – Он нежно поцеловал ее и слегка отодвинулся. – И это произойдет очень скоро, Талия, ты станешь моей женой как только будут закончены все приготовления.

По щекам Талии потекли слезы. Она с восхищением посмотрела на Йена.

– Я буду самой счастливой невестой, – пролепетала она.

– Ты будешь самой красивой невестой, – хриплым голосом добавил он. Йен взял ее на руки и поднялся, потом вышел из ванны и встал на полотенце, заранее расстеленное на полу. – Этой ночью я мечтаю сделать тебя самой счастливой невестой.

– Этой ночью я стану самой счастливой невестой, – прошептала Талия, обнимая Йена за шею, когда тот понес ее на постель. Когда он лег на ярко-красные простыни из атласа, Талия притянула его к себе, ощущая упругость мускулистого тела Йена и силу его плоти рядом со своим бедром.

– Все твои сомнения насчет меня исчезли? – спросил Йен, целуя ее в ямочку на шее.

– Да, – пробормотала Талия и тихо рассмеялась. – Дорогой, мне холодно лежать на этих атласных простынях, – подрагивая, произнесла Талия. – Они такие скользкие.

– Но они нравятся тебе? – спросил он, нежно целуя ее в изгиб шеи и неторопливо раздвигая коленом ей ноги.

– Разве я могу? – спросила Талия, томно вздыхая, ощутив в себе его упругую плоть и медленные, но уверенные движения. – Они для богатых, ты же знаешь, дорогой, моя семья очень простая. Мой отец зарабатывал на жизнь тяжелым трудом. Но у нас было все необходимое, чтобы мы могли чувствовать себя достаточно уютно. Мы… были счастливы. Йен крепче обнял ее.

– Дорогая, я не хотел возвращать тебя к воспоминаниям, от которых тебе становится грустно, – сказал он, обхватывая ладонями ее лицо. – И я знаю, что как только ты вспоминаешь о семье, то сразу становишься печальной. Сегодня ночью, дорогая, давай не думать ни о прошлом, ни о завтрашнем дне. Давай думать только о настоящем, о нас с тобой.

– Поцелуй меня, Йен, – сказала Талия, ища губами его рот. – Прошу тебя, поцелуй меня! Тогда я позабуду все, кроме рая, в который ты увлекаешь меня всегда!

Талию захлестнули непередаваемые сладостные ощущения, когда губы Йена коснулись ее губ нежным и томительным поцелуем, а его пальцы медленно и чувственно пробежали по ее спине. Его движения становились неистовыми, поцелуи теплыми, мягкими, но требовательными.

Йен упивался прикосновениями к ее восхитительно нежной коже и ощущал внутреннюю дрожь, когда его язык пробился сквозь губы Талии, вырывая из нее мягкий крик страсти. Он обхватил ее ягодицы и еще яростнее погрузился в нее, так, чтобы его плоть могла достичь самых таинственных глубин Талии.

Дикая, бурная страсть охватила его, когда их окутала золотая паутина волшебства, делая их одним целым. Йен отнял губы ото рта Талии и, покрывая легкими, невесомыми поцелуями ее лоб, потом грудь, с благоговейным трепетом шептал ее имя.

Глаза Талии светились огнем желания, а внутри все больше разгоралось пламя страсти. Вдруг все ее тело обжег всепоглощающий огонь. Она напряглась и закричала. Талия смеялась и плакала одновременно, когда поняла, что Йен достиг вместе с ней вершины страсти!

Казалось, будто он ждал ее, желая вместе с ней полностью разделить это счастье и раствориться в неземном блаженстве.

Она отыскала его рот и со странной тоской, радостью и болью поцеловала его. Потом, глядя Йену в глаза, негромко рассмеялась, когда Йен оторвался от нее и, встав с постели, рукой пригладил взъерошенные волосы. Девушка в молчаливом восторге наблюдала, как он, пройдя через комнату, подошел к бару, взял два бокала для вина и бутылку портвейна и, вернувшись назад, поставил это на ночной столик рядом с кроватью.

– Йен, даже вино? – сказала Талия, опираясь на локоть. – Ты никогда не перестаешь удивлять меня.

– Ты знаешь, ведь я говорил тебе, что не рвусь к роскошному образу жизни, – сказал он и удивленно вскинул брови, разливая вино по бокалам. – Но я и никогда не говорил, что бегу от этого. После долгих месяцев, проведенных в буше в погонях за беглыми, должен признаться, что с удовольствием возвращаюсь сюда.

– Но у тебя был такой великолепный дом, куда ты мог приезжать, – сказала Талия, с благодарностью улыбаясь Йену, когда он протянул ей бокал вина. – Так ужасно, что Пол сжег его!

– Не могу сказать, что очень сожалею, – признался Йен. – Он был тюрьмой для моей матери.

Теперь же, в определенном смысле, она получила свободу. Всем сердцем я надеюсь, что она сядет на ближайший пароход в Америку. Для нее это будет… самым лучшим выходом из положения.

– Ты говорил, что она хотела, чтобы и ты поехал с ней, – сказала Талия, немного подвинувшись, чтобы Йен смог сесть рядом с ней. – Ты ведь не поедешь, не так ли? Мне не нравится Австралия, но я сомневаюсь, что Америка мне понравится больше. Это большой континент. Там вполне можно потеряться.

Йен усмехнулся, сделал глоток вина и поставил бокал на столик. Он откинулся на спинку и, удовлетворенно глядя в потолок, заложил руки за голову.

– Может быть, когда-нибудь я отвезу тебя в Америку и покажу красоту ее лесов, рек и гор, – сказал он. – В этой стране тебе не удастся потеряться. Но я еще только начал строить свою жизнь здесь, в Австралии, а я не из тех, кто с легкостью отказывается от брошенного ему вызова. – Он вздохнул и улыбнулся Талии. – Здесь, в Австралии, мы будем жить с тобой на огромном пространстве земли. И куда бы ты ни взглянула, ты не увидишь ничего, кроме овец. – Тебе нравятся овцы, Талия?

– Мне кажется, это милые создания, – сказала она, ставя сбой стакан рядом со стаканом Йена. Потом тоже легла на спину и прильнула к нему. – Даже Австралия станет лучше в моих глазах, если я буду здесь с тобой.

Потом Талия печально отвела от Йена взгляд.

– Но я была бы намного счастливее, если бы здесь была Вайда, – пробормотала она. – Но как бы там ни было, пройдет еще какое-то время, прежде чем я узнаю, как она живет.

Йен нежно поцеловал ее в щеку.

– Милая, скоро мы сядем на корабль и поедем в Англию, чтобы своими глазами увидеть, как живет твоя сестра, – успокоил ее Йен. – Но сначала я должен позаботиться об отъезде моей матери. – Он опять поцеловал Талию. – И нам не следует забывать о нашей свадьбе, не так ли?

Талия взглянула на Йена, сияя от радости, что теперь каждый день будет смотреть на него.

– Будет ли это когда-нибудь? – сказала она весело. – Я скоро стану миссис Лейвери. Как прекрасно это звучит.

– Считай, что ты уже стала ею, – сказал Йен, поднимаясь. Он встал с постели и облачился в свои обтрепанные штаны и рубашку. Усаживаясь на край кровати, он надел ботинки.

– Почему ты одеваешься? – спросила Талия и, накинув на плечи одеяло, сидя в кровати, наблюдала за ним. – Куда ты идешь?

– Мне надо сделать кое-какие дела, – сказал он. Талия поднялась с постели и встала на пол.

– Тогда мне лучше пойти к себе в комнату, – решила она и поморщилась, увидев в ванне свой халатик, в котором пришла к Йену. Он все еще плавал в воде, покрытый пеной.

– Но как? Мне нечего надеть. Боюсь, что твоя мать поймает меня, когда я буду тайком пробираться из твоей комнаты в свою в этом жалком одеяле.

Йен отвел Талию назад к кровати.

– Останься здесь на ночь, – сказал он. – Никто не увидит тебя.

– А твоя мать?

– Я собираюсь сейчас пойти к ней и поговорить об ее отъезде в Америку и сообщить ей новость, что мы не будем сопровождать ее, – сказал Йен, укладывая Талию в постель. – Здесь ты в безопасности, милая. Когда я выйду из комнаты матери после нашего разговора, она подумает, что я еще не вернулся в свой номер, и у нее не будет причин заходить сюда.

– А куда ты пойдешь после разговора с матерью? – тихо спросила Талия, взбивая подушку и вытягиваясь на кровати.

– Я должен увидеться со священником и сделать кое-что еще, что будет для тебя сюрпризом, – сказал Йен и глаза его сверкнули.

Талия приподнялась и оперлась на локоть.

– Сюрприз? – спросила она, широко открыв глаза. – Йен, какой?

Йен усмехнулся и взял на дверную ручку.

– Дорогая, если я скажу тебе, тогда больше это не будет сюрпризом, не так ли?

Йен вышел и закрыл за собой дверь, совершенно точно зная человека, к которому идет, человека, который уже давно и безуспешно пытается продать свою флотилию, Йен быстро облегчит финансовое бремя этого человека. Теперь, когда у него скоро появятся жена и дети, о которых необходимо заботиться, ему придется бросить бродяжничество и беззаботную жизнь наемного преследователя беглых преступников.

Но ему не хотелось заниматься только одним делом. Это занятие будет слишком скучным.

Корабли. Он будет вкладывать деньги в корабли.

И тогда Йен будет уверен, что во время плавания из Англии в Австралию ни один человек не пожалуется на плохое обращение и уход.

Его корабли станут роскошными лайнерами.


Глава 27

<p>Глава 27</p>

Когда Талия вышла из церкви, на ее золотом обручальном кольце отражались яркие лучи солнечного света. Держа в одной руке свадебный букет, она взглянула на красивое кольцо на левой руке, с трудом веря в то, что только обменялась брачными обещаниями с мужчиной своей мечты. Как ей посчастливилось не только найти мужа, но и полюбить его всей душой?!

Йен стал для нее необходим, как воздух. Сильная рука обхватила Талию за пояс, и девушка с восторгом посмотрела в темные глаза мужа, на его словно точеное, красивое лицо, покрытое бронзовым загаром.

– Скажи мне, что я не сплю, – пролепетала она, нежно касаясь рукой его гладкой, выбритой щеки. – Я никогда не думала, что могу ощущать такое спокойствие и умиротворение, какое чувствую теперь. Йен, все это только благодаря тебе! Благодаря тебе мое будущее наполнено любовью, а не горечью!

Йен взглянул на Талию. Никогда раньше он не видел, чтобы девушка так трепетала от волнения и светилась радостью. От легкого ветерка ее сверкающие золотисто-каштановые волосы развевались по плечам, она выглядела потрясающе в своем дорожном платье, которое Йен купил рано утром, перед брачной церемонией. Нежно-голубая материя бархатного платья подчеркивала идеальную форму ее груди и узкую, гибкую талию. Фасон платья не совсем соответствовал брачной церемонии, но зато прекрасно подходил для морского путешествия.

На губах Йена появилась озабоченная улыбка. Талия пока еще не догадывается, на каком корабле ей вскорости придется плыть. Она опять рассказала ему о своем ужасном путешествии, не зная, что на этот раз путешествие будет проходить на превосходном судне, со всеми удобствами. Он сделал все, чтобы Талию больше никогда не страшили морские поездки!

– Дорогая, все это происходит наяву, – сказал Йен, обнимая ладонями ее лицо. – И скоро, я надеюсь, все твои мечты станут явью. Как только Вайда будет с тобой, у тебя никогда больше не появится повода для волнений. Все в твоей жизни пойдет хорошо, а я намерен позаботиться, чтобы так и было на многие годы.

Талия печально опустила глаза.

– Да, я на время забыла о судьбе своей сестры, – она вздохнула и с тревогой посмотрела на Йена. – Но у меня такое предчувствие, Йен, что мы застанем Вайду целой и невредимой. Ведь это правда, не так ли? У Пола не было времени, чтобы послать к ней своих людей и убить ее?

– Дорогая, мне придется открыть тебе правду, – сказал Йен, опасаясь, что если он не сделает этого и они прибудут в Англию позже другого корабля с одним из людей Пола на борту, может оказаться слишком поздно, чтобы что-то изменить – Ты должна быть готова ко всему, что мы можем увидеть в Англии. Пол – злой, мстительный человек. У него было достаточно времени совершить все что угодно для своего удовольствия. Я только жалею, что раньше не знал о Вайде. Я бы остановил этого негодяя. Но раз уж так получилось…

– Ты хочешь сказать, если бы я с самого начала была откровенна с тобой, – пробормотала она, бледнея и отводя глаза от мужа, – если с Вайдой что-то случится, это будет только моя вина? Только моя?

– Проклятие, – хмуро буркнул Йен, – я разошелся и испортил нам праздничный день, опять посеяв сомнения в твоей душе! О чем я только думал?

Талия чувствовала себя так, будто только она одна бросала тень отчаяния и уныния на этот великолепный день, когда они с Йеном обменялись брачными клятвами.

– Йен, сегодня все так удивительно! – сказала она, пытаясь казаться беззаботной и веселой.

К ним навстречу из церкви вышли Хонора и Донна. Беркут шел между двумя женщинами. За несколько часов до свадьбы Йен с большим трудом уговорил его надеть костюм, и теперь Беркут, казалось, был совершенно ошарашен своим собственным видом.

– Интересно, кто же следующий? – спросила Талия и, подняв в воздух свой свадебный букет, помахала им. Глаза девушки светились радостью, когда она посмотрела на Хонору. Их взгляды встретились. Хонора была сказочно красива в белом шелковом платье, с глубоким вырезом и длинными пышными рукавами, которые скрывали шрамы, следы ее недавних мучений. В черные волосы была воткнута розовая роза, почти такая красивая, как и Хонора.

– Хонора, – сказала, посмеиваясь, Талия, – это будешь ты?

Хонора покрылась румянцем. Ей были непривычны эти странные обычаи белых людей, она не привыкла носить такую великолепную одежду или стоять в церкви и слушать, как священник произносит слова, которые делают мужчину и женщину мужем и женой.

Но она точно знала, что еще не так давно сама поняла, что такое счастье, и мечтала о том, чтобы быть такой же счастливой, какой сегодня была Талия.

Воспоминания о Ридже Вагнере разрывали ей сердце. Недолго длилось ее счастье с ним, а потом он перестал любить ее. Никогда больше она не сделает такой ошибки, не полюбит мужчину.

– Никогда! Хонора живет только во имя счастья своих людей!

Ресницы Талии задрожали, но потом она поняла, что толкнуло Хонору на ненависть к мужчинам. Всему причиной стала любовь и потеря. И Хонора решила для себя больше никогда не любить мужчину – так велико было ее разочарование в Ридже Вагнере. Вместо этого она будет предана своим людям.

Талии хотелось осмыслить эту беззаветную верность. Она видела, как предан Йен аборигенам, хотя у него белый цвет кожи. Чтобы получить признание темнокожих людей, душа должна быть такой же глубокой, как и у них!

– И тем не менее, этот букет я отдаю тебе! – сказала Талия, бросая Хоноре цветы. Она рассмеялась, когда Хонора поймала цветы и, улыбаясь, посмотрела на них. Она совершенно не понимала, что означает то, что она поймала их. Во время брачной церемонии Хонора стояла озадаченная и удивленная всем, что видела. Ведь сегодня впервые она была в церкви и, больше того, стала свидетельницей бракосочетания белокожей пары!

Талия, вырвавшись от Йена, подошла к Хоноре и крепко обняла ее.

– Я буду скучать по тебе во время нашего долгого путешествия в Англию, – пролепетала она. – Пожалуйста, береги себя, пока меня здесь не будет!

Хонора выскользнула из объятий Талии.

– В это время я буду трудиться для своих людей, – гордо сказала она. – Теперь, когда самые злые из бушрейнджеров мертвы, мы можем жить в мире и братстве!

К Хоноре подошел Беркут. – Дочь моя, – сказал он, кладя ей на плечо руку. – Ты уже достаточно пожертвовала для нашего народа.

– Жертв Хоноры никогда не будет достаточно для аборигенов, – воскликнула она, бросаясь в объятия Беркута. Она крепко обняла его. – Наш народ слишком много и слишком долго страдал!

– Теперь он счастлив, – сказал Беркут, отходя от своей дочери. Хонора еще мгновение смотрела на отца, затем повернулась к Талии. – Я надеюсь, ты найдешь свою сестру живой и невредимой, – тихо сказала она.

– Я тоже, – чувствуя, как слезы начинают душить ее, прошептала Талия. – Я тоже!

Она обрадовалась, когда Йен обнял ее, и улыбнулась Донне, которая подошла к ним в строгого вида черном платье и шляпке с вуалью, скрывающей глаза.

– Моя дорогая Талия, похоже, у нас до сих пор не появилось возможности лучше узнать друг друга, – сказала Донна, переводя взгляд с Талии на Йена, потом опять на Талию. – Йену удалось купить билет на корабль, плывущий в Америку, на сегодняшнее утро, и очень скоро я вернусь туда, откуда я родом. – Она с печалью в глазах оглянулась, через плечо взглянула на Аделаиду, потом туда, где за городом вдали виднелись очертания гор. – Я никогда по-настоящему не чувствовала себя здесь, как дома. Мне вообще не следовало приезжать сюда.

Она опять посмотрела на Талию.

– Но для тебя здесь все сложится иначе, – сказала она хрипловатым от волнения голосом. – У тебя есть преимущество, которого никогда не было у меня. С тобой рядом сильный человек. – Она опустила глаза. – Когда-то мой последний муж был таким же сильным, как Йен, но после сердечного приступа ослабело не только его тело, но и его рассудок.

– Мама, что толку жалеть о прошлом, – искренне сказал Йен, подойдя к Донне и обняв ее за плечи, – как только ты опять окажешься в Америке со всеми своими старыми друзьями и моими тетками и дядьками, которые так любят тебя, ты позабудешь все печали, которые принесло тебе замужество и этот… этот…

Донна протянула руку к губам Йена:

– Ш-ш-ш, – мягко сказала она. – Не говори слова, о которых потом пожалеешь! Достаточно того, что я знаю, как ты относишься к своему отчиму! Прошу тебя, не говори об этом вслух!

Донна взяла Йена под руку и посмотрела в сторону кораблей, пришвартованных в порту, как раз напротив улицы, где располагалась церковь. В это время один из кораблей привлек внимание Талии своей необычностью. Его труба была выше и больше других, и девушке еще никогда прежде не приходилось видеть такое величественное океанское судно. В сравнении с тем кораблем, на котором она приплыла из Англии, это судно казалось настоящим воплощением роскоши, предназначенным для перевозки богачей. Оно было снабжено всей необходимой современной оснасткой, у него была просторная палуба, все стойки и перила сделаны из красного дерева и, казалось, светились под яркими лучами солнца. В этот ранний час, когда солнце освещало корабль золотисто-красным сиянием, он весь буквально переливался.

Талия изучала этот корабль, на палубах которого работали люди. У пирса, где он был пришвартован, вода была бурной и неспокойной. И люди, грузившие огромные мешки с провизией на борт этого заманчивого судна, спотыкались и толкали друг друга.

И затем Талия глянула на борт корабля, где по выкрашенному белой краской корпусу большими черными буквами было написано имя…

– Талия? – прошептала она, бледнея. – Корабль называется «Талия»?

Теплые чувства охватили ее от сознания того, что где-то мужчина настолько любит женщину, что называет ее именем корабль.

И особенно ее тронуло то, что у судна было такое же имя, как и у нее. Это совпадение заставило Талию почувствовать себя так, будто она имела некое родство с этим кораблем и женщиной, в чью честь он был назван.

Когда Йен повел ее и мать к кораблям в гавани, Талия вернулась из страны грез на землю.

– Мама, нам лучше посадить тебя на твой корабль, – сказал Йен, глядя на «Талию», которую тоже готовили к отправке. Он с трудом мог дождаться этого момента, чтобы увидеть выражение глаз жены, когда проведет ее на борт и скажет, что это судно принадлежит им!

Он скользнул взглядом по имени, написанному на борту, и подумал, осталась ли его жена такой же проницательной, какой зарекомендовала себя, заметила ли она уже надпись.

Даже если и заметила, ей в голову не придет, что это имеет к ней отношение. Она даже не знает, что ей никогда не удастся усмирить полностью его неугомонность!

– Я буду очень скучать по тебе, Йен, – сказала Донна, печально глядя на своего сына. – Я боюсь, что ты больше никогда не приедешь в Америку и мы не встретимся с тобой. Я уверена, что умру прежде, чем еще раз взгляну на тебя…

Йен, отведя радостный взгляд от корабля, преданно посмотрел на мать:

– Уверяю тебя, мама, что мы с Талией приедем в Америку, – сказал он. – Может быть, это будет не в следующем году, но зато, когда мы приедем, то проведем с тобой несколько недель, а, возможно, и все Рождество, когда семья должна собираться вместе!

Талия напряженно слушала, и ее сердце затрепетало от волнения при упоминании о поездке в Америку. Неужели все это могло произойти с ней? Было ли это счастьем перед горем? Рухнет ли это счастье, как только она достигнет берегов Англии и обнаружит, что судьба ее сестры сложилась не лучшим образом?

Крепко зажмурив глаза, Талия попыталась выкинуть такие ужасные мысли из головы, не желая нарушать очарование момента великого счастья.

– Когда ты собираешься отправиться в Англию, сынок, чтобы найти сестру Талии? – спросила Донна, и ее сердце сжалось. Вот она стоит в тени огромного корабля, который отвезет ее домой, и с тоской думает обо всем, что потеряла в Австралии.

Своего любимого мужа… Свой любимый дом… Все, кроме Йена. Слава Богу, что он сохранил ей сына!

– Сегодня! – сказал Йен, пытаясь скрыть радость в голосе, когда еще раз посмотрел в сторону ожидавшего его корабля. – Почти сразу же, как отправится твое судно в Америку, мы сядем на корабль, следующий в Англию.

Он взглянул на Талию.

– А пока мы будем в отъезде, Беркут и мои друзья построят дом для меня и моей жены на тех огромных просторах земли, прилегающих к Мюррею, которые я уже купил. Когда мы вернемся, мы потрясающе заживем вместе.

Донна со слезами на глазах посмотрела на сына. Она подняла вуаль и коснулась губами щеки Йена. Женщина поцеловала его и потом, вырвав из рук Талии, с волнением обняла.

– Сынок мой! Мой сынок, – плакала она. – Пожалуйста, будь осторожен!

– Мама, прошу тебя, не волнуйся, – говорил Йен, нежно поглаживая ее по спине. – Ты знаешь, все будет хорошо! – он склонился над Донной и вытер слезы. – Ты скажи тетушке Розе и дяде Мэтью, что их бродяга-племянник со своей красавицей-женой скоро приедут в Сиэтл, чтобы навестить их. Ты сделаешь это для меня?

– Да, – сказала Донна, всхлипывая.

– Безопасного путешествия, – пробормотала Талия, подойдя к Донне. – Я всегда буду помнить вашу доброту ко мне! – с этими словами девушка обняла Донну. Донна обняла ее в ответ, потом отвернулась от них обоих и с гордо поднятой головой направилась к кораблю, взошла по трапу на борт. Почти сразу, как она ступила на палубу, подняли якорь, ветер наполнил паруса и понес судно прочь от берегов Австралии.

Талия и Йен махали Донне до тех пор, пока могли различать ее фигуру среди других отъезжающих. Потом Йен повернулся к Талии и положил ей руки на пояс.

– Думаю, сейчас самое время найти и наш корабль, пока он не ушел без нас, – говорил он, будучи не в силах потушить радостный блеск в своих глазах. – Моя жена готова к еще одному долгому морскому путешествию?

– Если бы ты не сопровождал меня, я бы скорее ответила «нет» на этот вопрос, – сказала Талия, тяжело вздыхая. – Но рядом с тобой?.. Да, Йен. Я готова! – Потом она нахмурилась. – Но прежде, Йен, мне бы хотелось увидеть одного человека – если у нас есть время.

– Ну? – недовольно произнес Йен. – Я думал, что мы уже со всеми попрощались. И кто этот человек, которого тебе нужно увидеть?

Талия оглянулась и через плечо посмотрела на улицу.

– Дейзи Одам, – сказала она напряженным голосом. – Мне бы хотелось увидеться с Дейзи Одам.

Взгляд Йена помрачнел от воспоминаний о своем последнем визите в «Одам Хауз». Он слишком опоздал тогда, слишком опоздал.


Глава 28

<p>Глава 28</p>

– Дейзи Одам? – спросил Йен. – Почему ты думаешь, что так важно сейчас встретиться с Дейзи Одам?

– Я не могу забыть, какую ошибку она допустила, разрешив мне уехать с Полом Хэтуэем, – сказала Талия, опять взглянув на корабль у причала и вспомнив тот день, когда приехала из Англии, как она была тронута заботой Дейзи и почему. – Она должна знать, что случилось со мной. Это поможет ей впредь быть более осмотрительной.

– И ты намерена рассказать ей об этом именно сейчас? – спросил Йен и, обняв ее за пояс, повел прочь от оживленной пристани.

– Я уверена, что пока мы будем в отъезде, сюда прибудет еще не один корабль, – сказала Талия. – И если то, что я расскажу Дейзи, поможет хоть одной из наивных и невинных женщин, прибывающих сюда с намерением избавиться от лишений и нужды, как это была вынуждена сделать я, то я буду чувствовать себя лучше во время путешествия в Англию.

– Ну что ж, пусть так, – сказал Йен и, наклонившись, поцеловал Талию в щеку. – Мы хотим, чтобы наше путешествие было как можно более беззаботным. И я сделаю все от меня зависящее, чтобы так оно и было.

– Я знаю, ты так и поступишь, – сказала Талия, улыбнувшись ему.

Когда она подошла к двери «Одам Хауз», нервное напряжение еще больше возросло. Последний раз она была здесь в тот день, когда ее познакомили с Полом Хэтуэем, и она ушла с ним. В то время Талия думала, что он осуществит все ее надежды на лучшую жизнь в Австралии. А ее надежды на Йена, как человека, предъявившего на нее права, быстро рухнули.

Если бы она подождала!

– Талия?

Слабый голос, раздавшийся позади нее и Йена, наполнил сердце Талии разного рода воспоминаниями о последнем посещении «Одам Хауз». Эва. Милая, наивная, с уродливым горбом Эва.

– Эва, – сказала Талия, быстро повернувшись. – Как ты поживаешь?

– Просто замечательно, – ответила Эва. Все так же с изуродованной горбом спиной, скрюченная, она стояла позади них с корзиной, наполненной высушенным бельем, которое только что сняла с бельевых веревок на заднем дворе дома. – Дейзи, как всегда, добра ко мне. – Она улыбнулась Йену. – Здравствуй, Йен, – сказала она, смущаясь, и изо всех сил пыталась выпрямить спину. С того самого времени, когда Йен только приехал в Австралию, Эва пылко влюбилась в него.

Потом она перевела взгляд с Йена на Талию, замечая, как необыкновенно счастливы они и как удивительно смотрятся вдвоем. Улыбка Эвы стала еще шире, а глаза еще больше засияли, когда она взглянула на руку Талии и увидела на пальце обручальное кольцо.

– Ну и ну, – вздохнула она, – вы поженились? Вдруг ее улыбка сменилась хмурым выражением лица.

– Хотя что же это я? Прошу прощения! – пробормотала она. – Вы же не можете быть женатыми! Талия замужем за Полом Хэтуэем. Это кольцо Пола Хэтуэя. Извините.

Талия засмеялась.

– Эва, я жена Йена, – сказала она. – И я никогда не выходила замуж за Пола Хэтуэя.

– Что это ты говоришь? – сказала Дейзи, внезапно появившаяся в дверях. Она недоверчивым взглядом уставилась на Талию. – Я правильно услышала, ты никогда не выходила замуж за Пола Хэтуэя?

При взгляде на Дейзи веки Талии задрожали. Ей вспомнился тот день, когда Дейзи приехала на ранчо Пола и Талия была вынуждена лгать ей.

– Дейзи, это все был фарс, – сказала она. – Все было обманом – и мое замужество, и моя роль любящей жены, все до конца – обман. Ко всему этому меня принудил этот… этот злой человек. У него были свои причины поступать так. Дейзи, моя жизнь была отвратительной и несносной! Извините, что не могла рассказать вам правду, не могла довериться в тот день, когда вы приехали на ранчо! Я должна была отлично сыграть свою роль, потому что на карту была поставлена не только моя жизнь!

Бледнея, Дейзи схватилась за горло.

– Бог мой, – слабым голосом произнесла она. – Будь я более осмотрительной в своих чувствах к этому человеку, тогда ничего бы этого с тобой не произошло!

На лице Дейзи тут же появилось глубокое выражение сожаления.

– О, господи, нет! – печально вздохнула она. – Ведь он не… не воспользовался своим положением?

– Нет, – пролепетала Талия. – Он никогда не посягал на меня. Я никогда не интересовала его в этом смысле.

Талия почувствовала на себе взгляд Йена и вдруг поняла, что она никогда не пыталась объяснить ему, почему Пол оставил ее в покое. После того, как они сядут на корабль, во время их путешествия в Англию она расскажет ему все, что упустила с самого начала.

Все.

Дейзи с облегчением вздохнула.

– Где Пол Хэтуэй? – спросила она, теперь адресуя свой вопрос Йену. – Как так случилось, что Талия вышла замуж за тебя, Йен?

Йен с видом собственника обнял Талию за пояс.

– Пол получил по заслугам. Он мертв, – спокойно сказал парень. – Мы с Талией только что поженились. И теперь уезжаем в Англию позаботиться о ее сестре Вайде.

В разговор вступила Талия.

– В оставшееся до путешествия время я хотела увидеться с вами и предупредить, чтобы вы были осторожнее с такими людьми, как Пол Хэтуэй, – хмуро сказала она. – Прошу вас, проверяйте ваших клиентов на благонадежность с большим вниманием, Дейзи. Жизнь, которую я вела, пока Йен не спас меня, была настоящим адом! Никого не должно постигнуть то, что была вынуждена перенести я.

– Я всегда старалась сделать как лучше, – мягко сказала Дейзи. – Но впредь я буду стараться даже с большей силой и осторожностью.

– Спасибо вам, – сказала Талия, потом повернулась к Эве. – Эва, когда мы с Йеном вернемся из Англии, мне бы хотелось, чтобы ты перешла к нам жить. Тебе так понравится жить на нашей ферме, где будет столько овец, что, сколько ни старайся, у тебя терпения не хватит всех пересчитать.

Талия смахнула слезу при виде того, как Эва застенчиво потупилась, а потом с признательностью посмотрела на подругу.

– Прошу тебя, Эва. Нам так хочется, чтобы ты жила с нами, – повторила девушка, желая сказать Эве, что живя с ними, она будет находиться вдали от города и от язвительных насмешек пьяных идиотов.

Но Эва поняла это и без объяснений. Живя на ферме и не слыша ни брани, ни оскорблений, она сможет, наконец, почувствовать себя человеческим существом, человеком, у которого есть своя душа. Эва залилась слезами, которые копились у нее в душе целую вечность – слезами радости!

– Я с удовольствием поеду и буду жить с вами! – сказала Эва, ставя корзину с бельем на землю. Она вытерла глаза и нос тыльной стороной ладони. – Я буду стирать и гладить вам белье. Я буду готовить. Вы сами увидите и никогда не пожалеете, что пригласили меня к себе!

Талия рассмеялась и крепко обняла Эву.

– Дорогая моя, ты не нужна мне как служанка, – мягко произнесла она. – Мне вообще не нужна служанка. Я хочу всю домашнюю работу делать сама. Мне нравится видеть результаты своей работы так же, как и мужчинам доставляет удовольствие видеть результаты своего труда. Но если ты захочешь работать вместе со мной, я не буду возражать против этого.

Эва взволнованно кивнула головой.

– Я буду делать все, что ты скажешь, – сказала она, выскальзывая из ласковых объятий Талии и оборачиваясь к Дейзи. – Мэм, я могу пойти?

Дейзи от удивления открыла рот, тронутая тем, что Эва спрашивает ее разрешения.

– Моя дорогая, я бы никогда не стала удерживать тебя от того, что, я думаю, будет самым лучшим из всего, что когда-либо с тобой происходило, – дрогнувшим голосом сказала она. И через плечо Эвы взглянула на Талию и Йена. – Спасибо вам, – благодарным шепотом изрекла она так, чтобы Эва не могла услышать. – Спасибо.

Сдержав слезы, не желая плакать и ходить с красным и взволнованным лицом, когда в любую минуту ей придется сесть на корабль, Талия кашлянула в ладонь и взяла Йена под руку.

– Думаю, теперь мы обо всем позаботились, Йен, – сказала она, гордо поднимая голову. – Я готова сесть на корабль.

– Пусть Бог будет с вами всегда, – махая им на прощание, сказала Дейзи.

Сияя от радости, Эва тоже помахала им. Йен с Талией попрощались и направились на причал. Йен усмехнулся, беря Талию под руку.

– Мне кажется, тебе лучше приготовиться к обещанному тебе сюрпризу, – сказал он, проталкиваясь вместе с Талией сквозь оживленную толпу, смотрящую на мужчин, суетливо загружающих «Талию» мешками и коробками.

Глаза Талии широко раскрылись.

– Сюрприз? – переспросила она веселым голосом. – Йен, какой сюрприз?

– Посмотри вон туда, – сказал Йен, указывая рукой в сторону корабля. – Тебе он нравится?

Теперь в тени огромного судна, которым она еще недавно так восхищалась, Талия остановилась и опять взглянула на название корабля. Она улыбнулась.

– Вон тот? – сказала она, пожимая плечами. – Разве это не мило? Какой-то мужчина настолько любит женщину, что ее именем называет этот великолепный корабль.

Йен опять усмехнулся и повел ее к трапу.

– Не просто какой-то мужчина и не просто какая-то женщина. Дорогая, этот мужчина – я, а женщина – ты. Я назвал корабль именем «Талия». Я надеюсь, ты одобряешь?

Талия, от неожиданности споткнувшись, остановилась и, изумленно открыв рот, еще раз посмотрела на имя, написанное на борту корабля, потом быстро перевела взгляд на Йена.

– Что? – выпалила она. – Этот корабль твой? Как, Йен? Как это может быть?

Йен пожал плечами.

– Я подумал, что настало время истратить немного денег из моего наследства, – сказал он, подталкивая Талию вверх по трапу, чтобы взойти на палубу. – Это один из того множества кораблей, которые я приобрел. Теперь у меня есть собственная флотилия. Мои суда позволят тем, кто курсирует между Англией и Австралией избегать трудности и лишения во время плавания, каким подвергалась ты, добираясь сюда.

– Бог мой! – сказала Талия. Она остановилась и, зардевшись от радостного возбуждения, оглянулась вокруг. Все было новым. Все было удивительным! Палуба белела. Отделка из меди и латуни, изобилующая повсюду, сверкала огнем от отражавшегося в металле солнца. Только что поднятые паруса напоминали белоснежные лебединые крылья.

Внушительного вида мужчина в голубой форме, сверкающей галунами и аксельбантами, с распростертыми объятиями шагнул им навстречу.

– Добрый день, сэр, – сказал Виктор Коннорз. Его редкие усики были такие же седые, как и пышная шевелюра волос. – А это ваша жена, миссис Талия?

Талия улыбнулась этому человеку, который смотрел на нее с высоты своего, даже еще более высокого, чем у Йена роста, и увидела одобрение в его голубых глазах. Она подала ему руку.

– Да, я Талия, – сказала она застенчиво. – Я жена Йена.

Виктор взял руку Талии и поднес к губам, учтиво целуя ее.

– Очень рад знакомству с вами, мэм, – сказал он, неохотно выпуская руку Талии.

Потом откашлялся и сосредоточил внимание на Йене.

– Уверен, что ваши каюты обустроены достаточно уютно. Если нет, прошу вас, не мешкая, послать за мной, – вкрадчивым голосом сказал он. Его усы задрожали и он весело и немного дерзко улыбнулся Талии.

– Шампанское в каюте. Э-э-э-э… одеяло с отвернутым уголком на кровати.

Йен обнял Талию за пояс и повел ее прочь от Виктора.

– Премного благодарен, приятель, – через плечо сказал он. – И сомневаюсь, что у меня появится необходимость видеть тебя сегодня, уверен, что ты не понадобишься мне, по крайней мере, до завтрака.

– Хорошо, сэр, – сказал Виктор, слегка помахав рукой. – Ужин будет послан вам, но не пугайтесь – вас не побеспокоят. Еду поставят как раз у двери, юнга постучит и уйдет.

– Спасибо, приятель, – сказал Йен, потом наклонился ниже и заглянул в лицо Талии. – Ну, так что ты думаешь о моем сюрпризе?

– Да, ты искусный обманщик, – сказала она и медленно улыбнулась Йену.

– Я? – удивленно подняв брови, спросил Йен. – Ты назвала меня искусным обманщиком? Вспомни, сколько ты притворялась женой этого негодяя! Ты прекрасно сыграла свою роль, милая!

– У меня не было выбора, – сказала Талия. – И тебе известно, почему я это делала.

– Да, знаю, – ответил Йен, подводя ее к бортику.

Подняли якорь, и корабль тронулся с места, паруса над головой расправились, ловя ветер.

Талия, вцепившись в бортик, с волнением наблюдала, как берега Австралии медленно исчезали вдали.

– Этот корабль «Талия» гораздо лучше любого среднего морского судна, – хвастался Йен, прижимая к себе Талию. – Большинство кораблей построено только для перевозки груза, а пассажиры ютятся на временно сколоченных койках в трюмах. Мой корабль пассажирский, с хорошими каютами. В них так же есть вентиляторы с вращающимися лопастями, которые обеспечивают пассажирам постоянный приток свежего воздуха…

Талия вполуха слушала Йена. В мыслях она вернулась к их добродушному подшучиванию по поводу того, кто же, действительно, более искусный обманщик. Это напомнило ей, что она должна рассказать Йену о Поле и почему Пол никогда не предъявлял ей сексуальных претензий.

В полной решимости рассказать ему прямо сейчас, Талия повернулась к Йену, но ее взгляд привлекла к себе вода и опасность, таившаяся в ней теперь, когда они уже очень далеко отплыли от Аделаиды. Казалось, рулевой повел корабль по неправильному курсу, и теперь они находились в угрожающей близости от кораллового рифа.

– Йен, – испуганно вскрикнула Талия, показывая рукой. – Бог мой, посмотри! Мы можем перевернуться!


Глава 29

<p>Глава 29</p>

Когда корабль стал медленно проходить мимо кораллового рифа, Талия бросилась к Йену и крепко вцепилась в его руку.

– Йен! Корабль в любой момент может налететь на риф! – испуганно воскликнула она. – Нас может выбросить за борт! Мне никогда не забыть того дня, когда я упала в воду… Акула! Господи, здесь даже больше акул, чем в порту Аделаиды!

Лихорадочно оглянувшись вокруг, Талия с изумлением обнаружила, что никого, кроме нее, не пугает опасность. Команда занималась своими делами. Люди на верхней палубе вместо того, чтобы кричать от страха, с интересом рассматривали красивые кораллы.

– Дорогая, любой, увидя тебя, скажет, что ты никогда не плавала на океанском судне, – улыбнувшись произнес Йен, прижимая к себе Талию. – Успокойся. Неужели ты думаешь, что я нанял такого капитана и рулевого, которые в первое же плавание угробят меня на моем новом корабле?

– Я так не думаю… – мягко ответила девушка – Но, Йен, я ни в чем не могу быть уверена в этой жизни и особенно я не верю незнакомым людям, которым, как тебе кажется, можно доверять. Например, Пол Хэтуэй. Разве не был он незнакомым человеком, к которому я прониклась доверием?

– Милая, в морских делах существует множество проверок на надежность и опытность, которым владелец судна подвергает моряков, прежде чем подобрать команду, – сказал Йен, глядя в глаза Талии. – Человек, у которого я приобрел флотилию, подбирал моряков только с самыми лучшими рекомендациями. Я оставил эту команду у себя, доверяя его опыту – ведь он на море провел большую часть своей жизни… Ну же, дорогая, у нас медовый месяц! Улыбнись мне хоть немного!

Девушка глубоко вздохнула. Взглянув на Йена, она увидела странный свет, который излучали его глаза, и поняла, что это значит – он хочет ее прямо сейчас! Талия вдруг ощутила, как желание начало подниматься в ее душе, расцветая какими-то удивительно нежными и теплыми чувствами.

– Ты хочешь, чтобы я улыбнулась? – кокетливо проворковала она и, протянув руку, провела пальчиком по подбородку мужа. – Думаю, я смогу это сделать, дорогой. А стоит тебе только попросить, и я смогу пообещать тебе даже больше, чем просто улыбка!

– Здесь? Чтобы все видели?! – озорно спросил Йен, – Неужели брак превратил тебя в этакую бесстыжую и дерзкую девчонку?

– Конечно же не здесь! – покраснев, ответила Талия.

– Значит, ты желаешь уединиться в нашей каюте? – прошептал Йен, мягко касаясь губами ее губ и, негромко усмехнувшись, продолжил: – Может быть, хочешь выпить немного шампанского, чтобы успокоить нервы или… охладить свой пыл?

Ощущая губы Йена так близко и чувствуя тепло его дыхания, девушка с трудом могла сдерживать неистовые удары своего сердца. Тяжело дыша, она повернулась лицом к борту и вновь начала наблюдать за рифом, мимо которого медленно проплывал их корабль.

– Потрясающее зрелище, не правда ли? – произнес Йен, нежно касаясь пальцами шеи Талии. Лаская ее, он всегда невероятно возбуждался! Рядом с ней парня охватывало чувство, похожее на пожар. Это путешествие должно было стать для них сказкой! Каждое утро они будут вместе просыпаться и каждый вечер уходить в свою каюту, чтобы заниматься любовью… Желание Йена обладать Талией было просто неутолимо. Он никогда не охладеет к ней, никогда!

– Это было бы чудесно, – со вздохом сказала девушка, глядя на риф, – если не думать о том, сколько могло быть загублено из-за этой красоты.

И все-таки она не могла не восхищаться этим местом.

Сросшиеся маленькие кораллы были похожи на подкову. Риф венчал сверкающий на солнце белый песчаный островок, покрытый жесткой травой и большими белыми кустами, похожими на капусту. Повсюду были видны стволы мертвых деревьев, с корнем выкорчеванные шквальным ветром и неистовыми волнами. Но даже это унылое зрелище не могло омрачить великолепие раннего утра.

Птица-перевозчик своими перепончатыми лапками оставила на песке изящные узоры. Морская птица олуна, разомлевшая на солнце, лениво прохаживалась у кромки воды.

Но вот судно миновало риф. Йен обнял Талию, и они прошлись по оживленной палубе. Здесь мужчины играли в карты, а женщины болтали и сплетничали.

Девушка молча восхищалась кораблем – балюстрадами из тикового дерева, перилами, отделанными медью, эмблемой, украшавшей корму. Такая красота могла привести в восторг любого человека!

Когда они покинули верхнюю палубу и спустились вниз в каюту, у Талии захватило дух.

– О, боже! – восхищенно прошептала девушка, увидев богатое убранство комнаты.

На стенах в канделябрах мерцали свечи, отбрасывая мягкий золотистый свет на плюшевый гарнитур, состоящий из дивана и пары кресел. Рядом стоял буфет из тикового дерева, чуть дальше – стол, а на противоположной стене, в великолепных резных рамах, висели два огромных зеркала. В дальнем конце комнаты стояла роскошная кровать. Кокетливо отогнутый уголок покрывала из дорогого вельвета как бы приглашал прилечь, открывая две белоснежные атласные подушки с кружевной бахромой по краям. На ночном столике рядом с кроватью молодоженов в ведерке со льдом стояла бутылка шампанского и два высоких бокала.

– Такое я бы еще могла ожидать в номере лондонской гостиницы, но на корабле – никогда! – произнесла Талия, приходя в благоговейный трепет от увиденного. – Конечно же, не все каюты настолько шикарны на этом судне. Эта – твоя личная, как владельца корабля?

– Ошибаешься! – сказал Йен и, неожиданно подхватив девушку на руки, понес ее к кровати. – Это наша каюта. Дорогая, мы здесь можем делать все, что заблагорассудится, и все это, черт возьми, законно!

Обняв Йена, Талия прильнула губами к его губам и подарила ему долгий сладостный поцелуй. Девушка не знала, как оказалась на кровати. Охваченная желанием, когда руки Йена начали быстро раздевать ее, Талия почувствовала легкое головокружение. Ощутив, как его ладони ласкают ее грудь, Талия застонала.

– Йен, любовь моя! – прошептала Талия взволнованно и провела рукой по его лицу, – пожалуйста, разденься! Я хочу видеть тебя… всего… любимый..!

Мужчина встал с кровати. Его черные, как уголь, глаза излучали страсть и желание. Талия, тяжело дыша, наблюдала, как он раздевается, затем сама начала поспешно снимать одежду.

Когда мужчина разделся и направился к постели, его мускулы ожили и заиграли, приводя девушку в безумный восторг. Он приблизился, и Талия, видя его обнаженное тело, пришла в" неописуемый трепет, – его широкие плечи, крепкие ягодицы, сильные жилистые руки, мускулистая грудь, покрытая бронзовым загаром; и этот мужчина – ее муж! Но все же лицо девушки покрылось стыдливым румянцем, когда она решилась посмотреть на самую интимную часть его тела. Через мгновение желание наполняло все существо Талии, и она соблазнительно поманила Йена рукой. Мужчина лег рядом, и они утонули в страстных ласках!

Девушка покрывала поцелуями каждый дюйм его тела и он, закрыв глаза, стонал, чувствуя, как переполняется той сладостной истомой, прекраснее которой нет на свете…

Огонь ее губ вызывал в нем дрожь безудержного желания!

Ощущение конца было слишком близко, Йен открыл глаза и положил Талию на спину. При взгляде на женщину, которую он называет теперь своей женой, его сердце так сильно забилось, что кровь вскипела: ее великолепные груди, узкая талия, стройные ножки, – каждый изгиб ее тела манил с непреодолимой силой! Ее тело, казалось, светится изнутри!

– Никогда еще я не видел тебя такой прекрасной! – произнес Йен.

Его сердце, казалось, таяло, когда он смотрел на ее влажные страстные губы, а глаза горели от вида ее обнаженного тела.

– Талия, я так счастлив, что ты со мной! Никогда я не смог бы найти красивее тебя!

Талия задрожала, когда руки Йена прикоснулись к самым чувственным местам ее тела и начали ласкать их умелыми движениями, разжигая в ней желание. Девушка поднесла пальчик к губам мужчины и застонала в необычайной истоме, когда Йен втянул его ртом и начал облизывать кончиком языка.

– Ты сводишь меня с ума!… – выдохнула Талия, когда руки Йена скользнули к таинственному треугольнику золотистых завитков.

Девушка закрыла глаза, упиваясь нежными поцелуями любимого. Он целовал ее лицо, грудь, затем все ниже… ниже… Дыхание Талии стало прерывистым, когда кончик его языка коснулся ее самого чувственного места, доводя девушку до исступления, до блаженной радости! Она застонала и страстное желание мощной волной охватило Талию. Их чувства устремились навстречу таинственному моменту сладостного освобождения! Девушка ощутила тело Йена на себе. Резким движением бедер мужчина ворвался в нее, и горячее облегчение слилось со страстью, пронзившей его. Из горла Йена вырвался приглушенный гортанный крик. Продолжая опускаться в глубины ее тайны, он губами отыскал губы Талии, и девушка пылко ответила ему. Ее руки вплелись в волосы Йена, еще крепче соединяя их уста. Страстная любовь мужчины и женщины увлекла их к вершинам экстаза. Ощущение блаженной невесомости вызывало сладостные и удивительные переживания. Йен еще ближе прижал к себе Талию. Вначале неторопливые, а потом все более настойчивые движения приближали его к мгновениям блаженства. Невероятный поток чувств захватил мужчину. Прерывисто дыша, он шептал имя Талии, когда горячая волна окатила его тело! И вот они замерли.

Йен положил голову на грудь Талии, а она нежно гладила его волосы, все еще ощущая трепет от только что испытанного восторга.

– Я так люблю тебя, – произнесла девушка.

Йен снова провел рукой по ее телу, потом сел на край кровати и, взяв со стола бутылку шампанского, открыл ее. Он наполнил бокал и протянул Талии. Девушка села, взяла бокал и подождала, пока Йен сядет рядом с ней. Парень залюбовался своей женой: ее глаза блестели, лицо раскраснелось, а длинные волосы рассыпались но обнаженным плечам и груди.

Талия негромко рассмеялась и чокнулись с Йеном.

– Теперь пришло время сказать тост, – произнес Йен, поймав взгляд девушки, – за что ты хочешь выпить, любовь моя?

Талия стала задумчивой, потом улыбнулась, глядя на него, и, подняв бокал, произнесла:

– За будущие такие прекрасные мгновения!

В душе мужчины вновь вспыхнул огонь страсти, когда он увидел, как девушка медленно водит языком по кромке бокала. Его глаза блеснули, в паху возникло напряжение. В эту минуту она была чертовски соблазнительной! Йену пришлось собрать все свои силы, чтобы не отбросить в сторону бокал и не схватить ее опять, поддавшись безумному желанию заняться с ней любовью. Он нервно откашлялся, заставил себя оторвать от Талии взгляд, потом вздохнул и улыбнувшись, произнес:

– Чтобы в будущем мне не свихнуться, когда ты будешь со мной рядом! Ты сводишь меня с ума, любимая. Просто сводишь меня с ума!

– Надеюсь, я не утрачу этой способности, даже когда стану старой и седой, – усмехнулась Талия, чуть пригубив шампанское и весело наблюдал, как Йен одним глотком осушил бокал. Потом она растянулась на кровати, демонстрируя свои прелести.

– Йен, я все еще хочу играть, – произнесла девушка, обиженно выпятив нижнюю губку. Она ноготками провела по животу мужа и пришла в возбуждение при виде его нетерпеливо восставшей плоти.

– Тебе хочется играть, да? – спросил мужчина.

Взяв бутылку шампанского, он сел на Талию и зажал ее тело между колен. Глаза Йена весело сверкнули, и он опрокинул бутылку над грудью девушки.

– Что… что ты… делаешь?! – удивленно воскликнула она, наблюдая, как золотистое шампанское искристой шипящей струйкой льется ей на сосок.

– Ты же сказала, что тебе хочется играть! – дразня Талию, произнес Йен и выплеснул янтарную жидкость на другую грудь. – Дорогая, я знаю самую удивительную игру из всех существующих!

Девушку вдруг охватила волнующая дрожь. Она наслаждалась удивительными ощущениями от прикосновения к ее разгоряченной плоти холодных капель шампанского.

– И как называется эта игра? – спросила Талия, хватая ртом воздух и, чувствуя, что ее тело объял восторг возбуждения. Струйки шампанского продолжали растекаться все ниже, скользя по животу, блуждая в завитках золотистых волос, искрящимися ручейками бежали вниз.

Талия негромко вскрикнула и зажмурилась, когда шипящая прохладная жидкость достигла заветного места. Она застонала, задрожав в предвкушении сладостного наслаждения.

Йен поставил бутылку на стол и нагнулся – над девушкой. Он легко провел языком сначала по ее груди, а потом дальше по влажным пузырящимся тропинкам, оставленным шампанским на нежной коже Талии. Девушка вплела пальцы в волосы Йена и приблизила его губы к самому чувственному месту. Ее дыхание участилось. Через мгновение мужчина обнял девушку, и она с радостью приняла его в себя.

Как в тумане она слышала свои стоны и различала движения бедер, поднимающихся навстречу ровным ударам Йена. Вихрь чувств и переживаний охватил их.

После того, как все закончилось, они лежали друг подле друга и слушали шум океана. Поскрипывали мачты, и волны бились о борт корабля.

– Ты еще никогда не испытывала ничего подобного? – спросил Йен, нарушая тишину, – мы еще раз повторим это, милая.

– Я еще никогда не ощущала такого покоя! – улыбнувшись, ответила Талия и прильнула к сильному мускулистому телу мужа, – и потому чувствую себя такой виноватой…

Йен отодвинулся от жены и хриплым глухим голосом произнес:

– Не надо! Никогда не вини себя за то, что наконец-то обрела в жизни!

– Но моя сестра… – печально произнесла Талия.

– Ты сделала для нее все, что было в твоих силах, – ответил Йен. – Никто не сделал бы большего. Черт возьми! Талия, прекрати винить себя! Смерть твоих родителей не означает, что ты должна переложить их бремя на свои плечи. Твои мать и отец не захотели бы этого. Тебе нужно принять жизнь такой, какова она есть на самом деле, со всеми несчастьями и радостями, которые она тебе предлагает.

Девушка подняла голову, и их взгляды встретились.

– Прими то счастье, что предлагаю тебе я, – улыбнулся Йен, – дорогая, давай условимся, чтобы между нами больше не было секретов. Наш брак будет так же свободен от тайн, как и наша страсть.

Талия устремилась в объятия мужа и умиротворенно прижалась к нему.

– Ты сделал меня такой счастливой! – вздохнула она, – да, мы всегда будем искренними. Прости, что я так долго была вынуждена лгать тебе… Никогда не скажу тебе больше ни слова лжи!

Внезапно девушка осознала, что настало время рассказать ему всю правду. Ведь она решила сделать это, как только представится возможность. Она расскажет правду о Поле! Талия освободилась от объятий Йена и серьезно посмотрела на него. С губ уже готово было сорваться признание, но неожиданный стук в дверь прервал ее.

– Сэр, я оставил еду у порога, – послышался из-за двери голос юнги, – приятного аппетита, сэр. Вам и вашей жене пища понравится.

Йен поднялся и взял брошенные на пол брюки. Талия натянула одеяло до самого подбородка. Мужчина подошел к двери и, открыв ее, взял поднос, накрытый серебряной крышкой. Затем он закрыл дверь и вернулся к жене.

Комнату наполнили пьянящие ароматы, и девушка почувствовала, что очень хочет есть. Когда Йен поставил поднос на ночной столик рядом с кроватью и снял крышку, Талия жадно уставилась на еду. У нее потекли слюнки при виде этих блюд!

– Кок приготовил нам такие яства, попробовав которые один раз, ты уже никогда не забудешь, – сказал Йен, подойдя к буфету и, взяв тарелки, вернулся назад. – Итак, милая, какое из блюд ты предпочтешь отведать первым? Здесь есть мясо черепахи, рыба, свинина, цыпленок, индюшатина и голубиное мясо. Все это было обжарено и промариновано в пряном вине. К мясу добавлены капуста, анчоусы, манго, лук, оливки, виноград, яблоки и другие овощи и фрукты, которые коку удалось доставить на корабль, чтобы готовить вкусную пищу.

Йен подал Талии блюдо и серебряный прибор.

– Приступай, – сказал он, улыбнувшись, – ты выглядишь такой голодной, впрочем и я!

Он наклонился и поцеловал жену в лоб.

– Я всегда такой после занятий любовью, – мягко произнес мужчина. – Милая, тебе, может быть, придется отвечать за то, что твой муж станет толстым и ленивым.

– Никогда! – сказала Талия и, окинув взглядом его великолепные формы, нежно хлопнула мужа по щеке. – Но если это и случится, я буду любить тебя даже тогда! – и ее глаза радостно засверкали, – конечно же, если ты позволишь мне стать такой же толстой и ленивой, как ты.

– О, небеса, простите меня! – рассмеялся Йен, быстро вскакивая на ноги. Взяв тарелку Талии, чтобы наполнить ее, он вдруг остановился и внимательно посмотрел на жену. Парень вспомнил, что перед тем, как в дверь постучал юнга, она, похоже, была готова сказать ему что-то очень важное.

– Почему ты так странно смотришь на меня? – спросила Талия и вилка с куском жареной индейки застыла у нее в руке.

– Помнишь, несколько минут назад ты собиралась сказать мне что-то? – спросил Йен, наливая в бокалы шампанское. – Что? Наш разговор пробудил в твоей памяти то, о чем мы еще не говорили?

– Да, – ответила девушка, положив вилку, – я хотела рассказать о Поле Хэтуэйе… Это то, о чем я не решалась рассказать тебе раньше.

Казалось, на лицо Йена легла тень. Он поднял свой бокал и начал вращать его между пальцами, глядя на искристое шампанское.

– И что же это? – настороженно спросил он. И почувствовал, как сердце забилось чаще. Конечно же, эта новость не может быть хорошей, потому что все связанное с Полом Хэтуэйем – ужасно.

– Йен, ты помнишь, я говорила, что Пол никогда не требовал от меня близости? – спросила Талия и отодвинула тарелку. Затем она подошла к мужу и, встав перед ним на колени, положила ладони ему на грудь.

Йен посмотрел на Талию, и что-то похожее на боль появилось в глубине его глаз.

– Ты намерена рассказать, как он, в конце концов, затащил тебя в постель? – натянутым голосом спросил парень.

Вопрос мужа ошарашил Талию – никогда она не дала бы ему ни единого повода для такого обвинения!

– Господи, нет! – выпалила она, в отчаянии глядя на Йена, – нет-нет, наоборот! Это как раз то, о чем говорила Дейзи. Пол никогда не прикасался ко мне. Он никогда не хотел меня! Он… не мог!

Йен озадаченно посмотрел на Талию.

– Не мог?! Что ты хочешь этим сказать? – недоверчиво спросил он. – Бог мой! Какой мужчина может на тебя смотреть и не желать тебя?!

– Мужчина, который не может желать женщину, – произнесла Талия, – Пол был импотентом! Кроме взаимной ненависти между нами ничего не было.

– Он импотент?! – изумленно воскликнул Йен. Эти слова, как вздох, сорвались с его губ. Он поставил бокал и рассмеялся так громко, что Талия немного растерялась, а через минуту уже смеялась вместе с ним.

– Импотент! – закатываясь смехом, повторял Йен до тех пор, пока из его глаз не полились слезы. – Все-таки есть Бог на свете! Он послал этому демону наказание суровее, чем сама смерть.

Внезапно мужчина замолчал и, посмотрев на Талию, произнес:

– Если Пол не мог заниматься с тобой любовью, о, Боже, дорогая, какие страшные муки, должно быть, он испытывал! Йен подошел к любимой и крепко обнял ее.

– Слава Богу, что он был импотентом, – хрипло сказал он, – не будь он таким, через какой ад ты могла бы еще пройти!

Талия только крепче прижалась к своему мужу. Она с радостью стала пленницей его рук, пленницей своего покоя рядом с ним, своих чувств к нему, своей страсти…


Глава 30

<p>Глава 30</p>

Несколько месяцев спустя.

Глостершир, Англия.


Карета катилась по петляющей дороге к Слэду. Талия крепко сжимала руку Йена. В глубокой задумчивости она глядела в окно. Несмотря на свои переживания, Талия не могла не восхищаться красотой Глостершира. Здесь она ощущала присутствие Бога, который возвел на этом месте Котсволд – такие нежные маленькие холмики, которые едва ли достойны того, чтобы называться горами, но зато достойны самого высочайшего восхищения.

Затерянные среди них, спрятанные в ущельях рядом с лугами, лесами и рекой, раскинулись красивые деревеньки. Когда еще ребенком Талия подолгу гуляла здесь, расстояния казались ей не такими большими, а тропинки – не такими крутыми. В Котсволде она бродила среди нежно-голубых колокольчиков весной, среди пурпурного клевера и желтого вика летом, среди золота осенних листьев и жнивья.

Сейчас, в эти утренние часы, над долинами, украшенными темной листвой и ковром из сочных трав, тяжелыми пластами медленно поднимался туман.

Сердце Талии наполнилось теплыми чувствами от воспоминаний о тех ночах, когда она убегала ото всех, чтобы побыть здесь наедине с природой. Когда над лугами поднимался туман и полная луна обволакивала все серебристым цветом, казалось, вся деревенька охвачена серебряной, захватывающей дух тайной. Талия видела серебряные амбары, серебряные аллеи, серебряный воздух и серебряное небо.

Девушка вновь вернулась к действительности, и сердце учащенно забилось, когда копыта лошади, везущей карету, застучали по влажной булыжной мостовой маленькой деревеньки Слэд с ее покрытыми росой цветами и штакетниками, разделяющими друг от друга тихие улочки.

Она, затаив дыхание, жадно впитывала в себя все то, что до сих пор ей так знакомо и близко. Старинные башни и шпили церкви, вечного памятника вере, поднимались над крошечной деревенькой-маленьким, тенистым местечком, запрятанным в узкой долине. В это время суток, когда солнце лишь только начинает окрашивать золотистым светом крыши домов и витрины магазинов, деревня начинает просыпаться ото сна.

– Йен, посмотри, – Талия прильнула к окну, указывая на шпиль церкви. Йен подвинулся ближе к жене и через окно смотрел туда, куда показывала Талия. – Видишь часы? Несколько лет назад они остановились на много месяцев. Но потом их починили.

Когда карета прогрохотала мимо церкви, Талия взглянула на Йена.

– Йен, но мне они нравились больше, когда стояли, мягким голосом сказала она. – Для чего они опять обрели чувство времени?

Йен усмехнулся и, взяв Талию за руку, крепко сжал.

– Думаю, мне понятны твои чувства, – сказал он. – Для Котсволда жизнь без времени кажется вполне нормальной. Да и сама Англия кажется страной без времени, страной Вечности.

– Я знала, что ты поймешь меня, – сказала Талия и наклонилась, чтобы поцеловать Йена в щеку. Она опять выглянула из окна. Сердце учащенно забилось. Скоро она увидит родительский дом!

– Ты говорила, что после смерти твоих родителей дядя Джерми переехал в их дом? – спросил Йен, проследив за взволнованным взглядом Талии, когда карета начала приближаться к домикам на другой стороне деревушки. Они были поменьше и значительно беднее. – Ты говорила, что он вдовец и поэтому заботится о Вайде?

– Да, вдовец, и один заботится о Вайде, – несчастным голосом повторила Талия. Она, не желая плакать, тяжело сглотнула. Воспоминания давили на нее, как тяжелый камень на сердце. – Он поселился в доме моего детства. – Девушка нервно заерзала на сиденьи. – Понимаешь, до этого его домом было любое место, где можно было найти ночлег. Его работа не сделала дядю богатым.

– Ты говорила, что он работал… – начал Йен, но тут же запнулся, когда Талия неожиданно выглянула из окна и от ужаса громко вскрикнула.

– Нет, нет! – кричала она. Карета остановилась, и Талия, распахнув дверь, вылетела из нее. – Этого не может быть! О, Господи, где Вайда? Где Джерми?

Йен выпрыгнул из кареты и подошел к Талии. Он схватил ее за плечи и повернул к себе лицом.

– Ты не можешь войти в дом, – сказал он, хмуро глядя на нее. – Эти стены, выжженные пожаром, каким-то чудом все еще стоят.

По щекам Талии текли слезы. Она умоляющим взглядом посмотрела на Йена.

– Йен, в этом доме находилось все, что было дорого мне и моим родителям, – сквозь слезы говорила Талия. – И вот теперь ничего не осталось. Во время пожара ничто не могло уцелеть. – От страха сжималось сердце. – Может быть, и Вайда погибла здесь. И… и мой удивительный, милый дядя!

Йен обнял ее и крепко прижал к себе.

– Мы выясним, что здесь произошло, и узнаем, где сейчас спасшиеся от пожара, – успокаивал он Талию. – Я не поверю, что твоя сестра погибла в огне! И твой дядя. Ты же видишь, что некоторые стены все еще стоят. Это значит, что огонь не должен был уничтожить все подчистую. Кто бы ни находился в доме, у него было время, чтобы выбраться оттуда.

Талия побледнела и почувствовала, будто земля уходит из-под ног. Ужасная мысль пришла ей в голову.

– Мой Бог, Йен, – испуганно прошептала она, быстро взглянув на Йена. – Это, должно быть, дело рук Пола Хэтуэя! Скорее всего, это он приказал сжечь дом! Человек, который выполнил его приказ, должно быть, прибыл сюда на корабле раньше нас.

О, Господи, Йен, Пол исполнил то, чем так долго угрожал мне!

Она вырвалась и опять побежала к дому.

– Я должна видеть! – плакала она. – Я должна найти свою сестру!

– Талия! – закричал Йен, кинувшись вслед за женой. – Остановись! Не входи туда!

Но казалось, что он приказывает глухому. Талия уже была среди руин, пробираясь между обломками. Пепел сыпался ей на одежду и попадал в башмаки. Вокруг нее возвышались закопченные стены, от запаха гари слезились глаза и щекотало в носу.

Девушка наклонилась и принялась разгребать пепел. Слезы катились из глаз.

– Вайда, – плакала она. – Вайда…

На Талию легла тень Йена, который нагнулся, осторожно взял Талию за руку:

– Ты должна сейчас же уйти со мной, – твердо сказал он. – Мы поищем ответ в другом месте. Не подвергай себя риску. – Он взглянул на покосившуюся стену. – Черт возьми, Талия, здесь опасно!

– Талия, это ты? – прервал тишину громкий голос. Талия резко повернулась и, размазывая по лицу пепел, принялась вытирать глаза, чтобы лучше видеть. Ее сердце радостно затрепетало, когда она узнала голос Ричарда Хаттона, самого доброго из всех соседей ее детства.

– Мистер Хаттон? – сказала Талия, вырываясь из рук Йена. Она подошла к мужчине и посмотрела на него полным отчаяния взглядом. – Мистер Хаттон, скажите, как это случилось? Где моя сестра? Где мой дядя?

Маленький и тучный, с лысой головой, мистер Хаттон издал тяжелый вздох и через плечо Талии посмотрел на руины дома.

– Успокойся, Талия, – нахмурившись, сказал он. – Твои сестра и дядя живы. А о пожаре я могу тебе сказать только то, что, похоже, искры от камина попали на белье, сушившееся перед ним, – он повернул голову и опять посмотрел на Талию. – Не могу тебе сказать, где сейчас живут твои родные, но дядя твой сейчас все еще занят работой. Уверен, если вы подольше походите по улицам Слэда, вы обязательно найдете его.

– Слава Богу, что с ними все в порядке, – сказала Талия. Казалось, будто каждая клеточка ее тела почувствовала облегчение от этой новости. – Спасибо, сэр. Спасибо Вам.

Мистер Хаттон внимательно посмотрел на Йена.

– Я вижу, ты вернулась с молодым человеком, – сказал он. – Не говори мне, что маленькая Талия уже взрослая леди и вышла замуж.

Талия опять вытерла глаза и, негромко рассмеявшись, восторженно посмотрела на Йена. Она представила мужчин друг другу, и мистер Хаттон оставил их. Талия печальным задумчивым взглядом опять посмотрела на руины дома.

– Жаль, что мне не удалось найти, по крайней мере, Библию моей матери или ее корзину с шитьем, в которой всегда было полным-полно красивых цветных лоскутков, – сказала она дрожащим голосом. – Если бы у меня осталась хоть какая-нибудь память о ней. Или просто о моей прошлой жизни. Любая вещица стала бы для меня настоящей драгоценностью.

Талия тяжело опустила плечи.

– Я оказалась права, Йен, когда сказала, что ничто не длится вечно, – прошептала она. – Даже любимый дом, приют и убежище детства. Можно было ожидать, что его разрушит время, вода, ветер, солнце, но не страшный пожар. Это так несправедливо, Йен!

– Но теперь твою душу должны перестать терзать прежние тревоги, – попытался успокоить Йен. – Твои сестра и дядя живы. И дом загорелся не по указанию Пола.

– Я должна найти свою сестру и дядю, – сказала Талия и, резко повернувшись, направилась к карете. Тень одной из уцелевших стен падала на дорогу. Талия испуганно вскрикнула и посмотрела на нее. – Интересно…

Приподняв юбку, Талия опять побежала к стене. Йен покачал головой, но на этот раз не мешал ей. Казалось, она помешалась на мысли найти хоть что-нибудь относящееся к прошлому. Но что? Что она может найти? Совершенно очевидно, что пожар уничтожил все. Талию не могли остановить ни обломки, лежащие вокруг, ни платье, испачканное сажей. Она встала на колени у стены. Сердце учащенно билось, когда глаза искали в стене маленькое отверстие. Много лет назад, когда они с сестрой играли в куклы на полу у этой стены в их спальне, они нашли эту дырку за отвалившейся штукатуркой. Когда маленькие сестренки обнаружили, что в этом углублении можно прятать различные предметы, они решили хранить в ней свои девичьи тайны, прекрасно понимая, что ни один человек не узнает о них.

И они решили прятать там записки друг дружке и не читать их, а просто дразнить друг друга, просовывая бумажки через дырку, чтобы другая сгорала от желания узнать, какая же тайна написана на бумажке. Эта игра длилась долгие годы. Одна за другой плотно скрученные записочки скрывались за отошедшей штукатуркой.

Талия принялась ощупывать штукатурку, поврежденную огнем, в поисках тайничка, и у нее перехватило дух, когда неожиданно ее пальцы провалились и девушка поняла, что нашла его. Она нашла эту дырку, полную скрученных бумажек, нетронутых пожаром.

Переполненная чувствами, дрожащими пальцами Талия потянулась к давно спрятанным записочкам и начала аккуратно вытаскивать их из внутренностей стены. Почувствовав слабость от нахлынувших на нее воспоминаний о далеких временах их с сестрой детства, Талия села на испачканный пеплом пол и положила бумажки на колени. Одну за другой она разворачивала их. Чернила были едва видны, но время не до конца стерло с листочков неуклюжие детские каракули.

Она отложила в сторону свои записочки и принялась читать тайны Вайды, обнаруживая в них искреннюю любовь Вайды к своей старшей сестре – и так много привязанности, что сердце Талии тронула непреодолимая, огромная тоска по сестренке.

Она продолжала читать. Из записок выяснилось, что в восьмилетнем возрасте Вайда влюбилась в мальчика из церковного хора, в того самого красивого парня, в которого в шестнадцать, со всей, как казалось, страстью, влюбилась Талия.

Только недавно она поняла, что такое настоящая страсть!

– Талия, чем ты тут занимаешься? – неожиданно из-за спины послышался голос Йена. – Что ты читаешь? О, Господи, взгляни на свое платье! – Он положил ей на плечо руку. – Дорогая, думаю, пришло время уезжать отсюда, пока ты окончательно не решила не расставаться со своим прошлым!

Талия быстро взглянула на Йена. По перепачканному сажей лицу полились слезы. Она протянула ему записочки.

– Я никогда не расстанусь со своим прошлым, – прошептала она. – Потому, что, Йен, оно осталось здесь, в этих записках.

Талия поднялась на ноги и попыталась отряхнуть пепел с платья. Но все было бесполезно, и она, поморщившись, пожала плечами. Обнаруженные бумажки были гораздо важнее для нее, чем испачканное платье. Ей казалось, будто Вайда сейчас рядом, выглядывает из-за плеча, смеется и уже готова засунуть в дырочку новую записку.

– Бог мой, эти записки написаны тобой и твоей сестрой, – сказал Йен, быстро просмотрев несколько бумажек. Как тебе удалось найти их? Как они не сгорели в огне?

Талия взяла Йена за руку и поспешно повела его к карете.

– Я все расскажу тебе, Йен, – сказала она, бросая взгляд на бумажки в его руках. – Но сперва мы должны найти дядю Джерми! Теперь, когда я прочла эти записочки, мне не терпится увидеться с Вайдой и прочесть их с нею вместе.

Талия приказала кучеру медленно ехать по улицам, и они с Йеном сели в карету. Талия трещала, как сорока, рассказывая Йену об истории записок и где они с Вайдой хранили их. Карета медленно катила по улицам деревеньки. Талия внимательно рассматривала каждый дом.

И вот девушка увидела его – ее дядю Джерми. Высунув голову из окна кареты, она закричала кучеру, приказывая остановиться. Йен помог ей выйти, окидывая взглядом перепачканного копотью мужчину, стоящего на одной из крыш у трубы с «ершом» трубочиста на длинной веревке. Он с головы до ног был перепачкан сажей и даже еще чернее, чем руины родительского дома Талии.

– Дядя Джерми! – закричала Талия и лихорадочно замахала ему рукой. Она подбежала к нему и с радостным волнением смотрела на своего дядю, который начал спускаться вниз по лестнице. Дядя Джерми сквозь маску из копоти, сажи и угля внимательно смотрел на Талию.

Наконец, он спустился на землю и Талия, не обращая внимания на его перепачканную сажей одежду, бросилась к нему в объятия, чтобы в руках дяди найти тот покой и уют, который никто другой не в силах дать ей.

– Как тебе удалось вернуться назад в Слэд? – спросил Джерми, глядя через плечо Талии на Йена. – Этот мужчина… Кто он такой?

Утирая ладонью слезы, Талия оторвалась от дяди и протянула Йену руку. Он подошел.

– Это мой муж, Йен Лейвери, – с гордостью произнесла она. – Йен, это мой дядя, Джерми Дрейк.

Потом она повернула голову и серьезно посмотрела на дядю.

– Где Вайда? – спросила она дрогнувшим голосом. – Мы подъезжали к дому. И видели обгоревшие руины. Где теперь вы живете с Вайдой? Мне так не терпится увидеть свою сестренку. Ведь с ней все в порядке?

Дядя похлопал Талию по плечу.

– У Вайды все замечательно, – улыбаясь, заверил ее дядя. – Милая Талия, у нее жизнь сложилась даже лучше, чем замечательно. Ее удочерили.

Талия стала белой, как полотно и, пошатываясь, сделала шаг назад.

– Удочерили? – удивленно спросила она. – Что ты хочешь этим сказать? Что значит «удочерили»? Она должна была дождаться, когда я приеду и заберу ее с собой. Мы с Йеном хотели увезти ее с собой домой, и мы бы больше никогда не расставались! – Вдруг у нее во взгляде появилась ярость.

– Дядя Джерми, как ты допустил, чтобы это случилось? Зачем ты сделал это? Зачем?

– Я думал, что ты больше никогда не вернешься, – сказал Джерми слабым, извиняющимся голосом. – Я отпустил ее, потому что думал, так будет лучше для нее. Это плохо, что она живет без материнской теплоты и заботы. Когда эта семья спросила у меня разрешения удочерить ее, я отпустил Вайду.

– Дядя Джерми, я же обещала, что вернусь, – сказала Талия, сдерживая готовые вырваться наружу рыдания. – Я же обещала Вайде! Обещала! А теперь она ушла… Куда? Я пойду и заберу ее. Она моя сестра! Я сама хочу заботиться о ней. Мы должны быть вместе! Только это будет правильно.

– Но вы не можете, – сказал Джерми, робко опуская глаза, и потом взглядом, полным вины, пристально посмотрел в глаза Талии. – Понимаешь, Вайда удочерена по закону. И теперь по закону она принадлежит этой семье. Она их дочь.

– Да, я позабочусь об этом, – сказала Талия твердым голосом и решительно подняла голову. – Где она, дядя? Я должна пойти к ней. Сейчас же!

– Ты не можешь, – печальным тихим голосом произнес Джерми.

– Могу и сделаю это, – настаивала Талия.

– Талия, Вайда теперь живет в Америке, – выпалил ее дядя. – Очень богатая семья из Сан-Франциско любит ее, как будто она их родная дочь. Они забрали ее к себе домой, и теперь Вайда получает образование, которого никогда бы не получила, останься она здесь. – Он откашлялся. – Или, если бы жила с тобой и твоим мужем.

Он положил Талии на плечо руку.

– Пусть все останется, как есть, Талия, – серьезно посоветовал дядя. – У Вайды появятся такие возможности, которые не все имеют.

Дядя говорил правду. Талия печально опустила голову. Она разрывалась между тем, что она чувствовала к своему дяде, и горестными переживаниями от того, что не может встретиться с Вайдой.

Но разве ее сестра сейчас не в безопасности? Может быть, она даже счастливее, чем была бы в дебрях Австралии? Образование. Воспитание. Самое лучшее из всего? Да, Талия поняла, что решение, принятое ее дядей, единственно верное. Он так же, как и Талия, желал милой, невинной Вайде только самого лучшего.

Всхлипывая, Талия обняла дядю Джерми.

– Прости, что накричала на тебя, – сказала она. – Мне очень жаль, очень!

Джерми погладил ее по голове.

– Ты собрала на себя всю грязь своего дяди, – усмехнувшись, сказал он. – Но думаю, что доброй половиной сажи, которая на тебе, ты перепачкалась, бродя по руинам дома. – Я не прав?

– Да, я не могла удержаться, чтобы не пройти еще раз по дому моего детства, – прошептала Талия.

Потом ее глаза озарились. Она схватила Йена за руку.

– Йен, покажи ему записки. Они ему понравятся. Йен достал из кармана бумажки и протянул Джерми.

Он с каким-то теплом наблюдал, как Талия вместе со своим дядей, может быть, в последний раз, читают эти кусочки бумаги, доставившие им привет из прошлого.

* * *

Выйдя на террасу гостиницы «Клиф Лодж», откуда открывался великолепный вид, Талия и Йен стояли, наблюдая за катящимися волнами. Супруги только что приняли ванну и теперь спокойно размышляли над событиями прошедшего дня. Над морем тонкими, прозрачными струйками поднимался туман. Море катило к берегу свои бесконечные волны. Шум прибоя и завывание ветра заглушали все посторонние звуки. Талия и Йен стояли на террасе в полном одиночестве.

– Йен, ты такой щедрый, – прерывая молчание, сказала Талия. – Мой дядя всегда был беден, как церковная мышь, а ты вдруг неожиданно сделал его таким богатым, что он даже не в силах осмыслить этого!

– Богатым? – усмехнулся Йен, – дорогая, несколько золотых монет – это еще не богатство.

– Для моего дяди – как, впрочем, и для меня, – это богатство, – сказала Талия, обнимая Йена.

– Одно я знаю наверняка. Больше ему не придется никогда в жизни чистить трубы, – сказал Йен.

– Может быть, – сказала Талия. – Но я сомневаюсь, что он сможет больше не работать. Трубы – это его жизнь. Я уверена, что мы еще не сядем на корабль до Аделаиды, как он опять примется чистить трубы.

Йен с недоверием посмотрел на Талию, но ничего не сказал. Где-то в глубине души он думал о дяде то же самое. Кажется, это человек своих привычек. Он не из тех, кто будет бездельничать, когда другие делают то, что он может сделать лучше.

– Йен, мне очень грустно, что не удалось повидаться с сестрой, но я счастлива, что она попала в хорошую семью, – произнесла Талия. – Пока я тревожилась за ее судьбу, она была в полной безопасности со своей новой семьей.

Талия помолчала, потом задумчиво посмотрела на Йена.

– Дорогой, я сомневаюсь, что мне когда-нибудь удастся увидеть Вайду. Официальное удочерение всегда связано с секретным оформлением бумаг. Единственное, что мне известно, это то, что ее увезли в Сан-Франциско. Сан-Франциско – большой город?

Талию пробрала дрожь, когда вместо ответа Йен нахмурился. Этого ответа было достаточно. И, кроме того, Талия поняла, что, может быть, уже никогда не увидит свою сестру. Но ей было достаточно уже того, что Вайда жива и, похоже, о ней заботятся. Ведь все могло сложиться по-другому. События могли закончиться трагически для них обеих. Но вместо этого каждая из них нашла свое счастье в разных уголках мира!

Талия посмотрела на чаек. Из-за ветра они не летали, а бродили по берегу. Йен обнял ее и повел назад в их номер. За ними закрылась дверь.

– Завтра мы поплывем назад, в Аделаиду, – хриплым голосом сказал Йен, расстегивая пуговицы на платье Талии. – Но сегодня ночью мы будем одни. Эта ночь наша, Талия, только наша!

Талия потянулась к Йену. От его теплого, томительного поцелуя она ощутила слабость. Он поднял ее на руки и понес на кровать. Дыхание Талии превратилось в долгий и мягкий стон, когда Йен спустил с ее плеч платье. Руки Йена коснулись ее груди…


Глава 31

<p>Глава 31</p>

Несколько месяцев спустя.

Австралия.


На восьмом месяце беременности Талия вразвалочку расхаживала по кухне своего нового дома. Она поднесла ладонь к горлу, чувствуя, как оно сжимается от привычного приступа тошноты. Долгое морское путешествие казалось чистым наказанием. Большую часть времени она провела на палубе, свесив за борт голову, вместо того, чтобы находиться в каюте рядом с Йеном. Только в море, спустя несколько недель, Талия поняла, что беременна. И теперь, наконец, она с радостью ощутила под ногами твердую почву, однако приступы тошноты продолжались уже не только по утрам.

Она прислонилась спиной к кухонному столу, спрятала лицо в ладонях, бледнея от нового приступа. На этот раз она была уверена, что не сдержится. При каждом приступе ее желудок, казалось, разрывался на части.

– Тебе не лучше сегодня утром? – спросила Эва, входя в кухню с подносом грязной посуды после завтрака. Она поставила поднос рядом с тазом с мыльной водой и повернулась к Талии, нервно теребя подол фартука. – Что мне сделать, Талия? Может быть, помочь тебе вернуться в постель?

Талия тяжело сглотнула, тошнота немного отступила. Она взглянула на Эву, замечая беспокойство и заботу в ее взгляде.

– Я чувствую себя прекрасно, – успокаивающе улыбнулась Талия. – И не собираюсь ложиться в постель. Мне до смерти надоело по полдня валяться в кровати. Хочется полностью насладиться своим новым домом.

Потирая руками покрасневшие щеки, она подошла к окну и выглянула во двор.

– С трудом верится, что мы, наконец-то, здесь, – задумчиво произнесла Талия. – Все эти долгие месяцы на корабле я почти забыла о Беркуте и его друзьях и о том, что они готовят дом к нашему возвращению. Как замечательно они все устроили! Цветы вокруг! Они подумали обо всем, Эва. Обо всем.

Эва подошла к Талии.

– Это я посадила для тебя цветы, – гордо сказала она, – такая леди, как ты, достойна цветов! Мне хотелось удивить тебя.

Талия благодарно сжала Эве локоть: – Мне бы следовало догадаться, что это ты посадила цветы и повесила кружевные занавески на всех окнах. Ты сделала мое возвращение таким и приятным.

– Я рада, – смущенно покраснев, склонила голову Эва.

Талия положила руки на свой большой живот и улыбнулась, почувствовав ладонью толчок малыша.

– Эва, если ты не против, помой, пожалуйста, посуду, пока я буду собирать яйца, – сказала она. – Мне необходим глоток свежего воздуха. Я так устала от тошноты и головокружения, сопровождающих мою беременность.

Эва вслед за Талией засеменила к черному ходу.

– Думаю, тебе лучше вернуться в постель, – суетилась она. – Ты получишь сколько угодно свежего воздуха, если откроешь окна в спальне.

Глубоко вздохнув, Талия открыла дверь и вышла на широкое крыльцо.

– Эва, у меня впереди еще целый месяц беременности, и я не намерена провести его в кровати, – упрямо заявила Талия. – Доктор говорит, что все мои ощущения не принесут вреда ребенку.

– Талия… – вздохнула Эва, не произнося больше ни слова, когда Талия, взяв корзину для яиц, сошла с крыльца и решительно направилась к амбару.

Эва покачала головой и, пожав плечами, вернулась на кухню. Она принялась за мытье посуды, напевая под нос веселую мелодию, довольная тем, что, наконец, у нее есть дом и люди, которые искренне заботятся о ней. Те долгие месяцы, пока не было Талии, казались самыми нескончаемыми в ее жизни.

Но сейчас Талия с нею!

И все кажется таким великолепным!

Запыхавшись, Талия, наконец, добрела до амбара. Хотя и было еще только раннее утро, и ярко светило солнце, в амбаре было темно и холодно. Он больше напоминал пещеру, с чердаком, доверху заполненным сеном.

Под сеновалом одну часть занимала конюшня, другая была уставлена ящиками для наседок.

Талия взяла фонарь и зажгла его, затем двинулась вглубь амбара, туда, где кудахтанье кур говорило о том, что несушки все еще откладывают утренний запас яиц.

Сердце Талии сжалось от страха, когда она вдруг заметила краем глаза какое-то движение, а потом разглядела человека, стоявшего в тени. Она повернулась лицом к мужчине, сердце колотилось.

– Кто здесь? – испуганно спросила она. – Что вам нужно?

Человек не шевельнулся. Талия могла различить только очертание его фигуры на фоне стены. Она медленно подняла фонарь и, с облегчением вздохнув, снова опустила его.

– Да ведь это Кеннет, – сказала она глухим голосом. – Что ты здесь делаешь и зачем прячешься? Ты меня очень испугал.

Кеннет Оззер вышел из полумрака.

Талия внимательно осмотрела его и заметила, что он не улыбается. Его ребячество, казалось, превратилось во что-то зловещее. В глазах Кеннета появилось что-то дьявольское.

Потом ее взгляд скользнул вниз, и она почувствовала, как по венам разлился внезапный ледяной холод. В свете фонаря Талия увидела ствол пистолета, направленный на нее.

– Кеннет, что ты делаешь здесь с пистолетом? – дрожащим голосом спросила Талия. Она отступила на шаг назад. – Держись от меня подальше, Кеннет. Что в тебя вселилось? Зачем ты это делаешь? Я думала, что ты друг. Йен поверил тебе. Он дал тебе работу.

– Йен не знал, что мне больше по душе грабежи, – сказал Кеннет, и его рот скривился в ухмылке, – наверное, я забыл сказать ему, что был бушрейнджером до того, как стал у него мальчиком на побегушках. – Он сделал шаг навстречу Талии. – Удивлена? А? Что я не тот кроткий мальчик, каким казался тебе?

– Ты был бушрейнджером? – от изумления Талия открыла рот.

– Да, и одним из лучших, – похвастался Кеннет.

– Я не верю в это, – воскликнула Талия. – Как Йен мог не знать об этом?

– Йен видел во мне только простого глупого мальчишку, – зло выпалил Кеннет. – Несколько месяцев назад он позабавился, насмехаясь и оскорбляя меня перед всеми в баре Джо. Я не забываю оскорблений. И теперь Йен заплатит за все свои шуточки!

– И все это время ты был добр и мягок только для того, чтобы дождаться подходящего момента и грязно отомстить за нанесенные тебе оскорбления? – спросила Талия, удивляясь тому, что в ней осталось хоть сколько-то храбрости, чтобы задавать вопросы. Страх за себя и ребенка переполнял ее.

– Не только из-за этого, – сказал Кеннет, еще ближе подходя к Талии. Я заключил сделку с Полом Хэтуэем. А я всегда держу свое слово.

– С Полом Хэтуэем? – изумленно спросила Талия, роняя корзину для яиц. – О чем ты говоришь? О чем Пол договорился с тобой?

– Он мне хорошо заплатил за то, чтобы я убил тебя, – сказал Кеннет, негромко рассмеявшись, – поэтому я здесь. Мне хорошо заплатили за службу. Не кажется ли тебе, что настало время выполнить просьбу? Твоя чертова поездка в Англию помешала вовремя выполнить приказание Пола. Я не могу больше ждать.

– Кеннет, нет… – сказала Талия, от страха запнувшись на полуслове. Она положила руку на живот, – подумай о моем, ребенке, Кеннет, если не обо мне. О, Господи, Кеннет, оставь жизнь моему ребенку!

Из глубокого мрака раздался голос.

– Брось пистолет, Кеннет. Сейчас же! Я с удовольствием выстрелю в спину такому негодяю, как ты.

Талия испуганно обернулась. Высокий темный незнакомец с зелеными глазами вышел на свет. От новой волны страха у Талии закружилась голова. Она покачивалась, но удержала равновесие, продолжая держать руки на животе в стремлении защитить своего еще не родившегося ребенка.

Кеннет, не оборачиваясь, по голосу узнал человека. Его спина одеревенела.

– Ридж Вагнер, – сказал он, – интересно, под каким камнем ты прятался? И опять появился, чтобы помешать мне. Я предупреждал тебя, Ридж, не становись у меня на пути!

– Кеннет, я уже совсем забыл о твоем существовании, пока не вспомнил о предложении Пола Хэтуэя, которое он сделал мне как раз перед смертью, – спокойным голосом сказал Ридж. – Я отказался от этого предложения. Но вдруг до меня дошло, что такое же предложение он мог сделать другому человеку, такому же жадному, как и я. И о ком я подумал? О тебе.

– Ты был дураком, что отказал Полу, – проворчал Кеннет, его спина еще больше напряглась. – И теперь мои карманы набиты золотыми монетами. А могли бы быть набитыми твои.

– Ценой жизни этой красивой леди? – спросил Ридж, глядя на Талию. – Жены Йена?

– Я не раз видел, как блестели твои глаза, когда ты помогал грабить обозы, – обвинил его Кеннет, – не одна женщина рассталась с жизнью во время этих грабежей. И уверен, что многие из этих пуль помечены твоим именем.

– Да, я это знаю. И совсем не горжусь этим, – проворчал Ридж, – как не горжусь, заявляя, что я бушрейнджер и грабил бок о бок с такими негодяями, как ты и Хэтуэй.

– Но ведь ты грабил, – растягивая слова, произнес Кеннет. – А что ты сделал сейчас? Выследил меня, чтобы убить и лишить честно заработанных денег, которые заплатил мне Пол. Ридж, ты настоящий идиот, если думаешь, что я позволю тебе сделать это.

– А как ты собирался избежать гнева Йена после того, как убьешь его жену? – выпалил Ридж. – Ты дурак. Услышав выстрел, Йен сразу бы побежал в амбар.

– Я не собирался стрелять в нее, – похвастался Кеннет. – Я хотел задушить ее проволокой.

Талия переводила взгляд с одного на другого. Ее обуял гнев, но, скованная страхом, молодая женщина не могла сдвинуться с места. Любое движение может отвлечь внимание Риджа и дать Кеннету преимущество.

Она посмотрела на Риджа и только сейчас поняла, кто это. Ридж, бывшая любовь Хоноры и друг Йена… Любовник и друг. Он выбрал неправильный путь. Конечно, Йен не знал…

– Кеннет, язык твой – враг твой, – сказал Ридж, целясь в спину Кеннета. – Брось пистолет и поворачивайся, иначе, клянусь богом, ты – труп! Черт подери, Кеннет, если придется, я выстрелю тебе в спину!

Талия вскрикнула, когда Кеннет быстро повернулся и выстрелил в Риджа в тот момент, когда Ридж разрядил обойму в Кеннета. В воздухе повис дым и запах пороха. Когда дым рассеялся, Талия посмотрела на два тела, лежащих на полу. Один человек был мертв, другой – едва дышал.

В амбар с бешеными глазами и с пистолетом в руке ворвался Йен.

– Талия! – закричал он и глубоко вздохнул, когда Талия бросилась ему навстречу. Он посмотрел на нее и с облегчением заметил, что она не пострадала во время перестрелки. Она казалось потрясенной, но была жива и здорова. Потом ужас охватил и Йена, когда его взгляд упал на два тела, лежавших в луже крови. Он узнал обоих мужчин. Побледнев, Йен отошел от Талии и, положив пистолет назад в кобуру, опустился на колени перед Риджем. Его взгляд медленно двигался по промокшей от крови рубашке, потом – по мертвенно-белому лицу Риджа и глазам, затуманенным болью.

– Боже мой, Ридж, – произнес Йен дрогнувшим голосом. Он поднял с земли голову Риджа и положил ему под голову вместо подушки охапку соломы. – О, боже, Ридж, как это случилось? Почему?

– Дорогой, он спас мне жизнь, – прошептала Талия, опускаясь на колени рядом с мужем. Она взглянула на безжизненное тело Кеннета, потом опять перевела взгляд на Риджа. – Если бы он не появился вовремя, Кеннет бы убил меня.

Йен быстро посмотрел на Талию.

– Кеннет хотел убить тебя? – с трудом произнес он. – Зачем? Он был нашим другом.

Ридж протянул руку к ладони Йена и крепко сжал ее:

– Многое надо тебе рассказать, – кашляя и с трудом дыша, сказал он. Тело Риджа дернулось, и он застонал от новой волны боли, пронзившей его тело. – Йен, ты был самим лучшим моим другом, а я предал тебя. Прости, дружище. За все.

Йен ближе наклонился к Риджу.

– О чем бы ты ни говорил, я прощаю тебя, – низким голосом произнес Йен. Он чувствовал, что Ридж угасает, как свеча. – Черт возьми, приятель, держись! Ты не можешь умереть.

Ридж закашлялся. Из носа и рта хлынула кровь.

– Окажешь мне любезность? – спросил он дрожащим, слабеющим голосом.

– Все сделаю, – заверил Йен. – Все. Только скажи.

– Скажи Хоноре, что я никогда не переставал любить ее, – затухающим голосом произнес Ридж. – Скажи ей, Йен. Ты ведь сделаешь это для меня, Йен?

Но у Йена не было возможности уверить своего друга, что он исполнит его просьбу. Ридж испустил дух. Его тело обмякло, зеленые глаза заволокла дымка смерти.

Сдерживая рыдания, Йен закрыл Риджу глаза и отвел от своей руки его сомкнувшиеся пальцы. Он еще какое-то время держал холодеющую руку своего друга.

– Йен, – всхлипывала Талия, – это так печально. – Да, – сказал Йен, наконец, оставляя руку Риджа. Он обнял Талию и помог встать.

– Вряд ли я смогу когда-нибудь понять, что здесь произошло. Ридж ни о чем не успел рассказать мне. – Дорогой, мне кажется, я все знаю. – Ты? Откуда?

– Прежде чем выстрелить друг в друга, Ридж и Кеннет много спорили, и Ридж рассказал о многом – в частности, что он был бушрейнджером и занимался грабежами.

Йен покачнулся, правда сразила его, как выстрел.

– Несомненно, ты что-то неправильно поняла, – с трудом выговорил он. – Ридж…

– Ридж, – прошептала Талия. – И самое ужасное то, что он грабил вместе с Полом Хэтуэем.

– Нет, – простонал Йен и, словно загипнотизированный, провел рукой по волосам.

– Кроме того, Йен, Пол Хэтуэй предложил ему убить меня. Он отказался. Но Кеннет дал на это свое согласие. Все это время Кеннет только притворялся, что он твой друг. На самом деле он ждал подходящего момента, чтобы убить меня.

Йен остановил взгляд на Кеннете.

– Будь он проклят! – прорычал он. – Все это время он намеревался убить тебя. Почему я не заметил ничего необычного в его поведении?!

– Потому что он всегда казался таким добрым и участливым, – тихо произнесла Талия. – Он обманул всех нас, Йен. Он тоже занимался грабежами с бандой Пола Хэтуэя. И согласился убить меня не только из-за денег. Он хотел расквитаться с тобой из-за того, что ты однажды поставил его в неловкое положение перед всеми в баре Джо.

Йен сузил глаза, живо представляя себе тот день.

– Я беззлобно подтрунивал над ним, – удивленно пробормотал он, – и все это время он вынашивал план, как бы покруче отомстить мне? Он был даже членом банды Пола Хэтуэя. – Вздохнув, он покачал головой. – Ну, теперь все кончено.

– Да, слава Богу, кончено, – прерывисто дыша, произнесла Талия.

Йен, будто извиняясь, посмотрел на нее.

– Ведь так? – нежно спросил он. – Тебе нехорошо? Ты такая бледная.

Талия отдала ему фонарь и схватилась за живот. Внезапная острая боль пронзила ее изнутри.

– Да, Йен, мне нехорошо, – произнесла она слабым голосом. – О, Господи, кажется, от этих потрясений и страхов у меня сейчас начнутся роды!

Йен побледнел.

– Но, Талия, у тебя впереди еще целый месяц, – с тревогой сказал он.

– Я так не думаю, милый, – сказала Талия, с трудом дыша, так как начался новый приступ боли. – Лучше помоги мне добраться до кровати и пошли кого-нибудь за доктором.

Йен заботливо обнял Талию и медленно повел ее в дом.

– Спокойней, дорогая, – ободрял он жену. – Так… иди… спокойно…

– Йен, мне вдруг сделалось так страшно, – заплакала Талия. – А что, если это слишком рано для нашего ребенка? Йен, если это слишком рано?

– Черт подери этого Пола Хэтуэя, – хмуро произнес Йен. – В конце концов он действительно может отомстить. Если что-нибудь случится с ребенком….

Талия тихо вскрикнула, когда боль снова охватила ее.

* * *

Сквозь задернутое кружевными занавесками окно струился солнечный свет. В это время Талия обычно просыпалась и планировала свой день. Но сегодняшний день не был обычным. Уже несколько часов она мучилась в родовых схватках. От боли, пронзающей ее тело, ночь, казалось, длится вечно.

По одну сторону кровати стоял доктор Рейли, по другую – Эва, а в ногах – Йен. Когда доктор, наконец, нащупал внутри родового канала ребенка, он жестом приказал Йену отойти.

– Тужься, Талия, – сказал Рейли, обхватив руками голову ребенка. – Ну, еще один разок напрягись, и ребенок появится.

Слабая, измученная адской болью и потерявшая терпение, Талия закусила нижнюю губу, когда начался новый приступ. Она напряглась изо всех сил и не поверила, когда, наконец, раздался радостный крик Йена, а потом и первый крик их малыша.

– Мой мал