/ Language: Русский / Genre:love

Долгожданный реванш

Хэрриэт Эсмонд


Эсмонд Хэрриэт

Долгожданный реванш

Хэрриет ЭСМОНД

ДОЛГОЖДАННЫЙ РЕВАНШ

Анонс

Брак двух любящих молодых людей распался, не успев начаться: оказывается, Стиву эта женитьба нужна была только для достижения корыстных целей.

И вот через пять лет после развода молодые снова встречаются. Чем закончились их взаимоотношения, читатель узнает, прочитав этот увлекательный роман о любви.

Глава 1

Джулия Монтанелли вылезла из такси; переждав несколько мгновений, она вздохнула и, расправив плечи, стала подыматься по лестнице ко входу в залитый светом прожекторов отель. В другой раз она бы с нетерпением ждала этого танцевального вечера, но сегодня веселья не чувствовала. Она смертельно устала. Кончился долгий и бесплодный день, и если бы не необходимость соблюдать приличия, посещая пышные благотворительные балы, она бы осталась дома.

Скинув пальто на руки привратника, опять глубоко вздохнула и вошла в бальный зал.

Высокая стройная фигурка, будто сошедшая с обложки журнала мод. Вечернее платье от Ив-Сен Лорана, итальянские туфли ручной работы, бриллианты от Картье. Все это великолепие скоро кончится, подумала Джулия. Если только она не найдет достаточной финансовой поддержки, отчаянно необходимой ее семейному делу. Впрочем, для нее это не будет особенно тяжелой жертвой. Джулия не так уж ценила высокую моду и нынешнее свое социальное положение. Ужасным было то, что все семейные сбережения пойдут на уплату долгов.

Остановившись у дверей, она смотрела на танцующих, узнавая мелькавшие лица. Долгие часы провела она в разговорах с этими людьми. Теперь же они, узнав ее, спешили смешаться с толпой, разнося шепотком подробности о разорении ее семьи.

Джулия стояла в одиночестве, сжав губы. Это несколько испортило изящные черты ее лица, подчеркнутые новой элегантной прической. Ее пепельные волосы были коротко и модно подстрижены, что подчеркивало ее необыкновенно большие глаза.

Джулия изо всех сил старалась выглядеть спокойной.

Взяв бокал вина, она приветствовала знакомых, смело кивая в ответ на ироничные улыбки. Пусть эти люди думают что хотят, она не собирается раскисать перед ними. Шесть месяцев назад все было по-другому. Теперь же ей приходится исправлять ошибки отца, тщетно борясь с сокрушительными последствиями его опрометчивых поступков.

- Не удивляйся, - проговорил кто-то за ее спиной. - Когда корабль налетает на скалы, крысы разбегаются. Это старая традиция.

На мгновение Джулии показалось, что она вот-вот потеряет сознание. Комната поплыла перед ней, и только волевым усилием ей удалось взять себя в руки, повернуть голову и посмотреть на говорившего... Она знала, кого увидит.

- Разбегаясь, они освобождают место стервятникам, пожирающим трупы, поспешно парировала Джулия, удивляясь, что голос ее звучит твердо и уверенно, хотя сердце билось так, что, казалось, вот-вот вырвется из груди. - Почему-то мне кажется, что фраза "рада тебя видеть" вряд ли будет уместной. Акулы чуют запах крови издалека, - добавила она, недоумевая, что делает здесь этот человек.

Стив Уилсон, чертовски красивый обладатель черной души, ответил ленивой усмешкой.

- У тебя выросли коготки, Джулия, и это меня не удивляет, но тебе, как и всем котятам, необходимо знать, когда стоит царапаться.

Слова эти заставили ее вспомнить, как безоружна она когда-то была перед ним. Давно ушедшие дни. Теперь она может защитить себя.

- Насколько я знаю, тебя щадить вообще не стоит. - Потрясенная Джулия пыталась показать презрение. У нее кружилась голова. Ведь он никогда раньше не бывал в Англии. Никогда.

Темная бровь изогнулась.

- И часто ты так встречаешь старых знакомых? Я понимаю, все немножко неожиданно, Джулия. Но не пыли, ты бьешь своих союзников, - промолвил он мягко.

- Союзник! - В ее голосе клокотало негодование. - Никогда ты им не был и не будешь. Ты - мой враг, Стив, и я презираю тебя. - Джулии показалось, что он забыл прошлое, свой обман, но она-то помнила все слишком хорошо. - Боюсь, что нам придется кончить этот разговор. Видишь ли, теперь я гораздо разборчивей в своих знакомствах. - С этими словами она резко повернулась, с ужасом замечая, что ноги ее не слушаются и вообще ей трудно совладать с собой.

Не осознавая, куда она направляется, Джулия шла до тех пор, пока не обнаружила, что очутилась в маленькой комнатке и идти больше некуда. Потрясенная и взволнованная, она вся дрожала. Боже мой, почему он здесь? Ему мало того, что он уже сделал? Он захотел напомнить о прошлом? Она ненавидела его. Ненавидела так же сильно, как когда-то любила.

Джулия склонила голову. Стив Уилсон, как и несколько лет назад, неотразим, все так же заставляет исступленно биться женские сердца. Когда-то и она была потрясена. Она тогда не могла устоять перед его густыми иссиня-черными волосами, перед пронизывающим взглядом голубых глаз, перед чувственным ртом. Его уверенность в себе увлекла ее, как ночная свеча увлекает мотылька в опасный танец - великолепный, страстный, горячий. Он заставил ее снедаемое страстью сердце поверить в то, что и он любит ее.

Забывшись, Джулия стиснула бокал, который все еще держала в руках. Горечь и ненависть - вот во что вылилась ее любовь. Она ненавидела Стива Уилсона. Все оказалось обманом от начала до конца.

Гневные воспоминания были прерваны резким треском ломающегося в руках стекла. Джулия слабо вскрикнула, почувствовав острую боль. Осколки бокала звонко падали на пол, тонкая струйка крови побежала по ее ладони.

И тут она поняла, что уже не одна в комнате.

- Боже милостивый! Ты порезалась? Дай посмотреть. - Стив, должно быть, следил за ней. Он подошел и нетерпеливо приподнял ее руку. Рассматривая ее, он не давал Джулии возможности освободиться.

Она задрожала, обнаружив вдруг, что пристально смотрит на его наклоненную голову. Глядя на знакомые пышные волнистые волосы, Джулия невольно вспомнила давно забытое. Чувства, вызванные то ли запахом его одеколона, то ли прикосновением Стива, переполняли ее. Испуганная нахлынувшим потоком воспоминаний, ощущая опасность, Джулия пыталась совладать с собой. Хотелось убить зловещую тишину, разорвать ее криком, криком ее души: "Нет!"

- Похоже, ты будешь жить. - Эта фраза вырвала ее из состояния шока. Просто большая царапина, стекло вроде не попало, - заключил он, смотря ей прямо в глаза. Мрачный, зловещий взгляд. - Держа бокал, ты, наверное, вообразила, что душишь меня?

Джулия не могла выдержать насмешки, таящейся в голубой бездне пронзительного взгляда, и поспешно отвела глаза. Посмотрев на свою руку, она обнаружила на ней повязку, сделанную им из носового платка. Красное пятно ярко выделялось на белоснежном фоне. Ее кровь. Каждый раз, когда Стив появляется в ее жизни, она страдает. Воспоминания, холодные и суровые, как северный ветер, оживали.

- Если кого-нибудь и следует задушить, то наверняка тебя, - холодно проговорила она.

Стив только весело засмеялся, как будто эти слова его совсем не задели, и Джулия почувствовала себя мелкой рыбешкой, вертящейся на крючке у опытного рыболова.

- Многие пытались, никому не удавалось. Джулия неуверенно улыбнулась его похвальбе.

- С тебя еще собьют спесь. Я надеюсь, что увижу, как это случится.

В какой-то момент ей показалось, что сожаление промелькнуло в его взгляде, но оно сменилось насмешкой так быстро, что она не была уверена, что увидела его.

- Моя жена горяча и мстительна, как настоящая итальянка. В тебе взыграла кровь предков, Джулия.

Стив, очевидно, забавлялся, но она не хотела шутить с ним.

- Бывшая жена, - поправила она быстро, и сердце ее учащенно забилось. Она не знала почему.

Стив кивнул, будто бы полностью признавая свою ошибку. Казалось, он не ожидал другого ответа.

- Ты сказала это так весело. Джулия рассердилась.

- Это был самый счастливый день в моей жизни.

Она надеялась задеть его. Но оказалась далека от достижения цели.

- Странно, я-то помню, что ты говорила то же самое в день нашей свадьбы, напомнил он нежно. Низкий тембр его голоса казался удивительно обольщающим.

То, что этот голос очаровывал ее даже сейчас, ужасно сердило Джулию. Она была зла и на себя, и на Стива за то, что ей слишком хорошо вспомнилось то время - самое плохое время в ее жизни.

- Тогда я не знала, что ты подлец.

Она слишком быстро узнала это.

Казалось, его броня дала трещину, и следы веселья полностью исчезли с его лица. Оно застыло, и только одна щека непроизвольно дернулась.

- Это было нужно сделать. Ты должна это понять.

Серые глаза, темные от обуревавших Джулию эмоций, казалось, излучали ненависть.

- Я никогда не пойму этого и никогда не прощу. Я буду испытывать отвращение к тебе до самой смерти.

- Не зарекайся. Может быть, когда-нибудь у тебя появятся поводы для благодарности.

Как бы ей хотелось разорвать его на мелкие клочки! Ярость душила ее. Усилием воли она сдерживалась. Если она потеряет контроль над собой, он только выиграет. Этого нужно избежать любой ценой.

- За что? За смерть деда? - спросила Джулия. Ее колкость нащупала слабое место противника. В гневе Стив шагнул к ней, но сдержался.

- Это не моя вина. Он был старик, и он прожил несколько лет после нашей последней встречи, - сказал он. Ее губы дрожали. Она сжала их, потом сказала:

- Может быть, но ты ускорил его смерть, забрав у него самое ценное. Воспоминания о беде и страданиях захлестнули Джулию.

Глаза Стива сделались жесткими и пустыми.

- Я взял свое по праву, а в обмен он получил тебя.

Джулия с трудом засмеялась.

- Ты вор и убийца, и я презираю тебя. Его лицо оставалось неподвижным, будто оно было вырезано из камня.

- Ты можешь презирать меня, сколько тебе будет угодно, но я пришел не за этим. Я могу помочь тебе.

- Лучше я дам отрубить себе руку, чем приму помощь от тебя, Стив Уилсон.

Он улыбнулся холодно и безрадостно.

- Ты превращаешь жизнь в драму. Я уже забыл, какая ты страстная - в постели и вне ее.

Только такому, как он, хватило бы нахальства напомнить ей о ее чувстве, о ее страсти и желании, которые он использовал в своих целях. Она была тогда глупа, но больше не повторит своих ошибок.

- Ты прав, я должна поблагодарить тебя, ты дал мне хороший урок. Этого я никогда не забуду, - произнесла Джулия.

Какое-то мгновение он, не отвечая, разглядывал ее. Отстранившись, она ждала окончания осмотра.

- Если я был хорошим учителем, то ты, безусловно, хотела учиться, - мягко ответил он, умышленно неверно истолковывая ее слова. - Однако, похоже, ты ничего не утратила с тех пор. Ты выглядишь еще прекрасней, чем тогда.

Джулия стиснула зубы в неистовстве. Когда-то он взял ее - девушку, невесту в свою постель, разбудил в ней зов плоти. Ей было трудно увязать это с тем, что произошло потом. Ей трудно жить с этим. Стив настолько бесчувственен, что мог напомнить об этом.

- Я полагаю, ты не должен ожидать благодарности за комплимент, потому что, честно говоря, я вовсе не польщена, - бросила она.

Его глаза повеселели.

- Может быть, я вызову у тебя апоплексический удар. Но я ничего не могу с этим поделать. Мне нравится твоя новая прическа. Ты выглядишь хрупкой и элегантной одновременно. Совсем неплохо. Когда ты изменила свою прическу? продолжал он, и Джулия постаралась подавить свое раздражение. Она видела, что ее злость только веселит его.

И все же она смотрела на него вызывающе.

- Первый раз - пять лет назад. Стив никогда не был тугодумом. И он понял ее мгновенно.

- Черт с ним, с прошлым. Все же мне нравились твои платиновые локоны. Я мечтал запустить свои пальцы в них и заняться с тобой любовью.

Джулия вспомнила, что еще долгое время после того, как они расстались, она хотела того же. Горькие воспоминания.

- Вот потому-то я тогда и постриглась. Я не хотела, чтобы что-нибудь напоминало мне о тебе, - добавила она, пытаясь поставить его на место своей колкостью.

Стив скрестил руки, рассматривая ее насмешливо.

- Все же ты не забыла меня. Поэтому ты сегодня одна?

Она резко вздохнула. Никто, кроме Стива, не стал бы задавать такие вопросы.

- Тебе пора избавиться от мнения, что ты еще интересуешь меня. Я тут одна, потому что отец болен. Впрочем, я думаю, ты об этом осведомлен. Мы хотели прийти сюда семьей, но пришлось пойти одной. Твое любопытство удовлетворено?

- Не совсем. Все мужчины в Англии ослепли? Не нашлось никого, чтобы тебя сопровождать? А последний мужчина в твоей жизни? - спрашивал он, не замечая ее гневного взгляда.

Джулия попыталась ответить достойно.

- Тебя интересует моя личная жизнь, Стив? - Она чувствовала, что краснеет от его дерзостей.

- Судя по твоему смущению, у тебя нет мужчины. Или, может быть, он так неумел, что разочаровал тебя, - ответил он.

Джулия задыхалась от ярости, ощущая себя рыбой, попавшей на мель.

- Как ты осмеливаешься говорить мне это?

- Так я угадал или нет? - не унимался Стив, сардонически усмехаясь.

- Ты чертовски дерзок, и я не собираюсь отвечать на личные вопросы, бросила она рассерженно. Стив рассмеялся.

- Ты уже ответила. И что же ты делала все это время, если не тратила его на мужчин?

- Счастлива тебе сообщить, что чудесно жила без тебя.

- Вижу, - согласился он, пытаясь оценить ее одежду и бриллианты. Пожалуй, ты жила роскошно. И кто это оплачивал? Папочка? - съязвил он, и Джулия покраснела снова.

- Нет. Я зарабатываю деньги тяжелой работой. Драгоценности мне подарили, когда мне исполнился двадцать один год. Мне вряд ли стоит завидовать, парировала она с жаром.

- Теперь ты похожа на львицу, защищающую своего детеныша, - протянул Стив иронично.

Джулия решила, что с нее уже достаточно.

- Почему бы и нет. Тебе нравится причинять боль беззащитным, мне - нет. Честно говоря, я предпочитаю не связываться с такими людьми, как ты, поэтому, если не возражаешь... - Она холодно улыбнулась и проскользнула бы мимо, если бы он не схватил ее за запястье.

- Не так быстро. У нас есть о чем поговорить, - коротко отрезал он.

Джулия попыталась вырвать руку, но Стив без видимых усилий держал ее. Она перевела дыхание, строго посмотрела на него и почти спокойно возразила:

- Насколько я понимаю, мы уже достаточно друг другу сказали.

Стив покачал головой.

- Дорогая, мы даже не начинали. Впрочем, ты права, время и место неподходящее. Я буду в твоем офисе завтра в десять часов утра.

Да как он смеет вторгаться в ее жизнь!

- Ты можешь прийти, но я не приму тебя. Я буду занята целый день, да и в обозримом будущем у меня тоже не будет времени для тебя, - сообщила она с удовольствием.

Он отпустил запястье, но только для того, чтобы приподнять ее подбородок, заставляя Джулию посмотреть ему в глаза.

- Найди время, не то вскоре тебе придется встретиться с судебным исполнителем. Перестань думать только о себе, подумай о своих служащих. Это последний шанс не оставить их без работы. Подумай, Джулия. Забудь о своей гордости. - Он смотрел прямо в ее глаза еще несколько секунд, затем отпустил ее. - До завтра, - кивнул он и направился к выходу.

Кипя от бессильной ярости, она наблюдала, как он - высокий, широкоплечий вышел из комнаты. Она собиралась послать его ко всем чертям, но его последние слова заставили ее остановиться, и он это, конечно, прекрасно сознавал. Стив уверен, что она примет его завтра - ради своих подчиненных, которых она так ценила. Она так старалась сохранить рабочие места, но безуспешно. Он, очевидно, имел возможность помочь ей сохранить компанию, и, пересиливая свою ненависть, она понимала, что не должна прогонять его.

Чувство провала не оставляло ее до конца вечера. Она рано ушла, но, не заезжая домой, направилась в Лондонскую больницу, где Карло Монтанелли все еще лежал в палате интенсивной терапии. Три недели назад у него был острый сердечный приступ, а потом еще один, менее сильный. Он чудом перенес это, его жизнь висела на волоске, и тогда Джулия обнаружила, что его издательская империя переживает очень тяжелые времена. Пока доктора боролись за его жизнь, Джулия пыталась спасти компанию.

Мать Джулии оторвала глаза от вязания, когда девушка вошла в комнату. Маленькая, хрупкая женщина с болезненным лицом приветливо улыбнулась, увидя дочь.

Джулия подставила щеку для поцелуя. Мария Монтанелли была из тех приятных и слабых женщин, которые вызывают у окружающих желание взять их под защиту. В семье было принято ограждать мать от неприятностей. Вот почему последние несчастья особенно сильно ударили по ней. Раньше она частенько подозревала, что не все в порядке в делах ее мужа, хотя он ничего не говорил ей о своих заботах, но старалась не подавать виду, что беспокоится. Вот и сейчас она бодро улыбнулась.

- Как отец? - спросила Джулия.

- Сейчас спит, но долго не мог расслабиться. Мне бы хотелось знать, что случилось, - вздохнула мать, кусая губы от беспокойства и тем самым подтверждая подозрения дочери, что она что-то знает.

Джулия обняла ее.

- Постарайся не беспокоиться, мама. Ты знаешь, как папа не любит болеть, особенно если это отрывает его от дел. Как бы то ни было, теперь я временно управляю компанией, и, вероятно, скоро он услышит хорошие новости. - Как бы она хотела сообщить отцу доброе известие!

- Ты утешаешь меня, Джулия. Что бы я делала без тебя, - проговорила Мария Монтанелли и нахмурилась. - Но ты выглядишь усталой, дорогая. Ты сегодня спала?

Если Джулии и удавалось заснуть в эти дни, то сны ее были полны кошмаров и тревог. Но она не собиралась признаваться матери в этом.

- Все в порядке, просто сегодня я слишком много работала. Я собираюсь сразу лечь спать, когда приеду домой. Да и ты должна поспать, мама. Ты знаешь, папа расстроится, если увидит, как ты беспокоишься.

- Ты успокаиваешь меня. В ответ Джулия мягко засмеялась. Сдерживая зевоту, она взглянула на часы.

- Я, пожалуй, пойду. Зайду завтра. Поцелуй папу за меня и попроси его не волноваться, - говорила она на прощание, обнимая мать.

Она жила в Челси у реки. Квартира была маленькая, но девушке очень нравилась. Она сняла ее еще до своего краткого замужества: отказавшись от финансовой помощи, которую предлагал ей бывший муж, она вернулась сюда залечить раны после развода. Джулия вошла в квартирку с облегчением и закрыла за собой дверь. Теперь она ощутила себя в безопасности. После развода она долго чувствовала, будто бы ей нужно куда-то бежать, и постоянно убегала, спасаясь. Джулия зашла в гостиную, кинула пальто на диван и налила себе бренди. Ей нужно было чего-нибудь выпить. Встреча со Стивом потрясла ее. Она не предполагала, что когда-нибудь встретится с ним еще. В конце концов, с усмешкой подумала она, зачем ему было возвращаться, если он уже взял все, что ему было надо.

Она была всего лишь орудием в его руках. Он хорошо все спланировал. Нежные слова, любовные взгляды, клятвы, которыми они обменивались, - все служило одной цели.

Она не знала никого, кто бы так хорошо притворялся. Она любила его и верила, что любима. Тогдашняя ее наивность все еще терзала израненную душу. В то время ей только исполнился двадцать один, а ему было уже двадцать девять, он был гораздо опытнее нее. Он не мог знать наверняка, что она влюбится в него, но, похоже, хорошо понимал женщин и предполагал, что такое возможно.

Джулия свернулась калачиком в кресле... Стив прав, с тех пор у нее не было мужчин. Чему тут было удивляться? Любовь принесла ей только страдания... Никогда больше она не доверится мужчине! У нее, конечно, были знакомые мужчины, друзья-мужчины. Иногда кто-нибудь из них делал попытки сблизиться с ней, но Джулия всегда была осторожна и держала их на расстоянии.

Ее друзья уже не спрашивали, почему она так изменилась после возвращения из Америки. Она отказывалась отвечать на подобные вопросы.

Джулия закрыла глаза. Вначале, после возвращения в Англию, воспоминания терзали ее. Они напоминали ей о несбыточном счастье, о том, что ушло навсегда. Картины прошлого вставали перед Джулией, они преследовали ее во сне и наяву. Потом, позже, она научилась отгонять эти видения, почти совсем забыла старое. Так пролетело пять лет. А сегодня вечером она опять оказалась наедине с прошлым.

Стив был умен, заставив ее поверить в свою любовь. Ведь ей так хотелось верить! Ее ошибка длилась один короткий миг... Стив превосходно сыграл свою роль. Только на следующее утро после свадьбы Джулия догадалась об обмане.

Вот так, в первый же день их совместной жизни она прозрела...

Глава 2

Кончался тяжелый рабочий день. Еще две-три недели - и Джулия отправится обратно в Англию, где собирается занять место младшего администратора в одной из издательских компаний, основанных ее отцом. Ее новые друзья каждый вечер устраивали шумные праздники, они не уставали от напряженной работы днем. Джулия в Англии не привыкла к такой насыщенной жизни, и теперь, в Америке, была рада каждой минуте редкого отдыха. Как хорошо, что сегодня вечером она по приглашению друзей отца пойдет в театр! Она будет лишь зрителем и сможет расслабиться.

Спектакль ей очень нравился; в перерыве, стоя в фойе, она с друзьями обсуждала игру актеров и вдруг почувствовала на себе чей-то взгляд. Джулия надолго запомнила это неприятное ощущение внезапно возникшей опасности.

Она несколько секунд сдерживала себя, рассеянно слушая беседу, но потом обернулась и сразу же заметила в яркой толпе того, чей пронизывающий взгляд так обеспокоил ее. Изумленная, Джулия почувствовала, что небесно-голубые глаза незнакомца приковали ее к себе. В молчании они смотрели друг на друга, пока что-то постороннее не привлекло внимание мужчины. Он куда-то исчез - так же внезапно, как и появился, а Джулия передохнула, будто освободившись от тяжелой зависимости.

Она отвернулась, сделала несколько шагов в сторону, к друзьям, но что-то непреодолимое остановило ее. Сердце Джулии бешено билось. Оглянувшись через плечо, она увидела, что обладатель пронизывающих голубых глаз разговаривает с пожилой супружеской парой. Ей захотелось разглядеть этого широкоплечего, мощного, высокого мужчину. Джулия подумала, что никогда в жизни не видела такой безупречной фигуры, такого привлекательного мужского лица. Доселе неведомые ощущения переполняли ее, теплой волной разливаясь по телу. Ей тогда показалось, что это предчувствие неизведанного, прекрасного, ошеломляющего. Она подняла глаза и увидела, что незнакомец, извинившись перед своими собеседниками, направляется к ней.

Джулия старалась изо всех сил держать себя в руках. Словно в лихорадке, с трудом понимая, что происходит вокруг нее, она услышала хор поздравлений. Ее друзья говорили с красивым голубоглазым мужчиной, и он что-то отвечал им низким бархатистым голосом. Потом кто-то упомянул ее имя, и Джулия вздрогнула от неожиданности.

- Познакомься с нашим приятелем. Это - Стив Уилсон, - весело провозгласил Роберт Уэллс. - Эта маленькая леди - англичанка, дочь нашего доброго друга, Джулия Монтанелли.

Автоматически Джулия протянула руку, сознавая, что стоит, уставившись на своего нового знакомого, как глупая девчонка.

- Здравствуйте, - протянула она хриплым голосом и сразу же почувствовала пожатие чужой руки. Стив Уилсон дышал неровно, и Джулии вдруг показалось, что он чувствует то же самое, и неясные предчувствия овладели ею с новой силой.

Стив пристально смотрел на нее. Через несколько секунд он опомнился, откашлялся и произнес:

- Простите мою неловкость, меня очень удивил ваш акцент. К тому же вы необыкновенно красивы. Каждый мужчина лишится дара речи, увидев вас, извинялся он, и в каждом слове звучало неуловимое обаяние.

- Будь осторожна, Джулия. У Стива плохая слава, - со смехом предупредила Оливия Уэллс. - Он опасен для молодых девушек!

Стив неохотно отпустил ее руку. Он не мог оторвать глаз от Джулии, даже когда отвечал на шутку:

- Не клевещи на меня, Ливви. Ты можешь испугать девушку.

Слабый румянец залил щеки Джулии. Она облизала пересохшие губы.

- Обычно я сама сужу о людях. Губы Стива приятно изогнулись - он смеялся.

- Мне очень приятно это слышать, - мягко заметил он. Его нежные интонации окутывали Джулию, так что ей показалось, что в комнате только двое. Монтанелли? Это итальянская фамилия.

- Моя семья переехала из Италии после войны. Моя мама англичанками я родилась в Англии, - ответила она, и в тот же момент звонок, приглашающий зрителей на второе действие спектакля, вернул Джулию к действительности. Сейчас они расстанутся, разойдутся по своим ложам и больше не увидятся никогда. Джулия закусила губу. Пришло время проститься.

Стив остановил ее, взяв за руку.

- Можно вас пригласить поужинать вместе со мной после спектакля?

Крылья радости в предвкушении таинственного, еще не вполне определенного, но непременного счастья вознесли Джулию в иллюзорный мир мечты. Это было бы просто чудесно.., если бы она не была приглашена уже Робертом и Оливией Уэллс.

- Мне было бы очень приятно, но я не смогу.

- Мы заказали столик на четверых, - вмешалась Оливия. - Поехали с нами, Стив.

- С удовольствием, - согласился он, все еще смотря на Джулию. Ей казалось, что она тонет в голубой бездне его глаз. - Ну что ж, еще увидимся, - пообещал он и исчез среди театральной публики, теснящейся у входа в зрительный зал.

- Ну и ну! - удивилась Оливия. - Пожалуй, я еще не видела, чтобы Стив так себя вел. Ты произвела на него впечатление, Джулия.

Ей бы этого очень хотелось. Она никогда не верила в любовь с первого взгляда. Весь второй акт Джулия думала только о Стиве, о предстоящем вечере, а актеры на сцене казались ей далекими маленькими фигурками с игрушечными проблемами и разговорами.

Новые, неизведанные чувства волновали душу девушки во время ужина в ресторанчике неподалеку от театра. Она ни на минуту не сомневалась, что Стив отвезет ее домой, и действительно он проводил ее до самой двери квартиры, которую она снимала, бережно взял у нее ключи, отпер дверь. Потом, прощаясь, он внимательно посмотрел на нее. Джулии показалось, что он хмурится, но, может быть, то были ночные тени, наложившие суровый отпечаток на его красивое лицо.

- Джулия Монтанелли, кто бы мог подумать, что ты войдешь в мою жизнь и изменишь ее.

Странно, эти слова показались ей стоном.

- Я?

Ироничная улыбка скривила его губы?

- Да. Я не мог предполагать такое. Она не могла понять его.

- Я.., тоже не думала. Я приехала в Америку работать, не... - Джулия внезапно остановилась, не в силах продолжать. Стив глядел ей прямо в глаза.

- Не следует целовать девушку при первом свидании, но Бог знает, как я этого хочу!

Страсть и желание, звучавшие в его голосе, влекли ее, она трепетала, с трудом сдерживая себя.

- Это свидание?

- Первое. Одно из многих, - обещал он, обнимая ее мягко, нежно, так что она все еще могла бы освободиться. Если бы захотела. Но Джулия не могла оставить теплые, сильные руки Стива. Она уже любила этого человека.

Он наклонился и несмело поцеловал ее. Девушка почувствовала аккуратную игру языка, дрожь, внезапным ударом пронизавшую ее, и ответила ему страстно, горячо. Почувствовав это, он прижал Джулию крепче к себе, и поцелуй его стал дерзким, эротичным. Ею же завладел тот странный поток чувств, когда забываешь о себе, о реальности и растворяешься в прекрасном, бесконечном мире любви и наслаждения, созданном дорогим, близким человеком. Стив целовал ее волосы, шею, и на какой-то миг Джулии показалось, что они победили бег времени.

Когда Стив отпустил ее, они оба тяжело дышали. Держа Джулию за руку, он вздохнул:

- Больше не могу. Даже святой при виде тебя потеряет голову. А я не святой. Ты же слышала, что сказала Ливви.

- Мне не нужен святой, - порывисто возразила Джулия. Ей не был нужен никто, кроме Стива. Он поцеловал ее руку.

- Мне не стоит видеться с тобой. Мудрый бы удалился. Но.., я не могу. Пообедай со мной завтра.

Джулия и не подумала отказаться. Если бы она тогда знала, как много последует за ее согласием! Одно слово, один кивок головой изменил всю ее жизнь.

Следующим вечером они сидели в ресторане, разговаривали, смеялись. Она следила, как изменяется выражение его лица, когда он рассказывал о себе. Завороженная, Джулия вслушивалась в приятный тембр его голоса, и нередко смысл рассказа ускользал от нее. Стив был предупредителен, галантен, общителен. С ним так легко разговаривать! Он слушал ее внимательно, ценил каждое слово, понимал ее. Расставаясь с ним, Джулия поняла, что каждый его жест, каждая улыбка, каждое слово вошли в ее сознание, что теперь она пленена ими навсегда.

Раньше ее расположения искали мужчины, желающие получить богатую невесту. Ее добивались и те, кто надеялся легко пополнить список своих завоеваний. Она устала от этих поклонников, от их нечестных помыслов. Стив же любил ее, она чувствовала страсть и желание в его поцелуях, общение с ним стало необходимо ей, как воздух. Он никогда не переходил границ дозволенного, не пытался соблазнить ее, и это делало их отношения зыбкими, ей казалось, что они идут по краю неведомой пропасти и чудом сохраняют равновесие.

Каждый день Стив что-то придумывал, ни один вечер не был похож на другой: иногда он пускался в приключения, захватывающие авантюры, необыкновенные и интересные впечатления от которых не покидали Джулию еще долго. То они ехали в большой оперный театр, и вечер после представления кончался в изысканнейшем ресторане. На следующий день они бегали босиком по океанскому пляжу и перекусывали на морском пирсе, среди рыбацких катеров, пахнувших морем и рыбой. И куда бы они ни ехали, что бы они ни делали, Джулия чувствовала, что находится в атмосфере любви и почитания.

Как-то вечером, в минуту особой душевной близости, Стив поцеловал ее и мягко сказал:

- Нам нужно пожениться, Джулия. Мне трудно сдерживать себя.

Со слезами на глазах, не веря в свое счастье, Джулия переспросила:

- Ты хочешь жениться на мне? Он засмеялся.

- Для меня это не любовное приключение. Больше. Гораздо больше. Джулия задумалась.

- Ты знаешь, Стив, мы сможем любить друг друга и без женитьбы, предложила она, не желая ему навязываться.

Его пристальный взгляд обжигал ее.

- Я знаю. Но я хочу взять тебя в жены. Может быть, ты против?

- О нет! Я люблю тебя, Стив. Иногда мне кажется, что я схожу с ума от этой любви, - говорила Джулия, обнимая любимого, пряча лицо на груди у него.

Он ответил хриплым прерывающимся голосом:

- Тогда мы поженимся, как только я устрою все дела. Ты не возражаешь, если мы все оставим в тайне? От друзей, от семьи?

Джулия подставила щеку для поцелуя.

- Мама и папа не стали бы возражать. Они пожелали бы мне счастья.

Через несколько дней в Лос-Анджелесе они обвенчались, попросив двух случайных прохожих быть свидетелями, и поспешили в аэропорт, чтобы не опоздать на ближайший рейс до Нью-Йорка. Джулию не беспокоило, что она в сущности ничего не знает о Стиве Уилсоне, кроме того, что он американский бизнесмен. Они были влюблены друг в друга, а время влюбленных драгоценно, его не тратят на пустяковые вопросы. Она когда-то слышала, что он преуспевает, но ее это не очень интересовало. Что бы изменилось, если бы он оказался нищим? Ведь для счастья нужна только любовь.

Поздно вечером они приехали в квартиру, которую снимал Стив. Джулия обнаружила, что нервничает: первый раз в жизни они остались наедине. Пожалуй, она боялась предстоящей ночи. Ожидала незабываемого и опасалась разочаровать мужа. Ей был уже двадцать один, но она никогда не любила до встречи со Стивом. Плотские наслаждения были ей незнакомы, а он был, без сомнения, опытен в них. К тому же тем вечером он был в странном расположении духа. В самолете он молчал, занятый своими мыслями, да и дома вел себя неуверенно. Джулию пугал его голос, ставший вдруг неестественно хриплым.

Прислуга подала ужин и ушла, а в комнате воцарилось молчание. Никто из них не притронулся к еде. Джулия почувствовала, что необходимо нарушить тишину.

- Все в порядке?

Не поднимая глаз, Стив резал мясо, но через минуту, ругаясь сквозь зубы, бросил нож и вилку. Он посмотрел на нее, испуганную, растерянную, и Джулия прочитала в его красивых глазах желание. Любовь и желание. Она вздохнула с облегчением.

- Нет, не совсем. Я не хочу есть. Я.., хочу тебя, Джулия. Мы ждали очень долго, и я не могу больше терпеть, - угрюмо ответил он и встал со стула.

Она поняла его и не могла и не хотела возражать, когда он поднял ее на руки, отнес в спальню, и позже, когда Стив ласкал, целовал, любил ее.

Он будил ее неопытную чувственность осторожными прикосновениями, и скоро все ее тело горело в ответном приливе страсти. Стив нежно раздевал ее, в то же время давая ей понять, что и ему необходимо освободиться от всего, сковавшего его. Джулия чувствовала ласковое поглаживание его сильных рук. Задыхаясь от желания, она радостно позволила ему ласкать свое жаждавшее близости разгоряченное тело. И вот Стив, крепко обняв ее, вошел в нее, сливаясь с ней в одном ритмичном движении. Быстро исчезнувшая боль не помешала острому наслаждению. Стив проникал в нее еще и еще раз, и она закричала, не в силах сдерживать свои чувства.

Джулия раскинулась в большой двухспальной кровати. Рядом лежал Стив. Ее муж. Ощущение счастья, которое испытывает каждая влюбленная новобрачная, проснувшаяся наутро после свадьбы возле своего возлюбленного, переполняло ее необыкновенной теплотой, разливаясь по телу. Теперь она "миссис Уилсон", и Джулия повторяли про себя свое новое имя, удивляясь приятной новизне его.

Стив все еще спал. Джулия осторожно поцеловала его взлохмаченные черные волосы и вспомнила прошедшую ночь. Вспомнила, как засыпала на руках любимого в блаженном удовлетворении. Вспомнила неземное упоение любви, которое он ей дарил. Да и сейчас, казалось, стоит только нежно дотронуться до Стива - и он проснется, влюбленный, готовый снова подарить ей наслаждение. Радостное предчувствие окончательно разбудило Джулию. Бодрая, радующаяся новому начинающемуся дню, она сбросила тонкие шелковые покрывала и протянула руку к любимому.

С тех пор прошло много времени. Она тысячи раз вспоминала тот день. Тысячи раз в воображении Джулия касалась его прекрасной сильной спины. Время не могло стереть того ужаса и страха, которые она испытала в следующий момент. К ней повернулся Стив Уилсон, и она едва узнала любимое лицо, искаженное ненавистью, яростью, гневом.

- Не трогай меня!

Чужой резкий окрик, прорвавший тишину в то утро, еще долгие годы преследовал ее. Джулия запомнила навсегда эту сцену: она, теребя рукой платиновый локон, провожает глазами статную, красивую фигуру мужчины, выходящего из комнаты. Большие серые глаза ее, обрамленные темными ресницами, наполнены слезами.

- Что? - В ее голосе смешались ужас и надежда. Ведь это была только шутка. Нужно просто пошутить в ответ. Она не могла представить ничего другого.

Стив остановился в дверях ванной. Джулия поспешно соскочила с постели и запуталась в шелковых простынях. Он должен объясниться. Это была слишком плохая шутка.

- Стив! - Джулия пыталась говорить весело и беспечно. - Мне не смешно, дорогой.

Он небрежно облокотился о край раковины, включил воду и только тогда обернулся. Прекрасные голубые глаза холодно смотрели на Джулию. Бесчувственный взгляд, леденящий кровь. Она замерла, как связанная невидимыми путами, и не могла отвести от него глаз.

- Я в этом не сомневаюсь. - В его голосе звучало высокомерие.

- Но Стив! - Джулия не могла поверить, что Стив может быть таким жестоким. Она не понимала, что происходит. Тревожные мысли метались в ее голове. - Что случилось? Что тебе не нравится?

Стив взял тюбик крема для бритья и окинул ее насмешливым взглядом.

- Не нравится? С чего это ты взяла? Смятение и тревога овладевали ею все сильнее и сильнее. Джулия почувствовала, что тонет в болоте презрения и жестокости. Она тщетно искала ответы на мучившие ее вопросы.

- Я что-то сделала не правильно? Ты жалеешь, что женился на мне? - Ничего другого придумать она не могла.

Стив засмеялся над ее предположением, но лицо его не смягчилось.

- Почему же? Это как раз то, чего я желал всей душой.

Именно такие слова она хотела услышать, но... Это звучало так холодно, так бездушно. Джулия запуталась в лабиринте страшных загадок. И только Стив, ее муж, мог помочь ей выбраться из этого ада. Плохо соображая, что происходит, она тараторила:

- Да, ты хотел взять меня в жены. Но я вижу, что сейчас что-то не в порядке. Я не так глупа, как, может быть, тебе кажется. Я вижу - что-то случилось. Расскажи мне, и мы решим, что делать дальше. Выход всегда есть для тех, кто любит друг друга.

Голос ее дрожал от отчаяния и бессилия. Стив брился, не обращая внимания на жену.

- Мы говорили когда-нибудь о любви? Жестокий вопрос ужасным ударом обрушился на Джулию.

- Но я люблю тебя.

- Наверное, это так.

Он оглянулся, и она заметила стальной блеск его голубых глаз. Стив хотел ей дать понять, что.., нет, она не сможет вынести этого.

Он спокойно смыл пену с лица и вытерся полотенцем.

- Я вижу, ты начинаешь понимать истинное положение дел.

Джулия была уже не в силах стоять на ногах. Ослабевшая, она облокотилась о дверной косяк.

- Ты говорил мне о своей любви, - прошептала она.

- Если ты как следует вспомнишь мои слова, ты поймешь, что именно этого я тебе не говорил.

Джулия судорожно вспоминала все те нежные слова, которые когда-либо слышала от Стива. Он никогда не признавался ей в любви! В тот день, когда она сказала, что влюблена, он ответил... Боже, как это больно вспоминать! Он сказал, что для него это больше, чем любовь. Да, это была не любовь.

Осознание этого полностью лишило ее сил. Но ей нужно было знать все до конца.

- Почему же ты женился на мне, Стив?

- Я должен отомстить. Наверное, это звучит слишком высокопарно.

- За что? Что я сделала? Насмешка в его взгляде сменилась неистовой злостью. Он ответил с презрением:

- Внучка Андриано Монтанелли ничего не слышала? Я не могу поверить, дорогая Джулия. Ты наверняка знаешь эту старую историю. Конечно, я смогу тебе напомнить некоторые детали. Если понадобится, я расскажу тебе все от начала до конца. - Он усмехнулся. - В полдевятого я поеду в свою компанию. А сейчас мне нужно принять душ. Так что уж позволь мне закрыть дверь. Хотя, может быть, ты любишь подсматривать за голыми мужчинами?

Убедившись, что оскорбительный выпад попал в цель, Стив захлопнул дверь ванной комнаты.

Спотыкаясь, Джулия дошла до кровати и рухнула на шелковое белье. Парализованная несчастьем, она могла думать только об одном. Стив не любит ее.

Она все еще сидела на кровати, когда через несколько минут Стив вышел из ванной комнаты. Быстро взглянув на нее, он начал одеваться. Бледная Джулия наблюдала за ним, плохо сознавая, в какое положение попала. Постепенно пелена спадала с ее глаз. Никогда больше она не увидит нежного, ласкового, предупредительного Стива Уилсона, каким он был еще вчера. Утро окрасило все новыми, яркими, злыми красками, и перед ней грозной картиной предстала реальность.

Стив стоял посреди спальни в темном деловом костюме и смотрел на Джулию. Потом, как будто опомнившись, он проронил:

- Мою экономку зовут миссис Рэнсом. Если что-нибудь понадобится, обратись к ней.

Джулии не хватало бы самообладания, чтобы спокойно говорить, поэтому она промолчала. Впрочем, Стив и не ждал ответа. Не проронив больше ни слова, он вышел из комнаты, оставив ее наедине со страданием, с горьким ощущением предательства. Когда спустя некоторое время в комнату вошла миссис Рэнсом, она все еще была неподвижна. Не в силах даже заплакать. Джулия страстно желала забыться. Оцепенение сняло бы жгучую, непереносимую боль.

Экономка спросила, не хочет ли она позавтракать. Джулия попыталась в ответ улыбнуться.

- Спасибо. Я не хочу ничего. Перелет был слишком утомительным. К тому же, это другой часовой пояс... - Она ни за что не подаст виду, что страдает. С трудом подавив подступающие к горлу рыдания, она быстро закончила:

- Я лучше сейчас отдохну.

Экономка кивнула с пониманием:

- Хорошо, миссис Уилсон. Пользуясь этой возможностью, я хочу поздравить вас и мистера Уилсона. Я желаю вам счастья.

Джулия не знала, плакать ей или смеяться. Счастья? Она попыталась вежливо поблагодарить миссис Рэнсом, та благодушно улыбнулась и вышла. Джулия снова оказалась наедине со своей болью. Что же имел в виду Стив? Ее семья не причиняла ему вреда. Она никогда не слышала раньше его имени. Но Стив так уверенно говорил, что жаждет отмщения. Он заманил ее в ловушку. Он ухаживал за ней, добивался ее, используя все свое обаяние только для того, чтобы назвать ее своей женой, а на следующий день после свадьбы бесчувственно, грубо объявить ей о своей мести.

Джулия закрыла лицо руками. Ведь она так его любила! Как он мог обмануть ее! Ее сердце разрывалось на части, и страдание все сильнее и сильнее терзало ее.

Вдруг Джулии захотелось причинить ему такую же нестерпимую, обжигающую боль. Она вытерла обильные слезы, катившиеся по щекам. Он унизил ее, но никогда ему не доведется увидеть ее слезы.

Эти воспоминания и через пять лет приводили Джулию в ярость. Ничто с тех пор не мучило ее так, как это предательство. Да, она получила хороший урок. Никогда больше она не поверит мужчине, никогда не позволит кому-либо управлять своей жизнью. Теперь уж она неуязвима. Никогда чувства не завлекут ее в опасный океан безумной страсти.

Сегодня вечером она обнаружила, что он все так же обаятелен. Жалко, что ему удалось нащупать у нее слабое место. Она не должна поддаваться. Завтра ей потребуется ясная голова. Эмоции не должны помешать здравому рассудку. Иначе Стив опять восторжествует.

Она отодвинула бокал с нетронутым бренди.

Что бы он ни планировал, она будет настороже. Стив научил ее не доверять ему. Теперь Джулия знала многое о компании Уилсона. Он вкладывал деньги в различные предприятия, скупал обанкротившиеся фирмы, улучшал организацию управления и продавал с выгодой для себя. Похоже, эта судьба ожидала и издательскую компанию Монтанелли.

Репутация Стива была безупречной. Она слышала только похвалы в его адрес. Да, одно дело бизнесмен, другое - человек. Джулия слишком хорошо это знала. Она не стала бы говорить со Стивом, если бы не стесненные обстоятельства. Теперь необходимо забыть о гордости и, может быть, прибегнуть к его помощи ради сохранения тысяч рабочих мест. Ведь ее долг - сделать все возможное, чтобы работники компании не лишились средств к существованию.

Когда Джулия вспоминала об этих людях, она готова была примириться с необходимостью договариваться со Стивом о денежных вливаниях. За пять лет она очень изменилась, повзрослела. Теперь ей уже не удастся просто убежать от неудачи. Ей придется встретиться со своим врагом, и. Бог свидетель, она сделает все, чтобы победить.

Джулия улыбнулась. Может быть, в этот раз она отомстит за оскорбление?

Глава 3

Не следующее утро Джулия особенно тщательно оделась. Предстояла встреча со Стивом, и нужно было приготовиться к битве. Она должна выглядеть уверенно. Поэтому Джулия выбрала строгий деловой костюм. Немного подумав, она приколола на лацкан пиджака бриллиантовую брошку, доставшуюся ей от бабушки. Ансамбль завершали маленькие бриллиантовые сережки и тонкая золотая цепочка.

Подойдя к зеркалу, она внимательно оценивала результат. Предназначенная для Стива картина вполне удовлетворила ее. Неброская, умело наложенная на лицо косметика делала Джулию еще более привлекательной. На нее смотрела деловая, независимая, самостоятельная женщина. Ей нравился этот образ, она долго работала над ним. Завоевать уважение к себе было не просто, она не собирается сдаваться без боя.

Дорога в офис была такой же трудной, как и всегда. Бесконечные потоки ревущих машин, дорожные пробки не давали быстро попасть в центр. Меньше всего ей хотелось опоздать. Теперь она партнер Стива. Он - квалифицированный, знающий свое дело специалист, не имеющий слабостей.

На сей раз ей повезло, и уже через несколько минут Джулия, оставив машину в подземном гараже, поднималась в лифте на самый верх небоскреба, где находился офис компании.

Ее секретарша - женщина средних лет - была на своем рабочем месте. Джулия подошла к ее столу.

- Доброе утро, Руфь.

- Здравствуйте, Джулия. Как чувствует себя ваш отец?

- Лучше, слава Богу. Оставьте корреспонденцию на минутку. У меня назначена встреча на десять. Посмотрите, чему это может помешать.

Джулия нервно барабанила пальцами по полированной поверхности стола.

Руфь вызвала информацию на экран компьютера.

- До обеда у вас встреча с мистером Джонсоном из федерации художественных оформителей.

Джулия нахмурилась. Необходимость договариваться с федерацией была постоянной головной болью. Она все время откладывала встречи с ее представителями, ожидая, что общее положение дел улучшится.

- Пожалуй, ему это не понравится. Что поделаешь, я постараюсь встретиться с ним сегодня днем, но если не получится... Лучше передайте ему, что я свяжусь с ним позже и договорюсь о встрече. Скажите ему, что замаячил свет в конце туннеля.

- Это действительно так? - Руфь, как и всех служащих, волновала судьба компании. Джулия прикусила губу.

- Все зависит от встречи с мистером Стивом Уилсоном, - коротко ответила она.

- Это тот самый Уилсон, богатый судовладелец? - Секретарша просияла.

Упоминание о флоте не понравилось Джулии.

- Да.

Руфь чуть было не вскочила с кресла.

- Знаете, сейчас я уверена, что мы выкарабкаемся. Да он же знаменит тем, что мгновенно превращает убытки в прибыль. Вспомните историю с флотом.

- Да, может быть. Но все же не стоит распространять лишние слухи, пока мы не будем во всем уверены. Стив Уилсон не делает подарков.

- Вы говорите так уверенно. Вы знаете его? - любопытствовала Руфь.

- Джулия взяла себя в руки.

- Мы встречались раньше, - призналась она. - Я буду в кабинете отца.

Открыв дверь, она остановилась. Какой пустой и заброшенной казалась теперь эта комната! Трудно представить, что отец никогда не сядет в это кресло, не займется бумагами и отчетами подчиненных. Врачи настаивают на том, что Карло Монтанелли должен полностью сменить образ жизни. Ему нельзя работать.

Подойдя к креслу, Джулия погладила мягкую кожаную обивку. Управление умирающей компанией давалось ей слишком тяжело. Она нуждалась в помощи отца. Но ей пришлось взять эту работу полностью на себя, ведь вся семья надеялась на нее. Они ожидают чудес, а спасти дело от полного банкротства уже почти невозможно.

Джулия вздохнула и посмотрела в окно. Она прекрасно знает издательское дело. Гораздо труднее было справиться с управлением. Вряд ли кто-нибудь, кроме нее, ясно представляет, насколько безнадежно финансовое положение компании. Словно в ночном кошмаре, гора долгов связывала ее по рукам и ногам, деньги просто утекали. Неудивительно, что сердце отца не выдержало. И ей сейчас не хватает хорошего, умелого руководителя, и, конечно, нужны денежные инвестиции.

Джулия тяжело вздохнула. Единственный человек, который мог ей сейчас помочь, - ее бывший муж. Злая ирония судьбы! Она не хотела сотрудничать с ним, понимая, что цена за спасение от банкротства окажется слишком высокой. В прошлый раз пострадал ее дед. Корабли, оказывается, были его гордостью, может, они того и не стоили, но потеря флота подкосила его.

Джулия все еще сидела, смотря в окно, а воспоминания уносили ее в Америку, в прошлое. Пять лет назад она ничего не знала о том, что Андриано Монтанелли, ее дед, - судовладелец. Она никогда не забудет, как услышала это впервые от Стива Уилсона...

Джулия услышала, как входная дверь открылась, потом захлопнулась. До нее донесся приглушенный, но такой характерный голос мужа. Стряхнув оцепенение, она взглянула на настенные часы - был восьмой час вечера. Как долго она просидела, сжавшись в кресле у окна, не в силах справиться с тяжелыми, отчаянными переживаниями. Она ждала Стива. Гордость гнала ее прочь из дома, но Джулия понимала, что необходимо поговорить с ним еще раз, может быть, последний раз в жизни. Стив растоптал ее любовь. Он использовал ее в своих целях, не заботясь о том, что она чувствует. Если она не заслуживает ничего лучшего, ей нужно по крайней мере знать правду, какой бы горькой и болезненной она ни оказалась.

С трудом Джулия поднялась из кресла. С утра она надела джинсы и теплый шерстяной свитер, но ее все же знобило. Только бы Стив не заметил, как ей плохо. Трудно будет смотреть ему в глаза...

Квартира была большой, но Джулия видела пока только столовую и спальню. Еще вчера она так хотела пройтись по всем комнатам и обследовать каждый угол. Однако сегодня потеряла всякий интерес к этому.

Но сейчас она, горько усмехнувшись, пустилась на поиски Стива в шикарно обставленных апартаментах. Она почти что заблудилась среди бархатных портьер и дорогой мебели, но нашла наконец Стива в маленькой гостиной, отделанной в стиле модерн. Комната оказалась просто прелестной, но Джулии было совсем не до того, чтобы замечать подобные вещи.

Стив стоял у низкого круглого столика с бокалом в руке и, прищурившись, наблюдал за Джулией.

- Хочешь выпить чего-нибудь перед ужином?

Ровный, бодрый голос. Джулия взвилась, будто от пощечины. Как он может быть таким спокойным!

- Нет, спасибо, - неистовствуя, процедила она сквозь зубы.

Стив приближался. Каждый шаг, каждый его жест были наполнены удивительным обаянием и мягкостью, как осторожные и изящные движения пантеры. Джулия застыла в ожидании.

Теперь он стоял прямо перед ней. Неяркое освещение комнаты подчеркивало насмешливую улыбку, игравшую на его лице.

- Теперь ты носишь траур?

Джулия оглядела себя. Действительно, на ней все черное. А она даже не заметила! Просто не думала об этом, когда одевалась утром. Так получилось, подходящий цвет, ничего не скажешь. К горлу подкатил комок. Превозмогая душевную боль, Джулия хрипло ответила:

- Что-то умерло сегодня, Стив, и я до сих пор не понимаю почему.

Казалось, он не обратил внимания на ее слова.

- Миссис Рэнсом говорит, что ты весь день была в спальне.

Стив стоял так близко, что Джулия чувствовала его дыхание. Это было невыносимо, но она понимала, что необходимо выглядеть спокойной, гордость ей не позволяла показать ему свою подавленность. Она попыталась быть настойчивой:

- Я прошу тебя рассказать мне, почему все это произошло. Ты упоминал моего дедушку?

Стив пристально смотрел ей в глаза, казалось, оценивая, насколько притворно ее незнание.

- В наших жилах течет итальянская кровь, дорогая Джулия. Нелегко давать клятву. Но гораздо труднее не оказаться клятвопреступником, - спокойно ответил он. - Что касается Андриано Монтанелли... Я буду счастлив поведать тебе когда-нибудь эту историю.

Высокомерие звучало в каждом его слове. Джулии хотелось ударить надменного человека, причинившего ей боль. Она сжала кулаки за спиной: Стив не должен узнать, как она страдает. Проявление ее чувств только развеселит его.

- Я хочу знать сейчас, - настаивала она.

- После обеда, - дерзко усмехнулся он. Ну почему же она так бессильна?

- Боже мой, как я тебя ненавижу! - Рыдания подступали к горлу. Почему ему удается ею манипулировать, словно пешкой?

Стив удивленно приподнял брови.

- Ненавидишь? Еще вчера ты утверждала, что любишь безумно.

Джулия поймала себя на том, что желает Стиву смерти. Он обдуманно бил по самым больным местам, прекрасно понимая, как кровоточат ее раны.

- Зачем ты завел роман со мной, если тебе мешала какая-то клятва?

- Так ты до сих пор не поняла? Мне нужно было взять тебя в жены. Собственно только это мне от тебя и было нужно.

Джулия почувствовала, что ее сердце сжали тиски. Она задыхалась от гнева. Стив решил окончательно втоптать ее в грязь! Какое унижение, как это трудно переносить... Он уже отнял у нее все самое дорогое - любовь и счастье. Но чувство собственного достоинства у нее осталось. Она гордо подняла подбородок:

- Теперь я свободна? Надеюсь, я не буду вынуждена в дальнейшем терпеть твое присутствие?

В ответ - холодная безжалостная улыбка.

- Можешь уходить, когда захочешь. Я не нуждаюсь в постояльцах. Я получил все, что хотел.

Джулия слегка покраснела.

- Ты спал со мной только для того, чтобы у меня не было возможности не считать себя состоящей в браке с тобой?

Одна бровь презрительно поднялась.

- С моей стороны было бы весьма глупо оставлять лазейки для дотошных адвокатов. Мне нужно было выполнить свой долг во что бы то ни стало.

Джулия испугалась, что может потерять сознание. У нее кружилась голова.

- Ну почему же я влюбилась в тебя? - простонала она.

Стив прищурился и дотронулся пальцами до ее подбородка.

- И ты уверена, что уже разлюбила? Странно, но это неловкое движение показалось ей трогательным. Ненавидя себя за неуместную чувствительность, Джулия презрительно поджала губы.

- Теперь я ненавижу тебя. Стив явно насмехался над ней.

- Может быть, может быть... Не любовь, так вожделение. И не отрицай, ведь это можно с легкостью проверить.

Еще удар! Только что он сказал, что провел с ней ночь, потому что это было необходимо для выполнения какого-то обещания, а теперь желает услышать, что ей понравилось спать с ним.

- Не прикасайся ко мне!

Что-то странное появилось в его взгляде. Неожиданно Стив схватил ее за руки. На одно мгновение они застыли друг против друга, как два противника перед сражением, и в следующий момент он уже сжимал Джулию в объятиях. Она пыталась вырваться, но обнаружила, что сильные руки Стива не дают ей даже пошевелиться. Он крепко прижал ее к себе, и она почувствовала тяжелое биение его сердца. Теперь они смотрели в глаза друг другу. Ее взгляд был полон презрения. Стив же глядел на нее как-то очень странно, Джулия так и не поняла, что удивило ее тогда в этом взгляде. Стив наклонил голову, и она приготовилась к нападению.

Однако атаки не последовало. Он мягко поцеловал ее в щеку, потом еще раз, нежно, ласково, как будто весь предшествующий разговор был в дурном сне. Она не могла выдержать этого! Ее сердце разрывалось, а Стив уже целовал ее губы, она чувствовала сладкие прикосновения его языка. Как в полусне, она пыталась противостоять необузданному приливу страсти, понимая, что опять проигрывает. Стремясь собрать последние силы, она пыталась прокричать, что ненавидит его, но руки ее тянулись к нему, и Джулия ничего не могла с этим поделать.

Когда Стив наконец отпустил ее, его глаза сияли.

- Видишь, все не так-то просто.

Как легко он дал ей понять, что она слаба!

- Я никогда не подозревала, что смогу кого-либо так возненавидеть. И что ты доказал? Что ты в состоянии обольстить меня? Пусть так, но тебе следует помнить, что мне противно любое твое прикосновение. Даже целуя тебя, я чувствую отвращение. Я никогда не забуду того, что ты сделал мне сегодня!

Джулия резко повернулась, но не успела сделать и двух шагов, как Стив окликнул ее.

- Куда ты идешь?

Она бросила презрительный взгляд в его сторону.

- В свою комнату. Я подожду, пока ты не соизволишь дать мне объяснения.

- Если ты хочешь узнать то, что тебя интересует, пообедай со мной. - Голос Стива дрожал. - Я настаиваю.

Остановившись, Джулия обернулась и посмотрела на него. Ей было трудно терпеть его присутствие. Но нужно узнать правду. Немного поразмыслив, она присела на диванчик, стараясь держаться как можно дальше от Стива, и усилием воли заставила себя посмотреть ему прямо в глаза.

- Хорошо, если это забавляет тебя. Я выпью чего-нибудь. - Джулия подумала, что спиртное - это как раз то, что ей сейчас необходимо.

- Это не позабавит меня, - ответил Стив, направляясь к бару. Он наполнил бокал ее любимым мартини и протянул его Джулии. Она постаралась не касаться пальцев Стива, когда брала бокал.

В комнате воцарилась тишина. Нет, подумала Джулия, она не будет нарушать ее попыткой завести отвлеченный разговор. Медовый месяц кончился, она уже не застенчивая невеста. У них со Стивом осталась одна тема для разговора, но начать его должен он. Джулия решила подождать.

К облегчению обоих, спустя несколько минут в комнату вошла миссис Рэнсом и объявила, что обед подан.

Однако смена обстановки не сделала атмосферу менее напряженной. Сама мысль о еде вызывала у Джулии тошноту, так что она и не пыталась притронуться к аппетитным кушаньям. Вскоре и Стив перестал есть. Он явно был разозлен, глядя на ее застывшую, безмолвную фигуру.

- Попробуй, это вкусно, - нарочито бодро предложил он, указывая на суп.

Разговор со Стивом превращался в поединок.

- Это приказ? - дерзко спросила Джулия.

- Ты хочешь уморить себя?

- Из-за тебя? Никогда Он хмуро улыбнулся.

- Тогда поешь немножко. Миссис Рэнсом сказала мне, что ты ничего не брала в рот сегодня.

Забота, прозвучавшая в его голосе, внезапно исчезла, он снова стал надменным и злым.

- Ты хочешь, чтобы я встал и заставил тебя съесть этот суп?

Теперь была очередь Джулии саркастически хмыкнуть.

- В чем дело? В твои планы не входит моя смерть? Тебе еще что-то от меня нужно? Стив откинулся на спинку стула.

- Просто я делаю то, что должен. Я никогда не желал тебе ничего плохого.

Тут было чему удивиться. Ничего плохого!

- Убирайся вон или отпусти меня. Мне противно видеть тебя, - огрызнулась Джулия.

Он засмеялся, но глаза его оставались мрачными.

- Не беспокойся. Я вовсе не собираюсь продлевать нашу связь. Мне больше от тебя ничего не нужно.

Джулия вспыхнула.

- Как жаль, что я повстречалась с тобой! - закричала она, и как раз в этот момент в комнату вошла экономка, торопившаяся убрать грязную посуду. Стив молчал, ожидая, когда они снова окажутся одни.

Когда дверь за миссис Рэнсом закрылась, он спокойно сказал:

- Это наша судьба, воля богов, Джулия. Мы должны были встретиться.

Да он просто смешон! Теперь он утверждает, что боги устроили их нелепое знакомство.

- Я не верю во всякую мистику. Ты спланировал все до мельчайших деталей, богам тут просто нечего было делать. Какая самонадеянность! Скажи, а что бы ты делал, если бы я уже была помолвлена?

- Я сделал бы все возможное, чтобы расстроить этот союз.

Да, он бы так и сделал. Такого человека ничего бы не остановило. Что-то там сделал ее дедушка, что Стив считал страшным оскорблением для себя.

- В это легко поверить.

Ее нападки нисколько его не задевали.

- Ну что ж, ты облегчила душу? Если мы не собираемся продолжать трапезу, можно перейти к делу.

Джулия быстро вскочила со стула и последовала со Стивом, выходившим из комнаты. Пройдя немного по темному коридору, он толкнул одну из дверей и вошел в другую комнату. Включив свет, он впустил Джулию внутрь и предложил ей один из стульев. Это был рабочий кабинет - библиотека. У окна стоял небольшой шкаф со стеклянными дверцами, уставленный изящными фарфоровыми фигурками и фотографиями в тонких рамочках. Немного поодаль Джулия заметила большой письменный стол. Одна стена была вся в книжных полках. Пока она разглядывала названия на корешках серьезных изданий по экономике, Стив открыл шкафчик и вынул один из стоявших там портретов.

- Узнаешь кого-нибудь? - спросил он, протягивая ей фотографию.

Джулия посмотрела на карточку и вздрогнула от неожиданности. Двое мужчин в старомодных темных костюмах стояли в порту, за их спинами видны были контуры кораблей. Приглядевшись, она узнала знакомые черты.

- Но это же мой дедушка! - удивленно воскликнула она.

- А это мой. - Стив показал на второго человека. - Франческо Кардано.

- Кардано? Это итальянская фамилия?

- Мои бабушка и дедушка - итальянцы, но после войны наша семья эмигрировала в Америку. Их дочь, моя мать, вышла замуж за американца, Ричарда Уилсона. - Что, Стив решил подробно описать историю своего рождения? - А это корабли Кардано. - Он указывал на задний план фотографии.

Джулия растерялась.

- Я не понимаю. Ты утверждаешь, что Андриано Монтанелли знал твоего деда? Он усмехнулся.

- Они были злейшими врагами. Андриано Монтанелли украл этот флот у Франческо Кардано.

- Украл? Не говори глупостей. У моего деда нет никаких кораблей, возражала Джулия, возвращая фотографию.

Лицо Стива расплылось в улыбке. - Уверяю тебя, все было так, как я тебе говорю. Сейчас остатки флота догнивают в одном из североафриканских портов. Когда-то эти корабли принадлежали семье Кардано. Великолепные, большие, дорогие суда - они всегда нравились Андриано Монтанелли. Элитный флот. Владение им означало богатство, престиж, пропуск в высшие слои общества. Твой дед жаждал все это иметь. Он пытался жениться на дочери владельца кораблей, а флот составлял ее приданое, но та уже была помолвлена и отвергла Монтанелли. Это была моя бабушка. После свадьбы суда перешли к моему деду. Андриано Монтанелли почувствовал себя ущемленным и возненавидел семью Кардано. Он поклялся разорить их. Сначала он делал все, чтобы уничтожить флот и его владельцев. После войны он нашел замечательный способ. Твой дед подделал документы, доказывающие, что Франческо Кардано сотрудничал с немцами и принимал участие в расстрелах. Шантажируя, он добился того, что была подписана дарственная и флот перешел к нему, иначе Франческо попал бы под суд. Взамен компрометирующие бумаги были уничтожены. Конечно же, дед не имел дел с немцами, но доказать это было тогда невозможно. Андриано Монтанелли был связан с мафиозными дельцами и легко получал то, что ему было нужно.

Франческо дал клятву, что возвратит потерянные корабли, и начал новую жизнь. Разоренная семья Кардано переехала в Америку. Ему было тяжело сознавать, что флот гниет, брошенный в одном из средиземноморских портов. Мой дед снова нажил состояние, он много раз предлагал Монтанелли купить у него корабли и всегда получал отказ. Удовлетворивший свое самолюбие, Андриано Монтанелли не ремонтировал и не использовал суда. Они ему, как и деньги, не были нужны. Он упивался своей нечестной победой.

Когда мой дед умер, я поклялся сделать то, что не успел он. Я предлагал Монтанелли деньги, но он отвергал любые суммы. В конце концов мне надоело биться головой о стену. И тогда я нашел еще один способ. Ты поможешь мне, Джулия! Мне нужен флот Монтанелли, и скоро он будет моим!

Резкий звук телефонного звонка вывел Джулию из состояния глубокой задумчивости - Да, Руфь?

- Мистер Уилсон просит принять ею, мисс Монтанелли.

Сердце Джулии бешено забилось. Она облизала пересохшие губы.

- Хорошо, я жду его.

Перед тем как положить трубку, Джулия подумала, что следовало бы попросить Руфь принести две чашечки кофе, но решила не делать этого. Разговор со Стивом не должен быть долгим.

Ей едва хватило времени на то, чтобы поправить прическу и проверить, достаточно ли аккуратно она одета. Когда дверь открылась, Джулия поднялась навстречу Стиву, нарочито любезно протягивая ему руку для пожатия. Но она была уверена, что напряженная атмосфера не покинет кабинета, пока не кончатся переговоры со Стивом. Она никогда не будет чувствовать себя спокойно в присутствии бывшего мужа.

Стив Уилсон был одет безукоризненно. Бледно-серый итальянский костюм прекрасно сидел на его высокой, стройной фигуре. Ослепительно белая шелковая рубашка, темно-красный галстук удивительно хорошо сочетались с загорелой кожей и темными волосами.

- Доброе утро, Джулия, - спокойно поздоровался он.

Стив улыбался, а Джулия чуть не заскрипела зубами от злости, понимая, что ей придется стерпеть эту дерзкую насмешку.

- Мистер Уилсон, - холодно ответила она, - как видите, я нашла время для встречи с вами; тем не менее я буду очень благодарна, если наша беседа не займет слишком много времени. Я очень занята. - Джулия почувствовала, что ее рука, все еще ощущающая сильное пожатие Стива, дрожит, и опустила ее на край стола так, чтобы он не заметил ее волнения.

Пренебрегая хорошими манерами, Стив развалился в кресле напротив.

- Садись, Джулия. Не пытайся произвести на меня ложное впечатление. И тебе, и мне известно, что ты уже не знаешь, как спасти фирму. Тебе нечего ждать - все, к кому ты обращалась за помощью, отказали в ней.

Да как он смеет издеваться над ее бедой?! Джулия задыхалась от гнева. Одно дело - пытаться безуспешно предотвратить банкротство, сознавая, как тяжело положение, другое дело - выслушивать от Стива мнение по этому поводу.

- Я не просила тебя помогать мне, - зачем-то сказала она и бухнулась в кресло. Ноги ее уже не держали. Ну почему же встречи со Стивом даются ей так тяжело? Почему она постоянно оказывается слабой?

- Как чувствует себя твой отец?

С каких это пор Стив интересуется здоровьем членов их семьи? Откуда эти неискренние вопросы? Джулия нахмурилась.

- Зачем тебе знать? - отрезала она, отметив про себя, что скулы Стива напряглись, лицо окаменело.

- Возможно, ты узнала много нового за прошедшие пять лет, но хорошим манерам так и не научилась. Стоило бы быть повежливей с тем, кто хочет помочь тебе. А я вовсе не обязан тратить свои деньги на компанию Монтанелли. В любую минуту я могу уйти, и ты больше меня никогда не увидишь.

Пожалуй, упрек был заслужен. Джулия молчала, подавленная необходимостью раболепствовать перед ненавистным ей человеком.

- Извини, - наконец процедила она сквозь зубы.

Стив удивился.

- Похоже, ты очень хочешь сохранить семейное дело, - усмехнулся он.

Дьявол! Он получает удовольствие, унижая ее! Стив будет счастлив только тогда, когда увидит, что она ползает в грязи перед ним.

- Да, хочу.

- Ну что ж, закажи тогда кофе. Тебе он понадобится.

Если Стив предвкушает очередную вспышку гнева, он зря надеется. Джулия спокойно сняла телефонную трубку и попросила принести две чашечки кофе. Откинувшись в кресле в ожидании секретарши, она попыталась обдумать создавшееся положение. Если придется сотрудничать со Стивом, нужно дать ему понять, что она уже не наивная молодая девушка, не способная противостоять жизненным невзгодам. Стиву придется играть с сильным противником.

- Вчера вечером ты сказал, что можешь мне помочь. Что именно ты имел в виду? - спокойно произнесла она наконец.

Стив скрестил ноги и наблюдал за начищенным до блеска носком своего ботинка.

- Насколько я знаю, компания Монтанелли близка к банкротству. Для того, чтобы восстановить устойчивое положение и вернуть доходность бизнесу, необходимо большое вливание наличных и существенное изменение стратегии управления. Правильно?

Наверное, свое дело он знает прекрасно, кисло подумала Джулия и ответила вслух:

- Да. Ты должен понимать, что я не смогу передать компанию тебе во владение без согласия отца.

Стив вызывающе ухмыльнулся.

- Почему ты подумала, что я захочу завладеть твоим бизнесом?

- Не принимай меня за дуру. Это твой способ зарабатывать деньги. Все знают это. Ты выкупаешь фирмы вместе со всеми долгами, делишь на части и выгодно перепродаешь. Тебе наплевать на то, что разрушается труд многих поколений.

- Странно, я не слышал ни одной жалобы. Я все делаю честно и справедливо. Бывшим владельцам достается рыночная стоимость предприятий, а мне приходится рисковать. Ладно, оставим этот разговор. Это не то, что я хочу предложить тебе, - тихо пояснил он.

Джулия обнаружила, что не в силах справиться с волнением и с трудом спокойно сидит в кресле.

- Ради Бога, зачем же так тянуть!

- Хорошо, моя дорогая Джулия. Я оплачу все долги. Я переведу на счета компании средства, необходимые для восстановления прежнего уровня доходности, - вкрадчиво перечислял Стив.

Ошеломленная, Джулия уставилась на него. Не сошел ли Стив с ума?

- Зачем? Только что ты сказал, что не заинтересован в нашей компании. Ты не похож на помешанного и не станешь бросать деньги на ветер.

Стив внимательно рассматривал ее.

- Ты права. Я в своем уме. Как видишь, то, что я предлагаю, очень похоже на подарок, однако я ожидаю, что получу кое-что взамен.

- Подарок?! - Джулия вскочила с кресла. В это было трудно поверить. Слишком хорошо и удобно. В жизни так не бывает. - Каковы же твои условия?

Он наклонил голову, подтверждая ее опасения.

- Я подпишу чеки на имя Монтанелли, я займусь управлением, я покрою все долги в тот день, когда ты, моя дорогая, вновь станешь моей женой.

Глава 4

- Твоей женой!

Джулия почувствовала, что почти теряет сознание, но усилием воли собралась и подавила в себе бурю негодования и ярости.

- Да ты тронулся, Стив! - воскликнула она. В ее голосе звучала жестокость.

Ни один мускул не дрогнул на его лице.

- Конечно, ты можешь иметь свое мнение по этому поводу. Это дело вкуса.

- Ты хочешь, чтобы я вышла замуж за умалишенного. Мой вкус тут ни при чем. Стив позволил себе слабо улыбнуться.

- Все же я ожидаю от тебя благоразумного поступка. Я ведь очень состоятельный безумец. Я предлагаю тебе выход из тяжелой ситуации. Заметь, единственный выход. Конечно, за тобой право выбора, - мягко ответил он.

Джулию затошнило от одной мысли о его предложении. Как у Стива хватает дерзости предлагать ей снова замужество!

- Ты полагаешь, мне не хватило той, давней пародии на семейную жизнь! Если после этого ты надеешься, что я буду раздумывать, стоит ли мне снова выходить за тебя замуж, я опасаюсь за твою умственную полноценность. Видишь ли, ошпаренная кошка боится холодной воды. С этим трудно спорить.

- Не превращай жизнь в мелодраму. Ты деловая женщина, обсуждающая условия сделки, - скомандовал Стив, немного повысив голос.

- Сделки? Ты хочешь сказать, что это сделка? А если бы перед тобой сидел мужчина, что бы ты предложил ему?

Его голубые глаза грозно сверкнули.

- Я предлагаю это тебе и только тебе, Джулия. Ты легко можешь отказаться, я не настаиваю. - Холодный взгляд пронизывал ее насквозь, принося ощущение дискомфорта. Джулия заерзала в кресле. Стив продолжал:

- Ты сама знаешь, насколько безнадежно положение вашей компании. Бывают ситуации, Джулия, когда обстоятельства вынуждают нас делать то, что нам неприятно. Во имя семьи. Во имя дорогих тебе людей. Ты должна понимать, что такое чувство долга. Это в крови итальянцев.

Она изо всех сил пыталась выказать все свое презрение к нему.

- Пять лет назад я обнаружила, что итальянцы действительно имеют нечто общее. Они умеют ненавидеть. Я тоже дала клятву, Стив. Когда-нибудь я отомщу тебе за то, что ты мне сделал, - порывисто парировала она.

Секунду он улыбался, довольно глядя на нее, но вдруг нахмурился, будто вспомнив о чем-то неприятном.

- Меньше всего я бы хотел связываться с Монтанелли.

- Но ты же предлагаешь мне стать твоей женой! Ты предложил помощь моему отцу! Неужели ты действительно ожидаешь, что Монтанелли поверят слову Кардано?

- Я хочу, чтобы ты поверила мне, взяла мои деньги. Так поступил бы всякий благоразумный человек. - Стив разозлился не на шутку.

Джулия подалась вперед. Ее глаза метали молнии.

- Дура, не смотрящая в зубы дареному коню. Ты так это себе представляешь? Я знаю историю, Стив. Я помню легенды об осаде Трои. Бойтесь данайцев, дары приносящих. Не так ли, Стив? - Она перевела дыхание и немного успокоилась:

- Я не верю в твой альтруизм. Я не знаю, чего ты добиваешься. Может быть, ты пытаешься добраться до остатков наследства Монтанелли?

Стив нахмурился. Джулия заметила, что ее обвинения больно задели его.

- Наверное, я услышу от тебя еще много оскорблений, милая Джулия. Что же касается моих намерений... - На этих словах он остановился и пристально посмотрел ей в глаза. - Думай, что хочешь. Если я попытаюсь оправдаться, ты окончательно поверишь в мои злодейские замыслы. Знай одно: у меня был только один враг - Андриано Монтанелли. Все долги были оплачены, когда я получил флот.

Джулия не смогла усидеть на месте. Она вскочила с кресла, подошла к окну и уставилась невидящими глазами вниз, на улицу, забитую машинами. Она не знала, стоит ли поверить Стиву. Один раз она уже поверила ему... Воспоминания пронзили ее острой болью, она вцепилась в оконную раму, пытаясь превозмочь страдание. Нет, ей нельзя сдаваться.

- Ты использовал меня тогда, ты хочешь использовать меня сейчас, - сухо бросила она.

- Напротив, я хочу помочь тебе. Джулия захохотала. Резкий, нервный звук наполнил кабинет.

- Думаешь, я поверю, что тебе хочется просто помочь мне? Может быть, ты не собираешься связывать меня брачными узами и отпустишь, как только долги будут оплачены?

Она услышала, что Стив вскочил с кресла. Он - за ее спиной, совсем близко. Сердце Джулии внезапно забилось с бешеной силой. Ее ошеломила его близость. На нее нахлынули давние, полузабытые ощущения, и на какую-то секунду ей показалось: за ней стоит тот Стив Уилсон, каким он был пять лет назад в начале их знакомства: страстный, влюбленный, желанный. Джулия с трудом отогнала видения.

- Нет, - рассеял он ее сомнения и надежды. В его голосе звучала сталь. На этот раз все будет по-другому. Никакого развода.

Его слова болью отозвались в ее душе. На секунду ей вспомнился секс с ним, но ведь тогда она любила его. Все изменилось с тех пор.

- Ты хочешь спать с женщиной, которая тебя ненавидит? Странное удовольствие.

Стив придвинулся еще ближе, и Джулия почувствовала его дыхание на своей щеке и легкое, почти случайное прикосновение его бедра. Нет, она не даст себя обмануть еще раз. Стив действует хладнокровно и обдуманно. Инстинктивно она понимала, что лучшей защитой будет полное безразличие.

- Может быть, ты ненавидишь меня, Джулия. А как насчет влечения? - спросил он изменившимся голосом. Бархатистые мягкие звуки окутывали Джулию, перенося ее в прекрасный мир мечты и желания. - А ведь когда-то ты была такой страстной в моих объятиях.

.Джулия не смогла стерпеть грубый намек. Она резко обернулась, вознаграждая Стива увесистой оплеухой. Бессилие, отчаяние, злоба, растерянность - все было вложено в этот удар, и он удался на славу.

- Только такой сукин сын, как ты, может напоминать мне, какой дурой я была! Мне не нужна твоя помощь. Нет! Тысячу раз нет! А теперь убирайся отсюда, а не то я позову охранников! Они вышвырнут тебя в два счета, - исступленно закричала она, выталкивая его из комнаты.

В тот же момент ответная ярость зажглась пламенем в его глазах. Стив схватил ее руки, завел их за спину и подтянул изо всех сил сопротивляющуюся Джулию к себе, не давая ей пошевелиться.

- Нет, не сейчас. Мне еще нужно кое-что тебе доказать, чертова девчонка.

В следующий момент он сжал Джулию в объятиях и впился в ее губы глубоко и жадно, и сделал это так стремительно, что она не смогла воспротивиться. Но уже через несколько секунд напористость его иссякла и Стив нежно и ласково целовал ее. Джулия почувствовала, как жар возбуждения опалил низ ее живота. Кровь бешено заструилась по ее венам, разнося страсть и вожделение по всему разгоряченному телу. Она невольно ослабила сопротивление, и Стив не замедлил воспользоваться этим. Он освободил руку, и дотронулся до ее груди, сначала несмело, но скоро его движения стали исступленными, страстными. Ее тело принимало любовные ласки, упиваясь от наслаждения и ответного желания. Ее соски напряглись, груди ныли от сладкой истомы. Как ей не хватало Стива эти годы! Сколько раз она представляла, что он целует, обнимает ее... Джулия застонала, не в силах выдержать наплыв чувственных ощущений, но в этот момент он отпустил ее и отошел на несколько шагов.

- А теперь ты будешь отрицать, что хочешь меня?

Джулия отвернулась. Как невыносимо соглашаться с очевидным доказательством ее слабости! Она опять попалась на удочку. Ну почему она не смогла совладать с собою и побороть внезапный прилив страсти?

- Уходи, - бросила она, ненавидя себя за то, что слова ее прозвучали только просьбой. Она не могла приказывать.

- Прежде мы решим один вопрос, - решительно возразил Стив. Он задумчиво глядел на взбешенную Джулию и вдруг сказал:

- Ты говорила мне, что хочешь отомстить. Разве брак - это не лучший путь расквитаться со мной?

Подавив острое ощущение беспомощности, она вернулась к своему креслу.

- Я не полезу в эту петлю еще раз, - произнесла Джулия со всей непреклонностью, на какую была способна.

Стив присел на край стола и откашлялся.

- Хорошо, давай спокойно поговорим. Перестань наконец думать только о себе. Ты хочешь помочь отцу и в то же время отказываешься от моих денег. А семья Монтанелли? Представь, как будет тяжело твоим родным, если компания разорится.

Острая боль пронзила Джулию. Как он осмеливается? Конечно, ради любимых людей можно пойти на любую жертву. Стив дерзнул напомнить ей о долге перед семьей, и он прав. Крах компании будет слишком тяжелым ударом для отца. Если она не примет предложения Стива, Карло Монтанелли лишится последней надежды. В глубине души Джулия понимала, что другого такого шанса у нее не будет. Она вспомнила, как получала отказы от всех, к кому обращалась за помощью. Стив удачно выбрал время! Она с трудом сдерживала слезы.

- Ты садист.

Стив подошел и приподнял ее подбородок. Теперь они смотрели в глаза друг другу.

- Я реалист. Если ты согласишься выйти за меня замуж, через три дня деньги будут в банке. У твоего отца больше не будет неприятностей.

А у нее-то как раз они появятся.

- Нет! - Джулия замолчала, оглушенная своим собственным ответом. Я мелкая эгоистка, подумала она и попыталась найти себе оправдание:

- Мой отец никогда не примет твоих денег!

- Почему же? Мое имя - хорошая гарантия. - Стив не хвастался, он действительно был очень известен в деловых кругах как честный предприниматель. Возражать было бессмысленно, и Джулия промолчала. Не услышав ответа, Стив заподозрил ее:

- Или ты хочешь сказать, что он все знает о твоем замужестве?

Как бы ей хотелось утвердительно кивнуть! Все проблемы решились бы сами собой. Не было бы мучительного выбора. Но она не могла рассказать отцу ту историю, это означало бы нарушение обещания, данного деду.

- Нет, - неохотно призналась Джулия. - Знал бы отец, он не стал бы раздумывать, прежде чем указать тебе на дверь. Его не заинтересовали бы твои предложения.

Стив безмятежно улыбался.

- Тебе хочется так думать. Но дело в том, что твой отец - тоже реалист. Почему бы тебе не попросить у него совета?

Глаза Джулии гневно сверкнули.

- Это будет первое, что я сделаю. - Ну почему же в его присутствии она всегда ведет себя, как ребенок?! Где ее уравновешенность и самоконтроль? Глупые вопросы, подумала она. В присутствии Стива ей не сохранить спокойствия.

Как она и ожидала, Стив сразу рассмеялся.

- Конечно, Джулия. Кстати, тебе незачем рассказывать ему о нашей недолгой совместной жизни. И еще одно: не надейся, что ему не понравится моя идея. Он ведь тоже итальянец. Ему наверняка покажется, что он прекрасно знает, что хорошо для тебя и что плохо. А замужеством с состоятельным человеком ты устроишь свою жизнь.

Чудовище! Он предусмотрел все. Джулия подумала, что попала в ловушку. Неужели она способна на такую ненависть?

- Наверное, ты считаешь себя невероятно умным?

Стив покачал головой и встал с кресла. Его глаза светились странной тоской.

- Я? Ты будешь удивлена, если узнаешь, как часто я корю себя за глупость, Джулия. Но в этот раз мне уже нечего терять.

Она ничего не поняла из того, что сказал Стив. И не желала понимать.

- Кроме огромной кучи денег! Перегнувшись через стол, он приложил палец к ее губам, как бы призывая к молчанию.

- Дорогая, деньги - это далеко не самое главное. Я узнал это очень давно. - После продолжительного молчания Стив подвел итог беседе:

- Я не прошу у тебя немедленного ответа. Подумай. Поговори с отцом. У тебя есть двадцать четыре часа. Если я тебе понадоблюсь, меня можно найти в отеле "Савой".

Джулия не проронила ни слова. Что она могла сказать? Ей оставалось только проводить Стива взглядом. И лишь когда дверь за ним захлопнулась, она смогла стряхнуть оцепенение. Пришло время задуматься? Выйти замуж за Стива? Господи, как она сможет принять это предложение? Это невозможно, невероятно. Но разве у нее есть выбор? Сможет ли она безучастно наблюдать, как летит в тартарары все, чему отец посвятил жизнь? Как потом жить с больной совестью? Ее всегда будет мучить мысль, что можно было предотвратить крушение...

Джулия дрожала. Холод пронизывал ее до костей, не давая успокоиться, собраться с мыслями. Она будет женой Стива? Она беспомощно смотрела в окно. Пять лет назад его жестокость убила молодую, жизнерадостную Джулию Монтанелли. С тех пор жизнь казалась ей всего лишь горой трудных, порой неразрешимых задач и проблем. Мир вокруг нее потускнел и стал черно-белым. Но снова попасть в его руки? Слишком страшно. Что же ей остается делать?

В три часа пополудни Джулия оставила всякие попытки взяться за работу. Ее голова гудела, не способная даже на примитивные умозаключения. Встреча с представителем Федерации оформителей окончательно вывела ее из строя. Когда мистер Джонсон наконец-то ушел, Джулия почувствовала себя смертельно усталой. Предложение Стива не давало ей покоя, тревожные мысли одолевали ее.

В офисе ей делать было нечего. Уходя, Джулия бросила секретарше:

- Я еду к отцу. Мне нужно обсудить с ним кое-что.

Руфь заметно приуныла.

- Мистер Уилсон сделал вам предложение, от которого невозможно отказаться? - усмехнулась она.

Джулия захотела отшутиться в ответ, но не нашла подходящих слов.

- Боюсь, что да, - сказала она наконец и выскочила из офиса. Джулия улыбнулась в душе, представив, как Руфь в растерянности уставилась на захлопнувшуюся за ней дверь. В любом случае сейчас не время для объяснений, даже если бы она и захотела обсудить подробности происходящего с секретаршей.

Бесконечное ожидание в дорожных пробках сегодня не показалось ей таким утомительным, как обычно. Ей даже удалось немного отдохнуть и расслабиться. Предстоял важный разговор с отцом.

Джулия очень нервничала, когда вошла в палату отца. Карло Монтанелли занимал отдельную комнату, и навещать его можно было в любое время.

Она не удивилась, заметив у кровати отца свою мать. Мария Монтанелли, как всегда, вязала, охраняя сон мужа.

- Ты просидела тут всю ночь? - Джулия мягко побранила ее после равнодушного приветствия.

- Нет, доченька. Ты знаешь, мне выделили одну из комнат, и я смогла поспать, - торопливо пояснила старушка. Ее непреклонность сводила на нет все попытки Джулии объяснить ей, что совершено незачем проводить долгие часы и дни в больнице без сна, без отдыха, в постоянной тревоге.

Джулия вздохнула, понимая тщетность своих усилий.

- Я немножко посижу с папой. Почему бы тебе не пойти прогуляться? Сегодня прекрасный день.

- Конечно, если ты думаешь, что это будет полезно. Дорогая, я знаю, это глупо, но я не могу оставить его. Почему-то мне кажется, что, как только я уйду, случится что-то ужасное.

Джулия понимающе пожала ей руку.

- Я понимаю, мамочка. Но я-то буду тут. Погуляй немножко.

Улыбаясь, она вынула из рук Марии Монтанелли вязание и аккуратно надела на нее теплый жакет. Закрыв дверь за мамой, она вернулась к постели больного и села в освободившееся кресло.

Ей не терпелось поговорить с отцом, поделиться своими проблемами, попросить совета. Но Джулия не могла будить спящего. Придется подождать некоторое время, устало подумала она. А может быть, вообще нужно будет решать проблему самой, перебирая все за и против, без надежды на помощь, без шанса узнать единственно правильный ответ. Пять лет назад ее дедушка не заставил себя ждать, хотя ему и пришлось встать посреди ночи. Тогда, как и сейчас, причиной ее мучений был Стив Уилсон. С какой неохотой, не желая поверить ни единому слову мужа, она приехала в ту ночь к Андриано Монтанелли...

Дед вышел из спальни своей манхэттенской квартиры, на ходу завязывая пояс диковинного шелкового халата. Джулия запомнила гордую осанистую фигуру и выражение недовольства на лице, вызванное столь неуместным полуночным беспокойством. Впрочем, когда он заметил внучку, ерзающую на дорогом стуле эпохи Людовика XIV, раздражение сменилось удивлением.

- Джулия? Что происходит? - Неодобрительно посмотрев на нее, Андриано Монтанелли перевел глаза на Стива, стоящего около нее. - Кто этот человек?

Стив опередил Джулию.

- Позвольте представиться, - протяжно произнес он, - меня зовут Стив Уилсон, и я ее муж. - Вежливые слова он сопровождал ехидной улыбкой.

Пораженный, Андриано Монтанелли собирался с мыслями.

- Муж? Почему мне не сообщили? - наконец спросил он, и в его словах явственно прозвучала уязвленная гордость. Стив улыбнулся еще шире.

- Мы сообщаем вам сейчас, - коротко отрезал он. Старик удивленно уставился на него, не понимая, что происходит.

- Уилсон? Что-то знакомое. Мы встречались раньше?

- Нет. Но я предлагал вам продать флот. Вы отказались.

Андриано Монтанелли нахмурился, услышав язвительное замечание. Он привык производить впечатление на собеседников своей респектабельностью и состоятельностью.

- Ах, да. Я припоминаю. Вы так долго убеждали меня, но корабли не продаются. Ни сейчас, ни в будущем.

Он подумал, что нечего тратить время на давно решенный вопрос, и перешел к делу, равнодушно улыбнувшись Джулии:

- Так ты вышла замуж? Паршивая девочка, не рассказала о свадьбе дедушке. Но не буду, не буду ругать тебя. Подойди, поцелуй меня. Мы отпразднуем это событие. Такое бывает раз в жизни.

Джулия, вынужденная терпеть его объятия, увидела в глазах Стива нескрываемую насмешку.

- Я бы не стал немедленно посылать за шампанским. Мне кажется, Джулия хочет развестись. Не так ли, дорогая?

Андриано Монтанелли отступил на шаг от внучки. Лицо его опять стало мрачным.

- Развестись? Что за глупость?

- Ну, не так уж это глупо. И я дам ей развод, если получу кое-что взамен, - вкрадчиво возразил Стив, нисколько не встревоженный тем, что старик приходит в неистовство. - Если моя цена вас устроит, я удовлетворю желание вашей внучки. В противном случае я растяну тяжбу на годы, уж поверьте мне на слово.

Андриано Монтанелли покровительственно взял Джулию за руку.

- Что же ты за человек? Женился только для того, чтобы развестись?

Стив засмеялся, готовый ответить на заданный вопрос.

- Я ведь тоже итальянец. Я рожден для того, чтобы отомстить за унижение моей семьи. Я хочу получить украденное, Монтанелли.

Джулия собралась с силами и попыталась объяснить происходящее.

- Он хочет флот Монтанелли. - Она с трудом удерживалась от слез. - Вот почему он женился на мне. Он говорит, что ты украл корабли, и...

Джулия осеклась, увидев искаженное яростью лицо деда. Стив же был совершенно спокоен.

- Замолчи! - приказал Андриано Монтанелли так резко и грубо, что Джулия охнула от испуга. Ее дед не отрывал глаз от Стива. - Кто ты?

- Вы еще не поняли? Я - внук Франческо Кардано.

Джулия, сгорая от бессильной ненависти к мужу, все-таки с уважением отметила удивительное благоговение и уважение, с которыми произнес он последние слова. Стив возвышался над нею и дедом, всецело поглощая их внимание.

Андриано Монтанелли презрительно ответил:

- Ты - сукин сын, порождение сукина сына. Я не дам себя провести. Документ, передающий мне право на владение кораблями, законен и обязателен к исполнению. Эти суда мои, а свою собственность я не отдаю проходимцам! - В его голосе теперь четко слышался итальянский акцент. Он прижал Джулию к себе и продолжал:

- Теперь ты привел сюда, ко мне, мою любимую внучку, и я не дам ей снова попасть в твои лапы! Никогда Кардано не причинят вреда Монтанелли! Брак будет аннулирован.

Джулия застыла в страшном ожидании, с ужасом смотря на Стива. У нее остался еще козырь. Стив взглянул на нее и вновь обернулся к своему врагу.

- Брак не может быть аннулирован. Боюсь, что вы опоздали, Монтанелли. Джулия и я поженились вчера. Мы провели чудесную ночь вместе, - сообщил он без тени каких-либо эмоций или смущения.

Никогда в жизни Джулия не знала такого унижения! Она покраснела, понимая, что дед с нетерпением ожидает опровержения. Подняв голову, она посмотрела на него и испугалась неумолимого обвинения, которое она прочитала в его глазах.

- Скажи мне, что этого не было, - потребовал Андриано Монтанелли. Подтверди, что ты не осрамила нас, переспав с Кардано.

Ее дед - очень гордый человек. Джулия всегда знала, как много значит для него честь семьи. И никогда не думала, что именно она может покрыть позором их фамилию. А теперь ее замужество представлялось грязным и бесчестным поступком. Нет смысла оправдываться. То, что она не догадалась о происхождении Стива, ничего не меняет. Дед не примет никаких извинений.

Все, что ей оставалось сделать, - обрушить всю свою злобу на человека, виноватого в происходящем.

- Я не могу, - призналась Джулия, не отводя излучающих ненависть глаз от мужа.

За ее признанием последовал бурный поток итальянской речи. Смысл ее ускользал от Джулии, она не знала языка, но Стив, безусловно, все понимал и отвечал Андриано Монтанелли сжато, кратко, бросая незнакомые слова, изредка холодно поглядывая на Джулию. У нее создалось впечатление, что он защищал ее, но почему - она никак не могла сообразить. Ей оставалось только вглядываться в суровые черты, но и в них она не нашла разгадки. Джулия решила, что ошиблась, и, к своему удивлению, почувствовала разочарование. Глупее не придумаешь ждать жалости от человека, причинившего ей боль.

Через несколько секунд Андриано Монтанелли снова заговорил, теперь уже на английском:

- Вы умный человек, мистер Уилсон. Только один довод заставил бы меня согласиться на ваши требования. Возможно, вы выиграли, но у меня есть свои условия. Оформлением развода займусь я, и никто, кроме нас и юристов, не узнает, что этот брак существовал. Ни вы, ни моя внучка не будете упоминать о нем в разговоре с кем бы то ни было, даже с родственниками. Если я когда-нибудь услышу, что вы распространяетесь на эту тему, я сделаю все, что в моих силах, чтобы вы пожалели о содеянном. Стив хмуро сдвинул брови.

- Оставьте ваши угрозы, Монтанелли, для тех, кого они могут испугать. Мне нужно лишь получить то, что по закону принадлежит мне. Дело может быть решено здесь и сейчас. Я знаю, вы всегда путешествуете с адвокатом. Пусть он подпишет документы сегодня ночью. Утром я навсегда исчезну из вашей жизни.

Вот так, за подписанием документов, за обменом кораблей на согласие о разводе, и распался брак Джулии со Стивом.

Закончив с делами, он подошел к ней, нервно покусывая губы. Стив долго всматривался в ее бледное лицо перед тем, как произнести:

- Я сожалею, что все так обернулось. Конечно, Джулия не поверила ему.

- Я не думаю, что мучаясь содеянным, ты не будешь спать по ночам. Полагаю, тебе кажется, что цель оправдывает средства. Этот жалкий клочок бумаги, наверное, принесет тебе счастье. Но даже если нет, знай: я не буду сильно расстраиваться, - презрительно ответила она и повернулась к Стиву спиной.

Он вышел из комнаты...

Она больше не видела его. Вот только вчера...

Дед умер через несколько лет, так и не простив ей позора. Джулии пришлось нести тяжелый груз в одиночку, но она никогда никому не рассказывала о своем неудачном браке.

Эти воспоминания стали частью ее жизни, ей приходилось жить с ними. И вот теперь Стив вернулся, опять что-то у него на уме, и Джулия снова ощущала себя пойманной в невидимую, хитрую, злую ловушку.

Глава 5

Тихий вздох прервал воспоминания Джулии. Повернувшись к кровати, она убедилась, что отец, проснувшись, наблюдает за ней.

- Ты думала о чем-то далеком, дочка. И, кажется, о чем-то неприятном. Его голос, к огорчению Джулии, был еще болезненно слаб.

Она поднялась, чтобы поцеловать его, и присела на край кровати. Бережно взяв руку Карло Монтанелли, она немного подождала, прежде чем ответить:

- В больнице трудно веселиться, папа. Как ты себя чувствуешь? Только честно. Отец улыбнулся.

- Хорошо. Мне приятно видеть тебя. Но ты выглядишь усталой. К тому же ты забиваешь свою голову грустными мыслями. - Он задумался, и добрая усмешка исчезла с его лица. - Ты решаешь созданные мной проблемы, доченька. Не следовало мне взваливать на тебя эту тяжелую ношу. Проклятье, почему я болен! Почему я привязан к больничной кровати и не могу работать! - с тоской говорил он.

При виде расстроенного отца у Джулии заныло сердце.

- Успокойся, пап. Ты никому не поможешь, если будешь волноваться. Кроме того... - Она прикусила губу, чувствуя, что не может найти нужных слов, чтобы рассказать о предложении Стива. Джулия отдавала себе отчет в том, что невероятно боится услышать ответ отца.

- Ты хочешь сказать, что никто и пальцем не пошевелил, чтобы помочь тебе? - У Карло Монтанелли прерывалось дыхание. Взволнованный, он откинулся на подушку.

Надо решиться сказать ему. Джулия прекрасно понимала, что, если отец будет тревожиться, никакие лекарства ему не помогут.

- Нет, папочка. Наоборот, я получила предложение и хочу обсудить это дело с тобой, - с трудом проговорила она и вздохнула, заметив в его глазах проблески надежды.

- Какое предложение?

Облизав пересохшие губы, Джулия пустилась в объяснения. Она старалась осторожно подбирать слова:

- Ну, кое-кто хочет нам помочь, но его условия немного необычны.

В душе Джулия горько засмеялась. "Немного необычны"! Надо же.

Карло Монтанелли был заинтригован.

- Необычны? А что он требует? Конечно, сейчас мы в очень трудном положении, но это была хорошая компания. Можно полностью восстановить утерянное, если исправить промахи. Вероятно, желающий вложить деньги захочет получить долю в будущей прибыли? Может быть, ему нужно участие в управлении фирмой? Эти условия необходимо будет принять. Тут ничего не поделаешь. Уловив во взгляде дочери горькую отрешенность, он поспешно закончил:

- Ты хочешь сказать, что кто-то требует полного контроля над деятельностью компании?

Эти опасения стали кошмаром Карло Монтанелли. Джулия прекрасно знала это и поспешила сказать:

- Нет, не совсем. То есть на самом деле он не заинтересован в этом. Этот человек.., хочет жениться на мне. Он знает о наших трудностях, он хочет оплатить все долги... Но есть одна проблема. Его зовут Стив Уилсон. Последнее Джулия проговорила слишком быстро и выжидательно посмотрела на отца.

Несколько секунд он молчал, и Джулия трепетала в неведении. Но в следующий момент его глаза радостно засияли. Внезапно появившаяся надежда окрасила его щеки румянцем.

- Ты имеешь в виду того Уилсона, знаменитого мультимиллионера? Ты это называешь проблемой?

Стив так богат? Она подавила возглас удивления. Тогда зачем же ему спасать компанию, помогать семье Монтанелли? Он и так в силах купить все, что пожелает. Конечно, состоятельный человек может себе позволить дорогие причуды.

- Дело в том, что он внук Франческо Кардано.

Джулия напряглась, ожидая реакцию отца. Она вспомнила, как исказилось в гневе лицо деда при упоминании этой фамилии, и приготовилась к буре.

Карло Монтанелли наморщил лоб, вспоминая.

- А, того человека, которого так ненавидел мой отец. Я никогда не рассказывал тебе об этом, Джулия. Причина, по которой я и твой дед поссорились, была в тех самых Кардано. Он хотел и меня вовлечь в эту длительную вражду, но я воспротивился. Что-то связанное с кораблями... Но я плохо помню. Вот почему я поехал в Англию и основал свое собственное дело. Дорогая, я не испытываю никаких плохих чувств к этой семье. Так ты говоришь, что внук Кардано хочет жениться на тебе и помочь нам выбраться из затруднительного положения?

Он присел на кровати, широко улыбаясь.

- Слава Господу, ты не могла принести новостей лучше. Но разве тут есть какая-то трудность? Ты очень удачно выйдешь замуж. Вы давно знакомы? - Карло Монтанелли любил дочь и в первую очередь думал о ее счастье.

Комок в горле помешал ей ответить сразу. Как больно! Прошлое будет преследовать ее всю жизнь. Джулия так надеялась, что отец наотрез откажется от помощи. Но Стив оказался прав - для Карло Монтанелли это прекрасный выход из ситуации. Она постаралась придать своему голосу легкость и энергичность:

- Первый раз.., мы встретились несколько лет назад. Он ухаживал за мной, но из этого тогда ничего не вышло. Я уехала, и с тех пор мы не виделись.

Она закашлялась, сгорая внутри от стыда за столь бессовестную ложь.

- И он помнил о тебе все это время! Вот что имела в виду Мария, когда уверяла меня, что у тебя будут еще хорошие новости!

Джулия наклонила голову и разглядывала пальцы на руках. В этом был весь Карло Монтанелли! Неисправимый романтик, он всегда смотрел на мир сквозь розовые очки.

- И тебе не кажется, что это немного неожиданно?

- Чушь. Когда настоящему мужчине что-нибудь очень нужно, он берет не раздумывая, не останавливаясь на полпути. Зачем ему ждать? Я его понимаю. Ты красива и умна, составишь счастье любого. Чему тут удивляться?

Джулия совсем упала духом.

- Ты даже не поинтересовался, люблю ли я его, - криво улыбнулась она.

Отец только беззаботно махнул рукой в ответ.

- Я уверен, ты любишь его. Я очень долго заботился о тебе, дорогая. Но может так случиться, что в трудной ситуации я не окажусь рядом. Что ты будешь тогда делать? А если ты выйдешь замуж, мне не о чем будет беспокоиться. - Он импульсивно пожал ей руку. - Девочка, на свете существуют гораздо более страшные вещи, чем браки по договоренности. Например, мы - твоя мать и я тоже плохо знали друг друга до свадьбы. А теперь мне трудно представить, что бы я без нее делал. Когда живешь с человеком, быстро учишься отдавать и брать. В этом наука жить вместе.

Джулия усмехнулась, подумав, что она уже кое-что знает о науке жить вместе со Стивом. У нее тоже есть опыт. Горький опыт. Правда, ее бывший муж больше брал, чем отдавал. Конечно, отец никогда не услышит от нее грустных и жестоких воспоминаний.

Джулия остро почувствовала, что осталась совершенно одна, без поддержки, без сочувствия. Карло Монтанелли не оставляет ей возможности выбора. Стив был прав: ее отец полагает, что достаточно умудрен жизнью и разбирается, что плохо, а что хорошо для дорогой дочери.

- Тогда пожелай мне счастья. И раз все так удачно сложилось, я прошу тебя, не беспокойся больше. Договорились?

Карло Монтанелли засмеялся довольный. Он все еще улыбался, когда в комнату тихо вошла его жена. Конечно, новость очень обрадовала ее. Через несколько минут восторженного обсуждения деталей Джулия пообещала родителям, что обязательно попросит Стива их навестить, хотя перспектива этой встречи приводила ее в ужас. Когда через полчаса Джулия, к своему облегчению, наконец покинула больницу, она чувствовала себя уже смертельно усталой. Целый день ей пришлось притворяться, тревожиться, решать непосильную задачу, и это не прошло бесследно - она еле держалась на ногах. А ведь нужно было сделать еще один важный визит.

Скрепя сердце Джулия направилась в "Савой". Конечно, встречу со Стивом можно было отложить до завтра, но вряд ли это что-либо изменит и легче не будет. Опыт подсказывал ей: горькое лекарство следует быстро глотать. По крайней мере, медленно пить гораздо труднее.

После развода Джулия искренне надеялась, что никогда больше не увидит Стива. А теперь она едет к нему, чтобы второй раз в жизни согласиться стать его женой. Сама мысль о том, что ей придется связать свою судьбу со Стивом, приводила ее в ярость. Остаток жизни она проведет с ним и никогда не сможет развестись. Тот, кто платит, заказывает музыку - этот старый закон редко нарушается. Боги смеются над ней!

Она попала в ловушку, искусно поставленную Стивом. В уме и хитрости ему трудно отказать. Но зачем ему понадобилась эта гротескная женитьба? Какая необходимость заставляет Стива сорить деньгами, устраивать смешные бракосочетания? Она никогда не поверит в его альтруизм. Стив невероятно красив и обаятелен. Любая женщина будет польщена его вниманием, а он хочет взять в жены Джулию Монтанелли, прекрасно зная, как сильно невеста ненавидит его. Странно.

Этот вопрос все еще мучил Джулию, когда она входила в отель. Строгим голосом она попросила портье позвонить мистеру Уилсону и передать, что его хочет видеть мисс Монтанелли, моля Бога, чтобы Стива не оказалось в номере. Но уже через минуту ей передали, что ее ожидают, и предложили подняться в номер. Джулия потеряла всякую надежду избежать неприятного разговора.

Стив сам открыл ей дверь. Ну, этот-то хорошо отдохнул, злорадно подумала Джулия. Ее бывший муж прямо-таки олицетворял бизнесмена, отдыхающего после напряженного рабочего дня. Ослабленный галстук, несколько пуговиц на рубашке расстегнуто. Засученные рукава показывали во всей красе мускулистые, сильные, темные от загара руки. Джулия невольно вспомнила, что разглядывала свое отражение в зеркале, пока поднималась в лифте. Мало что осталось от ее утренней самоуверенности. Растрепанная прическа, несвежие следы косметики, помятая одежда - все это выдавало в ней необыкновенную усталость. Джулия не сомневалась, что Стив, заметив эту перемену, не упустит возможности позлорадствовать.

Он вежливо впустил ее, жестом приглашая пройти в гостиную. Джулия еле дошла до ближайшего кресла, когда до нее донесся слабый щелчок - Стив захлопнул дверь. Холодок пробежал по ее спине: ей теперь отсюда уже не выбраться. Джулия не могла справиться с волной бессильной ярости, снова окатившей ее. Она старалась сосредоточиться на происходящем и расслабиться. Никогда в жизни спокойствие не давалось ей так тяжело.

Стив вошел в комнату. Она не видела его, но чувствовала тяжелый взгляд на себе. Джулия представила его - обаятельный, загорелый мерзавец опять потешается над своей жертвой. Нет, она не так слаба. Загнанная в угол, она все же будет сопротивляться. Она подняла голову и гордо посмотрела на Стива. Тот стоял посреди комнаты, тревожно наблюдая за ней. И вовсе не смеялся. Напряженное ожидание - вот что таилось в глубине полуприкрытых синих глаз.

Джулия вскинула голову.

- Я приехала из больницы, - резко сообщила она.

- Как твой отец?

Волнуясь, она перебирала свои локоны, так что вскоре последние остатки аккуратной утренней прически исчезли.

- Быстро поправляется. Хорошо себя чувствует.

- Чего не скажешь о дочери, - сухо заметил Стив, поднося ей поднос с напитками. - Возьми чего-нибудь. Похоже, тебе нужно выпить.

Джулия протянула дрожащую руку и взяла один из бокалов. Стив вернулся к бару, чтобы поставить оставшееся обратно. Пока он закрывал дверцы шкафа, она наблюдала, как играют мышцы на его руках. Пять лет назад ее так восхищали эти широкие плечи и мощная спина. Да и сейчас ими можно любоваться... Она тщетно пыталась отогнать ожившие воспоминания: Стив Уилсон, красивый незнакомец, улыбается и шутит с ней. Пять лет она боролась с собой, силясь забыть эти картины, а они постоянно всплывали в ее памяти, не давая ей успокоиться.

- Хорошее вино. Но я бы предпочла что-нибудь покрепче. Шотландское виски, может быть... Мне очень хочется напиться. Не удивлюсь, если оставшиеся дни моей жизни я проведу в алкогольном забытьи.

Он снова открыл бар, хмуро сдвинув брови. Наполнив бокал виски, Стив, однако, не протянул его Джулии, а выпил сам.

- Я не хочу видеть тебя пьяной.

И опять, как в те далекие годы, она почти не слушала его, но любовалась статной фигурой, грациозными движениями. Его голос был таким же завораживающим, как и тогда...

Как можно быть такой слабовольной! Она вскочила с кресла и подошла к окну, испугавшись, что Стив заметит ее смущение. Хорошо, что он не читает мысли!

- Если судить по твоей реакции, моя идея была принята главой семейства Монтанелли весьма благосклонно. - Он размышлял вслух, беззаботно улыбаясь.

Джулия горько засмеялась.

- Ты знал, что так получится. Вот почему ты предложил посоветоваться с отцом! А ведь мне так была нужна поддержка отца. Черт возьми, как хорошо быть мужчиной! - Воспоминания молодости, нежные, как вечерний бриз, боролись в ее измученной душе со жгучей ненавистью.

- Ты растеряла все свои аргументы, Джулия, и злишься от того, что не осталось поводов для отказа.

Это заявление вовсе ее не успокоило. Впрочем, Стив не этого добивался. Казалось, он наслаждался ее неистовством.

- Напротив, у меня куча доводов. Отец может думать о тебе как угодно. Но я-то тебя знаю, не так ли? Он, конечно, не против брака по договоренности. Но я-то понимаю, что если ты женишься по расчету, твой расчет тебя не подведет. Ты всегда остаешься в выигрыше! - тараторила Джулия с презрением, пытаясь побольнее уколоть Стива. Но опыт подсказывал ей, что шансы переговорить его очень малы. На оскорбление он обычно отвечал двойной порцией желчи.

Стив вглядывался в ее оживленное лицо, казалось, любуясь им, он как будто старался запомнить милые черты навсегда.

- Ты красива. Честное слово, я не видел другого такого прекрасного лица, мягко сообщил он, и ветер, дувший в паруса ее гнева, внезапно стих. Осталась только растерянность.

- Что?

Стив неловко улыбнулся.

- Я сделал тебе комплимент. Джулия тряхнула головой, снова готовясь к обороне.

- Хорошо, не будем тратить время. Все козыри у тебя на руках. Ты понимаешь, что выбора у меня нет. Я люблю своего отца, поэтому вынуждена пренебрегать своими чувствами, - возмущенно отрезала она.

Стив глубоко вздохнул, как если бы его терпение подвергалось тяжелому испытанию.

- Наш брак - не поле для битвы. Джулия с удивлением заметила, что происходящее задевало его гораздо больше, чем он старался показать.

- Насколько я понимаю, других вариантов нам не дано, - возразила она. Или ты надеешься снова получить в жены наивную дуру? Ее уже нет. Я стала совсем другой, и если перемена тебе не понравится, пеняй на себя.

На некоторое время в комнате воцарилось молчание. Стив допил свое виски и отставил бокал в сторону. Когда он снова посмотрел на нее, его глаза сверкали сталью.

- Я понял тебя. Но если ты надеешься, что такими заявлениями меня можно заставить изменить названные условия, ты ошибаешься. Ты будешь моей женой. Настоящей женой.

Джулия стиснула зубы. Она как бы онемела, но наконец медленно и надменно произнесла:

- Я не буду отказываться от своих обязанностей. Ты ведь уплатишь за это большие деньги. Но в этом ты просчитался - мне это вовсе не будет нравиться.

Уже в следующий момент она поняла, какую ошибку допустила. Грубые слова только разожгли Стива. Он сделал шаг к Джулии.

- Не будет нравиться? Забавное утверждение! Я очень хорошо помню, какой ты была в пылу страсти.

Она почувствовала, как мурашки побежали по ее спине. Как он осмеливается говорить ей такое?!

- Это было давно. А потом я научилась тебя ненавидеть. - Неожиданно для Джулии Стив схватил ее за руки, привлекая к себе. - Пусти меня. Немедленно, выдохнула она, стараясь освободиться от крепких объятий. И, как всегда, ничего не смогла противопоставить силе его мускулов. Она слишком слаба. Всегда оказывалась слишком слабой при встрече со Стивом. Джулия подняла голову и гордо посмотрела на своего врага, желающего унизить ее. Ее сердце бешено забилось: в синих бездонных глазах пламенем светилось желание, необузданное, мощное.

- Прекрасно, - процедил Стив, крепко сжимая Джулию. - Так ты говоришь, что я покупаю тебя? Тогда я могу использовать свое приобретение! Не так ли, дорогая?

В следующий момент он уже неистово целовал ее, и скоро она опять окунулась в невероятные, волшебные, незабываемые ощущения чувственной игры. Сопротивляясь, Джулия пыталась стиснуть зубы, но это не помешало Стиву раздразнить ее ласковыми прикосновениями, и уже через несколько секунд она, не выдержав натиска, вскрикнула от наслаждения. Слабый голос разума подсказывал ей, что по меньшей мере глупо так уступать каждый раз. В панике Джулия повторяла себе, что больше не допустит этого, но тело, захваченное в плен его волшебным могуществом, уже не повиновалось ей. Не в силах пошевелить даже кончиками пальцев, она почувствовала, как Стив расстегивает ее пиджак и высвобождает трепещущую, жаждущую ласки грудь. Дрожа от чувственного волнения, Джулия наслаждалась каждым его действием. С легкой досадой она поняла, что вся горит от возбуждения, желая только одного - слиться со Стивом, познать всю силу страсти.

Потрясенная, едва не потерявшая сознание от острого наслаждения, она радостно позволила властвовать над ее разгоряченным, изголодавшимся по любви телом. За эти пять горьких лет Джулия и помыслить не могла, что ей опять суждено испытать такие эмоции!

Внезапно Стив оставил ее и отпрянул. Лед, пугающе блестящий в его синих глазах, в один короткий миг заморозил все нежные чувства. Перед Джулией снова стоял циничный и хладнокровный подлец.

- Кажется, первая брачная ночь будет весьма интересной, - усмехнулся Стив, - смесь ненависти и влечения определенно пикантна. - Еще некоторое время он надменно разглядывал ее, расхристанную, униженную, бессильную, а потом с пустым бокалом в руках направился к бару.

Какое вероломство! Не колеблясь, он использовал ее женскую слабость. Умело возбуждая ее, специально довел до такого состояния, что она уже не смогла сдержаться и с готовностью отвечала ему страстными поцелуями. Она желала отдаться этому негодяю! Джулия покраснела. Ответить было нечем, оставалось с покорностью ждать очередной насмешки.

- Ты голодна?

- Нет, - честно ответила Джулия, про себя удивляясь тому, что он как будто решил не использовать очевидное преимущество.

- Я все-таки закажу что-нибудь, - решил Стив, поднимая телефонную трубку. - Нам еще нужно обсудить кое-какие детали. Ты не возражаешь?

- Разве у меня есть выбор? - язвительно поинтересовалась Джулия. Опыт общения со Стивом подсказывал ей, что сегодня вечером ей еще потребуется хладнокровие и уравновешенность, и она изо всех сил пыталась успокоиться.

Стив нахмурился.

- Конечно, ты можешь выбирать. Я не чудовище, - сурово отрезал он и, спохватившись, быстро поменял тон: на другом конце линии ответили.

Пока Стив делал заказ, Джулия пыталась сосредоточиться и решить, как вести себя дальше. Обед ее не интересовал; от усталости она уже не могла есть. Подойдя к ближайшему стулу, она бухнулась на него и задумалась. Мысли ее путались, и вскоре перед закрытыми глазами закружились в неистовой пляске образы и картины из далекого прошлого. Вот он, охваченный страстью, целует ее... Вот он снимает с нее рубашку, гладит ее грудь... Мучительные воспоминания и сейчас, по прошествии стольких лет, не давали ей покоя.

Значит, вот как это будет. Она никогда не простит ему, но временами, ослепленная его обаянием, будет отдаваться влечению и страсти. Наверное, на это Стив и рассчитывает. Легко будет держать ее под контролем, дозволяя ночному пылу сполна рассчитаться за дневную ненависть. Сопротивление днем, полная покорность ночью. Она возненавидит себя! Этого ему хочется? Ну нет! Она будет бороться до конца. Вчера Стив сказал, что лучшего пути для мести у нее нет. Что же, он прав! Вчера Джулия пропустила это мимо ушей, но сейчас эта идея овладевала ею. Может быть, добиться развода не удастся, но послушную милую женушку Стив никогда не приобретет. В конце концов, она не безоружна: у каждой женщины есть свои способы обороняться и нападать. Даже если война будет проиграна, Стиву придется пережить много битв, прежде чем он сможет вырвать победу!

Эта мысль заставила ее улыбнуться. Усталость куда-то ушла, и Джулия, готовая снова встретиться с реальностью, открыла глаза.

Стив внимательно наблюдал за ней, и, вероятно, уже довольно долго.

- Предвкушаешь мое поражение? Негромкие слова заставили ее вздрогнуть. Он читает ее мысли! Краска смущения залила ее лицо. Ей оставалось только бросить на него как можно более свирепый взгляд и ответить такой же дерзостью. Так она и сделала:

- Почему бы и нет? Общаясь с тобой, узнаешь многое. Наш предыдущий брак был весьма поучителен. Всего можно достичь, если планировать заранее.

Стив развязно вложил руки в карман брюк и насмешливо улыбнулся.

- Значит, я послужил тебе образцом? Джулия безразлично повела плечами.

- Зачем же искать еще кого-нибудь? Что ни говори, ты мастер своего дела.

- Ты не была такой циничной. Раньше ты играла в жизнь. Теперь борешься со своими несчастьями.

Забавно, он, кажется, разочарован!

- Говорят, что только в браке можно по-настоящему повзрослеть. В этом смысле мой опыт просто драгоценен, - рассмеялась она.

Стив покачал головой.

- Ты ведь никогда не простишь меня? Риторический вопрос. Он даже не спросил, просто отметил очевидное. Она же поспешила утвердительно кивнуть.

- Да, если тебе это нужно, ждать придется долго. Я бы на твоем месте всерьез задумалась о необходимости быстрее родиться снова. По крайней мере, в этой жизни твои грехи вряд ли будут отпущены. Будь уверен, я позабочусь об этом! - резко ответила она, сверкнув глазами.

К ее огорчению, Стив совсем не разозлился. Скорее задумался.

- Может быть, в следующей жизни мы снова встретимся. Замечательная перспектива! - Обаятельно улыбаясь, он смаковал каждое слово.

- У тебя не хватает воображения. Может быть, мы перевоплотимся в животных. Если на свете еще существует справедливость, ты будешь ползать у моих ног, пока в один прекрасный день я не уничтожу тебя! - язвительно парировала она, с раздражением замечая, что ее кровожадные планы еще больше развеселили Стива.

Он хохотал, придерживаясь рукой за кресло и все же еле сохраняя равновесие. Джулия вздохнула. Стив опять до боли напоминал героя ее наивной юности. Ее сердце билось с перебоями. Перед ней стоял тот самый высокий, статный мужчина, которым она так восхищалась. Прошедших лет, горестных, тяжелых, как не бывало! Ожившие воспоминания обернулись невыносимой болью. Как много с тех пор она потеряла! И какая она все-таки дура, если так легко впадает в сентиментальность! Стив вот-вот поймает ее на этой слабости и вдоволь посмеется. Этого еще не хватало.

- Мне приятно, что мои слова так забавляют тебя, - небрежно бросила она.

- Больше, гораздо больше. Ты слишком скромничаешь, - мягко заметил Стив, и теплый свет его синих глаз заставил Джулию вздрогнуть. Когда-то она любила его, даже сейчас его обаяние играло с ней дурные шутки. В глубине души Джулия понимала, как он ей нужен. Всю жизнь ей придется убивать свою мечту, до конца своих дней она будет плакать по ночам, втайне от Стива, не смея довериться друзьям или родным. И каждое утро она будет вставать с новыми силами для борьбы.

- Ладно, давай обсудим дела. Веселиться ты будешь потом, - надменно предложила Джулия.

В ответ Стив приблизился и властным жестом приподнял ее подбородок.

- Возвышенная и могущественная Джулия Монтанелли. Вот это действительно смешно. Вспомни, милая, как легко сбить с тебя эту величавость. Ты оказалась в ловушке у своей собственной страсти и не сможешь выбраться оттуда даже для того, чтобы отомстить мне.

От оскорбления она зарделась. Слезы заблестели в огромных серых глазах.

- Ты...

- ..Бессердечная свинья, - закончил Стив. - Я знаю. А тебе было бы лучше хорошенько это затвердить. Ведь ты хочешь лелеять свое уязвленное самолюбие. Даже если бы Джулия и нашлась что ответить, она не успела бы и рта раскрыть в дверь громко постучали. Стив криво усмехнулся:

- На этот раз твои чувства спасены долгожданным обедом! - ухмыльнулся он и направился в прихожую, оставляя в комнате уставшую, измученную Джулию наедине со своими грустными мыслями.

Господи, как она будет жить с ним! Она ссутулилась под тяжестью своего несчастья. У нее нет права выбирать свою судьбу. Когда она сталкивается со Стивом, он никогда не предоставляет ей такой возможности...

Глава 6

В последующие два дня Джулии только и оставалось, что со стороны наблюдать за происходящим. Огромная финансовая операция началась сразу же после того, как Стив вырвал у нее согласие выйти замуж. Он очень спешил, и в других обстоятельствах Джулия высоко бы оценила такую работоспособность. Но Стива она, конечно, хвалить не собиралась. К тому же ей не предложили как-либо участвовать в восстановлении компании. А от бездеятельности ее усталость только накапливалась.

Появившись с утра в офисе, Джулия первым делом заказала себе кофе. Нужно было обдумать ситуацию. Как долго ей придется оставаться не у дел? Неужели от нее уже ничего не зависит? Что теперь делать? Тяжелые мысли не приносили успокоения.

Стоя с чашечкой горячего ароматного напитка у окна, Джулия тщетно пыталась угадать следующий ход Стива. Он всегда действовал неожиданно, не давая ей опомниться и разобраться в происходящем. Днем раньше Стив настоял на посещении больницы, в которой лежал Карло Монтанелли. К ее огромной досаде, папа и мама были им просто очарованы. А как он работал!

Даже Джулии пришлось признать, что он превосходно владеет искусством управления. Его не в чем было упрекнуть. Конечно, Стив не забыл посоветоваться с ее отцом по поводу всех нововведений в компании. Карло Монтанелли в беседе с ним подтвердил свое желание временно передать ему все дела, и Стив окунулся в бурную деятельность. Все перемены в фирме были одобрены лично главой семейства Монтанелли.

Поежившись от озноба, который неотступно преследовал ее последние два дня, Джулия вспомнила, как отец в разговорах с ней хвалил Стива, делился очередными идеями нового управляющего. Он старался убедить Джулию, что только необыкновенно сильное чувство могло побудить Стива быть таким великодушным. Действительно, зачем молодому человеку затрачивать столько денег и усилий без надежды хотя бы вернуть свои деньги обратно? Дела компании оказались настолько плохи, что о выгоде и говорить не приходилось. Единственное, что получал Стив Уилсон, - руку дочери Карло Монтанелли. Отец не уставал восхищаться будущим зятем.

Последнее время Джулию не оставляло ощущение поражения. Стив получил все, что хотел: уважение Карло Монтанелли, полную власть над компанией. В конце концов, скоро свадьба. Джулия поймала себя на том, что совсем не чувствует облегчения. А ведь она так хотела спасти семейное дело!

Как много случилось за эти два дня!

Глубоко вздохнув, Джулия вернулась к рабочему месту и занялась почтой. Первый попавшийся на глаза конверт был на ее имя. Она немедленно вскрыла его, предчувствуя недоброе. На стол выпал небольшой листочек белой бумаги. Несколько аккуратно напечатанных слов: дата, время и место проведения церемонии венчания. Будущий муж сообщает невесте, когда и куда она должна пожаловать. Извещение привело Джулию в ярость. Он опять не упустил возможности напомнить ей, что отныне ее жизнь определяется условиями деловой сделки!

Как больно! В горле клокотали рыдания. Только это помешало ей схватить телефонную трубку и немедленно позвонить Стиву в гостиницу. Она хотела бы высказать ему все свои чувства. Как он смеет?!

В этот момент в кабинете отца зазвонил телефон. Странно, с тех пор как заболел отец, его телефон отключили. Джулия прислушалась. К ее удивлению, трубку подняли. Обладатель бархатного низкого голоса вежливо поздоровался и начал деловую беседу. Вскочив с кресла, Джулия подбежала к двери, уже ни на секунду не сомневаясь в правильности своей догадки. От отчаяния и неожиданности сердце ее напряженно стучало, грозясь вот-вот вырваться из груди.

Стив Уилсон сразу же жестом предложил ей присесть. Он никуда не спешил и вел неторопливую беседу еще добрых пять минут, не обращая ни малейшего внимания на Джулию, беспокойно ерзающую в кресле.

Наконец он закончил беседу и повернулся к ней, широко улыбаясь, что окончательно привело ее в бешенство. Джулия готова была взорваться от возмущения, ее лицо пылало от гнева.

Стив посмел посягнуть на место Карло Монтанелли! Она вся кипела.

- Что ты здесь делаешь? Кто позволил тебе занять место моего отца?! Стив мягко рассмеялся.

- К твоему сведению, дорогая, Карло Монтанелли и я долго говорили вчера вечером. Он предложил воспользоваться его кабинетом. Мне оставалось только поблагодарить его.

Поток гневных слов, уже готовый вырваться из уст Джулии, внезапно иссяк. Опять Стива не в чем упрекнуть! Просто ее отец не посоветовался с ней и решил все самостоятельно.

- Почему же мне не сказали? Теперь, когда ты на коне, со мной уже, видимо, незачем считаться. Кстати, неужели ты до того боишься разговаривать со мной, что опускаешься до таких записок? - Она резко переменила тему.

Стив не сразу понял, о чем идет речь. Несколько секунд он, приподняв брови, удивленно смотрел на нее и только потом рассеянно кивнул.

- А, это. - В его глазах снова появилась насмешка.

Джулия почувствовала, что снова теряет почву под ногами. Все время Стив дает понять, что она лишь жалкая игрушка в его руках! Шумно вдохнув, она повернулась к нему спиной и шагнула к стене.

- Я ничем не заслужила такого обращения. Стив даже не постарался скрыть своего удовольствия.

- Мне-то казалось, что именно ты настаивала на том, чтобы договор имел исключительно деловой характер. Прости меня, если я ошибался.

Ему всегда удается вывернуться. Как легко он играет ее же словами! Проклиная себя за глупость, Джулия снова повернулась к Стиву.

- Ax, ты слишком много думаешь о моих желаниях?! Кстати, насчет делового характера наших отношений. Что это на тебя вчера нашло? Почему ты бросился уверять моих родителей, что безумно любишь меня? Хотя, конечно, тебе не впервой прибегать к такому обману. - Расхаживая по комнате, Джулия старалась подобрать как можно более ядовитые слова.

Стив не сводил с нее глаз.

- Они поверили мне. Или тебе больше пришлось бы по вкусу, если бы они узнали печальную истину? Вышло бы не очень романтично, не так ли?

- Хорошее воспитание не позволило тебе рассказать папе и маме, что ты просто покупаешь меня? - глумилась Джулия.

В тот же момент Стив вскочил с кресла, подступая к ней с выражением суровой решимости на лице.

- Желаешь узнать, где границы моего терпения? Ждешь, когда я достаточно разозлюсь и наконец воспользуюсь преимуществами покупателя? А потом, Джулия, ты будешь голосить, что у тебя не было выбора!

Она почувствовала головокружение от волны жестоких эмоций, нахлынувших на нее, но все же нашла в себе достаточно сил, чтобы гордо поднять голову и посмотреть в глаза Стиву, где встретила только холодную ярость, сильную, неистовую, грозящую взорваться бурей. Она никогда не видела его таким рассерженным. И она сама во всем виновата! Какой-то дьявол внутри нее заставлял ее снова и снова лезть в душу Стива, задевая его как можно больнее. Разве можно удивляться тому, что он наконец не выдержал?

- Нет, не нужно, - хрипло признала Джулия свое поражение и почувствовала облегчение, заметив, что Стив успокоился.

- Тогда, дорогая, научись различать границы, которые нельзя переходить. У тебя достаточно свободы. Но если ты продолжишь нарываться на неприятности, готовься к последствиям. - С этими словами он повернулся, быстро провел рукой по голове, приглаживая волосы, и подошел к рабочему столу. - Это для тебя. Стив, подняв со стола какую-то папку, протянул ее Джулии.

Она превозмогла себя и хладнокровно приняла бумаги из его рук. Внутри лежало несколько кредитных карточек, и Джулия сразу узнала на них броские названия самых дорогих и фешенебельных магазинов. Изумленная, она посмотрела на Стива в ожидании объяснений.

- Тебе понадобятся новые вещи к свадьбе. Купи себе что-нибудь, миролюбиво предложил он. И переключил свое внимание на деловые бумаги, в беспорядке разбросанные по столу. По его мнению, вопрос был исчерпан.

Ну нет, она не будет содержанкой! В неистовстве Джулия швырнула папку на кресло.

- Я не нуждаюсь в подачках, Стив. Я зарабатываю достаточно, чтобы хорошо одеваться, - резко бросила она.

Стив медленно покачал головой.

- Я вижу, ты решила ни в чем мне не уступать. Ты оспариваешь любые мои действия. Но сейчас я настаиваю. Мне наплевать на твои деньги и возможности. Дорогая, жизненный опыт подсказывает мне, что в гардеробе каждой женщины найдется место для новой одежды.

Это была битва двух сильных характеров, и Джулия почувствовала, что вот-вот Стив возьмет верх. Как же она не любила проигрывать!

- Похоже, эти покупки много для тебя значат. Почему бы тебе не пройтись по магазинам вместе со мной? - попыталась съязвить она и тут же осеклась. Какой детский, бестолковый выпад! Джулия покраснела от смущения за вырвавшуюся глупость. Да Стив просто играет с ней, вынуждая ее совершать дурацкие поступки! Она совсем запуталась в сетях противоречивых эмоций.

Стив же, наоборот, был совершенно спокоен. Он снова протянул ей папку и произнес тоном, не допускающим возражений:

- Поверь мне, дорогая, я бы с удовольствием сопровождал тебя, если бы не дела. Компания твоего отца все еще слишком нуждается в умелом управлении. Но я с удовольствием посмотрю твои приобретения.

Еще один хорошо рассчитанный удар! Да ведь пока она терзалась своими эгоистичными мыслями и сомнениями, пока она плакала, жалея себя, все эти два дня Стив работал, как ломовая лошадь. Здравый смысл подсказывал ей, что хотя бы из благодарности за спасение семейного бизнеса не стоит устраивать истерики и демонстративно отказываться от денег. Они, конечно, еще поговорят об этом. Времени у них будет достаточно.

Немного успокоившись, Джулия подумала, что если даже она и возьмет кредитные карточки, это вовсе не будет означать, что она подчинилась Стиву. И уж точно она не собирается тратить его деньги, покупая себе наряды!

- Слушаюсь и повинуюсь, мой господин! Вместо того чтобы разозлиться, Стив улыбнулся. Веселые искорки снова замелькали в его голубых глазах.

- Ну ты меньше всего похожа на послушную рабыню. И, черт возьми, такой ты мне нравишься больше всего. Когда я думаю об этом, мне кажется, что нет на свете девушки прекрасней тебя. Каждая встреча с тобой превращается в удивительное приключение.

Джулия вздрогнула и изумленно уставилась на Стива.

- Как?.. Что ты говоришь?

Он пристально смотрел на нее, пока она не застыла в смущении, подобном тому, какое охватывает ребенка, пойманного на чем-то предосудительном.

- А когда-то ты любила меня, - тихо заметил Стив.

Краска мгновенно исчезла с ее щек. Нет уж, с любовью все кончено.

- Это время давно прошло, - отрезала Джулия, направляясь к выходу. Теперь я тебя ненавижу.

Стив скрестил руки на груди.

- Истинно говорят, что от любви до ненависти один шаг. Трудно понять, когда одно переходит в другое. Но главное уже свершилось. Ведь ты никогда не забудешь меня, Джулия, как бы ты ни старалась. И я навсегда сохраню твой образ в памяти. Между нами всегда будет какая-то странная, нам обоим непонятная связь. Мы обречены на это.

Держась за дверную ручку и страстно желая наконец-то покинуть поле битвы, Джулия горячо возразила:

- Секс - не любовь. Ты хорошо вбил мне это в голову. Теперь я знаю разницу и никогда не приму подделку за нечто стоящее.

Если он и почувствовал угрызения совести, то не дал об этом знать. Ни один мускул не дрогнул на его красивом смуглом лице.

- Мне приятно слышать, что ты чему-то научилась за это время, - сухо ответил он и взглянул на часы. - Ты можешь пойти по магазинам прямо сейчас. И не воображай, что от меня так легко отделаться. В восемь часов вечера мы пообедаем вместе, и мне будет очень приятно видеть результаты твоих прогулок по магазинам. Договорились?

В эту секунду Джулия ясно поняла, что Стив может читать ее мысли. Насмешливая улыбка игравшая на его устах, только подтверждала ужасную догадку, но уже в следующее мгновение здравый рассудок подсказал ей, что Стив мог легко догадаться, о чем она думала, принимая кредитные карточки. Расстроенная, Джулия силилась улыбнуться в ответ.

- Я и не собиралась обманывать тебя, - сладко отозвалась она.

- Если бы... Ну что ж, счастливой охоты, - вкрадчиво произнес Стив на прощание, и Джулия, выходя, представила, что она - настоящая охотница, и за спиной у нее ружье. Она ни на секунду бы не задумалась, какого зверя ей следует пристрелить в первую очередь. Пожалуй, из ее драгоценного жениха вышло бы отличное чучело! Эта идея настолько развеселила ее, что она расхохоталась. И позже, когда, собрав свою сумочку, Джулия уже покидала офис, в ее глазах все еще плясали озорные смешинки. Даже секретарша не преминула заметить, что у мисс Монтанелли, вероятно, прекрасное настроение. В ответ Джулия улыбнулась.

- В жизни всегда найдутся маленькие радости, Руфь. Если вы уже просмотрели всю корреспонденцию, спросите мистера Уилсона, нуждается ли он в вашей помощи. Он будет работать в кабинете отца ближайшие несколько дней. - Она уже почти выпорхнула за дверь, но на секунду остановилась и добавила:

- Да, и если кто-нибудь захочет встретиться со мной, направьте его к мистеру Уилсону. До завтра.

Оказавшись наконец на улице, Джулия решила не брать свою машину из гаража, а воспользоваться такси. И уже через несколько минут она, уютно расположившись на заднем сиденье легкового автомобиля, рассматривала кредитные карточки из папки Стива. Первой ее мыслью было разорвать их, но трезвый расчет подкинул ей еще одну идею, и теперь Джулия с восторгом думала о предстоящих покупках. Она не собиралась ограничивать себя. Стив хочет, чтобы она потратила эти деньги, и она с удовольствием распорядится ими. Она и не подумает как-либо экономить, уменьшать свои аппетиты.

Как правило, Джулия очень осторожно выбирала себе новую одежду, постоянно заботясь о том, как бы не выбросить с трудом заработанное на ветер. Она считала, что глупо тратиться только потому, что в кошельке хрустят купюры большого достоинства. Вот почему она и теперь испытывала угрызения совести, когда уже после первого визита в модный магазин такси наполнилось коробками, хрустящими пакетами, прозрачными переливающимися упаковками с фирменными этикетками. И ей понадобилось усилие воли, чтобы убедить себя, что совершенно не нужно экономить деньги Стива. Он наконец должен понять, что впредь победы будут доставаться ему очень дорого, во всех смыслах.

И все-таки, когда Джулия вернулась домой и смогла воочию оценить результат своих усилий, она подумала, что немного переборщила. Покупки загромоздили всю квартиру, валялись по полу, занимали ее любимый диванчик. Восхищенная будущим великолепием своих нарядов, она, как маленькая девочка, бросилась открывать упаковки и примерять новинки, Джулия опомнилась только через час, осознав, что еле-еле успевает привести себя в порядок до прихода Стива. Тут же, вдохновленная покупками, ринулась в ванную, намереваясь вымыть волосы. Чуть позже, когда она уже укладывала волосы феном и вертелась перед зеркалом, стараясь выглядеть как можно более изысканной и элегантной, в Дверь позвонили. Немножко раньше назначенного времени, с досадой подумала Джулия и направилась в прихожую, накинув на себя чудесное голубое пальто. Перед тем как открыть Стиву, она еще раз бросила взгляд в зеркало и с удовольствием подумала, что обнова ей удивительно идет.

Стив, как всегда неотразимый, в элегантном вечернем костюме, насмешливо разглядывал ее, не потрудившись даже поздороваться. Наконец он промолвил:

- Так ты уже совсем готова идти? Или у вас в доме отключили центральное отопление?

Джулия, стараясь успокоить свое бедное сердце, неистово забившееся при виде бывшего возлюбленного, покачала головой и посторонилась, жестами предлагая Стиву войти. Все сомнения и ненужные опасения разом отошли на задний план. Слишком поздно размышлять. Настало время действовать.

- Ни то ни другое. Это пальто я купила сегодня днем с помощью любезно предоставленных тобой кредитных карточек, - сообщила она, показывая гостю путь в гостиную.

Как она и ожидала, Стив был поражен. Он даже присвистнул от удивления, оглядывая небрежно раскиданные коробки, платья, накинутые на спинки стульев, шляпы, подвешенные к люстре и кучу прочих дорогих и модных вещиц, свободно разбросанных по комнате.

- Ты надеялась сорвать банк? Боюсь, что у тебя ничего не получилось.

- Наоборот. Просто я не думала ни о каких ограничениях. Я решила доставить себе несколько приятных минут. - Джулия демонстративно обвела глазами всю гостиную, подчеркивая великолепие царящего здесь беспорядка. - Все, что ты видишь, было куплено на твои деньги, - с достоинством заявила она, не замечая, что край синего пальто неудачно зацепился за стул, обнажая дорогое французское белье. К несчастью, Джулия не успела больше ничего надеть до прихода Стива.

Хищный блеск, внезапно появившийся в глубине его синих глаз, мгновенно смутил ее. Неужели она опять зашла слишком далеко? Со стыдом сознавая, что ее щеки заливаются румянцем, она, не отрывая глаз, смотрела, как Стив медленно, тяжело идет к ней через всю комнату, небрежно перешагивая цветастые коробки с тряпьем. Джулию охватил неописуемый страх.

Стив остановился и сурово смерил ее убийственным взглядом.

- Ты, конечно, расположила свои покупки так, чтобы я мог их хорошенько рассмотреть. Ты и сама надела все новое. Но тут я с тобой никак не могу согласиться. Сними-ка пальто. Дай мне разглядеть тебя хорошенько. Я не собираюсь приобретать кота в мешке.

Джулия опять поняла, что недооценила Стива. Ну почему же она не смогла предугадать все последствия? Но нет, нельзя так легко сдаваться. Гордо вскинув голову, Джулия надменно встретила взгляд ненавистного противника. В конец концов было бы гораздо хуже, если бы она стояла просто в купальнике. Не все еще потеряно. И какой черт ее дернул надеть самый сексуальный комплект белья из тех, что она купила сегодня?!

Стив бесстрастно оценивал каждую деталь ее туалета, и Джулия, не выдержав холодного любопытства, еще больше зарделась. Даже опустив глаза, она чувствовала, что Стив внимательно следит за ней. И снова знакомое ощущение пойманной в ловушку дикой лесной птицы захлестнуло ее, сковав все движения. Бежать было некуда.

- А теперь повернись, - резко скомандовал он, и Джулия, сгорая от стыда, невольно послушалась.

- Хорошо. Очень хорошо. Тебе не холодно? Как больно! Словно ей дали увесистую оплеуху!

- Нет, - хрипло ответила Джулия. Стив кивнул.

- Отлично. Мне вовсе не хотелось бы видеть тебя простуженной. Ведь сейчас тебе придется снять оставшееся, - насмешливо сообщил он.

- Ты... Ты серьезно? - Джулия, не в силах поверить услышанному, с мольбой смотрела на Стива, надеясь прочитать в его глазах хоть каплю сострадания.

Он гадко улыбнулся, сразу напомнив ей змею, нависающую над жертвой.

- Ты же серьезно объявила мне, что все, что находится в комнате, куплено на мои деньги. Покупки были выставлены на обозрение!

Джулия отчаянно старалась улыбнуться.

- Но я просто пошутила, - запинаясь, пробормотала она.

- Да? - Стив саркастически хмыкнул. - Что-то я не заметил, чтобы ты смеялась. Да и мне было невесело! Ты ведь хотела задеть меня? Просто я оказался чуть поумней, да? Ну что ж, теперь моя очередь острить. Кончай с этим побыстрее. Я заказал столик к половине девятого и не хочу опаздывать.

Джулия быстро заморгала, на глаза навернулись слезы. Она опять унижена! Ей нестерпимо захотелось найти темный уголок, скрытый от безжалостных глаз Стива, и вволю наплакаться. Джулия оглянулась в надежде найти лазейку. На пути в спальню стоял, ухмыляясь, ее будущий муж. И он остановит ее - самодовольный нахал пожелает получить удовольствие сполна. Единственное, что оставалось, подчиниться злой воле. Подавив подступающие к горлу рыдания, она потянула за молнию, и застежка медленно заскользила вниз, но, не пройдя и половины, остановилась. В этот момент отчаяние охватило Джулию с новой силой, и, не выдержав тяжелого напряженного ожидания, царящего в комнате, она тяжело опустилась на пол и горько заплакала, обхватив лицо руками.

Она услышала над собой прерывистое дыхание Стива, почувствовала, как он торопливо застегивает молнию, укрывает ее, дрожащую от нервного озноба, теплым пальто.

- Маленькая глупая девчонка, пора тебе наконец понять, что играть со мной опасно! Иди, оденься. Можешь не беспокоиться об ужине; я потерял аппетит. Все эти тряпки - твои, распоряжайся ими по своему усмотрению.

Прикусив губу, Джулия наблюдала, как Стив, не оглядываясь, выходил из комнаты. Секундой позже послышался щелчок дверного замка, и она осталась наедине со своей болью. Джулия привстала, оглядывая поле битвы, не в силах справиться с острым ощущением позора. Стив прав, пытаясь унизить его, она показала себя всего лишь дешевой дурой. Если бы было возможно вернуться назад! Ведь эти пестрые дорогие тряпки ей совершенно не нужны. Нет, никогда она не оденет больше этот элегантный красно-белый комплект, как бы хорошо он на ней ни сидел.

Презирая себя, Джулия поплелась в ванную комнату, собираясь принять душ. Но даже теплые струи воды, ласкавшие ее тело, не могли смыть горькие впечатления вечера. Тут она почувствовала, что безмерно устала от тяжелого дня, еле-еле добралась до кровати и сразу же заснула.

Всю ночь она ворочалась с боку на бок, ее преследовали кошмарные видения, и только под утро Джулия забылась тяжелым сном.

На следующий день она, конечно, не смогла встать вовремя и, убедившись, что проспала, решила никуда не торопиться. Теперь она не слишком загружена работой, разница в пять-десять минут ничего не решит. Воспоминания о вчерашнем разговоре со Стивом все еще не давали ей успокоиться. Одеваясь, Джулия решила извиниться перед ним, чего бы это ей ни стоило. Поэтому она и не спешила в офис: предстоящая встреча со Стивом ее просто пугала.

После небольшого завтрака, состоявшего из бутербродов с сыром, поджаренных в микроволновой печи, Джулия занялась своим внешним видом. Обычно по утрам она недолго вертелась перед зеркалом, ее природная красота не требовала особых исправлений, но неспокойная ночь оставила следы на лице - она осунулась, побледнела, глаза покраснели и опухли. Но никто не должен узнать, как она страдает! Джулия использовала все средства косметики для того, чтобы уничтожить изъяны, и уже скоро умело наложенный макияж прекрасно скрывал тревогу и боль души. Еще раз оглядев себя, она облегченно вздохнула. Она опять была обворожительна, и светло-серый костюм в сочетании с красной блузкой только подчеркивал ее удивительную красоту. И тогда, чувствуя себя узницей, приговоренной к тяжелому наказанию, Джулия направилась на работу.

Уже выходя из гаража, где была поставлена машина, она обнаружила, что несмотря на все усилия, привлекает внимание доброй половины встречных. Недоумевая, Джулия почти бежала по коридору, надеясь поскорее избавиться от любопытных взглядов, и успокоилась только в лифте, забившись в угол, словно испуганный рак-отшельник. С какой стати всех вдруг заинтересовала ее персона? Даже Руфь при виде Джулии вскочила с кресла. Радостно улыбнувшись, она протянула ей пачку свежих газет и несколько конвертов.

- О, мисс Монтанелли, вы умеете хранить секреты! Никто из нас и не догадывался. Я поздравляю вас и надеюсь, вы оба будете счастливы.

Джулия взяла бумаги и нахмурилась:

- О чем вы говорите, Руфь?

- Скоро будет ваша свадьба, не так ли? Об этом сегодня, пишут все газеты, - объяснила Руфь. - Разве вы не знали? Наверное, мистер Уилсон хотел сделать вам сюрприз?

Ах, вот оно что! Мистер Уилсон продолжает делать ей сюрпризы. Джулия невесело усмехнулась и положила газеты на стол.

- Наверное, - сухо ответила она. - У него это хорошо получилось.

В кабинете она просмотрела корреспонденцию и снова расстроилась. Ей писали, ее поздравляли, ею восхищались те самые люди, которые еще несколько дней назад отказывались даже встретиться с ней. А ведь тогда ей так нужна была помощь... Теперь другое дело. Она уже не просто Джулия Монтанелли, дочь владельца разорившейся компании, она - невеста мультимиллионера Стива Уилсона. Поддерживать дружбу с нею престижно и выгодно. Джулия поджала губы. Да, все изменилось. Но она чувствовала себя бесконечно усталой и подавленной. Обстоятельства полностью изменили ее жизнь, обстоятельства вынуждают ее встать и зайти в кабинет, где работает Стив. Чертовы обстоятельства!

Джулия постучала в дверь и осторожно открыла ее. Он внимательно читал какой-то документ, делая пометки карандашом. Увидев гостью, переминающуюся на пороге, Стив отложил бумаги и настороженно, без тени усмешки, посмотрел на нее.

- Что тебе нужно, Джулия?

Как странно он сегодня выглядит! Внимательные, встревоженные глаза и подчеркнуто безразличная интонация. И никакой иронии. Никакой насмешки.

- Почему ты не сообщил мне об этом? - спросила она, протягивая одну из свежих газет.

- Объявление? Я боялся, что тебе не понравится эта идея. Кажется, я не ошибался.

Джулия постаралась сохранить спокойствие. Нельзя поддаваться на провокации. Она пришла не за этим.

- Я здесь не для тою, чтобы выяснять отношения. Я хочу попросить прощения. Как трудно давались ей эти слова!

- Что-то новенькое, - усмехнулся Стив. Он опять испытывает ее терпение!

- Так ты не хочешь меня выслушать? - раздраженно спросила Джулия.

Палец, приложенный в задумчивости к губам. Спокойные, ровные движения. Чуть насмешливый взгляд - в этом был весь Стив. Уравновешенность всегда была его козырем.

- Это звучит скорее как объявление войны. Любопытно.

Всплеснув руками, она воскликнула:

- Ты всегда стараешься разозлить меня! Помолчи минуту-другую, я скажу все, что хотела, и уйду.

К ее удивлению, он весело рассмеялся.

- Посмотрим, как это у тебя получится. Ну что ж, говорите, мисс Монтанелли!

Черт возьми! Слова Стива всегда приводили ее в ярость. Она вздернула подбородок, встав как бы в защитную позу.

- Мое вчерашнее поведение было в плохом вкусе. Извини меня.

Прошло несколько секунд, прежде чем Стив ответил:

- Ты так думаешь? Хорошо, я тебя прощаю, - сказал он и снова потянулся за документами.

Джулия тихо вздохнула.

- И это все, что ты собираешься мне сообщить?

Стив удивленно взглянул на нее.

- Ты ожидала чего-то большего? Она стиснула губы. Похоже, придется привыкать к его невниманию.

- Я думала, ты тоже извинишься передо мной, - процедила она.

- За что? За то, что нарушил правила твоей игры? Я не считаю себя виноватым, - возразил он. Помолчав немного, Стив продолжал:

- Раз уж ты здесь, присаживайся. Мне нужно с тобой поговорить.

Это восхитительно! Стив полагает, что ее можно запросто оскорбить, а потом вежливо предложить поболтать с ним!

- Спасибо, я лучше постою. Он даже не повысил голоса:

- Мне усадить тебя?

Джулия нехотя послушалась, решив наконец проявить благоразумие и рассудительность.

- Удобно устроилась? Я не задержу тебя надолго. Уверен, тебе будет приятно узнать, что после венчания мы отправимся в маленькое путешествие. Приготовься к этому. И, кстати, пора дать объявление о найме нового управляющего. Ведь твое место освободится. Я сам побеседую с кандидатами.

Эти спокойные, негромкие слова оглушили Джулию. Что он хочет этим сказать? Стив прочит ей будущее домохозяйки?

- Это моя работа, Стив. Я не хочу ее бросать!

- Тем не менее я настаиваю, - холодно возразил он. - Ты будешь моей женой, Джулия. Неужели ты серьезно полагаешь, что сможешь остаться здесь, когда я поеду домой? У меня, конечно, и в Англии есть недвижимость, но моя родина Штаты. Ты будешь жить со мной.

Джулия покачала головой. Этого можно было ожидать. А она, дурочка, и не подумала о таком повороте.

- А моя карьера?

- Отойдет на второй план. Разве это так важно? Я припоминаю, как ты говорила, что не собираешься работать после того, как выйдешь замуж.

Как он жесток! Стив отбирает у нее последнее оставшееся дело жизни.

- Это было давно. С тех пор все изменилось. - Серые глаза Джулии сверкнули ненавистью, что, впрочем, нисколько не смутило Стива.

- Тут не о чем спорить. Мы будем жить вместе. Судьбы не избежать.

Джулия была взбешена.

- Значит, моя судьба - сидеть в четырех стенах и терпеть твое присутствие всю жизнь? Высокое предначертание! - Она почти кричала.

Стив нахмурился.

- У меня нет времени на бесплодные дискуссии. Завтра приедут мои помощники, нам предстоит чертовски много сделать до свадьбы. И тебе стоит приготовиться к отчету и передаче дел.

Сказать больше было нечего. Джулия еле удерживалась от слез. Чувствуя себя несчастной и измученной, она встала и направилась к двери, ощущая на себе спокойный, изучающий взгляд жениха.

В своем кабинете она бессильно опустилась в кресло. Отныне она просто вещь, которую купили по дорогой цене. Стив еще раз напомнил ей об этом. Но борьба не кончилась. Она отомстит. За деда, за себя. Обязательно отомстит.

Глава 7

Они поженились двумя днями позже. Тихо, без лишнего шума, что вполне устроило Джулию. С ее точки зрения, любые торжества были бы жестоким глумлением над институтом брака. Воспитанная в старых традициях, она свято относилась к замужеству. Тем тяжелее было ей сейчас. Единственное, что радовало ее, - Карло Монтанелли быстро поправлялся и, хотя не мог присутствовать на церемонии, уже оставил больничную палату.

Все же она постаралась в день своей свадьбы не ударить лицом в грязь. Джулия выбрала шелковое платье цвета слоновой кости, элегантную шляпку с вуалью, украшенную жемчужными бусинками, даже приколола себе на грудь небольшой букетик. Цветы подарила ей мать, одна из немногих свидетельниц печального ритуала.

Вся процедура прошла на удивление быстро. В памяти осталась только одна волнующая сцена: Стив, одетый в черное, дает клятвы верности и любви. Какая насмешка! Как будто эти слова что-нибудь значат для него! По спине Джулии пробежал холодок. Он казался таким серьезным, искренним, что на один момент ей показалось... Нет, это не могло быть правдой, он не любит ее, он опять лжет.

Подавив досаду, Джулия улыбалась, как счастливая невеста, стараясь не огорчать маму. Потом откуда-то появился фотограф, пришлось позировать. Стиву, конечно, совершенно необходимо увековечить это событие, злорадно подумала она. Безусловно, он нанял этого человека. К счастью, свадебного пира не предвиделось. Она была бы не в силах изображать веселье весь вечер.

- Пусть жених поцелует невесту! Хороший получится кадр! Джулии пришлось, скрепя сердце, подчиниться. Не хватало еще публичного скандала. Да к тому же церемония привлекла несколько зевак, жаждущих увидеть что-нибудь интересное. Нет, решила она, сейчас не время нарушать приличия, и повернулась к Стиву.

- Я чувствую себя, как тюлень на представлении в цирке, - тихо сказала Джулия.

- О, из тебя вышел бы очень симпатичный тюлень! - шепнул он в ответ.

Какая-то загадка промелькнула в его синих глазах, и Джулия, уловив что-то, пристально посмотрела на Стива, но, видно, ей почудилось - она не нашла в его взгляде ничего, кроме насмешки. Он поцеловал ее, и она растерялась. Странное прикосновение! В нем не было ни страсти, ни влечения. Но столько нежности, столько мягкого утешения, столько радости! Джулия застыла, в изумлении уставившись на мужа. Стив же просто счастливо засмеялся и опустил руки, ослабив объятия.

- Этого достаточно, - сказал он. Фотограф немедленно прекратил возиться с камерой и растворился в толпе. Стив нашел Марию Монтанелли и вежливо обратился к новоявленной теще:

- Если мы не уедем сейчас, мы опоздаем на самолет. Будьте здоровы и передайте Карло пожелания полнейшего выздоровления. Компанией сейчас управляют мои коллеги, умные парни, знающие свое дело, так что ему не о чем беспокоиться.

Мария Монтанелли, смахнув слезу, благодарно поцеловала его и повернулась к Джулии.

- Ты прекрасна. Будь счастлива, дорогая. Стив - очень хороший человек. Он позаботится о тебе, - радовалась она, обнимая любимую дочь.

Джулия почувствовала, что ком, подступивший к горлу, мешает ей говорить. Ни в коем случае нельзя огорчать маму. Ведь принесенная жертва - это пожизненное наказание - лишь для родителей, для их спокойствия.

- Я знаю. Все будет хорошо. Новобрачным осталось только забраться в машину, уже давно поджидавшую их, и помахать рукой на прощание немногочисленным родственникам и друзьям. Закусив губу, едва не плача, Джулия еще долго смотрела в заднее стекло, провожая взглядом удалявшуюся маму. В эти секунды она остро ощутила, что надежда на счастье, на радостную, веселую жизнь покидает ее. Все утро она притворялась, изображая радость. Она лгала своим близким. Это ненормально, так не должно быть. Джулия сжала свадебный букетик фиалок и, будто бы желая наказать за что-то нежные цветы, с силой бросила его на сиденье.

- Ну, они-то ни в чем не виноваты, милая, - мягко укорил он, смахивая на пол облетевшие помятые лепестки. - Наверное, тебе бы очень хотелось так же раздавить меня.

Стив упивается своею победой! Ведь Джулия Монтанелли повержена, разбита в пух и прах. У нее даже отняли надежду на реванш.

- Ты непобедим. Твоя душа выточена из камня, - бросила она в ответ.

Стив усмехнулся и наклонился, чтобы положить букет на переднее сиденье. Немного погодя, бросив взгляд на Стива, она с изумлением обнаружила, что он нюхает искалеченные фиалки. Потом он, улыбаясь, дал какие-то указания шоферу, но Джулия ничего не поняла из их беседы. Они, будто не замечая ее присутствия, говорили по-итальянски.

Наконец Стив обернулся.

- Даже камень можно разрушить, если постараешься.

- Ты хочешь сказать, что и у тебя есть уязвимые места? - отозвалась Джулия.

Насмешка снова заиграла на его губах.

- Имеющий глаз да увидит, - высокомерно произнес Стив. - Кто знает? Если ты обнаружишь их, может быть, желание отомстить тебя покинет?

Джулия поежилась от неприятного впечатления, что бессильна понять Стива. Он словно говорил с ней на ином, диковинном языке.

Погруженная в раздумья, она и не заметила, как свадебная машина покинула Лондон. Наконец она встрепенулась и небрежно бросила:

- Думаю, так не случится. - Она перевела взгляд на шофера. - Кстати, о чем ты говорил с ним? Почему ты отдал ему цветы?

- Я попросил его сохранить букет. Когда-нибудь ты посмотришь на сухие лепестки и вспомнишь этот день.

Джулия опустила глаза, и обручальное кольцо блеснуло на ее руке очередным напоминанием о бесплодной борьбе. Она просила Стива купить ей что-нибудь простенькое, недорогое, но и в этом вопросе последнее слово оказалось за ним, и то, что он преподнес, оказалось скорее произведением ювелирного искусства, чем просто обязательной принадлежностью обычного ритуала.

- Ты, может быть, и будешь вспоминать об этом дне. Я, по крайней мере, не собираюсь, - сухо сказала она.

- Тем не менее фиалки я сохраню. Кто знает? Может быть, потом ты изменишь свое мнение, - рассудительно ответил он и осторожно приподнял ее руку, рассматривая свой подарок. - Кольцо тебе идет? Нравится? А остальные?

Тепло чужой руки разливалось по ее телу жгучим огнем, сжигающим душу. На нее все еще действуют его хитрые уловки! Джулия рассердилась не на шутку и попыталась убрать руку.

- Мои прикосновения настолько отвратительны? - почти прошептал Стив, лукаво улыбаясь.

- Да, как и все, что связано с тобой! - отчаянно солгала она. - Что касается твоих подарков, мне они нисколько не нравятся. Я было хотела выкинуть их в реку, но раздумала. Я не привыкла выбрасывать деньги на ветер. Поэтому передала их одной благотворительной организации.

- Я доволен. Кому-нибудь они принесут пользу, - саркастически усмехнулся он.

Джулия чуть было не задохнулась от гнева.

- Ты умеешь делать только деньги. Он захохотал.

- Правда? Я напомню тебе эти слова сегодня ночью, когда ты будешь умирать от страсти в моих объятиях.

Краска стыда окрасила ее щеки. Опять она нарвалась на пошлость. Джулия до сих пор старательно избегала этой темы, боясь даже в мыслях касаться предстоящей ночи. Что бы она ни думала о Стиве, влечение, управляющее ее душой, победит разум, как только муж захочет этого. Стоит ему только бросить на нее свой лукавый притягательный взгляд, и в один миг битва будет ею проиграна... Но не стоит сдаваться раньше времени. Сейчас Стив сам дал ей оружие в руки.

- Самодовольный нахал! Пожалуйста, отпусти!

Он загадочно улыбался.

- Что же плохого в том, что муж хочет подержать руку жены? К тому же, если свадьба была только что.

Глубоко вздохнув, Джулия ответила холодным, язвительным тоном:

- Не лицемерь. К чему игра? За нами никто не наблюдает.

Стив покачал головой.

- Я давно уже не играю, Джулия. Бесстыдная ложь! Слава Богу, она уже привыкла к его манере общаться и не клюнет на такую приманку!

- Я не верю тебе.

Стив тоскливо взглянул на нее.

- Надеюсь, наш брак будет счастливым. По крайней мере я все сделаю для этого. Помоги мне, Джулия, - мягко предложил он, и ей снова пришлось успокаивать свое глупое сердце.

Господи, это звучит так правдоподобно, так хочется в это верить! Но Стив слишком хороший актер, с досадой подумала Джулия.

- Занимайся своими грязными делишками и не лезь ко мне, - почти закричала она и в тот же момент почувствовала, что ее рука наконец свободна.

- Не волнуйся, дорогая. Все будет в порядке. Успокаивающий тон этой фразы несказанно удивил ее.

- Похоже, ты очень хотел жениться на мне, - задумчиво протянула Джулия и получила в ответ только насмешливо поднятые брови. Что, впрочем, усилило ее недоумение.

Не выдержав пристального взгляда, она повернулась к окну. Зачем нужна ему эта свадьба? Какая-то бессмыслица. Она - нежеланная бывшая жена, брошенная им пять лет назад. Даже если Стив захотел ее... Нет, из-за этого не женятся. Он легко мог вынудить ее переспать с ним. Нет, ему нужна была не любовница. Что тогда все это значит?

Вероятно, это знает только он сам. Странно, почему она не спросила его об этом раньше?

- И какого черта тебе это понадобилось? Ты мог помочь моего отцу и без этого. Если бы ты пожелал заполучить компанию Монтанелли, ты бы легко купил ее. Зачем, Стив? - Джулия пыталась связать воедино и логически объяснить происходящее, но из этого мало что получалось. Она запутывалась все больше и больше.

Стив быстро взглянул на нее, потом снова уставился на пробегающие мимо фермы.

- У меня были свои основания. Но, боюсь, сейчас ты ничего не поймешь, ответил он.

- Сейчас рано? Ах да, ты любишь открывать свои маленькие тайны по утрам. Мне приготовиться к твоим откровениям? - Ее голос дрожал.

Стив обернулся.

- Расслабься, Джулия, в этот раз я не приготовил никаких особых сюрпризов. Когда-нибудь ты сама поймешь, что пришло время узнать правду, - ласково возразил он.

Ее сердце бешено заколотилось. Он умело запутывает ее, и ей все труднее сохранять здравый рассудок.

- Я не доверяю тебе. Стив устало улыбнулся.

- И я ничего не могу с этим поделать. Остается только ждать.

Джулия закусила губу, чувствуя, что сгорает от любопытства.

- И не понимаю.

Последнее замечание очень развеселило Стива.

- Ну, не впервой, - хитро согласился он, и Джулия поняла, что настала пора для защиты.

- Может быть, когда-то это и было нужно. Сейчас же мне наплевать.

Слишком много шрамов оставило то время, слишком много боли. Уязвленная очередной насмешкой, она перевела взгляд на пейзажи, проплывающие мимо. Загрустив, Джулия подумала, что не скоро возвратится в Англию. Этот посторонний человек, сидящий подле нее в машине, ворвался в ее жизнь, лишил всего дорогого, и вот теперь ей приходится прощаться даже с родиной.

Ей вдруг показалось, что секрет, так бережно утаиваемый Стивом, необыкновенно важен и для нее. Может быть, найдется выход из тупика? В который раз Джулия твердила себе, что еще рано сдаваться. Стив старается запутать ее, играет с ней по каким-то сложным правилам. Она начала замечать странности несколькими днями раньше: правда, тогда не сконцентрировала на этом внимания. Но сейчас, в машине, вспомнив снова встречу с группой бизнесменов, она поняла, что едва не упустила важное.

Это были люди, которых Джулия хорошо знала. Ведь она обращалась именно к ним за помощью. И вот за день до свадьбы они пришли в офис к Стиву, чтобы поздравить его с очередным коммерческим успехом. Было заметно, что ее присутствие мешает им. Джулия полагала, что и Стиву покажется, что она сует нос не в свое дело, но уже в первые минуты поняла, что ошибалась. Он изо всех сил старался избавиться от назойливых посетителей и, выпроваживая их, не раз оборачивался к ней, широко улыбаясь, заговорщически подмигивая, всем своим видом давая понять, что она, Джулия Монтанелли, хозяйка здесь, его тайная союзница.

Зачем ему это нужно? Конечно, даже самые злые враги могут уважать друг друга. Но женский инстинкт подсказывал ей, что разгадка кроется не в этом. Но почему она так уверена? Единственное, что она знает наверняка, - нужно всегда быть настороже, потому что... Потому что она явно чувствовала опасность. От этого острого ощущения она просыпалась посредине ночи, не в силах успокоить свое бешеное сердце. Надвигающаяся угроза висела в воздухе, не давая ей расслабиться, держа в постоянном напряжении...

Маленький островок блестел далеко внизу, удобно устроившись на водах голубого бесконечного моря. Джулия заметила его еще давно, когда он был только точкой в безбрежной стихии, и вот теперь это маленькое пятнышко увеличивалось в размерах, становясь все таинственней и прекрасней.

По прибытии в Рим Стив упомянул, что они направляются на небольшой итальянский островок. Молодожены быстро пересели из самолета в вертолет, и скоро под ними растянулась синяя гладь Средиземного моря.

Какое странное место заточения! Джулия с любопытством разглядывала зеленый клочок земли, на котором ей предстояло жить ближайшее время. В другой ситуации она была бы восхищена возможностью отдохнуть на безлюдном острове. Но сейчас... Сейчас ей больше подошел бы номер в гостинице в центре огромного мегаполиса. Да, она не любит большие города, но там, может быть, ее не так тяготило бы одиночество. Нет, что угодно, только не этот затерянный рай. Перспектива оказаться здесь наедине со Стивом приводила ее в ужас.

Джулия почувствовала, что он смотрит на нее, и попыталась принять отсутствующий вид, как будто все, что происходит вокруг, ее не касается. Она почти умирала от накопившейся усталости, а Стив, казалось, только-только смог по-настоящему расслабиться. В вертолете он снял пиджак и галстук, расстегнул несколько пуговиц шелковой рубашки, под которой угадывалось преследовавшее и дразнившее ее в снах красивое тело. Ощущение его теплых рук, твердо державших ее, его до боли знакомый запах опрокинул реальность. Вихрь пронесся в голове Джулии. На одно короткое мгновение она перенеслась в прошлое, вновь став жаждущей любви девушкой, возбужденной близостью возлюбленного.

Она вздрогнула, испугавшись, что Стив вновь догадался о чувствах, обуревавших ею, и постаралась как можно быстрее привести в порядок свои растрепанные нервы. Поправив прическу, Джулия осторожно обернулась и с облегчением обнаружила, что он, не обращая на нее внимания, любуется лазурью, раскинувшейся внизу. На его губах блуждала счастливая улыбка. Немного поразмыслив, Джулия решила нарушить его умиротворенное спокойствие.

- Это единственный способ попасть на остров?

- Нет. Но самый удобный. Ты уже планируешь побег, дорогая? - насмешливо спросил Стив.

Удачные попытки раздразнить ее опять привели Джулию в бешенство. Она уже давно завидовала его комфорту. Было невыносимо жарко, но под теплым пиджаком у нее была только полупрозрачная кофточка. Будь она проклята, если даст Стиву еще один повод для издевки! Ей осталось только бессильно вглядываться в безбрежное море и представлять, как чудесно будет окунуться в его прохладные воды.

- Надо заранее подумать о спасении, - устало промолвила Джулия, все еще пытаясь сопротивляться.

Стив пожал плечами.

- Может быть. Кто тебя знает? Во всяком случае, тебе не придется изобретать что-нибудь необыкновенное. Жители острова живут рыбной ловлей, и любой из них доставит тебя на своей лодке на материк. Если ты попросишь. Это не тюрьма, Джулия, - быстро закончил он, и она снова почувствовала, что ее щеки залились румянцем.

Джулия мысленно отругала себя. Теперь для нее весь мир - тюрьма. Она сама сковала себя брачными обетами, и честь не позволит ей разорвать ненавистные узы. Стив прекрасно это понимает... Сделка уже завершена, деньги выплачены.

Ну почему же, почему так трудно смириться с этим! Ей уже почти что удалось успокоиться, но позже, в вертолете, когда зеленый островок замаячил на горизонте, Джулию снова охватила непреодолимая тоска по несбыточному счастью. Что было бы, если бы Стив не появился две недели назад и не пожелал вложить деньги в ее компанию? Что бы она тогда делала? А отец? Как трудно просто отмахнуться от этих вопросов, на которые невозможно найти ответов. Она чувствовала себя, как дикий зверь, загнанный и испуганный умелым и безжалостным охотником.

Ну, не будь капризной идиоткой, успокаивала себя Джулия. Думай о хорошем.

Вертолет уже шел на посадку. Несколько минут хорошо была видна гавань, суетящиеся вокруг суденышек рабочие, потом пилот повернул на юг, и уже скоро Джулия различала в окружении зелени маленький белый домик с крышей цвета терракоты, нежащийся в лучах полуденного солнца.

Внизу их уже поджидали двое пожилых людей. Они радостно встретили Джулию и Стива, и из их многоречивых приветствий она поняла, что те уже знают, что молодые только что поженились.

Пожилая дама и державший ее под руку господин шумно говорили со Стивом. Джулия снова почувствовала себя чужой и немного отошла в сторону. Дедушка Андриано Монтанелли порвал все связи с отчизной, даже папа не знал языка предков. Раньше Джулия считала, что итальянский язык ей не понадобится, но тут, на этой земле, она подумала, что легко изучит эту дивную речь. Ее раздумья вскоре прервали, и Джулия узнала, что новых знакомых зовут Винченцо и Клаудия. Тут же ей пожелали счастья, долгой жизни и пригласили в дом.

Стив взял ее под руку, и вчетвером они неспешно направились по тенистой аллее, ведущей к невысокому белому коттеджу.

- Ты хочешь сразу осмотреть комнаты или предпочтешь принять душ после дороги? - спросил Стив, как только они остались одни.

Больше всего Джулия желала освободиться от ненавистного шерстяного пиджака.

- Я хочу помыться и привести себя в порядок, - ответила она, криво улыбаясь, и заметила, что Стив внимательно рассматривает ее.

- По-моему, ты слишком тепло оделась, - наконец заметил он и показал:

- Главная спальня вон там.

В просторной комнате, украшенной бледными, пастельными изображениями персиковых деревьев, из широкого окна которой открывался прекрасный вид на море, она уставилась на большую двухспальную кровать. Ложе огромных размеров, занимавшее добрую половину помещения, сразу напомнило ей о предстоящей ночи.

На мгновение Джулии показалось, что она сейчас потеряет сознание, и, чувствуя, что вот-вот упадет, прислонилась к стене. Стив легко угадал ее мысли и усмехнулся.

- Ты заснула? Пожалуй, сегодня был трудный день. Прими душ. - С этими словами он приоткрыл одну из дверей. - Я воспользуюсь другой комнатой. Мы не будем мешать друг другу. И не спеши, обед будет подан не скоро!

Предстоящая трапеза нисколько не беспокоила Джулию. Ее волновало другое, и она, не шелохнувшись, смотрела, как Стив зашел в соседнее помещение и через несколько минут вышел оттуда, уже переодевшись. Ну что ж, он показал, что это их общая спальня, но в то же время быстро ушел, дав ей возможность побыть в одиночестве. Искусный маневр. Позже, конечно, Стив перейдет к более грубым методам, подумала Джулия.

Присев на кровать, она быстро скинула туфли, жаркий пиджак и поспешила в ванную, надеясь как можно быстрее под прохладными струями смыть усталость дня и приготовиться к новым испытаниям.

А ведь они не заставят себя ждать! Но Джулия, стоя под теплыми струями, закрыла глаза, пытаясь переключиться на что-нибудь приятное. Но тревожные мысли не давали ей расслабиться. Предстоящая ночь страшила ее. А ведь когда-то она так хотела очутиться в объятиях Стива! Теперь все по-другому. Он купил право спать с нею, наслаждаться ее телом.

Всю жизнь она будет оплачивать долг. От этого не убежать! От отчаяния сердце Джулии глухо застучало. Нужно успокоиться и разобраться в своих чувствах, твердила она себе. Чувствах? Она не испытывает к нему ничего, кроме ненависти - сильной, жгучей... Джулия застонала от душевной боли, терзавшей ее. Но это не так! Она любит его, все еще любит, несмотря ни на что! И после всего, что с ней произошло, она ждет, что как-нибудь прекрасным солнечным днем Стив скажет, что все прошедшее было ошибкой, что на самом деле он безумно любит ее...

Но ведь он использовал ее, не заботясь о ее чувствах. Как можно любить человека, который причинил тебе столько горя?!

Джулия окончательно запуталась. Что делать дальше? Рано или поздно Стив все узнает и получит новую, абсолютную власть над нею. Единственный способ не подчиниться злой воле - бороться. Она не даст покорить себя. Никогда не покажет слабости. Она будет его собственностью, будет спать с ним, но не откроет своего секрета. И унесет его с собой в могилу.

- Ну не засыпай, Джулия. У нас впереди еще замечательный вечер.

Она вздрогнула от неожиданности и открыла глаза. Стив, присев на корточки, внимательно рассматривал ее. Впав в оцепенение, Джулия и не заметила, как он вошел. Встревоженная, разозленная, она гордо выпрямилась, готовая встретить очередные удары судьбы, не сразу вспомнив, что обнажена. Она тут же поспешила скрыть свою наготу под водой. Стив, однако, успел заметить это неловкое движение и лениво усмехнулся:

- Ты так стеснительна, дорогая. В конце концов, я не могу увидеть ничего нового.

Ироничный комментарий задел Джулию. Она вспыхнула от негодования.

- Я не привыкла показывать стриптиз кому бы то ни было, - протараторила она, смущенная не только тем, что Стив застал ее обнаженной, но и тем, что еще минуту назад она мысленно признавалась в любви к нему. - Ты обещал не мешать мне, - напомнила она.

Одна бровь удивленно подскочила вверх.

- Да, час назад, - кивнул он. - Я подумал, что что-то случилось и решил заглянуть. Джулия была в ярости.

- Ну как, насмотрелся? А теперь я хочу побыть одна.

Голубые глаза причудливо сузились.

- Не приказывай. Я твой муж, а не слуга. Я имею право быть здесь.

Еще не поздно уладить ситуацию и разойтись с миром! Несколько спокойных слов, милая вымученная улыбка. Совсем легко. Но Джулия не смогла сдержаться.

- А, твои права! Теперь я понимаю. Время пожинать плоды, - не так ли? накинулась она на мужа, надменно вскинув голову. - Что ж, я не нарушу свои обещания. И где мне придется выполнять супружеские обязанности? Здесь? Будет очень забавно! Если ты не боишься намокнуть, конечно. Можно и на полу, хотя удобней в спальне, на кровати.

Джулия была настолько взбешена, что не заметила того момента, когда недобрый огонек заиграл в глубине его зрачков. Она поняла, что перегнула палку, только тогда, когда Стив рывком поднялся во весь рост.

- Достаточно! Перестань изображать из себя шлюху!

Джулия немного растерялась, но не отступила и продолжала напирать:

- Так зовут женщину, которая продается. Я была куплена, и сейчас я в твоем распоряжении, не так ли?

Она с опаской глядела на Стива. Как трудно выдержать его леденящий кровь взгляд! Когда же это кончится?

Вдруг Стив, разъяренный, шагнул в ванну и сильным рывком выдернул ее из воды. Она успела только вскрикнуть, когда он подхватил ее и вынес из ванной комнаты.

Джулия очутилась на кровати, беспомощная, бессильная, дрожащая.

- Ты зашла слишком далеко, - прогремел над ней голос Стива, - но если хочешь отдать долг, что ж, плати!

Она не успела сказать и слова, а Стив уже навалился на нее, жадно, свирепо впился в губы. Из глаз Джулии брызнули слезы. Не этого она хотела. Она пыталась как можно больнее задеть его и наконец добилась своего. Спящий тигр разбужен, и от него не защититься. Невозможно... Она отбивалась, задыхаясь, захлебываясь стонами. Стив, потеряв былое хладнокровие, с легкостью сокрушал любые попытки сопротивления. Джулия не могла освободиться. Ее грудь, ее соски, ее бедра чувствовали жадные прикосновения, и, распростертая на кровати, она ничего не могла поделать. Она почти впала в забытье.

Наверное, так чувствуют себя женщины, продаваемые за деньги, живущие ради чужого похотливого удовольствия, подумала Джулия. И в этот момент Стив внезапно оставил ее, резко поднялся на ноги и, бросив на нее взгляд, полный яростного огня, вышел из комнаты. Казалось, незримые демоны боролись в его душе.

Джулия зарылась головой в подушки, не в силах подавить рыдания. Как стыдно! Во всем виновата она сама. И еще счастливо отделалась. В своих умных рассуждениях она не учла одного - в присутствии Стива хладнокровие и рассудительность покидают ее.

Джулия неуверенно поднялась, осмотрела поле битвы и вздрогнула, полностью оценив все разрушения. Тонкие покрывала, шелковые покрывала - все было смято и свешивалось с брачного ложа влажными лохмотьями. Поморщившись, она собрала белье и отнесла его в ванную. Там все еще бурлила пузырями воздуха вода;

Джулия повернула кран, подождала, пока все стечет и только тогда ступила под душ, надеясь смыть безрассудство дня.

Возвратясь в спальню, завернутая в огромное махровое полотенце, Джулия с удивлением обнаружила, что в ее отсутствие здесь многое переменилось. На маленьком столике стоял поднос с чашечкой чая, чемоданы были аккуратно распакованы, постель застелена новой сменой белья. Можно подумать, что они со Стивом занимались любовью, сгорая от страсти, а после добрый человек позаботился о ней, предвосхищая все возможные желания. Джулия покраснела от острого ощущения бессовестной лжи и автоматически отхлебнула глоток ароматного напитка.

Теперь можно все хорошо обдумать. Идиотка! Что она ни делала до сих пор, все было до безобразия глупым. Нужно сообразить, как исправить ситуацию. Иначе это сожительство станет и вправду невыносимым. Во-первых, она обязательно попросит прощения...

Быстро темнело. Джулия уже устала беспомощно поглядывать на часы: минута убегала за минутой, а Стива все не было.

Она сидела на уютной террасе, где Клаудия, жена Винченцо, накрыла на стол. Слава Богу, пожилая дама не поинтересовалась, куда же исчез счастливый муж и почему молодая жена вынуждена коротать время в одиночестве. Джулия без аппетита попробовала одно из поданных блюд и оставила тарелку. Какая выразительная тишина! А ведь она так долго подбирала одежду к этому вечеру, так много сделала для того, чтобы и следов рыдания не осталось на лице! И все это ради человека, который даже не пожелал показаться ей на глаза.

Джулия прикусила губу. Раздражение давно уже уступило место полной растерянности. Куда он запропастился? Что делает сейчас? Может быть, с ним что-то случилось и он на другом конце острова, ждет помощи? Глупо так думать, но сгущающиеся сумерки усиливали тревогу.

Она все время порывалась вскочить и бежать на поиски... Вдруг что-то заставило ее обернуться. За своей спиной она увидела Стива, скрестившего руки, полуприщуренными глазами наблюдавшего за ней. Как и раньше, он появился совершенно бесшумно. Только на этот раз его появление принесло ей облегчение. Случись что с ним, она до конца жизни не простила бы этого себе. Он между тем подходил все ближе, и Джулия, затаив дыхание, всматривалась в его мрачное лицо, не предвещавшее ничего хорошего. Она поняла, что необходимо убить зловещую тишину, и несмело, теряя мужество, проговорила:

- Стив, я...

- Нет! - Он резко прервал ее. - Нет, моя дорогая женушка, ты уже наговорилась. Теперь моя очередь. И я не собираюсь извиняться. Если бы я все-таки довел дело до конца, тебя бы это вполне устроило. Ты бы получила еще один повод меня ненавидеть, не так ли? Но мне скучно играть в твои незамысловатые игры. Вот мои правила. Ты сама придешь ко мне. Я хочу тебя, но я терпелив. Буду ждать. И дождусь, потому что ты страстная, чувственная женщина. Но повторения сегодняшнему не будет! - Стив наклонился очень близко к Джулии, так что она ощущала его теплое дыхание на своем плече. - Я не дотронусь до тебя, пока ты сама не попросишь меня об этом!

Джулия облизала пересохшие губы. Наглец! Нет, она не будет извиняться. И не собирается его просить. У нее еще осталась гордость!

- О, ты будешь ждать очень долго. В ответ он беззвучно рассмеялся и кивнул:

- Но не так долго, как ты это себе представляешь. Ты переоцениваешь себя, милая! - уточнил он и, не добавив больше ни слова, пошел внутрь дома.

Джулия задыхалась от ярости. Как он посмел даже намекать ей на то, что она скоро так унизится! Нет уж, она сможет сопротивляться. В конце концов, она обходилась без него все эти годы, проживет и дальше. Битва продолжается, и перемирие наступит нескоро! Но может быть... Червь сомнения подтачивал ее браваду.

Глава 8

Джулия лежала, вслушиваясь в тишину, стараясь угадать, чем сейчас занимается Стив. Место рядом с ней на кровати было пусто, на подушке была заметна вмятина. Вчера вечером, когда она наконец решилась зайти в спальню, Стив был уже в постели. Это послужило поводом их семейной ссоры, и снова Джулия оказалась в проигрыше.

Он читал какую-то книжку при свете лампы, голый по пояс. Впрочем, было очевидно, что все остальное прикрывает только одеяло. Джулия, войдя, сразу остановилась, возмущенная этим зрелищем, и уже было открыла рот, чтобы выплеснуть свои эмоции, но Стив опередил ее.

- Тебе мешает свет? - холодно поинтересовался он, как будто бы они уже долгие годы делили ложе.

Джулия вспыхнула:

- Это не имеет значения. Я собираюсь спать в другом месте, - раздраженно бросила она. Черт возьми, он сделал это нарочно!

Она старательно отводила глаза от его привлекательного тела, от рельефных мышц его рук, от широких обнаженных плеч.

- Ну нет, дорогая, ты проведешь ночь здесь, и нигде больше, - мягко поправил ее Стив.

Джулия скрестила руки на груди и приняла воинственный вид. Никогда она не согласится на это!

- Я могу просто повернуться и выйти. Ты не помешаешь мне.

Он мрачно ухмыльнулся, обнажая свои безупречные зубы.

- Да, но я встану, разыщу тебя и перенесу обратно. Даже если мне придется проделать это несколько раз, этим все закончится. Не дури, Джулия. Ложись и спи.

Она уставилась на него в бессильной ярости, прекрасно сознавая, что Стив сдержит свое слово. Как бы она ни кричала и ни отбивалась.

Конечно, он не упустил возможности поиздеваться над ней:

- Что такое? Страшно спать рядом со мной? Боишься, что страсть не даст тебе спокойно заснуть?

Не проронив ни слова в ответ, Джулия схватила ночную рубашку и зашла в ванную.

Когда она снова открыла дверь в спальню, ее муж уже потушил свет и повернулся на бок, к ней спиной. Он был совершенно уверен в своем успехе.

Конечно, в эту ночь невозможно было заснуть. Она ворочалась с боку на бок, всем телом ощущая, что красивый, обаятельный мужчина лежит рядом. Через несколько минут его дыхание стало ровным и спокойным! Очевидно, у него не было никаких проблем с бессонницей. Только под утро, когда небо окрасилось лучами восходящего солнца, Джулия наконец забылась тревожным сном.

И поутру она ясно почувствовала, что какая-то неведомая сила в считанные дни свела на нет всю ее решимость, всю ненависть. Ее воля была сломлена ароматом мужского тела, этой вот вмятиной на подушке, звуками струящейся воды в ванной, где он принимал душ. Она негромко застонала. Долгие ночные часы были просто утонченной пыткой. Стоило только протянуть руку, пересечь невидимую линию, разделявшую их, и Стив в тот же миг проснулся бы, с лаской и нежностью принял бы ее капитуляцию.

Джулия присела, коря себя за слабый характер. Она уже почти сдалась! Но разве у нее нет гордости?

Вода, в ванной перестала литься, и Джулия напряглась в ожидании. Как они встретятся сегодня утром? Что она скажет Стиву? Сердце ее тревожно забилось. Стараясь успокоиться, она решила, что будет лучше, если он не застанет ее в кровати полураздетой: она потянулась за халатом, лежавшим на маленькой мягкой скамеечке у кровати, и замерла от неожиданности. На тонкой шелковой ткани она увидала прекрасную, еще не распустившуюся розу. Джулия поднесла цветок к губам и замечталась. Какой тонкий, опьяняющий аромат! Мрачные мысли, теснившиеся в ее Голове, разом исчезли. Но.., но почему? Кто преподнес этот подарок?

- Роза для розы.

Голос прозвучал так неожиданно, что она испуганно вскочила с кровати. Как искренне прозвучали эти слова! Джулия повернула голову и увидела Стива, с полотенцем на плечах, с зачесанными назад иссиня-черными волосами. Она задрожала, не в силах справиться с волнением, непроизвольно сжала цветок, нечаянно укололась шипом и вскрикнула от внезапной боли. Прежде чем она успела подумать, что ей сделать, Стив галантно приподнял ее руку и поцеловал, слизывая губами маленькое пятнышко крови.

- Я хотел порадовать тебя, вовсе не огорчить, - нежно сказал он.

Она вдруг ощутила болезненную жажду близости, желание, которое она давно привыкла списывать на свое неуемное воображение. Перед ней стоял не тот человек, которого она привыкла ненавидеть. Стив в эти драгоценные минуты напоминал ей нежного любовника, каким она увидела его пять лет назад... Но с тех пор она узнала, что он ничего не делает без цели! Эта простая мысль мгновенно образумила Джулию; от тумана иллюзорных ощущений в голове не осталось и следа.

Прикосновения мужа показались ей невыносимыми, и Джулия мгновенно отдернула руку.

- Розы? Стив? - усмехнулась она. - Какая честь! И чем же я это заслужила? - Она умудрилась вложить в свои слова здоровую долю сарказма, стараясь показать, что ее не так-то легко поймать на удочку.

Впрочем, он оставался спокойным.

- Ничем. Мое сердце лежит у твоих ног, ты легко можешь наступить и раздавить его.

От удивления Джулия раскрыла рот. Он что, хочет сказать, что любит ее? Она имеет власть над ним? Ну, нет, кто угодно, только не Стив. Он снова играет, ищет пути к ее сердцу, чтобы снова разбить его. Он нащупывает слабые места, Нахмурившись, Джулия направилась к мусорной корзине, чтобы выбросить розу. Не без сожаления, потому что цветок был воистину великолепен.

- У тебя нет сердца, - отрезала она, надменно поднимая голову. От ее внимания не ускользнуло, что Стив глубоко вздохнул и потерял напускную веселость, но она отнесла это на счет притворства. Впрочем, его чувства ее не должны волновать.

- Ты так думаешь? - спросил Стив и подошел к окну. Лучи утреннего солнца, лаская его, подчеркивали удивительную игру его мимики.

Это зрелище приковало внимание Джулии, как магнит, но почему-то вовсе не радовало ее.

- Я знаю. У меня хорошая память. - Перед глазами встали, как живые, картины из прошлого. - Когда-то, другим утром, ты поведал мне, что женился для того, чтобы получить какие-то корабли. Что тебе нужно на этот раз?

Стив как-то сразу напрягся и спустя несколько тяжелых секунд промолвил:

- Ничего подобного больше не произойдет.

- Конечно, я этого не допущу. Теперь я неуязвима для тебя, - почти закричала Джулия, и сама испугалась своих слов. Кто лучше ее самой знает, как она уязвима!

Стив задумчиво разглядывал ее.

- Мы поговорим о прошлом в другой раз. В ответ она покачала головой.

- Нам нечего сказать друг другу. Я там была. Я знаю все, что мне нужно знать. Он криво улыбнулся.

- А может быть, ты видела только то, что я хотел тебе показать. Тебе это никогда не приходило в голову? - поинтересовался он, приближаясь к ней, заставляя ее сердце учащенно биться.

- Ты совершил убийство. Если тебе вдруг понадобилось отпущение грехов, сходи к священнику! - Боль, вызванная воспоминаниями, застлала ей глаза, к горлу подкатил ком.

Бросив взгляд на Стива, она поняла, что на этот раз попала в цель. Его лицо посерело, исказилось мрачной гримасой.

- Отпущения грехов? Может быть, именно его я хотел бы получить, но не от тебя. Я обнаружил, что легче прощать других, чем самого себя.

Джулия рассмеялась, стараясь выглядеть беспечной.

- Что я слышу? Неужто Стив Уилсон раскаивается? Пытаешься убедить меня в том, что сожалеешь о содеянном?

У Стива заходили скулы.

- Это запрещено?

Ей показалось, что его глаза помутнели. По крайней мере, что-то появилось в них такое, чего она не могла понять. Может быть, печаль, подумала она, и ее сердце на минуту смягчилось, но тут же Джулия вспомнила, что Стив - прекрасный актер.

- В это невозможно поверить. Ты не изменился. Такой же жестокий, как и тогда. Меня не обманешь.

- Если так, отчего же ты провела ночь в моих объятиях?

Джулия почти задохнулась от негодования.

- Этого не было. Ты лжешь, - бессвязно затараторила она. - Я лежала на своем краю. Стив удивленно поднял брови.

- Только потому, что я оставил тебя под утро. Только потому, что ты наконец позволила мне заснуть. Ты долго не успокаивалась, мягкая, как котенок, и гибкая, как виноградная лоза.

Боже, как много правды в этой грубой, бессовестной лжи! Джулия почувствовала, что покрывается стыдливым румянцем.

- Нет!

- Да ну? Сегодня ночью ты мечтала об этом. Только твоя упрямая гордость помешала тебе. Как не хочется признавать его правоту!

- Торжествуешь?

Стив горько вздохнул, на лице его опять появилось необъяснимое страдание.

- Я уже говорил тебе, что на этот раз у нас все будет по-другому. Ты не доверяешь мне, дорогая.

- Я давно излечилась от наивности. С чего это вдруг ты стал таким любящим и заботливым? В этом мире разбивается вдребезги не только Шалтай-Болтай. Потерянного не воротишь. - Может быть, она все еще любит его, но поверить Стиву никогда не сможет.

Несколько секунд он молча всматривался в нее, потом протянул руку и нежно провел по щеке Джулии.

- Что посеешь, то и пожнешь, - почти прошептал Стив. - Одевайся. Я попросил приготовить яхту. После завтрака мы отправимся в плавание.

Жесткий тон приказа взорвал ее, и, недолго думая, Джулия выпалила:

- А если я не хочу кататься по морю? Уже в дверном проеме Стив повернулся к ней и улыбнулся.

- Когда-то ты говорила мне, что обожаешь плавать на яхте. Зачем же отказывать себе в удовольствии?

Действительно, что же делать на этом острове, если не купаться в лазурных водах Средиземного моря? Если не наслаждаться ярким солнцем?

- Ладно, - неохотно согласилась Джулия.

- Тогда надень что-нибудь от солнца. Я бы не хотел, чтобы ты получила солнечный удар в первый же день нашего медового месяца, - донеслось до нее уже из коридора.

Джулия снова осталась одна и задумалась: не оставляло ощущение, что ее снова перехитрили, и не один раз. Нужно быть постоянно начеку! Правда, после завтрака ей предстоит чудесная прогулка. На смену мрачным мыслям пришли вдохновенные прожекты будущего веселья. Стиву не испортить ей предстоящего удовольствия. С легким сердцем она понеслась в ванную, собираясь принять душ и приготовиться к завтраку.

Такие дни, как этот, навсегда остаются в памяти. Стив, одетый только в короткие хлопчатобумажные шорты, вывел красивую яхту в открытое море. Джулия, очарованная великолепием открывающегося перед ней пейзажа, с удовольствием выполняла обязанности палубного матроса. Собираясь на морскую прогулку, она выбрала для себя бермуды, легкую маечку-матросску и нашла этот ансамбль необыкновенно удачным и удобным. Как хорошо! Джулия улыбалась ярким лучам солнца, синим глубинам, удаляющемуся острову, нежному бризу, игравшему в ее волосах. Да и невозможно было грустить в такой день! Вглядываясь в морскую даль, она внезапно почувствовала, поймала всем сердцем теплое, необыкновенное, почти незнакомое ей ощущение счастья.

Присев у кормы, она любовалась прекрасной, мускулистой фигурой Стива. Полуголый, он гармонично сливался с окружающей средой, и Джулии подумалось, что так он выглядит гораздо лучше и естественнее, чем в дорогих деловых костюмах.

Она не могла оторвать взгляд от мужа, который теперь казался ей воплощением мужского совершенства. Восхищенная его безупречным сложением, Джулия затосковала, замечтала о несбыточном, но нежный ветерок вскоре снова развеселил ее. И когда Стив, улыбаясь, повернулся к ней, она не могла не ответить ему веселым смехом.

- Хочешь попробовать? - предложил он, указывая на штурвал, и Джулия не нашла в себе сил отказаться.

Какая благодать! Яхта была послушна каждому ее движению, каждой команде, малейшей прихоти! Да и Стив, стоящий за ней, мягко поправляющий все ее ошибки и неточности, совсем не раздражал новоиспеченного штурмана. Наоборот, его нежные прикосновения наполняли ее необыкновенной внутренней теплотой.

- Мне кажется, ты довольна поездкой, - улыбаясь, поинтересовался Стив.

Джулия наклонила голову, доверчиво опираясь на плечо мужа.

- Я не могла себе представить, что это будет так чудесно, - призналась она, радостно сверкая глазами. Как мало в ее прошлом было таких моментов!

Стив мягко поцеловал ее в губы.

- Я очень надеялся, что тебе это понравится; - согласился он. - Следи за курсом.

Джулия постаралась сконцентрировать внимание на штурвале. Это далось ей с большим трудом: быстрый поцелуй пронзил ее тело электрическим током. Неужели это не сон?

- Ты устроил эту прогулку ради меня? - спросила она.

- А ты можешь придумать лучшее объяснение?

Джулия заволновалась.

- Для своего удовольствия, - предположила она, не в силах снова занять активную оборонительную позицию. Слабый голос разума предостерегал ее не совершить опять ошибки.

- Все, что мне нужно, - это твоя улыбка, - смеясь, ответил Стив и указал куда-то вдаль. - Видишь вон тот остров? Мы направляемся туда. Поставим судно на якорь и перекусим. Можно и поплавать. Заманчиво?

Джулии показалось, что она сходит с ума от неожиданного счастья.

- Очень, - прошептала она и, немного помолчав, добавила:

- Стив, зачем тебе это? Почему ты так заботишься обо мне?

- И как ты думаешь, ты это заслужила? - поинтересовался он в ответ.

- Это непохоже на тебя. Я не знаю.., может быть, есть какой-то скрытый повод?

- Есть. Ты права.

Это признание мгновенно превратило ее сердце в кусочек льда. Так и должно быть. Все встало на свои места.

- А, кажется, я понимаю. Так легче затащить меня в постель, - грустно заявила Джулия.

- Зачем такие уловки? Я могу сделать это проще.

Трудно было спорить с этим. Стив обладал каким-то удивительным, волшебным обаянием, которому невозможно было сопротивляться. Джулия все же попыталась.

- И чего же ты хочешь?

Синие глаза Стива излучали насмешку.

- Чуда. Чудес мало в этом печальном мире. Как ты думаешь, у нас еще есть шансы?

Джулия задержала дыхание. Он испытывает ее, ищет что-то в глубине ее души. Хочет что-то узнать. Вот и на этот раз он с нетерпением ожидал ее ответа.

- Слабые. Почти никаких. Он нервно рассмеялся.

- Со временем у нас появляется все больше и больше точек соприкосновения. Кстати, почему бы тебе не взглянуть, что приготовила нам Клаудия? Спустись в каюту.

Джулия молча повиновалась. Только потому, что очень хотела обдумать слова Стива в одиночестве. Еще этим утром все казалось ей кристально ясным, теперь она уже не была уверена, что правильно понимает ситуацию. Чудо? Но что он имел в виду? Стив определенно чего-то добивается, и, как ни странно, он не уверен в своем успехе. Из опыта Джулия прекрасно знала, что Стив рано или поздно добивается всего, чего ни пожелает. Он использовал ее и получил корабли, любовь к отцу вынудила ее выйти за него замуж вторично. Чего же он хочет на этот раз?

Иногда он изображает себя преданным и нежным, как заботливый любовник. Все делает для того, чтобы порадовать ее, доставить наслаждение. Почему Стив изо всех сил старается придать их браку, этой грязной сделке, видимость душевной близости? Непонятно. Ей вдруг показалось, что она мечется у какой-то неведомой грани, за которой - истина, приносящая счастье.

- У тебя все в порядке? - Голос Стива прервал ее размышления. Джулия посмотрела наверх, где ее ожидал нетерпеливый муж. Глупая, она опять замечталась!

- Иду! - закричала она, обводя глазами маленькую каюту. Где же еда? А, догадалась она, наверное, вон та коробочка под столиком. Она схватила ее и поспешила подняться по лестнице. Стив, ожидавший ее у входа, ловко подхватил ношу, их пальцы неожиданно сомкнулись. Какое-то мгновение они несмело смотрели в глаза друг другу, и их взгляды уже не скрывали теплоты любящих сердец.

- Похоже, мы не останемся голодными. Может быть ты хочешь сначала поплавать?

Джулия старалась перебороть свое смятение, с беспокойством замечая, что уже не хочет копаться в своей душе. Потом, наверное, она будет корить себя за дурость, но сейчас... Пусть все идет как идет.

- Я мечтаю окунуться, - усмехнулась она, и Стив с удовольствием подхватил ее веселый тон.

- Я помню, ты обожала плавать! Тебя было просто невозможно вытащить из воды. - В его глазах заплясали приветливые искорки.

Джулия вздохнула.

- Да, мне это нравилось. Да и ты от меня не отставал. Ты был так увлечен купанием, что странно, как у тебя хватало времени на все остальное!

Стив между тем уже снял шорты, обнажив крепкие ноги и бедра, обтянутые маленькими плавками..

- О, это получалось само собой. Дорогая, ты отвлекала меня от прочих удовольствий. Это мгновенно стерло улыбку с ее лица.

- Сомневаюсь в этом. Ты хорошо притворялся, - бросила она и отвернулась, сбрасывая с себя лишние одежды.

- Моя страсть к тебе была неподдельной. В таких делах невозможно фальшивить, - ответил Стив после паузы, и Джулия вновь взглянула на него, иронично улыбаясь.

- И на этом все кончилось. Что говорить, все в прошлом. Но не забыто. Ну, кто быстрее? Я плыву к берегу, - переменила она тему и прыгнула с бортика в манящую воду.

Никакого соревнования не получилось, и Джулия, конечно, была к этому готова. Просто слишком трудно было вспоминать. Слишком больно. Стив всегда был отличным пловцом, легко перегонял ее, но в этот раз повел себя как истинный джентльмен, старался сохранить расстояние между ними, не давая ей отстать. Они добрались вместе, бросились на мокрый песок, чтобы насладиться мягкой лаской морских волн, лениво накатывающихся на берег.

- Ох, - Джулия перевела дыхание, - мне-то казалось, что это гораздо ближе. Я устала. - Она запыхалась и говорила с трудом.

Стив перевернулся на живот.

- Ты отлично плаваешь, - ободрил он ее. Его глаза изучали каждую черту, каждую линию ее стройной фигуры. Поймав на себе этот взгляд, она зарделась, чувствуя смущение. Ее тело невольно отвечало мягким позывам мужской страсти. И сейчас, когда они оказались наедине, она уже не могла противостоять влечению... Инстинктивно Джулия отпрянула от Стива и попыталась защититься.

- К чему этот флирт?

Стив задумчиво посмотрел на нее.

- Мне нравится. Так хорошо. Джулия подавила стон.

- Мне - нет.

Стив протянул руку и погладил выбившийся локон.

- Раньше ты не была такой лгуньей. Даже самые невинные прикосновения возбуждали ее. Джулия еле удерживалась, страстно желая дотронуться до него, ощутить чудесную силу его объятий.

- Тебя-то ни в чем подобном нельзя упрекнуть, - парировала она, с опаской надеясь, что Стив продолжит оказывать ей знаки внимания.

Он, однако, только кивнул в ответ.

- Это одна из моих сильных сторон. Я редко грешу этим. Ведь за грехи рано или поздно надо расплачиваться. - Он казался совершенно серьезным.

- Да ну? И ты платил? Стив вздохнул.

- Да. С тех пор как первая ложь сорвалась с моих уст. Тебя это должно порадовать, Джулия. Ведь ты получаешь удовольствие от моих страданий?

Нет, конечно же нет. Пережив, перестрадав все эти годы, она неожиданно поняла, что не хочет мстить. Нельзя любить кого-нибудь и желать ему несчастья, и какая разница, что ты говоришь при этом, в чем пытаешься убедить себя. Рано или поздно просто осознаешь, насколько ты бессильна, думала Джулия.

Но он не услышит от нее этого признания. Она поднесла руку к глазам, стараясь защититься от южного солнца.

- Чужие мучения не могут меня радовать. В этом мире и так много горя.

- Спасибо, - ответил Стив хрипловатым голосом.

Джулия повернулась к нему.

- За что же?

Невеселая улыбка искривила его губы.

- Ты подумала и обо мне. Когда-то я знал тебя благородной и любящей. Мне нравится, что ты не растратила свое благородство за эти годы. А любовь?

О Боже! Что бы она сейчас ни сказала, ее лицо все равно выдаст истину.

- Ты хочешь узнать, сколько любовников было у меня за эти годы? Не суй нос не в свои дела, - процедила она сквозь зубы. Она делала вид, что не поняла вопрос.

- Ни одного. - Стив снизил голос почти до шепота. От его слов сердце Джулии на миг остановилось и снова бешено забилось.

- Что?

- Я знаю. Я по-дружески присматривал за тобой.

Джулия вскипела.

- Ты никогда не был мне другом. Как ты осмелился шпионить за мной?

- А как иначе я смог бы помочь тебе? - мягко засмеялся он. - Что же касается наших отношений, друг познается в беде. С этой точки зрения я твой самый преданный друг.

Больно признавать это, но Стив абсолютно прав. Все же...

- Ты помогал не мне. Ты помогал себе добраться до компании моего отца.

- Ну да! К твоему сведению, мои консультанты уговаривали меня не браться за это дело. Утверждали, что не стоит бросать деньги в бездонную яму. Все, что было совершено, все было ради тебя.

Джулия вздернула подбородок.

- Ради меня? - горько усмехнулась она.

- Поверь мне, других поводов оплачивать чужие долги у меня не было, - сухо ответил Стив, наблюдая за ее сложной мимикой.

- Но.., почему? Черная" бровь изогнулась.

- Почему? Ты читала Ловеласа?

- Поэта? Нет. - С какой стати его вдруг потянуло на головоломки?

- Стоит почитать. - С этими словами Стив встал и протянул ей руку. Джулия, задумавшись над очередной загадкой, машинально воспользовалась его помощью. Давай обратно. Я голоден, а ты стала совсем розовой. Тебе нужно скорее укрыться.

Он подвел ее к воде, и Джулия неохотно шагнула в теплую воду. Стив не дал ей отстать, а когда они наконец добрались до яхты, он проворно взобрался на палубу и подтянул ее наверх. Джулия заметила, что он вовсе не собирается продолжать начатый разговор. Стив молча бросил ей полотенце, а сам занялся закуской.

Он почти мгновенно выложил съестные припасы на стол и открыл бутылку красного вина. Только тут Джулия поняла, что и она не прочь подкрепиться. С удовольствием они набросились на копченое мясо, овощные салаты, сыр и прочую вкуснятину, заботливо приготовленную Клаудией. Джулия расслабилась, повеселела, даже расхохоталась, когда, случайно пролив острый томатный соус, измазала им руки.

- Хорошо. Ты уже не хмуришься, - заметил Стив, встал и вытер красные пятна салфеткой. Джулия сразу перестала смеяться.

- Между тем поводов для радости все меньше и меньше.

Ох, как трудно говорить, язвить, обороняться, когда Стив так смотрит на нее, нежно прикасаясь к ее рукам! Неужели она опять клюнет на эту наживку?

Он не двигался.

- Я понимаю.

- Да ну? Ты украл у нас флот, и это, как ни странно, принесло тебе счастье. С тех пор удачи валились на тебя.

Какой у него странный взгляд!

После минуты напряженного молчания Стив задумчиво ответил:

- Забавно. Все возвращается на круги своя. Зная правду, ты отказываешься верить в нее. Джулия гневно взглянула на него.

- Ты отобрал у дедушки то, чем он гордился!

Стив заметно разозлился.

- Почему же тогда он сгноил корабли? Это "был символ, постоянное напоминание о гнусной победе. Андриано Монтанелли лишил Кардано всего состояния. За что? Да просто он ненавидел нашу семью. Флот дал бы хороший доход, если бы его отремонтировали. Он предпочел бросить его на произвол судьбы. Так что я взял свое по праву.

Джулия хотела бы немедленно опровергнуть каждое его слово, но не нашлась, что сказать. Ей казалось, что дед очень ценил флот. Но зачем же тогда он оставил корабли практически без присмотра в Средиземном море? Он с легкостью мог восстановить корабли. Деньги? Для Андриано Монтанелли эти затраты были бы каплей в море. Дело не в этом. Задумавшись, Джулия наморщила лоб. У деда всегда был тяжелый характер. Великодушный и благосклонный до тех пор, пока окружающие слушались и повиновались ему, иногда он становился беспощадным и жестоким. А отношения с семьей Кардано?.. Ее отец не выдержал этой злобы и начал свою жизнь - жизнь, свободную от ненависти.

Стив внимательно наблюдал за ней. Выждав некоторое время, он вкрадчиво спросил:

- Теперь понимаешь?

О Господи! Она чувствовала, что скоро, совсем скоро, черта, разделяющая их, исчезнет.

- Ну и что? Никакая цель не оправдывает средства. - Джулия все еще сопротивлялась. Стив неловко улыбнулся.

- Я заплатил за это слишком большую цену. Поначалу эта фраза возмутила ее. Ошеломленная, Джулия вскочила на ноги.

- Что ты имеешь в виду? Или ты забыл, что я все видела своими собственными глазами? Ты не дал ни цента.

Безжалостная насмешка засветилась в его взгляде.

- Есть кое-что гораздо важнее денег. - С этими словами Стив начал убирать со стола остатки трапезы.

- Что все это значит? Черт тебя побери, ты говоришь слишком многозначительно. Теперь ты должен объяснить мне все до конца. Стив мрачно засмеялся.

- Ну разве я что-нибудь должен? Кроме того, ты еще не готова к серьезному разговору, - отрезал он и добавил:

- Пора возвращаться. Уже поздно. Зачем лишний раз заставлять пожилых людей беспокоиться?

На что она надеется? Перед ней - стена, стена бесчувствия и надменности.

- Так не пойдет!

Стив неодобрительно взглянул на нее.

- Не срывайся. Ты похожа на взбесившуюся стерву.

Джулия заскрежетала зубами.

- Иногда я действительно испытываю отвращение к тебе, Стив Уилсон. Он подошел ближе.

- Иногда? А в другое время? Это невозможно! Наглец!

- Стараюсь не думать о тебе, - парировала она.

Он не полез за словами в карман:

- Значит, я еще могу надеяться? - Стив наклонился к ней, и Джулия почувствовала легкое прикосновение. Старые приемы. Не задумываясь, она отпрянула от Стива.

- Ты обещал не дотрагиваться до меня, - напомнила она, тяжело дыша.

Он убрал руки и язвительно поинтересовался:

- Теперь ты довольна? - И неожиданно поцеловал ее. Джулия почти задохнулась от внезапного нападения, снова почувствовав ласку языка, волнующий аромат мужской плоти. Кровь бешено заструилась по ее жилам, ноги подкосились, она чуть было не потеряла равновесие. Ей вдруг неудержимо захотелось обнять Стива, и, если бы не коробка для продуктов, которую она держала в руках, Джулия так и сделала. Впрочем, она не жалела уже о своей сдержанности спустя несколько секунд, когда Стив отступил на несколько шагов и хитро взглянул на нее.

- Я сдержу свое обещание, если только.., ты сама не захочешь, чтобы я нарушил его. Как легко он угадывает ее мысли!

- Ты сказал, нам нужно возвращаться, - дрожащим голосом промямлила Джулия. Стив, похоже, не расслышал ее.

- Пойми, одним словом, одним кивком головы ты можешь изменить многое. Она тяжело дышала.

- Мне это ни к чему.

- Когда-нибудь я взгляну на тебя и сделаю то, что требуют твои глаза, что нужно твоей душе. И знаешь что? Ты не будешь сопротивляться, - твердо сказал Стив и пошел к штурвалу.

Джулия осталась наедине со своей растерянностью. Он прав. Что же делать дальше? Бороться со своей тенью?

Глава 9

Только вечером они пришвартовались в гавани. На этот раз Стив не предложил ей взяться за штурвал, и всю дорогу Джулия в одиночестве тосковала на палубе, погруженная в свои невеселые мысли. Что-то начало проясняться. Может быть, еще немного - и она свяжет концы с концами. Стив понемногу открывал ей глаза на происходящее, но... Сколько же времени пройдет, прежде чем она до конца во всем разберется? День? Месяцы? Годы? Вся жизнь?

Джулия не сомневалась в том, что Стив говорит ей правду. И тогда - пять лет назад, и сейчас. Дурная история с флотом. Но это, в сущности, ничего не меняет. Он виноват перед ней. Странно, он сказал, что помог отцу ради нее. Джулия не знала, что и подумать. Она уже не злилась. Она растерянно оглядывала синие воды древнего моря.

Еще неделю назад Джулия не поверила бы Стиву. Тогда она не была готова. Теперь все будет легче. Она хочет выслушать его. Нужно наконец узнать все, если только он согласится говорить с ней.

Джулия оступилась, сходя на пристань, но Стив помешал ее неминуемому, казалось, падению. Он подхватил ее и обнял, крепко прижимая к себе. Его лицо оказалось слишком близко, и Джулия ощутила аромат моря и солнца, исходивший от его атласной кожи, и сразу по ее телу разлилась сладкая истома. Тяжело дыша, она всматривалась в прекрасный облик, не в силах оторваться от таинственной глубины лазурных глаз.

- Все в порядке? - безразлично спросил Стив, и Джулия с трудом улыбнулась.

- Мне пора встать на ноги, - отшутилась она в ответ.

Ох, как хотелось поцеловать эти шершавые от морского ветра губы, мягко провести по ним языком! И так невыносима эта ежедневная мука - видеть любимого, наслаждаться его голосом, жестами, но не сметь прикоснуться к нему.

- Давай я понесу тебя! - весело предложил Стив. Эта мысль, видимо, ему настолько понравилась, что он в то же мгновение подхватил Джулию, вовсе не интересуясь, согласна ли она. Впрочем, она и не думала протестовать, наоборот, обхватила его шею руками и весело рассмеялась. Это короткое путешествие до маленького легкового автомобиля многое изменило в их жизни. Садясь в машину, Джулия окончательно поняла, что в ее сердце больше нет горечи. Что-то переломилось, что-то исчезло, что-то случилось, и вот она уже не может, не хочет бороться. Стив пристально смотрел ей в глаза.

- А где твоя благодарность?

Нет, она уже не в силах тщательно обдумывать каждый свой поступок. Джулия обняла любимого, дотянулась до его губ и мягко, нежно поцеловала.

- Только это? - Стив вздохнул со слабым стоном. - Конечно, этого хватит ненадолго. Пока мы не останемся наедине.

Он улыбался, обходя машину, садясь за руль.

До виллы они добрались быстро. По пути Джулия думала о том, как много изменилось со вчерашнего дня. Даже сегодня утром все было по-другому. Врага, с которым она боролась не на жизнь, а на смерть, сейчас просто не существует. Мрачный образ рассыпался в пух и прах. Может быть, виной тому - этот чудесный остров, гостеприимство Стива, чарующий воздух, пьянящий, насыщенный ароматом южных цветов? А ее гордость? Почему-то теперь это не так важно.

Встревоженная чем-то Клаудия встретила молодоженов на пороге виллы и сразу окатила их потоком сбивчивой, торопливой итальянской речи. Джулия с беспокойством заметила, что Стив нахмурился, и, как только женщина, раскланявшись, ушла, поспешила выяснить, в чем дело.

- Какие-то проблемы?

- Надеюсь, что нет, - задумчиво ответил Стив. - Со мной пытались связаться из Штатов. Что-то случилось в компании. Нужно поскорее узнать, что там случилось. - Он взглянул на Джулию и улыбнулся. - Я сейчас. Обед скоро будет подан, и я присоединюсь к тебе.

Она направилась в спальню, приняла душ и переоделась. Джулия никак не могла освободиться от чувства тревоги, будто что-то может произойти, что-то важное для Стива, для них обоих. Любое неосторожное слово, любой опрометчивый поступок - и чаша весов придет в движение, хрупкое, счастливое равновесие будет нарушено, и может быть, навсегда. Она еще так мало знает о Стиве. Ее разуму еще недоступны мотивы его поступков. Но нужно набраться терпения.

Стив так и не зашел в спальню, и Джулия решила подождать его в гостиной. Там они и встретились, а потом вместе сели за накрытый обеденный стол. Она попыталась было заговорить с ним, задала несколько вопросов, но Стив буркнул в ответ что-то нечленораздельное, и Джулия на время отстала. Но затянувшаяся тишина тяготила ее, она ерзала на стуле в ожидании чего-то, но Стив, погруженный в раздумья, казалось, не замечал ее нетерпения. Когда подали кофе, она не выдержала.

- Что случилось? - спросила она, беспомощно изучая спину любимого. Стив, забыв обо всем на свете, отвернулся и разглядывал морские дали.

Он вздрогнул при звуке ее голоса и повернулся, виновато улыбаясь.

- Ах, милая, ты скучаешь? Джулия поморщилась.

- К чему этот покровительственный тон? Скажи, ты чем-то обеспокоен? Плохие новости?

- Не бери в голову. Не порть праздник. Ничего страшного.

Ну нет, ему не удастся так легко отделаться от нее! Джулия сузила глаза.

- Точнее, медовый месяц. А я - твоя жена, - настаивала она, отмечая про себя, что в ее голосе зазвучали нотки собственницы. - Если ничем другим я помочь не смогу, то, по крайней мере, выслушаю. Тебе же станет легче.

Стив уставился в свою чашку, кривя губы.

- Выбрала время для семейных скандалов. Твои права никто не ущемляет, усмехнулся он.

Джулия вздрогнула: перед ней снова сидел враг. Холодный, деловой человек.

Стоп! Что же могло случиться? Она с трудом подавила желание вскочить на ноги и выбежать из комнаты. Нужно успокоиться и выяснить все.

- Я не буду с тобой спорить, Стив. Просто я хочу знать, - строго сказала она. Кажется, это его удивило.

- Хорошо, хорошо. Я знал, что наступит время, когда ты с легкостью будешь угадывать мои мысли. Но я не думал, что это случится так скоро, - рассмеялся Стив. - Я думаю, тебе это покажется неинтересным. Дело в том, что работа над одним из наших строительных проектов временно приостановлена. Я принимал участие в планировании и слежу за ходом работ.

- Почему приостановлена?

Он вздохнул и провел рукой по лбу.

- Нужно возобновить договор с владельцем земли.

Джулия почувствовала облегчение.

- И это все? - Ее все же не покидали сомнения. - Ты так серьезно отнесся к этому сообщению.

Стив мягко улыбнулся.

- Ну разве я когда-нибудь обманывал тебя? Провоцирующий вопрос!

- Да, если тебе было нужно. Если было необходимо, - воскликнула она, и в ту же секунду поняла, что это уже не так. То есть еще вчера ей казалось... Она запуталась, задумалась, потупив глаза, что не ускользнуло от Стива, внимательно наблюдавшего за ней. Он иронично ухмыльнулся.

- Ты что-то начинаешь понимать, Джулия. Интересно.

Кажется, у нее действительно открываются глаза. Может быть, на этот раз она поймет его поступки и доводы.

- Но ты утверждал, что для того, чтобы понять тебя, нужно время.

Стив провел рукой по голове, взъерошив волосы, и Джулия потянулась для того, чтобы пригладить непослушные вихры.

- Мы многое пережили вместе. И каковы же твои умозаключения?

Джулия в задумчивости опустила взгляд. Она не может игнорировать свои чувства. Они не обманут.

- Ты очень сложный человек. - Она осторожно подбирала слова, стараясь не навредить. Стив расплылся в самодовольной улыбке.

- Да, как китайская головоломка.

Джулия вздохнула.

- Когда-то мне пришлось решать одну головоломку. Запутанную, сложную. В один прекрасный день я вдруг поняла ее. Оказалось, это совсем не трудно! Ответ был очевиден, - промолвила она, стараясь изо всех сил казаться спокойной. Только бы Стив не заметил ее волнения!

- Ничего удивительного. Ответ всегда очевиден, когда ты знаешь его. Трудная задача - та, которую ты еще не решила.

- Значит, если логически рассуждать, можно понять все?

Стив удовлетворенно кивнул:

- И даже меня.

Джулия облизала пересохшие губы. Они увлеклись словесной игрой в кошки-мышки. Каждая фраза - это ход, очередная попытка избежать ловушки.

- Тогда осталось выяснить два вопроса. Первый: мне это нужно? Второй: как узнать истину? Стив внезапно помрачнел.

- Ну с первым разбирайся сама, а насчет второго... Я могу подсказать путь к разгадке.

- Я даже не знаю, что у тебя спросить. - Она совсем запуталась.

Резким движением Стив поднялся на ноги.

- Тебе не нужны факты, тебе нужны гарантии, - бросил он.

И тут Джулия взорвалась:

- Это преступление? Чего ты хочешь от меня, Стив Уилсон?

- А что ты хочешь от меня, Джулия? - Заметив ее раздражение, Стив смягчился. - Если решишь что-нибудь, ты знаешь, как меня найти. Мне нужно сделать еще несколько деловых звонков. Извини.

У Джулии упало сердце. Они ведь были уже так близки. Она безошибочно угадала это женским чутьем. Близки. Но.., к чему?

Нелегкий вопрос. Зачем Стив все так усложняет? Но ведь она сама сказала, что головоломка тяжела до тех пор, пока не узнаешь ответ. Наверное, это просто, совсем нетрудно понять, почему Стив сделал так много для нее и для семьи Монтанелли. Зачем он снова женился на ней? И почему сейчас, после свадьбы, он иногда кажется таким счастливым?

Она приложила пальцы к вискам. Какая-то бессмыслица. Так трудно связать его действия с образом злодея. Но сегодня, именно сегодня она отчетливо осознала, что совсем не знает Стива. Это означает.., что? Все не так, как ей кажется? Или очевидное обманывает ее? Тогда Стив сыграл с ней злую шутку, и прошлого не изменишь. Но он же помог ее отцу, когда его никто к тому не принуждал.

Джулия вспомнила о папе и схватилась за голову. Да она же обещала позвонить мамочке! Бросив взгляд на часы, она убедилась, что еще не поздно исправить промах, и побежала искать мужа. Он-то наверняка знает, где в этих шикарных апартаментах телефон.

К счастью, уже через несколько секунд она столкнулась со Стивом в коридоре.

- Кажется, ты искала меня. - В его голосе ясно звучала ирония.

- Да. Не тебя. Я очень хочу позвонить маме, еще вчера собиралась поговорить с ней. - Джулия осеклась, внезапно почувствовав заминку: почему-то Стив, услышав ее слова, помрачнел, будто ее маленькая просьба чем-то обидела его.

Он подошел к одной из комнат, открыл дверь и пригласил ее войти. Веселый огонек, к облегчению Джулии, снова заиграл в его глазах.

- Вот телефон. Справочник междугородных кодов на столе.

- Спасибо, - прошептала Джулия. Он засмеялся в ответ.

- Зачем благодарить? Тут все твое, дорогая. Передай маме от меня пожелания всего наилучшего, - попросил Стив и вышел из комнаты.

И опять она удивленно проводила его взглядом. Все ее? Что это значит? И почему она до сих пор не может понять, к чему это благородство? Или она так слепа, что не замечает чего-то очень важного?

Раздраженная неопределенностью, Джулия взялась за телефонную трубку. Как она и ожидала, мама еще не спала, и они проболтали почти час, прежде чем Мария Монтанелли спохватилась, вспомнив о счете. Джулия пожелала ей спокойной ночи, передала слова Стива, и на этом они простились. Дома было все в порядке, отец быстро поправлялся - словом, беспокоиться было не о чем.

Она осмотрелась. Симпатичная комната, и Стиву наверняка тоже нравится: удобная и функциональная. Много полок: одни заставлены книгами, на других красуются фотографии в деревянных рамочках. Обычные семейные воспоминания, запечатленные на память.

Джулия подошла к полкам. На одной из пожелтевших старых карточек она узнала Франческо Кардано. А эти люди вокруг него - вероятно, родственники. Клан Кардано. Чуть сбоку стояло свадебное фото, и, присмотревшись, Джулия поразилась. Это она, молодая, веселая, а сбоку, улыбаясь, стоит Стив. Это их первая свадьба!

Ошеломленная, она не могла отвести взгляда от маленького кусочка плотной бумаги. Почему Стив сохранил эту карточку? Ведь, по его же собственному признанию, он женился на ней лишь ради флота. Если только... Нет, в это слишком трудно поверить. Невероятно. Ее голова гудела, мысли путались. Стараясь успокоиться, Джулия повернулась к книжкой полке, автоматически вынула толстый томик и прочитала название "Антология поэзии". Ах, да, Стив рекомендовал ей почитать Ловеласа! Она поискала оглавление, но дрожащие руки не удержали сборник, и книга упала на пол.

Удивительно! Том раскрылся как раз на одном из стихотворений поэта! Две строчки, подчеркнутые красным карандашом, сразу бросались в глаза:

Ты не была бы моей возлюбленной (Прекраснейшая),

Если бы я не преклонялся перед Честью...

Любовь? Честь? Джулия присела. Неужели все это время Стив безуспешно пытался рассказать ей о своей любви? Невозможно! Но если такое допустить, все встанет на свои места. Вот почему он помог ее семье! Вот почему он настоял на браке!

Нет, не надо фантазировать. Когда-то ей было очень больно оттого, что Стив обманул ее. Она не сможет еще раз пережить такое. Но как еще объяснить его действия? Почему же он не сказал всего прямо? У Стива тоже есть гордость. Даже самые храбрые люди боятся прямого отказа, да и она не давала ему основания предполагать, что восторженно встретит его признание! Она так боялась боли, что сама заставляла страдать! Джулия вспомнила розу и поморщилась. Сегодня утром, не задумываясь, она грубо растоптала его чувство.

О Стив!

Может быть, она ошибается? Нужно бы узнать. Как бы то ни было, она обязана поговорить со Стивом. От этого зависит будущее. Джулия быстро поставила книгу на место и вышла, решительно направляясь на террасу. Но Стива там не было. Не было его и в гостиной, и в столовой. Может быть, он в спальне?

Там она его и нашла. Стив стоял на балконе с полотенцем на плечах, всматриваясь в морские дали. Его мокрые черные волосы блестели и переливались в лучах заходящего солнца. Только что принял душ, пронеслось в голове у Джулии. Несколько секунд она колебалась, но потом все-таки решилась и, сбросив туфли, бесшумно, на цыпочках, подошла к мужу. Стив думал о чем-то своем, не замечая ее приближения. Джулия задержала дыхание, боясь потревожить его раньше времени; она смотрела на любимого. Он непривычно ссутулился, согнулся под тяжестью неприятных мыслей. Она осторожно тронула его за плечо.

- Стив?

Он вздрогнул от неожиданности и повернулся к ней.

- Слава Богу! Я уже отчаялся, думал, ты никогда не придешь, - быстро проговорил он, крепко сжимая ее в объятиях.

Джулия попыталась вывернуться и отстранить Стива.

- Нет, подожди, я... - Она не смогла договорить: его жадные губы впились в ее рот, и все звуки потонули в ликующем молчании поцелуя.

Иссушающая страсть не оставляла места слабым протестам. Джулия попыталась бороться, но вскоре обнаружила, что уже не властна над непослушными руками. Она гладила его шелковую, загорелую кожу, наслаждалась игрой двух ищущих языков, тонула в море горячей, сильной страсти. Сама не замечая того, она начала тихо постанывать, как делала это много лет назад при одном лишь его прикосновении. Когда он оставил ее, она, неровно дыша, пронзительно смотрела в его синие глаза. Стараясь успокоиться и продолжить давно начатый разговор, она прошептала:

- Стив.., подожди.

Он поднял голову, внимательно разглядывая ее.

- Поздно. Нам обоим это нужно, не так ли? - хрипло спросил он.

Он прав. К чему теперь слова? Они, кажется, понимают друг друга. Они будто бы пересекли ту грань, за которой - слияние двух душ.

- Да, - вырвалось у нее. - Обоим. Трепеща от наслаждения, она радостно позволила ему ласкать себя. Джулия видела его искаженное желанием лицо, и пряный запах, исходивший от его кожи, мужественный, возбуждающий, опьянял ее.

- Я хочу тебя, Джулия! Господи, как ты нужна, мне сегодня!

Его руки проскользнули под ее блузку, и она чуть не умерла от восторга, взволнованная острым, таким знакомым ощущением. Каждый его мускул был напряжен, и она вдруг осознала, что сдерживает дыхание и вся горит в ожидании незабываемого.

Стив легко поднял ее и отнес на кровать.

Ведомая страстью, она прижалась к груди Стива, чтобы впитать в себя это редкое чувство полета, чувство плоти, вечного блаженства, нескончаемого экстаза.

Может быть, она сошла с ума, но она хочет этого. Ее душа истосковалась по теплу прикосновений этого мужчины. Когда Джулия потянула его к себе и приподнялась в неуемном предвосхищении, их взгляды встретились, его наполненные мерцающими звездами синие глаза заглянули в глубину ее зрачков и нашли там нечто драгоценное, что принадлежало теперь только им, двоим влюбленным, наконец-то нашедшим друг друга в океане мирских страданий и земной суеты. В его взоре она читала нарастающую страсть: он наслаждался, беря ее - и тело, и душу, уверенный в том, что она опять принадлежит ему, ликуя оттого, что пали наконец разделяющие их барьеры. Не оставалось ничего, кроме раскаленного добела желания, невыносимого напряжения, с которым их тела соединились в мире, в котором по прихоти добрых божеств воплотились их мечты радостные, сверкающие и, казалось, такие несбыточные!

... Дыхание Стива успокоилось, и Джулия было подумала, что он уснул. Пресыщение принесло усталость, и она тоже бессильно закрыла глаза, но через минуту-другую поняла, что давление его тела не даст ей расслабиться, и постаралась осторожно выбраться из ловушки. Попыталась - и в тот же миг сильная рука резким движением остановила ее. Стив схватил ее, так что Джулия не смогла даже пошевелиться.

- Нет, - пробормотал он сквозь сон, - я не хочу потерять тебя снова.

Он любит ее! Ее сердце опять неистово забилось, глаза застлали слезы неожиданного счастья. Этот хриплый голос, казалось, заливал целебным бальзамом раны ее души. Он не хочет ее отпустить. Но горькие сомнения опять стали волновать Джулию. Что ждет ее впереди? Ведь она, теперь полностью в его власти. - .. А если Стив не любит ее? Тогда все повторится. Нужно подождать, решила Джулия. Жизненный опыт научил ее не торопить события.

- Я никуда не ухожу. Ты слишком тяжелый, мне неудобно.

Стив расслышал ее сквозь полудрему, немножко подвинулся, освобождая жену из плена и в то же время крепко прижимая ее к себе. Джулия никогда еще не чувствовала себя в таком надежном укрытии. Отныне ее дом - его тесные объятия, прочные, надежные, уютные. Что же будет дальше? Она узнает все завтра. Да, завтра утром.

На следующий день их разбудил громкий, до странности знакомый звук. Она не сразу смогла отличить сон от реальности и еще некоторое время лежала, не в силах выбраться из утренней полудремы. Открыв наконец глаза, Джулия сразу увидела Стива. Он чуть приподнял голову, напряженно вслушивался, будто стараясь понять, откуда же исходит этот неприятный рокот. Он все еще обнимал ее, и их обнаженные тела, раскинувшиеся на шелковом белье, сразу напомнили ей о ночных безумствах, о том, как они занимались любовью и какое это счастье поцелуи и страстные ласки Стива.

Одним резким движением он вскочил с кровати и подошел к окну. Приподнявшись на локте, Джулия настороженно следила за ним.

- Что случилось?

Где же она слышала этот звук? Какая-то машина. Но откуда? И почему Стив так нахмурился? Она с любопытством разглядывала его напряженные мускулы. Ох, и поиграла бы она с этими сильными руками, покрыла бы поцелуями широкие плечи, ласковые губы, богатырскую грудь любимого! Но почему же он не возвращается к ней?

Стив глубоко вздохнул.

- Это вертолет, - мрачно сообщил он, и всю ее восторженность как рукой сняло. Джулия села на кровати и испуганно вытаращилась на мужа.

А Стив вовсе не был удивлен столь неуместным вторжением. Похоже, он ждал гостей, к это испугало ее больше всего.

- Ты пригласил кого-нибудь? Отойдя от окна, он провел рукой по волосам и потянулся за рубашкой.

- Вчера вечером я попросил прислать вертолет. Жалко, что мы проспали.

Стив прекрасно знал о предстоящем визите и не сказал ей ни слова! Джулия облизала пересохшие губы.

- Зачем он тебе понадобился? Секунду он внимательно смотрел на нее, затем отвел глаза.

- Боюсь, наш медовый месяц подошел к концу, - небрежно бросил он.

По ее коже побежали мурашки. Сухие, безжалостные слова! Опять судьба злобно насмехается над ней. Будто кто-то поставил в аппарат кинопленку пятилетней давности и, смакуя события, снова и снова крутит ее. Джулия боролась с безотчетным ужасом, охватившим ее. Нет, она не поддастся панике. Прошлой ночью слишком многое произошло между ними. Это не может быть забыто в один момент.

- Что это значит? - спросила она. Хорошо, что хоть голос не дрожит и не выдает ее волнения!

- Это значит, что тебе нужно поскорее одеться и собрать все самое необходимое. Остальное пришлют потом, - процедил он сквозь зубы.

Ее сердце застучало быстрее, облегчение захлестнуло ее. Джулия нервно рассмеялась.

- А, ты уезжаешь? Куда? Мне будет удобнее готовиться к дороге, если я буду знать куда. В его глазах появился стальной блеск.

- Ты полетишь обратно в Англию. Джулия почувствовала, что тяжелая пелена отчаяния и боли снова окутывает ее. Она судорожно вцепилась в простыню.

- Ты отсылаешь меня обратно? Стив резко согласно кивнул.

- Давай, давай. Мы и так потратили слишком много времени впустую. Поторопись.

Он считает, что их близость - просто напрасная трата времени? Еще один сильнейший удар, но он вывел ее из состояния шока. История не повторится. Нет, на этот раз она не уступит без боя. В конце концов она не игрушка для забав.

- Почему?

- Почему что? - нетерпеливо переспросил Стив.

- Почему ты отправляешь меня? - Она почти кричала, задыхаясь.

- У меня неотложные дела, я не хочу, чтобы мне мешали.

Как легко поддаться эмоциям, выйти из себя, заорать, заплакать, устроить истерику. Но разве от этого станет легче, что-либо изменится? Нет, теперь она гораздо старше и мудрее, чем тогда, у нее хватит сил действовать разумно. Дела? Какие дела? Еще вчера они были так счастливы вдвоем! А сегодня он приказывает ей собрать вещи. Что же случилось?

Кажется, она догадывается.

- Ты лгал мне вчера. Этот телефонный звонок был куда серьезней, чем ты пытался представить, - Джулия заикалась, ее лихорадило. - Вот в чем дело, не так ли? Что же ты не сказал мне всей правды? Я имею право знать.

- Нет нужды беспокоить тебя лишний раз, - кратко бросил он.

Сердце ее глухо стучало.

- Полагаешь, гораздо лучше просто приказать, чтобы я убиралась? Меня это, думаешь, меньше встревожит? - возразила она, хватая халат со стула.

- Я надеялся избежать бессмысленного спора, - почти спокойно промолвил Стив.

- Бессмысленного? - В ее голосе звучала ядовитая насмешка. - Вот это ближе к истине. Как я могу доверять тебе, если ты так со мной обращаешься? Что это ты вчера нес про маленькую заминку с каким-то строительным проектом?

Стив холодно взглянул на нее.

- Я сказал то, что тебе следует знать, - настаивал он, но это никак не убавило ее пыла.

- Ты сообщил мне только то, что хотел сообщить. Чувствуешь разницу? А что ты собираешься делать после того, как я уеду?

Стив поморщился. Ему, очевидно, очень не нравился этот разговор.

- Я планирую деловую поездку. Мне будет очень неприятно, если ты останешься одна на острове, - кисло сообщил он.

- Значит, это опасная поездка. - Рассуждая вслух, Джулия почувствовала, что ее бьет нервный озноб. Ей стало страшно. Что бы это могло быть?

- Опасно все. Даже переходить улицу, - бросил он, но это только усилило ее тревогу.

Как он к ней относится! Она же не маленькая девочка, которую нужно заботливо ограждать от жестокого мира. Нет. Она заслужила лучшего.

- Я не ребенок, Стив. Скажи мне, куда ты едешь?

Он в нетерпении пожал плечами.

- Какая разница?

Джулии показалось, что она бьется головой о твердую, высокую, непробиваемую стену.

- О'кей, не хочешь - не говори. Но я твоя жена, Стив Уилсон, и за годы своей жизни я научилась безопасно пересекать улицы. Куда ты ни поедешь, я буду сопровождать тебя.

Напряжение, царившее в воздухе, разразилось громом, настоящим обвалом. Стена рухнула.

- Черт тебя побери! Ты отправляешься в Англию.

Джулия упрямо вздернула подбородок.

- Попробуй, останови меня! Стив еле сдерживался.

- Ты мечтала избавиться от меня, а вот теперь пристала как банный лист. Что случилось?

Как она ненавидит это язвительное, насмешливое лицо! Ей вдруг захотелось все бросить и послать к черту, но нет, она пересилила себя.

- У тебя отшибло память? Ты забыл, какая это была ночь?

Стив рассердился.

- Ну-ну, Джулия. Зачем так высокопарно? Перестань!

- Ты начал это! И прекрати приказывать мне! Брак - это всегда сотрудничество. Я должна знать правду" Я заслужила это. И я поеду с тобой куда угодно, потому что никак не могу уразуметь: чему это мешает, - горячо возразила она.

Стив подошел ближе, схватил ее за плечи и потряс.

- Да пойми же ты наконец, маленькая дурочка, пока мы тут болтаем впустую, дело не делается, а драгоценное время уходит!

- Давай кончим разговор, - мудро предложила Джулия.

Ругаясь, Стив оставил ее и повернулся к окну.

- Слушай внимательно. Мы опаздываем. Ты не поедешь со мной. Точка.

Джулия почувствовала, как в ней закипает ярость, холодная и разрушительная. Она не уступит. Не подчинится непонятным указаниям. Ну почему Стив не объяснит все до конца? Разве она может доверять ему? К тому же ее любопытство с каждой минутой все больше разгоралось. Если что-то не так, она поможет. А если Стиву грозит опасность, она разделит его судьбу. Черт возьми, она безумно любит его, и этим все сказано! А он хочет, чтобы она сидела в тихом уголке и чего-то ждала. Может быть, страшной, трагичной развязки. Разыгравшееся воображение рисовало ей все более ужасные картины.

- Попробуй отправить меня отсюда - и больше не увидишь меня никогда! возбужденно воскликнула Джулия, но в тот же момент сама испугалась своих слов и с опаской взглянула на Стива - тот побледнел, глаза сверкали огнем непреклонности, решимости.

- Угрозы, милая? - приторно сладко поинтересовался он, и Джулия задрожала от скрытой холодной злости.

Белая, как простыня, она уже жалела о сказанном. Но ничего изменить нельзя. Понимая, что использует неверную тактику, она все же продолжала:

- Я не замолчу, пока ты не расскажешь мне все до конца.

- Положим, заставить меня очень трудно. Она тяжело дышала.

- Я не отступлю.

Стив холодно улыбнулся.

- Я жду. Ты еще не собралась. Поторапливайся. Вертолет доставит тебя на материк, а там уже нетрудно добраться до Англии.

Волна горечи нахлынула на нее, затопив ее сердце отчаянием. Несколько секунд она не могла ничего произнести.

- Значит, все кончено? - Она с трудом проглотила ком в горле.

- Тебе решать.

Она пристально взглянула на него, но комната поплыла перед глазами, закружилась, и Джулия чуть было не потеряла сознание. Куда делись вчерашняя теплота и очарование? Какая неожиданная развязка! Если бы можно было повернуть время вспять!

- Нет, это ты определяешь мою судьбу, - она еле сдерживала горячие слезы, - раз прошлая ночь ничего не значит для тебя!

Стив немного смягчился.

- Наоборот, это было отличным благословением. А теперь, если не возражаешь, я пойду встречать гостя. - С этими словами он вышел из комнаты, и Джулия поняла, что его мысли сейчас не о ней, не об их таком коротком медовом месяце. Нет. То, что случилось где-то далеко, за пределами острова, было гораздо важнее для него.

Ошеломленная, униженная, она уставилась на закрытую дверь. Стив с такой легкостью принял ее ультиматум! Наверняка он решил, что она сказала эту глупость впопыхах, не подумав. Но все равно горько. Потрясенная новым неожиданным горем, Джулия пошатнулась. Ноги не держали ее, и она присела на кровать. Все произошло так быстро! Неудачные попытки предотвратить расставание с ним мгновенно привели ее на грань нового развода.

Это так напоминает ночной кошмар. Все как будто перевернулось вверх тормашками! Еще вчера ей казалось, что наконец-то кончилось страдание, а теперь... Все как будто начинается сначала. Почему? Черт его побери, почему он не хочет даже что-либо объяснить ей? Ей не терпится обрушиться на Стива, обругать его так, чтобы он понял наконец: нельзя так обращаться с ней. Но чему это поможет? У него какие-то проблемы. Ему, наверное, грозит опасность. Ну, не будь эгоисткой, твердила она себе. Нужно обдумать, что делать дальше. Но она не оставит мужа, что бы ни случилось, это Джулия знала твердо. Она вспомнила, что еще вчера ночью Стив просил не покидать его никогда, а теперь вот гонит ее... Она опустила голову на колени и горько зарыдала.

Потом, сжав зубы, Джулия, подхватив джинсы и рубашку, поплелась в ванную. Решив, что ей стоит быть готовой ко всему, она быстро оделась и привела себя в порядок. Непреклонная в решении не отступать, она все же собрала необходимые вещи в дорожный чемодан. Но не для того, чтобы отправиться в Англию. Нет. Ни за что на свете!

Джулия вышла из спальни - свежая, готовая к отпору - и направилась в гостиную. Еще в коридоре она услышала голос Стива. Муж что-то торопливо и, как ей показалось, тревожно говорил, а ему кто-то тихо, но твердо отвечал. Резким движением она распахнула дверь и застыла на пороге.

Стив стоял к ней спиной, разговаривая с высоким, светловолосым мужчиной в темном костюме. На полуслове прервав беседу, они обернулись к ней. Джулия заметила, что при виде ее муж помрачнел, глаза посерели, потухли.

- Познакомься, это Пэт Дэннинг, моя правая рука. - Стив холодно представил гостя.

- О, очень приятно, наконец-то мы встретились с вами, миссис Уилсон. - В его голосе явно слышался техасский акцент. Пожимая ей руку, он приветливо, широко улыбнулся ей. - Очень сожалею, что разлучаю вас с мужем.

Она беспечно махнула рукой.

- Ничего страшного, я еду с ним. У Стива заходили скулы.

- Я думал, мы договорились обо всем, - кратко бросил он.

Джулия пожала плечами, чувствуя, однако, что деланное спокойствие дается ей с большим трудом.

- Тебе так показалось?

Их взгляды встретились в невидимой битве двух сильных характеров, битве двух любящих друг друга людей.

- Да. - Он вздохнул. - Ради Бога, Джулия, не вынуждай меня делать то, о чем я потом буду жалеть.

Она не выдержала первая и взорвалась в безумном приступе гнева.

- Никогда, никогда в жизни ты ни о чем не жалел! А я отказываюсь тупо повиноваться тебе до тех пор, пока ты не объяснишь, в чем дело!

Стив дрожал, и Джулия поняла, что чаша его терпения переполнена.

- Чего ты добиваешься? Ты хочешь, чтобы я сказал, что мне от тебя больше ничего не нужно? Что ты меня больше не интересуешь? Что ж, если тебе так хочется, считай, что я это уже сказал.

Пять лет назад она поверила ему, но сейчас - нет. Женский инстинкт подсказал ей, что это совсем не так.

- Не надо. До тех пор пока я в сознании, ты не затащишь меня в вертолет.

Пэт Дэннинг осторожно нарушил воцарившуюся после ее слов тишину.

- Мы опаздываем, босс.

Джулия повернулась к нему и уже было открыла рот, чтобы выплеснуть свой гнев на верного помощника. За спиной послышалось тихое "О черт"... Зловещая темнота застлала ей глаза, она негромко вскрикнула и упала бы на пол, если бы не Стив, вовремя подхвативший жену.

- Ее сумка в спальне. Сходи туда, пока я буду укладывать ее в вертолет. Побледнев, Стив осторожно поднял ее на руки и вышел из гостиной. Если бы она очнулась, то услышала бы, как он ласково обращается к ней:

- Джулия, дорогая, ну почему мне постоянно приходится бороться с тобой?

Вернувшись, Пэт Дэннинг осторожно поинтересовался:

- Вы уверены, что правильно поступили, босс?

- Улетай отсюда быстрее. И следи за ней. Пэт сделал знак пилоту, и на прощание, стараясь переорать заработавший мотор, закричал Стиву в ухо:

- Все же не хотел бы я, босс, оказаться на вашем месте. Ваша встреча будет нелегкой. До скорого.

Глава 10

Джулия очнулась и застонала. Челюсть ныла, голова раскалывалась от непереносимой боли.

- Все в порядке, мэм?

Она вздрогнула от неожиданного вопроса и приподняла голову. Где она? Что случилось? Оглянувшись, она узнала кабину вертолета, и все происходящее сразу встало перед глазами. Ее отказ лететь. Предупреждения Стива. Коварный удар!

Какое унижение! Джулия попыталась осмотреться. Кто это там так печется о ее здоровье? За стеклом сидел пилот в спецодежде, а около нее расположился светловолосый великан с выступающей широкой челюстью. А за окном уплывал, удалялся зеленый остров, омываемый голубыми, искрящимися на солнце прибрежными водами. Хорошо видна крыша дома, а рядом - едва различимое пятнышко - Стив, провожающий жену... В ту же секунду она потянулась к ремню, сковывающему все ее движения. Раз - и все готово. Она опять на свободе. Еще не поздно выпрыгнуть и поплыть обратно. Еще не... Она обязательно добралась бы до острова, если бы не эти сильные руки, внезапно прижавшие ее к сиденью.

- Куда вы, мэм? Стив хочет видеть вас живой и невредимой, а вы стремитесь броситься из вертолета вниз, чтобы расшибиться насмерть.

Джулия бросила разгневанный взгляд на стража.

- Кто ты такой, черт тебя подери? Ее спутник весело присвистнул.

- Пэт Дэннинг к вашим услугам. Совсем недавно нас уже представили друг другу. Похоже, чувствуете вы себя неважно, - вежливо заметил он.

- Он ударил меня. - В ее словах смешались ярость и недоумение.

- Полагаю, только это ему и оставалось. Полагаю, это большая ошибка с его стороны, но, в конце концов, Стив знает вас лучше, чем я.

- Да я убью его при первой же встрече! - сердито заявила Джулия, тщетно пытаясь что-то сообразить. Ее голова отказывалась работать.

- Очень возможно, что вы хотите это сделать. - Пэт Деннинг был точен.

Даже в гневе Джулия чуть было не рассмеялась, но вовремя сжала зубы, оставаясь все такой же суровой.

- Доставь меня обратно на остров, - приказала она.

- Не могу, мэм. У меня есть другие указания по этому поводу. - И отказывая, он сохранил дружеский тон.

- Куда он собирается лететь? Может быть, она сможет где-то присоединиться к Стиву?

Невозмутимый Пэт Дэннинг не попался на удочку.

- Извините, но этого я сказать вам не могу. Она насмешливо посмотрела на него.

- А ты можешь мне сказать хоть что-нибудь? Немного подумав, он ответил:

- Полагаю, нет.

Джулия нервно рассмеялась.

- Ты слишком много полагаешь. Стив тебе за это платит деньги?

- Думаю, да, - с достоинством согласился он.

- За умение похищать женщин, не так ли? Этого даже Пэт Дэннинг не мог выдержать.

- Поосторожней с этим, мэм. Не следует говорить мужчине такие вещи.

Джулия почувствовала даже уважение к суровому стражу.

- Ладно. Так вы скажете мне, куда собирается Стив? - учтиво спросила она.

Спутник внимательно разглядывал ее.

- С вами трудно, мэм. Черт возьми! Стив никуда не уедет с острова в ближайшее время.

- Что вы имеете в виду? А строительный проект?

Пэт Деннинг криво улыбнулся.

- С этим все в порядке. Боссу нет дела до него. Какой-то ненормальный стрелял позавчера в его брата. Промахнулся, слава Богу, но успел скрыться, и мы опасаемся, что теперь он охотится за Стивом. Посоветовались и решили, что боссу лучше остаться на острове. Мы будем следить за всеми приезжающими. Надеемся, что так будет легче поймать его и передать полиции. - Пэт серьезно посмотрел на нее и вздохнул. - Полагаю, ваше право - знать эти обстоятельства.

Так значит, пока она летит и болтает с этим человеком, Стив подвергается смертельной опасности? Просто ждет, когда его убьют.

- Но почему же он не сказал мне? - почти простонала она.

- Не хочет вас волновать.

- Не волновать! - воскликнула Джулия. Да Стив просто сумасшедший! Лучше бы ей узнать сразу правду, чем томиться в неведении.

- Полагаю, ему следовало с вами поделиться. Я советовал, но он не послушал. Сказал, что вы непременно захотите остаться с ним, а самое важное для него - знать, что вы в безопасности.

- Боже!

Да, Стив прав. Зная правду, она бы тем более отказалась покинуть остров. Ну и что? Все равно он обязан был рассказать ей правду.

- Ну, не сердитесь, мэм. Старина Стив никогда не способен был рассуждать здраво, когда дело касалось вас, - сообщил Пэт Дэннинг, мягко, по-отечески пожимая ей руку. Джулию удивило, что он так странно называет мужа, ведь с виду они были одного возраста.

И только потом смысл сказанного окончательно дошел до нее.

- Что вы имеете в виду?

- Ну, о чем тут говорить! Пять лет назад мы все твердили ему, что купить эту рухлядь можно и за десятую часть того, что она когда-то стоила. И думаете, он нас послушал? Не тут-то было. Заплатил за сгнившие корабли кучу денег, будто бы это были новые красавцы только что с судостроительной верфи. А потом выложил столько же на ремонт. Сумасшедший! Что ему наши доводы и уговоры!

Джулия не верила своим ушам.

- Это о флоте Монтанелли? - осторожно поинтересовалась она и, получив утвердительный кивок, чопорно добавила:

- Он не заплатил ни цента.

Опять ее дурят! Нет уж, она все видела собственными глазами, и подробности той сделки надолго врезались ей в память.

- Не хотелось бы спорить с дамой, но тут вы не правы, мэм. Я помогал оформлять бумаги и заверял подпись на чеке, - уточнил Пэт.

Джулия задумалась. Она была совершенно уверена, что знает все о передаче Стиву злополучных кораблей. А теперь вдруг все перевернулось с ног на голову. Стив, оказывается, их купил? Вернулся и заплатил деньги?! Но зачем? Ведь он уже получил все права на владение флотом. Бессмыслица. Недаром он утверждал, что суда дорого достались ему. Судя по тому, что сообщил сейчас его помощник, очень дорого.

От дедушки она ничего об этом не слышала! А ведь он прекрасно знал, как эта история тяготит ее. Только сейчас Джулия начала ясно понимать, что деньги интересовали Андриано Монтанелли куда больше, чем ее муки.

Все эти годы она страдала от мысли, что была продана за какие-то корабли, а дед в любой момент мог помочь ей - обрести вновь чувство собственного достоинства! Но он не сделал этого. Как, должно быть, ему было противно сознавать, что она влюбилась в Кардано!

- Спасибо, - угрюмо прошептала она.

- Я согласился на участие в сделке, только надеясь, что это облегчит его переживания. Надоело наблюдать, как он терзается. Работал все время как черт, до измора, до обалдения. И все твердил, что очень виноват перед вами и это единственный способ оправдаться. Думаю, это помогло ему возвратить вас. И не удивлюсь, если ему опять кажется, что вы потеряны для него.

- Но почему?!

- Полагаю, не любая женщина простит такое обхождение - удар был уж очень силен. - Пэт загадочно посмотрел на нее и улыбнулся.

Джулия была не в силах веселиться в то время, как Стива на острове может настигнуть какой-то маньяк-убийца.

- Разве я смогу простить что-нибудь мертвецу? - Она чуть не плакала, и голос ее дрожал.

- Ну что вы, мэм, не устраивайте поминок раньше времени. Стив вовсе не считает себя мишенью для сумасшедших. У вас еще будет возможность хорошенько отругать его.

Джулия схватилась за руку Пэта, ища поддержки.

- Дай Боже, чтобы все кончилось благополучно.

- Да будет так!

Она выглянула из окна. Острова уже не было видно, под ними расстилалась бесконечная гладь Средиземного моря. Ее обуял страх, безотчетный ужас.

- И что же мне делать?

- Лучше всего исполните просьбу Стива. Зачем ему волноваться о вас? Поезжайте в Англию и ждите его там.

Джулия тяжело вздохнула. А что ей остается делать? Только ждать и молиться.

Спустя двадцать четыре часа она вглядывалась в огни большого города, стоя у окна, но успокоиться не могла. Вместо того чтобы улететь в Англию, Джулия взяла билет в Штаты и уже скоро оказалась в квартире Стива, на верхнем этаже здания его компании. Конечно, Пэт Дэннинг благополучно доставил ее в один из итальянских аэропортов, но дальше проводить не смог и поэтому так и не узнал, что она не послушалась указаний. Джулия решила ничего не говорить ему, опасаясь услышать в ответ поток разнообразных возражений и запретов.

Еще в вертолете она рассудила, что если от Стива будут какие-нибудь новости, то первым делом обо всем узнают в центральном офисе, в Нью-Йорке. Поэтому она решила поселиться в его старой квартире, какие бы мрачные воспоминания ни навевали на нее эти комнаты, и как можно чаще узнавать новости. Но в квартире никого не было, и, как она поняла, уже давно. Джулия направилась было в гостиницу, но по пути вспомнила, что Стив упоминал о том, что живет в доме, где находится его офис, и поехала туда. Когда она подошла к подъезду, было поздно, но охранники пропустили ее, как только узнали, что перед ними - жена босса.

И началось ожидание. Полет тоже был тяжелым, но тогда она по крайней мере что-то ожидала узнать в Нью-Йорке. А сейчас, когда она наконец-то добралась до места', ей оставалось только сидеть и ждать. Не с кем поговорить, некому выплакаться и поверить свои опасения. Джулия созвонилась с секретаршей мужа, наврала что-то про морское путешествие и попросила связаться, как только от Стива поступят какие-нибудь известия. Но телефон молчал весь следующий день, оглушающая тишина давила на нее, не давая забыться, успокоиться.

Где он? Как он?

Она так нуждалась в Стиве, умирала от любви и тревоги, а от него не было и весточки. Господи, почему Стив сам не рассказал ей то, что потом поведал Пэт Дэннинг? Главное - знать, что он жив, что у него все в порядке.

А что будет потом? Джулия не могла загадывать вперед. Она так часто ошибается, когда думает о будущем.

Она опустила шторы. В комнате была полутьма, горел только один слабый светильник в углу. Джулия вспомнила, что с утра совсем ничего не ела. Правда, аппетита и раньше, и сейчас не было, но здравый смысл подсказывал ей, что надо подкрепиться. Нет, она не тщедушная девица с расшатанными нервами, решила она, и направилась в кухню, чтобы заварить кофе. Потом она немножко посидела перед телевизором.

Усталость валила с ног, но Джулия была уверена, что ей не удастся заснуть, особенно в этой большой кровати, предназначенной для двоих. Все напоминало ей о вынужденном одиночестве. Она поплелась в ванную и приняла душ. После, накинув на себя шелковый китайский халат, посмотрела телевизор в гостиной. Показывали какое-то старое черно-белое кино, любовную мелодраму с обязательным счастливым концом. Фильм был ей неинтересен, она выключила телевизор и лампочку; квартира погрузилась в полную темноту. Не находя себе дела, Джулия присела на край кровати и задумалась. Где сейчас Стив? Что с ним? И сама не заметила, как закрыла глаза и задремала, утомленная и растерянная.

Яркая вспышка света вывела ее из оцепенения, и она, полуослепленная, полусонная, увидела фигуру высокого человека в дверном проеме.

- Джулия? - В голосе гостя звучали недоверие и надежда.

Она вскочила с кровати и бросилась навстречу пришедшему, потому что.., потому что в нем она сразу узнала Стива, изнуренного, обросшего, одетого в старую поношенную одежду. Но никогда еще он не выглядел так чудесно!

- Что ты делаешь здесь? - спросил он, хмуро рассматривая ее.

Джулия не сразу нашлась, что ответить. Неприветливый тон умерил ее пыл, и она остановилась посреди комнаты, пытаясь сообразить, что же делать.

- Я поехала на квартиру, но там было пусто. Вспомнила, что ты упоминал об этом помещении, мне повезло, и твои охранники быстро впустили меня, - сбивчиво объяснила она, облизывая пересохшие губы.

Стив подошел поближе и изумленно покачал головой.

- Я уже давно оставил старую квартиру. Ее охватило странное ощущение, что они, двое взрослых людей, разыгрывают театральную пьесу, бесконечно удаленную от того, что они чувствуют на самом деле.

- Почему?

- Я не мог жить там после того, как ты уехала.

Джулия будто очнулась от ночного кошмара и удивленно уставилась на Стива. Он между тем внес в комнату большой пыльный чемодан и закрыл дверь.

- Но, ради Бога, что ты здесь делаешь? - резко повторил он.

Джулия вздрогнула. Он чем-то недоволен.

- Я уже сказала. Я не могла попасть в... И не успела договорить, так как Стив, вплотную подойдя к ней, схватил ее за плечи и потряс.

- Не здесь. Не в Америке. Ты должна была быть в Англии.

Испуганная его нападением, Джулия с трудом подбирала слова.

- Я знаю, но это было слишком далеко от тебя. Я приехала сюда в надежде скорее получить новости. Мне нужно было знать, что у тебя все в порядке, быстро протараторила она, замечая, что бледность на лице мужа внезапно сменилась ярким румянцем.

Стив отпустил ее и раскатисто засмеялся.

- Боже мой, а ты подумала о том, что почувствую я, когда, прилетев в Англию, не найду тебя? Никто не знал, где ты! Я сходил с ума от отчаяния и метался по Лондону, искал тебя, а все это время ты была здесь и ожидала новостей!

- Я.., я не знаю.

Она сказала это чуть слышно, но даже если бы заорала прямо в ухо, он бы ничего не услышал. Он забылся, погруженный в думы о чем-то своем, не видя ничего вокруг.

- Черт возьми, ведь после того как я ударил тебя, я думал, что у меня нет шансов снова возвратить тебя. И там, в Лондоне, я решил, что ты навсегда потеряна для меня. Я терял рассудок от мысли, что больше не увижу тебя... - Он грустно посмотрел на нее. - Черт возьми, ну когда же ты поймешь, что я люблю тебя! - Его голос повысился до истошного крика.

В этот момент ее глаза окутались пеленой, комната поплыла, но волевым усилием Джулия взяла себя в руки. Не время для обмороков.

- Когда ты скажешь мне это, - быстро проговорила она и рассердилась. - Ты тоже хорош, Стив! Я не ясновидящая. Мне нужно было услышать это от тебя.

- Я только что сказал.

- Да.

- И?

Джулия прекрасно понимала, что он хочет от нее, но молчала. Страшно признаваться в своих чувствах, предавать себя в его руки, в его безраздельную власть. Она уже наказана за излишнюю доверчивость и наивность.

Стив не выдержал молчания и, отойдя, тупо уставился на немой телевизор.

- Я хочу услышать от тебя, что и ты меня любишь. Я заслужил это право, сказал он неразборчиво, глотая слова. - Как смеялись, наверное, боги, когда решили, что мне суждено влюбиться в тебя!

Отчаяние в его голосе смягчило ее. Может быть, на сей раз она должна довериться ему?

- Не надо, Стив!

Да, она причинила ему страдание, потому что смертельно боялась душевной боли! В его лице не было ни кровинки.

- Не надо?! Я ненавижу себя за все, что сделал! Сам уничтожил свое счастье, сам виноват во всем! Я любил тебя, когда мы тогда поженились. Даже в то злосчастное утро я любил тебя. И теперь, и все то время, которое мне предстоит прожить, каждый день - я буду любить тебя!

Джулия не заметила, когда она заплакала, но горячие слезы уже давно блестели в ее глазах и бежали по щекам.

- Тогда почему?..

Стив понял ее с полуслова, подошел и крепко обнял, прижал к своей пропыленной рубашке и поцеловал. Мягко, как будто предлагал защиту и покровительство.

- Я встретил тебя слишком поздно, - хрипло, чуть сердито признался он и вздохнул. В этом была слышна вся усталость, накопившаяся за пять лет. - Я обещал деду, когда он уже был при смерти, что отомщу Андриано Монтанелли и любыми средствами верну флот. Я дал слово, Джулия, задолго до того, как увидел тебя. К тому моменту, когда я услышал, что у моего врага есть взрослая внучка, я уже испробовал все способы. Поэтому я решил пойти на шантаж. Постарайся понять. Было очевидно, что Монтанелли будет оскорблен, если узнает, что его внучка была обесчещена кем-то из рода Кардано и сделает все, что в его силах, чтобы эта история не получила огласки. Вот так это и было задумано. Безжалостно и очень просто... И все было хорошо до тех пор, пока не появилась ты...

Я влюбился в тебя. Ты была восхитительна. Такая невинная и в то же время благородная, щедрая душой. Все это я надеялся найти в той, единственной женщине, с которой собирался строить жизнь. Я испытывал невыносимые муки и дорого бы дал за возможность изменить положение вещей, но ничего не мог сделать. Я поклялся и, хотя это было адски трудно и больно, я привел свой план в действие. Все, что я мог сделать для тебя, - это вызвать у тебя ненависть к себе. Так нам легче было расстаться. Ты как-то сказала, что я убил в тебе что-то прекрасное, - что же, я тоже тогда потерял частичку своей души. Ту, в которой были бескорыстная доброта и умение восхищаться красотой. Не надеясь возвратить тебя, я все же следил за твоей дальнейшей судьбой. Может быть, думал я, с тобой случится несчастье или тебе потребуется помощь. Остальное ты знаешь сама.

Все встало на свои места. Если только это правда, - а невозможно не поверить этому признанию, - Стив страдал так же, как и она. Он полностью понял свою ответственность, каждый день оказываясь один на один с прошлым. Кто, как не она, знает, как это непереносимо, как это больно. Подняв голову, Джулия посмотрела прямо в синюю глубину глаз любимого.

- Поэтому ты женился на мне? Стив кивнул.

- Поэтому ты свободна оставить меня, как только пожелаешь, - торжественно и очень серьезно добавил он.

- Должно быть, ты очень любил своего деда.

- Да, но не так, как тебя. По-другому. Что еще сказать? Все молодые годы я наблюдал, как он постепенно с громадными трудами вытаскивает нашу семью из бедности. Все, что у него было, он создал сам.

Джулия знала это обостренное чувство родства, присущее итальянцам. Она понимала это и прощала любимого. Вот почему Стив упомянул Ловеласа - нельзя честно любить, если нарушена клятва.

Она подняла глаза.

- А ведь я должна была ненавидеть тебя. Стив согласился:

- Я заслужил это.

- Мне следовало бы сказать, что я ненавижу тебя.

- И ты говоришь мне это? - Он внимательно смотрел на нее в ожидании ответа.

Рано или поздно ей придется решить, стоит ли доверять Стиву.

- Как я могу быть уверенной в том, что этого не повторится?

- Клянусь, я не допущу, чтобы тебе причинили зло. Никто, ни я, ни кто-либо другой отныне не сделает тебе ничего дурного. - Он говорил с такой уверенностью и твердостью в голосе, что Джулию оставили все сомнения. Теперь у нее есть защитник, непреклонный и могучий.

Она поднесла руку к подбородку и хитро прищурилась:

- Мелкие удары и побои, конечно, не в счет? Стив как-то сразу напрягся, нахмурился и побледнел.

- Я хотел, чтобы ты была в полной безопасности, - сказал он покаянно. Джулия кивнула в ответ.

- Ты мог бы попытаться рассказать мне все.

- Не думаю, чтобы ты послушала меня. И я понимаю. Если бы тебе что-нибудь угрожало, я бы сам приклеился к тебе как банный лист. Ну как, разве я не прав?

Его глаза сияли тем чудесным ласковым светом, который всегда зажигал в ней ответный огонь.

- Да, - признала Джулия, следя за его взглядом. Теперь в центре пристального внимания мужа были ее губы, и она, дрожа, подняла руку, защищая их. - Они поймали того человека? Теперь ты в безопасности?

- Тебе все рассказал Пэт?

- Он полагает, что я имею право знать. Так оно и есть, но было бы куда лучше, если бы я услышала это от тебя.

Он вздохнул.

- Прости меня, если можешь, но я думал только о том, как бы уберечь тебя от опасности.

- Ты не пострадал? - Она внимательно разглядывала могучую фигуру мужа, ища следы возможного ранения.

- Полиция арестовала преступника, когда он еще не ступил на берег. Я мог добраться и поскорее, но пришлось отвечать на кучу вопросов, подписывать официальные бумаги. А потом нужно было связаться с братом.

- А я даже не знала, что у тебя есть брат. Странно, она ни разу не слышала от мужа подробностей о его семье.

Стив засмеялся, будто он умел читать ее мысли.

- Нам было не до таких мелочей, мы решали глобальные вопросы - любим ли мы друг друга, будем ли вместе, но впредь я обещаю ничего не скрывать от тебя. У меня есть брат и две сестры. Вся семья с нетерпением ожидает возможности познакомиться с тобой.

Джулия была очень удивлена.

- Они знают обо мне? Он пожал плечами.

- Все. Мы очень близки друг другу. Они помогли мне пережить тяжелые времена. Мой сестры в один голос твердили, что наступит день, когда ты вернешься ко мне.

- Осталось выяснить еще кое-что. Если ты так хотел, чтобы я тебя возненавидела, зачем было платить деньги за флот, который и так стал твоим?

- Снова Пэт, - огорченно констатировал Стив.

- Не вини его, он пытался помочь. - Джулия старалась оправдать Пэта. Почему ты не боялся того, что я узнаю все от деда?

Стив приподнял ее руку и нежно поцеловал пальцы.

- Очень хотел, чтобы так случилось, но знал, что это пустые надежды. Монтанелли ни за что бы не рассказал тебе.

- Но почему же я не услышала от тебя эту историю, когда мы снова встретились? Он сверкнул глазами.

- У меня тоже есть своя гордость. Я не мог открыть свою душу женщине, которая говорила, что ненавидит меня. Но невозможно было жить с мыслью, что когда-то я использовал любимую для простого обмана. Я пришел к твоему деду и принудил его принять деньги. Впрочем, он не особенно сопротивлялся, быстро сообразил, что я нуждаюсь в тебе, и выжал из этого все, что мог. Прости меня, но он был жадный и недобрый человек. Однако ты стоила каждого заплаченного цента, и какая разница, узнала ты об этом или нет. Джулия вздохнула.

- Ты действительно много дал за них.

- Речь не о деньгах. В действительности цена была слишком высока - ты, самое драгоценное, что я имел когда-либо. И я это сделал только потому, что понимал - наша жизнь не сложится, пока я не выполню обещанного.

- О Стив, ведь только что ты открылся передо мной. Теперь мое право растоптать и унизить тебя.

- Да. Я предлагаю тебе мою любовь и жизнь, но если ты хочешь отвергнуть меня или унизить, что ж, я ничего не могу с этим поделать.

Джулия не сразу смогла ответить, подавленная той страстной силой, с которой он произнес эти слова. Волнуясь, она облизала вмиг пересохшие губы.

- Я не смогу не простить тебя. Потому что я люблю. Ничего не могу с этим поделать. И, мой милый, во имя своей и моей любви прости себя сам.

Он осторожно привлек ее к себе и, задержав дыхание, замер.

Все закружилось у Джулии перед глазами. Как долго она ждала, как долго мечтала об этом блаженстве!

- А если я не смогу, милая?

- Тогда я буду прощать и любить за двоих. И буду ждать, когда ты сможешь.

...Они медленно и нежно раздели друг друга. Высокая стена, возведенная гордостью и неверием, наконец-то рухнула. Исчезли все недомолвки, подозрения и недоброжелательность. В эту ночь, подумала Джулия, им предстоит заново обрести свою потерянную любовь, согреть ее теплом своих сердец.

Она улыбнулась и указала на губы.

- Мне больно. Излечи меня. Его глаза сверкнули, он наклонился и нежно, но страстно поцеловал ее.

- Так лучше?

Джулия обвила руки вокруг его шеи.

- Еще, я скажу, когда будет достаточно, - шаловливо попросила она, и Стив со стоном послушался.