Харлан Эллисон

Покайся Арлекин !


Харлан Эллисон

ПОКАЙСЯ, АРЛЕКИН!

Всегда найдутся люди, которые спросят: а о чем это вы, собственно говоря? Так вот, для тех, кому так уж нужно спросить, кто любит, чтобы все точки стояли на i, чтобы уже знать досконально, откуда что взялось, нате вам:

"Большинство людей, хотя и служат государству, но делают это в основном не как люди, а как машины, своим телом. Это регулярная армия, тюремщики, полицейские и прочие стражи порядка. В большинстве случаев они не свободны в морали и суждениях; и становятся они равны деревьям, земле и камням; вероятно производить людей из дерева, которые будут великолепно справляться с теми же обязанностями. А посему заслуживают они не больше уважения, чем пучок соломы или кусок грязи. И несмотря на то, что в большинстве своем они являются вполне надежными и уважаемыми гражданами, ценность их та же, что у собак и лошадей. Другие - как политики, законодатели, юристы, администраторы и министры служат государству в основном головой; а так как и они не очень-то разбираются в вопросах морали, то могут с одинаковой легкостью служить как Дьяволу (иногда не сознавая этого), так и Богу. И лишь немногие - герои, патриоты, мученики, реформаторы в высоком смысле этого слова - то есть Люди служат государству и своей совестью, а посему и противятся ему по большей части; и государство обычно считает их врагами".*

В этом-то и весь смысл. Теперь начинайте с середины, потом выучите и начало, а конец сам собой запомнится.

Но именно потому, что мир этот был таковым, каким позволили ему стать, месяцами деятельность этого человека не попадала под бдительное око Тех, Кто следит за мерной работой Машины, кто льет лучшее масло на все рычаги и поршни культуры. И только тогда, когда уже стало ясно, что так или иначе, но он стал знаменитостью, причем печально известной знаменитостью, может быть, даже героем, тем, кому бюрократы неизменно навешивают ярлык "эмоционально непредсказуемый сегмент населения", только тогда они передали его дело Временщику, в его юридическое производство. Но к тому времени, именно потому, что мир этот был таковым, они и представить себе не могли, что такое может вот взять и случиться. Это как последствия застарелой болезни, которая в отсутствие иммунитета вдруг возьми и проснись. Вот так и ему дали дозреть и стать слишком реальным. Так он сформировался и обрел субстанцию.

Он стал личностью, тем, от чего они избавили систему десятки лет назад. В определенных кругах это считалось отвратительным. Вульгарным показушничеством. Анархией. Бесстыдством. В других кругах только ухмылялись; считалось, что эти круги подчинены форме и ритуалу, изяществу и приличиям. Но там, внизу (ох уж там внизу!), где людям всегда нужны хлеб и зрелища, святые и грешники, герои и злодеи, его превозносили как Боливара, Наполеона, Робин Гуда, туза тузов Дика Бонга, Иисуса или любого другого героя прошлого.

А на самом верху - там, где подобно несчастным, не раз переживавшим кораблекрушение, тряслись на своих вершинах власти богатые, всемогущие и титулованные - он был проклятием, еретиком, мятежником, позором, опасностью. Он был уже известен на всех этажах. Но наиболее значительные потрясения происходили именно на самой верхотуре и у самого дна.

И вот папка с его делом, его кардиоплата и временная карта были переданы в заведение Временщика.

Так вот, Временщик, огромный, значительно выше шести футов, молчаливый, тихо мурлыкающий, когда все идет точно по расписанию.

М-да, Временщик.

Даже на верхних этажах иерархии, где почти ничего не боялись, но вселяли страх в других, его называли Временщиком только за глаза. Никто не смел называть его так в глаза, точнее, в маску. Он всегда носил маску.

Ведь не назовете же вы ненавистным ему именем человека, который, скрываясь за своей маской, способен отменить минуты, часы, дни и даже годы вашей жизни. В маску его величали Повелителем Времени. Так было значительно безопасней.

- Это говорит только о том, что он есть, - сказал Временщик с присущей ему мягкостью, - но не кто он есть. Карта времени, что держу я в левой руке, имеет имя, но оно говорит лишь о том, что он есть. Эта кардиоплата в моей правой руке имеет отношение к чему-то, а не к кому-то. До того, как я выполню необходимые процедуры аннулирования, я должен знать, кто же есть это что.

Своим служащим - всем сыщикам, шпикам, филерам, ищейкам и даже соглядатаям - он задал вопрос: кто же есть этот Арлекин? Временщик уже не мурлыкал: с точки зрения разумного времяиспользования это был кошмар. Это была самая длинная речь, которую когда-либо слышал его штат: сыщики, шпики, филеры, ищейки - все, кроме соглядатаев, их обычно не допускали, на всякий случай. Но теперь и они засуетились, пытаясь выяснить.

Кто же такой этот Арлекин?

Высоко-высоко, над третьим уровнем города, он стоял, склонившись, на жужжащей, окаймленной алюминием платформе воздухолета и смотрел на аккуратные скопления домов внизу.

Где-то поблизости он мог слышать метрономно-четкое (левой-правой, левой-правой) вхождение смены 14-47 на шарикоподшипниковый завод Тимкина. И ровно минутой позже услышал мягкое, размеренное (правой-левой, правой-левой) движение шеренг 5-часовой смены, идущей домой.

Проказливая улыбка растянулась на его смуглом лице, на секунду проявились ямочки на щеках. Подергав себя за ярко-рыжую шевелюру, он содрогнулся под своим пестрым одеянием при мысли о том, что должно произойти. А потом бросил ручку управления вперед и согнулся под ветром в падающем вниз воздухолете. Арлекин спланировал над тротуаром, специально сбросив лишних несколько футов, чтобы завернулись оборочки у модниц, вставил большие пальцы в приклеенные оттопыренные уши, высунул язык, закатил глаза и пошел кривляться что было мочи.

Это была малая диверсия. Одного пешехода сдуло, и он шлепнулся, разбрасывая пакеты с покупками во все стороны, другая оконфузилась, подмочив себе нижнюю часть одежды, третья неожиданно растянулась поперек тротуара, и движение было автоматически остановлено служащими, пока ее выводили из обморока. Это была малая диверсия. Затем он закружился на бродяге-ветерке и был таков. И-эх!

Обогнув карниз здания ИИДВ (Институт изучения движения времени), он увидел входящую на самодвижущиеся тротуары отработавшую смену. Привычной поступью, максимально экономя движения, они вливались на медленно текущую ленту тротуара и боком, боком переступали на более быстрые ленты до тех пор, пока не выстраивались чинно на экспресс-линии.

Опять растянулась в предвкушении проказливая улыбка, блеснули два ряда ровных зубов с щербинкой с левой стороны. Он снизился, спланировал и понесся над ними, затем, скрючившись в своем воздухолете, открыл защелки самодельных контейнеров, которые предохраняли груз от преждевременного падения. И как только он потянул защелки, каскадом полились на рабочих и служащих, стоящих на экспресс-ленте тротуара, желатиновые шарики общей стоимостью сто пятьдесят тысяч долларов.

Желатиновые шарики! Сотни тысяч, миллионы их - красных, желтых, зеленых, лакричных, апельсиновых, малиновых, ментоловых, круглых, гладких и сладких, таких тверденьких снаружи и мучнисто-мягких внутри - посыпались, затренькали, забрякали, зашуршали, зазвенели, падая на головы и плечи, каски и защитные щитки тимкинских рабочих, позвякивая на движущихся тротуарах, подскакивая и крутясь под ногами, наполняя небо цветами радости детства, праздника. Они падали вниз проливным дождем, мощным ливнем, потоком цвета и сладости, прямо с небес, и попадали в эту вселенную стерильности и абсолютного порядка, и резали глаз своей нарядностью и беспечностью.

Желатиновые шарики!

Заваленная рабочая смена взвыла и взорвалась смехом, забыв о приличиях. А желейные шарики попали в механизмы движущейся ленты, и послышался жуткий скрип, как будто миллионом гвоздей царапали по сотне тысяч стекол, потом что-то закашляло, забулькало, ленты остановились, и все оказались сброшенными в одну большую кучу-малу - круговерть тел, рук, голов, ног. Они все еще смеясь, засовывали пригоршнями в рот маленькие шарики цветов детства. Это был праздник, веселье, полное безумие, хохот, радость, но...

Смена была задержана на семь минут.

Они опоздали домой на семь минут.

А главное, на семь минут был нарушен порядок.

Все части системы были отброшены этими остановившимися лентами на семь минут.

Он только слегка притронулся к первой костяшке домино, и - клак, клак, клак - одна за другой стали падать и упали все остальные.

Система была подорвана. Эта маленькая задержка, о которой, может, и упоминать-то бы не стоило. Но в обществе, где в единую движущую силу сливались порядок и единство, пунктуальность и подчиненность всего движению часовой стрелки, поклонение богам истечения времени, эта задержка была страшным, огромным бедствием.

Арлекину было приказано явиться к Временщику. Это приказание передано по всей сети каналов коммуникации. Ему было приказано явиться туда точно к 7-00 и ни секундой позже. И они ждали и ждали, но он не появился до 10-30. Да и тогда, появившись, просто спел песенку о лунном свете в каком-то Вермонте (никто прежде и не слышал ничего о таком месте) и опять испарился. Но они-то все ждали с семи часов, и это нарушило все их графики к чертовой матери. А вопрос остался: ну кто же есть этот Арлекин?

Остался открытым и еще один, пожалуй, из этих двух более важный вопрос: как же это мы попали в такую ситуацию, когда безответственный шутник, петрушка, шут гороховый может подорвать всю нашу экономическую и культурную жизнь всего лишь желатиновыми шариками на сто пятьдесят тысяч долларов...

Желатиновые, бог ты мой, шарики! Это сумасшествие! Где он мог взять деньги, чтобы купить этих шариков на 150 тысяч? (Они уже знали, что шариков было именно на эту сумму). Они сняли с планового задания и перебросили на самодвижущиеся ленты бригаду экспертов-аналитиков, чтобы пересчитать сладости и провести исследования, и это подорвало их графики и отбросило всю отрасль как минимум на день. Желатиновые шарики, а?! Шарики желатиновые! Так-так, подождите секунду - секунда засчитана - но ведь никто уже сто лет не производит эти желатиновые шарики. Где же он их взял?

Вот вам и еще один вопрос. Скорее всего ответа на него, к своему неудовольствию, вы не получите. Да и то, сколько их еще, этих вопросов?

Середину вы знаете. Вот вам и начало.

Начинается это так.

Настольный ежедневник. День за днем и страница за страницей: 9-00 вскрыть корреспонденцию; 9-45 - заседание совета плановой комиссии; 10-30 обсуждение хода установки оборудования с Д. Л., 11-45 - молиться на дождь, 12-00 - обед. И так оно все идет и идет.

Сожалею, мисс Грант, но собеседование было назначено на 14-30, а сейчас уже почти пять. Я сочувствую вам, но таковы правила. Вам придется подождать с подачей заявления о поступлении в колледж до следующего года. Вот так оно идет и идет.

Экспресс 10-10 останавливается в Крестхавене, Галесвилле, Тонаванде Джанкш, Селби и Фарнхурсте, но не останавливается в Индиана Сити, Лукасвилле и Колтоне, кроме воскресений. А экспресс 10-35 останавливается в Галесвилле, Селби и Индиана Сити, кроме воскресных и праздничных дней, когда он останавливается в... Так оно и идет.

"Я не могу ждать, Фред. Мне надо было быть в Пьерри Картан в 15-00, и ты сказал, что встретишь меня под часами на перроне в 14-45, но тебя там не было, и я была вынуждена уйти. Ты всегда опаздываешь, Фред. Если бы ты был на месте, еще можно было бы попытаться что-нибудь склеить, а так...". Так оно и идет.

"Уважаемые м-р и м-с Аттерли! Боюсь, что нам придется исключить из школы вашего сына Джеральда по причине его хронической медлительности, если вы не найдете способа заставить его не опаздывать на занятия. Он образцовый учащийся, и его отметки весьма высоки, но он постоянно опаздывает, и его дальнейшее пребывание в стенах школы, где все остальные дети укладываются в расписание, становится невозможным"... Так оно и идет.

ВЫ ЛИШАЕТЕСЬ ПРАВА ГОЛОСА В СЛУЧАЕ, ЕСЛИ ВЫ ПРИБУДЕТЕ НА ИЗБИРАТЕЛЬНЫЙ УЧАСТОК ПОЗДНЕЕ 8-45.

Мне наплевать, хорош сценарии или плох, он нужен мне в четверг!

Время РЕГИСТРАЦИИ 14-00.

Вы опоздали, эта вакансия уже занята. Извините.

ВАША ЗАРАБОТНАЯ ПЛАТА БЫЛА УРЕЗАНА ИЗ-ЗА 20-МИНУТНОГО ОПОЗДАНИЯ И ПРОСТОЯ.

О, Боже, сколько сейчас времени? Мне нужно бежать!

И так оно и идет. Так оно и идет. Оно и идет. И идет, и идет, и идет, идет, идет. Тик-так, тик-так, тик-так. И приходит к тому, что уже не время служит нам, а мы служим времени, мы становимся рабами расписания, поклоняемся движению Солнца, мы втянуты в жизнь, скованную ограничениями, потому что система не сможет функционировать, если мы не станем точно следовать графику.

Так до тех пор, пока опоздание уже перестает считаться небольшим неудобством. Затем опоздание становится грехом. Затем преступлением. Затем преступлением, наказуемым по закону.

ВВОДИТСЯ С 15 ИЮЛЯ 2389 г С 24-00. Всем гражданам предписывается представить в ведомство Хранителя Времени личные кардиоплаты и карты времени для обработки. В соответствии со статьей 555-7-СГХ-999, аннулирующей свободное распределение времени на душу населения, все кардиоплаты будут определенным образом закодированы и закреплены за индивидуальным владельцем...

Короче, они придумали способ, как сокращать срок жизни, отводимый человеку. Если он опоздал на десять минут, они вычитаются из срока его жизни. Опоздание на час пропорционально сокращает жизнь. А если кто-то опаздывал постоянно, в какое-нибудь чудное воскресенье он мог получить извещение из ведомства Хранителя Времени о том, что время его жизни истекло и его просто "выключат" в понедельник в полдень, так что будьте любезны, сэр, уладить все ваши дела.

Вот так, при помощи простенького научного средства, утилизирующего научно-технический прогресс, тайна которого хранилась под грифом "совершенно секретно" в ведомстве Временщика, Система поддерживалась и продолжала свое существование. Это была всего лишь необходимая мера. В конце концов, это было патриотично. Должны же, наконец, расписания быть согласованы. Ведь это было введено во время чрезвычайного положения!

А что, бывает еще какое-то положение?

- Ну, знаешь, это уже просто отвратительно, - сказал Арлекин, когда милашка Аллис показала ему его же портрет на афише общегосударственного розыска. - Отвратительно, совершенно немыслимо. Общегосударственный розыск! Прошли уж времена головорезов!

- Чересчур патетично.

- Извини, виноват, - согласился Арлекин.

- Нет нужды винить себя. Ты всегда говоришь "извини". Ты так виноват, Эверетт, и это все так печально.

- Извини, - повторил он, потом поджал губы, и на щеках сразу появились ямочки. Ему очень не хотелось говорить это, но...-Мне опять нужно идти. Я должен кое-что сделать.

Аллис грохнула своей кофейной чашкой о крышку стойки.

- Ради Бога, Эверетт, ну можешь ты остаться дома хотя бы одну ночь! Ты что, не можешь без того, чтобы не шляться в этом мерзком шутовском наряде, надоедая людям?

- ...Я... э-э...-протянул он, затем натянул на рыжую шевелюру шутовской колпак с позванивающими колокольчиками, поднялся, сполоснул под краном свою чашку и сунул ее ненадолго в сушилку. - Мне нужно идти.

Она не ответила. Зажужжал зуммер системы оповещения, она вытащила лист бумаги, прочла и бросила ему на стойку.

- Ну конечно, это опять о тебе. Ты стал посмешищем.

Он быстро просмотрел. Там говорилось, что Временщик пытается обнаружить его местонахождение. Ему было все равно, ему надо было идти, чтобы опять опоздать. Подойдя к двери и нащупывая ручку выхода, он резко обернулся к ней.

- Знаешь, ты тоже чересчур увлекаешься патетикой!

Аллис закатила красивые глазки:

- Ох, посмешище!

Арлекин выскочил наружу и хлопнул дверью, но она вздохнула, мягко притворилась и закрылась. Потом раздался осторожный стук, Аллис вскочила и, сдерживая учащенное дыхание, открыла дверь снова. Там стоял он.

- Я приду к половине одиннадцатого, ладно?

Она изобразила печальную мину.

- Ну зачем ты мне это говоришь? Зачем? Ты же знаешь, что опоздаешь! Ты знаешь это! Ты всегда опаздываешь, ну зачем ты говоришь мне эту чушь?

Она закрыла дверь. Арлекин кивнул самому себе с другой стороны. Она права, права как всегда. Я опоздаю, я всегда опаздываю. И что я, в самом деле, говорю ей эту чушь? Он вздохнул и пошел, чтобы опоздать еще раз.

Он выпустил в воздух ракеты оповестительного фейерверка, в котором известил, что собирается присутствовать на 115-м ежегодном форуме Международной ассоциации медиков и прибудет туда ровно к 20-00.

Слова горели высоко в городском небе, и власти предприняли все необходимое, чтобы захватить его. Само собой, они предположили, что он опоздает, как обычно. Но он явился на двадцать минут раньше обещанного, как раз тогда, когда они заканчивали установку автоматических сетей наподобие паучьих, с тем чтобы поймать и задержать его. Дунув в большой охотничий рог, он настолько перепугал и вывел их из себя, что их собственные ловушки, обработанные специальным клейким составом, сработали, сети закрылись, и они, трепыхаясь и повизгивая, оказались подвешенными под самым потолком конференц-зала. Арлекин хохотал от души и обильно извинялся. Врачи, сбившись поначалу в тесные группки, вовсю заливалисо смехом, принимая расточаемые с поклонами и ужимками извинения Арлекина. Все искренне веселились, считая, что Арлекин обычный штатный клоун в нелепых штанах; все радовались жизни, за исключением официальных лиц, специально посланных ведомством Временщика, кои, предчувствуя расплату, подвывали под потолком амфитеатра, являя собой препохабное зрелище...

А в другой части того же города, где занимался своими проделками Арлекин, произошло событие, не связанное, собственно говоря, с описываемым здесь, не считая того, что оно демонстрирует значение и всемогущество Временщика. Человек по имени Маршалл Делаханти получил из ведомства Временщика извещение о том, что его выключают. Его жена приняла официально выглядящий конверт из рук курьера в серой униформе с традиционным "ликом скорби", заученно распластанным по физиономии. Что это, она знала, не распечатывая конверта. В те дни такие весточки узнавались всеми мгновенно. Со спертым дыханием, держа конверт, словно одежду прокаженного, она взмолилась, чтобы это было не ей. Пусть это будет Марш, думалось ей, или кто-нибудь из детей, но только не я, прошу тебя, Боже, только не я. И она вскрыла конверт, и это было Маршу, и она одновременно ужаснулась и почувствовала облегчение. Кто-то, идущий рядом в цепи, принял пулю. "Маршалл, - завизжала она, - Маршалл!! Это конец! Маршалл! О, Боже мой, Маршалл, что же делать, что делать, Маршалл обогтымоймаршалл...", - и вся ночь в их доме была пропитана страхом и звуками рвущейся бумаги, и смрад психоза поднимался к дымоходу, и ничего, ну совсем ничего уже нельзя было поделать.

Маршалл Делаханти попробовал бежать. И рано утречком, когда подошло время выключения, он был глубоко в лесу, в двухстах милях от дома, а в оффисе Временщика стерли его кардиоплату, и Маршалл Делаханти опрокинулся на бегу, сердце остановилось, и кровь замедлила свое движение к мозгу и застыла, и он умер. Вот и все. Один индикатор погас в его бывшем секторе в конторе Хранителя Времени. Извещение о том, что ячейка свободна, введено в соответствующий банк данных, а имя Жоржетты Делаханти было внесено в списки нуждающихся в пособии, пока она снова не выйдет замуж. Вот и все с этой сноской, она для этого и приводилась. (Вы уж не смейтесь, так как та же процедура ждет и Арлекина, если Временщик дознается-таки об его истинном имени. Это не так забавно, уверяю вас).

Торговый уровень города заполнился выряженными по расписанию четверга покупателями. Женщины в канареечно-желтых хитонах и мужчины в псевдотирольском облачении из искусственной кожи зеленовато-желтого оттенка, облегающем фигуру, и брюках-галифе.

Арлекин появился на громадной, все еще строящейся раковине рационального Торгового центра, поднес свою дудку к растянутым в глупой ухмылке нарисованным губам, и все остановились, тыкали в небо пальцами и глазели, а он поливал их сверху бранью.

- Ну почему вы позволяете им командовать собой? Почему позволяете торопить и дергать себя, суетитесь, как муравьи или личинки? Не спешите! Расслабьтесь немного! Наслаждайтесь ветром, солнечным светом! Пусть жизнь несет вас своим плавным течением! Не будьте рабами времени. До смерти еще чертовски далеко, потихоньку, не спеша... долой Временщика!

Что за придурок, подумало большинство покупателей. И кто, хотел бы я знать, этот чудак... ох, ах, я же опоздаю, нужно бежать...

Строительная бригада Торгового центра получила приказ из ведомства Хранителя Времени срочно принять все меры к задержанию опаснейшего преступника Арлекина, находящегося на незавершенной конструкции. Посоветовавшись, бригада ответила отказом, мотивируя его тем, что они выбьются из графика монтажных работ. Но Временщик потянул за нужные нити правительственной паутины, и уже из их ведомства рабочим было приказано остановить работы и схватить этого недоумка с дудкой на верхнем ярусе строения. И тогда дюжина дюжих строителей взобралась на свои монтажные платформы, включила антигравитарные устройства и стала подниматься к Арлекину. После непродолжительной схватки наголову разгромленная группа захвата, в которой, несмотря на заботу Арлекина о собственной безопасности, никто серьезно не пострадал, отошла на исходные рубежи, чтобы перестроить и сплотить ряды и выработать тактику нового наступления, но было уже поздно. Он испарился. Тем не менее это собрало огромнейшую толпу, и закупочный цикл оказался отброшенным на часы, просто на часы. А так как стали отставать закупочные возможности системы, то были приняты срочные меры по ускорению цикла в оставшееся время дня,, но он все равно свернулся гармошкой, а потом рванул вперед, и они продали слишком много плавающих клапанов, но явно недостаточно тесемок, что означало, что рацион потребления выведен из равновесия, а для магазинов это означало нехватку скоропортящегося продукта Трах-Бах-0, и пришлось срочно организовывать доставку десятков контейнеров в те торговые точки, куда раньше отправляли лишь один по трех- и четырехчасовому циклу. Графики поставок были сорваны. Транспоставки отменялись, и в конце концов это почувствовала на себе даже аэроскейтная отрасль.

"Не вздумайте возвращаться, пока он не будет у вас в руках!" - сказал Временщик, сказал опасно-тихо, проникновенно.

Они использовали собак. Брали пробы. Пробовали метод исчисления кардиоплат. Использовали стукачей. Подкуп. Метод радиоактивной маркировки. Они использовали унижение. Оскорбление. Пытали. Сажали подсадных уток. Задействовали полицию. Использовали систему розыска и поимки. Рассылали угрозы. Запугивали. Пробовали систему улучшенных побудительных стимулов. Использовали частных сыщиков. Психопатию. Обман. Вероломство. Привлекли Раола Митгонга, но он что-то не особо помог. Использовали прикладную физику. Дактилоскопию. Психотропные средства. Криминалистику.

И взяли его наконец, черт возьми.

Имя его было Эверетт С. Марм, и не стоило бы пачкать об него руки, да только он был человек без всякого чувства времени.

- Покайся, Арлекин!-сказал Временщик.

- Заткнись, скотина! - ответил Арлекин, презрительно усмехнувшись.

- Ты опоздал на целых 63 года 5 месяцев, 3 недели, 2 дня, 12 часов, 41 минуту, 59,36111 секунды. Ты уже использовал все, что тебе отпущено, и даже более того. Я собираюсь выключить тебя.

- Тоже мне испугал. Уж лучше умереть, чем жить на одном свете с таким чудовищем, как ты.

- Это моя работа.

- В этом ты весь и есть. Ты тиран, сатрап. И у тебя нет права управлять людьми и убивать их, если они слегка подзадержались.

- Ты не можешь приспособиться. Ты не подходишь системе.

- Вот развяжи меня, и мой кулак как раз подойдет к твоей пасти.

- Ты антиконформист.

- Что-то я не слышал, чтобы это было уголовно наказуемо.

- Уже наказуемо. Нужно жить в согласии с миром вокруг тебя.

- Я ненавижу его. Этот ужасный мир.

- Далеко не все так думают. Большинству людей нравится порядок.

- Ни мне, ни большинству людей, которых я знал, не нравится.

- Ну, это не совсем так. Как, ты думаешь, мы схватили тебя?

- Не интересуюсь.

- Одна девушка - милашка Аллис - сказала нам, где тебя искать.

- Это ложь!

- Да нет, это правда. Ты выводил ее из себя. Она хотела надежности, стабильности, хотела постоянства. А тебя я сейчас просто выключу.

- Так делай же это, хватит трепаться!

- Да нет, я тебя, пожалуй, не выключу.

- Идиот несчастный!

- Покайся, Арлекин, - сказал Временщик.

- Заткнись, скотина!

Его отправили в Ковентри. Они хорошо поработали над ним в Ковентри. Это было как раз то, что они сделали с Уинстоном Смитом в книге "1984". Никто из них, конечно, не читал этой книги, но техника-то издавна известна, вот они сделали то же самое с Эвереттом С. Мармом, и как-то, спустя некоторое время, Арлекин появился на экранах сети коммуникаций, проказливый, с сияющими глазами и с ямочками на щеках, и было совсем непохоже, что ему промывали мозги. И он сказал, что был не прав и что это здорово, ну просто здорово быть причастным, принадлежать и поспевать всюду вовремя, и-эх, с ветерком... И все видели его на общественных экранах, покрывающих целые стены домов во всех районах города, и говорили себе: "Ну вот видишь, совсем он оказался и не придурок, и уж если система такова, как она есть, то пусть ее и дальше так, ну что тебе хорошего будет, если начнешь выступать или бороться с властями, а то и, как тут было, с Временщиком". Итак, Эверетт С. Марм был уничтожен, и это было потерей.

Но вы не сможете приготовить омлет, не разбив яиц, и в любой революции погибают люди, которые, казалось бы, и ни при чем, но они обречены на это заранее, так уж оно всегда бывает. Но если что-то изменилось хоть на малую толику, значит, игра стоит свеч. Ну, или вот вам для доходчивости:

- Э-э, простите меня, сэр, я э-э, я не знаю... э-э, как сказать... э-э вам, но вы опоздали на три минуты, и график... э-э... немножко сдвинулся.

-Да? Хм, странно, - пробормотал Временщик из-под своей маски. - Проверьте ваши часы.

А затем, мурлыкая себе под нос:

мр-р, мр-р, мр-р, вошел в свой кабинет.