Харлан Эллисон

Мэгги ГлазкиДенежки


ХАРЛАН ЭЛЛИСОН

МЭГГИ ГЛАЗКИ-ДЕНЕЖКИ

С безликой восьмеркой и дамой на руках, с открытой четверкой у банкомета Костнер решил предоставить дело конторе. Встал. Хозяин кинул себе. Шестерка.

Банкомет сильно смахивал на одного персонажа из фильма Джорджа Рафта тридцать пятого года: сверкающие как алмазы ледяные глаза, наманикюренные пальцы - длиннее, чем у нейрохирурга, над бледным лбом прилизанные черные волосы. Парень не глядя отшелушивал карты от колоды. Тройка. Еще тройка. Мухлеж. Пятерка. Мухлеж. Двадцать ойно - и прямо на глазах у Костнера его последние тридцать долларов - шесть пятидолларовых фишек, составленные на краешке карт, - присоединились к другим таким же столбикам у банкомета. Все, голяк. Приплыли. Без гроша в ЛасВегасе, штат Невада. В Игралище Западного Мира.

Соскользнув с удобного табурета, Костнер показал карточному столику спину. Игра шла своим чередом - и будто волны сомкнулись над утопленником.

Вот он был - а вот его нет. И никто ничего не заметил. Никто не видел, как оборвалась последняя спасительная ниточка. Теперь у Костнера появился выбор: то ли стопом добраться до Лос-Анджелеса и попытаться начать что-нибудь похожее на новую жизнь... то ли выпустить себе мозги через затылок.

Ни то ни другое особенно не грело.

Поглубже засунув руки в карманы заношенных брюк, Костнер не спеша направился вдоль ряда игральных автоматов, что трещали и лязгали по другую сторону прохода меж карточных столиков.

И вдруг остановился. В кармане что-то было. А рядом, с головой погруженная в свое занятие, мадам лет пятидесяти в сиреневых "капри", матроске и на высоких каблуках обрабатывала два автомата сразу - пока один крутился, заряжала другой и дергала рукоятку. В левой руке мадам держала котелок, где у нее хранился неиссякаемый, судя по всему, запас четвертаков. Во всем облике женщины было что-то сюрреалистичное. Работала она почти как автомат - без всякого "выражения на лице, с пристальными немигающими глазами. Только раз отвела взгляд - когда гонг возвестил о том, что какому-то счастливчику достался выигрыш. И в этот самый миг Костнер вдруг понял, отчего в Вегасе столько дури, грязи и смерти - и почему столько злобы и мерзости таит в себе легализованная игра, все эти хитро расставленные капканы, доступные любому среднему гражданину.

Лицо женщины посерело от ненависти, зависти, страсти и бесконечной преданности игре - в то мгновение вечности, когда она услышала, как другая одурманенная душа удостоилась своего жалкого выигрыша. Выигрыша, который только убаюкает игрока словечками вроде "пофартило" или "поймал игру". Приманка, а не выигрыш - блестящая разноцветная блёсенка в море, где рыщут голодные стаи рыб.

А это "что-то" в кармане у Костнера оказалось серебряным долларом.

Он вытащил монетку и стал разглядывать.

Почему-то показалось, что орел ухмыляется.

Тут Костнер резко остановился - в каком-то полушаге от границы города по имени "Облом". Кое-что еще есть за душой. То, что бывалые игроки называют "край", "зацепка", "верная фошка". Один бакс. Большой серебряный доллар. Вдруг отыскавшийся в кармане далеко не столь глубоком, как тот ад, куда Костнер уже готов был низвергнуться.

"Чем черт не шутит", - подумал он и вернулся к ряду автоматов.

Раньше Костнер думал, что все долларовые машины уже поснимали. Монетный Двор объявил сокращение выпуска металлических денег. Но вот, пожалуйста - бок о бок с бандитами на гривенники и четвертаки один долларовый автомат. Главный выигрыш - две тысячи. Костиер глупо ухмыльнулся. Пропадать, так с музыкой.

Сунув серебряный доллар в отверстие, он ухватил тяжелую, от души смазанную рукоятку. Блестящее алюминиевое литье, штампованная сталь. Черный пластиковый шар - как раз по ладони. Удобный угол рукоятки - дергай хоть круглые сутки.

Ровным счетом ни на что не рассчитывая, Костнер потянул за рычаг.

Родилась она в Таксоне. Мать - чистокровная чероки, а отец - проезжий. Мать работала в забегаловке на сто янке грузовиков, а отец заскочил на кухню за свеженьким бифштексом, и так далее. Мать только-только пережила нервный кризис - никудышные оргазмы, и так далее. Заскочила в постель. И так далее. Девять месяцев спустя на свет появилась Маргарет Энни Джесси красна лицом, черна волосом и обречена на бедность. А двадцать три года спустя, окончательно сформированная мистера ми Проктером и Гэмблом, журналом Вог, а также ин тимной связью с черной работой, Маргарет Энни Джесси сделалась сокращением, Мэгги.

Длинные ножки - стройные и ловкие; бедра чуть широковаты. - ровно настолько, чтобы возбудить у мужчин навязчивое желание их потрогать; плоский натренированный живот; осиная талия, к которой любой наряд хорош что широкая юбка, что танцевальные слаксы; никаких грудей - одни соски, но никаких грудей, как у дорогой шлюхи (по мнению 0Хары), - и никакой набивки... плюнь ты на буфера, детка, есть дела поважнее; точеная, горделивая, работы Микеланджело, шея - и лицо, лицо...

Выдвинутый вперед подбородок - быть может, чуть более воинственный, чем нужно, - да только и у тебя, детка, был бы такой, отшей ты столько же любителей пощупать; узкие губки, будто налитые медом, которые так приятно целовать, - вызывающие, капризные, готовые ко всему; правильной формы нос, что отбрасывает правильную же тень, - тут подходят эпитеты "орлиный, "римский, классический и тому подобное; скулы решительные, бросающиеся в глаза так же, как бросается в глаза клочок суши после девятилетнего скитания в открытом океане; скулы, туго обтянутые плотью, а под ними узкими полосками притаилась тьма; скулы, столь же поразительные, как и все лицо в целом; незатейливые раскосые глаза, наследство матери-чероки, - глаза, в ко торые смотришь будто в замочную скважину; бесстыжие на самом деле глаза типа -"можешь, если захочешь".

Светлые теперь уже волосы - целый ворох волос вьющиеся, распущенные, приглаженные, льющиеся плавной волной в старом стиле под мальчика-пажа - в том стиле, что всегда привлекает мужчин; никаких плотных шапочек будто из засаленного пластика; никаких до смерти надоевших Анапурн, возведенных изощренными парикмахерами; никаких словно проглаженных утюгом дискотечных причесок фасона лысый череп номер 3". Волосы, которые нравятся мужчинам, так приятно погрузить в них руку, погладить шею и притянуть поближе это лицо, это лицо...

Женщина что надо, безотказный механизм, тонкая и надежная аппаратура для имитации нежности и влечения.

Двадцать три года плюс дьявольская решимость не прозябать в той юдоли нищеты, что всю жизнь звала чистилищем ее мать, угасшая от чахотки в последнем трейлере где-то в Аризоне, - слава Богу, больше не просит немножко денег малютка Мэгги за стойкой в лос-анджелесском кабаке со стриптизом. (Какое-то утешение все же есть, ибо мамуля ушла туда, куда уходят все добропорядочные жертвы чахотки. Ищущие да обрящут.)

Мэгги.

Игра природы. Разрез глаз от мамы-чероки, а цвет от безымянного папочки-поляка, шустрого обормота, - голубой, как сама невинность.

Голубоглазая Мэгги, крашеная блондинка - ну и ножки, ну и мордашка пятьдесят баксов за ночь и порядок - а умеет так, будто и вправду кончает.

Невинная голубоглазая Мэгги - невинность ирландки, ножки француженки. Полячка. Чероки. Ирландка. Женщина с ног до головы. - и идет на продажу за квартирку, снятую на месяц, восемьдесят баксов на пропитание, отработанный за два месяца мустанг, да еще три визита к. специалисту с Беверли-Хиллс по поводу одышки после бурной ночи.

Мэгги, Мэгги, Мэгги, сущая прелесть Мэгги ГлазкиДенежки, что сбежала из Таксона от трейлеров, ревма тизма, чахотки и отчаянного выживания - от жизни, что целиком состояла из безумия во всех его обличьях вплоть до дерущей по коже строгости. И если требуется валяться на спине и рычать, будто голодная пантера в пустыне, то надо это делать, ибо ничто, ничто не может быть хуже нищеты - хуже грязного заношенного белья и чесотки, хуже истертых ног и вшивых косматых волос - хуже вечного безденежья. Ничто!

Мэгги. Шлюха. Блядъ. Кидала. Прошмандовка. Если есть бабки, то есть и ритм, и звуковое сопровождение, и Мэгги-Мэгги-Мэгги.

Та, что дает. За то, что дадут.

Теперь Мэгги шаталась с Нунцио. С Сицилийцем. А у Нунцио: темные глаза, бумажник крокодиловой кожи с потайными кармашками для кредитных карточек. Нунцио мот, болельщик, азартный игрок. Закатились они в Вегас.

Мэгги и Сицилиец. Голубые глаза и потайные кармашки. Но главное голубые глаза.

Барабаны за тремя длинными стеклянными окошками закрутились и расплылись - Костнер следил за ними, понимая, что у него нет ни шанса. Главный приз - две тысячи долларов. Жужжат и крутятся, крутятся и жужжат. Три колокольчика или два колокольчика и полоска с надписью "приз" дают восемнадцать баксов; три сливы или две и "приз" - четырнадцать; три апельсина или два и...

Десять, пять, два бакса за единственный пучок вишен в первом положении. Хоть что-нибудь... пропадаю... хоть что-нибудь...

Жужжание..

Крутятся и крутятся-

Тут-то и произошло нечто, не предусмотренное в инструкции у распорядителя.

Барабаны захлопали и резко остановились - раз-раз-раз - и все на месте.

На Костнера уставились три полоски. Но там не было надписи "приз". С трех полосок смотрели три голубых глаза. Очень голубых, очень нетерпеливых, очень призовых.

В лоток выдачи с треском высыпались двадцать серебряных долларов. А на индикаторе выигрышей в кабинке кассира казино замигала яркая оранжевая лампочка. Где-то наверху зазвенел гонг.

Администратор отдела игральных автоматов коротко кивнул распорядителю, и тот, поджав губы, направился к потрепанному типу, который все еще стоял, судорожно держась за рукоятку.

Символический выигрыш - двадцать серебряных долларов - лежали нетронутыми в лотке выдачи. Остальную часть - тысячу девятьсот восемьдесят долларов - должен был выплатить кассир казино. А Костнер стоял как столб, пока на него в упор глядели три голубых глаза.

Потом было мгновение какой-то идиотской растерянности, и Костнер в свою очередь таращился на эти глаза, мгновение, в течение которого механизмы игрального автомата фиксировали происшедшее в своих внутренностях, а гонг продолжал бешено трезвонить.

По всему казино отеля люди отвлекались от своих игр и поворачивали головы в сторону Костнера. За рулеточными cтолами игроки из Детройта и Кливленда - сплошь белые - оторвали водянистые глаза от тарахтящего шарика и ненадолго взглянули на потрепанного типа перед игральным автоматом. Оттуда было не разобрать, что за выигрыш, и рулеточники снова обратили слезящиеся глаза в клубы сигарного дыма - на крошечный шарик.

Лихие ребята за карточными столиками мигом обернулись, крутанувшись на сиденьях, и заулыбались. По темпераменту они были ближе к "автоматчикам", но в то же время твердо знали, что игральные автоматы хороши только для увеселения старых дев, а настоящие игроки должны неустанно пробиваться к своему очередному двадцать-одному.

И пожилой банкомет, уже не способный с прежней скоростью орудовать за карточным столиком и потому отправленный благодарной администрацией пастись у входа в казино, под Колесом Фортуны, - даже он прервал свое обращенное в пустоту механическое бормотание ("Ищщо аддин щасливччик нна Каллесе Фарррттуны!") и глянул на Костнера - туда, откуда несся отчаянный трезвон гонга. А в следующий миг, так и не найдя желающих, он уже провозгласил нового несуществующего победителя.

Костнер слышал звон словно бы издалека. Весь кавардак должен был означать, что он выиграл две тысячи долларов. Но ведь это немыслимо. Вот таблица выигрышей спереди на корпусе. Да, три полоски с надписью "приз" дают именно главный выигрыш. Две тысячи долларов.

Но ведь тут-то нет надписи "приз". Да, три прямоугольные серые полоски, но в самом центре каждой голубой глаз.

Голубой глаз?

Тут где-то замкнулся контакт, и сквозь Костнера хлынул электрический ток - миллиарды вольт электри чества. Волосы у него встали дыбом, кончики пальцев побелели, глаза обратились в студень, а каждое волокно его мышц сделалось радиоактивным. Где-то не здесь, в каком-то совсем другом месте Костнер оказался неразрывно связан - с кем-то. С голубыми глазами?

Гонг больше не трезвонил в голове, непрерывный фоновый шум казино, стук жетонов, бормотание игроков, выкрики банкометов, объявляющих игру, все это исчезло, и Костнер вдруг погрузился в мертвую тишину.

Связанный с кем-то неведомо где - связанный через эти три голубых глаза.

А в следующее мгновение все вдруг прошло, и Костнер снова остался один - словно отпущенный чьей-то исполинской рукой. Дыхание перехватило, и он качнулся к автомату.

- Эй, приятель, ты чего?

Кто-то взял его под руку и помог обрести равновесие. Где-то наверху по-прежнему трещал гонг, а Костнер все никак не мог очухаться от пережитой встряски. Наконец, немного придя в себя, он понял, что перед ним стоит тот же коренастый распорядитель, что был на дежурстве, когда он, Костнер, проигрывался в очко.

- Да... порядок... голова малость закружилась.

- Похоже, ты оторвал главный приз, - ухмыльнулся распорядитель. Жесткая ухмылка - просто машинальное сокращение мышц, лишенное всякой теплоты.

- Да... вот здорово... - попытался улыбнуться в ответ Костнер. Но все еще трясся от пронизавшего и захлестнувшего его электрического разряда.

- А ну-ка проверим, - говорил тем временем распорядитель, неторопливо обходя Костнера и разглядывая переднюю панель игрального автомата. - Да, три призовые полоски, все верно. Ты выиграл.

Только тут до Костнера и дошло. Он взглянул на автомат и увидел...

Три полоски с надписью "приз". Никаких голубых глаз - а только слова, что означали деньги. Костнер с диким видом огляделся - с ума он, что ли, сходит? Невесть откуда, не из зала казино, до него донесся звонкий серебристый смех.

Он выгреб из лотка двадцать серебряных долларов.

Затем распорядитель опустил туда монету и сбросил выигрыш. Задушевно улыбаясь, он проводил Костнера в глубь казино, по дороге негромко и предельно вежливо с ним беседуя. У окошка кассы распорядитель кивнул утомленному на вид человечку, который, сидя за массивным бюро, проверял списки по оценке кредитоспособности.

- Вот, Барни, главный выигрыш на долларовом Боссе; номер автомата пять-ноль-ноль-один-пять. - Он ухмыльнулся Костнеру, а тот опять попытался ухмыльнуться в ответ. Не особенно получилось. Еще не пришел в себя.

Кассир проверил по книге выплат подлежащую выдаче сумму и перегнулся через прилавок, обращаясь к Костнеру:

- Чек или наличные, сэр?

Костнер снова почувствовал себя на плаву.

- А что, .чек казино надежен? - Все трое рассмеялись. - Можно чек, заключил Костнер. Кассир выписал чек, а машинка пробила там сумму: две тысячи.

- Двадцать серебряных - подарок казино, - заметил кассир, просовывая чек Костнеру.

Тот взял бумажку, осмотрел, понюхал - и все же никак не мог поверить. Два куска. Снова на коне.

На обратном пути через зал коренастый распорядитель любезным тоном спросил у Костнера:

- Ну, и что теперь собираешься делать?

Костнер ненадолго задумался. Никаких планов у него, в сущности, не было. Но затем его вдруг осенило:

- Хочу еще разок сыграть на том автомате.

Распорядитель снисходительно улыбнулся: вот уж прирожденный лопух. Всадит двадцать серебряных обратно в Босса, а потом возьмется за все остальное. Очко, рулетка, фараон, баккара... и через считанные часы вернет казино два куска. Дело знакомое.

Проводив Костнера до игрального автомата, распорядитель похлопал клиента по плечу:

- Удачи, приятель.

Стоило ему отвернуться, как Костнер уже бросил в автомат серебряный доллар и потянул рукоятку.

Распорядитель успел отойти лишь на пять шагов, когда у него за спиной раздалось непередаваемое тарахтение останавливающихся барабанов и стук высыпающихся в лоток выдачи двадцати серебряных долларов - а под потолком снова стал сходить с ума проклятый гонг.

Ну как же ей не знать, что этот сукин сын Нунцио вонючий извращенец. Разврат ходячий. Куча говна от уха до уха. Изверг в нейлоновом исподнем. В какие только игры Мэгги не приходилось играть - но то, чем теперь хотел заняться этот сицилийский де Сад, воняло откровенной блевотиной!

Она чуть в обморок не рухнула, когда он это предложил. Сердечко которое, кстати говоря, специалист с Беверли-Хиллс рекомендовал поберечь вовсю заколотилось. Свинья! - завопила Мэгги. - Вонючая развратная свинья! Ты ублюдок, Нунцио, ублюдок! Она выскочила из постели и принялась судорожно натягивать на себя одежду. Даже не потрудилась найти бюстгалтер - натянула невзрачный свитерок прямо на голую грудь, все еще красную от объятий и страстных укусов Нунцио.

Сицилиец сидел на кровати - тщедушный на вид мужичонка с седеющими висками и лысиной на макушке, - и на глаза ему наворачивались слезы. Да, он подонок, верно Мэгги его свиньей назвала - но перед ней он беспомощен. Любит он эту проститутку, эту блядь, которую сам же и содержит. Будь это какая-нибудь занюханная детройтская дешевка, он бы живо выбрался из постели и отделал ее от души. Но ведь это Мэгги - она же из него веревки вьет! Ну да, он предложил... чем бы еще заняться... а все потому, что она его так завела. Но Мэгги вдруг словно взбесилась. Хотя ничего такого он вроде и не предложил.

- Мэгги, радость моя, ну поговорим... Мэгги..,

- Ты грязная свинья, Нунцио! Дай мне денег! Я иду в казино и до завтра видеть твое поганое свинячье рыло не желаю! Усек?

Она обшарила его штаны и бумажник и забрала восемьсот шестнадцать долларов - а он только провожал ее глазами. Да, он был перед ней беспомощен. Он выкрал ее из того мира, который казался ему классным, - и теперь она могла вертеть им, как хотела.

Мэгги, игра природы, - Мэгги, голубоглазый кокетливый манекен, - сущая прелесть Мэгги Глазки-Денежки, наполовину чероки, наполовину черт те что, хорошенько вызубрила свои уроки. Из нее получился эталон -"классной шлюхи".

- До завтра тебя нет! Усек? - рявкнула она и в бешенстве отправилась вниз, в казино, - играть, вкушать азарт и ни о чем не думать.

Мужчины оборачивались ей вслед. Она всегда подавала себя с неким вызовом - как знаменосец на параде, как породистая сука на ринге. Небесное создание. Желанная подделка.

Никакой страсти к игре у Мэгги не было, совсем никакой. Просто нужно было найти некий выход для гнева от своей связи с вонючим сицилийцем, от нехватки дружеского тепла в жизни на самом краю, откуда и скатиться недолго, от бессмысленности пребывания здесь, в Лас-Вегасе, когда можно вернуться в Беверли-Хиллс. Она еще больше разъярилась при мысли, что Нунцио там, в номере, принимает очередной душ. Сама она купалась трижды на дню. Но он-то - совсем другое дело. Сицилиец знал, что Мэгги терпеть не может его запах; порой от него слегка несло псиной - она ему без конца пеняла.

Теперь он мылся постоянно - и ненавидел это занятие.

В ванной он был чужаком. Нунцио в жизни насмотрелся всякого разврата и ванные теперь казались ему куда похабнее самой грязи. Для Мэгги мытье было совсем иным. Необходимостью. Ей требовалось смывать с себя патину этого мира, требовалось оставаться чистой, гладкой и белой. Оставаться неким образцом, а не просто существом из плоти и крови. Тонким хромированным инструментом, не подверженным коррозии и тлению.

Когда ее касались - любой из них, все эти мужчины, все эти Нунцио, на ее гладкой белой коже оставались точечки проклятой ржавчины, паутинки, пятнышки сажи. Ей просто требовалось мыться. Чем чаще, тем лучше.

Мэгги в темпе прошагала меж столиков и игральных автоматов, держа в руке восемьсот шестнадцать долларов. Восемь сотенных банкнот и шестнадцать долларов по одному.

В разменной кабинке она поменяла шестнадцать купюр на серебро. Босс ждал. Ее любимый автомат. Мэгги частенько пользовалась им, чтобы позлить Сицилийца. Тот упрашивал ее играть по гривеннику, по четвертаку - а она всегда доводила его до белого каления, за десять минут всаживая сотню-другую долларов в большого Босса.

Мэгги встала лицом к лицу с машиной и сунула туда первый серебряный доллар. Потянула рукоятку - вот свинья этот Нунцио! Еще доллар, опять потянула - ну когда же это кончится? Барабаны крутились вращались вертелись и хлопали в расплывчатовидном металловое всё крутьвертькрутьверть - а Мэгги голубоглазая Мэгги ненавидела и злилась злилась и ненавидела и думала о ненависти и всех днях и ночах когда эта свинья и сзади и спереди - вот ей бы сейчас все деньги что в этом зале в этом казино в этом отеле в этом городе - вот бы сейчас в это самое мгновение в это мгновение чтобы прямо сейчас - то хватило бы и гудеть и жужжать и вращаться и крутьвертькрутьвертькрутьверть - уж тогда она стала бы свободна свободна свободна и ни одна свинья в мире уже никогда не коснулась бы ее белого тела - а потом вдруг пока долларэадолларомдолларомдолларом сноваисноваисноваисновакрутъвертькрутьвертькрутьверть и вжжжжжвжжжжжвжжжжжвжжжжж и хлестъхлестъхлестьхлестъ в оборотах вишенок и колокольчиков и полосок и слив и апельсинов боль боль боль ОСТРАЯ РЕЗКАЯ боль! боль! боль! В груди в сердце в самой середине игла скальпель жжение огненный столп - и всё чистая боль самая чистейшая из наичистейших а то и почище.Мэгги, сущая прелесть Мэгги Глазки-Денежки, что возжелала все деньги в долларовом Боссе, Мэгги, что бежала от убожества, чахотки и ревматизма, что прошла все тернии вплоть до трех ванн на дню и визитов к специалисту с Очень Дорогих Беверли-Хиллс, - вот с этой самой Мэгги вдруг случился приступ - трах-тарарах, коронаротромбоз! - и она замертво рухнула на пол казино. Жертва.

Вот она только что сжимала рукоятку автомата, стремясь всем существом, всей силой когда-либо испытанной ею ненависти ко всем свиньям, каждой молекулой каждой клетки каждой хромосомы стремясь забраться в машину, желая высосать из ее потрохов все серебро до последней пылинки, - а в следующий миг, почти неотличимый от предыдущего, сердце ее разорвалось, убило ее, она соскользнула на пол... так и не отрывая рук от Босса. На пол.

Мертвая.

Сраженная насмерть.

Лгунья. Вот и вся ложь, что была ее жизнью.

Мертвая на полу.

(Миг безвременья

вихрь хоровод огней по вселенной

из сахарной ваты

вниз в бездонную воронку будто козий рог завитую и ступенчатую

вздымающийся клобук рога изобилия гладкий и скользкий как брюхо червя

бесконечные ночи вызванивают эбеновыми погребальными колокольцами

выход из мглы

выход из невесомости

вдруг предельно полное осознание

память бежит вспять

невнятные приступы слепоты

неслышная сова безумия влетает в пещеру призм

песок все сыплется

валы вечности

край света где они разбиваются

все затопляет поднимающаяся пена

запахи ржавчины неровные зеленые уголки обжигают

память невнятные приступы ослепшей памяти

семь несущихся вакуумов пустоты

все желтеет

мелюзга в янтаре вытягивается удлиняется течет будто горячий воск

лихорадочный озноб

сверху запах остановки

вот привал перед адом или раем

это чистилище

поймана и обречена на одиночество в затянутой мглой неизвестности

беззвучные вопли беззвучное кружение кружение кружение

кружение кружение

кружение

кружение

кружение

кружжжжжжжжж)

Мэгги возжелала все серебро автомата. И умерла, стремясь оказаться внутри. Теперь, выглядывая оттуда, из той клетки, что стала ее личным чистилищем, Мэгги оказалась в ловушке - душа Мэгги была уловлена промасленным анодированным нутром долларового игрального автомата. Вот тюрьма ее последних желаний, где она так страстно мечтала очутиться - и где попалась в ловушку в последнее мгновение жизни между жизнью и смертью. Мэгги, душа Мэгги, оказалась на веки вечные заключена в душе автомата. Уловлена.

- Надеюсь, вы не будете возражать, если я позову механика, - доносился тем временем откуда-то издалека голос администратора зала игральных автоматов. Бархатный голос шестидесятилетнего мужчины, в чьих холодных глазах - ни искорки света. Администратор остановил коренастого распорядителя, который уже собрался было вернуться к Костнеру и сработавшему автомату, и соизволил подойти сам. - Надо, знаете ли, проверить, что с автоматом никто не схимичил. А то вдруг он забарахлил или мало ли там чего.

Он поднял левую руку, в которой оказалась трещотка вроде тех, что носят с собой дети в канун Дня всех святых. Потом, будто полоумный сверчок, защелкал - и по всему игровому залу началась суматоха.

Костнер едва отдавал себе отчет в происходящем. Вместо того чтобы окончательно очнуться, почувствовать приток адреналина в крови и отчаянную необходимость продолжать в том же духе - что всегда бывает с игроком, когда он поймал удачу за хвост, - Костнер оцепенел, участвуя в разворачивавшемся вокруг него действе не больше, чем стакан в пьяном кутеже алкоголика.

Из него словно вытравили все краски и звуки.

Тем временем к автомату уже подходил смиренно-утомленный на вид бесцветный мужчина в серой, как его волосы и кожа, спецовке, с потертым набором инструментов в руках. Механик осмотрел машину спереди, затем развернул вокруг своей оси и осмотрел сзади. Потом открыл ключом заднюю дверцу - и Костнеру ненадолго явились шестеренки, пружинки, якоря и циферблаты, что составляли сложный механизм. Наконец механик молча кивнул, прикрыл и запер дверцу, снова развернул автомат и осмотрел его спереди.

- Никто его не блеснил, - заключил он и побрел прочь.

Костнер вопросительно взглянул на администратора.

- В смысле не острожил, - пояснил тот. - Кое-кто, бывает, проталкивает туда кусочки пластика, проволочинки - тогда машина ломается- Никто, конечно, не думал, что здесь такое... но знаете - всегда нужно проверить. Два куска - крупный выигрыш, а уж дважды подряд...ну, думаю, вы понимаете. А еще бывает, кинут бумеранг...

Костнер удивленно поднял брови.

- .. .ну да, бумеранг, - это один из способов блеснить автомат. Но нам требовалась только маленькая проверочка, а теперь все довольны, и если вас не затруднит подойти со мной к кассиру казино...

И Костнеру снова все выплатили.

Потом он вернулся к игральному автомату и долго-долго стоял там, просто разглядывая машину. Девушки в разменных кабинках, свободные от игры банкометы, сухонькие старушки в холщовых рукавицах, которые они надевали, чтобы избежать мозолей от рукояток игральных автоматов, служитель из курилки, который вышел за спичками, цветастые туристы, праздные зеваки, пропойцы, уборщики, разносчики, игравшие ночь напролет обалделые игроки, танцовщицы с могучими грудями и их тщедушные пожилые поклонники - вся эта публика гадала про себя насчет потрепанного бродяги, что стоял, тупо уставившись на долларового Босса. Он не шевелился, не сводил глаз с машины... и все недоумевали.

А машина тоже смотрела на Костнера.

Тремя голубыми глазами.

Когда он выиграл во второй раз, когда автомат сработал и в окошках снова выплыли голубые глаза, Костнера опять прошиб электрический ток. Но на сей раз игрок уже знал, что тут не просто удача, раз никто, кроме него, этих трех голубых глаз не видел.

Теперь он застыл перед машиной в ожидании. И она обратилась к нему. В голове у Костнера, где никто посторонний никогда не обитал, теперь двигался и говорил кто-то еще. Девушка. Прекрасная девушка. Роскошная девушка по имени Мэгги обращалась к нему:

"Я ждала тебя. Я очень давно ждала тебя, Костнер. Как думаешь, почему тебе достался главный выигрыш? Да потому что я ждала тебя, и я тебя хочу. Все выигрыши будут твои. Потому что я хочу тебя, ты мне нужен. Люби меня, я Мэгги. Я так одинока, люби меня.

Костнер уже очень долго не сводил глаз с игрального автомата. Взгляд его карих глаз, казалось, намертво приковали те голубые глаза на призовых полосках, которых, кроме него, не видел никто - как больше никто не слышал голос и не знал про девушку по имени Мэгги.

Он был для нее целой вселенной. Всем на свете.

Костнер пихнул в автомат еще один серебряный доллар - а распорядитель наблюдал, и механик наблюдал, и администратор наблюдал, и три девушки в разменных кабинках наблюдали за ним. Наблюдало и целое множество всяких разных игроков - некоторые даже не вставали с кресел.

Барабаны завертелись, рукоятка со щелчком вернулась на место, а секунду спустя все замерло. Спустя еще мгновение в лоток выдачи застучали двадцать серебряных долларов, а у одной из женщин за столиком для игры в кости вырвался истерический смешок.

Гонг снова взбесился.

К Костнеру подошел администратор и тихо-тихо сказал:

- Мистер Костнер, нам потребуется минут пятнадцать, чтобы выкатить автомат в мастерскую и тщательно его проверить. Уверен, вы нас правильно понимаете. - Тут же появились двое механиков, демонтировали автомат и отволокли его в мастерскую в глубь казино.

Пока все ждали, администратор потчевал Костнера рассказами о ловкачах, что прячут под одеждой всякие хитрые магниты, о бумерангистах, что прикрепляют под рукавами пластиковые приспособления, а потом выдвигают их на особых пружинных зажимчиках, о мошенниках, что приходят снаряженные малюсенькими электродрельками, сверлят дырки и заталкивают туда проволочинки. И не уставал повторять, что Костнер, конечно же, все правильно понимает.

Костнер понимал и не сомневался, что администратор не поймет ничего.

Когда Босса прикатили обратно, механики обнадеживающе закивали.

- Все в порядке. Работает отлично. Никто с ним не химичил.

Голубые глаза исчезли с призовых полосок.

Но Костнер знал - они вернутся.

Ему снова выплатили выигрыш.

Он вернулся к Боссу и сыграл еще раз. И еще. И еще.

К нему приставили наблюдателя. Он опять выиграл. И опять.. И опять. Толпа выросла до угрожающих размеров. Весть распространялась со скоростью беззвучного телеграфного сообщения - во все стороны одновременно, до самого центра Лас-Вегаса и уличных казино, где игра продолжалась днем и ночью во все времена года, - и толпа хлынула к отелю, к казино, к потрепанному бродяге с усталыми карими глазами. Люди хлынули, будто лемминги, неудержимо влекомые запахом фарта, что исходил от бродяги, будто дурманящий аромат горячих шкварок.

А он все выигрывал. Снова и снова. Тридцать восемь тысяч долларов. И три голубых глаза по-прежнему неотрывно смотрели на него. Ее возлюбленный выигрывал. Ох, Мэгги. Сущая прелесть Мэгги Глазки-Денежки.

Наконец казино решилось переговорить с Костнером. Босса опять выкатили на пятнадцать минут для дополнительной проверки экспертами из компании по производству игральных автоматов в деловой части Лас-Вегаса. Пока спецы ковырялись в машине, Костнера попросили зайти в главный офис отеля.

Там был сам владелец. Лицо его показалось Костнеру смутно знакомым. То ли из газет. То ли из телевизора.

- Здравствуйте, мистер Костнер. Меня зовут Джулес Хартсхорн.

- Рад познакомиться.

- Кажется, вам невероятно везет.

- Давно дожидался.

- Но ведь вы понимаете - так везти не может.

- Мне приходится верить своим глазам, мистер Хартсхорн.

- Хм. Мне тоже. Все это творится в моем казино. Знаете, мистер Костнер, нет сомнений, что тут одно из двух: либо автомат каким-то неведомым для нас образом вышел из строя, либо вы самый ловкий мошенник, с каким нам приходилось сталкиваться.

- Я не мухлюю.

- Как видите, мистер Костнер, я улыбаюсь. А улыбаюсь я, видя, как вы наивно верите, что ваши слова меня убедят. Клянусь, я был бы просто счастлив вежливо кивнуть и сказать: да, конечно, вы не мошенничаете. Но никто не может выиграть тридцать восемь тысяч долларов, взяв девятнадцать главных призов подряд на одном и том же игральном автомате. Тут, мистер Костнер, даже с математической точки зрения нет никаких шансов. Это столь же невероятно, что и столкновение нашего солнца с тремя неизвестными планетами в ближайшие двадцать минут. Или нажатие красной кнопки в Пентагоне, Кремле и Пекине в одну и ту же микросекунду. Это, мистер Костнер, не-возмож-но. И теперь это происходит в моем казино!

- Мне очень жаль.

- Думаю, все-таки не очень.

- А, ну конечно. Деньги-то мне пригодятся.

- А на что конкретно, мистер Костнер?

- Честно говоря, еще не задумывался.

- Понимаю. Что ж, мистер Костнер, давайте посмотрим на дело вот с какой стороны. Удержать вас от игры я не могу. А если вы по-прежнему будете выигрывать, мне придется платить. И никакие небритые головорезы не будут поджидать вас в темном закоулке, чтобы тряхануть. Все чеки будут оплачены. Мне, мистер Костнер, остается надеяться только на сопутствующую рекламу. В этот самый миг все игроки Вегаса находятся в нашем казино, ожидая, когда вы начнете бросать серебро в автомат. Правда, если вы продолжите в том же духе, потерь мне все равно не возместить, но что-то я по. крайней мере верну. Здесь каждый игрок старается держаться поближе к фарту. Единственное, о чем я прошу, это об одной маленькой услуге.

- Судя по вашему великодушию, услуга, надо думать, совсем пустяшная.

- Шутить изволите.

- Нисколько. Так что же от меня требуется?

- Поспите часиков десять.

- А вы тем временем снимете автомат и переберете его по винтику.

- Да.

- Если я и дальше собираюсь выигрывать, то глупее хода для меня не придумать. Вы можете так перетряхнуть все нутро автомата, что я уже никогда не выиграю. Даже если истрачу все тридцать восемь кусков.

- У нас лицензия штата Невада, мистер Костнер.

- Ну и что? Я тоже из хорошей семьи, а посмотреть - так просто босяк. Правда, с тридцатью восемью тысячами долларов в кармане.

- С автоматом, Костнер, ничего не случится.

- Тогда зачем снимать его на десять часов?

- Нужно хорошенько покопаться с ним в мастерской. Если там какой-то незаметный дефект вроде усталости металла или износа зубчатой передачи, то нам важно позаботиться, чтобы такое не приключилось с другими автоматами. А кроме того, лишнее время позволит собрать со всего города публику, которую мы сможем использовать. Часть туристов окажется у нас в руках и поможет возместить ущерб, который вы нанесете, сорвав банк в этом казино - с помощью игрального автомата.

- Приходится верить вам на слово.

- Послушайте, Костнер. Этот отель будет еще долго работать после вашего отъезда.

- Если только я перестану выигрывать.

Хартсхорн натянуто улыбнулся.

- Уместное замечание.

- Так что ваш довод меня не убеждает.

- Других не имеется. Если вы пожелаете вернуться в зал, я вас остановить не смогу.

- И мафия мной потом не займется?

- Прошу прощения?

- Я говорю - мафия...

- У вас такая живописная манера выражаться. Честно говоря, понятия не имею, о чем идет речь.

- Уж конечно, не имеете.

- Вам следует поменьше читать бульварщину. Тут законный бизнес. Я лишь прошу об услуге.

- Ладно, мистер Хартсхорн. Правду сказать, я уже трое суток не смыкал глаз. Десять часиков очень пойдут мне на пользу.

- Я сейчас попрошу дежурного подыскать вам тихий номер на верхнем этаже. Большое спасибо, мистер Костнер.

- А, сущий пустяк.

- Мне так не кажется

- Бросьте, рано или . оздно случается даже самое невероятное.

Костнер уже повернулся уходить, а Хартсхорн в это время закуривал сигарету.

- Да, кстати, мисгер Костнер...

- Что? - Костнер обернулся.

И тут у него перед глазами все поплыло. В ушах раздался звон. Хартсхорн заколыхался где-то на краю зрения, будто зарница на горизонте. Будто напоминание о том, что Костнеру во что бы то ни стало требовалось забыть. Будто мольба и рыдания, что все терзали и терзали каждую клеточку его мозга. Голос Мэгги. Все еще там... и опять что-то говорит...

"Они постараются больше тебя ко мне не пустить":

Все, о чем мог подумать Костнер, были обещанные ему десять часов сна. Эти десять часов вдруг сделались важнее денег, важнее потребности в забвении, важнее всего на свете. Хартсхорн продолжал говорить, болтал всякую всячину, но Костнер его не слышал. Получалось так, словно он отключил звук и видел теперь лишь бесшумное движение мягких хартсхорновских губ. Костнер потряс головой, пытаясь прийти в себя.

Появились с полдюжины перетекавших друг в друга Хартсхорнов. И снова послышался голос Мэгги.

"Здесь тепло. И я одна. Если сможешь прийти, не пожалеешь. Приходи, пожалуйста. Поскорее"-.

- Мистер Костнер?

Голос Хартсхорна словно просачивался сквозь слой ила - густой, как ворс на бархате. Костнер изо всех сил напряг зрение. Страшно усталые карие глаза начали что-то различать.

- А слышали вы про тот игральный автомат? - спрашивал его Хартсхорн. Про ту странную историю, что приключилась с ним недель шесть назад?

- А что такое?

- Прямо за ним умерла девушка. Потянула рукоятку-и сердце прихватило. Умерла прямо там на полу.

Некоторое время Костнер молчал. Ему отчаянно хотелось спросить Хартсхорна, какого цвета были у умершей девушки глаза, но он боялся услышать в ответ: голубые.

Уже взявшись за ручку двери, он заметил:

- Получается, у вас с тем автоматом сплошная полоса невезения.

Хартсхорн загадочно улыбнулся:

- Получается так. Может статься, она и дальше продолжится.

Костнер заиграл желваками.

- Это вы к тому, что я тоже могу умереть, - тогда полоса и продолжится?

Улыбка Хартсхорна застыла, будто навсегда отпечатываясь у него на лице.

- Спокойного вам сна, мистер Костнер, - произнес владелец отеля.

Во сне она явилась ему. Длинные гладкие бедра и нежный золотистый пушок на руках; глубокие, как прошлое, голубые глаза, изумительно переливающиеся, будто лиловатые паутинки; упругое тело - восхитительное тело Женщины на все времена. Мэгги пришла к нему.

"Здравствуй. Долго же я скиталась".

- Кто ты? - растерянно спросил Костнер. Он стоял на студеной равнине или то было плоскогорье? Ветер кружился вокруг них - или только вокруг него одного? Она была само совершенство, он ясно ее видел или все же сквозь дымку? Голос ее был глубок и звучен или легок и нежен, будто ночной жасмин?

"Я Мэгги. Я люблю тебя. Я тебя ждала".

- У тебя голубые глаза.

"Да". - С любовью.

- Ты очень красива.

"Спасибо". - Радостно, по-женски.

- Но почему я? Почему это случилось со мной? Ты та самая девушка, которая... ну, та, больная... та, которая?. .

"Я Мэгги. Я выбрала тебя, потому что нужна тебе. Тебе уже очень давно кто-то нужен".

Тут Костнеру все и открылось. Прошлое развернулось перед ним, и он увидел, каким он был. Увидел себя в одиночестве. Всегда в одиночестве. Увидел себя ребенком, отпрыском добрых, отзывчивых родителей, не имевших ни малейшего понятия, кто он, кем хочет быть, где лежат его дарования. Так что еще подростком он сбежал из дому - и с тех пор всегда был один, всегда в пути. Годы и месяцы, дни и часы - и никого рядом. Только случайные привязанности, основанные на пище, сексе или надуманной общности. Но никого, кому можно было бы хранить верность и безраздельно принадлежать. Так продолжалось до Сюзи, а с ней он узнал свет. Ему открылись запахи и ароматы той Весны, что всегда лежала за порогом. Он смеялся, смеялся от души и знал, что с Сюэи все наконец-то будет хорошо. И он вручил ей всего себя, открыл ей всё - все свои надежды, все тайные помыслы, все нежные мечтания. А она приняла их, приняла его, приняла все как есть - тогда он впервые узнал, что значит обрести домашний очаг, найти прибежище в чьем-то сердце. Все это оказалось теми самыми глупостями и нежностями, которые он осмеивал у других, но для него... для него они были тогда овеяны дыханием подлинного чуда.

Костнер уже долго оставался с ней, поддерживал ее, обеспечивал ее сына от первого брака - брака, о котором Сюзи никогда не рассказывала. А потом в один прекрасный день тот человек вернулся, и Сюзи, как выяснилось, всегда знала, что он вернется. То была мрачная тварь с порочным нравом и садистскими замашками, но Сюзи принадлежала этой твари - всегда и всецело. Костнер понял, что любимая воспользовалась им лишь как временной заменой, как случайным кормильцем - пока тот бродячий изверг не вернется в семейное гнездышко. Тогда Сюзи попросила Костнера уйти. Сломленный, тихо и вкрадчиво опустошенный, он ушел без всякой борьбы, ибо лишился даже способности бороться за свою любовь. Ушел и скитался по западным штатам, а под конец прибрел в Лас-Вегас, где быстро скатился по наклонной. И нашел Мэгги. Во сне, полном голубых глаз, Костнер нашел Мэгги.

"Я люблю тебя. Хочу, чтобы ты был моим. - Истина ее слов отзывалась в голове у Костнера. Мэгги принадлежала ему. Наконец хоть кто-то принадлежит именно ему, Костнеру.

- Могу я тебе довериться? Раньше я никогда не мог никому довериться. Особенно женщинам. Но мне нужен кто-то близкий. Как же мне нужен кто-то близкий!

"Это я. Навсегда. Навечно. Можешь мне довериться".

И она стала его - вся целиком. Тело ее несло в себе истину и доверие, пылало любовью так, как ни од но из тех, что Костнеру доводилось познать прежде. Они встретились на продуваемой всеми ветрами равнине воображения, и любовь их оказалась неизмеримо полнее всех прежних увлечений Костнера. Мэгги соединилась с ним, приняла его, причастилась его крови, его помыслов, его разочарований - и он вышел очистившимся, торжествующим.

- Да, я могу тебе довериться, я хочу тебя, я твой, шептал он ей, пока они лежали бок о бок во сне, во мглистой и беззвучной неизвестности. - Я твой.

Мэгги улыбнулась - женской улыбкой веры в своего мужчину, улыбкой надежды и избавления. И тут Костнер проснулся.

Босса выкатили на прежнее место и отгородили от толпы бархатными канатами. Несколько человек уже сыграли на автомате, но ничего не выиграли.

Стоило Костнеру войти в казино, как наблюдатели сразу насторожились. Пока Костнер спал, они успели обшарить всю его одежду, выискивая проволочинки и остроги, блесны и бумеранги. Безуспешно.

Теперь Костнер направился прямо к Боссу и пристально уставился на автомат.

Хартсхорн был уже там.

- Вид у вас неважнецкий, - участливо заметил он Костнеру, присматриваясь к усталым карим глазам игрока.

- Да, есть немного. - Костнер попытался улыбнуться, но не получилось. - Странный сон приснился.

- В самом деле?

- Ага... про девушку... - Он не договорил.

Хартсхорн понимающе улыбнулся. Понимающе, с жалостью и участием.

- Девушек в этом городе хоть отбавляй. С вашими выигрышами запросто выберете подходящую.

Костнер кивнул и сунул в щель первый серебряный доллар. Потянул рукоятку. Барабаны закрутились с таким неистовством, какого Костнер и представить себе не мог, и все вдруг с воем понеслось по наклонной, когда в животе у него вспыхнул живой огонь, когда голова закачалась на тщедушной шее, когда плоть по ту сторону глаз оказалась мгновенно выжжена. Раздался страшный вопль - вопль измученного металла, вопль курьерского поезда, рвущего воздух в своем стремительном полете, вопль сотен зверьков, которых варварски потрошат и раздирают в клочья, вопль нестерпимой боли, вопль ночных ветров, что в ярости сносят верхушки нагромождений лавы. А потом пронзительный вой - безумный голос выл, выл и кричал, улетая прочь, прочь туда, к слепящему свету в конце тоннеля...

Свободна! Свободна! Рай или ад - все едино! Свободна! "

Вопль души, вырвавшейся из вечной тюрьмы, джинна, выпущенного из мрачной бутылки. И в это самое мгновение туманного и беззвучного небытия Костнер увидел, как барабаны замерли, и успел в последний раз засечь результат:

Раз, два, три. Три голубых глаза.

Но получить по чекам ему уже было не суждено.

Толпа взревела в один голос, когда Костнер стал клониться набок и рухнул лицом вниз. Окончательное одиночество...

Босса убрали. Нежелательное соседство. Слишком многих раздражало само его присутствие в казино. Тогда его сняли. И отправили фирме-изготовителю с недвусмысленным предписанием пустить автомат в переплавку.

Пока Босс не попал в руки мастера-литейщика, который уже собирался запустить машину в плавильню, никто так и не удосужился обратить внимание на зафиксированный в окошечках результат последней игры.

- Глянь-ка - ну и дела! - крикнул мастер своему подручному, указывая на три стеклянных окошечка.

- Да-а. Первый раз такое вижу, - согласился подручный. - Три глаза. Видать, старая бандура.

- Точно. Всех этих игр теперь и не упомнишь, заметил мастер, краном опуская игральный автомат на ленту конвейера, ведущего в плавильню.

- Ха, три глаза. Бывает же. Три карих глаза. - Он рванул рубильник - и лента повезла Босса в ванну расплавленного металла - в ревущий ад печи.

Три карих глаза.

Три карих глаза, что выглядели такими усталыми. Такими загнанными. Такими обманутыми. Всех этих игр теперь и не упомнишь.