Хэрриэт Эсмонд

Обретенная Любовь


Хэрриэт ЭСМОНД

ОБРЕТЕННАЯ ЛЮБОВЬ

Анонс

Английское графство Норфолк. Середина XIX века.

В вересковых пустошах, где затерялись несколько усадеб и высятся мрачные руины средневекового аббатства, происходят таинственные события, гибнут молодые девушки, зловещие слухи о деятельности нелюдимого врачаколдуна тревожат местных жителей, молодой золотоволосый красавец барон, казалось бы, призван вершить правосудие в этом забытом Богом крае...

И вот в центре всех этих событий оказывается молодая одинокая девушка, которой волей судеб предстоит разрешить все загадки и обреет истинную любовь.

Глава 1

Уже много часов находилась она в пути, но не было сил сомкнуть уставшие веки. Угрюмый пейзаж околдовывал. Более того; эти негостеприимные просторы вызывали какие-то тревожные предчувствия, словно ее ожидало то, с чем ей не хотелось бы сталкиваться.

Дебора попыталась подавить эти ощущения. Какая нелепость! Этим утром она проснулась в хорошем настроении, радуясь предстоящей встрече с Беатрис. За разговорами она смогла бы отвлечься от пережитого за последние печальные недели. И даже если Беатрис осталась все той же легкомысленной, экстравагантной и эгоистичной, все равно это было бы для Деборы прекрасным отдохновением. И все же когда поезд начал приближаться к станции, радость вдруг улетучилась, а охватившая Дебору тревога стала такой сильной, что это даже испугало ее. За все то время, что она провела за границей, самостоятельно принимая решения и справляясь с трудностями, Дебора никогда не испытывала страха.

Она была более измученной, чем отдавала себе в этом отчет. Особенно за последний час. Голая равнина разительно отличалась от холмов Пентленда, где Дебора впервые побывала несколько дней назад. И уж совсем не была похожа на покрытые лесами косогоры вокруг Карлсбада, где они провели с отцом длительное время. В Шотландии и Богемии ровная линия горизонта нарушалась горами и лесами. Здесь же, в болотистой местности восточной Англии, горизонт казался тонкой карандашной чертой на фоне мрачного сентябрьского неба.

Наконец Дебора закрыла глаза. Через пятнадцать минут она прибудет на место, а еще через какие-нибудь полчаса Беатрис встретит ее на отдаленной маленькой станции, о которой она до сих пор ничего не слышала.

Когда Дебора вновь открыла глаза, пожилая пара, сидевшая напротив, изучала ее наряд. Черное шерстяное пальто и черный головной убор говорили сами за себя - Вас заставили отправиться в путь печальные семейные обстоятельства? - с дружелюбным любопытством спросила женщина.

- Нет, - возразила Дебора, - это у меня уже позади. Я просто еду на короткое время к родственникам - Вы издалека? - не унималась женщина.

- Из Эдинбурга.

- Слишком долгое путешествие, чтобы совершать его в одиночку.

В голосе женщины прозвучала легкая нотка неодобрения. Было не принято, чтобы юные леди из приличных семей отправлялись в дальний путь без сопровождения хотя бы одной служанки. Дебора вспомнила все те переезды, что до сих пор была вынуждена совершить, и холодно ответила:

- Я привыкла обходиться без посторонней помощи.

Господин напротив отважился на легкую улыбку. Возможно, он разделял мнение своей супруги, но, очевидно, заинтересовался и противоположной, несколько вызывающей точкой зрения молодой леди.

Во избежание дальнейших расспросов Дебора откинула голову на мягкий подголовник дивана и принялась смотреть в окно, не замечая мелькавших картин, погрузившись в воспоминания. Мысли ее вернулись в прошлое - к отцу, который страдал от боли и которого она в кресле-коляске возила к целительным источникам, перебираясь с одного места на другое, из одной страны в другую.

Смущенно подавляя в себе чувство освобождения, она сознавала, какую тяжелую ношу взяла на себя. Эти последние годы с отцом были далеко не простыми.

В течение трех лет она переезжала с ним с одного европейского курорта на другой. Полковник Ричи, превратившийся после ранения в инвалида, сопротивлялся болезни столь же мужественно, как и сражался на поле брани. Но недуг доводил его зачастую до отчаяния.

"Поживи для себя, дитя мое". - Дебора как будто вновь слышала голос отца. - "Я не могу перенести, что ты привязана ко мне. Найди мне сиделку и оставь меня. Поняла? И мы покончим с этой бессмыслицей".

А она все время успокаивала и ободряла его, поскольку знала, что чем настойчивее он просит оставить его, тем больше нуждается в ней.

Все закончилось тем, что он покинул ее.

Полковник Ричи был похоронен в Эдинбурге со всеми воинскими почестями. Проведя несколько часов с душеприказчиком отца, Дебора узнала, что отныне она - состоятельная молодая леди. Ей требовалось время, чтобы осознать свою независимость - время и совершенно новое окружение.

Дебора телеграфировала Беатрис о своем приезде и отправилась в дорогу. И вот она здесь, совсем близко от цели.

Поезд замедлил ход. Показались дома, и вот они уже на вокзале. Пожилой господин достал из сетки ее небольшую дорожную сумку. Его супруга слегка усмехнулась, когда он открыл дверь купе и вышел, чтобы помочь Деборе сойти.

- Надеюсь, вас встретят?

- Мне еще надо пересесть на поезд в сторону Ингмера.

- Ингмера? - Он покачал головой.

Вероятно, господин никогда не слышал этого названия. Дебора не решалась на поездку, пока Беатрис не написала ей и не пригласила. После своей скоропалительной свадьбы Беатрис жила сначала в Лондоне, потом в Бате, а недавно перебралась в эту отдаленную местность.

Обходительный господин крикнул носильщика и поручил ему забрать чемодан Деборы из багажного вагона. Затем он церемонно попрощался с ней за руку, поклонился скорее для своей супруги, чем для Деборы, и с унылым видом поднялся в купе.

Всего несколько человек ожидали поезд для пересадки. На большой плетеной корзине сидели две женщины. Совсем близко от путей стояла молодая пара, да еще какой-то господин непрерывно ходил по платформе - шесть шагов вперед и шесть назад. Он был одет в темно-коричневое пальто с широким бархатным воротником и черные брюки. Голова его была опущена, так что темные бакенбарды оказались полузакрыты воротником, отчего худощавые черты лица казались еще более тонкими. Он производил впечатление человека, который не мог позволить себе потерять ни минуты своего времени.

Шесть шагов превратились в десять, и вот господин очутился около Деборы, окинув ее равнодушным взглядом. Вдруг он остановился и резко обернулся.

На сей раз взгляд его не был столь равнодушным. Решив, что он с ней заговорит, Дебора отвернула лицо, и господин продолжил мерить шагами платформу.

Когда подошел поезд, девушка подозвала носильщика и нашла купе подальше от незнакомца.

Вскоре прибыли в Ингмер. Дебора вышла, надеясь увидеть наконец-то Беатрис.

Одетый в темное господин стоял неподалеку и смотрел в ее сторону.

Беатрис нигде не было видно.

Проходя через здание вокзала в сопровождении носильщика, Дебора спросила:

- Перед зданием стоит экипаж?

- Я не видел никакого экипажа, мисс. Значит, он прибудет через meqjnk|jn минут, решила Дебора. На платформе она не чувствовала ветра, но здесь, перед зданием вокзала, ветер обрушился на нее со всей мощью. Носильщик поставил багаж и задержался в ожидании чаевых.

- Вы ждете кого-нибудь с пустоши, мисс?

- Что вы имеете в виду? Носильщик махнул куда-то в сторону редких домов.

- Оттуда.

С вересковой пустоши. Если сегодня вечером оттуда кто-нибудь и пробьется, тому очень повезет. Приближается сильная буря. Даже почтовая карета задержалась здесь.

И прежде чем Дебора успела задать еще вопрос, он поспешил прочь В этот момент из двери вокзала показался господин в темно-коричневом пальто с небольшим чемоданом в руках. Он глядел по сторонам все с тем же властным нетерпением, которое Дебора заметила прежде. Вероятно, он также ожидал, что его встретят. Дебора прошла несколько шагов вдоль улицы, пытаясь както защититься от пронизывающего ветра, Увидев снова носильщика, она подозвала его.

- Меня зовут Дебора Ричи. Раз меня никто не встретил, может быть, для меня есть какое-то сообщение?

- Здесь нет, мисс. Спросите лучше в гостинице.

Дебора попросила носильщика присмотреть за ее багажом и направилась к гостинице. В арке ворот она заметила карету. Конюх во дворе как раз закрывал дверь стойла. Помедлив, Дебора решилась подойти к мужчине.

- Меня должны были встретить, - начала она, негодуя на свой просительный тон, - это случайно не...

- Это почтовая карета на Нортуич, мадам. Здесь она останется на ночь. Ветер-то все крепчает... - мужчина пожал плечами.

- А при чем здесь ветер?

- Вы нездешняя, мадам?

- Нет.

Прежде чем ответить, он опять пожал плечами.

- Никто не поедет по пустоши в такую погоду. Местные жители это знают и потому ночуют здесь.

Непостижимо, что здесь, в ее собственной стране, в середине девятнадцатого столетия путешествие прерывается всего в нескольких милях от цели.

В Европе у Деборы никогда не возникало сложностей с транспортом. И вот теперь, как назло, в Англии она оказалась запертой в этой дикой местности.

Конюх бросил тоскливый взгляд на дверь гостиницы - он торопился присоединиться к своим приятелям в баре.

- А вообще-то вам куда надо?

- В усадьбу Тофт-Уоррен.

Он уставился на нее, как будто ослышался.

- Усадьба Тофт-Уоррен, - медленно и отчетливо повторила Дебора.

- Да ведь она сгорела два дня назад, - наконец произнес конюх.

Она не могла поверить этому. Глупый! Он ее просто не понял.

- Сгорела? - презрительно переспросила она.

- Да. Два дня назад.

- Но... А что с мистером и миссис Флеминг?

- Так звали ту пару, что там жила?

- Ну, конечно, их зовут так. Где они? Куда отправились после случившегося?

- Насколько я знаю, они погибли.

- Я не понимаю...

- Вы прибыли издалека, чтобы их навестить, мадам?

Конюх казался таким же растерянным, как и Дебора.

- Что с ними случилось? - настаивала она.

- Ну, как рассказывают, они не смогли выбраться из дома. И никто не мог ничего поделать. Не было никакой возможности им помочь.

Глава 2

Дебора отказывалась верить услышанному. Беатрис вскоре появится и hgbhmhrq за опоздание. Смерть отца была неизбежной, но нельзя было поверить, что вот так вдруг не стало Беазрис.

Дебора почувствовала себя очень одиноко в этом бесприютном месте.

Нерешительно направилась она в сторону гостиницы. И вдруг сквозь завывание ветра послышался цокот копыт и стук колес по дороге. Повернувшись, она выскочила из-под арки. В тот же момент в дверях гостиницы показался господин в темном, всматривающийся в приближающийся экипаж.

Дебора вознесла небу молитву, чтобы это оказалась Беатрис. История, которую она услышала, была просто выдумана. Произошло досадное недоразумение.

Перед скудно освещенной гостиницей остановился одноконный экипаж, весь покрытый песком. С козел спрыгнул кучер, снимая платок, прикрывавший нос и рот.

- Сэр Рэнделл. Простите, что опоздал. На улице настоящая буря.

- Мы можем отправиться в путь?

- Я же добрался сюда, сэр. Если поедем медленно, все будет в порядке.

Кучер приоткрыл дверцу, и господин поставил ногу на подножку. Затем он оглянулся на Дебору и кивком головы подозвал к себе конюха. Тот нерешительно подошел, как будто боясь, что его ударят.

- Да... Тофт-Уоррен... Так она сказала, сэр, - отвечал он на вопросы господина.

Сэр Рэнделл еще раз взглянул на Дебору. Казалось, он решался на чтото неприятное, затем направился к ней.

- Как я слышал, мадам, вам нужно в Тофт-Уоррен.

Почувствовав неприязнь к незнакомцу, Дебора сначала хотела промолчать, но не смогла не ответить на его вежливое обращение к ней.

- Да, верно.

- В одиночестве?

- Я ожидала, что меня встретят. Она повторяла это уже, наверное, в сотый раз.

- Полагаю, вы - сестра миссис Флеминг? Сходство поразительное.

Слова прозвучали почти как упрек.

- Сводная сестра. Дебора Ричи.

- Мисс Ричи, - он изобразил что-то похожее на поклон. - Мое имя Гонт. Рэнделл Гонт. Думаю, Джонсон уже сообщил вам тяжелое известие. Предполагаю, что сделал он это весьма грубо и бестактно.

- Я все еще не верю в это. Это невозможно! Он мне сказал, но я не могу...

- Здесь слишком ветрено, чтобы обсуждать что-либо. Позвольте предложить вам кров на сегодняшнюю ночь, дабы отдохнуть и оправиться от шока. Вам, конечно, придется изменить свои планы.

Его голос, как и взгляд, были холодными и высокомерными. Насколько могла судить Дебора, ему было около тридцати, но, благодаря своей суровости, он выглядел гораздо старше. Дебора понимала, что и сейчас этот своенравный человек ждал лишь однозначного ответа - да или нет.

Она почувствовала себя смущенной:

- Очень любезно с вашей стороны, сэр, но я привыкла сама о себе заботиться.

- Здесь вам будет не очень удобно.

- Я переговорю с хозяином гостиницы.

- И он вам скажет, что свободных номеров нет. Даже если это не так, в любом случае гостиница не слишком подходящее место для юной леди без сопровождения.

Он подал знак своему кучеру.

- Гриттен, позаботьтесь о багаже этой леди.

- Сэр, но я действительно не хочу доставлять вам столько хлопот.

- В моем доме вы найдете вышколенный персонал. К сожалению, у меня нет камеристки, но моя экономка с удовольствием позаботится о вас. Завтра утром вы сможете подыскать себе другое убежище. Или вернуться туда, откуда приехали.

Его речь звучала негрубо и убедительно: для самого сэра Рэнделла Гонта вопрос казался решенным, и он был полон нетерпения отправиться в путь.

- Почему вы принимаете во мне такое участие? - спросила Дебора.

- Потому что вся эта история, к сожалению, касается и меня. Сгоревший дом являлся моей собственностью и стоял на моей земле. Поэтому я и поспешил сюда из Лондона, несмотря на занятость. Эта потеря для меня весьма ощутима.

Он протянул руку, чтобы помочь Деборе подняться в экипаж. Понимая, что у нее нет другого выхода, девушка все-таки пыталась еще слабо сопротивляться.

- Этот человек, конюх, сказал мне, что никто не сможет проехать туда... Как же называется это место?

- Вересковая пустошь. Просто следует знать дорогу. Я могу понять любого человека, который в эту погоду отказывается выезжать из дома, но мой кучер прекрасно владеет своим искусством. Он добрался сюда, значит, доставит и нас.

Дебора подумала про себя, что бедняга вряд ли отважился бы возражать.

Она почувствовала сильную руку на своем локте и поднялась в экипаж.

Редкие огни маленького местечка быстро остались позади. Как только они съехали с центральной улицы, порывы ветра обрушились на экипаж, раскачивая его из стороны в сторону. Сэр Рэнделл, казалось, был глубоко погружен в свои мысли. Наконец он произнес:

- Примите мои соболезнования по поводу смерти миссис Флеминг.

- Мне так трудно поверить в это. Беатрис...

- Я не могу утешить вас. Да и знаю о случившемся так же мало, как и вы.

Дебора кивнула и посмотрела в окно. Она задавалась вопросом, чем он занимается в Лондоне. Казалось, что этот пожар явился для него не ударом судьбы, а просто нарушил какие-то деловые планы.

Сэр Рэнделл вновь попытался проявить вежливость:

- Эта местность может показаться каждому, кто не знаком с ней, очень унылой.

- У меня еще не было возможности познакомиться с нею.

Свет луны на какое-то мгновение коснулся его строгого лица.

- Тысячелетия назад, - начал он менторским тоном, - этот район считался самым густонаселенным в Англии. Здесь жили люди каменного века. С тех пор дошли до нас древние гравийные карьеры глубиной до двадцати метров. Теперь они находятся вдалеке от обжитых мест. Это район холмистый. Здесь случаются пыльные бури и живут кролики. Вот и все об этих краях.

Дебора хотела было спросить, почему же тогда он здесь жил или, по крайней мере, имел усадьбы, но почувствовала, что это не имеет смысла. Он принадлежал этому краю. Его поведение, как и все его существо, было таким же неровным и негостеприимным, как этот суровый край с его глыбами, песком и хилым кустарником.

- Еще пятнадцать минут, - произнес Гонт. Он прекрасно знал каждый поворот дороги. Скрестив на груди руки, он откинулся назад.

Ветер не прекратился, но вздымал уже не так много песка. Когда они, проехав два каменных воротных столба, свернули на покрытую гравием дорожку, в блеснувшем из-за туч свете луны Деборе открылся призрачный силуэт серого каменного дома с зубчатыми башенками. Экипаж остановился, и дверь открылась.

- Это Сэксволд-холл. Вы почувствуете себя здесь намного удобнее, чем в гостинице в Ингмере.

В вестибюле было холодно. И зависело это не только от температуры, а от его архитектуры и создаваемой ею атмосферы. Красивые, устремленные вверх перила лестницы и балюстрада наверху были великолепно отполированы. Длинный узкий стол, стоявший посередине вестибюля, отливал медным блеском. На стене висело полотно с видом ветряной мельницы в фламандском стиле. И несмотря на это, помещение выглядело негостеприимным. У двери, в которую вошла Дебора, стоял дворецкий. Тотчас же появилась экономка в белом чепце и наглухо застегнутом черном платье с белым воротником.

- Добро пожаловать, сэр Рэнделл.

- Благодарю, миссис Тартон. Глаза присевшей в реверансе женщины с любопытством устремились на Дебору.

- Миссис Тартон, мисс Ричи проведет ночь здесь. Возможно, если ей потребуется, она останется дольше.

- Я не знала, что вы привезете гостя, сэр, - полушутливо упрекнула его женщина.

Гонт в двух словах объяснил ей ситуацию, и миссис Тартон предложила отвести Дебору в комнату для гостей в восточном крыле дома. Гонт согласно кивнул. Молодой слуга отнес багаж Деборы в предоставленное ей помещение.

- Я разожгла огонь в вашей комнате и кабинете, сэр. Пока не прогреется комната молодой леди, она могла бы побыть в кабинете.

Гонт вновь кивнул.

- Я прикажу подать вам бокал мадеры, мисс Ричи. Не буду вам мешать, поскольку у меня еще много дел. Увидимся позже во время ужина.

Его жизнь шла по строго заведенному порядку, и даже если что-то неожиданно нарушало его планы, то слуги и он сам беспокоились о том, чтобы это не доставляло ему лишних хлопот.

Дебору провели в кабинет сэра Рэнделла. В камине весело потрескивал огонь, а по обеим сторонам огромного книжного шкафа стояли канделябры с зажженными свечами.

Миссис Тартон показала ей умывальник, скрытый в нише за оливковыми шторами. Молодой слуга принес кувшин с горячей водой и полотенце. И хотя в нише отсутствовало зеркало, Дебора была за все очень благодарна. Когда она привела себя в порядок, то увидела, что перед камином поставили кресло, а рядом на столе появился бокал с вином. Сев, Дебора попыталась расслабиться, но ей это не удалось, и она принялась рассматривать комнату.

Книжный шкаф был забит книгами по медицине. На стенах не висело никаких картин, а когда она поднялась, то на большом низком шкафу увидела раскрытый анатомический атлас. Один взгляд на него вызвал у Деборы легкую тошноту. Она вновь села в кресло, и вдруг ей пришло в голову, когда же она в последний раз ела.

Ей не хотелось здесь оставаться, не хотелось ужинать с сэром Рэнделлом, быть ему благодарной за его вынужденное гостеприимство. Но она была слишком утомлена и растеряна, чтобы думать о том, как ей поступить. Дебора чувствовала себя такой одинокой, как никогда в жизни. Внезапно тишину дома нарушил страшный грохот. Казалось, будто где-то огромный великан кашлял и стучал кулаком по стене. Дебора вскочила, и тут же в комнату вошла миссис Тартон.

- О Господи, вы испугались, мисс?

Экономка покачала головой. Очевидно, ей нравился этот шум.

- Это всего лишь насос, который работник запускает для отопления дома. В отсутствие хозяина мы не пользуемся им, но сегодня сэр Рэнделл пожелал натопить ванну. И еще ему нужно тепло для его лаборатории.

- Лаборатории?

- Да, он все время работает, проводит эксперименты. Он никогда не отдыхает. Хозяин не выносит безделья и не любит, чтобы его отрывали от дела.

Грохот постепенно уменьшался, пока не превратился в легкое постукивание. Миссис Тартон удовлетворенно кивнула.

Экономка проводила Дебору наверх в ее комнату. Она оказалась прелестной с голландскими изразцами вокруг камина и светлыми цветастыми обоями, чего Дебора совсем не ожидала увидеть в этом доме. Покрывало и полог были из розового и голубого ситца. Над камином висело зеркало, в котором отражался свет четырех свечей.

- Благодарю вас, - произнесла Дебора.

- Ужин будет через полчаса, - покидая комнату, заметила миссис Тартон.

Переодеваясь, Дебора внимательнее чем обычно рассматривала себя в зеркале. Ее немного смутило, что сэр Рэнделл сразу же признал в ней родственницу Беатрис. Сама Дебора никогда не замечала особого сходства с сестрой. Обе были рыжеволосые, но если у Беатрио волосы были скорее светлыми, то у Деборы - темно-рыжими. Да и черты лица у обеих различались. У Беатрис был маленький рот, а лучистые глаза вопрошающе и беспокойно взирали на окружающих. Мои же, критически оценивала себя Дебора, никому ни о чем не поведают, разве что, когда я бываю в ярости.

Она никогда больше не увидит Беатрис, никогда не заглянет в ее светлозеленые глаза, не услышит ее беспрерывной болтовни.

Для ужина Дебора выбрала простое платье темно-серого цвета, которое m`lepeb`k`q| надеть в первый вечер с Беатрис и ее мужем.

Сэр Рэнделл сидел за огромным столом напротив Деборы спиной к портрету прекрасной юной дамы. У нее были темные волосы, бледное лицо, а белые плечи покрывала шаль. Художнику удалось мастерски передать ее таинственную улыбку. Она казалась такой живой и излучала такой светлый покой, что взгляд Деборы все время возвращался к картине.

- Вы говорили, что дом, в котором жили Беатрис и мистер Флеминг, стоял на вашей земле, - обратилась она к сэру Рэнделлу.

- Я много времени провожу в Лондоне, - ответил он, - жилое здание в Тофт-Уоррен небольшое и служило, как правило, охотничьим домиком. Мне оно было не нужно. Я сдал дом Эдвину Флемингу и его жене и передал ему все права на охоту.

- Ваша супруга тоже живет в Лондоне? Он автоматически повернулся, как будто хотел спросить совета у портрета, затем поднял свой бокал, выпил и произнес;

- Моя жена умерла девять лет и пять недель назад.

Было очевидно, что он не нуждается в сочувствии и не желает говорить более на эту тему.

- А вы? - изменил он тему. - Не припомню, чтобы ваша сводная сестра говорила о вас. Впрочем, мы не очень часто встречались.

В какой-то мере на Дебору действовал успокаивающе разговор с человеком, который был так сдержан и рассудителен. Благодаря этому ей удалось привести мысли в порядок и согласовать прошлое и невообразимое настоящее. Она рассказала, что ее отец женился на молодой вдове офицера. У новоиспеченной миссис Ричи была дочь, которой ко дню свадьбы матери исполнилось девять месяцев.

- А вскоре у нее появилась еще одна дочь, - констатировал Гонт.

- Через год после свадьбы.

- Вы ладили со своей сводной сестрой?

- У нас не было причин для раздоров.

- Она была очень привлекательной молодой женщиной, - заметил Гонт, но немного капризной.

- Капризной?

Это было как раз то слово, которое выбрала бы Дебора, но услышанное от другого оно вызвало в ней желание защитить Беатрис.

- Вы не находите этого?

- Она, конечно, была импульсивна, но при этом преисполнена жизненной силы.

Вошел слуга, чтобы убрать со стола, и возвратился потом с чашей полной фруктов.

- Я так мало знаю о ее жизни здесь, - продолжила Дебора. - Вы часто встречались с ними?

- После того, как они поселились здесь, они посетили меня несколько раз в первые месяцы. Но вот уже более года я не видел миссис Флеминг. И мистера Флеминга тоже. Большую часть времени я провожу в Лондоне, повторил он.

- Я никогда не встречалась с Эдвином.

- В самом деле?

- Когда умерла наша мать, Беатрис унаследовала деньги, которые ей оставил отец. Это случилось всего за несколько дней до ее совершеннолетия. Вскоре после этого она вышла замуж.

- С согласия вашего отца?

Это было типично для Беатрис, подумала Дебора, так бездумно и неожиданно выскочить замуж. Полковник Ричи со своим полком был отправлен на войну, а Дебора возвратилась в школу. Поэтому ни у кого из них не было возможности познакомиться с женихом или присутствовать на свадьбе.

А вслух же Дебора сказала:

- Мой отец знал отца Эдвина, генерала Флеминга. Это была хорошая партия. А когда состоялась свадьба, мой отец в одной из битв был ранен, да так никогда уже полностью и не оправился.

- Полагаю, что и вы получили приличное наследство, - высказал свою мысль Гонт, - Беатрис на сей раз не досталось ничего?

А вот это его вообще не касалось.

- Мой отец всегда был справедлив, - ответила Дебора, - Беатрис была naeqoewem` своим собственным отцом, поэтому мой оставил ей не так много, как мне.

Дебора понимала, ей надо примириться с мыслью, что Беатрис мертва. Слезы подступили у нее к глазам. Она подавила их и спросила:

- Так что же все-таки произошло с моей телеграммой?

- Возможно, вас пытались известить о случившемся, а может, ваша телеграмма затерялась, потому что не знали, что с ней делать.

Объяснение прозвучало по меньшей мере равнодушно. Деборе нечего было сказать, и она не хотела больше ничего выслушивать.

Гонт достал из жилетнего кармана золотые часы и щелкнул крышкой.

- Если вы желаете удалиться, мисс Ричи, не смею вас задерживать. Когда они поднялись, он добавил:

- Завтра с утра у нас будет много дел. Если хотите, мы могли бы вместе посетить место трагедии и навести необходимые справки. Уверен, что вам, как и мне, хотелось бы побыстрее покончить с печальными формальностями.

Она надеялась, что окажется в состоянии оставаться такой же бесстрастной и сдержанной, как и он, чтобы в конце концов суметь пережить эту трагедию.

Дебора долго не могла уснуть, беспокойно ворочаясь в кровати. Как это похоже на Беатрис, так внезапно и так некстати уйти из жизни! А когда Дебора наконец уснула, ей приснилось, что сестра рядом и хочет сказать ей что-то очень важное.

Когда она проснулась, уже светало. Дебора встала с кровати и раздвинула шторы. Буря улеглась. Серая дымка еще окутывала все вокруг, из каменной стены напротив торчала темная трава. Зачем приехала она в этот безжизненный край? И куда отправится отсюда?

Вдруг Дебора заметила какое-то движение. С удивлением наблюдала она, как из гущи листвы показалась призрачная фигура и, пригибаясь, направилась к дому. Это была девушка, прижимавшая к животу левую руку. На какое-то мгновение она остановилась, всматриваясь в дом, как будто чувствовала, что кто-то наблюдает за ней. Дебора отступила от окна. Затем она услышала, как где-то внизу открылась дверь и вслед за этим раздались легкие шаги на лестнице, находящейся в этом крыле.

Дебора снова легла в постель, но уже не смогла уснуть. Ей не удавалось забыть выражение лица девушки - это был страх, неприкрытый страх. Рука, прижатая к животу, и искаженное лицо являли собой картину боли и отчаяния.

Глава 3

Руины сгоревшей усадьбы Тофт-Уоррен все еще дымились. Едкий запах гари проник в экипаж, когда Дебора выходила из него. Сэр Рэнделл протянул ей руку, чтобы помочь пройти по каменистой дороге, заметенной за ночь песком. Зубчатые руины кирпичных стен - все, что осталось от двухэтажного дома. Опаленные кирпичи и обвалившиеся деревянные балки покрывал толстый слой песка.

- Слишком много дерева, - пробормотал сэр Рэнделл, когда они остановились перед тем, что раньше было дверью, - это ошибка моего деда. Он расточительно отделывал внутренние помещения деревом - паркет, лестницы, оконные рамы - все очень красиво. Но когда возникает пожар... он покачал головой.

Из отверстия в покрытой сажей стене показался мужчина и Тут же прямо по мусору направился к ним.

- Это мой управляющий. И прежде чем мужчина подошел, сэр Рэнделл обратился к нему:

- Итак, Ренакр? Какое же объяснение вы находите всему этому?

Управляющий почтительно снял перед Деборой свою зеленую шляпу.

- Трудно сказать, сэр. Никто не видел ничего, корме пламени.

- Никто? А слуги?

- Кажется, здесь никого из них не было, во всяком случае, сейчас нет.

- Что означает "сейчас нет"?

- Пару недель назад они были уволены. Под конец у них оставалась только старая миссис Пигль из Мидлхета.

- И где же была миссис Пигль в ту ночь, когда произошел пожар?

Речь Гонта отдавала зловещим спокойствием.

- Тоже ушла. За пару дней до случившегося.

- Я сдал дом с условием, что он будет содержаться в безупречном порядке. Почему это не выполнялось?

- Ходили слухи, что у мистера Флеминга финансовые затруднения. Многие счета не были оплачены. Об этом мне рассказали несколько коммерсантов из Ингмера.

- Что вы предприняли?

- Дважды напрямую говорил об этом с мистером Флемингом.

- И что?

- Он был чрезвычайно агрессивен, сэр. Заверил меня, что все оплатит, когда ему будет удобно, и что при первой возможности будет просить вас указать мне на то, что шпионаж не входит в мои обязанности.

- Он в самом деле сказал так? Вы должны были сообщить мне об этом.

- Думал, что есть еще время до вашего следующего приезда, сэр. Не хотел вас вызывать из Лондона из-за конфликта, который возможно было уладить на месте.

- Он и уладился, - заметил Гонт, - и я вынужден был все-таки приехать.

- Мне жаль, сэр.

- Но Беатрис! - воскликнула Дебора, - моя сестра...

- Простите, мисс, не имею понятия.

- Она... Они... - Дебора не знала, что ей спросить.

- Но, мисс... Сэр... Мне кажется, - начал Ренакр, - что мистер Флеминг сильно пил. Это мне бросилось в глаза в тот день, когда я справлялся о слугах и счетах. И как я вчера узнал, у него большой долг за спиртное. Такое впечатление, что у обоих не было больше ни пенни. Может, из-за этого...

- Довольно, - прервал его сэр Рэнделл на полуслове.

У обоих не было ни пенни? Трагедия, которая накануне произвела на Дебору такое сильное впечатление, при свете дня казалась почти невероятной. Как могли они за столь короткое время растратить все приданое Беатрис и деньги Эдвина - и это в местности, где так мало соблазнов?

- Представьте мне список всех неоплаченных счетов, - приказал сэр Рэнделл.

- Я бы хотела иметь копию, - с ударением произнесла Дебора.

По пронзительному взгляду сэра Рэнделла можно было догадаться, что он против этого. Извинившись, он отвел своего управляющего в сторону и тихо продолжил разговор:

- Останки... Прах?..

У Деборы подступил комок к горлу, она отвернулась и принялась глядеть вдаль. , Когда они вновь сели в экипаж, чтобы направиться в сторону Мидлхета, Дебора вызывающе произнесла:

- Сначала мне хотелось бы получить сведения обо всей этой истории.

Сомневаюсь, что мы когда-нибудь все узнаем, - бесстрастно ответил Гонт, а чуть позже добавил:

- Вы должны извинить мою резкость, мисс Ричи. Слишком много видел я страданий и смертей. И для меня проще рассматривать эту историю как несчастный случай.

- Проще?

- Ну, скажем, менее болезненно. Подобным образом Дебора не могла владеть своими чувствами. Во время поездки она раздумывала о новых осложнениях, вызванных неоплаченными счетами, увольнением персонала и запоями Эдвина Флеминга. Какую ошибку допустили они в денежных делах - или в своем браке?

Сэр Рэнделл прервал молчание;

- Вы в состоянии сопровождать меня к патологоанатому?

- Я не подумала об этом. Если он сможет дать мне какие-нибудь объяснения...

- Сомневаюсь. Вы намерены возбудить официальное расследование?

Инстинктивно ей хотелось сделать то, от чего он стал бы ее отговаривать. Но зачем? Что могло дать расследование? Что Эдвин и Беатрис opnlnr`kh свое состояние, тем самым погубив себя? К сожалению, это ничего бы уже не изменило. Оба были мертвы.

- Вы уверены, не правда ли, - с вызовом спросила Дебора, - что никто мне ничего не сможет рассказать?

- - Я не утверждал этого. Вы найдете сотню .людей, которые вам много чего порасскажут. Здесь мало развлечений, поэтому между жителями ходят различные слухи. Причем во всевозможных вариантах.

- Мидлхет состоял из одной ухабистой улицы и двух окольных дорог. Для немногочисленных жителей; поселка церковь казалась слишком большой я явно была уже давно заброшена. Кладбище доросло травой до колен.

Когда экипаж остановился, невдалеке показался высокий молодой человек.

- Ормсби, не так ли? - приветствовал его Гонт.

- У вас прекрасная память, сэр Рэнделл.

- Если еще учесть, что с момента вашего вступления в должность я посетил церковь лишь единожды.

Гонт подавил смешок.

- Мисс Ричи, позвольте представить его преподобие Джеральда Ормсби, пастора здешнего прихода.

- Мисс Ричи, - сильная рука энергично встряхнула руку Деборы.

Дружелюбно улыбаясь, пастор смотрел на девушку.

- Мисс Ричи - сестра покойной миссис Флеминг. Она приехала вчера вечером, - пояснил Гонт.

Ормсби посмотрел на Дебору с искренним состраданием.

- Мисс Ричи, мне жаль, что ваш первый визит к нам состоялся в связи с такими печальными обстоятельствами. Это большая потеря. Если я могу вам выразить сочувствие...

- Можете, - промолвил Гонт, - думаю, будет лучше, если мисс Ричи останется здесь, пока я побеседую со старым Эбботом. Нет необходимости, чтобы ко всему прочему ей пришлось бы вынести еще и это.

Пастор бросил на Дебору неуверенный взгляд. И прежде чем она смогла что-то ответить, сэр Рэнделл продолжил более мягким тоном:

- Решение зависит от вас, мисс Ричи. Но я прошу позволить мне самому побеседовать с патологоанатомом. Уверен, все можно будет быстро уладить, не беспокоя вас. Можете положиться на меня.

Дебора наконец-то почувствовала облегчение:

Гонт обо всем позаботится.

- Очень вам благодарна, - ответила она.

- Я не заставлю вас долго ждать.

- Мистер Ормсби, моя сестра с супругом регулярно посещали службу? обернулась Дебора к пастору.

- Я здесь всего семь или восемь месяцев, - извиняющимся тоном ответил тот, - мне говорили, что они ходили в церковь довольно редко. А когда я получил приход, мистер и миссис Флеминг не выказывали особого желания совершать дальние поездки каждое воскресенье.

- Вы ничего не имеете против того, чтобы они были погребены здесь?

- Конечно, нет, если вы так желаете. После того, как Ормсби удалился в ризницу, Дебора медленно направилась к кладбищу.

В воротах показалась согбенная фигура пожилой женщины с ветхой соломенной корзиной в руках. Не замечая никого, она прошаркала к одной из могил, по которой было видно, что за ней регулярно ухаживают. Дебора наблюдала, как, поставив корзину, женщина достала из нее большой камень и положила его в углу могилы. Еще три раза доставала она камни и укладывала их по краям.

Дебора шагнула вперед. Услышав шорох, пожилая женщина подняла глаза и издала испуганный возглас.

- Доброе утро, - произнесла Дебора. Ответа она не получила. Медленно пройдя по дорожке, Дебора все-таки остановилась, чтобы взглянуть на камни. Все они были крупные, овальной формы и с дыркой посередине.

- Зрячие камни, - пробормотала женщина.

- Боюсь, я не...

- Мы их называем зрячими камнями. Они приносят счастье и отводят зло.

- О, я понимаю.

Дебора прочла на надгробии имя. Оказалось, что здесь покоился Чарльз Ohck|.

- Миссис Пигль? - спросила Дебора.

- Ну и что? - ответила женщина, склонившись над одним из камней.

- Вы не родственница той миссис Пигль, что работала в усадьбе ТофтУоррен?

- Что вы имеете в виду?

- Моя сестра и зять, миссис и мистер Флеминг, нанимали кого-то под этим именем.

- А-а. Теперь я знаю, кто вы. Вы живете в деревне? - спросила женщина, медленно поднимаясь с колен.

- Сэр Рэнделл Гонт был так любезен, что предоставил мне кров на несколько дней.

- В самом деле? Он сделал это? - склонив набок трясущуюся голову, произнесла женщина. - Будьте осторожны, мисс. Многие входили в этот дом и.., ну что можно сказать?

- Что вы подразумеваете под этим?

- Мне не следует говорить вам что-либо, мисс.

- Тогда оставьте это лучше при себе. Но женщина не могла удержать язык за зубами:

- Это нельзя замалчивать. Когда я думаю, как умерла его жена, как он навязывал ей различные методы лечения - бедняжка! И это его не остановило, ему еще надо было резать людей. Он называет себя хирургом. А по мне он мясник. И даже еще хуже. А что касается вашей сестры, этой миссис Флеминг, если вы меня спросите...

Голос женщины упал до шепота:

- И что же? - настойчиво проговорила Дебора.

Женщина злобно рассмеялась:

- Вы заплатите хотя бы часть их долгов?

- Если не уплачены какие-то суммы, я готова погасить их. Только настоящие долги, а не придуманные.

- Вы, конечно, правы. Как раз по этой причине я и ушла от них.

- Так вы и есть та самая миссис Пигль?

- Я никогда не отрицала этого. Деньги - не единственная причина, по которой я оставила их. Несмотря ни на что, я работала на них, сколько могла. Хотя вел он себя плохо и постоянно был пьян. Долго выдержать такое было невозможно.

Что-то действительно нехорошее должно было происходить между Эдвином и Беатрис, если даже эта пожилая женщина не смогла вынести.

- Вы были там, когда начался пожар?

- Нет, - кашляя, ответила миссис Пигль. - Только откуда вы взяли, что миссис Флеминг находилась в доме во время пожара? Когда это произошло, ее целую неделю не было дома. Во всяком случае, пока я там оставалась. Был только он. Каждый день он уходил на охоту, только чтобы убить, и каждый вечер напивался.

- А куда она уехала?

- Этого я не могу сказать.

- Вы этого не знаете или...

- Я, действительно, этого не знаю. Только могу утверждать, что она не возвращалась, пока я там была. Возвратится ли она вообще?

Глава 4

Ворота кладбища скрипнули. Луч солнца упал на белокурые волосы молодого человека, пристально смотревшего на Дебору. Рядом с ним шла стройная девушка, по всей видимости, несколько моложе, чем он, хотя черты лица обоих были столь похожи, что их можно было принять за близнецов. У девушки были такие же светлые волосы, как у него, такой же аристократичный нос, высокомерный подбородок и держала она себя со спокойной самоуверенностью. Она носила амазонку. Молодой человек был одет в безукоризненно сидевший сюртук, в руках он держал небольшой хлыст с ручкой из слоновой кости.

Миссис Пигль поспешно схватила корзину и быстро заковыляла к выходу.

Молодой человек тихо рассмеялся.

- Что на сей раз натворила эта старая ведьма?

Его глаза были не правдоподобно голубыми.

- Я уверен, что разговариваю с Деборой. Голос его звучал дружелюбно. Сбитая с толку доверительным тоном, Дебора лишь пробормотала утвердительно:

- Дебора Ричи, да.

- Ну наконец-то мы вас нашли.

Он улыбнулся своей спутнице, и та поспешно засмеялась в ответ. Когда он вновь взглянул на Дебору, девушка тут же послушно перевела на нее взгляд.

- Я не предполагала, что кто-нибудь ищет меня.

- Но мы тревожились о вас, мисс Ричи. С легким сожалением он назвал ее полным именем.

- Последнюю ночь я почти не спал. После того, как нам не удалось встретить вас в Ингмере, я потерял покой. Поэтому сегодня с утра мы вновь принялись за поиски.

- Вы ездили в Ингмер, чтобы встретить меня?

- К сожалению, нет. Хотели это сделать, но буря помешала.

- Значит, вы знали, что я приеду поездом.

- Простите, - поклонившись, произнес молодой человек, - мое имя Стеннард. Джастин Стеннард. А это моя сестра Изабель.

Голос молодого человека звучал несколько приглушенно, когда он выражал Деборе соболезнования по поводу смерти Беатрис, но затем в нем вновь послышались нотки оживления:

- Эдвин и Беатрис были нашими друзьями. И таковыми останутся в наших воспоминаниях. Хотя в последние месяцы мы виделись не так часто, как мне этого хотелось бы. Однако, должен заметить, что мне никто не говорил о существовании такой прелестной сестры.

- Беатрис рассказывала мне, что у нее есть сводная сестра, произнесла Изабель Стеннард, - у меня это выпало из памяти, пока не пришла телеграмма. А когда я потом сказала об этом Джастину, мы решили...

- Значит, моя телеграмма попала к вам? - удивилась Дебора.

- Я был удивлен, когда ко мне пришла женщина с почты. Кто такая эта Дебора? - рассмеялся Стеннард. - Вчера вы были лишь именем в телеграмме, но теперь...

- Ее принесли вам?

- Мой брат является, кроме всего прочего, мировым судьей в этой округе, - заметила Изабель.

В этот момент Дебора увидела сэра Рэнделла, который быстрым шагом шел вдоль улицы. Увидев, что Дебора не одна, он остановился, затем подошел к ним.

- Лорд Стеннард. Мисс Стеннард.

- Добрый день. Гонт.

- Сэр Рэнделл...

Шепот девушки был почти не слышен. Отвернувшись в сторону, Изабель покраснела. Это очень шло ей, если бы при этом она не выглядела столь несчастной.

Сэр Рэнделл не терял времени на вежливость.

- Эта старая перечница - доктор, - раздраженно произнес он, - не способен даже принять решения. Ждет, когда ему скажут, что надо заполнить свидетельства о смерти на основании заключения патологоанатома.

- Дорогой Гонт, наверняка вы, как и я, против неуместной спешки. Все должно быть соблюдено должным образом, хотя бы ради мисс Ричи.

- В интересах мисс Ричи, - в тон ему произнес Гонт, - побыстрее уладить все формальности, чтобы как можно скорее вернуться домой.

- Вне всякого сомнения, - согласился Стеннард, - но ведь она не может уехать отсюда, пока остаются нерешенные проблемы.

У Деборы создалось впечатление, что лорд Стеннард возражает сэру Рэнделлу просто из духа противоречия, на основании давно существующей неприязни.

- Если бы в связи с печальными обстоятельствами это не показалось невежливым, я рискнул бы даже воспрепятствовать нашей прелестной гостье уехать отсюда.

Чувствовалось, что Изабель не знает, как себя вести, чего от нее ждут, но произнесла:

- Мисс Ричи, если бы мы могли уговорить вас погостить у нас, пока все, к вашему удовлетворению...

- Мисс Ричи - мой гость, - резко прервал ее Рэнделл Гонт, - я предложил ей остаться у меня, пока все не разрешится и не состоится погребение.

- Но вы ведь живете один, дорогой Гонт, - возразил Стеннард, - а в Стеннард-Прайори мисс Ричи составила бы компанию не только Изабель, но и моя мать.

- Это намного приличнее, - добавила Изабель.

- Утром я возвращаюсь в Лондон, чтобы завершить дела, которые вынужден был прервать. Так что не будет ничего неприличного в том, что мисс Ричи останется в моем доме.

- Тем более было бы лучше для нее провести это время в подходящем обществе, чем сидеть одной в пустом доме.

Подобное соперничество польстило бы Деборе, если бы не было очевидно, что она является лишь объектом для проявления старой вражды. В расчет не принимались ее собственные желания. Поэтому она выбрала момент, чтобы их высказать:

- Все вы в высшей степени любезны. Но честно говоря, я хотела бы как можно быстрее вернуться в Эдинбург. Поскольку сэр Рэнделл оказал мне помощь и приютил у себя, а также мой багаж остался в Сэксволд-холле, то мне кажется разумным - если это не доставит слишком много хлопот вернуться туда. Надеюсь обременять сэра Рэнделла не дольше, чем того потребуют обстоятельства.

Лорд Стеннард ответил на решение Деборы медленным вежливым поклоном. При прощании он произнес:

- Мы увидимся, мисс Ричи. И уже скоро. Это была не обычная вежливая фраза, в ней прозвучал скрытый намек.

Во время возвращения в Сэксволд-холл Рэнделл Гонт был молчалив и погружен в свои мысли. И лишь когда они въехали в ворота дома, он произнес:

- Надеюсь, вы последуете моему совету, мисс Ричи, и будете держаться подальше от Стеннардов.

Слова прозвучали как приказ.

- Было очень любезно с их стороны предложить гостеприимство мне незнакомому для них человеку.

- Вы окажете себе плохую услугу, если примете что-либо от этих людей.

- В высшей степени приличная и респектабельная семья...

- Влиятельная. И это совсем не означает респектабельная. Подумайте, мисс Ричи, я знаю этот край гораздо лучше вас.

- Благодарю за совет, - холодно ответила Дебора.

На следующее утро сэр Рэнделл повторил Деборе свое приглашение оставаться у него, сколько она захочет, затем добавил:

- Если же вы спешите отсюда уехать, я предлагаю назначить точный день отъезда и сообщить об этом Эбботу и Стеннарду. Когда они увидят, что ваше решение серьезно, то быстро покончат с формальностями, и состоится погребение. Отклоняйте любые отговорки.

- Любые?

- Известно, что Стеннард может затянуть дело настолько, насколько захочет.

- Но для чего?

- Подумайте сами, мисс Ричи. Кажется, вам не стоит это объяснять. Просто ради того, чтобы видеть вас рядом.

- Вы мне льстите.

- Нет.

Он внимательно рассматривал ее. Деборе даже показалось, что он как бы впервые увидел ее с момента их встречи на вокзале в Ингмере.

- Никакая это не лесть - стать жертвой распутника, - пробормотал он.

Прозвучало это так, как будто он ревновал. Но через несколько минут он вновь взял себя в руки:

- Я должен прекратить предостерегать вас, мисс Ричи. Иначе добьюсь противоположного результата.

Он протянул ей руку.

- Будьте уверены, что можете располагать гостеприимством Сэксволдunkk` столько, сколько пожелаете. Более того, искренне хочу, чтобы вы это сделали. Я желаю вам благополучного возвращения домой и советую забыть ту печаль, что вы испытали здесь.

Вряд ли могло быть большее различие между этим холодным рукопожатием и словами, что сейчас услышала Дебора, и дружеским приглашением Джастина Стеннарда.

После отъезда Гонта Дебора вышла в сад. Вскоре она увидела направлявшуюся к ней миссис Тартон.

- К вам с визитом молодая леди Стеннард, мисс.

Изабель Стеннард ожидала в салоне Без обиняков она сразу же заявила, что прибыла, чтобы пригласить мисс Ричи в Стеннард-Прайори к обеду. Смущенные нотки в голосе выдавали, что это скорее просьба, чем приглашение.

Дебора подавила в себе желание сразу же согласиться.

- Думаю, миссис Тартон рассчитывала, что я буду здесь обедать, и все приготовила.

- Я поговорю с миссис Тартон. Здесь Изабель была уверена в своем авторитете.

- Очень любезно с вашей стороны, - нерешительно произнесла Дебора, но я, действительно, не уверена...

- Вы должны поехать. Пожалуйста. Это так много значит для моего брата, - и затем поспешно добавила:

- Ну, и для всех, конечно. Моя мать будет очень рада познакомиться с вами.

Ничего не было плохого в том, чтобы пообедать со Стеннардами. Она проведет у них пару часов, которые пробегут быстрее, чем здесь, а после обеда вернется в Сэксволд-холл.

Сэр Рэнделл Гонт этого не одобрил бы.

Одна только мысль о его недовольстве вызвала возмущение Деборы. Она не являлась ни его питомицей, ни его служащей. Приняв приглашение, Дебора заметила на лице девушки не только радость, но и облегчение. Изабель тотчас повела Дебору к двери, словно боясь, что та может изменить свое решение.

- Пока вы будете собираться, - весело произнесла она, - я переговорю с миссис Тартон.

- Может быть, я сама...

- Оставьте это мне. Я ее давно знаю. Проходя по залу, Дебора заметила, что дверь в столовую открыта. Хорошо был виден портрет. Остановившись, она вынудила остановиться и Изабель.

- Вы знали леди Гонт? - спросила Дебора.

- Я была тогда слишком мала, чтобы бывать здесь.

- Она умерла еще довольно молодой?

- Да, - содрогнувшись, ответила Изабель.

- Смерть наступила.., внезапно?

- Это было ужасно. Во всяком случае, так мне говорили. Но, в конце концов, мало ли чего говорят.., я уверена, что не все соответствует действительности. Джастин всегда придерживался крайних взглядов, он...

Она прервала речь на полуслове, а затем продолжила:

- Однако я вас задерживаю. Мы сейчас же отправимся, не правда ли? Когда мы покинем этот дом, сразу станет веселее.

Дебора поднялась наверх. К платью она выбрала серьги, доставшиеся ей от матери. В спешке она уронила одну из них, и та закатилась в щель между половицами. Дебора нагнулась, чтобы поднять ее.

К стене щель расширялась, и Дебора заметила там какой-то предмет. Заинтересованная, она протянула руку.

Дебора тотчас узнала украшение - последний подарок отца ко дню рождения Беатрис, маленькая брошь, которую она сама купила недалеко от Мариенбада. Отец тогда доверил ей выбор подарка.

Это было немногим меньше шести месяцев назад. Совершенно отчетливо Дебора вспомнила, как сэр Рэнделл в вечер ее приезда сказал, что Беатрис уже год, как не появлялась в Сэксволд-холле.

Возможно, в волнении она что-нибудь перепутала.

Задумчиво Дебора спрятала брошь в сумочку. И все же в глубине души она была уверена, что не ошибается.

Глава 5

Вид усадьбы Стеннард-Прайори производил ошеломляющее впечатление. Поездка длилась около часа, и когда они оставили позади великолепную подъездную аллею, перед ними открылся фасад дома с башенками и резными карнизами.

У Деборы перехватило дыхание. Заметив ее реакцию, Изабель довольно рассмеялась.

Они остановились у террасы с южной стороны дома. По ступенькам спустилась женщина в фиолетовом парчовом платье с серебряной вышивкой на рукавах.

Дебора должна была сознаться себе, что ожидала, что ее встретит Джастин.

Навряд ли леди Стеннард было больше пятидесяти, однако множество мелких морщинок на лице делали ее гораздо старше. Движения ее были резкими, но встретила она Дебору приветливо.

- Я так рада, - произнесла она с сердечной улыбкой.

Изабель, казалось, прочла мысли Деборы.

- Джастин дома?

- Он ускакал в Мидлхет, - ответила ее мать.

- Но ведь...

- Он отправился внезапно. Ты же знаешь, маке" он.

- Да, - ответила Изабель, - знаю.

- Он заверил меня, что вернется к обеду, - У нас есть еще время для небольшой прогулки, - предложила леди Стеннард. - Вы должны посмотреть мой сад. Но для начала давайте пройдем к старому аббатству.

Дебора позволила вести себя по саду, но то, что видела, воспринимала не совсем реально и почти не слушала леди Стеннард. Она все время думала о броши Беатрис. Возможно, существовало простое объяснение тому, как брошь очутилась в Сэксволд-холле. Только, к сожалению, найти его, казалось, будет сложно.

Резкий голос леди Стеннард вернул ее к действительности. Дебора извинилась.

- Я как раз говорила, - повторила леди Стеннард, - что из-за ваших долгих путешествий у вас должно быть мало знакомых молодых людей в Англии.

- Я располагала для этого небольшими возможностями, - ответила Дебора.

Она вспомнила, что среди людей, с которыми она встречалась на курортах, было очень много молодых, преимущественно девушек, таких же как она - дочерей, привязанных к больным отцам, или медицинских сестер.

- Ну уж теперь у вас не будет недостатка в поклонниках.

- Об этом меня уже предупреждал мистер Маккензи.

- Мистер Маккензи?

- Да, адвокат. Но для меня он почти как дядюшка, потому что всегда был очень близок нашей семье.

В это время внимание Деборы привлекли мрачные каменные руины, окруженные рвом с водой. Вокруг развалин все заросло густым кустарником.

- Бывшее аббатство, - пояснила леди Стеннард, - оно не было разрушено, как многие другие, когда закрывали монастыри - А я нахожу, что оно выглядит основательно разоренным, - заметила Дебора.

- Это дело рук второго барона Стеннарда. Первый лорд Стеннард во времена Генриха VIII был достаточно влиятельным, чтобы выкупить аббатство у короны. Второй же не проявлял никакого интереса к духовным делам и использовал камни для строительства дома. Все, что осталось сегодня от монастыря, нельзя осматривать - слишком опасно. Никто не решается пересекать ров с водой.

Над руинами возвышались остатки каменной арки, которая когда-то, возможно, окружала окно капеллы. Опоры одна за другой рушились или были разобраны, а то, что осталось, выглядело как искривленный коготь, поджидавший свою жертву, чтобы вцепиться в нее.

- Думаю, здесь водятся привидения, - предположила Дебора, - это для них вполне подходящее место.

- Безусловно. Иногда там загораются призрачные огни, происходят onksmnwm{e пиршества и раздается ужасный шум. Так, во всяком случае, рассказывают. Мы не пресекаем эти слухи. По крайней мере это сдерживает браконьеров и прочий нежелательный люд.

Она достала из своего кармана маленькие золотые часики:

- Нам уже пора возвращаться.

Пройдя небольшой салон, они попали в огромный зал, при виде которого Дебора замерла от восхищения. Покрытый лепниной потолок находился не ниже уровня третьего этажа, а широкая лестница состояла из шести пролетов, расположенных под углом Друг к другу.

Джастин стоял на втором пролете лестницы. Увидев мать и Дебору, он быстро спустился вниз, протягивая девушке руку.

Волосы его были слегка в беспорядке, но костюм безупречен. Коричневый бархатный сюртук с перламутровыми пуговицами сидел как влитой на его узких плечах, искусно повязанный галстук довершал туалет.

- Я сделала все возможное, чтобы в твое отсутствие развлечь мисс Ричи, - слегка надув губы, произнесла его мать.

- Это было чудесно с твоей стороны, мама.

- У нас не хватило времени полностью осмотреть сад, но...

- Мама очень гордится своим садом. Отпустив руку Деборы, Джастин продолжал смотреть на нее пронзительным взором. В зал вошла Изабель.

- Дебора, - не спрашивая позволения, она опустила официальную форму обращения и произнесла имя совершенно естественно, тем самым подчеркнув, что произошли перемены, - если хотите зайти в мою комнату, я пришлю вам свою камеристку, и мы будем готовы к обеду.

Принеся кувшин с горячей водой, служанка бесцеремонно рассматривала Дебору. Было трудно представить, что эта плотно сбитая молодая особа невысокого роста прислуживает утонченной Изабель.

Когда они спускались в столовую, Изабель подтвердила мнение Деборы:

- Мириам постепенно наглеет. Я буду искать ей замену. Но так сложно найти подходящую девушку в близлежащих деревнях, да и никто не хочет работать здесь.

Когда все уже сидели за столом, Джастин Стеннард сказал:

- Для Изабель уже совершенно естественно называть вас Деборой. Вы не будете против, если мы все трое будем обращаться друг к другу по имени? И не дожидаясь ее согласия, продолжил:

- Дебора, причиной моей поездки в Мидлхет сегодня утром было желание поторопить старого Эббота. Надеюсь, вас обрадует, что судебное разбирательство отнимет немного времени, и преподобный Ормсби сможет произвести погребение послезавтра, если вас это устроит.

- Но когда мы вчера виделись, - ответила Дебора смущенно, - мне показалось, что вы не хотите торопиться с разбирательством.

Изабелла также вопрошающе посмотрела на брата.

- Признаюсь, - ответил тот, - что поначалу я хотел немного затянуть судебный процесс. В присутствии Гонта я испытываю инстинктивное желание ему противоречить.

Дебора не смогла подавить сочувствующего смешка. Она так хорошо понимала чувства Джастина.

- Я изменил свое намерение, - продолжил лорд Стеннард, - из-за мисс Ричи.., из-за Деборы. Мне понятно ее желание поскорее покончить с неприятными процедурами. А вот поспешность Гонта в высшей степени подозрительна, хотя он и был во время пожара в Лондоне и вроде бы не замешан в этом.

- Джастин! - предостерегающе воскликнула его сестра.

Дебора удивленно посмотрела на Стеннарда.

- А почему сэр Рэнделл вообще может иметь к этому отношение?

- Непонятность мотивов Гонта и его поведение давно уже дают повод для наших опасений. Леди Стеннард прервала его:

- Я бы попросила прекратить разговоры на эту тему. И немедленно.

Но Джастин продолжил как ни в чем не бывало:

- Мне не нравится, что мисс Ричи продолжает жить в Сэксволд-холле даже в его отсутствие. Кто знает, а вдруг он внезапно вернется? И на что он способен? В его доме происходит много необъяснимого.

- Когда-то ты был готов, - опуская глаза, произнесла Изабель, доверить ему свою сестру...

- С того времени мы слишком многое о нем узнали.

Леди Стеннард опустила вилку на тарелку.

- За этим столом что, деревенские сплетни?

- Мы все знаем, что он ускорил смерть своей жены, стремясь продвинуться в своей карьере. И это не сплетни.

- Это не правда, - с трудом произнесла Изабель.

- Видите, Дебора, какое сильное воздействие оказывает Гонт на чувствительных молодых дам? Как страшно за каждую, которая попадет под его руку.

Леди Стеннард с достоинством выпрямилась и произнесла, ни к кому не обращаясь:

- Думаю, что сэр Рэнделл по-своему страдает, а мы не понимаем или не хотим понять этого. Мы не знаем всей правды. Я уверена, что он просто ожесточился...

- Этому причина - его совесть, - высказал свое мнение Джастин.

- Мы не имеем права осуждать. Что бы он ни сделал, он поплатился за это долгими годами одиночества.

- Но еще недостаточно, - судорожно схватив свой бокал, произнес Джастин, а затем резко обратился к Деборе:

- Моя мать, конечно же, права. Я не выношу этого человека, и у меня достаточно для этого причин. Но нам бы не хотелось втягивать вас в наши разногласия. Мы пригласили вас к себе, чтобы отвлечь от печальных мыслей.

- Вы очень любезны, лорд Стеннард.

- Джастин.

- Джастин, - помедлив, продолжила Дебора, - я вам очень благодарна. Но.., осталось еще несколько нерешенных вопросов.

- Если я вам могу помочь...

- Эта пожилая женщина. Та, с которой я разговаривала, на кладбище. Миссис Пигль.

- Некоторые утверждают, что она ведьма, - ответил он.

- Она еще оставалась у Беатрис и Эдвина, когда были уволены все остальные слуги.

Джастин попытался не подать вида, что его заинтересовало это обстоятельство:

- И что она вам сказала?

- Она спросила... - промямлила Дебора. Ей вдруг стало трудно говорить об этом. И затем продолжила:

- Почему все так уверены, что Беатрис погибла во время пожара. Она утверждала, что моей сестры целую неделю до происшествия не было дома.

- А где же она была?

- Этого миссис Пигль не знает. Она только сказала, что Беатрис еще не вернулась, когда та уходила. Это произошло всего за пару дней до пожара.

Леди Стеннард с сомнением покачала головой.

" - Где же она тогда могла быть? - спросила Изабель.

- Нельзя доверять сплетням этой старой ведьмы, - резко произнес Джастин, - что бы она не говорила, с уверенностью можно сказать только одно, что в день пожара Беатрис была в Тофт-Уоррене.

- Откуда вы это знаете? - допытывалась Дебора.

- Потому что видел ее и вспомнил об этом только сейчас. Выйдя из дома, я встретил миссис Флеминг, которая направлялась к себе.

- А откуда она шла?

- Мы просто обменялись несколькими словами приветствия. У меня не было повода расспрашивать ее.

- А как она выглядела?

- Как обычно. Я не заметил ничего особенного.

- Значит, она была там, - сказала Дебора, - Она была в доме, когда произошел пожар.

- Я бы с радостью утверждал обратное, - мягко заметил Джастин, - но это была бы не правда.

- Так мы утешаем мисс Ричи! - недовольно воскликнула леди Стеннард. Приятный же обед я даю в честь гостьи?

Джастин пристально посмотрел на Дебору.

- Не желаете более тщательного расследования?

- Нет.

- Тогда патологоанатом даст свое заключение.

Через какое-то время леди Стеннард произнесла:

- Джастин прав. Действительно, нехорошо, что вы живете в Сэксволдхолле. Это не связано с его обвинениями, просто здесь вам было бы намного удобнее.

- Вы могли бы воспользоваться услугами Мириам. Мы проводили бы вас и на похороны, посадили бы на поезд... - добавила Изабель.

- Пожалуйста, не так скоро, - попросил Джастин, - мне бы очень хотелось, чтобы Дебора провела у нас еще пару дней. Конечно, у нее далеко не радостное настроение, но мы могли бы по крайней мере предоставить ей место, где она бы отдохнула и обо всем подумала.

Его слова странным образом перекликались со словами Рэнделла Гонта. Казалось, каждый пытался навязать ей свое решение. Гонт настаивал, чтобы она уезжала и никогда не возвращалась, а Джастин Стеннард, напротив, чтобы осталась.

Из духа противоречия она сказала обратное тому, что ей хотелось.

Поскольку я задержусь здесь всего еще на несколько дней, мне не хотелось бы становиться для вас обузой.

- Мы с удовольствием примем вас.

- Полагаю, я обязана провести последнюю пару дней в Сэксволд-холле. Было бы оскорбительным покинуть дом сэра Рэнделла в его отсутствие.

Особенно, если бы она переехала в дом человека, с которым сэр Рэнделл не был в хороших отношениях.

- Следовало бы его оскорбить, - пробурчал Джастин.

Позднее, когда Джастин и Изабель провожали Дебору, он спросил:

- Вы действительно только из вежливости не покидаете Сэксволд-холл?

- Каркая же еще причина может быть у меня?

- Это беспокоит меня. Не могу представить, что за утешение вы там можете найти. Не знала этого и Дебора,

Глава 6

Погребение немногих обугленных останков состоялось ясным солнечным утром. Джастин и Изабель заехали за Деборой и отвезли ее к траурной мессе, преклонили колена рядом с ней в церкви и поддерживали, когда гроб опускали в землю. Дебора не могла сдержать слез, и оба утешали ее. Их сопереживание придавало Деборе силы, избавляло от чувства одиночества.

На похороны приехал отец Эдвина. Его поразительное сходство с ее собственным отцом почти вывело Дебору из равновесия. Как и полковник Ричи, генерал Певрил Флеминг хромал после старого ранения. И как отец Деборы незадолго до смерти, он иногда путался в мыслях и словах. По-военному мужественно скрывал он свои эмоции, держался у могилы очень прямо и пытался сделать вид, что рассматривает происходящее, как обычное дело. Он был солдатом, привыкшим к внезапным смертям и похоронам. И лишь один короткий вздох выдал его истинные чувства, когда первая горсть земли была брошена на гроб.

По завершении церемонии Джастин пригласил генерала Флеминга и пастора Ормсби к себе. Когда они приехали в Стеннард-Прайори, Дебора увидела, что их ожидали. Длинный стол был уставлен холодными закусками, а гостей встречала леди Стеннард.

Джастин сам ухаживал за Деборой. Не прибегая к услугам лакея, налил ей бокал вина.

- Ты не должен один пользоваться вниманием мисс Ричи, - осуждающе произнесла его мать.

- Но это как раз мое желание, мама.

- Уверена, что ей хотелось бы поговорить с генералом Флемингом.

Хотела того Дебора или нет, но ей следовало это сделать. Она страшилась тех неприятных минут, когда они должны будут высказать друг другу бесполезные слова соболезнования. Дебора вышла к генералу на террасу.

- Ужасная история, - заметил генерал, нервно подмаргивая, - и странная. Очень странная. Вы так похожи на Беатрис и в то же время совсем другая. Вы не знали моего мальчика?

Дебора покачала головой:

- Свадьба состоялась в такое неподходящее время, когда...

- Ив большой спешке. Это так похоже на Эдвина.

- И на Беатрис тоже.

- Да, мой мальчик был таким. В нем это было.

Он слегка вздрогнул, когда произнес "мой мальчик". Генерала Флеминга постиг смертельный удар, но, щадя Дебору, он всю возможную вину перекладывал на сына, а не на Беатрис. В мире мужчин считалось делом чести всю ответственность брать на себя.

- Он глупо вел себя в Лондоне, да и в Бате тоже. Когда он приехал сюда, я надеялся, что другое окружение, спорт, охота...

Он прервал речь, а затем продолжил:

- Могло быть и хуже. Благодарение Господу, что все уже позади.

- Это был ужасный несчастный случай, - сказала Дебора.

- Несчастный?

- А вы думаете, нет? Вы полагаете, - спросила Дебора нетерпеливо, следовало провести более тщательное расследование?

- Ни в коем случае. Произошло что-то страшное, необъяснимое. И не надо нам искать, что за этим скрывается. Все кончено, и они похоронены в освященной земле. Кто знает, если мы захотим узнать большее, то...

На террасе показались леди Стеннард и пастор. Когда они подошли ближе, Дебора сказала:

- Я предложила мистеру Ормсби в память Эдвина и Беатрис сделать чтонибудь для церкви, допустим, внести пожертвование на реставрацию.

- Это мы сделаем вместе, - ответил генерал. Глаза его заблестели. Кивком головы он подозвал пастора:

- Мисс Ричи и я решили в память моего сына и моей невестки сделать пожертвование церкви.

Ормсби засиял:

- Мисс Ричи говорила, что она примет во внимание...

- С того места, где я сегодня сидел, я заметил, что отсутствует коечто важное. У вас нет настоящей церковной кафедры, - От старой почти ничего не осталось, - с сожалением ответил Ормсби.

- Мисс Ричи?

- Ну, конечно, - включилась в разговор Дебора, - прекрасная мысль. Новая кафедра с красивой резьбой. Я бы еще предложила сделать каменный цоколь, чтобы у нее было крепкое основание.

- Итак, мы едины во мнении.

Генерал Флеминг казался счастливым. Пастор расточал улыбки и генералу, и Деборе, и леди Стеннард.

Вскоре после этого разговора Джастин отправился провожать Дебору в Сэксволд-холл, а генерала - в гостиницу на вокзале в Ингмере. Сначала завезли генерала. Когда Дебора протянула генералу руку и тот одарил ее щемящей сердце улыбкой, ей захотелось выйти из экипажа, сесть в поезд и уехать отсюда.

Почти всю оставшуюся часть пути Джастин хранил молчание и лишь в конце прервал его:

- Я слышал, вы говорили моей матери, что хотите вернуться домой.

- Да, завтра. Слишком многое мне следует решить.

- Вам было бы проще сделать это здесь.

Мой дом к вашим услугам.

- Я и так уже слишком многим вам обязана. Он наклонился к ней:

- Я не отпущу вас, Дебора.

- Лорд Стеннард, прошу вас...

- Джастин, - напомнил он, - мы же договорились называть друг друга по именам.

- Лорд Стеннард.

Он медленно откинулся назад и усмехнулся, давая понять, что не принимает всерьез ее желания сохранить дистанцию. И все же она видела, как глубоко задело его ее поведение.

Когда экипаж остановился перед входом, он вновь повернулся к ней.

- Если вы твердо решили уехать...

- Да, решила.

- Изабель и я проводим вас на вокзал. В девять отходит поезд на север.

- Сэр Рэнделл отдал распоряжение, что я в любое время могу воспользоваться его экипажем. Мне бы не хотелось, чтобы вы из-за меня проделывали такой длинный путь.

- Вы бы не хотели?

Он посмотрел ей в глаза таким пылким взглядом, каким на Дебору не смотрел еще ни один мужчина.

- Вы предпочитаете отправиться на вокзал одна, а не в обществе своих друзей?

- Я не хотела этим сказать...

- Изабель и я проводим вас, если вы действительно хотите уехать.

- Да, хочу.

Она солгала. И как раз потому, что это была не правда, а в его присутствии она не отважилась бы выдать свои истинные чувства, она так решительно произнесла это.

В ее последний день в Сэксволд-холле послеобеденные и вечерние часы тянулись бесконечно долго. В доме было очень тихо. Когда Дебора переодевалась к ужину в своей комнате, она вдруг услышала суматоху на лестнице и слабый шум колес во дворе.

Медленно спустившись в холл, она увидела, что дверь в кабинет приоткрыта и оттуда, не заметив ее, выходит лакей Бойнтон. В руках у него был поднос с хрустальным бокалом и графином. Быстрым шагом Бойнтон прошел в коридор, который вел в заднюю часть дома.

Дебора вошла в столовую.

Через пять минут туда заглянула миссис Тартон и, запыхавшись, произнесла:

- Ox, вы уже здесь, мисс! И исчезла. Вскоре она вернулась с застенчивой юной служанкой, которая несла суповую миску.

- Алиса обслужит вас, мисс. За то короткое время, что Дебора знала миссис Тартон, она еще никогда не видела ту такой взволнованной.

После ужина Дебора решила немного прогуляться. Вдруг совершенно неожиданно раздался грохот, потрясший все окрестности. Дебора знала - это опять включили насос, как и в первый вечер ее пребывания в Сэксволд-холле.

Она остановилась, раздумывая, и затем завернула за угол дома.

Рядом с боковой дверью, ведущей в это крыло здания, находилось низкое сооружение из обожженного кирпича. Дебора посмотрела наверх, пытаясь найти окно своей комнаты - окно, из которого она увидела девушку, которая, видимо, вошла как раз в эту дверь.

Она надавила на ручку, и дверь открылась. Дебора очутилась в темном коридоре, где неясно виднелась узкая лестница. Рядом находилась еще одна дверь.

Когда Дебора медленно вошла, наружная дверь за ней захлопнулась, и она оказалась в полной темноте.

Ощупывая стену руками, Дебора добралась до другой двери и открыла ее. Сквозь заколоченное окно просачивался слабый свет, но его оказалось достаточно, чтобы осмотреться. Дебора увидела по стенам целый ряд стеклянных витрин и с любопытством нагнулась над ближайшей.

Там, были выставлены прозрачные сосуды, в которых находилось что-то сморщенное, корявое и искривленное. Когда ее глаза окончательно привыкли к темноте, Дебора вдруг увидела, что это. В одном было туловище собаки со вскрытой грудной клеткой, в остальных - заспиртованные конечности и другие части тел животных.

Испуганно отпрянула она назад и, спотыкаясь, выскочила из помещения. Дверь за ней закрылась, и Дебора вновь очутилась в темноте около лестницы. Перила скрипнули, когда она опустила на них руку. Еще громче заскрипела нижняя ступенька, когда Дебора поставила на нее ногу.

Где-то наверху открылась дверь:

- Кто здесь?

Это был голос сэра Рэнделла Гонта. На лестницу упал луч света. Дебора видела, как Гонт со светильником в руках спускается вниз.

- Так, - произнес он, - так. Мисс Ричи.

- Дверь, - запинаясь, хрипло пробормотала Дебора, - входная дверь захлопнулась за мной. Я ничего не могла разглядеть и не поняла, где нахожусь.

Он медленно спустился еще на несколько ступеней.

- Мне кажется, вы подумали, что отсюда попадете в дом более коротким путем.

Он нашел ей оправдание, но голос его звучал при этом иронично.

- Мне очень жаль. Я не знала, что вы вернулись. Я не должна была приходить сюда.

- Не надо извиняться, мисс Ричи. Я сам предложил вам пожить в Сэксволд-холле, сколько вы захотите и, насколько помню, не запрещал изучать те части дома, которые вас заинтересуют.

- Сэр Рэнделл, не будете так добры подержать лампу, чтобы я смогла найти дорогу назад?

- Нет, мисс Ричи, - отрезал он, - уж коли вы здесь, заходите, пожалуйста, и оглядите логово злого доктора-колдуна.

- Я не хочу вам мешать.

- Вы и так уже помешали. Вероятно, вам рассказывали, а если нет, то еще расскажут, какие неблаговидные дела творятся под моей крышей. Убедитесь теперь в этом сами, - сказал он, вновь поднимаясь по лестнице.

И хотя Деборе очень хотелось убежать, она, помедлив, все же последовала за ним. Да, Джастин был прав, рассказывая об удивительной притягательной силе этого человека.

В конце лестницы виднелась распахнутая дверь. Гонт остановился, подождал, пока в нее вошла Дебора, закрыл ее и поставил лампу на стол. Еще четыре светильника освещали лабораторию со стеклянной крышей.

В большом помещении находилась софа, а на длинном столе лежали скальпели и другие инструменты, назначения которых она не знала. На одной из стен висели полки с такими же, как и внизу, стеклянными сосудами и их ужасным содержимым.

- Злой доктор колдун, так меня называют, - повторил он, - и лишь немногие не боятся приходить ко мне. А те, кто боятся, но вынуждены, от отчаяния начинают заискивать. Он остановился перед ней.

- Ну, а как вы, мисс Ричи?

- Я не боюсь и не хочу заискивать.

Естественно, она боялась. На нее вдруг повеяло чем-то зловещим.

- Я не имею права отрывать вас от работы, - помедлив, продолжила Дебора, В другом конце комнаты раздался тихий стук. На приглашение Гонта войти дверь приоткрылась, и появилась миссис Тартон. Увидев Дебору, она испугалась.

- Мне жаль, сэр, я не знала...

- Входите, миссис Тартон.

Экономка бросила на Дебору неодобрительный взгляд. Затем она увидела нетронутый поднос, который принес Бойнтон, и сказала с упреком:

- Вы вообще ничего не ели, сэр.

- Нет. Совершенно забыл об этом.

- Я принесу что-нибудь другое.

- Нет, - устало возразил Гонт, - не надо, у меня пропал аппетит.

А когда миссис Тартон, взяв поднос, направилась к выходу, он добавил:

- Не могли бы вы проводить мисс Ричи в ее комнату?

- Да, сэр.

- Она заплуталась в нашем лабиринте.

- Да, сэр, - скептически повторила миссис Тартон.

Джастин и Изабель появились вовремя, чтобы отвезти Дебору на вокзал. И хотя миссис Тартон наблюдала за отъездом Деборы с нескрываемым облегчением, она все равно не смогла удержаться от критического замечания:

- Хозяин отдал распоряжение, что вы можете воспользоваться его экипажем.

- Лорд Стеннард и его сестра очень предупредительны ко мне, ответила Дебора, - и непременно хотят проводить меня на вокзал. Не хочу их разочаровывать.

Поскольку нигде не было видно хозяина дома, который мог бы по крайней мере пожелать ей счастливого пути, то она была рада обществу Стеннардов.

Когда подошел поезд, Изабель предприняла еще одну попытку:

- Может быть, мы все-таки уговорим вас изменить решение и погостить у нас еще немного? Дебора покачала головой.

- Думаю, мы провели бы несколько приятных недель вместе. Это так много значит для нас, - сказала Изабель.

Джастин с серьезным лицом стоял рядом. Казалось, ему нечего было добавить. Наконец он протянул Деборе руку, и, пока носильщик укладывал ее вещи, они обменялись долгим взглядом.

- Прощайте, - произнесла Дебора.

- Нет, - ответил Джастин, - уж я позабочусь, чтобы мы увиделись.

Наконец-то она возвращалась домой. После длительного утомительного пути она вышла из такси перед своим домом.

Миссис Муир открыла ей дверь. Она была одновременно и обрадована и удивлена.

- Мы не ждали вас так скоро, мисс Дебора. Дебора подождала, пока они не вошли вместе с экономкой в бывший салон ее матери, который теперь принадлежал ей. Затем она медленно стянула перчатки, села в кресло и рассказала миссис Муир так спокойно, насколько это было в ее силах, о смерти Беатрис и обо всем, что произошло.

Миссис Муир всплеснула руками, начала всхлипывать, повторяя "нет", и показала куда-то на каминную доску.

Дебора поднялась и, подойдя к экономке, положила ей руку на плечо.

- Но, мисс Дебора...

- Успокойтесь, миссис Муир. Я знаю, нужно время, чтобы привыкнуть к этой мысли.

- Но здесь это письмо, - вновь показывая на каминную доску, сказала экономка, - оно пришло вскоре после вашего отъезда, и я подумала, что не имеет смысла пересылать его в Тофт-Уоррен - она передаст вам все лично.

Дебора взяла письмо и, посмотрев на него, сразу узнала почерк, как узнала его и миссис Муир.

Это было письмо от Беатрис.

Глава 7

Письмо от мертвой. Когда миссис Муир немного успокоилась, Дебора вскрыла конверт.

Письмо было написано за день до пожара. В правом верхнем углу Беатрис начертала название усадьбы "Тофт-Уоррен". Значит, миссис Пигль была не права; во время пожара Беатрис находилась в доме.

Она писала, что Дебора не должна приезжать в Тофт-Уоррен. Произошло слишком много страшного. Она надеялась, что письмо застанет сестру в Эдинбурге.

"...Даже если я тебе расскажу все, навряд ли ты сумеешь осознать всю глубину моего позора, но мне надо с кем-нибудь поделиться, а с кем еще я могу это сделать? Ты должна мне помочь, пожалуйста, Дебора. Мы не можем встретиться здесь, где это произошло, так близко от того, кто мне это сделал. Тут я не чувствую себя в безопасности. Мне страшно. Ты должна знать, что сделала я и что сделали мне, но не здесь, где я в его власти и все может быть еще хуже, чем в последний раз. Целую неделю я провела в аду, мое тело истерзано, и мне так стыдно. Я должна приехать к тебе. Пожалуйста, напиши, что ты приглашаешь меня к себе, но не выдавай, что я тебя просила об этом, а то Эдвин будет возражать. Он и так уже вне себя изза этого дьявола, хотя сам во всем виноват. Не знаю, как нам жить дальше и к кому обратиться за помощью. Пожалуйста, напиши, что ты не можешь приехать, но тебе хотелось бы, чтобы я тебя навестила и утешила. Пожалуйста, поскорее. Дебора".

Дебора разыскала Льюиса Маккензи в его бюро.

Она сообщила ему о смерти Беатрис. Мистер Маккензи уставился бесцветными глазами в потолок, пожелтевший от дыма трубки, и пробормотал что-то нечленораздельное. Дебора показала ему письмо. Он прочел его и сказал:

- Да, выглядит так, будто она попала в передрягу. Но я и не ожидал иного. Бедная глупая девочка.

- Что же нам делать?

Он заставил Дебору еще раз подробно и спокойно рассказать все о случившемся. Когда она кончила, он откинулся в кресле и вновь уставился в потолок. После долгого раздумья он передвинул на столе письмо Беатрис.

- Думаю, поскольку молодая леди мертва и мы ей более не в состоянии помочь, то говорить больше не о чем.

- Но...

- Что прошло, то прошло, дитя мое. Конечно, ты не сможешь это все так быстро забыть. Все правовые вопросы оставь мне. Деньги твоей сестры наследуешь ты, и должен заметить, меня это совсем не печалит.

Вернувшись домой, Дебора написала вежливое письмо сэру Рэнделлу Гонту, поблагодарив за гостеприимство. Его угрюмый дом находился за тысячи миль, и все равно она не могла избавиться от его очарования. Она была рада снова оказаться дома, и все-таки ей чего-то не хватало.

На четвертый день после возвращения Деборы ее неожиданно посетили Джастин и Изабель Стеннарды.

Изабель рассказала, что их уже давно приглашали друзья, и они наконец воспользовались этим приглашением. Естественно, им хотелось получше ознакомиться с Эдинбургом, и они были бы очень благодарны, если бы Дебора показала им город.

Пока Изабель болтала, - возможно, Джастин ее даже заранее проинструктировал, - его взгляд со страстной надеждой не отрывался от лица Деборы.

- После всего, что вы для меня за последнюю неделю сделали, это самое меньшее, чем я могу отблагодарить вас, - ответила Дебора.

- Нет, - наконец вступил в беседу Джастин, - нет, не в этом дело. Вы нам вообще ничем не обязаны. Нам достаточно просто вашего общества. Если бы вы посвятили нам день или два и только в том случае, если располагаете временем.., и сами хотите этого...

Таким образом он исключил для Деборы возможность отказа, да она и сама не желала иного.

- Безусловно, я хочу сопровождать вас, - ответила Дебора.

И сказала правду. После того, как Дебора в течение двух дней знакомила их с достопримечательностями города, они решили вместе поужинать.

- Ваш друг вас почти и не видел, - заметила Дебора.

- Ангус все понимает, - пожал плечами Джастин.

- В таком случае он понимает больше, чем я.

- Думаю, это не так. Надеюсь, Дебора, вы догадываетесь о моих намерениях. После тяжелых ударов судьбы, которые вы пережили, еще слишком рано объясняться, но...

- Да. Еще слишком рано говорить о чем-либо.

Ее ответ прозвучал резче, чем она того хотела.

Он наклонил голову, но Дебора видела, что он доволен. Это не было настоящим отказом, и они оба чувствовали это.

- Кстати, - произнес он, меняя тему, - Ангус рассказывал, что вашего деда называли Ричи Бенгальским.

- Это верно.

- Как известно, он был очень богатым человеком.

Джастин проявил завидные знания о семье Ричи и ее благосостоянии. Вполне вероятно, он наводил справки, прежде чем решил, на каком уровне могут складываться их дальнейшие отношения.

- Могу предположить, что у Беатрис не было больших притязаний на наследство, - вскользь заметил он.

- Она была хорошо обеспечена.

При мысли о Беатрис Дебора вновь вспомнила то странное письмо и, поддавшись внезапному чувству, вытащила его из сумочки.

- По-видимому, все-таки придется провести дальнейшее расследование.

Джастину потребовалась целая вечность, чтобы прочесть письмо. Либо он исследовал каждое предложение, не веря своим глазам, либо читал его дважды. Лицо его не изменило выражения, но стало белым.

- В чем дело? - тревожно спросила Изабель.

- Думаю, тебе лучше не читать его. Изабель протянула руку не властно, а скорее просяще. Помедлив, Джастин отдал ей письмо.

- И что это может значить? - спросила Дебора.

- Было бы неверным строить какие-либо предположения. Однако Беатрис слишком часто посещала один известный дом.

Изабель подняла от письма печальные глаза.

- Что вы хотите этим сказать? - спросила Дебора.

- Ничего особенного.

- Ты не имеешь права обвинять человека на основании подобного письма, - укорила Изабель своего брата.

- Вы оба не называете имени этого человека, - произнесла Дебора.

- Это человек, - пробормотал Джастин, - который желал как можно быстрее покончить с формальностями и погребением.

Она чувствовала, что он, как и она, хватается за соломинку, чтобы придать смысл всей этой истории. Инстинктивно он желал, чтобы его старый противник вписывался в его схему.

- Мне кажется, что причиной спешки было желание уберечь меня от излишних волнений. Кстати, вы были того же мнения.

Ответом Деборе было скептическое молчание Джастина.

- Дебора, в том, что произошло с Беатрис, - мягко произнесла Изабель, - она должна винить только себя. Она же была замужней дамой. А иногда, казалось, забывала об этом.

- Что за пагубное влияние оказывает на всех сэр Рэндел Гонт? возмутилась Дебора. - Что вы знаете о нем, чего не рассказываете мне?

- Нечего рассказывать, - ответила Изабель.

- Но как раз сейчас вы дали понять...

- Гонт, - сказал Джастин, - рассматривает женщин как экземпляры для анатомических исследований и вскрытий, больше ничего.

Изабель тихо застонала.

- Хочешь возразить? - поинтересовался Джастин у сестры.

- Я... - Она посмотрела на Дебору, смущенно засмеялась и медленно покачала головой:

- Этого нельзя отрицать.

- Его пристрастием является изучение жизни, - продолжал обличать Джастин, - и это интересует его больше, чем сама жизнь.

- Жена сэра Рэнделла... - начала Дебора.

- Она страдала от болезни, от которой благодаря терпеливому уходу и признанным медицинским методам могла бы излечиться. Но этого показалось Гонту недостаточным. Он, прежде всего, анатом. Желая во всем убедиться сам, он использовал собственную жену для экспериментов, а когда она скончалась в мучениях, это не послужило ему уроком, и он продолжил работу еще энергичнее. Он искал новый.., материал. И даже, если это были еще живые люди, то скоро они становились трупами.

- Джастин, - Изабель коснулась его руки, - нельзя ли оставить мертвых в покое?

- А как быть тогда живым, рискующим умереть насильственной смертью, пока он продолжает творить свои дела?

На следующее утро Джастин и Изабель вновь зашли к Деборе, которая между тем получила еще одно письмо. Оно пришло от леди Стеннард, которая предлагала мисс Ричи навестить их дом. Она писала, что Дебора познакомилась с их местами при печальных обстоятельствах, и было бы неверным сохранить это впечатление навсегда. Возвращаясь домой, Джастин и Изабель привезут Дебору в Стеннард-Прайори, где она сможет отдохнуть. Ее приезд очень бы обрадовал леди Стеннард.

Джастин сиял:

- Как мило с маминой стороны. Что за чудесное предложение! Она права, Дебора, вы должны это признать.

- Но я ведь только что вернулась домой.

- У вас сложилось превратное впечатление о наших местах. Мы смогли увидеть ваш прекрасный город вашими глазами. Пожалуйста, позвольте сделать нам то же самое для вас. Поедем, и вы увидите пустошь, как мы... Как я ее вижу.

- Это письмо является частью заговора, - беспомощно рассмеялась Дебора.

- Итак, когда мы отправимся?

- Вы оба приехали вскоре после моего возвращения, и приглашение вашей матери последовало так быстро...

- Вероятно, эта идея пришла ей в голову вскоре после нашего отъезда.

- Джастин...

Дебора непроизвольно положила свою руку на его. Это смутило девушку, и она покраснела, но прежде чем смогла убрать руку, Джастин накрыл ее своей и крепко сжал.

- Прежде чем уехать, вы подсказали ей эту идею, - упрекнула его Дебора, - все было заранее спланировано.

Джастин принял вызов, брошенный Деборой:

- Когда мужчина знает, чего хочет, он сглупит, если положится на случай. Он должен действовать по своему усмотрению.

- И каковы ваши намерения?

- Я скажу вам об этом, когда буду уверен, что наши намерения совпадают.

Чтобы не отвечать, Дебора предложила Джастину и Изабель познакомиться с мистером Маккензи. Может, его здравый смысл спасет ее.

Если только она хотела быть спасенной.

В обществе адвоката Джастин держался сдержанно и почтительно. После краткой беседы он и Изабель откланялись, оставив Дебору с мистером Маккензи вдвоем.

- Как вы считаете, можно мне так быстро вновь вернуться в Норфолк? спросила Дебора.

- Мне кажется, ты уже все решила, для чего же спрашивать? Только отнимаешь у меня время. Оба улыбнулись.

- Значит, я могу принять приглашение леди Стеннард?

- Они производят впечатление респектабельных людей, а ты уже достаточно взрослая, чтобы самой решать.

И после некоторого молчания добавил:

- И еще одно. Лучше тебе держаться подальше от того другого, этого сэра Рэнделла, который тебя приютил в первый раз.

- А при чем здесь сэр Рэнделл?

- Сегодня до меня дошли кое-какие слухи с Николсон-стрит.

Всем было известно, что Николсон-стрит - это, прежде всего, Эдинбургская академия хирургии.

- Я слышал его имя, - продолжил мистер Маккензи, - Королевская академия хирургии в Лондоне строго осудила его. Он признан виновным в проведении опасных и аморальных анатомических исследований и применении гипноза. Он был даже лишен звания доцента.

Про себя Дебора подумала, что, видимо, эти гонения на Гонта происходили как раз в то время, когда он из-за пожара вынужден был вернуться домой и так же поспешно затем уехать в Лондон. А потом, когда приговор был уже вынесен, он тайно приехал в Сэксволд-холл и закрылся в своей лаборатории.

- Не думаю, что мне грозит опасность, если мы встретимся.

- Однажды вы уже встретились. Возможно, это произойдет еще раз.

Затем мистер Маккензи добавил, что на сей раз Дебора поедет в сопровождении служанки. Он уже нашел ей подходящую девушку, и Дебора заверила его, что Кирсти Гамильтон ей понравится. Она только спросила, будет ли девушка согласна покинуть Шотландию на одну-две недели. Маккензи рассерженно заявил, что девушка должна быть счастлива получить такое хорошее место, а к тому же еще и возможность путешествовать.

- Значит, ты хочешь остаться там на одну или две недели? Твое пребывание у них не будет длительным?

- Этого я не планирую, нет.

- А мне кажется, что за тебя уже все спланировано.

Маккензи тихо рассмеялся.

Кирсти Гамильтон оказалась краснощекой миловидной девушкой, очень усердной и застенчивой. Она сразу подружилась с камеристкой Изабель.

Когда багаж был уложен, а прислуга размещена в вагоне второго класса, Дебора поинтересовалась:

- Это не та девушка, что я видела в Стеннард-Прайори?

- Нет, - ответила Изабель недовольно, - Мириам исчезла вскоре после вашего отъезда.

- Исчезла?

- Не сказав нам ни слова. Просто однажды утром ее не оказалось на месте. У многих из этих девушек совершенно отсутствует чувство долга и благодарности.

- И вы не знаете, куда она делась?

- Был какой-то парень в деревне, - равнодушно произнес Джастин, никогда не знаешь, что выкинут эти люди.

- Мама нашла для меня другую девушку, ту, что вы видели. Но я сомневаюсь, что она мне подойдет. Когда мы вернемся, придется подыскать новую.

Прошло несколько часов, и Дебора начала постепенно узнавать скудный ландшафт за окном. Она вдруг почувствовала, что тот же необъяснимый страх, что и в первый раз, закрадывается ей в душу. Тогда это оказалось обоснованным. Но теперь ей нечего бояться, просто это неприятное чувство, оставшееся от ее последнего визита сюда, и оно скоро пройдет.

Когда же они наконец прибыли в Ингмер, Джастину даже удалось дать ей понять, что она вернулась домой. Это было опасно приятное чувство, которому не следовало поддаваться.

Смеясь, они вышли из поезда. Дебора узнала носильщика, к которому обращалась за помощью прошлый раз. А невдалеке она увидела еще одного человека, который был ей знаком. В экипаж садился генерал Флеминг, и какойто господин, стоявший к ним спиной, помогал ему при этом. Прежде чем Дебора смогла обратить внимание генерала на себя, господин обернулся. Это был сэр Рэнделл Гонт.

Проследив за взглядом Деборы, Джастин взял ее за руку и повел на станцию.

Перед вокзалом стояло несколько экипажей. Вдруг раздался громкий возглас. Высокий молодой человек подошел к Джастину, обнял за плечи и оглядел Дебору беззастенчивым взглядом.

Изабель казалась рассерженной, а когда молодой человек поприветствовал ее с ироничной вежливостью, она отвернулась и пошла к ожидавшему экипажу, небрежно пробормотав "мистер Чивнинг".

Джастин представил Деборе своего друга Гарри Чивнинга. Тот склонился, но Дебора быстро освободила руку от дерзкого рукопожатия и направилась за Изабель.

Когда Джастин уже поднимался в экипаж, они услышали громкое ржание лошади. Затем раздался возглас, крик и стук копыт. Из своего окна Дебора могла увидеть, как ссорились два кучера. Вдруг закричала женщина: откудато выскочила маленькая девочка, побежала перед лошадью и внезапно упала. В тот же момент колесо переехало ей ногу.

Крик девочки как ножом полоснул Дебору по сердцу. Стремительно выскочила она из экипажа вслед за Джастином и побежала по булыжной мостовой.

Из здания вокзала в это время как раз выходил сэр Рэнделл Гонт.

Тотчас оценив ситуацию, он подбежал к пострадавшей девочке. Мать пыталась приподнять ребенка.

- Не трогайте ее! - воскликнул Гонт. Между тем перед гостиницей собралась небольшая группа людей, издающих негодующие возгласы. Мать, как бы защищая, прижала девочку к себе.

- Позвольте мне посмотреть ногу, - попросил Гонт.

Толпа, будто направляемая невидимой рукой, выступила вперед и встала между ним и женщиной с ребенком. Вне себя от ярости Гонт поднял руку. Дебора была уверена, что он силой начнет себе прокладывать дорогу в толпе. В это мгновение вперед выступил Чивнинг.

- Думаю, вы здесь не нужны, Гонт.

- Нога! Вы что, не видите, важно, чтобы сразу...

- Если потребуется ампутация, - грубо ответил Чивнинг, - я лично позабочусь о том, чтобы ее быстро и без затей провел квалифицированный хирург.

Одна из женщин принялась увещевать его.

Гонт посмотрел на их мрачные лица, затем мельком взглянул на Дебору. Казалось, он был взбешен тем, что она присутствует при его унижении, потом резко повернулся, сел в свой экипаж и захлопнул дверцу. Когда он уезжал, кто-то из толпы поднял что-то с земли. И прежде чем экипаж выехал на центральную улицу, мужчина бросил вслед ему камень.

Он прочертил длинную узкую царапину на блестящей черной поверхности экипажа и упал на мостовую. Это был большой овальный зрячий камень.

Глава 8

Джастин обещал показать ей пустошь такой, какой он ее видел. А когда nm хотел чего-либо добиться, то претворял это в жизнь. Иногда Дебора задавалась вопросом, не собирался ли он медленно, но верно завоевать ее. Он будет говорить и уговаривать до тех пор, пока не убедится, что она не в состоянии отклонить его предложение.

При этом он вел себя очень тактично, она никогда не чувствовала себя чем-либо обязанной и могла в любое время, поблагодарив за прекрасный прием, вернуться в Эдинбург.

Но с каждым днем мысль о возвращении домой становилась все менее желанной. Джастин очаровывал ее, она понимала, что все большее место начинает занимать в его жизни.

В то время, как он показывал ей окрестности и свои владения, леди Стеннард знакомила ее, как ведется хозяйство в усадьбе. Тут и там леди Стеннард роняла замечания типа "ну, это вы еще увидите, дорогая" или "возможно, вам придут лучшие идеи", как будто знала, что вскоре Деборе самой придется заниматься всеми этими делами.

- В этом году так сухо, - произнесла как-то леди Стеннард, когда они стояли на террасе и смотрели вниз на маленькую речушку, не более, чем ручеек.

- Я слышала, что даже некоторые из озер высохли. Так, однажды можно будет увидеть дно этого непостижимо глубокого озера. Джастин не рассказывал вам еще о нем? О, знаете, это жуткое место - озеро всегда выглядит темным, даже когда светит солнце. Здесь ходят рассказы о брате и сестре, которые много лет назад в нем утонули... А еще существует легенда о загадочном лице, которое смотрит из глубины и заманивает людей в воду.

- В различных уголках Европы я много слышала подобных историй, ответила Дебора.

Воскресным утром они все вместе отправились в церковь. Пастор Джеральд Ормсби приветливо улыбнулся Деборе, а все собравшиеся повернулись в ее сторону.

Деборе хотелось сказать, что ее присутствие здесь означает лишь, что она гость в Стеннард-Прайори. И не более того. Пока.

Джастин вместе с Деборой и Изабель отправились на бега в Тетфорд, где Дебора еще не бывала.

- Что это? - спросила вдруг Дебора, показывая на небольшой холмик с горкой камней наверху, внизу по углам которого лежали камни побольше.

- Могила, - даже не посмотрев в ту сторону, ответил Джастин, - какаято девушка покончила с собой.

Несмотря на теплую погоду, Изабель вздрогнула. Дебора еще раз оглянулась на холм. Четыре камня по углам были зрячими.

- Надеюсь, - вздохнула Дебора, - эти камни отведут зло от бедняжки.

- Или удержат ее там, - произнес Джастин.

- Она повесилась, - пробормотала Изабель.

- Довольно! Мы привезли Дебору сюда не для того, чтобы огорчать ее всей этой бессмыслицей вроде безответной любви или чем там еще.

Вид ипподрома, других экипажей, ржание лошадей и приветственные возгласы друзей мгновенно увлекли Джастина. Взяв Дебору за руку, он поспешил с ней в самую гущу толпы. В течение нескольких минут он представил ее такому количеству молодых людей, что Дебора тут же их всех перепутала. Изабель старалась не отставать от них.

- Боюсь, вы находите это не слишком интересным, мисс Ричи.

Неприятный голос заставил Дебору испуганно вздрогнуть. Когда Гарри Чивнинг склонился над ее рукой, она заметила уголком глаза, как Изабель дернула Джастина за рукав и предостерегающе покачала головой.

- Гарри! - Джастин радостно приветствовал Друга.

- Еще двадцать минут до начала первого забега, - сообщил Чивнинг, хотите принести нам часть, мисс Ричи?

- Мистер Чивнинг, вы погубите моего брата, - как можно спокойнее произнесла Изабель.

- Для этого надо совсем немного, мисс Стеннард.

Джастин смущенно рассмеялся и попытался замять это замечание, переключив внимание всех на пестро разукрашенные цыганские кибитки. Двое мужчин играли в карты, и обилие зрителей их, казалось, не смущало. Несколько молодых женщин продавали пряники и деревянные прищепки для белья. Пожилая цыганка, сидя на трехногом табурете, предлагала травы и bpel от времени склонялась над протянутой ладонью.

- Если этот сброд будет кочевать по моей округе, я подам на них в суд, - зло произнес Джастин.

Женщина на табурете, услышав его возмущенный тон, внимательно поглядела в их сторону. Первой она увидела Дебору, и после этого ее, казалось, другие уже не интересовали. Пристально посмотрев на девушку, она откинулась назад и негромко произнесла:

- Этот человек не предвещает тебе ничего хорошего.

Замечание относилось не к Деборе, а к одному из мужчин. Чивнинг проследил за взглядом цыганки и оцепенел от удивления. Выражение его лица напомнило Деборе Рэнделла Гонта, когда они впервые встретились, и он как будто хотел спросить, не встречались ли они раньше.

Но прежде чем Дебора смогла что-либо сказать, Чивнинг повел их всех к лошадям.

- Если мы хотим поставить на лошадей, - рассуждал он, - нечего отдавать деньги этим пронырам. Давайте сами условимся.

Джастин любовно оглядывал животных.

- Гнедой, - наконец решился он.

- Договорились, - ответил Чивнинг, - пятьдесят?

Джастин бросил взгляд на Изабель.

- Десять.

- А где же тогда азарт?

- Десять, - повторил Джастин.

- Мой дорогой мальчик... - Чивнинг преувеличенно вздохнул и почесал подбородок, а затем лукаво продолжил:

- О, конечно, понимаю. Мисс Ричи, какое же хорошее влияние вы оказываете. Так быстро его излечить! Джастин нахмурился.

- Если ты не хочешь ставить по десять...

- Раз мы не можем сойтись ни на чем другом, оставим так, как есть.

Пока мужчины смотрели, как лошадей готовят к старту, Изабель ласково коснулась руки Деборы.

- Я знала это, - произнесла она, - с того момента, когда мы познакомились, знала.

Когда начались скачки, Джастин вцепился в перила. Все его внимание было устремлено на гнедого, который был сначала на третьем месте, затем вырвался вперед, а потом опять оказался на четвертом. Казалось, всем своим существом Джастин хотел помочь лошади, подогнать ее...

Когда лошадь проиграла, он разжал руки, а из его горла вырвался хриплый звук.

- Чтобы вернуть потерянное, ты должен удвоить ставку, - подбивал его Чивнинг, - тогда проигрыш окупится.

- Я лучше подожду пока, - ответил Джастин.

Не веря себе, Чивнинг уставился на него.

- Мне кажется, дамам следует освежиться, - обратился Джастин к Деборе и Изабель.

В течение второй половины дня Чивнинг еще дважды пытался склонить Джастина поставить деньги и при третьей попытке добился своего. Не были ли вообще эти скачки причиной их появления здесь?

Вновь Джастин был полностью захвачен происходящим, и когда его фаворит пришел на голову впереди всех, издал ликующий крик.

- Вы принесли мне счастье. Я знал, что так будет.

- И пока счастье улыбается, - вмешался Чивнинг, - было бы чертовски не правильно остановиться на этом. Последний заезд дня - называй сумму.

Джастин покачал головой.

- Мисс Ричи, я поражен, на самом деле, - проговорил Чивнинг, - ему хочется произвести на вас наилучшее впечатление.

И затем зло добавил:

- Как жаль, что ваш покойный зять не имел счастья попасть под ваше влияние. Вот кто действительно никогда не знал, когда надо прекратить играть.

Резко прерывая его, Джастин сказал:

- Думаю, нам следует сейчас уехать, чтобы не попасть в пробку.

Направляясь к экипажу, Дебора обернулась и увидела, что какой-то смуглолицый мужчина неподвижно стоит около того места, где они только что onopny`khq|, и пристально смотрит им вслед.

После ужина Джастин вывел Дебору на террасу, потом они спустились по ступенькам в сад и начали медленно прохаживаться.

- Мне кажется, вы уже не чувствуете себя здесь чужой, - произнес Джастин.

- Ни одного гостя не встречали еще с такой сердечностью, - ответила Дебора.

- Гостя? Вы не гость здесь. Они пошли вдоль маленькой почти высохшей речушки. Когда ее глаза привыкли к темноте, Дебора смогла различить по другую сторону силуэт развалин старинного монастыря.

- Все так высохло, что мы могли бы перейти на другую сторону, предложила она.

- Я бы не рекомендовал этого.

Ей послышался какой-то звук вдалеке, похожий на стук копыт, но, вероятно, это было просто биение ее сердца.

- Дебора, вы знаете, о чем я хочу спросить вас.

Однако звук повторился. Это действительно были удары копыт лошадей, которые скакали в их направлении.

Не сдержавшись, Джастин выругался.

Первый из трех всадников остановился и воскликнул:

- Добрый вечер. Дышите свежим воздухом? Или ты объясняешь мисс Ричи преимущества беседки для увеселений?

Гарри Чивнинг был пьян и бессмысленно смеялся.

- Что за странная манера убивать время? - заметил Джастин.

- Да ничего странного. Пару часов приятной беседы... Может, партию в карты, как ты считаешь?.. Стаканчик?..

- Уже поздно, - возмутился Джастин;

- Нет, не поздно, и у нас ни в одном глазу. Ведь нам приходилось бодрствовать и подольше, не правда ли? Тебе, мне, нам всем.

Оба его спутника рассмеялись.

Джастин взял Дебору за руку.

- Думаю, нам пора возвращаться домой.

- Мы проводим вас, - прокричал Чивнинг, - и проследим, чтобы с вами ничего не случилось. А потом мы еще выпьем, чтобы протрезветь.

- Мне, кажется, что вы уже и так достаточно нагрузились. Я бы предложил вам сейчас просто бешеную скачку.

Деборе показалось, что Джастину не очень хочется расставаться с друзьями. Чивнинг проигнорировал совет. Когда Джастин и Дебора повернули к дому, всадники поскакали рядом.

- Я не могу отделаться от них, не пригласив хотя бы ненадолго к себе, - обратился Джастин к Деборе.

Она не поняла, почему он не может этого сделать, разве что из страха, что они полезут в драку. Однако расположение духа в тот момент всех троих делало это маловероятным, да, кроме того, Дебора не верила, что Джастин трус.

Леди Стеннард была вне себя, когда вся компания ввалилась в дом. И даже низкий поклон Чивнинга не смягчил ее. А когда Джастин повел их в библиотеку, она отвела его в сторону:

- Я надеялась, что ты хотя бы на короткое время, пока не добьешься...

Конца фразы Дебора не слышала. Почувствовав сильную усталость, она подавила зевоту.

- Надеюсь, вы мне позволите удалиться.

- Мы все поступим правильно, если последуем вашему примеру, ответила леди Стеннард.

Комната встретила Дебору сильной духотой. Подойдя к окну, она открыла его и постояла около него несколько минут. Затем легла, но долго ворочалась, не в состоянии уснуть. В конце концов задремала, но вскоре проснулась от громких голосов, доносившихся снизу. Мужчины, по всей вероятности, покинули библиотеку и вышли на террасу.

- Я просто шокирован.., этого, конечно же, не хватит, никоим образом не хватит, - язык Гарри Чивнинга заплетался. - Эдвин, вот Эдвин, да, тот знал, что такое долг чести...

- Говори тише.

- Итак, я тебе должен еще дать время? Но если так и дальше пойдет.., l{ оба знаем, на что спорим. Этот заклад я приму охотно. Если так и дальше пойдет...

- Бутылка пуста, - вмешался один из приятелей Гарри.

Они вернулись в дом, а у Деборы в ушах все еще звучала последняя фраза Чивнинга: "Итак, это останется внутри семьи, не правда ли?"

Глава 9

На следующее утро Джастин вывел ее на террасу.

- Дебора, вчера вечером нас прервали самым непростительным образом.

Почему-то ей не хотелось, чтобы он так разговаривал с ней. Накануне вечером это доставило бы ей удовольствие, но сегодня она испытывала к Джастину необъяснимую антипатию. Поэтому ей захотелось продлить этот разговор, чтобы разобраться в своих чувствах к нему.

- Мне кажется, вы охотно простили, что нас прервали, - ответила Дебора.

- Очень жаль. Друзья меня просто поразили...

- А у меня создалось впечатление, что подобные визиты не редкость.

- Мои друзья, - подчеркнул он, - зачастую скрашивают вечерами мое одиночество, и ничего страшного, если они иногда и выходят из рамок дозволенного.

- Это ваш дом, сэр. И это ваши друзья.

- Если хотите, чтобы они в будущем держались отсюда подальше, я позабочусь об этом.

- С какой стати вы будете руководствоваться моими желаниями?

Джастин взял ее за руку.

- Ваши желания - закон для меня. Он посмотрел ей в глаза и перевел взгляд на губы, как будто желая получить мгновенный ответ.

- Дебора, хотите выйти за меня замуж? Собственно говоря, она должна была бы согласиться. Какое право она имела оставаться в этом доме, если не собиралась принять его предложение? Она была уверена, что он будет просить ее об этом. Она не подталкивала его к этому, просто ждала, когда он объяснится.

- Вы оказываете мне большую честь.

- Итак, вы согласны?

Его настойчивость тревожила. Может, это было нетерпение влюбленного? Но если бы это было так, она бы почувствовала.

- Я... - пролепетала Дебора, - в последние месяцы мне пришлось принять много решений, и это самое серьезное из всех.

- И все-таки вам не избежать необходимости принять его.

- Мне нужно время, чтобы подумать, сэр.

- Вы и теперь называете меня "сэр"?

- Джастин, - сказала Дебора, - оставьте меня, пожалуйста, одну. Он отпустил ее руку.

- Конечно, я нахал. Подобные обстоятельства требуют от вас тонкости чувств, подобающей нерешительности, прежде чем ответить согласием, не парада ли?

- Мне бы не хотелось, чтобы вы думали, что я шучу с вами.

- Я так не думаю.

Он облокотился на балюстраду и отвернулся от нее. Ее вдруг пронзило желание дотронуться до него, но нет, еще слишком рано.

- Ну, хорошо, - решил он. - Я вас оставлю. Сколько вам потребуется времени - час, два, три? Сегодня великолепное утро, погуляйте, а я позабочусь о том, чтобы вам не мешали. Но, Дебора... Прошу вас, не отвечайте отказом. Я хочу, чтобы вы стали моей женой и хочу, чтобы вы этого хотели так же, как и я.

Джастин ушел, а Дебора в раздумье медленно направилась к высохшей речушке.

Он просил ее стать леди Стеннард, хозяйкой Стеннард-Прайори в Норфолке. Звучало очень заманчиво. Пожилая леди явно была готова передать в ее руки хозяйство. С помощью денег Деборы Джастин мог бы расширить владения. Они могли бы оставить за собой дом в Эдинбурге и при желании наезжать туда. А, может быть, у Стеннардов есть дом в Лондоне - об этом еще как-то не заходила речь.

Люблю ли я его? Или это брак по расчету? Да, люблю, убежденно сказала себе Дебора. Конечно, люблю, хочу стать его женой, и мы будем счастливы.

Она вновь будет стоять у балюстрады в вечерних сумерках, и он опять возьмет ее за руку, но только на этот раз не будет ни сомнений, ни раздумий. Он еще раз спросит, согласна ли она стать его женой, и сразу кончатся все трудности, и все будет прекрасно.

Но тогда почему в глубине души она не может представить себе, что приняла его предложение?

Дебора завернула за угол дома. В тот момент показавшийся на аллее экипаж остановился под сводом ворот. Она узнала экипаж и кучера из Сэксволд-холла.

Кучер спустился с козел и с конвертом в руке поднялся по ступенькам дома. Тут же с другой стороны к нему поспешила леди Стеннард.

Она взяла у кучера письмо, посмотрела на него, наморщив лоб, и хотела уже подняться с ним в дом, как кучер увидел Дебору.

- Это та самая леди?

Леди Стеннард остановилась. Нехотя повернувшись, она протянула конверт Деборе.

Письмо было адресовано мисс Ричи. Сэр Рэнделл Гонт интересовался, не согласится ли она приехать к обеду в Сэксволд-холл. Генерал Флеминг хотел бы обсудить последние детали мероприятия, запланированного в память его сына и невестки, но ввиду дурного самочувствия не может совершить поездку по тряской дороге. Кучер подождет ее. Если же она сегодня из-за столь позднего приглашения, за которое он приносит извинения, не сможет приехать, не будет ли она любезна назначить любое удобное ей время. Однако это должно произойти в течение ближайших двух дней, ибо генерал Флеминг вскоре возвращается в Бат.

Дебора медлила. У нее не было никакого желания вновь видеться с Рэнделом Гонтом, но она испытывала искреннюю симпатию к старому солдату и не хотела проявлять невежливость по отношению к нему.

Леди Стеннард разрешила проблему. Услышав о содержании письма, она тотчас произнесла:

- Это в высшей степени неудобно. Естественно, вы не поедете.

- Этот визит избавил бы меня от обширной переписки, - размышляла Дебора.

- Я уверена, что Джастин, будь он здесь, не допустил бы этого.

- Но я пока еще не собственность лорда Стеннарда, - ответила Дебора, глядя прямо в глаза леди Стеннард.

Та опустила взгляд, но Дебора успела увидеть сомнение в ее глазах. Похоже, эта женщина боялась не угодить как своему сыну, так и Деборе.

- Просто взять и послать за вами, о Господи! - пробормотала леди Стеннард.

- Может, он хочет взять реванш.

- Не совсем понимаю вас.

- Когда я впервые сюда приехала, - сказала Дебора, - Джастин и Изабель заезжали за мной в Сэксволд-холл. Возможно, сэру Рэнделлу доставляет удовольствие поступать также.

- Я не нахожу здесь ничего веселого. - Леди Стеннард нервно передернула плечами. - Но если вы непременно хотите ехать, я пошлю за вами экипаж, и он привезет вас обратно.

Настояв на своем, Дебора успокоилась. Она позвала Кирсти, чтобы та сопровождала ее, и через четверть часа они уже были в пути.

Встреча с Рэнделлом Гонтом повергла Дебору в смущение. Когда он вышел ей навстречу, небрежно протянув руку, ей показалось, что смотрит он на нее строго и надменно.

- Я была удивлена, узнав, что генерал Флеминг гостит у вас, - проходя в кабинет, сказала Дебора.

- Меня тоже удивляет, что вы вернулись навестить Стеннардов.

Генерал сидел около окна с пледом на коленях. С тех пор, как Дебора видела его последний раз, генерал очень постарел. Он протянул Деборе сухую, слегка дрожавшую руку и улыбнулся. И эта улыбка была настолько теплой и сердечной, что Дебора сразу успокоилась. Генерал поднялся, и она поддерживала его, пока они шли в столовую.

- Итак, дорогая, - пропыхтел генерал, усаживаясь за стол. - Вы m`bepmj` не ожидали увидеть меня вновь в этом уголке Англии. Молодой Гонт пригласил меня...

Она не находила сэра Рэнделла молодым. Конечно, он не был стариком, хотя и выглядел много старше своих лет. Это был полный сил энергичный мужчина около тридцати. Однако в нем отсутствовало человеческое тепло, во всяком случае, он не проявлял его.

- Мы знаем друг друга много лет, - продолжил генерал Флеминг, поэтому-то Эдвин и снял Тофт-Уоррен.

- И вот что из этого вышло, - вмешался Гонт.

- Но, мой дорогой мальчик, почему вы вините в этом себя? - генерал повернулся к Деборе. - Проблема этого молодого человека состоит в том, что он пытается всю ответственность взять на себя. Он слишком суров по отношению к себе.

Гонт уставился в свою тарелку.

- Что бы вы ни решили сделать в память усопших, можете быть уверены, что в ваше отсутствие я обо всем позабочусь. Ведь вы оба скоро опять уедете...

- Я еще потревожу вас день, самое большее два, - заметил генерал Флеминг.

Они оба посмотрели на Дебору. И вдруг Деборе пришла в голову мысль, что и здесь, и в Стеннард-Прайори ждут ее ответа.

- Я.., возможно, я задержусь здесь дольше, чем предполагала.

- Понимаю, - ответил Гонт. После обеда он предложил:

- Кофе я пришлю вам в кабинет и оставлю одних на столько времени, сколько вам понадобится.

- В половине четвертого за мной прибудет экипаж из Стеннард-Прайори, - сказала Дебора.

- Но я надеялся сам отвезти вас...

- Леди Стеннард настояла на этом. Сэр Рэнделл молча проводил генерала и Дебору в кабинет и оставил одних.

Генерал Флеминг и Дебора обсудили все детали их пожертвования церкви в память о Беатрис и Эдвине. Плед, которым генерал вновь укутал колени, упал, и Дебора наклонилась, чтобы поднять его.

- Как холодно в этом доме, - заметила она.

- Это ноют мои старые кости, дом здесь ни при чем.

- - А я считаю, что в этом доме мрачно и безжизненно, - продолжала настаивать на своем Дебора.

- Просто здесь давно уже отсутствует женская теплота.

- А у сэра Рэнделла никогда не появлялось желания вновь жениться? беспечно поинтересовалась Дебора. - Или ни одна из молодых женщин не пожелала ввергнуть себя в эту.., атмосферу?

- Что вы имеете в виду?

- Это холодный дом, - повторила Дебора, - и таким он будет всегда.

- Не правда. Так было не всегда и так не будет в дальнейшем. Рэнделл сам виноват в этом. Он замкнулся в себе и работает, как одержимый, так что у него нет времени думать ни о чем другом - чертовски не правильно, как мне кажется. Ему нужен кто-то, кто вернет его к жизни и наполнит его дом теплом.

- И никто не пытался это сделать?

- Не имею представления. Мы давно потеряли друг друга из вида и не встречались, пока не произошло это страшное несчастье. Однако он, кажется, не изменился. И слухи вокруг него все нелепее...

Внезапно он замолчал, а потом спросил:

- Вы что, тоже думаете, что он убил свою жену?

- Не знаю, что я...

- Но вы наверняка слышали, что говорят люди, и я уверен, что почти поверили во все это. Так послушайте меня, юная леди. Рэнделл Гонт не убивал своей жены и никому не причинил никакого вреда. Тогда он был в самом начале своей карьеры и по этическим соображениям не мог оперировать свою собственную жену. А память людская очень ненадежна, сами знаете. Она легко перемешивает даты и события, зачастую искажая их.

Генерал задумчиво посмотрел на Дебору.

- У Элизабет Гонт была опухоль. Делалось все для ее спасения, но операция длилась слишком долго. И Гонт должен был спокойно все это m`ak~d`r|. Он хотел быть рядом с ней, он надеялся, что она выживет. Когда она умерла, его друзья боялись, что он потеряет рассудок. Так мне рассказывали. Но одно я могу вам сказать точно: смерть леди Гонт превратила его работу в призвание. Он трудился, как одержимый, и мне кажется, что в этом было его спасение. Гонт не тот человек, который предается сомнениям и унынию. Всего себя он отдал хирургии и поиску путей для облегчения боли. Все свое состояние он вложил в исследования. Многие понимают, что он на верном пути. Со всей округи приходят к нему люди ночью, чтобы попросить о помощи, вместо того чтобы обратиться к своему собственному врачу.

На часах было уже почти четыре, когда Дебора выглянула из окна и увидела в воротах экипаж.

Генерал Флеминг извинился, что не сможет проводить ее. Вошел Рэнделл Гонт и повел Дебору к выходу.

- Мисс Ричи, - неожиданно голос его прозвучал умоляюще, а движение руки еще более подчеркнуло искренность слов, - если вам понадобится моя помощь, надеюсь, вы известите меня об этом.

- Очень любезно с вашей стороны, сэр. Его рука все еще держала ее руку, и она не находила более его прикосновение холодным.

- Я не имею в виду ваши пожертвования церкви или что-либо связанное с этим. Что бы ни произошло, мне бы хотелось, чтобы вы в любое время обратились ко мне первому.

Он отпустил ее руку, не спуская с нее глаз, затем продолжил:

- Если захотите изменить свое решение, как бы тяжело и поздно это ни было..

- Какое решение я должна изменить, сэр?

- Не нужно быть прорицателем, чтобы понять, какое предложение вам уже сделали или собираются вскоре сделать.

- Вы не имеете права...

- Да, права я не имею, однако не могу больше молчать. Мне следовало поговорить с вами раньше, но все казалось, еще не время. Я уже не верил, что могу жить и чувствовать. С головой ушел в работу... Мисс Ричи, Дебора, - он схватил ее за плечи и, повернув к себе, заглянул в глаза, - вы научили меня вновь замечать окружающее и чувствовать. Пока не поздно, выслушайте меня.

Дебора вырвалась из его рук и, не оборачиваясь, побежала к экипажу. Кирсти уже ждала ее.

На пути в Стеннард-Прайори Дебора пыталась вызвать в памяти образ Джастина, ожидающего ее ответа, но мысли ее постоянно возвращались к Рэнделлу Гонту.

Генерал Флеминг говорил в пользу Гонта, и нельзя было сомневаться в искренности заслуженного солдата. Но старый и больной, мог ли он оказаться способным противостоять силе воздействия сэра Рэнделла? Даже если все, что он говорил, правда, не могло ли быть так, что для сэра Рэнделла, чрезмерно увлеченного своей работой, человеческое сердце и тело значили не более, чем материал для исследований?

Аргумент в духе Джастина. Но это совершенно не соответствовало тому, что испытывала к Рэнделлу Гонту сама Дебора. Она попыталась подавить это новое для себя опасное чувство логическими рассуждениями, но ничего не получалось, и мысли разбегались.

Экипаж постепенно замедлял ход и вдруг резко остановился. Дебора высунулась из окна и огляделась.

- В чем дело, Дрейпер? - спросила она кучера.

- Вон там я увидел что-то странное, мисс. В бездонном озере, как мы его называем. Когда мы вернемся домой, я пошлю кого-нибудь посмотреть и уведомить сэра Рэнделла - это ведь его владения.

- - Погодите.

Дебора вышла из экипажа, но ничего не увидела. Тогда она осторожно направилась к тому месту, куда показал кучер. Он тотчас последовал за ней, Кирсти побежала следом.

Приблизившись, Дебора увидела, что из-за засухи озеро сильно обмелело. И тут она заметила что-то белое, лежавшее в иле.

- Оставайтесь-ка лучше здесь, мисс. - Дрейпер быстрыми шагами обогнал Дебору.

Дебора не послушалась и подошла вплотную к воде. Старая легенда лгала, озеро оказалось совсем не глубоким. Наполовину погруженная в воду там лежала голая девушка.

- Кирсти, возвращайся к экипажу и жди нас там.

- Но, мисс...

- Возвращайся.

Кучер подошел к трупу. К рукам и ногам его были привязаны большие зрячие камни. Девушку, по всей видимости, бросили в воду лицом вниз и оставили в иле у берега. Ее спина вся была покрыта рубцами, которые могли быть нанесены плетью, ножом или.., скальпелем.

Помедлив, Дрейпер наклонился и осторожно повернул, голову погибшей.

Труп, видимо, недолго пролежал в воде, так как лицо хорошо сохранилось. Это была Мириам, пропавшая горничная Изабель Стеннард.

Глава 10

Молодая женщина, увидевшая столь страшную картину, должна отдохнуть в своей комнате, ей необходимо дать время, чтобы оправиться от шока. Леди Стеннард и Изабель, полные озабоченности, проводили Дебору наверх. По малодушию та позволила им это сделать. Она была рада остаться одна, рада получить передышку, прежде чем Джастин потребует от нее ответа.

Когда они вернулись в Стеннард-Прайорн, Джастин выскочил из дома им навстречу. Он распахнул дверцу экипажа, прежде чем тот остановился. Было видно, что он взбешен. Дебора не сомневалась, что сразу посыпятся резкие упреки в том, что она ездила в Сэксволд-холл, вместо того, чтобы в тиши со всей серьезностью обдумывать его предложение. И предвосхищая Джастина, она быстро произнесла:

- На берегу озера без дна, как его здесь называют, лежит мертвая девушка. Думаю, не следует оставлять ее там.

- Мертвая? Что за дикая история...

- Это Мириам, - продолжила Дебора, - горничная вашей сестры.

Лицо его побледнело. И как только кровь отлила от щек, вся злость его сразу же испарилась. Он повернулся к кучеру.

- Что, черт подери, здесь происходит? Когда на следующее утро Дебора спустилась вниз, Джастина уже не было дома.

- Бедное несчастное дитя, - все утро повторяла леди Стеннард, - так страшно кончить.

- Наверное, ее убил кто-то из местных, - предположила Дебора.

- Не могу даже представить себе этого. Все так ужасно, - стенала леди Стеннард, - и есть же такие варвары.

Вернулся Джастин и сообщил, что отдал распоряжения общинной полиции. Родителей девушки и сэра Рэнделла Гонта, на чьей земле находилось озеро, уже оповестили. Был назначен срок судебного разбирательства. Изабель необходимо дать показания, поскольку Мириам была ее горничной, Деборе же можно не являться в суд, достаточно показаний кучера, обнаружившего труп.

- Мне кажется, я должна присутствовать, - заявила Дебора.

- Предпочел бы, - ответил Джастин, - чтобы вы остались дома и поразмышляли о другом, гораздо более важном деле.

- Я уже подумала.

- И приняли решение...

- Было бы лучше, если бы мы обсудили это в более подходящей обстановке.

- Безусловно, вы правы, сначала покончим с этим расследованием, а потом поговорим.

Заседание суда состоялось в маленькой задней комнатке постоялого двора в Мидлхете. Для Изабель и Деборы приготовили два стула, остальные свидетели - родители девушки и кучер - сидели на деревянной скамье. Джастин прислонился к стене недалеко от стола доктора Эббота. Рэнделл Гонт стоял на другой стороне комнаты, засунув большой палец в жилетный карман, и, как заметила Дебора, часто поглядывал в ее сторону.

Перед патологоанатомом, являвшимся одновременно председателем заседания, и восемью назначенными им членами комиссии показания давали лишь Дрейпер, Изабель Стеннард и отец погибшей девушки.

Изабель отвечала на все вопросы уверенно и невозмутимо. Вдруг вскочил nrev Мириам и закричал, что он сделает с тем парнем, который совершил это, и что он не успокоится, пока убийца не заплатит за содеянное...

Доктор Эббот попытался успокоить его, заметив, что все присутствующие разделяют чувства отца.

Затем он зачитал медицинское заключение. Смерть Мириам Фийхэм наступила вследствие утопления. Камни, привязанные к ее конечностям, однозначно свидетельствовали о том, что девушка стала жертвой преступления. До сих пор не было найдено ни клочка одежды погибшей и не имелось никаких примет убийцы.

Сэр Рэнделл Гонт попросил слова:

- Вы сказали, что девушка была утоплена.

- К сожалению, да.

- Вы уверены, что она не была убита, прежде чем ей привязали камни и бросили в озеро?

- Нет никаких признаков удушения, поломанных костей или ударов по голове. Кроме нескольких странных порезов на спине...

- Порезов?

- Можно сказать, очень глубоких царапин.

Достаточно глубоких, чтобы потерять большое количество крови. Я не могу установить, для чего ей были нанесены эти повреждения. Но сами по себе они никак не могли явиться причиной смерти.

Испуганное перешептывание пронеслось по комнате. Не прекратилось оно и тогда, когда сэр Рэнделл продолжил вопросы:

- Легкие были наполнены водой?

- Уж не подвергаете ли вы сомнению мою врачебную компетенцию, сэр? язвительно спросил в свою очередь доктор Эббот.

- Вода была в ее легких или нет?

- Я нахожу ваше поведение...

- Могу я исследовать труп?

- Ни в коем случае.

- Естественно, в вашем присутствии.

- Нет, сэр.

- Тогда следует пригласить независимого специалиста. Необходимо провести повторное вскрытие.

При этих словах мать Мириам вскочила и закричала:

- Думаете, ее можно резать? Как будто недостаточно, что с ней сделали, так вы еще хотите. Вы!

- Вы не должны беспокоиться, миссис Финхэм, - с явным удовлетворением произнес доктор Эббот, - сэр Рэнделл не имеет больше права заниматься врачебной практикой.

- Я настаиваю на корректном вскрытии, - упрямо повторил Гонт.

- Сэр Рэнделл, вы приглашены на это заседание лишь потому, что являетесь владельцем участка земли, на котором был найден труп. Это не дает вам права...

- Да, на вашей земле, - рядом со свидетельской скамьей появился взволнованный молодой человек. - Вы знаете, что она там делала? Может, тогда объясните, откуда у нее эти повреждения?

- Альфред, - принялся урезонивать молодого человека доктор Эббот, если у тебя есть вопросы, то сначала ты должен задать их мне.

- А теперь еще вы хотите ее порезать.

Молодой парень вдруг набросился на Гонта и, как бешеный, принялся наносить ему удары. Прежде чем Гонт опомнился и схватил за руку нападавшего, он успел получить несколько ударов в подбородок и предплечье.

Доктор Эббот стучал по столу.

Дебора приподнялась со стула. Неужели никто не мог остановить этого буйного молодого человека? Полицейский развернулся, чтобы наблюдать драку, но не сделал никаких попыток вмешаться.

Джастин искривил в усмешке губы. Все кончилось так же быстро, как и началось. Сэр Рэнделл утихомирил парня, заломив ему руку за спину. Тот стонал и изгибался.

- Я отпущу вас, если вы пообещаете продолжить разговор в цивилизованной манере.

- Вы, проклятый...

- Я настаиваю на том, чтобы здесь соблюдались тишина и порядок, qwek нужным наконец вмешаться доктор Эббот, - Альфред, встань и успокойся.

Гонт нехотя отпустил молодого человека.

- Итак, - произнес патологоанатом, хватая перо и опуская его в чернильницу, - если ты хочешь что-то сказать, я готов тебя выслушать. Для начала назови свое полное имя.

- Вы знаете мое имя, доктор. Вы уже обращались ко мне.

- Я обязан придерживаться правил.

- Ну, да, Дипинг. Альфред Дипинг.

- Итак, что ты хочешь нам сообщить о погибшей?

- Я хочу знать, что с ней произошло?

- Этого мы все хотим. Если ты можешь нам помочь, буду тебе очень признателен.

- Ну, никакого секрета нет в том, что мы встречались.

- Ты собирался жениться на ней?

- Да, но не сейчас. У нее было хорошее место, а я всего-навсего простой батрак.

- Ты очень любил Мириам?

- Конечно.

- И вы не ссорились?

- Ну, не так, чтобы это привело к тому, о чем вы думаете.

- Альфред, - более строгим тоном спросил доктор Эббот, - ты можешь поклясться, что не убивал Мириам Финхэм?

- Я не делал этого.

- Но ведь были ссоры.

- В последнее время она вообще вела себя очень странно и говорила, что знает кое-кого, кто ей подходит больше, чем я. Она имела в виду господ из высших кругов, рассказывала, как они ее будут холить.

Со скамьи вскочил мистер Финхэм.

- Послушайте, сэр, я нахожу несправедливым то, что он так говорит о нашей Мириам. Если он пытается скрыть, что сам совершил...

- Нет! - вскричал Дипинг. - Я бы никогда не смог убить ее. Вы же давно меня знаете и должны это понимать.

Джастин деликатно покашлял:

- Позвольте мне внести предложение суду?

- Пожалуйста, милорд, - с радостью согласился доктор Эббот.

- Мы все знаем, что это заседание не имеет целью принятие мер против потенциального подозреваемого. Если будет установлено, что это убийство, о чем вы уже говорили, я поручу провести тщательное расследование с привлечением к судебной ответственности любого, против кого будут выдвинуты какие-либо обвинения.

- Но вы же не верите, что это я, сэр.., милорд?

Альфред Дипинг в отчаянии простер руки.

- Но ведь кто-то сделал это, - ответил Джастин, - во всяком случае, все обстоятельства указывают на убийство.

- Да, кто-то это сделал, - казалось, Альфред Дипинг вновь набросится на Рэнделла Гонта.

В заключение доктор Эббот произнес:

- Я отошлю компетентным органам подробный отчет и уверен, что они позаботятся о том, чтобы восторжествовала справедливость.

Дебора и Изабель поднялись. Джастин перебросился еще парой слов с доктором Эбботом. Когда же он хотел уже присоединиться к Деборе и своей сестре, открылась дверь в соседнюю комнату. В появившемся человеке Дебора узнала Гарри Чивнинга. Джастин обернулся, быстро пробормотал, что он вернется через несколько минут, и последовал за своим приятелем.

Дебора была рада покинуть душное помещение и выйти на свежий воздух.

- Мы можем не спешить, - проговорила Изабель, взяв Дебору под руку.

Перед ними, глубоко погруженный в свои мысли, шел сэр Рэнделл Гонт. Он направлялся к входным воротам и не заметил двух человек, поджидавших его в темном углу, пока один из них не стукнул каблуком по мостовой. Тут он увидел их и остановился.

Оба мужчины медленно направились к Гонту. Один из них был Альфред Дипинг, другой - отец погибшей девушки. А позади них, на другой стороне улицы, стояли еще трое или четверо мужчин, готовых либо напасть на Гонта, либо просто поглазеть на происходящее.

- Будет лучше, если мы вернемся в гостиницу и гам подождем Джастина, - сказала Изабель.

- Вы боитесь?..

- Пойдемте.

Но Дебора уже пересекла двор. Двое мужчин увидели ее и отступили в сторону. Услышав шаги, Рэнделл Гонт обернулся.

- Доброе утро, сэр Рэнделл.

Он с удивлением смотрел на нее, когда она остановилась рядом.

- Не проводите меня к экипажу? - продолжила Дебора. - Лорд Стеннард задерживается.

- Мисс Ричи, - таким мягким тоном он еще никогда не говорил с ней, если лорд Стеннард задерживается, думаю, вам лучше подождать его в гостинице.

- Я нахожу бестактным ваш отказ проводить меня, сэр.

- Я не допущу, чтобы вы это делали для меня, мисс Ричи.

Тогда Дебора просто взяла его под руку, и ему не осталось ничего другого, как последовать за ней, если они оба не хотели выставить себя на посмешище.

Альфред Дипинг преградил им дорогу.

- Прошу вас, - пробормотал Гонт, - уйдите. Я сумею за себя постоять.

- А что зелень в вашем саду, сэр Рэнделл, - громко спросила Дебора, в это время года должна быть изумительной?

Невозмутимость Гонта постепенно исчезала. Дебора почувствовала, что ситуация начала его забавлять.

- Что же вы наделали? - как и прежде тихо, но дружелюбно проговорил он, - теперь они наверняка решат, что для своих волшебных зелий травы я выращиваю сам.

Смеясь, они направились прямо к Альфреду Дипингу. Тот, сжав кулаки, ждал, когда к нему подойдет Финхэм.

- Не отойдете ли на минутку в сторону, мисс?

- Но я разговариваю с этим господином.

- А я должен кое-что...

- Лучше пойдем со мной, Альфред, - заметил Финхэм.

Молодой Дипинг постоял еще немного, но, увидев, что Дебора и сэр Рэнделл не собираются останавливаться, вынужден был уступить им дорогу.

Так вместе они вышли на улицу.

Собравшиеся перед воротами мужчины расступились и разошлись.

- Я обязан вам, мисс Ричи. Хотя должен признаться, что не привык прятаться за юбки дам - Вы находились от подола моей юбки на расстоянии, по крайней мере, целого шага, сэр.

Экипаж Стеннардов стоял перед главным входом. Подводя к нему Дебору, сэр Рэнделл замедлил шаги. Казалось, он был не в силах расстаться с ней.

- Говорят, вы выходите замуж за лорда Стеннарда, - его хорошее расположение духа вдруг испарилось.

- Я этого не говорила.

- Но и не отрицаете это?

- Об этом меня должен спросить сам лорд Стеннард, а не вы, сэр.

- Тогда еще не поздно!

Его хорошее настроение вернулось к нему. Он протянул Деборе руку, но не дотронулся до нее.

- Нам надо так много сказать друг другу, если вы готовы к этому, рассмеялся Гонт.

Она не могла разобраться в вихре противоречивых чувств, охвативших ее. Собственно, сейчас им бы следовало вежливо попрощаться. Он бы отправился к себе в Сэксволд-холл, а она бы подождала Изабель и Джастина. Но вместо этого они стояли, и она не торопилась расстаться с ним, так же, как и он с ней. Наверняка за ними следили из-за штор этих серых каменных домов любопытные глаза. И несмотря на это, она чувствовала себя совершенно беззаботно. Чужой, посторонний человек, стоявший рядом с ней, вдруг в мгновение ока перестал быть таковым. Она боялась признаться себе, почему это произошло, но поскольку он давал ей время - "если вы готовы к этому", - она знала, что разберется во всем.

Хоть бы он не уходил так скоро. Хоть бы Джастин не появился здесь в следующее мгновение.

- Мы познакомились с вами, к сожалению, в связи с печальными обстоятельствами, - он бросил в сторону гостиницы тревожный взгляд, - я совершенно невозможно вел себя, когда мы встретились впервые и когда на днях провожал вас к экипажу. А настойчивость, с которой я требовал провести как можно быстрее расследование обстоятельств смерти вашей сестры, могла показаться вам порождением бесчувственности.

- Вам надо было вернуться в Лондон, и я понимаю это.

Вспомнив Беатрис, она вновь подумала о броши, завернутой в папиросную бумагу и спрятанной в одном из ящиков комода в ее комнате в СтеннардПрайори. Если бы она была у нее с собой, она могла бы прямо его спросить, когда он видел ее сестру в последний раз.

Вместо этого Дебора произнесла:

- Эта бедная девушка, о которой мы сегодня говорили, наверняка нет никакой связи между нею и тем, что произошло ранее.

- Ваша сестра, - ответил он, - и эта девушка, и та другая, что покончила с собой. Кто знает, что еще может произойти? Поедемте прямо сейчас ко мне. В Сэксволд-холл.

Гонт говорил с большой настойчивостью.

- Как я могу? - и вдруг как будто пелена упала с ее глаз. - Вы ведь не хотите сказать, что я?..

- Дебора, прошу вас, поедемте со мной.

- Это невозможно.

Он пронзительно смотрел на нее.

- Я смогу защитить вас. Обещаю вам.

- Но я совсем не убеждена, что нуждаюсь в защите.

- Я хотел бы вам еще кое-что сказать. После всех этих лет одиночества мне трудно это сделать... Но вы нужны мне, Дебора. Я люблю вас.

Прежде чем она смогла что-либо ответить, из гостиницы вышли Джастин и Изабель. Лицо Джастина потемнело от ярости, когда он увидел, кто стоит рядом с Деборой.

- Пожалуйста, не ждите, иначе будет поздно, - быстро произнес Рэнделл.

- Вы же понимаете, невозможно так просто взять и уйти... Сейчас я не могу принять ваше приглашение. Позже...

- Когда?

- Не знаю, - смущенно ответила Дебора.

- Если вы решились, - произнес он мягко, - если я нужен вам, умоляю, не медлите. Я всегда к вашим услугам, любимая. Клянусь, что никогда не оставлю вас.

Глава 11

- Я не позволю выставлять себя на посмешище, - зло сказал Джастин, когда они возвращались в Стеннард-Прайори.

- Я не заметила, чтобы кто-нибудь смеялся, - рассеянно ответила Дебора, погруженная в воспоминания, как развеселила их с Гонтом ситуация, в которой они оба оказались.

- Сначала вас видят со мной, а потом с этим человеком, который лишен нрава работать по специальности, которому вообще нельзя доверять.

- Кто не доверяет ему?

- Я запрещаю вам поддерживать знакомство с Гонтом.

- Сэр, - напомнила Дебора, - пока еще вы не имеете права указывать, с кем я могу общаться, а с кем нет.

Изабель съезжилась в углу экипажа. Облокотившись на колени, Джастин наклонился к Деборе.

- В ваших же интересах, моя милая, не быть столь своенравной. Сегодня вы должны были понять, какие чувства испытывают здесь люди по отношению к нему. Жаль, что вы не остались в стороне и не дали им возможность расправиться с ним.

- Я всегда считала вас человеком, выступающим за поддержку порядка, а не тем, кто готов закрыть глаза на бессмысленную жестокость.

- Некоторые люди не заслуживают ничего иного, кроме быстрой расправы.

- Почему вы так ненавидите сэра Рэнделла? - спросила Дебора.

- Честно говоря, мне жаль, что его имя вообще упоминается. Слушайте. Cnmr причинил моей семье столько вреда, сколько было в его власти. Он играл чувствами моей сестры. Кто знает, чем он занимается в этом своем доме-тюрьме. Он пытался совратить вашу сводную сестру. И я не желаю, чтобы он приближался к вам. Больше я не хочу даже слышать о нем!

- Я видела, как он смотрел на нее, - произнесла Изабель.

Она не могла скрыть, как тяжело это ее ранило. Бедная девушка, подумала Дебора, бедная Изабель, так безнадежно влюблена она в Рэнделла Гонта.

Дебора надеялась, что Джастин не отгадает ее мысли, хотя долго скрывать их не собиралась. Как можно быстрее она должна сказать ему правду.

Теперь она знала, что ни за что не выйдет замуж за Джастина Стеннарда.

Все было, как и в первый раз. Она стояла на террасе, а Джастин вышел из дома и закрыл за собой дверь. Дебору охватила паника. Уверенность вдруг покинула ее, она почувствовала, как трудно ответить отказом. Но леди Стеннард она не будет никогда.

- В последние дни нам столько раз мешали, - произнес Джастин, надеюсь, на сей раз нас не прервут.

То, что Дебора рассматривала террасу как сцену, на которой Джастин и она однажды уже разыгрывали фрагмент из этого спектакля, успокаивало ее. На фоне тех же декораций она должна была произнести заранее написанные слова, сопровождая их заученными жестами. Все это делало ситуацию несколько нелепой. Ей следовало сказать лишь одно слово, и акт будет окончен.

- Я еще раз спрашиваю вас, - сказал Джастин, протягивая руку и ожидая, что она вложит в нее свою. - Вы хотите стать моей женой?

Слова, казалось, застряли у нее в горле, но она собралась с духом и ответила:

- Нет, это невозможно.

- Невозможно? - Он растерянно уставился на нее.

- Мне так жаль, Джастин. Это большая честь, и меня очень беспокоит...

- Не знаю, что вас беспокоит. Мы превосходная пара, дорогая.., любимая. - Он обнял ее за плечи. - Вы нужны мне. Вы нам всем нужны, но мне больше всего. Не шутите со мной.

- Нет. Это слишком серьезно, и я все хорошо обдумала. Этот брак не принесет нам счастья.

- Почему?

- Вы ошибаетесь, полагая, что мы хорошо подходим друг другу. Это трудно объяснить, но я чувствую.

- В Эдинбурге, - с искаженным от ярости лицом проговорил Джастин, вы были готовы принять мое предложение. И вы имели его в виду, когда поехали сюда и остановились у нас. Вы были в курсе моих намерений и дали повод надеяться. Так что же произошло?

- Я серьезно и долго размышляла об этом, - ответила Дебора, - и мое решение окончательно. Меня бы опечалило, если бы вы думали, что я преднамеренно вводила вас в заблуждение.

- Преднамеренно? - насмешливо воскликнул он. - Да нет же. Возможно, как раз вас и ввели в заблуждение. Точно! Вы послушались Гонта! Что было между вами? Что за яд он влил в ваши уши?

- Это мое собственное решение.

- Опять Гонт проделывает свои штучки. Джастин был вне себя. Дебора попыталась ускользнуть от него, но он в ярости принялся трясти ее.

- Дебора, вы выйдете за меня замуж. Вы должны. Я не отпущу вас. Вся моя жизнь.., наша жизнь... Я не хочу потерять вас.

Прижав ее к себе так крепко, что у Деборы перехватило дыхание, он поцеловал ее. Она пыталась отвернуть голову, но он не отпускал ее. Из последних сил Дебора вырвалась из его объятий.

Задыхаясь, она облокотилась на балюстраду и потрогала свои израненные губы.

Он покачал головой, огляделся и вернулся к действительности.

- Простите меня.

- Вы позволили гневу овладевать вами, когда вам не понравился ответ, - миролюбиво усмехнулась Дебора.

- Что мне сделать, чтобы все стало по-прежнему?

- Ничто не изменится.

- Тогда, может быть, начнем сначала?

- Думаю, оставим все, как есть.

- А если я наберусь терпения и не буду подходить к вам и буду ждать, пока мое предложение?..

- Ради себя самого и ради меня поверьте, что я приняла правильное решение, - сказала Дебора.

Джастин опять был близок к тому, чтобы впасть в ярость. Но затем, не говоря ни слова, он повернулся и покинул ее.

Усталая и измученная Дебора вернулась в дом.

Когда она медленно поднималась в свою комнату, на первой лестничной площадке она прошла мимо двери, которая обычно была закрыта, а сейчас стояла широко распахнутая.

- Дебора?

Леди Стеннард сидела в маленьком кресле посреди бело-голубого будуара. Ее ноги покоились на низкой скамеечке, локоть левой руки опирался на подлокотник, так что тонкие пальцы касались щеки. Это была маленькая уютная комната с одним окном, выходящим в розовый сад. Однако поза леди Стеннард и кресло придавали комнате вид зала для аудиенций.

Дебора остановилась в дверях. Было бы лучше, если бы она имела возможность подготовиться к еще одному разговору.

- Итак, дорогая, - улыбнулась леди Стеннард, - не хотите ли мне чтонибудь сказать?

- Думаю, мне надо уехать домой.

- Чтобы начать приготовления? - лукаво спросила леди Стеннард.

Она смотрела мимо Деборы.

- Мне кажется, Джастин мог бы сначала зайти ко мне или хотя бы проводить вас.

Дебора глубоко вдохнула воздух.

- К сожалению, готовиться не к чему, леди Стеннард. Вы очень гостеприимны, но мне пора возвращаться в Эдинбург.

- Надолго?

Пожилая дама отказывалась понимать Дебору.

- В Эдинбурге мой дом. У меня там много дел, и я не могу забывать о своем долге.

- И это все, что вы хотите сказать?

Леди Стеннард ошеломленно смотрела на девушку.

- Мне жаль, если вы ожидали от меня большего.

- Но я действительно ожидала большего, девочка. Джастин...

Она буквально хваталась за соломинку.

- Он еще не говорил с вами?

- Ваш сын оказал мне честь, попросив стать его женой. Я отказала.

Леди Стеннард поднялась и подошла к окну. Она вдруг показалась Деборе маленькой и беспомощной. Когда же она вновь повернулась, это уже была дама, закованная в броню высокомерия.

- Такой тяжелый удар для меня.

- Мне жаль.

У Деборы возникло странное ощущение, что она теперь постоянно должна извиняться.

- Вы нужны ему, - продолжила леди Стеннард, - ему нужны цель в жизни и человек, который бы давал ему силы для достижения этой цели, который бы направлял его.

- Джастин не позволит руководить собой, - Но вы могли бы этого добиться. Думаю, он уже сам это понял. Вы должны быть рядом с ним, оградить его от сумасбродств, и, прежде всего, от этого беспутного молодого Чивнинга.

- Мне кажется, - ответила Дебора, - что Джастин сам мог бы справиться, если б я пожелал.

- Может быть Джастин вел себя слишком пылко. Если ему чего-то хочется, он стремится сразу это получить. Вы сможете повлиять на него, дорогая.

Дебора покачала головой.

- Наверное, вы захотите, чтобы я как можно быстрее уехала.

- Ни в коем случае. Вы приехали по моему приглашению и можете оставаться, сколько вам захочется.

- Я буду себя неловко чувствовать.

- Все равно прямо сейчас вы не сможете уехать. Проведите у нас ночь. И, пожалуйста, ради меня, подумайте еще раз. Здесь, в Стеннард-Прайори, вас будут любить от всего сердца. Подумайте о будущем, Дебора, все зависит только от вас.

Через день Дебора должна была отправиться домой. Она бы уехала уже на следующее утро, но единственный поезд на север отправлялся очень рано, а леди Стеннард не допустила бы столь поспешного отъезда.

В дурном расположении духа Джастин под вечер куда-то ускакал. Изабель совершенно отстранилась от Деборы, и леди Стеннард с трудом удавалось создавать видимость всеобщего благополучия.

- Вы хоть представляете себе, как он будет реагировать, когда узнает, что вы уехали? - тихо прошелестел горький упрек Изабель.

И если бы у Деборы еще оставались сомнения относительно его предложения, то боязливое отчаяние обеих женщин наверняка заставило бы ее принять верное решение. Если спасение Джастина и их душевный покой зависели исключительно от нее, что же за человек тогда скрывался за привлекательной внешностью?

Алчный избалованный мальчишка!

Дебора лежала в постели и предавалась размышлениям. Через какое-то время она встала, чтобы открыть окно, и посмотрела вниз на руины старого аббатства.

В какой-то момент Дебора заметила темную фигуру, мелькнувшую среди деревьев.

Дебора вернулась к кровати и присела на ее краешек. О сне не могло быть и речи. Взяв с ночного столика кувшин, Дебора заметила, что он пуст.

В другой раз она не обратила бы на это внимание, но сейчас ей необходимо было выпить глоток воды. Дебора позвонила Кирсти. А позвонив, сразу пожалела об этом.

Она вышла в коридор, чтобы перехватить свою горничную и сказать, что та ей не нужна.

Комната девушки располагалась у другого конца лестницы. Дебора помедлила. Вообще-то Кирсти не повредило бы встать и принести ей кувшин со свежей водой.

Но Кирсти не было видно: или она очень крепко спала, или не работал звонок. : Дебора подошла к комнате девушки и постучала.

- Кирсти? :

- Она приоткрыла дверь и заглянула внутрь.

Одного взгляда оказалось достаточно, чтобы убедиться, что комната пуста.

Дебора бегом вернулась к себе, оделась и набросила на плечи накидку. Через несколько минут она выскочила из дома.

Боязливо, но полная любопытства, она направилась в том направлении, где исчезла фигура. Дебора спрашивала себя, что она надеется отыскать.

Она остановилась на берегу высохшей речушки и посмотрела в сторону руин. И вдруг услышала голоса. Это было всего лишь бормотание и отголоски неестественного смеха. Должно быть, ей пригрезилось: слишком жуткими и приглушенными были звуки, чтобы раздаваться на самом деле.

По руслу высохшей речки Дебора перешла на остров. Когда она приблизилась к развалинам, голоса зазвучали громче.

Часть одного здания аббатства хорошо сохранилась. Окна были без стекол, но крыша на месте, и когда Дебора осторожно, шаг за шагом, вошла внутрь, в середине помещения она наткнулась на какой-то предмет. Ее рука нащупала каменную плиту с филигранной резьбой. Когда глаза Деборы привыкли к полумраку, она увидела, что это надгробие. Дебора аккуратно обошла могилу.

На землю рядом с гробницей сквозь узкую щель между двумя камнями просачивался слабый луч света. Под этим помещением, которое, по всей видимости, являлось когда-то часовней, находился склеп.

Но как туда попасть?

Дебора направилась вдоль щели и увидела винтовую лестницу. Когда она спустилась на три ступеньки, свет стал ярче.

Дебора протиснулась по узкой лестнице и очутилась в нижнем помещении.

В склепе находилась еще одна гробница. Алебастровые фигуры мужчины и женщины со скрещенными на груди руками лежали на спинах, уставившись пустыми глазницами на белое украшение балдахина. Позади саркофага Дебора увидела двух живых людей, лица которых были освещены пламенем свечей. Это были возбужденные красные лица Гарри Чивнинга и Джастина Стеннарда.

Внезапно появились еще двое мужчин, а затем Дебора услышала визг и хихиканье девушки. На короткое мгновение возникла растрепанная голова и голые плечи Кирсти Гамильтон.

Дебора подошла к саркофагу. Она не понимала, что здесь происходит, и не могла так просто развернуться и убежать.

Мужчины стояли на полу на коленях вокруг маленького корыта. Вдруг раздались хриплый крик и шум хлопающих крыльев. Чивнинг выругался. В пламени свечи Дебора заметила пот на лбу Джастина. . Пошатываясь, Кирсти пыталась подняться. В руке она держала кружку, из которой время от времени прихлебывала. На ней было лишь узкое грубое кожаное платье, оставлявшее открытыми толстые руки и бедра.

Раздался торжествующий крик Чивнинга. Мужчины взволнованно наклонились вперед. Все завершилось. Лишь Джастин как будто окаменел, стоя на коленях с ярко-красной петушиной головой в руках.

Один из мужчин поднялся и шутя схватил ее. Она увернулась. Тогда он снял что-то с крючка на стене, взмахнул - и в воздухе раздался свист плетки Кирсти завизжала, наполовину от страха, наполовину бравируя. Он вновь взмахнул плеткой. Кирсти пригнулась и побежала вокруг саркофага прямо по направлению к Деборе.

Наткнувшись на нее, Кирсти испустила полный ужаса крик.

Но преследователь остановился, как вкопанный. Увидев в полумраке женскую фигуру, он мучительно простонал:

- Это она! Она вернулась!

Гарри Чивнинг, схватив в руки факел, поднял его высоко над головой, но споткнулся о край саркофага, осветив устремленные в небеса лица покойного лорда и его супруги.

- Черт побери! Вот так сюрприз! Он стал размахивать факелом перед лицом Деборы, так что у нее защипало глава от дыма.

- Джастин, ты только посмотри, кто пришел на наш праздник!

Глава 12

Мертвый петух лежал в плоском корыте. Позади него на другом конце склепа на каменном алтаре горели две черные свечи Молодой мужчина, преследовавший Кирсти, провел рукой по лбу.

- Я думал... Это лицо, могу поклясться... Она опять вернулась с...

Джастин оттолкнул его в сторону и направился мимо Чивнинга к Деборе.

- Дьявол, что вы здесь делаете? - подбоченясь, зло спросил он.

- Не я, а, кажется, вы занимаетесь дьявольскими делами.

Дебора была холодна, как лед, и не испытывала страха ни перед ним, ни перед кем бы то ни было в этом жутком месте.

- Ну, теперь вы довольны? - вскричал Джастин. - Довольны тем, к чему привело ваше вынюхивание?

Он был одет в черный шелк, который особенно подчеркивал его золотые волосы. Дебора нашла, что он выглядел смешно.

- Кирсти, немедленно возвращайся домой. Рано утром мы уезжаем, сказала она. - Думаю, этой семье я более ничем не обязана.

- Этого не может быть, - вмешался Чивнинг.

Джастин злобно стал подталкивать приятелей к выходу.

- Давайте быстро. Все должны исчезнуть. Наша встреча окончена. Слышите?

- Ты хочешь, чтобы мы сейчас разошлись? - недовольно произнес Чивнинг. - Как раз, когда стало так интересно? Мне кажется, будущая леди Стеннард должна быть, готова разделить все увлечения своего супруга.

Дебора бросила на него уничтожающий взгляд, что его, казалось, только позабавило. И вдруг она поняла, как похожи были он и Джастин, неразлучные, как близнецы, или как две стороны одной монеты: Джастин блондин и темноволосый Чивнинг. Негативное влияние Чивнинга сказалось на Джастине sfe очень сильно.

- Я провожу вас домой, - предложил Джастин.

- Нет необходимости. Лучше я пойду с этой девушкой, которую вы таким жалким образом...

- Я провожу вас. - Джастин споткнулся и схватился за мраморную ногу своего предка. - А вы все, исчезните вы наконец!

Он взял Дебору за руку. Она вырвала ее и жестом показала Кирсти, чтобы та поднималась перед ней по винтовой лестнице.

- Мисс Дебора, я ничего не вижу и чувствую себя нехорошо.

Чивнинг выступил вперед, протягивая ей фонарь. Кирсти неуверенно ступила на лестницу, Дебора последовала за ней. После короткого разговора с Чивнингом Джастин устремился за Деборой, Кирсти, споткнувшись, чуть не выронила фонарь.

Джастин остановил Дебору.

- Вы не можете уехать с таким превратным мнением о...

- Мои глаза меня не обманули. Я видела, каким удовольствиям вы предаетесь.

- Это в последний раз, обещаю вам. Так безрассудно с моей стороны! Но я был в высшей степени потрясен вашим отказом. Из-за него меня опять потянуло на старое.

- И вы потянули за собой мою горничную. Скольких вы еще использовали подобным образом?

- Просто оказалось подходящим настроение. Мне неловко за это.

- Других, - не отступала Дебора, - сколько было других? Мириам была одной из них? И та девушка, что повесилась?

Кирсти застонала, фонарь выпал из ее рук, и ее стошнило. Им не оставалось ничего иного, как отвести ее домой, - Вы ,не можете уехать завтра утром, раз девушка в таком состоянии, - сказал Джастин.

- Вас устраивает любая причина, лишь бы задержать, меня здесь.

- Верно. - Даже теперь его не оставляла надежда. - Если бы, вы только могли понять...

- Я прекрасно все понимаю.

Однако он был прав. Кирсти выглядела ужасно. Дебора умыла ее и уложила в постель. Не оставалось никаких сомнений, что путешествовать она не в состоянии.

С кровати донесся жалобный стон:

- - Что со мной будет, мисс Дебора?

- Увезу в Эдинбург, " это больше, чем ты заслуживаешь.

- Ох, мисс Дебора. Ох, что скажет мистер Маккензи?

- Ну, это уж ты узнаешь, обещаю тебе.

Дебора оставила Кирсти наедине с ее грустными размышлениями, прежде чем в ней самой не проснулась жалость к безрассудной девушке.

На следующее утро Джастина нигде не было видно.

Дебора поднялась в комнату Кирсти, чтобы узнать, как она себя чувствует. Та выглядела неважно.

- Тебе лучше еще полежать, - решила Дебора, - я велю служанке принести тебе горячего супа.

Выходя из комнаты Кирсти, Дебора случайно посмотрела в окно. Вдоль северной парковой стены к дому приближалась разукрашенная цыганская кибитка.

Внезапно раздался топот копыт: Джастин верхом на лошади спешил ей навстречу. Видимо, он тоже заметил кибитку и собирался излить всю свою ярость на беззастенчивого бродягу, осмелившегося приблизиться к его дому.

К обеду Джастин не появился. Либо он все еще выяснял отношения с цыганом, либо намеренно избегал Дебору.

После обеда Дебора начала собираться в дорогу. Сидя за туалетным столиком, она разбирала один за другим его ящики. Наткнувшись на брошь Беатрис, она осторожно освободила ее от папиросной бумаги и принялась рассматривать.

В дверь постучали, и вошла Изабель.

- Хотите, я пришлю Эммилайн, чтобы помочь уложиться? Я слышала, что ванта горничная не совсем здорова.

- Она вчера долго отсутствовала, - ответила Дебора.

- Не думаю, что для такой девушки, как она, в нашей местности m`iderq много развлечений.

- Мне кажется, вы в курсе развлечений Джастина? - бросила с упреком Дебора.

- Я знаю, что он иногда.., что он и Чивнинг и еще кое-кто предаются некоторым излишествам. Но я никогда не спрашивала, куда они идут или что делают.

- А я вчера ночью это наблюдала.

- Вчера ночью? Дебора, но вы же не хотите сказать... Они были ведь не.., не с Кирсти?

- Именно, это я и имею в виду. Изабель печально опустила голову.

- - Его ошеломил ваш отказ выйти за него замуж. Ему необходимо время, чтобы оправиться от этого удара. Мне кажется, он просто пытался забыться.

- Звучит так, как будто это моя вина! - сердито воскликнула Дебора. Разве я должна нести ответственность за его возврат к старым привычкам?

- Конечно, нет. Но вы можете простить. Мы надеялись, ради него... Изабель примиряюще засмеялась:

- Вы приняли решение, и мы не хотим вас больше отговаривать.

Изабель взглянула на туалетный столик, и вдруг глаза ее расширились от ужаса.

- Где вы нашли мою брошь? Дебора взяла в руки маленькое изящное украшение.

- Вашу брошь? у - Беатрис подарила мне ее.

- - Недавно?

- Кажется, пару месяцев назад. По-моему, она сама получила ее в подарок. Когда я сказала, что брошь мне очень нравится, она решила мне отдать ее. Брошь была не в ее вкусе.

Эта история вполне могла соответствовать действительности. Так похоже было на Беатрис просто отдать кому-то подарок отчима.

- Я нашла ее в Сэксволд-холле, - сказала Дебора.

Изабель покраснела.

- Когда я обнаружила, что потеряла ее, я задавалась вопросом, не могла ли она быть там.

- А вы не спрашивали?

- Нет. Я не была уверена и.., не хотела тревожить сэра Рэнделла.

Она положила руку на плечо Деборы и села рядом.

- Дебора, я не хочу, чтобы вы уезжали. Мне бы хотелось, чтобы вы здесь остались навсегда. И мы могли бы стать сестрами. Но я не буду в обиде на вас, если вы не захотите иметь с нами ничего общего. Джастин недостоин вас. Мама верит, что вы могли бы его исправить. Но он вас использовал бы, как и других. А если потом ему что-то надоедает, он просто избавляется от этого, - печально произнесла Изабель, - я его сестра и знаю это. Он хотел, чтобы я вышла замуж за Рэнделла Гонта...

- Но, насколько мне известно, они - враги-.

- Да, с тех пор, как он расстроил планы Джастина. Пока Джастин верил, что можно объединить оба поместья и получить доступ к деньгам Рэнделла, они были друзьями.

- Деньги? Но ведь...

- Вы сами видели, как он ведет себя, когда им овладевает страсть к игре. Иногда он выигрывает...

- Эдвин! - воскликнула Дебора. - Так вот как Эдвин промотал свои деньги, а после деньги Беатрис.

- Я.., я могу себе это представить. Если Джастин и выигрывает что-то, то не может сохранять. Теперь я знаю, что он много проиграл перед тем, как принялся сватать меня с Рэнделлом.

- Вам это было неприятно?

- - Я.., я влюбилась в него, очень сильно. Планы Джастина стали мне вскоре безразличны. Я надеялась, что благодаря мне все устроится наилучшим образом. Но Рэнделл весь жил в прошлом. Он хорошо ко мне относился, был очень внимателен, но ему и в голову не приходило, как сильно я в него влюблена. А когда он наконец это заметил, то был очень деликатен. Слишком деликатен, - с горечью повторила Изабель, - он сделал все, чтобы не дать мне почувствовать себя униженной. Но вежливость и тактичность - совсем не то, что я от него хотела.

- Могу представить себе, как разозлился Джастин.

- Рэнделл никогда не доверял моему брату. Видимо, до него доходили слухи о выходках Джастина, и он знал, как и все остальные, какое у него окружение. Но недовольство Рэнделла было ничто по сравнению с яростью Джастина. Как только стало ясно, что союз Стеннардов и Гонтов невозможен, Джастин сразу переменил свое отношение к Рэнделлу. Он ему этого не простил: клеветал на него и не упускал возможности публично или в узком кругу очернить его.

- Но ведь вы продолжали встречаться с сэром Рэнделлом?

- Иногда. Однажды, когда Джастин куда-то уехал, он пригласил меня в Сэксволд-холл на ужин Мне кажется, он хотел облегчить мое положение, пытаясь предложить бескорыстную дружбу. Но я боялась даже представить себе, что могло быть, если бы Джастин догадался об этом. Видимо, тогда я и обронила брошь, но только много позднее вспомнила об этом.

- Раз или два у вас проскальзывало, что сэр Рэнделл проявлял интерес к Беатрис, - проговорила Дебора.

- Я сама себя убеждала в этом, чтобы найти оправдание тому, почему он меня отверг. Это не правда. Подлое и лживое утверждение, - поднимаясь, ответила Изабель. - Я не должна была рассказывать вам об этом.

Импульсивно Дебора схватила Изабель за Руку.

- Я рада, что вы это сделали. И поверьте, очень огорчена, что мы не сможем стать сестрами.

- Может быть, это к лучшему, что вы уезжаете. Я видела, какими глазами Рэнделл смотрел на вас, когда...

Она наклонилась и поцеловала Дебору в щеку.

- Вот видите, я опять ревную. Пожалуйста, считайте, что я вам ничего не говорила.

Когда Изабель подошла к двери, Дебора обернулась и спросила:

- Поскольку я не выхожу замуж за Джастина, скажите, в действительности он хотел жениться на мне только из-за денег, не правда ли?

- - Он полюбил вас, - ответила Изабель. - Да, ему нужны были деньги. Но он и любил вас. Но теперь, когда вы ему отказали, он будет вас ненавидеть.

После ужина Дебора позвала к себе Кирсти, которая чувствовала себя еще неважно, но не настолько плохо, чтобы не помочь своей хозяйке упаковать чемоданы.

Когда они завершили сборы, Дебора спросила:

- А твои вещи уже собраны?

- Да, мисс.

- Через полчаса мне потребуется горячая вода.

- Хорошо, мисс.

Дебора уложила последние мелочи и завела дорожный будильник.

Кирсти вернулась с большим кувшином горячей воды и бокалом, источавшим пряный аромат.

- Я подумала, может, вы выпьете на ночь этот напиток, мисс Дебора. Леди Стеннард каждый вечер пьет такой.

Кирсти неуклюже пыталась загладить свою вину. Скрывая улыбку, Дебора взяла бокал, понюхала и сделала маленький глоток. Это был горячий лимонный напиток с медом, немного чересчур сладкий, но приятный.

- Большое спасибо, Кирсти.

Девушка проследила, как Дебора сделала еще глоток, присела в реверансе и вышла. Выражение лица ее было испуганным, как будто она боялась, что Дебора отвергнет ее попытку примирения.

Дебора поставила бокал на стол и подошла к окну.

Через некоторое время она еще раз заглянула в комнату Кирсти, чтобы убедиться, что девушка никуда не ушла.

Сжавшись, та сидела на кровати и выглядела еще более испуганной, чем прежде. Дебора внимательно посмотрела на нее и повернулась к двери, с внутренней стороны которой в замке торчал ключ. Дебора вытащила его.

- Что вы делаете, мисс?

- Лучше я тебя запру.

- Но, мисс, сегодня ночью я никуда не пойду, после того, что...

- Ради тебя самой и мистера Маккензи я не могу рисковать.

Дебора вышла из комнаты, заперла дверь и забрала ключ с собой.

В своей комнате она допила уже почти остывший напиток и поставила бокал на ночной столик рядом с будильником.

Ночью ей снился сон, где она постоянно преследовала Беатрис, пока они не очутились у какого-то алтаря. Пламя свечей становилось все ярче, причиняя боль глазам Деборы.

Она повернула голову и проснулась.

В окно светило солнце. Дебора бросила взгляд на часы. Было уже более девяти - она опоздала на поезд,

Глава 13

- Но, мисс Дебора, - возражала Кирсти, - вы же заперли меня. Я встала вовремя, но не могла выйти из своей комнаты.

- Если бы ты стучала или кричала, тебя бы определенно кто-нибудь услышал.

- Я так и делала, но моя комната расположена вдалеке от комнат остальных слуг.

- Не верю тебе.

- Я говорю правду, мисс.

В сердитом настроении Дебора сбежала вниз. Никого не было видно. В комнате для завтраков был накрыт стол, а на буфете стояло несколько еще теплых блюд. Дебора позвонила. Прошла целая вечность, прежде чем появился лакей.

- Доброе утро, мисс.

- Разве не было отдано распоряжение разбудить меня пораньше и отвезти на вокзал?

- Мне ничего не говорили, мисс. Позвольте узнать, когда вам подавать завтрак?

- А леди Стеннард еще не спускалась? Или лорд Стеннард?

- Очевидно, нет, мисс.

- Не могли бы вы найти кого-нибудь, кто помог бы мне добраться до Ингмера?

- Я уверен, что его сиятельство побеспокоится об этом.

Лакей поклонился, Дебора как раз приступила к завтраку, когда в комнату вошел Джастин. Она вскочила и, полная негодования, обрушилась на него:

- Как вы смеете так поступать со мной, сэр? Меня заверили, что сегодня утром я смогу вовремя уехать и...

- Кажется, все проспали. И хотя он выглядел утомленным, а глаза его покраснели, лицо имело хитрое выражение.

- Я вообще не ложился спать.

- Не сомневаюсь, что вы вновь развлекались в своем аббатстве.

- Отнюдь, мисс. Я пересматривал свои планы на будущее.

- Нельзя ли там было предусмотреть экипаж для меня? Мне бы не хотелось вам мешать. Все, что мне надо, это уехать домой. Но не было отдано никаких распоряжений, никого не видно, ни вашей матери, ни Изабель...

- Могу пояснить. Я попросил их оставаться сегодня утром в своих комнатах, поскольку хотел один проводить вас на вокзал.

- А слуги? - спросила Дебора. - Кучер, который должен был быть готов - какое объяснение у вас на сей счет?

- Допускаю, что это моя вина. Я был так занят, что не отдал нужных распоряжений. Решил, что сам встану и обо всем позабочусь, но не справился с этим.

- Буду вам очень признательна, если вы сейчас отдадите все нужные приказания в связи с моим отъездом.

- Сегодня уже не будет поезда, которым вы могли бы воспользоваться.

- В ожидании его я готова провести время в гостинице. - Не хочу более утруждать вас и ваших, слуг. Если я могу нанять экипаж...

- -Вы хотите нанять экипаж? - Он подошел к окну и выглянул. - Похоже, опять собирается буря, а при такой погоде ни один кучер не отважится отправиться в Ингмер.

- Значит, я здесь, как в тюрьме.

- Лучше еще немного задержаться здесь, чем попасть в бурю. Вам onbegkn, что вышло не так, как мы договорились заранее, - Сомневаюсь.

И вдруг Дебора испугалась:

- Что вы сделали с Беатрис? - спросила она тихо.

- Я?

- Вы тот мужчина, о котором она упоминала в письме. Это вы, я знаю, тот, который довел ее до такого...

Дебора сдержалась, она еще не знала, какие ужасы пережила Беатрис.

- ..И других тоже, - добавила она. Джастин молчал.

- Других, - повторила она. - Девушка возе-ре, от чего ока погибла? От пыток в этом ужасном подвале?

На лице Джастина стал подергиваться мускул.

- А самоубийца? - продолжила Дебора. - Разве ее позор был так велик?

- Я не могу допустить, чтобы вы распространяли в округе подобные сплетни.

- Уверяю вас, мое единственное желание - уехать отсюда...

- Вы не уедете, - зло произнес Джастин, - пока не пообещаете держать язык за зубами.

- Вы не можете держать меня здесь вечно.

А если я и буду молчать, то только потому, что мне самой этого хочется. Прежде чем я что-либо пообещаю, вы расскажете мне всю правду.

Джастин подошел к двери и произнес с равнодушным видом:

- Позже я пошлю Дрейпера выяснить, как обстоит дело с погодой.

Отчаявшаяся и беспомощная Дебора осталась одна. К счастью, вскоре спустилась Изабель. Она жаловалась на головную боль. Выяснилось, что она тоже проспала.

- Перед сном вы пили что-нибудь?

- Напиток, который моя мать всегда пьет вечером, а вчера моя горничная принесла его и мне.

- Вы просили ее об этом?

- Я расценила это как знак внимания. Дебора нашла Кирсти в ее комнате.

- Кто поручил тебе вчера вечером принести мне этот напиток? накинулась она на девушку.

- Поручил, мисс? Я думала, вам будет приятно...

- Кто-то приказал тебе и горничной мисс Стеннард принести нам этот напиток. Что ты подмешала туда?

Кирсти дрожала от страха.

- Мисс Дебора, это был просто теплый напиток, и я думала, он вам понравится. Может, Эммилайн услышала, как я сказала, что он, наверное, и мисс Изабель придется по вкусу.

Больше из нее ничего нельзя было вытянуть, однако Дебору этот ответ не удовлетворил.

Она спустилась в сад.

Ветер обрушился на нее с такой силой, что она была вынуждена спрятаться с подветренной стороны дома. Подняв голову, она взглянула вверх и вдруг заметила, что огромный кусок каменной кладки выдвинулся вперед и, качаясь, завис над ней.

Дебора бросилась в сторону, как раз к тому месту, где ступени вели в нижнюю часть сада.

Позади нее раздался оглушительный грохот. Дебора кинулась вниз по лестнице, упала и вывихнула лодыжку. Лишь спустя какое-то время она оказалась в состоянии сесть и оглядеться. Куски стены валялись вокруг того места, где она стояла всего несколько минут назад.

Лодыжка сильно болела, но Деборе удалось медленно доковылять до дома. Она была уверена, что кто-то намеренно сбросил тот кусок стены.

В доме стояла тишина. Не было никого видно. Дебора села в одно из кресел и, кипя от ярости и страшась за свою жизнь одновременно, стала ожидать возвращения Джастина.

Вошла Изабель и уставилась на нее.

- Что случилось? Вы выглядите так.., так странно.

В нескольких словах Дебора поведала о том, что с ней произошло. Изабель недоверчиво качала головой.

- Я не нахожу это совпадение случайным, - в заключение заявила Дебора, - камень отвалился в тот момент и упал на то место, где я стояла.

- Но вы же не думаете, что это было сделано преднамеренно?

- Вы сами мне сказали, что ваш брат теперь ненавидит меня.

- г Настолько сильно, чтобы убить вас? Полно, Дебора. Я не хочу слышать ничего подобного. Убить вас? Но зачем?

На это Дебора сама не знала ответа. Конечно, подобное убийство бессмысленно, но было совершенно очевидно" что она как можно скорее должна покинуть Стеннард-Прайори, любым способом - пешком или верхом. Она не станет ничего брать с собой. Рэнделл Гонт просил ее обратиться к нему, если она будет в опасности. И вот сейчас он действительно был ей нужен. Джастин вел с ней недобрую и очень опасную игру. Она не должна больше медлить и ждать, что произойдет дальше.

Буря разыгрывалась не на шутку, но Деборе не верилось, что при дневном свете по улицам нельзя будет пройти. Она примерно знала, в какой стороне находится Сэксволд-холл, поэтому рассчитывала найти туда дорогу.

После того, как Изабель удалилась, Дебора решилась выйти из дома. Двор был пуст. Она осторожно приблизилась к стойлам. Никто не подошел к ней, не окликнул ее.

Она подождала еще немного, чтобы убедиться, что поблизости действительно никого нет, и быстро оседлала небольшую кобылу, на которой часто ездила верхом с Джастином. Пересекая двор, Дебора боялась, как бы кто-нибудь не услышал громкого цокота копыт по камням.

После того, как двор остался позади, Дебора вывела лошадь на дорогу и села в седло. Бросив последний взгляд на окна верхнего этажа дома, она подстегнула лошадь.

За воротами порывы ветра были еще неистовее, чем она могла предположить. Дебора наклонила голову, чтобы песок не так хлестал по глазам, но ураган обрушился на нее с такой силой, что вскоре она перестала различать все вокруг. Проскакав немного, она вдруг обнаружила, что улица исчезла. Вероятно, она сбилась с пути, и паника, охватившая ее, передалась лошади. Та помчалась бешеным галопом и сбросила наездницу. Дебора дважды перекувырнулась, стараясь прикрыть голову руками, чтобы предохранить ее от ударов.

Придя в себя, Дебора еще смогла увидеть вдалеке сквозь песчаную завесу силуэт мчавшейся лошади, но вскоре и он исчез.

Повернувшись спиной к ветру, Дебора в отчаянии пыталась определить свое местонахождение. Не было никаких ориентиров. Ей следовало выбрать направление и ни в коем случае не терять мужества.

Лодыжка сильно болела. Дебора вспомнила удобное кресло, которое она покинула, и в ожесточении попыталась идти. Но тут же споткнулась, ее левая нога попала в кроличью норку, что-то хрустнуло, и, вытаскивая ногу, Дебора скатилась вниз по склону.

На сей раз не оставалось никаких сомнений: лодыжка была сломана.

Глава 14

В полуобморочном состоянии, претерпевая жестокую боль, Дебора сантиметр за сантиметром карабкалась по склону. Взобравшись наверх, она упала совершенно обессиленная.

Если она поползет дальше, то, возможно, найдет где-нибудь помощь. Вдруг, несмотря на бурю, кто-нибудь отважится выйти на улицу. А если у нее хватит сил добраться до границ владений Рэнделла Гонта...

С трудом дотащившись до сосны, она прислонилась к ее стволу и перевела дыхание. При каждом вдохе в рот ей набивался песок.

Дерево хоть как-то защищало ее от ветра. Вдалеке раздался ритмичный шум, но это могла быть и буря, неистовавшая вокруг.

Постепенно в мареве проявился силуэт. Она заморгала, задаваясь вопросом, что за шутку с ней играют глаза. Но неясный силуэт все больше принимал четкие очертания, а вскоре Дебора услышала еще и топот копыт. К ней медленно приближались две лошади.

- Я здесь.

Дебора попыталась подняться, крепко держась за ствол дерева.

Лошадь без всадника оказалась ее кобылой. Мужчина на огромном черном жеребце держал ее за повод. Это был Гарри Чивнинг.

- Что за прелестное видение! - насмешливо воскликнул он.

Он спешился и протянул Деборе руку. Она подала ему свою, но когда он попытался помочь ей подняться, нога Деборы подкосилась и она буквально упала ему на руки.

- Осторожнее.

Он нагло ухмыльнулся, крепко прижал ее к себе и посмотрел на поврежденную ногу - Что случилось?

- Мистер Чивнинг, будьте добры, помогите мне сесть в седло, я поскачу дальше.

- Поскачете дальше? - удивился он. - С растянутой лодыжкой? Или дело обстоит похуже?

Она попыталась высвободиться из его объятий, но поняла, что это бесполезно. Он осторожно опустил ее на землю и осмотрел ногу. Затем рывком оторвал рукав от своей рубашки, плотно забинтовал ее лодыжку и посадил в седло.

- Дальше мы поскачем вместе, - заявил он, - но только дорогу буду выбирать я.

- У меня договоренность о встрече. Премного вам обязана, но дальше я поеду одна.

- Вы вообще-то можете отличить север от юга? - издевательски спросил Чивнинг. - Я провожу вас.

Дебора перестала сопротивляться, и какое-то время они молча скакали рядом. Навряд ли он собирался доставить ее в Сэксволд-холл.

- Я хотела задать вам вопрос, мистер Чивнинг, - произнесла Дебора. Что-то тогда произошло. Я знаю. Что сделали Эдвин или Беатрис?

- Дело не в том, что сделал Эдвин, - недолго думая, ответил Чивнннг, - а в том, чего он не сделал.

- Вы совратили его на игру.

- Уверяю вас, что играл он только по собственной воле.

- Вы использовали его и обманули... Чивнинг с возмущением посмотрел на Дебору.

- Мои друзья и я, мисс, люди чести. Мы играем по правилам и платим свои долги.

- Таково ваше понятие о чести?

- Нам этого достаточно. Каждый ждет от другого, что тот выполнит свои обязательства. В последний раз Эдвин проиграл. Но одно я могу сказать точно: он заплатил свой долг.

- Что вы хотите этим сказать? В чем заключалось пари?

- Больше я ничего не скажу, леди Стеннард.

- Я не леди Стеннард, - Но вскоре будете ею.

- Я уже сообщила лорду Стеннарду, что не могу стать его женой. И сделала это достаточно ясно.

- Серьезно? - спросил Чивнинг. - Тогда, значит, юный барон наврал мне. Он сказал, что вы согласны.

- Джастин много вам должен? - наугад спросила Дебора.

- Да, порядочную сумму.

- И вы будете играть до тех пор, пока не разорите всех?

- Может быть, до этого разорят меня самого. В этом и состоит азарт игры.

- Хотите держать со мной пари, сэр? - спросила Дебора.

- Хорошо, мисс Ричи, - рассмеялся Чивнинг, - на что будем спорить?

- Я хочу знать всю правду о моей сестре.

- Ого, - он покачал головой, - нет, об этом я говорить не буду.

- Боитесь?

- Я не имел ничего общего с этой историей и не хочу иметь.

- Значит, не рискуете держать пари?

- А что вы предлагаете? - заинтересовался он.

- Поцелуй.

- Поцелуй? - насмешливо переспросил он. - Но вы ведь это несерьезно, юная леди? Вы, обманщица...

- Так или иначе я ничего не теряю, - ответила Дебора.

- Вы всегда меня озадачивали, мисс Ричи. Если она проиграет несмотря на все свое бахвальство она знала, что это возможно так же, как и выиграть - ей придется целовать его противные сладострастные губы. Но она надеялась выиграть.

- У меня с собой нет ни костей, ни карт. Может, бросим монету или камешек?..

- Мне бы не хотелось слезать с лошади. - Дебора посмотрела на землю и показала на камень. - Вон там лежит маленький зрячий камень.

Чивнинг спешился и поднял его. В середине его зияло крохотное отверстие. Чивнинг нашел еще один камешек подобного размера и протянул оба их Деборе.

- Как будем играть?

- Возьмите в каждую руку по камню и спрячьте за спиной, - предложила Дебора, - потом покажите мне, и если я отгадаю, в какой руке зрячий камень, я выиграла Он последовал ее предложению, и Дебора без промедления указала на его левую руку.

Чивнинг медленно разжал кулак. На его ладони им, казалось, подмигивал зрячий камень.

- Последнее, что проиграл Эдвин, была Беатрис, - произнес Чивнинг.

Дебора зашаталась в седле. Она выиграла и была наказана за это.

- Как вы и предполагали, Эдвин проиграл все свои деньги Джастину - А деньги своей жены?

- Это одно и то же, не так ли?

- И когда были проиграны деньги Беатрис?..

- Джастин дал ему последний шанс - общество Беатрис на неделю в уплату всех долгов. Должен заметить, все было в высшей степени благородно.

- И Эдвин проиграл.

- Да, проиграл. Беатрис на неделю была помещена в склеп Стеннардов. У меня нет никаких сомнений в том, что Джастин, э-э, хорошо обращался с ней.

Перед ними возникла усадьба Стеннард-Прайори Дебора с ненавистью смотрела на дом.

- Так вот, что убило ее, - тихо проговорила она.

Чивнинг осторожно помог ей слезть с лошади, и в тот же момент из дома выскочил Джастин.

- Как вы только могли.., при такой погоде! - Голос Джастина звучал пронзительно. - О чем вы думали? Что...

- Твоя невеста сломала лодыжку, - вмешался Чивнинг.

Злоба Джастина тут же обернулась состраданием.

- Теперь она уже и сломала? Нет, ваш отъезд сейчас просто невозможен, моя дорогая.

Он позвал двух слуг, которые отнесли Дебору в ее комнату.

Кирсти помогала ей раздеться и причитала:

- Ох, мисс, что опять произошло? Вам необходим доктор.

- Я хочу, чтобы послали за сэром Рэнделлом Гонтом.

Вернувшись через некоторое время, Кирсти старательно избегала взгляда Деборы.

- Его сиятельство беседует со своим другом. Я не хотела ему мешать и передала вашу просьбу мисс Изабель.

Вскоре после этого в дверь постучали, Кирсти издала испуганный возглас.

Вошел Джастин. Повинуясь его взгляду, Кирсти мгновенно покинула комнату. Джастин остановился у кровати в ногах Деборы.

- Что за абсурдную просьбу я услышал?

- Просто я сказала, что мне нужен врач.

- Естественно. Как только можно будет воспользоваться дорогой на Мидлхет, я пошлю за доктором Эбботом.

- Я хочу, чтобы меня лечил сэр Рэнделл Гонт.

- В этом доме его не пустят на порог.

- Я настаиваю, чтобы послали за ним.

- Вы ни на чем не можете настаивать, - голос его звучал непреклонно, - я лучше знаю, что вам нужно, и не допущу, чтобы вы попали в руки к этому шарлатану.

Поскольку Дебора молчала, Джастин покинул комнату.

Конечно, никакого врача не было, только Кирсти обслуживала Дебору.

Она никак не могла представить себе, что со стороны Джастина ей действительно угрожает настоящая опасность. И все-таки ночью она не отважилась уснуть, сидела в кресле и смотрела в окно на парк и руины.

Внезапно разразилась сильнейшая гроза. Когда раздался оглушающий удар cpnl`, Дебора непроизвольно вздрогнула.

Вдали на пустоши показался красный язык пламени. Где-то запылал сухой кустарник, и огонь начал быстро распространяться. Уже весь горизонт был объят пламенем, когда Дебора услышала удаляющийся от дома конский топот.

И опять молния прорезала небо и со всей мощью ударила в руины аббатства. Дебора почувствовала едкий запах гари.

Постепенно гроза стихла. Дебора откинула голову и закрыла глаза. Наверняка Джастин был далеко, помогая бороться с пожаром. Сегодня ночью уже никто не придет. Она задремала, проснулась с первыми проблесками зари и вновь уснула.

Лишь после того, как Кирсти принесла ей поднос с завтраком и усадила у окна, Дебора заметила, что что-то отсутствует: остаток свода окна аббатства не вздымался более над деревьями.

Глава 15

- Кирсти, в холле стоят несколько тростей в подставке. Принеси самую крепкую, какую только найдешь, хорошо?

Если Джастин в доме и увидит девушку, то, конечно, запретит брать трость. Дебора с облегчением вздохнула, когда Кирсти вернулась с тростью из эбенового дерева с серебряным набалдашником. Несколькими минутами позднее внизу хлопнула дверь, и раздался голос Джастина. Она слышала, как он поднимался наверх и, прежде чем выйти в коридор, подождала еще немного. Опираясь на палку, Дебора доковыляла до лестницы и" обессиленная, прислонилась к перилам.

Почувствовав движение за спиной, она быстро обернулась. Джастин быстрыми шагами приближался к ней. Дебора вцепилась в перила одной рукой и подняла трость.

Он подошел к ней совсем близко.

- Будьте осторожны. Ваше теперешнее состояние может легко довести вас до беды.

- Надеетесь сделать так, чтобы было похоже на несчастный случай?

Он подошел еще ближе.

- Что за изверга вы видите во мне?

Он выглядел также привлекательно, как Люцифер, и был так же опасен. Непроизвольно он выдал себя: в его глазах она прочла свой приговор. Приговор, тем более страшный, что бессмысленный.

В холл вошла Изабель и посмотрела на них. Джастин тут же отпрянул от Деборы и предложил ей руку. Она оттолкнула ее и, опираясь на трость, ступенька за ступенькой стала спускаться вниз по лестнице.

- Вам уже можно ходить? - удивилась Изабель.

- Конечно, нельзя. - Голос Джастина, как и прежде, звучал весело и непринужденно. - Но мы же теперь знаем, какая она капризная, не правда ли?

- Пожар потушили? - поинтересовалась Изабель.

- Я не ушел, нока не удостоверился, что все в порядке.

- Вы уже видели руины аббатства? - спросила Дебора.

Оба удивленно уставились на нее.

- А что с ними? - спросила Изабель.

- Аббатство разрушено теперь еще более, чем прежде. В свод окна ударила молния. Джастин испугался.

- Вы уверены?

- Я сама это видела.

Его растерянный вид вызывал такое же беспокойство и страх, как и его ненависть. Он не хотел ей сначала верить, затем сказал:

- Пойду посмотрю, что там с развалинами.

- Боитесь, что одна из ваших игрушек могла пострадать?

Было безрассудно провоцировать его. Ей даже показалось, что он мог ударить ее, прежде чем выбежать из холла.

- Обопритесь на меня, - предложила Изабель, - в маленьком салоне вам будет удобно.

- Вы должны мне помочь выбраться отсюда, - быстро произнесла Дебора.

- Но вы же сейчас не можете уехать. Со сломанной лодыжкой. Пока не придет врач...

- Он никогда не придет. А в присутствии вашего брата я не чувствую qea в безопасности. Как можно быстрее я должна уехать отсюда.

- Ваши подозрения...

- Пожалуйста. Умоляю вас, Изабель. Помогите мне.

Изабель проглотила слезы. В этот момент они услышали шум колес подъезжающего экипажа. Изабель была рада, что их прервали.

Когда открылась дверь, в проеме стоял генерал Флеминг.

Дебору переполнило чувство благодарности. Пожилой мужчина был немощен, но она знала наверняка, что теперь у нее есть защитник. Она заковыляла ему навстречу.

Флеминг удивленно смотрел на Дебору.

- Милая моя девочка, что произошло? Вас уже осматривал врач?

- Нет еще, - ответила Дебора, - я сломала лодыжку только вчера во время бури. Генерал Флеминг подошел к Деборе.

- Ну что ж, видимо, я прибыл вовремя.

- Я полагала, сэр, что вы уже вернулись в Бат, - вступила в разговор Изабель.

- У меня произошел небольшой рецидив, и Гонт не отпускал меня, пока я не поправился.

- Но ведь сэр Рэнделл лишен права практиковать.

- Я сам могу выбирать себе врача и сужу о нем по результатам. Он улыбнулся Деборе.

- Могу рекомендовать его вам. Посмотрите на меня, детка: я хоть и тщедушный с виду, но оказался достаточно бодрым, чтобы приехать сюда. Правда, с помощью кучера, знающего каждый сантиметр этого пути, - добавил генерал, обращаясь к Изабель.

Однако Изабель было не так просто обвести вокруг пальца.

- Но поездка по вересковой пустоши все еще опасна. Какое же неотложное дело привело вас сюда?

- В поездке у нас не возникло никаких трудностей. Я прибыл, - генерал обратился к Деборе, - чтобы пригласить вас осмотреть новую церковную кафедру.

- Но... - начала Изабель.

- Я настолько хорошо себя чувствую, что уже в состоянии уехать отсюда. Но перед отъездом мне бы хотелось завершить все дела. Я возьму мисс Ричи с собой в Сэксволд-холл. Кроме того, там ей смогут помочь.

- Я уверена, что мой брат настоял бы на том, чтобы она здесь осталась до приезда доктора Эббота.

- И когда это будет?

- Сейчас, когда пожар потушен, он, наверх нее, сможет добраться...

- Но я уже здесь, - прервал ее Флеминг, - и собираюсь вернуться назад. Если мисс Ричи поедет со мной, она окажется в надежных руках.

Изабель с сомнением покачала головой.

- - Изабель, вы же знаете, я должна уехать, - приговорила Дебора Если только вы не с умыслов хотите задержать меня здесь...

- Что за вздор!

- Действительно, вздор, - удивленно произнес генерал - Никто не может вас здесь задержать, дорогая. Вы вправе сами решать, куда отправиться Не правда ли, мисс Стеннард?

Изабель бросила взгляд на Дебору.

- Изабель, не будете ли вы так любезны позвать сюда Кирсти? спокойно сказала Дебора, На какое-то мгновение Изабель растерялась, а затем быстро выскочила из комнаты, хотя сейчас уже могло быть и поздно. Если Изабель попытается потянуть время до возвращения Джастина.

Появилась Кирсти, но Изабель рядом не было.

- Мисс, но мы же не можем уехать вот так просто.

- Мы уезжаем, - заявил генерал Флеминг. - и немедленно.

После того, как они миновали подъездную аллею. Дебора со вздохом облегчения откинулась назад - последний раз она проезжает здесь.

Но вдруг она подняла голову и заметила:

- Если мы хотим сначала заехать в церковь в Мидлхете, то должны здесь повернуть.

- А я и не собирался в церковь, - ответил Флеминг.

- Но я думала, что вы заехали за мной, чтобы...

- Надо же было придумать какой-то предлог, дорогая. Я уж боялся, что me справлюсь с этим Слишком стар для подобных дел. Нельзя же было доходить дело до драки.

- А почему вы решили, что может быть драка? - удивилась Дебора.

- Мы знали, что вы в опасности и что вас надо выручать. Гонт не мог сам приехать. Ему бы не удалось увезти вас.

Дебора молчала, преисполненная умиления и благодарности. Свободна, теперь уже они ничего не смогут ей сделать. Она положила свою руку на руку генерала.

- Вы поразительный человек! Да, поразительный!

Генерал шумно откашлялся.

- Мне уже много лет не говорили ничего подобного.

Кирсти смущенно посмотрела на них и перевела взгляд на окно.

- Парень еще ничего не обнаружил, иначе он не допустил бы, чтобы вы уехали. Он ни на секунду не спускал с вас глаз. Он уже был на руинах?

- Как раз отправился туда, когда вы приехали.

- О Боже! Значит, я действительно появился вовремя, - сказал Флеминг.

- Но почему вы решили, что я в опасности? И каким образом с этим связаны руины?

- Пусть лучше Гонт объяснит вам все. Когда они въехали в ворога Сэксволд-холла, Дебора с удивлением увидела перед воротными столбами два огромных зрячих камня.

- Сэр Рэнделл хочет отпугнуть злых духов? Флеминг пренебрежительно запыхтел:

- Я заметил камни, когда выезжал отсюда. Это не Рэнделл положил их туда. Наверное, эти суеверные деревенские олухи думают, будто таким образом его "дурное" влияние останется внутри дома.

Навстречу им вышел Рэнделл Гонт. После короткого замешательства Дебора вне себя от счастья буквально упала ему в объятия.

Осторожно он провел ее в свой кабинет, осмотрел и туго забинтовал ногу.

- С того момента, что мы встретились, я не переставал думать о вас, сказал Гонт, - и я знаю, что это означает для меня. В своих мечтах я говорил с вами и представлял, что вы даете мне ответ, о котором я мечтаю.

Он помолчал и затем продолжил:

- Но это все для вас, вероятно, несколько неожиданно. Для вас я все еще незнакомец и, подозреваю, довольно эксцентричный и внушающий подозрения.

- О нет, напротив!

Она заглянула в его глаза и увидела там счастье.

- И вы мне совсем не чужой. Я и сама не знаю, как так получилось, но со временем разберусь в этом.

- Мы вместе разберемся. Но сначала вы должны кое-что узнать.

Он обнял ее, и она прижалась к нему. Мягко, но серьезно он произнес:

- Вы должны приготовиться к потрясению. У вас нет каких-либо предчувствий?

- Предчувствий?

- Я говорю о том, кто ускользнул от Джастина Стеннарда: молодая женщина, которая теперь находится под моим покровительством.

- Еще одна? - Вдруг стало так приятно пошутить, несмотря на его серьезность. - Еще одна из этих старых историй о вас и вашем доме, о молодых женщинах, которых вы здесь прячете?

- На сей раз, - ответил он, - истерия правдива.

Он повел ее наверх, и они остановились перед одной из спален. Казалось, он немного медлил, и она даже решила, что он передумает. Но затем он распахнул дверь и ввел ее в комнату.

На огромной кровати с балдахином под одеялом лежала женщина. Она повернулась лишь тогда, когда Дебора подошла совсем близко.

Страдания и усталость изменили ее лицо, но не оставалось никаких сомнений, это была Беатрис.

Глава 16

- С того момента, как она сегодня утром прибежала к нам, мы знали, что вам будет угрожать опасность, как только он узнает об этом, - сказал Cnmr. - Благодарение Богу, что нам удалась наша хитрость.

Беатрис печально смотрела на Дебору, пытаясь улыбнуться. Когда она чуть повернула голову набок, Дебора увидела синяки и ожоги на ее шее и за ухом, где белокурые волосы были опалены огнем.

- Дебора.

Это больше напоминало хрип. Дебора склонилась над кроватью. Она не ожидала вновь увидеть это лицо. Порывисто поцеловала она свою сестру в лоб и щеку, и Беатрис благодарно положила руку ей на плечо.

С большой предосторожностью Рэнделл помог Беатрис приподнять немного голову и подложил еще одну подушку. Затем он осмотрел ее шею и правую руку, которая тоже была повреждена.

Наконец Рэнделл выпрямился.

- Я оставляю вас вдвоем. Наверняка у вас есть что сказать друг другу. Но, пожалуйста, недолго. Через двадцать минут я вернусь. Если она устанет, позвоните, пожалуйста.

И вышел из комнаты.

- Ты жива.

Это единственное, что могла сказать Дебора.

- Было бы лучше, если бы умерла.

- Даже подумать об этом - уже грех.

- У меня столько грехов. Одним больше - не играет никакой роли.

От мелодраматической жалости к самой себе, в которую Беатрис впадала, когда ей это нравилось, не осталось ни следа. Исчезла и вся ее прежняя живость.

- Так много вопросов, - начала Дебора. - Я была растеряна.., это письмо, которое ты послала мне перед пожаром.., и вот ты здесь. Но мы с тобой обо всем поговорим, когда ты поправишься. Я только что сюда приехала. А как ты очутилась в Сэксволд-холле - и где ты была все это время?

- Я тебе причинила столько горя. Но я все объясню. И верю, что мне станет легче, когда я выговорюсь.

- Я так рада, что ты здесь, - через некоторое время продолжила Беатрис. - Я уж и не верила, что когда-нибудь вновь увижу тебя.

Ее взгляд затуманился, и какое-то мгновение Дебора боялась, что Беатрис потеряет сознание. Но Беатрис мысленно вернулась в страшное прошлое. Бесцветным голосом она начала рассказывать, время от времени тихо сглатывая слезы. Ее гордость была растоптана, и она не оправдывалась. Было грустно слушать ее горький рассказ о содеянном, за которое она не ожидала прощения.

После того как Флеминги поселились в Тофт-Уоррене, они поначалу часто ездили в гости в Сэксволд-холл, да и сэр Рэнделл Гонт нередко получал приглашение навестить их. Беатрис признавала, что испытывала к нему расположение. Но постепенно встречи их стали реже. Сэр Рэнделл много времени проводил в Лондоне, а она и Эдвин все чаще стали встречаться со Стеннардами.

Беатрис находила Джастина очень привлекательным, но она чувствовала, что он может стать опасным, если слишком поддаться его чарам.

Эдвин не обратил вовремя на это внимания и стал легкой добычей Джастина и Гарри Чивнинга. Они быстро вытянули из него все деньги.

И в конце концов он проиграл и все состояние Беатрис.

- А потом он поклялся мне, - рассказывала Беатрис, - что сыграет еще один раз и вернет все деньги. Но поставить на кон он должен был последнее, что у него еще оставалось.

- Я знаю. - мягко произнесла Дебора.

- Джастин тебе хвастался этим? Тебе?..

- Эту историю я собрала по кусочкам, которые узнала от Гарри Чивнинга.

Разочарованная во всем, Беатрис поведала ей об ужасных наклонностях Джастина. Он обращался с ней в аббатстве с наигранной обходительностью и осыпал ее язвительными комплиментами.

- И приходил ко мне каждую ночь, - продолжала Беатрис, - как алчный дикий зверь.

- И ты должна была соблюдать это постыдное соглашение? Ты же не имела ничего общего с пари. Ты была женой Эдвина, а не каким-то объектом meophqrnim{u игр.

- Я должна была сделать это ради Эдвина. Он не вынес бы больше моего присутствия, если бы из-за меня нарушил слово чести. Он умолял меня. До тех пор я никогда не видела плачущего мужчину. Если бы я помогла ему сдержать слово, он бы всю жизнь был бы благодарен мне за эту жертву. Мы бы начали новую жизнь... Тут голое ее задрожал, и она прервала свою исповедь.

- Ляг поудобнее, - сказала Дебора, - закрой глаза. Мы поговорим в следующий раз.

- Нет.

Беатрис собралась с силами. И как будто желая пройти путь унижения до конца, продолжила:

- Джастин Стеннард использовал меня постыднейшим образом. И всетаки.., бывали моменты, когда я охотно шла ему навстречу. Во мне проснулась чувственность, о которой я и не подозревала. Это не ускользнуло от его внимания и безумно его обрадовало. А потом стало невыносимо плохо. И, осознав всю глубину моего позора, я хотела покончить с собой.

Но вот мои мучения наконец закончились. Он отвез меня назад в ТофтУоррен.

Значит, это была правда, подумала Дебора. Джастин видел Беатрис за день до пожара: ведь он сам доставил ее домой.

Эдвин был не в состоянии даже разговаривать. С того момента, как Беатрис была отправлена к Стеннарду, он беспробудно пил. Эдвин даже не заметил, что из дома ушла миссис Пигль.

Обещания Эдвина оказались лживыми. Когда Беатрис хотела утешить его, хотя сама не меньше нуждалась в этом, он отталкивал ее, словно был не в силах больше выносить ее прикосновения.

Их последняя ссора произошла поздно ночью.

Эдвин поднимался по лестнице с лампой в руках, но, внезапно споткнувшись, пролил масло на пол.

Беатрис попыталась забрать у него лампу. Он не отдавал и ударил Беатрис. Лампа выскользнула из его рук, и деревянная лестница тут же занялась огнем. Какое-то мгновение Беатрис как завороженная смотрела на взвивающиеся языки пламени, пока не услышала крики Эдвина. Тогда она бросилась к нему.

Молодая женщина попыталась оттащить его от лестницы, но Эдвин крепко вцепился в перила, Когда огонь коснулся его пальцев, он разжал руки и с кулаками обрушился на Беатрис. Она увернулась. Затем перила обрушились, и Беатрис сквозь дым и палящий жар полетела на пол. Ее волосы охватило пламя. Пока она сбивала огонь, позади нее раздался страшный грохот: это рушились горящие деревянные перекрытия. Она увидела в середине этого ужаса горящий факел - Эдвина. Все было похоже на кошмарный сон.

Больше она ничего не помнила.

Каким-то образом ей удалось выбраться из итого огненного ада, но как это произошло, она не могла вспомнить.

В результате шока она на какое-то время потеряла сознание. А потом в полузабытьи почувствовала, как над ней склонился какой-то темнолицый мужчина, языка которого она не понимала. Она очутилась в странном помещении, раскачивающемся в разные стороны.

Постепенно боль отступила. Мужчина втирал в ее раны удивительную пахучую мазь и давал горькое питье, которое действовало как снотворное.

Теперь она знала, где находится - в кибитке. Однажды она услышала шум и музыку. Мужчина ушел, но вскоре вернулся, одернул занавеси, и свет упал на ее лицо.

- У вас есть сестра?

Она была не в состоянии говорить и не смогла ответить даже на такой простой вопрос.

- Внезапно я так ясно увидела тебя перед собой, - рассказывала Беатрис Деборе, - но не могла ответить и только кивнула.

Он вновь ушел и вернулся спустя продолжительное время, поставив стул около ее кровати, и спросил:

- Лорд Стеннард?..

Она хотела покачать головой, отвергая это имя, но опять кивнула.

Мужчина с ужасным акцентом принялся объяснять ей, что она была почти при смерти, а он спас ее. И не его вина, что он не знал, что она леди. Вся nacnpebx` и оборванная, какой она была тогда, разве он мог предположить это? Он нашел ее на земле лорда Стеннарда и выходил ее. Она может подтвердить, как хорошо он с ней обращался. И пусть она сообщит его сиятельству, что он не занимался браконьерством, а просто случайно тогда сбился с пути.

- Я видела одного мужчину! - воскликнула Дебора. - Это было на бегах, он еще так пристально посмотрел на меня. Конечно, он увидел, что мы похожи. И Джастин был там, а каждый бродяга в этой местности знает лорда Стеннарда.

- И боится его. Вот он и решил извлечь выгоду - получить за меня выкуп.

Так была она, беспомощная, выдана мужчине, которого не хотела больше никогда видеть.

Когда Джастин вошел к ней в склеп и закрыл за собой дверь, она испытала такой шок, что к ней вернулась речь. Она кричала и буйствовала, пока не охрипла.

- А потом, - продолжила рассказ Беатрис, - стало еще хуже, чем в первый раз. Он начал лицемерить и выказывать расположение самым постыдным образом. Говорил, что его замучила совесть и что он понял, что действительно любит меня, и мое возвращение дарит ему еще один удивительный шанс. Просил меня выйти за него замуж. А когда я сказала, как сильно ненавижу его и что лучше умру, чем соглашусь на это, он объявил мне, что официально я мертва и никогда не смогу вернуться в общество, если он этого не захочет. Он все приходил и приходил ко мне, и если сначала клялся, что любит и хочет выходить меня, то потом начинал угрожать, что погубит меня, если я не подчинюсь его воле.

- Ив это же время, - догадалась Дебора, - он решил, что я должна умереть. Как единственная оставшаяся в живых родственница, ты бы наследовала все деньги моего отца. Эту цель он и преследовал.

Может быть, со временем измученная Беатрис и сдалась бы. Но тут разразилась гроза.

Когда обвалился оконный проем, то обломки разрушили стену рядом с винтовой лестницей, и открылся проход, ведущий наверх. Несмотря на слабость, Беатрис удалось выбраться из заточения. Уже второй раз предстоял ей путь по вересковой пустоши, но теперь, влекомая инстинктом и отчаянием, она стремилась к единственному месту, где знала, найдет помощь.

- И вот я здесь, - завершила свой рассказ Беатрис.

- Это означает, - заметила Дебора, - что ты никогда не хотела умереть по-настоящему. Иначе ты бы не боролась так упорно за свою жизнь.

- Выслушав только часть ее истории, мы сразу поняли, что вас надо вызволять из Стеннард-Прайори, - сказал Гонт.

Они втроем сидели в уютной комнате, в которой Дебора раньше не бывала. Покинув крепко уснувшую Беатрис, она почти всю вторую половину дня пробеседовала с Рэнделлом и генералом Флемингом.

Наступили сумерки, и Рэнделл поднялся, чтобы проведать Беатрис. Когда он открыл дверь, к нему подошел его управляющий.

- Ренакр, в чем дело?

- Простите, что беспокою вас, сэр, но боюсь, возникли трудности.

- Какие?

- Сюда движется целая толпа народу, сэр. И я чувствую, они замышляют недоброе.

Рэнделл пересек с управляющим холл. Когда Дебора добралась до них, Рэнделл уже открыл входные двери и ступил на лестницу.

Человек пятнадцать - двадцать с фонарями и факелами приближались к дому. Во главе них на лошадях гарцевали двое всадников.

В свете факелов Дебора смогла узнать обоих. Это были Джастин Стеннард и Гарри Чивнинг,

Глава 17

Джастин придержал лошадь, и все как по команде остановились. В отсветах пламени их лица выглядели мрачными и зловещими.

- Ренакр, помогите, пожалуйста, мисс Деборе подняться по лестнице, распорядился Рэнделл.

- Я бы предпочла остаться с вами, - запротестовала Дебора.

- А я бы предпочел, чтобы вы были рядом со своей сестрой. Если она проснется и услышит шум...

- Что нужно этим людям?

- Сейчас узнаю.

Он спустился еще на несколько ступеней. Дебора неохотно позволила управляющему отвести себя в комнату Беатрис.

Ее сестра все еще спала. Окно ее комнаты располагалось недалеко от главного входа. Дебора даже видела дым, поднимающийся от факелов. Кто-то что-то крикнул, но она не разобрала слов. Осторожно Дебора приоткрыла окно.

В комнату ворвался гул угрожающих голосов. Джастин на лошади гарцевал перед толпой.

- ..Чтобы потребовать выдачу тех, кого вы похитили. Теперь вы знаете, для чего мы здесь.

Вероятно, Джастин отвечал на вопрос, который Дебора не слышала.

Снизу, с того места, которое она не видела, раздался голос Рэнделла:

- Вы без позволения ворвались сюда, лорд Стеннард. Если хотите поговорить со мной, я готов принять вас. Однако будьте добры попросить своих друзей покинуть мои владения.

- А ну давайте его сюда! - крикнул кто-то из задних рядов. - На этот раз...

- Будьте счастливы, что я здесь, Гонт, - произнес Джастин. - Если вы сдадитесь Чивнингу, пока я буду отправлять дам в безопасное место, с вами ничего не случится.

- Для чего же вы привели тогда с собой эту пьяную ораву?

Дебора прямо ощущала гнев Рэнделла. Она видела, как один из мужчин нагнулся, поднял камень и бросил его. Тот ударился о кирпичную стену. Банда двинулась вперед. И в первых рядах шел молодой Альфред Дипинг.

Джастин преградил им дорогу и дал знак отойти назад.

- Вы оказали на Беатрис Флеминг пагубное влияние, - закричал Джастин. - Вы разрушили ее брак и виновны в смерти ее мужа. Вы выгнали ее в пустошь, а когда я взял ее под свою защиту, опять заманили ее. А моя невеста, что вы сделали с ней?

Своими криками он подстрекал толпу.

- Не знаю, что за странной властью вы обладаете, Гонт, но могу одно сказать - не пытайтесь испытывать ее на мне.

Внезапно Дебора почувствовала, как кто-то проскользнул мимо нее. Должно быть, встала Беатрис. И прежде чем Дебора смогла остановить ее, та высунулась из раскрытого окна.

Несколько испуганных возгласов возвестили о том, что ее заметили.

Дебора схватила Беатрис за холодную тонкую руку.

- Беатрис, вернись, отойди от окна. Но Беатрис уже кричала мужчинам:

- Ложь, он говорит вам не правду, это он держал меня взаперти, совратил меня, а теперь лжет.., послушайте меня...

В отчаянии Дебора подумала, что сейчас перед этими мужчинами Беатрис являла собой прекрасную иллюстрацию тому, о чем говорил лорд Стеннард мертвенно бледная, истощенная и безумная.

- Вы только посмотрите на нее! - не упустил шанса Джастин. - Видите? Несчастное, безумное существо, находящееся в его власти. А моя невеста? Где Дебора Ричи?

В страхе и бессильной ярости Джастин перешел все дозволенные границы. Он был совершенно непредсказуем, и никто не знал, на что он способен в этом состоянии.

Дебора отвела растерянную Беатрис в постель и как могла быстрее спустилась вниз.

Когда она очутилась в холле, входные двери как раз со скрипом закрывались. Тут же на дом обрушился град камней и посыпались осколки разбитых оконных стекол.

Рэнделл и генерал Флеминг стояли недалеко от дверей. Бойнтон и еще двое слуг принесли оружие.

- Что это значит? - рассмеялся Рэнделл.

- Мы не впустим их в этот дом, сэр?

- Я не отдавал никаких приказаний, чтобы...

- Они не имеют права и пальцем тронуть вас, - сказал Бойнтон.

- Вот вы и получили подкрепление, не так ли? - ухмыльнулся генерал.

- Господа, - произнес Гонт, - знаете, что по этому поводу может заявить лорд Стенкард? Во-оружейное сопротивление властям...

Дебора наконец доковыляла до них.

- У вас преданные слуги, - заметила она.

- Верные друзья.

В этот момент во входную дверь забарабанили.

- Гонт! Как мировой судья этого округа я приказываю вам и вашим узникам сдаться.

- Позвольте мне с ними поговорить, - попросила Дебора. - Я скажу им правду и позабочусь о том, чтобы они меня выслушали.

- Вы не выйдете отсюда.

- Я не думаю, что они поняли бедную Беатрис, но меня они выслушают.

- Он не позволит вам говорить. Скорее он развяжет драку, во время которой в свалке вы и ваша сестра будете убиты. Он сошел с ума и полон отчаяния. Самое страшное для него, что вы и Беатрис живы, и вся правда может выплыть наружу.

Вновь последовал глухой удар в дверь. Генерал Флеминг неожиданно бросился к двери и распахнул ее. В тог же миг громкие негодующие крики превратились в удивленное и недовольное бормотание. Никто не рассчитывал увидеть генерала. Даже Джастин, который стоял наверху лестницы и, судя по всему, был готов ворваться в холл, замешкался, увидев Флеминга.

Однако не успел еще генерал сказать что-либо, как на въезде показался мчавшийся экипаж. Чивнинг обернулся и недоверчиво уставился на него.

Когда экипаж остановился, в свете фонарей и факелов, Дебора увидела лицо кучера и задалась вопросом, где она его уже видела.

- Ловик, кто, черт побери, приказал тебе явиться сюда?

И тут Дебора вспомнила раненого ребенка перед зданием вокзала в Ингмере. Это были экипаж и кучер Чивнинга.

Чивнинг, желая приблизиться к своему кучеру, направил лошадь прямо в гущу толпы. Возмущенные голоса стали громче. Пьяной ораве было уже все равно, против кого направлять свое недовольство.

Джастин спустился по лестнице.

Из экипажа показалась Изабель Стеннард.

- По-моему, во вражеском стане возникают проблемы, - обрадованно произнес генерал. - Но это и неизбежно.

Изабель продолжала стоять рядом с кучером.

- Скажи им это! Ну, давай, скажи!

- Спускайся, Ловик, - крикнул Чивнинг, - и объясни мне...

- Скажи им это, - продолжала повторять Изабель, обращаясь к кучеру.

Ловик поднялся со своего сиденья.

- Вы не за теми пришли, - дрогнувшим голосом произнес он. - Те, кого вы ищете, находятся среди вас, - лорд Стеннард и он.

И он показал на Чивнинга.

Если генерал своим появлением привел толпу в замешательство, то речь Ловика возымела обратное действие. Он был одним из них и говорил на их языке. Мужчины, посерьезнев, внимательно слушали его.

- Спросите-ка лорда Стеннарда, кто стал причиной самоубийства девушки, - А ну, спускайся, ты, пьяный болван! Ловик собрал все свое мужество.

- Спросите мистера Чивнинга, кто ему помогал привязывать камни к молоденькой Мириам, а потом утопить в озере.

Чивнинг оттолкнул какого-то мужчину, чтобы подойти поближе к экипажу, и замахнулся плеткой на Ловика. Тот пригнулся, а когда Изабель попыталась схватить Чивнинга за руку, он сбросил ее наземь.

Один из факелоносцев схватил жеребца Чивнинга под уздцы.

- Один момент, сэр, если есть что-то, что мы должны услышать...

- С дороги! Если вы верите на слово кучеру, который питает злобу ко мне...

- Не питаю я никакой злобы, сэр. - Ловик смотрел прямо в лицо своему господину. - Мне противно. Просто противно. Многих девушек должен был я проводить к вам для ваших грязных утех в аббатстве. И должен был молчать, не задавать вопросов.

Джастин медленно обходил толпу, приближаясь к сестре.

- Послушай, Исаак Фарен, - голос кучера зазвучал громче. - Твоя дочь повесилась. Ты помнишь ту ночь, когда она, не вынеся позора, сделала это, не видя другого выхода?

Чивнингу удалось наконец схватить Ловика за ногу и стащить на землю. Жеребец взвился на дыбы и ударил кучера передними копытами. В этот момент Джастин бросился на свою сестру и схватил ее за плечи. Изабель закричала. Какой-то мужчина тут же встал между нею и Джастином. И пока она отталкивала его, двое других стащили Чивнинга с лошади.

Вдруг Дебора заметила, что Рэнделла нет рядом с ней. Он сбежал по лестнице, схватил Изабель за руку и ввел в холл.

- Я не могла, - дрожа всем телом, сказала Изабель, - не могла допустить, чтобы он...

- Теперь вы в безопасности.

С улицы донесся разъяренный рев. Джастин и Чивнинг отчаянно пытались спастись из рук черни.

В конце концов Чивнингу вроде бы удалось вырваться, но, сделав пару шагов, он вновь был сброшен наземь и, тяжело переводя дыхание, остался лежать на земле. Джастину удалось вскочить в седло, и он отчаянно пришпорил лошадь, которая испуганно заржала, наткнувшись на воротные столбы. Вдруг она упала, толпа заревела, послышался долгий страшный крик, и все стихло.

Изабель выскочила из дома и подбежала к своему брату. Дебора последовала за ней.

Двое слуг Рэнделла гасили пожар, вспыхнувший на траве от брошенного факела. Сквозь дым и чад Дебора видела лошадь, пытавшуюся встать на ноги.

Потом она заметила скорчившуюся, неподвижную фигуру Джастина Стеннарда. Его голова, казалось, покоилась на подушке. Но подойдя ближе, она поняла, что это был камень, постепенно окрашивающийся кровью, вытекавшей из разбитого затылка Джастина. Он ударился об один из зрячих камней, лежавших перед воротами Сэксволд-холла.

Беатрис мирно спала. Она не видела конца Джастина Стеннарда, но подсознательно, должно быть, почувствовала, что ее путь страданий завершен. Проскользнув в ее комнату, Дебора увидела, что все страхи и перенесенные страдания исчезли с лица Беатрис. Дебора подвела к ней Изабель, которая поначалу не хотела верить тому, что увидела. Но она должна была заглянуть в глаза правде, о которой лишь догадывалась.

Дебора сидела с Рэнделлом и генералом Флемингом в кабинете. С одной стороны, они были потрясены и опечалены событиями последней ночи, с другой, рады, что были вместе.

- Что же станет с Чивнингом? - спросила Дебора. - Ведь это он являлся той злой разрушительной силой, что стояла за всем этим. Он погубил Эдвина, заставил Джастина разорить Эдвина и Беатрис, а потом с дьявольской радостью уничтожил и самого Джастина.

- Теперь многие люди, избавившись от страха, смогут дать показания, ответил Рэнделл. - Чивнинг предстанет перед судом, никакой лорд Стеннард не будет больше стоять между ним и справедливостью.

- А Беатрис?

- Думаю, вы можете мне доверить мою невестку, - проворчал Флеминг, мой сын сделал ее не очень-то счастливой. И теперь я обязан позаботиться о ней. Ей будет хорошо. И мне тоже.

Затем генерал преувеличенно зевнул, заговорщически кивнул Деборе, извинился и оставил их вдвоем.

Какое-то время они молчали. Казалось, Рэнделлу доставляло удовольствие просто смотреть на Дебору, а она знала, что во все последующие годы они смогут так много сказать друг другу без слов.

- Ты навсегда сохранишь ненависть к вересковой пустоши? - спросил наконец Рэнделл.

- Как же можно ненавидеть ее, если благодаря ей мы нашли друг друга, - ответила Дебора.

- Стеннард так много испортил. Какое-то время яд еще будет действовать. Особенно болезненным будет первое время. - Он вопросительно посмотрел на Дебору. - Мне нужна твоя помощь, чтобы забыть тяжелые времена. Ты мне так сильно нужна, любимая и здесь, и в Лондоне, везде.

Взором, полным любви, Дебора смотрела на него через комнату, заполняемую лучами восходящего солнца.

- Где бы это ни было, - ответила она, - я буду с тобой всегда.