Коллектив Авторов

Цифровой журнал «Компьютерра» № 155


Статьи

Новая жизнь старого железа

Евгений Золотов

Что делать с планшетом, когда надоели интернет и игры

Юрий Ильин

Thunderbolt: новая надежда или провал Apple?

Михаил Карпов

<p id="vision">Статьи</p>
<p>Новая жизнь старого железа</p> <p> <emphasis>Евгений Золотов</emphasis> </p>

Опубликовано 10 января 2013 года

Всплеск числа активаций смартфонов и планшеток, зафиксированный в прошедшие праздники (см. "Молчание Samsung"), сейчас усиленно анализируется на предмет выявления новых фаворитов, следующих трендов, свежих идей, приглянувшихся публике (кто смел представить, что планшеток начнут дарить больше, чем «умных телефонов»?).

Но каждый раз, когда случается такой вот массовый вброс новой техники, неизбежно возникает и обратная волна, если угодно — отдача: ведь практически каждый из тех десятков миллионов счастливчиков, что нашли под ёлкой новенький гаджет, вынужден решать теперь, что делать со старыми. Положим, планшетка пока есть не в каждом доме, но уж мобильный-то телефон и компьютеры есть у каждого. А значит, только что образовался избыток в несколько десятков миллионов ненужных (но, может быть, ещё и не старых) цифровых устройств. Для «зелёных» это новая головная боль. Для предпринимателей, которые не боятся запачкать рук, — возможность заработать.

"Электронный сэконд-хэнд" — весьма специфический и местами даже забавный бизнес, бурно расцветший в последние десять лет. Типичные его представители, вроде ReCellular (см. "Телефоны недорого") или Gazelle.com, принимают пользованную технику по почте, выплачивают бывшему владельцу некоторую сумму наличными или бонусами, а попутно сталкиваются с множеством нестандартных проблем. Как, к примеру, гарантировать, что то или иное устройство не было украдено? В тех же США каждую минуту теряют или «уводят» больше сотни телефонов, так что приходится потрудиться, пропуская принимаемую технику через множество баз данных (от сотовых операторов, полиции и пр.), содержащих сведения о кражах.


Всю статистику по электронному хламу (e-waste) можно свести к двум фактам: масса выбрасываемой техники продолжает расти, а доля устройств, пускаемых во вторичный оборот (восстанавливаемых и перепродаваемых, к примеру), остается исчезающе малой (графика:La Conversa)

А пересылка? Отправляя почтой ненужное цифровое устройство, что делает обыватель? Точно, пытается упаковать его помягче, применяя для этого все доступные средства. Потому что пусть почта и не российская, в пути случается всякое — и никто не хочет, чтобы его (даже старый) телефон окончил дни, задавленный в железнодорожном вагоне каким-нибудь холодильником. Так что присылают электронику и в подушках, и в подгузниках.

И на самом-то деле тут нет ничего смешного: кого-то из клиентов такой риск может и отпугнуть, поэтому, скажем, в Gazelle потратили изрядно времени и сил на создание универсального картонного короба, в котором электронное устройство любых размеров, будь то телефон, планшетка или ноутбук, фиксируется надёжно, безопасно и просто.

Таким образом, в идеале круг можно было бы замкнуть: значительная часть цифрового старья после чистки, ремонта и косметических операций сохраняет рыночную ценность и ещё способна послужить на благо человеку. К сожалению, даже в Англии, считающейся в этом плане образцовой, перепродаётся только каждый пятый старый телефон. В Штатах на продажу выставляется (по разным данным) лишь каждый десятый-тридцатый. Остальное пылится на полках до полного морального устаревания или банально выбрасывается. Так что шутка про русских, которые «придумали дарить старые телефоны родителям», уже не кажется такой обидной.

Однако игроки вторичного электронного рынка смотрят в будущее без страха. Больше того — их оптимизму могут позавидовать сегодня девять из десяти электронных вендоров, вынужденных бороться за место под солнцем в постоянно ухудшающихся условиях. В то время как на «первичном рынке» продолжается падение цен, маржи, постперсональная смена интересов, на рынке вторичном жить становится с каждым днём легче. Парадокс? Только отчасти.


Это ecoATM, автоматический киоск для скупки электронного старья. Как и везде, цены на старые айфоны и айподы стабильно выше, чем на смартфоны и плееры других производителей.

Прежде всего, спрос на электронный сэконд-хэнд формируется по своим правилам. В развитых странах новинки электроники попадают на прилавок моментально, а фактор высокой цены нивелируется агрессивным кредитованием: публика привыкла покупать те же смартфоны в рассрочку, получая сам аппарат бесплатно и выплачивая его стоимость за год-два по контракту с оператором.

На обочине цивилизации доступ к новым моделям затруднён: продукты появляются с задержкой, цены выше — что, в сочетании с менее высоким уровнем жизни, рождает перекос предпочтений в сторону более доступных устройств. Этим перекосом можно и нужно пользоваться, поскольку он означает не только то, что продать, скажем, восстановленный телефон здесь легче, но и то, что выручить за него здесь можно больше, чем в благополучных США или Европе.

Продолжающий расти темп смены поколений цифровой техники тоже играет на руку вторичному рынку. Сегодня средний мобильный телефон «живёт» всего полтора года, не успевая, таким образом, состариться ни технически, ни, по большому счёту, даже морально. Та же картина и с прочей массовой электроникой, вплоть до персональных компьютеров. По оценке Gazelle, каждая вторая американская семья нынче владеет как минимум одним сравнительно новым электронным устройством, которое больше не используется. Рыночная стоимость такого «хлама», понятное дело, сравнительно высока — и нужно лишь суметь склонить консюмеров к цивилизованным методам избавления от него.

И это обстоятельство тоже может и должно быть использовано. Посмотрите на стартап ecoATM, за прошедший год развернувший в Штатах сеть из нескольких сотен полностью автоматических киосков для приёма старой техники. От обывателя теперь требуется только захватить старое устройство с собой при очередном походе в ближайший торговый центр: киоск ecoATM сам проведёт тестирование телефона или плеера, оценит его (даже с разбитым экраном смартфоны, например, сохраняют ненулевую ценность) и купит у вас, если вы того пожелаете.

Есть и ещё один нюанс, который пока выведен, что называется, на кончике пера. Это наметившаяся любовь публики к дешёвой цифровой технике. Тут сошлись сразу несколько трендов: последствия нетбук-лихорадки конца нулевых, переход PC в разряд бытовой техники (а-ля утюг или телевизор), популяризация планшеток. В сумме всё это рождает у консюмера ожидание более низких цен — но обещает, что и расставаться со старой техникой публика будет легче.


К оглавлению

<p>Что делать с планшетом, когда надоели интернет и игры</p><p><emphasis>Юрий Ильин</emphasis></p>

Опубликовано 11 января 2013 года

По мере того как планшетные компьютеры стали выпускать все кому не лень и их «поголовье» по всему миру уже насчитывает многие миллионы, возникает странный вопрос: а что это, собственно говоря, такое?

Нет, технически — всё понятно: планшетные компьютеры — это моноблочные устройства, обычно с сенсорными дисплеями, выполняющими функции основных средств ввода информации, которые способны осуществлять большинство тех же операций, что и более традиционные десктопы и ноутбуки. При этом планшеты имеют куда меньшие габариты, а стало быть, намного мобильнее и во многом удобнее в использовании, нежели ноутбуки, например. Не всегда, впрочем.

Но вот для чего именно нужны планшеты? Если говорить о смартфонах, то у этих устройств есть одна чётко и однозначно выраженная функция: телефонные звонки. Смартфоны, в первую очередь, — это коммуникационные устройства — телефоны-переростки — с возможностью подключаться к интернету через сотовые сети или через открытые точки доступа WiFi. Кроме того, современные смартфоны по вычислительным мощностям легко могут потягаться с «традиционными» компьютерами прошлого десятилетия, и, соответственно, на них может запускаться большое количество самого различного ПО.

Планшеты тоже активно «догоняют» традиционные компьютеры по своим возможностям. А в чём-то и превышают их: дисплей последних iPad, например, имеет более высокое разрешение, чем у большинства сегодняшних ноутбуков (не «эппловского» производства).

И тем не менее остаётся не до конца понятным, для чего и кому нужны планшеты и «нетелефонная» функциональность смартфонов. Кино смотреть в дороге? Играть в относительно незамысловатые игры? Общаться — благо «социальной» функциональностью в этой сфере пропитано всё, от игр до специализированных музыкальных приложений?

В этой статье, впрочем, мы попытаемся взглянуть на вопрос под другим углом: не пытаться перебрать все возможные способы использования планшетов и смартфонов, но рассмотреть лишь некоторые относительно неожиданные.

Графика и редактирование фото

В принципе, в появлении «рисовальных» приложений для планшетов (да и для смартфонов с крупными экранами тоже) нет ничего неожиданного. Наоборот, было бы странно, если бы этих приложений никто не стал писать. У рисования пальцами по стеклу помимо достоинств есть и масса недостатков. Главный из них — это проблемы с мелкими деталями. Конечно, в таких приложениях, как Procreate или SketchBook X, масштаб можно увеличивать и увеличивать, однако и это не гарантирует попадания «пикселя в пиксель». Скорее всего, придётся обходиться относительно грубыми мазками, без особо филигранных деталей.

Впрочем, с последним обновлением Procreate идёт вот такая картинка:

Видно, кто-то подошёл к делу с особой основательностью. И, скорее всего, с применением пера.

Перьев (точнее, стилусов) для iPad на рынке много, в самых разных ценовых категориях. Однако использовать большинство из них так же, как стилусы на графических планшетах (Wacom, например), невозможно по двум причинам: во-первых, кончики широковаты (примерно как маркеры), во-вторых, на силу нажатия они не реагируют. Не предусмотрено по техническим причинам.

Впрочем, нашлись хитроумные разработчики, которые создали «чувствительные к нажатию» перья. В случае PressurePen, например, проблема решена, на первый взгляд, совсем простым образом: перо преобразует информацию о нажатии в звуковой сигнал, который подаётся на звуковой вход планшета (по проводу), а дальше уже программа на самом планшете расшифровывает и интерпретирует этот сигнал. Проект был успешно профинансирован на Kickstarter в прошлом году, и спонсоры уже вовсю получают свои стилусы.

По аналогичному принципу работает перо Jot Touch (используя, правда, ультразвук).

Перо JaJa заставляет реагировать графические приложения уже не только на силу нажатия, но и на наклон пера. Что особенно любопытно, перо насчитывает уже 1024 градаций нажатия, а это уже профессиональный уровень.

PressurePen обойдётся в 60 долларов, Jot Touch и JaJa — в 90 долларов. Как говорится, рисуйте на здоровье.

И, конечно же, нельзя не упомянуть, что и под iOS, и под Android выпущены свои версии Adobe Photoshop. Их нельзя сравнивать по функциональности с пакетом для PC и Mac, однако «фотошоп» он «фотошоп» и есть, даже и в «мобильном» виде.

"Второй экран"

Определение «Второй экран» говорит, казалось бы, само за себя: подразумевается использование планшетов и смартфонов в качестве вспомогательных устройств, отображающих то же самое (или почти то же самое), что показывает и основное устройство.

Вопрос в том, что является основным устройством.

Под iOS и Android написаны приложения, которые позволяют превращать планшет во второй дисплей для компьютера: Air Display (iOS), iDisplay , ScreenSlider (Android). Преимущества «второго экрана» в данном случае слишком очевидны, чтобы останавливаться на них надолго. К сожалению, сами приложения платные, хотя стоят недорого. Для их использования потребуется устанавливать также и серверы (бесплатные) уже на пользовательские компьютеры и каким-либо образом спаривать планшеты с ними — по WiFi, Bluetooth или через USB-кабель.

Разработчики отдельных профессиональных пакетов пошли дальше: для инженерного комплекса SolidWorks создано приложение, позволяющее превращать смартфоны и планшеты во внешние консоли управления пакетом.

Компьютерами, однако, дело не ограничивается. До телевизионных продюсеров относительно недавно дошло, что пользователи смартфонов и планшетов не расстаются со своими «игрушками» и во время просмотра телепередач, и начали предпринимать попытки этим как-нибудь воспользоваться. Некоторые телеканалы начали выпускать «сопутствующие» приложения, напрямую связанные с регулярными телешоу, «подтягивающие» зрителю-пользователю какие-либо дополнительные данные о самих программах, их создателях, участниках и так далее. Кроме того, в подобных приложениях реализованы всякие «социальные» функции, которые позволяют быстро постить свои глубокомысленные соображения в Twitter или на Facebook. То есть обсуждать происходящее на экране с остальными.

В первые дни нового года Panasonic выпустил целую серию любительских камкордеров и цифровых фотоаппаратов, большинство которых было оснащено модулями WiFi, предназначенных в том числе для подключения камер к смартфонам и планшетам. Это чрезвычайно полезно уже потому, что, во-первых, какую бы долю задней панели ни занимал ЖК-дисплей, рассмотреть некоторые важные детали на нём не получится просто потому, что он мал. Мал по определению. А вот если снимок сразу после того, как щёлкнул затвор, выводится на экран планшета, оценить его качество будет куда проще. То же самое касается видеороликов: камеры с WiFi могут транслировать то, что они снимают, «на лету».

Музыкальный софт, аудиозапись, музыкальные релизы в виде приложений

В середине 2000-х автору этих строк довелось играть в рок-группе, в которой не было барабанщика, а в качестве драм-машины использовался КПК Dell под Windows Mobile. Записи барабанных партий просто заливались в КПК в виде MP3-файлов, а из аудиовыхода для наушников кабель шёл в пульт.

Лирика-лирикой, а между тем идея использовать мобильные устройства для музыкальных нужд витала в воздухе годами. В конце прошлого лета «Компьютерра» брала интервью у программиста и музыканта Александра Золотова (младшего брата заслуженного автора «Компьютерры» Евгения Золотова), который рассказывал, что первые замыслы о «карманном трекере» у него появились ещё в начале 2000-х.

Сейчас Золотов занимается разработками оказавшегося чрезвычайно успешным модульного трекер-синтезатора SunVox, написанного как под iOS, так и под Android.

Сегодня под эти платформы написано колоссальное количество софта самого разного рода. Написано множество виртуальных синтезаторов и целых пакетов для звукозаписи, ориентированных как на любителей (Apple GarageBand для iPad), так и на профессионалов (Steinberg Cubasis). Весь этот софт вполне может тягаться по качеству с аналогичными программами для PC и Mac, при этом мобильные приложения стоят в среднем намного (в десятки раз) дешевле, чем коммерческие пакеты и виртуальные синтезаторы. Средняя цена колеблется между 169 и 649 рублями, хотя встречаются и исключения: официальный эмулятор старого аналогового синтезатора Korg MS20 предлагается купить за 979 рублей, а Cubasis — более чем за 1600 рублей.


Виртуальные синтезаторы в iTunes

Правда, лишь очень немногие из производителей предпринимают попытку проявить какую-либо изобретательность в использовании сенсорного дисплея. У большинства виртуальных синтезаторов на экране отображается клавиатура наподобие фортепианной, либо же, если эмулируется гитара или ударные инструменты, — струны и рабочие поверхности. Среди исключений — синтезаторы клавишника Dream Theater Джордана Рудесса серии MorphWiz и SpaceWiz, которые демонстрируют «неортодоксальность» в этом плане.

Интересно и то, что софтом дело не ограничивается: компании IK Multimedia, Line6 и Focusrite (весьма известные на «серьёзном» музыкальном рынке бренды) выпустили массу аппаратных аксессуаров, расширяющих возможности планшетов и смартфонов. В частности, компания Focusrite выдала в прошлом году iTrack Solo — внешний аудиоинтерфейс, похожий на те, что выпускаются для «традиционных» компьютеров, но только для iPad.

iRig MIDI, Line6 MIDI Mobilizer и MIDI Mobilizer II обеспечивают iPhone и iPad возможностью подключения внешних MIDI-клавиатур (для использования с виртуальными синтезаторами, понятное дело).

Line6 Mobile In — это уже аудиоинтерфейс с качественными аналого-цифровыми преобразователями, позволяющий записывать аудиосигнал (в том числе стереофонический) с внешних устройств и микрофонов в память iPad или iPhone и даже играть с ними вживую (смартфоны и планшеты в этом случае выступают в качестве «гитарных педалей»).

IK Multimedia в течение долгого времени выпускала iRig — аппаратную оснастку для записи звука на iPad и вот буквально на днях анонсировала выход аналогичного набора для планшетов и смартфонов на базе Android. Как говорится, дождались.

Возвращаясь к софту, приходится констатировать, что отсутствие возможности запускать сразу несколько «музыкальных» приложений на планшетах одновременно, конечно, препятствует их превращению в «сердце» звукозаписывающей студии (как это лет 15-20 назад случилось с тогдашними десктопами), однако уже вот появилось приложение под названием AudioBus, которое позволяет решать эту проблему (путём обеспечения взаимосвязанности между разными программными пакетами).

Да и кто знает, быть может, полноценная многозадачность в iOS и Android появится уже совсем скоро.

Видеоредактирование и съёмка видео

Редактирование видео — одна из самых требовательных к вычислительным ресурсам задач, так что её решение «зарезервировано» за топовыми устройствами под iOS и Android.

iPad и iPhone по умолчанию оснащены приложением Camera, позволяющим осуществлять некоторые базовые манипуляции с видеоматериалом. Вдобавок в Apple iTunes Store и Google Play представлено некоторое количество видеоприложений — как платных, так и бесплатных (вот несколько примеров таких приложений для смартфонов под iOS и Android и ещё несколько — для iPad), но даже самым продвинутым вроде iMovie и Avid Studio до «профессиональной» функциональности далеко. Это, в общем-то, вполне закономерно. Видеоматериал, даже сжатый, занимает очень много места, а вместимость ПЗУ и у самых дорогих устройств невелика. Поэтому о профессиональном редактировании полноформатных роликов тут и говорить не приходится.


Приложения iTunes по запросу Video Editing

По большому счёту, редактирование видео на смартфонах и планшетах в принципе возможно, однако само это направление пребывает пока что в зачаточном состоянии.

Что же касается съёмки видео, то здесь всё упирается в качество камер. До недавнего времени камеры, встроенные смартфоны и планшеты, даже весьма недешёвые, не представляли из себя ничего выдающегося. И это ещё мягко сказано: достаточно посмотреть на львиную долю снимков из Instagram в социальных сетях — и придёшь в тихий ужас.

Однако вот уже в прошлом году появлялись публикации, в которых утверждалось, что «мобильные» камеры скоро вполне смогут конкурировать с цифровыми мыльницами (что может представлять существенную опасность для рынка последних).

Подобные выводы не на пустом месте сделаны. В прошлом году группа «Дети неонового солнца» сняла для себя полноценный видеоклип — целиком на смартфон Lumia Pureview 808 (в порядке тестирования последнего).

Как видим, качество изображения ещё не ультрапрофессиональное, но вполне конкурентоспособное (с любительскими камкордерами так точно).

3D-графика

C 3D-графикой у планшетов, как ни странно, пока что особо не заладилось. Прошлой осенью «Компьютерра» публиковала краткий обзор того, что отыскалось в iTunes Store. Сейчас там появились новые разработки. В частности, очень активную экспансию ведёт Autodesk, чьё имя прочно ассоциируется с ведущими CAD-пакетами и самыми популярными в мире пакетами для 3D-моделирования и анимации. Однако мобильные разработки Autodesk ориентированы по большей части на любителей, так называемых makers — хоббиистов-рукодельников (имя им, как выяснилось, легион).

В осеннем интервью «Компьютерре» Калан Карпентер, вице-президент Autodesk по направлению глобальных сервисов, подробно рассказывал о том, зачем Autodesk такие «потребительские» приложения.

При этом чего-то похожего на серьёзные 3D-пакеты под iOS так и не появились; есть приложения для виртуального ваяния для смартфонов и планшетов (одно из них — 123D Sculpt — как раз от Autodesk), есть всякие справочники и обучающие курсы по Cinema 4D, Revit, Inventor, 3D Studio и так далее.

А вот под Android существует пакет Scalisoft SpaceDraw, именуемый «первым полноценным 3D-пакетом» для мобильных устройств. Впрочем, опять-таки он больше годится для эскизов и самых простых фигур, нежели для серьёзного 3D-моделлинга.

Увы, сами CG-художники не очень-то верят в то, что планшеты смогут когда-либо стать для них чем-либо большим, нежели вспомогательным инструментом (для создания эскизов, например). Да и разработчики этих исполинских пакетов — Maya, Cinema 4D, Blender и так далее — пока не собираются адаптировать свои разработки под новые интерфейсы.

И можно с высокой долей уверенности сказать, что и не соберутся. «Главный» трёхмерный редактор для планшетов с сенсорным вводом, который окажется достаточно хорош и для крутых профессионалов, разработает какая-нибудь маленькая безвестная компания из пяти человек...

Которую потом купит Autodesk за большие миллионы.

Заключение

Как нетрудно заметить, большинство рассмотренных вариантов использования планшетов и смартфонов так или иначе относится к творческой деятельности. Граница между творчеством и развлечением тут — пока что — очень нечёткая, но, похоже, это временно. По мере роста возможностей и производительности всё меньше останется вопросов и насчёт назначения планшетных компьютеров: они станут собственно компьютерами, а не отдельным классом устройств, расположившимся «где-то между смартфонами и ноутбуками».


К оглавлению

<p>Thunderbolt: новая надежда или провал Apple?</p> <p> <emphasis>Михаил Карпов</emphasis> </p>

Опубликовано 11 января 2013 года

Когда-то пластинка считалась по-настоящему передовой разработкой. Её заменила кассета, а потом и компакт-диск. Потом и они исчезли — внешние носители данных (неважно, аудио или видео) стали практически не нужны потребителю — всё скачивается из интернета.

Точно так же чуть более пятнадцати лет назад никто ничего не знал про USB, и ещё долгое время устройства, поддерживающие эту технологию, казались диковинкой. Сейчас большинству из нас даже сложно представить, что периферия может подключаться к компьютеру с помощью каких-то других кабелей и разъёмов. Не так давно появился высокоскоростной стандарт USB 3.0. Невольно задаёшься вопросом: а есть ли вообще что-нибудь, кроме USB, и если есть, то на что надеются разработчики?

По-настоящему, конечно, есть и надеются. Прежде всего, это компания Apple, которая уже не первый раз за последние годы пытается «пропихнуть» свой стандарт на рынок. Недавно, пару лет назад, в каждый Mac стали встраивать разъём стандарта Thunderbolt. Однако не будем забегать вперёд и начнём с истории.

За FireWire замолвите слово

Первая попытка разработать собственный интерфейс последовательной шины была совершена Apple ещё в 1986 году. Стандарт имел обозначение IEEE 1394, и основной его целью, конечно, была не борьба с USB, которого тогда и в помине не было, а замена скоростной параллельной шины SCSI.

Разработка его длилась достаточно долго и была завершена аж к 1995 году (тут нужно заметить, что разработка USB началась в 1994 году и завершилась намного быстрее), но в устройствах Apple порты FireWire (рыночная марка, присвоенная IEEE 1394) появились лишь к 1999 году.


Что же собой представляет стандарт? Наверно, стоит просто сравнить его с USB, ведь голые цифры ничего не скажут. Основным различием технологий является то, что для USB необходимо одно основное ведущее (master) устройство (например, ПК), к которому подключается периферия как ведомое (slave) устройство. Для того чтобы подключить к одному ведущему порту USB несколько устройств, необходимы специальные внешние хабы.

В случае с FireWire все устройства равноправны и не делятся на ведущие и ведомые. Грубо говоря, скажем, можно было бы подключать как планшет, оборудованный FireWire, к компьютеру, так и подключать к нему какое-либо файлохранилище. К тому же FireWire предполагает наличие двух шин передачи данных, что позволяет передавать информацию в обоих направлениях одновременно (в стандарте USB предусмотрено только одно).

FireWire был намного быстрее первых стандартов USB. Что же касается USB 2.0, то согласно спецификациям скорость его составляет 480 Мбит/с, в то время как FireWire 400 — лишь 400 Мбит/с. Такие скорости на USB 2.0, однако, редко достижимы при реальном использовании — обычно хосты редко могут поддерживать передачу данных со скоростью выше 280 Мбит/с.

Если посмотреть на то, что написано выше, возникает законный вопрос: почему же FireWire не стал популярен? Этот стандарт был открытым, и Apple не стремилась присвоить его исключительно себе, наоборот, охотно лицензировало. Впрочем, «охотно» компания это делала за неплохие деньги.

В 1999 году в Apple требовали с производителей устройств с портом FireWire «дань» в размере одного доллара за каждый порт FireWire. На тот момент у технологии не было конкурентов — USB была слишком медленной, и профессионалы, которые работали со звуком и видео, разумеется, выбирали FireWire. Впрочем, долларовая «дань» долго не продержалась, и патенты на технологию были распределены между шестью большими компаниями (Compaq, Sony, Panasonic, Philips и Toshiba), которые и определяли условия лицензирования.

Как уже сказано выше, FireWire, прежде всего, использовали профессионалы, и обычные пользователи так и не поняли, зачем им нужна такая технология, а покупать дорогие хранилища данных и звуковые карты из-за того только, что у них есть порт FireWire, потребитель в здравом уме не будет. Что было потом, догадаться несложно. Пришёл USB 2.0 и, несмотря на остающиеся преимущества и технологии Apple, а также обновления стандарта, FireWire медленно, но верно стал терять даже имеющуюся, ограниченную, популярность.

Кстати, если уж говорить о USB, то, как ни странно, своей популярностью эта технология обязана не кому-то, а именно Apple. Первый моноблок iMac, который Стив Джобс представил в 1998 году, был оборудован только портами USB (кстати, первая модель не была оборудована даже FireWire!), без LPT и COM. Тогда это расценили как безумие, но попробуйте сейчас найти компьютер без портов USB!

Молния есть, будет ли революция?

Сейчас может возникнуть вопрос: а нужны ли провода вообще? Мы вполне успешно пользуемся беспроводной связью, качаем за считанные минуты с помощью неё файлы таких объёмов, которые когда-то сложно было представить. Увы, беспроводное подключение далеко не идеально и не так быстро, как нам кажется (и уж точно во много раз медленнее, чем нужно профессионалам из видео и звукозаписывающей промышленности). Так что появление нового стандарта скоростной шины для подключения периферии было лишь делом времени.


Это решение разрабатывалось в Intel совместно всё с той же Apple. Изначально технология называлась Light Peak. Название это вполне говорящее — планировалось, что кабель, по которому происходит передача информации, будет оптическим. Однако впоследствии всё же, для уменьшения цены провода, было решено использовать медь.

В феврале 2011 года этот интерфейс начали встраивать во все новые компьютеры Apple. Скорость Thunderbolt составляет, несмотря на использование медного кабеля, внушительные 10 Гбит/с, что в два раза быстрее, чем USB 3.0, и вполне пригодно для передачи данных дисплею. Собственно, этим и воспользовались в Apple: коннектор Thunderbolt ничем не отличается от коннектора для мониторов Mini Display Port (и полностью совместим с ним). С помощью него можно передавать не только данные и картинку для дисплея, но и аудиоинформацию.

В Apple на этот раз поступают умнее — никакую «дань» за изготовление устройств с Thunderbolt не просят, но лицензию, конечно, получать надо. Несмотря на это устройств, которые поддерживают эту технологию, до сих пор очень мало. Если вам кажется, что это не беспокоит «яблочную» компанию, то вы глубоко ошибаетесь.

Эппловцы очень хотят, чтобы Thunderbolt использовали, и не только профессионалы, но и любители. Речь идёт о тех, кто занимается сведением музыки и съёмками любительского кино и видеороликов. Однако пока воз и ныне там, хотя с момента презентации технологии прошло больше полутора лет. В чём же дело?

Дело в том, что периферия на основе Thunderbolt стоит очень внушительных денег и, более того, кабель (только кабель!) Thunderbolt стоил 50 долларов! Устройства эти, кстати, зачастую имеют аналоги на USB 3.0, которые стоят в два-три раза меньше.

Основная проблема Thunderbolt состоит в том, что Apple видит в нём вещь, которая будет интересна не только полностью профессиональным студиям, но и любителям. Ту же тенденцию можно проследить в разработке профессионального ПО для монтажа видео Apple Final Cut — последняя версия была существенно переработана для непрофессионалов и даже лишилась некоторых важных для профессионалов функций, что породило волну возмущения в этих кругах.

С большой долей уверенности можно сказать, что Thunderbolt не заполучит любительский рынок. Он станет тем же, чем в начале двухтысячных был Firewire, — шиной передачи данных, которую используют киношники и профессиональные музыканты.


К оглавлению


Новая жизнь старого железа

Евгений Золотов

<p>Новая жизнь старого железа</p> <p> <emphasis>Евгений Золотов</emphasis> </p>

Опубликовано 10 января 2013 года

Всплеск числа активаций смартфонов и планшеток, зафиксированный в прошедшие праздники (см. "Молчание Samsung"), сейчас усиленно анализируется на предмет выявления новых фаворитов, следующих трендов, свежих идей, приглянувшихся публике (кто смел представить, что планшеток начнут дарить больше, чем «умных телефонов»?).

Но каждый раз, когда случается такой вот массовый вброс новой техники, неизбежно возникает и обратная волна, если угодно — отдача: ведь практически каждый из тех десятков миллионов счастливчиков, что нашли под ёлкой новенький гаджет, вынужден решать теперь, что делать со старыми. Положим, планшетка пока есть не в каждом доме, но уж мобильный-то телефон и компьютеры есть у каждого. А значит, только что образовался избыток в несколько десятков миллионов ненужных (но, может быть, ещё и не старых) цифровых устройств. Для «зелёных» это новая головная боль. Для предпринимателей, которые не боятся запачкать рук, — возможность заработать.

"Электронный сэконд-хэнд" — весьма специфический и местами даже забавный бизнес, бурно расцветший в последние десять лет. Типичные его представители, вроде ReCellular (см. "Телефоны недорого") или Gazelle.com, принимают пользованную технику по почте, выплачивают бывшему владельцу некоторую сумму наличными или бонусами, а попутно сталкиваются с множеством нестандартных проблем. Как, к примеру, гарантировать, что то или иное устройство не было украдено? В тех же США каждую минуту теряют или «уводят» больше сотни телефонов, так что приходится потрудиться, пропуская принимаемую технику через множество баз данных (от сотовых операторов, полиции и пр.), содержащих сведения о кражах.


Всю статистику по электронному хламу (e-waste) можно свести к двум фактам: масса выбрасываемой техники продолжает расти, а доля устройств, пускаемых во вторичный оборот (восстанавливаемых и перепродаваемых, к примеру), остается исчезающе малой (графика:La Conversa)

А пересылка? Отправляя почтой ненужное цифровое устройство, что делает обыватель? Точно, пытается упаковать его помягче, применяя для этого все доступные средства. Потому что пусть почта и не российская, в пути случается всякое — и никто не хочет, чтобы его (даже старый) телефон окончил дни, задавленный в железнодорожном вагоне каким-нибудь холодильником. Так что присылают электронику и в подушках, и в подгузниках.

И на самом-то деле тут нет ничего смешного: кого-то из клиентов такой риск может и отпугнуть, поэтому, скажем, в Gazelle потратили изрядно времени и сил на создание универсального картонного короба, в котором электронное устройство любых размеров, будь то телефон, планшетка или ноутбук, фиксируется надёжно, безопасно и просто.

Таким образом, в идеале круг можно было бы замкнуть: значительная часть цифрового старья после чистки, ремонта и косметических операций сохраняет рыночную ценность и ещё способна послужить на благо человеку. К сожалению, даже в Англии, считающейся в этом плане образцовой, перепродаётся только каждый пятый старый телефон. В Штатах на продажу выставляется (по разным данным) лишь каждый десятый-тридцатый. Остальное пылится на полках до полного морального устаревания или банально выбрасывается. Так что шутка про русских, которые «придумали дарить старые телефоны родителям», уже не кажется такой обидной.

Однако игроки вторичного электронного рынка смотрят в будущее без страха. Больше того — их оптимизму могут позавидовать сегодня девять из десяти электронных вендоров, вынужденных бороться за место под солнцем в постоянно ухудшающихся условиях. В то время как на «первичном рынке» продолжается падение цен, маржи, постперсональная смена интересов, на рынке вторичном жить становится с каждым днём легче. Парадокс? Только отчасти.


Это ecoATM, автоматический киоск для скупки электронного старья. Как и везде, цены на старые айфоны и айподы стабильно выше, чем на смартфоны и плееры других производителей.

Прежде всего, спрос на электронный сэконд-хэнд формируется по своим правилам. В развитых странах новинки электроники попадают на прилавок моментально, а фактор высокой цены нивелируется агрессивным кредитованием: публика привыкла покупать те же смартфоны в рассрочку, получая сам аппарат бесплатно и выплачивая его стоимость за год-два по контракту с оператором.

На обочине цивилизации доступ к новым моделям затруднён: продукты появляются с задержкой, цены выше — что, в сочетании с менее высоким уровнем жизни, рождает перекос предпочтений в сторону более доступных устройств. Этим перекосом можно и нужно пользоваться, поскольку он означает не только то, что продать, скажем, восстановленный телефон здесь легче, но и то, что выручить за него здесь можно больше, чем в благополучных США или Европе.

Продолжающий расти темп смены поколений цифровой техники тоже играет на руку вторичному рынку. Сегодня средний мобильный телефон «живёт» всего полтора года, не успевая, таким образом, состариться ни технически, ни, по большому счёту, даже морально. Та же картина и с прочей массовой электроникой, вплоть до персональных компьютеров. По оценке Gazelle, каждая вторая американская семья нынче владеет как минимум одним сравнительно новым электронным устройством, которое больше не используется. Рыночная стоимость такого «хлама», понятное дело, сравнительно высока — и нужно лишь суметь склонить консюмеров к цивилизованным методам избавления от него.

И это обстоятельство тоже может и должно быть использовано. Посмотрите на стартап ecoATM, за прошедший год развернувший в Штатах сеть из нескольких сотен полностью автоматических киосков для приёма старой техники. От обывателя теперь требуется только захватить старое устройство с собой при очередном походе в ближайший торговый центр: киоск ecoATM сам проведёт тестирование телефона или плеера, оценит его (даже с разбитым экраном смартфоны, например, сохраняют ненулевую ценность) и купит у вас, если вы того пожелаете.

Есть и ещё один нюанс, который пока выведен, что называется, на кончике пера. Это наметившаяся любовь публики к дешёвой цифровой технике. Тут сошлись сразу несколько трендов: последствия нетбук-лихорадки конца нулевых, переход PC в разряд бытовой техники (а-ля утюг или телевизор), популяризация планшеток. В сумме всё это рождает у консюмера ожидание более низких цен — но обещает, что и расставаться со старой техникой публика будет легче.


К оглавлению


Что делать с планшетом, когда надоели интернет и игры

Юрий Ильин

<p>Что делать с планшетом, когда надоели интернет и игры</p><p><emphasis>Юрий Ильин</emphasis></p>

Опубликовано 11 января 2013 года

По мере того как планшетные компьютеры стали выпускать все кому не лень и их «поголовье» по всему миру уже насчитывает многие миллионы, возникает странный вопрос: а что это, собственно говоря, такое?

Нет, технически — всё понятно: планшетные компьютеры — это моноблочные устройства, обычно с сенсорными дисплеями, выполняющими функции основных средств ввода информации, которые способны осуществлять большинство тех же операций, что и более традиционные десктопы и ноутбуки. При этом планшеты имеют куда меньшие габариты, а стало быть, намного мобильнее и во многом удобнее в использовании, нежели ноутбуки, например. Не всегда, впрочем.

Но вот для чего именно нужны планшеты? Если говорить о смартфонах, то у этих устройств есть одна чётко и однозначно выраженная функция: телефонные звонки. Смартфоны, в первую очередь, — это коммуникационные устройства — телефоны-переростки — с возможностью подключаться к интернету через сотовые сети или через открытые точки доступа WiFi. Кроме того, современные смартфоны по вычислительным мощностям легко могут потягаться с «традиционными» компьютерами прошлого десятилетия, и, соответственно, на них может запускаться большое количество самого различного ПО.

Планшеты тоже активно «догоняют» традиционные компьютеры по своим возможностям. А в чём-то и превышают их: дисплей последних iPad, например, имеет более высокое разрешение, чем у большинства сегодняшних ноутбуков (не «эппловского» производства).

И тем не менее остаётся не до конца понятным, для чего и кому нужны планшеты и «нетелефонная» функциональность смартфонов. Кино смотреть в дороге? Играть в относительно незамысловатые игры? Общаться — благо «социальной» функциональностью в этой сфере пропитано всё, от игр до специализированных музыкальных приложений?

В этой статье, впрочем, мы попытаемся взглянуть на вопрос под другим углом: не пытаться перебрать все возможные способы использования планшетов и смартфонов, но рассмотреть лишь некоторые относительно неожиданные.

Графика и редактирование фото

В принципе, в появлении «рисовальных» приложений для планшетов (да и для смартфонов с крупными экранами тоже) нет ничего неожиданного. Наоборот, было бы странно, если бы этих приложений никто не стал писать. У рисования пальцами по стеклу помимо достоинств есть и масса недостатков. Главный из них — это проблемы с мелкими деталями. Конечно, в таких приложениях, как Procreate или SketchBook X, масштаб можно увеличивать и увеличивать, однако и это не гарантирует попадания «пикселя в пиксель». Скорее всего, придётся обходиться относительно грубыми мазками, без особо филигранных деталей.

Впрочем, с последним обновлением Procreate идёт вот такая картинка:

Видно, кто-то подошёл к делу с особой основательностью. И, скорее всего, с применением пера.

Перьев (точнее, стилусов) для iPad на рынке много, в самых разных ценовых категориях. Однако использовать большинство из них так же, как стилусы на графических планшетах (Wacom, например), невозможно по двум причинам: во-первых, кончики широковаты (примерно как маркеры), во-вторых, на силу нажатия они не реагируют. Не предусмотрено по техническим причинам.

Впрочем, нашлись хитроумные разработчики, которые создали «чувствительные к нажатию» перья. В случае PressurePen, например, проблема решена, на первый взгляд, совсем простым образом: перо преобразует информацию о нажатии в звуковой сигнал, который подаётся на звуковой вход планшета (по проводу), а дальше уже программа на самом планшете расшифровывает и интерпретирует этот сигнал. Проект был успешно профинансирован на Kickstarter в прошлом году, и спонсоры уже вовсю получают свои стилусы.

По аналогичному принципу работает перо Jot Touch (используя, правда, ультразвук).

Перо JaJa заставляет реагировать графические приложения уже не только на силу нажатия, но и на наклон пера. Что особенно любопытно, перо насчитывает уже 1024 градаций нажатия, а это уже профессиональный уровень.

PressurePen обойдётся в 60 долларов, Jot Touch и JaJa — в 90 долларов. Как говорится, рисуйте на здоровье.

И, конечно же, нельзя не упомянуть, что и под iOS, и под Android выпущены свои версии Adobe Photoshop. Их нельзя сравнивать по функциональности с пакетом для PC и Mac, однако «фотошоп» он «фотошоп» и есть, даже и в «мобильном» виде.

"Второй экран"

Определение «Второй экран» говорит, казалось бы, само за себя: подразумевается использование планшетов и смартфонов в качестве вспомогательных устройств, отображающих то же самое (или почти то же самое), что показывает и основное устройство.

Вопрос в том, что является основным устройством.

Под iOS и Android написаны приложения, которые позволяют превращать планшет во второй дисплей для компьютера: Air Display (iOS), iDisplay , ScreenSlider (Android). Преимущества «второго экрана» в данном случае слишком очевидны, чтобы останавливаться на них надолго. К сожалению, сами приложения платные, хотя стоят недорого. Для их использования потребуется устанавливать также и серверы (бесплатные) уже на пользовательские компьютеры и каким-либо образом спаривать планшеты с ними — по WiFi, Bluetooth или через USB-кабель.

Разработчики отдельных профессиональных пакетов пошли дальше: для инженерного комплекса SolidWorks создано приложение, позволяющее превращать смартфоны и планшеты во внешние консоли управления пакетом.

Компьютерами, однако, дело не ограничивается. До телевизионных продюсеров относительно недавно дошло, что пользователи смартфонов и планшетов не расстаются со своими «игрушками» и во время просмотра телепередач, и начали предпринимать попытки этим как-нибудь воспользоваться. Некоторые телеканалы начали выпускать «сопутствующие» приложения, напрямую связанные с регулярными телешоу, «подтягивающие» зрителю-пользователю какие-либо дополнительные данные о самих программах, их создателях, участниках и так далее. Кроме того, в подобных приложениях реализованы всякие «социальные» функции, которые позволяют быстро постить свои глубокомысленные соображения в Twitter или на Facebook. То есть обсуждать происходящее на экране с остальными.

В первые дни нового года Panasonic выпустил целую серию любительских камкордеров и цифровых фотоаппаратов, большинство которых было оснащено модулями WiFi, предназначенных в том числе для подключения камер к смартфонам и планшетам. Это чрезвычайно полезно уже потому, что, во-первых, какую бы долю задней панели ни занимал ЖК-дисплей, рассмотреть некоторые важные детали на нём не получится просто потому, что он мал. Мал по определению. А вот если снимок сразу после того, как щёлкнул затвор, выводится на экран планшета, оценить его качество будет куда проще. То же самое касается видеороликов: камеры с WiFi могут транслировать то, что они снимают, «на лету».

Музыкальный софт, аудиозапись, музыкальные релизы в виде приложений

В середине 2000-х автору этих строк довелось играть в рок-группе, в которой не было барабанщика, а в качестве драм-машины использовался КПК Dell под Windows Mobile. Записи барабанных партий просто заливались в КПК в виде MP3-файлов, а из аудиовыхода для наушников кабель шёл в пульт.

Лирика-лирикой, а между тем идея использовать мобильные устройства для музыкальных нужд витала в воздухе годами. В конце прошлого лета «Компьютерра» брала интервью у программиста и музыканта Александра Золотова (младшего брата заслуженного автора «Компьютерры» Евгения Золотова), который рассказывал, что первые замыслы о «карманном трекере» у него появились ещё в начале 2000-х.

Сейчас Золотов занимается разработками оказавшегося чрезвычайно успешным модульного трекер-синтезатора SunVox, написанного как под iOS, так и под Android.

Сегодня под эти платформы написано колоссальное количество софта самого разного рода. Написано множество виртуальных синтезаторов и целых пакетов для звукозаписи, ориентированных как на любителей (Apple GarageBand для iPad), так и на профессионалов (Steinberg Cubasis). Весь этот софт вполне может тягаться по качеству с аналогичными программами для PC и Mac, при этом мобильные приложения стоят в среднем намного (в десятки раз) дешевле, чем коммерческие пакеты и виртуальные синтезаторы. Средняя цена колеблется между 169 и 649 рублями, хотя встречаются и исключения: официальный эмулятор старого аналогового синтезатора Korg MS20 предлагается купить за 979 рублей, а Cubasis — более чем за 1600 рублей.


Виртуальные синтезаторы в iTunes

Правда, лишь очень немногие из производителей предпринимают попытку проявить какую-либо изобретательность в использовании сенсорного дисплея. У большинства виртуальных синтезаторов на экране отображается клавиатура наподобие фортепианной, либо же, если эмулируется гитара или ударные инструменты, — струны и рабочие поверхности. Среди исключений — синтезаторы клавишника Dream Theater Джордана Рудесса серии MorphWiz и SpaceWiz, которые демонстрируют «неортодоксальность» в этом плане.

Интересно и то, что софтом дело не ограничивается: компании IK Multimedia, Line6 и Focusrite (весьма известные на «серьёзном» музыкальном рынке бренды) выпустили массу аппаратных аксессуаров, расширяющих возможности планшетов и смартфонов. В частности, компания Focusrite выдала в прошлом году iTrack Solo — внешний аудиоинтерфейс, похожий на те, что выпускаются для «традиционных» компьютеров, но только для iPad.

iRig MIDI, Line6 MIDI Mobilizer и MIDI Mobilizer II обеспечивают iPhone и iPad возможностью подключения внешних MIDI-клавиатур (для использования с виртуальными синтезаторами, понятное дело).

Line6 Mobile In — это уже аудиоинтерфейс с качественными аналого-цифровыми преобразователями, позволяющий записывать аудиосигнал (в том числе стереофонический) с внешних устройств и микрофонов в память iPad или iPhone и даже играть с ними вживую (смартфоны и планшеты в этом случае выступают в качестве «гитарных педалей»).

IK Multimedia в течение долгого времени выпускала iRig — аппаратную оснастку для записи звука на iPad и вот буквально на днях анонсировала выход аналогичного набора для планшетов и смартфонов на базе Android. Как говорится, дождались.

Возвращаясь к софту, приходится констатировать, что отсутствие возможности запускать сразу несколько «музыкальных» приложений на планшетах одновременно, конечно, препятствует их превращению в «сердце» звукозаписывающей студии (как это лет 15-20 назад случилось с тогдашними десктопами), однако уже вот появилось приложение под названием AudioBus, которое позволяет решать эту проблему (путём обеспечения взаимосвязанности между разными программными пакетами).

Да и кто знает, быть может, полноценная многозадачность в iOS и Android появится уже совсем скоро.

Видеоредактирование и съёмка видео

Редактирование видео — одна из самых требовательных к вычислительным ресурсам задач, так что её решение «зарезервировано» за топовыми устройствами под iOS и Android.

iPad и iPhone по умолчанию оснащены приложением Camera, позволяющим осуществлять некоторые базовые манипуляции с видеоматериалом. Вдобавок в Apple iTunes Store и Google Play представлено некоторое количество видеоприложений — как платных, так и бесплатных (вот несколько примеров таких приложений для смартфонов под iOS и Android и ещё несколько — для iPad), но даже самым продвинутым вроде iMovie и Avid Studio до «профессиональной» функциональности далеко. Это, в общем-то, вполне закономерно. Видеоматериал, даже сжатый, занимает очень много места, а вместимость ПЗУ и у самых дорогих устройств невелика. Поэтому о профессиональном редактировании полноформатных роликов тут и говорить не приходится.


Приложения iTunes по запросу Video Editing

По большому счёту, редактирование видео на смартфонах и планшетах в принципе возможно, однако само это направление пребывает пока что в зачаточном состоянии.

Что же касается съёмки видео, то здесь всё упирается в качество камер. До недавнего времени камеры, встроенные смартфоны и планшеты, даже весьма недешёвые, не представляли из себя ничего выдающегося. И это ещё мягко сказано: достаточно посмотреть на львиную долю снимков из Instagram в социальных сетях — и придёшь в тихий ужас.

Однако вот уже в прошлом году появлялись публикации, в которых утверждалось, что «мобильные» камеры скоро вполне смогут конкурировать с цифровыми мыльницами (что может представлять существенную опасность для рынка последних).

Подобные выводы не на пустом месте сделаны. В прошлом году группа «Дети неонового солнца» сняла для себя полноценный видеоклип — целиком на смартфон Lumia Pureview 808 (в порядке тестирования последнего).

Как видим, качество изображения ещё не ультрапрофессиональное, но вполне конкурентоспособное (с любительскими камкордерами так точно).

3D-графика

C 3D-графикой у планшетов, как ни странно, пока что особо не заладилось. Прошлой осенью «Компьютерра» публиковала краткий обзор того, что отыскалось в iTunes Store. Сейчас там появились новые разработки. В частности, очень активную экспансию ведёт Autodesk, чьё имя прочно ассоциируется с ведущими CAD-пакетами и самыми популярными в мире пакетами для 3D-моделирования и анимации. Однако мобильные разработки Autodesk ориентированы по большей части на любителей, так называемых makers — хоббиистов-рукодельников (имя им, как выяснилось, легион).

В осеннем интервью «Компьютерре» Калан Карпентер, вице-президент Autodesk по направлению глобальных сервисов, подробно рассказывал о том, зачем Autodesk такие «потребительские» приложения.

При этом чего-то похожего на серьёзные 3D-пакеты под iOS так и не появились; есть приложения для виртуального ваяния для смартфонов и планшетов (одно из них — 123D Sculpt — как раз от Autodesk), есть всякие справочники и обучающие курсы по Cinema 4D, Revit, Inventor, 3D Studio и так далее.

А вот под Android существует пакет Scalisoft SpaceDraw, именуемый «первым полноценным 3D-пакетом» для мобильных устройств. Впрочем, опять-таки он больше годится для эскизов и самых простых фигур, нежели для серьёзного 3D-моделлинга.

Увы, сами CG-художники не очень-то верят в то, что планшеты смогут когда-либо стать для них чем-либо большим, нежели вспомогательным инструментом (для создания эскизов, например). Да и разработчики этих исполинских пакетов — Maya, Cinema 4D, Blender и так далее — пока не собираются адаптировать свои разработки под новые интерфейсы.

И можно с высокой долей уверенности сказать, что и не соберутся. «Главный» трёхмерный редактор для планшетов с сенсорным вводом, который окажется достаточно хорош и для крутых профессионалов, разработает какая-нибудь маленькая безвестная компания из пяти человек...

Которую потом купит Autodesk за большие миллионы.

Заключение

Как нетрудно заметить, большинство рассмотренных вариантов использования планшетов и смартфонов так или иначе относится к творческой деятельности. Граница между творчеством и развлечением тут — пока что — очень нечёткая, но, похоже, это временно. По мере роста возможностей и производительности всё меньше останется вопросов и насчёт назначения планшетных компьютеров: они станут собственно компьютерами, а не отдельным классом устройств, расположившимся «где-то между смартфонами и ноутбуками».


К оглавлению


Thunderbolt: новая надежда или провал Apple?

Михаил Карпов

<p>Thunderbolt: новая надежда или провал Apple?</p> <p> <emphasis>Михаил Карпов</emphasis> </p>

Опубликовано 11 января 2013 года

Когда-то пластинка считалась по-настоящему передовой разработкой. Её заменила кассета, а потом и компакт-диск. Потом и они исчезли — внешние носители данных (неважно, аудио или видео) стали практически не нужны потребителю — всё скачивается из интернета.

Точно так же чуть более пятнадцати лет назад никто ничего не знал про USB, и ещё долгое время устройства, поддерживающие эту технологию, казались диковинкой. Сейчас большинству из нас даже сложно представить, что периферия может подключаться к компьютеру с помощью каких-то других кабелей и разъёмов. Не так давно появился высокоскоростной стандарт USB 3.0. Невольно задаёшься вопросом: а есть ли вообще что-нибудь, кроме USB, и если есть, то на что надеются разработчики?

По-настоящему, конечно, есть и надеются. Прежде всего, это компания Apple, которая уже не первый раз за последние годы пытается «пропихнуть» свой стандарт на рынок. Недавно, пару лет назад, в каждый Mac стали встраивать разъём стандарта Thunderbolt. Однако не будем забегать вперёд и начнём с истории.

За FireWire замолвите слово

Первая попытка разработать собственный интерфейс последовательной шины была совершена Apple ещё в 1986 году. Стандарт имел обозначение IEEE 1394, и основной его целью, конечно, была не борьба с USB, которого тогда и в помине не было, а замена скоростной параллельной шины SCSI.

Разработка его длилась достаточно долго и была завершена аж к 1995 году (тут нужно заметить, что разработка USB началась в 1994 году и завершилась намного быстрее), но в устройствах Apple порты FireWire (рыночная марка, присвоенная IEEE 1394) появились лишь к 1999 году.


Что же собой представляет стандарт? Наверно, стоит просто сравнить его с USB, ведь голые цифры ничего не скажут. Основным различием технологий является то, что для USB необходимо одно основное ведущее (master) устройство (например, ПК), к которому подключается периферия как ведомое (slave) устройство. Для того чтобы подключить к одному ведущему порту USB несколько устройств, необходимы специальные внешние хабы.

В случае с FireWire все устройства равноправны и не делятся на ведущие и ведомые. Грубо говоря, скажем, можно было бы подключать как планшет, оборудованный FireWire, к компьютеру, так и подключать к нему какое-либо файлохранилище. К тому же FireWire предполагает наличие двух шин передачи данных, что позволяет передавать информацию в обоих направлениях одновременно (в стандарте USB предусмотрено только одно).

FireWire был намного быстрее первых стандартов USB. Что же касается USB 2.0, то согласно спецификациям скорость его составляет 480 Мбит/с, в то время как FireWire 400 — лишь 400 Мбит/с. Такие скорости на USB 2.0, однако, редко достижимы при реальном использовании — обычно хосты редко могут поддерживать передачу данных со скоростью выше 280 Мбит/с.

Если посмотреть на то, что написано выше, возникает законный вопрос: почему же FireWire не стал популярен? Этот стандарт был открытым, и Apple не стремилась присвоить его исключительно себе, наоборот, охотно лицензировало. Впрочем, «охотно» компания это делала за неплохие деньги.

В 1999 году в Apple требовали с производителей устройств с портом FireWire «дань» в размере одного доллара за каждый порт FireWire. На тот момент у технологии не было конкурентов — USB была слишком медленной, и профессионалы, которые работали со звуком и видео, разумеется, выбирали FireWire. Впрочем, долларовая «дань» долго не продержалась, и патенты на технологию были распределены между шестью большими компаниями (Compaq, Sony, Panasonic, Philips и Toshiba), которые и определяли условия лицензирования.

Как уже сказано выше, FireWire, прежде всего, использовали профессионалы, и обычные пользователи так и не поняли, зачем им нужна такая технология, а покупать дорогие хранилища данных и звуковые карты из-за того только, что у них есть порт FireWire, потребитель в здравом уме не будет. Что было потом, догадаться несложно. Пришёл USB 2.0 и, несмотря на остающиеся преимущества и технологии Apple, а также обновления стандарта, FireWire медленно, но верно стал терять даже имеющуюся, ограниченную, популярность.

Кстати, если уж говорить о USB, то, как ни странно, своей популярностью эта технология обязана не кому-то, а именно Apple. Первый моноблок iMac, который Стив Джобс представил в 1998 году, был оборудован только портами USB (кстати, первая модель не была оборудована даже FireWire!), без LPT и COM. Тогда это расценили как безумие, но попробуйте сейчас найти компьютер без портов USB!

Молния есть, будет ли революция?

Сейчас может возникнуть вопрос: а нужны ли провода вообще? Мы вполне успешно пользуемся беспроводной связью, качаем за считанные минуты с помощью неё файлы таких объёмов, которые когда-то сложно было представить. Увы, беспроводное подключение далеко не идеально и не так быстро, как нам кажется (и уж точно во много раз медленнее, чем нужно профессионалам из видео и звукозаписывающей промышленности). Так что появление нового стандарта скоростной шины для подключения периферии было лишь делом времени.


Это решение разрабатывалось в Intel совместно всё с той же Apple. Изначально технология называлась Light Peak. Название это вполне говорящее — планировалось, что кабель, по которому происходит передача информации, будет оптическим. Однако впоследствии всё же, для уменьшения цены провода, было решено использовать медь.

В феврале 2011 года этот интерфейс начали встраивать во все новые компьютеры Apple. Скорость Thunderbolt составляет, несмотря на использование медного кабеля, внушительные 10 Гбит/с, что в два раза быстрее, чем USB 3.0, и вполне пригодно для передачи данных дисплею. Собственно, этим и воспользовались в Apple: коннектор Thunderbolt ничем не отличается от коннектора для мониторов Mini Display Port (и полностью совместим с ним). С помощью него можно передавать не только данные и картинку для дисплея, но и аудиоинформацию.

В Apple на этот раз поступают умнее — никакую «дань» за изготовление устройств с Thunderbolt не просят, но лицензию, конечно, получать надо. Несмотря на это устройств, которые поддерживают эту технологию, до сих пор очень мало. Если вам кажется, что это не беспокоит «яблочную» компанию, то вы глубоко ошибаетесь.

Эппловцы очень хотят, чтобы Thunderbolt использовали, и не только профессионалы, но и любители. Речь идёт о тех, кто занимается сведением музыки и съёмками любительского кино и видеороликов. Однако пока воз и ныне там, хотя с момента презентации технологии прошло больше полутора лет. В чём же дело?

Дело в том, что периферия на основе Thunderbolt стоит очень внушительных денег и, более того, кабель (только кабель!) Thunderbolt стоил 50 долларов! Устройства эти, кстати, зачастую имеют аналоги на USB 3.0, которые стоят в два-три раза меньше.

Основная проблема Thunderbolt состоит в том, что Apple видит в нём вещь, которая будет интересна не только полностью профессиональным студиям, но и любителям. Ту же тенденцию можно проследить в разработке профессионального ПО для монтажа видео Apple Final Cut — последняя версия была существенно переработана для непрофессионалов и даже лишилась некоторых важных для профессионалов функций, что породило волну возмущения в этих кругах.

С большой долей уверенности можно сказать, что Thunderbolt не заполучит любительский рынок. Он станет тем же, чем в начале двухтысячных был Firewire, — шиной передачи данных, которую используют киношники и профессиональные музыканты.


К оглавлению


Терралаб

Обзор планшета Prology Evolution TAB-750

Ника Парамонова

<p id="terralab">Терралаб</p>
<p>Обзор планшета Prology Evolution TAB-750</p> <p> <emphasis>Ника Парамонова</emphasis> </p>

Опубликовано 11 января 2013 года

Недорогие планшетные компьютеры пользуются популярностью у покупателей и потому очень быстро развиваются: актуальные модели существенно отличаются от продававшихся ещё год назад устройств. Они могут уступать продукции ведущих производителей по некоторым параметрам, но стоят существенно дешевле, и, самое главное, в такие бюджетные машины всё чаще устанавливают экраны хорошего качества, а их вычислительной мощности за глаза хватает как минимум для повседневных задач. Сегодня мы расскажем читателям о Prology Evolution TAB-750 — недорогом семидюймовом планшете.


Дизайн и комплект поставки

Prology Evolution Tab-750 упакован в картонную коробку, где кроме самого планшета находятся сетевое зарядное устройство, кабель USB для подключения к компьютеру, переходник для зарядки по USB, наушники, руководство пользователя, защитный чехол-обложка и гарантийный талон.

Внешне Evolution Tab-750 если и похож на предшественников, то лишь спереди, но с лицевой стороны все планшеты (извините за тавтологию) на одно лицо. Зато задняя панель представляет собой буйство дизайна в хорошем смысле этого слова. Начать можно с того, что пользователям доступно множество вариантов разных цветов (выбирать цвет придётся при покупке — панели несменные). Нам достался фиолетовый экземпляр.

Крышка планшета состоит из двух слоев: нижнего с объёмной текстурой и продольным рифлением и верхнего — прозрачного и гладкого. В верхней (или правой, смотря как повернуть устройство) части задней панели находятся три полоски, вызывающие ассоциации с генеральскими лампасами, элегантно перечёркнутые решёткой встроенного динамика. Объектив тыловой камеры немного выступает из корпуса и напоминает видоискатель фотоаппарата-мыльницы.

Этот планшет нельзя назвать самым тонким, но по краям его толщина плавно уменьшается, в результате чего устройство удобно держать в руках. Масса Evolution Tab-750 тоже вполне приемлема — всего 310 граммов, и с габаритами нет никаких проблем: гаджет легко помещается во внутреннем кармане куртки (если таковой имеется) или небольшой сумке. В общем, с портативностью всё в порядке.

На правом (или нижнем, смотря как повернуть устройство) торце планшета собраны почти все кнопки и разъёмы: включение/выключение, стандартный аудиовыход на 3,5 мм, порт micro-USB, а также разъём mini-HDMI, разъём питания и кнопка регулировка громкости звука. На задней крышке есть ещё крошечная кнопка-дырочка Reset, нажать которую можно только иглой, и слот для карты MicroSD.


Лицевая панель полностью закрыта стеклом (или прозрачным пластиком), и никаких аппаратных кнопок на ней нет, что характерно для работающих под управлением Android 4 устройств. Здесь мы видим только сенсорный экран, чёрную рамку и объектив фронтальной камеры, которую можно использовать для общения в Сети. Всё как всегда.

К качеству сборки и используемым материалам придраться сложно. Никаких люфтов и зазоров при ближайшем рассмотрении обнаружить не удалось. Планшет кажется прочным и надёжным.

Технические характеристики

Prology Evolution TAB-750 сделан на базе не самого нового и мощного, но неплохо себя зарекомендовавшего чипа Allwiner A10 (ARM Cortex A8), способного работать на частотах до 1,5 ГГц (производитель планшета заявляет тактовую частоту 1,2 ГГц). В нём также имеется графический сопроцессор Mali 400 и 1 Гб оперативной памяти (DDR3) — обыкновенная рабочая «лошадка» по нынешним временам. Особо стоит обратить внимание на качественный экран с чувствительным сенсором и матрицей IPS с разрешением 1024x600 пикселей. Прочие параметры устройства приведены в таблице, а из недостатков можно отметить разве что отсутствие поддержки Bluetooth.

Процессор: Allwiner A10 c функциями 3D акселератора

Частота центрального процессора: 1,2 ГГц

Оперативная память: 1 Гб (DDR3)

Тип экрана: TFT IPS

Диагональ дисплея: 7"

Разрешение дисплея: 1024x600 пикселей

Сенсорный дисплей: Емкостный

Операционная система: ANDROID 4.0

Поддержка Google Play: Есть

Поддерживаемые форматы видеофайлов: MPG, 3GP, WMV, MP4, MKV, AVI, FLV и др.

Поддерживаемые форматы аудиофайлов: MP3, WMA, FLAC, APE, OGG и др.

Поддерживаемые форматы изображений: BMP, JPG, PNG, GIF и др.

Поддерживаемые форматы текстовых файлов: CBR, CBZ, CHM, DjVU, DOC, EPUB, FB2, HTM, HTML, LRC, MOBI, PalmDOC, PDB, PDF, PRC, RTF, TXT, XPS, ZIP и др.

Поддерживаемые форматы архивов: RAR, ZIP и др.

G-сенсор: Есть

GPS: Нет

3G: Возможно подключение внешнего модема

Bluetooth: Нет

Wi-Fi: Есть

Камера фронтальная: 0,3 Мп

Камера тыловая: 2 Мп

Вспышка: Нет

Внутренняя память: 8 Гб

Максимальный объём карт памяти microSD: 32 Гб

Выход на наушники: 3,5 мм, mini-jack

Встроенный динамик, шт: Есть

USB-интерфейс: micro-USB (поддержка режима USB-HOST)

HDMI-выход: mini-HDMI, разрешение до 1920х1080

Ёмкость встроенного аккумулятора: 3400 мАч

Время работы: воспроизведение видео до 4 часов, воспроизведение аудио до 12 часов, чтение книг до 6 часов, в режиме Wi-Fi до 4 часов

Габариты: 198х122х13 мм

Масса: 310 граммов

Чехол: Есть

Сетевой адаптер: Входное напряжение: 100–240 В, 50–60 Гц; Выходное напряжение: 5 В, 1.5 А

Наушники: Есть

Игры/Приложения: Возможность установки из Play Маркет, интернета или с карты памяти

Микрофон: Есть

Цвет: Black (Чёрный), White (Белый), Cherry (Вишневый), Green (Изумрудный), Blue (Синий), Violet (Фиолетовый)


Экран и мультимедийные возможности

Что действительно отличает многие устройства серии Evolution — так это хороший экран с качественной матрицей IPS. Он более чёткий и яркий, имеет неплохое разрешение (1024x600 пикселей) и хорошие углы обзора. Полная яркость не требуется даже в светлом помещении — можно уменьшить её хотя бы до 70-80 процентов. Если бы он ещё и градиенты передавал получше — цены бы такому дисплею не было.

Чувствительность сенсорного экрана хорошая — никаких претензий тут быть не может.

Небольшая ложка дёгтя: в планшете отсутствует встроенная фотовспышка, а качество съёмки тыловой камерой (2 Мп) оставляет желать лучшего. Впрочем, это характерно для всех машин данного класса: тыловые камеры в них ставят скорее для галочки. Фронтальная камера (0,3 Мп) нужна только для общения в Сети, и для этих целей её достаточно.

Что касается поддержки мультимедийных форматов, то в Android она зависит только от того, какие программы установит пользователь. Список воспроизводящихся в конфигурации по умолчанию файлов указан в таблице спецификаций.


Программное обеспечение

Прошивка Prology Evolution TAB-750 основана на Android 4.0 с минимальными модификациями — изменены разве что демонстрируемые во время зарядки планшета значки, заставка Prology, загрузочное меню и стандартные обои. Всё остальное — голый Android 4.0 с некоторым количеством приложений.

Из дополнительных программ установлены: читалки Aldiko и Cool Reader, Documents To Go, Flash Player и Hi-Q MP3 Recorder. Разумеется, в прошивке присутствуют все приложения Google, включая Market. Проблем с инсталляцией ПО из онлайн-магазина Google, а также из сторонних источников при тестировании замечено не было.


Коммуникационные возможности и накопители

С точки зрения коммуникаций у Evolution TAB-750 тоже всё стандартно: есть Wi-Fi, а кроме того, пользователь может подключиться к высокоскоростным мобильным сетям при помощи внешнего модема (переходник идёт в комплекте). Производитель заявляет поддержку только некоторых модемов, но здесь речь идёт, скорее всего, о протестированных устройствах: поскольку прошивка планшета основана на Android 4.0, никаких проблем с другими поддерживаемыми этой платформой модемами быть не должно. Также можно подключить через USB внешние жёсткие диски и т.п. Встроенный энергонезависимый накопитель Evolution TAB-750 имеет ёмкость 8 Гб, и этого вполне достаточно для установки приложений. Кроме того, в планшет можно добавить карту памяти microSD, объёмом до 32 Гб.

Производительность и время работы от батарей

Что касается автономной работы, то производитель обещает до четырёх часов в режиме воспроизведения видео и до двенадцати — в режиме аудиоплеера. Читать книги на планшете можно до шести часов, а использовать беспроводной сёрфинг — до четырёх. Практические тесты показали, что средние результаты немного меньше максимальных заявленных (что естественно): скажем, устройство воспроизводило фильм в течение 3 часов 37 минут.


Выводы

Компания Prology выпустила качественно сделанную машину с выдающимися для своего ценового диапазона характеристиками. Особое внимание стоит обратить на качественный экран с матрицей IPS. Хотя при желании в Prology Evolution TAB-750 можно отыскать лёгкие недостатки, придираться к ним было бы несправедливо. Нельзя забывать, что устройство стоит около пяти с половиной тысяч рублей. За такую цену можно понять и простить и не такое.


К оглавлению


Обзор планшета Prology Evolution TAB-750

Ника Парамонова

<p>Обзор планшета Prology Evolution TAB-750</p> <p> <emphasis>Ника Парамонова</emphasis> </p>

Опубликовано 11 января 2013 года

Недорогие планшетные компьютеры пользуются популярностью у покупателей и потому очень быстро развиваются: актуальные модели существенно отличаются от продававшихся ещё год назад устройств. Они могут уступать продукции ведущих производителей по некоторым параметрам, но стоят существенно дешевле, и, самое главное, в такие бюджетные машины всё чаще устанавливают экраны хорошего качества, а их вычислительной мощности за глаза хватает как минимум для повседневных задач. Сегодня мы расскажем читателям о Prology Evolution TAB-750 — недорогом семидюймовом планшете.


Дизайн и комплект поставки

Prology Evolution Tab-750 упакован в картонную коробку, где кроме самого планшета находятся сетевое зарядное устройство, кабель USB для подключения к компьютеру, переходник для зарядки по USB, наушники, руководство пользователя, защитный чехол-обложка и гарантийный талон.

Внешне Evolution Tab-750 если и похож на предшественников, то лишь спереди, но с лицевой стороны все планшеты (извините за тавтологию) на одно лицо. Зато задняя панель представляет собой буйство дизайна в хорошем смысле этого слова. Начать можно с того, что пользователям доступно множество вариантов разных цветов (выбирать цвет придётся при покупке — панели несменные). Нам достался фиолетовый экземпляр.

Крышка планшета состоит из двух слоев: нижнего с объёмной текстурой и продольным рифлением и верхнего — прозрачного и гладкого. В верхней (или правой, смотря как повернуть устройство) части задней панели находятся три полоски, вызывающие ассоциации с генеральскими лампасами, элегантно перечёркнутые решёткой встроенного динамика. Объектив тыловой камеры немного выступает из корпуса и напоминает видоискатель фотоаппарата-мыльницы.

Этот планшет нельзя назвать самым тонким, но по краям его толщина плавно уменьшается, в результате чего устройство удобно держать в руках. Масса Evolution Tab-750 тоже вполне приемлема — всего 310 граммов, и с габаритами нет никаких проблем: гаджет легко помещается во внутреннем кармане куртки (если таковой имеется) или небольшой сумке. В общем, с портативностью всё в порядке.

На правом (или нижнем, смотря как повернуть устройство) торце планшета собраны почти все кнопки и разъёмы: включение/выключение, стандартный аудиовыход на 3,5 мм, порт micro-USB, а также разъём mini-HDMI, разъём питания и кнопка регулировка громкости звука. На задней крышке есть ещё крошечная кнопка-дырочка Reset, нажать которую можно только иглой, и слот для карты MicroSD.


Лицевая панель полностью закрыта стеклом (или прозрачным пластиком), и никаких аппаратных кнопок на ней нет, что характерно для работающих под управлением Android 4 устройств. Здесь мы видим только сенсорный экран, чёрную рамку и объектив фронтальной камеры, которую можно использовать для общения в Сети. Всё как всегда.

К качеству сборки и используемым материалам придраться сложно. Никаких люфтов и зазоров при ближайшем рассмотрении обнаружить не удалось. Планшет кажется прочным и надёжным.

Технические характеристики

Prology Evolution TAB-750 сделан на базе не самого нового и мощного, но неплохо себя зарекомендовавшего чипа Allwiner A10 (ARM Cortex A8), способного работать на частотах до 1,5 ГГц (производитель планшета заявляет тактовую частоту 1,2 ГГц). В нём также имеется графический сопроцессор Mali 400 и 1 Гб оперативной памяти (DDR3) — обыкновенная рабочая «лошадка» по нынешним временам. Особо стоит обратить внимание на качественный экран с чувствительным сенсором и матрицей IPS с разрешением 1024x600 пикселей. Прочие параметры устройства приведены в таблице, а из недостатков можно отметить разве что отсутствие поддержки Bluetooth.

Процессор: Allwiner A10 c функциями 3D акселератора

Частота центрального процессора: 1,2 ГГц

Оперативная память: 1 Гб (DDR3)

Тип экрана: TFT IPS

Диагональ дисплея: 7"

Разрешение дисплея: 1024x600 пикселей

Сенсорный дисплей: Емкостный

Операционная система: ANDROID 4.0

Поддержка Google Play: Есть

Поддерживаемые форматы видеофайлов: MPG, 3GP, WMV, MP4, MKV, AVI, FLV и др.

Поддерживаемые форматы аудиофайлов: MP3, WMA, FLAC, APE, OGG и др.

Поддерживаемые форматы изображений: BMP, JPG, PNG, GIF и др.

Поддерживаемые форматы текстовых файлов: CBR, CBZ, CHM, DjVU, DOC, EPUB, FB2, HTM, HTML, LRC, MOBI, PalmDOC, PDB, PDF, PRC, RTF, TXT, XPS, ZIP и др.

Поддерживаемые форматы архивов: RAR, ZIP и др.

G-сенсор: Есть

GPS: Нет

3G: Возможно подключение внешнего модема

Bluetooth: Нет

Wi-Fi: Есть

Камера фронтальная: 0,3 Мп

Камера тыловая: 2 Мп

Вспышка: Нет

Внутренняя память: 8 Гб

Максимальный объём карт памяти microSD: 32 Гб

Выход на наушники: 3,5 мм, mini-jack

Встроенный динамик, шт: Есть

USB-интерфейс: micro-USB (поддержка режима USB-HOST)

HDMI-выход: mini-HDMI, разрешение до 1920х1080

Ёмкость встроенного аккумулятора: 3400 мАч

Время работы: воспроизведение видео до 4 часов, воспроизведение аудио до 12 часов, чтение книг до 6 часов, в режиме Wi-Fi до 4 часов

Габариты: 198х122х13 мм

Масса: 310 граммов

Чехол: Есть

Сетевой адаптер: Входное напряжение: 100–240 В, 50–60 Гц; Выходное напряжение: 5 В, 1.5 А

Наушники: Есть

Игры/Приложения: Возможность установки из Play Маркет, интернета или с карты памяти

Микрофон: Есть

Цвет: Black (Чёрный), White (Белый), Cherry (Вишневый), Green (Изумрудный), Blue (Синий), Violet (Фиолетовый)


Экран и мультимедийные возможности

Что действительно отличает многие устройства серии Evolution — так это хороший экран с качественной матрицей IPS. Он более чёткий и яркий, имеет неплохое разрешение (1024x600 пикселей) и хорошие углы обзора. Полная яркость не требуется даже в светлом помещении — можно уменьшить её хотя бы до 70-80 процентов. Если бы он ещё и градиенты передавал получше — цены бы такому дисплею не было.

Чувствительность сенсорного экрана хорошая — никаких претензий тут быть не может.

Небольшая ложка дёгтя: в планшете отсутствует встроенная фотовспышка, а качество съёмки тыловой камерой (2 Мп) оставляет желать лучшего. Впрочем, это характерно для всех машин данного класса: тыловые камеры в них ставят скорее для галочки. Фронтальная камера (0,3 Мп) нужна только для общения в Сети, и для этих целей её достаточно.

Что касается поддержки мультимедийных форматов, то в Android она зависит только от того, какие программы установит пользователь. Список воспроизводящихся в конфигурации по умолчанию файлов указан в таблице спецификаций.


Программное обеспечение

Прошивка Prology Evolution TAB-750 основана на Android 4.0 с минимальными модификациями — изменены разве что демонстрируемые во время зарядки планшета значки, заставка Prology, загрузочное меню и стандартные обои. Всё остальное — голый Android 4.0 с некоторым количеством приложений.

Из дополнительных программ установлены: читалки Aldiko и Cool Reader, Documents To Go, Flash Player и Hi-Q MP3 Recorder. Разумеется, в прошивке присутствуют все приложения Google, включая Market. Проблем с инсталляцией ПО из онлайн-магазина Google, а также из сторонних источников при тестировании замечено не было.


Коммуникационные возможности и накопители

С точки зрения коммуникаций у Evolution TAB-750 тоже всё стандартно: есть Wi-Fi, а кроме того, пользователь может подключиться к высокоскоростным мобильным сетям при помощи внешнего модема (переходник идёт в комплекте). Производитель заявляет поддержку только некоторых модемов, но здесь речь идёт, скорее всего, о протестированных устройствах: поскольку прошивка планшета основана на Android 4.0, никаких проблем с другими поддерживаемыми этой платформой модемами быть не должно. Также можно подключить через USB внешние жёсткие диски и т.п. Встроенный энергонезависимый накопитель Evolution TAB-750 имеет ёмкость 8 Гб, и этого вполне достаточно для установки приложений. Кроме того, в планшет можно добавить карту памяти microSD, объёмом до 32 Гб.

Производительность и время работы от батарей

Что касается автономной работы, то производитель обещает до четырёх часов в режиме воспроизведения видео и до двенадцати — в режиме аудиоплеера. Читать книги на планшете можно до шести часов, а использовать беспроводной сёрфинг — до четырёх. Практические тесты показали, что средние результаты немного меньше максимальных заявленных (что естественно): скажем, устройство воспроизводило фильм в течение 3 часов 37 минут.


Выводы

Компания Prology выпустила качественно сделанную машину с выдающимися для своего ценового диапазона характеристиками. Особое внимание стоит обратить на качественный экран с матрицей IPS. Хотя при желании в Prology Evolution TAB-750 можно отыскать лёгкие недостатки, придираться к ним было бы несправедливо. Нельзя забывать, что устройство стоит около пяти с половиной тысяч рублей. За такую цену можно понять и простить и не такое.


К оглавлению


Колумнисты

Василий Щепетнёв: Охранительная революция

Василий Щепетнев

Кафедра Ваннаха: Экономика и технология

Михаил Ваннах

Читалки: перевёрнутая страница

Евгений Золотов

<p id="own">Колумнисты</p>
<p>Василий Щепетнёв: Охранительная революция</p> <p> <emphasis>Василий Щепетнев</emphasis> </p>

Опубликовано 09 января 2013 года

Высокие технологии, овладев квартирами, конторами и площадями, превращаются в технологии повседневные. Ни восторга, ни пиетета. Так и должно жить: в новогоднюю ночь, сидя в кресле у электрокамина гваздевской дачки, обзванивать знакомых от Австралии до Японии. Оттуда же, из кресла, смотреть биатлонную гонку в немецком городке Оберхофе одновременно с миллионами соболельщиков. Оттуда же, из кресла, публично покритиковать зимнее время, требуя, чтобы световой день в декабре составлял не менее десяти часов, причём раз и навсегда. А то взять, оставить кресло, да и махнуть на Красное море, невзирая на акул, нестабильную обстановку и состояние авиапарка страны. Двадцать первый век! Бытие определяет сознание, и поскольку оно, бытие, до предела высокотехнологическое, то и сознание, стало быть, самое передовое. Тот, кто другого бытия толком и не видел, считает болтовню с приятелями по скайпу, бронирование авиабилетов до Святой Земли и даже возможность выбрать номер с видом на Красное море и иорданское знамя штукой, данной по праву рождения. Попробуй, отбери!

Представить истинную ценность сегодняшнего высокотехнологического бытия трудно, покуда его не лишишься. Но лишаться наяву не хочется. Лучше прибегнуть к воображению. Представить мир вековой давности. Год тысяча девятьсот тринадцатый. Трёхсотлетие дома Романовых. Предчувствием мировой войны, предчувствием войны гражданской ещё и не пахнет. Держава стоит неколебимо. И тут мы с планшетниками и апельсинами: здравствуйте! Хотим проверить, насколько прогресс технический ускоряет прогресс социальный! Желаем разбудить вас от векового сна, помочь преодолеть грязь, кровь и слёзы переходного периода.

Ну, и что мы проверим, кого мы поразим? Планшетник можно будет показывать как заморскую диковинку в академии наук даром, а в балагане за пятак. Или устраивать вокруг него сеансы наподобие спиритических, тут уже цена от ловкости импресарио зависит. Глядишь, и по сотне заплатят. И только. Влияние же на общественные отношения мизерны. Как у волшебного фонаря и фокусника Гудини. Воспроизвести же цифровую технику в условиях начала прошлого века — надежд никаких. Ладно, оставим апельсины, возьмём что-нибудь более простое и одновременно практичное. Автомат Калашникова, что ли. Вместе со всеми чертежами. Явимся с оружием в соответствующее учреждение: так, мол, и так, господа хорошие, англичане кирпичом ружья не чистят, не худо и нам бы не чистить, а вместо этого выпустить пару миллионов вот этих автоматических трёхлинеек на оружейном масле.

И тут вряд ли. Стоит вспомнить хотя бы историю русской трёхлинейки: во время испытаний винтовка Мосина проигрывала винтовке Нагана в главном компоненте: надёжности. Причиной были не конструкторские, а производственные недостатки: низкое мастерство рабочих и скверные станки. Когда же создали «выставочные» экземпляры силами лучших мастеров на лучших станках (из какой страны взялись те лучшие станки, вспоминать не будем), русская винтовка сравнялась с винтовкой бельгийской. Правда, «выставочных» экземпляров сделали поначалу всего тридцать, но со временем число выросло.

Боюсь, с автоматом пойдёт тоже не гладко. Станки соответствующие требуются. И мастера. А что станки, что мастера — они ведь в поле не растут. Опять же патронов много потребуется. Как там в ТТХ — сто выстрелов в минуту при стрельбе очередями и сорок — одиночными? Да откуда ж их взять, столько патронов? Расход материала. И без того есть винтовка Фёдорова. Судьбу её и повторил бы попаданец с Калашниковым наперевес.

И хотя попаданцы на страницах романов не то, что автоматы, — подводные лодки в крымскую войну мастерят из подручных средств, самонаводящиеся торпеды и электрические двигатели клепают, я на подобное не пойду. Чувство меры не даёт. И вообще, странно как-то, что лучшим способом построения всеобщего счастья на справедливых началах признаётся создание атомной бомбы, крылатой ракеты или лучей смерти, пускаемых из-за угла. Прогрессоры любят добро с ядерными кулачищами, но, мнится, неправильно это. Себя, любимого, на трон возвести — пожалуй, династию основать — возможно, но продержится эта династия до первой поломки реактора.

Нет, давайте иначе. Чтобы определить степень влияния базиса на надстройку, сегодняшний базис увенчаем старой надстройкой: вообразим, что за окнами нашими живёт-поживает монархия, готовящаяся праздновать юбилей. Перекраивать историю прошлого века до основания не стану, пусть и революции, и войны займут привычные места. Просто в ходе операции «преемник» в конце девяностых годов двадцатого века на место непопулярного президента поставили молодого государя-императора, о чём с прочувствованной слезою в голосе и объявил уходящий президент в ночь с тысяча девятьсот девяносто девятого года на двухтысячный. Поначалу царь присматривался, наблюдал диковинные порядки и обычаи, а потом, поняв, что ничего диковинного в них нет, взял бразды правления в собственные руки и к тринадцатому году стал править страною всерьёз и надолго. Смятенным умам он даровал лозунг «Православие, самодержавие, народность», чем и привлёк к себе трудящиеся массы, духовенство и творческую интеллигенцию. Готовясь к годовщине пребывания династии на престоле он, как и Николай Второй за век до того, подписал указ о даровании милостей подданным. А именно: пообещал повышение к февралю пенсий, амнистию, прощение налоговых недоимок. Помимо этого он выделил фонды для помощи сиротам, поощрил патриотические выставки и народные гуляния (это не фантазия, а реалии 1913 года, что же до совпадений с нынешним днём, то и не такие совпадения случаются).

Популярность государя (по мнению независимых экспертов) достигла вершины. Он, собственно, чувствовал это и без подсказки экспертов:

"6-го января. Воскресенье. Окончив утренние бумаги, в 10.20 поехал в Петербург. Крещенский выход был по-прежнему, но только без дам.

На Неве было совсем не холодно, несмотря на 7° мороза. Сел завтракать с небольшим количеством семьи в час с половиною. Переодевшись, пошёл в Эрмитаж и осмотрел вновь отлично устроенную галерею фарфора и серебра, а также некоторые залы, очищенные от копоти прежнего отопления. Оттуда заехал к т. Михень и затем к Мама. Вернулся в Ц. С. к 7 час. Читал до обеда, а вечером вслух". Дневниковая запись Николая Второго вполне могла бы появиться в твиттере, верноподданные читали бы и умилялись: вот какой у нас хороший царь! Ничто человеческое ему не чуждо! Добрый и внимательный!

И отчего бы не быть царю добрым, хотя бы для вида? Дума послушна, народ в меру сыт и пьян, злодеи прячутся по заграницам, армия верна, полиция не дремлет. А технология — что технология?

Как поможет пламенным революционерам свергнуть ненавистное самодержавие новый высокотехнологичный базис?

Положим, Ленину из Кракова легче будет держать связь с думцами-большевиками (в Думе четвёртого созыва большевиков было семеро из четырёхсот сорока двух). Январские (1913 года) статьи Ленина «Развитие рабочих хоров в Германии» и «Лучше поздно, чем никогда» вряд ли бы стали лучше, появись они сразу в электронном виде. Первая работа пролежала под спудом до пятьдесят четвёртого года, вторая же, написанная шестого января (параллельно с записью Николая Второго), опубликована одиннадцатого января. Скорость и сегодня вполне приемлемая, учитывая то, что статья пришла из австрийского тогда Кракова в Россию наземною почтой, где и была опубликована во вполне легальной «Правде».

Писать на стене призывы: «Все на митинг во имя…»? И это можно делать кистью и белилами, а можно электронным способом. Но непонятно, во имя чего, собственно, массы должны отвернуться от сытного стола и пойти невесть куда, рискуя получить от казака нагайкой по спине? Вы сначала определитесь, во имя чего собираться, для стоящего дела хоть в подземелье согласны. Ах, да, ещё каждый на домашнем принтере может напечатать сотню-другую листовок «Воруют!», но переплюнуть телевидение не получится — там этих воров показывают со всех сторон, среди гаремов, особняков и покамест незапятнанных коллег-министров. Так думай или иначе, но плоды научно-технической революции вряд ли сами по себе способствуют развитию революционной ситуации в одной отдельно взятой стране. А вот наоборот, пожалуй, получается отлично. Комфортный и захватывающий досуг — вот чего можно ждать в самое скорое время. Залез в сундук развлечений — и вот ты хоть Александр Невский, хоть Иван Четвёртый Грозный, а если князья и цари не любы — Стенька Разин или Емелька Пугачёв. Воздействие на все органы чувств с последующим приведением организма в порядок — какой агитатор, горлан-главарь сумеет оторвать от такой забавы потенциальное мясо революции? Да хоть многочасовые скайп-разговоры с кумушками о способах готовки селёдки под шубой или отучения мужей от алкоголизма, доступные уже сейчас, милее сердцу домохозяйки, нежели ночи на баррикадах. А сердцу домохозяина сгодятся разговоры о бабах с соответственными иллюстрациями. Или об автомобилях с бесконечными виртуальными драйв-тестами и виртуальным же участием в гонках по улицам мировых столиц. Так что, получается, технический прогресс есть благо, есть огромный плюс именно для охранителей власти, а не для её ниспровергателей. Собственно, именно поэтому власть технический прогресс и поддерживает.

Покуда можно задёшево (а лучше даром) погружаться в мир магии, дворцы, телеграфы, почты и банки могут спать спокойно.

И крейсер «Аврора» вместе с ними.


К оглавлению

<p>Кафедра Ваннаха: Экономика и технология</p> <p> <emphasis>Михаил Ваннах</emphasis> </p>

Опубликовано 10 января 2013 года

Видного американского экономиста Джеффри Сакса россияне должны хорошо помнить — именно он был руководителем группы заморских советников Бориса Ельцина в славный для отечественного народного хозяйства период с осени 1991 до начала 1994 года. Теперь же в книге The Price of Civilization (2011) он рассуждает о проблемах, стоящих перед США. Эта книга (Издательство института Гайдара в 2012 году выпустило русский перевод «Цены цивилизации») — весьма удобный повод поговорить о том, что видят и чего не видят экономисты на своем уровне восприятия реальности.

Начало книги Сакса звучит плачем старой совы в кустах о былых достоинствах Соединённых Штатов: «...моральный кризис: упадок гражданской добродетели среди американской политической и экономической элиты». Поразительная новость. Поразительная для тех, конечно, кто не читал «Позолоченный век» и «Евангелие от Твида» Марка Твена и не знает, какими мотивами руководствовался мистер Каупервуд из A Trilogy of Desire Драйзера, строя телескоп. Но дальше идут цифры, а они интересны всегда, «потому что все оттенки смысла умное число передаёт».

Итак, что же больше всего не нравится Саксу? Прежде всего — потеря доверия к правительству и финансовым институтам. Оказывается, тремя самыми ненавидимыми янки структурами в стране являются банки с финансистами, Конгресс и федеральное правительство — их негативно оценивают 69, 65 и опять 65 процентов соответственно. Полезными их находят лишь 22, 24 и 25 процентов подданных Федеральной Резервной Системы.

Наименьшие отрицательные чувства американцы испытывают к хайтек-компаниям — их не любят всего лишь 18 процентов янки, полезными же считают 68 процентов. Мелкий бизнес любят ещё больше — 71 процент; зато и не любят его сильнее компаний из высокотехнологичной категории — 19 процентов. Третье место у признаваемых структур держат религиозные организации, их считают полезными для общества 63 процента, а вредными — 22.

Давайте запомним эти цифры и пойдём дальше. Дальше Сакс сокрушается о безработице. По сравнению с максимальным уровнем занятости в 2007 году, на момент написания книги фиксировалось увеличение безработицы на 9,2 процента. Причём если среди работников со средним образованием она колебалась в районе 10 процентов, то у не имевших даже среднего образования она составляла 15 процентов.

Степень же бакалавра уже переводит человека в разряд, где безработица не превышает 4 процентов. Причём если обладатель степени бакалавра в 1975 году зарабатывал на 60 процентов больше людей со средним образованием, то к 2009 году разрыв достиг 100 процентов. Получки людей с научными степенями ещё выше — в 2004 они достигли максимума: 90 тысяч долларов в год.

Далее Сакса страшит старение американской инфраструктуры. В отличие от китайцев, сберегающих 60 процентов ВНП, американцы несопоставимо больше тратят на текущее потребление. Результат — старение инфраструктуры: энергосистемы, дорог, мостов, дамб.

Не лучше и с «человеческим капиталом». Международные тесты знаний школьников PISA-2009 поставили американцев на 17 место по чтению, 20-е по естественнонаучным дисциплинам и 30-е по математике. Первенствовал же во всех трёх видах дисциплин Шанхай! О том, что Россия в этих тестах была соответственно на 43-м, 39-м и 38-м местах из 65 участников, стоило бы патриотично умолчать, но вот беда, об этом мы уже писали...

Ещё цитируем Сакса: «...на протяжении последних 30 лет резко увеличился разрыв во власти, вознаграждениях и гарантированности занятости между старшими управляющими и специалистами, с одной стороны, и всеми прочими работниками — с другой». Дадим место цифрам: «...в начале 1970-х годов жалование среднего генерального директора превышало заработок среднего работника примерно в 10 раз, в 2000 году жалованье среднего управленца высшего уровня стало превышать заработок среднего работника уже в 1000 раз!» Но «медианные заработки полностью занятых мужчин-работников (с поправкой на инфляцию) с начала 1970-х годов оставались неизменными». Давайте запомним и этот факт!

Саксом отмечается «полная безнаказанность лжи или дорогостоящих провалов руководства». Он отмечает: «Практически никто из высшего руководства не наказан за подобное поведение, даже в тех случаях, когда правда, в конце концов, открывается. Банкиры, обрушившие мировую экономику, сохраняют своё положение на вершине пирамиды, продолжают на заседаниях в Белом доме сидеть напротив президента или посещать государственные банкеты как почётные гости президента».

Вот, пожалуй, и всё то, на что хочется обратить внимание в книге Сакса (конечно, могут быть и иные мнения). Разве что приведём ещё кусочек с трёхсотой страницы русского перевода: "В 1913 году Америка была на 52 процента богаче Западной Европы, и в 1998 году Америка по-прежнему была на 52 процента богаче Европы.

Впрочем, мнение Сакса о причинах, доведших США до нынешнего прискорбного положения, субъективно представляется малоинтересным. Слишком много, как пишет он, предоставлено воле рынка со времен Рейгана? Ха, так о том, что эта стихия порождает и процветание, и беды, писали и Маркс, и Кондратьев. Что, появился некий новый фактор?

Упадок нравов американской элиты? Ой... Знаете, более мерзкими, чем carpet-baggers, «саквояжники», подлейшие из политиканов победившего в Гражданской войне Севера, осуществлявшие к своей выгоде Реконструкцию проигравшего Юга, выглядят разве те ребята, которых Сакс консультировал в нашей стране. И те предприниматели, о которых писали Твен и Драйзер, вряд ли были лучше нынешних «средних управленцев высшего уровня».


Карикатура позапрошлого века на «саквояжника»

Поэтому, раз диагноз несколько сомнителен, не будем смотреть и на рецепты Сакса (повысить налоги, дабы чиновники справедливо тратили их на благо бедных, — когда шматки сала всё время передаёшь, ручонки-то жирненькие). Тем более неясно, с чего бы чиновникам стать честнее управленцев?

Может, поищем причину (прямо по Марксу) в развитии производительных сил? В технологии, которая всё ставит на свои места? И вот тут-то описательная часть книги Сакса мгновенно оказывается ясной и понятной.

Итак: современная индустрия базируется на массовых технологиях. Выращиваются кристаллы, на них «печатаются» электронные схемы невиданного уровня сложности и надёжности. В современных автомобилях обилие пластмасс и электроники. Перевозки тоже массовые — унифицированные контейнеры перемещаются сначала морским транспортом, наидешевейшим из возможных, потом автотягачами. Издержки и на производство, и на транспорт падают.

Всё меньше и меньше людей в этой сфере производят всё больше и больше товаров. То есть реальная нужда на производстве в тех работниках без высшего образования (а то и учёной степени) снижается. Остающиеся рабочие места перемещаются (сугубо по Марксу) туда, где рабочая сила дешевле. То есть планета нынче — гигантская единая фабрика и гигантский единый рынок.

Как только мы это понимаем, всё описанное Саксом становится ясным. Гигантские зарплаты высшего звена — плод эксплуатации не американских работников, а пролетариата ЮВА. А местные «синие воротнички», дорогие и избалованные профсоюзами, не слишком нужны. Нет, кое-что (и немало) им перепадает, но не больше.

Становится понятным, почему представители элит «не платят» за свои просчёты: с них некому спросить. Китайская работница, за сотню в месяц собирающая самые продвинутые гаджеты для богатейшей корпорации, рада и этим деньгам. В случае чего между ней и хозяевами — океаны и ядерные авианосцы ВМС США. Местные же «члены профсоюза» денег хозяевам жизни не приносят, а наоборот, пользуются их подачками — сравните зарплаты в США и Камбодже.

Доходы глобальной индустрии ИТ? Так глобальное хозяйство нуждается в колоссальной мощи управления мировыми процессами производства и дистрибуции (это солидные Microsoft, IBM, Oracle и прочие). Circenses, «зрелища», обеспечивает населению достигшая невиданной капитализации «фруктовая компания» (актёры и атлеты Рима также получали колоссальные гонорары).

Такое развитие производительных сил объективно. Даже древний видеомагнитофон VHS был возможен только за счёт наличия рынка планетарных размеров. Ещё в большей степени это относится к PC, лазерным принтерам, мобильным телефонам...

То есть те изменения, которые ужасают Сакса, генерируют те самые высокотехнологичные компании, которые кажутся (и, наверное, обоснованно кажутся) самыми полезными большинству американцев. Очень странно, почему для решения этих проблем ему хочется предоставить максимум денег Конгрессу и Федеральному правительству — органам, почитаемым янки наиболее отвратными. There are more things in heaven and earth, Horatio...


К оглавлению

<p>Читалки: перевёрнутая страница</p> <p> <emphasis>Евгений Золотов</emphasis> </p>

Опубликовано 11 января 2013 года

В новогоднем сумасшествии с десятками миллионов подаренных планшеток и смартфонов (см. "Новая жизнь старого железа" и "Загадочный дефект Galaxy S III") есть ещё один момент, требующий обстоятельного разговора. Это судьба устройств для чтения на электронных чернилах — читалок. Появившиеся во второй половине нулевых, они буквально взорвали книгопечатную индустрию и переписали каноны: заставили книгоиздателей соглашаться на неслыханные схемы ценообразования, вынудили книготорговцев агрессивно манипулировать ценой, помогли «цифровой литературе» (книжкам и периодике, издающимся в виде файлов, не на бумаге) обогнать литературу бумажную. Ничего удивительного, что на них возлагались огромные надежды — ещё два года назад. Следующим этапом должно было стать сражение между чёрно-белыми и цветными е-чернилами, но до этого дело не дошло. Вместо этого читалки резко сбавили обороты. Да, они по-прежнему выставляются в магазинах электроники и занимают заметную площадь. Однако внимание посетителей (и покупателей!) переключилось на соседний стенд, с планшетками.

Кнопка «паника» была утоплена ещё в декабре, когда несколько исследовательских групп (IDC, iSuppli) опубликовали свои прогнозы итогов 2012 года. Согласно этим оценкам, планшеток в глобальных масштабах было поставлено свыше 120 миллионов штук. Читалок — всего только 20 миллионов, плюс-минус. Но что ещё хуже, эти несчастные двадцать миллионов означают обвал — более чем на четверть, если сравнивать с годом 2011-м. Тогда читалки установили свой последний рекорд. Их взлёт был впечатляющим: от сотен тысяч штук до почти тридцати миллионов экземпляров в год. Но побить результат 2011-го они уже вряд ли смогут. Теперь аналитики ждут не менее впечатляющего падения. Через три-четыре года поставки и продажи читалок уменьшатся ещё втрое.

Но кто или что опрокинуло цифровую чернильницу? Статистика на этот вопрос ответа не даёт, а мнения комментаторов расходятся. Впрочем, самая вероятная причина у всех на виду. Вот она, лежит на соседнем прилавке. Планшетки, стремительно эволюционируя, приближаются по габаритам и цене к своим электронно-чернильным конкурентам. Читалки изначально были меньше и значительно дешевле айпада и ему подобных, что означает в том числе и больший комфорт при неизбежной транспортировке — и не только в смысле размеров (десятидюймовое устройство не в каждую сумочку войдёт): даже психологически расстаться с недорогой «железкой» (кража, потеря, поломка) легче. Планшетки только в прошлом году перешагнули отметку в 300 долларов при приемлемом качестве, читалки давно уже освоили район 100 долларов. Но чем дальше, тем меньше разрыв. В году наступившем айпадоподобные неизбежно шагнут к сотне (сколько ходят слухи о гугловской семидюймовке за 99 долларов, месяца три?). А чем меньше и дешевле планшетки, тем выше на них спрос и тем сильней они давят на консюмера. И пусть ещё год назад планшетный рынок двигал iPad, а сегодня его уже тащит андроидовское семейство — читалки одинаково сильно теряют на фоне ярких, быстрых, многофункциональных соседей.

В техническом смысле читалки тоже не стоят на месте. Они обзавелись самосветящимися экранами, нарастили чёткость изображения, а главный патентодержатель, E-Ink Corp., готовит к коммерциализации уже второе поколение цветных электронных чернил (Triton 2). Но проблема в том числе и в функционале. Планшетки каждые полгода демонстрируют что-нибудь новенькое, от интерфейса до замечательных приложений. Читалки выглядят на их фоне застывшим серым монолитом.


Устройства с электронными чернилами могут похвастаться беспрецедентной износостойкостью. Минимум механики, простейшая электроника, линуксовый софт, фантастическая энергоэкономичность. К тому же они избавлены от вечного проклятия цифровой техники: от жажды скорости. Спешить некуда, вся их задача — выводить текст да не слишком медленно перелистывать странички. Но у этого дара есть и обратная сторона: заставить покупателя читалки раскошелиться на следующую модель — задача нетривиальная. Наращиваете функциональность? Добро пожаловать в планшетный мир!

Таким образом, читалки, очевидно, сваливаются в узкую нишу, где, вероятно, и останутся навсегда. Их будут покупать только люди, которым действительно необходимы скромные размеры, чрезвычайная автономность, которые сознательно готовы поступиться ограниченной функциональностью. Книголюбы? Да. Образование? Определённо. Страны третьего мира и вообще районы с невысоким уровнем жизни? Пожалуй. Здесь, кстати, просматривается старое правило, беспощадно справедливое для всей техники, перешедшей в категорию бытовой: узкофункциональные устройства неизбежно вытесняются более «умелыми» наследниками. Вспомните наручные часы, наладонные компьютеры, фотоаппараты, аудиоплееры, навигаторы, наконец.


Всё это не означает, что читалки будут списаны со счетов и вычеркнуты из большого бизнеса. Печатный мир продолжает переход на цифру. В Соединённых Штатах, за агрессивность игроков считающихся флагманом книжной индустрии, всё меньше людей читают с бумажного листа (67 процентов в 2012 против 72 в 2011) и всё больше — с листа электронного (сейчас уже почти каждый четвёртый, данные Pew Research). Так что компании, которые смогут предложить своим клиентам комплексное решение — не только устройство, но и доступ к богатой библиотеке контента, смогут рассчитывать и на хорошие заработки. Именно так работают Amazon, Barnes&Noble.

Но не все согласны и с мнением, что эволюция читалки завершена. Речь, правда, уже не столько о технических параметрах, сколько о цене. Хороший пример — запускаемая со дня на день немецким стартапом txtr GmbH читалка txtr beagle. Внешне и функционально это устройство в общем схоже с предшественниками, разница лишь в том, что работает оно в паре со смартфоном (который обеспечивает соединение с интернет-магазином, к которому beagle привязана, и некоторые другие промежуточные процедуры). Главный сюрприз — цена: приобрести эту машинку можно будет примерно за 400 рублей, но только у операторов сотовой связи. Планируется задействовать взаимовыгодный коммерческий механизм: производитель зарабатывает за счёт продажи книг, операторы же получают отчисления с книжных продаж и могут выгодно выделиться из сонма конкурентов, предлагая своим клиентам почти бесплатную читалку. Дело за малым: проверить теорию на деле!


К оглавлению


Василий Щепетнёв: Охранительная революция

Василий Щепетнев

<p>Василий Щепетнёв: Охранительная революция</p> <p> <emphasis>Василий Щепетнев</emphasis> </p>

Опубликовано 09 января 2013 года

Высокие технологии, овладев квартирами, конторами и площадями, превращаются в технологии повседневные. Ни восторга, ни пиетета. Так и должно жить: в новогоднюю ночь, сидя в кресле у электрокамина гваздевской дачки, обзванивать знакомых от Австралии до Японии. Оттуда же, из кресла, смотреть биатлонную гонку в немецком городке Оберхофе одновременно с миллионами соболельщиков. Оттуда же, из кресла, публично покритиковать зимнее время, требуя, чтобы световой день в декабре составлял не менее десяти часов, причём раз и навсегда. А то взять, оставить кресло, да и махнуть на Красное море, невзирая на акул, нестабильную обстановку и состояние авиапарка страны. Двадцать первый век! Бытие определяет сознание, и поскольку оно, бытие, до предела высокотехнологическое, то и сознание, стало быть, самое передовое. Тот, кто другого бытия толком и не видел, считает болтовню с приятелями по скайпу, бронирование авиабилетов до Святой Земли и даже возможность выбрать номер с видом на Красное море и иорданское знамя штукой, данной по праву рождения. Попробуй, отбери!

Представить истинную ценность сегодняшнего высокотехнологического бытия трудно, покуда его не лишишься. Но лишаться наяву не хочется. Лучше прибегнуть к воображению. Представить мир вековой давности. Год тысяча девятьсот тринадцатый. Трёхсотлетие дома Романовых. Предчувствием мировой войны, предчувствием войны гражданской ещё и не пахнет. Держава стоит неколебимо. И тут мы с планшетниками и апельсинами: здравствуйте! Хотим проверить, насколько прогресс технический ускоряет прогресс социальный! Желаем разбудить вас от векового сна, помочь преодолеть грязь, кровь и слёзы переходного периода.

Ну, и что мы проверим, кого мы поразим? Планшетник можно будет показывать как заморскую диковинку в академии наук даром, а в балагане за пятак. Или устраивать вокруг него сеансы наподобие спиритических, тут уже цена от ловкости импресарио зависит. Глядишь, и по сотне заплатят. И только. Влияние же на общественные отношения мизерны. Как у волшебного фонаря и фокусника Гудини. Воспроизвести же цифровую технику в условиях начала прошлого века — надежд никаких. Ладно, оставим апельсины, возьмём что-нибудь более простое и одновременно практичное. Автомат Калашникова, что ли. Вместе со всеми чертежами. Явимся с оружием в соответствующее учреждение: так, мол, и так, господа хорошие, англичане кирпичом ружья не чистят, не худо и нам бы не чистить, а вместо этого выпустить пару миллионов вот этих автоматических трёхлинеек на оружейном масле.

И тут вряд ли. Стоит вспомнить хотя бы историю русской трёхлинейки: во время испытаний винтовка Мосина проигрывала винтовке Нагана в главном компоненте: надёжности. Причиной были не конструкторские, а производственные недостатки: низкое мастерство рабочих и скверные станки. Когда же создали «выставочные» экземпляры силами лучших мастеров на лучших станках (из какой страны взялись те лучшие станки, вспоминать не будем), русская винтовка сравнялась с винтовкой бельгийской. Правда, «выставочных» экземпляров сделали поначалу всего тридцать, но со временем число выросло.

Боюсь, с автоматом пойдёт тоже не гладко. Станки соответствующие требуются. И мастера. А что станки, что мастера — они ведь в поле не растут. Опять же патронов много потребуется. Как там в ТТХ — сто выстрелов в минуту при стрельбе очередями и сорок — одиночными? Да откуда ж их взять, столько патронов? Расход материала. И без того есть винтовка Фёдорова. Судьбу её и повторил бы попаданец с Калашниковым наперевес.

И хотя попаданцы на страницах романов не то, что автоматы, — подводные лодки в крымскую войну мастерят из подручных средств, самонаводящиеся торпеды и электрические двигатели клепают, я на подобное не пойду. Чувство меры не даёт. И вообще, странно как-то, что лучшим способом построения всеобщего счастья на справедливых началах признаётся создание атомной бомбы, крылатой ракеты или лучей смерти, пускаемых из-за угла. Прогрессоры любят добро с ядерными кулачищами, но, мнится, неправильно это. Себя, любимого, на трон возвести — пожалуй, династию основать — возможно, но продержится эта династия до первой поломки реактора.

Нет, давайте иначе. Чтобы определить степень влияния базиса на надстройку, сегодняшний базис увенчаем старой надстройкой: вообразим, что за окнами нашими живёт-поживает монархия, готовящаяся праздновать юбилей. Перекраивать историю прошлого века до основания не стану, пусть и революции, и войны займут привычные места. Просто в ходе операции «преемник» в конце девяностых годов двадцатого века на место непопулярного президента поставили молодого государя-императора, о чём с прочувствованной слезою в голосе и объявил уходящий президент в ночь с тысяча девятьсот девяносто девятого года на двухтысячный. Поначалу царь присматривался, наблюдал диковинные порядки и обычаи, а потом, поняв, что ничего диковинного в них нет, взял бразды правления в собственные руки и к тринадцатому году стал править страною всерьёз и надолго. Смятенным умам он даровал лозунг «Православие, самодержавие, народность», чем и привлёк к себе трудящиеся массы, духовенство и творческую интеллигенцию. Готовясь к годовщине пребывания династии на престоле он, как и Николай Второй за век до того, подписал указ о даровании милостей подданным. А именно: пообещал повышение к февралю пенсий, амнистию, прощение налоговых недоимок. Помимо этого он выделил фонды для помощи сиротам, поощрил патриотические выставки и народные гуляния (это не фантазия, а реалии 1913 года, что же до совпадений с нынешним днём, то и не такие совпадения случаются).

Популярность государя (по мнению независимых экспертов) достигла вершины. Он, собственно, чувствовал это и без подсказки экспертов:

"6-го января. Воскресенье. Окончив утренние бумаги, в 10.20 поехал в Петербург. Крещенский выход был по-прежнему, но только без дам.

На Неве было совсем не холодно, несмотря на 7° мороза. Сел завтракать с небольшим количеством семьи в час с половиною. Переодевшись, пошёл в Эрмитаж и осмотрел вновь отлично устроенную галерею фарфора и серебра, а также некоторые залы, очищенные от копоти прежнего отопления. Оттуда заехал к т. Михень и затем к Мама. Вернулся в Ц. С. к 7 час. Читал до обеда, а вечером вслух". Дневниковая запись Николая Второго вполне могла бы появиться в твиттере, верноподданные читали бы и умилялись: вот какой у нас хороший царь! Ничто человеческое ему не чуждо! Добрый и внимательный!

И отчего бы не быть царю добрым, хотя бы для вида? Дума послушна, народ в меру сыт и пьян, злодеи прячутся по заграницам, армия верна, полиция не дремлет. А технология — что технология?

Как поможет пламенным революционерам свергнуть ненавистное самодержавие новый высокотехнологичный базис?

Положим, Ленину из Кракова легче будет держать связь с думцами-большевиками (в Думе четвёртого созыва большевиков было семеро из четырёхсот сорока двух). Январские (1913 года) статьи Ленина «Развитие рабочих хоров в Германии» и «Лучше поздно, чем никогда» вряд ли бы стали лучше, появись они сразу в электронном виде. Первая работа пролежала под спудом до пятьдесят четвёртого года, вторая же, написанная шестого января (параллельно с записью Николая Второго), опубликована одиннадцатого января. Скорость и сегодня вполне приемлемая, учитывая то, что статья пришла из австрийского тогда Кракова в Россию наземною почтой, где и была опубликована во вполне легальной «Правде».

Писать на стене призывы: «Все на митинг во имя…»? И это можно делать кистью и белилами, а можно электронным способом. Но непонятно, во имя чего, собственно, массы должны отвернуться от сытного стола и пойти невесть куда, рискуя получить от казака нагайкой по спине? Вы сначала определитесь, во имя чего собираться, для стоящего дела хоть в подземелье согласны. Ах, да, ещё каждый на домашнем принтере может напечатать сотню-другую листовок «Воруют!», но переплюнуть телевидение не получится — там этих воров показывают со всех сторон, среди гаремов, особняков и покамест незапятнанных коллег-министров. Так думай или иначе, но плоды научно-технической революции вряд ли сами по себе способствуют развитию революционной ситуации в одной отдельно взятой стране. А вот наоборот, пожалуй, получается отлично. Комфортный и захватывающий досуг — вот чего можно ждать в самое скорое время. Залез в сундук развлечений — и вот ты хоть Александр Невский, хоть Иван Четвёртый Грозный, а если князья и цари не любы — Стенька Разин или Емелька Пугачёв. Воздействие на все органы чувств с последующим приведением организма в порядок — какой агитатор, горлан-главарь сумеет оторвать от такой забавы потенциальное мясо революции? Да хоть многочасовые скайп-разговоры с кумушками о способах готовки селёдки под шубой или отучения мужей от алкоголизма, доступные уже сейчас, милее сердцу домохозяйки, нежели ночи на баррикадах. А сердцу домохозяина сгодятся разговоры о бабах с соответственными иллюстрациями. Или об автомобилях с бесконечными виртуальными драйв-тестами и виртуальным же участием в гонках по улицам мировых столиц. Так что, получается, технический прогресс есть благо, есть огромный плюс именно для охранителей власти, а не для её ниспровергателей. Собственно, именно поэтому власть технический прогресс и поддерживает.

Покуда можно задёшево (а лучше даром) погружаться в мир магии, дворцы, телеграфы, почты и банки могут спать спокойно.

И крейсер «Аврора» вместе с ними.


К оглавлению


Кафедра Ваннаха: Экономика и технология

Михаил Ваннах

<p>Кафедра Ваннаха: Экономика и технология</p> <p> <emphasis>Михаил Ваннах</emphasis> </p>

Опубликовано 10 января 2013 года

Видного американского экономиста Джеффри Сакса россияне должны хорошо помнить — именно он был руководителем группы заморских советников Бориса Ельцина в славный для отечественного народного хозяйства период с осени 1991 до начала 1994 года. Теперь же в книге The Price of Civilization (2011) он рассуждает о проблемах, стоящих перед США. Эта книга (Издательство института Гайдара в 2012 году выпустило русский перевод «Цены цивилизации») — весьма удобный повод поговорить о том, что видят и чего не видят экономисты на своем уровне восприятия реальности.

Начало книги Сакса звучит плачем старой совы в кустах о былых достоинствах Соединённых Штатов: «...моральный кризис: упадок гражданской добродетели среди американской политической и экономической элиты». Поразительная новость. Поразительная для тех, конечно, кто не читал «Позолоченный век» и «Евангелие от Твида» Марка Твена и не знает, какими мотивами руководствовался мистер Каупервуд из A Trilogy of Desire Драйзера, строя телескоп. Но дальше идут цифры, а они интересны всегда, «потому что все оттенки смысла умное число передаёт».

Итак, что же больше всего не нравится Саксу? Прежде всего — потеря доверия к правительству и финансовым институтам. Оказывается, тремя самыми ненавидимыми янки структурами в стране являются банки с финансистами, Конгресс и федеральное правительство — их негативно оценивают 69, 65 и опять 65 процентов соответственно. Полезными их находят лишь 22, 24 и 25 процентов подданных Федеральной Резервной Системы.

Наименьшие отрицательные чувства американцы испытывают к хайтек-компаниям — их не любят всего лишь 18 процентов янки, полезными же считают 68 процентов. Мелкий бизнес любят ещё больше — 71 процент; зато и не любят его сильнее компаний из высокотехнологичной категории — 19 процентов. Третье место у признаваемых структур держат религиозные организации, их считают полезными для общества 63 процента, а вредными — 22.

Давайте запомним эти цифры и пойдём дальше. Дальше Сакс сокрушается о безработице. По сравнению с максимальным уровнем занятости в 2007 году, на момент написания книги фиксировалось увеличение безработицы на 9,2 процента. Причём если среди работников со средним образованием она колебалась в районе 10 процентов, то у не имевших даже среднего образования она составляла 15 процентов.

Степень же бакалавра уже переводит человека в разряд, где безработица не превышает 4 процентов. Причём если обладатель степени бакалавра в 1975 году зарабатывал на 60 процентов больше людей со средним образованием, то к 2009 году разрыв достиг 100 процентов. Получки людей с научными степенями ещё выше — в 2004 они достигли максимума: 90 тысяч долларов в год.

Далее Сакса страшит старение американской инфраструктуры. В отличие от китайцев, сберегающих 60 процентов ВНП, американцы несопоставимо больше тратят на текущее потребление. Результат — старение инфраструктуры: энергосистемы, дорог, мостов, дамб.

Не лучше и с «человеческим капиталом». Международные тесты знаний школьников PISA-2009 поставили американцев на 17 место по чтению, 20-е по естественнонаучным дисциплинам и 30-е по математике. Первенствовал же во всех трёх видах дисциплин Шанхай! О том, что Россия в этих тестах была соответственно на 43-м, 39-м и 38-м местах из 65 участников, стоило бы патриотично умолчать, но вот беда, об этом мы уже писали...

Ещё цитируем Сакса: «...на протяжении последних 30 лет резко увеличился разрыв во власти, вознаграждениях и гарантированности занятости между старшими управляющими и специалистами, с одной стороны, и всеми прочими работниками — с другой». Дадим место цифрам: «...в начале 1970-х годов жалование среднего генерального директора превышало заработок среднего работника примерно в 10 раз, в 2000 году жалованье среднего управленца высшего уровня стало превышать заработок среднего работника уже в 1000 раз!» Но «медианные заработки полностью занятых мужчин-работников (с поправкой на инфляцию) с начала 1970-х годов оставались неизменными». Давайте запомним и этот факт!

Саксом отмечается «полная безнаказанность лжи или дорогостоящих провалов руководства». Он отмечает: «Практически никто из высшего руководства не наказан за подобное поведение, даже в тех случаях, когда правда, в конце концов, открывается. Банкиры, обрушившие мировую экономику, сохраняют своё положение на вершине пирамиды, продолжают на заседаниях в Белом доме сидеть напротив президента или посещать государственные банкеты как почётные гости президента».

Вот, пожалуй, и всё то, на что хочется обратить внимание в книге Сакса (конечно, могут быть и иные мнения). Разве что приведём ещё кусочек с трёхсотой страницы русского перевода: "В 1913 году Америка была на 52 процента богаче Западной Европы, и в 1998 году Америка по-прежнему была на 52 процента богаче Европы.

Впрочем, мнение Сакса о причинах, доведших США до нынешнего прискорбного положения, субъективно представляется малоинтересным. Слишком много, как пишет он, предоставлено воле рынка со времен Рейгана? Ха, так о том, что эта стихия порождает и процветание, и беды, писали и Маркс, и Кондратьев. Что, появился некий новый фактор?

Упадок нравов американской элиты? Ой... Знаете, более мерзкими, чем carpet-baggers, «саквояжники», подлейшие из политиканов победившего в Гражданской войне Севера, осуществлявшие к своей выгоде Реконструкцию проигравшего Юга, выглядят разве те ребята, которых Сакс консультировал в нашей стране. И те предприниматели, о которых писали Твен и Драйзер, вряд ли были лучше нынешних «средних управленцев высшего уровня».


Карикатура позапрошлого века на «саквояжника»

Поэтому, раз диагноз несколько сомнителен, не будем смотреть и на рецепты Сакса (повысить налоги, дабы чиновники справедливо тратили их на благо бедных, — когда шматки сала всё время передаёшь, ручонки-то жирненькие). Тем более неясно, с чего бы чиновникам стать честнее управленцев?

Может, поищем причину (прямо по Марксу) в развитии производительных сил? В технологии, которая всё ставит на свои места? И вот тут-то описательная часть книги Сакса мгновенно оказывается ясной и понятной.

Итак: современная индустрия базируется на массовых технологиях. Выращиваются кристаллы, на них «печатаются» электронные схемы невиданного уровня сложности и надёжности. В современных автомобилях обилие пластмасс и электроники. Перевозки тоже массовые — унифицированные контейнеры перемещаются сначала морским транспортом, наидешевейшим из возможных, потом автотягачами. Издержки и на производство, и на транспорт падают.

Всё меньше и меньше людей в этой сфере производят всё больше и больше товаров. То есть реальная нужда на производстве в тех работниках без высшего образования (а то и учёной степени) снижается. Остающиеся рабочие места перемещаются (сугубо по Марксу) туда, где рабочая сила дешевле. То есть планета нынче — гигантская единая фабрика и гигантский единый рынок.

Как только мы это понимаем, всё описанное Саксом становится ясным. Гигантские зарплаты высшего звена — плод эксплуатации не американских работников, а пролетариата ЮВА. А местные «синие воротнички», дорогие и избалованные профсоюзами, не слишком нужны. Нет, кое-что (и немало) им перепадает, но не больше.

Становится понятным, почему представители элит «не платят» за свои просчёты: с них некому спросить. Китайская работница, за сотню в месяц собирающая самые продвинутые гаджеты для богатейшей корпорации, рада и этим деньгам. В случае чего между ней и хозяевами — океаны и ядерные авианосцы ВМС США. Местные же «члены профсоюза» денег хозяевам жизни не приносят, а наоборот, пользуются их подачками — сравните зарплаты в США и Камбодже.

Доходы глобальной индустрии ИТ? Так глобальное хозяйство нуждается в колоссальной мощи управления мировыми процессами производства и дистрибуции (это солидные Microsoft, IBM, Oracle и прочие). Circenses, «зрелища», обеспечивает населению достигшая невиданной капитализации «фруктовая компания» (актёры и атлеты Рима также получали колоссальные гонорары).

Такое развитие производительных сил объективно. Даже древний видеомагнитофон VHS был возможен только за счёт наличия рынка планетарных размеров. Ещё в большей степени это относится к PC, лазерным принтерам, мобильным телефонам...

То есть те изменения, которые ужасают Сакса, генерируют те самые высокотехнологичные компании, которые кажутся (и, наверное, обоснованно кажутся) самыми полезными большинству американцев. Очень странно, почему для решения этих проблем ему хочется предоставить максимум денег Конгрессу и Федеральному правительству — органам, почитаемым янки наиболее отвратными. There are more things in heaven and earth, Horatio...


К оглавлению


Читалки: перевёрнутая страница

Евгений Золотов

<p>Читалки: перевёрнутая страница</p> <p> <emphasis>Евгений Золотов</emphasis> </p>

Опубликовано 11 января 2013 года

В новогоднем сумасшествии с десятками миллионов подаренных планшеток и смартфонов (см. "Новая жизнь старого железа" и "Загадочный дефект Galaxy S III") есть ещё один момент, требующий обстоятельного разговора. Это судьба устройств для чтения на электронных чернилах — читалок. Появившиеся во второй половине нулевых, они буквально взорвали книгопечатную индустрию и переписали каноны: заставили книгоиздателей соглашаться на неслыханные схемы ценообразования, вынудили книготорговцев агрессивно манипулировать ценой, помогли «цифровой литературе» (книжкам и периодике, издающимся в виде файлов, не на бумаге) обогнать литературу бумажную. Ничего удивительного, что на них возлагались огромные надежды — ещё два года назад. Следующим этапом должно было стать сражение между чёрно-белыми и цветными е-чернилами, но до этого дело не дошло. Вместо этого читалки резко сбавили обороты. Да, они по-прежнему выставляются в магазинах электроники и занимают заметную площадь. Однако внимание посетителей (и покупателей!) переключилось на соседний стенд, с планшетками.

Кнопка «паника» была утоплена ещё в декабре, когда несколько исследовательских групп (IDC, iSuppli) опубликовали свои прогнозы итогов 2012 года. Согласно этим оценкам, планшеток в глобальных масштабах было поставлено свыше 120 миллионов штук. Читалок — всего только 20 миллионов, плюс-минус. Но что ещё хуже, эти несчастные двадцать миллионов означают обвал — более чем на четверть, если сравнивать с годом 2011-м. Тогда читалки установили свой последний рекорд. Их взлёт был впечатляющим: от сотен тысяч штук до почти тридцати миллионов экземпляров в год. Но побить результат 2011-го они уже вряд ли смогут. Теперь аналитики ждут не менее впечатляющего падения. Через три-четыре года поставки и продажи читалок уменьшатся ещё втрое.

Но кто или что опрокинуло цифровую чернильницу? Статистика на этот вопрос ответа не даёт, а мнения комментаторов расходятся. Впрочем, самая вероятная причина у всех на виду. Вот она, лежит на соседнем прилавке. Планшетки, стремительно эволюционируя, приближаются по габаритам и цене к своим электронно-чернильным конкурентам. Читалки изначально были меньше и значительно дешевле айпада и ему подобных, что означает в том числе и больший комфорт при неизбежной транспортировке — и не только в смысле размеров (десятидюймовое устройство не в каждую сумочку войдёт): даже психологически расстаться с недорогой «железкой» (кража, потеря, поломка) легче. Планшетки только в прошлом году перешагнули отметку в 300 долларов при приемлемом качестве, читалки давно уже освоили район 100 долларов. Но чем дальше, тем меньше разрыв. В году наступившем айпадоподобные неизбежно шагнут к сотне (сколько ходят слухи о гугловской семидюймовке за 99 долларов, месяца три?). А чем меньше и дешевле планшетки, тем выше на них спрос и тем сильней они давят на консюмера. И пусть ещё год назад планшетный рынок двигал iPad, а сегодня его уже тащит андроидовское семейство — читалки одинаково сильно теряют на фоне ярких, быстрых, многофункциональных соседей.

В техническом смысле читалки тоже не стоят на месте. Они обзавелись самосветящимися экранами, нарастили чёткость изображения, а главный патентодержатель, E-Ink Corp., готовит к коммерциализации уже второе поколение цветных электронных чернил (Triton 2). Но проблема в том числе и в функционале. Планшетки каждые полгода демонстрируют что-нибудь новенькое, от интерфейса до замечательных приложений. Читалки выглядят на их фоне застывшим серым монолитом.


Устройства с электронными чернилами могут похвастаться беспрецедентной износостойкостью. Минимум механики, простейшая электроника, линуксовый софт, фантастическая энергоэкономичность. К тому же они избавлены от вечного проклятия цифровой техники: от жажды скорости. Спешить некуда, вся их задача — выводить текст да не слишком медленно перелистывать странички. Но у этого дара есть и обратная сторона: заставить покупателя читалки раскошелиться на следующую модель — задача нетривиальная. Наращиваете функциональность? Добро пожаловать в планшетный мир!

Таким образом, читалки, очевидно, сваливаются в узкую нишу, где, вероятно, и останутся навсегда. Их будут покупать только люди, которым действительно необходимы скромные размеры, чрезвычайная автономность, которые сознательно готовы поступиться ограниченной функциональностью. Книголюбы? Да. Образование? Определённо. Страны третьего мира и вообще районы с невысоким уровнем жизни? Пожалуй. Здесь, кстати, просматривается старое правило, беспощадно справедливое для всей техники, перешедшей в категорию бытовой: узкофункциональные устройства неизбежно вытесняются более «умелыми» наследниками. Вспомните наручные часы, наладонные компьютеры, фотоаппараты, аудиоплееры, навигаторы, наконец.


Всё это не означает, что читалки будут списаны со счетов и вычеркнуты из большого бизнеса. Печатный мир продолжает переход на цифру. В Соединённых Штатах, за агрессивность игроков считающихся флагманом книжной индустрии, всё меньше людей читают с бумажного листа (67 процентов в 2012 против 72 в 2011) и всё больше — с листа электронного (сейчас уже почти каждый четвёртый, данные Pew Research). Так что компании, которые смогут предложить своим клиентам комплексное решение — не только устройство, но и доступ к богатой библиотеке контента, смогут рассчитывать и на хорошие заработки. Именно так работают Amazon, Barnes&Noble.

Но не все согласны и с мнением, что эволюция читалки завершена. Речь, правда, уже не столько о технических параметрах, сколько о цене. Хороший пример — запускаемая со дня на день немецким стартапом txtr GmbH читалка txtr beagle. Внешне и функционально это устройство в общем схоже с предшественниками, разница лишь в том, что работает оно в паре со смартфоном (который обеспечивает соединение с интернет-магазином, к которому beagle привязана, и некоторые другие промежуточные процедуры). Главный сюрприз — цена: приобрести эту машинку можно будет примерно за 400 рублей, но только у операторов сотовой связи. Планируется задействовать взаимовыгодный коммерческий механизм: производитель зарабатывает за счёт продажи книг, операторы же получают отчисления с книжных продаж и могут выгодно выделиться из сонма конкурентов, предлагая своим клиентам почти бесплатную читалку. Дело за малым: проверить теорию на деле!


К оглавлению


Голубятня-Онлайн

Голубятня: Уходят молча

Сергей Голубицкий

Голубятня: Сводные сестры

Сергей Голубицкий

<p id="sgolub">Голубятня-Онлайн</p>
<p>Голубятня: Уходят молча</p> <p> <emphasis>Сергей Голубицкий</emphasis> </p>

Опубликовано 09 января 2013 года

На миг показалось, что оторвался. Сумел! Удалось! Вырвался, наконец, из цепких объятий айтишного морока, погрузился в любование естественным бытием. А иначе и быть не могло: в исключительных-то обстоятельствах.

Лежу на крыше-террасе, вокруг огромные пальмы, над головой бескрайнее небо, усыпанное звездами. Полночь — время моей третьей ежедневной йоги. Горит свеча, источают головокружительный фимиам агарбатти, любовно подобранные под настроение: Madhuram из коллекции Patanjali Ayarved, едва ли не семейного бизнеса из почти святого Утаракханда.

Гляжу на небо: неизменно завораживающее, хотя и экзотичное. Прямо над головой — величественный Орион с моей любимой звездой Бетельгейзе. Справа от нее — Беллатрикс. Ниже — пояс из Минтаки, Альнилама и Альнитак, волшебные Три Волхва. В ногах — Саиф и Ригель.

Чуть пониже правой ноги Ориона — Сириус, ярчайшая звезда на небе. На родине моей плоти Сириус едва возвышается над горизонтом, на родине моей души — на высоте + 57º. А значит, всё, что ниже — неизведанное небо! Не видимые в российских широтах созвездия Летучая Рыба, Киль, Сетка, Часы, Чаша...

Сириус — совершенно мистическая звезда, почти такая же яркая, как и Юпитер (сейчас он рядом с Альдебараном, по направлению левой руки Ориона):


Так... а что это за звезда, справа от Сириуса, в лапе Большого Пса? Забыл. Пытаюсь вспомнить... Не получается! Чёрт! И сразу же — всё идет побоку! Вот же дурной характер. Увы, ничего не могу с собой поделать: забыта йога, забыта пранайяма, забыт Эдем с божественной тишиной, покоем, пальмами. Срываюсь с места, бегу в дом, хватаю айпад, запускаю Star Walk. Справа от Сириуса — Мирзам! Ведь знал же! Но забыл.

Магия однако разрушена, доделываю ширшасану и шавасану, хотя мысли уже улетели далеко-далеко. В чертовый IT, будь он неладен! А ведь так надеялся забыть о нем хотя бы в такой удивительный миг.

Но нет: опять — айпад, опять — Star Walk, опять — софт, опять — комп, опять — программисты, verdammt noch mal! Никуда не деться от этого моего проклятия по жизни.

Ну раз не деться, так не деться, вот только почему Star Walk?! Что это за имена такие новые на горизонте? Даже на большом моем брате (Макбуке) установлен Stellarium, бесплатная программа на открытом коде, кажется, портированная из Линукса. Почему Stellarium? Почему не гранды-аксакалы астрономического софта, чей авторитет утвердился в эпоху становления форточного PC?

Читатели, надеюсь, догадались, что я вовсе не вознамерился уводить краюху у нашего звездоведа Вибе и всю лубочно-китчевую лабуду со звездями затеял не ради астрономии (которая, к тому же, интересует меня исключительно как астрология), а снова и опять — во имя нашего хардверно-софтверного халоймеса. Именно мысли о судьбах грандов астрономического софта взяли в оборот мою голову после того, как вспомнив о Мирзаме, окончательно отвлекся и больше в ту ночь так и не сумел сосредоточиться на йоге.

11 лет назад я рассказал читателям Голубятни ("Хождение вокруг чужого монастыря") о двух титанах астрономического софта — Redshift и Starry Night. Собственно тогда, 11 лет назад, ничего кроме титанов на горизонте и не было. Вот уж поистине — заря истории пылает под знаком титанов. Где же титаны сегодня?

Думаете, вымерли? Вовсе нет. 11 лет назад Redshift был представлен версией 4.0, сегодня — уже 7.0. Backyard канадской Starry Night также эволюционировал в целую обойму диверсифицированного софта (Podium, College, High School, Pro Plus, Enthusiast и т.п.). Все эти программы есть на рынке. Где-то. Продаются. Тоже где-то. По самым разнообразным ценам. Скажем, Redshift 7.0 Premium в коробочной версии отдают в добрые руки за сверх конкурентоспособную цену 80 долларов. Так же, как и Starry Night Enthusiast. Зато версия Starry Night Podium стоит уже 400 долларов.

Цены, впрочем, не имеют никакого значения. Потому что обоих грандов на рынке ... нет! То есть, они, конечно, есть, но их нет. Ну вы меня поняли :) Это, знаете ли, как присутствие призраков: вот же они, вокруг нас, только никто не замечает. Иными словами, программы Redshift и Starry Night, еще 10 лет назад державшие весь рынок профильного софта за ... ну пусть будет горло, сегодня пребывают в архиглухой, архимаргинальной нише узко специализированного софта!

Думаете, дело в том, что на рынке нет интереса к астрономическим программам? Как раз наоборот: интерес в сравнении с тем, что было 10 лет назад, утысячерился. Да что там — умиллионирился! Загляните на досуге в iTunes Store и оцените место, которое занимает в списке самых популярных и раскупаемых программ Star Walk ("Волшебные прогулки"), вышедшая из-под пера моей любимой Vito Technology! 79-ое место у астрономической программы! Это при том, что сегодня в магазине Надкусана скопилось уже более 700 тысяч приложений!

Может быть дело в том, что у былых титанов нет порта под iOS? Вот и не угадали: у Redshift есть программа для айфонов и айпадов. Программа, надо сказать, весьма продвинутая, при этом, однако, безнадежно затерянная в безбрежном списке софта для iOS. Почему? Потому что напрочь лишена того, что называется bells and whistles. Профессиональных функций выше крыши, а шарма — ни на грош.

Почему же софтверные компании, чьи биографии измеряются уже десятилетиями, компании, некогда занимавшие доминирующее положение на рынке, сегодня сходят на нет, довольствуясь узкоспециализированной махалой? Почему голиафы, не взирая на роскошный гандикап, финансовый буфер и программные наработки, измеряемые сотнями тысяч человекочасов, так бездарно слили новичкам? Почему титаны проворонили мобильную революцию? Почему зациклились на старых, откровенно доживающих свой век писюках?

Ведь это же очевидно: я, сидя на своей крыше и наблюдая за звездами, стоило возникнуть потребности, бросился за своим планшетом, а не за ноутбуком. Потому что ноутбук в плане мобильности — это же сильно вчерашний день! Не потому даже, что в 10 раз тяжелее планшета, а потому что не сопоставим по комфорту: я навожу iPad на небо, задняя камера планшета его сканирует и автоматически накладывает реальную картинку на встроенную в программу карту! Ни с каким ноутбуком ничего подобного сделать не получится.

Ежу же понятно, что планшет сегодня — абсолютно приоритетный гаджет для астрономического софта. Ан нет: титаны-аксакалы, сидящие на миллионах долларов, скопленных годами продаж коробочного софта, тупо продолжают клепать версии под писюки (десктопы, ёпрст!). У Starry Night нет мобильной версии в принципе, а Redshift for iOS на парсеки отстает по популярности от Star Walk Vito Technologies, которая в отличие от Redshift даже рядом не является профессиональной астрономической конторой.

Читатель видит, что в культур-повидле я задал сегодня дюжину злых вопросов, на которые не дал ни одного ответа. Так оно и есть! Знаете почему? Потому что я банально не знаю этих ответов! Все, что я вижу, это тупое профукивание и позорный слив рынка титанами, грандами и аксакалами (причем тенденция универсальна — сливают все от Starry Night до Microsoft!), а причины этого слива не понимаю!

Ведь есть же исключения. Есть Adobe, которая восхищает меня ничуть не меньше, чем раздражает. Попробуйте найди альтернативу Creative Suite! Я лично за Premiere CS 6 родину продам, хотя бы потому, что за все время постоянного пользования этот NLE не вылетел ни единого раза, тогда как хваленый гранд Avid Media Composer 6.5 вылетает регулярно и каждый день (тестировал в декабре).

Короче говоря, оставляю вопрос открытым и призываю читательскую гвардию гоблинов разгадать загадку слива рынка софтверными Титанами Прошлых Эпох. Что у них не так в консерватории?

Вторая часть Голубятни — новая викторина! И снова будем разыгрывать суперприз от Supersmoke — подарочную модель электронной сигареты Cubica CC:


Напоминаю комплектацию лучшего подарка всем вашим близким и друзьям, страдающим от тяжкого курительного недуга:

Сигарета Cubica — 2 шт.(чёрная и белая)

USB зарядное устройство для аккумуляторов Cubica — 1шт.

USB сетевой адаптер — 1шт.

Сменный нагревательный элемент для клиромайзеров Cubica 2.5 Ом — 7шт.(две

шт. непосредственно в сигаретах)

Инструкция на английском языке — 1шт.(на сайте SuperSmoke.ru можно скачать

инструкцию на русском языке).

Что касается квиза, то в нашей бескомпромиссной шахте лингвистического аудирования сегодня загустел умопомрачительный минерал :) Итак, в бой: прослушайте аудиоклип и ответьте на простой вопрос: «На каком языке ведут разговор дикторы?»

Ответы присылайте, как обычно, на sgolub@computerra.ru. Желаю удачи!

PS. Подводить итоги викторины будем в пятницу — в следующей «Голубятне». Очень надеюсь, что правильные ответы поступят уже сегодня, если, однако, почувствую, что возникают затруднения, начну давать подсказки у себя на твиттере. Так что подписывайтесь: @golubitsky!


К оглавлению

<p>Голубятня: Сводные сестры</p> <p> <emphasis>Сергей Голубицкий</emphasis> </p>

Опубликовано 11 января 2013 года

На следующей неделе по многочисленным заявкам трудящихся я представлю читателям свой персональный обновленный список must-have программ для компьютеров под управлением Mac OS X и мобильных гаджетов, осчастливленных iOS (айфонов и айпадов). Сегодня же наше культур-повидло выдержано в более благородных, чем айтишный морок, цивилизационных и культурных тонах.

На этой неделе мне посчастливилось встретиться и пообщаться с одним замечательным человеком, который доставил несказанное удовольствие моему уму и сердцу. Во-первых, я искренне восхищаюсь тем, чем этот человек занимается в жизни, во-вторых, ряд его инициатив возродил в моей памяти одну животрепещущую дискуссию, которой, помнится, в университетские годы я отдал не одну дюжину бессонных ночей.

Позвольте представить: Александр Усанин, общественный деятель, сотрудник Южно-Российского центра ЮНЕСКО, автор книг, посвященных нравственному воспитанию и укреплению семьи, учредитель социальной сети «На благо мира» и одноименной интернет-премии:


Александр одержим идеей Добра, однако в отличие от разных проповедников, с которыми довелось встречаться, в основе его личности лежит не навязывание каких-то, пусть даже бесконечно благостных принципов окружающим, а трогательное соблюдение гармонии между собственными словами и делами.

Читая программный манифест «На благо мира», невозможно отделаться от мысли, что люди наивно выдают красивую и благородную сказку за действительность и, по меньшей мере, не учитывают истинную природу живых людей. Общаясь с Александром Усаниным, осознаешь, что ничего в этой самой истинной природе не понимаешь, ибо гармония, существующая между его словами и поступками, и — главное — излучаемый им позитив буквально обескураживают.

Короче говоря, на протяжении нескольких дней я испытывал огромное удовольствие от прослушивания искренних и оттого слегка наивных доводов в пользу вещей, многие из которых давно уже стали обязательными в и моей собственной жизни: нельзя убивать животных, нельзя есть мясо, нельзя делать подлости и гадости ближним и незнакомым тебе людям, нельзя подчинять свою жизнь сугубо материальным ориентирам, нельзя стяжательствовать, нельзя развращать Отечество, нельзя отравлять детей ложными идеалами, безнравственной логикой, нельзя предаваться животной похоти. Эдакий хорошо всем знакомый набор очевидностей, который, однако, никогда не выходит за грани мглистого хотения и пошлого (априорным отказом от реального воплощения) фантазированием.

Могу ли я сказать, что после общения с Александром Усаниным изменил свой глубоко пессимистический взгляд на человечество и перспективы его развития? Нет, не могу. Тем не менее я увидел, что, вопреки безусловному доминированию Зла в мире, существуют и вполне выразительные силы Добра, которые пытаются с различной мерой действенности этому Злу противодействовать. Противодействовать не словами (в этом-то мы все поднаторели), а именно что делами: издаются журналы (вроде "Благодарения", с которым сотрудничает Александр Усанин), формируются группы, сообщества и общественные движения, пропагандирующие здоровый образ жизни, здоровые ценности и здоровые семьи (в пику дьявольским усилиям структур «семейного планирования», которые во множестве стран мира давно уже синонимичны национальному и этническому геноциду) и т.п. Уже за эти усилия мы, пассивные и равнодушные наблюдатели деградации и вырождения мира, должны выразить слова признательности и благодарности подвижникам, рискнувшим открыто и бескорыстно служить Добру.

Один из аспектов моих бесед с Александром Усаниным заинтересовал меня пуще всего остального. Рассказывая о премии «На благо мира», которую Александр со своими сподвижниками вручает согласно открытому голосованию в Рунете, он подчеркнул приоритет этического критерия над художественным: «Мы хотим, чтобы фильм или книга, удостоенные высшей награды, обладали не только совершенной художественной формой, но и несли непременно позитивную идею, а не отравляли сознание, в первую очередь, еще не самостоятельной в суждениях и принципах молодежи» (за дословность цитаты не ручаюсь, но суть была именно такова).

Тут-то меня и охватили сомнения. Соотношение этики и эстетики в произведениях искусства не просто волновало меня чуть ли не со школьной статьи, но и легло в основание моей диссертации. К великому моему сожалению весь накопленный опыт подсказывает, что гармоничное сочетание между этими аспектами духовного бытия возможно лишь в уникальных и самых утонченных образцах искусства. Величие нравственной идеи и художественной формы мы наблюдаем в «Дон Кихоте» Сервантеса, в «Цитадели» Сент-Экзюпери, в «Братьях Карамазовых» Достоевского, в «Чевенгуре» Платонова, в «Войне и мире» Толстого и еще в двух-трех дюжинах творений человеческого гения всех эпох и языков.

И ВСЁ! И больше нигде! В том искусстве, который мы наблюдаем на повседневном уровне во все времена, высокая и филигранная художественная форма в подавляющем большинстве случаев вдохновляется отравленным этическим содержанием. Либо воспевает Зло, либо ищет компромисс со Злом, либо мирится со Злом.

В то время как этически возвышенные произведения искусства просто удручают убогостью своей формы и художественной беспомощностью. Хотели как лучше, а выходит как всегда: пошлые, приторные агитки, способные у любого человека, тонко чувствующего искусство, вызвать в худшем случае отвращение, в лучшем — безразличие.

Причины у этой несправедливости, увы, объективны: Добро скромно и блекло. Оно непривлекательно, поскольку оттеняет несовершенство тех, кто потребляет искусство. Другое дело — порок! Зло, «чернуха», трагедия (инцест в античном театре Греции!), надрыв, мучение, страдание, боль, насилие, извращение — они так красочны и так притягательны!

Для иллюстрации моей гипотезы даже не нужно апеллировать к порочной природе человека: достаточно взять и почитать «Божественную комедию» Данте Алигьери. Наслаждение от чтения «Ада» плавно перетекает в скуку «Чистилища» и становится невыносимой тоской в «Рае»!

Примеры эстетической привлекательности и фактурности Зла можно продолжать до бесконечности: «Потерянный рай» Мильтона, «Демон» Лермонтова и «Лучафэр» Михаила Эминеску, «Путешествие к середине ночи» Луи-Фердинана Селина и т.п.

Рай (Добро, позитив, идеал, благодать и проч.) априорно в сознании человека скучен и непривлекателен. Да — правильно. Да — хорошо. Да — полезно. Но ... неинтересно!

Мое искреннее опасение: инициатива Александра Усанина и его коллег, направленная на пропаганду нравственного искусства, и — как следствие — вручение премий «На благо мира» правильным художественным произведениям, несущим благородный и этически возвышенный посыл, рискуют обернуться фарсом, поскольку почти не сомневаюсь, что подавляющее большинство этих правильных фильмов и книг будут являть собой конченой эстетическое убожество.

Согласится ли со мной читатель?

Под занавес «Голубятни» мы подведем итоги викторины, в которой мы разыгрывали наш ставший уже почти традиционным суперприз от Supersmoke — подарочную модель электронной сигареты Cubica CC — лучшего, на мой взгляд, подарка друзьям и близким, страдающим от тяжкого курительного недуга.

Наш квиз традиционно предлагал читателям угадать иностранный язык, на котором разговаривали в аудиоклипе. Начну с веселых и курьезных вариантов:

- «Язык повстанцев из Звездных войн!» (TrustyVic): очень, между прочим, похож;

- «Кастильский диалект испанского языка» (Sergey Lysenko): если бы это было так, мы бы никогда не увидели Дон Кихота;

- «Китайщина местечковая, но их там штук 200 — поди разберись» (Neofilis): очень горячо, кстати;

Самый шедевр, конечно, этот: "В языках я не разбираюсь. А логика здесь такая: Cubica CC — Kanger. Kanger — это Shenzhen. Уже не дешево. Бирма уж точно дешевле. Значит — бирманский.

Вариант — своя уйгурщина. но что-то я сомневаюсь, что оккупанты допустили национальное радио.

И то, и то — тибетские (сино-тибетский) языки. Но Бирма у моря — шаланды ... Бирманский p.s. застрелюсяь, если уйгурский" (iNet Hound). Было бы у меня два приза, непременно бы вручил второй за этот ответ, потому как большего отлета фантазии от разума даже представить себе невозможно :)

Правильный ответ прислали лишь два человека — Сергей Раджабов и Master. Сергей был первым (опередил Мастера на полдня) и потому он становится победителем и ему отправляется электронная сигарета Cubica CC (собственно, две сигареты, потому что столько их в наборе :).

Ответ победителя выдает, также, и реального знатока этого причудливого языка (который мне лично напомнил песню, пущенную наоборот, из телевизионного конкурса «Апож»): "Похоже, что говорят

на монгольском. И, кажется, что это русские дикторы".

Браво, Сергей Раджабов! Именно, что монгольский язык, и именно, что русские дикторы! Аудиоклип в викторине — это запись вещания «Радио России» на монгольском языке :)


К оглавлению


Голубятня: Уходят молча

Сергей Голубицкий

<p>Голубятня: Уходят молча</p> <p> <emphasis>Сергей Голубицкий</emphasis> </p>

Опубликовано 09 января 2013 года

На миг показалось, что оторвался. Сумел! Удалось! Вырвался, наконец, из цепких объятий айтишного морока, погрузился в любование естественным бытием. А иначе и быть не могло: в исключительных-то обстоятельствах.

Лежу на крыше-террасе, вокруг огромные пальмы, над головой бескрайнее небо, усыпанное звездами. Полночь — время моей третьей ежедневной йоги. Горит свеча, источают головокружительный фимиам агарбатти, любовно подобранные под настроение: Madhuram из коллекции Patanjali Ayarved, едва ли не семейного бизнеса из почти святого Утаракханда.

Гляжу на небо: неизменно завораживающее, хотя и экзотичное. Прямо над головой — величественный Орион с моей любимой звездой Бетельгейзе. Справа от нее — Беллатрикс. Ниже — пояс из Минтаки, Альнилама и Альнитак, волшебные Три Волхва. В ногах — Саиф и Ригель.

Чуть пониже правой ноги Ориона — Сириус, ярчайшая звезда на небе. На родине моей плоти Сириус едва возвышается над горизонтом, на родине моей души — на высоте + 57º. А значит, всё, что ниже — неизведанное небо! Не видимые в российских широтах созвездия Летучая Рыба, Киль, Сетка, Часы, Чаша...

Сириус — совершенно мистическая звезда, почти такая же яркая, как и Юпитер (сейчас он рядом с Альдебараном, по направлению левой руки Ориона):


Так... а что это за звезда, справа от Сириуса, в лапе Большого Пса? Забыл. Пытаюсь вспомнить... Не получается! Чёрт! И сразу же — всё идет побоку! Вот же дурной характер. Увы, ничего не могу с собой поделать: забыта йога, забыта пранайяма, забыт Эдем с божественной тишиной, покоем, пальмами. Срываюсь с места, бегу в дом, хватаю айпад, запускаю Star Walk. Справа от Сириуса — Мирзам! Ведь знал же! Но забыл.

Магия однако разрушена, доделываю ширшасану и шавасану, хотя мысли уже улетели далеко-далеко. В чертовый IT, будь он неладен! А ведь так надеялся забыть о нем хотя бы в такой удивительный миг.

Но нет: опять — айпад, опять — Star Walk, опять — софт, опять — комп, опять — программисты, verdammt noch mal! Никуда не деться от этого моего проклятия по жизни.

Ну раз не деться, так не деться, вот только почему Star Walk?! Что это за имена такие новые на горизонте? Даже на большом моем брате (Макбуке) установлен Stellarium, бесплатная программа на открытом коде, кажется, портированная из Линукса. Почему Stellarium? Почему не гранды-аксакалы астрономического софта, чей авторитет утвердился в эпоху становления форточного PC?

Читатели, надеюсь, догадались, что я вовсе не вознамерился уводить краюху у нашего звездоведа Вибе и всю лубочно-китчевую лабуду со звездями затеял не ради астрономии (которая, к тому же, интересует меня исключительно как астрология), а снова и опять — во имя нашего хардверно-софтверного халоймеса. Именно мысли о судьбах грандов астрономического софта взяли в оборот мою голову после того, как вспомнив о Мирзаме, окончательно отвлекся и больше в ту ночь так и не сумел сосредоточиться на йоге.

11 лет назад я рассказал читателям Голубятни ("Хождение вокруг чужого монастыря") о двух титанах астрономического софта — Redshift и Starry Night. Собственно тогда, 11 лет назад, ничего кроме титанов на горизонте и не было. Вот уж поистине — заря истории пылает под знаком титанов. Где же титаны сегодня?

Думаете, вымерли? Вовсе нет. 11 лет назад Redshift был представлен версией 4.0, сегодня — уже 7.0. Backyard канадской Starry Night также эволюционировал в целую обойму диверсифицированного софта (Podium, College, High School, Pro Plus, Enthusiast и т.п.). Все эти программы есть на рынке. Где-то. Продаются. Тоже где-то. По самым разнообразным ценам. Скажем, Redshift 7.0 Premium в коробочной версии отдают в добрые руки за сверх конкурентоспособную цену 80 долларов. Так же, как и Starry Night Enthusiast. Зато версия Starry Night Podium стоит уже 400 долларов.

Цены, впрочем, не имеют никакого значения. Потому что обоих грандов на рынке ... нет! То есть, они, конечно, есть, но их нет. Ну вы меня поняли :) Это, знаете ли, как присутствие призраков: вот же они, вокруг нас, только никто не замечает. Иными словами, программы Redshift и Starry Night, еще 10 лет назад державшие весь рынок профильного софта за ... ну пусть будет горло, сегодня пребывают в архиглухой, архимаргинальной нише узко специализированного софта!

Думаете, дело в том, что на рынке нет интереса к астрономическим программам? Как раз наоборот: интерес в сравнении с тем, что было 10 лет назад, утысячерился. Да что там — умиллионирился! Загляните на досуге в iTunes Store и оцените место, которое занимает в списке самых популярных и раскупаемых программ Star Walk ("Волшебные прогулки"), вышедшая из-под пера моей любимой Vito Technology! 79-ое место у астрономической программы! Это при том, что сегодня в магазине Надкусана скопилось уже более 700 тысяч приложений!

Может быть дело в том, что у былых титанов нет порта под iOS? Вот и не угадали: у Redshift есть программа для айфонов и айпадов. Программа, надо сказать, весьма продвинутая, при этом, однако, безнадежно затерянная в безбрежном списке софта для iOS. Почему? Потому что напрочь лишена того, что называется bells and whistles. Профессиональных функций выше крыши, а шарма — ни на грош.

Почему же софтверные компании, чьи биографии измеряются уже десятилетиями, компании, некогда занимавшие доминирующее положение на рынке, сегодня сходят на нет, довольствуясь узкоспециализированной махалой? Почему голиафы, не взирая на роскошный гандикап, финансовый буфер и программные наработки, измеряемые сотнями тысяч человекочасов, так бездарно слили новичкам? Почему титаны проворонили мобильную революцию? Почему зациклились на старых, откровенно доживающих свой век писюках?

Ведь это же очевидно: я, сидя на своей крыше и наблюдая за звездами, стоило возникнуть потребности, бросился за своим планшетом, а не за ноутбуком. Потому что ноутбук в плане мобильности — это же сильно вчерашний день! Не потому даже, что в 10 раз тяжелее планшета, а потому что не сопоставим по комфорту: я навожу iPad на небо, задняя камера планшета его сканирует и автоматически накладывает реальную картинку на встроенную в программу карту! Ни с каким ноутбуком ничего подобного сделать не получится.

Ежу же понятно, что планшет сегодня — абсолютно приоритетный гаджет для астрономического софта. Ан нет: титаны-аксакалы, сидящие на миллионах долларов, скопленных годами продаж коробочного софта, тупо продолжают клепать версии под писюки (десктопы, ёпрст!). У Starry Night нет мобильной версии в принципе, а Redshift for iOS на парсеки отстает по популярности от Star Walk Vito Technologies, которая в отличие от Redshift даже рядом не является профессиональной астрономической конторой.

Читатель видит, что в культур-повидле я задал сегодня дюжину злых вопросов, на которые не дал ни одного ответа. Так оно и есть! Знаете почему? Потому что я банально не знаю этих ответов! Все, что я вижу, это тупое профукивание и позорный слив рынка титанами, грандами и аксакалами (причем тенденция универсальна — сливают все от Starry Night до Microsoft!), а причины этого слива не понимаю!

Ведь есть же исключения. Есть Adobe, которая восхищает меня ничуть не меньше, чем раздражает. Попробуйте найди альтернативу Creative Suite! Я лично за Premiere CS 6 родину продам, хотя бы потому, что за все время постоянного пользования этот NLE не вылетел ни единого раза, тогда как хваленый гранд Avid Media Composer 6.5 вылетает регулярно и каждый день (тестировал в декабре).

Короче говоря, оставляю вопрос открытым и призываю читательскую гвардию гоблинов разгадать загадку слива рынка софтверными Титанами Прошлых Эпох. Что у них не так в консерватории?

Вторая часть Голубятни — новая викторина! И снова будем разыгрывать суперприз от Supersmoke — подарочную модель электронной сигареты Cubica CC:


Напоминаю комплектацию лучшего подарка всем вашим близким и друзьям, страдающим от тяжкого курительного недуга:

Сигарета Cubica — 2 шт.(чёрная и белая)

USB зарядное устройство для аккумуляторов Cubica — 1шт.

USB сетевой адаптер — 1шт.

Сменный нагревательный элемент для клиромайзеров Cubica 2.5 Ом — 7шт.(две

шт. непосредственно в сигаретах)

Инструкция на английском языке — 1шт.(на сайте SuperSmoke.ru можно скачать

инструкцию на русском языке).

Что касается квиза, то в нашей бескомпромиссной шахте лингвистического аудирования сегодня загустел умопомрачительный минерал :) Итак, в бой: прослушайте аудиоклип и ответьте на простой вопрос: «На каком языке ведут разговор дикторы?»

Ответы присылайте, как обычно, на sgolub@computerra.ru. Желаю удачи!

PS. Подводить итоги викторины будем в пятницу — в следующей «Голубятне». Очень надеюсь, что правильные ответы поступят уже сегодня, если, однако, почувствую, что возникают затруднения, начну давать подсказки у себя на твиттере. Так что подписывайтесь: @golubitsky!


К оглавлению


Голубятня: Сводные сестры

Сергей Голубицкий

<p>Голубятня: Сводные сестры</p> <p> <emphasis>Сергей Голубицкий</emphasis> </p>

Опубликовано 11 января 2013 года

На следующей неделе по многочисленным заявкам трудящихся я представлю читателям свой персональный обновленный список must-have программ для компьютеров под управлением Mac OS X и мобильных гаджетов, осчастливленных iOS (айфонов и айпадов). Сегодня же наше культур-повидло выдержано в более благородных, чем айтишный морок, цивилизационных и культурных тонах.

На этой неделе мне посчастливилось встретиться и пообщаться с одним замечательным человеком, который доставил несказанное удовольствие моему уму и сердцу. Во-первых, я искренне восхищаюсь тем, чем этот человек занимается в жизни, во-вторых, ряд его инициатив возродил в моей памяти одну животрепещущую дискуссию, которой, помнится, в университетские годы я отдал не одну дюжину бессонных ночей.

Позвольте представить: Александр Усанин, общественный деятель, сотрудник Южно-Российского центра ЮНЕСКО, автор книг, посвященных нравственному воспитанию и укреплению семьи, учредитель социальной сети «На благо мира» и одноименной интернет-премии:


Александр одержим идеей Добра, однако в отличие от разных проповедников, с которыми довелось встречаться, в основе его личности лежит не навязывание каких-то, пусть даже бесконечно благостных принципов окружающим, а трогательное соблюдение гармонии между собственными словами и делами.

Читая программный манифест «На благо мира», невозможно отделаться от мысли, что люди наивно выдают красивую и благородную сказку за действительность и, по меньшей мере, не учитывают истинную природу живых людей. Общаясь с Александром Усаниным, осознаешь, что ничего в этой самой истинной природе не понимаешь, ибо гармония, существующая между его словами и поступками, и — главное — излучаемый им позитив буквально обескураживают.

Короче говоря, на протяжении нескольких дней я испытывал огромное удовольствие от прослушивания искренних и оттого слегка наивных доводов в пользу вещей, многие из которых давно уже стали обязательными в и моей собственной жизни: нельзя убивать животных, нельзя есть мясо, нельзя делать подлости и гадости ближним и незнакомым тебе людям, нельзя подчинять свою жизнь сугубо материальным ориентирам, нельзя стяжательствовать, нельзя развращать Отечество, нельзя отравлять детей ложными идеалами, безнравственной логикой, нельзя предаваться животной похоти. Эдакий хорошо всем знакомый набор очевидностей, который, однако, никогда не выходит за грани мглистого хотения и пошлого (априорным отказом от реального воплощения) фантазированием.

Могу ли я сказать, что после общения с Александром Усаниным изменил свой глубоко пессимистический взгляд на человечество и перспективы его развития? Нет, не могу. Тем не менее я увидел, что, вопреки безусловному доминированию Зла в мире, существуют и вполне выразительные силы Добра, которые пытаются с различной мерой действенности этому Злу противодействовать. Противодействовать не словами (в этом-то мы все поднаторели), а именно что делами: издаются журналы (вроде "Благодарения", с которым сотрудничает Александр Усанин), формируются группы, сообщества и общественные движения, пропагандирующие здоровый образ жизни, здоровые ценности и здоровые семьи (в пику дьявольским усилиям структур «семейного планирования», которые во множестве стран мира давно уже синонимичны национальному и этническому геноциду) и т.п. Уже за эти усилия мы, пассивные и равнодушные наблюдатели деградации и вырождения мира, должны выразить слова признательности и благодарности подвижникам, рискнувшим открыто и бескорыстно служить Добру.

Один из аспектов моих бесед с Александром Усаниным заинтересовал меня пуще всего остального. Рассказывая о премии «На благо мира», которую Александр со своими сподвижниками вручает согласно открытому голосованию в Рунете, он подчеркнул приоритет этического критерия над художественным: «Мы хотим, чтобы фильм или книга, удостоенные высшей награды, обладали не только совершенной художественной формой, но и несли непременно позитивную идею, а не отравляли сознание, в первую очередь, еще не самостоятельной в суждениях и принципах молодежи» (за дословность цитаты не ручаюсь, но суть была именно такова).

Тут-то меня и охватили сомнения. Соотношение этики и эстетики в произведениях искусства не просто волновало меня чуть ли не со школьной статьи, но и легло в основание моей диссертации. К великому моему сожалению весь накопленный опыт подсказывает, что гармоничное сочетание между этими аспектами духовного бытия возможно лишь в уникальных и самых утонченных образцах искусства. Величие нравственной идеи и художественной формы мы наблюдаем в «Дон Кихоте» Сервантеса, в «Цитадели» Сент-Экзюпери, в «Братьях Карамазовых» Достоевского, в «Чевенгуре» Платонова, в «Войне и мире» Толстого и еще в двух-трех дюжинах творений человеческого гения всех эпох и языков.

И ВСЁ! И больше нигде! В том искусстве, который мы наблюдаем на повседневном уровне во все времена, высокая и филигранная художественная форма в подавляющем большинстве случаев вдохновляется отравленным этическим содержанием. Либо воспевает Зло, либо ищет компромисс со Злом, либо мирится со Злом.

В то время как этически возвышенные произведения искусства просто удручают убогостью своей формы и художественной беспомощностью. Хотели как лучше, а выходит как всегда: пошлые, приторные агитки, способные у любого человека, тонко чувствующего искусство, вызвать в худшем случае отвращение, в лучшем — безразличие.

Причины у этой несправедливости, увы, объективны: Добро скромно и блекло. Оно непривлекательно, поскольку оттеняет несовершенство тех, кто потребляет искусство. Другое дело — порок! Зло, «чернуха», трагедия (инцест в античном театре Греции!), надрыв, мучение, страдание, боль, насилие, извращение — они так красочны и так притягательны!

Для иллюстрации моей гипотезы даже не нужно апеллировать к порочной природе человека: достаточно взять и почитать «Божественную комедию» Данте Алигьери. Наслаждение от чтения «Ада» плавно перетекает в скуку «Чистилища» и становится невыносимой тоской в «Рае»!

Примеры эстетической привлекательности и фактурности Зла можно продолжать до бесконечности: «Потерянный рай» Мильтона, «Демон» Лермонтова и «Лучафэр» Михаила Эминеску, «Путешествие к середине ночи» Луи-Фердинана Селина и т.п.

Рай (Добро, позитив, идеал, благодать и проч.) априорно в сознании человека скучен и непривлекателен. Да — правильно. Да — хорошо. Да — полезно. Но ... неинтересно!

Мое искреннее опасение: инициатива Александра Усанина и его коллег, направленная на пропаганду нравственного искусства, и — как следствие — вручение премий «На благо мира» правильным художественным произведениям, несущим благородный и этически возвышенный посыл, рискуют обернуться фарсом, поскольку почти не сомневаюсь, что подавляющее большинство этих правильных фильмов и книг будут являть собой конченой эстетическое убожество.

Согласится ли со мной читатель?

Под занавес «Голубятни» мы подведем итоги викторины, в которой мы разыгрывали наш ставший уже почти традиционным суперприз от Supersmoke — подарочную модель электронной сигареты Cubica CC — лучшего, на мой взгляд, подарка друзьям и близким, страдающим от тяжкого курительного недуга.

Наш квиз традиционно предлагал читателям угадать иностранный язык, на котором разговаривали в аудиоклипе. Начну с веселых и курьезных вариантов:

- «Язык повстанцев из Звездных войн!» (TrustyVic): очень, между прочим, похож;

- «Кастильский диалект испанского языка» (Sergey Lysenko): если бы это было так, мы бы никогда не увидели Дон Кихота;

- «Китайщина местечковая, но их там штук 200 — поди разберись» (Neofilis): очень горячо, кстати;

Самый шедевр, конечно, этот: "В языках я не разбираюсь. А логика здесь такая: Cubica CC — Kanger. Kanger — это Shenzhen. Уже не дешево. Бирма уж точно дешевле. Значит — бирманский.

Вариант — своя уйгурщина. но что-то я сомневаюсь, что оккупанты допустили национальное радио.

И то, и то — тибетские (сино-тибетский) языки. Но Бирма у моря — шаланды ... Бирманский p.s. застрелюсяь, если уйгурский" (iNet Hound). Было бы у меня два приза, непременно бы вручил второй за этот ответ, потому как большего отлета фантазии от разума даже представить себе невозможно :)

Правильный ответ прислали лишь два человека — Сергей Раджабов и Master. Сергей был первым (опередил Мастера на полдня) и потому он становится победителем и ему отправляется электронная сигарета Cubica CC (собственно, две сигареты, потому что столько их в наборе :).

Ответ победителя выдает, также, и реального знатока этого причудливого языка (который мне лично напомнил песню, пущенную наоборот, из телевизионного конкурса «Апож»): "Похоже, что говорят

на монгольском. И, кажется, что это русские дикторы".

Браво, Сергей Раджабов! Именно, что монгольский язык, и именно, что русские дикторы! Аудиоклип в викторине — это запись вещания «Радио России» на монгольском языке :)


К оглавлению