/ / Language: Русский / Genre:love_short

Этот волшебник – Новый год! (Сборник)

Хэдер Эллисон

Жизнь, как известно, развивается по своему, никому не ведомому сценарию, но мы продолжаем верить в чудеса и всякий раз с приближением Нового года ждем свершения самых потаенных наших желаний и загадываем, загадываем новые…

Этот волшебник — Новый год!

Хэдер Эллисон

В канун Рождества

ГЛАВА ПЕРВАЯ

— Ты веришь в Санта-Клауса? — Присев на корточки, Аманда Доннелли внимательно всматривалась в покрытое веснушками лицо малыша, который молча разглядывал ее во все глаза. — Так ты веришь в Санта-Клауса? — повторила она уже чуть настойчивее. Найти ребенка на главную роль в рождественской передаче на самом деле оказалось намного труднее, чем она предполагала.

Мальчуган, по-прежнему не говоря ни слова, утвердительно кивнул и взглянул, ища поддержки, на стоявшую рядом учительницу. Она похлопала его по плечу и вопросительно посмотрела на Аманду.

Аманда покачала головой, выпрямилась и встретилась взглядом с миссис Халл — директрисой начальной школы.

— Спасибо, Стивен, — промолвила учительница и отослала мальчика обратно в класс.

— Мисс Доннелли, — проговорила директриса, — вы выбрали, наконец?

Аманда вновь покачала головой.

— Нам нужен ребенок… более находчивый, что ли. Этот еще слишком мал.

Учительница бросила на нее раздраженный взгляд.

— Попытайтесь поискать во втором классе, — направляясь к двери, посоветовала она и добавила: — Там дети постарше, но, знаете ли, они уже не верят в чудеса.

Аманда вздохнула. Кей, главному продюсеру популярной телепрограммы «Хэлло, Хьюстон», вечно приходили в голову самые невероятные идеи, но их детальную разработку она поручала другим. Аманда, например, должна была подготовить веселую рождественскую историю и взялась за дело без особой охоты: ей не очень нравилось работать с детьми, к тому же она терпеть не могла постановки-однодневки и не любила Рождество.

Кей, конечно же, знала об этом и, очевидно, полагала, что, выполняя задание, Аманда невольно проникнется радостным, праздничным настроением.

Однако, чтобы почувствовать приближение Рождества, Аманде потребовалось бы гораздо больше, чем обычные атрибуты веселого праздника — бело-красные полосатые палочки-леденцы и красный бархатный костюм Санта-Клауса.

— В этом возрасте у них обычно выпадают молочные зубы, не так ли? — спросила Аманда у директрисы. — А нельзя ли найти достаточно смышленого ребенка, с которым этого еще не произошло?

— Мисс Доннелли, здесь школа, а не агентство, подбирающее актеров, — проворчала миссис Халл, направляясь вместе с Амандой в ту часть здания, где занимались самые младшие.

— Разумеется, — мирно ответила Аманда — ей хотелось установить с директрисой дружеские отношения. — Но мы, видите ли, ищем ту непосредственность, которой уже не бывает у детей, часто снимавшихся в кино.

Таким детям пришлось бы платить, а телестудии хотелось избежать этого рода затрат. Аманда постаралась улыбнуться как можно искреннее и приветливее.

— Ясно. — Миссис Халл бросила на нее быстрый взгляд и, оставив ждать в коридоре, величественной походкой вошла в класс.

Аманда с опаской подумала, что директриса, пожалуй, догадалась кое о чем, чего ей вовсе не следовало бы знать.

Прислонившись к прохладной стене, Аманда вдохнула знакомый с детства воздух школы — в нем смешались запахи бумаги, чернил и школьных завтраков.

В нескольких шагах от нее два помощника учителя снимали со стенда украшавшие его ко Дню благодарения [1] гирлянды.

Наступали последние недели перед Рождеством. Нельзя сказать, что Рождество имело для Аманды какое-то особое значение. Эта невообразимая толчея на рождественских ярмарках… Аманда всегда избегала ее, заказывая все необходимое по каталогу. Зачем суетиться по пустякам?

Вернулась миссис Халл, за ней хвостиком шли пятеро детей — три мальчика и две девочки; процессия напомнила Аманде выводок утят с мамой-уткой. Дети выстроились вдоль стены.

— Может, я взгляну на весь класс? — предложила Аманда.

— Здесь те, у которых все зубы пока на месте, — сказала директриса, показав в улыбке свои.

Аманда поняла: одно из двух — ей надо или выбрать кого-то из этих детей, или отправляться в другую школу. Миссис Халл помогала только потому, что Аманда пообещала упомянуть ее школу в телепрограмме. Готовя передачу, Аманда, к своему удивлению, обнаружила, что между директорами школ существует ужасное соперничество.

— Мы что-нибудь натворили? — спросил один из мальчиков.

— Нет, Джейсон, все в порядке, — уверила его миссис Халл.

Аманда мысленно вычеркнула мальчика из своего списка, а побеседовав с остальными, решила распроститься и с ними тоже.

— Очень жаль, что мы не смогли вам помочь, — проговорила миссис Халл, нахмурившись.

Пока директриса благодарила учительницу, Аманда старалась разглядеть, что творится в классе. Ее внимание тотчас же привлекло ангельское личико со спокойными голубыми глазами, обрамленное золотыми кудряшками.

Наконец-то!..

— Можно мне поговорить с этой девочкой? — спросила Аманда.

— У нее как раз выпал передний зуб, — сообщила директриса.

— Один?

— По-моему, да.

Аманда проигнорировала тон, каким это было сказано.

— О, пожалуйста!

Миссис Халл взглянула так, как будто собиралась отказать, но — сдалась.

Девчушка вышла вместе с учительницей в коридор. Поднявшийся в классе шум заставил учительницу вернуться.

— Привет, — сказала Аманда, испытывая легкое смущение от ясного, прямого взгляда ребенка. — Ты веришь в Санта-Клауса?

— Может, и да, — ответила девочка и наклонила голову. — А если я отвечу «да», то получу в подарок игровую компьютерную приставку к телевизору?

Аманда прищурилась.

— Вирджиния! — воскликнула шокированная директриса.

— Ее зовут Вирджиния? — Аманда повернулась к директрисе. Та кивнула. — О, — Аманда подняла глаза, — это знак свыше. Да, Вирджиния, Санта-Клаус существует. И мы с тобой отправимся искать его.

Аманда достала из сумочки визитные карточки.

— А где мы будем искать Санта-Клауса? — спросила Вирджиния.

— На рождественском базаре, моя милая.

Аманда протянула одну карточку стоявшей рядом учительнице, другую — директрисе, а третью — Вирджинии.

— Я пока еще не умею хорошо читать. — И Вирджиния старательно, по слогам прочитала: — А-ман-да.

— Да, здесь написано, что меня зовут Аманда Доннелли и что я — помощник продюсера телепрограммы «Хэлло, Хьюстон». Ты когда-нибудь смотрела ее?

Вирджиния наморщила лоб, пытаясь вспомнить.

— Это мультики?

— Иногда. — Аманда улыбнулась.

Вирджиния улыбнулась ей в ответ. Отсутствие зуба выглядело даже мило. Миссис Халл отошла с учительницей в сторону, и они стали вполголоса о чем-то совещаться.

— Извините. — Учительница поманила Аманду. Предостерегающе взглянув в сторону Вирджинии, учительница с директрисой повели Аманду вдоль по коридору. — Вам не следует снимать эту девочку, — проговорила учительница.

Аманда терпеть не могла, когда ей указывали, что ей следует и что не следует делать.

— Но она подходит. Умная красивая девочка, для своего возраста удивительно сообразительная. Кстати — и отсутствие зуба ее не портит.

— Да, она мила, очень мила. Но… — Учительница бросила взгляд на директрису.

— Знаете, нам кажется, что другой ребенок с большим успехом представил бы нашу начальную школу имени Камерона, — мягко сказала миссис Халл.

Аманда оценила ее дипломатичность. Но странное дело — замечание директрисы только разожгло желание Аманды работать именно с этим ребенком.

— Почему?

— Вирджиния совершает иногда странные, непредсказуемые поступки.

Аманда посмотрела на стоявшую поодаль Вирджинию и едва удержалась, чтобы не рассмеяться. Девочка в дверях классной комнаты устроила маленькое представление: забрав волосы назад и надув щеки, она очень точно изображала миссис Халл.

Аманда прокашлялась.

— Но она не бывает агрессивной или что-нибудь в этом роде?

— Конечно, нет! — воскликнула учительница. — Однако…

— Однако я уверена, что девочка прекрасно справится, — произнесла Аманда, нарочно повысив голос.

Вирджиния взглянула на нее и приняла вид пай-девочки. Очень вовремя, потому что педагоги направились прямо к ней.

Аманда взглянула на часы.

— Когда заканчиваются уроки?

— В два тридцать пять, — ответила учительница.

— Если мы отправимся тотчас, то я смогу привезти ее обратно к…

Директриса отрицательно покачала головой.

— Сейчас вы никуда не повезете ребенка.

Сдерживаясь, Аманда крепко сжала ремень сумки, висевшей у нее на плече.

— До Рождества осталось не так уж много времени, а сегодня мы смогли бы успеть на два базара.

— Мисс Доннелли, вы не поняли меня. — Кивком головы директриса отпустила Вирджинию и ее учительницу в класс.

Аманда успела заметить растерянное выражение на лице девочки.

— Вы правы, я вас не понимаю. — Успокойся, внушала себе Аманда. Она заставила себя говорить тише и медленнее. — Я думала, мы договорились, что кто-то из ваших учеников будет исполнять главную роль в нашей программе. Естественно, мы снимем также вас или кого-нибудь из учителей. — Аманда быстро прикинула, что кадры с директрисой при монтаже можно будет вырезать.

— С удовольствием, но сегодня не получится.

— Почему?

Вопрос прозвучал в спину удалявшейся решительным шагом директрисы.

Только этого не хватало! Она разозлилась, и теперь придется начинать все сначала в другой школе.

Аманда привыкла жить в плотно спрессованном ритме телестудии, подчас забывая, что все остальное человечество и понятия не имело об этом немыслимом темпе.

Пустившись вдогонку вышагивавшей в свой кабинет директрисе, Аманда быстро вошла вслед за ней в комнату и увидела, что та уже садится за стол и надевает очки. Всем своим видом директриса давала понять, что ее гостеприимством злоупотребляют.

Перебрав в уме запланированные на день дела, Аманда подумала, что успеет посетить еще одну школу. Аманда принялась благодарить за внимание…

Но вдруг ей вспомнилась маленькая светловолосая шалунья с ясными голубыми глазами. Вирджиния. Прелестная девчушка. Даже не верится, что такие бывают. Аманда поняла, что не сможет забыть ребенка. Возможно, она будет искать похожую на Вирджинию девочку, не найдет и наверняка через неделю опять придет в эту школу.

— Знаете, миссис Халл, прошло много лет с тех пор, как я сидела за школьной партой. А своих детей у меня нет. Так как бы нам с вами свозить Вирджинию на рождественский базар? — Аманда нарочно произнесла «нам с вами».

— Вам потребуется разрешение родителей, — строго проговорила миссис Халл.

— Разумеется. — Аманда выхватила записную книжку. — У вас есть телефон?

Миссис Халл сняла очки.

— Здесь у меня нет школьной картотеки, но, даже если бы и была, я не дала бы его вам.

Дыши глубже. Делай глубокие, длинные вдохи.

— К тому же меня беспокоит, что Вирджиния будет пропускать уроки, — добавила директриса.

Почему же раньше об этом не заходила речь? Аманда прекратила делать глубокие вдохи.

— Да, конечно, — Аманда заставила себя улыбнуться, — я постараюсь уладить все эти вопросы с ее родителями. Мне ведь будет разрешено поговорить с ними?

Директриса ответила холодной улыбкой, с силой нажала кнопку на селекторе и произнесла:

— Будьте добры, найдите номер телефона Макэнери и соедините их с мисс Доннелли.

Макэнери. Аманда быстро занесла фамилию в свою записную книжку.

— Хорошо, тогда позвоните отцу. — Окончив разговор, директриса обратилась к Аманде: — Канцелярия школы тут рядом, в двух шагах. — Директрисе явно не терпелось выпроводить гостью.

Стараясь не вспылить, Аманда заставила себя улыбнуться на прощанье. Миновав опустевшие стенды для объявлений, она вошла в канцелярию.

Секретарша почти сразу же нашла нужную карточку и уточнила:

— Вы мисс Доннелли?

— Да.

Да скорей же, скорей, мысленно торопила ее Аманда, от нетерпения постукивая ручкой по столу.

Кей и невдомек, какая уйма времени уходит на подобные съемки. Впрочем, время сделать передачу еще оставалось — ноябрь не кончился, настоящая предрождественская торговля еще только разворачивалась. Просто Аманде не терпелось поскорее справиться с этим заданием — не любила она суету на ярмарках в канун Рождества. Люди, как всегда, ждали слишком многого от этого праздника.

Секретарша обратилась к Аманде:

— Мистера Макэнери нет в офисе. Оставить номер вашего телефона?

Аманда быстро назвала номер телефона в студии.

— Когда он должен вернуться?

— Там не знают. Сегодня он показывает дома.

— Так он — агент по продаже недвижимости? — Замечательно! Наверняка он целыми днями в разъездах — они с ним никогда не созвонятся!..

— По-видимому, да, — ответила секретарша, повесив трубку.

— Что, у него нет сотового телефона?

— Я не спросила.

Оставалось надеяться, что сотрудники его офиса были более деловиты.

— А мать Вирджинии? Она тоже работает?

Секретарша взглянула на карточку.

— Она умерла.

— О, бедная малышка. Что ж, спасибо за помощь. Если вы назовете мне агентство, в котором работает мистер Макэнери, то я свяжусь с ним сама.

— Я не могу сообщить вам это.

Аманда удивленно уставилась на нее.

— Но ведь вы сказали, что он — риэлтер. А если бы я захотела купить с его помощью дом?

— Школа придерживается правила: не сообщать информацию личного характера об учениках, — отчеканила секретарша.

— Это просто…

Из-за появления учительницы Аманда не договорила.

— Кончилась бумага для ксерокса.

— Вы смотрели в шкафу?

Учительница кивнула:

— Там тоже пусто.

— Пойду принесу еще из кладовки. — Секретарша схватила связку ключей и, звякнув ею, скрылась в соседней комнате.

Взгляд Аманды скользнул по лежавшей на столе карточке с личными данными Вирджинии Макэнери. Аманда была в комнате одна — учительница пошла следом за секретаршей.

Шпионить в начальной школе — как низко она пала! Да, ужасно низко… И Аманда склонилась над столом.

«Макэнери. Агентство по продаже недвижимости», — прочитала Аманда на карточке. Именно то, что ей нужно. Теперь-то она сама найдет номер телефона в справочнике.

Аманда постаралась не смотреть на домашний адрес и телефон Вирджинии и отошла от стола.

— Если мне будут звонить, передайте, пожалуйста, что я поехала в студию, — попросила она вернувшуюся секретаршу.

По пути на работу Аманда подумала: а ведь все оказалось просто. Несмотря на старания администрации школы сохранить в тайне сведения об учениках, Аманда уже довольно много знала о Вирджинии. Знала возраст ребенка, знала, что мать девочки умерла, знала, где работает отец, а также то, что застать его на работе, видимо, невозможно. Аманда узнала, кроме того, когда закрывается школа. И стоило только захотеть — у нее был бы их домашний адрес и номер домашнего телефона. А вот тем, кто она на самом деле, в школе даже не поинтересовались. Аманда запросто вошла в здание школы и из документов предъявила одну лишь визитную карточку.

Безопасность детей. Насколько она надежна? Аманде уже не терпелось начать работать над этим сюжетом. Интересная тема…

По пути в студию Аманда даже успела придумать несколько сценариев.

Зайдя в свой кабинет, она с удивлением обнаружила, что Керк Макэнери оставил ей сообщение на автоответчике. Вот это скорость. Значит, он все-таки заглядывал в свой офис. Аманда тут же позвонила, но его уже не было. Она оставила ему свое сообщение и пошла готовиться к завтрашней съемке.

Вернувшись, Аманда вновь обнаружила, что Макэнери не дозвонился до нее. Эта игра в «кошки-мышки» по телефону начинала ее раздражать. Хватит. Аманда разыскала адрес фирмы. Не так уж далеко от студии — около получаса езды. Тщетно попытавшись еще раз дозвониться, Аманда решила поехать туда.

Движение на дорогах Хьюстона становилось все более оживленным. Аманда вздохнула: обратная дорога наверняка будет утомительной.

Остановив машину на стоянке возле небольшого дома, Аманда подумала: хорошо бы эта поездка не оказалась напрасной.

Оглянувшись по сторонам, она отметила, что все машины были только самых дорогих марок. Неплохая клиентура. Да ведь и район отнюдь не бедный. Ей было далеко до этих людей.

Захлопнув дверцу своей скромной машины, Аманда вошла в здание.

Роскошное местечко, тут же сказала она себе. Все было выдержано в спокойных серо-голубых тонах — они придавали интерьеру элегантность и успокаивающе действовали на издерганного за день человека. Толстый ковер заглушал звуки.

— Чем могу быть полезна? — спросила женщина, похожая на продавщицу модного косметического салона.

Аманда почувствовала себя застигнутой врасплох. Она слегка смутилась.

— Я — Аманда Доннелли из передачи «Хэлло, Хьюстон». Мне надо увидеться с мистером Керком Макэнери.

— Мистер Макэнери занят с клиентом, — мягко ответила женщина. — Я могу помочь вам?

Аманда отрицательно покачала головой.

— Мы целый день разыскиваем друг друга по телефону. Мистер Макэнери скоро вернется?

— Возможно. — Женщина посмотрела на нее с нескрываемым любопытством. Затем предложила присесть и добавила: — Подождите, пожалуйста.

— Спасибо.

Аманда в любом случае приготовилась ждать. В зеркале напротив она увидела свое отражение: растерянный вид, помада стерлась. Заложив подстриженные каре волосы за уши, она опустилась в большое мягкое кресло и сняла трубку с телефона, стоявшего на журнальном столике. Пока ее соединяли, она, расслабившись, думала: хорошо бы вздремнуть в таком кресле.

— Аманда!

Она очнулась от задумчивости:

— Да, Кей?

— Чем ты занимаешься? Ты потратила уйму времени, чтобы найти подходящего ребенка. В Хьюстоне предостаточно малышей. В чем проблема?

— В том, чтобы найти именно такого, который нужен. Я нашла. Сейчас я жду разрешения от отца.

— Так долго?

Аманда вздохнула.

— Если это так сложно, переходи к следующему из твоего списка.

— Да список закончился на этом ребенке.

— Ну так не теряй время.

— Послушай, Кей. Отдай эту постановку кому-нибудь другому. Той же Марии Альварес. У меня возникла новая грандиозная идея, и мне хотелось бы ее развить.

— Ну, нет, милочка. Я специально выбрала тебя для этого: с тобой должны произойти такие же превращения, как с героем «Рождественских повестей» Диккенса, Скруджем.

— Скажешь тоже, превращения. Уж лучше подождем с превращениями до весеннего праздника древонасаждения[2], когда все в природе оживает.

— Аманда, — простонала Кей, — ну что мне с тобой делать?

— Назначить меня продюсером! — выпалила Аманда.

Я уже фактически исполняю обязанности продюсера, подумала она, но вслух этого не произнесла. У них с Кей когда-то заходил разговор на эту тему, и Кей было прекрасно известно ее желание.

— Имей терпение. Мария работает в «Хэлло, Хьюстон» дольше, чем ты. Она заслужила…

Да, Мария уже была старшим продюсером. Аманда поморщилась и переменила позу. Аманда точно знала, что они с Марией — ровесницы. Но Мария пришла работать на студию сразу после окончания колледжа, а карьера Аманды началась несколькими годами позже.

— Знаю. Послушай, я заскочу на студию по пути домой. Надеюсь, здесь я долго не задержусь.

Она повесила трубку, веря, что именно так и будет: у какого любящего отца не затрепещет от радости сердце при известии о том, что его малыша с прелестной мордашкой отобрали для съемок на телевидении?

Скоро Аманда уже нервно ерзала в кресле. Она ненавидела бездействие. И так она потеряла слишком много времени в своей жизни. Она могла бы позвонить еще кое-куда, но разговаривать на людях не хотелось, пусть секретарша демонстративно и не замечала ее.

На журнальном столике были веером разложены журналы по продаже недвижимости и потрясающе красивые буклеты, иллюстрирующие реестр предложений на местном рынке.

Но Аманду не интересовал рынок недвижимости. Все ее мысли были заняты маленькой девочкой, которой предстояло выбрать лучшего Санта-Клауса.

Рассеянно оглядывая помещение, Аманда уперлась взглядом в стену, на которой висело множество наград. «Лидирующий в списке месяца», «Лидирующий в списке года», «Лучший риэлтер», «Клуб миллионеров» и другие. Она поискала взглядом и увидела, что имя Макэнери там часто встречалось. Интересно, он был только сотрудником фирмы или ее владельцем?

А вот и ответ: надпись под фотографией бейсбольной команды гласила, что спонсору соревнований — Керку Макэнери, владельцу фирмы по продаже недвижимости, — выражается благодарность. Оказалось также, что в прошлом Керк Макэнери был президентом Совета риэлтеров Хьюстона. Что и говорить, она уже давно поняла, что Макэнери — большой босс.

В пять тридцать все как один начали покидать офис. Секретарша подошла к Аманде.

— Я собираюсь домой. Вы оставите записку или будете ждать? Некоторые брокеры еще пробудут здесь какое-то время.

Аманда заколебалась. Она уже потратила безрезультатно полдня. Ужасно досадно бросать все сейчас.

— Я подожду.

Не успела она произнести эти слова, как дверь стремительно распахнулась и в приемную влетел темноволосый человек с карими глазами.

Быстро осмотрев помещение, он отрывисто спросил:

— Где Вирджиния?

ГЛАВА ВТОРАЯ

Так вот он какой — неуловимый Макэнери. Аманда тоже невольно оглядела помещение. Секретарша испуганно смотрела на босса.

— Вирджинии здесь нет. А что, кто-то из нас должен был забрать ее из школы?

— Кто-то уже забрал ее. Только вот неизвестно, кто.

Не замечая ничего вокруг, отец Вирджинии ринулся к столу, схватил телефон и начал лихорадочно тыкать в кнопки.

— Говорит Макэнери. В моем офисе Вирджинии нет. Я хочу знать, кто ее забрал.

Аманда была настолько захвачена разворачивающейся на ее глазах драмой, что совершенно забыла о своих заботах.

— Не поверю, чтобы вы не выяснили, как ее зовут, — раздраженно говорил Макэнери в трубку. — Опишите мне ее подробно.

Он ждал ответа с изменившимся от волнения лицом.

— Какого цвета волосы у этой женщины? Она старая или молодая? Во что она была одета? Вы только предполагаете, что это была женщина?

Аманда почувствовала нараставшую тревогу. Господи, неужели девочку похитили? Похоже, стоит безотлагательно взяться за тему о безопасности детей.

— Как, никто из вас не видел, с кем уехала моя дочь? — И Керк гневно выпалил: — Это говорят воспитатели, которым доверяют детей?!

В агентстве воцарилась тишина. Немногие сотрудники, еще остававшиеся в офисе, стали внимательно прислушиваться к разговору.

Макэнери нервно расхаживал с телефоном по комнате.

— Я позвоню домой и тотчас же перезвоню вам. Ваше счастье, если Вирджиния уже дома.

Он вновь резко нажал на кнопки, занося номер школы в память, и нервным жестом сунул руку в карман.

— Элеонора? Керк. Вирджиния дома?

Выслушав ответ, он облегченно вздохнул, а за ним — и все остальные в комнате.

— Нет, все в порядке. Не надо оставлять мне обед.

Он наклонился к телефону и нажал другую кнопку.

— Алло? Девочка дома. Моя экономка забрала ее. — Он кивнул и потер висок. — Да, я знаю, она — в списке тех, кому разрешается забирать Вирджинию из школы. Нет, обязательно оставьте миссис Уэбстер в этом списке. Конечно. Спасибо.

Продолжая потирать висок, Керк медленно положил трубку. Люди стали расходиться. У секретарши был такой вид, словно ей хотелось незаметно улизнуть. Но тут ее взгляд упал на Аманду.

— Керк, — мягко начала секретарша, — здесь сотрудница из программы «Хэлло, Хьюстон». — И она указала на Аманду.

— Да? — Он покосился в ту сторону, где сидела Аманда. Было ясно, что он только сейчас заметил ее.

Макэнери медленно приходил в себя от только что пережитых страшных минут. Тревожное выражение на лице его постепенно исчезало, и скоро Аманда увидела истинного Макэнери — сосредоточенного делового человека.

— Мисс Доннелли? — Он подошел к ней, протягивая руку. — Керк Макэнери.

— Зовите меня, пожалуйста, Амандой.

— Аманда. — Взяв ее руку в свою, он подержал ее ровно столько, сколько требовала вежливость. Его рукопожатие было точно рассчитанным и позволяло визави понять, что Макэнери был сильной, компетентной, но не деспотической личностью.

Его рукопожатие было похоже на рукопожатие Аманды. Керк, по-видимому, понял это, потому что недолго помолчал, выпустив ее руку.

Странное дело — Аманда даже не сразу осознала, что их руки больше не соприкасаются. У нее слегка закружилась голова… Но Аманда видела, что перед ней прирожденный лидер. Внешне Керк производил впечатление спокойного, уравновешенного человека, однако в нем чувствовалась огромная энергия. Аманда заметила его нетерпение, которое Керк безуспешно старался скрыть.

Улыбнувшись, она подумала, что ей это тоже — как всегда — нелегко удается. И решила тут же приступить к делу.

— Я хотела бы поговорить с вами о замысле, касающемся вашей дочери — Вирджинии.

— Мой кабинет — там. — Жестом отпустив секретаршу, Макэнери повел Аманду через холл. — Слышали, наверное, какой был переполох?

Не услышать было невозможно, и Макэнери, разумеется, понимал это.

— Да. Догадываюсь, как трудно растить ребенка одному.

Керк пристально взглянул на нее.

— Мне сказали в школе, — пояснила Аманда. Открыв стеклянную дверь в кабинет, Керк отступил, пропуская Аманду вперед.

— Группа продленного дня закрывается в шесть. Трудно поспеть туда до закрытия. Поэтому, когда я занят показом домов, кто-нибудь из девочек обычно едет туда и забирает Вирджинию.

«Девочек» Аманда постаралась пропустить мимо ушей.

Керк сел за стол. Аманда расположилась напротив.

— Но я забыл, что сегодня за Вирджинией должна была заехать моя экономка, — сокрушенно разведя руками, признался он. — И отвезти Вирджинию к дантисту…

— А когда вы вспомнили об этом?

Керк невесело усмехнулся:

— Только когда услышал голос миссис Уэбстер по телефону.

Аманда не смогла не улыбнуться в ответ:

— Держались вы хорошо.

— На этот раз — да, — сказал он, откинувшись в кресле и разглядывая ее.

Его выразительные карие глаза напомнили Аманде, что в Вирджинии ее привлекли с самого начала голубые глаза. Наверное, девочка была живым воплощением умершей матери. Аманда невольно поискала взглядом семейные фотографии. Ни одной. Ее внимание привлекла огромная ваза с леденцами и шоколадками.

По молчанию Керка Аманда поняла, что пора переходить к делу. Как бы потолковее изложить свою просьбу? Аманда догадывалась, что Керк не относится к числу родителей, испытывающих безумный восторг оттого, что их детей снимают на телевидении. Он не нуждался в такого рода славе.

Нетерпеливо приподнятая бровь Керка заставила ее наконец заговорить.

— Суть программы, которую готовит «Хэлло, Хьюстон», — поиски лучшего Санта-Клауса на рождественских ярмарках города. Мы решили выяснить мнение «специалистов» — детей. Я была в начальной школе имени Камерона, и учителя Вирджинии порекомендовали ее.

— Они?

Аманда не могла лгать:

— Ну, вначале я побеседовала с Вирджинией. Если вы согласитесь на ее участие, педагоги не будут возражать.

Он улыбнулся уголком рта:

— И как долго вы разговаривали с Вирджинией?

— Несколько минут. Честно говоря, я искала ребенка, который не боялся бы камеры.

— Если верить учителям, Вирджинию ничем не запугаешь.

Аманда кашлянула.

— Учителя поделились также некоторыми своими тревогами.

— Не сомневаюсь. — Керк улыбнулся, его лицо стало привлекательным. — Расскажите мне поподробнее о всей этой затее с Санта-Клаусом и что конкретно должна будет делать Вирджиния.

— Мы хотим вместе с кем-нибудь из детей выбрать лучшего Санта-Клауса в Хьюстоне. Будем снимать крупным планом Вирджинию, беседующую с ними на фоне рождественских базаров. Посмотрим, что из этого получится.

Рассказывая, Аманда пыталась определить, как относится к ее плану Керк. В тех случаях, когда дело касалось детей, она старалась быть гибкой и осторожной, не обещать слишком многого и не вдаваться в подробности.

Аманда не очень-то понимала, какое складывалось впечатление у Керка от ее рассказа, но ей показалось, что он даст согласие на участие дочери в телепередаче.

— Программа должна быть показана в ближайшее время, а потом, возможно, будет повторена в одном из выпусков местных новостей.

Керк кивнул. Она оказалась права: он отнюдь не испытывал благоговейного восторга оттого, что его дочь будет сниматься на телевидении.

— Директриса не хочет, чтобы Вирджиния пропускала уроки, так что нам придется немного растянуть съемку. Работать будем в будни, когда толчея на рождественских ярмарках значительно меньше. Вы не возражаете?

Он пожал плечами:

— Да нет.

Аманда почувствовала облегчение. Ей пришлось преодолеть столько препятствий, что теперь она даже не могла поверить в удачу.

— Прекрасно. Начнем с базара в Вудбруке — ближайшего к студии. Было бы неплохо начать уже завтра.

— Для меня хорошо все то, что хорошо для Вирджинии.

Вирджиния.

— О Господи, мы же еще ничего не сказали ей. Не хотелось разочаровывать — а вдруг пришлось бы взять другого ребенка.

— Я скажу Вирджинии сегодня вечером. — Керк подался вперед.

Это был намек — ей было пора уходить. Ему надо было заниматься делами.

Аманда достала свою визитную карточку:

— Вот, возьмите. Звоните, если у вас будут вопросы. У Вирджинии есть новогодний костюм или одежда в зеленых и красных тонах, чтобы девочка смогла надеть ее завтра?

Вид у Керка стал озадаченным.

— Я посмотрю в ее шкафу, — несмело пообещал он.

— Уверена, вы найдете что-нибудь подходящее. — Аманда, улыбнувшись, встала. — Я встречу вас у западного входа на ярмарку около трех.

— Постойте-ка, — Керк тоже встал, — вы встретите меня у входа на ярмарку?

— Ну да. Вы же должны привезти Вирджинию.

Керк глубоко вздохнул:

— А я думал, что вы сами повезете ее туда.

Аманда страшно удивилась. Он видел ее первый раз в жизни и доверял ей своего ребенка. Учитывая все те меры предосторожности, о которых так настойчиво твердили в школе, это показалось Аманде легкомысленным.

Керк, очевидно, предполагал, что ее проверили в школе. Он, пожалуй, ужаснется, обнаружив свою ошибку. Как страшно он волновался, разыскивая свою дочь. Аманда же видела, как он был потрясен, а потом, все выяснив, сумел взять себя в руки.

Сердце Аманды заколотилось: идеи одна за другой мелькали в голове. Пожалуй, она сможет сделать такую передачу о безопасности детей, которая запомнится всем надолго. Удивительно, как иная невинная на первый взгляд история — вроде этой, о Санта-Клаусе, — вдруг приводит к чему-то действительно значительному.

— Если вы хотите, на ярмарку привезу Вирджинию я, — согласилась Аманда. — Просто я думала, что вы пожелаете присутствовать при съемке.

— Гм. — Он заглянул в календарь.

Аманда постаралась рассмотреть отца девочки получше. Как у всех бизнесменов, его волосы были коротко подстрижены, и лишь несколько серебряных нитей сверкнуло в свете лампы. С его хорошей, спортивной фигурой он многим смог бы дать фору, согласись он сам сниматься на телевидении.

Аманда твердо решила про себя встретиться с ним еще раз и взять интервью для передачи о безопасности детей. Работающие родители, кто остается вместо вас с детьми, когда вы на работе? Родители-одиночки, как вы справляетесь? Она еле удержалась, чтобы не захлопать в ладоши от радости: вот это тема! Поскорей бы разделаться с этой ерундой о Санта-Клаусе…

— Завтра после двух я буду свободен. Но у меня мало времени. Как долго продлится съемка? — Его голос стал жестким.

Неопределенное «не очень долго» здесь не годилось.

— Это зависит от массовок, постановки мизансцен и от самой Вирджинии. Я прикреплю ей петличный микрофон и порепетирую с девочкой, затем мы сделаем по два-три пробных дубля из разных ракурсов… — Аманда запнулась: было ясно, что этот человек дорожил каждой минутой. — Честно говоря, вам придется потратить на все это не меньше двух часов.

Нахмурившись, Керк быстро просматривал записи в календаре.

— И вы будете делать съемки на каждом рождественском базаре? — спросил он.

— Вряд ли мы будем записывать все диалоги Вирджинии с претендентами, но нам придется побывать на всех базарах.

— А не слишком ли насыщенная программа?

Большинство родителей трепетало бы от радости, в который раз отметила про себя Аманда. Кто поверит, что нашелся один, кто совершенно спокойно отнесся к тому, что его любимица будет сниматься в телепередаче?..

— Может, посмотрим, как все пройдет завтра, а потом будем строить дальнейшие планы? — Аманда нисколько не сомневалась, что Керк, как и каждый человек, поддастся очарованию телевидения.

— Что ж, хорошо, увидимся завтра, — прощаясь, Керк пожал ей руку.

— Западный вход, в три часа, — напомнила Аманда, поймав себя на мысли, что она будет с нетерпением ждать этой встречи.

— Ошибки быть не может, я точно сказала ему: западный вход, в три часа. — Аманда снова взглянула на часы, ее жест повторили и члены съемочной группы.

— Уже десять минут четвертого. Не пора ли начинать? — Оператор Рон взялся за камеру.

Закусив губу, Аманда кивнула.

— Поснимай базар — потом используем для резервных вставок. Может, между делом заметишь мужчину с маленькой светловолосой девочкой. Не исключено, что они ждут нас у домика Санта-Клауса.

Аманда осмотрела стоянку машин — нельзя сказать, что она была переполнена. В этой части города движение было не таким оживленным, как в центре.

А вдруг она пропустила их? Аманда не знала, как ей быть: продолжать ждать у входа или пойти позвонить в студию? Что, если там ее ждало сообщение от Керка?

Опустив руку в карман брюк, она нащупала и с силой сжала в руке гладкий овальный камешек с углублением в серединке. Камешек, спасающий от волнения. Одно из двух: или играть камешком, или кусать ногти. А ведь она столько времени пыталась преодолеть эту вредную привычку! Вот у Марии Альварес были всегда ухоженные, чудесные ногти…

Можно, конечно, носить накладные ногти. Но какой смысл, если она не в силах бороться с собой! Бегать же каждый день к маникюрше ей не удалось бы.

Еще и еще раз осматривая стоянку, Аманда терла большим пальцем камешек. В левом кармане лежал точно такой же, но в левой руке была папка с зажимом — это не давало поднести пальцы ко рту.

Да где же они? Было уже двадцать минут четвертого. Камешек нагрелся у нее в руке. Выносить это ничегонеделанье она больше не могла.

Резко повернувшись, Аманда направилась к центру базара, где под стеклянным куполом высилась нарядная рождественская елка. Вокруг стояли скамейки. Она села так, чтобы видеть и западный вход, и домик Санта-Клауса, находившийся в северной части ярмарки.

Рон уже собрал толпу любопытных, хотя еще не успел подготовить всю аппаратуру к съемке.

Из репродукторов звучала рождественская музыка. Прислушавшись внимательнее, Аманда уловила разнообразные мотивы, доносившиеся из частных магазинчиков. Прямо соревнование рождественских гимнов, и притом нешуточное. Уже не говоря об электрических колокольчиках, вызванивавших все те же вечные, неменяющиеся праздничные мелодии.

Аманда ненавидела Рождество. О нет — не сам религиозный праздник. И раздражала ее даже не коммерциализация этого праздника: ну да, магазины старались заработать — как же иначе? Злило Аманду вот что: всеобщее яростное, до смешного, стремление к «гигантизму». Больше огней, больше украшений, больше всяких мероприятий, больше специальных телепрограмм. Больше давать — больше получать…

Это ужасно, думала Аманда, жаждать все большего совершенства. Истинного совершенства было невозможно достичь — каждый год люди ожидали еще большего. Людям постоянно чего-то не хватало.

Рождество Аманде казалось похожим на огромный воздушный шар, который непрестанно надувают. В конце концов он лопнет.

Для Аманды он уже лопнул — когда ей исполнилось двадцать два года. То было последнее Рождество ее замужества.

Даже сейчас, спустя девять лет, при одном воспоминании об этом она не могла не прийти в отчаяние и закрыла лицо руками.

Глупая. Наивная. Упрямая. Такая юная… Я достаточно взрослая, чтобы совершать собственные ошибки!

Аманда вздрогнула, вспомнив свои юношеские заблуждения. Свои чудовищные ошибки. И слова родителей позднее: «Не говори, что мы тебя не предупреждали».

Предупреждали.

Просто она никого не слушала. Она была влюблена. Никто и никогда не любил так, как она. У ее мужа даже имя было особенным: Трентон Уитфилд Баррингтон III. А ее звали тогда: Аманда Баррингтон. Звучало внушительно.

Она отняла руки от лица. Наступает Рождество, и вместе с ним приходят воспоминания.

Здесь, на базаре, от них было трудно избавиться. Она старалась отвлечься, но то и дело взгляд ее натыкался на маленький ювелирный магазинчик. В его витрине лежали красивые украшения из золота, а среди них — обручальные кольца. Сколько же нужно людям этих украшений, хотелось бы знать?

Вздохнув, она взглянула на западный вход, потом — на домик Санта-Клауса. Ничего нового. Посмотрев на часы, Аманда отметила, что мистер Макэнери и его дочка опаздывали уже на целых тридцать пять минут.

У нее были очень точные часы. Аманда сделала себе самой когда-то подарок. В память о потерянных годах.

Народу на ярмарке тем временем прибавилось. Кое-кто просто гулял, разглядывая витрины. Но большинство вышагивали от магазина к магазину, несомненно перебирая в уме составленные заранее списки покупок. А возможно — в поисках того единственного, самого лучшего подарка, какой искала и она давно прошедшим декабрьским днем.

Им едва хватало на жизнь. В продолжение ее раннего и короткого замужества они с трудом сводили концы с концами. Не успели завянуть цветы после дорогой свадьбы, а друзья Аманды по колледжу — вернуться к привычным занятиям, как она перебралась в маленькую меблированную квартирку, где и начались будни.

Замужество не имело ничего общего с романтической мечтой, а ведь Аманде грезилось когда-то, что оно будет таким красивым… Распрощавшись с семьей и друзьями, она переехала в другую часть страны. Зарплаты рядового клерка — зарплаты Аманды — едва хватало на еду и жилье. Очень скоро Аманда узнала, как тяжело достается каждый заработанный доллар.

Ее муж был далек от всего этого. Трентон Уитфилд Баррингтон III не привык экономить. Честно говоря, Аманда — тоже, и их свадебные деньги были быстро и бестолково истрачены.

Тогда Трентон устроился на работу на неполный рабочий день. Так прошел один семестр, и Аманда поняла, что его учеба растянется на годы. Если бы ему удавалось справляться со всем сразу, их борьба за выживание закончилась бы быстрее. Убеждая себя, что она работает на их будущее, Аманда устроилась еще на одну работу — и все для того, чтобы Трентон смог спокойно закончить учебу.

Какая же она была глупая. Аманда встала со скамейки. Ужасно глупая. Медленно бродя вокруг елки, Аманда в задумчивости наблюдала за покупателями. Несмотря на конец года, в Хьюстоне еще не было сильных морозов, и магазинам пришлось снизить цены на зимнюю одежду, чтобы оживить торговлю. Манекены, стоявшие в свитерах среди блесток искусственного снега, должны были создать атмосферу Рождества.

Последнее Рождество ее замужества было совсем другим. Снег был настоящим. Все остальное — фальшивым.

Аманда быстрее зашагала вокруг елки. С того ужасного Рождества она старалась не ходить на праздничные ярмарки — все здесь наводило на грустные размышления. Обычно накануне Рождества Аманда, запасшись кипой каталогов, надежно укрывалась дома.

Она вполголоса чертыхнулась. Что могло случиться с Вирджинией и ее отцом? Они опаздывали, наверное, уже минут на сорок пять. Ей не хотелось лишний раз смотреть на часы, которые снова и снова напоминали ей о том, что случилось в то далекое Рождество.

Да куда же они могли запропаститься? Пересиливая себя, Аманда взглянула на часы. Макэнери опаздывали на пятьдесят три минуты, отметила она с грустью. Но разве не сама она устроила себе эту меланхоличную встречу с печальными воспоминаниями?

Если бы только воспоминания не были столь же точными, как часы…

В тот день, готовясь к стирке, она нашла в кармане брюк Трентона помятый чек из магазина. Она внимательно рассмотрела чек, и потрясающе высокая цена изумила ее. Аманда решила, что то был чек от подарка, который Трентон приготовил ей к Рождеству.

Разумеется, они обещали друг другу не тратить много денег на подарки, всегда обещали. Но тогда Аманда подумала, что таким способом Трентон хотел поблагодарить ее за три года работы и жесточайшей экономии — принесенной ею жертве, благодаря которой весной он смог бы закончить учебу.

Она купила ему к Рождеству всего лишь рубашку — и то с трудом удалось выкроить деньги. Но ведь он-то купил чудесные часы…

Только вот часы предназначались не для нее.

Она заставила себя больше не думать про этот обман. Бросив в последний раз взгляд на западный вход, она зашагала к домику Санта-Клауса.

Рон сидел на скамейке, обняв камеру. Остальные члены съемочной группы стояли, прислонившись к стене. Все были недовольны.

— Уже начало пятого, — сказал Рон, — через час будем иметь право на сверхурочные.

Надо же — еще не приступили к работе, а уже собираются превысить бюджет. Аманда разозлилась.

— Почему бы тебе не поснимать Санта-Клауса на фоне ярмарки?

Рон указал пальцем на домик Санта-Клауса. Домик был пуст, на дверке виднелась табличка: «Санта-Клаус кормит своих оленей. Вернется в 16.20». Внизу был нарисован циферблат, часовые стрелки показывали время возвращения хозяина.

— Что? — Аманда взглянула на змеившиеся повсюду очереди. — Как он мог устроить себе перерыв в самое напряженное время дня?

Рон пожал плечами. Вид остальных говорил о том, что все это им смертельно надоело.

— Ждите меня здесь, — распорядилась Аманда, — я иду звонить в агентство Макэнери.

Она направилась к телефонам-автоматам. Давно следовало позвонить, а не предаваться грустным воспоминаниям. Это было на нее не похоже — терять время.

— Мистера Макэнери нет. Что ему передать? Аманда пожалела о том, что не позвонила раньше.

— Это Аманда Доннелли. Мы договорились встретиться сегодня в три на рождественском базаре в Вудбруке, но мистер Макэнери не приехал.

— Одну минуточку.

По-видимому, секретарша просматривала календарь Керка.

Аманда задумалась: она ведь точно сказала ему — Вудбрук…

— Мисс Доннелли? Здесь есть запись о встрече с вами. Однако в половине третьего он должен был показывать дом.

Аманда постаралась припомнить вчерашний разговор с Керком. Он ведь говорил, что после двух освободится.

— Будьте добры, передайте ему, что я звонила.

Затем она набрала номер студии. Никаких известий от Керка. И вновь невнятный гомон ярмарки окружил ее. Непрекращающаяся музыка назойливо лезла в уши. Повсюду мигали огоньки, сверкали елочные украшения. Аманда почувствовала изнеможение.

К тому же она была не на шутку встревожена. Ведь с Керком и Вирджинией могло что-то случиться в дороге. Впрочем, секретарша сказала, что в 14.30 он собирался показывать дом. А значит, был занят с клиентами.

Оставалось неясным — он забыл о встрече или просто пренебрег ею?

А что с Вирджинией? Бедная девочка наверняка измучилась от ожидания, как и Аманда.

— Хо-хо-хо! — Это возвращался Санта-Клаус, покормивший своих оленей. Было двадцать пять пятого. И он тоже опаздывал.

Все это начинало раздражать ее.

— Рон? — обратилась Аманда к оператору.

Он вопросительно взглянул на нее.

— Пошли, — кивнула она в сторону выхода.

С каждой секундой гнев ее возрастал. Мужчины! На них никогда нельзя рассчитывать. Ну как можно на них в чем-то положиться?..

Аманда вместе со съемочной группой молча погрузилась в микроавтобус и поехала на студию.

В студии она прослушала записанные сообщения, но от Керка ничего не было. Посверлив телефон взглядом, она схватила трубку и вновь позвонила в его агентство.

— Мистер Макэнери заходил. Сегодня у него был очень напряженный день.

Аманда ожидала услышать еще какие-то объяснения. Она чувствовала, что имеет на это право, проторчав понапрасну полтора часа на ярмарке.

Обдумывая сообщение для Керка, она неожиданно услышала в трубке доносившийся издалека знакомый мужской голос:

— Сейчас у меня нет времени разговаривать с ней.

Видимо, секретарша молниеносно прикрыла трубку рукой, но Аманда уже вся кипела от негодования.

— В настоящий момент мистера Макэнери нет, — наконец заговорила секретарша, — не могли бы вы…

Не дослушав, Аманда бросила трубку. Схватила сумочку и ключи от машины. Значит, мистер Макэнери заявляет, что у него нет для нее времени, вот как?!

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Не счел нужным извиниться! Не оставил сообщения! Не потрудился ничего объяснить!

Должно быть, агентство Керка Макэнери — весьма процветающее, если он позволил себе проигнорировать сотрудника средств массовой информации.

А он обошелся с ней именно так.

Шагая к стоянке, Аманда просто кипела от гнева, даже чертыхнулась раз-другой, заводя машину. Однако хватит нервничать — надо все хорошенько обдумать, а гнев — плохой советчик.

К тому же не стоило отправляться в путь в таком состоянии — одна лишь езда по переполненным дорогам Хьюстона могла вывести из себя кого угодно.

Аманда не предполагала, что выпустить пары ей будет так трудно.

Да, случалось, что ее подводили, и не раз. Горькие разочарования тоже приходилось терпеть. А также браться скрепя сердце за постановки, которые ее вовсе не интересовали.

Почему же сейчас она не может с собой справиться?

Наверное, ей стоило, дольше не раздумывая, найти другого ребенка и предоставить Керку самому объяснять дочери, что по причине его неверного представления о приоритетах малышка лишилась шанса сняться на телевидении.

Опять она теряет драгоценное время. Неудивительно, что и Керк Макэнери без всяких угрызений совести тратил ее время.

Подвести ее — это было так… так… ну так типично по-мужски. Но почему Вирджиния должна упускать возможность немного развлечься только из-за того, что ее отец невнимательно относится к другим? Впрочем, Аманда ведь еще не слышала объяснений Керка — возможно, они окажутся вполне убедительными.

Небо темнело в предвестии бури, и все в природе соответствовало настроению Аманды, когда она подъехала к фирме Макэнери. Холодный ветер разметывал по асфальту пожелтевшие сосновые иглы. Она надеялась, что дождя все-таки не будет: для аппаратуры ничего не может быть хуже.

Заранее приготовившись с абсолютно независимым видом миновать секретаршу, Аманда рывком открыла дверь.

Керк стоял в приемной с небольшой группой людей, пожимая одному из клиентов руку.

Аманда резко остановилась: интересно, они уже уходят или только пришли?

Взгляд Керка скользнул по ней, затем Керк снова отвернулся к посетителям. Было непонятно, заметил он ее или нет.

— Я могу вам чем-то помочь? — подчеркнуто вежливо осведомилась секретарша.

Аманда пристально смотрела на Керка, по-прежнему не замечавшего ее.

— На три у меня была назначена встреча с Керком Макэнери, — громко сказала Аманда, намеренно выговорив его имя как можно отчетливее. Но она напрасно ждала ответной реакции — он даже не повернул головы. — Керк Макэнери настолько ответственный человек, что, когда он не приехал и даже не оставил сообщения, я испугалась, не попал ли он в аварию.

После ее слов, несомненно услышанных всеми, в холле воцарилась тишина. Секретарша взглянула на Керка и стоявших с ним рядом людей.

Керк слегка повернул голову, посмотрел в сторону Аманды — и наткнулся на ее пристальный взгляд.

Глядя на нее так же неотрывно, не мигая, он что-то шепнул секретарше — Аманда не расслышала что.

Встав из-за стола, та нежным голоском проворковала:

— О, дорогая… — Можно было подумать, что она только что заметила Аманду. — Не хотите ли чашечку кофе, пока будут улажены все вопросы?

— Нет, благодарю вас. — Отвечая секретарше, Аманда была вынуждена прервать молчаливый поединок взглядов, который она затеяла с Керком.

— Мистер Макэнери освободится очень скоро.

Внезапно Аманда решила не требовать от Керка никаких объяснений.

Гордившаяся своим неизменно высоким профессиональным мастерством тележурналиста, она осознала, что вдруг повела себя как новичок. И, по-видимому, не только упустила возможность снимать Вирджинию, но и взять интервью у Керка для сюжета о личной безопасности детей.

Проводив клиентов, мистер Макэнери направился с сухим, деловым видом к Аманде. Было ясно, что он не испытывает никакой радости от встречи. Он бросил взгляд на часы и, приподняв бровь, обратился к секретарше:

— Розали, могу я попросить вас?..

— Конечно. — Схватив сумочку, секретарша выскочила за дверь.

Лишь после ее ухода, оставшись вдвоем с Керком, Аманда осознала, как тихо стало в офисе.

По дороге сюда она страшно злилась и ждала немедленных извинений. Теперь же она была очень недовольна собой, потому что вела себя неверно. Хотя лучшая защита — нападение… и что там еще? Резко вздернув подбородок, она постаралась распалить свой гнев.

Керк сурово, почти осуждающе смотрел на нее.

Она успела забыть, что у него такие темные — почти черные — глаза. Как же получилось, что у его дочери были голубые? Наверное, его гены должны были оказаться сильнее.

— Я совсем забыл, что мы должны были встретиться, — наконец проговорил он, — извините. — Однако в голосе его не слышалось раскаяния.

Как же так — она проторчала на ярмарке Бог знает сколько времени, а он даже не желает объяснить, что все-таки произошло, почему он не пришел.

Аманда считала, что уж объяснения-то она в любом случае заслуживает.

— Мы прождали полтора часа, — сказала она раздраженно, — со мной была съемочная группа, а их труд стоит недешево.

— Ваше терпение достойно похвалы.

Его тон покоробил ее, но, даже несмотря на это, Аманда продолжила:

— Вы знаете, как напряженно я работаю над передачей. Вы могли бы позвонить или хотя бы оставить сообщение на автоответчике.

— Розали была в курсе, что я занят с клиентами.

— Ну и как я должна была это понимать — что вас не будет или что вы будете позднее?

— Естественно, клиенты для меня — всегда на первом месте. Я думал, вам это ясно. — Он по-прежнему неприветливо смотрел на нее. — Еще раз прошу извинить за недоразумение.

— Какое недоразумение? Мы договорились встретиться в три на ярмарке, но вы не явились, и я потеряла два часа попусту. — Даже больше, уточнила она про себя, если учесть время, затраченное на подготовку к съемке.

Он сжал зубы.

— А сейчас-то вы почему здесь? Вы что же, собираетесь купить дом?

Аманда окинула его гневным взглядом. Невыносимо!

— Нет.

Все, что ей было нужно от него, — чтобы он объяснил, почему не пришел и не извинился.

Указав на дверь, он сказал:

— Люди, которых вы только что видели, подписали сегодня контракт на покупку дома. И хотели еще раз осмотреть дом.

Аманде стало ясно, что обсуждаемую тему лучше оставить. Но…

— Знаете, ведь все это означало гораздо больше, чем просто поездка на ярмарку. Вирджиния надеялась на вас. — Я тоже на вас надеялась.

— Процент от сделки — несколько тысяч долларов, — поделился он, — и хотя девочка пока еще не понимает значения таких вещей, она наверняка будет в выигрыше.

Аманда презрительно скривила губы. Деньги! Он заставил их так волноваться, заставил свою дочь напрасно прождать его — и все из-за денег.

Керк заметил ее усмешку. Прищурив глаза, он скрестил руки на груди:

— Скажите-ка, мисс Доннелли, а если бы по дороге на съемку этой вашей истории о Санта-Клаусе вы увидели бы аварию — ну, скажем, где-то на автостраде опрокинулась цистерна с химикатами и дала течь… Ведь вы остановились бы, стали бы выяснять обстоятельства происшествия, не так ли?

Она видела, к чему он клонит, но все же честно ответила:

— Да.

— А в это время Вирджиния и я ждали бы вас на ярмарке. И как бы мы узнали о случившемся?

— Я отправила бы сообщение, — запротестовала она.

— Когда же? — парировал он.

— Уж постаралась бы не заставлять вас ждать напрасно два часа. Возможно, послала бы сообщение на студию по сотовой радиосвязи и попросила бы секретаршу позвонить вам.

— На ярмарку?

Аманда замолчала. Отправить сообщение ожидающим вас на ярмарке было делом трудным, но не невозможным. Однако спорить было бесполезно. Она ничего не добилась, приехав сюда. Ей так хотелось, чтобы он вежливо извинился. Но, похоже, Керк и не думал раскаиваться. Не такой, видимо, он был человек, этот Макэнери!

Надо было уезжать, притом немедленно — пока еще оставался шанс ретироваться красиво.

— Ничего, я вас понимаю. Сам знаю, как мешают порой разные неожиданные обстоятельства.

Нет, вы только послушайте! Он ее прощает! Но у нее и в мыслях не было извиняться!

— Я действительно очень занятой человек, а поэтому советовал бы вам найти другого ребенка на главную роль в вашей постановке.

Говоря это, Керк шел с ней к входной двери.

— Прекрасно! Так я и сделаю, — огрызнулась Аманда. Но ей совсем не хотелось искать другого ребенка.

В этот момент дверь распахнулась, и Розали ввела Вирджинию в офис. На девочке был зеленый спортивный костюм, в волосах горел ярко-красный бант.

— Папочка! — Она подбежала к отцу. — Мы поедем на ярмарку смотреть Санта-Клауса?

Керк изумленно глядел на нее. Ага, ну и как же собирался «Мистер-у-меня-есть-дела-поважнее» выпутаться из этой ситуации?

— Я так долго ждала. Думала, мы поедем сразу после школы. Я вручила миссис Халл твою записку, так что мне не нужно было в группу продленного дня… Ведь я все правильно сделала, да, папочка?

— Ну конечно.

Человека, переспорившего Аманду, больше не было. Вместо него перед ними стоял провинившийся отец.

— Миссис Халл пришлось звонить миссис Родригес в группу продленного дня. Она так злилась!

Аманда не поняла, кто же все-таки злился. И решила, что, возможно, они обе.

Ей самой тоже пришлось пережить это — похоже, у Керка был талант злить женщин.

Обменявшись взглядами с Розали, кивком подтвердившей рассказ Вирджинии, Керк на секунду закрыл глаза.

— Ну что, мы едем? Едем прямо сейчас? — Взяв отца за руку, Вирджиния вопросительно посмотрела на Аманду.

Керк осторожно взглянул на Аманду поверх головы дочери. Аманда безмятежно улыбнулась. Да… клянусь, теперь вам очень хотелось бы попросить прощения.

— Ой, я больше не могу ждать! — Вирджиния подпрыгнула от нетерпения. — Я буду сниматься на телевидении!

Давай, Вирджиния, загони его в угол!

Удовлетворение Аманды, впрочем, тут же испарилось, как только она заметила измученное выражение на лице Керка. Однако она не позволила себе расчувствоваться. Ведь этот человек забыл про встречу, подвел ее, не захотел сотрудничать, велел ей поискать другого ребенка. Пусть сам оправдывается, грубиян. Поделом ему.

— Мм… — только и смог выдавить из себя красноречивый Керк Макэнери.

Пальчики Вирджинии коснулись крепко стиснутых пальцев Аманды. Удивленная, она невольно разжала руку, и девочка вложила свою руку в ее.

— Пошли, — потребовала малышка, потянув за собой Аманду.

Аманда внимательно посмотрела в большие голубые глаза — глаза потерявшего мать, осиротевшего ребенка… которому так хотелось увидеть Санта-Клауса.

Аманда почувствовала, как на сердце у нее потеплело. Она и не могла долго злиться. Она умела понять других.

— Но сейчас мы не можем ехать, — как можно мягче сказала Аманда.

— Почему? — спросила Вирджиния.

— Потому что… — Аманда взглянула на Керка. Как и все мужчины в подобных ситуациях, он потерянно молчал. Смалодушничал! — Потому что… потому что у Санта-Клауса случилось непредвиденное.

— А что случилось? — Вирджинии очень хотелось знать, что именно.

— Один из его оленей… наступил на гнома.

— Наступил на гнома? — озадаченно повторил Керк.

Аманда сердито посмотрела на него. Он что, не понимает, что она старается выручить его?

— У Санта-Клауса есть олени на ярмарке? — Вирджиния широко раскрыла глаза.

— Ну, не совсем на ярмарке…

— Тогда где же?

Хороший вопрос. Но Аманда, к сожалению, не знала ответа.

И вдруг Керк, к ее удивлению, произнес:

— Санта-Клаус должен был отвести их в специальный загон для оленей, сейчас у них обед. — Увидев, что девочка, кажется, поверила его словам, он добавил: — На это у Санта-Клауса уходит много времени.

Переводя взгляд с отца на Аманду, Вирджиния спросила:

— А почему кто-то из гномов не может покормить оленей?

Пришла очередь Керка поломать голову.

— Потому что… — Вирджиния ждала.

Керк силился что-нибудь придумать.

— Потому что это против правил профсоюза, — пришла на помощь Аманда.

Розали, замешкавшаяся у двери, принялась внезапно кашлять.

— Я пошла домой. — Пряча лицо, Розали рывком открыла дверь и исчезла.

— Что такое профсоюз? — заинтересовалась Вирджиния.

— Это группа рабочих, — пояснил ей отец.

— Вы говорите о рабочих Санта-Клауса? О гномах?

— Да, — подтвердила Аманда, — у гномов очень сильный профсоюз. С ними лучше не связываться. — Аманда посмотрела девочке прямо в глаза.

Вирджиния повернулась к отцу.

— Мисс Доннелли права. Я зарекся вступать в споры с гномами. У них ужасный характер.

Пожалуй, вот это он сказал напрасно.

— На самом деле?

— Точно. Они и так вне себя от этой истории с оленями, — проговорила Аманда в надежде, что Керк наконец сдастся.

— Надо же. — Вирджиния глубоко задумалась, а Керк и Аманда переглянулись.

Было непонятно, поверила ли им девочка или только разыгрывала их. Вирджиния по-прежнему держала их за руки, не давая тем самым Аманде уйти.

— Кстати, не только оленям, но и тебе пора обедать. — Керк высвободил руку и выключил верхнее освещение.

— А когда я теперь буду сниматься для телевидения? — раздался голосок Вирджинии. Девочка не отпускала руку Аманды.

Взявшись за ручку двери, Керк раздумывал над ответом.

— Завтра? В три? — Он явно провоцировал Аманду. — У западного входа на ярмарку в Вудбруке?

Но она решила не поддаваться: легкого прощения Керк в любом случае не заслужил.

Но стоило ему улыбнуться — и Аманда почти все простила ему.

— Аманду Доннелли, пожалуйста.

— Это я. — Она ничуть не удивилась, услышав голос Керка, она была почти уверена, что он позвонит сегодня утром и поблагодарит ее за то, что она столь изящно помогла ему выпутаться из непростой ситуации. Аманда вспомнила: стоило ему вчера улыбнуться, и она поразилась — насколько он красив.

Удобно устроившись за столом, Аманда приготовилась выслушивать благодарственные и хвалебные речи.

— Мм… Аманда?

— Привет, Керк, — ободряюще сказала она.

Ясно, он колебался, называть ли ее по имени или вернуться к официальному «мисс Доннелли». Честно говоря, она бы предпочла просто «Аманда». И пусть еще немного помучается.

— Аманда, — произнес он на этот раз твердо.

Она ждала — с улыбкой на губах.

— Сегодня у меня сложный правовой случай. — Это было полнейшей неожиданностью. — Поэтому я не смогу привезти Вирджинию к трем часам на ярмарку.

Резко схватив карандаш, Аманда чуть не сломала его.

— Назначим другое время? — Да уж, эта рождественская история несла с собой, пожалуй, чересчур много хлопот.

Керк глубоко вздохнул:

— Нет, наверное. Я так загружен…

— Везет же вам, — иронически произнесла она, понимая, однако, что не следует говорить с ним таким тоном.

Он ненадолго замолчал.

— Я стараюсь продать довольно необычный дом в центре; это длится уже более двух лет. — По интонации Керка она чувствовала — он не считает нужным извиняться. — Вообще-то покупатель уже есть, он хочет осмотреть дом после обеда.

— Поздравляю.

Он проигнорировал ее сарказм.

— Если вы сможете отвезти Вирджинию на ярмарку, то я напишу записку в школу, чтобы вам разрешили забрать девочку.

— А что потом?

— Я постараюсь тоже приехать, но если мне не удастся поспеть до окончания съемки, вы привезете Вирджинию в агентство.

— Хорошенькое дело — всю жизнь мечтала подрабатывать таксистом. — Пусть откомандирует кого-нибудь из своих сотрудниц.

— Вы в любой момент можете выбрать другого ребенка, — заметил он с потрясающим спокойствием.

Ну точно — Керк постарается свалить вину за неизбежное разочарование Вирджинии на нее. Не выйдет!

— Сообщите в школу, что я приеду.

Повесив трубку, Аманда посидела, размышляя о том, как ловко удавалось манипулировать ею — вполне разумной интеллигентной женщиной — этому совершенно безрассудному человеку. Да, совершенно безрассудному.

Но сколь бы велико ни было ее негодование, сердиться на Вирджинию из-за ее отца Аманда не имела никакого права.

По пути к школе имени Камерона она постаралась успокоиться. Съемочная группа уехала на ярмарку — коллеги должны были найти Санта-Клауса и никуда надолго не отпускать.

Свернув на дорогу к школе, Аманда притормозила. По шоссе плотной вереницей ползли машины. Попав в ряд, она осознала, что оказалась в ловушке.

Перед ее глазами разворачивались картины, напоминавшие бег с препятствиями, — возвращавшиеся с работы женщины с трудом пробирались между автомобилями и фургонами, таща за собой своих малышей. Раздавались свистки регулировщиков, мимо, громыхая, проносились школьные автобусы.

Выбраться было невозможно — оставалось медленно продвигаться вперед. Хорошо, что на улице прохладно — летом машина наверняка перегрелась бы.

Неудивительно, что Керк не захотел тратить время на поездку. Аманда вдруг с досадой отметила про себя, что, похоже, чересчур много нервничает из-за Керка Макэнери.

Подъехав наконец к школе, она увидела стайку школьников, собиравшихся на экскурсию, — поблизости высилась груда рюкзаков. Аманда заметила Вирджинию — на сей раз девочка была одета по-другому, но в волосах по-прежнему красовался праздничный бант. Представив ее сидящей на коленях у Санта-Клауса, Аманда решила, что вряд ли кто-нибудь заметит, какого цвета платье на малышке, тем более что старый весельчак Санта-Клаус будет ее обнимать своей крепкой большой рукой.

Кто-то окликнул ее по имени — к машине приближалась миссис Халл. Вирджиния пока не трогалась с места. Господи, неужели Керк забыл о школьной бюрократии?

Миссис Халл заглянула в машину Аманды, потом поманила Вирджинию.

— Только не забудь рассказать Санта-Клаусу, что ты учишься в начальной школе имени Камерона, — усаживая девочку в машину и помогая застегнуть ремни, сказала директриса.

— Не забуду, — пообещала Вирджиния.

Довольная, миссис Халл весело помахала им рукой на прощание.

Вирджиния восседала рядом с Амандой с таким видом, словно они уже сотни раз ездили вместе. Аманда даже смутилась, не зная, как реагировать на подобное доверие.

— Послушай, Вирджиния, твой папа не смог приехать, поэтому он попросил меня заехать за тобой.

— Я знаю. — Голубые глаза смотрели спокойно и уверенно.

Внезапно Аманду осенило: а ведь похожая ситуация могла повторяться многократно. Аманда вспомнила обрывки разговора, услышанного ею в риэлтерской фирме. Список людей, которым доверялось забирать девочку… экономка… Розали, заезжавшая за Вирджинией даже в тех случаях, когда Керк не просил специально об этом…

Аманда несколько растерялась. Но, в конце концов, это — не ее дело. Она должна снять передачу.

— А знаешь, почему мы собираемся навестить Санта-Клауса?

— Потому что приближается Рождество, — ответила Вирджиния, и Аманда изумилась точности ответа.

— Да, правильно. Сотни мальчиков и девочек приходят к Санта-Клаусу под Рождество. И… — Аманда запнулась. Будь ее воля, она немедленно рассталась бы со сказкой о Санта-Клаусе. Неужели Вирджиния все еще верит в него? Верит до конца? Тогда как, интересно, объяснить девочке присутствие многочисленных Санта-Клаусов на разных ярмарках? — Ты ведь знаешь, что у Санта-Клауса много помощников?

Очень осторожно подбирая слова, Аманда пыталась найти верное решение и не нарушить при этом правдоподобия сказки.

— Да, — Вирджиния кивнула, — целый профсоюз.

Аманда прикусила губу.

— Правильно, труженики гномы и другие… помощники. Он ведь… э… не может поспеть всюду сам.

Они остановились на красный свет, и Аманда украдкой наблюдала за Вирджинией — как девочка восприняла это открытие.

— Да, я знаю, — Вирджиния заерзала на сиденье, — как раз сейчас он очень занят изготовлением игрушек. Поэтому он и отправляет своих помощников на ярмарки.

— А что ты думаешь об этих помощниках?

Девочка пожала плечами.

Аманда въехала на юго-западное шоссе.

— Как ты полагаешь, они хорошо работают?

Вирджиния с шумом выдохнула:

— Иногда. — И снова заерзала на сиденье. — Я-то думала, мы отправляемся смотреть настоящего Санта-Клауса.

— До Северного полюса очень далеко.

— Северный полюс! Не рассказывайте!

Аманда крепко сжала руль, побоявшись спросить — что девочка имела в виду? Ей было всего только шесть. Но рассуждала она на все тринадцать.

— А где же, по-твоему, он живет?

— Ну, он живет действительно там, но он проверяет ярмарки, изучает отчеты своих помощников.

— Отчеты?

— Ну да, отчеты о том, что хотят получить ребятишки. Потом он едет в магазины игрушек и делает заказы.

Аманда решила не заострять внимания на некоторой нелогичности замечания — ведь только что девочка утверждала, будто игрушки в подарок детям сказочный Санта-Клаус изготовляет собственноручно.

— Значит, ярмарки — это что-то вроде больших информационных центров.

— Угу. — Вирджиния энергично кивнула. — Но иногда он сам выполняет работу своих помощников.

Аманда наконец начала понимать рассуждения ребенка, в которых реальные факты перемешивались с вымыслом.

— Возможно, для того, чтобы показать своим помощникам пример.

— Возможно.

Съехав с оживленного шоссе, Аманда уже с меньшим напряжением следила за дорогой и теперь свободнее вела с девочкой разговор.

— Знаешь, Вирджиния, мы хотим найти лучшего помощника Санта-Клауса в Хьюстоне, а может, и самого Санта-Клауса.

Она поглядела на девчушку, сидевшую рядом с широко раскрытыми глазами.

— Давай подумаем, что отличает настоящего Санта-Клауса.

— Но это же борода, — даже не задумываясь, ответила Вирджиния. — У Санта-Клауса не приклеенная, а настоящая борода.

— Неплохо, — подбадривая ее, заметила Аманда.

Увидев на стоянке микроавтобус студии, Аманда припарковала свою машину поблизости.

— Что еще?

— Ну… одежда. Однажды я видела Санта-Клауса в кроссовках. Настоящий Санта-Клаус носит сапоги. И вообще, он должен быть добрым и толстым.

— Конечно, ведь он ест много рождественского печева, — пробормотала Аманда. Вздохнув, она подумала, что сама заметно потолстела за последнее время. — Так, по-твоему, на первом месте — борода, потом — сапоги, а потом — толщина?

— Еще он должен говорить как настоящий Санта-Клаус, — добавила девочка, когда они вылезли из машины. — А еще… еще будет чудесно, если он подарит что-нибудь на прощание.

— Ну, подарка тебе придется подождать до рождественского утра.

— Да нет, я — про книжку с картинками или игру-головоломку. Или леденец на палочке.

— А чего тебе хочется больше всего?

— Леденец на палочке. — Вирджиния опять непроизвольно взяла Аманду за руку. При этом девочка улыбнулась — отсутствие зубика вовсе не портило улыбку.

— И мне они ужасно нравятся. Сможешь достать один и для меня?

— Постараюсь, — пообещала девочка.

Как только они вошли на ярмарку, Вирджиния осмотрелась и прямиком направилась к домику Санта-Клауса.

Огромные искусственные леденцы на палочках, с протянутыми между ними бархатными лентами, указывали дорогу к Санта-Клаусу. Он восседал на стуле с высокой спинкой перед своим — похожим на сказочный пряничный — домиком.

Вирджиния подошла к Санта-Клаусу. Оператор Рон уже был на месте. И уже приготовился снимать, но по знаку Аманды аппаратуру отключили. Аманде не хотелось начинать съемку, не подготовив предварительно девочку.

А Вирджиния, казалось, и думать забыла про нацеленную на нее камеру. Девочка поскребла искусственный сахар на леденце, потом захватила горсть искусственного снега.

— Фальшивка, — объявила она.

Аманда вздохнула.

— А куда мы теперь поедем? — Вирджиния стряхнула «снег» с пальцев.

— О, мы еще не закончили здесь — ведь ты даже не поговорила с Санта-Клаусом.

— И не хочу. Он тоже наверняка фальшивый.

Ну, нет, так дело не пойдет.

Дав знак Рону, чтобы он присел пока, Аманда отвела девочку в сторону.

— Конечно, это всего лишь декорации, — начала Аманда, — настоящий снег растаял бы, оставив лужи грязи на полу, а леденцы быстро растащили бы по кусочкам.

— Можно я пойду в магазин игрушек? — Вирджиния уже совершенно забыла про встречу с Санта-Клаусом, и теперь ей хотелось только одного — попасть в уютный магазинчик, где воплощались детские мечты.

— Нет. — Аманда уселась на скамейку под новогодней елкой и притянула Вирджинию к себе.

Девочка быстро провела пальцами по коре дерева:

— Вот это — настоящее.

Аманда схватила малышку за руки. Вирджиния нехотя повернулась к ней.

— Помнишь, о чем мы с тобой говорили? Мы же ищем лучшего Санта-Клауса на рождественских ярмарках. Ведь когда ты будешь разговаривать с ним, слушать его голос, разглядывать бороду и сапоги, разве при этом ты сможешь думать о чем-то еще?

Девочка отрицательно покачала головой.

— Так ты точно представляешь себе настоящего Санта-Клауса?

— Да.

Малышка ответила так уверенно, что Аманда удивилась.

— И каким же ты его себе представляешь?

Девочка поболтала ногами.

— Да уж знаю каким.

Аманде не терпелось услышать что-нибудь более конкретное, но ничего не поделаешь — пока они только нащупывали верный путь.

— Хорошо, тогда давай обсудим, как все это будет происходить. Ты встанешь в очередь, — Аманда надеялась, что ей удастся осуществить свой план, и тогда стояние в очереди не займет много времени, — а Рон вон там… Ты видишь Рона?

Вирджиния посмотрела в указанном направлении. Оператор в ответ помахал им рукой.

— Да, это Рон. Он снимет тебя беседующей с Санта-Клаусом. У Рона очень большая камера, для нее нужно много света. Здесь, на ярмарке, его не хватает, поэтому мы привезли с собой осветительные приборы. — Аманда указала на осветителя, увлеченно разглядывавшего витрины магазинчиков. — Видишь лампы? Они очень яркие. Не пугайся, когда их включат.

Аманда встала со скамейки и направилась с Вирджинией назад, к Санта-Клаусу.

— Мы хотим послушать, как ты будешь разговаривать с ним, поэтому я прикреплю микрофон к твоему джемперу.

— А что мне говорить?

— То же, что ты обычно говоришь, когда папа берет тебя посмотреть на Санта-Клауса.

— Он не берет меня.

Аманда застыла.

— Но еще рано, — осторожно промолвила она, — декабрь еще не начался.

— Папа занят.

Пытаясь справиться с охватившим ее гневом, Аманда напомнила себе, что все это — не ее дело.

— Бабушка брала меня в прошлом году. Тогда снег был настоящий.

Аманде очень хотелось задать Вирджинии несколько вопросов, но, напомнила себе Аманда, не стоило касаться семейной жизни Керка и выспрашивать девочку.

И вообще — зачем ей интересоваться всем этим?

— У нас в Хьюстоне не бывает много снега, ведь верно? — Пока Вирджиния говорила, Аманда внимательно осматривала ярмарку. Вдруг Аманда заметила, что девочка делает то же самое. Она ждет своего отца. Аманда была уверена в этом, потому что и сама ждала его.

Но Керка нигде не было видно.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Аманду не удивило, что Керк не приехал, — просто ей не хотелось, чтобы Вирджиния расстраивалась. А вот Керка, по-видимому, это не особенно волновало.

— Вирджиния, давай-ка встань вот здесь. — Аманда поставила девочку перед домиком Санта-Клауса. — Постой здесь минутку.

Аманда повернулась к оператору:

— Рон, сделай несколько пробных кадров, посмотрим, как она реагирует на камеру.

Кивнув, Рон приготовился снимать.

Аманда сделала знак осветителю и подумала: сейчас девочка или зажмурится, или отвернется.

Но та ничего не замечала, по-прежнему настойчиво разыскивая в толпе взглядом отца.

Аманда хоть и надеялась, что он вот-вот появится, однако была уверена в одном: ничто не заставит его бросить дело, не доведенное до конца.

Негодуя на Керка, она прикрепила микрофон к джемперу девочки.

— Протяни шнур под джемпером так, чтобы он оказался под мышкой.

Вирджиния тянула шнур до тех пор, пока не отцепила микрофон, скользнувший на землю к ее ногам.

— Вирджиния, — Аманда нагнулась, чтобы прикрепить клемму, — когда я разговаривала с твоим папой, он сказал, что вряд ли освободится до окончания съемки. К тому же ему и не обязательно быть здесь. — Она выпрямилась, глядя на девочку. — Не волнуйся, если он не приедет, я отвезу тебя к нему на работу.

— Давайте еще чуточку подождем!

Аманде с большим трудом удалось выдержать умоляющий взгляд больших голубых глаз.

— Мы должны начинать. — Аманда погладила девочку по плечу. — У тебя все получится отлично, ведь правда?

Погрустневшая Вирджиния кивнула.

Ужасно. Именно сейчас крайне необходимо, чтобы она была в приподнятом настроении, с сияющей улыбкой.

Кляня все на свете, Аманда подошла к Рону.

— Скажи, как она выглядит?

— Бледненькая.

Через его плечо Аманда заглянула в объектив. Под лампами освещения блондинки казались обычно бледнее, чем на самом деле.

— Хорошо, что у меня есть с собой румяна. — Положив блокнот у ног, Аманда порылась в сумке.

— Это макияж? — Вирджиния вновь оживилась.

Аманда легкими движениями нанесла румяна на ее щеки.

— Да. — Может, это развеселит ее.

— Я буду в гриме?

Аманда полюбовалась на свою работу.

— Только на время съемок.

— Как я выгляжу? — Склонив головку набок, Вирджиния причмокнула губами.

— Великолепно. — Аманда улыбнулась и подтолкнула ее к ребятишкам, стоявшим в очереди вместе с родителями. Одного взгляда было достаточно: ждать придется не менее двадцати минут. Отсчитав несколько ребятишек, Аманда поставила Вирджинию за ними.

— Эй! — запротестовала очередь.

Аманда подняла руку и, обратившись к стоявшей поблизости женщине, произнесла волшебные слова:

— Послушайте, я — Аманда Доннелли из программы «Хэлло, Хьюстон». Можно нам снять вашего ребенка, стоящего в очереди к Санта-Клаусу?

Как Аманда и предполагала, родители в начале очереди проявили энтузиазм. Но вот стоявшие в конце испугались, что не попадут в кадр, и поэтому тут же недовольно заворчали.

Рон снимал панорамным планом очередь. Аманда подумала: в монтажной отредактируем.

Рядом появился гном в зеленом костюме. В руках у него был фотоаппарат.

— Кто хочет сфотографироваться вместе с Санта-Клаусом?

— Как раз этим и занимаемся, — Аманда указала на съемочную группу.

Улыбаясь Аманде, Вирджинии и изо всех сил стараясь попасть в кадр, гном подошел к ним совсем близко.

— Что это вы здесь делаете?

— Работаем. — Аманда кивнула в сторону уставшей женщины, которая толкала перед собой доверху нагруженную покупками коляску. Рядом неуверенно ковыляли двое малышей-близнецов. — Вот вам и клиенты.

Не спуская глаз с камеры, гном неохотно отошел.

Явно подражая ему, Вирджиния разыгрывала перед Роном сценки. То изображала бурную радость при виде искусственного снега на крыше сказочного домика, то заглядывала в слюдяные окошки, то принималась громко смеяться, наблюдая, как рождаются игрушки в руках механических мастеров. Аманда предоставила ей полную свободу — пусть вытворяет что хочет.

Скоро должна была подойти их очередь. Аманда прошептала на ухо девочке:

— Не забудь, не проговорись Санта-Клаусу, что мы будем оценивать его работу.

Санта-Клаус, конечно, уже заметил съемочную группу и камеру, нацеленную на него. Но лучше ему пока не знать о конкурсе.

— О'кей, — прошептала Вирджиния в ответ и подняла большой палец, показывая, что все будет в порядке!

Свет. Мотор.

— Здравствуй, Санта-Клаус! — громко прокричала Вирджиния, оглушив звукооператора, отчаянно замахавшего руками.

Аманда поймала взгляд девочки и поднесла палец к губам.

— Хо-хо-хо, малышка, — Санта старался говорить как можно громче, но ему было далеко до Вирджинии. — Кто твои друзья? — Он улыбнулся в объектив.

Жаждущие попасть в кадр бойко подпрыгивали за их спинами. А как же иначе — телевидение никого не оставляет равнодушным.

— А ты собираешься спрашивать, что я хочу получить в подарок на Рождество? — Вирджиния дернула Санта-Клауса за бороду, и борода — отклеилась.

— Конечно, — Санта-Клаус небрежно поправил бороду и посадил Вирджинию себе на колени.

Она провела пальцами по опушенным отворотам его красной шубы, выглядевшей жалкой и поношенной под ярким светом юпитеров. Потом она наклонилась и посмотрела вниз.

Аманда проследила за ее взглядом. На ногах у Санта-Клауса были коричневые бутсы.

— Итак, малышка, какого подарка ты ждешь к Рождеству от Санта-Клауса?

Вирджиния подозрительно смотрела на него. Аманда не осуждала ее за это. Санта-Клаус без конца ослепительно улыбался в объектив и почти не обращал внимания на сидевшего у него на коленях ребенка.

Так дело не пойдет.

— Постойте-ка. — Аманда вышла из-за камеры. — Представьте себе, что нас нет. Только вы и Вирджиния. — Аманда нарочно выделила имя девочки.

— О, ее зовут Вирджиния? Славное имя для славной девчушки, — он подбросил ее на колене.

— Эй! — Вирджиния ухватилась за первое, что попалось под руку, — за его бороду, и она опять отклеилась!

Санта-Клаус снова ловко вернул ее на место.

— Итак, Джинни, что тебе хотелось бы найти под новогодней елкой?

Вирджиния пристально взглянула на него, недовольно выпятив нижнюю губу.

— Меня зовут Вирджиния, и я хочу игровую компьютерную приставку «Супер Нинтендо».

— Хо-хо-хо. А не хочешь ли ты, чтобы Санта-Клаус принес тебе красивую куклу? Хотя вряд ли ему удастся найти такую же красотку, как ты.

Ну и ну, вот так поворот! Вот это специальный рождественский репортаж. Хотя зрители любят всякие «жареные» темы, отметила про себя Аманда.

Вирджиния больше не улыбалась. Неудивительно. Если все Санта-Клаусы такие, как этот, уж лучше у него ничего не просить.

— Я не хочу куклу! — Девочка уперлась в грудь Санта-Клауса и попыталась спрыгнуть с его колен. Гном в зеленом поспешил на помощь своему другу.

— Разве ты не хочешь, малышка, еще побеседовать с Санта-Клаусом? — проверещал гном, деланно улыбаясь в объектив.

— Нет! От него воняет!

— Стоп! — быстро вмешалась Аманда. Она помогла Вирджинии спрыгнуть на землю и крепко стиснула руку девочки. — Большое спасибо, — сказала Аманда, обращаясь к Санта-Клаусу.

Кивком пригласив группу следовать за ней, Аманда увела Вирджинию прочь.

— Это был не Санта-Клаус, — заявила девочка.

— Согласна. — Аманда остановилась, чтобы отцепить с ее джемпера микрофон.

— Борода была ненастоящая. И ботинки. И голоса такого у Санта-Клауса не бывает. К тому же от него плохо пахло.

— Наверное, возится слишком много с оленями, — пробормотала Аманда. — А ты как думаешь? — обратилась она к Рону.

Всегда немногословный, он только пожал плечами. Осветитель покачал головой. Они подтвердили то, о чем Аманда и сама уже догадалась, — на сей раз удалось снять совсем немного пригодного материала.

Времени ехать на другую ярмарку уже не оставалось. Аманда приняла решение:

— Вирджиния, мы будем брать интервью у тебя. Рон, ищи фон, а я снова прикрепляю микрофон.

— Что вы имеете в виду? — поинтересовалась девочка.

— Я буду расспрашивать тебя о Санта-Клаусе, в частности — об этом парне.

— Но я только что сказала вам. Он во…

— Он воняет, я знаю. Расскажи, каким должен быть настоящий Санта-Клаус. Только не стоит все время повторять, что от этого плохо пахло.

— Но это так! — воскликнула Вирджиния. — Я думала, меня стошнит.

Аманда оглянулась — стоявшие в очереди люди сосредоточенно наблюдали за ними.

— Аманда, — услышала она негромкий голос оператора. Он стоял перед украшенной к Рождеству витриной магазина.

Великолепно.

Они поставили Вирджинию на фоне серебристой елки и опустили камеру до уровня глаз девочки.

— Представь себе, что ты беседуешь со своими друзьями, — объясняла Аманда, — и смотри на меня, а не в камеру. Приготовилась?

Когда Вирджиния кивнула, Аманда велела Рону начинать.

— Вирджиния, расскажи мальчикам и девочкам, которые видят тебя сейчас на экране, что ты ждешь от Санта-Клауса.

— Ну…

Пожалуйста, будь веселой, живой, говори отчетливо, ясно, умоляла ее про себя Аманда, хотя и сознавала, что требует слишком многого от шестилетней девчушки.

И тут произошло чудо. Возможно, от присутствия немногих любопытных покупателей, собравшихся поглазеть на ее дебют, девочка внезапно выпрямилась, доверительно улыбнулась Аманде. И быстро начала перечислять необходимые для настоящего Санта-Клауса качества. Даже если бы Аманда написала текст заранее, лучшего все равно трудно было бы добиться.

— Прежде всего — Санта всегда толстый, у него мягкие, ласковые руки. У него всегда — белая борода и добрые глаза, окруженные морщинками. И от него должно пахнуть как от мятной лепешки. Он должен громко, так, чтобы все слышали, говорить «хо-хо-хо». У Санта-Клауса нарядные сапоги. Он тщательно готовится к встрече с нами, заботливо собирает все необходимое.

— Что еще?

— Ну, он обязательно спрашивает, что мы хотим получить к Рождеству… и не дает обещаний, которые не сможет выполнить, — обтекаемо закончила Вирджиния.

— А что ты скажешь о Санта-Клаусе с ярмарки в Вудбруке? — спросила Аманда.

— Ох, Аманда, пра-а-ашу вас… — Вирджиния округлила глаза.

Аманду поразило, что девочка назвала ее по имени, впрочем, это доказывало находчивость Вирджинии и то, что она свободно чувствовала себя перед камерой.

— Того парня, должно быть, выгнали за неуспеваемость из школы, где учат, как быть Санта-Клаусом.

Аманда раскрыла рот от удивления. Вирджиния, пожалуй, чересчур расслабилась.

Девочка стояла с видом преуспевающего репортера, ведущего раздел скандальной светской хроники. Вот как она лихо разделалась с Санта-Клаусом из Вудбрука!

Сорвиголова, к тому же прехорошенькая. Опасное сочетание. Аманда задумалась: сколько же пригодного материала они сняли?

Задав еще несколько вопросов и подивившись быстроте удачных ответов Вирджинии, Аманда поняла, что съемка удалась.

— Прежде чем мы окончательно распрощаемся с этой ярмаркой, я позвоню на студию, — сказала Аманда, направляясь к телефонам-автоматам.

Вирджиния осталась с Роном, укладывавшим аппаратуру.

Подойдя к центру ярмарки, Аманда принялась внимательно осматривать огромную очередь к Санта-Клаусу — он как раз отправился кормить оленей. Временами она бросала взгляд на западный вход — ей хотелось выяснить, удалось ли Керку выбраться на ярмарку. По-видимому, нет. Вздохнув, Аманда стала звонить на студию.

Бросив взгляд на часы, она закрыла глаза и устало прислонилась к кафельной стенке. Было почти пять. Ужасно. Предстояла езда по переполненным машинами улицам.

— От Керка Макэнери не было сообщений? — спросила Аманда секретаршу.

— Нет, но Кей просила вас приехать на студию сразу после окончания съемки.

Что же нужно было от нее главному продюсеру? Аманда в задумчивости взъерошила челку. Отвезти Вирджинию к отцу и вернуться на студию — на это уйдет не менее часа.

— Кей сказала, для чего я ей понадобилась?

— Нет, но она просила, чтобы вы привезли вашу…

— Я везу пленку.

Рона и Вирджинии не оказалось там, где она их оставила. Стороживший аппаратуру осветитель пояснил:

— Он повел ее попить.

Шагая в сторону павильончика с едой, Аманда чувствовала себя виноватой — малышка так старалась, а она, Аманда, ее даже толком не поблагодарила.

Вскоре она увидела их, сидевших за столиком в центре павильона.

Перед Вирджинией стояла огромная чашка с жидким ягодным мороженым. Рон взял бутылку легкого пива.

— Привет, — Аманда присела рядом.

Подняв брови, Вирджиния продолжала тянуть холодную сладкую жидкость через соломинку.

Понаблюдав за ней, Аманда решилась:

— Хочешь съездить на студию?

Для девчушки это было бы развлечением, а Аманда выяснила бы, зачем она понадобилась Кей.

— Туда, где делают телешоу?

Аманда кивнула:

— Такие же, как то, в котором ты участвуешь.

— Конечно, хочу!

Все время, пока они ехали на студию, Вирджиния без умолку болтала.

Счастье еще, что они быстро доехали. Аманда припарковала машину на привычном месте. Вирджиния побежала вперед и остановилась у двери, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу.

Благоговейная восторженность, с которой Вирджиния переступила порог здания, напомнила Аманде ее первый день на студии. Тогда Аманда не была помощником продюсера. Она была всего-навсего секретаршей, делопроизводителем.

Но она все равно чувствовала себя счастливой — оттого что была на пути к цели. Это было для нее главным тогда.

После развода она вернулась в колледж и продолжила занятия по специальности — теле- и радиожурналистика. В надежде приобрести необходимый опыт она стала искать работу на телевидении, соглашаясь выполнять любые обязанности, даже бесплатно.

Через шесть недель ей уже начали платить зарплату.

Возможностей, чтобы наверстать упущенное, было немало. Она посещала разные лекции. Конечно, совмещать работу и учебу было нелегко, но все же легче, чем совмещать две работы и замужество.

Целиком поглощенная телевидением, Аманда все реже вспоминала неудачу в личной жизни. Старалась как можно позднее возвращаться в опустевшую квартиру. Наблюдая за Марией Альварес, она пыталась четко определить свои собственные цели.

Ее энтузиазм произвел такое сильное впечатление на Кей, что та пообещала взять ее на студию после окончания колледжа. Это было шесть лет назад.

— Вирджиния, — окликнула она убежавшую далеко вперед девочку, — вот мой кабинет.

Вирджиния вернулась и вошла вслед за Амандой в скромно обставленную комнатку.

— Вот этот?

— Мне много не нужно. — Аманда постаралась не думать об огромном кабинете Марии.

— Так вот где делают телешоу?

— Нет. — Аманда пыталась навести порядок на столе. — Ты видела большие черные двери на другой стороне коридора?

— Угу.

— Там находятся студии. Я покажу тебе одну из них.

— Так пошли!

— Сейчас. Но сначала я «отмечусь» у моего продюсера, потом созвонюсь с твоим папой. — Аманда указала на стул: — Освободи его и садись.

Вирджиния с недовольным видом поплелась к стулу и спихнула наваленные на нем папки и бумаги на пол.

Глядя на погрустневшую девочку, Аманда почувствовала угрызения совести. Вирджиния изо всех сил пыталась справиться с разочарованием. И Аманда подумала: интересно, как часто приходилось Керку оказываться в подобных ситуациях?

Мгновение спустя она услышала в трубке голос Кей.

— Это Аманда. Что случилось?

В то время, как Аманда внимательно слушала главного продюсера, Вирджиния встала и осторожно, бочком пошла к двери. Взявшись за ручку, она взглянула на Аманду.

Та погрозила ей пальцем, но тут же отвлеклась — из-за вопроса Кей.

— Подожди-ка. Где-то тут у меня есть данные… — Повернувшись, Аманда стала рыться в кипе бумаг, потом ей пришлось, прижав телефон плечом к уху, просмотреть бумаги, сваленные Вирджинией на пол. Ползая на коленях, она лихорадочно искала нужную записку и наконец нашла. — Да, они сделали заявку на два клипа.

— Замечательно. Первый мы туда не втиснем, а три минуты «мертвого эфира» мне вовсе не нужны.

— Хорошо, попробую договориться по второму. — Быстро записывая указания Кей, Аманда обнаружила, что Вирджиния успела выскользнуть в коридор.

Волноваться не стоило. Белокурая головка отчетливо виднелась над нижним краем стекла в двери кабинета.

— Вирджиния, иди сюда, — позвала Аманда, заканчивая свои записи. — Сейчас я позвоню твоему папе, и мы с тобой пойдем вместе.

Набрав номер Керка, Аманда оперлась о стол. Ну и денек! Впрочем, до конца рабочего дня еще далеко.

— Керк Макэнери.

— Аманда Доннелли. Мы управились со всеми делами на ярмарке, и я привезла Вирджинию на студию.

Аманда взглянула через стекло. Девочка отошла немного, но все еще была видна.

— Я думал, вы привезете ее прямо сюда, — раздраженно бросил Керк.

А я думала, что вы приедете на ярмарку. Припомнив их последний разговор, Аманда сказала:

— На самом деле мы не договаривались об этом. Но я смогу привезти ее к вам — через какое-то время.

— И когда же?

— Скажем, через час.

Аманда была уверена, что освободится раньше, но пусть Керк подождет ее — для разнообразия.

Он помолчал, потом произнес:

— Я сам приеду за ней.

Не испытываю восторга от этого, звучало в его голосе.

Аманда пропустила интонацию Керка мимо ушей.

— Вирджиния проголодается.

Вот это Аманду действительно волновало.

— Вообще-то она не просила есть. На ярмарке она угостилась жидким мороженым.

— Как питательно.

— С фруктами.

Только не надо мне рассказывать, что вам с ней никогда не приходилось наскоро перекусывать. Какое лицемерие! Аманда была готова поклясться, что Вирджинии также приходилось не раз допоздна ждать отца — гораздо дольше, чем она прождет сегодняшним вечером.

Зажужжал другой телефон.

— Это мой продюсер. Я обязательно должна поговорить с ней.

— Вне всякого сомнения, — саркастическим тоном заметил Керк, — до скорой встречи.

Аманда бросила трубку. С Кей она говорила очень мало, но, когда выглянула за дверь, Вирджинии нигде не было видно.

Куда она направилась?

— Вирджиния? — Громко звать ее в студии Аманда никак не могла.

Тишина.

Аманда посмотрела в сторону главного входа, потом решила пойти в глубь здания.

— Вирджиния? — Аманда прислушалась — ни звука. — Пойдем посмотрим студию.

Тишина. Аманда в раздражении поджала губы.

— Неостроумно — играть тут в прятки. Здесь очень много проводов, ты можешь зацепиться и упасть.

Аманда вошла в огромное полутемное сводчатое помещение за студиями. Перевешиваясь через балки, подобно тропическим растениям, с высоты свисали толстые провода. Вдоль стен тянулся занавес для затемнения — мест, где можно спрятаться, было предостаточно.

Где же Вирджиния?

Над высоченными дверьми некоторых студий горели красные лампочки. Там шли съемки.

У Аманды вырвался стон. А что, если Вирджиния зашла в одну из студий? Ведь она сорвет съемку.

— Вирджиния! — Стараясь убедить себя, что девочка играет, Аманда искала ее за занавесом, заглядывала за ящики. А вдруг она сейчас внезапно выскочит из-за угла — наверняка ведь, как все дети, любит пугать взрослых.

Да, но игра слишком уж затянулась. Пора срочно предпринимать что-нибудь.

— Вирджиния, ты меня слышишь? Ты выиграла, давай выходи! Я угощу тебя… — А что любят маленькие девочки? Аманда пыталась вспомнить и не могла. — Пиццей!

Молчание. Но пицца в любом случае хорошая идея.

— Послушай, потребуется не менее получаса, чтобы приготовить ее. Чем скорее ты выйдешь, тем скорее я смогу ее заказать.

Аманда медленно повернулась на месте, внимательно наблюдая: не колыхнется ли предательски занавес, не покажется ли кончик маленькой туфельки?

— Не стану звонить в пиццерию, пока ты не выйдешь.

Скрестив руки, Аманда стояла среди декораций и реквизита.

Вирджиния пропала.

Та-а-а-ак. Сюжет о Санта-Клаусе только что превратился в тридцатисекундный рекламный ролик о подготовке к Рождеству и о ребятишках, с удовольствием ходивших в гости к Санта-Клаусу. Возможно, Кей и не даст ему ход, но Аманде уже было все равно. Она лишний раз убедилась, что возня с детьми — не ее… слабость.

Аманда начинала волноваться всерьез.

— Вирджиния, сегодня ты была великолепна. Настолько великолепна, что я куплю тебе «Супер Нинтендо». Идет? Как только снимем последнюю поездку к Санта-Клаусу, тут же и отправимся покупать… — А сколько, между прочим, стоит эта штука?

Аманда призадумалась, но ненадолго — Вирджиния не выскочила к ней с криком восторга. Значит, ее не было поблизости. Пробежав один коридор, Аманда понеслась по другому. Приближалось время выпуска вечерних новостей. Если Вирджиния сорвет это...

Аманда постаралась не думать о последствиях. Оглянувшись вокруг, она пыталась представить, откуда же может появиться маленькая фигурка? А вдруг Вирджиния пошла к выходу?

Ну конечно же. Девочка соскучилась, и ей захотелось поболтать с кем-нибудь — с вахтером, например.

Бросившись к внутреннему телефону, Аманда позвонила на вахту.

— У вас там нет маленькой белокурой девочки, Хэнк?

— Нет, мэм, но рядом стоит страшно сердитый парень.

Керк. Аманда вздрогнула.

— Он пытается дозвониться в ваш офис. Придется кому-нибудь проводить его. Меня некому сменить.

— Иду.

Это была последняя капля… Стараясь не зацепиться за провода, Аманда побежала к вахте.

Поджав губы, Керк ждал ее. Взглядом он поискал Вирджинию.

— Мм, — Аманда заправила волосы за уши. — Девочка хотела осмотреть студию…

— Но она скоро придет?

— Нет. — Аманда нервно сглотнула.

Керк демонстративно показал на часы:

— Уже довольно поздно. Может, она закончит экскурсию в следующий раз?

— Да, но…

— Где она?

Аманда прямо встретила пристальный взгляд карих глаз, смотревших на нее с крайним нетерпением. Немедленно требовавших ответа.

И Аманда решилась:

— Я потеряла ее.

ГЛАВА ПЯТАЯ

В мгновение ока миновав вахту, Керк быстро зашагал по коридору.

— Подождите! — Аманда помчалась вдогонку. — Посторонним вход воспрещен.

— Плевал я на это, — Керк и не подумал остановиться.

— Здание огромное, — безуспешно пытаясь догнать его, кричала Аманда, — одному вам ее никогда не найти.

Резко повернувшись, Керк остановился. Аманда подбежала к нему.

— А кто-нибудь еще ищет?

— Нет, но…

Он прервал ее:

— Когда вы видели Вирджинию в последний раз?

— Когда говорила с вами по телефону.

— Сорок пять минут назад! — Зло взглянув на нее, он понесся дальше.

— Керк…

Он не обращал на нее внимания. Наконец они очутились в холле, за которым начинались огромные студийные помещения. Тяжело дыша, Керк остановился, упер руки в бока и быстро огляделся.

— Она может быть где угодно, — пробормотал он.

— Именно, — подтвердила Аманда.

— Но вы намерены что-нибудь делать? — отрывисто спросил он.

— Да ведь я действительно искала ее!

— И как только вы отпустили ее одну?

— Я думала, она где-то тут, поблизости от моего кабинета…

— Вирджиния! — изо всех сил крикнул Керк. Его голос эхом отозвался в гулкой тишине студии. Он побежал дальше.

— Не кричите! — переполошившись, попыталась успокоить его Аманда. — Идут съемки. Вы испортите запись.

Он даже не потрудился ответить. Ей ничего не оставалось, как бежать за ним следом.

— Керк, должно быть, она зашла в какую-нибудь студию. Иначе охрана заметила бы ее.

— Есть здесь селекторная связь? — Он добежал до конца коридора и стоял, оглядываясь по сторонам, как недавно Аманда.

— Я не могу пользоваться селектором без разреше…

— Тогда я сделаю это. — Керк шагнул к ней, кипя от гнева. — Пропала моя дочь. Я сделаю все, чтобы найти ее.

Никакие уговоры не помогли бы.

— Сейчас я позвоню моему продюсеру. — Аманда рванулась к внутреннему телефону, лихорадочно соображая, как сообщить Кей, что в здании потерялся ребенок. — Кей? Аманда. В студии потерялся ребенок, — выпалила она, решив не терять время.

— Белокурые волосы, голубые глаза?

— Да!

— Она здесь, у меня.

Аманда в изнеможении привалилась к стене.

— Они нашли ее, — радостно сообщила Аманда Керку, — с ней все в порядке.

Керк постепенно начал успокаиваться, но взгляд его по-прежнему оставался сердитым.

— Здесь отец девочки, сейчас мы придем за ней. — Аманда повесила трубку и посмотрела на Керка. — Она — у главного продюсера.

— А где это?

— Пойдемте со мной.

Шагая в неловком молчании рядом с Керком, Аманда понимала, что надо что-нибудь сказать этому строгому, неразговорчивому человеку. Но что? Оправдываться? Молить о прощении?

Она совсем мало знала его и поэтому никак не могла подыскать нужные слова. Настоящий бизнесмен, преуспевающий притом, — всегда в темных, деловых костюмах, в сверкающих белизной рубашках с накрахмаленными воротничками и манжетами, с галстуком какой-нибудь неяркой расцветки. Аккуратно подстриженные волосы зачесаны назад. Вид импозантный.

И однако он не казался суровым — вот что удивительно.

Аманда глубоко вздохнула:

— Простите.

Керк промолчал, и ей вдруг показалось, что он не примет ее извинений.

— Всего этого можно было бы избежать, если бы вы привезли ее в агентство, как мы условились.

— Или если бы вы приехали на ярмарку, как мы договаривались.

Она уже извинилась. Одно извинение за один проступок — таково было ее личное правило.

— Я был занят, — сообщил Керк.

— Я тоже, — ответила Аманда.

Они подошли к кабинету Кей и остановились, пристально глядя друг на друга.

Тишину нарушил веселый детский смех.

— Это Вирджиния. — Оставив Аманду, Керк вошел в комнату. Девочка сидела на стуле и разыгрывала сценки перед камерой, поглядывая краем глаза на свое изображение на экране телевизора.

За камерой стояла Кей.

Первой их заметила Вирджиния.

— Папочка! — Соскочив со стула, она с протянутыми руками подбежала к нему.

Из-за камеры вышла Кей:

— С ней все в порядке. Прекрасно провела время.

— А кто сомневается! — Аманда сразу поняла, что Вирджинии удалось нащупать какую-то особую струнку в душе обычно сдержанной, суховатой Кей. Но теперь, когда девочка нашлась, Аманда подумала: вообще-то маленькая мисс Вирджиния заслуживала хорошей взбучки.

Но было ясно, что отец и не собирается отчитывать ее. Подняв Вирджинию на руки и крепко прижав к себе, он, наоборот, бросил через голову дочери суровый взгляд на Аманду.

— Сил моих больше нет, — проворчала Аманда.

— Ты снимаешь ее в сюжете о Санта-Клаусе? спросила Кей.

Аманда кивнула.

— Отлично, тебе надо подобрать хорошую команду, — Кей задумчиво посмотрела на свою сотрудницу, — стоит подумать о развитии сюжета.

О развитии?..

— Но ее отец и сейчас не очень-то доволен.

Кей похлопала Аманду по руке:

— Ничего, что-нибудь придумаешь.

— Ты не испугалась, моя хорошая? — спросил Керк.

Отрицательно качнув головой, Вирджиния выскользнула из рук отца и подошла к Аманде.

Та внимательно смотрела на девочку. Чувствовалось, что ребенок понимает: нельзя было бесследно исчезать. Вместо Вирджинии, только что с озорством разыгрывавшей сценки перед камерой, какой-то час назад уверенно отвечавшей на вопросы интервью, сейчас стоял в кабинете главного продюсера робкий ангел.

— Простите, Аманда, — проговорила девочка тоненьким голоском, — но мне надо было в туалет.

— Да я бы отвела тебя.

— Но меня тошнило.

Аманда вспомнила огромную чашку с жидким мороженым. Ну, спасибо тебе большое, Рон.

— И я потерялась, — жалобно продолжила Вирджиния, быстро взглянув на отца.

— Все в порядке, детка. Я же здесь, — успокоил ее Керк.

Аманда разглядывала Вирджинию с невольным восхищением. Вот это да. Ребенок был способен на любой маневр, только бы избежать выволочки…

Самой Аманде не надо было больше маневрировать.

— Послушайте, уже поздно, а я собиралась заказать пиццу. Вы ведь тоже не откажетесь поесть?

— Ой, папочка, пожалуйста. — Вирджиния дернула отца за руку. Он хотел было отказаться, но потом, очевидно, передумал.

— Пока мы ждем, я покажу вам студию. — Аманда решилась еще на одну хитрость: если они сейчас уйдут, а ей не удастся загладить вину, то, скорее всего, она больше никогда не увидит Вирджинию. И ее отца.

Керк посмотрел на часы, но Аманда поняла: он уже сдался.

— Ну что ж, идет, — согласился он, изобразив улыбку.

Значит, еще не все потеряно.

— Какую пиццу тебе, Вирджиния?

— Ту, где много перца.

— Договорились. — Аманда шла на все, чтобы Вирджиния и ее отец были довольны. — Я сделаю заказ.

Когда она вернулась, Керк, Вирджиния и Кей смотрели ленту о поездке девочки к Санта-Клаусу. Керк, к удивлению Аманды, ужасно смеялся, наблюдая сцену борьбы Вирджинии с Санта-Клаусом, которому пытался помочь гном.

Керк становился совсем другим, когда смеялся, — очень привлекательным, молодым и добрым.

Да, привлекательным. Вот что было опаснее всего. Аманда повидала немало красивых мужчин на телевидении. И по опыту знала, что именно таких следовало остерегаться.

Затем на экране появилась запись с интервью Вирджинии. Даже по этому сырому, неотредактированному материалу было видно, что девочка отлично справилась.

Кей, опытный продюсер, была того же мнения. Подойдя к Аманде, она сказала:

— Девочка создана работать перед камерой.

— Да, — подтвердила Аманда.

Обхватив подбородок, Кей внимательно смотрела запись.

— А знаешь, твоя идея с интервью оказалась просто блестящей.

Аманда приободрилась.

— Давай все-таки расширим сюжет до нескольких серий.

— Что? — Мечты Аманды о журналистской премии за фильм, разрабатывающий тему безопасности детей, испарились.

— Давай-давай. Завтра покажем это как заключительный сюжет юмористической дневной передачи для детей, а если «сработает», предложим вечерним новостям использовать его в рубрике о культурных событиях. А потом сделаем отдельные репортажи о посещении каждой ярмарки.

Конечно, Аманде втайне хотелось окунуться в важные политические события. Ведь это так престижно. Мария Альварес, например, уже почти не занимается подготовкой хроники культурных событий.

— Я могу предложить кое-что поинтереснее. Сериал о безопасности детей. Работающие родители вынуждены поручать чужим людям своих детей, и, как выяснилось…

— Звучит неплохо, — прервала ее Кей, и Аманда поняла, что ей не скоро придется услышать энергичное «о'кей, берись…». — Однако сейчас мы заняты рождественским сюжетом.

— Тема безопасности детей намного важнее, — запротестовала Аманда. — Я уверена: следует безотлагательно привлечь внимание родителей к этой проблеме. Это будет намного полезнее, чем определять, какой Санта-Клаус займет первое место.

— Сейчас — время радостного ожидания Рождества. Думай о приятном. — Кей внезапно подняла глаза на Аманду и догадалась, какие у той в голове мысли. — Постарайся творчески обыграть наш сюжет. — Кей улыбнулась. — Пройдет Рождество — тогда и возьмешься за тему безопасности детей.

Это было уже немало. Аманда только и хотела, чтобы ей предоставили шанс.

Пленка закончилась, и Кей приготовилась перемотать ее назад.

— А ведь неплохо справилась! — Керк с восхищением смотрел на Вирджинию.

— Просто отлично, — подтвердила Аманда.

Вирджиния немного переусердствовала с шалостями, но с экрана это будет выглядеть вполне нормально и в канун праздника, безусловно, понравится и детям, и их родителям. Аманде не хотелось браться за эту тему, однако появление Вирджинии все изменило. Что и говорить — без ее участия передача вышла бы намного хуже.

— До того, как принесут пиццу, мы как раз сможем предпринять короткую экскурсию по студии.

Обед прошел на удивление приятно. Когда Керк не нервничал и никуда не спешил, он был очень славным человеком. А по мнению Аманды, это уже немало для мужчины.

Они обедали в ее тесном кабинетике. Вирджиния не переставая рассказывала о поездке на ярмарку. Аманда не прерывала девочку — пусть Керк узнает, насколько важны поездки к Санта-Клаусу для его дочери. Да, пусть узнает, ведь Кей предложила расширить сюжет.

— И часто вы обедаете на студии? — поинтересовался Керк у Аманды.

— Чаще, чем следовало бы. А что?

Керк усмехнулся:

— Разносчик назвал вас по имени.

Многие из разносчиков обращались к ней по имени. Она не стала говорить Керку, что они не только называли ее по имени, но и были обязаны приносить ей каждое утро абрикосовый сок и большую чашку кофе. Пересиливая себя, Аманда взяла кусок пиццы.

— Я провожу здесь немало времени — если идут съемки. А съемки, — призналась Аманда, — идут всегда.

— И как относится к этому ваша семья?

Аманда склонилась над пиццей. Было понятно: он хотел выяснить, замужем ли она. Она была одна достаточно давно и научилась угадывать подтекст таких вопросов. Но долгое одиночество научило ее также уклоняться, при желании, от ответов на подобные вопросы. Сейчас она предпочла ответить прямо:

— Я живу одна. У меня нет даже кошки.

Взглянув на него, она уловила искорку интереса в его глазах.

— Мы тоже живем одни, — вставила Вирджиния, — только иногда приходит миссис Уэбстер.

— Экономка, — пояснил Керк.

Аманда уже знала, что он вдовец; похоже, что сейчас у него, кроме Вирджинии и миссис Уэбстер, никого не было.

Ей вспомнилась искорка интереса в его глазах. А в ее собственных глазах не промелькнула ли похожая? Но, может, в его взгляде отразились последние отблески угасавшего гнева?

Красивый, преуспевающий, привлекающий внимание мужчина.

К тому же отец. Керк наклонился к Вирджинии и бумажной салфеткой с фирменным оттиском «Пицца Лючиано» заботливо стер остатки томатного соуса со щеки девочки.

Аманда выбросила свой недоеденный кусок в мусорный ящик. Керк Макэнери нес обязанности, о которых Аманда и не помышляла со времени своего неудачного замужества.

Впрочем, его обязанности ее не касались. И вообще — в его взгляде был только мимолетный интерес.

А может, и не только… Ее рука, когда Аманда потянулась за салфеткой, случайно коснулась руки Керка. Вздрогнув, она резко отпрянула назад, потом взглянула — заметил ли он.

Да, заметил. Пристальный взгляд Керка был устремлен на нее.

Она была не в силах отвести от него глаза, даже когда Вирджиния принялась хихикать.

Пряча улыбку, Керк протянул Аманде салфетку:

— Возьмите.

Она замешкалась, а он, к удивлению и смущению Аманды, дотронулся салфеткой до уголка ее рта. Выхватив у Керка салфетку, Аманда вытерла губы.

— Мм, спасибо, — пробормотала она, чувствуя, как у нее разгорается лицо. Господи, она не краснела с тех пор, как была ребенком!

— Пожалуйста. Как видите, у меня богатый опыт. — Он улыбнулся, наблюдая ее замешательство.

— Итак, — смяв салфетку, Аманда выбросила ее, — остался еще один кусок. Вирджиния?

Девочка отрицательно покачала головой, переводя взгляд, полный любопытства, с отца на Аманду.

— Ты готова ехать домой? — спросил Керк Вирджинию.

— А я поеду еще к Санта-Клаусу?

— Это зависит от мисс Доннелли.

Аманда возблагодарила в душе Бога.

— Я бы завтра снова отправилась.

Керк нахмурился:

— Завтра я буду занят с одной супружеской парой. Их переводят на работу в Хьюстон, и им нужен дом. Я буду занят весь день.

Ну конечно, а как же иначе?!

— Я с удовольствием повезу Вирджинию. — Аманда постаралась, чтобы это прозвучало как можно правдивее.

Подъехав к начальной школе имени Камерона, Аманда в этот раз чувствовала себя более уверенно. Миссис Халл сразу узнала ее, а Вирджиния мгновенно очутилась в машине.

— Знаете что, — сказала девочка, захлопнув дверцу, — я буду участвовать в новогоднем представлении!

— Грандиозно! — ответила Аманда. Она старалась объехать гулявших возле школы детей.

— Я еще никогда не участвовала в таком представлении.

— Кого ты будешь играть?

— Пока не знаю. Мы будем показывать, как празднуют Рождество в разных странах мира. Миссис Вудс — учительница музыки — сказала, что у меня будет роль со словами!

— Ну, поздравляю!

— А еще она сказала, что нам придется напряженно работать, чтобы уложиться в срок. Нельзя пропустить ни одной репетиции. — Было ясно, что девочка повторяет слова учительницы.

Репетиции?

— Черт возьми, надеюсь, что репетиции не помешают нашим съемкам, — выпалила Аманда, не подумав. — Когда представление?

— В третий вторник декабря, вечером.

Вирджиния говорила с такой непривычной сдержанностью, что Аманда оторвала взгляд от дороги и посмотрела на девочку. Малышка сидела, крепко вцепившись в лямки рюкзака, так что суставы пальцев побелели.

У Аманды сжалось сердце: ей стало ужасно жаль девочку.

— Все будет хорошо. Не сорвем твои школьные репетиции. — В душе Аманда расстроилась. — Мы всегда подстраиваемся под «звезд». Вот выберешь такую талантливую, как ты, — и приходится жертвовать своими интересами.

Вирджиния на глазах преобразилась. Несмотря на всю ее бойкость, она оставалась легкоранимым ребенком.

— У меня будет костюм и все такое. Может быть, даже грим, — лукаво добавила девочка.

Аманда обрадовалась, увидев прежнюю Вирджинию.

— А позвольте узнать, юная леди, кто снабдит вас гримом?

— Вы.

— Да ну?

— Да! — Вирджиния расплылась в улыбке.

— А что скажет папа?

Продолжая улыбаться, Вирджиния ответила:

— Ой, он даже не узнает, он слишком занят.

Хотя Вирджиния не казалась удрученной, Аманду вдруг кольнула боль: отец слишком занят, он не заметит грим на личике шестилетней дочери…

— Ну, для этого твой папа найдет время. — Аманда пыталась убедить себя, что не ошибается. Но девочка отрицательно покачала головой.

Ладно, это — не твое дело, напомнила себе Аманда и попробовала сменить тему:

— А что говорят твои друзья о том, что ты на телесъемках?

— Они мне не верят.

Что ж, обычное дело.

— Но ведь ты докажешь им, что все это — правда?

— Ага. Куда мы поедем сегодня?

— Мы едем смотреть Санта-Клауса на ярмарке в Виллоувуде. Тебе приходилось бывать там?

— Не знаю. — Вирджиния наморщила лоб, пытаясь вспомнить. — А Рон тоже будет?

— А что? Хочешь уговорить его еще на порцию мороженого?

Вирджиния улыбнулась:

— Ага.

— Нет уж. — Аманда вспомнила, что произошло после мороженого в Вудбруке. — На этот раз не получится, детка.

— Мороженое на этой ярмарке было лучше, чем в Вудбруке, — причмокивая, заявила Вирджиния, когда они возвращались в студию.

— Давай-ка зайдем сначала в туалет, а потом пойдем ко мне. — Аманда взяла из рук девочки пустой стаканчик и выкинула его. Миновав вахту, она открыла нужную дверь и решительно подтолкнула Вирджинию.

Когда они вышли, Аманда с удивлением заметила Керка, стоявшего у вахты.

— Что вы здесь делаете? — выпалила Аманда.

Керк, приподняв бровь, положил руку на плечо дочери.

— Я приехал забрать Вирджинию, — сказал он, но взгляд его задержался на Аманде.

— Я знаю, просто… — она смущенно поправила волосы, — мы собирались смотреть трансляцию первой встречи Вирджинии с Санта-Клаусом. Вы ведь тоже хотите ее посмотреть?

Посмеиваясь, Керк сообщил:

— Я принес с собой видеомагнитофон, чтобы все записать. Я посмотрю здесь, если вы не против.

Он спокойно улыбался и, казалось, никуда не спешил.

— К-конечно, нет, — запинаясь, пробормотала Аманда.

Возьми себя в руки! Она указала на диваны, стоявшие в холле. Под потолком висели телекамеры.

— Удалось продать дом той паре? — поинтересовалась Аманда, пока они ждали появления Вирджинии на экране.

Керк секунду колебался с ответом:

— Они присмотрели три дома и хотели поговорить об этом за обедом, а потом посмотреть еще раз.

— Так когда вам нужно возвращаться? — спросила Аманда у Керка, почувствовав, что Вирджиния замерла.

Несомненно, Керк тоже почувствовал это. Обняв дочь, он сел с ней на диван.

— Я передал дело коллеге.

Это было совсем не похоже на Керка Макэнери.

— Почему?

Аманда уже не надеялась, что он ответит.

— Ей ничего не удалось продать за целый месяц, — наконец сказал он таким тоном, словно в уступке комиссионного вознаграждения не было ничего особенного.

— Это очень…

Он прервал ее, показав на экран:

— Вирджиния!

Хотя Аманда целый день работала над пленкой вместе с режиссером по видеомонтажу, сейчас ей казалось, что она смотрит материал в первый раз. Она чувствовала — получилось хорошо.

Увидев себя на экране, Вирджиния сначала засмеялась, потом застонала, а в конце концов закрыла лицо руками.

— Мой голос все-таки такой смешной! — Девочка повернулась спросить, что думают Аманда и отец.

Керк поднес палец к губам.

Привыкнув к своему виду на экране, Вирджиния досмотрела материал до конца со смущенной улыбкой.

Когда все закончилось, Вирджиния попыталась подольститься к Аманде, чтобы заполучить еще одну пиццу, но Аманду подозвали к телефону.

— Аманда, девочка еще здесь?

— Да, Кей.

— Приведи ее в студию «С». Начались звонки зрителей.

— Уже?

— Я же говорила тебе — им понравится этот предпраздничный материал. Мы опять покажем его в конце шестичасовых новостей. Поторопись!

Аманда даже не успела спросить, чего же нужно Кей. К счастью, Керк все еще пребывал в миролюбивом настроении и не возражал против задержки. Когда они пришли в студию «С», Кей уже ждала их.

— Вирджиния, ты умеешь читать? — Кей сунула девочке небрежно исписанные листочки бумаги, а сама стала совещаться со съемочной группой.

— Даже я не могу разобрать твои каракули. — Аманда заглянула через плечо Вирджинии. Разобрав-таки написанное, Аманда зачитала девочке: — Если шкала оценок от единицы до десяти, причем десять дается лучшему Санта-Клаусу, какую оценку получит парень из Вудбрука?

— Я не понимаю, — сказала Вирджиния.

Кей сделала им знак поторопиться.

— Ну скажи, сколько ты заплатила бы, чтобы увидеть того Санта-Клауса? — спросил Керк. — Ведь чем лучше Санта-Клаус, тем он дороже.

Верно, своди все к деньгам, молча раскритиковала его Аманда.

— Я бы ничего не заплатила. Он ничего не стоит.

— Но как-никак он Санта-Клаус, — возразила Аманда.

— Если не хочешь платить, давай иначе, — предложил Керк. — Как насчет леденцов на палочке?

— О, вот это здорово, — вставила Кей, — шкала оценок — в леденцах на палочке.

— Говорить? — спросила Вирджиния. — Я люблю леденцы на палочках, но тот парень мне не понравился. От него плохо пахнет.

— Тебе придется дать ему оценку. — Аманда поставила Вирджинию перед голубым экраном.

— Ну, хорошо, тогда — «три». Но не больше.

Покончив с этим вопросом, с помощью Аманды они отсняли еще несколько секунд эфирного времени для вечерних новостей. И Кей быстро унесла пленку в монтажную.

— Как много труда затрачивается на съемку, — подытожил Керк.

Уж не высказал ли он свое восхищение?

— Да. И впереди, похоже, немало работы. Нам надо съездить еще на шесть ярмарок. Завтра суббота. Можно мы с Вирджинией используем этот день для работы?

— Отличная идея. — Керк оттащил дочку, пытавшуюся влезть на операторскую тележку, чтобы посмотреть в объектив. — Я поеду с вами.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Аманда не поверила своим глазам. Со стороны северного входа ярмарки в Эдоуби-Саут к ней приближался Керк Макэнери, ведя за руку Вирджинию.

Они приехали на три минуты раньше.

Аманда нервно сглотнула. На Керке был пуловер со сложным геометрическим орнаментом и классического покроя брюки. Ясно: у человека выходной.

Удивительное дело: она была уверена, что даже по выходным Керк не позволял себе расслабиться.

— Аманда! Посмотрите на меня! Посмотрите на меня! — Выпустив руку отца, Вирджиния растянула свой зеленый свитер. — Все эти аппликации сделала миссис Уэбстер. Здорово, правда?

Свитер спереди и сзади был украшен сверкающими леденцами и фигурками Санта-Клаусов.

— Изумительно! — Аманда медленно обошла радостную девчушку кругом. — У Санта-Клауса даже пушинки на бороде.

— А еще у меня есть колокольчики. — Вирджиния подпрыгнула, и они зазвенели.

— Миссис Уэбстер очень талантлива. — Аманда взглянула на Керка — он с нескрываемой любовью смотрел на дочь.

Что-то в выражении его лица затронуло самое сокровенное в душе Аманды, в ней внезапно проснулся глубоко скрытый материнский инстинкт.

— Вчера они с Вирджинией весь вечер трудились, — сообщил Керк.

Вирджиния тщательно обвела пальцем один из красно-белых леденцов:

— Это награды победителям.

Аманда восхитилась выдумкой миссис Уэбстер.

— А колокольчики для чего?

— Чтобы вы не потеряли меня, — объяснила Вирджиния и отскочила взглянуть на свое отражение в витрине.

— Ваша миссис Уэбстер — просто находка, — не удержалась Аманда.

— Это правда. — Керк коснулся ее руки и повел вслед за Вирджинией, быстро шагавшей впереди и осматривавшей ярмарку. — До сих пор ни одна экономка не задерживалась у нас так надолго, как эта.

— А много их у вас было?

— Много. — Это было сказано таким тоном, что Аманда вопросительно взглянула на него.

Керк неохотно пояснил:

— Няня Вирджинии ушла в тот день, когда Мишелл и я вернулись из свадебного путешествия. С тех пор они и менялись.

Девочка была уже далеко, и Керк помахал ей рукой:

— Иди к нам!

Аманда задумалась над его словами. Людям, которые возвращаются из медового месяца, обычно еще не нужны няни.

— Я вижу Рона! — Вирджиния промчалась мимо: звенящий колокольчиками гномик в зеленом наряде.

Керк улыбнулся:

— Любое дело захватывает ее целиком — точная копия матери, и та была такая же.

Растерявшись, Аманда не знала, что сказать. Ей очень хотелось расспросить его обо всем, но она не осмеливалась. Заметив, что она молчит, Керк сдержанно пояснил:

— Вирджинии было почти полтора годика, когда я женился на Мишелл. У меня одновременно появились жена и дочь. — Он улыбнулся уголком рта. — Заключил, если можно так выразиться, выгодную сделку.

— Так Вирджиния не… — Аманда осеклась, ужасно пожалев о невольно сорвавшихся с языка словах. Ведь формальности не играли никакой роли.

— Она моя дочь, — заявил Керк, — я удочерил ее.

Они наблюдали, как девочка подскочила к Рону и схватила его за руку, по-видимому требуя, чтобы тот отвел ее в кафетерий. Рон отрицательно покачал головой, но Вирджиния продолжала стоять на своем.

— Это была почти неправдоподобная история, — тихо добавил Керк.

Аманду переполняли самые разные чувства. На кончике языка вертелся вопрос о настоящем отце Вирджинии, но она знала: лучше не спрашивать. Она вновь задумалась — почему Керк и его дочь так волнуют ее? А Керк завладел всеми ее мыслями так, как уже давно не удавалось никому.

— Мы… — Аманда была вынуждена замолчать и прокашляться. — Знаете, пойдемте лучше выручать Рона.

По пути к домику Санта-Клауса Аманда не переставая думала о матери Вирджинии. Когда и почему она умерла?

Но сейчас об этом лучше не думать. Сейчас надо делать передачу.

Ярмарка в Эдоуби-Саут была оформлена в испанском стиле. Пальмы и свечки — электрические, но в бумажных пакетиках с песком — украшали площадку, где стоял трон Санта-Клауса. Раздавались громкие звуки серенады «Feliz Navidad»[3]. Чтобы не выбиваться из стиля, Санта-Клаус устраивал здесь сиесту — а не уходил кормить оленей.

Ярмарка только что открылась, и очередь к Санта-Клаусу была еще невелика.

Аманде захотелось воспользоваться временным затишьем. Рон приготовился снимать. Быстро дав Вирджинии наставления, Керк с Амандой отошли в сторону, чтобы она спокойно поговорила с Санта-Клаусом.

— Хо-хо-хо! — пробасил Санта-Клаус.

Аманда внимательно наблюдала за Вирджинией — у этого Санта-Клауса была белая как снег борода и черные усы.

Девочка даже не стала дергать его за бороду.

Удостоверившись, что Керк не собирается фотографироваться, гномы молниеносно исчезли. Ну и слава Богу, подумала Аманда.

— Ты все время вела себя хорошо, малышка?

Вирджиния кивнула.

— А ну-ка, — облаченный даже в белые перчатки, Санта-Клаус предостерегающе поднял палец, — мне ты должна говорить только правду.

Вид у Вирджинии сделался испуганным.

Санта-Клаус обнял девочку.

— Хо-хо. Никто не может быть послушным постоянно, даже Санта-Клаус.

— Правда? — негромко, с надеждой спросила Вирджиния.

— Конечно. Большую часть времени — еще куда ни шло. А тебе это удается?

— Я стараюсь, — честно ответила девочка.

— Вот это похвально. А теперь скажи, о чем ты собираешься попросить Санта-Клауса?

— Мне хотелось бы получить к Рождеству игровую компьютерную приставку «Супер Нинтендо».

— Так ты хочешь получить в подарок «Супер Нинтендо»? — громко повторил Санта-Клаус, надеясь привлечь внимание родителей к просьбе девочки. — Скажи, а «Супер Мэрио Бразерз» ты тоже хотела бы получить?

Вирджиния молча кивнула.

— А еще какую-нибудь детскую игровую приставку? У тебя есть братья и сестры? Ты поделишься с ними?

Широко раскрыв глаза, Вирджиния близко придвинулась к Санта-Клаусу и начала что-то шептать ему на ухо.

Он мягко улыбнулся и потрепал ее по плечу.

— Санта-Клаус постарается. А теперь взгляни-ка, что я припас для тебя. — Он поднял стоявшую у его ног корзину и предложил Вирджинии что-нибудь выбрать из нее.

Девочка вытащила подарок, спрыгнула с колен Санта-Клауса и устремилась к Аманде. Интересно, что она шептала Санта-Клаусу? — думала Аманда.

— Я получила кошелек. — Показав розовый пластиковый предмет, Вирджиния принялась играть с подарком.

— Ты отлично справилась. — Аманда жестом подозвала Керка.

Во время съемки он стоял поодаль. Аманда ощущала его присутствие, но ее внимание было полностью поглощено Вирджинией и Санта-Клаусом.

— Здорово у него получается с малышами, — пробормотал Керк так, чтобы Аманда услышала его.

Она кивнула головой — дескать, да, верно. Потом повернулась к Вирджинии, все еще любовавшейся новым кошельком.

— Давайте присядем где-нибудь и займемся рейтингом.

— Я хочу пить, — объявила Вирджиния.

— Что тебе взять, моя хорошая? — спросил Керк.

— Жидкое мороженое. — Вирджиния подпрыгнула и помчалась к кафетерию, звеня колокольчиками.

— Пойдемте с нами, — позвал он Аманду.

— Не знаю, как и быть, — она сделала вид, что колеблется, — мороженое — это не слишком питательно…

Керк на мгновение смутился, потом несмело улыбнулся.

— Ну, один раз…

Расправляясь каждая с двумя обычными порциями и одной двойной, Аманда и Вирджиния обсуждали Санта-Клауса с ярмарки в Эдоуби-Саут.

— Семи леденцов вполне хватит, — осторожно проговорила Аманда. Еще было рано решать, кто займет первое место.

— Этот Санта-Клаус получит семь, а может, даже восемь, — твердо сказала Вирджиния. От фруктового мороженого ее губы стали ярко-красными. — А может, он получит все леденцы — если справится с моим тестом.

— С каким тестом? — Аманда надеялась, что к началу съемки губы девочки вновь обретут обычный цвет.

Они условились, что, закончив в Эдоуби-Саут, съемочная группа отправится снимать каждого Санта-Клауса в отдельности, а Керк, Вирджиния и Аманда обойдут остальные ярмарки не торопясь.

— Это моя тайна. С помощью этого теста я определю, какой Санта-Клаус настоящий, а какой — нет. — Вирджиния улыбнулась: язык и десны у нее тоже стали ярко-красными.

Аманда ужаснулась: неужели и у нее теперь такой же язык? Она посмотрела на Керка — тот сидел, не открывая рта.

— А когда ты узнаешь, справился ли он с тестом?

— На Рождество.

— А нельзя в Сочельник?

Вирджиния нахмурилась.

— Не знаю. — Девочка переводила взгляд с отца на Аманду.

— Кей… ты помнишь Кей?

Вирджиния кивнула.

— Кей ждет от нас, что мы выберем лучшего Санта-Клауса заранее — чтобы показать его по телевизору в Сочельник. — Внезапно Аманду осенила мысль. — Вы ведь никуда не уезжаете на праздник?

— В этом году — нет. Сколько леденцов ты дала бы Санта-Клаусу, если бы он не справился с тестом? — Керк взглянул на Вирджинию.

— Семь, нет — восемь леденцов.

— Почему? — Аманда удивилась: оценка не менялась.

— Мне понравился его голос. И ботинки — большие и черные. И сидеть у него на коленях было мягко.

— Но?

— Но мне не верится, что он — настоящий. Усы у него были настоящие, а борода — нет.

— Может, борода ему надоела, и он сбрил ее, — предположил Керк. — Но поскольку все знают, что он должен быть бородатым, то ему пришлось нацепить искусственную.

Керк был явно доволен своим объяснением.

Аманда пристально посмотрела на него. Вирджиния задумчиво посасывала соломинку.

— Может быть. Но он добрый, и мне понравился его подарок.

— О'кей, восемь леденцов, — поспешила подвести итог Аманда, пока Керк не успел придумать еще какую-нибудь невероятную гипотезу.

— Куда теперь? — спросил он, чуть-чуть нахмурившись.

— На ярмарку в Бафэлоу-Байю.

Крупнейшая и самая известная ярмарка Хьюстона славилась своими изумительными праздничными декорациями. Аманда предполагала, что тамошний Санта-Клаус будет достойным представителем своего племени.

И Аманда не ошиблась. Когда они добрались до центра ярмарки, Вирджиния запрокинула голову, разглядывая огромную, высотой с трехэтажный дом, елку. Ее верхушка упиралась в застекленную крышу. Тысячи крошечных серебристых лампочек сверкали в ветвях елки.

Вокруг елки петляла игрушечная железная дорога. Движением руководили заводные куклы — гномы. Искусно сделанный паровозик с пыхтением двигался мимо тщательно нарисованных пейзажей. В конце площади, отведенной под ярмарку, виднелось царство Санта-Клауса.

Вирджиния буквально онемела от восторга — настолько великолепны были его владения.

При виде столь пышного оформления даже Аманда утратила свой обычный скептицизм:

— Ну прямо декорации для главного рождественского телешоу!

— А разве не это шоу в нашем случае имеется в виду? — спросил Керк.

— Вы же прекрасно понимаете, что я имею в виду. — Вслед за Вирджинией Аманда пошла вдоль детской железной дороги. — Такие декорации стоят целое состояние.

— Но если благодаря этому люди посещают ярмарки, значит, затраты оправданны?

Керк поддерживал Вирджинию, из-за ограждающего барьерчика пытавшуюся дотянуться до елки.

— Оправданны — если окупаются.

— Вот именно!

Вирджиния все еще тщетно пыталась достать ветку.

— О, я прекрасно понимаю, как это делается: трать, отдавай, получай, возвращай. — Аманда, скривив губы, указала на дорогие магазины вокруг.

— Рановато для рождественской изжоги, а? — Керк приподнял бровь.

— Не обращайте внимания — я страдаю изжогой и в будни.

Аманда понаблюдала за игрушечным паровозом — пуская дым из трубы, он то появлялся, то пропадал в туннелях из искусственного льда.

Вирджиния, не отрываясь, разглядывала елку.

— По-вашему, Рождество чересчур коммерциализировалось? — В голосе Керка зазвучали саркастические нотки.

Почему он упорно продолжает этот разговор?

— Коммерциализировать можно все что угодно. Просто я не люблю Рождество.

— Полагаете, нужно забыть прекрасные рождественские обычаи — вручение подарков, например, — и вернуться только к религиозной сущности праздника? — Керк скрестил руки на груди.

— Но без религии и не было бы этого праздника; немного религиозного чувства еще никому не вредило. — Говоря это, Аманда обняла Вирджинию за талию и не без труда отвела девочку от елки. — Пора навестить Санта-Клауса.

Конец очереди к Санта-Клаусу терялся где-то вдали. Аманда попыталась ускорить дело, вклинившись в середину.

— Конец очереди во-о-он там, — тут же сообщила ей женщина с ребенком и зло поджала губы.

— Да-да, но я…

— В чем дело? — Как из-под земли, перед ними вырос вездесущий гном.

— Она хотела пролезть без очереди, — объявила женщина. Ей вторили негодующие голоса других матерей.

— Попытка пролезть без очереди является основанием для удаления с ярмарки, — сказал гном, стараясь говорить как можно мягче, но выражение его лица внушало: «Не обманывайтесь этим потешным видом — перед вами блюститель порядка».

Аманда постаралась изобразить широкую улыбку помощника продюсера:

— Я — Аманда Доннелли из программы «Хэлло, Хьюстон». — Она протянула гному руку, и тому ничего не оставалось, как пожать ее. — Мы снимаем эпизод о посещении Санта-Клауса. Если бы я смогла поставить Вирджинию ют здесь… — Аманда подтолкнула девочку к очереди, — это займет не больше минуты. А ваш ребенок, — обратилась Аманда к зло смотревшей на нее женщине, — возможно, попадет в кадр.

Но женщина толкнула вперед детскую коляску, преградив дорогу Вирджинии и прищемив Аманде ногу. Аманда задохнулась от негодования.

— Встаньте где-нибудь еще, а мы стоим здесь уже почти час.

— Мы снимаем…

— Я тоже! — Мужчина из очереди показал видеокамеру. — А теперь марш отсюда!

И куда только подевались борцы за мир, люди доброй воли?

Гном твердо взял Аманду за локоть, но она решила не сдаваться.

— Взгляните — вон там моя съемочная группа, — Аманда указала на Рона и на осветителя.

— Некоторые родители из всего ухитряются извлечь выгоду, — заметила одна женщина другой, а гном, призвавший на помощь охрану, потащил Аманду прочь.

— Я смотрю «Хэлло, Хьюстон», — сказал еще какой-то мужчина из очереди, — передачу ведет Мария Альварес. — Указав на Аманду, мужчина добавил: — Она — не Мария Альварес.

Мария Альварес, вечно Мария Альварес! Уж Марию-то Альварес гном и пальцем не осмелился бы тронуть.

— Мы встанем в конец очереди, — Аманде все-таки удалось высвободить локоть из крепкой хватки гнома.

С лицом, пылавшим от стыда, она жестом показала Рону, чтобы он оставался на месте, и подошла к Керку и Вирджинии.

Керк молчал, но губы его подозрительно подергивались. Уж лучше бы высказался — и дело с концом. А еще лучше — дал бы себе волю, Аманда же видела, что он едва удерживался от смеха.

— Могли бы и помочь, — пробормотала она наконец.

— Да вам наверняка не понравилось бы, начни я корчить из себя благородного рыцаря, — невозмутимо ответил он.

Что ж, его правда. Но это не улучшило ее настроения.

— В тот момент точно понравилось бы, позднее — возможно, нет, — усмехнулась Аманда.

Ну наконец-то и Керк улыбнулся. Достав из бумажника деньги, он протянул их Вирджинии и что-то шепнул ей на ухо. Потом указал на лоток кондитера.

— Конечно! — Звеня колокольчиками, девочка убежала. Прижав нос к витрине, она принялась разглядывать бонбоньерки с шоколадом.

— И зачем только вы это затеяли, — запротестовала Аманда, — а вдруг она испачкает шоколадом свой костюм?

Керк молча улыбнулся. Аманде была знакома эта улыбка. Мужчины обычно улыбаются так, когда чувствуют свое превосходство, точнее — когда им кажется, что женщины ведут себя нелогично и чересчур эмоционально.

— Шоколад для вас.

— Для меня?

— Я решил, что это как раз то, что нужно. — У Керка по-прежнему был самодовольный вид. — Наше агентство ежедневно помогает сбыту этой продукции. От нее, можно сказать зависит активность на рынке недвижимости.

Аманда разглядывала витрину, а потом вдруг произнесла:

— Вирджиния, возьми лучше орешки в шоколаде. Да, вон те.

Она услышала смех Керка и наконец-то почувствовала, как напряжение отпускает ее.

— Хорошо, один раз, может, и стоит себя побаловать.

— Слышал, слышал я эту фразу.

— Нет, серьезно — в отличие от других я не ем шоколад, когда волнуюсь. — Она порылась в кармане и вытащила заветный камешек. — Взгляните. Вот, все время ношу с собой. — Она положила в ладонь Керка гладкий, в белых прожилках камешек.

Керк погладил большим пальцем углубление в камешке. Аманда с удивлением вспомнила, что никогда и никому не рассказывала о своих камешках — даже Кей.

— Когда-то и у меня был такой. А ваш довольно увесистый. — Керк покачал его на руке и вернул Аманде.

Вирджиния, подпрыгивая, подбежала к ним.

— Не очень-то вы продвинулись, — с огорчением заметила девочка.

— Да, простоим по меньшей мере полчаса. — Аманда протянула руку к пакету, который держала малышка. — Давай-ка посмотрим, что у тебя там.

— Много не получите, — Вирджиния раскрыла пакет и вынула большой леденец в пестрой бумажке.

— Это что, оружие для самообороны?.. — Аманде достались орешки в шоколаде. Ммм… Аманда жевала лакомство, наполняясь блаженством.

На лице Керка опять появилось выражение превосходства.

Аманда протянула ему пакет, но он отказался.

— Может, позднее.

Ага, он надеялся, что она оставит ему… Она бросила в рот последнюю горсть орешков. Мужчины ничего не понимают.

После сорокаминутного изматывающего ожидания, сводив девочку в туалет, они приблизились наконец к Санта-Клаусу. Аманде он казался персонажем дорогостоящей киноленты. Чем ближе подходили к нему дети и взрослые, тем молчаливее становилась толпа. Люди ощущали волшебство Рождества.

Позднее, в кафетерии, доедая кукурузную лепешку и запивая ее лимонадом, Вирджиния заявила:

— Вот этот — настоящий Санта-Клаус. Но точно я буду знать тогда, когда он справится с моим тестом.

— Ты все еще не хочешь сказать нам, что это за тест? — поинтересовался Керк.

— Нет, нет и нет!

На какие только хитрости ни пускались Керк и Аманда, девочка так ничего и не сказала.

Санта-Клаус из Бафэлоу-Байю получил девять леденцов. Десять предназначались для настоящего Санта-Клауса — так решила Вирджиния.

Потом, после кафетерия, они продолжили съемки на других рождественских ярмарках.

Впрочем, ни один из последующих Санта-Клаусов не смог сравниться с Санта-Клаусом из Бафэлоу-Байю. Пусть даже на ярмарке в Провиденсе Санта-Клаус, явно обладавший обширными познаниями в технике, интриговал ребятишек запиской, которую оставлял, уходя на обед: «Ввожу данные в персональный компьютер».

На ярмарке в Райсленде Санта-Клаус был членом движения «Гринпис» и призывал детей защищать окружающую среду. Он принципиально не носил меха на отворотах шубы и был обут в сандалии, сшитые из автомобильных покрышек. Отвергнув просьбу Вирджинии о «Супер Нинтендо», он предложил девочке взамен деревянную игру-головоломку ручной работы. Вещица не произвела на Вирджинию никакого впечатления, хотя Санта-Клаус и объяснил, что часть выручки от продажи этой головоломки пойдет на охрану китов. По мнению Вирджинии, Санта-Клаус из Райсленда не заслужил ни одного леденца.

Аманда начала неуклюже защищать его, но Керк возразил:

— Детям вовсе не нужны лекции по охране окружающей среды. Все, что им нужно, — увидеть Санта-Клауса.

— Да, но, может, тот-то и есть настоящий?.. — Лишь по изменившемуся лицу Керка она поняла, что развивать тему опасно.

Ярмарка в Галф-Шорз превосходила ярмарку в Эдоуби-Саут эксцентричностью оформления. Санта-Клаус в полном облачении — лучшем, по мнению Вирджинии, — сидел под соломенным пляжным навесом. Песок вокруг был настоящим, и разбросанные повсюду ракушки сверкали всеми цветами радуги. Помощницами Санта-Клауса здесь были девушки с гирляндами цветов на шее, исполнявшие гавайские танцы. Вирджиния получила в подарок пластиковую гирлянду цветов.

— Я хочу есть, — объявила она.

— Неудивительно, — пробормотал Керк.

— Кафетерий — вон там, — показала Аманда и добавила: — Пойду позвоню на студию.

От присутствия множества людей на ярмарке стоял несмолкаемый гул. Люди прохаживались, останавливались, смотрели, покупали.

В очереди к автоматам стояли в основном подростки. Аманда нервно крутила в пальцах 25-центовик, уставившись на звонившую перед ней девушку. Та резко повернулась, чуть не задев своим «конским хвостом» Аманду по лицу.

Казалось, прошла вечность, прежде чем Аманда приблизилась к автомату. Она опустила монетку и заткнула одно ухо пальцем.

— А ну-ка отойди, — сказала она подростку, который стал слишком близко от нее.

— Куда это?.. — послышалось в трубке.

— Кей!

— Я просмотрела пленку, отснятую сегодня Роном. А что там шепчет девочка?

— Не говорит. Уверяет, что придумала тест на настоящего Санта-Клауса.

— Считает, что он уже где-то близко, а?

— Похоже на то.

— А как она определит, что он справился с тестом?

— Понятия не имею. — Аманде вспомнилось, как настойчиво просила о чем-то Вирджиния самых разных Санта-Клаусов.

— Наверное, у нее есть какое-то необыкновенное тайное желание.

— Кей, знаешь, — Аманда подыскивала слова, — для Вирджинии все это — правда. Я не хочу, чтобы девочка разочаровывалась.

— Ну так выясни, что она хочет, и сделай так, чтобы ее желание сбылось.

— Постой, но ведь я-то не Санта-Клаус.

— А напрасно… — Кей рассмеялась. — Можешь привезти сюда девочку? Я хочу снять, как она дает оценки претендентам.

Аманда нахмурилась:

— Уже поздно, мы устали, к тому же ужасно надоели закусочные.

— Хорошо, тогда завтра. Передача пойдет в понедельник.

Аманда отыскала Керка и Вирджинию — они вновь были заняты пиццей.

— Мы припасли для вас ту, где больше всего красного перца. — Вирджиния вытащила чуть ли не все бумажные салфетки из стаканчика и положила на стол рядом с Амандой.

Та изобразила улыбку:

— Спасибо.

— Видите, осталась только одна порция, — подчеркнул Керк, — если вы хотите еще, я…

— Нет, нет, спасибо. — Аманда закрыла лицо руками, а Вирджиния рассмеялась. — Я ее уже видеть не могу, едим целый день.

— Это был потрясающий день! Куда теперь поедем? — спросила Вирджиния, глядя на пиццу Аманды.

— Все зависит от твоего папы. В пределах города осталась только одна ярмарка — Бельэр.

Аманда взглянула на Керка. Пока они доберутся туда, уже стемнеет, к тому же день и в самом деле был насыщенным.

— Пожалуйста, папочка, — Вирджиния подпрыгнула на стуле, — я не устала.

— Вижу, — сухо заметил Керк. — Хорошо, еще одна ярмарка, и на сегодня — все.

— Плюс съемка оценки претендентов, для чего придется съездить на студию, — вставила Аманда.

— Что? — на лице Керка появилось выражение отчаяния.

— Но это мы сможем сделать завтра, — поспешно добавила Аманда.

Напевая рождественские песенки, они ехали на ярмарку в Бельэр. Аманда оставила свою машину на самой первой ярмарке и была счастлива оказаться просто пассажиркой.

У Керка была большая, роскошная машина новейшей марки. Заметив удивленный взгляд, брошенный Амандой на счетчик пройденного пути, где значилась внушительная цифра, Керк пояснил:

— Я вожу в ней клиентов по всему Хьюстону. Покупка дома сопряжена с большими хлопотами, и я хочу, чтобы люди имели возможность расслабиться и подумать.

Да, к такой роскоши было легко привыкнуть — в лимузине Керка, мчавшемся с огромной скоростью по автострадам Хьюстона, Аманда не замечала ни скопления машин, ни автомобильных гудков.

— Что бы нам такого съесть на этой ярмарке? — вопросила Вирджиния, когда они въезжали на ярко освещенную стоянку.

— Возьмем что-нибудь из овощей, — заметил Керк, — сегодня ты не ела ни овощей, ни фруктов.

— Как же, ела! А ягодное мороженое? Ведь в нем были фрукты!

— Хорошо, ну а как относительно овощей? — Аманда встала на сторону Керка — вышло почти что по-домашнему.

— Пикули. Это овощи.

— Нет, не овощи, — почти автоматически запротестовала Аманда.

— Но там же огурцы, а огурцы, — уверенно заявила Вирджиния, — овощи.

Керк положил руку на плечо Аманды и, наклонившись, прошептал ей на ухо:

— Против этого вам нечего возразить.

Потрясенная его прикосновением, Аманда едва расслышала, что он сказал. Его движение было непроизвольным, она знала, но ее реакция оказалась неожиданной для нее самой.

Ей хотелось, чтобы он опять, тотчас же, дотронулся до нее. Ей — Аманде Доннелли, независимой женщине — очень захотелось прижаться к нему. А еще… еще она вдруг заметила, что в ее голосе зазвучали почти материнские интонации.

Не иначе как на рождественских ярмарках что-то волшебное проникало в воздух сквозь кондиционеры. Или вездесущие гномы незаметно добавляли чудодейственные эликсиры в еду. В подсознании неотступно звучало: как далеко они зайдут?

На территорию ярмарки в Бельэре Аманда вступила принюхиваясь.

А Вирджиния с уверенностью бывалого искателя лучшего Санта-Клауса шагала к его избушке.

Незамысловатая традиционная картина — честно говоря, такая нравилась Аманде больше всего. Ничего из ряда вон выходящего — как, например, в Бафэлоу-Байю. И даже во время обеда Санта-Клаус просто наведывался в свою избушку — «проверить гномов».

— Снег ненастоящий. — Вирджиния набрала пригоршню и подбросила в воздух.

— Вирджиния! — в один голос воскликнули Керк и Аманда.

Потом Керк улыбнулся Аманде:

— Начинаете осваиваться с родительскими заботами.

Она молча улыбнулась в ответ. Тем временем Вирджиния встала в очередь.

Родительские заботы. Прошло немало лет с тех пор, как она мечтала о ребенке. В период ее короткого замужества речь об этом не заходила. После развода — и подавно.

А теперь у нее не было времени для ребенка. У нее множество планов — ребенок не дал бы добиться их осуществления. Последнее повышение по службе Аманда получила, когда Мария Альварес уходила в декретный отпуск. Сама Мария уже давно не получала никаких повышений — она перешла на сокращенный рабочий день, чтобы уделять больше внимания семье.

Нет, Аманда не могла позволить себе этого. И так она потеряла немало времени, теперь надо было наверстывать упущенное.

Когда подошла очередь Вирджинии, к ним приблизился гном:

— Не хотите ли сняться вместе с вашей дочерью?

— О, мы не… — начала было Аманда, но, к ее удивлению, Керк вдруг схватил ее за локоть.

— Да. Мы хотели бы сфотографироваться все вместе. — Он подтолкнул ее к Вирджинии и Санта-Клаусу.

— Керк! Ну я-то тут при чем?

— Я так хочу. — Он смотрел на нее сверху потемневшими глазами. — Я провел приятный день и хочу, чтобы у меня осталась фотография на память.

Аманда растерялась.

— Ох, я так выгляжу… — Она нервным движением взбила челку.

— Только не для меня, — произнес он низким голосом.

Уставившись на него, Аманда пыталась разгадать выражение его лица. Может, он просто поддался «духу Рождества»? Или объелся ярмарочными угощениями?

— Сколько копий? — спросил гном.

— Одну, — ответил Керк, становясь перед аппаратом.

Аманда поймала взгляд, брошенный им на Вирджинию, и ответный взгляд девочки, полный обожания. Оживленная Вирджиния с сияющей улыбкой смотрела в объектив.

Зажмурив на мгновение глаза, Аманда вдруг, помимо своей воли, произнесла:

— Сделайте, пожалуйста, две копии.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Подъезжая в лимузине Керка на стоянку в Эдоуби-Саут, где она оставила свою машину, Аманда загрустила. Жаль, что день, когда приятное, дружеское общение почти вытеснило работу, заканчивался. А работы в ее жизни более чем хватало. Случалось, даже по выходным дням она приходила на студию. Аманда с трудом могла вспомнить, когда в последний раз позволила себе расслабиться, просто посидеть, поболтать с друзьями.

И вообще — остались ли у нее еще друзья? Или же рядом были только коллеги по работе?

Припарковав свою машину рядом с ее, Керк оставил мотор включенным и вышел, чтобы открыть Аманде дверцу.

— Я хочу сидеть впереди. — Сонная Вирджиния перебралась вперед с заднего сиденья. Зевая, обняла Аманду. — Пока, Аманда.

— Пока, Вирджиния.

Аманда была странно взволнована. На миг она прижала девчушку к себе, и вдруг, неожиданно для нее, Вирджиния поцеловала ее в щеку.

Растроганная, Аманда принялась, склонившись над девочкой, пристегивать ремень — она пыталась хоть как-то скрыть смущение. Потом выпрямилась и взглянула на Керка.

Трудно сказать, о чем он думал. Лицо его было бесстрастным, но в глазах появилось выражение боли. Вот этого Аманда никак не ожидала.

Рука ее слегка дрожала, когда она открывала свою машину.

— Спасибо, что пришли на съемку, — сказала она, стараясь прервать неловкое молчание. — Ваше присутствие очень помогло: Вирджиния изумительно держалась перед камерой — очень естественно. И в очереди вела себя гораздо терпеливее меня.

— Я очень хорошо провел день, — ответил Керк, — мне не часто удается бывать с Вирджинией.

Вы и не слишком стремитесь побыть с дочкой, подумала Аманда, но тут же одернула себя. Керк растил ребенка один — а ведь она и не знает, каково это.

Аманда посмотрела на заснувшую девочку.

— Пока, Керк, — попыталась она скопировать Вирджинию.

— Пока, Аманда, — в тон ей ответил Керк.

Она уже поворачивалась, чтобы сесть в машину, когда он неожиданно наклонился к ней.

Надеюсь, он не думает, что я жду поцелуя, промелькнуло у нее в голове, и она инстинктивно отвернула лицо.

Вместо того чтобы поцеловать ее в щеку, как он и собирался сделать, Керк поцеловал ее прямо в губы.

Они резко отпрянули друг от друга и смущенно рассмеялись.

Но когда Аманда попыталась отступить назад, Керк нежно обхватил ее лицо ладонями, и она почувствовала, что тонет в глубине его карих глаз. Он хотел поцеловать ее снова, но не решался сделать это против ее желания, поэтому не торопился, давал ей время, чтобы она уклонилась, если ей неприятно…

Однако она не только не уклонилась — она потянулась к нему: она жаждала ощутить прикосновение его губ.

Керк страстно поцеловал ее, страстно и нежно, и в ней внезапно проснулось неистовое желание.

Она ничего не замечала вокруг — ни машин, ни людей на стоянке, она ощущала лишь тепло его ладоней и чувствовала себя любимой и надежно защищенной.

Поцелуй их был долгим.

— Спокойной ночи, Аманда, — прошептал он и ласково погладил ее по лицу на прощание.

Она с трудом уселась в машину. Заставила себя включить зажигание лишь потому, что знала: Керк ждет, он должен быть уверен, что с ней все в порядке.

С ней было как раз не все в порядке. Отъезжая, Аманда поняла, что теперь она потеряла душевный покой.

— Аманда! — Кей прищелкнула пальцами. — Ты слушаешь меня?

— Да-да, — Аманда попыталась сконцентрироваться, — ярмарки в Хамбле и Кингвуде ждут нас.

— Девочка справится?

— Не знаю.

— Аманда! Ты должна ответить: «Не сомневайся, Кей, все будет отлично!»

— Знаешь, она будет участвовать в школьном рождественском представлении. — Это была всего лишь уловка — просто Аманде было необходимо решить, хочет ли она снова увидеть Керка и Вирджинию.

Его поцелуй выбил ее из колеи. Но хуже всего было то, что поцелуй этот напомнил ей, чего она лишена, заставил ее ощутить недовольство своей жизнью. Это несправедливо! Она тратила годы, стремясь добиться поставленной цели: пройти все этапы карьеры продюсера, стать сначала старшим, потом — главным продюсером. Возможно, даже начать работать на кабельном телевидении. Почти все свое время она посвящала работе и, по существу, растеряла друзей. До сих пор это ее устраивало. Почему же один поцелуй должен был все изменить?

Но, похоже, ей вовсе не хотелось выяснять почему.

После субботнего вечера она не видела Керка. На следующий день миссис Уэбстер привезла Вирджинию в студию, отпуская колкие замечания о некоторых любителях работать по воскресеньям. Аманда была одновременно и рада и разочарована, не увидев Керка.

И хотя у нее были все основания позвонить ему, только настойчивые напоминания Кей заставили ее набрать номер агентства Макэнери.

— Керк Макэнери слушает.

С какого это времени он стал сам снимать трубку?

— Привет, это Аманда. — О, звучало на уровне!

— Хэлло, Аманда. — Голос Керка мгновенно потеплел.

— Я хотела поговорить с вами о Вирджинии, — выпалила она.

— А в чем дело? — дружелюбно спросил он.

— Мм… — Надо было тщательно обдумать, что говорить, прежде чем звонить. Ужасно — он ведь не позвонил ей, еще подумает, что она преследует его. Ну и что? Она — свободная женщина. Что хочет, то и делает.

Она его не преследовала. Но ее начинало удивлять, почему он не делает этого.

— Ну, что же вы замолчали? — спросил Керк.

Аманда пошуршала бумагами на столе.

— Извините. Мне тут принесли кое-какие бумаги. — Прикрыв трубку рукой, она сделала вид, что занята разговором. Потом сказала в трубку: — Подождите минутку. — И через какое-то время, отняв руку, повторила: — Извините.

— Напряженный день?

— Все дни такие. — Она засмеялась, наморщив нос. Пора кончать с этими играми. Как унизительно!

— А время пообедать со мной найдется?

Аманда раскрыла рот от изумления.

— Пообедать? Я… Конечно. — Она окинула взглядом свой скромный повседневный наряд — черная жилетка и брюки. Керк застал ее врасплох. А сам наверняка, как всегда, одет с иголочки.

— Хорошо. Буду ждать вас неподалеку от студии. Есть там, в вашей части города, красивые парки?

— Парки?

— Ну да. Где мы могли бы на полянке перекусить. — Голос его звучал спокойно и уверенно. — Были сегодня днем на улице?

Честно говоря, прогулок Аманда себе давно не позволяла.

— Так спешила утром на работу, что даже не заметила, какая сегодня погода.

— Туман рассеялся, светит солнышко. Можно подумать, что природа извиняется перед Хьюстоном за дождливый август.

Неужели этот беззаботный человек — тот самый Керк Макэнери, с которым ей приходилось сталкиваться? Не иначе как он провернул очень выгодную сделку.

— День прекрасно подходит для пикника в парке, а?

— Именно — для пикника! — Его энтузиазм передался ей. Она вдруг почувствовала: да, это как раз то, чего ей хочется. — Можно встретиться в парке «Мемориэл», но он такой большой.

— Я разыщу вас, — уверенно сказал Керк. — У какого входа встретимся?

— Подождите, а еда?

— Об этом я позабочусь.

Чувствуя непривычное возбуждение, Аманда назвала юго-восточный вход, а потом долго размышляла: как расценивать предстоящую встречу? Свидание это или нет?

Наконец Аманда решила не ломать над вопросом голову. Она просто немножко отдохнет в компании Керка.

— Посмотрим, что здесь такое! — Керк с шумом открыл пластмассовую коробочку и, взяв пластиковую вилку, принялся энергично поглощать содержимое.

Аманда разглядывала такую же коробочку, которую он поставил перед ней. Пикник в ее представлении — это были аккуратно упакованные «хот-доги», бутерброды, фруктовый джем.

— Насколько я знаю, мужчины не едят салатов.

— Это не просто салат, — ответил он, мешая темную массу, — это — жаренный на гриле цыпленок под особым соусом.

Аманда взглянула на маленькую коробочку.

— Довольно странная смесь.

— Неважно, зато вкусно.

Если бы не его пристальный взгляд, она съела бы кусочек маисовой лепешки, пока та не зачерствела. Нехотя сорвав крышку из фольги, Аманда полила содержимое коробочки темной приправой. Обидно вот так переводить хорошую еду.

Керк с аппетитом ел. Делать было нечего — Аманда тоже принялась за свою порцию.

— Стоит мне плотно пообедать, как сосредоточиться на работе уже сложнее. Поэтому наедаюсь я обычно вечером. — Он протянул ей бутылку с водой, которая уже начала нагреваться.

Аманда отпила — жидкость была похожа на обычную воду из-под крана. А что, если эта импортная вода на самом деле и была простой водопроводной водой, к тому же несвежей? Кто определит это? Может, на этикетке лучше подошла бы надпись: «Новое платье короля»? Или такая: «Оплаченный обман»? Что намного лучше…

— Вы ничего не едите.

Делая ему одолжение, она откусила от маисовой лепешки.

— Это не считается.

Поморщившись, Аманда взяла на вилку немного подозрительной смеси из коробочки, быстро прожевала и проглотила.

— Гм, не так уж плохо. Совсем не такой… вкус, как я думала.

Керк усмехнулся:

— Я вижу, вы не любите новшеств в еде.

— Не придаю ей большого значения. — Аманда пожала плечами. — Перекусываю чем придется — когда проголодаюсь. Случается, пока доберусь до плиты, купленная провизия уже успевает испортиться.

— Так устаете, что не хватает сил готовить дома? — Он поставил коробочку на скатерть, разложенную на жухлой траве, и вынул запонки из манжет.

— Как правило, я уже что-нибудь перехвачу до прихода домой. — Она наблюдала, как Керк закатывает рукава рубашки. — Работаю до изнеможения. — Она обратила внимание на контраст между белой рубашкой и смугловатой кожей. Неужели бывают такие красивые мужские руки?

Керк снова принялся за еду.

— Вам уже, наверное, трудно разорвать этот замкнутый круг. — Призывая Аманду последовать его примеру, он указал на коробочку с темной смесью.

Аманда съела еще немного. Зря она критиковала это кушанье — вовсе не плохо. Только бы желудок не восстал против непривычного блюда.

— А мне вот кажется, что вы сами уже давно не можете вырваться из сумасшедшего рабочего ритма.

— Да, это так. Поэтому я сознательно устраиваю себе передышки.

— Вроде этого пикника? — она дотронулась до скатерти.

— Да, иногда. — Он разделался с цыпленком и засунул пустую коробку в пакет для мусора. — Эту скатерть я позаимствовал в конференц-зале. Мы часто устраиваем приемы, поэтому бывают нужны скатерти.

— Но мы же испачкали ее!

— Ее можно выстирать, — невозмутимо ответил Керк.

Верно. Одна из женщин-брокеров возьмет скатерть домой и выстирает. Аманда была близка к выводу, что все они там балуют его.

— Постарайтесь расслабиться, наслаждайтесь теплом, — он откинулся назад, опершись на локти, — на выходные ожидается перемена погоды.

Аманда ела и разглядывала его. Керк в отличной форме; он, должно быть, придерживается здорового образа жизни. Наверное, каждое утро пробегает по пять миль.

Она начала скрести вилкой по дну и в изумлении остановилась — все-таки ей удалось справиться!

— Неплохое, кушанье. — Она передала ему пустую коробочку. — Ведете здоровый образ жизни?

— Да нет, просто люблю хорошую еду. — Он бросил ей завернутый в фольгу кусок, который плюхнулся на скатерть.

— Что это? — Аманда попыталась определить на ощупь.

— Шоколадный пирог с орехами.

— О, и какой свежий! Вот это — еда! — Она быстро разорвала фольгу и откусила от пирога. — Божественно!

Они замолчали, но это было приятное молчание. Аманде ужасно не хотелось прерывать его, однако…

— Я позвонила вам, чтобы поговорить о передаче с участием Вирджинии.

— Я думал, что все уже позади.

Аманда тщательно разгладила фольгу, чтобы собрать в нее крошки от пирога.

— С ярмарок в пригородах сообщили, что они тоже хотели бы попасть в передачу.

— Но показывали только один эпизод. Как же они узнали об этом?

— Мы давали рекламу. Как бы то ни было, я хотела узнать, можно ли мне свозить туда Вирджинию на этой неделе. Или вы сами… Тогда мы повторили бы прошлую субботу…

— Если это подходит Вирджинии, то подходит и мне. Когда вы планируете ехать?

Аманде хотелось бы назвать субботу, но она знала: Кей будет ужасно недовольна, если срок выхода передачи не согласуют с ней.

— Прежде я должна выяснить, в какие дни у девочки репетиции к рождественскому празднику в школе.

Керк казался озадаченным:

— Моя дочь участвует в рождественском празднике? Когда же это решили?

Аманда объяснила:

— Ей дали роль в школьной постановке к Рождеству. Вирджиния так волнуется. Удивляюсь, что она ничего не сказала вам…

— Честно говоря, я почти не видел ее с субботы. — В ответ на укоризненный взгляд Аманды он пояснил: — Вчера почти весь день провел в офисе, а сегодня утром был официальный завтрак.

— Гм. — Аманда свернула фольгу. Не ее это дело — критиковать отношения Керка с дочерью. Но пожурить его стоило. — Вирджинии хотелось бы почаще бывать с вами.

Его лицо омрачилось.

— Я и так стараюсь…

Пожалуй, не стоило затрагивать эту тему. Знакомые Аманды матери-одиночки переживали чувство глубокой вины. Почему же она решила, что отцы-одиночки такого чувства не испытывают?

— Простите.

Керк отмахнулся.

— Мне бы так хотелось иметь больше времени. — Он взглянул на нее и добавил: — Тогда я смог бы чаще бывать и с вами.

Аманда отвела взгляд.

— Мы же говорим о Вирджинии.

Он изменил положение: опираясь на один локоть, смотрел ей в лицо.

— Так говорите.

Вообще-то уже нечего было обсуждать, если только не начать отчитывать его за дочь. А кто она, Аманда, такая, чтобы учить его, каким ему быть отцом?

— Ну? — поторопил он ее.

Аманда взглянула на него. По выражению его лица было ясно: он понимает, разговор о Вирджинии — только предлог.

— Я хотел бы снова увидеться с вами, а вы хотите этого?

Его прямоту было невозможно проигнорировать.

Аманда обхватила коленку руками. Она размышляла над ответом, наблюдая за проезжавшими за оградой парка машинами. Поправила волосы.

Вопрос был задан, что называется, «в лоб». Ну да, они уже не дети. Следовало ответить тоже без обиняков. Но она не знала, что сказать.

— Я не знаю.

— Что ж, достаточно откровенно.

Керк свернул пакет — в нем хрустнули пластиковые коробки. Он собирался уезжать — несомненно, расценив ее ответ как отказ.

Но Аманда вовсе не была готова распрощаться вот так.

— Я редко назначаю свидания, — с усилием выговорила она, — если честно, то никогда.

Он резко бросил:

— Что ж, это ваше право.

Аманда улыбнулась.

— Спасибо.

Керк встал и выкинул пакет в зеленый мусорный ящик. Когда он повернулся, золотистые лучи солнца осветили его лицо и волосы, и она мгновенно поняла, как сильно он ей нравится.

Этот человек… этот мужчина проявляет к тебе интерес. Зрелый. Преуспевающий. Ответственный. Практичный. Это — не эгоистичный ребенок вроде Трентона.

— Когда-то я была замужем, — вырвалось у Аманды, — и побаиваюсь новых… связей.

Керк стоял над ней, засунув руки в карманы. Аманда знала: он сложит скатерть, проводит ее, Аманду, до машины и простится. Возможно, навсегда.

Если только они опять не встретятся благодаря Вирджинии.

Аманда не сомневалась, что у него в голове были те же мысли.

— А почему вы расстались? — наконец заговорил он, вновь опустившись на траву.

— Мы оба были слишком молоды… Я оставила учебу, пошла работать, чтобы помогать ему, пока он не закончит юридический факультет. Закончил. А я свою учебу — нет.

Все выглядело очень просто. Сейчас ее охватит давно знакомое чувство горечи. Аманда удивилась — она не ощущала его.

— А теперь вы трудитесь, наверстывая потерянное время, так?

Керк был прав. Но Аманде не понравилось, что он с такой легкостью сумел разгадать ее.

— Почитываете популярные книги по психологии?

— Университетские учебники, — поправил он, нисколько не обидевшись, — ведь я продаю жилище, а не просто дома. Если я смогу понять, что именно нужно той или иной семье — не что они просят, а что действительно важно для них, — у меня больше шансов заключить выгодную сделку.

— А какой дом вы предложили бы мне?

Керк выпрямился и медленно произнес:

— Дом вам не подходит. Я бы постарался убедить вас купить маленькую квартиру в фешенебельном районе, в новостройке, со спортивным комплексом на последнем этаже.

— Да я бы никогда и не воспользовалась им.

— Положим, но вы чувствовали бы себя бодрее при одной мысли, что он есть, а со временем, возможно, стали бы ходить туда.

Очень мило с его стороны, подумала Аманда.

— А что еще?

— В доме должен быть привратник, у вас должна быть горничная, в соседнем доме — ресторан. В идеале все это должно находиться поблизости от студии.

— Прекрасно. Где мне подписаться?

Керк усмехнулся и указал пальцем через плечо:

— В Хьюстоне не так уж много небоскребов, разве только вон там — в Брайер-Оукс.

— Так я и думала — слишком хорошо, чтобы быть правдой. — Аманда вздохнула. — Мне такое, наверное, не по карману.

Керк внимательно посмотрел на нее.

— Сейчас — да. Но со временем наверняка переедете. Вы не будете долго сидеть на одном месте, у вас вид женщины, способной продвинуться.

Ей понравились его слова — ей ведь самой хотелось быть такой женщиной. Она взглянула на часы и неохотно поднялась.

— Пока что я собираюсь двигаться в направлении студии. — Аманда стряхнула крошки со скатерти и быстро сложила ее.

— Вы не ответили на мой вопрос. — Он взял свернутую скатерть. — Так мы увидимся вновь?

Аманде не хотелось отвечать. Она была всем довольна — у нее была цель, она преуспевала. В ее жизни не было места для человека с обязанностями как у Керка. Честно ли начинать что-то, что ни к чему не приведет? Надо ли это ей?

И ведь дело не только в Керке. Нельзя забывать о Вирджинии. Детям же непонятна жизнь взрослых и их цели.

Налетевший ветерок разметал волосы по ее лицу. Прежде чем она успела привычным жестом заправить их за уши, Керк протянул руку и сделал это за нее.

Лаская, он погладил ее по щеке.

Аманда тихо вздохнула. Ей вспомнился их поцелуй. Керк — Аманда поняла по его смягчившемуся взгляду — наверняка тоже думал об этом.

Потом его губы прильнули к ее губам, и ей уже не пришлось раздумывать над тем, что же ответить.

— Так как? — прошептал он в уголок ее рта.

— Да, — услышала она свой ответ и рассмеялась, — конечно, да.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Неделя пролетела быстро: работы было так много, что Аманда, можно сказать, и не заметила, что Керк не позвонил ей.

— Папочка шлет привет, — сообщила Вирджиния во время очередной поездки по ярмаркам. Казалось, она не ведала усталости, беседуя с многочисленными претендентами на звание лучшего Санта-Клауса. Когда они возвращались на студию для записи эпизода по итогам рейтинга, Вирджиния уже точно знала, как себя вести. Если захочет, она наверняка сделает карьеру на телевидении, думала Аманда.

— Передай папочке мой привет. — Аманда удивилась, почему «папочка» сам не позвонил. Она не станет звонить первая. Ни за что. Если бы он захотел, то уже наверняка позвонил бы. А ее жизнь складывалась неплохо. Она готовила телепрограммы и рекламные передачи. У нее была даже специальная подушка пяти футов длиной, в которую она с таким удовольствием зарывалась лицом в конце напряженного дня. И под боком никто не храпел.

Оснований звонить первой не было.

Вперив взгляд в телефон, Аманда сидела в своем кабинетике размером не больше спаленки в школьном общежитии. Кажется, довольно давно никто не звонил ей. Телефон, по-видимому, сломан. Она потянулась за трубкой.

— Аманда! — Кей просунула голову в дверь. Аманда отдернула руку. — Какое расписание у ребенка?

Можно было не уточнять, кого Кей имела в виду. Вирджиния становилась знаменитостью. Популярность программы, которую показывали для школьников днем, была чрезвычайно высокой.

Но все это было ничто в сравнении с тем фактом, что выпуск вечерних новостей, где крутили их сюжет, превзошел по популярности шедшую в то же время программу кабельного телевидения.

Сотрудники «Хэлло, Хьюстон» ликовали.

Утром позвонил «разведчик талантов»[4] и спросил, была ли Вирджиния представлена прессе. Аманда попыталась объяснить, что пока еще рано собирать прессу, но он не поверил.

Наверное, ей следовало рассказать об этом Керку. Вероятно, Вирджиния могла бы принять участие в одной-двух коммерческих передачах. Прекрасный способ накопить деньги для колледжа.

Пожалуй, все же стоит сказать об этом Керку. Когда он позвонит.

— Эй, Аманда! — стоя в дверях, Кей махала ей рукой.

— Извини, я задумалась.

— Взгляни, — Кей вошла в комнату и положила перед ней стопку бумажек, — все звонки по поводу ребенка.

— Да, она нравится зрителям.

Кей окинула взглядом кабинет, в котором царил хаос, отодвинула в сторону стопку телефонных справочников и уселась на стол, рискуя опрокинуть чашку с остатками кофе.

— Это не от зрителей, — надев очки, Кей перелистала бумаги, — это звонки с ярмарок от желающих исполнять роль Санта-Клауса. Одна из радиостанций готовит аналогичную нашей передачу, и они хотят, чтобы Вирджиния брала интервью.

— Боже мой! — В мире происходит столько событий, неужели людей интересует только эта тема?

— Что там у тебя запланировано? — Кей повернула к себе настольный календарь Аманды.

— Заканчиваю несколько сюжетов.

— Гм. — Кей быстро перелистала страницы.

— А потом займусь сюжетом о безопасности детей, — решительно заявила Аманда.

— Сначала — рождественские репортажи, — распорядилась начальница. — И наведи у себя порядок. Если нужна помощь, скажи. Мария Альварес…

— Нет!

Кей взглянула на нее поверх очков.

— Сама справлюсь со всем.

Только этого не хватало — отдать Марии Альварес сюжет о безопасности детей. Кей открыла было рот — наверное, собиралась сделать именно такое предложение, — но в этот момент зазвонил телефон. Аманда мгновенно схватила трубку.

— Тебя, — она бесцеремонно сунула трубку Кей.

Кей принялась внимательно слушать. Глаза ее округлились.

— Когда? — отрывисто спросила Кей и потянулась за карандашом и бумагой. — Масштабы?

Аманда вздрогнула от волнения. Случилось что-то невероятное! И Кей оказалась в ее кабинете! Исключительное везение.

— Сколько людей? — Кей перестала записывать.

Точно, что-то случилось. Возможно, катастрофа, а может, подстроили взрыв. Или захватили заложников — какой-нибудь обезумевший от этого сумасшедшего мира…

— Аманда! — Кей положила трубку и быстро записала что-то в блокноте.

— Да, Кей. — Аманда заставила себя говорить спокойно и уверенно. Вот оно — быть в нужном месте в нужное время. Интересно, тот парень из службы новостей по-прежнему может достать пуленепробиваемый жилет?

— Ты можешь поехать в Даллас на выходные?

Командировка на место происшествия. Потрясающе!

— Да. А что там произошло?

— Телевидение Далласа собирается сделать сенсацию из наших репортажей. Поскольку Вирджиния пока не нашла лучшего Санта-Клауса в Хьюстоне, они хотят провести аналогичный рейтинг популярности в Далласе.

— И вот они хотят, чтобы Вирджиния отыскала лучшего Санта-Клауса в Далласе. — Аманда постаралась произнести это с энтузиазмом.

Керк взъерошил волосы, чего он никогда при ней не делал, и посмотрел невидящим взглядом на дом, перед которым они стояли.

— Не становится ли это мероприятие неконтролируемым?

Аманда тоже так считала, но промолчала.

— Никогда заранее не знаешь, что именно подействует на воображение зрителей. Вирджиния очень трогательна со своим леденцовым рейтингом. Те, кто смотрит все передачи подряд, от нее без ума.

Керк вздохнул и взглянул на часы. Они с Амандой были в фешенебельном районе «Мемориала» и стояли, прислонившись к его машине, припаркованной возле дома необычной архитектуры. Вокруг был хвойный лес.

— Послушайте, я должен показать этот дом одной паре. Они вот-вот появятся здесь. Я… — Керк внезапно умолк и сунул руки в карманы.

Не знай его, Аманда поклялась бы, что он нервничает. Оглядев дом, она поняла, что у Керка были все основания для этого. Перед ними высился какой-то овеществленный кошмар. И, вероятно, привидевшийся не одному, а нескольким архитекторам. Аманда была несведуща в зодчестве, но даже она поразилась невероятному смешению архитектурных стилей в одном здании, занимавшем внушительный участок земли.

— Не знаю, — он снова вздохнул, — не знаю, хорошо ли будет, если Вирджиния поедет в Даллас. — Это был совсем не тот человек, который приглашал ее на пикник. Весь в мыслях о работе. По-видимому, Аманде не следовало приезжать сюда. Но ей требовалось его согласие, а Розали, секретарша, сказала, что шеф вряд ли вернется в агентство.

Он не слишком-то обрадовался Аманде. Правда, постарался изобразить удовольствие, но было видно, что на деле это не так. А вскоре Керк и вовсе бросил притворяться.

Но ведь не он один работал. Аманде вот срочно требовался его ответ — в этом заключалась на данный момент ее работа.

— Вам, наверное, не приходило в голову, что Вирджиния могла бы неплохо использовать представившуюся возможность. Сегодня утром мне звонил «разведчик талантов».

— Кто? — Он уже не смотрел на дом, а очень внимательно слушал ее.

— «Разведчик талантов». Если бы Вирджиния захотела, она могла бы сняться в одной-двух коммерческих передачах. Даже в нескольких — только бы вы согласились на это.

— А почему я должен соглашаться?

— Ну, к примеру, девочка заработает деньги на учебу в колледже.

Керк сердито взглянул на нее.

— Я в состоянии оплатить учебу дочери.

— Я не хотела сказать, что вы этого не можете. — Аманда засунула руку в карман и принялась тереть заветный камешек. — Просто если вы когда-нибудь думали о карьере актрисы для Вирджинии, то сейчас очень благоприятный момент обсудить условия контракта.

— Не говорите глупости.

— Послушайте, мне надо возвращаться на студию. Продюсер должна звонить в Даллас.

Не отвечая, Керк забарабанил пальцами по капоту машины, пристально разглядывая квартал.

Аманда встала так, чтобы попасть в поле его зрения.

— Так как насчет поездки в Даллас на уик-энд?

— Аманда, — впервые за весь разговор он прямо посмотрел ей в глаза, — я не согласен. Когда-нибудь придется поставить точку.

— А если сделать это попозже?

Качнув головой, он отвел взгляд.

— Сочельник — через три недели. Тогда уж точно все закончится. Но если честно — затея доставляет радость Вирджинии. Помните субботу?

Улыбка тронула его губы.

— Итак? — Аманда широко улыбнулась. — Повторим все в Далласе?

Поколебавшись, Керк снова отрицательно покачал головой.

Аманда не ожидала, что он откажется. Она мечтала, что суббота повторится. А Керк — нет.

О'кей. Она поняла намек. Что-то случилось после того пикника, и Керку хотелось прекратить их пока еще хрупкие отношения. Прекрасно. Нет, конечно, ничего хорошего, но она выяснит позже, в чем дело. Сейчас она позаботится, чтобы от этого не пострадали репортажи Вирджинии.

— О, прошу вас, — Аманда положила свою руку на его, — они обещали дать лимузин, Вирджиния будет так…

Керк убрал руку.

— Я сказал — нет! — (Шокированная, Аманда замолчала.) — И думать не хочу о Далласе. Некогда мне туда ездить. Я стараюсь продать здесь дом!

Аманда попятилась. Ее рот подергивался от волнения. Споткнувшись об обочину и теряя равновесие, она тщетно пыталась ухватиться за что-нибудь. Керк вовремя подхватил ее.

— Простите, простите меня, — без конца повторял он, крепко прижав ее к себе.

Выпрямившись, Аманда стояла, прильнув к нему. Никто и никогда не обнимал ее так. Прижавшись к его груди, она слышала биение его сердца, вдруг ей так захотелось, чтобы о ней нежно заботились…

— Ох этот дом, — Керк прерывисто вздохнул, проклятый дом.

В его голосе слышалось страдание. Отодвинувшись, Аманда заставила себя посмотреть на него. Наверное, он уже устыдился проявления своих чувств.

— Никак не удается продать? — Впрочем, она знала: дело не только в этом. Керк относился к типу людей, бесстрашно встречающих вызов, и, не раздумывая, занялся бы самой трудной сделкой.

Керк ослабил объятие, и она неохотно отступила.

— Среди риэлтеров Хьюстона ходят легенды о Старом Ранчо. Из года в год его выставляют на продажу. Владельцы умерли, а наследники всеми силами пытаются избавиться от него. И ведь продают ниже стоимости!

— Понятно, почему хотят избавиться… — Она повернулась и прислонилась к машине. Аманда надеялась, что он не заметил слез, выступивших на ее глазах, и что слезы не оставили следов на его галстуке.

— Совет риэлтеров назначил премию тому, кто в конце концов продаст этот дом. Новички один за другим терпят неудачу уже в самом начале.

Его голос опять звучал спокойно. Аманда рискнула взглянуть на Керка.

— Но ведь для вас это не вопрос денег, не так ли? Вы хотите быть тем человеком, который в конце концов продаст дом.

— Я уже пробовал. И к тому же тут нечто личное.

Она приготовилась слушать, но он замолчал. Неужели он думает, что она так просто оставит эту тему после того, что он сказал?

— А что это за история?

— Именно здесь я встретил Мишелл.

— Мать Вирджинии? — Аманде стала понятна его сдержанность.

— Да. — Его взгляд по-прежнему скользил вдоль улицы, но было видно, что Керк ничего не замечает. Он вспоминал свою жену. — Мы оба были начинающими брокерами, решившими продать этот дом, и встретились именно здесь, показывая его. Я занимался с парой, принадлежавшей к богеме, а Мишелл пыталась продать его богатому иностранцу.

Аманда засмеялась:

— Она что же, полагала, что у иностранцев нет вкуса?

Керк невесело улыбнулся.

— Скорее всего, она думала, что этот богач купит дом только из-за престижного района, а потом, наверное, снесет дом.

— И почему иностранец не купил?..

— Кажется, в его стране произошел военный переворот, и он уехал.

— А богемная чета?

— Они предпочли другой район.

А что случилось с Мишелл? Пока Аманда раздумывала, стоит ли ей расспрашивать дальше — ведь Керк продолжал тосковать по ушедшей жене, к тому же он, по-видимому, оставил мысль о развитии их отношений, — он продолжил:

— Спустя три месяца мы поженились.

— Быстро.

Керк пожал плечами.

— Я знал, что мне нужно. Она тоже. Незачем было терять время.

Вы — не я, подумала Аманда. Я потеряла уйму времени.

— Она работала в моем агентстве. — Керк покачал головой. — Вспомнить только, каких невероятных усилий стоило нам встать на ноги. Мы создавали агентство в самое тяжелое для риэлтеров Хьюстона время. Но мы старались не предаваться печальным раздумьям. Мы собирались продать вот этот дом, а комиссионных нам хватило бы надолго.

— Но вы ведь не продали его…

— Пока, как видите, продать его никому не удалось. — Керк тяжело вздохнул и сжал губы. — Мишелл погибла, направляясь сюда: она ехала показывать дом.

Услышанное потрясло Аманду. Она попыталась взять Керка за руку, но он отвернулся и положил руки на машину.

— Автомобильная катастрофа? — прошептала она.

Он отрицательно покачал головой:

— Мозговая аневризма. А машина ее продолжала двигаться и врезалась в кирпичную стену, что тянется вдоль подъездной дороги к «Мемориэлу».

— Какой ужас! Когда…

— …это случилось? — договорил он. — Почти четыре года назад. Я встретил ее, женился, стал отцом Вирджинии, потерял жену — и все это за семь месяцев.

Пока Аманда подыскивала слова, Керк кивком указал на конец улицы:

— Они приехали.

— Мне пора. — Быстро подойдя к своей машине, Аманда открыла дверцу.

— Аманда? — окликнул ее Керк, наблюдая за приближавшейся машиной. — Насчет Далласа…

Затаив дыхание, Аманда ждала, что он скажет.

— Я буду занят. Но если вы хотите поехать и если Вирджиния захочет, я не буду против.

Ура! Аманда чуть не вскрикнула от радости.

— Спасибо. — И она поспешила сесть в машину, пока он не передумал. Или пока она не раздумала.

— Я пойду заполню контейнер для льда, — объявила Вирджиния.

Закрыв глаза и вытянувшись, Аманда лежала на постели.

— А ты знаешь, где холодильник?

За долгим молчанием последовало уверенное:

— Угу.

Врунишка, беззлобно подумала усталая Аманда. И как это Вирджиния не чувствовала усталости? Скоростной рейс Хьюстон — Даллас был настоящим испытанием. Интересно, сколько же соленых орешков успела поглотить Вирджиния за время полета?

— Подожди, я пойду с тобой, — сказала Аманда. Девочка нахмурилась. — Я хочу немного размяться, — пришлось и ей чуть-чуть приврать.

— Вы мне не доверяете, — обиженно протянула Вирджиния.

Невероятным усилием воли Аманда заставила себя слезть с кровати.

— Я верю тебе, детка, но опасаюсь всяких таинственных злодеев.

— Они что, могут быть возле холодильника? — с надеждой в голосе спросила Вирджиния.

— К счастью, пока я их там не встречала, — проворчала Аманда, отпирая дверь. Аманда пошла босиком. Ботинки казались тесными и неудобными после путешествия вместе с маленьким ребенком — первого с тех пор, как сама она уже не ребенок.

Вирджиния побежала по коридору, разыскивая холодильник и сообщая Аманде обо всем, что видела вокруг. Аманда была даже рада, что девочка побегает — все-таки даст выход энергии. Только вот было трудно заставить ее не кричать.

Наконец они нашли холодильник, и прежде чем Аманда успела дать девочке черпак, та принялась руками накладывать лед в контейнер.

— А что мне можно попить?

Быстро оглядев выставленные на полке холодильника напитки, Аманда увидела, что все они содержат кофеин. Не пойдет. И не «Маргариту»[5] же давать ребенку.

— Уже поздно, пора ложиться спать, — Аманда без всякого притворства зевнула, — утром куплю тебе воды.

— А сколько времени? — Вирджиния схватила Аманду за запястье. — Всего только полдевятого. — И негодующим тоном девочка добавила: — Только младенцы засыпают так рано.

— Младенцы и помощники продюсеров, — поправила Аманда.

— Я лягу спать, только когда приедет папа, — заявила Вирджиния, закрывая контейнер со льдом крышкой.

Аманда внимательно посмотрела на девочку. Разве Керк не сказал дочери, что не приедет в Даллас? Не решился? И предоставил сообщить это малоприятное известие Аманде?

— Ну можно мне попить сейчас?

— Мм… я не взяла с собой кошелек.

— Хорошо, так принесите его.

Аманда шагнула и наступила на кусок льда.

— Ой! — ее голос громко разнесся в комнатке с голыми стенами.

— Шш! — Вирджиния поднесла палец к губам.

Ковыляя в свой номер и оставляя влажные следы на покрытом линолеумом полу, Аманда ломала голову — как сообщить девочке, что папу ждать не стоит.

— Когда приедет папочка? — Вирджиния вспрыгнула на кровать Аманды и потянулась за кошельком.

Взяв его, Аманда быстро пересчитала мелочь. В отеле имелся также автомат для продажи закусок. Может, удастся подкупить Вирджинию чипсами?

— Когда… приедет… папочка? — повторила Вирджиния, с каждым словом подпрыгивая на кровати.

— Ты увидишь папу в воскресенье, когда вернешься домой. Вот четыре монеты по двадцать пять центов, а еще пятицентовики и десятицентовики. Как насчет того, чтобы перекусить? — Аманда задорно улыбнулась и протянула девочке горсть монет.

— Я хочу увидеть его сейчас. — Вирджиния взяла деньги и соскользнула с кровати.

— Папа остался в Хьюстоне. — Аманда направилась к двери. — Помнишь, как мы летели? — Сама-то она не скоро забудет этот перелет. — Мы — в Далласе, до Хьюстона далеко. — Аманда поняла, что взяла неверный тон. — Я не имею в виду — очень далеко, — дала она задний ход, — но на машине нам пришлось бы ехать несколько часов. Вот почему мы полетели на самолете.

Вирджиния широко раскрыла глаза. Из ее руки выпал и покатился по полу десятицентовик.

— Послушай, пойдем поищем что-нибудь перекусить. — Надеясь, что все образуется, Аманда улыбнулась девочке: дескать, все хорошо. Но это не помогло.

— Я хочу к папе! — Глаза Вирджинии наполнились слезами, нос покраснел.

— Не успеешь оглянуться, как увидишь его. Мы перекусим, наденем пижамки и ляжем спать. А завтра побываем на нескольких ярмарках и переспим здесь еще одну ночь. — Аманда говорила все быстрее, она понимала: еще немного — и Вирджиния расплачется. — Потом мы полетим назад, уже другим рейсом, а дома ты увидишь папу.

Только бы он был дома.

— Я хочу домой!

— Ты обязательно попадешь домой. А сейчас… сейчас… у нас приключение. У нас с тобой приключение во время путешествия. — Аманда стояла у двери, устало улыбаясь. — Сейчас мы поедим всякой всячины, и никто не сможет нам помешать!

Вирджиния стремительно выбежала в коридор.

— Вирджиния! — Аманда догнала ее возле лифта. — Автоматы для продажи еды — вон там.

— Я хочу домой. Вы не можете заставить меня остаться! — пронзительно закричала девочка.

— Вирджиния… — Аманда взяла ее за руку.

В этот момент из лифта вышли мужчина и женщина.

— Нет! — истошно кричала Вирджиния. — Я хочу к папе! Не хочу оставаться с вами! — Она ударила Аманду по руке.

Пара пристально смотрела на них.

— Шш! — Аманда смущенно улыбнулась, но те и не подумали улыбнуться в ответ.

— Ее отец — в Хьюстоне, — пояснила Аманда, догадываясь, что люди предполагают самое худшее.

Продолжая вопить, Вирджиния плюхнулась на пол, и Аманде оставалось или отпустить ее, или усесться рядом.

— Я хочу к па-а-апе!

Пара застыла на месте, затем мужчина шагнул в их сторону. Дверь одного из номеров распахнулась, и хозяин номера вышел посмотреть, в чем дело.

— Вирджиния! — Аманде пришлось повысить голос. Никогда в жизни она не чувствовала себя такой беспомощной. — Пошли позвоним твоему папе. Хочешь поговорить с ним?

Всхлипывая, Вирджиния кивнула и встала.

Облегченно вздохнув, Аманда потащила ее в их номер. Схватив телефон, она спросила:

— Какой номер вашего телефона? — Номер был записан у нее в книжке, но таким образом Аманде хотелось отвлечь ребенка.

Керк Макэнери, только бы вы оказались дома!

Он был дома. Услышав его голос, Аманда молча передала трубку Вирджинии.

— Папочка! — прокричала Вирджиния.

Натянутая как струна, Аманда села на другую кровать и стала ждать.

Прошло пять минут, десять… Вирджиния не переставая умоляла отца приехать и забрать ее домой.

Время шло, и Аманда, поражаясь, думала — как еще у нее не началась мигрень? Для этого были все основания.

— О'кей. — Вирджиния протянула трубку Аманде.

Вот теперь ей совсем не хотелось с ним говорить!

— Алло? — как можно спокойнее произнесла она.

— Что вы с ней сделали?

— Ничего. — Аманде не понравился его обличительный тон.

— Но у нее истерика.

— Что ж поделаешь? — Аманде ли было не знать о состоянии Вирджинии?

Она услышала, как Керк вздохнул:

— Мне никак не следовало разрешать вам брать ее в Даллас.

— Не сомневалась, что вы скажете именно это.

— Вам ли упрекать меня?

На этот счет у нее имелись веские соображения, но она решила — лучше промолчать.

— Он приедет? — тихо спросила Вирджиния, но Керк, по-видимому, услышал.

— Скажите ей, что я приеду и что она должна немедленно ложиться спать, не то я накажу ее!

— Она спит, — прошептала Аманда.

Было уже далеко за полночь, когда крайне уставший Керк легонько постучал в дверь. Быстро пройдя мимо Аманды, он подошел к кровати и посмотрел на дочь.

Сейчас она казалась ангелом. Как будто не она недавно пронзительно визжала на весь отель, а Аманда безуспешно пыталась успокоить ее.

Мрачно взглянув на Аманду, Керк жестом поманил ее в коридор. Опустив ключ в карман жилета, Аманда вышла и прислонилась к двери — она приготовилась выслушивать гневные упреки Керка.

— Что произошло? — встревоженно спросил он. Чувствовалось, что он пытается сдержать гнев.

— Похоже, Вирджиния надеялась, что вы тоже приедете.

— Кто же внушил ей эту идею?

— В любом случае не я!

Удивленный, он сунул руки в карманы своей кожаной куртки.

— Миссис Уэбстер и я подробно рассказали ей о поездке. Прощаясь с ней утром, я, разумеется, попросил ее быть умницей и сказал, что мы увидимся в воскресенье.

— Но она почему-то была уверена, что мы будем здесь все вместе.

— Почему-то?..

Аманде не понравился его тон.

— Вы что же, думаете, я подстроила все это? Сделала так, чтобы Вирджиния уговорила вас приехать сюда? — Уж лучше им поговорить откровенно.

— Да, — не колеблясь ответил Керк.

Ну вот, нарвалась на грубость.

— Зачем, по-вашему, мне это было нужно?

Он насмешливо фыркнул.

— Очень просто — любая женщина при всяком удобном случае стремится продемонстрировать свой материнский талант — и тем самым вмешивается в мои отношения с Вирджинией.

— У меня такого таланта нет! Девочка была со мной всего три часа — и уже истерика.

— Что ж, вам следует немного попрактиковаться.

Она резко выпрямилась и тут же почувствовала неловкость: теперь она стояла слишком близко от него, но Керк и не подумал отодвинуться.

— Зарубите себе на носу, — отчеканила она, — мне не нужна никакая практика.

Всем своим существом она чувствовала его близость.

— Вы что, не представляете себя матерью?

Аманда покачала головой:

— Нет, и подтверждение тому — эта поездка.

Когда он понял, что она говорит серьезно, выражение его лица стало меняться — постепенно оно смягчилось.

— Иметь ребенка вовсе не так уж плохо. — Керк подобревшими глазами смотрел на нее. — Если я справляюсь с этим, уверяю вас: каждый сможет.

— Воспитание ребенка требует времени и связано со множеством забот и тревог, в том числе — с перебранками по пустякам. — Она глубоко вздохнула. — Это не для меня.

Потом Аманда нервно сглотнула, осознав, что вот сейчас сама уничтожила всякую надежду на дальнейшее развитие отношений с Керком Макэнери. Если только не раньше — когда они гневно спорили.

По-видимому, он понял ход ее мысли:

— Ваше представление о родительских обязанностях, кажется, ограничивается впечатлениями от одного трудного вечера. — Керк поморщился. — Подыскивая сюжеты для телепрограмм, вы проявляете куда большее усердие.

Аманда рассвирепела. Критиковать ее потенциальные материнские способности — еще куда ни шло, но подвергать сомнению ее профессионализм — это уже черт знает что.

— Вы забываете, что за последнее время я очень много была вместе с Вирджинией. Может быть, даже больше, чем вы.

Ее слова задели его за живое.

— Я обязан заниматься бизнесом, — сухо напомнил он.

— Да, — она прижала ладонь к груди, — ваша работа отнимает очень много времени, она не всегда укладывается в спланированные рамки. Поверьте, у меня такая же работа. И, честно говоря, ни у вас, ни у меня времени на ребенка нет. — Аманда глубоко вздохнула: последние слова вырвались нечаянно, она уже жалела о сказанном.

Керк побледнел от гнева:

— Но нам с Вирджинией очень хорошо вместе!

— Ну конечно — ведь все те женщины, которых вы обвиняете во вмешательстве в ваши отношения с дочерью, заботятся о девочке ради вас.

— Это неправда!

Аманда могла поклясться, что он так и считал. Но даже она, не имевшая материнского опыта, поняла, что в будущем его подстерегают серьезные неприятности с дочерью. Все было очень просто: Вирджиния устроила истерику, чтобы привлечь внимание отца, — и добилась своего. Это же старо как мир! Такие проделки, вероятно, срабатывали раньше, возможно, будут срабатывать и в будущем. А Керк, кажется, ни о чем не подозревал.

Было поздно, Аманда чувствовала себя усталой и расстроенной. Не время обсуждать проблемы воспитания детей, к тому же отношения Керка и Вирджинии — не ее дело. Могли бы стать ее делом — но она сама… постаралась, чтобы этого не случилось. А тогда почему бы не предупредить Керка, что у него могут возникнуть сложные ситуации, касающиеся дочери?

— Неправда? Скажем, вы очень заняты — что ж, кто-нибудь из ваших сотрудниц забирает Вирджинию из группы продленного дня. Задерживаетесь допоздна — Вирджиния ждет в приемной.

— Что поделаешь? Приходится мириться с этим время от времени.

— Мне кажется, это случается гораздо чаще, чем «время от времени». У вас целая «система поддержки», и вы даже не осознаете до конца, как вы зависите от нее.

Аманда заметила появившееся в его взгляде выражение боли.

— У Вирджинии нет матери, только один я, и я должен обеспечивать нас обоих. Любой на моем месте зависел бы временами от других.

— Но вы зависите от других все время. — Аманда постаралась сказать это как можно мягче. — У вас есть экономка, на ней, по-видимому, и лежат основные заботы — от походов с девочкой к врачу до покупки платьев для нее.

— Это ее работа.

— Правильно, ее работа. Но вы — отец Вирджинии. Когда вы сами-то проводите с ней время?

— Так я и думал. — Он помолчал, сжав губы. — Вы считаете, что я уделяю слишком мало внимания дочери, и поэтому вынудили меня предпринять это небольшое путешествие, чтобы, так сказать, скрепить узы.

Аманда вздохнула.

— Да нет же.

— Но вопрос в том, какие узы предполагалось скрепить? — Он слегка наклонился вперед и, вынув руку из брюк, оперся ею о стену рядом с Амандой. Она прижалась спиной к двери. — Между Вирджинией и мной или между мной и вами?

И вдруг снова она остро ощутила силу его притягательности.

— Эгоист несчастный! — Аманда попыталась оттолкнуть Керка, но он схватил ее за запястье.

— Я сказал, что хочу увидеть вас снова. Вы ответили, что вам нужно время. Я дал вам его. — Аманда попыталась вырваться, но он не отпускал ее. — Что случилось? Вы испугались, решив, что я перестал интересоваться вами?

— Вы думаете, я так стремлюсь завладеть мужчиной, что готова использовать для этого ребенка? — Аманда резко вырвала руку. — Нет, не стремлюсь, мне не нужен мужчина. И я не нуждаюсь в вас.

Она попыталась оттолкнуть его, чтобы наконец вернуться в свой номер.

Но он не сдвинулся ни на дюйм.

Аманда тоже не сдавалась.

Они стояли друг против друга, тяжело дыша и гневно меряя друг друга взглядом. И вдруг Керк схватил ее в объятия и привлек к себе, страстно целуя.

Аманда, совершенно неожиданно для себя, поцеловала его в ответ.

Она не смогла бы объяснить, почему сделала это. В кино, когда герой в разгар спора вдруг обнимал героиню и принимался целовать ее, Аманда всегда думала — вот сейчас она ударит его. Но обычно слабый протест героини выражался в постукивании кулачком по его плечу.

После минутного колебания, выдавшего ее с головой, Аманда попыталась сделать то же самое. Сжав кулаки, она слабо заколотила по плечам Керка, обтянутым темной кожей. Слабо — потому что у нее не было сил и потому что она боялась: он отпустит ее. Только сейчас она открыла для себя то, о чем героини фильмов наверняка знали уже давно: такое слабое сопротивление лишь усиливало страсть героя.

А Керк, подобно классическому киногерою, наклонил ее назад так, что ей, чтобы не потерять равновесие, пришлось крепко уцепиться за него. Каждой клеточкой своего существа Аманда тянулась к нему. И как заправская киногероиня, она сначала положила руки на плечи Керка, потом крепко обняла его и поцеловала со всей страстью, на которую была способна.

Пока шел спор, сердца их бешено колотились, чувства накалялись. Поцелуй же мгновенно довел их до взрыва страсти. Вот ведь что придумали эти смазливые киногероини, умные головки.

Неплохо придумали, сказала себе Аманда, погружаясь вместе с Керком в волны блаженства.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Аманда не помнила, как долго они целовались перед дверью ее номера, но достаточно долго, чтобы подвергнуть сомнению истинность ее жизненных целей. Давно, со времен развода, она дала себе слово покончить с мечтой о семейной жизни. Пеленки, бутылочки для кормления, компактные детские бассейны, Ассоциация родителей и учителей — все это не для нее.

Она знала, что скоро станет продюсером. И будет выполнять такую же работу, как Кей. А если Кей не получит повышения, то Аманда немедленно покинет «Хэлло, Хьюстон». Ей хотелось быть мобильной и нигде глубоко не пускать корни.

Керк становился неожиданным препятствием для ее планов. И неважно, что каждый их поцелуй был ярким подтверждением того, что они подходили друг другу.

— Я небезразличен вам, — прошептал он.

— Да, — тихо вымолвила Аманда. Она любила его. Очень.

— Я был слишком зол, чтобы понять это. — Он с нежностью смотрел на нее. Потом крепче прижал к себе. — Пожалуй, я был не таким хорошим отцом, как думал.

Аманда почувствовала себя ужасно неловко.

— Вирджиния обожает вас. Все, чего она хочет, — быть почаще с вами. Ведь вы для нее и отец, и мать.

Он пристально посмотрел ей в глаза.

— Может, со временем это переменится.

В его взгляде вопрос смешивался с болью, и Аманде захотелось крепко, от всего сердца обнять его. Но она отодвинулась: пока не следовало делать этого.

— Уже поздно. — Она привстала на цыпочки и быстро поцеловала его.

Он сдержанно кивнул:

— До утра.

После того как они расстались, она долгие часы лежала, раздумывая над тем, как сложилась бы ее жизнь, согласись она быть вместе с Керком. В темноте слышалось ровное дыхание спящей Вирджинии.

Утром, помогая девочке подготовиться к выходу, Аманда продолжала раздумывать над тем же вопросом. Что, если придется заниматься материнскими обязанностями каждое утро? Ничего страшного: Вирджиния одевалась сама, единственное, в чем ей надо было помочь, — закрепить огромный бант в волосах.

Заметив, что ее утренний распорядок дня начинает незаметно изменяться, Аманда глубоко вздохнула.

Что же случилось? — изумленно спросила она себя, хотя уже знала ответ. В ее жизни появились Керк и Вирджиния, вот что случилось.

Они вдвоем спустились в холл, и Аманда увидела, как девочка бросилась к отцу, визжа от восторга.

Керк крепко обнял дочь, потом наклонился и неожиданно поцеловал Аманду в щеку.

— Доброе утро. — В его голосе звучали низкие, доверительные нотки, не оставлявшие сомнений в отношении его чувств к ней.

Она сомневалась только в своих чувствах.

— Доброе утро, — машинально ответила она, бросив взгляд на Вирджинию. Что подумала девочка о поцелуе отца?

Вирджиния переводила взгляд больших голубых глаз с отца на Аманду. Потом улыбнулась.

Они отправились в ресторан. Сидя за столиком, они казались олицетворением счастливой семьи. Слабый запах крема после бритья, которым пользовался Керк, прикосновение к его свежевыбритой щеке навевали мысли о домашней обстановке.

— Что здесь написано, папочка? — Вирджиния указала на подписи под иллюстрациями в детском меню.

— Я думал, что тебя в школе учат читать, — заметил Керк.

— Но это трудно, к тому же я хочу есть! — возразила Вирджиния, и ее личико сморщилось.

— Почему же вы не поможете ей?

Керк обжег Аманду взглядом, развернул меню и показал картинку: два яйца и кусочек бекона, все вместе — веселая рожица.

Вздохнув, Вирджиния принялась демонстрировать свои пока еще робкие успехи в чтении.

Аманда поняла, что была не права.

Вирджиния выбрала французские гренки с яичницей-болтуньей, сделала заказ и с сияющей улыбкой посмотрела на отца и Аманду.

— Я хочу, чтобы мы проделывали это каждое утро.

— Ты имеешь в виду — вот так объедались?

Девочка покачала головой.

— Завтракали бы вместе с Амандой. — И, хитро улыбнувшись, добавила: — Вот было бы здорово!

Аманда перевела взгляд с девчушки на Керка. Он вопросительно смотрел на нее и улыбался.

— Да, здорово.

Страшно смутившись, Аманда насыпала слишком много сахару в кофе, да еще и обожгла язык.

После завтрака прибыл посланный Далласским телевидением лимузин, чтобы возить их с ярмарки на ярмарку. Все было поставлено на широкую ногу.

На первой же ярмарке их встретили радио- и тележурналисты, поджидавшие Вирджинию. Гномы с длинными, на техасский манер, светлыми волосами быстро провели девочку в начало очереди, игнорируя слабые возражения Аманды, которая уверяла, что стояние в очереди будет учтено Вирджинией в рейтинговых репортажах, — так и делалось после инцидента на ярмарке в Бафэлоу-Байю, в Хьюстоне.

Аманда обнаружила здесь и свою съемочную группу из «Хэлло, Хьюстон», высматривавшую местечко для съемки среди телевизионщиков Далласа. Протолкавшись к Рону, Аманда спросила:

— Приехали на весь день?

— Нет, — он поднял камеру на плечо, — после обеда улетаем назад.

Покачав головой, Аманда ретировалась. Вся эта затея с Санта-Клаусом, пожалуй, заставит превысить смету. Аманда надеялась, что ее не призовут за это к ответу.

— Ну и цирк, — проворчала она, когда хоровая группа из старшеклассников исполнила рождественский гимн для Вирджинии, влезавшей на колени к Санта-Клаусу.

— Да нет, просто Рождество, — отозвался Керк, весело улыбаясь.

— Это одно и то же.

Поблизости от них, в ветвях елки, нестерпимо мигала лампочка. Керк легонько постучал по ней, потом ввинтил глубже в патрон.

— Что вы имеете против Рождества?

— Ничего, — солгала Аманда, как она лгала самой себе уже долгие годы.

— Мм… — Теперь маленький огонек светил ровным светом, и Керк удовлетворенно кивнул. — Раз вы не рассказываете, в чем дело, то я буду строить догадки. — Откинув назад голову, он принялся испытующе смотреть на нее.

Аманда встретилась с ним глазами, но его настойчивый взгляд заставил ее отвернуться.

— Кто-то обидел вас под Рождество?

Не ответив, Аманда принялась стряхивать сверкающие белые блестки со своих черных брюк. Что ж, он попал в точку.

— Я прав? — Решимость в его голосе доказывала, что Керк не собирается прекращать расспросы, пока не узнает все.

— Да! — резко ответила Аманда, скрестив руки на груди. — Под Рождество распался мой брак, понятно? — Она отвернулась и стала пристально рассматривать живописные предпраздничные сценки, разворачивавшиеся перед ее глазами.

— Простите, — тихо сказал Керк, — но вы не можете винить в ваших семейных неудачах Рождество.

— Если бы не Рождество… — Она не смогла продолжать.

— То вы и не узнали бы, что ваше замужество зашло в тупик?

Аманда через силу кивнула.

— Но со временем вы все равно узнали бы это.

Почему он продолжает расспросы? Она знала — почему. После поцелуев минувшей ночью, после того, что он рассказывал ей о том доме в районе «Мемориэла», он хотел знать все о ее замужестве. Если бы только эта история не была столь унизительна!

— Чертовски неприятно видеть, как вы отказываете себе в радостях праздника…

— Вы кто — помощник Санта-Клауса по связям с общественностью?

Он не разозлился, хотя она не сомневалась, что так и будет.

— Вам нравится быть циничной?

Аманда не смела поднять на него глаза.

— Нет.

Носком ботинка она собрала в кучку упавшие с елки блестки.

— Так что же произошло? Не поделили подарки?

Аманда сощурила глаза — если бы только она могла отделаться от воспоминаний!.. Керк был так близок к истине, что ее охватило знакомое омерзительное чувство — как тогда, когда открылся обман Трентона. Виды, звуки, запахи Рождества вновь оживляли притупившуюся боль, и это повторялось из года в год.

— Аманда? С вами все в порядке? Нет, не совсем. — Он сам ответил на свой вопрос. — Пойдемте со мной. — Он взял ее за локоть, но Аманда резко отдернула руку.

— Со мной все в порядке!

— Ничего подобного. Вы очень побледнели.

Керк увлек ее прочь от суеты, царившей возле Санта-Клауса, и подвел к ближайшей скамейке.

— Со мной все в порядке, — продолжала настаивать Аманда, но все же села.

Они смотрели на домик Санта-Клауса, и Керк ни на секунду не выпускал дочь из поля зрения. Наслаждаясь вниманием публики, Вирджиния, освещенная ярким светом юпитеров, весело болтала с Санта-Клаусом.

— Пожалуйста, извините меня, — нарушил Керк неловкое молчание, — я думал, что ваш брак распался уже давно.

— Так оно и есть, — вздохнув, Аманда положила голову на спинку скамейки, — но я не могу преодолеть горечь и обиду. Прошло уже девять лет, но каждое Рождество я все переживаю заново.

— Вы еще любите его?

— Трентона? — Она скептически взглянула на Керка. — Вряд ли. А что?

Жесткие складки вокруг его рта разгладились. Он задвигался, усаживаясь поудобнее.

— Просто поинтересовался.

— Хватит расспросов.

— Значит, вы сами расскажете мне все?

Аманда заколебалась:

— Я стараюсь не вспоминать о прошлом, ибо выгляжу в той истории, что со мной приключилась, глупой и наивной.

А что, если, рассказав ему все, она навсегда избавится от ставших привычными ежегодных приступов отчаяния?

— Не исключено, что за девять лет воспоминания, которыми вы себя мучаете, исказились.

Нет, это было не так: она помнила все — мысли, чувства, слова лжи, каждую мелочь…

— Я нашла квитанцию от очень дорогих женских часов и решила, что это, конечно же, рождественский подарок Трентона мне. Сумма была невероятной, я тогда не могла покупать ему столь же дорогие подарки. Я почувствовала неловкость, мое сердце переполнилось любовью к нему. — Она рассказывала об этом тихим, монотонным голосом, в который раз обвиняя себя.

— Сколько вам было лет? — прервал ее Керк.

Она пожала плечами.

— Двадцать… двадцать один.

— Вы были молоды.

— Я была достаточно взрослая, чтобы во всем разобраться.

— О, не будьте столь строги к себе.

Аманда усмехнулась: он старался приободрить ее.

— Я уже работала на двух работах, но, чтобы купить ему лучший подарок, пожалуй, взялась бы еще за одну.

— А где работал Трентон?

— Он учился на юридическом факультете.

— А!

Аманда вздрогнула. Вот оно — хорошо знакомое восклицание, обычно вырывающееся у людей, которым конец истории уже ясен. Что ж, ранние браки нередко распадаются, ничего с этим не поделаешь. Только вот Аманда никак не думала, что такое может случиться с ней.

— Продолжайте, — настойчиво попросил он.

— Остальное вы знаете. — Аманда глубоко вздохнула и попыталась встать.

Керк удержал ее, положив свою руку на ее.

— Расскажите мне все.

Ей не хотелось делать это, но его мягкий тон растопил ее холодное отчуждение. Еще никому и никогда она не рассказывала все до конца.

Пальцы Керка переплелись с ее пальцами, и Аманда ощутила его молчаливую поддержку.

— Я… я тоже купила ему часы, — начала она. — Это была прямо какая-то романтическая история: ну, знаете, усталая жена, возвращаясь с работы, видит в витрине ювелирного магазина красивые мужские часы и потом отчаянно копит на них деньги, надеясь, что никто не опередит ее и не купит их прежде. — Аманда искоса взглянула на Керка. — В общем, вспомните любой сентиментальный фильм на рождественскую тему, и вам сразу станет все ясно.

Керк стряхнул искусственный снег с ее рукава.

— Не мучайте себя так, не то вы рискуете никогда не избавиться от печальных воспоминаний.

— Но это-то в любом случае останется со мной.

Он засмеялся.

— А что произошло? Ему не понравились часы?

— Нет, они ему очень понравились: он говорил, что такая вещь совершенно необходима юристу, и постоянно любовался ими, благодарил меня. В общем, разыграл неплохое представление.

— А ваши часы?

Аманда нервно сглотнула.

— Весь праздник я ждала — вот сейчас он порадует меня подарком.

— Постойте, — Керк вздрогнул, — вы с такой горечью рассказываете… я не могу этого вынести.

— Я же предупреждала вас. — Она делилась с ним своими ужасными воспоминаниями, а он шутил.

Увы, ее история действительно напоминала сюжет посредственной мелодрамы и, пожалуй, мало походила на трагедию… на кошмар, который по ее собственной прихоти преследовал ее все эти годы.

— И как же закончилась эта горестная история?

Сейчас придется рассказать Керку о том, о чем ей особенно больно было вспоминать.

— Я думала, мой муж осознал, что не сможет сделать такой дорогой подарок, и вернул часы назад, поэтому накануне Рождества я зашла в ювелирный. Но нет — он и не думал возвращать их, даже попросил сделать на них надпись: «До той поры, когда придет наше время». Или что-то в этом роде.

Керк заулыбался. После жуткого момента, когда она решила, что он смеется над ней, Аманда тоже невольно улыбнулась — впервые боль не была столь острой.

— Разве не ужасно? — Улыбка исчезла с лица Аманды. — У него была любовница, и часы предназначались ей.

— Грустно. — Керк сочувственно улыбнулся. — Но почему вы обвиняете себя? Ведь в этой истории вы были пострадавшей стороной.

— Потому что, даже поговорив с продавцом, я так и не разобралась в ситуации. — Аманда с такой силой вцепилась в край деревянной скамейки, что поцарапала ногтями дерево. — Я и не подозревала, что Трентон с кем-то встречается. Я думала, что он занят только учебой.

— Вы работали на двух работах. Как вы могли узнать?

— Если бы я была хорошей женой…

— Аманда, не надо.

Слова, произнесенные невозмутимым тоном, успокоили ее. Дрожа, она перевела дух и нервно сглотнула, ее пальцы разжались.

— Те часы стали чем-то вроде навязчивой идеи, — продолжала Аманда. — Мы не отмечали годовщину нашей свадьбы, мой день рождения прошел. Я не могла больше выносить неизвестность. Догадайтесь, что я сделала?

— Разворотили квартиру, разыскивая их?

— А после этого?

Керк, смеясь, покачал головой — он сдавался.

— Я специально разбила свои еще вполне хорошие часы, чтобы у него был повод подарить мне новые. — Аманда взглянула на часы у нее на руке — много позже она сама купила их себе. — А когда он не сделал этого, я призналась, что мне известно о купленных им часах, и сказала — пусть он лучше сразу же отдаст их мне, а не то я решу, что он купил их для другой женщины.

— Что и оказалось на деле. — Керк обнял ее.

Благодарная, Аманда прильнула к нему.

— Никогда не забуду выражения лица Трентона — холодного, выжидающего. Ждал, когда я пойму, что у него есть другая женщина. Этот будущий юрист заявил, что ему не хотелось обижать меня, поэтому он собирался рассказать мне все, только получив диплом, — тем самым милостиво позволяя мне содержать его еще полгода.

— Аманда, ваш бывший муж просто ничтожество. Он использовал вас.

— Но почему я не смогла разобраться, что за человек он был? Я осталась ни с чем. Хуже того — все долги были записаны на мое имя, поскольку я была единственным работающим в семье. — Она обхватила себя руками. — Он расплатился за часы, пользуясь моей кредитной карточкой, поэтому, чтобы сохранить кредит, мне пришлось самой вносить деньги.

— И поэтому вы ненавидите Рождество?

— У меня есть все основания…

Оглянувшись, Аманда увидела, что хор уже не поет рождественские гимны для Вирджинии и что девчушку интервьюируют. Она по-прежнему сидела на коленях у Санта-Клауса. Аманда легонько толкнула локтем Керка. Кивнув, он заметил, что пора идти к Вирджинии. Всю дорогу он молчал, а потом сказал:

— Вам нужны совсем другие впечатления от Рождества. — (Аманда подумала, что сыта по горло имевшимися.) — Не хотелось бы впадать в нравоучительный тон, но на Рождество вы могли бы помочь какой-нибудь бедствующей семье. Или пошли бы раздавать бесплатные обеды нуждающимся. Или украсили бы елку к Рождеству в какой-либо частной лечебнице.

Аманда почувствовала угрызения совести, но решила не обращать на это особого внимания.

— Связка разноцветных лампочек и сверкающие блестки не спасут от житейских проблем.

— Как цинично. — Он остановился, и Аманда оглянулась на него. — Я был прав — вам действительно нравится быть циничной.

— Да нет же! — запротестовала она.

Женщина в наушниках зашикала на нее.

— Нет, нравится, потому что так вы ощущаете свое превосходство над людьми. — Керк скрестил руки, вызывающе улыбаясь.

— Взгляните, — она обвела рукой площадь, — люди ждут чудес от Рождества, они что же, думают, что можно найти чудо на ярмарке?

— Почему бы и нет? — В его глазах сверкнул огонек. Да, ей не показалось.

Аманду разозлили безрассудные выдумки Керка. Неужели он готов обманываться, как все?

— Я…

— Шшш! — дама в наушниках указала сначала на свое снаряжение, потом — на Санта-Клауса, который встал.

Вирджиния, скрестив ноги, сидела перед ним.

Санта-Клаус, развернув свиток из пергамента, начал читать:

— Была ночь перед Рождеством…

У Аманды округлились глаза. Заметив выражение ее лица, Керк тихо засмеялся и обнял ее за плечи.

— Будьте же умницей, — тихо прошептал он ей в ухо.

О, какое это было чудесное чтение. Баритон Санта-Клауса громко звучал над ярмаркой, очаровывая толпу. Наверное, Аманда была единственной, кто сумел распознать в Санта-Клаусе профессионального актера.

Да, он был истинный профессионал!

Под гром аплодисментов он подарил Вирджинии дорогую куклу в красном бархатном одеянии. Голову куклы украшала белая меховая шапочка, а в руках у нее была муфта.

Ее подкупают? Но ведь это нечестно! Шестилетней девочке не под силу распознать подкуп.

— Ставки повышаются, — прошептал Керк.

Аманде не терпелось высказаться по этому поводу, когда Вирджиния подошла к ним. Впрочем, это уж дело ее отца.

— Посмотрите на мою куклу, — девочка высоко подняла ее.

— Ты не забыла сказать «спасибо»? — напомнил Керк, любуясь игрушкой.

Санта-Клаусу нужно было больше, чем простое «спасибо». Аманда знала это. Он хотел называться «лучшим Санта-Клаусом рождественских ярмарок». Ведь это популярность!

— Нет, папочка, не забыла. — Вирджиния подняла одежду куклы, чтобы показать нижнюю юбку. Кружева!

Вот это да: белье у куклы было шикарнее, чем у самой Аманды.

— Ты готова еще раз прокатиться на лимузине? — спросил Керк.

— Угу. — Держа куклу одной рукой, другой Вирджиния взяла за руку отца. — Пошли, Аманда.

Как? И никаких наставлений о таком зле, как взятка?

Керк предостерегающе взглянул на Аманду, и она скрепя сердце промолчала.

Когда они втроем направлялись к выходу, Аманда увидела в витрине их отражение. Мужчина, женщина и ребенок — ребенок прыгал, уцепившись за отцовскую руку.

Обычная семья.

Аманда заметила, что Керк тоже разглядывает их отражение в витрине. Он улыбнулся ей, потом Вирджинии, потом снова с улыбкой взглянул на Аманду.

Она вздрогнула, ощутив неясную тревогу. Она нравилась Керку, и знала об этом. Но не потому ли нравилась, что они с Вирджинией хорошо ладили? Какое бы чувство он испытывал к ней, если бы не должен был думать о Вирджинии?

К своему удивлению, Аманда вдруг обнаружила, что ей чрезвычайно важно узнать истинное отношение Керка именно к ней. Еще более удивительным было то, что ее чувства к нему существенно изменились.

Она все больше влюблялась в него. Она ничего не могла с собой поделать.

После откровенного разговора о неудачном замужестве она постепенно избавлялась от чувства горечи, прежде мешавшего завязывавшимся романтическим отношениям. Признание освободило ее душу для любви, и любовь подчиняла Аманду быстрее, чем она могла предположить. Но пока Аманда боролась с собой, ведь полюбить Керка означало бы полностью изменить свою жизнь.

Ближе к вечеру, когда они ждали Вирджинию, закончившую беседовать с Санта-Клаусом, — это была уже последняя ярмарка, — их поймала репортер местного телевидения.

Аманда, хорошо помнившая то время, когда, работая репортером, сама сражалась за каждую строчку, тут же согласилась дать интервью.

— Мы хотим, чтобы папа тоже участвовал, — сказала женщина, ставя Керка перед камерой.

— Что я должен делать? — шепотом спросил Керк, пока шла подготовка к съемке.

— Помните: смотреть надо на журналистку, а не в камеру, — инструктировала его Аманда, — ответы должны быть короткими и… — Она осеклась, услышав слова репортера:

— …здесь с родителями Вирджинии Макэнери.

— О, нет!

— Все в порядке, — прошептал Керк.

Аманда разрывалась между желанием исправить ошибку и профессиональной солидарностью: пустись Аманда в разъяснения — и репортер окажется в глупом положении. Шла прямая передача.

— Как Вирджиния научилась определять лучшего Санта-Клауса? — Репортер протянул микрофон Аманде.

— Я — Аманда Доннелли из программы «Хэлло, Хьюстон», — представилась Аманда. Репортер улыбалась профессиональной улыбкой, и в глазах ее не появилось даже намека на то, что она узнала Аманду. Раздраженная, Аманда продолжала: — Мы собрались сделать передачу о детях, посещающих рождественские ярмарки…

— И вы начали снимать походы вашей дочери к Санта-Клаусу.

— Она…

Репортер повернулась к Керку:

— Вирджиния уже определила лучшего Санта-Клауса?

— Пока еще нет, — ответил Керк, наклоняясь слишком близко к микрофону.

— Я слышала, Вирджиния ищет настоящего Санта-Клауса. А как она узнает, что это именно он?

Керк приподнял бровь.

— Уверяет, что у нее есть тест, но не говорит, какой именно.

— Что ж, надеемся, она найдет настоящего Санта-Клауса в Далласе. — Репортер повернулась к камере, посоветовала зрителям смотреть репортажи Вирджинии и, объявив о конце передачи, попрощалась.

— Подождите. — Аманде захотелось рассказать, как все обстоит на самом деле, но Керк остановил ее.

— Пусть все останется как есть. — Он кивнул на маленькую фигурку. — Посмотрите — девочка так устала, что едва держится на ногах.

К ним приближалась Вирджиния, согнувшаяся под тяжестью самого большого в мире леденца.

— Поехали прямо домой, ладно?

Керк улыбнулся и, подхватив ее, начал качать на руках.

— Сейчас — назад в отель.

Глядя через плечо отца, Вирджиния попросила:

— Аманда, пожалуйста, помогите мне.

— Конечно. — Аманда взяла леденец. Оставалось только надеяться, что все подарки, полученные девочкой, не повлияют на ее оценки. — Ты отлично поработала сегодня. Лучше, чем даже взрослые актеры, с которыми мне приходилось иметь дело.

— Да? — Вирджиния положила голову на плечо отца и улыбнулась.

Он нежно поцеловал ее в висок и крепче прижал к себе, нашептывая на ухо ласковые слова. Девочка кивнула и закрыла глаза, довольно улыбаясь.

Эта картина затронула какие-то, прежде неведомые ей самой, струны в сердце Аманды.

— Да… — внезапно охрипшим голосом произнесла она.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Утром в понедельник, едва зазвонил будильник, Аманда тут же нажала на кнопку. Не откладывая, она позвонила Кей и предупредила, что приедет на студию не раньше полудня — ко времени съемки Вирджинии.

Аманде надо было кое-что обдумать, серьезно обдумать. Вытянувшись на постели и глядя в потолок, она размышляла. О том, что начинает принимать слишком близко к сердцу все, связанное с Керком и его дочерью.

Вирджиния не была похожа на детей, с которыми ей приходилось иметь дело. Раньше дети были для Аманды довольно отвлеченным понятием — они не играли никакой роли в ее жизни. Все они казались ей несмышленышами, не имевшими еще ни своего мнения, ни идей. Аманда или работала с ними, или избегала их. Впрочем, она вообще редко думала о детях. Она даже обрадовалась, окончательно осознав, что не создана для материнства.

А потом она встретила Вирджинию.

И ее отца.

И почувствовала, что недовольна своей жизнью.

Но почему? Что это было — ее очередная хандра в канун Рождества? Может, все это пройдет после праздника?

Их роман с Керком был необычным, если вообще можно было назвать это романом. После развода она довольно часто назначала ни к чему не обязывающие свидания, тратя немало времени на людей, которых подчас даже не успевала хорошенько узнать. С Керком они быстро миновали эту фазу в развитии отношений, сразу начав строить свою дружбу на более глубокой основе.

Ее замужество… Она думала, что хорошо знает Трентона, а оказалось, что нет. Опыт сделал ее осторожной.

Но все это случилось девять лет назад. Неужели она не изменилась за эти годы? Разве ее суждения не стали более зрелыми? Неужели только потому, что ее так быстро охватило чувство к Керку, стоило делать вывод, что это чувство — ненастоящее?

Аманда резко откинула покрывало. Керк прав — пора кончать с грустными воспоминаниями. Следовало раз и навсегда разделить в сознании Трентона и Рождество.

Спустя несколько часов Аманда затащила последний пакет с покупками в квартиру и сложила все в центре гостиной.

Она купила себе Рождество. Рождество заняло очень много места. Большую часть ее квартирки.

Она сдвинула пакеты с елочными украшениями в сторону и уселась на диван.

И что на нее нашло? Куда только все это девать?

Ну ясно — на елку. Аманда открыла коробку с новенькой искусственной елкой. Ее еще предстояло собрать согласно инструкции, напечатанной на упаковке.

Вздохнув, Аманда начала собирать елку.

Очень скоро она почувствовала, что делать это в одиночестве скучно. Тогда она включила радио, надеясь поймать рождественскую музыку. Годами она избегала слушать эти мелодии, которые порой просто надоедали. Но сейчас Аманде хотелось послушать рождественские гимны.

К тому времени, когда надо было ехать за Вирджинией, ее праздничное настроение испарилось. Но вся квартира была завалена елочными украшениями и прочей ерундой.

О чем только она думала? Никто и никогда не увидит эту елку. У нее самой вряд ли найдется время, чтобы полюбоваться елкой. Разве ют Вирджиния…

Да, Вирджиния. Пора ехать. Схватив ключи от машины, Аманда выбежала из квартиры.

Приехав в студию, они с Вирджинией нашли сообщение от экономки Керка с просьбой привезти девочку домой — если, конечно, Аманда сможет. Похоже, Керк вновь был занят показом Старого Ранчо. Разумеется, Аманда была не против — ей было интересно посмотреть, как живут Керк и Вирджиния.

Приближалось обеденное время, когда Аманда припарковала свою машину перед современным двухэтажным домом в районе Вест-Юниверсити.

— Это ваш дом? — спросила она девочку.

— Угу, — кивнула Вирджиния. — Хотите посмотреть мою комнату?

— Угу, — кивнула в ответ Аманда.

Она буквально сгорала от любопытства — уж очень ей хотелось побольше узнать о человеке, перевернувшем ее жизнь.

Начиная от входной двери и кончая стенами из стеклянных блоков, дом являл собой экспонат с архитектурной выставки. Если не «живую» витрину фешенебельного магазина — все здесь было самым современным и красивым. Неужели здесь живут люди?

— Спасибо, что привезли Вирджинию. — Навстречу им вышла худенькая женщина лет пятидесяти с живыми, молодыми глазами.

— Аманда приехала посмотреть на мою комнату!

— Как это мило. — Миссис Уэбстер тепло улыбнулась Аманде. — Пойди повесь куртку, — напомнила она девочке.

Пока Вирджинии не было, она обратилась к гостье:

— Звонил ее отец, сказал, что опять поздно приедет, а я должна уходить. Вот только испеку последнюю порцию печенья.

— Я могу побыть с девочкой, — быстро предложила Аманда, подумав — уж лучше побыть с ребенком, чем возвращаться в свою заваленную елочными игрушками квартиру.

Миссис Уэбстер заколебалась. Было видно — она обдумывает, как поступить.

— У меня есть список приходящих нянь…

— Спокойно заканчивайте свои дела и идите, — постаралась убедить ее Аманда, — мы прекрасно справимся.

Миссис Уэбстер коротко кивнула и поманила Аманду в кухню. Поясняя, где что взять для обеда, и приглядывая за печеньем, экономка как бы между делом сообщила:

— Вирджиния только о вас и говорит.

Обрадованная, Аманда не смогла сдержать улыбку:

— Мы часто бывали вместе в последнее время.

Миссис Уэбстер включила микроволновую печь и поставила в нее фасоль.

— Это было так полезно для девочки, — мягко проговорила экономка, бросив быстрый взгляд в сторону Аманды. — Вирджиния бывает очень одинока подчас.

Аманда, воспринимавшая все по-новому, с необычной остротой, поняла, что ее предостерегают.

— Мне это тоже было полезно, — мягко сказала она, поражаясь своей уступчивости с совершенно незнакомым ей человеком.

Вирджиния, сбежав с лестницы, обняла на прощание миссис Уэбстер и потащила Аманду наверх.

Аманда была готова увидеть что угодно, но только не эту вот комнатку, от стерильной чистоты которой у нее даже сжалось сердце. Все было выдержано в белых тонах, детская походила на картинку из модного каталога. Вещи были аккуратно расставлены, разложены, а немногие игрушки — плюшевые звери — выглядели так, как будто до них никогда не дотрагивались.

— Ты спишь здесь? — Аманда взглянула на маленькую кроватку, покрытую стеганым ватным одеялом, и обратила внимание на накрахмаленное белье с ленточками и кружевами.

Вирджиния кивнула.

— А где ты хранишь свои вещицы? — Аманда имела в виду обычные для детских комнат безделушки: стаканчики от «Макдоналдса», всякую мелочь.

— Вот здесь, — Вирджиния подбежала к шкафчику и распахнула дверцы. Увидев множество игрушек, Аманда почувствовала облегчение. Но все было расставлено как на выставке. На полках чинно восседали наряженные куклы. Книги стояли в ряд — строго по алфавиту. Никаких плакатиков, никаких излюбленных детьми ярких наклеек.

— У тебя очень мило и очень аккуратно, — похвалила малышку Аманда.

Но комната Вирджинии выглядела так, словно там никто не жил. Было совсем не похоже, что это комната бойкой шестилетней девочки.

— Все как на картинке, — сказала Вирджиния.

— На какой картинке?

Вирджиния отворила дверь стенного шкафа. Внутри была прикреплена фотография из журнала. Комната Вирджинии оказалась точной копией фотографии — даже плюшевые звери были такие же. Было ясно: Керк вырезал картинку и вручил ее декоратору. Почему-то Вирджиния с отцом решили, что ее детская обязательно должна сохранять вид картинки.

— Миссис Уэбстер приготовила обед, — сообщила девочке Аманда. — Ты хочешь есть?

Улыбнувшись, Вирджиния потащила Аманду вниз.

После обеда они смотрели по телевизору рождественскую передачу. Аманда старалась не думать о том, что уже поздно.

Когда началась реклама, она вдруг выпрямилась и огляделась:

— А где твои елочные украшения?

— Не знаю, — беззаботно ответила Вирджиния.

Сочельник — в конце следующей недели. Уже пора было бы все приготовить к празднику.

— А ты собираешься наряжать елку? — осторожно спросила Аманда.

— Мы были заняты. — Девочка определенно повторяла слова Керка или миссис Уэбстер.

— Давай пойдем поищем елку и нарядим прямо сейчас. — Аманде ужасно захотелось перевернуть дом Керка вверх дном.

И вот — за один день она собирала уже вторую искусственную елку. Вирджиния, без конца распевая песни из школьной рождественской программы, изучала содержимое множества коробок — в поисках гирлянды из лампочек.

Аманда принесла из кухни остатки домашнего печенья, и они быстро расправились с ним.

Керк вошел в дом, когда Вирджиния доедала последнее печенье.

— Что все это значит? — Лицо его заметно просветлело при виде Аманды.

— Мы с Амандой готовимся к Рождеству! — Вирджиния вскочила и подбежала к отцу, волоча за собой гирлянду с лампочками.

— Аманда готовится к Рождеству? — Довольный взгляд в ее сторону должен был бы вселить в нее смятение, но этого не произошло. Она стояла в центре комнаты, неловко сжимая в руке ветку искусственной елки, и чувствовала — сердце ее переполняется любовью.

Вслед за Вирджинией Керк подошел к почти собранной елке.

— Наряжаете елку к Рождеству? — поинтересовался он, широко улыбаясь.

— Я… — Аманда крутила ветку в руках, изгибая ее под немыслимыми в природе углами, — у меня вдруг возникло это странное желание…

— Звучит вдохновляюще. — Вокруг его глаз собрались добрые морщинки. — А можно я помогу?

Он вынул ветку из ее беспомощных пальцев, выпрямил и прикрепил на место.

— Да я уже почти закончила собирать елку. — Аманда чувствовала странную робость. — Может, вы поможете Вирджинии с лампочками?

— Папочка, они не горят.

Посмеиваясь, Керк снял пиджак и сел на пол. Вирджиния отодвинула в сторону пустую тарелку из-под печенья и уселась рядом с ним.

— Эй! — Керк взял тарелку. — А где печенье?

Взглянув друг на друга, Вирджиния с Амандой принялись хихикать.

— Вот что бывает, когда вы опаздываете к обеду, — объяснила Аманда.

Керк занялся лампочками. Оказалось, что три перегорели.

— Я уже надеялся, что с этим домом дело близится к развязке. Вирджиния, дай-ка мне коробку от лампочек.

Аманда прикрепила к елке последнюю ветку и отошла полюбоваться.

— Не покупают?

Покачав головой, он выбросил перегоревшие лампочки в мусорную корзинку.

— Покупатели ушли обедать, а я сидел в офисе и ждал. Потом они позвонили и сказали, что дадут ответ на следующей неделе.

— Жаль. — Она знала, как много значила для него продажа Старого Ранчо.

— Мне тоже. — Он улыбнулся только ради Вирджинии, серьезно смотревшей на него. — Принеси мне следующую гирлянду, — попросил он девочку.

Но Вирджинию было непросто обмануть. Нижняя губа у нее задрожала.

— Плохо, что мы съели все печенье.

— Да ничего, — успокоил ее Керк.

— Сейчас испечем еще, — громко сказала Аманда, — миссис Уэбстер оставила в холодильнике тесто. К тому времени, когда вы решите, где ставить елку, и приготовите лампочки, поспеет новая порция.

Наверное, не так уж это сложно — печь печенье.

Однако это оказалось намного сложнее, чем она думала. Насколько горячей должна быть духовка?

Аманда отыскала поваренную книгу и, быстро просмотрев рецепты в разделе «Печенье», установила среднюю температуру.

Интересно, а как оно называется, это печенье? Тесто было белым, а сверху миссис Уэбстер побрызгала его сахарным сиропом красного и зеленого цветов.

Раскладывая шарики из теста на противне, Аманда прислушивалась к тихим голосам Керка и Вирджинии — они звучали так уютно, по-домашнему. Аманда наполнилась каким-то особенным спокойствием.

Избегавшая всего, что было связано с домашним хозяйством, Аманда пекла рождественское печенье и наслаждалась этим занятием. Она и думать забыла о студии, о Марии Альварес, о своих незавершенных проектах.

Она была счастлива.

— Аманда, Аманда!

Заведя таймер, она поспешила в гостиную.

— Скорей! — Вирджиния подпрыгивала, бант у нее в волосах раскачивался.

Елка, на которой уже были лампочки, стояла перед окном. Керк ползал внизу на коленях, пряча шнур удлинителя.

— О'кей, Вирджиния, нажми на выключатель.

Верхний свет погасили, и елка озарилась огоньками.

— Ой какая!.. — закричала Вирджиния. — Какая у меня елка! — И она пустилась в пляс.

Из всех елок, что довелось увидеть девчушке в последнее время — а то были весьма искусно наряженные елки, — только эта, украшенная лишь лампочками, привела ее в такой восторг.

Слезы сдавили Аманде горло.

Керк подошел и встал рядом с ней — так, вдвоем, они и смотрели, как Вирджиния плясала от радости.

— Спасибо за то, что вы сегодня здесь, — прошептал он и быстро поцеловал ее.

— Я не могла не прийти, — серьезно сказала Аманда. И это было сущей правдой.

Неделю перед Сочельником Аманда обедала вместе с Керком и Вирджинией. С каждым вечером ей было все труднее возвращаться в свою квартиру, где ее никто не ждал.

И это бывало особенно тяжело после того, как они с Керком, отправив Вирджинию спать, решались немного времени провести вдвоем.

Аманда чувствовала себя счастливой и растерянной одновременно. Как это получилось, что она так сильно переменилась за такое короткое время?

Она потеряла былую целеустремленность. Даже то, что в конце концов за ней закрепили передачу о безопасности детей, не принесло ей чувства полного удовлетворения.

И все это сотворила с ней любовь? Лишила ее уверенности, сделала сентиментальной, слезливой?

Продолжались репортажи Вирджинии о встречах с Санта-Клаусом. Стоило только захотеть, и девочка стала бы известной на всю страну, но Аманда тактично отвергала приглашения из отдаленных городов. Она видела, что девочка устает от общения с таким множеством людей. К тому же пока ни один Санта-Клаус не оказался «настоящим».

Скоро все закончится. Рождество — в конце недели. Завтра вечером — школьный праздник Вирджинии. Потом школа закроется на каникулы. Сегодня будет отредактирована запись последних трех встреч с претендентами на звание лучшего Санта-Клауса. Вирджиния должна будет только выбрать наиболее похожего на «настоящего» и сообщить результаты рейтинга.

Последние дни у девочки было неважное настроение. Никому из них — ни Керку, ни Аманде, ни миссис Уэбстер — не удавалось выяснить почему. Они все ломали голову над тем, какой же подарок просила Вирджиния у каждого Санта-Клауса.

Времени почти не остается, подумала Аманда, подъезжая к школе имени Камерона. Надо как-то узнать, что же ребенок хочет получить в подарок. Она должна быть уверена, что рождественским утром малышка найдет под елкой именно то, чего желает всем сердцем.

Подъезжая по пустынной окружной дороге к школе, Аманда с тревогой взглянула на часы. Опоздала? Или слишком рано приехала?

Возле входа никого не было видно. Припарковав машину, Аманда направилась в здание.

Не успев войти, она услышала голоса детского хора. Должно быть, Вирджиния тоже там — на репетиции, готовится к вечеру.

Аманда подошла к комнате, откуда доносилось пение, и, открыв дверь, тихо проскользнула внутрь. Прислонившись к стене, она стала наблюдать за репетицией.

Все дети были в костюмах.

Все, кроме одной.

Вирджиния почти сразу же заметила ее. Рыдая, девочка подбежала к Аманде и обняла ее.

К ним подошла миссис Халл, директриса.

— Вирджиния говорит, что у нее нет костюма, — понизив голос, озабоченно проговорила она, — а праздник — завтра вечером.

— Я… А вы сообщили ее отцу?

— Я написала записки и разослала их с детьми всем родителям.

— Должно быть, он не видел записку. — Аманда посмотрела на рыдавшую Вирджинию и вспомнила, что Керк ничего не знал о празднике, пока она, Аманда, не сказала ему. Она наклонилась к девочке: — Вирджиния, мы найдем что-нибудь. Не переживай. — Выпрямившись, Аманда спросила миссис Халл: — Кем она должна быть?

— Маленькой голландской девочкой.

— О'кей. Деревянные башмаки, старомодная шляпка. Ясно! Пошли, Вирджиния.

Пока Аманда искала носовой платок, рыдания Вирджинии постепенно перешли во всхлипывания.

— Мама Бетти шила ей костюм целую неделю. — Вирджиния посмотрела на Аманду полными слез глазами. — А у меня нет мамочки.

В эту минуту Аманда отдала бы все что угодно, только бы Вирджиния была счастливой. И попробовал бы кто-нибудь им с девочкой помешать! Аманда постаралась говорить ровным голосом:

— Да, но у тебя есть я. И у меня на студии полно костюмов.

Оказавшись в студии, Вирджиния, чтобы как можно скорее покончить со съемкой, повела себя странным образом: она: вяло бормотала текст, а потом заявила, что ничего не помнит ни о каких Санта-Клаусах.

Кей, которую обычно забавляли шалости Вирджинии, ушла, бросив суровый взгляд на Аманду.

Наконец Вирджиния успешно разделалась с оценкой двух претендентов и вместе с Амандой отправилась в гардеробную. Последние годы студия «Хэлло, Хьюстон» выпускала развлекательную дневную передачу для детей, и Аманда была уверена — они обязательно отыщут что-нибудь, из чего можно будет соорудить костюм.

— Боже мой, ты только взгляни, что здесь есть! — Аманда читала прикрепленный к стойке, на которой висели в пластиковых чехлах костюмы, ярлык.

— А что здесь написано? — Привстав на цыпочки, девочка посмотрела на ярлык. — Рождество — это слово я знаю.

— Конечно, знаешь, детка.

— Рождество по…

— …по всему…

— …свету. Рождество по всему свету! Это же программа нашего вечера!

— Не совсем так, — Аманда просматривала ярлычки к костюмам, — просто у нас на студии, наверное, снимали что-то похожее. Давай посмотрим… Аляска, — Аманда быстро перебирала костюмы, — Франция, Голландия… Вот то, что тебе нужно. — Она вытащила тяжелый чехол с костюмами и повесила его отдельно. Расстегнув молнию, Аманда принялась искать детские костюмы.

— О-о-о! — Ухватившись за первую попавшуюся вещь, Вирджиния тянула ее к себе.

— Подожди, давай посмотрим, твой ли это размер.

— А деревянные башмаки и шляпа?

— Они — в тех белых коробках с наклейками. Только не хватай все сразу.

Вирджиния помчалась к полкам и начала наугад открывать коробки.

Оказалось, что все платья были Вирджинии великоваты. Ничего, сказала себе Аманда, надо только умело воспользоваться английскими булавками — и девочка будет выглядеть как куколка.

Голубое платье идеально подходило к цвету ее глаз, на платье надевался белый фартучек. Довершали наряд белый чепчик и деревянные башмаки.

Выглядит изумительно, и никому не пришлось тратить время на шитье костюма, подумала Аманда.

— Скорей бы папочка увидел меня! — Вирджиния радостно подпрыгнула.

— Да мне и самой очень нужно поговорить с ним. — В голосе Аманды прозвучали жесткие нотки, но девочка не заметила их.

Под вечер Аманда привезла Вирджинию домой.

— Я уж начал волноваться, — сказал Керк, встречая их. Первый раз за все время.

— Аманда достала мне костюм к школьному празднику! — Девочка показала пакет: — Вот здесь — настоящие деревянные башмаки!

— Да? — Керк вежливости ради заглянул внутрь и озадаченно посмотрел на Аманду. — А зачем они нужны?

— Завтра Вирджиния исполняет роль маленькой голландской девочки на школьном рождественском празднике, — строго, отчеканивая каждое слово, объяснила Аманда.

Кинув быстрый взгляд на лицо Аманды, Керк отослал Вирджинию наверх — повесить костюм и вымыть руки перед обедом.

— Что случилось? — спросил он, как только девочка ушла.

— Я отправилась забрать ее из школы и случайно попала на генеральную репетицию. Оказалось, что только у Вирджинии не было костюма.

— Я не знал, что нужен костюм.

Вспомнив, как рыдала девочка, Аманда вышла из себя:

— Она участвует в школьном рождественском празднике, а значит, ей, конечно же, нужен костюм!

— Мне никто ничего не говорил.

— Вам следовало знать об этом!

— Но я правда ничего не знал!

Они начали говорить на повышенных тонах, осознала Аманда и постаралась сдержать гнев.

— Директриса разослала записки всем родителям.

— Я не получал никакой записки.

— Вы проверяете ее тетрадки и дневник? Только честно?

Керк потер шею.

— Миссис Уэбстер просматривает их и оставляет на кухне.

Аманда испытующе посмотрела на него:

— А когда вы в последний раз просматривали их? Стиснув зубы, Керк отвернулся.

— Вы правы — я виноват. — Он улыбнулся, извиняясь. — Спасибо, что помогли и на этот раз.

Наконец ей все стало понятно. Она даже посочувствовала ему. Однако не переставала вспоминать, как рыдала девочка. И Аманду мучила мысль о том, что могло бы произойти, не вмешайся она вовремя.

Но самое главное — чтобы Керк все понял.

— Я с радостью помогла, но что, если бы меня там не оказалось?

— Тогда из школы, наверное, позвонили бы. — В его голосе появилось раздражение — дескать, хватит продолжать эту тему. — Вот почему они устраивают генеральные репетиции — чтобы убедиться, у всех ли есть костюмы.

— Ладно, вам звонят из школы в последнюю минуту, а дальше что?

— Я бы позаботился о костюме.

— Вы или миссис Уэбстер? А может, кто-нибудь из ваших сотрудниц?

Аманда подумала, что последует вспышка гнева. Но надо же было убедиться, что Керк понял — школьный праздник очень много значит для ребенка. Только потом стоило покончить с этой темой.

Керк не взорвался. Сунув руки в карманы брюк, он смотрел наверх — туда, где была комната Вирджинии.

— Что ж, я не идеален. И никогда не претендовал на это.

Гнев Аманды улетучился. Она подошла к Керку и дотронулась до его руки.

— Знаю — вам нелегко. Знаю также, что в последнее время вы бываете с девочкой чаще.

Керк кивнул. Он снова смотрел на Аманду.

— А какая роль у Вирджинии?

— Я не знаю подробностей, но в школе готовят спектакль под названием «Рождество по всему свету», и Вирджиния играет роль девочки из Голландии. Вам придется всего лишь заложить складочки на поясе платья, это очень просто — закрепить материю английскими булавками. Костюм Вирджинии чуть великоват.

— Так праздник завтра вечером? — отрывисто спросил Керк. Потом вздохнул. — А когда начало?

Аманда подозрительно взглянула на него.

— Понятия не имею.

До сегодняшнего дня Аманда не придавала большого значения школьному празднику Вирджинии — до тех пор, пока не побывала на репетиции.

— А вы не собираетесь быть на празднике? — Керк смотрел на нее так, будто был уверен, что она пойдет.

— Вообще-то я не планировала. — Аманда просматривала свой календарь. Оставалось еще несколько дел, которые надо было обязательно закончить к Рождеству. — Но надеюсь, что смогу.

— Хорошо. Я знаю — Вирджиния очень хочет, чтобы вы пришли.

— Только не обнадеживайте ее пока. Мне надо еще очень многое сделать. — Аманда повесила сумку через плечо. — Пора возвращаться на студию.

Она наклонилась и поцеловала его в щеку. Это означало: «я ухожу на работу». Очень по-домашнему, даже чересчур.

Но не так, как ей бы хотелось.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

— Угадай, что я тебе скажу? — Войдя в кабинет Аманды, Кей скинула кипу бумаг на пол и примостилась на краешке стола.

— Еще какая-нибудь чепуха о Санта-Клаусе? — устало спросила Аманда. На рождественскую передачу у нее ушло больше времени, чем на любую другую в этом году.

— Нет, но для тебя есть подарок.

— Я люблю подарки. — Аманда бросила ручку на стол и закинула руки за голову. Был поздний вечер, она устала, к тому же плохо спала ночью. — Ну?

Кей усмехнулась:

— Мария Альварес снова уходит в декретный отпуск.

— Не может быть! — Сердце Аманды учащенно забилось — перед ней промелькнули открывающиеся перспективы. — А я-то думала, что она злоупотребляет фруктовыми пирожными и оттого толстеет.

— Как будто ты не следила за ее талией последние три года!

Аманда не собиралась отрицать это.

— Я… я так счастлива за Марию!

А кто займет ее место? — хотелось спросить Аманде.

Порывшись на столе, Кей с хитрым видом вытащила лист бумаги.

— Где у тебя ножницы?

Перерыв весь ящик, Аманда наконец нашла их. Но что затевает Кей?

— Ну как, все готово к Сочельнику? — спросила продюсер, вырезая прямоугольник.

Аманда почувствовала: еще немного — и ее терпение лопнет.

— Вирджиния пока не определила, кто же настоящий Санта-Клаус. Сегодня у нее рождественский праздник в школе, а потом начинаются каникулы, и девочка будет свободна.

— Чем скорее она определит, тем лучше. Пока еще интерес к передаче не пропал…

Кей взяла одну из визитных карточек Аманды и прикрепила к ней прямоугольник из бумаги.

— Что это ты делаешь?

Кей полюбовалась на свою работу, потом показала Аманде: «Аманда Доннелли, продюсер». Слово «помощник» было закрыто.

— Неплохо, а?

— Кей… — Аманда старалась справиться с волнением. — Ты шутишь.

Кей смотрела на нее с сияющей улыбкой.

— Какие шутки! Тебя официально повышают в должности. Теперь ты — продюсер.

— Это правда? Может — исполняющая обязанности продюсера?

— Нет, это — официальное назначение.

«Аманда Доннелли, продюсер». Постепенно Аманда начинала привыкать к звучанию этих слов.

— А что будет, когда Мария вернется?

— Она решила перейти на неполный рабочий день, чтобы уделять больше времени семье.

Кей соскочила со стола.

Мария Альварес, одна из самых популярных в Хьюстоне личностей, решила поставить крест на своей карьере? Аманда была уверена, что Мария создана для работы на кабельном телевидении.

А это решение значительно уменьшало шансы Марии.

— Обычно я предупреждаю вновь назначенных продюсеров, что работа будет занимать у них очень много времени, но ты и так уже практически не вылезаешь из студии. Поздравляю, Аманда. Ты славно потрудилась и заслужила назначение.

Аманда Доннелли, продюсер. Наконец-то она догоняет Марию Альварес. Наконец-то добилась того, что могла бы иметь уже давно, не потрать она так много времени попусту — не выйди замуж за Трентона.

Продюсер. Продюсер. Улыбка не сходила с ее лица.

— Ты уж не сердись, что взваливаю на тебя работу еще до того, как мы отпраздновали твое назначение, но мне необходимо иметь данные о затратах на производство на первый квартал будущего года, и, — Кей бочком начала отходить к двери, — сделать это надо до Рождества.

— Что?

— Обсудишь вопрос с Марией.

— Кей, я же еще не закончила рождественскую передачу. А когда уходит Мария?

— Завтра. Ей прописан покой. — Кей криво усмехнулась. — А на нашей работе слишком много стрессов.

— Завтра? — Аманда застыла на месте.

И как же ей удастся справиться со всеми делами в срок?

— Я говорила — ты переезжаешь в кабинет Марии?

Очень похоже на подкуп. Однако это сработало.

К вечеру следующего дня Аманда валилась с ног. Мария Альварес обрисовала ей ситуацию в целом, но все необходимые бумаги с расчетами Аманда должна была подготовить сама. И сдать в срок. Не сделай она этого, запланированные на следующий год передачи — в том числе и ее сюжет о безопасности детей — не будут финансироваться.

Это было первое задание, полученное ею в новой должности. Оно было очень ответственным, что Кей, конечно, понимала, но она надеялась на Аманду — та не подведет.

Однако был еще человек, который очень надеялся на Аманду, — Вирджиния.

Но что же она может поделать? Во-первых, она не обещала девочке, что приедет на школьный праздник. А тут это задание… Ладно, Керк наверняка приедет.

Следующие пять минут Аманда пыталась разобраться в производственных графиках, прикинуть смету расходов на популярных исполнителей, съемочную группу и оборудование павильона.

Скорее всего, Керк приедет. Он не может не приехать. После истории с костюмом он наверняка приедет.

Пожалуй, стоит не откладывая позвонить и напомнить. Аманда набрала номер агентства. Никто не отвечал. Она позвонила ему домой. То же самое.

Что же делать?

А стоило ли звонить? Возможно, они с Вирджинией уже подъезжают к школе.

Аманда вновь углубилась в работу. Приблизительное число часов съемок в павильоне… Лишь бы Керк не забыл захватить английские булавки. Оставив сообщение на автоответчике, она отыскала три английские булавки и, схватив сумку и куртку, поспешила в школу имени Камерона.

В конце концов, она тоже человек, и ей нужен перерыв.

В школе толпились ученики с родителями и родственниками. Протиснувшись в конец зала, Аманда внимательно осмотрелась, пытаясь отыскать Керка.

Не увидев его, она с трудом нашла свободное место и села, порадовавшись такому везению.

Нарядные ребятишки, вытягивая шеи, смотрели на сцену, с нетерпением ожидая начала праздника. Родители, прихватившие с собой видеокамеры, готовились навечно запечатлеть это событие.

Из-за занавеса выглядывали мордашки исполнителей. Увидев напряженное личико Вирджинии, Аманда встала и махала рукой до тех пор, пока девочка не заметила ее.

Головка Вирджинии скрылась, и минуту спустя девочка уже была около Аманды. Маленькая ручка крепко сжала ее руку.

— А где папа? Он что, до сих пор собирается?

— Я только что приехала. — Аманда почувствовала, что ее начал охватывать страх — лишь бы только Керк не забыл о празднике. — Ну как твой костюм? Кто-нибудь заколол юбку у пояса?

— Миссис Уэбстер.

Вирджиния влезла на стул, пытаясь увидеть вход.

— Выглядишь изумительно. — Аманда пыталась отвлечь ее. — А где чепчик и башмаки?

— Там, сзади.

Аманда догадалась: сзади — это за сценой.

На сцене зажглись и погасли огни. Было слышно, как переговариваются зрители. Учительница строгим шепотом велела Вирджинии идти на сцену.

— Ну сделайте так, чтобы он скорее приехал, Аманда! Мы вот-вот начнем, — прокричала девочка, убегая.

Представление началось. Парад рождественских обычаев в разных странах. Аманда без конца поглядывала на вход.

Вот очередь дошла до Голландии. Вирджиния, стоя перед хором, рассказывала, как там празднуют Рождество. Она была прелестна, и Аманда внезапно почувствовала гордость за нее.

Когда представление закончилось и в зале снова зажегся свет, Аманда в последний раз тщетно попыталась найти Керка.

Невероятно, но он не пришел на рождественский праздник в школу к своей дочери!

Как он мог — после всех злоключений с костюмом, после их нелегкого разговора? По-видимому, у Керка имелась очень веская причина.

Аманда ждала Вирджинию, чтобы поздравить ее, и искала взглядом миссис Уэбстер.

Ученики, участвовавшие в представлении, разошлись по классам, где их уже ждали родители.

Аманда с трудом нашла Вирджинию. Девочка сидела за партой, плотно сжав губы и глядя прямо перед собой. В руке были зажаты деревянные башмаки.

Аманда бросила взгляд на оживленные семейные группки вокруг одинокой фигурки и внезапно поддалась чувству беспомощности, смешанному с жалостью. Должно быть, с Керком произошло что-то из ряда вон выходящее. Но ради Вирджинии — не говоря о себе самой — надо было скрывать свои опасения.

— Вот она где, звезда! — выпалила Аманда, ей так хотелось развеселить девочку — ведь рядом шумели радостные дети.

На лице Вирджинии промелькнула улыбка, быстро сменившаяся прежним, грустным выражением. Ясно — номер не удался.

— Ты была великолепна сегодня! И твой костюм был лучшим!

— Спасибо, что вы одолжили мне его, — вежливо, совсем как взрослая, ответила Вирджиния.

Подыскивая слова — хоть что-нибудь надо было сказать, — Аманда взяла в руки деревянные башмаки:

— Не очень-то они удобные, ведь правда?

Девочка утвердительно кивнула.

Участники представления, дети, их родители, дедушки и бабушки расходились домой. Учительница вопросительно взглянула на Аманду.

— А где миссис Уэбстер? — Аманда так и не нашла ее.

— Не знаю, ее здесь нет, — сказала Вирджиния. Как же она должна была добираться домой?

— Мой папа так и не пришел?

Ну что могла ответить Аманда?

— Но он хотел прийти, я знаю.

На самом деле она вовсе не знала этого. И вновь ее охватило чувство беспомощности. Ей вдруг захотелось что-нибудь сломать. Или отругать кого-нибудь.

Но вместо этого она нагнулась и обняла неподвижно сидевшую девочку.

— Поехали домой.

Всю дорогу они молчали. Аманде очень хотелось утешить Вирджинию, но ей никак не удавалось найти подходящие слова.

Керк, одетый в деловой костюм, встретил их у входа.

— Ну как праздник?

Не скрывая своих чувств, Аманда посмотрела на него — на ее лице отразились одновременно разочарование, гнев и тревога. Глазами она указала на Вирджинию.

Керк долго, не отрываясь смотрел на Аманду. Взглядом он молил понять его.

Ладно, она выслушает его объяснения. Только пусть они будут безупречными.

Мрачный, Керк опустился на колени перед Вирджинией и взял ее руки в свои.

— Прости, что я не пришел. Я очень хотел прийти.

— Аманда сказала мне.

— Правда, очень хотел, — он улыбнулся девочке, — но никак не смог. Помнишь тот дом, который я стараюсь продать? — (Вирджиния кивнула.) — Ну так вот, нашлись покупатели. Однако они предлагают меньшую цену, чем запрашивают владельцы. Поэтому мне пришлось звонить владельцам и узнавать, согласны ли они на такие условия. Но все эти люди живут в разных городах, и, пока я дозвонился до всех, твой праздник уже начался.

— Ты что, не рассказал им о моем школьном празднике?

Керк опустил голову и сжал руки дочери.

— Нет, моя хорошая, не рассказал.

Глаза Вирджинии наполнились слезами. Аманда почувствовала, что и у нее слезы подступают к горлу.

Тяжело вздохнув, Керк обнял девочку. Аманда отвернулась — ей стало ясно: он действительно чувствовал себя очень виноватым. Она знала, как сильно он хотел продать тот злополучный дом, за продажу которого даже полагался приз. И все же надо было постараться прийти.

— Я так виноват. Мне так хотелось быть на твоем празднике, ведь ты веришь мне?

— Верю. — Девочка уткнулась лицом ему в плечо. — Я люблю тебя, папочка.

Правильно, Вирджиния. Заставь его прочувствовать все до конца.

Чтобы не быть навязчивой, Аманда отошла к елке. Вскоре Керк подошел к ней.

— А где Вирджиния? — спросила она.

— Готовится ко сну.

Аманда вздохнула — девочка гораздо лучше ее умела прощать.

— Сейчас мы начнем пререкаться, точно? — проговорил Керк.

— Вы — ужасный тип.

— Признаюсь — я чувствую себя отвратительно.

— Звучит обнадеживающе.

— Скверно получилось, мне нет оправдания, но все же выслушайте меня. — Расценив ее молчание как согласие, он продолжал: — Наконец-то назначена цена за Старое Ранчо.

— Поздравляю. Где же шампанское?

— Для него время еще не пришло.

Аманда осуждающе посмотрела на Керка:

— Как, вы хотите сказать, что все еще не продали дом?

— Пока нет, — удрученно ответил Керк, — покупатели были у меня, они предложили цену — неплохую, на мой взгляд, хотя и не такую, что запрашивают владельцы. Дело в том, что дом потерял в цене, он долго стоял пустой. Владельцы давно не бывали в нем, они даже не знали, в каком он состоянии. Как бы то ни было, я постарался помочь всем договориться между собой. А это заняло слишком много времени.

Аманда смотрела на елку, вспоминая тот чудесный вечер, когда они втроем ее наряжали. Какую нежность испытывала она тогда к Керку! Как ни странно, сейчас она была ужасно сердита на него.

— Так что же все-таки произошло?

— Владельцы — два брата и сестра. Сестры не оказалось дома.

Аманда отвернулась, разглядывая елку.

— Возможно, она была на рождественском празднике в школе у своего ребенка.

Он вздохнул.

— Послушайте, я действительно очень виноват, но не такой уж ужасный поступок я совершил. Не всегда все складывается так, как хотелось бы, Вирджиния должна уже понимать это.

— О, девочка отлично это понимает.

— Аманда, — услышала она его расстроенный голос (что ж, ему полезно попереживать), — будут другие школьные праздники.

— И другие дома, — парировала она.

— Но не такие, как этот. Вы знаете, что значит для меня продать этот дом.

— А разве вам не ясно, что значил для Вирджинии этот школьный праздник? Как вы можете требовать от нее понимания? Она — всего лишь первоклассница. Зал был переполнен — родители, дедушки и бабушки… Она исполняла одну из главных ролей!

— Да? — Он поморщился, как от боли.

— Да! И ей так хотелось, чтобы вы были там. Она все время смотрела, не пришли ли вы. Это было ужасно. У меня сердце за нее изболелось.

— Рад узнать, что вы способны на это, — сказал он внезапно охрипшим голосом.

— А что, если бы я не приехала? Как бы она добралась домой? Ведь миссис Уэбстер тоже не было.

Его рот подергивался от волнения. Потом Керк признался:

— Когда я понял, что не смогу быть на празднике, я позвонил на студию и узнал, что вы уже уехали в школу.

— Так вы были уверены, что я отвезу девочку домой? — Аманда не знала, что и думать.

— Я решил: вы, увидев, что я не приехал… — он смолк, смущенный выражением ее лица.

А что, если бы она не помчалась в школу? Аманда представила себе растерянную малышку, ждущую, когда кто-нибудь приедет за ней, и задохнулась от боли.

— Конечно, я должен был приехать, — Керк потер ладонью шею, — но я думал только о том, что должен наконец продать этот дом.

— Но, Керк, с тех пор как я вас знаю, вам все время приходится рассчитывать на других: надо забирать Вирджинию из школы — а вы задерживаетесь, надо вести девочку куда-нибудь — а вы заняты с клиентом, и людям приходится срочно менять распорядок дня ради вашего удобства. Пора кончать с этим.

— Я знаю. — Взяв Аманду за руки, он притянул ее к себе. — Видите, вы очень нужны мне. Очень нужны нам.

— Я не хочу, чтобы во мне нуждались! — выпалила она неожиданно для себя самой и для Керка. Он отпустил ее руки. — Если вы просто ищете кого-нибудь, кто заботился бы о Вирджинии, то не надо принимать меня в расчет.

Керк был озадачен.

— Я не делал секрета из моих чувств к вам. По существу, я…

— Не надо, — Аманда подняла руку. Если сейчас он начнет говорить ей о своей любви, то она никогда не сможет сказать ему то, что должно быть сказано. — Я поспешила на вечер, потому что меня мучила мысль — вдруг вы не придете. А вы, оказывается, знали, что я буду там, вы рассчитывали на меня.

— Я же объяснил, что произошло. — Он начинал сердиться.

— Вы не подумали о том, что я могла быть занята неотложной работой?

— В таком случае вы не должны были идти, — рассудительно заметил он.

Но Аманде было не до рассудительности.

— Кто-то обязан был прийти. Этим «кем-то» должны были быть вы.

— В идеале — да, — Керк отвел взгляд, — в идеале у Вирджинии была бы и мать. Но жизнь несовершенна, поэтому я стараюсь сделать все, что в моих силах.

В его голосе слышалось страдание, и Аманда почувствовала жалость.

— Простите меня. Растить ребенка наверняка очень сложно. Я вот понятия не имею об этом.

Они надолго замолчали.

— Вы боитесь этого, ведь правда? — сочувственно спросил Керк. — Вы принимаете в нас все больше участия, а это пугает вас.

Надо заставить его осознать. Осознать, что она понимает, как нужна Вирджинии мать, и понимает, что вряд ли подойдет для этого.

— Я не испугана, я просто трезво смотрю на вещи. Как только вы женитесь, все будут ждать, что ваша… ваша…

— Жена?

Аманда молча кивнула.

— …должна будет полностью посвятить себя домашним делам.

Уютно мерцали огоньки рождественской елки. Керк смотрел на Аманду.

— Да, от жены я ожидал бы прежде всего, что она поможет мне вырастить Вирджинию. И еще я надеюсь, что она сама захочет посвятить себя заботам о дочери.

А как же с работой его жены? Или работа Керка будет всегда на первом месте? Аманда выпрямилась.

— Сегодня я получила повышение, — она бросила взгляд на часы, — вот уже девять часов, как я — продюсер.

— О, это замечательно.

— Спасибо.

Керк, несомненно, был рад за нее. Но понимал ли он, что повлечет за собой это назначение?

— Ради этого я трудилась долгие годы. Придется много, напряженно работать, но я готова принять вызов.

Улыбка исчезла с его лица.

— Так вы даете мне понять, что, когда я снова позвоню, вы будете очень заняты?

Она решила ответить честно:

— Очень может быть. И в данную минуту мне следовало бы сидеть на рабочем месте. Надо составить смету расходов на производство. А сдать ее я должна до Рождества. Мне придется вернуться на студию. — Аманда начала волноваться, и рука ее невольно потянулась за спасительным камешком. — Даже не знаю, удастся ли мне справиться в срок.

Керк коснулся ее щеки и попытался заглянуть в глаза.

— И это — то, к чему вы стремитесь?

— Что вы имеете в виду?

— Посвятить всю себя работе?

— Я сделала выбор. Мне нравится, как я живу.

По крайней мере — нравилось.

— И никаких обязанностей в отношении кого бы то ни было. Отвечаете только за себя. Так?

Она поняла, к чему он клонит.

— У меня не будет времени брать на себя ответственность за кого-либо еще.

— А обо мне и Вирджинии вы не подумали?

— Я думаю о том, что девять лет работала ради этого дня. А вы осознаете, что вам нужна жена, которая посвятит всю себя домашним заботам?

— Если вы боитесь, что я буду просить вас оставить работу…

— Нет, — прервала его Аманда, зная, что он никогда не станет просить об этом, — я боюсь, что сама захочу сделать это.

Он коснулся пальцем ее подбородка:

— И что же здесь плохого?

— Я не смогу, — прошептала она, — однажды я уже бросила все… — Аманда чувствовала, что теряет самообладание. — Найдите кого-нибудь, кто больше подойдет для этого: кто быстро собирает и разбирает домашний детский бассейн, печет шоколадный пирог и одновременно является президентом Ассоциации родителей и учителей. Кого-нибудь, кто всегда будет сидеть в центре первого ряда на каждом школьном празднике.

— А как насчет кого-нибудь для меня? — Керк прижал ее к себе.

Аманда резко отстранилась.

— Я не с-смогу быть этим человеком.

— Вы даже не хотите попробовать?

Зачем? Это только причинит сильную боль.

— Не получится.

— Вы так уверены в этом, — грустно заметил он.

— Да, уверена.

Она думала, что Керк начнет спорить, но он не стал.

— Что ж, это даже хорошо, что последняя передача с участием Вирджинии пройдет в Сочельник. И потом у вас уже не будет повода увидеться с нами, ведь верно?

— Скорее всего, да, — с трудом выдавила из себя Аманда.

— Лучше всего — расстаться сразу. Так мне легче будет объяснить Вирджинии, почему…

И вдруг они услышали, что наверху кто-то горько плачет.

— Вирджиния! — Керк рванулся с места, Аманда ринулась вслед за ним.

Уцепившись за перила, девочка безутешно рыдала. Керк разжал ее пальцы и, обняв, прижал к себе.

Она все слышала.

Аманда почувствовала, что на нее нашло какое-то оцепенение: после всего пережитого ей невыносимо трудно было слышать плач девочки и мягкие, успокаивающие слова Керка. Она подошла ближе и увидела брошенное на ступеньки голубое платьице с белым фартучком. Костюм Вирджинии. Аманда заставила себя нагнуться и поднять его. Потом взглянула на Керка. Он холодно проговорил:

— Я думаю, вам лучше уйти.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

— Санта-Клауса нет, — упорно стояла на своем Вирджиния, а время их съемки заканчивалось. Согласно расписанию, сейчас начнется другая.

Аманда устало прислонилась к стене. С того момента, как миссис Уэбстер появилась с ней в студии, девочка упорно отказывалась работать.

— Вирджиния? — Аманда подошла к ней.

Холодный взгляд голубых глаз. Потом девочка отвернулась.

— Милая, ты должна выбрать лучшего Санта-Клауса, ведь завтра — Сочельник.

— Они все — фальшивые.

— Но может, хоть кто-нибудь из них все же лучше остальных?

Вирджиния отрицательно покачала головой.

— Не хочешь просмотреть все видеозаписи? Тебе это поможет вспомнить.

— Не нужно. Ни один не справился с моим тестом.

Усилием воли Аманда попыталась сохранить спокойствие. Она знала, что сама виновата в таком поведении Вирджинии.

— А что за тест?

— Выполнить мое пожелание к Рождеству.

— А что ты хочешь получить?

Вирджиния снова покачала головой.

— Санта-Клаус знает.

Аманда в изнеможении зажмурилась. Открыв глаза, она увидела, что Кей, сидевшая в звуконепроницаемой кабине, знаками призывает ее поторопиться.

— Если не хочешь сказать мне, может быть, скажешь Кей?

— Нет.

— Рону?

— Нет.

— Миссис Уэбстер?

Упорное молчание.

— Папе?

Аманда старалась не думать о Керке. Бросить его один на один с семейными проблемами оказалось для нее самым тяжелым испытанием в жизни. Может быть, спустя много лет, когда у Вирджинии будут свои дети, она оценит то, что сделала для нее Аманда.

— Папа знает.

Что?! И он ничего не сказал ей?

Вздохнув, она поманила к себе миссис Уэбстер, наблюдавшую за съемкой из-за стеклянной перегородки.

— Вы не отвезете Вирджинию домой? Если она «оттает», дайте мне знать.

Миссис Уэбстер холодно кивнула. Ужасно. И за что экономка ее возненавидела?

— Аманда, — Кей вышла из кабины, — я не собираюсь учить тебя исполнению твоих новых обязанностей, но мы должны предупредить ту ярмарку, где будет сниматься последняя передача. Естественно, они захотят максимально использовать интерес широкой публики к программе; как бы нам не подвести их.

— Понимаю, Кей. — Засунув руки в карманы, Аманда попыталась унять волнение при помощи спасительных камешков, которые даже разогрелись от трения.

— Что это случилось с ребенком?

— Одинокая маленькая девочка… Слишком привязавшаяся ко мне…

Кей покрутила в руках наушники. Перед тем как снова надеть их, она заметила:

— Я думаю, вы неплохо поладили бы…

Придя к себе — пока так и не нашлось времени перебраться в просторный кабинет Марии, — Аманда попыталась составить график съемок на следующий квартал. Когда-то ей уже приходилось делать это, графики оказывались вполне реальными. Но тогда, задавая себе определенный темп, она, как правило, энергично принималась за работу, помогая тем самым продюсеру уложиться в сроки.

А теперь приходилось думать, как помочь себе самой, ведь продюсер теперь — она. Наконец Аманда поняла, что просто должна позвонить Керку. Но его не оказалось в офисе.

— Кажется, нам в конце концов повезло, — доверительно сообщила ей Розали, она явно не знала, что Аманда попала в положение «отверженной», — сегодня прилетают владельцы Старого Ранчо. Будет замечательно, если удастся продать этот дом!

— Передайте Керку, что я желаю ему удачи. Могу я оставить сообщение?

— Конечно.

— Скажите… скажите ему: поскольку он знает, что хочет получить Вирджиния на Рождество… то ему придется исполнить роль Санта-Клауса.

Розали засмеялась:

— Вирджиния — прелесть, правда?

— Да. — Аманда постаралась сказать это бесстрастно, скрыв охватившие ее чувства.

— Мы все будем смотреть завтрашнюю передачу.

Прекрасно.

— На всякий случай — счастливого Рождества!

— Счастливого Рождества, — тихо отозвалась Аманда.

Рано утром Аманда, спотыкаясь, пробиралась по своей гостиной. На полу в беспорядке валялись елочные игрушки, коробки, пакеты и почти собранная рождественская елка. Зацепившись за что-то, Аманда чуть не упала и, пытаясь сохранить равновесие, наступила на коробку с игрушками. Они хрустнули у нее под ногами.

Зачем она так рано поднялась? Все равно нарядить елку сможет только в день Рождества.

Уж этот день она целиком посвятит себе, особенно если покончит с укоренившейся привычкой — приходить по праздникам на студию, подменяя тех, кому надо остаться дома по семейным делам.

Керк не позвонил. Хотя они и расстались так грустно, все-таки она надеялась, что он позвонит.

Добравшись наконец до лампы, Аманда зажгла свет. Ну конечно, она раздавила ногой самые дорогие игрушки. И зачем только она их накупила? Нагнувшись, Аманда подняла коробку, полную раздавленных фигурок Санта-Клаусов.

— Все они фальшивые, вот что!

Дело происходило на студийной стоянке машин. Вирджиния ни за что не хотела выходить из машины миссис Уэбстер. Микроавтобус со съемочной группой был готов к отправке, но Аманда не знала, куда ехать.

Кей нервно курила. А ведь она давно бросила, подумала Аманда.

Круто повернувшись, она кинулась в студию. Решительно потребовав телефон у охранника, позвонила Керку на работу.

— Розали, мне срочно нужно поговорить с Керком. Передайте, что я звонила и просила его срочно приехать.

— Что-то случилось с Вирджинией?

— Нет, с ней все в порядке.

— Но я имею право беспокоить его только в том случае, если что-то случится с девочкой.

А, теперь и Розали в курсе, что Аманда стала персоной нон грата.

— Розали, я в отчаянии. В отчаянии! Через два часа — прямая передача, а Вирджиния отказывается назвать лучшего Санта-Клауса. Свяжитесь с Керком — иначе я за себя не ручаюсь.

По-видимому, ей удалось убедить Розали — было слышно, как та пытается дозвониться.

— Не кладите трубку.

Прекрасно. Она расскажет все Керку, и он поможет уговорить Вирджинию. А тогда…

— Мисс Доннелли? Сожалею, но мне не удалось найти мистера Макэнери.

Удрученная, Аманда вернула телефон охраннику и вышла на улицу. Увидела растерянные лица членов съемочной группы. Кей сидела на переднем сиденье и курила сигарету за сигаретой. Скоро Кей не выдержит и возьмется за дело сама, а тогда авторитет Аманды окажется навсегда подорванным.

Надо немедленно доказать, что я настоящий продюсер, подумала Аманда.

Подбежав к автобусу, она объявила:

— Пока Вирджиния дала высшую оценку Санта-Клаусу с ярмарки в Бафэлоу-Байю. Мы едем туда.

— Поехали. — Кей растоптала окурок.

Работники ярмарки, радостно-возбужденные, вышли встречать их. И кто-то по секрету сообщил Аманде, что на ярмарке работает целая команда нанятых Санта-Клаусов, а поэтому еще предстоит выяснить, кто дежурил в тот день, когда ярмарку посетила Вирджиния. Тем не менее все они, гордые за свою ярмарку и взволнованные, ждали начала передачи.

Аманда волновалась не меньше их. Первый прямой выход в эфир после нового назначения, а тут понятия не имеешь, чего ждать! И подумать только — как увлеченно репетировала Вирджиния, готовясь к первой съемке, а теперь не упросишь девочку сказать хоть слово.

Но ведь это же прямой эфир! А вдруг она что-нибудь выкинет? Вдруг заявит, что Санта-Клаус — ненастоящий! Даже страшно представить, как недовольна будет публика.

— Кей, — Аманда подошла к автобусу, — давай сделаем предварительную запись на пленку, а потом вклеим в программу ранее отснятый видеоматериал.

Кей повертела в руках наушники.

— Не хочешь рисковать? Не узнаю Аманду Доннелли.

Да, она не хотела рисковать. Она предпочитала надежность и определенность. Пусть это покажется кому-то скучным. Неважно, она все равно будет стоять на своем.

— Ну вот, начинается лихорадка новичка. — Кей вновь надела наушники. — Да не волнуйся ты так.

Аманде доводилось делать прямые репортажи с места, Кей прекрасно знала об этом.

— Мисс Доннелли?

Обернувшись, Аманда увидела служащего ярмарки.

— Мы связались с Санта-Клаусом. Он будет здесь через час.

Чувствуя, что начинает падать духом, Аманда взглянула на часы. Кошмар — он приедет за полчаса до эфирного времени, и у них уже не будет выбора — придется начинать прямую трансляцию.

Убедившись, что съемочная группа полностью готова, Аманда зашагала к магазину игрушек, куда она отправила Вирджинию и миссис Уэбстер, в надежде, что экономке удастся разгадать сокровенное желание девочки.

Аманда увидела их через стекло витрины. Несчастная, отчаявшаяся Вирджиния двигалась как робот — безразличная ко всему. Аманда и сама чувствовала серя не лучше.

Вирджинии нужна мать, которая полностью посвятила бы себя девочке и дому. Аманда понимала это, а вот Керк, по-видимому, нет, а уж Вирджиния — и подавно.

Самое лучшее — прямо и просто сказанное слово. Но почему порой так мучительно произнести его?

— Где Санта-Клаус?

— Переодевается.

— Прямой эфир — через семь минут.

— У него не остается времени на грим.

— Вирджиния готова?.. Бледновата.

— Шесть минут, мисс Доннелли.

— Уберите кабель из кадра! Рон, снимайте панораму ярмарки. Кто-нибудь, уточните имя ярмарочного Санта-Клауса… Сделайте так, чтобы толпа потеснилась. Проверка звука! Съемочный план кресла Санта-Клауса!

— Так как же зовут Санта-Клауса?

Аманда устало взглянула на помощника.

— Санта-Клаус.

Скрестив руки на груди, Вирджиния с сердитым видом стояла возле пустого пока кресла, обитого красным бархатом с золотой тесьмой. Хорошо хоть, что на девочке опять был ее свитер с леденцами.

— Ну как ты, Вирджиния? — спросила Аманда.

— Мне не хочется…

— Через несколько минут все будет позади. Нам надо, чтобы ты сидела на коленях у Санта-Клауса, делая последний репортаж, — ну, как обычно. Только на этот раз скажи всем мальчикам и девочкам, что ты решила: Санта-Клаус на ярмарке Бафэлоу-Байю — лучший Санта-Клаус из всех.

Вирджиния оттопырила нижнюю губу.

— Ну сделай это для меня, пожалуйста, — умоляла Аманда, — я не прошу сказать, что он настоящий Санта-Клаус, скажи только, что он — лучший.

— О'кей. — Вирджиния проговорила это так тихо, что Аманда едва ее расслышала.

И вздохнула с облегчением.

— Спасибо.

— Аманда! Пошли заглавные титры.

Ободряюще улыбнувшись Вирджинии, Аманда стремительно отбежала в сторону, боясь попасть в кадр. Вот-вот начнется трансляция их передачи.

Где же Санта-Клаус?

— Ну где ваш Санта-Клаус? — обратилась она к служащему ярмарки. — Он нужен немедленно!

Тот лишь пожал плечами. Ну что тут будешь делать?

Оставалось лишь следить за стрелкой часов — надо было вовремя дать сигнал Вирджинии!

— Счастливого Рождества! — раздался мелодичный голосок Вирджинии.

Аманда чуть не заплакала от радости. Начало было блестящим, но из-за суеты и волнения никто, кроме нее, не заметил этого.

Все с тревогой поглядывали на пустое кресло Санта-Клауса.

Не успела Вирджиния произнести первые слова текста, как издалека раздалось долгожданное приветствие:

— Хо-хо-хо… Счастливого Рождества!

Толпа расступилась, и появился Санта-Клаус. Медленно падал искусственный снег.

Аманда села. Она почувствовала, что ей уже не под силу выносить такие стрессы.

Вирджиния застыла на месте, наблюдая за Санта-Клаусом. Он сел и поманил ее рукой. Девочка сделала несколько шагов, потом остановилась, пристально разглядывая его. Аманде вспомнилось, что вроде бы Санта-Клаус был толще, но она уже столько перевидала их…

Засмеявшись, Вирджиния взобралась на колени к Санта-Клаусу и крепко обняла его.

— Он самый лучший Санта-Клаус из всех! — проговорила Вирджиния.

Что ж, подумала Аманда, все хорошо, что хорошо кончается.

Оператор в последний раз показал крупным планом сияющую от радости Вирджинию, а затем в громкоговорителе раздался голос ярмарочного зазывалы, приглашавшего ребятишек в гости к Санта-Клаусу на ярмарку Бафэлоу-Байю, а заодно — пройтись по открытым допоздна магазинчикам.

Как только время передачи вышло, Аманда бросилась к Вирджинии и Санта-Клаусу.

— Ты справилась великолепно… — начала она. Переводя взгляд на Санта-Клауса, отцеплявшего бороду, Аманда увидела знакомое лицо.

Керк.

— Что вы здесь делаете?

— Вы же сказали, что я должен сыграть Санта-Клауса, — объяснил он, улыбаясь.

— Я имела в виду… — Ей не хотелось, чтобы Вирджиния слышала.

— Садитесь, — он похлопал себя по коленям, и Вирджиния подвинулась.

— О нет, я слишком тяжелая!

Керк обнял Аманду за талию и усадил к себе на колени.

Она вскрикнула:

— Керк!

Вирджиния засмеялась:

— Скажи ей, папочка, скажи!

— Именно сейчас в Старое Ранчо вступает новый хозяин.

— Как, вот сию минуту?

Керк кивнул.

— И вас при этом нет?

Керк обнял их обеих:

— Мне лучше здесь, с вами.

— Но каких усилий стоило вам продать дом! — Слезы начали закипать в глазах у Аманды — она поняла, какую жертву он принес.

— Да, я свыкся с мыслью, что мое присутствие там необходимо. Но когда заключение сделки назначили на сегодня, на три, я сказал: нет, в три мою дочь будут снимать на телевидении и я хочу видеть это.

Аманда поняла: он убеждал ее, доказывал ей, что может измениться.

— Но основная работа уже осуществлена, вы справились с ней великолепно.

— Благодаря вам. — Он повернулся к Вирджинии: — Юная леди, вы хотели о чем-то попросить, как мне кажется, Санта-Клауса?

Взглянув на Аманду, Вирджиния молча кивнула.

— И у меня есть пожелание к Рождеству, — чувствовалось, что Керк пытается скрыть напряжение за веселым тоном, — но сначала скажите ваше пожелание, Аманда.

Забыв об окружавших их людях, Аманда посмотрела ему в глаза:

— Я хочу стать частью вашей жизни. Я хочу, чтобы мы были одной семьей.

— Это мое желание! Это мое желание! — громко прокричала Вирджиния.

— Это и есть тест малышки для Санта-Клауса? — спросила у Керка Аманда.

Керк кивнул. А Вирджиния обняла ее изо всех сил.

— О, Вирджиния, ведь я не знаю, как быть мамой. Я наверняка буду ошибаться, а моя работа…

— Важно то, — прервал Керк, повернув ее лицо так, чтобы она смотрела на него, — что ты хочешь попробовать. А это означает, что мое желание тоже исполнится. — Он поцеловал ее. — Я люблю тебя.

— У меня будет мамочка, у меня будет мамочка! — запела Вирджиния и соскользнула с отцовских колен.

— Я люблю вас обоих. — Аманда улыбнулась Керку сквозь слезы. Не слыша раздавшихся аплодисментов, Аманда Доннелли поцеловала Санта-Клауса. А рядом пританцовывала Вирджиния.

— Ну что, Кей? — Рон кивнул на камеру. — Дать общий план ярмарки? Мы еще пятнадцать секунд в эфире.

— Нет, — улыбнулась Кей, — концовка будет потрясающей.

Линзи Стивенс

Счастливый поцелуй

ГЛАВА ПЕРВАЯ

— А вот и Брисбенская возвышенность, — сказал Марк, делая широкий поворот на скоростной трассе. — Эти двое еще спят?

Джасмин Макканн обернулась и кинула взгляд на парочку на заднем сиденье.

— Спят как младенцы, — вполголоса произнесла она.

— Ну и не надо будить их, — поспешно прошептал Марк. — А то снова заговорят нас до смерти.

Джасмин подавила смешок. Мэнди была ее лучшей подругой. Вместе с очередным кавалером Мэнди Полом и его другом Марком они ехали на машине от самого Сиднея — больше тысячи километров. Все четверо были членами одного клуба знакомств, и их маленькое общество постоянно посмеивалось над способностью Мэнди и Пола беспрерывно болтать. Джасмин, проведя одиннадцать часов вместе с ними, разделяла мнение Марка, что лучше бы их попутчикам еще поспать.

Джасмин со смешанным чувством наблюдала, как постоянно меняется горизонт, и вздрогнула, когда Марк перебил ход ее мыслей.

— Мэнди говорила, что ты когда-то жила здесь, в Брисбене, — тихо произнес он.

Она кивнула:

— Да, какое-то время. Пять лет тому назад. — Она думала, что никогда больше сюда не попадет. Ей в голову не приходила мысль вернуться сюда, то есть еще совсем недавно, до прошлой недели, не приходила.

Именно тогда, неделю назад, она заехала к маме, чтобы повезти ее за покупками — мама все закупала раз в неделю, — и Джасмин думать не думала о Брисбене и обо всем, что с ним связано.

— Ты сможешь поверить, что у этой женщины хватило наглости написать мне? — начала ее мать, едва Джасмин уселась на диване. — Спустя столько времени и после всего, что она натворила. Поверь, Джасмин: когда я увидела этот конверт, у меня просто сердце остановилось. — Для вящей убедительности Мойра Макканн схватилась рукой за свою пышную грудь.

Джасмин подавила улыбку, когда ее мать сделала театральную паузу, но с некоторым опасением и явно со сбоем своего сердечного ритма остановила взгляд на письме, которое мать держала в руке.

— Кстати, о конвертах. Ты только посмотри на этот. — Мать протянула дочери главный предмет возмущения. — Тисненый! — презрительно воскликнула она, и Джасмин сочла своим долгом бросить взгляд на выступающий красный шрифт, прежде чем вернуть конверт матери. — Лорелла и Джеймс Макканн, Трокли, Ньюмаркет, — повторила Мойра на случай, если Джасмин не прочла адрес.

— Да, мама, они живут там, — сухо произнесла она.

Мать поджала губы.

— Наверняка это дело рук Лореллы. Твой дед не допустил бы такой возмутительной показухи.

— Неужели это имеет значение? — Джасмин вытащила из-за спины пухлую подушечку и поудобнее уселась на диване. — Они живут своей жизнью, а мы — своей. Прошло уже пять лет, мама. Тебе не кажется, что пора позабыть об этом?

— А ты?.. — язвительно спросила Мойра.

Джасмин насторожилась.

— Что — я? — Она небрежно подобрала с полированного столика отпечатанный на глянцевой бумаге журнал.

— Не прикидывайся тупицей, Джасмин. Ты прекрасно поняла, о чем я говорю. Ты-то позабыла?

— Конечно. — Джасмин с раздражением стала листать журнал. — С чего ты взяла, будто я об этом по-прежнему думаю?

— Иной раз я и впрямь себя спрашиваю, уж не позабыла ли ты, — проговорила ее мать зловеще, и Джасмин кинула журнал обратно на столик.

— Тут нечему удивляться, мама. Никакой драмы нет. Просто жизнь идет своим чередом.

— Тогда почему ты никого не приводишь к нам в дом?

— «Никого» — значит «мужчин»? — Джасмин подняла тонкую рыжую бровь.

— По-моему, у тебя не было ни одного свидания, не говоря уж о постоянном кавалере, с тех пор…

— У меня много отличных друзей, мужчин и женщин, — перебила ее Джасмин. — И я вполне довольна своей жизнью.

Да, в самом деле, уверяла она себя. У нее отличная работа, пусть и не слишком творческая, тем не менее отличная. Она — член клуба знакомств, каждую неделю играет в теннис. Ходит с друзьями в театр и на концерты. Не далее как на прошлой неделе они все выезжали на авторалли, в заключение которого отправились на пляж и жарили мясо на вертеле.

— Ты только и ходишь что на работу, а оттуда — обратно в свою каморку. — Мать отвлекла ее от размышлений.

Три года назад Джасмин решила переехать из дома в маленькую однокомнатную квартирку, и это ее решение до сих пор было поводом для конфликтов между матерью и дочерью.

— Начиная с пятницы у меня целый месяц отпуска, — поспешила объявить Джасмин, чтоб отвлечь мать от занимавшей ее темы.

— Наверное, ты отправишься в романтический круиз? Или совершишь организованную поездку на какой-нибудь из островов Барьерного рифа, а? — язвительно предположила Мойра.

Джасмин смиренно вздохнула.

— Возможно, мама. В последние две недели. — (Мойра Макканн скептически оглядела свою дочь.) — Но в те несколько свободных дней, которые у меня будут до Рождества, я собираюсь покупать подарки — без суматохи. Не вылетая в обеденный перерыв, не бегая после работы… Вот от этого я получу истинное удовольствие.

— Ты в самом деле уже заказала билет? — как бы невзначай спросила мать, а Джасмин подозрительно взглянула на нее: у дочери вызвало крайнее недоверие то, что мать вдруг перешла на такой примирительный тон.

— Нет. Пока еще нет, — осторожно ответила Джасмин. — Но я припасла несколько буклетов. А что?

— Так, ничего.

— Правда? — недоверчиво спросила Джасмин, прерывая затянувшееся молчание.

Ее мать покинула свое излюбленное место у широкого окна и направилась по ковру к дочери, чтобы сесть напротив нее.

— Не совсем. — Мать небрежно отмахнулась вызвавшим ее возмущение письмом, которое не выпускала из рук. — Все дело в этом письме твоего деда. Вернее, его жены. — Мать еще раз презрительно взглянула на письмо. — Его жены! Господи, да ведь это почти непристойность!

— Дед сам решил жениться на Лорелле, — устало заметила Джасмин и запустила пальцы в свои волнистые рыжие волосы. Этот разговор, в различных вариациях, у нее с матерью повторялся уже бессчетное число раз. — И конечно же, это его личное дело, — добавила она. — Он же был зрелым человеком, и в таком возрасте, когда мог сам принимать решения.

— Скорее, в таком возрасте, когда легко сделать из себя посмешище! — воскликнула Мойра. — Джасмин, ты ведь не станешь отрицать, что Лорелла всегда была… ну, такой франтихой… всегда расфуфыренная…

Джасмин пожала плечами.

— Она была заметной женщиной и просто подчеркивала свою красоту.

— Да уж, красоту! Я все-таки считаю, что она была вульгарна.

— Мама! — возмутилась Джасмин.

Но Мойра не унималась:

— И что за брак мог у них получиться? Ведь твоему деду было под шестьдесят, и здоровье у него уже пошатнулось. Лорелла на добрых двадцать лет моложе его. До чего все это отвратительно!

— Хватит, мама, — оборвала ее Джасмин. — Мне не хочется обсуждать половую жизнь своего деда. Извини уж.

— Не груби, Джасмин, — скривив рот, проговорила Мойра Макканн с постоянным для нее выражением оскорбленной жертвы.

— Но…

Мойра остановила ее жестом.

— Мне кажется, нам надо сменить тему. Кроме того, я хочу поговорить об этом письме.

— Так давай поговорим, — согласилась Джасмин, с трудом сдерживая нетерпение и поглядывая на золотые часики, которые носила на тонком запястье. — Ты, как я помню, хотела съездить за продуктами. Но если продолжать в таком духе, мы никогда до магазина не доберемся.

— То, что я прочла в этом письме, вытеснило у меня из головы все остальное.

— Мама! — снова заговорила предупреждающим тоном Джасмин, и мать громко вздохнула.

— Они хотят, чтобы мы приехали на Рождество, — без предисловий сказала мать.

У Джасмин вытянулось лицо.

— Ехать в Брисбен? — переспросила она, подаваясь вперед и невольно напрягая мышцы живота.

— Да, в Трокли… всем троим… — произнесла Мойра с торжествующим видом.

Такое было просто невозможно себе представить. Подумать только, возвращаться на место злодеяния! Эта мысль завертелась в голове Джасмин, застучала, будто резиновый мячик о стену, и Джасмин чуть не залилась истерическим смехом. Злодеяния? Интересно, а как это может звучать в юридических терминах?

Хищение? Он, конечно же, похитил ее сердце.

Надувательство? Он, безусловно, прибег к обману и заставил ее увидеть в нем прекрасного рыцаря на белом коне, заставил поверить, что он свободен и вправе завязать отношения с ней.

Злостное членовредительство? Возможно. Что она знала наверняка, так это что она оказалась душевно опустошенной из-за его подлого поступка.

Покушение на убийство? Хотя чисто внешне она стояла на том, что жизнь продолжается, в глубине души чувствовала, что огонек внутри ее дрогнул и погас целых пять лет тому назад. И это он заглушил его.

— Разумеется, мы не поедем, — решительно заявила ее мать. — Вряд ли она может надеяться на наш приезд, после того как сама выжила нас.

— Что? — Джасмин сглотнула от неожиданности. — Зачем им понадобилось нас видеть? — Джасмин не без труда овладела своим голосом.

Мать вновь брезгливо фыркнула и, вытащив из конверта тонкий лист бумаги, подала его дочери.

Джасмин заставила себя пробежать глазами страницу, исписанную почти каллиграфическим почерком.

Судя по письму, полгода назад у ее деда был тяжелый сердечный приступ, за которым последовали еще несколько — не таких опасных. Дед просил жену написать от его имени и пригласить его невестку Мойру, внучку Джасмин и внука Рика провести Рождество у них. Дед всерьез сомневался, что ему удастся поправиться, и хотел помириться с единственными оставшимися у него родными, пока еще не поздно.

Было бы очень жаль, писала Лорелла от имени своего мужа, если бы семья так и не воссоединилась из-за каких-то давних размолвок, причину которых, Лорелла была уверена, никто уже и не помнит. В заключение Лорелла умоляла ответить на письмо, чтобы дед мог заказать им билеты на самолет до Брисбена. Таким образом тяжелобольной человек получил бы возможность искупить любую вину перед ними.

— Может быть, они и забыли о причинах размолвки, а вот я-то еще помню, — хмуро произнесла Мойра. — Надеюсь, отец не думает, что мы можем вернуться туда, будто ничего не случилось?

— У дедушки очень плохо со здоровьем, — мягким голосом вставила Джасмин, но мать продолжала, словно не слыша.

— С той минуты, когда мы переехали в Трокли, когда Рик уже поступил там в школу, эта женщина обращалась с нами как с непрошеными гостями. Вечно мне указывала, вечно была всем недовольна — и прежде всего поведением твоего брата. Лорелла просто бессердечная женщина. Ведь бедный Рик был совсем еще мальчик, да к тому же потерял отца. Рик ведь очень переживал.

Джасмин вздохнула. Ее брат Рик был несносным ребенком, она первая была готова признать это. К сожалению, ее родители не относились к сыну объективно, избаловали парня. Рик нисколько не сомневался в том, что хорошая наружность поможет ему очаровать кого угодно и таким образом выпутаться из любых неприятностей. Обычно так и бывало, и только с Лореллой у него ничего не вышло. Этим Лорелла вызвала раздражение Мойры, и их отношения стали не просто плохими, а отвратительными.

— А после того как сын Лореллы так обошелся с тобой, разве мы могли оставаться?

— Мама! — Джасмин привстала с дивана. В ней пробуждалось ее давнее, привычное стремление бежать.

— Но ведь это факт, — продолжала Мойра, не обращая внимания на возмущенное и побледневшее лицо Джасмин. — Сын Лореллы обманул тебя. Он посмеялся над моей дочерью, и уж кто-кто, а я ему это припомню.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Кейл Крейген. Стоя посреди своей крошечной квартирки, Джасмин заставила себя произнести вслух его имя. Оно зловеще прозвучало в темном пространстве комнаты. Кейл Крейген. Вот так. Она произнесла это имя, и Земля не перестала вертеться вокруг своей оси.

Видишь, торжествовала она, его имя уже не превращает тебя в трясущийся студень.

Она отбросила все это и перестала испытывать боль. Вот только осколок льда в глубине ее души… Но если оставить его погребенным, если не касаться его, то, она знала, все будет в порядке.

Джасмин шагала взад-вперед по небольшому, покрытому ковром пятачку перед диваном, скрестив руки на груди в неосознанно оборонительной позе, чуть поглаживая пальцами нежную кожу плеч. Какое это облегчение — быть наконец одной.

Ее мать продолжала бубнить о Лорелле Макканн с ее недостатками, а Джасмин казалось, что еще немного — и она взорвется. Ей удалось-таки провести мать по рядам в супермаркете, дождаться, пока та сходила в банк, доставить ее с покупками домой и помочь рассовать продукты. Только после этого Джасмин уехала к себе.

Теперь она была одна и могла дать волю мыслям, могла предаться воспоминаниям о событиях, пять лет назад причинивших ей столько боли.

Впрочем, Джасмин должна была признать, что не все запечатлевшееся в памяти ранило ее. Просто последнее, мучительное воспоминание перечеркнуло многое, что радовало ее до этого.

Например, их первая встреча с Кейлом Крейгеном: робость вначале… вдруг сменившаяся невероятно пылким взаимным влечением, для которого не требовалось слов и которое с той минуты разгоралось все сильнее.

Лицо Джасмин исказилось. Знай она, как тяжело ей станет потом, какой мукой обернется его предательство, она бы повернулась и бежала от него. Неужели бежала бы?

У нее вырвался тихий горький смешок. Ну конечно же, нет. Она была просто не в состоянии бежать — разве только к нему. Она позволила ему увлечь ее. Как мотылек, устремилась на искусительное пламя. И опалила хрупкие крылышки, и уже не в состоянии была летать. С тех пор она даже не стремилась оторваться от тверди земной.

Но ведь минувшие пять лет заживили ее раны, повторяла она себе, и преподали ей бесценные житейские уроки. Если после всего этого она и стала немного замкнутой, если совершенно уже не способна оценить незаурядную внешность или обаяние, что ж, это, пожалуй, к лучшему.

Как Джасмин и говорила матери, она любила свою работу, предпочитала ни к чему особо не обязывающие знакомства и не намеревалась что-либо менять. Но и убежденная в том, что оставила прошлое позади, она все-таки не считала возможным снова ехать в Брисбен.

Джасмин слегка нахмурилась: она не могла оставаться равнодушной к страданиям деда, не причастного к происшедшему. Он как-никак уже старик… очень больной старик, и она понимала, что не такое уж непомерное требование с его стороны — собрать вокруг себя родню. Вдруг ему станет хуже? Она закусила губу.

Джасмин искренне хотела повидаться с ним. Но она не собиралась рисковать и снова столкнуться с Кейлом Крейгеном. Или застать там его жену и прочих его родственников.

В груди у нее чуть кольнуло, но Джасмин легко подавила боль.

Все прошло, решительно сказала она себе. Кейл Крейген уже ничего для нее не значит. И, как это ни горько, она для него никогда ничего не значила.

Два дня строчки из письма Лореллы то и дело возникали у нее в памяти. Ее это раздражало. С этим-то еще можно сладить, думала она, но одновременно заострялось внимание на старательно забытом.

Она вдруг с удивлением заметила, что стала на улице разглядывать мужчин… высоких брюнетов. И вспоминать…

Джасмин вспоминала прикосновение гладкой, загорелой кожи Кейла. Его сильные руки, сжимавшие ее. Вкус его губ. Бешеные удары его сердца у нее под пальцами.

А когда в один из вечеров на еженедельном теннисном матче она зазевалась и пропустила мяч только из-за того, что залюбовалась игрой мускулов на длинных ногах мужчины, ее противника, Джасмин решила, что пора взяться за себя.

Это все гормоны, сказала она себе. Дело, наверное, в том, что она перестаралась, отказываясь от физического и эмоционального контакта с мужчинами. Видимо, необходимо что-то менять.

Нельзя судить обо всех мужчинах по одному обманщику. Джасмин знала, что как раз этим и грешит. Но и заглядываться на каждого встречного тоже, пожалуй, чересчур, сказала себе она.

А потом Мэнди сообщила, что тоже заметила эту перемену в Джасмин.

Джасмин познакомилась с Мэнди Паркер, когда переехала в Сидней и поступила на службу в юридическую фирму. Мэнди служила там же юристом. Перестав дичиться друг друга, они крепко подружились. Это Мэнди настояла на том, чтобы Джасмин пришла в их клуб знакомств.

— Бесполезно теперь оценивать физические достоинства Марка, — сострила Мэнди, когда они заняли места, чтобы посмотреть следующий матч. — Марк ведь не заметит твоего к нему внимания.

— Не понимаю, о чем ты, — пробормотала Джасмин, краснея оттого, что попалась.

— Я хочу сказать, что ты уже столько раз отталкивала его. Боюсь, больше он не прибежит, чтобы опять получить отказ.

Джасмин невольно улыбнулась.

— Валяй, не стесняйся, Мэнди. Но если снова вздумаешь заняться сводничеством, то запомни: он мне не подходит. Ясно?

— Поверь, не только тебе. — Мэнди бросила взгляд в сторону Марка Дина и покачала головой. — Правда, жаль? На этакую фигуру любая девушка засмотрится. — Мэнди громко вздохнула. — Ты заметила, как часто такое бывает с этими неотразимыми? Просто блеск, пока не раскроют рот.

Джасмин не удалось сдержать смех.

— Секс не берем… Не слишком ли ты широко обобщаешь?

— Шутишь? Я недоговариваю. Взгляни на моего Пола, вот тебе яркий пример: челюсть Роберта Редфорда, волосы Ричарда Гира, улыбка Тома Круза, а попка — Мэла Гибсона. Но беседовать с ним — все равно что с вон той скамьей. А ведь рано или поздно приходится же с ними беседовать. Ей-Богу, одна тоска.

— Бедный Пол! Как все его предшественники, обречен на то, чтобы попасть в кучу забракованных.

— Ну, пока еще нет. На него пока приятно смотреть. Хотя не стану отрицать: я разборчивая. Как и ты, Джасмин.

Джасмин повела бровями, а Мэнди продолжала:

— Внесу поправку: я почти такая же разборчивая, как ты. Я-то по крайней мере не лишаю их возможности разверзнуть уста и попасть пальцем в небо.

— Не в этом дело, Мэнди. Просто мне кажется, что я еще не готова к каким-либо отношениям, — начала Джасмин. Однажды она вкратце рассказала Мэнди о своем быстротечном и несчастливом романе с Кейлом Крейгеном.

— Пяти лет в скиту вполне достаточно.

— Да, но…

— Наверное, парень был совершенно потрясающим, — спокойно закончила за нее Мэнди.

— Я так считала.

Мэнди снова вздохнула.

— Сказавшая, что жизнь все равно что колючка в заднице, знала, о чем говорит.

Несколько минут они сидели молча. Вдруг Джасмин, неожиданно для себя самой, принялась рассказывать подруге о письме Лореллы.

— Дедушка хочет, чтобы мы приехали в Брисбен на Рождество, — сообщила она.

Мэнди с удивлением обернулась к ней.

— И ты поедешь?

— Ну конечно же, нет. — Джасмин замотала головой. — То есть, с одной стороны, мне хочется повидаться с дедушкой. Но с другой — я совершенно не желаю снова видеть Кейла.

— Это несколько осложняет дело, да? А он там будет? То есть он все еще живет в Брисбене?

— Понятия не имею. Пять лет назад он еще учился. Жил в Трокли, как бы неполный день работал у дедушки и писал диплом. — У Джасмин заныло сердце. Не так уж много светских разговоров было у них. Слишком они были влюблены, слишком острым было их физическое влечение, чтобы еще и разговоры вести.

— Позвони своей дедовой жене и спроси, — подсказала Мэнди, но Джасмин снова замотала головой.

— Не стоит. Все равно вряд ли я смогу туда вернуться.

Мэнди пожала плечами.

— Тебя можно понять. Какой смысл идти на это, если нет необходимости… Хотя жаль… мы бы подвезли тебя. Знаешь, мы с Полом и Марком едем в Нузу — провести Рождество у родителей Пола. Мы с тобой вместе могли бы сбежать, чтобы отметить праздник на знойном тропическом Севере.

Джасмин застонала.

— Только не включай меня в свои планы, пожалуйста. Если тебя пустить в солнечный Квинсленд, дело кончится неприятностями.

— Не беспокойся, Джасмин. Вчера в торговом центре я подошла к доброму Санта-Клаусу, рассказала ему, какими в этом году мы были примерными девочками, и очень вежливо попросила его каждой из нас засунуть в чулок что-нибудь высокое, черноволосое и интересной наружности.

Джасмин расхохоталась. Когда часа два спустя она входила к себе в квартиру, то все еще улыбалась, вспоминая о беспардонности своей подруги. Не успела Джасмин поставить спортивную сумку, как зазвонил телефон.

— Джасмин! — прогромыхал в трубке голос ее матери. Джасмин отстранила на несколько дюймов трубку от уха.

— Да, мама. В чем дело?

— Я весь вечер пыталась дозвониться, — с укором сказала Мойра Макканн.

Джасмин вздохнула.

— Сегодня вторник. Ты же знаешь, я играю в теннис по вторникам.

— Ах да, я забыла. То ты, то Рик… ей-Богу, у меня голова кругом идет.

— Так в чем дело?

— Ты можешь сюда подъехать? — взмолилась мать.

Джасмин посмотрела на часы.

— Уже поздно, а завтра мне рано идти на работу. Ты не могла бы объяснить по телефону, в чем дело?

— Нет. Хотя, пожалуй, объясню. Я хотела сказать тебе, что мы решили принять предложение твоего дедушки. Мы едем в Брисбен повидать его.

— Вы… что? Но…

— Я все обдумала, Джасмин, и считаю, что, если подходить с моральной точки зрения, надо ехать. Препятствий нет: и у тебя, и у Рика отпуска. И, как я сказала Лорелле…

— Ты когда успела поговорить с Лореллой? — в изумлении перебила Джасмин. — Ведь несколько дней назад ты только и твердила, что больше не желаешь с ней знаться. Казалось, тебя на аркане туда не затащить.

— Я звонила ей сегодня вечером, — ровным голосом ответила мать. — Мне хотелось выяснить у нее все насчет билетов на самолет.

— Мама, я не поеду в Брисбен. И не могу понять, зачем ты решила туда ехать. С чего это ты вдруг передумала?

— Ну, я тогда просто разволновалась. Ты знаешь, как это у меня бывает. Это возраст. Я, пожалуй, переборщила, ну, в отношении Лореллы. А теперь, когда остыла, я поняла, что поторопилась с выводами и, наверное, была слишком непреклонной. Поэтому и передумала.

— Почему?

— Что — почему?

— Почему ты вдруг взяла да передумала? — повторила Джасмин, теряя последнее терпение.

— Джасмин, твой дедушка, может быть, при смерти.

— Знаю, мама, — тихо произнесла Джасмин и снова вздохнула. — А что Рик? Как он смотрит на эту поездку?

— Рик согласен со мной. Мы все обсудили. Он считает, что нам надо съездить повидаться с дедушкой.

— Мама, но в чем настоящая причина? Я же чувствую, тут что-то кроется. Тебя выдает голос.

— Тебе это кажется, — поспешила ответить мать. Ей было явно не по себе.

— Дай мне поговорить с Риком.

— Он… его нет дома.

Джасмин поджала губы.

— У Рика что-то не так, верно? Ему, видимо, необходимо уехать на время из города. Сколько ему на этот раз нужно, мама?

— Не понимаю, чего ты добиваешься, Джасмин.

— Правды, мама, — настаивала Джасмин — и оторопела, когда ее мать заплакала. — Мама! В чем дело? Ладно, я приеду.

— Нет, не надо. Ты же сама сказала, что уже поздно. У меня все в порядке. Просто я… — она громко всхлипнула, — я просто не знаю, что мне делать. Джасмин, у Рика неприятности… довольно серьезные, и он… ну, он уговорил меня заложить дом, а теперь…

— Что — теперь?

— Я так и знала, что ты будешь злиться. Он говорил, что это только на месяц, что у него верное дело, но что-то сорвалось, и теперь Рику нужны деньги… сейчас же… очень много денег, и, боюсь, мне придется продать дом. — Еще раз всхлипнув, мать смолкла.

— Что значит «очень много»? — спросила Джасмин с тревогой, стараясь расслабить руку, сжимавшую трубку и побелевшую от напряжения. Ох уж доберется она до своего братца…

— Десять тысяч долларов.

Джасмин онемела.

— Десять тысяч? — наконец прохрипела она. — Мама, это же… Откуда нам взять десять тысяч?

— У него есть месяц на то, чтобы их достать, и он подумал, что, может быть, дедушка одолжит ему.

— Рик хочет просить денег у человека при смерти?

— Рик их вернет, как только продаст свой земельный участок.

— То есть, возможно, в течение ближайших десяти лет. Цена на недвижимость никогда еще не падала так низко, а район, где этот участок, приличным не назовешь. Боже мой, мама, кто дал Рику право ввязывать тебя в свои махинации? Как он смеет рисковать твоим домом? Что касается того, чтобы просить у дедушки эти деньги… — Она не договорила.

— Разве у меня был выход? — Голос матери жалобно задрожал, и Джасмин опустилась в стоявшее у телефона кресло.

— Не знаю, мама, — устало произнесла она. — Думаю, что… — Она вздохнула. — Вот что, давай я схожу в банк, у меня там кое-что отложено, и может быть, удастся получить ссуду.

— Ах, Джасмин, мне так не хочется опять просить тебя…

— Да, но это все-таки лучше, чем беспокоить дедушку. Мы будем как проклятые работать до конца недели, так что в банк я выберусь только в понедельник, когда начнется мой отпуск.

— Джасмин, я не могу просить… то есть Рик сказал, чтобы я не… О Господи! Ты так на Рика сердилась в прошлый раз, когда у него были мелкие затруднения с деньгами, что он велел не говорить тебе. — Мойра Макканн снова расплакалась.

— Мама, тебе нельзя просить у дедушки. Ты вообще не должна просить. Это дело Рика; и пусть он только попадется мне, я ему все выскажу.

— Он так раскаивается, Джасмин, — вставила мать.

Джасмин прикусила губу, чтобы не выразиться слишком резко.

— Вечно твой Рик раскаивается, — устало произнесла она и взглянула на часы. — Вот что, мама, иди-ка ты в постель и постарайся не волноваться. Я возьмусь за это на будущей неделе.

Но Джасмин так и не успела за это взяться: через два дня, вернувшись с работы, она прослушала на автоответчике сообщение матери:

«Мы с Риком выезжаем в Брисбен сегодня же утром. Я не стала звонить тебе на работу — знала, что ты расстроишься. Как я и говорила, Рик не хочет утруждать тебя всем этим, и я считаю такое решение самым подходящим. Рик говорит, что, может быть, даже не придется беспокоить дедушку, так как нашелся кто-то, кого интересует участок Рика. Джасмин, ты всегда была дедушкиной любимицей, тебе это известно, так что позвони нам в Трокли, если передумаешь и пожелаешь приехать к нам провести Рождество».

Мойра Макканн сделала паузу.

«И еще, Джасмин. Лорелла говорит, что они… что Кейл сейчас в Канаде. Он останется там до Нового года».

Сознание того, что Кейла нет в Брисбене, заставило ее поколебаться, но мысль, что Рик будет добиваться денег у деда, решила вопрос: Джасмин понимала, что непременно должна удержать брата от такого шага, а опыт подсказывал, что поговорить с ним лично — единственный способ убедить.

Итак, через пять дней Джасмин, чуть утомленная долгой дорогой, была в Брисбене. Марк остановил машину у высокого белого частокола, окружавшего Трокли — большую старинную усадьбу, принадлежавшую семейству Макканн более полутора столетий.

Марк выскочил через дверцу со стороны водителя, открыл багажник, достал из него рюкзак Джасмин и с широкой улыбкой подал ей. И тут он наконец заметил дом — так высокий забор защищал границы владений размером около двух акров.

Дом был длинным и приземистым, но стоял на вершине холма, откуда открывалась круговая панорама окрестностей.

— Ого! Ты никогда не говорила, что твой родной дом — настоящее имение, — сказал восхищенный Марк. — Ты в самом деле не хочешь, чтобы я помог тебе донести вещи до порога? Тут порядком переть вверх, но наверняка оттуда вид такой, что стоит напрячься.

— Да, вид стоит того. Но лучше не надо. Поезжай, если хочешь попасть в Нузу до наступления темноты.

К ним успели подойти Мэнди и Пол. Оба восторгались домом.

— Просто роскошь! — повторяла Мэнди, а Джасмин обернулась на Трокли, чтобы оценить его свежим взглядом.

Джасмин пришлось признать, что выглядит Трокли внушительно: от дома не только веяло стариной, ведь построил его прапрадед Джасмин в середине девятнадцатого столетия, но и стоял он, возвышаясь, в одном из самых прелестных уголков города, а назван был в честь захолустного местечка в Нортумберленде, в котором родился ее прапрадед.

Джасмин очень хотелось взглянуть на дом бесстрастно, не испытывая связанной с этими местами боли. Сердце ее заныло еще у поворота на эту дорогу, когда они поехали в гору. Первый взгляд на дом чуть не вывел Джасмин из равновесия, и она какое-то время боролась с желанием сказать Марку, чтобы поворачивал обратно и отъезжал от Трокли… от всего, о чем он ей напоминал.

Внешне дом был примерно таким, каким сохранился в ее памяти: длинный, одноэтажный, построенный из местного камня, с изогнутыми, крытыми рифленой жестью верандами во всю длину фасада и задней стены. Два огромных дымохода симметрично поднимались над крышей, и пестрые кашпо с цветущими растениями висели, на некотором расстоянии друг от друга, вдоль веранд. Зеленые, великолепно ухоженные газоны спускались до самого забора.

Вдруг Джасмин заметила движение невдалеке слева и прикрыла ладонью глаза от солнца. Кто-то работал в саду рядом со строением, которое было когда-то — и до сих пор называлось — привратницкой. Над кустами поднималась крутая крыша маленького коттеджа из того же местного камня, и фигура мужчины — Джасмин решила, что это мужчина, — виднелась в просвете между низкорослыми деревьями.

Он стоял спиной к ним. Одет был в выцветшие джинсы и рубашку, а на голове у него была широкополая шляпа, защищавшая его от солнца.

— Кто это? — спросила Мэнди театральным шепотом, хотя мужчина находился слишком далеко, чтобы расслышать их. — Садовник или привратник?

Марк и Пол рассмеялись, а Джасмин скорчила гримасу.

— Очень остроумно, Мэнди. — Она помедлила и снова взглянула на мужчину. — Раньше садом занимался старик Джо Робертс, но он ушел на покой. Наверное, это новый работник.

— Во всяком случае, он недурно выглядит, — решила Мэнди, а Пол ревниво обхватил ее рукой.

— Разве отсюда видно? — спросил он, явно недовольный интересом, который Мэнди проявила к другому мужчине.

Марк закатил глаза.

— Совершенно очевидно, что он — мужчина, а для Мэнди достаточно и этого, — поддразнил он друга.

— Спасибо за намек, — нахмурившись, сказал Пол.

— Да перестаньте вы нападать друг на друга! — Мэнди толкнула обоих к машине. — Твоя очередь сесть за руль, Пол. Поехали.

— При тебе план, который я набросала… как выбраться из города? — спросила Джасмин, вдруг почему-то расстроенная тем, что ее друзья уезжают.

Мэнди помахала листком бумаги.

— Вот он, у меня. Но Пол уверяет, что узнает дорогу, как только увидит ее.

— Узнаю, не сомневайтесь. — Пол нагнулся и поцеловал Джасмин в щеку. — Пока, Джасмин. Увидимся через десять дней.

Не желая отставать, Марк как медведь обхватил Джасмин.

— Да, до скорого, Джасмин. — Его поцелуй тоже пришелся ей в щеку, потому что Джасмин успела чуть отвернуть лицо. Марк насупился и отошел от нее.

Мэнди скорчила Джасмин гримасу, а Марк залез в машину.

— Пока, Джасмин. Пожалуй, неплохо — живя здесь, консультироваться по вопросам садоводства. — Приподняв брови, она кивнула в сторону коттеджа, а когда ее смех донесся до Джасмин, Пол уже отъезжал.

Джасмин невольно улыбнулась и снова посмотрела на мужчину у коттеджа, заметив, что тот отворачивается, чтобы снова заняться садом. Видел ли он, как они прощались? Джасмин пожала плечами и повернулась — посмотреть вслед исчезающей за углом машине. Потом повесила рюкзак на плечо и открыла ворота.

Она поднялась по истертым каменным ступенькам, пересекла широкий газон, испещренный клумбами и цветущими низкорослыми кустами. Кем бы ни был новый садовник, он в своем деле знает толк, подумала она, подходя к деревянной лестнице, ведущей на веранду.

Торопливо, чтобы не дать себе времени передумать и повернуть назад, Джасмин подошла к покрытой богатой резьбой двери и, позвонив, огляделась по сторонам.

Вид вокруг был все тот же, знакомый. Перед ней простиралась панорама города с пригородами, с длинным пролетом Гейтвейского моста. Такой вид стоит миллиона долларов, любила говорить ее мать. Джасмин помнила, что из задних окон дома виднелись окрестные горы.

Не отдавая себе отчета, она стала искать глазами нового садовника и обнаружила, что он перешел к другой ярко цветущей клумбе. Джасмин напрягла зрение. Он был широк в плечах. Правда, широкоплечий мужчина — не редкость. Но чутье подсказывало, что это не старик, как Джо Робертс.

Как раз в этот момент из кустов выбежал ребенок и бросился на спину мужчине, чуть не повалив его. Но тот удержал равновесие, и ребенок соскользнул на траву рядом с ним и сел. Детский смех донесся до Джасмин, и она остолбенела. У нее вдруг пересохло во рту.

Нет! — мысленно вскрикнула Джасмин. Не может быть. Он же в Канаде! Мать сказала. Джасмин судорожно сглотнула, стараясь побороть смятение.

Ребенок был одет в джинсы и футболку, на таком расстоянии было трудно определить его пол. И возраст. Восемь-девять лет, не меньше. Ее это заинтересовало. Нет, слишком высокий рост. Этому ребенку, скорее, лет десять.

Джасмин застыла на месте, будто ее сразила молния, а ребенок повернулся, посмотрел вверх, на дом, и, наверное, увидел ее, потому что поднял руку и приветливо помахал, а потом что-то сказал мужчине.

Джасмин встала лицом к двери. Сердце в груди бешено колотилось: нет, не может быть. Это же садовник. Просто в школе каникулы, так что ребенок — сын садовника.

Взволнованная, она снова протянула руку к звонку, но позвонить не успела. Дверь распахнулась, и на пороге появилась ее мать.

— Джасмин? — с удивлением воскликнула она. Джасмин приехала! Ах, как я рада, что ты все-таки решилась! — Мойра Макканн бросилась обнимать дочь, чего прежде не делала. — Я пыталась дозвониться вчера вечером.

— Мы были в дороге, — объяснила Джасмин. — Друзья ехали на север и подвезли меня.

— Ах, дорогая, дедушка будет так рад тебя видеть. — Мать понизила голос: — Его здоровье в самом деле сильно ухудшилось за последние пять лет.

— Я знаю. Поэтому и решила приехать повидаться с ним. — Джасмин посмотрела прямо в глаза матери. — И еще потому, что хотела удостовериться в том, что Рик не станет клянчить и не повредит дедушкиному здоровью. Он ничего больше не натворил, мама?

— Нет, что ты, конечно, нет, — ответила, защищаясь, мать. — Рик почти не бывает дома. Он занят тем, что наносит визиты своим брисбенским друзьям.

— Чтобы ощипать их, наверное, — с горечью произнесла Джасмин.

Мать сморщила губы.

— Не понимаю, Джасмин, почему ты так жестока со своим братом. Он молод и старается продвинуться.

— Рик никуда не хочет продвинуться, мама. Он хочет попасть на готовенькое, ничем себя не утруждая. — Джасмин устало провела рукой по своим непослушным рыжим кудрям. — Но мы ведь уже об этом говорили. Этак можно продолжать до второго пришествия, и ничего не изменится. — Она вздохнула. — Можно зайти? До смерти хочется чая.

— Конечно. — Мать слегка замялась. — Но, Джасмин, я должна тебе сообщить… — Мать осеклась.

На деревянной лестнице за спиной у Джасмин послышались шаги, и внезапное огорчение на лице матери в одно мгновение все объяснило. У Джасмин заколотилось сердце от ощущения надвинувшейся беды. Оборачиваясь, Джасмин уже знала, кого увидит.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

— Привет, Джас. — Низкий мужской голос обдал прохладной волной ее разгоряченную солнцем кожу. Она переступила с ноги на ногу, как бы занимая оборонительную позицию на случай, если он заметил ее невольную дрожь. — Добро пожаловать домой.

Добро пожаловать домой? Слова эхом отдались у нее в мозгу, и она чуть не рассмеялась. Или чуть не расплакалась. Добро пожаловать домой. Вот так просто, так учтиво. Что ж, она ему подыграет. Джасмин приподняла подбородок.

— Как поживаешь, Кейл? — спросила она ровным голосом и с гордостью отметила, что голос не выдавал ее волнения, от которого у нее ноги подкашивались.

— Отлично, — ответил он, пожимая плечами. — А ты?

— Грех жаловаться. — Джасмин была готова рассмеяться от этой идиотской беседы. Вот истинный пример светских условностей, за которыми клокочет гнев. Ее и в самом деле переполнял гнев. Как знать, о чем думает в этот момент Кейл Крейген?

— Кейл вернулся домой только вчера вечером, — поспешила вставить мать Джасмин. — Он, как и ты, приехал домой на Рождество. Правда удивительно, до чего стало легко путешествовать? Ты только представь себе: вчера он был в Канаде, а сегодня — уже в Австралии.

Джасмин слегка приподняла брови, услышав примирительную интонацию матери: она не забыла то враждебное выражение лица, с которым мать заявляла, что Кейл Крейген обманул ее дочь и что она ему это припомнит. А в данном случае, подумала Джасмин, со стороны матери было бы уместно проявить некоторую холодность.

— Мы летели навстречу часовым поясам, — звонко прозвучал в это мгновение юный голос, и только тогда Джасмин обратила внимание на ребенка, присоединившегося на веранде к своему отцу. Джасмин опустила взгляд и всмотрелась в глаза, точно такие же карие, как глаза Кейла.

Но этим сходство не исчерпывалось. У мальчика были те же густые, упругие волосы, поднимавшиеся хохолком от косого пробора. Рассматривая точеные черты детского лица, Джасмин поняла, что сын станет не менее привлекательным, чем его отец. А тот все остался привлекательным. Наверное, мальчик высок не по годам, он кажется старше семи лет. Но сын Кейла не должен быть такого возраста.

— Это Тоби. — Кейл опустил руку на плечо мальчику. — Тоби, познакомься с дочерью тети Мойры, Джасмин.

— Привет! — Тоби торжественно протянул руку, и Джасмин пожала ее.

Она сглотнула. Комок в горле на мгновение лишил ее дара речи.

Этот мальчик мог быть моим сыном, кольнула ее мысль, и, встретив взгляд Кейла, Джасмин тотчас отвела глаза.

— Мы видели, как ты приехала, — говорил ей Тоби. — А папа сказал, что знаком с тобой. То есть он сказал, что узнал бы эти рыжие кудри, где бы их ни увидел.

— Тоби! — не повышая голоса, одернул его Кейл, и мальчик поднял на него вопросительный взгляд. Он все еще улыбался. — Может, дадим Джас возможность войти в дом и расположиться, а?

— Да, да. — Мойра теребила пальцами бусы на своей высокой груди. — Просто замечательно, что в самую последнюю минуту Джасмин удалось выбраться сюда, правда, Кейл?

— Твой дедушка будет рад тебя видеть, — загадочно изрек Кейл.

— Как он себя чувствует? — спросила Джасмин, надеясь, что кажется Кейлу такой же равнодушной, как он.

— Неплохо, если учесть обстоятельства, — ответил Кейл. — Мама повезла его в город на осмотр к врачу. Они должны вернуться домой примерно через час.

— Джеймс всегда был таким крепким, — продолжила Мойра. — Все, что он перенес, убило бы его, будь он менее крепким человеком. И все-таки болезнь взяла свое. — Мойра покачала головой. — Да что же мы стоим здесь, на пороге? Я знаю, Джасмин, тебе с дороги хочется чаю. Да, наверное, и тебе тоже, Кейл? А Тоби, может, выпьет молока?

— И ему чаю, — без лишних церемоний сказал Кейл.

— Тетя Мойра, а можно твоего печенья? — с сияющим лицом попросил Тоби. — Я пока провожу Джас в ее комнату, — добавил он, в подражание отцу называя Джасмин тем же уменьшительным именем, которое, кроме Кейла, никто не употреблял. — Рядом с моей комнатой есть еще одна, запасная.

— Я… это… — начала Джасмин — и осеклась, заметив, как вокруг Кейла и ее матери сгустилось в воздухе что-то недосказанное.

— Это твоя бывшая комната, Джасмин, — проговорила мать, явно с чувством неловкости. — Тебе проще всего остановиться в ней, постель там уже готова.

— Да, потому что…

— Тоби! — строго оборвал сына Кейл. — Помоги Джас отнести рюкзак. Хорошо?

Тоби взглянул на отца и пожал плечами.

— Конечно, папа. Давай, Джас, я отнесу.

Джасмин предпочла бы отказаться от помощи, но она почувствовала, что во всем этом что-то кроется — то, что она не могла, да пока еще и не желала, разгадать.

Она прошла следом за Тоби через тяжелую двустворчатую дверь, от стекол которой заиграли солнечные зайчики на навощенном до блеска, английской художественной кладки паркете в просторной прихожей. Они повернули направо по коридору, где Тоби распахнул дверь в бывшую спальню Джасмин и галантно отступил в сторону, чтобы пропустить ее вперед.

— Я — в соседней комнате, а папа — напротив. Рядом с ним — комната Рика. Рик — твой брат, да?

Джасмин кивнула.

— Мы с ним познакомились сегодня утром. Хорошо бы и мне иметь брата. Или хотя бы сестру. Тоже ничего. — Тоби опустил рюкзак на кровать. — Тут полный порядок. Мы все здесь приготовили для Кэти.

Джасмин направилась было к рюкзаку, чтобы расстегнуть молнию, и застыла на месте.

— Для Кэти? — Она бросила быстрый взгляд на мальчика.

— Для моей мамы. — Тоби поднял невинные глаза на Джасмин. — Она любит, чтобы я звал ее Кэти.

— Вот как.

— Она доктор, — продолжал Тоби. — То есть, если точно, хирург. Она в Канаде, изучает там какую-то новую технологию — просто жуть. — Он сморщил нос. — Так что я тебе об этом не стану рассказывать.

— Спасибо, ты очень вежливый мальчик, — сухо проговорила Джасмин, а Тоби фыркнул.

— Я так и думал, что ты будешь довольна. — Он сел на кровать и стал разглядывать нашивки на ее рюкзаке.

— Может, мне лучше устроиться в другой комнате? — начала Джасмин. — Когда… когда вернется твоя мама? — Она не удержалась, чтобы не задать этот вопрос.

Тоби пожал плечами и развел руки, изображая неосведомленность.

— Не знаю. Может, успеет к Новому году. Она должна работать на Рождество. Вот почему мы с папой ездили в Канаду: у нас там уже было Рождество. Мы его отпраздновали заранее. — Мальчик приподнял руку. — Кэти подарила мне вот эти часы. Правда шикарные?

Джасмин посмотрела на внушительных размеров наручные часы Тоби и кивнула головой.

— Тут, кажется, все на свете есть.

— Я могу даже рассчитать, который час там, у Кэти, потому что они показывают время в любом месте на земном шаре. Сейчас…

— Тоби!

Оба подняли головы и увидели в дверном проеме фигуру Кейла. У Джасмин, как прежде, защемило сердце. Она успела забыть, какой он высокий!

Кейл скрестил руки на груди, и его мускулы вырисовались под джинсовой рубашкой.

— Ты что, взялся до смерти заговорить Джас, а, сын?

Тоби улыбнулся.

— Кто, я?

Кейл тоже заулыбался. В уголках его глаз, вокруг рта появились морщинки. Джасмин не могла оторвать от него взгляд. Неужели он еще привлекательнее, чем она его помнила? Он, как и прежде, весь откровенно мужское начало. Женщины, взглянув на таких мужчин, останавливаются, чтобы посмотреть еще раз.

— У нас его все зовут «враг номер один чугунных котлов», — продолжал Кейл. — Они знают, что грозит их ножкам, когда приближается Тоби.

Джасмин недоуменно подняла брови, и Кейл улыбнулся еще шире.

— Ты не слыхала старой поговорки: «Такой заговорит и чугунный котел, пока тот не откинет ножки»?

— А! — Джасмин понимающе кивнула. — Ясно. — Она слабо улыбнулась мальчику, а тот скорчил гримасу.

— Ой, папа, хватит. — Тоби соскользнул с кровати и подбоченился, изображая возмущение. — Ты настроишь Джас против меня еще до того, как я успею показать ей, какой я отличный парень.

Кейл снова улыбнулся.

— Ну, эта задача тебе по плечу! — Давай иди на кухню к тете Мойре. Она тебе там приготовила молоко с печеньем.

— А ты и Джас не придете?

— Придем, через минуту. Давай, иди.

Тоби удалился со вздохом, а Кейл повернулся к Джасмин, непринужденно засунув руки в карманы и опершись о косяк двери.

Ее взгляд потянулся вниз, к его бедрам, плотным, мускулистым, туго обтянутым тканью, и у Джасмин во рту пересохло. Овладев собой, она заставила себя поднять глаза, и в течение нескольких долгих мгновений он удерживал ее взгляд. Кейл застал ее врасплох, когда она пожирала его глазами. Джасмин съежилась от стыда, чувствуя, как жаркий румянец заливает ее лицо.

— Ты смотришься… — он сделал паузу, его голос звучал глубоко и чувственно, — смотришься отлично.

Джасмин мгновенно утратила власть над собой. Она, задыхаясь, глотала воздух, и ей дьявольских усилий стоило удержаться на месте не пересечь узкое пространство, разделявшее их, не броситься снова в его крепкие объятия, чтобы ощутить головокружительные удары его грохочущего сердца под кончиками своих пальцев.

Единственным спасением было отвернуться, и она стала прятать одежду в комод, стоявший у кровати.

— Спасибо, — наконец проговорила она довольно самоуверенно — учитывая, какие чувства боролись в ней.

— Я думал, ты не приедешь. — Голос Кейла опять распалял ее, и ей казалось, что она умрет от желания.

Внутри у нее все ходило ходуном. Она нервно дернула плечами.

— Я не собиралась приезжать, — ответила Джасмин, ловя себя на том, что невольно снова поворачивается лицом к нему. — Я думала, ты в Канаде. — Она заметила, что голос ее скрежещет, что в ее словах звучит почти упрек, а Кейл насмешливо скривил рот.

— Я и был в Канаде до вчерашнего дня. Мы с Тоби ездили повидаться с его матерью. Она сейчас там работает.

— Знаю. Тоби сказал мне. — Джасмин вздохнула. — Он… — и еще раз вздохнула, — Тоби похож на тебя.

— Все так говорят.

Они снова встретились взглядами, и Джасмин первая отвела глаза. Заметил ли он в них боль, выдававшую сердечные муки?

Кейл причесал пальцами свои темные волосы. Непослушная прядь упала ему на лоб.

— Я надеялся, что ты вернешься, — сказал Кейл. — Твой дед скучал, он до сих пор скучает по тебе.

— И я скучаю по нему, — сдавленным голосом ответила Джасмин.

— Почему ты не приехала, когда у него был первый приступ?

Джасмин приподняла подбородок.

— Я не знала, что он нездоров, пока мама не показала мне письмо Лореллы с приглашением провести здесь Рождество. Твоя мать могла бы и раньше дать нам знать.

— Насколько мне известно, она это сделала.

— Так вот нет. — Неужели он в самом деле думал, будто они не откликнулись бы на призыв собраться вокруг дедушки, когда он был так болен? Конечно, если только мать не скрыла это от нее.

Джасмин поежилась. Она чувствовала себя виноватой. Она не имела права осуждать свою мать. Разве сама она не собиралась оставить без внимания приглашение дедушки на Рождество?

— И вообще, — набросилась она на Кейла, — как можешь именно ты говорить, что я давно должна была вернуться сюда, после… — она резко выдохнула, чтобы успокоиться, — после такого?

— Я вовсе не хотел, чтобы ты уезжала, — хрипло произнес он. — Ты не могла этого не знать.

— Это-то я знала, Кейл. Я была так доступна — просто стыд какой-то, верно? Это само собой разумеется. Чего я не пойму, так всего остального, то есть что ты собирался делать? Обзавестись собственным гаремом? Знаешь, у меня другие представления о вечной любви и преданности.

— Я никогда… — Кейл чуть не чертыхнулся и осекся. Он, прищурившись, пристально смотрел на нее. — Сейчас не время копаться во всем этом.

— Я и не собираюсь копаться «во всем этом», как ты лаконично выразился.

— Тогда зачем ты приехала?

— Повидаться с дедушкой. — Она заставила себя изобразить презрительную улыбку. — Кейл, у меня было целых пять лет на то, чтобы взяться за ум. Так что извини, если у тебя возникло ложное представление, будто я снова здесь, чтобы увидеть тебя. Ты ошибся. Я увижусь с дедушкой, а потом уеду.

Он опять прищурился, и веки, опушенные длинными ресницами, скрыли выражение его глаз.

— Ты не останешься на Рождество?

— Нет.

— Самое большое желание Джеймса — провести это Рождество, скорее всего, последнее в его жизни, в кругу своих родных… с тобой — его любимой внучкой.

— Его единственной внучкой. — Джасмин выдержала взгляд Кейла, изо всех сил мысленно отрицая тот факт, что отчаянно хотела остаться. И не из-за одного только дедушки. — Мне надо возвращаться, — невыразительным голосом сказала она.

— К чему? Или точнее будет сказать: к кому?

— Мне надо на работу. — Теперь ее голубые глаза виновато забегали. Джасмин знала, что ее заявление не совсем правдиво: ведь у нее очередной отпуск.

— И ты ни к кому особо не привязана?

— Я привязана ко всем моим друзьям, — резко ответила Джасмин, и вдруг ей сдавило горло. Только ли любопытство стоит за его интересом к ее интимной жизни? Эта мысль прокралась через линию защиты, и Джасмин сердито отчитала себя за свое легковерие.

— А не к тому парню, который недавно так тепло с тобой распрощался?

— К Марку? Да нет же. Это просто приятель, — поспешила отмахнуться она и тут же раскаялась в том, что многозначительно не промолчала.

— Ты понимаешь, о чем я тебя спрашиваю, Джас. Тебя кто-нибудь ждет в Сиднее? — с требовательной интонацией тут же спросил он, упорно удерживая ее взгляд через все пространство комнаты.

Джасмин так хотелось сказать: да, ждет — и покончить с этой игрой в кошки-мышки. Но она лишь опустила глаза.

Кейл выдержал долгую паузу.

— Значит, нет препятствий тому, чтобы ты осталась?

— Я же сказала, мне надо возвращаться, — повторила Джасмин, но не так твердо, как ей хотелось бы.

— И что для этого необходимо? — Кейл успел в два шага пересечь комнату и встал слишком близко к ней. Его темные глаза снова сверлили ее.

— Для чего? — с трудом прохрипела она.

— Чтобы ты осталась, — тихо произнес он, и его глубокий голос пронзил ее, заставляя трепетать.

Джасмин вспомнила о том, зачем на самом деле сюда приехала: чтобы не позволить брату просить денег у дедушки. Что скажет на это Кейл?

— В настоящий момент — десять тысяч долларов, — услышала она свой голос, не узнавая его, и вызывающе выпятила подбородок.

— Ты их получишь, — без промедления сказал Кейл.

Джасмин заморгала глазами от удивления.

— Перестань! Я пошутила.

Кейл приподнял черную бровь.

— Десять тысяч — это так, наобум?

— Нет, я… мне действительно нужны десять тысяч долларов. — Джасмин нервно сглотнула. Она уже не могла смотреть ему в лицо и отодвинулась от него, чтобы опереться о комод. — Но я не хотела… я… эти десять тысяч долларов… понимаешь, у меня небольшие финансовые затруднения.

— В размере этак десяти тысяч долларов? — уточнил он, и она с чувством неловкости кивнула:

— Ну да. Это из-за машины. Мне понадобилось произвести капитальный ремонт, а потом… я перебрала по своей кредитной карточке, то есть по кредитным карточкам.

Он нахмурился.

— Разве ты не могла суммировать долги и выплатить все разом?

— В общем — да. Я хотела, но это не так просто. Я подумала… ну… — Джасмин выпрямилась. — Знаешь что, Кейл, пожалуйста, забудь об этом. Это была просто шутка.

— По-моему, десять тысяч долларов — это не шутка.

Джасмин пожала плечами.

— Что цент, что доллар, — сострила она. — Тебе не кажется, что пора бы нам…

— Ты приехала, чтобы просить эти деньги у Джеймса? — с недоверием поинтересовался Кейл. — Неужели за этим, Джас?

— Нет. Да. — Она не ожидала услышать от него такие слова и стала виновато увиливать от ответа: — То есть нет, конечно, не за этим.

— Ты хотела выжать из тяжелобольного старика десять тысяч долларов?

— Да, мы хотели. — Джасмин сглотнула. — Я собиралась вернуть их через недельку-другую, — неубедительно закончила она.

— Боже мой, как ты могла, Джас? Я тебе дам десять тысяч. Не надо просить их у дедушки.

Джасмин выпучила глаза от удивления.

— У тебя есть десять тысяч и ты готов их мне отдать? Просто так?

— Нет, не просто так, а оформив заем с подписью и печатями, с выдачей наличными.

— Нет, не то. Я…

— Ты думала, у меня за душой ничего нет. — Кейл цинично закончил ее мысль.

— Но раньше… то есть пять лет назад ты еще был студентом.

— И в то же время я работал у твоего дедушки. Он верил в меня и обучил всему, что умел. Теперь я его равный партнер. Фирма «Макканн и Сын» теперь официально называется «Макканн и Крейген».

Джасмин с трудом верила. Ей было известно, что ее отец всего лишь числился «сыном» в компании «Макканн и Сын» и никогда не стремился участвовать в деле своего отца, то есть ее деда, занимавшегося вопросами недвижимости и строительством. Но чтобы дед действительно передал дело Кейлу, своему пасынку… В это верилось с трудом.

— Ты немалого достиг, — осторожно сказала она.

— Я немало потрудился, — ровным голосом проговорил он. — А ты?

— Что ты имеешь в виду?

— Что? Десять тысяч — немалый долг.

Джасмин снова опустила глаза.

— Я же объяснила, как это получилось.

— А я тебе не верю, Джас. Я неплохо узнал тебя пять лет назад, я тогда знал тебя лучше, чем самого себя, и что-то мне подсказывает, что все это — выдумки. У тебя долгов не больше, чем у меня, и последнее, на что ты решишься, так это тянуть деньги из деда. Нет, на такое ты не способна. Так что же там случилось на самом деле?

— Ох, перестань, ради Бога! — резко бросила Джасмин. Она не понимала, зачем ей понадобилось пускаться в этот глупый разговор, хотя надо признать, что эта тема, безусловно, не такая опасная, как та, более личная, с которой они начали. — Я же сказала, что пошутила. Просто пошутила.

— Да, просить крупных денег — отличный предлог завести ни к чему не обязывающий разговор, — ехидно заметил он. — Можно со смеху покатиться. Ты бы уж попросила миллион, Джас. Еще больше рассмешила бы.

Джасмин вытащила из рюкзака две пары джинсов и стала теребить плотный материал.

— Выкинь это из головы, Кейл.

— Так тебе не нужны десять тысяч долларов? — не отставал он.

Джасмин не стала отвечать. Она разложила джинсы на кровати и принялась разглаживать их, перед тем как повесить на вешалку.

— Не представляю себе, Джас, чтобы ты приехала из-за денег, — произнес Кейл без тени насмешки в голосе. — Так что, если встал вопрос о десяти тысячах, наверняка это дело рук твоей мамы или Рика.

Джасмин, избегая встретиться с Кейлом взглядом, закрыла дверцу шкафа.

— Скажи им, чтобы они обратились ко мне, а не к Джеймсу. С него хватит забот. А я уже год как фактически распоряжаюсь делами.

— То есть ты подписываешь чеки? — злобно выпалила Джасмин, поворачиваясь к нему лицом.

— Угадала, — ответил он с холодным высокомерием.

— Послушай, Кейл, я не хочу больше говорить об этом. Давай оставим эту тему. Да и мама, наверное, успела приготовить чай.

Кейл стоял на пути к двери. Джасмин заставила себя шагнуть к нему — и с каждым шагом трепетала все сильнее. В последнее мгновение он не спеша отступил в сторону и молча последовал за ней из комнаты.

— Не забудь, Джас, — тихо повторил он перед тем, как они зашли на кухню. — Не обращайтесь к Джеймсу — обращайтесь ко мне.

— Ну, вот и вы наконец. — Мойра Макканн хлопотала, разливая чай из большого серебряного чайника, переходившего в их семье от поколения к поколению. — А мы думали, что вы где-нибудь заблудились, правда, Тоби?

— Наверное, мне не нужно было провожать тебя в твою комнату, да, Джас? — Тоби поднял к Джасмин лицо, украшенное молочными усами. — Тетя Мойра рассказала мне, что ты жила здесь, когда была еще маленькой.

— Это не совсем так. Мы гостили здесь, когда я была ребенком, во время моих школьных каникул. И когда стала взрослой, я жила здесь. Это было несколько лет назад.

Тоби кивнул.

— Трокли — замечательный дом, да? Мне ужасно нравится тут жить. Джас, ты видела меня совсем маленьким?

Напряжение, сковывавшее взрослых в просторной старинной кухне, возросло, так что даже Тоби это почувствовал и нахмурился.

— Нет, — выпалила Джасмин и улыбнулась мальчику, надеясь успокоить его. — Наверное, я уехала из Трокли до того, как тут появился ты.

— Я, пожалуй, отложу чай на потом, Мойра, — непринужденно заявил Кейл. — Допил молоко, Тоби?

Мальчик поспешно сделал последний глоток и кивнул.

— Прекрасно. У нас еще много дел в саду. Пока! — На мгновение Кейл остановил взгляд своих темных глаз на Джасмин и повернулся к выходу.

— Пока, Джас. — Тоби помахал Джасмин и, с печеньем в руке, пошел вслед за отцом. — Папа, ты прямо какой-то погоняла. Это же эксплуатация детского труда.

Между матерью и дочерью воцарилось тяжелое молчание. Наконец Мойра прервала его.

— Лорелла действительно сказала мне, что они проведут Рождество в Канаде, — мягко произнесла она. — Я не собиралась вводить тебя в заблуждение.

— Я этого и не подумала, мама. — Джасмин передернула плечами. Она держала в руке тонкую фарфоровую чашку. — Впрочем, какая разница? Все равно я здесь пробуду недолго. Мне только нужно убедиться в том, что у дедушки все в порядке, и поговорить с Риком. А тогда я вернусь домой.

Она позвонит Мэнди, сядет на автобус до Нузы и отпразднует Рождество со своими друзьями. Они с самого начала ей это предлагали. Хоть Марк будет доволен, с насмешкой подумала она.

— Ты вернешься в Сидней? Но, Джасмин, ты должна остаться на Рождество. Твой дедушка захочет, чтобы ты осталась. Он был очень разочарован, когда мы приехали без тебя.

— Я поговорю с ним и объясню, почему не могу остаться. — Джасмин встала, подошла к раковине и оперлась о нее руками. Стоя вблизи открытого окна, она не видела ни газонов, ни цветников, простиравшихся в направлении далеких гор. — Когда я поговорю с дедушкой, он поймет, почему мне необходимо уехать.

— Не думаю, — зловеще произнесла мать.

— Почему ж это? — нервно спросила Джасмин, поворачиваясь кругом. — О Господи, мама, ну ты-то должна понимать, что я не могу оставаться здесь и видеть… — Джасмин вдруг умолкла.

Мать потянулась и прикоснулась к ее руке.

— Если в тебе сохранилось чувство к Кейлу, скажи ему.

— Что? — устало спросила она. — Сказать, что я опять готова вести себя как дура? По-моему, это не самое разумное из всего, что я могла бы сейчас сделать. И это если еще не касаться вопроса о его жене и ребенке. Я и пять лет назад не стремилась разбить чужую семью. И сейчас не собираюсь.

— Я знаю, Джасмин. — Мойра отпила еще глоток чая. — Но они не живут вместе.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

— Ты хочешь сказать, что Кейл и Кэти развелись? — Джасмин снова села.

Мать пожала плечами.

— Не знаю, как там с разводом, но Тоби на попечении у Кейла. Это мне известно потому, что оба живут здесь. Лорелла упоминала о том, что у Кэти есть квартира недалеко от Брисбенского королевского госпиталя.

— Наверное, она держит эту квартиру на тот случай, когда приходится допоздна работать в госпитале, — проговорила Джасмин, стараясь понять, как сама относится к этим сведениям.

— Может, тебе спросить у Кейла? — подсказала мать.

Джасмин приподняла брови.

— Ну да, конечно. Такое можно спросить невзначай, чтобы оживить разговор: погодка на Рождество, кажется, будет жаркой, а вы с Кэти случайно не развелись? — Брось ты язвить, Джасмин, — беззаботно сказала мать.

Джасмин вздохнула.

— Да, мама. Извини. Наверное, я просто устала.

— Может, мне спросить Кейла? После всего, что он тебе сделал, я, вероятно, вправе встать на защиту собственной дочери.

— Ты только не утруждай себя этим, — поспешила ответить Джасмин. Она пришла в ужас от мысли, что ее мать, со своей знаменитой инквизиторской хваткой, возьмется за Кейла. — Все равно это не имеет значения. Не так уж долго я здесь пробуду. И я не собираюсь путаться с Кейлом Крейгеном. Да, между прочим, и вообще ни с кем.

— Джасмин, ты знаешь, как мне тяжело видеть тебя одинокой. Каждому человеку нужна его половина. Твой отец, со всеми его недостатками, и тот был хорошим мужем, а еще лучшим — другом. Я тоскую по нему и не хочу, чтобы ты отказывала себе в возможности создать семью.

— Я тебя понимаю, но не уверена, что готова вступить в такого рода отношения и что Кейл — тот мужчина, ради которого я бы хотела взять на себя подобные обязательства. И вообще, мне казалось, ты меньше всего стала бы хлопотать о нем. — В тех редких случаях, когда имя Кейла Крейгена упоминалось между ними, мать отзывалась о нем только пренебрежительно.

— По правде говоря, Джасмин, Кейл не тот мужчина, которого я бы для тебя выбрала, — с некоторым недовольством в голосе подтвердила мать. — Но ему не откажешь в интересной наружности и в обаянии. К тому же я просто уверена, что твой дедушка назначит его своим наследником.

— Мама! Это же пошлый расчет… — начала было Джасмин.

— Как бы то ни было, поверь мне: если жизнь хоть в чем-то не удастся, уж лучше быть богатой. Джасмин, я имела достаток, я знала бедность и не сомневаюсь в том, что для меня предпочтительней.

— Ох, мама! — Джасмин чуть усмехнулась и потерла ладонью глаза. — Послушай, давай переменим тему. Мне хочется поговорить с тобой о Рике. Вот почему я передумала и все-таки приехала. Тебе известно, что он намерен предпринять, чтобы достать эти деньги?

Мать насторожилась.

— Он сейчас наносит визиты друзьям. Ты же знаешь, он учился в здешней школе. Он навещает двух-трех одноклассников, с которыми поддерживал связь.

— А деньги? — не отставала Джасмин.

— Он сказал, что надеется продать землю — и даже согласен потерпеть небольшой убыток.

— Только не хотелось бы, чтобы Рик приставал к дедушке. Я уже говорила на прошлой неделе: деньги я как-нибудь достану. И вообще: не нужно никого в это впутывать.

Мать не успела ничего ответить: их внимание привлекло шуршание автомобильных шин по покрытой гравием дорожке за домом. Мойра и Джасмин подошли к окну. Серебристый «мерседес» уже подкатил к ступенькам черного хода.

— Это приехали Лорелла с твоим дедушкой. Ах, Джасмин, он будет так рад тебя видеть! Ты все-таки не пожалеешь, что приехала.

Джасмин, вздохнув, сполоснула свою чашку с блюдцем и последовала за матерью на веранду. Та, как всегда, ушла от разговора о недостатках Рика. Она не собиралась давить на сына. А это прежде всего значило, что Джасмин самой придется объясняться с братом.

Она хоть и предполагала, что увидит перемены в дедушке, но все же, только взглянув на него, испытала потрясение и сразу же забыла о Рике. Мало было сказать, что за последние пять лет Джеймс Макканн сильно сдал: когда-то ростом в шесть футов, он, казалось, съежился, а лицо его сильно осунулось.

Лорелла взяла его под руку, и он медленно осилил несколько ступенек. Когда он поднялся наверх, то дышал тяжело.

— Дедушка! — тихо произнесла Джасмин и сделала шаг вперед, сперва дав старику время прийти в себя.

Он поднял глаза, и его лицо озарила непритворная улыбка, а выцветшие, когда-то голубые, глаза засветились.

— Джасмин! Вот сюрприз! Твоя мама сказала, что ты, вероятно, не сможешь приехать. Я так рад, что ты смогла. Подойди, обними своего старого деда.

Джасмин широко улыбнулась и обняла его. У нее сжалось сердце от прикосновения к тщедушному телу старика. Но он, схватив ее в охапку, неожиданно крепко прижал к себе.

Она отстранилась, улыбаясь ему.

— Ты выглядишь…

Джеймс Макканн остановил ее рукой.

— Только давай правду, — с притворной серьезностью приказал он. — Ты меня не заговаривай.

Джасмин встала в позу.

— Ты что, на диете? — спросила она, и дед разразился хохотом.

— Говорят, меня собираются провозгласить самым похудевшим человеком года. Что ты на это скажешь, Лорелла? — обратился он к жене, а та слабо улыбнулась Джасмин, пряча глаза.

— Как поживаешь, Джасмин?

Джасмин заметила, что эти пять лет не прошли без следа и для матери Кейла. Она тоже заметно постарела, и под слоем тщательно нанесенного грима прятались глубоко прорезанные тревогами морщины.

— Почему бы вам обоим не пройти в гостиную, пока я уберу машину, — спокойно сказала Лорелла. — А Мойра могла бы приготовить вам чаю.

К глубокому удивлению Джасмин, ее мать без промедления поспешила на кухню, сказав, что заварит свежий чай. Джасмин тут же подала руку дедушке и повела его, хотя расстояние было коротким — до малой гостиной, — думая по дороге, что ее мать с Лореллой, кажется, решили забыть о своих конфликтах.

Мягкие диваны и кресла, составленные в круг, создавали уют в небольшой комнате с видом на огороды и простиравшиеся за ними холмы. Джеймс с облегчением опустился в кресло, а Джасмин села напротив.

— Я скучал по тебе, Джасмин, — сказал он.

Она ответила кивком головы.

— И я по тебе скучала, но…

— Я хочу поговорить с тобой. Пока мы наедине, — быстро вставил он, и Джасмин откинулась назад с неприятным ощущением, что вряд ли ее обрадует тема разговора.

— Не переутомляй себя, дедушка, — начала она, но он с раздражением отмахнулся.

— Только ты со мной не сюсюкай, Джасмин. Я сам знаю, что мне противопоказано. И начнем с того, что мне известно, почему ты уехала из Трокли и почему больше не приезжала. — Джеймс Макканн откинул седую голову на спинку кресла и, когда Джасмин порывалась прервать его, каждый раз взмахом руки заставлял внучку молчать. — Но прежде всего я хочу поговорить о твоем отце и о Кейле. — Он вздохнул. — Я не мог бы лучше относиться к Кейлу, будь он моим сыном. Не то чтобы я не любил твоего отца, но Кейл совсем другой. Между нами общего больше, чем когда-либо было между мной и твоим отцом. Я говорю это не потому, что решил чернить твоего отца, золотко.

— Знаю, — сказала Джасмин. Ричард, ее отец, обладал более артистическим темпераментом и не проявлял интереса к делам строительства и недвижимости, которым ее дед отдал всю жизнь.

— Тебя я тоже люблю, — продолжал дед, — и все это поставило меня в затруднительное положение: с одной стороны у меня Кейл, а с другой — моя любимая внучка.

— Не надо было расстраиваться из-за меня, — тихо произнесла Джасмин.

— А все не станет, как я хочу, только потому, что я так хочу. Жизнь научила меня этому, — с сожалением закончил он. — Но я все равно расстроился, когда вы с Кейлом поссорились. Я старый дурак с романтическими иллюзиями. Мне безумно хотелось видеть вас вместе. И когда вы расстались, я пережил одно из самых крупных разочарований в моей жизни.

— Дедушка, мне в самом деле не хочется говорить об этом. — Джасмин вскочила.

— Сиди, сиди. — Джеймс Макканн взмахнул тощей, напоминавшей клешню рукой, и Джасмин опустилась обратно в кресло. — Знаешь, ты должна потакать мне. Я старый, больной человек.

Джасмин с трудом улыбнулась:

— Тебе это не кажется ударом ниже пояса?

Ее дед пожал плечами.

— Я вряд ли чем побрезгую, чтобы добиться своего. Это дозволено человеку в моем положении. Видишь ли, милая, я хочу рассказать тебе, как много Кейл Крейген для меня сделал. Тогда, пять лет назад, ты так поспешно уехала… Я с тобой даже ни о чем не поговорил.

— Дедушка, — взмолилась Джасмин.

Но старик не унимался — он продолжал, как будто не слышал ее:

— Дай мне высказаться, и мы к этому больше не вернемся. Когда я женился на матери Кейла, ему было около двадцати лет. Он пришел по объявлению о найме на работу и первым делом сказал мне, что он студент и что ему нужна работа, чтобы оплачивать обучение в университете. Большинство людей решили бы, что я рискую, что зря стараюсь. Потрачу время, обучу его профессии, а там он получит диплом и уволится. Я смотрел на это иначе. Уже тогда я заметил его способности. Он с самого начала хорошо работал и более чем оправдал мои надежды.

Позже я узнал, что его родители развелись, когда он был еще мальчишкой, а так как его отец повторно женился, юный Кейл считал, что Лорелла, его мать, осталась на его попечении. Однажды он привел ее в офис, где мы отмечали Рождество…

Джеймс Макканн с улыбкой на лице вспоминал прошлое, и в эту минуту Джасмин поняла: что бы ни говорила ее мать, дед был глубоко привязан к своей молодой супруге.

— В тот миг, когда я познакомился с Лореллой, — с улыбкой рассказывал дедушка, — весь мир для меня изменился. Она вернула мне смысл жизни. Джасмин, я любил твою бабушку, никогда не сомневайся в этом, и я до сих пор ее не забыл. Но я оставался вдовцом без малого десять лет, и мне было одиноко. Насколько одиноко, я понял, только когда Лорелла вошла в мою жизнь.

Джеймс Макканн устало вздохнул.

— Я рассказываю все это, Джасмин, потому что хочу сообщить тебе, что в прошлом году я принял Кейла в равные партнеры своего предприятия. Это самое малое, что я мог для Кейла сделать. Он добросовестно работал и заслужил положение партнера. Если бы не он, компания лопнула бы, когда у меня был сердечный приступ.

Джасмин подалась вперед в кресле.

— Не беспокойся, дедушка. Я все понимаю, и мне… нам это безразлично. Я знаю, что папа совершенно не интересовался тем, что заботило тебя.

Джеймс внимательно посмотрел на нее и кивнул.

— Меня радуют твои слова. Я боялся, что твоя мама, возможно… ну, подумает, что я изменяю памяти Ричарда. И, судя по всему, Рик не скоро повзрослеет и займется чем-либо всерьез. Но если он захочет связать себя с фирмой «Макканн и Крейген», то получит такую возможность.

Джасмин остановила взгляд на своих руках. Если бы дедушка только знал, насколько безответственно ведет себя Рик, то, вероятно, не так великодушно был бы настроен к своему единственному внуку.

— И ты тоже, Джасмин, имеешь такую возможность — когда бы ни захотела этого.

Джасмин подняла глаза и встретила ровный взгляд своего деда. Она задавалась вопросом: что же именно или кого дед ей предлагает? Но она не успела ничего уточнить у него, потому что в эту минуту в гостиную торопливым шагом вошла ее мать с подносом в руках, и Джасмин встала, чтобы принять у нее поднос.

Пока они обменивались пустыми словами, наливали и раздавали чашки, пока пили чай вместе с присоединившейся к ним Лореллой, Джеймс явно успел устать. Лорелла мгновенно пресекла его, вероятно, привычный протест и увела старика отдыхать.

— Я, пожалуй, тоже прилягу, — сказала Джасмин после того, как помогла матери убрать посуду в моечную машину. — Мы от самого Сиднея на колесах, и долгое путешествие, кажется, измотало меня.

Она вернулась к себе в комнату и кончила распаковывать рюкзак. Потом сняла кроссовки, легла на кровать и дала телу расслабиться.

Над ней висела, как балдахин, сетка от комаров. Джасмин чувствовала себя уютно в знакомой комнате: те же выцветшие обои бледно-лимонного цвета, пожелтевший потолок, украшенный лепниной с центральной розеткой, массивная мебель из кедра. Лежала она на большой латунной кровати, отделанной фарфоровыми вставками с теми же букетиками лимонных цветочков. Если бы воображение повиновалось Джасмин, она могла бы шагнуть отсюда в мир давно минувших дней.

Но настоящее не отпускало ее. Мучительный вопрос не давал покоя ее уставшему уму. Зачем она сюда вернулась? Зачем вернулась в дни праздника к источнику своей боли? Впрочем, Джасмин знала, что не хочет правдиво отвечать себе на этот вопрос. Поддаваясь ложно понятому инстинкту самосохранения, она изо всех сил старалась развеять тревогу.

Она приехала, чтобы не позволить Рику просить денег у дедушки и тем расстроить его. Еще ей хотелось увидеться с тяжелобольным дедушкой. Вот почему она приехала.

А еще — чтобы снова увидеть Кейла Крейгена и доказать себе, что ее чувство к нему прошло.

Джасмин крепко зажмурила глаза и постаралась избавиться от его образа, но проиграла: мужественное и такое привлекательное лицо стояло перед ее мысленным взором. Она, казалось, была бессильна прогнать этот образ. И снова острая боль пронзила ей грудь.

Она поняла, что Кейл по-прежнему притягателен для нее, что ее по-прежнему влечет к нему, а значит, неважно, почему она вернулась в Брисбен. Они оба здесь, и она и Кейл, и жгучее пламя бушует в ней. Она подозревала, что чувство не совсем угасло и в сердце Кейла.

От этой мысли все в ней перевернулось. Она знала: рассудок здесь ни при чем, это реагировала ее плоть, не бунтовавшая так целых пять лет.

Всего несколько часов назад она снова увидела Кейла, и, призналась она себе, в те первые мгновения Земля завращалась для нее быстрее. Так случалось каждый раз, когда он неожиданно встречался ей. Небо над головой становилось голубее, трава и деревья — зеленее. Все выступало резче, ярче, как будто попадало в фокус.

Джасмин и сейчас пугала его притягательная сила, повергавшая ее в смятение с их первой встречи. С самой первой встречи. В мыслях Джасмин неумолимо тянуло в прошлое.

Когда Джеймс Макканн женился на Лорелле, семья Джасмин не присутствовала на свадьбе. Событие отметили скромно, в узком кругу, и Мойра Макканн зло шутила по поводу поспешности этого брака, что забавляло Джасмин.

А в тех случаях, когда Джасмин прилетала в Брисбен, чтобы провести школьные каникулы в Трокли у дедушки с новой женой, Кейл Крейген бывал в деловых поездках или гостил у отца на севере Квинсленда. Таким образом, судьба свела их только пять лет назад, когда Джасмин исполнилось девятнадцать.

После смерти отца Рик причинял матери немало неприятностей. Его детские проделки приобрели нешуточный размах, когда он дорос до средней школы и его исключили уже во второй раз. Тогда Мойра обратилась к свекру, и Джеймс Макканн устроил Рика в частную школу в Брисбене. Мойра с Риком тут же уехали, а Джасмин осталась в Сиднее, чтобы окончить курсы бизнеса, на которые недавно поступила.

Она присоединилась к остальным членам семьи в Трокли через полгода. Приехала она для непродолжительного отдыха, перед тем как устроиться на работу в Сиднее. Ее приезд мало чем отличался от сегодняшнего, за исключением того, что пять лет назад она села на самолет до Брисбена, а к дому подъехала на такси.

Она тогда взбежала по лестнице на веранду и нажала на звонок, желая сделать сюрприз маме и брату, но, к ее величайшему удивлению, никого не оказалось дома. Разочарованная, она обошла дом и нашла Джо Робертса, садовника, трудившегося на газонах рядом с гаражом.

Джо сказал ей, что никого нет дома, что Кейл и дедушка на работе, Лорелла в гостях, а мама с братом — на спортивном празднике в школе. У Джо на всякий случай хранился запасной ключ, и он впустил ее в дом.

Джасмин расхаживала по многочисленным комнатам, вновь восхищаясь красотой Трокли, и вдруг ни с того ни с сего решила пойти поплавать. На улице было жарко, душно, так что она надела свое бикини и достала из бельевого шкафа махровую простыню.

Предвкушая удовольствие, она с улыбкой спустилась по дорожке к бассейну, который помещался в уголке, тщательно оформленном под дикий австралийский буш: по краям неправильной формы бассейна лежали неотесанные камни и свисали неподстриженные растения, а от нескромных взглядов купальщиков защищала рощица стройных эвкалиптов.

Весь этот участок был окружен высоким забором. Джасмин прошла через калитку и по черным ступенькам спустилась к бассейну. Погрузившись в прохладную воду, она перевернулась на спину и лежала на воде, отдыхая после утомительного пути из Сиднея. Потом она бодро проплыла несколько раз из конца в конец бассейна легким кролем.

Наконец Джасмин вылезла и стала обтираться. Когда девушка принялась растирать руки махровой простыней, по ее спине внезапно пробежала, как ручеек, волна легкой дрожи, и Джасмин в смятении посмотрела вверх. Там кто-то стоял, опершись о калитку. Какой-то мужчина, настолько высокий, что смог сложить руки на верхнем крае калитки и опустить на них резко очерченный подбородок.

Джасмин сглотнула. Кто он такой? Чужой? А она тут одна. Джо Робертс недалеко, да только садовник туговат на ухо и, конечно, не услышит, если она позовет на помощь. Но посторонний человек может этого не знать. Да и того, что она тут одна, тоже…

Стараясь внешне сохранять спокойствие, которого внутренне не ощущала, Джасмин завернулась в простыню, как в саронг, и твердым шагом поднялась вверх по ступенькам. Мужчина открыл калитку перед ней и отступил, чтобы пропустить ее.

— Что вам угодно? — спокойно спросила она, надеясь, что голос ее звучит достаточно уверенно и мужчине не придет в голову позволить себе лишнее.

Губы мужчины дрогнули, и у Джасмин почему-то бешено заколотилось сердце. Ее не отпускало нервное напряжение, но мысли потекли в совершенно ином русле. Этот мужчина, этот залезший сюда посторонний… агент по распространению товаров, или кто бы он там ни был, невероятно привлекателен, сказала она себе и снова сглотнула, посмотрев вверх, ему в лицо.

— Знаете, если вы чем-то торгуете, то должна вас предупредить с самого начала: зря теряете время. Мне ничего не нужно.

Уголки его рта приподнялись в улыбке, а Джасмин будто получила удар в солнечное сплетение: у нее прервалось дыхание.

— Чем-то торгую? — Его голос соответствовал всему его облику: глубокий, чувственный, обворожительный. — Я бы сказал, что, кроме самого себя, мне продать-то и нечего, но думаю, вы бы просто раздавили мое хрупкое «я». — Он засунул руки в карманы брюк. — Я искал свою мать. Я Кейл Крейген. Что же касается вас, могу предположить, что вы и есть та Джасмин, которую никогда и нигде не застать.

ГЛАВА ПЯТАЯ

— Я прав? Вы Джасмин? — спросил он, прерывая затянувшееся молчание, а Джасмин удалось только кивнуть в ответ. — Ну вот, наконец-то мы встретились, — добавил он. В его голосе звучали низкие, чувственные нотки, эта чувственность, казалось, была осязаемой и, достигнув Джасмин, опутала ее паутинкой смутного желания.

Кейл Крейген. Вот он какой, сын Лореллы. Это и есть «дедушкин протеже».

Джасмин могла только еще раз мысленно повторить, что он безумно привлекателен. Но это не просто привлекательный мужчина. Скорее, он обладает некой самоуверенностью, манерой так держаться, будто покорил мир — и сознает это.

Его наружность лишь соответствовала его манере. Волосы, темные и густые, были зачесаны надо лбом с нарочитой небрежностью, какой не без труда добилась бы женщина, и, открывая уши, спускались сзади на воротничок несколько ниже, чем диктовала мода.

Глаза у него были карие, обрамленные прямыми темными ресницами. Позже Джасмин узнала, что его глаза могут воспламеняться и чернеть до цвета густого шоколада — в минуту, когда его захлестывает чувство.

У него был волевой квадратный подбородок, а когда Кейл, как сейчас, улыбался, две глубокие складки ложились по бокам его рта, а белые зубы делались еще белее на фоне загорелой кожи.

В первые мгновения Джасмин охватило почти непреодолимое стремление бежать: это был самый неотразимый, самый опасный мужчина из всех, с какими ей приходилось встречаться. И все же она знала, что бежать не способна. Влечение к нему с предельной легкостью победило в ней и тревогу, и страх.

С этой первой встречи вся жизнь Джасмин была то исступленный восторг, то неверие. Восторг от близости Кейла и неверие в то, что такая яркая личность, такой красавец мог хоть немного заинтересоваться такой, как она, заурядной девушкой.

Джасмин не обольщалась на свой счет: среднего роста, средних достоинств фигура и миловидное лицо.

На взгляд Джасмин, положение не спасала и копна рыжих непослушных кудрей. У нее была бледная кожа, которую приходилось особенно тщательно защищать от солнца, чтобы не получить ожога. Глаза у Джасмин были голубые, а переносица усеяна веснушками. Короче, хвастаться было нечем.

Искренность этих голубых глаз и сила характера, выраженная в решительно выступавшем вперед подбородке, и то и другое, по-видимому, понравилось Кейлу Крейгену, Джасмин же была вне себя от счастья. Чуть ли не с самой первой минуты их знакомства она влюбилась по уши.

Они проводили вместе почти все время, но Кейл удерживал их отношения в рамках дружеских. Оставаясь одна, Джасмин мечтала об их близости, даже думала, что умрет, если Кейл ее так и не поцелует.

Она стала сомневаться, любит ли он ее так же сильно, как она его, и всегда при этой мысли у нее щемило сердце. Но вот однажды вечером они поехали в кинотеатр на открытом воздухе, где их застал летний ливень.

— До чего же жарко и душно! — воскликнула Джасмин, когда они поднялись на веранду после того, как вернулись из кинотеатра, который покинули в середине сеанса. — Кажется, что дождь совсем не освежил воздух, правда? — Она скорчила гримаску при ярком свете фонарей, которые в целях безопасности оставляли включенными почти на всю ночь. — Фу, я вся липкая. Пойдем поплаваем!

— С минуты на минуту снова пойдет дождь, — заметил Кейл, поворачивая ключ и открывая дверь. Из непроветренного дома пахнуло теплом. Остальные члены семьи ушли на весь вечер и должны были задержаться допоздна.

— Ну и что, если пойдет дождь? — спросила Джасмин. — В бассейне мы и так будем мокрыми. Ах, — простонала она, откидывая пальцами влажные волосы, — я почти ощущаю прохладу воды.

— Джас, по-моему, это не слишком хорошая идея. — Кейл прислонился к дверному косяку.

— Разве тебе не жарко, Кейл?

— Да, жарко. И дело не только в погоде, — медленно произнес он.

Джасмин покраснела.

Может, Кейл был и прав. Они окажутся одни в воде. Но они будут одни и в пустом доме, напомнила она себе. Как были одни под дождем там, в кинотеатре, в своем коконе-автомобиле с окнами, запотевшими от их знойного дыхания. Им бы поехать в город, найти какую-нибудь ярко освещенную, многолюдную дискотеку.

— Хорошо. — Кейл со вздохом выпрямился. — Идем плавать. Все равно больше промокнуть невозможно. Влажность, должно быть, стопроцентная.

— Замечательно! — Джасмин рассмеялась, и оба пошли надеть купальные костюмы.

Когда Джасмин вернулась в бикини и хлопчатобумажном пляжном халате, Кейл уже ждал ее. Он стоял спиной к свету, и его мускулистое тело, будто выточенное, выступало из окружавшего мрака. У Джасмин пересохло во рту, и она сглотнула. Она заставила себя шагнуть к нему, вся сгорая изнутри от пробудившегося желания.

И молча пошла за ним вниз по лестнице, по дорожке. Он включил низкое декоративное освещение, и только скрытые фонарики освещали бассейн.

— Какая красота! — с чувством проговорила Джасмин и попробовала воду пальцем ноги. — Чуть прохладная, — сказала она, освобождаясь от халата, села на край бассейна и скользнула в воду. — Заходи, Кейл. Вода бархатная.

Он бросил полотенце рядом с ее халатом и прошел вдоль края, постоял, а потом нырнул в воду. Вынырнув в центре бассейна, отряхнул волосы от воды.

— Показуха! — поддразнила его Джасмин.

Он усмехнулся.

— Я думал, вода холодная, и решил поскорее окунуться, чтобы, привыкая, долго не мучиться.

Джасмин лениво подплыла к нему.

— Правда отличная идея? Как приятно! Гораздо лучше, чем сидеть и смотреть неинтересный фильм.

Кейл рассмеялся.

— Гораздо лучше.

Они поплыли в тот конец бассейна, где было помельче, и, достав ногами дно, выпрямились во весь рост. Джасмин положила руку Кейлу на предплечье, едва удерживаясь от того, чтобы не погладить пальцами его мокрую кожу.

— Неужели тебе хотелось остаться и досмотреть картину между приступами ливня? — спросила она.

— Нет. Это даже для меня чересчур. Извини, что выбрал такую. Я не знал, что в ней будет столько крови. Я не люблю такие фильмы, и мне было бы тяжело отсидеть сеанс, притворяясь, будто подобные жестокости для меня в порядке вещей.

Какое-то время они обсуждали разные фильмы, потом несколько раз переплыли бассейн, но вот Джасмин остановилась и повернулась, наблюдая, как Кейл экономными движениями врезался в воду. Луна скрылась за тяжелыми тучами, а приглушенное искусственное освещение только слегка подсвечивало его мокрые плечи в момент, когда рука высовывалась из воды, но Джасмин было легко представить себе игру его спинных мышц.

Его тело — само совершенство, заключила она. Оно манило прикоснуться к нему. Джасмин представила, как кончики ее пальцев скользят по всем линиям этого дивного тела. Она пригладила свои мокрые волосы, чувствуя пугающий прилив страсти, и отвернулась, чтобы обеими руками схватиться за край бассейна.

Надо немедленно прекратить это, пока не поздно, сказала она себе. Обстановка и без того взрывоопасная. Небольшое расстояние, на котором они так старательно держались весь вечер, легко утратить. Если Кейл догадается, что с ней происходит от одного его вида…

Его широкие ладони скользнули ей на талию, и его дыхание овеяло прохладой влажную кожу у нее за ухом.

— Это что такое? Уже сдалась? Мы сделали всего пару заплывов.

— Я только… — Джасмин не хватило воздуха, — хотела передохнуть. — Она надеялась, что прерывистое дыхание сделает ее слова более убедительными. Но тело предательски отказалось подчиниться велению разума. Она была бессильна оттолкнуться от края бассейна. Или отстраниться от Кейла.

Прикосновение его рук к ее обнаженной коже подавило в Джасмин все благие намерения. У нее все громче гудело в ушах, лицо, казалось, горело, и пламя скользило по ее телу.

Кейл явно не спешил убрать руки. Джасмин еще раз сглотнула. Ей было ясно, что надо самой что-то предпринять. Она не сомневалась, что стоит ей шевельнуться — и он ее отпустит, но ее двигательная система как будто дала сбой. Где-то на пути между ее восприятием резко нараставшего напряжения и способностью снять его случилась поломка. Джасмин овладевало стремление очертя голову броситься в неизведанное.

Воздух внезапно застыл, низкие грозовые тучи тяжело нависли над ними. Но они ничего не замечали.

Кейл легким движением повернул ее к себе. Его глаза выделялись на лице черными заводями, отразившими искорку света. Он внимательно посмотрел на нее. Она ощутила его взгляд как прикосновение мягчайшего шелка, скользящего по ее губам.

Он сжал ее талию и медленно опускал голову — какую-то секунду или целое десятилетие?.. Наконец они соприкоснулись губами, отстранились и снова нежно соприкоснулись.

Джасмин издала глухой стон, беззастенчиво чувственный, руками она сжимала его плечи, и ей казалось, что ее колени подогнулись.

— Боже мой, Джас, я так и знал… — выдохнул он ей в щеку.

— Не хочешь… ты не хотел целовать меня? — прошептала Джасмин.

— Не хотел целовать тебя? — насмешливо повторил он и невесело рассмеялся. — Я хотел целовать тебя с той минуты, когда впервые увидел. А может быть, еще до этого.

— Еще до этого? — Джасмин теребила пальцами мокрые пряди волос у него на затылке.

— Мне нравится твоя фотография, которую Джеймс держит у себя в кабинете, — произнес он, и она улыбнулась.

— Правда нравится?

— Правда. Очень нравится. — На его губах мелькнула улыбка, на мгновение обнажившая белые зубы, но тут же он снова стал серьезным. — И если я тебя снова не поцелую, то, наверное, просто сойду с ума.

Его рот снова прижался к ее рту — теперь уже неистово, требовательно, — и Джасмин ответила страстью на его страсть. Они прижались друг к другу, сливаясь телами. Кейл скользнул ладонями ей за спину, обнимая ее, обхватывая так, будто ни за что, никогда не отпустит.

Его пальцы задвигались, нащупали на ее спине ложбинку вдоль позвоночника и стали ласкать ей кожу, возбуждая каждый нерв. Она не представляла себе, что мужчина способен вот так… до каждой клеточки пробудить ее тело и вызвать ощущения, о которых она даже не подозревала.

Его ловкие руки быстро разделались с застежкой на бикини, он отодвинулся, чтобы сдернуть с нее полоску ткани, и обнажил грудь.

Потом нежно взял в ладони ее белую округлую плоть и перевел дух.

— Ты такая красивая, — проговорил он хрипло и стал теребить большими пальцами ее уже набухшие соски.

Джасмин стонала, охваченная желанием невероятной силы. Она откинула назад голову, и, пользуясь этим, Кейл осыпал горячими поцелуями ее твердый подбородок, потом обнажившийся изгиб шеи, восхитительно покусывая ключицу, а его руки продолжали ласкать ее отяжелевшие груди. Когда его губы добрались до одного из сосков, Джасмин вскрикнула, произнося его имя, и, обхватив руками, крепко прижала Кейла к себе.

— Ах, Джас, — с трудом проговорил он, — с тобой так хорошо, так хорошо!..

И такое вытворял кончиком языка, что Джасмин хотелось умереть, а когда Кейл отстранялся, она снова хваталась за него и прижимала к себе.

— Нет, — вырвалось у нее. — Нет, — повторила она, возбуждаясь еще сильнее, и едва узнала собственный голос. — Пожалуйста, Кейл, не надо останавливаться.

— Надо, Джас, — прохрипел он. — Потом я уже не смогу.

— Не надо, — прошептала Джасмин, потрясенная своей дерзостью.

Они встретились взглядами и застыли на бесконечные доли секунды. Кейл резко вздохнул, и тут разверзлись хляби небесные и на землю обрушился настоящий потоп.

Кейл поднял голову. Джасмин хотелось привлечь его к себе. Она боялась, что сейчас все между ними кончится и больше ничего не будет.

— Пошли в укрытие! — прокричал он сквозь грохот дождя, забарабанившего по воде в бассейне. Затем взял Джасмин за руку, потащил к ступенькам, помог выйти из воды, и они побежали по дорожке. Дождь больно хлестал их по обнаженной коже.

Когда они добежали до веранды, Кейл слегка обтер руками воду со своего тела и исчез в доме. И вскоре вернулся с сухими полотенцами. Одно он повесил себе на плечо, а во второе закутал Джасмин, и ей стало тепло. Но у нее почему-то стучали зубы, и она начала старательно вытираться на тот случай, если Кейл заметил, до чего она смущена тем, как отвечала на его поцелуи.

Ее тело трепетало, невидимыми узами все еще связанное с его телом. Она тайком подглядывала, как Кейл скупыми движениями обтирался полотенцем. Шелест полотенца, скользившего по его телу, заполнил ее слух и заглушил даже шум дождя, стучавшего по железной крыше веранды у них над головой. А прикосновение полотенца к ее обнаженной груди только напоминало ей о ласках Кейла.

— Пойди-ка надень что-нибудь сухое. — Голос Кейла отвлек Джасмин от эротических мыслей, но она не шелохнулась, и тогда Кейл бережно взял ее за руку, повел по коридору и остановился у двери ее комнаты.

Он поднес ее прохладную руку к своим губам и, не встретив ее взгляда, сделал несколько шагов мимо Джасмин к своей комнате, расположенной по другую сторону коридора наискосок. Сожалел ли он о том, что целовал ее?

— Кейл! — прошептала она. Он обернулся, и она прочла электризующий ответ в его горящих темных глазах. Отразившаяся в них страсть заставила ее снова задрожать, отчего полотенце, в которое она была укутана, соскользнуло, обнажив ее грудь.

Кейл не мог отвести взгляда, и она почувствовала его напряжение. Всхлипнув, она бросилась к нему, а он — навстречу ей, и они встретились на полпути.

Кейл подхватил ее на руки и понес к себе в спальню. Он толкнул дверь плечом, захлопнул ее и медленно выдохнул, его дыхание приятно освежило влажную и воспаленную кожу Джасмин.

Не отпуская ее взгляда, он дал ей медленно соскользнуть на пол, и шелест от трения ее кожи об его кожу громко звучал у нее в ушах. Он опустил голову и поцеловал ее, а Джасмин прижалась к нему. Его губы скользнули вниз, к ее грудям, и он взял в рот один набухший сосок. Он нащупал пальцами резиночку трусов ее бикини и потащил их с ее бедер. Потом опустился на колени и провел губами дорожку вниз, от груди к талии, потом к животу, и стал играть кончиком языка с ее пупком.

— Ах, Джас… — простонал он, — как я хочу тебя. Я знаю, нам нельзя, но…

— Почему нельзя?

— Нельзя, я намного старше тебя, — ответил он совершенно неубедительно. — А моя жизнь и без того слишком… — Кейл осекся, и она услышала, как он шепчет ее имя. Вдруг он поднял ее на кровать, вот с ней рядом оказалось его упругое, гладкое, обнаженное тело.

Они прижались друг к другу и жадно целовались, их языки, их пальцы двигались без устали. Джасмин тихо застонала. Ее тело горело.

— Пожалуйста, Кейл… — страстно прошептала она.

— Нам надо… — он резко вдохнул, чтобы успокоиться, — нам надо предохраняться.

Струя воздуха охладила кожу Джасмин, когда Кейл отвернулся, чтобы открыть тумбочку рядом с кроватью.

— Я никогда… я не умею, — проговорила она, краснея.

— К счастью, я умею, — ответил он, сверкнув улыбкой, и показал ей, как это делается. Он опять целовал ее, опять ласкал руками ее тело.

Джасмин вскрикнула, призывая его, и он склонился над ней всем своим тяжелым телом и проник в нее, наполнил ее, и они начали двигаться вдвоем, приспосабливаясь к ритму друг друга, сначала медленно, потом быстрее, пока оба не вскрикнули и не воспарили к небесам…

Джасмин постепенно спускалась обратно на землю. Наконец она осознала, где находится. Они наедине в комнате Кейла, в его постели. Дождь все еще выстукивал ровную дробь по крыше. И она понимала, что ее жизнь никогда уже не будет такой, как прежде.

— Люблю тебя, Кейл, — прошептала она ему в ямку на шее, а он натянул простыню на их еще сплетенные тела.

— И я тебя люблю, Джас, — услышала она его глухой голос, и оба погрузились в сон.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Легкий стук в дверь заставил Джасмин подскочить. С чувством вины она закрыла глаза. У нее кружилась голова, и она протянула руку, судорожно пошарила на кровати рядом с собой, а потом с облегчением снова опустилась на постель, удостоверившись в том, что рядом с ней — никого.

Она спала, и ее сон, ее воспоминание было настолько явственным, что она боялась найти рядом обнаженное тело Кейла. Но, конечно же, она была одна. Одна — спустя пять долгих лет.

А Кейл все еще женат, с горечью напомнила она себе.

— Джас! — Юный голос прервал ее мазохистские размышления. — Джас, ты не спишь?

Джасмин снова села в кровати и спустила ноги на пол. Затем подошла к двери и открыла ее.

— Нет, не сплю.

Тоби улыбнулся ей улыбкой Кейла, и Джасмин пронзила боль. Ей одновременно хотелось и прижать мальчика к себе, и захлопнуть перед ним дверь.

Улыбка исчезла с лица ребенка, когда он заметил выражение на лице Джасмин.

— Что с тобой? — спросил он в нерешительности. — Тетя Мойра послала сказать тебе, что ужин готов.

Джасмин взяла себя в руки и изобразила свою лучшую улыбку.

— Ничего. Наверное, я еще не проснулась, вот и все.

— А-а. — Тоби успокоился, но Джасмин стало еще хуже. — Ты придешь ужинать?

Джасмин кивнула.

— Да, конечно, только умоюсь, чтобы совсем проснуться.

Она схватила чистую блузку, зашла в собственную ванную и ополоснула прохладной водой горевшее лицо. Стащила с себя огромную футболку, надела чистую хлопчатобумажную блузку с короткими рукавами и заправила ее в джинсовые шорты. Скривив лицо перед своим отражением в зеркале, она прошлась щеткой по растрепанным рыжим кудрям, более или менее привела их в порядок, потом быстро обула кроссовки и присоединилась к Тоби, поджидавшему ее в коридоре.

— А знаешь, Джас, — взволнованно заговорил мальчик, когда они вместе шли по коридору в столовую, — мы с папой сегодня купили елку, настоящую, живую, такую, что после Рождества сможем посадить ее в саду. Сегодня вечером развесим на ней лампочки и все остальное. Баб отыскала всякие украшения и сказала, что можно заняться этим после ужина. Хочешь помогать?

— Я не уверена, что… — начала Джасмин.

— Давай, Джасмин. Будет весело, — уговаривал ее Тоби.

— Что — будет весело? — спросил его отец, когда они вошли в столовую.

Четыре пары глаз остановились на них. Джеймс Макканн сидел во главе огромного полированного стола, за которым могли свободно разместиться двенадцать человек. Его жена и пасынок сидели справа от него, а невестка — слева. Наверное, Тоби сядет рядом с отцом, предположила Джасмин, а это значит, что ее место рядом с матерью. Прямо напротив Кейла.

— Я говорил Джас, как весело будет украшать елку. — Тоби держал Джасмин за руку. — Ты ведь будешь помогать, Джас?

— Ну, я думаю, мы все должны помогать, — заявила ее мать, тем самым удивив Джасмин. — Все вместе мы наверняка отлично справимся.

Тоби залился радостным смехом и обежал вокруг стола, чтобы скользнуть на свое место.

— Увидишь, Джас, будет здорово!

Джасмин села. Она встретилась взглядом с сидевшим напротив Кейлом и поняла, что не сможет проглотить и кусочка.

Но ей удалось настолько овладеть собой, что она включилась в общий разговор. Дед стал расспрашивать Джасмин о работе в Сиднее, и ей было не по себе оттого, с каким сосредоточенным вниманием слушал ее ответы Кейл.

— Джасмин скромничает, — гордо вставила ее мать. — Она так хорошо освоилась. И за такой короткий срок. Она — личный секретарь одного из главных начальников. Мистер Долтон очень лестно о ней отзывается.

Джасмин почувствовала себя ребенком, засыпанным похвалами несдержанной матери. Дед выразил свою радость, а Джасмин снова встретилась взглядом с Кейлом. Он молча взял бокал вина и поднял его в ее честь перед тем, как отпить.

Она не могла оторвать взгляда от сильных пальцев Кейла, обхвативших хрупкий бокал. Мысленно она вновь увидела отрывки из своего сна, и ей стало жарко при воспоминании об ощущениях, которые вызывали в ней эти самые пальцы, лаская ее тело и распаляя ее.

Она сама не знала, как ей удалось пережить этот ужин, и испытала истинное облегчение, когда смогла покинуть свое место и помочь матери и Лорелле убрать со стола посуду.

Они решили поставить елку в малой гостиной, в которой Джасмин с дедом говорили утром. Кейл отодвинул одно из кресел, и елка прекрасно уместилась в углу.

Пока они помогали Тоби наряжать елку, Джасмин почти успокоилась, и ей было искренне жаль, когда на елке не осталось больше места для игрушек. Тоби с таким удовольствием предавался занятию, что взрослые тоже не могли не радоваться.

Джасмин сидела на полу, обхватив руками приподнятые колени, и разглядывала мигающие цветные лампочки, развешенные на елке высотой в шесть футов. Мать Джасмин только что ушла спать, а Лорелла с дедом покинули их полчаса назад.

— Джас, правда, отличная елка? — спросил завороженно глядевший на дерево Тоби, присев рядом с Джасмин и прислонившись к ее плечу.

Она заметила, что мальчик старается пересилить усталость.

— Мне кажется, я никогда еще не видела елки красивее, — легко согласилась Джасмин. — Мы отлично поработали, и Рождественский дед просто не сможет пройти мимо.

— Никак не сможет. — Тоби рассмеялся. — Но я ему все равно напомню завтра, когда Баб поведет меня к нему. И я обязательно скажу, что ты тоже здесь, а не в Сиднее, если только ты сама не успела сказать. — Тоби нахмурил брови. — Ты ему сказала?

Кейл кончил убирать пустые коробки из-под игрушек в шкаф в прихожей и присоединился к ним. Он сел по-турецки возле сына. Джасмин встретилась с Кейлом взглядом и заметила, как его лицо напряглось. Она должна сказать Тоби, что уедет домой. Если, конечно, уедет.

— Нет, я не сказала Рождественскому деду, где я буду. — Джасмин уклонилась от прямого ответа, и Тоби сморщил нос.

— Спорю, он и так узнает, где ты. Рождественскому деду, кажется, все известно про это. Он же узнает, например, что Кэти в Канаде. Да, Джас?

Она сглотнула, удерживаясь от того, чтобы взглянуть на отца Тоби.

— Я уверена, что узнает.

— А когда мы были в Канаде, там шел снег, — продолжал Тоби. — И мы с папой вылепили снежную бабу. — Он широко улыбнулся отцу. — Ну, в общем, мы ее лепили, а она все таяла и таяла, и нам никак не удавалось ее закончить. Но было весело, правда, папа?

Кейл улыбнулся и потрепал темные волосы Тоби.

— Весело, но ужасно холодно.

Тоби захихикал.

— Особенно когда снег сыпался за шиворот. — Мальчик выразительно поежился. — Ты когда-нибудь видела снег, Джас?

Она помотала головой.

— Это, должно быть, очень красиво, — осторожно проговорила она, отчаянно стараясь прогнать воображаемую картину: Тоби с родителями играет в снегу. Боль у Джасмин в груди означала, что ей не легко с собой справиться.

— Это как на некоторых рождественских открытках и на картинках в книгах, — сказал ей Тоби. — Что-то белое на деревьях и на крышах. Непривычно. Я не думаю про снег на Рождество. Я думаю о том, чтобы поплавать в бассейне, ведь так жарко. И о мороженом. Обо всем таком. — Он поднял глаза на Джасмин. — Наверное, этому удивились бы те, кто живет в холодных странах.

— А я думаю о фруктовом салате и о мороженом, — улыбнулась Джасмин. — А еще — о пудинге с черносливом, под коньячным соусом.

Тоби долго перечислял любимые рождественские лакомства — шоколадное печенье, «снежок», карамель, охлажденные арбузы… Казалось, он не замечал, что Джасмин и его отец почти не принимают участия в разговоре, но вдруг мальчик замолчал на середине фразы и тяжелее навалился на плечо Джасмин. Она взглянула на него и увидела, что ребенка одолел сон.

Кейл скорчил гримасу.

— Наконец и у него батарейки сели. — Он поднялся с пола и, просунув руки под спящего сына, оторвал его от плеча Джасмин. — Отнесу его в постель.

И вдруг в этот душный летний зной ей стало зябко: недоставало тепла Тоби.

— Мне, пожалуй, тоже пора ложиться, — тут же сказала Джасмин и хотела встать, но Кейл остановился и обернулся.

— Нет, не уходи. Подожди меня, Джас, мне надо поговорить с тобой.

Джасмин помедлила в нерешительности.

— Пожалуйста… Я тебя не надолго задержу, — добавил Кейл и подождал, пока Джасмин неохотно кивнула.

— Хочу остаться с Джас и с елкой, — сонным голосом проговорил Тоби и пошевелился на руках у отца.

— Я тебя понимаю, — сказал Кейл так тихо, что Джасмин едва расслышала его слова, но от этих слов кровь у нее закипела.

Джасмин знала, что ей надо сделать. Ей надо было уйти сейчас же, уехать. Ей надо было не подпускать его к себе, особенно когда они оставались наедине. Это было безумием и могло только еще больше накалить обстановку. Но ее чувственность, та сторона ее существа, которая принадлежала Кейлу, и только Кейлу, победила, вынудив ее остаться. Невзирая ни на какую логику или здравый смысл, диктовавшие поступить иначе.

Храни ее Бог — она хотела узнать, что Кейл ей скажет.

Джасмин опустилась на удобный диван и устремила взгляд на елку, не видя ярко мигавших лампочек, радужной мишуры и игрушек, маленьких подарков в праздничной обертке и карамелек. Горькие слезы просились ей на глаза, но она не позволяла себе расплакаться и только судорожно сглатывала.

Этих пяти лет разлуки словно и не было. Неудивительно, что ей так не хотелось ехать сюда. Подсознательно она все время знала, что по-прежнему привязана к нему — ничуть не меньше, чем пять лет назад.

Когда она увидела, как он поднял Тоби, чтобы мальчик прикрепил ангела к макушке елки, боль пронзила грудь Джасмин. Комок льда, сковывавший ее сердце, треснул и начал таять. Теперь ей хотелось плакать — слишком много для нее значил Кейл, слишком ей было больно, когда она узнала о существовании Кэти и маленького Тоби.

Оплакивай… оплакивай все, что потеряно, что не случилось, сердито сказала она себе. Прошедшее время. Всегда — прошедшее. Она смахнула с раскрасневшихся щек набежавшую слезу. Неужели ей никогда не удастся избавиться от прошлого?

С той ночи их любви — а за ней последовали еще многие — они были неразлучны. Когда Кейл уходил на работу или учебу, Джасмин в одиночестве делала долгие заплывы в бассейне или сидела и думала о Кейле. В то время вся ее жизнь казалась до невероятности простой: она любила Кейла, а Кейл любил ее. Тут и начало, и середина, и конец.

До чего она была легковерна и как заблуждалась! Невыносимо мучительный конец наступил, когда растущая неприязнь между ее матерью и Лореллой завершилась ссорой.

Лорелла никогда не испытывала расположения к Рику, младшему брату Джасмин. Он, со своим юношеским обаянием, не сумел ничего добиться от матери Кейла. К тому же казалось, что, когда Рик находился дома, из-за него все шло кувырком. Джасмин привыкла к поведению брата и не замечала, что обстановка в доме накаляется. Она была поглощена Кейлом и вообще ничего не замечала.

Так что, когда Лорелла предложила Мойре, Джасмин и Рику перебраться из большого дома в привратницкую, Мойра Макканн рассвирепела, обвинив Лореллу в том, что она пытается вбить клин между Джеймсом и его родней. Хочет выжить их.

Джасмин, только что переодевшись в шорты и футболку после утреннего заплыва, зашла на кухню. Как раз в разгар ссоры.

— Лорелла! Мама! Что случилось?

Обе женщины обернулись к ней.

— Лорелла разругала Рики. Мальчик же просто старается добиться внимания, потому что ему недостает отца! — выкрикнула мать.

— Да брось ты, ради Бога! — взорвалась Лорелла. — Рику шестнадцать лет, он уже не ребенок. Ты и так окружила его чрезмерным вниманием — в ущерб твоей дочери. Тебе бы не мешало присмотреться к тому, что происходит с Джасмин.

У Мойры от неожиданности вытянулось лицо, и она повернулась взглянуть на Джасмин, которая почувствовала, что краснеет.

Неужели Лорелле стало известно о ее ночных посещениях комнаты Кейла? Не может быть. Они так осторожничают. Джасмин горела от унижения.

— Что ты этим хочешь сказать, Лорелла? — в ярости спросила Мойра.

Лорелла вздохнула, чтобы успокоиться, и, взяв себя в руки, повернулась к матери Джасмин.

— Ты уж извини меня. Я расстроена. Джеймс совершенно не щадит себя на работе. Я тревожусь за него. И еще Кейл. Я… ну, я и за него тревожусь. — Она перевела взгляд на теперь побелевшую Джасмин. — Я и за тебя тоже тревожусь, Джасмин, — добавила она, на этот раз смягчив голос. — Вы с Кейлом… вы слишком много времени проводите вдвоем, а у него, ну, у него скоро экзамены.

— Ты намекаешь… — начала Мойра Макканн, но Джасмин остановила мать, положив руку ей на плечо.

Джасмин не могла оторвать взгляд от глаз Лореллы. Ее напугало то, что она в них увидела. Было еще что-то, кроме предстоявших экзаменов Кейла…

— Так что же ты хочешь сказать, Лорелла? — тихо спросила Джасмин. — Дело не просто в экзаменах Кейла, верно?

— Лучше оставим это. Кейл вряд ли будет доволен, если я стану обсуждать… ну, что бы то ни было. — Она замолчала и стала нервно теребить пальцами воротник блузки.

— Я люблю Кейла, — не таясь, заявила Джасмин, — и думаю, что и он меня тоже любит.

Ее мать обернулась к ней с мрачным удивлением на лице.

— Ты в него влюблена? Но вы едва знакомы.

— Ах, Джасмин… — Лорелла устало опустилась на стул и вздохнула. — Наверное, нельзя мне в это вмешиваться.

— Что бы ты ни имела в виду, давай договаривай, — сказала Джасмин с самоуверенностью, от которой через минуту-другую не осталось и следа.

— Может, тебе лучше поговорить с Кейлом? — с чувством неловкости произнесла Лорелла.

— О чем поговорить? — спросила Мойра, но ни Лорелла, ни Джасмин не обратили внимания на ее вопрос.

Комната наполнилась тяжелой, гнетущей тишиной. Наконец Лорелла откинулась на спинку стула, приняв решение:

— Извини, Джасмин. Кейл уже связан с другой женщиной.

— Нет. — Джасмин замотала головой. — Неправда. — Пока она произносила эти слова, ее сковывало страшное предчувствие. Она вспомнила несколько случаев, когда Кейл становился стесненным и замкнутым, когда, казалось, он ускользал от нее. — Он бы сказал мне, — в отчаянии добавила она.

— Это правда. У него есть ребенок, маленький мальчик. Они живут недалеко отсюда. Тебе надо об этом знать, Джасмин, пока ты не запуталась еще больше. Я люблю своего сына, но мне небезразлично и что станет с тобой, Джасмин. Я не хочу, чтобы ты пострадала.

Джасмин снова помотала головой.

— Нет. Я тебе не верю, — с чувством произнесла она, потом повернулась и вышла. Она поспешила к себе в комнату и, войдя, заперлась изнутри.

Пострадала! Это слово все еще звучало в ее ушах. Ее мать стучала в дверь, кричала, чтобы она вышла, но Джасмин ответила, что хочет остаться одна, и наконец мать ушла.

Джасмин шагала взад-вперед по своей спальне, потом тяжело опустилась на край кровати, в полном шоке, из которого ее вывел только шум подъезжавшего к дому автомобиля. Это был Кейл.

Казалось, прошла целая вечность, прежде чем шаги Кейла послышались в коридоре и замерли у ее двери. Его мать, конечно, уже успела поговорить с ним, предупредить его.

— Джас, открой.

Она кинула взгляд на дверь и заметила свое отражение в трюмо. Лицо белое как мел, осунулось, губы почти без кровинки. Она чувствовала, что вряд ли сможет шевельнуться, встать, пройти через комнату, если бы даже и захотела. Но теперь, когда Кейл пришел, ей и не хотелось встречаться с ним, не хотелось услышать от него правду.

— Прошу тебя, Джас. Открой. Дай мне объяснить тебе.

Его слова резанули как нож и застряли у нее в сердце. Объяснить. Одно это слово выделилось из остальных. Если было что объяснять, значит, был и проступок. Неужели все правда?

Как в тумане, она медленно подошла к двери и повернула ключ. Кейл распахнул дверь, но не попытался войти. Их глаза встретились, и если бы даже она не расслышала предупреждения в его словах, то у него на лице она увидела признание вины.

— Так это правда? То, что мне сказала твоя мать? — спросила Джасмин безжизненным голосом. Единственное, чего она хотела, — это сжаться в комок и отгородиться от всего на свете.

— Она не имела права… — Кейл замолчал и вздохнул. Дрожащими пальцами он пригладил свои темные волосы. — Боже мой, Джас, я искал слова, чтобы сказать тебе, объяснить с самого начала, но… — Он покачал головой. — Я все не мог.

Ее разрывали на части боль и негодование. Голубые глаза Джасмин гневно сверкнули.

— Искал слова! — швырнула она ему в лицо. — Неужели это так сложно? Неужели нельзя было сказать просто правду: у меня есть жена и ребенок. В этом нет ничего непонятного. Я бы уловила смысл твоих слов.

— Джас, ты не поняла, — начал он, но Джасмин его перебила:

— Не настолько же я непонятлива, Кейл. Поверь, я бы поняла. В этом нет ни малейшей двусмыслицы.

— Я имел в виду, что бывает не так, как кажется. Не бывает только черного или только белого.

— Ты хочешь сказать, что ты не женат и у тебя нет ребенка?

— Да, у меня есть сын, но…

— То есть ты не был свободен и не имел никакого права завязывать со мной отношения, так? — срываясь, спросила Джасмин, а он протянул руку, чтобы ухватиться за косяк, как будто потерял равновесие.

Он опустил глаза под ее взглядом.

— Нет, Джас. Не имел… — выдавил он из себя.

— По-моему, нам больше нечего сказать друг другу, так ведь? Осталось только распрощаться. Я уеду отсюда, как только достану билет на самолет до Сиднея.

— Я не хочу, чтобы ты уезжала.

— А я не хочу оставаться, — холодно ответила она, и все ее чувства покрылись корочкой льда. — Теперь уходи отсюда, Кейл. Мне надо укладывать вещи.

— Джас!

— Не хочу с тобой разговаривать и вообще не хочу тебя больше видеть. — Она твердой рукой закрыла перед ним дверь и повернула ключ в замке. И только после этого беззвучно расплакалась. Слезы лились ручьями по ее щекам и мочили футболку.

И вот спустя пять лет… и бесчисленное количество проплаканных ночей Джасмин опять здесь. Она сказала тогда, что вообще больше не хочет видеть Кейла. Она повторяла себе это все пять лет.

Но она его увидела. Вот почему она вернулась в Трокли: в глубине души она хотела снова с ним увидеться… что бы ни побуждало ее к этому. Она и теперь хотела его видеть. Сознание того, что он не свободен, что она любит его, как прежде, только обостряло боль воспоминаний.

Джасмин высморкалась и села прямее на диване. Ей надо уехать. Однажды она уже уехала и сможет уехать снова. Оставаться совершенно немыслимо. Не станет же она сознательно добиваться разрыва между Кейлом и матерью Тоби!

Она услышала шаги Кейла по навощенному деревянному полу и поспешила взять себя в руки. Однако отвела глаза, когда он подошел и молча сел на диван рядом с ней, не касаясь ее, однако чересчур близко. Она вся затрепетала и снова испытала тоску по тому, что могло бы быть, но не случилось.

Тяжелое молчание затянулось, потом Кейл наконец, вздохнув, взял ее руку в свою.

— Спасибо, что помогла с елкой, — сказал он. — Для Тоби все эти хлопоты с украшением — большое событие.

— Мне это доставило удовольствие, — сухо ответила она и отняла руку.

— В прошлом году у нас была лишь маленькая елочка, — продолжал Кейл, не обращая внимания на ее жест. — Мама с Джеймсом уезжали в Нью-Йорк, и мы не смогли все собраться. Ведь на то и Рождество, верно? Чтобы семьи были в сборе.

Джасмин взглянула искоса на него и увидела, что он чуть повернулся и наблюдает за ней.

Его взгляд остановился на ее губах, и они затрепетали, как если бы он коснулся их. Потом его взгляд скользнул ниже, туда, где расстегнутый ворот блузки открывал сливочного цвета кожу.

У Джасмин быстрее забилось сердце, и она, чуть дыша, сглотнула. В смущении она прикрыла рукой шею, чтобы он не заметил выдававшей ее состояние бешено пульсирующей жилки.

Его рука скользнула по спинке дивана, его пальцы зарылись в мягкие рыжие кудри на ее затылке, и она подумала, что задохнется.

— Джас, — сдавленным голосом сказал он, — я хочу поговорить. О том, что произошло пять лет назад. Но, Боже мой, все мои мысли только о том, как приятно было целоваться с тобой, обнимать тебя и как мне этого хочется снова.

Его теплое дыхание на ее щеке возбуждало Джасмин, его губы чуть касались ее разгоряченной кожи. Она не могла пошевелиться, просто сидела и тоже вспоминала.

Он протянул свободную руку и, нежно взяв ее подбородок, легко повернул лицо Джасмин к себе. Она несмело встретилась с ним взглядом, у нее вдруг закружилась голова, и она прикрыла глаза в ожидании, чтобы мир встал на место.

Джасмин знала, что надо остановить его, надо подняться и уйти, но ее тянуло в манящую пучину его глаз, горящих жаркими черными углями.

— Джасмин. — Ее имя трепетало на его губах, как поток воды, журчащей по гладким камням. Его губы помедлили над ее губами на время удара сердца. И он поцеловал ее.

Фейерверк желания вспыхнул в ней, и она растворилась в нем.

— Все эти пять лет не было дня, чтобы я не думал о тебе, — пробормотал он прямо ей в губы, когда они прижались друг к другу.

В каком-то уголке сознания Джасмин билась мысль, что они сливаются воедино. Любовь, которую она так старательно заглушала, вырвалась, хлынула и перетекает в каждую его клеточку. Джасмин отрывисто застонала.

Ее сознание пронзил эротический накал этого звука, и она удержалась на краю бездны. Она слабо толкнула его в грудь, глотая воздух, когда их губы разделились.

Пальцы Джасмин все еще упирались в его грудь, она почувствовала ускоренные удары его сердца и отдернула руки, будто обожглась. Потом плотно сжала веки от мучительного презрения к самой себе и проглотила комок боли, мешавший дышать.

Как она могла позволить этому случиться?

— Не надо, Джас. Не отталкивай меня. Мы весь сегодняшний день жили в ожидании этой минуты. Ты же не можешь отрицать этого. Мы с тобой две половины единого целого.

Джасмин открыла глаза и замотала головой. Она с усилием поднялась на ноги, но не двигалась, боясь, что колени подогнутся.

— Джас! — Теперь и он стоял. Он снова протянул к ней руки, но Джасмин отступила назад, подальше от него.

— Кейл, нас влечет друг к другу. Всегда влекло. Не могу не признать этого, — добавила она саркастически. Отвращение к себе самой волной прокатилось по ней. — Но это нас не оправдывает. Это просто животный инстинкт…

Кейл подошел к ней и взял за руку.

— Не говори так, когда даже сама ты не веришь своим словам, — приказал он.

— Что бы ни происходило между нами, Кейл, нам надо… оставить это. Так что, пожалуйста, отпусти меня.

— Ты говоришь неискренне, — медленно произнес он, и Джасмин поняла, что он прав.

Она искала защиты в своей воле.

— Нет, наверное, искренне, Кейл. Мне это удавалось пять лет. Не то чтобы я не сомневалась, что ты мне нужен как воздух. Вначале я думала, что умру без тебя. Но я доказала себе, что ты мне не так нужен, как я думала. Я нуждаюсь только в самой себе. Кроме того, я не хотела становиться между тобой и твоей женой, не хочу и сейчас. Я не могу строить собственное счастье на обломках чужого… счастья других людей… Ты и сам не можешь этого. Тем более что один из этих двоих — невинный семилетний ребенок.

— Ты думаешь, я этого не понимаю? — Он говорил ледяным голосом. — По-твоему, из-за чего пять лет назад я позволил тебе уехать?

Джасмин почувствовала, что ее воля опасно слабеет при виде муки на его лице.

— Это не ты мне позволил, Кейл. Я сама уехала.

— И не дала мне возможности объяснить тебе, как обстоят дела, — обвинительным тоном произнес он, а Джасмин отвернулась от него.

— Мы, кажется, уже разыгрывали эту сцену. Я и сейчас не желаю говорить об этом, — кинула она через плечо и на деревянных ногах направилась к двери.

— Мы с Кэтрин никогда не состояли в браке, — сухо произнес Кейл. — Ни пять лет назад, ни сейчас. И не собираемся.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Джасмин растерянно сделала шаг и не смогла удержаться от того, чтобы не оглянуться на него.

— Это правда, Джас. Я не люблю ее и, да простит меня Бог, никогда не любил. Мы с Кэт были всего-навсего друзьями, а Тоби — жертва нашей с ней случайной ошибки. Я бы и теперь не отказался от Тоби, я очень привязан к нему, но…

Кейл устало пожал плечами и посмотрел через комнату на нее.

— Я влюбился в тебя, Джас. С первого взгляда. И до сих пор люблю, как бы ты ни относилась к этому.

Их взгляды встретились, и они не могли глаз отвести друг от друга. Джасмин казалось, что вся она, ее нервы и мышцы онемели. Потом сердце встрепенулось, стало стучать сильнее, и вот уже бешеный стук сердца отдавался во всем ее существе.

Но она была не в состоянии сделать даже маленький шаг к нему. Ее недоверчивый разум все еще удерживал ее, рисуя страшные картины из прошлого и настоящего. Она просто стояла и смотрела на него — исполненная боли и нерешительности.

— Ах, Джасмин! — Голос матери заставил ее вздрогнуть от неожиданности. — Я думала, ты уже легла. — Мойра Макканн взглянула мимо дочери, и ее лицо тоже исказилось от неожиданности, когда она увидела Кейла. — Я просто хотела проверить, включен ли свет у входа — скоро приедет Рик.

Кейл, казалось, медленно приходил в себя.

— Я проверю, Мойра, — произнес он деревянным голосом. — Мне как раз пора уезжать. — Он повернулся и вышел из комнаты через другую дверь.

— Джасмин! — Мать прикоснулась к ее плечу. — Ты бледная. У тебя все в порядке?

— Да. Мы с Кейлом разговаривали, и я как раз собиралась ложиться.

Мойра ничего не сказала, и они направились коридором к своим комнатам. Торопливо пожелав матери доброй ночи, Джасмин с облегчением укрылась в спасительной спальне.

Услышав, что отъезжает машина Кейла, Джасмин зашла в ванную, разделась и встала под душ. Но когда она надела рубашку и легла в постель, сон никак не шел к ней. Джасмин была слишком возбуждена, в ее мозгу одна сцена сменялась другой, один разговор — другим. Тот, роковой, с Лореллой… Разрыв с Кейлом… А теперь еще и его откровения. Может ли она допустить в сердце надежду?

Она гнала от себя эту мысль: слишком это мучительно, слишком невероятно…

Но, говорила она себе, он же сказал, что любит ее. Хотя, очевидно, у него до сих пор были какие-то обязательства перед матерью Тоби. В воображении Джасмин вертелись всевозможные картины, пока наконец она не провалилась в тревожный сон с сознанием того, что Кейл не возвращался к себе в комнату.

Несмотря на жаркую, душную погоду, предвещавшую дождь после нескольких недель яркого солнца, Джасмин проснулась поздно.

Проснулась она с тяжелой головой, разбитая и с трудом дошла до ванной. Там она в изнеможении постояла перед зеркалом. В зеркале виднелись ее бледные щеки и потускневшие глаза. Она заставила себя ополоснуть лицо и почистить зубы. Если прятаться в комнате, сказала она себе, ничего не добьешься.

Со смешанным чувством тревожного ожидания и гнетущего страха она оделась. Белые хлопчатобумажные шорты и лимонного цвета топ, оголявший руки и плечи. Она зашла на кухню и увидела, что там никого нет и не осталось даже следов завтрака. Дожидаясь, пока поджарятся гренки, она наполнила вазочку свежими фруктами из холодильника: порезанными на кубики папайей, манго, пряным плодом пассифлоры — и добавила в смесь апельсинового сока… Когда она начала мыть за собой посуду, на кухню вошла явно расстроенная Лорелла.

— Слава Богу, ты здесь, Джасмин, — сказала она, а Джасмин съежилась от страха, думая, что у дедушки очередной приступ.

— С дедушкой все в порядке? — выпалила она, а Лорелла чуть успокоилась.

— Извини, я не хотела тебя пугать. Он отлично себя чувствует. Просто я сержусь на себя. Я обещала Тоби отвезти его в торговый центр повидаться с Рождественским дедом и совершенно забыла, что Джеймс хотел поехать сегодня утром к своему адвокату. Я искала тебя, чтобы попросить, если тебе не трудно, отвезти Тоби.

— Ну… — неуверенно начала Джасмин, думая о том, как отнесется Тоби к изменению планов.

— Разве тебе не нужно за рождественскими покупками? Или присмотреть что-нибудь для себя? — с надеждой добавила Лорелла.

— Мне и в самом деле нужно купить кое-что, — согласилась Джасмин, — но я не уверена… А если Тоби хочет, чтобы ты с ним поехала?

— Он с огромным удовольствием поедет с тобой, Джасмин. Я всего-навсего его старая бабушка. Со мной он когда угодно может поехать. — Лорелла улыбнулась, потом стала серьезной. — Узнать бы, чего именно он ждет от Рождественского деда! Я не могу решить, подарить ему принадлежности для игры в крикет или футбольный мяч. Он, кажется, увлекается обеими играми. — Она сделала паузу. — Тоби очень привязался к тебе.

— Мне он тоже симпатичен, — призналась Джасмин.

— Он так похож на отца, — продолжила Лорелла и вздохнула. — Когда я его впервые увидела, мне показалось, что передо мной новорожденный Кейл. И, понимаешь, я была без ума от него. — Она криво улыбнулась. — Я и не представляла себе, что такое стать бабушкой. Хотя, я знаю, это не оправдывает моего обращения с тобой пять лет назад.

Джасмин, сжав пальцами край тумбы, стоявшей у нее за спиной, вспомнила сцену, которая разыгралась между ней и Лореллой на этой самой кухне.

— Джасмин, давай поговорим эти несколько минут, пока мы здесь одни.

— Кстати, куда все подевались? — спросила Джасмин. Она сомневалась в том, что ей хочется с кем-либо говорить по душам. Она была вся как натянутая струна после разговора с Кейлом накануне.

— Что касается Кейла, он на работе, — сказала Лорелла. — Тоби — с твоим дедушкой, а Мойра куда-то уехала с Риком. Так что нас вряд ли потревожат. Давай присядем. Мне надо внести ясность в два-три вопроса.

Джасмин неохотно кивнула головой, и они обе сели у чисто выскобленного деревянного стола.

Лорелла вздохнула.

— Я просто не знаю, с чего начать.

— Можешь ничего не говорить, — сказала девушка.

— Нет, я должна, Джасмин. И прежде всего я должна извиниться перед тобой… Пять лет назад нам всем было очень трудно. У каждого из нас были свои проблемы, и они заслоняли от нашего взгляда проблемы окружающих. Я знаю, что особенно тяжело было тебе и Кейлу. Я усугубила положение. Но обстоятельства определились задолго до твоего приезда в Брисбен.

Понимаешь, когда твоя мама приехала сюда с Риком, твоему дедушке нездоровилось. Он не хотел обращаться к врачу и не разрешал мне сообщать вам, как он переутомился. Он заставил меня поклясться, что я ничего не выдам. Я очень люблю его и была вне себя от тревоги за него.

— Ты хочешь сказать, что у него был приступ пять лет назад? — спросила Джасмин, но Лорелла помотала головой.

— Нет, но я уверена, что теперешние осложнения можно объяснить тем, что происходило тогда. Он заставлял себя слишком много работать над тогдашним своим проектом и не давал себе передышки. Мы с Кейлом говорили с ним об этом, но почему-то он был просто одержим желанием закончить какое-то особо хлопотное дело.

Вдобавок твоя мама все, что я говорила, принимала в штыки, и я подумала: будет лучше, если мы окажемся на некотором расстоянии друг от друга. Вот почему я предложила привратницкую. Дело было не в том, что я хотела от вас избавиться. Но задним числом я понимаю: так могло показаться. — Лорелла потерла рукой лоб. — Я была в тревоге и за Кейла. Он мой сын. Я его люблю. Но он был взрослым, и я не знала, насколько смею вмешиваться в его дела. Я понимала, в какую сложную ситуацию он попал с Кэти. Понимала, что положение тяготит его, но Кейл не был бы Кейлом, если бы стал увиливать от ответственности. И еще ты… Я его мать, и я знала, как он тебя любил.

Джасмин покраснела.

— Я его тоже любила, — просто сказала она и смахнула со щеки невольную слезу.

Лорелла протянула ей бумажную салфетку, а другую стала прикладывать к своим глазам.

— Ты знаешь, Кэтрин никогда не была его женой, — дрожащим голосом произнесла Лорелла, и Джасмин встретила печальный взгляд старшей женщины.

— Теперь я это уже знаю. Но зачем…

— Зачем я позволила тебе думать, что она его жена? — Лорелла тихо, с горечью рассмеялась. — Я заставила тебя подумать, будто они состоят в браке, потому что боялась, что, если они расстанутся, я потеряю внука. Я так люблю Тоби! Если Кэти и Кейл расстанутся, думала я, у меня не будет Тоби. Ты можешь меня понять, Джасмин?

В течение каких-то секунд в ней закипал гнев, но Джасмин так же быстро остыла. Если быть честной с самой собой, она должна признать, что просто не замечала тогда того, что при желании могла бы легко заметить. Однажды она слышала, что Лорелла говорила Кейлу: ему необходимо упорядочить свою жизнь, иначе это будет несправедливо по отношению к остальным. Джасмин устало кивнула, а у Лореллы вырвался вздох облегчения.

— Кейл по-прежнему любит тебя, — сказала она. — Прости его.

— Возможно, уже слишком поздно. Все мы давно не те, какими были пять лет назад. Я не уверена, что у меня хватит сил снова пройти через все это. — Но хватит ли сил еще раз отпустить его, спросила она себя.

Лорелла сжала ее руку.

— Если ты любишь Кейла — а мне кажется, ты его очень любишь, — то я уверена: ты сделаешь все, что потребуется, ты сможешь исправить положение вещей.

В это мгновение на кухню ворвался Тоби.

— Ну что, едем, баб? — возбужденно спросил он с сияющим лицом. Он был в чистых шортах и футболке, даже была сделана попытка пригладить темные вихры.

— А может, тебя отвезет Джасмин? — спросила бабушка, и Тоби улыбнулся.

— Отлично! Отвезешь, Джас?

— Похоже, тебе от меня не отделаться, — непринужденно сказала она, и Тоби ухватился за ее руку.

— Так едем? Нам нельзя опаздывать к Рождественскому деду. Я ему должен столько всего сказать.

Лорелла улыбнулась Джасмин и передала ей ключи от машины.

— На, возьми «ягуар» Кейла. Он сегодня утром уехал на вездеходе — ему надо осмотреть несколько участков, отведенных под строительство.

Энтузиазм Тоби подстегнул Джасмин. Она не успела даже возразить против того, чтобы ехать на дорогой и роскошной машине Кейла, как они уже были в пути и мальчик просто заговорил ее, пока они ехали к торговому центру.

Все магазины, конечно же, сверкали, украшенные к празднику, отовсюду слышались рождественские мелодии.

Тоби знал, где именно на центральной площади найти Рождественского деда — посреди прекрасно исполненной панорамы на тему Рождества. Веселый толстяк сидел на помосте, а невдалеке стояли его сани, запряженные, впрочем, не оленями, а шестью крупными кенгуру. Коалы и опоссумы в рождественских шляпах широко улыбались с деревьев, и Джасмин указала Тоби на озорного вомбата, выглядывавшего из норы.

Джасмин добросовестно отстояла с Тоби в очереди. Когда они приблизились к помосту, Тоби вскарабкался наверх, поговорил с Рождественским дедом и улыбнулся перед фотокамерой.

Потом Джасмин повела мальчика обедать — его любимым гамбургером и чипсами, — после чего занялась покупками.

— Что ты подаришь папе, Джас? — спросил ее Тоби, выдавая этим, насколько его юная жизнь замыкается на отце.

— Не знаю, — ответила Джасмин. — Может, ты что-нибудь подскажешь?

Тоби задумался.

— Вот бабушка купила рубашки. Ему нужна пара новых рубашек, — торжественно объявил он. — Мы с бабушкой были вместе, когда она их покупала, и я помог выбрать. А потом я выбрал ему новые галстуки, подходящие к рубашкам. — Тоби нахмурился. — Он много читает…

Да, Кейл любил читать: приключения, шпионские истории, детективы… Она не забыла.

— Тогда, может быть, я приобрету талон на книги, и он потом выберет себе сам, какие захочет.

Тоби кивнул. Пора было зайти за фотографией Тоби с Рождественским дедом. Джасмин предложила купить для нее рамку, чтобы Тоби приложил и фотографию к рождественским подаркам, предназначенным папе. Тоби пришел в восторг от этой идеи. Сделав покупки, они вернулись к машине.

На обратном пути молчали, пока Тоби сосал леденец на палочке, подарок Рождественского деда.

— Джас!

— Да? — Джасмин свернула на Ньюмаркет-роуд.

— Когда день рождения и загадываешь желание и задуваешь свечки, то нельзя говорить, что загадал, потому что тогда не сбудется. А с Рождественским дедом то же самое? То есть не получишь, чего хочешь, если скажешь?

Джасмин вспомнила, как Лорелла просила ее узнать, что Тоби хотел получить на Рождество, и доложить об этом ей. Она едва сдержала улыбку.

— Не думаю, что с Рождественским дедом те же правила. Возможно, я ошибаюсь, но мне кажется, это можно сказать. Итак, чего же ты пожелал? — спросила Джасмин, ожидая, что он скажет «грузовик» или «игру в крикет».

— Я сказал, что хочу, чтобы мой папа радовался всегда, а не только когда думает, что я на него смотрю.

Джасмин поразили эти слова.

— Конечно твой папа счастлив, Тоби, — начала она довольно неубедительно, не зная, что и ответить на откровение мальчика.

— В общем, да. Но я думаю, ему очень нужна настоящая мама.

— У него есть мама. Это Лорелла, твоя бабушка.

— Нет, не такая мама. Я имел в виду маму для меня. Ну знаешь, жену. Чтобы его обнимала и всякое такое.

Джасмин утратила дар речи.

— Когда я бываю у Джейка… — Тоби вынул леденец изо рта и повернулся к Джасмин. — Джейк — мой лучший друг. Он живет дальше по нашей улице. Мы вместе ездим в школу. Так вот, когда я бываю у Джейка, его мама и папа все время обнимаются и целуются. — Тоби передернул плечами. — Ужас! Но они и смеются все время. Они очень счастливые. Я хочу, чтобы и мой папа был таким счастливым.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Джасмин не легко дался поворот на крутую и узкую подъездную дорожку.

— Мне кажется, тебе не надо беспокоиться о твоем папе, Тоби, — мягко произнесла Джасмин и подъехала к двери большого гаража. Она воспользовалась кнопкой электронного управления, чтобы открыть дверь.

Тоби расстегнул ремень безопасности, а она заглушила мотор.

— Но, Джас, мне хочется, чтобы мы были нормальной семьей.

Будто чья-то безжалостная рука сжала сердце Джасмин, когда они выбрались из машины и подошли к багажнику, чтобы достать покупки.

— Может, когда вернется твоя мама… — начала Джасмин, а Тоби поднял удивленное лицо.

— Кэти? О нет, не с Кэти… Я знаю, что она действительно моя мама и она меня любит, но папа с Кэти не любят друг друга, понимаешь? — Он без обиды пожал плечами. — Папа давным-давно мне все объяснил. А надо, чтобы мамы и папы любили друг друга по-особенному. Вот чего я хочу для папы.

— Это был бы просто замечательный подарок к Рождеству, — согласилась Джасмин. Ей хотелось обнять и не отпускать Тоби.

Но она пошла рядом с ним к дому. Только они положили свои свертки, как во дворе хлопнула дверца автомобиля. Тоби подбежал к окну и выглянул.

— Это папин вездеход, — возбужденно объявил он, и у Джасмин сильнее застучало сердце. — Но за рулем не папа, — разочарованно добавил Тоби, его улыбка погасла. Джасмин испытала не меньшее разочарование.

Она направилась во двор, а Тоби пошел следом.

Крепкий мужчина в защитного цвета рабочей одежде поднялся по лестнице и снял свою потрепанную кепку.

— Миссис Крейген? — нерешительно спросил он, но Джасмин покачала головой.

— О нет. Я… — Она сделала паузу. — Мы друзья, — поспешила закончить она. Нельзя же сказать, что бывшие любовники, с иронией уточнила она про себя и чуть не рассмеялась. — Чем могу вам помочь?

— Где мой папа? — выкрикнул Тоби, а мужчина взглянул на него и улыбнулся.

— Ну, молодой человек, ты, должно быть, Тоби, верно?

Тоби кивнул.

— Я очень похож на папу.

— В самом деле.

— С Кейлом что-то случилось? — спросила Джасмин. Ей стало не по себе, но она невольно отметила, что Тоби сунул свою маленькую ручку в ее руку.

— Да нет. — Мужчина пригладил растрепанные волосы. — Кейл попросил меня доставить вездеход. Видите ли, у него небольшая травма. Ничего серьезного, — поспешно добавил он, увидев, что Джасмин вздрогнула.

— С ним все в порядке? — спросила Джасмин одеревеневшим голосом, а пальцы Тоби сильнее вцепились в ее руку. — Что случилось?

— Все будет в порядке. Он кувыркнулся и порезался. Наложат пару швов, и будет как новенький, — беззаботно произнес мужчина.

Наверное, состояние не тяжелое, пробовала успокоить себя Джасмин, иначе человек не говорил бы таким беззаботным тоном. Если только не старается ради Тоби.

— В какую больницу его отвезли? — спросила она как можно непринужденнее, чтобы еще больше не расстраивать Тоби. — Мы поедем навестить его.

— Нет смысла, мисс. Он вот-вот приедет. Пит отвез его к доктору и отвезет меня обратно, когда доставит босса. Хотите, я поставлю вездеход вон туда — под навес?

— Ах да, спасибо. С ним действительно все в порядке?

— В порядке. Вот только настроение… — Мужчина улыбнулся. — Ругает себя с тех пор, как это случилось. Между прочим, я и не знал, что босс такой неуклюжий. Он, можно сказать, споткнулся о собственную тень. — Мужчина покачал головой, спрыгнул со ступенек и залез в машину.

— Папе придется лечь в больницу? — спросил Тоби тоненьким голоском, и Джасмин присела рядом с ним.

— Не думаю. Этот мужчина сказал, что он скоро приедет домой.

Тоби обхватил руками ее шею, а она крепко обняла мальчика.

— Если папа будет лежать в больнице, Рождественский дед узнает, где он?

Джасмин не успела подбодрить его, как потрепанный фургончик с надписью «Макканн и Крейген Констракшнз» на дверце остановился у ступенек. Из него вышли двое мужчин.

Тоби бросил Джасмин и с криком понесся вниз по лестнице.

— Папа! Папа! Что случилось?

Джасмин бежала за мальчиком. Силы вдруг оставили ее, и она не могла угнаться за Тоби. А ей хотелось тоже с разбега броситься в объятия Кейла.

Кейл поднял Тоби одной рукой и показал сыну белоснежную повязку на другой.

— Немножко порезался — и только. Все в порядке.

— Тогда мы возвращаемся, босс. — Приехавший первым мужчина подошел к ним.

Кейл обернулся.

— Хорошо. Спасибо, Дейв. Спасибо, Пит. До завтра.

— Возьмите отгул, — улыбнулся Пит. — Мы все уладим с начальником.

Они рассмеялись и, помахав на прощание, уехали.

— Много тебе сделали швов? — спросил Тоби, широко распахнув глаза.

Кейл поставил сына на землю.

— Парочку. Ничего страшного.

— Было очень больно? — с нездоровой настойчивостью спросил Тоби, и Кейл потрепал его волосы.

— Не столько больно, сколько обидно, что вдруг ни с того ни с сего врезался в эту планку. — Кейл поднял глаза на Джасмин. — У меня голова не тем была занята, — загадочно добавил он, и Джасмин почувствовала, что краснеет.

— Тоби беспокоился. — (Темные глаза Кейла не отпускали ее взгляда.) — И я тоже, — хрипло добавила она.

— Ты беспокоилась?

Взглядом они выражали совсем не то, что стертыми словами. Сердце Джасмин с болью тянулось к нему. Что, если бы травма оказалась серьезной? — спросила она себя. Ведь она не успела рассказать ему о своем чувстве, о том, как его любит.

— Тебе хочется чаю или еще чего-нибудь? — Джасмин услышала свой голос и ужаснулась. До чего банально: напоить чаем и пожалеть.

— Было бы отлично выпить кофе. — Он осмотрел свою пыльную одежду. — А пока пойду приведу себя в порядок.

— Ты хочешь… то есть ты справишься? С повязкой на руке и… — Джасмин перестал слушаться голос, а у Кейла дрогнули губы.

— Справлюсь. Но, может быть, мне и придется позвать на помощь, — сказал он и улыбнулся ей той обворожительной улыбкой, от которой у Джасмин сводило пальцы на ногах.

Из-за этой улыбки у нее на кухне все валилось из рук. Она рассыпала зерна кофе. Она чуть не уронила кружки, которые достала из старинного шкафа с расписными стеклянными дверцами. И ей было очень трудно сосредоточиться на оживленной болтовне Тоби. Когда пришел его друг Джейк и мальчики вышли на газон перед домом поиграть в футбол, она с облегчением вздохнула.

Но скоро она снова утратила душевный покой, потому что через несколько минут на кухне появился Кейл, чисто умытый, одетый в выцветшие, с обрезанными штанинами джинсы и в черную майку-безрукавку.

Он сел к столу и рассеянно поблагодарил Джасмин, принимая от нее кружку кофе. Лицо Кейла искривилось от боли, когда он задел забинтованной рукой за край стола.

Джасмин прислонилась к стене подальше от стола. У нее совершенно ослабли колени — от жалости к нему, с его болью, и от поднимавшегося в ней желания.

— Доктор дал тебе болеутоляющих таблеток? — спросила она, отпив из своей кружки.

— Я принял две-три в хирургическом отделении. — Он осторожно покрутил запястьем. — Пока ничего страшного. Где Тоби?

— Перед домом, играет в футбол с Джейком.

Кейл еще отхлебнул кофе, и Джасмин почувствовала, что ему так же неловко, как ей.

— Надеюсь, ты не сердишься, что тебе пришлось сегодня взять с собой Тоби, — сказал он, она замотала головой.

— Нет. Мне было с ним приятно. С ним никаких хлопот.

— Он обычно хорошо себя ведет. — Кейл тихо вздохнул. — По правде говоря, я иногда задумываюсь над тем, как могло так получиться.

— У него хороший отец, — просто ответила Джасмин, и ей сдавило горло, когда Кейл посмотрел на нее с легкой усмешкой.

— Я просто обязан им быть. Как ты думаешь, Джас?

Джасмин скользнула на стул напротив него и нервно сглотнула. Ее кожа горела. И вовсе не из-за жаркой летней погоды.

— Я бы хотела выслушать… то есть если ты все еще хочешь сказать мне… — У нее пропал голос, и она затаила дыхание в ожидании его ответа.

— Мне в самом деле надо объясниться, Джас. Я все время хотел это сделать. — Он откинулся на стуле и поставил свою кружку. — Случилось, как обычно случается: мы с Кэтрин напились и… В итоге — нежелательная беременность… — резко закончил он, и тут его напряженное тело несколько расслабилось. Он нагнулся вперед и поставил локти на стол, подперев ладонью подбородок. — Нет, это, пожалуй, несправедливо по отношению к нам обоим. Мы с Кэтрин познакомились в университете и очень подружились… Были друзьями — не больше. Мы просто общались в одной компании, увлекались спортом, музыкой, о многом говорили. Я не стремился заводить романы, да и она тоже. Я работал у Джеймса и учился, а она была просто одержима мыслью о том, чтобы стать хирургом. Только этого она и желала.

У Кэтрин не было родителей, и она работала официанткой, чтобы прокормиться. — Он взглянул через стол на Джасмин. — Я никогда не встречал другого такого увлеченного человека. Однажды вечером мы с ней оказались в квартире, которую она снимала вместе с подружками, и никого не застали дома. Она была в плохом настроении, потому что ей казалось, что она завалила важный экзамен. Впрочем, она ошиблась. А я тогда только узнал, что моя сводная сестра… — Он сделал паузу. — Мой отец снова женился года через два после развода с матерью, и у него родились три дочери. Так вот, в тот день моя двенадцатилетняя сестренка по дороге домой из школы была сбита машиной и погибла на месте. Она была отличной девчонкой. Я очень любил ее и ужасно расстроился. Так что мы с Кэтрин выпили по рюмке. А потом еще по одной, и так далее. Кончилось это постелью.

Кейл встал и начал расхаживать по кухне.

— Когда Кэтрин узнала, что беременна, для нас обоих это было ударом. Мы не могли поверить, что такое случилось. Тогда нам пришлось решать, что делать дальше.

— Вы не думали пожениться? — спросила Джасмин, едва способная пошевелить губами.

— Если всерьез — то нет. К счастью, мы с ней понимали, что брак был бы ошибкой для нас обоих. — Он глубоко вздохнул. — Кэтрин не хотела делать аборт, и мы решили, что самое главное, как бы мы ни поступили, позаботиться о том, чтобы ребенок не пострадал от наших ошибок. Поэтому она решила отложить карьеру до тех пор, пока родится ребенок. Понадобилось совсем немного времени, и мне стало ясно, что ей тяжело, что она раскаивается в своем решении. Тогда я предложил ей содержание до окончания ее учебы. Я счел, что это самое малое, что я со своей стороны могу сделать.

Он бросил усталый взгляд на Джасмин.

— Я действительно совершил тогда две серьезнейшие ошибки. Я не предполагал, что могу так привязаться к маленькому ребенку. — Он встретился взглядом с Джасмин. — И что встречу человека, который заставит меня поверить в любовь с первого взгляда. Итак, — торопливо добавил он, — Кэтрин, как и хотела, стала хирургом, а я… я отец-одиночка и стараюсь делать все возможное для своего сына.

— Не только стараешься… ты и делаешь все возможное… — открыто признала Джасмин.

— Спасибо, Джас, — мягко произнес он, а Джасмин встала и обошла стол, чтобы подойти к нему.

— Я… я не знала… — Она сглотнула, стараясь удержать слезы.

Кейл поднялся и нежно обнял ее.

— Я люблю тебя, Джас… всегда любил, — просто сказал он и почти с благоговением коснулся губами ее губ.

Они стояли, прижавшись друг к другу, а их поцелуи делались все горячее. Они задыхались. Кейл опустился на стул и посадил Джасмин к себе на колени.

— Ты не представляешь, как долго я дожидался этой минуты, — прошептал он, уткнувшись лицом ей в волосы, а Джасмин отодвинулась и обхватила ладонью его подбородок.

— Не дольше, чем я, — пробормотала Джасмин.

В ответ Кейл опустил голову и поцеловал ее ладонь.

— Знаешь, я не могла до конца поверить, что ты позволишь мне уехать, — сказала Джасмин. — Когда я уже сидела в аэропорту, в глубине души надеялась, что ты за мной приедешь.

— Я и поехал за тобой. Понесся как сумасшедший, а потом беспомощно стоял и смотрел, как ты садишься в самолет. В тот день я почувствовал, что во мне что-то умерло.

— Тогда почему…

— Отпустил тебя?.. Как я мог просить тебя остаться? Я понимал, что до того самого дня моя жизнь шла кувырком. И не только моя, страдали Кэтрин, Тоби. Не мог же я ломать и твою жизнь. Тогда еще не пришло наше время. Но я не хотел терять тебя. Я решил, что постараюсь наладить все в своей жизни, прежде чем приду к тебе и буду умолять, чтобы ты простила меня. Уже больше года, как Кэтрин окончила учебу. Она официально передала Тоби мне на попечение, хотя может видеться с ним, когда пожелает. Но потом у Джеймса случился этот приступ, и я стал работать за двоих. Поверь мне, Джас, если бы ты не приняла приглашение деда провести здесь Рождество, я бы поехал искать тебя в новом году. Дольше я не мог бы ждать. — Кейл красноречиво закрыл глаза. — В течение пяти долгих лет я с ужасом думал, что ты найдешь кого-нибудь другого.

— Мы потеряли столько драгоценного времени, — тихо произнесла Джасмин.

— Да, потеряли. Но, наверное, мне нужно было время, чтобы разобраться в моей запутанной жизни. — Кейл с сожалением вздохнул и, взяв рыжую прядь, обвил ее вокруг пальца. — Мне кажется, на жизненном пути мы набираем какое-то количество груза. И когда вступаем в новые отношения, какими бы ни были прежние, от них что-то остается, и это «что-то» мы тащим с собой. Я не хотел взваливать на тебя мой груз, Джас. Как я ни желал тебя — а ты никогда не поймешь, как отчаянно мне хотелось просто бросить все и уйти вместе с тобой, — я не мог так поступить. Я был кругом виноват. Перед Кэтрин, перед Тоби и, наконец, перед тобой.

— Ах, Кейл, я тоже чувствовала свою вину. Я так легко упала в твои объятия, что, наверное, меня бы следовало сжечь на костре. То есть я чувствовала, что поступаю неправильно, но не давала себе труда вдумываться в это. Я была эгоисткой, я слишком сильно тебя желала, и — каюсь — любой ценой. — Лицо ее исказилось. — А теперь жалею, что, будто какая-то святоша, не позволила тебе объясниться.

— Я не уверен, что пять лет назад мне удалось бы объяснить тебе все это. Мне было так тяжело! Я считал, что разбил две жизни: сперва жизнь Кэтрин, а потом твою.

Джасмин тихо рассмеялась.

— Какими же мы были глупыми!

— Воистину, — подтвердил он и снова поцеловал ее. Когда он поднял голову, то глубоко заглянул ей в глаза. — Есть у меня еще возможность исправить дело? То есть ты выйдешь за меня замуж? Примешь далеко не лишенного недостатков мужчину вместе с заранее укомплектованной семьей? Но такого, что любит тебя больше жизни!

По щеке Джасмин покатилась слеза, и он наклонился, чтобы поймать ее кончиком языка.

— Искренне надеюсь, что эта слезинка — знак согласия, — с трудом произнес он, а Джасмин кивнула и обвила его шею.

— Полного согласия… — ответила она и хотела соскользнуть с его колен, услышав шум подъезжавшей по дорожке машины.

Кейл удержал ее.

— На этот раз я тебя не отпущу, Джасмин Макканн.

Получилось так, что Лорелла с Джеймсом и мать Джасмин с ее братом приехали почти одновременно, и все были в искреннем восторге, услышав новость. Дедушка подмигнул Джасмин и велел Лорелле принести ту бутылку особого шампанского, которую он купил как раз для этого случая. Джеймс Макканн твердо заявил, что всегда знал: все кончится хорошо.

Позже мать Джасмин отвела ее в сторонку и сообщила, что землю Рика удалось продать. Рик потерпел убыток, но договорился об оплате долгов, и продавать ее дом уже не нужно. Она надеялась, что Рик получил хороший урок.

Когда Кейл объявил новость Тоби, мальчик бросился Джасмин на шею и крепко обнял ее.

— Можно мы завтра поедем к Рождественскому деду? — спросил он, счастливый. — Я хочу сказать ему «спасибо» за то, что он устроил так, чтобы ты приехала в Брисбен, а папа нашел тебя. Ну и быстро же работает Рождественский дед!

А еще позже, когда перевозбудившийся Тоби наконец согласился лечь спать, Джасмин вышла на переднюю веранду и, опершись о столб, стала вглядываться в панораму города внизу. Рассматривая мигающие огоньки, яркую вереницу машин, змеей заползавшую на выгнутый дугой Гейтвейский мост и снова сползавшую с него, Джасмин сделала глубокий вдох. Аромат деревьев и цветов, витавший в вечернем воздухе жаркого лета, был сладок, и, довольная, она улыбнулась.

Могла ли она пожелать лучшего окончания рождественской поездки к родным?

Сзади раздался скрип старой половицы, и Кейл, обхватив ее руками, привлек к себе.

Он потерся носом о ее шею и пробормотал довольным голосом:

— Если это во сне, не буди меня.

Джасмин хихикнула и повернулась к нему лицом.

— Спи сколько хочешь, лишь бы мне быть тут, рядом с тобой.

— Это что — предложение, мисс Макканн?

— Одно из лучших.

— Самое лучшее, какое я могу себе представить. — Он немного отстранился от нее. — Но нам осталось внести ясность в еще один вопрос…

— Правда? — Она скользнула кончиками пальцев по гладкому бугру мускулов на его руке.

— Ты случайно не выходишь за меня замуж ради этих десяти тысяч долларов? — спросил он с притворной серьезностью.

Джасмин подняла к нему лицо.

— Ты считаешь, это все, чего я стою?

Он тихо рассмеялся.

— Недозволенный прием, мисс Макканн. Я считаю, ты бесценна, ты сама это знаешь.

Джасмин вдруг стала серьезной.

— Я бы ни за что не рискнула просить денег у дедушки. Ты ведь знал, правда?

— Конечно. — Он запечатлел на ее губах короткий поцелуй. — Тут что-то с Риком, верно? Он все еще нуждается в помощи?

— Нет. Слава Богу, выкарабкался.

— Хорошо. Ты должна как-нибудь рассказать мне про все это. Но сейчас… — Он что-то поднял над ее головой. — Это омела.

— Омела? — Джасмин фыркнула.

— Ты ведь знаешь, что в некоторых странах принято срывать счастливый поцелуй под веточкой омелы, — торжественно продолжал он.

— А ты разве не знаешь, что омела не имеет столь доброй славы здесь, в Австралии? — спросила Джасмин. — Я видела, как она губит эвкалипты.

— Где твое чувство романтики, Джас? — упрекнул он ее. — Пусть так, но я располагаю достоверными сведениями о том, что вот это, — Кейл повертел в пальцах маленькую веточку, — настоящая подделка из пластика. Итак, можем не беспокоиться: эвкалипты спасены.

— Я нахожусь… под должным впечатлением. — Джасмин просияла, глядя ему в лицо, и улыбнулась, сверкнув зубами. — Ты, кажется, обо всем подумал.

— Стараюсь быть на высоте, — скромно заявил он. — Так что это я говорил? Ах да, омела. Согласно обычаю, надо встать под нее и сорвать счастливый поцелуй верной любви.

Кейл поймал ее взгляд и не отпускал. Улыбка исчезла с его лица.

— Пусть омела поддельная, но гарантирую, что поцелуй — горячее нельзя…

Джасмин почувствовала, как ее охватывает волна желания.

— Я рада это слышать, любовь моя, — мягко произнесла она и встретила его губы с истинной страстью.

Мэри Лайонс

Давай поженимся!

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Запыхавшись от быстрой ходьбы, Эмбер влетела в переполненное шумное кафе и с трудом пробралась к маленькому столику у окна, где сидела ее подруга.

— Прости, пожалуйста, я опоздала!

— Могла бы не спешить, — откликнулась Роуз Томас и заказала кофе проходившей мимо официантке. — Салли еще нет. Уж я ее знаю: наверное, сейчас возьмет и просадит целое состояние в каком-нибудь магазине готового платья. Ну и заодно соберет все скандальные новости.

— Я думаю, ты права, — улыбнулась Эмбер. За их приятельницей Салли, женой состоятельного и весьма уважаемого юриста, в кругу друзей прочно закрепилась репутация женщины, помешанной на покупках и свежих сплетнях. — А вот мне, — добавила Эмбер, со вздохом облегчения опуская на пол тяжелые сумки и пакеты, — во время этой предрождественской суеты сделать даже самые обычные, повседневные покупки все равно что полжизни потратить!

— Еще бы! — горько рассмеялась Роуз. — Сегодня только четверг, а в супермаркете народу было набито что сельдей в бочке. Я не купила и половины того, что значилось в списке. А между тем нас грозилась навестить на Рождество моя дражайшая свекровь. Я и подумала, не согласишься ли ты испечь для меня праздничный пудинг? И, может, немного бисквитов? Положу в холодильник на случай нежданных гостей.

— Нет проблем, любые заказы принимаю с благодарностью, — улыбнулась Эмбер, пододвигая себе стул и усаживаясь.

— Вот и чудесно! — радостно воскликнула Роуз. — А кстати, как у тебя вообще дела?

— В кухне я, очевидно, буду загружена по горло. Окрестные магазины завалили меня заказами на рождественские пироги, пудинги и пирожные. А вот с постояльцами, к сожалению, далеко не так благополучно. У нас сейчас их нет, и, судя по всему, в ближайшее время никого не будет. Кроме того… — Тут Эмбер замялась. — Я, видишь ли, не хотела никому ничего рассказывать, пока не соберусь с духом и не сообщу печальную новость маме. А заключается новость в том, что после ужасного, да-да, ужасного, разговора с управляющим банком я наконец вынуждена трезво оценить свое финансовое положение и продать дом.

— Продать дом?!

— Увы! — Эмбер кивнула. — Я уже договорилась с мистером Главером, агентом по продаже недвижимости, и в начале следующей недели появится объявление.

— Не может быть! Какая жалость! — воскликнула Роуз, с искренним сочувствием глядя на Эмбер.

Обе они родились и выросли в Элмбридже, небольшом портовом городке, и Роуз прекрасно знала все перипетии горестной судьбы семейства Эмбер. После того как огромная торговая империя ее отца рухнула, Сам он, не выдержав разразившегося скандала, вскоре скончался, а мать замкнулась в своем изолированном мирке. До чего же несправедливо, говорила себе Роуз, что у Эмбер, так мужественно боровшейся с несчастьями и невзгодами, новые неприятности!

— Ну, ладно — не конец света… Холл слишком велик для нас, счета за отопление приходят астрономические, — промолвила Эмбер, стараясь сделать хорошую мину при плохой игре, хотя на самом деле положение семьи было бедственным.

— Но куда же вы переберетесь? — озабоченно поинтересовалась Роуз, глядя, как официантка ставит на стол поднос с чашками и кофейником. — Ты что-нибудь присмотрела?

— Пока что нет, — вздохнула Эмбер. — Надеюсь купить маленький коттедж недалеко от Элмбриджа — прежде всего потому, что не хочу забирать Люси из ее школы и разлучать с друзьями.

— Если я про что-нибудь подходящее услышу, немедленно тебе сообщу, — пообещала Роуз.

Разливая по чашкам кофе, она, однако, никак не могла отделаться от мысли, что в маленьком коттедже Эмбер будет гораздо труднее жить.

Роуз училась в колледже, в другом городе, когда восемнадцатилетняя Эмбер вышла замуж за очень богатого, хотя и несколько ветреного молодого человека по имени Клайв Станоп. Ему принадлежал Элмбридж-Холл, старинный особняк времен Тюдоров, размерами превосходивший все дома в округе. Женитьба Клайва на Эмбер, к тому времени не имевшей ни гроша за душой единственной дочери разорившегося бизнесмена, которая ровно через шесть месяцев после свадьбы произвела на свет ребенка, — о, тут было о чем посплетничать обитателям маленького городка. Однако год спустя Эмбер вызвала всеобщее восхищение горожан тем, что не пала духом, когда ее муж погиб в автомобильной катастрофе, а вслед за тем выяснилось, что он был заядлый картежник, заложивший и перезаложивший свои земли. Продав все, что можно было, только бы расплатиться с долгами, молодая вдова оставила за собой один лишь Элмбридж-Холл.

В течение нескольких лет, прошедших с той поры, Роуз не переставала надеяться, что ее подруга встретит хорошего человека и заживет с ним душа в душу. Эмбер, с ее роскошными, ниспадающими на плечи прямыми волосами золотисто-каштанового цвета, с большими зелеными глазами и мягко очерченным ярким ртом, была очень красивой женщиной. Так, бесспорно, считал и Филип Джексон, молодой врач, практиковавший в Элмбридже. Но, несмотря на все усилия Роуз устроить счастье подруги, к достоинствам которой следовало отнести и то, что она была нежная мать и великолепная кулинарка, Эмбер по совершенно непонятной для Роуз причине не жаждала вновь выйти замуж. Но теперь… Неужели Эмбер и теперь не захочет связать свою жизнь с человеком, который может так много ей предложить?

— На днях встретила Филипа Джексона, — как бы невзначай обронила Роуз. — Он сказал, что на Рождество собирается в Камберленд, погостить у родителей.

— Да? — насторожившись, пробормотала Эмбер.

— Тебя с Люси он случайно… э-э… не приглашал с собой?

— Боже мой, Роуз, да прекратишь ли ты наконец?! — воскликнула Эмбер, с шутливым отчаянием замотав головой. — Ты же обещала отказаться от попыток сватать меня каждому холостяку в нашем городе!

— Да, да, конечно, — Роуз слегка покраснела. — Я и в самом деле не собираюсь вмешиваться в твою личную жизнь. Но уже прошло целых семь лет со смерти Клайва. И мне ясно как Божий день — особенно после сегодняшнего твоего сообщения о предстоящей продаже дома, — что тебе необходим муж.

— Ты, надеюсь, не предлагаешь мне выйти замуж за Филипа или за кого-нибудь другого только для того, чтобы выбраться из затруднительного положения? — без обиняков спросила Эмбер.

— Что ты, что ты, ни в коем случае! — Роуз даже замахала руками. — Но, если говорить серьезно, сейчас самое время подумать как следует о твоем будущем.

— Оставь, Роуз! Ведь речь идет не только обо мне. Есть еще Люси. Не всякий захочет обременять себя семилетней девочкой, не говоря уже о моей безумной матери.

— Да, знаю, с твоей мамой иногда бывает нелегко, — согласилась Роуз, хорошо себе представлявшая, каким тяжким, порой почти непосильным грузом ложилась на хрупкие плечи Эмбер, в дополнение к прочим, забота о Вайолет Грант, которая, по сути, так и не оправилась до конца после неожиданной смерти мужа. — Но Филип влюблен в тебя по уши, и лучшего отчима для Люси тебе не найти, уж с этим-то ты не станешь спорить. К тому же из тебя выйдет прекрасная докторша, думается мне.

Эмбер улыбнулась и покачала головой.

— Благодарю за доверие! Ты, конечно, стараешься из лучших побуждений, и то, что ты говоришь, наверное, весьма разумно, но… Ладно-ладно, обещаю тебе подумать, — поспешно добавила Эмбер, заметив по выражению лица подруги, что та собирается настаивать на своем. — А твоя свекровь намерена провести здесь все Рождество? — спросила Эмбер, чтобы переменить тему разговора.

К сожалению, она не могла сказать Роуз правду: после того как Эмбер по необходимости вышла замуж за Клайва Станопа, при том, что Клайв был человеком очень добрым и великодушным, она не могла найти в себе силы второй раз вступить в брак не по любви.

Впрочем, насчет Люси ее подруга попала, что называется, в точку. Когда Клайв погиб, Люси не было и года, и с тех самых пор Эмбер стремилась быть малышке не только матерью, но и отцом. Все семь лет Эмбер, однако, с каждым днем все больше убеждалась в том, что не всегда как следует справлялась с этими двумя, столь разными ролями. Так, может, Роуз права? Может, хватит раздумывать и следует принять разумное, практичное решение — выйти замуж за Филипа Джексона?

Доктор, совсем недавно начавший работать в городе, снискал себе среди его жителей любовь и уважение, чему не приходилось удивляться: Джексон был очень милый, хорошо воспитанный человек. Кроме того, он имел приличный доход, жил один в большом доме и отличался приятной наружностью. Ну чем же этот кареглазый блондин не жених для Эмбер? — удивля