Генри Слезар

Крик из пентхауса


Генри Слезар

Крик из пентхауса

<p>Генри Слезар</p> <p>Крик из пентхауса</p>

Угораздило же этого мерзавца Кумса выбрать для встречи такой жуткий вечер. Чет Брандер плотнее обмотал шею шарфом и поглубже засунул руки в карманы, но это не помогло ему защититься от холода. Очень хотелось вернуться домой, но он был на мели, и деньги, которые брал у него в долг и наконец пообещал вернуть Фрэнк Кумс, были бы очень кстати.

Когда Брандер в очередной раз готов был махнуть рукой на встречу, ему улыбнулась удача. Неподалеку остановилось такси, и из него вышла крупная краснощекая женщина. Чет едва не сбил ее с ног, торопясь забраться на заднее сиденье, назвал водителю адрес и через десять минут уже был на месте. Погода ухудшилась, с реки дул ледяной, пронизывающий ветер.

В холле нового многоэтажного дома, где жил Фрэнк Кумс, из-за толстых ковров, устилающих полы и поглощающих все звуки, царила гробовая тишина. К тому же огромное здание было наполовину пустым, так как стоимость квартир и арендная плата здесь были слишком высокими. Однако это не помешало Кумсу стать одним из первых арендаторов и снять целый пентхаус.

Чет Брандер сел в лифт и отправился на самый верх. Восемь последних этажей стояли незаселенными. Вспомнив, что свою роскошную квартиру Кумс приобрел на взятые у него в долг деньги, Чет нахмурился и с отвращением пробормотал:

— Тоже мне, большая шишка!

Когда Фрэнк Кумс открыл дверь, на продрогшего гостя пахнуло теплом.

— Честер! — воскликнул Кумс с такой радостью, будто к нему пришел родной брат, с которым он не виделся десять лет. — Молодчина, что не испугался погоды. Входи, дружище!

Брандер прошел вслед за радушным хозяином в просторную гостиную и огляделся по сторонам. Его ноги чуть ли не по щиколотку утопали в ковре, дорогая мебель из красного дерева с роскошной обивкой, стены отделаны дубовыми панелями, а окна закрывали плотные атласные шторы.

Хозяин был под стать обстановке: прилизанные, напомаженные волосы, персиковые щеки, куртка из серого бархата и дорогая трубка. Выпустив облако дыма, он вытащил трубку изо рта и снисходительно улыбнулся.

— Ну что скажешь, Чет? Эта квартирка лучше моей старой берлоги? Как только я услышал об этом славном домике, то сразу примчался сюда…

— Что-то я не заметил у дверей толпу желающих снять квартиру, — проворчал Брандер.

— Незаселенными остались только верхние этажи… — Кумс взял у гостя пальто и шляпу с шарфом. — Не хочешь снять пиджак? У меня тепло.

— Нет, я, пожалуй, лучше останусь в пиджаке… Королевские апартаменты, Фрэнк. Ты уверен, что можешь позволить себе такое жилье?

— Не беспокойся о старом Фрэнки! — весело рассмеялся Кумс. — Я же говорил тебе, что разбираюсь в акциях и ценных бумагах. Ты не пожалеешь о том, что дал мне деньги.

— Значит, дело выгорело?

— Давай сначала выпьем, дружище, — неожиданно закашлялся Кумс.

— Нет уж, Фрэнк, выпьем после того, как покончим с делом. Я приехал за деньгами и не собираюсь уходить с пустыми руками.

Кумс налил виски и тремя большими глотками осушил содержимое стакана.

— Я держу свое слово, Чет. Сегодня получишь денежки до последнего цента плюс проценты.

— Какие еще проценты?

Хозяин вновь рассмеялся и, слегка покачнувшись, шагнул вперед.

— Увидишь, скоро увидишь… Послушай, а я и не знал, что ты так любишь деньги. Хватит о презренном металле. Неужели ты забыл, что мы когда-то были друзьями? Я хочу показать тебе свою уютную норку…

— Я ее уже видел.

— Но ты не видел самого главного. — Кумс с загадочной улыбкой кивнул на шторы. — Там трехсотфутовая терраса, и вся она, до последнего дюйма, принадлежит мне. Оттуда потрясающий вид на город… — Он подошел к двустворчатым дверям и распахнул их, впустив в гостиную холодный воздух.

— Эй!.. — возмутился Брандер, еще не успевший согреться.

— Не бойся, не замерзнешь. Ты только посмотри, какая панорама! Готов поспорить, тебе еще не доводилось видеть ничего подобного…

Брандер неохотно встал. В открытые двери сверкали огни Манхэттена. Вид был на самом деле потрясающий.

— Ну как? Правда, берет за душу?

— А для чего решетки? — поинтересовался гость.

— Решетки? — захихикал хозяин. — Ты же меня знаешь, Чет. Я никогда никому не доверяю. Пентхаусы, как магнитом, притягивают воров. Поэтому-то я и поставил решетки на окна и стальную дверь. Не хочу рисковать… Ну-ка иди сюда, приятель!

Брандер вышел на террасу, позабыв о холоде и ледяном ветре, зачарованный раскинувшимся под ногами морем ярких огней. Зрелище было таким красивым, что у него перехватило дух.

— Ну что скажешь? Думаю, такой и должна быть настоящая жизнь!

— Наверное, ты прав, — вздохнул Брандер.

— Полюбуйся картиной, парень, а я пока смешаю коктейли. — И Кумс скрылся в гостиной.

Брандер, наверное, с минуту любовался огнями большого города, прежде чем понял, что страшно замерз. Таких холодов в Нью-Йорке не было уже лет семь. Повернувшись, он заметил, что хозяин неторопливо закрывает двери на задвижку.

— Эй, открой, Фрэнк! — попросил Брандер. — Хватит дурачиться!

За толстым стеклом он видел улыбающееся лицо Фрэнка Кумса. Тот поднял стакан, как бы провозглашая тост за его здоровье, и сделал большой глоток. Потом спокойно отвернулся и направился в глубину гостиной.

— Эй!.. — громко закричал встревоженный Брандер и изо всех сил дернул ручку двери. — Впусти меня, Фрэнк! Здесь чертовски холодно! — Он не видел Кумса, но знал, что тот где-то в гостиной наслаждается жестокой шуткой. Побарабанив кулаком в маленькое стекло, Чет заметил в нем сетку, делавшую стекло сверхпрочным. Ударив пару раз в дверь ногой, он вспомнил, что она стальная, и махнул рукой. — Фрэнк, ради Бога, перестань дурачиться! Пошутил и хватит! Впусти меня!

Но когда в пентхаусе погас свет, Честер Брандер понял, что это не шутка. Кумс не собирался открывать двери ни через минуту, ни через час.

— Фрэнк!.. — в отчаянии кричал Брандер. Ветер подхватывал слова и уносил их прочь. Все бесполезно, он сам едва слышал себя.

Трудно сказать, сколько Чет простоял у дверей, осознавая свое ужасное положение. Он попытался нащупать окно, но наткнулся на железную решетку. Похоже, ему никогда не попасть в квартиру, где было так тепло, сухо и уютно.

Первые минуты, яростно стуча в дверь, Чет не чувствовал холода. А сейчас мороз и ветер заставили его подумать о смерти. Последние сомнения в том, что это не шутка, отпали. Этот вечер для встречи Кумс выбрал не случайно. Вот, значит, как он собирался вернуть долг и о каких процентах говорил!

Но как Фрэнк объяснит его смерть? Что скажет, когда полиция найдет в самом центре города замерзшее тело Честера Брандера? Недоуменно пожав плечами, Брандер подошел к стенке террасы и посмотрел в темноту, отделяющую его от земли.

— Помогите! — закричал он. — Помогите!

Чет понимал всю тщетность своих усилий. Между пентхаусом и заселенными квартирами было восемь пустующих этажей.

— Меня никто не услышит, — проговорил он дрожащим от рыданий голосом. — Никто не узнает, что я замерз здесь…

В надежде найти лазейку Чет Брандер несколько раз обошел пентхаус, но другого входа в квартиру не нашел. Ноги и руки уже начали неметь от холода. Чтобы согреться, он стал бегать, но уже через несколько минут, тяжело дыша, рухнул на холодный каменный пол.

— Необходимо найти помощь. Иначе конец!

Брандер принялся лихорадочно рыться в карманах. Сначала его пальцы наткнулись на бумажник. Он подумал было написать записку, но тут же понял, что ничего не выйдет. Ему нечем писать. Печально покачав головой, он бросил бумажник вниз в надежде, что его подберет какой-нибудь прохожий, но ветер тут же унес его к реке.

В правом кармане пиджака Чет нашел ключ и несколько секунд недоуменно смотрел на него. Нет, это не его ключ, в этом он абсолютно уверен. Брандер уже собрался выбросить его, когда вдруг догадался: это был ключ от квартиры Кумса. Фрэнк, должно быть, незаметно сунул его Чету в карман. Но зачем?

Затем, чтобы объяснить таинственную смерть Честера Брандера. Если полицейские найдут в его кармане ключ, то подумают, что он вышел покурить на террасу и по собственной глупости оказался там запертым. Несчастный случай…

Хитро придумано, ничего не скажешь! Брандер вновь решил выбросить ключ, чтобы лишить негодяя удобного объяснения, но неожиданно передумал. Хотя от ключа нет никакой пользы, он все же является единственной ниточкой, связывающей его с теплом.

Чет спрятал ключ в карман и вернулся к двери. Колотил в нее до тех пор, пока из ссадин на руке не потекла кровь. Потом в отчаянии рухнул на пол и зарыдал.

Брандер не знал, сколько времени он пролежал на холодном полу, и когда встал, перед глазами все поплыло. На какое-то мгновение ему даже показалось, что ветер стих и стало тепло, но это было не так. Очередной порыв привел его в чувство и вернул желание бороться. Брандер перегнулся через кирпичную стенку, доходившую ему до пояса, и закричал:

— Я здесь! О Господи, неужели вы не знаете, что я здесь?

Все напрасно.

И тут он подумал о крыше…

У пентхауса должна быть крыша, а на ней — дверь, через которую можно на эту крышу попасть.

Замотав окровавленную руку платком, Брандер осторожно двинулся вдоль стены и через несколько шагов наткнулся на провод. Он схватил его онемевшими руками и изо всех сил потянул. Провод не поддался. Вот бы взобраться по нему на крышу…

Чет напряг мускулы и, подпрыгнув, уперся ногами в стену. На какую-то секунду замер в этом смешном положении. Страшно хотелось плюнуть на все и умереть — так болела каждая частичка его тела. Но тут перед глазами появилась мерзкая ухмылка Кумса. Ненависть придала Брандеру силы, и он медленно пополз по стене наверх. Тонкий, как лезвие ножа, провод резал ладони, но Чет терпел.

Приподнявшись на дюйм, оглянулся на огни города, сейчас напоминающие пламя ада. Еще дюйм. И еще. Силы быстро покидали его, но Чет продолжал упорно карабкаться вверх.

Через пару минут наконец показался край крыши. Сделав последнее отчаянное усилие, сдирая кожу с коленей, он подтянулся и перебросил окоченевшее тело через парапет. Спасен!

Несмотря на то что крышу и террасу разделяли какие-то десять футов, наверху было намного холоднее. Чет поднялся и огляделся по сторонам. Вокруг, словно часовые, высились телевизионные антенны.

Брандер долго искал дверь. Нащупав ручку, радостно вскричал, но… дверь была заперта, и радость сменило отчаяние.

Несколько минут Брандер рыдал от ярости. Потом сунул руку в карман и нащупал ключ от квартиры Кумса. «Ты победил, Фрэнк», — беззвучно проговорил он.

Лишившись последней надежды, он прислонился к антенне и начал медленно сползать, держась за провод.

Провод! Двужильный провод в светлой оболочке. Только сейчас он вспомнил, что это за провод и для чего он нужен.

Чет дернул провод, потом потянул сильнее, после чего принялся неистово дергать все провода подряд. И только когда решил, что сделал достаточно, успокоился и стал ждать.

И вновь он потерял счет времени. Неожиданно дверь, ведущая на крышу, открылась. Раздались чьи-то голоса:

— Эй, смотрите, что здесь такое!

— Не иначе, как какой-то псих…

— У меня что-то случилось с телевизором, но я подумал, это из-за ветра…

— А у меня изображение исчезло на самом интересном месте…

Чет почувствовал, как его трогают теплые руки.

— Да, досталось бедняге… — посочувствовал кто-то.

— Через час-другой он превратился бы в глыбу льда…

— Понесли его в дом…

— Спасибо, — попытался сказать Чет Брандер, но с его губ не слетело ни звука. И только когда его внесли в тепло, он расслабился и потерял сознание…

Брандер лежал на диване. Во рту чувствовался горький привкус, в желудке бушевало пламя. Он пошевелился, открыл глаза и увидел над собой встревоженное лицо.

— С тобой все в порядке, сынок? Какого черта ты делал на крыше в такую ночь? — Чет Брандер беззвучно пошевелил губами. — Правильно, лучше молчи. Я мистер Колльер из квартиры 12-д. Это я нашел тебя на крыше и принес к себе.

Брандер огляделся по сторонам, с трудом сел и только сейчас понял, что означает горький привкус во рту.

— Подумал, что немного бренди пойдет тебе на пользу, — объяснил старик, заметив на лице Брандера легкую гримасу. — Наверное, ты нечаянно запер себя на крыше… Ты живешь здесь?

— Нет, — прохрипел Брандер и не узнал свой голос. — Я… осматривал квартиры на верхних этажах. Хотел снять… Потом вспомнил, что слышал от кого-то, будто на крыше солярий. Захотел посмотреть…

— Ну и ночку ты выбрал для экскурсии! — покачал головой Колльер.

— Так ведь я поднялся только на минуточку. Думал, посмотрю и мигом обратно. Только вышел на крышу, дверь возьми да и захлопнись…

— Да, на крыше страшный ветер. Сначала все решили, что ветер повалил антенны, потом поднялись наверх и нашли тебя, — рассмеялся старик. — Знаешь, у многих на тебя зуб. Весь дом до утра остался без телевидения.

— Извините…

— Ничего, ничего… Ты молодец, нашел выход… Эй, куда ты собрался? — Брандер затянул узел на галстуке и неловко двинулся к двери. — Куда ты в таком состоянии? Тебе нужно согреться…

— Ничего страшного, — махнул рукой Брандер. — Поймаю такси.

— Тебе обязательно следует сходить к доктору…

— Схожу, схожу! — пообещал Чет и вышел в коридор.

Брандер нащупал в кармане ключ от квартиры Фрэнка Кумса и вызвал лифт. Войдя в кабину, нажал кнопку с буквой «П»…

Оказавшись в квартире Кумса, Чет Брандер не стал включать свет. Он достал из шкафа пальто, шарф и шляпу, потом подошел к двустворчатым дверям, ведущим на террасу, и приоткрыл их. Вернувшись к дивану, сел и принялся ждать.

В половине второго, услышав звук открываемой двери, Брандер встал и неторопливо вышел в спальню.

Фрэнк Кумс, явно навеселе, споткнулся обо что-то в темноте и бросил пальто на пол. Затем включил свет, посмотрел на террасу и громко рассмеялся, но тут же, заметив, что двери террасы приоткрыты, хрипло пробормотал:

— Какого черта!..

Он подошел к дверям, распахнул их и вышел на террасу.

— Брандер, где ты?

В это время Чет выскочил из спальни и захлопнул двери.

— Брандер! — в панике закричал Кумс. — Господи, Брандер, открой!

Чет улыбнулся:

— И не вздумай выдергивать антенны. Это бесполезно. Никто не смотрит этим вечером телевизор.

— Чет! Чет! О Господи! Впусти меня!

Спустившись на первый этаж, Чет кивнул швейцару, хмуро разглядывающему небо, и заметил:

— Плохая ночь.

— И с каждым часом становится хуже, — пробурчал швейцар, показав на небо. — Видите, что надвигается?

— Что? — спросил Чет и тоже посмотрел на небо.

— Снег, — объяснил швейцар.

— Снег с дождем, — поправил его Чет Брандер и закрыл за собой дверь.