ХосеМария Эскрива

Борозда




Хосе-Мария Эскрива

БОРОЗДА

ПРЕДИСЛОВИЕ

<p>Хосе-Мария Эскрива</p> <br /> <p>БОРОЗДА</p> <br /> <p>ПРЕДИСЛОВИЕ</p>

Еще в 1950-м году, в предисловии к 7-му изданию «Пути», отец Хосемария Эскрива обещал читателю новую встречу с ним, – в книге «Борозда», но это желание основателя Opus Dei осуществляется только сегодня, в 11-ю годовщину со дня его ухода на Небо.

На самом деле «Борозда» была готова к печати уже много лет назад, и отец Эскрива не раз собирался отправить ее в типографию, – но не получилось. Он объяснил это словами старой кастильской пословицы: звонящий в колокола не может участвовать в процессии. Его интенсивная деятельность основателя и главы Opus Dei, тысячи других дел в служении Церкви и человеческим душам не позволяли ему перечитать рукопись спокойно, в последний раз. Тем не менее, если не считать работы по нумерации записок и окончательному исправлению стиля, «Борозда» была давно закончена. В ней было даже название глав.

Подобно «Пути», книге, изданной тиражом более 3 миллионов экземпляров и переведенной более, чем на 30 языков, «Борозда» – плод внутренней жизни отца Эскрива и его пастырского опыта. Он написал эту книгу, чтобы помочь христианину в его духовных размышлениях. «Борозда» написана не в определенном литературном жанре и не в стиле богословского трактата, хотя отражающаяся в ней духовность, богатая и глубокая, предполагает высочайший богословский опыт.

«Борозда» устремлена к полноте христианина: не только к уму, но к душе и телу, природе и благодати, эта книга – плод не только размышлений, но и самой жизни во Христе. В ней отражены потоки движения и покой, духовная сила и мир, которые Дух Святой излил в душу отца Эскрива и души тех, кто жил рядом с ним. «Spiritus, ubi vult, spirat» – Дух дышит, где хочет. Он приносит с Собой несравнимую гармонию и глубину христианской жизни, которые нельзя заключить в тесные рамки какой-либо схемы или человеческих понятий.

Этим и обусловлена форма этой книги. Отец Эскрива никогда не хотел, чтобы в каких-нибудь делах (а тем более, в делах Божиих) «сшили костюм, и заставили человека надеть его». Он уважал Божию и человеческую свободу, и поэтому предпочитал быть внимательным наблюдателем, способным познать дары Божии, чтобы сначала учиться, а потом учить ближнего. Когда он приезжал в новую страну или встречался с новой группой людей, он обычно говорил: «Я пришел сюда, чтобы учиться». Я это часто слышал от него. Он, в самом деле, учился, – учился у Бога, у душ человеческих. И все, чему он учился, обратилось в постоянное учение для тех, кто жил рядом с ним.

Размышления основателя Opus Dei – плод его глубокого душепастырского опыта, они открывают нам целый ряд добродетелей, которые должны сиять в жизни христианина, – великодушие, храбрость, искренность, естественность, преданность, дружба, ответственность… Одно оглавление открывает нам широкую панораму человеческого совершенства и доблести сильных, которую отец Эскрива встретил в Иисусе Христе, «совершенном Боге и совершенном Человеке».

Иисус – высший человеческий идеал для христианина, ибо «Христос, Спаситель наш, открывает всего человека самому человеку». Формулу всех этих добродетелей можно найти в словах, которыми автор «Борозды» благодарит Господа за то, что Он пожелал стать совершенным Человеком, чье сердце любило и страдало до самой смерти, исполнялось радости и печали, восхищалось путями людскими и указывало нам путь, ведущий в Небо, героически подчинялось долгу и руководствовалось милостью, заботилось о богатых и бедных, о грешных и праведных!.. (813).

Сама жизнь во Христе проявляется на этих страницах – жизнь, в которой человеческое и божественное переплетаются неразрывно и неслиянно. Но не забудь, что эти раздумья, сколь человеческими они бы ни казались – такие, как я написал (и прожил) для тебя, пред Божьим Ликом, непременно останутся раздумьями священническими. Человеческие добродетели христианина, проявляющиеся в полноте и силе, указывают на зрелых мужчин и женщин, – зрелых той зрелостью, которая свойственна детям Божиим, которые знают, что Отец – рядом. Не будем себя обманывать: Бог – не тень, не какое-то далекое существо, создающее нас и бросающее. Он – не хозяин, который уйдет и больше не вернется. Мы не ощущаем Его своими чувствами, но Его существование – гораздо истиннее, чем все известные нам реальности. Бог – здесь, с нами, Он жив, Он нас видит, Он слышит нас, управляет нами, замечает самые незначительные поступки и самые скрытые наши намерения (658).

Отец Эскрива раскрывает нам значение добродетели в свете окончательной и божественной судьбы человека. Глава «После смерти» удаляет читателя от исключительно земной логики и открывает ему логику вечную (см. 879). Таким образом, человеческие добродетели христианина – гораздо выше чисто естественных добродетелей: они – добродетели детей Божиих. Чувство Богосыновства изменяет всю жизнь и бытие христианина, для которого Бог – начало и сила, позволяющая ему совершенствоваться, даже в божественном плане: Ты раньше был апатичным, нерешительным, пессимистом. Теперь ты смел, оптимистичен, уверен в себе – потому что решился, наконец, искать опору только в Боге (424).

Страдание – другой пример божественного укоренения человеческих добродетелей христианина. Христианское мужество – вовсе не стоическое принятие страдания и боли. Напротив, когда христианин обращает свои взоры ко Кресту Господню, скорбь становится источником сверхъестественной жизни, ибо вот он великий христианский переворот, обращающий боль – в плодотворное страдание, зло – в добро (887). В боли отец Эскрива видит божественное действие: Позволь шлифовать себя, и еще благодари – ведь Бог взял тебя в Свои руки, как бриллиант (235). Это божественное действие проявляется не только сейчас, но и после смерти: Чистилище – милость Божия. Оно счищает пороки с тех, кто хочет Ему уподобиться и отождествиться с Ним (889).

Христианские добродетели не «прибавляются» к бытию верующего человека. Они – суть повседневной жизни детей Божиих, вместе со сверхъестественными добродетелями и дарами Святого Духа. Благодать глубоко проникает в природу, исцеляет и обoживает ее. В силу первородного греха, полнота «человеческого» недостижима без благодати; но, тем не менее, благодать не действует вне природы. Чтобы об?жить природу, благодать раскрывает ее высшие качества. Отец Эскрива уверен, что человек не может быть «божественен», если в то же время он не достаточно человечен. В этом – первая победа благодати. Поэтому отец Эскрива уделяет большое внимание человеческим добродетелям, отсутствия которых – провал самой жизни в Христе: Очень многие христиане следуют за Христом, поражаясь Его Божественностью – но забывают об Его человечности. – И вот, несмотря на выполнение всех благочестивых правил, им так и не удается явить в себе сверхъестественные добродетели, ибо они ничего не делают, чтобы обрести добродетели естественные (652). Этот глубоко человеческий смысл христианской жизни всегда присутствовал в трудах и проповедях Основателя Opus Dei. Он не любил «развоплощенного спиритуализма», и часто повторял, что мы, по Божией воле, люди, а не ангелы, и поэтому должны вести себя, как люди.

Учение отца Эскрива соединяет человеческие и божественные стороны христианского совершенства. Так же думают и поступают те, кто глубоко знает, любит и страстно проводит в жизнь католическое учение о воплощенном Слове. В «Борозде» четко подчеркиваются практические и жизненные следствия этой радостной истины. Автор рисует образ христианина, который живет и работает в миру, погруженный в человеческие начинания, и, в то же время, полностью обращенный к Богу. Выходит очень привлекательная картина: христианин спокоен, уравновешен (см. 417), в нем хорошо звучат средние ноты, созвучные повседневной жизни (см. 440). У него несгибаемая воля, глубокая вера и твердое благочестие (см. 417). Своими качествами он старается служить ближнему (см. 422), а его вселенскую ментальность можно определить так: широта кругозора, и смелое проникновение в то, что всегда останется живым в католическом правоверии; прямое и здравое стремление – без фривольности! – обновлять традиционные точки зрения, в философии и толковании истории… Бережное внимание ко всем направлениям современной науки и мысли; положительное и открытое отношение к современным преобразованиям социальных структур и форм жизни (428).

В противоположность этой картине отец Эскрива приводит так же черты фривольного, лишенного истинных добродетелей человека. Он – трость, колеблемая ветром прихоти или комфорта, и оправдывается обычно так: Не люблю обязательств (539). Его жизнь пуста; эту фривольность, если смотреть на нее с христианской точки зрения, мы назовем хитростью, равнодушием, отсутствием идеалов, конформизмом (541).

За диагнозом следует указание на целебное средство: ничто так не совершенствует личность, как наш ответ благодати Божией (443). Матерь Божия всегда рядом с сыном. Христианин прибегает к Ней во всех своих нуждах. Он хочет Ей подражать, общаться с Нею, просить о заступничестве и укрываться под Ее всесильным Покровом. Многоговорящий факт в том, что все главы «Борозды» заканчиваются мыслью обращенной к Пречистой Деве. Любое христианское усилие к возрастанию в добродетели приводит к отождествлению с Христом. Для достижения этой цели нет более верного и прямого пути, чем почитание Богородицы. Мне кажется, я еще слышу как во время одной из моих первых встреч с отцом Эскрива он объяснил мне, что ко Господу всегда приходят и возвращаются через Марию.

Альваро дель Портильо

Рим, 26 июня 1986


ОТ АВТОРА

Дай мне, друг мой читатель взять твою душу и показать ей доблести сильных – благодать, воздействующую на природу.

Но не забудь, что эти раздумья, сколь человеческими Б ми бы ни казались – такие, как я написал (и прожил) для тебя, пред Божьим Ликом, непременно станут добродетелями священническими.

Дай же Бог, чтобы эти страницы были настолько полезны – об этом молю я Бога – чтобы мы стали лучше и оставили в этой жизни плодотворную борозду, борозду наших поступков.



ЩЕДРОСТЬ

<p>ЩЕДРОСТЬ</p>

1 Многие христиане уверены в том, что Искупление совершится повсюду в мире и что где-то должны существовать души – никто не знает, какие, – которые вместе со Христом способствуют его свершению. Но это потребует многих веков, целой вечности, если будет осуществляться столь же медленно, сколь медлительно сами они отдают себя Богу.

Так думал и ты – пока не пришли тебя будить. 2 Отдать себя – это первый шаг по пути жертвы и радости, любви и единения с Богом. – Постепенно вся твоя жизнь наполняется священным безумием, и ты находишь счастье там, где человеческая логика не видит ничего, кроме страданий и боли. 3 Ты говорил: «Молитесь, чтобы я стал лучше, щедрее и, преобразившись, принес пользу – хоть в чем-то, хоть когда-нибудь…»

Хорошо. – А что ты сделал, чтобы эти намерения осуществились? 4 Ты спрашиваешь себя снова и снова: почему души, которым посчастливилось с самого детства знать истинного Христа, не спешат отозваться на Его любовь и отдать Ему все лучшее, что у них есть – свою жизнь, свою семью, свои мечты?

Вот, смотри – ты, получивший все и сразу, непрестанно благодаришь Господа, как слепой, внезапно обретший зрение, – тогда, как другим и в голову не приходит, что надо за это благодарить.

Но – этого мало. Помоги ежедневно другим, чтобы и они благодарили за звание детей Божиих. А если этого нет – не говори мне, что ты благодарен. 5 Обдумай без спешки: как мало от меня требуют, как много мне дано! 6 Ты, который все еще не сдвинулся с места, подумай над тем, что написал мне один из твоих братьев: «Трудно решиться, но если решился – как легко, как хорошо, ведь я уверен в своем пути!» 7 Ты сказал: «В эти дни я был счастливей, чем когда-либо». – И я ответил без колебаний: да, ты немножко больше себя отдал. 8 Зов Господа – призвание, – звучит всегда так: «Если кто хочет идти за Мной, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мной».

Да, призвание требует самоотречения, жертвы. Но какой радостью станет эта жертва, – поистине gaudium cum pace, радость и мир, – если ты отрекся совсем! 9 Когда ему предложили последовать за Христом, он стал рассуждать так: «Тогда я смогу делать то… должен буду делать это…»

Ему ответили: «Мы не торгуемся с Господом. Либо Его призыв принимают – либо все остается, как есть. Необходимо сделать выбор: либо вперед – решительно, без колебаний, – либо и вовсе уйти. Qui non est mecum – «Кто не со Мной, тот против Меня». 10 От отсутствия щедрости до равнодушия – один шаг. 11 Приведу пример малодушия из одного письма, чтобы ты не вздумал ему подражать: «Разумеется, я благодарен Вам за то, что Вы обо мне помните, мне так нужны Ваши молитвы – но я буду очень признателен, если Вы, моля Господа сделать меня апостолом, не станете утруждать себя, прося Его, чтобы Он потребовал от меня всю мою свободу». 12 Тот твой знакомый, очень умный и добрый обыватель, говорил: «Следовать заповедям – но умеренно, не переходя черты, как можно проще».

И добавлял: «Грешить? Нет. Отдаваться до конца? Тоже нет».

Мне искренне жаль этих скаредных, расчетливых людей, не способных на жертву во имя благородного идеала. 13 Надо требовать от тебя больше – ибо ты можешь и должен дать больше. Подумай об этом. 14 «Это очень трудно!» – растерянно восклицаешь ты.

Послушай, если будешь бороться, то, с Божией милостью, справишься. Пожертвуешь личными интересами, будешь служить другим во имя любви к Богу, поможешь Церкви на сегодняшнем поле боя – на улице, на фабрике, в мастерской, в университете, в офисе, среди своих. 15 Ты пишешь: «А главное – как и всегда, не хватает щедрости. Как жалко и стыдно! Видеть путь – и позволить облачкам пыли (они неизбежны) затуманить цель!»

Не сердись, но я скажу тебе, что виноват только ты. Смело борись против себя. Ведь средств у тебя более, чем достаточно. 16 Когда эгоизм не дает тебе стремиться к материальному и духовному благополучию твоих братьев людей, когда ты становишься расчетливым, и тебя не трогают материальные (и моральные) невзгоды твоих ближних, приходится, чтобы ты очнулся, бросить тебе в лицо эти жесткие слова: забывая о том, что все люди – твои братья, выходя за пределы большой христианской семьи, ты жалкий чужак. 17 Вершина? Для щедрой души все станет вершиной, которую надо одолеть. Каждый день она открывает новые цели, – ибо не может и не хочет ограничить свою Любовь к Богу. 18 Чем щедрее ты будешь, во имя Господне, тем счастливее станешь. 19 Часто возникает искушение оставить немного времени для себя…

Учись сразу же побеждать эту низость – немедленно ее выправлять! 20. Ты из тех, кто говорит: «Либо все – либо ничего». А поскольку не смог ничего, то… и ужас!

Начинай же смиренно бороться, разжигая свою слабую и скупую щедрость – до тех пор, пока она не охватит все. 21. Мы, посвятившие себя Богу, ничего не потеряли. 22 Как хотел бы я крикнуть на ухо стольким людям: «Отдать своих детей на службу Богу – это не жертва, но честь и радость!» 23 Наступил момент тяжелого испытания – и он, отчаявшись, пришел искать тебя…

– Помнишь? Для твоего друга, дававшего тебе благоразумные советы, твое поведение было утопией, плодом заблуждений, знаком подневольности… и прочее в этом духе.

«Эта полная отреченность, – изрекал он, – ненормальное раздражение религиозного чувства». Его бедная логика подсказывала ему, что между твоей семьей и тобою встрял чужой – Христос.

Теперь он понял то, что ты твердил ему: Христос никогда не разделяет души. 24. Неотложная задача: возбудить сознание верующих и неверующих, ополчить всех людей доброй воли и добиться, чтобы они вещественно и прямо помогали работать с душами. 25 Он пылок, он понятлив. Но, увидев, что речь идет о нем, что именно он должен отдать себя всерьез – тут же трусливо отступает.

Что ж, он напоминает мне тех, которые в минуту опасности кричали: «Война, война!» – но не хотели ни денег дать, ни записаться добровольцем. 26 Больно смотреть, как некоторые понимают милостыню: немного денег, что-нибудь из старой одежды… Похоже, что они не читали Евангелия.

Не смущайтесь, помогайте людям запастись отвагой и верой, чтобы они – уже при жизни, – щедро отдавали то, в чем сами нуждаются.

– А тем, кто сомневается, объясняйте, что даже с земной точки зрения неблагородно и некрасиво тянуть до последней минуты, после которой у тебя и так ничего не останется. 27 «Одолжишь – назад не получишь; а получишь – то не все; а если все – то не так; а если все и так, то – будет у тебя смертный враг».

Ну и что? Дай! Без расчета, только ради Бога. Тогда, даже с человеческой точки зрения, ты будешь ближе к людям, и сократишь число неблагодарных. 28 Я увидел смущение на лице этого простого человека и чуть ли не слезы в его глазах: он щедро раздавал честно заработанные деньги – а теперь узнал, что «добрые люди» называют его нечестным.

С наивностью новичка в Божиих битвах, он бормотал: «Я себя не жалею… а они не жалеют меня!»

Я спокойно с ним побеседовал, он поцеловал мое Распятие – и естественное возмущение обратилось в радость и мир. 29 Не чувствуешь ли ты, как безумно тебе хочется отдать себя совсем, без возврата? 30 Как нелепо поступаем мы, бедные люди, снова и снова отказывая Господу в мелочах! Проходит время, все обретает свою истинную ценность… и рождаются стыд и боль. 31 Aure audietis, et non intelligetis; et videntes videbitis, et non perspicietis. Ясно сказал Святой Дух: слышат своими ушами – и не понимают; смотрят своими глазами – и не видят.

Почему же ты беспокоишься, когда некоторые, видя твое апостольское служение и понимая его величие, все же не отдают себя? Спокойно молись и следуй своим путем. Не решатся эти – придут другие! 32 С тех пор, как ты сказал Ему «да», время меняет цвета горизонта, он все шире, светлее, прекрасней… А ты говори, как говорил: «да». 33 Пречистая Дева учит нас отдавать себя без остатка… – Вспомни, как восхваляет Ее Христос: «Кто будет исполнять волю Отца Моего Небесного, тот Мне… Матерь!..»

Проси Ее, добрую Мать, чтобы в твоей душе набирал силу – силу любви и освобождения! – Ее ответ, исполненный примерной щедрости: Ecce ancilla Domini! – «Се раба Господня».



ТРУСОСТЬ

<p>ТРУСОСТЬ</p>

34 Когда на карте защита истины – как можно и Бога не огорчить, и с общественным мнением не столкнуться? Это вещи непримиримые – или одно, или другое! Жертва должна стать всесожжением, надо сжечь все, даже вопрос: «А что скажут?» Даже то, что называют репутацией. 35 Как ясно я теперь вижу, что у «святого бесстыдства» – свои (и очень глубокие) корни в Евангелии! Выполняй Волю Бога, вспоминая о Христе – оклеветанном и оплеванном, которого били по щекам, и вели на суд к жалким людишкам… а Он – молчал!

– Решись: опусти голову при тяжких обидах и, помня об унижениях, без которых уж только не обойдешься, продолжай дело, вверенное тебе Милосердной Любовью нашего Господа. 36 Страшно подумать, как повредим мы себе и другим, если мы побоимся явить себя христианами в обычной жизни. 37 Есть люди, которые как бы оправдываются, говоря о Боге и апостольском служении. Это, наверное, оттого, что они еще не открыли ценность человеческих добродетелей; зато у них много трусости, да и дух искалечен. 38 Все равно всем не понравишься. Недовольные всегда найдутся. Посмотри, как выразила эту истину народная мудрость: «Овцам хорошо – волкам плохо». 39 Не веди себя как те, кто боится врага, у которого одно оружие – «злобный голос». 40 Ты знаешь, какое дело мы делаем… Оно тебе нравится. Но ты стараешься не сотрудничать; мало того, – ты делаешь все, чтобы другие не увидели или не подумали, что ты сотрудничаешь.

Ты сказал мне, что боишься выглядеть лучше, чем ты есть! – А ты не боишься, что Бог и люди потребуют от тебя большей последовательности? 41 Вроде бы, он решился твердо… Но взял перо, чтобы написать своей невесте – и не хватило храбрости, возобладала трусость. «Это так понятно, так по-человечески…» – говорили ему. Видимо, некоторые не считают, что от земной любви тоже надо отречься, чтобы последовать за Христом, когда Он просит. 42 Некоторые ошибаются по слабости, по хрупкости глины, из которой мы сделаны, – но остаются верными в учении.

– Именно те, с помощью Божией, выказывают храбрость и смирение, признавая свои ошибки и твердо защищая истину. 43 Иногда называют неразумными и дерзкими тех, кто верит в Бога и Ему доверяет. 44 Говорят: «Верить в Бога – безумно!» А разве не безумней – верить в себя и в других людей? 45 Ты пишешь, что явился, наконец, в исповедальню и испытал унижение, обнажая клоаку своей жизни пред «человеком»…

Когда же ты вырвешь из себя это суетное уважение к себе самому? Вот тогда ты пойдешь на исповедь с радостью и предстанешь таким, каков ты есть, пред «человеком», помазанником Божиим, другим Христом, – Самим Христом! – который дает тебе отпущение и прощение Отца. 46 Посмеем же открыто и непрестанно жить по нашей вере. 47 «Ведь мы не фанатики», – говорили они спокойно, взирая на твердость Церковной доктрины.

После, когда я показал им, что тот, кто владеет Истиной – не фанатик, они поняли свою ошибку. 48 Смешно оглядываться на моду. Чтобы в этом убедиться, посмотри на старинные портреты. 49 Мне нравится, что ты любишь процессии, и вообще внешние проявления нашей Матери Церкви, отдающей должные почести Богу… и что ты живешь в них! 50 Ego palam locutus sum mundo – «Я говорил явно миру», – отвечает Иисус Каиафе, когда приходит время отдать за нас жизнь.

И все же есть христиане, которые стыдятся palam, явно проявлять свою любовь к Богу. 51 Когда апостолы обратились в бегство, а разъяренный люд надрывал глотки, ярясь против Иисуса Христа, Дева Мария близко следовала за Сыном по улицам Иерусалима. Ее не удержали вопли толпы. Она провожала Спасителя, когда остальные, анонимно, с трусливой отвагой над Ним издевались.

Взывай ты к Ней: Virgo fidelis, Дева Верная! – и проси Ее, чтобы все мы, зовущие себя друзьями Господа, были ими на самом деле и в любое время.



РАДОСТЬ

<p>РАДОСТЬ</p>

52 Никто не счастлив на земле, пока не решит не быть счастливым. Так проходят путь: боль для христиан – это Крест, это Воля Божия, это Любовь. Это счастье здесь, а потом – навечно. 53 Servite Domine in laetitia! Буду служить Богу с радостью! С радостью – плодом моей Веры, моей Надежды, моей Любви… с радостью, которая будет длиться всегда, ибо заверяет Апостол, Dominus prope est! – «Господь близко». Буду идти с Ним рядом в полной безопасности, ибо Он мой Отец – и выполню с Его помощью столь милую сердцу Волю Его, даже если это трудно. 54 Вот какой совет, который я твержу и повторяю: будьте веселыми, всегда – веселыми. Пусть грустят те, которые не считают себя детьми Божиими. 55 Я из кожи лезу, чтобы моим младшим братьям было мягко ступать, как вы нас учили. Сколько радости в этих хлопотах! 56 Другой человек веры писал мне: «В вынужденном уединении так ясно чувствуешь помощь братьев… Сознавая, что теперь я должен многое перенести один, я часто думаю, что не смог бы сохранить своего оптимизма, если бы не эта компания, которую мы составляем издалека – благословенное Общение Святых!» 57 Не забывай, что иногда очень важно видеть рядом улыбку. 58 «Вот уж не думал, что вы – такие веселые», – услышал я от новых знакомых.

Враги Христа с дьявольским рвением распускают слух, что у нас, отдавшихся Богу, – хмурые, кислые лица. И, как ни жаль, многие из тех, кто хочет быть хорошим, к сожалению, вторят им своими унылыми добродетелями.

Благодарим Тебя, Господи, что Ты взял наши жизни, полные счастья и радости, чтобы стереть эту карикатуру!

И еще прошу, чтобы мы всегда об этом помнили. 59 Когда ты разносишь по миру благоухание своей жертвы, да не увидят страдания и грусти на твоем лице. Дети Божии должны сеять только мир и радость. 60 Радость человека Божьего должна быть преизбыточной – мирной, заразительной, влекущей, – словом, такой сверхъестественной, такой естественной и притягательной, чтобы увлечь за собою многих по христианскому пути. 61 «Ты рад?» Я призадумался.

Еще не изобрели слова, чтобы выразить все, что чувствуешь умом и сердцем, когда поймешь, что ты – сын Бога. 62 Рождество. Ты пишешь: «В это время ожидания, я с нетерпением жду Младенца, словно Мария и Иосиф. Как счастлив я буду в Вифлееме, кажется, просто умру от радости! Как я хочу родиться заново, вместе с Ним!..»

Дай Бог, чтобы твое желание было искренним! 63 Искреннее решение: сделать легким и приятным путь других людей, в жизни и так достаточно горестей. 64 Как это чудесно – обращать неверных, завоевывать души!..

И так же – а то и более – угодно Богу, чтобы мы не давали им потонуть. 65 Опять ты за старое!.. А потом, когда возвратишься, тоже мало радости – ибо мало в тебе смирения.

Видимо, ты никак не примешь вторую часть притчи о блудном сыне, и все еще привязан к жалким радостям, которые дают рожки. Самолюбиво уязвленный этой слабостью, ты не решаешься просить прощения, не думаешь о том, что если смиришься, тебя радостно примет Отец и устроит праздник, ибо ты вернулся, и все начинаешь сначала. 66 Да, мы ничего не стоим, ничего не можем, ничего не имеем, мы – ничто; и все-таки в каждодневной борьбе столько препятствий и соблазнов… Но радость братьев рассеет все трудное, как только ты с ними соединишься. Ты увидишь, как прочно они на Него опираются – quia Tu es Deus fortitudo mea, потому что Ты, Господь, наша сила. 67 Опять то же самое, что и с гостями из притчи! Одни боятся, другие говорят, что заняты, третьи – выдумывают что-то глупое.

Не хотят, так и живут – скучно, горько, без желаний. А ведь как легко принять Божие приглашение (ведь Бог приглашает нас всегда, каждую секунду) и жить в счастье и радости! 68 Очень удобно твердить: «Я не гожусь, у меня не выходит, у нас не получается». – Прежде всего, это неправда. Да и к тому же, твой пессимизм прикрывает немалую трусость… Что-то ты делаешь хорошо, что-то – плохо. Радуйся первому, не горюй из-за второго, старайся исправиться – и все получится! 69 «Отец, я следую Вашим советам, смеюсь над своими лишениями, не забывая, что с ними надо бороться. И чувствую себя куда радостней.

Но едва я позволю себе глупость загрустить – возникает такое чувство, словно я сбился с дороги». 70 Ты спросил, несу ли я крест, и я ответил: мы всегда несем Крест, но Крест прекрасный – истинный знак того, что мы дети Божии. Поэтому мы так счастливы, когда Его несем. 71 Теперь ты порадостней. Но эта радость – беспокойна, чуть-чуть нетерпелива – так и кажется, будто ты чем-то жертвуешь…

Послушай меня – здесь, на земле, нет полного счастья. Поэтому сейчас же, немедленно, без слов и стонов, предложи себя в жертву Богу, отдай до конца. 72 У тебя радостные дни, все ликует и светится. Вот странно! Причины твоей радости – те же, которые прежде приводили тебя в расстройство.

Так всегда же, все зависит от точки зрения. Laetetur cor quaerentium Dominum! Когда ищешь Господа, сердце исполняется радости. 73 Какая огромная разница между людьми без веры, и грустными и нерешительными, ибо жизнь их пуста, послушными, словно флюгер, «течению обстоятельств», – и нашей, христианской жизнью, исполненной веры, веселой, устойчивой, прочной! Как прекрасно знание нашей сверхъестественной участи и совершенная наша в ней уверенность! 74 Ты несчастлив, ибо смотришь на все как бы из центра – у тебя болит живот, ты устал, тебе что-то сказали…

А ты не пробовал думать, поставив в центр Его, а ради Него – и других? 75 Miles, солдатом называет Апостол христианина.

В священной и христианской борьбе любви и мира за счастье всех душ человеческих есть у Бога солдаты усталые, голодные, израненные – но все же веселые, ибо в их сердцах свет победы. 76 «Отец, обещаю вам всегда улыбаться. Пусть сердце мое будет веселым, даже если его пронзят кинжалом».

Что ж, намерение хорошее. Молюсь, чтобы ты его исполнил. 77 Порой на тебя нападает уныние, убивающее твои устремления, и тебе едва удается побороть его надеждой. Неважно. Самое время – обратиться к Богу, прося о большей милости, и – вперед! Обнови радость борьбы, даже если проиграл одну схватку. 78 Из черных туч апатии хлынули дожди печалей. Ты почувствуешь, что связан по рукам и ногам, и вот – упадок сил, порожденный более или менее верными причинами: столько лет борюсь – а все еще так далеко!

Все это неизбежно, Бог на это рассчитывает. Чтобы достичь gaudium cum pace – истинной радости и мира, мы должны соединить убежденность в нашем Богосыновстве, которая исполняет нас радости и веры, – с откровенным признанием своей немощи. 79 А ты помолодел! В самом деле – ты замечаешь, что общение с Богом возвратило тебя к простой и счастливой поре молодости, и даже к радости духовного детства – но уже без ребячества. Ты смотришь кругом – и замечаешь, что и с другими так: проходят годы с их встречи с Богом – и вместе со зрелостью в них укрепляются вечная молодость и радость. Они не молодятся – они молоды и счастливы!

Это свойство духовной жизни привлекает, укрепляет и покоряет души. Благодари за это ежедневно Deum qui laetificat iuventutem, Бога радости и юности твоей. 80 Тебе хватает благодати Божией. Если ты на нее ответишь, то не смущайся, ты победишь.

Все зависит от тебя: твоей силы, твоего напора, соединенных с нею, более чем достаточно, чтобы заранее радоваться победе. 81 Быть может, еще вчера ты был одним из тех, кто разочарован во всех идеалах, обманут в человеческих надеждах. А сегодня, когда в твою жизнь вошел Он – спасибо Тебе, Господи! – ты смеешься и поешь, и даришь улыбку, Любовь и счастье повсюду, куда ты приходишь. 82 Многие ощущают себя несчастными именно потому, что у них все в избытке. – Христиане, если они и впрямь ведут себя как дети Божии, будут терпеть неудобства, жару, холод, усталость… Но радость их не покинет, потому что все – да, все! – посылает и попускает Он – Источник истинной радости. 83 Сколько людей без надежды, без веры… Сколько умов мечется на грани тоски, ищет смысла жизни… А ты нашел этот смысл – Его!

Это открытие будет постоянно вдыхать в твою жизнь новую радость, оно преобразит тебя, станет ежедневно открывать тебе много замечательных и доселе неведомых вещей, которые покажут, как радостна и широка дорога, ведущая к Нему. 84 Твое счастье на этой земле – такое же, как твоя вера, преданность чистоте и тому пути, который предначертан тебе Господом. 85 Благодари Бога за то, что ты исполнен глубокой радости, которая не бывает шумной. 86 «С Богом, – думал я, – каждый день кажется лучше другого. Живу как бы кусочками. Сегодня восхищаюсь одним, завтра обнаруживаю еще что-то новое. Если так пойдет дальше, прямо не знаю, что и будет.

Но тут я услышал от Него: «Тебе будет лучше с каждым днем, ибо ты все больше втягиваешься в блаженные приключения – в то нагромождение событий, в которое Я тебя вовлек; и убедишься, что Я тебя не брошу». 87 Кто отдал себя, тот радуется. Это подтверждает каждое твое усилие. 88 Какую неизменную радость рождает в тебе преданность Богу!.. И какое беспокойство, какое желание разделить эту радость со всеми! 89 Все, что сейчас тебя беспокоит, уместится в одной улыбке, если улыбаешься ты из любви к Богу. 90 Оптимизм? Конечно! Может быть, именно тогда, когда дела идут совсем плохо, надо петь Богу славу, ибо ты нашел убежище в Нем, а Он тебе может дать только благо. 91 Надежда – не проблески света, но вера с закрытыми глазами в то, что Господь владеет этим светом и в нем пребывает. Он есть Свет. 92 Каждый христианин должен нести мир и счастье во все уголки земли. Вот он, крестовый поход силы и радости, способный разбудить даже увядшие, испорченные сердца – и поднять их к Богу. 93 Пресекая на корню любое искушение зависти, искренне радуясь чужим успехам, ты не утратишь веселья. 94 Один друг сказал мне: «Говорят, что ты влюблен». – Я так удивился, что только спросил, откуда эта новость.

Он признался, что угадал это сам, по моему сияющему взгляду. 95 Как сияет взор Иисуса!.. Так же, как взор Его Матери, Которая не может сдержать радости и всей душой славит Бога, – Magnificat anima mea Dominum, «Величит душа Моя Господа» – с тех пор, как носит Его в Себе и видит рядом с Собой.

Матерь моя! Пусть будет подобна Твоей наша радость, ибо мы с Ним и знаем, что Он с нами!



ОТВАГА

<p>ОТВАГА</p>

96 Не будьте узколобыми, незрелыми, близорукими, неспособными охватить единым взглядом широкий духовный горизонт детей Божиих. Бог и Отвага! 97 Отвага – не дерзость, не опрометчивость, не наглость.

Отвага – это крепость духа, одна из четырех основных добродетелей, необходимых для жизни души. 98 Ты решился, – больше от размышлений, чем от пылкости. Чувств не было, хотя ты их и хотел. Ты отдал себя Богу, убедившись, что Он об этом просит.

С той минуты ты не «чувствуешь» мало-мальски серьезных сомнений. Наоборот – лишь спокойная радость переполняет порой твою душу. Так платит Бог за отвагу Любви. 99 Я прочитал поговорку, которую любят в некоторых странах: «Мир – Божий, но Бог одалживает его смелым». Прочитал – и задумался.

Чего же ты ждешь? 100 Я – не такой апостол, каким должен бы стать. Я… слишком робок.

Не потому ли, что малодушна твоя любовь? Подумай об этом. И действуй. 101 Тебе трудно – и ты стал «разумным, сдержанным, объективным».

Вспомни, как ты презирал эти качества, когда они были синонимами трусости, малодушия и попыток устроиться поудобней. 102 Ты боишься? Боятся те, кто знает, что поступает плохо. Но не ты! 103 Многие христиане могли бы стать апостолами… если бы не боялись.

Именно они и жалуются, что Господь (так они говорят!) их покинул. А что они сами с Ним сделали? 104 «Нас много – и, с Божьей помощью, мы можем добраться куда угодно!» – пылко говорят они.

Что ж ты малодушничаешь? С благодатью Божьей ты можешь достигнуть святости, а это и важно. 105 Если ты чувствуешь угрызения совести за то, что оставил хорошее дело – значит, Господь не желает, чтобы ты его бросал.

Да, именно так. А кроме того – не сомневайся, с благодатью Божьей, ты мог его выполнить. 106 Мы должны помнить: чтобы исполнять Волю Божию, необходимо преодолеть препятствия сверху… или снизу… или в обход… но – их надо преодолеть! 107 Когда ты делаешь апостольское дело, то «нет» никогда не бывает окончательным ответом. Настаивай! 108 Ты слишком «предусмотрителен», или не слишком «сверхъестественен» – и вот тебя и считают умным. Не старайся все предусмотреть и опровергнуть все возражения.

Очень может быть, что твой собеседник «глупее» или «щедрее» тебя, – и, полагаясь на Бога, вообще не станет возражать. 109 Можно действовать так осторожно, что вернее сказать: «малодушно». 110 Будь уверен: когда работаешь для Бога, нет непреодолимых препятствий, – уныния, вынуждающего все бросить, неудач, достойных называться провалами. Их нет, каким бы бесплодным все ни казалось. 111 Вера твоя не слишком действенна. Это – вера святоши, а не того, кто борется, чтобы стать святым. 112 Будь спокойней! Будь отважней!

Этим и обращай в бегство пятую колонну равнодушных, трусов, предателей. 113 Ты убеждал меня, что хочешь бороться без передышек – а теперь пришел растерянный.

Смотри: даже по-человечески лучше, чтобы ты не получал все готовым, без трудностей. Что-то (нет, многое!) ты должен сделать сам – а иначе как же ты сделаешься святым? 114 Ты говоришь, что не ринулся в это духовное дело, потому что не знаешь, как угодить, сделаешь что-нибудь не так. Больше думай о Боге – и эти доводы исчезнут. 115 Порой мне кажется, что какие-то враги Господа и Его Церкви живут за счет страха многих «добрых» христиан… И мне стыдно. 116 Он говорил мне, что ему бы лучше не выходить из своей халупы, – лучше считать балки в «своем» потолке, чем звезды в небе.

Так и многие не способны оторваться от своих мелких забот, чтобы поднять взор к небу. Пора бы им взглянуть повыше! 117 Мне понятна сверхъестественная и человеческая радость тех, кому посчастливилось быть в первых рядах Божьего сева.

«Хорошо бы почувствовать, что ты один призван поднять весь город, да еще с окрестностями!» – убежденно повторял ты.

Не жди, пока у тебя будет больше средств, или пока придут другие. Ты нужен душам сегодня, сейчас. 118 Будь смелым в молитве, и Господь превратит тебя из пессимиста в оптимиста; из робкого – в отважного; из малодушного – в мужа веры, в апостола! 119 Проблемы, которые тебя изводили – ты не знал, как решить их, – вдруг исчезли, разрешились чудесным образом, как тогда, когда Господь приказал ветрам и водам стихнуть.

И подумать только, ты еще сомневался! 120 «Не помогайте так много Святому Духу!» – говорил мне мой друг, в шутку, но не без страха.

Я ответил: «Мне кажется, что мы очень мало Ему помогаем». 121 Видя столько трусости, столько ложного благоразумия, я очень хочу спросить: «Так что же, вера и доверие – только для проповеди, не для жизни?» 122 У тебя довольно странное состояние: ты смущен, когда заглядываешь в себя, но уверен и оживлен, когда смотришь вверх.

Не беспокойся – это значит, что ты лучше узнаешь себя и (вот что важно!) познаешь Его. 123 Видишь? – С Ним ты смог! Что ж тут странного? И восхищаться тут нечем. Если ты доверился Богу – по-настоящему доверился! – то все идет легко. А мало того – ты превосходишь воображаемый предел. 124 Хочешь проявить священную отвагу и добиться, чтобы Бог действовал через тебя? Прибегни к Марии – и Она поведет тебя дорогой смирения, чтобы даже в том, что вроде бы невозможно, твоим ответом были слова, объединяющие землю и Небо: Fiat! – «Да будет мне по слову Твоему!»



БОРЬБА

<p>БОРЬБА</p>

125 Не все могут стать богатыми, учеными, знаменитыми… Зато все – да, именно: все! – призваны стать святыми. 126 Чтобы быть верным Богу, надо бороться. Борется тело с телом, человек с человеком – человек ветхий с человеком Божиим, непрестанно, не отступая. 127 Не спорю, испытание жестокое: идти в гору, да еще «против ветра».

Что я посоветую? Повторяй: Omnia in bonum!, «Все во благо!» Все, что происходит со мной – мне во благо… А потому – сделай верный вывод, прими то, что кажется тебе трудным, как большую радость. 128 Недостаточно быть просто хорошими людьми. – Сегодня недостаточно хорош тот, кто успокоился, решив, что он – почти хороший. – Надо бунтовать!

Когда снова и снова наступают гедонизм, материализм, язычество – Христос хочет, чтобы мы бунтовали. Взбунтуемся же, ради Любви! 129 Святость, как и истинная тяга к ней, не знает перерывов и отпусков. 130 Некоторые всю свою жизнь ведут себя так, будто Господь говорил о жертве и праведности только с теми (а таких нет!), кому это легко.

Они забывают, что Он сказал всем: «Царство Небесное силой берется». Да, оно берется в священной, ежесекундной борьбе. 131 Как любят многие все перестраивать! Не лучше ли перестроиться нам самим, чтобы лучше выполнять свой долг? 132 Плещешься в соблазнах, лезешь в опасные места, играешь взглядом и воображением, говоришь… глупости; а потом наползают сомнения, нерешительность, уныние, упадок духа, – и ты путаешься.

Согласись, что ты непоследователен. 133 После первого пыла – колебания, сомнения, страхи. Тебя беспокоят ученье, семья, деньги, а главное – мысли о том, что ты ничего не можешь, никуда не годишься, тебе не хватает опыта.

Я знаю надежный способ преодолеть все твои сомнения, – эти соблазны дьявола или последствия робости: презирай их, изгоняй из памяти! Еще двадцать веков назад Христос учил: «Не оглядывайся!» 134 Мы должны воспитывать в своих душах настоящее отвращение к грехам. Повторяй с сокрушенным сердцем: «Господи, помоги мне больше Тебя не обижать!»

Не пугайся, замечая, как жалки твое бедное тело, твои человеческие страсти – было бы глупо и наивно, если бы ты заметил это только сейчас. Убожество – не препятствие, оно побуждает все больше привязываться к Богу и постоянно Его искать, ибо Он очищает души. 135 Если воображение твое бурлит и кружит вокруг тебя самого, оно создает мнимые положения и планы, которые несовместимы с твоим путем и так глупо отвлекают тебя, охлаждают, уводят от Бога. – Вот она, суета!

Если воображение обращено на других, то легко впадаешь в ошибку и судишь, когда не тебе судить, толкуя их поведение низменно и предвзято. Вот они, ложные суждения!

Если воображение кружит вокруг твоих талантов и речей, или того, как тобой восхищаются, – то возникает опасность растерять чистоту намерений и взрастить гордыню.

Словом, давая волю воображению, мы, как минимум, теряем время. А кроме того, когда его не сдерживают, воображение открывает путь целому потоку добровольно принятых соблазнов.

– Ни дня без внутреннего самоотречения! 136 Не будь наивен – не думай, что надо испытать соблазны, чтобы увериться, что идешь по верному пути. Не останавливаем же мы сердце, чтобы убедиться, что хочешь жить. 137 Не играй с соблазном. Позволь повторить тебе: не бойся, беги! Не расслабляйся, не щупай свою слабость, прикидывая, до чего бы ты мог дойти. Обрывай – без уступок! 138 У тебя нет оправданий. Вина – только твоя. Если знаешь (ты достаточно себя изучил), что этот путь, эти книги, эти люди, могут привести к пропасти, почему же упрямо думаешь, что здесь формируется и зреет твоя личность?

Измени свой план, совсем измени, даже если это труднее и скучнее. Пора становиться ответственным человеком. 139 Господь страдает от безответственности стольких людей, которые пальцем не шевельнут, чтобы избежать мелких сознательных грехов… «Это нормально! – думают они, пытаясь оправдать себя. – Так у всех!»

Послушай меня! Почти весь сброд, приговоривший Христа, начинал только с криков (как все!) и в Гефсиманский сад пришел со всеми.

Что вышло? Под давлением «всех», они не сумели, или не захотели отступить… и распяли Его!

И вот, до сих пор, за двадцать веков, – мы так ничему и не научились. 140 Ты все меняешься. Ты очень, ты слишком переменчив!

Причина ясна: до сих пор ты жил легко и не хочешь понять, что между «хочу» и «отдаю себя» – дистанция огромного размера. 141 Рано или поздно ты увидишь, как ты ничтожен, и я предупрежу тебя о некоторых искушениях, которые тогда будет нашептывать дьявол, а ты должен сразу отвергнуть: ты подумаешь, что Бог о тебе забыл; что ты напрасно призван к апостольскому служению; что груз чужих страданий и грехов человечества выше твоих сил…

Все это – ложь! 142 Если ты борешься по-настоящему, испытывай свою совесть.

Не пропускай ни единого дня и проверяй, страдаешь ли от Любви, ибо обидел нашего Господа. 143 Многие закладывают «первый камень», не заботясь о том, будет ли закончена постройка, так и грешник обманывает себя словами: «Это – последний раз». 144 Если ты решил «завязать» – помни, что «последним разом» был предыдущий. Он уже прошел. 145 Советую тебе вернуться к самому началу твоего «первого обращения». Речь не идет о том, чтобы ты снова стал ребенком, но о чем-то похожем: в духовной жизни веди себя с полным доверием, без притворства и страха; говори с совершенной ясностью о том, что на уме и в душе. 146 Как ты вынырнешь из равнодушия, из жалкой расслабленности, если ничего не делаешь?! Борешься ты мало, а если борешься, – то с досадой и раздражением, почти желая (в свое оправдание), чтобы твои слабые потуги ничего не дали. Ты сам не требуешь от себя большего и другим не даешь потребовать.

Ты выполняешь свою, а не Божью волю. Пока это так, ты не будешь счастлив, не достигнешь столь нужного тебе покоя. Смирись пред Богом, постарайся любить по-настоящему. 147 Как расточительно: сводить все к тактике, словно в этом секрет эффективности! Как это по-человечески!

Мы забываем, что тактика Бога – это милосердие и безмерная Любовь. Так заполняет Он незаполнимую пропасть между Небом и землей, созданную нашими грехами. 148 Испытывая совесть, будь безоглядно искренен. Прояви ту же храбрость, которую проявляешь, когда смотришься в зеркало: Где я поранился? Где запачкался? Где недостатки, которые надо устранить? 149 Я должен предупредить тебя об одной уловке «сатаны» (именно так, с маленькой буквы, большего он не заслуживает). Он пользуется самыми обычными обстоятельствами, чтобы в большей или меньшей степени увести нас от пути, ведущего к Богу.

Если борешься, если по-настоящему борешься, – тебя не должно удивлять, что ты иногда устаешь, или идешь, сам того не желая, без духовных или человеческих утешений. Посмотри, что мне однажды написали, а я это сохранил, ради тех, кто наивно считает, что благодать не связана с нашей природой: «Отец, вот уже несколько дней, как мною овладели ужасная лень и апатия. Мне трудно выполнять свой жизненный план, все делаю через силу, без души. Молитесь, чтобы скорее прошел этот кризис, он меня очень мучит, и даже боюсь, что могу сбиться с пути».

Я ответил только: «Разве ты не знаешь, что Любовь требует жертв? Прочитай внимательно слова Учителя: «Кто не берет свой Крест cotidie, каждый день, тот не достоин Меня». И еще: «Я не оставлю вас сиротами…» Господь допустил эту сухость, тяжелую для тебя, чтобы ты полюбил Его еще больше, поверил только в Него, встретился с Ним и стал соискупителем. 150 «Каким глупым кажется черт! – говорил ты мне. – Просто удивительно – всегда одни и те же уловки, одна и та же ложь…»

Ты совершенно прав. Но мы, люди, еще глупее и не учимся на чужом опыте… На это он и полагается, соблазняя нас снова и снова. 151 Я слышал, что в больших баталиях повторяется одно и то же: даже если победа обеспечена численным превосходством в войсках и средствах, неизбежны минуты, когда слабость одного фланга грозит привести к поражению. Тогда верховное командование приказывает закрыть в этом фланге бреши.

Я подумал о нас – о тебе и о себе. Вместе с Богом, Который сражений не проигрывает, мы будем побеждать всегда. И вот, в борьбе за святость, когда почувствуешь, что сил уже нет, просто слушай приказы, повинуйся, давай себе помочь… Он никогда не подводит! 152 Ты искренне раскрыл свое сердце старшему, говоря с ним в присутствии Божием – и отрадно было наблюдать, как ты сам, постепенно, находишь верный ответ на свои попытки к бегству.

Будем же любить духовное руководство! 153 Да, согласен, ты хорошо себя ведешь… Но позволь сказать откровенно: двигаясь вот так, вяло, ты не только несчастлив, но и очень далек от святости.

Поэтому я спрашиваю: Ты, вправду, ведешь себя хорошо? А может, ты не представляешь, что это значит? 154 Так вот, глупя, и внутренне, и внешне легкомысленно, колеблясь перед соблазнами; так, когда воля тебя не ведет, не продвинешься во внутренней жизни. 155 Я думаю, многие, говоря «завтра», «потом», противятся благодати. 156 Еще один парадокс духовного пути: душа, которой меньше нужно менять поведение, больше стремится к этому – и не остановится, пока не достигнет. И наоборот. 157 Иногда ты сам выдумываешь «проблемы», ибо не ищешь корней своего дурного поведения.

Необходимо тебе одно – измениться полностью, то есть, верно выполнять свой долг и четко следовать указаниям, которые ты получил в духовном руководстве. 158 Ты очень сильно ощущаешь, что нужно стать святым, это просто навязчивая идея, – и приступил без колебаний к ежедневной борьбе, твердо веря, что надо смело сокрушать любой симптом духовного мещанства.

Потом, беседуя с Господом в молитве, ты ясно понял, что борьба – синоним Любви; и попросил у Него такой Любви, которая не боится предстоящей борьбы… за Него, с Ним и в Нем. 159 Что-то не так?.. Будь честным и признайся, что ты предпочитаешь быть рабом своего эгоизма тому, чтобы служить Богу или душам. Признай же это! 160 Beatus vir qui suffert tentationem – блажен, кто испытал соблазн, потому что, будучи испытан, получит венец Жизни.

Разве тебя не радует этот духовный спорт, неиссякаемый источник покоя? 161 Nunc coepi! – сейчас начинаю! Это крик влюбленной души, которая каждое мгновение (была она прежде верной, или не очень), – снова и снова желает преданно служить Господу, любить Его! 162 Тебе было больно, когда сказали, что ты ищешь не обращения, а футляра для своих лишений, чтобы было удобнее (но как же горько!) влачить свою нерадостную ношу. 163 Ты сам не понимаешь, что с тобой: упадок сил или внутренняя усталость, или то и другое вместе… Ты борешься без борьбы, не стремясь поистине измениться, ради того, чтобы заражать души радостью и любовью Христовой.

Напомню тебе ясные слова Святого Духа: Увенчан будет только тот, кто боролся и подвизался legitime – «законно», по-настоящему, несмотря ни на что. 164 «Я мог бы вести себя лучше, быть решительней, ревностней… Почему же это не так?»

Потому что, прости за откровенность, ты просто глуп. Бес прекрасно знает, что хуже всего охраняется та дверь души (дверь человеческой глупости!), которая зовется тщеславием. Туда он ломится – через чувственные воспоминания, через комплекс непонятой души, белой вороны, через мнимое ощущение несвободы…

Что ж ты никак не поймешь слов Учителя – бодрствуйте и молитесь, потому, что не знаете ни дня, ни часа? 165 Ты объяснял мне вызывающе и неуверенно: одни идут вверх, другие – вниз… А некоторые – вроде меня! – валяются на обочине.

Мне стало грустно, и я сказал тебе: «Обычно те, кто катится вниз, тянут лентяев с большей силой, чем те, кто поднимается. Подумай, что тебе угрожает!» Еще блаженный Августин говорил: кто не продвигается вперед – тот отступает. 166 В твоей жизни – две вещи противоречат друг другу – ум и чувства.

Разум, освещенный верой, ясно показывает тебе не только путь, но оба очень разных способа идти по нему – героический и глупый. Более того, он раскрывает тебе величие и божественную красоту того, что препоручила нам Пресвятая Троица.

А вот чувства привязываются ко всему, что ты презираешь. Так и кажется, что тысячи ничтожных мелочей ждут любой возможности – и как только (по физической усталости или потере духовного видения) твоя бедная воля слабеет, возникают перед тобой, превращаясь в твоем воображении в страшную, неприступную гору. Работа – нелегка; повиноваться – неудобно; средств не хватает; легкая жизнь пускает бенгальские огни; соблазны – так и кишат, маленькие и большие; налетает чувственность; ты устал; ты ощущаешь горький вкус духовной посредственности… А иногда еще и боишься, потому что знаешь: Бог хочет, чтобы ты был святым, а ты не свят.

Позволь мне сказать тебе прямо: да, хватает причин, чтобы оглядываться назад, но недостает отваги, чтобы ответить на благодать, которую Он тебе дарует, призывая стать другим Христом, «ipse Christus!» – Самим Христом. Вспомни, что Он сказал Апостолу: «Довольно тебе благодати Моей!» Это значит: если хочешь – можешь. 167 Верни то время, которое ты потерял, услаждаясь самим собой, своей праведностью, будто достаточно жить, как живется, только не убивать и не красть.

Ускорь шаг, тебе еще столько надо пройти и в благочестии, и работе! Сосуществуй со всеми, как полагается, даже с теми, кто тебе мешает; и стремись любить – чтобы служить им! – тех, кого раньше презирал. 168 На исповеди ты раскрыл все свои прошлые низости, словно раны, полные гноя. И священник поступил с твоей душой, как хороший и честный врач: сделал надрез, где нужно, не позволил ране затянуться, пока не закончилась чистка. – Поблагодари его за это. 169 Хорошо получается, если браться за серьезные дела со спортивным духом… Я проиграл несколько таймов? – Ладно. Если я проявлю упорство, то сумею победить. 170 Обратись теперь, пока чувствуешь себя молодым… Как трудно исправляться, когда постарела душа! 171 Felix culpa! – «счастливая вина», – поет Церковь… Скажу тебе тихо: благословенна твоя ошибка, если она помогла тебе не пасть снова! А кроме того – лучше понять ближнего и помочь ему. Ведь он – не ниже качеством, чем ты. 172 «Возможно ли, – спрашиваешь ты, преодолев соблазн, – возможно ли, Господь мой, что этот, другой – это… я?» 173 Обобщу историю твоей болезни: сегодня падаю – завтра встаю, главное – вставать. Продолжай свою внутреннюю борьбу, даже если движешься черепашьим шагом. Только вперед!

Сын мой, тебе хорошо известно, до чего ты можешь дойти, если не будешь бороться – бездна бездну призывает. 174 Тебе стыдно перед Богом и перед людьми. Ты обнаружил в себе грязь, старую и подновленную. Нет дурного инстинкта, нет дурного намерения, которых ты бы не чувствовал кожей. И вот, в твоем сердце заклубилось облачко неуверенности. Кроме того, искушение является тогда, когда меньше всего ждешь, когда усталость расслабляет волю.

Ты и сам не знаешь, унизительно ли это, но тебе больно, что ты – такой. Что ж, пусть будет больно ради Него, из Любви к Нему. Раскаяние Любви поможет тебе оставаться начеку, ибо, пока мы живы, борьба продолжается. 175 Как тебе хочется утвердить, упрочить ту преданность Богу, в которой ты однажды преуспел! Как хочется ощущать себя сыном Божиим, и жить именно так!

Вложи в руки Божии свои лишения, свои непрестанные измены. Только так ты облегчишь их тяжесть, другого способа нет. 176 Обновиться не значит – расслабиться. 177 Дни уединения. Сосредоточенность – чтобы познать Бога, познать себя и стать лучше. Время, необходимое, чтобы обнаружить, во что и мы должны преобразиться – что мне делать? чего избегать? 178 Пусть никогда не повторится то, что было в прошлом году!

«Как прошло уединение?» – спросили тебя. И ты ответил: «Хорошо отдохнули». 179 Дни молчания и обильной благодати… Молитва лицом к лицу с Богом…

Я рассыпался в благодарностях Господу, видя, как они, такие взрослые, зрелые, раскрываются от Божьего прикосновения и отзываются, словно дети, увлеченные тем, что можно превратить свою жизнь во что-то полезное, стирая все заблуждения, все проступки.

Вспомнив об этом, я твердо посоветовал тебе: не пренебрегай борьбой в благочестии. 180 Auxilium christianorum! – «Помощь христианам», гласит Лоретанская Литания. Пробовал ли ты повторять этот возглас, когда тебе трудно? Если воззовешь вот так, с верой и нежностью ребенка, то – убедишься, сколь действенно заступничество твоей Матери Святой Марии, Которая поведет тебя к победе.



ЛОВЦЫ ЧЕЛОВЕКОВ

<p>ЛОВЦЫ ЧЕЛОВЕКОВ</p>

181 Разговаривая, мы смотрели на земли того континента. – У тебя вспыхнули глаза, твое сердце загорелось – и, думая о тех народах, ты сказал мне: «Возможно ли, что по другую сторону моря не действует благодать Христова?»

И сам себе ответил: «В своей бесконечной доброте Он хочет воспользоваться послушными орудиями». 182 Как тебе их жалко!.. Так и хочется крикнуть, что они попусту теряют время… Почему они такие слепые, почему не видят того, что ты, – такой ничтожный, – увидел? Почему никак не выберут лучшее?

Молись, приноси жертвы Господу, а потом, – непременно – буди одного за другим, объясняя им – тоже одному за другим, – что они, как и ты, могут найти истинный путь, не оставляя своего места в мире. 183 Ты начал бодро – но постепенно стал сбавлять. Кончишь тем, что спрячешься в свой жалкий футляр. Если так и будешь сужать горизонт.

Расширь свое сердце жаждой апостольского служения. Из ста душ нас интересуют все сто! 184 Благодари Господа за отцовскую, нет – материнскую деликатность, с которой Он к тебе обращается.

Ты, всегда мечтавший о великих подвигах, включился в прекрасное дело.., которое ведет тебя к святости.

Повторю: благодари за это Бога, всей своей апостольской жизнью. 185 Приступая к апостольскому служению, убедись, что собираешься сделать счастливыми, очень счастливыми, всех людей – ведь Истина неотделима от Радости. 186 Люди разных стран, разных рас, самых разных слоев и профессий… Говоря им о Боге, ты ощущаешь естественную и сверхъестественную ценность своего апостольского призвания. Ты как бы переживаешь наяву чудо Пятидесятницы: фразы на чужом языке, указующие новый путь, услышал каждый в глубине сердца на языке своей родины. И в твоем сознании воскреснет, обретая новую жизнь, сцена с «парфянами и мидянами и Еламитами…», которые в радости приблизились к Богу. 187 Слушай меня, повторяй за мной: христианство – это Любовь; общение с Богом – беседа, и весьма утвердительная; забота о душах, апостольское служение, – не роскошь, не занятие для немногих.

Теперь, когда ты об этом знаешь, – радуйся. Жизнь обрела для тебя новый смысл. – И будь последовательным. 188 Естественность, искренность, радость. Все это необходимо апостолу, чтобы привлечь людей. 189 Посмотри, как просто Он призвал первых двенадцать: «Приходи и следуй за Мною».

Тебе, который только ищет повода, чтобы оставить свою работу, в самый раз подумать о том, как мало, в мирском смысле, знали первые апостолы – и как вдохновляли они людей!

Не забывай: через каждого из нас всю работу по-прежнему делает Он. 190 Призвание апостола – от Бога. Но и ты не пренебрегай всеми средствами: молитвой, отречением от себя, учением или работой, дружбой, духовным видением… словом – внутренней жизнью! 191 Когда я говорю тебе об «апостольстве дружбы», то имею в виду дружбу «личную» – искреннюю, жертвенную. От друга – к другу, от сердца – к сердцу. 192 В апостольстве доверия и дружбы первый шаг – понимание, служение… и святая неуступчивость в учении Христовом. 193 Кто встретился со Христом, тот не может запереться в комнате: так умаляться – стыдно! Наоборот, раскройся, словно веер, чтобы достичь всех душ. Каждый должен создавать и расширять круг друзей, влиять на них своим профессиональным престижем, своим поведением, своей дружбой, – и стремиться, чтобы через этот престиж, это поведение и эту дружбу на них влиял Христос. 194 Ты должен быть пылающим углем, зажигающим все. Даже там, где нечему гореть, повысь хотя бы духовную температуру.

Если все не так, ты бездарно тратишь время, и отнимаешь его у других. 195 Радея о душах, всегда найдешь и хороших людей, и благоприятную почву. Не оправдывайся! 196 Поверь: там тоже многие способны понять твой путь, там есть души, которые – осознанно или неосознанно, – ищут Христа. Ищут – и не находят. Но «как же им слышать без проповедующего?» 197 Не говори мне, что ты бережешь свою внутреннюю жизнь, избегая постоянного апостольского служения. Господь (с Которым ты, вроде бы, общаешься) хочет, чтобы все спаслись. 198 Он сказал тебе: «Этот путь очень тяжел». Ты гордо согласился, вспомнив, что Крест – верный знак истинного пути… Но твой друг заметил только тяжелое, забывая обещание: «Иго Мое благо, и бремя Мое легко».

Напомни ему об этом – быть может, тогда он отдаст себя Богу. 199 Нет времени?.. Прекрасно! Христа интересуют именно те, у кого нет времени. 200 Сколь многие упускают чудесную возможность, не замечая Христа, проходящего вдали!.. – Подумай: «Откуда дошел до меня этот ясный, промыслительный призыв, указавший мне путь?»

Размышляй об этом каждый день: апостол должен быть другим Христом, Самим Христом. 201 Он упрекнул тебя, что ты поставил его лицом к лицу с Христом, и еще добавил сердито: «Я не смогу жить спокойно, пока не приму какое-то решение…» – Не удивляйся и не пугайся.

Помолись за него… Успокаивать – бесполезно: быть может, сейчас для него важнее голос совести, которая давно его тревожит. 202 Когда ты говоришь, что надо отдать себя Богу с теми, кто никогда не думал об этом, многие соблазняются.

Хорошо, и что же? Ведь твое призвание – быть апостолом апостолов. 203 Ты «не доходишь» до людей, потому что говоришь на ином языке. Будь естественным.

Ведь образование твое – такое искусственное! 204 Не решаешься броситься в воду и заговорить о Боге, о христианской жизни, о призвании,… потому что не хочешь огорчить? – Ты забыл, что не ты зовешь, а Он: ego scio quos elegerim – «Я знаю, которых избрал».

Кроме того, мне бы не хотелось, чтобы за этой ложной деликатностью скрывалось равнодушие или привычка к комфорту. Неужели ты предпочтешь столь жалкую человеческую дружбу – дружбе с Богом? 205 Ты беседовал с этим и с тем, и с тем еще, ибо тебя снедает забота о душах.

Этот испугался; тот посоветовался с «благоразумными», которые дали ему неверный совет… – Проявляй упорство, чтобы никто не смог потом оправдаться, говоря: quia nemo nos conduxit – «никто нас не нанял». 206 Понимаю твое святое нетерпение – однако, ты должен учитывать, что некоторым надо все обдумать, а другие ответят со временем… Жди их с раскрытыми объятиями, подпитывая свое святое нетерпение молитвами и умерщвлением плоти. – Придут люди помоложе, не такие зажатые, и вот они сумеют стряхнуть с себя буржуазность, будут смелей.

Как ждет их Бог! 207 Вера необходимая в апостольском служении, часто проявляется в том, что хочется постоянно говорить о Боге, хотя плодов еще нет.

Если мы упорствуем, твердо веря, что Господь этого хочет, то повсюду (и в твоем окружении) появятся признаки христианского переворота: одни отдадут себя, другие всерьез займутся своей внутренней жизнью, а третьих – самых слабых, – ты, по крайней мере, предупредишь. 208 Дни настоящего ликования: еще трое!

Исполняются слова Иисуса: «Тем прославится Отец Мой, если вы принесете много плода и будете Моими учениками». 209 Я улыбнулся, потому что мне очень понятны твои слова: «Хорошо бы посетить новые края, пробить брешь – быть может, где-нибудь очень далеко!.. Хотел бы я знать, есть ли люди на луне?»

Проси Господа, чтобы Он умножил в тебе это апостольское рвение. 210 Иногда, при виде этих спящих душ, хочется закричать, встряхнуть их, разбудить, чтобы они вышли из своей ужасной спячки. Так грустно видеть, как они идут наугад, вслепую!

Как мне понятно, что Иисус заплакал об Иерусалиме по Своей совершенной любви! 211 С каждым днем укрепляй в себе уверенность в том, что христианское призвание требует постоянного апостольского служения. Чтобы мы с тобой сообщили об этом всем, двадцать веков назад Он водрузил флажок сборного пункта, открытого для тех, кто искренен сердцем и способен любить. – Неужели тебе нужны призывы, более ясные, чем этот: Ignem veni mittere in terram – «Огонь Я пришел принести на землю…», и память о двух с половиной миллиардах душ, которые еще не знают Христа?! 212 Hominem non habeo – нет у меня человека, который бы мне помог. К сожалению, так могли бы сказать (к сожалению!) многие, у кого больная, парализованная душа, а служить они могут… должны!

Господи, да не буду я холоден к душам. Никогда. 213 Помоги мне вымолить еще одну Пятидесятницу, чтобы земля возгорелась заново. 214 «Если кто приходит ко Мне и не возненавидит отца своего и матери, и жены и детей, и братьев и сестер, а притом и самой жизни своей, тот не может быть Моим учеником».

Господи, с каждым днем я вижу яснее, что кровные узы (если они не прошли через Твое Любяшее Сердце) становятся для одних – постоянным источником невзгод; для других – тяжким бременем искушений (иногда – прямых, иногда – нет) подстрекающих нас оставить упорство и постоянство на христианском пути; для третьих – поводом к полному бездействию. И для всех – балластом, мешающим отдать себя начисто. 215 Распахивая землю, прокладывая борозду, лемех не видит ни семян, ни плодов. 216 Теперь, когда ты решился, каждый день приносит открытия. Помнишь? Еще недавно ты постоянно спрашивал: «А это как?..» – и оставался при своих сомнениях и разочарованиях…

Теперь ты сам находишь точный, разумный, ясный ответ. И слушая, как отвечают на твои порой наивные вопросы, думаешь: «Должно быть, так отвечал Иисус на вопросы первых Двенадцати». 217 Призваний, Господи! Больше призваний! Мне не важно, кто сеял – я, или другой. Это Ты сеял нашими руками! Я знаю одно: Ты обещал нам, что плоды созреют: et fructus vester maneat! – «и чтобы плод ваш пребывал.» 218 Будь ясным. Если тебе говорят, что ты хочешь их поймать – отвечай: да, хочу… Но пусть не беспокоятся! Если у них нет призвания – если Он не зовет их, – то они не придут. А если есть, – стыдно закончить, как тот богатый юноша из Евангелия – грустью и одиночеством… 219 Твое апостольское дело велико и прекрасно. Ты – в той самой точке, где благодать сливается со свободой в самый торжественный миг многих жизней – в тот миг, когда они встречаются с Христом. 220 Он сказал: «Похоже, что вас отбирали поодиночке…»

Так и есть! 221 Пойми, тебе надо хорошо подготовиться к той лавине людей, которая навалится на нас, ясно и требовательно спрашивая: «Так, что же надо делать?» 222 Вот действенный рецепт для твоего апостольского духа: конкретные планы – не от субботы до субботы, а от сегодня до завтра и от «сейчас» до «потом». 223 От твоей работы Христос ждет многого. А ты должен идти на поиски душ, как Добрый Пастырь пошел за сотой овцой, – не дожидаясь, пока тебя позовут. И еще: пользуйся своими друзьями, чтобы делать добро другим. Скажи каждому: никто не сможет чувствовать себя спокойно, если духовная жизнь, заполнив его, не будет изливаться наружу апостольским рвением. 224 Нельзя, чтобы ты тратил столько времени на «свои глупости», когда тебя ждут столько душ. 225 Проповедь христианской доктрины – вот твое апостольство. 226 Чудо Пятидесятницы – в том, что она освятила все пути. Здесь нет никакой монополии, ни один путь не выделяется в ущерб другим.

Пятидесятница – это бесконечное разнообразие языков, методов, форм встречи с Богом, а не принудительное единообразие. 227 Ты писал мне: «К нам присоединился молодой человек, который шел на север, горняк. Он очень хорошо пел, и стал петь с нами. Я молился о нем, пока он не дошел до своей станции. Прощаясь, он сказал: «Как бы мне хотелось идти с вами дальше!»

Я сразу вспомнил: Mane nobiscum! – «Господи, останься с нами!» – и вновь попросил Его с верой, чтобы в каждом из нас, «Его попутчиков», все «узрели Его». 228 По «тропе справедливого недовольства» уходило и уходит масса народу.

Подумать больно!.. Сколько недовольных мы создали среди тех, кто нуждается, духовно или материально!

Надо вновь вернуть Христа к бедным и смиренным – именно там, среди них, Ему лучше всего. 229 Учитель, храни в сердце стремление быстро научить других тому, на что сам ты потратил долгие часы. 230 Когда хочешь «учить от души» – ученики благодарны, а это – хорошая почва для апостольского служения. 231 Мне нравится девиз: «Пусть каждый следует своим путем». Да, тем, который предначертан Богом. Преданно и с любовью. Даже если трудно. 232 Какой необыкновенный урок – каждый эпизод Нового Завета!

Когда Учитель, воссевши одесную Отца, сказал им: «Идите, научите все народы», у апостолов остался Его мир. Но остались и сомнения: они не знают, что им делать, и объединяются с Марией, Царицей Апостолов, чтобы стать ревностными проповедниками Истины, которая спасет мир.



СТРАДАНИЕ

<p>СТРАДАНИЕ</p>

233 Ты говорил мне, что в жизни Христа есть сцены, особенно тебя трогающие: когда Он общается со страждущими, несет мир и здоровье тем, у кого просто разрываются душа и тело… Ты приходишь в восторг, когда Он вылечивает от проказы, возвращает зрение, исцеляет расслабленного – бедного человека, о котором все позабыли. Он так человечен, так доступен!

Так вот, Он и сегодня – Тот же. 234 Ты просишь Господа, чтобы Он позволил тебе немного пострадать за Него. Но когда приходит страдание в своем человеческом обычном виде – семейные трудности и неурядицы, бессчетные мелочи повседневной жизни, – тебе трудно увидеть за этим Христа. Подставь послушно руки этим гвоздям – и твоя боль превратится в радость. 235 Не жалуйся, если страдаешь. Полируют камень, который ценят.

Тебе больно? – Позволь шлифовать себя, и еще благодари – ведь Бог взял тебя в Свои руки, как бриллиант… С обычным булыжником так не возятся. 236 Трусливо бегущим от страданий есть над чем задуматься, видя, с каким пылом принимают боль другие души.

Не так уж мало людей умеет страдать по-христиански. Последуем их примеру. 237 Ты жалуешься?.. Да; говоришь мне, словно это доказывает твою правоту: «Ну вот, еще укололся!.. И еще!»

Разве не глупо удивляться, что у роз есть шипы? 238 Позволь мне, как и всегда, говорить с тобой откровенно: мне достаточно видеть Распятие, чтобы не говорить о своих страданиях. Я просто не смею… Стоит ли добавлять, что я много страдал, и всегда с радостью. 239 Тебя не понимают? Он был Истиной и Светом, но близкие Его тоже не понимали… – Вспомни Его слова, которые я так часто напоминал: «Ученик не выше учителя». 240 Для сына Божьего трудности и наветы – как для солдата раны, полученные в бою. 241 О тебе сплетничают… Но разве так важно доброе имя?

Во всяком случае, стыдись и обижайся не за себя, а только за них – за тех, которые тебя обижают. 242 Иногда они просто не хотят понимать, словно слепые… Но порой ты сам виновен в том, что тебя не поняли. Исправляйся! 243 Мало быть правым – сумей доказать свою правоту, и да еще так, чтобы другие захотели ее признать.

И все же – утверждай истину, не думая о том, «что скажут». 244 Учась у Самого Учителя, ты перестанешь удивляться, что и тебя не понимает столько народу, который мог бы тебе помочь – если бы стал чуть понятливей. 245 Физически ты его не обижал… Но столько раз скользил по нему взглядом, не обращал на него внимания, как на чужого!

По-твоему, этого мало? 246 Сами того не желая, гонители нас освящают. Но – горе этим «освятителям»! 247 На земле часто платят клеветой. 248 Некоторые души упорно придумывают себе страдания, истязают себя воображением.

Зато когда придут настоящие беды и трудности, они не умеют, как Пресвятая Дева, стоять у подножья Креста, не отрывая глаз от Сына. 249 Жертва, жертва! Да, следовать за Христом значит «нести Крест». Так сказал Он Сам. Но мне не нравится, когда души, любящие Господа, слишком много говорят о крестах, о самоотречении – если есть Любовь, то жертва приятна, даже если дается с трудом. А крест… – что ж, это Святой Крест.

Душа, умеющая любить и жертвовать, наполняется покоем и радостью. Зачем же говорить о «жертве», как бы ища утешения, если Крест Христов стал твоей жизнью и твоим счастьем? 250 От скольких истерик, от какой неврастении удалось бы избавиться, если бы, прямо по учению Церкви, люди научились жить по-христиански – любя Бога и принимая трудности как Его благословение! 251 Не проходи равнодушно мимо чужого горя. Этот человек – родственник, друг, коллега, незнакомец, – твой брат.

Вспомни, о чем говорит Евангелие, ты это столько раз читал и всегда печалился: даже родственники Ему не поверили. Постарайся, чтобы это не повторилось. 252 Представь, что на земле нет никого, кроме тебя и Бога.

Так будет легче переносить беды и унижения. Тогда, в конце концов, ты станешь делать все, что хочет Бог. И так, как Он хочет. 253 Иногда, – говорил больной, снедаемый заботой о душах – иногда тело протестует немного, жалуется. Но я стараюсь и эти жалобы превратить в улыбки, те куда больше действуют. 254 Неизлечимая болезнь не дает ему много делать. И тем не менее, он весело уверял меня: «Болезнь обращается со мной хорошо, я все больше ее люблю. Если бы мне позволили выбирать, я бы родился таким же еще сто раз!» 255 Иисус готовился к Кресту тридцать три года, всю жизнь!

Его ученики хотят по-настоящему подражать Ему, они должны превратить свое существование в соискупление Любви, отвергаясь себя, активно и пассивно. 256 Крест есть во всем и приходит, когда не ждешь. – Но не забудь, что Крест и действенность начинаются одновременно. 257 Господь, Вечный Священник, всегда благословляет Крестом. 258 Cor Mariae perdolentis, miserere nobis! Взывай к Сердцу Пречистой Девы, решившись присоединиться к Ее боли во искупление твоих грехов и грехов каждого человека, когда бы он ни жил.

И проси Ее – ради каждой души, – чтобы эта боль увеличила в нас отвращение ко греху. Чтобы мы научились любить во искупление физические и моральные трудности каждого дня.



СМИРЕНИЕ

<p>СМИРЕНИЕ</p>

259 Молитва – это смирение человека, который признавая глубину своего ничтожества и величие Бога, обращается к Нему, поклоняется Ему, ждет от Него всего – и ничего от себя.

Вера – смирение разума, который отказывается от собственных мерок и преклоняется пред суждениями и авторитетом Церкви.

Послушание – смирение воли, которая подчиняется чужой воле во имя Божие.

Целомудрие – смирение плоти, которая покоряется духу.

Умерщвление плоти – смирение чувств.

Покаяние – смирение всех страстей, приносимых в жертву Господу.

Смирение – истина на пути аскетической борьбы. 260 Очень важно понять, что ты – ничто перед Богом, ведь так оно и есть. 261 «Научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем…» Смирение Иисуса!.. Какой урок для тебя, простого орудия из глины! Он, всегда милосердный, тебя поднял, и в твоей немощи, прославленной даром, ни за что, засверкали, отражаясь, лучи благодати. А ты… сколько раз ты скрывал свою гордыню под видом благородства и праведности!.. Сколькими возможностями научиться у Господа ты пренебрег, не увидев их духовного смысла! 262 Ты приходишь в уныние, потому что другие (или ты сам) видят твои недостатки. Зачем?

– Проси истинного смирения. 263 Позволь мне напомнить тебе, среди прочих, некоторые признаки, свидетельствующие о том, что нет смирения: – думать, что то, что ты делаешь или говоришь, ты сделал или сказал лучше, чем другие; – всегда настаивать на своем; – спорить без основания или же, когда ты прав, настаивать упрямо и сердито; – высказывать свое мнение, когда об этом не просят и когда этого не требует милосердие; – презирать чужую точку зрения; – не видеть, что твои качества и добродетели даны тебе в долг; – не признавать, что ты не достоин чести, почтения, что там – земли, по которой ступаешь, вещей, которыми владеешь; – приводить себя в пример; – говорить о себе плохо, чтобы произвести хорошее впечатление, или чтобы тебе возразили; – оправдываться, когда тебя исправляют; – скрыть от старшего свои позорные ошибки, чтобы он не изменил о тебе мнения; – слушать с удовольствием, когда тебя хвалят, или радоваться тому, что о тебе хорошо говорили; – горевать, что других ценят больше, чем тебя; – отказываться от второстепенных дел; – желать выделиться;

– Исподволь вставлять в разговор похвальбу, или подчеркивать свою порядочность, сообразительность, ум, свой профессиональный вес; – стыдиться, что у тебя нет чего-нибудь. 264 Быть смиренным – одно, горевать и бояться – другое. 265 Беги ложного смирения, которое зовется «как полегче». 266 Говорит Ему Петр: «Господи! Тебе ли умывать мои ноги?» Иисус сказал ему в ответ: «Что Я делаю, теперь ты не знаешь, а уразумеешь после». Петр говорит Ему: «Не умоешь ног моих вовек». Иисус отвечал ему: «Если не умою тебя, не имеешь части со Мною». Сдался Симон Петр: «Господи! не только ноги мои, но и руки и голову».

Когда нас призывают полностью отдать себя, мы часто прячемся за ложную скромность, как Петр… О, если бы мы были такими же пылкими людьми, как этот Апостол! Петр никому не позволяет любить Иисуса больше, чем он. Эта любовь выражается так: «Вот я! Помой мне руки, голову, ноги! Очисти меня всего, я хочу предаться Тебе без остатка!» 267 Вот тебе строки из одного письма: «Мне очень нравится евангельское смирение, а вот глупое малодушие некоторых христиан, которые позорят им Церковь – просто возмущает. Видимо, их имел в виду тот писатель-атеист, который сказал, что христианская мораль – это мораль рабов»… Мы действительно слуги – но слуги, возведенные в достоинство детей Божиих, которые уже не желают быть рабами страстей. 268 Если ты, ты сам, знаешь, что ты «плохая глина», ты сможешь дать сверхъестественный ответ – покой и радость в твоей душе будут возрастать все больше и больше при всяком унижении, обиде, клевете…

После Fiat! – «Да будет воля Твоя, Господи!» – рассуждай в этих случаях так: «И только это? Видно, вы меня не знаете, иначе вы бы этим не ограничились».

Если ты убежден, что заслуживаешь худшего, ты почувствуешь благодарность к обидчику и тебя обрадует то, что огорчило бы другого. 269 Чем выше статуя, тем сильнее стукнется она, если упадет. 270 Прибегай к духовному руководству все смиренней и пунктуальней – и в том смирение.

Представь себе (и не ошибешься, ведь в духовном руководстве с тобой говорит Бог), представь, что ты – ребенок, искренний ребенок, которого постепенно учат говорить, читать, распознавать цветы и птиц, радоваться, печалиться и видеть пол, по которому он ходит. 271 «Я все так же ничтожен…» – говоришь ты мне. А ведь раньше ты от этого страдал! Теперь же, ничего не уступая, ты приучаешься улыбаться и вновь начинать борьбу, все радостней. 272 Если ты разумен и скромен, то, должно быть, заметил, что учишься всегда… Это естественно: даже самые ученые до конца своих дней должны еще чему-нибудь учиться, иначе они перестанут быть учеными. 273 Господи, Ты так добр! Если мне надо стать апостолом, сделай меня посмиренней.

Солнце окутывает светом все, к чему прикоснется. Господи, заполни меня Своим светом, уподобь Себе, чтобы Твоя сладчайшая воля стала моей волей, и я стал орудием, которое Тебе нужно… Дай мне Твое безумие унижений – то, из-за которого Ты родился в бедности, не гнушался самой простой работой, был прибит гвоздями к бревну и уничижаешь Себя в Святых Дарах.

Дай мне все это, чтобы я познал себя и Тебя. Тогда я никогда не упущу из вида свое ничтожество. 274 Только глупые – упрямы; чем глупей – тем упрямей. 275 Не забывай, что в земных делах и другие тоже могут быть правы – они видят то же, что и ты, но с другой точки зрения, в другом освещении, с другими тенями и другими контурами.

Только в вере и нравственности есть неоспоримый критерий – слово нашей Матери Церкви. 276 Как хорошо, когда умеешь исправлять свои ошибки, свои поступки! И как мало тех, кто обучается этой науке! 277 Лучше уступить, чем обидеть ближнего; уступай, когда только есть возможность… Будь смиренным, как трава, которая смиряется, какая бы нога на нее не ступила. 278 К обращению восходят через смирение, уничижая себя. 279 Ты говорил мне: «Надо обезглавить мое «я»!..» Как это трудно, правда? 280 Очень часто нужно сломить себя, чтобы смириться и искренне повторить Господу: Serviam! – «Буду служить!» 281 Memento, homo, quia pulvis est – «Помни, человек, что ты прах…» – А если ты прах, почему ты сердишься, когда на тебя наступят? 282 Тропа смирения ведет куда угодно… но, прежде всего – на Небо. 283 Верное средство для смирения: размышляй о том, что мы, даже без даров, имущества и состояния, можем стать полезными орудиями, если обращаемся к Святому Духу, прося Его предоставить нам Свои дары.

Иисус готовил Апостолов целых три года – и, они в панике бежали, при виде Его врагов. А вот, после Пятидесятницы они дали себя истязать, заключать в тюрьму и, в конце концов, отдали жизнь в свидетельство своей веры. 284 Да, никто не может быть уверен в том, что он претерпит до конца… Но эта неуверенность – еще один повод для смирения и очевидное доказательство нашей свободы. 285 Хотя ты мало что значишь, Господь тобой воспользовался и пользуется для плодотворной работы во славу Его.

Не зазнавайся. Подумай: что мог бы сказать о себе стальной или железный инструмент, который использует ювелир, создающий прекрасное, драгоценное украшение? 286 Что дороже – килограмм золота, или килограмм меди?.. Однако во многих случаях медь служит надежней и лучше, чем золото. 287 Твое призвание, призыв Божий, в том, чтобы направлять, вести за собой, служить, – быть предводителем. Если ты из ложной скромности или неверно понятого смирения, уединишься, замкнешься в своем углу – то нарушишь свой долг орудия Божия. 288 Когда Господь воспользуется тобой, чтобы излить в души Свою благодать, помни, что ты – лишь упаковка, бумага, которую разорвут и выбросят. 289 Quia respexit humilitatem ancilliae suae – «Что призрел Он на смирение Рабы Своей…»

Каждый день я все больше убеждаюсь в том, что истинное смирение – сверхъестественное основание всех добродетелей! Обратись к Матери Божией, чтобы Она научила нас ходить по этой тропе.



ГРАЖДАНСТВЕННОСТЬ

<p>ГРАЖДАНСТВЕННОСТЬ</p>

290 Мир ждет нас. Да! Мы любим этот мир пылко, безумно – так, как учил нас Бог: Sic Deus dilexit mundum – «Ибо так возлюбил Бог мир…» А еще потому, что это – наше поле боя в прекраснейшей битве милосердия, в войне за достижение мира Христова. 291 Господь, деликатно и с любовью, позволил нам завоевать для Него всю землю.

Он – всегда столь смиренный – ограничился лишь тем, что сделал это возможным… И уступил нам самую легкую и приятную часть: действие и торжество. 292 Мир… – «Вот наш удел!..», говоришь ты, устремив взгляд и разум в Небо, с уверенностью пахаря, величаво ступающего по своей ниве: Regnare Christum volumus! – «Хотим, чтобы Он царствовал над Своей землей!» 293 «Сейчас – время надежды, и я живу ею. Это не просто фраза, отец, – говоришь ты мне, – это правда».

Тогда… возьми весь мир, все человеческие ценности, которые влекут тебя с такой силой – дружбу, искусство, науку, философию, богословие, спорт, природу, культуру, души людские… – и вложи все это в надежду; в надежду Иисуса Христа. 294 Неуловимое и притягательное очарование мира – всегда и везде… Цветы вдоль дороги – тебя привлекают их краски и запах, птицы в небе, все создания…

Бедный сын мой! Это же так разумно. Если бы они тебя не восхищали, какую жертву ты смог бы предложить Господу? 295 Твое призвание христианина требует пребывания в Боге – и, в то же время, занятий земными делами, такими, как они есть, чтобы вернуть их Богу. 296 Трудно поверить, что можно быть таким счастливым в этом мире, где многие упорно влачат печальную жизнь и пестуют свой эгоизм, будто все кончается здесь, внизу!

Не будь же одним из них, исправляйся каждое мгновение! 297 Мир холоден и кажется спящим. – Часто, из своей обсерватории, ты созерцаешь его пылким взором. Пусть он проснется, Господи!

Укрепи свое нетерпение уверенностью в том, что если мы сможем сжечь дотла наши жизни, пламя охватит все закоулки… – и вид уже будет иным. 298 Преданность – служение Богу и душам, – которой я прошу у тебя постоянно, это не легкий энтузиазм, это совсем другое… Ее берут с боем прямо на улице, видя, как много еще надо сделать. 299 Хороший сын Божий должен быть очень человечным… – но не настолько, чтобы опуститься до развязного невежи. 300 Трудно кричать на ухо каждому, тихо, бесшумно, добросовестно выполняя свои гражданские обязательства, а потом предъявить права и поставить их на службу Церкви и обществу.

Да, трудно… но до чего же действенно! 301 Неправда, что есть противоречие между хорошим христианином и лояльным гражданином. Ведь Церкви и Государству, которые законно исполняют полномочия, возложенные на них Богом, сталкиваться незачем.

Врут (именно врут!) те, кто с этим спорит. Это они, во имя ложной свободы, любезно бы согласились, чтобы мы, католики, вернулись назад, в катакомбы. 302 Вот задача гражданина-христианина: способствуй тому, чтобы любовь и свобода Христовы господствовали во всех проявлениях современной жизни – в культуре и экономике, в работе и отдыхе, в семье и в обществе. 303 У сына Божия нет «классового сознания». Его трогают беды всех людей – и печется он о том, как разрешить их в духе справедливости и милосердия нашего Господа и Спасителя Иисуса Христа.

Об этом сказал уже Апостол, написавший нам, что нет лицеприятия у Бога. А я, без колебаний, истолковывал его так: нет другой расы, кроме расы детей Божьих! 304 Мирские люди упорно хотят, чтобы души как можно скорее утратили Бога, а потом – весь мир. Не любят они наш мир – эксплуатируют, других топчут.

Не попадись на этот двойной обман. 305 Есть люди, которые весь день горюют и маются. Все беспокоит их, даже спят они с навязчивой мыслью, что сон – единственное бегство от реальности, вот-вот прервется. А просыпаются – с неприятным, тяжким чувством, что впереди еще один день.

Многие забыли о том, что Господь поселил нас в этом мире лишь временно, по пути к вечному блаженству, и достичь его смогут только те, кто идет по земле с радостью детей Божиих. 306 Веди себя как гражданин-христианин, являя людям разницу между грустной и радостной жизнью; между нерешительностью и смелостью; между лицемерием, оглядкой – и простотой, цельностью. Одним словом, между мирским человеком и сыном Божиим. 307 Остерегайся очень важной ошибки – не думай, что благородные и законные привычки и требования твоего времени или окружения нельзя ни упорядочить, ни согласовать со святостью нравственного учения Христа.

Заметь, благородные и законные… Другие просто не имеют права на существование. 308 Нельзя отделять религию от жизни – ни в теории, ни в повседневности. 309 Иногда кажется, что там, у горизонта, встречаются небо и земля. Запомни, что на самом деле они встречаются в сердце сына Божия, в твоем сердце. 310 Мы не можем сидеть, сложа руки, когда хитроумное преследование обрекает Церковь на смерть от удушия, изгоняя ее из общественной жизни, и в первую очередь – из образования, культуры, семьи.

Это не наши права, а Божии. Если Он возложил их на нас, католиков, то лишь затем, чтобы мы их осуществляли! 311 Многие вещи – материальные, технические, экономические, социальные, политические, культурные… – просто брошены или отданы в руки тех, кто не озарен нашей верой. Тогда они мешают духовной жизни, образуя как бы заповедник, отгороженный от Церкви и ей враждебный.

Христианин, кем бы ты ни был – писателем, ученым, политиком, рабочим, – ты обязан освящать их. Вспомни, что пишет Апостол: все «совокупно стенает и мучится доныне, ожидая освобождения от рабства тлению в свободу славы детей Божиих». 312 Не стремись превратить мир в монастырь, это непорядок… Но не стремись и превратить Церковь в земное учреждение – это предательство. 313 Как грустно, когда человек мыслит по-кесаревски, не понимая, что другие граждане свободны в том, что оставил Бог на суд людям. 314 «Кто сказал, что для святости надо уединиться в келье, в пещере, в горах?» – удивленно спрашивал себя добрый отец семейства. И добавлял: «Тогда святыми были бы не люди, а кельи и горы. Наверное, мы уже позабыли то, что Господь сказал каждому из нас: будьте святы, как свят Отец ваш Небесный…»

А я только добавил: «Господь не только хочет, чтобы все стали святыми, но и дарует каждому необходимую благодать». 315 Люби свою родину, патриотизм – одна из христианских добродетелей. Но если он превращается в национализм, взирающий на другие народы с презрением, без христианского милосердия и справедливости, то это уже грех. 316 Оправдывать преступления, пренебрегать правами других народов… Нет, это не патриотизм. 317 Апостол написал, что «нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос».

Эти слова так же важны сегодня, как и в его время, – перед Богом нет различий в нациях, расах, классах и званиях. Каждый из нас возродился во Христе, чтобы стать новой тварью, сыном Божиим. Все мы – братья, и должны вести себя по-братски. 318 Много лет назад я отчетливо понял один критерий, который никогда не утратит силу: «В обществе, отделившемся от веры и христианской морали, нужно по-новому проявлять и распространять вечную истину Евангелия: в самой сердцевине такого общества дети Божии, по своим добродетелям, должны сиять как фонарики в темноте, quasi lucernae lucentes in caliginoso loco – «как светильники, сияющие в темном месте». 319 Вечная жизненность Католической Церкви подтверждает, что истина и дух Христа не удаляются от потребностей каждой конкретной эпохи. 320 Чтобы следовать по стопам Христа, сегодняшнему апостолу нет нужды что-то реформировать, тем более – отмахиваться от той исторической реальности, которая его окружает. Пусть просто делает то же, что делали первые христиане – одухотворяет все вокруг. 321 Ты, живущий в мире, среди людей, которые считают себя хорошими или плохими… стремись постоянно давать им ту радость, которая есть у тебя, христианина. 322 Объявлен указ кесаря Августа, все жители Израиля должны явиться для переписи, каждый в свой город. И вот Мария с Иосифом идут в Вифлеем. Ты не думал о том, что Господь воспользовался буквальным исполнением закона, чтобы исполнилось пророчество?

Люби и уважай законы честного сосуществования. Поверь, твое повиновение долгу поможет людям оценить христианскую честность, плод любви Божией, – и найти Бога.



ИСКРЕННОСТЬ

<p>ИСКРЕННОСТЬ</p>

323 Кто скрывает от своего духовного руководителя какой-нибудь соблазн, у того секреты с бесом. – Он стал другом врагу. 324 Осадок от падения повергает тебя в тревогу и пробуждает мучительные мысли.

Искал ли ты утешения, плача рядом с Господом и откровенно беседуя с братом? 325 Искренность. С Богом, с духовым руководителем, с твоими братьями-людьми. – Тогда я смогу быть уверенным в твоем упорстве на христианском пути. 326 Как стать простым и открытым?.. Подумай над словами Петра: Domine, tu omnia nosti… – «Господи, Ты все знаешь!» 327 «Что сказать?» – спрашиваешь ты, пытаясь раскрывать свою душу. И я сознательно отвечаю: прежде всего, то, чтобы ты хотел бы скрыть. 328 Недостатки, которые ты видишь в других, по-видимому – твои недостатки. Si oculus tuus fuertit simplex – «если око твое будет чисто…». Если бы твой взгляд был чище, все твое тело светилось бы. А если у тебя недобрый взгляд, все тело темнеет.

И еще: «Что же ты видишь соринку в чужом глазу, а в своем бревна не замечаешь?» – Испытай свою совесть! 329 Очень легко потерять объективность, когда судишь о своем поведении… – Да, и тебе. 330 Да-да, согласен, ты говоришь правду, почти полную… Значит, ты не правдив. 331 Ты жалуешься – и я повторяю со святой непримиримостью: ты жалуешься, потому что в этот раз я наступил на твою больную мозоль. 332 Ты понял, в чем состоит искренность, когда написал мне: «Учусь называть вещи своими именами и не искать названий тому, чего нет». 333 Обдумай хорошенько: быть прозрачным – значит, скорее «не закрывать», чем «показывать»… Стакан дает увидеть то, что в нем, а не пытается показать нам воздух. 334 Будем всегда держаться в присутствии Божием так, чтобы нам нечего было скрывать от людей. 335 Тебе уже легче… Ты обнаружил, что искренность с духовным руководителем удивительно помогает решить все проблемы. 336 Как ошибаются те родители, наставники, начальники.., которые требуют абсолютной искренности, а узнав всю правду – пугаются! 337 Ты читал в словаре синонимы слова «неискренний»: «двусмысленный, изворотливый, скрытный, лукавый…» Потом закрыл книжку, моля Господа, чтобы никто и никогда не смог применить их к тебе. – И принял решение: еще лучше отшлифовать естественную и сверхъестественную добродетель искренности. 338 Abyssus abyssum invocat – «Бездна бездну призывает…» – напомнил я тебе. Как точно описан недуг лгунов, фарисеев, предателей! Их поведение им самим в тягость – вот они и скрывают свои поступки, запутываясь все больше и разверзая бездну между собой и ближними. 339 Tota pulchra es Maria, et macula originalis non est in te! – «Вся Ты прекрасна, Мария, и пятна нет на Тебе», поется в радостной литургии. В Ней нет ни тени двуличия. Ежедневно молю нашу Мать, чтобы мы научились раскрывать свои души в духовном руководстве, и свет благодати освещал бы все наши поступки. Будем молить Ее об этом – и Она добудет нам смелость искренности, помогая приблизиться к Пресвятой Троице.



ПРЕДАННОСТЬ

<p>ПРЕДАННОСТЬ</p>

340 Следствие преданности – уверенность в том, что идешь по правильному пути, без смятения и колебаний. А также в том, что существуют и здравый смысл, и счастье.

– Посмотри: есть ли это в каждом мгновении твоей жизни. 341 Ты сказал мне, что Бог временами наполняет тебя светом… а временами – нет.

– Я напомнил тебе с убежденностью, что Он всегда бесконечно добр. Поэтому тебе достаточно этих светлых времен, чтобы продолжать движение вперед. Но и темные времена также тебе полезны – они делают тебя более преданным. 342 Соль земли. – Господь наш сказал, что его ученики – и ты, и я тоже – есть соль земли: чтобы очистить, чтобы избежать разложения, чтобы приправить мир.

– Но Он также добавил: quod si sal evanuerit… – «если соль потеряет силу, то будет выброшена и затоптана людьми…»

– Теперь, перед лицом многих событий, о которых приходится сожалеть, – научился ли ты объяснять себе то, что раньше не мог? 343 Меня приводит в дрожь тот эпизод из второго Послания Тимофею, когда Апостол сожалеет, что Димас убежал в Фессалонику за чарами этого мира… За безделушки и из страха преследований предал дело Божие тот, которого в других посланиях Святой Павел упоминает среди святых…

Меня приводит в дрожь сознание моей малости. Но это же сознание заставляет меня стремиться к большей преданности Господу. Даже в событиях, которые могут показаться незначительными. Ибо если они не сближают меня с Ним – то зачем мне они? 344 Твое размышление о преданности показалось мне весьма подходящим ко многим моментам истории, которые столь упорно возобновляет дьявол: «Весь день в моем уме, на губах и в сердце одна короткая молитва: Рим!» 345 Огромное открытие! То, что ты понимал весьма приблизительно, вдруг стало очевидным, когда тебе пришлось объяснять это другим.

Ты обстоятельно побеседовал с человеком, которого удручало чувство собственной бесполезности и нежелание быть грузом для других… И тогда ты лучше, чем когда-либо, понял, почему я постоянно твержу о необходимости стать осликами на водокачке: послушными, с шорами на глазах – чтобы, даже не видя, не ощущая лично несомненных результатов нашей работы (цветов и фруктов, зелени огорода), быть уверенными в том, что наша преданность эффективна. 346 Преданность требует жажды знаний, ибо, движимый искренней любовью, ты не захочешь, чтобы невежество ввергло тебя в риск – распространять или защищать принципы, несовместимые с истиной. 347 Ты пишешь: «Пусть моя преданность и постоянство станут такими прочными и вечными, а мое служение – таким неусыпным и полным любви, чтобы Вы смогли за меня порадоваться, чтобы я был для Вас отдохновением…»

А я отвечаю: пусть Бог утвердит тебя в этом стремлении – чтобы мы стали Ему и помощью, и отдохновением. 348 Да, некоторые сначала вдохновляются, а после – уходят… Не беспокойся: они – иголка. Бог пользуется ею, протягивая нить.

– И помолись за них! Ведь, вполне возможно, они тянут за собой других. 349 Для тебя, колеблющегося, привожу отрывок из одного письма: «Должно быть, и впредь я буду таким же негодным орудием. Но я уже иначе ставлю проблему моей жизни и решаю ее иначе, ибо все крепче желаю упорствовать до конца!»

Не сомневайся, Он – не подводит. 350 Твоя жизнь – служение, но всегда полное, без условий. Только так мы сумеем принести те плоды, которых ждет Господь. 351 Никогда – ни в аскезе, ни в праве, – я не соглашусь с теми, кто думает и живет так, будто служение Церкви – это мирская карьера. 352 Тебе больно видеть, что для некоторых слова о Кресте Христовом – только ораторский прием, один из способов продвинуться и достичь положения… Именно эти люди считают хорошим только то, что совпадает с их собственным критерием.

– Вот еще один повод хранить свои намерения чистыми, и просить Учителя, чтобы Он дал тебе силы повторять всегда: non mea voluntas, sed tua fiat! – «Не моя воля, но Твоя да будет!» Господи, дай мне выполнить с любовью Твою Святую Волю! 353 Возрастай с каждым днем в преданности Церкви, Папе, Святому Престолу… Пусть твоя любовь будет все более богословской! 354 Твоя любовь к Церкви тем сильнее, чем упорнее ее ругают? – По-моему, это логично, ведь Церковь – твоя Мать. 355 Те, кто не понимает, что вера требует служения Церкви и душам, в конце концов переставляют понятия и уже используют Церковь и души в собственных интересах. 356 Дай Бог, чтобы ты никогда не впал в ошибку, отождествляя Мистическое Тело Христово с каким-нибудь конкретным, личным или общественным, поступком одного из Его членов!

И дай Бог, чтобы ты никогда не дал повода другим, менее опытным людям впасть в эту ошибку.

– Смотри, как важны твоя преданность и последовательность! 357 Когда ты, говоря о вере и морали, называешь себя независимым католиком, я тебя не понимаю.

Независимый – от кого? Это – ложная свобода, мы просто уходим с пути Христова. 358 Никогда не уступай в том, что касается церковной доктрины. – Когда сплавляют металлы, проигрывает лучший.

И не забывай, что сокровище – не твое. Вот и читаем мы в Евангелии, что Хозяин может потребовать отчета, когда ты не ждешь. 359 Да, согласен, есть католики – практикующие, благочестивые с виду и даже, возможно, убежденные, – которые по наивности служат врагам Церкви.

В их дом, прикрываясь разными, но всегда неподходящими именами (экуменизм, плюрализм, демократия), прокрался худший из противников – невежество. 360 Вроде бы странно, а нередко случается: именно те, кто называет себя детьми Церкви, больше всего сеют смуту. 361 Ты устал бороться. Тебе опротивела эта атмосфера, в которой нет верности… Все бьют лежачего!

Что ты удивляешься? Так было с Христом, но Он не отступил, потому что хотел спасти именно этих, больных, и тех, кто Его не понял. 362 Неверные только и мечтают, чтобы верные не действовали. 363 Беги от сектантов – от тех, кто не хочет преданно сотрудничать. 364 Не создашь истинное единство, снова и снова отделяясь, а уже тем более – когда «зачинщики» хотят завладеть властью, подменяя собой власть законную. 365 Ты глубоко задумался, услышав, как я сказал: «Пусть в моих жилах течет не кровь Александра, Карла Великого или семи греческих мудрецов, но кровь моей Матери-Церкви». 366 Претерпеть до конца – значит упорствовать в любви Per Ipsum et cum Ipso et in Ipso – «С Ним, в Нем и через Него». А можно прочитать и так: «Он – со мной, во мне и через меня». 367 Конечно, бывают католики с не совсем христианской душой. Во всяком случае, иногда так кажется.

Но если это тебя возмущает, ты плохо знаешь, как слаб человек, а значит – и ты сам. Кроме того, несправедливо и нечестно, ссылаясь на слабости немногих, чернить Христа и Его Церковь. 368 Да, мы, дети Божии, служим Господу не для того, чтобы нас заметили. Но если заметят – неважно. А уже тем более, нельзя оставить служение только потому, что нас заметили! 369 Прошло уже двадцать веков, но это повторяется что ни день – все судят, бичуют, распинают Учителя… Многие католики своими словами и делами вторят крику: «Этот? Я его не знаю!»

Хотел бы я пройти повсюду и напомнить многим: Бог не только милосерден, но и очень справедлив! Поэтому Он сказал: «А кто отречется от Меня пред людьми, отрекусь от того и Я пред Отцем Моим Небесным». 370 Я всегда считал, что, изменяя Богу из мирских соображений мы только и доказываем, что в нас нет любви.., и нет характера. 371 Обрати свой взор к Пречистой Деве. Посмотри, Она живет преданностью. Когда Она нужна Елизавете, то идет к ней cum festinatione – «с поспешностью». Учись!



ПОСЛУШАНИЕ

<p>ПОСЛУШАНИЕ</p>

372 Послушно, преданно… Но с умом, с любовью, с ответственностью, которые просто не позволят осудить руководителя. 373 В апостольском служении – подчиняйся, каким бы ни был руководитель, как бы он ни руководил. Протест – не добродетель.

Крестов много – бриллиантовые, жемчужные, изумрудные, слоновой кости… и деревянные, как у Нашего Господа. Все заслуживают одинакового почтения, ибо все говорят нам о жертве Богочеловека. – Внеси это чувство в свое послушание, не забывая о том, что Он обнял Древо Креста с любовью, без колебаний – и добыл нам Искупление.

Сперва подчинись, прояви чистоту намерений, а потом уж прибегни к братскому исправлению, соблюдая все его правила. Так ты укрепишь единство, а не разрушишь. 374 Повинуются устами, сердцем, разумом – не человеку, но Богу. 375 Ты не любишь послушания, если не любишь приказа и того, что приказано. 376 Многое разрешается сразу, многое – не сразу; но все разрешается, если мы верны, если подчиняемся, если выполняем то, что положено. 377 Господь ждет от тебя конкретного служения, как тогда, когда апостолы поймали сто пятьдесят три рыбы, ни единой больше, именно по правую сторону лодки.

Ты спрашиваешь: «Как же так? Я чувствую себя ловцом человеков, общаюсь со многими людьми, могу различать их – и никого не ловлю!.. Может, во мне мало Любви, или духовности?»

Послушай ответ из уст Петра, во время другой чудесной ловли: «Наставник! мы трудились всю ночь и ничего не поймали, но по слову твоему закину сеть».

Во имя Христа начни сначала, с новыми силами. Долой слабость! 378 Подчинись, не сомневайся ты столько, это бесполезно! Когда тебя о чем-то просят, нельзя показывать, что тебе неприятно или трудно. А вот чувствовать – можно, даже хорошо – вот случай одержать победу, совершить подвиг!

Это не выдумки. Помнишь? Отец семейства дал одно и то же поручение двум сыновьям… Иисус порадовался за того, который возразил – и выполнил его! Порадовался, ибо послушание – плод Любви. 379 Чаще всего не слушаются, потому, что не слушают, а в корне – недостаток смирения, нам не хочется служить. 380 Хочешь правильно слушаться? Тогда внимательно слушай, чтобы понять, что тебе указывают. Если чего-то не понял – спроси. 381 Когда же ты поймешь, что надо повиноваться? Нет, ты не повинуешься, если теряешь время вместо того, чтобы выполнять свой жизненный план. Заполни каждую минуту – работой, ученьем, внутренней жизнью и стремлением привлечь к служению многие души. 382 Благочестиво совершая Литургию, Церковь помогает нам понять красоту таинств и полюбить их еще больше. Так и мы должны проявлять глубочайшее почтение (но без театральных жестов) и учтивость (даже если она покажется всего лишь светской формой вежливости) к руководителю, который своими устами сообщает нам Волю Божию. 383 Когда ты руководишь, надо думать об общем благе, а кроме того – помнить, что непременно найдется кто-то (в духовной, в общественной ли сфере) кому придется не по вкусу какое-нибудь из правил.

Народная мудрость гласит: «На всех не угодишь!» Поверь, это – не изъян закона, а чистое противление гордыни и себялюбия. 384 Власть, дисциплина, порядок… – Они слушают это (если слушают!) и насмешливо улыбаются, считая, что этой насмешкой защищают свою свободу.

А потом хотят, чтобы уважали их заблуждения и приспосабливались к их ошибкам, не понимая (какая, однако, наглость!) – что все это несовместимо с истинной свободой других людей. 385 Тем, кто руководит делами духовными, надо интересоваться всем, что только ни есть человеческое, чтобы возвести его к сверхъестественному и об?жить его.

Если что-то никак нельзя об?жить, знай: это – не человеческое, а животное, недостойное разумного существа. 386 Власть. – Она не в том, что начальник кричит на подчиненного, а тот – на кого-то еще.

Это – карикатура на власть, в ней нет милосердия и уважения к человеку, и она может лишь отдалить руководителя от руководимых. Ведь он им не служит, он их использует! 387 Не будь одним из тех, кто утратил власть в своем доме, но пытается править в чужом. 388 Неужели ты действительно решил, что знаешь все, потому что назначен чем-то руководить?

Послушай меня: умелый руководитель знает только одно – он может (и должен!) учиться у других. 389 Свобода совести? Нет! Сколько зла принесла народам и людям эта печальная ошибка, позволяющая действовать против велений души!

Свобода совестей? Да, каждый должен следовать этим велениям… но только тогда, когда всерьез подготовится! 390 Руководить – не значит мучить. 391 Вот ты занимаешь руководящий пост. Подумай же о том, что самые крепкие и полезные орудия, если плохо с ними обращаться, портятся, снашиваются, гибнут. 392 Если принимать решения наспех, а главное – одному, ты всегда или почти всегда, выразишь свой, односторонний взгляд.

– Как бы талантлив ты ни был, как бы хорошо ни готовился, ты все равно обязан выслушать тех, кто разделяет с тобой руководство. 393 Никогда не слушай анонимных доносов. Их пишут низкие люди. 394 Вот тебе критерий хорошего руководства: людей надо принимать такими, каковы они есть, без пренебрежения. И делать все, чтобы они стали лучше. 395 Я рад, что ты хочешь все больше и больше заботиться о подчиненных – может быть, тем, кому ты служишь, руководя ими, как раз и нужны забота, понимание, любовь. 396 Как жалко некоторых руководителей, когда они, не разобравшись в деле, судят о людях или проблемах – легкомысленно, категорично, что там – предвзято, и все по своей неверности. 397 Если власть превратилась в диктатуру, и надолго, теряется историческая неразрывность, стареют и умирают руководители, взрослеют люди без должного опыта, а молодежь – неопытная, легко возбудимая, – хочет взять бразды в свои руки. Сколько обид Богу, и своих, и чужих, порождает тот, кто так плохо использует власть! 398 Когда руководитель никому и ничему не доверяет, он легко становится тираном. 399 Стремись быть объективным, если ты чем-то руководишь. Некоторые склонны часто (а порой и постоянно) видеть одни лишь ошибки. Избегай этой склонности.

Исполнись радости, верь в то, что Господь дал нам всем обрести святость именно так – преодолевая свои недостатки. 400 Стремление к новизне может привести к беспорядку.

«Нужны новые правила!» – говоришь ты. По-твоему, тело станет лучше, если сменит кровеносную или нервную систему? 401 Как стараются люди сделать все «массовым», превращая единство в аморфное единообразие и подавляя свободу!

Так и кажется, что они не заметили чудесного единства человеческого тела, в котором поистине дивно различаются члены и, каждый по-своему, способствуют здоровью всего организма.

Бог не захотел, чтобы все мы были одинаковыми и шли одним путем. 402 Научим людей работать, а не только готовиться (работа – тоже подготовка), и заранее принимать неизбежные несовершенства (лучшее – враг хорошего). 403 Никогда не надейся только на организацию. 404 Доброму пастырю не надо запугивать своих овец; так поступает плохие руководители. Что же удивляться если, в конце концов, они остаются в одиночестве и все их ненавидят? 405 «Руководить» – очень часто значит «тянуть» людей, терпеливо и бережно. 406 Хороший руководитель сохраняет гибкость, не снижая требовательности. 407 «Пока не заставят меня грешить!» – Вот как крепко выразился этот несчастный человек, которого почти уничтожили могущественные враги, и в частной жизни, и в христианской.

Запомни и подумай: пока не заставят тебя грешить! 408 Не все граждане – военные. Но если война, участвуют все. – Господь сказал: «Не мир пришел Я принести, но меч». 409 «Я был партизаном, – пишет он, – обитал в горах, и стрелял, когда хотел. Потом я решил стать солдатом – я понял, что обычно побеждают хорошо организованные и дисциплинированные войска. Жалкий, одинокий партизан не может взять город или завоевать весь мир. Я повесил на стенку свое ружье – оно так устарело! – и теперь вооружен лучше. Конечно, я знаю, что уже не смогу валяться под деревом, и мечтать о том, как я один выиграю войну».

О, священная дисциплина и благодатное единство нашей Матери, Святой Церкви! 410 Я хотел бы сказать стольким непокорным католикам: не выполняют долга те, кто – не зная дисциплины, не подчиняясь законной власти, сеют раздор и подстрекают глупые склоки, превращаясь тем самым в шайку заговорщиков, сплетников, завистников, интриганов. 411 Ураган – одно, ветерок – другое. Против ветерка устоит любой; это – детская игра, а не взрослая борьба.

– Мелкие заботы, неприятности… Ты переносил их стойко и радовался, говоря себе: «Вот теперь я работаю для Бога, несу с Ним Крест».

Но, бедный мой сын, поднялась буря, зашатались вековые деревья. Вот один шквал, вот – другой, и внутри, и снаружи. Ничего, ураган не повредит твоей Вере, не вырвет с корнем Любовь, не собьет с пути – если ты не отделишься от «главы», если сохранишь единство. 412 Как легко ты пренебрегаешь жизненным планом, а свой долг выполняешь так, что лучше бы вообще ничего не делал! Так-то ты хочешь все больше любить свой путь и заражать других своей любовью? 413 Добивайся только одного права – выполнять свой долг. 414 Что, тяжело? Нет и тысячу раз – нет! Обязанности, которые ты принял свободно – это крылья, поднимающие тебя над пагубной тиной страстей.

Разве птицы чувствуют тяжесть крыльев? Положи их на чашу весов – да, они что-то весят. Но без них птица не сможет подняться. Она не замечает их тяжести – они нужны ей, ибо поднимают ее выше других созданий.

И твои крылья что-то весят! Но без них ты упал бы в болото. 415 «Мария сохраняла все слова сии, слагая в сердце Своем…»

Если в основе – чистая, искренняя любовь, то послушание не тяготит, ибо соединяет с Тем, Кого любишь.



ХАРАКТЕР

<p>ХАРАКТЕР</p>

416 Господу нужны сильные и смелые души, которые не вступают в сговор с посредственностью и уверенно проникают во всякую среду. 417 Спокойный и уравновешенный нрав, несгибаемая воля, глубокая вера, твердое благочестие – вот какие качества нужны сыну Божьему. 418 Господь может из камней воздвигнуть детей Аврааму – но мы должны постараться, чтобы камень не был хрупким. Из крепкого валуна, пусть даже бесформенного, легче вытесать надежный каменный блок. 419 Апостол не может быть «каким-нибудь». Господь призвал его стать носителем гуманности и глашатаем вечной новости. – Поэтому он должен тщательно, терпеливо и героически готовиться. 420 «Каждый день нахожу в себе что-то новое», – говоришь ты мне… А я отвечаю: «Только теперь ты начинаешь узнавать себя».

Если любишь по-настоящему, то всегда находишь повод любить еще больше. 421 Не дай Господь, чтобы люди, глядя на то, как ведем мы себя в обществе, решили, что католики – робкие, забитые созданья.

Не забывай, что наш Учитель был – и есть! – Perfectus Homo – «Совершенный Человек». 422 Господь наделил тебя хорошим качеством и способностью совсем не для того, чтобы ты упивался собой или ходил гоголем. Используй их с любовью, служа ближнему.

– Может ли представиться лучшая возможность для служения, чем сейчас, когда ты живешь со столькими душами, разделяющими твой идеал? 423 Под давлением мира, где царят материализм, гедонизм и неверие, нужно ли требовать и обосновывать свое право думать не так, как «они», и поступать не так, как «они»?..

– Сыну Божьему нет нужды просить о такой свободе, она раз и навсегда завоевана для нас Христом – а вот защищать ее и проявлять в любых обстоятельствах, он должен. Только так «они» поймут, что наша свобода не зависит от окружения. 424 Твои родственники, коллеги, друзья замечают, что ты меняешься и понимают, что это серьезно – ты уже не тот, что прежде.

Не беспокойся, иди вперед! Исполняется сказанное: Vivit vero in me Christus – теперь живет в тебе Христос. 425 Уважай тех, кто умеет сказать тебе «нет». А, кроме того, проси их объяснить свой отказ, чтобы ты научился или сумел их исправить. 426 Ты раньше был апатичным, нерешительным, пессимистом. Теперь ты смел, оптимистичен, уверен в себе – потому что решился, наконец, искать опору только в Боге. 427 Грустное положение у человека с замечательными человеческими качествами, но совершенно без духовного зрения! Ведь эти качества он легко станет использовать для себя, в своих личных целях. – Подумай об этом. 428 Ты хочешь развить в себе католическое, вселенское мышление? Что ж, опишу его признаки: – широта кругозора, и смелое проникновение в то, что всегда останется живым в католическом правоверии; – прямое и здравое стремление – без фривольности! – обновлять традиционные точки зрения, в философии и толковании истории… – бережное внимание ко всем направлениям современной науки и мысли; – положительное и открытое отношение к современным преобразованиям социальных структур и форм жизни. 429 Когда необходимо, умей расходиться во мнениях – но бережно, с любовью, не становясь неприятным. 430 С Божией милостью и хорошей подготовкой ты сможешь добиться того, что тебя поймут и в грубой среде… – А вот пойти за тобой им («неотесанным») будет трудно, если у тебя нет «дара языков» – способности и стремления пробиться к их разуму. 431 Будь учтивым, всегда и со всеми, особенно – с теми, кто выступает против тебя (у тебя самого не должно быть врагов), когда стараешься вытянуть их из заблуждения. 432 Тебе в самом деле жалко этого избалованного ребенка? – Ну, тогда… не жалей хотя бы себя! Неужели ты не понимаешь, что можешь впасть в сентиментальность?

А кроме того – ты заметил, что лучше всего пахнут полевые цветы, привычные к непогоде и засухе? 433 Говорят, что он далеко пойдет. – Поистине, страшно за него! Такая ответственность… – Никто не знает за ним ни уместной фразы, ни бескорыстной и плодотворной работы. – Он всегда и всем недоволен. Вечно кажется, что он погружен в глубокие размышления – но он не высказывал стоящих идей. – Лицом и манерой он важен, словно мул – и его считают «благоразумным»…

– Да, он пойдет далеко! Но, – думаю я, – чему он сможет научить, как и в чем будет служить, если мы не поможем ему измениться? 434 Высокомерный глупец склонен видеть невежество в простоте и смирении ученого. 435 Не будь одним из тех, кто, получая приказ, немедленно думает о том, как бы его изменить… – Говорят, что у них слишком сильный характер – а на самом деле они только и сеют разложение и даже разрушение. 436 Опыт, глубокие знания о мире, умение читать между строк, чрезмерная проницательность, критический дух… Все это завело тебя далеко – и в отношениях, и в делах. Так далеко, что ты стал немного циничным. Этот «чрезмерный реализм» (на самом деле – отсутствие духовного видения) вторгся и в твою внутреннюю жизнь. – Ты лишен простоты, а потому – бываешь холодным и жестоким. 437 Ты человек неплохой, а вообразил себя каким-то Макиавелли. – Помни, что в Царство Небесное попадут хорошие и честные люди, а не мелкие интриганы. 438 Как приятно, что ты – в хорошем настроении… Но воспринимать все в шутку – согласись, это просто глупо. Жизнь – совсем иная. Тебе просто не хватает воли серьезно воспринять свое, – и ты себя оправдываешь, потешаясь над теми, кто лучше тебя. 439 Не отрицаю, ты – умный. Но страстность и беспорядочность увлечений подвигают тебя на глупости. 440 Какой у тебя неровный характер! Ты – как расстроенный рояль: хорошо звучат ноты высокие, низкие – но не средние, созвучные повседневной жизни. А их и слышат люди. 441 Запомни! – Благородному, просвещенному и сильному человеку, я сказал, что, защищая святое дело, которому противились «добрые», он поставил на карту очень высокое положение в своей среде. – А он ответил, как отвечает те, кто презирает земные почести: «Я поставил на карту свою душу». 442 Алмаз шлифуется алмазом… а душа – душою. 443 «И явилось на небе великое знамение: жена облеченная в солнце; под ногами ее луна, и на главе ее венец из двенадцати звезд». – Чтобы ты и я, и все на свете не сомневались: ничто так не совершенствует личность, как наш ответ благодати Божией.

Старайся уподобиться Пречистой Деве – и будешь цельным человеком.



МОЛИТВА

<p>МОЛИТВА</p>

444 Если мы осознаем свои обязанности, то можем ли провести целый день, не вспомнив о том, что у нас есть душа?..

В ежедневном молитвенном размышлении мы должны непрестанно исправляться, – иначе мы собьемся с пути. 445 Если бросить молитву, какое-то время проживешь за счет духовных запасов; а потом уж – обманывая себя. 446 Молитвенное размышление. – Определенное время, в определенный час. – Иначе ты будешь делать, как тебе удобней, как полегче, ничем не жертвуя. А без жертвы молитва мало что даст. 447 Тебе не хватает внутренней жизни – ведь ты не размышляешь в молитве о том, как решить заботы ближних и привлечь к служению многие души; не ставишь какие-то цели, и не достигаешь их; не видишь духовным взглядом учения, работы, разговоров, общения с людьми…

А как у тебя с присутствием Божиим? Ведь это – следствие молитвы. 448 Что такое? Не было времени?.. Есть, есть у тебя время! Подумай сам: чего можно ждать от дел, если ты не приведешь их в порядок в присутствии Божием? Без этой беседы с Богом – как сумеешь ты завершить свой каждодневный труд?.. – Поистине, с таким же успехом можно жаловаться: у меня нет времени учиться, очень уж много я преподаю… Но тот, кто не учится – плохой учитель.

Молитва – прежде всего. Если ты это понимаешь, но не применяешь на практике – не говори, что у тебя нет времени. Просто ты не хочешь молиться! 449 Надо молиться, больше молиться! Казалось бы, это нелепо сейчас, во время экзаменов… Нет, молиться нужно – не только в установленные часы, но и в свободное время, между занятиями, вместо того, чтобы думать о всяких глупостях.

Стараешься… но не можешь сосредоточиться? Неважно. Твоя молитва, того и гляди, окажется гораздо полезнее той, которую ты с удобствами совершил в молельне. 450 Чтобы достичь присутствия Божия, обрети такую привычку: каждый день первая встреча – с Иисусом. 451 Молитва – не прерогатива монахов, а долг всех христиан, мужчин и женщин, живущих в миру и знающих, что они – дети Божии. 452 Конечно, следуй своим путем: ты – человек действия… с призванием созерцателя. 453 Католик без молитвы?.. Словно солдат без оружия! 454 Благодари Господа за огромную милость. – Он показал тебе, что «нужно только одно». – Благодари, и ежедневно молись за тех, кто еще не знает Его, или Его не понял. 455 Когда пытались тебя «поймать», ты спрашивал, откуда у них такая сила, такой всеобжигающий огонь. – Теперь, когда ты молишься, тебе понятно, что это и есть источник силы для истинных детей Божиих. 456 Ты пренебрегаешь молитвой… Не потому ли, что боишься, хочешь спрятаться, не смея говорить лицом к Лицу с Христом?

Видишь, можно ею пренебрегать, даже когда говоришь, что часто молишься. 457 Молитва – время сокровенных признаний, и твердых решений. 458 Как разумно молился тот, кто говорил: «Господи, не покидай меня! Разве Ты не видишь, что еще кто-то сбивает меня с ног?!» 459 Зажжет ли вновь Господь мою душу?.. – Видимо, да; и тебя убеждают в этом и разум, и глубина неясного желания, быть может – надежды… – А вот сердце и воля (его – избыток, ее – недостаток) окрашивают все в застывшую меланхолию – словно гримаса, словно горькая насмешка.

Послушай, что обещал нам Святой Дух: «Ибо еще немного, очень немного, и Грядущий придет и не замедлит. Праведный верою жив будет». 460 Настоящей молитве, способной поглотить тебя целиком, способствует не столько уединение в пустыне, сколько внутренняя сосредоточенность. 461 Мы молились в поле, когда уже вечерело. Наверное, у нас был смешной вид – сидим на земле, молчим, лишь время от времени читаем отрывок для размышлений.

Эта молитва посреди поля – за спутников, за Церковь, за души, – оказалась угодной Небу и весьма плодотворной. Для встречи с Богом подходит любое место. 462 Хорошо, что во время молитвы ты пробегаешь мыслью много километров – посещаешь далекие страны, слышишь разные языки, видишь разные расы… Словно эхо заповеди Христовой: Euntes docete omnes gentes – «Идите, научите все народы».

Чтобы идти все дальше, передай огонь любви тем, кто тебя окружает. Тогда твои мечты осуществятся – раньше, больше и лучше! 463 Молитва бывает вдумчивой, реже – истовой, а чаще всего – сухой, сухой, сухой… Важно одно – чтобы ты, с Божьей помощью, не унывал.

Подумай о часовом на посту: он не знает, во дворце ли царь или глава правительства. Ему неизвестно, что тот делает. А тот обычно не знает, кто стоит на посту.

– Не так с нашим Господом: Он живет там же, где и ты. Он о тебе заботится, Он знает тебя и твои сокровенные мысли… Не оставляй вахту молитвы! 464 Посмотри, какой набор разумных безрассудств предложил тебе враг, склоняя забросить молитву: «у меня нет времени» (а ты постоянно его теряешь), «это не для меня», «у меня сегодня какая-то сухость»…

Молиться не значит: «говорить» или «чувствовать». Молиться – значит: любить. А любовь проявляется в том, что ты стараешься сказать что-то Господу, даже если так ничего и не скажешь. 465 «Минута глубокой молитвы, этого достаточно», – говорил мне один человек, который никогда не молился.

– А влюбленный? Согласил бы он только минуту напряженно смотреть на возлюбленную? 466 Этот идеал – воевать (и побеждать!) в битвах Христовых, – может стать реальностью только через молитву, жертву, Веру и Любовь. Значит – молись, верь, страдай и люби! 467 Самоотречение – подъемный мост, открывающий доступ в замок молитвы. 468 Не унывай: пусть человек недостоин, пусть несовершенна его молитва, Бог услышит ее всегда, если она упорна и смиренна. 469 «Господи, я не заслужил, чтобы Ты меня слушал, ведь я плохой», – молился кающийся, и добавил: «Но ты послушай меня, quoniam bonus – потому что Ты благ». 470 Господь, пославший Своих учеников на проповедь, собрал их по возвращении и пригласил вместе с Ним отдохнуть в уединенном месте… Сколько вопросов, должно быть, Он им задал! Сколько поведал Сам! Что ж, Евангелие всегда современно. 471 Понимаю тебя прекрасно, когда ты пишешь о своем апостольском служении: «Я буду молиться три часа с моей физикой. Буду бомбить, пока не падет другая позиция по ту сторону библиотечного стола… Вы с ним познакомились, когда были у нас».

Помню, как ты обрадовался, когда я сказал тебе, что работу легко совместить с молитвой. 472 Общение Святых? Его хорошо знает тот молодой инженер, который сказал: «Отец, в такой-то день и в такой-то час вы за меня молились!»

Молитва была и всегда будет первая и главная помощь, которую мы должны оказывать душам. 473 Приучайся молиться устно по утрам, пока одеваешься, как малые дети. – Потом, в течение дня, тебе будет легче оставаться в присутствии Божием. 474 Святой Розарий очень полезен для тех, кто своим оружием избрал ученье и разум. Мы взываем к Пречистой снова и снова, точно дети к своей Матери, – казалось бы, монотонно, а разрушает любой росток тщеславия и гордыни. 475 «Пречистая Дева, я хорошо знаю, что я жалок, ничтожен, и с каждым днем лишь увеличиваю число своих грехов». Ты говорил мне, что на днях сказал это Нашей Матери.

А я посоветовал тебе молиться по Розарию: священная монотонность молитв очистит тебя от монотонности твоих грехов! 476 Очень грустно, когда мы откладываем молитву по Розарию на поздний час. Это все равно что и вовсе не читать ее.

Перед сном, в лучшем случае, прочтешь его плохо, не созерцая его тайн. Так вряд ли удастся преодолеть рутину, удушающую истинное благочестие. 477 Святой Розарий не произносят одними губами, кое-как шамкая молитвы. Так бормочут только святоши. – Устная молитва коренится в сердце христианина – чтобы сознание его созерцало каждую тайну Святого Розария. 478 Ты всегда откладываешь Святой Розарий, а там и пропускаешь, тебе хочется спать. – Если нет другого времени, читай его хоть на улице, но так, чтобы никто не заметил. К тому же, он поможет тебе оставаться в присутствии Божием. 479 «Молись за меня», – попросил я, как прошу всех. А он удивился: «С вами что-то случилось?»

Пришлось объяснить, что каждое мгновение с каждым из нас что-то случается. Если не хватает молитв, то случается самое худшее. 480 В течение дня кайся снова и снова. Смотри-ка, Христа обижают постоянно, а каются – куда реже.

Вот и я повторяю: чем больше каяться – тем лучше. Повторяй и ты, всей своей жизнью, и всеми советами. 481 Как прекрасно Благовещение! – Сколько раз мы это обдумывали! Мария погружена в молитву… Она беседует с Богом, всеми пятью чувствами, всеми способностями. В молитве Она узнает Волю Божию, и молитвой делает ее жизнью своей жизни. Не забывай примера Девы Марии!



РАБОТА

<p>РАБОТА</p>

482 Работа – благословение Божие, и изначальное призвание человека; и жестоко ошибаются те, кто считает ее наказанием.

Господь, лучший из отцов, поселил первого человека в Саду Едемском, ut operaretur – «чтобы он работал». 483 Ученье и работа. Вот они, неизбежные обязанности христианина, защищающие от врагов Церкви и привлекающие (благодаря профессиональному престижу) стольких добрых душ, которые, хоть и добры, борются в одиночку. Вот главное оружие того, кто хочет стать апостолом в гуще мира. 484 Молю Бога, чтобы тебе послужили примером отрочество и молодые годы Иисуса – когда Он беседовал с учителями в Храме, когда Он работал в мастерской Иосифа. 485 Тридцать три года!.. Тридцать из них – в тишине и в тени; в повиновении и в работе… 486 Он писал мне: «Мой идеал так огромен, что уместится разве что в море!» – Я ответил: «А Дарохранительница слишком маленькая? А мастерская в Назарете – слишком заурядная?»

– Он ждет нас в величии обычного! 487 Пред Богом никакая работа сама по себе – не мала и не велика. Всякое дело обретает цену Любви, с которой его выполняют. 488 Подвиг труда – в том, чтобы завершить каждое дело. 489 Да, в простоте обычной работы, в монотонных будничных делах, должен ты обнаружить скрытый от многих секрет величия и новизны – Любовь. 490 Ты говорил, как помогла тебе такая мысль: многие торговцы, начиная от первых христиан, становились святыми!

Ты хочешь доказать, что это возможно и теперь… – Что ж, Господь тебя не покинет. 491 У тебя тоже есть свое жало, свое профессиональное призвание. Это жало – крючок, чтобы ловить человеков.

Очисти свои намерения, укрепляй свой рабочий престиж, служа Богу и людям. Господь рассчитывает и на это. 492 Чтобы закончить дело, надо его начать.

Похоже на прописную истину – но как часто тебе не хватает этого простого решения!.. Как радуется твоему бездействию сатана! 493 Нельзя освятить халтуру: Богу не посвящают плохо сделанное дело. 494 Ценой небрежности в мелочах можно работать без отдыха – и почти не трудиться. 495 Что ты можешь предложить Господу?.. – Мне незачем обдумывать ответ: предложи то же самое, что и всегда, но только лучше сделай и заверши с любовью. Это поможет тебе больше думать о Нем, меньше – о себе. 496 Освящать самые различные дела – даже те, которые кажутся мелкими. Вот она миссия обычного христианина – всегда актуальная и героическая. 497 Будем работать много и хорошо, не забывая, что главное наше оружие молитва. Не устаю повторять: мы – созерцатели в миру, стремящиеся обратить свою работу в молитву. 498 Ты пишешь мне у огня, на кухне. Наступает вечер. Холодно. Рядом с тобой – младшая сестра, последняя из тех, кому хватило дивного безумия принять до конца свое христианское призвание. Она чистит картошку. «Вроде бы, думаешь ты, так же, как раньше. И все-таки, какая разница!»

– Это верно. Раньше она только чистила картошку, теперь – освящается, чистя картошку. 499 Ты говоришь, что постепенно начинал понимать, что такое «священническая душа»… Не сердись, но, судя по делам, ты понимаешь это только в теории. – Каждый день одно и то же: вечером, на испытании совести – одни желания и намерения; утром и днем, когда работаешь – одни предлоги и оправдания.

Так-то ты осуществляешь «священство святое, чтобы приносить духовные жертвы, благоприятные Богу Иисусом Христом»? 500 Ты возобновлял свое ежедневное занятие – и вдруг возмутился: «Всегда одно и то же!»

И я сказал тебе: да, каждый день, все время – одно и то же. Но эти обычные занятия – такие же, как и у твоих коллег – должны стать непрерывной молитвой. Все те же слова – каждый день на новый мотив.

В том и состоит наша миссия: мы превращаем ежедневную прозу в возвышенный стих героической поэзии. 501 Stultorum infinitus est numerus – «безгранично число неразумных». Так говорит Писание. Это число растет с каждым днем. – Сколько глупостей и ложных шагов они совершают на самых различных должностях, в самых неожиданных ситуациях, прикрываясь своим положением и мнимыми добродетелями!

Когда ты теряешь духовное зрение и обретаешь равнодушное, я тебя не понимаю. Да, ты ничего не можешь сделать, остается терпеть. Но бедный ты человек, если терпишь по причинам чисто человеческим!

Не помогая им обнаружить путь, примером ответственной, доведенной до конца, работы, то есть – освященной, ты станешь похожим на них. Станешь неразумным, или сообщником неразумных. 502 Главное – усердно трудись, подставляй плечо… Профессиональные дела – на должное место! Они – только средства, помогающие достигнуть цели. Никогда не считай их самодостаточными.

Эта болезнь (назовем ее работоголизмом) мешает единению с Богом. 503 Прости, что я настаиваю – но орудия, средства не должны превращаться в цель. – Если бы мотыга весила центнер и пахарь тратил все силы на то, чтобы ее перетаскивать, семя не пустило бы корня и осталось бесплодным. 504 Всегда – одно и то же: кто работает, легко вызывает ревность, подозрительность и зависть, как бы правильно и чисто он себя ни вел. Если ты занимаешь руководящий пост, помни, что предубеждения некоторых по отношению к коллеге – это еще не повод отказаться от «осужденного». Скорее – знак, что он, может быть, годится на более важное дело. 505 Препятствия?.. Иногда они есть, но чаще ты сам их выдумываешь – для удобства, или из трусости. Как ловко снабжает тебя лукавый всякими поводами, чтобы отказаться от работы!.. Он-то знает, что лень – мать всех пороков. 506 Ты работаешь без устали, но и без должного порядка – поэтому не так уж много получается. – Это напоминает мне один случай. Я хотел похвалить подчиненного перед его начальником, и сказал: «Как много он работает!» А мне отвечали: «Вы лучше скажите – как он суетится!»

– Твоя работа неустанна, но бесплодна… Как ты суетишься! 507 Чтобы унизить чужую работу, ты буркнул: «А что такого? Он выполнил свой долг».

Я же – добавил: «По-твоему, этого мало?.. За выполнение нашего долга Господь дарует нам Небесное блаженство: Euge serve bone et fidelis… intra in gaudium Domini tui – Хорошо, добрый и верный раб!.. войди в радость господина твоего». Войди в вечную радость! 508 У Господа есть право (а у нас – обязанность), чтобы «каждое мгновение» мы Его славили. Значит, теряя время, мы крадем славу у Господа. 509 Ты знаешь, что работа – срочная и каждая минута лени украдена у славы Божией. – Чего же ты ждешь? Используй по совести все мгновения!

Кроме того, подумай: а может, свободные минуты, которых у тебя так много (вместе это часы!) – плод лени и беспечности. 510 Грусть и беспокойство пропорциональны потерянному времени. – Когда ты почувствуешь святое стремление извлечь пользу из каждой минуты, радость и мир наполнят тебя, ведь ты уже не будешь думать о себе. 511 Заботы?.. – У меня нет забот, у меня слишком много дел. 512 У тебя кризис, ты чего-то боишься, тебе трудно исполнять свой жизненный план, трудно работать – двадцати четырех часов не хватает, чтобы выполнить все твои обязанности…

А не пробовал ли ты следовать совету Апостола: «все должно быть благопристойно и чинно»? Другими словами, все нужно делать в присутствии Бога, с Ним, через Него, только для Него. 513 Распределяя свое время, подумай и о том, чем ты займешься в свободные минуты, они ведь появятся неожиданно. 514 Отдых, по-моему – удаление от повседневных дел, но никак не безделье.

Отдыхать – значит, набраться сил, укрепить свой идеал, выработать планы… Словом – сменить занятия, чтобы потом, с новыми силами, вернуться к ним. 515 Теперь, когда у тебя столько дел, исчезли все твои «проблемы»… – Признайся, когда ты решился работать для Него – у тебя не осталось времени на эгоизм. 516 Спонтанные, короткие молитвы не мешают работе, как биение сердца не мешает движению тела. 517 Освящать свой труд – не химера, но задача любого христианина. И твоя, и моя.

– Вот что сказал один токарь: «Просто сил нет, какая радость! Я работаю, пою, распевая вслух и про себя – и я могу стать святым… Какой добрый у нас Бог!» 518 Работа тебе неприятна, особенно когда ты видишь, как мало любят Бога твои товарищи, как бегут они от Божией милости и от твоего добра.

Постарайся восполнить все это, отдавая себя Богу в работе, как и не бывало до сих пор, обращая труд в молитву, которая возносится к Небу ради всего человечества. 519 Работать с радостью – совсем не значит работать кое-как, спустя рукава, словно сбрасывая с себя мешающий груз…

– Стремись к тому, чтобы легкомыслие и опрометчивость не обесценили твоих усилий, и, в конце концов, ты предстал перед Богом не с пустыми руками. 520 Некоторые начинают работу с предубеждением – никому не доверяют, не понимают, что надо освящать свой труд. Если с ними заговоришь, они скажут: «Не мучай ты нас, нам и так трудно».

Вот – одна из тех мирных битв, которую нам надо выиграть! Найдем Бога в работе и – с Ним, как Он – будем служить человеческим душам. 521 Ты боишься трудностей, отступаешь. Знаешь ли ты, как это выглядит? удобство, удобство и удобство!

Ты говорил, что готов отдать себя без остатка, а все остаешься каким-то подмастерьем героя. Очнись и ты – как взрослый человек! 522 Студент, относись к своим книгам как апостол, твердо веря, что в эти долгие часы ты уже приносишь Богу духовную жертву, ради людей, ради твоей страны и твоей души. 523 Твоего боевого коня зовут ученье. Ты снова и снова решаешь хорошо использовать время – и отвлекаешься по пустякам. По слабости воли, ты иногда устаешь от себя самого, хотя каждый день начинаешь сызнова.

А ты не пробовал предложить свои занятия Богу ради конкретных апостольских целей? 524 Бурлить легче, чем учиться, но толку от этого – меньше. 525 Ты знаешь, что учиться – тоже апостольское служение, а учишься лишь для того, чтобы сдать экзамен. Что ж, это значит, твоя внутренняя жизнь никуда не годится.

Вот так, по небрежности ты теряешь рвение. Как тот человек из притчи, который спрятал из хитрости свой талант, если ты не исправишься, можешь по своей вине потерять дружбу с Богом и погрязнуть в расчете своих жалких удобств. 526 Учиться надо – но недостаточно.

Чего добьешься от того, кто себя не жалеет, питая свой эгоизм? А от того, кто только и хочет обеспечить себе покой через какие-то годы?

Да, учиться надо – чтобы завоевать мир для Бога. Что ж, возведем наши усилия выше, на новый уровень, превратим работу во встречу с Господом, чтобы она стала основанием для тех, кто пойдет по нашему пути…

– Так учение станет молитвой. 527 Когда я узнал, столько народу, не покидая своего места, жили для Бога подвижнической жизнью, я подумал: для верующего работать значит не «выполнять», а любить! Любить, охотно и радостно выполняя гораздо больше, чем можешь, и непрестанно жертвуя собой. 528 Когда ты постигнешь высокий идеал братского служения во имя Христово, ты почувствуешь себя сильным и уверенным, ты станешь таким счастливым, каким только можно быть в этом мире, которого столько народу, гонясь за своим «я», настойчиво пытается сделать безрадостным и безумным. 529 Святость слагается из подвигов. – Значит, работая, мы должны героически доводить до конца порученное нам дело, даже если оно – одно и тоже, все время, день за днем. Если этого нет, мы не хотим быть святыми! 530 Меня убедил этот наш друг, священник. Говоря о своем апостольском деле, он уверял, что неважных занятий нет. Вот здесь, говорил он, под кустами роз, таится молчаливое усилие тех, кто трудом и молитвой, молитвой и трудом испросил у Неба ливень милостей. 531 Пусть на твоем столе, в твоей комнате, в твоей сумке будет образ Божией Матери. Смотри на него, когда начинаешь работать, когда работаешь, когда кончил. Не сомневайся, Она даст тебе силу, которая обратит твой труд в любовную беседу с Богом.



ЛЕГКОМЫСЛИЕ

<p>ЛЕГКОМЫСЛИЕ</p>

532 Когда спокойно подумаешь о ничтожестве всего земного и сравнишь его с изобилием жизни во Христе, выбор большинства определяешь только одним словом: глупо, глупо, глупо.

Нельзя сказать, что почти все мы ошибаемся. Нет, дело – хуже: мы просто беспросветные глупцы. 533 Жаль, что ты не хочешь скрыться, словно камень, на котором стоит все здание. Но превращаться в камень преткновения – уж это просто безобразие! 534 Не возмущайся, что есть плохие христиане, которые кипят, бурлят – но не живут по-христиански. Господь (так пишет Апостол) «воздаст каждому по делам его», тебе – по твоим, а мне – по моим.

– Если мы решимся жить хорошо, в мире станет двумя плутами меньше. 535 Пока ты не борешься с легкомыслием, голова твоя похожа на лавку старьевщика: в ней нет ничего, кроме утопий, иллюзий, и старого хлама. 536 В тебе есть какая-то непринужденность. Если ты используешь ее духовно, то сможешь стать истинным христианином. А вот используя так, как сейчас, ты – истинный наглец. 537 Все принимаешь легкомысленно: а я вспоминаю старую историю об одном простодушном натуралисте. Ему крикнули: «Лев идет!»; он ответил: «А мне-то что? Я ловлю бабочек». 538 Как ужасен невежда, работающий без устали!

Даже падая от старости, береги в себе тягу к знаниям. 539 Вот как оправдывается обычно легкомысленный себялюбец: «Не люблю обязательств». 540 Ты не хочешь быть ни добрым, ни злым – и, хромая на обе ноги, выбираешь неверный путь. А жизнь твоя пуста. 541 In medio virtus – «добродетель – в середине», – гласит изречение, предостерегающее нас от крайностей. – Но не впадай в ошибку, не превращай это в эвфемизм, прикрывающий любовь к комфорту, отсутствие идеалов, ничтожество.

Подумай о том, что сказано в Писании: «О, если бы ты был холоден, или горяч! Но, как ты теплый, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих». 542 Ты никогда не доходишь до сути, всегда останавливаешься на несущественном! – Позволь применить к тебе слова из Писания: ты «говоришь на ветер»! 543 Не уподобляйся тем, которые, слыша проповедь, не применяют ее к себе, а думают: «Ну, вылитый НН!» 544 Некоторым кажется, что в сплетнях нет злого умысла. «Это от невежества, – говорят они – люди просто стараются объяснить то, что не знают или не понимают, чтобы показать свою так называемую эрудицию».

Но ведь это дурно вдвойне – тут и невежество, и ложь. 545 Не говори так безответственно. Разве ты не понимаешь? Как только ты бросишь первый камень, другие – уже анонимно – устроят настоящий камнепад? 546 Ты сам создаешь атмосферу недовольства? – Тогда, прости меня, ты – не только злодей, но и дурак. 547 При несчастье или ошибке мало толку сказать: «Я это предвидел».

Значит, тебе нет дела до чужой беды? Есть? Вот и помог бы заранее. 548 Много есть способов сбить с толку. Скажем – привести исключение как общее правило. 549 Ты говоришь, что ты – католик… А мне тебя жаль – ведь я вижу, что твои убеждения не так прочны, чтобы ты осуществлял их без перерывов и оговорок. 550 Было бы смешно, если бы не было так печально, что ты – по легкомыслию, невежеству, из-за комплекса неполноценности – принимаешь самый грубый обман. 551 Дураки, ханжи и невежи обычно думают, что все – такие же. Что хуже всего – так с людьми и обращаются. 552 Нехорошо терять время: оно – не твое, а Божье. Но если по твоей вине его теряют другие, тебя будут меньше уважать, а Бога – меньше славить. 553 У тебя нет той зрелости, той собранности, которые есть у людей уверенных в своем идеале и своей цели. – Проси Матерь Божию, чтобы она научила тебя славить Бога всей душой, ни на что не отвлекаясь.



ЕСТЕСТВЕННОСТЬ

<p>ЕСТЕСТВЕННОСТЬ</p>

554 Христос воскрес… Самое великое из чудес узрели немногие: только те, кто должен был узреть. Естественность – подпись всех Божиих дел. 555 Кто работает только во славу Божию, тот делает все естественно и просто, как человек, которому некогда устраивать «показуху», ибо он не хочет потерять невосполнимое и несравненное общение с Господом. 556 Почему, – возмущался ты, – и место, и средства апостольской работы должны быть уродливыми, грязными… и трудными? Совсем не трудно устроить все получше!

– Мне показалось, что ты прав, и я подумал, что Иисус обращался ко всем, и всех привлекал к Себе: богатых и бедных, ученых и невежд, веселых и грустных, молодых и старых… Как естественен Его образ! Вот уж поистине, сверхъестественен. 557 Хочешь быть действенным? Будь естественным! Чего ждать от кисти – даже в руках великого художника, – если она завернута в шелк? 558 Святые всегда «неудобны» для окружающих. 559 Святые – ненормальны?.. Пора уж рассеять этот предрассудок.

Со сверхъестественной естественностью христианской аскезы, мы должны объяснять, что даже мистические феномены – нормальны. У них своя естественность, как и у психических и физиологических процессов. 560 Я говорил тебе о горизонте, который раскрывается перед нами, о пути, который мы пройдем. – «Ну, конечно!» – воскликнул ты, словно удивляясь тому, что у тебя нет возражений…

– Запомни хорошенько: их быть не должно! 561 Избегай нелепого подхалимства, может быть – бессознательного, ты лебезишь порой перед начальником, вторишь ему в любой мелочи.

– А еще больше опасайся представлять забавными его недостатки, подрывая авторитет – панибратством, или (ну и услуга!) обращая в шутку зло. 562 Ты создаешь вокруг себя атмосферу недоверия и подозрительности. Говоришь ты так, словно играешь в шахматы, думая на четыре хода вперед.

Помнишь, что сказано в Евангелии о лицемерии книжников и фарисеев? Они задавали вопросы Христу, ut caperent eum in sermone – «чтобы уловить Его в словах». Не подражай им! 563 Естественность не имеет ничего общего с грубостью и грязью, с показной бедностью и дурным воспитанием.

Некоторые сводят служение Богу к работе с миром нищеты, и (простите) вшей. Да, такая работа необходима и похвальна; но если мы только там, останется без внимания большинство душ человеческих, в том числе – и эти обделенные, когда мы вытащим их из нищеты. 564 Ах, ты недостоин? – Ну так, постарайся стать достойным! Вот и все. 565 Ты очень хочешь быть «необычным»!

Как это пошло! 566 «Блаженна уверовавшая», говорит Елизавета нашей Небесной Матери. – Единение с Богом и духовная жизнь всегда ведут к человеческим добродетелям, которые привлекают других. В дом своей родственницы Мария приносит радость, потому что носит Христа.



ПРАВДИВОСТЬ

<p>ПРАВДИВОСТЬ</p>

567 Ты молился перед Распятием и решил: лучше тебе пострадать за правду, чем правде страдать за тебя. 568 Как часто истина неправдоподобна!.. Особенно – потому, что она всегда требует от нас последовательности. 569 Если правда тебе неприятна, зачем ты все время спрашиваешь?

– Может, ты хочешь услышать «свою правду», и оправдать свои заблуждения? 570 Ты почитаешь истину? Ах, вот почему ты держишься от нее на «почтительном» расстоянии! 571 Что за глупость! Какой же это фанатизм, если хочешь все лучше знать, все больше любить, все уверенней защищать истину, которую ты и должен знать, любить и защищать?

Скажу тебе смело: фанатиком становится тот, кто противится всему этому ради ложной свободы. 572 Очень легко – не сложнее, чем во времена Иисуса, – говорить «нет», отрицая вероучение, или в нем сомневаясь. – Ты, называющий себя католиком, должен начать с «да».

– Позже, обретая знания, ты научишься объяснять, почему ты так уверен в том, что нет (и не может быть) противоречия между Истиной и наукой, Истиной и жизнью. 573 Не сворачивай с пути, даже если тебе придется работать с людьми предубежденными. Не уклоняйся. Ведь ты же не думаешь, что значение слов и ход мыслей зависят от них?

– Постарайся, чтобы они тебя поняли. А не получится – все равно, упорствуй на этом пути. 574 Ты встретишь очень упрямых людей, убедить которых не так-то просто… Но вообще-то – выясняй все недоразумения, и выясняй их терпеливо. 575 Некоторые не слышат – не хотят слышать! – ничего, кроме слов, которые они знают сами. 576 Многие требуют, чтобы их поняли, а на самом деле – чтобы все перешли на их сторону. 577 Не могу поверить в твою «правдивость», если ты не страдаешь (и серьезно!) от малейшей, даже безвредной, лжи. Она не безвредна и не мала, ведь ею мы оскорбляем Бога. 578 Почему ты смотришь, слушаешь, читаешь, говоришь так предвзято, словно ты хочешь собрать все плохое? Оно – не в других, оно – в твоей душе. 579 Если намерения читателя не чисты, ему трудно поверить, что чисты намерения писателя. 580 В поступках других людей фанатик видит один лишь фанатизм, меряя ближнего меркой своего сердца. 581 Мне его жаль. Он почувствовал, что есть проблемы, – они всегда есть – но испугался и расстроился, когда подчиненные об этом сказали. А ему хотелось забыть про них, жить в своей полутьме, не беспокоится.

Я посоветовал ему встретить их открыто и смело, иначе ничего не решишь; и убедил, что только тогда он обретет покой.

Вот и ты не решай проблем – ни своих, ни чужих, – стараясь их обойти. Так – удобней, но мы, из лени, открываем дверь диаволу. 582 Ты выполнил свой долг?.. И намерения были чисты?.. Вот как! – Тогда не беспокойся, если кому-то, не совсем нормальному, это не понравится. Зло – только в них самих. 583 Тебя придирчиво спросили, нравится ли тебе твое решение. Им оно показалось безразличным, – ни плохим, ни хорошим.

Ты уверенно ответил: «Я знаю, что мои намерения чисты, и что принять его было тяжело». И добавил: «Бог – цель и смысл моей жизни, поэтому я уверен, что нет ничего безразличного». 584 Как католик, ты объяснил ему, во что веришь, как живешь – твердо и уверенно – и он вроде бы понял, принял твой путь. – Но ты засомневался – не утопит ли он все это в своих беспорядочных привычках?..

– Поговори с ним еще, объясни ему, что истину принимают, дабы жить по ней, по крайней мере – стараться. 585 Почему они все проверяют, почему не доверяют мне? удивляешься ты.

– Посоветуй им от моего имени не доверять своей ничтожности; и спокойно следуй дальше. 586 Тебе их жалко… – Да, рыцарства в них нет! Бросив камень, они прячут руку.

Смотри, что сказал о них Святой Дух: «Все они будут постыжены и посрамлены». Это уже точно исполнится. 587 Многие сплетничают и клевещут на это апостольское предприятие… – Что ж, пока ты провозглашаешь истину, по крайней мере, один человек не будет лгать. 588 Даже в самом прекрасном поле можно собрать снопы маков и васильков.

– Век за веком мы видим, что даже о самых чистых людях можно сказать гадость. Подумай, сколько сказали и написали об Иисусе Христе, Нашем Господе…

– Ищи в других только зрелые колосья чистой правды. 589 Ты говорил, что хочешь иметь чуткую совесть. Не забывай: слушая клевету, мы превратимся в мусорный ящик. 590 Ты склонен принимать любые слова о ближнем, не выслушав его самого. Это не «открытость», как говоришь ты сам, и не справедливость, а уж тем более – не милосердие. 591 Да, клевета может повредить тем, на кого клевещут, но по-настоящему бесчестит только клеветника… Он обречен носить ее в глубинах души. 592 «Почему столько клеветников?» – печально думаешь ты… – Что ж, я отвечу! Кто-то – по ошибке, из фанатизма или злобы. А большинство вторит лжи по инерции, из легкомыслия, из невежества.

Поэтому, скажу еще раз: если не можешь похвалить и не должен говорить – молчи! 593 Оклеветанная, жертва страдает молча. «Палачи» издеваются с какой-то трусливой смелостью.

Не верь категорическим словам, если тот, кто их произносит, не попытался (или не захотел) поговорить с тем, кого он критикует. 594 «Собрать материал» – нетрудно, есть много способов. Не нужно большого ума, чтобы, выслушав все сплетни, набрать кучу против любого человека, любой организации, особенно – если они что-то делают. А уж тем более, если их работа приносит апостольские плоды…

Такие расследования прискорбны – но еще прискорбней положение тех, кто разглашает эти несправедливые и поверхностные сведения. 595 «У них, – печально говорил он, – нет духа и ума Христова, только личина… Вот они и не думают по-христиански, не постигают истины, не приносят плодов».

Мы, дети Божии, не можем забывать, что Учитель сказал: «Слушающий вас Меня слушает». – Поэтому мы и стремимся быть Самим Христом, а не карикатурой на Христа. 596 Опять люди суетятся и считают, что правы. Но Бог ведет их… Над всеми личными суждениями восторжествует непостижимый, исполненный любви Промысел Божий.

Позволь же Господу вести себя, не противься Его замыслу, даже если он противоречит твоим «самым верным доводам». 597 Грустно смотреть, как люди не столько учатся, чтобы овладеть сокровищами науки, сколько тщатся создать ее по своему вкусу, по более или менее произвольным правилам.

Удвой же усердие, познавая истину! 598 Конечно, бранить исследователей – легче, чем исследовать самому. Но нельзя допустить, чтобы эти «критики» считали себя владыками мудрости и взглядов незнающих. 599 «Неясно, очень неясно», – возражал он, что бы ему ни говорили уверенно. Ясно было одно – его невежество. 600 Тебе неприятно обижать, вносить разделения, проявлять нетерпимость… – и вот, ты уступаешь («это не очень важно!»), но уступка твоя имеет роковые последствия для многих.

Прости за откровенность, все это – тоже нетерпимость, столь неприятная тебе, причем – самая неразумная и вредная: ты мешаешь распространять истину. 601 Из справедливости и милосердия – бесконечных и совершенных, – Бог обращается к Своим детям с равной любовью, но по-разному. Ибо дети разные.

Поэтому равенство не значит «мерить всех одной меркой». 602 Ты говоришь правду, но неполную. Истолковать ее можно на столько ладов, что это, в сущности, неправда. 603 Сомнение в учености и славе другого человека – трава, которую легко посеять, но очень трудно вырвать. 604 Ты вроде Пилата: quod scripsi, scripsi! – «что написал, то написал»… Сказал он это после того, как разрешил самое страшное из всех преступлений. – Ты тверд! Надо было проявить твердость раньше – а не после! 605 Последовательность в решениях – хорошее качество. Но если условия изменятся, последовательность – в том, чтобы посмотреть иначе и решить по-другому. 606 Не путай святую неуступчивость с грубым упрямством.

«Ломаюсь, но не сгибаюсь», – говоришь ты не без гордости.

– Послушай, сломанный инструмент ни на что не годен, когда он сломается, действуют те, кто уступчиво навязывает гибельную неуступчивость. 607 Sancta Maria, Sedes Sapientiae – Святая Мария, Престол Мудрости. – Взывай так почаще к Нашей Небесной Матери, чтобы Она дала Своим детям – в их работе, общении, занятиях – ту Истину, которую принес нам Христос.



БЛАГОРОДНЫЕ УСТРЕМЛЕНИЯ

<p>БЛАГОРОДНЫЕ УСТРЕМЛЕНИЯ</p>

608 Перед теми, кто сводит религию к какому-то вороху отрицаний, или согласен на католичество??? перед теми, кто хотел бы засунуть Господа лицом к стене или в угол, хотя бы – в уголок своей души, мы обязаны утверждать словом и делом, что стремимся к тому, чтобы Христос стал истинным Царем всех сердец, даже их собственных. 609 Не участвуй в апостольских делах, созидая только на сегодня… Надейся и знай, что твои братья, одного с тобой духа, соберут то, что ты посеешь, и построят дома на твоем фундаменте. 610 Когда христианский дух воодушевит тебя по-настоящему, стремления твои будут чисты. – Ты будешь стремиться не к личной славе, но к тому, чтобы другие люди жили твоим идеалом до конца времен. 611 Отдавать себя без остатка можно ради великого, Божьего дела – святости; больше – не для чего.

Вот почему, причисляя к лику святых, Церковь свидетельствует, что они совершили подвиг. 612 Когда ты и вправду будешь работать для Господа – тебя обрадует, что с тобой соревнуются многие. 613 В час милости Божией, когда ты проходишь по земле, решись на что-нибудь стоящее. Время торопит – а как благородна, отважна, прекрасна миссия человека, который воспламеняет огнем Христовым увядшие, подгнившие сердца!

– Стоит, стоит нести всем людям покой и счастье, совершая крестовый поход, исполненный отваги и радости! 614 Ты готов пожертвовать жизнью ради чести… Будь готов пожертвовать честью ради спасения души. 615 Через Общение святых ты тесно связан со своими братьями. Защищай же без страха это святое единство!

– Если ты один, все твои благородные устремления обречены на провал. Одинокая овца почти всегда потеряна. 616 Мне нравится твое рвение. Денег у тебя нет, помощи – нет, а ты говоришь: «У меня всего две руки, но мне иногда хочется стать сторуким чудищем, чтобы сеять и жать».

– Проси такой прыти у Святого Духа… Он ее даст! 617 Тебе попались две книги по-русски – и ты захотел выучить этот язык. Ты представлял себе, как прекрасно умереть, словно пшеничное зерно, в этой стране, такой бесплодной сегодня, которая со временем принесет обильные плоды…

Это мне нравится. Но сейчас посвяти себя маленькому делу, великой повседневной миссии, занятиям, работе, апостольскому служению. Особенно – занятиям и образованию. В тебе еще столько надо исправить, что и это – подвиг, такой же прекрасный. 618 Что за польза от студента, если он не учится? 619 Когда тебе покажется, что учиться – тяжело, предложи свои старания Христу. Скажи Ему, что ты корпишь над книжками, чтобы обрести оружие, которым ты будешь бороться с Его врагами, завоевывать для Него души… Тогда можешь быть уверен, что твои занятия обратятся в молитву. 620 Теряя часы и дни, убивая время, ты открываешь дьяволу ворота своей души. Тогда уж просто, скажи ему: «Вот твой дом!» 621 Что, трудно не терять времени? – Я с тобой согласен… Но заметь, – враг Божий, «другие» никогда не отдыхают.

А кроме того – запомни, что сказал апостол Павел, воин Божией любви: tempus breve est! – «время коротко». Эта жизнь ускользает из под рук, ее обратно не получишь. 622 Ты понимаешь, что зависит от твоей подготовки? Столько душ!..

– Ну, как, – махнешь теперь рукой на занятия и работу? 623 Высоко подняться можно по-разному: благородно и храбро служа другим (это – способ христианский) или низко и подло их топя (это – способ языческий). 624 Пока ты не стремишься всегда и везде жить лицом к людям, к любому человеку – не убеждай же меня, что ты живешь лицом к Богу. 625 Люди с мелкими, ничтожными амбициями, не могут понять, что друзья Божии «чего-то ищут», чтобы служить душам, и без всяких амбиций. 626 Тебе не терпится быстрее выковать себя, смоделировать, отполировать – и стать, наконец, ладной деталью, которая хорошо выполнит свою работу, предначертанную миссию на широких нивах Господних.

А я молюсь, чтобы это стремление подстегнуло тебя в час усталости, неудачи и душевной тьмы – ибо «на широких нивах Господних» предначертанная миссия измениться не может. 627 Борись против ложной скромности (а лучше сказать – удобной привычки), которая мешает тебе вести себя со зрелостью сына Божия. Надо взрослеть!

Неужели тебе не стыдно, когда твои старшие братья трудятся годами, а ты и пальцем ради них шевельнуть не можешь или не хочешь? 628. Позволь стремлениям возжечь твою душу – стремлениям к любви и самозабвению, к святости и Небу… Не теряй времени, гадая о том, увидишь ли ты когда-нибудь их осуществленными, хотя именно это подскажет тебе какой-нибудь советчик. – Оживляй их с каждым разом, ибо Святому Духу нравятся «мужи желаний».

Действенных желаний, которые надо осуществлять в ежедневных делах. 629 Если Бог назвал тебя «другом», ответь на Его зов, иди быстро и смело, с Ним в ногу! Иначе – останешься просто зрителем. 630 Забудь о себе… Пусть не будет у тебя иного желания, кроме жизни ради братьев, ради душ, ради Церкви… Словом – ради Бога. 631 Все веселились в Кане Галилейской, только Мария заметила, что не хватает вина… Вот до каких мелочей доходит душа, если живет, подобно Ей, ради ближнего – Бога ради.



ЛИЦЕМЕРИЕ

<p>ЛИЦЕМЕРИЕ</p>

632 Лицемерие живет в горьком и злобном самоумерщвлении. 633 Если предложат, как предложил Ирод: «Пойдите, тщательно разведайте о Младенце, и, когда найдете, известите меня, чтобы и мне пойти поклониться Ему» – попроси Святого Духа помочь нам и сохранить нас от всего того, что обещают и от чего охраняют мнимые добродетели.

– Утешитель даст нам Свой свет, как и Волхвам, чтобы мы искали истину и говорили правду. 634 Кому-то неприятно, когда ты говоришь прямо?

– Может, у них совесть нечиста?

– Будь настойчивым, не сдавайся, а то они не исправятся. 635 Пока ты злобно судишь о чужих намерениях, не требуй, чтобы тебя понимали. 636 Ты постоянно говоришь о том, что надо все исправить, все перестроить. Что ж, хорошо… так перестраивайся сам (тебе это нужно!) – тут-то все и начнется.

А до этого – я не поверю твоим призывам. 637 Ну и лицемеры! Возмущаются, когда другие повторяют точь-в-точь то же самое, что говорили они. 638 Ты такой любопытный, будто тебя важно одно – копаться в чужой жизни. Когда же ты, наконец, натолкнешься на достойного, твердого человека, который тебя остановит – ты жалуешься всем и каждому, словно тебя обидели.

– Вот до чего доходит твое бесстыдство. Поистине, у тебя нет совести – как и у многих других. 639 Ты хотел бы одним махом обрести и «честь» справедливости, и позорные «выгоды» противоположного мнения…

– На любом языке это назовут двуличием. 640 Какие добрые!.. – Готовы «простить» то, что заслуживает похвалы. 641 Старая уловка! Гонитель говорит, что он – гонимый… Как в старой пословице: бросил камень и забинтовался. 642 Многие клевещут, греша против справедливости, а потом кричат о честности и милосердии, не давая жертве защищаться. Как жаль! Неужели это правда? 643 Как жалко звучит слово экуменизм на устах тех католиков, которые обижают других католиков! 644 Какая же это объективность? Судят о людях и делах по себе, по своим порокам, а потом назойливо и нагло дают им советы.

Давай лучше так: когда мы кого-то исправляем, или даем совет – будем в присутствии Божьем, применяя все это к себе. 645 Никогда не устраивай «кампаний» клеветнических нападок, чтобы кого-то опозорить, а уж тем более – во имя честности. Она не оправдывает нечестных поступков. 646 В твоих советах нет ни бесстрастия, ни чистоты намерений, если ты возмущаешься теми, кто слушает не только тебя, но и других людей, правоверных и хорошо подготовленных.

– Если тебе и впрямь важно лишь благо душ и утверждение истины, почему же ты обижаешься? 647 Даже Иосифу не сказала Мария о тайне, совершенной в Ней Богом, чтобы мы, не греша легкомыслием, направляли по должному руслу и наши радости, и наши печали, не ожидая похвал и сочувствия. Deo omnis gloria! – «вся слава Богу!»



ВНУТРЕННЯЯ ЖИЗНЬ

<p>ВНУТРЕННЯЯ ЖИЗНЬ</p>

648 Большего добьется тот, кто проявляет упрямство здесь, рядом… Поэтому – приближайся к Богу и упорствуй в стремлении к святости. 649 Я люблю сравнивать внутреннюю жизнь с одеждой – с брачной одеждой, о которой говорится в Евангелии. Ткется она из благочестивых навыков и правил, которые, словно волокна, придают крепость ткани. Даже маленькая прореха обесценивает все платье. Если ты молишься и работаешь, но не каешься (или наоборот), то твоя внутренняя жизнь, так сказать, с прорехой. 650 Когда же ты поймешь, что единственно возможный путь – воистину искать святости!

Не обижайся, но прими ты Бога всерьез. Эта легкость, если ты с ней не справишься, превратится в жалкое богохульное глумление. 651 Иногда ты с нелепой твердостью проявляешь свой дурной характер. Иногда – не заботишься о том, чтобы твое сердце и голова стали достойной обителью Святой Троицы… И всегда остаешься довольно далеко от Иисуса, Которого так мало знаешь…

– Боюсь, у тебя так и не будет внутренней жизни. 652 Iesus Christus, perfectus Deus, perfectus Homo – «Иисус Христос, Совершенный Бог, совершенный Человек».

Очень многие христиане следуют за Христом, поражаясь Его Божественностью – но забывают об Его человечности. – И вот, несмотря на выполнение всех благочестивых правил, им так и не удается явить в себе сверхъестественные добродетели, ибо они ничего не делают, чтобы обрести добродетели естественные. 653 Личная святость – универсальное средство! Поэтому святые всегда спокойны, смелы и радостны… 654 До сих пор ты не понимал, какую весть мы, христиане, несем другим людям. Это – сокровенное чудо внутренней жизни.

Какой неведомый мир раскрываешь ты перед ними! 655 Сколько нового ты узнал! – И все же, ты иногда так наивен, словно все повидал, все знаешь… А затем, когда Господь откроет тебе «что-то новое» (а открывает Он всякий раз, как ты отзовешься на Его благодать с чуткостью и любовью), и ты проснешься к Его неповторимым, неисчерпанным сокровищам; когда так случится, ты поймешь, что всегда – в начале пути, ибо святость в том, чтобы отождествлять себя с Богом, с нашим неисчерпаемым Богом. 656 Любовь быстрее, чем ученье, помогает познать «дела Божии».

Поэтому – работай, учись, принимай болезни, будь воздержан, – и все с любовью! 657 Вот тебе, для ежедневного испытания совести: «Провел ли я хоть час, не обращаясь к Богу, моему Отцу? Говорил ли я с Ним как любящий сын?» Что-что, а это ты можешь! 658 Не будем себя обманывать: Бог – не тень, не какое-то далекое существо, создающее нас и бросающее. Он – не хозяин, который уйдет и больше не вернется. Мы не ощущаем Его своими чувствами, но Его существование – гораздо истиннее, чем все известные нам реальности. Бог – здесь, с нами, Он жив, Он нас видит, Он слышит нас, управляет нами, замечает самые незначительные поступки и самые скрытые наши намерения.

Мы верим в это – а живем так, словно Бога нет! Ведь мы Его не слушаем, не пытаемся совладать со своими страстями, не каемся во грехах, и нет у нас для Него ни единого помысла, ни единого слова, ни единого взгляда, исполненного любовью…

– Что же, так и будем жить с этой мертвой верой? 659 Если бы ты ощущал присутствие Божие, сколько «непоправимых» поступков ты смог бы исправить… 660 Как ты можешь ощущать Его присутствие, если только и делаешь, что глазеешь по сторонам?..

Ты точно пьян от этих преходящих, никчемных мелочей. 661 Возможно, тебя напугают слова «молитвенное размышление». – Ты вспомнишь книги в потрепанных черных обложках, шелест вздохов, рутину молитв и перепевов… Но это – не молитвенное размышление.

Размышляя в молитве, ты осознаешь, что Бог – твой Отец, ты – Его сын, ожидающий помощи; а потом благодаришь Его за все, что Он тебе уже дал, и за все, что Он тебе даст. 662 Познать Иисуса можно только тогда, когда с Ним общаешься. В Нем ты найдешь Отца и Друга, Советчика и Сотрудника во всех благородных делах повседневной жизни…

– В общении родится Любовь. 663 Тебе хватает упорства, чтобы каждый день ходить на занятия ради не таких уж больших знаний. Почему же ты так непостоянен в общении с Учителем? Ведь он всегда хочет учить тебя науке внутренней жизни, которая просто пахнет вечностью и о вечности толкует. 664 Что человек или самая большая награда по сравнению с Иисусом Христом, Который ждет тебя всегда? 665 Ежедневно размышляют – дружески общаются с Богом, – те, кто правильно использует свою жизнь. Это – подлинные христиане, которые живут так, как верят. 666 Влюбленные не умеют прощаться. Они всегда вместе.

– А мы с тобой, так ли любим Господа? 667 Ты заметил, как влюбленные одеваются, чтобы понравиться друг другу? – Точно так же и ты готовь свою душу. 668 Благодать Божия действует, как природа, постепенно. – Мы не можем опередить действие благодати – но в том, что зависит от нас, мы должны приготовиться, взрыхлить почву и сотрудничать с благодатью, когда Господь ее дарует.

Пусть души метят как можно выше. Подталкивай их к идеалу Христа и веди до конца, до упора, без уверток и полумер, – не забывая при этом, что святость творим не мы, люди. Благодать знает свой час и не любит насилия.

Воспитывай святое нетерпение – и не теряй терпения. 669 Ты спрашиваешь: «Отзываться на благодать Божию… Что это, дело справедливости или дело щедрости?»

– Это дело Любви! 670 Ты жалуешься: «Я думаю о своих проблемах, они роятся у меня в голове в самое неподходящее время…»

Вот я и советую тебе искать минуты внутренней тишины, и беречь свои чувства, внешние и внутренние. 671 «Останься с нами, день уже склонился к вечеру…» Молитва Клеопы и его товарища была услышана.

– Как жаль, если мы не сумеем задержать Иисуса, когда Он проходит рядом! Какое горе, если мы не уговорим Его остаться! 672 Я посоветовал тебе читать Новый Завет несколько минут каждый день, погружаясь в него, участвуя в каждой сцене, как еще одно действующее лицо. Нужно это для того, чтобы Евангелие воплотилось в твоей жизни, чтобы ты исполнял его, и помогал другим его исполнять. 673 Раньше ты много «развлекался», а теперь, когда ты носишь в душе Христа, вся жизнь твоя наполнилась искренней и заразительной радостью. Это и привлекает к тебе других.

– Обращайся к Нему все упорнее, чтобы дойти до всех. 674 Осторожно, это очень тонкая грань! – Повышая температуру вокруг, не допускай, чтобы падала твоя собственная. 675 Привыкни все связывать с Богом. 676 Ты видишь, как чутко твои товарищи обращаются с теми, кого они любят – с невестой, женой, детьми, родителями…

– Скажи им (и себе!), что Господь заслужил, по крайней мере, того же. Пусть они так обращаются и с Ним! А еще посоветуй чуткость к людям проявлять только с Ним и ради Него, – и тогда, уже на земле, они достигнут такого счастья, о котором и мечтать не смели. 677 Господь посеял в твоей душе доброе семя. Сея вечную жизнь, Он воспользовался мощным средством – молитвой. Помнишь, как много раз, когда ты стоял перед Иисусом, сокрытым в Святых Дарах, ты слышал в глубине души, что Он зовет тебя для Себя, что ты должен оставить все… Если ты это отрицаешь, ты – презренный предатель. Если забыл – где твоя благодарность?

Не сомневайся, как не сомневался, что Он воспользовался и духовными советами твоего наставника; а в самом начале – тем честным, искренним другом, который сказал тебе слова, полные истины и любви к Богу.

– Но вот, наивно удивляясь, ты видишь, что враг посеял в твоей душе сорняки, и сеет их, пока ты расслабленно дремлешь, угасив свою внутреннюю жизнь. – Вот почему (да, только поэтому) ты постоянно находишь в себе вредные мирские всходы, которые могут задушить доброе пшеничное зерно…

– Вырви их! Довольно тебе благодати Божией. Не бойся, что останутся рытвины и раны – Господь положит туда новые зерна: Свое милосердие, братскую любовь, стремление к апостольству… От тех сорняков не останется и следа, если ты немедленно, пока есть время, вырвешь их с корнем. А еще лучше – побори дремоту и карауль свое поле ночами. 678 Счастливы те блаженные души, которые, услышав Иисуса (а Он постоянно говорит с нами) тотчас узнают в Нем Путь, Истину и Жизнь!

– Тебе хорошо известно, что мы не участвуем в этой радости лишь потому, что не решились последовать за Ним. 679 Ты снова ощутил, что Христос тут, рядом – и снова понял, что должен трудиться ради Него. 680 Походи к Господу ближе, еще ближе, пока Он не станет твоим Другом и не поведет тебя. 681 Ты замечаешь, что с каждым днем все больше погружаешься в Бога… Значит, с каждым днем ты все ближе к своим братьям. 682 До сих пор, пока ты не встретился с Ним, ты хотел бежать по жизни, глядя во все стороны, чтобы знать все. Отныне… беги с чистым взглядом, чтобы вместе с Ним увидеть то, что тебе и впрямь нужно! 683 Когда есть внутренняя жизнь, мы прибегаем к Богу при любой трудности – точно так же, как кровь сама приливает к ране. 684 «Сие есть Тело Мое…» Иисус принес Себя в жертву, скрывшись под видом хлеба. Теперь он там – Плотью и Кровью, Душою и Божеством, как и в тот день, когда Фома вложил персты в Его славные Раны.

И, тем не менее, как часто ты проходил мимо, даже не поклонившись Ему из вежливости, как какому-нибудь знакомому.

– У тебя гораздо меньше веры, чем у Фомы! 685 Если бы посадили в тюрьму твоего близкого друга, чтобы освободить тебя, ты бы его навестил, поговорил с ним, принес подарки, дружбу, слово утешения… А если бы цель этой беседы – избавить тебя от бремени зла и дать тебе истинное благо? Отказался бы ты прийти? А если бы вместо друга был твой отец, твой брат?..

– Ну, так что же ты?! 686 Иисус остался в Святых Дарах ради нас – чтобы быть рядом с нами, поддерживать нас, указывать нам путь. – Любовь оплачивается только любовью.

– Как же нам не прибегать к Дарохранительнице ежедневно, хотя бы на несколько минут, чтобы Его поприветствовать, чтобы выразить Ему сыновнюю, братскую любовь? 687 Помнишь? – Какой-то сержант или младший офицер… навстречу идет призывник – статный, гораздо лучше сложенный… и все же он непременно приветствует офицера, а тот отвечает.

Теперь сравни, в Дарохранительнице – Христос, Совершенный Бог и Совершенный Человек, умерший ради тебя на Кресте и дающий тебе, все, что нужно… Он приближается к тебе, а ты – проходишь мимо, не обращаешь внимания. 688 Теперь ты ежедневно приходишь к Святым Дарам. И я не удивляюсь, когда ты говоришь: «Как я полюбил алтарный светильник!» 689 Не забывай, говори хотя бы раз в день: «Иисус, я Тебя люблю!» и хотя бы один раз скажи Ему слова духовного причащения, чтобы искупить кощунство и святотатство, которые Он терпит, чтобы оставаться с нами. 690 Разве мы не здороваемся и не общаемся с дорогими нам людьми? Будем же приветствовать – много раз в день – Иисуса, Марию, Иосифа и нашего Ангела-Хранителя. 691 Глубоко почитай нашу Небесную Матерь. Она умеет ответить на подарки, которые мы Ей делаем.

А если ты будешь каждый день, с любовью и верой, молиться по Святому Розарию, Она поможет тебе зайти очень далеко по пути Ее Сына. 692 Как сумеем мы выстоять в ежедневной борьбе, если нам не поможет наша Матерь? – Ищешь ли ты ее помощи постоянно? 693 Ангел-Хранитель всегда с нами, он – главный свидетель. Именно он, когда ты умрешь, вспомнит пред судом Божиим все проявления любви к Господу, за всю твою жизнь. Мало того – когда ты растеряешься перед наветами врага, твой Ангел представит пред Ликом Божиим все взывания твоей души к Отцу и Сыну и Святому Духу. Ты их забыл, он – помнит.

Помни всегда о своем Хранителе – и этот Небесный проводник не покинет тебя ни сейчас, ни тогда, когда все решится. 694 Ты причащался равнодушно – уделял Господу мало внимания, любая мелочь тебя отвлекала… – Но с тех пор, как ты понял, в общении с Богом, что Ангелы рядом с тобой – все изменилось… «Только бы они не видели меня таким!»

– Посмотри-ка, такое угодничество – на этот раз, во благо. Оно немного придвинуло тебя к Божией Любви. 695 Когда почувствуешь, что сердце твое иссякло и ты не находишь нужных слов, прибегни доверчиво к Божией Матери. Скажи ей: «Пречистая Дева, Мама, помоги мне».

Если обратишься к Ней с верой, Она позволит тебе и в душевной сухости насладиться близостью к Богу.



ГОРДЫНЯ

<p>ГОРДЫНЯ</p>

696 Вырви себялюбие и посей на его месте любовь к Иисусу Христу. Вот – секрет счастья и духовной плодовитости. 697 Ты говоришь, что следуешь за Ним, но, так или иначе, действуешь ты по своим планам, своими силами. – А Он сказал: sine me nihil! – «без Меня не можете делать ничего». 698 Они не признали того, что ты называешь своим правом, а я – правом на гордыню… Бедный ты, бедный! И глупый. Ты не смог защититься (нападающий был очень силен), и почувствовал боль, как от ста пощечин. А смиряться – все равно не умеешь.

Это совесть называет тебя гордецом… да и трусом. Поблагодари Бога – ты начинаешь догадываться о долге смирения. 699 Ты полон собой, собой, собой… – и никуда не годишься, пока ты не наполнишься Им, Им, Им, а ты будешь действовать in nomine Domini – «во имя Господне» и силой Божией. 700 Как же ты последуешь за Христом, если все крутишься вокруг себя? 701 Нетерпеливая и корыстная забота о «профессиональном статусе» часто прикрывает самолюбие личиной «служения душам». Мы лжем (да, именно так), пытаясь оправдать себя необходимостью использовать обстоятельства и благоприятные условия…

Взгляни на Иисуса, ведь Он – Путь. В годы Его скрытой жизни тоже бывали «обстоятельства» и «условия». Он мог бы раньше начать Свое служение людям – в двенадцать лет, например, когда учители и законники восхищались Его речами… Но Он выполнял Волю Отца (Он слушался!) и ждал.

– Когда «обстоятельства» соблазняют тебя, и даже хочется все бросить, не теряя святого стремления привести весь мир к Богу, вспомни, что и ты должен в послушании выполнять свое скромное дело, до тех пор, пока Господь не попросит тебя о другом. У Него – Свое время и Свои пути. 702 Пользуясь знатностью, чином, деньгами, должностью или умом, чтобы унизить неудачливых, ты проявишь гордость и высокомерие, больше ничего. 703 Гордыня рано или поздно приводит к унижению. «Лучший из людей» оказывается тщеславной, безмозглой марионеткой, которую дергают за нитки, и кто же? Сатана. 704 Многие торгуют на «черном рынке» из чванства или тщеславия, своими личными качествами, все больше вздувая цену. 705 Должность… Высокая, низкая? Бог с ней! Говоришь, что хочешь служить, быть полезным и отдать себя без остатка. Вот и веди себя соответственно. 706 Ты говоришь, критикуешь – словно без тебя никто ничего не сделает.

– Не сердись, но я скажу, что ты – спесив и властен. 707 Если преданный друг мягко и тихо скажет тебе о том, чем плохо твое поведение, ты ему не веришь. Тебе кажется, что он тебя не понимает. Отбрось эту ложную уверенность, порожденную гордыней! А то не изменишься никогда.

– Мне жаль тебя, ты никак не решишься стремиться к святости. 708 Злой, подозрительный, недоверчивый… – Не обижайся, ты заслужил все эти эпитеты.

– Исправься! Почему все кругом плохие, только ты хороший? 709 Ты одинок… ты жалуешься… все тебя раздражает. – В чем же дело? В том, что эгоизм отделяет тебя от братьев, и в том, что ты не приближаешься к Богу. 710 Ты вечно стараешься, чтобы на тебя обращали внимание, главное – больше, чем на других! 711 Почему ты видишь какие-то скрытые мысли во всем, что тебе говорят?.. Твоя обидчивость гасит благодать, даруемую тебе через тех (да, да, через тех!), кто соотносит свои поступки с идеалом Христа. 712 Пока ты убежден, что все должны зависеть от тебя, а сам не готов служить, то есть – скрыться и исчезнуть, твои отношения с братьями, коллегами и друзьями будут источником разочарования, плохого настроения, что там – высокомерия. 713 Возненавидь хвастовство. Отвергни тщеславие. Борись с гордыней, каждый день, каждый миг. 714 Несчастный гордец страдает от всякой чепухи. Самолюбие ее раздувает, а другим ничего не видно. 715 Ты думаешь, другим не было двадцать лет? Ты думаешь, с ними не обращались в семье, как с младшими по возрасту? Ты думаешь, им неведомы те проблемы – большие и маленькие, – с которыми столкнулся ты? Нет, они прошли через то же самое, созревая в трудностях, – Божией милостью попирая свое «я», уступая, где можно уступить, и оставаясь твердыми (но не злыми!) и верными (но не гордыми), когда уступить нельзя. 716 «Идеологически» ты – настоящий католик. Тебе нравится в Общежитии… Жаль, что Месса не в двенадцать, а занятия – не после обеда, чтобы учиться до поздней ночи, потягивая коньяк! – Нет, это не «католичество», а мещанство!

– Как ты не понимаешь, что в твои годы так думать нельзя? Не ленись, не любуйся собой, считайся с другими, со всем, что окружает тебя – вот это по-католически. 717 Человек, подаривший храму скульптуру святого, сказал: «Это я его сделал».

Не думай, что это карикатура. Если судить по твоему поведению, ты сам считаешь, что исполнил свой долг, когда надел медальон или пробормотал молитвы. 718 «Пускай все видят мои добрые дела!..» – Ты просто носишь их в корзинке, чтобы все заметили, какой ты хороший.

Не забывай вторую часть Христовой заповеди: «…и прославляли Отца вашего Небесного». 719 «Мне, великому». – Написал один человек на первой странице книги. То же самое могли бы написать многие на последней странице своей жизни.

Какой ужас, если мы с тобой так живем и умрем! – Проверим же себя, и построже. 720 Горделивость совсем не нужна ни с Церковью, ни с ближними, но может понадобится, когда ты на людях защищает дело Христово. Правда, это уже не горделивость, а вера и твердость, и проявляются они спокойно, смиренно, уверенно. 721 Нескромно, глупо, по-детски хвалить кого-то в его присутствии.

– Так подпитывается тщеславие, и мы рискуем украсть славу у Бога, Которому обязаны всем. 722 Стремись к тому, чтобы твои добрые намерения всегда сопровождало смирение. Это предохранит от жесткости суждений, несговорчивости, нетерпимости, а то и от личной, национальной, групповой гордыни. 723 Если ошибся, не горюй, но не будь равнодушен.

Бесплодность – не столько от ошибок (тем более, если ты раскаялся), сколько от высокомерия. 724 Ты упал? – Поднимись и надейся еще больше… Самолюбие никак не поймет, что ошибка, если ее исправишь, помогает познать себя и укрепляет смирение. 725 «Мы ни на что не годимся». – Какая унылая ложь! – При желании, милостью Божией (да, только так!) можно стать полезным орудием и послужить во многом. 726 Божий человек сказал сурово, но верно: «Он – в той же шкуре, что и бес, в гордыне».

А я призадумался – и, по контрасту, захотел облечься в добродетель, о которой говорил Христос: quia mitis sum et humilis corde – «Я кроток и смирен сердцем». Пресвятую Троицу привлекло в Его и нашей Матери именно это, смирение, свойственное тем, кто знает и чувствует, что он – ничто.



ДРУЖБА

<p>ДРУЖБА</p>

727 Когда тебе трудно оказать кому-то услугу, подумай о том, что он – сын Божий. Вспомни, что Господь просил нас любить друг друга.

– Мало того, не оставайся на поверхности, углубляйся с каждым днем в эту евангельскую заповедь. Сделай выводы, это нетрудно, и приспосабливай к ней все твои поступки. 728 Теперь все спешат, милосердие стало редкостью, хотя – по крайней мере, на словах – проповедуют Христа…

– Допустим. Но чт? делаешь ты, католик, который должен отождествляться с Ним и следовать по Его стопам? Ведь Он повелел нам идти и научить все народы. Все! И во все времена. 729 Люди (так было всегда) объединяются ради общей цели.

– Разве утратила ценность «общая цель», вечное блаженство? 730 Ты понял дружбу, ощутив себя пастухом маленького стада, которое оставил на время, а теперь пытаешься собрать, служа каждому. 731 Нельзя быть таким пассивным. Стань настоящим другом своих друзей, помоги им – и примером своей жизни, и советом, тем моральным влиянием, которое обретают в тесной дружбе. 732 Тебе понравился дух братства, когда ты вдруг его обнаружил… – Да, именно об этом ты мечтал, этого ты еще не видел. Да и как увидишь? Люди легко забывают, что все они – братья Христа, Брата нашего, отдавшего жизнь за других, за всех и каждого, без оговорок. 733 Тебе повезло, ты встретил подлинных наставников, истинных друзей, которые научили тебя всему, что ты хотел. Тебе не понадобилось хитрить, «красть» их знания – они сами указали тебе самый легкий путь, хотя им он стоил труда и страданий… Теперь твой черед сделать то же вот этому, и тому – всем! 734 Подумай хорошенько и действуй. Те, кому ты неприятен, изменят мнение, когда поймут, что ты, правда, их любишь. – Все зависит от тебя. 735 Мало просто быть добрым, надо это как-то показывать. Кому нужен розовый куст, который рождает одни колючки? 736 Чтобы разогреть равнодушных, окружи их огнем энтузиазма.

Многие могут крикнуть нам: «Не сокрушайтесь, что я – такой! Покажите мне путь, и я исправлюсь». 737 Долг братства велит тебе выполнять «служение малых дел». – Незаметно, ревностно, чтобы другим было приятней идти. 738 Как мелок тот, кто лелеет «перечень обид»!.. С ним просто невозможно жить.

Настоящее милосердие не подсчитывает свои услуги и огорчении, но omnia suffert – «все переносит». 739 Ты выполняешь трудный план – рано встаешь, молишься, принимаешь Таинства, много работаешь или учишься. Ты воздержан, умерщвляешь плоть… и все же чего-то не хватает!

Беседуя с Богом, подумай вот о чем: святость (или стремление к ней) – это полнота любви; значит, надо пересмотреть свою любовь к Богу, и ради Него – к людям. Быть может, тогда ты обнаружишь в своей душе серьезные недостатки, с которыми ты даже не боролся. Ты не такой уж хороший сын, хороший брат, хороший друг, хороший коллега; а поскольку ты неумеренно лелеешь «свою святость» – еще и завистник.

Ты «жертвуешь собой» в «личных» делах – и потому очень привязан к себе, к своей персоне, а значит, живешь не для Бога, не для других, а только для себя. 740 Ты считаешь себя его другом, потому что ты о нем не злословишь. – Это верно, но где добро примера, благо помощи?

Такие друзья – хуже всех. 741 Сперва ты обидишь, а потом, никто еще ответить не успеет, кричишь: «Обижать никого нельзя!»

– А ты сперва закричи, и сам тогда не обидишь. 742 Не подражай человеку, о котором собственная мать сказала: «Познакомьте его с друзьями, и он превратит их во врагов». 743 Что христианского в братстве, дружбе, если друг предупредил тебя: «Не верь своим друзьям, они распускают о тебе мерзкую сплетню»?

Лучше бы он велел им замолчать, а потом открыто назвал их тебе.

– Куда ему! Он слишком слаб. А ты с таким братом рискуешь остаться в одиночестве. Он ведь учит тебя никому не доверять, никого не любить. 744 Ты духовно слеп – в других ты видишь только «положение», а о душах и не вспоминаешь, им не служишь. Значит, ты не добр, далек от Бога, благочестие твое ложно, хотя ты много молишься.

Учитель ясно сказал: «идите от Меня, проклятые, в огонь вечный,… ибо алкал Я… жаждал… был в темнице, и не посетили Меня». 745 Совершенная любовь к Богу несовместима с эгоизмом или равнодушием к ближнему. 746 Настоящая дружба требует, чтобы ты старался понять убеждения своих друзей, даже если не сможешь разделить их никогда. 747 Не позволяй сорнякам расти на путях дружбы. Будь верным. 748 Реши твердо: ни мыслью, ни словом, ни поступком я не буду вести себя по-прежнему, кем бы ни был мой ближний. Тогда я не утрачу милосердия и не обрету равнодушия. 749 Твое милосердие должно приспособиться не к твоим, а к чужим потребностям. 750 Мы – дети Божии! Вот почему мы становимся больше, чем просто люди, терпящие друг друга. Господь сказал: vos autem dixi amicos! – «Я назвал вас друзьями». Мы – его друзья, рады, как и Он, пожертвовать жизнью за других – и в час подвига, и в обычной жизни. 751 Можно ли надеяться, что люди, не имеющие веры, присоединятся к Церкви, видя, как обращаются друг с другом те, кто называет себя христианами? 752 С тобой – хорошо, все лучше и лучше. Но этого мало, нужно большее, иначе твое служение угаснет в замкнутых кружках. 753 Своею дружбой, своим учением – нет, милосердием и вестью Христовой! – ты побудишь многих некатоликов работать с нами на благо всех людей. 754 Вот что сказал рабочий, после этой твоей беседы: «Я никогда не слышал, чтобы так говорили о щедрости и благородстве, о честности и доброте!» – И закончил удивленно: «Все материалисты – кто правый, кто левый, а это – настоящая революция!»

Любая душа понимает братство, установленное Иисусом Христом. Так не будем же его искажать! 755 Ты оправдываешься, ты говоришь, что у тебя сухой, сдержанный характер… что ты человек рассеянный, невнимательный, и потому плохо знаешь людей, живущих рядом…

– Признайся, ты и себя не уговорил? 756 «Старайся смотреть духовно на все мелочи жизни», – посоветовал я. И тут же добавил: «Общение с людьми даст много возможностей». 757 Проявлять милосердие – значит, уважать чужой образ мысли, радоваться чужим путям к Богу, не стремясь, чтобы все думали, как ты, и следовали за тобой.

Понимаешь, разные пути – параллельны, у каждого – свой… Не трать время, не гадай: кто выше? Это неважно. Главное – чтобы все мы достигли цели. 758 Он полон недостатков? Ну и что… В конце концов, совершенные люди обитают на Небе. Ты тоже полон недостатков – а тебя терпят, мало того – уважают, ибо любят той любовью, которою Христос любил Своих. А сколько у них было слабостей!

Учись! 759 Он тебя не понимает? – Я уверен, что он старается тебя понять. А ты? Когда ты будешь стараться? 760 Согласен! Да, он поступил очень дурно, постыдно, недостойно.

По-человечески, он достоин презрения! – добавил ты.

– Я тебя понимаю, но все же – не согласен. Его жалкая жизнь – священна; Христос искупил ее Своей Смертью! Он ее не презирал – как же ты осмелишься? 761 Если дружба унижалась до какого-то сообщничества в ничтожестве, это – жалкое приятельство, больше ничего. 762 Жизнь, сама по себе – суровая и опасная, порой становится очень трудной. – Но это помогает обострить духовное зрение, чтобы увидеть во всем руку Божию. Так ты станешь человечней и лучше поймешь тех, кто тебя окружает. 763 Снисходительность пропорциональна авторитету. Простой судья осудит преступника, уличенного и сознавшегося (возможно, он учтет смягчающие обстоятельства). Верховная власть страны может его помиловать. А Бог всегда прощает душу, если она раскаялась. 764 «Через вас я увидел Бога, Который принял меня, как отец, забыв обо всех моих безумствах и обидах» – писал своим родным, раскаявшись, один блудный сын ХХ века, по возвращении в отчий дом. 765 Тебе было трудно оторваться от мелких забот и жалких иллюзий – их не так уж много, но они глубоко укоренились. Зато теперь ты уверен, что твоя цель и забота – это братья и только они, ибо ты научился в ближнем узнавать Христа. 766 «Во сто крат!..» – С какой радостью ты вспоминал на днях об этом Его обещании!

– Уверяю тебя, в единстве с братьями по служению ты обретешь именно это. 767 Сколько страхов и опасностей может рассеять истинная, братская любовь, которая тиха – иначе ее унизишь – но светится в каждой мелочи! 768 Каждый день, со всем доверием, обращайся к Пречистой Деве. Она утешит и жизнь твою и душу, и откроет тебе сокровища, которые хранит в Своем сердце, ибо «никогда никто не слышал о том, чтобы прибегающий к Ее покрову был Ею оставлен».



ВОЛЯ

<p>ВОЛЯ</p>

769 Чтобы идти вперед и во внутренней жизни, и в апостольском служении нужно не сентиментальное благочестие, но решительная и щедрая предрасположенность воли к тому, чего требует Бог. 770 Без Господа ты не сможешь сделать и одного уверенного шага. – Если ты уверен в том, что тебе нужна Его помощь, ты соединишься с Ним еще теснее, еще доверчивей, радостней и спокойней, даже если дорога станет крутой и тяжелой. 771 Посмотри, какая огромная разница между естественным и сверхъестественным образом действия. Первый хорошо начинает, а потом слабеет. Второй начинает хорошо – и делает все, чтобы продолжать еще лучше. 772 Поступок, совершенный из добрых, но человеческих побуждений очень хорош, но… насколько он лучше, если причины – сверхъестественные! 773 Видя, с какой радостью выполняли тяжелую работу, друг спросил: «Что же это, энтузиазм?» – Ему спокойно и радостно ответили: «Энтузиазм? Он нам не по карману. Per Dominum Nostrum Iesum Christum!, ради Господа нашего Иисуса Христа!» 774 Миру нужно, чтобы мы разбудили спящих, вдохновили робких, повели за собой заблудших, словом – включили их всех в ряды Христовы, чтобы столько сил не пропало даром. 775 Быть может, и тебе принесет пользу это духовное изобретение. Один Божий человек, когда от него много требовали, говорил про себя с удивленной тонкостью искренней любви: «Пора и тебе сделать что-нибудь стоящее». 776 Какого христианского совершенства ты хочешь достичь, если всегда выполняешь свой каприз, «то, что тебе нравится»?.. Твои недостатки, если ты с ними не борешься, ведут к дурным поступкам. А воля, не закаленная в борьбе, подведет в трудную минуту. 777 С виду – энергия и решимость. А внутри – какое безволие, какая слабость!

– Постарайся, чтобы твои добродетели были не личиной, но привычками, определяющими характер. 778 «Я знаю людей, у которых нет сил даже позвать на помощь», – огорчаешься ты. Не проходи мимо; ты хочешь спастись и спасти их. Быть может, с этого начнется их обращение. А кроме того, если подумаешь хорошенько, ты поймешь, что и тебе протянули руку. 779 Слабые люди, которые вечно жалуются на всякую чепуху, не умеют жертвовать собой в повседневных стычках ради Иисуса… и тем более – ради других.

Ты требователен и непреклонен, когда речь идет о ближних. Как же стыдно, если ты сам страдаешь той же слабостью! 780 Ты очень горюешь, видя свою слабость. Хочется сделать больше и лучше, но очень часто ничего не выходит, или ни на что не решаешься.

Contra spem, in spem! – «Сверх надежды – с надеждой». Обопрись на прочную скалу, она спасет тебя и поддержит. Это – теологическая добродетель (и какая прекрасная!), она поможет двигаться вперед, не страшась выйти за пределы, и не позволит остановиться.

– Ну что ты смотришь? Именно так! Развивая в себе надежду, мы укрепляем волю. 781 Когда, выполняя обычную работу, ты чувствуешь, что воля слабеет – вспоминай такое рассуждение: «Учение, работа важны на моем пути. Если я из-за лени потеряю профессиональный престиж, я не смогу выполнять свое христианское дело. Бог хочет, чтобы этот престиж возрастал – иначе я не привлеку людей и не помогу им».

– Вот именно. Забросив свое дело, ты отдалишься от божественных замыслов, и отдалишь других. 782 Ты испугался пути детей Божиих, потому что, во имя Господа от тебя потребовали, чтобы ты покинул башню из слоновой кости, отрекся от себя и выполнил свой долг. «Простите – сказал ты – я не могу», а я ничуть не удивляюсь, что тебе тяжко – ведь ты вообще ничего не можешь из-за комплексов и сомнений, капризов и нечистой совести.

Не сердись, но ты вел себя нелепей, чем порочные люди, смело сеющие зло, словно ты хуже их или ниже.

Surge et ambula! – «Встань и ходи!» Решайся! Ты еще можешь освободиться от дурного бремени, если, Божией милостью, услышишь, о чем Он просит, тем более – если смело и решительно отзовешься на Его призыв. 783 Это хорошо, что тебе не терпится. И все же, не спеши – Бог хочет, чтобы ты решил серьезно готовиться столько месяцев или лет, сколько надо. – Сказал мудрый один император: «Мы со временем – против двух врагов». 784 Вот как отзывается мудрый человек на ревность или зависть: «Сколько надо дурной воли, чтобы замутить такую прозрачную струю!» 785 Надо ли оставаться безучастным и молчаливым?.. Когда несправедливо нападают на справедливый закон – нет! 786 Ты напрочь «свихнулся»… С каждым днем заметнее, как ты уверен и спокоен, зная, что ты работаешь ради Христа.

Священное Писание говорило об этом: vir fidelis, multum laudabitur – «верный человек богат благословениями». 787 Никогда ты не чувствовал себя свободнее, чем теперь, когда твоя свобода соткана из бескорыстия и любви, неуверенности и уверенности. Ведь ты не надеешься на себя, и надеешься на Бога. 788 Ты видел, как плотина накапливает воду на случай засухи?.. Чтобы нрав был неизменным и в трудные времена, накопи радость, ясные доводы и свет, который дарует тебе Господь. 789 Трудно идти во тьме, когда угаснут вспышки первого энтузиазма. Да, идти трудно – но это надежней, чем прежде. Потом, когда и не ждешь, тьму рассеет огонь энтузиазма. Не сдавайся! 790 Бог хочет, чтобы дети Его пошли в наступление. – Не можем ждать. Наше дело – бороться там, где мы находимся. Как войско, в боевом порядке. 791 Дело твое – не в том, чтобы быстро выполнять свои обязанности, а в том, чтобы выполнять их постоянно, не отставая от Бога. 792 Вроде бы ты – умный, приятный собеседник… И все же ты очень вял. «Ведь меня никто не искал…» – оправдываешься ты.

– Если ты не изменишься и не пойдешь навстречу тем, кто тебя ждет, ты не станешь настоящим апостолом. 793 Три вещи нужны, чтобы вести души к Господу: думать не о себе, но о славе Отца; по-сыновнему, как научил тебя Христос, подчинить свою волю Воле Небесной; послушно содействовать озарениям от Духа Святого. 794 Три дня и три ночи искала Мария Сына. Дай Бог, чтобы мы с тобой могли сказать, что ищем Иисуса без устали.



СЕРДЦЕ

<p>СЕРДЦЕ</p>

795 Для счастья нужна не удобная жизнь, а любящая душа. 796 Теперь, через двадцать веков, мы должны уверенно возвещать о том, что дух Христов не утратил искупительной силы, которая только и может утолить жажду сердец. – Укорени эту истину в своем сердце, которое всегда беспокойно, пока (как писал блаженный Августин) не упокоится в Боге. 797 Любить – значит лелеять одну-единственную мысль, жить ради любимого человека и не принадлежать себе, свободно и радостно, умом и сердцем подчиняясь чужой – и вместе с тем своей – воле. 798 Ты еще не любишь Господа так, как скупой – свои сокровища, мать – своего сына… Ты еще беспокоишься о себе и о своих мелочах! И, тем не менее, ты замечаешь, что Иисус стал необходимой частью твоей жизни…

– Так вот, когда ты всем своим сердцем откликнешься на Его призыв – Он станет неотъемлемой частью каждого из твоих поступков. 799 Крикни Ему, крикни громко как влюбленный, утративший разум: «Господи, я тебя люблю, но Ты мне не верь! Привязывай меня к себе, все крепче и крепче!» 800 Не сомневайся, сердце создано для любви. Будем же вовлекать каждый раз в нашу любовь Господа нашего Иисуса Христа, иначе пустое сердце за себя отомстит и заполнится самой мерзкой низостью. 801 Самое человечное сердце – то, которое переполнено сверхъестественным чувством. Подумай о Марии Деве, благодатной Дочери Отца, Матери Сына и Невесте Святого Духа – в Ее сердце вмещается все человечество, без различий и лицеприятия. Каждый – Ее сын, каждая – Ее дочь. 802 Люди с узким сердцем прячут свои чувства и стремления в старой, пыльной коробке. 803 Общаясь с теми, кто рядом, понимай их, будь мягок – но и тверд. Иначе понимание обратится в сообщничество, мягкость – в себялюбие. 804 Наш друг сказал без ложной скромности: «Я не учился прощать, ибо Господь научил меня любить». 805 Прощение – благородное чувство, оно всегда приносит плоды.

Прощай от всей души, без капли злопамятства, как Христос на кресте: «Отче! прости им, ибо не знают, что творят». Так началось наше с тобой спасение. 806 Тебя огорчили эти слова, очень далекие от христианства: «Прости своих врагов. Представляю, как они взбесятся!»

– Ты не сдержал и сказал спокойно: «Зачем же обесценивать любовь унижением ближнего? Я прощаю, потому что люблю и хочу уподобиться Учителю». 807 Как можно деликатней избегай всего, что ранит хоть чье-то сердце. 808 Из десяти способов отказать ты всегда выбираешь самый неприятный. Почему? Добродетель обижать не любит. 809 Послушай, мы должны любить Бога не только своим, но и Его сердцем, а еще – сердцем всех людей, какие только были… Иначе мы не сможем так, как надо, отзываться на его Любовь. 810 Видеть не могу, когда люди, отдавшие себя Богу, похожи на старых холостяков! Ведь они более, чем кто-либо обладают Любовью! На холостяков они похожи, если не сумели влюбиться в Того, Кто так любит. 811 Кто-то сравнил сердце с мельницей, которую приводит в движение ветер любви.

Мельница может перемалывать и ячмень, и пшеницу, и навоз – это уж зависит от нас! 812 Ты заметил? Диавол – отец лжи и жертва своей гордыни – пытается подражать Господу даже в том, как он ловит прозелитов. Бог пользуется людьми, чтобы спасти души и привести их к святости, а сатана – чтобы помешать, погубить эти души. Не пугайся; Иисус берет орудием самых близких нам людей – родных, друзей, коллег, – и диавол пытается их использовать, чтобы нас искусить.

Вот почему если узы крови превращаются в путы, не дающие тебе следовать за Господом, разорви их. Может быть, твоя твердость освободит и попавшихся в люциферовы сети. 813 Спасибо Тебе, Господи, за то, что Ты пожелал стать совершенным Человеком, чье сердце любило и страдало до самой смерти, исполнялось радости и печали, восхищалось путями людскими и указывало нам путь, ведущий в Небо, героически подчинялось долгу и руководствовалось милостью, заботилось о богатых и бедных, о грешных и праведных!..

Спасибо Тебе, – и дай нам сердце по этой же мере! 814 Проси Иисуса даровать тебе Любовь, подобную костру очищения, в котором твоя бедная плоть, твое бедное сердце, очистится от земных сует, и, опустошась, заполнится Им. Попроси даровать тебе отвращение ко всему светскому, – чтобы ты искал опоры только в Любви. 815 Свое призвание – любить Бога, – ты видишь ясно, но только разумом. Да, ты говоришь, что вложил в него и сердце – но отвлекаешься и даже оглядываешься назад. Это – верный признак, ты не вложил его полностью. – Стань тоньше! 816 «Я пришел, – говорит Учитель, – чтобы разделить человека с отцом его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее…» Выполняя то, о чем Он просит, ты покажешь, что воистину любишь своих родных. Хотя твоя нежность к ним должна быть совершенной, не прячься за нее в час своей жертвы. Поверь мне, ты противопоставишь любовь к родителям – любви к Богу, а любовь к себе – любви к родителям.

– Теперь ты понял, как глубоки, как насущны эти евангельские слова? 817 Сердце! Иногда, против воли, у тебя возникает тень горького, личного воспоминания.

Немедленно иди ко Христу, сокрытому в Святых Дарах – и ты вернешься к свету, к радости, к Жизни. 818 Часто ли мы посещаем Господа? Это зависит от веры и от сердца – от того, видим ли мы истину и любим ли ее. 819 Среди прочего, Любовь укрепляется самоотречением и умерщвлением плоти. 820 Если бы у тебя было большое сердце и побольше искренности, ты бы не обижал других, и сам не обижался на всякую ерунду. 821 Ты сердишься? Иногда – это твой долг, иногда – слабость, но сердись недолго, минуту – другую, а с нежностью, с любовью! 822 Замечания? Да, их приходится делать. Но объясняй, как сделать лучше, а не срывай свою злобу. 823 Когда надо кого-то поправить, действуй просто, с любовью, улыбнись, если нужно. Никогда – ну, почти никогда – не запугивай! 824 Ты – хранитель добра и абсолютной истины, а потому вправе искоренять зло любой ценой?

Ничего не выйдет. – Исправлять можно только любовью, ради Любви! А главное, помни, что сама Любовь прощала тебя и столько еще простит… 825 Люби добрых, они любят Христа… А люби и тех, кто Его не любит – ведь в этом их несчастье, а главное, их любит Он. И тех, и других. 826 Люди этой заблудшей, далекой от Бога земли, напомнили тебе слова Учителя: «…овцы без пастуха».

– И ты пожалел их. Решись же, здесь и сейчас, принести свою жизнь в жертву за других. 827 Наш друг сказал: «Бедные – лучшая из моих духовных книг, самая суть моей молитвы. Душа болит, когда я смотрю на них и вижу в каждом Христа. Что ж, если болит – значит, я люблю и Его, и их». 828 Если в дружбу вложить любовь к Богу, дружба станет чище, возвышенней, духовней, ибо сгорят все шлаки эгоистических мнений, плотских устремлений. Не забывай: любовь к Богу наводит порядок в наших чувствах. Она очищает их, а не уменьшает. 829 Ты удивился, что Христос приблизился к тебе, прокаженному. Раньше у тебя было только одно хорошее качество – интерес к другим людям. Теперь ты обрел дар видеть в других Христа. Ты полюбил Его в них – и тебе кажется, что мало той доброты, по которой ты помогал ближним. Так оно и есть. 830 Привыкни вкладывать свое бедное сердце в Сладчайшее и Непорочное Сердце Марии, чтобы Она очистила его от шлаков и привела к Священному, Милосердному Сердцу Иисуса.



ЧИСТОТА

<p>ЧИСТОТА</p>

831 Холостой ли ты, женатый, вдовец, священник, – целомудрие торжественно утверждает любовь. 832 Чудо чистоты опирается на самоотречение и молитву. 833 Чем скрытее искушения против целомудрия, тем опаснее они.

– Не уступай, даже под предлогом: «Не хочу казаться странным»! 834 Святая чистота – смирение плоти. «Господи, – просил ты, – запри мое сердце наглухо, на семь запоров!» А я посоветовал к семи запорам сердца попросить еще восемьдесят лет серьезности…

Кроме того, будь начеку – искра гаснет быстрее костра. Беги, храбрость здесь – это трусость. Не гляди – это не бдение духа, а козни сатаны.

Все наши старания – умерщвление плоти, власяница, розги, пост, мало стоят без Тебя, Господи! 835 Вот как и убил тот исповедник похоть в чуткой душе, обвинившей себя в недолжном любопытстве: «А! Инстинкты самцов и самок!» 836 Как только ты вступаешь в беседу с искушением, оно нарушает покой души, как согласие на похоть разрушает благодать Божию. 837 Он встал на путь похоти всем телом – и всей душой, а вера угасала… хотя он прекрасно знал, что дело не в вере. 838 «Вы сказали, что я, с таким прошлым, мог бы стать новым Августином. Вот именно, и я еще больше хочу это доказать».

Тогда рвани прошлое, вырви с корнем, как святой епископ Гиппонийский. 839 Да, проси прощения, кайся за нечистые дела своей прошлой жизни. Только не вспоминай о них. 840 Какой мерзкий, грязный разговор!

– Ты его не поддерживал? Этого мало. Покажи, что тебе противно! 841 Дух вроде бы гаснет, сжимается, а тело – растет, набирает силу. – Для тебя написал Святой Павел: «Усмиряю и порабощаю тело мое, дабы, проповедуя другим, самому не остаться недостойным». 842 Как мне жалко тех, кто на основании печального опыта, говорит, что нельзя сохранить целомудрие, живя и работая в миру.

– Что ж, пусть тогда не обижаются, если кто-нибудь оскорбит память их родителей, братьев, жены или мужа. 843 Грубоватый, но опытный исповедник сдержал сумасбродство одной души и привел ее в разум такими словами: «Сейчас ты идешь по пути быка, потом свернешь на дорогу свиней, а потом… так и будешь брести, как животное, которое не умеет смотреть в небо». 844 Ты станешь… – что там, уже стал животным. Признай, что другие – чисты и целомудренны, и не обижайся, что они тебя избегают. Ведь лучше иметь дело с теми, у кого есть душа и тело, чем с животными. 845 Некоторые заводят детей для себя, для своей пользы, своего эгоизма, забывая, что это – великий дар, за который придется давать отчет пред Богом.

Рожать детей только для продолжения рода – умеют (ты уж не сердись!) и животные. 846 Христианские супруги не станут поражать источник жизни, ибо их любовь зиждется на Любви Христовой, а она – жертвенна… Кроме того, они помнят, что сказал Сарре Товия: «Мы дети святых и не можем сочетаться, как язычники, не знающие Бога». 847 В детстве мы прижимались к маме, если шли по темной дороге или там, где лает собака.

Теперь, в искушениях плоти, прижмемся к Небесной Матери, ощутим Ее близость, обратим к Ней молитвенные возгласы.

– Она защитит нас и выведет к свету. 848 Нет, никто не стал мужественней или женственней, если вел беспорядочную жизнь.

Очевидно, для тех, кто так думает идеал – проститутка, содомит, дегенераты, словом – тот, у кого испорченное сердце, и которому не попасть в Царство Небесное. 849 Позволь мне дать тебе совет и следуй ему ежедневно. Когда заметишь в себе низкие наклонности своего сердца, медленно скажи Пречистой Деве: «Мама, не покидай меня, пожалей!» – Советуй это всем.



МИР

<p>МИР</p>

850 Поддерживай в душе и сердце, в разуме и воле, – дух доверия к любящей Воле Небесного Отца… – Именно оттуда исходит внутренний мир, которого ты так жаждешь. 851 Как же ты обретешь покой? Поток благодати влечет тебя ввысь, а ты даешь страстям увлекать тебя к земле?

Небо тянет вверх, а ты… Не ищи себе оправданий, ты тянешь вниз, разрывая на деле душу. 852 И мир, и война – внутри нас.

Нельзя достичь победы и мира, если ты не решил победить. 853 Вот средства против беспокойства: терпи, очищай намерения, воспринимай все «в сверхъестественной перспективе». 854 Немедленно отгони от себя страх и беспокойство! С тобой – Бог. Пресекай их, они умножают искушения, увеличивают опасность. 855 Пусть все провалится и исчезнет, пусть неожиданно придут великие испытания, не тревожься. Помни доверчивую молитву пророка: «Господь – судия наш, Господь – законодатель наш, Господь – царь наш, Он спасет нас».

– Повторяй ее каждый день, чтобы привести свои поступки в согласие с Промыслом, который управляет нами на благо наших душ. 856 Постоянно обращай взоры к Богу – и ты сумеешь сохранить спокойствие во всех испытаниях и заботах. Научись забывать мелочи, обиды, зависть – и тебе хватит сил для плодотворной работы на благо людей. 857 Наш друг признался, что ему никогда не было скучно, ибо он никогда не чувствовал себя одиноким. С Ним – наш общий Друг.

– Вечерело, было очень тихо… Ты ясно почувствовал, что Бог – рядом, и как же тебе стало спокойно! 858 Брат поздоровался с тобой, тогда, во время поездки, и ты подумал о том, что в миру все честные пути открыты для Христа. Надо только, чтобы мы шли по ним, как завоеватели.

Если Бог создал мир, чтобы его дети жили в нем и его освящали, чего же ты ждешь? 859 Ты необычайно счастлив. Иногда, узнав, что кто-то из детей Божиих оставил своего Отца, посреди покоя и радости ты чувствуешь любовную горечь и боль – но они не возмущают, не беспокоят душу.

Хорошо, но – примени все человеческие и духовные средства, чтобы он очнулся, одумался, и уповай на Христа! Так и воды всегда возвращаются в свое русло. 860 По-настоящему предав себя Господу, ты сумеешь довольствоваться тем, что получится, и не терять покоя. Ты старался и применял все нужные средства, но получилось не то, чего ты хотел… Не волнуйся! Получилось то, чего хотел Бог. 861 Ты теряешься, совершаешь ошибки – и горюешь! Но все-таки идешь ты вперед, исполненный радости.

Твои провалы уже не лишают тебя покоя, именно потому, что ты горюешь. Это – боль любви. 862 Когда кругом темно, а душа слепа и беспокойна, обратись к Самому Свету, как обратился Вартимей. Повторяй, настаивай, кричи: Domine, ut videam! – «Господи, чтобы мне прозреть!» – и свет появится, ты насладишься Его даром. 863 Борись со своим нравом – с неприязнями, с эгоизмом, с удобством, иначе ты не станешь соискупителем со Христом. К тому же, награда зависит от того, что ты посеял. 864 Задача христианина – топить зло в преизобилии добра. Речь не о том, чтобы отрицать или с кем-то бороться; нет, надо жить положительно, радостно, быть молодым, веселым, мирным, понимая и тех, кто идет за Христом, и тех, кто Его покинул или не знает.

Но понимание – не равнодушие, не безразличие, а действие. 865 Немилосердно, да и просто некрасиво создавать пропасть между собой и другим, кем бы он ни был. Всегда старайся оставить ближнему выход, чтобы он не отдалился от Истины. 866 Насилие – плохой довод, тем более – в апостольском служении. 867 Прибегающий к насилию всегда проиграет, даже если выиграет первую битву… ибо кончит он в одиночестве своей нетерпимости. 868 Вот как действует тиран: ссорит тех, кто мог бы свалить его, общими силами. – Старая уловка, но именно ее применяет враг (диавол со своими сподвижниками), чтобы разрушить апостольские замыслы. 869 Тот, кто видит противника там, где есть только братья, отрекается от христианства, хотя его исповедует. 870 Агрессивный, беспощадный спор редко приносит пользу, и уж совсем ничего не выйдет, если среди спорящих есть фанатик. 871 Никак не пойму; чего ты сердишься? Тебе отплатили той же монетой – оскорбили и делом, и словом.

Воспользуйся уроком, запомни, что у других тоже есть сердце. 872 Чтобы ты не утратил покоя в те времена жестоких и неправедных гонений, я сказал: «Если проломят голову, Бог с ней. Значит, так нам и надо ходить с проломанной головой». 873 Смотри, как странно: с тех пор, как я решил последовать совету Псалмопевца: «Возложи на Господа заботы твои, и Он поддержит тебя» – забот у меня все меньше с каждым днем, и если работаю как надо, все решается гораздо проще! 874 Церковь взывает к Деве Марии, Царице мира. Когда нет мира в твоей душе, в твоей семье, на работе, в обществе, между народами – взывай без устали: Regina pacis, ora pro nobis!, «Царица мира, молись о нас!» Попробуй – ну, хоть тогда, когда утратишь спокойствие, – и сам удивишься, как быстро это поможет.



ПОСЛЕ СМЕРТИ

<p>ПОСЛЕ СМЕРТИ</p>

875 Истинный христианин в любое время готов предстать перед Богом, если живет, как воин Христа, всегда готовый исполнить свой долг. 876 Я хотел бы увидеть тебя спокойным перед лицом смерти. Спокойным – но не холодным, как стоик, как язычник, а ревностным, как сын Божий, знающий, что он не теряет жизнь, но изменяет. – Ты умрешь? Нет, ты будешь жить! 877 Доктор философии и права готовился к конкурсу, чтобы возглавить кафедру в Мадридском Университете. Блестящая карьера…

Вдруг я узнал, что он болен, просит его навестить. Я пришел в пансион. – «Отец, я умираю», сразу сказал он. Я ласково приободрил его, он пожелал исповедаться, а ночью – скончался.

Врач и один архитектор помогали мне обрядить его. – И вот, глядя на молодое тело, которое уже разлагалось, все мы решили, что все его успехи ничего не стоят перед главным путем, который он, добрый христианин, только что завершил. 878 Можно исправить все, кроме смерти… Но смерть исправляет все. 879 Смерть неизбежна. Разве не глупо заботиться только об земной жизни? Смотри, как страдают многие. Одни – потому, что жизнь коротка, им жалко с ней расставаться; другие – потому, что жизнь все тянется, уже их тяготит… Видеть в земном пути цель бытия – это заблуждение, надо от него избавиться.

Выйди же из этой земной логики и перейди к другой, к вечной! Все измени, освободись от себя, от себялюбивых побуждений (они мимолетны!) и возродись во Христе. Он – вечен. 880 Думая о смерти, не бойся, несмотря на свои грехи… Он видит, что ты Его любишь, и знает, из какого ты теста…

Если ты Его ищешь, Он тебя встретит, как отец – блудного сына. Но ты должен Его искать! 881 Non habemus hic manentem civitatem – «не имеем здесь постоянного града». – Чтобы мы не забыли об этом, истина эта иногда сурово предстает перед нами в час смерти: гонение, презрение, непонимание, и всегда – одиночество. Каждый умирает в одиночку, даже если жил, окруженный любовью.

– Освободимся же от всяких пут! Будем готовиться к шагу, который приведет нас туда, где вечно пребывает Святая Троица. 882 Время – наше сокровище. Это «деньги», на которые мы покупаем вечность. 883 Тебя утешила мысль о том, чтобы отдать свою жизнь в служении Богу. – Совершенно расходуя себя для Него, ты станешь свободным от смерти – и обретешь в ней Жизнь. 884 Наш друг-священник, который работал, думая о Боге, держась за Его отеческую руку, помогая другим делать то же, говорил себе: «Я умру, но все будет хорошо, Он не перестанет обо всем заботиться…» 885 Не делай из смерти трагедию! Только равнодушных детей не радует встреча с родителями. 886 Все, что здесь, внизу – лишь горстка праха. Подумай о миллионах покойных – «самых важных», «самых недавних», но уже забытых. 887 Вот он великий христианский переворот, обращающий боль – в плодотворное страдание, зло – в добро. Мы отняли оружие у дьявола… и им завоевываем вечность. 888 Воистину ужасным будет суд над теми, кто, зная дорогу, указал ее другим, настаивал, а сам по ней не пошел.

Господь их осудит, по их же слову. 889 Чистилище – милость Божия. Оно счищает пороки с тех, кто хочет Ему уподобиться и отождествиться с Ним. 890 Только ад – наказание за грех. Смерть и суд – только следствие, их не должны бояться пребывающие в благодати Божией. 891 Если тебя, осознавшего свою немощь, иногда беспокоит мысль о сестре нашей, смерти – ободрись и подумай: каково же небо, нас ожидающее, где вся красота и величие, все блаженство, вся Любовь Божия изольются в бедный глиняный сосуд, человека, чтобы его вечно наполнять свежестью нового счастья? 892 Столкнувшись с горькой несправедливостью этой жизни, как радуется праведная душа при мысли о вечной Справедливости вечного Бога!

– И, осознав свое ничтожество, повторяет с надеждой за апостолом Павлом: non vivo ego – «уже не я живу», но живет во мне Христос – и будет жить во веки! 893 С какой радостью умирает человек, героически проживший все минуты своей жизни! – Поверь мне, я видел, как счастливы те, кто со спокойным нетерпением много лет готовился к этой встрече. 894 Молись, чтобы никто из нас не подвел Господа. – Это будет легко, если не наделаем глупостей. Ведь Бог, наш Отец, помогает нам во всем, – даже наша ссылка в этом мире всего лишь временна. 895 Мысль о смерти поможет тебе возрастать в любви. Ведь эта встреча с Н или Н может стать для вас обоих последней. В любое время они, ты или я – можем уйти к Богу. 896 Душа, стремящаяся к Богу, говорила: «К счастью, мы, люди, не вечны!» 897 Вот данные, которые заставили меня задуматься: в мире ежегодно умирает пятьдесят один миллион человек, девяносто семь в минуту. Рыбак забрасывает невод в море. Царство Небесное подобно неводу, который захватывает всякую рыбу – но оставляются только хорошие, так сказал Учитель. Плохие же, недостойные будут отброшены, отвергнуты навсегда! Пятьдесят один миллион в год, девяносто семь человек в минуту… Говори об этом всем. 898 Наша Мать вознеслась на Небо и телом, и душой. Говори Ей почаще, что мы, Ее дети, не хотим с Ней расставаться… Она тебя услышит!



ЯЗЫК

<p>ЯЗЫК</p>

899 Дар языков, способность передать знание о Боге необходим тому, кто станет апостолом. – Вот я каждый день и прошу Бога, Господа нашего, наделить даром языков каждого из Своих детей. 900 Научись говорить «нет» без резкости, которая убивает любовь, не раня без крайней необходимости.

Помни, ты всегда – в присутствии Божием! 901 Тебе надоело, что я все повторяю самые основные вещи, не принимаю во внимание модных течений? – Послушай, прямую линию определяли всегда одними и теми же словами, самыми краткими и ясными. Другие определения будут неясными и запутанными. 902 Приучайся отзываться любезно обо всех и обо всем, особенно – о тех, кто работает для Бога.

И, если возможно, молчи! Резкие и необдуманные слова легко превращаются в клевету или сплетни. 903 Молодой человек, только что вручивший себя Богу, сказал: «Вот что мне и нужно сейчас – говорить поменьше, посещать больных и спать на полу».

– Примени это к себе. 904 Священников Христовых только хвали!

От всей души желаю себе и братьям помнить это, в обычной, повседневной жизни. 905 Ложь многогранна – недомолвки, интриги, злословие… – Но это всегда оружие трусов. 906 Нельзя, чтобы на тебя влиял первый или последний разговор!

Слушай с уважением, с интересом, доверяй – но просеивай свое суждение в присутствии Бога. 907 Сплетничают. А потом – сами спешат сообщить тебе, чт? «говорят»… Низость? Конечно. Но ты не теряй покоя: их язык не причинит тебе вреда, если ты работаешь честно… – Подумай: «Вот глупые! Как мало в них такта, как мало верности братьям… и Богу!»

И не вздумай сплетничать сам, ссылаясь на право ответного мнения. Если нужно ответить – прибегни к братскому исправлению, как учит Евангелие. 908 Не огорчайся из-за сплетен и склок. Да, мы делаем Божье дело – но все же остаемся людьми… Естественно, что на марше мы поднимаем тучи пыли.

Лучше используй то, что тебя ранит, чтобы очистить – а если нужно, исправить – самого себя. 909 Сплетни… Говорят, это очень по-человечески. – А я возражу: «Мы должны жить по-божески».

Одно недоброе или необдуманное слово может создать мнение и даже привычку говорить плохо о ком-то. Злословие расширится и, возможно, сгустится в черные тучи…

Но если жертва – Божия душа, то что бы ни случилось, тучи прольются плодоносным дождем, и Господь прославит именно то, за что ее унизили и очернили. 910 Ты не хочешь поверить, но поневоле отступил перед очевидностью. То, что ты сказал без тайного умысла, в здоровом католическом духе, злостно исказили враги веры.

Да, мы должны быть просты, как голуби – но и мудры, как змии. Не говори невпопад. 911 Поскольку ты не умеешь (или не хочешь) подражать благородству этого человека, скрытая зависть велит тебя над ним подсмеиваться. 912 Злословие – дочь зависти, а зависть – прибежище бесплодных.

Когда твои усилия не приносят плодов, проверь свои намерения. Если ты трудишься, и тебя не раздражает то, что другие трудятся и приносят плоды, значит, твое бесплодие – лишь мнимость, ты соберешь урожай в свое время. 913 Есть люди, которым просто нечего делать, если они не мучают кого-то или кому-то вредят. 914 Порой я думаю, что сплетники – одержимы… Диавол всегда велит бранить Бога и Его последователей. 915 «Глупости!» – презрительно говоришь ты.

Знаешь, о чем идет речь? Нет? – Так стоит ли судить о том, чего не знаешь? 916 Ответь этому сплетнику: я расскажу или поговорю об этом с тем, кого это касается. 917 Один современный писатель сказал: «Злословие всегда бесчеловечно. Оно свидетельствует о глупости, о невоспитанности, о низости чувств и вообще недостойно христианина». 918 Избегай всегда жалоб, злословия, сплетни… Избегай любой ценой всего, что может поссорить братьев. 919 Тебя дали большую власть, но было бы неразумно считать молчание тех, кто тебя слушают знаком согласия. Ты сам не даешь высказать свое мнение – и обижаешься, когда его высказывают. – Исправляйся! 920 На клевету отвечай так: прежде всего – прощай, всех, сразу, от всего сердца; потом – люби. Да не будет лишено милосердия ни единое твое слово! Всегда отвечай любовью.

Но если нападают на твою Матерь-Церковь – защищай ее решительно и храбро, спокойно, но твердо. Не позволяй мешать тем душам, которые готовы прощать личные нападки и отвечать на них любовью. 921 Один человек, уставший от сплетен, говорил: «Даже самый маленький город должен быть как столица».

Он не знал, бедняга, что и там – то же самое.

Во имя Бога и ближнего, не впадай в этот порок – такой «провинциальный», такой нехристианский. – О первых последователях Христа говорили: «Смотрите, как они любят друг друга!» Можно ли сказать когда угодно то же самое и о тебе? 922 Те, кто бранят апостольские начинания бывают, как правило, двух видов: одни говорят, что это слишком сложно, другие – что слишком легко.

В сущности, это не «объективность», а узость кругозора со значительной дозой лени и сплетничества. – Спроси их, не раздражаясь: «А вы сами, чем занимаетесь?» 923 Не жди сочувствия к задачам своей веры, но требуй уважения. 924 Кто злословил тебе об этом друге Христовом, будет злословить и о тебе – когда ты решишь стать лучше. 925 Сплетни и замечания трогают только тех, кто считает себя задетым. Когда идешь за Господом, и умом, и сердцем, воспринимай их как очищение, которое поможет идти быстрей. 926 Пресвятая Троица увенчала нашу Матерь.

– Бог Отец, Бог Сын и Бог Дух Святой спросят у нас отчета за каждое пустое слово. Вот еще один повод просить Пресвятую Деву, чтобы Она научила нас всегда говорить в присутствии Божием.



ПРОПОВЕДЬ

<p>ПРОПОВЕДЬ</p>

927 Запомни, цель твоего апостольского служения – распространять добро и свет, рвение, великодушие, дух самоотречения, постоянство в труде и упорство в ученьи, щедрость в жертве, совершенное милосердие, стремление к новым знаниям и радостное повиновение Церкви.

– Никто не может дать другим то, чего у него нет. 928 Тебе, еще молодому, только что ступившему на этот путь, посоветую: Бог заслуживает, чтобы Ему отдали все – вот и стремись отличиться в своей профессии, чтобы проповедовать свои идеи более действенно. 929 Не забывай, мы тем убедительнее, чем больше убеждены. 930 И зажегши свечу, не ставят ее под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем в доме. Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного».

В конце Своего земного пути Он велит: euntes docete – «идите и научите». Он хочет, чтобы свет Его светил в делах и словах учеников; и в твоих тоже. 931 Видеть не могу, как – во имя свободы! – многие боятся (и противятся!), чтобы католики стали просто хорошими католиками! 932 Одни слушают клевету легкомысленно, другие – коварно. Берегись тех, кто сеет слухи и сплетни, разрушая покой, отравляя общественное мнение.

Иногда истинное милосердие велит все это раскрыть, назвать виновников. Иначе они (или те, кто их слушает) решат, что наше молчание – знак согласия, ведь совесть у них неразвита или искажена. 933 Сектанты то и дело обличают «наш фанатизм» (так они говорят!), ибо проходят века, а католическая Вера остается неизменной.

Их собственный фанатизм не связан с истиной, и потому постоянно меняет обличия, воздвигая против Церкви горы слов, опровергаемых делами: «свобода» сковывает; «прогресс» возвращает в джунгли; «наука» прикрывает невежество… Сколько нагромоздили, чтобы скрыть старый, порченый товар!

Дай Бог, чтобы твой «фанатизм» становился все крепче во имя Веры – единственной опоры единственной Истины! 934 Не пугайся и не удивляйся людскому упрямству. Всегда есть дураки, которые, хвалясь культурой, защищают свое невежество. 935 Печально смотреть, как рука об руку идут те, кто ненавидит Бога и те немногие, кто, мол, служит Ему! Они объединены различными страстями – но объединены против христиан, детей Божиих. 936 В некоторых кругах, особенно среди интеллигентов, есть какая-то «сектантская» конспирация. Иногда в ней участвуют и католики; а она, с циничным упорством, поддерживает и распространяет клевету, чтобы бросить тень на Церковь, на конкретных людей или учреждения, против всякой истины, без всякого основания.

Моли ежедневно с верой: Ut inimicos Sanctae Ecclesiae humiliare digneris, te rogamus audi nos! – «да постыдятся враги Святой Церкви (да, враги, они сами себя так называют), просим тебя Господи. – Постыди тех, кто Тебя преследует, ясностью Своего света, который мы хотим распространять. 937 Такое толкование католичества старо, а значит – устарело, неприемлемо? – Солнце еще древнее, однако не утратило света. А вода? Она по-прежнему освежает и утоляет жажду. 938 Нельзя допускать, чтобы кто-нибудь искажал историю, даже с благою целью. Но возвеличивать врагов Церкви, которые всегда ее преследовали, – просто ужасно! Поверь, историческая правда не пострадает, если христианин не станет возводить «пьедестал» тем, кто так делает. С каких это пор ненависть для нас образец? 939 Христианской проповеди незачем создавать вражду в обществе, или притеснять тех, кто не знает нашей доктрины. Caritas omnia suffert! – «любовь все переностит». – Если действовать с любовью, бывший противник может принять нашу сторону, когда мы, деликатно и искренне помогли ему понять ошибку. – И, тем не менее, в догматических вопросах нельзя уступать во имя наивной «широты взглядов». Ты рискуешь поставить себя вне Церкви и, не достигнув блага для других, причинить вред себе. 940 Христианство «непривычно», оно не мирится с мирским. – Это, пожалуй, «самое неудобное» для людей мира сего, это они и подчеркивают. 941 Есть люди, которые ничего не знают о Боге, ибо им не рассказали о Нем понятными словами. 942 Когда тебе не хватает знаний – молись, чтобы хватило святого лукавства, ради б?льшего, лучшего служения душам. 943 Поверь мне: обычно апостольское служение и катехизис надо проводить один на один. Каждый христианин – со своим другом.

Для нас, детей Божиих, важны все души, ибо важна каждая душа. 944 Прибегни к Деве Марии, Матери Доброго Совета, чтобы ты словом никогда не оскорблял Бога.



ОТВЕТСТВЕННОСТЬ

<p>ОТВЕТСТВЕННОСТЬ</p>

945 Если бы мы, христиане, жили по нашей вере, свершилась бы самая великая революция всех времен… Действенность соискупления зависит и от каждого из нас! – Подумай об этом. 946 Ты почувствуешь, как велика ответственность, когда поймешь, что у тебя есть только обязательства перед Богом. Права Он Сам предоставит! 947 Дай Бог, ты приучишься служить другим так жертвенно, что забудешь о себе! 948 В трудные минуты подумай: чем больше моя верность, тем больше я помогу другим стать верными. – Как приятно чувствовать, что мы поддерживаем друг друга! 949 Не будь «теоретиком». Каждый день нашей жизни должен превращать великие идеалы в каждодневную, героическую, плодородную реальность. 950 Да, былое заслуживает уважения и благодарности. Будем у него учиться, считаться с его опытом – но не преувеличивать, всему свое время. Мы ведь не носим камзола и чулок, не прикрываем напудренным париком. 951 Не сердись, но безответственность чаще свидетельствует о невежестве, чем о слабости христианского духа.

Учителям и руководителям придется восполнять пробел ответственным исполнением своих обязанностей.

Проверь же себя, если ты – учитель или наставник. 952 Ты в серьезной опасности – вроде бы ты готов стать «пай-мальчиком», который живет беззаботно и счастливо в налаженном доме.

Это – карикатура на дом в Назарете. Христос, несущий радость и лад, пошел дарить эти сокровища всем людям, всех времен. 953 По-моему, естественно, что ты хочешь открыть Христа всему человечеству. Но для начала возьми на себя ответственность за спасение тех, кто рядом с той. А еще подумай, как освятить каждого из коллег по работе или учебе… Вот – главная миссия, которую ты получил от Бога. 954 Веди себя так, словно дух того места, где ты работаешь, зависит только от тебя – дух трудолюбия и радости, духовного видения и присутствия Божия.

Почему ты безволен? Да, твои коллеги – люди трудные (может быть, из-за твоего небрежения), и ты не находишь с ними общего языка. Ты думаешь, что им вообще тебя не понять, что это – мертвый груз, балласт, мешающий твоим апостольским иллюзиям…

Как они тебя услышат, если ты любишь их и служишь им только молитвой и самоотречением, но не общаешься с ними?..

Ты очень удивишься, решившись поговорить с одним, с другим, с третьим! Если же ты не изменишься, они вправе воскликнуть, указывая на тебя пальцем: hominem non habeo! – «нет человека», некому мне помочь! 955 Слушай меня хорошенько: когда на священные дела и смотришь свято, свято проживая каждый день, они не превращаются в «каждодневные». Вся деятельность Христа на этой земле была человеческой – и божественной! 956 Не способен жить, как другие, и верить массовой верой? Конечно, вера должна быть личной. Такая вера нужна тебе, да и чувство личной ответственности. 957 Святая Троица даровала тебе Свою милость в надежде, что ты ею воспользуешься. Как же можно двигаться так спокойно, медленно, лениво! Ведь тебя ждут души. 958 Ты столкнулся с трудной проблемой. Если хорошо, то есть – спокойно, ответственно, с духовным видением определить самую ее суть, решение всегда найдется. 959 Беря ребенка на руки, мать (хорошая мать!) вынет булавки из платья, чтобы не поранить его. Общаясь с душами, мы должны быть очень нежны – и энергичны, в той мере, в какой это нужно. 960 Custos, quid de nocte! – «Сторож! сколько ночи?» Часовой, будь внимателен!

Хорошо бы тебе иметь свой «день стражи» в неделю, чтобы проживать каждый миг с любовным вниманием ко всем мелочам, больше молиться, отдавать себя и умерщвлять свою плоть.

Смотри, Святая Церковь – в боевом порядке, словно большое войско, а ты защищаешь один «фланг», где есть и атаки, и контратаки, и схватки. Понимаешь?

Такой дух приблизит тебя к Богу, и поможет обратить каждый свой день в «день стражи». 961 Иногда призвания «теряются», иногда души отвергают непрестанные призывы благодати. Бог попускает это? Да, конечно.

Но, если мы искренни, нам известно, что это – не смягчающее обстоятельство, а неповиновение Божьей Воле, искавшей нас для Себя и не нашедшей ответа. 962 Если ты по-настоящему любишь Родину (а я уверен, что это так) – то, без сомнения, запишешься добровольцем, как только возникнет серьезная опасность. Я уже писал тебе, что при чрезвычайном положении полезны все – мужчины и женщины, старики, молодые, даже подростки. В стороне лишь немощные и дети.

Каждый день объявляют не просто добровольная запись, а всеобщая мобилизация на защиту Царства Христова. Сам Царь называет тебя по имени, просит принять участие в битвах, отдав Ему на службу все лучшее, что есть в твоей душе – сердце, волю, разум, все твое существо.

Поверь, с плотью ты справишься – жизнь твоя чиста, Матерь Божия тебя опекает. Неужели ты трус? Неужели избежишь призыва под тем предлогом, что у тебя больно сердце, воля или разум?.. Неужели останешься в тылу, на вспомогательных работах?

Господь хочет поставить тебя в авангарде – да уже и поставил! Если ты уклонишься, ты жалок, как предатель! 963 Если время – только золото, ты, пожалуй, мог бы его терять. Но время – это жизнь, и ты не знаешь, сколько у тебя осталось. 964 Господь обратил Петра, который трижды отрекся, без единого упрека – только взором, полным Любви.

– Так смотрит Он и на нас после наших падений. Дай Бог, чтобы, подобно Петру, мы смогли ответить: «Господи! Ты все знаешь, Ты знаешь, что я люблю Тебя!» – и изменить свою жизнь. 965 Они говорят, что во имя милосердия надо щадить и понимать тех, кто нас обижает.

Дай Бог, чтобы это не было личиной удобства и страха, позволяющих другим творить зло. В этом случае «щадя и понимая», мы оскорбляем Бога. 966 Нельзя способствовать обращению одной души, открывая путь к развращению многих. 967 Если кто-то согласится вырастить волков среди овец – легко представить себе, что станет с овцами. 968 Добиваясь власти, люди посредственные (по уму и по христианскому духу), окружают себя невеждами. Тщеславие убеждает их, что так они никогда не потеряют господства.

А вот мудрые окружают себя теми, у кого честность в родстве с ученостью, и помогают им стать настоящими руководителями. Смирение их не подводит – возвышая других, они возвышаются сами. 969 Глупо давать власть незнакомым и ждать, чт? из этого выйдет, словно общее благо выскочит из коробки с сюрпризами! 970 Ты стал руководителем, а руководствуешься тем, «что скажут люди?» – Как глупо, как старо!

Подумай, чт? скажет Бог, а потом уж – во вторую очередь, а иногда и вообще без этого, – о том, что скажут остальные. «Итак всякого, кто исповедает Меня пред людьми, того исповедаю и Я пред Отцем Моим Небесным; а кто отречется от Меня пред людьми, отрекусь от того и Я пред Отцем Моим Небесным». 971 Ты занимаешь ответственный пост? Помни: все личное исчезает со смертью личности, которая сделала себя незаменимой. 972 Вот главное правило успешного руководства – распределять обязанности. Это никак не означает тяги к удобству и анонимности. Распределяй обязанности, прося у каждого отчета, чтобы он мог «отчитаться» перед Богом, а если нужно – и перед душами. 973 Разрешая какое-нибудь дело, не преувеличивай справедливость за счет милосердия. 974 Прочность цепи определяет самое слабое звено. 975 Ни о ком из своих подчиненных не говори: «Он никуда не годится».

– Это ты не годишься, если не можешь найти ему нужное место. 976 Не стремись к почестям. Лучше подумай о средствах, обязанностях, действенности. – Тогда ты не будешь стремиться к должностям, а если они придут, оценишь их трезво, как бремя для служения душам. 977 В час Крестного горя Божия Матерь – там, рядом с Сыном, готова разделить Его участь. – Не будем же бояться! Будем вести себя, как ответственные христиане, даже если это не легко там, где мы живем или работаем. Она нам поможет.



ПОКАЯНИЕ

<p>ПОКАЯНИЕ</p>

978 Господь Наш Иисус хочет, чтобы мы следовали за Ним по пятам. Иной дороги нет. Так действует Святой Дух в каждой душе, и в твоей тоже: будь покoрен, не противься Богу, чтобы Он мог превратить твою бедную плоть в Распятие. 979 Если все твердят «любовь», а никто ничем не жертвует, слово это может надоесть. 980 Умерщвление плоти очень важно со всех точек зрения.

– С человеческой: ибо тот, кто не умеет владеть собой, не сможет хорошо влиять на других. Среда победит его, как только он ей поддастся, и он, бессильный, уже не будет способен на большое усилие, когда этого потребуют обстоятельства.

– С Божественной: разве не справедливо малыми жертвами подтверждать свою любовь и преданность Тому, Кто пожертвовал всем ради нас? 981 Самоотречение – не столько проявление Любви, сколько одно из ее следствий. Признайся, если тебе не удается победить в этих маленьких испытаниях, слабеет и твоя любовь к Любви. 982 Ты заметил? Души, отрекшиеся от себя, по своей простоте даже в этом мире больше радуются хорошим вещам и наслаждаются ими. 983 Без самоотречения на земле нет счастья. 984 Когда ты решишься умерщвлять свою плоть, твоя внутренняя жизнь станет лучше и ты принесешь куда больше плодов. 985 Мы не должны забывать, что во всех человеческих деяниях должны участвовать люди, явственно и высоко несущие в своей жизни и в своих делах Крест Христов, символ мира и радости, Искупления и единства всех людей, знак любви, которою Отец, Сын и Дух Святой любили и любят человечество. 986 «Отец, вы не будете смеяться? Несколько дней назад я сам себя удивил, неожиданно предложив Господу время, которое ушло на починку игрушки одного из моих детей?»

– Я не смеюсь, я радуюсь! Ведь точно с такой же Любовью Господь чинит нас. 987 Умерщвляй плоть, но не будь раздраженным или грубым. – Будь собранным, но не скованным. 988 День без самоотречения – потерян, ведь мы не принесли себя во всесожжение. 989 Ты хоть однажды противился своим желаниям, своим капризам? – Помни: Тот, Кто этого ждет от тебя, пригвожден к Кресту, увенчан тернием, страдая во всех своих чувствах – ради тебя. 990 Ты прекрасно рассуждаешь… – Но ты не уступаешь и в мелочах! – Не верю, что ты от себя отрекся! 991 Пекись о мелочах, это – постоянное самоотречение, и путь к тому, чтобы другим было приятнее. 992 «Предпочитаю добродетели самоистязанию», – так, но иными словами, говорит Яхве избранному народу, который обманывает себя внешними формальностями.

Вот и мы должны каяться, отрекаться себя – только это покажет, что мы истинно любим Бога и ближнего. 993 Когда мы молимся и размышляем, Страсти Христовы – не бесстрастная история, не ханжеское мление, а страшная, жестокая, кровавая, – полная Любви реальность.

И мы чувствуем, что всякий грех – не «орфографическая ошибка». Нет, мы распинаем на Кресте Самого Сына Божиего, раздираем Его руки и ноги, разрываем сердце. 994 Если ты действительно хочешь покаяться, радостно и самозабвенно, то, прежде всего, отстаивай время, посвященное каждодневной молитве – тайной, щедрой, долгой. Старайся молиться в определенное время, а не «когда попало». Не уступай в этих мелочах.

Стань рабом ежедневного культа – и, уверяю тебя, радость станет постоянной. 995 Христианин всегда побеждает Крестом и самоотречением, ибо так позволяет он действовать всемогуществу Божиему. 996 Вспоминая о своей бесславной и легкой жизни, подумай, сколько времени потеряно – и верни его, каясь, все больше отдавая себя. 997 Подумав о том, что осталось пустым в твоей жизни, ибо не было отдано Господу, ты захочешь извлечь пользу из малейшей боли. Если боль – спутник человека, не глупо ли ею пренебрегать? 998 В тебе силен дух противоречия? Что ж, воспользуйся им, споря с самим собой! 999 Когда Святое Семейство отдыхало, Иосифу явился Ангел и сказал, чтобы они бежали в Египет. Мария и Иосиф взяли Младенца и тут же отправились в путь. Они не противятся, не ищут оправданий, не ждут утра… Скажи нашей Матери Святой Марии, и нашему Отцу и Господину Святому Иосифу, что мы хотим сейчас, сразу полюбить покаянное послушание. 1000 Пишу это, чтобы мы оба кончили книгу с улыбкой, а еще – чтобы успокоить тех благословенных читателей, которые из лукавства или простодушия искали оккультное значение 999 пунктов «Пути».



This file was created with BookDesigner program bookdesigner@the-ebook.org 13.10.2008