/ Language: Русский / Genre:sf

Время обедать

Харлан Эллисон


Эллисон Харлан

Время обедать

ХАРЛАН ЭЛЛИСОН

В Р Е М Я О Б Е Д А Т Ь

Фантастический рассказ

Пока космический корабль "Цирцея" подобно этакому вечному факелу освещал близлежащую темноту, на его борту происходил следующий разговор:

- Дембоис, вы невыносимы! Мой желудок отказывается вас переваривать!

- Что, мутит? Так вот, дохлятина, я тебя в бараний рог сверну! Какого черта ты решил...

- Хватит! Довольно! Это я вам обоим. У меня достаточно силенок, чтобы наложить как одному, так и другому, так что я сказал: к о н ч а й т е! Крадтер, вам неясно? Обоим же достанется. За этот рейс я наслушался от вас достаточно мерзостей, так что заткнитесь, пока я не прошелся гаечным ключом по вашим головам. Ясно?

Трое оседлали пламя, чтобы достигнуть звезд. Трое на картографическом корабле, посланном нанести на карту планеты возле неведомых светил и провести краткое обследование самих миров. Они пробыли в рейсе уже три месяца и сейчас находились в прыжке между предыдущим миром, миром плющеподобной зелени, который они нарекли Гарбо - она была единственной планетой возле одноименной звезды, - и миром следующим, который еще не имел названия. Они не знали его положения на карте, а свет звезды, возле которой он вращался, еще не достиг Земли. Там, по ту сторону безмерной тьмы межгалактического пространства, лежал другой остров звездных скоплений, а поскольку они уже прыгнули к нему сквозь Инвертпространство, то могли наблюдать, как приближается его свет.

Они вышли в маршрут более года и девяти месяцев назад и нанесли на карту свыше двухсот двадцати миров, каждый из которых отличался от предшествующего.

Но одной работы оказалось недостаточно. Время, подобно альбатросу, висело над космоплавателями. Они видели вокруг себя только тьмы, порой - звездный свет, еще реже - невообразимое лоскутное одеяло, именуемое Инвертпространством. Радиосвязи с Землей не было. Времени для отдыха было предостаточно, продовольствия в избытке, так что тревожиться было не из-за чего.

Но природа не терпит пустоты.

Их было трое.

Крадтер, родом из пруссаков и выглядевший соответственно - худощавый, с сильным мускулистым торсом и прямыми, коротко подстриженными светлыми волосами, унаследованными от предков, непоколебимый в мыслях, если они в точности соответствовали его убеждениям. Комбинация бедности и решительности привели его на высокооплачиваемую, но малоприятную работу в Поисковой Службе Флота. Он был лейтенантом, убежденным, что важен не ранг, а только полеты являюся сутью.

Второй - фанатик Дембоис. Он происходил из богатой луизианской семьи, и его родословная восходила к одной из наиболее праздных, легкомысленных и веселых фамилий. Скандальная история с любвеобильной девицей-квартеронкой вынудила отца заставить сына покинуть город и податься во Флот. Влияние, богатство и положение избавили Дембоиса от тюремного заключения, но само пребывание во Флоте было для него достаточной каторгой. Он презирал Поисковую Службу, но потому и выбрал ее. Самобичевание в лучших молодежных традициях "Погляди, как мне плохо, ведь это ты виноват, что выгнал меня из дома!" - руководило им. Он испытывал отвращение к волосатым, ползающим, наделенным щупальцами, прозрачным либо покрытым перьями чужакам, с которыми ему приходилось сталкиваться в звездных мирах. н ненавидел жидов и черномазых, католиков и раскосых. Он чувствовал себя неуютно в присутствии бедных и больных, увеченых и голодных. К тому же его отмечало свирепое упрямство. Если он хотел что-то сделать, то делал обдумано и качественно. Если же он чего-то делать не хотел, но знал, что должен выполнить эту работу, то занимался ею чисто формально. Его звание - второй младший лейтенант.

Третий был капитаном "Цирцеи". Его прошлое походило на таинственный лик зеркала, каждый мог смотреться в него, но каждый видел лишь собственное отражение, и ничего больше. Под этой скорлупой его прошлое сохраняло молчание, но даже сама избранная им форма этого выдавала в нем мужчину. Его имя было Колк.

Его личность властвовала на "Цирцее", подавляя остальных. Колк был крут, возможно, даже излишне крут - для собственной же пользы. Перебранка начала выводить его из себя.

- Какого черта вы не поделили на этот раз?

Дембоис и Крадтер заговорили одновременно, невольно повышая голоса от злости на своего соперника. Колк силой заставил их вновь замолчать, потом повернулся к Крадтеру.

- Ладно, говори ты первый. Что на этот раз?

Крадтер выглядел раздраженным. Он потянулся за трубкой, которая наподобие пистолета висела у него на поясе, сунул палец в почерневшую чашечку и пробормотал что-то непристойное.

- Ну, а теперь, Крадтер, запомни: если собираешься чтото говорить, то говори, если нет - не суйся, тогда и решать нечего. и я могу спокойно вернуться к своим графикам.

Крадтер закатил глаза, словно выстраивая цепочку ругательств, но вместо этого произнес:

- Мы спорили о предназначении Человека.

Брови Колка поползли вверх. Они были черными, густыми и производили впечатление изогнутых гусениц, медленно ползущих по лбу.

Крадтер принялся торопливо объяснять, ожидая, что Дембоис может взорваться в любой момент:

- Я сказал, что бедолаги, которые повстречались нам в этих мирах, заслуживают человеческой заботы. Это наш долг перед менее развитыми существами - обеспечить их благами, которыми обладают более культурные расы.

Дембоис фыркнул. Колк резко взглянул на его.

- Теперь твоя очередь жаловаться, по какому поводу ты задумал затеять свару.

Дембоис раздраженно покосился на Крадтера.

- А я говорю, что это не наша забота, делать хоть что-то для этих вонючих тварей. Единственное, что от нас требуется - разделать их под орех. Они бы расправились с нами за месяц, дай им только волю. Перебить всех этих сукиных детей - вот и все решение вопроса внешней колониальной экспансии. Шлепать их, как только увидишь - единственный способ быть уверенным, что мы в безопасности. А этот осел...

Дембоис замолчал, перебитый злобным бормотанием Крадтера, и напрягся, когда тот сделал шаг вперед.

Колк остановил их.

- Ладно, кончайте. Значит, один решил, что мы должны разыгрывать перед бедными туземцами доброго папочку, а другой - что нам следует всех их вырезать. Отлично! Прекрасно! Чудненько! А теперь прикусите языки и оставьте меня в покое, пока мы не влепились в какую-нибудь звезду и не лопнули.

Он странно поглядел на обоих и, пробормотав: "Гомо супериор", вышел из кают-компании.

Они же остались сидеть, разглядывая разделявшее их пространство пола, не пропуская ни одного из поперечных креплений.

"Цирцея" продолжала полет.

* * *

Зеленая дымка на вечно переменчивых составляющих Инвертпространства.

Мутновато-зеленый, маслянисто-черный туман.

Малиновые крапинки, которые мерцают, затвердевают, взрываются неровными золотыми осколками.

Крен, поворот, подкатывает тошнота, глаза начинает жечь без нагрева. Щиплет корни волос, дуги скул обтягивает кожей, плотной, как кость.

Снаружи посерело. Потом почернело. Потом разделилось на черное и белое, и корабль опять летел в нормальной вселенной.

Теперь вокруг них были звезды, четкие и холодные, рассыпавшиеся разноцветным узором.

Они были Картографической экспедицией, так что предстояла работа, которую надо выполнить. Созвездие росло, заполняя навигационный экран, оказываясь чуть ли не точно на проведенном Колком курсе. Бортовой компьютер мрачно защелкал, вводя необходимые поправки траектории, и теперь созвездие, напоминавшее по форме крыло, оказалось прямо по курсу "Цирцеи".

Дембоис и Крадтер осторожно постучались в дверь рубки управления и открыли ее, когда Колк рассеянно ответил:

- Войдите.

- Как успехи? - спросил Дембоис.

- Почти на три градуса мимо, но мы уже скорректировались, - ответил Колк, следя за показаниями приборов. Потом снял инфракрасные очки и положил в футляр. - Вы уже начали проверку механизмов?

Крадтер кивнул, адресуя кивок исключительно Колку, а губы Дембоиса скривились от раздражения, что он упустил возможность ответить, но он тут же вмешался:

- Надеюсь, в этот раз мы не будем суетиться ради всякого дерьма. Хватит с меня последней планеты, где чуть не вывернул ногу.

- Я думал, мы раз и навсегда разобрались с этим, парень! - тут же обрушился на него Крадтер. - Я думал, ты понял, что наш долг - быть дружелюбными и помогать этим несчастным...

- Чепуха! - отрезал Дембоис. - Укажи мне в Инструкции параграф, где сказано об этом, а не можешь, так заткнись со своими бреднями в духе Гейне, скотолюб!

Крадтер ударил его, прежде чем Колк успел вмешаться. Кулак скользнул Дембоису по скуле, развернув коротышку. Второй лейтенант отлетел назад, ударился о переборку и упал на одно колено, мотая головой. Крадтер двинулся к нему, но Колк перехватил его, скользнув руками под мышки пруссаку и сведя их у него на затылке. Он лениво пригнул Крадтера к полу, основательно встряхнул, давай возможность лейтенанту прийти в себя.

- А на будущее оставь такие замашки! - громко прошептал капитан Крадтеру на ухо.

Он совсем согнул его и приподнял, так что ноги Крадтера болтались в четверти дюйма от пола. Огромные мускулы вздулись на руках Колка под рукавами форменной рубашки. На правом виске нервно забилась голубоватая ниточка пульса.

Дембоис, пошатываясь, выпрямился, держась за лицо, сделал несколько неуверенных шагов, затем в прострации бросился вперед и ударил Крадтера в живот сложенными вместе кулаками.

Крадтер резко вздохнул, слабо простонал и тяжело обвис на руках Колка. Капитан выпустил его, взмахнул рукой. и на шею Дембоиса обрушился удар дзю-до. Дембоис свалился на палубу рядом с соперником.

Колк вернулся на свое место за пультом и снова надвинул на глаза инфракрасные очки. Немного погодя он побормотал сам себе:

- Гомо супериор!

* * *

Три внешние планеты были нанесены на карту без происшествий. Лучи голубого карлика не достигали их, и планеты были покрыты льдом, но под его толщей таились сокровища ураниты, фосфориты, редкоземельные элементы. Космонавты пометили их в журнале как планеты класса "А", хорошо окупающие расходы по исследованию и разработке.

Центральный пояс планет - целых пятнадцать! - представлял меньший интерес. Он состоял из трех пустынных миров слишком много соединений кремний, - семь миров бесплодных и каменистых, лишенных атмосферы и обойденных милостью Господней - ничего не росло и не имелось ничего ценного, - и четырех планет, покрытых джунглями - на одной водились тиранозавры, словно из какого-то боевика, - а также одной странной.

Странную они приберегли напоследок.

Прежде чем перейти к нанесению на карту внутреннего пояса планет - их оказалось девятнадцать, потому что у одной, принятой сперва за спутник бело-голубой планеты, выявилась собственная атмосфера, - им предстояло опуститься на странную и исследовать ее.

Странная планета выглядела тускло-серебряным шаром, лишенным атмосферы и каких-либо характерных признаков, словно в черноте космоса повисла огромная сфера из гладкой оловянной фольги без каких-либо особенностей рельефа, холмов или впадин, гор или долин, ручьев или даже нагромождения камней. Ни травы, ни облаков. По сути дела, вообще ничего.

Они зависли над ней, обшаривая поверхность в поисках места для посадки. Это было все равно, что глядеть сверху на отполированный шар.

- Просто немыслимо! - прошептал Дембоис.

- Эй, ты, кривляка, что тут немыслимого? Ты ведь над ней, верно?

Крадтер нарывался на новую стычку. Боль в желудке еще не совсем оставила его.

- Стоп! - рявкнул капитан. - Вы, идиоты, не вздумайте заводиться перед посадкой. Мыслимо это или немыслимо, но мы здесь, и нам еще предстоит отсюда убраться. Мало ли, на что похожа планета. Важнее - чего от нее ожидать.

Дембоис бросил короткий взгляд на индикаторы и анализаторы структуры.

- Получается, вы ошибаетесь, капитан.

Колк повернулся к приборам и довольно долго не отводил от них глаз. Их указатели стояли на нуле. Не на отрицательных величинах, как это было в пространстве, а на нуле. Это тоже было невозможным - планета обязана обладать хоть чем-то.

Они поглядели друг на друга, но ничего не сказали, поскольку говорить было нечего. Они наткнулись на феномен.

- Может, это антипланета?

Вопрос повис в рубке невысказанным, ответить на него могла лишь проверка.

Зависнув в десяти километрах над гладкой серебристой поверхностью, они выпустили ракету и направили ее вниз, не делая поправки на сопротивление воздуха, не утруждаясь корректировкой курса. Ракета ударилась о планету и взорвалась, но работа ее неразрушимых приборов из пластистали продолжала регистрироваться аппаратурой "Цирцеи.

Стало ясно, что планета из материи, а не антиматерии, которая бы полностью уничтожила ракету при соприкосновении.

Они пошли на посадку.

Когда трое исследователей покинули корабль, соскользнув по посадочному пандусу, словно дети с ледяной горки, они были упакованы в громоздкие скафандры и прозрачные, напоминающие пузыри шлемы.

Каждый вооружился нарезной скорострельной винтовкой, хотя внешне планеты выглядела абсолютно безопасной и было неясно, против кого применять оружие.Но космос беспределен и недружелюбен к человеку. Его порождения отличаются разнообразием и полной непредсказуемостью поведения. Поэтому они предпочли не рисковать.

Они выступили в путь по лишенной каких-либо признаков поверхности, приборы на груди гудели, измеряли, изучали. Они двигались плотным треугольником.

Колк, шедший впереди на вершине треугольника, шагал осторожно, его автомат раскачивался широкими дугами.

- Вы обратили внимание на почву? - спросил Крадтер.

Его голос, переданный системой связи, звучал тихо и торжественно, словно в соборе. Колк кивнул, но тут же вмешался Дембоис.

- Губка. Резина. Словно "эластичные полы" в нашем Управлении Космических Служб. Кто это сделал?

- Не знаю, - ответил Колк.

Это было последнее из произнесенного.

Планета затрепетала. Это была плавная дрожь, точно в миске со студнем. Поверхность покачивалась, пульсировала. Это ощущение стало более сильным, когда они остановились.

Потом, услышав по интеркомам отдаленный хруст и треск, они мгновенно обернулись. В полумиле от них покачнулась, накренилась и упала "Цирцея", и планета тут же поглотила ее.

Они закричали разными голосами, но в одной тональности. Смысл, крывшийся в этих криках, был одинаков. Они оказались потерпевшими кораблекрушение, выброшенными неизвестно куда и неизвестно где, срок жизни ограничивался запасом кислорода в баллонах, а корабль погиб.

И тут они осознали гораздо большую опасность. Планета оказалась плотоядной. Они поняли это слишком поздно. Поверхность под ногами вздулась пузырем и разошлась с противным чмокающим звуком.

Крики резко оборвались, пока они падали, а серебряная, безличная, эластичная поверхность сомкнулась над ними без следа.

Не осталось ничего, указывающего, что здесь только что был космический корабль и три человека.

Кругом был серый, всепоглощающий сироп. Плохо сображающих, кувыркающихся, их затягивало все глубже, силой засасывало в бесформенную утробу. Их окружала всеядная плоть. Они были ПОГЛОЩЕНЫ ЗАЖИВО!

Серая субстанция сдавливала их резиновыми объятиями. Они могли лишь слабо шевелиться. Серая поблескивающая пленка затянула шлемы. Дышалось легко, но им казалось, что не хватает воздуха. Серая безличная планета оказалась живой, весь мир являлся одним живым организмом, и они находились внутри его. Они вращались, желая, чтобы все это побыстрее кончилось, они оказались на дне бездонного сосуда и отбивались руками, отталкивались ногами, растопыривали пальцы, а глаза вылезали из орбит, глотки надрывались от криков, которые лишь грохотали в шлемах.

На мгновение в поле зрения появилась "Цирцея", но тут же провалилась вниз, еще глубже в серебристое нечто, которое жило само по себе и могло даже не заметить их гибели.

Накатила новая неожиданная волна дрожи. Они почувствовали, как планету вокруг них сводят судороги, дрожь становилась сильнее, резче, то стихая, то возобновляясь. Надежды не оставалась. Без сомнения, через несколько минут кончится воздух, и они останутся в сердце этого живого мира на века, эпохи, навсегда, а когда кончится воздух - им придется умереть. Пощипывание кожи подсказало, что пищеварительные соки планеты способны ассимилировать даже материал жестких скафандров. Все вокруг них пучилось...

Они почувствовали, как их поднимает все быстрее и быстрее, серебро вокруг начало светлеть, а затем без всякого предупреждения они - ХЛОП! - были выброшены наружу из недр планеты, как пробка на поверхность озера, и снова оказались на губчатой резине. Они были свободны.

Планета яростно содрогнулась, ее спазмы превышали всякое воображение. Людей, словно песчинок, закрутило, сбило с ног, отшвырнуло, затрясло все резче и резче. Из планеты выдавливало "Цирцею", двухсотфутовое судно, лежащее на боку, подпрыгивающее, как и они сами.

Без колебаний они отчаянно поползли к кораблю и противнулись в люк. Борясь с бесконечными толчками и рывками сумасшедшей планеты, они добрались до рубки, их тела обхватили амортизаторы, ударило пламя дюз...

"Цирцея" рванулась прочь нецеленаправленно, бесконтрольно, а люди вознесли молитвы Господу за милосердие Его, возблагодарили Провидение за чудесное избавление от неминуемой гибели.

Позади медленно успокаивалась серебряная планета, ее дрожь постепенно стихала.

Вскоре она стала, как и прежде, неподвижной и монолитной.

* * *

Крадтер был все еще белым, как мел.

- Надо вернуться и установить связь с Землей!

Голос Дембоиса дрожал.

- Эта ш т у к о в и н а чудовищна! Она опасна! Мы должны вернуться на Землю, чтобы потом очистить от нее космос!

Их остановил хохот Колка. Оба уставились на него, поскольку впервые на лице капитана появились настоящие признаки эмоций.

Истошные звуки веселья бились о переборки, звенели вокруг них, точно песчинки. Они одновременно подумали об истерии, о том, что капитана надо привести в чувство, но когда Крадтер сделал шаг вперед, Колк отшвырнул его ослабевшей от смеха рукой. Немного погодя он успокоился, тяжело отдуваясь и покачиваясь.

- Ну вы даете! С вами животики надорвешь!

Он еще раз хихикнул, но тут же его лицо сделалось жестким, голос окреп. Он внимательно посмотрел на них.

- Вы хотя бы немного умеете думать? Вы хоть сообразили, что случилось?

Они глядели на него, ничего не понимая.

- Весь путь сюда, - продолжал капитан, - вы мне долдонили, как велик и удивителен человек, - голос его был полон горечи, - что ему предназначено править Вселенной, что его ель - опекать заблудшие племена или уничтожать их, как если бы Человек был конечным продуктом живой природы, как если бы мы являлись вершиной творения. Вам даже в голову не приходило, вы просто не могли поверить, что могут существовать формы жизни, превосходящие нас.

- О чем это вы? - резко спросил Дембоис. - Вы что, совсем с ума сошли?

Лицо Колка стало свирепым, по-настоящему свирепым, когда он произнес:

- Ну вы и ослы! Тщеславные, самонадеянные ослы! Вы так и не поняли, о чем я говорю? С у п е р м е н ы, ха! Вы что, кретины, не видите - человек вызывает величайшее отвращение у всего, к чему прикасается! Эту планету от нас с т о ш н ил о!