Херта Элина

Понимайка и лось


Дорогие советские дети!

Когда я писала эту сказку про финского пастушка Понимайку, то никак не могла подумать, что вы будете её читать. Наоборот, я считала, что её никто не будет читать, потому что писалась она в камере фашистской тюрьмы. Время было жестокое — 1942 год. Была война. Всем было трудно и тяжело, особенно детям. Я думала в первую очередь о финских детях. Думала, что есть среди них мальчики и девочки, которые через своих родителей узнают о пути к лучшей, мирной жизни, о пути в Страну Доброй Воли. И такие дети есть. Они знают правду о Советском Союзе и о вас, о советских детях. Они расскажут эту правду и другим детям. И каждый, кто узнает эту правду, тот уже никогда не пойдёт на войну против Советского Союза.

Так я думала, и мои думы превратились в сказки. Мне было запрещено писать. Но тюремные власти запрещали, а сердце велело писать. И сердце победило.

Если бы я сейчас могла снова написать эту сказку, то она звучала бы бодрее, веселее. Теперь ведь не только Советский Союз, но и Китай и страны народной демократии входят в общую Страну Доброй Воли. Теперь во всех частях света, во всех странах мира, как и у нас в Финляндии, много, много людей, которые находятся на пути в Страну Доброй Воли, борются за мир между народами. Пастушок Понимайка не одинок. С ним поют во весь голос все юные пионеры Финляндии.

В его лице я хочу передать всем детям Советского Союза самый тёплый, самый сердечный привет от юных пионеров Финляндии, от всех детей, которые в условиях капитализма ищут путь в Страну Доброй Воли.

Херта Куусинен — Херта Элина

Финляндия


1. Лосёнок

<p>1. Лосёнок</p> <p><img align="right" hspace="10" src="/picture.php?transliterautor=H-Elina&transliterbook=Ponimajka-i-los&filename=i_003.png"/></p>

Жил на свете маленький лосёнок. Он был такой маленький, что и бегать-то ещё не умел как следует. Лосиха-мать кормила его, лизала, и лось-отец играл с ним, оберегал его.

И вдруг случилась беда. Пришёл в лес злой охотник, убил большого лося-отца. Лосиху-мать тоже убил. А лосёнка схватил за слабые ножки, взвалил к себе на спину и понёс домой.



Маленький лосёнок тихонько стонал на спине у злого охотника. Он никак не мог понять, почему же его мать не бежит за ним? И почему отец не защищает его, почему не бьёт охотника своими большими рогами?

„Спят они, что ли? — думал маленький лосёнок. — Но если спят, то почему у матери открыты глаза? Прежде она никогда не спала так. Прежде чуть шевельнёшься — она уже и проснётся, уже и вскочит! А сейчас лежит, смотрит и почему-то не слышит, как я плачу и зову её“.

Но лось и лосиха неподвижно лежали в кустах, на растущей между камнями траве.

Вскоре охотник свернул на дорогу — высокие кусты встали по сторонам. И лосёнок уже не видел больше ни могучих неподвижных рогов отца, ни печальных глаз матери…

Охотник принёс лосёнка в свою богатую усадьбу и пустил его на скотный двор. Тут все, кто жил на скотном дворе — коровы, лошади, овцы, свиньи, куры, собаки, — собрались вокруг испуганного лосёнка. Лосёнок лежал на земле и дрожал. Лосёнку казалось, что ему снится страшный сон — он ведь никогда ещё не видел домашних животных! Ему хотелось отогнать от себя этот сон, он встряхивался и то открывал глаза, то закрывал. Но ничто не помогало. Закроет глаза — ещё слышнее, как вокруг него и мычат, и кудахчут, и кричат, и шушукаются… У лосёнка так закружилась голова, что он даже понять не мог, что они все говорят.



А говорили вот что:

— Му-у, — сказала корова с колокольчиком, — он почти как настоящий телёнок. Но чего-то недостаёт.

— Или что-то лишнее! И-ги-ги-и! — проржал молодой шалун-жеребёнок.

— Бя-я, шерсть не видна-а… — проблеяли овцы.

— Где шпоры? Где гребень? — прокукарекал петух. — Ни гребешка, ни шпор!

И куры тотчас принялись хвалить своего петуха:

— Вот смотри, вот смотри! Какой же наш петух умный!

— Какой-то лесной бродяга! — проворчал старый пёс. — Совсем не умеет вести себя. Не может даже хвостом помахать, когда входит в дом!

Только свиньи не вмешивались в разговор — их самих постоянно осмеивали. Но маленькие поросята тихонько повизгивали и повторяли то, что их мамаша-свинья шепнула другой мамаше-свинье:

— Слишком тощ! Слишком тощ!

В доме хозяин и хозяйка в это время советовались: сейчас зарезать лосёнка или дать ему подрасти? Посоветовались и пришли к тому же мнению, что и мамаша-свинья: лосёнок слишком тощ, пускай подрастёт немного. Хозяйка приказала работнице покормить лосёнка. Работница налила в бадейку молока, принесла на скотный двор, поставила её перед лосёнком и ушла. А лосёнок смотрел на бадейку и ничего не понимал. Он ведь никогда не пил из бадейки!

Животные поговорили-поговорили вокруг лосёнка, да и разошлись по своим делам. Около лосёнка остался только маленький пастушок Юмми, что значит Понимайка. А прозвали пастушка Понимайкой потому, что он понимал язык всех животных.

Если бы Понимайка был старый, с длинной бородой, все считали бы его колдуном. Но Понимайка был всего-навсего маленьким сиротой. Хозяева сказали:

— Раз он так хорошо понимает животных — пускай будет пастухом!

Так вот и стал Понимайка пастушком.

Сначала ему трудно было справляться со стадом. Большому быку очень хотелось забодать его. Коровы и лошади тоже глядели на него, как на обыкновенного пастуха. Да ещё такой маленький да слабый этот пастушок — чего же его бояться? Можно и боднуть, можно и лягнуть — отомстить за недобрые дела прежних пастухов.

Но Понимайка всех заставил полюбить себя. Как только большой бык начал реветь и рыть копытом землю, Понимайка запел ему песенку. Он пел о том, каким маленьким и хорошеньким бычком был когда-то этот большой бык. Как нежно мать-корова облизывала его и как весело он тогда резвился в поле! Так бегал и прыгал, что трава перемешивалась с землёй под его острыми копытцами.

— И все-то, все любили тогда маленького бычка! — так пел Понимайка.

А большой бык стоял, слушал и плакал. Он совсем забыл, что хотел забодать своего пастушка.

С тех пор, как только завидит бык Понимайку, так и вспомнит своё детство и сразу весело запрыгает по полю. Ему в это время кажется, что он снова маленький бычок, и большой бык вместе с телятами бежит лизать пастушку руку.

Понимайка умел каждому сделать что-нибудь приятное. Кому рассказывал весёлую сказку, кому пел грустную песню, и скоро всё стадо полюбило Понимайку.

Сегодня пастушок сидел во дворе и слушал, что тут говорили о лосёнке. Понимайке стало жалко его. Он увидел, что маленький зверь не умеет пить из бадейки. Понимайка приласкал лосёнка, похлопал тихонько по спине, погладил. Потом уселся с ним рядом, обнял его, обмакнул пальцы в молоко и провёл по сухим губам лосёнка.

— Ма-ма! — закричал лосёнок.

Он вспомнил свою мать и заплакал. Но тут же почувствовал, что ему очень хочется есть. Только не нравилось ему коровье молоко — такое оно было невкусное!



Однако пастушок ласково пригнул его голову к бадейке и сказал:

— Пей, лосёнок, пей! Тебе надо подрасти и окрепнуть. А если ты будешь такой слабенький, то как же ты убежишь обратно в лес?

Так и научился лосёнок пить коровье молоко. На ночь Понимайка отвёл лосёнка на сеновал. Там они улеглись рядом на сене. Понимайка положил голову на тёплую спину лосёнка и сладко уснул. Давно уже не было у него такой мягкой подушки!



2. Весть жаворонка

<p>2. Весть жаворонка</p> <p><img align="left" hspace="10" src="/picture.php?transliterautor=H-Elina&transliterbook=Ponimajka-i-los&filename=i_008.png"/></p>

— Солнышко встаёт! Все поднимайтесь! Кто спит ещё-о? — хорохорился петух на рассвете.

Пастушок слез с сеновала, сходил в дом, взял кусок хлеба и погнал стадо в лес. И лосёнка взял с собой.

Ножки у лосёнка были ещё слабые — он никак не мог поспеть за другими. И Понимайка останавливал стадо, чтобы лосёнок мог отдохнуть. Встретился на пути ручеёк — что делать лосёнку? Не может он перепрыгнуть. Тогда пастушок взял его на руки и перенёс на другой берег.

Тут заблеяли два маленьких ягнёнка: а как же им быть?

Но пастушок сказал:

— Дяаря и Яаря! Вам уже четыре недели — вы и сами перейдёте. А лосёнок ведь совсем ещё слабенький. Когда он подрастёт немножко — тогда мы все вместе будем играть на пастбище.



Храбрый чёрный Яаря прыгнул через ручей, да так, что даже белую Дяарю забрызгал водой. А Дяаря никак не решалась прыгнуть. Чуть ступила копытцем в воду, так сразу и заплакала:

— Не перейду! Не перейду! Видишь же, что не перейду!



Пришлось пастушку перенести и Дяарю через ручей.

В полдень коровы и овцы отдыхали и жевали жвачку. А Понимайка сел на солнечном бугорке рядом с лосёнком и вынул свой кусок хлеба. Пока он жевал чёрствый кусок, лосёнок ему рассказал, как пришёл в лес злой охотник и как он убил его отца — большого лося и его добрую лосиху-мать.

Понимайка, услышав это, сразу перестал есть. Он пронзительно свистнул, и тотчас в ответ ему раздался такой же свист. Через минуту прилетел жаворонок и сел пастушку на колено.

— Жаворонок, слетай в лес, — сказал Понимайка. — Разыщи там густой березняк и каменистый откос. Потом вернись и расскажи: там ли ещё отец и мать нашего лосёнка?

Жаворонок взвился и полетел в лес.

Вот уже день пошёл к вечеру и солнце начало опускаться к холмам, Понимайка стал собирать своё стадо домой, а от жаворонка всё ещё не было ни слуху ни духу.

Лосёнок за этот долгий солнечный день очень окреп. Он даже научился щипать траву. На обратном пути он уже сам перепрыгивал через ручьи. Они с чёрным Яарей даже наперегонки прыгали. Беленькой Дяаре тоже очень хотелось прыгать вместе с ними через ручьи, но разве за ними угонишься! Пусть уж лучше пастушок переносит её на руках. А то ещё прыгнешь, да не перепрыгнешь!

Стадо тихо брело домой. Жаворонка всё не было. Вот уж и половину пути прошли. Ветер колыхал луговую траву, а Понимайка пел свою лучшую песенку, чтобы стадо дружнее шло за ним. И вдруг с небесной высоты донеслось:

— Юмми-Понимайка! Понимайка!

Это прилетел жаворонок. Он спустился к пастушку, сел ему на руку и начал рассказывать:

— Нашёл я березняк, нашёл и каменистый откос. Но ни лосихи-матери, ни отца-лося не нашёл. Охотник, хозяин вашей усадьбы, их тоже не нашёл. Он и сейчас ещё бродит в глухом лесу, всё их разыскивает. И такой он ходит злой! Всё говорит: „Вот ужо вернусь домой, так достанется от меня за это лосёнку!“ Будь настороже, будь настороже!..

Жаворонок рассказал всё это пастушку, а потом и всему стаду рассказал. Все в стаде удивились и испугались. Одно дело — подшутить над глупым лосёнком. Но разве можно обидеть его? Ведь он ещё совсем маленький и беспомощный.

— Что теперь будем делать? — сказал Понимайка и обнял лосёнка за шею. — Как мне спасти тебя от злого хозяина? Я не дам ему убить тебя!



— Оставь его в лесу, оставь в лесу, — посоветовал стоявший поблизости баран.

— Послушай-ка его, — сказала корова с колокольчиком: — хоть раз, да придумал баран что-то умное!

Остальные тоже поддержали барана. И всё стадо повернуло и пошло искать, куда бы спрятать лосёнка. Особенно старались овцы — ведь этот умный совет дал баран, а не кто-нибудь!

— Здесь! Здесь! — блеяли они у каждой ёлки.



Но тёлка Хилликки нашла самое лучшее место — песчаную пещеру.

Общими силами натаскали в пещеру травы лосёнку — тут ему и постель, тут и еда. А шалун-жеребёнок Пирьо сбегал в поле, схватил охапку душистого клевера и тоже притащил в пещеру. Пирьо был очень доволен — и лосёнку услужил и показал другим лошадям, как он ловко прыгает через изгородь.

* * *

Стадо шло к дому, старательно позвякивая колокольчиками. Животные шли и беседовали о том, как отлично подшутили они над хозяином.

А в усадьбе уже дожидались коров женщины с подойниками. Они бранили пастуха и удивлялись, что это стадо не идёт так долго.

— Заблудился, что ли, или медведь побывал в стаде? — спросила хозяйка у пастушка.

— Не заблудился и медведя не было, — ответил Понимайка. — Мы слушали жаворонка, потому и задержались немножко.

— Вот глупый пастух! — засмеялись женщины.

А хозяйка оттаскала Понимайку за волосы и сказала, что оставляет его без ужина. Но Понимайка этому только обрадовался: не пойдёт ужинать — значит, избежит встречи с хозяином. А не встретится с хозяином — значит, хозяин не спросит у него про лосёнка. Пастушок был очень голоден, и хозяйка очень больно отодрала его за волосы. Но что из того? Можно и потерпеть за маленького сиротинку. И Понимайка молча отправился на сеновал.

В это время во двор вошёл хозяин-охотник — он только что вернулся из лесу. Понимайка хотел незаметно прошмыгнуть мимо, но хозяин остановил его.

— Эй, пастух! — крикнул он. — Где лосёнок, этот проклятый щенок? Большие лоси притворились убитыми, а теперь где-то идут своей дорогой. Я обещал гостям жаркое из лося — и жаркое будет на столе! Лосёнок поплатится теперь за весь свой лосиный род! Ты что ж не отвечаешь, пастух? Подойди сюда!

Понимайка подошёл к хозяину — а что же ещё ему оставалось делать? — и тихо ответил:

— Лосёнок остался в лесу.

— Да ты и его упустил? — закричал хозяин и начал бить мальчика.

Кто знает, сколько времени он бил бы его и тряс, если бы сам не был голодным и усталым. Он отпустил пастушка, но сказал:

— Погоди, я тебе ещё припомню это!

Понимайка забрался на сеновал, бросился в сено и заплакал. Здесь он мог плакать, но злому хозяину он ни за что бы не показал своих слёз. Мальчик плакал, пока не уснул. И не было у него даже вчерашней мягкой, как шёлк, подушки, которая колыхалась вместе с его дыханием. Сухие стебли царапали ему щёки и утирали слёзы. И только одна мысль утешала Понимайку: лосёнок был в безопасности.


С этих пор жизнь Понимайки стала ещё тяжелее. Хозяин ненавидел мальчика, да и хозяйка недолюбливала его. Кормили его кое-как, тумаки то и дело градом сыпались на него.

А лосёнок каждое утро встречал стадо на пастбище. Вечером он провожал своих друзей до половины дороги, а сам опять уходил в песчаную пещеру.

Когда лосёнок подрос, он стал смелее. И уже решался подходить почти к самому дому. Часто Понимайка взбирался ему на спину, и они неслись, как на крыльях.

Сначала все в стаде полюбили лосёнка. Но потом ему начали завидовать. Все видели, что Понимайка очень привязался к лосёнку. К тому же, лосёнок рос быстро. Ягнята остались далеко позади — им не нравилось, что на лося приходится смотреть задрав голову. Корова с колокольчиком наконец поняла, чего не хватало у лося.

— Никакой пользы не будет от этого животного в хозяйстве, — сказала она: — ни молока, ни шерсти — ничего. Вся его жизнь — пустые хлопоты и беготня.

Заметил теперь и жеребёнок Пирьо, что было лишним у лося. Это были рога, которые уже начали показываться у него на лбу. Если бы эти рога, по крайней мере, были простыми, но Пирьо слышал, что они будут ветвистыми.

И старый конь Хуму присоединился к общему мнению:

— Ну, в молодости ещё можно шалить от нечего делать. Но мне кажется, что из него никогда не получится никакого толка.

И когда подвёртывался удобный случай, все они — то один, то другой — понемногу и щипали и лягали лосёнка. Но лосёнок не обращал внимания на лёгкие тумаки. А если кто-либо слишком приставал к нему, он оборачивал к обидчику свои острые рожки, и большие глаза его сердито сверкали. Тогда задиры оставляли его в покое.

Но всё это было бы ничего… Хуже всего было то, что в доме начали поговаривать о лосёнке. То ли кто-нибудь из завистливых молодых бычков намекнул собакам, что лосёнок приходит на пастбище, то ли собаки сами вынюхали это — только пастушок заметил, что старый пёс, сторож дома, постоянно ходит за ним по пятам, принюхивается и скулит, словно чует зверя. К счастью, днём этот пёс был привязан и не мог сбегать на пастбище. А то бы он обязательно увидел лосёнка!



3. День рождения козы Иммикки

<p>3. День рождения козы Иммикки</p> <p><img align="right" hspace="10" src="/picture.php?transliterautor=H-Elina&transliterbook=Ponimajka-i-los&filename=i_014.png"/></p>

В дремучем лесу, недалеко от усадьбы, жил большой чёрный медведь. Медведь договорился с хозяином, что будет охранять его стадо от волков. А за это хозяин должен каждый год отдавать ему лучшее животное из стада.

Так это и повелось. Каждый год медведь брал из стада то овцу, то корову, то молодую козу… Так дошла однажды очередь и до тёлки Хилликки.

Понимайке было очень жалко отдавать медведю Хилликки, вот он и задумал обмануть дикого, злого медведя. Медведь пришёл за тёлкой, а Понимайка запел ему песенку про медовые соты.

— За большим камнем, в кустах, — так пел Понимайка, — висят соты, а в сотах — полно мёду!..

Медведь и полез за камень искать соты. Сунул он морду в кусты, а оттуда как вылетит целый рой пчёл да как облепит глаза медведю!

Пока медведь отбивался от пчёл, Понимайка спрятал своё стадо за густым буреломом. Медведь пришёл обратно, а стада нет. Он бегал взад и вперёд, ревел во всё горло. А потом пригрозил:

— Ладно! Я ещё вернусь к вам! Только не один, а с целой стаей волков!

И ушёл в лес.

Вскоре наступил день рождения козочки Иммикки. Ведь и животные тоже с удовольствием справляют свои дни рождения. Они украсили козочку венком, отвели её на самый лучший луг и танцевали вокруг неё.

Все приносили Иммикки подарки. Жеребёнок Пирьо повесил ей на левый рог маленький колокольчик, хотя он очень дорожил этим колокольчиком — ведь он получил его от бабушки.

Овцы нащипали шерсти со своей шубы и сваляли из неё мягкий шарф, да такой пушистый и лёгкий, какого человеку никогда не связать.

У тёлки Хилликки была хорошенькая брошка, она нашла её однажды на скотном дворе и очень берегла её. Но сейчас она заколола этой брошкой подаренный козочке шарф.

Только лосю нечего было подарить. Но он взобрался на высокую скалу, где росли дикие розы, и принёс целый куст. И вот Иммикки всю украсили розами — от рогов до кончика хвоста.



И всё же самый замечательный подарок преподнёс Понимайка. Он подарил козочке свои единственные чулки, которые зимой спасали его от холода. Чулки были белые. Пастушок отрезал у них пятки и натянул на задние ноги Иммикки — он-то не забывал о чёрном медведе. Медведь всегда является в такие праздничные дни и хватает свою добычу за поджилки, чтобы она не могла убежать.



Иммикки грустно улыбнулась Понимайке и всему стаду.

— Спасибо вам всем! И особенно тебе, Понимайка. Я знаю, что ты хочешь спасти меня от медведя, но боюсь, что твои чулки не защитят меня. У меня так тяжело на сердце — как бы медведь и вправду не пришёл сегодня!

В это время с опушки леса раздался страшный рёв и хохот. Все так увлеклись подарками, что никому и в голову не пришло оглянуться вокруг. А это и в самом деле был медведь!

— Ловко! — зарычал он. — Путешественница уже совсем наряжена! Никогда в жизни не видел я такого зверя!

Медведь хохотал так, что бурая шуба его поднялась дыбом и высокая трава вокруг него заколыхалась.



Иммикки правда смешно выглядела в своём шерстяном шарфе, в чулках, с колокольчиком, с брошкой и розами. Но никому, кроме медведя, уже не хотелось смеяться.

Тогда Понимайка повернулся к медведю и сказал, будто ничуть его не боялся:

— А что ты насмехаешься? У нас праздник, день рождения. Иди к нам, угощенья и для тебя хватит!

— Напрасно стараешься! — проревел медведь сквозь смех, — Один раз ты меня уже обманул, но второй раз не собьёшь с толку! Козу сюда, да побыстрей!

И медведь, переваливаясь с боку на бок, двинулся к козе.

Но тут словно сама дорога встала перед ним на дыбы.

К медведю вдруг подскочил лось и так ловко ударил его своими маленькими, крепкими рожками, что медведь полетел вверх тормашками.

Однако он тотчас вскочил на ноги.

— Берегись, мальчишка! — рявкнул он грозно.

И ударил бы лосёнка, может и убил бы, но между ними встал Понимайка.

Был когда-то медведь маленький, послушный, Танцевал он, играл, мамочкин сынуша… —

так запел Понимайка дрожащим голосом.

Но медведь перебил его:

— Прекрати свою болтовню, я её уже слышал. Одно животное в год — моя законная доля. Но вы один раз обманули меня — значит, теперь я возьму двоих сразу. Ну, сделаю вам уступку: вторым может быть лосёнок. И хозяин будет этим доволен, и я. Марш в дорогу, коза и лось! Идите добром, а то волков позову!

— Идите с медведем, — вздохнув, посоветовал Понимайка, — а я провожу вас.

Так и пошли. Впереди, высоко подняв голову, шёл лосёнок. За ним шагала украшенная розами Иммикки, и ноги у неё подкашивались. Рядом с козочкой шёл Понимайка. И всё стадо брело за ними до самого леса. Понимайка пел прощальную песню. Песня эта была бодрая: пастушок обещал, что они снова вернутся к своим друзьям. Но кто же мог этому поверить? Ведь следом за Понимайкой ковылял большой чёрный медведь!



И вот они все исчезли в чаще мрачного леса, а стадо осталось на опушке. И все так шумели и бранились, что даже волки испугались их и убежали подальше в чащу.

Долго вёл медведь по глухому лесу лося, козу и Понимайку. Но вот подошли они к высокой скале. Медведь пошёл вокруг скалы, а Понимайка отстал. Медведь не обратил на него внимания — зачем тащить Понимайку в свою берлогу?

„От людей — одна неприятность, — подумал он, — пусть идёт своей дорогой!“

А Понимайке только того и нужно было. Он живо взобрался на скалу и нашёл там огромный камень. Одному-то Понимайке с этим камнем не справиться бы, но он свистнул тихонько, и к нему на помощь прискакали белки, прибежали всякие лесные зверюшки… Они все вместе подкатили камень к самому обрыву и стали ждать. Вот и медведь идёт, гонит козу и лося… И только показался он под скалой, Понимайка и его помощники налегли разом и столкнули камень.



Камень с грохотом покатился по отвесной скале. Медведь поднял голову — что за шум? Но тут лось боднул его в спину — и камень грохнулся прямо на голову медведю! Медведь и не встал больше.

И всё было бы хорошо, да вот осколком камня крепко ушибло ногу Иммикки. Нога, пожалуй, совсем переломилась бы, если бы не чулок Понимайки. Понимайка оторвал кусок от своей рубахи и перевязал ногу Иммикки. А Иммикки вовсе и не жаловалась на боль — так она была рада своему освобождению.

— Идите-ка вы с лосем вперёд, — сказала Иммикки, — я и одна найду дорогу домой. Зачем мне вас задерживать!

Иммикки после всего, что пришлось пережить, стала храброй и самостоятельной козой. И было похоже на то, что она в своей жизни больше никогда и ничего не будет бояться.

Понимайка опасался, что стадо в сумерках не найдёт дорогу домой. Он сел верхом на лося и поскакал к пастбищу. Иммикки бодро хромала за ними, позванивая колокольчиком.

А стадо так и стояло на месте, на опушке леса. Все стояли и ждали и не знали, что же им теперь делать.

— Понимайка едет! Понимайка едет! — вдруг закричала Дяаря.

И как же обрадовалось всё стадо, когда Понимайка верхом на лосе и в самом деле показался на опушке леса!

Было уже почти совсем темно, когда тронулись домой. Но едва выбрались на дорогу к дому, как за поворотом замелькали огни. Шумно, с факелами в руках, с шестами и граблями шли им навстречу мужчины из усадьбы. Впереди шёл хозяин с ружьём за спиной.

Понимайка ещё сидел верхом на лосе, когда его заметили.

— Вот, смотрите, — закричал хозяин, — ведь это и есть убежавший лось, а на спине у него обманщик-пастух!

Он схватил ружьё и прицелился в лося.

— Поворачивай к лесу! — крикнул Понимайка лосю.

Лось повернулся и умчался в лес. И пастушка своего унёс с собою. Пуля охотника только оторвала у лосёнка самый кончик рога. Несколько маленьких жеребят и телят побежали было за Понимайкой в лес, но их догнали и вернули назад.



4. Где большие лоси?

<p>4. Где большие лоси?</p> <p><img align="left" hspace="10" src="/picture.php?transliterautor=H-Elina&transliterbook=Ponimajka-i-los&filename=i_021.png"/></p>

Когда лосёнок наконец устал и остановился, Понимайка спрыгнул на землю, сел на кочку и стал думать, что делать дальше.

— Пойдём искать твоих родителей, — сказал он лосёнку, — Я слышал, что есть такой чудесный край, где все живут в мире и согласии. Может быть, твои отец и мать ушли туда?

Лосёнок обрадовался. Он бы давно убежал искать их, да жалко было оставить Понимайку.

Лось и пастушок переночевали на мшистой кочке, а на рассвете тронулись в путь. Они решили сначала сходить на то место, где лежали большие лоси. Может быть, там найдутся следы, а по следам они найдут лосей.

Мальчик и лосёнок шли долго-долго. Они очень устали.

Наконец они увидели вдали густой березняк и каменистый откос. Здесь остались тогда большие лоси. Но лосёнок не сразу узнал это место — так всё здесь переменилось. Там, где отец-лось отскочил назад от пули охотника, сверкал родник. А где лосиха-мать лежала у камня, мерцала листьями серебристая ива.

Понимайка и лосёнок бросились к роднику. Как освежала эта вода! А красивая серебристая ива покачивалась над ними и пускала по ветру белые хлопья.

Пока друзья сидели у ручья и смотрели на иву, ветер становился всё сильнее и сильнее. Вот уж он превратился в бурю. Лес трещал и шумел, а им негде было укрыться, кроме березняка да этой нежной серебристой ивы.

— Смотри, смотри! — вдруг закричал Понимайка. — Видишь ты, как плывут по воде белые пушинки ивы? Они плывут по ручью. Но в ту же сторону летят они и по воздуху — против ветра, против бури. Лось, нам надо идти в ту сторону, куда несутся они!

Понимайка и лось встали и пошли по берегу ручья в ту сторону, куда летели пушинки. Они шли против ветра, а пушинки летели впереди, и ручей журчал и звал их вперёд и вперёд. Иногда ручей совсем пропадал под кустами и дёрном. Но пушинки вели мальчика и лося, и ручей появлялся снова. Они шли за ручьём, через тёмные леса, через заброшенные поля, через топкие болота и густые кустарники…

Постепенно ручей превратился в широкую реку. Он уже никуда не пропадал, да и ветер стал попутным. Он неистово подгонял их вперёд. Но наступили сумерки, и друзья наши всё чаще стали натыкаться на сучья и стволы деревьев, они до крови раздирали себе ноги. И кто знает, смогли ли бы они идти дальше, если бы не увидели тихую бухточку. В бухточке стоял челнок, а в челноке — полно белых пушинок. Это сюда они летели и сюда вели Понимайку и лосёнка. И друзья поняли, что челнок этот дожидается их.

Понимайка лёг на дно челнока, устланное пухом, — он очень устал. Но сначала он сделал парус — натянул свою куртку на рога лося. Так продолжали они свой путь: вода несла их, а ветер надувал парус, помогал воде. Челнок быстро летел вперёд. Хоть и очень устал Понимайка, но тут ему захотелось петь, песня так и рвалась из сердца и сливалась с шумом ветра.



Вдруг лось сбросил парус.

— Берись за руль! — крикнул он. — Мы летим на скалу!

И в самом деле: огромный каменный утёс встал перед ними. А река уходила куда-то прямо под скалу.

Понимайка живо схватил кормовое весло. Чёлн свернул и с треском врезался в берег.

Понимайка и лось выпрыгнули на землю и начали осматривать скалу. И они увидели, что это не скала, а стена, сложенная из огромных каменных глыб.

— Неужели это конец нашего пути? — спросил Понимайка.

Но лось ответил:

— Вовсе нет. Видишь же, что ивовые пушинки летят дальше и зовут нас. Нам надо или перелезть через эту скалу, или разнести её всю вдребезги!

Это показалось Понимайке смешным — лось был такой маленький рядом со скалой!

Но в это время в небе сверкнула молния и ударила в каменную скалу. Скала зашаталась, затрещала, и Понимайка увидел, что она вовсе не такая уж крепкая, какой казалась. Тут и лось ударил в скалу своими маленькими рожками — каменные плиты закачались, расступились, и в щели между ними хлынула вода. Тогда и Понимайка начал бить и раскачивать каменные глыбы. Эти глыбы шатались и падали в воду, поднимая до самых облаков пенные брызги. Понимайка не утерпел и снова запел, и голос его сливался с бурей. Ему казалось, что они вдвоём с лосем сейчас свалят стену. Но нет: двоим такую скалу ни свалить, ни разрушить было всё-таки не под силу.

Понимайка и лось поняли, что стену им не свалить, и стали думать, как бы перелезть через неё. Лось первый начал перепрыгивать с уступа на уступ. Понимайка — за ним. А тем временем буря утихла и ясный закат засиял над землёй.

Но некогда было любоваться закатом. Надо было идти всё вперёд и вперёд и вверх. А каменные глыбы вставали перед ними, крутые и острые.

Закат погас, стало темно. Но вскоре на небо забрался жёлтый месяц, и река среди скал засверкала серебристой полосой.

Вдруг позади послышался шум и грохот — обломки скал срывались вниз под тяжёлыми лапами. Это медведи гнались за лосем и Понимайкой. Ненависть придавала зверям силу и ловкость, они нагоняли пастушка и лосёнка. Вот они с рёвом лезут на скалу, вот они уже близко, вот сейчас схватят Понимайку… Но Понимайка вскочил на спину лося, и лось понёс его. Медведи хватали лося за ноги, царапали ему бока. А лось мчался вперёд и вперёд по краю обрыва.



— Прыгай на ту сторону! — шепнул Понимайка в ухо лосю.

И лось прыгнул. Понимайка схватился за его рога и закрыл глаза от страха: перепрыгнет лось или они оба упадут в бездну?

Но лось перепрыгнул.



А медведи остались на той стороне. Сорвались ли они в пропасть, погнавшись за беглецами, или они ещё долго в ярости бегали по камням — этого лось и Понимайка так и не узнали.

Наступал рассвет. Пастушок спустился на землю и благодарно обнял своего верного друга.



5. В Стране Доброй Воли

<p>5. В Стране Доброй Воли</p> <p><img align="right" hspace="10" src="/picture.php?transliterautor=H-Elina&transliterbook=Ponimajka-i-los&filename=i_026.png"/></p>

Солнечные лучи поднялись высоко-высоко. Понимайка оглянулся кругом — такой красоты он ещё не видел никогда в жизни. Река разлилась здесь большим озером. Берега этого озера пышно зеленели. На островах цвели яркие цветы. А вдали виднелись высокие синие горы и большие леса.

Медленно всходило солнце. И вдруг там, где сиял огненный солнечный круг, Понимайка увидел на зелёном холме двух красивых лосей. Они казались огромными и как будто сами светились.

Понимайка снова вскочил на спину своего лося.

Лось прыгнул и перелетел, словно птица, на зелёный холм. Перед ним стояли его лось-отец и лосиха-мать. Они оба бросились навстречу лосёнку.

— Наконец-то пришли! — радостно крикнул отец-лось.

А лосиха-мать нежно лизнула своего сына.

— Здравствуй, мой любимый сынок! — сказала она. — Здравствуй и ты, храбрый пастух! Пойдёмте в рощу, там ждут наши друзья!

В роще было много лосей — и старых, и молодых, и больших, и маленьких. Собралось там и ещё много разных животных. И Понимайка заметил, что они все были друзьями между собою.

Понимайка заметил также, что его здесь, оказывается, тоже ждали. Белки притащили ему орехов, пчёлы принесли мёду, птицы прилетели с маленькими красными яблоками в клюве. А жаворонок пел и всей роще рассказывал о приключениях лося и Понимайки.

Понимайка поел вместе со своим лосёнком. Напился чудесной воды из той реки, которая привела их сюда. Потом его отвели к тёплому источнику купаться. Одежду его аккуратно свернули и положили в дупло — если пастушок захочет вернуться в свой родной край, то возьмёт её и уйдёт. Но Понимайка смеялся: да разве когда-нибудь захочется вернуться туда, где ему так плохо жилось!

А вода в источнике и в самом деле была тёплая, над ней стоял пар. Понимайка сначала попробовал её ногой, потом вошёл в источник по самую шею. Он мылся и умывался этой водой, будто хотел смыть свою усталость, и печаль прежней жизни, и прежние обиды. А потом перебежал из источника в озеро и долго купался там.

* * *

В новом краю Понимайка жил так же счастливо, как и все. Где только мог, он помогал своим друзьям. Тут убирал хворост из леса, чтобы молодым деревцам было свободнее расти, там очищал источники. Он играл и пел и был всегда весел. И его друг-лосёнок каждый день навещал своего пастушка.



Однажды Понимайка спросил у большого лося-отца и лосихи-матери:

— А кто же здесь хозяин?

— Мы все хозяева, — ответили лоси. — Никто не имеет права ни убивать нас, ни бить, ни держать на привязи. Люди, которые живут здесь, всегда хорошо относятся к нам. И пастухов здесь не разрешается бить. Таков закон Страны Доброй Воли.

Понимайка заметил, что и к его другу-лосёнку и к нему самому здесь все относились с особым уважением.

Жаворонок объяснил:

— Это потому, что вы проложили путь через каменную стену-скалу. А эту стену нагромоздили медведи, чтобы закрыть дорогу в счастливый край и чтобы никто не мог прийти к нам из счастливого края.

Иногда Понимайка спрашивал себя:

„Почему этот край так прекрасен? Или здесь небо выше, воздух чище, вода прозрачней, лес приветливей, земля нежней и щедрей? Или потому, что здесь нет ни жадных волков, ни свирепых медведей и злые охотники не убивают мирных животных? И никто не притесняет мирных людей, никто ничего не отнимает у другого, а все помогают друг другу…“

Весело и счастливо проходили дни. Иногда Понимайка вспоминал своих ягнят. Что-то они сейчас делают? Не случилось ли с ними чего? Как поживают там его телята и жеребята?..

И чем дальше, тем чаще вспоминал о них Понимайка. И наконец так захотелось пастушку повидать их, что он решил возвратиться домой.

Конечно, никто не мешал ему вернуться на родину.

— Если старое пастбище зовёт тебя, — сказали ему старые лоси, — то иди. Нам тяжело смотреть в твои печальные глаза. Но в любое время, если захочешь, приходи к нам назад и приводи своих друзей. Мы всегда будем тебе рады!..



6. На старом пастбище

<p>6. На старом пастбище</p> <p><img align="left" hspace="10" src="/picture.php?transliterautor=H-Elina&transliterbook=Ponimajka-i-los&filename=i_029.png"/></p>

Понимайка достал из дупла свою одежду. Стал надевать. Что такое? Куртка не сходится, рукава длиной чуть пониже локтя, штаны по колено, а между рубашкой и штанами сверкает голое коричневое тело. Вот как он вырос, пока жил в этом чудесном краю!

Понимайка посмотрелся вместо зеркала в пруд и рассмеялся — ну и наряд у него! Приглядевшись, Понимайка увидел, что и сам он очень переменился. Он возмужал: мускулы у него окрепли, глаза смотрели светло и смело и на плечи падали длинные волосы. Как он придёт к своему стаду? Разве он может теперь снова стать прежним покорным и робким пастушком?

„Я приду теперь такой смелый и сильный, — подумал он, — что ни издевательства, ни презрение уже не одолеют меня!“

Понимайка сердечно распрощался со всеми друзьями и взобрался на спину большому орлу. Орёл с шумом взмыл в воздух и унёс Понимайку из счастливого края.

Когда они перелетали через скалу, Понимайка заметил, что там, на каменной гряде, было неспокойно. Медведи и волки подкатывали к скале новые глыбы камня. Они старались сделать эту каменную стену ещё прочней и выше.



Орёл перенёс Понимайку через скалу, спустил его, а сам тут же улетел обратно.

Пастушок нашёл своих прежних друзей на старых пастбищах. Но что стало здесь? Пастбища огорожены, полуголодное стадо бродит по пустому загону… А новый пастух удрал куда-то по своим делам.

Никто в стаде не узнал Понимайку. Да и Понимайка не сразу узнал своих прежних любимцев. Корова с колокольчиком, полуслепая, блуждала по загону. Белая ярочка Дяаря стала большой овцой. Понимайка обрадовался, увидев её:

— Милая малютка Дяаря, какая же ты стала большая!

Но Дяаря ответила холодно:

— Здравствуй, незнакомец! Только я не малютка Дяаря. Я уже овца. И все вот эти белые, как снег, и чёрные, как уголь, ягнята — мои дети.



Однако Понимайка не увидел ни белых, ни чёрных ягнят — все они были серыми.

Понимайка переходил от одного животного к другому и спрашивал у каждого:

— Неужели вы не узнаёте меня? Я — Юмми-Понимайка, ваш друг!

И он начал петь, чтобы животные вспомнили его. Но голос его изменился — он стал глубже и мужественней, а песни стали смелыми.

— Странно, — сказала Хилликки. Она уже была тучной и важной тётушкой-коровой, — Раньше Понимайка пел о том, какие мы были хорошенькие и милые в детстве, и о том, как хорошо у нас на пастбище… Если это Понимайка, то почему он поёт о каких-то неведомых краях, о какой-то стене, которую надо разрушить? Выдумки какие-то. Не так ли, бабушка?

И корова с колокольчиком ответила: „Так“, — хотя сама ничего и не слышала.



И вот все в стаде стали говорить, что это пришёл не настоящий Понимайка. Взрослые животные отгоняли молодых от него, потому что молодым очень нравились его песни. А песни эти звали и манили уйти за Понимайкой. Тучные коровы и отяжелевшие кони учили жеребят и телят лягать и бодать своего бывшего пастуха. А одна подлая свинья вот до чего додумалась: плюхнулась в большую лужу и забрызгала грязью Понимайке глаза. Другим свиньям это очень понравилось, и они тоже начали шлёпаться в лужу, чтобы обрызгать Понимайку. А тут ещё появился новый пастух с длинным кнутом. Что же оставалось делать Понимайке? Опечаленный, он повернулся и пошёл один по дороге.

Но не успел он пройти и нескольких шагов, как услышал сзади тихий звон. Кто же это бежал за ним? Да это Иммикки, постаревшая белая коза Иммикки! Праздничных нарядов уже не было на ней, только колокольчик всё ещё болтался у неё на рогах.

— Ухожу с тобой, — сказала она. — Ведь мне тоже не поверили, когда я рассказывала о том, как мы победили медведя. Но ты, Понимайка, не огорчайся: есть и такие, которые верят. А их немало. Слух о тебе и о лосе уже идёт всюду, и ты не думай, что песни твои пропадают впустую.


Так вот и начал Понимайка ходить с пастбища на пастбище со своими новыми смелыми песнями. Бывал он и в хижинах и в усадьбах. В одних местах его хорошо принимали, а в других поспешно прогоняли прочь. Лучше всего ему было в лесу, среди маленьких лесных животных. Но там ему приходилось опасаться хищных зверей.

Везде Понимайка пел свои песни о счастливой земле, которую он видел. Тем, кто слышал эти песни, казалось, будто они сами побывали в тех светлых и мирных местах. Понимайка вместе с песнями оставлял им свою тоску: отчего же и наша родина не может стать такой же прекрасной, как тот край, где побывал пастушок? А пастушок шёл дальше, и старая верная коза Иммикки шагала вслед за ним.

Понимайка и сейчас ходит по дорогам своей родины. Он ищет тех, кто поверит ему, и зовёт их разрушать построенную зверями каменную стену, которая загородила путь в счастливую землю, в Страну Доброй Воли. Пусть все тёмные леса и все медвежьи углы станут такой же светлой и счастливой землёй, как та, которая цветёт за каменной стеной!

И многие уже идут на его призыв, хотя он всех ещё и не знает. Но с каждым днём их становится всё больше и больше, и скоро их будет так много, что даже самые большие волки и медведи не справятся с ними.