/ Language: Русский / Genre:sf

Слово гнома

Харлан Эллисон


Эллисон Харлан

Слово гнома

ХАРЛАН ЭЛЛИСОН

С Л О В О Г Н О М А

Фантастический рассказ

Приходилось ли вам чувствовать, что у вс потекло из носа, вы хотите его вытереть, но не можете? С большинством людей такое иногда случается, а мне все равно. Пускай течет.

Меня зовут квадратом. Мне говорят:

- Смитти, ты такой квадратный, что у тебя ажно углы есть!

Этим они намекают - лучше мне в мяч не играть, а убраться куда-нибудь подальше. Что ж, ничего не поделаешь, если я и вправду такой увалень, каким они меня считают. Может, зря я копаюсь в том, в чем нет никакого смысла, но если бы в тот день Андерфелд не покатил на меня бочку в школьном спортивном зале, может, ничего бы и не было. Вся беда в том, что я не могу серьезно относиться к такой чепухе, как беговая дорожка, вот меня и причислили к нерадивым ученикам. А учителя вообще не уделяли мне ни капли внимания, потому что я не переношу их болтовню. Но вот эта дорожка... С ней мне действительно здорово не повезло.

Так вот, стоял Я в гимнастическом зале, наряженный в эти дурацкие белые спортивные трусики с синими полосками по бокам, а старик Андерфелд, тренер по бегу, поглядел на меня и говорит:

- Слушай, Смитти, на кого ты похож? Что ты делаешь?

Ну, несколько десяток пар глаз тут же уставились на меня. А делал я зарядку.

- Зарядку, - говорю. - А вы что подумали? Что я сажаю артишоки?

Определенно, это был не лучший ответ, и он тут же вывел старика Андерфелда из себя. Я видел, как в нем подскочило давление пара, и он принялся выпускать его изо всех отверстий.

- Послушай, щенок! Не советую говорить со мной в таком тоне. Если на то пошло, я вообще предпочел бы не разговаривать с тобой. И чтоб ноги твоей больше не было ни в зале, ни на дорожке! Ты же ни на что не годен! Если на коротких дистанциях у тебя что-то и может получиться, то на длинных пятьдесят парней из этой школы успеют добежать до финиша и обратно, прежде чем ты достигнешь ленточки. Прошу прощения. А теперь убирайся!

Он просит прощения. Великие небеса!

Он был огорчен не больше меня, и тогда я заявил:

- Да черт с тобой, вареная голова! У иебя мозгов не больше, чем у этих недоумков, готовых сломя голову мчаться к финишу, пока не сдохнут на полпути.

Андерфелд взглянул на меня так, словно я зажал в кулаке горсть иголок и ткнул ими в его пропотевшую задницу. Он даже перестал дышать от изумления.

- Что ты сказал? - еле выдавил он.

- Разве у меня невнятное произношение? - огрызнулся я.

- Вон отсюда! Сейчас же вон!

Он совсем распсиховался, и я предпочел скрыться за дверью раздевалки.

Одеваясь, я как следует обдумал происшедшее. Я был уверен, что целая куча этих болтунов и подонков, именуемых моими учителями, посоветует слизняку Андерфелду принять меры. Но что старикан может сделать? Я же не ребенок, как они сами говорят. Заведут карточку из тех, что грудами приходят к Калберстону, только и всего.

Я был чертовски обижен, когда за мной захлопнулась наружная дверь и решил отправиться в леса и там привести свои мысли в порядок. Меня не тревожило, что я удрал из школы. Маму - возможно, но меня? Никогда!

На все оставшееся послеполуденное время Леса были в моем распоряжении.

Ох, уж эти Леса! Есть в них что-то странное. Вы когда-нибудь замечали, что порой прямо в центре крупного жилого района встречается группа деревьев, прибежище густых теней, куда не может глубоко проникнуть взгляд? Вы начинаете прикидывать, почему никому не пришло в голову купить этот участок и построить дом, или почему бы не устроить здесь площадку для игр? Но хватит об этом, теперь ясно, что такое для меня Леса.

Опушкой они выходят на улицу, застроенные похожими на картонные коробки домами, принадлежавшими правительству, и фабричные рабочие предпочитают не дремать здесь на травке. По ту сторону торчат такие же коробки, а дальше идет автострада, убегающая к большому городу. На самом-то деле он вовсе не большой, но шоссе позволяет маленькому городишке выглядеть значительнее.

Я покинул школу, а значит, мог топать, куда заблагорассудится. В центре есть местечко, где на все падает отфильтрованный кронами свет, и там растет огромадное старое дерево, делающее вид, словно оно здесь одно.

Пожалуй, я назвал бы его Великим Деревом. Здоровенный ствол, убегающий ввысь, ветки, перемешавшиеся с кронами других деревьев. И корни, которые, казалось, какая-то сила выпирает из земли на поверхность, так что можно увидеть изгнутые арки, толстенные, поблескивающие, расходящиеся в разные стороны, образующие у подножия дерева нечто вроде небольших куполов.

А причина, почему я так люблю это место, в том, что здесь невероятно тихо, и сразу же начинаешь это ощущать. Примерно так же бывает тихо в библиотеке, но это лишь слабое сравнение. К тому же между ветками остаются довольно широкие промежутки, так что потоки света проникают вниз и позволяют читать. А когда солнце выходит из этих промежутков, я знаю, что самое время идти домой. Я прибегаю как раз вовремя, чтобы мама не догадалась, что я прогулял, а не торчал целый день в школе.

Я устроился поудобнее, поместив зад в углубление из переплетенных корней, а ногами упираясь в более тонкие корни. Под кронами больших деревьев тянулась вверх густая молодая поросль. В таком окружении было совсем уютно, и я взялся за чтение.

И тут произошло такое, о чем мне никто не поверит.

Я сидел, читал и неожиданно почувствовал, как чтоо-то давит мне снизу в джинсы. Потом, как я помню, я перевернулся через голову, а в земле открылся люк, замаскированный под почву.

Ну, уж дальше вы мне наверняка не поверите.

Из этой норы - можете оттянуть меня прутом, если вру! появился гном.

Правда, это мог быть эльф или тролль, или еще кто из той же породы. Все, что я знаю - гном был наряжен в тесные тренировочные брюки цвета древесного угля, бирюзовую рубашку с отложным воротничком, зеленые замшевые туфли, плоскую шляпу с загнутыми полями окружностью, наверное, фута в три, длинную позвякивающую цепочку для ключей - какого черта гномы делают с ключами? - отвратительно яркий галстук и темные очки.

Вы, может, оепенели бы или глазам своим не поверили и позволили бы подобной тварюге навсегда обратить вас в камень, но у меня хорошая привычка верить тому, что я вижу, особенно если это цветное, как в фильме, поэтому, скорее чисто инстинктивно, чем обдуманно, я схватил его.

Я читал кое-какие волшебные сказки в духе братьев Гримм, поэтому знал побасенку о том, что если ты схваишь гнома или эльфа, то можешь требовать от него, что заблагорассудится, вот я его и сцапал.

Я ухватил за аккуратную рубашку и притянул к себе маленькое тельце.

- Человек, отпусти меня! - взвыл гном. - Или ты хочешь порвать мне одежду? Не переношу такого обращения! Убери руки, парень!

- Не рыпайся, - ответил я.

Я был немного изумлен и все еще не до конца верил, что это происходит на самом деле.

- Я хочу мешок золота или чего-нибудь в том же духе.

С секунду гном выглядел оскорбленным, потом криво усмехнулся и сказал:

- Да, Дик, в твою ловушку попала не та мышка. Слишком ты медлителен и нерасторопен. Может, гномишка лет четырех и приволок бы тебе торбу с золотом, но только не я - парень что надо, вылетевший с первого курса Альма Мамми. Нет диплома - нету гнома! Понял, паренек?

- Угу, понял, - осмелился сказать я. - Ты полагаешь, что не выделишь мне мешок золота, как написано в сказках?

- Сказки-смазки... Может, одно фальщивое корейское песо я и выделю, но определенно не болье. Только так мы с магией работаем на пару. Короче, nine, приятель

- Гм... - протянул я и прихватил ео покрепче, чтобы ему не подумалось, что я намерен его отпустить.

Немного подумав, я решил, что наткнулся на отличную мысль, и спросил:

- За что тебя выперли?

Мне показалось, что в голосе гнома я уловил нотку агрессивности, когда он ответил:

- А тебе бы, дружок, понравилась эта зубрежка? Таскаться на занятия сегодня, таскаться на занятия завтра, выслущивать всякую чушь свихнувшихся старых чудиков, возомнивших себя профессорами? Приятель, неужели в этом мире не отыщется более подходящего времяпрепровождения, такого, чтобы пощипать нервишки? Я, например, играю в джаз-оркестре, который мы организовали в нашем студгородке. Тебе такой музыки и слышать не приходилось! - Он принял позу, словно собирался заиграть. - Сакс у нас такой парень, что заморозит тебя в два счета. А на цимбалах маленький тролль, который не только пошлет тебя куда подальше, но и вернет обратно. А уж об ударнике...

Я слегка потряс его.

- А как насчет выкупа за свободу? Что ты можешь предложить?

- Могу исполнить для тебя свинг, Макс, но, как я уже сказал, в смысле магии я - пустое место и не больше, если даже не меньше. Можешь разорвать меня на куски, Джек, но я могу лишь выразить свои сожаления. Ах, да, могу в кого-нибудь превратить.

Я не секунду задумался, потом решился и опустил его на землю, но продолжал придерживать за рубашку.

- Ладно, хотя это и невыгодное дельце. Самое простое честное деловое предложение. Три желания - только чтоб без обмана - в обмен на свободу.

- Три? - недоверчиво переспросил он. - Дружище, одно практически все, на что у меня хватит сил. Да, похоже на то, что одно желание - мой потолок. Так что или соглашайся, или проваливай.

- Ладно, одно так одно, но без всяких там выкрутасов. Чтобы это была честная, добротная магия. Договорились?

- Порядок, - ответил он.

Стоило мне его освободить, как он тут же исчез в норе. Я решил, что все идет как надо, и пока поджидал его, опять вернулся к мыслям о последних событиях. Появилась возможность, благодаря которой я мог оставить Рипли не у дел.

"Гном, - решил я, - не дурак". И начал строить всякие планы, но того все не было. Тогда я пришел к окончательному выводу, что и среди гномов порядочных не найдешь, да и выражение лица у него переменилось, когда он бормотал, что не способен ни на какие магические штучки.

Но еще через минуту гном появился, чуть ли не путаясь в своей цепочке для ключей, пошатываясь под грузом материалов, инструментов и вещичек, кстати, весьма причудливых.

- Прихватил их в университетской лаборатории, - заявил он, махнув рукой на всю эту груду хлама. - Порядок. Здесь все, чо надо. Только помни, что на это может уйти больше времени, чем у опытного практика, поскольку я в этом деле профан, Боб.

- Эй, погоди немного со своим магическим барахлом, начал было я, но гном раздраженно отмахнулся и принялся манипулировать со своими причиндалами.

Для начала он положил на землю штуковину в форме звезды, насыпал в котелок какого-то зловонного снадобья и принялся его перемешивать, забормотав что-то нечленораздельное, смахивающее на ругань: "О-о, бом, шлеп-доп" или "О-о, шуби-дуби"... Или что-то в этом роде.

Довольно скоро он справлся с этим и посыпал меня какимто порошком. Я чихнул, чуть не сбив его с ног.

- Так-перетак, - пробормотал он и гаденько мне подмигнул, тут же вывалив на меня еще большую порцию порошка и забубнив что-то вроде: - Во имя святого указательного когтя Великой Гадской Птицы и Владыки. Эй, ты, обрати этого человека во что он хочет!.. А теперь, - обратился он ко мне, говори, чего ты надумал?

Он затряс мешочком, в котором чо-то постукивало, словно кости. Я уже пикидывал в промежутках между заклинаниями и теперь твердо знал, чего я хочу.

- Сделай так, чтоб я мог бегать быстрее любого из нашей школы! - заявил я.

Я был полон уверенности, что уж теперь Андерфелду придется включить меня в команду.

Крошка-гномик замотал головой, словно понял, и принялся кружить возле своей звездообразной штуковины сужающимися кругами все быстрее и быстрее, пока у меня не зарябило в глазах. Потом он остановился, пыхтя, как сумасшедший паровоз, и произнес что-то похожее на: "Лети прочь, кленовый лист".

Сказав это, он швырнул в меня розовый порошок и завопил так пронзительно, что зазвенело в ушах:

- СБЫВАЙСЯ!

Взметнулся вверх столб розового дыма, словно бродячий фокусник поджег магний, и единственное, что я помню - гном исчез со своим барахлом, а я остался в Лесу один.

* * *

Вот и вся история.

Гм, что дальше? Сделал ли он, чтобы я мог бегать быстрее любого в нашей школе?

Да, конечно.

Кстати, вы не знаете никого, кто хотел бы взять на работу шестнадцатилетнего кентавра?