Иар Эльтеррус

Потерянный легион. Империя


Потерянный легион

книга I

Империя

<p>Потерянный легион</p> <br /> <p>книга I</p> <br /> <p>Империя</p>

Аннотация:

Даже случайно оказавшись в другой вселенной иногда приходится принимать тяжелые решения. Позволить или нет древней империи быть захваченной молодой и хищной, абсолютно бесчеловечной? Оставить без внимания чужую боль и чужое отчаяние? Или прийти на помощь, тем более, что возглавляешь боевой легион иной цивилизации. Командир легиона "Черные Рыси" свой выбор сделал. И изменилась судьба целой вселенной. А может, и не одной…

Автор выражает свою искреннюю признательность

Родиону Булаху, разработавшему концепцию

государства, основанного на духовном знании


Данная книга является сиквелом к сериалу "Отзвуки серебряного ветра", она повествует о попавшем в другую вселенную орденском легионе "Черные Рыси". О нем и его командире, дварх-полковнике Варте Ансаре, упоминалось во второй части третьей книги "Отзвуков" – "Мы – будем! Выбор".

Меры веса, длины, времени, даты, различные термины и идиомы для облегчения восприятия даны привычными для русскоязычного читателя. Новые термины и понятия объяснены либо в самом тексте, либо в сносках.

Все совпадения с реально существующими людьми или событиями случайны, роман с начала и до конца является плодом авторской фантазии.


Предисловие научного консультанта

<p>Предисловие научного консультанта</p>

Уважаемые читатели! Меня попросили прокомментировать первую публикацию рукописи, найденной при раскопках руин императорского дворца в старой столице, Аратане. Сразу отмечу, что находка произвела на научный мир страны буквально шоковое впечатление. Ее научное и культурное значение нельзя недооценивать, оно огромно. Однако сразу хочу предупредить об одном скользком моменте. По некоторым особенностям стиля и почерка недобросовестные исследователи могут заключить, что автором манускрипта является император Далан III. Главенствующая историческая научная школа университета Та-Ан категорически против таких заключений, о чем я, как ее глава, официально заявляю! Рукопись подписана четырехбуквенной аббревиатурой, расшифровать которую можно множеством способов. И ни один из них не является достоверным! Графологическая экспертиза также не подтвердила авторства его величества, чьих образцов почерка сохранилось в архивах предостаточно. Да, почерк похож, но не более того. Скорее всего, автором рукописи являлся кто-то из приближенных императора, возможно, даже его младший брат. Ничего утверждать с уверенностью я не возьмусь. Предстоят еще годы и годы исследований, прежде чем мы сможем что-либо сказать точно. Тем более, что перед вами не исторические хроники, а всего лишь беллетристика. Соглашусь, что находка прояснила немало из происходившего во времена становления второй империи. Особенно обычаи, законы и политическое устройство страны. Многое из описанного в рукописи подтверждается историческими хрониками. Но, повторяю в который раз, далеко не все.

Теперь хочу перейти к главной теме. Никто не спорит с давно известным фактом, что легион оказал величайшее влияние на историю империи и только благодаря ему наша страна существует в том виде, который мы с вами знаем. Но, к моему глубочайшему сожалению, документально подтвержденных данных о деятельности этого незнамо чьего подразделении почти не сохранилось. Мы можем только гадать откуда пришли странные воины, чего они на самом деле хотели и куда ушли потом. Известна только приблизительная структура легиона и не менее приблизительная хронология действий легионеров. Еще можно довольно достоверно судить о влиянии пришельцев на первого императора обновленной Далан-Атен и переданных его величеству знаниях. Именно благодаря им распадающаяся на глазах страна за каких-то двадцать лет стала монолитом, благополучно пережившим более чем двухтысячелетнюю историю. Теорий о том, как все это происходило, существует множество, но они, я думаю, так и останутся теориями. Из-за всего вышесказанного считать сообщенную в рукописи информацию достоверной я никоим образом не могу. Да что там не могу, не имею права! Слишком много расхождений с общепринятой точкой зрения.

Но вот ознакомиться с данной книгой советую каждому. Она даст молодым людям понимание, чем и как жили их далекие предки. Честно признаюсь, сам прочел ее с огромным интересом. Любопытная версия. Очень даже любопытная. Над многим, конечно, я смеялся до колик. Особенно над упомянутым вскользь устройством общества, из которого, якобы, вышли легионеры. Чушь! Полная и абсолютная чушь! Любой находящийся в здравом уме историк или социолог скажет вам, что такое общество в принципе невозможно. Хотя многие его законы и напоминают законы нашей страны, но это поверхностное сходство, суть совершенно иная. Да и выведенный в рукописи образ Далана III совсем не походит на знакомый нам по историческим хроникам образ великого государственного деятеля. Здесь это слабый мальчишка, который ничего не смог бы добиться без помощи легиона. Простите, но поверить в такое я не могу, слишком много сохранилось свидетельств обратного. Поэтому со всей ответственностью заявляю, что описанные здесь и не зафиксированные в хрониках события, мотивы поступков исторических личностей, утопические законы и прочее в том же духе останутся на совести неизвестного нам автора. Перед вами неплохо написанный роман, и не более того. Да, написанный более двух тысяч лет назад, в этом и заключена его главная ценность.

Для того, чтобы вы могли ознакомиться с рукописью, ее пришлось перевести с архаичного варианта даланского на современный язык. Надеюсь, при переводе она ничего не потеряла.

Приятного вам чтения, уважаемые дамы и господа!


Заведующий кафедрой общей истории и археологии университета Та-Ан,

профессор Д. Л. С. Атидер,

14 сентября 2346 года н. э.


Предисловие редактора

<p>Предисловие редактора</p>

Издательство "Старриум" с удовольствием представляет вашему вниманию книгу "Легион", дамы и господа! Вы, должно быть, слышали о нашумевшей находке в подвалах старого императорского дворца. Когда археологи сообщили, что во время раскопок обнаружена титановая капсула с рукописью, датированной началом новой эры, им поначалу просто не поверили. Но после десятков проведенных в лучших лабораториях столицы анализов вынуждены были признать, что возраст рукописи действительно больше двух тысяч лет. После этого по личному приказу императора все права на исследование находки передали кафедре общей истории и археологии университета Та-Ан. Почему? Не знаю. Не нам судить о мотивах его величества.

Материал, на котором древний автор написал свою книгу, оказался совершенно неизвестен современным ученым. Какое-то подобие самовосстанавливающегося пластика. Химики только руками развели, не сумев синтезировать ничего похожего, не сумев даже выяснить формулу непонятного вещества. Повредить его почти невозможно, ни огонь, ни вода, ни самая сильная кислота не причиняют странному материалу ни малейшего вреда. Способ нанесения на него букв тоже остался неизвестным.

Через год после завершения первичных исследований университет Та-Ан объявил среди издательств конкурс на публикацию. Больше полутора лет "Старриум" добивался, чтобы права на нее передали нам. Не мы одни, больше десятка самых крупных издательств империи хотели того же и участвовали в аукционе. Но лот выиграли именно мы. Наши лучшие переводчики и редакторы со всей, надеюсь, ответственностью отнеслись к переводу и адаптации древней рукописи на современный язык. Мне очень жаль, что имя автора осталось неизвестным. Но такое порой случается со старыми произведениями.

Я не совсем согласен с уважаемым профессором Атидером. Мне кажется, что все могло происходить и так, как описано в предложенной вашему вниманию книге. Вполне могло. Ведь исторические хроники не раз переписывались в угоду власть имущим, и судить, что в них правда, а что нет, затруднительно. Версия, с которой знакомит нас неизвестный автор, крайне интересна, хоть и унижает в чем-то наше национальное достоинство. Но он, в отличие от нас, был свидетелем описанных событий и, скорее всего, знал, о чем пишет. Поэтому не стоит поспешно судить.

Еще об одном напоследок. Как мне стало известно, медиастудия "Инеаль" приобрела права на экранизацию рукописи. Года через два-три нас порадуют масштабным голофильмом. На роль императора Далана III приглашена звезда головидения Эртан К. С. Рамиор, а на роль командира легиона – не менее известный актер Париг Д. Р. Осоан. Надеюсь, "Инеаль" как всегда окажется на высоте, и фильм станет заметным событием в современном искусстве.

А пока предлагаю уважаемым читателям самим ознакомиться с древней рукописью и составить о ней собственное мнение.

Доброго вам пути, дамы и господа!


Главный редактор издательства "Старриум",

доктор филологических наук П. Ю. Н. Ревенек,

21 октября 2346 года н. э.


От автора

Я не знаю, почему написал эту книгу. Может, потому, что обещал сделать это? Так ведь обещал самому себе, никому больше… Хотя нет, запамятовал, не только себе. Я пообещал это во время нашей последней встречи с полковником, когда легион уходил. Но он тогда сказал мне, что правда никому не нужна, что ее постараются забыть. Не согласен! Она нужна хотя бы мне самому. К тому же, я не собираюсь публиковать эту книгу и дразнить гусей, наоборот, рукопись будет захоронена в самых глубоких подвалах, после чего я навсегда покину дворец. Слишком долго я жил здесь, хватит уже, пожалуй. Большего мне все равно не сделать. Наверное, учитель отругал бы меня за это решение, сказав, что я не имею права перекладывать ответственность на чужие плечи. Друг мой! Пойми, я устал. Мне ничего уже не интересно. Все мои друзья, дети и даже внуки давно мертвы. Ты наградил меня слишком долгой для человека жизнью. А впрочем, наградил ли? Может, наказал? За что? Не знаю. Ничего я не знаю. Но здесь все равно не останусь. До смерти надоело тянуть на себе эту маргакову ношу, платить за остальных самим собой, у меня просто нет больше сил. Достаточно, пусть теперь праправнук этим занимается, он давно готов.

Я обращаюсь к вам, далекие потомки, которые, возможно, найдут эту рукопись. Только вы сможете сказать, прав ли я был. Все ли, что мог, сделал в своей жизни. Вы спросите меня: кто я такой? Предоставляю вам догадываться об этом самостоятельно. Это достаточно просто. Тем более, что намеков в тексте вы найдете предостаточно.

Сразу хочу предупредить, что многим событиям я не был свидетелем и описываю их по рассказам очевидцев. Также я, конечно, не мог знать, о чем думали люди, и их мысли в книге являются моей фантазией. Не все, кое-кто из друзей описывал свои размышления, но я далеко не все запомнил, несмотря на биокомп в мозгу. В общем, я написал исторический роман. Можете считать его вымыслом, ваше право. Достаточно того, что я знаю – все происходило именно так.

Расскажи мне до начала описываемого времени, что меня ждут впереди сотни лет жизни и совершенно невероятные события, перепуганный юнец, которым я был тогда, ни за что не поверил бы. Впрочем, а какая разница? Это все равно случилось. Сколько лет прошло с тех пор? Уже больше двухсот пятидесяти. Немало. Зря я не ушел с полковником, очень зря. Он ведь звал. Не понимал я тогда, каково будет долгожителю рядом с короткоживущими. Но сделанного, к сожалению, не воротишь…

Больше я вам ничего не скажу. Читайте. Верьте или не верьте, ваше дело. Мне все равно. Прощайте!

Э. Д. М. Л.

2 января 203 года н. э.


I. Мастер-сержант Рамин, империя Далан-Атен, планета Атен, центральный округ, главный тренировочный лагерь десантных войск имперской гвардии, 1.07.4567 с. э. – 1.09.4567 с. э.

<p>I. Мастер-сержант Рамин, империя Далан-Атен, планета Атен, центральный округ, главный тренировочный лагерь десантных войск имперской гвардии, 1.07.4567 с. э. – 1.09.4567 с. э.</p>

Прохаживаясь вдоль строя новобранцев, мастер-сержант недовольно морщился. Снова прислали толпу маменькиных сынков и хотят, чтобы из них за полгода сделали настоящих бойцов. Ну что это такое? Это солдат? Да нет, это чмо болотное. Стоит вразвалочку, пузо выпятил, зенками своими тупыми по сторонам шарит. А подтянуться, скорее всего, и пары раз не способен. Знакомый типаж. В первые дни, небось, будет во весь голос вопить про свои права имперского гражданина. Ничего, капрал Бортин по кличке Бомж быстро отучит его вопить. Рамин снова скривился. Слава Тавину и всем святым, после этого выпуска его обещали вернуть в действующую армию. Надоело. Слишком надоело возиться со всякими недоумками. Нет, из многих потом получаются вполне сносные бойцы, но это потом, после того, как ему с капралами удастся выбить из их голов гражданскую дурь, что не так уж просто сделать.

Продолжая идти мимо строя, Рамин внимательно осматривал каждого. Никого толкового, вот ведь "повезло"… Внезапно что-то привлекло внимание, и мастер-сержант резко остановился. Что-то странное, но что? Чей-то взгляд. Кто-то из новобранцев смотрел на него с иронией. Почти неуловимой иронией. Рамин сам посмотрел на наглеца и несколько удивился. Восемь новобранцев резко отличались от остальных. Подтянутые, стройные тела, грация хищников из семейства кошачьих, короткие волосы, спокойные глаза. Сам бывший опасным бойцом, Рамин шестым чувством угадал таких же. Да нет, эти опаснее. Много опаснее.

Первым стоял блондин среднего роста, именно он и смотрел на сержанта с иронией. Почему-то под взглядом его светло-серых, почти белых глаз хотелось вытянуться и щелкнуть каблуками. Рамин даже головой помотал, избавляясь от наваждения. Словно перед боевым офицером стоит, а не перед каким-то салагой. А ведь точно, как он сразу не понял?! Офицер! Конечно, офицер! Скорее всего, разжалованный. Таким позволялось вернуться в армию только пройдя весь путь заново, начиная с новобранца. Выглядит, правда, слишком молодо, но кто знает, сколько там ему на самом деле лет. После госпиталя мастер-сержант сам порой двадцатилетним мальчишкой выглядел. Недолго, конечно, но выглядел. Может, этот парень тоже только из госпиталя, очень даже может. Судя по первому впечатлению, тот еще волк. За что, интересно, его разжаловали? Наверное, слишком жестко действовал при подавлении какого-нибудь восстания, а вонючим лордикам из Табала только повод дай, лютой ненавистью ненавидят имперскую гвардию, не раз заставлявшую их умываться кровавыми слезами при покойном императоре.

Рамин с сочувствием посмотрел на новобранца и едва заметно кивнул, давая понять, что признал товарища по оружию. Тот на мгновение опустил веки. Отлично, бывший офицер сумеет удержать порядок в казарме, не допустит беспредела. Далеко не все новобранцы быстро понимали, что в имперском гвардейском десанте над товарищами не издеваются, если не хотят получить пулю в спину. Непонятливым приходилось объяснять, порой с применением нестандартных средств. Отказывающихся понимать списывали.

– Имя? – тихо спросил Рамин.

– Варт Ансар, мастер-сержант! – вытянулся новобранец.

– Последнее звание?

– Полковник, мастер-сержант!

Ого! Судя по всему, не лжет. Надо же, целый полковник. Это что же надо было сотворить, чтобы из полковников в рядовые турнули? Круто парень влетел, ничего не скажешь. И имя у него странное, всего двухсложное. Откуда он, интересно? Возможно, кто-нибудь другой сразу невзлюбил бы бывшего офицера, но только не мастер-сержант. Он сам три года назад имел звание капитана гвардейских десантных войск. Так вышло, что после гибели командира полка Рамин взял на себя ответственность во время атаки пиратской базы, взорвав ее. По возвращении домой ему инкриминировали превышение служебных полномочий, разжаловали и вышвырнули из армии без выходного пособия. Второй заместитель командующего гвардией изо всех сил пытался защитить талантливого офицера, но против интриг инспекторов Табала оказался бессилен. Именно он посоветовал разжалованному заново пройти все ступени служебной лестницы, пообещав лично следить за его карьерой. Рамин послушался. Генерал Хартин оказался прав, за каких-то три года бывший капитан стал мастер-сержантом и готовился к сдаче экзаменов на лейтенантский патент.

– Разжаловали? – с сочувствием спросил Рамин.

– Никак нет, мастер-сержант! – ответил новобранец. – Оказались с сослуживцами на чужбине без малейшей возможности вернуться домой. Поскольку мы все офицеры, пошли в армию. Разрешите вопрос?

– Разрешаю.

– Правда ли, что иностранцам, отслужившим десять лет в десанте, предоставляется имперское гражданство?

– Предоставляется, – резко кивнул Рамин. – Со всеми льготами ветерана.

А у парня-то дела еще хуже, чем он думал. Оказаться в чужой стране без гражданства? Тем более, в империи, где никогда не любили чужаков! Не хотел бы мастер-сержант себе такой судьбы. Ничего веселого. Ни работы не найти, ни квартиры, даже в гостинице не поселят, если денег нет, чтобы взятки нужные дать. Хотелось бы только знать откуда этот полковник. Но спрашивать в десанте было не принято, прошлое оставалось за порогом, и каждому предоставлялся шанс начать жизнь заново. Захочет, сам потом расскажет.

Если бы только паскудный Табал не имел контроля над армией! Но, увы. Имеет. Жаль, что император так молод, и лорды вертят им, как хотят. Бедняга, скорее всего, долго он не проживет, многие жаждут напялить на себя корону, несмотря на то, что она не дает никакой реальной власти. Вот лорд-атеар Табала имеет настоящую власть, только для него и ему подобных власть – всего лишь способ набить карманы. Рамин был свято уверен в этом, как и любой другой офицер, впрочем. Да и с чего бы, если иначе, лорды изо всех сил стараются ослабить армию? Ведь только армия с флотом сдерживают десятки карликовых стран, только и ждущих, как бы вцепиться в дряхлеющего гиганта и урвать себе кусок добычи. Не говоря уже о Саанском Объединении, с каждым годом набирающем силу.

– Хорошо! – Рамин снова окинул иностранца оценивающим взором. – Назначаетесь курсант-капралом группы. Учтите, порядок в казармах с этого момента на вашей ответственности. Спрашивать буду строго.

– Есть, мастер-сержант!

– А теперь слушайте меня, тупые ослиные задницы! – взревел Рамин, отойдя на несколько шагов. – С этого момента и до окончания учебки я вам папа, мама, царь и бог! Я – самый страшный из кошмаров, который вы когда-либо видели! Вы этого еще не поняли? Ничего, сейчас поймете. Упор лежа принять!

Мастер-сержант едва сдерживал смех, наблюдая за неуклюжими новобранцами. Особенно комичным выглядел давешний толстяк. Он едва сумел отжаться раз пять и теперь силился отодвинуться от несильно пинающего его Бомжа. Тот похохатывал и сводил усилия бедняги на нет, продолжая пинать его в жирные бока. Краем глаза Рамин наблюдал за иностранцами. Полковник с товарищами отжимались легко, без какого-либо напряжения. Они уже отжались раз по двести и, судя по всему, готовы были продолжать до бесконечности. Хороша подготовка, ничего не скажешь. Впрочем, надо еще погонять как следует несколько дней, только потом можно будет судить толком. Рамин снова присмотрелся к полковнику и покачал головой. Даже не вспотел, отжимается с ленцой, словно ему скучно.

Новобранцев гоняли до самого вечера, не давая им не минуты отдыха. Они стонали, выли, кто-то орал о своих правах гражданина, но быстро заткнулся после подзатыльника одного из капралов. Подписал контракт с гвардией, забудь о правах, их у тебя больше нет, кроме одного – умереть во славу императора! Рамин продолжал внимательно следить за полковником с его людьми, и его удивление росло с каждым часом. Роботы они, что ли? Даже сам мастер-сержант устал бы после всего, что устроили новобранцам. А эти восемь подтянутых парней остались свежими, как после сна. Даже дыхание ни у одного не участилось!

– А теперь, мордожопые, я покажу вам, что такое десантник гвардии его величества! – рявкнул Бомж, почесав квадратный подбородок. – Кто хочет набить мне морду, а? Хочется, небось? Ходите сюда, я дам вам такую возможность.

Вот это уже интересно. Рамин с удобством устроился на травке под ближайшим деревом и приготовился к развлечению. Добровольцев, конечно, не нашлось – двухметровый верзила с кулаками в голову ребенка не вызывал энтузиазма у потенциальных буянов. Пришлось капралу вызывать новобранцев одного за другим. Вызванные неуклюже пытались ударить его, но у них не получалось, и вскоре они падали, получив легкую плюху. Смотря на потешные прыжки толстяка, мастер-сержант от души хохотал.

Все шло предсказуемо, пока выбор капрала не пал на одного из иностранцев. Тот поклонился и мягко двинулся в сторону инструктора. Какое-то мгновение, и он оказался в центре площадки. Бомж, несмотря на свою массивность, был опытным рукопашником, и сразу насторожился, увидев эти ленивые, кошачьи движения сытого хищника. Рамин тоже уставился на площадку. Бой начался.

С каждым мгновением глаза мастер-сержанта расширялись все больше, такого ему видеть еще не доводилось. Все удары капрала пропадали втуне, казалось, он борется с водой, обтекающей его со всех сторон. Иностранец сдвигался на какой-то сантиметр в сторону, и Бомж промахивался. Он нарастил темп до предела, но это не помогло, бывший офицер все так же лениво уклонялся, двигаясь нарочито медленно. А затем пропустил удар, но вскользь, хотя заметил это только Рамин. Впрочем, капрал тоже прекрасно понял, что иностранец сделал это намеренно, чтобы не ронять авторитет инструктора в глазах новобранцев. Бомж задумчиво посмотрел на него и уважительно наклонил голову. Бывший офицер церемонно поклонился в ответ и вернулся в строй.

Вечером капрал пришел в комнату Рамина, принеся с собой бутылку разбавленного спирта.

– Будешь? – хмуро спросил он.

– Наливай, – кивнул мастер-сержант, поставив на стол стаканы.

Выпив, они немного помолчали.

– Видал, как меня седня сделали? – поинтересовался Бомж.

– Ага, красиво, ничего не скажу. И не опозорил ведь, сделал вид, что лег.

– Во-во. Именно, что сделал вид. Он бы меня при желании за пять секунд в клочья порвал. Знаешь, я таких бойцов еще не встречал. Кто они такие, блин?

– Офицеры, – усмехнулся Рамин. – Все восемь. Старший – полковник, остальные – майоры. Скорее всего, спецназ. Понял теперь?

– Маргачье дерьмо! – изумился Бомж. – За что ж это мужиков так обидели?

– Не разжалованные они, – налил себе еще немного спирту мастер-сержант. – Иностранцы, гражданство зарабатывать пришли. Полкан мне сказал, что они оказались у нас каким-то образом, а домой вернуться не могут. Что там точно – не знаю. А спрашивать не буду, мы десант, а не суки-особисты.

– Я тоже не буду, – буркнул капрал. – Но мужики толковые, сразу скажу. Ты бы видел какой порядок твой полкан в казарме навел. За полчаса каких-то разбил всю толпу на взводы, назначил ответственных, дежурных, дневальных. И хоть бы кто пикнуть посмел! Ни разу такого не видал. Хотя, знаешь, нечему удивляться. Мне самому не по себе становится, когда полкан на меня своими зенками белесыми зырит, сердце в пятки уходит. А новобранцы вообще от него дуреют. Как шелковые ходят! Тихо-тихо.

Выглядевший тупым громилой Бомж на самом деле имел два университетских образования и собирался писать диссертацию по социологии после увольнения. Служить ему осталось всего два года, и возобновлять контракт капрал не собирался. В гвардию он пошел, чтобы уйти от уголовной ответственности после того, как в запале спора случайно прибил какого-то хлюпика, не рассчитав своей бычьей силы.

– Вот только что меня беспокоит, – задумчиво сказал Бомж, опрокинув в себя еще полстакана спирта. – Думаю, эти ребята и с оружием обращаются так, что нам до них далеко. У них дома, интересно, все такие? Ты представляешь, что будет, если армия таких головорезов на нас нападет?

– Не дай Тавин! – нервно поежился мастер-сержант. – Десант со спецназом еще продержатся какое-то время, а остальных передавят, как котят. Но ты забыл про флот.

– Флот? – презрительно скривился капрал. – Ты называешь это сборище старых лоханок флотом? Когда в последний раз со стапелей сходил новый линкор или тяжелый крейсер, не припомнишь, часом?

– Десять лет назад… – тяжело вздохнул Рамин. – Два линкора класса "Альфа". Да и те еще при покойном императоре закладывались. Финансирование на модернизацию флота окончательно перекрыто.

– Не понимаю! Они что там, в Табале, самоубийцы?! Не могут ведь не знать, что Саанское Объединение ежегодно до полусотни новых кораблей строит. А сааны только и ждут, чтобы на нас накинуться! Остальные стервятники радостно к ним присоединятся.

– Хрен их, этих лордиков, разберет! – пожал плечами мастер-сержант. – Думаю, им вообще на все, кроме своего кармана, плевать. Никак не поймут, что без армии и флота не выжить.

– Эх, был бы у нас настоящий император, а не этот малец недоделанный… – скрипнул зубами Бомж.

– А что паренек сделать может? – грустно посмотрел на друга Рамин. – Ему, бедняге, семнадцать лет всего. Власти – никакой. Знаешь, у меня подружка недавно была, во дворце служит горничной. Так она такое рассказала, что меня передернуло. На дворцовую кухню порой по неделе продукты не завозят, император сутками голодный ходит. И молчит. Зубы сцепляет, чернеет весь и молчит! А в глазах такая ненависть, что у девочки слов не нашлось для описания! Только вздрогнула. Слуги мальчишку жалеют, из дому кое-что приносят и подкармливают. Тайно. Так он из гордости еще и отказывается! О чем другом даже говорить не стоит, за двенадцать лет после смерти старого императора лордики все разворовали. У, гнусь…

– Ты серьезно? – растерялся капрал, не способный представить себе такого, по его мнению император был самым богатым человеком страны. – Да, парнишку можно только пожалеть… Блин, с каким бы удовольствием я этой сволочи из Табала глотки резал! Зубами бы рвал!

– А я, думаешь, нет? – криво усмехнулся мастер-сержант. – Они все порушили на хрен! Флот на грани издыхания, все больше кораблей на прикол встают, ремонтироваться не на что. Армии урезают финансирование с каждым годом, скоро у нас солдаты голодать начнут. Мне стыдно, дружище, слышишь?

– Мне, что ли, не стыдно?! – грохнул кулаком по столу Бомж. – Только вот поделать мы ничего не можем.

– Не можем… – снова налил себе выпить Рамин. – Только водку жрать и осталось. Дождутся ведь лордики нападения саанов. Ох, дождутся. Потом прибегут и вопить начнут, умоляя, чтобы их защитили. А чем защищать? Голой жопой? Так саанов ею не больно-то напугаешь.

Капрал вдруг начал ржать. Мастер-сержант ошеломленно уставился на него.

– Ты чего, крышей поехал?

– Да не… – простонал Бомж, продолжая корчиться от смеха. – Ты представь только, сааны высадились, а наши бойцы дружно кругом разворачиваются, штаны снимают и задницы показывают. Двести тысяч голых задниц разом! Представляешь, как командир саанов удивится?

Рамин тоже захохотал. Отсмеявшись, друзья синхронно вздохнули.

– Смех-смехом, – проворчал мастер-сержант, – а делать что-то надо. Знаешь, многих императоров на престол гвардия возводила…

– Очумел? – опасливо оглянулся Бомж. – Услышит кто, проблем не оберешься. Ты кто? Генерал? Ни хрена! Сержант. Так сиди и не рыпайся. Хотя, если шанс представится…

– Если… Да только ждать его до бабушкиного заговенья. Самим надо искать. Знаешь, генерал Хартин мне кое-какие намеки делал еще когда я капитаном был, никому из наших табаловский шабаш не нравится, кроме лизоблюдов. Думаю, надо бы к нему смотаться. Может, умные люди чего и надумали.

– Дай-то Бог… – тяжело вздохнул капрал. – Большая война на носу, а мы не готовы. Сомнут ведь нас, запросто сомнут. А саанские обычаи ты знаешь. Узаконенное рабство и прочие прелести.

– Знаю… – уныло кивнул Рамин. – Ладно, допиваем и спать. Через четыре часа подъем.


Тренировки шли своим ходом, мастер-сержант продолжал внимательно наблюдать за иностранцами. Бомж оказался прав, полковник с его людьми и оружием владели так, что дай бог каждому. Даже из самой раздолбанной учебной винтовки любой из восьмерки бывших офицеров загонял все пули в десятку, ни одного промаха. Самое интересное, что вслед за ними тянулись и остальные новобранцы. Иностранцы не ленились объяснять каждому его ошибки, помогать, показывать как надо. Грубо говоря, полковник начал обучать группу сам, по какой-то своей непонятной методике. Рамин даже не заметил, как это случилось. А когда понял, хотел было одернуть наглеца, но подумал немного и не стал. Уж больно результаты оказались хороши. Как этот странный офицер находил подход к любому засранцу? Как-то ведь находил. Даже визгливый толстяк, которого мастер-сержант заранее списал в отходы, на глазах становился десантником. Куда только подевался весь его жир и медлительность, он превратился в быстрого, как огонь, хоть и несколько плотноватого парня.

Через полтора месяца курс выбросили в пустыне для первого пятисоткилометрового марш-броска. Ни разу до этого случая такие марш-броски не обходились без жертв, слишком страшна была Каранская пустыня. До плюс пятидесяти днем и собачий холод ночью. Никакой воды, ежедневные песчаные бури, смерчи, не говоря уже о блуждающих зыбучих песках. Но на сей раз, благодаря полковнику и майорам, не погиб ни один новобранец.

Мастер-сержант обычно бежал позади колонны и только удивлялся, глядя как странные офицеры заботятся об остальных. Они тащили на себе чуть ли не втрое больше груза, чем остальные, забирая вещмешки у самых слабых. Это при том, что основные системы жизнеобеспечения и тяжеленные дистилляторы они несли с самого начала. Варт постоянно обходил колонну, подходя к каждому отстающему. И для каждого у него находились слова поддержки. Мастер-сержант пребывал в восхищении, Бомж тоже смотрел на полковника очумелыми глазами. Вот это командир! С таким можно в ад смотаться, у маргака рога поотшибать и назад без потерь вернуться.

По обычаям гвардейского десанта инструкторы почти не вмешивались во внутренние дела учебных подразделений, такое допускалось только в самом крайнем случае. Прежняя группа доставила им массу хлопот, многие никак не хотели усваивать, что закон силы в гвардии недопустим. Зато эта под руководством полковника на глазах превращалась в идеально сбалансированное боевое подразделение. Как Варту удалось вбить в головы новобранцев, что без взаимовыручки им не выжить, мастер-сержант не понимал. Да что говорить, даже короткий отдых на привалах иностранцы превращали в урок, рассказывая разные случаи из своих богатых биографий. Рамин и сам с огромным интересом слушал их рассказы, Бомж не отставал от него. Ох и много, похоже, боевых операций на счету у полковника с его людьми… Все больше и больше мастер-сержанта занимал вопрос: откуда они пришли? Он не знал армии, в которой готовили бы таких страшных бойцов. Саанские дестройеры в подметки не годились этим иностранцам. О солдатах карликовых государств вообще говорить не стоило. Бандиты, одетые в форму, ничего больше.

– Что думаешь? – спросил Рамин у Бомжа на одном из привалов, кивнув на начавших тренировку майоров. Полковник в это время обходил рухнувших на песок новобранцев, следя, чтобы каждый выпил достаточно воды.

– А что здесь думать? – пожал плечами тот. – Глазам не верю. После тридцати километров по пустыне с полной выкладкой не упасть без сил, а сразу тренировку начать? Я и сам едва на ногах стою. Знаешь, с трудом выдерживаю, чтобы не спросить у полкана откуда он такой взялся.

– Я тоже… – скривился мастер-сержант. – Надо будет по возвращении все-таки поговорить с ним. Может, чего и скажет.

– Сомневаюсь, – скептически покачал головой капрал. – Сильно сомневаюсь. Он только по делу говорит. Несмотря на это, наши новобранцы на него молиться готовы. И заслуженно, маргак меня задери!

– Согласен, – вздохнул Рамин. – Я дурею, глядя, как он с майорами к каждому засранцу подход находит. Перка хоть возьми. Чистый отход был вначале. Полное дерьмо. Мелкий подлец. А теперь? Еще немного, и парня в офицерскую школу отправлять можно будет. И это за полтора месяца!

– Знаешь, полкан не вбивает в головы прописные истины, как мы с тобой, а заставляет ребят думать, – пожевал губу Бомж. – Голоса ведь ни разу не повысил. Спокоен, что тот танк. Расскажет коротенькую историю, а человек застывает с открытым ртом. И думает. Но откуда он знает, что нужно сказать каждому, чтобы тот задумался? Вот чего понять не могу.

– А кто может? – приподнял бровь мастер-сержант. – Я, что ли? Одно скажу. Это офицер от Тавина, такого командира иметь – счастье.

– Точно! – кивнул капрал, вставая. – Ладно, пойду гляну чего там делается. Полкан, кажется, что-то рассказывать начал…

– Так и скажи, что послушать хочешь! – насмешливо прищурился Рамин. – Я тоже пойду. Интересно ведь.

По возвращении выяснилось, что их группа оказалась единственной, не потерявшей во время марш-броска ни одного новобранца. Командование лагеря было откровенно этим изумлено и вынесло мастер-сержанту благодарность. Он помалкивал, хотя прекрасно понимал, что его заслуги здесь нет. Без полковника с майорами результат был бы совсем иным.


Жизнь шла своим чередом, а Рамин продолжать думать. И наблюдать, конечно. Они с капралами устранились от своих обязанностей, почти полностью переложив их на плечи бывшего полковника. Тот не возражал. В конце концов решившись, мастер-сержант вызвал иностранца к себе.

– Курсант-капрал Ансар по вашему приказанию прибыл! – отрапортовал тот, войдя.

– Хорошо, – кивнул Рамин. – И брось церемонии, мы с тобой оба в прошлом боевые офицеры. Я, конечно, не полковником, а только капитаном был, но все-таки. Тебя Вартом зовут, насколько я помню?

– Так точно.

Полковник сел и внимательно, оценивающе как-то посмотрел на Рамина.

– Давно хотел с тобой откровенно поговорить, – усмехнулся мастер-сержант. – Если поверишь, конечно.

– Поверить-то можно… – прищурился Варт, в его светло-серых глазах на мгновение вспыхнули веселые искорки. – Тебе, мастер-сержант, верю. Не предашь, не тот человек. Да и офицер ты толковый. Хотя методики обучения у вас…

Он поморщился и укоризненно покачал головой.

– А что не так с нашими методиками?

– Если бы у меня в легионе какой-нибудь сержант так обучал новобранцев, как их у вас обучают, этот сержант вылетел бы из легиона в тот же день.

– Легион? – прищурился Рамин. – Не припомню я что-то страны, в которой так называют боевые подразделения.

– Ничего удивительного, – грустно улыбнулся полковник. – Мы очень издалека. Поэтому и не можем вернуться, не знаем куда возвращаться, вот в чем беда.

Ах, вот оно в чем дело! Мастер-сержант откинулся на спинку стула и задумался. Теперь многое становилось понятным. Действительно, если небольшой корабль оказался в незнакомой области пространства без запасов топлива, то вернуться домой затруднительно.

– Понимаю, что ты извелся от вопросов, – внимательно посмотрел на него Варт. – Значит, мы сейчас говорим на равных?

– Да.

– Тогда позволь тебя угостить для начала.

Он достал из под стула плоскую черную бутылку и поставил ее на стол. Мастер-сержант удивленно приподнял брови – надо же, и не заметил, что полковник принес с собой выпивку. Впрочем, с его опытом службы наверное хорошо прятать научился. Рамин бросил взгляд на бутылку и удивился еще больше. Что это, интересно? Большая плоская бутыль без единой этикетки, только крохотная голографическая эмблемка около донышка. Совершенно незнакомая. Но, в конце концов, какая разница? Он достал из шкафчика стаканы. Полковник выдернул пробку и налил в оба понемногу смолянисто-черной жидкости. Поднял стакан, с явным удовольствием понюхал и медленно выпил. Мастер-сержант последовал его примеру. Чудо! Что-то напоминающее виски очень высокого класса. И крепкое, градусов под шестьдесят. Пьется легко, зато потом возникает ощущение, что жидкого огня хватанул. Он резко выдохнул, немного отдышался и закурил.

– Это "Черный Вал", – кивнул на бутылку полковник. – Люблю его, но много не выпьешь, крепок, зараза.

– Из дому? – понял мастер-сержант.

– Да, кое-какие старые запасы сохранились.

– Так откуда же вы все-таки прилетели?

– Если бы я знал… – тяжело вздохнул полковник, мрачно уставившись в пол. – У нас дома большая война была. Война, которую мы проиграли. Слишком неожиданным оказалось нападение, слишком подлым способом воспользовался враг. Если бы у нас было хоть полгода, мы сумели бы преодолеть все, но нам полугода не дали. Знаешь, страшно видеть, как гибнет все, что ты знал и любил…

– Боюсь, скоро увижу, – криво усмехнулся Рамин. – Империя тоже на грани войны и тоже проиграет ее.

– Вполне возможно, – кивнул Варт. – Но об этом позже. Наш легион занимался эвакуацией остатков гражданского населения с последних планет прифронтового сектора. В это время вражеский флот восстанавливался после боя на заводе космического базирования, подошедшем к самой границе. Если бы их флот успел полностью восстановиться, мы бы даже эвакуировать людей не смогли. Поэтому адмирал, командовавший нашими силами, приказал всем покинуть близлежащее пространство, выгнал экипаж со своего крейсера и пошел на таран, подорвав в последний момент одну довольно страшную бомбу. И завод, и один из вражеских флотов погибли. Эта бомба создает после взрыва черную дыру, в которую затягивает все вокруг на расстоянии нескольких световых лет. Мы не успели отойти достаточно далеко, и нас тоже затянуло…

Мастер-сержант каким-то непонятным образом понял, что полковник не лжет. И поежился. Бомба, создающая черную дыру?! Какое кошмарное оружие… И надо же, адмирал не послал других, а пошел на смерть сам. Настоящий офицер. Человек чести.

– Но как вы выжили?

– А Проклятый его знает! – развел руками Варт. – Ученые в недоумении. Люди на кораблях эскадры на мгновение потеряли сознание. А когда пришли в себя, увидели, что находятся в совершенно иной области пространства. Ни один из гипермаяков не отзывался, рисунок созвездий оказался совершенно незнаком. Я вообще подозреваю, что мы попали в параллельную Вселенную. Или, по крайней мере, в другую галактику. Наша ведь исследована вдоль и поперек.

Рамин нервно поежился. Не хотел бы он оказаться на месте людей, внезапно лишившихся всего знакомого. Не иметь никакой возможности вернуться домой? Тяжело это. Хотя дома у них война… Только мастер-сержант предпочел бы погибнуть, чем оказаться на чужбине.

– Когда мы поняли, что находимся в незнакомом месте, то начали разведку близлежащих звездных скоплений, – продолжил полковник. – Хорошо еще, что наши крейсера успели пройти модификацию и имели систему межгалактической ориентации и автономное энергоснабжение. В процессе поиска разведчики нашли несколько примитивных разумных рас докосмического уровня развития. Еще через месяц обнаружили, что в одном из скоплений расположены десятки человеческих государств. Представь себе наше изумление, когда выяснилось, что вы генетически идентичны людям нашей галактики. Почти идентичны, скажем так.

– Представил, – кивнул мастер-сержант. – Действительно, чудо. Может, у нас были общие предки? Наши высоколобые ведь так и не нашли доказательств местного происхождения человека. В один прекрасный момент в отложениях появились человеческие кости. А вот откуда они взялись, никто не знает.

– Скорее всего вы тоже потомки древних, погибших в развязанной ими самими войне. Но сейчас это не имеет никакого значения. Понимая, что необходимо где-нибудь осесть, мы начали исследовать ваши страны. Саанское объединение сразу вызвало резкое отвращение – в нашей галактике была похожая страна, пока все соседи не объединились и общими усилиями не выжгли заразу. Карликовые государства в одну-две планеты тоже особого интереса не вызвали. Осталась только империя. Мы долго думали, как здесь интегрироваться. Потом решили пойти в армию и послужить, одновременно изучая обстановку. Но я не ждал, что у вас такое творится…

– Заметил, значит? – горько усмехнулся Рамин. – Империи осталось жить несколько лет, до первого нападения саанов. Они, наверное, еще не поняли, что мы слабы, и продолжают копить силы. А лордики из Табала раздирают страну на части, думая, что деньги их спасут. Ну-ну… Только сильный флот удержит врага! Как можно этого не понимать? Увы, за десять последних лет не построено ни одного крупного военного корабля.

– Идиотизм, – пожал плечами полковник. – Дикий идиотизм. Или предательство.

– Одно не исключает другого, – буркнул мастер-сержант. – Спасибо за рассказ, я понял. Расскажи кто другой такое, никогда бы не поверил, а тебе почему-то верю.

Они выпили еще понемногу. И вдруг до Рамина дошла одна вещь. Ведь Варт сказал, что их легион занимался эвакуацией гражданских. Также он говорил о кораблях. Не об одном корабле, а о многих. Это что же получается, у него с собой боевая эскадра?! И легион солдат, подобных ему самому? Да и то, что народ полковника намного превосходит империю в развитии, Рамин понял сразу. Ведь это шанс. Тот самый невероятный шанс, о котором мастер-сержант давно молил святых. А вдруг пришельцы захотят вмешаться? Если бы…

– Сколько бойцов в легионе? – осторожно поинтересовался он.

– Двадцать тысяч, – почти незаметно усмехнулся Варт. – Экипажи кораблей, пилоты истребителей и эвакуированные гражданские в это число не входят.

– Они все с тобой? – Рамин внезапно охрип, в его глазах загорелась отчаянная надежда.

– Да, нашли неподалеку незаселенную планету, пока остановились там. А мы ввосьмером пошли на разведку. У вас ведь в десант принимают без документов всех желающих.

– Так может, поможете?

– Поначалу я думал не вмешиваться… – тяжело вздохнул полковник. – Однако нас все-таки маловато для того, чтобы жить отдельно. Впрочем, не знаю. Помочь, конечно, мы способны, но наводить порядок придется очень жестко, ваша страна в страшном состоянии. Клики лордов грабят население подчистую, на многих планетах голод и эпидемии.

– Жаль, что прежний император так рано умер… – сжал кулаки мастер-сержант. – Отравили, похоже. Он не давал лордикам жить в свое удовольствие, и им, понятно, это не нравилось. А нынешний ничего сделать не в состоянии. Семнадцать лет мальчишке, власти никакой, золоченая кукла, ничего больше.

– Ну, если мы с тобой поможем, то что-нибудь и сможет. В случае, если император возьмет реальную власть, гвардия будет с ним?

– А то! – ухмыльнулся Рамин. – Знаешь, небось, как лордиков в армии нежно "любят". Им с радостью все припомнят! Ворье поганое! Каждая клика тянет одеяло на себя, старается урвать побольше. Думаешь, офицеры не понимают по чьей вине армия и флот в таком состоянии? Отлично понимают.

– Нужна поддержка высокопоставленных военачальников. Как минимум, командира гвардии.

– Этой старой проститутки? – гадливо скривился мастер-сержант. – Да он собственную мать за шедал ломаный продаст! Убирать его надо, редкая сволочь. Ставленник Табала, при покойном императоре он никогда бы выше капитана не поднялся. Умеет только задницы лизать, ни разу в реальном бою не бывал. Но я могу поговорить с одним из его заместителей, толковый генерал и все понимает.

– Поговори, – кивнул полковник. – А я попрошу своих ребят еще кое-что выяснить. Понимаешь, если император слаб, то лучше даже не браться. Он и без лордов все порушит. Не согласен?

– Согласен… – обреченно кивнул Рамин. – Но не оставлять же все в таком виде?

– Я проверю императора, – глаза полковника сузились, в них загорелся опасный огонек. – Извини, но если он не потянет, то я ввязываться в ваши склоки не стану. Ответ тебе дам послезавтра. А ты пока поговори с этим самым генералом. На всякий случай.

– Поговорю, – мрачно пообещал мастер-сержант. – Но как узнать, потянет император власть или нет? По-моему, только в процессе…

– Есть способы, – приподнялись уголки губ Варта. – Не спрашивай какие, все равно не поверишь. Ладно, давай заканчивать. Пока этот разговор беспредметен. Если молодой император действительно чего-то стоит, мы к нему вернемся.

Он встал, поклонился и вышел. Мастер-сержант остался на месте. Он ухватился за первую попавшуюся соломинку и искренне надеялся, что это поможет. Чужаки? Да пусть будут чужаки! Слишком больно было видеть гибель родной страны. Рамин считал себя обязанным сделать все возможное и невозможное для ее спасения. А раз так, нужно ехать к генералу Хартину. Он достал из кармана голофон и набрал номер, известный только людям, близким ко второму заместителю командующего гвардией.


II. Император Далан III, империя Далан-Атен, планета Атен, город Аратан, старый императорский дворец, ночь с 2.09.4567 с. э. на 3.09.4567 с. э.

<p>II. Император Далан III, империя Далан-Атен, планета Атен, город Аратан, старый императорский дворец, ночь с 2.09.4567 с. э. на 3.09.4567 с. э.</p>

Большая мрачная комната не имела и намека на уют. От каменных стен, несмотря на драпировку, тянуло промозглым холодом, здесь, похоже, было холодно даже жарким летним днем. Хотя, если не присматриваться, комната выглядела вполне приемлимо на непритязательный взгляд. А вот если присмотреться… Бархат драпировки оказывался старым и потертым, кровать древней и скрипучей, полог над ней пыльным, а пол давно не мытым. Разве что большое деревянное кресло возле стола было еще вполне в порядке.

На кровати сидел понурый юноша со встрепанными короткими волосами и обиженным лицом, лет семнадцати-восемнадцати на вид. Его золотистый костюм украшало алмазное шитье. Единственным, на что лорды Табала никогда не жалели денег, были парадные одежды императора. Всегда любили пустить пыль в глаза. Только что толку в этих одеждах? Важны ведь отнюдь не они. На лице юноши лежала печать обреченности. Он кусал губы, то и дело вытирая слезы. Час шел за часом, а он оставался все таким же неподвижным, иногда даже казалось, что на кровати сидит статуя, а не человек. Только изредка раздающиеся всхлипывания говорили о том, что это не так.

Снова утерев слезы, Эрек с досадой стукнул кулаком по колену. Он позволял себе плакать только оставаясь наедине с самим собой, при свидетелях старался выглядеть невозмутимым. Не знал, правда, насколько это получалось, но старался. Никто не должен видеть слез императора! Пусть даже с самого раннего детства он знал только унижения и оскорбления. Мать умерла, когда старшему принцу едва исполнилось пять лет, и больше никто не относился к нему с лаской.

Вспоминать сегодняшнее унижение Эреку не хотелось, но и забыть он тоже не мог. Все утро сидел и молча слушал слушал оскорбительные высказывания лордов. Как последний мальчишка! Эти сволочи стояли перед троном и притворялись, что не видят императора, в глаза поливая его грязью. А что они говорили об отце…

Юноша заскрипел зубами от ненависти и бессилия. Он понимал, что жить ему осталось недолго, только пока лорд-атеар не решит сам надеть корону, к которой давно уже присматривается. Однако и узурпатору недолго царствовать. Странно, неужели лорды не понимают, что саанам плевать на их деньги и титулы, что для них все даланцы одним миром мазаны? Даже юный император, почти не имея достоверной информации, всего лишь по урокам истории сумел это понять. Ничего, когда спесивых аристократов погонят на рабские рынки, все поймут. Сразу. Честно говоря, даже жаль, что он не доживет и не увидит какое выражение появится при этом на их гнусных мордах.

Есть хотелось неимоверно. Вчера юный император отказался подписывать очередной идиотский указ, подсунутый лордом-атеаром, и тот снова распорядился не завозить продуктов на дворцовую кухню. Обычно Эрек выдерживал неделю голода, иногда больше, а потом сдавался и все-таки подписывал, проклиная самого себя за слабость. Порой ему помогала продержаться дольше тайно приносимая старым камердинером из дому нехитрая снедь. Но Эрек редко соглашался брать ее, а если и брал, то испытывал ни с чем не сравнимый стыд. Какой позор! Императора подкармливает слуга! Разве так можно? Но отказываясь, старался не обижать Матинека, ведь тот был единственным, кто относился к нему по-человечески.

Было далеко уже заполночь, а император все никак не мог уснуть. День за днем его короткая жизнь протекала перед глазами. Тавин святой, как бы хотелось стать самым обычным человеком и жить ради себя. Увы, уродился принцем, будь оно все проклято! Сбежать бы, но как? Мало охраны, поставленной Табалом, так еще и тысячи следящих устройств. А их не обманешь…

Вспомнив отношение охранников, юноша снова едва не заплакал, но заставил себя сдержаться. Как к узнику относятся, а не как к своему императору! Впрочем, наемники ведь, последняя сволочь. Гвардию во дворец не допускают который год. Один охранник особенно отличался. Самый гнусный из них… Вспомнив грязные шуточки этого подонка, император сжал кулаки. А ведь надеялся, что после коронации хоть что-нибудь изменится. Наивный дурак! Давно пора было понять, что люди, подобные лорду-атеару Латангу, власти из рук не выпустят, раз уж сумели ее захватить.

Одного не мог понять Эрек. Для чего лордам Табала нужно постоянно унижать императора? За что? Что он им плохого сделал? Ведь их с младшим братом буквально морили голодом, всячески издевались. Зимой во дворце не топили, и принцы мерзли, проводя целые дни под одеялом, иначе не выжили бы. Ни одна из радостей, доступная ребенку простого рабочего, не была доступна детям императора. Единственным развлечением братьев стали книги, книги и еще раз книги. Благо, дворцовая библиотека огромна. Старик-учитель помог систематизировать знания, лорды все же не решились оставить наследника престола без образования. Но каждую мелочь приходилось униженно выпрашивать у лорда-атеара. Ради себя Эрек не старался бы, честь дороже, но Валек маленький, чем мальчишка виноват? А ведь его тоже убьют… Не пожалеют. Юноша прикусил губу, отчаянно пытаясь придумать какой-нибудь способ спасти младшего брата. Нет такого способа! Хоть бы один верный человек у него был! Так нет. Никого нет! Даже слуги, скорее всего, доносят лордам о каждом его слове. Кроме Матинека, в этом император почему-то был уверен.

Юноша вспомнил, как гвардия кричала здравицу во время коронации. Жаль, что гвардейцы находились далеко, он ведь хотел просить у них помощи и защиты. Увы, планируя коронацию, лорд-атеар предусмотрел все. Даже это. Ни одному из военных не дали приблизиться к императору ближе, чем на двести метров. Эрек не раз пытался понять ради чего лорду Латангу понадобилось короновать сына старого врага. Зачем заставлять императора ежедневно часами высиживать в тронном зале и делать вид, что его слово что-то значит? Чушь ведь! Видимость законности соблюдает? Или что?

Интересно, а как его убьют? Наверное, отравят, как отравили отца. Конечно, по заключению придворных медиков прежний император умер от сердечной недостаточности, но Эрек в эту чушь не верил. Как же, сердечная недостаточность! У здорового, как бык, сорокалетнего мужчины, который легко пробегал по двадцать километров каждое утро. Да и последовавшие за его смертью события говорили об умело спланированном заговоре. С подачи лордов Табала за каких-то два дня сформировали опекунский совет, несмотря на все протесты вдовствующей императрицы. Канцлера, не согласившегося подписать указ о передаче опекунских прав Табалу, вышвырнули из дворца вскоре после смерти его величества. Кабинет министров почему-то поддержал идею лорда-атеара, а затем в полном составе подал в отставку. Следующий состав кабинета формировался уже опекунским советом, и понятно, кто там оказался…

Императрица как-то очень быстро и подозрительно умерла, оставив круглыми сиротами двух принцев пяти и двух лет от роду. После этого законы, постепенно передающие властные функции Табалу, начали выходить один за другим. Очень скоро власть императора превратилась в фикцию. Все вокруг были уверены, что вскоре из империи Далан-Атен станет республикой. Однако этого все-таки не случилось. По какой-то неизвестной причине лорд-атеар возвел на престол юного императора по достижении тем шестнадцати лет. Буквально все в стране растерялись, пытаясь понять, чего добивается глава рода Латанг. Но так и не поняли, как не понял этого и сам принц. Поначалу Эрек было обрадовался. Увы, рано – оказалось, что лорду-атеару нужна марионетка на престоле. И он ее получил.

На минуту представив, что он реальный император, а не золоченая кукла, Эрек криво усмехнулся. Как бы он отомстил за все унижения! Стоп, о какой мести речь? Если бы произошло чудо, и власть оказалась в его руках, то прежде всего необходимо было бы позаботиться об армии с флотом, а не о мести. Война ведь вот-вот начнется! Страшная война. Саанское Объединение набирает силу с каждым годом, а империя продолжает слабеть. Сколько раз юноша пытался заговаривать с лордом-атеаром о скором нападении саанов. Тот только смеялся в ответ и говорил, что это не его забота, что с ханом, мол, все оговорено. Да как можно доверять хану?! Ведь лорд Латанг прожженный политик и должен понимать, что для саанов договор ничего не значит! Странно все это. Каким-то гнусным душком тянет. Как бы не предательством… Нет, не о мести надо думать в случае чуда, совсем даже не о мести.

Внезапно Эреку показалось, что кто-то невидимый одобрительно хмыкнул, и юноша вскинулся. Но в комнате никого не было! Что за за странные вещи здесь творятся? Снова осмотрев спальню, император вздрогнул. Стена напротив начала медленно наливаться голубым светом. Что это?! Его пришли убивать? Не похоже… Потрясенный Эрек во все глаза смотрел, как на стене появляется лицо совершенно незнакомого ему человека, еще не зная, что этому человеку суждено стать его самым близким другом и учителем. Пока юноша только изучал довольно странно выглядящее лицо. Светло-серые, почти белые глаза, короткий ежик светлых волос, точеные черты лица, прямой нос.

– Вы просили чуда, ваше величество? – улыбнулся незнакомец. – Их есть у меня.

– Я вас не понимаю… – с трудом пролепетал Эрек.

– Вы считали, что у вас нет верных людей? Вы ошибаетесь. Ненависть к лордам Табала, почти погубившим армию и флот, столь велика, что гвардия готова к восстанию. Нужен только вождь. Императорской крови вождь. Возьметесь за эту неблагодарную роль?

– Да с удовольствием! – криво усмехнулся юноша. – Только я ведь ничего не могу. Каждый мой шаг под контролем. И кто, в конце концов, вы сами? Откуда я знаю, а может, это провокация лорда-атеара, которому нужен законный повод для моей казни?

– Вы получите все необходимые доказательства, ваше величество, – склонил голову светлоглазый. – Я – полковник Варт Ансар, командир легиона "Черные Рыси".

– Легиона? – удивился Эрек.

– Мы очень издалека и оказались в вашей области пространства случайно, попав в черную дыру. Домой вернуться возможности не имеем. Потом я расскажу вам обо всем подробно, сейчас не до того. Повторяю, идти нам некуда, а значит, придется устраиваться здесь. Единственная относительно нормальная страна – это империя. Но даже в Далан-Атен сейчас творится бог знает что. Страну раздирают противоречия, флота почти нет, армия бурлит, население голодает. На пороге война с саанами, и вам этой войны не выиграть.

– О каком выигрыше может идти речь?! – всплеснул руками император. – Половина флота на приколе, верфи заморожены, финансирование приостановлено! Иногда мне кажется, что Табал работает на хана…

– Вполне возможно, – не стал спорить полковник. – Я предлагаю вам, ваше величество, помощь легиона. Считайте нас своей тайной армией. Наши возможности очень велики, мы принадлежим к цивилизации, обогнавшей даланцев в развитии на тысячи лет. Но хочу сразу предупредить.

– О чем?

– Если вы надумаете становиться тираном, наши дороги разойдутся. А я пойму это сразу, так как каждый из нас абсолютный телепат. Вы, наверное, слышали, что я одобрительно хмыкнул после ваших о мыслей о том, что не местью нужно заниматься, а армией и флотом.

– Пресвятой Тавин! – выдохнул Эрек. – Телепаты… Но я вовсе не собираюсь становиться тираном!

– Рад, коли так, – склонил голову полковник. – Но это не все. Хотите ли вы, ваше величество, сделать жизнь граждан империи богатой и безопасной?

– Неплохо бы… – тяжело вздохнул император. – Но как этого добиться?

– Мы постараемся помочь, – мягко улыбнулся светлоглазый. – Знаете, в нашей родной галактике есть страна, в которой население благословляет монарха и люто ненавидит лордов. Именно монарх там сделал для простых людей столько, что его буквально боготворят. Его портрет в каждом доме висит. И не потому, что его боятся, нет, как я уже говорил, его любят.

– Хотел бы я оказаться на его месте… – едва слышно прошептал Эрек.

– Зачем? Вы на и своем сможете сделать не меньше, а возможно, и больше. Только придется многому научиться, ваше величество.

– Да не называйте вы меня величеством! – недовольно скривился юноша. – Если бы вы знали, как я одинок! Хоть бы одного друга иметь… А учиться? Учиться я всегда готов.

– Буду рад стать вам другом, – снова улыбнулся полковник. – Кстати, если бы не один сержант вашей гвардии, то я бы, наверное, так и не решился на вмешательство. Все-таки мы здесь чужие. Он меня переубедил.

– Быть ему генералом! – вскочил на ноги император.

– Когда-то он был капитаном десантных войск, но его разжаловали и выбросили из армии. Человек не обозлился, а заново начал карьеру новобранцем. Судя по тысячам подобных случаев, ослабление гвардии – официальная политика Табала. Но ваши гвардейцы молодцы, они это поняли. Чтобы сохранить кадры, разжалованные офицеры снова шли в армию, меняя имена. Сейчас на унтер-офицерских должностях в гвардейском десанте несколько тысяч настоящих профессионалов. Они все мечтают об одном. Об императоре, который их ценил бы.

– Я оценю! – выпрямился Эрек, его глаза горели, чудом выпавший невероятный шанс юноша упускать не собирался и готов был принять помощь хоть от самого маргака, а не то, что от инопланетян.

– Тогда не станем терять времени, – довольно усмехнулся полковник. – Власть придется брать в ближайшие дни, в столице начинается какое-то подозрительное шевеление, и мне это не нравится. Для начала возьмем под контроль эту звездную систему, остальные придется оставить на потом.

– Да я хоть сейчас готов! – махнул рукой император. – Надоело быть ничтожеством.

– Сейчас не получится. Моей эскадре нужно некоторое время, чтобы передислоцироваться сюда. Кстати, ваши средства обнаружения на удивление примитивны, и корабли легиона останутся для них невидимыми. Да и с гвардией нужно согласовать действия.

– Снова ждать… – тяжело вздохнул Эрек, садясь в кресло.

– Немного терпения, – понимающе усмехнулся полковник. – У вас все впереди! Еще одно. Посмотрите на стол.

На потрескавшейся от времени столешнице возникла небольшая записная книжечка.

– Что это? – удивленно спросил император.

– Миникомпьютер для связи со мной. Положите на него руку, он должен считать ваш генетический код. Для всех остальных он останется обычной записной книжкой. Впишите на первых страницах несколько стихотворений, чтобы ни у кого не возникло ненужных подозрений.

– Это – компьютер? – удивился Эрек, взяв в руки книжечку. – А как им пользоваться?

– Мысленно попросите связать вас со мной, – ответил светлоглазый. – Буквально через несколько секунд связь будет установлена, где бы я ни находился. Например, попросите связать вас с фрегатом "Безумец".

Император подумал о сказанном и едва не выронил компьютер из рук. Рядом с изображением полковника появилось еще одно. На юношу удивленно смотрела молодая женщина в незнакомой черно-серебристой форме. Она повернулась к светлоглазому и замерла.

– Рада приветствовать, ваше величество! – сказала незнакомка через минуту. – Я – Эла Ран Тарахи, навигатор легиона "Черные Рыси".

– Здравствуйте, госпожа Тарахи! – улыбнулся Эрек, с восторгом глядя на крохотную записную книжечку, открывающую столько возможностей. А сколько еще чудес, интересно, в новогоднем мешке господина полковника? Немало, наверное…

– Будем прощаться, – с легкой иронией сказал инопланетянин. – Но мы скоро снова встретимся.

Всходило солнце. У окна застыл юный император. Впервые за многие и многие годы он ясно, широко и открыто улыбался. Он больше не боялся будущего.


III. Мастер-сержант Рамин, империя Далан-Атен, планета Атен, центральный округ, главный тренировочный лагерь десантных войск имперской гвардии, полдень 5.09.4567 с. э.

<p>III. Мастер-сержант Рамин, империя Далан-Атен, планета Атен, центральный округ, главный тренировочный лагерь десантных войск имперской гвардии, полдень 5.09.4567 с. э.</p>

Рамин устало сидел в своей комнатенке в казарме. Вымотала его эта поездка, как ничто другое. Генерал ничего не сказал прямо, но дал понять, что будет рад любому выпавшему шансу. Ему совсем не нравилось, что родная гвардия на глазах теряет боеспособность. Но, как и каждый высокопоставленный военачальник, Хартин вынужден был плавать в вонючем болоте политики. Мастер-сержант понимал его, но испытывал досаду. Впрочем, не все еще потеряно. Хоть бы только полковник не отказал…

– Привет! – ворвался в комнату Бомж, и в ней сразу стало тесно.

– Дверь закрой, – недовольно пробурчал Рамин. – И стучаться надо.

– Да ну тебя! – отмахнулся капрал, все-таки закрыв дверь. – Не томи, рассказывай!

– В общем, да. Если только…

– Что?

– Если полкан согласится.

– А причем здесь полкан? – удивился Бомж, падая на стул, едва не развалившийся под его весом.

– Я с ним говорил, – внимательно посмотрел на друга Рамин. – Их не восемь офицеров сюда попало, а полный легион. Двадцать тысяч бойцов. И боевая эскадра их флота.

– Ни хрена себе! – отпала у капрала челюсть. – Двадцать тысяч таких головорезов? И эскадра впридачу?! Тогда понятно.

– Варту не слишком понравилось увиденное здесь. Но он сказал, что вмешается только в том случае, если император на что-то годен. Такие вот дела, дружище.

– Мда, жаль…

Вдруг раздался стук в дверь. Мастер-сержант сразу насторожился. Если их разговор кто-то подслушал и доложил особистам, то неприятностей не оберешься. Военная тюрьма – самое малое, что ждет заговорщиков. Но в комнату вошел никто иной, как светлоглазый полковник.

– Добрый день, – кивнул он.

– Тебе того же, – выжидающе посмотрел на инопланетянина Рамин.

– Насколько я понимаю, твой друг в курсе дела?

– В курсе.

– Хорошо, – криво усмехнулся полковник, ставя на стол бутылку с уже знакомым "Черным Валом". – Отвечаю на незаданный вопрос. Да! Мальчишка меня удивил. Если ему помочь, великий император вырастет.

– Ну, и слава Тавину! – облегченно улыбнулся мастер-сержант, вынимая из шкафчика стаканы. – Генерал тоже дал понять, что согласен. Но ему нужны подтверждения.

– Скоро получит, – осклабился Варт, садясь. – Как тебя называть, капрал?

– Да как все, Бомжом, – ответил тот, подозрительно рассматривая на просвет смолянисто-черный напиток в своем стакане.

– Когда начинаем? – спросил мастер-сержант, выпив.

– Послезавтра. Завтра вечером легион будет здесь.

– А вашу эскадру не расстреляют на подступах? – приподнял левую бровь Бомж. – Все-таки защитные пояса столичной системы довольно неплохи.

– Ваши флотские ничего не увидят, – возразил полковник. – Система маскировки. Это во-первых. А во-вторых, двух моих крейсеров или двадцатки рейдеров хватит, чтобы превратить все базирующиеся здесь корабли и орбитальные крепости в мелкие обломки. Вы еще не знаете, что такое наше оружие. Однако, я не хочу причинять вреда имперскому флоту, ему еще с саанами воевать. Да и не хотелось бы заранее светить эскадру, лучше, если враги не узнают о ней. Боюсь, к началу войны вы будете не готовы, и первый урок ханам придется преподать нам.

– Согласен! – резко кивнул мастер-сержант. – Если это возможно, лучше не светить. Саанские адмиралы далеко не дураки.

– Минуту, господа! – поднял руку полковник. – Меня кто-то вызывает. Все хвосты Проклятого, сигнал тревоги! Что-то случилось с императором!

С негромким треском на стене напротив загорелся голоэкран. С него на присутствующих взглянуло удивленное лицо его величества Эрека Далана III. Он выглядел больным и морщился, держась за живот.

– Ваше величество! – обратился к нему Варт. – Как вы себя чувствуете?

– Не так, чтобы слишком хорошо, – пожал плечами юноша. – Тошнит и живот болит. Но, во-первых, здравствуйте, господин полковник. А во-вторых, что так неожиданно? Мы ведь договорились, что будем говорить только по ночам. Сюда может кто-нибудь войти…

– Плевать! Компьютер подал сигнал тревоги и сообщил, что вас отравили.

– Ясно… – мертвенно побледнел Эрек. – То-то я удивился, что меня горячим обедом попотчевали. Значит, ничего у нас не выйдет… Жаль.

Варт вслушался в него и приподнял брови. Этот семнадцатилетний парнишка даже на пороге смерти думает не о том, что его сейчас не станет, а об империи и ее гибели? О том, что пострадают миллиарды человек, за которых он несет ответственность? Нет, его смерти допускать нельзя. Ни в коем случае!

– Выйдет! – медленно встал на ноги полковник, его сузившиеся глаза излучали угрозу. – К вам немедленно отправляется Целитель в сопровождении охраны. По счастью, в вашей стране еще не изобрели геномолекулярных ядов, а с любыми другими наши антидоты справятся. Как ни жаль, придется начинать раньше времени. Будет много труднее, но, думаю, пробьемся. Ах, как неудачно вышло!

Варт резко повернулся к двери и бросил в пространство:

– Фрегат! Связь!

Дверь превратилась в еще один экран, на котором появилось лицо человека с черной кожей и гривой белоснежных волос до пояса.

– Целителя вместе со всеми способными держать оружие в покои императора! – резко приказал полковник. – Дворцовую охрану вышвырнуть ко всем хвостам Проклятого и держаться до подхода помощи!

– Есть! – вытянулся чернокожий. – Командир, только прошу учесть, что бойцы второй когорты – арахны. Больше никого на борту нет.

– Какая разница! – пожал плечами Варт. – Я предупрежу здешних союзников.

Ошеломленные мастер-сержант с капралом только рты открыли, глядя, как в покоях императора завертелось в воздухе несколько трехметровых черных воронок, откуда посыпались закованные в черные, зеркальные доспехи люди со схематическим изображением головы какой-то большой кошки на груди. Но не только люди! Вслед за ними в гостиной появились огромные металлические пауки. Они один за другим выскочили в коридор, походя смахнув охрану. Люди, впрочем, не отставали и тоже вскоре исчезли, начав очищать дворец от предателей. Рядом с онемевшим от изумления императором остались пятеро легионеров и высокая красивая женщина с короткой стрижкой.

– Ваше величество, прошу дать мне руку! – с шипящим акцентом сказала она. – Я – Целитель.

Эрек послушно протянул руку и вздрогнул, когда незнакомка положила ему в ладонь какого-то противного, теплого слизняка. Тот несколько раз изменил цвет, став напоследок сиренево-красным.

– Понятно, – кивнула женщина. – Ничего страшного, всего лишь мышьяк. Выпейте эту капсулу, и часа через два выздоровеете. Живот и голова, увы, во время излечения будут болеть. Придется потерпеть. Или можем отправиться в госпиталь фрегата, там обойдемся без боли.

– Некогда! – поморщился Эрек, проглотив данную ему капсулу. – Вытерплю. Спасибо вам!

– Не за что! – улыбнулась незнакомка и села на край кровати.

– Полковник! – повернулся к экрану император. – Искренне благодарен за помощь. Но что это за пауки?

– Наша цивилизация была поливидовой, – грустно улыбнулся Варт. – Иначе говоря, среди нас жили разумные разных биологических видов. В том числе и арахны, которых вы назвали пауками. Поэтому прошу не пугаться, если увидете их или, предположим, драконов с крыльями. Все они – мои бойцы.

– Ух ты… – с восхищением протянул Эрек. – С детства мечтал увидеть живого дракона…

– Увидите! – заверил полковник. – Кстати, ваше величество. Хочу представить вам мастер-сержанта Рамина, благодаря которому я решился ввязаться в это дело.

– Не-ет… – протянул император, внимательно смотря на вытянувшегося по стойке смирно десантника и улыбаясь сквозь боль. – Не сержанта… Генерала Рамина!

– Ваше величество! – щелкнул каблуками ошеломленный мастер-сержант. – Но…

– Никаких "но", господин генерал! – отрезал Эрек. – Принимайте гвардию!

– Простите, ваше величество, но есть человек, который куда лучше меня справится с этим делом, – отрицательно покачал головой Рамин. – Тем более, что именно он сохранил гвардию в этих условиях. Это генерал Эртилио Рамед Варино Хартин. Если бы не он, то гвардии у вас уже не было бы! Отдать гвардию мне, обойдя его – черная неблагодарность!

– Вот как? – приподнял брови император, ничуть не обидевшись на резкие слова. – Господин полковник, я думаю нам необходимо поговорить с этим человеком.

– Где он может находиться? – озабоченно спросил Варт, повернувшись к свежеиспеченному генералу. – Покажи. Надо как можно быстрее поднимать гвардию, у меня до завтрашнего вечера всего чуть больше двух когорт, они не удержат дворец.

Перед ними прямо в воздухе загорелась карта центрального округа.

– Примерно здесь, – указал точку на карте Рамин. – В главном штабе гвардии.

– Представь себе его лицо. А ты, Илеарх, ищи, будь другом. И без ехидства мне тут!

– Ладно, так и быть… – нехотя пообещал с потолка чей-то противный голосишко. – Нашел. Даю связь.

– А кто это говорил? – спросил Эрек, растерянно оглянувшись.

– Дварх, – ответил ухмыляющийся себе под нос полковник. – Вы с ним еще познакомитесь довольно близко, ваше величество. Только учтите, для него авторитетов нет, всех и вся вышучивает.

– А…

– Позже, сейчас наша задача поговорить с заместителем командующего и поднять гвардию на защиту дворца.

– Хорошо, – кивнул император, краем глаза посматривая на напоминающих металлические статуи легионеров, застывших в углах комнаты.


Генерал Хартин перебирал бумаги и недовольно морщился. Завтра снова приезжают инспекторы Табала, опять будут искать в чем еще урезать финансирование десанта. Как же надоело унижаться и изворачиваться! Однако выхода он не имел, если хотел сохранить остатки гвардии до того момента, когда она понадобится императору. Хотелось бы только дожить до этого. Внезапно внимание генерала привлек легкий треск в углу. Он поднял голову и замер, приоткрыв рот. Со стены на него смотрел незнакомый человек с очень светлыми, почти белыми глазами.

– Генерал Хартин? – резко спросил незнакомец.

– Да… Но кто вы и что все это значит?

– Позже. Сейчас с вами будет говорить его величество император.

Император?! Но… Генерал не успел ничего сказать – на стене появилось хорошо знакомое лицо Далана III. К сожалению, до сих пор Хартин видел его только по головидению, лично встречаться не доводилось. Заместитель командующего гвардией встал и низко поклонился, недоумевая про себя. Что все это значит? Что вообще происходит? Да и способ связи слишком странный, если не сказать больше.

– Здравствуйте, господин генерал! – голос Эрека был хриплым от волнения.

– Ваше величество! – щелкнул каблуками тот.

– Времени у меня нет, поэтому сразу к делу. Насколько я знаю, позавчера у вас был мастер-сержант Рамин и говорил о некоем гипотетическом шансе.

– Да, был… Так он по вашему поручению приходил?! Что же он мне прямо не сказал, идиота кусок?! Сколько времени потеряно!

– Было рано. Зато сегодня наш шанс больше не гипотетический. Время пришло, господин генерал. Арестовывайте командующего и принимайте гвардию!

– Есть, принимать гвардию! – раздвинулись в волчьем оскале губы пожилого военного. – Дожил, получается?

– Дожили, господин генерал! – радостно рассмеялся Эрек. – Хватит лордам жировать. Только поднимайте все столичные части. Наши союзники выбили людей Табала из дворца, но их мало, а помощь придет только завтра вечером. Нужно продержаться.

– Продержимся! – заверил генерал, с удивлением глядя в горящие азартом глаза юного императора.

Внезапно тот согнулся и схватился за живот, едва сдержав стон.

– Что с вами, ваше величество? – встревожился Хартин.

– Ничего страшного… – с трудом выдавил Эрек, тяжело дыша. – Отравили. Не беспокойтесь, я уже выпил противоядие, но чувствую себя еще не слишком хорошо. Именно из-за этого покушения и пришлось начинать на сутки раньше запланированного, не ожидая подхода основных сил союзников. Кажется, лорд-атеар что-то заподозрил и решил убрать меня первым. Мы должны дождаться помощи и выжить. Любой ценой должны. Учтите, сейчас судьба империи находится в ваших руках, господин генерал!

– Отравили, значит… – прищурился Хартин, в его глазах появилось холодное бешенство. – Не беспокойтесь, ваше величество, максимум через два-три часа верные вам войска подойдут к дворцу. Продержитесь?

– Господин полковник? – повернулся куда-то в сторону император.

– И восемь часов продержимся, – кивнул появившийся на экране рядом Варт. – Вот больше – проблематично. В крайнем случае, эвакуируем вас на фрегат, его не догонит, да и не обнаружит ни один из кораблей имперского флота.

– А вы кто такой? – подозрительно посмотрел на него генерал. – Откуда вы взялись?

– Долго рассказывать, – отмахнулся полковник. – А если коротко, то командир боевого легиона иной цивилизации. Возможности вернуться домой мы не имеем, жить придется в империи. Я отправился на разведку, но увиденное здесь мне решительно не понравилось. Вот и решил помочь навести порядок. Позже расскажу обо всем подробно, не до того сейчас. Как уже говорил его величество, нам пришлось начать до подхода основных сил легиона. Завтра вечером эскадра придет в столичную систему, возможно, сумеет добраться на несколько часов раньше, но обещать не могу.

– Хорошо, пока принято, – недовольно буркнул Хартин. – Что ж, за дело.

– Да! – спохватился Варт. – Сообщите вашим бойцам, что люди и пауки в зеркальных черных доспехах – союзники. Не хватало нам только друг друга перестрелять. То-то в Табале обрадуются.

– Пауки? – изумился генерал. – Хм-м-м… Ладно, предупрежу.

– Минуту! – вдруг поднял руку полковник. – Только что мне сообщили, что оборону дворца пытаются прощупать. Судя по всему, мы успели в последний момент, не зря лорд-атеар именно сегодня решил отравить императора. У него войска наготове стояли. Поспешите, господин генерал.

– Войска, говорите?… – нахмурился тот. – Скорее всего, это какая-то из дивизий спецназа имперской службы безопасности, ее боссы давно продались.

– СБ тоже продалась? – закусил губу Эрек. – Сволочи! Но все равно. Слушайте мой приказ, господин генерал. Сопротивление подавлять жестко, но не тратить время на месть. Не стоит. Виновных мы накажем позже, сейчас главное – подготовиться к войне. Вы не хуже меня знаете, что сааны скоро нападут.

Хартин задумчиво посмотрел на него, склонил голову и снова щелкнул каблуками. В глазах генерала можно было заметить отголоски уважения. Пожилой военный хорошо помнил Архена VI и сейчас видел его черты в этом семнадцатилетнем юноше. Значит, для него важнее всего не отплатить за унижения, а подготовить страну к обороне? Редкое качество. Из малыша может вырасти настоящий император. Помочь только нужно. Маргак побери этих гнусных лордов! Сколько всего загубили. Впрочем, поберет. И довольно скоро. Правда, придется оному маргаку в этом благородном деле немного помочь, чем гвардия с удовольствием и займется.

– А как поступить с командующим? – осторожно спросил генерал, все еще не решаясь делать выводов по поводу характера своего юного повелителя. Не слишком ли мягкотел?

– Расстрелять, – тяжело вздохнул император. – Человек, едва не погубивший гвардию, не заслуживает снисхождения.

Генерал удовлетворенно улыбнулся, низко поклонился и вышел


Возмущение командующего гвардией, когда к нему в кабинет без доклада ворвались несколько полковников, не знало предела. Он кричал, вырывался, угрожал. Не помогло. Маршалу надели на руки наручники и куда-то повели. До самого последнего момента он не верил в происходящее. Увы, пришлось поверить. Полковники вытащили его на плац, поставили перед строем гвардейцев и без лишних сантиментов расстреляли. После этого генерал Хартин объявил о попытке убийства императора лордами Табала и просьбе его величества о помощи. Люто ненавидящие табаловскую сволочь гвардейцы мрачно загудели, в глазах многих загорелась с трудом сдерживаемая ярость. Наконец-то наступил момент, которого они так долго ждали. Людей даже не понадобилось убеждать ни в чем. Вскоре гвардейские полки центрального округа один за другим начали вскрывать арсеналы, вооружаться, грузиться на дисколеты и отправляться в столицу. К сожалению, им противостоял спецназ имперской службы безопасности, умевший воевать ничуть не хуже.


IV. Первый лейтенант Салек Ортинер, империя Далан-Атен, планета Атен, центральный округ, борт десантного дисколета N 345/12 – улицы столицы – императорский дворец, вечер 5.09.4567 с. э.

<p>IV. Первый лейтенант Салек Ортинер, империя Далан-Атен, планета Атен, центральный округ, борт десантного дисколета N 345/12 – улицы столицы – императорский дворец, вечер 5.09.4567 с. э.</p>

Салек сидел на жесткой скамейке в брюхе десантного дисколета и довольно скалился, искоса поглядывая на бойцов своего взвода. Скажи ему еще этим утром, что вечером придется пробиваться во дворец, защищать решившегося на захват власти императора, он бы не поверил. Табал казался всесильным и несокрушимым, цепко держал страну за горло, не давая дышать. Далан III выглядел ни на что не способным мальчишкой, покорно выполняющим все требования лордов. Гвардейцы тихо шептались по углам, с бессильной ненавистью глядя на шныряющих повсюду инспекторов, выискивающих малейшие признаки нелояльности. Самой страстной мечтой Табала было распустить гвардию, все еще сохраняющую верность императорской фамилии, и генерал Хартин прикладывал все усилия, чтобы не дать повода для такого решения. Пока ему это удавалось, однако финансирование срезали ежегодно, порой гвардейцы месяцами не получали жалования, едва ли не голодали, но не роптали, затаив ненависть. Ведь за любую провинность, да что там, за неосторожно сказанное слово офицеров вышвыривали на улицу без выходного пособия.

Однако инспектора не знали, что разжалованные вскоре возвращались назад. Пусть рядовыми, заново пройдя учебку, но возвращались. Подписывая контракт с гвардейским десантом, человек имел право скрыть прошлое и придумать себе новое имя. Так было заведено еще дедом нынешнего императора, он таким образом сумел избавиться от засилья в гвардии младших сыновей лордов, верных своим семьям, а отнюдь не его величеству. Поэтому, встречая недавнего капитана или майора с погонами рядового, офицеры только незаметно ухмылялись себе под нос, делая вид, что не узнают старых друзей. Салек тоже не в первый раз становился офицером, до разжалования он имел звание майора, а сейчас успел дослужиться только до первого лейтенанта. План генерала Хартина блестяще сработал, и к нужному дню гвардия имела достаточно профессиональных бойцов. Табалу так и не удалось уничтожить преданные императору войска.

Салек снова окинул взглядом пятый взвод и кивнул своим мыслям. Все до единого в прошлом офицеры. С многими не раз дрался спиной к спине, не подведут. В кривых ухмылках каждого он видел злой азарт. А чему удивляться, они шли платить по счетам за все унижения последних двенадцати лет. Впрочем, ребята уже не рядовые. Командир полка зачитал на плацу перед выступлением приказ императора о восстановлении в звании разжалованных Табалом офицеров гвардии. Только никто не обратил на это особого внимания. Не до званий пока.

– Лейтенант! – оторвал его от размышлений голос одного из пилотов, высунувшегося из модуля управления. – К дворцу не прорваться, там ад кромешный, десятка два наших машин сбили. Не знаю, что за ребята дворец держат, но круты. Наемники атакуют их постоянно, передыху не дают, а они держатся.

– Маргачье копыто! – стукнул кулаком об кулак Салек. – Надо быстрее прорываться, генерал говорил, что наших там мало. Слышь, летун, постарайся подвезти как можно ближе, дальше уж как-нибудь своим ходом доберемся.

– Сделаем! – усмехнулся пилот и скрылся в кабине.

Дисколет трясло, он резко менял курс, метался со стороны в сторону, рядом то и дело взрывались снаряды зениток, били вспышки лазеров. Счастье еще, что спецназ СБ не имел тяжелого вооружения в достаточном количестве, лорды Табала экономили даже на собственных войсках. Зато гвардейцы достали из запасников все самое лучшее, сохраненное с прежних времен. Им терять было нечего. Если император проиграет, то помогавших ему точно не пощадят. Поэтому гвардия шла умирать. Или побеждать, это уж как Тавин решит.

– Высаживайтесь! – заорал не своим голосом пилот. – Быстро, ослиный хрен вам за уши! Нас через полминуты накроют!

Дисколет резко встал на ребро и скользнул к земле. Десантные люки распахнулись.

– Вперед, маргаки безрогие! – рявкнул лейтенант, первым выпрыгивая наружу и откатываясь в сторону.

Вслед за командиром один за другим посыпались бойцы пятого взвода. Не прошло и двадцати секунд, как летающая машина рванулась обратно в небо уже пустой. К сожалению, поздно. Несколько лазерных лучей скрестились на дисколете, и он превратился в огненный шар.

– Светлая вам память, летуны… – пробормотал Салек и выругался сквозь зубы. – Командиры отделений ко мне!

Быстро просмотрев с мастер-сержантами карту, лейтенант определился на местности. До дворца еще полкилометра, и проходить их придется с боем. После того, как союзники императора вышвырнули охрану, лорд-атеар сориентировался на удивление быстро и пригнал в центр города две дивизии спецназа. Понимал, что если его величество возьмет власть, то всем планам Табала конец. Гвардия немного опоздала, и теперь ей предстоял бой.

Первые двести метров удалось пройти относительно спокойно, только сняли двух охранников, но дальше все улицы перекрывались заслонами эсбешников. Салек внимательно осмотрел высокую барикаду впереди и недовольно пожевал губу. Да, перед ним явно не новобранцы, сразу видно. Непросто будет пробиться. А может, попробовать поговорить? Тоже ведь боевая часть, не тыловые крысы. Свои. В конце концов, попытка не пытка. Намотав на дуло автомата бинт, он встал и помахал импровизированным белым флагом. На баррикаде замолчали. Лейтенант усмехнулся и направился к ней.

– Кто такой? – поднялся ему навстречу высокий офицер с погонами капитана.

– Первый лейтенант Ортинер, второй полк четвертой десантной гвардейской дивизии. Вот моя идентификационная карточка.

– А что вы здесь делаете? – растерялся капитан, поняв, что карточка подлинная. – Вас на помощь прислали? Так какого маргака никто не сообщил? Ладно, где ваши люди, ведите. Бандиты продолжают атаковать.

Он действительно ничего не понимал. Дивизию внезапно подняли по тревоге и перебросили в центр города, сообщив, что дворец захвачен террористами, и его необходимо освободить любой ценой. Еще непонятнее выглядел приказ не пропускать никого к дворцовой площади. Спецназовцы прибыли на место, возвели баррикады и заняли оборону. Ни один не поверил, что какие-то полубандитские формирования сумели захватить самый защищенный в империи объект, но приказ оставался приказом. Происходило что-то очень странное, но что? Еще спустя полчаса начался ад. Баррикады и спешно возведенные укрепления были атакованы профессиональными бойцами, имевшими самое современное вооружение и десантные дисколеты, которые обычно использовал только гвардейский десант. Это вообще ни в какие ворота не лезло. А непонятно чьи солдаты в черных бронедоспехах, защищающие дворец? Демоны какие-то, а не люди.

– Бандиты? – осклабился Салек. – Так вас вслепую использовали? Вы ничего не знаете? Это не бандиты, а верные его величеству части.

– Не понял… – помотал головой эсбешник, растерянно глядя на него. – Вы что имеете в виду?

– Несколько часов назад по приказу лорда-атеара было совершено покушение на императора, – холодно сообщил лейтенант. – Слава Тавину, нашлись верные люди и спасли его величество. Они вышвырнули так называемую охрану и заняли оборону во дворце. Это именно их вы пытаетесь выбить.

– Нам сказали, что император захвачен террористами…

– Ложь! Его величество обратился за защитой к гвардии. Мы пришли. И что мы видим? Вас, перекрывших нам дорогу.

– Нам приказали никого не пропускать… – мрачно пробормотал капитан.

Его с самого начала терзали смутные сомнения, слишком странно выглядело происходящее сегодня. Не мог эсбешник поверить, что обычные бандиты способны захватить дворец. Переворот, значит? Все тут же стало пронзительно ясно. Слова десантника упали на благодатную почву.

– Кто приказал? – скептически приподнял бровь Салек. – Табал?

– Наш генерал.

– Он предатель. Значит так, капитан. Решайте. Или вы с нами и его величеством, или вы – военный преступник. Третьего не дано.

– Так нас атакуют гвардейцы? – спросил эсбешник, задумчиво потирая висок. – То-то я смотрю, что бандиты слишком уж профессионально действуют… Да и дисколеты. Маргачью мать ушами за ногу!

– Вы ведь сами офицер, – прищурился лейтенант. – Неужели вам нравится то, что творит Табал со страной? С армией? С флотом? Скоро война, а чем мы воевать станем? Голыми руками? Лордики все украли!

– Знаю! – передернул плечами капитан. – Говорите, император на помощь позвал?

– Да! Слово офицера.

– Хорошо, я с вами, лейтенант. Не больше вашего люблю табаловскую шваль. Только надо бы остальным нашим рассказать. Генералы, может, и продались лордам, а мы просто приказ выполняем.

– Понимаю, – кивнул Салек. – Учтите, я жду четверть часа, после чего начинаю атаку.

Капитан ничего не сказал, скрывшись за баррикадой. Лейтенант отошел к своим, все время ожидая выстрела в спину, но его не последовало. Да уж, лорды, похоже, действительно безумны. Зачем им понадобилось вызывать к себе ненависть буквально всех офицеров страны? Это же самоубийцами нужно быть! Если даже эсбешники не хотят им служить, то что уж говорить об остальных? Интересно, какой выбор сделает этот капитан? Толковый офицер, судя по первому впечатлению, не хотелось бы его убивать.

Долго ждать не пришлось, минут десять. Потом эсбешник вышел из-за баррикады и направился к десантникам.

– Сообщил, – криво усмехнулся он. – Не я первый, оказывается, с десантником заговорил, многие то же самое рассказывают. Скоро большинство наших частей прекратят огонь, сообщите вашему командованию. К сожалению, не все, некоторыми лорды командуют. Сколько людей зря положили, сволочи! Какие ребята погибли ни за маргачью душу! Генерала нашего уже арестовали и морду начистили. Но смотрите, я должен увидеть императора. Если его величество подтвердит сказанное вами, то немало подразделений имперской СБ перейдут на вашу сторону. Нам тоже до смерти надоело смотреть, как нашу родину на куски рвут.

– Рад, капитан! – протянул эсбешнику руку Салек, тот пожал ее. – Мне очень не хотелось стрелять по своим. Лучше вместе постреляем по саанам.

– Точно! – ухмыльнулся капитан. – Идемте. Только впереди еще одна баррикада и через нее не пропустят, там офицерами четверо лордиков сидят. Придется пробиваться. У вас что-нибудь тяжелое есть?

– Ни хрена… – обреченно вздохнул Салек. – Разве что пара ранцевых ракет.

– И то дело, – кивнул эсбешник, задумавшись. – Хоть ошеломим, а там попробуем прорваться. Через площадь тоже под обстрелом идти придется, дворец атакуют отморозки из полков охраны Табала. Наемники. Ваши ребята их здорово побили, пока не рискуют больше лезть, только постреливают издали.

– Во дворце не наши, – вздохнул лейтенант. – Точнее, наши, но не десантники. Союзники какие-то. Маргак знает откуда они взялись, но дерутся хорошо.

– Не то слово, – поежился капитан. – Я таких запредельных бойцов еще не встречал, а повидал немало. Заварушку на Вартинге помнишь?

– И хотел бы забыть, да не могу… – криво усмехнулся Салек. – Меня там здорово помяло.

– Как и меня. Полгода по госпиталям отлеживался. Но это я к чему, там с хвалеными саанскими дестройерами довелось столкнуться, хорошо воевать умеют, гады, только до этих черных им далеко.

– Ладно, пошли! – махнул рукой лейтенант. – Бог с ними, некогда.

– А ведь ты не лейтенант, парень… – прищурился эсбешник. – Замашки не те.

– Майор, разжалованный.

– Заново начинал?

– Ага.

Офицеры понимающе переглянулись. В это время спецназовцы открыли проход, и бойцы пятого взвода по очереди протиснулись в него. Они ожидали ловушки и были настороже, но зря, эсбешники встретили их, как своих. Вскоре десантники двинулись дальше, спецназовцы пошли следом. Бойцы настороженно приглядывались друг к другу, ведь им предстояло драться вместе. Каждый думал об одном: не подведут ли нежданные союзники? Лейтенант, тем временем, отправил на разведку двух сержантов. Не прошло и пяти минут, как они вернулись.

– Что там? – спросил Салек.

– Весело там, – недоуменно скривился весельчак Артад, невысокий лысый крепыш, еще два года назад бывший капитаном. – Баррикада сдалась, едва меня завидев. Офицеры связаны. Рядовые, оказывается, слышали сообщение нашего капитана. Им почему-то тоже не хочется Табалу служить…

– Вот так-так! – криво усмехнулся лейтенант. – Эдак мы до места без единого выстрела доберемся.

Вскоре впереди показались бело-голубые узорчатые башни императорского дворца, построенного около трехсот лет назад по проекту знаменитого архитектора Хардиана. Комплекс зданий окружал пятиметровый забор из легированной стали с добавлением нейтрида. Он выглядел ажурным и легким, но только выглядел. Во время прошлого царствования дворец защищали, помимо прочего, еще и генераторы защитных полей нескольких типов, но по приказу лорда-атеара их отключили восемь лет назад. Сейчас ограда выглядела отвратительно, в ней зияли дыры, многие секции были изогнуты и изломаны так, что казались фантазией безумного художника-абстракциониста.

К сожалению, Салек ошибся, без боя пройти не удалось. Ближние подступы заняли наемники, охранявшие в обычное время Табал. Они поливали огнем дворец, но атаковать больше не рисковали, оставив на площади несколько тысяч погибших. Оружие загадочных союзников оказалось страшным. Салек обалдело смотрел как черные воины перемещаются с почти невидимой глазу скоростью вокруг дворца, прячась за остатками ограды, и стреляют в ответ на любую попытку пересечь площадь. Никакое укрытие не спасало от их огня.

– Это что у них за пули такие?… – растерянно спросил подошедший капитан, очумело глядя на отверстие, проплавленное в метровой толщины бетонной стене.

– Да какая разница! Мне другое интересно. Как через площадь прорываться будем?

– А маргак его знает! – скривился эсбешник. – Все пространство простреливается. Разве что…

– Что?

– Попробовать ударить с крыш по наемникам, оттуда они удара точно не ждут. Думаю, союзники поймут, что помощь пришла, и поддержат. А в суматохе прорываться. У вас полное десантное снаряжение?

– Да, – кивнул Салек, начиная понимать мысль капитана.

– Канатометы есть?

– Найдутся.

– Забор пятиметровый, – продолжил эсбешник. – До него от ближайших домов метров триста. Прямо с крыши цепляем захваты с канатами за верхушку и съезжаем на ту сторону. Кого-то, конечно, подстрелят по дороге, но вряд ли всех.

– Не думаю, что крыша без охраны, – покачал головой Салек. – Туда, скорее всего, снайперов посадили.

– Ты мне скажешь, что твои ребята не способны без шума перерезать с десяток наемников? – приподнял брови капитан. – Извини, не поверю.

– Способны, конечно, – усмехнулся лейтенант. – Пожалуй, ты прав, другого выхода я тоже не вижу, все, в маргака душу, перекрыто. Интересно, когда наши подойдут? Наверное, только моей группе удалось без боя пройти. Ладно, действуем. Сержант Девем!

– Здесь, командир, – вынырнул из-за угла смуглый, усатый уроженец Эртана, второй планеты соседней звездной системы.

Салек быстро объяснил ему задачу. Лучшего мастера по тайным операциям он не знал, Девем способен был пройти там, где не пройдет никто другой, да еще и гору трупов за собой оставить. Причем, любил работать ножом. Сержант задумчиво посмотрел на плоскую крышу старинного пятиэтажного особняка, принадлежащего, кажется, министру финансов. Покивал, загнул пару пальцев и усмехнулся.

– Можно, – степенно сказал он. – Я возьму Перка, Олона, Верги и Ирсина. Больше не надо. Сигнал успеха – три щелчка в коммуникаторе, неудачи – два.

– Понял, – кивнул лейтенант. – Ни пуха!

– К маргаку! – осклабился сержант, доставая из ножен свой любимый широкий кинжал и любовно поглаживая лезвие.

Пять фигур, чьи очертания скрывали комбезы-хамелеоны, незаметно скользнули через ограду особняка. Часовой наемников не успел даже пикнуть и упокоился с рассеченным от уха до уха горлом – фирменный знак сержанта Девема. Не прошло и десяти минут, как внутри ограды не осталось никого живого, кроме самих диверсантов.

Десантники быстро поднялись на крышу по задней стене дома. Внутри, похоже, никого не было. Чему удивляться, министр финансов, лорд Хавеаль, наверное переживал за свое имущество и приказал не входить, а приказов нанимателя наемники обычно не нарушали. Сержант осторожно заглянул за козырек и довольно осклабился. Прав капитан, не оставили плоскую крышу без внимания. Сколько их здесь, интересно? Всего-то восемь? Ха! Юмористы наивные. Он показал остальным восемь пальцев и условными знаками дал понять кому кем заниматься. Пять теней перемахнули козырек и метнулись к затаившимся врагам. Ни один из снайперов не успел подать сигнала тревоги. Даже ни одного хрипа не раздалось. Сержант снова ухмыльнулся и три раза щелкнул по микрофону коммуникатора.

– Пошли! – резко скомандовал Салек, услышав условный сигнал.

Десантники и спецназовцы один за другим перелезали через забор и взбирались на крышу по веревкам, спущенным кем-то из людей сержанта. Вскоре все оказались наверху. Лейтенант с капитаном-эсбешником внимательно изучили окрестности и совершенно одинаково, довольно, по-волчьи оскалились. Позиции наемников были видны, как на ладони. Офицеры переглянулись и принялись распределять цели.

Атакующие дворец люди никак не ожидали, что с крыши здания, на которой засели их снайперы, ударят по своим позициям. Шквальный огонь буквально выкосил наемников на близлежащих трехстах метрах. Остальные порскнули по укрытиям, поняв, что к врагу пришла помощь. Прекрасно поняли это и во дворце. Над забором внезапно показалась фигура закованного в черные зеркальные доспехи человека, стоящего на какой-то странной летающей доске. Он дважды скрестил руки над головой, подавая сигнал. Лейтенант сделал в ответ то же самое. После этого черный снова опустился вниз – наемники начали стрелять. Не прошло и несколько секунд, как коммуникатор Салека ожил.

– Внимание! – прозвучал незнакомый голос. – Говорит лор-лейтенант Эстери, это меня вы только что видели. Каков ваш план? Прикрытие нужно?

– Собираемся переместиться во дворец по канатам, – ответил изумленный Салек, будучи не в силах поверить, что кто-то сумел так быстро взломать секретные коды коммуникаторов гвардейского десанта. – Желательно прикрыть огнем. Я первый лейтенант Ортинер, второй полк четвертой десантной гвардейской дивизии. Со мной капитан…

– Дарскет, – назвался тот, – спецназ имперской службы безопасности. Многие наши части сейчас переходят на сторону его величества. Остальные ждут моего подтверждения, что император действительно решил брать власть. Мне необходимо его увидеть.

– Хорошо, – ответил незнакомый офицер. – Увидите. Ждем. Прикрытие обеспечим. Отбой.

– Кто они вообще такие, эти союзники, маргачьим копытом им по лбу? – задумчиво спросил эсбешник. – Ваши коммуникаторы даже наши кодировщики не взломали, а эти – на раз.

– Откуда мне знать? – развел руками Салек. – Да и не до того как-то. Давай лучше начинать.

В крышу вбили костыли, к которым привязали тонкие канаты, способные выдержать вес танка. Несколько десантников подняли канатометы и, прицелившись, выстрелили. В свое время их не зря дрессировали, ни один не промахнулся. Зажимы ухватились за верхнюю кромку ограды, лебедки тут же натянули канаты так, что они загудели как струны, затем немного ослабили. Гвардейцы со спецназовцами не стали терять времени, каждый знал, что ему делать. Они один за другим закрепляли оружие, цепляли пристегивающиеся карабины за какой-нибудь из канатов и прыгали с крыши. Капитан с лейтенантом отправились последними.

Не ожидавшие такой наглости наемники поначалу растерялись, но не ненадолго. Через несколько секунд по скользящим над площадью людям ударили десятки автоматов и пулеметов. Однако лор-лейтенант не подвел – ответный огонь со стороны дворца не давал наемникам поднять головы, и они палили неприцельно, в белый свет. Несколько выскочивших из укрытий смельчаков сразу поплатились за свою наглость, отдав Тавину душу. Стреляли союзники на удивление метко. К сожалению, несколько бойцов пятого взвода все же погибли. Лейтенант проводил падающих друзей взглядом и глухо выругался, продолжая нестись к ограде. Самого Салека зацепило уже возле нее. Он дернулся, ощутив резкую боль в плече, и выпустил карабин, руки сами собой разжались…

Но лейтенант не упал, кто-то подхватил его прямо в воздухе и перетащил через ограду. Только оказавшись на земле, офицер понял кто ему помог и застыл в ошеломлении. Это оказался огромный, метров двух роста черный стальной паук. Салек едва не заорал от неожиданности, чего не случалось с ним с самого детства.

– Не надо бояться, – раздался мелодичный голос. – Вас ведь предупреждали, что люди и пауки в черных доспехах – союзники. Я Целитель, давайте лучше посмотрим вашу рану.

Действительно, генерал что-то такое говорил. Но пауки?! Лейтенант в который раз помянул про себя маргака со всеми его присными, но позволил чудовищу заняться раненым плечом, очень уж сильно болело. Что сделало непонятное существо Салек не видел, но боль сразу прошла. Мало того, рука снова слушалась. Он с недоумением посмотрел на рану и увидел на ее месте только блестящую розовую поверхность, напоминающую пластик.

– Я поставил вам временный биопластырь, – сообщил паук. – Можете пользоваться рукой свободно, но старайтесь все-таки не слишком перетруждать ее. Сейчас не до того, а после прихода основных сил легиона необходимо будет снять пластырь и установить заживитель, иначе после выздоровления подвижность конечности может оказаться ограниченной.

– Спасибо… – с трудом выдавил из себя изумленный до онемения лейтенант.

– Не за что, это мой долг, – ответил паук и мгновенно исчез.

Салек принялся собирать своих людей. Выжило три четверти взвода. Он тяжело вздохнул, понимая, что без поддержки союзников осталось бы куда меньше. Вскоре подошел капитан, приведя с собой человека в черных доспехах без шлема. Совсем обычного на вид, разве что серые глаза были слишком спокойны.

– Лор-майор Лартег, – представился незнакомец. – На данный момент я командую обороной дворца. Сколько у вас людей?

– Все, кто выжил, перед вами, – хмуро ответил лейтенант и тоже представился. – Что нам делать?

– Пока занимайте оборону на соседнем с этим участке. Когда подойдут остальные подразделения?

– Точно не знаю, – пожал плечами Салек, с интересом глядя на странного вида автомат с голубой линзой на конце ствола в руках лор-майора. – Надеюсь, скоро. Им ведь с боем прорываться приходится. Это только нам так повезло, что на капитана Дарскета натолкнулись.

– Хорошо бы побыстрее, – помрачнел Лартег. – Понимаете, есть одна проблема. Примерно через три-четыре часа все мои бойцы свалятся в психошоке. Пока идет бой, мы способны задерживать его, на максимальная задержка – восемь часов.

– Психошок? – с недоумением переспросил лейтенант. – А это еще что такое?

– Мы несколько отличны от обычных людей, – криво усмехнулся лор-майор. – За убийство всегда платим собственной болью, а если рядом не случится Целителя Душ, то и смертью. На наше счастье командир захватил с собой на фрегат Целителя Душ, иначе нам осталось бы только умирать. Впрочем, как-нибудь потом сядем, выпьем, поговорим, тогда и расскажу подробнее. А пока у меня будет к вам просьба, господин лейтенант. Несколько странная.

Салек мало что понял из объяснений незнакомого офицера. Разве только то, что через несколько часов союзники окажутся небоеспособны. Неприятная новость, но хорошо, что предупредили.

– Что за просьба? – поинтересовался он.

– Видите, вон там у входа девушка стоит?

Лейтенант посмотрел и едва не задохнулся. Таких редких красавиц он до сих пор видел только в кино. Черты лица богини, идеальная фигура, заставившая судорожно сглотнуть слюну, грива черных волос до лопаток, синие глазищи в поллица. Дива, да и только! К ней и подойти-то страшно… Штучных девиц вроде этой себе только лорды и магнаты позволяли, слишком уж дорого обходятся. Одета красавица была в черно-серебристую форму, совершенно незнакомую Салеку. Ни в одной из армий известных стран не носили такой.

– Вижу…

– Это Рхэгэ, наш Целитель Душ. После того, как она исцелит нас, ей понадобится помощь. Мы бы предпочли обойтись без этого, но, к сожалению, все наши задействованы в операции, на фрегате только трое драконов-пилотов остались. Ее нужно будет… Э-э-э… Как бы это сказать?

Лор-майор почему-то покраснел. Лейтенант с удивлением посмотрел на него.

– Трахнуть ее нужно будет! – выпалил офицер союзников и стал совсем пунцовым. – Иначе девочка в кому впадет, понимаете? Лучше, если несколько человек подряд. Для нее это не удовольствие, а жизненная необходимость.

– Трахнуть? – осклабился стоящий неподалеку сержант Девем. – Это мы завсегда пожалуйста! Такую-то красотку? Ха!

– Вот и хорошо, – кивнул лор-майор. – Она сама подойдет, когда понадобится.

Он повернулся к девушке. Та окинула десантников оценивающим взглядом, почти незаметно улыбнулась и согласно кивнула. Салек откровенно растерялся. Чего-чего, а такой просьбы он никак не ждал. Трахнуть или в кому впадет? Почему? Разве такое бывает? Но лор-майор явно не шутит. Странные они, эти союзники…

– Теперь вернемся к общему состоянию дел, – снова заговорил лор-майор. – Прикажите вашим людям подойти ко второму входу и получить нормальное оружие.

– А что за оружие? – заинтересовался капитан.

– Плазмеры, стреляют закапсулированными в энергополе сгустками плазмы, способными прожечь пятиметровую бетонную стену. Заряда батареи хватает на двадцать тысяч одиночных выстрелов или на четверть часа огня очередью. Но больше двадцати секунд подряд стрелять очередью не советую, плазмер раскаляется и без специальных перчаток его не удержать. Мы-то в адаптивных биодоспехах, а вам руки сожжет на хрен.

Салек только в затылке почесал. Никогда о таком оружии не слышал! Но если лор-майор говорит правду, то очень даже неплохо будет. Он повел взвод ко второму входу во дворец, где еще один паук раздал десантникам со спецназовцами плазмеры и запасные батареи к ним. Потом провел короткий инструктаж по использованию. Опытным бойцам не понадобилось много времени, чтобы освоиться. Лейтенант с удивлением поглядывал на удобно лежащее в реках оружие. Он успел опробовать плазмер, сняв какого-то обнаглевшего наемника, чуть ли не по пояс высунувшегося из укрытия.

К сожалению, в укрытиях наемники не усидели. Подошли офицеры из лордов, понимающие, что кого-кого, а их император точно не пощадит, и погнали осаждающих в очередную атаку. Начался ад. Наемники валили тысячами, устилая грудами своих тел дворцовую площадь. Лейтенант стрелял, стрелял, стрелял и еще раз стрелял. Его людям приказов не требовалось, каждый был ветераном и знал, что ему делать. Да еще и великолепное новое оружие в руках. Десантники влюбились в плазмеры с первого прикосновения. Салек видел, как сержант Девем нежно поглаживает приклад, поливая огнем наступающих наемников. Присмотревшись, лейтенант едва сдержал смех. Голь на выдумки хитра! Сержант откуда-то раздобыл брезентовые перчатки и стрелял длинными очередями, не обращая внимания на то, что перчатки уже дымятся.

Через несколько минут на дворцовую площадь ворвались танки и боевые роботы гвардейцев. Салек облегченно рассмеялся. Прорвались, маргаки безрогие! Наконец-то! Не прошло и получаса, как остатки наемников выкурили из укрытий. Они попытались было сдаться, но разъяренные гибелью друзей гвардейцы пленных не брали. С ними шли перешедшие на сторону императора спецназовцы имперской службы безопасности. С этого момента столица находилась в руках верных его величеству войск, но, к сожалению, только столица.

– Спасибо вам, друзья! – внезапно раздался над площадью усиленный каким-то устройством юношеский, ломкий голос. – Сегодня гвардия спасла мне жизнь, и я этого никогда не забуду!

Не сразу люди во дворце и на площади поняли, что говорит император. А затем воздух взорвался от приветственных криков. Бойцы швыряли в воздух береты, палили вверх из автоматов и плазмеров. Только загадочные союзники остались спокойными.

– Но это только начало! – снова заговорил император. – Мы взяли столицу, однако остальные города планеты еще в руках Табала. Завтра вечером придет помощь, но ждать мы не имеем права, нужно атаковать, пока враг не опомнился! Телецентры захвачены?

– Захвачены, ваше величество! – заорал какой-то гвардеец с площади. – Наш полк их брал!

– Благодарю за службу! Отдыхайте! Скоро нам снова придется браться за оружие. А я выступлю перед народом империи. Хватит лордам пить нашу кровь! Скоро большая война, а что они сотворили с флотом?! Вы все знаете это!

– Знаем!!! – взревела взбудораженная толпа.

Салек удивленно покачал головой. Семнадцатилетний император играл настроением людей легко, без напряжения. Прикажи он сейчас совершить массовое самоубийство, бросаясь под вражеские танки, они не задумываясь исполнили бы приказ. Интересно, кто научил паренька такому манипулированию? А император вышел на балкон и приветственно помахал рукой. Увидев его, гвардейцы буквально взбесились.

Лейтенант устало присел на какой-то бордюр и принялся с удовольствием потягивать пиво, принесенное какой-то девушкой в платье горничной. Устал… Да и ребят в этот день столько полегло, что слов нет. Лица погибших вереницей проплывали перед ним, и Салек мрачно смотрел в землю.

– Здравствуйте, полковник! – донесся до него чей-то голос.

Лейтенант поднял глаза и тут же вскочил на ноги, вытянувшись по стойке смирно. Перед ним стоял улыбающийся император.

– Ваше величество! – выдохнул Салек. – Но я не полковник…

– Я сказал – полковник! – отрезал Далан III. – С этой минуты. Вы первым добрались до дворца, насколько мне известно. Хочу выразить вам свою личную признательность.

– Это мой долг. И… Благодарю, ваше величество!

– Это я должен вас благодарить, полковник, – снова мягко улыбнулся император. – Как мне сказали, именно благодаря вам множество частей СБ перешли на нашу сторону. Это так?

– Я всего лишь поговорил с капитаном Дарскетом, – смутился Салек. – Сказал ему правду. Вот он, кстати…

– Капитан? – повернулся к тому Далан III. – Вам я также выражаю признательность. И сразу хочу спросить. Знаете ли вы кого-нибудь из руководителей СБ, не продавшегося лордам?

– Боюсь, что нет, ваше величество… – развел руками тот. – Я всего лишь спецназовец, а не оперативник. Мое дело воевать, а не в грязи копаться.

– Понимаю, – вздохнул император. – Похоже, мы остались без службы безопасности…

– Не думаю, – отрицательно покачал головой капитан. – Да, верхушка продалась. Но среди оперов среднего звена немало честных профессионалов, которым точно так же, как и нам, не нравилось происходящее в стране и армии.

– Будем искать, – кивнул Далан III. – А пока…

– Приношу свои извинения, ваше величество, – перебил его приятный женский голос.

Салек оглянулся и вздрогнул. Рядом с ними стояла давешняя красавица, которую лор-майор попросил… Э-э-э… Понятно, в общем, что попросил.

– Господин лейтенант обещал помочь мне, – сказала девушка, иронично смотря на вспыхнувшего офицера. – Я начинаю исцеление, большинство наших ребят на грани психошока, держатся из последних сил.

– Да-да, конечно, – закивал император. – Варт говорил мне. Кстати, перед вами уже не лейтенант, а полковник.

– Поздравляю! – улыбнулась красавица, Салеку от ее улыбки захватило дух.

– Идите, полковник, не стану вас задерживать, – тоже улыбнулся его величество. – А вот с вами, капитан, разговор у нас будет долгий и, надеюсь, продуктивный. Прошу следовать за мной.

Император кивнул на прощание и удалился, эсбешник двинулся за ним. Свежеиспеченный полковник с погонами лейтенанта неловко переминался с ноги на ногу, глядя на девушку, и краснел. Он и сам не понимал с чего так смущается. Мало у него женщин, что ли, было? Да нет, вполне достаточно. Неужто, влюбился?

– Вы не нервничайте, – грустно улыбнулась Целительница Душ. – Здесь ничего стыдного нет, все естественно. Для меня это просто необходимость, точно такая же, как и дышать. Знали бы вы, как мне в свое время стыдно было, как пыталась победить саму себя. Куда там… Я ведь даже если полюблю одного, то не смогу сохранять ему верность. Физически не смогу, от меня здесь ничего не зависит. Или умру от нервного истощения. Но многие без моей помощи погибли бы. А раз так, то, наверное, не зря все? Разве нет?

– Да, конечно, – поспешил согласиться Салек, понимая, что в чем-то девушка права. Если она действительно помогает кому-то выжить, то за это можно многое простить.

Случившееся далее снова изумило офицера до онемения. К Целителю Душ один за другим начали стекаться закованные в черные доспехи солдаты загадочных союзников. Люди и пауки. Каждый из них дожидался своей очереди, подходил, падал на землю и начинал биться в судорогах. Его держали, девушка становилась на колени и накладывала руки человеку на лоб, а пауку на головогрудь. Несколько мгновений, и бьющийся в судорогах успокаивался. Затем какие-то молодые женщины увозили исцеленных на висящих в воздухе носилках в вертящуюся неподалеку черную воронку, немного похожую на смерч. Салек очумело смотрел на все это, ничего не понимая. Что здесь происходит? Почему они падают? Почему бьются в судорогах? Что делает с пострадавшими непонятно от чего людьми эта красивая девушка? Да кто они вообще такие, эти странные союзники?!

– Вот и все, – облегченно вздохнула Целительница Душ, справившись с последним легионером. – Идемте.

Офицер позволил взять себя за руку и повести к той же воронке. Перед ней зажмурился, а когда открыл глаза, то оказался в уютной спальне. Хотелось протереть глаза, но Салек сдержался, не желая показывать свой страх. А затем вдруг увидел девушку обнаженной. Она стояла около большой кровати и с мягкой улыбкой ждала его. Рхэгэ была столь привлекательна, что лейтенант не выдержал. Случившееся после этого он не слишком-то помнил. Какое-то сладкое безумие.


V. Маршал Эртилио Хартин, империя Далан-Атен, планета Атен, центральный округ, главный штаб гвардии – императорский дворец, утро 6.09.4567 с. э.

<p>V. Маршал Эртилио Хартин, империя Далан-Атен, планета Атен, центральный округ, главный штаб гвардии – императорский дворец, утро 6.09.4567 с. э.</p>

Генерал Хартин смотрел на мониторы командного центра, следя за продвижением гвардейских частей и примкнувших к ним спецназовцев имперской службы безопасности. Почти весь центральный округ к утру был взят под контроль, не согласившиеся служить императору подразделения заперты в своих казармах без оружия. Жаль, что большинству лордов Табала удалось бежать, они еще доставят массу неприятностей. И не только они. Слишком многим невыгоден сильный император у власти, такие все сделают, чтобы его свалить. Их придется давить без всякой жалости. Только вот кто давить станет? Гвардейцев не слишком много, а армия молчит, ожидает непонятно чего. Странно, неужели армейских генералов устраивает то, что сотворили со страной табаловские сволочи? Флотские высказались прямо, что будут служить победителю, кем бы он ни оказался. Остается надеяться на подход основных сил непонятных союзников, которым опытный, не раз битый волк не слишком-то доверял. Да и подойдут ли они? Не являются ли фантазией этого полковника с белесыми глазами?…

Юный император превзошел самого себя. Его кипящая гневом на лордов и верой в людей империи речь разнеслась по стране буквально через час после первой победы. Хартин сам не мог слушать малыша без слез, нашел ведь слова, достучавшиеся до сердца старого циника. Хороший император, маргак побери, растет! В отца пошел. И крови не боится, что крайне важно. Врага жалеть нельзя, уж он-то тебя точно не пожалеет. Эту простую истину генерал усвоил давным-давно, еще в юности.

Внезапно на стене сбоку появилось лицо полковника. Хартин вздрогнул и едва не выругался. Появляется, как призрак какой-то, крюк ему в ребро!

– Господин генерал! – поклонился Варт. – Вас ждет его величество, необходимо провести небольшое совещание.

– Мне на дорогу два часа тратить придется! – нахмурился командующий гвардией.

– Не придется, – с улыбкой возразил полковник. – Позволите перейти к вам?

– Перейти? – удивился генерал. – Ну, переходите…

На стене сбоку взвихрилась туманная черная воронка, из которой появился союзник. Хартин приоткрыл рот и застыл на месте, потом потряс головой и протер глаза, но ничего не изменилось. Продолжающий вежливо улыбаться странный офицер все так же стоял перед ним.

– Не надо нервничать, – сказал полковник. – Мы владеем способом мгновенного перемещения на большие расстояния, он называется прямым гиперпереходом. Или порталом. К сожалению, у меня на орбите только фрегат разведки со слабосильной энергоустановкой, не способной поддерживать больше двух порталов одновременно. Именно таким образом мои люди попали внутрь дворца.

– Понятно… – мрачно пробормотал генерал, его одолевали невеселые мысли. – Тогда понятно…

– Повторяю, вам не о чем беспокоиться, – вздохнул Варт, в его светлых глазах на мгновение мелькнула грусть. – Мы провалились в черную дыру, и деваться нам отсюда некуда. Да и дома была большая война, которую мы проиграли. К моему глубочайшему сожалению, я так и не узнаю, чем там все закончилось. Наверное, главная причина, по которой я решил вмешаться – это то, что мне довелось увидеть, как гибнет все родное и близкое. А вас, если не принять срочных мер, вскоре ждет именно это.

– Сочувствую… – задумчиво посмотрел на него Хартин. – Такое увидеть не дай Тавин. И я рад, что вы на нашей стороне, а не на стороне лордов.

– Еще дома мы, орден Аарн, часто помогали законным правителям, если эти правители чего-то стоили. Кликам лордов обычно плевать на страну и людей, ее населяющих, они заботятся только о своей выгоде. По крайней мере, в истории нашей галактики не было случая, чтобы аристократические объединения сделали хоть что-нибудь полезное, если не направлялись умными и прагматичными императорами.

– Полностью согласен! – кивнул генерал. – И как по-вашему, стоит наш император чего-нибудь?

– Очень многого, – открыто улыбнулся Варт. – Мальчик на удивление чистый и добрый. Притом, решительный, он справится, только помочь нужно. Да и научить многому не помешает, наивен все-таки.

– Увы, – вздохнул Хартин. – Но жизнь быстро отучит его от наивности.

– Отучит, – согласился полковник. – А мы должны постараться, чтобы он не стал тираном, не то ведь легко страну погубит.

Генерал посмотрел на него уже с некоторым уважением. Похоже, с этим человеком можно сработаться. Неглуп, далеко не глуп. Об остальных его качествах пока рано судить. Собравшись с духом, Хартин ступил следом за полковником в черную воронку. На мгновение в глазах стало темно, и он оказался в императорском кабинете. Командующему гвардией не приходилось бывать здесь больше двенадцати лет, с самой смерти Архена VI. Многое изменилось. Появился монументальный круглый стол, вокруг которого сидело несколько человек, в основном, незнакомых. Впрочем, кое-кого Хартин все же знал. Мастер-сержанта Рамина, например. Только на полевой форме того сейчас блестели золотом погоны генерала гвардии. Видно было, что офицер еще не освоился с внезапным взлетом, он постоянно бросал растерянные взгляды на генеральские листья на своих плечах и ежился.

– Господа, представляю вам маршала Хартина, командующего имперской гвардией, – негромко сказал полковник.

Гражданские кивнули, офицеры встали и отдали честь. Генерал почти незаметно усмехнулся. Значит, он уже маршал? Хорошо, малыш времени не теряет, повышает верных людей сразу и без проволочек. Да и правильно, если разобраться. Обижать свою команду ни в коем случае нельзя, немало правителей на этом погорело.

Хартин внимательно осмотрел собравшихся, хорошо понимая, что перед ним костяк будущего правительства империи. Внимание сразу привлек двухметровый громила в гвардейской форме с погонами флаг-полковника. Присмотревшись, маршал узнал капрала Бортина, которого все, в том числе и он сам, называли Бомжом. Почему именно Бомжом? Никто не спрашивал, а капрал предпочитал помалкивать. Мало кто знал о двух университетских образованиях человека, выглядящего тупым солдафоном. Хартин знал и одобрительно кивнул – император правильно сделал, что пригласил его, толковый социолог не помешает. Тем более, социолог с боевым опытом, знающий, что такое армия и с чем ее едят.

Моложавый генерал спецназа имперской службы безопасности был незнаком, скорее всего тоже кто-то из новых выдвиженцев. А вот худой, лысый старик с толстым посохом в руках очень обрадовал маршала своим присутствием. Жив еще?! Крепок, курилка. Канцлер империи, отправленный в отставку через несколько дней после смерти его величества Архена VI. Еще двое гражданских походили на среднего звена оперативников СБ. Они явно ощущали себя не в своей тарелке и нервно оглядывались по сторонам.

Вместо одной стены Хартин увидел голографическую карту полушарий столичной планеты. Наверное, снова союзники постарались. Технологии пришельцев опережали имперские как минимум на несколько столетий, если не больше, сейчас маршал понимал это четко. Если им действительно некуда возвращаться, то полковник с его людьми – ценное приобретение.

– Господа! – с трудом встал на ноги старый канцлер. – Его величество император Далан III! Его высочество наследный принц Валек! Встречайте!

Все встали и низко поклонились вошедшим в кабинет двум юношам в золотистых императорских одеждах. Младший брат его величества выглядел ошеломленным, он с недоверием и настороженностью смотрел на склонившихся в поклонах людей. Вспомнив, как жилось принцам во дворце, маршал незаметно вздохнул. Жаль, что он не знал об этом, может, удалось бы поднять гвардию на несколько лет раньше. Впрочем, что жалеть о несделанном? Смысла нет. Главное, что с этого дня власть в руках императора, а не лорда-атеара, постепенно уничтожавшего армию и флот. Почему глава клана Латанг делал это? Ведь немало его предков служили империи, честно и преданно служили, многие отдали за родину жизнь. А этот? Непонятно.

– Здравствуйте, господа! – звонкий голос его величества заставил маршала вздрогнуть. – Мы собрали вас здесь, желая сообщить, что берем реальную власть в свои руки. Мы – император Далан III!

Императорское "мы" отозвалось в ушах Хартина приятным звоном. Наконец-то у страны появился хозяин вместо кучи сброда, растаскивающего ценности по личным норам.

– И первым делом мы хотим поблагодарить человека, без помощи которого этот день никогда не настал бы!

Эрек повернулся к стоящему у окна Варту и низко поклонился ему, вызвав ошеломленный ропот у остальных.

– Представляю вам дварх-полковника Варта Ансара, командующего легионом "Черные Рыси", орден Аарн! – продолжил император, а затем подошел к инопланетянину и обнял его. – Спасибо! От меня лично и от всей империи – спасибо! Я…

Он резко мотнул головой, пытаясь стряхнуть предательскую слезу.

– Рад был помочь, – широко улыбнулся дварх-полковник, ласково, по-отечески как-то глядя на юношу. – Но мы еще не победили, сделать нужно еще очень многое, ваше величество.

– Вы правы, – согласился император и повернулся к столу. – Также я выношу свою благодарность всем вам, господа. Каждый из вас помог нам, и мы этого не забудем. Сообщаю также, что вы с этого момента входите в наш личный совет, который и будет определять политику империи на ближайшие годы. Нам от Табала досталось плохое наследство, страна на пороге самой страшной войны в своей истории. Впрочем, что это мы, вы и сами об этом прекрасно знаете. Прошу садиться, господа!

Маршал удовлетворенно кивнул – он не ошибся, император действительно собрал свой тайный кабинет. Но почему сейчас? Ведь необходимо как можно быстрее брать под контроль хотя бы Атен, остальные планеты подождут. После выступления Далана III по головидению в городах столичного мира прокатились волны народных выступлений, толпы возмущенных людей врывались в дома лордов и громили их. Армия не мешала заниматься погромами, заняв выжидательную позицию. Полиция тоже стояла в стороне, не зная, что ей делать. Жаль, что лордов дома не оказалось, они куда-то попрятались и явно готовят ответный удар.

Крупным корпорациям также был крайне невыгоден захват власти императором, их владельцы еще не забыли, как тряс их Архен VI в случае малейших нарушений. Зато во времена Табала магнатам все сходило с рук. Вспомнив расстрел десятков тысяч бастующих от голода рабочих пять лет назад, маршал заскрипел зубами. Ведь бедняги просили всего лишь немного увеличить зарплату! Похоже, владельцы корпораций спят и видят, как бы ввести в империи рабство, подобно Саанскому Объединению. Остается надеяться, что малыш сумеет навести хоть подобие порядка. Ну, а гвардия ему поможет, на гвардию императоры опирались испокон веков.

– Господа! – снова заговорил его величество. – Первым делом нам с вами необходимо окончательно взять под контроль столичную планету. Насколько мне известно, армия не приняла ни нашу сторону, ни сторону Табала. Какие будут предложения?

– Позвольте, ваше величество? – встал дварх-полковник.

– Прошу.

– Илеарх! – позвал кого-то Варт. – Ты здесь?

– А куда же я денусь? – ответил с потолка противный голосишко. – Здесь, конечно. Я…

– Я тебя прошу! – поморщился дварх-полковник. – Со мной потом шуточки шути, не здесь и не сейчас.

– Ну, не идиот же я? – хихикнул голосишко. – Здравствуйте, уважаемые господа, мое имя Илеарх. Я принадлежу к расе двархов, энергетической форме разумной жизни, в ордене Аарн мы обычно исполняем функцию аналитиков. В данный момент я сканирую планету на предмет поиска лордов Табала и провожу первичный социально-экономический анализ. К сожалению, вынужден вас огорчить. Большинство лордов, в том числе и лорд-атеар, покинули Атен на собственных яхтах. Флот пропустил их.

– Пропустил, значит… – сжал кулаки маршал. – Плохо, очень плохо. Они не смирятся с потерей власти.

– Не это сейчас главное, – снова заговорил Илеарх. – Часть армейских генералов двинула свои войска к столице, они утверждают, что гвардия принудила императора к выступлению против его воли. Понятно, что это влияние Табала. Находящиеся дальше пятисот миль подразделения нам не страшны, к моменту их передислокации подойдут основные силы легиона. Но пятая, девятая и двенадцатая армии будут в столице не позже, чем через пять часов, а артподготовку способны начать уже через два. Мало того, две орбитальные крепости получили приказ лорда-атеара в случае нашей победы ударить по городу нейтронными бомбами.

– Что?! – вскочил побледневший император. – Какие твари!

– Через час легионеры будут готовы к бою, они отошли от психошока, – вздохнул полковник. – Эти две крепости мы возьмем. Что с остальными?

– Ждут с моря погоды, – тон дварха стал язвительным. – Как и флот. Ой, какие рожи у ваших адмиралов будут, когда они наши крейсера увидят! Заранее представляю! Кстати, могу порадовать, эскадра придет в столичную систему не позже пяти часов вечера по местному времени.

– Таки порадовал, – улыбнулся Варт. – Разведай эти две станции толком.

– Сделаю… – недовольно проворчал Илеарх. – Только не забывай, что в моем распоряжении всего лишь слабосильный комп фрегата, а не биоцентр крейсера. Это же не комп, это хмырь болотный! Едва двадцать тысяч потоков держит!

– А что я могу поделать? – раздраженно развел руками дварх-полковник. – Кушай, что подано. Вечером будет порядок.

– Да, вечером нас больше двадцати соберется. Ох, и устроим мы этим лордикам кузину маму…

– Господа, я лордам не завидую, – весело рассмеялся Варт. – Если за них двархи примутся, то лорды сами в плен сдаваться прибегут, умоляя о казни, только бы от внимания наших шутников избавиться.

– А кто они такие, эти ваши двархи? – осторожно спросил мало что понимающий маршал, которому сильно не нравилось происходящее. Балаган какой-то, а не совещание у императора.

– Бестелесные разумные существа, чаще всего живущие в памяти больших компьютеров. Они управляют кораблями, занимаются анализом, разработкой новых технологий, сканированием планет и многим другим. Крайне полезны, но отличаются ехидным характером. Ворчливы, любят пошлые шутки и хвастливы не в меру. Извини, Илеарх, но от правды никуда не денешься.

– Да я от тебя и не такого наслушался! – хихикнул тот. – Ладно, к делу. Господа, прошу вас посмотреть на карту.

Маршал перевел туда взгляд и только теперь понял, что карта живая. Она отражала реальное положение дел на текущий момент. Илеарх объяснил, что разными цветами раскрашены области, в которых поддерживают его величество, и области, в которых предпочтение отдают Табалу. Последних оказалось на удивление мало, народ люто ненавидел обирающих его до последней нитки лордов. Зато с императором большинство связывало надежды на сытую и спокойную жизнь. Многие помнили, как хорошо жилось во времена правления Архена VI. Также четко можно было видеть передислокацию армий. Хартин только головой покачал – чрезвычайно полезное приспособление! Интересно, почему ни один из армейских яйцеголовых не додумался до такой интерактивной карты планеты? Подобие есть, но только жалкое подобие. Да и дварх оказался аналитиком столь высокого класса, каких маршал до сих пор не встречал. Илеарх легко щелкал любые задачи, строил модели развития событий в зависимости от миллиардов условий, выдавая результат в удобной для восприятия военных форме. Канцлер и остальные гражданские почти не вмешивались в обсуждение, негромко говоря о чем-то своем. Хартин краем уха услышал, что в экономике положение вообще аховое, и вздохнул. Как можно было за каких-то двенадцать лет довести богатую, процветающую страну до столь гнусного состояния? Чем нужно было думать? Никак не головой.

– Господин маршал, – подсел к нему дварх-полковник. – Давайте подумаем, как организовать оборону столицы. Если армейские генералы все-таки решат атаковать, нам придется несладко. Сейчас восемь утра, они могут начать обстрел уже к десяти. За семь часов, как мне кажется, их артиллерия вполне способна превратить город в кучу мелкого щебня.

– На большее она способна… – проворчал Хартин, недовольно потирая подбородок и морщась. – Что, кстати, значит ваше звание? Почему дварх-полковник?

– Оно примерно равно вашему бригадному или дивизионному генералу. У меня в подчинении двадцать тысяч бойцов, атакующая эскадра расширенного состава и около тысячи семисот истребителей. "Черные Рыси" – так называемый мобильный легион, имеющий, в отличие от приписанных к флоту, собственные боевые корабли. Я не говорю уже о вспомогательных службах, шести полках тяжелых танков и боевых роботов, атмосферных глайдерах и многом другом.

– То есть, именно вы командуете всем этим?

– Да.

– И командующий лично пошел в разведку?! – вытаращил глаза маршал. – Это же безумие!

– Мы – аарн, – развел руками Варт, в его глазах появился легкий намек на иронию. – Иначе говоря, сумасшедшие по меркам любой обычной цивилизации. Мне куда легче пойти самому, чем отправить на опасное задание кого-нибудь из ребят. Понимаете, долго объяснять, не время сейчас. Позже поговорим подробнее. У нас в бой не пускали только признанных военных гениев, таких, как Син Ро-Арх. Да и то не всегда…

Лицо дварх-полковника омрачилось, и он почти неслышно сказал:

– Он навеки останется в наших сердцах и наших душах…

– Погиб? – сочувственно спросил маршал.

– Да… Син командовал нашими силами во время последнего боя и пожертвовал собой, уничтожив ремонтный завод и один из флотов врага. Второго завода у них не было, это наследие древней цивилизации, погибшей больше шести миллионов лет назад.

– Да, я очень хочу поговорить с вами подробно, – откинулся на спинку кресла Хартин, с интересом рассматривая инопланетянина. – Судя по всему, ваш народ не походит ни на один из известных нам.

– Это так, – согласился дварх-полковник. – Но вернемся к нашим баранам. Я все-таки хочу понять почему армия не прислушалась к императору. Ведь, насколько я знаю, армейцы не больше вашего любят Табал.

– Именно так. Не думал, что столько генералов продались…

– Почему обязательно продались? – приподнял брови Варт. – У вас здесь обычная ситуация? Я имею в виду взаимную неприязнь армии с гвардией.

– К сожалению, – кивнул маршал, потягивая принесенный лакеем горячий ларк. – Да, вполне может быть, что действия армейцев являются следствием недоверия к гвардии. Как уже говорилось, им ничуть не больше нашего нравится власть Табала и доведение армии до нищенского состояния.

– Может, стоит попробовать связаться с ними и откровенно поговорить? Но не нам с вами, а его величеству.

– Это мысль, – кивнул маршал. – Хотелось бы только знать, где эти маргаковы генералы находятся.

– На то у меня Илеарх есть, – хмыкнул полковник, – найдет, никуда не денется. Нужно только, чтобы кто-нибудь представил себе их лица как можно тщательнее. Или портреты нашел.

– Сейчас свяжусь с архивом, там должны быть. Какие армии?

– Пятая, девятая и двенадцатая.

– Ясно, – постучал пальцами по столу маршал. – Значит, Верхок, Ривенант и Эрет. Толковые, как будто, офицеры, что это на них нашло?

Он достал из кармана голофон и связался с архивом. По счастью, там было несколько человек, не все разбежались. Портреты генералов нашлись быстро. Илеарх отсканировал их прямо с маленького аппарата в руках Хартина и приступил к поискам.

– Есть, – удовлетворенно сказал дварх через несколько минут. – Городок Тиммерстат, двести километров отсюда. Совещаются.

В воздухе вспыхнул голоэкран, на котором маршал увидел несколько человек в генеральских мундирах. Они вяло переругивались, тыкая пальцами в карту, разложенную на столе. Хартин в который раз поразился невероятным технологиям пришельцев и вздохнул про себя. Очень хотелось бы и себе заполучить такие.

– Ваше величество! – позвал дварх-полковник, обернувшись. – Не могли бы вы подойти сюда?

– Конечно, – кивнул Эрек, обойдя стол.

Он смотрел на Варта с какой-то странной почтительностью и едва ли не с обожанием. Заметив этот взгляд, маршал нахмурился. Так, похоже фаворит уже появился… Впрочем, чему удивляться? У мальчика с детства не было никого близкого, кроме брата. Вот он и потянулся к первому, кто отнесся к нему с добротой. Судя по первому впечатлению, император воспринимает дварх-полковника чуть ли не как отца. Да и в белесых глазах того при виде юноши появляется теплота. Ох-ох-хо… Что из этого выйдет-то? Один Тавин знает, наверное. Остается только надеяться, что инопланетянин не станет злоупотреблять доверием.

– Я предлагаю прямо сейчас поговорить с генералами, – снова заговорил Варт. – Вам поговорить. Вполне возможно, что удастся переубедить их.

– А почему бы и нет? – улыбнулся император. – Давайте попробуем.

Генералы продолжали обсуждать атаку на столицу, неприязненно поглядывая друг на друга. Внезапно угол комнаты осветился голубым светом, и на его фоне появилось лицо хорошо знакомого большинству присутствующих канцлера империи. Старик окинул удивленных военных холодным взглядом и скривился.

– Господа! – негромко сказал он. – Сейчас с вами будет говорить его величество император.

– Сударь! – выпрямился худой, как жердь, и высокий первый генерал Ривенант, командующий девятой армией. – Что…

Не успел он закончить, как изображение канцлера сменилось изображением взволнованного лица Далана III. Юноша оглядел удивленных военных.

– Здравствуйте, господа генералы! – голос императора был сух. – До меня дошли слухи, что вы собрались атаковать столицу. Вы служите предателям, почти уничтожившим армию? Стыдно, господа! Вы давали присягу служить родине!

– Ваше величество! – вытянулся Ривенант, остальные, впрочем, сделали то же самое. – Мы не служим предателям! Но мы не имеем иного выхода. Никакой достоверной информации нет, кроме того, что произошел переворот. Кто взял власть? Что вообще происходит? Мы ничего не знаем. Источники, которым можно доверять, сообщили, что вы захвачены гвардией и содержитесь, как заложник. Также поступила информация об уличных боях в столице. А затем ваша речь по головидению. Мы не знаем чему верить!

– Вчера по распоряжению лорда-атеара меня отравили, – криво усмехнулся Эрек. – Видимо, он понял, что я готовлюсь вышвырнуть Табал на помойку. Одновременно в столицу ввели войска имперской службы безопасности. На счастье, у моих союзников нашлось противоядие. Они выбили охрану Табала из дворца, но их было мало. Я обратился за помощью к гвардии. К сожалению, эта помощь несколько запоздала, спецназ СБ занял все подступы ко дворцу и постоянно атаковал, гвардейцам пришлось прорываться с боем. Правда, узнав, что это я пытаюсь взять реальную власть, большинство подразделений эсбешников перешли на нашу сторону. Но бои были яростные. Лорды Табала бежали из столицы, в том числе, и лорд-атеар. Теперь они пытаются использовать вас, господа, чтобы вернуть утраченные позиции.

– Простите, ваше величество, – упрямо набычился плотный, черноволосый генерал Верхок. – А не поменяем ли мы шило на мыло?

– Господа… – тяжело вздохнул император. – У нас на носу война с Саанским Объединением. Если мы окажемся к ней не готовы, то наша страна прекратит свое существование. Вы это знаете не хуже меня. И знаете в каком состоянии находятся армия с флотом. Вас такое положение устраивает? Вам нравится постоянное урезание финансирования? Вам нравятся инспекторы Табала, повсюду сующие свой длинный нос? Не верится почему-то…

– Правильно, что не верится, – мелькнула на губах генерала Ривенанта ироничная ухмылка. – И если вы, ваше величество, тоже все понимаете и готовы это изменить, то армия с вами.

– Даже больше, господа, – внимательно посмотрел на него Эрек. – Восстановление боеспособности флота я считаю своей первоочередной задачей. Как и армии, конечно. Но флот на данный момент важнее. Извините уж.

– За что? За правду? Наоборот, спасибо за нее. Я, лично, разделяю вашу точку зрения. Да, мы многое сможем сделать после высадки саанского десанта, возможно, даже уничтожим его, но лучше не допускать высадки. А справиться с этой задачей способен только флот. К сожалению, нынешний флот больше походит на свалку ржавого железа, чем на нормальный флот.

– Вот именно! – резко кивнул император. – И я намерен эту ситуацию изменить. Однако мне нужна ваша помощь, господа! Предатели из Табала все сделали, чтобы разрушить страну. Мне и так будет очень трудно, а вы, вместо того, чтобы помочь, собрались атаковать столицу и возвращать власть лордам. Стыдно, господа!

– Атаки не будет, ваше величество, – низко поклонился Ривенант. – Теперь уже не будет.

– Очень хорошо, – улыбнулся Эрек. – Приглашаю двоих из вас в мой совет. Вас, генерал Ривенант, я хочу видеть здесь в обязательном порядке. Кстати, лорд-атеар приказал двум орбитальным крепостям в случае нашей победы произвести бомбардировку столицы нейтронными бомбами. Несколько минут назад мне сообщили, что эти две крепости взяты нашими союзниками. Если хотите, можете ознакомиться с приказами, отданными капитанам.

– Бомбардировать столицу? – переспросил кто-то, и военные переглянулись. – Это уже слишком.

– Ваше величество! – выступил вперед седой генерал Тирмак. – Я с вами. Если бы вы сразу связались с нами, мы не стали бы и планировать ничего подобного.

– Вы что, с ума все посходили?! – с яростью выкрикнул командующий восьмой армией, сын одного из лордов Табала. – Как вы можете слушать этого сопляка?! Он ничего не понимает в управлении государством! Лорд-атеар будет недоволен, и…

– Заткнись! – резко повернулся к нему Ривенант. – Твой лорд-атеар погубил флот! Советую драпать следом за папочкой, придурок. А то ведь и под расстрел угодить можно…

– В-вы ответите! – прохрипел лордик и вылетел из комнаты, остальные проводили его веселым смехом, они выглядели задумчивыми, но на лицах многих читалось облегчение.

– В таком случае прошу ко мне на совещание, – снова улыбнулся император, понявший, что с этой минуты господа генералы принадлежат ему душой и телом.

В стене завертелась черная воронка, из которой вышли два человека в черных зеркальных доспехах без шлемов. На груди каждого красовалось схематическое изображение головы большой кошки с кисточками на ушах. Невозмутимые лица, длинные, с какой-то стати, волосы, нечеловечески спокойные глаза. В руках незнакомцы держали необычного вида короткие автоматы со светящейся голубым светом линзой, насаженной на дуло. Господа генералы удивленно уставились на них.

– Наши союзники обладают кое-какими интересными технологиями, – усмехнулся с экрана император. – В том числе, и способом мгновенного перемещения на тысячи километров. Пройдя в эту воронку, вы окажетесь в моем кабинете во дворце. Прошу вас, господа!

Эрек приглашающе повел рукой. Ривенант с Тирмаком, старейшим генералом в армии империи, переглянулись и решительно ступили вперед. Пройдя мимо застывших в неподвижности легионеров, они вошли в черную воронку. Мгновение темноты, и они оказались в кабинете императора. Остальные генералы увидели их на экране и сразу успокоились. Хотя многие пытались понять, что это за союзники такие появились у его величества, и откуда они вообще взялись.

Пока происходил вышеописанный разговор, маршал отошел к бывшему мастер-сержанту.

– Ну, и как тебе в генералах? – с легкой иронией спросил он.

– Неуютно… – проворчал Рамин. – На меня все это свалилось настолько неожиданно, что я до сих пор в растерянности. Да и заслуги моей никакой нет. Единственно, что уговорил полковника вмешаться. Он не хотел лезть в наши дела.

– А, так это ты его нам сосватал? – прищурился Хартин. – Где ты его сыскал-то?

Свежеиспеченный генерал коротко рассказал. Маршал слушал и кивал своим мыслям.

– Говоришь, страшные бойцы? – хмуро спросил он.

– Не верил, что такие вообще бывают… – тяжело вздохнул Рамин. – А какой Варт офицер! Вы бы видели во что он за каких-то два месяца превратил группу новобранцев!

– Ясно… Надеюсь, он говорит правду. Если твой полковник проводит разведку перед вторжением, то нам конец.

– Не думаю. Ему в этом случае выгоднее было бы поддержать Табал.

– Возможно, – скривился маршал. – Ладно, не будем делать поспешных выводов. Лучше скажи, пойдешь на мою прежнюю должность?

– Увы, не могу, – развел руками Рамин. – Его величество попросил меня возглавить вновь создающееся подразделение. Нечто наподобие гвардии в гвардии. Специально тренированные для особых операций бойцы. Полковник пообещал выдрессировать их по своим методикам. Наоборот, я прошу направить ко мне самых лучших солдат, сержантов и офицеров из всех подразделений. Дивизия получится очень любопытной, даже если реализовать только треть задумок.

– А что? – прищурился Хартин. – Идея вполне здравая. Дерзай. По поводу людей распоряжусь. Только вот материально-технического обеспечения не обещаю, положение ты сам знаешь.

– Пока не слишком к спеху, – отмахнулся генерал. – Для начала нужно империю под контроль взять и хоть относительный порядок навести.

Многое еще обсуждалось на совещании. Многое предстояло сделать. Столичная планета постепенно переходила в руки верных императору войск. Не сбежавших вовремя лордов Табала на месте рвали в клочья, ненависть населения к ним была настолько страшной, что ни один предатель не сумел спастись. Зато у империи впервые за последние двенадцать лет появились шансы на выживание.


VI. Хан Кхэй Ват-Орхидо Бетоар, Саанское Объединение, планета Тлеех, третий эрсах, окрестности города Шен-Навад, охотничье поместье давасара Бетоар, вечер 6.09.4567 с. э.

<p>VI. Хан Кхэй Ват-Орхидо Бетоар, Саанское Объединение, планета Тлеех, третий эрсах, окрестности города Шен-Навад, охотничье поместье давасара Бетоар, вечер 6.09.4567 с. э.</p>

Негромкая музыка выплетала причудливые звуковые узоры. Полуобнаженные танцовщицы медленно кружились в расслабляющем танце возле круглого ложа, на котором возлежал могучий черноволосый мужчина лет тридцати. Он что-то просматривал на большом экране, не обращая никакого внимания на рабынь. Странное впечатление производил этот человек, словно он и не человек вовсе, а хищник из породы кошачьих. В желтоватых глазах никогда, наверное, не появлялось ни капли жалости и доброты.

Танцующие девушки бросали на своего господина наполненные страхом взгляды, неплохо зная его характер. Хан давасара Бетоар, главенствующего давасара Саанского Объединения, за малейшую провинность безжалостно наказывал рабов. Достаточно оступиться во время танца, чтобы быть выпоротой или лишенной ужина. Они не подозревали, что другие ханы за такую же провинность способны и казнить, что по меркам Саанского Объединения Кхэй Ват-Орхидо Бетоар непозволительно добр.

– Мой хан! – донесся чей-то голос из небольшого коммуникатора. – Позволите войти? Срочные известия. Только что курьерский корабль прибыл.

– Входи.

В комнате появился одетый в свободный белый костюм пожилой мужчина. Главный визирь давасара. Он коротко поклонился хану и замер.

– Ну что там, старый хрыч? – лениво поинтересовался тот. – Пришел, так говори.

– В империи переворот.

– Что? – изумленно посмотрел на него хан. – Да кто же это удосужился? Кому еще этот огрызок понадобился?

– Император разогнал Табал и взял власть. В столице идут уличные бои. Войска переходят на сторону мальчишки полками и дивизиями.

– Уши чхеда! – выругался Кхэй. – Что там наш идиот делал-то? Чем занимался? Как допустил? Он ведь утверждал, что все в порядке! Что мальчишка полностью в руках атеара! Ты запрашивал?

– Молчит… – вздохнул визирь. – А мы пока не готовы к нападению.

– В том-то и дело! – раздраженно рявкнул хан. – Новых кораблей у империи нет, но и старых линкоров, если их отремонтируют, с головой хватит, чтобы доставить нам массу проблем. Подробности?

– Увы, никаких. Надеюсь, со следующим курьером прибудут.

– Плохо, – скривился Кхэй. – Очень плохо. Не думал, что мальчишка на что-то способен. Сидел себе тихо, как мышь в норе, никаких подозрений не вызывал. И вдруг на тебе. Сюрприз. Давно надо было его убрать!

– Да, теперь добраться будет куда сложнее, – согласно кивнул визирь. – Наш информатор сообщил, что императора охраняют какие-то супербойцы. Не слишком верится, но проверить необходимо.

– Проверь… – задумчиво сказал хан. – Знаешь, у меня возникло странное ощущение, что в игру вступила некая третья сила. И еще. Если император удержится, то не оправдавший надежд агент нам больше не нужен. Убери, имперская СБ через него вполне способна выйти на наши резидентуры. Только придумай что-нибудь особенное. Пусть каждый знает, что случится, если не выполнить моих приказаний.

– Сделаю, повелитель! – низко поклонился визирь и вышел.

А Кхэй откинулся на подушки и задумался. Неудачно. Очень неудачно складываются дела. Он так рассчитывал, что еще немного, и империя окажется в его руках. Впрочем, все равно окажется. Только усилий побольше приложить придется. Плевать! Хан оскалился. Кто мог подумать пятьсот лет назад, что укрытие пиратов и контрабандистов, изредка пощипывающих торговые маршруты Далан-Атен, станет могучим Объединением, претендующим на саму империю? Никто. Однако, стало. И в этом заслуга его предков. Скоро, совсем скоро наступит время, когда богатые планеты рухнут в руки благородных давасаров Саанского Объединения, а изнеженные имперцы толпами отправятся на рабские рынки, где им самое место. Так будет!


Адмирал флота Х. К. И. Галаэн, империя Далан-Атен, столичная звездная система, командный пункт орбитальной крепости "Альванат" – борт дварх-крейсера "Черная Рысь", вечер 6.09.4567 с. э.

Огоньки пульта помигивали, на большом обзорном экране видна была частично покрытая облаками планета. Атен. Столичный мир великой империи, именно здесь люди впервые подняли головы к небу, впервые начали мечтать, что когда-нибудь полетят к звездам. Мечта исполнилась. К сожалению, взлетев в небо, человек не стал ангелом, унеся с собой все свои пороки и страсти. Честолюбие, властолюбие, корыстолюбие. Авантюристы всех мастей заполонили космос, стремясь урвать что-нибудь для себя. Колонизировались десятки миров. Постепенно единое прежде человечество начало дробиться, образовались десятки стран, тут же начавших увлеченно грызться между собой.

Империя долго оставалась самой могучей, хоть и далеко не такой, как тысячу лет назад, больше половины планет с течением времени стали самостоятельными. Кое-какие карликовые государства изредка даже пытались попробовать на зуб саму Далан-Атен, но зубы наглецам быстро обламывал имперский флот. Отдыхать ему приходилось редко – то и дело кто-нибудь затевал очередную войну. Эскадры патрулировали все известное пространство, а в особенности торговые маршруты. Ведь желающих поживиться за чужой счет хватало, пиратские корабли рыскали по космосу сотнями, и их аппетиты сдерживались только страхом перед карательным рейдом имперских линкоров.

Около пятисот лет назад несколько пиратских кланов, именуемых ими самими давасарами, избрали базой ненаселенную планету Саан, находившуюся у маргака на куличках. Никто и подумать не мог, что когда-нибудь они станут серьезной проблемой, мало ли таких баз создавалось? Десятки и сотни. Со временем имперский флот все равно находил их и выжигал дотла. Однако на сей раз вышло иначе. Планета располагалась слишком далеко от торговых маршрутов, и адмиралам Далан-Атен в голову не пришло искать там что-нибудь. Очень скоро Саан стал перевалочным пунктом для награбленного. Никто не заметил, как за какое-то столетие пиратская вольница превратилась в некое подобие государства. Очень странного государства, в котором сильному позволялось все, в котором ограничений попросту не существовало.

Время шло, к пиратам присоединялись планета за планетой. Кто добровольно, а кто и под принуждением. Так родилось Саанское Объединение, самый страшный враг империи. Теперь, по прошествии пятисот лет, оно владело огромными боевыми флотами, профессиональной армией, включало в себя двадцать семь планет. Но вот порядки там остались страшными… Если человек не принадлежал ни к одному давасару, то он вообще не имел никаких прав. Любой мог убить или ограбить его, принудить к чему угодно. Защиты искать смысла не имело, просто не у кого. Процветало рабство, да что там, почти все работы выполнялись рабами, жизнь которых стоила куда дешевле машин. Нечеловеческая жестокость считалась добродетелью. Только сила и богатство имели значение, и сааны добивались их любыми способами, не жалея никого и ничего.

За прошедшие столетия империя Далан-Атен несколько раз воевала с Саанским Объединением. Победы никто не добился, каждая сторона осталась при своем. Вот только пираты из года в год набирали силу, а империя, наоборот, постепенно слабела. Хотя наличие врага и подстегнуло развитие страны, имперские лорды и промышленники предпочитали заниматься своими делами, а не укреплением обороны. Впрочем, чему удивляться, многие из них с удовольствием торговали с саанами и искренне завидовали их возможностям. Наверное, такие и сами не отказались бы стать ханами давасаров.

Даже во время мира проблем хватало. Тысячи юрких саанских рейдеров ожидали добычи на торговых маршрутах империи, флот безуспешно охотился за ними, но скоростные корабли пиратов легко уходили от преследования. Многих, конечно, уничтожали, однако их место быстро занимали новые любители быстрой наживы. Эмиссары Объединения постоянно устраивали на планетах Далан-Атен восстания, бунты, забастовки. Преступный мир страны почти полностью служил интересам саанов. Служба безопасности с великим трудом противостояла всему этому. Попытки внедрения в миры врага чаще всего срывались, давасар Тинтар, отвечающий за безопасность пиратской страны, работал на удивление хорошо, имея, скорее всего, достаточно агентов в имперской СБ.

Беда еще, что больше трехсот лет императорами Далан-Атен становились слабые, изнеженные люди, которых не интересовало ничего, кроме удовлетворения своих прихотей. Империя на глазах становилась все более аморфной, клановые и ведомственные группировки рвали ее на части, главы аристократических родов думали только о собственной выгоде. Постепенно под непосредственной властью правительства остались только семь центральных планет из тридцати пяти, остальные отошли лордам Табала. Формально они входили в состав империи, но только формально. Законы на них были совсем другими, имперские губернаторы не имели никакой реальной власти, все находилось в руках местных правителей. Люди колониальных миров превратились в рабов по сути, не имея шансов перебраться в метрополию. Лорды грабили их подчистую, закабаляя с каждым годом все сильнее.

Положение резко изменилось около шестидесяти лет назад, когда на престол взошел тридцатилетний Далан II, дед нынешнего императора. Он ничем не походил на своего изнеженного, капризного отца. При дворе даже шептались, что ее величество прижила наследника на стороне, а не от мужа, предпочитающего красивых мальчиков. Но новый император быстро пресек распространение этих слухов, взяв власть твердой рукой. Не прошло и десяти лет его правления, как страна полностью изменилась. Флот и армия были модернизированы, лорды Табала ходили по струнке, тихо шипя про себя от ненависти. Наука тоже воспрянула, получив огромные дотации от государства. В строй почти каждый год вступали новые типы кораблей и вооружение для них.

Через несколько лет сааны напали на колониальный мир империи, не зная, что идут в заранее подготовленную ловушку. Такого проигрыша Объединение еще не знало, его флот оказался уничтожен напрочь. К сожалению, империя тоже не имела сил на оккупацию вражеских планет и долго зализывала раны. За это время перепуганные до смерти ханы крайним напряжением сил сумели выстроить новый флот, но нападать больше не рисковали, подписав с Даланом II мирный договор. Впервые за триста лет торговые маршруты стали почти безопасны, давасары отозвали свои корабли, боясь карательных рейдов имперского флота. Примера одной забросанной нейтронными бомбами планеты оказалось для них вполне достаточно, чтобы образумиться. К сожалению, даланские лорды и промышленники люто ненавидели императора, приведшего страну к победе, но несколько ограничившего их аппетиты. Не дожив двух лет до шестидесятилетия, его величество был убит во время дня тезоименитства каким-то сумасшедшим. Убийцы, правда, не учли, что у Далана был сын.

Архен VI оказался намного жестче отца, он быстро понял откуда ветер дует и принялся давить Табал еще ожесточеннее. Лорды взвыли. Ежемесячно несколько из них шли на плаху по обвинению в государственной измене. Тайную оппозицию возглавил глава клана Латанг, вскоре ставший лордом-атеаром. Армия буквально молилась на его величество, высшими офицерами впервые за много сотен лет стали простолюдины – Архен обращал внимание только на способности человека и плевать хотел на его происхождение. Древняя империя на глазах оживала, набирала силу, люди жили с каждым днем все богаче, не страшась больше будущего. И каждый знал кого должен за это благодарить.

Все закончилось за каких-то несколько дней. Великий император Архен VI процарствовал неполных пятнадцать лет, неожиданно для всех умерев от сердечной недостаточности. Мало кто поверил в это, но вслух говорить о своих подозрениях люди не решались. Как гнилой гриб откуда-то вдруг возник опекунский совет, возглавляемый лордом-атеаром. Кабинет министров почему-то передал ему управление империей. Почему? Предположений высказывалось множество, вот только соответствовало ли хоть одно из них истине? Ее величество тоже вскоре умерла, оставив детей на попечение непримиримого врага их отца.

Не прошло и года, как началось что-то страшное и непонятное. Лорды, почувствовав безнаказанность, начали изгаляться над оказавшейся под их властью страной. Казалось, империю захватили враги, ничем иным объяснить происходящее было невозможно. Финансирование на постройку новых кораблей полностью прекратили, мало того, линкоры и крейсера, требующие даже небольшого ремонта, продавали на металлолом и, не теряя времени, резали в хлам. Флот за каких-то десять лет уменьшился почти втрое. О патрулировании торговых маршрутов речи больше не шло, да что там, получить топливо для ответа на атаку пиратами планеты империи стало очень трудно. А сааны резко активизировались, сразу позабыв о мирном договоре. Снова их рейдеры атаковали беззащитные планеты, тщетно взывавшие о помощи. Снова десятки и сотни тысяч граждан империи угонялись в рабство. Адмиралы скандалили, пытались чего-то добиться, а их одного за другим спроваживали в отставку. Кое-кого даже отдали под суд и расстреляли, причем, как ни странно, это оказались самые талантливые флотоводцы.

В армии положение было ничуть не лучше, ее сократили вчетверо, выделяя оставшимся подразделениям такие жалкие крохи, что они едва сводили концы с концами. А уж что творилось в промышленности… Через месяц после смерти императора зарплаты рабочим и инженерам урезали в пять раз. Когда возмущенные даланцы вышли на улицы в марше протеста, их просто расстреляли. Табалу пришлось поручить это наемникам, даже спецназ СБ отказался стрелять по голодным людям. И это в мирах метрополии. О колониях вообще говорить не стоило, там порой целые города вымирали от голода – жадность и подлость лордов предела не ведали.

Адмирал флота сидел, мрачно глядя на пульт, и вспоминал все это. Откровенно говоря, когда он услышал, что его величество разогнал Табал и взял власть в свои руки, ему хотелось прыгать от радости. Но потом Галаэн вспомнил, что нынешний император – это вовсе не Архен VI, а семнадцатилетний мальчишка, от которого еще неизвестно чего ждать. И он побоялся рисковать, заявив в ответ на запросы из столицы, что выступит на стороне победителя. А что, если Далан III проиграет? Лорды не простят помогавших ему, и империя останется вообще без защиты. Адмирал лучше прочих знал положение дел на флоте. В его распоряжении осталось едва ли пятьсот кораблей, превышающих классом средний крейсер. Это при том, что у саанов около тысячи только мазершипов, не говоря уже о неизвестном количестве крупнотоннажных крейсеров и рейдероносцев.

Вспомнив о сотнях порезанных на металлолом линкорах и крейсерах, Галаэн заскрипел зубами от ненависти. Зачем лорду-атеару понадобилось это делать?! Он что, сумасшедший? Или предатель? Ох, похоже на последнее… Слишком похоже. А очереди на переработку ждали еще больше восьмисот кораблей. Если бы их отремонтировать! Было бы чем встретить наглеющих с каждым днем саанов. Увы, средств на это нет и не предвидится. Даже топливо на патрульные рейсы приходится выбивать с такими усилими, настолько унижаясь, что слов нет. Адмирал закусил губу, впомнив надменное лицо лорда Ренсери, возглавляющего в Табале комитет по флотским вопросам. Редкая гнусь!

– Все сидишь, Хемен? – ворвался в командный центр гросс-адмирал Отиг, казавшийся со стороны пещерным человеком, настолько грубым было его лицо. Ему единственному позволялось называть командующего флотом империи по имени.

– Сижу… – недовольно проворчал Галаэн. – Что еще делать осталось?

– Ну-ну, сиди, – иронично хмыкнул Отиг. – А мальчик-то наш молодец. Столичная планета у него в руках полностью.

– Толку-то? Лорды загрузят транспорты войсками с других планет, у них по колониям достаточно прикормленных генералов сидит, и отправят сюда. А то и с орбиты Атен бомбами забросают.

– А ты? Ты их пропустишь? Ты позволишь?

– Не знаю! – рявкнул адмирал. – Ни копыта маргачьего я не знаю! А если Табал победит? Им ведь только повод дай! Они флот тогда вообще сгноят.

– Знаешь, – внимательно посмотрел на него старый друг, – я тебя что-то не узнаю. Когда это ты успел стать настолько осторожным? По-моему, император – наш единственный шанс. А там уж пусть будет, что будет. Терять нам особо нечего.

– Оптимист, – скривился Галаэн. – Нечего, как же. Сааны скоро нападут, мы не имеем права рисковать оставшимися кораблями!

– О каком риске ты говоришь? – зло усмехнулся Отиг. – Окстись, дружище! Ты забыл, что лорды сделали с флотом? Ты забыл о расстрелянных Картине и Цальне? Ты забыл о своих ежедневных унижениях? Может, тебе напомнить о наших колониях, которым мы не смогли прийти на помощь из-за отсутствия топлива? Так гляди, я напомню. Учти еще, что наши офицеры не знают, что делать – на кораблях скандируют имя императора. У тебя не осталось времени. Принимай решение сейчас, или будет поздно. И помни, что если ты не поддержишь его величество, то у флота вскоре появится новый командующий.

– Так ты мне ультиматум принес? – поднял на него тяжелый взгляд адмирал.

– Не совсем ультиматум, но меня просили с тобой поговорить. Пойми, люди на грани взрыва. Тебе нужен бунт?

– Нет! – раздраженно стукнул кулаком по пульту Галаэн. – Идиоты! Боже, какие идиоты! Неужели не понимают, что наше дело от внешнего врага страну оборонять? Откуда им знать, что император лучше лордов окажется?!

– Хуже быть не может, – хмуро буркнул Отиг. – Повторяю, решай. Если не хочешь, то я вынужден буду тебя арестовать. Согласно решению большинства офицеров, флот выступает в поддержку его величества Далана III. Хватит табаловской швали нас с грязью смешивать!

– Даже ты не понимаешь… – сжал кулаки адмирал. – Даже ты…

– Понимаю, – с сочувствием посмотрел на него старый друг. – Понимаю, ты хочешь сохранить флот любой ценой. Но ты забыл, что бывают случаи, когда в стороне остаться не удастся, как бы этого ни хотелось.

– Похоже, да… – тяжело вздохнул Галаэн. – Хорошо, раз вопрос стоит так, то я, понятно, выбираю императора.

– Ну, и слава Тавину! – широко улыбнулся Отиг, хлопнув своей лапищей его по плечу. – Только объяви об этом сам. Кстати, инспекторов и ставленников Табала я арестовал, озаботился на всякий случай, а то мало ли чего они учудят.

– Хитрая старая зараза! – облегченно улыбнулся адмирал. – Узнаю старину Лекета, всегда задницу прикроет.

– Куда же без этого? – весело прищурился Отиг. – Ее не прикрой, на раз оторвут. А сидеть потом на чем?

– Иди ты со своими шуточками маргаку под хвост! Строевым шагом!

Адмиралы расхохотались. А потом по флоту прозвучало объявление о переходе на сторону его величества. Облегчению астронавтов, мичманов и офицеров не было предела, давно коридоры, рубки и кают-компании десятков кораблей не слышали таких дикарских воплей восторга. Связисты немедленно передали известие об этом вниз, в столицу. Оттуда ответили, что вскоре его величество будет лично говорить с командующим. Тот приказал немедленно известить о выходе императора на связь и устало сел в кресло. Осталось только ждать.

– Очень рад, что вы приняли такое решение, господин адмирал флота! – заставил Галаэна вздрогнуть юношеский, ломкий голос, Отиг тоже удивленно вскинулся.

Со стены на них смотрело лицо юного императора. Командующий только моргнул, не понимая, что происходит. Никогда до этого момента он не слышал о таком способе связи. Но факт остался фактом, на него смотрел в ожидании ответа Далан III.

– Ваше величество! – адмиралы встали по стойке смирно.

– Сразу хочу сообщить, что первоочередной своей задачей мы видим приведение ВКФ в боеспособное состояние, – улыбнулся Эрек. – Мы уже отдали распоряжение о расконсервации ремонтных верфей в поясе астероидов. Просим сообщить какие корабли больше других нуждаются в ремонте.

– Через полчаса списки будут у вас, – задумчиво посмотрел на своего юного повелителя Галаэн. – Вы очень похожи на отца, ваше величество…

– Нам говорили, – кивнул император. – Кстати, хотим сообщить, что около часа назад в систему пришла эскадра союзного флота. Сейчас мы находимся на ее флагмане, крейсере "Черная Рысь".

– Эскадра? – изумленно переспросил Отиг. – Вы шутите, ваше величество? Наши сканеры ничего не фиксируют…

– Его величество не шутит, – появилось рядом с Эреком изображение краснокожего человека с узкими глазами ярко-синего цвета. – Позвольте представиться, господа. Я – дварх-навигатор Кет Ватир Коэк, командир личной его императорского величества эскадры "Черные Рыси".

– И где же ваша эскадра? – ехидно прищурился адмирал. – В вашем воображении?

– Часть ее на орбите неподалеку от вас, – не менее ехидно ответил дварх-навигатор. – Ваши сканирующие системы не способны обнаружить наши корабли в режиме невидимости. Сейчас я прикажу нескольким снять маскировку. Все светить не стану, пусть их появление станет для саанов сюрпризом.

Он повернул голову влево и бросил кому-то короткий приказ на незнакомом языке. Внезапно в командном центре орбитальной крепости взвыли сигналы тревоги. Ошеломленные адмиралы уставились на экраны сканеров и онемели. Неизвестно откуда на орбите столичной планеты появилось несколько продолговатых неровных черных овоидов, длиной метров по триста каждый. Всю их поверхность усеивали бугры и впадины, казалось, это семена каких-то огромных растений, а не творения человеческих рук. Галаэн переглянулся с Отигом, таких кораблей ни одному из них видеть еще не доводилось.

– Убедились? – спросил император. – Отмените тревогу, это союзники. Даже больше, без них я был бы уже мертв.

– Откуда они взялись, ваше величество? – в отчаянии простонал адмирал.

Никогда до сих пор чужие корабли не висели на орбите Атена!

– Я все расскажу, – ответил вместо Эрека дварх-навигатор. – Вы не против перейти на борт флагманского крейсера эскадры? Его величество сейчас здесь. Нам необходимо обсудить дальнейшие действия. Если дать лордам время опомниться, то справиться с ними будет значительно труднее.

– Согласен, – вздохнул все еще растерянный Галаэн. – Мне одному?

– Возьмите с собой вашего заместителя. Кстати, катер не нужен. Сейчас я открою гиперпереход прямо у вас в командном центре.

Не прошло и двух секунд, как на стене сбоку взвихрилась туманная черная воронка. Господа адмиралы снова замерли на месте, хлопая глазами. Происходило что-то очень странное, и ни один не мог взять в толк, что именно. Из воронки появился император. Его сопровождали два охранника в черных зеркальных доспехах. Отиг задумчиво потер правый висок, искоса поглядывая на странных солдат. Галаэн вообще выглядел как после удара пыльным мешком по голове. Он хорошо знал, что таких технологий в империи нет, да и быть не может. Они невозможны в принципе. Видимо, загадочные союзники. Никакого иного вывода адмирал сделать не мог. Что же это получается, теперь есть возможность высадить десант на любой корабль прямо в открытом космосе? Интересно. Да нет, не интересно, великолепно! Это немало даст в случае нападения саанов. Но откуда все это могло взяться? Что за союзники такие? Кто они? Неужели, иной разум? Слишком похоже…

Галаэн низко поклонился его величеству, исподтишка изучая своего юного повелителя. Ниже отца, но до невозможности похож. Глаза Далана III горели каким-то лихорадочным азартом, он чуть ли не подпрыгивал на месте от возбуждения.

– Господа! – кивнул в ответ на поклон император и показал рукой на черную воронку. – Прошу. Кстати, вы будете потрясены до глубины души, обещаю. Никогда не думал, что боевые корабли могут быть такими

Его величество явно выделил слово "такими", и адмиралы снова переглянулись.

– Одну минуту, ваше величество, – осторожно сказал Галаэн. – Мне необходимо сообщить о своей отлучке, иначе на станции переполох поднимется. Исчезновение неизвестно куда командующего вместе с заместителем – это, знаете ли…

– Конечно, – широко улыбнулся Эрек.

Адмирал не стал терять времени и связался со штабом флота. Появление над Атеном чужих кораблей вызвало там невероятный переполох. Если бы не объявление Галаэна, что это союзники, то первые ракеты уже стартовали бы. О том, что могло начаться следом, адмиралу даже думать не хотелось. Тем более, что на одном из черных кораблей находился сам император. Точнее, сейчас он был на станции, но… Штабные офицеры не рискнули задавать вопросы командующему, но он видел, что бедняги извелись от любопытства. Почти каждый лихорадочно рылся в реестре известных типов кораблей, пытаясь найти нам хоть что-нибудь, походящее на корабли непонятных союзников. Наивные. Нет в реестре ничего похожего. Ищи не ищи, а нет.

Отдав необходимые распоряжения, Галаэн поежился, но вошел в черную воронку, Отиг последовал за ним, продолжая задумчиво потирать висок. Мгновение темноты, и адмиралы оказались в самом невероятном из когда-либо виденных помещений. Огромный зал, покрытый клубами разноцветного тумана. На потолке медленно шевелились бесчисленные длинные красноватые щупальца. Неровные бугристые стены, видневшиеся где-то в отдалении, заставили Галаэна поежиться. Это где он оказался-то? Что за жуть вокруг? По потолку над головой адмирала вихрем пронеслись несколько огромных пауков, и он вздрогнул.

– Добро пожаловать на дварх-крейсер "Черная Рысь", господин адмирал флота! – заставил его обернуться чей-то незнакомый голос.

Галаэн обернулся и уставился на высокого человека с круглыми розовыми глазами и ежиком снежно-белых волос. "Мутант, что ли?" – мелькнула отстраненная мысль, лимит удивления на сегодня оказался исчерпан. В этот момент адмирал окончательно понял, что союзники пришли извне, что перед ним иная цивилизация. Свершилось. После стольких лет поисков. Сколько было фантазий и мечтаний по поводу встречи с братьями по разуму, многие молодые офицеры флота рвались служить на кораблях дальней разведки, надеясь стать первыми, кто встретит чужих. Но годы шли, а тех все не было. Галаэн и сам когда-то отдал дань традиции, пять лет отлетав в неисследованных областях космоса на крейсере дальней разведки "Адмирал Вароэт". А теперь иной разум сам нашел Атен…

– Я капитан этого корабля, Дет Вастин, – продолжил круглоглазый.

– Это – корабль?! – ошалело оглянулся адмирал. – Какого же он размера, маргак меня побери?!

– Около шестидесяти двух километров в длину, – вежливо улыбнулся капитан, – и двадцать девять в ширину.

– Тавин святой… – хрипло прошептал Отиг. – Зачем?

– Так уж сложилось, – развел руками инопланетянин. – Наши технологии выросли из технологий древнего народа урук-хай, а они любили все большое и яркое. В этом есть и плюсы, и минусы, но плюсов все-таки, по моему разумению, больше. Жаль, что с нами нет ни одной боевой станции, тогда бы вообще с флотом саанов проблем не возникло. Станции обычно имеют размер средней луны, примерно такой, как вторая луна Атена.

– Но ведь затраты на постройку таких чудовищ огромны… – скривился Галаэн, представив себе описанную станцию. – Какой в этом смысл?

– Вы ошибаетесь, затраты совсем невелики, – снова улыбнулся капитан. – Необходимо всего лишь поместить грамотно запрограммированный зародыш в недрах туманности определенного типа, а дальше корабль сам вырастет. Наши корабли – живые, мы большей частью используем биотехнологии. Не стоит удивляться, народы нашей галактики ушли в развитии значительно дальше вас.

– Так вы из другой галактики?! – отступил на шаг назад Отиг.

– Мы и сами не знаем… – помрачнел инопланетянин. – Провалились в черную дыру. Может, попали в другую галактику, а может, вообще в параллельную Вселенную. Ни один гипермаяк не отзывается, даже намеков на присутствие цивилизаций галактического уровня здесь нет. Домой вернуться не можем, придется жить в империи. Но у вас страшное творилось, вот командир и решил помочь его величеству.

– Ясно… – протянул Галаэн, продолжая задумчиво осматривать огромный зал.

Помочь, значит? И возвращаться некуда? Если инопланетянин не лжет, то дела складываются на удивление удачно. Для империи. Это какой же толчок может получить даланская наука? Представить трудно, но от перспектив захватывало дух. Адмирал снова посмотрел на смутно виднеющиеся сквозь туман бугристые стены, все пытаясь заставить себя успокоиться, но у него не слишком хорошо получалось. Понятно, что капитан чего-то недоговаривает, причина постройки таких гигантов совсем в другом. Тем более, что огромный корабль назвали крейсером, а раз так, то это военный корабль. Интересно, каково его вооружение? Должно быть грандиозным.

– Сколько у вас всего кораблей? – деловито спросил Отиг, тоже сделавший свои выводы.

– Четыре дварх-крейсера, шестьдесят фрегатов, пятьдесят два рейдера, тридцать шесть корветов, двадцать эсминцев и тысяча семьсот лам-истребителей. Но наши корабли не походят на аналогичные корабли империи и вооружены совсем иначе. Вы опираетесь в основном на ракеты, тогда как для нас они всего лишь вспомогательный тип вооружения. Да и то мы больше используем так называемые гиперторпеды, атакующие врага непосредственно из гиперпространства.

– Ну, ни маргака себе… – ошеломленно пробормотал адмирал, считавший, что такое в принципе невозможно. – Но вы сказали, что это не основное оружие. Каково же тогда основное?

– Гипер- и мезонные орудия, – усмехнулся круглоглазый капитан. – Характеристики я дам немного позже, некогда, нас ждет его величество. Единственное, что скажу: прицельная дальность главного калибра дварх-крейсера немногим меньше трети светового года. Одним залпом при точном накрытии можно легко уничтожить любой мазершип или линкор саанов.

Глаза обоих адмиралов в этот момент напомнили глаза инопланетянина, став совершенно круглыми, они в который раз переглянулись. Отиг нервно передернул плечами и поблагодарил про себя всех святых за то, что инопланетяне решили помочь им, а не саанам. Судя по виду командующего флотом, он думал о том же. Взгляд Галаэна упал на плавающий в воздухе огромный комок полупрозрачной слизи, сквозь которую виднелись очертания десятка человеческих тел, нескольких огромных пауков, золотого дракона и пары куцехвостых ящеров.

– Что это? – спросил он.

– Ди-атанх. Матка слияния. Таким образом достигается полное слияние разумов в единое целое, – любезно пояснил капитан, но в его глазах адмирал заметил легкую иронию. – Очень полезно при анализе сложных взаимопроникающих социальных систем. Перед вами лучшие социоматики легиона, они сейчас совместно с двархами заняты обработкой данных по империи и Саанскому Объединению. Кстати, несколько фрегатов в режиме невидимости отправились туда на разведку и недавно начали передачу информации.

– А…

– Приношу свои извинения, – приподнял руки ладонями вверх инопланетянин. – Но нас ждут его величество, канцлер империи, командир эскадры и командир легиона. У вас еще будет время ознакомиться с нашими кораблями и их возможностями.

– Вы правы, господин дварх-капитан, – почти незаметно вздохнул Галаэн. – Негоже заставлять ждать его величество.


Император Далан III, империя Далан-Атен, орбита планеты Атен, адмиральская рубка дварх-крейсера "Черная Рысь", ночь с 6.09.4567 с. э. на 7.09.4567 с. э.

Эрек с интересом изучал огромную адмиральскую рубку, в которую его привели. Здесь собрались почти все члены тайного кабинета империи, как юноша называл в уме группу людей, ставших по воле случая его приближенными. Тавин Святой! Ведь еще каких-то несколько дней назад и представить себе ничего подобного не мог, власть Табала во главе с лордом-атеаром казалась незыблемой, шансов на победу не было. Ни единого! Вспомнив первую встречу с полковником, юный император улыбнулся. Если бы не этот инопланетянин… Да, если бы не он, Эрека уже не было бы в живых.

После всего случившегося император воспринимал Варта самым близким другом. Наверное, свою роль сыграла тоска выросшего сиротой мальчика, тоска по отцу. Он не анализировал, просто чувствовал, что полковник тоже относится к нему по-особому. Наедине они даже обращались друг к другу на "ты", и Эрека ничуть не смущало, что Варт вполне способен сказать ему что-нибудь неприятное. Способен даже отругать, что пару раз уже случалось. По делу ведь!

Рубка казалась странной, но далеко не настолько, как остальные помещения дварх-крейсера. Представить трудно, что этот огромный корабль – живой. Да и все остальное вокруг – тоже. Одновременно император обдумывал еще несколько вопросов. Этим утром Варт дал ему проглотить что-то, похожее на улитку, и теперь в мозгу Эрека обустраивался мощный биокомп. Настолько мощный, что это вызывало оторопь. Помнить все, что хочешь помнить, оказалось на удивление удобно. Да и возможность думать со скоростью, недоступной самым современным компьютерам, тоже могла принести немалую пользу. Тем более, сразу восемью потоками. Плюс, возможность мысленной связи с Вартом, да и вообще с любым аарн или двархом. Полковник еще говорил о каком-то преобразовании, после которого императору станут не страшны никакие яды, но юноша не понял, что он имеет в виду.

Остальным даланцам в адмиральской рубке крейсера чужаков было явно не по себе. Только старый канцлер выглядел совершенно невозмутимым. Он с удовольствием смаковал эликсир под названием "Золото Дарна" и казался полностью довольным жизнью. Маршал гвардии бросал нервные взгляды на огромные обзорные экраны, на которых виднелся покрытый редкими облаками Атен. До сих пор ему в космосе бывать почти не доводилось, и Хартин чувствовал себя неуютно. Да и обстановка в рубке не слишком располагала к душевному равновесию. Масса непонятных приспособлений заставляла нервно ежиться, вид планеты сверху тоже не придавал спокойствия. Однако кресла, диваны, столы и прочая мебель были на удивление удобны.

Генералы Тирвак, Рамин, Дарскет и Ривенант что-то обсуждали, неспешно потягивая "Черный Вал". Два неприметных человека сидели в углу неподвижно, до сих пор не придя в себя после внезапного возвышения. Еще два дня назад они были всего лишь начальниками небольших отделов в Имперской Службе Безопасности, а со вчерашнего дня на них внезапно свалилось руководство всей организацией, так как прежних руководителей арестовали по обвинению в государственной измене. Майоры Нантев и Ватори никак не могли понять почему его величество выбрал из всего множества оперативников СБ именно их. Однако приказ императора есть приказ императора, с ним не спорят, его исполняют. Придется заниматься адской работой руководителей главной спецслужбы империи. Они сомневались в себе, ни один не считал себя готовым к столь масштабному делу.

– Ваше величество! – встал на ноги Варт. – Господа! Сейчас к нам присоединятся командующий ВКФ империи, адмирал флота Хемен К. И. Галаэн и его заместитель гросс-адмирал Лекет С. А. Отиг. Поздравляю с началом объединения страны!

В стене завертелась воронка, из которой появились адмиралы, сопровождаемые капитаном "Черной Рыси". Их встретил командир эскадры ордена. Галаэн с Отигом поклонились его величеству и сели в удобные, низкие кресла. На столике перед ними из ниоткуда возникли бутылки с напитками и стаканы. Еще час назад такое привело бы адмиралов в ступор, но сейчас они не обратили на очередное чудо никакого внимания.

– Господа! – встал дварх-полковник. – Не все здесь знакомы со мной, поэтому представлюсь. Мое имя – Варт Ансар. Я командир мобильного легиона "Черные Рыси", к которому приписана эскадра. Мы все принадлежим к ордену Аарн.

– Но откуда вы появились? – не выдержал Отиг, покосившись на императора. – Извините, ваше величество…

– Не знаю, – развел руками Варт. – В нашей вселенной была война, страшная война, война на уничтожение. Мы эвакуировали гражданское население из прифронтовых секторов как раз в тот момент, когда дварх-адмирал Син Ро-Арх взорвал мю-бомбу. В образовавшуюся после взрыва черную дыру затянуло не только флот врага, но и нашу эскадру. Все разумные потеряли сознание, а очнувшись, обнаружили, что находятся в незнакомой области пространства. После проведенных исследований ученые сделали вывод, что мы оказались в другой вселенной. Или в другой галактике. Но я все-таки склоняюсь к первой версии. Почему, спросите вы? Да потому, что нашей галактики в здешней метагалактике отыскать не удалось. Ее здесь просто нет. Когда мы выяснили это, то поняли, что домой не вернуться. Через восемь дней фрегаты разведки отправились во все стороны в поисках пригодных для жизни планет.

– На каком расстоянии от границ империи вы впервые появились в нашей вселенной? – поинтересовался Галаэн.

– Около трех тысяч даланских световых лет. Не удивляйтесь, наши гипердвигатели куда совершеннее ваших. Вы идете короткими пульсациями, погружаясь только в самый верхний уровень гипера, тогда как мы ныряем на средние или глубокие уровни и проходим весь путь одним затяжным прыжком. Кстати, сейчас двархи разрабатывают проект двигателей, которые смогут производить ваши заводы. Считаю необходимым переоснастить ими флот империи как можно быстрее.

– Полностью за! – резко кивнул Галаэн, незаметно потирая руки. Двигатели, позволяющие одним прыжком перемещаться на несколько тысяч светолет? Ради такого адмирал готов был на все.

– Беда в том, что для управления понадобятся компьютеры совсем иного уровня, ваши навигационные системы просто не справятся. А все электронные компании империи находятся в частных руках, насколько я знаю.

– К сожалению, – вмешался в разговор канцлер, он выглядел задумчивым. – Ваше величество! Я говорил еще вашему отцу, что необходимо национализировать самые важные производства! Я и до сих пор остаюсь при своем мнении. Частные владельцы не способны адекватно реагировать на быстро меняющиеся условия. Им важна только прибыль, на страну им плевать. Они способны даже продавать новые технологии врагу, если тот хорошо заплатит.

– Поддерживаю ваше мнение, уважаемый господин канцлер! – с интересом посмотрел на старика дварх-полковник. – Но спешить с этим нельзя, не то таких дров наломаем, что не дай Благие. Боюсь, до победы над саанами социальными преобразованиями заниматься нельзя.

– Но вы сами сказали, что необходимы новые типы вычислительных систем… – растерянно сказал Эрек.

– Для первоначального переоборудования вполне достаточно производственных мощностей дварх-крейсеров. Вырастить несколько тысяч навигационных биокомпов не составит для нас особого труда. Да и сами двигатели тоже можем произвести мы, хотя это займет немало времени.

– И потому нежелательно, – тяжело вздохнул Галаэн. – Насколько я понимаю, во время производственного цикла крейсера становятся небоеспособны?

– Именно так, – кивнул Варт. – А сааны готовы к нападению. Придется все-таки брать за шкирку владельцев компаний, производящих вычислительные системы. Кто владеет основными производствами?

– Лорд Ахават, контролирующий больше половины территории планеты Дарат, – ответил канцлер. – Думаю, с ним можно будет договориться, полностью аполитичен, даже на заседаниях Табала почти не бывал. Один из немногих, не уменьшивших заработную плату своим работникам, за что те его буквально боготворят. Не позволял себе ничего лишнего за все двенадцать лет после смерти его величества Архена VI.

– Очень хорошо, – кивнул дварх-полковник. – Ваше величество, вы даете добро на сотрудничество с лордом?

– Даю, конечно! Раз Ахават не участвовал в табаловском шабаше, то его можно и простить.

– Хорошо, я отдам приказ офицеру, который будет командовать атакой на Дарат.

– А откуда вы взяли, что сааны готовы к нападению? – подозрительно спросил Отиг.

– Как я уже говорил, пятнадцать наших фрегатов отправились на разведку к основным планетам объединения, – пояснил Варт, потирая пальцем переносицу. – В режиме невидимости, естественно. Первые данные уже поступили, и они совсем не радуют. Ваши аналитики, господин гросс-адмирал, ошиблись. У саанов не тысяча мазершипов, а больше полутора тысяч.

– Вы уверены?… – мертвенно побледнел Галаэн, Отиг выглядел ничем не лучше.

– К сожалению, – развел руками дварх-полковник. – С ними не справится даже наша эскадра. Тем более, что давасары имеют еще около тысячи трихсот линкоров класса "Гаттер" и трех с половиной тысяч крейсеров разных типов. О числе эсминцев и истребителей даже говорить не стоит. Да, еще построено больше ста авианосцев, каждый из которых – база для двухсот истребителей.

– Святой Тавин! – вздрогнул император. – Что же нам со всем этим делать?!

– Необходимо выиграть время, ваше величество, – тяжело вздохнул Варт. – Нам нужны хотя бы три месяца. Чтобы их получить, придется совершить несколько крупных диверсий силами легиона. Но совершить их нужно таким образом, чтобы никто из саанов не понял, что произошло на самом деле и кто виноват. Лучше всего уничтожить судостроительные заводы самых крупных давасаров, оставляя в каждом случае следы присутствия конкурентов. Это нетрудно сделать. Пока продолжится переполох, саанам будет не до нас.

– Прошу прощения за вмешательство, – заговорил один из эсбешников, майор Ватори. – Я согласен, что такая операция задержит атаку надолго, может, даже на год. Но уверены ли вы, что сумеете не оставить следов? Если в Объединении поймут, что в уничтожении верфей виновата империя, то все разногласия между ханами будут мгновенно забыты, и нападение последует в течение нескольких дней.

– Уверен, – кривовато ухмыльнулся Варт. – Нам не впервые проделывать такие вещи. Конечно, "Черные Рыси" не "Коршуны Ада", "Бешеные Кошки" или "Снежные Барсы", но тоже способны на многое. Тем более, что мы умеем накладывать людям фальшивую память, которую никто не отличит от настоящей. Выжившие будут помнить о нападении флота конкурирующего давасара. С операцией справятся наши рейдеры, они достаточно для этого вооружены.

– Ваше мнение, господа? – спросил император, обернувшись к адмиралам.

– Мне трудно судить, ваше величество… – неуверенно сказал Отиг. – Не знаком, к сожалению, с боевыми характеристиками рейдеров легиона.

– Не проблема, господа, – вмешался дварх-полковник. – Сейчас возле каждого из вас появится папка с данными по нашим кораблям. Ознакомьтесь.

Действительно, возле каждого возникла из воздуха небольшая папка. Галаэн вздрогнул, но заставил себя спокойно открыть ее и погрузиться в чтение. И они называют эти трехсотметровые корабли рейдерами? Да это же средние крейсера, как минимум! Впрочем, что это он? У инопланетян, похоже, совсем иные требования к боевым кораблям. Адмирал продолжил читать описание, переглядываясь с Отигом. Да каждый из этих рейдеров способен в одиночку потягаться с парой линкоров, а то и мазершипов! На равных! Поверить в это было трудно, но зачем дварх-полковнику лгать? Причин, конечно, могло быть множество, да и не отличался командующий флотом особой доверчивостью. Однако Галаэн решил не делать поспешных выводов, а посмотреть на развитие событий. Слишком хорошо понимал, что без помощи инопланетян империя обречена. Даже если восстановить все неисправные корабли, их будет едва ли треть от числа саанских. К тому же, мазершипы Объединения куда более совершенны, чем линкоры империи.

– Еще одно, – снова заговорил Варт. – Среди нас есть есть очень талантливый флотоводец. Ученик великого дварх-адмирала Т'Сада Говаха, в течение пятисот лет считавшегося в нашей галактике непобедимым. Возможно, господин адмирал флота захочет принять помощь Б'Рена. Он оказался среди нас совершенно случайно, мы подобрали спасательные капсулы с погибшего крейсера, в одной из которых и находился лор-адмирал.

– Почему бы и нет, – пожал плечами Галаэн.

– Только прошу учесть, что Б'Рен – не человек.

– А кто?

– Дракон, – довольно ехидно усмехнулся инопланетянин. – Четырехметровая летающая рептилия. Но теплокровная.

– Бр-р-р… – вздрогнул Отиг. – Вы не шутите?

– Нет, как я уже не раз говорил, орден Аарн – поливидовая цивилизация. Биологический вид разумного существа не имеет для нас никакого значения. Только его личные качества.

– Вы правы, только они и имеют значение, – задумчиво покивал Галаэн. – Тем более, что толковые и инициативные флотоводцы – большая редкость. А если еще вспомнить, что пятеро лучших из наших расстреляны…

– Расстреляны?! – резко повернулся к нему император, его глаза загорелись гневом. – Поясните.

– А что тут пояснять, ваше величество? – горько усмехнулся адмирал. – Флот все двенадцать лет власти Табала не реагирует на нападения саанов на колониальные планеты. Оттуда умоляют метрополию о помощи, а мы с места не двигаемся… Топлива нет. Естественно, это никому из флотских не нравилось. Протестовали. Протестовавших обвиняли в государственной измене и расстреливали. Все просто. Только потом мы обратили внимание, что расстреливали-то как раз самых талантливых…

– Они мне заплатят… – сжал кулаки Эрек. – За все заплатят!

– И это возвращает нас к главному, – внимательно посмотрел на него Варт. – Захвату остальных планет хотя бы метрополии. Одновременно следует отправить рейдеры в Объединение, пусть пошумят, отвлекут ханов, а то там сейчас, наверное, переполох. Нападение может последовать со дня на день, если дать давасарам время на оценку ситуации. Мы с вами уже оговаривали, что именно стоит сделать. Только желательно присутствие на каждом рейдере оперативника СБ, специализирующегося на конкретном давасаре. Господа майоры?

– Люди будут, – хмуро буркнул Ватори.

– Хорошо. А дальше необходимо взять под контроль миры метрополии. Каждый дварх-крейсер способен нести до миллиона человек, путь до ближайших планет займет всего несколько часов. При помощи двархов они будут просканированы, арест всех находящихся там лордов можно произвести очень быстро. Господин маршал, господа генералы. Прошу выделить четыре миллиона бойцов. Думаю, этого количества вполне хватит для оккупации. Тем более, что местное население любит лордов не больше вашего, как мне кажется.

– Согласен, – иронично хмыкнул Хартин. – Лордиков так трепетно любят, что каждому персональную адскую сковороду с радостью приготовят и с песнями заживо зажарят. Когда отправляться? Но прошу учесть, что гвардейцев всего полтора миллиона, больше нет.

– Остальных мы дадим, – тяжело вздохнул генерал Ривенант. – Из частей спецназа. Беда, что на столичной планете базируется не слишком много войск. Отдав вам два с половиной миллиона, мы останемся практически беззащитными. Если сааны или лорды нападут…

– На орбите встанут на боевое дежурство больше тридцати рейдеров, – успокоил его Варт. – Чужие корабли даже к внешним планетам системы не доберутся, выбьем на подходах прямо в гиперпространстве.

– Никак не могу поверить в такое… – поежился адмирал флота.

– Тогда я продемонстрирую, – усмехнулся дварх-полковник. – На орбите седьмой планеты есть крупный астероид, вы называете его Альтией. Он вам нужен?

– Думаю, нет, – пожал плечами Галаэн. – Полезных ископаемых там никаких.

– Вот и хорошо. Сейчас по нему ударят главные калибры трех рейдеров. Насколько я знаю, у вас невдалеке от седьмой планеты есть военная станция. Свяжитесь с ней, пусть понаблюдают за астероидом и сообщат о результатах.

– Мне тоже интересно, – подался вперед император.

Адмиралу было еще интереснее, как профессионалу, но он промолчал. Дварх-полковник связал его с главным командным пунктом флота, откуда вызвали станцию "Этарон". Передав ее командиру распоряжение командующего, офицеры штаба замерли в ожидании. Непонятно откуда взявшийся союзник собрался демонстрировать свое оружие! Многие уже поняли, что черные корабли принадлежат цивилизации, опередившей империю в развитии на сотни лет, и благодарили про себя Тавина вместе со всеми святыми за то, что чужаки пришли на помощь им, а не Объединению.

Варт отдал негромкий приказ на неизвестном языке. В стене рубки загорелся экран, на котором появились три черных рейдера. Они разошлись в стороны, затем сошлись вплотную. Неровные наросты на бортах каждого налились мертвенно-синим светом и мигнули.

– Все, – негромко сказал дварх-полковник, погасив экран. – Залп произведен. Теперь осталось только подождать доклада командира станции.

Тот вскоре вышел на связь. Лицо пожилого флаг-майора, появившееся на небольшом экране в штабе, было белым. Поскольку на дорогу радиоволнам требовалось несколько минут, он сразу начал доклад:

– Согласно поступившему приказу внимание наблюдателей было сосредоточено на астероиде 123AB-45, в просторечии именуемом Альтией. Пять минут назад с астероидом начало происходить что-то странное. Никаких излучений при этом зафиксировано не было, но 123АВ-45 сам по себе рассыпался в мелкую пыль. Объяснений случившемуся у меня нет. Передаю запись.

Галаэн смотрел, как распадается в ничто огромный астероид, и задумчиво жевал нижнюю губу. Дварх-полковник не солгал, их оружие действительно страшно. Хотелось бы еще понять, что это вообще за оружие и как оно действует. На таком расстоянии поразить цель почти мгновенно? Да, атака однозначно идет через гиперпространство, иного объяснения нет. Демонстрация поразила присутствующих в рубке людей до глубины души, и большинство вопросов после этого решили без задержек. Тем более, что план дварх-полковника одобрил сам император. Да и адмиралы не нашли в нем особых изъянов.


VII. Лорд Кетар Ахават, империя Далан-Атен, планета Дарат, родовое поместье семьи Ахават неподалеку от города Рен-Даот, вечер 7.09.4567 с. э.

<p>VII. Лорд Кетар Ахават, империя Далан-Атен, планета Дарат, родовое поместье семьи Ахават неподалеку от города Рен-Даот, вечер 7.09.4567 с. э.</p>

– Что в городе? – глухо спросил Кетар, нервно постукивая пальцами по подлокотнику кресла. – Видел хоть что-нибудь?

– Да все то же, – скривился лорд Герд Варнсад, не имевший возможности добраться до своего поместья в другом полушарии и остановившийся после прибытия на планету у старого друга. – Чернь беснуется, сбивается в кучи и скандирует имя молодого недоноска. И жжет наши портреты. Лорда Вастага вместе со всей семьей из яхты вытащили и к стене прибили! Живыми! За что они нас так ненавидят?

– А то ты не понимаешь! При покойном императоре зарплаты были какими? А теперь какие? Люди с голоду мерли! Честное слово, не понимаю я вас. Сколько раз говорил, что нельзя из населения последние соки выжимать, что икнется вам это. Вот и икнулось. Мои люди меня почему-то не ненавидят. А я всего лишь жить давал, не отбирал последнее.

– Прав ты, наверное… – буркнул Герд. – Да только теперь жалеть поздно, бежать надо.

– Куда? – усмехнулся Кетар, неспешно набивая любимую трубку росарским табаком. – Нас где-нибудь ждут? К саанам, что ли, собрался? Вот уж они обрадуются новым рабам. Некуда нам бежать, дружище.

– Сам знаю! – стукнул кулаком по столу тот. – А может, в колонии?

– Если хочешь, пытайся. Любой мой корабль в твоем распоряжении.

– А ты?

– Никуда я не побегу. Хорошо, в колониях проживем немного дольше, но император и туда доберется, гарантию даю. В отца пошел, судя по последним событиям. А ты Архена помнишь.

– Бр-р-р… – передернуло Герда. – Ходячий кошмар был, а не человек! До сих пор при воспоминании мороз по коже и поджилки трясутся! И как лорд-атеар допустил такое? Утверждал ведь, что мальчишка у него в руках, что без приказа и слова не скажет…

– Нечего было короновать, сам бы на трон садился, раз такой умный, – пробурчал Кетар. – Марионетку себе решил создать? Да только из мангустов плохие марионетки получаются! Дождутся момента и в глотку вцепятся. Точь в точь, как наш мангустеныш. Но это не все. Ты, наверное, удивлялся моему домоседству?

– Не раз, – кивнул Герд. – Ты уже лет восемь сидишь на Дарате сиднем и в столицу ни ногой. Почему?

– Да потому, что ожидал всего этого! – криво усмехнулся Кетар. – Когда увидел, как наши с тобой дорогие коллеги начали топтаться по стране, таща все, что плохо лежит, мне не по себе стало. А флот? А армия? Ты хоть знаешь, как нас там ненавидят? И я, кстати, никак не могу понять ради какого маргака атеару понадобилось напрочь уничтожать лучшие войска империи? Или он действительно на хана работает?

– Чего не знаю, того не знаю… – проворчал Герд, потирая щеку. – Никогда как-то не задумывался, наша семья с военными производствами дел не имела. Это твои компьютерные заводы при покойном императоре постоянно флотские заказы выполняли.

– Вот-вот. А знаешь ли ты, что за все двенадцать лет после смерти Архена правительством не было заказано ни одной навигационной системы классом выше "Барк-2"? Мне это безразлично, если честно, перепрофилировать цеха на бытовые компьютеры оказалось вовсе не трудно, в деньгах я даже выиграл. Только вот сам факт настораживает. Такое ощущение, что атеар со товарищи на костях чужой страны пляшут, а не над своей власть получили. Понятно, что флот и армия требуют слишком больших затрат, но без них разве выживешь? Сомневаюсь я что-то…

– Так ведь с ханом договор о ненападении подписан, – раздраженно повел плечами Герд. – Смысл вкладывать огромные деньги незнамо куда? Прибыли от этого ноль. Архен нас и так ограбил здорово.

– Однако при нем экономика почему-то работала, как часы, – вздохнул Кетар, выбивая трубку. – А сейчас что творится? Сам знаешь. Бардак. Каждый жаждет только прибыли побольше получить любой ценой, контроля никакого, постоянные несостыковки, разрыв контрактов. Да о чем речь – чтобы доставить комплектующие с Паркиса или Ватална, мне приходится через подставных лиц платить давасарам Тинтар и Эдоат, иначе корабли до Дарата не доберутся. А ты разве не так же поступаешь?

– Так же… – скривился Герд. – С каждым разом все дороже дерут, сволочи. Может, ты и прав, может, свой флот и дешевле обошелся бы, чем кому-то со стороны платить.

Старые друзья погрузились в молчание, каждый думал о своем. Герд вспоминал вчерашний день и побег со столичной планеты, куда он прибыл на очередное заседание Табала. Спастись удалось чудом, он, как и большинство других лордов, не поверил поначалу известию о взятии императором власти. Да и кто бы поверил, что семнадцатилетний запуганный мальчишка на что-то способен? Только природная осторожность заставила провинциального лорда незаметно покинуть заседание и отправиться на космодром, приказав жене с дочерьми ехать туда же. Очень вовремя, еще несколько часов, и взлететь им не позволили бы. Уже в космосе Герд подключился к столичному голоканалу и видел выступление императора, сцены страшной смерти многих своих коллег, ликование населения. Только после этого до лорда дошло насколько же ненавидит их простой народ. И ему стало страшно.

К сожалению, яхта взлетала в спешке, и топлива на дорогу домой не хватило, пришлось приземлиться для дозаправки на Дарате. Здесь у лорда Варнсада имелось небольшое поместье, где он ни разу не бывал, так что отправляться туда просто не рискнул, слишком далеко от космопорта. Лучше не выходить из яхты до окончания заправки и сразу стартовать. К сожалению, заправиться он не смог, космодромные рабочие присоединились к всепланетной забастовке. Какие-то профсоюзные лидеры подняли чернь на бунт, и поместья лордов на Дарате запылали, не успевших бежать разорвали или распяли на стенах. Герду невероятно повезло, удалось связаться с другом детства, лордом Кетаром Ахаватом, живущим неподалеку, и тот прислал за гостями бронированный дисколет с охраной. Иначе ни Герда, ни его жены, ни двух дочерей уже не было бы в живых. Представив, что сделала бы с его девочками разъяренная толпа, лорд вздрогнул. Видел во что превратили молодую жену лорда Вастага перед тем, как распять… Воющий, залитый кровью кусок мяса, а не человек. Какая страшная ненависть… Нечеловеческая ненависть! Счастье еще, что поместье Кетара было защищено по последнему слову техники, и толпе сюда не добраться. Но если за дело возьмется гвардия или спецназ, то долго не продержаться.

– Мой лорд! – ворвался в гостиную начальник охраны. – Мы теряем связь с орбитальными станциями, их кто-то атакует!

– Его величество времени не теряет… – скрипнул зубами Кетар. – Хоть какая-нибудь информация есть?

– Никакой… Станции просто перестают отзываться после сообщения о выходе из гиперпространства неких черных кораблей.

– Судя по всему, переворот был тщательно спланирован, СБ ушами прохлопала… – сжал кулаки Герд.

– Да там большинство спят и Архена на престоле видят! – криво усмехнулся Кетар, на лице пожилого лорда отображалась досада. – Если эсбешники что-то и знали, то сидели, молчали и злорадно ухмылялись. Император ведь, маргачье семя! Нет, я на месте атеара действовал бы совсем иначе. Согласен, что прежде всего хотелось дать наесться своим, но ведь и о будущем хоть немного думать надо! Смотри, чего он добился своей идиотской политикой. Нас ненавидели всегда, но настолько? Нет, такого еще никогда не бывало. И знаешь, я не уверен выживет ли Табал, как общественный институт. Очень в этом сомневаюсь. Если император не дурак, то он нас под шумок перережет и заведет себе новую, ручную аристократию.

– Думаешь, он так и сделает? – хмуро спросил Герд.

– Не сам додумается, так советников хватит. Один канцлер чего стоит. Помнишь эту старую сволочь?

– Его забудешь… Он меня едва не разорил лет двадцать назад.

Кетар скривил губы в брезгливой гримаске. Он и сам в свое время пострадал от действий канцлера, хорошо пострадал, едва не потерял самые важные из электронных производств. Нелегко было восстановить положение после уплаты всех наложенных его величеством штрафов. Восстановил, но с тех пор не рисковал ссориться с властью, одного раза главе рода Ахават хватило, чтобы усвоить урок. Даже после смерти императора Кетар не изменил своим привычкам и не стал уменьшать зарплату работникам, как поступили все остальные. Рабочие и инженеры заводов "Ахават Индастриз Инкорпорейтед" едва ли не молились на своего господина за это и работали, как проклятые, выдавая такую производительность труда, что остальные владельцы предприятий только руками разводили. Однако следовать примеру Кетара почему-то не спешили, продолжая держать своих людей впроголодь. И им этого не простили.

– Мой лорд! – снова заговорил начальник охраны, связавшись с кем-то по голофону. – Ни одна станция не отзывается, мало того, штабы расквартированных на планете войск тоже молчат. Боюсь, что…

– Да, планета в руках императора… – тяжело вздохнул Кетар. – Неудивительно.

– Предлагаю спуститься в бункер.

– Детей и женщин отведи туда, а я не пойду. Смысла нет. Если возьмут меня, то семью оставят в покое. Надеюсь… Тебе, Герд, советую поступить так же.

– Ты прав, – мрачно кивнул тот. – Нас все равно достанут, так может хоть детей пощадят, если своего добьются.

Однако они не успели ничего сделать. В стенах гостиной внезапно завертелось несколько черных воронок, из которых посыпались императорские гвардейцы в боевом облачении. Их сопровождало несколько странных солдат в черных зеркальных скафандрах со схематичным изображением головы большой кошки на груди. Они тут же взяли находящихся в комнате людей под прицел незнакомого оружия и замерли. Стоящий впереди черный воин дотронулся рукой до своего шлема, и тот исчез, открыв взорам скуластое, худое лицо с раскосыми глазами сиреневого цвета. Волосы незнакомца были, как ни странно, светло-зелеными.

– Именем императора! – провозгласил он. – Лорды Ахават и Варнсад! Вы арестованы по обвинению в государственной измене! Вот ордер, подписанный его величеством.

Кетар взял из его рук ордер, внимательно прочел и скривился. Оформлено по всем правилам, почерк канцлера он узнал сразу, не сдохла еще старая крыса. Что ж, деваться некуда. Его даже не слишком удивил странный способ проникновения в защищенное поместье, видимо, гвардия придержала какие-то технологические новинки для собственного использования еще со времен покойного императора. Обычное дело.

– Подчиняюсь насилию, – холодно сказал он, – но заявляю протест. Надеюсь, это не касается семьи? Хоть детей-то вы пожалеете?

– А кто пожалел мою дочь, когда она умирала из-за отсутствия денег на операцию? – мрачно поинтересовался кто-то.

Кетар быстро окинул взглядом гвардейцев и вздрогнул. В их глазах горела неприкрытая ненависть, такой страшной ненависти в человеческих глазах ему видеть еще не доводилось. Тем более, направленной на него. Да что такого он им всем сделал? Богаче? Всего лишь? Да нет, не в богатстве дело, совсем даже не в богатстве. А в чем тогда? Впрочем, Кетар знал, что творил атеар с гвардией, пытаясь раздавить преданные императору войска законным способом. Слова гвардейца, у которого умерла дочь, заставили лорда покраснеть. Честное слово, если бы этот бедняга в свое время обратился к нему, Кетар обязательно помог бы, страшно это, когда умирает твой ребенок, а ты ничего не можешь сделать…

– Минуту! – поднял руку зеленоволосый. – Лорда Варнсада увести. По поводу лорда Ахавата у меня особый приказ его величества.

– Так точно, господин лор-капитан! – щелкнул каблуками лейтенант гвардейцев.

На руках Герда защелкнули наручники и увели хмурого лорда в одну из черных воронок. Кетар же в растерянности пытался понять каким может быть особый приказ по его поводу. От политики он всегда старался держаться подальше, даже на заседаниях Табала не показывался. Чем он мог заинтересовать императора? Только тем, что владеет основными электронными производствами страны.

– Садитесь! – кивнул на кресло офицер со странным званием лор-капитан.

– Благодарю, – криво усмехнулся Кетар, стараясь не выдать своего волнения. – Каков же приказ его величества по моему поводу?

– Сейчас узнаете. Насколько я понимаю, именно вы владеете контрольным пакетом акций "Ахават Индастриз Инкорпорейтед" и реально управляете корпорацией?

– Да.

– Больше восьмидесяти процентов вычислительных и управляющих электронных систем империи производятся на ваших заводах?

– Да, – ответил Кетар, испытывая некоторое облегчение: он не ошибся, компьютеры нужны даже императору.

– Сколько времени потребуется на переоборудование заводов для производства специального типа навигационных систем после получения вами всех спецификаций, основного проекта, программного обеспечения и комплектующих? Кредитная линия будет открыта любого требуемого размера.

– Не могу сказать навскидку, – покачал головой лорд, удивляясь про себя. – Если проект со спецификациями разработаны профессионально, то от двух до пяти месяцев. Если напрячься и остановить основное производство, то можно справиться за месяц.

– Придется напрячься, – усмехнулся лор-капитан. – Затраты вам возместят. Учтите, это ваш единственный шанс реабилитироваться в глазах его величества. Табала больше не будет, привилегий лордов тоже. Все виновные в развале государства понесут наказание. Большинство производств национализируют. Если вы не справитесь, это произойдет и с вашими. Вам ясно?

– Не все зависит от меня, – скривился Кетар. – Далеко не все. Даже если я получу необходимые комплектующие, то не могу твердо обещать определенных сроков. И никто не сможет! Переход на новый тип продукции никогда не проходил гладко.

– Я это прекрасно понимаю, – задумчиво посмотрел на него офицер. – Никто не требует от вас невозможного, но все, что в ваших силах, извольте сделать. Через несколько месяцев предстоит большая война с саанами, и без этих систем мы обречены на поражение. Вы должны понимать, что сделают давасары с проигравшими.

– Не дурак. Но есть ведь договор о ненападении…

– Хану плевать на договор. В том же договоре есть пункт о совместной охране торговых маршрутов. Он выполняется?

– Нет, – вынужден был признать Кетар.

– В том-то и дело! – откинулся на спинку кресла лор-капитан. – Вы сами платите давасарам за безопасность ваших транспортных кораблей. Не надоело еще?

– Давно надоело, – хмыкнул лорд. – А что, есть иной выход?

– При покойном императоре сааны и носа из своих нор высунуть не смели. Зато теперь чувствуют себя вольготно. Но это ненадолго, даю слово.

– Было бы неплохо, – равнодушно ответил лорд, хорошо помнящий, что отдавать все положенные налоги императору куда накладнее, чем платить дань давасарам.

– Есть еще одна причина, по которой с вами решено сотрудничать.

– И какова же она?

– Вы относились к работавшим на вас как к людям, а не как к рабочему скоту, – пояснил лор-капитан. – За вас просили ваши рабочие. Знаете, ни за кого больше, только за вас. Всех остальных ваших коллег население готово в клочья порвать, а за вас просили. Это о многом говорит.

– Если людям хорошо платить, они и работают хорошо, – пожал плечами Кетар. – Уважать специалистов тоже нетрудно, они этого заслуживают. И помнят добро. Меня всегда изумляло, что другие лорды не понимают этих простейших истин и пытаются добиться результата силой. Вот и получили свое.

– Именно так, – скользнула по губам странного офицера загадочная улыбка. – Но это на данный момент неважно. Вот проект и спецификации. Его величество требует, чтобы работы над новым типом навигационных систем начались не позже завтрашнего утра.

Кетар открыл папку со спецификациями и углубился в чтение. В отличие от подавляющего большинства лордов Табала, он являлся не только менеджером, но и грамотным инженером. Чем глубже лорд вчитывался в спецификации, тем сильнее ему становилось не по себе. Перед ним лежало нечто невероятное, это был взрыв, технологическая революция в компьютерном деле. Шестнадцатимерная логика?! Параллельное потоковое исчисление?! Какой гений все это разработал?! Почему даже намеков на подобное он не встречал? Разве так бывает? Насколько знал лорд, нет. Не возникают открытия такого уровня из ниоткуда. Не возникают! Но папка лежала на столе и наглядно свидетельствовала, что кто-то сумел сделать невозможное. И ведь неизвестный разработчик использовал самую обычную элементную базу, только очень уж необычным образом. Ни одному здравомыслящему инженеру-электронщику в голову не пришли бы такие схемы, они выглядели совершенно нерабочими. Выглядели, но на уровне подсознания Кетар ощущал, что они рабочие, от и до. Лорд ошеломленно поднял глаза на лор-капитана.

– Кто это разработал? – хрипло спросил он.

– Придет время, узнаете, – холодно ответил офицер. – Пока я не имею ни малейших оснований вам доверять. Докажите, что вы достойны доверия.

– Я докажу… – с трудом выдавил из себя Кетар.

Сейчас ему плевать было на все сословные предрассудки, сейчас он думал только как инженер. А любой настоящий инженер-электронщик душу маргаку продаст за возможность поработать с такими схемами. У него возникло ощущение, что перед ним вообще образчик технологий куда более развитой расы, чем человеческая. Что кто-то просто взял и адаптировал свои чуждые людям знания под даланскую элементную базу. Логика построения схем была какой-то не такой, какой-то иной, чуждой, непонятной и заставляющей ежиться. Что ж, вполне возможно. Если бы кто-нибудь спросил почему Кетар так думает, он не смог бы объяснить. Скорее всего потому, что ни одно новое знание не возникает из ниоткуда, к каждому ведет свой путь, и конечный результат достигается только через множество промежуточных. А в этом случае промежуточных не было, откуда-то возник готовый проект. Откуда? Неужели действительно нашли и сумели изучить артефакты какой-то инопланетной расы? Очень похоже на то.

– Говорил я Фаниарху, что толковый инженер по одним схемам все поймет, – недовольно пробурчал себе под нос лор-капитан, поглядывая на Кетара с искренним любопытством, – так не поверил, зараза ехидная. Вы правильно поняли, лорд. Это не даланские технологии.

– Не даланские? – задумчиво переспросил тот. – А чьи же тогда? Саанские, что ли? И откуда вы знаете о чем там я догадался?

– А я телепат, – довольно осклабился офицер. – И вижу, что если вы не станете маяться дурью, то мы с вами вполне сработаемся. Вас в этом случае ждет знакомство еще с множеством любопытных вещиц. Настолько любопытных, что вы пока представить себе не можете. Например, с реальной антигравитацией.

Кетара передернуло от этих слов. Сколько веков уже даланские ученые пытались подступиться к антигравитации. Провал за провалом. В конце концов, физики пришли к мнению, что антигравитация невозможна в принципе, и оставили бесплодные попытки. В то, что лор-капитан телепат, лорд не поверил. Хороший физиономист, не более. Но это не имело значения. Пусть будет хоть самим маргаком! Лорд Кетар сделал свой выбор. Раз император обладает такими технологиями, то род Ахават с ним.


VIII. Саанское объединение, орбита седьмой планеты системы Кераз, верфи давасара Марх-Вардог, ночь с 8.09.4567 с. э. на 9.09.4567 с. э.

<p>VIII. Саанское объединение, орбита седьмой планеты системы Кераз, верфи давасара Марх-Вардог, ночь с 8.09.4567 с. э. на 9.09.4567 с. э.</p>

Дежурство выдалось на удивление спокойным, и текв Храдаз Балор довольно оглаживал лысину. Когда тебе за пятьдесят и носиться по космосу в поисках добычи на юрком рейдере уже невмоготу, получить спокойное и сытое место – великое благо. Хан Март-Вардог не забыл офицера, когда-то спасшего ему жизнь, нет, не забыл. Спасибо и на том! Вполне ведь мог послать маргаку под хвост, но не послал. Посадил начальником смены защитного комплекса. Ничего лучшего для себя Балор и желать не мог, комендором он был от бога и содержал ракетные звенья в идеальном порядке. В каюте ждала выдрессированная, все умеющая молоденькая рабыня, готовая исполнить любую прихоть господина. Да и деньги на счет капают каждый день, приближая время покоя, отдыха в небольшом поместье, которое бывший капитан пиратского рейдера давно присмотрел и теперь копил на него. Чего еще одинокому старику желать от жизни?

– Текв! – повернулся к нему оператор локаторных установок. – Тут всплески какие-то непонятные идут. Как будто из гипера что-то выныривает на долю секунды и сразу назад прячется. Никак не пойму, что это такое. Мерещится, что ли?

– Дай гляну, – недовольно проворчал Балор, вырванный из сладких грез о поместье.

Он долго всматривался в экран компа, связанный с главным центром слежения планетной системы. Хм-м-м… Действительно, как будто всплески. А может, и не всплески? Может, погрешности сканеров? Сталкивался он с такими штучками еще в бытность капитаном, ох и натерпелись тогда страху. Думали уже все, не выбраться из гипера. Чудом выбрались, просто чудом, да еще усилиями корабельных рабов-техников, над головой которых стояли злые и перепуганные абордажники с автоматами в руках. Но пес с ними, с воспоминаниями. Сейчас-то что происходит? Непонятно. Чушь какая-то, не бывает такого, чтобы гиперполе мерцало. Не иначе, снова сканеры разладились. Придется казнить пару техников, чтобы остальные порезвее работали.

Балор окинул взглядом бесконечный ряд экранов и довольно хмыкнул. Оборонительные системы Керазских верфей внушали уважение любому, никакой флот не сможет безнаказанно прорваться к ним. Тысячи и тысячи ракет разных классов хищно щерились во все стороны, ожидая приказа стартовать. Да еще десяток мазершипов стоял на боевом дежурстве неподалеку. О количестве истребителей можно было даже не говорить, хан Марх-Вардог ничего не оставлял на волю случая. Помнил, что многие конкуренты жаждут лишить его давасар прибыльных производств – почти четверть боевых кораблей Саанского Объединения сошла со стапелей Керазских верфей. На них работало все население планетной системы, заводы занимали пространство бывшего пояса астероидов, давным-давно переработанных в конвертерах массы.

И все же что-то текву не нравилось, какое-то нехорошее предчувствие заставляло ежиться и внимательнее всматриваться в экраны. Казалось, кто-то хищный насмешливо смотрит на него из ниоткуда и готовит удар, после которого уже не оправиться. Что за странное ощущение? С чего бы ему возникнуть? Как и любой опытный пират, Балор привык относиться к своим предчувствиям серьезно, они не раз выручали его в прошлом. Пожалуй, стоит связаться с другими пультами комплекса, а то мало ли. Он отдал короткий приказ, ожидая установления устойчивой связи.

– Маргак и все его присные!… – простонал оператор. – Связи нет! Ни по одному диапазону! Ни с кем! Мы отсечены!

– Ты чего мелешь, урод? – вскинулся текв.

– Ни радио, ни грависвязь не работают! – резко повернулся к нему оператор. – Управляющая ракетами комп-сеть тоже легла! Нас кто-то глушит!

– Мать твою в маргака душу! – взвыл Балор. – Отправляй курьера к хану!

Курьерскую ракету в бешеной спешке подготовили за несколько минут, но не успела она отойти от станции на несколько километров, как взорвалась сама по себе. Никто в нее не стрелял, но она взорвалась… Вот тут-то текву и стало по-настоящему страшно. Он уже понимал, что это атака. Но кто напал? Почему ни один из мазершипов до сих пор не сообщил о выходе чужого флота из гиперпространства? Как такое возможно? Балор не знал, но был полностью уверен в своей правоте. Самое страшное, что станция не могла больше исполнять своего предназначения, не могла защитить верфи. Без связи она превратилась в кусок мертвого железа. Да, несколько десятков ракет можно запустить прямо с пульта. Но толку-то? В кого стрелять?

– Мазершипы… – прохрипел оператор, вцепившись в подлокотники кресла. – Маргачье семя…

Что там еще с мазершипами? Текв уставился на экран и тоже выругался, бледнея еще сильнее. Один за другим огромные корабли превращались в груды обломков без всякой на то причины. Казалось, невидимая сила сминает их в комки перекрученного металла и пластика. Что это? Такое происходило только с кораблями, которым не повезло напороться на пространственно-временную аномалию в гипере. Их вышвыривало в обычное пространство именно в таком виде, и мало кто из суеверных пиратов решался подойти к искореженным обломкам, боясь навлечь на себя немилость госпожи удачи. Это что же получается? Бродячая аномалия? Не дай Карлайн такого кошмара! Прошло каких-то несколько минут, и в звездной системе Кераз не осталось ни одного целого военного корабля. Балор медленно качал головой, начиная понимать, что перед ним не аномалия, а изобретенное кем-то новое, страшное оружие.

– Верфи… – простонал кто-то из комендоров. – Верфи… Хан нас на кол посадит…

Текв прокашлялся и вздрогнул. А ведь таки посадит. За потерю Керазских верфей? За такое это еще легкая смерть. Неизвестное оружие принялось за основные конструкции верфей и десятки недостроенных кораблей. Спастись не удалось никому… Люди просто не успели среагировать, корабли, челноки и катера не успели стартовать, вместе с посадочными площадками и причальными фермами превращаясь в груды искореженного металла. Балор с ужасом смотрел на все это и пытался убедить самого себя, что ему это снится, что это кошмар, всего лишь кошмар. Надо проснуться, и все будет, как всегда. Он даже ущипнул себя за руку, тут же поняв, что, к сожалению, не спит. Что все происходит в реальности. Не прошло и получаса, как самые крупные в Саанском Объединении верфи прекратили свое существование.

– А вот и враги… – едва слышно сказал второй оператор. – Вылезли, сволочи.

– Кто это? – с трудом выдохнул текв, с бессильной злобой глядя на экран.

Таких странных кораблей Балор никогда еще не видел. Черные неровные овоиды метров трехсот в длину. Вся их поверхность была покрыта буграми и рытвинами. Бугры светились мертвенным синим светом, при виде которого хотелось забиться в нору и не казать оттуда носа. Один из черных кораблей все ближе и ближе подходил к командному центру. Старый пират понимал, что сейчас чужаки высадят призовые партии. Для чего? Что можно найти здесь? Все мало-мальски ценное они уничтожили. Впрочем, остались еще две населенные планеты, теперь совершенно беззащитные. Никогда не думал Балор, что ему доведется увидеть такой кошмар – приближение чужих кораблей к оставшимся без защиты саанским мирам. Увидел. Самое страшное, что он не знал, кто это и чего от нового врага ждать. Имперские линкоры – зло давно известное и привычное, и как с ними бороться знал каждый. А что делать с загадочными черными чудовищами?

Чужак замер в километре от командного центра, не пожелав почему-то подходить ближе. Балор ожидал, что вскоре к комплексу направятся десантные катера, но этого не случилось. Вражеские абордажники оказались внутри каким-то другим способом. Не прошло и десяти минут, как в каждом помещении центра появились бойцы в черных зеркальных доспехах. Сааны, будучи людьми здравомыслящими, сопротивления не оказали. Толку-то в сопротивлении, когда на тебя нацелены десятки ракет с чужих кораблей. Поэтому жертв почти не было, кроме нескольких сумасшедших.

К сожалению, Балор так и не узнал, кто напал на верфи. Вскоре в глазах у старого пирата потемнело, а когда он очнулся, то ничего не помнил о загадочных черных кораблях. Наоборот, пылал праведным гневом, вспоминая, как из гиперпространства без предупреждения вырвался флот конкурирующего с Марх-Вардогом давасара Тинтар и накинулся на не успевшие приготовиться к обороне верфи. Операторы и комендоры призывали на головы коварных тинтарцев все муки ада. Вскоре курьерская ракета, несущая сообщение о случившемся, скрылась в гипере. Еще через несколько часов в систему Кераз прибыл сам хан и лично допросил выживших. Его руки тряслись, таких страшных потерь давасар не нес за всю свою историю.

Был, правда, еще один свидетель. В тени небольшого астероида скрывался небольшой корабль контрабандистов, которых не заметили ни нападавшие, ни защитники. Поняв, что происходит что-то странное, капитан приказал заглушить реактор и все активные электронные устройства. Поэтому записей у контрабандистов не сохранилось, осталась только их собственная память.


Хан Кхэй Ват-Орхидо Бетоар, Саанское Объединение, планета Гардат, центральный военный космодром, утро 12.09.4567 с. э.

Личный рейдер хана давасара Бетоар мягко опустился на пластибетонные плиты космодрома. Не прошло и пяти минут после посадки, как Кхэй появился на трапе. Огромное поле, забитое сотнями рейдеров и небольших эсминцев, заставило хана гордо улыбнуться – все это принадлежит ему! Никому больше. Но присмотревшись, Кхэй встревожился. Явно что-то случилось, и что-то нехорошее, иначе его не встречали бы лично визирь на пару с панархом флота. Мало того, большинство кораблей вокруг пребывали в полной готовности к старту. Наметанным взглядом хан определил максимальную загрузку боеприпасами и нахмурился еще сильнее. Ни к чему хорошему такие приготовления не вели. Но что могло произойти? Он улетал всего на два дня, проинспектировать маневры четвертого флота. Недовольно покачав головой, Кхэй быстро спустился по трапу и сел в ожидавший флаер. Он в нетерпении постукивал пальцами по колену, пока летел. Не успела машина опуститься у входа в административное здание космопорта, как хан выпрыгнул наружу.

– Докладывай! – рявкнул он. – Что случилось? Какого маргака предбоевая готовность?

– Многое произошло, мой хан, – поклонился визирь. – Большие неприятности. Самое страшное, что у нас больше нет верфей для постройки больших кораблей.

– Что?! – Кхэй настолько удивился, что запнулся и едва не упал. – Ты что мелешь, старый хрыч?!

– Мой хан! – ступил вперед панарх. – К моему глубочайшему сожалению, многоуважаемый визирь прав. Произошел ряд инцидентов, в результате которых разрушены все шесть судостроительных комплексов.

– За два дня? – ошеломленно спросил хан, не в силах поверить в невероятное известие.

– Пройдемте внутрь, повелитель, – приглашающе повел рукой визирь. – События действительно странные и страшные, ощущение, что главы давасаров сошли с ума. Они вцепились друг в друга, как взбесившиеся псы. Боюсь, мы на пороге междоусобной войны.

– Как же мне надоела спесь этих ублюдков! – разъяренно прошипел Кхэй. – Давно надо было их перерезать! Давно пора объяснить, кто здесь хозяин!

– Вы, мой хан! – подобострастно изогнулся визирь.

Кхэй презрительно покосился на него, но ничего не сказал. Он все еще не верил. Не мог поверить. Помнил, с каким невероятным трудом выстроили уничтоженные верфи. Прадед, дед и отец положили на это всю жизнь. О финансовых затратах даже говорить не стоило, они были грандиозны. Представив, что судостроительные комплексы предстоит создавать заново, хан едва не застонал. Да как же это? Как такое могло случиться?! Кто это сделал?! Не теряя времени, он направился в сторону диспетчерского центра космопорта.

Внутренние помещения административных зданий выглядели сугубо функционально, никаких украшений здесь не имелось. Через каждые десять метров стояли вооруженные до зубов охранники, что тоже выглядело необычно. Вскоре впереди показался защищенный бункер, в котором в случае необходимости проводили совещания глав давасаров. Здесь тоже от охраны было не протолкнуться, все до единого сканеры работали в активном режиме, горели предупреждающие красные огни предбоевой готовности. Операторы сидели у пультов управления большими лазерами, готовясь отразить возможное нападение. Кхэй недовольно скривился при виде всего этого, но промолчал. Войдя в свой кабинет, хан рухнул в кресло и мрачно уставился на вошедших следом панарха с визирем.

– А теперь – подробно! – приказал он, откидываясь на спинку кресла.

– Первое сообщение поступило позавчера утром, – заговорил визирь, открыв переносной комп, похожий на небольшую папку. – Ночью эскадры давасара Тинтар атаковали керазские верфи. Атаковали настолько неожиданно, что защитники не успели подготовиться к обороне. Потери атакующих оказались мизерны, зато верфи уничтожены полностью вместе со всеми строящимися кораблями. Хан Марх-Вардог без промедления прибыл на место происшествия и лично занялся расследованием. Обнаруженные обломки действительно принадлежат кораблям Тинтара, но есть несколько странных моментов. Во-первых, тинтарцы напрочь отрицают свое участие в нападении, тем более, что их собственные верфи тоже разрушены. Во-вторых, оставшиеся от верфей обломки выглядят очень необычно. Эксперты никак не могут взять в толк каким оружием их уничтожили. Такое ощущение, что основные конструкции просто взяли и развалились. Без каких-либо внешних причин. Чтобы довести верфи до такого состояния одного флота маловато. Тем более, за столь короткое время. Однако все свидетели в один голос утверждают, что виноваты тинтарцы.

– Минуту, – поднял руку Кхэй. – Ты прав, что-то здесь не то. Наши эксперты тоже ничего не выяснили?

– Пока от них нет результатов, я отправил лучших из лучших, пусть работают.

– Хорошо, – резко кивнул хан. – Дальше что?

– К вечеру поступили данные о нападениях на остальные судостроительные комплексы. Тинтарский разрушен кораблями давасара Кертиан. Кертианский – давасара Харан. Харанский – давасара Эдоат. Эдоатский – давасара Марх-Вартог. И, наконец, главный, в системе Ватог – нашими.

– Что?! – вскочил хан. – Вы на кол захотели, сволочи?! Свои собственные верфи атаковать?!

– Мой хан! – вытянулся панарх. – Клянусь, что ни один наш корабль в нападении не участвовал! Я приказал проверить черные ящики всех до единого! Нигде не зафиксировано ничего! Флоты не покидали места постоянной дислокации. Такую же проверку по моему требованию провели панархи остальных давасаров.

– И что? – глухо спросил Кхэй, вцепившись себе в волосы, в его глазах горели ярость и отчаяние.

– Ни один корабль ни одного давасара не нападал на чьи-либо верфи. Кроме тех, чьи обломки найдены на месте преступления. Но их слишком мало. Простите, но я не верю, что охранные системы вообще ничего не делали и дали уничтожить охраняемые ими объекты без сопротивления.

– Тогда я вообще ничего не понимаю…

– Никто не понимает, мой хан, – развел руками визирь. – Свидетелей допрашивали под наркотиком правды, пытали. Все они говорят, что нападали корабли давасаров. Но эксперты этого не подтверждают. Слишком мало нападающих пострадало, почти отсутствуют следы их присутствия. Да и число ракет для столь полного уничтожения верфей космического базирования должно было быть огромным. Скорее всего применили новое, неизвестное нам оружие.

– Кто применил?

– Этот вопрос остается открытым, – тяжело вздохнул визирь. – Основные усилия пришлось приложить для того, чтобы не дать давасарам начать войну. Приношу свои извинения, но я вынужден был полностью открыть карты и сообщить об уничтожении всех шести комплексов. Это заставило ханов задуматься. Кто-то явно хочет нас стравить, иного вывода я сделать не могу.

– Ты, пожалуй, прав… – задумчиво постучал пальцами по столу Кхэй. – Но кому это выгодно, интересно? Может, империя?

– Это смешно, мой хан, – скривился панарх. – Ни один из имперских кораблей не сдвинулся с места, согласно докладам разведки. Но…

– Что, "но"?

– Император каким-то образом взял под контроль все семь планет метрополии. Я не знаю, как были доставлены войска с Атена. Гвардейцы возникли буквально ниоткуда, ни одна из планет не оказала серьезного сопротивления. Впридачу, у нас больше нет разведывательных сетей – все до единого резиденты и мало-мальски толковые агенты арестованы. На всех планетах. Осталась мелкая сошка, которая мало что может.

– Мне почему-то кажется, что это звенья одной цепи… – пробормотал себе под нос Кхэй. – Сначала мальчишка-император выходит из-под контроля лорда-атеара и захватывает власть. Странно? Да, но не невозможно. Затем кто-то уничтожает наши верфи, оставив доказательства вины давасаров. Это уже ни в одни ворота не лезет – я не знаю государства или организации, способных на такое. А теперь еще и неизвестно откуда взявшиеся гвардейцы и разгром наших разведывательных сетей.

– Кое-кто из оставшихся агентов докладывал, что гвардейцев сопровождали солдаты в черных бронедоспехах, имеющие неизвестное оружие лучевого типа.

– Ручное оружие лучевого типа? – удивился хан. – Любопытно… Добудьте-ка мне одного из этих солдат. Живым. И вместе с его оружием.

– Постараемся, мой хан, – кивнул визирь, занося приказ в свой комп.

– Как-то раз я тебе говорил, что, судя по всему, в противостояние вмешалась некая третья сила, – Кхэй мрачно смотрел в стол. – Боюсь, так оно и есть. Вопрос только: что это за сила? На чьей она стороне? Что не на нашей, понятно. Значит, или на своей собственной, или на стороне империи.

– Вполне возможно, мой хан, – задумчиво покивал визирь. – Слишком много странных событий происходит в последнее время. Как будто лавина сорвалась.

– Итак, верфей у нас больше нет, – сжав кулаки, подвел черту Кхэй. – Что ж, сокрушаться некогда. Приказываю разморозить старый судостроительный комплекс в системе Цархан. Если постараться, его можно ввести в действие в течение двух месяцев. Но это капля в море. Придется строить еще несколько.

– И охрану обеспечить куда лучше прежней, – добавил панарх.

– Это само собой, – отмахнулся хан. – Впрочем, вскоре в наших руках окажутся имперские верфи. Имеющихся у нас кораблей хватит, чтобы сокрушить Далан-Атен три раза подряд. Хуже другое – из-за всего случившегося мы не сможет укомплектовать атакующие флоты всем необходимым раньше, чем через три месяца. Я рассчитывал атаковать через две недели, но теперь такой возможности нет. Найди мне сволочь, которая это сделала… Слышишь, старый хрыч? Найди…

– Я приложу все усилия… – побледнел визирь.

– Мой хан! – ворвался в кабинет начальник охраны. – Приношу свои извинения, но прибыл курьерский корабль из системы Кераз. Есть новости!

– Докладывай! – резко выпрямился Кхэй.

– Экспертная комиссия пришла к окончательному выводу, что верфи были уничтожены неизвестным оружием. При использовании ракет даже самой большой мощности понадобился бы весь флот Объединения, чтобы за столь короткое время произвести имеющие место быть разрушения.

– Это и так понятно, – скривился хан. – Больше ничего яйцеголовые не выяснили?

– Двое физиков говорят, что обломки напоминают собой останки кораблей, попавших в гиперпространственную аномалию. Но управляемая аномалия? Невозможно. Остальные с ними не согласны. Свидетели продолжают утверждать, что верфи атаковали корабли давасара Тинтар. Начальник смены комендоров центра защиты даже запомнил названия нескольких кораблей. Однако упомянутые корабли не уходили с места постоянного базирования, что подтверждено записями в их черных ящиках.

– Под гипнозом допрашивали? – хмуро спросил Кхэй.

– Да, – кивнул офицер. – Результат тот же самый. Он действительно видел корабли, которые никуда не летали.

– Чушь какая-то… – раздраженно проворчал хан. – Это все?

– Есть еще одна мелочь.

– Какая?

– Планетную систему прошерстили от и до. При этом был обнаружен корабль мелких контрабандистов, всего три человека экипажа. Сперва их хотели сразу пустить в расход, но на всякий случай решили допросить. Капитан рассказал, что верфи атаковали какие-то бугристые черные корабли, издали похожие на овощи. Размером со средний крейсер. Будто бы они зависли на месте, а завод сам собой рассыпался в пыль. Потом подошли к оборонному комплексу и высадили десант. Записей, подтверждающих слова контрабандиста, нет. Он струсил и отключил всю активную электронику, даже реактор заглушил, потому его и не нашли сразу. Заметили, когда он реактор разогревать начал.

– Черные корабли? – настороженно прищурился хан. – Интересная новость. Этот контрабандист жив?

– Капитан еще жив, мой хан! – щелкнул каблуками офицер. – Согласно приказу начальника следственной комиссии, его доставили сюда для дополнительного допроса.

– Отлично, – криво усмехнулся Кхэй. – Выдавите из него все подробности, даже самые мельчайшие. Очень может быть, что он говорит правду. И выясните не видел ли кто-нибудь таких кораблей в империи. Что-то здесь сильно не то. Честное слово, если бы у меня была возможность, я бы завтра напал.

– Простите мой хан, но нам сейчас важнее всего не допустить войны между давасарами, – осмелился возразить визирь. – Они на грани этого. Ханы не верят никому, слюной исходят от ненависти. Если бы не страх перед вами, то я даже не знаю, что было бы…

– Идиоты проклятые! Что ж, придется заняться ими. Направь ханам приглашение, проведем общий совет давасаров. Давно такого не случалось, по-моему, дед в последний раз его созывал. Лет сорок назад. И еще. Все силы брось на расследование этого инцидента. Собирай даже слухи. Я хочу знать все, что только можно узнать. И как можно быстрее.

– Я подниму своих лучших людей, мой хан! – снова поклонился визирь. – Что-то о черных кораблях в докладах мелькало. Вскользь, но мелькало. К сожалению, не могу сказать что и где. Кажется, в отчете о событиях на Атене во время захвата власти императором.

– Вот как? – прищурился хан. – Если они там появлялись, то это явно чужаки. Вполне возможно, что нам предстоит куда более страшная война, чем мы думали.

– Не дай Тавин! – вздрогнул панарх. – Нам только чужаков и не хватало для полного счастья! Нет хуже врага, чем тот, о котором ничего не знаешь.

– Согласен… – проворчал хан, озабоченно потирая висок, у него разболелась голова от всех "хороших" новостей. – Но все равно приказываю готовить флот к войне. Нам в одной Вселенной с империей не жить. Или мы, или они.

– Сделаю все возможное и невозможное, мой хан! Мы будем готовы через три, максимум, через четыре месяца. Приношу свои извинения, но раньше не получится.

– Я не идиот, чтобы гнать на убой неподготовленный флот! – вызверился на него Кхэй. – Имперские адмиралы свой хлеб зря не едят. Хуже, что они тоже успеют отремонтировать сколько-то неисправных кораблей. А это лишние для нас потери. Поэтому постарайтесь устроить несколько диверсий на атенских верфях. Да и императора наплохо бы убрать, слишком этот мальчишка обнаглел.

– Ничего не могу обещать, мой хан! – набычился визирь. – Лучшие из лучших агенты арестованы, оставшиеся вряд ли способны на многое. Приказ я, конечно, отдам, но уверенности в его исполнении не имею. Можете хоть сейчас казнить меня, но я всего лишь человек и не могу сделать ничего, что выше человеческих сил.

Кхэй насмешливо оскалился. За это он и ценил старого хитреца. Боится, вон колотит всего, однако все равно говорит правду в глаза. Жаль, мало таких, очень жаль. Большинство не решаются гневить хана, трясясь за свои поганые шкуры. Не понимают, что лучше сразу сказать о том, чего не можешь, чем пообещать и не сделать. Скольких таких казнить пришлось. Увы, остальные не желают понимать. Именно поэтому Кхэй долго искал подобного визирю панарха. Нашел. С великим трудом нашел. Многие удивлялись решению главы давасара Бетоар назначить командующим флота ничем не примечательного молодого офицера, обойдя многих заслуженных адмиралов. Хан не раскаялся в своем решении, панарх ни разу с тех пор не подвел его. Работоспособность этого сухощавого невысокого человека оказалась невероятной, он не жалел ни себя, ни других. Конечно, до военного гения ему было далеко, просто хороший служака, но на то есть генеральный штаб, в котором оных гениев хватает.

Вскоре панарх с визирем ушли по своим делам, а хан еще долго сидел и размышлял. Прав старый хрыч, слишком много странных событий происходит в последнее время. На уровне подсознания Кхэй чувствовал, что причина у всех этих событий одна. Но какова она? Неужели действительно чужаки? Но откуда тогда они прибыли? Почему никакой информации о них нет? Скорее всего, издалека. Близлежащие звездные системы на сотни световых лет вокруг изучены досконально. Разумной жизни нигде не обнаружено. Впрочем, есть и еще одна возможность. Забытая имперская колония, сумевшая сделать технологический скачок. Если там сохранили память о метрополии и преклонение перед ней, то вполне могли вмешаться в противостояние. Проклятье, как же невовремя это! Но сдаваться Кхэй не собирался. Все его предки мечтали об одном, о падении империи Далан-Атен. И она падет! Во что бы то ни стало, падет!


Майор Давио Р. С. Ватори, директор Службы Безопасности, империя Далан-Атен, планета Атен, город Аратан, здание штаб-квартиры имперской СБ, полдень 14.09.4567 с. э.

Огромный мрачный кабинет выглядел запущенным. Обставленный в старинном стиле, он напоминал зал древнего замка докосмической эры, заставляя ежиться любого, впервые сюда попавшего. Темные, шершавые, стилизованные под камень стены, головы животных и древнее оружие на них только усиливали впечатление старины. Довольно нелепо смотрелся стоящий посреди кабинета кабинета длинный стол, уставленный терминалами комп-сети и устройствами связи всех известных типов. Несколько шкафов темного дерева были забиты сотнями папок. Еще взгляд наблюдателя мог натолкнуться на занимавший полстены огромный сейф. Судя по всему, обставлял кабинет явный мизантроп.

Сидящий во главе стола человек в плохо пошитом, мятом костюме окинул брезгливым взглядом обстановку и тяжело вздохнул. Уже неделю он занимает этот кабинет, а все никак не может привыкнуть. Надо будет приказать сменить мебель и обои. Ну что за вкусы у господ генералов? Жуть просто. Снова вздохнув, он вернулся к чтению документов с терминала. Последние несколько дней новый директор службы безопасности даже ночевал прямо в здании штаб-квартиры, на откидном диванчике в одной из комнат отдыха, не желая тратить время на дорогу домой. Жена, наверное, уже забыла, как муж выглядит. Ничего, потерпит. Должна понимать, что за работа на него свалилась.

Никогда майор Ватори не думал, что займет кресло директора СБ, искренне уверовав, что достиг потолка в своей карьере и выше начальника отдела в департаменте внешней разведки не прыгнет. Наивный. Прыгнул, сам того не желая. И почему император выбрал именно его? Маргак его знает! Хотя, понятно, союзничек, командир легиона, удружил. Телепат хренов, чтоб ему ни дна, ни покрышки! Впрочем, если разобраться беспристрастно, то телепатия сильно помогает в работе. Ни одного предателя в СБ не осталось, чего никогда еще не случалось. Аарн выловили этих надоедливых паразитов очень быстро и качественно, добыв доказательства прямо из их мозгов. Вспомнив неприкрытый ужас предателей, которым демонстрировали записи кое-каких эпизодов из их собственной памяти, Ватори довольно хрюкнул. А нечего было работать на саанов, господа хорошие! Знали, чем рисковали. СБ не стала никого вмешивать в свои дела, виновных ликвидировали быстро и без лишних разговоров. Единственно, бывший директор с заместителями дожидались суда и публичной казни в камерах внутренней тюрьмы.

Несмотря на все усилия предателей, созданная дедом и отцом нынешнего императора жутковатая машина службы безопасности продолжала работать, как часы. К сожалению, часто вхолостую, но лучше так, чем никак. Ватори недовольно скривился. Сколько еще сделать нужно, прежде чем СБ станет такой, какой должна была быть изначально. Все-таки многое порушили временщики из Табала. Ох, и многое же… Скольких толковых профессионалов угробили ни за маргачье копыто! А хорошего безопасника за год-другой не вырастишь, на это немало лет нужно.

Вспомнив первую встречу с дварх-полковником и его величеством, майор в который раз тяжело вздохнул. Вот уж нежданно-негаданно. Император посетил столичную штаб-квартиру службы безопасности на следующее утро после боя за дворец и ареста прежнего руководства. Оперативники, аналитики, да и все прочие не знали чего ждать. Все-таки они работали на Табал в последние годы, поскольку тот считался законным правительством. А теперь лорды объявлены предателями. Но его величество заявил, что честным профессионалам бояться нечего, наоборот, им создадут все условия, лишь бы делом занимались. Люди несколько успокоились и уже не с тревогой, а с любопытством наблюдали, как император ходил по отделам. Далана III охраняли несколько бойцов легиона, закованных в черные зеркальные доспехи. Они тоже вызывали немалое любопытство, каких только предположений не высказывали в кулуарах, пытаясь понять, кто это такие и откуда взялись. Майор насмешливо ухмыльнулся, вспомнив некоторые совсем уж дикие. Но самое интересное началось, когда император добрался до резиденции департамента внешней разведки. Сопровождавший его величество дварх-полковник вдруг показал на стоявшего впереди своих людей Ватори.

– Здравствуйте, господин майор, – как-то странно усмехнулся император после того, как начальник отдела представился. – Приказываем вам сдать полномочия преемнику. Вас ждет куда более неприятная работа. С этой минуты мы назначаем вас директором имперской службы безопасности. Вашим заместителем станет майор Нантев из департамента внутренних расследований. И не возражать, это приказ! Извольте приступить к исполнению ваших новых обязанностей немедленно!

Ватори молча зевал в ответ, пытаясь что-то сказать, но горло перехватило, он так и не сумел выдавить ни слова, только сдавленно сипел и пучил глаза. Его коллеги выглядели ничуть не лучше. Никогда еще за всю историю СБ ее не возглавлял майор. Не бывало такого. Генерал, как минимум. Безопасники смотрели на внезапно влетевшего на самый верх пирамиды сослуживца с недоумением и даже некоторым сочувствием, хорошо зная какое наследство досталось ему от ставленников Табала. Кое-кто, конечно, завидовал, не без этого, но приказ императора есть приказ императора. Ему не противоречат, его исполняют.

После назначения нового начальства начались аресты. Их производили легионеры ордена, они легко проникали всюду, используя свои маргаковы гиперпорталы. На стол нового директора легли списки людей, работавших либо на Табал, либо на мафию, либо на саанов. Поначалу он никак не мог понять каким образом можно было выяснить на кого в действительности работает человек. Только когда узнал и поверил, что перед ним абсолютные телепаты, осознал все. Откровенно говоря, майору не нравилось работать под постоянным телепатическим контролем чужаков, однако поделать он ничего не мог. Дварх-полковник, конечно, говорил, что контроль не постоянный, а эпизодический, но все равно ничего хорошего в этом Ватори не видел. Для себя лично, для дела это было, наоборот, очень полезно. Именно новый директор СБ уговорил императора скрыть тот факт, что союзники являются телепатами. Народ суеверен, да и священники могут объявить аарн выходцами из ада, с этих идиотов в рясах станется. Лучше не рисковать, используя телепатию исподтишка.

Сегодня утром поступили новые данные из Саанского Объединения, и майор никак не мог успокоиться. Наворотили дорогие союзнички! Натворили дел. Да таких, что все рухнуть может. Ну на кой ляд им это понадобилось, хотелось бы знать?! Ватори выругался в сердцах и стукнул кулаком по кнопке селектора.

– Майора Нантева, полковника Харога и капитана Стамина ко мне! – рявкнул он. – Немедленно!

– Сию минуту, господин директор! – отозвался секретарь.

– И ларка нам принесите, – добавил майор, немного успокоившись.

Не прошло и десяти минут, как вызванные прибыли. Все они успели изучить тяжелый характер нового директора и старались не сердить его без особого повода. Офицеры молча расселись вокруг стола, подчиняясь жесту Ватори. Секретарь принес чашки с парящим ларком и вазу с печеньем.

– Все знакомы с поступившими из Объединения данными? – хмуро спросил Ватори.

Оперативники переглянулись и дружно кивнули.

– Хорошо. И что нам теперь со всем этим делать? Удружили союзнички, ничего не скажешь…

– А что мы можем сделать? – пожал плечами полковник Харог, начальник департамента внешней разведки, до недавнего времени непосредственный начальник майора Ватори. – Сделанного не воротишь, ошибка совершена и придется исходить из этого.

– Согласен, – кивнул капитан Стамин, один из лучших аналитиков СБ, обычно работавший по давасару Бетоар и его ханам. – Но предлагаю все-таки переговорить с господином дварх-полковником, пока легион еще чего-нибудь в том же духе не натворил.

– Не могу понять… – скрипнул зубами директор. – С ними ведь отправились наши люди, почему они не подсказали, что нельзя рушить все верфи?!

– Подождем их возвращения, тогда и узнаем, – буркнул майор Нантев. – Я лично займусь этим вопросом.

– Хорошо, – кивнул Ватори и отпил глоток ларка. – А с дварх-полковником поговорить не помешает.

Он достал из кармана похожий на записную книжку биокомп. Такие получили все высокопоставленные функционеры службы безопасности. Вещица оказалась чрезвычайно полезной, давала доступ ко всем компьютерным сетям империи и возможность мгновенно связаться с его величеством и множеством других людей, позволяла проводить консультации с двархами, чьи аналитические способности майор успел оценить.

– Дварх-полковника Ансара на связь, пожалуйста, – негромко сказал директор, включив биокомп.

Несколько минут ничего не происходило, затем на стене с легким треском распахнулся голографический экран. Ватори вздрогнул. Сколько времени уже имеет дело с технологиями пришельцев, а никак привыкнуть не может. Но привыкнет, к хорошему люди привыкают быстро. Экран потемнел, на нем появилось лицо Варта. Колючие, белесые глаза дварх-полковника взглянули, казалось, в самую душу, и майор поежился. Пугал его этот чужак. До онемения. Что-то в нем было на редкость жуткое. Нечеловеческое.

– Здравствуйте, господин директор! – кивнул Варт и улыбнулся, сияющая улыбка полностью изменила его облик, сразу захотелось довериться человеку, способному так улыбаться. – Что-нибудь случилось?

– К сожалению, случилось, – тяжело вздохнул майор. – Ваши люди в Саанском Объединении такого натворили, что у меня слов нет.

– А что именно? – в глазах дварх-полковника мелькнуло удивление.

– Они зачем-то уничтожили все до единой крупные верфи.

– Но ведь так и планировалось…

– Не так. Мы рассчитывали, что вы взорвете только некоторые из них, оставив следы, ведущие к конкурирующим давасарам. Например, раз вы уничтожили Керазские верфи, то совсем не нужно было взрывать Тинтарские, тем более, что оставленные в Керазе следы вели как раз к давасару Тинтар. Но то, что были уничтожены все судостроительные комплексы, заставило ханов задуматься. Иначе они бы уже воевали друг с другом!

– Хвост Проклятого мне в глотку! – непонятно выругался Варт. – Похоже, мы действительно дали маху. Надо было проработать операцию с вами, а потом только действовать… Давайте думать, что делать дальше.

Значит, он способен признавать свои ошибки? Уже неплохо. Ватори удовлетворенно покивал.

– Вторая ошибка заключается в том, – продолжил он, – что осталось слишком мало обломков саанских кораблей. Эксперты давасаров пришли к выводу, что верфи уничтожены неизвестным оружием. Теперь их спецслужбы землю носом роют в поисках того, кто это оружие применил. В невиновности конкурентов они убедились. Вы поспешили.

– И опять вы правы… – на лице Варта отображалась досада. – Искренне жаль, что с нами не было никого из легионов разведки, они бы не допустили таких глупостей. С этого момента такие операции будут разрабатываться при помощи ваших специалистов. Надеюсь, вы выделите нужных людей.

– Выделим, конечно, – подтвердил директор. – Я искренне прошу вас не предпринимать больше ничего, пока мы не поймем, что собираются делать ханы.

– Кое-что наши люди выяснили, – сообщил дварх-полковник. – Информация поступила только что. Хан давасара Бетоар планирует начать войну через три месяца. Если бы не наша диверсия, она началась бы уже через две недели. Так что своего мы, несмотря на ошибки, добились. Отсрочка у нас есть.

– Слава Тавину! – облегченно выдохнул Ватори. – Я уже ждал самого худшего. Что с нашими верфями, вы не знаете?

– Ремонт первых линкоров начат. На них монтируют гиперорудия и новые двигатели, биофабрики дварх-крейсеров работают на пределе. Сотни две кораблей переоборудовать успеем, это уже кое-что. Остальные надо хотя бы отремонтировать, но не уверен, что получится. Люди на верфях работают, как проклятые, в четыре смены – понимают, что случится с ними, если сааны победят. Наша эскадра тоже сможет кое-что сделать, но у Объединения слишком много кораблей, мы просто не справимся со всеми.

– Ясно, – нахмурился майор. – Что ж, благодарю вас.

– Но это не все, – предупреждающе поднял руку Варт. – Не отключайтесь. Я сам хотел связаться с вами, чтобы посоветоваться.

– Слушаю вас.

– Мы взяли под контроль семь планет из тридцати пяти. Что происходит на остальных, вы в курсе?

– К сожалению, нет, – развел руками директор. – За неделю ни одного курьерского корабля. Боюсь, нам предстоит война на два фронта.

– Не думаю, – хищно осклабился дварх-полковник. – Предлагаю отправить фрегаты разведки в сопровождении транспортов с войсками. И рейдеров, естественно. Не думаю, чтобы у лордов нашлось что противопоставить их орудиям. При помощи гиперпорталов мы быстро арестуем виновных в мятеже.

– А дальше? – приподнял брови майор. – Предположим, вы сделаете это. Но как удержать планеты под контролем? Наземных войск, преданных своим господам, там достаточно. Если они начнут партизанскую войну, то вы ничего сделать не сможете.

– Сможем. Впрочем, спешить действительно не стоит. Однако разведать обстановку необходимо.

– Полностью согласен, – вмешался майор Нантев. – Знать, что там происходит, нужно. Буду просить вас взять на фрегаты моих людей.

– Не проблема, – согласился Варт. – А я в ответ попрошу поделиться вашими базами данных по всем планетам-вотчинам. Двархам эта информация пригодится для анализа.

– Только я умоляю вас ничего не делать поспешно, господин дварх-полковник, – вздохнул директор. – А то ведь опять можно таких дров наломать…

– Хорошо. Но все-таки стоит подумать над возвращением планет лордов в империю. Его величество решил разогнать Табал напрочь. И это правильно.

– На сто процентов согласен! – резко кивнул майор. – Сколько можно терпеть эту наглую сволочь? Только о своей мошне и думают. Но что взамен? Прямое императорское правление?

– Найдется, что. Не о том сейчас думать нужно. Слишком мало времени до начала войны осталось.

– Мизерно мало… – вздохнул директор. – Людей для разведки мы подберем. Когда вы планируете стартовать?

– Думаю, сегодня вечером, – ответил Варт. – Завтра фрегаты будут на месте. По нашим меркам, планеты империи расположены очень кучно. Расстояния мизерные.

– Пойду, займусь отбором людей, – встал Нантев, затем повернулся к Ватори. – Я вам больше не нужен?

– Пока нет, идите.

Вскоре отключился и дварх-полковник. С оставшимися директор СБ долго совещался, строя предположения о возможных действиях ханов. К сожалению, точной информации не было. Осталось только ждать новых данных от легионеров, чьи фрегаты зависли в режиме невидимости над многими планетами Саанского Объединения. Двархи сканировали нужных людей, проводили анализ и передавали выводы дальше.

Война надвигалась на империю Далан-Атен с каждым днем все ближе. Страшная война, таких страна не знала за всю свою историю.


IX. Император Далан III, дварх-полковник Варт Ансар, инженер Керт Р. Т. Лоис, империя Далан-Атен, борт дварх-крейсера "Черная Рысь" – императорские военные верфи в поясе астероидов, 25.09.4567 с. э. – 30.09.4567 с. э.

<p>IX. Император Далан III, дварх-полковник Варт Ансар, инженер Керт Р. Т. Лоис, империя Далан-Атен, борт дварх-крейсера "Черная Рысь" – императорские военные верфи в поясе астероидов, 25.09.4567 с. э. – 30.09.4567 с. э.</p>

– Ваше величество, вы уверены, что на верфях так уж необходимо ваше личное присутствие? – канцлер тяжело опирался на палку, сверля императора взглядом глубоко посаженных старческих глаз. – Это может быть опасно, я не уверен, что все агенты саанов обезврежены.

– Я тоже не уверен, – вздохнул Эрек, покосившись на стоящего у голоэкрана дварх-полковника. – Но поймите, я просто не могу больше сиднем сидеть во дворце.

– Никакой опасности нет, господин канцлер, – повернулся к тому Варт. – Охранять его величество будут легионеры, а их возможности вы знаете.

– К тому же, я прошел преобразование, мне теперь почти ничего не страшно! – добавил император.

– Что еще за преобразование? – подозрительно нахмурился старик.

– Как помните, меня три дня не было, – пояснил Эрек. – Это время я провел здесь, на "Черной Рыси", в так называемом ти-анх – это биованна для излечения, если не знаете.

– Знаю, меня и самого в ней подлатали, теперь здоровее молодого, – усмехнулся канцлер, садясь. – Но разве вы были больны, ваше величество?

– Не в этом дело, – покачал головой дварх-полковник. – Лучше ведь, если его величеству будут не страшны яды, болезни и раны. Все это, да и немало иного, дало преобразование организма по программе орденских легионов разведки. Человека, прошедшего через него, становится очень трудно убить.

– Вот именно! – рассмеялся Эрек и от избытка чувств подпрыгнул, сделав двойное сальто. – Видите? Я теперь еще и не то могу!

Канцлер с дварх-полковником с понимающими улыбками переглянулись – какой еще мальчишка! Впрочем, всего семнадцать лет, ничего удивительного. Пусть лучше останется таким вот непосредственным, чем станет замкнутым, подозрительным тираном – при его положении это очень просто.

– Да и индивидуальным генератором защитного поля мы его величество снабдили, – заметил Варт. – Уж что-что, а пулевое оружие ему теперь не страшно. Да и взрыв вряд ли сможет серьезно повредить, разве что ядерный.

– Ах, так вот в чем дело… – покивал канцлер. – Решили половить на живца залегшую на дно саанскую агентуру?

– И это тоже, – не стал спорить Эрек. – Но не это главное. Я действительно во дворце скоро плесенью покроюсь! Тошно! Тут такие дела заворачиваются, а я в столице без толку сижу…

– Что ж, ваше величество, это вам решать, конечно, – тяжело вздохнул старик. – Раз уж вы нынче почти неуязвимы, то протестовать я не стану. Но очень прошу вас соблюдать величайшую осторожность! Все ведь только на вас держится…

– Да понимаю я! – обреченно махнул рукой император. – И обещаю в опасные места не лезть.

– А я прослежу за этим, – заверил дварх-полковник.

Снова вздохнув, канцлер укоризненно покачал головой, встал и скрылся в гиперпереходе, ведущем во дворец – привык уже вызывать его мысленной командой.

– Слава Тавину! – облегченно выдохнул Эрек. – Хороший он человек, но жизни своим проклятым этикетом не дает.

– Положение обязывает, – развел руками Варт. – Тебе от этикета не избавиться.

Наедине они обращались друг к другу на "ты".

– Да знаю! – поморщился император. – Но хоть иногда хочется побыть самим собой, а не золотым истуканом в короне. Только, кроме тебя, не с кем. Не поймут.

Он тяжело вздохнул и устало потер лоб ладонью. Немного помолчав, спросил:

– Думаешь, сааны высунутся?

– Вполне возможно. Мы ведь не зря во всех средствах массовой информации сообщили о твоем визите на верфи. Другого шанса добраться до тебя у них не появится, и они должны это понимать. А нам главное хоть кого-то живым взять, потом память считаем и остальных выловим. По цепочке.

– Дай-то Тавин. Что там с колониями?

– Восемь взяты под контроль, лорды, генералы, руководители корпораций, высшие управленцы арестованы, – безразлично ответил Варт, размышляя о чем-то своем. – До остальных пока не добрались.

– А как народ воспринял? – оживился Эрек.

– Сперва с энтузиазмом, затем с недоверием. Однако выступлений и акций протеста мы не допустили. Любые попытки баламутить людей с целью возврата старого отслеживаются двархами и тут же пресекаются легионерами или гвардейцами.

– Как думаешь, что нам делать с этими колониями? – император обхватил пальцами подбородок, задумчиво глядя куда-то в угол. – Я, если честно, сомневаюсь…

– А зря! – лицо дварх-полковника стало похоже на довольную морду кота, сотворившего грандиозную шкоду. – Только прямое императорское правление! Другого пути нет, пойми. Ты главное сразу снизь налоги и подними зарплаты.

– До того уровня, что был во времена отца, не смогу… – нахмурился Эрек. – Казна практически пуста! На что флот строить?…

– Найдем! – поднял ладонь Варт. – Не нервничай. Думаю, пощипаем лордов, они за прошедшие годы достаточно награбили. Нам сейчас о другом подумать следует. Я почти уверен, что давасары в ближайшие дни обязательно пощупают взятые нами под контроль колонии. Небольшими силами – разведка боем. Нельзя, чтобы они хоть что-нибудь выяснили. Поэтому капитанам моих рейдеров отдан приказ никого не упускать. Корабли Объединения просто исчезнут без следа.

– А твои справятся? – прищурился император.

– Справятся, – со странной улыбкой на губах заверил дварх-полковник. – Рейдеры ордена на многое способны. И не все их возможности я светил, прости уж.

– Не дурак, как будто, – криво усмехнулся Эрек. – Кстати, эсбешники мне жаловались, что вы уничтожили все верфи давасаров. Били себя кулаками в грудь и кричали, что совершена фатальная ошибка. Только мне почему-то показалось, что ты все это заранее спланировал…

Он хитро посмотрел на аарн. Тот не менее хитро подмигнул, ухмыльнулся и сказал:

– Да, заранее, но нашим дорогим майорам об этом знать пока не следует.

– Это то, что мы с тобой оговаривали третьего дня?… – насторожился император.

– Именно, – в глазах дварх-полковника горело что-то такое, чему Эрек и названия не нашел.

– Рискованно… – поежился он.

– Да, рискованно. Но в случае успеха мы многое выиграем. Ты даешь добро?

– Ох-хо-хо… – снова нервно поежился император. – Не уверен я в успехе. Но… даю. Нашим бы дуболомам не дал, а тебе можно. И… спасибо!

– Да не за что, – улыбнулся аарн. – Я рад, что мы стали друзьями, Эрек.

– И я рад этому, Варт. Ты даже не представляешь, насколько рад.


Суматоха и неразбериха на главных императорских военных верфях, расположенных в поясе астероидов между пятой и шестой планетами столичной системы, набирали обороты с каждым днем. С Атена и других планет империи сюда сотнями шли транспортные и грузовые корабли, завозя рабочих и инженеров, необходимое оборудование, металл, станки, системы жизнеобеспечения и вообще все необходимое для существования большого числа людей в условиях открытого космоса. Как оказалось, даже часть жилых куполов на астероидах была разрушена и разворована. Кому это понадобилось? Лордам? Трудно поверить, они все-таки не похожи на идиотов – верфи такого уровня пригодились бы и им. Неужели и здесь сааны подсуетились? Кто знает… А может, и атеар – ведь именно с его подачи верфи были закрыты.

К счастью, основные конструкции пространственных заводов были слишком массивными, десятки тысяч тонн металла и металлопластика. Никому не пришло в голову уничтожать их, просто отключили энергоснабжение и забросили. Только поэтому удалось запустить производство столь быстро. Но это очень нелегко и дорого далось. Сильно помогла огромная вместимость трюмов дварх-крейсеров, иначе не получилось бы в срок доставить в пояс астероидов все необходимое. А от срока запуска верфей зависело, когда в строй встанут так необходимые стране линкоры и крейсера.

СБ лихорадочно разыскивала давно уволенных, мающихся без дела инженеров-кораблестроителей по всем доступным планетам и предлагала им великолепные условия. Кое-кто потерял квалификцию, кое-кто сменил профессию, но далеко не все – обрадованные тем, что они снова нужны, люди вгрызлись в работу и работали на износ. Не прошло и двух недель, как императорские верфи вступили в строй – не полностью, конечно, но ремонтировать корабли уже могли, чем тут же и занялись. Были, понятно, попытки саботажа, но их очень жестко пресекали. Порой простые рабочие сами разбирались с желающими навредить.

На данный момент восстановительные работы велись на пятидесяти шести линкорах и ста двенадцати крейсерах. Рейдеры, эсминцы и истребители ремонтировали на орбитальных верфях поменьше и попроще – их хватало вокруг второй и четвертой планеты системы. Раньше они принадлежали нескольким лордам, но были национализированы по приказу императора. Работавшие там люди очень обрадовались такому исходу дела – их оклады сразу повысились втрое. Верных бывшим владельцам охранников, саанскую агентуру и прочую шушеру быстро выловили при помощи аарн. А кого не выловили, те затаились и носа не казали наружу, совершенно обоснованно опасаясь за свои шкуры. Правильно опасались – охраняющие верфи воинские подразделения получили личный императорский приказ быть безжалостными к саботажникам и очень жестко пресекали все выступления недовольных, не стесняясь применять оружие.

Весть о скором посещении главных верфей императором вызвала у рабочих и инженеров разную реакцию. Кое-кто пребывал в восторге, большинство же не понимало зачем его величеству это понадобилось. А многие испытывали раздражение из-за того, что визит высокого гостя может сорвать график восстановительных работ. От людей ведь не скрывали ради чего они работают в таком адском ритме – каждый знал о скором нападении саанов. И скорейшее восстановление аварийных боевых кораблей давало их детям больше шансов на выживание. Судьбы саанских рабов не хотел себе и своим родным никто.

Однако все необходимое для обеспечения безопасности во время визита руководство верфей сделало. Да и торжественные мероприятия, включая банкет, запланировало, не желая ударить лицом в грязь. А для местного отделения СБ, где знали ради чего прибывает император, вообще настали горячие деньки. Безопасникам пришлось срочно рассредоточить по станции прибывших заранее орденских легионеров. Причем, рассредоточить таким образом, чтобы не вызвать подозрений у кого бы то ни было. Хорошо хоть в последнее время на верфи постоянно прибывало столько новых специалистов, так что появление еще сотни-другой оказалось самым обычным делом. Тем более, что аарн прекрасно умели вызывать к себе расположение любого человека, будучи вежливыми и улыбчивыми. Им хотелось доверять.

Прошло еще несколько дней, и орденский дварх-крейсер "Черная Рысь", несущий Эрека Далана III со свитой, пристыковался к причальным фермам космопорта верфей.


Керт Р. Т. Лоис, ведущий инженер двадцать третьего участка, нехотя оторвался от работы, чтобы приветствовать его величество низким поклоном. Скорее бы закончился этот маргаков визит! Монтировать на старом линкоре новые двигатели и орудия совсем непросто, а тут еще всякие высокопоставленные господа под ногами мешаются. Спасибо, конечно, императору за то, что Керт и другие специалисты снова востребованы, но сидел бы себе лучше в столице и не лез, куда не просят.

Однако поблагодарил инженер его величество от всей души, да и было за что благодарить – почти восемь лет безработицы и нищеты, от которых он теперь избавлен, забыть непросто. Не хотелось вспоминать, как выживал в эти проклятые восемь лет. Перебивался случайными заработками и не раз смотрел в голодные глаза своих детей, когда не мог ничего заработать. Последние четыре года Керт работал грузчиком в крупном супермаркете за мизерное жалование, которого едва хватало на еду и оплату коммунальных услуг. Поэтому приветствовал реальное воцарение Эрека Далана III всей душой, искренне надеясь, что император наведет порядок. Помнил, как хорошо жилось при его отце. И от предложения СБ вернуться на верфи, конечно, не отказался. Квалификацию еще не потерял, хотя многое пришлось вспоминать по ходу дела.

По возвращению на верфи Керт был сильно удивлен новыми двигателями, навигационными системами на основе биокомпьютеров и необычным вооружением для линкоров и крейсеров. Все это привозили странные черные корабли, которых он никогда раньше не видел. А сопровождающие груз инженеры и техники высочайшего класса? Где они учились? Почему с ними никто раньше не сталкивался? Кто вообще разработал новые гипергенераторы и почему об этом не слышали в среде кораблестроителей? На его вопросы никто не ответил, а представитель СБ посоветовал поменьше спрашивать и вообще держать рот назамке. Керт предпочел прислушаться к его совету, с эсбешниками не спорят, но не прекратил удивляться про себя. Особенно получив великолепно исполненные комп-чертежи переоборудования линкоров.

Ходили слухи о каких-то загадочных союзниках, появившихся у империи, но правдивы ли они? Керт не знал, но на всякий случай помалкивал, делясь своими сомнениями только с коллегами при встречах вечерами в баре жилого сектора. Инженеры и техники пребывали в восхищении от новых технологий и новых возможностей, но не понимали, как и на каких принципах работают гипердвигатели, гиперорудия и биокомпы. Поэтому опасались, что те в нужный момент подведут. Тем, кто занимался обычным ремонтом и восстановлением аварийных кораблей, было значительно легче – дело давно знакомое и привычное.

Осторожно окинув взглядом охранников императора, Керт хмыкнул про себя. Явно бойцы не из последних – двигаются, как дикие коты, прикрывают его величество со всех сторон, быстрыми взглядами оценивают каждого встречного – опасен или нет. Юный повелитель широко и открыто улыбался рабочим и инженерам, он не мог не нравиться. Керту, по крайней мере, он очень понравился – не строит из себя незнамо кого, не задирает нос, говорит с обычными людьми, как с равными, уважительно. Впрочем, его отец, если судить по слухам, вел себя точно так же. Не сравнить с вечно надменными лордами. Инженеру как-то довелось столкнуться с одним из этой братии – до смерти не забудет гадкого ощущения, что тебя считают пылью под ногами.

Внезапно вокруг что-то изменилось, Керт сначала даже не понял что. А когда понял, то успел только вскрикнуть – события завертелись калейдоскопом. Несколько рабочих и младших техников достали из-за пазухи пистолеты и открыли огонь по императору. Однако промахнулись – тот мгновенно сдвинулся в сторону и отступил за комингс. Часть охранников тут же закрыла его своими телами, а остальные рванулись вперед. Причем, с такой скоростью, что их движения невозможно было уловить взглядом. Они за каких-то несколько мгновений обезоружили и оглушили добрую половину заговорщиков, а остальных просто перестреляли из каких-то никогда не виданных Кертом бесшумных автоматов с голубыми линзами на конце ствола. Где только и прятали их? Ведь сразу по их прибытию инженер подумал, что охранники пришли без оружия, и возмутился про себя: почему его величество так плохо охраняют? Ошибся. Есть, у них оружие, есть. И хорошо.

Внезапно до Керта дошло, что покушение на императора состоялось на его участке, и беднягу от ужаса прошиб холодный пот. Ведь СБ может посчитать его сообщником! Что тогда? А ничего хорошего!

– Целы, ваше величество? – подошел к закрывшим императора охранникам человек с очень светло-серыми, почти белыми глазами.

– Относительно… – проворчал Далан III, ступив вперед. – Плечо задели. Но уже зажило. Только поначалу больно было.

Зажило?! За несколько минут?! У Керта глаза полезли на лоб от такого заявления. Разве пулевые ранения заживают столь быстро? Нет, конечно. Но почему тогда его величество утверждает обратное? Внезапно светлоглазый офицер повернулся и посмотрел на него каким-то непонятным, оценивающим взглядом. Инженеру показалось, что по поверхности его мозга потянуло морозным холодом.

– А парень способен на большее… – негромко сказал себе под нос офицер, но напряженно прислушивавшийся Керт услышал. Что он имеет в виду? На что – большее?…

– Ну как, Варт? – спросил император. – Считал?

– Да, – кивнул светлоглазый. – Резидент – второй секретарь директора верфей. Ребята уже пошли брать его. Остальных тоже сегодня зачистим. Их здесь, оказывается, не так много, всего около двадцати человек. И треть участвовала в покушении. Эти вот, – он показал на постепенно приходящих в себя незадачливых убийц, – а другие никуда не денутся, двархи держат на контроле всю станцию. Ни один корабль без их позволения не стартует. Так что не беспокойтесь, ваше величество.

– Отлично! – широко улыбнулся Далан III.

Затем он повернулся к ничего не понимающему Керту, еще раз улыбнулся и сказал:

– Не беспокойтесь, господин Лоис. Вас никто и ни в чем обвинять не собирается.

– Кстати, по поводу господина Лоиса… – вмешался светлоглазый офицер. – Очень толковый гипер-инженер.

Он явно выделил слово "очень".

– Ты считаешь?… – покосился на него император.

– Да.

– Хорошо. Твоему мнению я доверяю.

Он снова повернулся к Керту.

– Господин Лоис, хочу предложить вам заняться освоением новых гипертехнологий. Нам как воздух нужны специалисты такого рода, их крайне мало. Согласны?

– Как прикажете, ваше величество! – с души инженера камень свалился. А против изучения новых технологий он ничего против не имел, наоборот, всегда интересовался новинками.

– Тогда приказываем завтра в десять утра по станционному времени прибыть в восьмой шлюз, отправитесь вместе с нами на крейсер "Черная Рысь". Там обратитесь к главному инженеру корабля, господину Рхи Тларгау. Прошу не удивляться – он не человек. Арахн. Огромный паук, чтобы было понятно. Также прошу никому не сообщать о вышесказанном, даже родным и близким. СБ завтра возьмет с вас подписку о неразглашении. Да, ваше жалование после обучения повысится втрое. На время обучения оно останется прежним. Мы договорились?

– Конечно, ваше величество! – поклонился до онемения изумленный Керт.

Далан III довольно долго смотрел на него, затем попрощался и вышел.

Инженер смотрел ему вслед и ежился. Слова императора прояснили все и сразу. Не человек? Огромный паук? Из этого следовало только одно – самые фантастичные предположения оказались верны. Все-таки иной разум. Теперь понятно откуда взялись все эти невероятные технологии. Не зря поражались даланские инженеры, не понимая кто, как и когда изобрел все это. Что ж, тем интереснее. Поучиться у представителя народа, настолько опередившего человечество, будет полезно. Керт надеялся, что внешний вид чужака не вызовет у него резкого отторжения, не то трудно будет сдерживаться. А ведь арахны явно относятся к людям по-дружески, раз не стали скрывать своих знаний. Значит, придется крепко держать себя в руках и ничем не показать своего отвращения, даже если оно и возникнет, в чем инженер сильно сомневался – всегда относился к другим только так, как они того заслуживали своим поведением.

Жизнь в очередной раз сделала крутой зигзаг, но это Керта совсем не пугало. Наоборот, он испытывал азарт, ему не терпелось увидеть достижения иной цивилизации. И пусть будет что будет.


X. Ленх Тхэн Дирайн, борт саанского рейдера "Стальной клинок" – имперская система Дарисайл, пояс астероидов, орбита третьей планеты, 5.10.4567 с. э. – 6.10.4567 с. э.

<p>X. Ленх Тхэн Дирайн, борт саанского рейдера "Стальной клинок" – имперская система Дарисайл, пояс астероидов, орбита третьей планеты, 5.10.4567 с. э. – 6.10.4567 с. э.</p>

Глядя на экраны бортовых гравилокаторов, ленх хмурился и пытался понять, почему ему и другим командирам саанских кораблей отданы столь необычные приказы. Не просто атаковать планету, не просто ограбить, а смотреть в оба, обращать внимание на все вокруг. А главное – в случае каких-либо странностей любой ценой отправить курьера в Объединение. Да что может быть странного в этой нищей системе? Сааны все двенадцать лет после смерти императора Архена безнаказанно грабили ее и никогда ничего не случалось. Даже одинокого линкора или крейсера не появлялось здесь, никто не мешал делать все, чего душа пожелает.

Вот и сейчас немногие имперские сторожевики при виде саанской эскадры улепетывали на форсаже в пояс астероидов, надеясь, что никто не станет тратить время и ресурсы, выковыривая их оттуда. И ведь правы – на какого маргака они сдались? Добыча, не стоящая затрат. Куда интереснее орбитальный космодром и третья планета. Там хоть девками симпатичными разжиться можно, да и здоровыми молодыми рабами трюмы набить. Больше ничего здесь нет – планетка сельскохозяйственная. Не везти же домой зерно, мясо и молоко? Засмеют!

– Ленх! – радостно обратился к Тхэну офицер связи. – Нам повезло! На орбите Дарисайла шесть торговых кораблей!

– И что? Проверь вначале их позывные, затем загляни в реестр – может, владельцы заплатили хану за охрану. Он тогда с нас шкуры живьем сдерет…

– Я уже сделал это! Это свободные торговцы, никто за них не платил!

Вот как? Очень хорошо! Раз не платили, то они – законная добыча. Никто и слова не скажет, если их пощипать. А то и выкуп за капитанов взять можно – у свободных денежки обычно водятся. В трюмах тоже может найтись кое-нибудь интересное – вон какие эти транспортники огромные, явно немало товара везут. По триста с чем-то метров каждый, подобные редко встретишь. Только вот форма у них несколько странноватая, даже скорее нелепая – длинные черные овоиды, усеянные буграми и рытвинами. Ни разу таких не видел. Чьего, интересно, они производства? Явно не Империи и не Объединения. Наверное, какой-то из карликовых стран – там, чаще всего, клепают лоханки, на которые без смеха смотреть невозможно. Однако эти шесть нелепых кораблей смеха почему-то не вызывали, нет – они казались совершенными, давили ощущением силы и мощи. Но почему? Орудийных и ракетных портов ведь у них нет, сканеры ничего по этому поводу не сообщили…

Тхэн помотал головой, избавляясь от наваждения – какого бы размера ни был торговец, он все равно остается всего лишь трусливым торговцем. Выстрелишь у него впереди по курсу пару раз – он и сдастся. Шкуру свою бережет, предпочитает с товаром расстаться, но не рисковать жизнью. Впрочем, опять же разные попадаются. Порой с таким отчаянным столкнешься, что все на свете проклянешь, прежде чем до него доберешься. Недавно вон случай был – торговец ушел в астероидное поле, так его оттуда и не достали. Правда, и сам не выбрался – с астероидами шутки плохи, пираты видели взрыв реактора, который ни с чем не спутаешь – но это ничего не меняло. Пусть хоть на тот свет, но ушел, сволочь.

Саанские рейдеры шли к беззащитной, замершей в ужасе планете, как на параде. Они давно привыкли к безнаказанности – это у миров метрополии еще можно было опасаться встретить имперские военные корабли, но никак не в дальних колониях. Правда, на сей раз по личному приказу хана у границы системы оставили двух быстроходных курьеров с тем, чтобы они сразу уходили домой, если дело не выгорит. Помимо того спецы из давасара Тинтар потребовали выяснить, кто именно захватил планету и каким образом были доставлены имперские войска. Ленх, услышав их требование, только пожал плечами – да кому нужна эта нищая планетенка? Зачем было ее захватывать? Но с безопасниками особо не поспоришь, поэтому он промолчал, решив посмотреть на месте. Даже если в системе каким-то чудом и появилась имперская гвардия, она ничего не сможет противопоставить массированному удару с орбиты. А ПКО здесь нет – ее сааны уничтожили еще в первый год после смерти Архена.

Казалось бы, незачем волноваться, все должно пройти так, как проходило десятки раз прежде. Однако Тхэн почему-то нервничал, предчувствие неприятностей не давало ему покоя. А своим предчувствиям он обычно доверял – нередко выручали в прошлом – и, если бы все зависело от него, предпочел бы уйти домой, на Тлеех, и не дергать корха за усы. Но что может случиться? Что?! Единственным отличием от прошлых посещений были шесть торговцев у причальных ферм орбитального космопорта. Но ведь у них нет оружия! Или есть?… А вдруг это не торговцы? Но кто тогда?…

Ленх покосился на экран гравилокатора – на планету надвигалось больше ста пятидесяти рейдеров. Тоже необычно, раньше в эту задрипанную систему никогда не отправляли больше двадцати-тридцати. Неужто хан что-то заподозрил? Не зря ведь в этот раз он послал в пять раз больше кораблей. А Кхэй Ват-Орхидо Бетоар никогда и ничего не делал просто так. Значит, и ему самому стоит быть настороже. Тхэн повернулся к первому помощнику и приказал перейти в режим боевой готовности. Находящиеся на мостике члены экипажа удивленно посмотрели на командира, но приказ выполнили.

Тхэн снова взглянул на экран и удовлетворенно кивнул – не он один оказался таким умным, большинство ленхов и кертов эскадры поступили так же. Неудивительно, все они – битые волки, все печенкой чуют, что что-то здесь не так. Понять бы еще что именно.

До подхода к третьей планете от пояса астероидов, возле которого эскадра вышла из гиперпространства, осталось еще около часа. Долго… Ленх больше всего на свете не любил ожидания. Скорее бы началось! А то, пока до места доберешься, чего только не передумаешь. Какие только глупости в голову не приходят. Вдруг эти шесть черных торговцев на самом деле – военные корабли? Почему-то Тхэну казалось, что это именно так. Он с напряжением следил за ними, но торговцы не двигались с места, только отстыковались от причальных ферм и отошли не небольшое расстояние, оставаясь не орбите и даже не пытаясь уйти. Они, казалось, чего-то ждали.

– Выпустить истребители! – хрипло каркнул ленх.

– Но зачем?… – с недоумением повернулся к нему помощник.

– На знаю… – покачал головой Тхэн. – Но чую, что надо.

– Как прикажете.

И опять командир "Стального клинка" оказался не одинок в своих опасениях – больше ста рейдеров поступили таким же образом. Не прошло и десяти минут, как в пространстве, прикрывая атакующее построение саанов, оказались около пятисот истребителей. Каждый рейдер нес до пяти. Не все, правда, были исправны, но большинство – да. Не выпустившие истребители корабли отошли в тыл, чтобы прикрывать отступление, если это понадобится.

В этот момент пульт вспыхнул красными огнями и вревел сиреной боевой тревоги. Но почему?! Что происходит?! На вопрос ленха отозвался офицер связи, выглядящий ошарашенным до онемения:

– Курьеров тайно прикрывали три линкора и пять крейсеров… Но почему-то началась гипербуря и заставила их выйти в обычное пространство… И их тут же кто-то атаковал! Курьеры уже уничтожены… Линкоры с крейсерами приняли бой и молят о помощи, говорят, что враг очень силен… И неизвестен! Какие-то черные, бугристые корабли…

– Черные? – переспросил ошарашенный Тхэн. – Бугристые?…

И перевел взгляд на экран гравилокатора. Как раз вовремя – черные торговцы внезапно сорвались с места, мгновенно нарастили скорость до непредставимых пределов и закрутились в какой-то бешеной свистопляске. Спиралью. Да что они творят?! Так же друг в друга врезаться недолго! Никакие навигационные компьютеры не справятся на таком мизерном расстоянии!

– Ленх, засечены множественные сигналы малых кораблей! – выкрикнул оператор следящих систем. – Это истребители! Чужие истребители!

Истребители?! Да откуда они взялись?! Однако вскоре Тхэн понял откуда – похожие на распластанных птиц космолеты выныривали из возникающих то тут, то там гиперпространственных пробоев, которых сааны всегда боялись до смерти. Засекая их, любой корабль без промедления уходил из опасной области пространства. Каждый знал: попасть в пробой – это конец. Никто не знает, куда тебя выбросит и выбросит ли. Ни один из кораблей, с которыми такое случилось, не вернулся. А эти спокойно выныривают из них… Это что же получается? Управляемые гиперпробои?! Благословенный Карлайн!

Случившееся следом вогнало ленха в еще больший ступор. Чужие истребители тоже закрутились в спиралях, смешивающихся друг с другом, как рои насекомых. Эти спирали то и дело исчезали, затем снова появляясь в совершенно других места – часто внутри построений саанских эскадрилий. Они что, способны нырять в гипер?… Маргачью мать им в души хвостом вперед! Инженеры и ученые Объединения в один голос утверждали, что разместить гипергенераторы на кораблях размером меньше пятидесяти метров физически невозможно – слишком велики и тяжелы. Однако кто-то разместил…

Саанские истребители гибли один за другим. Только вот Тхэн никак не мог понять, каким оружием их уничтожают – они просто превращались в облака обломков один за другим. Пилоты бешено огрызались, выпуская тучи ракет и паля из орудий – не безрезультатно, к счастью: многие чужаки оказались подбиты. Это давало некую надежду – истребителей у врага было не так много, всего около ста.

– Аномалии… – потерянным голосом сообщил оператор следящих систем. – Управляемые аномалии…

– Что? – повернулся к нему ленх. – Какие еще, маргачьим копытом тебе по лбу, аномалии?!

– Они уничтожают наши истребители, используя управляемые гиперпространственные аномалии, – уже более спокойно ответил офицер, кое-как взяв себя в руки. – И еще, похоже, ныряющими в гиперпространство ракетами, атакующими врага прямо оттуда. Других выводов из показаний сканеров я сделать не могу.

– Вот, значит, как… – сжал кулаки Тхэн.

До него постепенно начало доходить, что Объединение действительно столкнулось с новым врагом, обладающим непредставимыми до сих пор возможностями. Но почему этот враг вмешался в их противостояние с Далан-Атен? Всему должна быть причина, а значит, есть причина и этому. И выяснить ее необходимо. Еще стало ясно, что хан подозревал что-то, потому и послал в атаку на систему Дарисайл такие силы. Разведка боем, вот как это называется. Из нее мало кто возвращается.

– Линкоры и крейсера прикрытия уничтожены… – с тоской сказал офицер связи, повернувшись к командиру. – Ни один не отзывается.

– Почему ты так уверен? – поинтересовался тот. – А может они просто в гипер ушли, чтобы хану о новом враге сообщить.

– В гипер сейчас уйти невозможно, – горько усмехнулся офицер. – Там такая буря, с какой мы еще не сталкивались. Попытка нырнуть обернется мгновенной гибелью.

– И похоже, эта буря тоже искуственная… – констатировал ленх. – Нас заманили в ловушку. Весело.

– Более чем…

– Есть возможность атаковать этих псевдо-торговцев? – Тхэн повернулся к главному канониру рейдера, Инсу Троверу, хмурому, вечно всем недовольному человеку лет сорока пяти.

– Пока нет, – буркнул тот, постукивая пальцами по краю пульта и что-то отслеживая на мониторах системы ведения огня. – Вне пределов досягаемости ракет держатся, сволочи… Линкор или крейсер дотянулся бы, у них есть ракеты класса "космос-космос III". А у нас, сами знаете, на борту только второго класса пара штук. Да и те уменьшенного размера, чтобы влезли.

– Ясно, – скривился ленх.

Придется дожидаться сигнала общей атаки, а затем прорываться мимо черных кораблей в надежде выбраться за пределы гипербури и убраться домой. Сейчас сааны предпочли бы уйти вообще без боя, но понимали, что уйти им никто не позволит. Видимо, неизвестный противник решил просто уничтожить их соединение, чтобы информация не просочилась. Вполне логичное решение, каждый из из ленхов или кертов эскадры на его месте поступил бы так же. Чужаки явно хотят встретить флот Объединения неожиданным нападением. Осталось надеяться, что хоть кто-то сможет уйти и предупредить хана, или тот сделает из исчезновения соединения свои выводы. Да и надежда победить еще не умерла – врагов всего шестеро, а саанских кораблей – больше ста пятидесяти. Если навалиться всей массой, то может и получиться. Тхэн, конечно, помнил о тех, кто уничтожил линкоры и крейсеры сопровождения, но надеялся, что они не успеют подойти от пояса астероидов – все-таки расстояние немалое. И прыжка не сделать – гипербуря.

Действительно, вражеские истребители перестали покидать обычное пространство, но это не сильно помогло саанам. Святой Карлайн, как же эти сволочи летают! Сам будучи в прошлом пилотом, лэнх только восхищенно ругался скозь зубы. Да что у них за машины такие?! А пилоты?! Невероятное мастерство! Вертятся вокруг саанских истребителей, как мошки, и палят из неизвестного типа орудий. А те не могут попасть! Не всегда, правда, порой попадают, но довольно редко. Тогда как сами теряют истребитель за истребителем…

Ну вот, время сражения и пришло! Теперь поглядим, кто кого! После получения сигнала общей атаки пальцы ленха забегали по клавиатуре главного пульта, и рейдер прыгнул вперед, нарастив скорость. Его экипаж работал на пределе сил – каждому хотелось жить. Пилоты четко держали корабль в составе боевого крыла согласно первичному плану сражения, операторы следящих систем своевременно передавали информацию по всем постам, канониры готовили ракеты к старту, комендоры напряженно дожидались момента, когда можно будет начать стрельбу из орудий и лазеров.

– Начались потери, – негромко уведомил оператор следящих систем. – Враг стреляет из орудий неизвестного типа. Очень сильное поражающее воздействие в случае прямого попадания. Судя по всему предыдущему, эти орудия тоже способны вести огонь прямо через гиперпространство. Так что нам даже на руку, что они перекрыли вход туда. Иначе бы растреляли нашу эскадру очень быстро.

Тхэн покивал – парень прав, в ином случае огневое преимущество врага было бы слишком велико. Но он забывает об одном – тогда бы никто не стал с этим неизвестным врагом драться, рейдеры дружно нырнули бы в гипер и ушли домой, вернувшись затем с подкреплением. Так что командир чужаков тоже не лыком шит – понял вышесказанное и перекрыл дорогу отступления. Да, при этом его потери увеличиваются, зато, в случае победы, никто из саанов не сумеет уйти. Впрочем, по поводу победы – еще ничего не ясно. Пусть у врага лучше оружие, лучше пилоты, но у их соединения – численное преимущество. И огромное!

Саанские пилоты-истребители платили шестью-семью своими за каждый истребитель чужаков, но это их не останавливало – каждый принимал перед схваткой препарат боевого безумия и забывал о страхе перед смертью. Вот они и бросались на врага отчаянно, не считаясь с никакими потерями, и постепенно выбивали один за другим космолеты чужаков, благо теперь те не могли нырять в гипер. И гибли, не успевая увернуться от бесчисленных ракет. Саанов все-таки было всемеро больше – оставшиеся рейдеры, поняв, что иного выбора нет, тоже выпустили в бой свои истребители, включая даже резервные. Тут уж не до сохранения резерва – выжить бы.

Сотни и сотни ракет устремились к черным кораблям. Поначалу те справлялись, отстреливая их на подлете каким-то непонятным оружием, просто превращающим ракеты в пыль, но некоторые всего лишь метрах в ста от бугристой поверхности. А сааны, воспользовавшись тем, что их истребители отвлекали вражеские, прорвались мимо схватки и устремились вперед, не жалея боезапас. Удастся уничтожить этих псевдоторговцев – возможно доберутся до границы системы и уйдут в гиперпространство. Или нет, но это уж как Карлайн рассудит. Беда только, что попасть в бешено вращающиеся друг вокруг друга черные корабли было почти невозможно. Не помогали даже самые совершенные баллистические компы и системы самонаведения. Что-то сбивало их с толку, и ракеты порой атаковали собственные корабли. Возникало ощущение, что на противника работают хакеры, легко берующие под контроль убогие мозги этих маргаковых ракет. Но как возможно взять их под контроль во время боя, длящегося считанные мгновения? Это какими же вычислительными мощностями должны обладать чужаки?…

Сааны шли давно проверенным на практике боевым построением – двумя полусферами, прикрывающими друг друга огнем. Никто не хотел рисковать, используя нечто незнакомое. И каждый корабль выпускал ракету за ракетой – они летели волнами, не давая комендорам врага ни секунды покоя. В конце концов те не справились, и первые несколько ракет разорвались на поверхности черных кораблей, не причинив, однако, тем ни малейшего вреда. Только странное беловатое свечение вспыхивало на местах попаданий.

При виде этого Тхэн даже глаза протер – неужто защитное поле?… Каким образом на кораблях, не больших, чем средний саанский крейсер, сумели установить его генераторы?! Они же столько энергии жрут, что на все остальное ее просто не хватит! Видимо, столкнулись с цивилизацией, опережающей Объединение в развитии, как минимум, на пару столетий…

Больше всего ленху не давал покоя вопрос: почему эта неизвестная цивилизация решила выступить на стороне обреченной империи? Ведь у Далан-Атен не было ни единого шанса на победу в войне! Однако теперь шансы появились. Или чужаки на своей собственной стороне и решили вначале заняться более сильным противником, чтобы потом легко добить оставшегося? Тоже вполне возможно. А вдруг они – вообще не люди и руководствуются чем-то совершенно непонятным человечеству? Тхэна холодный пот прошиб при этой мысли. Тогда ни малейшего шанса договориться нет. Тогда необходимо объединяться с империей и совместно давать отпор чуждому разуму, забыв о прежней вражде. Но как сообщить домой обо всем, что они узнали?… Как дать знать хану, что давно запланированная война сейчас гибельна для обеих человеческих стран?! Святой Карлайн, спаси и помоги!

Немного подумав, Тхэн по общей связи сообщил о своих выводах всем офицерам эскадры – в саанском военном флоте было принято, что каждый, пусть даже рядовой боец, знающий или способный предложить нечто важное, имел право, чтобы его выслушали. Это правило никогда не нарушалось и было проверено столетиями. Вот и теперь никто не прервал ленха, никто не осадил и не обозвал фантазером. Наоборот, после его слов в эфире ненадолго воцарилось задумчивое молчание. А затем командующий эскадрой ди-панарх подал лет сто не подававшийся сигнал "Элет Ранхад" – иначе говоря, требование не жалеть своих жизней, не жалеть кораблей, да и вообще ничего на свете. Речь шла уже не об этом, а о выживании саанского народа, как такового. Не все офицеры, правда, согласились с мнением Тхэна, но приказ ди-панарха не оспоришь.

Ведущие пилоты рейдеров осенили грудь святым полукругом, помолились за упокой собственных душ Карлайну и отдали команду компам скафандров впрыснуть себе в кровь прежде запретный для них, в отличие от пилотов-истребителей, препарат боевого безумия. В рубках кораблей Объединения раздался дикий, не похожий на человеческий хохот, после чего они сорвались с места, разрушив боевое построение. Каждый с этого мгновения действовал сам по себе и имел только одну задачу: любой ценой поразить врага. По десятку рейдеров рванулись в самоубийственную атаку к каждому из черных кораблей, чтобы пробить брешь в их защите и дать идущим за ними пойти на таран. Комендоры последних готовились в нужный момент подорвать все оставшиеся на борту ракеты и другие боеприпасы.

И это сыграло свою роль! Два из шести вражеских кораблей превратились в облака плазмы после того, как в них по очереди врезались по пять или шесть саанских рейдеров. Защитное поле не выдержало, комендоры тоже не справились. Уцелевшие четыре черных корабля тут же отошли в сторону, повысив плотность огня своего страшного оружия. Но сааны продолжали безумно бросаться на них, даже не думая о защите. А часть их попытались обойти врага стороной и устремиться к границам системы. Хоть кто-то должен уйти и донести домой весть о случившемся!

Однако уйти не удалось никому… От астероидного пояса к орбите третьей планеты подошло нечто чудовищное – корабль более шестидесяти километров в длину. Тоже черный и бугристый. Тхэн неверяще смотрел на экран гравилокатора и постепенно осознавал, что все кончено. У этого гиганта и вооружение должно быть грандиозным…

Так оно и оказалось. Бугры на бортах чудовища засветились призрачным синим светом, и большая часть еще оставшихся на ходу саанских рейдеров мгновенно превратилась в мелкие обломки. А черные псевдоторговцы принялись методично добивать остальных. Вскоре удар неизвестного оружия настиг и рейдер Тхэна. Однако ему повезло – корабль уцелел, удар пришелся вскользь, только двигатели приказали долго жить. Да еще часть экипажа погибла от внезапной разгерметизации нескольких отсеков. Но системы безопасности сразу отсекли их непроницаемыми переборками, дав выжившим шанс. Даже аварийная энергосистема уцелела, и ленх с ужасом наблюдал на экранах, как чужаки добивают их соединение.

Чудовище выпустило еще около сотни истребителей, которые быстро справились с еще способными сражаться истребителями саанов, после чего не спеша занялось отсрелом пытающихся скрыться рейдеров. Увы, скрыться им не дали. Вскоре Тхэн понял, что остались только недобитые корабли. Впрочем, вскоре враги обратят внимание и на них. Похоже, смерть пришла…

Но вместо этого гигант подошел поближе, и вскоре люди на борту рейдера ощутили, что их неподвижный корабль куда-то тянут. Кажется, силовыми полями. Неужели, чужакам нужны пленные? Но зачем? Что они хотят узнать?… Что могут рассказать обычные флотские офицеры, которым ничего важного не сообщают? Да ничего, маргак задери!

Тхэн не ждал от плена ничего хорошего, да и не желал становиться предателем даже невольно. Поэтому потянул из кобуры пистолет. Но не успел даже поднести его к виску, как потерял сознание.

Саанский офицер еще не знал, что ему предстоит измениться и очень многое понять.


Капитан Терен Н. Р. Дентар, лейтенант Ронх С. Т. Френрик, империя Далан-Атен, колониальная планета Ларк, орбита – центральный округ, столичный город Ринтеран, 12.10.4567 с. э. – 16.10.4567 с. э.

– Что скажешь? – капитан повернулся к лейтенанту, внимательно рассматривающему шарик покрытой облаками планеты на большом голоэкране туманного зала орденского рейдера "Идущий ввысь". – Будут сопротивляться?

– Вряд ли, – отрицательно покачал головой тот. – Планета принадлежит отнюдь не богатым лордам Гирланду и Кларенсу. Войск у них почти нет, только полицейские части. Да и те, судя по отчетам разведки, состоят из откровенных отбросов. А эта порода – трусы чаще всего. Только над слабыми изгаляться горазды, с вооруженным и хорошо обученным противником никогда не сталкивались.

– Оно-то, конечно, так… – Дентар явно испытывал сомнения. – Но вспомни, что случилось на Эстлине. Там мы тоже не ждали сопротивления.

– Мда… – только и сказал Френрик. – Вы правы, командир, все меры предосторожности будут приняты. Расслабляться я ребятам не позволю.

Они замолчали, продолжая смотреть на приближающуюся планету. Каждый размышлял о своем. Капитан вспоминал, что еще месяц назад скажи ему, что можно добраться от Атена до Ларка за каких-то восемь часов, он бы пальцем у виска покрутил. А вот на тебе! Союзники многое изменили в империи. Насколько знал Дентар, именно благодаря им император и сумел разогнать Табал, который до того казался несокрушимым. А затем события покатились валом, только успевай реагировать. За какой-то месяц под контроль была взята половина империи. Невозможно, скажете? Однако случилось.

Но аарн и до сих пор несколько настораживали капитана, слишком нечеловеческими были их реакции на многие вещи. Даже у тех, кто физически являлся человеком. А их моральные принципы? Всеобщая половая распущенность, психошоки после убийства, Целители Душ, на которых буквально молились… Это что? Одновременно подкупали их доброта, готовность всегда прийти на помощь, открытость. Дентар покосился на командующего рейдером совсем еще молодого на вид лор-навигатора Торк-Алейна. Мертвенно-бледная кожа и огненно-рыжие прямые волосы, спускающиеся ниже лопаток. Это-то зачем? Мешают же скафандр надевать! Но если подойти беспристрастно – отличный парень и великолепный, профессиональный офицер.

На память пришел рассказ лор-навигатора о войне на его родине. Капитан нервно поежился – страшная война! Надо же, полгалактики сцепилось. Аарн не позавидуешь – потерять все, что ты знал и что любил? Не дай Тавин такого! А ведь если бы инопланетяне не пришли на помощь, это же ждало бы и Далан-Атен. От саанов жалости не дождешься, это не люди, а чудовища в человеческом обличье. Так что маргак со всеми странностями аарн – спасибо им огромное!

Лейтенант размышлял совсем о другом – он вспоминал и анализировал недавние события на планете Эстлин, упомянутой капитаном. Неудачное было сражение, огромные потери… А все почему? Лорды Табала, будь они тысячу раз прокляты! Эта планета принадлежала лорду Хиркайду, одному из ближайших соратников атеара. И там базировались две верные своему хозяину довольно профессиональные армии. Наземные, понятно, но наподдать гвардейцам они, тем не менее, сумели. Неожиданно – поначалу их командование заявило о сдаче, а вот когда гвардия высадилась, все и началось… Благо, хоть двархи орденских рейдеров могли открывать гиперпереходы в любую точку ранее просканированной планеты. Только атакой с тыла или изнутри укреплений и удавалось выбивать с позиций развоевавшихся местных.

Вообще-то можно было блокировать и оставить их в покое, пока не оголодают. Но беда, что защищали они самое ценное на Эстлине – крупные производства, которые его величество приказал любой ценой захватить неповрежденными. Да и времени не имелось – согласно планам командования, на взятие под контроль планеты давалось не больше недели. Вот и пришлось давить солдат лорда самыми жесткими методами. С производств их все же выбили, однако часть ушла в горы. Партизанить явно собрались. Недолго они это делать смогут – население слишком ненавидело лорда с приспешниками, державшими людей впроголодь, никто им не поможет. О чем речь – в каждом городе или селении имперских гвардейцев встречали цветами. Так что "партизан" отпустили – позже, если не угомонятся, ими займутся вплотную.

Как бы и сейчас не нарваться… Верно говорит командир, вряд ли подонки, имеющие власть над людьми, добровольно от этой власти откажутся. Френрик раньше считал, что видел уже все, но увиденное на колониальных планетах потрясло его до глубины души. Он-то думал, что это на Атене тяжело живется… Да там рай по сравнению с тем, как живут люди в колониях! Фактическое рабство. Нищенское жалованье. Огромные цены, устанавливаемые лордами произвольно. Вырваться в миры метрополии совершенно невозможно – просто нечем оплатить билет на транспортный корабль, за малейшее неповиновение или протест – огромные штрафы, выплатить которые обычному человеку никак не по карману. А это – долговая тюрьма, в которой и до конца жизни пробыть можно, "долг" отрабатывая.

Разведка сообщала, что на Ларке нет регулярных армейских частей, но бдительности терять все равно нельзя. Лучше сразу арестовать лордов с ближайшими приспешниками, блокировать полицейские управления, производственные комплексы и их руководителей. Благо, на планете всего два крупных города, Карлан и Ринтеран – столицы лордств. Может ведь и такое случиться, что вооруженные "полицейские" рассредоточатся по городам и поселкам, превратившись в обычные банды, держащие в страхе население.

– Внимание! – повернулся к офицерам лор-навигатор. – Выход на расчетную орбиту завершен. Нам поручена нейтрализация лорда Кларенса. Ваши люди готовы к десантированию?

– Готовы, Торк, – сразу переключился на текущую задачу капитан. – Уже все отсканировали? Известно, где сам лорд?

– Да, – усмехнулся аарн. – Заперся в горной цитадели, окружил себя тысячами охранников. Думает, что никто до него не доберется.

– Ну-ну… – едва не рассмеялся Дентар. – Пусть думает. Ладно, мы за доспехами. Бывай!

– Удачи!

Доспехи ордена были еще одной потрясающей воображение вещью, которой одарили гвардейцев. Их возможности впечатляли, позволяли просто не обращать внимания на огонь планетарных войск. Особенно в совмещении с генератором личного защитного поля и плазмером. Очень жаль, что во время боя на Эстлине всего этого еще не было в достаточном количестве – грузовой корабль, загруженный доспехами, генераторами и плазмерами под завязку, только позавчера догнал эскадру.

Перед капитаном и лейтенантом завертелась черная воронка, они ступили туда и оказались в зале боевой подготовки, в котором готовились к бою гвардейцы и десять орденских легионеров под командованием лор-лейтенанта Сарта Виранха, с которым имперские офицеры быстро сдружились, несмотря на его необычный вид – угольно-черная кожа и снежно-белые волосы до пояса. По словам аарн, он был родом с планеты Лавиэн, где все такие. Даланцам трудно было в это поверить, подобных людей они раньше не видели. Но личные качества лор-лейтенанта перевешивали собой все остальное.

– Приветствую! – помахал рукой Сарт, он был уже в доспехах.

– Рад видеть, – улыбнулся Дентар. – Погоди минутку, переоденемся.

Офицеры быстро сбросили с себя форму и белье, затем вошли в заранее подготовленные ординарцами доспехи. Те закрылись, возникло неприятное ощущение погружения тела в теплую слизь, затем минута забытья, и доспехи стали частью тела. Капитана это каждый раз восхищало до невозможности. Раньше о таких скафандрах можно было только мечтать. Но времени на восхищение не осталось, и он подключился к общей сети как первый номер, принимая на себя командование операцией. Вторым номером был лор-лейтенант, затем шел лейтенант Френрик, следом – мастер-сержанты, командующие взводами.

– Внимание! – прозвучало по мыслесвязи на общей волне. – Говорит дварх рейдера! Объявляю готовность номер один! Гиперпереходы будут открыты через две минуты. Выход – в трапезном зале крепости лорда Кларенса. Они изволят трапезничать…

– Щас мы им кайф-то подпортим… – не выдержал кто-то из гвардейцев.

– Молчать, маргачьим копытом вам по лбу! – рявкнул капитан. – Есть готовность номер один!

Бойцы выстроились в четыре колонны по два человека – больше четырех порталов за раз энергетическая установка рейдера открывать не позволяла. Дентар окинул их довольным взглядом – хороши, маргаки безрогие! Походят на стальные статуи в этих доспехах, на груди – раскинувший крылья имперский кречет вместо кошачьей головы легиона. Надо же, аарн даже это учли – герб поменяли. На своих доспехах тоже, не только на доспехах гвардейцев.

– Внимание! – снова заговорил дварх. – Открываю!

Впереди завертелись гиперпереходы, и бойцы по двое ринулись в них. Капитан с лейтенант шли вторыми в крайнем правом ряду. На мгновение у них потемнело в глазах, а затем взгляду открылся огромный, драпированный бархатом зал, посреди стоял стол, за которым могло с полным удобством расположиться человек двести, не меньше. Однако сидело за ним всего пятеро роскошно одетых людей – пожилой мужчина надменного вида, бледная до синевы худая женщина и трое подростков, девочка и два мальчика. За спиной каждого стоял лакей в красно-черной ливрее. По периметру зала застыли двенадцать солдат в песочного цвета форме.

Дентар окинул все это быстрым взглядом: интересно, удастся ли обойтись без стрельбы? Не хотелось бы убивать этих молодых ребят в песочной форме, они просто приказ выполняют. Он ступил вперед и заговорил, приказав биокомпу доспехов усилить его голос:

– Лорд Дирт Ранет Торино Кларенс! Согласно приказу его императорского величества Далана III, вы арестованы за государственную измену! Прикажите своим людям сложить оружие и следуйте за нами!

– Что?! – вскочил тот из-за стола, ошарашенно глядя на непонятно как оказавшихся в его трапезной людей в черных доспехах. – Да кто вы такие?!

– Имперская гвардия! – отчеканил капитан.

– Н-но… – пролепетал Кларенс. – К-как?…

– А вот так! – в голосе Дентара звучало торжество. – Кончилась ваша власть! Теперь за все ответите!

– Стреляйте! – отчаянно взвизгул лорд, оборачиваясь к солдатам в песчаной форме. – Стреляйте в них!

– Не советую! – вмешался лор-лейтенант. – Вы на прицеле. В случае сопротивления будете уничтожены.

Впрочем, солдаты и сами видели нацеленное на них незнакомое оружие со светящимися голубыми линзами на концах стволов. Ни самоубийцами, ни фанатиками они не являлись, служили лорду за деньги – семьи-то на что-то содержать надо, а охранникам платят больше, чем кому бы то ни было. Поэтому солдаты осторожно положили свои автоматы на пол и подняли руки – умирать за лорда Кларенса, давно доставшего до самых печенок своей грубостью и скупостью, они не собирались. Тем более, что толку в сопротивлении нет – даже в колониях хорошо знали, что такое имперская гвардия и насколько она бывает безжалостна.

– Вот и хорошо, – удовлетворенно сказал капитан. – Ваши руки, лорд.

Он достал наручники и подошел к Кларенсу.

– Оставьте меня! – заорал тот, отпрыгивая в сторону. – Вы не имеете права!

– Имею! – заверил Дентар. – Планета переходит под прямое императорское управление, а вас ждет суд.

Двое гвардейцев скользнули вперед и подхватили лорда подмышки. Капитан подошел и надел ему наручники. Кларенс опустил на свои скованные руки растерянный взгляд и зажмурился. Затем потряс головой – никак не мог поверить, что все это ему не снится. Ничего, поверит. Скорее всего, его ждет расстрел – Дентар читал о том, что происходило на этой несчастной планете. Одна из самых жутких колоний, где людей старше сорока пяти просто уничтожали. Рабочие жили в бараках, никакого личного жилья – только управленцы, надсмотрщики и инженеры имели его. Семьям выделяли в тех же бараках крохотные комнатушки – и неважно сколько у этой семьи детей. Кормили бедняг впроголодь, лишь бы с голоду не перемерли. А работать заставляли так, что мало кто способен был выдать норму. Не выдал норму – остаешься без еды. Те же, кто длительное время не выдавал ее, отправлялись в "дома упокоения", где их уничтожали в газовых камерах.

– А с нами что будет? – внезапно спросила до того молчавшая леди Кларенс.

– Если вы не замешаны в делах мужа, то вам ничего не угрожает, – ответил Дентар.

– А дети?

– Мальчики могут поступить в юнкерское училище. Сейчас это единственный вариант карьеры для сыновей бывших лордов. Девочка? Не знаю…

– Но на что нам жить? – в глазах женщины появились слезы. – Ведь имущество мужа будет конфисковано…

– Не беспокойтесь, сударыня, – поморщился капитан, он не выносил женских слез. – Его величество не оставит детей умирать с голоду, это только ваш муж на такое способен. Вам будет выделено все необходимое для жизни. По минимуму, конечно, но большего, простите уж, вы не заслуживаете.

– Благодарю… – едва слышно прошелестела леди и умолкла.

Дентар еще некоторое время смотрел на нее – мертвенно бледна, худа, явно чем-то больна. Видимо, несладко жилось ей с лордом… Ничего удивительного, сволочь – она сволочь во всем. А Кларенс – это такая сволочь, каких поискать еще.

– Вы ответите! – вдруг вякнул лорд.

– Заткнитесь! – повернулся к нему капитан. – Это вы ответите за все, что сотворили. Думаю, доказательства собрать недолго. Судебный пристав у нас на борту, он имеет право выносить в отношении бывших лордов смертные приговоры.

– Смертные приговоры?!. – рот Кларенса ошарашенно приоткрылся. – Мне?!. За что?!!

– Вам-вам, – злорадно заверил Дентар. – За то, что вы творили с людьми этой планеты! Такое не прощается.

– Это же чернь… Она должна знать свое место…

– Вот за нее вы и будете расстреляны, лорд!

Тот онемел, только стоял и хлопал глазами. А затем обвис в руках гвардейцев, потеряв сознание. Жалости к нему никто не испытывал, и Кларенса утащили в воронку гиперперехода, ведущую на рейдер, где была приготовлена камера. Дварх обещал считать память преступника и добыть необходимые для публичного суда доказательства. А суд необходимо сделать публичным, чтобы жители Ларка поняли – все изменилось на самом деле, это не просто слова.


Прошло четыре дня. За это время гвардейцам удалось нейтрализовать и запереть в казармах основные полицейские войска Ринтерана, столичного города части планеты, принадлежащей лорду Кларенсу. Но не все, к сожалению, слишком велик был этот мегаполис – многие полицейские управления функционировали в прежнем режиме, продолжая принуждать людей к рабскому труду. В полиции с подачи правителя служили в основном люди, не знающие, что такое жалость и сочувствие. Они обычно действовали с дикой жестокостью, ведь за убийство рабочего полицейских даже к административной ответственности не привлекали. Да что там, им вменялось в обязанность находить и уничтожать "стариков", не желающих отправляться в "дома упокоения". Беглецов просто отстреливали, как бешеных собак.

Полицейские никак не могли взять в толк, что все изменилось, до начальников управлений это просто не доходило – лорды правили на Ларке испокон веков. Ну да, они слышали, что существует где-то некая империя Далан-Атен и правящий ею император, но последний был в их сознании просто суперлордом. Он захватил планету? Казнил прежнего хозяина? Ну и что? Зачем менять привычные порядки, если и так все работает? Заводы и фабрики ведь продолжают выдавать продукцию, а значит, все в порядке. Наоборот, полицейские начали давить людей совсем уж жестко, боясь бунта.

К сожалению, полностью разгонять полицию было нельзя – кровавого бунта не хотели и в гвардии. Необходимо предотвратить его любой ценой. А если сразу дать людям полную свободу, они могут и взбунтоваться – нет страшнее зверя, чем только что получивший свободу и не имеющий никаких ограничений раб. Вот и приходилось гвардейцам лично беседовать с каждым начальником управления, разъясняя ему, что сейчас можно, а чего нельзя делать. Но откуда взять нужное число людей для этого? Даланцев, к сожалению, прибыло на Ларк слишком мало. А население планеты превышало полмиллиарда.

То же самое творилось и на территории, ранее принадлежавшей лорду Гирланду. Гвардейцы и легионеры сбивались с ног, пытаясь навести на Ларке хотя бы видимость порядка. Оставлять все по-прежнему они были не вправе, да и не желали этого – насмотрелись, как живут здесь люди. Хуже прочего, что ларкианцы не верили им, давно отвыкнув ожидать от властей хоть чего-нибудь хорошего. Даже на объявление о том, что больше нет сорокапятилетнего лимита на жизнь, они никак не отреагировали. Если давали продукты, кланяясь брали, но продолжали хранить молчание. А в глазах виднелись страх и забитость. Покорно ходили на работу и работали по шестнадцать часов в сутки. Пришлось военному коменданту Ларка, майору Хернесту, в приказном порядке ограничить рабочий день восемью часами. Приказ этот местные, конечно, исполнили, но опять же не высказав удивления – видимо, посчитали причудой новых хозяев.

Система, созданная лордами на Ларке, была чудовищной, но, тем не менее, работала как часы. Смена власти никак не повлияла на нее, и все попытки даланцев изменить хоть что-нибудь ничего не дали – система сопротивлялась. Как будто воспринимала новые правила, но суть ее оставалась прежней. Постепенно до коменданта начало доходить, что для глобальных изменений нужно время, и он вынужден был ограничиться запретом жестоких наказаний, отменой смертной казни за малейшую провинность, выплатой жалованья рабочим и улучшением питания. Но как позже выяснилось, бедняги просто не знали, что такое деньги… И, тем более, не знали, что с ними делать. Их учили только тому, что необходимо для работы на определенном участке производства, даже читать почти никто не умел.

Вскоре даланцы осознали, что такое положение дел на Ларке длится поколениями. Они просто растерялись – значит, и во времена Далана II и Аркена VI здесь было то же самое? Почему же императоры не запретили лордам издеваться над людьми? Почему не обращали внимания на подобные Ларку колонии? Понятно, что было не до того, слишком много забот, но ларкианцы ведь тоже граждане империи. Однако это так и осталось загадкой.

Через некоторое время комендант принял решение дождаться гражданской администрации – пусть разгребанием этой выгребной ямы займутся люди, имеющие опыт в такого рода делах. А он – человек военный, его дело сражаться, а не разбираться в сложных социальных взаимоотношениях. Однако майор отдал приказ о том, чтобы гвардейцы провели беседы с личным составом каждого полицейского управления. Там, где этого не сделали, полицейские продолжали действовать по-старому: охотились на немногих прячущихся в заброшенных бараках "стариков", насиловали женщин и издевались над мужчинами, уверенные в своей полной безнаказанности. Пришлось даже расстрелять нескольких в назидание другим. Это вызвало в среде "блюстителей порядка" искреннее недоумение. Они ничего не поняли, долго обсуждали случившееся и, в конце концов, решили, что расстрелянные чем-то рассердили новых хозяев, что этим новым хозяевам трудно угодить и нужно соблюдать в отношениях с ними величайшую осторожность, на чем и успокоились. Хорошо хоть приказы больше нарушать не осмеливались.

Лейтенант Френрик вспомнил все это и досадливо скривился. Местные полицейские странные люди – до них почему-то никак не доходит, что ни с кем нельзя поступать так, как они поступают с несчастными работягами. Он махнул идущим следом двоим гвардейцам и двинулся по улице дальше. Придется провести на Ларке, как минимум, еще два дня – гражданская администрация в сопровождении целой армии чиновников и даланских полицейских прибывает только послезавтра. Возможно, им удастся что-то сделать, хотя Френрик и сильно сомневался в этом. Попробуй-ка быстро измени положение вещей, которое складывалось в течение столетий.

Им троим предстояло сегодня обойти еще восемь полицейских управлений – этот полузаброшенный район города до сих пор еще не был охвачен сетью гвардейских патрулей. Судя по всему, раньше на планете жило значительно больше людей, чем сейчас. Куда, интересно, они подевались?

Впереди тянулись бесчисленные ряды абсолютно одинаковых серых пятиэтажных бараков. Пустых. Но, несмотря на то, что в них никто не жил, бараки содержались в идеальном порядке – нигде ни выбитого стекла, ни мусора на мостовой, ни проржавевших труб. За этим следили специальные службы, находящиеся под контролем полиции. Управления безлюдных районов командование оставило напоследок – поначалу надо было разобраться с теми, которые контролируют населенные. Но сейчас пришло время заняться и ими.

Внезапно слева раздались выстрелы и чьи-то голоса. Насторожившийся лейтенант тут же активировал био-усилители доспехов и огромными прыжками понесся на звуки. Гвардейцы рванулись за ним – приказов им не требовалось, каждый прошел не одно сражение и знал, что ему делать в нештатной ситуации.

Далеко бежать не пришлось – через два квартала они увидели двух полицейских в коричневой форме с пистолетами в руках. Они зажали в угол между бараками обросшего клочковатой седой бородой оборванца, одетого в сущие лохмотья. Тот обреченно смотрел на полицейских и весь дрожал.

Френрик выругался – опять эти идиоты охотятся на "стариков"! Придется вмешаться.


Дорик Фест по кличке Драный Крыс, беглый "старик" – планета Ларк, город Ринтеран, северо-западная оконечность, 18-я улица, 16.10.4567 с. э.

Драный Крыс с тоской смотрел на зажавших его в углу двух легавых. Похоже, все… А может, попробовать рвануться влево и нырнуть за угол? Да нет, кой там маргак, достанут в спину… Как же он так опростоволосился-то, а? Говорил же Лохматый, что на 18-ю улицу сегодня лучше не соваться, что там патрули шастают… Нет, не послушал, больно жрать хотелось – в склад с консервами задумал забраться, он совсем рядом. И подкоп под него давно сделан, еще покойный патриарх их гнезда, Облезлый Мит, вырыл.

В катакомбы, где обычно скрывались изгои, легавые никогда не совались, и беглые "старики" чувствовали себя там в полной безопасности. Зато на поверхности совсем другое дело… Далеко не все возвращались с промысла. Но деваться было некуда, жрать под землей нечего – одни крысы. Да и тех поди еще налови. Как бы они тебя не поймали – во многие подземелья "старики" не решались соваться именно из опасения быть съеденными, слишком много там водилось крыс. Чтобы справиться со всеми огнемет нужен. А где его взять? Тут бы легавым не попасться – на месте пристрелят.

Перед глазами скользила его нелепая жизнь. Как и все, Крыс родился в крохотной комнатушке одного из бараков на юге Ринтерана. Рос, как сорная трава – работавшим по шестнадцать часов в сутки родителям было не до сына, поспать бы немного. В четырнадцать лет мальчишка уже стоял за станком – обучили на токаря. Родителей вскоре не стало – их отправили в "дом упокоения". А Драный Крыс, тогда еще Дорик Фест, работал, работал и работал. Больше ничего у него не было. Разве что сошелся ненадолго с такой же замученной бесконечным, изматывающим трудом женщиной. Как там ее звали? Уже и не вспомнить…

Годы незаметно шли, возраст постепенно приблизился к критическому рубежу, совсем скоро Дорику предстояло отправиться в "дом упокоения". Но умирать не хотелось. Наоборот, с каждым днем жажда жить становилась все сильнее. Среди рабочих издавна ходили слухи о том, что немало "стариков" сбежало, но так ли это в действительности не знал никто. Дорик решил рискнуть и за три дня до отправки бежал в безлюдные районы – терять приговоренному к смерти было нечего. Там ему повезло – столкнулся с одним из изгоев, и тот показал вход в катакомбы. "Старики" приняли очереднего беглеца, хотя поверили ему далеко не сразу.

После того, как он чудом ушел живым, хоть и сильно ободранным, от стаи крыс, Дорика прозвали Драным Крысом. Вскоре он забыл собственное имя и отзывался только на прозвище. Жизнь потекла своим чередом, хотя жизнью ее назвать было нельзя – так, существование в постоянном страхе. Изгои кое-как добывали пропитание, обворовывая склады. А не удавалось украсть – умирали от голода. Бывало, даже поедали умерших, но старались все же такого не допускать.

В последние дни что-то случилось, легавые как с цепи сорвались – патруль следовал за патрулем, густой гребенкой прочесывая большинство опустевших районов. Многие опустели, кстати, не так давно – всего шесть лет назад. Рабочих куда-то вывезли. Насильно, естественно – изгои тогда больше десяти дней не рисковали высовываться на поверхность, там творилось что-то страшное – тысячи легавых вытаскивали людей из их убогих жилищ и колоннами гнали в направлении космодрома, откуда один за другим взлетали транспортные корабли.

Наконец, голод стал нестерпим, и Крыс решил отправиться на промысел. Далеко идти не захотел, вот и не обратил внимания на слова Лохматого, вчера выбиравшегося на поверхность. Ведь до ближнего склада было всего полмили, тогда как до следующего пришлось бы пройти больше пятнадцати. Это скрываясь от патрулей, прислушиваясь к каждому шороху, бросаясь в подъезды и хоронясь в канавах. Меньше, чем за полдня, не доберешься. Да и доберешься ли вообще? Один Тавин знает.

Не успел Крыс выбраться из канализационного люка, как увидел двух легавых – те явно поджидали изгоя и откровенно веселились, глядя на его ошарашенное лицо. Да откуда они узнали, где выход из катакомб?! Обычный же канализационный люк на вид! Но сокрушаться и задавать себе вопросы было поздно, и Крыс попытался забраться обратно, но несколько выстрелов не дали ему сделать этого. Поганые легавые забавлялись, издеваясь над обреченным человеком! Пришлось изо всех сил рвануться вправо. Он попытался скрыться в ближайшем переулке, но тот оказался перегорожен стальными щитами трехметровой высоты. Едва не зарыдав от ужаса, Крыс дернулся назад, но там уже стояли нацелившие на него стволы легавые.

– Ну что, крыса помойная, отбегался? – издевательски поинтересовался один.

– Пришло время Тавину душу отдавать… – оскалился второй. – Не хочешь помолиться напоследок?

– Идите на хрен, суки поганые! – выдохнул Крыс и зажмурился, ожидая удара пули.

Но события внезапно пошли совершенно непонятным образом. Откуда-то раздался еще один голос:

– Отставить стрельбу! Что здесь происходит?

Крыс приоткрыл один глаз и обалдело икнул. Позади легавых стояли три человека в скафандрах, кажущихся черной жидкой сталью, облегающей тела. На груди каждого горел яркими красками какой-то герб. Это еще кто? Какие-то новые легавые? Однако полицейские были удивлены не меньше Крыса.

– Отстрел помойных крыс, – нехотя ответил один. – А вы кто такие, маргак вас дери?!

– Имперский гвардейский десант, первый лейтенант Френрик, – стоящий впереди черный коснулся своего шлема, и тот исчез, открыв скуластое, совсем еще молодое лицо.

– Виноваты, господин лейтенант, не узнали! – тут же подтянулись легавые. – Какие будут приказания?

– Вы, как я вижу, в курсе, что лорд Кларенс расстрелян и планета перешла под прямое императорское управление?

– Так точно, в курсе!

– Тогда почему нарушаете приказ его величества? – вздернул брови лейтенант.

– Какой?! – вытаращились на него легавые.

– Лимит на жизнь отменен, охота на беглецов – тоже. Убив этого человека, вы убили бы имперского подданного и пошли под суд. Скорее всего, вас бы за это расстреляли.

– Это же помойная крыса… – растерянно пролепетал один из легавых. – Мы их всегда давили…

– Порядки изменились, – в голосе лейтенанта слышалась усталость. – Теперь на Ларке такие же законы, как и в метрополии. Скоро здесь вообще все изменится. Приказываю передать остальным вашим коллегам, что охота отныне запрещена! Также сообщите начальнику управления, что мы посетим его через полчаса. Пусть соберет личный состав для инструктажа.

– Есть! – откозыряли легавые и поспешили скрыться с глаз офицера.

Крыс слушал их разговор с широко распахнутыми глазами и не верил услышанному. Это чего ж тут творится, Тавин Святой?! Охота на беглецов запрещена?! Лимит на жизнь отменен?! Да разве это возможно? Испокон веков только так и было!

– Приносим свои извинения за действия местной полиции, уважаемый, – подошел к нему лейтенант. – Возможно, вы не верите нам, но прошу запомнить – все изменилось. Сюда пришла власть его императорского величества! И вы отныне имперский гражданин, имеющий все права такового.

Это что? Перед ним, помойной крысой, извиняется офицер?! И даже не полицейский, а гвардейский! Об имперской гвардии слышали и на Ларке, слышали даже такие изгои, как он. Слышали много хорошего и не меньше плохого. И лейтенант извиняется?! Небо на землю рухнуло, что ли?…

– Прошу сообщить то, что я сказал, другим "старикам", – продолжил гвардеец. – Никто вас больше не будет преследовать. Мало того, каждый житель Ларка, кроме служивших лорду Кларенсу, может обратиться в районную комендатуру и без промедления получить паспорт имперского подданного. И помощь, разумеется. По приказу его величества любому обратившемуся колонисту выплачивается единоразовое вспомоществование в размере полутора тысяч кредов.

Крыс не понял, что такое креды. Это что-то съедобное? Может, консервы? Полторы тысячи банок? Надолго хватит. Только не верится как-то в такую доброту, тем более, по отношению к изгою. Ну их, этих гвардейцев, с их кредами, отпустили бы…

– Если хотите, можете идти, – понял его сомнения лейтенант. – Но все-таки еще раз прошу подумать над моими словами. Всего доброго!

Гвардейцы раздвинулись, открывая дорогу. Неужели, и в самом деле отпускают? Крыс не стал сомневаться, прошмыгнул между людьми в доспехах и со всех ног припустил к канализационному люку. Успокоился он только оказавшись глубоко, уже перейдя из канализации в катакомбы. И задумался. Случилось чудо. Попавшийся легавым не только выжил, что считалось невозможным, но перед ним еще и извинились. Не зная, что и думать, Крыс решил рассказать обо всем случившемся остальным изгоям.

Результат оказался вполне ожидаемым – ему не поверили. Решили, что старый дурак совсем умом тронулся. Он попытался было доказать, но вскоре махнул рукой. Не хотят верить – ну и маргак с ними. А сам продолжал размышлять над сказанным лейтенантом. Однако пойти в комендатуру так и не решился. Слишком привык бояться всего на свете. А если что-то действительно изменилось, то он посмотрит на это, подумает, а потом уже примет решение. Шкура-то всего одна, другой не будет.


XI. Хан Кхэй Ват-Орхидо Бетоар, Саанское Объединение, планета Тлеех, шестой эрсах, город Рин-Харод, штаб-квартира давасара Бетоар, полдень 21.10.4567 с. э.

Стоя у огромного экрана со сцепленными за спиной руками, Кхэй молча кусал губы от досады. Что происходит, маргачье семя?! Почему отправленные в имперские колонии отряды не вернулись? Ни один корабль, даже специально охраняемые курьеры, которые должны были наблюдать за боем издалека и бежать в случае малейшей опасности! Да и линкоры с крейсерами сопровождения тоже бесследно исчезли. Что же творится в этой проклятой Карлайном Далан-Атен? Кто уничтожил его корабли? А их явно уничтожили, в ином случае хоть кто-нибудь добрался бы домой.

Происходящее с каждым днем все больше не нравилось хану. Слишком много странностей. Слишком много случилось необычного, настолько необычного, что у него порой мороз по шкуре шел. Иногда даже казалось, что некто всемогущий просто издевается над ним, легко разрушая все тщательно взлелеянные планы, заставляет менять их, добиваясь чего-то своего, абсолютно непонятного человеку.

Снова на память пришла гибель шести судостроительных комплексов, и Кхэй скрипнул зубами от бессильного гнева. Яйцеголовые так и не сумели понять каким оружием их уничтожили, сошлись только на том, что оно неизвестно ни в империи, ни в Объединении. Правда, хан подозревал, что в империи это оружие как раз-таки отлично известно – не зря оттуда перестали возвращаться пиратские рейдеры. Ни одного за последние три недели! Как такое возможно? Он не знал, не мог объяснить, однако это происходило. И причина явно есть, только как ее выяснить?

Если честно, Кхэю больше не хотелось нападать на Далан-Атен, сейчас он уже не был уверен в победе, однако ничего остановить не мог – маховик событий раскручен. Слишком большие силы задействованы. А абсолютной власти в Объединении у него, как ни жаль, нет. Ханы так и не поверили до конца, что остальные давасары не причастны к разрушению их верфей. Идиоты! Ведь сразу все ясно, стоит только немного подумать! Нет, предпочитают руководствоваться эмоциями, а не логикой. После войны необходимо будет каким-то образом консолидировать власть в своих руках, любой ценой, иначе ханы обязательно передерутся. Сейчас только предстоящая война с Далан-Атен сдерживает их от того, чтобы вцепиться друг другу в глотки. Слишком много между давасарами разногласий.

Не так давно Кхэй окончательно уверился, что в игру вступила третья сила. Он не мог доказать этого, все было на уровне интуиции, но сам считал, что не ошибается. Ничем иным творящееся в последние два месяца не объяснить. Но даже если существует эта третья сила, то как она сумела нейтрализовать буквально всех саанских агентов в империи? Осталась мелкая сошка, не имеющая доступа ни к какой нужной информации. Спецы давасара Тинтар только руками разводят, не понимая как такое может быть. Узнать, что на самом деле сейчас происходит в Далан-Атен, стало практически невозможно. Никогда такого не случалось, саанская разведка обычно опережала имперскую, как минимум, на два шага.

Почему-то хану казалось, что имперцы, в отличие от них, отлично знают о том, что делается в Объединении. И от этого ему было сильно не по себе. Но как тогда связать с этим неизвестную третью силу? Она выступила на стороне Далан-Атен? Почему? Чем могла оказаться для нее привлекательной почти развалившаяся империя? Разве не привлекательнее молодая, динамичная, стремительно развивающаяся страна? Если бы на месте этой третьей силы был Кхэй, он бы без сомнения выбрал Объединение. Но у других могут быть совсем иные приоритеты. И чтобы понять, чем они руководствуются, нужно знать, кто они и как живут, какую идеологию исповедывают. А вдруг это совершенно иная цивилизация, руководствующаяся чем-то непостижимым? Вполне ведь возможно и такое.

Но все-таки его догадки остаются лишь догадками, фактов, подтверждающих их, нет – только косвенные. Для самого Кхэя этого достаточно, но для других – нет. Разве что с визирем можно поделиться ими, старый хрыч давно ничему не удивляется, привык к внезапным прозрениям своего хана. Кстати, а где он? Давно пора ему явиться.

Визирь нашелся в своем кабинете, где распекал нерадивых подчиненных. Однако после звонка хана тут же бросил свое занятие и поспешил к повелителю.

– Садись, – хмуро буркнул Кхэй, кивая на кресло напротив. Старик послушно опустился туда. – Есть какие-нибудь новости?

– Никаких, – развел руками визирь. – Разве что…

– Ну?

– Помните, я говорил о контрабандисте, который видел возле Керазских верфей какие-то черные бугристые корабли?

– Помню, – насторожился Кхэй. – И?…

– Его выдоили полностью, использовали все – от пыток до гипноза. Из данных им показаний эксперты сделали парадоксальный вывод – эти черные корабли, если они не выдумка, используют, как оружие, управляемые гиперпространственные аномалии.

– Ничего себе! – выдохнул потрясенный хан.

Слова визиря прекрасно ложились на его размышления о третьей силе, обладающей неизвестными возможностями.

– Также один из чудом уцелевших атенских агентов сообщил, что видел черные корабли на орбите Атена на следующий день после того, как император разогнал Табал, – продолжил старик. – Я говорил раньше, что заметил упоминания в докладах, пересмотрел их и нашел. Еще один, с колониальной планеты Торвес, тоже наблюдал черные корабли во время прибытия гвардейских частей империи. Но не знаю верить ли – остальная его информация больше похожа на бред буйнопомешанного.

– И какова она?

– Будто бы гвардейцы одеты в некие совершенно неуязвимые зеркальные черные доспехи, обладают ручным оружием лучевого типа, часть из них летает на небольших досках, и атакуют они всегда неожиданно, перемещаясь в тыл противника при помощи каких-то черных воронок, похожих на вставшие вертикально смерчи…

– Что за чушь?… – растерялся Кхэй. – Такого не бывает!

– Вот я и говорю – чушь! – согласно кивнул визирь. – Потому и не докладывал вам.

– А может, и не чушь… – задумчиво потер ладонью щеку хан. – Что подумает дикарь, увидев, хотя бы, автомат? Что великий колдун бросается молниями или что-нибудь в том же духе… Мы вполне можем оказаться в положении этого дикаря, по-своему интерпретируя результат проявления технологий более развитого народа.

– Вы все же считаете, что в дело вмешался еще кто-то? – нахмурился старик.

– Другого объяснения происходящему я не нахожу, – вздохнул Кхэй. – И мне это крайне не нравится. Знаешь, после всего случившегося, если бы такое было возможно, я бы не стал воевать с империей. Боюсь, мы лезем в пасть к корху…

– И как бы он нами с аппетитом не пообедал… – тоже вздохнул визирь. – Но ничего остановить уже нельзя, повелитель. Вы это знаете.

– Знаю, – подтвердил хан. – Мы слишком далеко зашли. Только вот думаю: а не совершаем ли мы ошибку?…

– Кто знает, возможно, и совершаем, – развел руками визирь. – Но куда деваться? Мы столетиями жили мечтой сокрушить Далан-Атен, не дающую нам жить так, как нам хочется.

– Есть у меня одна мысль… – прищурился Кхэй, о чем-то напряженно размышляя. – Отряды не возвращаются, это уже ясно. Дальше посылать корабли на убой глупо. Но это отряды. А что, если послать неворуженные маленькие корабли без сопровождения? Имеющие позывные вольных торговцев. Пусть полетают по мирам империи, посмотрят, что там делается. Вдруг хоть кому-то удастся вернуться?

– Здравая мысль, – покивал старик. – Вполне может получиться. Распорядиться?

– Да.

– Тогда я покину вас, повелитель. Если появится какая-нибудь новая информация, я тут же доложу.

– Иди, – отмахнулся Кхэй. – А я еще подумаю немного.

Проводив взглядом визиря, он налил себе сока и отпил глоток – спиртного не употреблял принципиально. Несмотря на то, что воевать ему уже не слишком хотелось, предстояло подумать над тактикой и стратегией предстоящей войны. Ведь до старта боевых флотов осталось чуть больше месяца. Необходимо четко знать, как действовать, какие системы атаковать в первую очередь, а какие оставить на потом. Да и разведку боем провести не помешает, захватив какую-нибудь из планет, еще принадлежащих лордам. И посмотреть, как имперцы станут реагировать на это.

Хан не знал, что очень издалека за ним внимательно наблюдает человек со светло-серыми, почти белыми глазами. И удовлетворенно кивает каким-то своим мыслям.


Император Далан III, империя Далан-Атен, планета Атен, западное предместье города Аратан, летний императорский дворец, вечер 21.10.4567 с. э.

Если бы кто-нибудь посмотрел на юношу, увлеченно читающего какую-то старинную книгу, сидя в мягком удобном кресле у горящего камина, то подумал бы, что более он ничем не занят. Однако ошибся бы – для чтения задействовался только один из восьми потоков мышления. Второй был подключен через гиперканал к биоцентру "Черной Рыси" и анализировал происходящее в данный момент на подконтрольной империи территории, учитывая все текущие сводки и сообщения. Еще пять обдумывали тактику и стратегию предстоящей войны. А последний размышлял.

Меньше двух месяцев прошло с момента, когда Эрек впервые увидел дварх-полковника Ансара. Но насколько же все изменилось! Столь быстрые изменения казались физически невозможными, но они произошли. Аарн одним своим присутствием стимулировали их, переворачивая все вокруг с ног на голову. И люди отдавали свои силы без остатка, следуя за ними. Что за невероятная цивилизация их орден? Император пребывал в перманентном восхищении. И чем больше знакомился с самими аарн, тем его восхищение возрастало. Хотя быть абсолютным эмпато-телепатом он сам не хотел бы.

На память пришли отчеты командиров подразделений, взявших под контроль шестнадцать из двадцати восьми колоний, и Эрек помрачнел. Даже подумать не мог, что там такое творилось! Знал, что лорды Табала – мразь в большинстве воем, но не верил, что такая мразь. Особенно ужасали отчеты с планет Ларк и Хердал. То, что там происходило, поражало. Бесчеловечность лордов, похоже, действительно пределов не ведала. Лимит на жизнь? Это же надо было додуматься! А содержание людей только в бараках? Фактически в рабстве! Самое неприятное во всем этом – даже отец, великий Архен VI, оказывается, не смог ничего сделать с проклятыми колониями. Может, и не знал, что там происходит, хотя в это трудно поверить. Скорее всего, знал, но не имел возможностей изменить там хоть что-нибудь.

Эрек зло усмехнулся. Он принял окончательное решение. Табала и вольностей лордов больше не будет! Да и самих лордов – тоже. Империи не нужны аристократические роды и кланы, пекущиеся только о своей выгоде! Да, это немалая кровь, но иного выхода император не видел. Лучше один раз перерезать всю эту жадную шушеру, как поступил великий князь Раван во вселенной ордена, чем потом год за годом иметь море проблем. Пусть вместо спесивых лордов будет служивое дворянство, и не наследственное – если сын какого-нибудь дворянина ничего не стоит, то дворянином ему и не быть! Докажет, что не пустышка, станет. Так и только так!

Впрочем, пока не время думать о социальных преобразованиях, прав Варт. Для начала нужно победить в надвигающейся войне. А это очень и очень непросто, несмотря даже на силы легиона и восстановленные линкоры – слишком много кораблей у саанов. Числом задавить могут. Однако кое-какие наметки уже были, вражеских адмиралов ждет интересный сюрприз. И неважно, на какую систему они нападут. На колонии вряд ли полезут, там ничего особо ценного нет, да и находятся колониальные планеты несколько в отдалении от метрополии. Все аналитики сходятся на том, что ханы решат сразу атаковать какой-то из семи главных миров империи. Скорее всего, это будут Ваталн или Ротен – оттуда открывается прямой путь на Далан и Атен.

Неожиданно для самого себя Эрек представил, что легион так и не появился, что все идет по-прежнему, что всем заправляют Табал и лорд-атеар. И содрогнулся. Это означало бы только то, что империя вскоре прекратит свое существование. С чем флот встретил бы саанов в этом случае? Немногим более пятисот тяжелых кораблей против трех с чем-то тысяч? Исход любому понятен. Да, столичная система некоторое время продержалась бы за счет орбитальных и пространственных крепостей, но вряд ли долго. За неделю-другую сааны не спеша выбили бы даланские линкоры и крейсера, а затем… Затем начался бы кошмар.

О своей судьбе император не думал. Чего стоит его жизнь при таком раскладе? Ничего! Не исполнил свой долг, значит обязан умереть. И уже неважно как. На нем лежит ответственность за людей Далан-Атен, он обязан их защитить – именно он, никто иной! Император! Одним этим словом все сказано, до конца.

Эрек резко встал и подошел к окну, из которого виднелся парк. Раньше ему не доводилось бывать в летнем дворце, не знал, как здесь красиво. Лорд-атеар изволил поселиться здесь, тогда как принцы давились пылью в городе. А кстати, куда все-таки подевался этот самый атеар, будь он неладен? Император не питал иллюзий по поводу главы клана Латанг – еще вполне способен доставить множество неприятностей. Очень хитроумная сволочь. И это еще слабо сказано. Но мало самого атеара, также бесследно исчезли его ближайшие помощники – в общей сложности, более тридцати самых одиозных лордов Табала. Ни на одной из захваченных колоний их обнаружить не удалось. Да что их самих, даже малейших следов не нашлось. Как в воду канули. Поверить в то, что эти господа перебежали к саанам, Эрек не мог – слишком хорошо знал, что такое сааны и как они относятся ко всем без разбора даланцам.

Осталось проверить еще двенадцать планет. А если беглецов нет и там? Что тогда? Император не знал, но понимал, что искать лордов все равно придется. Нельзя оставлять без внимания такую угрозу его власти, как атеар со товарищи. У них явно осталось еще немало рычагов влияния. Одни богатые промышленники чего стоят – как они скрипели зубами после того, как Эрек распорядился втрое поднять зарплаты наемным работникам. С пеной у рта доказывали, что разорятся. В итоге пришлось национализировать треть самых важных произодств. Владельцы остальных двух третей притихли на время. Но всем понятно, что на время – на что угодно готовы, лишь бы снова стать полновластными хозяевами страны.

Перед глазами в который раз встало лицо Варта, и Эрек помимо воли улыбнулся. Спасибо тебе, учитель! Ты столькому научил, что слов нет. Никто другой такому не научит. А ведь это только начало пути… Что будет дальше? Его величество не знал, но подозревал, что дварх-полковник еще устроит ему немало сюрпризов. Он не огорчался по этому поводу – учиться всегда полезно, путь даже учеба и нелегко дается. Эрек не раз пытался понять, как относится к Варту, но не мог – слишком уважал его, даже преклонялся.

– Ваше величество! – отвлек его от размышлений голос биокомпа. – К вам просится на прием директор СБ, полковник Ватори.

– Пригласи, – по некоторому размышлению приказал император, главный эсбешник страны не станет проситься на прием просто так, только по очень уважительной причине.

В кабинет быстрым шагом вошел Ватори, неделю назад получивший полковничий патент из императорских рук. Он коротко поклонился и замер, сверля Эрека взглядом.

– Ваше величество!

– Здравствуйте, полковник. Садитесь. Что-нибудь случилось?

– Да как сказать… – поморщился Ватори, опустившись в кресло и положив на стол свой биокомп. – Есть кое-что, что хотелось бы обсудить лично с вами.

– Слушаю.

– Аналитики СБ внимательно изучили доклады офицеров с аннексированных нами колоний и пришли к несколько странным выводам.

– Вот как? – удивился император, тоже садясь. – И каким же?

– Около восьми лет назад с большинства колониальных планет было вывезено до четверти населения, – продолжил полковник. – Причем, вывезли наиболее профессионально подготовленных людей – опытных рабочих и инженеров. Их насильно сажали на корабли, не позволяя даже проститься с друзьями и близкими. Куда повезли – неизвестно.

– Сколько примерно вывезли? – насторожился Эрек.

– Больше пятидесяти миллионов человек, – ответил Ватори. – Мало того, было демонтировано и опять же вывезено в неизвестном направлении множество заводов и фабрик. В основном, в той или иной мере имеющих отношение к постройке космических кораблей и производству тяжелого вооружения.

– И что это может значить?

– Только то, что где-то существует неизвестная нам промышленная колония, созданная лордами Табала для собственных нужд. И, скорее всего, там выстроены большие верфи для постройки, предположительно, военных кораблей уровня линкоров и крейсеров. Так считают аналитики.

– Почему? – приподнял брови император. – Осталось еще двенадцать не аннексированных колоний…

– Даю гарантию, ваше величество, что ни на одной из них следов пропавших людей и оборудования не обнаружится, – позволил себе намек на улыбку полковник. – Все это должно было куда-то подеваться. Именно поэтому аналитики и сделали вышеуказанный вывод. И я с ними согласен.

– Ай да лорд Латанг, ай да хитрец! – не сдержал восхищенного возгласа Эрек. – Это что же получается? Он собственный флот где-то строит?

– Вполне возможно, – пожал плечами Ватори. – Но я не стал бы утверждать это с уверенностью. Считаю только, что мы должны помнить: существует планета, на которой власть атеара осталась незыблемой. Скорее всего, именно там и нашли укрытие беглые лорды. И мы не знаем, где эта планета находится.

– Однако искать придется! – отрезал император. – Я не позволю этим тварям уйти безнаказанными после того, что они сотворили со страной!

– Полностью согласен, – наклонил голову полковник. – Тем более, что лорды опасны сами по себе – они не смирятся с потерей власти.

– Вот именно. Прошу вас перерыть архивы Табала за последние двадцать лет от и до – может, там найдется хоть какое-то упоминание об этой неизвестной планете.

– Я уже отдал распоряжение сделать это. Но быстрого результата обещать не могу – сами знаете сколько документации в архивах, а доверить их просматривать можно только проверенным людям.

– А вы попросите кого-нибудь из двархов помочь, – усмехнулся Эрек. – Электронные документы любой бестелесный просмотрит очень быстро. С бумажными сложнее, но тоже есть варианты.

– Это мысль, – удивленно посмотрел на него Ватори, явно не ожидавший такого предложения. – А как с ними связаться?

– Незачем со мной связываться, я и так все слышал… – раздался с потолка ворчливый голос. – Помогу, конечно. Давайте координаты архива, прямо сейчас и займусь.

– Большое спасибо, уважаемый э-э-э… – поклонился в никуда еще больше удивленный эсбешник.

– Илеарх, – сообщил свое имя бестелесный.

– Благодарю вас, уважаемый Илеарх!

– Кроме того я попрошу наших просмотреть архивы Табала на всех аннексированных колониальных планетах и тут же сообщить вам результаты.

Ватори опять поклонился. Раз так, задача неимоверно облегчается – в аналитических способностях двархов он не раз убеждался. Крайне полезные существа. Если бы еще не их идиотское чувство юмора, совсем бы золотом были. Некоторые шутки двархов сильно выводили его из себя, порой полковник только крайним напряжением силы воли сдерживался от того, чтобы не сорваться и не наорать на очередного шутника. Ведь именно этого они, похоже, и добивались.

Император проводил удалившегося полковника взглядом и тихо вздохнул. Сколько же всего на него навалилось… Но лучше так, чем оставаться никем и ничем. При воспоминании о недавнем прошлом и издевательствах лордов мороз по шкуре пошел.

Итак, до начала войны осталось около месяца, немногим меньше или немногим больше. Эреку было страшновато – ведь эта война решит жить империи или нет. А значит, жить или нет ему самому. Все будет поставлено на кон, все силы отданы ради победы. И если она состоится, придет время реализации парадоксального плана Варта. Когда дварх полковник впервые рассказал императору о своем замысле, тот только пальцем у виска покрутил. Однако затем поверил, что это возможно – Варт представил слишком весомые доказательства того, что план вполне реализуем. Дай Тавин, чтобы он оказался прав!


XII. Генерал-майор Рамин, империя Далан-Атен, борт дварх-крейсера "Белый Смерч", орбита колониальной планеты Керлан, полдень 27.10.4567 с. э.

<p>XII. Генерал-майор Рамин, империя Далан-Атен, борт дварх-крейсера "Белый Смерч", орбита колониальной планеты Керлан, полдень 27.10.4567 с. э.</p>

Оглядывая зависших в воздухе походным ордером гвардейцев, генерал-майор горделиво улыбался. Никогда раньше не думал, что можно столь быстро освоить такую вещь, как летающие доски. Как оказалось, орденский ти-анх способен не только лечить или преобразовывать тело человека, но и передавать ему прямо в мозг и мышечную память навыки, которые иначе достигаются только долгими годами тренировок. Саанских дестроеров ждет немало интересного!

Их дивизии ведь меньше полутора месяцев отроду, а уже нет в империи более тренированной и мобильной. По примеру легионов ордена ее назвали "Имперскими Ястребами", иначе – просто "Ястребами". И не зря, совсем даже не зря. Не каждому бойцу других подразделений выпадала честь получить из рук его величества черный берет с белой окантовкой. Только лучшим из лучших. И память каждого прежде считывал либо лично дварх-полковник Арсанх, либо кто-нибудь из двархов. Если они не давали добро, то никакие боевые заслуги не давали права на перевод в "Ястребы".

Маршал выполнил свое обещание, данное во время совещания в императорском кабинете на второй день после переворота, и направил в распоряжение Рамина отличившихся в боях солдат, сержантов и офицеров. Учебный лагерь вырастили за сутки строительные роботы ордена, причем он оказался таким, что даланцы в первое время только глаза таращили, пытаясь понять для чего предназначего то или это. Взять, например, хотя бы башню из сотен пересекающихся разнонаправленных спиралей, составленных из желобов, в каждом из которых легко помещался человек. Высотой более двухсот метров! Потом узнали и прокляли все на свете – там инсрукторы-аарн тренировали их на способность мгновенного принятия оптимального решения в боевой обстановке. Гравитация среди желобов менялась совершенно произвольно, порой боец скользил по какому-то вверх и ничуть не удивлялся этому. Но поначалу было страшновато. И подобных приспособлений в лагере было великое множество, многие и не опишешь – слишком необычны и непривычны человеческому взгляду.

Однако тренировки начались только после того, как дивизия была полностью укомплектована и все бойцы прошли в ти-анх преобразование тела по программе орденских легионов разведки. В первую очередь сам Рамин и старшие офицеры. Главным потрясением оказались вживленные в мозг биокомпьютеры, позволящие мыслить восемью потоками и помнить столько, сколько требуется. Да и телепатическая связь тоже оказалась очень полезной штукой, позволяла командиру всегда знать, что делают его подчиненные. Не говоря уже о правильной интерпретацией теми приказов.

Затем личный состав "Ястребов" начали накачивать через биокомпы боевыми навыками, одновременно обучая применять их на практике. Когда Рамин впервые ознакомился со стандартными требованиями к легионеру ордена, то просто онемел – знал, что аарн страшные бойцы, но даже подумать не мог, что настолько страшные. И именно таких они решили воспитать из его солдат. Он тогда не поверил, что это возможно, однако вскоре убедился – вполне! Инструкторы справились со своей задачей великолепно, каждый "ястреб" вскоре представлял из себя идеальную боевую машину, вещь в себе.

Мало того, бойцам вложили в память знания социологии и социоматики, затем обучили находить уязвимую точку любой цивилизации и бить точно в нее, не отвлекаясь на постороннее. Генерал-майор сперва не понимал, зачем все это, а когда до него дошло, то едва не сошел с ума. Это что же получается? Теперь, чтобы добиться где-нибудь нужных социальных преобразований, достаточно забросить на планету десяток "ястребов", и они сделают все необходиоме? Хоть бунт вызовут, хоть смену строя мирным путем, хоть спровоцируют медленные изменения общественного бессознательного, внедрив философское учение, способное захватить умы молодежи.

Офицеры получили также знания тактики и стратегии, причем совсем не похожие на принятые в империи. Они помнили в подробностях тысячи сражений, проиходивших в родной вселенной Аарн. В основном планетарных. Многие вызывали изумление, слишком нетрадиционные решения принимали командиры противоборствующих сторон. Хотя, чему удивляться? Империя за своими пределами воевала мало, а старые планетарные войны были давно позабыты – слишком много времени прошло с тех пор. Подавление же восстаний и бунтов особого опыта не давало. Разве что весьма специфический.

На сон "ястребам" оставалось по три-четыре часа в сутки, все остальное время было занято учебой и тренировками. Постепенно дивизия становилась чем-то малопредставимым, превращалось в настолько сбалансированную боевую единицу, что Рамину это порой казалось сном. О чем речь, с невероятной скоростью выделывая финты на летающей доске, он и до сих пор не верил, что способен на такое. Однако делал – "ястребы" теперь были способны двигаться втрое, а то и вчетверо быстрее обычного, пусть даже очень тренированного человека.

Последним штрихом стало обучение захвату космических станций прямо в пространстве и работе в невесомости. Противостояли дивизии лучшие части гвардейского десанта. И они ничего не смогли поделать, "ястребы" смяли условных противников, как детей. Они действовали настолько быстро, что гвардейские офицеры просто не успевали понять, что вообще происходит.

Обучение подходило к концу, и Рамину очень хотелось проверить дивизию в реальном бою, хоть он и понимал, что рановато, не хватает подготовки. Да и воевать пока было не с кем – аннексию колониальных планет войной назвать было никак нельзя, с ней вполне справдяются обычные части. Только вчера утром поступила информация, что сааны заняли одну из пока еще принадлежащих лордам колоний. Причем, начали срочно возводить укрепления вокруг единственного крупного города планеты – Кирлеана. По прошествию трех дней столица была окружена пятью эшелонами обороны, ее защищали шесть дивизий элитных войск Объединения – дестроеров. Тогда Рамин и отправился к императору с просьбой проверить в бою его дивизию. Разговор вышел довольно неприятный, так как в кабинете его величества как раз находился дварх-полковник Ансар. Выслушав генерал-майора, он скривился и спросил:

– Неужели жизни твоих ребят ничего не стоят?

– Почему это? – возмутился Рамин. – Стоят! Но при нашей подготовке и технической оснащенности сааны почти ничего не смогут сделать.

– Ты так уверен? – холодно осведомился Варт. – Зря.

– А почему? – вмешался в разговор император.

– Дивизии всего полтора месяца, – устало объяснил дварх-полковник. – Она не сработалась, уровень доверия между бойцами, младшими офицерами и командирами еще невысок, люди не научились действовать, как единый организм. Да и полученные навыки еще не отработали должным образом. Из всего этого следует только одно: потери в бою будут слишком велики!

– Вспомни результаты учений! – возмутился генерал-майор. – Мы раскатали в блин лучшие гвардейские подразделения, которым саанские дестроеры в подметки не годятся. И в космосе, и на грунте!

– Если бы это сказал мне салага, вчера вышедший из училища, я бы понял… – сузились белесые глаза Варта, в них загорелся недобрый огонек. – Чего еще ждать от восторженного щенка. Но боевой офицер, не раз видевший кровь и терявший друзей?… Неужели не понимаешь, что учения и реальный бой – разные вещи? Знаешь, похоже ты так и остался капитаном в душе. Выше не поднялся! Извини уж.

– Чему-то по-настоящему научиться можно только в реальном бою! – отрезал обиженный Рамин. – Дальнейшие тренировки нам мало что дадут, и ты это знаешь! Тем более, что до войны осталось всего-ничего. Да, потери обязательно будут, но разве иначе возможно? Я потому и хочу, чтобы мои ребята проверили себя в бою и успели еще кое-чему научиться до начала большой свалки, чтобы они были готовы встретить десанты саанов. Это наш долг защитить тех, кто сам не способен защититься! Может, с твоей точки зрения я и не прав, но иного выхода не вижу.

– В чем-то ты прав, конечно, – вздохнул дварх-полковник. – В этой войне всей стране выжить бы, однако потери все-таки следует по возможности минимизировать. Ты видел снимки оборонного пояса вокруг Керлиана? Думаешь, командующий дестроерами идиот? Да, доспехи и генераторы защитного поля многое дадут, от многого уберегут, но далеко не от всего. Чтобы избежать потерь нужна четкая сработанность бойцов даже на уровне отделений, не говоря уже о взводах и ротах.

– Ты зря думаешь, что я всего этого не понимаю… – мрачно посмотрел на него генерал-майор. – Прекрасно понимаю. Но ты не учитываешь, что в моей дивизии нет новичков, только ветераны, только лучшие из лучших. И каждый знает, что будет со страной и его семьей, если сааны победят. Поэтому готовы драться до конца, не жалея себя. Высказанная мною сейчас просьба об участии в реальном бою – не только моя, а всех бойцов дивизии. Вчера ко мне пришла делегация офицеров. Я приводил им те же доводы, которые ты сейчас приводишь мне. Они в ответ сказали мне кое-что, после чего я изменил свое мнение.

– И что же они сказали? – приподнял брови Варт.

– А то, что до начала полномасшабных боевых действий осталось немногим больше месяца, и к этому времени мы должны быть полностью готовы к ним! – отрезал Рамин. – А мы не готовы, не бывали в деле и не знаем, чего стоим со всеми этими новыми навыками и возможностями. Именно поэтому нам и нужно побывать в бою! Да, потери будут, возможно, и немалыми, но иначе мы так и не поймем каковы наши реальные недостатки, и как их устранять. Каждый из бойцов дивизии согласен с вышесказанным – перед визитом ко мне офицеры переговорили с ними. Тебе показать подписи под рапортом? Их собрали – у всех.

– Вот как… – во взгляде дварх-полковника появилась задумчивость.

– А ведь он по-своему прав, – ступил вперед император. – С военной точки зрения, Варт, ты говоришь верно – дивизия еще не готова, не сработалась толком. Но Рамин прав с человеческой. Раз люди ради того, чтобы встретить врага во всеоружии и защитить родину, готовы отдавать свои жизни, то разве мы имеем право отказать им?

– Не имеем, – вынужден был согласиться аарн. – Что ж, раз дело обстоит так, действуй, Рамин. Но учти, с вами отправится восьмая полуманипула легиона. На всякий случай. И пойдете вы не на рейдере, а на дварх-крейсере. Чужой десантный флот и системы ПКО его орудия подавят легко, а вот выковыривать саанов из укрытий придется уже вам. Прошу только об одном. Думай! Не суйся туда, куда тебя будут заманивать. Не предпринимай ничего очевидного, всегда старайся сделать то, чего от не могут ждать – дестроерами командует не кто-нибудь, а сам лонарх Хервен. Да-да, тот самый Хервен, с которым ты уже сталкивался на Вартинге еще во времена Архена. Помнишь, во что вам стало выбить саанов оттуда? А с тех пор лонарх стал еще опытнее.

– Я буду очень осторожен, – заверил генерал-майор. – Спасибо, что сказал. Много наших ребят тогда полегло. Надеюсь, удастся свести счеты с этим старым лисом…

Еще долго они втроем обсуждали возможную тактику предстоящего сражения. Однако Рамин понимал, что любой план при столкновении с реальностью рушится – на это его опыта хватало. Тем более, когда тебе противостоят такие бойцы, как саанские дестроеры, да еще и возглавляемые знаменитым лонархом Хервеном. Как жаль, что этот талантливый офицер служит не империи…

Отбросив прочь воспоминания, Рамин снова оглядел походный спиральный строй. Не прошедшему обучения у орденских инструкторов офицеру такой строй показался бы хаосом – бойцы постоянно перемещались с места на места, перемешивались, но каждый при этом знал, где он должен находиться в каждое следующее мгновение. И находился именно там. Интересно, как среагируют сааны на тактику управляемого хаоса? Наверное, подумают, что у имперцев не все в порядке с головами.

– Внимание, готовность номер два! – прозвучал под потолком голос Китарха, дварха "Белого Смерча". – Выходим из гипера.

Стены зала боевой подготовки превратились в голоэкраны, чтобы десантники видели, что происходит. Дварх-крейсер вывалился в обычное пространство в нескольких сотнях тысяч километров от плоскости эклиптики и тут же атаковал саанские корабли, зависшие на орбите четвертой планеты системы Керлан. При помощи гиперорудий и гиперторпед. Благо, ни крейсеров, ни мазершипов там не было – только рейдеры, эсминцы и транспортники. Да еще спешно монтируемые платформы ПКО. К сожалению, поняв, что них напали, кто-то из врагов успел подать сигнал тревоги – на всех орбитальных и планетарных оборонительных сооружениях взревели сирены. Однако саанам это не помогло – один за другим их корабли приказывали долго жить.

В то же самое время четырьмя орденскими рейдерами были атакованы ожидающие на границах системы курьеры. Вместе с эскадрами сопровождения. Атака оказалась настолько неожиданной, что уйти не успел никто – противостоять гиперторпедам сааны просто не умели. Не знали о существовании такого оружия.

Не прошло и получаса, как на орбите Керлана не осталось ни одного вражеского корабля. Но дварх-крейсер не стал выходить на орбиту планеты – кто знает, не пришлет ли саанское командование подкрепление. Он завис в полутора миллионах километров, скрытый полями невидимости. На таком расстоянии дварху было несложно просканировать планету и открыть порталы, куда требуется.

– Приступаю к сканированию, – сообщил Китарх. – Мне потребуется около двадцати минут на это. Затем будьте готовы к десантированию.

– Будем, – заверил Рамин, покосившись на возглавляющего восьмую полуманипулу "Черных Рысей" дварх-майора Торна лен Коргайла, среднего роста худощавого, черноволосого, молодого на вид мужчину, хотя на самом деле ему давно перевалило за сто. – Вы будете участвовать в атаке?

– Только если вас хорошенько прижмут, – отрицательно покачал головой тот. – Еще подскажу, если полезете не туда. Тактика управляемого хаоса слишком сложна, вы еще не владеете ею в полной мере.

– За совет скажу спасибо, – усмехнулся генерал-майор.

Что ж, вполне ожидаемо – Варт перестраховался. Рамин на его месте поступил бы так же, отправляя в бой не до конца сработавшееся подразделение.

Двадцать минут ожидания оказались самыми тяжелыми, нервы были на пределе, Рамин едва сдерживался, чтобы не начать пританцовывать на своей доске. Но сдерживался, понимая, что в глазах подчиненных обязан выглядеть полностью уверенным в себе. Они ведь явно чувствуют то же самое. И от командира слишком многое зависит.

– Внимание, сканирование завершено! – заставил вздрогнуть голос дварха. – Передаю общую диспозицию в память ваших биокомпов.

Так, и что здесь у нас? Рамин жадно уставился на вспыхнувшую перед внутренним взором карту. Да уж, дварх-полковник был полностью прав – далеко не дилетанты создавали пять эшелонов обороны вокруг Керлиана. Сааны прекрасно понимали, что даланцы не станут бомбить свой город, постараются сберечь его любой ценой. Так оно и есть, там ведь люди. Имперские граждане, маргак побери!

– Обрати внимание на минометы, – сказал дварх-майор. – Видишь, как интересно расположены? Полностью перекрывают подходы. Пулеметные гнезда тоже накрывают каждое свой участок. И позиции явно хорошо пристреляны. А вон там орудия и стационарные лазеры. Неплохо обустроились.

– Это меня как раз и настораживает, – недовольно пробурчал генерал-майор. – Сааны никогда так себя не вели, обычно только атаковали. А тут эшелонированная оборона…

– Чему ты удивляешься? – усмехнулся Торн. – Их командованию, как видно, надоело, что все отправляемые на имперскую территорию корабли бесследно исчезают, вот и решено было провести разведку боем иначе. Захватили планету, на которой нас еще не было, и хотят посмотреть, как их станут выбивать. Явно надеются успеть отправить курьерскую ракету. Никто, конечно, им такого не позволит, но они об этом не знают. Крейсер полностью контролирует околопланетное пространство. Как намерен атаковать?

– Надо подумать… – Рамин продолжал вглядываться в карту. – Хотелось бы сразу нейтрализовать командование, тогда начнется неразбериха.

– Да, лонарх Хервен явно что-то подозревает, – кивнул дварх-майор. – Штаб рассредоточен по войскам, а где он сам – вообще неизвестно. Китарх не смог определить этого, как вижу.

– Почему это не смог?! – возмутился дварх. – Вон он, в том капонире.

На карте загорелась желтая точка.

– Только гиперперехода туда не откроешь, капонир слишком мал, – продолжил Китарх. – Захватит стены – и неизвестно куда тебя вынесет. Не слишком приятно будет при телепортации в бетон вмазаться!

– Это уж точно, – согласился генерал-майор. – Ладно, тогда поближе к командному капониру надо пару взводов отправить, пусть пошумят – лонарху сразу не до командования станет. Мне бы очень хотелось отплатить ему за наших ребят на Вартинге. Да и может додуматься до чего-нибудь нестандатного, тогда больше наших ляжет.

– Попытайся, – в глазах дварх-майора появился какой-то странный огонек. – Только учти, что нужно нейтрализовать всех до единого саанов. Кстати, что будешь делать с пленными?

– С пленными?! – изумился Рамин. – Возможно, ты не в курсе, но дестроеры в плен не сдаются. Никогда! Последний патрон всегда оставляют для себя. Их можно захватить, только если кого-то оглушит, но и тогда он находит способ покончить с собой. И молчит, как ни пытай.

– Не знал.

– Ладно, за дело. Всем слушать меня! Атаковать будем так…


Лонарх Трэй Хервен, командующий саанским экспедиционным корпусом, территория империи Далан-Атен, колониальная планета Керлан, окрестности столичного города Керлиан, полдень и вечер 27.10.4567 с. э.

Пристально изучая оперативную карту, Трэй потирал висок и напряженно размышлял о том, все ли, что можно было, он предусмотрел. Знать бы еще, кто станет атаковать, но он этого не знал – хан поделился с лонархом своими сомнениями и мыслями о неизвестной третьей силе. Имперского гвардейского десанта, не говоря уже об армейцах, Трэй не опасался – знал их возможности от и до.

До атаки осталось совсем немного – один из рейдеров орбитальной группировки успел передать сигнал тревоги и сообщить, что на них кто-то напал. Но кто – не успел и замолчал. Другие корабли, включая курьерские на границе системы, не отзывались. Вывод отсюда следовал только один: готовится десантирование. Неизвестный противник легко справился с орбитальной группировкой, слишком легко, и это настораживало Трэя. Имперцы на такое явно неспособны.

Выходит, хан был прав. Это кто-то неизвестный, какой-то новый враг. Едва заметная насмешливая улыбка тронула губы лонарха – Ват-Орхидо Бетоар предусмотрел все. Сейчас на космодроме ожидали четверо совершенно не связанных между собой вольных торговцев, каждый из которых независимо от других получит отчет о предстоящем сражении и доставит его по назначению. И пункты назначения у них разные. Никто не должен догадаться, что эти четверо как-то связаны с саанами. Да и способ передачи им информации нестандартный.

Его шесть дивизий, похоже, полностью лягут здесь. Трэй по этому поводу никаких иллюзий не питал – четко знал, что их отправили на смерть. Но иначе было нельзя, это он тоже понимал. Слишком много саанских кораблей бесследно исчезло на территории империи. И никакой информации как и почему! Это необходимо выяснить любой ценой, чтобы не попасть впросак – слишком мало времени осталось до начала большой войны.

Усмешка снова скользнула по губам лонарха. Умереть он не боялся – офицер, как-никак. Всегда считал себя человеком чести. Родился бы империи, служил бы ей, но родился в Объединении и обязан был служить родине, не жалея себя. Не все в родной стране нравилось ему, многое хотелось бы изменить, но это все позже, после победы. Хан, судя по всему, тоже недоволен сложившимся положением и собирается кое-что менять. Кхэя Ват-Орхидо Бетоара лонарх искренне уважал – этот человек достоин не только уважения, но и преклонения, хотя совсем еще молод, сорока не исполнилось. А сколько всего сделал! Таких ханов поискать еще, остальные пятеро ему в подметки не годятся.

Глава давасара Бетоар лично говорил с Трэем и не стал ничего скрывать, сообщил, что происходит, рассказал о своих подозрениях о том, что в конфликт вмешался кто-то еще. И кто-то, обладающий непредставимыми хоть для Саана, хоть для Далан-Атен знаниями и возможностями. После чего прямо сказал, что из рейда, скорее всего, никто не вернется, и спросил согласен ли лонарх взять на себя командование смертниками. Трэй думал недолго: никто не бессмертен, а долг есть долг. Если суждено погибнуть – погибнет. Главное: дело сделать, передать хану нужную информацию, остальное неважно.

Похоже начинается! Только как-то странно. Небо внезапно потемнело, подул ураганный ветер, несущий клубы желтоватой пыли. А затем сверху грянула безумная, скрежещущая музыка, от которой волосы вставали дыбом и хотелось забиться в какую-нибудь щель, и не высовываться оттуда. Это еще что такое?! Психологическая атака? Наивные… Маргаков скрежет, конечно, раздражает, но им дестроеров не напугать.

Адъютант молча коснулся плеча Трэя и показал пальцем вверх. Он поднял голову и ошеломленно замер. В небе непонятно откуда взялась огромная черная воронка, из которой стремительно вырывались рои каких-то насекомых. Лонарх поднес к глазам визор, задав ему максимальное увеличение. Ах, вот оно что! Не насекомые, а закованные в сплошные доспехи люди с гербом империи Далан-Атен на груди. Они стояли на небольших летающих досках, управляя ими с редкой виртуозностью. Трэй даже восхищенно зашипел сквозь зубы, глядя на них – вот это выучка! Но это не имперцы, хоть и притворяются таковыми. Нет в империи таких технологий, хоть тресни, нет. Кто же это тогда? Похоже, та самая третья сила, о которой говорил хан…

Не время! Взяв себя в руки, Трэй начал быстро отдавать приказы командирам дивизий, а те доводили их низовым подразделениям. Значит, атака будет идти сверху. Лишь оттуда? Сомнительно. Лонарха сильно настораживала воронка, откуда вылетали черные воины. А что, если они способны открывать такие воронки не только в небе, а где пожелают? Тогда чужаки вполне способны проникнуть внутрь любых укреплений. Это тоже следует учесть. Трэй предупредил остальных высших офицеров о своей догадке – пусть будут настороже.

Подозрение подтвердилось. В десятках мест посреди саанских порядков завертелись черные воронки, откуда посыпались враги. Они тут же рассеивались, разбивались на отделения и начинали стрелять из странного оружия со светящимися линзами на концах стволов. Причем, ни на мгновение не оставаясь на месте, с дикой скоростью носясь над полем боя. От их огня не спасали никакие укрытия, их пули (или не пули?) легко пробивали даже железобетонные плиты. В первые же минуты потери саанов оказались настолько велики, что Трэй только зло выругался. Сами же черные не потеряли никого – в них просто не могли попасть, а если и попадали, то автоматные пули не причиняли им никакого вреда.

Затем город с окресностями накрыло поле подавления – радио- и грависвязь прервались. Лонарх покивал – вполне ожидаемо, запасные варианты связи предусмотрены. Да и каждый офицер знал, что ему делать, даже не получая указаний от командования. Еще поглядим кто кого!

Дестроеры и в самом деле не растерялись, они обладали немалым опытом, каждое подразделение представляло собой идеально сбалансированный и в мельчайших деталях сработавшийся боевой механизм. Офицеры еще во время обучения твердо усвоили одну истину – если сражение превратилось в свалку, убей столько врагов, сколько сможешь, и этим ты приблизишь победу. Пусть даже командовать некому, сражайся пока жив. И они не стали дожидаться приказов. Каждое отделение имело, как минимум, один крупнокалиберный пулемет или позиционный тяжелый лазер. Их быстро перенацелили на неожиданно появившегося в тылу врага и открыли огонь. Бить пришлось по площадям, точно навести оружие на вертких черных, носящихся над полем боя боя на своих маргаковых летающих досках, было невозможно.

Когда первые враги полетели с досок на землю, сбитые пулеметными очередями, Трэй довольно усмехнулся – его ребятишки показали себя. Пусть даже реальные потери врага не так велики, как хотелось бы, но без досок, на грунте, они представляют значительно меньшую опасность. Наиболее же действенными, как выяснилось, оказались кассетные минометы. После разрыва подряд нескольких мин черные не только слетали с досок, но и больше не поднимались на ноги. Конечно, потери дестроеров были значительно большими, чем у врага, но бой уже не шел всухую в пользу последнего.

Стационарные лазеры роли практически не сыграли – слишком неповоротливы, пока изменишь прицел, черные давно в другом месте. Значит, противовостоять им можно только при помощи пулеметов и минометов, о чем лонарх тут же сообщил остальным высшим офицерам при помощи запасного варианта связи – дымовых столбов. Но минометы значительно эффективнее. Хорошо хоть зарядов к ним хватает, не нужно экономить. И еще кое-что имеется, но это будет использовано позже, если иного выбора не останется.

Черные постепенно выбивали дестроеров то с одной позиции, то с другой, однако и сами гибли. Порой огонь разных линий обороны поражал своих, но саанов это ничуть не беспокоило – врагов бы побольше отправить на тот свет. Цена значения уже не имеет. Если хоть несколько черных хоть ненадолго замирали над каким-либо участком, саперы тут же подрывали находящеся там мины – ими было засеяно буквально все пространство между линиями окопов и капониров. Это тоже кое-что давало, около сотни чужаков устлали своими телами землю. Однако такая ловушка сработала только дважды – после этого ни один из врагов больше не останавливался ни на мгновение.

Трэй нервно ломал пальцы, наблюдая за боем. Проигранным боем, это уже ясно. К сожалению, противопоставить черным ему оказалось практически нечего. Что ж, избранным отрядам лучших бойцов отданы соответствующие приказы. Город врагу не достанется все равно – заминирован нейтронными зарядами. И их скоро подорвут, командуют отрядами саперов-смертников далеко не идиоты – должны понять, что черные скоро сломят сопротивление. А значит – пора!

Саанов оставалось все меньше и меньше. Они сопротивлялись изо всех сил, но потери врага, несмотря ни на что, были вдесятеро меньше. Вскоре лонарху стало ясно, что черные проводят полную зачистку, не оставляя в живых никого. Видимо, имперцы просветили их, что дестроеры в плен не сдаются. Вполне здравое решение, на месте вражеского командующего Трэй тоже отдал бы приказ о том же. Один за другим разные участки обороны прекращали огонь – стрелять становилось некому.

Время шло, а взрывов все не было. Трэй постепенно приходил во все большее недоумение. Что происходит, маргак побери?! Почему саперы, будь они прокляты, бездействуют?! Вокруг штабного капонира тем временем появлялось все больше черных, однако в капонир они не стреляли. Издевательская усмешка скользнула по губам лонарха. Живым хотят взять? Ну-ну, поглядим, как это у них получится – командный пункт заминирован и нейтронным зарядом, и обычной взрывчаткой. Объемного взрыва.

Внезапно земля затряслась, и над центром города поднялось облако дыма и пыли. Не грибовидное, к сожалению – нейтронный заряд почему-то так и не подорвали, сработала ловушка второго уровня. Главная площадь Керлиана была заминирована, туда планировалось заманить побольше врагов, а затем подорвать. Но только в случае, если что-то произойдет с нейтронными фугасами. Видимо, произошло. Или кто-то струсил. Ладно, хоть так – скорее всего, потери врага все равно немалые.

Очень жаль, что неизвестна ситуация на других участках обороны – связи все еще не было, несмотря на все усилия связистов преодолеть поле подавления. Скорее всего, там происходит то же самое. Видимо, скоро шесть отборных дивизий дестроеров будут окончательно уничтожены. Слишком быстро, до ужаса быстро. Интересно, капитаны вольных торговцев уже получили записи боя? Должны бы, он снимался с разных точек, пункты наблюдения были созданы во всех высотных зданиях города. И доставят записи курьеры, отсутствие связи роли не сыграет. Затем, при первой же возможности, торговцы стартуют и разными дорогами двинутся к территории Объединения. Также они отправят информацию при помощи курьерских ракет сразу после старта, да и по обычной связи передадут сжатыми пакетами все, что смогут – возможно, какой-нибудь саанский корабль окажется в пределах досягаемости радоволн. Информация об этих черных воинах должна попасть в руки хана! А он уж сумеет правильно распорядиться ею и найти способ противостояния.

Стрельба постепенно стихала, только издалека еще слышались отдельные пулеметные очереди и разрывы мин. Лонарх опустил голову, вспоминая светлые моменты своей жизни. Вот первая любовь и поцелуи при свете трех лун Тлееха. Первый корабль. Первая победа. Сколько этих побед было позже… Всех и не упомнить. Но, как ни жаль, пришло время умирать. Трэй со злым торжеством окинул взглядом собравшихся вокруг его капонира врагов. Наступал момент его последнего торжества. Пусть другие не решились взорвать нейтронные фугасы. Он решится. Не струсит!

Внезапно прямо над капониром возникла еще одна черная воронка, из которой вывалились четыре странные твари, отдаленно похожие на спрутов, и зависли в воздухе, принявшись ритмично шевелить щупальцами. Это что еще за мерзость? Впрочем, неважно. Трэй без колебаний открыл колпачок, защищающий кнопку подрыва фугаса от случайного нажатия, и нажал ее. Ничего не произошло…

Лонарх яростно выругался и принялся лихорадочно, раз за разом жать на кнопку. Не помогло. Увиденное затем заставило его замереть соляным столбом. Стены капонира сами собой начали трескаться, осыпаться. Причем, в местах залегания взрывчатки! А когда он увидел всплывшие в воздух нейтронные фугасы, то глухо выругался. Обычная взрывчатка тоже не сработала. Трэй расстегнул кобуру и достал пистолет – раз иного выхода нет, он просто застрелится. Слишком много знает, не имеет права попасть в руки врага живым – пытки мало кто выдержит. Да и наркотик правды может сработать, хоть у него и установлена блокада. Однако застрелиться ему не дали – лонарх неожиданно оказался парализованным. Ни руки, ни ноги не повиновались, осталось только бессильно кусать губы и поминать маргачью мать со всеми ее присными, глядя, как летающие чудища не спеша разбирают разминированный капонир.

Когда двое черных вытащили его подмышки наружу, Трэй окончательно осознал, что все потеряно. Никогда не думал, что ему не повезет попасть в плен. Но ничего эти скоты от него не добьются! Будет молчать, пока сможет. И обязательно найдет способ умереть. Надо вспомнить, как откусить себе язык – говорят, после этого очень быстро захлебываешься кровью. Молодых офицеров корпуса дестроеров еще в училище обучали такому, но с тех пор прошло слишком много лет.

Переход через черную воронку вызвал у Трэя интерес, даже отвлек от мрачных мыслей. Любопытный способ перемещения. Но то, что он увидел после этого, заставило лонарха ошалело потрясти головой – он просто не поверил своим глазам. Гигантское залитое клубами то ли тумана, то ли пара помещение. Стены угадывались где-то вдали. Потолок зарос длинными, все время шевелящимися щупальцами. По нему то и дело проносились покрытые шерстью гигантские пауки разных цветов. В воздухе завис огромный комок слизи, сквозь которую виднелись очертания человеческих и не человеческих тел. Вдалеке пролетел синий дракон.

"Это бред… – решил Трэй. – Видимо, я сошел с ума. Оно и к лучшему…"

– Нет, вы не сошли с ума, лонарх, – заставил его взрогнуть чей-то голос. – Все это существует в реальности.

Напротив стоял подтянутый офицер в имперской зеленой форме. Надо же, целый генерал-майор… И явно из новых выдвиженцев – всех высших даланских офицеров прежних времен Трэй знал. А этот незнаком.

– Я бы предпочел вас просто пристрелить, лонарх, – скривил губы имперец. – Слишком много счетов к вам накопилось… Но меня попросили оставить вас в живых.

– Кто попросил?… – хрипло поинтересовался Трэй.

– Я, – ответил подошедший чернокожий человек с белоснежными волосами до пояса в незнакомой черно-серебристой форме. На плече его была странная эмблема – огненный глаз, лежащий на когтистой лапе.

Это еще кто? Что за форма? Никогда до сих пор лонарх не видел подобных людей, да и не думал, что они могут существовать в принципе. Результат генетических экспериментов, что ли? Или все-таки чужаки? Похоже, последнее…

– Я – командир этого крейсера, дварх-навигатор Керт Наллир, – представился чернокожий.

– Крейсера?! – снова окинул взглядом гигантский зал Трэй. Его подозрения явно подтверждались – кораблей такого размера не имели ни империя, ни Объединение.

– Вы верно поняли, мы не отсюда, – усмехнулся дварх-навигатор.

– Но почему тогда?…

– Что, почему?

– Почему вы пришли на помощь им?! – яростно кивнул на имперца лонарх. – Почему вы вообще полезли не в свое дело?!

– Все очень просто, – голос чужака так и сочился иронией. – Ваша страна чудовищна. Может, скажете у вас там существуют такие понятия, как доброта, помощь слабому, сочувствие? Нет, основа Саанского Объединения – нечеловеческая жестокость! Разве не так?

– Не так! – выплюнул Трэй. – Не так! Полная свобода для сильных, для способных быть сильными! Вот наш основной принцип!

– Лжете, причем самому себе. Сильный – добр. Всегда добр. Слабый, притворящийся сильным, жесток. Он быстро становится подонком. Так что у вас там свобода для подонков и только для них, сударь. Впрочем, спорить с вами я не намерен. Сейчас все равно не поймете. Возможно, позже до вас кое-что дойдет. Пока же скажу только вот что. Один из основных наших принципов таков: цивилизация, где есть рабство, не имеет права на существование. А у вас, в Объединении, оно есть. Значит, мы не просто не могли не прийти на помощь империи, где его нет – ведь вы и там хотите ввести свои бесчеловечные порядки.

– Не имеет права на существование… – ошарашенно повторил лонарх.

Ему дико было слышать такое – привык к рабам и их услугам с раннего детства, считал такое положение вещей естественным. Да как можно обходиться без рабов?! Но чернокожий, судя по его виду, не лгал – действительно так думал. И Трэю стало не по себе.

– Закончил сканирование? – спросил у дварх-навигатора имперец.

– Да, – ответил тот. – Информацию в Объединение должны доставить разными путями четыре вольных торговца – "Кирхайт", "Довенгайт", "Ратх Ибор" и "Колортай". Сейчас все они находятся на космодроме Керлиана. Я уже отправил туда наших легионеров. Стартовать им не дадут.

От услышанного Трэю перехватило дыхание. Выходит, все было зря?… Шесть дивизий погибли зря?! Да откуда они узнали о вольных торговцах?! Как смогли узнать?! Он зажмурился и застонал сквозь зубы, едва сдерживая слезы. Такого сшибающего с ног проигрыша у лонарха еще не бывало.

– Я могу забрать пациента? – заставил его открыть глаза девичий голос.

В некотором отдалении стояла красивая светловолосая девушка. В такой же черно-серебристой форме, как и большинство людей вокруг.

– Да, Надя, – ласково улыбнулся ей дварх-навигатор. – Нам он больше не нужен. Думаешь, стоит все же попытаться?

– Стоит. У него устойчивая психика. Сумеет понять, думаю.

– Тогда дерзай. Это твое право.

Девушка махнула рукой, и солдаты в черных доспехах повели Трэя за ней в возникшую напротив черную воронку. Они оказались в большой, светлой комнате, явно лаборатории – слишком много здесь было разного незнакомого оборудования. У стены стояло кресло, куда лонарха и усадили, пристегнув ремнями так, что он не мог пошевелиться.

– Что вы собираетесь со мной делать?… – хмуро поинтересовался Трэй, его переполняли отвратительные предчувствия.

– Ничего особо страшного, – улыбнулась ему девушка. – Я Целитель Душ, для нас невозможно причинить реальный вред разумному существу. Так что не беспокойтесь. А что делать? Сейчас объясню. Вы считаете, что рабство естественно. Никогда не пытались рассмотреть этот вопрос с точки зрения раба?

– Нет… – растерялся лонарх.

– Очень зря, – сузились глаза Целительницы Душ. – Я предоставлю вам такую возможность. У нас хватает считок бывших саанских рабов. Сейчас я наложу одну на вас – вы проживете жизнь раба и будете при этом чувствовать все, что чувствовал он. Субъективное время растянется на годы, тогда как в реальном мире пройдет не более суток. Возможно, после этого вы поймете, что такое рабство.

– Святой Карлайн! – у Трэя от ужаса волосы встали дыбом, он почему-то сразу поверил, что с ним действительно это сделают.

– Что же вы так нервничаете-то? – в голосе девушки слышалось презрение. – Как других обрекать на такую судьбу – ничего. А самому узнать каково им было – страшно? Может, скажете, что это несправедливо? Так рабы тоже живые, им тоже больно. Вот и испытайте их боль на себе!

Перед внутренним взором лонарха замелькали картины самых жестоких казней рабов, которым он был свидетелем. А ведь в чем-то чужачка права – рабы тоже люди. Пусть бесправные, забитые, трусливые, часто отвратительные, но люди.

– Желаю вам понять простую истину: другому тоже больно! – негромко сказала Целительница Душ. – Китарх, включай.

Глаза Трэя сами собой закрылись. А когда он открыл их, то не помнил ничего о себе – его звали уже иначе. И предстояло ему прожить совсем иную жизнь.


XIII. Капитан Ред Шартин, имперская СБ, лор-лейтенант Виктор Степанов, орден Аарн, колониальная планета Линтар, город Дар-Вирайт, юго-восточная оконечность, район Пар Калад, утро 4.11.4567 с. э.

<p>XIII. Капитан Ред Шартин, имперская СБ, лор-лейтенант Виктор Степанов, орден Аарн, колониальная планета Линтар, город Дар-Вирайт, юго-восточная оконечность, район Пар Калад, утро 4.11.4567 с. э.</p>

Ред задумчиво рассматривал тянущуюся на сколько хватало взгляда пыльную серую улицу. Ну вот, последняя колониальная планета и захвачена. Империя Далан-Атен впервые за полторы тысячи лет полностью восстановила свою целостность. Кого благодарить за это капитан знал. Орден Аарн. Если бы не он, то все продолжало бы идти по-прежнему, никакой надежды на изменения еще три месяца назад и возникнуть не могло. СБ служила интересам лордам Табала, хотя большинству оперативников это и не нравилось. Но поделать они ничего не могли.

Теперь совсем иное дело. Теперь можно и побрыкаться. Саанских сволочей ждет достаточно неприятных сюрпризов, кровью умоются. И по заслугам! Впрочем, а чем лучше саанов те же лорды Табала? Такая же нелюдь. И их необходимо отыскать любой ценой. К сожалению, больше тридцати самых худших скрылись неизвестно где. Даже здесь, на Линтаре, не было обнаружено никаких следов их присутствия. Однако кое-какие нити имеются, надо только пройти по цепочке, может, что-нибудь и удастся выяснить.

– Куда сейчас? – раздался по телепатической связи голос орденского лор-лейтенанта Виктора Степанова, он стоял позади и выглядел на первый взгляд скучающим повесой в модном костюме.

– Думаю, стоит проверить пар-каладское отделение местной безопаски, – хмуро буркнул в ответ капитан. – Точно нам ничего неизвестно, но в слишком многих громких делах замешаны люди из него. Слишком многие нити тянутся туда. Доказательств у меня нет, только интуиция. Но она буквально вопит, что там что-то нечисто. Только как проверить?…

– На то тебе меня и придали, – усмехнулся Виктор. – Я не оперативник, конечно, но считать память вполне способен, да и дварха на помощь позвать могу, если сам не справлюсь.

– Ах да, совсем забыл, что вы телепаты! – хлопнул себя ладонью по лбу Ред. – Извини, никак не могу к этому привыкнуть.

– Ничего, со временем привыкнешь, – отмахнулся аарн. – Где искать людей из пар-каладского отделения?

– Не придется их искать, – довольно осклабился капитан. – Все на службе сидят и зубами от страха постукивают, боясь императорского гнева. Кроме самых высокопоставленных – эти, скорее всего, вместе с лордами сбежали. Но я уверен, что кое-кто из знающих что-либо из интересующего нас остался. А раз нам не надо выбивать из них информацию…

– То все будет значительно проще, – закончил за него Виктор. – Хорошо, двигаем в Пар-Калад. Сейчас открою портал.

По прошествиии минуты невдалеке завертелась черная воронка. Офицеры вошли в нее и оказались возле двухэтажного здания без вывески. Именно здесь находилось районное отделение Охранного Управления, как называлась линтарская Служба Безопасности. Капитан подошел к двери и позвонил. Вскоре на пороге появился средних лет худощавый, полностью лысый мужчина. Он окинул посетителей настороженным взглядом и поинтересовался:

– Что вам угодно, господа?

– Капитан Шартин, имперская Служба Безопасности, – предъявил свое удостоверение Ред. – Лейтенант Степанов со мной. Согласно приказу его величества, Охранное Управление с этого дня является структурным подразделением нашего ведомства.

– Благодарю за хорошие известия! – на лице лысого отобразилось немалое облегчение. – Мы уж не знали, что и думать…

– Предатели, конечно, будут наказаны, но остальные останутся на своих постах. Честным профессионалам нечего опасаться. Правда, через некоторое время ваша контора будет реструктиризована, звания и должности приведены к общеимперским стандартам.

– Прошу! – распахнул двери линтарец.

– Через четверть часа соберите личный состав, – распорядился Ред, входя. – Кто-нибудь из начальства остался?

– Никого. Только заведующий архивом, майор Ронкет.

– Хорошо. Его присутствие обязательно.

– Как прикажете, – наклонил голову лысый. – Кстати, начальник отделения с заместителем уже два дня на службе не появлялись. И не звонили.

– Неудивительно, – усмехнулся Ред. – Назовите их имена и адреса.

– Полковник Тармай и майор Доритар. Оба проживают в ведомственном доме на проспекте Горма, восемнадцать. Номеров квартир, простите, не помню, нужно посмотреть в базе данных.

– Неважно, – отмахнулся капитан, оборачиваясь к лор-лейтенанту. – Виктор, попроси, пожалуйста, Тинарха проверить, где эти деятели. На планете или нет.

– Сделаю, – пообещал тот. – Мне кажется, они все же где-то здесь. Сам посчитай сколько на планете было отделений Охранного Управления. Не думаю, чтобы начальнику каждого хватило места на двух небольших кораблях, ушедших отсюда перед нашей атакой.

– Пожалуй, ты прав, – по некоторому размышлению согласился Ред.

– О, полковник Тармай обнаружен, – оживился Виктор. – В пригороде, поселок Нарат, дом восемь. Там не только он, еще несколько высокопоставленных офицеров Управления. Совещаются.

– Когда это ты успел? – удивился такой оперативности капитан.

– По другому каналу связи попросил дварха, он сейчас держит на контроле весь город, – пояснил лор-лейтенант. – Потому так быстро и нашел.

– Ясно.

– Послать людей, чтобы их взяли?

– Естественно, – резко кивнул Ред. – И попроси, чтобы память сразу же считали. Если обнаружат хоть какую-нибудь информацию о месте укрытия лордов, то пусть сообщат и нам, и в главную резиденцию на Атене.

– Не проблема, – Виктор на мгновение прикрыл глаза. – Сделано. Теперь осталось только подождать.

– Вот и отлично. Поработаем пока здесь.

Они прошли мимо линтарца, не обратив на его расширенные от удивления глаза – видимо, слышал их разговор, так как говорили вслух, а не по связи.

Не прошло и десяти минут, как в кабинете начальника отделения собралось двенадцать человек. Все, естественно, в штатском. Ред занял место во главе стола, Виктор сел в сторонке. Капитан с интересом рассматривал линтарцев. Явно нервничают, не знают, чего ожидать. Хотя не все – давешний лысый выглядел совершенно спокойным, да и не только он – еще трое тоже казались невозмутимыми. Возможно, просто хорошо умеют держать себя в руках.

– Добрый день, господа! – встал Ред. – Как вам уже известно, все до единой колониальные планеты переходят под прямое императорское управление. Табал распущен навсегда. Лордов больше не будет, подавляющее их большинство казнено за государственную измену. Как только будет взят бывший владелец Линтара, лорд Истрайн, он также будет казнен. Однако это касается самих лордов, их ближайших помощников и людей, совершавших преступления по отношению к населению колоний. Остальным не о чем беспокоиться. Ваше Управление становится подразделением имперской СБ, в течение двух дней личный состав будет приведен к присяге. Кроме предателей и чужих агентов. Вопросы?

– Капитан Довин, – представился невысокий черноволосый крепыш. – Будет ли переаттестация?

– Естественно, будет. У наших служб несколько разные приоритеты. Все необходимое для переаттестации вам сообщат в ближайшие дни.

– Благодарю.

– Майор Ронкет, – поднялся с места сутулый человек лет пятидесяти с унылым лицом, типичный канцелярский служащий на вид. – А как обстоят дела с жалованьем?

– Уж всяко будет большим, чем платил лорд, – усмехнулся Ред. – Истрайн, насколько мне известно, скуповат.

– Да не скуповат, а откровенно скуп! – скривился майор.

– Император никогда не обижает служащих ему людей, – заверил капитан. – Не советую только предавать и брать деньги от другого хозяина. Нынче предателей очень быстро вылавливают…

Он покосился на лор-лейтенанта.

– В данный момент в этой комнате сидят один саанский агент и один доверенный агент Табала, – сообщил тот. – Последний, правда, не намерен больше служить лордам, поэтому его можно и простить.

– Кто служит саанам? – встал Ред, его глаза угрожающе сузились.

– Подкапитан Торвес, – показал на одного из офицеров Виктор. – Но он мелкая сошка, даже не знает, кому именно сливал информацию.

Остальные линтарцы поспешно отодвинулись от побледневшего Торвеса. Тот затравленно оглянулся по сторонам и выдохнул:

– Ложь! Голословные обвинения!

– Почему же? – насмешливо ухмыльнулся лор-лейтенант. – Вот доказательства.

На стене загорелся голоэкран, на котором потекли кадры, показывающие передачу информации предателем. И получение им денег. Судя по расширившимся глазам Торвеса, он не понимал, каким образом можно было получить такие кадры – ведь все происходило без свидетелей. Другие офицеры, похоже, тоже не понимали этого, так как растерянно переглядывались.

– Подкапитан Торвес! – из возникшего на месте двери гиперперехода вышли двое гвардейцев в черных доспехах. – Именем императора, вы арестованы! Следуйте за нами.

Ошарашенный зрелищем выходящих из черной воронки людей предатель покорно дал себя увести. Линтарцы проводили его взглядами и вздрогнули, когда воронка исчезла.

– А вы, капитан Юрвен, надеюсь не собираетесь дальше сотрудничать с беглыми лордами Табала? – холодно поинтересовался Виктор. – Доказательства вашего прежнего сотрудничества с ними я также могу предоставить.

– Не надо! – вскочил упомянутый. – Виноват! Но Табал был законным правительством, потому я с ним и сотрудничал. Теперь все иначе. Больше такого не повторится!

– Что ж, мы дадим вам шанс доказать это, – кивнул Ред. – Садитесь. Теперь господа, мне требуется ваша помощь. Так сложилось, что именно офицеры вашего отделения участвовали во многих интересующих нас делах. Нам нужна полная информация по ним.

– Какие именно дела имеются в виду? – поинтересовался кто-то.

– Сейчас сообщу. Прежде всего, меня интересует вывоз в неизвестном направлении части населения с планет Ларк, Хердал, Керлан и Вартиг. Кто-нибудь знает куда вывезли людей?

– К сожалению, нет, – ответил майор Ронкет после того. – Нам было поручено разработать саму операцию вывоза, однако проводили ее армейские подразделения. Что-то может знать начальник отделения, он как раз в это время отсутствовал. Вполне возможно, сам участвовал в операции. Кстати, с Линтара тоже было вывезено некоторое число людей, хоть и меньшее, чем с других планет. В основном, это были инженеры и технический персонал верфей.

– Все сходится… – постучал пальцами по подлокотнику кресла Ред. – Прошу каждого предоставить письменный отчет о своем участии в разработке операции вывоза. Отчеты должны быть готовы к завтрашнему утру и сданы майору Ронкету, который назначается новым начальником отделения. Майор, помимо сбора отчетов на вас возлагается обязанность собрать всю, хоть как-то связанную с этим делом информацию в архиве.

– Будет сделано! – встал тот.

– Должностные инструкции получите в течение двух дней. Засим, господа, мы прощаемся. Еще раз советуем никому не совершать необдуманных поступков.

Капитан с лор-лейтенантом встали и направились к стене, на которой возникла воронка портала. Линтарцы долго смотрели им вслед, едва сдерживаясь от того, чтобы не осенить себя святым кругом. Дураков среди безопасников не было, они сразу сообразили, что имперцы обладают непредставимыми раньше вещами. А значит, сильно повезло, что СБ не разогнала Управление, а решила подгрести его под себя. Доверие у новых хозяев, конечно, заработать будет непросто, но ради этого стоит постараться.

Реда и Виктора ожидали в центральном отделении Управления, куда уже доставили полковника Тармая и майора Доритара. С остальными арестованными разбирались другие следователи. Тоже с помощью аарн – времени на то, чтобы выбивать из линтарцев правду обычными методами, не было. Сканирование памяти Тармая подтвердило, что он действительно участвовал в операции вывоза населения с планеты Ларк, даже частично организовывал его. Доритар оказался ни причем, и его вскоре отпустили.

– Ну и что мы имеем в итоге? – спросил Ред, ознакомившись со считкой.

– Практически ничего, – вздохнул Виктор.

– Проклятье, и тут тупик!

– Не совсем. Все-таки нам теперь известны координаты точки, куда доставляли людей. Думаю, следует немедленно отправляться туда и все проверить.

– Даю гарантию, что ни маргачьего копыта мы там не найдем! – зло отмахнулся капитан. – Атеар всегда отличался предусмотрительностью, явно не оставил следов.

– Однако проверить мы все равно обязаны, – развел руками лор-лейтенант.

– Обязаны… – уныло согласился Ред. – Корвет все еще в нашем распоряжении?

– Да, – кивнул Виктор. – Я уже предупредил навигатора, чтобы готовились к старту.

Офицеры попрощались с коллегами и скрылись в воронке гиперперехода. Их ждала дорога в точку пространства, где ничего не было – по крайней мере, согласно имперским звездным картам. Однако, если судить по считке памяти полковника Тармая, именно туда доставляли корабли с ларкианскими рабочими. Затем экипажи и охрана покидали большинство кораблей, набивались в один или два, в зависимости от своего числа, и возвращались домой. Что после этого происходило с людьми они не знали и не интересовались этим. Приказ выполнен, и ладно.

Скорее всего, оттуда транспорты перегоняли куда-то еще. Кто перегонял? Видимо, вассалы лорда-атеара. Куда? Очень похоже, что на неизвестную планету, поисками которой Реда и озадачил директор СБ, полковник Ватори. Только как ее найти? Следы обрываются. Капитан не верил, что они с лор-лейтенантом хоть что-нибудь обнаружат в точке, куда Тармай и иже с ним доставляли людей. Но другой надежды найти ниточку, ведущую к укрытию табаловкой швали, он не имел.


Полковник Давио Р. С. Ватори, директор Службы Безопасности, империя Далан-Атен, планета Атен, город Аратан, здание штаб-квартиры имперской СБ, полдень 15.11.4567 с. э.

Директор СБ мерил ровными шагами свой кабинет и размышлял. Новости его не радовали, совсем не радовали. Как ни жаль это признавать, но лорд-атеар оказался многократно хитрее и расчетливее, чем думал Ватори, и предусмотрел буквально все. Выходит, он давно предполагал, что в империи возможно восстание или что-то в том же духе, и заранее озаботился путями отступления. Потому и грабил страну так безжалостно, выкачивая из нее все, что мог выкачать.

Кто, интересно, разработал эту великолепно исполненную операцию? Неужели сам атеар? Нужно было быть гением, чтобы вывезти больше двухсот миллионов человек с разных планет. Да еще и таким образом, что на это мало кто обратил на это внимание. Да, большинство вывезенных было родом с принадлежащих лордам Табала колоний, о которых мало что известно в метрополии, но все равно. Не оставить нигде ни единого человека, знающего координаты новой планеты? Практически невозможно! Однако атеар сделал это, и чем больше подробностей случившегося узнавал директор СБ, тем в большее восхищение приходил. Все оказалось сработано филигранно, не было допущено ни единой ошибки.

Планетарные экипажи доставляли людей в точку рандеву, а затем уходили. Кто-то неизвестный прибывал только после того, как все было закончено, и на транспортниках оставались только те, кто должен был попасть на новую планету. Дальше – неизвестность. Координаты места смены экипажей удалось выяснить, но там, кроме нескольких набитых мертвецами погибших кораблей, ничего не нашлось. Память их бортовых компьютеров эсбешники вычистили полностью, просмотрели каждый бит информации, но смогли только узнать откуда пришли эти корабли и почему погибли – перегрузка, изношенные двигатели не выдержали. Трюмы были так набиты людьми, что они могли лишь стоять впритык друг к другу. Даже умершие не могли упасть – для этого не хватало места. Спасать бедолаг с потерявших двигатели траспортов никто не стал, их просто умертвили, открыв шлюзы.

Все возможности аарн и двархов не помогли отыскать ничего важного. Не сканировать же поголовно всех жителей колоний в надежде, что удастся что-нибудь выяснить? Это физически невозможно. Точнее, по утверждению дварх-полковника, возможно, но займет слишком много времени. А этого времени у империи нет – война, судя по отчетам разведчиков с территории Объединения, начнется через две недели, максимум. А то и раньше – саанские флоты готовы к старту, идут последние приготовления.

Если у атеара и в самом деле есть собственный боевой флот, то он может ударить в спину в самый неподходящий момент. Это при том, что у саанов и так почти шестикратное преимущество! Такой удар может стать фатальным для Далан-Атен. Потому так лихорадочно и искали координаты планеты, на которую сбежали лорды Табала. Безуспешно искали, к глубочайшему сожалению полковника Ватори. Император требовал продолжать поиски, их продолжали, но опять же ничего не находили.

Оперативники выяснили, что как только стало известно о взятии власти императором, множество высокопоставленных людей с разных колоний бесследно исчезли. Еще больше народу было ликвидировано без всякой жалости. Похоже, атеар ничего не оставлял на волю случая.

Ватори вздохнул – достойный противник. Даже свой проигрыш сумел превратить в победу. Хотя, конечно, еще ничего не решено. Не сможет атеар вечно скрываться, обязательно высунет нос из своей норы, а тогда уж эсбешники не дадут ему уйти обратно. Если снова не придумает чего-то неординарного. А лорд Латанг вполне на это способен, на редкость хитроумная сволочь. Вспомнить хотя бы заговор, в результате которого погиб Архен VI и к власти пришли лорды Табала. Как все было организовано! Комар носа не подточит. Способных помешать очень умно нейтрализовали в нужное время – каждого по-разному. Кого просто убрали, кого отправили во внеочередной отпуск, кого подкупили, кого запугали, кого просто обманули.

Служба Безопасности, по требованию его величества, начала расследование этого заговора. Если честно, без помощи аарн с их маргаковой телепатией ничего бы выяснить не удалось – как-никак, двенадцать лет прошло, все концы давно упрятаны в воду. Но все равно многие подробности остались неизвестными. Почему, например, бездействовала гвардия? Почему за день до переворота застрелился ее командующий и два его заместителя? Кто и как сумел именно в это время отправить флот на учения? Почему кабинет министров единогласно проголосовал за то, чтобы после смерти императора передать власть опекунскому совету, а не императрице? Неизвестно. И выяснить вряд ли получится. Разве что появится возможность просканировать память самого лорда-атеара.

Впрочем, прошлое не столь важно. Не допустить бы повторения такого снова, вот что главное. И СБ приложит к этому все силы, тем более, что предателей среди безопасников не осталось. Ни единого. Это заслуга Аарн, полковник вынужден был это признать, хотя с каждым днем относился к ордену все более настороженно. Его интуиция буквально вопила, что дварх-полковник ведет какую-то свою хитрую игру. И как бы эта игра не обошлась империи очень дорого. Однако его величество даже слушать ничего не желает, он смотрит Варту Ансару в рот, считает своим самым близким другом, забывая, что тот инопланетянин, и его моральные принципы очень далеки от человеческих. Некоторые оговорки аарн не раз приводили полковника в ужас. Возникало ощущение, что все, чем живет обычная человеческая цивилизация, им полностью чуждо. И это пугало. Кто знает, чего от них ждать? Сейчас пожелали помочь империи, а завтра захотят ее уничтожить. Возможно? Вполне. Ведь понять их способ мышления невозможно в принципе.

Полковник вспомнил уничтожение рейдерами ордена всех шести саанских верфей. Сперва он думал, что это просто ошибка, но чем дальше, тем больше убеждался – никак не ошибка, а далеко идущий замысел. Ватори не раз пытался понять, что замыслил дварх-полковник, но все его предположения мало что значили – подтверждений ни одна из версий не находила, а значит, их ценность близилась к нулю.

С досадой отмахнувшись от несвоевременных мыслей, он снова задумался о текущих вопросах. Сейчас орден Аарн – единственный шанс для империи выжить. Вот и нужно исходить из этого. После победы – совсем иное дело, тогда и надо будет заняться им вплотную. Сейчас важно продолжить поиски места укрытия лорда-атеара и противостоять попыткам саанов создать в империи новые разведывательные сети. А эти попытки продолжаются постоянно – профессионалов из давасара Тинтар стоит уважать и никак не стоит недооценивать. Не раз переигрывали имперскую разведку. Очень хорошо, что сейчас ничего у них не получается – любое прибывающее из карликовых государств судно сканируют двархи. Хоть обычного торговца, хоть вольного. Не говоря уже о пассажирских кораблях.

Итак, что имеется в наличии? Первое и самое важное: стало известно, что где-то не слишком далеко есть планета, на которой расположена принадлежащая лорду-атеару промышленная колония. Скорее всего, способная строить крупные военные корабли – линкоры, крейсера и эсминцы. И расположение этой планеты неизвестно. Как ее обнаружить? Полковник не знал. Было бы мирное время, он бы отправил на поиски не один десяток кораблей, чтобы обшарили все близлежащие звездные системы, туманности и скопления. Не мог атеар создать колонию слишком далеко от имперской территории. Нашли бы в конце концов. Но на носу война, все до единого корабли нужны для обороны. Вывод отсюда один: поиски придется отложить до лучших времен, понадеявшись на авось. На то, что лорды все-таки даланцы, что они не станут помогать врагу. Глупо, конечно, на это надеяться, но выбора нет.

Со вздохом полковник вызвал императорскую резиденцию, чтобы доложить обо всем этом его величеству. Скорее всего тот скажет в ответ что-нибудь нелицеприятное, но это его право. Ватори не мог сделать больше того, что в человеческих силах. Он не аарн, в конце концов!


XIV. Адмирал флота Хемен К. И. Галаэн, флагман боевого флота империи Далан-Атен, полтора световых года от границ системы Ваталн, два световых года от границ системы Ротен, утро 23.11.4567 с. э.

<p>XIV. Адмирал флота Хемен К. И. Галаэн, флагман боевого флота империи Далан-Атен, полтора световых года от границ системы Ваталн, два световых года от границ системы Ротен, утро 23.11.4567 с. э.</p>

Голоэкраны командного центра флагманского линкора "Император Архен VI" показывали общую диспозицию флота, готовящегося встретить врага. Согласно донесениям разведки, позавчера вечером сааны завершили окончательное формирование атакующих флотов, и их передовые соединения покинули место основной дислокации, направившись к имперским границам. Как только стал известен основной вектор движения вражеских эскадр, имперские адмиралы тоже распорядились выдвигаться к избранному месту сражения. Пока еще не было ясно какую именно систему, Ваталн или Ротен, собрались атаковать сааны. Но это не имело особого значения, встретить их намеревались между этими системами и бить в открытом пространстве.

По счастью, саанские панархи не придумали ничего нового и направились именно туда, куда и предполагали имперские адмиралы. Впрочем, они и не могли поступить иначе – расположение звезд не давало другой возможности атаки. Нападать на колонии было бессмысленно, это в Объединении прекрасно понимали. Никто не выведет флот за пределы скопления, где расположена метрополия, таких идиотов среди имперских адмиралов нет. А для врага важно уничтожить именно флот, тогда захватить беззащитные планеты особого труда не составит. Пусть даже это и займет немало времени. Куда спешить, когда все в твое власти?

Адмирал флота Галаэн стоял у пульта и изучал общую диспозицию своих кораблей, постепенно выстраивая их для предстоящего боя. Иногда он поворачивался к голоэкрану, на котором был виден зеленый дракон, и выслушивал его реплики. От внешности Б'Рена Хемену и до сих пор порой становилось не по себе. Надо же, живой дракон! Как в старых сказках. Крылатый и зубастый. Но при всем этом – очень толковый флотоводец, адмирал не мог не признать данного факта, как профессионал.

Очень хорошо, что все до единого корабли флота, включая истребители, оборудованы орденскими системами гиперсвязи. Аарн установили в десятках ненаселенных систем замаскированные ретрансляционные гиперстанции, после чего проблемы со связью исчезли, как таковые. Еще три месяца назад адмирал мог только мечтать о мгновенной связи между находящимися в гиперпространстве кораблями, а теперь – вот она. Тогда как сааны по-прежнему вынуждены обходиться курьерскими кораблями. Это дает гигантское преимущество. Хотя при их численном превосходстве данное обстоятельство роли практически не сыграет – массой задавят. И это возвращало мысли Хемена к предстоящему сражению.

Если дварх-полковник не выполнит своего обещания хорошенько проредить саанский флот по дороге, то о победе можно будет лишь мечтать. Адмирал, конечно, был ознакомлен с планом Варта и одобрил его, понимая, что и сам попался бы на такие уловки, но глубоко в душе все равно сомневался. Слишком дико все это выглядело с точки зрения здравомыслящего флотоводца. Одновременно Хемен надеялся, что у аарн все получится – если иначе, то шансов почти нет.

Он в который раз вызвал на экран список своих кораблей и с тоской просмотрел его. Да уж, всего лишь пятьсот шестьдесят непереоборудованных линкоров первого класса и тяжелых крейсеров. И триста девяносто переоборудованных, обладающих оружием ордена и новыми гипердвигателями. Еще имеется триста девяносто линкоров второго класса. Остальные корабли мало на что способны, слишком слабо вооружены. Хотя кое-что сделать и сумеют. Но если вспомнить число саанов…

Больше полутора тысячи только мазершипов, которые куда более совершенны и лучше вооружены, чем имперские линкоры первого класса! Около тысячи тяжелых крейсеров, не говоря уже о тысяче трехстах линкорах типа "Гаттер", превосходящим по параметрам даланский второй класс! А две с половиной тысячи средних и легких крейсеров? А больше десяти тысяч эсминцев и рейдеров? А больше двухсот тысяч истребителей? Если бы не орденская эскадра, имперский флот смяли бы в первом же сражении. Без особых усилий. Об этом не хотелось даже думать, но не думать адмирал не мог.

План сражения предусматривал непривычное и необычное построение. Основа его была в использовании гиперторпед, позволяющих заставить врага выныривать в обычное пространство там, где это выгодно имперскому флоту. Основная тяжесть боя возлагалась на линкоры с новыми двигателями и вооружением. Неизвестно, когда подойдет эскадра ордена и подойдет ли вообще. А вдруг сааны сумеют обнаружить и уничтожить корабли Аарн? Это вполне вероятно, панархи свой хлеб зря не едят – великолепные профессионалы, которых следует уважать. А есть ведь еще Кхэй Ват-Орхидо Бетоар, заслуженно считающийся в Объединении военным гением.

– Господин адмирал, – обратился к нему с экрана Б'Рен. – Есть у меня мысль разместить в течках бета двенадцать и бета тридцать четыре еще две минные банки. Смотрите, как бы сааны ни шли, они все равно не минуют этих точек – ключевые.

– Поддерживаю идею лор-адмирала, – появился на втором экране гросс-адмирал Отиг. – Сам глянь, Хемен.

Он вызвал схему расположения флота и показал возможные векторы движения врага. Действительно, они в любом случае пересекали указанные точки. А особенно, если учесть орденские "мины". На самом деле, это некие подобия гиперторпед с кварковыми зарядами, спящие прямо в гипере до тех пор, пока мимо не проходил какой-нибудь корабль. И если этот корабль не передавал сигнал "свой", то "мина" тут же атаковала, выскальзывая в обычное пространство за мгновение перед взрывом. Его мощности хватало, чтобы с уверенностью уничтожить даже мазершип со всеми его защитными полями. Мало прочего, так эти "мины" ожидали своего часа в прежде считавшихся недоступными глубоких слоях гипера, откуда выпрыгивали прямо в обычное пространство. Никакая бушующая в верхних слоях гипера буря им не помеха. Что ж, коллеги правы, еще две минные банки никак не помешают.

– Хорошо, лор-адмирал, – повернулся Хемен к дракону. – Займитесь.

Тот кивнул и исчез с экрана.

Осталось только ждать известий от орденской эскадры. Никогда Хемен не любил ждать, не выносил, когда от него ничего не зависит. Но куда деваться? Он с нетерпением постукивал пальцами по краю пульта, понимая, что абсолютно бессилен что-либо изменить. И неслышно молился, прося Тавина об удаче. Пусть аарн сделают все, что запланировали! Пусть у них получится!


Хан Кхэй Ват-Орхидо Бетоар, Саанское Объединение, ненаселенная система Мирлайт, мазершип "Грат Рованх", флагман объединенного флота вторжения, полдень 23.11.4567 с. э.

Вот время и пришло. Кхэй резко выдохнул и встал, глядя на вытянувшегося перед ним панарха. Очень хотелось надеяться, что все пройдет, как запланировано, что потери при захвате империи будут не слишком велики. Однако надеяться на такое глупо, хан понимал это, как никто другой. Особенно в свете непонятных событий, не дающих Кхэю покоя в последнее время.

Плохо, что остальные пять ханов не пожелали прислушаться к опасениям хана давасара Бетоар. Они просто пропустили их мимо ушей, посчитав параноидальными измышлениями "наглого юнца" – давно ненавидели Кхэя, стремящегося объединить Саан по-настоящему. Под своей властью, естественно. И это стремление для остальных ханов секретом отнюдь не являлось. Жаль, что отец так рано умер! Его эти скоты боялись как огня, не рискуя ничем вызвать гнева владыки самого сильного и богатого из давасаров.

Кхэю было всего двадцать лет, когда на него неожиданно свалилась власть – Норхада Ват-Орхидо Бетоара все же убили, заманив в подлую ловушку. Два десятка неизвестно чьих кораблей рассстреляли личный рейдер хана во время визита в давасар Эдоат. Он даже не успел достичь границ. Юноша справился со страшной ношей. Никто не знал какой ценой, но справился. Ни один человек не знал, каков Кхэй на самом деле и чего хочет. Все думали, что он обычный властолюбец, а его заботили возможные пути дальнейшего развития человечества. Только даже поделиться своими мыслями и идеями хану было не с кем. У истинного вождя не бывает друзей! Горькая истина, которая от этого не перестает быть истиной.

Прошло всего несколько лет, и воины давасара Бетоар готовы были молиться на своего нового хана, единогласно признав его военным гением. Это вскоре, скрипя зубами, оказались вынуждены признать и остальные пять давасаров. Кхэй всегда находил нестандартные решения и побеждал в любом сражении, даже если силы противника значительно превышали его собственные. Особенно ясно данное обстоятельство стало во время вразумления давасара Марх-Вардог, хан которого решил поставить на место "обнаглевшего выскочку". Разгром оказался сокрушительным. И это при том, что ни Бетоар, ни Марх-Вардог не понесли особых потерь. Как объявил затем Кхэй, он не стал уничтожать марх-вардогские корабли потому, что они понадобятся для войны с общим врагом – империей Далан-Атен. Это настолько понравилось воинам всех шести давасаров, что больше никто из ханов не рисковал выступить против молодого Ват-Орхидо Бетоара.

Сейчас хану очень хотелось остановить войну, к которой он столько лет готовился, о которой так мечтал, к которой так стремился. Ведь флот шел в полную неизвестность! Ни одна принятая мера так и не дала ничего – даже одинокие корабли вольных торговцев не возвращались с территории империи. Шесть дивизий дестроеров под командованием лонарха Хервена, захватившие имперскую колониальную планету Керлан, тоже бесследно исчезли, несмотря на все предусмотренные заранее пути доставки информации в Объединение.

Кхэй с ужасом понимал, что, похоже, ведет флот к гибели, поэтому разработал ничем не напоминающий обычную для него безумную по смелости тактику, буквально параноидальный план вторжения, позволящий сохранить около трети сил при любом исходе дела. Этот план чрезвычайно не понравился другим ханам, но все их протесты ничего не дали – приказ главнокомандующего. А таковым Кхэя избрали голосованием общего собрания офицеров шести давасаров. Марх-Вардог пытался сорвать голосование, но ничего у него не вышло. Единственное, чего с величайшими усилиями добился старый хан, так это того, что стал заместителем командующего. Только данное обстоятельство ему мало помогло – слово Кхэя осталось решающим.

Хан на всякий случай отправил вперед несколько эскадр. На некотором удалении друг от друга. И запретил им приходить на помощь попавшим в беду, наоборот – тут же уходить, считав всю возможную информацию со сканеров обычного и гиперпространства. Надеялся таким образом хоть что-нибудь узнать об оружии и тактике противника. Он очень сожалел, что не имеет на руках никаких подтверждений своим подозрениям и ничего не может доказать. Мог, конечно, отозвать свои флоты и отказаться от участия в войне, но в этом случае его не поймут собственные люди, посчитают трусом, а этого Кхэй допустить не имел права – все, что строили еще дед и отец, обрушится. Воевать все равно придется, уповая на лучшее. Надеясь, что сил Саанского Объединения все-таки хватит, чтобы сокрушить империю Далан-Атен.

Неизвестность была хуже всего, она не давала хану спать, заставляла предполагать такое, что еще два месяца ему и в голову прийти не могло. Но и события ведь таковы, что волосы дыбом встают. Почему же никто не желает этого видеть и понимать? Кхэй не знал и от этого чувствовал себя еще хуже. А что, если Объединение проиграет? Выживет ли оно? Ведь у империи или союзной ей "третьей стороны" может хватить сил, чтобы добить извечного врага…

Он снова посмотрел на панарха и спросил:

– Штаб учел мои подозрения?

– Учел, мой хан! – поклонился тот. – Вы правы, что-то здесь не то. С нашими предложениями вы ознакомлены.

– Да, – кивнул Кхэй. – Ознакомлен. Кое-что интересное в них есть. Свои выводы и окончательные приказы я представлю штабу после совещания. Есть одна идея.

При воспоминании о предстоящем совещании с остальными пятью ханами у него от раздражения задергалась щека. Опять придется доказывать этим дуракам, что не стоит нестись вперед, очертя голову. Можно хорошенько влететь! Но они не желают ничего понимать, настаивают на массированной атаке всем флотом вместо осторожного прощупывания имперской обороны. А на слова Кхэя о том, что в противостояние, возможно, вмешался кто-то еще, просто не обращают внимания, только, когда он не видит, крутят пальцем у виска. Святой Карлайн, какие дураки! И почему верховная власть в их руках?…

– Подготовьте мне челнок! – хрипло каркнул хан.

– Давно готов, повелитель! – снова поклонился панарх.

– До моего возвращения ничего не предпринимать.

– Как прикажете.

Повернувшись на каблуках, Кхэй вышел из командного центра и двинулся к шлюзам. Пришлось воспользоваться самодвижущейся дорожкой, иначе дорога заняла бы слишком много времени, а его не было – совещание должно начаться через сорок минут на борту тяжелого крейсера "Святой Гларвайд", принадлежащего Церкви Карлайна, а потому нейтрального. Ханы встречались только на нейтральной территории, опасаясь покушений. И абсолютно не доверяли друг другу.

В роскошном челноке не было никого, кроме пилота и четырех телохранителей. Кхэй не обратил на них ни малейшего внимания, только вяло махнул рукой, отдавая приказ стартовать. Затем с удобством устроился в мягком кресле, не забыв пристегнуться – челнок есть челнок, его при резких маневрах швыряет со стороны в сторону только так, можно и головой приложиться о стальную стену, если не будешь осторожность соблюдать. Зашумели двигатели, но Кхэй не услышал, его продолжали одолевать тревожные мысли.

С лязгом раздвинулась диафрагма стартовой аппарели, челнок поднялся над полом ангара и вылетел в открытый космос. Не успел он отойти от "Грат Рованха" на километр, как к нему пристроились две эскадрильи истребителей – слишком многие в Саанском Объединении жаждали раньше срока отправить хана давасара Бетоар к праотцам, поэтому об охране следовало позаботиться заранее.

Прошло еще полминуты, и случилось то, о чем Кхэй Ваи-Орхидо Бетоар помнил до конца жизни.

– Мой хан! – в ужасе вскрикнул пилот. – Флагман атакуют!

– Флагман?! – вскинулся Кхэй. – Кто?!

– Неизвестно… Из гипера в трехстах метрах от мазершипа выскользнули три объекта. Что это такое я не знаю, но…

Больше пилот не успел ничего сказать – иллюминаторы залил яркий белый свет. А когда он погас, Кхэй с ужасом осознал, что мазершип "Грат Рованх", на котором собрался весь генеральный штаб объединенного флота Объединения, больше не существует. Только мелкие обломки разлетаются в стороны. А затем челнок догнала взрывная волна, его затрясло, с каждым мгновением все сильнее. После чего в челнок что-то врезалось, кресло хана оторвало от пола и швырнуло на стену. Удар оказался настолько сильным, что Кхэй потерял сознание и больше ничего не видел и не слышал.


Дварх-полковник Варт Ансар, Саанское Объединение, ненаселенная система Мирлайт, глубокие слои гиперпространства, борт дварх-крейсера "Черная Рысь", полдень 23.11.4567 с. э.

Глядя на кувыркающийся челнок хана давасара Бетоар, Варт удовлетворенно улыбался. Все вышло так, как он и планировал. Главнокомандующий саанских сил нейтрализован, но при этом жив. Дварх-полковнику совсем не хотелось убивать этого неординарного человека, у него были в отношении Кхэя Ват-Орхидо Бетоара свои планы, о меньшей части которых знал только император, а о большей – никто. Поэтому флагман и был атакован кварковыми минами из глубоких слоев гиперпространства лишь после того, как хан покинул его. И таким образом, чтобы челнок не особо пострадал.

Теперь главное, чтобы хан раньше времени не пришел в себя и командование перешло к этому бездарю, Дору Марх-Вардогу. Он навоюет! Настолько бездарный главнокомандующий – царский подарок имперскому флоту. Впрочем, о бессознательном состоянии Кхэя позаботится дварх – сааны решат, что он контужен, потому и продолжает оставаться в беспамятстве, несмотря на все усилия врачей. На самом деле хан всего лишь сильно ушибся и дня через два очнется, медицина у саанов неплохая, а этого допускать нельзя – сумеет вернуть себе власть во флоте и сильно озадачить даланских адмиралов.

В отношении последних Варт иллюзий не питал, хорошо зная их возможности. Галаэн с Отигом неплохие служаки, отличные профессионалы, однако звезд с неба не хватают, да и не способны хватать по определению. С ними, конечно, Б'Рен, но имперцы не слишком доверяют дракону и не подпускают к реальному командованию. О чем речь, даже многие его предложения принимают в штыки. Можно было бы телепатически воздействовать на господ адмиралов, но дварх-полковник не хотел этого делать. Помнил, что в родной вселенной из такого обычно ничего хорошего не выходило. Создатель не зря дал человеку свободу воли, ее нельзя ограничивать искуственно.

Значит, выход один: незаметно подталкивать адмиралов к тому, чтобы сами увидели очевидные решения и сами приняли их. Это нелегко, но выбора Варт не имел, если хотел со временем превратить империю Далан-Атен в то, что задумал. Шансы на это есть, и немалые. Возможно, впервые за историю множества человеческих цивилизаций. Посоветоваться бы, конечно, с кем-то из великих магов, но таковых в легионе нет. Не говоря уже о Командоре – одни Благие знают где сейчас Мастер и жив ли вообще. Он бы сразу сказал прав или нет дварх-полковник. Увы, придется обходиться собственными силами и собственным разумением. Ничего, обойдется, не вчера родился, давно за двести перевалило. Да и социоматик неплохой.

"Готово, Варт! – эмообраз дварха сочился довольством собой. – Мальчик придет в себя не раньше, чем через две недели".

"Отлично! – улыбнулся дварх-полковник. – Благодарю, Илеарх".

"Да не за что! Это было нетрудно. Кстати, ты полностью прав, что заинтересовался этим Кхэем. Я его считал. На редкость необычный человек, его мышление на первый взгляд парадоксально, но только на первый. Он просто способен осмысливать картину событий целиком, в отличие от большинства людей".

"Я знаю, – удовлетворенно кивнул Варт. – Потому и заинтересовался. Поначалу думал просто убрать его, но как заглянул к нему в голову… Сразу понял, что этого делать не следует. Но ладно, займемся нашими баранами. Наши готовы?"

"А то! – хихикнул дварх. – Саанов ждет немало интересных сюрпризов. То-то порадуются!"

"Союзные войска тоже готовы? А то ведь сил легиона на абордаж стольких кораблей не хватит…"

"Как будто готовы, но с уверенностью сказать не могу", – ответил Илеарх и замолчал.

Варт встал, с удовольствием потянулся и подключился к биоцентру "Черной Рыси", чтобы еще раз проследить все ветви своего плана. Предстояло сделать еще слишком многое и допустить хоть одну ошибку он не вправе. Иначе все погибнет.


Ханы давасаров Марх-Вардог, Тинтар, Кертиан, Харат и Эдоат, военный совет, Саанское Объединение, ненаселенная система Мирлайт, борт тяжелого крейсера "Святой Гларвайд", вечер 23.11.4567 с. э.

– Так что все-таки произошло? – раздраженно поинтересовался хан Эдоат, плотный, роскошно одетый невысокий старик.

– Судя по всему, брандер, – буркнул в ответ хан Тинтар.

Он был младше всех собравшихся, однако лет на двадцать старше отсутствующего по причине бессознательного состояния хана Бетоара, которого владыки остальных давасаров между собой как только ни называли. И молодым выскочкой, и наглым мальчишкой, и подколодной гадиной, а иногда и прыщом на заднице – если слишком уж доставал. Сейчас каждый испытывал немалое облегчение от того, что Кхэя с ними нет, и надеялся, что тот уже не встанет. А то и втихомолку намеревался помочь ему побыстрее встретиться с предками. Все могло бы решиться к этому моменту, но до челнока юнца первыми, к сожалению, добрались его верные люди, а не кто-нибудь еще. Теперь проблем с тем, чтобы добраться до бетоарского выскочки, возникнет значительно больше. Пока он еще жив, но без памяти, как бы не в коме. Врачи сообщили, что контужен и придет в себя нескоро. Лучше бы вообще не приходил…

Дор Нар-Торино Марх-Вардог испытывал злое удовлетворение. Наконец-то молодой наглец не будет мешаться у него под ногами! Но интересно все-таки, кто из них устроил это покушение? В том, что это сделал кто-то из его коллег, хан ничуть не сомневался – кому еще это может оказаться выгодным? Только им. Сам он этого не делал, просто не имел возможности – слишком хорошо Ват-Орхидо Бетоар организовал свою охрану. Видимо, спецы давасара Тинтар постарались. Безопасники – они и есть безопасники, многое умеют.

Еще одно приятно. Наследников у хана давасара Бетоар нет, даже дальние родственники давно изничтожены – еще его дед расстарался, устраняя возможных соперников. А это значит, если Кхэй умрет, что можно будет посадить на бетоарский престол своего младшего сына, который давно надоел отцу как своими постоянными интригами, так и попытками подсидеть старшего брата и дорваться до власти. Вот пусть и занимается собственным давасаром, а не гадит дома. Но это в будущем, пока следует подумать о войне.

Марх-Вардог выпрямился и огладил лысину. Хотя ему недавно исполнилось семьдесят пять, он выглядел еще сильным и подтянутым. Вот что значит – постоянно заниматься собой! Несмотря на возраст, хан ежедневно посвящал спорту около пяти часов, и это дало результат.

– Неважно, в конце концов, что именно случилось, – заговорил он. – Сейчас важно другое: перед самым началом войны мы остались без генерального штаба и главнокомандующего. Как его заместитель, принимаю командование!

– Почему ты?! – вскочил хан давасара Харан, плюгавый, весь покрытый пигментными пятнами мелкий старикашка, его буквально трясло от злости. – Я имею не меньше прав!

– Потому что я избран заместителем главнокомандующего общим собранием офицеров шести давасаров! – победно усмехнулся Марх-Вардог. – Ты можешь сказать то же самое о себе?

– Не может! – рявкнул хан давасара Кертиан, похожий на матерого носорога. – Успокойся, Тхир, Дор полностью прав – его избрало общее собрание. Нам сейчас нельзя перегрызться! Война, если ты забыл! Хочешь получить от своих бойцов метку смерти?! Так гляди, это недолго организовать, они тобой и так недовольны.

– Не хочу… – спал с лица Харан, опускаясь на место. – Ладно, я снимаю свои возражения…

Однако его взгляд говорил совсем о другом. Там полыхала ничем не замутненная ненависть, и Марх-Вардог понял, что ему стоит поостеречься. Неужто именно этот плюгавый организовал покушение на Кхэя? Вполне возможно, Тхир До-Соредо Харан отличался редкой изворотливостью и подлостью, с ним мало кто рисковал связываться. Недавно вон собственного сына отравил, посчитав, что тот хочет подсидеть отца и занять престол. Хотя всем здравомылящим людям было ясно, что это только его измышления. Впрочем, это дело Тхира – его сын, его давасар. Главное, чтобы он не лез в дела, его не касающиеся. А он лезет! Придется принять меры, чтобы умерить непомерные аппетиты этого старого недоноска.

– Итак, отныне главнокомандующим становится хан давасара Марх-Вардог, Дор Нар-Торино, – встал хан давасара Кертиан, высокий, длинный, худой, как скелет, человек со все еще черными волосами, несмотря на свои семьдесят лет. – Все согласны?

Ханы нестройным гулом подтвердили сказанное.

– Благодарю! – в голосе Марх-Вардога слышалось торжество. – А теперь нам необходимо решить, как воевать. И собрать новый генеральный штаб. Насколько мне известно, на "Грат Рованхе" погибли вместе с помощниками панархи давасаров Бетоар, Эдоат и Тинтар. Остальные трое уцелели. Предлагаю возложить оперативное командование на моего панарха, он, в отличие от покойного бетоарского, способен выполнять приказы и не смеет лезть со своим мнением, когда его об этом не просят.

– Почему твоего?!! – взвыл Харан. – Ты и командующий, и панарха твоего наверх?! Это уже слишком!

– Хорошо, пусть будет твой, – осклабился Дор.

Он и не рассчитывал, что ханы отдадут всю власть в его руки, но это Марх-Вардога ничуть не беспокоило. Харанский панарх тоже не решится спорить с командующим, будет покорно выполнять приказы, не смея открыть рот. Тактика пусть остается в его распоряжении, тактические вопросы Дор всегда предпочитал оставлять военным, в отличие от того же Кхэя, чтоб он трижды сдох. Военный гений, видишь ли, нашелся! Ничего, обойдутся и без "гениев", хорошие профессионалы не хуже сработают.

– Так-то лучше, – удовлетворенно сказал Харан. – Хватит с нас Ват-Орхидо Бетоара с его непомерными амбициями!

– Вот об его амбициях я и хотел поговорить, – кивнул Марх-Вардог. – Вы все ознакомлены с идиотским планом Кхэя. Считаете, что нам стоит реализовывать его?

– Не знаю… – недовольно пробурчал Тинтар. – А вдруг его фантазии имеют под что-то реальное? Ведь и в самом деле за последние два с половиной месяца с территории империи не вернулся ни один наш корабль. Мало того, все до единого мои агенты в Далан-Атен тоже замолчали. Вдруг действительно в противостояние вмешался еще кто-то? Я сам в это не особо верю, но мало ли…

– Чушь! – отрезал Дор, поморщившись. – Откуда здесь еще кто-то? Какая-то из карликовых стран? Не смеши меня.

Сказки Ват-Орхидо Бетоара до белого каления бесили его. Выдумал какую-то "третью силу"! Понятно, зачем – еще больше власти захотел забрать себе. Не выйдет! На сомнения Тинтара старый хан просто не обратил внимания – безопасник есть безопасник, ему по должности положено быть параноиком.

– Наши силы превосходят имперские, как минимум, в три, а то и в четыре раза! – напористо продолжил Марх-Вардог. – Нечего разбиваться на два десятка походных ордеров. Ударим скопом и сразу уничтожим их устаревший флот! А потом без спешки займемся планетарными войсками.

– Возможно, массированный удар и лучше, – кивнул Эдоат. – Мне тоже план Бетоара сильно не нравится. Но все-таки советовал бы разделить флот хотя бы на два походных ордера и атаковать имперские силы с двух сторон. Не помешает.

– Не спорю! – поднял ладони Дор. – Пусть будет два ордера. Но не двадцать с чем-то, как спланировал этот наглый ублюдок!

– Да, это слишком, – согласился Кертиан. – Голосую за два. Класть все яйца в одну корзину глупо.

– Вот и отлично, – резюмировал Тинтар. – Ват-Орхидо Бетоар в прошлом вместе со всеми его хитроумными планами. Надеюсь, навсегда. Однако несколько своих эскадр я все же буду держать в резерве. На всякий случай. А случаи бывают разные. Особенно в бою.

– Не спорю, – криво усмехнулся Марх-Вардог. – Что ж, пусть панархи отрабатывают свой хлеб и разрабатывают новый план сражения. А мы потом выслушаем их и примем. Или не примем.

– Резонно, – наклонил голову Кертиан. – Один только вопрос. Все-таки атакуем систему Ваталн?

– А что еще? – удивился Дор. – Посмотри на звездную карту, сам убедишься. Даже Кхэй не нашел другого выхода при всем его самомнении. Можно, конечно, сунуться в Ротен, но тогда за спиной останутся ракетные батареи восьмой планеты системы. Ты очень хочешь получить в тыл тысячи и тысячи ракет? Я как-то такого желания не имею…

– И я не имею, – Тинтар встал и подошел к экрану с картой. – Ты прав, придется действовать последовательно. До Атена или Далана мы, пока не захватим прикрывающие их системы, не доберемся. А уж что такое орбитальные оборонные пояса этих двух планет вы все знаете. Данные разведки отправлялись каждому.

Никто не спорил, даже скандальный Харан предпочел промолчать. Вскоре, обсудив насущные вопросы, ханы покинули "Святой Гларвайд" и вернулись на свои флагманы. Следующая встреча вряд ли состоится до победы, обсудить план панархов можно будет по защищенной спецсвязи.

Хан Марх-Вардог, сидя в челноке, широко, радостно улыбался. Он не знал, кто избавил Объединение от выскочки Кхэя, но был чрезвычайно благодарен этому человеку. Слишком устал от наглости юнца и его идиотских измышлений. Теперь это закончено! Теперь все в его власти! Теперь только он имеет право решать, что и как. И потомки будут помнить, что именно Дор Нар-Торино сокрушил извечного врага Саанского Объединения – империю Далан-Атен. Он, а вовсе не Кхэй Ват-Орхидо!


XV. Ди-панарх Лэйт Фарнис, давасар Бетоар, командующий передовой эскадрой первого походного ордера саанского флота – боевая рубка мазершипа "Крэт Ноарх", сорок два световых года до имперской системы Ваталн, полдень 26.11.4567 с. э.

<p>XV. Ди-панарх Лэйт Фарнис, давасар Бетоар, командующий передовой эскадрой первого походного ордера саанского флота – боевая рубка мазершипа "Крэт Ноарх", сорок два световых года до имперской системы Ваталн, полдень 26.11.4567 с. э.</p>

Внезапный сигнал тревоги заставил ди-панарха буквально подпрыгнуть и повернуться к оператору систем слежения.

– Что происходит, маргак тебя задери? Какого копыта тревога?!

– Гипербуря надвигается, господин ди-панарх! – доложил тот. – Надо срочно покидать гиперпространство!

– Проклятье! – сжал кулаки Лэйт. – Этого нам только не хватало!

Его раздражение можно было понять – неизвестно, сколько продлится буря. А выйти в точку сбора флота нужно вовремя – хан Марх-Вардог не обратит внимание ни на какие оправдания. Прежний командующий, Кхэй Ват-Орхидо Бетоар, принимал во внимание форс-мажорные обстоятельства, а этот старый придурок – нет. Разгневается и без лишних разговоров поставит к стенке. А умирать в тридцать четыре года, когда все еще впереди, очень не хотелось. Но оставаться в гипере во время бури – тоже верная смерть…

– Выходим! – нехотя скомандовал он.

Офицеры тут же начали отдавать приказы, пальцы операторов и пилотов забегали по кнопкам пультов. Не прошло и трех минут, как в иллюминаторах вместо серой мглы гиперпространства показались звезды.

– Отслеживай вымпелы эскадры! – приказал Лэйт офицеру связи.

Он надеялся, что на всех кораблях заметили надвигающуюся бурю. Иногда бывало, что кто-нибудь не успевал выйти в обычное пространство. О таком несчастном больше никто и никогда не слышал. И не узнаешь, что с ним случилось. Ведь о том, что происходит в гипере во время бури, знают только яйцеголовые умники, но их объяснения не поймешь – только своими формулами думают, рассказать по-человечески не умеют.

Через десять минут ди-панарх с облегчением убедился, что все до единого корабли эскадры вышли в обычное пространство. Что ж, не зря он гонял своих та-панархов, кертов и ленхов, как бешеных собак. Молодцы, справились! Офицеры связи быстро объединили комп-сети отдельных мазершипов, гаттеров и крейсеров в единую сеть. Через две минуты невдалеке удалось засечь еще одну эскадру, затем – еще две. Ожидали, что вскоре из гипера выйдет весь первый походный ордер, однако этого не случилось. Видимо, гипербуря оказалось локальной, и это многократно усилило досаду ди-панарха. Остальные, получается, вовремя достигнут точки сбора, а они из-за этой паскудной бури опоздают? Ничего хорошего…

Однако делать было нечего, только пережидать, и Лэйт от злости начал гонять своих офицеров. Нечего им бездельничать, пусть проверят вооружение, все ли в порядке, ничего ли не упустили. Те только недовольно косились на строгого командира, не рискуя возражать. Боевая обстановка, маргак побери! Возразишь, а ди-панарх достанет пистолет и выстрелит тебе в лоб. И будет полностью прав!

Обычным походным ордером Саанского Объединения являлась расширяющаяся пирамида. Ват-Орхидо Бетоар, в отличие от Марх-Вардога, никогда им не пользовался, славясь своей непредсказуемостью – всегда придумывал что-нибудь необычное. Однако новый командующий распорядился следовать к границам империи по-старому. А с приказами командующего в военное время не спорят. Однако многие высшие офицеры были крайне этим недовольны. К таковым относился и Лэйт Фарнис – он буквально боготворил Кхэя, не раз приводившего свой давасар к победе. В то, что победы добьется старый маразматик Марх-Вардог, он не особо верил. Но что делать? Только сражаться.

Эскадра ди-панарха следовала в самой верхней части левой грани пирамиды. На нее и еще несколько лучших эскадр давасара Бетоар была возложена задача боевого охранения – первыми выйти в обычное пространство и обеспечить безопасный выход для всего ордера.

А что теперь? Выходит, они не способны выполнить задачу из-за бури? Проклятье! Вдруг на месте выхода поджидают врага имперские линкоры? Они же начнут безнаказанно отстреливать выходящие из гипера корабли саанов, которые в этот момент совершенно беззащитны!

Внезапно снова взревели сирены боевой тревоги, и ди-панарх резко обернулся.

– Эскадру ди-панарха Крейга атаковали! – ответил на его безмолвный вопрос офицер связи.

– Кто?! – выдохнул Лэйт.

– Неизвестно! Некие объекты, не обращая внимания на бурю, выходят из гипера вблизи наших кораблей и по прошествии секунды или двух взрываются у границ защитного поля. Их можно засечь только в эти секунды. Взрывы настолько мощные, что полностью уничтожают даже мазершипы! Несмотря на все защитные поля! Уже шесть кораблей потеряно!

– Святой Карлайн!

– Эскадра ди-панарха Торва тоже атакована! – добавил через некоторое офицер связи, его лицо было белым.

Лэйт остановившимися глазами смотрел на экран, где один за другим гасли огоньки, обозначающие корабли четырех эскадр, вышедших в обычное пространство. И в гипере не скроешься – буря, будь она неладна… До его эскадры неизвестные враги пока не добрались, но это только пока.

Он оказался прав, не прошло и десяти минут, как на месте одного из мазершипов эскадры образовалось облако плазмы. На его борту заметили вырвавшийся из гипера объект, подали сигнал тревоги, но больше ничего не успели сделать. И неудивительно – от момента выхода до взрыва прошло не более полутора секунд. Лэйт закусил губу, задавая себе вопрос: что же это за оружие такое? Одним зарядом уничтожить мазершип?! О таком он и не слышал, да что там, такого вообще никто не предполагал. Не считали возможным – слишком велики мазершипы, больше пятисот метров в длину.

Однако способное на это оружие существует. И оно, судя по всему, имперское. Кому еще выгодно перехватить саанский флот на подходах? Только имперцам. А значит, и гипербуря искуственная. Ее организовали, чтобы заставить эскадры выйти в обычное пространство там, где их поджидали мины. А это явно мины, только дожидающиеся врага в гипере. Невозможно, на первый взгляд, но ничем иным объяснить происходящее ди-панарх не мог. Это хотя бы логично.

Самым страшным оказалось то, что они ничего не могли противопоставить противнику! Корабли четырех эскадр просто выбивали, как на стрельбище. Безнаказанно! Ловушка. И они попались в нее, как дети. Лэйт в отчаянии скрипнул зубами. Похоже, вскоре и его мазершип прикажет долго жить…

Минута шла за минутой, на экране гас огонек за огоньком, и исчезновение каждого означало, что взорван еще один саанский корабль. По прошествии часа от шестидесяти двух кораблей осталось не более двадцати. Все флагманы, кроме "Крэт Ноарха", погибли. Ничем, кроме удачи, это объяснить было нельзя. Но Лэйт в гробу видал такую удачу! Лучше уж сразу погибнуть, чем докладывать гневливому хану о потерях.

– Гипербуря закончилась! – внезапно обернулся оператор систем слежения, в его голосе слышалась радость.

– Уходим! – тут же среагировал ди-панарх. – Всем кораблям – срочное погружение!

– Есть! – отозвался офицер связи, передавая стартовый сигнал.

Уцелевшие корабли, получив его, сразу же разгонялись и ныряли в гиперпространство, спеша покинуть опасную зону. Не у всех получилось – еще два тяжелых крейсера оказались уничтожены минами. Однако остальные все же ушли и перешли на форсаж, спеша добраться до места сбора флота и доложить командованию о случившемся.

Когда "Крэт Ноарх" набрал крейсерскую скорость, Лэйт ушел в свою каюту – его присутствие на мостике пока не требовалось. Там он долго вертел в руках пистолет, размышляя над весьма интересным вопросом: не застрелиться ли ему? Однако в конце концов решил, что это будет трусостью. Он ни в чем не виноват, подобного не мог предусмотреть никто, даже сам Кхэй Ват-Орхидо Бетоар, однако именно он единственный выживший старший офицер. А значит, обязан донести информацию о происшедшем до командующего объединенного флота. Расстреляют? Что ж, пусть расстреливают, если посчитают нужным, но ди-панарх Лэйт Фарнис до конца выполнит свой долг. Офицерская честь не позволит поступить иначе.


Хан Дор Нар-Торино Марх-Вардог, борт флагманского мазершипа "Кейт Нар-Торино", место сбора первого ордера саанского объединенного флота, полтора световых года от границ колониальной имперской системы Ваталн, вечер 27.11.4567 с. э.

От услышанного у хана перехватило дыхание, глаза полезли на лоб, затряслись руки. Это невозможно, просто невозможно! Четверть первого ордера не добралась до места сбора?! Около трехсот кораблей уничтожены неизвестным оружием?! Такого не бывает!

– Ты с ума сошел, недоносок! – взревел Марх-Вардог, уставившись на вытянувшегося перед ним ди-панарха Фарниса.

– Никак нет! – отрезал тот. – Хан, повторяю, нас атаковали неизвестным оружием! Мы ничего не могли поделать. Судя по всему, гипербуря, заставившая нас выйти в обычное пространство, также искуственная. А в месте выхода наши эскадры поджидали мины, способные одним взрывом уничтожить мазершип!

– Но ты же говоришь, что эти мины выскальзывали из гипера? – издевательски прищурил глаза Дор. – О какой тогда гипербуре речь?

– Я не могу объяснить этого, хан, – устало ответил офицер. – Есть записи боя, просмотрите их и судите сами. Тем более, что подобное произошло не только с нашими эскадрами, но и с эскадрами других давасаров. И вы это знаете.

Марх-Вардог знал, и это бесило его еще больше. Неужели проклятый выскочка Ват-Орхидо был прав?… Он не мог в это поверить, слишком большой чушью были подозрения Кхэя о какой-то там "третьей силе". Да откуда она возьмется?! Все звездные скопления на триста световых лет вокруг обысканы по камешку, там ничего и никого нет! Нет, это давасар Тинтар обделался, это их хваленая разведка оказалась несостоятельной. Не смогла выяснить, что в Далан-Атен изобрели новое оружие. И не только изобрели, а сумели произвести в достаточном количестве, несмотря на все утверждения, что промышленность империи полностью разрушена.

Все это привело хана в дикое бешенство. Прав ведь бетоарский ди-панарх, что ни говори, среди погибших корабли всех шести давасаров. Несколько эскадр вообще бесследно исчезли! Такие потери еще до первой стычки с имперцами? Марх-Вардог такого и предполагать не мог. А вот Кхэй, как видно, предполагал. От осознания этой истины хан пришел в еще большую ярость.

– Если бы мы не шли единым ордером, то не попались бы в эту ловушку… – внезапно сказал бетоарец. – И не должны были так идти по первоначальному плану! По плану нашего хана!

От этих слов у Марх-Вардога потемнело в глазах, вместо лица офицера он почему-то увидел ненавистное лицо Кхэя Ват-Орхидо. Он захрипел, затрясся, на губах появилась пена, затем дрожащей рукой расстегнул кобуру, достал пистолет и выстрелил в бледное пятно, которое сейчас в его сознании было лицом заклятого врага. И стрелял, пока не закончилась обойма. Только после этого хан пришел в себя и бешеными глазами повел вокруг.

Офицеры генштаба отводили взгляды, не желая себе повторения судьбы осмелившегося сказать правду. Однако по их виду можно было понять, что отношение к новому командующему у многих резко изменилось. Без суда и следствия расстрелять ни в чем не повинного, до конца исполнившего свой долг человека? Это слишком. От такого командующего ничего хорошего ждать не стоит.

– Уберите падаль, – буркнул Марх-Вардог, избегая смотреть на залитый кровью труп ди-панарха.

Он досадовал на себя за то, что не сдержался. Так недолго и "метку смерти" получить… Такое не раз случалось в прошлом. И смещали ханов, и убивали, и в одиночные камеры пожизненно сажали, если ими были недовольны бойцы их давасаров. Не хотелось бы испытать что-нибудь из этого на своей шкуре. Впрочем, не испытает! Приведет объединенный флот к победе – забудут. Победителю все прощается.

Хан проводил взглядом рабов-техников, выносящих тело ди-панарха, и перевел взгляд на занимающий всю левую стену тактический экран. Эскадры, отправленные вперед еще Кхэем, тоже исчезли, не оставив никаких следов. Однако несколько разведывательных рейдеров, отправившихся к системе Ваталн, все же вернулись и донесли важную информацию. Как и рассчитывали генштабисты, имперский флот поджидал их между Ваталном и Ротеном, чуть ближе к первому. Удалось даже приблизительно подсчитать его численность. Почти вчетверо меньшая, чем у флота Объединения. Это приятно согрело сердце хана – разгромить даланцев при таком преимуществе несложно.

Однако после гибели четверти кораблей первого ордера он уже не был так уверен в победе. Раз даланская сволочь обладает новым оружием, то результат столкновения может оказаться непредсказуемым. Только выбора нет, атаковать все равно придется. Но лучше не наваливаться всем флотом сразу, тем более, что второй ордер еще в пути. И неизвестно каковы окажутся его потери. Пожалуй, лучше отправить с десяток эскадр мазершипов и пару тысяч рейдеров на разведку боем – пусть прощупают оборону имперцев. А он поглядит издалека, что и как, а потом сделает свои выводы. Несмотря на то, что многие считали иначе, идиотом хан давасара Марх-Вардог отнюдь не являлся. Да, обладал взрывным характером, но чаще всего справлялся со своим темпераментом. Жаль, что сегодня тот взял верх.

Отдав нужные приказы, Марх-Вардог напряженно застыл у тактического экрана. Много времени, чтобы совершить прыжок на половину светового года эскадрам не понадобится. Однако информацию он не получит, пока не придут курьерские ракеты – на таком расстоянии ничего не увидишь, а ближе лучше не подходить. Мало ли какие еще ловушки устроили не желающие воевать честно имперцы.

Маргаковы яйцеголовые уже который год обещают разработать гиперсвязь – утверждают, что теория разработана – но результатов все еще нет. Жаль, насколько было бы удобнее, имей корабли возможность мгновенно связаться друг с другом. Но делать нечего, придется ждать…


Контр-адмирал Торв И. Р. Найрен, командующий передовыми эскадрами имперских сил – глубокие уровни гиперпространства, борт модифицированного инженерами ордена линкора "Тирван II", ночь с 27.11.4567 с. э. на 28.11.4567 с. э.

– Господин контр-адмирал, они приближаются! – доложил оператор сканеров гиперпространства, капитан Лертен.

– Отлично! – потер руки Торв, ему страшно не терпелось испытать в деле новое оружие.

До сих стрелять из гипер- и мезонных орудий его экипажу доводилось только на учениях, а это совсем не то. Хотелось своими глазами увидеть результаты применения этих страшноватых пушечек не на беззащитных астероидах, а на вражеских, вооруженных до зубов, прикрытых силовыми полями кораблях.

– Связь с орудийным отсеком! – скомандовал контр-адмирал.

На возникшем перед ним в воздухе голоэкране появилось изображение дико выглядящего помещения. Правда, Торв понемногу привыкал, но и до сих пор при виде переплетения толстых, склизких щупалец у него возникали ассоциации с чем угодно, но только не с орудиями. Однако это были именно они. Орденские гипер-пушки. В складках щупалец, сформировавших из себя кресла, удобно расположилось около десятка комендоров в серых комбинезонах, к левому глазу каждого был приращен трепепещущий рубчатый щуп, напрямую связывающий его мозг с биоцентром линкора. В который раз контр-адмирал поежился, глядя на все это, но быстро взял себя в руки. Что поделаешь, их союзники – биологическая, а не технологическая цивилизация. Но несмотря на это, оружие ордена Аарн чрезвычайно действенно.

– Готовы? – поинтересовался он.

– Так точно! – расплылся в широкой улыбке старший комендор, майор Хирнесайд. – Покажем саанской сволочи, что почем!

– Не подведите, ребята… – едва слышно сказал контр-адмирал и отключился.

Пора принимать общее командование на себя – саанские передовые эскадры приближаются к его порядкам. Жаль, что они миновали минные банки. Хотя, это, возможно, и к лучшему. Неожиданная атака из гиперпространства заставит вражеское командование задуматься. Больше этой дорогой они не пойдут, а значит, их основной флот выйдет в обычное пространство как раз посреди минных полей. Там-то им небо с овчинку и покажется! Но чтобы добиться этого, вначале придется поработать его модифицированным с помощью инженеров ордена линкорам и крейсерам. Как следует поработать!

Вздохнув, Торв опустился в свое кресло на мостике. К его левому глазу тут же придвинулся покрытый пузырящейся черной слизью раструб щупа прямого подключения к биокомпу. Контр-адмирал брезгливо скривил губы, однако позволил щупу прирасти к глазу, вздрогнув от прикосновения теплой слизи. Первые несколько мгновений ничего не происходило, а затем он увидел и ощутил все корабли эскадры разом. Мышление скачком расширилось, пошло восемью потоками. Контр-адмирал вспомнил, на что способен каждый корабль, его точные боевые и ходовые характеристики, количество гиперторпед в торпедных отсеках и многое другое. Мало того, услышал и осознал мысли всех подключенных в данный момент к биокомпам людей. Сколько раз уже он испытывал это невероятное чувство всемогущества, но никак не мог привыкнуть. Слишком это для человека.

Отбросив несвоевременные мысли, Торв начал подключаться к капитанским системам управления кораблей эскадры. Капитаны ощутили присутствие командующего и приветствовали его молчаливым ментальным образом – они тоже были уже включены в общую сеть. Как, впрочем, и основные члены экипажа. Кроме, естественно, технического персонала. Контр-адмирал внутри себя усмехнулся: расскажи ему три месяца назад, что командовать боем можно таким образом, он бы вызвал санитаров из сумасшедшего дома, чтобы забрали фантазера. Легион перевернул империю с ног на голову, заставил людей принять ранее дикие для них концепции. И пришлось принимать их, поскольку хотелось выжить и не было иного пути для выживания! Торв, по крайней мере, это четко осознавал. А раз так – нечего переживать! Что-то новое вырастет из всего этого, пока еще малопредставимое, но вырастет. Отбиться бы только от врага.

– Внимание! – донесся до него мысленный голос капитана Лертена. – Сааны пересекли рубеж в две десятых светового года!

– Ну, с Тавином, ребята! – выдохнул контр-адмирал. – Начинаем!

Картина пересекающихся потоков взаимосвязей различных служб эскадры начала изменяться. Биокомпы получили координаты саанских кораблей и рассчитали курс перехвата. Его внесли в управляющие блоки гиперторпед, и те без промедления вырвались из торпедных люков. Не прошло и двух минут, как они достигли рассчетной точки и взорвались, породив локальную гипербурю и заставив врага спешно выйти в обычное пространство. Комендоры изготовились к стрельбе, накопители набрали достаточно энергии, выступы орудийных антенн на корпусах линкоров и крейсеров налились призрачным синим светом.

То же самое сейчас происходило еще на шести участках обороны, куда направились передовые эскадры Объединения. Там, где они пересекали минные банки, кварковые мины не срабатывали – рано, надо сначала заманить туда весь флот, а только затем атаковать. Остановить саанов предстояло модифицированным кораблям империи, причем, остановить так, чтобы те поняли – именно даланцы остановили их, а не кто-то неизвестный. Но также необходимо было дать им увидеть, что обладающих новым оружием кораблей у Далан-Атен совсем немного. В этом и заключалась ловушка. Кхэй Ват-Орхидо Бетоар в нее не попался бы, сразу отошел бы, но вражеским флотом сейчас командовал не он, а вспыльчивый дилетант Дор Марх-Вардог, спровоцировать которого на неадекватные действия совсем несложно.

Как только гиперпространство немного успокоилось после взрыва гиперторпед, линкоры и крейсера контр-адмирала тут же нырнули в глубокие слои, поэтому прошли путь, на который ранее затратили бы более часа, за шесть минут. В обычное пространство они выскользнули вне досягаемости самых дальнобойных саанских ракет, но не настолько далеко, чтобы их не заметили. В трех световых минутах. Сааны заметили – вражеские корабли сразу же начали перестраиваться из походного борядка в боевой.

Торв издевательски ухмыльнулся: ну-ну, перестраивайтесь, уважаемые. Это вам поможет, как мертвому припарки! Помогло бы, если бы он атаковал привычными ракетами, но у него сейчас есть совсем иное оружие! Так что вскоре вы получите "приятный" сюрприз, господа хорошие. Вам понравится!

Командующие эскадрой противника офицеры не сразу разобрались, что имперцев втрое меньше, чем их, и ничего не предприняли. Явно думали, что вскоре из гипера вынырнет еще несколько десятков линкоров, чтобы сравнять силы, однако этого так и не случилось. На всякий случай сааны подождали еще четверть часа, а только потом пошли на сближение. В этот момент комендоры и выстрелили, точно накрыв пятнадцать мазершипов. На их месте образовались гиперпространственные аномалии, смявшие огромные корабли в комки искореженного металла. Остальные сообразили, что произошло, лишь через несколько минут, а сообразив, тут же отошли. Биокомпы эскадры перехватили и легко расшифровали обмен информацией между ними.

Саанский ди-панарх, похоже, был толковым офицером, так как не растерялся, а вместе со своим штабом начал анализировать ситуацию, пытаясь выяснить, что за оружие применил враг. Он быстро связал свечение орудийных антенн имперских кораблей с гибелью своих. Также понял, что даланцы каким-то образом способны управлять гиперпространственными аномалиями. Однако дальность и прицельная точность нового оружия остались неизвестны, и их надо было выяснить любой ценой. Ди-панарх не знал и не мог знать, что ему дадут все это выяснить, однако полученные данные будут очень далеки от реальности.

Крейсера Торва выстрелили еще по разу, линкоры по два, после чего поспешили уйти, оставив уцелевших саанов в полной растерянности. Ведь они стреляли с расстояния, не превышающего две-три световые минуты, и вражеские аналитики после возвращения остатков эскадры к основному флоту решили, что это предельное расстояние для нового оружия. Также они пришли к выводу, что оно еще и очень энергоемкое, больше, чем на два-три залпа, заряда бортовых батарей не хватает.

В последнем они были не так уж и неправы – энергонакопители гиперорудий занимали все трюмы и после трех залпов полностью опустошались. Однако набирали энергию с помощью преобразователей вакуума довольно быстро – за полчаса. Вот только в эти полчаса модифицированные крейсера и линкора оставались полностью беззащитными, их легко было уничтожить обычным ракетным залпом. А другого оружия они не имели – для ракет и лазеров просто не осталось места. Благо хоть по несколько гиперторпед с трудом втиснули. Это вам не рейдеры ордена, изначально предназначенные для гипер- и мезонного оружия. Ведь модифицировали имперские корабли на скорую руку, в некоторых экипаж шел в бой в скафандрах – не успели отладить систему жизнеобеспечения. О тесноте на остальных можно было даже не говорить – люди спали по очереди, теснились по десятеро в крохотных каютах три на три метра. Но об удобстве они и не помышляли – шли умирать, чтобы защитить свои семьи от участи саанских рабов, чтобы сберечь свою страну от поругания. И поэтому готовы были на все.


Полковник Салек Ортинер, командир шестого батальона второго полка дивизии "Имперские Ястребы"; полтора световых года от границ колониальной имперской системы Ваталн, место сбора кораблей первого ордера сборного флота Саанского Объединения, борт орденского дварх-крейсера "Дикий Кот" – борт саанского мазершипа "Трэй Ки-Тархадо", раннее утро 28.11.4567 с. э.

Глядя на удаляющуюся фигурку любимой, Салек, сам того не замечая, мечтательно улыбался. Тавин Святой, до чего же она красива! От одного вида захватывает дух. Казалось бы, видел ее во всех видах, часто проводил с ней ночи, но никак не может успокоиться. Да и надо ли? Любовь ведь штука такая – придет и не спросит тебя, хочешь ты встречи с ней или нет. А в том, что он влюблен, Салек давно убедился. Целительница Душ тоже явно выделяла его, не раз даже неожиданно появлялась в его скромной холостяцкой квартирке, полученной еще во времена прежнего императора. Правда, Салек и сам в ней почти не бывал, только в последние месяцы, находясь в городе, ночевал там.

Когда Рхэгэ впервые возникла у него на пороге, полковник просто не поверил своим глазам. Он-то считал, что для нее их встреча была единичным, давно привычным эпизодом, и тихо тосковал, забываясь на службе, которой отдавал все силы и душу. Тем более, что его как раз направили во вновь создаваемую элитную дивизию "Имперские Ястребы". Вакантной должности командира полка там не имелось, поэтому ему дали батальон. Салек и этому был рад, уж больно необычная часть получалась. В такой служить – честь.

В тот вечер Салек получил первую за несколько месяцев увольнительную и решил переночевать не в отеле, как большинство его сослуживцев, а в своей старой заброшенной квартире – никого не хотелось видеть, слишком устал от нечеловеческого напряжения тренировок. Купил пару бутылок любимого коньяка, лимоны, нехитрую закуску и приготовился отдохнуть в одиночестве. Неожиданно прозвучавший звонок заставил его поморщиться и нехотя потащиться к двери – ну кого там маргак принес? Досада улетучилась мгновенно, стоило лишь увидеть гостью. Полковник от неожиданности охнул, ступил вперед и обнял доверчиво прильнувшую к нему девушку.

Рхэгэ некоторое время молча стояла в его объятиях, а затем сказала, что тоже никак не может прийти в себя после их единственной ночи, постоянно видит его во снах, все время думает о нем, вот и попросила дварха отыскать. Девушка почему-то страшно смущалась, постоянно краснела, но Салек не обращал на это внимания – он никак не мог насмотреться на нее. Именно в этот момент полковник и признался себе, что полюбил. Да чужачку, да инопланетянку – какое это, маргак раздери, имеет значение? Только то, что полюбил важно, а все остальное – полная чушь.

Целительница Душ никогда не говорила Салеку слов любви, да и вообще мало говорила, но по ее сияющим глазам он видел – любит. Любит, несмотря ни на что. И никак не мог понять, что же Рхэгэ нашла в нем – самый обычный офицер, мало чем отличающийся от остальных. Был очень рад, но продолжал удивляться. Впрочем, древние говорили, что по-настоящему любят на за что-то, а просто потому, что любимый есть в этом мире. Это великое и редкое счастье – встретить такую любовь. Салеку повезло, невероятно, нечеловечески повезло. Так он считал и относился к любимой с трепетной нежностью, стараясь ничем не обидеть ее.

Однако имелось кое-что, от чего полковнику было нестерпимо больно. Умом он понимал, что Рхэгэ физически неспособна сохранять ему верность – умрет, если попытается. Попросту выгорит. Знал уже, что такое Целитель Душ и какова плата за этот страшный дар. Но понимал все вышесказанное только умом, а душа кричала и корчилась, жаждая, чтобы любимая принадлежала только ему. Салек старался не показывать девушке этого, но она и так все понимала – абсолютный телепат, будь оно все проклято. И ее глаза становились грустными. Салек терзался, что причинил своей ненаглядной звездочке боль, но ничего не мог с собой поделать. От него это не зависело.

Они встречались, очень осторожно относясь друг к друг, стараясь ничем не обидеть, не вызвать отторжения, но так не выходило, очень часто возникало непонимание – слишком уж отличались обычные люди от аарн. Слишком они разные. Аарн ведь – давно не люди, а нечто совсем иное, и понять это иное практически невозможно. Сослуживцы, услышав, что Салек сошелся с орденской девушкой, втихомолку крутили пальцем у виска, они бы такой глупости не допустили, слишком странными были эти непонятные союзники, однако вслух ничего не говорили – полковник за кривое слово мог и на дуэль вызвать, а стрелял он отменно. Немногие насмешники выживали после дуэли с ним еще в прежние времена, а уж после преобразования тела по методике орденских легионов разведки – и подавно. Вот с Салеком и не рисковали связываться.

Это была горькая любовь, трудная любовь, безумная любовь, от которой порой на душе становилось хуже, чем без нее, но для полковника она стала всем. Непривычное имя любимой – Рхэгэ – музыкой звучало в его ушах, от одного своего звучания заставляло губы растягиваться в глупой улыбке. И не обращать внимания на реакцию сослуживцев. Ведь и он в прошлом, увидев так улыбающего человека, посчитал бы его слешка пришибленным. Но не теперь. Теперь Салек стал другим. Он постепенно начинал понимать аарн, и от этого понимания становилось не по себе. Люди ордена были, похоже, следующей ступенью развития человечества, как биологического вида. А значит, ему никогда не достичь их уровня, как ни старайся, никогда не стать вровень с Рхэгэ. От понимания данного факта опять становилось больно, но полковник старался гнать прочь свою боль. В конце концов он решил, что раз Тавин подарил им двоим любовь, то нужно просто с благодарностью принимать его дар и не искать объяснений. Салек стал фаталистом, он просто любил и был любим, стараясь не обрашать внимания на то, что ему не нравилось. Но в глубине душе ощущал – это ненадолго, это вскоре закончится. И ему снова было больно.

Рхэгэ окончательно скрылась в разноцветной дымке туманного зала, и Салек заставил себя вернуться к реальности. Ведь впереди ждал бой. И не просто бой – прямой абордаж через гиперпространство, что до сих пор считалось совершенно невозможным. Сааны очень удивятся, когда на их кораблях из ниоткуда возникнут имперские десантники и легионеры ордена, но быстро придут в себя и дадут отпор – недооценивать их нельзя. Враг сильный и жестокий. Устроенные Аарн ловушки хорошо проредили саанский флот по дороге, но все равно недостаточно – Объединение все еще имело огромное численное преимущество. Необходимо было любой ценой вывести из строя еще какое-то число вражеских кораблей. Осознав это, адмиралы с дварх-полковником и приняли решение об абордаже мазершипов силами бойцов легиона и дивизии "Имперские Ястребы".

Все понимали, что выполнить такую задачу непросто, да и потери будут немалыми, несмотря на все техническое преимущество. Сааны сами считались мастерами абордажа, хоть и в обычном пространстве, и приняли все меры, чтобы избежать его. Все помещения и коридоры внутри мазершипов простреливались турельными пулеметами, управляли которыми компьютерные системы, реагирующие на датчики "свой-чужой", вживленные в кожу на запястье каждого служащего на корабле. Достаточно одного человека, не имеющего датчика, чтобы поднялась тревога, опустились переборки и началась стрельба. А в замкнутом пространстве от крупнокалиберной пули не защитят даже орденские доспехи. Не пробьет, но переломает кости и оглушит. Значит, придется действовать очень быстро. В скорости и неожиданности нападения – залог успеха.

Захватывать решили зависшее в стороне от остального флота соединение из ста двенадцати мазершипов. Гаттеры и эсминцы никого не интересовали – толку от них немного. При этом адмиралы понимали, что захватить все будет нереально – на каждый требовалось не менее двух тысяч бойцов. Слишком велики и несут по три с небольшим тысячи дестроеров. В дивизии и легионе просто не хватит людей, чтобы провести абордаж достаточно быстро. А там на помощь придут силы основного флота саанов. Поэтому было решено атаковать не более пятидесяти, остальные просто взорвать, доставив им на борт через гиперпереходы кварковые фугасы.

В нападении был задействован дварх-крейсер "Дикий Кот" с приданными ему рейдерами сопровождения, "Светлый Ветер", "Черная Рысь" и "Белый Смерч" занимались чем-то другим, Салек не знал, чем именно. Да и не особо интересовался – понимал, что это вне его компетенции. Гигантские корабли ордена до сих пор изумляли его до онемения. Летающие города, да и только! Каждый способен нести по несколько миллионов человек. Еще трудно было поначалу привыкать к негуманоидам – гвардам, арахнам и драконам. Особенно изумляли последние. Они были совсем иными, чем в древних сказках – прямоходящими, использующими передние лапы, как руки. Одновренно драконы имели крылья и могли летать! И были на удивление добродушными существами. Впрочем, при их силе неудивительно.

– Готов, Салек? – заставил его вздрогнуть шелестящий голос командира шестнадцатой манипулы легиона, Кри-Рархау, черно-алого арахна.

Его батальон должен был совместно с шестнадцатой манипулой захватить мазершип "Трэй Ки-Тархадо", флагман хана Кертиана, один из самых больших кораблей в саанском флоте – его длина превышала семьсот метров. Поэтому его и должны были атаковать два подразделения. Салеку не сомневался в боевых качествах легионеов, ему не нравилось только одно – все бойцы манипулы Кри-Рархау являлись арахнами. А его люди и до сих пор побаивались этих гигантских пауков. Или, по крайней мере, относились к ним с немалой долей настороженности. Как действовать согласованно в таких обстоятельствах? К счастью, все это понимал и лор-капитан, и они договорились, что каждое подразделение займется своей частью мазершипа. Батальон атакует корму и командный центр, а манипула – кормовые отсеки, где проживало во время перелета большинство дестроеров. А этих просто так не возьмешь, с оружием не расстаются даже в постели.

– Готов, Кри, – заставил себя улыбнуться полковник.

– Только попроси своих ребят не лезть на рожон, – посоветовал арахн. – Я понимаю, что вам хочется отплатить саанам как следует, но так можно и влететь. Хана бы вообще желательно взять живым.

– Неплохо бы, – согласился Салек. – Но ты же сам понимаешь, что гарантии никто дать не может…

– Да, полную гарантию только Сплетающий Сети способен дать… – пощелкал жвалами Кри-Рархау. – Может тебе все же несколько моих ребят придать?

– Не стоит, – отрицательно качнул головой полковник. – Мои ребята с вами еще не сработались толком.

– Ладно, – имитировал вздох арахн. – Пусть так.

– Дварх уже закончил сканирование мазершипа? – поинтересовался Салек.

– Скоро. Передаст информацию прямо в ваши биокомпы. Удачи! Я к своим пошел, надо в последний раз все проверить.

– Я тем же займусь.

Арахн взбежал по ближайший стене на потолок и унесся. Салек нервно поежился – и что за манера? Зачем с такой скоростью носиться именно по потолку? Хотя, а что он знает о физиологии этих существ? Возможно, для них это естественно и только с человеческой точки зрения выглядит дико.

"Внимание! – вспыхнуло перед внутренним взором сообщение биокомпа, и полковник подобрался. – Данные сканирования мазершипа получены и обработаны".

– Всем офицерам войти в сеть! – скомандовал Салек по общей связи и сам вошел в сеть.

Он быстро просмотрел схему мазершипа, расположение помещений и количество людей в каждом. Понятно, никак не ждут нападения изнутри. Большинство отдыхает, хан совещается с кем-то в роскошном брифинг-зале, дестроеры большей частью на корме, в своих казармах. Ну, корма – не его забота, а Кри-Рархау. Однако и в носовых отсеках около шестисот бойцов, многие от нечего делать шляются по кораблю. Все, несмотря на небоевой режим мазершипа, при оружии. Это создаст дополнительные сложности, но тут уж никуда не денешься – без потерь не обходится ни одно столкновение.

Больше всего настороженности вызывало носовое отделелие, уж больно неудобно располагались в нем отсеки. Открыть портал можно было только в главный комендорский зал, а он не один – шесть связанных длинными, узкими коридорами помещений. И в каждом, как минимум, отделение дестроеров для охраны. Невелика проблема, если разобраться, но беда в том, что после первого же выстрела активизируются станковые пулеметы в стенах, а все отсеки отделятся друг от друга стальными переборками, пробиться через которые будет очень непросто. А что за это время учинят сааны? Трудно сказать, но ничего хорошего.

Так как же поступить? Каждый раз полагаться на гиперпереходы? Перемещаться с их помощью из отсека в отсек? Можно было бы, но дварх, несмотря на все его ментальные способности, попросту не поспеет всюду – он контролирует абордаж пятидесяти мазершипов и обязан наблюдать за каждым бойцом, участвующим в нападении. А задержка может оказаться фатальной – осознав, что не отбиться, керты мазершипов вполне способны активировать корабельную систему самоуничтожения. Такое не раз случалось еще во времена Далана II и Архена VI, когда имперцы пытались взять на абордаж подраненный, не способный уйти в гипер саанский корабль. Маргаковы пираты без сомнений подрывали себя, лишь бы не попасть в руки даланского оправосудия живыми. Слишком хорошо знали, что милосердия от него ждать нечего.

Похоже, придется обходиться своими силами, использовав порталы только для проникновения на корабль. Самое важное – в первые же мгновения обезвредить максимально большое число саанов. В плен их, кроме технического персонала, состоящего из рабов, брать смысла не было. Будут драться до последнего, как загнанные в угол крысы. Даже не имеющие оружия. Значит, придется просто уничтожать. Расстрел множества безоружных людей не нравился Салеку, но другого выхода он не видел.

Быстро проработав полученные данные с остальными офицерами батальона, Салек распределил между подразделениями задачи. Первой роте под своим командованием он оставил главное – нейтрализацию охраны хана и его арест. Затем через биокомп передал диспозицию дварху крейсера.

– Внимание шестнадцатому сводному отряду! – через несколько минут загремел с потолка голос того. – Открываю гиперпереходы согласно разработанному плану! Начинаем!

Каждая рота изготовилась к действию, люди проверили доспехи, летающие доски и плазмеры. Доски вряд ли получится использовать в тесных помещения корабля, но мало ли – могут и пригодиться. Тем более, что в неактивном состоянии они являлись частью доспехов. Салек протестировал все звенья батальонной сети, посмотрел на мир глазами каждого из бойцов, свел все каналы к своему биокомпу, тут же начавшему их обрабатывать и выдавать носителю общее состояние дел.

Перед взором бойцов появилась уменьшающаяся с течением времени красная полоска, сообщающая, сколько секунд осталось до открытия гиперпереходов. Командиры рот получили последние инструкции от комбата и передали приказания командирам взводов. А затем впереди закрутились черные воронки. Гвардейцы переключили сознание на ускоренное восприятие и рванулись вперед.

Рота Салека была единственной, вставшей на летающие доски – брифинг-зал хана имел вполне достаточные для их использования размеры. Это давало огромное преимущество – охрана просто не успеет среагировать.

– Да поможет нам Тавин, ребята! – выдохнул полковник. – Вперед!

Первые два десятка скользнули в гиперпереходы, за ними двинулся сам Салек. Действия остальных рот он отслеживал другими потоками сознания. Пока в носовых отсеках ничего интересного не происходило – свиделей проникновения на мазершип гвардейцы ликвидировали мгновенно, что оказалось совсем нетрудно. Ведь для начала атаки избрали изолированные отсеки, где было совсем немного людей.

Оказавшись в брифинг-зале, Салек тут же скользнул в сторону и завис в двух метрах от пола. Осмотревшись, он усмехнулся – его ребята молодцы. Быстро сработали, охрана не успела понять, что происходит, как полегла вся. Столпившиеся вокруг тактических экранов командного пульта офицеры ошарашенными глазами смотрели на мечущиеся под потолком черные тени. Несколько схватилось за оружие, но тут же рухнули на пол грудами горелой плоти. Полковник отдал биокомпу мысленый приказ включить усилитель.

– Хан давасара Кертиан! – разнесся по брифинг-залу голос Салека. – Ваш флагман захвачен! Вы можете сдаться или умереть! Выбирайте.

– Кем захвачен?… – глухо спросил похожий на носорога матерый пожилой мужчина в серой форме, его лицо пересекал косой шрам. – Кто вы такие, маргак вас раздери?! И как здесь оказались?!

– Имперский гвардейский десант! – насмешливо откозырял полковник.

Хан ошарашенно повел глазами по сторонам, останавливая взгляд на зависших в воздухе людях в черных, зеркальных скафандрах и растерянно помотал головой. Судя по его виду, он был не просто удивлен, а изумлен до онемения. Однако быстро взял себя в руки и гордо выпрямился.

– Выходит, Кхэй был прав… – едва слышно прошептал Кертиан. – А мы – старые идиоты…

Немного помолчав, он добавил, обрашаясь уже к Салеку:

– Хорошо, мы сдаемся. Позвольте мне обратиться к экипажу, я не хочу лишних жертв. Сопротивление, как я вижу бесполезно.

– Хорошо, обращайтесь, – разрешил полковник, презрительно усмехнувшись про себя, и слегка расслабился.

Хан повернулся к пульту и нажал на несколько кнопок. Затем взял в руки микрофон и заговорил:

– Внимание! Говорит Нир То-Линадо Кертиан! Всему экипажу и вообще всем, находящимся на борту. "Элет Ранхад"! Повторяю: "Элет Ранхад"! У нас не осталось возможности выжить, так вспомните о чести!!! "Элет Ранхад"!!!

Кто-то из опомнившихся гвардейцев выстрелом из плазмера разнес пульт, но было поздно… Хан откинул голову назад и торжествующе расхохотался. Он обманул наивных имперцев! Все-таки обманул! Его корабль им не достанется! Затем Кертиан сложил руки на груди и гордо выпрямился, ожидая смерти. Сглупил, не поверил Кхэю Ват-Орхидо, потому и проиграл. Но хотя бы умрет, как должно умирать мужчине и воину.

Салек яростно выругался. Провели, как последнего идиота! Как он мог поверить хану?! Забыл, что сааны никогда не сдаются? А теперь очистить от них мазершип будет вдесятеро труднее, теперь они будут сражаться так, как обычно никогда не сражаются – абсолютно не жалея своих жизней. Имперские гвардейцы отлично знали, что такое саанский "Элет Ранхад" – доводилось сталкиваться, хоть и довольно давно. И легенды о подобных случаях потом долго ходили по гарнизонам.

Он не ошибся, многие сааны, вяло отстреливающиеся от имперцев в разных закутках носовых отсеков, забыли обо всем и ринулись на врага с дикой, нечеловеческой яростью. Гибли, но не обращали на это ни малейшего внимния. А затем активировалась внутрикорабельная система защиты, опустились переборки, отрезая отсеки друг от друга, и в каждом открыли огонь несколько пулеметов. Сигнал "Элет Ранхад" снимал ограничение "свой-чужой", теперь они стреляли по всем без разбора.

Согласно данным биокомпа то же самое происходило и в кормовых отсеках, атакованных арахнами. Поначалу сааны, увидев гигантских пауков в доспехах, не особо сопротивлялись, будучи слишком ошарашены необычным видом врага, но после получения ими "Элет Ранхад" все изменилось. Дестроеры перестали думать о сохранении в целости корабля и начали применять тяжелое вооружение – вопрос о выживании больше не стоял. К сожалению, минометы хранились не в арсенале, каждое подразделение везло свое оружие с собой и хранило его неподалеку. На "Трэе Ки-Тархадо" воцарился огненный ад.

По счастью, дварх перед началом абордажа блокировал связь между кораблями эскадры, и остальные ее мазершипы не получили проклятого сигнала, иначе на захвате их неповрежденными можно было бы ставить жирный крест. Салек осознал, что нужно уходить – двигательный отсек еще не захвачен, и гиперпереходов туда не откроешь. А оттуда вполне можно активировать систему самоуничтожения. И сааны это без сомнения сделают. Ну как же он так опростоволосился-то?!

– Внимание всем бойцам, атакующим мазершип "Трэй Ки-Тархадо"! – перед внутренним взором вспыхнуло красным цветом предупреждение дварха. – Срочно покинуть борт корабля! Повторяю, срочно покинуть борт корабля! Активирована система самоуничтожения, чтобы взломать ее не хватает времени! До срабатывания осталось всего двадцать пять секунд! Гиперпорталы открыты!

– Подтверждаю приказ! – рявкнул по общей связи полковник.

Гвардейцы, не теряя ни мгновения, ринулись к завертевшимся у потолка черным воронкам – гибнуть без толка смысла нет. Салек краем глаза заметил безумно хохочущего хана, показывающего на них пальцем, не выдержал, задержался и в ярости выстрелил в него. Эти несколько секунд задержки и стали для него роковыми…

Впрочем, он все равно бы не успел – командир обязан уходить последним, иначе и быть не может. Особенно, если все случилось из-за его оплошности. Он смотрел на сменяющие друг друга цифры: "4", "3", "2"… Еще бы две секунды, и Салек ушел бы – последний гвардеец скрылся в гиперпереходе, до которого осталось всего несколько метров.

– Прощай, девочка моя родная… – прошептали мгновенно пересохшие губы Салека. – Прощай… Наверное, так даже лучше…

И мазершип "Трэй Ки-Тархадо" перестал существовать вместе со всеми находящимися на борту людьми. На его месте расплылось облако вакуумного ядерного взрыва.

…В туманном зале дварх-крейсера "Дикий Кот" отчаянно вскрикнула красивая черноволосая девушка – ощутила уход души любимого в белый канал. Она вцепилась ногтями себе в щеки, затряслась, бессильно опустилась на пол и зашлась в хриплых, безнадежных рыданиях…


Хан Дор Нар-Торино Марх-Вардог, борт флагманского мазершипа "Кейт Нар-Торино", место сбора обоих походных ордеров саанского объединенного флота, полтора световых года от границ имперской системы Ваталн, вечер 28.11.4567 с. э.

Полученные от уцелевших кораблей передовых эскадр данные ввели Дора в состояние холодной ярости. Всего этого просто не могло быть, однако было. Не считаться с данной информацией он права не имел и четко осознавал данную истину. Однако от этого злился еще сильнее. Прав был проклятый Ват-Орхидо, тридцать раз прав – что-то с империей не то. Ну откуда, скажите, у нищей, едва не развалившейся страны средства на разработку нового оружия? Ведь лорд-атеар разорил империю основательно, выдоил почти насухо. И даже если предположить, что некий гений придумал это самое оружие в одиночку, его еще надо произвести! А для этого необходимы крупные заводы с очень недешевым оборудованием.

Несмотря на всю свою вспыльчивость, хан давасара Марх-Вардог был вполне здравомыслящим человеком, поэтому усилием воли заставил себя успокоиться и задумался о происшедшем. И тут же до него дошло, что он едва не упустил главное. Имперцы сражались совсем иначе, чем до сих пор! Полностью изменилась тактика. Почему? Новое оружие? Этого мало для полной переработки привычной тактической модели. Тем более, что это новое оружие, судя по полученной информации, чрезвычайно энергоемко, из-за чего способно выстрелить до перезарядки всего два-три раза.

Затем на память пришли донесения от ди-панархов, потерявших в пути корабли на минных банках. Выскальзывающие из гипера, невзирая на бурю, мины, одним взрывом уничожающие мазершипы? Да и буря явно искуственная. Это тоже новинка, и, похоже, имперская. Потом хан вспомнил о том, что в последние месяцы с территории Далан-Атен не вернулся ни один корабль. И у него мороз по шкуре прошел. Вывод из всего происшедшего следовал один – Кхэй Ват-Орхидо был прав, в дело вмешался кто-то неизвестный, обладающий незнакомыми технологиями. Потому что не могло у империи оказаться сразу столько всего нового. Что-то обязательно бы проявилось раньше. Или хотя бы возникли слухи об этом чем-то. А вот так? Нет, так просто не бывает.

И еще одно. Очень быстрый и полный разгром всех саанских разведывательных сетей. Это при том, что ранее давасар Тинтар всегда обыгрывал имперскую Службу Безопасности, был впереди нее на несколько шагов. А тут вдруг! Что ж, как ни противно признавать правоту молодого выскочки, придется. Бетоарец заподозрил неладное раньше других, попытался предупредить, но никто не стал его слушать…

От досады хан саданул кулаком по краю пульта, ушиб руку и яростно зашипел. Ну почему, почему он посчитал предупреждения Кхэя выдумкой?! Все просто, хотелось так думать, вот и посчитал. И деваться теперь некуда, война начата, никто не поймет командующего, если он пойдет на попятную. В этом случая метка смерти ему гарантирована. Или все же попробовать собрать общее офицерское собрание и доложить о случившемся – пусть офицеры сами делают выводы? Нет, нельзя, примут за нерешительность, а нерешительность для хана непростительна. Что же тогда делать? А только одно – учесть всю собранную информацию и атаковать имперцев совсем не так, как планировалось. Переться скопом в возможную ловушку не стоит.

– Фрэйн, – повернулся Марх-Вардог к своему панарху, – что говорят аналитики?

– Много чего… – раздраженно проворчал тот. – И каждый – что-то свое, чтоб им всем провалиться! Сходятся только в одном: таких технологий не может существовать при нынешнем уровне развития науки.

– Не может?… – ошарашенно переспросил хан. – Дела-а-а…

– И это значит, старый ты маразматик, что ты ошибся, не поверив Ват-Орхидо!

– Увы…

Фрэйн не раз в прошлом спасал Дору жизнь, поэтому тот позволял ему многое. В том числе и говорить правду, не стесняясь в выражениях. И панарх очень часто оказывался прав – слишком вспыльчивым был хан давасара Марх-Вардог, от чего сам не раз страдал, однако изменить себя не мог, не получалось.

– Думаю, наш план одолеть имперцев одним массированным ударом пошел маргаку под хвост, – пробурчал хан. – Что думаешь?

– А что тут думать? – пожал плечами панарх. – Это именно так. Надо только подумать, как ударить, чтобы созранить часть своих сил в самом неудачном случае. Не атаковать мы не пожем, но теперь в победе я не уверен. Почему-то кажется, что даланцы или… э-э-э… не знаю кто… еще не выложили всех своих козырей на стол. Мы ничего о них не знаем! Они же, наоборот, знают, каковы наши силы.

– Может, лучше уйти без боя и как следует подготовиться? А только потом атаковать…

– Да кто тебе позволит уйти? Большинство старших офицеров флота горит жаждой мести за подлые нападения из гипера. Стратеги из них такие же, как, извини уж, и ты сам. Если попытаешься поступить не так, как им хочется, тебя тут же сместят – До-Соредо Харан ждет твоей первой ошибки и, уж будь покоен, не упустит шанса сместить тебя.

– Этот не упустит, – согласился Марх-Вардог. – Значит, надо предусмотреть все, что возможно. И разработать план сражения попрошу тебя. Я не справлюсь.

– Ты это признаешь?!. – Фрэйн приоткрыл рот и отступил на шаг, настолько поразило его это. – Это что же такое в лесу сдохло?…

– Мне трудно было заставить себя это признать, дружище… – в глазах хана загорелись недобрые огоньки. – Но смог, тем более, что в глубине души давно знаю: ты – лучше! И талантливее, как полководец. Вот и поставил тебя командовать своим флотом вместо Ронхена, когда получил власть. Помнишь этого недоумка?…

– Да уж помню… – передернуло панарха. – Он бы флот точно погубил.

– Вот и я о том же. Поэтому предлагай.

– Что ж, есть у меня одна интересная мысль. Если поступить таким образом, то имперцам не сильно-то помогут все их новые технологии, роль будет играть только число кораблей.

– Это как же? – изумился Дор.

– А вот так! – отрезал Фрэйн, подходя к тактическому экрану и тыкаая в него пальцем. – Сюда смотри. И слушай…


XVI. Император Далан III, дварх-полковник Варт Ансар, борт дварх-крейсера "Черная Рысь", глубокие уровни гиперпространства, два световых года от имперской звездной системы Ваталн, полдень 29.11.4567 с. э.

<p>XVI. Император Далан III, дварх-полковник Варт Ансар, борт дварх-крейсера "Черная Рысь", глубокие уровни гиперпространства, два световых года от имперской звездной системы Ваталн, полдень 29.11.4567 с. э.</p>

– Я что-то не совсем пониманию смысл такого перестроения флота… – Варт с досадой смотрел на голоэкран и теребил пальцами мочку правого уха. – Что задумали сааны? Почему они до сих пор не атакуют? Это совсем непохоже на Марх-Мардога… После такого чувствительного щелчка по носу он должен был бы рвануться вперед без размышлений… Неужто я ошибся в оценке его характера?…

– А ты считаешь себя богом? – с некоторой иронией поинтересовался Эрек. – Прости уж, друг мой, но ты, хоть и многое можешь, все-таки человек и вполне способен ошибаться.

– Не считаю, – проворчал дварх-полковник. – Но в таких вещах, как оценка характера, я обычно не ошибался.

– Все когда-нибудь случается впервые… – как-то странно умехнулся император.

– Ладно, это неважно! – отмахнулся Варт. – Меня куда больше занимает, что задумала эта старая сволочь. Ты только погляди на перестроение…

– Я не специалист в эскадренных боях, – не стал даже пытаться разобраться Эрек. – У адмиралов спрашивал?

– А, эти твои адмиралы… – обреченно вздохнул дварх-полковник. – Сам будто не знаешь, что толку с них мало – привыкли воевать по учебникам. А Б'Рена к командованию не подпускают – его идеи для них слишком дикие.

– Так может моим приказом передать ему командование? – предложил император.

– Не стоит. Подчинятся конечно, но с таким зубовным скрежетом, что… Нет, лучше не надо. Особенно накануне генерального сражения.

– Ну, как хочешь…

– Я от что думаю: возможно, мы недостаточно спровоцировали Марх-Вардога… – задумчиво сказал Варт. – А если нам не удастся заманить саанский флот на минные банки, то нас одолеют, несмотря на корабли и оружие ордена. Сам значешь, что гиперторпед осталось очень мало, мины использованы вообще полностью, да и главные калибры дварх-крейсеров тоже имеют ограничения. К сожалению, вакуумные преобразователи монтировались на них в дикой спешке после начала войны, и не слишком совершенны. Что-то смогут сделать лам-истребители, но вспомни, что их немногим более тысячи семисот, тогда как у Объединения приблизительно двести тридцать тысяч истребителей, пусть и не столь совершенных, однако вполне способных выполнять свои задачи. Наши прирожденные пилоты, конечно, многое способны сделать, но не при ста тридцатикратном преимуществе противника…

– Ты забываешь о семидесяти тысяча имперских истребителей! – обиженно вскинулся Эрек.

– Не забываю, – недовольно проворчал дварх-полковник. – Только большинство ваших пилотов – недавные выпускники летных училищ, ни разу не бывавшие в реальном бою! Саанские асы их на орехи разделают. Говорю же, что единственное наше спасение – заманить саанов на минные банки. Иначе они со временем, ценой огромных потерь, но все равно нас одолеют…

– Весело… – сжал кулаки император. – И как их заманить? Они все не атакуют…

– Есть одна мысль, – Варт выглядел мрачным. – Но тебе, именно тебе, придется отправлять людей на верную смерть.

– Императору порой приходится это делать ради того, чтобы страна выжила… – опустил голову Эрек. – Я справлюсь. Говори, что ты задумал.

– Отправить оснащенную новыми двигателями, способными погружать корабли в глубокие слои гипера, эскадру вглубь саанского строя, чтобы атаковала флагман. Но не уничтожила его! А затем погибла… Эта атака должна выглядеть актом отчаяния, безумием. Врагу должно показаться, что мы готовы уже на все, но сил у нас нет, несмотря на наличие какого-то количества нового оружия и двигателей, и мы сами это понимаем. Поэтому стремимся любой ценой остановить нападение, заставить его отступить. И наши потери при этом должны быть реальны! Иначе не поверят…

– Тавин Святой! – зажмурился император. – А как я людям в глаза посмотрю, отправляя их на такое?…

– Ты сам сказал, как. Они не меньше тебя хотят защитить свои семьи и свой дом. И ради этого отдадут жизни без сомнений. Не хочу говорить пафосно, но таков путь воина. Каждый воин знает, что часто ради общей победы приходится умирать. Иначе не бывает.

– А твои корабли? – Эрек с отчаянием уставился на Варта.

– Ты считаешь, что стоит сразу же засветить корабли ордена? – приподнял брови тот. – Мы же запланировали, что они будут исподтишка расстреливать саанов издали и вступят в дело только если не останется другого выхода.

– Ты прав… – наклонил голову император. – Но кто из моих сможет выполнить такую задачу?

– Поговори с Галаэном и Отигом, – посоветовал дварх-полковник. – Они тоже знают расклад и тоже лихорадочно ищут выход. И знают флотских офицеров куда лучше тебя. Сумеют определить, кому лучше поручить вышесказанное.

– Хорошо.

Не прошло и пяти минут, как на двух голоэкранах появились лица господ адмиралов. Они молча выслушали императора, несколько удивленно переглянулись, затем Отиг спросил:

– Но каким же образом эскадра окажется в глубине саанских порядков? Флагман-то определить нетрудно, но как до него добраться?

– У смонтированных на ее кораблях двигателях есть некоторые недокументированные возможности, – неохотно пояснил вместо Эрека Варт. – В том числе, и возможность погружаться в один из самых глубоких слоев гипера. Это очень опасно, двигатели этой марки слишком маломощны, потери только при переходе, еще до боя, могут составить до тридцати процентов. Однако считаю, что это оправданный риск. Нам необходимо вынудить саанов атаковать всем флотом, чтобы заставить их выйти на минные банки…

– Вы правы… – по щекам Галаэна прокатились желваки. – Если они минуют банки, то нам конец. И раз возможность спровоцировать их на атаку существует, то мы обязаны ее использовать. Только…

Он немного помолчал и перевел взгляд на императора:

– Ваше величество!

– Что?

– Хочу попросить вас лично отдать приказ командиру эскадры. И ничего не скрывать от него! Сказать в глаза всю правду.

– Хорошо, – согласно наклонил голову Эрек. – Но кого вы намерены послать?

– Первую эскадру контр-адмирала Найрена. Однако не полную эскадру – от линкоров в этом деле толку будет немного, их сразу раздолбают. Куда лучше подойдут тяжелые и средние крейсера, сопровождаемые рейдерами. Состав отряда мы сейчас проработаем и передадим контр-адмиралу.

– А почему именно он?

– Найрен лучше всех сумел освоиться с орденскими биотехнологиями. Как и его люди.

– Ясно… – вздохнул Эрек. – Что ж, пусть будет так.

Операцию разработали быстро. Да и нечего там, в общем было, как следует разрабатывать. Главное было "в порыве отчаяния" вырваться из гипера и напасть на флагманский мазершип так, чтобы это выглядело чистой воды самоубийством. Повредить флагман, но не слишком сильно, зато уничтожить новым оружием несколько из бросившихся на его защиту кораблей.

Вскоре император смотрел в спокойные глаза человека, которого ему предстояло отправить на смерть. И ему было мучительно больно, до такой степени больно, что сердце трепыхалось, словно хотело вырваться из грудной клетки. Эреку хотелось плакать, но он держал себя в руках из последних сил. Не имел права показать слабости! Он – император! И этим все сказано.

А затем его величество ровным голосом попросил контр-адмирала сделать невозможное. Он рассказал всю правду – вернуться из рейда не суждено никому. Найрен только едва заметно усмехнулся и попросил передать на его линкор все подробности разработанного плана. А затем взглянул на императора и сказал, что сделает все, что в человеческих силах. В глазах Эрека, несмотря на все усилия не допустить этого, все-таки появились две слезинки. Контр-адмирал заметил это, но ничего не сказал, только вытянуся и отдал честь. Никто не знал, что он в этот момент подумал…

"Не надо нас оплакивать, ваше величество. Мы – воины. Вы лучше родину сберегите…"


Хан Дор Нар-Торино Марх-Вардог, борт флагманского мазершипа "Кейт Нар-Торино", место сбора обоих походных ордеров саанского объединенного флота, полтора световых года от границ имперской системы Ваталн, вечер 29.11.4567 с. э.

Перестроение и перераспределение флота перед атакой, несмотря на неизбежную неразбериху, все же постепенно завершалось, и Дор чувствовал огромное облегчение – слишком много времени потеряно, почти сутки, давно пора приниматься за имперцев, как следует. Им ожидание непонятно чего тоже явно не понравилось – то и дело перестраиваются. То так, то эдак. Никак не могут понять, что происходит Разведывательные фрегаты и корветы возвращаются постоянно, по их донесениям вырисовывается любопытная картина. План Фрэйна имеет все соснования сработать – такого адмирал Галаэн явно не ждет, уверен, что сражение пойдет по его плану. А судя по хорошо знакомому почерку сработанности подразделений, имперским флотом командует все-таки он, а не кто-то иной. И это хорошо – Марх-Вардог прекрасно знал, что можно противопоставить этому, несомненно, талантливому флотоводцу. Он слишком любит регулярность, на неожиданности реагирует нервно. Как и Дор, впрочем, если уж быть честным перед самим собой.

Фрэйн отправится с третьей волной атаки, он лучше всех способен справиться с задуманным. А вот командование основными силами хан оставил за собой – этого он никому не доверит. И уж тем более бездарному панарху давасара Харан, Зарту Морхейгу – До-Соредо слишком вышколил неплохого когда-то офицера, полностью лишив его инициативы. Сейчас он способен только в точности исполнять приказы, не рискуя ни одного решения принимать самостоятельно. Вот пусть и имполняет, руководя нападением на левый фланг противника. Без флангового оцепления не обойтись – имперцы, похоже, еще не выложили все свои козыри. Необходимо заставить их сделать это как можно быстрее, а затем бить, исходя из новых данных.

Кто-то из аналитиков высказал интересное предположение, что имперцы, возможно, обнаружили погибший корабль неизвестной цивилизации и сумели разобраться в его конструкции и вооружении. Отсюда и все их новинки. Очень хотелось, чтобы так и было, а Кхэй все-таки был неправ. Но не учитывать возможности того, что Далан-Атен в союзе с кем-то неизвестным, хан не имел права. Это тоже вполне возможно!

Флот окончательно разбился на четыре ордера – основной, два фланговых и тыловой. Последний только половину пути пройдет вместе с остальными, затем выйдет в обычное пространство и будет ждать, делая вид, что представляет собой резерв. А когда сражение развернется, и имперцы не смогут никого отправить вдогонку, уйдет в неожиданном для противника направлении. Вот тогда-то они и повеселятся! Марх-Вардог злорадно сокалился, представив, как вытянутся лица имперских адмиралов, когда до них дойдет, куда направился Фрэйн.

Но спешить не стоит, он поведет основные силы осторожно, оставаясь в глубоком тылу – смена командующего во время боя ничего хорошего флоту не сулит. Хан собрался уже было отдать приказ фланговым ордерам стартовать, когда вокруг что-то изменилось – внезапно взревела сирена боевой тревоги, офицеры в командной рубке зашевелились, забегали, встревоженно загудели.

– Что случилось?! – повернулся к керту флагмана Марх-Вардог.

– Из глубоких слоев гипера вышла имперская эскадра! Совсем рядом с нами! Прямо в центре наших порядков!

– А почему их раньше не обнаружили? – изумился хан. – Совсем работать разучились?!

– Наши сканеры гиперпространства видят только три верхних слоя, в которых мы и передвигаемся, – пояснил керт, надеясь не вызвать гнева командующего. – Более глубокие нам недоступны. Имперцы возникли в доступных слоях гипера из глубины совершенно неожиданно. Тревога, конечно, поднялась, но они успели выйти в обычное пространство. Мой хан, вы понимаете, что это значит?! Имперцы способны ходить в глубоких слоях гипера и быть для нас невидимыми! Они теперь могут оказаться в любом нужном месте незаметно! И очень быстро!

– В глубоких слоях… – у Дора даже руки затряслись от такого известия.

Он прекрасно осознавал, что это значит. Извечные враги получили воможность быть практически вездесущими и неуловимыми. Это объясняло все до сих пор необъяснимые события последних месяцев. Но почему тогда имперцы атаковали одной эскадрой, а не всем флотом? Представив, что посреди его порядков неожиданно возник весь флот Далан-Атен, хан пришел в ужас. Видимо, керту пришло в голову то же самое, так как он побелел и покрылся каплями холодного пота.

– Мой хан, у имперцев не эскадра, это явно сводный отряд! – доложил оператор систем сканирования пространства. – Ни одного линкора, только тяжелые и средние крейсера, рейдеры и эсминцы.

– Наверное, у них не так много кораблей с новыми двигателями, – воспрял духом Марх-Вардог. – Это опять же многое объясняет.

– Вполне возможно, – согласился керт, не отрываясь от тактического экрана.

Затем вдруг снова побледнел и повернулся к Дору:

– Нужно уходить, мой хан! Имперцы, не щадя себя, прорываются к флагману! К нам!

– Так уходите! – встревожился Марх-Вардог.

Уйти "Кейт Нар-Торино" не успел. Отчаянным рывком имперский средний крейсер прорвался сквозь рейдерный заслон и выстрелил из своего маргачьего гипепространственного оружия – выступы на бортах налились синим светом и мигнули. Однако то ли он был уже слишком поврежден – стреляли по нему беспрерывно, то ли еще что, но полного накрытия не произошло. Мазершип задело самым краем возникшей пространственно-временной аномалии, завертело и отшвырнуло в сторону. Внутри воцарилась паника, несколько переборок смялось, с треском взрывались экраны, коротили и сыпали искрами энергомагистрали. Однако вскоре опытный экипаж, осознав, что повторных залпов не последовало, пришел в себя и занялся восстановлением корабля. Двигатели, к счастью, оказались почти невредимы, и подбитый мазершип поспешно отошел в тыл.

Дора швырнуло на переборку и он сильно ушибся, однако ничего особо страшного не случилось – в молодости и похлеще доставалось. Отдышавшись, он, постанывая, встал и ошупал себя, вскрикнув от боли. Так, похоже два ребра сломано. Ничего, еще легко отделался! Но имперцы за это заплатят. Дорого заплатят! В душе хана медленно понималась и нарастала тяжелая, черная ярость.

– Докладывайте! – прохрипел он, доковыляв до пульта.

– Корабль уцелел, но небоеспособен! – от взгляда Марх-Вардога керта застрясло. – Среди экипажа большие потери…

– Да маргак и с кораблем, и с экипажем! Что с флотом?!

– Сейчас выясню…

Пришлось подождать около пяти минут, пока керт отправлял запросы и получал ответы на них. А затем он доложил:

– Потеряно восемь мазершипов, двенадцать гаттеров и шесть крейсеров. Судя по докладам, имперцы рвались вперед, как безумные… Ни один не вышел из боя. И… почти каждый их корабль был брандером. Они, не раздумывая, шли на таран и подрывали себя! Не все прорвались, но…

– Брандерами? – переспросил хан и его губы растянула злорадная ухмылка. – Значит, у них и в самом деле мало кораблей с новыми двигателями! И совершенно зря они пустили эти корабли на убой.

– Может, они от отчаяния? – предположил керт.

– А от чего же еще?! – выплюнул Дор. – Хотели уничтожить командование, чтобы у нас воцарилась неразбериха, а затем сразу ударить всеми силами. Только мы ударим первыми, и все их плану пойдут маргаку под хвост!

Гнев хана становился все сильнее с каждым мгновением от осознания того, что он был на волосок от гибели. Имперские твари осмелились напасть на него?! На него, Дора Нар-Торино Марх-Вардога?! И едва не убили?! Что ж, они получат по заслугам!

– Приказ по флоту! – яростно прохрипел он. – Атака! Повторяю, всеобщая атака! Сообщить всем!

Глядя на покрывшегося пятнами, трясущегося от злобы хана, керт не решился возражать и покорно передал приказ, досадуя про себя. Этот старый недоумок что, совсем с ума сошел? Флоту необходимо время, чтобы навести порядок после неожиданного нападения и восстановить общее построение! А только затем можно будет атаковать. Однако с приказами командующего не спорят, их исполняют, каким бы этот командующий ни был.

А Дора хватило только на то, чтобы заставить себя выдавить:

– Действовать строго по плану…

После этого набежали медики и занялись пострадавшим ханом. Ему захотелось перестрелять их всех, но Марх-Вардог все же сдержался крайним усилием воли – понимал, что для командования должен чувствовать себя хотя бы относительно нормально. А раз так – пусть делают свое дело.

Эскадра за эскадрой саанские корабли уходили в гипер. Сначала принадлежащие к фланговым, а затем и к основным силам. Последним был резерв под командованием панарха Фрэйна Дивеса. И пусть имперцы думают, что это резерв! Их ждет жестокое разочарование.


Адмирал флота Хемен К. И. Галаэн, гросс-адмирал Лекет С. А. Отиг, линкор "Далан II", флагман боевого флота империи Далан-Атен, полтора световых года от границ системы Ваталн, два световых года от границ системы Ротен, ночь с 29.11.4567 с. э. на 30.11.4567 с. э.

Ожидание наконец-то завершилось! Сааны пошли вперед – и, похоже, двигаются именно туда, куда их и заманивали. Правда, по прошествию некоторого времени стало ясно, что примерно четверть вражеского флота осталась в резерве, так как не двинулась за остальными, а вынырнула примерно в четверти светового года от предполагаемого места сражения, и заняла выжидательную позицию. Почему-то подавляющее большинство авианосцев также остались в тылу, что было необычно и наводило на нехорошие мысли. Все это не слишком понравилось адмиралам, но ничего сделать они не могли, поэтому предпочли пока не думать о вражеском резерве. Надо вначале справиться с основными силами, а затем уже заниматься резервом.

По всем кораблям имперского флота взревели сирены боевой тревоги. По коридорам понеслись люди, готовясь к бою, от исхода которого зависело жить или не жить их родной стране, станут или нет саанскими рабами их родные и близкие. Большинство на ходу молилось Создателю Тавину, прося себе победы или хотя бы легкой смерти – о спасении своей жизни почти никто не просил, трусов среди флотских было мало. Ракетные батареи готовились вести непрерывный огонь, стационарные лазеры накачивались энергией, пилоты-истребители занимали места в кабинах своих космолетов. Пришло время показать, что не зря их учили, не зря тратили такие средства на подготовку.

Вскоре стало ясно, что провокация удалась, но не полностью – атакующие силы Объединения все же разделились на три ордера, идущие разными курсами. Галаэн вздохнул – не стоило и надеяться, что противник совершит откровенную глупость с точки любого здравомыслящего флотоводца и пойдет единым ордером. Но это не суть важно, во время разработки возможных планов предстоящего сражения предусмотривался и вариант флангового охвата имперского флота – там саанов тоже поджидают минные банки, хоть и не такого размера, как на основном направлении. Адмирал, окончательно убедившись в направлении ударов по его эскадрам, отдал приказ развернуться в боевые порядки по плану "гамма".

– Да поможет нам Тавин! – едва слышно сказал с экрана Отиг.

Они с Галаэном находились на разных кораблях, чтобы флот не остался без командования в случае гибели флагмана. Третьим командующим назначили Б'Рена Ронирата – дракон все-таки был лучшим из всех, кого знал адмирал флота, хоть и слишком нестандартно мыслил. Он сумеет справиться с командованием, если что-нибудь случится с ними двумя. В глубине души Галаэн признавал, что Б'Рен даже лучше него самого, но гордость не позволяла признать это вслух. Потому и встречал в штыки почти все предложения аарн. Пусть пока зеленый дракон командует левым флангом. Посмотрим, как сработает его план. Он слишком многого хочет от экипажей имперских кораблей – у них нет той невероятной выучки, что у экипажей орденских кораблей. И поэтому тактика управляемого хаоса, обычная для Аарн, для них неприменима.

Ранее сработавшие ловушки хорошо помогли – сааны не пошли тем путем, где их могли поджидать обладающие новым оружием имперские корабли. И двинулись именно туда, куда требовалось. Не совсем точно, но кварковые мины в определенных пределах способны были передвигаться в гиперпространстве, и вскоре они вышли на новые позиции прямо впереди саанов. Те, по мере приближения к имперским порядкам, постепенно снижали ход, поднявшись с третьего на второй уровень гиперпространства. Флот Далан-Атен тоже, повинуясь приказу адмирала, двинулся вперед, стремясь занять позиции позади минных банок, чтобы атаковать противника, когда он будет дезориентирован. Естественно, это были только корабли, обладающие не орденским, а стандартным ракетным и лазерным вооружением. Обладающие им будут держаться на расстоянии, недостижимом для вражеских ракет. И бить оттуда. Это также станет для флота давасаров неприятным сюрпризом.

Орденская эскадра вообще станет держаться вне пределов досягаемости саанских сканеров пространства и вести огонь оттуда. А открыто вступит в бой только когда противник окончательно завязнет. Лишь в этот момент Аарн смогут эффективнее всего использовать не только гипер-, но и мезонные орудия и немногие оставшиеся гиперторпеды. Адмирал вспомнил характеристики боевой станции ордена и тяжело вздохнул. Жаль, конечно, что у них не было с собой ни одной – все эти ухищрения вообще не понадобились бы. Станция выбила бы саанский флот на подходах без особых усилий. Но не стоит сожалеть о том, чего нет. Надо исходить из реальности.

Еще адмирала сильно беспокоило огромное число саанских истребителей – пара-тройка эскадрилий при должном умении и линкор способна взорвать. Или хотя бы заставить выйти из боя, сильно подранив. Да и рейдеры с эсминцами тоже далеко не подарок, а их в совокупности больше десяти тысяч. Это не говоря уже об уцелевших тяжелых крейсерах, гаттерах и мазершипах. Интересно, сколько удастся уничтожить при помощи минных банок? Ведь дальнейший бой будет зависеть от этого.

Фронтовой ордер саанского флота тем временем приблизился к минным банкам на пять световых минут. Сканеры сообщали, что все его корабли находятся в полной боевой готовности, ракетные порты открыты. Еще через две-три световые минуты они должны выйти в обычное пространство – в отличие от кораблей ордена ни корабли империи, ни корабли саанов не могли вести бой прямо в гипере.

– Внимание! – сообщил офицер сканирующих систем через четверть часа, прошедшей в напряженных размышлениях о возможных перепитиях предстоящего. – Множественные отметки на локаторе реального пространства! Саанский флот выходит из гипера!

– Сигнал активации на минные банки! – хрипло скомандовал адмирал.

– Есть!

Как хорошо, что у саанов нет гиперпространственной связи! Иначе фронтальный ордер успел бы подать сигнал тревоги фланговым, и те не попались бы. А так обязательно попадутся. Командующие правым и левым флангами Отиг и Б'Рен выстроили свои эскадры таким образом, что иначе, чем это делают сааны, атаковать их практически невозможно. Панархи явно рассчитывают вывалиться из гипера и сразу выпустить все свои истребители, затем двинуть вперед рейдерное прикрытие, а только затем задействовать крейсера, гаттеры и мазершипы. Но не ждут, что им сразу станет не до атаки – их поджидают тысячи кварковых мин.

– Ну? – повернулся Галаэн к офицеру следящих систем, нервно ломая пальцы.

– Первые мины сработали! – четко доложил тот. – Атака пока шла только по мазершипам. Восемнадцать уже уничтожено.

Амирал жадно смотрел на тактический экран, отслеживая гаснущие один за другим огоньки, обозначающие корабли вражеского флота. Их гасло все больше, и он злорадно оскалился. Не ждали, господа? По заслугам! Мы вас сюда не звали!

Мины выпрыгивали из глубоких слоев гиперпространства десятками, и каждая возле определенного мазершипа, гаттера или крейсера. Несколько, впрочем, взорвались посреди скоплений рейдеров и эсминцев. Тем мало не показалось – один взрыв уничтожал до двух-трех десятков. Ограниченными биокомпами мин руководил биоцентр держащегося далеко в тылу линкора "Морвен I", поэтому ни разу две мины не ударили по одному и тому же кораблю.

– Флоту приготовиться к атаке! – Галаэн не находил себе места от волнения, но старался не показывать этого, выглядя совершенно невозмутимым. – Сколько мин еще не сработало?

– Примерно шесть тысяч, – ответил начальник штаба, контр-адмирал Норзен.

– Когда останется не более двух тысяч – вперед!

– Будет исполнено!

Пришло время схлестнуться с саанами по-настоящему, без всяких подлых ловушек, которые не слишком нравились адмиралу. Но он понимал, что без этих ловушек империя програла бы, а это означало ее гибель. Поэтому и не протестовал, но чувствовал себя измаранным. Теперь все решат доблесть и выучка. И да смилостивится над ними Создатель Тавин!


Хан Дор Нар-Торино Марх-Вардог, борт флагманского мазершипа "Кейт Нар-Торино", место сбора обоих походных ордеров саанского объединенного флота, полтора световых года от границ имперской системы Ваталн, ночь с 29.11.4567 с. э. на 30.11.4567 с. э.

Хан выслушивал поступающие один за другим доклады и все больше наливался тяжелой яростью. И одновременно отчаянием. Ловушка! Подлая, гнусная ловушка, в которую он сунулся, как сопливый мальчишка, не имеющий боевого опыта! Этого собрание офицеров командующему точно не простит. Получение метки смерти неизбежно! Даже если он победит – подобных потерь сааны не знали с момента сражения возле системы Торвес, где Далан II также заманил флоты давасаров в ловушку и полностью уничтожил их. Правда, ценой почти полной потери своего – только благодаря этому Объединение до сих пор существует, как государство. Похоже, самым лучшим выходом будет погибнуть в бою – мертвые сраму не имут.

А ведь мог предусмотреть, если бы внимательно прислушался к словам расстрелянного ди-панарха Фарниса. Тот говорил, что именно такие выскальзывающие из глубоких слоев гипера мины и уничтожили корабли его эскадры. Правда, имелось отличие. Эскадру Фарниса вынудила выйти в обычное пространство гипербуря, возможно, искуственная, тогда как фронтальный ордер вышел сам в расчетной точке. Но это еще хуже. Получается, что нападения вооруженных необычным оружием имперских линкоров на его передовые эскадры преследовали цель заставить флот объединения выйти именно там, где его поджидали минные банки. И виноват во всем командующий, не понявший этого!

С трудом заставив себя отвлечься от размышлений о собственной незавидной судьбе, Марх-Вардог начал подсчитывать потери. А подсчитав, едва не сошел с ума от злобы. Почти половина мазершипов, гаттеров и тяжелых крейсеров фронтального ордера приказали долго жить! Ни один имперский корабль при этом не пострадал. Вообще! Это ни в одни ворота не лезло, однако при том не переставало быть истиной. Бой еще только предстоит! Его не избежать, имперские эскадры выпустили истребители и идут на сближение. Совсем скоро они окажутся в пределах досягаемости ракетного оружия.

Потеря более восьмисот рейдеров и эсминцев не особо впечатлила хана, их осталось еще достаточно. И именно на них будет возложена задача первыми атаковать имперцев. Не считая, конечно, истребителей. Но те будут бесполезны, пока не справятся с истребителями даланцев. При таком численно превосходстве это будет нетрудно. А вот тогда имперцы попляшут! Поди попади из зенитных орудий в верткие космолеты, носящиеся вокруг, подобно мошкам. Да еще когда их пилоты пребывают в состоянии в боевого безумия.

Взрывы мин становились все реже, а это могло означать только одно – больше этих паскудных мин у имперцев здесь нет. Не зря же их флот приближается, намереваясь дать нормальный эскадренный бой? Однозначно не зря. Но теперь игра пойдет на равных, если не считать небольшое количество обладающих новым оружием кораблей. Их вряд ли много. Тем более, что вскоре по флангам имперских сил ударят его фланговые ордеры. В этот момент хана прошиб холодный пот при мысли о том, эти два ордера поджидает такая же ловушка. Ведь это очень даже возможно…

Еще одна мысль неожиданно поднялась из глубин подсознания и заставила Марх-Вардога нахмуриться. А что, если имперцы научились видеть идущие в гиперпространстве корабли на более глубоком уровне, чем сааны? В таком случае подойти к ним незаметно, как раньше, возможности не будет. Хан подозвал офицера следящих систем и рассказал ему о своей догадке, приказав сообщить о такой возможности всем кораблям флота. Пусть учтут, что это возможно.

Больше всего Дора бесило, что выскочка Кхэй оказался прав в своих предположениях. Зря, выходит, на него вешали всех собак… Или все же не зря? Cлишком он многого хотел, постоянно лез не в свои дела, захапал чересчур много власти, добился огромного влияния для своего давасара. И все усилия противостоять ему пропадали втуне – вечно выдумывал что-то новое, необычное, сбивающее с толку. Именно это сильнее всего остального раздражало в Кхэе Ват-Орхидо. Он являл собой нечто большее, чем обычный саанский хан – со временем Марх-Вардог вынужден был признать данную истину, но это ему облегчения не принесло. Наоборот, обозлило до предела. Однако кое-какие наработки бетоарца использовать не помешает.

Заставив себя отвлечься от мыслей о сопернике, Дор снова посмотрел на тактический экран и удовлетворенно кивнул – его предположения были верны. Имперцы наконец-то решились дать нормальное эскадренное сражение. Очень хорошо! Теперь им небо с овчинку покажется. Теперь численное преимущество саанов сыграет свою роль. Однако надо позаботиться о фланговых ордерах. Прижется, пожалуй, послать на места их предполагаемого выхода из гипера по несколько курьеров. Пусть предупредят о минных банках. Сомнительно, конечно, что командующие ордерами панархи успеют среагировать, как должно, но все может слчиться. Битв без потерь не бывает. А сейчас речь идет не просто о битве, а о выживании народа, как таковом. Или сааны, или имперцы. Третьего не дано. Вместе им не ужиться.

Флоты противников постепенно сближались, расходясь навстречу друг другу двумя расширяющимися полусферами. Когда до имперского строя осталось около двадцати световых минут, хану снова начали докладывать о неожиданных потерях от начавших возникать то тут, то там пространственно-временных аномалий. Он зло усмехнулся – вполне ожидаемо, у даланцев еще явно остались корабли, обладающие новым вооружением. Счастье, что не все корабли их флота обладают им, иначе битва была бы проиграна еще до ее начала. И по поводу расстояния, на котором оно действенно, аналитики ошиблись…

Тысячи истребителей покинули корабли-матки и двинулись вперед, за ними последовали боевые звенья рейдеров и эсминцев. Мазершипы, гаттеры и тяжелые крейсера не спешили ввязываться в бой, надо было прежде определить хотя бы примерные возможности противника. А это непросто – каждый флотоводец знал и умело скрывал слабые стороны своего флота. Если судить по отметкам на тактическом экране, у имперцев только устаревшие лет десять назад линкоры первого и второго классов, значительно уступающие саанским мазершипам и гаттерам. Но это только на первый взгляд – Марх-Вардог иллюзий не строил и не собирался недоценивать даланских адмиралов Галаэна и Отига. Жаль, что эти двое служат не ему, на редкость толковы и всегда готовы неприятно удивить врага.

Начались первые столкновения истребителей, стремящихся прорваться мимо противостоящих им истребителей противника, чтобы атаковать большие корабли. Именно это и было их основной задачей в этом сражении. Имперцы это понимали и не собирались позволять. Но, к их несчастью, слишком велика оказалась разница в уровне пилотирования. Сааны ведь воевали десятилетиями, имели гигантский опыт, а даланские пилоты в последние десять лет едва ли раз в месяц покидали летные палубы линкоров и крейсеров. На тренировочные полеты просто не выделялось топливо. И все это сыграло свою роль. Мало того, что саанов было в несколько раз больше, так они еще и летать умели значительно лучше. Имперские истребители начали гибнуть один за другим, и гибнуть без толку.

Воспользовавшись тем, что вражеские истребители завязли в сражении, несколько саанских атакующих эскадр прошли мимо него и выпустили первые тяжелые ракеты. Имперцы ответили тем же и начали маневрировать, стремясь уйти из-под залпа. Не всем это удалось, но все равно никто не пострадал – защитные поля сделали свое дело. Однако это ненадолго, и опытные коммендоры продолжили огонь. Генераторы имеют предел мощности, и когда он будет достигнут, корабль станет беззащитным.

Все больше эскадр вступало в бой, рейдеры Объединения набрасывались на имперские линкоры, как стаи волков на оленей. Саанские пилоты постепенно выбивали имперские истребители, пользуясь численным преимуществом и боевым опытом. Даланцы гибли один за другим, их просто давили, как вшей. Но внезапно что-то изменилось – имперские истребители резко увеличили скорость и вышли из боя. Саанские не сунулись за ними, резонно подозревая, что их хотят заманить под огонь зенитных батарей ближайших линкоров. Они заняли выжидательную позицию, не желая лишний раз рисковать.

В полутора световых минутах из гипера вынырнуло около полутора тысяч отметок. Какие-то очень маленькие корабли, имеющие, однако, сверхсветовой двигатель. Не сразу до саанов дошло, что это истребители. Да и неудивительно: кто мог подумать, что истребители способны нырять в гипер? В кошмарном сне не приснится! А вынырнувшие космолеты, между тем, начали творить нечто несуразное. Они почему-то собрались в спираль и начали бешено вертеться друг вокруг друга, то и дело скрываясь в гипере и выныривая через какое-томгновение неподалеку. Операторы следящих систем поначалу просто растерялись – микропрыжки считались физически невозможными, это было убедительно доказано величайшими учеными последних столетий.

Еще больше растерялись пилоты-истребители, заметив, что вражеские космолеты меняют форму, от стреловидной до шарообразной. А затем выступы на бортах имперцев налились синим светом, мигнули и… больше полутора тысяч саанских истребителей исчезли во вспышках взрывов. Операторам следящих систем удалось определить, что это было за оружие по остаточному излучению. Мезонное! И это привело их в еще больший ступор. Снова нечто невероятное!

Имперцы двигались с огромной скоростью, скрывались в гипере и выныривали в обычное пространство, постоянно вращались друг вокруг друга. И это не давало возможности поразить хоть одного! Все происходило слишком быстро. Все до единой ракеты, выпущенные обозленными гибелью товарищей саанами, проходили мимо. Это казалось невозможным, но тем не менее, было. Маргаковы космолеты – назвать их истребителями не поворачивался язык – продолжали легко уничтожать саанские машины. До пилотов не сразу дошло, что с ними не воюют – их просто убирают с пути, как досадную помеху.

Хан остановившимися глазами смотрел на картину боя и внутри себя проклинал все на свете. Да что же, маргак побери, здесь происходит?! Это что за истребители такие?! Откуда имперцы их взяли?! Это же совсем иной технологческий уровень! Да о чем речь, ничего подобного даже лучшие инженеры представить не могли. Значит, все-таки чужаки, иного вывода сделать нельзя. И эти чужаки выступили на стороне империи! Снова подтверждается правота Кхэя, будь он сто раз проклят…

Что же делать? А только одно. Сворачивать сражение и уходить, спешно бежать, пока еще возможно что-то спасти. Вот только удастся ли его свернуть, это самое сражение? Марх-Вардог очень в этом сомневался. Во-первых, разъяренные нежданными потерями офицеры флота просто откажутся исполнять приказ об отступлении. А во-вторых, имперцы не позволят агрессору безнаказанно уйти.

Теперь Дор как никогда понимал Кхэя, который бился, как муха в паутине, пытаясь хоть что-то доказать остальным, предупредить, что они идут в ловушку… А его никто не слушал. Точнее, слушали, но не слышали. И его не услышат. И не послушают. А раз так, выбор один – сражаться до конца. Но не просто сражаться…

– Общая связь! – хрипло каркнул Марх-Вардог.

– Одну минуту, – отозвался офицер связи. – Готово, мой хан.

Дор взял микрофон и некоторое время молчал. А затем сказал:

– Говорит командующий. Воины флота! Знайте: сейчас началась не просто война, а война на выживание. Вам это кажется странным? Но только потому, что вы не знаете всего, что знаю я. Речь сейчас идет о выживании нашего народа таким, каким мы его знаем. Поэтому…

Он снова немного помолчал и добавил:

– "Элет Ранхад" по всему флоту! Повторяю: "Элет Ранхад"!

Судя по ошарашенным лицам офицеров в командной рубке, такого от него не ждали. Дор презрительно усмехнулся и внутренне расслабился. Он больше не планировал выжить, его жизнь при таком раскладе уже не имела ни малейшего значения. Волноваться было больше не о чем – разве что о том, как достойно умереть и побольше врагов захватить с собой на тот свет.

– Передать "Элет Ранхад" на остальные ордеры флота, как только они выйдут в обычное пространство, – приказал хан, и неверяще глядящий на него офицер связи молча поклонился.

Сааны помнили, что последний раз "Элет Ранхад" по флоту объявляли во время последней большой войны с империей, поэтому случившееся изумило бойцов и офицеров. Кое-кто даже решил, что Марх-Вардог окончально сошел с ума, однако многие призадумались, а затем начали вспоминать и анализировать события за последние дни. И вскоре тоже решили, что стоит вопрос о выживании народа, а раз так, то выбора нет.

Флот начал быструю перегруппировку – "Элет Ранхад" предполагал совершенно иной стиль и способ боя. Боя на грани сумашествия, боя, во время которого никто не стремился сохранить себе жизнь, боя, отличающегося от обычного, как небо отличается от земли. Сааны дружно готовились к смерти. Кто-то молился, кто-то что-то пел, кто-то чистил ритуальное оружие, кто-то вкалывал себе препарат боевого безумия, кто-то в последний раз смотрел на голографии родных, прощаясь с ними навсегда. Ничего уже не имело значения для этих людей, они были уже мертвы и четко осознавали это. Осталось только достойно уйти, чтобы предки не сказали: потомок струсил и умер, как трус.

У командного пульта застыл очень старый, внезапно постаревший человек. Все, что было для него дорого прежде, ушло и перестало иметь какое-либо значение. Он знал, что ему осталось совсем немного. И улыбался. Широко, удовлетворенно улыбался. Все позади. Даже имя, Дор Нар-Торино Марх-Вардог, стало для него пустым звуком. Человек запрокинул голову и хрипло расхохотался, бросая вызов самой вселенной.


Император Далан III, дварх-полковник Варт Ансар, борт дварх-крейсера "Черная Рысь", два световых года от имперской звездной системы Ваталн, двадцать световых минут от места столкновения флотов империи и Объединения, ночь с 29.11.4567 с. э. на 30.11.4567 с. э.

Внезапное изменение рисунка боя застало Варта врасплох, такого он не ждал и ждать не мог. Сааны будто с ума посходили, возникло даже ощущение, что ими больше никто не руководит и каждый сражается сам по себе. Подача Марх-Вардогом сигнала "Элет Ранхад" кое-что объясняла, но далеко не все. Осталось только досадовать на себя, что неправильно понял характер этого странного народа. Видимо, чтобы разобраться, нужен был социоматик уровня Перлока Сехера или Биреда Касита, а таких в легионе нет.

Император пребывал в еще большей растерянности. Сражение шло по плану, сааны начали давить, пользуясь своим численным преимуществом, но на это и рассчитывали. Адмиралы грамотно руководили боем, корабли ордена издалека расстреливали вражеские корабли. Единственно, что пришлось немного раньше, чем хотели, выпустить лам-истребители – иначе у империи вскоре просто не осталось бы своих истребителей. Санские пилоты оказались лучше на порядок – боевого опыта, в отличие от имперских, у них хватало. Но почему ввод в бой орденских живых машин вызвал такую неадекватную реакцию?! Неужели поняли, что это не даланцы, а кто-то другой? И пусть даже поняли, но с какой стати посходили с ума? Что все это значит?…

– Мы, похоже, серьезно ошиблись… – голос Варта звучал как-то мертво. – И за эту ошибку придется заплатить…

– В чем ошиблись?! – повернулся к нему Эрек.

– В оценке саанского народа, как такового, – проворчал дварх-полковник. – И прежде всего, это моя ошибка. Боюсь, теперь победа дастся куда тяжелее. Я не обратил на феномен "Элет Ранхад" должного внимания, хотя командир эскадры, защищавшей систему Дарисайл, докладывал мне об изменении характера сражения после подачи этого сигнала. Стоило бы подробно выяснить, что это такое…

– "Элет Ранхад?!" – побелел император, не умеющий слышать эмообразы, а потому не знающий, что именно происходит. – Они объявили "Элет Ранхад"?! Тавин Святой!

– Ты, вижу, знаешь, что это, – прищурился Варт. – Рассказывай.

– Не слишком точно, так, предположения, – тяжело вздохнул Эрек. – Известно, что после подачи "Элет Ранхад" сааны начинают воевать так, как никогда. Принимают некие препараты боевого безумия, в несколько раз ускоряющие реакцию и снимающие все барьеры в сознании. В обычное время эти препараты принимать не рискуют – они выжигают мозг напрочь. Аналитики утверждают, что "Элет Ранхад" означает опасность для выживания всего народа, поэтому после его подачи ни один саан уже не думает о собственной жизни. Для него главным становится нанести ущерб врагу. Любым способом и любой ценой.

– Интересно… – пожевал губу дварх-полковник. – Отключение страха? Или нечто большее?

– Понятия не имею! – развел руками император. – Ни одного саана, находящегося под действием препарата боевого безумия, взять живым и допросить не удалось. Тем или иным образом кончают с собой, вплоть до того, что откусывают себе язык и захлебываются кровью. Делали анализы крови, но так ничего и не выяснили. После множества попыток и пробовать перестали. Смысла нет.

– Ясно, – Варт о чем-то напряженно размышлял. – Боюсь, нас ждет еще не один сюрприз. К сожалению, фланговые ордеры получат сигнал сразу после выхода из гипера…

– А резерв? – поинтересовался Эрек.

– Немного позже, но тоже получит. И знаешь? Не нравится мне что-то этот резерв. Надо бы послать фрегат разведки, пусть просканируют флагман и узнают, какие приказы на самом деле получил его панарх.

– Неплохо бы. А успееем? Что-то я сомневаюсь…

– Может, и не успеем, – пожал плечами дварх-полковник. – Но все же пошлю. Не помешает.

– Делай, как знаешь, – император снова уставился на тактическую сферу.

Сааны рвались вперед, невзирая на потери. Не ожидавшие такого напора имперцы растерялись и начали беспорядочно отходить. Эрек сжал кулаки. Неужели, это все? Неужели проигрыш? Но нет… Командующий левым флангом лор-адмирал Б'Рен Ронират первым сориентировался в новой обстановке и перегруппировал свои корабли в небольшие шарообразные эскадры, в центре каждой находился линкор первого класса, вокруг него – четыре второго класса, затем двенадцать тяжелых крейсеров и приданное им охранение из средних и легких. Вокруг эскадр вились компактные звенья по четыре рейдера или эсминца, сопровождаемые десятком истребителей. Огонь велся согласованно: выбиралась цель и по ней производился массированный ракетный залп. При точном накрытии защитные поля мазершипа или гаттера обычно не выдерживали, и хоть одна ракета достигала цели. Помимо этого дракон ввел в бой рейдеры ордена, они вышли в обычное пространство в пяти световых минутах от поля боя и начали вести огонь из всех орудий, не жалея также и гиперторпед.

Вскоре примеру Б'Рена последовали и центр с правым флангом. И идущих на прорыв саанов остановили, ценой немалых потерь, правда. Около четверти имперского флота было уничтожено. Но флот Объединения пострадал значительно сильнее, потеряв до половины состава.

Император понимал, что если бы не Б'Рен Ронират с его боевым опытом и не помощь рейдеров ордена, то исход дела был совсем иным. Имперский флот размазали бы тонким слоем по поверхности – слишком велико число саанов. И самое страшное, что после получения "Элет Ранхад" ни один вражеский корабль не выйдет из боя, не отступит, будет драться до конца. Вот и сейчас сааны перегруппировались и снова пошли в атаку. Больше всего опасений у Эрека вызывали истребители. Свои оказались неспособны с ними справиться, а орденских лам-истребителей всего тысяча семьсот. Точнее, было тысяча семьсот, сейчас уже меньше – сотни полторы, несмотря на все их возможности и мастерство прирожденных пилотов, достали. Не все погибли, но сражаться они были не в состоянии – вернулись ремонтироваться на дварх-крейсера, которые пока в бой не вступали, ожидая выхода из гипера фланговых ордеров противника. Только постреливали издали.

Он бросил взгляд на экран гиперлокатора и поежился. Фланговые ордеры почти на месте, через три минуты должны вывалиться из гиперпространства. Благо, хоть вышли примерно туда, куда планировалось – мины уже меняют дислокацию, встретят врага достойно. Очень жаль, что этих кварковых мин у ордена было недостаточно, чтобы поразить всех врагов. И так до начала войны производственные мощности дварх-крейсеров работали на пределе – имперские заводы были не в состоянии производить эти полуживые изделия, слишком разный уровень технологий.

– Внимание! – разнесся по рубке голос дварха. – Выход! Подаю сигнал активации на минные банки!

– Давай, дружище! – ответил Варт. – Да помогут нам Благие!

– И Создатель Тавин! – добавил Эрек. – Что будешь делать?

– После того, как мины проредят их ряды, введу в бой дварх-крейсера. Сейчас уже не до сохранения секрета. Кроме того, у меня осталось еще около пяти тысяч гиперторпед. Использую все. Затем гипер- и мезонные орудия. Гравидеструкторы и прочее. Выбора у нас нет – или победить, или умереть.

– Это так… Спасибо!

– Да за что?… – грустно усмехнулся дварх-полковник. – Иначе мы поступить просто не могли, иначе не были бы Аарн. Несмотря даже на то, что мы неправильно поняли характер саанов, их цивилизация слишком страшна и бесчеловечна. Ее победы допустить нельзя.

– Дай Тавин, чтобы получилось… – поежился император.

– И вот еще что, Эрек… Сейчас ты переместишься на рейдер "Следящий" и уйдешь как можно дальше от поля боя. Дожидайся исхода дела там. Понимаю, что тебе этого не хочется, но от тебя слишком многое зависит, ты не имеешь права погибнуть.

– Но есть еще Валек! Он наследник престола!

– Ты знаешь, что Валек не справится, – Варт устало посмотрел на Эрека. – Он просто не потянет эту адскую ношу, слишком добр и слишком слаб.

– Я понял… – уныло пробурчал юноша. – Хорошо. Но обещай мне, что я обо всем узнаю первым!

– Обещаю.

На прощание окинув друга и наставника требовательным взглядом, император шагнул в завертевшуюся перед ним черную воронку. Оказавшись на борту рейдера, он первым делом бросился к тактической сфере, вспомнив о фланговых ордерах противника.

Сразу по выходу из гиперпространства панархи ордеров получили "Элет Ранхад" и информацию о минных банках, однако не успели ничего предпринять. Мины начали сотнями и тысячами выныривать из гипера и поражать свои цели. Сааны, конечно, не растерялись, тут же перестроились, разойдясь в стороны широким веером, но это им не помогло. Если бы мин было достаточно, то о них можно было бы забыть, но мин не хватало. Каждая из них собрала кровавую жатву, но мазершипов и гаттеров уцелело вполне достаточно, чтобы дважды смешать с грязью имперский флот.

В этот момент в бой вступили дварх-крейсера. Четыре гигантских корабля вынырнули прямо посреди саанских порядков и без промедления открыли огонь из всех орудий. Ошарашенные сааны ринулись во все стороны, не понимая, что это за чудовища и откуда они взялись – орденские корабли вышли из самых глубоких слоев гипера, недоступных сканерам Объединения. Однако паниковали саанские офицеры недолго, они быстро навели порядок и обрушились на нового врага – "Элет Ранхад", как-никак.

Дварх-крейсера совершали микропрыжки, выпускали гиперторпеды, палили из гиперорудий, давили чужие корабли и неосторожно приближающиеся истребители гравидеструкторами. Им помогали окло половины орденских корветов, фрегатов и рейдеров. А даже орденский фрегат был способен в одиночку одолеть мазершип. К сожалению, все ламы были заняты борьбой с истребителями центрального ордера и не могли находиться сразу в двух местах.

Истребители то и дело прорывались к дварх-крейсерам, но тем их залпы были не более опасны, чем слону укусы комара. Иногда у их бортов рвались также ядерные ракеты мазершипов. Защитные поля пока держались, но Эрек, знакомый с возможностями этих кораблей больше, чем кто-либо в империи, понимал, что так долго продолжаться не может. В конце концов защитное поле не выдержит. И что тогда? Несколько ядерных взрывов и таких гигантов уничтожить смогут. Что же делает Варт? Зачем он пошел ва-банк? Или?… Он вспомнил безумную идею одного из двархов. Неужели аарн решились на такое? Не слишком ли? Император поежился. Ему осталось только ждать, что из всего этого получится.

– Благие! – наполненный ужасом голос лор-капитана Тлайма, командующего рейдером, заставил Эрека обернуться.

Аарн выглядел, как человек, внезапно оглушенный чем-то тяжелым. Он уставился в голоэкран сканера гиперпространства и тяжело дышал.

– Что случилось?! – требовательно спросил Эрек.

– Резерв саанов ушел в гипер, – глухо ответил лор-капитан.

– И что?

– Его курс… Они уходят с поля боя…

– Так это же хорошо! – обрадовался император. – Наверное поняли, что проиграли.

– Если бы, ваше величество, если бы… – отрицательно покачал головой аарн. – Они идут к системе Ротен. А у нас там ни одного корабля…

– О Тавин! – у Эрека от такого известия перехватило дыхание.

Случившееся означало, что через час, максимум, сааны обрушатся на беззащитную планету с восемью миллиардами населения. Не совсем беззащитную, конечно, но орбитальный пояс обороны вполне можно при должном старании обезвредить с большого расстояния, не подставляясь под огонь его батарей. При помощи истребителей. Теперь понятно, почему все авианосцы остались в резерве… Именно для этого. Больше сотни авианосцев, не менее двадцати тысяч истребителей! А защищают пояс не более трех тысяч имперских штурмовиков, которые значительно ниже классом…

Эрек едва не плакал. Снова погибнут люди, мирные жители, которых он, именно он, император, обязан был защитить! А император ничего не может сделать, чтобы помешать врагу расправиться с ними! Тавин Святой! Да как же так?! За что?! Пощади людей, они ни в чем не виноваты!

– Мы не можем оставить в тылу недобитый вражеский флот, – заговорил со вспыхнувшего на стене голоэкрана Варт. – Сейчас двархи внедрятся в комп-сети фланговых ордеров и выедут их из строя. Возможно, сумеют запустить на большинстве кораблей системы самоуничтожения. Но на это нужно не менее получаса. Эти полчаса системе ПКО Ротена придется продержаться самостоятельно!

– Люди… – простонал Эрек. – Сааны же получили "Элет Ранхад"… А значит, будут бомбить планету…

– Будут, – подтвердил дварх-полковник. – Обязательно будут. Я распорядился сообщить губернатору о предполагаемой ядерной бомбардировке. Пусть население уходит из городов, прячется в бомбоубежищах и метро. Помощь скоро придет!

– Да что он успеет сделать за несчастный час, оставшийся до атаки?… – обреченно махнул рукой император.

– Что-то, да успеет! – возразил Варт. – Но у нас нет другого выхода. Пойми это!

– Понимаю… – опустил голову Эрек. – Все я понимаю…

Он отвернулся, глотая слезы. Душа нестерпимо болела, юноша ощущал себя виноватым, ведь это на нем лежит ответственность за все. И прежде всего – за жизни его подданных. А он не справился, не сумел оградить, не защитил…

– Возьми себя в руки! – в голосе дварх-полковника звучал металл. – Ты император или тряпка?!

– Император… – юноша поднял на аарн наполненный отчаянием взгляд. – Но я еще и человек!

– Не смей сдаваться! – сузились глаза Варта. – Слышишь? Не смей!

– Я и не собирался! – возмутился Эрек. – Мне просто больно!

– Держи свою боль внутри и не позволяй никому видеть ее! Никто не должен видеть слез императора!

– Знаю. Ты уже говорил. Не беспокойся, я с собой справлюсь и не забуду о долге.

– Надеюсь, – еще раз пристально посмотрел на ученика дварх-полковник. – Делай, что должно. Свершится, чему суждено. Теперь отключаюсь, на мне руководство сражением, если помнишь.

– Хорошо, – император вытер слезы и выпрямился. – Жду результата.

– Будет, – заверил Варт, и экран погас.

Ему самому было стыдно и тяжело на душе – опять ошибся, опять не предусмотрел, опять неправильно понял сущность целого народа, посчитав, что считки памяти отдельных его представителей для этого достаточно. Наступил на те же грабли, на которые орден вместе с Командором уже наступал в родной вселенной. Определил для себя, что черное, а что белое, и начал действовать, не разобравшись окончательно в ситуации. Но что еще он мог сделать? Войну было не остановить, и победы Объединения нельзя допускать. Слишком страшная цивилизация, слишком безжалостная. Или он снова ошибается и судит поверхностно? Впрочем, выбора уже нет, раз выбрал сторону, то придется держаться ее до конца.

Двархи тем временем внедрились в комп-сети фланговых ордеров, распространились по всем кораблям и одновременно лишили их управления – именно ради этого дварх-крейсера и вышли прямо посреди вражеских порядков. На большом расстоянии сделать вышесказанное было бы невозможно. Затем бестелесные начали включать системы самоуничтожения на саанских кораблях, после чего напрочь выжигать корабельные компьютеры. К сожалению, системы не срабатывали мгновенно, поэтому на многих мазершипах и гаттерах экипажи успели отключить их вручную. Но далеко не на всех, и вскоре на месте то одного, на другого корабля начали возникать огненные облака взрывов.

Справиться с уцелевшими саанами, лишенными управления, особого труда не составило – без компьютеров космический корабль представляет из себя ни на что не годную жестяную банку. Однако все это заняло больше времени, чем планировал Варт – около полутора часов. С истребителями возиться вообще не стали – что они могут сделать без корабля-матки? Ничего. Да и гипердвигателей у них нет. Топливо и воздух закончатся быстро, до планеты не долететь. Если после окончания сражения кто-то из пилотов пожелает сдаться, его спасут. Пусть сами выбирают жить им или умереть.

Имперский флот все еще вел бой с центральным ордером. С переменным успехом. После недолгого размышления, Варт решил идти на помощь планете, которая пока еще держалась, хотя несколько ракет все же миновали орбитальные платформы и обрушились на поверхность, сравняв с землей четыре города.

Дварх-крейсера нырнули в самый глубокий из доступных их двигателям уровней гиперпространства и через десять минут как призраки возникли на орбите Ротена. А там их ждал сюрприз. Саанский флот не атаковал планету, он сражался с каким-то другим, не слишком большим флотом. Неизвестно чьим флотом.


Генерал-майор Крес Л. Т. Вирен, командующий орбитальным поясом обороны планеты Ротен, станция "Нертис", командный центр, утро 30.11.4567 с. э.

Сааны рвались к планете, засыпая орбитальные платформы тысячами ракет в надежде, что хоть несколько прорвутся мимо них. Крес, сжимая кулаки, следил за их усилиями на тактическом экране и негромко ругался себе под нос. Известие о нападении подняло генерала с постели – почти двое суток не спал, готовясь к возможной атаке врага, все-таки основное сражение должно было произойти не слишком далеко от Ротена. Он очень наделся, что сааны не полезут на ощетинившийся ракетными комплексами пояс планетарной обороны. Однако полезли. И мало прочего, так еще и в состоянии "Элет Ранхад". Это значило, что они пойдут на все, лишь бы достичь своей цели, забросать Ротен ядерными бомбами.

Самым страшным было, что флот не смог сразу прийти на помощь. Адмиралы обещали прибыть через час-полтора, но неизвестно сумеют ли. Эти полтора часа необходимо продержаться. Генерал бы не переживал, если бы у него в распоряжении хватало истребителей, чтобы защитить от вражеских истребителей орбитальные платформы – большие корабли в таком случае не смогли бы подойти близко. Но у саанов семикратное преимущество! Что с этим делать? Приказали держаться. А как? Как?!

Бросив взгляд на экран, где виднелся покрытый облаками шарик планеты, Крес закусил губу. Четыре города уже уничтожены ядерными взрывами, и вряд ли их население сумело спастись. Разве можно было успеть вывезти людей за час? Нереально. Эвакуация, коенчно, продолжалась и сейчас, но погибшим в четырех городах это не поможет. Почему никому из долбаных стратегов не пришло в голову, что враг может атаковать населенную планету?! Почему заранее не распорядились произвести эвакуацию?! Сколько бы людей остались живы…

Прошло около часа с момента выхода саанов из гипера, а флотом поблизости еще не пахло. Все больше орбитальных платформ приходили в негодность, несмотря на весь свой запас прочности. Уцелевшие продолжали вести огонь, не давая мазершипам и гаттерам врага приблизиться на достаточное для бомбометания расстояние. Истребителей у генерала почти не осталось, и саанские пилоты практически безнаказанно уничтожали одну платформу за другой. Зенитные орудия кое-как сдерживали врага, но именно кое-как, не слишком-то успешно.

– Господин генерал-майор! – донесся от пульта голос офицера связи. – На локаторе множественные отметки! Кто-то еще вышел из гипера!

– Наши? – с надеждой в голосе спросил Крес.

– Неизвестно. Имперских позывных не получено, сигнала "свой" тоже.

– Проклятье! Неужто еще сааны?…

Если врагу пришла подмога, то планете, которую он обязан защищать, уже ничего не поможет. Однако вскоре стало ясно, что неизвестный флот напал на саанов – они начали отводить корабли от Ротена и спешно выстраивать в оборонительные порядки. По мере получения данных становилось ясно, что напавшие на саанов корабли никак не могут быть имперскими или орденскими. Их характеристики разительно отличались и от тех, и от других. Линкоры, например, вдвое превышали по размеру саанские мазершипы и обладали помимо ракетного неизвестным лучевым оружием, как бы не мазерным, что совсем уж ни в одни ворота не лезло. Крейсера вообще не походили ни на что знакомое.

– Господин генерал-майор! – снова заговорил офицер связи. – Нас вызывают с одного из этих огромных линкоров! По имперским протоколам связи!

– Ответь!

Крес повернулся к стенному экрану, в нетерпении постукивая пальцами себя по бедру. Кто это может быть? Что это за флот, маргак его побери? На экране, тем временем, возникло лицо человека, которого генерал сразу узнал, так как много лет служил вместе с ним. И замер в недоумении. Адмирал Цальн мертв! Уже шесть лет мертв! Его расстреляли по приговору Табала, обвинив в государственной измене. Но несмотря на это живой и здоровый Цальн улыбался с экрана своей обычной мягкой, слегка стеснительной улыбкой.

– Ты… жив?… – с трудом выдавил из себя генерал.

– Как видишь, – наклонил голову адмирал. – Здравствуй, Крес. Рад видеть тебя в добром здравии. Уже генерал-майор? Молодец.

– Но к-как?! – от волнения тот начал заикаться. – Что п-происходит? Ч-чей это ф-флот?…

– Лорда-атеара, – усмехнулся Цальн. – Для того он и грабил так страну, чтобы построить этот флот. Знаешь, я был не менее удивлен, когда мне вместо расстрела предложили командовать флотом самых совершенных кораблей, каких я только видел. Нет, корабли ваших союзников, конечно, еще совершеннее и необычнее, но по сравнению с имперскими и саанскими мои стоят на порядок выше. Атеар много лет собирал отовсюду изобретателей, которых все вокруг считали безумцами, никто не хотел их слушать, воспринимать их дикие идеи. Я сам в свое время посылал подальше разных господ, которых считал прожектерами. А затем обнаружил их всех на планете лорда Латанга. Когда мне впервые показали характеристики изобретенных ими кораблей, я просто не поверил своим глазам. Это нечто! О вооружении я даже не говорю, саанов ждет множество "приятных" сюрпризов.

– А для чего атеару флот? – взял себя в руки генерал.

– На всякий случай, – криво усмехнулся адмирал. – Не знаю, понимаешь ли ты, что такого флота, не отказавшись предварительно от всех прежних взглядов на постройку боевых кораблей, не создать. Мне пришлось отказаться. Да тактику новую вынужден был разработать.

– Ты поможешь? – этот вопрос сейчас интересовал Креса больше всего.

– А зачем бы я еще пришел? – удивился Цальн. – Мы следили за сражением издалека, чтобы ударить в подходящий момент. Передай, кстати, командующему ваших союзников мое искреннее восхищение. Многие его ходы и для меня оказались совершенно неожиданными. Но ладно, поговорить можно и позже, к делу. Отдай своим людям распоряжение не стрелять, сейчас я выведу на орбиту авианосцы и поставлю на боевое дежурство возле платформ свои истребители. А сам займусь саанским флотом.

– Спасибо! – не сдержал облегченного выдоха генерал.

– За что? – в глазах адмирала видна была грусть. – Далан-Атен – моя родина. Я не могу позволить саанской сволочи разбомбить имперскую планету, тем более, что имею возможность помешать.

– И атеар не будет против? – недоверчиво прищурился Крес. – Может, он планировал помочь саанам окончательно раздавить империю…

– Не считай лорда Латанга такой уж мразью, – в голосе Цальна слышалась укоризна. – Я прежде думал о нем так же, как ты, а потом убедился, что был неправ. Это он направил флот сюда. На всякий случай. Да, приказал вмешиваться, только если не будет другого выхода, но приказал.

Немного помолчав, он добавил:

– Хватит пустых разговоров. Я начинаю работать.

– Давай, дружище! – улыбнулся генерал. – Знал бы ты, как я рад видеть тебя живым…

– Я тоже.

Цальн козырнул, и экран погас. Не прошло и двух минут после этого, как на ближайших подходах к орбите Ротена начали выныривать из гипера странные корабли, напоминающие собой абстрактные, изломанные конструкции, состоящие из десятков пересекающихся плоскостей и центральной призмы. Не сразу до Креса дошло, что это авианосцы – только после того, как с их разных плоскостей потоком посыпались истребители. Причем, истребители незнакомого типа! Похожие скорее на штурмовики, раза в два больше имперских "Ястребов" и "Беркутов", с двумя дополнительными двигателями впереди и позади, и лазерными пушками. Их-то как втиснули в истребители, интересно?

Корабли Цальна выстроились не привычными полусферами, а четырьмя призмами, направленными вершинами друг к другу. Внешние ребра занимали большей частью легкие крейсера, судя по обводам – Крес не мог сказать так ли это. Они напоминали собой детские волчки, несли на бортах какие-то непонятные конструкции, в которых можно было заподозрить что угодно.

Если бы "Элет Ранхад", сааны осторожничали бы, а так они без раздумий бросились на нового врага. Судя по всему, адмиралу Цальну только того и надо было. Его линкоры выдвинулись ненамного вперед, окутались лиловым сиянием, и от них к вражеским мазершипам рванулись двадцатиметровой толщины столбы пламени. Только в этот момент до Креса дошло, что представляют собой эти линкоры – гигантские мазерные орудия, обладающие гипердвигателями. Сааны такого точно не ждали и попались в ловушку. Почти все залпы накрыли цели, и защитные поля тем не помогли. Больше сотни мазершипов вспухли огненными облаками и приказали долго жить.

Однако беспрерывно вести огонь орудия такого размера не могли, и линкоры отошли в тыл, под защиту кораблей других типов. Потом Крес узнал, что они набирали мощность для выстрела четверть часа, а то и больше. Вперед выдвинулись тяжелые крейсера, несущие орудия послабее, и тоже дали залп, в основном, по авианосцам. Почти все из них прекратили свое существование вместе с не успевшими взлететь истребителями. А оставшимся в пространстве теперь не было куда возвращаться, чтобы пополнить ресурсы.

Осознав, что их просто уничтожают, сааны разбились на мелкие группы и, как стая собак на волка, набросились на флот атеара. Он ведь был совсем невелик. И вскоре начал нести потери – вражеский панарх дураком вовсе не был и быстро придумал тактику противодействия. Точнее, это был вариант старой, доброй тактики малых групп применительно к условиям открытого космоса. Она сработала. Бой перешел в затяжное состояние – обе стороны теряли корабли, но сражались при этом отчаянно, не жалея себя.

В этот момент на орбите Ротена внезапно возникли четыре гигантских черных корабля – дварх-крейсера ордена. Некоторое время они ничего не предпринимали, явно пытаясь разобраться в том, что происходит, даже запросили Креса. Тот честно сообщил, что на помощь планете пришел флот лорда-атеара. И с удовольствием полюбовался на вытянувшееся лицо дварх-полковника Ансара. Тот выглядел так, словно съел что-то очень кислое. Однако быстро взял себя в руки, и орденские корабли совершили микропрыжок, оказавшись в тылу саанов. Они тут же задействовали свое страшноватое оружие.

Сражение прекратилось, началось безжалостное избиение. Жалеть саанов, сбросивших ядерные бомбы на населенную планету, никто не собирался – не за что жалеть таких тварей. Гибель каждого вражеского корабля офицеры командного центра и сам Крес встречали аплодисментами. По прошествии двух часов от саанского резерва остались отдельные корабли. Их упорно преследовали и уничтожали, доставали даже тех, кто решился спрятаться в поясе астероидов. Еще через час не осталось ни одного.

Адмирал Цальн и дварх-полковник Ансар коротко переговорили и приняли решение идти на помощь основному имперскому флоту, сражающемуся с центральным саанским ордером и постепенно проигрывающему. Необходимо было довести дело до конца и окончательно разгромить врага.

Крес проводил взглядом уходщие в гипер корабли и тяжело вздохнул. Ему предстояло разбираться с последствиями ядерной бомбардировки планеты. По предварительным подсчетам, погибло около семи миллионов человек. Еще несколько миллионов ранено, облучено, погребено под завалами. Губернатор Ротена мертв, он до последнего оставался на своем рабочем месте, руководя эвакуацией. После его гибели власть перешла к генерал-майору. Ему предстояло очень многое сделать, прежде чем на планете будет восстановлена нормальная жизнь. Император спросит за все, за каждую ошибку, поэтому права на ошибку у него нет. Крес тяжело встал и приказал готовить посадочный челнок.


Адмирал флота Хемен К. И. Галаэн, линкор "Далан II", флагман флота империи Далан-Атен, полтора световых года от границ системы Ваталн, два световых года от границ системы Ротен, полдень 30.11.4567 с. э.

Остатки имперского флота постепенно откатывались назад под ударами саанов. Их тоже осталось не слишком много, но все же значительно больше, чем даланцев. Где же эти маргаковы аарн?! Куда они подевались?! Почему не идут на помощь?! Дварх-полковник по гиперсвязи нес какую-то чушь про флот лорда-атеара, но адмирал в такое просто не поверил – еще, как будто, не сошел с ума, чтобы считать человека, едва не погубившего страну, способным выстроить боевой флот. Да и кто бы стал командовать его флотом? Ни один флотский офицер до такого бы не опустился!

– На локаторе множественные отметки! – доложил оператор сканирующих систем. – Корабли ордена вышли из гипера! И с ними кто-то еще…

Ну, слава тебе Тавин, прибыли наконец-то! Последние слова оператора не сразу дошли до сознания адмирала. Кто-то еще? Что он имеет в виду?

– Эскадру ордена сопровождает неизвестный флот! – продолжил доклад оператор. – Характеристик его кораблей в реестре известных типов космических судов не обнаружено!

Не обнаружено?! Дварх-полковник скрыл еще какие-то свои корабли? С этого хитрозадого станется.

– Нас вызывают с одного из линкоров неизвестного флота! – обернулся к адмиралу офицер связи. – Ответить?

– Да.

На экране появилось лицо учителя Галаэна, до самого своего расстрела командовавшего флотом империи. Адмирала флота Дормиса Цальна, чьей смерти он не мог простить табаловской швали и не простит никогда. Но Цальн был жив! Он смотрел на ошарашенного Галаэна и весело смеялся.

– Значит, флот атеара… – глухо сказал тот, выслушав его рассказ.

– Именно так, – подтвердил Цальн. – Знаешь, когда меня вместо того, чтобы расстрелять, привезли на один из этих линкоров и показали все его возможности, я просто не поверил своим глазам. А ознакомившись с характеристиками остальных кораблей флота решил, что просто сошел с ума и все это вижу в бреду. Когда понял, что все это – реальность, то принял предложение лорда Латанга возглавить его флот. А кто бы избег соблазна покомандовать таким флотом? Уверен, что ты бы на моем месте поступил так же. Кстати, остальные четверо "растрелянных" тоже живы.

– Ну и ну… – только и сподобился выдавить Галаэн. – Но зачем он это сделал?! Почему вместо того не стал модифицировать имперский флот?! Ради чего создавал с нуля свой?!

– Все очень просто. Многие изобретатели, завербованные затем атеаром, обращались в свое время ко мне, но я им просто не поверил. Ты бы тоже не поверил. Слишком их замыслы были затратны, слишком отличались от всего привычного. А Латанг поверил. И выделил средства на исследования. Результатом стало создание боевого флота нового поколения. На это у него ушло около двадцати лет. Я позже передам тебе характеристики моих кораблей, сам все увидишь. А пока отдыхай, от твоего флота почти ничего не осталось. Предоставь честь добить саанов мне и дварх-полковнику. Не беспокойся, мы справимся.

– Не сомневаюсь. Но знаешь, мне не по себе…

– Все оказалось не так просто, как тебе казалось? – понимающе усмехнулся Цальн. – Атеар не предатель, а нечто иное? И что в этом плохого? Знаешь, Латанг во многом прав. Мы закисли в своем болоте, встряска пойдет на пользу.

– Возможно, – не стал спорить Галаэн. – Похже поговорим, если захочешь. Но я простить того, что делал Табал со страной, не могу. И не смогу никогда, извини уж.

– Я и не призываю тебя прощать. Я призываю понять и задуматься. Пока прощаюсь, пора показать саанской сволочи небо с овчинку.

– Покажи, учитель! И да поможет тебе Тавин!

– Спасибо!

Галаэн еще долго смотрел на погасший экран и глупо улыбался. Цальн жив! Одно это многого стоило. Еще он знал, что если его учитель поделает вернуться на свой прежний пост, адмирал без колебаний уступит командование флотом. Остатками флота…

Взяв себя в руки, Галаэн перевел взгляд на тактическую сферу. Да, удара в тыл сааны не ожидали, да еще и такого удара. Дварх-крейсера вообще вытворяли нечто невероятное. Их микропрыжки до сих пор приводили адмирала в детский восторг. Надо же, нырнут, пройдут в гипере несколько тысяч километров, вынырнут и ударят мезонными орудиями или гравидеструкторами, если противник находится в пределах их досягаемости. И поминай, как звали. Только обломки разлетелись по космосу…

Мазерные орудия линкоров Цальна тоже восхищали – их удары в первые же мгновения боя сильно проредили ряды саанов. А его истребители? А пилоты? Это было нечто изумительное. Огоньки, обозначающие саанские мазершипы и гаттеры гасли один за другим. Вскоре Галаэн увидел, как погас красный огонек вражеского флагамана, и расхохотался. До встречи на том свете, хан Варх-Вардог! Пусть маргаки жарят тебя на своих сковородках тысячи лет! Да и остальных саанов тоже.

Сражение вскоре превратилось в разгром. По прошествии нескольких часов драться стало не с кем – боевого флота у Саанского Объединения больше не было. Как такового! Но это не все. На сей раз империя не оставит врагов в покое, не позволит им восстановить силы и выстроить новый флот, чтобы начать все по новой. Нет, она придет к ним домой и выжжет заразу дотла! Без жалости.

Адмирал встал, широко улыбаясь! Победа! Как это ни невероятно – но победа! Кто поднес бокал шампаского, и он залпом выпил. Теперь можно. И нужно. И что бы ни случилось в дальнейшем, они победили. Огромной ценой, страшной ценой милилонов жизней и потерей почти всего флота. Главное теперь, чтобы эта цена не была уплачена зря. И он, адмирал Галаэн, этого не допустит.


Император Далан III, дварх-полковник Варт Ансар, борт дварх-крейсера "Черная Рысь", два световых года от имперской звездной системы Ваталн, вечер 30.11.4567 с. э.

Эрек мрачно смотрел на экран, провожая взглядом уходящий флот адмирала Цальна. Называть его флотом атеара император избегал даже мысленно. Он все равно достанет эту тварь! Несмотря ни на что, достанет. Пусть не сейчас, пусть когда-нибудь, но лорд Латанг не уйдет от ответственности.

– Да в этом слово перед лицом Создателя Тавина, – прошептали сухие губы его величества.

Он вернулся на борт "Черной Рыси" при первой же возможности, слишком неуютно чувствовал себя вдали от места основных событий. И узнал сногсшибающие новости. Пришел в дикий гнев, но сумел сдержаться – Цальна можно было только благодарить, без его помощи потери оказались бы куда больше. Вполне возможно, что сааны сумели бы вообще уничтожить население планеты Ротен, массированно засыпав ее нейтронными бомбами. С них бы сталось. Поэтому император и не имел права не отпустить адмирала. И отпустил, хотя очень не хотел этого делать. Однако Варт и Галаэн настояли.

– Я все равно его найду… – императора трясло. – Он ответит…

– Ответит, – подошел к нему дварх-полковник. – Обязательно ответит. Но не теперь. Мы не могли сражаться с флотом Цальна, и ты это понимаешь не хуже меня.

– Понимаю, – опустил голову Эрек. – Но если бы ты знал, как мне тошно…

– Верю, – грустно усмехнулся Варт. – Кстати, искать не придется. Я попросил дварха считать память Цальна, так что теперь знаю координаты планеты атеара. Она расположена в туманности Нордет.

– Правда?! – от радости император едва не подпрыгнул.

– Да, – подтвердил дварх-полковник. – Но ты не совсем понимаешь ситуацию.

– Так объясни.

– Хорошо. Если мы попробуем захватить атеара силой, то против нас выступит все население планеты Латанг – да-да, именно так ее назвали, не скрипи зубами, это не поможет. Население своего лорда боготворит. И флот выступит в его защиту. Дварх-крейсера, конечно, ценой потери одного-двух, справятся с кораблями Цальна, но не слишком ли велика цена за всего лишь месть?

– Наверное… – опустил голову Эрек. – Но…

– Не лучше ли сделать так, чтобы эта планета вошла в империю добровольно? – приподнял бровь Варт. – Сама попросила об этом.

– А как? – удивился император.

– Это будет непросто, – с хитринкой посмотрел на него дварх-полковник. – Для начала мы должны полностью изменить страну, сделать ее привлекательной, настолько привлекательной, чтобы ее гражданами захотели стать даже вчерашние враги. Поработать ради этого придется много. Ты даже не представляешь сколько! Будет трудно, невероятно трудно.

– Я не боюсь трудностей! – гордо выпрямился Эрек.

– Знаю, – устало сказал Варт. – Но ты ошибаешься в главном. Ты ищешь простых путей. А их нет, запомни это твердо, друг мой. В принципе нет. Простые пути приводят только в ад.

– Только в ад… – уныло повторил император. – Наверное, ты прав… Но так хочется достичь результата побыстрее…

– Хочется, – усмехнулся дварх-полковник. – Мы, люди, такая тварь, что хотим получить все сразу. Но так никогда не получается! Или, если даже и получается, то имеет цену, платить которую мы не захотим.

– Пусть так, – глаза Эрека угрожающе сузились. – Но я все-таки считаю, что лорд-атеар должен заплатить за содеянное. Или хотя бы обезврежен. Пусть это займет немало времени, но я своего добьюсь. Прошу тебя отправить к планете Латанг фрегат разведки в режиме невидимости. Хочу знать, что там происходит.

– Направлю, – пообещал Варт.

– Еще мне очень бы хотелось понять мотивы атеара. Зачем он все это сотворил?

– Ах да, я совсем забыл!

– Что? – требовательно взглянул на него император.

– Цальн передал мне запись, предназначенную для тебя, – ответил дварх-полковник. – Личное послание атеара. Желаешь просмотреть?

– Еще бы!

Варт отдал мысленную команду, позади них выросли удобные кресла, впереди возник большой голоэкран. Эрек опустился в кресло и уставился на возникшее на экране хорошо знакомое, ненавистное лицо лорда-атеара. Тот выглядел, как всегда, подтянутым, был безукоризненно одет.

– Добрый день, ваше величество, – наклонил голову глава рода Латанг. – Не трудитесь отвечать, я все равно не услышу, это запись. Раз вы ее смотрите, то Цальн был вынужден прийти на помощь имперскому флоту – только в этом случае он должен передать вам запись. Почему я сделал ее? И сам не знаю. Наверное, потому, что вы сумели найти союзников и вырвать страну из моих рук, заслужив этим мое уважение. Ранее я считал вас ни на что не годным слабаком, но ошибался. Вы сумели меня удивить, даже больше. Да и действуете очень решительно, без всяких ненужнымсантиментов. По этой причине мне захотелось объяснить вам кое-что. Не уверен, что вы сумеете понять, но, надеюсь, хотя бы задумаетесь.

Немного помолчав, лорд-атеар выпил стакан воды и продолжил:

– Наверное, вы не раз задавали себе вопрос: зачем мне понадобилось все то, что я сделал. Постараюсь объяснить. Не знаю, известно ли вам, что я, помимо прочего, социолог – смею надеяться, неплохой. Я не хотел идти в политику, но ваш дед, а затем отец вынудили меня на это. Они начали слишком уж давить на аристократию, превращая страну в полностью милитаризированное государство, в котором значение имеет мнение одного-единственного человека. Императора. Такое не раз случалось в прошлом и ни разу не приводило ни к чему хорошему. Сами можете поднять исторические хроники и убедиться в моей правоте. Да, страна обычно получала некий толчок к развитию, но откат был очень жесток. Почему-то никто из сильных правителей не желает учитывать ошибки прошлого и учиться на них, наступает на одни и те же грабли.

Латанг горько усмехнулся.

– Еще в молодости я заинтересовался этим феноменом и начал подробно изучать историю в социологическом аспекте. Вскоре я убедился в том, что нами за тысячи лет опробованы все известные виды обществ. Тирания, монархия, теократия, демократия, социализм и многие другие. И не один тип общественных отношений не привел наш народ на новую ступень! Мы застряли на определенной ступени развития и никак не можем преодолеть ее, чтобы подняться выше. Есть, правда, один идеальный и очень нравящийся мне тип общества – коммунизм. Но он абсолютно недостижим при нашем уровне развития технологий – снова тот же самый тупик. Нынешний уровень непреодолим для всех опробованных типов общества, а изменить их невозможно без изменения уровня. Надеюсь, это для вас не слишком сложно. Продолжу. Еще я подметил, что новый тип общественных отношений формируется только во времена абсолютной анархии. Иначе говоря – чем хуже, тем лучше.

– Вот сволочь! – не выдержал Эрек. – А людях ты подумал?!

– Сформулировав свою теорию, я окончательно понял, что императоры снова ведут Далан-Атен в давно известный тупик, – снова заговорил не услышавший его, конечно, атеар. – Тогда разработал и воплотил свой план. Вам известно, что он сработал. Да, это именно я, несмотря на всю имперскую машину подавления, сумел избавиться от вашего отца и взять власть в свои руки. После чего начал последовательно разрушать все социальные институты страны. Очень жаль, что у меня не вышло сделать это – тогда, возможно, из хаоса родилось бы что-то иное, новый, неизвестный нам тип общества, который бы подтолкнул нас выше. Новое способно родиться только естественным путем, само собой! Однако люди начали сопротивляться, даже чаще всего неосознанно – им не хотелось отказываться от привычного положения дел. Через несколько лет я понял, что без саанского вторжения, способного окончательно развалить империю, не обойтись. Однако позволять саанам подмять под себя нашу страну тоже было нельзя – их общество оказалось ничем не лучше нашего, хотя кое-что интересное у них и есть.

Лорд Латанг снова выпил воды. Его губы искривились в издевательской ухмылке.

– Еще раньше я начал собирать по всей стране самых безумных ученых, изобретателей, программистов и просто генераторов идей – фантастов. Иначе говоря тех, кто способен заглянуть за грань, мыслить нестандартно. В империи их никто не желал слушать. Знаете, что разработчика мазерных орудий для линкоров я вытащил из сумасшедшего дома, куда его упекли коллеги? Да нет, откуда бы. И таких было немало. В результате я имею флот нового поколения! А ваш отец не сумел добиться этого. Хотя первые мои корабли, ни что не похожие корабли, сошли со стапелей еще во время его царствования. Вот так-то, ваше величество!

– Сволочь… – покачал головой Варт. – Но гениальная сволочь.

– Преступный гений… – согласился Эрек, с неким даже восторгом глядя на атеара.

– Пора заканчивать, что-то я разговорился, – устало потер виски тот. – Простите, не с кем поделиться своими мыслями, никто не поймет – давно в этом убедился. Но ладно. Спросите, зачем я решил выстроить флот нового поколения? А для того, чтобы иметь в руках дубинку, которой можно остановить саанов, если они слишком увлекутся разгромом империи. Считаете, что Цальн бы со всеми ними не справился? Верно. Так флот Цальна – всего лишь один их пяти подобных ему. А может, и не из пяти… Не намерен перед вами отчитываться. И теперь, думаю, вам ясно куда ушли все средства, выдоенные из империи. Именно на постройку флота. Так что даже с помощью ваших новых союзников вам со мной не справиться. Да, союзники… Мне неизвестно, кто они, вы сумели каким-то образом обезвредить всех моих агентов. Уверен только в одном – это чужаки, иная цивилизация. Напоследок прошу ваше величество задуматься об одном: какую цену вам придется заплатить за их помощь? Не знаете? Вот и я не знаю. Но очень боюсь, что она окажется неподъемной…

Он опять напился воды и встал:

– Буду прощаться, ваше величество. К сожалению, вы помешали довести мой социальный эксперимент до конца. А зря. Возможно, из анархии выросло бы что-то достойное. Теперь уже не выяснить…

Запись закончилась, экран погас.

– Нет, ну какая же тварь, а?… – Эрек помотал головой, у него в глазах потемнело от гнева.

– Однако, как я уже говорил, гений, – заметил Варт. – Чтобы добиться всего того, чего добился лорд Латанг, нужно быть именно гением.

– Да будь он хоть тысячу раз гением, он – подонок! – император встал и сжал кулаки. – Ему в голову не приходило подумать о людях, судьбы и жизни которых он превратил в ничто! Ему в голову не приходило, что они живые, что им больно! Ему плевать на это было!

Он отвернулся и бросил в пространство:

– Нет, лорд Латанг, вы не правы! Слышите?! Нет? Ну и неважно. Выйти на следующую ступень развития цивилизации можно и без боли, горя, отчаяния миллионов! Я клянусь, что докажу это! Жизнью своей клянусь! Памятью отца и всех тех, кто погиб по вашей вине, клянусь!

Он выглядел в этот момент так одухотворенно, что Варт удовлетворенно улыбнулся внутри себя. Неужели малыш уже понял главную истину: другому тоже больно? Кажется, понял. Слава Благим, коли так, не зря с ним работал. Что ж, первый ученик на верном пути. Пришло время вплотную заняться вторым, тоже очень многообещающим. И будь, что будет. Свершится только то, чему суждено. Иначе быть не может.


Э П И Л О Г Хан Кхэй Ват-Орхидо Бетоар, Саанское Объединение, планета Тлеех, шестой эрсах, город Рин-Харод, штаб-квартира давасара Бетоар, вечер 10.12.4567 с. э.

<p>Э П И Л О Г Хан Кхэй Ват-Орхидо Бетоар, Саанское Объединение, планета Тлеех, шестой эрсах, город Рин-Харод, штаб-квартира давасара Бетоар, вечер 10.12.4567 с. э.</p>

Отчаяние черными волнами плескалось в душе, хотелось умереть здесь и сейчас, чтобы ничего не чувствовать. Так больно и страшно Кхэю еще не бывало в жизни. Он пришел в себя сегодня в полдень и был тут же огорошен невероятными известиями. Война проиграна! Флот почти полностью уничтожен! Все остальные ханы погибли! Домой вернулось едва ли двести кораблей из многих тысяч! Мало того, догадки о том, что на стороне империи выступил еще кто-то, подтвердились. И не одна цивилизация, а целых две! Одна обладала гигантскими, пятидесятикилометровыми черными кораблями и непредставимым гиперпространственным орудием. Другая была попроще, но ее линкоры превышали санские мазершипы по классу, как минимум, вдвое.

Хан от всего этого попросту растерялся. Подданные умоляюще смотрели на него, надеясь, что он совершит чудо. Ведь империя с союзниками частью сохранили свои силы, в отличие от Объединения, а значит, вскоре будут здесь – воздать старому врагу по заслугам. Но что мог сделать Кхэй? Без флота? Ничего! И нового не выстроить – верфи уничтожены. Проклятый Марх-Вардог с его гордыней! Эта бездарь все погубила…

Он замычал от безнадежности, с величайшим трудом сдерживая слезы – мужчина не имеет права плакать, что бы там ни случилось. Что же остается? С собой покончить? Нет, хан не имеет права бросать надеющихся на него людей на произвол судьбы, отвечает за них перед Создателем.

Какой-то звук привлек внимание, и Кхэй поднял голову. Стена его аппартаментов непонятно как превратилась в огромный экран, с которого на хана взирал очень странный светловолосый человек со светло-серыми, скорее даже белесыми глазами. И улыбался.

– Ты кто? – ошарашенно спросил Кхэй.

– Причина всех твоих неприятностей, – сообщил незнакомец.

– И зачем же ты появился? – в глазах хана загорелась злость, он почему-то сразу поверил в сказанное. – Позлорадствовать?

– Отнюдь. Хочу научить тебя многому. Хотя на неком этапе ты был мне врагом, но этот этап завершен. Ты не безнадежен и способен понять больше многих иных.

– Научить?! И чему же?…

– Быть человеком, – невесело усмехнулся незнакомец. – Всего лишь быть человеком.

Кхэй растерянно смотрел на него и ничего не понимал. А что, он сейчас не человек? Одновременно ему почему-то казалось, что жизнь совершила крутой вираж, и все в ней с этого момента изменится. Полностью и абсолютно. Так это или нет, хан не знал, но какое-то непонятное ощущение поднималось со дна души. И что это значит, он тоже не знал, но почему-то был совершенно не против понять то, что хочет донести до него белоглазый. Странно, но факт. Что ж, хочет чему-то научить? Пусть учит. Знания и умения лишними не бывают. А там он поглядит для чего их применить.


2005 – 2009 г.

Иерусалим – Кфар-Эльдад – Санкт-Петербург – Мадрид


н. э. – сокращение от "новой эры". Летосчисление после образования второй империи. (Примечание переводчика)

Биокомп – неизвестно, что подразумевает под этим понятием автор. Судя по дальнейшему тексту – это биологический миникомпьютер. Современные ученые однозначно утверждают о невозможности существования миниатюрных биокомпьютеров такой мощности. Биотехнологии, к моему глубочайшему сожалению, имеют свои ограничения. (Примечание научного консультанта)

с. э. – сокращение от "старой эры". Летосчисление до образования второй империи. (Примечание переводчика)

Я крайне возмущен разбросанными по тексту намеками на то, что описанный громила-капрал является уважаемым поколениями историков и социологов профессором Бортином! Какая профанация! Какое оскорбление светлой памяти великого ученого! (Примечание научного консультанта)

Тавин – принятое в старой империи имя Создателя. (Примечание редактора)

Табал – Собрание лордов и представителей коммерческих кланов старой империи. После смерти императора Архена VI лорд-атеар Табала узурпировал власть, законодательно ограничив права малолетнего наследника. Распущен императором Даланом III. (Примечание научного консультанта)

Маргак – высший демон в староимперской мифологии. (Примечание редактора)

Шедал – мелкая денежная единица в старой империи. (Примечание редактора)

Абсолютная чушь! Согласно заключению научного совета института психологии телепатии не существует! (Примечание научного консультанта)

Еще одна невозможная фантазия! Компьютер описанного размера не может иметь мощность, достаточную для мгновенного считывания ДНК! (Примечание научного консультанта)

Арахны – паукообразные разумные, покрытые густой шерстью ращных оттенков. Их существование не признается возможным большинством современных ученых. Лично я не берусь уверенно судить об этом, так как слишком много упоминаний об арахнах сохранилось в исторических хрониках времен становления второй империи. (Примечание научного консультанта)

Существание драконов в описанном здесь виде не признается возможным современной наукой. Однако я так же, как и в вопросе об арахнах, не рискну высказываться категорично. (Примечание научного консультанта)

Двархи – энергетическая форма разумной жизни. Согласно имеющимся в исторических хрониках данным, у двархов нет собственного тела, однако они обладают способностью ощущать как собственное тело любой высокоорганизованный материальный объект, внедряясь в управляющий им искусственный интеллект. Часть современных ученых считают их существование в описанном виде невозможным, остальные утверждают обратное. Я не могу сказать, кто прав – упоминаний о бестелесных сохранилось в хрониках времен становления второй империи немало. Однако эти хроники выглядят фантазией, слишком много там описано невозможного с точки зрения здравомыслящего ученого. Поэтому таковые и считают двархов вымыслом, утверждая, что орден обладал искинами огромной мощности, которых и назвал двархами, а древние даланцы неправильно поняли и описали их деятельность. (Примечание научного консультанта)

Очередная глупая выдумка неизвестного автора! Ознакомившиеся с рукописью психологи только плечами пожимают, не понимая с какой с