/ Language: Русский / Genre:sf

Планеты под расправу

Харлан Эллисон


Эллисон Харлан

Планеты под расправу

ХАРЛАН ЭЛЛИСОН

ПЛАНЕТЫ ПОД РАСПРАВУ

Обеими руками сжимая усеянную самоцветами рукоять каменного кинжала, его преосвященство мистер Пуск, верховный жрец АО "Единственный Истинный Храм Господа", медленно вознес жертвенное оружие к небу - а потом направил вниз, параллельно своему нагому размалеванному телу. Когда покрытое бурыми пятнами лезвие оказалось у лба, а расставленные локти обозначили боковые вершины ромба, жрец заголосил священную литанию. Через висящий у него на шее микрофон звук разнесся по всему громадному стадиону.

Но даже несмотря на мощные динамики, калека, что пристроился на дешевых местах по другую сторону многоярусной чаши, с трудом разбирал слова. Еще бы. Рядом в проходе истошно вопил лоточник: "Ко-ола! Жареный араахис! Холодная ко-ола! Горячий жареный ара-ахис!" И священные распевы верховного жреца тонули в выкриках презренного коммерсанта.

Сгорбившись на своей каталке, безногий загорелый мужчина снова поднес к глазам бинокль и взглянул на жертвенный алтарь по ту сторону чаши, пытаясь сопоставить немногие расслышанные слова с безупречной артикуляцией верховного жреца.

Но вот литания закончилась, и толпа в религиозном экстазе заголосила в ответ. Безногий на каталке стремительно обвел биноклем всю чашу и снова устремил немигающие глаза на верховного жреца. А тот вдруг слегка выгнулся и мощно, твердо понес сияющий кинжал вниз, к алому кружку, которым обведено было сердце обнаженной девушки.

Когда кинжал по самую рукоять погрузился в нежное тело, толпа разом вскочила и с диким ревом принялась бросать в воздух жертвенные розы.

А калека на каталке кинул себе в рот последнюю горсть воздушной кукурузы и убрал бинокль в футляр. Толпа все заслонила - видны были только тянущиеся к небу тела.

А рев все нарастал, пока не превратился в какие-то сдавленные нечеловеческие завывания.

Подождав, когда бедлам чуть поутихнет, калека попросил двух ближайших фанатиков снять его каталку с сиденья. Те переставили его в проход - и безногий с трудом двинулся вверх, на выход. Потом вниз по пандусу. Позади тем временем заклали еще одну девственницу.

Энергично толкаясь пристегнутыми к ладоням деревянными брусками, калека выехал со стадиона и очутился у грузовой магистрали, что, будто ртуть, скользила по пригородному району.

Мимо по самой скоростной полосе проносились защищенные силовым полем от воров и качки ящики с товарами. Безногий же направился прямо к диспетчерской кабинке.

Вахтер, неопределенного возраста мужчина с шоколадным батончиком в зубах, даже не потрудился повернуть голову, пока калека мощными гребками взлетал по короткому металлическому пандусу. Но когда каталка подъехала к самой кабинке - дверца была открыта, обеспечивая вахтеру сомнительную свежесть влажного ветра с магистралей, - служитель все же поднял косой взгляд на безногого.

- Простите, - вежливо обратился к вахтеру калека, - можно вас попросить об одном одолжении?

Вахтер принялся увлеченно выковыривать из гнилых зубов кусочки жареного арахиса.

- Чего-чего?

Грубо, отрывисто.

- Видите ли... пассажирская скольземка мне не по средствам... так нельзя ли мне доехать до "Овала" на 147-й стрит на грузовой?..

Вахтер помотал головой.

- Нет.

- Но меня даже не придется законтачивать, - настаивал калека. - У моей каталки вакуумная рама. Никаких хлопот.

Служитель отвернулся.

- Был бы крайне признателен, - нажимал калека.

Вахтер снова повернулся к безногому. Поджал губы и прищурился.

- Инструкции, бомж. Сам знаешь. И говорить нечего. Отваливай.

Загорелое лицо калеки вытянулось, на щеках заиграли желваки. Постепенно гнев распространился и на ноздри, которые затрепетали, как у животного.

- Хреново же ты с бомжами, - рявкнул он. - А знаешь, гад, как меня укоротило? Тоже работал на скользухе. Там обе ноги и оставил. А теперь, как сволочь, упрашиваю такого же работягу. И что в ответ? Отваливай! Падло, ведь я только и попросил - пустить на грузовой до "Овала"! Что, до хрена попросил?

Вахтер был явно огорошен. И устыдился.

- Ладно, бомж, извини.

Калека не ответил. Снова пристегнув к ладоням деревянные бруски, он покатил прочь. Тогда вахтер встал с кресла, которое тут же с негромким шипением восстановило свою форму. Потом догнал каталку и загородил путь.

- Погоди, бомж. Мне правда очень жаль. Знаешь... эти инструкции... по рукам вяжут. Погоди, черт возьми. Сейчас поставлю тебя на полосу. Сейчас, минутку.

Калека небрежно кивнул, словно только теперь получил положенное ему по праву.

Вахтер открыл пропускную калитку и пошел впереди каталки. Воспользовавшись лифтом, они опустились ниже уровня механизмов. Потом миновали скоростную и среднюю полосы скольземки и поднялись через грузовой шлюз между средней и медленной. Там вахтер опустился на колени и приготовился втолкнуть каталку на самую медленную полосу.

- Спасибо, - улыбнулся ему калека.

Вахтер махнул рукой - ладно, мол. И затолкал каталку на трассу. Когда калека заскользил вдаль, служитель поднялся с колен и крикнул ему вслед:

- Эй, бомж! Извини!

Одолев по скольземке миль тридцать, калека переменил дорожки куда проворнее, чем мог бы ожидать вахтер. Потом прокатил с четверть мили на средней дорожке и сдвинулся дальше. На самую скоростную магистраль, где жучки жреческой полиции уже ничего не ловили в отчаянном вое и скрежете механизмов. Приложив руку к правому предплечью, где был зашит передатчик, калека принялся диктовать рапорт:

- Порядок. Данные окончательные. Вводите прямо в машину. Предварительные оценки, похоже, подтвердились. Седьмая ступень в технологии, а социально - в лучшем случае четвертая. Сильные путы мифологии и религии. По-моему, большие возможности для тактики "незваного гостя". Даже наверняка. Обставьте вторжение как-нибудь по-религиозному. Пойдет, к примеру, падение солнечного божества или второе пришествие местного пророка. Возникнет временная паника, и первое проникновение пройдет с минимальными потерями. Прежде чем давать кодированную установку, скажу еще о том, что закодировать не удалось. Тут творится страшное варварство. На поверку - просто стадо животных. Это может стать болевой точкой. Закодируйте, что получится, и пусть экстраполятор допишет остальное. Пусть отряд Арнака будет наготове. Можно еще передать Фолгеру, что пригодится среднее вооружение на его крейсерах. Тяжелое, пожалуй, здесь ни к чему. Еще у меня тут длинный список особых средств для конкретных заданий, с которым придется повозиться Норду. Теперь все. Буду ждать сигнала о готовности машины...

Следующие три мили по грузовой магистрали он проехал молча.

Наконец раздался резкий гудок. Калека снова повернул голову к правому предплечью и принялся ровным голосом диктовать:

-...нашему счислению пять ноль девять дробь тринадцать ноль

К тому времени, как передача закончилась, калека давно уже миновал 147-ю стрит. Слова его направлялись в космос по линии столь же прямой, что и его мысль. Там, в космосе, передачу ловили радарные спутники. Кудрявили, загибали, усиливали - и направляли дальше.

Принималась и обрабатывалась передача уже в другой звездной системе.

А там, на грузовой магистрали, безногий калека вдруг вытащил ноги из каталки, встал и быстро переоделся.

Снова сменив быструю полосу на медленную, он уже оказался неотесанной деревенщиной, что лениво тащится домой с рыбалки.

Лжерыболов бесследно исчез в злачных местечках пригорода. До вторжения и покорения планеты оставалось двенадцать суток.

II

Местные жители называли планету Риф. Название восходило ко времени первого общеземного взрыва, когда эмигранты, сытые до смерти космическими скитаниями, обосновались на этой светлой планете у бело-голубой звезды. На Рифе, где они создали свое общество. На Рифе, который вот-вот должен был подвергнуться вторжению.

Первым делом туда сбросили манту. Эта манта посеяла ветры отчуждения, что принялись отталкивать людей друг от друга. Мужья стали бросать жен, а матери - детей. Все население Рифа разбилось на крошечные сообщества из одной трепещущей души каждое. А потом вниз полетели огненные шары - и суеверный страх окончательно завладел всеми.

Потом настал черед фолгеровских крейсеров. Средние орудия стерли в порошок военные объекты и станции снабжения, грузовые порты и единственный космический центр. Легковесы наносили точечные удары по всей планете, обрубая линии связи, выводя из строя телевидение и квадрадио, приступая к поиску и уничтожению любых возможных отрядов организованного сопротивления (все ориентиры были указаны безногим калекой - передовым разведчиком по имени Джард). Затем выдвинулись платформы с живой силой, и десантники Арнака распустили свою паутину, ожидая только команды, чтобы ринуться вниз. В утреннем небе громадные черные платформы чуть покачивались на ветру, а тончайшие паутинки тянулись вниз, будто чувствительные усики какого-то гигантского морского чудовища.

Десантники ждали.

Тем временем в семьдесят Предварительно установленных точек были сброшены умоломные станции. Сбросив при ударе о землю свои защитные корпуса, станции прошли сквозь кору планеты и связались в единую цепь по выработке доминирующих мыслеобразов. Начисто подавляющая нормальную мозговую деятельность трансляция началась.

С переменной интенсивностью умы обитателей покоренной планеты омывали волны отчаянья, стыда, трусости, уныния, ужаса, паранойи, отвращения, усталости, голода, желания вернуться обратно в материнское чрево, понимания, что никакого выхода нет... Потом весь цикл повторили заново.

Наконец высадились десантники.

Расчетное время вторжения было 5/25/09/1300.

А сигнал "Контроль над планетой" на флагмане "Буря" Джард получил в 5/27/09/0644. На атаку, ее развитие и окончательное покорение планеты Риф ушел сорок один час сорок четыре минуты. Риф стал сто семьдесят четвертой планетой, завоеванной Джардом для своих клиентов.

На капитанском мостике "Бури" закругленный корпус усеивали две сотни высокосовершенных двусторонних экранов, где четко фиксировались все фазы операции захвата.

За этими экранами и наблюдал Джард. Наконец он повернулся к чужаку с головой кальмара и негромко сказал:

- Плати.

Рам, абсолютный повелитель тридцати миллионов кальмаро-гуманоидов, обитавших на темной планете под тем же солнцем, что и Риф, - существ, что различали множество видов кромешной тьмы, - повернулся к загорелому мужчине. Единственный глаз твари быстро-быстро заморгал.

Грудные щупальца завертелись и затряслись.

- Потрясающая работа, Джард, - прокрутило сигнальное щупальце.

- Плати, - повторил человек.

- Работа не закончена, - вывернул Рам.

- Ты слышал сигнал контроля. За тобой вторая половина платы. Не тяни время, Рам.

Главный кальмароид выдал извилистое указание своему стоявшему у спусковой шахты спутнику. Офицер Рама всплеском щупалец изобразил салют и шагнул в колодец.

- Сейчас он принесет контейнеры.

- Спасибо, Рам. - И Джард снова обратил взгляд на экраны.

Рам долго и пристально разглядывал человека, потом подошел ближе. Кальмароид на целую голову возвышался над невысоким Джард ом. Голосовой аппарат чужака почти целиком состоял из вибрирующих мембран, и он едва мог воспроизводить человеческую речь. Но из-за желания считать себя космополитом Рам постоянно пытался это делать. Получалась чудовищная пародия. Он отважился:

- Тттсы нссстъящщщ зземляннн? Ккккаккк онннниии?

Джард не сводил глаз со 113-го экрана, на котором десантники разделяли мужчин и женщин, а потом накрывали каждую небольшую группку силовым полем.

- Да. Я землянин. Настоящий.

Тон не предполагал продолжения разговора. Будь Рам землянином, он бы сразу понял. А так задал новый вопрос:

- Зззмля ннна ссшштто пппоххжжжааа?

Джард медленно повернулся к кальмароиду.

Он не сводил с Рама тяжелого взгляда до тех пор, пока щупальца чужака не начали судорожно подергиваться. Не дождавшись ответа, Рам вскоре отошел, накручивая за спиной у Джарда:

- Хам! Наемник! Несносный полип!

Тут из шахты появился офицер, за которым тащились еще два кальмароида с металлическими контейнерами. Контейнеры были аккуратно поставлены к ногам Рама. Когда чужак оторвал от них огромный глаз, выяснилось, что Джард уже стоит рядом.

- Открывай, - сказал суровый астронавт.

Рам вкрутил своему офицеру.

Тот переадресовал приказ двум кальмароидным солдатам и передал одному из них дешифратор. Инструмент снял силовое поле, и пневматические контейнеры с тихим шипением раскрылись.

Джард осмотрел содержимое обоих ящиков.

- Спасибо, Рам, - сказал он затем.

- Весь Металл за целый год производства, - медленно, вкрадчиво заколебал чужак. Щупальца волновались, будто водоросли в волнах теплого океана - Этим Металлом можно тысячелетие освещать планету. Можно снарядить миллион звездолетов на край бесконечности. Можно купить целый мир.

- Вот ты и купил себе Риф, - заметил Джард.

- Эта половина... и та половина... Продукция моей планеты за два года работы. Самый ценный наш экспорт. Что ты со всем этим будешь делать?

Джард холодно взглянул на клиента. В воздухе повисла напряженная тишина. Наконец Рам отвернулся.

Потом Джард взял дешифратор и набрал на нем новую комбинацию. Даже не глядя на Металл, он аккуратно закрыл контейнеры. Крышки плавно опустились на пневматических штырях.

- Почему не проверяешь? Вдруг я тебя надул? - заворошился Рам. Уточняющее щупальце внесло в вопросы долю юмора.

Джард натянул на лицо ледяную улыбку.

- Нет, Рам. Ты меня не обманул. Ты хочешь снова меня нанять. Хочешь заполучить Сигму-П.

Кальмароидный офицер в ужасе всколыхнулся. Рам легким качком приказал ему молчать. Потом чужак шагнул к Джарду.

- Да. Да. Правда.

Но Джард снова повернулся к экранам. И указал клиенту на 50-й.

- Смотри, Рам. Рифу приходит конец.

Дневное небо Рифа на экране уже пожелтело. Высоко в небе багровым пятном висело солнце- И из этого багрового пятна летел к земле избранный Рамом Правитель. Гуманоидное тело увенчивалось сонмом щупалец и головой кальмара. Единственный громадный глаз отливал яркой зеленью. Сбросили Правителя из звездолета кальмароидов, летящего под надежным прикрытием атакующего клина боевой эскадры Джарда.

Правитель спускался, чтобы принять от наемников Джарда власть над покоренной планетой. Плоть кальмара светилась черно-красными тонами радости.

Тут Джард почувствовал на плече щупальца Рама.

Наемный покоритель планет обернулся. Рам настойчиво заплел:

- Теперь у меня две планеты в этой системе. Сигма-11 - на очереди. А за ней - Гола, Картес, Вале и Кальпурника. Мой народ будет владеть всей системой. Наша система - в самом центре пересечения торговых путей. Половина всей прибыли - тебе- Согласен? Согласен, Джард?

Одетый в безрукавку наемник энергично потер ладонью мощный бицепс правой руки. Слов Рама он будто и не расслышал. Лицо неподвижно застыло.

- Я знаю - для других ты такое проделывал, - настойчиво заколебал Рам. - Я собрал полный отчет о твоей работе. Потому к тебе и обратился. Я знаю, что ты выполнял несколько заданий клиентов в одной и той же системе. Мне нужны остальные пять планет, чтобы усилить свои позиции в галактике. Риф отвоюют обратно, если только не...

Джард ответил ровно и твердо, давая понять, что слово его окончательно:

- Нет.

- Но почему?

Тогда Джард просто отвернулся и пошел к экранам.

Рам несколько мгновений смотрел ему в спину, а потом торопливо заковылял вслед и резко выбросил щупальца.

Те крепко обвили весь торс наемника. Развернув человека к себе, кальмароид зашипел:

- Ззссделлаешшш дллляаа мменнняаа... ззссделлаешшш...

Движения Джарда были едва уловимы. Обеими руками схватив толстые веревки щупалец, наемник стремительно нырнул вниз и вывернулся из тесных объятий. Подсел, как-то по-особенному сжался - а потом оторвал кальмароид а от пола и швырнул его прочь. Неожиданный, искусный маневр. Огорошенный Рам полетел к переборке. Поначалу его руки, ноги и щупальца сплелись в одну узловатую массу, но в полете кальмароид успел втянуть тело в голову и спружинить удар щупальцами. Прилепившись к переборке, Рам снова выпустил тело наружу - и как ни в чем не бывало оказался на ногах.

Указывая на выход, Джард закончил беседу:

- Я согласился выполнить для тебя одно задание. Одно, Рам. И не больше. Работу я сделал. Ты за нее заплатил. Контракт завершен. А теперь иди и властвуй над своей покоренной провинцией.

Рам не выказал ни малейшего гнева. Быстро прошел к спусковой шахте и исчез в колодце. Остальные кальмароиды еще какое-то время не двигались, словно ожидая команды землянина. А тот молчал.

Наконец офицер колыхнул своим солдатам, и все последовали за Рамом.

Вскоре Джард увидел, как от "Бури" отделяется челночный корабль Рама и его спутников. С каменным лицом наемник по экранам 71-75 следил за отлетом кальмароидов.

Но много позже, когда десантники Арнака покинули планету, а новоиспеченный Правитель ввел туда свои силы, на лице Джарда уже отражалась буря эмоций. Горящими глазами землянин смотрел на зверское истребление своих сородичей под надежными ловушками силовых экранов.

В считанные часы было убито три четверти обитателей Рифа. А оставшиеся миллионы уже сгонялись в трудовые лагеря.

Джард ввел в курскомп обратный маршрут и отправился восвояси.

Экраны он гасить не стал. Всю дорогу там крутилось пространство и непространство, мелькали звезды и крутящиеся шутихи галактик.

Джард погрузился во мрак одиночества.

Контейнеры с Металлом так и остались на капитанском мостике.

Никого Джард за ними не позвал. Всю дорогу - от места его последнего задания до возвратной базы - землянин тупо смотрел в пустоту.

А внизу, в трюме, все его люди почему-то старательно избегали смотреть друг другу в глаза. Безоговорочно преданные хозяину, сердцем они все же порой не могли примириться с некоторыми его заданиями.

Была ночь.

Тут, впрочем, всегда была ночь.

И редко бывало в этой ночи что-нибудь, кроме глухого безмолвия.

Ill

Голая, словно испещренная оспинами, на экране все вырастала громада луны Джарда. Это место почему-то казалось ему домом не больше, чем возвратная база. Джард тупо наблюдал за луной - за двумя сотнями ее образов на двухстах экранах. Потом через силу закрыл глаза.

Когда корабль приблизился к мертвому барьеру, что незримой стеной отделял луну Джарда от остальной вселенной - там, на мрачном краю пустоты, - землянин набрал кодированный сигнал прохода.

Часть опаленной оболочки луны отъехала в сторону - и "Буря" проникла внутрь. Пропустив флагман, луна снова сомкнулась. Большая часть подвижного состава уже встала на якорь. Покинув корабль, Джард вошел в спусковую шахту на выходе из ангара и опустился к городскому уровню.

Ядро луны Джарда в свое время удалили. В центр поместили машину. Вокруг нового ядра - машины - вырос город Джарда. Неприступная крепость.

Джард направился прямо в свой замок. Там сорвал с себя одежду, искупался и полежал под массажным аппаратом. А потом проспал двадцать шесть часов.

Проснувшись, Джард сразу заказал завтрак, хотя в городе еще была искусственная ночь. Со всех сторон - сверху, снизу, с боков - слышался смутный гул довольной машины. Она думала. Джард присел на краешек стула и проглотил завтрак.

Потом выключил аэротонику своей постели, еще раз выкупался и спустился вниз посмотреть, что ему оставили на меморикордах. Шесть пунктов - и все неотложные:

1) прибывшая два месяца назад с официальными претензиями делегация Галактического Братства;

2) клиент с Кима. Заявка: покорить планету-океан ВахЛахлис в той же солнечной системе;

3) клиент от Клана Семи. Заявка: покорить три оставшиеся планеты в Ряду Десяти, которые не желают присоединяться к Клану;

4) бывший клиент, Рагиш с Темаля, требует возвращения части оплаты по причине едва не удавшейся реставрации (оплата - чудо-лекарство И-Каппа);

5) клиент с Беньяна-IV. Заявка: покорить планету Хайн в соседней галактике, где правят женщины;

6) представитель покоренной планеты Э-Элакс. Заявка: вновь передать планету смещенному правительству.

Джард установил очередность: 4-6-3-2-1-5. Меморикорд заверил, что все заявки были внимательно изучены и допущены к рассмотрению. Гостей надлежащим образом расквартировали до возвращения Джарда с задания на Рифе.

Джард сидел в кабинете своего замка среди массивной дубовой мебели, несколькими годами раньше перевезенной с Земли. Сидел молча. Курил и вспоминал Риф.

Бойня вышла страшная. Даже хуже, чем он ожидал. Но не страшнее, чем предсказала машина. Учтя натуру Рифа и подоплеку вторжения, машина выдала результат с точностью до десятых долей процента. Она никогда не ошибалась.

Джард вспоминал ту пору, когда только начинал разворачивать свой проект вторжений и завоеваний. Первое малозначительное задание, выполненное с использованием древней, едва ли не полузабытой техники партизанской войны, принесло капитал достаточный для начала работ по созданию машины. Деньги дали возможность нанять необходимый штат научных сотрудников. Первый, несовершенный прототип машины позволил Джарду выполнить второй заказ. А уже после того завоевания появились и войска, и первая база. Организация постоянно расширялась, а ее репутация распространялась все дальше и дальше по созвездиям. Десять лет назад Джард начал возиться с ядром луны единственной планеты под темным солнцем. Теперь неприступного и недосягаемого Джарда ежегодно разыскивали сотни клиентов. Некоторых он удостаивал приема, но подавляющему большинству отказывал. А из всех принятых заказы очень немногих загружались в машину. И из этих немногих лишь единицам посчастливилось стать клиентами покорителя планет.

Но когда сделка свершалась, Джард выполнял свои обязанности точно и до конца. Сто семьдесят четыре планеты переменили властителей благодаря губительным талантам Джарда, его армии и его машины.

Город разросся. Машина занималась самоусовершенствованием и постоянно добавляла к своей громаде новые узлы. Оборудование Джарда было самым передовым, а техника - наиболее действенной. Захват по найму. Джард, покоритель миров. Поначалу плату составляли неимоверные суммы в галактических фондах. Но с годами Джард все меньше и меньше нуждался в деньгах.

Один заказ мог принести ему солидный запас фантастически целебного лекарства, другой - рудный планетоид во владение, третий - назначение важного правительственного чиновника. Выбор клиента и способа оплаты казался совершенно произвольным. Вокруг имени Джарда уже ходили легенды. Имени, для кого-то страшного, а для кого-то и ненавистного.

Тут Джард услышал в приемной шаги. Поднял взгляд - и на верху короткой лесенки увидел вошедшего в отделанную дубом гостиную Денну Гилла.

- С возвращением, - поздоровался чужак.

И стал спускаться по лесенке. Пуховый шар его тела на трех длинных страусиных ногах запрыгал вверх-вниз. "Лицо" чужака было отдаленно гуманоидное, но манерами Гилл скорее напоминал разумную птицу.

- Вид у тебя не очень.

Джард развалился в громадном кресле. Потом оттолкнул от себя пульт меморикорда. Пульт тут же покатился на свое место. Стенная панель сдвинулась, пропустила машину и скользнула обратно. Гостиная снова стала напоминать комнату девятнадцатого века.

- Устал немного.

- Как прошло?

- Да в общем ничего.

- Я так понимаю, машина не ошиблась?

- Рам провернул все с точностью до десятой.

Гилл принялся складывать свои ноги, пока голова его не оказалась на одном уровне с головой Джарда.

- Значит, ты ожидал.

- Ожидал. Но разве так легче? Разве мне это должно нравиться?

- Нет. Не должно.

Какое-то время два друга сидели молча. Потом Джард, решив сменить тему, шумно вздохнул и спросил:

- Слушай, а эта делегация от Братства... Кто в ней?

- Беккер с Земли, Штиглиц с девятой Альфы Центавра, еще этот молодой... как его... Мозье, Морисси...

- Мозье. Француз, по-моему. Тот, что из Крабовидной туманности?

- Он самый.

- Кто еще?

- Как обычно. Представители напуганных планет.

- Но ты, кажется, особо не встревожен?

- Уже вводил данные в машину.

- И что?

- А-а, - пренебрежительно качнул головой Гилл, -шушера.

- Смотрю, дождались гостей с Беньяна-IV.

- Еще бы. Три года на них наезжали. Но когда ты приобрел Куперу тот кусок пирога, им пришлось задергаться. Первоклассный маневр!

- Только не напоминай о цене.

- А что цена? Они здесь - вот тебе и цена. Как думаешь, получится?

- Им нужен Хайн. Они должны его получить. Думаю, клюнут. А что машина?

- Экстраполяции пока нет.

Джард встал.

- Ну что, приступим к клоунаде?

Землянин и его компаньон прошли к потайной панели в стене гостиной. Оттуда по узкому коридору к монорельсовому пути, что исчезал во мгле туннеля, прорубленного сквозь мертвое сердце луны. В небольшой кабинке Джард пробежал руками по блестящей пластине - и монорельсовый аппарат рванулся вперед. Поездка заняла лишь семьдесят секунд и закончилась в камере с низким потолком, где негромко шипела спусковая шахта.

Джард с Гиллом вошли в колодец и вскоре оказались перед вакуумным шлюзом у приемного зала. Когда прошли шлюз, Джард завернул инерционную панель. И вот они уже в зале.

И вновь перед ними сонмы и сонмы их собственных отражений, купающиеся в серебристом свете огромного бриллианта, которым, собственно, и был весь приемный зал.

В ситуации, когда любой посланник или потенциальный клиент мог на самом деле быть подослан какой-нибудь из завоеванных планет, чтобы избавить вселенную от наемного покорителя миров, Джард постарался как можно более осложнить задачу орудиям мщения.

Платой за покорение Изопии оказалась беспрецедентная доставка на луну Джарда алмаза двухсот метров в диаметре. Камня с идопийских Прозрачных Гор, специально выбранного геологами. Как убить человека, когда перед тобой сотни миллионов возможностей?

Джард с Гиллом уселись за пульты для переговоров, и Гилл дал указание впустить первого клиента.

Рагиш с Темаля и его свита вошли с другого конца зала через панель, схожую с той, которой воспользовались Гилл и Джард. Гости стояли далеко, но их отражения скакали и разливались по всему залу.

Три минуты ушло у Джарда на внятные объяснения, почему даже частичный возврат платы за заказанное Рагишем завоевание совершенно исключен. Землянин особо подчеркнул, что в случае неспособности властителя удержать завоеванное фирма ответственности не несет. Рагиш со свитой удалились.

Одна минута потребовалась, чтобы отвергнуть заказ э-элакского правительства в изгнании.

Одна минута - и тот же ответ Клану Семи. Правда, с лучиком надежды: загляните года через четыре.

Одна минута, чтобы обезвредить делегацию с Кима. Лжеклиенту каким-то образом удалось провести людей Джарда. Довольно хитроумное покушение. Впрочем, все трое чужаков были обращены в пар прежде, чем успели достать из-под своих затейливых парчовых одежд мини-ракеты типа "ищи-найди-убей".

Потом вошли делегаты от Галактического Братства в опрятных костюмчиках.

Впереди держался Беккер, их председатель. Крупный мужчина с роскошной седой бородой. Всем своим видом Беккер так и наводил на мысли о разуме, благости, честности. О Деде Морозе.

Джард достаточно хорошо знал этого человека. И ни капли ему не доверял.

Хотя гости и стояли в дальнем конце зала, встроенные в стену динамики ясно доносили до Джарда их голоса.

- Добрый вечер, - поздоровался Беккер.

- Насколько я понял, мистер Беккер, вы намерены изложить жалобу, негромко отозвался Джард. Пренебрежение правилами хорошего тона явно поразило Беккера.

- М-да... ну что ж, за этим мы и пришли.

- Тогда давайте к делу.

Беккер взял у стоявшего позади юноши - вероятно, Мозье из Крабовидной туманности - несколько папок с документами. Потом, не сознавая истинных размеров зала, протянул их одному из отражений Джарда. Жест получился крайне нелепый, и Беккер тут же отдернул руку.

- Здесь все в подробностях.

- Короче, мистер Беккер. У меня мало времени.

- Ваша практика завоеваний должна быть прекращена. Во имя мира и гармонии мы объединились в Галактическое Братство. И поставили себе целью объединить всю обитаемую вселенную. С тех пор как человек покинул Землю, повсюду царят войны и беспорядки...

- Спасибо, мистер Беккер. Я знаю историю. Быть может, даже лучше вашего. В конце концов, я даже сам к ней порядком руку приложил.

- Вас погубит самонадеянность!

- А вас - лицемерие.

Беккер даже не смог выговорить ответа.

- Бросьте, мистер Беккер. Давайте начистоту. Скажу для начала, что за последние два года ко мне обращались девять просителей с планет, объединяемых вашим Братством. Впрочем, декларируемые вами мирные призывы вполне похвальны. Пусть они могут и не совпадать с моими коммерческими интересами, как разумный человек, я всячески их одобряю. Если вы на деле добьетесь того, чего желаете на словах, я просто лишусь работы. Это, конечно, грустно. Но идея, повторяю, весьма достойная. Все несчастье, однако, в том, что вы, мистер Беккер, - мошенник. А ваше Галактическое Братство - скопище проходимцев. Название еще ничего не значит. Галактическое Братство. Объединенные Миры. Планетарный Союз. Видел я, как они приходят и уходят. Если нажать, любой из подписчиков вашего пакта обратится против вас и станет на мою сторону. Им только дай надежду на лакомый кусочек. Кстати, не последний из таких кусочков Земля, к которой все мы. по идее должны питать глубокую инстинктивную привязанность. Но ваш глиняный шарик, Беккер, ничем не лучше любого другого. Между прочим, ко мне тут являлись зондировать почву и с Земли. Насчет девятой планеты Альфы Центавра. Мистер Штиглиц, вы, кажется, тоже здесь?..

Длинный и тощий обитатель Девятки выступил вперед.

Его багровая физиономия гневно подергивалась.

- Можете поинтересоваться у мистера Беккера. Последний разведчик прилетал от самого президента Шпака. Действуют они через Нейтральный Швейцарский Союз на первой планете Проксимы.

Мгновенно разразился бурный обмен репликами между Беккером и Штиглицем. Джард предложил делегации покинуть зал.

А напоследок предупредил, что любая попытка нападения на луну Джарда будет встречена с тем же энтузиазмом, какой он проявляет при выполнении всех своих заказов.

Когда бриллиант опустел, землянин устало откинулся на спинку кресла. Гилл внимательно за ним наблюдал.

- Может, перерывчик?

Джард покачал головой.

- Нет. Давай к сути.

Впущенная в зал делегация с Беньяна-IV огласила свою заявку. Джард выслушал и прямо через пульт запустил в машину дополнительные сведения. В ответ, как он и рассчитывал, пришло подтверждение

- Я принимаю заказ.

- А какова цена? - поинтересовался клиент.

- Самая высокая, разумеется, - ответил Джард.

IV

Не то чтобы Хайн был планетой амазонок. Даже нельзя было сказать, что женщин там больше. Просто еще не сколько столетий назад там убедились, что женщины правят лучше мужчин. Таким образом, правительство Хайна в подавляющем большинстве состояло из женщин. Так же - путем сочетания всенародного голосования и компьютерного расчета - главой планеты избиралась "владычица". Ныне планетой правила владычица Ирина - отчасти президент, отчасти королева, отчасти спикер парламента. Женщина до мозга костей.

О присутствии на Хайне Джарда ей стало известно лишь через три месяца после его прибытия.

Лазутчика обложили в Кошачьем парке, в самом центре Иерусалима, столицы Хайна.

Смешанный женско-мужской отряд сотрудников разведки окружил парк и принялся продвигаться к центру- Джард изображал из себя комика ночного клуба - смешного толстяка с пушистым колечком белых волос на сияющей лысине. Маскировка легко сдулась и слезла. Передним разведчикам Джард уже предстал в черном как ночь обтягивающем комбинезоне. Преследователей сковывал приказ взять его живым. Джард стремительно вскарабкался на ближайшее дерево, откуда тут же с дикими воплями ринулись на землю хайнезские кошки. Потом лихо запрыгал с дерево на дерево - а разведчики в кромешной тьме тщетно пытались разгадать, куда он направляется.

Дальше в ход пошли прожектора и огнеметы. Нужное направление было все же угадано. Спалив чуть не полпарка, преследователи обложили Джарда на одном из деревьев с пуховой верхушкой, направили на него все-все прожектора - и тут он испарился.

Высоко-высоко на фоне ночного неба возникла яркая голубая точечка. Немного померцала и исчезла.

Джард снова появился на левом берегу реки Ганг, что делила Иерусалим на две части. Лицо наемника закрывала маска акваланга, а на поясе появился ремень с солидным боекомплектом.

Взглянув на показания прибора у себя на запястье, Джард нырнул в реку. Он плыл глубоко в ее мутных водах, и даже специальные световые очки мало что позволяли увидеть.

Уже у самого дна один из сотрудников охраны владычицы увидел на экране фигуру незваного гостя и бросился ему наперерез. Джард встретил атаку раздвижным трезубцем. Стальные шипы легко проткнули грудь стража - и тот, вяло поворачиваясь, исчез в темноте.

Потом Джард без труда отыскал переходной шлюз и с такой же легкостью его взорвал. Откачав входную камеру, он снял пояс с боезапасом и раскурочил внутренний проход. В зале царила мертвая тишина. Джард снова сверился с наручным прибором и двинулся вправо вдоль холодной металлической стены. Внезапно стена скользнула в сторону - и он оказался в центре управления, с пола до потолка облепленном циферблатами и индикаторами сетей. У пульта, спиной к незваному гостю, стояла женщина.

- Эта штука моей машине не ровня, - заметил Джард. Женщина резко обернулась и уронила на пол связку тонких металлических полосок, нанизанных на кольцо.

- Вы обронили фазеры.

В жизни женщина оказалась еще красивее, чем на виденных Джард ом фотографиях. Красивее, но не прелестнее. Красивее той красотой, что не передается никакими изображениями. В юности лицо это было прелестно, однако по мере взросления прелесть вступила в борьбу с растущей мудростью, со становящимся характером. Простая, незатейливая прелесть пропала. Но женщина стала красивее.

- Кто вы такой... как вам удалось?..

- Тот же источник, что доложил вам о моем пребывании на Хайне, сообщил мне, как найти центр управления. - Джард тут же добавил: - Я всегда считал шпионаж обоюдоострым оружием. Рубит и так и сяк. В общем, беда с ним.

Владычица быстро потянулась к кнопке, Джард успел схватить ее за руку, но она, ловко пользуясь преимуществом в рычаге, рванула его дальше по ходу. Не сумев устоять, Джард с грохотом ударился о стену.

А женщина снова потянулась к кнопке.

Тут он выстрелил. Луч зашипел как змея, сметая кнопку, цепь сигнализации и еще полстены.

Владычицу взрывом швырнуло в сторону. Ударившись шеей о край стола, она закатила глаза и сползла на пол.

Джард неторопливо поднялся и подошел к ней.

Всего лишь без сознания.

Тогда он одел пленнице кислородную маску, взвалил ее на плечи и вынес из центра управления. Плывя вверх по реке, Джард никак не мог понять, дышит она еще или нет. И только после того как он развернул их, провел по лучу и снова свернул в наблюдательном центре "Бури", можно было позвать врача и убедиться, что с владычицей все в порядке.

Они уже трое суток летели от Хайна к луне, когда женщина очнулась от наркоза.

Огляделась, мгновенно поняла, где она, - и попыталась улизнуть. Пришлось Джарду снова ввести ей седатив. Скверно, если Ирине, владычице Хайна, придется погибнуть в бесцветной и безвоздушной пустоте непространства.

Гилл уже ждал. Выглядел он встревоженным. Будучи мекслой, тревогу он, конечно же, выражал иначе, чем человек, но Джард прекрасно знал всю мимику своего друга. Гилл был встревожен.

- А вдруг она не согласится?

- Я и не жду, что она согласится.

Гилл присел на своих страусиных ногах - и снова приподнялся.

- Тогда каким чертом...

- Нет, не умоломка. И не наркотики. Я должен сделать так, чтобы она сама согласилась.

- Так каким же чертом...

- Ты сам сказал: если пока ничего не светит, двигай дальше, а я пока этим займусь.

- Да, Джард... но, черт возьми, что, если... если... Гилл даже подумать не смел. Опасная, жуткая мысль.

Джард нежно коснулся друга.

- Гилл, мы уже далеко зашли. И если что-то делаем не так, если сбудутся все твои "если"... если где-то мы, сами того не ведая, допустили ошибку... мы навсегда останемся теми, кем нас кличут. А если все верно... тогда все будет хорошо.

Гилл как бы махнул рукой.

- Ладно. Ты сейчас к машине?

Джард кивнул.

- Она загружена?

Гилл проводил друга до спусковой шахты.

- По самую крышку.

Джард снова нежно потрепал его пух.

- Ничего, старина. - А потом добавил: - Обратной дороги нет.

Джард опустился по колодцу к центру луны - до самых силовых шлюзов, что отделяли людей от машины.

Замки здесь отпирались единственным дешифратором, чей импульс был согласован с волновыми параметрами мозга Джарда.

Огромная дверь открылась, и Джард вошел внутрь.

Вошел, чтобы поговорить с машиной. Много лет прошло с той поры, как он последний раз приходил сюда за советом.

И вот она вздымалась перед ним в самом сердце луны.

Джард стоял перед созданным по его замыслу электронным мозгом, что помогал ему покорять миры.

- Привет, Джард, - поздоровалась машина.

- Давненько не виделись, - отозвался Джард. Подойдя к своему персональному формозаполняющему креслу, он сел туда - и вдруг, неожиданно для себя, совершенно расслабился. Разговаривать с машиной было все равно что разговаривать с Гиллом - в свое время машина избрала для себя голосовые стандарты маленького птипепода. Нежная теплота гилловских интонаций буквально обволокла Джарда - хотя это и был холодноватый и ровный голос машины.

- Ну как, привез владычицу?

- Да, привез. А ты уверена, что это так необходимо для успеха операции?

- Разве я хоть раз ошиблась?

Джард усмехнулся.

- Если ошибешься, я уже об этом не узнаю.

Машина негромко застрекотала - словно в раздумьи.

- Не думаешь ли ты сейчас, мой создатель, что, быть может, отдал машине слишком большую власть?

- Ха! Негоже машине дразнить своего создателя.

- Извини. Я просто спросила.

- Тогда - нет. Не думаю, что отдал тебе слишком большую власть. Скорее, боюсь, что ты сожжешь себе какую-нибудь схемку и свихнешься- Тогда мы кончим тем, что окажемся в рабах у роботов.

- У меня нет ни малейшего желания помыкать людьми. Я вполне удовлетворена.

Пусть врет, подумал Джард. Впрочем, врать машина не умела. И напускать туман тоже. Зато она могла программировать себя на особый вид правды.

- Тебя тревожит операция на Хайне, - уловила машина Джардовы затруднения.

- Просто на сей раз ты мало что мне сказала.

- Есть причины. Ты, Джард, поставил передо мной только одну задачу. И я сосредоточена на выполнении этой задачи. До сих пор мы проходили только первую фазу программы. А теперь входим во вторую, куда более трудную. И обнаружилось только одно слабое звено.

- Что же это за звено?

Машина не торопилась с ответом.

- Ты.

Джард удивленно раскрыл глаза. Многое вдруг для него прояснилось. И в голове заметался беспорядочный циклон мыслей.

Наконец он спросил:

- Значит, нам нужна владычица Ирина?

На сей раз машина ответила быстро:

- Да. Она нам нужна. Она нужна тебе. Люди, Джард, порой становятся подобны своим машинам. А потом обвиняют машины в том, что они их, дескать, дегуманизировали. Уже пятнадцать лет мы с тобой работаем над программой. Еще семь лет до моего появления ты работал над ней в одиночку. Двадцать два года, Джард, - большая часть жизни любого человека. А твоей жизни особенно. Ибо задача, которую ты перед собой поставил, неотвратимо ведет тебя к смерти. Ты стал слишком похож на меня. Да, нам нужна владычица.

Они проговорили еще не один час

Наконец Джард поднялся обратно в город, где его встретил Гилл. Джард был совсем измотан. Он лишь успел улыбнуться другу и прошептать:

- Отведи меня домой, Гилл. Нужно отдохнуть.

А потом осел на землю. Мексла повез Джарда через туннели в замок. Там отстегнул от сиденья кабины и уложил в аэротонную постель - на умиротворяющие токи теплого воздуха.

Потом чужак тоже отправился домой.

Но уснуть ему не удалось.

После расчета всей операции машина только это им и сообщила. "Похитить владычицу Ирину". Тогда Джард рискнул жизнью и сделал, что требовалось. Потом спустился вниз и долго разговаривал с машиной. Но ему, Гиллу, ничего не сказал.

На следующий день машина все-таки представила подробный план захвата планеты. Однако единственная роль в этом плане владычицы Ирины заключалась в том, чтобы она была на борту "Бури" и наблюдала за всеми фазами операции.

Гилл тревожился, нервничал. Все шло как-то не так.

Все определенно шло как-то не так.

А теперь, когда у них на глазах разворачивались финальные стадии очистки планеты, когда рядом хихикал как безумный клиент с Беньяна-IV, Гилл, то и дело проверяя путы силового поля на владычице, откровенно жалел, что они вообще в это ввязались.

За всю операцию Ирина не произнесла ни слова. На полный захват вполне хватило суток - Хайн был крайне уязвим. И вот прямо на глазах у владычицы планету буквально уничтожали.

Джард не обращал внимания на женщину. Сидя перед двумя сотнями экранов, он внимательно наблюдал за побоищем. Ирина так ничего и не сказала - ни когда небосвод над Иерусалимом побагровел, ни когда город совсем исчез с лица земли. Она молчала, когда бомбардировщики аккуратно обрабатывали нефтеперегонные заводы и когда гора, где располагался главный арсенал, была превращена в кратер с оплавленными стенками. А когда раздался сигнал "Контроль над планетой", владычица молча закрыла глаза и откинулась на спинку кресла.

Клиент с Беньяна-IV - длинный и тощий, с шишковатыми суставами и острым, как письмооткрыватель, носом, с зелеными щелками глаз - повернулся к Джарду. Тот сказал:

- Все, Семнадцатый. Дело сделано.

- Здорово, вот здорово! - отозвался чужак, радостно щелкая суставами. На протяжении операции он то и дело издавал истерические смешки. Джард всей душой презирал клиента.

- Впрочем, еще одно маленькое дельце, - добавил Семнадцатый, доставая бритвенный диск и поворачиваясь к скованной силовыми путами владычице. Прощай, моя Ирина.

Занося руку для броска, он трижды громко щелкнул суставами. Ирина холодно смотрела на врага. Ни малейшего испуга.

- Нет!

Слово прозвучало еще пронзительнее, чем треск шишковатых суставов. Семнадцатый в несколько приемов повернул длинную голову. Джард пристально на него смотрел. Тонкая, как провод, рука с диском так и не опустилась.

- Нет. Я сказал.

Семнадцатый издал очередной придурочный смешок.

- Ты что, наемник? Это же владычица Ирина! Она единственная, кто может возглавить контрнаступление. Значит, она должна умереть. Немедленно! - И голова

стала поворачиваться обратно.

- Я еще не получил плату, Семнадцатый.

- В свое время, наемник.

- Нет. Сейчас.

- Сначала я доведу дело до конца.

- Постой, Семнадцатый. Иначе я вынужден буду тебя убить.

Клиент с Беньяна-IV торопливо защелкал суставами и увидел в руке Джарда оружие.

- Что это значит?

- Я хочу, чтобы ты заплатил. Прямо сейчас.

Семнадцатый пытался одновременно следить и за Джардом, и за Гиллом. А пушистый чужак медленно к нему приближался. Семнадцатый чувствовал, что его припирают к стенке, но не мог понять почему.

- Но ведь ты так и не сказал, какова плата.

Джард кивнул на женщину.

- Нет!

Слово прозвучало столь же резко и безапелляционно, что и минуту назад у Джарда.

Тогда землянин приблизился к клиенту и встал так, чтобы луч не повредил ценное оборудование за спиной Семнадцатого.

- Она моя. Такова плата. Убей ее - и я отзову свои войска. Через трое суток мы будем на Беньяне-IV, И проделаем там то же, что и здесь.

Семнадцатый опустил диск.

- Ладно. Она твоя

- Спасибо, Семнадцатый, - любезно поблагодарил Джард. - А теперь можешь принимать власть над планетой.

Клиент с Беньяна-IV вышел - и через несколько минут на экранах стало видно, как от "Бури" отделяется очередной челночный корабль. Тогда Джард обратился к Гиллу:

- Передай подтверждение. Пусть забирают.

Гилл поднялся и вышел, чтобы передать Хайн эскадре с Беньяна-IV, ожидающей вне радиуса обнаружения с покоренной планеты.

Ирина смотрела, как вражеские корабли входят в атмосферу. А потом опустила глаза.

Когда она снова их подняла, Джард смотрел на нее в упор.

- Лучше бы ты позволил меня убить, - ровным голосом проговорила женщина. - Не видать тебе покоя, пока я жива.

Джард убрал оружие.

- Поговори с моим другом, - попросил он.

И отвернулся.

На луне Джарда, как только были сняты путы силового поля, она попыталась его убить. Без лишней кутерьмы

Гиллу удалось впрыснуть ей в голову смирительный спрей.

Очнулась Ирина в формозаполняющем кресле перед машиной Джарда.

Потом машина доказала ей, что Джард заплатил за свои завоевания плату куда более высокую, чем любой из его клиентов. Доказала, открывая при этом те каналы ее сознания, что всегда были заблокированы средой, привязанностями и возрастом.

Тогда-то Ирина и узнала, кто такой Джард и чем он на самом деле занимается...

- Идея была благородна и совершенно бессмысленна, - говорила машина. Но лишь в самом начале - до моего создания. Потом появилась слабая надежда. Tenлилась все эти двадцать два года. Теперь же это возможность. Возможность мира и порядка во всей ведомой вселенной. Возможность связи планет на основе общей морали и взаимного уважения. Все планеты мы покоряли так, чтобы обеспечить клиентам Джарда владение ими - но владение не вечное. В свое время - именно благодаря способу захвата и расставленным нами в основной программе акцентам - все части встанут на место. Все захватчики падут - причем так, что новые миры будут связаны взаимным доверием. Создастся огромный галактический механизм. Не какое-нибудь претенциозное Братство или Союз, а всеобъемлющая гуманистическая структура, которая станет служить каждому индивидууму как отдельной личности и каждому миру как единому организму

Бывшая владычица слушала все это и сознавала, что машина говорит правду, ибо разум ее сделался наконец открыт правде.

- Джард одинок, - продолжала машина. - И знает, что всю работу должен выполнить в одиночку. Ибо иначе эту работу просто не выполнить. А если он допустит ошибку или погибнет, не завершив задуманного, имя Джарда останется в памяти миллионов миров как имя величайшего разбойника за всю историю вселенной. Так что с некоторых пор на меня легла дополнительная задача сохранять рассудок, достоинство и жизнь Джарда - с тем чтобы могла быть выполнена главная цель. Каждая плата, которую он брал, была лишь средством для претворения в жизнь основной программы. Даже ты. Ты - в особенности.

Ирина встала.

Машине оставалось добавить только одно:

- Причем не просто как его подруга, если решишь остаться. А с тем, чтобы узнать все, что знает Джард, и при необходимости его заменить. А если будет время, родить Джарду детей, которые продолжат его дело. Тайна эта должна храниться в молчании. Знает ее только чужак Гилл - а он Джарду помочь не способен.

Ирина вышла из зала, поднялась наверх, где ее встретил пушистый мексла.

- Останешься? - спросил он.

- Останусь, - ответила женщина и замялась, словно не решаясь продолжить. - Но не сейчас, - наконец сказала она. - В другой раз. Когда пойму, что должна остаться.

И Гилл отвел ее к Джарду. Оставил ее смотреть, как Джард ворочается в своих беспокойных и страшных снах гибели и отчаянья. Ирина смотрела на него и думала, что не любит его и, скорее всего, никогда не полюбит. Она даже не испытывала к нему симпатии - ибо не могла симпатизировать человеку, продемонстрировавшему ей все те сцены на двух сотнях экранов. И все-таки она желала остаться. Даже задавая себе тот вопрос, что не смогла задать Гиллу:

"Почему этому богу должна сопутствовать удача там, где столько славных богов уже сломали себе хребет?".

Но из черных пустот космоса ответа не было. Миллионы миров безмолвно ждали своей участи. То ли стать частями общей вселенной, то ли вечно клясть имена тех, что ради выгоды отдавали планеты под расправу.