/ Language: Русский / Genre:love_history / Series: Мини-Шарм

Обещание горца

Ханна Хауэлл

Эрик Мюррей. Младший из сыновей гордого шотландского лэрда, имевший дерзновение прогневать своего отца – и на долгие годы изгнанный из клана.

Ханна Хауэлл

Обещание горца

Глава 1

Шотландия, 1444 год

Прижимая к груди крошечного племянника, Бетия Драммонд смотрела, как двое мужчин, обливаясь потом, забрасывают тело ее сестры каменистой землей. Осиротевший по вине жадных родичей, годовалый Джеймс еще долго будет нуждаться в любви и защите. Бетия едва сдерживала слезы, когда клала несколько веточек белого вереска на могилу сестры. Сердце не желало верить, что ее единоутробная сестра Сорча ушла навсегда, хотя разумом она понимала, что Сорча навеки соединилась с любимым мужем Робертом, покоящимся там же, глубоко в земле. Бетия со всевозрастающим гневом думала об алчности семейки Роберта.

Девушка пристально посмотрела на дядю Роберта, Уильяма, и его сыновей, Айана и Ангуса. Они не были кровными родственниками: Уильям вошел в клан, женившись на тете Роберта, Мэри. Бесплодная Мэри с радостью приняла маленьких сыновей Уильяма как своих собственных, но ни доброта, ни любовь не помогли ей рассеять мрак их порочных душонок. Женщина без тени сомнения пригрела на груди этот выводок гадюк и относилась к ним с любовью и милосердием. Она умерла в прошлом году, и смерть ее, долгая и мучительная, выглядела подозрительно. Теперь еще два препятствия на пути к землям и богатству Данкрейгов были устранены, девушка держала на руках последнее. Но Уильям и его неуклюжие сыновья не получат Джеймса! Бетия поклялась над гробом сестры, что преступления не сойдут им с рук, и она еще услышит весть об их гибели.

Когда Уильям вместе с сыновьями направился к ней, девушка замерла. У нее возникло сильное искушение повернуться и побежать, унося счастливо агукающего малыша подальше от убийц его родителей. Но, поступив таким образом, она бы выдала себя, показав, что подозревает родичей в этой череде смертей.

– Тебе не нужно бояться за мальчугана, – сказал Уильям, слегка потрепав ярко-рыжие кудри младенца. – Мы позаботимся о крохе.

Бетия, несмотря на желание стереть это прикосновение с кожи ребенка, вынудила себя улыбнуться:

– Сестра попросила меня заботиться о нем. Поэтому я и приехала.

– Ты еще очень молодая девушка. Уверена, что хочешь потратить свою жизнь, заботясь о чужом ребенке? Тебе следует обзавестись собственными.

– Сын сестры никогда не будет для меня чужим, милорд!

– Думаю, сейчас не время обсуждать это. – Уильям растянул тонкие губы в подобие дружелюбной улыбки, похлопав Бетию по плечу. – Ты все еще скорбишь по безвременно ушедшей сестре. Мы поговорим об этом позже.

– Как пожелаете.

Ей стоило огромного труда не отшатнуться, когда Уильям дотронулся до нее, но Бетия все же заставила себя вымученно улыбнуться мужчине. Затем она повернулась и пошла прочь, пытаясь сохранить остатки самообладания. Ей хотелось кричать о своих подозрениях, хотелось выхватить кинжал и вонзить его в черное сердце Уильяма, но она знала, что его сыновья тотчас же отплатят за смерть отца и убьют и ее, и Джеймса. Своим поступком она не добьется ничего, только даст им веский повод, чтобы погубить младенца. К тому же Бетия вовсе не была уверена, что ей достанет сил справиться с Уильямом.

Чтобы отомстить ему и его сыновьям и заставить их поплатиться за совершенные злодеяния, следовало быть осторожной и все тщательно продумать. Она должна взять себя в руки и подавить гнев, клокочущий внутри. Девушка также понимала, что ей понадобится помощь, и вряд ли она сможет найти ее среди запуганных людей Данкрейга. Уильям держал в ежовых рукавицах всех обитателей замка и близлежащих земель. Только Роберт ничего не замечал, часто бывая при дворе или сражаясь во Франции. Его наивность, а может, и небрежность стоили жизни и ему, и Сорче. Бетия не желала, чтобы Джеймс последовал за ними в холодную могилу.

– Твой отец был образцом доблести и чести, – сказала она малышу, войдя в маленькую, темную комнату, служившую им жилищем. – Но ему следовало внимательнее относиться к тому, что творилось в его собственном доме.

Она положила младенца в колыбель и присела на краешек узкой, жесткой кровати, чтобы понаблюдать за ним. От матери ему достались чудесные зеленые глаза, а волосы были чуточку ярче материнских. У Бетии были каштановые кудри и разного цвета глаза, кроме того, по сравнению с Сорчей она казалась слишком худой и меньше ростом, но, по крайней мере, она все еще была жива. Зависть, которую девушка испытывала иногда к восхваляемой красоте сестры, казалась теперь жалкой и мелочной. Прелесть и обаяние Сорчи – этот подарок небес – не спасли ее от гибели.

«Я сильнее», – решила Бетия, наблюдая за спящим младенцем. Сорча была подобна свече, которую любят за свет и тепло, за красоту яркого пламени, но которую так легко потушить. Бетия же всегда была зорче и осторожнее, в отличие от сестры она умела разглядеть в людях зло. Девушка удивилась, когда Сорча вдруг написала и попросила помочь с Джеймсом: в Данкрейге было полно женщин, способных и желавших заботиться о сыне и наследнике лорда. Теперь Бетия спрашивала себя, как могли зерна страха и подозрения прорасти в любящем, доверчивом сердце ее сестры.

Девушка вздохнула и решительно отерла слезы. Если и проросли, то слишком поздно. Это, однако, объясняет странный выбор слов в послании. Сорча просила ее приехать и приглядеть за Джеймсом – не посидеть с ним, не поиграть, не повидать его или помочь его матери, а именно приглядеть за ним. И это было как раз то, что Бетия собиралась сделать.

Каждый вдох, каждый шаг и даже шелест ее юбок по застланным тростником полам заставлял сердце Бетии сжиматься от страха, пока она тихо пробиралась по населенным тенями залам Данкрейга. Она умела двигаться бесшумно, но отчаяние говорило ей, что она утратила этот навык. Однако не последовало ни единого окрика, пока девушка прокладывала путь во двор через весь замок. Ей потребовалось три дня уверток и уловок, чтобы найти способ выбраться из Данкрейга, оставаясь при этом незамеченной. Каждую секунду девушка боялась, что Джеймс, так трогательно не сознающий опасности, издаст какой-нибудь звук и выдаст их. Поначалу она колебалась, испытывая сомнения в справедливости своих обвинений. Но на следующий день после похорон ей вдруг пришло в голову проверить еду, предложив ее щенку. Когда тот, попробовав их пищу, умер, девушка долго плакала, переживая, что использовала бедное доверчивое животное. Смерть маленького щенка Джеймса положила конец всем ее сомнениям. Странная смесь страха и гнева оттого, что ужасные подозрения оправдались, наполнила ее душу. Сознание того, что она даже не может похоронить щенка, как он этого заслуживал, усиливало гнев Бетии. Она знала теперь, что медленная и мучительная смерть Сорчи и Роберта вызвана ядом, а вовсе не неизвестной болезнью, как было заявлено.

Наконец Бетия нашла выход, который искала, – маленький пролом в ограде позади зловонного хлева. Роберт не знал не только о смертельных врагах, находившихся в замке, но и о прискорбном состоянии стен. Если бы он увидел, как плохо содержится замок, он бы никогда не доверил Уильяму контроль над счетами. Бетия не знала точно, куда уходили доход с земель и рента, но Уильям с сыновьями не следили за Данкрейгом. Они хотели избавиться от него.

Когда она протискивалась сквозь трещину вместе с Джеймсом, несколько кусков разрушающейся стены с грохотом упали на землю. Девушка замерла в проеме, затаив дыхание, в ожидании криков, которые, она уверена, должны были последовать. Подозрительный шум обязан был привлечь внимание хотя бы одного из воинов. Ничего не услышав, она удивилась. Воины, охранявшие замок, видимо, также небрежно относились к своим обязанностям, как и Уильям к поддержанию порядка в крепости. Бетия осторожно выскользнула в ночь и заторопилась к лесу. Путь к нему лежал через поле. С каждым шагом она чувствовала нарастающую уверенность в спасении.

Достигнув спасительной тени леса, Бетия вздохнула с облегчением. Она понимала, что скоро начнется погоня, но уже сделала первый шаг к свободе и безопасности, и лучик надежды затеплился в ее сердце. Лошадь позволила бы ей двигаться быстрее, но она не осмелилась даже забрать прелестную кобылку, на которой приехала. Протащить животное сквозь узкий проем в стене никак бы не удалось. Бетия тихо пообещала кобыле, что не оставит ее в вонючем хлеву дольше, чем необходимо. Однако без лошади ей придется очень долго добираться до родного замка.

Джеймс ерзал в одеяле, повязанном спереди на груди девушки. Бетия перекинула его на спину и продолжила путь.

– Чувствуй себя как дома, малыш.

Она бросила последний взгляд на Данкрейг, жалея, что не смогла попрощаться напоследок с могилой Сорчи, и пообещала себе, что обязательно вернется.

– Я еще увижу, как те свиньи, что кормятся из кормушки твоего отца, подавятся своей отравленной пищей. И пусть Бог милосердный проклянет всех людей, которые наживаются на чужом горе, – прошептала она и углубилась в лес.

* * *

– Ты уверен, что должен идти на встречу с этими людьми? – спросил Балфур Мюррей своего младшего брата Эрика, садясь во главе стола в большом зале Донкойла и наполняя тарелку едой.

Эрик улыбнулся Балфуру и подмигнул его жене Мэлди, которая тут же отвела глаза и принялась за еду.

– Мы уже испробовали все остальные способы, чтобы получить принадлежащее мне по праву рождения. Все, что мы предпринимаем, они либо оспаривают, либо не замечают. Мы ведем эту игру долгих тринадцать лет, но настала пора заканчивать. Я смертельно устал от нее.

– Не понимаю, как противостояние глупцам может что-нибудь изменить?

– Может, и не изменит, но это единственное, что мы еще не пробовали.

– Можно обратиться к королю.

– Мы попробуем и это тоже, хотя можем получить от ворот поворот. Я думаю, однако, что наш вассал предпочтет остаться в стороне. Лэрды Битона могут быть свиньями, да они и есть свиньи, но они никогда не шли против короля. Макмилланы, клан моей матери, также дружественны королю. Они поддерживают законы и в случае войны выступят на стороне монарха. Я верю, они не смогут махнуть рукой на неоспоримое доказательство, которое у меня есть. Я ношу отметку Битонов на плече, и многие говорят, что унаследовал внешность матери и ее родни. Битонам давно пора увидеть правду своими глазами.

– Думаешь, Битоны поверят, если ты снимешь рубашку и всем покажешь свою отметку? – спросила Мэлди.

– Может быть, и нет, но стоит попытаться, – ответил Эрик. – Я не слышал ничего плохого о Макмилланах. Но боюсь, они могли принять ложь Битонов близко к сердцу. Возможно, в конце концов, я сумею переубедить их.

– Ты должен взять кого-то с собой, – напутствовал Балфур. – Жаль, что Найджел во Франции.

– Жизель родила ему трех хорошеньких малюток. Давно следовало представить их французской родне.

– Да, знаю. Раз уж я все равно жду, когда окончится жатва, я мог бы поехать с тобой, либо ты можешь дождаться Найджела.

– Это моя битва, Балфур, и только моя.

Остаток вечера и большую часть следующего дня Эрик убеждал Балфура, что есть вещи, с которыми он должен справиться сам. Ни один из них не боялся реальной угрозы со стороны Битонов и Макмилланов – об их спорах было слишком хорошо известно королю. Любое нападение на Эрика на землях остальной части семейства будет сурово осуждено монархом, и обе семьи знали это. Однако были и другие опасности, подстерегавшие одинокого путника, и Балфур не постеснялся расписать их во всех подробностях.

Он все еще перечислял их три дня спустя, когда Эрик вывел лошадь из стойла.

– Надеюсь снова увидеть тебя целым и невредимым, – сказал он хмурясь. Но Эрик только улыбнулся, оседлав своего черного мерина по кличке Коннор.

– Ничего не случится, – заверил его Эрик и перевязал густые, цвета красного золота волосы широкой полоской черной кожи. – Если уж на то пошло, ты сейчас больше нуждаешься в крепких парнях. Я могу позаботиться о себе. Я не на войну иду и, думаю, в состоянии справиться с одним-двумя ворами или, по крайней мере, сбежать от них. Перестань опекать меня, – добавил он мягко.

Балфур усмехнулся:

– Что ж, отправляйся, но если неприятностей окажется больше, чем ты ожидал, остановись и напиши домой. Или возвращайся, и мы пустимся в путь с большими силами, когда работа на полях будет сделана.

– Согласен. Я обязательно напишу о том, как обстоят дела.

– Но если от тебя не будет вестей слишком долго, мы отправимся на поиски. С Богом, – добавил Балфур, когда Эрик выехал за ворота.

Эрик поколебался, затем поехал дальше. Сомнения раздирали его на части. С одной стороны, он стремился получить то, что было положено ему по праву рождения. С другой – Балфур выделил ему маленькую четырехугольную башню и клочок земли к западу от Донкойла. Временами Эрик чувствовал огромное желание прекратить эту бесплодную борьбу и начать строить жизнь в своем крохотном поместье. Затем в его душе вскипало чувство справедливости, и он возвращался к битве за право наследия.

Люди часто забывали о том, что он не был Мюрреем по крови. Его связь с кланом была и так сильна, а женитьба Балфура на сводной сестре Эрика, Мэлди, еще больше укрепила ее. Формально Мюрреи ничего ему не должны. Но они поддерживали его, называли братом и искренне верили в то, что говорили. Поэтому он ощущал, что отказ Битонов и Макмилланов принять его как родственника все больше приводит его в бешенство. Эрик имел право на все имущество отца и матери. В душе он навсегда останется Мюрреем, но он во что бы то ни стало вернет то, что было украдено Битонами. На протяжении тринадцати лет, с тех пор как выяснилась правда о его рождении, Мюрреи боролись за наследство путем дипломатии. Настало время открытого противостояния.

Сэр Грэм Битон был так же умен и жесток, как и его отец. Эрик хотел выгнать вора из своих владений хотя бы ради многострадальных обитателей замка и окружавших его земель.

Эрику понадобилось всего несколько часов, чтобы достичь ворот крепости Битонов. Отказ Грэма от переговоров не удивил, но разочаровал его. Эрик ускакал, стараясь не обращать внимания на несущиеся ему вслед оскорбления, решив направиться к Макмилланам. Если он сможет добиться признания там, у него будет больше людей и оружия для борьбы с Битонами. Кровного союза с более уважаемыми Макмилланами может быть достаточно, чтобы заставить Битона признать правду, согласиться со всем, что он отрицал и отвергал как ложное. Хотя Эрик и подозревал, что сэр Грэм знал правду, но намеренно отказывался от знакомства, не желая возвращать земли. Эрик решительно настроился добиться поддержки родственников по материнской линии. Сейчас это значило больше, чем законное восстановление в правах наследования. Это могло положить конец притеснениям со стороны презренных лэрдов Битонов.

– Мама?

Бетия смахнула набежавшие слезы, поднесла резную серебряную чашечку Джеймсу и напоила его водой. Маленький кубок, покрытый изящным кельтским узором, был подарен Сорче на свадьбу. Отец долго искал искусного ювелира и дорого заплатил за работу. Слышать, как ребенок Сорчи зовет мать, и видеть, как он пьет из этой памятной чаши, было больно вдвойне.

– Боюсь, теперь я твоя мама, малыш, – прошептала Бетия, взъерошив шелковые завитки волос на затылке младенца и дав ему ломтик хлеба. – Знаю, я не смогу заменить тебе умерших родителей, но я сделаю для тебя все, что в моих силах.

Голосок в ее сознании пробормотал, что для начала надо хотя бы остаться в живых, что не удалось Сорче. Девушка укорила себя за предательские мысли. За те два дня, что они пробирались через лес к дому, она не раз помянула недобрым словом сестру и ее мужа. Бетия проклинала их слабость, их слепоту и спрашивала себя, как такому чудесному ребенку могли достаться такие недалекие родители.

– Мне нужно время, чтобы собраться с мыслями и заглянуть в свое сердце, – сказала она мальчику, жующему хлеб. – Так странно, что я почти все время злюсь на твоих родителей. Они поступили плохо, но не виноваты же они в том, что их убили! Конечно, им следовало быть бдительнее, осторожнее, может, просто смотреть на происходящее вокруг внимательнее. А они не отрывали взгляда друг от друга. Но нельзя же винить их за это!

– Мама?

– Нет, паренек, здесь нет твоей мамы. – Бетия поцеловала племянника в лоб. – Она ушла. Остались только ты и я. Может, потому я и злюсь. Сорча должна быть здесь. Она слишком молода для того, чтобы умереть! Боюсь, что Сорча и ее распрекрасный муж не пошевелили и пальцем, чтобы остаться в живых. На свете есть только один человек, которого я должна проклинать, – Уильям! Да еще два его грубияна сына! Вот на кого я должна направить свой гнев, да?

– Баба.

– Баба? Что значит баба, малыш? – улыбнувшись, вздохнула Бетия. – Нам многое предстоит узнать друг о друге, верно, Джеймс? Думаю, те, кто охотится за тобой, должны предоставить нам такую возможность. Может, когда мы доберемся домой, в Данби, мы найдем время на то, чтобы узнать друг друга получше. Твои бабушка с дедушкой будут счастливы познакомиться с тобой. Ты не останешься один, милый Джеймс, однако ни один из нас не сможет заменить тебе родителей, которых так рано отняли у тебя. Возможно, наши любовь и забота помогут тебе справиться с этой утратой. Даже хорошо, что ты такой маленький, сейчас ты ощущаешь потерю не так болезненно.

Бетия знала, что ей повезло в одном: Джеймс был очень спокойный ребенок, он практически не шумел и не плакал. Мальчик унаследовал чудесный характер матери – Сорча всегда была довольна жизнью и миром вокруг. Мирный нрав Джеймса сослужил девушке хорошую службу, когда они бежали от врагов, но она решила позже научить ребенка осмотрительности и осторожности.

Только Бетия хотела собрать вещи и продолжить путь, как послышался какой-то шум. Упрекая себя за неосмотрительность, она вытащила кинжал и заслонила собой ребенка. Из тени окружающих поляну деревьев вышли двое мужчин. Бетия нахмурилась – они не были похожи на людей Уильяма.

– Вам нужен ребенок? – решительно спросила она.

– Нет, нам нужен не ребенок, – произнес высокий мужчина, бросив взгляд на кинжал, а затем на серебряную чашечку, которая все еще оставалась в руках у Джеймса.

– Так вы – обычные воры?!

– Боюсь, мы не оправдаем твоих ожиданий. Мы вовсе не обычные воры! Мы очень хорошие воры, и сдается мне, на сей раз удача улыбнулась нам!

Бетия понимала – надо позволить им забрать все, что хотят. Ей не следует противостоять мужчинам, которые могут ранить или даже убить и ее, и Джеймса. Однако воры хотели украсть единственную вещь, оставшуюся у нее от сестры. Разум подсказывал – надо хватать ребенка и бежать, но сердце, все еще погруженное в скорбь, побуждало ее ничего не отдавать этим разбойникам.

– Джентльмены, без борьбы вы ничего не получите! – холодно сказала девушка, молясь, чтобы они оказались презренными трусами.

– Девушка, разве несколько вещей стоят твоей жизни и жизни мальчишки?

– Вопрос в том, стоят ли они ваших?

Глава 2

Донесшиеся из чащи голоса отвлекли Эрика от размышлений. Он привстал в стременах и прислушался, определяя направление звука. Отправляясь в путь, он старался избегать оживленных трактов, чтобы не нарываться на неприятности. Но, несмотря на все усилия, сейчас он, кажется, попадет в одну из них.

Эрик осторожно направил коня в сторону, откуда неслись голоса. Он решил было спешиться и пойти пешком, но передумал. Если впереди стряслось что-то серьезное и противников больше, чем он может справиться, лучше быть готовым оказаться вне пределов их досягаемости как можно скорее.

Когда Эрик увидел наконец, что происходит, то застыл на месте от удивления. Маленькая стройная темноволосая девушка, вооруженная только украшенным резьбой кинжалом, стояла лицом к двум мужчинам, готовая к бою. С минуту Эрик не мог оторвать глаз от ребенка позади нее, не в силах поверить в происходящее.

– Девушка, разве несколько вещей стоят твоей жизни и жизни мальчишки? – услышал Эрик голос высокого мужчины.

И маленькая женщина ответила:

– Вопрос в том, стоят ли они ваших?

«Смело, – подумал Эрик. – Глупо, но смело».

Слов девушки было достаточно, чтобы воры заколебались, и он понял, что их нерешительность дает ему прекрасную возможность помочь бедняжке. Эрик отважно выехал на маленькую полянку. Он улыбнулся, заметив, что все трое уставились на него, словно на призрака, сотканного из лесного тумана.

– Думаю, леди хочет, сохранить вещи, джентльмены, – протянул Эрик, доставая меч из ножен. – А если вы хотите сохранить на плечах свои глупые головы, я предлагаю вам бежать – очень далеко и очень быстро.

Воры колебались лишь мгновение, затем, спотыкаясь, бросились в лес. Эрик наблюдал за ними до тех пор, пока они не скрылись из виду, а затем повернулся к девушке. Та все еще смотрела на него с открытым ртом, как на призрака. Эрик воспользовался этим, чтобы оглядеть ее с головы до ног.

Жены братьев были маленькие, изящно сложенные, но он подозревал, что эта девушка будет казаться Дюймовочкой по сравнению с ними. У нее были густые длинные волосы, спадавшие мягкими волнами на небольшие красивые бедра. Волосы были глубокого каштанового цвета, и солнечный свет, пробивавшийся сквозь кроны деревьев, играл в них огненными всполохами. Лицо ее имело форму сердечка, с упрямо выдвинутым вперед подбородком, маленьким прямым носом и манящими полными губами. Глаза девушки произвели на него глубокое впечатление: большие, обрамленные густыми ресницами и красиво изогнутыми бровями, они оказались разного цвета. Ее левый глаз был ярко-зеленый, а правый сверкал, как сапфир.

Окинув взглядом ее фигурку – от маленькой, но соблазнительной груди до тонкой талии, Эрик посмотрел на ребенка. У парнишки были изумительные огненные кудри и зеленые глаза. Ему вдруг захотелось узнать, ее ли это сын и где его отец. Эрик снова посмотрел на девушку и улыбнулся – она уже оправилась от шока.

Бетия была ошеломлена, когда высокий стройный рыцарь выехал на поляну и обратил воров в бегство. Ей понадобилось немало времени, чтобы оправиться от потрясения. Она поняла, что незнакомец изучает ее, и поймала себя на мысли, что тоже украдкой рассматривает его.

Он красив, решила она. Длинные, цвета красного золота волосы спадали ниже плеч – такие густые, что даже ленточка для волос не могла обуздать их. У него было самое потрясающее лицо, какое она когда-либо видела: высокий, гладкий лоб, широкие скулы, длинный прямой нос, волевой подбородок и рот, который даже она при всей своей невинности расценила как опасно чувственный. Глубокие синие глаза были обрамлены удивительно длинными ресницами и чуть изогнутыми бровями.

Не только лицо его могло похвастаться красотой. Тело, облаченное в белую льняную рубашку и плед, цвета которого она не узнала, было высоким и сильным. Широкие плечи, узкая талия, бедра и длинные, красивой формы мускулистые ноги – этого было достаточно, чтобы заставить девичье сердце биться быстрее. Неудивительно, что она приняла его за видение.

Это заставило Бетию задуматься, что же он делал здесь, в это время и в этом месте. Она держала кинжал наготове, а ее подозрения возрастали. Привлекательная внешность еще не означает, что он хороший человек. Он может работать на Уильяма. Похоже, она попала из огня да в полымя.

– Кто вы, сэр? – спросила она. – Я не узнаю цветов вашего пледа.

– Вот вам и награда за помощь, – пробурчал Эрик.

Бетия не собиралась позволить его мягкому замечанию смутить ее. Опасность была слишком велика, чтобы придавать значение вежливости.

– Я все еще не уверена в своем спасении.

Эрик поклонился, сидя в седле:

– Сэр Эрик Мюррей Донкойл, к вашим услугам.

– Я все же не узнаю ни имени, ни места. Вы, должно быть, издалека, сэр.

– Я разыскиваю семью моей матери. А что вы делаете в лесной глуши с ребенком и кинжалом?

– Хороший вопрос.

– Очень хороший.

Девушка слегка расслабилась, стараясь все же не позволять этому глубокому волнующему мужскому голосу ослабить ее бдительность.

– Я провожаю племянника к семье.

При слове «племянник» сердце Эрика забилось сильнее.

– Одна, без помощи или охраны?

Бетия снова насторожилась, когда он убрал меч в ножны и спешился. В его движениях не было ничего угрожающего, но бедняжка боялась доверять кому бы то ни было. Жизнь Джеймса под угрозой, она слишком ценна, чтобы рисковать зря.

– Нет никого, кому я могла бы позволить охранять его.

Она попятилась, встав между Джеймсом и Эриком, шагнувшим к ней.

– Думаю, вы в состоянии понять, что это касается и нас, сэр.

– Ты не знаешь ни моего имени, ни клана, девушка. Но я поверить не могу, что ты не знаешь точно, кто твои враги! Из этого следует, что я не вхожу в их число!

– Пока нет.

Эрик слабо улыбнулся:

– Я только что сказал тебе, кто я такой, но, похоже, ты не стала от этого любезнее.

Девушка хотела, чтобы он перестал улыбаться. Его потрясающая улыбка грозила лишить ее возможности рассуждать здраво, притупить осторожность и убедить, что он и правда ее спаситель. Его заботливый голос вынуждал Бетию чувствовать себя ужасно неловко из-за того, что она сразу не поверила ему. Он не был одним из людей Уильяма, но мог быть опасен по другим причинам.

– Меня зовут Бетия Драммонд, а это мой племянник, Джеймс Драммонд, лэрд Данкрейга.

– Данкрейга?

– Вы знаете, где это?

– Только то, что это одно из многих мест, которые я должен проехать, чтобы добраться до цели.

– Вы могли уже проехать Данкрейг, это зависит от того, куда вы направляетесь.

– Я еду к Макмилланам из Билахана.

Бетия хорошо знала это семейство, что, впрочем, ненамного ослабило ее подозрительность. Вовсе не обязательно, что он едет туда с добрыми намерениями.

– Зачем?

– Они приходятся мне родней со стороны матери.

– Вы же говорили, что едете туда впервые!

– Это так, но это долгая, даже мрачная история, и я не собираюсь ее рассказывать, пока кинжал нацелен мне в горло.

Бетия знала, что совершает ошибку, но все же отвела от него глаза, чтобы взглянуть, куда направлен кинжал. Девушка разозлилась и даже испугалась, но совсем не удивилась, когда его длинные пальцы схватили ее за запястье и без особых усилий отобрали оружие. Она напряженно ждала следующего шага и нахмурилась, когда мужчина повернулся к счастливо улыбавшемуся Джеймсу.

– Удивительно видеть такую беззаботность. Какое счастье быть ребенком! – Эрик взглянул на нее. Девушка обошла его и остановилась рядом с мальчиком. – Дети так легко доверяют людям!

– Потому что они еще невинны и не знают, что в мире существует зло. – Бетия подхватила малыша на руки и пристально посмотрела на Эрика поверх детских кудряшек.

Он приблизился к девушке, обрадованный тем, что она не попятилась. Несмотря на поистине звериную настороженность, она еще, кажется, может довериться ему. Стремление девушки защитить малыша, подсказало Эрику, что она в опасности или, по крайней мере, так думает. Он подозревал, что страстное желание не отрывать взгляда от прекрасных разноцветных глаз и ощутить на вкус ее полные губы – основная причина, удерживающая его здесь.

– Они нуждаются в том, чтобы за ними присматривали, – пробормотал он.

– Со своими проблемами я справлюсь сама, – огрызнулась Бетия.

– Думаешь, помощь тебе не нужна?

Мужчина стоял так близко, что кружилась голова. Только маленькое тельце Джеймса разделяло их. Девушка восхищенно смотрела на своего спасителя. От его притягательного голоса сердце готово было выпрыгнуть из груди. Он действовал на нее как крепкое вино.

– Может быть, помощь мне и не помешает, – неохотно согласилась она, – но это не значит, что я приму ее от вас.

– Думаю, примешь. – Эрик взъерошил волосы ребенка, улыбнулся про себя, когда его пальцы оказались близко к маленькому волевому подбородку Бетии, и она отдернула голову, как если бы его прикосновение обожгло ее. – Куда ты направляешься?

– В Данби, – без запинки ответила она, коря себя в душе за болтливый язык.

– Это находится в стороне от моего пути.

– Да.

– Макмилланы из Билахана не враждуют с Драммондами из Данби, не так ли?

– Нет, они давние союзники.

– Значит, нам по дороге.

– Я иду окольными тропами, это может занять больше времени.

– Как видишь, я тоже. Я путешествую один и надеюсь избежать неприятностей в пути.

– Тогда вам следует оставить меня, добрый сэр! Неприятности идут за мной по пятам! – засмеялась девушка.

Бетия не понимала, почему ей так трудно принять предложение Эрика. Да, она не знала Мюрреев из Донкойла, но полагала, что они не могут быть плохими людьми, поскольку про них мало кто слышал. Дурная слава разносится далеко, но если люди живут достойно, то только героические поступки могут принести им известность. Макмилланы приходятся ему родней, а они давние и близкие союзники ее семейству. И конечно, у него внешность Макмилланов. Он едет в ту же сторону. Он уже спас ее от схватки, которая могла оказаться смертельной и, хотя он отнял кинжал, ни разу не угрожал ей или Джеймсу. Здравый смысл подсказывал просить его покровительства.

– Ну же, девушка, переступи через свою гордость и прими честное предложение помощи.

– Не только гордость заставляет меня сомневаться, сэр.

– Разве я уже не доказал, что не причиню тебе вреда?

– Да, но я должна заботиться не только о себе!

– Я никогда не обижу ребенка.

Бетию позабавило, что в голосе Эрика послышалась напряженная нотка. Кажется, она все же задела его. Странным образом это рассеяло большую часть ее сомнений. Хотя девушка все еще чувствовала себя неловко, она начала понимать, что это не потому, что она не доверяет Эрику, а потому, что он очень привлекательный мужчина. Еще ни один мужчина не приводил Бетию в такое смятение. Это опасно для нее самой, однако сейчас нужно думать только о Джеймсе.

– Что ж, господин рыцарь, я прошу, полагаясь на нашу честь, помочь мне и ребенку добраться до Данби в целости и сохранности, – сказала Бетия и задрожала от удовольствия, которое охватывало ее всякий раз от его улыбки.

– С легкостью обещаю вам это, миледи.

– Возможно, вы найдете, что это обещание легче дать, чем выполнить.

– Я умею обращаться с мечом, висящим у меня на поясе.

– Не сомневаюсь в этом, но многие будут пытаться помешать мне доставить ребенка домой. Сэр, вы только что оказались в самом сердце смертельной битвы. По одну сторону стою я, этот малыш, а теперь и вы. По другую – бесчестный злодей по имени Уильям, его алчные сыновья Ангус и Айан и все те люди, которых они могут нанять для нашей поимки.

– Зачем им это понадобилось?

– Затем, что Уильям жаждет завладеть тем, что по праву принадлежит малышу. Он уже свел в могилу свою жену, мою сестру и ее мужа, а за день до того, как я сбежала среди ночи, едва не отравил нас. Яд – его излюбленное оружие. Злодей хочет завладеть Данкрейгом, через женитьбу и убийства добиться того, что никогда не принадлежало ему.

Внешне Эрик оставался невозмутимым, тогда как в душе его все кипело. У него было мало общего с людьми, от которых бежала Бетия. Но интуиция подсказывала ему, что ей не понравятся причины, по которым он едет к Макмилланам. Эрик решил повременить с откровенностью. Девушка только-только начала верить ему, и следовало сперва укрепить ее доверие, а потом уже открывать правду, которая может поколебать его.

– Мой брат и его жена пересекли Францию, спасаясь от людей, стремившихся повесить ее за убийство, которого та не совершала. Я помню его рассказы о том, как они скрывались, и думаю, мы сможем воспользоваться его опытом.

– Как случилось, что ваш брат не поехал с вами знакомиться с родственниками матери? – спросила Бетия.

– Потому что у меня другая мать. – Он чуть не засмеялся над смущением, омрачившим прелестное личико и тотчас же сменившимся напряженным любопытством. – Другая длинная история. Лучше оставить ее на потом. Нам надо ехать.

– Да, понимаю. Будет лучше, если мы отправимся в путь как можно скорее.

Эрик подставил руки, чтобы принять мальчика. Бетия мгновение колебалась, затем с тяжелым сердцем отдала его. После смерти матери Джеймс впервые находился не у нее на руках, но девушка поборола настоятельное желание вернуть его обратно. Раз уж она решила доверить мужчине их жизни, то, разумеется, должна быть готова позволять ему хоть иногда держать малыша.

Эрик наблюдал, как Бетия собирает вещи, чуть задержав в руках серебряную чашечку, прежде чем опусти, ее в мешок.

– Думаю, вор задал хороший вопрос, девушка, – тихо сказал он. – Разве несколько вещей стоят твоей жизни и жизни ребенка?

Нет, – остановившись, ответила она. – По крайней мере, так мне говорил рассудок, но, боюсь, в тот момент сердце было громче. Этот кубок подарили моей единоутробной сестре на свадьбу. Не прошло и недели с тех пор, как она умерла. Я не могла позволить вору забрать чашу или еще что-то из вещей, которые мне удалось вынести из Данкрейга. Это было глупо, я понимаю.

– Да, но, в сущности, объяснимо. – Эрик подвел ее к лошади. – Горечь утраты еще так свежа!

– Я не верю, что со временем горе утихнет, – прошептала Бетия.

– Никто не может быть ближе друг другу, чем единоутробные дети. Но время притупит остроту потери. Ты никогда не забудешь, но научишься жить с этой болью. – Он отдал Бетии Джеймса и стал приторачивать к седлу ее заплечный мешок, пока девушка пристраивала малыша в перевязь на груди. – К тому же твоя сестра оставила о себе лучшее из напоминаний.

– Верно. – Бетия взъерошила волосы ребенка и нахмурилась, глядя на лошадь. – Мы все поедем на ней?

– Да, – ответил Эрик, подсаживая ее в седло.

– Но лошадь не выдержит на себе такую громадину, как вы, и нас двоих в придачу!

Эрик рассмеялся и вскочил в седло позади нее.

– Что вас так развеселило? – нахмурилась девушка.

– Ты назвала меня громадиной?!

– А вы и есть громадина…

– Может быть, для такой крошки, как ты, но поверь мне, девушка, я не такой уж огромный!

– И вовсе я не крошка! – проворчала Бетия.

Эрик сдавленно засмеялся.

– Ты родилась второй, не так ли? – спросил он, направляя лошадь в просвет между деревьями.

– Да, и я действительно была маленькой и болезненной, зато выросла большой и сильной!

– Ну да, ну да, гора, а не женщина!

– Вы насмехаетесь надо мной!

– Я не со зла! Поверь мне, малышка Бетия, увидев меня рядом с другим великаном, ты поймешь – я точно знаю, что ты чувствуешь. Нелегко быть коротышкой!

– Я не коротышка! – отрезала она и поджала губы, услышав сдавленный смех.

Бетия знала, какая она, но не любила, когда об этом говорят другие. Она не могла поверить, что сэр Эрик когда-либо чувствовал себя маленьким. Он, конечно, не сознавал себя таким рядом с ней, держа в руках поводья и обнимая ее. Она вдруг особенно остро ощутила свою слабость и беспомощность.

Постепенно она осознала, что он водит носом по ее волосам. Бетия напряглась и попыталась отстраниться, что было совершенно невозможно в тесном кольце его рук. Хотя девушка понимала, что ее жизни ничто не угрожает, она больше не чувствовала себя в безопасности.

– Сэр, что вы делаете? – спросила она, ужаснувшись про себя своему дрожащему голосу.

– Нюхаю твои волосы, – как ни в чем не бывало отозвался Эрик.

Бетия распахнула глаза – она не ожидала такого честного ответа.

– Прекратите немедленно!

– Я бы прекратил, но не думаю, что у меня получится.

Эрик понимал, что он ведет себя неподобающим образом, но испытывал страстное желание посмотреть, как далеко она позволит ему зайти. Впервые в жизни он так неудержимо желал женщину и стремился, чтобы она ответила ему тем же. Бетия восхищала и в то же время злила его, и он хотел, чтобы она почувствовала те же муки.

– Вам надо только сосредоточиться.

– Ну, если надо…

– Вы должны!

– Я польщен, ты веришь в мои силы!

– Мне нужно думать о вещах поважнее, чем какая-то там лесть! Боюсь, мне следует попросить вас дать мне еще одно обещание!

– О чем же ты хочешь меня попросить?

– Вы должны помнить про мое знатное происхождение и обращаться со мной подобающим образом.

– Обещаю.

Бетия попыталась повернуться и взглянуть на Эрика, но ей не удалось рассмотреть выражение его лица. Было такое чувство, что ей следовало формулировать просьбу более тщательно, и он пообещал ей не то, что она хотела. Девушка глядела прямо перед собой и старалась не думать о том, что находится в объятиях мужчины.

Ей придется взять себя в руки и не обращать внимания на его напор. Что-то глубоко внутри живо откликалось на его прикосновения, улыбку, голос. Сэр Эрик Мюррей мог прибыть вовремя и спасти ее, мог, как и обещал, доставить ее и Джеймса в Данби, но Бетии вдруг показалось, что, избавившись от одной опасности, она столкнулась с другой, куда более серьезной.

Глава 3

– Садись, девушка, – распорядился Эрик, подведя Бетию к костру. – Позаботься о мальчугане, я сделаю остальное.

– Я помогу, – уже садясь, запротестовала Бетия.

– Ну конечно, поможешь. Я могу позаботиться о лошади, разбить лагерь и приготовить простую, но сытную пищу. Но я не умею присматривать за ребенком.

Бетия кивнула, когда Эрик положил рядом ее мешок. Утомление сковывало движения, пока она развешивала над огнем постиранные ранее в ручье пеленки. Девушка не понимала, что за изматывающая усталость навалилась на нее. Она шла не так уж и долго, когда сэр Эрик нашел их – почти два дня и две ночи. Бетия наслаждалась, скача на лошади остаток дня, пока не почувствовала себя так, как будто не спала неделю. Поменяв Джеймсу пеленки и расправив под ним одеяльце, девушка постаралась прогнать усталость.

Бетию беспокоило то, что она так расслабилась, приняв руку помощи. Бдительность, которую она поддерживала в себе с тех пор, как приехала в Данкрейг, стала постепенно ослабевать. Сэр Эрик обнял ее своими ручищами, и ей расхотелось бороться. Бетия все еще плохо знала этого мужчину и понимала, что он может быть опасен. Его красота и глубокий бархатный голос заставляли ее трепетать, но нельзя терять осмотрительность и здравый смысл. Если бы только она одна была в опасности, Бетия могла бы позволить себе покориться его красоте и добродушию, но она должна была думать о Джеймсе.

Когда Эрик присел перед костром и начал готовить кашу, он заметил, что Бетия не сводит с него глаз и беспрерывно вздыхает. Она собрала последние силы, чтобы поесть и задать сэру Эрику Мюррею несколько важных вопросов.

Он знал, у него есть все права, чтобы требовать наследство. Но это лишь усилит подозрения Бетии, и Эрик решил избегать всего, что может насторожить ее.

Ему нужно было сперва завоевать доверие девушки, прежде чем рассказывать всю правду. Недостаточно просто спасти ее от воров. Нужно как-то заставить ее понять, что он не враг и никогда им не станет. Но если Бетия узнает правду сейчас, он вынужден будет просто прикопать ее к себе и никуда не отпускать.

Надеясь избежать вопросов, вертевшихся у нее на языке, Эрик спросил:

– Ты уверена, что Уильям – злодей и убийца?

Он положил немного густой овсянки на простую деревянную тарелку. Бетия с хмурым видом приняла пищу.

– Я более чем уверена, сэр Эрик.

Девушка зачерпнула ложкой немного каши и дала Джеймсу.

– Вы считаете, я похожа на слабонервную девицу, которой мерещатся всякие ужасы по углам?

– Нет, просто убийство – очень тяжелое преступление. За него могут и повесить.

– Я понимаю это. Сэр Уильям и его омерзительное отродье заслуживают, чтобы их повесили на ближайшем суку.

– Если все так, как ты говоришь, их точно повесят.

– Нет ничего необычного в том, что злодей убивает, чтобы добраться до богатства.

– Верно. Алчность наряду с ревностью и местью часто толкает людей на преступления. Но ты говоришь не про горло, перерезанное в ночи, и не про кинжал, вонзенный под ребра. – Эрик тряхнул головой и вздохнул. – Ты же говоришь о яде. Очень коварный и незаметный способ убийства. Практически невозможно доказать. Только несколько ядов оставляют следы, по которым можно понять, что произошло. Остальные действуют медленно, словно какая-то неизвестная болезнь.

Бетия неохотно кивнула.

– Поэтому я бегу к семье за защитой и поддержкой. И еще потому, что люди в Данкрейге слишком запуганы, чтобы помочь мне. Даже если бы Уильям убивал нас у всех на виду.

– Ты утверждаешь, что твоя сестра и ее муж были недавно убиты, хотя замок и так находился в руках Уильяма?

– Ну да.

Бетия сделала большой глоток из бутыли с вином и передала ее Эрику.

– Боюсь, Сорча и ее муж были… не очень осмотрительны. Может, из-за того, что они недавно поженились, и почти сразу же появился малыш. – Она пожала плечами. – Что бы это ни было, но они словно не замечали, что из их земель высасывают все соки, замок рушится и власть украдена другим. Страх завладел людьми Данкрейга, все видели, что Роберт и Сорча слишком слабы, чтобы защитить их от Уильяма. Я не знаю, понимал ли это Роберт. Может быть, он был запуган Уильямом так же, как и все остальные.

– Горькие слова.

– Очень, – согласилась Бетия, всхлипывая. Печаль переполняла ее. – Временами я ненавижу их за наивность и беспечность, которые привели их к гибели. Они оставили меня мужественно переносить страдания, не имея ничего в утешение.

Эрик подвинулся к ней и обнял за худенькие плечи. Ему было приятно, что чопорная боязнь прикосновений быстро исчезла вместе с ее болезненной подозрительностью. Она нуждалась в помощи и была достаточно мудра, чтобы понять это.

– Однако тебе нужно простить им слепоту и слабость. Они все же позвали тебя приглядеть за Джеймсом.

– Да, позвали. Сначала я не сознавала этого. Только когда их хоронили, поняла, что Сорча просила меня соблюдать осторожность. Она хотела, чтобы я присмотрела за сыном. Странная просьба, думала я, пока не увидела, как обстоят дела в Данкрейге. Я бы хотела, чтобы она успела сказать мне, что ее насторожило. Это можно было бы использовать как доказательство вины Уильяма.

– Больше никто не высказывался против него или его сыновей!?

– Нет. Говорю вам, все запуганы до смерти.

– Кто может винить их за это, если они знают, что Уильям отравил их хозяина и его жену? Ведь если он смог безнаказанно убить знатных особ, ему ничто не помешает убить простого человека.

– В этом заключается горькая правда, – вздохнула девушка. – Единственный, кто мог бы занять место лорда – беспомощный младенец. Полагаю, они не могут быть уверены, что мне удастся собрать достаточную силу и выступить против Уильяма.

– А тебе удастся?

– Да. Моя семья примет во внимание мои слова и станет действовать незамедлительно, чтобы защитить малыша. Сорча была всеобщей любимицей. Многие будут разгневаны ее убийством. Наши союзники присоединятся к нам.

– Такие как Макмилланы?

– Да, – девушка подавила зевок. – Многие будут жаждать восстановления прав ее сына.

Бетия закончила есть, затем дала малышу немного козьего молока из быстро исчезающих запасов.

– Когда Сорча была представлена ко двору, было ясно, что ее замужество принесет нашему клану новых влиятельных союзников. Но Сорча хотела только Роберта, нашего дальнего родственника. Тем не менее, у нее было много друзей, ее красота и обаяние помогли родителям завести полезные связи. Сорча завоевала столько сердец! Ничего удивительного, что люди захотят помочь нам отомстить за ее смерть.

Джеймс крутился на одеяльце, сонно посасывая палец. Бетия начала поглаживать его по спине.

– Наверное, ты тоже завоевала немало сердец, – пробормотал Эрик, не в силах противиться желанию прикоснуться к ее волосам. Бетия оставила их распущенными, и они спускались волнами до ее бедер.

– Но я не была при дворе.

– Почему? Ты была больна?

Бетия подоткнула одеяльце заснувшему малышу.

– Нет. Было решено, что все деньги пойдут на наряды для Сорчи, чтобы она могла блистать при дворе. Хотя все понимали: она будет блистать, даже одетая в лохмотья. Сорча умела покорять людей одной своей улыбкой.

Девушка смущенно улыбнулась Эрику и продолжила:

– Боюсь, у меня слишком острый язык, я не могу обуздать свой характер и не доверяю другим с той же четкостью, что и Сорча. Она видела в людях только хорошее.

Эрику не нравилась картина, нарисованная его воображением со слов Бетии. Сорча, очевидно, была любимым ребенком, ее считали лучшей из них. Даже Бетия рассказывала о ней так, как будто она была святая. Девушку просто оставили в тени сестры, где она и жила всю свою жизнь. Эрик подозревал, что маленькой и болезненной Бетии приходилось бороться не только за выживание, но и за то, чтобы ее просто заметили.

– Это удивительно, что кто-то может сохранить сердце столь чистым, а глаза – незамутненными и тенью подозрения к людям. Но ее святость не спасла ей жизнь, не правда ли? – В голосе Эрика прозвучали злость и нотка сарказма.

Бетия нахмурилась:

– Нет, не спасла. Они с Робертом были очень похожи: оба красивые, доверчивые и обаятельные. Жаль, что они оказались не способны прожить долгую жизнь в нашем жестоком мире.

– Ты права, но толика осмотрительности спасла бы их. Если кто-то собирается пройти по жизни, имея при себе только красоту и обаяние, ему понадобится сильный, осторожный и строгий спутник.

Бетия слабо улыбнулась. Ее печаль быстро возвращалась.

– Мы отправили двух невинных, беззащитных ягнят в волчье логово.

Девушка легко коснулась ярких кудрей спящего мальчика.

– Этот малыш будет под присмотром. Его научат прикрывать свою спину. У парня такой же милый характер, что и у его матери. Я не хочу сломать его, лучше закалю.

– Но почему ты? Я думал, твои родители сами захотят заботиться о парнишке.

– О, родители полюбят его, потому что он частица Сорчи, но, – она насупилась, чувствуя себя немного виноватой за то, что собиралась сказать, – они растили и Сорчу тоже, не так ли? Они так ревностно берегли ее от всех невзгод, что думали, будто другие станут поступать так же. Они никогда не учили ее осторожности, подозрительности, умению разбираться в людях. Так они растили Сорчу, и так они попытаются растить Джеймса. Нет, я расскажу Джеймсу о том, что иногда за улыбкой скрывается ложь или, что еще хуже, кинжал, нацеленный тебе в сердце. Может быть, Боуэн поможет.

Бетия почувствовала, что пальцы Эрика крепко сжали ее кудри, и с любопытством взглянула на него. Возможно, это был подходящий момент попросить его прекратить ласкать ее волосы, но слова не шли с языка. То, как он перебирал пальцами прядки, ласкал, подносил к лицу, чтобы вдохнуть их аромат или поцеловать, было приятно, но вместе с тем слишком волнующе. Бетия печально призналась себе, что не хочет, чтобы Эрик останавливался. С ее стороны было довольно распутно позволить едва знакомому мужчине вести себя с ней так раскованно, но, вздохнула она, он так красив! Если она не позволит ему пойти дальше этого, то ничего дурного не произойдет, не так ли?

– Кто такой Боуэн? – спросил Эрик, надеясь скрыть свою заинтересованность в ответе и не выдать нарастающую ревность. Он не мог понять, почему ему так мучительно слышать, как она произносит мужское имя, да еще с подозрительной теплотой в голосе!

– Он один из воинов Данби. Он и Питер – наемники, нанятые отцом лет десять назад, когда мы страдали от набегов англичан и старого недруга. Они остались после того, как худшие битвы, в которых они неоднократно доказывали свое мужество, были позади. Оба всегда были очень терпеливы со мной, хотя я крутилась около них, как надоедливый щенок. Вместе с внебрачным сыном дяди, кузеном Уоллесом, который старше меня на два года. Боуэн и Питер учили Уоллеса и меня разным трюкам. Мы четверо были не разлей вода, но когда отец понял, что у него не будет больше детей, то назначил Уоллеса своим наследником, и у того не осталось времени играть со мной. Он был слишком занят, обучаясь манерам рыцаря и лэрда и другим премудростям.

– В это время тебя, наверное, учили быть леди, так что это было к лучшему.

Сонная, уютно устроившаяся в объятиях сэра Эрика, Бетия слегка нахмурилась, когда обнаружила, что опирается на него. Затем она решила, что просто старается убедить себя в моральном падении.

– Боюсь, я не особенно преуспела в этом искусстве. Наверное, из-за того, что слишком долго общалась с мужчинами, резвясь на воле, как мальчишка. Кроме того, Сорча была так мила и так быстро обучалась всем премудростям, которые должна знать будущая хозяйка дома, что никто не видел необходимости исправлять мои промахи.

Эрик был сыт по горло рассказами о бесчисленных достоинствах Сорчи и решил, что если он услышит еще хоть слово о том, каким она была совершенством, он заставит Бетию замолчать. Он не знал, почему так разозлился, представив картину отверженности, нарисованную Бетией. Возможно, он почувствовал такую близость к девушке потому, что и сам был отверженным. Любовь и поддержка Мюрреев сильно смягчила удар, но боль от такого пренебрежения к себе собственной родни до конца не утихнет никогда. Он недоумевал, как могла Бетия не замечать столь прохладного к себе отношения. Или она не замечала просто потому, что это было слишком больно?

Хуже всего, нахмурился Эрик, что она в самом деле думает, будто заслуживает такого отношения. Бетия действительно могла верить, что сестра превосходила ее во всем. Такая неуверенность в себе, подпитываемая все эти годы, может сделать обольщение девушки очень затруднительным. Эрик знал, что готов на все, лишь бы добиться ее любви. Его желание становилось все сильнее и сильнее. Он еще не придумал толком, как станет ее соблазнять. Лесть, разумеется, будет поднята на смех. Но Бетия так доверчиво опиралась о его плечо и так простодушно наслаждалась тем, как он играет с ее волосами… Он подумал, что лесть может и не понадобиться.

Проблеск вины промелькнул в его душе, но Эрик отбросил его прочь. Было неправильно соблазнять родовитую девицу, но он знал, что такие вещи, как честь и уважение, не остановят его. Эрик просто решил, что если она сдастся и подарит ему свою невинность, он женится на ней. Братья подумают, что он сошел с ума, если узнают, что он собрался жениться на девушке, с которой знаком только несколько часов. Удивительно, но Эрик не сомневался в своем решении. Возможно, размышлял он со слабой улыбкой, инстинкт самца наконец возобладал над ним.

Эрик почувствовал, как тяжело Бетия опирается на нею, и аккуратно вернул ее в сидячее положение.

– Думаю, тебе лучше лечь спать, милая.

Бетия моргнула, закрыла лицо руками и поняла, что она никак не может проснуться.

– Я так устала! – Она, шатаясь, поднялась на ноги. – Такое чувство, что сейчас засну стоя.

Бетия, спотыкаясь, пошла привести себя в порядок. Эрик торопливо раскатал одеяла, расположив их рядом. Когда девушка вернулась, он уже стягивал сапоги.

Не дойдя до костра, Бетия вдруг остановилась и уставилась на постели. Ее сонному сознанию понадобилось больше минуты, чтобы осознать увиденное. Ее постель была расстелена рядом с постелью Эрика. Она вопросительно взглянула на него.

– Девушка, почему ты смотришь на меня так, как будто у меня рога на голове выросли? – спросил он, лежа в постели. Затем не торопясь укрылся одеялом и подложил руки под голову.

– Я буду спать по другую сторону от костра.

– Костер уже почти потух, его тепла не хватит, чтобы согреть тебя ночью.

– У нас есть одеяла, с ними мы не замерзнем.

– Бетия, ты не должна меня бояться.

– Правда? Ты уверен, что не хочешь, скажем, побудить меня отблагодарить тебя за помощь?

– Одно я точно усвоил за свою жизнь: парень всегда должен считаться с отказом девушки. – Эрик похлопал рукой по соседней постели. – Ложись и отдыхай. Можешь закутаться в свое одеяло. Используй его как защиту от меня, если хочешь. Нам будет теплее спать рядом. Положи малыша между нами, мы будем согревать его своим теплом с двух сторон.

На это у нее не нашлось возражений. Если Джеймса устроить между ними, он будет не только согрет, но и защищен. Хотя Бетия была слишком взволнована перспективой спать рядом с сэром Эриком, в глубине души ее не страшила эта затея. Она не могла воспринимать его как угрозу. Положив ребенка в середину, девушка сняла башмаки и помолилась, чтобы красота мужчины не затмила ей разум.

Поворочавшись, Бетия оказалась лицом к костру и мягко укорила себя. Она должна спать, повернувшись лицом к ребенку, обнимая его, не давая ему выползти из постели во сне. Еще повертевшись с боку на бок; девушка наконец умостилась, свернувшись калачиком вокруг спящего младенца. Несмотря на все попытки закрыть глаза и не обращать внимания на лежащего рядом мужчину, она посмотрела на Эрика и совсем не удивилась, обнаружив, что он наблюдает за ней.

– Устроилась наконец? – спросил Эрик, отводя упавший локон с ее лица и не обращая внимания на ее недовольство.

– Да. Вы не должны винить меня за желание быть начеку, – ответила девушка, проклиная себя за то, что начала оправдываться перед ним. Она должна быть осторожной на случай, если он все же играет с ней.

– Тебе нечего бояться. Ребенок разделяет нас.

– Он не может быть надежной защитой.

– Уверяю тебя, единственной защитой от меня, которая тебе когда-нибудь понадобится, будет твое слово.

– Советую вам подумать еще, если вы надеетесь на мою благосклонность в обмен на спасение!

– Я даже и не думаю об этом! Мне вовсе не хочется, чтобы ты упала в мои объятия, ведомая благодарностью!

– Не забудьте о соглашении!

Девушка замерла, когда Эрик приподнялся на локте и наклонился к ней, перегнувшись через спящего ребенка. Неожиданно его лицо оказалось совсем близко. Бетия смотрела на его губы, не в силах оторвать взгляд.

– Да, – прошептал Эрик, – если ты придешь ко мне, ты придешь, чтобы разделить со мною страсть. Благодарность – это последняя причина, по которой я хотел бы видеть тебя в своей постели. Может быть, когда я подарю тебе наслаждение, ты поймешь, как ты заблуждалась.

У девушки захватило дух, но вовсе не потому, что слова Эрика шокировали ее. Одно лишь упоминание о страсти заставило сердце биться быстрее и притупило осторожность, поэтому она не отстранилась, когда Эрик коснулся ее губ своими. От чарующего поцелуя у нее помутилось в голове. Спустя минуту Бетия пришла в себя и оттолкнула его. Эрик откинулся на грубое ложе.

– Зачем вы сделали это? – прошептала девушка, сжимая кулаки. Ей хотелось скрыть захлестнувшие ее непривычные ощущения. Она удивлялась, как такое легкое прикосновение может заставить ее кровь бежать быстрее по жилам.

– Я просто пожелал тебе спокойной ночи.

– В следующий раз постарайтесь выразить это словами.

– Такой способ мне нравится больше.

Бетия поджала губы, не желая продолжать этот разговор. Она боялась дать этому невозможному мужчине лишний повод вывести ее из себя. Она закрыла глаза. Смотреть на него тоже было опасно.

Слова Эрика, однако, запали в душу. Он хотел, чтобы Бетия разделила с ним страсть. Она не дурочка, чтобы не понимать очевидного – эта страсть была всего лишь плотским желанием. Но это лишь подогрело ее внезапный интерес. Мужское обаяние Эрика ввело девушку в искушение. Бетия подозревала, что такой красавец должен иметь большой опыт в искусстве любви.

Любопытство, решила она, это вовсе не плохо. Правда, она боялась, как бы это любопытство не переросло во что-то большее. Хотя то, что произошло между ними, было всего лишь легким прикосновением губ, поддразниванием языка, это вызвало в ней бурную реакцию. Бетия до сих пор ощущала тепло его поцелуя. Сэр Эрик смущал ее душевный покой, а она не могла уйти от него, так как нуждалась в помощи. Девушке оставалось только молиться, чтобы Эрик не выдал ее врагам, а она не выдала ему свои чувства.

Глава 4

Бетия пристально смотрела на бурлящую реку, через которую им предстояло переправиться. Умом она понимала, что не заставит воду течь медленнее, но не могла оторвать глаз от стремительного потока. Пока они три долгих дня крадучись пробирались к Данби, Уильям вместе с сыновьями буквально наступал им на пятки. Несколько раз они чуть не столкнулись со своими преследователями, но вовремя замечали врагов и успевали скрыться. Бетия страстно желала, чтобы армия была уже собрана, и она могла бы подскакать к Уильяму и его мерзким сыночкам и вырезать их черные сердца. Страх и постоянная необходимость скрываться сводили ее с ума. Она отчаянно желала снова почувствовать себя в безопасности.

Бросив взгляд на стоящего рядом мужчину, девушки прокляла все на свете. Сэр Эрик умело уводил их от преследователей, но при этом он начисто лишил ее покоя, каждый раз желая ей доброй ночи одним поцелуем и пробуждая другим. Поцелуй на ночь обычно был весьма целомудренным, тогда как утренний, наоборот, был полон чувственных обещаний. Глупышка, она никогда не находила в себе сил сказать «нет». Пока они ехали, он окружал ее заботой и говорил слова, которые бередили чувства. Девушка была напряжена и раздражительна, разрываясь между желанием поколотить Эрика за то, что соблазнял ее, и повалить его на землю, чтобы вновь испытать бурю необычных ощущений. Он доводил ее до сумасшествия.

– Мне кажется, здесь не самое безопасное место для переправы, – сказала девушка, пытаясь сосредоточиться на том, что им предстоит сделать.

– У нас получится. – Эрик лениво потрепал коня по холке. – Я предпочел бы остаться на твердой земле, но это невозможно. Уильям дышит нам в спину, мы не можем тратить время на поиски брода.

– Уильям или кто-то из его людей могут утонуть, перебираясь здесь через реку.

– Я надеюсь, ты-то умеешь плавать?

– Да, и очень хорошо. Боуэн научил меня, – слабо улыбнулась девушка. – На самом деле они с Питером решили учить Уоллеса, а я потребовала, чтобы научили и меня. Боуэн наконец согласился, сказав, что раз уж я такая злоязычная девица, то кто-нибудь обязательно попробует меня утопить.

Эрик грустно засмеялся. Когда бы Бетия ни рассказывала о своем детстве, она всегда упоминала Боуэна, Питера или Уоллеса. Хорошо, что нашлись те, кто заботился о ней, хотя на этом месте должны были оказаться ее родители. Они появлялись, только когда девушка говорила о Сорче. Каждый рассказ свидетельствовал о том, что ей уделяли внимания даже меньше, чем незаконнорожденному кузену Уоллесу. Хуже всего, на его взгляд, было то, что замечательная Сорча не делала ничего, чтобы изменить ситуацию. Это было выше его понимания.

– Пора начинать переправу.

Эрик проверил, надежно ли прикреплена к седлу перевязь с Джеймсом.

– Не лучше ли, если один из нас будет держать малыша на руках? – спросила Бетия, подбирая юбки, чтобы ноги оставались свободными.

– Нам понадобятся все силы, чтобы справиться со стихией. К тому же Коннор значительно выше любого из нас. В таком положении у малыша больше шансов – его голова останется на поверхности, и он не утонет.

– А Коннор направится прямо к противоположному берегу?

– Да, и подождет нас там. Он не раз показал себя отличным пловцом. Он совсем не боится воды. – Эрик погладил лошадиный бок. – Готова?

– Да.

Бетия поборола внезапный приступ паники, когда Эрик хлопнул коня, и животное прыгнуло в бушующую воду. Джеймс тут же начал кричать. Ледяные брызги промочили его перевязь и залили лицо. Бетия глубоко вздохнула и нырнула в реку, Эрик последовал за ней. От холодной воды у девушки перехватило дыхание, но она стиснула зубы и поплыла, не отрывая взгляда от лошади. Вода бурлила и изобиловала обломками деревьев. Течение было очень сильным, но Коннор уверенно и быстро достиг противоположного берега. Там он встряхнулся, отчего ребенок заплакал еще громче. Бетия приказала себе не отвлекаться на крик малыша и сосредоточилась на том, как добраться до берега. К тому времени как она выбралась на сушу, ее трясло от холода и усталости.

Сидя на земле и не обращая внимания на грязь, девушка искала глазами Эрика. Крик ужаса вырвался из горла, когда она увидела мчащееся на него дерево. Она вскочила на ноги, всем сердцем стремясь быть рядом. На одно ужасное мгновение Эрик исчез под водой. Когда его голова снова появилась на поверхности, Бетия увидела, Что он держится за одну из веток. Плыть дальше он, однако, не пытался, и девушка поняла, что теперь он просто старается не пойти ко дну. Ей стало ясно, что сам он уже не выплывет.

Поймав поводья лошади, Бетия побежала вдоль берега, не выпуская Эрика из поля зрения. Она судорожно пыталась придумать, как ему помочь. Ниже по течению ветка, за которую держался Эрик, угодила в некое подобие плотины, образованное другими деревьями, плывшими по реке. Эрику удалось чуть-чуть подтянуться, но Бетия видела, что он очень слаб. Похоже, он ударился о ствол. Плотина зашаталась под силой потока, и девушка поняла, что та не продержится долго.

Бетия скинула с себя промокшую одежду, оставшись в одной сорочке. Тяжесть мокрого платья утомила ее во время первого заплыва и отнимала остатки сил. Девушка схватила свисавшую с седла веревку, привязала ее покрепче, а другой, свободный, конец закинула себе на плечо. Она глубоко вздохнула, помолилась и прыгнула в ледяную воду.

– Девушка, ты что, совсем с ума сошла? Немедленно возвращайся! – потребовал Эрик, когда Бетия приблизилась к нему. Но его голос был слишком слаб, чтобы прозвучать властно.

– Я намерена спасти твою красивую шкуру! – сказала Бетия, обвязывая веревку вокруг его талии.

– Сомневаюсь, что меня можно счесть красивым в этот момент.

Бетия заметила его бледность. Его губы посинели от холода, кровь, сочившаяся из раны на лбу, стекала по лицу.

– Да уж, вид у тебя плачевный! А теперь скажи мне, как заставить твою лошадь вытащить нас из воды.

– Просто прикажи тянуть. Коннор сам поймет, что нужно делать.

Обхватив Эрика за талию, Бетия прокричала коню команду идти вперед. Прошло довольно много времени, прежде чем лошадь начала двигаться. Бетия быстро перевернулась на спину, ее тело оказалось под телом Эрика. Она старалась удержать их головы над водой и отталкивала ветки, крутившиеся вокруг, пока Коннор вытаскивал их на берег.

Как только они оказались на суше, Бетия отвязала веревку. Эрик тяжело дышал и дрожал от холода. Бетия быстро переоделась сама и переодела Джеймса. Собрав то, что могло понадобиться Эрику, она подбежала к нему.

Ему тоже требовалось сменить одежду, но девушке было неловко раздевать мужчину. Эрик по-прежнему выглядел плохо, от холода в лице не было ни кровинки, Но для нее он оставался самым красивым мужчиной на свете. Руки девушки дрожали, когда она вытирала его. Грудь Эрика была широкой и гладкой. Тонкая полоска светлых волос спускалась по животу к паху и затем переходила в густую поросль на ногах. Даже ступни у него казались красивыми, и это почему-то слегка разозлило Бетию.

– Учитывая, что я промерз до костей, сомневаюсь, что выгляжу сейчас достаточно мужественно, – сказал Эрик дрожащим от холода голосом.

Бросив оценивающий взгляд, Бетия начала натягивать на него сухую одежду.

– Почему же, сэр?! Вы выглядите таким же красивым, как и Джеймс. Никогда не думала, что мужчины так… изящны… там. – Несмотря на свой страх за Эрика, Бетия рассмеялась, глядя в его потрясенное лицо.

Эрик тоже засмеялся, но острая боль в рассеченном лбу тут же дала о себе знать.

– Боже, женщина! Как малыш Джеймс?! Изящный?! Боже мой! – проговорил Эрик и снова засмеялся, на этот раз более осторожно. – Обижаешь!

– Уверена, твое тщеславие это переживет! – Закутав Эрика в одеяло, девушка склонилась над ним, чтобы рассмотреть рану.

– Рана не очень глубокая, так что зашивать не придется, – пробормотала она, вытерев кровь с лица кусочком ткани.

Бетия нанесла немного мази на кровоточащий лоб и забинтовала голову. Эрик уже не так сильно дрожал, но все еще был очень бледен. Слабыми движениями он помогал ей натягивать на себя одежду.

– Не смотри так недовольно, девушка, – медленно садясь, сказал Эрик.

– Ты уверен, что уже можешь двигаться?

Эрик встал и пошатнулся. Бетия тотчас поддержала его, обняв за талию.

– Достаточно, чтобы сесть на лошадь. Мы не можем оставаться здесь. Псы, преследующие тебя и ребенка, уже очень близко. Они настигнут нас, если мы будем медлить.

– Но тебя же шатает, Эрик!

– Мне нужно только забраться в седло. Я сяду позади тебя, мне останется только держаться, а ты будешь править лошадью.

– Разве Коннор послушается меня?! – спросила Бетия, с опаской поглядывая на огромного коня и помогая Эрику подойти к нему.

– Послушается, потому что я тоже поеду на нем.

«Будет непросто посадить Эрика на лошадь», – размышляла Бетия, когда они наконец добрались до коня.

– Подожди, я сейчас возьму ребенка и немногие оставшиеся вещи.

– Давай. Я пока посижу здесь; напротив старины Коннора, и соберусь с силами.

Что-то похожее на раздражение появилось в его голосе. Бетия слабо улыбнулась. Эрику явно было не по нраву зависеть от маленькой женщины, да и, наверное, вообще от женщины. Девушка быстро подобрала немногие валявшиеся на земле вещи и мокрую одежду, затем пристроила Джеймса в перевязь на груди.

Было совсем не просто взгромоздить Эрика в седло, но, в конце концов, это удалось. Бетия перевела дыхание, уселась впереди и взяла в руки поводья. Хотя она и считала себя неплохой наездницей, она никогда не правила боевым конем, даже просто таким большим конем, как Коннор, и сомневалась, что у нее получится. Когда Эрик обхватил ее за талию и прислонился к спине, Бетия пустила Коннора легким шагом.

– Мы могли бы ехать и побыстрее, девушка, – произнес Эрик, слегка озабоченный тем, что тепло так медленно возвращается к нему.

– Сначала я должна лучше узнать Коннора, – ответила девушка. – Думаешь, Уильям близко?

– Он может быть и во Франции, но мне все равно будет казаться, что он слишком близко. Нет, не думаю, что он рядом.

– Я бы предпочла, чтобы он и его омерзительное отродье уже давно кормили червей в могиле.

Эрик слабо улыбнулся, щекоча дыханием ее влажные волосы:

– Ты всегда зовешь их омерзительным отродьем?!

– Стоит лишь один раз увидеть их, и сразу все станет понятно. Они огромные, угрюмые, неповоротливые создания с холодными глазами, выдающими их подлый нрав. Уильям считает, что имеет право убивать людей. Сыновьям не нужно никакого права, для них это ясно и так. – Бетия покачала головой и вздохнула. – Они насилуют девушек. Я понимала, что скоро придет и моя очередь. Удивительно, что Сорча никогда этого не замечала.

Эрику становилось все труднее держать при себе нелестное мнение о Сорче. Он подозревал, что та никогда не сознавала свой долг по отношению к женщинам, живущим на ее землях, поскольку никогда не обращала внимания на тех, кто делает всю работу по замку. Если уж она годами не замечала печальное положение родной сестры, где ей было заметить бедных служанок. Эрик сомневался, что Бетия захочет посмотреть правде в глаза. Едва ли она когда-нибудь будет готова к этому.

Держать язык за зубами станет еще труднее, когда они поженятся. У Эрика сложилось впечатление, что Сорча была тщеславной, безответственной и эгоистичной особой. Но, внешне она казалась милой и очаровательной. Становилось понятно, почему никто и никогда ни в чем не отказывал Сорче. Она могла бы пройти по жизни счастливо: либо обезоруживающе улыбаясь людям, спешившим убрать преграды с ее пути, либо не замечая их. На днях Бетия рассказала историю, столь явно раскрывавшую равнодушие Сорчи к происходящему вокруг, что Эрику с большим трудом удалось не наговорить лишнего. Возможно, криво улыбнулся он, постоянная борьба с собой за право оставить Бетии ее иллюзии насчет сестры и есть его наказание за попытки соблазнить ее.

Слишком измученный, чтобы продолжать разговор, Эрик уцепился за свою спутницу и постарался собраться с силами. В голове стучало, и все тело болело после битвы с рекой. Горло саднило, легким было трудно дышать.

Через несколько миль Эрик осознал, что нужно остановиться. Он не сможет восстановить силы, сидя в седле. Что ему было нужно – так это постель, пусть даже жесткая, возможно, немного еды и отдых. Было небезопасно останавливаться надолго, когда убийцы следуют за ними по пятам, но Эрик понимал, что без хорошей передышки он не сможет двигаться дальше. Они были недалеко от Данби, но все же недостаточно близко. Холодная влажность воздуха подсказывала ему, что надвигается буря.

Если он вымокнет еще раз, это убьет его.

– Бетия, нам нужно сделать привал, – с усилием произнес Эрик, поборов гордость, побуждавшую его ехать дальше.

– Ты хочешь есть или… – девушка вспыхнула, – испытываешь какую-то иную нужду?

– Нет. Стыдно признаться, мне нужно отдохнуть и погреться у костра.

– Это было бы лучше всего. Я не была уверена, что ты послушаешь меня, если я предложу это.

– Если бы ты предложила это, когда мы тряслись от холода на берегу, возможно, не послушал бы. Я хотел уехать подальше от этой проклятой реки, так быстро справившейся со мной. В голове стучит так сильно, что в животе все переворачивается, а на теле, кажется, нет живого места.

– Мы с Джеймсом не откажемся немного отдохнуть, – сказала Бетия. – Я не говорила это, только чтобы пощадить твою бедную гордость.

– Мужская гордость не может быть бедной, девушка.

Бетия не обратила на это никакого внимания.

– Джеймс и я могли бы продолжать путь, но мы тоже вымокли насквозь. Меня даже немного трясет от холода. Одежду не мешало бы высушить. Поэтому мы сделаем привал, как только я найду подходящее место.

– Постарайся найти какой-нибудь укромный уголок, где мы могли бы укрыться.

– Ты хочешь спрятаться?!

– Насколько возможно. Крыша над головой нам бы очень пригодилась, собирается дождь.

Бетия кивнула:

– Я тоже чувствую, что приближается буря.

Только два часа спустя Бетия смогла найти подходящее убежище. Это была на удивление крепкая хижина пастуха, прилепившаяся к холму в окружении вековых деревьев. Она была обмазана глиной, и складывалось впечатление, что крытая соломой крыша не протекает. Наверное, пастух, построивший ее, умел заботиться не только о своих овцах, но и о собственном удобстве. Рядом с хижиной было углубление в склоне холма. Это было отличным укрытием для лошади на случай, если разразится буря.

«Как раз то, что мы ищем», – подумала Бетия, подавив желание пустить Коннора галопом прямо к вожделенной цели. Эрик стал все тяжелее опираться на нее, почти теряя сознание. Однако ее больше беспокоило то, что он был слишком горячим. Если бы она могла положить его у очага отдохнуть, может, ей удалось бы изгнать лихорадку, которая была причиной этого жара.

– Бетия, – пробормотал Эрик, почувствовав, что лошадь остановилась. Он с трудом преодолел слабость, туманящую его сознание.

– Я нашла место для привала, – произнесла девушка, спешившись. – Оставайся здесь, пока я не удостоверюсь, что там никого нет и внутри так же хорошо, как снаружи.

Вцепившись в луку седла, Эрик разглядывал маленькую хижину. Бетия была права. Это действительно выглядело чудесно, обещая им прочное, сухое убежище. В действительности хижина смотрелась лучше, чем дома на иных хуторах. Кто бы ни построил это жилище, он явно не хотел испытывать неудобства, присматривая за скотом. Может быть, он даже думал однажды поселиться здесь навсегда.

У крошечной хижины оказалась массивная деревяннаядверь, а не просто пропитанная маслом занавесь, служившая защитой от животных. Бетия вошла внутрь и удовлетворенно причмокнула. Промасленная кожа закрывала два маленьких окна и дверной проем, гарантируя, что ни один лесной зверь не проберется в дом. Прочная, внушительных размеров кровать стояла у стены. Всю землю соскребли, обнажив скалу под ней. Так у хижины получился на удивление чистый каменный пол. Больше всего девушку поразило, что вместо очага у стены напротив кровати был сооружен камин. Рядом с ним стояли пол и две табуретки. Это было больше похоже на настоящий дом, чем на временное пристанище пастуха.

Убедившись, что кровать чистая и в ней нет паразитов, Бетия положила на нее Джеймса и поспешила к Эрику.

– Изумительная хижина, Эрик, – сказала девушка, помогая ему спешиться.

– Как ты думаешь, кто-то живет здесь? – спросил Эрик, сползая с лошади и проклиная себя за слабость.

Согнувшись под тяжестью его веса, девушка отвела Эрика внутрь и заставила лечь на кровать рядом с Джеймсом.

– Не думаю, хотя хижина не похожа на жилище пастуха.

– Может быть, охотничий домик местного лэрда?

– Или пастух хотел поселиться здесь, когда состарится и не сможет охранять скот?

– Или любовное гнездышко лэрда?!

– Слишком много труда только для того, чтобы позабавиться со своей крошкой!

Эрик усмехнулся:

– Некоторые мужчины любят забавляться с удобствами, милая. Или крошка, с которой встречается лэрд, известна в обществе, и недозволенное свидание опасно.

– Не важно. Не думаю, что кто-то придет. Можем считать себя в безопасности. – Девушка нахмурилась, глядя на Эрика, который был очень бледен.

– Можешь присмотреть за Джеймсом, пока я занимаюсь хозяйством?

– Могу, – мягко улыбнулся Эрик, взглянув на ребенка, сосущего пухлые пальцы ноги. – Только это я и могу…

Бетия поспешила на улицу за вещами. Затем она расседлала Коннора и отвела его в укрытие. Вернувшись в хижину, девушка натянула под потолком веревку и развесила мокрую одежду. Она развела огонь, пристроила над ним котел с водой и снова побежала на улицу. Нужно было успеть собрать как можно больше сухих дров, пока не начался дождь. Увидев, что Эрик с ребенком заснули, Бетия взяла маленький лук со стрелами и вышла наружу в надежде подстрелить какого-нибудь зверя.

Запах жареного мяса разбудил Эрика. Он вспомнил, что был оставлен присматривать за Джеймсом, и огляделся в панике. Только убедившись, что малыш мирно спит в застеленном одеялом ящике рядом с кроватью, он с облегчением вздохнул и перевел глаза на Бетию, поворачивавшую вертел, на котором готовилось мясо.

– Кролик? – спросил Эрик, удивляясь тому, как болит горло.

Легкий вздох соскользнул с губ девушки, и она обернулась к Эрику. Он проспал весь день и большую часть вечера, но выглядел по-прежнему плохо. Его голос осип. Она молилась, чтобы дело обошлось только легкой простудой, но, кажется, он заболел всерьез.

– Маленькая долина просто кишит дичью, – ответила девушка, подойдя к кровати. Она поправила подушку, сделанную ею из мха и мягкой травы, набитой в сорочку, чтобы Эрику было удобно лежать.

– Пока ты спал, я взяла лук со стрелами и добыла немного мяса.

Эрик потрогал странную, но, безусловно, удобную подушку и сказал:

– У тебя удивительные познания для благородной девицы, милая.

– Как я уже говорила, я проводила много времени, навязывая свою компанию Боуэну, Питеру и Уоллесу.

– Сомневаюсь, что их это печалило. – Эрик с наслаждением глотнул воды, чувствуя, как она смочила больное горло.

– Думаю, нет, хотя им доставляло удовольствие постоянно жаловаться по этому поводу. Ты голоден? – спросила Бетия, забрав пустую чашку.

– Да. Я проснулся от запаха пищи.

Эрик осторожно сел на кровати, все еще пошатываясь, но твердо зная, что уж одну-то вещь он точно должен делать самостоятельно.

– Дождь шел?

– Да, прошел, но, думаю, скоро опять начнется. Куда ты собрался? – спросила Бетия, когда Эрик медленно поднялся с кровати.

– Может, я и слаб как младенец, но это я должен сделать сам. – Эрик выдавил подобие улыбки.

Подумав мгновение, Бетия мягко усмехнулась и покраснела.

– Пожалуй. Я дам тебе еды, когда ты придешь, – пробормотала она, торопясь к огню.

Когда Эрик вернулся, его заметно шатало, но он постарался скрыть это. Он не понимал причину своей слабости. Забравшись в постель и откинувшись на подушку, он испугался, что одного дня будет недостаточно, чтобы поставить его на ноги. Нахмурившись, Бетия принесла ему тарелку с кроликом и кашей, и Эрик понял, что давно не был так голоден.

– Съешь столько, сколько сможешь, – настоятельно потребовала девушка. – Ты не поправишься, если не будешь есть.

– Я только не понимаю, чем я болен, – пробурчал Эрик, медленно принимаясь за еду.

– Ты ударился головой о ствол дерева и довольно долго пробыл в ледяной воде. Это не могло пройти бесследно. Я думаю, ты подхватил простуду.

– Ты же не подхватила?!

– Я не окуналась в воду с головой и даже не намочила волосы.

– Верно.

Эрик съел все, но Бетия заметила, что это далось ему с трудом. Девушка забрала тарелку и принесла воды.

– Не расстраивайся из-за этого. Здесь полно еды, есть вода и дрова. Мы можем оставаться здесь, пока ты не поправишься.

– Твои враги все еще ищут тебя.

– Я понимаю, но это укромное местечко. Здесь есть тропинка, ведущая на вершину холма. Я поднималась туда. Оттуда хорошо просматриваются окрестности на много миль. К тому же я свернула немного в сторону.

– Ты заблудилась?!

– Немного, – неохотно призналась девушка. – Отдыхай, Эрик. Это вылечит тебя.

Эрик закрыл глаза, не желая спорить, и Бетия почувствовала тревогу. Мужчина очень болен, а она не владеет искусством врачевания. Заперев дверь и потушив огонь, Бетия легла рядом с Эриком. Девушке не подобало делить с ним постель, и это очень волновало ее, но другого выбора не было. Она положила между ними все имевшиеся одеяла. Затем легонько коснулась его лба, почувствовала жар и чертыхнулась. Эрика лихорадило, хотя и не очень сильно. Она молилась, чтобы он поскорее поправился, но не только потому, что нуждалась в его защите. К своему ужасу, девушка осознала, что ее сердце разобьется, если Эрик умрет.

Глава 5

– Все еще жив.

Глубокий, чуть охрипший голос над ухом разбудил Бетию так неожиданно, что она чуть не свалилась с кровати. Медленно повернувшись лицом к Эрику, девушка коснулась его лба. Холодный. Бетия вздохнула с облегчением.

– Похоже на то, – протянула девушка, пытаясь сдержать восторг.

– Как долго мы здесь находимся?

– Четыре дня. Ты перенес очень тяжелую лихорадку, Эрик.

– Четыре дня, – пробормотал он, провел рукой по волосам и скривился, почувствовав, насколько они грязные. – Ты видела кого-то из врагов?

– Нет, ни одного. Дождь должен был смыть наши следы, он почти не прекращался все это время. К тому же Уильям слишком любит комфорт, чтобы путешествовать в такую погоду.

– Хорошо. Нам следует уехать отсюда. – Эрик попытался сесть, но обнаружил, что даже эта простая задача ему не по плечу. Бетии пришлось помочь ему.

– Нет, тебе нужно восстановить силы. Лихорадка не дала тебе оправиться от столкновения с рекой. Тебе нужно отдохнуть. День, может быть, два, и мы отправимся в путь.

– Так долго оставаться на месте опасно.

– Уезжать сейчас еще опаснее. Ты так слаб, что свалишься с лошади прежде, чем мы выберемся из долины.

– Ты совсем не щадишь мое самолюбие.

Бетия лишь улыбнулась и встала с кровати. Сохраняя хладнокровие и отстраненность, она помогла ему справить нужду, не обращая внимания на недовольное ворчание. Когда Эрик вернулся в постель, Бетия начала готовить кашу на завтрак. Эрик настоял на том, что будет есть самостоятельно, и Бетия оставила его, занявшись проснувшимся Джеймсом.

Ближе к вечеру, после того как Эрик поспал и стряхнул с себя остатки простуды, Бетия уступила его мольбам и наполнила лохань. Она оставила Эрика наедине с горячей водой, взяла малыша и поднялась на вершину холма. Девушка посадила малыша на землю, оставив его играть с травой, а сама посмотрела вдаль. Вокруг по-прежнему не было ни души.

Вздохнув, она опустилась на траву, лениво принимая от малыша всякие камушки, жучков-паучков и все, что только можно было найти на земле. Сейчас, вдали от Эрика, она позволила радости от его выздоровления вырваться наружу. Долгих четыре дня Бетия боялась, что лихорадка погубит его. Теперь, когда камень упал с души, она почувствовала сильную усталость.

За то время, что она провела у постели больного, Бетия поняла: нельзя отрицать очевидное. Она влюбилась в Эрика. Это пугало ее. Мужчины, подобные сэру Эрику Мюррею, не для нее.

Ухаживая за ним, она постоянно вспоминала, что он предложил ей разделить с ним постель. Эрик не говорил ни слова о любви, о том, что их влечение может перерасти со временем во что-то большее. Бетия бранила себя, повторяя все, о чем предупреждали девушек благородного происхождения. Все было без толку. Она просто проклинала себя за то, что отвергла его предложение.

– Дурочка, – пробормотала она. Теперь, когда жизнь Эрика была вне опасности, когда она поняла, как сильно любит его, искушение вернулось с новой силой. Прежде чем Эрик полностью оправится от болезни, ей предстояло решить, поддаться ли соблазну. Падение поставит крест на надеждах когда-нибудь выйти замуж, но ведь никто и не предлагал. Бетия вдруг поняла, что у родителей никогда не было мысли о ее замужестве. Она делала всю работу в поместье, и родители не хотели терять лишнюю пару рук. В отчем доме девушка чувствовала себя одиноко, в ее жизни было так мало радостей, даже за труд никто никогда не благодарил ее. Одиночество поджидало ее по возвращении в Данби. Действительно ли она хочет вернуться, даже не попробовав страсть на вкус?

Ответ тут же прозвучал в голове, но девушка решила не совершать необдуманных поступков. Возвращаясь в хижину, она наказала себе соблюдать осторожность. Эрик Мюррей почти ничего не рассказывал о себе. Каждый раз, когда она начинала расспрашивать его, он спешил перевести разговор на нее и на беды, преследующие их по пятам. Пора Эрику рассказать правду о себе и о том, почему он путешествует в одиночестве. Только после этого Бетия сможет решить, принимать или не принимать его предложение.

Бетия проснулась от поцелуя, который пробудил в ней острое желание. Девушка неосознанно прильнула к Эрику, обхватив руками за шею. Он нежно прикусил ее нижнюю губу, уста девушки сразу же приоткрылись навстречу его языку. Бетия затрепетала в жарких объятиях. Руки Эрика ласкали ее, и девушку подхватила горячая волна.

Несколько мгновений Бетия лежала, просто наслаждаясь вкусом поцелуя и тяжестью сильного тела, прижавшегося к ней. К растущему желанию примешивалась толика страха, что лишь придавало остроты ощущениям. Эрик стал ласкать ее грудь. Сначала одну, потом другую. Его пальцы нежно скользнули по соскам, и они тотчас набухли. С тихим вскриком Бетия вырвалась из его объятий и вскочила с кровати.

«Он совершенно здоров», – ошеломленно подумала она, стоя рядом с кроватью и глядя на него. Бетия поняла, чти было ошибкой продолжать делить постель с выздоравливающим. Затем успокоила себя: в доме больше негде спать. Девушка глубоко вздохнула, пытаясь совладать с собой и унять дрожь желания, все еще сотрясавшую ее, и потянулась за платьем.

– В кровати теплее, – пробормотал Эрик, потянувшись и подложив руки под голову.

«Слишком тепло», – подумала Бетия. Она почувствовала, что ее охватило раздражение, пришедшее на смену желанию. Застегнув платье, девушка посмотрела на Эрика. Он не был так спокоен и расслаблен, как хотел казаться. Его тело было натянуто как струна, в глазах бушевало пламя. Он хотел ее. Это было настолько пьянящее чувство, что девушка с трудом поборола соблазн вернуться в постель. Факт, что мужчина, подобный Эрику, желает ее, тощую девицу с разноцветными глазами, делал искушение невыносимым.

Бетия как за соломинку ухватилась за необходимость развести огонь. Она так и не получила ответа ни на один из своих вопросов. Девушка понимала, что только беспокойство за здоровье Эрика могло отвлечь от стремления узнать о нем больше.

«Он выздоровел. Мы можем ехать дальше, а я так ничего и не узнала о нем», – подумала она.

Покончив с делами, Бетия придвинула стул к кровати и села. Эрик, лежавший на спине и выглядевший, на ее взгляд, чертовски привлекательно, повернулся и недоверчиво посмотрел на девушку. Либо он сейчас расскажет о себе, либо она больше не позволит ему сорвать даже самый невинный поцелуй.

Эрик изучал прелестное личико и мысленно чертыхался. С тех пор как он очнулся от лихорадки, Бетия неоднократно пыталась вызвать его на разговор. Было ясно, что ждать она больше не намерена. Эрик тяжело вздохнул. Он подозревал, что после того, как он все расскажет, ему будет еще тяжелее соблазнить девушку, чем сейчас.

– Я полагаю, вы уже знаете обо мне больше, чем кто-либо за пределами Данби, в то время как я не знаю о вас, сэр Эрик, почти ничего. Вам не кажется, что пришло время это исправить?

– Может быть, я не рассказывал потому, что знал: тебе не понравится услышанное, – ответил Эрик.

– Может, и не понравится, но, думаю, я должна знать. Почему вам ничего не известно о семье матери?

– Взяла быка за рога, – пробурчал Эрик. – Мой отец считал меня бастардом, нагулянным матерью от лорда Мюррея. Как только я родился, он отнес меня на холм и оставил там умирать, – Эрик горько улыбнулся, увидев, что Бетия открыла рот и побледнела. – Видишь ли, лэрд Дублина был не только бессердечным ублюдком, но еще и дураком. Если бы он посмотрел на меня внимательнее, он увидел бы, что я его плоть и кровь. Отметина на моем плече сказала бы ему об этом.

– Это крошечное сердечко?

– Да, этот знак есть у всех лэрдов Битонов. Благодаря ему жена моего брата, Мэлди, и я узнали, что мы брат и сестра. Мы в равной степени стали для него проклятием. Она – одна из дочерей, которых он породил. Отец прогнал ее мать, когда стало ясно, что та не принесла ему желанного сына.

– Сына он выбросил прочь, – прошептала девушка, не в силах понять, как можно сотворить такое с крошечным младенцем. – Как тебе удалось выжить?

– Мюррей нашел меня и принес в свой замок. Меня признали бастардом лэрда, так как он и моя мать действительно опасались, что ребенок его. Мне было тринадцать лет, я был счастлив тем, что я – Мюррей, когда открылась правда. Мэдди приехала, чтобы убить отца, лэрда Битона. Умирающая мать заставила мою сестру поклясться, что та отомстит за нее. Думаю,Мэлди хотела отомстить еще и за саму себя. У нее была тяжелая жизнь с ожесточившейся матерью – женщиной, ставшей проституткой и вынуждавшей к этому Мэдди.

– Она, должно быть, была в таком гневе, – тихо сказала Бетия, придвинув стул ближе к кровати и положив руки на постель. – Пожалуйста, не говори мне, что Мэлди убила его, никто не должен брать такой грех на душу. Так грустно, что мать просила дочь о поступке, который запятнал бы ее честь.

– Нет, не убила. – Эрик слабо улыбнулся, когда Бетия вздохнула с облегчением, и погладил ее по голове. – Моя мать умерла, убитая повивальной бабкой, так как отец не мог вынести ее измены. Поэтому я никогда не знал матери. Я узнал о ее семье спустя годы и написал им, но они продолжают верить Битонам и считают меня бастардом.

– Даже если ты и бастард, ты ребенок их родственницы. Должны же они хотя бы посмотреть на тебя!

Понимая, что слова, которые он сейчас скажет, навсегда оттолкнут от него Бетию, Эрик тихо выругался.

– Я хочу получить то, что принадлежит мне по праву. – Он вздохнул, когда девушка напряглась под его рукой и отстранилась. – Я настоящий наследник Дублина, но другой Битон занял мое место и не желает признавать меня. Короля не заботят наши проблемы, поэтому я не могу рассчитывать на его помощь. Есть еще наследство по материнской линии. Понимаю, почему Битон хочет, чтобы я оставался бастардом. Он боится, что я отберу то, что он захватил. Но я не совсем понимаю, почему это заботит Макмилланов. Могу предположить, что они не хотят злить Битонов. И может быть, им стыдно смотреть на плод греха их родственницы.

– Ты хочешь бороться за свои права?

– За то, что принадлежит мне. Тринадцать лет я пытался добиться этого с помощью увещеваний; прошений и еще множеством других, мирных способов, месяцами обсуждая это с королем. Родственники не пожелали обратить на меня внимание. Пришло время открытой борьбы. – Эрик наблюдал, как Бетия поднимается на ноги. – Я не Уильям, я не убиваю и не краду чужое добро.

– Конечно, нет, – пробормотала девушка слишком смущенно, чтобы Эрик не обратил внимания на то, как стремительно она отстранилась от него. – Я должна подумать.

– Понимаю, – сказал он вслух, а про себя добавил, наблюдая за ее уходом: «По крайней мере, пытаюсь понять».

Для него все было ясно. Он настоящий наследник. Долгие годы он добивался восстановления своих прав мирным путем, но никто не пожелал добровольно вернуть ему наследство. Именно Битоны и Макмилланы довели дело до распри.

Тихое воркование Джеймса отвлекло Эрика от размышлений. Малыш засыпал, посасывая палец. Его родители мертвы, и его тоже хотят убить. Бетия, наверное, слишком охвачена горем, чтобы рассуждать здраво. Эрик пытался примириться с тем, что девушка так резко отвернулась от него. Он боялся, что она сочтет его таким же, как Уильям.

Он встал с постели и начал собирать вещи. Утром они должны уехать. Можно было бы выехать и сегодня, но девушка убедила его подождать еще денек, чтобы лихорадка точно не вернулась. Ему пришлось признать, что он не сможет проскакать целый день. Эрик скривился и посмотрел на дверь. Он надеялся провести время, пытаясь соблазнить свою спутницу. Вместо этого она вытянула из него правду, и Эрик понимал, что его признание может только оттолкнуть ее. Хотя он желал Бетию больше всех на свете, он не ожидал, что ее отказ так сильно его расстроит. Возможно, размышлял Эрик, пока Бетия приводит в порядок свои мысли, ему тоже надо разобраться в том, что он думает и чувствует помимо потребности сгореть в огне страсти.

Достигнув вершины холма, Бетия тяжело вздохнула. Подъем был слишком крутой, чтобы преодолевать его дважды за такой короткий срок. Девушка села на траву и устремила взгляд в никуда. Слова Эрика глубоко ее потрясли. Чтобы обдумать их, ей требовалось хоть немного побыть одной, подальше от Эрика, его красоты и чарующего голоса.

Эмоции порождали лишь хаос в ее голове. Какое-то время она могла думать только о том, что мужчина, в помощи которого они с Джеймсом нуждались, оказался таким же охотником до чужого добра, как тот, от которого она бежала. Бетия глубоко вдыхала бодрящий воздух. Нужно успокоиться и подумать, призвать на помощь рассудок и подавить чувства.

У Эрика в отличие от Уильяма было право на то, что он требовал. Она не считала, что совершила глупость, доверившись ему. Рассказанная им история была слишком жестокой, слишком нелепой, чтобы оказаться ложью. И не важно, что Эрик намерен делать, она никогда не поверит в его обман. Больше всего ее смущало его решение сражаться за то, что он считал своим. Девушка подозревала, что ее расстраивает не столько причина, по которой Эрик хочет воевать, а то, что он вообще собирается это делать.

Бетия решила, что несправедлива к нему. Она выяснила правду и должна смириться с ней. Все не так плохо. Эрик стремился вернуть то, что и так было его по праву. Может быть, она и смогла бы переступить через свое отвращение к войнам.

«Смогла бы или нет, – подумала Бетия со вздохом, – это не имеет значения. Эрик хотел переспать со мной. О глубоких чувствах или будущем вообще нет речи. Вполне возможно, он оставит меня в Данби и уедет».

Уже собравшись спускаться с холма, Бетия заметила нескольких всадников. Она тотчас же припала к земле, так чтобы ее не было видно, и стала наблюдать за мужчинами, медленно скачущими к холму. Даже на расстоянии она узнала массивные фигуры Уильяма и сыновей. Девушка отползла на тропинку, вскочила и помчалась к укрытию. Время, отведенное на передышку, внезапно закончилось. Она молилась, чтобы они успели сбежать, прежде чем их обнаружат.

Эрик поднял глаза, когда Бетия влетела в хижину. Ее очевидное волнение сказало ему все. Он быстро обулся и взял меч.

– Они близко? – спросил он.

– У противоположной стороны холма.

Увидев, что Эрик уже собрал вещи, девушка торопливо пристроила Джеймса в перевязь на спине.

– Они не спешат. Не думаю, что они идут по следу.

Эрик подхватил вещи и устремился к двери.

– Проследи, чтобы после нас не осталось никаких следов. Нельзя, чтобы Уильям догадался, что мы останавливались здесь.

Бетия сделала все, что смогла, но не была уверена, что этого довольно. Зола в очаге не успеет остыть, если враги появятся слишком быстро. В хижине стоял запах костра и еды, которую недавно готовили. Она ненадолго распахнула дверь, но сомневалась, что достаточно проветрила хижину, чтобы та казалась необитаемой. Оставалось только надеяться, что Уильям не станет осматривать домик слишком тщательно или вовсе не найдет его.

Эрик оседлал Коннора, и девушка поторопилась сесть в седло позади рыцаря. К хвосту животного они привязали длинную ветку, чтобы замести следы. Обняв мужчину за талию, Бетия вцепилась в него, когда Эрик пустил коня галопом. Если они сумеют выбраться из долины, избежав встречи с Уильямом и его приспешниками, у них появится шанс уйти от погони.

Они промчались несколько миль, прежде чем Бетия решилась перевести дыхание, сбившееся от быстрой езды и страха. Еще слишком рано вздыхать с облегчением, но девушка радовалась тому, что они не слышали криков и звуков погони.

– Думаешь, мы от них оторвались? – спросила она, когда Эрик, отвязав ветку, принялся поить коня.

– Пока да. К своему стыду, я никогда не поднимался на вершину того холма и не могу оценить, насколько далеко они были, когда ты увидела их. – Эрик протянул Бетии флягу с водой и стряхнул пыль со штанов. – Удивлен, что ты вообще обратилась ко мне за помощью, когда они появились…

Слабо улыбнувшись, девушка вернула ему флягу.

– Вовсе ты не удивлен. – Бетия заметила, что он ухмыльнулся в ответ на ее слова. – К тому же мне была нужна твоя лошадь.

– А я думал, что это моя доблесть и обаяние вернули мне твое расположение!

– Какое самомнение! – Бетия вздохнула: пришла пора снова стать серьезной, – Мы много дней не видели негодяя. Я уже стала надеяться, что мы совсем избавились от него.

– Вряд ли нам удастся избежать погони. Он знает, что ты направляешься в Данби.

– Да, конечно. Ему остается только двигаться следом, – насупилась девушка.

Эрик вскочил в седло, и они продолжили путь.

– Не может же он противостоять всему моему клану?

– Не думаю, что он хочет открытой борьбы. Видимо, он рассчитывает перехватить тебя по дороге или надеется развеять твои подозрения.

– У него не получится. У меня нет доказательств его вины, и я не смогу добиться, чтобы его повесили, но семья поверит моему рассказу. Они защитят Джеймса.

Эрик кивнул:

– В любом случае у твоей семьи больше прав на то, чтобы воспитывать малыша, чем у него.

– Уильям нам даже не кровный родственник.

– Однако он управляет Данкрейгом.

– Пока управляет.

– И что ты собираешься делать дальше? Сражаться за то, что по праву принадлежит Джеймсу?!

Бетия чертыхнулась и оставила вопрос без ответа. Это произойдет, если Уильям не пожелает отказаться от Данкрейга, но сейчас она не хотела об этом думать. Земля и богатство не стоят человеческих жизней. Девушка не понимала, почему только она одна сознает это.

Поздно вечером Эрик вдруг съехал с тропы, по которой они двигались, и попросил девушку спешиться. Встав на ноги, Бетия поморщилась от боли – все мышцы ныли после долгой скачки. Продолжительный отдых в хижине свел на нет ее выносливость.

– Куда ты? – спросила девушка, когда Эрик развернул коня и выехал обратно на тропу.

– Хочу посмотреть, не наступает ли Уильям нам на пятки. Мы только что миновали небольшой холм, с него открывается хороший обзор.

– Ты хочешь оставить меня здесь?

– Да, – сказал Эрик и, наклонившись, быстро чмокнул ее в щечку. – Если Уильям близко, он может заметить меня. Тогда мне придется уезжать оттуда очень быстро. Может быть, даже увести его от тебя, поскакав в другом направлении.

– Он может поймать тебя.

– Тогда ты должна будешь пойти в Данби. До него не очень далеко. Прямо по пути маленькая деревушка. Оттуда останется всего несколько часов до Данби. Примерно столько же ты прошла, когда я встретил тебя.

Это действительно было так, но Бетия не хотела продолжать путь без Эрика. Она глубоко вздохнула, пытаясь унять тревогу. Хотя ей и не хотелось, чтобы Эрик рисковал жизнью, девушка понимала, что ничто не заставит его отказаться от задуманного.

– Сколько мне ждать тебя, прежде чем отправиться в путь? – спросила Бетия, наблюдая за тем, как Эрик сбрасывает ее вещи на землю, и стараясь не расплакаться.

– Если я не вернусь до рассвета, уходи без меня.

– Я не для того ухаживала за тобой во время лихорадки, чтобы ты погиб от рук Уильяма и его отродья.

– Я не допущу этого.

Бетия смотрела, как Эрик растворяется в темноте, и проклинала все на свете.

– Ты, может, и не собираешься, но только твое самомнение позволяет считать, что это невозможно, – проворчала она.

Поначалу время текло незаметно. Девушка заботилась о Джеймсе и играла с ним. Но прошел час, а Эрик все не возвращался. Ожидание становилось невыносимым. Бетия рисовала картины одну страшнее другой. Трудно было сохранять самообладание.

Бетия знала, что если что-нибудь случится с Эриком, она будет страдать не только от горя, но и от непреходящего, мучительного чувства вины. Уильям вместе с сыновьями – это ее враги, а не Эрика. Она навлекла на него беду, согласившись принять его помощь. На самом деле он рискует куда больше. Ей же нужно только прятаться.

Покормив Джеймса остатками холодной каши и не желая замечать уморительное выражение неудовольствия на его лице, девушка постаралась найти в себе силы последовать совету Эрика. Если он не вернется, силы ей понадобятся. Наблюдая за ребенком, она пыталась успокоиться, напоминая себе, что самое главное – это безопасность Джеймса. Он не мог защитить себя сам. Как бы ни хотелось ей последовать за Эриком, чтобы выяснить, что с ним стало, она должна будет продолжать путь. Ей придется вырвать из сердца свое горе и думать только о том, как добраться до Данби.

Глава 6

Измученная страхом, Бетия была настолько погружена в свои невеселые размышления, что не сразу услышала стук лошадиных копыт. После захода солнца девушка вместе с малышом забилась в глубь каких-то колючих кустов, где сидела съежившись и молилась о скором возвращении Эрика. Чем темнее становилось вокруг, тем мрачнее были ее мысли. Девушка не осмелилась разжечь костер и сидела в темноте, закутавшись в одеяла. Услышав, как кто-то скачет, Бетия подавила желание выскочить из укрытия. Она вытащила кинжал и ждала, пытаясь разглядеть человека, приближавшегося к ней.

– Бетия?! – тихо позвал Эрик.

Он оглядывался по сторонам, но не видел ни девушки, ни ребенка. На мгновение он испугался, что впервые в жизни заблудился и спутал дорогу. Затем решил, что на них наткнулся кто-то из людей Уильяма. Эрик быстро стряхнул с себя страх. Он точно знал, что увел недругов в противоположном направлении.

Тихий шорох заставил его насторожиться. Эрик обнажил меч и остановился в изумлении, когда Бетия выступила из тени. Он убрал меч в ножны и удивился тому, что не заметил ее, хотя она была так близко, что услышала его тихий оклик. Девушка обнаруживала совершенно неожиданные таланты.

– Где ты была? – спросил Эрик, распрягая Коннора. Казалось, что она борется с желанием броситься в его объятия.

– Мы спрятались в кустах, вон там, – показала Бетия рукой на тень позади себя. – Все в порядке?

– Да, милая. Я увел негодяев далеко в сторону. Этого может оказаться достаточно, чтобы без помех добраться до Данби.

Эрик прошел на полянку и сложил небольшой костер.

– Тебе хорошо удается прятаться, девушка. Этому тебя тоже научил твой друг Боуэн?

Бетия кивнула и достала спящего малыша из укрытия.

– Когда Боуэн был еще новичком в Данби, мы боялись набегов. Любой застигнутый за пределами замка подвергался опасности. И так как я росла без надзора, он решил научить меня прятаться. Он считал, что для такой крохи, как я, это будет лучшей защитой. Позднее он научил меня обращаться с кинжалом.

– Ты хорошо усвоила уроки. Я и не подозревал, что ты все еще здесь. Боялся, что ушла или тебя обнаружили.

– Мне повезло, что у Джеймса такой покладистый характер.

Эрик улыбнулся и разжег огонь.

– Вот кому обеспечен безмятежный сон.

Бетия тихо засмеялась, положила малыша и расстелила одеяла, готовя постель.

– Да, он точно будет спать крепко. Хорошо, что он редко плачет, хотя его счастливое бормотание по утрам тоже бывает довольно громким.

Девушка погладила малыша по голове.

– Он вырастет красивым парнем, – ухмыльнулась Бетия. – Таким красивым, что может даже затмить тебя.

– Как хорошо, что к тому моменту я буду слишком стар, чтобы переживать из-за этого, – протянул Эрик и улыбнулся, заслышав смех девушки.

– Как ты думаешь, Уильям нашел наше маленькое убежище? – спросила она, отсмеявшись.

– Не знаю. Думаю, он мог его найти, но вряд ли стал осматривать внимательно, спеша к Данби в надежде перехватить нас по дороге. У него, может, и хватило ума отравить нескольких ни о чем не подозревающих людей, но я сомневаюсь, что ему по силам серьезный противник. Я видел их несколько раз, и не похоже, что кто-нибудь из его людей высматривал нас или наши следы.

– Хочется верить, что он не так опасен, как мне казалось.

Эрик промолчал и занялся приготовлением овсянки. Бетия права. Не важно, как Уильям делает свое черное дело. Он хочет смерти Бетии и малыша. Одно его намерение представляет серьезную угрозу. Даже полный дурак может поймать удачу за хвост и выполнить задуманное. Единственный способ навсегда избавиться от этой напасти – убить Уильяма и его сыновей в придачу. Однако до тех пор, пока Бетия с ребенком не окажутся в родном замке, Эрик не сможет позволить себе осуществить сей план.

– Может быть, мне следует убить негодяя? – сказала Бетия, задумчиво глядя на огонь.

Эрик чуть не поперхнулся водой, которую пил в этот момент. Как могла она прочитать его мысли? Да нет, просто Бетия умная женщина, она всего лишь поняла очевидное.

– Ты не сможешь этого сделать, – отрезал Эрик.

– Почему же?

– Потому что ты слабая девушка.

– И вовсе я не слабая!

– Слишком маленькая для того, чтобы тягаться с мужчиной, уже убившим троих человек ради достижения своих черных целей. Его омерзительные сыновья хотят того же. И куда ты денешь Джеймса, пока будешь гоняться за Уильямом? Станешь носить его в перевязи за спиной?

Бетия с изумлением посмотрела на Эрика. Кажется, он рассердился. Убийство Уильяма, конечно, не такая уж хорошая мысль, но она не должна была вызвать столь сильную злость. Потом девушка вспомнила, сколько раз она говорила Боуэну что-то, что считала удачной идеей. Однако все ее идеи постоянно оказывались либо глупыми, либо опасными. Боуэн часто отвечал в том же духе – с ядовитым сарказмом или толикой раздражения.

– Кажется, ты не расположен обсуждать это со мной, – пробормотала Бетия.

– Тебе не следует даже думать об этом.

Упрямая часть ее натуры взывала гневно возразить ему. Какое он имеет право указывать ей, что делать? Мгновение спустя девушка вздохнула. Эрик имеет право – право ее защитника. То самое право, которое она охотно ему предоставила. Она же сама не так давно решила, что преследовать Уильяма – плохая затея, которая повлечет за собой еще больше опасностей и вряд ли приведет к успеху. Можно и уступить на этот раз, она от этого ничего не потеряет, а Эрик сочтет ее послушной девушкой. Мужчины любят покорных.

– Как хочешь, – сказала она спокойно и взяла протянутую тарелку с кашей.

– Какая сговорчивость. – Эрик тихо рассмеялся, тряхнул головой и принялся за еду. – Ты ни в чем не уступишь.

– Как ты можешь так говорить? Не я ли только что согласилась с тобой?

– Согласилась, но только после того, как решила не преследовать Уильяма в любом случае. – Эрик хмыкнул, заметив сердитый взгляд, которым она наградила его. – Ты, наверное, была не самым послушным ребенком. Не так ли, Бетия? – Тут он нахмурился, почувствовав, что попал в самое больное место.

– Нет, я не была послушна. – Бетия против воли вспомнила, что родители вечно были недовольны и раздосадованы. – Боуэн часто приходил в отчаяние, когда не смеялся надо мной. Мама с папой говорили, что Сорче достались все добродетели, а мне – все упрямство мира. – Бетия замолчала на мгновение, хлебнула воды, пытаясь смягчить боль, вызванную воспоминанием, и заглушить голосок, твердивший, что эти упреки были незаслуженно жестоки и лживы.

– Что-то не так? – спросил Эрик. Казалось, девушка была напугана собственными мыслями.

– Нет, просто устала. – Бетия взяла тарелки и почистила их смесью песка с водой. – Я уединюсь на минутку и лягу спать. Вам тоже следует отдохнуть, сэр Эрик. Вы недавно перенесли лихорадку.

Эрик кивнул, наблюдая, как девушка скользнула под сень окружающих деревьев. Усталость, навалившаяся на него, казалась почти благом. Ему с трудом удавалось лежать рядом, не имея возможности прикоснуться к ней. Он тоже решил уединиться в лесу, вяло размышляя, не может ли он оставаться там, пока девушка не заснет, чтобы не встревожить ее.

Бетия вернулась наполянку и, вздохнув, шагнула к жесткой постели, которую они вскоре разделят. Она медленно разделась, оставив на себе лишь сорочку, и спросила себя, что дальше. Дважды она боялась потерять Эрика – когда он страдал от лихорадки и когда уводил от нее преследователей. И вот теперь третий. Пройдет еще одна ночь, и они прибудут в Данби. Бетия не сомневалась, что Эрик оставит ее там, уедет и не вернется. Ему нужно выполнить стоявшую перед ним задачу.

Она хотела его. Хотела, чтобы он обнимал ее, хотела отдать ему свою любовь, о которой не осмеливалась сказать. Думая о будущем, Бетия не видела шансов найти какого-нибудь другого мужчину, которого могла бы полюбить. Даже если она когда-нибудь забудет Эрика. Она хотела попробовать на вкус страсть. Девушка уже вкусила немного, когда Эрик целовал ее, говорил волнующие слова и окружал своей заботой. Но она хотела узнать о страсти все.

Наблюдая за Джеймсом, сладко спящим в застеленном одеялом ящике, который они захватили из хижины, девушка осознала, что одно маленькое препятствие на пути к этому преодолено. Без Джеймса, лежащего между ними, они будут спать бок о бок. Бетия спросила себя, не это ли послужило причиной того, что Эрик так любезно согласился взять с собой эту импровизированную кроватку. Опустившись на одеяло, Бетия решила, что просто не станет отталкивать Эрика, когда он, по обыкновению, поцелует ее на ночь.

Разумеется, это были греховные мысли, но сейчас она едва ли могла беспокоиться об этом. Девственность должна принадлежать мужу, но ей почти двадцать, а никто еще не просил ее руки. К тому же она до боли любит Эрика. Человек, которого семья выберет Бетии в мужья, если вообще когда-нибудь это сделает, вряд ли будет волновать кровь так, как Эрик волнует одной лишь улыбкой.

К тому времени как Эрик вернулся, разделся, лег в постель и накрыл их пледом, чтобы сохранить тепло, Бетия уже почти решилась. Она испугалась было, что ее чувства во многом вызваны его красотой, но быстро отбросила страхи. Без сомнения, никогда больше такой красавец не пожелает ее, но не только это возбуждало ее желание. Однако это соображение наводило ее на мысль о том, что она будет полной дурой, если не ухватится за свой шанс двумя руками. Она подумает о последствиях позже.

Эрик повернулся к Бетии и увидел, что она смотрит на него. Ему стало интересно, успеет ли она остановить его прежде, чем он сорвет поцелуй. Она так и не сказала ничего о его намерении вернуть себе законное наследство, появление Уильяма могло быть единственным, что побудило ее вернуться к нему. Когда его рука скользнула вокруг талии девушки, притягивая ее ближе, а Бетия не воспротивилась, Эрик вздохнул с облегчением. Она могла не одобрять его планов, но не собиралась позволять делам встать между ними.

Когда он медленно наклонился к ней, Бетия вдруг обвила руками его шею и привлекла к себе. Едва он коснутся ее губ языком, девушка с готовностью приоткрыла их. Эрик задрожал от сильного желания, пронзившего его, когда она робко ответила на поцелуй и стала перебирать длинными пальцами его волосы.

– Ты все перепутала, милая, – проговорил Эрик, оторвавшись от ее губ и целуя нежное горло. – Это был утренний поцелуй.

Бетия хихикнула, затем вздохнула от удовольствия, когда Эрик провел руками по ее спине.

– А что, существуют разные виды поцелуев на все случаи жизни?

– Для нас существуют.

– В таком случае, какой поцелуй ты подаришь мне, если я скажу, что пока не собираюсь спать?

Эрик стремительно перевернулся, пригвоздив ее к жесткой постели. Если бы любая другая женщина сказала бы что-то подобное, он счел бы это явным приглашением разделить с ней ложе, и был бы прав. Но с Бетией он ни в чем не был уверен. Хотя его кости плавились от ее поцелуев, девушка была совершенно невинна. Если он все неправильно понял, он может поспешить и напутать ее. Либо отступить и упустить шанс получить приз, которого он возжелал с тех пор, как впервые увидел ее. «Как бы то ни было, – решил Эрик, – я предпочитаю думать, что Бетия хочет меня».

– Поцелуй, который будет требовать большего, – проронил Эрик и прильнул к ее губам.

Подаренный поцелуй закружил Бетию в чувственном водовороте. Эрик целовал ее медленно, сдерживая себя. Его язык выписывал пируэты у нее во рту, увлекая ее за собой в древний как мир танец. Он отстранялся лишь затем, чтобы вдохнуть немного воздуха, и припадал к ее губам снова и снова до тех пор, пока во всем мире не осталось никого, кроме них.

Одной рукой Эрик гладил ее волосы; пальцы, пробравшись сквозь шелковые пряди, нежно ласкали ее затылок, а другой он все крепче прижимал Бетию к себе. Хотя Эрик чувствовал под рукой упругую грудь, и желание превратилось в мучительное напряжение, губы Эрика, накрывавшие ее губы, были все такими же нежными. Он заметил, что Бетия дрожит, и страсть с новой силой охватила его. Девушка прильнула к нему, как будто ища спасения от всех своих бед, и везде, где их тела соприкасались, вспыхивало пламя.

Он медленно ласкал ее, наслаждаясь нежными очертаниями грудей, неспешно скользя по плечам, рукам и бедрам. Каждый стон, который она издавала, повергал его в бездну желания, воспламеняя и без того огнем горящую плоть, но Эрик сдерживался и целовал Бетию, пока губы у них не распухли и не запылали, а дыхание не стало прерывистым.

Вдруг Эрик замер. Бетия поняла, что он смотрит на нее, и открыла глаза. Даже в неверном свете костра и уходящей луны девушка могла видеть напряжение, сковавшее его тело. Бетия почувствовала, что ее желание достигло небывалых высот, осознав, что Эрик жаждет ее так же сильно.

– Милая, – сказал Эрик срывающимся голосом, – если ты хочешь остановиться, сделай это сейчас. Дальше будет поздно.

– Наверное, следовало бы, – пробормотала Бетия, водя ступней по его поросшей волосами ноге, – это было бы самое разумное. Но почему-то я сейчас не хочу быть разумной.

– Я польщен, что тебя сводят с ума мои поцелуи. Но очень может быть, что ты пожалеешь об этом наутро. – Эрик попытался отстраниться от нее.

В ответ Бетия обхватила его руками и ногами.

– Я убью тебя, если ты оставишь меня сейчас.

Слова эхом разнеслись в окружающем их безмолвии.

Бетии казалось невероятным, что она могла такое сказать. Разве это она прижимается сейчас к мужчине с такой силой, как будто хочет врасти в него и стать с ним одним целым? Девушка бросила взгляд на ошеломленное выражение его лица и зажмурилась. Какая из нее леди?! Теперь Эрик убедился в этом воочию.

– Милая, – произнес Эрик сдавленным голосом, – я не хотел оскорбить тебя, но…

Эрик расхохотался, да так громко, что Бетия испугалась, как бы он не разбудил Джеймса. От смеха он даже перекатился через нее. Бетия закрыла пылающее от стыда лицо руками. Ночь страсти получалась совсем не такой, как она задумала. Девушка представляла нежные слова, поцелуи и заботу, воображала, как она грациозно и немного смущенно делает решительный шаг, становясь женщиной в объятиях любимого мужчины. Вместо этого она угрожала ему, выставив себя на посмешище. Его извинение, правда, немного смягчало унижение. Оставалась маленькая надежда на то, что Эрик не посчитает ее идиоткой или бесстыжей, что еще хуже. Бетия напряглась, почувствовав его руку на спине. Эрик легонько поцеловал ее в волосы.

– Перестань, милая, я не насмехался над тобой, – сказал Эрик с легкой смешинкой в голосе. – Это было забавно. Если бы ты видела это со стороны, тебе тоже было бы смешно. Женщины ухаживали за мной, соблазняли, умоляли, покупали…

Тут Бетия насторожилась.

– Покупали?!

– Да. – Эрик притянул ее к себе. – Одна дама предлагала мне кошелек, набитый золотом.

– Она что, подумала, что ты какой-то нищий нахлебник?!

Эрик был тронут ее гневом и наивной попыткой встать на его защиту.

– Нет, просто мелкий мошенник. Та дама поняла, что у меня было туго с деньгами на тот момент, и подумала, что золото соблазнит меня вернее, чем завлекающие взгляды и женские уловки. – Эрик нежно улыбнулся девушке и начал покрывать поцелуями изящный контур ее лица. – Это было заманчиво.

– Эрик, ты же отказался, не так ли?

– Стыдно признаться, я согласился. Я был очень молод и отчаянно нуждался в деньгах, чтобы продолжать появляться при дворе. – Эрик хмыкнул. – Я также подумал, что если она готова платить за то, что получила бы и так, то зачем отказываться?

Эрик с облегчением вздохнул, когда Бетия усмехалась – уже начав рассказ, он подумал, что девушке это может показаться не таким забавным, как его семье.

– Я узнал потом, что у нее вошло в привычку покупать молодых рыцарей, платя им за то, чтобы они согревали ее постель на протяжении одной-двух ночей.

– Что ж, мужчины ведь платят за это. Может быть, женщина нашла это достаточным основанием, чтобы поступать также.

– Возможно, но эта история уже быльем поросла. Сейчас я хочу думать о других вещах. – Эрик попытался стянуть с нее сорочку, затем остановился на мгновение, давая девушке последнюю возможность передумать. – Ты уверена, Бетия? Дальше возврата не будет.

Эрик был убежден в том, что она не понимает всю серьезность своего положения, думая, что дело касается только её девственности. Он решил не уточнять. Позже, когда он сделает ее своей, он объяснит, что это обладание было решающим. Эрик понимал, что они стоят на пороге чего-то нового, глубокого и чудесного, и он не мог позволить ей уйти и разделить это с кем-то другим.

Бетия обняла его за шею и прижалась к губам.

– Я понимаю. Может быть, это не самый мудрый поступок в моей жизни, но это то, чего я хочу.

Эрик быстро поцеловал девушку, затем стянул с нее сорочку и отшвырнул в сторону. Склонившись над ней, он пытался рассмотреть Бетию в неверном свете луны и жалел, что не может увидеть ее целиком. Все, что он мог разглядеть, начиная от маленьких упругих грудей и заканчивая пухлыми губами, было совершенно. Вид ее изящных форм распалил его до предела, Эрик опасался, что ему может не хватить выдержки овладеть ею медленно и нежно, как она того заслуживает. Он быстро избавился от одежды и накрыл ее своим телом. То, как Бетия инстинктивно шевельнулась под ним, заставило его задрожать. Не спешить становилось все труднее.

– Кожа как белый шелк, – пробормотал Эрик, покрывая ее ключицу нежными поцелуями.

Бетия хотела бы вернуть ему комплимент, но не смогла найти слов. То, как он ласкал ее грудь, заставляя соски твердеть почти до боли, лишало ее дара речи. Когда Эрик обхватил губами ее сосок, Бетия вскрикнула и изогнулась. Она не могла оставаться неподвижной, когда Эрик стискивал, мял и сосал набухшие вершинки ее груди. С каждым поддразниванием языка напряжение, накапливавшееся внизу ее живота, нарастало:

Ее неистовые движения внезапно прекратились, когда рука Эрика скользнула по ее животу ниже и достигла заветного холмика между ногами. Эрик поцеловал Бетию и, нежно погладив пальцами ее потайное местечко, преодолел ее потрясение от столь интимного прикосновения. Он погрузил в нее палец, повторяя движения языка, и девушка уступила. Она прильнула к нему, жадно лаская его горячую кожу в попытке доставить Эрику такое же удовольствие, пока он не остановился, пока не закончились чувства, бурлившие в ней.

Бетия смутно поняла, что Эрик начал входить в нее. Он туманил ей разум поцелуями, продвигаясь в глубь ее тесного маленького лона, затем одним резким движением сломал барьер ее девственности. Бетия задохнулась от резкой боли, вырвавшей ее из омута наслаждения. Она вцепилась ногтями в его плечи и лишь несколько мгновений спустя смогла прийти в себя настолько, чтобы разжать пальцы. Сделав несколько глубоких вдохов и успокоившись, девушка с изумлением поняла, что боль стала стихать. Она осознала также, что Эрик больше не двигается.

Медленно Бетия открыла глаза и встретила его пристальный взгляд. Понимание того, что мужчина, на которого она сейчас смотрит, находится внутри ее, заставило ее покраснеть от смущения и растерянности. Но, вглядевшись в его напряженные черты лица, девушка поняла, каких трудов Эрику стоило оставаться неподвижным, и чувство неловкости начало проходить.

Эрик приподнялся над ней на выпрямленных руках, сдерживая себя так сильно, что едва мог дышать. Его трясло от напряжения, на лбу проступили капельки пота. Он хотел дать хрупкому телу девушки время приспособиться к его вторжению, но чувствовать обволакивающий жар ее тесной пещерки было выше его сил. Эрик сходил с ума от желания.

– Это все? Я думала, должно быть что-то еще, – тихо сказала девушка, поглаживая Эрика по мускулистым плечам.

– Ну конечно, душа моя, это только начало, – прошептал Эрик, кладя ее ноги себе на бедра.

Когда Эрик погрузился в нее глубже, Бетия задрожала. Он подался назад, и девушка обхватила ногами его талию.

– Не покидай меня.

– Я не смог бы оставить тебя сейчас, даже если бы Уильям и вся его армия стояли у нас над душой. – Эрик рассмеялся с дрожью в голосе. – Я, наверное, набрался бы наглости попросить их подождать, пока мы не закончим.

Бетия хихикнула, Эрик не удержался и поцеловал ее. Потом начал движение. Он проникал в нее медленно, неотвратимо, заполняя ее, погружаясь в нее целиком. Ожидание чего-то необыкновенного сводило Бетию с ума. Ее руки скользнули по спине Эрика и начали поглаживать упругие ягодицы. Движения тотчас же стали быстрее, и девушка застонала от удовольствия. Она почувствовала, что вот-вот достигнет вершины наслаждения.

Бетия обхватила Эрика ногами за поясницу, и он мгновенно заполнил ее целиком. Затем подался назад, и его пальцы скользнули по влажным завиткам прямо к лону.

Эрик нащупал средоточие ее женственности. Бетия извивалась и выгибалась под ним, растворившись в обоюдном стремлении их тел к забвению, в искрящемся буйном взрыве, от которого содрогнулась самая ее сердцевина; и, наконец, воспарила к высотам, о существовании которых никогда не подозревала.

Из страшной дали Бетия услышала, что Эрик зовет ее, повторяя ее имя снова и снова. Теперь он целиком и полностью владел ее телом, поставив на ней свой знак, как на своей вечной собственности.

Полночь, лунный свет и сладостное, уносящее ввысь безумие.

Наконец, обессиленные и удовлетворенные, они замерли в объятиях друг друга и молча лежали на жестком ложе. Костер мерцал, и стояла темная тихая ночь. На них снизошли покой и умиротворение.

Глава 7

– Сегодня базарный день, – пробормотала Бетия, разглядывая шумную толпу на улицах деревни, в которую они только что въехали.

– Да. Думаю, будет лучше, если мы спешимся, – ответил Эрик и проворно соскочил на землю. – Коннор просто образец терпения, но здесь слишком шумно и многолюдно для него. Если я поведу его через толпу, будет меньше шансов на то, что он вдруг взбрыкнет.

Ссадив Бетию с лошади, Эрик помог ей переместить перевязь с Джеймсом со спины на грудь и начал медленно прокладывать путь вниз по улице. Девушка последовала за ним. Кудряшки малыша щекотали ей нос, когда он, не переставая, вертел головой, с изумлением рассматривая окружавшую их толпу.

Деревня была наводнена людьми и выставленным на продажу скотом. Крики торговцев, расхваливающих свои товары, болтовня людей, спорящих за каждое пенни, и рев животных оглушали. Все это тревожило Бетию. Такое количество народа означало, что в гостинице не окажется свободной комнаты. В толпе к ним могут вплотную подобраться враги, а они и не заметят. Люди запомнят их и расскажут об этом Уильяму.

– Может быть, нам лучше продолжить путь в Данби? – спросила девушка, догоняя Эрика, чтобы он смог расслышать ее в этом гвалте.

– Сомневаюсь, что мы успеем добраться туда до темноты, – ответил Эрик.

Он слегка покривил душой. Если скакать без остановок, они прибудут в Данби еще засветло. Однако Эрик не торопился вернуть Бетию в лоно семьи. Это, возможно, не самый мудрый поступок, учитывая нависшую над ними опасность, но он хотел провести еще одну ночь наедине с девушкой. Он должен укрепить узы, которыми страсть связала их, напомнить Бетии, что она принадлежит ему. Как только они приедут в Данби и девушка с малышом окажутся под защитой родного замка, Эрику нужно будет отправляться к Макмилланам. Но он хотел быть уверенным, что Бетия дождется его.

Эрик поморщился при мысли о причинах, побуждающих его искать Макмилланов, союзников клана Бетии. Они больше не заговаривали на эту тему, и Эрику не очень хотелось снова заводить об этом речь. То, что Бетия отдалась ему, убеждало его в правильности принятого решения. Она уже не отвернется от него. Однако у Эрика хватало ума понять, что вопрос еще не исчерпан. Это всего лишь давало ему надежду, что они смогут договориться, что когда-нибудь она изменит отношение к его борьбе за наследство.

– Я не думаю, что Данби так далеко, – сказала девушка.

– Ты никогда здесь не была? – Эрик нашел это довольно странным, поскольку деревня находилась рядом с замком.

– Нет, я никогда не покидала Данби.

– Никогда?!

– Никогда, – нахмурилась девушка. – Почему это тебя так удивляет?

– Я думал, ты бывала хотя бы на деревенской ярмарке или ездила в гости к вашим союзникам.

– Кто-то же должен был следить за порядком в Данби, когда родители и Сорча уезжали.

– Может, это и справедливо теперь, когда ты выросла, но как они могли оставлять тебя, когда ты была ребенком?!

Бетии не нравились вопросы Эрика. Они возвращали ее в то время, когда она была несчастна, воскрешали в памяти события прошлого, вновь заставляя переживать их с горечью и гневом. Эти чувства все еще жили в ней, было тяжело выпускать их на свет Божий. Она давно выплакала все слезы, запрятала поглубже боль и убедила себя принимать жизнь такой, какая она есть. Очевидно, было в ней что-то такое, что отталкивало ее родителей, хотя она изо всех сил старалась быть послушной дочерью.

– Я была очень неуклюжим ребенком, – сказала она, безуспешно пытаясь не выдать своего раздражения, – и очень болезненным. Было решено, что будет лучше оставлять меня под присмотром в замке.

По глазам Эрика было видно, что он не считает ее объяснение убедительным и не собирается менять свою точку зрения. Бетия отвела взгляд.

– Когда я стала старше, они поняли, что я нужнее в Данби, поэтому с детских лет я взяла на себя большую часть обязанностей матери. Она очень хрупкая, понимаешь, она нуждается в постоянной заботе.

Эрик открыл было рот, чтобы сказать, что это все несусветная чушь, но вовремя остановил себя. Бетия не была дурочкой. Где-то в глубине души она прекрасно понимала, что все это неправда. Было ясно, однако, что девушка либо не замечала такого отношения к себе, либо вводила себя в заблуждение. Было ли это самообманом, спасающим от душевной боли, или осознанной мерой, принятой, чтобы сохранить мир в семье, Эрик не знал, он не понимал даже, отдает ли Бетия себе в этом отчет. Вскрывать ее многочисленные душевные раны сейчас не имело смысла. Однако оставался еще один вопрос, ответ на который Эрик хотел бы знать.

– Они, должно быть, обеспокоились, когда ты внезапно решила уехать к сестре.

– Сорча просила меня. Этого было достаточно.

– Они не захотели поехать с тобой?

– Их не было дома, когда прибыло послание. Я быстро собралась и отправилась с небольшим отрядом. Воины, сопровождавшие меня, вернулись в Данби с известием о смерти Сорчи, но я не говорила им о своих подозрениях на этот счет. Так что родители сейчас просто погружены в скорбь.

– Ты сможешь смягчить горечь утраты, когда привезешь ее сына, – пробормотал Эрик, не в силах придумать, что бы еще такое сказать.

Бетия почувствовала фальшь в его словах и удивилась этому, но ее мысли тут же переключились на Джеймса. Она молилась, чтобы родители полюбили малыша, которого она вверяет им. Он был так мил и красив, что они просто не могли не полюбить его. Хотя родители так страстно гордились Сорчей и так поклонялись ей, что Бетия порой сомневалась, оставалось ли у них хоть что-то на других. Хотя Джеймс – частичка Сорчи и этого должно быть достаточно, но она все же не была уверена до конца. Девушка поцеловала малыша в макушку и пообещала ему, что как бы ни приняли его ее родители, он никогда не будет испытывать недостатка в любви. Бетия поклялась, что всегда будет рядом.

Стоя перед одной из гостиниц, Бетия терпеливо ждала Эрика вместе с лошадью и вещами. Поскольку Эрик долго не возвращался, Бетия почувствовала, что их шансы получить здесь комнату увеличились. Как было бы здорово вновь спать в кровати! Короткая остановка в хижине избаловала ее. Несмотря на счастье, которое она познала в объятиях Эрика прошлой ночью, ей не хотелось снова спать на жесткой земле. Она также не отказалась бы от нормальной еды и мяса, бокала вина и горячей ванны. Все ее страхи и волнения быстро исчезли, когда Эрик, широко улыбаясь, вышел из гостиницы.

– У нас есть комната? – спросила девушка, не в силах скрыть оживления.

– Да, есть, и, – Эрик поцеловал ее в кончик носа и взъерошил кудряшки малыша, – я уже заказал ванну.

– Спасибо, большое спасибо! Ты – лучший из мужчин! А поесть?

Эрик засмеялся и повел лошадь в стойло. Он дал конюху монетку, наказав ему позаботиться о Конноре.

– И поесть. Я заказал столько еды и вина, что хватило бы на королевскую армию. Пока ты принимаешь ванну, мы с крошкой Джеймсом раздобудем еще хлеба, сыра и вина на завтра.

– Тебе не нужно тратить на нас свои деньги. До Данби не так далеко.

– Это так, но мы будем праздновать каждую пройденную милю.

– Бедный Коннор! – воскликнула Бетия и рассмеялась на пару с Эриком, пока он вел ее внутрь гостиницы.

Бетии потребовалось перемолвиться всего несколькими фразами с женой хозяина, чтобы понять, что та приняла их за молодую семью. Она сомневалась, что Эрик солгал этой доброй женщине, но подозревала, что он просто не сделал ничего, чтобы развеять ее заблуждение. Бетия улыбнулась и решила поступить так же. Она подумала, что лучше пусть ее постигнет кара за эту маленькую ложь, чем она потеряет возможность вымыться в горячей ванне.

Слуги, установив большую ванну перед очагом, уже наполняли ее горячей водой. Одна из горничных высыпала в воду ароматные травы, и запах лаванды наполнил комнату. Бетия глубоко вдохнула пряный воздух, сняла с груди перевязь с Джеймсом и отдала малыша Эрику.

Когда две бойкие служанки покидали комнату, Бетия заметила нескромные взгляды, которые они бросали на ее спутника, и приглашающие улыбки. Но, быстро посмотрев на Эрика, она почувствовала, что ревность, снедающая ее, разжала свои когти. Он был так занят, строя рожицы хохочущему Джеймсу, что вряд ли обратил внимание на этих соблазнительниц.

– Я оставлю тебя, чтобы ты могла принять ванну, дорогая, – сказал он, кружа малыша вокруг себя и веселя его.

– Да, пожалуйста, – Бетия засмеялась и вытолкала его за дверь, – не задерживайся, а то вода остынет.

– Не забудь закрыть за мной дверь.

– Не забуду.

Когда Эрик вышел, Бетия проверила, надежно ли заперт замок, и начала раздеваться. Она бросила одежду на пол и подошла к ванне. Мгновение, когда она опустилась в горячую воду, показалось ей верхом блаженства. Прошло так много времени с тех пор, как она наслаждалась подобной роскошью. Девушка погрузилась по шею в нежно благоухающую воду, намереваясь посмаковать это дивное ощущение.

Между тем дерзкие служанки и их откровенные заигрывания с Эриком не шли у нее из головы. Она оставалась наедине с этим мужчиной всю дорогу до Данби, и хотя и предполагала, что женщины должны увиваться за ним, но только сейчас осознала, что это на самом деле так. Несмотря на то, что Эрик предстал перед ними с молодой женой и ребенком, девицы слетелись на него как мухи на мед. Бетия не сомневалась, что будь у них такая возможность, они совратили бы его прямо у нее на глазах. Это не только возмутило ее, но и потрясло до глубины души.

Мгновение спустя Бетия запретила себе беспокоиться об этом. Как бы ни пытались эти женщины привлечь внимание Эрика, это не ее забота. Единственное, что сейчас важно, – это то, что сегодня он полностью в ее распоряжении. И равнодушие, с которым он отнесся к этим девицам, только подтверждало это. Бетия не хотела портить отпущенное им время пустыми опасениями и ревностью.

Однако весь ее благожелательный настрой испарился двумя часами позже. Эрик вернулся в комнату, когда Бетия закончила одеваться, и служанки заново наполнили для него ванну. Их явное желание ублажить Эрика выводило ее из себя. Когда горничные, чуть не мурлыча, предложили Эрику потереть спинку, Бетия, как его предполагаемая жена, решила, что с нее достаточно. Девицы могли испортить ей последнюю ночь с Эриком, а этого Бетия не могла допустить.

Когда одна из девиц попыталась стянуть с него рубашку, Бетия тут же сунула ей в руку запачканные пеленки Джеймса:

– Если тебе так хочется потереть что-то, займись пеленками – они нужны мне чистыми, и поскорее.

Пряча улыбку, Эрик вежливо, но твердо выпроводил служанок из комнаты, после чего повернулся к Бетии. Девушка выглядела взбешенной, и это обрадовало его. Он не старался специально пробудить в ней ревность, но последствия действий глупеньких горничных польстили ему. Он убедился, что чувства девушки глубже, чем обычная страсть.

– Это всегда так? – спросила Бетия, когда дверь за прислугой захлопнулась.

– Как «так», сердечко мое?

Бетия с раздражением посмотрела на Эрика, сердясь, что он притворился, будто не понимает, о чем речь.

– Да они чуть не запрыгнули на тебя! Я подозреваю, что так бы и случилось, промедли я хоть немного.

– Эти девицы необыкновенно бесстыжи.

– Они вели себя так, как будто меня нет в комнате.

Вот это, по мнению Эрика, и было худшим в сложившейся ситуации. Бетию слишком часто не замечали, слишком часто вели себя так, словно ее не существует. Эти девицы явно были склонны к разврату, но такие ему попадались всего раз или два в жизни. Подобные ситуации будут, конечно, еще повторяться. С этим Эрик ничего не мог поделать. Он не был тщеславен, но знал, что женщинам нравится его внешность. До тех пор пока его красота со временем не поблекнет, женщины будут кокетничать с ним вне зависимости от того, женат он или нет. Его равнодушие редко останавливало их в прошлом. Нужно, чтобы Бетия поверила в него, тогда подобные выходки со стороны дерзких девиц не будут так сильно ее огорчать. Эрик вздохнул, снимая с себя рубашку. Эта задача может оказаться ему не по зубам.

– Да они просто невоспитанные, милая. Они даже не потрудились заметить, что я не проявляю к ним никакого интереса. – Эрик вдруг улыбнулся девушке. – Ты не хочешь остаться здесь и помочь мне помыться? – Он скомкал рубашку и отбросил ее в сторону.

Вида его обнаженной груди было достаточно, чтобы заставить девушку затрепетать. Но она не собиралась идти у него на поводу. Пришло время отступления.

– Я возьму Джеймса, и мы поищем ему немного козьего молока.

– Трусишка, – засмеялся Эрик, наблюдая, как Бетия заторопилась к двери.

– Лучше запри за мной дверь, – пропела девушка. – Я не хочу, вернувшись, увидеть тебя растерзанным на части этими похотливыми курицами.

– Не беспокойся, милая. Я лучше приберегу это удовольствие для тебя.

Бетия улыбнулась и вздохнула, проходя мимо служанок, столпившихся у выхода из гостиницы. Наверное, хорошо, что они с Эриком скоро расстанутся. Было бы невыносимо смотреть, как другие женщины у нее на глазах заманивают его в свои сети. Она обречена будет гадать, на чьи авансы он в конце концов польстится. Ни один мужчина не сможет устоять перед искушением, если он все время окружен жаждущими его девицами. Бетия боялась, что, если каким-то чудом Эрик все же возьмет ее в жены, она закончит свои дни в безумии, утратив рассудок от постоянных подозрений и ревности.

– У меня слишком богатое воображение, – пробормотала девушка и отправилась за молоком, которое так любил Джеймс.

Вернувшись в гостиницу, Бетия почувствовала запах еды прежде, чем открыла дверь комнаты. Остановившись на пороге, она глубоко вздохнула и с наслаждением втянула в себя аппетитный аромат жареного мяса и свежеиспеченного хлеба. Услышав тихий смешок, она посмотрела на Эрика.

– Я уж собирался идти тебя искать, – сказал Эрик, подходя к накрытому столу, поставленному у очага. – Обед принесли довольно давно, и от одного его запаха у меня слюнки текут. Я боялся, что не смогу дождаться твоего прихода, кружа вокруг стола, как голодный волк.

– Даже не знаю, с чего начать, – сказала девушка, опускаясь на стул и усаживая Джеймса на колени. – Если мы все это съедим, у Коннора не хватит сил довезти нас до замка.

Эрик засмеялся и сел за стол. Он отрезал толстый ломоть хлеба для Бетии и еще один, поменьше, для Джеймса. Намазав хлеб толстым слоем меда, он принялся разрезать мясо. Несколько мгновений спустя манеры были оставлены, и они без церемоний набросились на еду. Даже малыш Джеймс ворковал от удовольствия, перемазав мордашку медом, как поросенок.

Наконец, поняв, что больше в нее уже не поместится, Бетия откинулась на спинку стула. Она посмотрела на Джеймса, не зная, смеяться ей или браниться. Липкий от меда, малыш был с ног до головы покрыт кусочками пищи, которую он ел.

– Ну что ты за хрюшка, – пожурила его девушка, наливая ему козьего молока.

– Его придется хорошенько помыть. – Эрик снова наполнил бокалы вином. – Здесь есть таз и кувшин с водой. Малыш выглядит так, будто половина нашего обеда осталась на его одежде.

Бетия кивнула и принялась раздевать Джеймса. Несмотря на ее старания, часть пищи с одежды оказалась на извивающемся и хохочущем ребенке. Ласково ворча, Бетия опустила малыша в воду, вымыла и уложила в постель. Поставив ящик, служивший ему кроватью, у изголовья, девушка еще какое-то время смотрела на племянника. Скоро они приедут в Данби, и Джеймс уже не будет безраздельно принадлежать ей.

– Ты не потеряешь его, милая, – сказал Эрик, подходя к ней и обнимая за плечи.

– Скоро он окажется под опекой моих родителей, – ответила Бетия, благодарная ему за поддержку.

– Он все равно останется твоим. Малыш уже зовет тебя мамой.

– Я знаю, – Бетия нахмурилась. – Когда он зовет меня так, мне очень приятно. Потом я чувствую себя виноватой. Я не должна этому радоваться, ведь это означает, что малыш уже забыл мою сестру, свою настоящую мать.

– Джеймс слишком мал, чтобы сохранить о ней отчетливые воспоминания. Тем более если о нем заботилась няня.

Бетия поморщилась и, подойдя к столу, взяла в руки бокал с вином.

– У него была няня. Я разговаривала с ней о Джеймсе и, да простит меня Господь, не задумывалась о том, что она будет чувствовать, когда я убегу с ним.

– Если ее и правда волновала судьба ребенка, она должна была только обрадоваться от того, что у кого-то достало силы и мужества попытаться его спасти.

– Няня хорошо заботилась о малыше, было видно, что она обожает его. – Бетия смущенно улыбнулась Эрику, когда тот, тоже взяв бокал, присел на кровать. – Я была удивлена, узнав, как часто Джеймса оставляли на попечение слуг, но затем поняла, что Сорча, вышедшая замуж совсем недавно, просто глаз не могла оторвать от Роберта. У нее уже не оставалось времени на заботу о малыше. Когда с Уильямом будет покончено, я приглашу няню в Данби, чтобы она помогала мне растить мальчика.

– Это хорошая мысль. – Эрик похлопал по кровати рядом с собой. – Иди сюда, милая.

– Мы все еще одеты, – заметила Бетия, подходя, чтобы сесть рядом.

– Мы даже не сняли башмаки.

– До чего мы хорошо воспитаны, – протянула девушка и замерла, когда Эрик поставил бокал на прикроватный столик и начал расстегивать ее платье.

– Здесь слишком светло.

– И я рад этому. Прошлой ночью я проклинал темноту, – сказал Эрик, взяв ее бокал с вином и поставив его рядом со своим, чтобы было легче освободить ее от платья.

– Я, напротив, была очень этому рада.

– Милая, тебе нечего стесняться. Ты – красавица.

Эрик поцеловал ее, и на время Бетия забыла об освещении. Его поцелуи лишали ее способности думать, и она не сопротивлялась, когда Эрик быстро стащил с них одежду. Через мгновение она уже лежала на спине, а Эрик, склонившись, глядел на нее с такой теплотой, что она в самом деле ощутила себя почти красавицей, хоть и сгорала от смущения.

Пытаясь избавиться от чувства неловкости, Бетия стала изучать Эрика. Девушка уже видела его обнаженным, когда ухаживала за ним во время болезни, но знала, что ей никогда не надоест смотреть на него. Она залюбовалась его гладкой теплой кожей, обтягивающей крепкие мускулы груди и живота, затем ее взгляд остановился у него в паху, и глаза девушки расширились. Она никогда не видела его возбужденным. Бетия была рада, что не могла разглядеть его прошлой ночью, иначе не решилась бы отдаться ему. Она была поражена, что ему удалось проникнуть в нее, не причинив еще большей боли, чем та, которую она испытала.

Проследив за направлением ее взгляда, Эрик положил ее руки на свою плоть.

– Это не так ужасно, как кажется.

– Я просто подумала, как хорошо, что я не видела тебя прошлой ночью. Поверить не могу, что наши тела подходят друг другу, – прошептала Бетия.

– Мое орудие не больше любого другого, и – да, мы замечательно подходим друг другу.

Эрик зажмурил глаза от удовольствия, когда Бетия смущенно сжала в руке его мужское естество.

– У тебя ничего не болит, сердечко мое?

– Нет. А должно?

– Некоторые женщины утверждают, что боль не проходит какое-то время. Я не знаю, так ли это на самом деле. Я никогда не имел дела с девственницами.

– Никогда? В самом деле? Это что-то вроде правила?

– Да, но я нарушил его, не так ли?

– Прости, – прошептала Бетия, затем удивилась, что она извиняется.

Эрик рассмеялся и поцеловал ее в кончик носа. Он мягко отвел мучающую его руку.

– Достаточно.

– Я сделала что-то не так? – Бетия была немного разочарована – ей так нравилось прикасаться к нему.

– Нет, ты все делала очень хорошо, даже слишком.

Прежде чем она успела спросить, что он имеет в виду, Эрик поцеловал ее. Бетия подумала, что это уже чересчур, но это был такой приятный способ положить конец разговору, что она решила не возражать. Девушка захотела провести всю ночь, растворяясь в наслаждении, которое только Эрик мог подарить ей. Но это была их последняя возможность предаться страсти, и она не хотела терять ни секунды.

Бетия позволила своей жажде Эрика – потребности насытиться им – взять верх над ее скромностью и смущением. Она отвечала ему поцелуем на поцелуй, лаской на ласку, хотя Эрик не позволял ей ласкать его так же откровенно, как он ее. Вскоре желание стало невыносимым.

Бетия пыталась притянуть его к себе, слиться с ним в одно целое. Эрик засмеялся, но Бетия знала, что он разделяет ее неистовство и смеется от полноты чувств, от той радости, которую они дарили друг другу.

Когда их тела соединились, Бетия закричала от восторга. Однако Эрик оставался неподвижен, и ее желание притупилось. Девушка подняла на него глаза и затрепетала.

– Эрик? – Бетия провела руками по напряженным мышцам его спины, но, хотя Эрик стонал и дрожал от страсти, он все еще медлил.

– Ты – моя, Бетия, – сказал Эрик, внезапно отчаявшись объяснить ей, что это не просто любовные игры, не просто ночь страстного безумия, за которой следует вежливое прощание.

– Да уж, наверное, можно сказать, что я твоя, когда ты подмял меня под себя, – пробормотала девушка.

Эрик рассмеялся, несмотря на неукротимую жажду, снедавшую его.

– Умеешь ты польстить мужчине! – усмехнулся он, но тут же снова стал серьезным. – Я не имею в виду эту минуту, милая, а то, что ты принадлежишь мне целиком и полностью, навсегда. Скажи, мне нужно это услышать.

Хотя Бетия не совсем поняла, что он имеет в виду или что может означать его желание услышать такие слова, она решила дать Эрику то, что он хочет. Он, наверное, и не подозревал, насколько был близок к истине. Она – его и всегда будет его, что бы ни случилось. Он поставил на ней свою печать, и ничто не сможет стереть ее. Эрик держит в руках ее сердце, от него зависит ее счастье, но Бетия никогда не сумеет сказать ему об этом. Она сможет только намекнуть, признав, что принадлежит ему. Это придаст ей сил вынести долгие одинокие годы вдали от любимого.

– Да, Эрик, – ответила она тихо, приподнимаясь, чтобы погладить его красивое лицо. – Я твоя.

Это было не то, что он хотел услышать, но для начала и этого было достаточно. Эти слова связывали их обязательством. В ее потемневших от страсти глазах промелькнуло замешательство, но Эрик пока не мог развеять его. Еще рано было говорить о свадьбе. Слишком много незаконченных дел. Бетия могла бы подумать, что он просит ее выйти за него замуж исключительно из чувства долга, только потому, что лишил ее невинности. Эрик хотел, чтобы Бетия доверяла ему безоговорочно, но для этого требовалось привязать ее к себе как можно крепче.

Эрик начал двигаться в медленном, искушающем ритме, который скоро заставил Бетию снова задыхаться от страсти. Она была его, безвозвратно его, и удивлялась, как он может не понимать этого, не чувствовать в каждом прикосновении, не слышать в каждом вскрике. Когда освобождение захлестнуло ее, Бетия почувствовала движения Эрика и погрузилась в слепящий восторг. Окутанная туманом страсти, она слышала его крики, но не имя ее срывалось с его губ. Эрик кричал «моя», сжимая ее в объятиях. Бетия подумала, что его, наверное, тоже раздирают какие-то сомнения. Она прижималась к нему, лениво целуя в плечо, приходя в себя от пережитого восторга. Если у Эрика и были сомнения в том, сколь крепко они связаны друг с другом, то после этой ночи все его страхи должны исчезнуть без следа.

Глава 8

«Холодная сталь у горла – не самый лучший способ начать день», – подумал Эрик, медленно открывая глаза. Руки его обнимали сладко спящую Бетию. Их обнаружили, и это целиком на его совести. Эрик почувствовал слабость от захлестнувшей его вины, смешанной с гневом и разочарованием; Судьба сыграет с ним злую шутку, если последней мыслью в этой жизни станет понимание, что он не уберег Бетию и Джеймса:

– Кузина, тебе лучше открыть свои разноцветные глаза и посмотреть на своего парня, прежде чем я заколю его, – произнес высокий молодой человек, державший меч у горла Эрика.

«Кузина». Эрик никогда не подумал бы, что это слово может звучать так сладко. Бетия пошевелилась рядом с ним, и Эрик крепко прижал ее к себе. Девушка лежала обнаженная, и он боялся, как бы она спросонья не сбросила с себя одеяло.

Эрик изучал наблюдавших за ним мужчин со всевозрастающей неприязнью. Парень, приставивший меч к его горлу, должно быть, Уоллес. Зеленые глаза и темно-рыжие волосы обнаруживали отдаленное фамильное сходство. Трое других были старше. Эрик подумал, что двое из них, должно быть, Питер и Боуэн. Ему не хотелось враждовать с теми, кто так много сделал для Бетии во времена ее одинокого детства.

– Эрик? – прошептала Бетия, пытаясь приподняться и понимая, что возлюбленный удерживает ее на кровати.

– Осторожно, милая, у нас гости.

Бетия в ужасе открыла глаза и огляделась. Когда она узнала Уоллеса, Питера, Боуэна и мужчину, которого звали Томасом, то испытала мучительную неловкость. Она поверить не могла, что ее застали в таком непристойном положении. Затем она увидела меч, приставленный к горлу Эрика, и, чертыхнувшись, оттолкнула его.

– Что ты делаешь, Уоллес?! – вскричала она. – Нет нужды угрожать ему!

– Он лежит с тобой в одной постели, кузина, – злобно ответил тот, все же убирая меч. – Или ты хочешь мне сказать, что вышла за него замуж?

– Может быть, вы все-таки выйдете из комнаты и дадите нам одеться? Тогда я смогу вам все объяснить.

– Ты не ответила мне, кузина. Так ты вышла за этого смазливого негодяя или нет?

– Я не буду продолжать разговор до тех пор, пока не оденусь.

– Пять минут, – прорычал самый высокий мужчина, холодно посмотрев на Эрика.

– Боуэн! – запротестовала Бетия.

– Пять минут. Мы будем стоять за дверью, а Томас покараулит под окном.

– Нам лучше поторопиться, – сказала Бетия, когда за мужчинами закрылась дверь. – Когда Боуэн говорит «пять минут», это значит не больше четырех.

Бетия тихо выругалась; пока они одевались. Она хотела поговорить с Эриком до прихода остальных, но Боуэн не дал ей времени. Казалось ужасным, что последняя ночь с Эриком закончилась так нелепо, но девушка решила, что горевать она будет потом. Сейчас следовало сосредоточиться и хорошенько подумать, что Им сказать, иначе у них с Эриком будут большие неприятности.

– Эрик, мне так жаль, – начала она и вздрогнула, когда дверь с грохотом распахнулась. Джеймс проснулся и заплакал. – О, да будь же осторожнее, Боуэн! Ты разбудил ребенка.

Она подхватила малыша и погладила по спине, успокаивая его, потом обернулась, глядя на вошедших. Люди ее клана обратили взор на нарочито спокойного Эрика. Бетия с изумлением глядела на них, поскольку даже Уоллес, самый низкорослый из всех, был выше Эрика и шире в плечах. Питер и Боуэн всегда казались ей великанами, и теперь она поняла, что прав был Эрик, когда говорил, что по сравнению с большинством мужчин он не кажется особенно крупным. Затем, посмотрев на злые лица воинов из Данби, она начала опасаться за безопасность своего возлюбленного.

– Вам нет необходимости угрожать Эрику и сверлить его взглядом, – сказала девушка, становясь поближе к нему.

– Чей ребенок? – спросил Уоллес.

– Это Джеймс, сын Сорчи. Как бы то ни было, как вы здесь оказались?

– Это не важно. Я хочу знать, почему ты была в постели с этим смазливым негодяем?

– Сперва объясните, как вы нашли нас.

Эрик чуть не рассмеялся, когда все трое повернулись и уставились на девушку. Он мог им только посочувствовать. Бетия ловко отвлекла их от темы разговора, но он понимал, что это ненадолго. Большой темноволосый мужчина по имени Боуэн казался достаточно упрямым, чтобы переспорить ее.

– Мы приехали сюда на базар, – ответил Боуэн. – Остановились в гостинице, чтобы перекусить перед возвращением в Данби. Одна из горничных сплетничала в тот момент о постояльцах. Ей понравился один красавчик, и она жаловалась, что тот не замечает ее. Ей показалось странным, что он поглощен тощей невзрачной девицей со странными глазами. Как может такой симпатичный парень хотеть такую плоскую девчонку с разноцветными глазами? Это привлекло мое внимание. Я подозвал горничную и расспросил ее.

– Прекрасно, – процедила Бетия. – Ты собираешься пересказывать весь разговор или все же опустишь оскорбления в мой адрес?

– Если я их опущу, то вряд ли смогу объяснить, почему нам пришло в голову заглянуть сюда.

Пристально посмотрев на Уоллеса, ухмылявшегося во весь рот, Бетия снова повернулась к Боуэну:

– Могли бы и постучать!

– Не могли. При малейшем предупреждении ты бы сбежала. Я слишком хорошо тебя знаю. – Боуэн бросил сердитый взгляд на Эрика. – Ну, по крайней мере, во многих вопросах. Кажется, мне нужно было почаще напоминать тебе, как опасно поддаваться на уговоры смазливых парней.

– Сэр Эрик Мюррей спас жизнь мне и Джеймсу. Думаю, это главное.

Увидев, что полностью завладела их вниманием, Бетия рассказала им о своих приключениях и о том, как ей удалось спастись.

– Теперь, когда вы здесь и можете сопроводить меня и ребенка в Данби, мне кажется, нам следует позволить сэру Эрику продолжить свой путь.

– Нет, – ответил Уоллес, бросив сердитый взгляд на Эрика. – Мюррей? Ты выглядишь как Макмиллан. И в этом клане полно таких соблазнителей.

– Он – сэр Эрик Мюррей, – сказала Бетия, но ее уже никто не слушал.

Эрик слабо улыбнулся, когда все трое взглянули на него. Ему показалось интересным мнение Уоллеса о Макмилланах. Оно вселяло надежду, что предстоящая встреча с семьей матери может пройти не так плохо, как он боялся. «В любом случае она должна пройти лучше, чем эта», – невесело подумал он и вздохнул.

Он знал, что сейчас будет. Они потребуют, чтобы он поступил, как полагается рыцарю. Не так он хотел сделать Бетии предложение, но изменить что-либо был уже не в силах.

– Ты женат, парень? – спросил его Боуэн.

– Нет.

– Обручен?

– Нет.

– Ну значит, теперь будешь. Обручишься с девушкой и женишься на ней в самом ближайшем будущем.

– Нет! – запротестовала Бетия, пришедшая в ужас при мысли, что Эрика заставят жениться на ней.

– Не будь дурочкой, дитя. Ты из хорошей семьи и была девственницей.

– Нет, не была, – ответила Бетия и нахмурилась, когда Боуэн с досадой взглянул на нее и вопросительно посмотрел на Эрика.

– Была, – спокойно ответил тот на невысказанный вопрос.

– Эрик! – Бетия не могла понять, почему он так покладист.

– Я не позволю тебе позорить свое имя!

Теперь, когда от Эрика потребовали жениться на ней, и он согласился, Бетия уже никак не могла убедить мужчин просто отпустить его с миром. Девушка так расстроилась, что не заметила, как вещи были собраны, и пришла пора покинуть гостиницу. Хуже всего было то, что родичи не подпустили ее к Эрику ни на минуту, и она не могла даже поговорить с ним.

Дорога до Данби не улучшила ее настроения. Ее и Джеймса посадили позади Уоллеса, в то время как Боуэн и Питер ехали по бокам от Эрика. Все, о чем ей было дозволено говорить, – это злодеяния Уильяма. Бетия нашла какое-то утешение в том, что люди ее клана безоговорочно поверили ей, когда она рассказала об убийствах и нависшей над ними угрозе. В душе она надеялась, что они так же прислушаются к ее словам, когда она попросит их не тащить Эрика к алтарю.

Когда они въезжали в ворота Данби, Бетия впервые с момента пробуждения в гостинице думала не об Эрике. Теперь ей предстояло нелегкое объяснение с родителями. Девушка внезапно почувствовала растерянность и тревогу. Она не была уверена в том, что они серьезно отнесутся к опасности, нависшей над малышом. Торопясь в свою комнату, чтобы успеть перед встречей с родителями смыть дорожную пыль с себя и Джеймса, она также боялась, что они могут дурно отозваться об Эрике.

– Какой красивый малыш, – сказала ее горничная Гризелла, вбегая в спальню Бетии и разглядывая ребенка, лежавшего на постели и игравшего с пальцами ног.

Бетия была знакома с Гризеллой вот уже десять лет, и они были почти подругами. Бетия предполагала, что если бы родители и Сорча не заставляли девушку трудиться от зари до зари, они были бы очень хорошими подругами. А так у них просто не оставалось времени для сближения. Полноватая, с темными волосами, служанка была всего на несколько лет старше Бетии и недавно вышла замуж за Питера. Гризелла была такой, какой и казалась – доброй, простодушной девушкой, – и Бетия надеялась найти у нее поддержку в сложившейся ситуации.

– О нет, нет, – сказала Гризелла, сжав малыша в объятиях и посмотрев на Бетию поверх его кудряшек, – я не пойду на это!

– Я тебя еще ни о чем не просила! – воскликнула Бетия.

– Я знаю, но мой Питер предупредил меня. Он сказал, что если ты начнешь сверлить меня взглядом – вот как сейчас, – я должна сказать «нет» и твердо стоять на своем. Он говорит, к тебе лучше не подходить, когда ты что-то обдумываешь.

Бетия спросила себя, не найдется ли у нее немного времени, чтобы найти Питера и как следует поколотить его.

– Куда они поместили сэра Эрика Мюррея?

– Они ненадолго отвели его к вашим родителям и затем – в восточную башню.

– И без сомнения, заперли.

– Конечно. А он красавчик, милая.

– Да, но красивая внешность не освободит его из башни, не так ли?

Гризелла положила Джеймса на кровать и поспешила помочь Бетии надеть чистое платье.

– Нет, не освободит, да и ты не сможешь.

– Гризелла, они заставляют его жениться на мне!

– Так ему и следует поступить после того, как он разделил с тобой ложе. Да он и не отрицает этого, как мне сказал мой Питер. Он упомянул также, в каком виде они застали вас.

– Вижу, ты не теряла времени даром!

– Питер говорил очень быстро, и многое успел мне рассказать, пока я бежала сюда. Этот парень должен был понимать, как все обернется, когда соблазнял тебя.

Пока Бетия одевалась, Гризелла мыла Джеймса.

– Ты – леди и была девственной. Рыцарская честь требует, чтобы он взял тебя в жены.

– Может быть, но я не хочу мужа, которого лишь честь вынудила жениться на мне.

– Я размышляла о том, что произошло в гостинице, и, знаешь, мне кажется, что им движет не только честь. Не будь такой печальной, Бетия. Он не злится и не сопротивляется, а выглядит даже довольным тем, что все так обернулось. Сэр Эрик шел в башню, дружелюбно болтая с Боуэном и Уоллесом. Он не похож на человека, которого заставляют что-то делать против воли.

Такая покладистость Эрика слегка взволновала Бетию. Она вспомнила, что по дороге в Данби он вовсе не казался расстроенным, даже улыбался ей. Девушка не знала точно, как должен вести себя человек, которого заставляют жениться, но явно не так, как Эрик. Она хотела бы поговорить с ним, выяснить, что у него на душе. У девушки возникло неприятное предчувствие, что они не смогут объясниться до тех пор, пока их не обвенчают.

– Что ж, кажется, ты не готова помочь мне…

– Только не в этом вопросе. Тебя соблазнили. Порядочный мужчина после этого должен жениться на тебе. Да будет тебе, Бетия, он хорош собой, а у тебя на примете больше и нет никого. Если бы все шло как должно, тебе нашли бы жениха. Поверь мне, взяв в мужья этого человека, ты получишь куда больше, чем если бы супруга тебе выбрали родители. Он привлекателен, молод и, очевидно, подходит тебе в постели. По правде сказать, я вообще сомневаюсь, что твои родители хотели выдать тебя замуж.

– Почему? – спросила Бетия. Ее одолевали те же мысли, но она не понимала причин.

– Ты делаешь всю домашнюю работу. Ты нужна в замке. Я не единственная, кто считает, что они собирались держать тебя при себе, чтобы ты всю жизнь угадывала их желания и тотчас выполняла их. Это твой шанс уйти от родителей и зажить своим домом с мужем и детьми. Воспользуйся им, милая.

– Здравомыслящая девушка воспользовалась бы, не так ли? Здравомыслящая девушка не стала бы надеяться, что мужчина сделает ей предложение, потому что любит ее. Она не стала бы ждать, когда он поклянется достать луну с неба. И здравомыслящая девушка была бы только рада, что выходит замуж за мужчину, которого другие девицы преследуют, как охотничьи псы – зайца. – Бетия слабо улыбнулась в ответ на смех Гризеллы. – Но это все не важно, так как ни мне, ни Эрику не дали ни малейшего шанса что-либо изменить.

– Да, милая, не дали. Мы возьмем с собой малыша, чтобы показать твоим родителям?

– Да. Чем скорее мы сделаем это, тем лучше.

По дороге Бетия постаралась собрать в кулак всю свою волю и хладнокровие, но, переступив порог и увидев родителей, по обыкновению, растерялась и почувствовала себя совершенно беспомощной. Гризелла прошла через весь зал, чтобы передать леди Драммонд ее внука, и Бетия неохотно последовала за ней.

Родители не удостоили ее и взглядом. Некоторое время они изучали Джеймса, как будто бы он был какой-то странной непонятной вещью, затем передали его обратно Гризелле. Бетии не понравилось, как недовольно они смотрели на малыша и как холодно заметили, что он мало похож на Сорчу. Ей стало ясно, что бедного маленького Джеймса не собирались принимать с распростертыми объятиями только лишь потому, что он часть обожаемой Сорчи. Мысль, что ребенок окажется предоставлен самому себе, как она и Уоллес, больно задела девушку.

Наконец родители Бетии обратили на нее взоры, и она с трудом подавила внезапно вспыхнувшее острое желание сбежать. Она чувствовала себя напуганным несчастным ребенком и ненавидела себя за это. Девушка не только оставила Данби без их разрешения, но и разделила ложе с мужчиной. Она понимала, что совершила непростительный поступок и родительский гнев не замедлит себя ждать.

– Ты позволила себе забрать чужого ребенка из его дома, – заявил лорд Драммонд, барабаня толстыми пальцами по подлокотнику тяжелого дубового кресла.

– Разве Уоллес не сказал вам, что Джеймс в опасности?

– Он сказал нам, что ты считаешь, будто ребенок в опасности, но у тебя всегда было слишком живое воображение.

– Это не фантазия, отец. Пища, которую нам подавали, была отравлена. Щенок Джеймса умер, отведав ее. Это не шутки, – твердо сказала Бетия, в то время как ее сердце трепетало от ужаса. Прежде она никогда не перечила родителям, но потребность уберечь Джеймса придавала ей сил. – Уильям Драммонд хочет смерти мальчика, и я уверена, что он убил Сорчу и Роберта.

– Он, конечно, поплатится за смерть нашей дочери, если то, что ты говоришь, – правда.

«Но не за то, что пытался убить малыша», – подумала Бетия и мысленно покачала головой. Боуэн и Уоллес поверили ей. Они позаботятся о ребенке, даже если родители откажутся поверить ей. К тому же хочет этого Эрик или нет, скоро он войдет в семью. Он тоже верит ей, и был на ее стороне, когда они спасались от Уильяма и его людей. Она не нуждается в поддержке родителей.

– Какая бы ни была опасность, – сказала леди Драммонд, – это не извиняет твоего поступка. Ты не подумала о позоре, который ты навлечешь на нас, изображая из себя девицу легкого поведения?

– Я уповаю на то, что этот молодой человек – единственный, с кем ты делила постель, – промолвил отец.

С минуту Бетия не могла вымолвить ни слова. Неужели единственный ее грех заставил их поверить, что, выйдя за ворота Данби, она задирала юбки перед каждым встречным? Да знали ли они ее? Пытаясь унять ноющую боль в груди, она сказала себе, что родители просто потрясены и злятся, что на самом деле они вовсе не думают о ней так. Находить для них оправдания было ее давней уловкой, но она не сработала на этот раз, и девушка удивилась, не понимая, в чем дело.

– Я совершила ошибку, разделив ложе с сэром Эриком, но он был моим единственным мужчиной.

– Что ж, послезавтра это станет его заботой, – процедила мать. – Если ты не оставишь свои повадки блудницы, ему придется выбить их из тебя.

– Ты хоть изредка думаешь о нас или нет? – вопрошал отец. – У тебя здесь работа, так нет же, теперь ты покинешь нас, а кого мы найдем на твое место? Поверить не могу, что мы взрастили такую безответственную дочь. Но ты же всегда делала то, что хотела, не правда ли?

– Совсем не похожа на сестру, упокой Господи ее бедную душу, – добавила мать, громко сопя носом. – Нет, наша Сорча знала, как порадовать нас, мы всегда гордились ею. Но она умерла, а ты все еще здесь. Я никогда не смогу понять, почему Господь забрал нашего ангела, оставив тебя здесь. Это…

Дальнейшие ее слова потонули в громком детском плаче. Бетия немедленно взяла малыша у Гризеллы и сжала в объятиях, похлопывая его по спине, чтобы успокоить. Когда Джеймс затих, привалившись к ее плечу и посасывая палец, Бетия заметила, что он сердито смотрит на Гризеллу. Она покосилась на служанку и отметила, что у той слишком уж невинный вид. Было не похоже на Джеймса неожиданно ударяться в слезы, и девушка начала думать, что Гризелла каким-то образом обидела малыша. Прижимая к себе ребенка, она перевела взгляд на родителей и заметила, что они смотрят на малыша со смешанным выражением неудовольствия и смущения.

– Ты уверена, что это ребенок Сорчи? – спросил лорд Драммонд.

– Я не припомню, чтобы наш ангел когда-либо издавал такие ужасные звуки.

– Это сын Сорчи, – ответила девушка. – Он может быть очень чутким. Возможно, гнев, витающий в комнате, расстроил его, – пробормотала девушка и поцеловала малыша в макушку, желая скрыть выражение своего лица.

– Что ж, поскольку она не сообщила нам о том, что родила Роберту сына, нам придется поверить тебе на слово.

– Ты же не пытаешься выдать за ребенка Сорчи нагулянного тобой бастарда? – спросила мать, украдкой разглядывая Джеймса, как если бы пыталась найти в нем ответы на все вопросы.

Бетия не могла поверить, что родная мать может сказать такое своей дочери. Ее всегда удивляло, почему родители не торопятся навестить своего новорожденного внука. Теперь она поняла. Их это просто не интересовало. Это объясняло также, почему они с такой охотой заклеймили Джеймса бастардом.

– Это сын Сорчи, и если потребуется, я притащу любого жителя Данкрейга, чтобы подтвердить этот факт.

– Нет нужды говорить в таком тоне со своей матерью, – произнес отец ледяным голосом. – Достаточно о ребенке. Завтра ты выйдешь замуж. Я послал Питера за священником. Он выслушает твою исповедь и, я надеюсь, отпустит твои грехи, чтобы обвенчать тебя с сэром Эриком Мюрреем.

Девушка присела в реверансе и, несмотря на то, что формально ее никто не отпускал, заторопилась к выходу из зала. Гризелла последовала за ней. Бетия молилась, чтобы ей не пришлось предстать перед лицом родителей еще раз. Боль в сердце смешалась с гневом. Она ожидала от них всего, но только не такого холодного пренебрежения внуком.

– Я думала, они полюбят его, как любили его мать, – тихо промолвила она, войдя в спальню и положив малыша на кровать.

– Да, я тоже так думала, – согласилась Гризелла, садясь рядом с Джеймсом и не сводя глаз с Бетии, расхаживающей по комнате. – Он такой милый и ласковый малыш.

– Кроме тех случаев, когда кто-то щиплет его, – пробормотала Бетия, пристально взглянув на Гризеллу и слабо улыбнувшись, когда девушка вспыхнула. – Ты должна обнять его сейчас, чтобы он забыл об этом или подумал, что ты сделала это не нарочно.

Подхватив ребенка и усадив его на колени, Гризелла вздохнула:

– Я просто хотела, чтобы она замолчала.

– Что она и сделала. Слушать ее было больно, но я не удивилась, узнав, что она желает видеть меня, а не Сорчу похороненной в Данкрейге. Как бы то ни было, я должна преодолеть свою боль и побеспокоиться о Джеймсе. – Она шагнула к кровати и взъерошила волосики ребенка. – Я сумею воспитать и защитить его.

– А что мужчина, за которого ты собираешься замуж? Он захочет взять ребенка в придачу к жене?

– Я не знаю, как Эрик относится к вынужденной женитьбе, но не сомневаюсь, что он, не колеблясь, примет заботу о малыше. Он полюбил Джеймса, – сказала девушка, стараясь не ревновать. – Да, у нас будет семья. Молю Бога, чтобы у меня хватило силы и разума сделать ее крепкой и любящей.

Когда Боуэн возник на пороге комнаты в башне, Эрик уже заканчивал трапезу. Он откинулся в кресле, потягивая вино и наблюдая, как Боуэн запирает за собой дверь. Вглядевшись в его каменное лицо, Эрик понял, что тот пришел не для того, чтобы проверить, насколько ему удобно в заточении. Однако он ожидал его. Боуэн был для Бетии больше семьей, чем кто бы то ни было из жестокосердых обитателей Данби.

– Ты хочешь девушку? – резко спросил Боуэн, его карие глаза сузились, изучая Эрика.

– Я думал, это очевидно, – промолвил тот.

– Я имел в виду – хочешь ли ты ее в жены, тупица.

– Я женюсь на ней завтра.

Боуэн скривился и провел рукой по волосам.

– Да, это мысль.

– Ты хочешь предложить мне другой выход?

– Я забочусь об этой малышке с тех пор, как она пешком под стол ходила. Ты видел ее родителей. Холодные ублюдки, которые не замечали никого, кроме своей милой Сорчи. Маленькая Бетия была для них только досадной помехой. Обожаемая Сорча относилась к ней не лучше. Уоллес, Питер и я все обсудили между собой. Мы не хотим, чтобы Бетия досталась мужчине, который, едва остынет жар в его чреслах, тоже начнет пренебрегать ею. Здесь девушка, по крайней мере, уже прошла через это и нашла свое место.

Эрик слабо улыбнулся:

– Итак, ты хочешь отпустить меня восвояси, потому что сомневаешься, что я способен позаботиться о Бетии должным образом.

– Да.

– Я женюсь на Бетии. Она – моя. Я хочу доказать ей, что она нужна мне, но сперва мы должны предстать перед алтарем.

– Ты любишь ее?

– Я не уверен в своих чувствах. Пока мы спасались от мерзавцев, желавших убить ее и младенца, у меня не было времени разбираться в этом. Все, что я знаю твердо, – это то, что она моя. Когда я впервые овладел ею, я понял, что никогда не отпущу ее от себя. Я чувствую связавшие нас узы сердцем и душой. Когда Бетия стала моей любовницей, она окончательно решила свою судьбу. Только она этого пока не понимает, – добавил Эрик с улыбкой, и Боуэн понимающе усмехнулся в ответ.

Глава 9

– Он будет здесь через минуту, милая, – сказал Боуэн.

– Полагаю, чтобы освободиться от оков, требуется больше времени, – пробормотала девушка, хмуро глядя на собравшихся в зале людей.

– Милая, ты разделила с ним ложе.

– Но это еще не значит, что я хочу его в мужья. Может быть, я просто польстилась на его красоту и решила, что пришло время завести любовника.

– Ну да, а мне, наверное, пора удалиться на покой в монастырь. – Боуэн похлопал ее по плечу. – Милая, я вижу тебя насквозь. Ты можешь не признавать это вслух, но ты должна была влюбиться в парня, прежде чем забраться к нему в постель. Он хороший человек и будет тебе добрым мужем.

Бетия кивнула и разгладила складки своего бархатного ярко-зеленого платья. Гризелла нашла несколько нарядов Сорчи, которые та оставила, уезжая, и, после того как их немного подогнали по фигуре, девушка оказалась одета лучше, чем когда-либо в жизни. Ее длинные волосы покрывала изящная золотая сетка. Родители сделали несколько резких замечаний по поводу распущенных, как если бы она все еще оставалась невинной, волос невесты, но на сей раз Бетия оставила это без внимания. Эрику нравились ее распущенные волосы.

По толпе прокатился шепот, предупреждая девушку о приближении Эрика. Бетия смотрела, как он шел к ней, неотразимый в своем пледе и сшитой из хорошего льна рубашке. Чертовски привлекательный мужчина. Бетия не могла не удивляться, как Эрик может быть доволен тем, что берет ее в жены. Он мог выбрать себе девушку гораздо красивее.

Эрик криво улыбнулся, взял руку Бетии и склонился над ней, целуя пальчики. Она выглядела взволнованной и печальной. Ей нужны были слова ободрения, но сейчас для этого не оставалось времени. Держа ее руку в своей, Эрик посмотрел на Боуэна и мельком взглянул на родителей девушки, сидевших на помосте в другом конце зала.

– Они даже не удосужились поговорить со мной, – сказал он.

– Так уж они устроены, – ответил Боуэн.

– Кажется, они бы отдали ее задаром.

– Они не предложили за меня приданого? – спросила Бетия.

– Нет, милая, да оно мне и не нужно. – Эрик запечатлел поцелуй на ее лбу.

– Это очень любезно с твоей стороны, но независимо от того, нужно тебе или нет, они должны были предложить тебе приданое.

– Не забивай этим свою хорошенькую головку. Пойдем, они зовут нас. Пора предстать перед священником.

– Эрик… – начала было девушка, когда он потянул ее к алтарю.

– Милая, ты сказала, что ты моя, не так ли?

– Да.

– Мы всего лишь собираемся узаконить этот факт.

Бетия упустила последнюю возможность остановить его. Ей оставалось утешаться лишь тем, что он охотно согласился на этот брак. Эрик, возможно, не выбирал ее, но он не казался удрученным тем, что теперь связан с ней до конца жизни. Пока священник бормотал слова обряда, Бетия молилась, чтобы этот брак не принес ей новой боли.

Празднование в честь молодых оказалось вовсе не таким ужасным, как она боялась. Родители сосредоточились на обилии блюд, стоявших перед ними, и совсем не обращали на нее внимания. Обитатели Данби, казалось, искренне радовались за нее. Уоллес, Боуэн и Питер сидели напротив жениха и невесты и поддерживали беседу. Увидев, что Эрик и эти трое относятся друг к другу вполне дружелюбно, Бетия немного успокоилась.

– Ты почти ничего не ешь, – заметил Эрик, предлагая ей кусочек яблока.

– Я была немного взволнована, – пробормотала девушка.

– Ты сегодня очень красива.

– Сорча оставила здесь кое-какие платья, и Гризелла подогнала их по моей фигуре.

– Есть и другие платья?

– Да, около дюжины. А что?

– Я хочу сам покупать тебе платья, и я могу себе это позволить. Но тебе понадобятся наряды на первое время, до тех пор, пока не сошьют твои собственные. Может Гризелла подогнать еще несколько?

– Конечно, а почему нет? – Бетия пригубила вина и, нахмурившись, посмотрела на Эрика, выглядевшего очень серьезным.

– Может быть, придется ехать ко двору до того, как я смогу представить тебя семье.

– Ко двору? – чуть не поперхнулась вином Бетия. – Я не могу ехать ко двору.

– Разумеется, можешь. Ты теперь моя жена. Куда я, туда и ты. По крайней мере, в большинстве случаев. – Эрик мысленно поморщился, так как до сих пор не сказал ей ни слова о предстоящем визите к Макмилланам.

Боуэн и Уоллес отвлекли Эрика, и Бетия попыталась успокоиться. Даже мысль о возможности быть представленной ко двору повергала ее в панику. Ее никогда не учили таким вещам, как правила хорошего тона и придворного этикета. Бетия приходила в ужас, когда думала, что она может опозорить Эрика, и спрашивала себя, существует ли способ избежать этой поездки.

Вскоре настала пора молодым покинуть гостей. Эрик взял ее за руку и подвел к лорду и леди Драммонд, чтобы те разрешили им удалиться. Бетия молилась про себя, чтобы все прошло гладко и родители не сказали какую-нибудь грубость.

– Я думаю, ты могла бы спросить нашего позволения, прежде чем переделывать платья Сорчи, – процедила мать.

Бетия вздохнула и посмотрела на Эрика. Он выглядел взбешенным и до боли сжимал ее ладонь. Девушка накрыла свободной рукой их сплетенные пальцы, безмолвно умоляя воздержаться от дерзкого ответа.

– Я не хотела позорить вас, оказавшись бедно одетой на собственной свадьбе, – сказала она.

Лорд Драммонд хмуро посмотрел на Эрика:

– Полагаю, вы заберете ее отсюда.

– Так быстро, насколько возможно, сэр.

– Что ж, надеюсь, у вас достанет силы и мужества сделать из нее более послушную и достойную леди. Мы не могли сладить с ней. Но теперь это ваша забота.

– Да, моя. Доброй ночи, милорд, миледи.

Бетия едва успела присесть в реверансе, как Эрик потащил ее из зала. Она подобрала юбки, боясь запутаться в них, когда спешила за мужем, подстраиваясь под его широкие шаги. Только раз они остановились. На выходе из зала стояла хмурая Гризелла с Джеймсом на руках. Бетия поцеловала ребенка в щечку. Эрик остановился на мгновение, тоже поцеловал его, затем снова потянул девушку за собой. Всего несколько непристойных выкриков услышали они, выходя из зала, и Бетия порадовалась про себя сдержанности обитателей замка.

Достигнув отведенной им спальни, Эрик провел ее внутрь, притворил дверь и прошел к столу, на котором стоял наполненный вином кувшин и два бокала. Бетия замерла там, где он ее оставил, сжимая руки и стараясь не переживать из-за его неожиданного гнева. Он имеет право злиться, сказала она себе, просто она не должна позволять этой злости ранить ее.

– Эрик, – начала она, размышляя, как лучше попросить прощения за то, что может сказаться на всей оставшейся жизни, – мне так жаль…

Эрик осушил и заново наполнил бокал и налил другой – для Бетии.

– Милая, тебе не за что извиняться. – Он протянул ей бокал, улыбнулся и глотнул вина.

– Ты злишься. Ты имеешь полное право злиться. Это из-за меня ты оказался в ловушке.

– Я не чувствую себя пойманным, душа моя. Я злюсь не из-за нашей свадьбы. Я никогда не пожалею об этом. Это твои родители вызвали мой гнев.

– О! Они могли бы быть и повежливее с тобой!

– Я тот, кто соблазнил их дочь. Им бы следовало хотеть свернуть мне шею. Но нет, меня вывело из себя их обращение с тобой. Ты и представить себе не можешь, каких трудов мне стоило не впечатать кулак в лицо твоего отца. – Он улыбнулся, заметив, как потрясли ее эти слова. – Вот почему я так торопился покинуть зал, хотя желание привести тебя в спальню тоже сыграло в этом не последнюю роль.

Бетия сделала большой глоток вина. Да, она была потрясена, но не тем, что Эрик хотел ударить ее отца. Ее шокировало то, что она сама хотела этого. В ней нарастало негодование, и чем глубже она загоняла его, тем сильнее оно становилось. Может, и было что-то неправильное в ее поспешном замужестве, но Бетии стало казаться, что для нее будет лучше уехать из Данби. Эрик увезет ее отсюда, и, возможно, гнев оставит ее прежде, чем она совершит что-то, о чем впоследствии будет жалеть.

– Они все еще скорбят по Сорче, – сказала она. – Горе сделало их такими.

Эрик не поверил в это ни на секунду. У него появилось подозрение, что и Бетии становится все труднее придумывать им оправдания. Он никогда не скажет ей о том, что ее родители практически вышвырнули его вон, настолько они были поражены тем, что он захотел просто взять ее в свою постель. Это Боуэн, Питер и Уоллес настаивали на свадьбе. Единственное чувство, доступное ее родителям, – это досада на то, что они лишились служанки, заботами которой хозяйство в замке велось так слаженно.

– Скоро тебе не придется искать оправданий их черствости. Ты больше не будешь иметь с ними дела, – сказал Эрик, поставив бокал и начав расстегивать ее платье.

– Эрик, я хочу поговорить о Джеймсе, – сказала девушка, желая замолвить слово за племянника, прежде чем страсть заставит ее позабыть обо всем.

– Он поедет с нами. – Эрик стянул с нее платье и начал расстегивать корсет. – Я спросил Уоллеса, как родители отнеслись к своему внуку. Того, что он сообщил мне, было достаточно, чтобы понять, что мы никогда не оставим его им. Если бы Уоллес уже был лэрдом, я подумал бы над этим, но твоим родителям я малыша не оставлю. Они даже не поверили, что он в опасности.

Бетия стиснула его в объятиях.

– Спасибо, Эрик! Они называли его «это», – прошептала она. – Они даже сомневались, что это сын Сорчи!

– А чей же еще он может быть? – спросил Эрик, затем насторожился и отстранил Бетию, чтобы посмотреть ей в глаза. – Они же не подумали, что это твой ребенок, не так ли? – Эрик выругался в сердцах, когда девушка вспыхнула и кивнула.

– Ну, они же никогда не видели сына Сорчи, нет ничего удивительного, что родители не узнали его. А тот факт, что меня застали с тобой в постели, заставил их усомниться в моей добродетели. Хотя не понимаю, где же я должна была скрываться столько времени, чтобы успеть родить ребенка? И почему я прятала его целый год, а затем вдруг принесла домой? Как бы то ни было, я опозорила себя однажды и, быть может, они были не так уж не правы, подумав, что я могла делать это прежде.

– Чушь, – произнес Эрик охрипшим от сдерживаемой ярости голосом. – По-другому не скажешь.

– Эрик?

– Нет, ни слова больше об этих глупцах. Я чувствую, что если услышу еще хоть одно оскорбление, слетевшее с их уст, и увижу, как ты опять оправдываешь их, я сделаю что-нибудь, о чем мы оба потом будем жалеть.

Его голубые глаза потемнели от бешенства, и Бетия решила, что будет мудрее последовать его совету и больше не говорить о родителях. Злость Эрика на ее родных согрела душу девушки. Какая-то часть ее все еще пыталась убедить себя, что родители не заслужили его гнева, но радость от того, что Эрик защищает ее, затмила все остальные чувства.

Когда Эрик стал снимать с нее красивую льняную сорочку, Бетия нервно допила вино, и позволила ему отставить бокал в сторону. Она закрыла глаза. Она все еще стеснялась своей наготы, но теперь Эрик – ее муж. Это было его право, и он, казалось, наслаждался происходящим.

Девушка тихонько вздохнула, когда Эрик взял ее на руки и отнес на кровать. Бетия лежала, наблюдая сквозь полуопущенные ресницы, как он раздевается. Его восставшее естество возбуждало ее. Она дотронулась до него, как только Эрик оказался рядом с ней в постели.

– Как хорошо, что ты оставила волосы распущенными, – прошептал он, лаская языком место, где бился пульс на ее шее.

Бетия затрепетала.

– Я не была девственна, когда мы обменялись клятвами, но так как не была ни с кем, кроме тебя, решила, что имею на это право. Нам не нужны кривотолки. – Она вздохнула, когда Эрик взял ее лицо в ладони. – Я постараюсь быть тебе хорошей женой. Я понимаю, что ты мог бы найти невесту получше.

Эрик поцеловал ее. Оторвавшись от ее рта, его губы опускались все ниже, одновременно ласковые и настойчивые.

– Да, я мог бы выбрать жену с приданым и даже с небольшим поместьем. – Эрик приподнял ее груди и стал играть с упоительными жемчужинами ее сосков. – Я также мог найти девушку с грудью попышнее, – он рассмеялся, когда Бетия сдавленно выругалась, – и бедрами пошире.

– Так что же ты тогда делаешь тут, со мной? – резко спросила она, даже страсть уже не могла унять ее ревность.

– Потому что ты – моя!

Осторожно обхватив руками бедра Бетии, Эрик прижался лицом к шелковистым нежным завиткам и с наслаждением вдохнул одурманивающий запах горячего тела. Бетия попыталась отстраниться, ошарашенная столь интимной лаской, но Эрик не позволил ей.

– И я думаю, что во всей Шотландии не нашел бы девушки слаще.

Эрик хотел быть терпеливым и нежным, хотел ласкать свою милую до тех пор, пока она не захочет его так сильно, что сама попросит войти в нее. Но когда он снова коснулся губами самого сокровенного лепестка на ее теле, вдохнул волнующий запах ее влажной, разгоряченной плоти, желание близости сделалось невыносимым.

Захваченная новыми чудесными ощущениями, Бетия и не заметила, как крепкие бедра Эрика оказались между ее ног, а его обнаженная грудь прижалась к ее трепещущей груди. Бетия со стоном пошевелилась и, глубоко вздохнув, приняла его в свое нежное лоно.

– Пожалуйста… – взмолилась она, сама не зная о чем. Поняв по-своему, Эрик еще глубже вошел в нее, заполнив все ее существо, заставив плакать от исступленного восторга. Бетия впилась в его губы, впитывая их вкус. Он продолжал свое вторжение, овладевая ею все больше, подчиняя своим желаниям, своему ритму. Его отнюдь нельзя было назвать нежным, но она и не хотела нежности. Напротив, ей нравились его сила и настойчивость. Девушка выше подняла ноги, чтобы дать больший простор его движениям, сильнее и глубже ощутить проникновения.

– Еще! – простонал Эрик прямо ей в губы. – Отдай мне всю себя! Ты – моя!

Дрожь охватила все ее тело. Сладостный трепет. Она продолжала содрогаться, и вскоре волна блаженства захлестнула их обоих. Дыхание их перемешалось, они обмякли. Обоюдный голод иссяк – они насытились.

– Ни с одной женщиной мне не было так хорошо, – отдышавшись, прошептал Эрик. Он встал, подошел к кувшину с водой и, несмотря на смущение Бетии, стер с них обоих следы страсти. Затем лег на кровать и обнял ее.

Бетия расслабленно прижалась к нему, пытаясь не думать о том, сколько у него было женщин, но все же не удержалась:

– Полагаю, ты перепробовал их достаточно.

Эрик улыбнулся и прикоснулся губами к ее волосам:

– В юности я был весьма охоч до женщин, затем, повзрослев, стал немного разборчивее. Я хотел бы оказаться на супружеском ложе таким же невинным, как и ты, но не могу изменить прошлое. Я был свободен тогда, ни одна женщина не затронула мое сердце, так что я считал себя вправе брать, что дают. Однако благодаря моей бурной молодости теперь мне есть с чем сравнивать. Я сказал, что ты – моя, но поверь мне, дорогая жена, я тоже весь в твоем распоряжении.

– Целиком и полностью? – осмелилась спросить Бетия.

– Разумеется. Если бы я думал, что не смогу сдержать клятву, то не стал бы давать ее.

Это не было обещанием вечной любви, но все же слова Эрика вселяли в Бетию надежду. Если подлинная страсть так редка, как он говорил, то, быть может, за ней последует и любовь? Девушке не хотелось всю жизнь любить человека, не способного на ответное чувство.

– Куда мы отсюда уедем, Эрик?

Эрик тяжело вздохнул и нежно погладил ее по спине:

– Боюсь, мне придется ненадолго оставить тебя здесь. Мне нужно съездить к Макмилланам. Многие спрашивают меня, не Макмиллан ли я – так мы похожи. Пришло время и Макмилланам в этом убедиться.

– Ты поедешь один?

– Тебя все еще преследует Уильям. К тому же неизвестно, как меня примут родичи. Нет, тебе и малышу лучше оставаться здесь, пока я не улажу это дело.

– А что, если Макмилланы не признают тебя?

– Об этом я пока не думал.

– Ты будешь воевать с ними?

Эрик обхватил руками ее лицо и ободряюще поцеловал.

– Я не хочу войны, но не буду лгать, утверждая, что никогда не пойду на это.

Бетия крепче прижалась к нему.

– Я понимаю, у тебя есть право бороться за то, что по закону должно быть твоим. Вот только не могу поверить, что земли и золото стоят человеческих жизней.

– Кроме земель и золота, есть еще честь и справедливость. Вот за что стоит сражаться. Но я обещаю тебе, что постараюсь решить дело миром.

– Спасибо, милый.

Бетия изо всех сил старалась не зевнуть, наблюдая за Эриком, собиравшимся в дорогу. Девушка не хотела, чтобы родные подумали, что она совершенно измотана брачной ночью. Хотя так и было, это никого не касалось. Бетии не нравилось, что муж уезжает без нее. Вокруг него снова начнут виться женщины, но на сей раз ее не будет рядом, чтобы остановить их. Также в одиночестве Эрик станет задумываться над тем, во что его втянули. Женитьба и борьба за наследство – неприятное сочетание. Он может решить, что овчинка выделки не стоит, и больше не захочет возвращаться.

Эрик подошел к жене и легонько чмокнул ее в губы.

– Сомневаюсь, что смогу взобраться на лошадь и доскакать до Билахана. Ты совершенно меня вымотала.

Несмотря на румянец смущения, выступивший у нее на щеках, Бетия строго произнесла:

– Вот и хорошо. По крайней мере, я могу быть уверена, что у тебя не останется сил на других женщин.

– Тебе не о чем беспокоиться. Поверь, что даже если бы мы всего лишь поцеловались прошлой ночью, я не обратил бы свой взор на других женщин. Но, – Эрик лукаво усмехнулся, – в этом случае я был бы дураком. Не беспокойся, душа моя, я уезжаю ненадолго. И, – он погладил ее по щеке костяшками пальцев, – не забывай, что ты теперь моя жена, а не дочь, сестра или служанка.

Эрик вскочил на коня и выехал за ворота.

Бетия оглянулась, увидела стоящих позади лорда и леди Драммонд и поняла, что имел в виду Эрик. Он заметил их и напомнил ей об осторожности. Проскользнув мимо родителей и поднявшись в спальню, Бетия горячо помолилась о скорейшем возвращении мужа. Ей хотелось побыстрее покинуть Данби и начать новую жизнь в собственном доме.

Глава 10

– Мюррей? – Плотный дородный мужчина, встретивший Эрика в воротах Билахана, недоуменно нахмурил брови. – Вы уверены, сэр? Вы выглядите как Макмиллан.

Эрик чуть не рассмеялся. Было забавно, что так много людей задают ему один и тот же вопрос, но в то же время это наводило на мысль, что он напрасно держался в стороне от клана матери в течение долгих лет. Если сходство так сильно, что Драммонды, а теперь и Макмилланы заметили это, то одного взгляда было бы достаточно, чтобы сберечь ему годы переговоров и прошений.

– Меня зовут сэр Эрик Мюррей. Это совершенно точно. Мое дело касается обстоятельств моего рождения. Я уверяю вас, что лорду и леди знакомо мое имя. Передайте им, что я приехал один. Мне нужно поговорить с ними.

Мужчина наказал другому воину присмотреть за Эриком и прошел в замок. Эрик сидел в седле, не делая ни одного движения, которое можно было бы расценить как угрозу. Это спокойствие давалось ему с трудом. Ему хотелось, чтобы встреча поскорее состоялась. Уже столько людей признали в нем Макмиллана. Ему нужно было, чтобы и лорд убедился в этом. Он желал покончить с этим делом, каким бы ни был исход, и вернуться к Бетии как можно скорее. Конечно, было бы лучше, чтобы все сложилось в его пользу, избавив от мучительного выбора: отстаивать ли свои права с оружием в руках, рискуя при этом расположением Бетии, или бросить все, но при этом не чувствовать себя обворованным.

Мужчина вернулся и провел Эрика в замок. Настороженные взгляды стражников говорили о том, что ему здесь не очень-то рады, но его сходство с Макмилланами было очевидным, и именно оно послужило причиной, по которой его все-таки согласились принять. Бегло взглянув по сторонам, Эрик заметил, что в зале больше кресел, чем скамей, стены были украшены гобеленами, в дальнем конце зала пылал огромный камин, а пол на помосте, где сидели лорд и леди, устилал пышный ковер.

Эрик подошел к возвышению, все время ощущая вооруженную охрану у себя за спиной, и поклонился. Выпрямившись, он заметил, что глаза лорда расширились от удивления. Лорд побледнел так сильно, что его жена вскрикнула и схватила его за руку.

– Господи помилуй, это же копия моей сестры Катерины, – прошептал он и отхлебнул из серебряного кубка, стоявшего перед ним.

– Я сразу увидел, что вы похожи на нас, – проворчал охранник, и Эрик почувствовал, как все в зале вздохнули с облегчением.

– Меня зовут сэр Эрик Мюррей из Донкойла.

– Я знаю ваше имя. Вы донимали нас петициями и письмами целых тринадцать лет. – Лорд жестом пригласил Эрика сесть по левую руку. – Похоже, что меня обманули, и не вы, как я всегда полагал.

– Нет, сэр, не я, – тихо сказал Эрик, садясь и принимая из рук пажа бокал вина. – Грэм Битон удерживает Дублин и не собирается от него отказываться. Ему только на руку, что никто не помогает мне.

– Он сказал, что вы какой-то бастард, претендующий на место ребенка, рожденного Катериной и умершего в младенчестве.

– А, так он не сказал вам, что я – ее ребенок!

Лорд Ранальд Макмиллан покачал головой:

– Если бы нам сказали, мы забрали бы тебя к себе. Мне было бы тяжело признать, что моя сестра вступила во внебрачную связь, но не принять ребенка, ставшего плодом этого греха, мы не смогли бы. Нет, Битон, муж Катерины, а теперь и Грэм всегда заявляли, что ты самозванец, лжец и вор, почуявший легкую добычу.

– Он ясно дал понять, что положит конец нашему союзу, если мы примем тебя и позволим вести свою игру, – сказала леди Мэри Макмиллан.

– А вы никогда не задавались вопросом, почему он так боялся, что вы можете увидеть меня, если я – всего лишь самозванец?

Лорд Ранальд поморщился:

– Было проще поверить в это, чем в то, что сестра родила бастарда. Ее муж…

– Был скотиной и глупцом. Он хотел сына, потратил большую часть своей никчемной жизни, делая детей каждой женщине, попадавшейся на его пути. Но у него получались сплошь девочки. Он подумал, что я – сын любовника его жены, и вышвырнул меня вон.

– Вышвырнул?

– Он велел своим людям отнести меня в лес и оставить умирать на холме. Затем приказал убить вашу сестру, мою мать, и повивальную бабку или сделал это своими руками – не могу сказать наверняка.

– Расскажи мне все.

– Это очень некрасивая история.

Потрясенный лорд Ранальд рассмеялся и снова наполнил кубок.

– Я начинаю это понимать.

Эрик вздохнул и начал свое печальное повествование. Большую часть того, что говорил, он уже излагал в письмах и прошениях, но, судя по всему, они даже не читали их. Он наблюдал, как лорд Ранальд становится бледнее с каждым словом, видимо, впервые осознав всю глубину зла, содеянного мужем его сестры. Эрик слабо улыбнулся, увидев слезы на глазах леди Макмиллан. Он вспомнил, что Бетия тоже плакала, слушая его рассказ.

– А этот Грэм – того же поля ягода?

– Думаю, да. Жизнь бедных жителей Дублина, кажется, не стала легче под его правлением. Это одна из причин, по которой я продолжаю добиваться признания своих прав на Дублин. Я верю, что люди, живущие там, заслуживают лучшей доли.

Лорд Ранальд пристально посмотрел на него и сказал:

– Хотя ты наследник Битонов и настоящий Макмиллан, ты продолжаешь называть себя Мюрреем.

– Думаю, я всегда буду так себя называть, – пожал плечами Эрик. – Я тринадцать лет рос, считая себя бастардом Мюрреев. И я по-прежнему ощущаю себя одним из них, даже выяснив, что я вовсе не бастард. Наверное, никто не захочет называть своим отцом Битона, но я не думаю, что причина только в этом. Балфур и Найджел вырастили меня. Может быть, мы не являемся кровными родственниками, но нас связывает множество других уз. Я обязан им жизнью.

– Да, обязан. – Лорд Ранальд потянулся и сжал руку Эрика. – Останешься ненадолго? Здесь есть и другие, с кем тебе следует познакомиться – тети, кузины. Я бы с радостью рассказал тебе о твоей матери.

– Я совсем недавно женился, сэр. – Эрик коротко поведал им о Бетии, упомянув и историю их знакомства, слегка улыбаясь, когда глаза Ранальда и Мэри расширились от удивления.

– Драммонды не просили нас о помощи?

– Нет, не думаю, чтобы родители Бетии поверили, что это правда.

– Но вы верите?

– Да. Единственное, в чем я не уверен, – как Уильям будет действовать теперь, когда Бетия с малышом в безопасности. Вы встречались с моей женой?

– Раз или два, когда приезжали к Драммондам.

– Нам ее никогда не представляли, – сказала Мэри. – Можно было случайно столкнуться с ней или услышать о том, что она совершила какую-то ошибку. Не думаю, что о ней особо заботились, – добавила она осторожно.

– Нет, не заботились. Я хочу забрать ее оттуда как можно скорее.

– Разве неделя или две могут что-то изменить? – спросил лорд Ранальд.

Эрик сомневался. Он уже скучал по Бетии и сожалел о том, что оставил любимую у ее бессердечных родителей. Они могли погубить то немногое, что он успел дать ей, погасить вспыхнувшую в ее сердце искорку надежды и веры в себя. Но он столько лет пытался привлечь внимание Макмилланов, и вот его наконец признали. Мудрее было бы укрепить эти пока еще хрупкие узы, к тому же Ранальд мог многое рассказать ему о Битоне, что пригодилось бы в предстоящей борьбе.

– Я останусь на неделю, самое большее на две. Потом мне нужно будет вернуться в Данби, – сказал он, криво улыбнувшись при виде радости, вспыхнувшей на лицах его наконец-то обретенных родственников.

– Я пошлю в Данби человека с письмом от тебя, – сказала леди Мэри. – Это облегчит твоей жене ожидание.

Эрик надеялся, что так и будет. Он боялся, что Бетия до сих пор до конца не уверена в нем. Что ж, по крайней мере, он мог не беспокоиться за ее безопасность – стены Данби обеспечивали надежную защиту.

Бетия вздохнула, сидя на поросшем травой клочке земли в задней части двора и наблюдая за Джеймсом, ковыляющим вокруг. Он ходил с каждым днем все лучше и лучше, но пытался двигаться слишком быстро и потому часто спотыкался. Позволив малышу тренироваться на заднем дворе, она свела ссадины и синяки к минимуму.

Бетия тосковала по Эрику, хотя очень старалась не скучать. У него были веские причины оставаться там. Макмилланы приняли его и хотели, чтобы он узнал их получше. Хотя прошло только две недели, она страстно желала поскорее увидеть мужа. Она плохо спала без него, ей часто снилось, как он развлекается с красивыми женщинами – женщинами, которые могли увести его навсегда.

– Хватит хмуриться, – весело сказала Гризелла, садясь рядом.

– Я и не хмурюсь вовсе…

– Хмуришься, хмуришься. Скучаешь по своему красавчику мужу.

– Возможно. – Бетия вздохнула, когда Гризелла фыркнула в ответ на ее деланное равнодушие.

– Если это тебя обрадует, я готова признать, что меня тревожит, как он проводит время в Билахане.

– Я так и думала, что ты будешь выдумывать всякие глупости.

– Ты уверена, что ты всего лишь служанка?

– Не надо ставить меня на место. Это со мной не пройдет. Мы ведь выросли вместе, и я замужем за Питером, который почти дядя тебе.

– Если попытаешься заставить меня звать тебя тетушкой, клянусь, я ударю тебя!

– Я трепещу! Почему ты решила, что твой муж пожелает отведать меда из другого горшочка?

Бетия с минуту смотрела на Гризеллу, затем расхохоталась.

– Что за странный способ выражать мысли! – Она вздохнула и посерьезнела. – Ты не видела, как женщины расстилаются перед ним. Горничные в гостинице чуть не изнасиловали его прямо у меня на глазах!

– Могу в это поверить. Он очень красив. Некоторые местные девушки тоже вились вокруг него.

– Если ты стараешься поднять мне настроение, то выбрала неверный способ!

Гризелла засмеялась:

– Прости. Боюсь, тебе придется смириться с этим. Ты не сможешь ослепить всех девушек в Шотландии.

– А что, это мысль!

– Нет, ты никогда не будешь такой жестокой. Даже не знаю, что сказать. Я действительно не верю, что твой парень из тех, кто с легкостью нарушает клятвы. Сдается мне, ты к нему несправедлива. До тех пор пока он не докажет тебе, что не заслуживает доверия, тебе не следует обвинять его даже в мыслях.

Бетия кивнула, поймала Джеймса, споткнувшегося прямо перед ней, и рассмеялась, когда он немедленно устремился обратно.

– Я понимаю. Мне нужно просто доверять ему до тех пор, пока он не докажет обратное.

– Вот и поступай так. Мужчинам нравится, когда женщина ревнива, но до известного предела. На самом деле ты ставишь под сомнение его честь всякий раз, когда боишься, что он уступит страсти жаждущих его девушек.

– О, – Бетия поморщилась, – никогда не думала об этом с такой точки зрения.

– Попробуй. Если позволишь этим страхам поселиться в твоей душе, вскоре эти слова сорвутся у тебя с языка. Вскоре ты начнешь обвинять мужа в том, что он спит со всеми девушками в округе, и в конце концов в самом деле толкнешь его в их объятия. Такая подозрительность и ревность могут погубить вашу любовь, Бетия. Так произошло с моими родителями, так что я знаю, о чем говорю.

– Прости.

– Ничего, это все в прошлом. Тем не менее, горький опыт научил меня чему-то, и хотя я не могу сказать, что не ревную, когда вижу, как хорошенькая девушка улыбается моему Питеру, я сначала смотрю на него. Улыбается ли он в ответ? В моей ли он постели каждую ночь? Сгорает ли он от страсти, как и прежде? Я просто говорю «да» в ответ на эти вопросы, и ревность уходит. Конечно, это не мешает мне поймать потаскушку, что строила глазки моему мужу, и отшлепать ее, – засмеялась она вслед за Бетией.

– Жаль, я не смогу ответить на все эти вопросы прямо сейчас. Ведь Эрика нет в моей постели каждую ночь.

– Верно, но ты знаешь, где он, и он шлет тебе письма почти каждый день.

Бетия улыбнулась, отвечая:

– Да. И называет меня разными нежными именами. «Сердечко мое», «ты – моя» и все такое.

– Ну, милая, если он называет тебя такими именами, думаю, можно не волноваться, что ему предлагают девушки в Билахане. Тебе следует наградить его за то, что он отказал им всем! – Гризелла поднялась и расправила юбки. – Думаю, тебе пора покормить паренька и бежать на очередной урок светских манер.

Бетия мягко выругалась, поднялась и подхватила Джеймса. Когда она испугалась, что не сможет отправиться ко двору вместе с Эриком, Гризелла и Питер начали учить ее. Хотя девушка начала думать, что не посрамит Эрика, она по-прежнему не считала королевский двор таким уж замечательным местом. Слишком много правил! К примеру, нужно помнить, перед кем склоняться в реверансе, а перед кем – нет и как глубоко. Единственное, что ей нравилось, – это учиться танцевать, но девушка сомневалась, что ей придется применить знания на практике.

Был еще день, когда Бетия осталась наедине с Джеймсом и поняла, что ей совершенно нечем заняться. Она решила пойти поискать целебные травы. Вспоминая, как беспомощна она была, когда Эрик страдал от лихорадки, она решила поучиться целительству у старой Хельды. Теперь она пыталась собрать свою коллекцию лекарственных трав. У нее мелькнула мысль о том, что небезопасно выходить за ворота, но Бетия тотчас отбросила ее прочь. Она слышала, Уильям пытался получить Данкрейг, подавая прошения королю и требуя у ее родителей отдать ему опеку над малышом. Так как письма эти приходили из Данкрейга, он вряд ли мог находиться поблизости. Бетия подумала, что сейчас она может выйти за стены замка, не подвергаясь опасности, и пошла искать Боуэна.

Боуэн не согласился с ней:

– Думаю, ты должна оставаться здесь.

– Мне нужно покинуть замок совсем ненадолго, – сказала девушка, следуя за ним в конюшню.

– Хочешь накликать беду на свою голову?

– Но, Боуэн, Уильяма даже нет поблизости!

– Как ты можешь быть в этом уверена?

– Потому что он присылал письма из Данкрейга.

Боуэн облокотился на стойло и нахмурился, глядя на нее.

– Да, так говорят. Это значит только то, что он хотел твоей и Джеймса смерти. Я не вижу причины, по которой он должен был переменить мнение.

Бетия вздохнула.

– Я тоже не вижу причины и поэтому прошу двух вооруженных мужчин в качестве охраны. Не знаю, каким надо быть дураком, чтобы пытаться причинить нам с Джеймсом вред теперь, но полагаю, у Уильяма может не хватить сообразительности понять это. Либо он так сильно хочет нашей смерти, что готов пожертвовать даже властью над Данкрейгом. Тем не менее, все указывает на то, что он находится там.

– Ну ладно. Двое охранников и твое обещание вернуться до заката.

Бетия приподнялась на цыпочки и поцеловала его в бородатую щеку.

– Я не думаю, что задержусь надолго.

Выехав из Данби, Бетия отбросила тревоги. Стоял удивительно теплый солнечный день, и она хотела насладиться им в полной мере. Джеймс сидел в перевязи и смотрел по сторонам, лепеча что-то и показывая пальцем на все подряд. Бетия надеялась, что говорить он научится так же быстро, как и ходить. Ей было интересно, что он пытается сказать.

Она взглянула в сторону Билахана и была слегка разочарована тем, что не увидела Эрика, скачущего ей навстречу, затем приказала себе не глупить. Он вернется, когда сможет. Выросший с клеймом незаконнорожденного, снова и снова отвергаемый родичами, Эрик имел полное право узнать как можно больше о своей наконец-то обретенной семье. То, что Макмилланы приняли его, означало также, что ему не придется воевать с ними, доказывая свои права. Так как это обстоятельство могло бы настроить против него клан Бетии, девушке следовало бы радоваться, что Эрик захотел остаться и погостить в Билахане.

Несмотря ни на что, она страстно желала, чтобы Эрик вернулся домой, и не только потому, что соскучилась по нему в постели. Даже поступая так, как советовала Гризелла, она продолжала беспокоиться. Ему она могла доверять, хотя и не всецело. Но она совсем не верила женщинам и не могла забыть, что Эрик – здоровый мужчина.

– Прекрати это, дурочка, – ворчала она на себя. – Слишком многое поставлено на карту, чтобы ты сомневалась в своем возлюбленном.

– Вы что-то сказали, миледи? – спросил воин, скачущий рядом с ней.

– Нет, Дугал, я разговаривала с Джеймсом, – ответила девушка и вздохнула, когда Дугал понимающе кивнул.

Бетия слабо улыбнулась. Вот несколько преимуществ того, что у тебя есть ребенок: можешь делать глупости, списывая все на то, что играешь с ним, можешь разговаривать сама с собой и не выглядеть при этом глупо – стоит только сказать, что болтаешь с малышом. Глядя на Джеймса, она решила, что нужно быть более осторожной и следить за словами. Он говорил все больше слов, а она не хотела, чтобы в один прекрасный момент он повторил за ней что-то, что следует держать в секрете.

Они скакали менее четверти часа, когда Бетия попросила остановиться. Это было то самое место, о котором говорила старая Хельда. Дугал помог ей спешиться, а сам остался вместе с другим воином, около лошадей, пока Бетия искала нужные растения. Справившись с Джеймсом, норовившим засунуть все, что она срывала, в рот, девушка начала собирать целебные травы.

Ей не потребовалось много времени, чтобы наполнить маленькую сумку, которую она взяла с собой. Она повернулась к стражникам, чтобы сказать, что готова возвращаться, и закричала от страха. Дугал хрюкнул и с расширившимися глазами на побледневшем лице вытащил стрелу, торчавшую у него из спины. Второй воин закричал, когда стрела вонзилась ему в грудь с такой силой, что отбросила его к стволу дерева, возле которого он стоял.

Крепко прижимая к себе Джеймса, Бетия в ужасе наблюдала, как около дюжины всадников выезжают из зарослей и окружают их. Троих из них она узнала немедленно и удивилась, как Уильяму и его сыновьям удалось так быстро добраться сюда из Данкрейга. Последнее письмо с просьбами об опеке над Джеймсом прибыло только вчера.

Когда Уильям спешился и подошел к ней, девушка поняла, что была непростительно наивна. Они все поверили, что Уильям вернулся в Данкрейг только лишь на основании слов его собственного посланца. Вместо того чтобы сидеть в Данкрейге, пытаясь присвоить себе то, что не принадлежало им по праву рождения. Уильям и его люди рыскали вокруг Данби, ожидая возможности добраться до нее. «И я сама пришла прямо к нему в руки», – со злостью подумала девушка.

– Вы сошли с ума? – спросила Бетия, отчаянно пытаясь побороть охватившую ее панику.

– Сошел с ума? – Уильям нахмурился, как будто всерьез размышляя над этим. – Нет, я так не думаю. Я заманил тебя сюда, и ты теперь в моих руках, не так ли?

– Я приехала сюда не для того, чтобы смотреть, как вы убиваете моих людей. И конечно, не потому, что кто-то заманил меня.

– Понимаю. Но я – та причина, по которой ты здесь, да еще и с малюткой Джеймсом. Я знал, что ты не сможешь долго оставаться в крепости. Все, что мне нужно было сделать, – это усыпить вашу бдительность и ждать, когда ты покинешь замок.

– Вы считаете себя умнее, чем вы есть на самом деле. – «А я, похоже, полная идиотка», – уныло подумала она.

– О, я умен. А кто, по-твоему, победил?

Прежде чем девушка смогла ответить, Уильям ударил ее кулаком в лицо. На мгновение Бетия почувствовала ужас и боль, затем темнота поглотила ее.

– Боуэн! – прокричал Уоллес, спотыкаясь и вваливаясь в конюшню. – Тебе лучше появиться как можно скорее.

Боуэн поспешил за ним, проталкиваясь сквозь толпу, окружившую лежащего на земле человека. Когда он наконец узнал в раненом Дугала, он выругался. Он присел рядом с Гризеллой и старой Хельдой, пытавшимися остановить кровь.

– Что случилось, Дугал? – спросил Боуэн, молясь, чтобы смертельно бледный парень нашел в себе силы ответить.

– На нас напали в лесу, – просипел Дугал. – Это были ребята Уильяма. Он забрал девушку и мальчугана.

– Ты не видел, куда они поскакали?

– На запад.

– Ты молодец, парень. – Боуэн взглянул на женщин, вставая. – Сделайте для него все возможное, – пробормотал он.

– Он сказал – на запад? – спросил Уоллес.

– Да.

– Не похоже, чтобы они возвращались в Данкрейг.

– Думаю, Уильям хочет замести следы. Собирай людей, парень. Если мы поторопимся, то, возможно, успеем спасти их.

Уоллес выкрикнул приказы и, пока воины в спешке выполняли их, повернулся к Боуэну:

– Я надеюсь, мы успеем вернуть Бетию и малыша раньше, чем ее муж обнаружит пропажу.

– Слишком поздно, – сказал Питер, вставая рядом с Боуэном лицом к человеку, въезжавшему во двор.

Глава 11

– Где она? – спросил Эрик.

Боуэн скривился и провел рукой по волосам, глядя на Эрика.

– Мы думаем, этот мерзавец Уильям захватил ее.

Эрик пристально посмотрел на него. Он почувствовал неладное, когда въезжал в ворота Данби. Хмурясь, Питер, Уоллес и Боуэн собирали во дворе людей и лошадей. Эрик даже не стал спешиваться. Просто подъехал поближе к Боуэну.

– А Джеймс? – спросил он, чувствуя комок в горле.

– Тоже.

– Бога ради, как Уильяму удалось проникнуть в Данби?

– А он и не проникал. Бетия с малышом отправились в лес собирать травы. Они взяли с собой двоих воинов. Теперь один из них мертв, а другой тяжело ранен. Жена Питера, Гризелла, опасается, что он не выживет. – Боуэн вскочил на лошадь. – Мы собираемся в погоню. Ты с нами?

– Разумеется.

– Старая Хельда и Дугал сказали нам, откуда начинать поиски.

Выехав за ворота, Эрик поскакал рядом с Уоллесом. Боуэн и Питер ехали позади.

– Что заставило Бетию покинуть стены замка? – спросил он, когда они замедлили ход перед въездом в лес.

Уоллес пожал плечами:

– Вряд ли она была уверена в том, что это совершенно безопасно. Но, безусловно, считала, что короткая вылазка с небольшой охраной не таит в себе угрозы. Казалось, Уильям прекратил преследовать ее и решил довольствоваться бесконечными требованиями опеки над малышом. Мои недалекие тетя и дядя всерьез рассматривали такую возможность. Это угнетало Бетию больше, чем вероятность того, что Уильям все еще не отказался от мысли об убийстве.

– Это угнетает и меня. – Эрик взглянул на Томаса, искавшего следы похитителей, и спросил: – Он достаточно хорош?

– Лучший в своем деле. Все окрестные кланы время от времени обращаются к нему за помощью. Томас может найти иголку в стоге сена.

– Надеюсь, он быстро найдет след. Бетия и малыш Джеймс находятся в руках Уильяма уже довольно давно.

Уоллес нахмурился:

– Думаешь, он все еще хочет убить их?

– Думаю, да.

– Это же бессмысленно. Все сразу поймут, кто это сделал и почему.

– Я не уверен, что Уильям достаточно умен, чтобы это сознавать, а даже если и так, он слишком самоуверен и думает, что это сойдет ему с рук.

– Не волнуйся, мы найдем ее.

– Надеюсь. Я женат меньше двух недель и не имею ни малейшего желания становиться вдовцом.

Придя в себя, Бетия почувствовала, что в ноздри ей ударил запах лошадиного пота, затем услышала лепет Джеймса. Воспоминания о произошедшем волной нахлынули на нее. Девушка осторожно села, борясь с тошнотой. Хотя головная боль туманила взор, она огляделась в поисках Джеймса. Сердце сжалось от страха, когда она увидела, что Айан, самый жестокий из сыновей Уильяма, держит ребенка в седле перед собой.

– Ага, очнулась? – осклабился Уильям и подъехал поближе. – Голова болит?

– Чтоб вам провалиться, – проворчала девушка, пытаясь пошевелить руками, привязанными к луке седла. – Мы все понимаем, что вы победили. Отвратительно с вашей стороны все время напоминать об этом.

По застывшему лицу Уильяма она догадалась, что его хорошее настроение растаяло без следа. Бетия была этому только рада. Понять тупого и порочного Уильяма было проще, чем более достойного человека. В таком типе людей она могла разобраться.

– У меня есть полное право торжествовать, – прошипел Уильям. – Драммонды, как вы горды и высокомерны! Вы думаете, что я должен быть вам благодарен за то, что вы позволили мне взять ваше имя? Но это все, что вы дали мне.

– Ты получил гораздо больше, когда женился на бедной тете Роберта. Ты и твои отвратительные сыновья подыхали бы от голода в какой-нибудь зловонной дыре, если бы она не приютила вас.

– Данкрейг – мой! Я его заработал.

– Чем же? Похваляясь тем, какой ты прекрасный человек?

– Да уж получше любого из Драммондов! Где они все с их хваленой гордостью и красотой? Мертвы. Ты тоже вскоре последуешь за ними. Как и этот проклятый ребенок.

Бетия упала духом, когда Уильям оставил ее и присоединился к сыновьям. Она постаралась преодолеть свою слабость. Хотя шанса на спасение практически не было, особенно до тех пор, пока Уильям держит их с малышом порознь, девушка не переставала надеяться. Без надежды она позволит себя убить, как покорная овечка, и, хуже того, утянет за собой Джеймса.

Бетия взглянула на небо, пытаясь понять, сколько осталось до захода солнца. Она не слишком хорошо определяла время, а головная боль лишала способности сосредоточиться. Тем не менее, она чувствовала близость заката. Тогда Боуэн пойдет ее искать. Если ей удастся немного задержать Уильяма и Боуэн будет достаточно нетерпелив, значит, у нее появится шанс на спасение.

Бетия несколько раз глубоко вдохнула воздух и постаралась прогнать боль. Боль туманила мысли, а ей нужна была ясная голова. Надо было как-то разговорить Уильяма, да надолго, чтобы дать Боуэну время найти ее.

Чуть погодя Уильям решил сделать привал. Один из людей Уильяма выдернул ее из седла и опустил на землю, а мгновение спустя ей в руки сунули Джеймса.

– Иди сюда и встань на колени, – приказал Уильям, стоя посередине маленькой прогалины.

– Вы ждете, что я смиренно покорюсь? Вы сошли с ума! – сказала Бетия и покачала головой.

Она побежала. Она знала, что у нее нет ни малейшего шанса скрыться от своих похитителей, особенно с Джеймсом на руках, но все же надеялась на чудо. Это также помогало тянуть время – время, которое понадобится Боуэну, чтобы найти ее. Не важно, как далеко она убежит, она будет метаться по поляне, пытаясь прорваться в каждую щель, перекрытую людьми Уильяма. Наконец один из них поймал ее – девушка не смогла увернуться. Бетия сосредоточилась на том, чтобы держать Джеймса подальше от грубых рук схватившего ее мужчины, когда он поднял ее и швырнул на землю.

Поднявшись на ноги и судорожно хватая ртом воздух, Бетия попыталась успокоить плачущего малыша. Она знала, что он не сильно ушибся, просто испугался, но, взглянув на Уильяма, девушка поняла, что малышу лучше перестать плакать. Уильям, казалось, был готов убить ребенка немедленно. Шум, поднятый Джеймсом, также мешал ей заговорить с Уильямом. Она мысленно вознесла небу благодарственную молитву за то, что малыш быстро затих и теперь беззвучно всхлипывал у нее на руках.

– Это был очень глупый поступок, – сказал Уильям. – И куда бы ты пошла?

Бетия тихо выругалась, когда ее силой заставили встать на колени, да так, что боль пронзила измученное тело.

– Может, я и не собиралась никуда бежать, а сделала это, только чтобы позлить вас.

– Да, это я могу понять. Ты была для меня как заноза, с тех пор как приехала в Данкрейг.

– Вы убили мою сестру и пытались убить ее сына. Я должна была сказать вам спасибо?

– Я ожидал, что ты будешь витать в облаках так же, как и твоя сестра. Ни она, ни ее глупый муженек ни о чем не догадывались. Как ты обо всем узнала? – Уильям хмуро посмотрел на нее. – Может быть, ты ведьма? Да, вероятно, с твоими-то глазами.

Он говорил как обиженный ребенок. Он говорил так, будто ее попытки спасти Джеймса были, по меньшей мере, гнусными происками. Это показывало, что он считал малыша, равно как его родителей и свою жену, досадным препятствием на пути к богатству, препятствием, которое должно быть устранено. Он если и не сошел с ума, то был очень к этому близок.

Бетия тряхнула головой, отбрасывая со лба непокорные пряди. Когда Уильям предположил, что она ведьма, у девушки появилась идея. Если она заставит их поверить в то, что обладает волшебной силой, они могут решить, что ее опасно убивать. Со стороны людей было глупостью считать, что она обладает какой-то силой только потому, что у нее разноцветные глаза, но сейчас ей это было на руку. Бетия пристально посмотрела на Уильяма, не удивляясь тому, что он непроизвольно отступил назад, прежде чем совладал с собой.

– Было совсем нетрудно прочитать злодейские планы, написанные в вашем черном сердце, – сказала она.

– Понимаю. – К торжеству в его голосе теперь примешивалась изрядная доля страха. – Только поэтому тебе и удалось сбежать от меня, только так ты могла узнать о яде, который подмешивали в пищу.

«Если я такая умная, что могу читать мысли, что же я тогда делаю здесь?» – хотелось спросить Бетии. Уильям был таким идиотом, что она удивлялась, как ему удалось прожить так долго. Ее приводило в бешенство, что такому глупцу удалось погубить Сорчу и, может, еще удастся убить ее и Джеймса. Девушка не скрывала своего презрения. «Ко всему прочему, – размышляла она, – если бы я действительно была колдуньей, то судила бы о таком типе с полным пренебрежением». Бетия молилась, чтобы кто-нибудь пришел ей на помощь, потому что, играя в эту игру, она рисковала, что ее сожгут на костре, а не просто перережут горло. Однако, отбросив в сторону малодушные мысли, она стала думать о том, что следует говорить дальше.

Продвигаясь по лесу так быстро, насколько это возможно, не создавая шума, Эрик и воины из Данби торопились, слыша плач малыша. Внезапно наступила тишина, и Эрик пришел в уныние.

– Он перестал плакать.

– Это не значит, что он мертв, – уверял его Боуэн. – Бетии, возможно, просто удалось его успокоить.

– Они в нескольких ярдах впереди, – сообщил Питер, вернувшийся из разведки.

– Живые? – тут же спросил Эрик.

– Да, хотя понятно, что он собирается убить обоих. Они на прогалине. Бетия с малышом стоят на коленях, а Уильям и его люди выстроились перед ней. Их около дюжины.

Боуэн тут же отдал распоряжение воинам окружить поляну, поместив двух лучших лучников у Уильяма за спиной. Уоллес и Эрик решили встать позади Бетии и Джеймса. Когда начнется атака, нужно будет увести девушку с малышом с поля боя как можно скорее. Эрик пытался внять заверениям Уоллеса и Боуэна, что Бетия сама сообразит, что делать, но слишком боялся за нее, чтобы рассуждать разумно. Когда же он услышал, что она говорит Уильяму, его страх за нее смешался с недоумением.

– Что за чушь она несет? – пробормотал Эрик, прячась в густой подлесок рядом с Уоллесом.

– Уильям, очевидно, один из тех глупцов, которые верят, что Бетия – колдунья, потому что у нее разноцветные глаза, – шепотом ответил Уоллес. – Но я не понимаю, почему она думает, что это поможет.

– Это погубит ее еще быстрее. Не очень-то мудро играть на его страхах.

– Я знаю, что вы замышляете, – сказала Бетия тихим низким голосом.

– Я собираюсь убить тебя и ребенка и завладеть Данкрейгом, – прошипел Уильям. – Это будет совсем нетрудно.

– Вы никогда не получите Данкрейг. – Бетия радовалась, видя, что сила ее голоса заставила Уильяма слегка побледнеть. – Вы действительно думаете, что мои родные и мой муж поверят, что нас с Джеймсом убили воры или бродяги?

Глаза Уильяма расширились, а его сыновья уставились на нее в немом удивлении.

Бетия поняла, что она на верном пути.

– Они хорошо осведомлены о том, что вы убиваете всех, кто мешает вам захватить власть в Данкрейге.

– У них нет доказательств.

– Моего слова достаточно. Если вы убьете меня или малыша, мой муж и родные пустятся за вами в погоню. А потом они убьют вас – медленно. Вы будете рады смерти, потому что когда жизнь будет покидать мое тело, я прокляну вас, ваших сыновей и всех, кто вам помогал. Вы покроетесь сочащимися язвами, вонь от которых будет так велика, что никто не сможет находиться рядом с вами.

– Закрой свой поганый рот, ведьма! – завопил Уильям.

– Потом выпадут ваши волосы, потом – зубы.

Сыновья Уильяма и его люди начали ворчать.

– Наконец наступит момент, когда вы больше не сможете выносить боль.

– Закрой ей рот, отец! – не выдержал Ангус.

– Я предупреждаю тебя, женщина, – сказал Уильям, приставляя к ее горлу меч. – Если не прекратишь – я отрежу твой поганый язык.

– За каждую каплю крови, моей или Джеймса, вас ждет новое мучение. Ногти на руках и ногах почернеют и отвалятся. Ваше мужское достоинство усохнет…

Крик пронзил тишину и оглушил ее. На мгновение Бетия подумала, что она до смерти перепугала кого-то из людей Уильяма. Затем она увидела, как один из ее похитителей упал со стрелой в спине. Когда раздался второй полный муки крик, она подхватила малыша и бросилась бежать прочь от Уильяма и его людей – и попала прямо в объятия Эрика и Уоллеса.

– С тобой все в порядке? – спросил Эрик, нежно дотрагиваясь до большой ссадины у нее на лице.

– Да, – ответила она дрожащим голосом, не в силах поверить в свое чудесное спасение.

– Присмотри за ней, Уоллес, – распорядился Эрик и присоединился к битве, развернувшейся между людьми Уильяма и родными Бетии.

Уоллес ухмыльнулся:

– Ваше мужское достоинство усохнет?

– Мне показалось, что это проклятие может испугать мужчину, – пробормотала Бетия и пожала плечами.

– О да, это может.

Хотя она не хотела отвлекать Уоллеса, готового в любой момент броситься в схватку, один вопрос ей необходимо было выяснить:

– Как вы нас нашли?

– Удача сопутствовала нам, вернее, тебе и Джеймсу. Одна из твоих лошадей убежала от людей Уильяма, но осталась неподалеку. Дугал очнулся, взгромоздился в седло и прискакал в Данби. Мы были не так далеко от вас.

– И конечно, взяли Томаса идти по следу?

– Разумеется. – Уоллес взъерошил волосики малыша. – А голос этого парнишки вел нас оставшуюся часть пути.

– Я так боялась, что потеряла его, привела прямо в руки убийц.

– Нет, милая. Уильям перехитрил нас всех. Мы думали, что он вернулся обратно в Данкрейг, иначе ни за что не выпустили бы вас за пределы Данби. Твой муж был отнюдь не обрадован, узнав, что мы натворили.

Бетия хмуро взглянула на Эрика, но тут же отвернулась, не в силах смотреть, как он сражается. Она не могла не бояться за его жизнь. Она спросила себя, не потому ли Эрик так разгневался, что она слишком дорога ему, но потом велела себе не глупить. Он поклялся защищать ее и Джеймса. Эрик был рыцарем и человеком чести. Он оставил ее в Данби, уверенный, что ей ничто не угрожает, а вернувшись, узнал, что она попала в беду. Вот что подстегивало его злость. Она еще раз взглянула на Эрика, увидела, что он пробивается к Уильяму, и закрыла глаза. Она уже не думала, что он к ней чувствует, она молилась только о том, чтобы Господь уберег его.

Эрик проклинал все на свете, когда оказалось, что он поверг на землю последнего воина, стоявшего между ним и Уильямом, только для того, чтобы тут же выскочил еще один. Уильям бросился к лошадям, спасая свою никчемную жизнь. Эрик с трудом мог держать себя в руках, когда увидел, как близок его враг к тому, чтобы спастись.

– Стой и сражайся как мужчина, ты, никчемный негодяй! – взревел Эрик.

– Я не собираюсь умирать здесь, – ответил Уильям, пытаясь оседлать брыкающуюся лошадь. – Из-за этой суки я потерял сыновей и земли, которые должны принадлежать мне. Я собираюсь жить долго, чтобы заставить ее дорого заплатить за это.

Яростно ругаясь, Эрик выбил меч из руки противника и посмотрел в его смертельно бледное лицо.

– Прочь с дороги! – прорычал он.

Он не удивился, когда тот повернулся и побежал, не заботясь о том, чтобы поднять меч и продолжить бой.

– Ты сам виноват в том, что произошло, – сказал Эрик, пробираясь между сражающимися.

– Данкрейг должен был стать моим! – прокричал Уильям, взлетая в седло, пуская коня в галоп и сшибая всех на своем пути.

– Уоллес! – воскликнул Эрик.

Уоллес выругался, увидев Уильяма, мчавшегося к ним с мечом наголо.

– Убирайся с его пути, когда я прокричу «сейчас», Бетия!

– Господи помилуй, он что, решил затоптать нас? – прошептала Бетия, прижимая к себе малыша и думая лишь о том, как защитить его.

– Сейчас! – Уоллес встретил Уильяма и, чудом устояв на ногах, заставил его изменить направление.

Несмотря на страх, Бетия понеслась за Уоллесом, пока Уильям разворачивал коня. Еще дважды пытался он зарубить Уоллеса и добраться до нее. Затем он увидел что-то за ее спиной и разразился проклятиями. Быстрый взгляд поверх плеча сказал ей почему. Эрик вместе со своим отрядом скакал к ним. Уильям не мог биться с ними со всеми, так как те немногие его спутники, которым посчастливилось остаться в живых, уже убежали, спасая свои жизни.

– Это еще не все, сука! – выкрикнул он.

– Ты проиграл, Уильям! Хватит! – ответила девушка, содрогнувшись, когда безумная гримаса исказила его черты.

– Нет, ты должна заплатить за моих сыновей! Ты и этот ребенок!

Уильям ускакал прочь, растворившись в лесу. Боуэн послал двоих воинов вдогонку, но по выражению его лица Бетия поняла, что он не питает надежды поймать его на этот раз. Она задрожала, когда Эрик подошел и обнял ее за плечи. Убедившись, что муж не ранен, девушка прильнула к нему. Он пропах потом и кровью, но ее это не волновало. Сейчас она как никогда нуждалась в его поддержке.

Они почти спаслись. К сожалению, Бетия знала, что это еще не конец. После того как Уильям попытался убить их с Джеймсом на глазах у всех, он уже не мог вернуться в Данкрейг. Он теперь был вне закона. Она боялась, что Уильям попытается выполнить свою угрозу. Будучи лишен всего – сыновей, земель, дохода и воинов, – он уже не остановится. Теперь он станет преследовать ее не из жадности, а ради мести. Теперь, когда его намерения известны, Уильям будет строить козни под покровом ночи.

– О чем ты думала, покидая замок? – спросил Эрик, отхлебнув вина из фляги Уоллеса и предложив немного Бетии.

Бросив быстрый взгляд на мужчин, выполнявших печальную обязанность – они собирали с погибших все ценное, Бетия отпила вина и повернулась к мужу.

– Боюсь, я приняла его ложь за чистую монету. Я поверила, что он в Данкрейге.

Уоллес пробормотал проклятие и кивнул.

– Мы не думали, что его посланник может обмануть нас. – Он отхлебнул вина и указал на мертвого со стрелой в спине. – Вот он.

– Нет ли среди этих людей кого-нибудь из Данкрейга? – спросил Эрик.

– Нет, – ответила Бетия. – Очевидно, Уильям заменил людей Роберта своими, большинство из которых – наемники.

– Люди, которые не будут терзаться угрызениями совести, служа убийце. Жители Данкрейга еще посомневались бы, идя против Драммондов.

– Там было несколько, готовых предать свой клан, свою кровь и помогать этому негодяю в надежде на вознаграждение. Я не вижу здесь никого из них. Возможно, их выгнали из Данкрейга. – Она посмотрела туда, где скрылся Уильям, и содрогнулась. – Это еще не все.

– Если хоть одно из тех проклятий, что ты наслала на его голову, сбудется, нам не составит труда его найти, – протянул Эрик и ухмыльнулся.

– Будет довольно легко обнаружить лысого, беззубого, изможденного хромого мужчину с почерневшими ногтями на руках и ногах.

– Вы это все слышали? – смутилась Бетия.

– Вплоть до угрозы иссушить мужское достоинство. – Эрик усмехнулся, но тут же посерьезнел вновь. – О чем ты думала, любовь моя? Ты вываливала на них самые жуткие страхи. У них руки чесались, так им хотелось прирезать тебя.

– На самом деле я надеялась, что они побоятся убивать меня. Они уже были готовы поверить в то, что я – ведьма. И все потому, что я не ела отравленную пищу, которую Уильям посылал нам с Джеймсом.

– Они могли убить тебя быстрее, чем собирались.

– Все, что я хотела сделать, – это выиграть немного времени, – тихо сказала Бетия. – К тому моменту я уже заставила Уильяма признаться во всех его преступлениях и усомниться в том, что убивать нас с Джеймсом – такой уж мудрый поступок. Затем Уильям заметил, что я, наверное, ведьма. Это навело меня на мысль заставить его поверить, что убивать меня опасно. Если он поверил в мои колдовские чары, то попадется на эту уловку. Я не была уверена, что подоспеет помощь, так как считала, что оба моих охранника мертвы, но все же хотела выиграть время. Боуэн говорил мне, что я должна вернуться до заката, и я понимала, что он отправится на поиски, едва сядет солнце.

– План был не очень хорош, но он сослужил свою службу, – сказал Эрик, кивая присоединившемуся к ним Боуэну.

– Пора оставить это мрачное место, – сказал Боуэн, ласково погладив спящего малыша.

– Да, – согласилась Бетия, – это место теперь принадлежит смерти.

Боуэн кивнул и пошел туда, где воины из Данби оставили своих лошадей.

– И колдовству.

Бетия вздохнула и тряхнула головой, когда мужчины рассмеялись.

– Надеюсь, я больше не услышу об этой истории?

– Нет. – Боуэн поцеловал ее в щеку и усмехнулся.

– Усохшие мужские достоинства, кто бы мог подумать? Да уж, что может быть страшнее!

Когда мужчины снова рассмеялись, Бетия решила не обращать на них внимания. Пусть повеселятся. Было приятно слышать смех, к тому же она сомневалась, что это надолго. Уильям по-прежнему рыщет где-то рядом и пылает жаждой мести.

Глава 12

– По крайней мере, никто из наших людей не расстался с жизнью из-за твоей глупости, – промолвил лорд Драммонд.

Бетия вздохнула и наполнила тарелку едой. Когда они возвратились из леса, Эрик отнес ее наверх, в спальню, где девушка приняла ванну и отдохнула перед ужином. К тому времени как он зашел за ней, чтобы отвести в большой зал, Бетия надеялась, что раздражение родителей поутихло и ей удастся избежать их нападок. Но это оказалась пустая надежда.

Родители, очевидно, не желали верить, что они ошиблись в Уильяме Драммонде. Тогда им пришлось бы признать, что Бетия была права, а этого они не стали бы делать ни при каких обстоятельствах. По всему выходило, что это происшествие случилось по ее вине, как будто девушка намеренно искала гибели. Им не пришло в голову поинтересоваться, не пострадала ли она. Но больше всего ее огорчило то, что они ни словом не обмолвились о Джеймсе. Их единственный внук был на волосок от смерти, а они ничего не сказали. Как будто его никогда и не существовало на свете.

– Мне очень жаль, – сказала она. – Но, во всяком случае, из наших врагов в живых остался только один.

– Как же ему удалось бежать?

В вопросе звучал откровенный упрек Эрику и ее друзьям, а этого она не могла допустить. Лэрд Данби протирал штаны, сидя под защитой стен замка, а они рисковали жизнью, спасая ее. Бетия была потрясена его черствостью. Еще никогда не была она так зла на отца. Она могла думать только о том, как бы заступиться за людей, пришедших ей на выручку. «Мой отец – лэрд, – сурово напомнила она себе. – У него есть право судить своих людей».

Бетия удивилась, почему эта отговорка не успокоила ее, затем решила, что просто очень устала, чтобы рассуждать разумно.

– Уильям использовал своих людей как щит, – ответил Эрик. – Нам не удалось убить их достаточно быстро, чтобы добраться до него.

Лорд Драммонд хмыкнул, раздраженно взглянул на Эрика и снова уставился в тарелку. Бетия тоскливо вздохнула и попыталась съесть хоть что-нибудь. Ее отец не любил, когда ему перечили, даже в самой вежливой форме. Хуже того, она чувствовала холодное бешенство Эрика. Хотя Бетия понимала его обиду за себя и других людей, она надеялась, что он сможет совладать с собой. Девушка не хотела оказаться между двух огней.

Было сделано еще несколько замечаний о ее похищении и о том, что Уильям все еще представляет собой угрозу. Отец критиковал, а Эрик и Уоллес защищались. Это был не бог весть какой спор, но Бетия вскоре поняла, что не в силах терпеть. Еда, которую ей удалось съесть, теперь камнем лежала в желудке, а аппетит совсем пропал.

– Я пойду лягу, – сказала она Эрику так, чтобы услышали родители.

Эрик поцеловал ее в щеку:

– Я скоро приду к тебе.

– Эрик, – прошептала Бетия, опасаясь, что он даст волю гневу, как только она уйдет.

– Не бойся, радость моя. Я буду держать себя в руках.

Бетия кивнула и вышла из зала. То, что он с легкостью угадывает ее мысли, льстило и обескураживало. «Надеюсь, – подумала она, – это оттого, что он хорошо меня понимает, а не оттого, что мое лицо как открытая книга». Если Эрик может читать по ее лицу, значит, смогут и другие, а девушка не хотела, чтобы родители видели ее гнев и раздражение, которые ей с каждым днем становилось все труднее сдерживать.

– Ты там не задержалась, – сказала Гризелла, когда Бетия вошла в спальню.

– Я почти ничего не смогла съесть, – ответила Бетия, пока Гризелла снимала с нее платье. – Отцу тяжело признать, что он ошибался насчет Уильяма, и теперь он пытается свалить вину на наших людей. Это злит Уоллеса и Эрика. Еда комом стояла у меня в горле, пока я слушала их споры.

– Думаю, что мужчина, рисковавший в битве жизнью, вряд ли захочет терпеть попреки от человека, который не поднимал меч вот уже двенадцать лет.

Резкий тон Гризеллы удивил Бетию, но она вспомнила, что Питер тоже принимал участие в бою. В известной степени Питер презирал лорда Драммонда. Она хотела бы, чтобы отец был осторожнее в своих высказываниях и понял, что уже слишком поздно что-либо менять. Тот факт, что так много воинов оставались в Данби, несмотря на постоянные придирки ее отца, возможно, объяснялся их верностью Уоллесу и Боуэну. Они просто терпеливо ждали, когда власть перейдет к ее кузену.

– Я уверена, на самом деле отец благодарен им за помощь, – пробормотала Бетия, не обращая внимания на недоверчивый возглас Гризеллы. – Как себя чувствует Джеймс? – спросила она, когда, переодевшись в ночную сорочку, перебралась на стул возле камина, чтобы служанка расчесала ее волосы.

– Спит, как и положено такому малышу, как он. Мы с твоим мужем осмотрели его с головы до пят и нашли только несколько синяков.

– Ах, Гризелла, как может кто-то, не важно, мужчина или женщина, даже подумать о том, чтобы убить такую кроху?

– Это жадность, милая. Всепоглощающая жадность. Питер и Боуэн вне себя от гнева, что эта гадюка ускользнула от них.

– И я. Меня это тоже угнетает. – Бетия вздрогнула и обхватила себя руками. – Если бы ты слышала его угрозы, ты чувствовала бы себя также. Я не думаю, что Уильям когда-нибудь был в своем уме. Как можно в здравом рассудке замышлять убийство ни в чем не повинных людей? Теперь он спятил, это точно. Безумие было в его глазах, когда он смотрел на меня.

– Не бойся, вас хорошо охраняют.

– Но достаточно ли хорошо, чтобы защитить от одержимого?

– На то есть сильные, хорошо вооруженные воины, которые не только присмотрят за тобой и малышом, но и пустятся в погоню за негодяем. – Гризелла поставила на столик, стоявший рядом с девушкой, кувшин вина и бокал. – Посиди немного перед камином и выпей вина. Это поможет тебе расслабиться и заснуть.

– Да, я совсем измотана, несмотря на то, что мне удалось поспать перед ужином.

Когда за Гризеллой закрылась дверь, Бетия налила немного вина и, потягивая его, наблюдала за игрой пламени в камине. Ей нужно было успокоиться. Бетия надеялась, что ее родители примут Эрика, когда он женился на ней, но этого не случилось. Эрик должен был понравиться им даже больше, чем Роберт. Однако чем дольше она размышляла над этим, тем четче понимала, что между Эриком и Робертом есть огромная разница. Эрик – очень сильный человек, а Роберт был слаб и легко управляем, даже Сорчей. Эрику не нравится, когда им помыкают, по крайней мере, ее родители. Возможно, настала пора уезжать из Данби.

– Что вы тут делаете? – спросил Боуэн, когда Уоллес и Эрик вошли в его маленький домик, стоявший за стенами замка. – Уже поздно. – Он подмигнул Эрику, наливая эль для неожиданных гостей. – Я-то думал, после двух недель разлуки тебе найдется что сказать Бетии.

Эрик усмехнулся и сел на скамью у простого стола.

– Если она и заснет, пока я сижу здесь, я ее разбужу. – Он коротко рассмеялся, но тут же снова стал серьезным. – Я собираюсь представить Бетию ко двору через день-другой.

– И тебе нужны люди для сопровождения, – продолжил Боуэн.

– Да, но больше всего меня заботит то, что нам придется оставить здесь Джеймса.

– Не беспокойся о малыше, – заверил его Уоллес. – Даже если мой дядя настолько глуп, что не замечает нависшей над пареньком опасности, мы будем рядом. Мы ни на минуту не спустим с него глаз.

– Спасибо, но есть еще одна просьба. – Эрик глотнул эля, желая успокоиться, поскольку не знал, как будут восприняты его слова. Вряд ли он, чужой в Данби, мог осуждать действия главы клана. – Я бы предпочел, чтобы лорд и леди по возможности вообще не подходили к малышу, пока мы будем в отъезде. Надеюсь, Гризелла вместе с няней позаботятся о нем и сумеют скрыть его от посторонних взглядов.

– Так и будет, – кивнул Боуэн.

– Думаю, это не составит труда, поскольку не похоже, чтобы лорд и леди интересовались малышом. Господи, я не уверен даже, что они помнят, как его зовут!

Уоллес нахмурился и почесал подбородок:

– Я заметил это. По правде говоря, увидев, как сильно малыш похож на свою мать, я испугался, что они начнут баловать его не меньше, чем свою обожаемую Сорчу. Но ты прав. Похоже, что они осмотрели его, решили, что он недостаточно хорош, и предпочли забыть о его существовании.

– Может быть, им не нравится видеть перед собой доказательство того, что их маленький ангел делил постель с мужчиной, – протянул Боуэн.

Эрик распахнул глаза от удивления:

– А ведь, наверное, дело в этом. Впрочем, не важно, что творится у них в головах, главное – не дать им испортить Джеймса. Теперь Бетия может со спокойной душой оставить ребенка здесь.

– Ты уверен, что хочешь уехать сейчас?

– Я бы предпочел подождать смерти Уильяма, но сейчас самое время. Макмилланы на моей стороне, это добавит веса моим притязаниям на земли Битонов. И буду честен, если я останусь здесь еще ненадолго, мой кулак все-таки познакомится с лицом вашего лорда. – Эрик криво улыбнулся. – Я не хочу ссоры с родителями Бетии, не хочу ставить ее в такое положение, когда ей придется выбирать между нами. Это обычное дело для всех новобрачных, но, мне кажется, для Бетии это будет особенно тяжело.

– Езжайте ко двору. Мы защитим малыша от Уильяма и хозяев замка, – поклялся Боуэн. – Увези девушку отсюда. Ей будет полезно вырваться из-под пяты родителей хоть ненадолго.

Эрик подозревал, что Боуэн прав. Направляясь в спальню, он обдумывал, как лучше сказать жене о своих планах, чтобы заручиться ее согласием. Но когда вошел в комнату, увидел, что она клюет носом у камина. Тихо, чтобы не испугать Бетию, он подошел и легко дотронулся до ее плеча.

– Эрик, это ты? – Бетия широко зевнула, прикрыв рот рукой.

– Пойдем в постель, моя милая женушка, пока ты не свалилась с табуретки прямо в огонь, – поддразнил девушку Эрик, помогая ей встать и подталкивая ее к кровати.

Бетия стянула сорочку и забралась в постель. Наблюдая, как Эрик снимает одежду и умывается, она решила, что ей пока не следует засыпать. Она скучала по нему и его ласкам. После встречи со смертью она нуждалась в его поддержке, ей хотелось, чтобы он заставил ее сердце биться быстрее, а кровь течь по венам жаркой волной, заставил ее осознать, что она действительно спасена.

Когда Эрик лег рядом и обнял ее, Бетия крепко прижалась к нему. Эрик запечатлел поцелуй на ее лбу и чуть отстранился. После стольких одиноких ночей Бетия ожидала более теплого приема. На мгновение она испугалась, что он растратил всю свою силу на женщин в Билахане, и на нее его уже не хватало. Потом напомнила себе, что клялась доверять ему. Шевельнув бедром, она коснулась его достояния и обнаружила твердое доказательство его желания.

«Так почему же он лежит как бревно?» – размышляла она. Поняв, что с нарастающим раздражением барабанит кончиками пальцев по его груди, Бетия усилием воли заставила себя остановиться. Она глубоко вдохнула и загнала поглубже терзавших ее демонов. По какой-то причине Эрик решил не давать воли своей страсти. Бетия вспомнила, что ей пришлось пережить, и чуть не рассмеялась. Эрик, наверное, просто решил, что ей нужна не страсть, а отдых и забота. Она начала обдумывать, как ей переубедить его.

Эрик стиснул зубы, не давая желанию вырваться наружу, когда Бетия нежно провела рукой по его животу. Желание было столь велико, что болела каждая клеточка тела. Его любимая была избита, похищена, она чудом избежала гибели. Она нуждалась в отдыхе, а не в свихнувшемся от вожделения дураке, овладевающем ею в попытке утолить голод, терзавший его в течение двух недель. «Самое время обсудить поездку ко двору», – решил он.

– Я решил, что представлю тебя ко двору через пару дней, – вдруг объявил он, сжимая в ладони ее руку, чтобы остановить ее движение к его бедру.

Бетия немедленно отвлеклась от попыток соблазнить мужа:

– Так скоро?

– Да. Макмилланы признали меня.

Она прильнула к нему и поцеловала в губы.

– Я так рада за тебя, Эрик.

Он подавил желание притянуть ее ближе и поцеловать всерьез.

– Хорошо, что они приняли меня. Я считаю себя Мюрреем. Меня любят в Донкойле, но часть моей души всегда страдала оттого, что кровные родичи отвернулись от меня. Когда я прибыл в Билахан и стражник спросил меня, действительно ли я Мюррей, а не Макмиллан, я понял, что зря не приехал туда раньше. Лэрду было достаточно посмотреть на меня. Он узнал во мне свою сестру. Он был введен в заблуждение Битонами, солгавшими ему, что я просто очередной любитель легкой наживы. Макмилланы даже не читали мои письма.

– Если человек любил свою сестру, ему могло быть очень больно думать о такого рода делах.

– Он так и сказал. Его жена также добавила, что Битоны угрожали им разрывом отношений, если они примут меня.

– Умно.

– Битоны вряд ли когда-либо были умны. Теперь Макмилланы признали меня, они поверили моей истории и готовы помочь, когда я заявлю свои права на Дублин. Они отправили королю послание, где сообщают, что поддерживают меня. Я чувствую, что пора ехать ко двору и ковать железо, пока горячо.

Эрик решил до времени не говорить жене, что Макмилланы также предложили ему людей и оружие на случай, если придется отвоевывать Дублин силой. Бетия, кажется, согласилась с тем, что он имеет право на наследство отца и матери, но ее пугала предстоящая битва. Сейчас он расскажет ей только о переговорах. Эрик мог лишь надеяться, что к тому времени, как придет пора воевать, – а он был уверен, что она придет – Бетия поймет, что не жадность заставляет его браться за меч.

– Я училась придворному этикету, – пробормотала она. – Так что я, наверное, не буду там белой вороной. – В ответ на смех Эрика она слабо улыбнулась. – Не забудь, что я никогда не уезжала из Данби, только к сестре, и у меня не было случая попрактиковаться.

– Ты будешь великолепна. – Эрик глубоко вдохнул, приготовившись к новому спору, и продолжил: – Я думаю, нам следует оставить Джеймса здесь.

Бетия приподнялась на локтях и слегка нахмурилась.

– Ты считаешь, дорога может быть опасна?

– Нет, путешествие обещает быть вполне безопасным, да и Уильям все еще скрывается. Будет сложно присматривать за малышом среди толпы народа, может случиться конфуз. Здесь его будут охранять день и ночь, никто не подберется к нему незамеченным.

– Верно, – Бетия вздохнула. – Мне только не хочется надолго оставлять его на попечении родителей. Они, возможно, до сих пор горюют по Сорче, и им будет тяжело возиться с ее сыном. – Бетия увидела боковым зрением, как Эрик округлил глаза. – Они не будут обращать на него внимания, а это плохо отразится на Джеймсе. Он ласковый и общительный малыш, ему нужны любовь и внимание.

– Я уже обсуждал это с Боуэном и поговорю с Гризеллой. Боуэн и Уоллес поклялись позаботиться о парнишке и не допустить, чтобы он попал под влияние твоих родителей.

– Кажется, ты все предусмотрел.

– Я старался. Когда я почувствовал, что ты можешь не согласиться с моими словами, я начал думать об этом. Так как я не хотел ссоры, я предусмотрел все возражения и приготовился к ним.

– Ты начал рассуждать, как надменный лорд, разбивающий в пух и прах своего противника, – криво улыбнулась Бетия. – Особенно если учесть, что этот противник – женщина. Полагаю, ты научился этому за те годы, что был бродягой.

– На самом деле я научился этому, глядя, как мои братья обращаются со своими женами. Наблюдая со стороны их споры, я понял, почему это происходит. Я подумал, что ссор можно избежать, если только предугадывать желания и вопросы любимой. Женщина, у которой есть и ум, и сила духа, заслуживает этого.

– Ты думаешь, у меня есть ум и сила духа? – покраснев, удивленно спросила Бетия.

– Более чем. – Эрик легонько коснулся синяка на ее щеке, мечтая заставить Уильяма заплатить за это. – Ты храбро противостояла Уильяму.

– Я боялась до тошноты, особенно за жизнь Джеймса.

– Ты не позволила страху взять над тобой верх, не превратилась в глупую покорную овечку, безропотно идущую на казнь. Это и есть сила духа.

Бетия была так потрясена его словами, что чуть не прослезилась. Она поцеловала его. Эрик пытался ограничиться простым прикосновением к губам, но Бетия не позволила. Она ласкала его губы языком, и Эрик быстро сдался, обнял ее и подарил ей страстный поцелуй, которого она так жаждала. К ее глубокому разочарованию, он нашел в себе силы ограничиться одним поцелуем.

– Остановимся на этом, милая, – сказал Эрик дрожащим от напряжения голосом, – или я за себя не ручаюсь.

– Милый, разве похоже, что мои глаза закрываются от усталости? – Бетия подняла ресницы и посмотрела на мужа.

Эрик слабо улыбнулся:

– Нет, твои глаза открыты очень широко. Однако сегодня на твою долю выпало суровое испытание.

Голос Эрика дрогнул на последнем слове, так как Бетия вдруг скользнула по его телу, покрывая его поцелуями. Желание вскипело в венах. Он застонал, когда Бетия запустила руку в густую поросль волос, окружавших его мужское достоинство.

– Да, меня побили, похитили и даже угрожали убить. – Она лизнула его, победно улыбнувшись, когда Эрик закричал и схватил ее за волосы. – Однако, насколько я вижу, ничего не сломано.

– Сердце мое, после стольких одиноких ночей я не уверен, что смогу быть нежным с тобой. – Эрик подивился, что он еще может говорить, когда ее язык и губы дарили ему самую сокровенную из ласк.

– Хорошо. После стольких одиноких ночей я тоже не уверена, что смогу быть нежной. И может быть, после встречи со смертью немного дикой страсти как раз то, что нужно, чтобы убедить меня, что я жива.

Она заключила его в жаркую пещерку своего рта, и Эрик перестал сопротивляться. Прежде чем окончательно утратить контроль над собой, он перевернул Бетию на спину. Вскоре он доставил ей такое же удовольствие, не оставив без поцелуя ни кусочка ее восхитительной шелковой кожи. Когда они наконец соединились, Эрик замер на мгновение, наслаждаясь тем, как ее тело обволакивает его. Он почувствовал, как ее мышцы сжались вокруг него, и застонал, понимая, что не может ждать больше.

Бетия закричала от удовольствия, когда Эрик начал двигаться. Это было то, что нужно. Она хотела только, чтобы это продолжалось как можно дольше, но вскоре отдалась на волю жарких волн. Мгновением позже Эрик вскрикнул, и девушка поняла, что он тоже достиг вершины наслаждения. Она прижималась к нему, чувствуя легкую печаль оттого, что не может сказать ему, как много он для нее значит.

– Теперь ты чувствуешь себя живой, милая? – спросил Эрик, размыкая объятия.

– О да. – Бетия сонно потерлась щекой о его гладкую грудь. – Ты хороший муж, – улыбнулась она.

– Вы слишком добры, мадам. – Эрик засмеялся, зевнул и тряхнул головой. – Когда я возвращался сюда из Билахана, у меня были грандиозные планы на эту ночь.

– Думаю, мы их только что осуществили.

Бетия еще долго лежала в его объятиях, слушая его дыхание и чувствуя, как тяжелеют руки любимого. Хотя ее тело требовало отдыха, утомленный разум не давал ей заснуть. Еще совсем недавно самой большой печалью для нее был запах сырости из гардероба или недовольство отца приготовленным блюдом. Теперь за ней охотился сумасшедший, но у нее был муж и ребенок.

Чувство вины за то, что она взвалила на Эрика свои заботы, не давало ей покоя. Она знала, что не переживет, если с ним что-то случится. Ей оставалось только молиться, чтобы все закончилось благополучно.

Глава 13

Бетия поморщилась, когда в комнату вошла служанка, чтобы помочь ей одеться к ужину. Ей не очень понравилось при дворе. Там только и делали, что сплетничали, участвовали в торжествах и ели. Женщины, казалось, не понимали, что прелюбодеяние – это грех. И танцевала она всего лишь однажды.

Девушка медленно села на кровати и глубоко вдохнула, чтобы унять подступающую к горлу тошноту. Они были при дворе почти месяц, и всю последнюю неделю по вечерам ей не давали покоя тошнота и головокружение. Бетия думала, что заболела от переедания и бесконечных интриг.

– Я могу дать вам снадобье, миледи, – сказала Дженет, ее горничная, помогая Бетии надеть корсет с глубоким вырезом и юбку в тон.

– Снадобье?

– Да, чтобы избавиться от ребенка.

– Ребенка? – Бетия округлила глаза, найдя столь очевидное объяснение своему странному недомоганию.

– О, – горничная покраснела. – Это ребенок от вашего мужа?

Бетия посмотрела на зардевшуюся служанку и удивленно покачала головой. То, что Дженет так настойчиво предлагала ей избавиться от ребенка и, хуже того, была очень удивлена, узнав, что это ребенок законного супруга, сказало ей о распущенности двора больше, чем она хотела бы знать. Такой образ жизни был не по ней. Ее немного удивляло, что Эрик чувствует себя здесь как рыба в воде, но она подозревала, что он просто на многое закрывает глаза. Мужчины, решила она, склонны не обращать внимания на происходящее вокруг.

– Тут нет никакой тайны, – сказала она служанке, растерянно улыбаясь. – Это ребенок моего мужа. Он и не может быть чьим-то еще. – Бетия поморщилась, когда Дженет начала затягивать шнуровку ее бледно-голубого платья. – Если я действительно ношу ребенка. Я не уверена.

– У вас давно были месячные?

– Не помню. Кажется, их не было с тех пор, как я вышла замуж.

Горничная кивнула, мягко подтолкнула Бетию к стулу и начала укладывать ее волосы в одну из сложных причесок, столь популярных при дворе.

– И вы чувствуете тошноту и головокружение каждый день в одно и то же время?

– Да, прямо сейчас. Хотя прошлым вечером, когда передо мной поставили блюдо со странно пахнущими яйцами, я почувствовала себя не очень хорошо.

– Некоторые женщины не переносят определенные запахи во время беременности.

– Это произошло так быстро…

Горничная хихикнула:

– Иногда женщины оказываются с ребенком после первой брачной ночи.

Бетия прижала руки к животу. Да, вполне вероятно, что она носит ребенка. Волнение захлестнуло ее, потом отступило. Еще рано говорить с уверенностью. В последнее время она живет с дамокловым мечом над головой. Такие переживания могли сказаться на регулярности ее цикла. Хотя она не желала даже думать об этом, девушка напомнила себе, что многие женщины теряют ребенка на первых месяцах. Она решила ничего не говорить мужу, пока не убедится точно, что беременна и ребенок хорошо себя чувствует.

– Мой муж еще ничего не знает, – сказала она.

– Я буду нема как могила, миледи.

– Вот и хорошо. Я не люблю, когда муж узнает из чужих уст новости, которые мы должны обсудить наедине.

– У вас такой хороший, красивый муж, миледи!

– Спасибо. – Бетия улыбнулась и взглянула в полированное металлическое зеркало на искусно сделанную прическу из заплетенных в косы волос. Она надеялась, что выглядит не так глупо, как кажется. – Я тоже так думаю, – пробормотала она и перевела разговор на моду и прически.

Когда она была готова к выходу, Бетия отослала горничную и наполнила бокал вином. Вино помогло ей собраться с силами перед предстоящим приемом. Бетия грустно улыбнулась, поставила бокал и вышла из комнаты. Если они останутся при дворе надолго, она наверняка сопьется.

Эрик встретил ее у входа в зал и проводил к столу. К разочарованию Бетии, напротив сидела леди Катриона Макданн. Эта женщина была ей как кость в горле, с тех пор как приехала неделю назад. Она вбила себе в голову, что должна заполучить Эрика, и не делала из этого тайны. Женщина все время крутилась возле него за пределами спальни, а если бы нашла способ, мрачно подумала Бетия, то проникла бы и туда.

Когда по другую руку от Эрика села леди Элизабет Макфайф, Бетия тяжело вздохнула. Леди Элизабет также проводила время, заигрывая с Эриком. Взглянув на Катриону, Бетия заметила промелькнувшую на ее лице злобу. Очевидно, той не нравилось, что леди Элизабет флиртует с Эриком. Бетия пожелала себе довольствоваться этим. Впереди ждал долгий неприятный ужин. Если бы тошнота ее уже не мучила, то при виде еды она бы точно появилась.

Бетия напомнила себе, что Эрик проводит ночи в ее постели. Остальное время он проводил, стараясь убедить короля рассмотреть его дело против Уильяма и Битонов. Его общение с преследовавшими его дамами сводилось к простой вежливости, холодной любезности, не дававшей ложных надежд. Но это не помогало. Было тяжело сохранять спокойствие и рассудительность, когда еда просилась обратно, а беседу, которую она вела с мужем, то и дело прерывали надоедливые женщины.

Она как раз подумывала о том, чтобы встать из-за стола и уйти в спальню предаваться унынию, когда Эрик вдруг поцеловал ее в щеку. Бетия надеялась, что он сделал это не потому, что она выглядит так, будто вот-вот расплачется. Раздосадованные взгляды дам немного смягчили ее душевные муки.

– Ты доберешься до спальни одна, душа моя? – спросил Эрик. – Лорд Дуглас подзывает меня, нужно подойти и узнать, в чем дело. Может быть, он наконец решил помочь мне. Если это так, то вскоре я достигну цели, и мы сможем покинуть это проклятое место.

– Это было бы замечательно, – пробормотала Бетия, обводя пальцем контур вышивки, украшавшей ворот его камзола.

Эрик улыбнулся, тепло глядя на нее:

– Я понимаю, вращаться в свете – весьма утомительное занятие.

– Но ты должен оставаться здесь, чтобы добиться своего. Хотя я скучаю по Джеймсу.

– Я тоже. – Эрик встал и, наклонившись, коснулся губами ее лба. – Только не позволяй этим похотливым куклам расстраивать тебя.

– Я найду себе дубинку покрепче, чтобы отбиваться от них, – протянула она.

Эрик рассмеялся и заторопился к лорду Дугласу. Бетия находилась в блаженном неведении насчет того, что мужчины тоже заигрывают с ней, Некоторые хотели увести ее от мужа, чтобы наставить ему рога, но большинство было заинтриговано ее невинностью. Эрик не мог подавить в себе чувство гордости и удовлетворения, когда, входя в комнату, она искала глазами его и только его.

Он поморщился, повернувшись к столу и увидев леди Элизабет и леди Катриону, с которыми у него в свое время были небольшие интрижки. Эрик думал, все закончилось давным-давно и без обид, но обе дамы, казалось, видели в Бетии соперницу. Бетия не устраивала ему сцены ревности, но он знал, что ей тяжело выносить их поведение. Еще одна причина увезти ее отсюда как можно скорее. Меньше всего Эрику хотелось, чтобы его бывшие любовницы начали развлекать Бетию рассказами о своих похождениях или заявлять на него свои права. Это было бы слишком; доверяет ли ему Бетия, нет ли, уже не играет роли.

Бетия вздохнула, наблюдая, как Эрик растворяется в толпе. Она молилась, чтобы Эрик оказался прав, и лорд Дуглас действительно решил им помочь. Девушка хотела домой. Ее дом или дом Эрика – это не имело значения. Она была сыта по горло придворной жизнью.

Когда она поднялась, чтобы уйти, леди Элизабет и леди Катриона последовали ее примеру, объединившись, казалось, впервые за вечер. У нее появилось нехорошее предчувствие, что дамы хотят поговорить с ней наедине. Хотя Эрик ничего не рассказывал об этом, Бетия была уверена, что когда-то отношения между ними не ограничивались холодной вежливостью. Она не хотела, чтобы ее подозрения подтвердились. Одно дело знать, что в прошлом Эрик спал с женщинами, другое – выслушивать это в деталях.

– Мы проводим вас в ваши покои, леди Бетия, – проворковала леди Катриона.

– Очень любезно с вашей стороны, но в этом нет нужды.

– Ничего-ничего, – прощебетала леди Элизабет, подходя к ней с другой стороны. – Чтобы попасть в наши покои, нужно пройти мимо ваших.

– Вы должны рассказать нам историю вашего знакомства с нашим милым, милым Эриком, – пропела леди Катриона.

Настроившись на долгую и, возможно, ужасную дорогу до своей спальни, Бетия вкратце поведала им о своей встрече с Эриком. Она не покривила душой, когда сказала, что они встретились по дороге в Данби и что Эрику любезно предложили присоединиться к ее окружению, так как он путешествовал один. Она умолчала лишь о том, что ее окружение состояло из одного Джеймса. А намек, что между ними тут же вспыхнула любовь, и вовсе нельзя было считать ложью, потому что уж она-то точно влюбилась по уши.

– Как романтично, – пробормотала Катриона. – Но Эрик всегда был человеком сильных страстей.

– О да, – многозначительно согласилась Элизабет.

– Эрик очень популярен как любовник, но он такой разборчивый! – Катриона поправила искусно уложенные светлые волосы и, бросив взгляд на декольте Бетии, начала смахивать какую-то несуществующую пылинку со своего роскошного бюста.

«Не слишком тонко сыграно», – подумала Бетия, стараясь не ощущать себя ребенком, шагая рядом с высокими пышнотелыми женщинами.

– Очень разборчив, – согласилась Элизабет. – Многие мужчины ревновали Эрика к его победам, и, я полагаю, вам уже пришлось прочувствовать это на себе. Я заметила, что несколько врагов Эрика уже пытались ухаживать за вами.

Исподлобья глядя на них, Бетия сказала только, что не заметила никого, кто флиртовал бы с ней. Намек на то, что за ней пытались ухаживать, только чтобы оскорбить Эрика, она предпочла пропустить мимо ушей. Ей стало любопытно, что было бы, обрати на нее внимание один из любовников леди Макфайф. Тот факт, что она не отвечает на заигрывания, даже не замечает их, не имел бы значения для Элизабет. Бетия подозревала, что Элизабет – одна из тех женщин, которые воспринимают отсутствие повышенного интереса со стороны мужчин как вызов.

– Верно, – сказала Катриона. – Терпение некоторых мужчин было на исходе. Сэр Лесли Моретон был взбешен, когда Эрик начал ухаживать за мной. Остерегайтесь ревнивых мужчин, – сказала Катриона тоном лучшей подруги, решившей поделиться великой тайной.

– То же самое было с лордом Монро, когда Эрик обратил взор в мою сторону.

Бетия ядовито подумала, не посплетничать ли им о своих многочисленных любовниках за бутылочкой вина. Затем спросила себя, а не сослаться ли ей на внезапную головную боль и не припустить ли бегом прямо в комнату. Дамы, кажется, собрались поведать ей все подробности своих отношений с Эриком.

Она старалась оставаться спокойной, даже вежливой, когда Катриона с Элизабет поздравили ее с тем, что она так удачно заарканила великолепного любовника. Их извинения за столь личные подробности и за то, что они могли случайно обидеть ее, были насквозь фальшивы. Они рассказали ей об ухаживаниях Эрика, о многочисленных свиданиях, даже о ласковых словах, что он говорил им. Бетия была так счастлива, когда они наконец добрались до ее покоев, что чуть не закричала «Ура!». Девушка подозревала, что дамы сейчас начнут рассказывать ей, как часто Эрик делил с ними ложе, и как все происходило. Кажется, это было единственное, что они еще не успели обсудить.

– Я завидую вам, леди Бетия, – произнесла вдруг Катриона.

– И как вам удается удерживать такого великолепного мужчину?

Глядя на женщин, не видевших ничего зазорного в том, чтобы обсуждать любовника с его женой, Бетия внезапно разозлилась. Она больше не могла слышать эти оскорбительные намеки на то, что она чем-то приворожила Эрика, потому что иначе его бы с ней не было. Она не сделала ничего плохого этим женщинам. Эрик не такой человек, он не давал им ложных обещаний. Дамы хотели сделать ей больно, только и всего. И она ненавидела их за это.

– Я крепко держу его за одно место, – проворковала Бетия. – Уж две самые большие потаскушки королевского двора должны это понимать!

Она вошла в комнату, чтобы не видеть их ошеломленных лиц. Прислонившись к двери, девушка слышала, как они, бранясь, уходят, она не разбирала их слов, но чувствовала бешенство в голосе. Она дала им причину ненавидеть ее. Бетия удивлялась, почему ей не становится от этого легче.

Решив не вызывать горничную, она разделась. Быстро умывшись, Бетия ослабила прическу и легла в постель, зарывшись лицом в подушку. Она решила, что можно дать выход дурному настроению.

Она никак не могла забыть слова Элизабет и Катрионы. Они обе были пышные и светловолосые, было мучительно легко представить их в качестве любовниц Эрика. Больно было сравнивать роскошные формы дам со своим худеньким телом и чувствовать себя серой мышкой. Бетия подозревала, что их таланты в постели значительно выше.

Говоря себе, что Эрик по-прежнему принадлежит только ей, что его страсть не остыла, девушка все равно не испытывала уверенности в себе. Они ведь поженились совсем недавно. Что случится, когда чувство новизны пройдет? Что будет вскоре с ее телом, если она и в самом деле носит ребенка?

Скрип двери и звук знакомых шагов отвлекли Бетию от мрачных мыслей. Она повернула голову и посмотрела на мужа.

– Грустишь, Бетия?

– Как ты догадался? – Способность Эрика чувствовать ее настроение была не всегда кстати. Хотелось бы ей побыть хоть немного загадочной.

– Наверное, увидев, как ты лежишь, стараясь зарыться в подушку, – задумчиво сказал Эрик и стал раздеваться. – Я начинаю думать, что временами ты действительно предаешься печали.

– Думаю, я могу. Я не ждала тебя так скоро и поэтому позволила себе погрустить.

– Моя встреча с лордом Дугласом была короткой, но плодотворной. Он согласился помочь.

– Это замечательно! – Мысли о том, что скоро они могут вернуться домой, оказалось достаточно, чтобы ее голос снова повеселел.

– Бедняжка Бетия! – Эрик поцеловал ее в щеку и отправился умываться, расстегивая на ходу рубашку. – Отчего ты грустила?

– Эрик, почему ты никогда не дарил мне цветы? – спросила девушка, но тут же пожалела об этом.

– Их не будет до весны. Я мог бы найти тебе цветущий вереск, да и только. – Он пристально взглянул на нее. – Эти стервы разговаривали с тобой?

Бетия удивленно смотрела на него:

– Мне кажется, некрасиво так говорить о своих любовницах.

– Бывших любовницах. Душа моя, ты должна понимать, что мужчине не обязательно любить или уважать своих любовниц. До тех пор пока я не встретил тебя, меня волновали только доступность и желание. Катриона и Элизабет обе побывали в моей постели, но поверь, мне не пришлось прилагать к этому никаких усилий, я взял свое и ушел. Я думал, что отыграл свою партию так же хорошо, как и их прочие любовники, но, похоже, я ошибался. Они хотят отомстить мне, оскорбляя через тебя.

– Думаю, их просто задело, что ты женился на мне – девушке, которая не блещет, как они. – Она нахмурилась, когда Эрик присел на кровать позади нее. – Думаю, их гордость уязвлена. – Бетия бросила на него виноватый взгляд. – Боюсь, сегодня я уязвила их еще больше.

– Да? А что ты сделала?

– Ну, они проводили меня до комнат. – Бетия кивнула, когда он поморщился. – Не волнуйся. Я избавилась от них до того, как они перешли к самым пикантным подробностям. Но в тот момент я очень разозлилась.

– Прости меня, Бетия. Если бы я только мог изменить прошлое! – Бетия прикрыла ему рот ладошкой.

– Я разозлилась не на тебя и даже не потому, что ты спал с ними когда-то. Как ты уже говорил, твое сердце было не занято на тот момент. Ты был свободен и даже не был со мной знаком. Я злилась на них. Они не должны были рассказывать мне такие вещи. Я не сделала им ничего плохого. Катриона и Элизабет хотели задеть меня, может быть, даже разрушить наш брак, посеяв семена ревности и сомнений. Боюсь, я сказала то, что они вряд ли забудут, и теперь, когда я думаю об этом, кажется, было не очень красиво с моей стороны говорить о тебе в таком тоне.

Когда Бетия запнулась и покраснела, любопытство Эрика достигло своих пределов:

– И что же ты сказала?

Бетия, набрав в грудь воздуха, повторила ему слова Катрионы и свой ответ на них. Эрик мгновение изумленно смотрел на нее, а потом расхохотался.

– Милая, ты, должно быть, лишила их дара речи! – наконец воскликнул он, заключая ее в объятия.

– По крайней мере, мне хватило времени зайти в комнату и закрыть за собой дверь. Но это было не очень красиво с моей стороны.

– Это было восхитительно, и они это понимают. Они видели в тебе милую воспитанную девушку и самонадеянно полагали, что могут смешивать тебя с грязью. Ты права. Они злые. Они не должны были говорить с тобой о том, что осталось в прошлом. Они не ожидали, что ты можешь ответить им тем же.

– Может быть. – Бетия положила руку на его мускулистый живот. – Что ж, теперь они не станут притворяться, что питают ко мне добрые чувства, и, возможно, это даже к лучшему. Так, по крайней мере, будет честнее. Я надеюсь, мне больше не придется из-за них беспокоиться.

– Нет, не придется. Да, о том, что ты сказала…

– Эрик, я не имела это в виду. Просто была очень зла.

– Безобразие! – Эрик схватил ее руку и положил на свой твердый стержень. – А я надеялся, ты будешь руководить мной сегодня.

Бетия рассмеялась и поцеловала его. Она знала, что когда страсть зажжет пожар в их крови, не останется ни ведущих, ни ведомых. Они достигли вершины наслаждения вместе, и Бетия заснула даже раньше, чем Эрик вышел из ее тела.

Эрик крепко прижимал ее к себе и медленно расплетал ее косы, лениво удивляясь, зачем замужние женщины сооружают на голове столь замысловатые прически. Он привез ее ко двору не только потому, что хотел, чтобы она была рядом, но и чтобы уберечь ее от ядовитого языка родителей. Ей было полезно провести некоторое время вдали от них, это позволило бы ей почувствовать себя увереннее и независимее. По крайней мере, таков был его план. Вместо этого он бросил ее в омут жестоких придворных интриг.

Он предполагал, что Бетия может услышать или даже встретиться с его бывшими любовницами, но не рассматривал этих женщин как реальную угрозу. Даже сильная, уверенная в себе девушка с трудом вынесла бы ревность Элизабет и Катрионы. Бетия была не уверена в себе, ее всю жизнь не замечали, а если и замечали, то только для того, чтобы выбранить или отчитать. Сравнения с сестрой всегда были не в ее пользу. Ей, наверное, было очень больно слышать, как две красивые пышнотелые женщины признаются, что состояли в связи с ее мужем. Ничего удивительного, что она так расстроилась.

Эрик улыбнулся, поцеловав ее в лоб и проведя по теперь уже распущенным волосам. Он был тронут ее непосредственностью. Она была подкупающе честна в проявлении чувств, хороших или дурных. Вот еще одна причина того, что ей тяжело давалась придворная жизнь.

Засыпая, Эрик пообещал Бетии, что постарается как можно быстрее добиться поставленной цели. Он вежливо принимал извинения за задержки и снова и снова повторял свою историю, веря, что король просто хочет убедиться в том, что это правда, прежде чем вынести вердикт. Теперь настало время решительных действий. Он хотел увезти Бетию до того, как Катриона, Элизабет и им подобные окончательно отравят ее существование.

Бетия потянулась и нахмурилась, когда вместо теплой груди Эрика ощутила под пальцами холодные простыни. Она открыла глаза и поняла, что только раннее утро. На подушке Бетия нашла записку. Она улыбнулась, читая извинения мужа за ранний уход. Она была благодарна за то, что он удвоил усилия. Сомнения короля были труднообъяснимы – доказательства вины Уильяма и Битона казались неоспоримыми. Это не те люди, которых стоит держать в союзниках.

Она снова потянулась, осторожно встала с кровати и позвала служанку. К тому времени как она приняла ванну, умылась и высушила волосы, пришла пора завтракать. Бетия испытывала сильнейшее желание позавтракать в комнате. Она знала, что ее слова здорово разозлили Элизабет и Катриону и вряд ли это останется без последствий. Если очень повезет, размышляла она по дороге, то обе дамы еще будут находиться в постели.

Миновав тяжелые двери в зал, Бетия столкнулась с Катрионой и Элизабет. Элизабет холодно взглянула на нее, но ничего не сказала. Большего Бетия и не ожидала. Катриона, однако, мило улыбнулась, заставив ее чувствовать себя неловко.

– Не смотри так настороженно, дитя, – сказала Катриона, обнимая ее за плечи и по-дружески целуя воздух около ее щеки. – Мы были злы. Это наша вина. Нам следовало выбирать выражения.

– Это не извиняет меня за резкий тон, – пробормотала Бетия, решив, что должна быть великодушной. Они с Эриком скоро уедут.

– Мы позавтракаем с тобой в знак того, что все забыто, и вместе отправимся на рынок.

– Мне ничего не нужно на рынке, – запротестовала Бетия по дороге к столу.

– Не стесняйся, леди Бетия! Каждой женщине по нраву ходить на рынок. Мы хорошо развлечемся.

Бетия поняла, что ей не отвертеться. Извинения не были приняты, а Бетия не хотела быть грубой. Она опасалась этой женщины. Кто знает, с кем та знакома и какой властью обладает! Бетия не хотела настраивать против себя Катриону, чтобы та не начала вставлять Эрику палки в колеса. Нравится ей это или нет, подумала она печально, а в город идти придется. Если бы только она не испытывала такой неловкости, повергшей ее почти в панику от предстоящей прогулки.

Глава 14

– Катриона? Элизабет?

Бетия нахмурилась, оглянувшись по сторонам. В базарный день на улицах собирается слишком много народу, и она решила не расстраиваться из-за внезапного исчезновения своих спутниц. Они могли просто отойти в сторонку, заинтересовавшись чем-то, и забыть предупредить ее. А может, и предупредили, но она просто не услышала. Девушка оплатила выбранную тесьму и принялась высматривать женщин в толпе.

Ей с трудом удавалось разглядеть хоть что-то поверх голов снующих людей. Бетия проклинала свой маленький рост. Она подошла к стоявшей перед входом в таверну скамье, нервно улыбаясь глазеющим на нее завсегдатаям. Раз уж ей надо найти дам, она должна смотреть поверх толпы или сквозь нее, а для этого нужно забраться повыше. Надеясь, что не встретит никого из знакомых, Бетия встала на скамейку.

Через несколько минут она наконец заметила замысловатые прически Элизабет и Катрионы. Было похоже, что дамы торопятся обратно в замок. Бросить ее посреди рынка казалось ребячеством, но, спускаясь со скамейки, Бетия решила, что этого и следовало ожидать. Эти милые дамы просто не могли не оставить без отмщения ее вчерашнюю выходку.

Хотя это и рассердило ее, в конце концов, Бетия решила, что все к лучшему. Дамы все утро исподтишка говорили девушке колкости и оскорбления, уверяя, что хотят помочь ей стать достойной своего супруга. Ей начало казаться, что они брали уроки у ее родителей, но Бетия тотчас укорила себя за злые мысли. Интересно, как долго она сможет обуздывать свой характер?

– С вами все в порядке, леди Бетия? – спросил ее чей-то голос.

Обернувшись, Бетия узнала Дженет, помогавшую ей одеваться к ужину с тех пор, как она приехала ко двору.

– Я просто потеряла своих компаньонок, – ответила она.

– А, этих, – кивнула Дженет. – Вам не стоит гулять по рынку в одиночестве, и я догадываюсь, что они это понимают. Они не очень хорошие женщины. Вам следует быть осторожнее с ними.

– Я начинаю это понимать.

«Эрик будет взбешен», – подумала она со вздохом. Когда Бетия покидала замок, с ней шли еще четверо – Элизабет, Катриона, служанка и воин. Это был вполне достаточный эскорт, и она заверила в этом мужа, оставив записку. Если она вернется одна, Эрик решит, что она солгала ему или потерялась по собственной глупости. На мгновение девушка захотела сказать ему, что случилось, но, вздохнув, передумала. Нет смысла говорить правду. Он ничего не сможет изменить, а дамы, естественно, будут все отрицать. Бетия решила сказать, что толпа отрезала ее от спутников.

– Я могу проводить вас домой, миледи.

– Будет лучше, если я вернусь домой не одна, но я не хочу отвлекать тебя от дел. Я могу пойти с тобой и подождать, пока ты закончишь с покупками.

– Мне осталось не так много, – сказала Дженет, – я вас не задержу.

– Не беспокойся, я еще не успела здесь все осмотреть.

– Разве муж не будет искать вас?

– Я сказала ему, куда направляюсь, но не думаю, что он вернется раньше меня. У него много дел.

Дженет кивнула.

– Говорят, у него несколько дел к королю, но, сказать по правде, наш король всегда медлит с решением по любому делу, каким бы правым оно ни было. Иногда мне кажется, что ему нравится, когда сильные мира сего валяются у него в ногах и вымаливают ответ. – Служанка запнулась и опасливо взглянула на Бетию. – Но я всего лишь горничная. Что я понимаю в королях?

Бетия хотела сказать девушке, что та понимает побольше многих мужчин, но лишь улыбнулась. Дженет боялась, что опрометчивыми словами навлекла на себя беду. Будет лучше оставить все как есть и не вспоминать больше.

Чтобы девушка успокоилась и вновь почувствовала себя непринужденно, Бетия заговорила с ней о выборе нарядов. Дженет быстро пришла в себя, помогая Бетии решить, какой цвет идет ей больше, и даже советуя определенный покрой одежды. Бетия никогда не задумывалась над этим прежде, но теперь она была женой лэрда или того, кто им скоро станет, если король удовлетворит его просьбу, так что пришла пора кое-чему научиться.

Бетия надеялась, что Эрик не вернется раньше ее или, что еще хуже, не встретит Катриону и Элизабет в замке, после того как она сказала, что идет с ними на рынок. Он будет переживать, а ему и так достаточно хлопот. Сперва, оказавшись в одиночестве, Бетия слегка испугалась, но теперь, гуляя по рынку в обществе разговорчивой Дженет и окруженная со всех сторон веселыми людьми, Бетия почувствовала себя увереннее. Ее настоящим врагом был Уильям, а ему здорово достанется, если он попытается похитить ее или убить в такой толпе.

– Не нравится мне все это, – прошипела Элизабет, когда Катриона, велев служанке и охраннику следовать за ними, утащила ее на укромную аллею по дороге к замку. – Я убеждена, что лучшим способом отомстить этой маленькой сучке будет переспать с ее мужем и сообщить ей об этом.

– Эрик на такое не пойдет, – процедила Катриона. – Может, потому, что он недавно женат, а в ней есть что-то особенное, но он не обращает внимания на других женщин.

– Ты так говоришь, потому что он не отвечает на твои заигрывания. Может быть, он не интересуется лишь тобой.

– Он и тобой не интересуется! Учитывая, какой он страстный, я нахожу это довольно странным.

– Наверное, он влюблен, – через силу произнесла Элизабет.

– В эту тощую разноглазую девку? Не думаю. Ее невинность привлекает его, но это скоро пройдет.

– Тогда надо очернить ее в его глазах, как я и предлагала, – настаивала Элизабет, когда они остановились в ожидании человека, с которым назначили встречу.

– Я наблюдала за ней с тех пор, как приехала, и поверь мне, ее не так-то просто совратить. Нам бы пришлось рассказывать о ней сказки, не содержащие ни слова правды. Эрик мигом бы нас раскусил. – Катриона скрестила на груди руки и с нетерпением топнула ножкой. – Ну и где этот дурак?

– Перед вами, миледи.

Элизабет придвинулась поближе к Катрионе, когда из тени вышел тучный мужчина, явно нуждавшийся в хорошей ванне.

– Мне это не нравится, – прошептала она и вздрогнула, когда Катриона больно сжала ей локоть.

– Мы уже собирались уходить, сэр Уильям, – холодно промолвила Катриона. – Я не люблю, когда меня заставляют ждать.

– Вам нужно научиться терпению – это дает хорошие результаты. Где девушка?

– Осталась одна на рынке, как я и обещала. На ней светло-зеленое платье и темно-зеленый плащ. Она ходит с непокрытой головой.

– Вы помните, что сказать, если о ней спросит муж?

– Скажем, что она захотела остаться и посмотреть кружево. Но вам следует поторопиться. Эта сказочка надолго его не задержит. Он не спускает с нее глаз.

– Не волнуйтесь, мне не понадобится много времени.

Элизабет задрожала, когда Уильям растворился в тени.

– Теперь мне это нравится еще меньше.

– Не думала, что ты такая малодушная, Элизабет.

– Где ты его отыскала?

– Один из моих воинов увидел, как он рыщет у таверны. Мне понадобилось два дня, чтобы узнать, что он разыскивает эту девчонку. До прошлого вечера я не знала, зачем мне это нужно. – Катриона направилась к выходу из аллеи.

Догоняя ее, Элизабет сказала:

– Думаю, он хочет причинить ей вред.

– Надеюсь.

– Я имею в виду, что он хочет убить ее.

– И что?

– Я не уверена, что хочу быть замешана в убийстве.

– Подумай о том, что скоро появится раздавленный горем вдовец, нуждающийся в утешении.

Эрик хмурился, читая оставленную Бетией записку. Ему не понравилось, что она ушла с Катрионой и Элизабет. Эти женщины были не из тех, кто легко забывает нанесенное им оскорбление.

Эрик велел себе не быть таким мнительным. Возможно, Элизабет и Катриона собирались и дальше унижать Бетию рассказами о его былых подвигах. Если бы Бетия не была уверена, что справится с этим, она не пошла бы. Он надеялся только, что они обойдутся без интимных подробностей. Эрику не хотелось, чтобы его жена в деталях узнала, что он вытворял с другими женщинами.

Запретив себе думать о том, что он все равно не может изменить, Эрик прошел в большой зал, чтобы принять участие в трапезе. Он хотел бы, чтобы Бетия присоединилась к нему – у него была для нее хорошая новость. Но у него еще будет на это время, когда она вернется. Однако, войдя в зал, он тотчас забыл о еде, увидев тех, с кем должна была сейчас находиться Бетия.

Пытаясь побороть дурное предчувствие, он подошел к Катрионе и Элизабет, веселившимся с двумя молодыми придворными.

– Миледи, – пробормотал он, кивая их кавалерам. – Разве моя жена не с вами?

– Нет, а должна быть? – спросила леди Катриона.

– Она написала мне, что ушла с вами на рынок.

– Она не вернулась с нами.

– Почему?

– Она никак не могла решить, какое кружево выбрать, не так ли, Элизабет?

Элизабет кивнула и пробормотала:

– Верно, только она выбирала тесьму.

– И вы не подождали, пока она закончит?

– Нет, а что, надо было? – округлила глаза Катриона. – Бетия сказала, что догонит нас. Она, наверное, в комнате.

– Нет, я только что оттуда.

– Тогда не знаю, где она может быть.

Эрик с трудом подавил желание схватить Катриону за ворот и трясти ее до тех пор, пока она не скажет, где Бетия и что с ней. Хотя он чувствовал, что Катриона что-то не договаривает, он понимал, что она, возможно, не понимает, почему ему так важно знать, где его жена, и почему ей опасно находиться одной.

Он извинился и поспешил к выходу из зала. Эрик собирался еще раз заглянуть в спальню, а потом отправиться на поиски. Маловероятно, конечно, но, может быть, Катриона и Элизабет, дурачась, бросили ее одну на рынке, чтобы попугать немного. Если же Бетия сама по глупости отослала их, оставшись на рынке одна и без охраны, Эрик был уверен, что она успеет понять недальновидность этого поступка, прежде чем он найдет ее.

Бетия с опаской покосилась на тенистую аллею, около которой стояла. Дженет торговалась с зеленщиком. Слушать их спор было поначалу забавно, но в конце концов девушка отошла в сторонку, чтобы в ушах перестало звенеть от их криков. Мысль вернуться обратно и снова слушать их перебранку показалась ей лишенной смысла.

Только она подумала о том, что останется стоять здесь, несмотря на желание отойти подальше от аллеи, как чья-то ладонь зажала ей рот и ее затащили поглубже в тень. Бетия укусила чуть не задушившую ее руку и услышала сдавленное проклятие. Грубый голос рядом с ухом заставил ее похолодеть.

– Ах ты, сучка, – прорычал Уильям, схватив ее за шею, – ты за все мне заплатишь.

– Вы сошли с ума, если решили, что сможете убить меня здесь. Все поймут, что это сделали вы, – просипела Бетия.

– Думаешь, меня это волнует? Из-за твоего мужа все считают меня преступником, и я вынужден провести остаток жизни, убегая и скрываясь. Позволить ему узнать, кто убил тебя, и затем посмотреть, как он попытается защитить мальчишку, – вот лучшая месть в моем положении.

Бетия делала все возможное, чтобы остановить Уильяма, тащившего ее прочь от рыночной площади, но ей не хватало сил.

– Так бегите и скрывайтесь. По крайней мере, останетесь в живых.

– Ненадолго, но я хочу увидеть тебя мертвой, прежде чем встречу свою смерть.

– Леди Бетия! – позвала Дженет.

Бетия старалась откликнуться, но из горла вылетали только хриплые звуки.

– Вы даже не сможете выйти из города.

– Кто это кричит?

– Моя служанка.

– Как будто я убоюсь какой-то служанки! Думаю, твоего мужа нет поблизости. Эти женщины заверили меня, что он при дворе и думает, что ты в безопасности. Служанки недостаточно, чтобы спасти тебя.

Бетия была немного удивлена, узнав, что это дело рук Катрионы и Элизабет. Неужели она разозлила дам настолько, что они захотели ее смерти? Подослать убийцу – слишком жестокая месть за дерзкие слова.

– Леди Бетия, вы где?

«Пожалуйста», – мысленно взмолилась Бетия, ослабев и тем самым позволив Уильяму быстрее волочить ее прочь. Даже малышка Дженет могла бы помочь. Мысль о смерти и так была слишком тяжела, но мысли о том, что она заберет с собой неродившегося ребенка, она уже не могла вынести.

Эрик услышал, как кто-то позвал Бетию, и стал проталкиваться к кричавшей женщине. Через минуту он узнал в ней служанку. Ему удалось вспомнить, как ее зовут, когда он добрался до нее.

– Дженет, где моя жена? – спросил он.

– О, сэр Эрик, как я рада вас видеть! Она стояла здесь минуту назад, а теперь вдруг исчезла.

– Ты видела кого-нибудь рядом с ней?

– Нет. Я думаю, она спустилась вниз по аллее, но не понимаю зачем.

В тот момент Эрик услышал доносившийся из глубины аллеи тихий сдавленный стон, как будто кому-то зажимали рот. Вытаскивая меч, он побежал туда. На полдороге он увидел Уильяма с Бетией и чертыхнулся. Будет непросто вырвать Бетию из цепких лап негодяя.

– Игра окончена, Уильям. Отпусти мою жену, – потребовал он, подходя ближе.

– А вот и сэр Эрик, великий и ужасный! Как раз вовремя, чтобы увидеть, как я перережу ей горло.

– Твое горло будет перерезано в туже секунду.

– Ты поставил меня вне закона. Я уже покойник.

Эрик был удивлен, что Уильяму это известно.

– Ты сможешь пожить еще немного, если отпустишь девушку.

– И стать отличной мишенью? – засмеялся Уильям. – Нашел дурака!

Бетия почувствовала, что хватка Уильяма ослабла, пока он доставал меч из ножен. Она украдкой глубоко вздохнула, опасаясь, как бы Уильям не догадался, что она пришла в себя. Было ясно, что Эрик бессилен ей помочь, пока Уильям держит ее. Но появление мужа и приток воздуха к голове и легким вернули ей присутствие духа. Тогда она вспомнила кое-что из того, чему ее научил Боуэн.

Молясь, чтобы Эрик был достаточно быстр, если ей удастся выскользнуть из рук Уильяма, Бетия сжала кулак и со всей силы ударила негодяя в пах. Вырвавшийся из его груди крик едва не оглушил ее. Он отпустил ее, инстинктивно согнувшись, и Бетия упала на землю. Она хотела убежать, но была слишком слаба и с трудом смогла ползти. Услышав, как Уильям, спотыкаясь на ходу, бросился прочь, она содрогнулась.

– Бетия? – Эрик опустил меч и встал рядом с ней на колени.

– Беги за ним, – просипела она.

– Дженет! Иди сюда и помоги госпоже, – прокричал Эрик и, убедившись, что служанка уже здесь, поспешил вслед за Уильямом.

– Миледи, – заплакала Дженет, опускаясь рядом с ней на колени и помогая Бетии сесть. – Что случилось?

– Все будет хорошо, – прохрипела Бетия.

– Боже, вы говорите так, словно вас чуть не задушили.

Бетия едва не рассмеялась, когда Дженет помогла ей встать.

– Так и было.

Она не удивилась, когда Эрик присоединился к ним, не успели они добраться до конца аллеи. Посмотрев на его мрачное лицо, девушка поняла, что Уильяму удалось сбежать. Негодяй оказался скользким как угорь.

Бетия с трудом упросила Эрика не нести ее на руках всю дорогу до замка. С помощью Дженет они добрались до своих покоев. Эрик ушел, чтобы отправить людей на поиски Уильяма, а Дженет помогла Бетии принять ванну и лечь в постель. Горничная как раз подавала ей вино, щедро сдобренное пряностями и медом, когда вернулся Эрик.

Бетия потягивала вино и смотрела, как Эрик дает Дженет несколько монет в благодарность за помощь. Когда служанка ушла, он сел рядом с Бетией. Он смотрел на ее горло, и по кровожадному блеску его глаз Бетия поняла, что оно все в синяках.

– Я убью его, – пробормотал Эрик, сжав ее в объятиях и поцеловав.

– Я помогу, – шепнула Бетия.

– Как ты оказалась на рынке одна?

В его голосе было больше недоумения, чем злости, и Бетия пожалела, что не может рассказать ему всю правду. У нее не было доказательств участия Катрионы и Элизабет в этом деле. Она знала только то, что те бросили ее одну на рынке, а Уильям обмолвился, что ему помогли две женщины. У Эрика тоже есть враги. Кто-то другой мог решить навредить ему через нее и использовать для этой цели Уильяма.

– Я немного отстала, – сказала она, стараясь быть с ним как можно откровеннее. – Возвращаясь в замок, я встретила Дженет и решила, что остаться с ней будет безопаснее, чем отправиться домой в одиночестве.

– Катриона и Элизабет сказали, что ты велела им возвращаться без тебя, потому что никак не могла выбрать кружево.

– Они, наверное, увидели, что ты расстроен, и решили не злить тебя, говоря правду.

– Возможно. – Эрик понял, что Бетия что-то скрывает, но решил не давить на нее.

– Они же не знали, что какой-то сумасшедший хочет меня убить. Не понимали, что меня нельзя оставлять одну. Мы рассказали об этом очень немногим. Ты увидел их и пошел искать меня, да?

– Да. Замечу, что был удивлен в первую очередь тем, что ты вообще куда-то с ними пошла.

Бетия улыбнулась:

– Я подумала, что уже достаточно их оскорбила. Кроме того, одна из них может знать кого-нибудь, кто в силах помешать твоим планам. Так как мы скоро уезжаем, я не хотела настраивать их против себя еще больше.

– А мы действительно скоро уезжаем.

– Правда? – спросила она, чувствуя, что ей сразу стало легче.

– Да. – Эрик улыбнулся и поцеловал ее. – Я надеялся уехать утром, но теперь…

– Со мной все будет в порядке.

– Конечно. Тебя чуть не задушили, подумаешь, не о чем беспокоиться!

Бетия не обратила внимания на его сарказм.

– Ты добился чего хотел?

– Да. Уильям объявлен вне закона. Он был прав, говоря, что уже покойник, хотя мне интересно, как ему удалось об этом узнать.

– Может быть, он слышал, что ты подал прошение, и не сомневался, что оно будет удовлетворено.

– Такое возможно. Он наверняка крутился поблизости. Мне хочется запереть тебя снова, – пробормотал он.

– Я начинаю думать, что лучше согласиться. Что еще ты хотел?

– Я теперь лэрд Дублина. Сэру Грэму Битону было официально приказано уехать, оставив мне земли и замок. Если он не уедет, он тоже может оказаться вне закона, а последняя моя просьба, надеюсь, станет для тебя приятным сюрпризом. Я не говорил тебе об этом раньше – не хотел разочаровывать в случае неудачи.

– И что же это?

– Меня назначили опекуном Джеймса.

Бетия потеряла дар речи. Слезы навернулись ей на глаза и, второпях поставив на пол бокал, она бросилась в объятия Эрика. Он тихо рассмеялся и обнял ее. Поцеловав жену, он почувствовал влагу на ее щеках.

– Предполагалось, что это доставит тебе радость.

– Я рада. – Бетия вытерла слезы. – Я так боялась за Джеймса! Он – хозяин Данкрейга, но он слишком мал, чтобы встать во главе клана. Я просто старалась об этом не думать. Мне было слишком больно сознавать, что я могу потерять малыша. Теперь мы будем вместе растить его. Ты не смог бы сделать мне лучший подарок.

– Кроме разве что возможности уехать домой и сообщить малышу хорошие новости? – Эрик улыбнулся, глядя на ее раскрасневшееся счастливое лицо.

– Да, кроме этого.

Глава 15

– Не слишком ли вы самонадеянны, чтобы полагать, что воспитаете ребенка Сорчи лучше нас? – спросила леди Драммонд.

Бетия посмотрела на родителей. Ей с трудом удалось взять себя в руки, чтобы не наговорить резкостей. Она вернулась в Данби час назад и успела лишь смыть дорожную пыль после трех дней пути да поцеловать Джеймса. Девушка готовилась к встрече с родителями, но сочла черствостью с их стороны вызвать ее к себе почти сразу после приезда. Бетия даже не успела предупредить Эрика, размещавшего людей и следившего за распаковыванием вещей. Не на это ли рассчитывала ее мать?

– Мы молоды, – начала Бетия.

– Мы тоже пока не стоим одной ногой в могиле.

– Я знаю, мама. Но вы уже вырастили двоих детей, даже троих, если считать Уоллеса. Пора вам заняться собой. Такой живой ребенок, как Джеймс, может стать обузой для вас, даже если вам будут помогать няня и остальные слуги.

– У тебя пока даже дома нет, – вступил в разговор отец. – Твой муж не говорил нам, куда собирается увезти тебя и ребенка. Думаю, нам следует узнать, где будет жить наш внук, прежде чем ты заберешь его отсюда.

– Он будет жить в Донкойле, – сказал Эрик. – Это красивый, хорошо укрепленный замок, расположенный южнее. Он принадлежит моему брату Балфуру, лэрду Мюррею.

– Брату? Мы думали, ты из Макмилланов.

Бетия кратко рассказала родителям о происхождении Эрика. Она не могла поверить, что отец до сих пор не знал этого. Эрик наверняка что-то говорил ему, только тот не потрудился выслушать. Казалось, до этого момента его не волновало, за кого дочь вышла замуж, достаточно было, что ее и Эрика застали в одной постели. Но ей не следовало удивляться. Отец уже выказал ей свое пренебрежение, даже не предложив за нее приданого.

– Так, значит, скоро ты будешь лэрдом Дублина? – спросила леди Драммонд, бросив сердитый взгляд на Бетию.

– Да, и смогу вырастить Джеймса достойным правителем Данкрейга.

– Что ж, надеюсь, ты сможешь позаботиться о его землях лучше, чем о своих собственных.

Сжав руку Эрика в своей, Бетия молча попыталась смягчить обиду, нанесенную ему матерью. Она не понимала, почему родители оскорбляют Эрика. Многие хотели бы такого мужа для своей дочери: красивого, сильного и богатого лэрда с впечатляющей родословной. Свадьба Бетии и Эрика принесла Драммондам новых союзников. Тем не менее, за все это время они даже не соизволили познакомиться с зятем поближе, словно он был плебеем.

– Я уже попросил моего кузена, сэра Дэвида Макмиллана, позаботиться о Данкрейге до совершеннолетия Джеймса, – холодно ответил Эрик, сдерживая гнев. – Он не только мой родич, но и ваш давний союзник. Уверен, мы можем ему доверять.

Задав еще несколько вопросов и не удержавшись от пары язвительных замечаний, родители наконец отпустили их. Бетия чувствовала себя пристыженной и смущенной оттого, что те даже ни разу не назвали малыша по имени. Взглянув на Эрика и увидев негодование на его лице, Бетия нахмурилась.

– Прости меня, – сказала она. – Я не понимаю, почему они так тебя унижают. Это бессмысленно.

Эрик удержал готовые сорваться с языка злые слова. Он хотел ответить, что ее родители не любят его потому, что он видит их такими, какие они есть – жестокосердными, высокомерными глупцами. Внук тоже не заботил их до тех пор, пока они не поняли, что Джеймс нужен Бетии. Эрик понимал также, что хозяева Данби были недовольны тем, что лишились безропотной кроткой рабыни, в которую они превратили свою дочь. Горькая правда только ранит Бетию, и как бы он ни хотел видеть жену свободной от влияния родителей, Эрик понимал, что причинит ей лишние страдания, заставив осознать истинное положение вещей. Он знал, что она уже многое начинает понимать, и когда Бетия осмыслит все до конца, ей будет больно и без его резких, вызванных гневом слов.

– Может быть, они не простили мне то, что я соблазнил тебя, – наконец сказал он, сознавая, что это лишь часть правды.

– Большинство родителей обрадовались бы в душе, – смущенно улыбнувшись, ответила Бетия. – Я выбрала богатого, красивого лэрда и, лишившись невинности, женила его на себе. Как это до меня тебя никто не заарканил?

– Некоторые пытались даже до того, как стало известно, что я буду лэрдом Дублина. Я быстро научился распознавать опасность.

Бетия хотела спросить, почему же тогда он женился на ней, но они уже вошли в детскую, и радостные крики Джеймса тотчас же отвлекли ее. Няня улыбнулась и вышла, оставив их наедине с малышом. Бетия уселась на полу, наблюдая, как Эрик играет с мальчиком.

«Он будет хорошим отцом», – подумала она со вздохом.

– Тебя что-то тревожит, милая? – спросил Эрик, качая хихикающего Джеймса на коленях.

– Нет, я просто уже в который раз подумала, как хорошо, что тебя назначили его опекуном. Ты станешь ему прекрасным отцом.

– Спасибо. На самом деле опекуном следовало бы назначить тебя. Ты же единоутробная сестра его матери.

– Никто не назначит опекуном девушку. К тому же Джеймс со временем станет лэрдом Данкрейга. Ни один король не доверит воспитание будущего лэрда женщине.

– Это печально и несправедливо, но факт. – Эрик глубоко вздохнул и продолжил: – Я хочу, чтобы мы уехали в Донкойл.

– Конечно. Это же твой дом.

– Я хочу уехать как можно скорее – сегодня, если получится.

– Это безопасно? В это время года путешествие может быть нелегким.

– Сейчас стоит очень мягкая погода. Ты волнуешься, что едешь неизвестно куда?

– Разумеется, волнуюсь. Но пережила же я месяц при королевском дворе. Думаю, я в силах пережить и встречу с несколькими Мюрреями, не растеряв присутствия духа, – сказала Бетия, усмехнувшись.

– Они полюбят тебя, – заверил ее Эрик. – Ты уверена, что хочешь покинуть Данби? Как бы то ни было, это твой дом, и, уехав в Донкойл, а затем став леди Дублин, ты не сможешь часто бывать здесь.

Бетия заглянула в свое сердце и не нашла там ни капли сожаления. Она оставляла здесь людей, по которым будет скучать, но они всегда могут приехать к ней в гости. Чем глубже она вглядывалась в себя, тем острее становилось желание уехать из Данби и предвкушение будущей, не совсем понятной свободы.

– Здесь есть люди, которых мне будет не хватать, – признала она, – но это все. Я – твоя жена. Я последую за тобой, куда бы ты ни шел.

Эрик поцеловал ее. Это не было признанием в любви, но в ее словах заключалась спокойная, из глубины сердца идущая уверенность, согревающая его. Что-то подсказывало ему, что она готова следовать за ним не только из чувства долга, хотя других причин он пока не понимал.

– Может быть, тебе не придется долго скучать по ним, – улыбаясь, пробормотал Эрик.

Прежде чем Бетия успела спросить его, что он имеет в виду, вошел Уоллес и сказал, что они готовы отправиться на поиски Уильяма. Девушка забрала у Эрика Джеймса и крепко прижала к себе малыша. Одного имени врага было достаточно, чтобы заставить ее похолодеть от страха. Бетия попыталась утешиться тем, что, несмотря на всю свою одержимость, Уильяму не удалось добраться до Джеймса с тех пор, как погибли его сыновья.

Эрик потянулся в седле и провел рукой по волосам. Ему хотелось кричать от разочарования. Они обнаружили следы, указывающие на то, что Уильям где-то рядом, но не его самого. Даже Томасу не удалось найти след, который привел бы их к цели.

– Я начинаю думать, что этот мерзавец умеет летать, – подскакав, проворчал Уоллес.

– Или растворяться в воздухе при первой необходимости, – останавливаясь с другой стороны, добавил Боуэн. – Бедняга Томас боится, что растерял все навыки. Он совершенно сбит с толку.

– Я не думал, что Уильям такой умник, – покачал головой Эрик. – Возможно, я был самоуверен, но я считал, что мы без труда поймаем его. Раньше он не выказывал подобных умений и большой сообразительности.

– Он использовал яд, оружие трусов, и преуспевал лишь потому, что его окружали слепцы и дураки, – заметил Боуэн. – Это все безумие.

– Ты думаешь, он сошел с ума?

– Наверное, он всегда таким был. Это единственное объяснение тому, что Уильям погубил столько людей. И причина, по которой он продолжает преследовать Бетию и Джеймса сейчас, когда уже все решено. Любой другой на его месте постарался бы исчезнуть и спасти свою шкуру.

– Он согласился только, что уже покойник, – пробормотал Эрик, вспоминая слова, сказанные негодяем тогда, в аллее. – Он признал это даже до того, как я действительно поставил его вне закона. Казалось, единственное, чего он хочет, – это захватить Бетию с собой. Он говорил и о Джеймсе, но сомневаюсь, что он все еще думает о малыше. Мерзавец жаждет крови Бетии.

– Она положила конец его планам, – сказал Уоллес. – Он винит ее в своей неудаче.

– Ничего, – подойдя к ним, проворчал Томас. – Я нашел след, но он то появляется, то исчезает. Я не могу найти проклятого негодяя.

Эрик чуть улыбнулся, наблюдая, как Томас подходит к лошади и садится в седло. Во всем облике следопыта сквозили злость и отчаяние. Когда Томас поскакал обратно в Данби, Эрик повернулся к Боуэну и сказал:

– Я надеялся, что мы поймаем Уильяма уже сегодня. Боюсь, что Томас никогда не простит мне этого.

– Для его гордости это как соль на рану, – согласился Боуэн, и они повернули в Данби.

– Мы не должны спускать глаз с Бетии, – промолвил Уоллес.

– Да, – вздохнул Эрик, – я намерен уехать в Донкойл как можно скорее, если позволит погода.

– Уильям наверняка последует за вами.

– Я знаю, но те земли ему незнакомы. Надеюсь, это поможет нам поймать его. Нужно увезти Бетию отсюда.

– Это пойдет ей на пользу, – сказал Боуэн. – К тому же ты ее муж. Она должна повсюду следовать за тобой.

– Верно, но Бетию не готовили к тому, что однажды ей придется покинуть родное гнездо ради своей новой семьи. Нет, ее растили для работы, которую следовало бы делать ее матери.

Уоллес помрачнел и кивнул:

– Да, ты имеешь право говорить так. Это было особенно заметно, когда Бетия была совсем юной девушкой. Сорча готовилась к удачному замужеству, а Бетия – к тому, чтобы, находясь в тени, выполнять прихоти родителей. Странно, что они часто казались недовольными, хотя она все делала так, как они хотели. – Уоллес посмотрел на Эрика и усмехнулся. – Ты никогда не будешь у них в почете, если заберешь ее отсюда.

Эрик рассмеялся, въезжая в ворота замка:

– Я знал это с самого начала. Я заберу отсюда Бетию, и, может быть, она наконец освободится от их власти.

– Тебе понадобятся люди в борьбе за Дублин?

– Да.

– Тогда тебе следует позаботиться об этом.

– Я думаю, тебе также будут нужны люди для работы в твоем новом замке, – сказал Боуэн, когда они спешились и повели лошадей в стойла.

– Да, – глядя на Уоллеса, осторожно заметил Эрик и добавил: – Каждый, кто захочет пойти со мной, будет щедро вознагражден.

– Мы с Питером можем присоединиться к тебе. Мы готовы сражаться рядом с тобой, если это принесет нашей крошке собственный замок.

– Я рад, что вы решили помочь мне, и, думаю, нет нужды говорить, что Бетия будет счастлива. – Эрик посмотрел вслед Боуэну, вошедшему в конюшню, и повернулся к Уоллесу, стоявшему рядом с массивными дверями, ведущими в замок: – А что ты думаешь по этому поводу? Ты потеряешь двух хороших воинов, если они захотят остаться со мной в Дублине.

– Что ж, возможно, еще несколько человек захотят пойти с тобой, если, как ты говоришь, тебе понадобятся надежные люди. Что касается Боуэна и Питера, они никогда не были и не будут моими людьми. Они оставались здесь только ради Бетии. Да, они выучили меня, и я им очень признателен, но им лучше уехать туда, где их смогут оценить, по заслугам. Это не такое место.

– Но Данби – не бедный замок.

– Не бедный, поэтому у нас так много здоровых людей. И смертность невелика, особенно с тех пор как мы перестали принимать участие в битвах. Теперь здесь царит мир. В замке больше работников, чем требуется, и поэтому некоторые из них не могут проявить себя. Нет, я отпущу Боуэна и Питера, если таков будет их выбор. Здесь им не хватает места, чтобы развернуться.

– Никакой благодарности за их услуги, – пробормотал Эрик, когда спускавшиеся им навстречу лорд и леди Драммонд не удостоили их даже кивком.

– Этого здесь всегда не хватало.

– Вы не нашли его, да? – спросила Бетия, когда Эрик вошел в спальню.

Она не удивилась, когда он покачал головой и начал переодеваться к ужину. Он был так мрачен, что Бетия тут же забыла о своем разочаровании и постаралась развеселить мужа.

Помогая ему снять с себя грязную одежду, Бетия щебетала о Джеймсе, о том, как быстро он растет. Она развлекала его историями о новых достижениях малыша и словах, которые он выучил. К тому времени как они были готовы спуститься в большой холл, Бетия почувствовала, что подбодрила его. Эрик заключил ее в объятия и быстро поцеловал, перед тем как выйти из комнаты.

– Это за что? – спросила Бетия, переведя дыхание.

– За то, что помогла мне избавиться от плохого настроения.

– А, – Бетия состроила рожицу. – Ты догадался, да?

– Не смотри на меня так виновато. Думаю, это одна из тех вещей, что должны делать жены. Я подумываю о том, чтобы отправить тебя к Томасу, потому что он совершенно выбит из колеи.

– Как Уильяму удалось ускользнуть? Никогда бы не поверила, что он настолько ловок или умен, чтобы водить нас за нос так долго.

– Я тоже так думал, но Боуэн сказал: безумие сделало его более сообразительным.

– Да, такое бывает. Печально, что безумие порой придает человеку силы и хитроумия. Может, заманить его в ловушку? – сказала она, задумчиво хмурясь.

– Ловушка предполагает наживку, а если ты хочешь предложить себя, то даже и не думай!

– Это должно сработать, – проворчала она, слегка раздраженная тем, что он даже не захотел обсудить ее идею.

– Это может погубить тебя. Мы имеем дело не с тем Уильямом, которого знали прежде. Он появляется и исчезает. Даже Томас не может найти его, а уж он-то способен отыскать иголку в стоге сена. Следы Уильяма обнаруживаются, потом пропадают, затем появляются где-то в другом месте, словно он порхает над землей или скачет семимильными шагами. Оставить тебя одну, на виду и практически без охраны – это, конечно, привлечет негодяя, но я не уверен, что мы успеем помешать ему убить тебя и исчезнуть снова.

Бетия задрожала и придвинулась ближе к мужу. Они вошли в зал. Она была настолько поглощена мыслями об Уильяме, что села за головным столом рядом с Эриком, едва заметив родителей, как всегда язвительно поприветствовавших их. Теперь, когда ее преследовал обезумевший убийца, родители вызывали у нее лишь легкое раздражение. Их мелочные придирки и нападки больно ранили самолюбие девушки, но Уильям мог лишить ее жизни.

– Итак, тебе мало, что ты забрала все платья сестры – начала леди Драммонд в своей обычной манере, – или что ты увозишь нашего внука, так ты еще забираешь наших людей!

– Я не беру с собой никого из ваших людей, – ответила Бетия, отвлеченная от своих мыслей столь неожиданно, что толком не поняла, на что, собственно, жалуется мать.

– Уоллес любезно предложил мне несколько человек, чтобы помочь получить и удержать Дублин, – сказал Эрик.

Было похоже, что он собирается завоевывать Дублин, и это совсем не нравилось Бетии. Она старалась не думать, каким образом Эрик отберет замок у сэра Грэма Битона. Король пожаловал Эрику его владения и приказал сэру Грэму уехать. Наивно ждать, полагала Бетия, что на этом все и закончится. Сэр Грэм отказывал Эрику в законном наследстве в течение тринадцати лет. Он, вероятно, не захочет просто так уступить земли.

– Сейчас неподходящее, время года, чтобы начинать войну, – промолвил лорд Драммонд.

– Я не собирался завтра же скакать к воротам Дублина, чтобы вынудить Битона сражаться или покинуть замок. – Эрик отпил вина, решив, что не позволит лорду и леди Драммонд вывести его из себя. – Мне, Бетии и Джеймсу, нам всем нужна охрана по дороге в Донкойл. А так как скоро весна, имеет смысл оставить воинов Уоллеса у нас. Они смогут тренироваться вместе с людьми Макмилланов и Мюрреев.

– Со мной никто не обсуждал эту тему.

– Мюрреи теперь наши союзники, а Макмилланы всегда ими были, – вступил в разговор Уоллес. – Я не думаю, что мы должны отказывать им в помощи.

Бетии показалось, что эти спокойные доводы только раздражают отца. Хотя она сама не могла даже помыслить о битве, девушка не понимала, почему отец отказывается помочь. Она знала, что Данби в любом случае без людей не останется.

– Я сделаю все, что в моих силах, чтобы ни один из ваших людей не погиб, – сказал Эрик. – И чтобы они вернулись как можно скорее.

Он взглянул на Бетию, но ничего не смог прочитать по ее лицу. Она всегда казалась спокойной и кроткой в присутствии родителей. Эрик понял, что начинает ненавидеть этот взгляд. Он страстно желал знать, как она восприняла разговор о войне. Но поскольку сейчас он все равно ничего не мог выяснить, Эрик решил подождать, когда они останутся наедине.

В этот момент в зал вошел сэр Дэвид Макмиллан в сопровождении Боуэна. Бетия была потрясена, насколько похожи они с Эриком. Ничего удивительного, что каждый начинал сомневаться в том, что ее супруг – Мюррей, стоило ему оказаться поблизости от владений Макмилланов. После того как все поздоровались, сэр Дэвид сел напротив нее и Эрика, и Бетия оказалась вовлечена в разговор о предстоящем сражении.

Она вздохнула и постаралась быстрее закончить ужин. Ни один из мужчин не выглядел особенно кровожадным, однако в них чувствовалось какое-то предвкушение битвы. Для них борьба велась за правое дело. Но Бетии было понятно только одно: эти мужчины, и ее любимый в том числе, собираются рисковать жизнью из-за клочка земли.

– Возможно, тебе следует оставить Бетию и малыша здесь до тех пор, пока вопрос с Дублином не будет улажен, – сказал лорд Драммонд.

– Нет, – жестко ответил Эрик и сжал руку Бетии в своей. – Моя жена и Джеймс поедут со мной.

К великому удивлению девушки, отец не стал спорить.

– Мы скоро уезжаем? – спросила она.

– Завтра, если позволит погода, – ответил Эрик.

Бетия открыла было рот, чтобы возразить, но тут же захлопнула его. Она не будет спорить с мужем на глазах у родителей. Внутренний голос подсказывал ей, что те будут только рады посеять семена раздора между ними. На самом деле ей было все равно, когда уезжать. Ее просто задел его командный тон. Это было удивительно само по себе – казалось бы, ей давно следовало привыкнуть к приказной или высокомерной манере разговора. Это было любимое оружие ее родителей.

– Что ж, твой муж, похоже, собирается втянуть тебя в гущу своих забот, – заявил отец. – Надеюсь, ты готова вести себя, как положено жене. Пришла пора оставить безрассудство и непослушание и следовать за мужем.

– Безрассудство? – пробормотала Бетия, спрашивая себя, когда она могла дать повод считать себя безрассудной.

Лорд Драммонд посмотрел на Эрика и сказал:

– Боюсь, мы не подготовили дочь к замужеству. Никогда не думал, что кто-нибудь польстится на ее странную внешность. Но я уверен, вы сможете обучить девушку всему, что должна знать хорошая жена. Мы делали все, что могли. К нашему стыду, мы сделали слишком мало.

Эрик немедленно встал и потянул за собой Бетию.

– Я думаю, вы сделали слишком много. Мы уезжаем на рассвете. Возможно, мы еще увидимся и тогда попрощаемся.

Бетия едва поспевала за Эриком, тащившим ее из зала. Что-то взбесило его, и ей казалось, что это последние слова отца. Девушка так привыкла к подобным замечаниям о ее внешности и поведении, что не придавала им особого значения.

– Мне надо собрать вещи, – сказала Бетия, когда Эрик втолкнул ее в комнату.

– Все уже собрано, – резко ответил Эрик, вздохнул и обнял ее. – Прости, я злюсь не на тебя.

– Я понимаю, хотя не уверена, что знаю, в чем причина. – Бетия обхватила его руками за талию и посмотрела в глаза.

– Это ты привыкла к таким вещам, и пропускаешь их мимо ушей, если только они не касаются меня.

– Отец разочаровался во мне, как только я родилась или с того дня, когда он увидел, что я не похожа на Сорчу. Если бы я принимала его слова близко к сердцу, я давно бы сошла с ума.

Эрик слабо улыбнулся и стал подталкивать ее к постели.

– А я сойду с ума, если ты и дальше будешь стоять и перечислять нанесенные тебе оскорбления. Чтоб сохранить рассудок, нам лучше уехать отсюда как можно скорее.

Бетия рассмеялась и удивленно вздохнула, когда Эрик повалил ее на кровать.

– Если мы собираемся выехать рано утром, думаю, нам следует хорошо отдохнуть, – сказала она, но Эрик продолжал снимать с нее одежду.

– О, мы отдохнем, – пробормотал он. – После.

Глава 16

Завернувшись в одеяло, прижавшись к Гризелле и держа Джеймса между ними, Бетия смотрела на скачущих рядом мужчин. Ее спутники выглядели такими же замерзшими, как и она сама. Последние три дня выдались очень тяжелыми, погода словно ополчилась против них. Стуча зубами от холода, Бетия начала думать, что лучше уж прямая угроза, чем снег или ледяной дождь.

Девушка мечтала поскорее добраться до Донкойла. Вся скованность и неловкость, которые она испытывала при мысли о встрече с семьей Эрика, развеялась пронзительным зимним ветром. Сейчас она могла думать лишь о том, как бы согреться.

Экипаж замедлил ход, и Бетия выглянула, чтобы посмотреть на небо. Было уже поздно, и девушка со стоном поняла, что им предстоит еще одна долгая ночь без крова над головой. Мужчины развели большие костры, поставили палатки, и люди собрались, чтобы хоть как-то согреться рядом друг с другом. У костра холод отступил, но Бетия страстно мечтала о настоящей теплой постели.

– Это последняя ночь, душа моя, – сказал Эрик. Бетия взялась за протянутую руку, и Эрик посадил ее в седло перед собой.

– Коннор тоже будет рад теплому стойлу, – пробормотала она, потрепав коня по холке.

– Еще немного, и он начнет драться с людьми за место в палатке.

– Здесь хотя бы не дует ветер. Я напоминаю себе об этом каждый раз, когда хочу поплакаться на горькую судьбу.

– Я говорю себе примерно то же самое, – покачал головой Эрик, объезжая лагерь. – Наверное, не стоило пускаться в путешествие в это время года. Сейчас я бы подождал до весны.

– Ты очень хотел вернуться домой. Я уверена, все это понимают.

– Да ладно, милая. Ты же знаешь, что я так рвался домой главным образом потому, что меня выводили из себя твои родители.

Бетия вздохнула и прижалась к мужу, мурлыча от удовольствия, когда он обернул ее пледом, согревая своим теплом.

– Я понимаю. Отец – тяжелый человек, с ним нелегко поладить.

– Уоллесу удается.

– Да нет, Уоллес просто не обращает на него внимания, – улыбнулась Бетия в ответ на смех Эрика. – Уоллесу не нужно проводить с ними много времени, и, кроме того, объявив его наследником, родители не склонны критиковать его. Это может пошатнуть его авторитет в глазах других воинов, и тогда отцу придется самому вести их в бой.

Эрик молча поцеловал жену. В ее словах сквозила горечь, но по крайней мере она не поспешила извиниться за недопустимые речи и не начала оправдывать поведение отца. Он не хотел, чтобы Бетия возненавидела родителей, но его радовало, что она начинает видеть их такими, какие они есть. Раз она стала замечать их недостатки, со временем девушка поймет, что родители были не правы, относясь к ней с таким пренебрежением.

– Эрик, куда мы едем? – спросила Бетия, сознавая, что они удалились от лагеря на значительное расстояние.

– Я хочу показать тебе Дублин, – прошептал Эрик, проводя губами по ее волосам.

– Это недалеко?

– Прямо за деревьями.

– Странно, что мы подъехали так близко, а нас никто не окликнул.

– Нас заметили, но слухи о приказе короля уже достигли ушей сэра Грэма. Он не посмеет чинить нам препятствия. Не сейчас.

Бетия обернулась и посмотрела на него:

– Не думаю, что он уже оставил замок.

– Нет, конечно, нет. – Эрик поцеловал ее в кончик замерзшего носа. – Он все еще там. Я дам ему какое-то время на сборы. Но немного, он и так слишком долго доил эти земли.

К разочарованию Эрика, Бетия ничего не ответила. Он хотел, чтобы она открыто поддержала его, когда он отправится воевать. Он и сам считал, что люди не должны погибать ради золота или куска земли. Однако в его притязаниях на Дублин было нечто большее. Поэтому, несмотря на холод, Эрик решил показать Бетии землю, которую требовал, но которой еще не владел.

– Вот и замок, – сказал он.

Бетия нахмурилась, глядя на большую темную крепость. Она стояла посреди бесплодной земли – пустынные поля вокруг были занесены снегом. Ворота закрыты, вокруг ни души. Бетия прижалась к Эрику. Дублин выглядел отнюдь не гостеприимно. У нее мороз побежал по коже.

– Ты действительно хочешь получить это место? – Бетия пыталась разглядеть хоть какие-то признаки жизни, даже если они будут означать, что замок хорошо охраняется.

Эрик кивнул:

– Я понимаю, оно не кажется особенно радушным. Замок был построен для обороны, а зимой не видно мягкой зелени окружающих его лугов. Всю мою жизнь, да и задолго до меня, это место служило кормушкой, где стервятники жировали за счёт местных жителей.

– Стервятники, подобные лэрдам Битонам?

– Да. Боюсь, замок выглядит так мрачно, потому что он стал под стать своим хозяевам. Я был здесь однажды, когда отец захватил меня в плен. Он все еще думал, что я бастард, но ему нужен был сын. У него не было других сыновей, он был болен и думал, что умирает. Не желая оставлять замок дальнему родственнику, он забрал меня, чтобы перекроить по своему образу и подобию.

– Но у него не получилось.

– Большую часть времени я просидел в темнице, до тех пор, пока отец не захватил мою сводную сестру Мэлди и мы не сбежали. Лучше всего я помню – и до сих пор вижу это во сне, – как меня заставили смотреть на убийство одного из Мюрреев. Мне было тогда тринадцать лет, и я мало что знал о жизни. Отец замучил того мужчину до смерти, а меня заставляли смотреть на каждую судорогу боли, слышать каждый крик. Отец думал, что это закалит меня.

– Ты начал ненавидеть его, да? – прошептала Бетия, ужасаясь рассказу Эрика и борясь с желанием утешить того мальчика, каким он когда-то был.

– Да. Увидев, насколько он жесток, я стал жалеть о том, что он мой отец.

– Ты боялся, что сам станешь таким же впоследствии?

– Нет, хотя это и пугало меня немного. – Эрик развернул коня и поехал к деревне. – Но потом я увидел ее – сводную сестру Мэлди и понял, что отравленная кровь не портит ее. Особенно если учесть, что ее жизнь была куда тяжелее, а мать не утруждала себя воспитанием ребенка. Даже окруженная злом со всех сторон, Мэлди выросла незапятнанной. Так как я мог?

– Поэтому ты продолжаешь звать себя Мюрреем? Тебе невыносимо носить имя отца?

– Да. Те, кто был до него, и тот, кто пришел после, не знают, что такое честь. Мой дед был дьявольски жесток, отец не выдержал и убил его. – Эрик пожал плечами, когда Бетия вздрогнула. – Я остаюсь Мюрреем еще и потому, что чувствую себя одним из них. Я не знал другой семьи и другой жизни.

– Тогда и оставайся Мюрреем. – Бетия взглянула на крестьян, стоявших возле их домов, когда они въезжали в деревню. – Ты хочешь, чтобы эти люди поменяли имя?

– Нет. Они могут звать себя так, как им нравится. Здесь получится странная смесь из людей и имен. Несколько Макмилланов точно останутся здесь, равно как и несколько Драммондов. Если будет нужно, присоединятся и Мюрреи.

– Начало новой жизни.

– Надеюсь, что так.

Бетия посмотрела на деревню, когда Эрик остановился на вершине небольшого пригорка в конце грубой мощеной дороги. Несмотря на то, что она мало видела в своей жизни, редко покидая Данби, Бетия чувствовала печаль и запустение. Она успела заметить, как несколько жителей быстро исчезли в своих домах. Двух всадников оказалось достаточно, чтобы обратить их в бегство.

Несмотря на сгущавшиеся тени, Бетия вгляделась пристальнее. Не было видно ни лошадей, ни конюшен, не слышно животных. Над несколькими домишками еле курился дымок. На нескольких – осталась только часть крыши. Деревня умирала. Бетия начала думать, что сэр Грэм высосал из нее все соки.

– Думаю, у тебя будет немало хлопот, даже когда ты получишь это место, – пробормотала Бетия, когда Эрик повернул коня обратно в лагерь.

– Я знаю. Это одна из причин, почему я добиваюсь этих владений.

Бетия не могла не думать о том, что увидела. Было больно смотреть, как погибает цветущий когда-то край. В Дублине едва теплилась жизнь, как будто его душили.

Вернувшись в лагерь, Бетия поспешила к костру и села рядом с Гризеллой и Джеймсом. Она наполнила тарелку овсянкой, обещая себе, что завтра наестся до отвала. Мужчины стояли в карауле, их настороженный вид говорил о том, что за ними следят.

– Ты не думаешь, что Битоны могут напасть на нас? – спросила Гризелла, хмуро глядя на мужа.

– Эрик считает, что нет, – ответила Бетия.

– И что, сэр Грэм собирается передать замок в руки сэра Эрика?

– Скорее всего, нет. Он просто не станет атаковать прямо сейчас. Ему, очевидно, нужно время, чтобы обдумать, как он будет бороться с нами.

Гризелла вздохнула.

– Что ж, ничего удивительного. Мужчины не любят отдавать земли и богатство. Сэр Грэм, может, и не имеет прав на эту землю, но она у него в руках, и, боюсь, нам придется вырывать ее силой.

– Придется, – сказал Эрик, подойдя к костру поцеловать Джеймса на ночь.

– Ты идешь в караул? – спросила Бетия Эрика, целуя его.

– Пока да, а потом найду костер побольше и свернусь перед ним калачиком.

Бетия улыбнулась, глядя ему вслед. Она помогла Гризелле умыть Джеймса, затем присоединилась к горничной и племяннику в экипаже. Кто-то передвинул его поближе к огню, и одна занавеска была поднята, так что внутри было довольно тепло.

– Я чувствую себя немного виноватой из-за того, что я здесь, а мужчины – снаружи, – сказала Гризелла, укладываясь рядом с Джеймсом на постели из одеял.

– Я тоже, – согласилась с ней Бетия и усмехнулась, тоже устраиваясь на одеялах. Она лежала и смотрела на деревянную раму, поддерживавшую крытый верх экипажа. – Я так мечтаю о собственной постели! Может быть, если поторопимся, мы приедем еще до захода солнца!

– Мне кажется, как только я найду постель для нас с Питером, я упаду в нее даже не раздеваясь. Ха! Я даже не буду ждать Питера! Нет, сначала я разведу огонь.

– Думаю, я придвину кровать прямо к камину. – Девушки рассмеялись, и Бетия вздохнула: – Хотя вы с Джеймсом довольно теплые, мне так не хватает Эрика.

– Я тебя понимаю. Мужчины шумные и волосатые, но их бывает так приятно обнять! – Гризелла лукаво улыбнулась Бетии поверх головы малыша. – Ты волнуешься перед встречей с семьей мужа?

– Немного. Боюсь, что доставлю им немало хлопот. – Бетия легко дотронулась до кудряшек спящего Джеймса. – Кроме того, я уже обременила их родича ребенком.

– Эту ношу он, кажется, рад был на себя взять. То, как сэр Эрик обращается с малышом и с другими детьми, подсказывает мне, что в Донкойле любою ребенка примут с распростертыми объятиями. Мужчина не будет с любовью относиться к детям, если его самого так не воспитывали.

– Я надеюсь, ты права. Мы будем на месте уже завтра: Мне очень хочется, чтобы малыша приняли в новой семье.

Сидя в седле впереди Эрика и оглядывая окрестности Донкойла, Бетия сразу же почувствовала разницу между ним и Дублином. Этот край дышал жизнью и теплом. Встретившие их воины поспешили принять лошадей и поприветствовать спутников Эрика. Было шумно. В воздухе пахло конским потом, дымом и большим скоплением народа. Не все запахи можно было назвать приятными, но сейчас Бетия даже их встречала с радостью. Как только Эрик помог ей спешиться, Гризелла передала ей малыша. Горничная растворилась в толпе, бросившись разыскивать мужа. Уоллес и сэр Дэвид присоединились к ним и двинулись вслед за Эриком, который повел Бетию в замок.

Крепко держа мужа за руку, Бетия оказалась в дышащем теплом зале, где ее представили крупному русоволосому мужчине по имени Балфур, его изящной красавице жене Мэлди, Найджелу, почти такому же красивому, как и Эрик, и его очаровательной беременной жене, которую звали Жизель. Не успела Бетия и глазом моргнуть, как пажи и служанки уже повели их наверх, в спальни, смывать дорожную пыль, греться и переодеваться. Бетию помыли, одели и усадили перед камином с бокалом подогретого вина, прежде чем ей удалось хоть немного опомниться.

Эрик рассмеялся, садясь рядом с ней, наливая себе вина и целуя ее надутые губки.

– Ты выглядишь ошеломленной, милая.

– Я совершенно растерялась. Не успела я войти и поздороваться, как меня увлекли в спальню с такой скоростью. – Бетия покачала головой. – Конечно, я оглушена. Я никогда нигде не была до того, как познакомилась с тобой.

– Да, все было проделано очень быстро. Даже я потрясен. Я отправил человека вперед – предупредить о нашем приезде, сказать, что мы продрогли после трех дней и ночей пути: Думаю, понимая, как мы, должно быть, замерзли, они приготовили все так быстро. Жизель особенно ненавидит холод.

– Жизель, беременная жена Найджела, – пробормотала Бетия и спросила: – Она родня Мэдди?

– Нет. Похожая внешность объясняется тем, что когда-то Найджел вообразил, что влюблен в Мэлди. Он уехал на целых семь лет, а когда вернулся – привез Жизель.

– О Боже!

– Вот именно. О Боже.

– Здесь очень мило. – Бетия скинула башмачки и поставила ноги на мягкую овечью шкуру, расстеленную перед камином.

– Я хочу, чтобы в Дублине было также.

Бетия оглядела гобелены, украшавшие стены, огромный камин и многочисленные коврики на полу. В комнате было тепло и уютно. Она повернулась к Эрику:

– Я знаю, что ты не нищий, но хватит ли у тебя денег?

– Нет, но только потому, что я рассчитываю потратить большую часть денег на крыши домов, плуги, зерно и другие нужды. Все остальное приложится.

– Да, конечно. Если бы отец не был таким скупым! Мое приданое могло бы облегчить твою задачу.

– Ты мне поможешь. Больше мне ничего не нужно.

– Ты уже рассказал родным нашу историю?

Эрик кивнул, встал и поднял Бетию на ноги.

– Здесь нет необходимости юлить и изворачиваться, как при дворе.

– Та история, что мы рассказали при дворе, показывала нас в более выгодном свете. Не так уж это было плохо.

– Тебе не нужно бояться, что тебе поставят в вину обстоятельства нашей свадьбы. Верь мне, когда я говорю, что история нашего знакомства вполне тривиальна по сравнению с прочими.

Бетия не была в этом уверена, но спорить не стала. Она держала Эрика за руку, когда он вел ее в большой зал, где, если обоняние ее не обманывало, был накрыт стол в честь их приезда. В животе забурчало, Бетия вспыхнула, хихикнула, и. Эрик рассмеялся вместе с ней.

Когда начался обед, первое время все были слишком поглощены трапезой, чтобы тратить время на разговоры. Настоящая беседа началась, только когда все поели и по кубкам было разлито горячее, сдобренное пряностями вино. Бетия сидела, потягивая вино и наслаждаясь сладким, запеченным в меду яблоком, пока Эрик рассказывал семье о своих приключениях.

Он лишь вкратце упомянул то, о чем часто писал им, после чего в подробностях изложил все, что касается Уильяма и Битона. Охота на Уильяма должна продолжаться. Бетии хотелось надеяться, что его скоро найдут. Но в этом деле было слишком много неудач и оплошностей, причем со стороны умных, способных и сообразительных людей. Девушка уже ни в чем не была уверена. Рассчитывать, что Уильяма поймают, означало признать, что она хочет видеть его мертвым. Но у нее не было другого выхода. Уильям угрожал ее жизни и, что еще страшнее, жизни Джеймса.

Когда мужчины начали обсуждать предстоящую битву, Бетии расхотелось есть. Опять она слушала, как хорошие, не кровожадные и не алчные люди рассуждают о том, как будут сражаться за кусок земли. В их речах проскальзывало предвкушение битвы, оживление, вызванное возможностью подраться, когда правда на их стороне.

– Будь я на вашем месте, я бы не слушала, – сказала Мэлди, после того как Жизель тихо встала и ушла в спальню. – Я собираюсь оставить их одних.

– Это хороший совет, миледи. Я не понимаю таких вещей.

– Пожалуйста, зови меня Мэлди. Мы ведь теперь сестры.

– Спасибо, Мэлди. Ты понимаешь все, о чем они говорят?

Мэлди пожала худенькими плечами:

– Дублин должен быть освобожден от господства Битонов. Почему мужчины кажутся довольными оттого, что сэр Грэм Битон вынуждает их идти на него войной, – для меня такая же загадка. Это заложено в мужской природе. Они, наверное, удивляются, как я могу так радоваться хорошо проведенному обеду или новому снадобью, которое мне удастся приготовить. Думаю, мужчины и женщины созданы для того, чтобы смущать друг друга время от времени.

– Я не хочу, чтобы они воевали. Не хочу, чтобы люди погибали за кусок земли.

– Ничего не поделаешь, Бетия, это в природе вещей. Решив, что даже эта милая женщина не может понять ее чувства, Бетия сменила тему.

– Эрик сказал мне, что ты – целительница.

– Я делаю, что могу. Не хочу казаться тщеславной, но я накопила богатые знания и опыт.

– Это не тщеславие – знать, чего стоишь. Я сама только начала это понимать. Старая Хельда, целительница из Данби, немного учила меня, но я хотела бы учиться дальше. Я начинаю думать, что Дублин придется полностью восстанавливать и там пригодятся любые навыки.

– Я буду рада обучить тебя всему, что умею, прежде чем ты уедешь в новый дом.

Было уже поздно, когда Эрик отвел ее в спальню. Несмотря на беседу с Мэдди, Бетия не смогла полностью отвлечься от разговоров о войне. Наблюдая, как Эрик снимает одежду, она вдруг задумалась о том, как уязвимо его тело и что раны могут оказаться смертельными. Бетия одернула себя и забралась в постель. Когда Эрик скользнул под одеяло и прижал ее к себе, девушка хотела отстраниться, но тепло его тела и собственный отклик быстро расслабили ее.

– Похоже, у вас с Мэлди нашлось о чем поговорить, – сказал Эрик, поглаживая жену по спине и размышляя, почему она кажется печальной и отрешенной.

– Она будет учить меня целительству. Думаю, в Дублине это пригодится.

– А, Дублин! Бетия, я не хочу войны, – начал он.

– Помолчи, – поцеловала его Бетия, – с меня довольно разговоров о Дублине, сэре Грэме и вашем праве сражаться против него. Мы не спали в одной постели три долгие холодные ночи. У нас есть чем заняться, не правда ли?

– Да, но скоро нам все равно придется обсудить это.

Бетия притянула его голову и поцеловала. Она вложила в поцелуй всю свою потребность в Эрике, весь свой страх за него. Вскоре оба с трудом дышали. Страсть дарила ей утешение, позволяла забыть о мужчинах и разговорах о войне. Счастливое забвение было коротким, но оно полностью поглотило ее.

Эрик вскоре тоже достиг пика блаженства. Взмокший и довольный, он перекатился на спину и прижал Бетию к себе.

– Добро пожаловать в Донкойл, Бетия Мюррей, – протянул он, улыбаясь в ответ на ее хихиканье.

Глава 17

– Мне кажется, твоей жене это не нравится, – пробормотал Балфур, наблюдая, как Бетия спешит с площадки для тренировок.

Эрик вздохнул и отпил вина, принесенного ему Бетией.

– Да, не нравится. Я пытался поговорить с ней об этом, но, – поморщился он, – она всякий раз умело меняет тему.

Балфур рассмеялся и понимающе кивнул:

– По крайней мере, она не избегает тебя и не кричит на всю округу, чтобы ты изменил свое решение. Но что ей не нравится?

– Да, – сказал Найджел, подходя к ним и наливая вина из кувшина, – что может не нравиться твоей жене в предстоящей битве? Она же за правое дело!

– Бетии кажется, что это всего лишь война за земли, она не хочет, чтобы люди гибли из-за такой малости, – ответил Эрик. – Во многом я с ней согласен.

– Она не верит, что Дублин принадлежит тебе по закону?

– Это она понимает. Бетия не сомневается в том, что сэр Грэм не имеет никаких прав на Дублин и должен вернуть мне его.

– Все ясно, – мягко рассмеялся Балфур, – мы должны получить замок, чудесным образом не вынимая меч из ножен.

– Глупая мысль, а я знаю, что Бетия неглупая девушка. Просто сейчас ею руководит не рассудок, а сердце, и поэтому так трудно вразумить ее.

– Тогда оставь все как есть. Позволь ей справиться с этим самой.

– Да, возможно, так будет лучше. Бетия понимает обстоятельства дела. Я даже показал ей, в каком плачевном состоянии находится Дублин. Я сделал все, что мог. В остальном она должна разобраться сама.

– В крайнем случае, – улыбнулся Найджел, глядя, как к ним приближаются Мэлди и идущая вперевалку Жизель, – здесь есть, кому с ней поговорить.

Бетия нахмурилась, когда на пороге ее комнаты появились Жизель и Мэлди. Она думала, что это Гризелла, поскольку совсем недавно видела, как обе женщины направлялись к своим мужьям. Отложив в сторону рубашонку, которую она шила для Джеймса, Бетия налила гостьям вина и поставила перед огнем табуретки. За месяц, прошедший с того дня, как она приехала в Донкойл, дамы впервые разыскивали ее, и Бетия волновалась, гадая о причине визита.

– Все в порядке? – спросила она, садясь рядом с Жизель, но так, чтобы видеть обеих женщин.

– И да и нет, – вздохнула Мэлди.

– Я сделала что-то не так?

– Почему ты все время думаешь об этом?

– Что вы имеете в виду?

– Каждый раз, когда что-нибудь, даже в малейшей степени, идет не так, ты извиняешься. Когда одна из нас ищет тебя, чтобы поговорить, и, не дай Бог, выглядит достаточно серьезной, как сейчас например, ты всегда спрашиваешь, в чем ты провинилась.

– Судя по моему опыту, чаще всего дело именно в этом, – пробормотала Бетия.

– Ох, – прищелкнула языком Жизель, – я не видела, чтобы ты допустила хоть один промах с тех пор, как приехала сюда. Ты не совершаешь ошибок. Ты всегда трудолюбива, предупредительна и расторопна, к тому же ты очень добра. Люди пытались убедить тебя, что ты ничего не стоишь, и тебе приходилось пропускать это мимо ушей, да? Те люди были глупы!

Бетия слабо улыбнулась – Жизель говорила так страстно! К тому же было очень приятно слышать, как высоко женщина оценивает ее способности.

– Тем не менее, вы очень серьезны, – сказала Бетия.

– Мы пришли поговорить об Эрике. Ты, кажется, не понимаешь, как больно ранишь его.

– Ты выбрала не лучший способ начать разговор, Жизель, – нахмурилась Мэлди.

– Почему же? Эрик несчастен. Ты не виновата, – поспешно добавила Жизель, глядя на застывшее лицо Бетии. – Но что-то неладное творится в твоей душе, и он это чувствует.

– Бетия, – сказала Мэлди, похлопав ее по сцепленным пальцам, – твое отношение к предстоящей битве не дает ему покоя.

– Это он прислал вас сюда?

– Нет, наши мужья. Эрик думает, что если мы попытаемся поговорить с тобой о войне и показать тебе, что не так страшен черт, как его малюют, будет только хуже. Он считает, что ты должна во всем разобраться сама, и думает своим мужским умишком, – Мэлди подмигнула обеим женщинам, – что уже все тебе сказал. А так как он все сказал, а ты до сих пор не понимаешь, Эрик чувствует себя потерянным.

– И это ранит его?

– Он так не говорит. Он говорит, что ему не нравится, что это расстраивает тебя. Но мне кажется, что да, ранит. Эрик понимает тебя, но хочет, чтобы ты была полностью на его стороне.

Бетия вздохнула и отпила вина.

– Я никогда не пойду против него.

– Хорошо сказано, – пробормотала Жизель.

– Брось, милая, не старайся обвести нас вокруг пальца, – сказала Мэлди, мягко улыбаясь. – Мы уже давно замужем. Ответ – не ответ, ни да, ни нет – в эту игру мы хорошо научились играть, и можем быстро распознать ее. Поведай нам, что происходит в твоей хорошенькой головке, и, может быть, мы сумеем подсказать тебе, как не переживать самой и не расстраивать Эрика.

– Мне не нравится, что люди сражаются и гибнут из-за клочка земли, – сказала Бетия.

– Он хочет восстановить справедливость, и, надеюсь, ты это понимаешь. Дублин принадлежит Эрику. Это отказ сэра Грэма выполнять королевский приказ служит поводом для битвы.

– Разве это не борьба за наследство?

– В каком-то смысле, но разве Эрик не имеет на это права? Ты видела, в каком плачевном состоянии находится Дублин. Люди доведены до крайности. Последние три лэрда совсем не заботились о них. Они их били, морили голодом, доводили до погибели в бессмысленных стычках с соседними кланами и угнетали до тех пор, пока люди не стали покорными, как овцы.

– Думаю, ты все это знаешь, – сказала Жизель. – Возможно, тебе следует хорошенько разобраться, почему ты так расстраиваешься из-за предстоящего сражения. Я не удивлюсь, если окажется, что дело не в самой битве, а в том, что ты просто боишься за тех, кто тебе дорог.

– Конечно, я не хочу, чтобы Эрик отправился на войну! Ни Эрик, ни Боуэн, ни Питер, ни Уоллес. Хотя мне всегда казалось неправильным, что люди погибают из-за земель и богатства. Жадность до чужих владений стоила жизни моей сестре, ее мужу и его тете. И та же жадность заставляет сумасшедшего охотиться за мной. Неужели есть что-то удивительное в том, что мне не нравится все это?

– Вовсе нет, – сказала Мэлди, – но ты же не думаешь, что Эрик похож на Уильяма?

– Нет, конечно.

– Тогда постарайся объяснить все Эрику.

Эта мысль ужаснула Бетию.

– Я уже говорила Эрику, что никогда не стану сравнивать его с Уильямом.

– Иногда недостаточно просто сказать.

– Я начинаю чувствовать себя виноватой.

Мэлди улыбнулась:

– Все, что я хотела, – это чтобы ты заглянула в себя и разобралась, почему эта битва вызывает у тебя такое отвращение. Думаю, Жизель права. В тебе говорит страх за Эрика и его друзей.

– Что ж, я готова признать, что когда я размышляю о предстоящей войне, я думаю только о Эрике, Питере, Боуэне и Уоллесе, не принимая в расчет остальных. Я не перенесу, если с ними что-то случится, если они погибнут, сражаясь за этот проклятый Дублин. Как раз то, что сказала Жизель, не правда ли?

– Почти, – сказала Мэлди. – Я не думаю, что мы до конца успокоили твои страхи, но постарайся впредь, говоря об этом, выражать только тревогу за безопасность близких.

– Ты хочешь, чтобы я скрывала свои чувства?

– Только ту часть, которая заставляет Эрика считать, что ты осуждаешь его.

Бетия задумалась. Ее неприязнь к предстоящей битве действительно была во многом вызвана страхом за Эрика. Нетрудно сосредоточиться на этом и перестать думать о причинах сражения. Это не будет означать, что она обманывает Эрика.

– Да, так я и сделаю, – наконец согласилась она. – Если вы решите, что должны рассказать Эрику о нашем разговоре, скажите ему это. Может быть, если он услышит это от вас, то не будет расспрашивать меня о моих чувствах.

Мэлди кивнула, помогая Жизель подняться.

– Я понимаю. Мы все боимся, Бетия. Ни одна из нас не хочет отпускать своего мужчину туда, где его могут убить. Ты в этом не одинока.

Когда они ушли, Бетия поспешила лечь в постель. Приближался вечер, и ее самочувствие снова ухудшилось. Лежа в постели, Бетия прокручивала в памяти разговор с Жизель и Мэлди. Меньше всего на свете она хотела обидеть Эрика и заставить его думать, что она презирает его за желание отвоевать замок.

Она была бессердечной, подумала Бетия. Была так озабочена своими тревогами, что не обращала внимания на чувства других. Пришла пора перестать быть ребенком. Другие женщины в Донкойле тоже рискуют потерять своих мужчин в битве с сэром Грэмом.

Она решила проявить такое же мужество. Это не означало, что она должна лгать себе или скрывать свои чувства от остальных. Однако размышляла она, ей лучше продолжать молиться о том, чтобы у сэра Грэма случился приступ великодушия, и он уступил бы замок законному владельцу без боя.

– Ты беременна, – сказала Мэлди, вытирая испарину с лица Бетии.

Глубоко сконфуженная тем, что ей стало плохо на глазах у Мэлди, Бетия смогла лишь кивнуть. На этот раз ее скрутило не вечером, а утром, что было совершенно непривычно. Бетия была рада, что Эрик куда-то ушел, и в спальне находилась только Мэлди. Медленно потягивая сидр, Бетия размышляла, как убедить сестру Эрика хранить это в секрете.

– Эрик еще ни о чем не знает.

– Тебе не нужно говорить мне это. Я только не понимаю, почему ты скрываешь эту новость?

– Наверное, это глупо с моей стороны, но сначала я хотела убедиться в том, что ношу ребенка, а потом – что смогу выносить его.

– Нет, не так уж и глупо, – сказала Мэлди, присаживаясь на край кровати. – Но теперь-то ты уверена!

Бетия тихо рассмеялась, но потом снова нахмурилась:

– Когда я была при дворе, и здесь тоже, я чувствовала себя плохо по вечерам. У меня была слабость, головокружение и тошнота – прямо перед ужином. Сегодня же все случилось с утра. Может быть, что-то со мной не так?

– Сомневаюсь. Просто твое недомогание решило накатить с утра, а не вечером. Ты можешь почувствовать себя плохо и вечером тоже. Недомогание дважды в день – довольно распространенное явление. Или на тебя так повлияло что-то съеденное прошлым вечером. Когда носишь ребенка, то полезнейшее из блюд может лечь камнем на желудок. Как ты думаешь, на каком ты сроке?

– Два месяца, может быть, чуть больше. Боюсь, я не помню точно, когда в последний раз у меня были крови. Кажется, их не было с тех пор, как я встретила Эрика.

– Тогда лучше считать с того момента, когда вы впервые разделили ложе. Вполне вероятно, что ты забеременела в ту же ночь, но даже если и нет, то вскоре после.

– Тогда примерно три месяца.

– Тошнота скоро пройдет. У большинства женщин это прекращается на третьем или четвертом месяце. Тогда все, что тебе останется, – это сидеть и толстеть.

– Жду с нетерпением.

– Когда ты скажешь Эрику?

Бетия вздохнула и положила руку на живот.

– Я подожду еще немного. Не думаю, что стоит сообщать такую новость мужчине накануне битвы. Я беременна все шесть недель пребывания здесь, а он даже не заметил. Я бы хотела, чтобы он не был так занят, когда я сообщу ему эту новость.

Мэлди рассмеялась и встала с кровати.

– Да, для такой новости нужно правильно выбрать время и место. Сейчас у вас слишком много других забот. Но имей в виду, что время можно и упустить. Лучше сказать заранее, чем дождаться, когда он сам обнаружит это. Мужчины иногда могут вообразить себе невесть что, когда им кажется, что ты что-то от них скрываешь. Ты же не хочешь, чтобы прелесть момента была испорчена ссорой.

Проводив Мэлди, Бетия решила, что этими словами не следует пренебрегать. Она уже последовала совету о том, как лучше отнестись к предстоящей битве. Вряд ли Эрик чувствовал, что она полностью одобряет его поход на Дублин, но, во всяком случае, он больше не думал, что ей это ненавистно. Те несколько раз, когда ее страхи и волнение были замечены, Бетия списала их на тревогу за его жизнь.

Теперь девушка начала понимать, что это и в самом деле была тревога за него. Чем больше она беспокоилась о нем, тем меньше вспоминала о причинах сражения. Бетия решила, что позволила страхам и размышлениям на эту тему полностью перемешаться. В глубине души она знала, что у Эрика нет выбора и нет ничего общего между тем, что собирается делать он, и тем, чем занимались Уильям и сэр Грэм.

«Осталось всего несколько недель до того, как погода позволит отправиться на войну», – подумала Бетия, закрывая глаза. Она никогда не смогла бы отпустить Эрика без улыбки, поцелуя и прощального напутствия, но пришла пора дать ему знать, что она полностью на его стороне.

Время в Донкойле, к великому сожалению Бетии, бежало быстро. Девушка играла с Джеймсом, с племянниками и племянницами Эрика, училась целительству у Мэлди и пыталась изучать французский с Жизель.

Две тени омрачали ее существование. Уильям рыскал неподалеку. Теперь было ясно, что он последовал за ними из Данби. Несмотря на то, что он находился на незнакомых землях, он тем не менее оставался неуловимым. Каждая вылазка оказывалась бесполезной, заставляя Эрика испытывать досаду и разочарование.

Другая проблема была связана с ее замужеством. Эрик по-прежнему был страстным и внимательным, но она сомневалась, что это настоящая любовь. Временами она пыталась утешить себя, говоря, что немногим парам повезло иметь и такие отношения. Затем она смотрела на братьев Эрика и их жен, видела их глубокие чувства друг к другу, и ее раздирали на части зависть и ревность. Это были те отношения, о которых она мечтала.

Бетия отложила в сторону рукоделие и распахнула окно. В воздухе уже ощущалось дыхание весны. Дни стали теплее и длиннее, земля оттаяла и быстро превращалась в месиво под ногами людей и лошадиными копытами. Даже болтовня женщин за рукоделием оживилась и зажурчала веселее. Это время года Бетия всегда любила. Теперь, однако, это означало, что скоро Эрик отправится воевать с сэром Грэмом Битоном.

Бетия положила руку на живот, когда ребенок внутри ее шевельнулся. Она была беременна уже по меньшей мере четыре месяца, а Эрик все еще не замечал произошедших в ней изменений. Если ребенок будет толкаться сильнее, то тогда Эрик уж точно это почувствует. Давно пора сказать ему о ребенке. Бетия надеялась сперва получить хотя бы намек на то, что муж ее любит; но, в конце концов, девушка смирилась с тем, что ей нужно просто сказать ему обо всем, и чем скорее, тем лучше. Но она вновь и вновь сдерживала слова любви, рвущиеся у нее с языка.

– Ну же, весна – чудесное время года, – сказала Мэлди, подойдя к Бетии и становясь рядом.

– Я всегда любила ее, несмотря на грязь и насекомых. – Бетия улыбнулась в ответ. – Пришло время начинать войну с сэром Грэмом. Он отказывается покинуть замок и открыто бросает Эрику вызов.

– Битоны всегда были высокомерными глупцами.

– Жаль, что они не настолько малодушны, чтобы сбежать, завидев Эрика с войском. – Бетия подняла руку, увидев, что Мэлди собирается перебить ее. – Я знаю, что этого не случится, и только недавно начала находить успокоение, наблюдая, как усердно тренируются мужчины.

– Они хотят этой битвы. Ты поэтому так печальна?

– Нет, я просто размышляла о том, как мало изменилось между мной и Эриком. Я ждала большего.

– А, ты хотела, чтобы он любил тебя так же сильно, как и ты его?

– Разве все женщины не хотят того же? Но у нас этого не случилось.

– Ты уверена?

– Эрик не говорит мне о любви. Я боюсь даже предположить, что он чувствует. Если я позволю себе ложную надежду, мне будет очень больно. – Бетия погладила живот и слабо улыбнулась. – Я все время мечтаю о том, как скажу ему о ребенке. Глупо, правда?

– Я знаю такие мечты. Что-то о том, как он падает на колени, клянется в вечной любви, заявляет, что ты для него – целый мир и что ребенок – это чудо, рожденное вашей любовью.

– Я запрещу ему вставать на колени, – протянула Бетия, рассмеявшись вслед за Мэлди.

– Может быть, все окажется не так сладко, но Эрик в любом случае будет счастлив узнать, что он скоро станет отцом.

– Я понимаю, – вздохнула Бетия. – И это немало. Все дело в том, что я хочу того же, что есть у тебя.

– Большого темноволосого великана?

Бетия удивленно рассмеялась:

– Мэлди, я не думаю, что ты это серьезно.

– О, я все понимаю и сочувствую тебе. Могу сказать тебе только одно: продолжай любить его. Эрик часто повторял, что он хочет такую же семью, как у нас с Балфуром. Это значит, что он стремится к таким же отношениям. Может быть, ты просто не замечаешь этого. Эрик слишком охотно женился, чтобы это было вызвано лишь страстью. Вы женаты не так долго. Иногда нужно время для исполнения всех желаний. Но ни один из этих доводов на самом деле не улучшает твое настроение, да?

– Да, это так. По-моему, мне нужно, чтобы меня вытряхнули из моего дурного настроения сразу и насовсем. Кажется, пора пострадать хорошенько.

– Что? – спросила Мэлди, удивленно смеясь.

– Я не проделывала это с тех пор, как нахожусь здесь. Боюсь, мне действительно нравится время от времени пойти и пострадать всласть. Я лежу и думаю обо всем, что делает меня несчастной, погружаюсь в отчаяние на какое-то время, но затем выныриваю и чувствую себя обновленной.

Мэлди ухмыльнулась:

– Я не уверена, что сама смогу так же, но твой слова не лишены смысла. – Она рассмеялась вслед за Бетией и взяла ее под руку. – Пойдем проведаем детей, а когда уши заболят от их криков, посмотрим, чем занимаются наши мужья.

Бетия позволила вывести себя из комнаты. Мэлди была хорошей подругой и, несмотря на двенадцать лет разницы, Бетия чувствовала, что они стали близки. Бетия понимала, что в отличие от Данби она будет скучать по Донкойлу, когда уедет. Ее утешало только то, что Дублин не так далеко. Так как Эрик тесно общается с братьями и сестрой, Бетия решила, что они смогут часто навещать друг друга.

Час они играли с детьми. Джеймс быстро привык к большой компании ребятишек, и Бетия заметила, что он начал лучше говорить. Она все чаще понимала, что он хочет сказать. Когда они переедут в Дублин, ей предстоит позаботиться, чтобы он не оставался в детской в одиночестве, а общался с ровесниками, даже если они не равны ему по происхождению.

Через час Мэлди вытащила ее из детской. Проведя немало времени с галдящими и требующими внимания детьми, Бетия начала думать, что это предел ее возможностей. Она любила детей, но детская в Донкойле была забита ребятишками всех возрастов, и это ошеломляло.

– Пойдем найдем наших мужей, – предложила Мэлди, спускаясь по лестнице. – Как твое недомогание? Еще не прошло?

– Нет. Какое-то время оно приходило по утрам и вечерам. Это было утомительно.

– Ты должна была сказать мне. Я могла облегчить твое состояние.

– Я не подумала об этом, хотя следовало. Сейчас я плохо себя чувствую по утрам, но, кажется, чуть-чуть легче. Я больше так не ослабеваю.

– Должно быть, тяжело скрывать это от Эрика.

– Было бы тяжело, если бы мы просыпались одновременно. Обычно, когда я встаю, он уже уходит. Он жалуется иногда, что я, должно быть, работаю так много, что не в силах проснуться рано. – Подруги рассмеялись, прекрасно понимая, зачем Эрик пытался ее разбудить.

Выйдя во двор, Бетия глубоко вздохнула. Она чувствовала приближение весны. Зима выдалась не слишком тяжелая, но девушка была счастлива тому, что она уходит.

Суета около ворот заставила Бетию и Мэдди остановиться. С расширившимися от удивления глазами Бетия наблюдала, как во двор въезжает маленький, богато украшенный экипаж, сопровождаемый тремя хорошо вооруженными, грозного вида вояками. Ее сердце тревожно забилось, когда она услышала знакомый голос, раздающий приказы направо и налево.

Эрик, Балфур и Найджел вышли поприветствовать гостью. Бетия подавила в себе желание подойти и оттащить мужа подальше. Мысль запереть его в спальне внезапно показалась очень привлекательной. Она крепко выругалась, когда леди Катриона выбралась из коляски и упала прямо в объятия Эрика.

– Кто это? – спросила Мэлди.

– Леди Катриона, одна из бывших любовниц моего мужа.

– Ради Бога, что она делает здесь?

– Очевидно, Бог почувствовал, что я нуждаюсь в переменах. Леди Катриона прибыла по весеннему бездорожью для того, чтобы продолжать то, чем она занималась при дворе и что удается ей лучше всего.

– И что же это?

– Она делает меня ужасно несчастной.

Глава 18

– Только посмотрите на нее! – фыркнула Жизель, глядя на Катриону через весь зал.

– Отвратительное зрелище! – проворчала Мэлди и проводила Жизель к мрачной, как туча, Бетии. – Ну что? Надеюсь, ты не воздержишься от опрометчивых поступков?

Бетия вздохнула, наблюдая, как Катриона вьется вокруг Эрика. Она только этим и занималась. За неделю, прошедшую с момента приезда незваной гостьи, Бетия видела мужа, только когда он провожал ее в спальню. Если Эрик не тренировался с воинами или не выезжал на охоту за Уильямом, Катриона так и крутилась возле него. Это вызывало у Бетии весьма неприятные воспоминания о пребывании при дворе.

– Что, по-твоему, я могу сделать? Подойти и стереть с ее лица улыбку? Или выбить парочку белоснежных зубов?

– Я бы пошла, – сказала Жизель, сжав одну руку в кулак, а другой поглаживая себя по заметно округлившемуся животу.

– Звучит соблазнительно, – согласилась Мэлди. – Однако это будет верх неприличия.

– Думаешь, эта потаскушка заботится о хороших манерах, пытаясь соблазнить мужа прямо на глазах у его жены?

– Такие вещи сводят Жизель с ума, – объяснила Мэлди Бетии. – Думаю, это оттого, что она француженка.

– Да ну? – Жизель твердо посмотрела на Мэлди. – Позволять какой-то паршивке виться вокруг твоего мужа только потому, что боишься показаться невежливой, – это слишком по-английски для меня!

– По-английски? – прошипела Мэлди. – Ты обвиняешь меня в том, что я веду себя как проклятая англичанка?

Женщины принялись спорить, а Бетия снова обратила свое внимание на Катриону. Мэлди и Жизель шумно ругались. Бетии не составило труда понять, что они наслаждаются процессом. Однако слова Жизель прочно засели у нее в голове. Катриона, может, пока не собиралась съесть Эрика, как конфету, но была к этому близка. Она уже переступила черту между хорошими манерами и непристойностью.

Совершеннейшая наглость леди Катрионы поражала Бетию. Она вела себя так, как будто у нее были какие-то права на Эрика! Постоянно подчеркивала, что они с Эриком были почти помолвлены. Катриона, казалось, забыла, что играла не последнюю роль в интриге, затеянной Уильямом против Бетии, когда они были при дворе. Чем больше Бетия думала о событиях того дня, тем больше она винила леди Катриону, хоть та и делала вид, что ничего не случилось. Бетия не понимала, как можно иметь дело с подобной женщиной.

– Послушай-ка, – сказала Жизель, – мы спорим, а бедное сердце Бетии рвется на части.

– Да, она выглядит немного сбитой с толку, – пробормотала Мэдди.

– Именно так я себя и чувствую, – сказала Бетия и покачала головой. – Наглость этой женщины выше моего понимания. Она утверждает, что между ней и Эриком было что-то большее, чем постель, что они были помолвлены. – Бетия кивнула, когда подруги шумно запротестовали. – Я знаю, что это ложь. Пусть даже так, разве она не понимает, что Эрик не оставит меня? Нас обвенчал священник. Она что, хочет возобновить роман? Это бессмысленно. К тому же вот что она натворила при дворе. – И Бетия рассказала им об участии Катрионы в ее похищении. – А теперь она здесь и пользуется моим гостеприимством как ни в чем не бывало.

– Ты говорила об этом Эрику? – спросила Мэлди.

– У меня нет доказательств. На самом деле временами я и сама не могу объяснить, почему так решила. Но что-то подсказывает мне, что там не обошлось без ее участия.

– Я могу это понять. Тебе нужно бороться за мужа, Бетия.

– Бороться за него? Да вы посмотрите на Катриону! – Бетия подождала, пока они не кивнули. – И на меня.

– И что? Да, у этой потаскушки светлые волосы и пышная грудь. Кроме того, она оставила тебя в руках убийцы, имела больше любовников, чем может сосчитать, и пытается втянуть твоего мужа в грех прелюбодеяния в собственном доме и на глазах у жены. Мой брат не дурак, Бетия. Он видит гниль за красивым личиком. Однако, хотя ты знаешь, что можешь доверять ему, ты остаешься в стороне и позволяешь этой женщине делать все, что она хочет. Как ты думаешь, о чем это говорит Эрику?

– Об этом я не волнуюсь, – вздохнула Бетия. – Я понимаю, Эрик может решить, что мне нет до него дела. Но я не хочу вести себя как ревнивая ведьма.

– Никто и не говорит, что ты должна изводить его ревностью, – сказала Жизель. – Это как раз было бы очень плохо. Тебе следует просто дать ему понять, что тебе не наплевать на происходящее. И этой потаскушке тоже.

– Толика ревности не повредит, – сказала Мэлди. – Поверь мне, Эрик приревновал бы тебя, если бы какой-нибудь мужчина начал ухаживать за тобой.

Вспомнив, как Эрик перед свадьбой потребовал от нее заверения в том, что она – его, Бетия кивнула:

– Да, Эрик немного собственник. Полагаю, его не обидит, если окажется, что и я тоже. И если Катриона поймет, что я не намерена покорно сносить ее выходки.

– Может быть, сейчас самое время показать ему, что ты любишь его, – предложила Жизель.

– С чего ты взяла, что я люблю дурачка? – Бетия вздохнула, когда обе женщины недовольно посмотрели на нее. К тому же она уже призналась в этом Мэлди. – Ты же не думаешь, что это все видят, правда? Мне не нравится мысль, что мои чувства написаны у меня на лице.

– Нет. – Мэлди потрепала Бетию по плечу. – Эрик не видит этого.

Бетия решила не тратить время на пустые споры.

– Я думаю, сейчас не самое подходящее время говорить о любви. Эрик может подумать, что мои слова вызваны ревностью, что я сказала это, надеясь отвлечь его от Катрионы. Если я когда-нибудь скажу ему, что люблю, я хочу, чтобы он поверил мне, даже если не признается в ответ.

– Бетия права, Жизель, – согласилась Мэлди. – Эти слова могут потерять свою ценность, если сказать их сейчас.

– Ты можешь хотя бы подарить ему больше заботы и напомнить ему о страсти, горящей между вами, – сказала Жизель.

– Если я буду более страстной, чем сейчас, бедняга не сможет ходить, – шутливо посетовала Бетия.

– Зато это сработает!

Бетия и Мэлди изумленно посмотрели на Жизель и расхохотались. Затем ее «свадебные» сестры дали еще несколько советов, некоторые из которых оказались довольно забавными. Наконец Бетия решилась подойти к мужу. Направляясь к нему, она взмолилась, чтобы Катриона не вздумала испытывать ее с трудом обретенное спокойствие. Ревнивая ведьма, которую она хотела обуздать, выжидала удобный момент, чтобы вырваться на волю и показать Катрионе, где раки зимуют.

Эрика спасли братья. Балфур обнял его за плечи, в то время как Найджел отвлек назойливую Катриону. Надеясь, что ему не будут читать лекцию о священности брачных уз, тем самым обвиняя его в их нарушении, Эрик подозрительно посмотрел на старшего брата.

– Кажется, ты влип, братец, – промолвил Балфур. Не понимая, что конкретно он имеет в виду, Эрик спросил:

– Как так?

– Мэлди и Жизель совещались с твоей женой, наставляя ее, полагаю.

Посмотрев на подружек и увидев их хмурые лица, Эрик пробормотал:

– Да, теперь вижу. Думаешь, мне пора выставить охрану для Катрионы?

– Она, наверное, сначала переспит с ними, после чего они будут бесполезны как охрана, – улыбнулся Балфур. – Нет, мы с Найджелом подумали, что должны предупредить тебя. Когда наши жены собираются вместе, они могут учинить неприятности дюжине мужчин. Я не очень хорошо знаю Бетию, но, так как она понравилась Жизель и Мэлди, могу предположить, что девушка дополнит этот союз. Это выглядит так, словно они стоят на пороге какого-то решения. Думаю, нам с Найджелом стоит вернуться на свои места.

– Боишься, что одежду моей кровью заляпает?

– Боюсь, только кровь будет не твоя.

– Трусы, – пробормотал Эрик, но так, чтобы поспешно удаляющиеся братья его услышали.

Эрик увидел, что его жена кивнула Жизель и Мэлди и направилась к нему. Катриона, как только Найджел отпустил ее, повисла на руке Эрика и начала в красках рассказывать ему об одном очень скандальном романе, потрясшем двор до основания. Эрик кивал и поддакивал, наблюдая за приближением жены и пытаясь угадать ее настроение.

Единственное, что он знал наверняка, – это то, что Бетия не любила Катриону и тяготилась ее присутствием в Донкойле. Мэлди и Жизель чувствовали то же самое и не скрывали своего неудовольствия. Катриона не замечала этого или просто делала вид. В чем он не был уверен, так это в настоящей причине неприязни Бетии. Была ли это ревность? Или она просто считала Катриону настолько несносной, что не могла находиться в ее обществе?

Когда Бетия подошла к нему, Эрик улыбнулся и вгляделся в ее лицо. Ее глаза потемнели от гнева, но при этом она натянула маску идиотского спокойствия, которую раньше приберегала для родителей. Хотя Эрик и не хотел сцены или скандала, он подумал, что немного ревности не помешало бы.

– А, Бетия, – пробормотала Катриона. – Ты наконец оставила компанию матрон.

Так как Катриона по возрасту была ближе к Мэлди и Жизель, Бетия подумала, что та сказала явную глупость.

– Я не думаю, что мудро с твоей стороны называть их так в пределах слышимости, – сказала она и взяла Эрика под руку.

– Простите меня. Вокруг них так много детей, что я перепутала их возраст. – Катриона взглянула на Жизель с откровенной враждебностью. – Понятно, что по крайней мере одна из них достаточно молода, чтобы понести снова.

«Нет, – подумала Бетия, – Эрик и не помышлял о женитьбе на этой женщине». Он любит детей, а Катриона и не думала скрывать свою неприязнь к ним. Эрик говорил, что ни одна женщина еще не похитила его сердце. Она поверила ему тогда и верила сейчас.

– Вы так и не сказали, почему остановились здесь, леди Катриона, – заметила Бетия, прижавшись к Эрику и потершись щекой о рукав его льняной рубашки.

– Я услышала, что Эрик собирается воевать с сэром Битоном, – ответила та.

– И побоялись пропустить это зрелище? – Бетия затрепетала, когда Эрик взял ее руки в свои, нежно переплетя пальцы.

– Нет, конечно, – процедила Катриона, затем более любезно спросила: – Вы думаете, сражение будет тяжелым?

– Я все еще молюсь о том, что сэр Грэм сбежит и Эрик возьмет замок без кровопролития.

– Вот это вряд ли. С чего бы это сэру Грэму бросать насиженное место?

– Потому что так приказал король, и земля по праву принадлежит моему мужу.

– Ах да, конечно. – Катриона ослепительно улыбнулась Эрику. – Из тебя получится отличный лэрд, Эрик.

– Спасибо, Катриона, – пробормотал тот и посмотрел на Бетию: – О чем ты так долго разговаривала с Жизель и Мэлди?

Бетия подавила желание сказать ему все как есть, упомянув предложение Жизель не выпускать его из кровати. Она могла бы поклясться, что Эрик знает – они обсуждали Катриону и ее поведение. Вовсе ни к чему подтверждать его догадки. То, что она стоит тут, повиснув на нем почти как Катриона, само по себе должно потешить его самолюбие.

– О рождении детей, – мягко улыбнулась Бетия, – хороших манерах, – она в упор взглянула на Катриону, не в силах отказать себе в удовольствии, – и о разбитых зубах. – Тут Эрик не выдержал и засмеялся. – Жизель особенно интересовали разбитые зубы.

– Могу себе представить, – сказал Эрик, знакомый с ее характером.

– У леди Жизель проблемы с зубами? – удивленно спросила Катриона.

Пока Эрик недоверчиво смотрел на Катриону, Бетия успокоилась. Она не хотела думать, что Катриона настолько глупа. Но эта женщина либо не сознавала, как она раздражает остальных, либо была так чудовищно самоуверенна, что принимала враждебность за знаки внимания. Катриона знала, как использовать красоту, чтобы соблазнить мужчину, и не имела моральных принципов, что делало ее опасным врагом. Но Бетия начала понимать, что больше в ней ничего интересного нет.

– Э-э, нет, – пробормотал Эрик, решив, что, очевидно, не остроумие Катрионы привело его в ее постель. – Зубы Жизель в порядке.

– Это хорошо. Плохие зубы могут доставить немало хлопот, это больно и неприятно. Я счастлива, что у меня нет проблем с зубами.

– Да, мы это заметили, – сказала Бетия. – Даже стоя на другом конце зала, я могла видеть белизну вашей улыбки. На самом деле, когда потушат огни, вашей улыбки может быть вполне достаточно. Уверяю, я была ослеплена.

– Бетия, – предостерегающе прошептал Эрик, но в его голосе звучал смех.

Увидев злость на лице Катрионы, Бетия решила внять предупреждению. Законы гостеприимства запрещали оскорблять гостя, даже незваного и невоспитанного. Бетия также заметила, что ей наконец-то удалось задеть толстокожую Катриону, и, наслаждаясь этим, она решила не устраивать сцену.

Несколькими мгновениями позже Бетия поняла, что с нее довольно. Ее присутствие должно было сказать Эрику, что она не собирается терпеть рядом с ним другую женщину, но, кажется, только разозлило Катриону. Бетия утешала себя тем, что Эрик явно чувствовал себя не в своей тарелке. Она подумала, что следовало бы выручить его, но мило извинилась и сказала, что ждет его в спальне. Сопроводив это заявление многообещающей улыбкой, Бетия подумала, что теперь Эрику будет совсем неловко. Раздевшись, Бетия налила вина и забралась в постель. Потягивая вино, она успокоилась, не желая выплескивать на Эрика свое раздражение. Когда он вошел в комнату, девушка придирчиво оглядела его с головы до ног и вздохнула. Она не может винить Катриону за то, что та желает его.

– Ослеплена, говоришь? – Эрик встал рядом с кроватью, взял ее бокал и допил вино.

– Я чуть не потеряла самообладание, – сказала Бетия, когда Эрик скользнул в постель.

– Я не виню тебя, она невыносима. – Эрик поцеловал ее в мочку уха и улыбнулся, когда Бетия затрепетала. – Я подумал, что, наверное, был слепым, когда попался на ее удочку. Несмотря на все свое лукавство и соблазнительность, она не слишком привлекательна. Не знаю, что я в ней нашел.

– Могу предположить по меньшей мере две причины, привлекшие твой развратный взгляд.

– Ах, эти. – Эрик приподнял руками ее маленькие упругие груди и теребил их кончики подушечками пальцев, пока они не затвердели. – Мы, мужчины, дураки. Мы часто думаем, что больше – значит лучше. – Он принялся ласкать языком острые вершинки ее грудей. – Больше совершенно точно не значит слаще.

Бетия вскрикнула от удовольствия и запустила пальцы в его густую шевелюру, в то время как Эрик посасывал и теребил ее груди, пока она не начала извиваться под ним от невыносимого желания. Тогда он проложил поцелуями дорожку вниз по одной ноге и вверх по другой. Когда он прикоснулся губами к завиткам меж ее бедер, Бетия напряглась, все еще ощущая неловкость от такого интимного прикосновения. Но одного касания языка было достаточно, чтобы она подавила свою стеснительность. Бетия вцепилась ему в волосы и открылась для поцелуев. Эрик играл с ней, держа на грани до тех пор, пока она не взмолилась о пощаде.

Когда он отодвинулся и сел рядом, потянув ее за собой, Бетия ловко избежала его попытки усадить ее верхом на себя. Она легла у него между ног и взяла в рот его естество. Долго, насколько хватило сил, она терзала Эрика, как терзал ее он, стараясь продлить удовольствие. Наконец Эрик со стоном выкрикнул ее имя, подтянул жену и усадил на себя. Бетия не удивилась, когда мгновением позже они оба содрогнулись, одновременно достигнув сладостного освобождения.

Обмыв их обоих и посмеявшись над смущением Бетии, Эрик растянулся на спине и притянул ее в объятия.

– Ты знаешь, как измотать мужчину, душа моя.

Бетия сонно поцеловала его в плечо.

– Странно, именно это советовала мне Жизель, чтобы держать тебя подальше от Катрионы. Она сказала, что я должна быть с тобой нежнее. – Она улыбнулась в ответ на его тихий смех.

– Боже, Бетия, если ты будешь еще нежнее, я не смогу ходить!

– Я ей так и ответила, – промурлыкала Бетия. Они ухмыльнулись. В одном она была уверена: страсть между ними кипит.

– А что сказала Жизель?

– Она сказала, что это сработает, – рассмеялась Бетия.

– Прости меня за эту глупую гусыню, Бетия.

– Не твоя вина, что она приехала сюда.

– Я, очевидно, недооценил ее. Когда я развлекался при дворе, я был слишком самоуверен и думал, что знаю, каких девиц стоит избегать, с какими будут проблемы. Понимаешь, я всегда знал, что когда-нибудь женюсь и брошу свои похождения, и не хотел, чтобы прошлое мешало моим отношениям с невестой. Что ж, я получил с лихвой, правда?

То, как он говорил о своих похождениях – как будто они были частью какой-то неведомой игры, в которую нравилось играть молодому, полному сил свободному мужчине, – прогнало прочь навязчивые мысли о его прошлом. Было неприятно думать, что он вот так же лежал с другой женщиной, но теперь Бетия была уверена, что те женщины не значили ничего. Эрик просто использовал их, как и они его.

– Я думаю, она уедет, как только сообразит, что затеянная ею игра ни к чему не приведет.

– Боюсь, я не настолько терпелив, – сказал Эрик. – Более того, когда мы были при дворе, я ясно дал понять, что больше не участвую в этих играх. Законы гостеприимства не позволяют мне выкинуть ее вон просто потому, что она тут всех раздражает. – Эрик улыбнулся, и Бетия хихикнула. – Однако это не значит, что я должен терпеть ее выходки. Я пытался быть любезным и гостеприимным. Теперь я понимаю, что она пользуется этим, чтобы достичь своих целей. Больше я не буду таким вежливым.

– Если ты думаешь, что так будет лучше, – пробормотала Бетия, усмехаясь в душе. Катриона не сможет долго выносить подобное отношение – она устроит сцену.

* * *

– Что ты ему обо мне наговорила?

«Два дня», – подумала Бетия, поворачиваясь к пышущей злобой Катрионе. Она была удивлена, что той понадобилось столько времени, чтобы сообразить, что Эрик охладел к ней. Глядя на заляпанное грязью платье Катрионы, Бетия решила, что женщина, должно быть, в бешенстве. Обычно она до смешного просчитывала свое появление. Скрестив руки на груди, Бетия понадеялась, что сцена ревности надолго не затянется. Она наконец-то выкроила время изучить огород лекарственных трав Мэлди, чтобы впоследствии посадить такой же в Дублине. Она не хотела терять драгоценные минуты только из-за того, что Катрионе вздумалось закатить истерику.

– Я не уверена, что понимаю, о чем вы говорите, – сказала Бетия.

– Эрик изменил свое отношение ко мне, он стал холоден, почти груб, и я знаю, что это твоя заслуга, – прошипела Катриона.

– Может быть, ему просто надоели ваши домогательства.

– Домогательства? Я скажу тебе, что…

– Я все знаю, – оборвала ее Бетия. Она удивилась тому, как отвратительно спокойно это прозвучало. Девушка решила, что сыта по горло Катрионой и больше нет нужды притворяться любезной. – Вы с Эриком были великими любовниками, он обожал вас, у вас была неземная страсть, и вы были почти помолвлены. Ну что ж, я не верю, что вы были почти помолвлены. Когда Эрик женился на мне, он сказал, что его сердце и его имя до меня не принадлежали ни одной женщине. Я предпочитаю верить ему.

– Ну да, конечно, предпочитаешь. Ты слишком наивна, чтобы понять, что мужчины готовы сказать что угодно, лишь бы добиться желаемого.

– Очевидно, и женщины тоже. Где ваша гордость, Катриона? Эрик не хочет вас.

Увлеченные спором, женщины не обратили внимания на приближение Эрика. Незамеченный, он остановился и наблюдал за бывшей любовницей и молодой женой. Он по глупости даже не подумал о том, что Катриона может потребовать объяснений у его жены. Какая-то часть его хотела подойти к ним, прежде чем Катриона скажет Бетии что-нибудь оскорбительное, но он не решался. Интуиция подсказывала ему, что в неприязни, которую его жена питала к Катрионе, кроется нечто большее, чем просто ревность, и он надеялся выяснить, что именно.

– Он хочет. Почему бы ему не хотеть?

– Может, потому что теперь он женат? – предположила Бетия таким тоном, словно она старалась объяснить что-то безнадежному идиоту.

– На тебе. Посмотри на себя – тощая, чернявая, глаза разные по цвету.

– У меня хорошие зубы, – пробормотала Бетия.

Катриона не обратила на это никакого внимания.

– Почему это мужчина отвернется от меня ради такой, как ты?

– Возможно, потому, что я очень хороша в постели. Легкая, подвижная, всегда готова сменить позу… мужчинам это нравится, знаешь ли.

– Нет, меня не проведешь. Ты отвадила от меня Эрика, рассказав о том, что случилось на рынке.

– А, тот день, когда ты подослала ко мне убийцу!

– Он не говорил, что собирается убить тебя. Сказал только, что хочет застать тебя одну.

– Постарайся быть честной хотя бы сейчас, – презрительно сказала Бетия. – Тебя не волновало, что со мной случится!

– Не волновало, – огрызнулась Катриона. – Ему надо было перерезать твое проклятое горло. Ты оскорбила меня. – Последняя фраза Катрионы оборвалась на странной пронзительной ноте, потому что Эрик в этот момент внезапно вышел из своего укрытия и встал между ней и Бетией.

Эрик пристально посмотрел на обеих женщин, затем повернулся к побледневшей и потрясенной Катрионе. Теперь он знал, почему Бетия так сильно невзлюбила ее. Как только эта женщина уйдет, он обязательно выяснит, почему жена не сказала ему правду о происшествии на рынке.

– Ты хотела смерти моей жены только потому, что твоя гордость была задета? – грозно спросил Эрик, едва сдерживая гнев.

– Нет, Эрик, любовь моя, – она потянулась, чтобы схватить его за руку, – ты все не так понял.

Эрик стряхнул с себя ее руку:

– Не думаю. Убирайся из Донкойла – немедленно!

– Но, Эрик, уже поздно, – запротестовала Катриона.

– Сейчас же! – Эрик перевел взгляд на Бетию: – Я хочу поговорить с тобой позже, в соларе, через час.

Бетия не могла поверить, что Эрик выгоняет Катриону из Донкойла на ночь глядя, но после беглого осмотра огорода Мэлди она прошла в солар. Бетия удивилась, когда ей пришлось прокладывать себе дорогу сквозь толпу служанок, спешащих выставить Катриону вон. Когда Эрик говорил «немедленно», он, очевидно, подразумевал именно это. Во всяком случае, теперь он узнал всю неприглядную правду о Катрионе, и Бетия понимала, что никогда ее больше не увидит. Девушка верила, что после этого она с легкостью вынесет его гнев.

Менее часа спустя Эрик вошел в солар и захлопнул дверь. Бетия, прямая как палка, сидела в кресле и смотрела, как он приближается к ней. Она надеялась, что он успел немного остыть. Когда он внезапно остановился и посмотрел на нее, Бетия слегка подпрыгнула на стуле, испугавшись его резкого движения.

– Почему ты не сказала мне, что это она передала тебя в руки Уильяма?

– У меня не было доказательств, – ответила Бетия. – Все, что я знала наверняка, – это то, что Катриона и Элизабет были неожиданно дружелюбны за завтраком, хотя накануне я оскорбила их. Они выманили меня на рынок и бросили. Когда Уильям схватил меня, он обронил что-то о женщинах, которые помогли ему меня найти. Разумеется, я сразу подумала про Элизабет и Катриону, но это могли быть и не они.

– Тебе все равно следовало сказать мне.

– Может быть, но мы уже уезжали. Я надеялась, что все равно больше никогда не столкнусь с ней, и не видела смысла раздувать это происшествие. – Бетия с опаской посмотрела на Эрика, когда он встал на колени и положил руки на подлокотники кресла, как бы заключив ее в клетку. – Больше всего я хотела уехать оттуда и боялась, что, если я расскажу об этом, мы будем вынуждены задержаться.

– Это было довольно разумно, но ты больше не должна скрывать от меня подобные вещи.

Бетия кивнула, в душе проклиная себя за ложь. Она уже хранила две тайны: о ребенке, которого носит, и о том, как сильно любит его. Она надеялась, что когда поведает мужу свои тайны, он поймет, почему она так боялась открыть их раньше. Чувствуя, что Эрик наблюдает за ней, Бетия встретила его взгляд и нахмурилась.

Эрик подался вперед и, приподняв пальцем ее верхнюю губу, пробормотал:

– Ты была права, у тебя отличные зубы.

– О нет, – проворчала Бетия, осознав, что он слышал почти весь разговор.

– Там были еще кое-какие слова, заставившие меня задуматься. – Эрик ухмыльнулся, когда Бетия пробурчала проклятия. – Так, значит, ты легкая и подвижная.

Увидев, что его глаза заблестели, Бетия выскользнула из кресла. Она рассмеялась, пробежав к двери, и вылетела из солара, слыша его топот прямо у себя за спиной. Бетия решила, что не будет утомлять его погоней и скоро позволит поймать себя. Огород лекарственных трав может подождать до другого раза.

Глава 19

Бетия с трудом удержалась от того, чтобы повысить голос. Она не так уж о многом просила. Все, чего она хотела, – это поехать с Мэлди в деревню. Они условились взять с собой шестерых воинов для охраны. Наблюдая за Эриком, вышагивающим по комнате, Бетия размышляла, был ли он чрезмерно осторожен или это она недооценила угрозу, исходящую от Уильяма.

– Тебе нечего делать в деревне, – остановившись, нахмурился Эрик. – А если тебе что-то нужно, мы всегда можем отправить туда служанку.

– С нами будут шесть вооруженных мужчин. Ты что, в самом деле, думаешь, что один сумасшедший сможет справиться с целым отрядом?

Эрик выругался и провел рукой по волосам. Он не понимал, что с ним происходит. Казалось, Уильям прочно засел в его голове. Глупо, но при мысли, что Бетия окажется за пределами замка, ему хотелось скрежетать зубами. Она была права. Вокруг нее будет много людей. Если Уильяму удастся увести ее из-под носа охраны, спутников и толпы любопытных селян, тогда он сможет достать ее где угодно, даже в стенах Донкойла.

– Мне это не нравится, – проворчал он. – Но ты можешь ехать.

Бетия обняла его, поднялась на носочки и поцеловала:

– Спасибо, дорогой.

– О да, ты можешь быть такой милой, когда добьешься желаемого, – протянул Эрик.

– Могу, – согласилась она и рассмеялась, когда Эрик взглянул на нее в притворном негодовании. – Эрик, не думай, что я недооцениваю опасность, которую представляет собой Уильям. Я видела его, слушала его бредни, и он дважды чуть не убил меня.

– И ты все еще хочешь выйти за пределы замка?

– Да, но не в одиночестве. Это все весна, – сказала Бетия и нахмурилась, осознав несерьезность такого объяснения. – В Данби, до того как Уильям стал нашим проклятием, я в эту пору проводила почти все время за стенами замка. Я понимаю, что не могу сломя голову носиться по полям или охотиться, но мне очень хочется.

– Ты хочешь поскакать по полям? – широко улыбнулся Эрик.

– Эрик, будь внимателен, – строго сказала Бетия, подавляя улыбку. – Я говорю это к тому, что чувствую себя пленницей. Донкойл – чудесное место, и люди здесь очень добры, но не имеет значения, насколько красиво место или добры тюремщики, оно все равно останется тюрьмой, если я не могу покинуть его. Я не так глупа, чтобы сбежать и позволить негодяю поймать меня, но должна ли я разрешать ему заключать меня в темницу страха?

– Нет, душа моя. – Эрик взял ее лицо в ладони и нежно поцеловал. – Езжай, но будь осторожна.

Бетия поспешила уйти, пока Эрик не передумал. Деревня, находившаяся под покровительством Донкойла, лежала недалеко от замка и была маленькой, но зажиточной. Хотя она могла и купить что-нибудь, главная цель поездки заключалась в том, чтобы понять причины ее процветания. Бетия также хотела выяснить, что имели в виду Жизель и Мэдди, говоря, что деревня обеспечивает почти все их нужды. Эрик сделает все возможное, чтобы вернуть к жизни деревню в Дублине, но он мог просто не знать, как превратить ее в привлекательное и прибыльное место.

Еще ей было просто необходимо выехать за пределы Донкойла. Она засиделась в четырех стенах. Когда Боуэн вывел ее лошадь из стойла, Бетия широко улыбнулась ему. В последнее время она редко его видела.

– Итак, Эрик разрешил тебе ехать, – проворчал Боуэн, помогая Бетии сесть в седло.

– Да. Ты собираешься стать одним из моих охранников? – спросила она, расправляя юбки.

– Собираюсь. Я не уверен, что мне нравится эта идея, так как мы видели несколько свидетельств тому, что этот мерзавец околачивается поблизости, но, думаю, тебе это необходимо. Маленькая поездка до деревни и обратно может унять неугомонного бесенка, сидящего в тебе.

Бетия кивнула:

– Я чувствую себя узницей. Я не умею сидеть взаперти.

– Я понимаю. Не волнуйся. Мерзавец не сможет прятаться от нас вечно, – сказал Боуэн, вскакивая в седло и выезжая за ворота.

– Я понимаю твои чувства, Бетия, – сказала Мэлди, поравнявшись с ней. – Я росла свободной как птица. Когда же приехала сюда как жена лэрда, меня повсюду сопровождала охрана, куда бы я ни пошла. Я с трудом выносила все это. Но потом осознала, что там, откуда я уехала, никому не было дела, где я и что я. Здесь же люди заботились обо мне и переживали за мою безопасность.

Бетия не смогла даже кивнуть. Она была оглушена открытием, свалившимся на нее. Мэлди, возможно, даже не догадывалась, насколько важным было то, что она сейчас сказала. С тех пор как она научилась ходить, ей позволяли делать все, что заблагорассудится. Только Боуэн, Питер, а впоследствии и Уоллес пытались как-то присматривать за ней. Бетия считала это свободой, но теперь поняла, что это было пренебрежение. Ее родителей просто не волновало, что с ней может что-то случиться. Сорча не могла выйти во двор без того, чтобы кто-нибудь не наблюдал за ней. Временами Бетии казалось, что это незавидная участь, но теперь она поняла, что родители просто заботились о Сорче.

«Это больно ранит», – подумала Бетия, подавив желание зарыдать в голос. Ей всегда казалось, что родители недовольны ею потому, что она делает что-то не так или дурно себя ведет. На самом деле они выказывали пренебрежение с того дня, как впервые увидели ее ковыляющей по двору без присмотра. Бетия всю жизнь старалась угодить им, но у нее не было ни малейшего шанса с того дня – почти сразу после ее рождения, – когда они посмотрели на нее, заметили ее несовершенство и отвергли. Сорчу холили и лелеяли, а бедная худенькая Бетия с неподходящими друг другу глазами была оставлена без внимания. Бетия начала понимать, что бесконечные замечания родителей, их постоянные придирки были вызваны тем, что она вновь и вновь появлялась в их жизни, не позволяя им забыть о ней.

Внезапно Бетия поймала себя на мысли о том, что это все говорит о Сорче. Ответ пришел с разрывающей сердце ясностью. Она заботила Сорчу также мало, как и родителей. Сорча – ее единоутробная сестра-двойняшка, единственный человек на свете, который должен был безоговорочно любить ее, – уделяла ей внимания не больше, чем горничной. Добрые слова и улыбки, которые Бетия считала проявлениями сестринской привязанности, были, как она теперь понимала, хорошо заученной вежливостью благовоспитанной леди. Сидя в нарядном платье в своей богато убранной спальне в ожидании горничной, которая уложит ей волосы, Сорча смотрела сверху вниз на свою грязную, оборванную сестру и ничего не чувствовала. Единственный раз за всю свою изнеженную жизнь Сорча обратилась к сестре, да и то лишь когда понадобилось помочь ее сыну.

– Бетия, с тобой все в порядке? – спросила Мэлди.

«Как объяснить кому-то, что ты только что поняла, как изощренно обманывала себя всю свою жизнь? Как признаться, что хочешь кричать и крушить все вокруг, потому что была идиоткой? Как сказать, что ты лишь сейчас осознала, как к тебе относились на самом деле? Что родители и прекрасная сестра пренебрегали тобой всю жизнь не потому, что были эгоистичны и злы, а потому, что просто не хотели, чтобы ты находилась поблизости?» Бетия подозревала, что если скажет все это, бедняжка Мэлди подумает, что она сошла с ума.

– Все хорошо, – выдавила она, не удивляясь тому, как хрипло звучит ее голос.

– Ты уверена, что не заболела?

– Да, я просто задумалась.

– И все? Это, наверное, были очень неприятные мысли, раз они заставили тебя так побледнеть. – Мэлди дотянулась и похлопала Бетию по сцепленным рукам с побелевшими от напряжения костяшками пальцев. – Мы можем повернуть обратно и съездить в деревню в другой раз.

Бетия глубоко вздохнула и покачала головой:

– Не надо, все будет хорошо. Я просто вспоминала один весенний день, очень похожий на сегодняшний, и вдруг припомнила кое-что, заставившее кровь похолодеть в жилах. Одно из тех мрачных воспоминаний, которые стараешься похоронить, но они всплывают снова и снова.

– Одно из тех, о которых лучше не спрашивать?

– По крайней мере, не сейчас, когда я одержима демоном.

– Надеюсь, это не предзнаменование.

– Не думаю.

Мэлди все еще наблюдала за Бетией, когда они приехали в деревню. Девушка вскоре отвлеклась от тягостных мыслей, изучая дома и вывески. Это был очень зажиточный маленький поселок. Он не шел ни в какое сравнение с полуразрушенной деревней в Дублине. Бетия следовала за Мэлди из одной лавки в другую, останавливалась поговорить с местными жителями и даже повосхищалась новорожденным. Все это время шестеро вооруженных мужчин следовали за ними, не отступая ни на шаг. Бетия подумала, что это, должно быть, странное зрелище.

Пока Мэлди разговаривала с женщиной, продававшей эль, Бетия взглянула на Боуэна. Ее глаза слегка распахнулись, когда она увидела, что он, нахмурившись, смотрит на ленты, которые протягивала ему торговка.

– Если ты выбираешь подарок для своей жены, учти, что ей понравится красная, – шепнула она.

– Ты уверена? Моя Мойра носит только спокойные тона, – пробормотал он, осторожно поглаживая красную ленту мозолистым пальцем.

– Не думаю, что у нее есть выбор. Одежда ярких тонов намного дороже, чем, скажем, коричневая, а Мойра сама прядет и шьет себе одежду. Но с ее черными волосами и темными глазами, думаю, красная лента ей очень пойдет. Да и красные нитки, которыми она сможет вышить что-нибудь на одежде.

– Девушка права, сэр, – сказала торговка. – У меня есть нитки, если хотите.

– Принесите их сюда, – нахмурился Боуэн. – Мне нужно приглядывать за малышкой.

– Малышка собирается вернуться к Мэлди, – сказала Бетия, когда торговка заторопилась за нитками. – Она все еще беседует с торговкой элем? Я не вижу ее.

– Да, она все еще спорит с ней.

– Мэлди любит хороший спор.

Бетия чувствовала, что Боуэн не сводит с нее глаз, когда пробиралась сквозь толпу, собравшуюся послушать, как Мэлди препирается с торговкой элем из-за цены за бочонок. Вдруг Бетия почувствовала острую боль в предплечье. Она выругалась, схватилась было за пораненное запястье и тут же в ужасе отдернула руку, ощутив кровь под пальцами. Подняв глаза, она оказалась нос к носу с Уильямом.

Бетия пронзительно закричала. Мгновение спустя Боуэн уже был рядом, с мечом наперевес. Свободной рукой он обхватил ее за талию и прижал к себе, пока воины из Донкойла и несколько людей из толпы преследовали Уильяма. Бетия постаралась проследить его путь по деревне, но быстро упустила его из виду.

– Не думаю, что они поймают его, – сказала Бетия, пока Боуэн вел ее к скамейке напротив домика торговца элем. Она поморщилась, когда Мэлди оторвала рукав платья, чтобы взглянуть на рану. – Это всего лишь царапина.

– Ты права, – сказала Мэдди, промыв рану водой, которую принесла торговка элем. Она перевязала запястье Бетии полоской ткани, оторванной от нижней юбки. – Он что, хотел убить тебя уколом булавки?

– Нет. Думаю, он хотел, чтобы я повернулась, и тогда он смог бы вонзить кинжал мне в сердце.

Когда один из воинов вернулся, Бетия посмотрела на Боуэна:

– Иди и забери свой подарок для Мойры.

– Нет уж. Посмотри, что случилось, стоило мне отвлечься на минуту, – нахмурился Боуэн, не сводя глаз с ее забинтованной руки.

– Уильям не вернется. Он попытался меня достать и сбежал, когда я закричала, и он понял, что его могут увидеть.

– Не двигайся, – приказал Боуэн и поспешил обратно к торговке лентами.

– Он думает, что я сейчас пойду плясать по улицам, так что ли? – проворчала Бетия, недовольно косясь на воинов, стоящих рядом с Мэлди – ей послышался мужской смех. – Ну, теперь меня точно запрут в башне.

– Что ты имеешь в виду? – спросила Мэлди, садясь рядом и протягивая Бетии кружку эля.

– В последний раз, когда этот сумасшедший чуть не убил меня, Эрик сказал, что испытывает острое желание заточить меня в башне, окруженной со всех сторон воинами-охранниками.

– Как мило.

– Мило?

– Он беспокоится о тебе, вот и все. И я не верю, что он действительно сделает это.

– Может, и нет, но я сомневаюсь, что меня еще раз выпустят из Донкойла, пока жив Уильям, – смиренно вздохнула Бетия, и Мэлди не стала разубеждать ее.

– Мне следовало бы запереть тебя в башне и выставить охрану у каждой двери! – прокричал Эрик, снимая Бетию с лошади и ставя на землю рядом с собой.

Бетия, приподняв бровь, взглянула на Мэлди. Та, еле сдерживая смех, прижала руку ко рту и поспешила в замок. Эрик обнял Бетию и, крепко прижав к себе, стал слушать рассказ Боуэна.

– Как ты думаешь, стоит сейчас отправляться на его поиски? – спросил он старого воина.

– Возможно, нет, – ответил тот. – Но мы должны попробовать. Я буду проклинать все на свете, если потом обнаружится, что мы упустили возможность поймать его.

Эрик кивнул и, заметив подошедшую Гризеллу, мягко подтолкнул Бетию к горничной.

– Ступай отдохни, Бетия. – Он вздохнул и покачал головой. – Думаю, мы ненадолго. Маловероятно, что мы его найдем, но я должен хотя бы попытаться.

Бетия не нашлась что сказать. Ободряюще улыбнувшись мужу и поцеловав его в щеку, она пошла за Гризеллой в замок. По пути она встретила Балфура и Найджела, спешивших присоединиться к Эрику. Она не могла понять, как Уильяму удается скрываться, когда так много людей ищут его.

На следующее утро Бетия поняла, что была права. Эрик не собирался выпускать ее из замка до тех пор, пока Уильям не будет мертв. За завтраком она терпеливо слушала, что она может и что не может делать и почему она не должна покидать замок. В сложившейся ситуации не было вины ни ее, ни Эрика, но Бетия проклинала все на свете.

Когда Эрик оставил ее, Бетия поднялась и пошла обратно в комнату. Пришло время хорошенько пострадать. На ходу Бетия поморщилась. Прошлой ночью Эрик любил ее очень страстно, но слегка грубо и как будто отчаянно. Бетия понимала, что он боится за нее. Казалось, за его беспрестанными поисками Уильяма стоит нечто большее, нежели долг и обещание защитить ее и Джеймса.

Бетия зашла в комнату, улыбнулась Гризелле, перестилавшей постель, и выглянула в окно. Мужчины упорно тренировались. Она немного понаблюдала за поединком Эрика и кузена Дэвида, лязг мечей заставил ее поморщиться. Эрик был хорошим воином, быстрым и сильным. Это ее немного успокаивало. Разумеется, кузен не пытался убить его. Затем она увидела груду мечей, сваленных под навесом у оружейника.

– Они скоро уедут, – сказала Гризелла, становясь рядом с Бетией и наблюдая за мужчинами во дворе.

– Как скоро? – спросила Бетия, пытаясь скрыть дрожь в голосе.

– Через несколько дней, а может, и раньше. Они ждут, когда несколько родичей леди Мэлди присоединятся к ним. Питер говорит, что Киркалди жаждут отомстить Битонам. Битон соблазнил и бросил сестру старого лорда.

– Да, отец Эрика и мама Мэлди. Что ж, по крайней мере, за Эриком пойдет большая армия.

Гризелла слабо улыбнулась:

– Я тоже схожу с ума от тревоги. Провела столько времени, напоминая себе, что это просто очередная битва, в которой будет сражаться мой муж.

– Но это еще и земля, из-за которой и затеяли все это.

– Говорят, люди рождаются, чтобы владеть поместьем, или женятся ради этого. Да, это земля. Это земля твоего мужа, и он имеет право вернуть ее. Мой Питер сражается за тебя и за сэра Эрика, но также и за нас. Он идет воевать за лучшую жизнь для нас и наших детей. За собственный дом. Может быть, за несколько монет в кошельке. За то, чтобы Питер или наш сын когда-нибудь мог занять то положение, которого достоин.

– Я не думала, что тебе так тяжело жилось в Данби, – тихо сказала Бетия.

– Нет, не тяжело. Просто не было возможности ничего изменить. Питеру почти тридцать, а он все еще не посвящен в рыцари. Когда они с Боуэном появились в Данби, там много сражались. Они не раз и не два рисковали жизнью, чтобы защитить замок и его обитателей. Да, они незаконнорожденные, но не низкого происхождения. Их отцы были рыцарями. Впрочем, я не думаю, что они ожидали, что твой отец посвятит их в рыцари.

– Я была маленькой, но все равно помню, как много Питер и Боуэн сделали для обороны Данби.

– Но они не были за это вознаграждены. Ни разу за прошедшие годы. Твой отец поставил их командовать своими людьми и обучать их. Он считал, что они достаточно хороши для этого, но недостойны того, чтобы посвятить их в рыцари.

– Эрик сделает это.

– Да, если они хорошо послужат ему, – пожала плечами Гризелла. – Право ставить перед именем приставку «сэр» не сделает их богаче, но принесет уважение даже со стороны тех, кто не знает их. У меня сердце не на месте, когда я думаю, что мой муж уходит воевать, но я не стану удерживать его. Питер жаждет рыцарского звания, и я не должна лишать его этого шанса.

Когда Гризелла ушла, Бетия растянулась на кровати и зарылась лицом в подушку. Битва с сэром Грэмом Битоном становилась все сложнее. Эрик сражался за наследство. Мюрреи хотели поддержать Эрика и избавиться от ненадежного соседа. Макмилланы – отомстить сэру Грэму за ложь, заставившую лэрда Билахана отвергать собственного племянника. Киркалди – потому что Битон обесчестил одну женщину из их клана и потому что Эрик – сводный брат другой. Драммонды будут сражаться за нее. Мужчины, подобные Питеру и Боуэну, пойдут воевать за почести, в которых им так долго отказывали, – почести, которые принесут их семьям лучшую жизнь. Бетия подозревала, что еще несколько человек присоединятся к войску просто из любви к сражениям.

Сожалея, что Питеру и Боуэну было отказано в заслуженной награде, Бетия вновь задумалась об отце и семье. Слезы наполнили ее глаза, когда она до конца осознала горькую правду – она никогда не была нужна своим родным. Это объясняло злость, каждый раз охватывавшую Эрика при виде ее родителей, – та же злость иногда была видна в Боуэне, Питере и Уоллесе. Бетия почувствовала себя совсем глупой.

Она погрузилась в свои страдания так глубоко, что не сразу заметила, как кто-то сел на кровать рядом с ней. Еще не повернув голову, Бетия поняла, что это Эрик. Она поспешно вытерла слезы рукавом, хотя знала, что уже слишком поздно скрывать, что она только что плакала.

– Болит рука? – спросил Эрик, покрывая поцелуями мокрые от слез щеки.

– Нет. Правда не болит, – настояла Бетия, когда он нахмурился. – Это всего лишь царапина.

– Значит, я застал тебя в разгар большого страдания?

– Вселенских масштабов. Я даже не знаю, как долго пребываю в нем.

– Уже пора обедать.

– Боже! – Бетия вскочила с кровати. – Сейчас я приведу себя в порядок. Я быстро.

Эрик смотрел, как она умывается, разглаживает складки на платье и закалывает волосы. Он хотел спросить, почему она плакала, но боялся ответа. Немногим ранее он заметил, что Бетия наблюдала за его тренировкой, а теперь застал ее в слезах. Когда бы он ни пытался поговорить с ней о предстоящей битве, Эрик получал ответ, что она просто разделяет извечный женский страх за жизнь близких. Он верил ей, но опасался, что это не все.

Эрик вздохнул и сказал себе, что он – трус. Если Бетия до сих пор думает, что он идет воевать только ради земли, если все еще считает это пустой тратой времени, он не желает этого слышать. Особенно накануне битвы.

– Завтра? – удивленно спросила Бетия, сидя в кровати и потрясенно глядя на Эрика. – Ты едешь в Дублин завтра?

– Да, на рассвете.

«Это многое объясняет», – подумала Бетия, продолжая смотреть на него. После обеда Эрик куда-то пропал. Все еще в подавленном настроении, она провела остаток дня, играя с Джеймсом и мастеря для него одежду. Когда Эрик принес ужин в комнату, она сочла, что это очень мило. Теперь Бетия подозревала, что Эрик просто не хотел, чтобы она слушала разговоры в зале и узнала, что Киркалди уже приехали. Это особенно проясняло скорость, с которой он затащил ее в постель, и само ожесточенное действо. Возможно, Эрик надеялся, что она будет слишком пресыщена, чтобы интересоваться новостями.

– Милая, что ты на это скажешь? – наконец спросил Эрик, чувствуя себя немного неловко под ее пристальным взглядом.

– Я думаю, что ты очень хитер, – пробормотала Бетия. Из последних сил она подавила желание накричать на него, потребовать, чтобы он не уезжал. Она похолодела от одной мысли о его отъезде, но затем подумала, что это может быть их последняя ночь вместе. Она не испортит ее мольбами, слезами и упреками.

– Бетия, мне нужно ехать. – Эрик нахмурился, когда она запечатала ему рот поцелуем и прижалась к нему всем телом.

– Я не хочу говорить об этом, – тихо сказала она.

– Мы больше не можем избегать этого разговора, душа моя.

– Я могу, по крайней мере, сегодня. Я не хочу об этом думать.

– Сомневаюсь, что у тебя получится.

– А ты мне поможешь. Я хочу, чтобы ты любил меня, пока хватит сил, чтобы мой мозг был затуманен страстью, и я не думала ни о чем, кроме тебя, чтобы под утро я наконец забылась сном.

Эрик улыбнулся, с удовольствием подыгрывая ей. Это ему нравилось больше, чем слезы и споры. Он увезет с собой сладкие воспоминания.

– Люби меня до беспамятства, – попросила Бетия. – Сделай так, чтобы я настолько ослабела, что не смогла бы даже слезть с кровати и увидеть, как ты уезжаешь. А когда я проснусь с утра, я хочу, чтобы моей первой мыслью было воспоминание о прошлой ночи. Ты сможешь сделать это для меня, Эрик?

– Думаю, у нас все получится, – сказал Эрик и поцеловал ее.

Глава 20

– Где твоя жена?

Эрик усмехнулся, посмотрев на Мэлди и Балфура, затем на Найджела, только что вышедшего из замка. Он мог бы поклясться, что они боятся, как бы Бетия не выказала своего неодобрения. Они все понимали ее, но Эрик также знал, что они думают – ей следует сделать над собой усилие и дать понять, что она полностью поддерживает его. Хотя ему тоже этого очень хотелось, Эрик решил, что он с удовольствием объяснит семье, почему с ними нет Бетии.

– Жизель тоже здесь нет, – уточнил Эрик, не в силах сопротивляться желанию помучить их еще немного.

– Жизель скоро рожать, – сказал Найджел. – Она спит. Я так и не решился тревожить ее.

– Моя жена тоже спит. Ее сейчас не смогла бы разбудить целая армия.

– Она тоже беременна?

– Не знаю, она не говорила. Нет, она спит потому, что я всю ночь не давал ей уснуть.

Балфур округлил глаза:

– Боюсь, что это чистой воды бахвальство. Ты выглядишь отдохнувшей, – шутливо упрекнул он жену. – Решила поберечь мои силы?

– Она просто не просила тебя любить ее до беспамятства, – кивнул Эрик ошеломленным родственникам. – Я не вру. Бетия хотела, чтобы я любил ее до полного изнеможения. А я, будучи послушным мужем, – Эрик не обратил внимания на усмешки братьев, – согласился. Нет, в самом деле, прежде чем провалиться в сон, Бетия сказала мне, что так устала, что будет спать до тех пор, пока битва не закончится нашей полной победой.

– Надеюсь, у тебя еще хватит сил поднять меч против сэра Грэма, – сказал Найджел, подталкивая Эрика к лошадям. – Или попросить его подождать, пока ты отдыхаешь?

Мэлди прервала перепалку, поцеловав их поочередно в щеку и пожелав удачи. Минутой позже они уже выехали за ворота. Рассвет окрасил все вокруг в мягкие, теплые тона, и было трудно поверить, что всего через несколько часов начнется кровопролитная битва. Эрик испытывал странную смесь возбуждения и печали. Он знал, что причиной горьких чувств стало неодобрение Бетии.

Он старался выкинуть из головы грустные мысли. Несколько раз Бетия спрашивала его о мотивах предстоящей борьбы. Снова заглянув себе в душу, Эрик не нашел там алчности и удивился, почему Бетия не видит этого. Дублин – его земля. Ее надо вернуть, и он чувствовал, что с этим Бетия тоже согласна.

Но она все еще не выказала ему свою поддержку. Эрик не знал, почему это так ранит его. Он прав. Битва была обоснованна. Этого должно быть достаточно, чтобы удовлетворить его, вне зависимости от того, что думает жена.

– Для парня, ублажавшего свою молодую жену до потери пульса, у тебя слишком мрачное выражение лица, – подъезжая, сказал Балфур.

– Может быть, он просто вспоминает, что вовсе не его любовное искусство усыпило ее, – присоединился к ним Найджел, – а то, что бедняжка ударилась головой о спинку кровати, когда наш Эрик энергично ублажал ее.

– Как остроумно. – Эрик вздохнул и покачал головой. – Боюсь, я расстраиваюсь потому, что мне не удалось заслужить ее уважение.

– С чего ты решил, что Бетия не уважает тебя? – спросил Балфур.

– Она ни разу не попыталась поддержать меня.

– Она показала это словом или делом?

– Нет, но… – начал Эрик.

– Я не видел, чтобы она смотрела на тебя или вела себя неуважительно. А ты, Найджел?

– И я. – Найджел улыбнулся Эрику. – Ты бы попробовал с ней сначала поговорить прошлой ночью.

Эрик поморщился:

– Я собирался, но когда она попросила любить ее до беспамятства, я позабыл обо всем на свете. – Он усмехнулся в ответ на смех братьев, вздохнул и покачал головой: – Да я и хотел, чтобы так было. Наверное, я просто боялся услышать правду.

– Думаю, ты слишком переживаешь из-за этого, – заключил Балфур. – То, что Бетия не хочет, чтобы эта битва состоялась, не значит, что она не уважает тебя или подвергает сомнению твои права на Дублин. Мэдди сказала, что Бетия вовсе не считает тебя похожим на мерзавцев вроде Уильяма или сэра Грэма. И с чего ты взял, что она должна поддерживать тебя во всем и соглашаться со всем, что ты скажешь, только потому, что вышла за тебя замуж?

– Я этого и не жду. Просто я стремился к этому половину жизни. Каждое письмо, каждая петиция, каждая поездка ко двору и каждый заключенный союз подкреплялись мыслью, что этот день настанет. Я вырос, борясь за свои права. Да, я старался добиться этого мирным путем. Полагаю, я хочу, чтобы Бетия понимала это, чтобы она разделила со мной мою победу.

– Думаю, она разделит, если только эта битва не оставит тебя или тех, кто ей дорог, на поле боя.

– Расслабься, – посоветовал Найджел. – Сосредоточься лучше на сэре Грэме. Оставь мысли о Бетии на потом. Она будет ждать тебя в Донкойле. Девушка, возможно, не хочет, чтобы ты уезжал на войну, но, я уверен, она будет ждать тебя с открытой душой. Сэр Грэм, однако, будет ждать тебя с мечом наголо.

Эрик посмотрел на воинов, выстроившихся на парапетах Дублина, и выругался. В последнем письме, три дня назад, он дал Битону последний шанс последовать приказу короля и завершить дело мирным путем. Он даже перечислил всех своих союзников. Но даже понимание того, сколь мощные силы собрались против него, не вразумило Битона. Эрик сомневался, что у него хватит денег заплатить наемникам. Он не мог винить Бетию в том, что она подвергала сомнению это безумие.

– Кажется, он собрался сражаться до последней капли крови, – сказал Найджел, пытаясь оценить силы противника. – Будет нелегко проникнуть внутрь.

– Но мы должны, – ответил Эрик. – Может быть, если мы первыми пойдем в бой, некоторые наемники сэра Грэма решат, что не желают умирать.

– Да, – согласился Балфур, – это стоит попробовать. Я не хочу использовать людей как пушечное мясо. Если мы не найдем способ быстро проникнуть внутрь, я оставлю попытки.

– Согласен, – сказал Эрик, полностью разделяя мнение Балфура.

Ему казалось отвратительной мысль о пустой гибели людей под стенами хорошо укрепленной крепости, когда под конец трупов сбирается столько, что бессердечный лорд может просто забраться по ним на стены и торжествовать победу. Первая атака на Дублин была короткой и яростной. Она закончилась так быстро потому, что на них обрушился град стрел. К счастью, ранено было всего несколько человек, так как его люди умели использовать свои щиты. Однако карабкаться на стены с мечом в руке, держа щит при этом над головой, было невозможно.

Затем они попробовали осадные машины. Деревянные башни защищали их от стрел, но оказались бессильны перед огнем, кипящей водой или маслом. Погибло еще несколько человек. Эрик знал, что их нежелание терять людей расценивается сэром Грэмом как проявление слабости, но не жалел об этом.

– Похоже, нам придется осадить замок, – сказал сэр Дэвид, подойдя к братьям Мюрреям, наблюдавшим за происходящим на стенах Дублина. – Если мы не можем победить их в бою, нужно выкурить их из крепости.

– Битон хорошо подготовился к атаке, – заметил Эрик. – Он может быть готов и к осаде.

Оглядев неухоженные поля, Дэвид спросил:

– С чем?

– Да, – пробормотал Найджел, тоже посмотрев вокруг. – Дублин превратился в руины быстрее, чем я думал. Оно тебе надо?

– Это моя земля. – Эрик выругался, снял шлем и провел рукой по волосам. – Отказавшись последовать приказу короля и покинуть замок, сэр Грэм совершил государственную измену. Он – покойник.

– Тогда, может быть, нам стоит уведомить монарха и позволить королевской армии выбить Битона из замка.

– Мы все равно должны осадить замок, чтобы он не мог сбежать до прихода королевской армии. К тому же я служил королю и знаю, как действует его войско. Они не оставят здесь камня на камне.

– Посмотрите, кого я привел, – сказал Боуэн, подходя к ним вместе с пухленькой седой женщиной. – Это мистрис Леона Битон. Всю свою жизнь она прослужила горничной в замке.

– Да, – подтвердила женщина. – Я пошла в услужение, когда мне было всего семь лет. Вот уже сорок лет прошло с тех пор, как я попала в это проклятое место.

– Так вы служили, когда моя мать жила здесь? – спросил Эрик.

– Если вы сэр Эрик, то да.

Извинившись за то, что не представил ей присутствующих, Эрик тотчас исправил упущенное.

– Вы всё это время жили в замке?

– Да. Я была ребенком, когда ваш отец убил старого лэрда, и жила здесь, когда Мюрреи избавили нас от этого исчадия ада, да простит меня Господь за то, что отзываюсь плохо о мертвых.

Хотя его просьба вернуть владения была удовлетворена королем, Эрик понимал, что это произошло только благодаря поддержке влиятельных лэрдов. Многие до сих пор сомневались в законности его притязаний. Эта женщина говорила так, будто знала правду, и Эрик почувствовал, что радостное возбуждение охватило его. Такое свидетельство может прекратить сплетни.

– Вы называете сэра Уильяма Битона моим отцом. Это потому, что король даровал мне право на земли?

– Нет, дитя. Мои глаза сказали мне правду очень давно. Я была горничной у твоей матери. Битон никогда не понимал этого, но я знала все о романе бедняжки Катерины с этим грубияном, старым лэрдом Мюрреем. Я также знала, когда он закончился. Была лишь крошечная вероятность того, что ты был зачат от него. Я проскользнула в комнату взглянуть на тебя, когда ты родился, и увидела отметку на плече. Я сразу поняла, что ты – сын Битона. – Женщина отерла струившиеся по щекам слезы и добавила: – Это был последний раз, когда я видела тебя и твою мать, до того как Битон похитил тебя тринадцать лет назад.

– Вы знали об отметине на моем плече? Знали, что это знак Битонов?

– Лэрдов Битонов, – жестко сказала Леона и кивнула. – Да, мне довелось увидеть отметину у твоего отца, хотя он старался скрыть ее. Негодяй пользовался бедняжками, волею судьбы оказавшимися в замке, как будто они его собственность. Я родила ему трех дочерей, две из которых живы до сих пор. Кровное родство спасло их от посягательств лэрда, но не от его людей. Это зверство унесло жизнь одной из моих крошек, сломило дух двум другим и наградило их детьми – по двое каждую.

– Я сожалею, что вам пришлось столько выстрадать, – промолвил Эрик, понимая, что он не участвовал в творившемся беззаконии, но чувствуя вину за родство с этими душегубами. – Сколько же у меня сводных сестер, – пробормотал он, слабо улыбнувшись.

– Восемь из них живут в замке, еще несколько – в деревне. Есть еще племянники и племянницы. Прости, что не уберегла тебя, дитя. Я старалась. Когда поняла, что они сотворили, я выскользнула из замка, пытаясь найти тебя, но Мюрреи опередили меня. Признаю, что не пробовала переубедить твоего отца. Я чувствовала, что так будет лучше для тебя, особенно после того, как негодяй убил твою мать и свою вторую жену. Услышав, что ты борешься за свои права, я хотела помочь. Думала поехать к королю и подтвердить твое заявление, но не смогла. Грэм знает, что сидит на чужом месте. Он никому не позволяет покидать замок. Если кто-нибудь ускользает, хозяин объявляет его изменником, и страдает родня беглеца. Я видела, как сэр Грэм убил одного несчастного и его маленьких сыновей на глазах у жены только потому, что та убежала из замка навестить родственников и отсутствовала два дня. Я не могла рисковать ни дочерьми, ни их детьми. Я не настолько смелая, – покачала головой миссис Леона. – Та бедная женщина простояла, глядя на тела любимых, несколько часов, а затем упала рядом и умерла. Я уже боялась, что этот кошмар никогда не кончится, но услышала, что король передал земли тебе во владение. Теперь ты наш новый лэрд, и я наконец могу помочь тебе.

Рассказанная пожилой женщиной история настолько потрясла Эрика, что понадобилось несколько минут, чтобы он смог прийти в себя и спросить:

– Как, мистрис Леона?

Женщина улыбнулась:

– Я знаю потайной путь.

* * *

– Уверен, что мы можем ей доверять? – прошептал Найджел, когда они следовали за Леоной по затененному лесу.

Эрик разделял подозрения Найджела, но не настолько, чтобы отказываться от помощи. Они дождались заката, используя томительные часы ожидания, чтобы разработать план действий. Затем, оставив Балфура, Питера и Уоллеса командовать главными силами, Эрик, Найджел и Дэвид в сопровождении двух дюжин воинов последовали за Леоной. Они рисковали, но Эрик предпочел прислушаться к интуиции. Внутренний голос говорил ему, что женщине можно доверять.

На краю леса, все еще далеко от стен Дублина, мистрис Леона остановила их. Глаза Эрика расширились, когда с помощью Найджела она отодвинула в сторону то, что казалось стволом сломленного молнией дерева. Под ним оказался потайной лаз. Женщина зажгла факел и стала спускаться вниз по ступенькам. Затем, обернувшись, махнула рукой воинам, призывая следовать за ней. Почему-то тот факт, что сэр Грэм, а может, и его отец построили подземный ход, чтобы в случае нужды спастись от врагов, окончательно развеял сомнения Эрика. Сэр Грэм никому не доверял. У Эрика в голове не укладывалось, что он раскрыл тайну подземного хода простой служанке.

– Куда ведет тоннель? – прошептал Эрик.

– В спальню хозяина, – тихо ответила женщина.

– Не самое лучшее место для визита.

– Напротив. Сейчас – это лучшее место. Я пережила правление трех лэрдов. Во время одной из многочисленных стычек с соседями, которые Битоны всегда проигрывали, я заметила, что хозяин исчез с поля боя. Это навело меня на мысль о существовании тайного хода. Ушли годы на то, чтобы найти это маленькое убежище. Я также заметила, что лэрд Битон остается с воинами примерно до середины битвы, затем уходит, берет девушку, а потом возвращается обратно. Путь должен быть свободен.

Оказавшись в спальне лэрда, Эрик уверовал в успех. Он отправил Леону к Мюрреям под охраной самого молодого из воинов. Тот также должен был передать указания Балфуру. Оставалось выяснить только одно.

– Мистрис Леона, – спросил Эрик, в то время как молодой воин помогал ей спуститься обратно в туннель, – а что же ваша семья? Если вы опишете, как они выглядят, мы постараемся уберечь их.

– Я уже позаботилась о них. Когда я решила помочь, я вывела их из замка через подземный ход. Они прячутся в хижине пастуха на вершине холма вместе с моей кузиной Маргарет. Если вы победите, они вернутся. Если нет – убегут, со мной или без меня.

– Женщина хорошо научилась выживать, – пробормотал Найджел, когда мистрис Леона скрылась в туннеле. – Удивляюсь, почему она до сих пор не сбежала?

– Возможно, она хотела остаться и помочь мне. Или не была уверена, что сумеет убежать достаточно далеко, прежде чем ее отсутствие обнаружат. Битва и суматоха, которая последует за ней, дадут ей достаточно времени, – ответил Эрик. – А теперь пойдем и откроем ворота.

Когда они вышли из спальни лэрда, Эрик понял, что их присутствие обнаружено. Раз или два он ловил взгляд какого-нибудь слуги, но ни один не закричал и не бросился бежать. Очевидно, сэр Грэм не пользовался любовью и уважением своих подданных. Скоро он дорого заплатит за высокомерие и жестокость.

Воины Битона были слишком заняты происходящим снаружи и не ожидали нападения сзади. Несколько из них, урожденные Битоны, сразу сдались Эрику и его людям. Стройный юноша Пендэйр Битон даже помог им открыть ворота.

Когда путь был свободен, Балфур быстро провел оставшееся войско во двор Дублина. Несколько раз Эрик видел самого сэра Грэма и пытался пробиться к нему. Битон отчаянно прорывался в замок, к подземному ходу.

Эрик перевел взгляд на крепость, пытаясь понять, где будет лучше остановить сэра Грэма. Вдруг на ступеньках лестницы он увидел Уильяма Драммонда. Тому уже почти удалось сбежать. Это вывело Эрика из оцепенения, и он бросился вдогонку, чувствуя, что Боуэн и Питер поспешили за ним, прикрывая спину.

Крик бешенства вырвался из его горла, когда Эрик увидел, что Уильям скрылся в замке. Добежав до двери, он столкнулся с сэром Грэмом. Тому не удалось закрыть за собой дверь. Эрик толкнул ее, Битон упал, но быстро вскочил на ноги и повернулся лицом к Эрику. Поверх его плеча Эрик видел, что Уильям поднимается по лестнице. Ему удалось взять себя в руки и подавить желание броситься за негодяем. Готовый к бою, сэр Грэм преграждал ему путь к человеку, чьей смерти он жаждал больше всего на свете.

– Драммонд, трусливый мерзавец, – прокричал сэр Грэм, – вернись и сражайся!

– Нет уж, лучше ты сам, – ответил Уильям. – Ты говорил, что победишь дурака. Ты собирался избавить меня от того, кто стоит между мной и этой сукой. Но ты не сдержал слово и проиграл битву. Мне лучше сбежать, пока не поздно. Я не хочу погибать вместе с тобой.

Мгновение спустя Питер последовал за Уильямом, а Боуэн остался, защищая Эрика. Эрик обратил взгляд на Битона, стараясь побороть разочарование и гнев. Он понимал, что снова упустил Уильяма, знал, что Питер не догонит его, но сейчас он должен был сразиться с сэром Грэмом.

– Зря вы связались с сумасшедшим, – сказал Эрик, пока они кружили друг против друга.

– Он уверял, что сможет убедить Драммондов если не присоединиться ко мне, то хотя бы не выступать против.

– Драммонды не стали бы слушать мерзавца. Его руки обагрены их кровью.

– Я подозревал это. Как бы то ни было, он так витиевато проклинал тебя! И может быть, в конце концов, ему удалось бы прирезать твою жену. Это порадовало бы меня. Оно того стоило.

– Вам следовало уехать, пока была возможность. – Эрик сделал выпад, отметив прием, которым Грэм блокировал удар, и усталость, сковывавшую его движения.

– Дублин – мой! Он принадлежал мне тринадцать лет!

– Вам здесь ничего не принадлежит. Вы заявляете права на то, что никогда не должно было стать вашим.

– Эта земля моя!

– Раз вы так любите эту землю, я, так и быть, похороню вас здесь.

Бой был коротким, но жестоким. Сэр Грэм умел обращаться с мечом, но давно не тренировался. Его сила ушла на попойки и дебоши. Когда Эрик наконец пронзил его черное сердце, он не испытал удовлетворения. Он никогда не хотел получить Дублин, проливая кровь родственника, но что сделано, то сделано. Закрыв Битону глаза и вытерев кровь с лезвия меча, Эрик почувствовал горечь. Казалось, что он может доверять только Битонам совсем уж низкого происхождения да бастардам отца.

– Питер, – позвал он, увидев, как тот спускается по лестнице. Он ничуть не удивился, услышав, что Питер упустил Уильяма. – Проклятый негодяй, – проворчал он. – Я что, никогда не поймаю его? Идите и сообщите, что сэр Грэм мертв и в Дублине теперь новый хозяин, – приказал он двоим воинам.

– Я лучше останусь с тобой, на всякий случай, – запротестовал Боуэн.

– Все будет хорошо. Как только наемники узнают, что сэр Грэм убит, думаю, битва закончится сама собой.

– Ладно, – согласился Боуэн. – Эти люди едва ли станут сражаться, когда наниматель отошел в мир иной.

Когда Боуэн и Питер вышли наружу, Эрик огляделся. Закончив осматривать замок, он заметил, что за ним следует группа запуганных слуг. Этот робкий знак признания облегчил смятение, охватившее Эрика при осмотре крепости. Все вокруг находилось в ужасном состоянии. Он слабо улыбнулся братьям, спустившись с лестницы и увидев, что они ждут его.

– Ни следа Уильяма? – спросил Найджел и выругался, когда Эрик покачал головой. – Судя по тому, что попалось мне на глаза, если здесь когда-то и было богатство, теперь им даже не пахнет.

– Да, здесь почти ничего не осталось.

– Тебе предстоит много работы.

– Когда я увидел Уильяма, я подумал, что смогу решить все проблемы одним махом. Теперь у меня есть земли, но мне придется потрудиться, чтобы вернуть им былое величие. А Уильям по-прежнему угрожает Бетии.

Балфур обнял Эрика за плечи.

– Всему свое время. Ты выиграл эту битву. Скоро выиграешь и остальные. Уильям может исчезать как призрак, но он все же человек. Он может умереть.

– И отправиться в ад, куда я пошлю его очень скоро, – поклялся Эрик.

Глава 21

– Прекрати метаться по комнате, или я силой усажу тебя в кресло, – строго сказала Мэдди.

Бетия со вздохом села. Она, Мэлди, Жизель и еще несколько женщин собрались в большом зале, ожидая возвращения мужчин. Вчера они сидели так до полуночи. Всю ночь Бетия проворочалась с боку на бок и чувствовала себя совсем разбитой. Сейчас она сидела за столом и ковыряла вилкой в тарелке, отчаянно желая получить хоть какую-нибудь весточку от мужа. Бетия удивлялась тому, как остальным удается сохранять спокойствие. Она боялась, что еще немного, и она начнет рвать на себе волосы.

– Ты уверена, что с ними ничего не случилось, раз они не вернулись вчера? – спросила она Мэлди.

– Абсолютно.

– Я надеялась, битва будет короткой.

– Она могла быть таковой. Однако если бой все еще идет, в этом нет ничего страшного. Балфур и его братья дорожат своими людьми и не станут рисковать понапрасну. Такая осторожность может замедлить течение боя. Они даже могут решить, что лучшим выходом будет осада Дублина.

– Боже, – простонала Бетия, – осада может длиться годы. Ожидание сведет меня в могилу.

– Осада – дело долгое, – понимающе сказала Мэлди. – Но это лучше, чем бросать людей на укрепленные стены и наблюдать, как они гибнут один за другим. Судя по рассказам Эрика о Дублине, крепость долго не продержится.

– Сэр Грэм отказался оставить замок вопреки приказу самого короля. Не думаю, что человек, издевающийся над подданными и обвиненный в измене, испугается осады. Угроза голода не поставит его на колени.

– Нет, – согласилась Жизель и многозначительно добавила: – Если голодать придется вассалам или его воинам.

– Но собственные муки голода и жажды он долго выносить не сможет, – закончила за нее Бетия. – Но как мы узнаем, что он будет от них страдать? Дублин – очень печальное место. И я не заметила там ни скота, ни лошадей.

– Это означает, что они все проданы или съедены, – сказала Мэлди. – Битон неблагоразумно продал весь скот или ест так много, что ничего не осталось впрок. В самом деле, сейчас не время судить, но Эрик говорил, что поля выглядят заброшенными. В замке будет ощущаться нехватка продовольствия, это точно.

– А что люди?

– Люди, живущие на этой проклятой земле, умеют только убегать и скрываться. Они не станут рисковать жизнью, воюя за такого хозяина. От трех последних лэрдов люди не видели ничего, кроме страданий и боли. Все, на что они сейчас способны, – это прятаться по углам.

– Там осталось всего несколько человек, насколько я смогла заметить, когда мы с Эриком проезжали мимо.

– Там гораздо меньше людей, чем когда мой чертов папаша управлял замком, но сомневаюсь, что они убиты в бою. Нет, это голод и постоянные издевательства свели их в могилу.

Бетия вдруг рассмеялась, чем вызвала недоуменный взгляд Мэлди.

– Ты стараешься убедить меня, что замку нужен новый хозяин! Это и так понятно, я прекрасно знаю, что Эрик лучше их всех, вместе взятых.

– Вот ведь что странно. Дублин почти превратили в руины, клан состоит из запуганных, угнетенных людей, единственная надежда которых – это Эрик, так называемый бастард предыдущего лэрда. Битоны будут спасены человеком, который отказывается носить их имя, наследником, которого бросили умирать на холме. По правде говоря, Эрику следовало бы стереть это место с лица земли.

– И развеять пепел, – добавила Жизель, тяжело поднимаясь. – Вы как хотите, а я иду спать.

– Ты хорошо себя чувствуешь? – спросила Мэдди.

– Да, просто не выспалась. – Жизель улыбнулась и направилась к выходу из зала. – Кажется, я только и делаю, что сплю, но чаще всего я лежу и мечтаю заснуть. Разбудите меня, когда вернется Найджел.

– Нет, я лучше отправлю его к тебе. Пусть тогда сам решает, будить тебя или нет.

– С ней ведь все в порядке? – спросила Бетия, когда Жизель вышла из зала.

– Да. Просто она на последнем месяце, и ей тяжело, как обычно. Жизель вынашивает очень тяжелых и подвижных младенцев, – слабо улыбнувшись, сказала Мэлди. – Бедняжке тяжело сидеть, ходить и даже лежать. Она спит беспокойно и, следовательно, всегда усталая. Она будет счастлива родить поскорее.

Бетия исподтишка погладила себя по животу и поймала хитрую усмешку Мэдди.

– Интересно, я буду себя так же чувствовать через несколько месяцев?

– У всех по-разному, но когда ты поймешь, как это будет у тебя, ты всегда сможешь поделиться с другой женщиной. Когда ты скажешь Эрику?

– Хороший вопрос. – Бетия вздохнула и покачала головой. – Я помню, ты предупреждала меня, но я не думала, что будет так трудно найти подходящий момент. Когда Эрик вернется, – Бетия запнулась, пытаясь унять пробудившийся страх за жизнь любимого, – я выберу время и скажу ему. Даже если мне придется его связать. И убедиться, что он не будет молоть всякую нежную чепуху и целовать меня, пока я не закончу говорить. – Девушка улыбнулась. – Скоро он и сам это заметит. Снова ты права: будет лучше, если я расскажу ему раньше.

– Вам просто нужно провести немного времени наедине, не думая о врагах.

– Да. С сэром Грэмом вот-вот будет покончено, остается только Уильям. – Бетия содрогнулась. – Я хочу его смерти, хотя мне стыдно за это.

– Только так ты освободишься от него. Не вини себя. Этот человек сам выбрал свою судьбу в тот день, когда начал убивать за чужое добро.

Не успев ответить, Бетия услышала нарастающий шум. Мгновение спустя она поняла, что это звук оживленных голосов. Девушка переглянулась с Мэлди и вместе с другими женщинами выбежала из зала. Мужчины вернулись, и она отчаянно желала увидеть Эрика и убедиться, что с ним все в порядке. Может быть, он отделался одной-двумя царапинами, может, слегка прихрамывал, главное – был бы жив.

Во дворе царила суматоха. Мужчины, лошади и высматривающие любимых женщины толпились на одном месте. Бетия старалась пробраться к мужу. Теперь, когда она увидела, что он жив, ей позарез требовалось прикоснуться к нему. Она с трудом держала себя в руках, чтобы не кричать на каждого, оказавшегося у нее на пути.

Эрик обернулся к ней как раз тогда, когда девушка преодолела последнее препятствие, отделявшее ее от любимого. Она прыгнула в его объятия, да так, что заставила его отступить. Она прижалась к груди, дрожа от полноты чувств.

– Милая, с тобой все в порядке? – Эрик обменялся улыбками с Балфуром и Мэлди, затем обратил озабоченный взор на Бетию. – Все уже позади.

– Ты не ранен? – Бетия отстранилась и бросила взгляд на чистые рубашку и плед. – Непохоже, что ты вернулся с войны.

– Со мной все в порядке, с остальными тоже. Мы взяли замок сразу после захода солнца. Нас провела внутрь одна женщина. Так как мы все равно не могли выехать домой до рассвета, мне удалось помыться и переодеться, – объяснил Эрик. – Мне пришлось убить сэра Грэма.

Обняв его покрепче, Бетия кивнула:

– Он не оставил тебе выбора.

Эрик улыбнулся, подхватил Бетию на руки и понес в замок. Когда она бежала к нему, на ее лице были восторг и невероятное облегчение. Теперь, когда он признался, что убил сэра Грэма, девушка отнеслась к этому как к досадной необходимости. Эрик не считал, что она так быстро изменила свое мнение. Он стал думать, что неправильно понимал ее.

Бетия прильнула к нему, гладя по груди. Ее рука скользила, задерживалась у сердца на мгновение и начинала опять. Эрик спросил себя, не слишком ли он был озабочен предстоящей битвой с сэром Грэмом. Кажется, он многое не замечал раньше. Бетия волновалась о нем. Это сквозило в прикосновениях и взглядах. Она, очевидно, провела бесконечные часы, терзаясь тревогой, и была не в состоянии скрыть облегчения, увидев его целым и невредимым.

Войдя в замок, Эрик решил, что он почти уверен: Бетия любит его. «Как хорошо иметь любящую жену, – размышлял он. – Теперь не надо беспокоиться, что страсть угаснет. Бетия останется со мной навсегда, привязанная силой любви».

Эти мысли заставили Эрика заглянуть в свою душу и понять, почему ему так важно, чтобы Бетия любила его, почему он был всегда озабочен тем, чтобы сделать ее своей. Решив выбрать время и обязательно найти ответы на эти вопросы, Эрик направился в большой зал, но Бетия остановила его.

– Я хотел выпить эля и смыть пыль, забившую горло, – сказал он, стараясь разгадать выражение ее лица. Его глаза расширились, когда он заметил теплое сияние в ее взгляде.

– В спальне есть немного вина, – промолвила девушка, подивившись легкой хрипотце в голосе и быстрому току крови по венам, хотя Эрик еще даже не поцеловал ее.

– Хорошо. Может быть, мы улучим минутку и немного выпьем, – Эрик устремился в спальню.

По дороге Бетия ловила себя на мысли, что хочет оказаться там прямо сейчас, не в силах больше ждать. Когда Эрик внес ее в комнату, девушка тотчас принялась жадно целовать его. Он отступил к противоположной стене, затем вернул ей поцелуй с жаждой, столь же сильной, как и ее собственная. Бетия начала стягивать с него рубашку, в перерывах между поцелуями рассматривая каждый дюйм его тела, желая убедиться, что он не получил ни царапины.

Эрик принялся расстегивать на ней платье, постанывая, когда Бетия целовала его грудь. Наконец он нетерпеливо положил ее руку на доказательство своего желания.

Бетия улыбнулась, покрывая поцелуями его живот. Эрик, даже обнаженный, выглядел великолепно. Она была ошеломлена тем, с какой звериной страстью набросилась на Эрика, но находила это возбуждающим. А стон удовольствия, вырвавшийся у него, когда Бетия опустилась на колени и обхватила губами его естество, возбудил ее еще больше.

Девушка изумленно вскрикнула, когда мгновение спустя Эрик поднял ее на ноги. Он