/ Language: Русский / Genre:love_contemporary

Жених секонд-хенд

Галина Куликова

Миловидная и умненькая Анжела без мужского внимания не оставалась. Но надолго удержать его не могла. Ее друзья уже на вторые браки нацелились, а она все одна-одинешенька. В чем причина, девушка не понимала. Как-то раз муж ее самой близкой подруги согласился выяснить, где собака зарыта. Устроил он Анжеле тестирование и вынес беспощадный вердикт: так себя с мужчинами не ведут! Что же делать – меняться самой или довольствоваться скоротечными романами? Или, может быть, нацелиться на мужчин, пострадавших в семейной жизни?

2011 ru Roland ExportToFB21, FictionBook Editor Release 2.6 17.01.2011 http://www.litres.ru Текст предоставлен правообладателем 511067a8-21bb-11e0-8c7e-ec5afce481d9 1.0 Жених секонд-хенд : роман / Галина Куликова Эксмо Москва 2011 978-5-699-31057-9

Галина Куликова

Жених секонд-хенд

Глава 1

– Приезжай немедленно, – сказала Катерина злым голосом. Нос у нее был заложен, поэтому фраза прозвучала ужасно смешно.

– А почему «дебедленно»? – передразнила Анжела.

Обычно Катерина требовала подругу к себе, когда ей хотелось выпустить пар. Поэтому ничего особенного в ее заявлении не было. Но на этот раз все оказалось гораздо серьезнее.

– Лёва меня бросил.

«Вот это да! Все-таки не выдержал», – подумала Анжела. Она сразу обратила внимание на то, что подруга назвала мужа Лёвой. Обычно она выбирала для него пренебрежительно-ласкательные имена: Лёвка, Левун, Лёван и так далее и тому подобное. Никогда она не величала его ни Лёвушкой, ни Лёвиком. Тогда как тот именовал свою жену не иначе как Катюшей. Идеальное отражение супружеских отношений! Он – добрый, мягкий и послушный, она – боевая, активная и вечно недовольная собственным мужем.

Но как же он решился – такой послушный и безынициативный?!

– Вы поссорились? – спросила Анжела, резко изменив курс. В тот момент, когда раздался звонок, она направлялась в магазин за продуктами, но теперь в ее прицел попала ближайшая станция метро. Идти в гараж за машиной смысла не было – до Катьки всего одна остановка. – Или у него кто-то появился?

– Сбежал… И мы поссорились, – прогундосила подруга и неожиданно гаркнула: – Не буду я тебе по телефону ничего рассказывать! Приезжай поскорей.

Они с Катей Гальпериной дружили еще с начальной школы. Обе росли в интеллигентных семьях и, хотя были совсем не похожи внешне и имели разный темперамент, понимали друг друга с полуслова. Родители Кати занимались наукой, а отпуска проводили в турпоходах с компанией друзей. Дочку с младых ногтей брали с собой, и она выросла закаленной, сильной душой и телом и умеющей постоять за себя.

А вот родители Анжелы расстались рано. Отца она знала плохо, потому что тот вспоминал о ней нечасто – так, пару раз в году, – и жил себе поживал, не вдаваясь в проблемы воспитания единственной дочери. После развода мать смертельно на него обиделась и из года в год вдалбливала эту обиду в голову дочери, пока та совершенно ею не прониклась.

Сама же Маргарита Ивановна для родного дитятка выкладывалась, как ударница на производстве. И за границу вывозила, еще когда Анжела училась в школе, и к институту подготовила, не жалея денег на репетиторов и используя старые связи. А потом мать как-то резко выдохлась, несмотря на то, что до старости ей было ой как далеко, и все надежды устремила на подросшую дочь. Теперь она требовала от нее ответной заботы и внимания, изводя постоянными придирками и жалобами на судьбу. Впрочем, в последнее время ее поведение неожиданно изменилось к лучшему, хотя Анжела пока еще не разобралась, с чем это связано.

«Надо позвонить маме и предупредить, что я поехала утешать Катерину, – сразу же подумала она. – Короткой беседой я там вряд ли отделаюсь. Все же семейная драма – это не шуточки».

Маргарита Ивановна считала, что дороги девочек рано или поздно разойдутся, но она ошиблась. Школьная дружба устояла. Не помешали ей ни разные институты, ни переезды с места на место. Ни даже то, что Катерина выскочила замуж в двадцать лет, в то время как дела ее подруги на любовном фронте решительно не ладились. Отношения, возводимые ею с тщанием опытного архитектора, рушились легко, как пляжные домики из песка. Как ни старалась она воспринимать с юмором очередную неудачу, все чаще задушевная беседа со старой подругой заканчивалась слезами.

И вот теперь, кажется, настала Катеринина очередь проливать слезы. Не каждый день тебя бросает муж! Сама Анжела всегда считала, что подруге с мужем здорово повезло. Они познакомились с Лёвой одновременно, и он сразу понравился им обеим. Но Анжела, по дурацкой своей привычке, принялась выискивать в нем недостатки, проглядев очевидные достоинства. Катька же не стала привередничать, легко закрутила с Лёвой роман и довольно быстро вышла за него замуж. С тех пор прошло четыре с половиной года…

Анжела нажала на кнопку звонка раз, другой и третий. От нетерпения и напряжения она притопывала ногой. Наконец раздались торопливые шаги, и дверь распахнулась. Катерина возникла на пороге в застиранном халате с расхристанным воротом и в огромных Лёвиных шлепанцах. Волосы были встрепаны, заплывшие глаза и распухший нос довершали образ.

Обычно она выглядела гораздо привлекательнее. Высокая, статная, с красивой стрижкой, ярко одетая, она производила впечатление сильной натуры. Сейчас сильную натуру сотрясали страсти.

– Нет, ты можешь себе такое представить?! – с порога возопила она, глядя на подругу с обидой.

– Очень даже могу, – ответила Анжела сердито. – Думаешь, я сейчас начну тебя жалеть? Так вот – дудки! Никакой жалости ты не заслуживаешь. Я ведь тебя предупреждала. Скажешь, нет?

Она действительно предупреждала. На взгляд Анжелы, Лёва год от года становился все лучше. Он возмужал, избавился от наивной дурости, которой отличался в юные годы, его бизнес был успешным и перспективным. Он следил за собой, был всегда хорошо одет, хотя и не превращал заботу о собственной внешности в самоцель. Он был внимателен, остроумен, выполнял любые прихоти жены и дарил ей дорогие подарки. Но чем дальше, тем меньше нравился Катерине. Ее выводило из себя буквально все: его шутки, его манера одеваться, его подарки (пустая трата денег!), выбранные им места для отдыха, его друзья, его увлечения… Она постоянно придиралась к нему, устраивала свары и скандалы, уж Анжелы-то точно не стесняясь.

Как ближайший друг семьи, Анжела была в курсе происходящего и всячески старалась супругов примирить. Иногда ей стоило немалого терпения выслушивать Катькино брюзжание. А в последний раз она вообще не стала сдерживаться и заявила, что считает подругу детства взбалмошной дурой, не ценящей свалившегося на нее счастья.

– Как вообще это случилось? – спросила Анжела, проследовав за Катериной на кухню и устроившись на своем любимом месте возле окна. – То, что Лёва устроил бунт? Несмотря на твои закидоны, он тебя все-таки любит.

– Ха-ха! – как осипшая на ветру ворона, каркнула в ответ Катерина. – Давно не верю в эти сказки. Он только и мечтал найти какую-нибудь Дусю, которая бы восхищалась им, разинув рот.

– Так он все-таки нашел другую женщину? – вскинулась Анжела.

– Еще бы! С руками оторвали. Красив, умен, бездетен, состоятелен… Хотя насчет состояния – это мы еще обсудим. Я должна была раньше догадаться, что муженек завел интрижку на стороне. Ты ведь в курсе, что мы сдавали его квартиру? Но не так давно жильцы съехали, а он что-то не торопился найти новых. Якобы квартире требовался косметический ремонт. Слышали мы такие басни. Наверное, он уже тогда задумал от меня сбежать. И готовил плацдарм. Нет, но какая же он все-таки сволочь!

– Никакая он не сволочь, – решительно возразила Анжела.

– Да ты что?! Он меня бросил! Трепал мои нервы почти пять лет, а потом свалил, даже не поцеловав на прощание. Я только и успела, что разрезать его любимый галстук да рыбок из аквариума слить в туалет. Мне необходимо сочувствие.

– Рыбок-то зачем? – задохнулась Анжела. – Чем они виноваты?

– А достал он меня. Везунчик фигов. Пусть узнает, каково это – жить и страдать.

Катерина вздернула подбородок. Глаза ее фанатично блеснули.

– Знаешь, что? – Анжела посмотрела на подругу с негодованием. – Сдается мне, что это ты без него страдать будешь. И захочешь, чтобы он вернулся. А он не вернется.

– Это почему же?

– Потому что ты ему и дня прожить спокойно не давала. Такое впечатление, что ты просто задалась целью от него избавиться. Ты постоянно его склоняла, унижала, подозревала, клевала ему печень и выводила из себя.

– Говоришь так, как будто это Лёвка – твоя лучшая подруга, – ехидно заметила Катерина, на которую обвинения не произвели особого впечатления. – Ты всегда его защищала! Может, ты к нему до сих пор неровно дышишь? Этот ползучий гад вполне мог строить тебе глазки у меня за спиной!

– Вот что я тебе скажу, – возмутилась Анжела. – Если бы я была твоим мужем, я бы тоже тебя бросила.

Катерина несколько секунд смотрела на подругу, раздувая ноздри. Вероятно, в этот момент справедливость боролась в ней со зловредностью натуры. Последняя победила.

– Я тебя зачем звала?! – рассердилась она. – Я тебя звала, чтобы ты меня жалела и ругала Лёвку, разделила мое возмущение. А ты явилась, и давай на меня нападать!

– Но ведь ты сама виновата в том, что Лёва от тебя ушел, – Анжела постаралась говорить спокойно.

– Это не я виновата. Он встретил какую-то корову и променял меня на нее.

– Откуда ты знаешь? – заинтересовалась Анжела.

– Знаю, потому что он мне сам сказал. Сказал, что хочет развестись и что у него есть другая.

– Сомневаюсь, что при этом он назвал ее коровой.

Катерина плюхнулась на табуретку, некоторое время сопела, глядя себе в коленки, потом неохотно призналась:

– Я ее видела.

– Ничего себе. Ты что, следила за мужем?

– Как ты догадалась?

– Не думаю, что Лёва притащил бы свою новую пассию домой – знакомиться. Ты же ему не мать.

– Анжел, представляешь, она маленькая, толстая и коротконогая. И у нее глаза круглые и глупые. И она хохочет, как гиена.

– Не верю я тебе.

– Но это правда!

– Если это правда, значит, Лёва в полном отчаянии. Возможно, он уцепился за кого попало, только чтобы удрать от тебя.

– Необязательно для этого было находить себе… всяких…

– Если бы он ушел просто так, ты бы вцепилась в него и стала добивать, – уверенно заявила Анжела. – Как хищник жертву. А то я тебя не знаю.

Катерина фыркнула и принялась смотреть в окно, будто увидела во дворе нечто чрезвычайно любопытное. Ее воинственность оказалась дутой, на самом деле она была безнадежно растеряна.

– И что мне теперь делать? – через некоторое время спросила она с обидой. – Как я буду жить?

– Думаю, ты будешь жить хорошо, – ответила Анжела. Она все никак не могла успокоиться. Ее огорчало то, как подруга повела себя в сложной ситуации. Если бы историю ее расставания с мужем показали в кино, Катька наверняка выглядела бы отрицательным персонажем. – Наслаждайся, ты же этого хотела? Чтобы муж не трепал тебе нервы. Он больше не будет их трепать. Свобода!

– Я вовсе не рассчитывала, что он уйдет, – угрюмо заявила Катерина. – Я думала, он изменится, и будет таким, как надо.

– Он и есть такой, как надо, – Анжела повела плечом. – Он замечательный парень. Просто вы друг другу не подходите. Поэтому хорошо, что он ушел сейчас, а не через десять лет.

– Хочешь сказать, между мной и Лёвкой все кончено? – не поверила Катерина.

– Откуда я знаю?

– Раз ты моя лучшая подруга, должна все выяснить. Поезжай к нему и вытряси из него правду.

– Ни за что. – Анжела помотала головой. – Встревать в развод – все равно что ловить на лету гранату. Разве я похожа на самоубийцу?

– Но ты и Лёвкина лучшая подруга тоже, – тотчас нашлась Катерина. – Ты все равно должна с ним встретиться.

– Конечно, я с ним встречусь и поговорю. Но если ты думаешь, что я тут же помчусь тебе обо всем докладывать, ты глубоко ошибаешься.

Подруга молча сопела и смотрела на нее исподлобья.

– Почему ты настроена ко мне так враждебно? – спросила она с откровенной обидой.

– Потому что я никогда не понимала твоего отношения к мужу, – без запинки ответила Анжела. – Объясни ты мне, ради всего святого, зачем ты над Лёвой день и ночь измывалась?

– Не знаю, – буркнула Катерина. – Я думала, он мой навсегда. Думала, никуда не денется. Думала, он меня любит!

– А ты его?

– И я его, конечно, тоже. Не представляю, как я буду без него жить. – Катерина неожиданно скривила губы и заплакала, всхлипывая басом. – Это была такая игра-а-а! Я не специально…

– Ничего себе, игра! – возмутилась Анжела. – Ну, считай, ты доигралась. Мне тебя, конечно, жалко…

– Ничего тебе не жалко, – все тем же жутким басом выдавила из себя Катерина. – Ты даже рада. Потому что у тебя самой с мужиками ничего не получается. И теперь, когда меня бросили, мы снова в одной команде…

– Ах вот как? – Анжела хлопнула ладонью по столу и резко встала со стула. Катька разозлила ее всерьез, но она все же сдержалась. – Ну-ну, думай так, раз тебе хочется. Не буду я на тебя обижаться. А поеду-ка я к Лёве. Вот ему наверняка требуется сочувствие. И учти – я не собираюсь уговаривать его к тебе вернуться.

Катерина поплелась за подругой в коридор, бормоча ей в спину:

– Ты только узнай, всерьез он это или просто меня пугает.

– Я тебе и так могу сказать: всерьез.

– Ты ведьма, а не лучшая подруга. Лучшие подруги готовы и соврать, лишь бы успокоить.

– Даю тебе домашнее задание, – не слушая ее, сказала Анжела на прощание. – Сядь и подумай, что на самом деле не устраивало тебя в Лёве. И какой мужчина тебе действительно нужен. Это необходимо на будущее. Чтобы не повторять своих идиотских ошибок.

Оставив недовольную подругу наедине со своими мыслями, Анжела сбежала по ступенькам и вышла на улицу. Стоял конец мая, но жара не дождалась официального начала лета и ворвалась в Москву, словно враг, желающий как можно скорее разделаться с горожанами. Высоко в небе сверкало начищенное до блеска солнце, и в его лучах все казалось на удивление блеклым.

Анжела набрала номер Лёвиного мобильного. Он тут же подошел к телефону.

– Лёва, это я.

– Ты уже все знаешь? – спросил тот с опаской.

– Мне ужасно жаль.

– Тебе меня жаль или Катерину? – В его голосе было столько яду, что им можно было опоить полгорода.

Анжела, конечно, сразу же заметила, что Катюша превратилась у него в Катерину.

– Мне жаль, что у вас дошло до разрыва. – Анжела услышала странный стеклянный звук на том конце провода. – Что ты там делаешь?

– Напиваюсь, – ответил Лёва. – Если хочешь меня остановить, приезжай и останови.

– Ты ведь не пьешь! – ахнула Анжела.

– Я такое пережил, что мне просто необходимо надраться. И меры я не знаю, учти. Так ты приедешь? Я должен тебе все рассказать, иначе я лопну.

Анжела вздохнула и согласилась. Но сначала она все же сходила за продуктами и занесла их домой.

– Ма! – крикнула она с порога. – Забери сумки, я поеду к Лёве.

– К Лёве? Почему к Лёве? А как же Катя?

– У Кати я уже была.

– Что-то ты недолго ее утешала, – скептически поджала губы Маргарита Ивановна, появляясь в коридоре. Сегодня она была на удивление красиво одета и даже вставила в уши сережки с маленькими голубыми камушками.

– А чего ее утешать? Она все сделала для того, чтобы остаться в одиночестве. Как будто не понимала, что рано или поздно Лёвиному терпению придет конец. И вот – как я и предупреждала. Ты же свидетель, что я предупреждала, правда?

– Правда, правда. Я и сама ей говорила: «Катенька, с мужчиной нельзя обращаться, как с карликовым шпицем. Хотя бы как с лабрадором». А к Лёве ты едешь почему? Он сильно расстроен?

– Кажется, он собирается уйти в запой.

– Лёва – в запой? – не поверила Маргарита Ивановна. – Он же практически не пьет.

– Он не пил, потому что боялся жены. А сейчас у него нет никаких сдерживающих факторов. Ма, а ты чего принарядилась?

– Ну а что мне, в байковом халате по дому бегать? – сразу же взвилась Маргарита Ивановна. – А если кто-нибудь зайдет?

Анжела не стала напоминать о том, что не далее как вчера мама как раз и бегала по дому в байковом халате. Может быть, она кого-то ждет? Подозрительная дочь скинула босоножки и сходила в кухню попить воды. Нет, не похоже. Холодильник пуст, а тот набор продуктов, который она только что принесла из магазина, вряд ли удовлетворит даже самого непритязательного гостя. Маргарита Ивановна в целях оздоровления организма уже неделю сидела на диете, пила зеленый чай и грызла сельдерей. Сама Анжела дома не обедала, а на ужин предпочитала кефир и яблоки. Какому гостю такое понравится?

– Мам, все, я уехала. А ты можешь позвонить Кате и пожалеть ее. А то от меня она жалости не дождалась.

– Лёва, в конце концов, должен был сломать вашу дружбу, – заявила Маргарита Ивановна, стиснув руки. – Ты с самого начала к нему неровно дышала и вот теперь отправляешься утешать… Тебе не кажется это компрометирующим?

– Нет, не кажется, – покачала головой Анжела. – Катерина изводила Лёву с самого медового месяца. Мне всегда его было жалко.

– Ой, так это что же получается? – неожиданно спохватилась Маргарита Ивановна. – Из-за их разрыва ваш отпуск теперь отменяется?

– Не знаю, не знаю, – пробормотала Анжела. – Об отпуске я пока не думала. Если бы я Катьку сразу об отпуске спросила, она бы еще пуще разошлась. Она делала вид, что потрясена и рыдает, хотя на самом деле обдумывала ситуацию – мозги у нее вращались, как белье в стиральной машине.

– Ах, ну конечно, вы теперь никуда не поедете, – огорченно сказала Маргарита Ивановна. – А я так надеялась, что ты повидаешь новые места.

– Мам, мы же в Болгарию собирались – загорать и купаться. И уже не в первый раз. Какие новые места?

– Впрочем, может быть, оно и к лучшему, – не слушая ее, задумчиво изрекла та. – Вы втроем проводили вместе слишком много времени. И отдыхать ездили всегда втроем. Из-за этого могли возникнуть сплетни… Определенного толка.

– Определенного толка! – закатила глаза Анжела. – Ты же прекрасно знаешь, что мы чисты и невинны. И у нас нет любви втроем.

– Боже мой, я о таком даже и не думала, – ужаснулась Маргарита Ивановна. – Я имела в виду роман между тобой и Лёвой. В конце концов, ты лучшая подруга его жены. Одинокая к тому же.

– Ну, я не всегда одинокая, согласись. Эпизодически мужчины в моей жизни все же возникают.

– Эти твои эпизоды! – простонала Маргарита Ивановна, приложив руку ко лбу, будто у нее от одной мысли об увлечениях дочери начиналась горячка. – И почему тебе так не везет? Посмотри, какая ты у меня симпатичная – и фигурка у тебя замечательная, и мордашка миленькая, а глаза какие! Как у этого изверга, твоего папаши. Этими глазами он меня и сразил, чтоб ему пусто было.

Анжела не разделяла восторгов матери по поводу своей внешности. Да, пожалуй, ее можно назвать миленькой, но не более того. Ну, разве что действительно глаза… Глаза были большими, карими, в темных ресницах. Ресницы даже подкрашивать не приходилось, до того они были густыми и пушистыми.

Но ей действительно не везло. Притом, что была она вполне себе благополучная, неглупая, образованная. Однако с личной жизнью не ладилось решительно. Нет, мужчины время от времени появлялись, и некоторые даже оказывались приличными кадрами, которых не стыдно показать подругам. Беда в том, что их запал, внушающий поначалу реальную надежду, вскоре исчезал, а затем исчезали и они, как корабли в тумане, оставив после себя… «А ничего не оставив», – зло говорила сама себе Анжела. Разбитые мечты, несбывшиеся надежды. Кому это интересно? Да никому! Всем нужен хеппи-энд. И он обязательно будет! Но как, как? Где? С кем? Познакомиться, начать отношения. Влюбиться, наконец. Желательно обоюдно, но если сначала ее полюбят и оценят по достоинству, она тоже не против. Она даже готова полюбить в ответ. Как говорится, за доброту и ласку. Практически как дворняжка…

* * *

Лёва долго не подавал признаков жизни, а когда все же открыл дверь, взволнованная Анжела не сдержалась и ухмыльнулась.

– Образец новоиспеченного холостяка! – воскликнула она. – Полосатые трусы, носки и водка.

Лёва действительно был в длинных боксерских трусах в нежную розово-голубую полоску, в черных носках и с початой бутылкой «беленькой» в левой руке. В правой он держал стакан – тоже холостяцкий, дешевый, из магазина «все по десять рублей». Лёва был среднего роста, что всегда доставляло массу неудобств рослой Катерине, которая обожала носить каблуки. По этому поводу она тоже ворчала на мужа. «Рост мужчины не имеет значения, если растет его капитал, – уверял Лёва. – Можешь стоять рядом со мной с гордо поднятой головой». На что Катерина возражала: «И чем мне гордиться? Твоей дурацкой машиной размером с вагонетку? Тоже мне, Том Круз!»

На Тома Круза Лёва был совершенно не похож. Светловолосый, с волнистой челкой и широким простодушным лицом, он казался добряком. Привлекательным его делали врожденные вкус и обаяние.

– Долго же ты ехала, – проворчал он. – Можешь не разуваться, пол я не мыл. И вообще ничего полезного не делал. Проходи на кухню. В квартире мебели нет, один только шкаф.

В комнате, кроме гигантского встроенного шкафа, действительно ничего не было, даже штор на окнах, и солнце нагрело янтарный паркет так, что над ним дрожал воздух.

– И давно ты сбежал из дома? – поинтересовалась Анжела, представив, как Лёва спит на газетке возле батареи.

– Вчера. – Хозяин только что отремонтированной квартиры бодро прошлепал на кухню и водрузил бутылку на кухонный стол. – Дать тебе стакан?

– Нет, спасибо, я днем не пью. А уж тем более в жару. Хм. Как же это Катька мне еще вчера не позвонила? Дотерпела до сегодня, надо же.

– Она думала, что я вернусь, – с оттенком гордости заявил Лёва. Вероятно, он гордился своей твердостью, тем, что выдержал характер. – Думала, я поброжу по улицам, а потом стану скрестись в дверь и проситься в супружескую постель. Как обычно.

– Как обычно? Выходит, у вас не в первый раз ссоры? – спросила Анжела, нахмурившись. – Я, конечно, слышала, как вы пикируетесь, но никогда не думала, что дело доходит до разборок по-крупному.

– Ну, раньше я никогда не проявлял явных признаков непослушания. Налить тебе чаю? Раз уж ты водки не хочешь…

– Налей, – согласилась Анжела и, подперев щеку кулаком, стала наблюдать за тем, как Лёва хозяйничает на кухне.

Несмотря на то, что он собирался напиться и даже уже начал процесс, было не похоже, что алкоголь на него хоть сколько-нибудь действует. Двигался он уверенно, и руки у него не дрожали.

– Лёв, так что же все-таки случилось?

– Да ничего нового. Я пришел домой на час позже, чем обычно. Объяснил, что меня партнер попросил срочно просмотреть бумаги. И тут началось! Катерина закусила удила. Во-первых, досталось партнеру, который якобы только и делает, что на мне ездит, пользуясь тем, что я глупый и добрый. Ну и, конечно, мне. Потому что я глупый и добрый. И представляешь, мне как раз в этот момент позвонила моя приятельница Марина Тишкина. Мы с ней вместе в школе учились. Ну, перезваниваемся иногда, кофе вместе пьем, о жизни разговариваем. Ничего криминального, поверь мне.

Она звонит, а я беру и сбрасываю звонок. Понимаю, что если Катерина узнает, что я общаюсь с женщинами – с любыми! – она со своей корсиканской ревностью просто раздерет меня на куски.

– И Марину Тишкину тоже раздерет, – пробормотала Анжела.

– И знаешь, мне вдруг стало так противно, – признался Лёва и сморщил нос. – Так гадко. И так обидно за себя! Что я, в конце концов, неразумное дитя, которое в жизни совершает одни ошибки и не заслуживает ничего, кроме жесткого контроля? За время нашего брака Катерине удалось превратить меня в дрожащую тварь – постоянно отчитывающуюся, озирающуюся на свои поступки, размышляющую о том, как бы угодить жене… За что мне это?!

Лёва бухнул на стол кружку с кипятком. Вслед за ней появилась разноцветная картонная пачка, набитая чайными пакетиками.

– Ты действительно такого не заслужил, – горячо подтвердила Анжела. – Я и Катьке то же самое сказала. Я с самого начала была на твоей стороне. Мне не нравилось, как она тебя изводит.

– Эх, Анжелка, и почему ТЫ не влюбилась в меня? Женила бы на себе, и мы были бы счастливы, как два голубя.

– Не надо себя обманывать, – дернула плечом та. – Я бы никогда тебя не окрутила. Тебе нравятся совсем другие женщины.

– Какие это – другие?

– Крупные, заметные, уверенные в себе, самостоятельные…

– Уже не нравятся, – с отвращением сказал Лёва. – Я сыт крупными и уверенными по горло.

– Катерина заявила, что ты ушел от нее к другой, – неожиданно вспомнила Анжела.

– Фигня. Ты же видишь, я ни к кому не ушел. Но специально все устроил, чтобы она так решила.

– Кажется, она следила за тобой. Еще до вашего скандала. И видела тебя с какой-то невысокой полненькой дамой.

– Это и была Марина Тишкина. Конечно, она не топ-модель, но, чтобы раздразнить Катерину, необязательно отличаться красотой и прелестью.

– Но ты ушел не из-за Марины?

– Конечно, нет! У Марины отличный муж, дети. Я же говорю – мы с ней просто приятели.

– И что теперь будет? Ты поселишься здесь один?

– Не знаю. Во-первых, мне нужно все осмыслить. Подумать о том, как жить дальше. А для этого я собираюсь на некоторое время свалить отсюда. Поедешь со мной в Болгарию? Исключительно как друг? У нас же билеты есть и номера в гостинице забронированы. Я буду наслаждаться жизнью в двухместном «люксе» один. Катерина пусть в Москве жарится. Отпуск я оплатил, так что вряд ли она отправится следом и нападет на нас с тобой в аэропорту.

– Ты предлагаешь поехать нам вдвоем?! – вскинула брови Анжела.

– А что такого? Со мной ты в полной безопасности. Уверяю тебя, я сейчас не склонен резвиться, как жеребец на выпасе. Меня устроят философские размышления на берегу моря, в тени раскидистых деревьев… Наверное. А ты будешь отдыхать как хочешь. Только завтракать и ужинать будем ходить вместе. Я ненавижу сидеть один за столиком: чувствую себя потерянным и забытым. Как лирический герой известной романтической песни. Кроме того, когда я один, мне начинают строить глазки женщины, а я этого не хочу. Просто не вынесу сейчас флирта. Так что ты нужна мне в качестве ширмы, которая будет защищать меня от настойчивых дам. Ну, что? Поедешь?

– Да Катя меня убьет! – воскликнула Анжела, опуская чайный пакетик в кипяток.

– Ничего подобного, – ухмыльнулся Лёва. – Она даже обрадуется. Потому что будет рассматривать тебя как шпионку в стане врага. Пообещай ей, что расскажешь обо мне все, что удастся выведать. Вот увидишь, она сама уложит для тебя чемодан.

– Похоже, ты уверен в том, что Катерина жаждет тебя вернуть.

– Она жаждет, безусловно. И не потому, что любит. А потому, что не может позволить мне ускользнуть. Вот если бы она сама меня бросила – тогда дело другое.

– Ты очень примитивно смотришь на вещи.

– Так отношения между мужем и женой вообще примитивны, если по большому счету. Прекрасные нюансы возникают лишь тогда, когда в семье равноправие. А если один охвачен первобытной жаждой повелевать… Самоутверждаться за мой счет!

Возразить Анжеле было нечего. И подумать только: все это устроила ее лучшая подруга! Поделать с Катериной ничего было нельзя. Она, словно слепая, упорно двигалась к краю пропасти. Найдется ли вообще для нее подходящий мужчина? Которого она не станет третировать или который будет только рад женскому диктату?

* * *

Возвратившись домой, Анжела открыла дверь своим ключом и сразу услышала смех. «У мамы все-таки гости», – подумала она. Это хорошо. Это очень хорошо, просто замечательно! Анжелу огорчало, что в последнее время мама растеряла всех подруг и целиком сосредоточилась на ее жизни. Это было и утомительно, и обидно, и… несправедливо! Маргарита Ивановна твердила, что своей неустанной заботой о дочери заслужила ее доверие, а посему желала знать о ней все, до последней точки. Начиная с работы и заканчивая нюансами личной жизни. А если Анжела вдруг пыталась что-нибудь утаить, даже мелочь какую-нибудь, мать вела себя как Катька, подозревающая Лёву во всех смертных грехах.

– Мам! – позвала Анжела, осторожно приблизившись к двери в маленькую комнату. Дверь была неплотно прикрыта.

Послышалась возня, шуршание, звук отодвигаемого стула, и Маргарита Ивановна возникла на пороге с фальшивой улыбкой на губах.

– Ты так быстро вернулась! – воскликнула она. – А я думала, тебе потребуется гораздо больше времени, чтобы утешить Лёву.

– Что значит – утешить? – наморщила лоб Анжела. – Надеюсь, ты не вкладываешь в это «утешить» нехороший смысл? Кстати, у тебя гости?

– С чего ты взяла? – У Маргариты Ивановны порозовели щеки.

– Но я же слышала, что ты с кем-то разговаривала.

– А-а, это… Это компьютер.

– Я думала, ты играешь в шарики, – удивилась Анжела. – Ты же ничего не понимаешь в компьютерах!

– Сын тети Наташи приходил и установил мне «Скайп».

– Серьезно? И давно?

– Месяц назад.

– Мам, ты меня пугаешь, – пробормотала Анжела.

Она снова подумала о том, что в последнее время поведение матери заметно изменилось. Она стала менее настойчиво расспрашивать Анжелу о делах и часто мечтала у окна. И еще она стала делать маникюр. Хотя всегда ненавидела ухаживать за руками, считая, что женщина, которая по-настоящему занимается домом, не может сохранить ручки безупречными. И ни резиновые перчатки, ни дорогие кремы здесь не помогут. Да, пожалуй, Анжеле стоило еще раньше насторожиться.

– И чем же я тебя так испугала? – с вызовом спросила Маргарита Ивановна.

– Может, ты знакомишься с мужчинами через Интернет, – ответила Анжела мрачным тоном. – Ты даже не представляешь себе, как это опасно.

– Даю тебе слово, что я ни с кем не знакомлюсь, – торжественно заявила Маргарита Ивановна. Глаза у нее были веселыми и честными. – Я общаюсь исключительно со старыми друзьями.

– С какими старыми друзьями?

– Ты их не знаешь. И вообще… У женщины моих лет тоже могут быть секреты.

– У тебя сейчас самый опасный возраст, – возразила Анжела, бросив сумочку под вешалку и направляясь в комнату. – Ты хуже подростка. Потому что тебе кажется, что если уж случится любовь, то в последний раз. И тогда ты вполне можешь совершить безрассудный поступок.

– Что в твоем понимании является безрассудным поступком? – звенящим голосом спросила Маргарита Ивановна, по пятам следуя за дочерью.

Было ясно, что разговор ее волнует.

– Ты можешь выйти замуж.

– Ну и что? Ты уже взрослая, и мое замужество тебе ничем не грозит.

– Мам, ты что, серьезно? – Анжела развернулась к матери лицом и вытаращила глаза.

Маргарита Ивановна звонко рассмеялась:

– Да ну тебя! Ты всегда все принимаешь слишком близко к сердцу. Лучше скажи, что у тебя с Лёвой?

– У меня с Лёвой абсолютно ничего, – огрызнулась Анжела. – Ты постоянно намекаешь на то, что между нами что-то есть! Это просто нечестно с твоей стороны. Не понимаю, почему ты мне не веришь.

Маргарита Ивановна предпочла пропустить гневную тираду дочери мимо ушей.

– А как обстоят дела с отпуском? – спросила она. – Ты совсем не отдыхаешь. Сутками сидишь перед монитором и щелкаешь «мышью». У тебя от одного этого щелканья может случиться синдром хронической усталости. Учти – валерьянка здесь не поможет! Кстати, я ее спрятала, потому что кот разгрыз пробку и чуть не отравился таблетками.

Упомянутый кот лежал возле дивана на спине, бесстыдно расставив задние лапы и откинув хвост. Приоткрытые глаза стеклянно блестели, и вообще он выглядел дохлым.

– Разве это кот? – возмутилась Анжела, пошевелив домашнего любимца ногой. – Это какой-то муляж кота. Или чучело! Нормальные коты бегают по дому, шкодят, прыгают по шкафам и выпрашивают колбасу. А наш постоянно спит, как будто у него кошачья кома.

Она наклонилась и подергала Тихона за усы. Обнажился желтый клык, и кот длинно, скрипуче мяукнул, впрочем, не изменив позы.

– Ну что ты мучаешь животное? – привычно одернула ее Маргарита Ивановна.

– Лёва собирается в Болгарию и просит, чтобы я поехала с ним, – брякнула Анжела. – Поддержать по-дружески. И если ты опять что-то такое подумала…

– А я ничего не подумала, – закудахтала Маргарита Ивановна, схватив подвернувшуюся под руку салфетку и принимаясь смахивать пыль с полированных поверхностей. – У тебя есть полное право использовать свой отпуск. Действительно, их проблемы – это их проблемы. Пусть они сходятся, расходятся и вообще делают что хотят. Ты должна быть сама по себе. У тебя есть билет на самолет? Есть. Номер в гостинице забронирован? Забронирован. Вот и поезжай, наслаждайся жизнью. Но только с одним условием. Твой компьютер останется дома, поняла? Это мое материнское слово. Если захочется помалевать, купишь себе альбом и цветные карандаши.

– Ма, я веб-дизайнер, а не учитель рисования, – вздохнула Анжела. – Ладно, я оставлю ноутбук дома.

Она побродила по комнате, еще раз попыталась оживить кота, потом остановилась возле окна и принялась разглядывать облака.

– Ну, что ты маешься? – спросила Маргарита Ивановна, чутко улавливавшая настроение дочери. – Что тебя мучает?

– Если мы с Лёвой поедем вместе в отпуск, все подумают, что это я его из семьи увела.

– Ну и отлично. Заработаешь себе репутацию коварной соблазнительницы. Это, знаешь ли, иногда даже полезно. Мужчины любят, когда в женщине есть немного коварства. А то ты со своим характером так и будешь до старости глазами хлопать.

– У меня нормальный характер, – пробурчала Анжела, понимая в глубине души, что мама права.

Характер у нее не бойцовский. Кокетничать она не умеет и мгновенно подстраивается под партнера. И партнеру очень быстро становится с ней скучно… Вот если они с Лёвой действительно поедут в отпуск вдвоем, она обязательно расспросит его о том, как правильно себя вести, чтобы не просто обратить на себя внимание какого-нибудь хорошего парня, но и суметь его удержать.

Глава 2

Приехав в аэропорт, Анжела с Лёвой сразу же прошли регистрацию, сдали багаж и отправились к паспортному контролю. Разумеется, здесь была очередь, а в очереди обнаружилась супружеская пара, которая немедленно обратила на себя Лёвино внимание, заставив его вспомнить о собственных горестях.

– Нет, ты только послушай, как она его отделывает, – прошептал он, больно толкнув Анжелу локтем под ребро. – Как повар отбивную. Невероятно.

Маленькая сухощавая блондинка лет тридцати с прямой спиной и непреклонно вздернутым подбородком действительно упорно шпыняла мужа, который жевал резинку и стрелял глазами по сторонам.

– Что ты вертишься, как будто тебе пять лет? – спрашивала она негромко, но властно.

– Я не верчусь.

– А что с твоим паспортом?! Господи, я же просила тебя не класть его в карман штанов. Он принял форму твоей задницы – посмотри, какой круглый! Еще и за границу не пустят.

– Да все будет нормально, Лен.

– А жвачку ты специально для полета приберег? Знаешь ведь, как я ненавижу, когда ты челюстями клацаешь! Вот просто специально берешь и засовываешь в рот эту дрянь, как только мы вместе куда-нибудь едем. Еще и чавкаешь.

– Я не чавкаю.

Лёва прислушивался к диалогу с веселым ужасом.

– Да это же просто моя история! – шепнул он Анжеле на ухо. – Неужели я выглядел так же жалко?

– Мужчина в такой ситуации не вызывает жалости. Если не грубишь в ответ, не ссоришься с женой на глазах у всех, тебя, наоборот, уважают за благородство натуры. Сразу становится понятно, что ты любишь свою жену и во всем ей потакаешь. Ты ангел!

– Даже у ангелов есть терпение, которое однажды заканчивается. Боже мой, на что я растратил собственную молодость?!

– На Катерину, – жестко ответила Анжела. – Ты любил ее, помнишь?

– Да, действительно, – растерянно признал Лёва.

Несмотря на потрясения последних дней, выглядел он хорошо – подтянутый, в светло-голубых джинсах и белой футболке, чисто выбритый и оживленный. Вероятно, это была истерическая оживленность – он на ходу приспосабливался к новому образу жизни. В этой жизни не было жены, вокруг которой полагалось вращаться, как спутнику вокруг светила. По инерции Лёва делал попытки вращаться вокруг Анжелы.

– Скажи, а если бы я даже не был знаком с Катериной, – спросил он, послушно снимая перед таможенным контролем кроссовки и ставя их в пластиковый контейнер, – у нас с тобой могло бы что-нибудь получиться?

– Возможно, – пожала плечами Анжела, которой вдруг страстно захотелось, чтобы Лёва признался, что тогда, несколько лет назад, совершил огромную ошибку, не добившись ее внимания и остановив выбор на другой.

Они по очереди прошли через сканер и сразу же бросились обуваться. Находясь босиком в общественном месте, чувствуешь себя удивительно беспомощным.

– Пойдем в «дьюти фри», – сразу же предложил Лёва, завидев магазины беспошлинной торговли.

– Я не хочу, – помотала головой Анжела. – Косметика и духи мне сейчас не нужны, а на все остальное просто денег нет.

– А как же украшения? Ты ведь без ума от всяких побрякушек.

– Скажу тебе по секрету: тут не продают побрякушки, которые мне по карману.

– У меня тоже есть карман, – не без гордости заметил Лёва, возглавлявший довольно большую фирму по производству пиломатериалов. – Я Катерине всегда подарки в «дьюти фри» покупал. У меня практически рефлекс. Теперь тебе что-нибудь куплю.

– Лёва, напоминаю: я не твоя новая жена, – заметила Анжела не без иронии. – Даже не вздумай делать мне подарки, я не возьму.

– Ты моя подруга! Могу я подарить подруге что-нибудь красивое?

– Мы дружим довольно давно, и только сейчас тебе вдруг пришло в голову подарить мне что-нибудь красивое.

– Если бы это пришло мне в голову при Катерине, она бы мне эту голову сразу оторвала.

– Пойдем лучше выпьем по чашке чая, – Анжела махнула рукой в сторону небольшого кафе, где было не слишком много посетителей. – Не забывай, что в полете организм обезвоживается. Надо много пить, чтобы хорошо себя чувствовать.

– Нет, я хочу посмотреть, что тут продают. Я не могу проигнорировать магазин в аэропорту. Аэропорт – это мой остров мечты: внутри все дешевле, чем снаружи.

Анжела хмыкнула. Ей, наоборот, казалось, что в аэропорту каждая фигня стоит невероятных денег.

– Ты шопоголик, – сказала она. – Ладно, иди уж, я подожду тебя тут, только не заблудись.

– А ты постарайся никого не подцепить, пока меня не будет, – бросил Лёва через плечо.

Анжела хихикнула. Впрочем, это было нервное хихиканье. Усевшись за столиком в кафе, она подперла щеку кулаком и задумалась. А что, если Лёва действительно нацелился на нее? Что, если он рассматривает ее не как жилетку, в которую можно поплакаться, а как спасательный круг? Известно же: чтобы поскорее забыть человека, нужно переключиться на другого. И еще – новые отношения вытесняют из памяти старые. Вдруг Лёва имел в виду именно это? Ей стало здорово не по себе. Когда она говорила маме, что не собирается заводить с ним шашни, то не лгала. С тех самых пор как Лёва женился на Катерине, Анжела перестала воспринимать его как сексуальный объект. И он все еще оставался мужем ее лучшей подруги. Супруги вполне могут помириться. Хотя нет, вряд ли. Судя по всему, Лёва не просто взбунтовался, он совершил государственный переворот. И даже внешне он изменился – в глазах появилась прежняя живость, а не умоляющая обреченность, как это было в последнее время. Да уж, Катерина постаралась на славу…

– Я отношусь к тебе как к брату, – выпалила Анжела, когда разгоряченный беготней по магазинам Лёва возник возле столика.

Это была почти что правда. Почти что.

– Отлично, – возвестил тот, широко улыбнувшись. – Я решил по-братски к тебе подлизаться.

И он протянул ей маленький пакет из гладкой плотной бумаги с витыми ручками.

– Нет, Лёва! Я же тебя просила…

– Не занудствуй. Будь настоящей женщиной. Настоящие женщины умеют принимать подарки с очаровательным достоинством.

Он уселся на свободный стул и махнул рукой официантке. Та торопливо подошла, глядя на нового гостя с профессиональным вниманием.

– Чашку кофе и коньяк.

– Ты решил напиться? – с подозрением спросила Анжела, когда девушка отправилась выполнять заказ.

– Я до сих пор ужасно взвинчен, – признался Лёва, потерев затылок. – Катерину не так-то просто выбросить из головы. Она мне постоянно мерещится то тут, то там… Как будто она меня выслеживает. Ведь она по натуре хищница.

– А я? – тотчас спросила Анжела, не успев прикусить язык.

– Ты? – Лёва посмотрел на нее со странной улыбкой. Глаза его сделались мечтательными. – Ты добрая. И безответная. Сразу хочется вскружить тебе голову, влюбить в себя, а потом начать вовсю пользоваться твоей привязанностью.

– Скажи честно, ты решил меня охмурить? – мрачно спросила Анжела.

– Я над этим раздумываю.

– Но мы так не договаривались! – От возмущения у нее вспыхнули щеки. – Мы договорились поехать в отпуск как друзья.

– Ну да, – согласился Лёва. – Но отношения – это такая штука… Они развиваются. Причем иногда совсем не в ту сторону, в какую ты планировал.

– Это нечестно.

– Кто сказал? Может быть, я честно собираюсь тебя соблазнять. Вот еще коньячка сейчас хлебну…

Ему как раз принесли заказ, и он сначала махнул рюмку коньяка, а потом одним глотком отпил половину чашки кофе.

– Я все поняла. Ты хочешь, чтобы я стала твоей анестезией. – Анжела решила воззвать к его рассудку. – А меня саму ты вовсе не принимаешь во внимание. Не думаешь о том, как я себя при этом буду чувствовать.

– Ты будешь чувствовать себя хорошо, – самодовольно произнес Лёва. – Все, прекрати разговаривать на эту тему. Чему быть, того не миновать. А не быть, так и ладно.

– А говорил, что все будет исключительно дружески.

– Все мужчины так говорят, когда на что-нибудь надеются. Если женщина не нравится, с ней и дружить-то не будешь.

Анжела сосредоточенно допила свой чай. На душе было тревожно. Уверенность Левы в том, что они вполне могут составить пару, тяготила ее. «А если я не захочу заводить с ним роман? – думала она. – Да я и не хочу! Или хочу?» То, что Лёва был женат именно на Катерине, путало все карты и мешало мыслить здраво. Анжела тяжело вздохнула, пытаясь разобраться в себе, но это оказалось не так-то просто.

– Слышишь, объявляют, что посадка началась, – вывел ее из задумчивости Лёва. – Нам пора идти. Продолжим разговор в самолете, хорошо? Там и подарок заодно рассмотришь. Надо же: так и не открыла. Какая же ты все-таки нелюбопытная!

Через некоторое время он действительно, как и обещал, вернулся к животрепещущей теме. Когда самолет взлетел и погасло табло «пристегнуть ремни», пассажиры немедленно оживились, заговорили громче, прильнули к иллюминаторам. По проходам забегали ребятишки. Лёва сидел как раз у прохода, Анжела – рядом с ним, а третье место занимал маленький встрепанный мужчина средних лет. Он был в смешных полосатых бриджах и длинных белых носках. Глазки у него оказались хитрыми, веселыми, рот улыбчивым, а голос писклявым.

– Вы вместе, да? – спросил он, когда Анжела, устраиваясь рядом, вежливо поздоровалась.

– Вместе, – кивнула та и зачем-то добавила: – Но мы просто друзья.

– О’кей, о’кей! – пробормотал сосед, подняв руки вверх и тряся головой. Пухлые щеки тоже затряслись. – Я просто так спросил, мои вопросы вас ни к чему не обязывают. Видите ли, я юрист, поэтому прекрасно знаю, где следует провести границу.

После этого он повертелся на своем месте, устраиваясь поудобнее, а потом затих, погрузившись в чтение журнала. Анжела на какое-то время даже забыла о нем, занятая мыслями о собственном положении. Положение было странным. Что, если симпатичному и обаятельному Лёве удастся сбить ее с пути истинного?! Тогда, встретившись после отпуска со своей лучшей подругой, она сквозь землю провалится. Катька точно решит, что это именно Анжела спровоцировала Лёвин побег из дома. И никогда не поверит, что до отпуска оба были невинны, как голуби.

Словно подслушав ее мысли, Лёва стремительно накрыл своей ладонью ее руку, безвольно лежащую на подлокотнике, и сказал:

– Анжела, чего ты дергаешься? Ты же прекрасно знаешь, что между нами всегда что-то такое происходило. Глупо это отрицать. Может быть, пришло время отпустить чувства на волю?

Лёвина рука – теплая, уверенная рука мужчины – сжала ее пальцы.

– Нет, ну о каких чувствах ты говоришь?!

Вместо ответа Лёва пристально посмотрел на нее. От этого взгляда ей сделалось жарко и неуютно.

– Ты так и не открыла мой подарок, – вместо ответа напомнил он. – Даже обидно. А ведь внутри очень симпатичное кольцо.

– Кольцо? Ничего себе, – изумилась Анжела, усилием воли подавляя в себе всплеск сентиментальности. – И почему именно кольцо, а не платочек на шею? По моим наблюдениям, украшения дарят или чтобы купить женщину, или чтобы откупиться от нее.

– Купить! Разве мне нужно покупать внимание лучшей подруги?

– Лёва, давай выясним все заранее, пока мы еще летим. Когда самолет приземлится, наши отношения должны быть окончательно определены.

– Сначала примерь подарок.

Он вытащил из пакета бархатную коробку с золотым замочком, открыл и достал массивное кольцо с крупным ярко-зеленым камнем. На вид кольцо было очень дорогим и безумно крикливым.

– Нет, я такой дорогой подарок не приму, – тотчас замотала головой Анжела.

– Тогда я его выброшу. Вот прямо сейчас отдам стюардессе пакет и скажу, что внутри мусор.

Анжела стиснула зубы, взяла кольцо и надела на палец. Оно идеально село, и кисть сразу же сделалась тяжелой и какой-то значительной. Хрупкая рука и громоздкое кольцо очень подходили друг другу.

– Впечатляющая вещь, – раздался справа от нее знакомый писклявый голос. – Вы решили обручиться?

Вероятно, в силу своего характера сосед просто не мог не подслушивать. Все его органы были нацелены на впитывание внешней информации. То, как он вертелся, стрелял глазками по сторонам и шевелил бровями, свидетельствовало о живой реакции на происходящее вокруг.

– Анжела, я должен тебе признаться, – сказал Лёва, понизив голос. – В последнее время… Ну… М-м-м… Я очень часто жалел, что пять с половиной лет назад выбрал не тебя, а Катерину. Фу… Вот я это и выговорил. Знаешь, до сегодняшнего дня мне было стыдно перед самим собой за такие мысли, но сейчас… Сейчас не стыдно. Мне многое пришлось переосмыслить… За все это время я увидел и понял, какая ты… замечательная! А ты когда-нибудь жалела, что мы не вместе?

– Я не знаю, – выдавила Анжела. Хлопчатобумажная маечка казалась ей жестким корсетом, мешающим дышать. Она даже оттянула ворот и повертела головой, как мужчина, желающий освободиться от галстука. – Мы так не договаривались… Мы не договаривались обсуждать все это… Я не готова…

Гнусный сосед справа снова наклонил корпус вперед и громким шепотом сказал:

– Поцелуйте ее!

– Чего? – переспросил Лёва, который все свое внимание сосредоточил на испытывающей душевные муки Анжеле.

– По-це-луй-те ее, – по слогам повторил маленький гад и азартно подтянул белый носок. – Сейчас самое время.

Лёва среагировал мгновенно. Анжела не успела даже пискнуть, а он уже обхватил ее, развернул к себе и, наклонившись, поцеловал. Анжела дернулась и забилась на своем месте, как будто кресло оказалось под током. Но потом затихла и закрыла глаза. Вкус Лёвиного поцелуя был сладким. И преступным! Перед мысленным взором Анжелы проносились картины недавнего прошлого. Лёва обнимает Катерину, целует Катерину, страдает из-за Катерины… Возникло чувство, будто она целуется… с самой Катериной! Отвратительное чувство!

«Господи, да я же не люблю его. Совсем. Вернее, люблю – по-приятельски», – пронеслось в голове Анжелы. Все оказалось таким простым и ясным, и она поразилась, почему не прозрела раньше. Оторвавшийся от нее Лёва сделал короткий выдох и похлопал ресницами. Вероятно, ждал реакции с ее стороны. Но Анжела не успела сказать ни словечка, потому что в этот момент рядом возникла стюардесса с длинной тележкой; на тележке плотными рядами стояли пачки соков и бутылки с минеральной водой.

– Что вам предложить? – спросила она, улыбаясь. Глаза у нее были ясными и безразличными, как у приемной матери.

– Мне апельсиновый сок, – сказал Лёва совершенно обычным тоном.

Как будто не было только что никакого поцелуя! «Да он непробиваем, как бетонная плита, – про себя возмутилась Анжела. – Тоже мне, Ромео, убежавший из дома».

– Мне томатный, – вслух сказала она.

– А мне два томатных! – потребовал сосед таким вызывающим тоном, словно ему должны были отказать в такой малости, как двойная порция сока.

Получив в руки два стаканчика, он быстро расправился с напитком и остался сидеть с томатными «усами», игнорируя салфетку. Анжела криво усмехнулась. Тоже еще подарочек!

– Тебе не понравилось? – спросил Лёва с сожалением.

– Почему? – опешила Анжела. – Очень вкусный сок.

– Я про поцелуй.

Они летели над белыми облаками, похожими на пышно взбитый белок, на безумной высоте, о которой было страшно задумываться, две песчинки в небе, жалкие и ничтожные. «Где и говорить о чувствах, как не на такой жуткой высоте?» – подумала Анжела.

– А тебе самому понравилось? – спросила она, пытливо глядя на Лёву.

На его лице отразилась целая гамма чувств. Сожаление, раскаяние, растерянность…

– Мне было немного… неуютно. Как будто сейчас появится Катерина и… Конечно, сейчас мне наплевать на Катерину, но совсем выкинуть ее из головы у меня не получается. И ты, именно ты, в моем сознании связана с ней накрепко. Я не смогу думать о тебе и не вспоминать о ней. Почему-то мне кажется, что это ощущение никогда не исчезнет.

– Да, – согласилась Анжела, значительно кивнув головой. – Катерина всегда будет стоять между нами.

– Как тень отца Гамлета. Вероятно, все дело в том, что я привык считать тебя объектом неприкасаемым. Ты постоянно была рядом. Абсолютно неприступная.

– Считаешь, я выгляжу неприступной? – с тревогой спросила Анжела, которую, что ни говори, очень беспокоил статус одинокой девушки. А ведь одинокой девушке очень вредно выглядеть неприступной.

– Недосягаемой тебя делала твоя порядочность. И моя тоже. Мы очень порядочные люди, верно?

К Лёве возвращалась его обычная жизнерадостность. Глаза его заблестели, в них появился прежний веселый азарт.

– Зачем ты вообще все это затеял? – сердито проворчала Анжела, растревоженное сердце которой начало успокаиваться и застучало с привычной размеренностью.

– Ну… Мне казалось, что ты этого от меня ждешь. Что я просто обязан предложить тебе… себя!

– Господи, с чего ты это взял?!

– Ну, как же? – Лёва посмотрел на нее недоуменно. – Неужели ты не понимаешь? Ты все время была с нами, куда бы мы ни отправились. По выходным, по праздникам, в отпуске… Одинокая, нуждающаяся в поддержке и хоть в каком-то мужском внимании. Когда я твердо решил, что уйду от Катерины, я сразу понял, что другого пути у меня нет – только переметнуться к тебе. Я был уверен, что ты будешь ждать с моей стороны мужских поступков. Не мог же я обмануть ожиданий лучшей подруги!

Пока он говорил, рот Анжелы округлялся, как у рыбины, которую она однажды видела в океанариуме.

– Не может быть, – наконец выдавила она и стукнула себя ладонью по лбу: – А ведь мама предупреждала меня… Моя мама считает тебя неотразимым и твердо убеждена, что я от тебя без ума. Что я тебя в свое время упустила и теперь каждую ночь рву на себе волосы и плохо из-за этого сплю.

– Ты действительно плохо спишь? – поинтересовался Лёва, которому, безусловно, польстило, что Маргарита Ивановна считает его неотразимым.

– Еще бы. Ты бы тоже плохо спал, если бы не нравился противоположному полу.

– Какие глупости, – возмутился Лёва. – У тебя же полно поклонников.

– А почему я, по-твоему, до сих пор не замужем?

– Я думал, ты не хочешь, – Лёва опустил одну бровь и высоко задрал другую. Это всегда получалось у него очень забавно. – Многие девушки не хотят выходить замуж до тридцати или даже сорока.

– Я хочу, – коротко ответила Анжела.

– Но… Как же тогда? Зачем ты разгоняешь ухажеров?

– Я не разгоняю, они сбегают сами. – Анжела неожиданно скривила лицо и припала к Лёвиному плечу, упершись в него лбом. – Со мной что-то определенно не так. – Она резко вскинула голову. – Как честный человек и друг, ты просто обязан объяснить мне, в чем дело. Ты знаешь меня как облупленную. Ты даже собирался завести со мной шашни! – Неожиданно глаза у нее сделались круглыми и испуганными. – А вдруг ты бы тоже сбежал через пару недель?!

– Ни за что, – помотал головой Лёва. – Зачем бы я стал сбегать? Я точно знаю, чего от тебя ждать.

– Но почему, почему они бросают меня? – простонала Анжела.

– Потому что козлы, – сказал ее сосед справа с большим чувством.

– Вы подслушиваете!

У соседа был взъерошенный вид.

– Да ладно, вы ведь даже не понижаете голоса. Только пилоты до сих пор ничего не знают о ваших проблемах. Ну, может, еще вон тот тип в наушниках.

– Нахал, – сказала Анжела.

– Я просто смелый, – ответил сосед.

– Не обращай на него внимания, – Лёва подергал ее за футболку. – Знаешь, ты меня дико озадачила. Впрочем, я полагаю, что за время отпуска ты с моей помощью кого-нибудь заарканишь.

– Я не хочу влюбляться в иностранца, – испугалась Анжела. – В тот момент когда у меня закончится виза, наш роман переместится в Интернет, а это не то место, где можно выстроить отношения.

– Ты дремучая, как йетти, – возмутился Лёва. – Интернет – это космос, там можно такое выстроить!

– Я хочу живьем, – стояла на своем Анжела.

– Что ж, в Болгарии полно русских туристов, – Лёва пожевал нижнюю губу. – Мы поселимся в гигантском отеле, будем ходить на завтраки в ресторан. Наверняка найдется кто-нибудь, кому ты понравишься. А как только понравишься, все – дело в шляпе. Он попался! Удержать его я тебе помогу.

Анжела представила себе, как будет рассказывать Лёве обо всем, что с ней происходит, как он будет корректировать ее поведение, исходя из своей, мужской, логики, и широко улыбнулась.

– Это будет шикарно! – воскликнула она.

– Но сначала я должен проанализировать твои прежние неудавшиеся романы, – ответил Лёва, почувствовав свою важность и нужность. – Придется тебе, Анжелка, раскрепоститься и рассказать мне все как на духу.

– И про секс? – с любопытством спросил сосед, выглядывая из-за Анжелы и глядя на Лёву снизу вверх.

– И про секс, – подтвердил тот.

– А может, я тоже вам пригожусь? – с нахальной надеждой спросил сосед. – Я вам говорил, что я юрист?

– Юрист нужен только тогда, когда все безнадежно, – ответил Лёва. – А у нас она только начинается.

– Кто начинается? – оторопел сосед.

И Лёва, ухмыльнувшись, с чувством ответил:

– Жизнь!

* * *

Как ни уговаривала Анжела Лёву не торопиться, он ее не послушал и поменял кучу евро на болгарские левы прямо в аэропорту. Потом, конечно, выяснилось, что курс обмена был грабительским.

– Ты же бизнесмен, – увещевала его Анжела. – И должен быть рачительным.

– Я отпускник, – возражал Лёва. – И должен быть раскрепощенным и легкомысленным. Иначе весь отдых – коту под хвост. Все туристы легкомысленны! И похожи друг на друга. Они не заправляют рубашки в штаны, носят ужасную обувь с перепонками и покупают всякую дрянь в сувенирных лавках. Заметь: даже опытные путешественники не могут удержаться, чтобы не притащить домой магнит весом с утюг.

Отобрав у Анжелы вещи, Лёва весело покатил за собой два чемодана на колесиках, первым вышел на улицу и сразу же направился к ближайшему такси. С водителем удалось договориться за полминуты. Городок, куда они направлялись, был расположен в двадцати минутах езды от аэропорта. Шофер оказался доброжелательным и с первых же минут принялся выполнять роль экскурсовода, на неплохом русском объясняя, что они видят слева и что – справа. Слева и справа были поля, луга и гигантские стройки. Строили везде – на взгорках, в низинах и вдоль трассы. Отели, апартаменты, коттеджи, огромные дома и маленькие домики. Многие стройки замерли, и возведенные, но не отделанные гостиницы, поражавшие своей монументальностью, провожали путешественников пустыми глазницами.

– Кризис, – пожал плечами водитель. – У многих инвесторов закончились деньги.

– Господи, кто же здесь будет жить, во всех этих отелях? – поразилась Анжела.

– Русские, – уверенно ответил Лёва. – У нас такая большая страна, народу на все курорты мира хватит и еще останется.

– Русских здесь очень много, – подтвердил водитель. – Покупают квартиры и вообще… землю. Большие отели тоже покупают! Сейчас, впрочем, для ваших соотечественников не сезон. В конце мая в основном здесь немцы и англичане, те, что любят отдыхать дешево.

– Это все Катерина, – с обидой заметил Лёва. – Дешево… На всем она экономит. В прошлый раз, когда мы тут были, помнишь, она мне даже вино не давала пить. Как будто я алкоголик в завязке. А что для русского Болгария? Это море, вино и розы!

– Мы сейчас будем проезжать «производството на вино», – оживился водитель. – Прямо на виноградниках. Там есть винзаводы – вино можно дегустировать, покупать в разлив. Вы какое больше любите – белое или красное?

– Красное, – сказала Анжела.

– Всякое, – ответил Лёва одновременно с ней.

Ухмыльнувшись, водитель прибавил газу и через пару минут, весело насвистывая, съехал с трассы и подкатил к огромному круглому зданию, окруженному газонами и обнесенному весьма представительным забором.

– Здесь так пусто, – удивилась Анжела, – я бы никогда сюда не сунулась без сопровождения.

Однако шофер сопровождал их с удовольствием. Кажется, ему понравился Лёва, а еще больше Анжела, на которую он то и дело бросал восхищенные взгляды.

В здании было пусто и прохладно. За длинной стойкой, заставленной бутылками, обнаружились две тетеньки, которые охотно принялись угощать приезжих вином. Анжела мгновенно выбрала то, что оказалось ей по вкусу, и заказала бутылку. Вышедший из-под контроля Лёва так напробовался, что у него ослабели ноги. Тем не менее в багажник он поставил две пятилитровые канистры с вином.

– Ты что, очумел? – спросила Анжела, прижимая к груди свою одинокую бутылку. – Ты собираешься все это выпить один?

– Ну, мало ли, как там повернется… Слушай, а вино в канистрах – это круто! – восхитился он, усаживаясь на свое место позади водителя. – Не нужна эта… Как это по-болгарски? Бутилка отворачка!

– Открывалка, что ли? Смешное слово.

– Это что, – оживился Лёва. Машина тронулась, и он вольготно развалился на сиденье. – В прошлый раз мы зашли в магазин, и я там услышал, как по-болгарски называется пылесос. Три дня хохотал. Всем рассказывал.

– Я этого не помню, – хмуро заметила Анжела.

– А я помню, почему ты не помнишь, – хихикнул Лёва. – У тебя в тот момент был роман с тем лощеным менеджером из Питера. – Он наклонился вперед и напористо спросил у шофера: – Как по-вашенски будет «пылесос»?

– Прахосмукачка, – беззлобно ответил тот, улыбнувшись.

– Ха-ха-ха! – закатился Лёва и повалился головой Анжеле на колени, икая и вздрагивая.

– Ты обслюнявишь мне одежду, – прикрикнула на него та, смеясь вместе с ним.

Слово действительно звучало забавно, но больше ее все-таки забавлял сам Лёва с его детской непосредственностью.

На подъезде к отелю их взглядам наконец-то открылось море. Гладкая мраморно-голубая ширь, отороченная пустым еще пляжем, по которому разгуливали жирные чайки, мгновенно наполнила душу радостным ликованием.

– Лёва, море! – воскликнула Анжела с восторгом.

– И людей нет, – удовлетворенно констатировал тот. – Конец мая – самое благодатное время. И не жарко, и не холодно – то, что доктор прописал. Главное, солнышко светит.

Отель, который они забронировали, был им уже знаком, поэтому, регистрируясь, оба чувствовали себя бывалыми путешественниками. Номера у них оказались на разных этажах, что Анжелу только порадовало.

– По крайней мере, если ты надерешься, вылакав канистру вина, до меня не доползешь, – пробормотала она. – Потому что в двери лифта ты не попадешь – промахнешься, а по лестнице ползти целых три этажа.

Если девушка за стойкой регистрации и поняла ее тираду, то не подала виду. Она была весьма и весьма симпатичной, и у Лёвы при взгляде на нее разрумянились щеки.

– Между прочим, ты еще не развелся, – напомнила Анжела, первой входя в лифт. – Неужели ты совершенно не переживаешь?!

– Нет, – искренне ответил Лёва. – Я дико переживал, когда мы с Катериной ссорились. Когда она на меня наезжала, когда я пытался ей что-то доказать… А потом вдруг в какой-то момент словно спичка сгорела – пшик! – и все. И во мне все тоже сгорело. Я понял, что никогда ее не переделаю и не смягчу, а такая, как есть, она мне не нужна. Я ушел и перестал переживать. Теперь-то из-за чего? Все решено, все совершено. Кстати, ты есть хочешь?

– Хочу, – угрюмо ответила Анжела.

Нет, ну надо же! Вот они, мужчины, варвары. Женщина, пережив разрыв, страдает месяцами. Да что там – годами! А эти гаврики? Попереживал, топнул ногой, закрыл за собой дверь – и из головы выбросил. Как и не было ничего.

– Что ты на меня так смотришь, как будто я убил старуху-процентщицу?

– Как – так? – по-прежнему мрачно уточнила Анжела. – Нормально смотрю.

– Давай разложим вещи, переоденемся и через часик встретимся внизу, в холле. Пойдем прогуляемся, найдем какое-нибудь кафе и перекусим.

– Давай лучше ничего не разбирать. Быстро примем душ и через пятнадцать минут встретимся внизу. Найдем кафе и поедим. А потом уж погуляем.

– Экая ты прожорливая, – удивился Лёва.

Лифт, дренькнув, остановился на его этаже, и Лёва вышел, потянув за собой чемодан.

– Так значит – через пятнадцать минут, – напомнила Анжела.

Есть хотелось страшно. Желудок, некоторое время назад робко требовавший еды, устроил оперный концерт. Паек, который раздавали стюардессы, никогда ее не спасал, его даже и в расчет брать не стоило. А в этот раз из-за объяснений с Лёвой Анжела в самолете и вовсе не проглотила ни кусочка.

Номер был просторным, с большим платяным шкафом и букетом ромашек, стоявшим на столике возле окна. Анжела понюхала цветы и чихнула. Принимая душ, она продолжала рассуждать о черствости и нечуткости мужчин. Вероятно, Лёва тоже думал о недавно сказанных им самим словах, потому что, когда они встретились в холле, первым делом сказал:

– Вот ты на меня наехала, что я не страдаю из-за разрыва с Катериной… А я уже свое честно отстрадал. Почему вы, женщины, думаете, что, если доводить ситуацию до критической точки, ничего не случится? Кран не сорвет, клапан не сломается, и все будет по-прежнему?

– Но ты же столько времени терпел, – воскликнула Анжела. – Вот Катька, вероятно, и решила, что для тебя такие отношения вполне приемлемы. Она придирается, а ты не реагируешь.

– Много ты знаешь! Я ей полгода назад ультиматум поставил: или она прекращает меня третировать, или я ухожу.

– Серьезно? – не поверила Анжела, которая ни о каком ультиматуме и слыхом не слыхивала.

– Серьезно. А чтобы Катерина не подумала, что я шучу, я ушел спать на диван.

Анжела, которая уже занесла было ногу, чтобы спуститься с крыльца, так и замерла, держа ее в воздухе.

– И сколько же времени ты спал на диване? – недоверчиво спросила она.

– Полгода и спал. А что, она разве тебе не рассказывала?

– Нет.

«Хороша лучшая подруга! – подумала она про себя. – Свинья, а не подруга. Наверное, она тогда еще поняла, что я буду на стороне Лёвы, и просто не хотела рисковать и выслушивать правду».

– У меня целых полгода не было секса, – сообщил Лёва с таким трагическим выражением лица, что Анжела ему сразу поверила. – Так что когда я начну флиртовать с девушками, не пытайся взглядом превратить меня в горстку пепла.

– Я уже поняла, какой у нас выйдет отпуск. Ты будешь пить вино из канистры и бегать за юбками. А я в одиночестве стану гулять вдоль берега.

– И все турецкие рабочие с близлежащих строек будут тебя вожделеть, – тотчас добавил Лёва. – Особенно если ты выйдешь гулять в этих самых шортах. Ну, так что, отпустишь меня на волю?

– Конечно, отпущу. Только сначала ты должен помочь мне закрутить роман. И не такой, как обычно, а настоящий. Выбрать объект, дождаться, пока я с ним познакомлюсь, и объяснить мне, как поймать его на крючок так, чтобы рыбка не сорвалась.

– Ты сейчас прямо как Золушкина мачеха! – возмутился Лёва. – Поезжай, дорогая, на бал. Но сначала перебери зерно, вычисти сковородки и покорми козу.

– Про козу в сказке ничего не было.

– Неважно, главное – суть. Да разве ж можно проделать все это быстро? Нам и половины отпуска не хватит. Мужчина, знаешь ли, не пирожок. Подошел к тележке и выбирай: с повидлом, с мясом или с капустой.

– Бывают еще с рисом, – сказала Анжела и громко сглотнула.

– Господи, пока ты голодная, с тобой невозможно иметь дело. Пойдем. – Лёва взял ее за руку и стащил по ступенькам вниз. – Вон, видишь, тент на берегу? Под тентом – кафе. За столиками люди сидят, значит, заведение работает. Нас наверняка там накормят. Сначала ты уничтожишь пару порций еды, а потом поговорим о наших планах.

– У меня каждый отпуск одни и те же планы, – пожаловалась Анжела, почти бегом следуя за резво шагающим Левой. – Но мои мечты никогда не сбываются.

– Серьезно? По-моему, за тобой всегда кто-то ухлестывает.

– А толку что? Они ухлестывают, а через неделю начинают киснуть, как щи, которые забыли убрать в холодильник.

– Ты явно сильно проголодалась.

– И я понять не могу, что я делаю не так. Я уже с Катериной сто раз советовалась…

– Да… – скептически протянул Лёва. – Катерина – большой спец по удержанию мужчин.

– Но ты жил с ней пять с половиной лет! Это очень много.

– Если сравнивать с твоими куцыми романами, то – да. А если с настоящим браком, то это просто смешно.

Переговариваясь, они дошли до кафе под тентом и сели так, чтобы видеть море, щедро залитое солнечной глазурью. Всего три столика здесь были заняты. За одним сидела красивая пожилая пара, одетая в легкие белые одежды. Позже выяснилось, что это немцы. Чуть в стороне обедало большое русское семейство с шумными детишками; ближе всех оказалась троица, состоявшая из двух женщин и мужчины. Всем им было примерно лет по тридцать. Блондинка, брюнетка и шатен. «Может, – одна из них – такая же бедолага, как я? – подумала Анжела. – Одинокая и никому не нужная, сопровождающая повсюду счастливую супружескую пару. Интересно, на ком женат этот тип?»

«Этот тип» был симпатичным, хотя выглядел слегка сонным. Крупный, с густыми, взлохмаченными ветром волосами, с большими руками и мощным торсом, он был похож на подросшего львенка, все еще наивного в душе, но уже грозного с виду.

Официант принес новым посетителям меню, лучезарно улыбнулся и сказал по-русски:

– Мороженое и напитки можете заказывать у стойки самостоятельно.

– Конечно-конечно, – пробормотал Лёва. – Мерси.

Судя по всему, он тоже обратил внимание на соседей, потому что то и дело стрелял глазами в их сторону. Брюнетка сосредоточенно жевала, энергично накручивая на вилку макароны. Браслеты на обеих ее руках позвякивали, длинные серьги качались взад и вперед. Анжеле не понравились сильно подведенные глаза и выщипанные в ниточку брови.

Блондинка, судя по всему, уже откушала и теперь откинулась на спинку стула, пристально глядя на своего спутника, сидевшего напротив.

– Ты опять чешешь живот, – сказала она сварливым тоном. – Кому интересно пялиться на твое волосатое брюхо?

Мужчина поспешно втянул живот, совсем небольшой и даже милый, на взгляд Анжелы. Его можно было нежно целовать по утрам. Впрочем, блондинка не дала ей размечтаться и продолжила трескучим голосом:

– Застегни рубашку. Это кошкам твоим фиолетово, на кого ты похож. Но я не кошка. Я женщина! И мне необходим рядом настоящий мужчина. Ты это понимаешь, Павлик?

– Понимаю, понимаю.

Павлик страдальчески, как обиженный пес, повел взглядом по сторонам. Анжеле был знаком этот тоскливый, почти уже лишенный надежды взгляд. Она невольно скосила глаза на Лёву. Тот замер над развернутым меню, подобно гончей, почуявшей жертву.

– Вставай, принеси нам мороженого. А то сидишь, как тюфяк, смотреть противно. Расплылся на стуле… Подойди к стойке и закажи.

– Мороженое тут называется «сладолед», – подсказала брюнетка. – Ты ведь наверняка не помнишь. У тебя в одно ухо влетает, а в другое вылетает.

А блондинка поинтересовалась:

– Дать тебе денег?

– У меня есть свои, – ответил «тюфяк», испытывая очевидное облегчение оттого, что хотя бы ненадолго избавится от общества… Кого? Жены? Ну, еще бы! Можно даже не сомневаться. Кто же тогда брюнетка? Подруга жены? Нет, скорее сестра. В узких, поджатых губах и сверлящих глазках обеих женщин угадывалось несомненное сходство.

– Свои у него, видишь ли, – не унималась блондинка. – Если бы не я, отдыхать бы тебе где-нибудь среди пингвинов.

– Я бы не отказался, – с достоинством ответил Павлик. – Мне уже опротивел твой Египет и это твое «все включено», и жуткая жара…

– Видала, Зин? – вздернула брови блондинка. – Зажрался. А ведь только благодаря мне в люди-то выбился. А то сидел безвылазно в холодной каморке и нюхал собачьи какашки.

Лёва и Анжела переглянулись, одновременно задавшись вопросом, чем же таким ужасным занимался Павлик, пока его не вывели в люди.

– Сейчас, если ты заметил, мы не в Египте, а в Болгарии, – заявила Зина. – В самой что ни на есть Европе. А Египет, милый мой, в Азии. – Тон у нее был назидательный. – Так что нечего тут…

Павлик довольно легко поднялся и отправился заказывать мороженое.

– Если они живут в нашем отеле, – Лёва наклонился к Анжеле и понизил голос, – мы можем с утра встретиться с ними за завтраком. Сядем поближе, я достану мобильник и включу диктофон.

– Зачем? Тащишься от того, что не ты один такой страдалец?

– Я решил сделать фонотеку. У меня будет самая оригинальная в мире коллекция: монологи агрессивных жен. Я, может быть, потом даже издам книгу.

– Кому охота читать целый том, напичканный бранью и унизительными замечаниями?

– Но ведь кто-то должен обратить внимание на эту проблему! – возмутился Лёва. Опасливо посмотрел на сидящих неподалеку блондинку и брюнетку и понизил голос еще на тон. – Мне кажется, масштабы этого явления недооцениваются.

– Какого явления, Лёва? – насмешливо спросила Анжела. – Это не явление, это наши обычные милые женщины, которые, выйдя замуж, решают, что – все, они выиграли приз, теперь муж – это их безраздельная собственность. Если женился – значит, любит. А если любит, должен обслуживать ее, выполнять все ее прихоти, а она сядет ему на голову, ноги свесит и еще будет подпрыгивать.

– Мне жаль этого мужика, – сказал Лёва, оглянувшись на Павлика, медлившего у стойки.

– Мне тоже, – согласилась Анжела. – Кроме того, он симпатичный.

В этот момент Павлик внезапно обернулся и встретился с ней глазами. Несколько секунд они ошеломленно смотрели друг на друга, потом Анжела улыбнулась и отвела взгляд, по своей привычке подперев щеку кулаком. Ей было приятно. «А Павлик действительно необычайно милый», – подумала она.

– Ну-с, – сказал Лёва, когда официант принес прохладительные напитки и сервировал стол, – мне кажется, сейчас самый подходящий момент для того, чтобы разобраться с твоей маленькой проблемой.

– Ты имеешь в виду сбегающих ухажеров?

– Ну, разумеется.

– Но это не маленькая проблема, а проблемища размером с Большой андронный коллайдер. Лёва, они слишком быстро теряют ко мне интерес. Я перепробовала все.

– Ну, так уж и все…

Анжела посмотрела на своего спутника с подозрением:

– На что ты намекаешь?

– Знаешь, ты не ханжа, поэтому спрошу прямо. Может, ты в постели никуда не годишься? Может, у тебя какие-то комплексы?

– Иди к черту.

– Ты же сама просила разобраться, – пожал плечами Лёва и выпрямился на стуле, потому что официант принес еду и начал расставлять на столе тарелки. – О, язык в панировке! Обожаю. Только в Болгарии его готовят так вкусно. Мерси, мерси.

Анжела, у которой от запаха еды потекли слюнки, вооружилась вилкой и ножом. Она заказала куриное филе с «шопским» салатом и теперь вдыхала запах зелени и особенно свежих помидоров, нарезанных аппетитными ломтями. Посыпанный сыром, политый оливковым маслом, салат выглядел божественно. И вообще отпуск начинался потрясающе. Если еще Лёва поможет ей в сердечных делах… А она, дурочка, хотела отказаться от поездки!

– Ну, так что? – спросил Лёва с набитым ртом. – Все у тебя в порядке с сексом? Ты не лежишь в постели, словно дохлая курица?

– В какой постели, друг мой? – насмешливо спросила Анжела. – До постели у меня почти ни с кем и не доходило.

– Может, в этом и кроется разгадка? – Лёва сделал большие глаза. – Мужчины, видишь ли, целиком настроены на то, чтобы соблазнить женщину. А если она слишком долго не соблазняется, они теряют к ней интерес.

– Ну, конечно, рассказывай сказки. Ты сам за Катериной сколько бегал. Если женщина не сдается, интерес к ней, мой друг, только разгорается. Но суть не в том. Поверь мне: я нормальная женщина. Когда чувствую, что у отношений есть перспектива, я их развиваю во всех возможных направлениях. Но, как бы они ни развивались, в какой-то момент – бац! – и происходит затык. Мой кавалер вянет, становится безразличным, звонит все реже и реже… Такое впечатление, что ему со мной скучно.

– Ну, я бы не сказал, что ты скучная девушка. Хорошо, давай сыграем в такую игру. Представь, что у нас с тобой роман…

– Это какая-то хитрость?

– Нет, милая моя, это психологический тренинг.

Анжела расширила глаза, наклонилась вперед и шепотом сказала:

– Подожди, пока «эти» уйдут.

Кто такие «эти», объяснять было не нужно. Блондинка и брюнетка задвигали стульями, взяли в руки одинаковые пляжные сумки – пестрые, словно цыганские платки, – и направились к выходу. Исполненный покорного достоинства, Павлик последовал за женщинами, чуть позади, словно телохранитель. Выйдя из-под тента, все трое двинулись в сторону широкой белой лестницы, спускавшейся к пляжу.

– Ну, теперь можно обсуждать свои дела, не беспокоясь, что кто-то подслушает, – потер руки Лёва. – Старики говорят по-немецки, а русская семейка слишком шумная, кроме того, им не до нас.

– Значит, я должна представить, что ты – мой бойфренд, – вернулась к прерванной беседе Анжела.

– Вот именно. Мы познакомились неделю назад на этом самом курорте. Несколько раз целовались вечером на променаде. Я очарован тобой, морем и отпуском. Мы только что пообедали, – он похлопал себя по сытому животу, – и теперь спокойно попиваем чаек-кофеек. Давай входи в образ.

Анжела честно попыталась войти в образ. Вид у нее сделался сосредоточенным.

– Расслабься, иначе ничего не получится.

– Хорошо. А ты веди себя так, как обычно ведешь со свежими девицами, договорились?

– Ладно. Итак, первая реплика моя, – самодовольно заявил Лёва и немедленно спросил: – Может, ты хочешь выпить?

– Выпить?! – У Анжелы вытянулось лицо. – На жаре после перелета?

– Ну что ты орешь? Это я как будто бы свою девушку спрашиваю. Какой, к свиньям, перелет? Мы с тобой уже неделю флиртуем, я от тебя без ума и полон надежд.

– Ой, ну извини, извини.

– Так что, ты хочешь выпить?

– А ты будешь? – спросила Анжела, опасливо заглянув Лёве в глаза.

– Если ты будешь, и я буду. Официант! – позвал он. – Два клубничных коктейля, пожалуйста.

«Ага, – сообразила Анжела. – Это он как будто бы заказал выпивку». Она изо всех сил старалась держаться естественно. Ведь от того, насколько честной она будет, зависит и рецепт избавления от напасти.

– Куда ты хочешь сегодня отправиться? – продолжал между тем Лёва.

– Ой, давай сходим на соляные озера! Это минут двадцать пешком.

– По солнцу? Мимо грязелечебницы и городской больницы? А может, лучше в местный клуб? Там музыка, тусня – совсем другое дело. Можно потанцевать, – он многозначительно посмотрел на Анжелу.

Она знала, что это за клуб. Небольшой ресторанчик, где под потолком висят огромные телевизоры, транслирующие клипы и футбол, и где собирается молодняк, чтобы побалагурить и налакаться коктейлей.

– Ладно, давай пойдем в клуб, – ответила она задорно.

Не будет же она в начале знакомства капризничать и воротить нос, как будто парень обязан выполнять все ее прихоти. Еще, чего доброго, посчитает ее вредной и заскучает на этих озерах. Там же на самом деле ничего нет, только полезный для здоровья воздух. Ну, а она еще не настолько старая и больная, чтобы беспокоиться о здоровье.

– Сколько тебе нужно будет времени, чтобы переодеться?

– Да десять минут!

– Отлично. Давай еще немножко посидим, поболтаем, времени полно.

– Давай, – согласилась Анжела и окинула взглядом пляж.

Внизу море нежно перебирало ракушечник. Чайки неподвижно стояли в выброшенных на берег водорослях, а потом вдруг, повинуясь внутреннему сигналу, снимались с места, быстро бежали по песку, отрывались от земли и устремлялись в надутое ветром парусиновое небо.

Троицы, которая недавно спустилась вниз, нигде не было видно.

– А ты машину водишь? – спросил Лёва.

– Вожу, и к тому же очень неплохо, – тут же похвасталась Анжела. – Когда вернемся в Москву, сможешь сам в этом убедиться. У меня билеты на рейс в следующий понедельник, а ты когда летишь обратно?

– А я в среду.

– О, то есть я уже два дня как буду дома… Ой, я могу тебя встретить в аэропорту! Если ты, конечно, хочешь, – опасливо добавила она.

В Лёвиных глазах появилось выражение неподдельной жалости.

– Все, Калиниченкова, – сказал он и хлопнул ладонью по столу. – Ты провалила тест. За каждый ответ тебе засчитывается ноль баллов.

– Почему это? – У Анжелы вытянулось лицо. – По-моему, я была очень покладистой и милой.

– Ты была набитой дурой, – ответил Лёва. – Давай разбираться.

– Давай, – обиженно сопя, ответила она.

– Во-первых, зачем ты согласилась переться в клуб? Тебе взбрело в голову отправиться на озера, вот и надо было махнуть ручкой и заявить, что пусть он катится на все четыре стороны, а ты пойдешь одна.

– Но если мне не хотелось, чтобы он катился?

– Если бы ты ему понравилась, он вытерпел бы и озера, и собирание ромашек на лугу, и походы по магазинам за бусами.

– Ему было бы скучно, – обвиняющим тоном сказала Анжела.

– Ну и что? Да и пусть бы ему было скучно. Ты ради чего на курорт приехала? Проводить время как тебе вздумается. Вот и проводи. Уважай себя, не расстилайся перед первым попавшимся типом, который обратил на тебя внимание.

– Ты очень жестокий, Лёва, – пробормотала Анжела и пригубила коктейль, который был украшен клубничиной.

– Во-вторых, – не слушая ее, продолжал тот, – ты постоянно даешь понять, что заинтересована в своем ухажере. Это же гибель для девушки. «Да мне всего десять минут собраться!» – передразнил он. – «Я буду коктейль, если ты будешь!» Ты готова из шортов выпрыгнуть, лишь бы не напрячь, не утомить, не затруднить… Ты – не добыча, ты уже пойманная дичь. А мужчина по натуре охотник и, значит, вскоре неизбежно потеряет к тебе интерес.

– Неужели в этом все дело? – поразилась Анжела. – Надо было во всем тебе противоречить?! То есть ему…

– Дело ведь не в том, чтобы тупо вредничать, пойми. Просто нельзя ронять себя, целиком настраиваясь на парня.

– Но я совсем не умею быть стервозной.

– А в конце ты совершила самую большую, самую гигантскую, самую офигительную ошибку! – Лёва поводил руками над столом, как будто хотел изобразить статую Колосса Родосского. – Ты просто взяла – и приперла мужика к стенке.

– Я всего лишь проявила вежливость, – отрывисто бросила Анжела, мгновенно сообразив, о чем речь.

– Ну да, ну да, – насмешливо ответил ее добровольный инструктор. – Ты загнала его в угол, дважды дав понять, что рассчитываешь продолжить отношения в Москве. Причем сразу, без передышки, не дав ему ни дня на раздумье. Ты собралась изловить его прямо в Шереметьево и пристегнуть наручниками к рулю своей машины.

– Ты преувеличиваешь.

– И еще, Анжелка, ты совершенно не умеешь кокетничать. То есть вообще. Смотри, как ты все это время сидела – как пенсионерка, дожидающаяся приема в собесе. Ни разу не откинулась на стуле, не поправила волосы, не повела плечиком… Фу.

– Ты же собирался за мной ухлестывать! – возмущенно воскликнула Анжела. – Ты со мной даже целовался в самолете. А теперь – «фу»?!

– Я – это совершенно другое дело, – возразил Лёва. – Тебе нужно срочно пересмотреть свое поведение. Я все ясно растолковал?

– Еще бы, – ответила Анжела недовольным тоном. – Я должна делать только то, что мне хочется, кокетничать и не задумываться о завтрашнем дне. Соблазнять, но не даваться в руки, как можно дольше оставаясь дичью.

– Даже если у вас случится бурная ночь, – подхватил Лёва, – наутро ты снова вернешься к образу девицы, которой все по фигу.

– Ну и что это значит в реальности? Делать вид, что между нами ничего не было?

– Нет, просто не стоит, поднявшись поутру, собирать с пола его разбросанную одежду и аккуратно развешивать в шкафу. Не надо заказывать для него завтрак, спрашивая с материнской заботой, что он любит, а также планировать день, будто вы уже много лет женаты…

– А что же, проснуться и лежать бревном?

– Боже мой, Анжела! – взвыл Лёва. – Я от тебя с ума сойду. Не хочешь лежать бревном – не надо. Можешь отправиться в душ, спокойно перешагнув через разбросанные шмотки. Кстати, зазови туда и своего красавчика, чтобы соблазнить его еще раз.

– Но когда-то нам надо будет завтракать, – стояла на своем Анжела.

– Твоя любовь к еде все больше начинает меня беспокоить, – опасливо заметил Лёва. – Пусть он сам заказывает завтрак на двоих, пусть сам звонит в ресторан. Слушай, ты что, совсем не умеешь быть женщиной?!

– Я умею, – обиженно сказала Анжела. – Мне кажется, это у тебя какой-то странный опыт.

– В общем, я тебе дал пищу для размышлений. Посиди тут, все обмозгуй, потом погуляй по пляжу. Думаю, кто-нибудь к тебе обязательно подкатится. А вечером встретимся и вместе поужинаем, хорошо?

– А ты куда? – растерянно спросила Анжела, наблюдая за тем, как Лёва выкладывает на стол деньги.

Вместе с каждым поданным блюдом здесь приносили чек, и расплачиваться было чертовски удобно. Ты мог в любой момент оплатить все съеденное и выпитое и уйти, не дожидаясь официанта. «Вот бы и у нас так», – подумала Анжела, вспоминая, что самым неприятным в походах по рядовым московским кафе является как раз бесконечный и утомительный отлов официантов.

– Я сбегаю в номер за бейсболкой, – ответил Лёва невинным тоном, – а потом пройдусь по знакомым местам, проверю, все ли на месте, заодно посмотрю, какие ресторанчики открыты. Сезон-то еще не начался, я уверен, что половина заведений просто не работает.

Анжела проследила за его воровато брошенным взглядом и увидела, что по ступенькам отеля поднимается блондинка с длинными распущенными волосами и фигуркой, как у Скарлетт Йохансон. В руках у нее была маленькая дорожная сумка ярко-красного цвета с серебряными клапанами.

У Анжелы вытянулось лицо. Оказывается, даже поклажа может подчеркивать женственность. Она вспомнила свой ветеранский чемодан, в котором не было ничего привлекательного, и сдвинула брови. Ну вот почему ей даже в голову не пришло купить к отпуску что-то более яркое? Она вполне могла себе это позволить. Может быть, она действительно не умеет быть женщиной?

Лёва тем временем трусцой побежал к отелю. Было ясно, что он нацелился на дичь. Интересно, получится ли у него что-нибудь? Возможно, блондинка слишком высоко себя ценит и рассчитывает на более серьезную добычу. Что бы там Лёва ни говорил, женщины по природе тоже охотницы, и еще какие! Не все, конечно…

Глава 3

Оставшись в одиночестве, Анжела тоже решила пройтись по городу и отправилась к началу пешеходной улицы, которая тянулась на несколько километров и была самым желанным местом для туристов. Естественно, ей сразу же захотелось зайти в сувенирную лавку и посмотреть, нет ли там чего интересного. Потом ее потянуло зайти в магазин нижнего белья и еще в посудный магазин… Вскоре она стала обладательницей толстенького гипсового слоника, салфеток, украшенных кружевом ручной работы, и набора игральных костей в очаровательном деревянном стаканчике с резьбой.

Взглянув на часы, Анжела ахнула и тут же налетела на какого-то типа, стоявшего посреди тротуара.

– Так и думал, что вас придется ловить, – сказал он, беззлобно хмыкнув. – Смотрю, идете прямо на меня, а сами заглядываете в пакет.

Это был Павлик из кафе, который, судя по всему, поджидал своих дам возле магазина женской одежды. Он оказался выше Анжелы на целую голову, и она сразу же ощутила себя рядом с ним нежной и хрупкой. Это было приятное чувство.

– Извините, пожалуйста, – сказала она, стесненно улыбнувшись. – Спасибо, что поймали. – Ей казалось, что такой симпатичный парень заслуживает нескольких добрых слов, от которых он, похоже, уже отвык. – А откуда вы узнали, что со мной можно говорить по-русски?

– Потому что вы одеты как русская.

– Ну да?!

– Конечно, на вас шорты и яркая кофточка. А болгарки, если вы обратили внимание, несмотря на солнышко, почти все в черном. Ну, или в джинсах. Наверное, для них май – холодный месяц! Не то чтобы они выглядели плохо, просто… не так, – тут же стушевался он. – Кроме того, я видел вас в кафе. Вы сидели с мужем.

– Это не муж, – рассмеялась Анжела. – Это мой друг. Ничего романтического. Мы живем на разных этажах отеля. Его брак только что распался, и он приехал, чтобы полечить разбитое сердце. Завести новые отношения. А я у него вроде как медсестра.

– Понятно, – Павлик смотрел на Анжелу, не отрываясь, и глупо улыбался.

– Я тоже видела вас в кафе, – рискнула признаться она. – Вы были там даже не с одной, а с целыми двумя дамами.

– Жена со своей сестрой, – ответил он, и улыбка его тотчас растаяла, как утренняя дымка. Он с тревогой посмотрел на вход в магазин. В витринах густо стояли выцветшие манекены, мешая разглядеть, что творится внутри.

«Интересно, что он сделает, если сейчас появится его благоверная и застукает нас за светской беседой? Отпрыгнет от меня на два метра? Сделает вид, что мы не знакомы? Или чинно представит друг другу?» Чтобы не искушать судьбу, она решила ретироваться подобру-поздорову. Больше всего на свете Анжела не любила неудобных ситуаций и уж тем более не желала их создавать. Однако Павлик не собирался сворачивать беседу.

– Вы тут раньше не бывали?

– Нет, как раз бывала, – ответила она. – Если хочется прийти в себя и просто поесть, поспать и погреться на солнышке, лучше места не найти. Я люблю Черное море. А вы наверняка новичок в здешних местах, – Анжела переложила пакет из одной руки в другую, хотя он был легким. – Вам тут нравится?

– Не знаю, – пожал тот плечами. – Море, конечно, сказочное. И городок вроде бы ничего. Но меня как-то угнетает, что везде висят некрологи. На душе сразу становится погано. Такое впечатление, что здесь случился мор.

Действительно, на воротах практически каждого дома, на всех столбах, на досках объявлений, на деревьях, везде, где только можно было вообразить, были развешены листовки с фотографиями умерших в черных рамках.

– Такой обычай, – пожала плечами Анжела. – На меня в первый раз это тоже сильно подействовало. Но если вы приглядитесь, то увидите, что половина некрологов – это память об умерших и год, и два, и десять лет назад. «Пятнадцать лет со дня смерти любимого брата»… и так далее. Так что не берите в голову.

– Да? Хорошо, что вы мне сказали.

Анжела внезапно забеспокоилась. Зачем она тратит время на Павлика, который женат на мегере и, кажется, вполне смирился со своим рабским положением? Ей нужно искать молодого, свободного, раскрепощенного мужчину, способного составить ее счастье.

– Ладно, пока! – сказала она вслух. – Может быть, еще встретимся.

И, махнув рукой, отправилась дальше.

– А вы в отеле «Поморие» остановились? – спросил вслед Павлик.

– Ну да, – бросила она через плечо.

– Мы тоже. Может быть, действительно еще встретимся.

«Только вряд ли это к чему-нибудь приведет, – подумала Анжела. – Короткий романчик за спиной у деспотичной жены меня совершенно не привлекает».

Молодого, свободного и раскрепощенного мужчину она нашла почти сразу, когда устроилась в кафе на открытом воздухе и заказала себе чашку капучино. Капучино здесь представлял собой просто черный кофе с выложенными сверху жирными и сладкими взбитыми сливками, шапочку которых Анжела слопала в первую очередь.

Он сидел за соседним столиком – высокий, широкоплечий, с длинными ногами, обутыми в белоснежные мокасины. У него были хорошие глаза, взгляд которых Анжела слишком часто ловила на себе. Вспомнив Лёвины наставления, она слегка отодвинула стул назад и закинула ногу на ногу. Проверила, заметили ли это. Заметили! Она поправила рукой волосы, откинув их за спину. Волосы у нее были красивыми – густыми, светло-каштановыми, хотя и не слишком длинными. Но все же втайне Анжела ими гордилась.

Долго ей ждать не пришлось – молодой человек бросил на нее еще несколько пристальных взглядов, после чего встал, сделал шаг к ее столику и спросил:

– Можно? – И взял в руки свой стакан с лимонадом, чтобы переставить к ней.

То, что это именно лимонад, она знала точно, потому что прислушивалась к его диалогу с официанткой. Из этого же диалога выяснилось, что он говорит по-русски.

– Пожалуйста, – ответила она, поведя плечом. Так делали француженки в фильмах, которые Анжела любила пересматривать, когда на нее нападала тоска.

– Владимир, – представился молодой человек.

Анжела тоже назвалась и неожиданно для самой себя спросила, нарушив, вероятно, все строгие Лёвины правила сразу:

– Вы здесь один?

– Да, так вышло. Собирались отдыхать вдвоем с подругой, но прямо перед отпуском расстались.

– Мне жаль, – сказала Анжела неискренне.

– Так бывает, – ответил он. – Вот услышал, что вы говорите по-русски, и решил составить компанию. Все же одному тут немного… скучновато.

– Да, развлечений немного, – засмеялась Анжела. – Поэтому пенсионеров со всего света сюда как магнитом тянет. А я привезла друга, который только что ушел от жены и собирается закрутить курортный роман. – Владимир поднял брови. – Но только не со мной! – рассмеялась она. – Иначе я не сидела бы тут одна. Он бегает за девочками.

– А что вы делаете вечером? – спросил новый знакомый с интересом.

– Собираюсь погулять по пляжу, сфотографировать закат…

– Может быть, сходим куда-нибудь вдвоем? Здесь есть неплохой клуб.

– Нет, я не пойду в клуб, – сказала Анжела каменным голосом. – А вам если надо, то и идите.

Владимир тут же отступил.

– А вы из какого города? – спросил он заинтересованно. – Из Москвы?

– Да, а вы?

– Я тоже, – ответил он, показав прекрасные зубы.

– Отлично, значит, можно будет потом не просто переписываться, но и встречаться живьем, – ляпнула Анжела и едва не откусила себе язык.

В течение последующего часа, пока они сидели за столиком под полосатым зонтом, она потела и пыхтела, пытаясь нигде не проколоться, и прокололась еще раз десять. Когда они расстались, договорившись встретиться на этом же самом месте в семь часов вечера, Анжела пулей полетела в отель. Вместо того чтобы дожидаться лифта, она резво пробежала по лестнице четыре этажа и бросилась к номеру Лёвы.

Дверь оказалась заперта, и она забарабанила в нее кулаком. Через некоторое время Лёва открыл и, увидев Анжелу, испугался. Пот лил с нее градом, волосы растрепались и, кажется, на всю гостиницу было слышно, как стучит ее сердце.

– Господи, что случилось?! – воскликнул он, шагнув подруге навстречу. – У тебя глаза, как у сбрендившей белки, – круглые и дикие.

– Лёва, так ничего не получится! – воскликнула Анжела плачущим голосом. – Не выйдет!

– Да ты зайди, погоди кричать, – пробормотал тот и потянул ее за руку, втягивая внутрь. – Вообще-то я кое-кого жду… Ну да ладно. Что у тебя стряслось? На тебя напала стая диких альбатросов?

– Перестань шутить! – закричала Анжела и топнула ногой, остановившись посреди номера. – У меня, можно сказать, жизнь рушится.

– Так, – деловито сказал Лёва. – Что произошло?

В номере было на удивление уютно. Ни одной вещи не валялось на виду. Если бы Анжела была способна в тот момент обращать внимание на окружающую обстановку, она заметила бы и две внушительные свечи в стеклянных подсвечниках, и вазу тяжелой пунцовой клубники, и горку конфет в искристых фантиках. Однако смотреть по сторонам ей и в голову не приходило. Она была в отчаянии и думала только о собственной неудаче.

– Произошло то, что я познакомилась с парнем и попыталась применить на практике твои советы, – она принялась нервно расхаживать по номеру.

– Ну и?

– И у меня ничего не вышло. Потому что человек не может себя переделать. Я не такая, какой хочу казаться, понимаешь? И если даже мне удастся заарканить очередного мужика, я долго не продержусь: сорвусь и все испорчу. И он меня бросит. Как обычно!

– Мне кажется, ты слишком серьезно относишься к проблеме, – заявил Лёва. – Это же просто знакомство, флирт. От него надо получать удовольствие, а не отрицательные эмоции.

– Может, для мужчин все и просто… Лёва, я не хочу блефовать и выдавать себя не за ту женщину, какой я являюсь на самом деле. Я хочу, чтобы кто-нибудь влюбился именно в меня, чтобы он оценил по достоинству именно меня! Я не желаю контролировать каждое свое слово и движение.

– Ладно, ладно, успокойся. Вероятно, я дал тебе плохой совет. Наверное, мужчина не должен указывать женщине, как себя вести. Я просто привык, что каждая новая девица играет со мной, как кошка с придушенной мышью.

Он замолчал и нервно посмотрел на часы.

– Ты что, кого-то ждешь? – всполошилась Анжела. И тут же ее осенило: – Неужели ту блондинку с красной сумкой?

– Так ты ее заметила? – оживился Лёва. – Не знаю, выйдет ли из этого что-нибудь путное, но… Да, я помог ей оформиться, дотащил сумку до номера и провел экскурсию по отелю: показал, где фитнес, турецкие бани, джакузи, открытые бассейны… Даже успел показать бар на крыше. Оттуда открывается офигенный вид на море. Она выглядела довольной.

– Здесь, оказывается, столько всего интересного, а я никогда ничем не пользовалась.

– Правильно. Потому что ты и в прошлый, и в позапрошлый раз бегала по городу, высунув язык, в поисках настоящей любви.

– Ладно, не сыпь мне соль на раны. Как зовут твою новую знакомую?

– Марина.

– И что, она должна вот прямо сейчас прийти?

– С минуты на минуту.

– Ох, тогда я испаряюсь.

– Если она придет, я сразу тебе позвоню и скажу, что ужин отменяется.

– При ней будешь звонить?

– Я уже объяснил, что мы друзья и все такое… Будет нормально, если я поставлю тебя в известность. А если не позвоню, встречаемся в семь часов внизу, возле стойки регистрации.

– Не поняла. Ты позвонишь, если она придет. А если не придет – почему ты не сможешь позвонить?

– Я наверняка буду расстроен, – важно ответил Лёва.

Анжела хмыкнула и направилась к двери. На семь часов у нее было назначено свидание с Владимиром, но, договариваясь о встрече, она уже точно знала, что не пойдет на нее. Он показался ей таким приятным человеком, а она вела себя как полная идиотка. Ей было стыдно, противно, обидно, жалко себя…

Очутившись в своем номере, она бросилась на кровать и некоторое время лежала, тупо глядя в потолок и ни о чем не думая. Вернее, мысли проносились в ее голове с огромной скоростью, и ни одну не удавалось ухватить.

В половине седьмого она на всякий случай решила привести себя в божеский вид. Вообще-то здесь не особенно наряжались ни местные, ни туристы. «Ну, это еще наш молодняк не явился», – подумала Анжела. Тем не менее она выбрала льняное платье по колено и подобрала к нему круглые серьги с лунным камнем и на этом решила остановиться. Простенько и со вкусом. Она вспомнила, что не сразу научилась останавливаться вовремя. Прежде она любила покупать украшения гарнитурами и надевала все сразу: и кольцо, и серьги, и ожерелье, и браслет. Со временем до нее дошло, что она перебарщивает. Теперь чужие люди часто хвалили ее вкус и чувство меры. Но что в этом толку? Счастья-то нет.

Лёва не позвонил, и Анжела, как договаривались, спустилась вниз и села в кресло возле стойки администрации. На столе лежали журналы, в том числе и на русском, она взяла первый попавшийся и развернула. Глаза бессмысленно заскользили по строчкам. Думала она, разумеется, о том, что вот сейчас, в эту самую минуту, Владимир ждет ее в кафе с полосатыми зонтиками и тревожно глядит по сторонам. Конечно, можно было бы наплевать на собственные страхи, взять себя в руки и пойти на свидание, но интуиция подсказывала Анжеле, что ничего хорошего из этого все равно не выйдет. А она привыкла доверять своей интуиции.

В семь часов Лёва не появился. Не появился он и через пятнадцать минут. Анжела позвонила ему на мобильный, но он не ответил. «Вот же морда! Наверняка Марина явилась, и у него в ту же самую секунду из головы ветром выдуло мозги».

Анжела решила поужинать в одиночестве в ресторане отеля, а потом вернуться в номер, почитать книжку и лечь спать. Но в лифте ее одолели сомнения. А вдруг Марина не пришла, а с Левой что-то случилось? Поскользнулся на мокрой плитке в ванне, упал и сломал ногу? Лежит, беспомощный, и надеется, что она станет его искать…

Ее рука потянулась к кнопке четвертого этажа. Лифт послушно выполнил команду и раздвинул для нее двери, мягко прошипев что-то одобрительное. Анжела прошла по вычищенной до бархатного блеска дорожке, остановилась возле знакомой двери и негромко постучала в нее костяшками пальцев. Через несколько секунд дверь распахнулась, и глазам изумленной Анжелы предстал Лёва, облаченный в носки, сандалии и трусы с рисунком, изображающим весело скачущие баклажаны. Трусы они вместе с Катериной покупали в Питере и долго ржали, представляя, как баклажаны будут выглядеть не на манекене, а на живом, так сказать, образце.

Лёва был пьян и плохо держался на ногах. На стеклянном столике Анжела заметила ополовиненную канистру с вином, початую бутылку коньяка, штопор и салфетку в багровых пятнах.

– Ты что, кого-то убил? – спросила она, оглядывая разор, учиненный хозяином в номере, который еще недавно выглядел так уютно. – Почему у тебя салфетка в крови?

– Не дрейфь, это я просто клубнику ел. – И тут же без перехода ноющим голосом воскликнул: – Она не пришла, представляешь?! Я с балкона видел, как эта коза уходила в город, покачивая роскошной задницей. Я чуть не спрыгнул с четвертого этажа от возмущения. Потом передумал и решил немного подправить настроение.

– Мы могли бы выпить вместе за ужином, – осуждающе заметила Анжела. – Я, как дура, жду тебя внизу, а ты тут делаешь себе «ерша».

– Я и тебе могу сделать, – предложил Лёва, широко махнув рукой в сторону столика. – Знаешь, какое вино вкусное?

В трусах, носках и сандалиях он выглядел до ужаса потешно.

– Вот от вина я, пожалуй, не откажусь, – неожиданно призналась Анжела, на душе у которой, как она ни крепилась, все равно скребли кошки. Причем кошки оказались какими-то уж чересчур настырными.

Она села на маленький диванчик, поставила локти на колени и подперла голову ладонями. Лёва тем временем нетвердой походкой направился к бару и, достав оттуда высокий бокал, принес и утвердил его на столе. Потом открыл канистру, прицелился и медленно наклонил. Вино розовым водопадом ударило в дно, закрутилось и, нежно булькнув, наполнило бокал до краев.

– Держи, – сказал Лёва, широко махнув рукой. Вероятно, он отлично понимал, что до Анжелы бокал ему не донести.

Ей пришлось встать и наклониться, чтобы отпить первый глоток. Потом, с бокалом в руке, она подошла к окну, из которого открывался вид на море. На улице уже стемнело, и теплое абрикосовое солнце медленно таяло в воде. Вероятно, здесь оно не пряталось за горизонтом, а просто уходило на дно и остывало, лежа на крупной гальке.

После первого бокала ноги Анжелы сделались легкими и не шли, а летели над полом. Пол несколько раз качнулся. В животе стало тепло, а во рту появился вкус вишни с ванильным оттенком.

– Налить тебе второй бокальчик? – спросил Лёва, оказавшийся очень чутким другом.

Анжела согласилась, выпила еще вина и заявила:

– Я хочу есть. Предлагаю пойти поужинать.

– Лучше заказать еду в номер.

– Нет, не лучше, – уперлась она. – Мы наедимся, снова выпьем вина, которое обязательно ударит нам в голову, начнем целоваться и совершим глупость. Обычно так и происходят все на свете глупости. Я настаиваю на ресторане. Заодно проветримся перед сном.

– Тогда мне надо надеть штаны, – с профессорским видом заявил Лёва и отправился за джинсами.

Через некоторое время они вышли из отеля и, поддерживая друг друга, отправились на бульвар, который тянулся вдоль берега. По всему бульвару стояли кадки с мощными пальмами. Пальмы приезжала поливать специальная машина, и они, присмотренные, весело росли, не давая толковой тени. Впрочем, сейчас тень была уже не нужна – жгучая южная ночь разлилась по побережью и накрыла море черным платком. Невидимая вода мерно плескалась внизу, за щербатым парапетом, и оттуда доносился отчетливый сладко-йодистый запах водорослей.

Гуляющих было мало, и лишь возле мола, уходящего в непроглядную темень, горели яркие фонари. Поблизости работали три ресторанчика с крытыми верандами, расположенные бок о бок. Все три были полны. Издали было слышно, как гомонят посетители, и на душе у Анжелы сразу сделалось хорошо и спокойно. Пока не начался сезон, здесь собирались местные жители, многие приходили целыми семьями, и маленькие ребятишки весело бегали между столиками.

– В какой ресторан из трех пойдем? – спросил Лёва, который только выглядел трезвым, но на самом деле все еще находился под гипнотическим действием вина, сдобренного коньяком.

– Вот в этот, – ткнула пальцем Анжела. – Отсюда хорошо видно море.

– Ладно, – согласился Лёва и потянул ее за собой. – Хотя моря сейчас вообще не видно.

– Зато я знаю, что оно там.

Под вывеской ресторана висел самодельный плакат, оповещающий о том, что здесь подают цацу.

– Кто такая цаца? – спросила Анжела, затуманенным взором окидывая зал в поисках свободного места.

Когда они нашли для себя столик и задали тот же вопрос подошедшей официантке, выяснилось, что цаца – это мелкая жареная рыбешка, чрезвычайно вкусная. Анжела сразу заказала себе эту самую цацу, а Лёва выбрал запеченую картошку и сыр в панировке. Желтый овечий сыр был еще одним забавным словом, которое русские туристы привозили из Болгарии. Он именовался «кашкавал» и, разумеется, рождал ассоциации с кошками. После первой поездки Лёва долго звал Анжелиного кота Тихона кашкавалом и сам же при этом дико хохотал. Тихон обижался. Кошки очень не любят, когда над ними смеются.

Официантка предложила принести местного вина, и Лёва, не раздумывая, согласился. По всей видимости, алкоголь был необходим ему, чтобы усмирять растревоженное девушкой Мариной самолюбие.

Несмотря на большое количество посетителей, еду принесли довольно быстро, и Анжела не удержалась от восклицания:

– Вот это да!

Тарелка с цацей была огромной, как колесо: обжаренная в муке рыбка лежала большой остроконечной горой. Официантка довольно улыбнулась и быстро ушла, призываемая другими гостями.

– Мне почему-то кажется, что эту цацу надо есть с головой, – неуверенно заявил Лёва. – Уж слишком она мелкая.

Он втянул носом воздух, наслаждаясь умопомрачительным запахом.

– Я что, кошка? – возмутилась Анжела. – Головы есть не стану ни за что.

Она приступила к трапезе и двигала челюстями до тех пор, пока не почувствовала на себе чей-то взгляд. Подняла глаза и крякнула.

– Смотри, Лёва, вон там, слева, та троица, которую мы видели утром в кафе.

– А-а, Павлик и его белокурая бестия в сопровождении подружки?

– Это не подружка, а сестра.

– Откуда ты знаешь?

– Я с этим Павликом сегодня познакомилась, – призналась Анжела, которой страшно не хотелось, чтобы Лёва острил по этому поводу. – Перекинулись парой фраз возле магазина.

– Наверняка он решил, что встретил ангела, – заявил Лёва. – После такой мымры всякая нормальная женщина покажется до офигения доброй. И почему хорошим мужикам достаются именно ведьмы?

Разговаривая, они оба поглядывали на троицу, которая сидела через проход от них, попивая вино и заедая его местными деликатесами. Жена Павлика была одета в яркое платье, туго облегавшее маленький крепкий бюст. Когда на нее неожиданно налетела ночная бабочка, она замахала руками и взвизгнула:

– Ну, что ты сидишь, кретинище, прогони ее! Или убей!

Павлик поднялся со своего места и тоже замахал руками. При этом он бросил косой взгляд на Анжелу: в этом взгляде читались такое унижение и такая безысходность, что она едва не задохнулась от жалости.

– Слушай, Лёва, он выглядит таким несчастным!

– Конечно, он несчастлив. Ясно, как дважды два. А может быть, тебе стоит прибрать его к рукам? – спросил Лёва и тут же загорелся пришедшей ему в голову идеей. – Отбить на хрен – и все! Да ведь это будет идеальное решение твоей проблемы.

Анжела разинула рот. Из-за красного вина, выпитого после розового, ее мыслительный процесс протекал не так быстро и активно, как обычно.

– Смотри, – продолжал между тем вслух рассуждать Лёва, – тебе нужен человек, который оценил бы тебя по достоинству…

– Этот оценит, – согласилась Анжела без раздумий.

– Кроме того, если ты его присвоишь и охватишь заботой, он будет только рад.

– Полагаю, да.

– Твое доброе отношение к людям вообще, которое я, положа руку на сердце, считаю страшным недостатком…

– Ну и болван.

– Возможно. Так вот, это твое хорошее отношение тронет сердце Павлика и приведет его к твоим ногам.

– И он дико милый!

– Мне тоже так кажется.

– Но как я его отобью? – удивленно спросила Анжела.

– Смело, с блеском, легко!

Между тем, пока они обсуждали план захвата Павлика, на бедолагу снова наехали.

– Я же просила тебя заткнуть за шиворот салфетку! – довольно громко прошипела его собственная домашняя «змея». – Смотри, что наделал! Заляпал рубашку. А я, между прочим, за нее бешеные деньги отдала в бутике. Безрукая скотина. Сам будешь отстирывать, я тут на химчистку левы тратить не собираюсь.

– Я отдам горничной в отеле, – сказал Павлик почти беззвучно.

– Так я тебе и разрешила. Тоже мне, капиталист… Да с нас в отеле, знаешь, сколько за это слупят? Так бы и убила придурка. Ненавижу!

Анжелу при этих ее словах кто-то мягко, но сильно толкнул в копчик. Неожиданно для себя она встала, отбросила салфетку и нетвердой походкой направилась к столику, где сидела троица. «Змея» тут же заткнулась, изумленно воззрившись на нее.

– Слушайте, вы! – сказала Анжела, глядя сверху вниз на обидчицу Павлика затуманенным взором. Взор туманили и вино, и негодование тоже. – Вам никто никогда не говорил, какая вы ужасная гадина? Вы весь вечер шипите, как кобра, и всячески оскорбляете собственного мужа, хотя он такой… – Она посмотрела на сделавшегося оловянным Павлика, подыскивая слово… – такой симпатичный!

«Кобра», не ожидавшая ничего подобного, от обалдения замерла и выпучила глаза. Анжела между тем с блеском продолжила свой монолог.

– Кем уж вы его только не обзывали! И негодяем, и тюфяком, и кретином, и еще бог знает кем. А он все терпит, потому что в душе – настоящий джентльмен. И еще он красивый, умный, добрый…

– И что? – спросила вместо окаменевшей блондинки ее сестра, которая, кажется, по-настоящему наслаждалась моментом.

– Я решила забрать его себе, – с пафосом заявила Анжела и слегка покачнулась.

В этот момент рядом с ней возник Лёва, державшийся на ногах только благодаря оздоравливающему морскому воздуху и хорошему вестибулярному аппарату. Он устремил взор непосредственно на «виновника торжества» и громко воскликнул:

– Стыдись, Павлик! Что это ты позволяешь унижать себя, да еще за границей?! Вместе с тобой чувствует себя униженным каждый русский мужик.

На них, конечно, уже обратили внимание. Поэтому, когда Павлик растерянно огляделся по сторонам, он увидел устремленные на него десятки взглядов, которые показались ему осуждающими. Тотчас он почувствовал себя пригвожденным к позорному столбу, прилюдно оплеванным, поставленным на колени… Никогда он так остро не ощущал своего падения. А присутствие этой удивительной девушки, вступившейся за него, переворачивало душу. Он вдруг понял, что вот прямо сейчас может совершить Поступок. Самый правильный, самый главный поступок в своей жизни.

Он резко встал. И тут его жена наконец вернулась к жизни после пережитого шока.

– Сядь на место, идиот, – прошипела она, злобно стреляя глазками по сторонам и не смея закатить прилюдный скандал. – Сядь, кому сказала!

– Все, Тамара, – покачал головой Павлик, – ты меня достала. Хватит уже мной помыкать. В конце концов, я взрослый уважаемый человек.

Впоследствии выяснилось, что этим вечером он тоже пил местное вино в больших количествах, и от вина голова его была на удивление легкой, а настроение сделалось гусарским.

– Я тебе дома объясню, какой ты уважаемый, – продолжала ронять яд Тамара. – Прекрати истерику и скажи этим двум идиотам, чтобы они убирались.

– Павлик, – заявил Лёва, старательно фокусируя взгляд на своем визави, – я тобой горжусь. Ты мужик.

Тот повернулся и посмотрел по очереди на него и на Анжелу. И по-детски спросил:

– Можно, я пойду с вами?

Анжела немедленно взяла его за руку и крепко сжала пальцы.

– Конечно, – сказала она. – Я с удовольствием заберу тебя с собой! А уж если ты станешь навек моим, я обещаю сделать тебя очень, очень счастливым!

– Слышала, Тамара? – радостно спросил Павлик. – Меня сделают счастливым. Так что я ухожу, и тебе некого будет больше тиранить и выставлять перед всеми посмешищем. И учти – я к тебе не вернусь! Можешь забрать себе все, мне ничего не нужно, кроме свободы.

После этого героического выступления Павлик повернул голову и встретился с восторженным взглядом Анжелы. А потом оба они молча развернулись и, держась за руки, двинулись к выходу.

– Павел, ты куда? – спросила Тамара, голос которой неожиданно ослабел и приобрел человеческие интонации.

– Подальше от вас, – ехидно заметил Лёва. – Счастливо оставаться, ведьмы!

– Зина, мой муж действительно уходит, – изумленно сказала позади него Тамара.

И сестра довольно ответила:

– Скатертью дорога!

Глава 4

Лёва высоко поднял ногу и шагнул из лифта. Его тут же повело в сторону.

– Блин, – негромко выругался он и прищурился, стараясь сфокусировать взгляд на самом центре ковровой дорожки.

Сначала все шло хорошо, но когда он был уже почти возле цели, его занесло, и он спиной ударился о чужую дверь.

– Пардон, – пробормотал он и, отчаянно семеня, забрал влево.

Затем совершил еще один дерзкий маневр, но его опять внесло в ту же самую дверь. Дверь явственно содрогнулась. Отшатнувшись от нее, Лёва, перебирая руками по стенке, достиг-таки собственного номера, достал из кармана электронный ключ, вставил его в прорезь замка и быстро вытащил. Наглая красная лампочка по-прежнему горела. Он повторил операцию еще раз, потом еще – безрезультатно. Упорствуя, Лёва принялся нажимать на ручку, раздражаясь все больше и больше.

В тот момент, когда он сделал мах ногой, чтобы как следует пнуть не сдающуюся твердыню, дверь соседнего номера распахнулась, и в коридор вышла незнакомая девушка. Она была невысокой и хрупкой, с волосами, собранными в хвостик. Миловидное лицо делали строгим сердитые маленькие очки. Особенно резко диссонировали они с короткой кружевной комбинацией и босыми ступнями.

– Вот оно что, – пробормотала девушка, окинув Лёву быстрым внимательным взглядом.

Увидев ее, тот открыл рот и замер. Его как будто толкнули в грудь. Он отступил, внезапно физически ощутив, что у него есть сердце – тяжелое и живое, отчаянно трепыхнувшееся в груди. Девушка показалась ему такой прекрасной, что на глаза навернулись слезы. От нее исходила яркая лучистая энергия, как от звезды.

Незнакомка хотела еще что-то сказать, но потом пожала плечами, отобрала у Левы ключ и легко открыла замок. После чего молча сунула ключ ему в руку и двинула бровью. Подчиняясь ее пристальному взгляду, тот безропотно вошел в свой номер, и дверь за ним захлопнулась. Постояв немного в блаженной невесомости, Лёва разбежался и, подпрыгнув, животом бросился на постель.

Он проснулся в семь часов утра бодрый, как йог, и свежий, как подснежник. Голова была легкой, чистой, и мысли в ней тоже появились какие-то особенные, радостные.

– Вот что значит хорошее вино, – вслух сказал Лёва, обласкав взглядом канистру, из которой он вчера наливал себе бессчетное количество раз.

Есть хотелось нестерпимо. Ничего съестного в номере не оказалось, кроме одного-единственного яблока с румяными боками. Лёва скинул с себя вчерашнюю одежду, сбегал в душ, надел длинные хлопчатобумажные трусы и впился в яблоко зубами. Уже доедая его, он несколькими боксерскими движениями отбросил с пути тюлевую занавеску и вышел на балкон. Поскольку в трезвом виде Лёва был чужд всякой сентиментальности, морем он любоваться не стал, а проверил показания термометра, приделанного снаружи.

В этот момент внизу заклекотали гларусы. Крупные белые птицы по очереди начали взлетать вверх, издавая пронзительные звуки. До своей первой поездки в Болгарию Лёва никогда не слышал, чтобы пернатые так кричали. Гларусы умели плакать пронзительными голосами младенцев и вполне правдоподобно мяукали. Но самым отвратительным был их хохот – сдавленный, хриплый, насмешливый, наводящий на мысль о нечистой силе.

– Ах вы, индюки поганые! – воскликнул Лёва, размахнулся и швырнул огрызок в пролетавшую мимо птицу. Разумеется, не попал, но все равно довольно засмеялся.

Вытер руки о трусы и тут услышал голос:

– Вот из-за таких, как вы, русских туристов все ненавидят.

Ошарашенный, он повернул голову и ойкнул. На соседнем балконе стояла девушка, которая явилась прямо из его сна. Поэтому ответить он ничего не смог и только похлопал глазами.

– Вы швыряете мусор с балкона, напиваетесь до свинского состояния, а потом еще буяните в коридоре, – продолжала незнакомка. – Мне за вас стыдно.

Солнце играло в ее коротких светлых волосах, из-под очков высыпались веснушки. При взгляде на нее Лёву охватил щенячий восторг. И даже то, что ей было за него стыдно, почему-то привело его в состояние неистовой радости.

– Кто вы? – спросил Лёва голосом придурочного влюбленного из диснеевского мультика.

При этом и вид у него был практически такой же придурочный.

– Я ваша соседка. Вы будили меня дважды: сначала, когда ломились в мою дверь, и во второй раз, когда декламировали на балконе стихи.

– Нет, ну что вы, – засмущался Лёва. – Стихи? Этого не может быть.

– Очень даже может, – скупо усмехнулась девушка.

По ее манере себя вести было ясно, что в жизни она твердо стоит на ногах.

– А что я декламировал? – заинтересовался Лёва.

– «Уступи мне, скворец, уголок, посели меня в старом скворечнике», – все с той же усмешкой повторила девушка.

Вообще-то она вышла выразить Лёве свое негодование, но не смогла устоять перед его жизнелюбивой наивностью.

– Это Заболоцкий, – почесал макушку тот. – Тогда, значит, я действительно декламировал. Ничего не помню.

– Еще бы вам помнить, вы надрались как сапожник.

– У меня была уважительная причина, – быстро сказал Лёва, опасаясь, что его действительно причислят к той группе свински отдыхающих по всему миру русских, которых стыдится родина. – Я приехал сюда с подругой, чтобы помочь ей отыскать здесь настоящую любовь…

– Ну да?

– Да! И вы знаете, мы встретили одного парня, Павлика, его сопровождают жена и сестра жены. Мы видели и слышали, как жена третировала бедного Павлика, а сестра ей помогала. Это продолжалось и утром, и вечером… И нам стало так его жалко, что Анжела – это моя подруга – решила забрать его себе навсегда.

– Серьезно? – удивилась девушка.

– Совершенно серьезно. Прямо в ресторане, где мы ужинали, Анжела подошла и предложила Павлику немедленно бросить жену и уйти с ней.

– А он?

– Он бросил и ушел, – с гордостью за нового друга ответил Лёва.

– Да, с вами не соскучишься, – вынесла вердикт девушка. – И где же они сейчас, ваша подруга и Павлик?

– Не знаю, – честно признался Лёва. – Я оставил их вчера вечером на променаде. Они целовались, как сумасшедшие. Я почувствовал себя лишним и ушел. – Он на секунду замолчал, потом вобрал в грудь побольше воздуха и спросил: – А вы уже завтракали?

– А что? – спросила девушка, переведя взгляд на море. В стеклах ее очков проплыл белый кораблик.

– Может быть, позавтракаем вместе? Где-нибудь в кафе на берегу? Как вас зовут?

– Виктория, – помедлив, ответила она. – И я уже завтракала. И вообще я сюда приехала не для того, чтобы отдыхать. Я пишу научную работу.

– А какой наукой вы занимаетесь? – спросил Лёва робко.

– Математикой.

– О! – выдохнул он.

Действительно, разве можно было не восхититься человеком, пишущим научные труды по математике?

– Но иногда вы все же едите? – внутренне вибрируя, настаивал он. – И выходите подышать воздухом. Иначе зачем же было сюда ехать?

– Я просто открываю окна и впускаю воздух в номер, – объяснила Виктория. – И еду тоже заказываю в номер. – Потом прикусила губу и сказала: – Впрочем, мы можем вместе выпить по чашке кофе где-нибудь часика в четыре. Наверху, на крыше отеля. Там очень красиво, но как-то одиноко. Я выкрою час в своем расписании. Что скажете?

От радости Лёва ничего не мог сказать, он только глубоко дышал, чувствуя, что легкие у него огромные, как у кита.

– Да, конечно, да! Я зайду за вами, – наконец выпалил он.

– Но с одним условием.

– Условием??

– Вы все-таки признаетесь, как вас зовут.

– Лев, – ответил Лёва взволнованно.

– Хорошо, Лев, встретимся в четыре. – И она ушла к себе, не оглядываясь.

Лёва некоторое время стоял, вцепившись в поручни балкона, и безумным взором обозревал мир, раскинувшийся внизу. Мир был прекрасен! Он искрился и кружился перед Лёвой, блистая всеми своими красками. Солнце барахталось в синей воде и гонялось за катерами, оставляя за собой шлейф золотой пыльцы.

Лёва понял, что влюбился окончательно и бесповоротно. Облик Виктории впечатался в сетчатку его глаз и в узор кровеносных сосудов. Но объяснить полноту и красоту своего чувства словами он бы не смог. Если Анжела спросит его о Виктории, разве он в силах будет объяснить, что с ним происходит?!

Внезапно Лёва вспомнил о романе Голсуорси, который ему подсунула несколько месяцев назад в командировке немолодая дама, помешанная на английской прозе. В романе была одна фраза, которая хоть как-то могла бы обрисовать его состояние. Он бросился в номер, достал из чемодана ноутбук и возрадовался, что в отеле есть беспроводной Интернет. Возбуждение заставило его действовать быстро и ловко. Уже через несколько минут он обнаружил в электронной библиотеке нужную книгу, а в ней – главу, начало которой запало ему в душу.

«Когда Флер, оглядывая лица сидящих за ужином, увидела Джона Форсайта, в ее сердце что-то произошло, словно она зимой набрела на цветущий куст жимолости». Вот оно! Виктория была кустом жимолости, на который он набрел.

Никогда в жизни с Лёвой не случалось ничего подобного. Натянув плавки, он быстро оделся, схватил полотенце и вырвался из номера. Промахнул коридор и поскакал вниз по лестнице, улыбаясь во весь рот. Если бы сейчас ему встретилась девушка Марина и предложила прогуляться, он расхохотался бы ей в лицо.

В несколько минут он достиг пустого пляжа. Вода была еще очень холодной, и никто не купался. Берег оказался пуст, как во времена творения. Мигом раздевшись, Лёва вскинул руки к небу и, улюлюкая, бросился в воду, подняв бриллиантовый фонтан брызг.

Глава 5

В дверь барабанили грубо и настойчиво. Анжела проснулась от этого ужасного грохота и села на постели, хлопая глазами. Голова была чугунной, и в ней варилась каша вместо мозгов. Она ничего не соображала и понимала только одно: надо открыть, чтобы шум прекратился.

Усилием воли она заставила себя встать с кровати и тут только обнаружила, что абсолютно голая. Поразмыслив, потянула на себя одеяло, намереваясь завернуться в него. Одеяло поползло в сторону, обнажив лежащего в непосредственной близости незнакомого мужика, который тоже был в чем мать родила.

– Иду! – крикнула Анжела шершавым голосом. – Прекратите стучать. Пожалуйста…

Сил напрягать голосовые связки не было в принципе. Она набросила одеяло обратно на крупное загорелое тело, прикрыв туловище, – на виду остались только жалобно поджатые ноги. Нащупала на спинке кресла халат и долго вдевала себя в рукава. Потом подошла к двери и распахнула ее настежь.

На пороге стояли две похожие друг на друга маленькие женщины – блондинка и брюнетка – и пожирали ее глазами.

– Видишь, Тамара, – наконец ехидно сказала брюнетка, – они еще предаются разврату. Как я тебе и говорила.

Это имя, Тамара, словно разбудило в голове Анжелы вулкан. Вулкан содрогнулся, сверкнула молния, и она вспомнила сразу все. «Господи, я соблазнила женатого мужчину! – пронеслось в ее голове. – Выходит, я провела ночь с Павликом». Еще никогда ни один кавалер не оказывался в ее постели так быстро. Она оглянулась на голые ноги и пробормотала:

– Надеюсь, мы будем жить счастливо и умрем в один день.

– Чего-о? – насмешливо протянула все та же Зина, которая явно взяла на себя роль адвоката.

– Неважно.

Вместе с воспоминаниями о дикой страсти, гонявшей их с Павликом весь вечер по променаду и заставлявшей целоваться под каждой пальмой, вернулось и воспоминание о том, как Тамара с помощью вот этой самой Зины унижала и третировала мужа. Анжела ненавидела всякую дискриминацию и подавление личности.

– Ну, чего вам надо? – грозно спросила она, стараясь не обращать внимания на боль в затылке – в ее голове настойчиво стучал один-единственный, но противный там-там.

– Мы пришли заявить, – Зина выставила подбородок, – что все обдумали и решили разводиться. Пусть не звонит и не пишет. Предателю нет дороги назад.

И она выразительно пнула ногой дорожную сумку, которая стояла на полу рядом с ней.

– Да, – подтвердила Тамара. – Вот так вот!

Анжела подумала, что сейчас жена Павлика удивительно напоминает дракона, который вместо смертоносного огня вдруг стал извергать маленькие язычки пламени, не больше, чем в зажигалке, и страшно обескуражен этим обстоятельством. Прежде каждый его удар разил наповал, а теперь не наносил противнику никакого вреда. И дракон просто не знал, что делать.

– А-а! Вещички принесли, – насмешливо заметила Анжела.

– Да у этого голодранца, кроме трусов и носовых платков, ничего хорошего не имеется, – огрызнулась Зина.

– Да-да, это ж вы его в люди выводили… Как я могла забыть?

– В люди?! – не смогла смолчать Тамара. И, встав на цыпочки, тонким голосом крикнула: – Ты будешь безработным!

– Не дождешься, – ухмыльнулась Анжела.

– Это я устроила тебя на работу! – продолжала тем временем Тамара. – Я сделаю все, чтобы тебя уволили! Я уже позвонила кому надо!

– Тебя выгонят и ты сдохнешь под забором, – мстительно добавила Зина.

– Господи, разве можно быть такими дурами? – удивилась Анжела.

– Чего-о? – протянула та.

– Это риторический вопрос, на него отвечать не надо. Все, девочки, вещи принесли, большое спасибо, теперь валите.

– Чего-о?! – теперь уже хором переспросили девочки.

– Валите, – повторила Анжела и угрожающе шагнула вперед.

Тамара и Зина синхронно отпрыгнули, вероятно, решив, что нахалка, которая у всех на глазах увела чужого мужа, вряд ли станет миндальничать.

Анжела с треском захлопнула дверь перед их острыми носами и не без волнения обернулась назад. Павлик сидел на кровати, натянув одеяло до пупка. Его обуревали противоречивые чувства: гордость и страх, раскаяние и решимость… Короче, жуткая гремучая смесь, которая отражалась в его широко распахнутых глазах. Встрепанный и небритый, он вызвал в Анжеле мощный прилив почти материнской нежности.

«Господи, ведь это я стала причиной бунта на корабле! – подумала она с волнением. – И теперь несу ответственность за этого парня, что бы ни случилось».

– Привет! – сказала она вслух и постаралась улыбнуться как можно веселее.

– Привет, – эхом откликнулся Павлик.

Анжела снова опустилась на кровать, помедлила, потом наклонилась и поцеловала его в губы. Павлик взял ее лицо обеими руками и вернул поцелуй.

– Это была чудесная ночь, – шепнул он, и два лихорадочных багровых пятна выступили на его скулах.

Дело в том, что он понятия не имел, какая у них была ночь. Он хорошо помнил, что произошло в ресторане, помнил, как они втроем, вместе с Лёвой, бродили по берегу моря и как он взахлеб рассказывал о своем ужасном положении и о слабом характере, который мешал ему бросить нелюбимую жену и уйти в свободное плавание. Потом Лёва куда-то делся, на улице стемнело окончательно, а на него самого напал дикий восторг. Анжела была рядом, такая же веселая и возбужденная, как и он сам. Она казалась Павлику самым близким человеком на свете, потому что помогла ему освободиться. И в то же время оставалась соблазнительной незнакомкой, которая понравилась ему с первого взгляда. Все это подхлестнуло его чувства, и он начал целовать ее страстно и бурно, не давая отдышаться.

И все – с этого момента начинался сплошной туман.

– Ты есть хочешь? – спросила Анжела. – Я думаю, кофе и бутерброды нам с тобой сейчас совсем не повредят. Закажем в номер или спустимся в ресторан? А давай лучше пойдем в какое-нибудь кафе на берегу? Там все-таки воздух, море, красота! Сейчас я приму душ и буду одеваться, а потом уже ты…

– Подожди! – перебил Павлик, взял ее за руку и потянул обратно на кровать.

Анжела напряглась, как будто вот сейчас ей собирались делать укол и она со страхом ожидала острой, быстрой боли. А все потому, что решительно не помнила, что они с Павликом делали ночью. То есть она понимала, что они должны были, по идее, делать, но все детали произошедшего потонули в черной воде алкогольного опьянения. Терпкое вино, душевное волнение, сумасшедшие поцелуи – все это подействовало на нее как наркоз.

– Подожди, – еще раз попросил Павлик. – Сначала нам нужно… поговорить.

Анжела облегченно выдохнула. При свете дня она была не готова продолжать свою миссионерскую деятельность в постели.

– Ладно, – сказала она и подогнула под себя одну ногу. – Давай поговорим.

– Анжела, ты должна знать самое главное: я ни капельки не жалею о том, что вчера произошло.

– Фу, какое облегчение! – засмеялась она. – А я думала, что ты уже успел раскаяться в содеянном.

– Нет, но… Но я попал в глупую ситуацию. Во-первых, мне негде жить. Ну, я мог бы, конечно, снимать квартиру, но если меня действительно выгонят с работы…

– Не беспокойся, ты будешь жить у меня, – поспешно сказала Анжела, опасаясь только одного: что Павлик почувствует себя щенком, подобранным на улице. – Мама не будет против, вот увидишь. Я говорила, что живу с мамой?

– Нет, – покачал головой он. – Мы вообще еще не разговаривали толком.

Они пристально посмотрели друг на друга. Оба чувствовали себя дико.

– Слушай, а кто ты по профессии? – неожиданно встрепенулась Анжела.

– Ветеринар.

– И каким же образом жена вывела тебя в люди?

– Тамара устроила меня в современную клинику в центре Москвы. А раньше я держал свой собственный веткабинет в Одинцово. Заработка, конечно, никакого, одни проблемы: с доставкой и хранением препаратов, с отсутствием рекламы…

– Так ты, выходит, доктор Айболит! У тебя очень добрая профессия, – улыбнулась Анжела.

– Рано радуешься. Боюсь, мне придется просить тебя взять на жительство еще и двух моих кошек.

– То-то Тихон обрадуется! Это мой кот. Впрочем, он большой пофигист. Вот вернемся домой, сам увидишь. Интересно, как он тебя примет?

– Меня больше волнует, как меня примет твоя мама, – честно признался Павлик.

И в этот момент где-то в куче одежды на полу зазвонил его сотовый телефон. Он встрепенулся и хотел было встать, но потом вспомнил, что совершенно голый, и жутко смутился. Анжела пришла ему на помощь, вытащив аппарат из кармана и подав ему.

– С работы, – пояснил Павлик, поглядев на дисплей. – Может быть, что-то случилось? Надеюсь, не придется давать консультаций по телефону – международные звонки слишком дорогие.

Впрочем, разговор получится коротким. Павлик больше слушал, чем говорил. Захлопнув крышку сотового, он мрачно сообщил:

– Меня уволили. Вернее, предложили уйти по собственному желанию. Выходит, Тамара не врала. Она действительно успела кое-что предпринять.

Несмотря на головную боль, Анжела неожиданно почувствовала прилив сил.

– Ну вот что! – воскликнула она, вскакивая с места и широкими плавными движениями раздвигая занавески на окнах. Солнце тотчас брызнуло на белую постель сладким желтым соком. А потом уж и всю комнату залило золотым полуденным светом. – К черту твою Тамару! Давай смотреть не назад, а вперед, это гораздо мудрее. У тебя наверняка остались какие-то связи. И у меня тоже есть связи, кстати. Почему бы не объединить усилия и не превратить поражение в победу? Ты хороший ветеринар? Только честно.

– Я очень хороший ветеринар, – ответил Павлик. – Но плохой бизнесмен и отвратительный администратор.

– Не волнуйся, я все возьму в свои руки.

– Серьезно? А ты кем работаешь?

– Веб-дизайнером.

– Да, это интересная профессия. Но очень далекая от ветеринарии.

– Не волнуйся: я дико контактная и очень общительная, у меня куча знакомых, друзей и приятелей. Я уверена, что кто-нибудь из них поможет с твоим трудоустройством. Сейчас я кое-кому позвоню и наведу первые справки. Конечно, это можно отложить и до нашего возвращения, но я знаю, что в таком случае ты будешь волноваться и не отдохнешь толком.

Она схватила трубку гостиничного аппарата и раскрыла информационный буклет для гостей, в котором объяснялось, как сделать международный звонок. Павлик зажмурился, потом снова открыл глаза и с восторгом посмотрел на Анжелу. Его собственное будущее сидело перед ним. Оно было незнакомым, непредсказуемым, но не казалось опасным.

Анжела говорила по телефону бойко, но серьезно, и Павлик сразу понял: она ни за что не даст ему пропасть. На какое-то время он расслабился, но когда захотел встать, чтобы пройти в ванную, снова напрягся. Скрипя зубами и взяв волю в кулак, он все-таки вылез из-под одеяла, заметив, как метнулся прочь взгляд его спасительницы.

«Наверное, сейчас я совершаю большую ошибку, – подумал Павлик с раскаянием. – Пока еще были задернуты шторы, нужно было не разговаривать, а заняться с ней любовью. После этого все разговоры потекли бы как по маслу. И не стеснялись бы мы друг друга». Однако глупость положения состояла в том, что Павлику категорически не хотелось секса. Едва открыв глаза, он осознал, что жизнь его изменилась бесповоротно, и обратной дороги нет. Его с ног до головы окатило холодной водой ужаса, и сердце сжалось до размеров яблочного зернышка.

С этим зернышком внутри он отправился в ванную комнату и, прежде чем начать бриться, долго рассматривал в зеркале свою физиономию, которая – удивительное дело! – выглядела как обычно.

Тем временем Анжела действовала как администратор, которому нужно решить кучу неотложных дел. Она позвонила сначала паре-тройке друзей и закинула удочку на предмет устройства Павлика на работу, а уж потом набрала свой домашний номер. Следовало как можно скорее решить самый главный вопрос – с заселением Павлика в квартиру. И пока из Москвы летели длинные гудки, она отчаянно волновалась и постукивала ногтями по полированной поверхности тумбочки.

– Алло-у? Я вас внимательно слушаю, – сообщила Маргарита Ивановна странным игривым тоном.

– Мам, это я! – воскликнула Анжела. – У тебя там все хорошо?

– Замечательно, – с чувством подтвердила та. – А у тебя?

– А у меня еще замечательнее.

– Вот уж не думаю. Если только ты случайно не вышла замуж.

– Мам, ты почти угадала. Замуж я не вышла, но… но…

– Но?

– Но вернусь не одна.

– Вот тебе и раз. А с кем? – изумилась Маргарита Ивановна.

В ее голосе не слышалось ни паники, ни раздражения, и Анжела перевела дух.

– С мужчиной, конечно. Понимаешь, мама, он очень несчастлив… У него ни работы, ни дома… Поэтому мы решили жить вместе.

– Быть несчастным – всегда очень выгодно.

– Мам, ты меня вообще-то поняла? У него жилья на сегодняшний момент нет, и я привезу его из Болгарии к нам.

– Как чемодан! – весело заметила Маргарита Ивановна и звонко захохотала.

Анжела отняла трубку от уха и посмотрела на нее с мрачным недоумением. Как будто это именно трубка вытворяла такие странные вещи, воспользовавшись голосом ее матери.

– Он что, бомж? – все так же задорно продолжала вопрошать трубка. – Или какой-нибудь перемещенный беженец? Он случайно не турок? Там же Турция неподалеку.

– Тут и Греция неподалеку, – растерянно ответила Анжела. – Нет, он московский ветеринар. Только женатый. Пока что… В этом-то, собственно, все и дело. Мам, с тобой все в порядке?

Ей казалось, что она разговаривает с каким-то другим человеком. Ее мать любила поучать, во всем искать скрытый смысл, копаться в мелочах, дотошно выпытывать детали происходящего… Часто она просто занудствовала! Нет, с ней явно что-то случилось. Она реагировала не так, как можно было от нее ожидать.

– А почему ты спрашиваешь? – поинтересовалась Маргарита Ивановна.

– Не знаю, но ты очень странно воспринимаешь мои слова.

– Да? А как ты хочешь, чтобы я их воспринимала? Начала биться в истерике? С какой стати?

– С какой стати?! Это говоришь мне ты?! Ты, которая читала все мои записки и подслушивала телефонные разговоры с мальчиками! Ты, которая отслеживала каждый мой шаг!

– Мне кажется, моя дочь уже выросла, – философски заметила Маргарита Ивановна. – Кроме того, когда я занималась подобными глупостями, у меня не было личной жизни.

– А сейчас есть? – с опасливым ужасом спросила Анжела.

– Сейчас есть.

– Это что, благодаря компьютеру?

– Ты угадала.

– Ма, ты что, зарегистрировалась на сайте знакомств?! Ты «чатишься» с «теми, кому за сорок»?

– Упаси Господи. И у меня, кстати, гораздо более интересные и волнующие новости, чем у тебя.

– Серьезно? – Анжела тут же позабыла о своих переживаниях и перешла на скептический тон. – Может, поделишься?

– Конечно, поделюсь. Хотела дождаться твоего возвращения, но раз уж ты позвонила и вывалила на меня все это…

– Между прочим, у меня такое в первый раз в жизни, – обиженно возразила Анжела.

– А у меня во второй. Надеюсь, я не ошибусь так, как с твоим папочкой. Что ты там сопишь, как обиженный еж?

– Ну, и кто он такой?

– Это Валерий Петрович, – со сдержанной гордостью ответила Маргарита Ивановна.

– Какой Валерий Петрович? – Анжела на секунду опешила. – Тот, о котором я подумала? Мой учитель физики?

– Вот именно. Но он давно уже не дает уроков и не подтягивает нерадивых учеников. Теперь он вполне респектабельный бизнесмен. У него маленький ресторанчик в Льорет де Мар.

– Боже, где это?

Анжела приложила свободную руку ко лбу. Голова у нее пошла кругом, и комната покачнулась, словно каюта корабля, попавшего в шторм.

– В Испании, милая моя. Валерий Петрович позвал меня к себе жить, и я уже собрала чемоданы. Жду тебя, чтобы попрощаться. Ну, то есть не совсем попрощаться… Что такое расстояния в наше-то время?

– Но тебе же не дадут визу надолго.

– Мы поженимся, – вероятно, она пожала плечами. И тут же тон ее сделался вызывающим: – А что, ты считаешь, я уже стара, чтобы устроить свое счастье? Уже вышла в тираж?

– Не говори глупостей. Просто… Как же ты уезжаешь вот так?! С бухты-барахты?!

– Можно подумать, ты решила притащить в дом женатого ветеринара после долгого и тщательного обдумывания.

Анжела открыла рот и некоторое время молчала. Потом наконец выдавила из себя:

– Вот увидишь, мы будем счастливы. Павлик нуждается в любви.

– А ты в ней не нуждаешься? Я думала, ты сама наконец-то влюбилась.

– Мама, я влюблялась сто раз, – напомнила Анжела, снова нащупав почву под ногами. – И что? Меня-то никто не любил.

– Ага, значит, ветеринар тебя любит, – констатировала Маргарита Ивановна.

Анжела задумчиво посмотрела на дверь ванной, где скрылся Павлик, и уверенно ответила:

– Я нужна ему.

– Ну, еще бы! Ему же негде жить. Одно хорошо. Именно я – собственница квартиры. Могу быть уверена, что в любовной горячке ты своего Павлика к нам не пропишешь.

– Теперь Тихон будет присмотрен, – угрюмо заметила Анжела.

– Коты ненавидят ветеринаров, так что не обольщайся.

– Мам, ты все-таки настроена против Павлика, я же чувствую. Я тоже могу сейчас встать на дыбы и не пустить тебя в твою Испанию. Кстати, что ты там будешь делать? Лепить фрикадельки?

– Я там буду наслаждаться жизнью, – заявила Маргарита Ивановна, проявив не свойственную ей мудрость. – А уж каким образом – неважно. Может быть, фрикадельки тоже доставят мне удовольствие.

Из непонятно откуда родившейся бурной вредности Анжела попыталась вспомнить какую-нибудь мелкую гадость про Валерия Петровича, которая могла бы притушить радость матери, но в голову ничего не приходило. Учитель физики был очень интеллигентным и добрым дядькой, причем довольно симпатичным.

– Ладно, мы еще поговорим, – пообещала она недовольным тоном. – Когда я вернусь. А то, боюсь, я и так целое состояние проговорила по телефону.

– Буду ждать вас с нетерпением, тебя и твоего Павлика, – с прежней веселостью сказала Маргарита Ивановна. – Убрать из твоей спальни плюшевого медведя?

– Мама!!

– Ладно-ладно, я пошутила. Не вешай нос. А вообще-то я рада за нас с тобой. Мы – молодцы, правда?

– Правда, – ответила Анжела.

– Вот только один последний вопрос. Ты потом не пожалеешь, что поддалась порыву?

– Откуда я могу знать, мам? Ты же не можешь заранее сказать, что будешь чувствовать, когда проживешь в Испании пару недель.

– И то правда. Хотя я абсолютно уверена в успехе своего предприятия.

– Я тоже уверена в успехе своего. Павлик придал моей жизни новый смысл.

Произнеся это, Анжела приободрилась. Павлик как раз появился из ванной – с мокрыми волосами и настороженным взглядом.

– А как Лёва отнесся к твоему бурному роману?

– Положительно. Нет, с восторгом. Собственно, он все это и инициировал, так сказать.

– Павлик ему понравился?

– Даже больше, чем мне.

– Ну, тогда я вообще спокойна, – резюмировала Маргарита Ивановна. – Лёва очень разумный и рассудительный человек. Ему я доверяю всецело.

После чего решительно распрощалась с дочерью, заметив, что главное уже сказано, а подробности они обсудят при встрече.

Анжела положила трубку и улыбнулась Павлику самой лучшей своей улыбкой – яркой и лучезарной. Она всегда так улыбалась, когда хотела себя подбодрить.

– Теперь моя очередь принимать водные процедуры. А потом мы пойдем завтракать. И заодно отыщем Лёву.

– Можно я пока разберу свои вещи? – спросил Павлик, указывая на сумку, которая сиротливо стояла возле двери. Вид у него был виноватый.

– Зачем ты спрашиваешь? – воскликнула Анжела и тут же по-хозяйски распорядилась: – Открывай шкаф и занимай ровно половину полок и вешалок. Можешь безжалостно теснить мои вещи. Впрочем, сдается мне, твоя жена не очень старалась, когда экипировала тебя. Уж больно сумка тощая. Или ты приехал налегке?

– Да нет, у меня всего было достаточно. Ума не приложу, зачем Тамара оставила себе почти всю мою одежду.

– Вероятно, она рассчитывает сдать ее в комиссионку. Или просто не отдала из вредности. Чтобы ты ходил в одних и тех же шортах и страдал.

– Вообще-то я могу купить себе новые шорты. – И осмотрительно добавил: – Пока что еще могу.

– Знаешь, не паникуй. Ветеринары без работы не сидят. В твоем кабинете, светлая ему память, когда-нибудь бывало пусто?

– Да никогда, – Павлик приободрился. – Действительно, что это я? Мне надо радоваться жизни. У меня теперь все будет по-человечески.

Однако как только Анжела скрылась за дверью ванной, оживление сползло с его лица, словно резиновая маска. Он взял сумку, поставил ее возле шкафа и открыл лаковые дверцы. Шкаф был полон незнакомых женских вещей и таких же незнакомых запахов.

Павлик с опаской оглядел вешалки и с удивлением подумал, что помнит почти все Тамарины тряпки: ее пестрые кофточки, эластичные платья, похожие на дряблые змеиные шкуры, гладкие и холодные на ощупь костюмы из немнущейся ткани. И особенно – неприятное ему черное-красное белье, навевавшее мрачное настроение. Тамаре почему-то казалось, что черный и красный цвета невероятно сексуальны, и она никогда не выходила за рамки этого лобового сочетания, которое Павлику казалось траурным. Даже под белые блузки она надевала только черные лифчики, уверенная, что создает образ роковой женщины.

Уже несколько лет подряд она пользовалась духами «Диор», как ему казалось, большей частью из-за королевского вида флаконов и пышной репутации фирмы. Павлика этот запах тяготил. Скорее всего, «Диор» тут был ни при чем, и Тамара просто перебарщивала. Она вообще ни в чем не знала меры.

В шкафу Анжелы все было иначе. От одежды слабо веяло лавандой. На полках стопочками лежали белые, пестрые, весело пенящиеся кружевами женские мелочи, свободно висели платья пастельных тонов. Ярко-голубые джинсы соседствовали с объемным свитером и спортивной курткой. С перекладины свисал нежнейший на ощупь кофейного цвета шарф. Все казалось простым и уместным, и как-то сразу чувствовалась уверенная рука женщины со вкусом.

«Почему Анжела обратила на меня внимание? – со страхом и восторгом подумал Павлик. – Я ей понравился с первого взгляда! А вдруг она во мне скоро разочаруется?» Тут же он дал себе слово сделать все, чтобы эта прекрасная и смелая девушка никогда не пожалела о том, что отобрала его у жены. Он свое мнение о ней составил еще в тот первый раз, когда они встретились взглядами в кафе, а потом столкнулись возле магазина.

Профессия научила Павлика распознавать людей с ходу и выбирать правильную тактику общения с хозяевами домашних питомцев. Чтобы ему не мешали нормально выполнять свою работу, приходилось быть психологом. Часто хозяева попадались сложные, и с одними нужно было вести себя строго, с другими – почти ласково. Он научился быстро принимать решения и редко ошибался в оценках.

Познакомившись с Анжелой, он сразу понял, что перед ним – настоящее сокровище, и целиком доверился интуиции. Конечно, может быть, с точки зрения обычного мужчины, эгоистичного, придирчивого, сменившего множество подружек, Анжела и не была таким уж бриллиантом. В конце концов, он не знает ее привычек, ее недостатков, ее фобий. Но Павлику, запертому собственной порядочностью и безволием в тесную домашнюю клетку, где Тамара выполняла роль дрессировщика, умная, живая и добрая девушка казалась находкой. «Я никогда ее не разочарую, – снова повторил он про себя. – А если разочарую, буду самый последний гад, и провалиться мне после этого на месте».

– Я готова, – сообщила Анжела, появляясь из ванной с умытым лицом и озорным огоньком в глазах. – Сначала попробуем отыскать Лёву, а потом отправимся завтракать.

– Может быть, поедем куда-нибудь? В соседний городок? – небрежно спросил Павлик, словно эта прекрасная идея не несла в себе ничего, кроме желания проветриться. – Я не был в Несебре, а его очень хвалят.

Однако Анжела сразу почувствовала, что дело нечисто. Вероятно, Павлика просто пугала мысль о том, чтобы открыто выйти из гостиницы, появиться на набережной и, может быть, нос к носу столкнуться с женой. Конечно, она угадала. Никто не мог гарантировать, что Тамара не устроит безобразную сцену, и Павлик слабел, когда представлял это. В его глазах плескался откровенный страх. Он понимал, что ведет себя глупо, но поделать с собой ничего не мог.

– Ладно, – согласилась Анжела. – Поедем путешествовать. В конце концов, у нас есть право побыть сегодня только вдвоем. Сядем на автобус или наймем машину – возле автовокзала всегда стоят свободные такси. Но Лёву я все же хочу повидать, прежде чем мы исчезнем на целый день. Пойдем, спустимся к нему в номер.

– А разве он не на этом этаже?

– Нет, он на четвертом.

Лицо Павлика перекосилось.

– Что такое? – оторопела Анжела. И тут же догадалась: – Хочешь сказать, вы с женой и Зиной тоже остановились на четвертом?

– Да. В самом конце коридора.

– Не надо ничего объяснять. Можешь пока покурить на балконе, а я спущусь вниз сама.

– Есть другой вариант. Просто позвонить твоему другу по телефону.

– Да я уже звонила, он не подходит. Думаю, еще спит. И я своими глазами хочу на него посмотреть и убедиться, что все в порядке. Вчера мы все были немножко… навеселе, – подыскала она наиболее безобидное слово.

Она поднялась на цыпочки, легонько чмокнула Павлика в щеку и сказала:

– Не скучай, я быстро.

Этот поцелуй в щеку, такой простой и домашний, показался ей чудесным. По коридору она пробежала почти на цыпочках, ощущая во всем теле бесшабашную легкость. Оттого, что все так хорошо складывалось и не возникало никаких препятствий – Тамара не отравилась снотворным и не бросилась на них с ножом, мама без звука согласилась пустить Павлика в квартиру, – Анжела уверилась, что все будет хорошо. И даже замечательно. Она пританцовывала на месте, и прибывший через минуту чинный лифт с медленным и мягким ходом, усмирявший даже самых нетерпеливых, не смог погасить ее нервного оживления.

Когда она постучала в номер Лёвы, он открыл сразу же – волосы дыбом, глаза, как у заговорщика накануне восстания, во всю щеку яблочный румянец и улыбка буйнопомешанного.

– Что с тобой? – перепугалась Анжела, делая решительный шаг ему навстречу. – Лёва, что случилось?

– Ах, Анжела! – воскликнул Лёва звенящим голосом. – Ты и представить себе не можешь, как я счастлив, что не отказался ехать сюда, на этот курорт, в эту гостиницу. И я тебе так благодарен, что ты отвергла мои ухаживания!

– Я бы не назвала это ухаживаниями, – с сомнением пробормотала Анжела, не сводя с него тревожного взора. – Это был конкретный наезд.

– Ведь время и место имеют огромное значение, – не слушая ее, продолжал Лёва, неожиданно забегав по номеру.

Кстати, в номере все было вверх ногами, повсюду валялись вещи, чемодан с разинутым ртом, полный скомканного белья, стоял возле шкафа, постель смята, на спинках кресел и стульев повисли мокрое полотенце, плавки, халат и множество других предметов мужского туалета.

– Не обращай на меня внимания, – продолжал Лёва, воздушно махнув рукой.

– Полагаешь, это возможно?

– Я сейчас как Флер Форсайт! Я набрел на куст цветущей жимолости среди сугробов…

– Какая Флер Форсайт? Ты что, добил вторую канистру вина? – предположила Анжела, которая в самом деле не знала, что и думать.

– Во мне теперь все бурлит, – продолжал фонтанировать Лёва, мелкими шажками подбегая к стене, разделявшей его номер с соседним, и припадая к ней щекой. Он начал поглаживать стену ладонями, приговаривая: – Я никогда, никогда в жизни не испытывал ничего подобного! Я ночью читал стихи на балконе…

– Подожди, при чем тут жимолость?

– Ты так ничего и не поняла! – топнул ногой Лёва. – Жимолость – всего лишь метафора. Я встретил девушку!

– Господи, спаси и помилуй! – пробормотала Анжела, выдохнув. – Хорошо, что это девушка, а не белая горячка.

Она наконец двинулась с места, прошла к центру комнаты и выразительно огляделась по сторонам.

– И не укоряй меня за беспорядок, я просто думаю, что надеть на свидание. Она назначила мне свидание, представляешь?!

– Это все та же блондинка с феерической попой?

– Ты что?! – Лёва задохнулся от возмущения. – Какая блондинка?! Ее зовут… Виктория.

Он выдохнул это имя, как выдыхают на морозе облачко пара – вытянув губы и прикрыв глаза.

– Когда же ты успел с ней познакомиться? – удивилась Анжела. – Надеюсь, что не ночью, потому что ночью ты был совсем пьяный.

– Она живет в соседнем номере, мы утром встретились на балконе, и это было… Это было…

– Как налететь на куст, – закончила Анжела.

Лёва тут же надулся, и по его лицу прошла багровая волна возмущения.

– Не понимаю, почему ты такая приземленная! – закричал он. – Ну, а если бы и ночью?! А если бы и пьяный?! Ты сама, между прочим, загребла Павлика не с утра пораньше. Кстати, где он?

– Ждет меня в номере, – ответила Анжела, рассчитывая, что Лёва сейчас станет подробно ее расспрашивать.

Ей даже хотелось, чтобы он ее расспрашивал. Хотелось поделиться своими переживаниями. Однако надеялась она напрасно. Ум Лёвы, словно карандаш художника, был заострен и нацелен на один-единственный интересовавший его объект.

– Ты должна честно сказать, идет ли мне эта рубашка. Как я выгляжу?

– Прекрасно, – с иронией ответила Анжела. – Я бы сказала: сногсшибательно. – Подошла поближе и взяла его за руку. Рука пылала сухим жаром. – Лёва, тебе идут все твои рубашки, ты очень обаятельный, только немножко успокойся, а то ты напугаешь свою Викторию. Надеюсь, она не такая же экспансивная.

Лёва округлил глаза и шепотом сказал, указывая все на ту же полюбившуюся ему стену:

– Она очень умная. Пишет научную работу по математике. У нее такие сексуальные очки, ты и представить себе не можешь! Когда я ее увидел, то просто онемел…

– Как же ты решился завязать с ней разговор? – заинтересовалась Анжела.

– Это она со мной завязала. Утром я пытался сбить гларуса огрызком яблока… В общем, неважно. Как ты думаешь, у меня есть шансы произвести впечатление на умную девушку?

– Судя по всему, ты уже произвел на нее впечатление. Желаю тебе в этом дальнейших успехов. Мы с Павликом поедем на экскурсию в Несебр, когда вернемся, я тебе позвоню, хорошо? Надеюсь, ты не бросишься с утеса в море из-за какой-нибудь ерунды. Вдруг Виктория откажется от мороженого или еще что-нибудь в этом роде…

– А у вас с Павликом как? – Все-таки спросил Лёва, провожая Анжелу до двери. – Все нормально?

– Просто отлично.

– Как-то стремительно мы отбили его у жены, – он почесал макушку. – Я не очень хорошо помню последовательность событий… Но Павлик очень милый.

– Да, он действительно милый, – согласилась Анжела. – На трезвую голову он кажется еще лучше, чем на пьяную.

Она улыбнулась и, дав Леве несколько наставлений, отправилась восвояси.

Глава 6

Снова очутившись в своем номере, Анжела обнаружила, что у Павлика не очень-то счастливый вид.

– Давай не будем друг от друга ничего скрывать, – предложила она. – Тебе придется научиться доверять мне, иначе ничего не получится.

– Вдруг Тамара с Зиной нас подкарауливают? – выпалил Павлик, распахнув глаза.

– Мне кажется, ты напрасно переживаешь. Да, сегодня утром они штурмовали нашу дверь, но когда я открыла, они же не ворвались. И вообще мне показалось, что твоя жена меня побаивается.

– Серьезно? – Павлик посмотрел на Анжелу с уважением.

– Так что не волнуйся. Если что – я тебя защищу.

Они спокойно покинули отель и вышли в ясный день. Море лежало в стороне огромным синим платком с белой бахромой прибоя. Анжела сощурилась, вглядываясь в горизонт, Павлик надел темные очки. Он был в шортах, длинной футболке и белых мокасинах на босу ногу – единственной обуви, которая у него имелась. Посмотрев на него немного со стороны, Анжела вынуждена была признать, что парня она себе отхватила классного.

– Наверное, надо купить тебе шлепанцы, – вслух сказала она. – Чтобы мы могли спускаться к морю. По ракушечнику босиком не очень-то и походишь.

Ей никак не удавалось настроиться на романтический лад. Вместо того чтобы представлять, как они с Павликом станут гулять по берегу, отфутболивая босыми ногами волны, наслаждаться видами, покупать сувениры в маленьких магазинчиках, целоваться, наконец, она думала о том, что его нужно успокоить, накормить и купить ему кое-что из одежды. На полпути к автобусной станции Павлик робко взял Анжелу за руку, и она радостно встрепенулась, понимая, что именно сейчас между ними начинают устанавливаться первые робкие отношения.

– Вон тот, – Анжела подбородком указала на таксиста, который внушил ей доверие. – Расценки у всех одинаковые, можешь мне поверить.

Она сама договорилась с водителем и усадила Павлика рядом с собой на заднее сиденье. Всю дорогу они держались за руки, разглядывая проплывавшие мимо поля, устланные цветами долины и виноградники с хохолками кружевных листьев над бурыми скрюченными лозами.

– Смотри, подъезжаем! – воскликнула Анжела, показывая пальцем на старый город, раскинувшийся на холме. И тут же достала из сумочки фотоаппарат. – Снимешь меня на фоне порта?

– Конечно, – с чувством подтвердил Павлик. – Тебя обязательно нужно сфотографировать: ты такая красивая.

Анжела посмотрела на него с легким недоверием – ей показалось, что комплимент он сделал просто потому, что посчитал его уместным. Обычно женщине говорят, что она красивая, в какие-то интимные моменты… «Что, если он ко мне вообще ничего не испытывает? – подумала Анжела. – Впрочем, я пока что тоже не сотрясаюсь от страсти. Но зато как мне приятно находиться с ним рядом! Надеюсь, ему со мной тоже». Успокоив себя таким образом, она стала позировать Павлику на фоне порта и городских ворот. В отличие от Лёвы, который обычно щелкал ее кое-как – лишь бы побыстрее! – Павлик оказался вдумчивым фотографом, долго прицеливался и выбирал ракурс. В какой-то момент Анжеле даже надоела его медлительность, однако виду она, конечно, не подала. Сама же просила!

В конце концов, она все-таки отобрала у Павлика фотоаппарат. После чего бодро потащила своего спутника в гору, и буквально через пять минут они уже смешались с толпой туристов. Странное дело, но в толпе им было хорошо – приходилось держаться за руки, чтобы не потеряться, а то и прижиматься друг к другу. Иногда Павлик выполнял роль тарана, а Анжела шла вслед за ним, обхватив его за талию. В такие моменты ей казалось, что прогулка их невероятно сближает, и здорово, что они поехали вдвоем.

– Слушай, здесь же настоящий рай для женщины! – воскликнул через некоторое время Павлик, озираясь по сторонам. Узкие улочки представляли собой лабиринт, состоящий из одних сплошных магазинчиков. – Ты любишь шопинг?

– Очень, – призналась Анжела с оттенком раскаяния в голосе.

– Тогда тебе со мной невероятно повезло, – с гордостью заявил он. – Я дико терпеливый и могу ждать тебя столько, сколько потребуется. Вон, смотри, какая завлекательная витрина с сувенирами. Можешь выбирать подарки хоть целый час, я даже не пикну.

– Я не смогу целый час, – призналась Анжела. – Я есть хочу. Мы же с тобой не завтракали.

– Я очень мало ем, – тут же заявил Павлик.

Прозвучало это довольно глупо. Как будто он хотел подчеркнуть, что, когда они будут жить вместе, Анжеле не придется особенно напрягаться, чтобы его накормить.

– М-м-м… Пахнет лепешками с розмарином, – она прикрыла глаза и втянула носом воздух. – Обожаю здешние лепешки, хотя они, конечно, жутко вредные для здоровья. Насколько я понимаю, их жарят в масле…

– Ерунда, – уверенно сказал Павлик. – Для здоровья вредно то, что съедается без удовольствия, вот и весь секрет.

Спорить с ним Анжеле совершенно не хотелось. А хотелось просто сидеть напротив и наслаждаться моментом. Они выбрали кафе с открытой террасой, нависающей над морем, и пока Павлик вдумчиво изучал меню, она изучала его. Он был чудесный, очаровательный, бесподобный! По крайней мере, ей сейчас так казалось. «А вдруг со временем он начнет меня раздражать?» – со страхом подумала Анжела.

В этот момент Павлик вскинул голову, нежно ей улыбнулся, взял ее руку в свои ладони, поднес к губам и поцеловал. После чего вернулся к прерванному занятию. Сердце Анжелы сладко сжалось и пропустило несколько ударов – вероятно, от счастья. «Господи, – взмолилась она про себя, – не дай мне забыть, какой он чудесный. Не дай мне привыкнуть к нему! Я хочу сделать его счастливым».

Чтобы это историческое решение не выветрилось у нее из головы, Анжела достала из сумки завалявшийся там красный фломастер и тайком нарисовала у себя на запястье маленький крестик. Как только ей что-то не понравится в Павлике, она посмотрит на крестик, вспомнит о своем обещании и возьмет себя в руки. Ведь не секрет, что женщины зачастую цепляются к мужчинам по мелочам, а потом сами же об этом жалеют.

Несмотря на то, что в ресторанчике имелось меню на русском языке, Павлик так долго выбирал блюдо, что Анжела чуть не умерла с голоду.

– На работе мне приходится очень быстро принимать решения, – виновато сказал он. – А в отпуске я расслабляюсь совершенно и никак не могу собраться с мыслями. Кроме того, ты сбиваешь меня с толку, потому что пристально меня рассматриваешь. Ты еще не пожалела, что со мной связалась?

Сказано это было шутливым тоном, но Анжела почувствовала, что в ответ шутить не стоит.

– Я никогда об этом не пожалею, – ответила она тихо.

Павлик немедленно расцвел и наконец заказал себе завтрак.

– Кстати, – заявил он, дожевывая кусочек брынзы. – Платить за еду буду я. И не протестуй, пожалуйста. Не стану скрывать, что жених я небогатый и работу вот только что потерял. Но на отпуск у меня денег хватит, и на первое время тоже останется. Так что ты на этот счет не переживай.

Еще ему захотелось сделать Анжеле какой-нибудь особенный подарок, и когда они отправились гулять, он купил ей серебряный медальон с эмалью, который она немедленно надела, а потом всю дорогу прижимала ладонью к груди.

Как и все остальные туристы, они больше глазели, чем покупали. Анжеле особенно нравилось рассматривать всякие шкатулки, вазочки и горшочки. Павлик же подходил буквально к каждому столу, на котором были выложены оставшиеся со времен войны немецкие компасы, фляги, бинокли, наградные знаки и тускло поблескивающие монеты.

– Не знаю, как к этому относиться, – проворчала Анжела, разглядывая ряды солдатиков, часть из которых была в фашистской форме.

– Относись как к истории, – посоветовал Павлик и поцеловал ее в нагретую солнцем макушку.

Это было первым осознанным проявлением нежности с его стороны, и у Анжелы на глаза неожиданно навернулись слезы. Поддавшись порыву, она тоже захотела что-нибудь ему подарить, что-нибудь практичное, и потащила в магазинчик, на который уже давно положила глаз, – уж очень красиво там были оформлены витрины.

Внутри действительно нашлось множество интересных вещей. Судя по всему, торговала здесь сама хозяйка, пожилая учтивая дама.

– У нас есть прекра-а-асные вещи, – протянула она по-русски, хотя вряд ли могла слышать, на каком языке новые посетители магазина говорят друг с другом.

– Откуда она узнала, что мы русские? – шепотом спросила Анжела у Павлика.

– Оттуда, что ты разглядываешь подкладки на одежде, – усмехнулся Павлик. – Только русские проверяют ярлыки на вещах – американцам и англичанам, к примеру, глубоко наплевать на священное для нас «made in». Главное, чтобы вещь нравилась.

– Американцы и англичане просто не думают о последствиях, – проворчала Анжела, прикладывая к Павлику понравившуюся ей льняную рубашку.

– Болгарская, – с удовольствием констатировала продавщица, заворачивая покупку в хрустящую бумагу и укладывая в пакет. – Очень красиво!

Когда они вышли на улицу, Павлик потряс пакетом и сказал:

– Спасибо. У тебя отличный вкус! – И снова прижался губами к ее макушке.

Однако сейчас Анжеле этого показалось мало. Она притянула его к себе, взяла за шею и поцеловала в губы. У ее поцелуя был заботливый привкус. Как и с Тамарой, Павлик чувствовал себя рядом с Анжелой ребенком, которому позволено наслаждаться впечатлениями, не задумываясь о бытовом устройстве отпуска.

Она все делала сама. Сама нашла такси, которое отвезло их обратно, сама разобрала покупки и вручила Павлику чистое полотенце, велев идти в душ. От нее исходила спокойная уверенность. Несмотря на то, что полотенце было гостиничным, от него пахло чем-то нежным, наверное, потому, что она к нему прикасалась. Все, к чему она прикасалась, становилось иным – так казалось Павлику.

Однако сколько Анжела ни старалась сегодня придать ему уверенности в себе, до конца ей этого сделать так и не удалось. Существовала проблема, терзавшая Павлика, как маленькая подлая собачка, замыслившая во что бы то ни стало расправиться с диванной подушкой. Возможно, из страха перед будущим или из-за быстроты, с которой произошли кардинальные изменения в его жизни, Павлик впал в состояние легкого транса. Вероятно, поэтому он не испытывал к Анжеле ничего такого, что можно было бы назвать страстью. Приближение ночи тревожило его несказанно. Как только они лягут в постель и погасят свет, ему придется проявить инициативу – как честному человеку. А что, если у него ничего не получится? Чем больше он об этом думал, тем больше понимал, что у него действительно ничего не получится.

Однако Анжела оказалась не только на удивление доброй, но еще и невероятно умной, проницательной и подкованной в вопросах секса девушкой.

– Это просто стресс, – сказала она, когда Павлик, такой же гладкий и холодный, как целлулоидный пупс, вытянулся рядом с ней, ошалелыми глазами глядя в смутно белеющий потолок. – Спи, милый, и ни о чем не тревожься. У нас впереди еще много времени, чтобы привыкнуть друг к другу.

– Куда ты? – испуганно спросил Павлик, когда Анжела выскользнула из кровати и потянулась за своим платьем.

– Спущусь к Лёве. Он ведь так и не ответил ни на один телефонный звонок. Уверена, он еще не спит. Он всегда ложится поздно. У него сегодня было свидание, ему наверняка хочется поделиться впечатлениями.

Чтобы не травмировать Павлика, она не стала говорить, что Лёвы, скорее всего, нет на месте. Вероятно, он сейчас у своей соседки-математички, и вряд ли они с ней решают уравнения. Да и пусть она его не застанет! Ей просто необходимо немного пройтись и проветрить мозги.

Дверь номера открылась, вырезав из темноты ровный прямоугольник, и снова захлопнулась, оставив Павлика наедине с непроглядной южной ночью. Высоко взлетела занавеска, и он только сейчас услышал, как сильно шумит море. Чтобы проверить, насколько разыгралась непогода, он вылез из постели, натянул трусы и вышел на балкон. Сейчас ему даже хотелось ветра, волн, буйства природы. И природа его не обманула. Море оказалось неразличимым во тьме, но оно тяжело дышало и билось о берег совсем рядом. Было страшно оттого, что внизу ничего не видно, и мир казался огромной темной бездной. Лишь над головой, в буро-малиновых, словно воспаленные десны, облаках торчал гнилой зуб месяца. Он почти не давал света, и Павлику захотелось как можно скорее спрятаться от него.

Содрогнувшись, он спешно покинул балкон, крепко захлопнув за собой дверь и для верности заперев ее на задвижку. Потом включил ночник и отправился в ванну, где нос к носу столкнулся в зеркале с самим собой – растерянным и жалким.

– Мне нужна поддержка, – вслух сказал он. Вспомнил о том, какой терпеливой и нежной была с ним сегодня Анжела, и добавил: – Мне нужна мужская поддержка.

Мысль эта показалась ему на удивление умной. Он покрутил ее так и сяк, встрепенулся, бросился обратно в комнату и схватил с тумбочки часы. Часы показывали одиннадцать. Значит, в Москве сейчас полночь. Но сегодня суббота, и Терентий, скорее всего, не спит. Нет, конечно, он не спит, а шарит по своим любимым киносайтам и смотрит трейлеры к новым фильмам – все подряд.

Черт побери, у него есть лучший друг, которому можно звонить в любое время дня и ночи, а он до сих пор не сделал этого, хотя попал в совершенно дикую ситуацию. Некоторое время провозившись с набором номера, Павлик наконец сумел справиться с международным кодом и, волнуясь, прижал трубку к уху.

Тем временем Терентий вовсе не путешествовал по сайтам в Интернете, а ссорился с собственной женой.

– Не понимаю, почему ты не хочешь забрать Вадика у матери, – говорил он, расхаживая по комнате.

– Потому что сейчас конец учебного года и мы не можем выдернуть его из школы.

– Но ты ведь и на будущий год собираешься оставить его в той самой школе!

– Он привык к учителям, у него полно друзей, ему там хорошо.

Надя сидела в кресле с пилочкой для ногтей и поправляла маникюр. Это был обязательный ежевечерний ритуал. Ногти у нее были в идеальном состоянии, зато Терентий возненавидел пилочку так, словно она была живым существом. В самом деле, если кто-то из домашних проделывает одну и ту же процедуру изо дня в день, ничего в ней не меняя, можно тихо сойти с ума. По этой же причине он ненавидел Надины отжимания от пола – всегда четыре подхода, всегда с одним и тем же выражением лица. Иногда ему казалось, что во время тренировки она роняет на пол равное количество капель пота.

При всем том она была ослепительно красива. Ею невозможно было не любоваться. Таких женщин не бросают, это ясно. Он и не бросал, хотя периодически его иммунная система бунтовала, воспринимая Надино ледяное спокойствие как сильнейший аллерген. Тогда он весь покрывался пятнами, и невропатолог упрямо твердил, что он слишком часто сдерживает эмоции, а это может сильно навредить здоровью.

– Кстати, Вадик очень расстроился из-за того, что мы не забрали его на прошлые выходные, – продолжал наседать Терентий.

– Мама сказала, он провинился. Это было наказание.

– Извини, но он провинился где-то там, в Люберцах, у мамы. Вот мама и должна была его наказывать, а вовсе не мы. Как ты не понимаешь, что парню недостаточно общения с одной только бабушкой.

– Слушай, ну что ты меня пилишь? – спросила Надя, подняв роковые глаза. – На тебя напал воспитательный зуд? В конце концов, это мой ребенок, мне и решать, где и как ему расти.

– Ага, понятно, – рассвирепел Терентий. – Ты, значит, катишь по жизни в вагоне первого класса, а я сижу в проходе на откидном месте и должен подбирать ноги, если что.

– Очень смешно. Терёша, удели внимание себе, займись своей жизнью, своей работой, хорошо? Может быть, если у тебя все наладится, ты от меня наконец отцепишься. А то спасу от тебя никакого нет.

– Я могу и просто так отцепиться, – бросил он через плечо.

Он стоял возле окна, отведя в сторону кружевную занавеску, но ничего не видел. Только собственную бессильную ярость, которая отражалась в стекле вместе с шафрановым абажуром.

– Тебе все-таки надо было поехать в отпуск со своим любимым Павликом, – уверенно заявила Надя. – В последнее время ты очень нервный.

Она скрестила ноги, зная точно, что рано или поздно он обязательно посмотрит на них. А потом виновато отведет взгляд. Сила ее красоты была чудовищной. По собственному желанию Надя могла поднять мужчину на недосягаемую высоту, показать ему заоблачные выси, а могла прижать к земле, словно многотонная плита.

– Если ты забыла, мы собирались отдохнуть вчетвером, две семейные пары, а не полторы, – ответил Терентий.

– Но ты же знаешь мою работу. Если у меня не получилось, мог бы поехать без меня.

– Да-да. Мне пришлось бы слоняться по курорту, отбиваясь от разведенных женщин. Большое спасибо. Мы, кстати, потеряли кучу денег.

– Только потому, что ты не застраховал нас от невыезда. В договорах с турагентством есть такой пункт. Кстати, еще не поздно передумать.

– Передумать – что?

– Передумать и поехать на этот болгарский курорт. Виза у тебя есть, свободных номеров в отелях полно.

– Ты тоже можешь бросить все и поехать.

– Я ненавижу Тамару. У меня от нее всегда случаются нервные срывы. И вообще – на курортах ты обычно уделяешь мне мало внимания.

Разумеется, она лукавила. Терентий был самым обыкновенным мужчиной. И, как всякий мужчина, он получал огромное удовольствие, демонстрируя всем, какая у него потрясающая жена. Надя была уверена: будь она домашней клушей с обрюзгшим лицом и располневшими ногами, Терентий проводил бы все отпуска в Подмосковье на своем любимом Клязьминском водохранилище.

– Я уделяю тебе столько внимания, сколько ты просишь, – резко ответил он. – Потому что любой избыток чего бы то ни было нарушает твое внутреннее равновесие. Так, кажется, ты это называешь?

– Да, я очень гармоничный человек, – улыбнулась Надя, показав влажный полукруг зубов. В ее присутствии стоматологи обычно подозрительно щурились: им не верилось, что улыбка настоящая.

– Ты просто хочешь спихнуть меня на этот курорт, – бросил Терентий в сердцах.

– Я хочу, чтобы ты отдохнул и пришел в себя. У тебя кризис среднего возраста.

– Мне всего тридцать, – напомнил он.

– Значит, у тебя кризис тридцатилетних, – стояла на своем Надя. – Я умоляю тебя уже три дня. Заказывай билет и поезжай в свою Болгарию. Не знаю, как тебя уговорить…

Именно в этот момент на журнальном столике зазвонил телефон.

– Межгород, – констатировала Надя, оторвавшись от художественного выпиливания ногтей. – Если это твой любимый Павлик, то вот тебе подсказка, что я права, и немедленно надо ехать.

Когда Терентий поднял трубку и стало ясно, что это действительно Павлик, Надя тонко улыбнулась и, легко снявшись с места, удалилась на кухню. Она знала, что мужчине легче капитулировать, когда женщины нет рядом. Позже он сообщит о своей капитуляции так, словно сам принял судьбоносное решение.

На кухне Надя заварила себе чаю – с аккуратностью и даже некоторым шиком, который так свойствен людям, во всем довольным собой. Она поставила блюдце на тканевую салфетку, пустила в чашку гладкую струю кипятка, потом несколько раз нежно окунула в воду треугольный пакетик. Пока ярлычок качался, перевесившись через фарфоровый край, она сделала шаг к двери и наклонила голову, прислушавшись. Это было то ленивое любопытство, которое легко удовлетворить двумя-тремя фразами. Все остальное может дорисовать воображение.

Терентий между тем неожиданно разволновался, и какое-то нехорошее предчувствие тронуло его душу. Посмотрел на дверь, которую Надя неплотно прикрыла за собой. Без ее молчаливого давления ему действительно стало свободнее.

– Что там у тебя случилось? – сразу же спросил он, услышав мятый голос Павлика.

– Все живы-здоровы, не волнуйся. А… Откуда ты знаешь, что что-то случилось?

– Первый час ночи, – проворчал Терентий. – Дурак догадается. Ты что, поругался с Тамарой?

– Гораздо хуже! – сдавленным голосом сообщил Павлик. – То есть гораздо лучше! Я ушел от Тамары.

– Не может быть. Ты ушел от нее прямо в отпуске? – опешил Терентий. – Да нет, ты врешь.

– Я встретил чудесную девушку, – продолжал Павлик, не слушая друга. – И посмотрел на себя ее глазами. Мне стало так больно, Тер! Так стыдно за себя… И я понял, что рядом с Тамарой мне очень плохо.

– А что за девушка? – В голосе Терентия проскользнуло беспокойство.

Он полагал, что отнять бесхребетного Павлика у Тамары могла только другая Тамара. Возможно, у нее иное обличье и иные методы подавления личности, но с близкого расстояния доверчивый Павлик мог этого и не разглядеть.

– Только благодаря ей я осознал, в какую загнал себя ловушку!

– Так что за девушка?

– Ну, как я тебе в двух словах объясню?! – неожиданно взъерепенился Павлик. – Она очень хорошая, добрая, нежная, поверь мне.

– Да ладно, я верю… Но что ты сказал Тамаре?

– Сказал, что ухожу от нее, потому что она постоянно меня унижает.

– А она?

– Она принесла мне сумку с вещами. Кстати, почти всю мою одежду она зачем-то оставила себе.

– А куда она принесла тебе сумку, я не понял? – задал точный и важный вопрос Терентий.

– В номер Анжелы, разумеется! Ее зовут Анжела, я тебе не сказал?

– Вы поселились в одном номере? Ты с ума сошел! А если у вас ничего не получится?

В ответ Павлик как-то странно хрюкнул и перешел на свистящий шепот.

– Слушай, я потому тебе и звоню. Понимаешь, бросить жену – это ведь не перчатку выбросить. Тем более Тамару!

– Она покушалась на твою жизнь?

– Тер, ты меня слушаешь или нет?! У меня мужская проблема. Муж-ска-я! Ты меня понимаешь?

– Нет. То есть – да. Кажется, да. Черт побери, да у тебя просто стресс.

– Анжела тоже так сказала.

– Вот видишь! Но… Она вообще-то нормальная? Не косая, не хромая, не убогая? Наверное, у нее проблемы в личной жизни!

– С чего ты взял?

– Сам подумай: ты отдыхаешь с женой, и тут вдруг появляется Анжела, берет тебя за ручку и селит в своем номере. Не слишком ли это нагло для милой и очаровательной девушки, какой ты хочешь ее представить?

– Тер, ты просто ее не видел. Когда увидишь, все вопросы сразу отпадут. И ты должен ко мне приехать! – выпалил Павлик. – У меня критическая ситуация. Анжела может подумать черт знает что! Будто Тамара совсем убила во мне мужчину. А доказать ей я пока ничего не могу…

– И что ты хочешь, чтобы я сделал, когда приеду? – рассердился Терентий. – Водил твою Анжелу на танцы и уматывал ее до такого состояния, чтобы она ложилась спать раньше тебя?

– Она слишком молода для того, чтобы спать после танцев, – хмуро сказал Павлик. – Я просто должен вернуть себе прежнюю форму. Ты же мой лучший друг! Если ты будешь рядом, я сразу почувствую себя уверенно. И, возможно, стресс пройдет. Понимаешь?

– Понимаю.

– У тебя же есть виза, а в гостинице полно пустых номеров. Здесь вообще почти никого нет! В гостиничном ресторане даже завтраки холодные, а официантки заспанные, потому что туристов – раз-два и обчелся. Тер, ну скажи, ты приедешь?

– Если сумею заказать билет.

– Не смеши мои подметки! Твоя сестра работает в Шереметьево, и она тебя обожает. Я уверен, ты сможешь вылететь еще до наступления утра.

– С ума сошел? Мне нужно выспаться и собрать чемодан.

– Ты не понимаешь: следующая ночь станет для меня катастрофой! Если тебя не будет рядом…

– Хорошо, я прилечу. Сделаю что смогу. Как только билет будет у меня на руках, я отправлю тебе сообщение.

– Спасибо. Спасибо! – Павлик еще раз влажно хрюкнул. – Я буду ждать от тебя известий. До встречи, Тер!

Положив трубку на аппарат, Терентий нервно прошелся по комнате. Невероятно. Павлик бросил Тамару! Это ведь страшное потрясение – вот так, в одночасье, отказаться от отношений, которые долгое время были для тебя в жизни самыми главными. Этому есть только одно объяснение – Павлик польстился на что-то новое. На что-то очень яркое, потрясшее его до основания.

Терентий попытался вообразить себе охмурившую Павлика девушку Анжелу и не смог. Посмотрел на дверь и озабоченно подумал: «Нужно сообщить Наде о том, что мне пора собираться, причем немедленно».

Между тем Надя стояла в кухне возле окна и бездумно вертела в руках пустую чашку. Глаза ее были расширены, как у ребенка, нетерпеливо ожидающего чуда, на губах блуждала улыбка. Нескольких подслушанных фраз хватило Наде для того чтобы понять – Павлик бросил Тамару.

А что, если бы… Что, если бы Терентий тоже взял – и бросил ее! Эта мысль, словно стальной шарик, пущенный сильной пружиной, прокатилась по ее сознанию, разбудив эмоции, дремавшие до поры до времени в темных омутах Надиной души.

Чувства, которые Надя испытала, на секунду ощутив себя свободной от Терентия, были такими новыми, такими неожиданными и такими вдохновляющими, что она едва не задохнулась. Грудь ее под мягкой тканью домашнего платья заходила поршнем, губы затрепетали.

– Надя, я нужен Павлику, – сказал Терентий, стремительно врываясь в кухню. – Я должен лететь как можно скорее.

Он гадал, какое у Нади сейчас выражение лица. Она стояла к нему спиной, и он вдруг почувствовал себя до ужаса глупо. Все получилось как она хотела. Терентий стряхнул с себя неловкость и начал объяснять, что произошло в Болгарии.

– Можешь себе представить: Павлик ушел от Тамары. Бросил ее прямо на курорте.

Надя быстро повернулась к нему. Выражение ее лица было торжественным и странно счастливым, как будто вот прямо сейчас с ней случилось что-то хорошее.

– Терёша, я тут подумала… Может быть, тебе тоже уйти от меня?

– В каком смысле – уйти?

– Я вдруг поняла, что, если бы мы расстались, нам обоим стало бы невыразимо легче! Мы в последнее время совершенно друг друга не понимаем. Мы ужасно разные, Терёша. И если бы ты сейчас сделал решительный шаг, все разрешилось бы само собой!

Терентий отступил назад и вытаращил глаза.

– Надя, ты так шутишь? – осторожно спросил он.

– Ну, как я могу шутить? – Надя смотрела на него с такой живодерской надеждой, что у Терентия мурашки побежали по спине. – Я давно хотела поднять эту тему, но как-то все не решалась. А тут очень кстати позвонил твой Павлик…

– Кстати? – со священным ужасом спросил Терентий, кожей почувствовав, что она ни во что не играет, а говорит совершенно серьезно.

– Терёшенька, неужели ты сам не чувствуешь, до какой степени мы с тобой сделались неинтересными друг другу в последнее время?

– Нет, – жестко ответил тот. – Не чувствую.

– Ты пытаешься победить обстоятельства, борешься со своими демонами, а я занимаюсь совсем другими делами.

– Могла бы вместе со мной немного побороться. – Терентий уронил руки и смотрел на Надю во все глаза.

– Но я не хочу! Мне нравится моя жизнь. Кроме того, я считаю, что мужчина сам должен справляться со своими трудностями, иначе зачем он вообще мне нужен? Зачем мне нужен слабак?

– Значит, вот что ты обо мне думаешь…

– Нет, я говорю не о тебе! У тебя есть уважительная причина для столь долгой депрессии, я все понимаю. Не делай из меня монстра, хорошо?

– Думаешь, не стоит? – с сомнением спросил Терентий, в голове которого мир медленно переворачивался с ног на голову. – И давно ты это задумала?

– Да нет, мне только что пришла в голову такая мысль, – оживленно ответила Надя и поставила чашку на стол. – Налить тебе чего-нибудь? Я имею в виду: чего-нибудь покрепче, чем чай. Или нет, в дорогу не стоит. Тебе ведь лететь, это вредно.

– Что же, ты хочешь, чтобы я вот сейчас собрал чемодан, уехал в Болгарию и больше к тебе не вернулся? – недоверчиво спросил Терентий.

– Так получится очень удобно, – кивнула Надя. – Удобно и правильно. Вам с сестрой родители оставили по квартире, тебе есть где жить, так что проблем никаких нет!

– Считаешь, никаких проблем?

– Ну, а какие могут быть проблемы? Мы не расписаны, у нас гражданский брак… Мы с тобой ничем не связаны.

– Я думал, мы связаны тем, что любим друг друга.

На короткую секунду Надя смутилась, по ее лицу, словно по стеклянной поверхности озера, пробежала зыбь.

– Я к тебе привязана, Терёша, но ты же не думал, в самом деле, что я влюблена, как какая-то восемнадцатилетняя дура!

– Думал.

– Фу, ну перестань. Любовь – это весьма короткая напасть, мы ее давно пережили. Ты просто не хочешь себе в этом признаться.

– А как же Вадик? – продолжал упорствовать Терентий. – Ты ведь и из его жизни меня выкинешь.

– Знаешь, если бы ты был его отцом или с младенчества его воспитывал… А вы просто друзья, которые провели вместе некоторое время, – пожала плечами Надя. – У бабушки он от тебя потихоньку отвыкнет. В его возрасте люди легко забываются.

– По-моему, дело не в возрасте, – ответил Терентий, внимательно посмотрев на нее.

Легкость, с которой Надя завела разговор об окончательном и бесповоротном разрыве, Терентия потрясла. Такие скорость и напор вызывали оторопь.

– Я помогу тебе собрать вещи, – тем временем великодушно сообщила Надя. – Ты никогда не умел укладывать в чемодан рубашки. Возьмешь только то, что пригодится тебе на курорте. Все остальное я упакую и сама отвезу тебе на квартиру. Знаешь, я даже найму клининговую компанию, чтобы к твоему приезду там сделали генеральную уборку. Окна помыли, то да сё…

Нет, она не играла. Она была абсолютно и непоколебимо уверена, что Терентий примет ее условия и вот прямо сейчас, не откладывая дела в долгий ящик, уберется навсегда.

– Жалко, что ты не сказала мне раньше, – произнес Терентий, с трудом выталкивая из груди слова.

Слова стояли в горле, протыкали желудок, и он чувствовал себя так, будто наглотался хвороста.

– Раньше я просто не понимала, что для нас с тобой будет самым лучшим расстаться. Но твой Павлик своим поступком словно все во мне перевернул! Я почувствовала, что мне тоже надо начать все сначала. Оглядеться по сторонам, вдохнуть полной грудью…

– Я тебе чем-то мешал? – мертвым голосом спросил Терентий. – Не давал дышать?

– Да нет же, нет! Но я ведь ощущала свою зависимость. Ты привязывал меня к себе своей серьезностью и этой твоей жуткой тоской… Брр! Есть в тебе какой-то надлом. Если честно, он меня угнетает. Я люблю жить на полную катушку, мне подавай драйв, скорость. А ты, Терёша, в последнее время мало того что едешь под горку, так еще и давишь на тормоза. Такие женщины, как я, созданы быть счастливыми и ловить ветер. Я – парус, а ты – якорь. Две эти снасти никогда не используются вместе, только по отдельности.

– Значит, я обременял тебя своими проблемами? – ошалело спросил Терентий.

– Нет, но… Все равно, из-за них в наших отношениях появился какой-то терапевтический оттенок. Не желаю быть психотерапевтом, даже твоим. Ты на меня не обижаешься? Павлика же ты не осудил за то, что он порвал с Тамарой.

– Да, Павлик молодец. Нашел в себе силы.

– Надеюсь, наш разрыв не усугубит твою депрессию? – На лбу Нади появилась крохотная морщинка. Морщинка была неглубокой, так же, как и ее огорчение.

Надя отправилась в комнату, весело оглядываясь на Терентия, выдернула из шкафа самый большой чемодан и, распахнув все дверцы, упруго подбоченилась:

– Ну-с!

Оживленно и радостно она принялась снимать его вещи с вешалок, со снайперской точностью определяя, что ему может понадобиться в поездке. Одежда послушно соскальзывала с деревянных плечиков и словно сама собой укладывалась стопками.

– Еще возьмешь спортивную сумку. Там будет бритва, зубная щетка и всякое такое, твоя любимая туалетная вода, влажные салфетки, ножнички… Ну, в общем, я все продумала, не волнуйся.

Пока она с удовольствием собирала чемодан, Терентий пытался совладать с собой. Ему казалось, что он внезапно взлетел, оттолкнувшись от сетки батута, и завис с замершим сердцем на невозможной высоте. Как такое могло произойти? Отчего он не понял, не почувствовал, как в Наде зарождается, обретает форму и наливается спелостью это чудовищное равнодушие?

– Вот, готово, – сообщила она, захлопнув крышку и вжикнув крупными застежками-«молниями».

– У тебя кто-то есть? – спросил Терентий, чувствуя в себе первые подземные толчки, которые могли обернуться настоящей катастрофой.

– Никого у меня нет! Но вот дай мне немного прийти в себя, привыкнуть к тому, что я снова одинока…

– Тебе не больно, Надя? – спросил Терентий, подняв чемодан и тут же снова поставив его на пол.

У него было дикое ощущение, что, пока чемодан все еще тут, в этой квартире, Надя по-прежнему принадлежит ему. Ее можно обнять, даже поцеловать в губы, и она не станет противиться. Но стоит двери захлопнуться за ним, и все непоправимо изменится… Впрочем, так и есть. Надя приняла решение выбросить его из своей жизни, и сделала это легко, даже играючи. Вот сейчас он уйдет, а она примет душ, наденет шелковый халат и устроится с бокалом вина на диване. Начнет мурлыкать песенку и просматривать глянцевый журнал. И ей будет чертовски хорошо! Мужчину для развлечения Надя найдет себе в любой момент, просто щелкнув пальцами. А серьезные отношения ей вообще не нужны. Как он мог раньше этого не замечать? Как он не понял, что все его потуги создать настоящую семью вызывают у нее лишь раздражение и внутренний протест?

– Терёша, давай не будем устраивать скандалов, – попросила Надя и кошачьим движением погладила его по плечу. – Мы оба умные и сдержанные люди, нам потом будет стыдно.

– Ладно, – ответил Терентий каким-то не своим, низким голосом. – Не будем ничего устраивать. Когда я вернусь, то поеду прямо в свою квартиру, ключи я взял. Второй комплект вернешь потом, когда избавишься от моих вещей. Что ж, пока!

Зацепившись за угол обувницы и больно ударившись ногой, Терентий вышел из квартиры, волоча за собой чемодан.

– Счастливо долететь! – в спину ему сказала Надя.

В ее словах не было ни издевки, ни грусти. Это было честное пожелание. Надя всегда была искренней в выражении эмоций.

Когда Терентий переехал к ней, он был на коне – молодой, уверенный в себе, инициативный… Дверь в успешное будущее была распахнута перед ним настежь – иди и черпай счастье ложками! И он уже было шагнул за порог, но тут дверь внезапно захлопнулась. Терентий это пережил. А вот Надя, кажется, нет… Если бы она воспринимала его как свою вторую половинку, как единственного важного для нее мужчину, она прожила бы с ним и этот трудный период. Но она не захотела. Значит, и жалеть не о чем.

Терентий вышел в ночь, мельком оглядев пустой двор. Вызвал такси и сразу же позвонил сестре, которая, к счастью, была на дежурстве. Потом устроил чемодан на скамейке у подъезда, достал сигарету и закурил, жадно затягиваясь. Он ждал машину, курил и думал обо всем, что с ним случилось в последнее время. И понимал, что очень давно прячется от разговора с самим собой.

Только что Надя безжалостно выбросила его из своей жизни. А он сам? Далеко ли он ушел от Нади? Да, он строил их отношения по-взрослому, с полной ответственностью. Он рассчитывал привязать к себе Надю более прочными узами. Но почему? Потому, что так сильно любил ее? Или потому, что ему страстно хотелось стать законным обладателем ее красоты? То-то и оно. Так что, в сущности, они с Надей квиты.

Теперь он остался один на один со своим прошлым. И каким-никаким будущим. Ему предстоит прозябать в однокомнатной квартирке и ежедневно отправляться на постылую службу. Возможно, когда-нибудь он встретит хорошую девушку и влюбится в нее, а она безоговорочно примет его со всеми его «тараканами»… А возможно, он просто махнет на все рукой и – как там сказала Надя? – помчится вниз под горку, только уже отпустив тормоза…

Терентий швырнул окурок в траву и долго следил за тем, как угасает в темноте алая точка. Потом задрал голову и сделал несколько глубоких вдохов. По небу плыли хрупкие пергаментные облака, сквозь которые просвечивала масляная луна, ронявшая жирные капли на спящий город. Капли растекались по крышам и серебрили верхушки деревьев. Терентий вдруг подумал о том, что Павлик наверняка тоже не спит и смотрит на ту же самую луну и думает о собственных проблемах. Он рассчитывает на то, что лучший друг приедет и поможет ему. Успокоит, даст хороший совет. Каково ему будет узнать, что лучший друг изгнан из дома и стоит на самом краю пропасти, открытый всем ветрам?

Глава 7

– Послушайте, Лев, – сказала Виктория, потягивая коктейль из огромного бокала. – А вы про свою подругу рассказали правду? Она действительно увела чужого мужа?

– Действительно, – подтвердил Лёва, который чувствовал себя так, будто внутри него туго натянули струны. Еще немного – и он просто лопнет от волнения и восторга. – Но вы не думайте, она никакая не коварная соблазнительница! Анжела очень милая и добрая девушка. Просто ей не везет в любви.

– А кому везет? – с невеселой усмешкой спросила Виктория, взболтав соломинкой мелко колотый лед.

– Вам тоже не везет? – испугался Лёва и даже отодвинулся от стола. И тут же оптимистично воскликнул: – Ну, это же не навсегда!

Они сидели в кафе на крыше отеля, облитые стеклянным солнечным светом, и любовались видом. Море раскинулось перед ними во всей своей красе. Половина мира оказалась окрашена ярко-синим, и эта южная сочность цвета, и вольный ветер, терпкий и упоительный, рождали в душе самые удивительные надежды.

– Если честно, мне бы не хотелось оказаться на месте вашей Анжелы, – призналась Виктория, поглядывая на Лёву с живым интересом.

Ей не верилось, что он предприниматель, да еще успешный. И только что порвал с деспотичной женой, которую окружал заботой и вниманием. Виктория решила, что Лёва привирает, чтобы понравиться ей и одновременно разжалобить. Мужчины часто так делают. На самом деле он наверняка до сих пор живет с родителями и занимается какими-нибудь важными, но малооплачиваемыми социальными проектами. Возможно, работает в собачьем приюте или в службе доверия. Было в нем что-то такое чистое и восторженное, что никак не вязалось ни с расчетливостью бизнесмена, ни с уверенностью обеспеченного человека. Даже пьяный, он был обезоруживающе обаятелен и казался каким-то… беззащитным.

– А мне кажется, Анжела сейчас очень счастлива, – признался Лёва, почесав нос. – Они с Павликом – просто находка друг для друга. Его третировала злая жена, а у нее не было мужчины, который относился бы к ней всерьез. И вот теперь ей есть о ком заботиться!

Однако Виктория скептически поджала губы и покачала головой.

– Это ловушка для них обоих, – возразила она. – Павлику некуда деваться, и он теперь просто вынужден держаться за вашу Анжелу двумя руками. А она в плену своей ответственности за него. Хорошенький курортный роман!

– Может быть, не стоит на все смотреть так прагматично? – нахмурился Лёва. – Все-таки речь идет о чувствах…

– А где здесь чувства? В этой истории все перевернуто вверх тормашками. Уходя от жены, Павлик решал свою главную проблему – восстанавливал самоуважение. Подбивая его на это, Анжела тоже решала свою проблему – избавлялась от одиночества. Теперь, связанные обязательствами, они изо всех сил примутся, словно искру, высекать из своей неожиданной близости хоть какие-то чувства.

– Но они понравились друг другу сразу! Я же сам видел, – не сдавался Лёва, сердце которого тем не менее впервые как-то неприятно екнуло.

– Если люди влюбляются с первого взгляда, – сказала Виктория нравоучительно, – они теряют голову. Начинают совершать нелогичные поступки, не могут думать ни о чем, кроме предмета своей страсти, перестают нормально работать…

Она внезапно замолчала и невидящим взглядом уставилась на море. Лёва подумал, что Виктория вспомнила о своем прошлом. Ревность острым ножом вонзилась в его сердце. Откуда он мог знать, что новая знакомая только что сделала невероятное открытие – с тех пор как утром они встретились с Левой на балконе, с ней стало происходить как раз вот это самое – то, о чем она говорила!

Она бродила по номеру, перебирая в уме детали знакомства. То хмурилась, то вдруг начинала смеяться. Падала на кровать и немедленно вскакивала. Подходила к зеркалу и не видела ничего, кроме сумасшедшего блеска своих глаз. И за все это время не написала ни одной строчки! Она даже не подошла к столу, где ее ждала работа. Вместо этого расшвыряла по комнате всю одежду, отыскала в чемодане маленькие серебряные сережки и браслет, о которых вспоминала в последний раз в прошлом году, когда они с подружкой ходили в оперу, и долго решала, надо все это надевать или не надо. Лёва не выходил у нее из головы, он стал центром всех ее устремлений, и ей это почему-то казалось нормальным! Неужели она… влюбилась с первого взгляда?!

Открытие было столь ошеломляющим, что Виктория растерялась. Она ненавидела, когда что-то выходило из-под ее контроля. А уж потерять власть над собой… Господи, а что будет, если она Льву не понравилась? А если понравилась?! Виктория судорожно сжала и разжала кулаки, пытаясь обуздать охвативший ее страх. Бросила на своего спутника короткий взгляд. Он смотрел на нее нахмурившись. На лице его читалась глубокая озабоченность.

– Вы меня ужасно расстроили, – признался он, не представляя, о чем она сейчас думает. – Тогда, выходит, это я во всем виноват?!

– Почему – вы?

– Но это же я подбил Анжелу увести Павлика у жены. Мне почему-то казалось, что это отличный план.

– Знаете, у каждого человека своя голова на плечах есть, – каким-то странным ватным голосом ответила Виктория.

– А если я вас с ними познакомлю, с Анжелой и Павликом? – вскинулся Лёва.

– Ну…

– Мы можем вместе поужинать. И вы тогда своими глазами увидите, что между ними за отношения сложились. Для меня это важно. Вы понаблюдаете немножко, а потом скажете, есть ли повод беспокоиться или нет.

– Но я же не психолог, – возразила Виктория. – Кроме того, не все люди… хм… склонны демонстрировать свои чувства.

– Мне кажется, что если это любовь с первого взгляда, – заявил Лёва, фанатично сверкая глазами, – то ее просто невозможно скрыть! Это же… как тайфун! Внутри тебя все взметается и начинает кружиться, и ты не можешь ни собраться с мыслями, ни сосредоточиться!

– Это как болезнь, – подхватила Виктория. – Тебя лихорадит, и ты не можешь ни о чем думать, кроме как… о нем.

«Боже мой, что же я делаю?! – подумала она про себя. – Зачем я выкладываю ему все это? Я дура, полная дура! Я не могу вляпаться в страстный роман еще раз! Я уже вляпывалась. И чем это закончилось?!» Некоторое время назад она потеряла голову от своего научного руководителя… Разумеется, он был старше. Разумеется, женат. И не собирался бросать ради Виктории семью и ломать свою устоявшуюся жизнь. Лишь спустя год до нее дошло, что все это сумасшествие не находит в любимом никакого отклика. Целый год она жила, словно слепая, забираясь все дальше и дальше в дебри своей одержимой влюбленности, а потом оказалось, что в этих дебрях она совершенно одна…

Повторить все это еще раз?! Нет, никогда! Ни за что! Впрочем, та, прежняя ее одержимость была тяжкой и горькой, весь год Виктория лила слезы и страдала, лежа лицом к стене одинокими вечерами. А сейчас…

– Виктория! – позвал Лёва, почувствовав, что мыслями она улетела куда-то далеко-далеко.

Его это расстроило. Ему хотелось, чтобы она была все время с ним, рядом.

Виктория вернулась с небес на землю, посмотрела на Лёву, и сердце ее внезапно сладко сжалось. Она испытала мгновенный жуткий восторг и решила: «Я должна узнать его поближе. И лишь потом принимать решение». А вслух сказала:

– Я совсем не против познакомиться с вашими друзьями, но давайте отложим знакомство на завтра.

Лёва сразу сник, решив, что сейчас она отставит бокал в сторону, поднимется и уйдет. Однако Виктория немедленно вернула его к жизни, добавив:

– Сегодня я не буду больше работать. Мы могли бы съездить куда-нибудь вместе. Если вы, конечно, свободны. Потому что одной как-то неинтересно… Я сижу здесь уже десять дней…

Лёва был свободен. Восхитительно свободен! Тут же он с ужасом подумал, что было бы, не расстанься он с Катериной еще в Москве. И если бы он увидел Викторию, будучи связанным брачными обязательствами… Какое это было бы испытание!

Они начали договариваться о встрече и никак не могли поладить, потому что Виктория втайне рассчитывала тщательно собраться, вымыть голову, сделать маникюр… Тогда как Лёва жаждал встретиться как можно скорее – через час, через полчаса, через пятнадцать минут! Ему с трудом удалось пресечь попытки Виктории расплатиться за свой коктейль, напомнив ей о том, что он бизнесмен – да, да, причем очень успешный!

Перед тем как уйти из кафе, они подошли к ограждению и, ухватившись за деревянные перила, некоторое время молча смотрели на море. Над ними плыли нежные бисквитные облака, а внизу тянулся берег, обрамленный белой шуршащей каймой прибоя. Заметив, что Виктория закрыла глаза, Лёва впился в ее лицо жадным взглядом, представляя ее без очков, без платья, без ничего – он хотел, чтобы между ними не было никаких преград. И если когда-нибудь она позволит ему уничтожить эти преграды, он почувствует себя абсолютно, восхитительно счастливым.

Глава 8

И Анжела, и Павлик ночью спали плохо, ворочаясь и вздыхая. Один раз, в мучительных поисках успокоения, они даже обнялись и некоторое время лежали, тесно прижавшись друг к другу. Но поскольку между ними до сих пор не было настоящей близости, очень скоро обоим стало неудобно, и они раскатились по разным сторонам кровати.

Сто раз за ночь Павлик думал о том, чтобы заняться с Анжелой любовью, но страх опозориться опутывал его прочными веревками, превращая в неподвижный кокон. Возможно, если бы она сама проявила инициативу… Но со своей чуткостью Анжела явно перебарщивала, боясь лишний раз дотронуться до своего нового «приобретения».

Удивительное дело, но утром оба чувствовали себя друг с другом вполне легко и свободно и, собираясь на завтрак, весело перешучивались. Улучив момент, Павлик рассказал о том, что скоро прилетит его лучший друг Терентий, который остался дома из-за жены, занятой на работе, а теперь вот решил махнуть на все рукой и отгулять хотя бы часть отпуска.

– Я уверен, он тебе понравится, – Павлик так и лучился радостью. – Он классный мужик, и в доску свой.

«Слава богу, – подумала Анжела с облегчением. – Возможно, благодаря присутствию друга Павлик хоть немножко расслабится. Если, конечно, этот друг не будет активно настраивать его против меня». Она прекрасно понимала, как вся история их сближения выглядит со стороны. Возможно, неведомый Терентий едет сюда специально, чтобы наставить друга на путь истинный. Будет жутко неприятно, если он велит Павлику дать ей отставку и возвратиться к Тамаре. «Нет, беднягу ни за что нельзя отпускать к жене. После того что случилось, она, как пить, дать сживет его со свету».

Сегодня Павлик был совсем не против позавтракать на берегу моря. Он больше не боялся, что неожиданно появится Тамара и устроит представление. Лишь теперь он начал понимать, что Тамариного гонора хватало только на него одного. Когда жена чувствовала противостоящую силу, она мгновенно тушевалась и исчезала с передовой.

Очутившись на улице, Павлик первым делом посмотрел на часы. Если рейс не задержали, Терентий уже приземлился и даже прошел паспортный контроль. Меньше чем через час он должен быть здесь. А может быть, и раньше. Какое облегчение! Рядом с лучшим другом Павлик всегда чувствовал себя спокойно и уверенно. Главное, чтобы Анжела Терентию понравилась! Да и как она может ему не понравиться? Понравится несомненно.

Не успели они устроиться за столиком и сделать заказ, как из дверей отеля появился неуловимый Лёва. Рядом с ним шла маленькая девушка в строгих очках. Анжела и Павлик одновременно замахали руками. Заметив их, парочка изменила курс и двинулась в сторону кафе.

– Имей в виду, – предупредила Анжела, – Лёва просто помешался на этой девице. Так что относись к ней дружелюбно. Впрочем, ты ко всем относишься дружелюбно, – добавила она, мимолетно улыбнувшись. – Ты ужасно добрый.

Не привыкший к комплиментам, Павлик растроганно захлопал глазами. В этот момент сладкая парочка приблизилась к столу. Все дружно принялись знакомиться, и уже через десять минут весело смеялись, попивая кофе и рассказывая друг другу всякие смешные истории. Анжела, конечно же, не могла удержаться от сравнения. Каким озабоченным, поникшим и несчастным еще совсем недавно выглядел Лёва рядом с Катериной, и каким живым и веселым он казался рядом с этой маленькой девушкой! Она называла его «Лев», и они все еще были на «вы».

«Хорошо, что я отшила этого глупца в самолете, – подумала Анжела. – Разве он хоть когда-нибудь смотрел на меня с таким обожанием? Нет. Да он и на Катерину так не смотрел, даже в разгар медового месяца. Определенно, между этими двоими происходит что-то… магнетическое».

– Они похожи на двух лунатиков, – улучив момент, шепнул ей на ухо Павлик, который, конечно, тоже заметил, что с Лёвой и Викторией творится нечто странное.

Их руки постоянно встречались, их плечи и колени то и дело соприкасались, их взгляды скрещивались, а улыбки расцветали, зажигаясь одна от другой. На какую-то долю секунды Анжела даже позавидовала этим двоим, но тут же опомнилась. «Просто у всех людей все происходит по-разному, – успокоила она себя. – Одни влюбляются с первого взгляда, а другие осторожно приближаются к пику отношений, понимая, какими хрупкими эти отношения могут быть».

Анжела почти силой заставила себя целиком сосредоточиться на Павлике, отмечая все новые и новые замечательные стороны его характера. В конце концов, она так завела сама себя, что от избытка чувств даже поцеловала Павлика в щеку. Потом повернула голову – и увидела незнакомого человека, направлявшегося к их столику. Он смотрел прямо на Анжелу. Кажется, в самый центр ее лба, словно снайпер, определивший жертву.

Она мгновенно поняла, что это и есть Терентий, хотя и рисовала его себе совершенно иным, более солидным, что ли. А он выглядел молодым и подтянутым и шел сильным упругим шагом. «Черт побери, да он красавчик!» – ахнула Анжела, не ожидавшая такого поворота событий. Чего уж греха таить – красавчики, как правило, эгоистичны, нетерпимы и даже жестоки, особенно к женщинам, которых выбрали их друзья. Впрочем, когда Терентий подошел ближе, она была вынуждена признать, что немного преувеличила. В его лице оказалось больше темперамента, чем красоты. Чуть раскосые глаза, щетина, растрепанные темно-русые волосы… По отдельности – ничего особенного, но все вместе – сногсшибательно. Джинсы и обычная рубашка сидели на нем с каким-то лихим шиком. Одна бровь чуть выше другой, кривая улыбочка пожирателя девичьих сердец.

Увидев его, Павлик вскочил, едва не опрокинув стул. Друзья крепко обнялись, вдумчиво похлопав друг дружку по спине.

Первыми Павлик представил Терентию Лёву и Викторию и лишь потом торжественно произнес:

– А вот это, Тер, Анжела.

Его распирало от гордости, поэтому хотелось еще много чего добавить, но он сдержался. Пусть лучше Терентий сам составит впечатление о женщине, с которой он, Павлик, теперь связан самыми крепкими узами.

Терентий посмотрел Анжеле прямо в глаза и сказал чуть хрипловатым баритоном:

– Очень приятно познакомиться.

При звуке его голоса у Анжелы странно екнуло сердце, а от пронизывающего насквозь взгляда по спине пробежал холодок.

«У этого мужчины твердый характер, – сразу же поняла девушка, – и он наверняка имеет сильное влияние на своего приятеля. Надо постараться ему понравиться». Впрочем, ей уже хотелось понравиться ему и просто так, без всяких там Павликов. Потому что Терентий был особенным, не похожим ни на одного из тех мужчин, с которыми Анжеле до сих пор доводилось иметь дело. В нем с первого взгляда угадывалась сила, которая странным образом сочеталась с обаянием и раскрепощенностью романтика.

Чувствуя, что разволновалась, Анжела потянулась за стаканом воды и тут же наткнулась взглядом на красный крестик, обновленный с утра с помощью все того же красного фломастера. Она даже вздрогнула – таким своевременным показалось ей это наглядное напоминание о ее новом статусе.

«Да ведь у меня же теперь есть Павлик, которого я намереваюсь сделать счастливым, – с неожиданной досадой подумала Анжела. – Поэтому сосредоточиться нужно именно на нем, а не на его приятеле. А если я не понравлюсь этому типу, то ему же хуже».

Однако вопреки опасениям Анжелы Терентий не проявил к ней никакой враждебности. Более того – он был с ней чертовски приветлив. Безошибочно угадав в Лёве с Викторией новоиспеченных влюбленных, он обращался с ними немного снисходительно, а с Павликом – сочувственно, как с больным. Не прошло и десяти минут после его прибытия, как Терентий сделался центром компании, рассказывая свежие московские новости, газетные сплетни, анекдоты. Его слушали с удовольствием, смеялись его шуткам, оживленно задавали вопросы, и вскоре у всех уже было такое чувство, будто они знали его всегда.

Конечно, никто и представить себе не мог, что на самом деле в его душе царил полный хаос. За шутливой болтовней Терентий старательно пытался скрыть свое смятение, которое испытал в тот же миг, как только встретился глазами с Анжелой. Он даже испугался, осознав, что сердце его неожиданно дало трещину, да такую, которую ни за что не удастся залечить. Если только замаскировать… И он принялся за дело с энтузиазмом, старался изо всех сил и, кажется, преуспел.

Анжела, в свою очередь, чувствовала, что с каждой минутой Терентий нравится ей все больше и больше, но честно старалась противиться его чарам. Впрочем, эти чары действовали не только на нее – Лёва и Виктория в его присутствии были невероятно оживлены и смеялись больше обычного, Павлик, словно околдованный, смотрел ему в рот, официанты улыбались ему как-то особенно дружелюбно. И вообще казалось, что его появлению радуется весь окружающий мир: еще недавно такое спокойное море теперь бросало вверх фонтаны белых брызг, словно пытаясь дотянуться до его руки, и даже солнце подбиралось по скатерти именно к его тарелке.

Терентий продолжал развлекать компанию, но краем глаза непрестанно следил за Анжелой. Он пытался понять, почему она произвела на него такое ошеломляющее впечатление. Лицо у нее было симпатичным, с большими умными глазами, которые смотрели то серьезно, то весело, то пытливо, то удивленно, без утайки демонстрируя всю гамму обуревавших ее чувств.

«Она настоящая, – внезапно понял Терентий. – Искренняя и открытая, как ребенок. И если глаза действительно являются зеркалом души, то душа у нее прекрасная. И ужасно добрая, – подумал он, перехватив ласковый взгляд, которым Анжела одарила Павлика. – Интересно, этот увалень хотя бы представляет, до какой степени ему повезло? Потому что такие девушки всегда хранят верность своим избранникам и не сдают свое сердце в аренду, как Надя».

Воспоминание о Наде немного отрезвило Терентия. Их разрыв был внезапным и потому особенно болезненным. От него остался горький привкус злости, досады, уязвленного самолюбия. Все эти чувства на мгновение снова всколыхнулись в душе Терентия, но он решительно прогнал их прочь. Потом, когда они останутся с Павликом вдвоем, он поделится с другом свалившимися на него новыми проблемами. А пока ему хотелось наслаждаться этим теплым солнечным днем, веселой компанией и чудесной улыбкой девушки по имени Анжела.

Приятный завтрак на берегу моря был лишь слегка омрачен внезапным появлением Тамары и Зины. Они остановились на верхней ступеньке широкой лестницы, которая располагалась неподалеку от кафе и вела прямо к пляжу, и принялись оглядывать окрестности. Вскоре сестры углядели Павлика и тут же пришли в состояние дикого возбуждения.

– Вот он! – воскликнула Зина и указала на Павлика пальцем, словно на зверя, сбежавшего из зоопарка.

Павлик, который при виде жены сразу же лишился аппетита, позеленел и икнул от неожиданности.

– Там Тамара, – сдавленным шепотом сообщил он Терентию, но услышали, конечно, все.

Анжела накрыла забегавшую по столу руку Павлика своей уверенной ладошкой и пояснила, обращаясь к Лёве и Виктории:

– Конечно, за пару дней невозможно очухаться от потрясения и отбросить свое прошлое…

– Нет, я готов его отбросить, только если Тамара не станет меня преследовать, – заявил Павлик, храбрясь.

Терентий немедленно развернулся на стуле и как ни в чем не бывало помахал сестрам рукой. Те не оценили его дружелюбия, по очереди фыркнули и с независимым видом продефилировали мимо. При этом Зина, размахивая пестрым зонтиком от солнца, демонстративно громко вещала:

– Какое счастье, Тамара, что ты избавилась от пудовой гири, которая была привязана к твоим ногам и тянула тебя ко дну! Теперь у тебя начинается новая жизнь. Да что там – у нас с тобой начинается новая жизнь! Мы свободны как птицы и сможем летать по всему миру. Поедем в Париж! В Канны! В Амстердам! Отправимся в Боливию!! Только ты должна во всем меня слушаться, – добавила она суровым тоном и легонько стукнула сестру зонтиком по макушке.

– С этим зонтиком она похожа на Мэри Поппинс, – хмыкнул Терентий и залпом выпил стакан минералки.

– На Мэри Поппинс, которая перешла на сторону темных сил, – с улыбкой поддержал его Лёва.

Павлик никак не отреагировал на шутку, потому что после внезапной встречи с женой к нему сразу вернулись все его страхи. На лбу у него выступили крупные капли пота, и он снова выглядел неуверенным и несчастным.

– Нужно совершать только такие поступки, друг мой, от которых потом не будет бросать в пот, – негромко сказал Терентий.

Анжелу эта сентенция рассердила. Выходит, этот тип заранее уверен, что Павлик сделал необдуманный шаг. Понятненько! Лучший друг явился из Москвы с запасом здравомыслия и теперь, улыбаясь Анжеле в лицо, будет за ее спиной пугать Павлика ужасными последствиями. А уж если тот еще, не дай бог, ляпнет, что все они в тот исторический момент были не вполне трезвыми, так и вообще…

Она не успела расстроиться окончательно, когда услышала, как Терентий так же негромко добавил, похлопав Павлика по плечу:

– Хотя, с другой стороны, если бы у меня был такой тыл, – он метнул быстрый взгляд на Анжелу, – я бы тоже плюнул на Тамару.

У Анжелы отлегло от сердца, и она даже порозовела от удовольствия.

Закончив завтрак, они все той же большой компанией спустились на пляж, где в это время было практически пусто. Только местные мальчишки собирали ракушки на сувениры, да невдалеке на скамейке расположилась группа ребят с походными рюкзачками и гитарой.

– О, это нашенские! – радостно заметил Лёва, уловив обрывок донесшегося до них разговора. – Давайте попросим, чтобы они нам какую-нибудь хорошую песню спели.

– Да мы и сами можем песню спеть, – весело заметил Терентий.

После минутных переговоров с молодыми людьми он завладел их гитарой, поставил ногу на скамейку и, ударив по струнам, объявил:

– Романс о первой любви.

– Я сто лет не слышал, как ты поешь, – восторженно воскликнул Павлик и, взяв Анжелу за руку, крепко сжал ее пальцы. – Ты даже не представляешь, какой у него голос!

Тем временем Терентий взял несколько аккордов и запел обещанный романс:

«Красоты невиданной
Лидия Давидовна!
У нее на скатерти
Птицы какаду.
Шел я к ней с тетрадками,
Нес стихи с закладками.
Пил там чай с помадками
И горел в аду!»

Голос у него действительно был потрясающим, с особой, хрипловатой ноткой. Он подействовал на Анжелу мгновенно и сокрушительно, как розовое вино из Лёвиной канистры.

– Голова кружится, – шепнула она Павлику, прижавшись лбом к его плечу. – Наверное, от свежего воздуха.

Однако голова кружилась вовсе не от воздуха, а от быстрой, как молния, улыбки Терентия.

Павлик заботливо обнял Анжелу за талию, и она прильнула к нему, словно в поисках спасения. Спасения от неожиданно нахлынувшего на нее чувства легкости, смешанной с восторгом. Такое чувство Анжела испытывала впервые в жизни. Это и пугало, и забавляло ее одновременно.

Поскольку Терентий никогда прежде не бывал в Болгарии, решено было протащить его по окрестностям, знакомя со всеми местными достопримечательностями. Потом компания расположилась на обед в маленьком уютном ресторанчике, из которого Лёва с Викторией нахально улизнули, быстро покончив с десертом.

Перед тем как испариться, Лёва наклонился поближе к уху Анжелы и твердым шепотом приказал:

– Зайди ко мне вечером – нам надо поговорить. Обязательно.

У Анжелы мгновенно заполыхали уши. А вдруг Лёва что-то заподозрил? Что, если он подумал, будто она запала на Терентия?! Она и впрямь реагировала на него неадекватно… Но ведь все реагировали! Нет, это чушь, конечно. Но тогда о чем Лёва собирается с ней разговаривать?

Оставшись втроем, Анжела, Павлик и Терентий несколько раз медленно прошли по пешеходной улице из конца в конец. На городок медленно опускались сумерки.

– Забавно. Еще недавно я был в сумасшедшей Москве, а сейчас наслаждаюсь покоем на берегу моря, и ощущение такое, будто я здесь уже сто лет, – сказал Терентий.

– Слушай, а как там Надя? – вдруг спохватился Павлик, смутившись от того, что до сих пор ни разу не спросил друга о его делах. – Знаешь, какая у него невероятно красивая жена, – добавил он, повернувшись к Анжеле. – Ему завидуют все без исключения.

– Это просто замечательно, – откликнулась Анжела без особого энтузиазма.

Терентий поморщился, как от зубной боли, потом усмехнулся и сказал:

– У Нади все просто отлично. Впрочем, как всегда.

– Что-то я устала, и голова начала побаливать, – неожиданно призналась Анжела. – Может быть, пойдем в отель? Мне хочется пораньше лечь спать.

– Надо бы зайти в аптеку, купить что-нибудь обезболивающее, – немедленно засуетился Павлик.

– Не стоит. Все, что мне нужно, – это восемь часов забытья. Завтра проснусь как новенькая.

В душе Павлик был ужасно рад такому повороту событий. Ему не терпелось отделаться от Анжелы и улизнуть к Терентию, чтобы подробно обсудить с ним все происходящее. Это нетерпение было написано на его простодушном лице крупными буквами. Анжела не стала его разочаровывать, поэтому, когда они вернулись в номер, быстро приняла душ и забралась под одеяло.

– Ты отдыхай, а мы с Терентием немного посидим в баре, хорошо? – сказал Павлик. – Не думай, – тут же испуганно добавил он, – я не пью. То есть очень редко.

– Я ничего такого не думаю, – ответила Анжела, улыбнувшись. – Конечно, иди к своему другу. Я уверена, вам есть о чем посплетничать.

В порыве благодарности Павлик быстро подошел к кровати, наклонился и нежно поцеловал ее в губы. От нее пахло корицей и еще каким-то кремом с тонким цветочным запахом. Он в который уже раз подумал, что ему досталась потрясающая женщина и что если они поженятся, то все в его жизни снова будет отлично.

Как только Павлик удалился, Анжела немедленно выскользнула из кровати, схватила телефон и позвонила Лёве.

– Ты один? – спросила она заговорщическим тоном.

– Один, – ответил тот и скомандовал: – Немедленно отправляйся ко мне. Нам нужно поговорить.

– У тебя что-то случилось? – забеспокоилась Анжела.

– Это у тебя что-то случилось, – резко сказал Лёва и бросил трубку.

Анжела почувствовала неприятный холодок в животе. Быстро стянув через голову ночную рубашку, она влезла в сарафан, торопливо сунула ноги в шлепанцы и пулей выскочила из номера.

Когда она постучала в дверь костяшками пальцев, Лёва тут же возник на пороге, хмурый, как грозовая туча.

– Чего ты меня пугаешь? – сразу же набросилась на него Анжела. – У меня только-только все стало налаживаться, как вдруг ты что-то такое придумал!

– Заходи давай, – буркнул Лёва, схватил ее за руку и втянул внутрь. – Садись. Хочешь чего-нибудь выпить?

Анжела, которая была совершенно сбита с толку его суровостью, отрицательно качнула головой и осторожно опустилась на краешек дивана.

– В общем, расклад такой, – сказал Лёва, стоя напротив и глядя на нее исподлобья. – Мне кажется, что, прибрав Павлика к рукам, мы погорячились.

От этих слов Анжела почувствовала и облегчение, и негодование одновременно. С одной стороны, она была рада, что речь пойдет не о Терентии. С другой стороны, ее задели Лёвины слова про Павлика.

– Я совершенно не понимаю, что ты имеешь в виду, – с вызовом заявила она. – Что значит – «мы погорячились»? Почему? Павлик уже успел тебе разонравиться?

– Да нет, – отмахнулся Лёва, – он нормальный мужик. Просто смотрю я на вас и вижу, что вы друг другу ну совершенно чужие!

На самом деле никакой особой проницательностью Лёва не отличался и ничего странного в отношениях Анжелы и Павлика не замечал. А панику его спровоцировала Виктория, которая сразу же после первого знакомства с его друзьями уверенно заявила: «Они ни капельки не влюблены друг в друга». Лёва немедленно почувствовал себя преступником, злым гением, загнавшим лучшую подругу в отношения, которые обязательно сделают ее несчастной, и решил срочно что-нибудь предпринять.

– Чужие? – с наигранным изумлением воскликнула Анжела. – А как же вы с Викторией? Вы знакомы всего пару дней, но ты уже строишь в отношении нее серьезные планы, а мне почему-то не приходит в голову требовать, чтобы ты от нее отказался.

– Вот она, типичная женская политика – чуть что, сразу же переводить стрелки! – воскликнул Лёва, возмущенно всплеснув руками. – Да при чем здесь я и Виктория? Между прочим, если уж ты так хочешь сравнивать, то у нас отношения романтические, а у вас с Павликом – семейно-принудительные! – Лёва пробежался по номеру, взлохматив волосы на затылке. – Сама подумай: он еще женат, но уже твой жених. Причем жених-бесприданник – у него нет ни работы, ни дома, да вообще ничего нет. А поскольку ты приложила к этому делу руку, то теперь чувствуешь себя виноватой и пытаешься загладить эту вину, изображая несуществующие чувства.

Анжела и сама понимала, что Лёва прав, и от этого сердилась еще больше.

– Что ж, как говорил классик, «мы в ответе за тех, кого приручили», – упрямо тряхнула она головой. – Я в ответе за Павлика, и, да было бы тебе известно, меня это совершенно не тяготит. Я тоже, между прочим, кое-что приобрела. Стабильные отношения, вот!

– Далась тебе эта стабильность! Глупая, неужели ты не понимаешь, что попала в ловушку?!

– В какую такую ловушку? – не желала сдаваться Анжела. – У нас с Павликом все идет как по маслу, и даже мама легко примирилась с тем, что я вскоре привезу его домой. Кто бы мог подумать! Лёва, согласись, это знак.

– А может быть, это дьявольское искушение? – мрачным шепотом спросил Лёва, наклонившись прямо к ее лицу. – И только поэтому все получается так легко и просто? Сейчас ты увязнешь в своих благородных чувствах, как муха в варенье, а потом – бац! – и в кого-нибудь без памяти влюбишься. За то, что ты задумала перехитрить судьбу, она вполне может дать тебе хорошего пинка под зад.

«Господи, о чем это Лёва говорит? В кого это я могу влюбиться без памяти?» – подумала Анжела, и в ту же секунду перед ней промелькнула обаятельная улыбка Терентия. Она даже потрясла головой, чтобы отогнать непрошеный образ. Действительно, стоит ли думать о человеке, у которого красавица жена и которому все из-за этого завидуют?

– Лёва, перестань паниковать, – сказала Анжела строгим голосом. – Я вообще не понимаю, чего ты-то так всполошился? Даже если это ошибка, то это МОЯ ошибка. И я уж как-нибудь сама со всем разберусь.

– Нет, ты меня в могилу сведешь! – возмущенно закричал Лёва, которого упрямство Анжелы уже начинало злить. – Почему ты не хочешь посмотреть правде в глаза? Ты усыновила чужого мужа, к которому не испытываешь ничего, кроме жалости. А вот я считаю, что связывать людей друг с другом должно только бешеное чувство!

Анжела вспомнила, какие страстные взгляды Лёва бросал на свою Викторию, и глубоко вздохнула.

– Ложись-ка ты спать, голубь мой, – с легкой усмешкой сказала она, мельком глянув на красный крестик на своем запястье. – Вот увидишь, как мы с Павликом будем счастливы. Ты еще обзавидуешься!

Она резво поднялась на ноги, звонко поцеловала друга в щеку и отправилась спать. Впрочем, заснуть не удавалось. Она перебирала в уме подробности случившихся за день событий, вспоминала разговор с Лёвой, думала о Терентии и никак не могла успокоить разбушевавшуюся кровь. Анжела сворачивалась калачиком, засовывала голову под подушку, прислушивалась к шуму волн, считала слонов – ничего не получалось.

Тогда она решила прибегнуть к радикальному средству, которое использовала крайне редко: достала из чемодана косметичку с лекарствами и выпила две таблетки снотворного. Когда Павлик возвратился из бара и тихонько скользнул в постель, она уже крепко спала.

Глава 9

– Наверное, нужна интимная обстановка, – раздумчиво сказал Павлик, держа двумя руками большую белую чашку. – Какая-то особая ситуация, и тогда у меня все получится.

– Так возьми и создай ее, – пожал плечами Терентий и, сделав глубокую затяжку, выпустил дым в сторону. Ветер немедленно разорвал дым в клочки, а клочки унес в неведомые дали.

Друзья сидели все в том же кафе, неподалеку от отеля, и пили утренний кофе.

– Наверное, ты прав, – смущенно пробормотал Павлик, – но, знаешь, я что-то совершенно растерялся, никак не могу взять себя в руки. Хотя Анжела такая чуткая, все понимает и старается на меня не давить. Представляешь, когда я после нашего с тобой разговора вернулся из бара, она уже сладко спала. По-моему, она выпила снотворное, поэтому до сих пор еще не проснулась, а я не стал ее будить.

– Мы с тобой вчера действительно здорово припозднились, – сказал Терентий. – Ты прости, что я так сразу вывалил на тебя все свои неприятности. Вроде бы это я приехал, чтобы тебя поддержать, а получилось наоборот.

– Да брось ты! Раз такие дела…

– Да уж, дела хреновые. Даже не ожидал, что разрыв с Надей так на меня подействует. Ненавижу перемены…

– А у меня перемены получились к лучшему, – виноватым тоном промолвил Павлик. – Мне просто хотелось, чтобы ты одобрил Анжелу.

– Я одобрил, – сказал Терентий и прищурился, глядя на море.

– Мне и самому кажется, что здесь все по-честному, без подвохов, – оживился Павлик и наклонился вперед: – Но вся загвоздка в том, что чем больше положительных качеств я нахожу в Анжеле, тем больше нервничаю. Я понимаю, какая она замечательная, и это меня совершенно деморализует. Какой-то порочный круг получается.

– Такое впечатление, что ты ее боишься, хотя я не понимаю, почему. Она все-таки не мать Тереза. – Терентий продолжал наблюдать за далекими катерами, разрезавшими бархатистую синеву. – Если она тебе по-настоящему нравится…

– Она мне невероятно нравится! – воскликнул Павлик. – Она вообще меня спасла. От Тамары, от себя самого, от унижений…

– Мы сейчас не говорим о твоем спасении, – Терентий сунул окурок в пепельницу. – Она привлекает тебя как женщина?

– Если бы она меня не привлекала, я бы не поселился в ее номере. Но как только я там поселился, тут-то все и началось. Я знаю, что каждую ночь Анжела ждет, когда я наконец отважусь на мужской поступок, и от этого молчаливого ожидания мне становится не по себе! Я делаюсь как будто мертвый. Мне даже дышать становится трудно!

– Мертвые вообще не дышат, – мрачно заметил Терентий. – Да нет, ничего странного во всем этом я не вижу. Просто стресс оказался гораздо глубже, чем ты воображал. Ты хоть понимаешь, какое дело замутил? Сбежал от жены. Это с твоим-то характером!

– Я уж думал, мне не избавиться от Тамары до конца своих дней, – признался Павлик, уронив голову на руки. – У меня до сих пор зубы стучат, стоит только представить, что мне снова приходится с ней объясняться.

– Да… Тамару не так просто… переварить, – согласно кивнул Терентий. – Но рано или поздно процесс переваривания должен закончиться. И тогда у вас с Анжелой все наладится.

– А если ей надоест ждать? – петушиным голосом спросил Павлик.

– Если ей надоест ждать, она тебя соблазнит. – Терентий улыбнулся и закурил новую сигарету.

Думать о том, как Анжела будет соблазнять Павлика, ему совершенно не хотелось, поэтому он обрадовался, когда приятель неожиданно сменил тему разговора.

– Слушай, Тер, у меня к тебе просьба. Ты не мог бы немного поразвлекать Анжелу? Понимаешь, нам с Лёвой нужно смотаться в аэропорт, чтобы перерегистрировать билеты. Он собирается вернуться в Москву вместе с Викторией, у которой кончается отпуск, а я соответственно полечу вместо него. Ну вот, пока меня не будет, Анжела останется одна, и у нее появится много времени для размышлений. Вот когда я остаюсь один, то сразу начинаю думать, думать…

– И ни до чего хорошего обычно не додумываешься, – закончил за него Терентий.

– В том-то и дело! – Павлик внезапно зевнул. – Знаешь, я не спал всю ночь. Вернулся из бара, вышел на балкон и стоял там, вспоминая все, что со мной приключилось. Вообще всю свою жизнь по косточкам разобрал. И понял, что я совершенно никчемный и безвольный человек.

– Почему это? – изумился Терентий такому суровому приговору.

– Потому что всю жизнь обстоятельства оказывались сильнее моих желаний! – с патетикой в голосе воскликнул Павлик. – Я приспособленец! И если бы не Анжела, я бы так и влачил свое жалкое существование рядом с кошмарной Тамарой – затюканный, как гадкий утенок на птичьем дворе.

– Это ты напрасно, – попытался остудить его запал Терентий, – не стоит себя уничижать. То, что ты слабохарактерный, это правда, но в тебе есть масса других достоинств. Вот ведь Анжела почему-то же обратила на тебя внимание.

– Понятия не имею, почему, – угрюмо признался Павлик. – Вполне возможно, она меня просто пожалела. Женщины из жалости могут совершать самые дикие поступки. А вдруг она, в конце концов, меня бросит?

Терентий подумал, что Павлик из тех редких мужчин, которые не умеют быть независимыми. Он не в силах самостоятельно идти по жизни и вечно будет искать опоры, защиты и поддержки, если не у одной женщины, так у другой. Однако вслух он говорить ничего этого не стал, лишь ободряюще похлопал приятеля по плечу и уверенно сказал:

– Она тебя не бросит. Такие женщины умеют отвечать за свои поступки.

* * *

Когда Павлик с Лёвой уехали в аэропорт, Терентий остался поджидать Анжелу. Спустя полчаса он изловил ее на пороге отеля, накормил завтраком и честно принялся развлекать. Они прошлись по берегу моря, пробежались по сувенирным магазинчикам, а теперь сидели на скамейке под густым деревом, ели мороженое и любовались красивым пейзажем. Анжела рассказывала о своей работе, а Терентий старался не смотреть на ее припудренные солнцем колени. Ему нравилось слушать ее мелодичный голос, коситься на ее мягкий профиль и ощущать щекотное прикосновение растрепавшихся на ветру волос. Он изо всех сил боролся с яростным желанием взять Анжелу за руку и из-за этого пропустил мимо ушей половину того, о чем она говорила.

Однако Анжела, кажется, не догадывалась о его мучениях и болтала, не закрывая рта.

– Фу, кажется, я объелась сладким! – весело воскликнула она, вскочив на ноги и выбросив в урну картонный стаканчик.

Терентий окинул ее быстрым взглядом. Стройная и очень женственная, она притягивала его к себе как магнит. Ее кожа была покрыта не изнурительным темно-коричневым загаром, а легким, нежно-шоколадным, который ей очень шел. Глаза же казались бездонными, и Терентий благоразумно решил, что лучше в них вообще не заглядывать.

Чтобы немного остудить свой пыл, он вытащил мобильник и принялся названивать Павлику.

– Куда это наши мужики запропастились? – проворчал он, не услышав ответа.

– Давай я Лёве позвоню, – предложила Анжела. – Они же вместе поехали в аэропорт.

Она тут же достала мобильный и принялась нажимать на кнопки. Лёва отозвался мгновенно.

– Да мы уже сто лет как вернулись, – сказал он. – Только твой Павлик задрых прямо в такси, еле-еле его растолкал. Приволок в номер и сгрузил на кровать. Дай ему выспаться, не будь занудой. Он сказал, что прошлой ночью вообще не спал.

– Ну уж нет, надо его разбудить, – решительно заявил Терентий, узнав о том, что случилось. – Иначе он совсем выбьется из колеи. Снова проснется среди ночи и до утра будет бродить как неприкаянный.

Однако, как они ни старались, растормошить Павлика им так и не удалось. Тот в полном обмундировании разметался по кровати поверх покрывала и сладко сопел. Безжалостный Терентий несколько раз ткнул друга кулаком в печень, а потом принялся его щекотать, но все было бесполезно.

– Вот же странно, – удивился он. – Павлик боится щекотки даже больше, чем сдавать кровь из вены.

– Ничего странного, – откликнулась Анжела, вертя в руке пластиковую упаковку от лекарства. – Смотри, он выпил мое снотворное! Целых две таблетки, а это приличная доза.

– Что это он придумал – пить снотворное днем? – недоуменно глядя на спящего друга, спросил Терентий.

– Не знаю, – пожала плечами Анжела, одна догадка у нее все же имелась. Она была уверена, что, если бы со стакана с водой, который стоял на столе, сняли отпечатки пальцев, один комплект наверняка принадлежал бы Лёве.

«Неужели в своих попытках расстроить наши с Павликом отношения он зашел так далеко? – недоуменно подумала она и неодобрительно покачала головой. Потом на всякий случай еще раз потормошила спящего за плечо, но тот только почмокал в ответ губами.

– Думаю, ужинать нам сегодня придется без Павлика, – подвела итог Анжела, и Терентий мгновенно нахмурился. Ужинать вдвоем? Шестое чувство подсказывало ему, что долго оставаться наедине с невестой лучшего друга небезопасно. Особенно если она тебе по-настоящему нравится. Простой здравый смысл!

– Наверное, стоит позвать с собой Лёву с его девушкой, – как бы между прочим предложил он.

– Ничего не выйдет, – улыбнулась Анжела. – Я уже пыталась с ним сговориться, но он сделал вид, что ничего не понял. Думаю, им с Викторией интереснее провести вечер вдвоем. Но мне не хочется сидеть в ресторане в одиночестве, поэтому я прошу тебя составить мне компанию. Ты же не против?

– Конечно, не против, – широко улыбнулся Терентий, проклиная в душе и Лёву с его влюбленностью, и Павлика с его снотворным.

Когда они вышли из отеля, Анжела предложила немного прогуляться перед ужином, и Терентию ничего не оставалось делать, как согласиться. Некоторое время они вдвоем бродили вдоль моря. Набережная лежала под ногами горячая и разбухшая от солнца и соленых брызг. Когда начало смеркаться, они зашли в маленький ресторанчик и поели, непринужденно болтая. Они говорили о книгах, о путешествиях, о кино. Впрочем, темы разговоров не имели особого значения – просто им было легко и приятно общаться друг с другом, и от этого настроение как-то само собой поползло вверх. Анжела раскраснелась, глаза ее оживленно блестели, и она стала еще красивее. Терентий пристально смотрел на нее и чувствовал, что пропадает.

– Вечер получился замечательный, – сказала Анжела, когда они вновь очутились на улице. Потом она поежилась и, обхватив себя руками за плечи, воскликнула: – Ого, как похолодало!

– По закону жанра я должен был бы сорвать с себя пиджак и набросить тебе на плечи, – сказал Терентий. – К сожалению, пиджака у меня нет. Что же делать?

Ему ужасно хотелось согреть ее в своих объятиях, но он понимал, что так далеко заходить не стоит – как ни крути, а она пока что невеста Павлика.

Они стояли в почти полной темноте на каменном крыльце ресторанчика. Только слабо мерцавшая вывеска давала им возможность смутно видеть друг друга. Справа виднелась освещенная фонарями главная улица городка, но до нее еще нужно было добраться, миновав небольшой сквер. Неожиданно до них донеслись отдаленные мелодичные звуки.

– Слушай, а откуда эта музыка? – встрепенулся Терентий.

– Музыка? – переспросила Анжела и прислушалась. – Действительно, кто-то играет на трубе.

– На саксофоне.

– Ах, точно, я вспомнила – здесь же рядом джаз-клуб. В позапрошлом году мы заходили туда вместе с Лёвой и его бывшей женой Катериной. К сожалению, удовольствия получить так и не успели, потому что Лёва довольно быстро напился, и Катерина увела нас оттуда силой. Но вообще-то народу там было много… А ты что, любишь джаз?

– Можно и так сказать, – неопределенно ответил Терентий, который, казалось, весь обратился в слух.

– Тогда давай зайдем, послушаем, а заодно выпьем по коктейлю, – предложила Анжела.

Она боялась признаться себе в том, что попросту тянет время, не желая возвращаться в отель и расставаться со своим сегодняшним кавалером. Рядом с ним ее охватывало какое-то странное воодушевление, как будто что-то чудесное только что произошло и еще более невероятное, прекрасное ждет впереди.

«Нет-нет, я не могу влюбиться в лучшего друга Павлика, это было бы нечестно», – изо всех сил уговаривала она себя, но все было напрасно.

– Держись за меня, – предложил между тем Терентий и подставил локоть.

Анжела думала только одну секундочку, потом осторожно взялась за него обеими руками. Сквозь тонкую ткань рубашки она почувствовала тепло его тела и затаила дыхание. Лишь пройдя несколько шагов, беззвучно выдохнула и сосредоточилась на дороге. Шагать, окуная ноги в темноту, было смешно и страшно. Один раз прямо перед ними пролетела кошка, вернее, тень кошки, которая скачками унеслась в кусты.

Перешучиваясь, чертыхаясь и хохоча, они добрели до входа в клуб и толкнули дверь. Помещение находилось в полуподвале, и им пришлось спускаться вниз по каменной лестнице, делавшей несколько крутых поворотов. Внутри царил полумрак, было душно и многолюдно. Музыканты играли джаз на довольно большой сцене, находившейся в самой глубине зала. По стенам были развешаны постеры и фотографии – вероятно, каких-то знаменитых исполнителей.

Терентий и Анжела, которая все еще держалась за своего спутника, остановились в проходе. Она озиралась по сторонам, надеясь обнаружить свободное местечко, он же неотрывно смотрел на сцену. Совершенно неожиданно из полутьмы прямо на них вышел низкорослый пожилой мужчина с седыми волосами, собранными в «хвост». В ухе у него болталась довольно крупная серьга, как у пирата. Несколько секунд он пристально смотрел на Терентия, который по-прежнему не отрывал напряженного взгляда от музыкантов. Потом громко, чтобы слова его не потонули в гремящих звуках джаза, спросил:

– Умеешь играть?

Терентий ничего не сказал и только коротко кивнул в ответ.

– Если есть настроение, то давай, – седой мотнул головой в сторону сцены и внезапно крепко схватил Анжелу за запястье. – А ты садись вот сюда. Выпить хочешь?

Он толкнул ее к столу, стоявшему в небольшой нише возле прохода.

– Вы нас с кем-то перепутали, – прокричала она, пытаясь перекрыть гул голосов и металлическое причмокивание ударника.

Седой отмахнулся от нее и щелкнул пальцами. Подбежавший официант двинул в сторону Анжелы маленький поднос с напитками. Она схватила первый попавшийся бокал и отхлебнула, пытаясь прийти в себя.

Терентий между тем нырнул в толпу, а через минуту волшебным образом материализовался на сцене. И когда по залу пролетел луч прожектора, отчеканив его профиль, Анжела мгновенно поняла, что это и есть его естественная среда обитания. Он держался свободно и уверенно. Что-то сказал музыкантам и сел за рояль. Прожектор снова осветил его, облив светом с ног до головы. Терентий мотнул головой, мелькнул быстрой улыбкой и без размышлений уронил руки на клавиши. Брызнула мелодия, которую начали осторожно подхватывать другие музыканты. Зал одобрительно загудел.

До Анжелы наконец-то во всей своей полноте дошел смысл происходящего. «Да он же настоящий профи!» – потрясенно подумала она и вся обратилась в слух.

Сначала Терентий играл с жадностью, захлебываясь импровизациями, от которых даже у нее, ничего не понимавшей в джазе, сердце подскакивало прямо к горлу. Его музыка дышала страстью и наркотическим упоением жизнью. Скорость извлечения звуков из инструмента и чувств из слушателей была запредельной. Затем, после первой композиции, он сбавил обороты и начал играть неторопливо и с наслаждением, как насытившийся гурман. Анжела смотрела на него во все глаза и чувствовала себя так, будто кто-то запустил руку в ее душу и перебирает хранящиеся там сокровища. Дерзкая и прихотливая мелодия рождалась под легкими пальцами Терентия, парящими над черно-белым распадом клавиш. Публика густела и все ближе подступала к сцене, кивая, хлопая и подбадривая исполнителя.

В зале сделалось невероятно жарко. Рыхлый сигаретный дым рваной кисеей свисал с потолка, над столиками, словно мячики для пинг-понга летали имена Диззи Гиллеспи и Стэна Кентона. У Анжелы так пылали щеки, что ей приходилось охлаждать ладони о стакан с мохито, а потом прижимать их к лицу.

И вдруг музыка оборвалась – выступление закончилось. На секунду в зале повисла обморочная тишина, которая тут же взорвалась шквалом аплодисментов. Прожектор на миг погас, а когда снова осветил сцену, Терентия на ней уже не было. Через пару минут он вынырнул прямо возле Анжелы, возбужденный и сияющий. На шее пульсировала жилка, ноздри трепетали.

– Терентий, это просто… просто…

Она не могла подобрать нужные слова и взмахнула рукой, пытаясь жестами помочь себе выразить эмоции. Терентий поймал эту взлетевшую руку и быстро поцеловал, широко и белозубо улыбнувшись. Ему трудно было бороться с собой. Анжела нравилась ему. До чертиков, до темноты в глазах. Это ради нее он вломился сегодня на сцену. Ему хотелось, чтобы она поняла, почувствовала то, чем он дышал всю свою сознательную жизнь. Он надеялся предстать перед ней во всей красе, показать ей себя настоящего. Он хотел, чтобы она им восхищалась, и, кажется, добился желаемого: в глазах у Анжелы плескались и восторг, и гордость, и обожание. По крайней мере, именно так ему хотелось интерпретировать ее взволнованный взгляд.

Очарование момента нарушил седой мужчина с серьгой в ухе. Он снова выскочил из толпы и, схватив свободный стул за спинку, резко отодвинул его в сторону. Сел и уставился на Терентия пронзительным взглядом. Два внимательных глаза быстро ощупали его с ног до головы.

– Как называлась первая вещь? – отрывисто спросил он. Над его верхней губой выступили капли пота.

– «Три луны в реке».

– А вторая?

– «Саванна-джаз».

– Твоя музыка?

Терентий кивнул.

– Выходит, ты Вешняков. А знаешь, кто я?

– Да уж знаю, – хмыкнул тот.

– Нет желания играть в моем клубе? – Седой смотрел на Терентия с каким-то странным подозрением. – Это приглашение.

Терентий не стал долго раздумывать.

– О’кей, я согласен, – слегка улыбнувшись, ответил он.

Анжела слушала этот отрывистый диалог, разинув рот. Важный, судя по всему, разговор был больше похож на обмен репликами где-нибудь возле киоска, торгующего горячими сосисками.

– В четверг сможешь быть в Москве? – снова спросил Седой. Когда Терентий утвердительно кивнул, тот двинул по столу визитку, на которой что-то быстро написал от руки. – Тогда приходи к шести часам вот сюда.

– Спасибо.

Пока Терентий вертел в пальцах визитку, седой человек исчез так же внезапно, как и появился.

– Ты принесла мне удачу, – весело сказал Терентий, с ловкостью фокусника достав откуда-то сигарету.

Сигарета шла его артистичным рукам, от которых Анжела не могла отвести глаз. Ее переполняло возбуждение и хотелось немедленно засыпать его вопросами, но прежде чем она успела хоть что-то спросить, ее спутник продолжил:

– Три года назад со мной произошел несчастный случай – мне раздробило кисть правой руки. Операция была очень сложная. – Он перемежал фразы короткими затяжками, выпуская дым в сторону. – Я решил, что больше никогда не буду играть.

Сердце Анжелы захлебнулось состраданием.

– Но ведь… – начала она, но Терентий не дал ей закончить.

– Так, как я играл раньше, у меня уже никогда не получится. Международные джазовые конкурсы, блестящие победы, престижные награды – все это осталось в прошлом. Оказалось, что я перфекционист. Или все, или ничего. Вот так вот.

– Но ты же еще и музыку пишешь.

– Я писал ее исключительно для себя. Наверное, тебе это не очень понятно… К слову сказать, после выздоровления я ни разу не играл на публике. До сегодняшнего вечера…

Анжела не решалась спросить, почему именно сегодня он вдруг отменил табу и вышел на сцену. Сердце подсказывало, что его решение как-то связано с ней, но боялась об этом задумываться. Однако Терентий угадал ее невысказанный вопрос.

– Понимаешь, ваша с Павликом история здорово на меня подействовала, – принялся импровизировать он, принимаясь за вторую сигарету. В конце концов, он был мастером импровизаций. – То, как вы встретились, и как ты вступилась за него, и как с твоей помощью он наконец почувствовал себя сильным… И то, что вы оба ничего не испугались, а просто бросились очертя голову навстречу судьбе… Это же такой поступок!

Когда сегодня на улице я услышал саксофон, то подумал: «Какого черта? Люди меняют свою жизнь в пять минут, все с ног на голову, потому что хотят быть счастливыми. А я бросил музыку и продаю дома – зачем? Кого я наказываю?» В общем, этот клуб подвернулся как-то чертовски вовремя, я просто не смог удержаться…

– Наверное, это судьба, – тихо сказала Анжела, но Терентий ее не услышал.

Они выбрались на воздух из прелой духоты, из смеси музыки, алкоголя и жара намагниченных тел, и здесь оказалось так тихо и волшебно, что Анжеле от восторга захотелось расплакаться.

Они немного отошли от клуба, но потом остановились, пытаясь сообразить, в какой стороне находится отель. Ветерок доносил до них слабый запах моря.

– Так ты, выходит, скоро уедешь? – спросила Анжела и почувствовала, как голос ее дрожит от напряжения. – Кажется, седой говорил про четверг?

– Это отличный шанс попробовать начать все сначала, – тихо сказал Терентий. – И вообще… Я очень благодарен тебе за то, что привела меня сюда, – спасибо!

– Пожалуйста, – ответила Анжела, задрав голову и глядя в небо.

К ее глазам подступили жгучие непрошеные слезы. Какая-то одинокая заблудившаяся звезда висела над погрузившимся во мрак миром. Сквозь слезы она казалась похожей на маленькую лохматую астру.

– Ты опять дрожишь, – сказал Терентий укоризненно, как будто Анжела была виновата в том, что на улице холодно.

Он резко схватил ее за плечи и сильно потер – к локтям и обратно – горячими ладонями. Анжела горестно засмеялась и вдруг, потеряв равновесие, слегка покачнулась. Он поддержал ее сильной рукой, и в следующий миг каким-то совершенно непостижимым образом они оказались друг у друга в объятиях. Жесткие, обжигающие губы Терентия прошлись по ее припухшим от сдерживаемых слез губам. Он целовал ее всюду – в волосы, в уши, в шею, царапался щетиной и оглушал яростным вкусом табака и послевкусием джаза. Перед глазами Анжелы крутились его скупая улыбка, его сошедшие с ума руки над клавишами рояля, его профиль, вдавленный в ее память, словно монета в горячий асфальт. Ей казалось, что он терзает ее, как эти самые клавиши, бесцеремонно извлекая из хрустнувшего сердца самые потаенные чувства. Ей было безумно хорошо и так же безумно, душераздирающе страшно.

Наконец, оторвавшись друг от друга, они некоторое время тяжело дышали, приходя в себя. Потом молча побрели по темноте, держась за руки и чувствуя нереальную, вселенскую опустошенность. Добравшись до главной улицы, освещенной двухголовыми фонарями, не сговариваясь, перешли на рысь и довольно быстро добрались до отеля. Запыхавшиеся, на секунду остановились возле самого входа.

– Ну, хочешь, убей меня, – хриплым голосом сказал Терентий, посмотрев на Анжелу обреченным взглядом. – Только никогда, ни за что на свете не рассказывай Павлику о том, что случилось.

Глава 10

– Ты похожа на многоярусную хрустальную люстру в доме со старой проводкой, – заявил Лёва. – Вся сияешь и одновременно мигаешь от напряжения. Глядя на тебя, так и ждешь, что вот-вот случится замыкание.

– Не волнуйся, не случится, – сказала Анжела и рубанула воздух ладонью. – Моя мечта осуществилась – у меня теперь есть Павлик, так что все в порядке.

Они гуляли по пляжу в одинаковых пестрых шлепанцах, купленных на распродаже. Рядом с загорелыми Анжелиными ступнями ноги Лёвы казались изваянными из мрамора, а пятки выглядели шелковыми. Еще бы, практически круглый год ходить в носках!

– Слушай, почему ты не смоешь этот дурацкий крестик? – неожиданно полюбопытствовал Лёва, ткнув пальцем в красные черточки на руке Анжелы. – Откуда он вообще взялся?

– А, так, ерунда, – беззаботно отмахнулась от него та, при этом старательно отводя глаза в сторону.

Бдительный Лёва мгновенно насторожился.

– Все ты врешь. А ну, признавайся немедленно, в чем дело. Тебя что, заманили в какую-нибудь секту?!

Анжела от души рассмеялась.

– Ну и фантазии у тебя, мой милый!

– Хорошо, если не секта, тогда что? Наверняка этот крестик что-то означает.

– Это что-то вроде шпаргалки, – неохотно призналась Анжела. – Маленькое напоминание самой себе.

– Напоминание о чем? – не отставал Лёва. – Это что-то, связанное с Павликом?

На этот вопрос Анжела ничего отвечать не стала, лишь поджала губы и отвернулась. Лёва немедленно все понял и воздел руки к небу. Тут же на голову ему посыпался прилипший к пальцам песок с крупинками перламутра.

– О боже! Я так и знал. Так и знал, что вся эта ваша идиллия совершенно ненастоящая. У вас получился не союз двух разбитых сердец, а сплошное шарлатанство. Вы оба только прикидываетесь счастливыми, а на самом деле…

– Лёва, почему в моей жизни все так сложно? – перебила его Анжела, сдвинув брови. – Вон посмотри туда, видишь?

– Что? Где? – покрутил головой по сторонам ее спутник.

– Видишь вон ту парочку? Это твоя Марина и мой Владимир.

– Что значит – «твой Владимир»? – сварливым голосом спросил Лёва, с прищуром глядя в указанном направлении.

– Тот парень, который приглашал меня на свидание. Я не пошла, и он, судя по всему, нашел мне замену. Обрати внимание, как шикарно эти двое смотрятся вместе. Гуляют босиком по молу, и ветер рвет их белые одежды… Как в кино!

– Не понимаю, к чему ты ведешь.

– Я веду к тому, что я могла бы тогда пойти на свидание и завести совершенно нормальные отношения с красивым парнем, не обремененным никакими проблемами.

– Ну, это еще бабушка надвое сказала, что у него проблем нет, – сердито осадил ее Лёва. – У каждого мужчины, который связался с женщиной, сразу же появляется куча проблем. Очень часто он маскирует их независимым видом, белыми штиблетами и костюмчиком от Эдди Слимена. Но я понимаю, о чем ты говоришь. О некой душевной безопасности. Я же настаиваю на совершенно противоположном. Человек в своей жизни должен испытать любовный шок! Магию, волшебство, как будто бы посреди зимы ты наткнулся…

– Лёва, я больше не хочу слушать про цветущие кусты! – вознегодовала Анжела. – Не всем так везет, как вам с Викторией.

– Ага! – вредным голосом закричал тот. – Значит, ты все-таки признаешь, что тебе не слишком-то повезло с Павликом. Пока не поздно, нужно все отменить.

– Что отменить?

– Все!!! Павлик не поедет к тебе жить! Мы снимем ему квартиру, найдем ему работу и дадим от его имени объявление на сайте знакомств в Интернете.

– Ни за что, – твердо заявила Анжела, точно зная, что если отречется от своего внезапного избранника, то возненавидит себя на всю оставшуюся жизнь. К тому же Павлик был ее единственным каналом связи с Терентием.

После того ночного поцелуя Терентий надел бронежилет, состоявший из дружелюбия, вежливости и нейтральных улыбок. Он старался не смотреть ей в глаза и ни разу не коснулся ее руки. Анжела была уверена, что он стыдится своего поступка и теперь всегда будет избегать ее общества. Поэтому если она расстанется с Павликом, то никогда больше не увидит Терентия. Представить себе такое было просто невозможно!

– Ты напоминаешь мне подростка, который спьяну угнал машину, а потом, чтобы замести следы, убил сто человек, которые это видели, – раздраженно сказал Лёва.

– Ну что ты ко мне пристал? – огрызнулась Анжела. – Я тебе уже сто раз говорила, что не брошу Павлика. Между прочим, мы дали друг другу клятву.

– Какую клятву? У вас даже секса не было!

– А ты откуда знаешь?!

– У твоего Павлика все написано на лице, – ехидно заметил Лёва. – Анжела, если вы с ним поженитесь, я всю жизнь проживу с комплексом вины.

– Когда ты увидишь, как мы счастливы, твой комплекс мгновенно испарится. Кстати, тебе не пора собираться? – поспешила она перевести разговор в другое русло. – Жалко, что ты не догулял свой отпуск.

– А мне не жалко. Я хочу вернуться в Москву вместе с Викторией, – мечтательно произнес Лёва. – А чемодан я уже собрал, можешь за меня не волноваться.

– Надо же, какой ты стал организованный, – хихикнула Анжела.

– Не подлизывайся, – осадил ее приятель. – В общем, так. Завтра, насколько я понимаю, отсюда отчаливает Терентий, и вы с Павликом на несколько дней останетесь одни. Учти, это твой последний шанс все перерешать. Потому что потом вы втянетесь в московскую жизнь, обустроите быт – и тогда пиши пропало! Вас засосет рутина, и все пути к отступлению будут отрезаны.

– Чушь собачья! Ты вот захотел расстаться с Катериной – и расстался. И мы, если вдруг почувствуем, что вместе нам плохо, возьмем и расстанемся. Не надо устраивать трагедии из свалившегося на меня счастья.

Анжела раскочегарилась, как паровоз, и дышала гневом. Когда людям говорят правду, которую они не хотят признавать, они обычно страшно кипятятся.

– Ладно, – пошел на попятный Лёва, – ты уже взрослая девочка, тебе и решать. Но учти: если я увижу, что жизнь с Павликом тебе не мила, я приму решительные меры и стану действовать на свой страх и риск, вот! И можешь думать обо мне что хочешь.

С этой страшной угрозой он закончил разговор на больную тему и вскоре уехал в аэропорт, заговорщически подмигнув Анжеле на прощание. Вроде как напоминал о своем обещании держать ситуацию под контролем. Анжела решила, что оценит серьезность Лёвиных намерений позже. Сейчас ее гораздо больше волновали взаимоотношения с Павликом.

Взаимоотношения никак не устраивались, хотя Павлик лез из кожи вон. Он хлопотал над Анжелой, как нянька над особой королевских кровей. Он намазывал ее булку маслом, бегал ей за кофточкой, когда внезапно становилось прохладно, декламировал стихи и даже притащил откуда-то лохматый пук полевых цветов, опутанных сорной травой. Во время обеда он постоянно норовил погладить ее по руке, а один раз даже поцеловал в голое плечо.

Терентий, наблюдая за всеми безумствами, чинимыми его другом, кисло морщился и закатывал глаза. В такие моменты Анжеле хотелось его убить. Что он тут о себе воображает? С какой стати выражает свое недовольство?

Но когда Терентий тоже улетел в Москву, ей показалось, что мир потускнел, словно кто-то прикрутил ручку настройки. Все сразу стало неинтересным, и захотелось домой, броситься в мясорубку мегаполиса, чтобы дурацкие мысли и то, одно-единственное воспоминание перемололись и растаяли как страшный сон.

Целых три дня они с Павликом «строили отношения»: рассказывали друг другу о своем детстве, о привычках и недостатках, честно нежничали, и один раз у них даже случилась близость – бурная, торопливая и какая-то приземленная. В ней было много старания, но только не настоящей страсти. Анжела усиленно зомбировала себя мыслью о том, что у них непременно еще будут прекрасные минуты наедине – надо лишь немного подождать. Павлик же, сбросивший камень с души, летал как на крыльях.

Хотя он по-прежнему не слишком уверенно смотрел в будущее, в Москву возвращался удивительно счастливым. В какие-то минуты Анжеле тоже начинало казаться, что она совершенно счастлива. Однако красный фломастер по-прежнему лежал в ее сумке, и время от времени она подправляла им крестик на своем запястье.

* * *

– Как это, оказывается, приятно – ходить с пустыми руками, – весело сказала Анжела, помахивая маленькой сумочкой. – Правда, до сих пор мне так редко это удавалось!

– Можешь на меня рассчитывать, я вечно буду твоим слугой.

Они благополучно приземлились в Шереметьево и только что получили багаж. Павлик катил за Анжелой чемодан и нес свою не слишком тяжелую поклажу. Шаг у обоих был легким, стремительным, они торопились заказать такси у стойки информации и смотрели сквозь частных извозчиков, кидавшихся практически под ноги с предложением отвезти хоть на край света по низкой цене. Оба отлично знали, что если начать выяснять, цена окажется безбожно завышенной, а средство передвижения не слишком комфортабельным.

Никто не должен был их встречать, поэтому Анжела невольно отшатнулась от фигуры, метнувшейся к ней навстречу из плотной толпы.

– Ага, вот она ты! – воскликнула фигура, оказавшаяся на поверку не кем-нибудь, а Катериной. – Я думала: вдруг тебя пропущу! Ты почему к телефону не подходишь?

– Он разрядился, – ответила Анжела и, махнув рукой, радостно добавила: – Познакомься, Катерина, это Павлик. Павлик, это моя подруга Катерина.

– Здрасте, – поздоровалась вышеозначенная подруга, едва взглянув на Анжелиного спутника.

Судя по всему, она решила, что это всего лишь попутчик, любезный и ни к чему не обязывающий.

– Как ты узнала, каким рейсом мы прилетаем?

– Здрасте! – еще раз сказала Катерина, только уже с долей ехидства в голосе. – Если бы не моя драма, я бы тоже, между прочим, возвратилась сегодня из Болгарии. Кстати, а где Лёва?

– Лёва? – удивилась Анжела, подталкивая Катерину в бок и оттесняя в сторонку, чтобы освободить проход для других пассажиров. – Лёва уже несколько дней как вернулся в Москву. Я думала, он тебе уже сто раз позвонил.

– Зачем это? – надменно спросила та.

– Чтобы получить развод. И не обольщайся на этот счет – я тебя предупреждала. Ты же прискакала сюда для того, чтобы все разнюхать, верно?

– Ненавижу жить в неведении, – буркнула Катерина. – Пойдем вон к тому выходу, машину я оставила в дальнем углу стоянки, придется немножко прогуляться. Не волнуйся, чемодан я возьму.

Она повернулась к Павлику и вознамерилась отобрать у него поклажу, протянув к ней властную длань. Женская авторитарность всегда действовала на Павлика угнетающе, и он мгновенно отдернул руку.

– По-моему, ты кое-чего не поняла, – смеясь, сказала Анжела. – Мы с Павликом вместе.

– А-а, ну тогда ладно, – протянула Катерина, пристально оглядев ее спутника с ног до головы. – Вместе так вместе. Если есть такая необходимость, его мы тоже отвезем домой.

Она ринулась вперед, волоча за собой чемодан, который в ее руках из солидного багажа превратился в ничего не значащее вместилище для отпускного барахла. Его колесики не успевали вращаться и судорожно поскрипывали.

– Это и есть Лёвина жена? – шепотом спросил Павлик.

– Вот именно. И ничего не говори, потому что Катерина – моя ближайшая подруга.

– Я ничего и не говорю. Только я ей, кажется, совсем не понравился.

– Ей никто не нравится, – успокоила Анжела. – По крайней мере, с первого взгляда. Кроме того, она так и не врубилась, что мы с тобой не просто знакомые. И не обращай внимания, если она что-нибудь ляпнет.

Впрочем, не обращать внимания на Катерину было невозможно. Она занимала слишком много жизненного пространства и наводила вокруг себя тот порядок, который ей нравился. А если порядок вдруг нарушался, старалась возвратить все на место. Поэтому, вероятно, ее так интересовал сбежавший Лёва. Он нарушил привычный ход вещей и даже заставил Катерину страдать.

Она до сих пор так и не решила, из-за чего конкретно страдает – из-за зияющей пустоты, образовавшейся в доме, или из-за зияющей пустоты, образовавшейся в душе. Ей хотелось заткнуть эту пустоту, причем как можно скорее. Желательно все тем же Лёвой, потому что иначе придется слишком многое в жизни переделывать. А она не строительная бригада.

Анжела держала Павлика за руку, изо всех сил сжимая пальцы, словно хотела передать ему свою силу и уверенность в себе. Он был благодарен ей за поддержку и, наверное, даже остановился бы и поцеловал ее, если бы не Катерина, которая уверенно шагала впереди. Мешкать в ее присутствии совершенно не хотелось, а уж целоваться тем более.

* * *

Катерина водила удобный пикап, на заднем сиденье которого можно было расквартировать целую семью – столько полезных вещей там обнаружилось. Подушка, плед, журналы, сок с набором стаканов, сигареты, упаковка влажных салфеток, пачка чая, тетрадь на пружинках и журнал о здоровом образе жизни. Павлику предстояло потеснить все это великолепие и втиснуться на заднее сиденье, потому что он даже помыслить не мог сесть рядом с водительницей. Не то чтобы он ее боялся… После Тамары его, кажется, уже не могла испугать ни одна женщина на свете. И уж тем более та, которая не имела к нему никакого отношения. Но некий пиетет по отношению к этой энергичной даме он все-таки испытывал, потому что всегда благоговел перед уверенными в себе людьми.

– Куда вас везти, молодой человек? – спросила Катерина, миновав шлагбаум и вырулив на прямую, как линейка, дорогу. Линейка была нацелена на Москву.

– Никуда, – ответил Павлик слегка заискивающим тоном. Что ни говори, а ему все же хотелось понравиться лучшей подруге Анжелы. – То есть меня туда же, куда и вас.

– Катерина, ты что-то туго соображаешь, – хмыкнула Анжела. – Я же тебе ясно сказала: Павлик теперь со мной. Он мой жених, и мы будем жить вместе. Так что везти его нужно ко мне домой.

Катерина немедленно вскинула голову и в зеркальце заднего вида встретилась взглядом с Павликом.

– Вы будете жить вместе? – переспросила она у его внимательных глаз. – Да нет, не может быть, вы меня разыгрываете!

– Не разыгрываем, – очень искренне сказал Павлик.

– А Маргарита Ивановна в курсе?

– Разумеется, в курсе, – важно ответила Анжела.

– Нет, не верю! Вы все-таки решили надо мной посмеяться, – Катерина покачала головой и покрутила ручку настройки автомагнитолы. Из динамиков полилась веселая мелодия семидесятых годов. – Как такое может быть, что вы вот так взяли и сразу решили поселиться вместе?

– Вовсе не сразу, – ответила Анжела. – У нас был чудесный романтический отпуск на берегу моря. Не понимаю, чего ты удивляешься.

– Интересное кино! Ты берешь под мышку моего мужа…

– Который к тому времени уже от тебя сбежал! – тут же парировала Анжела.

– … И отправляешься в отпуск, – не слушала ее Катерина. – А потом возвращаешься непонятно с кем и велишь мне не удивляться!

– Я не непонятно кто, – обиделся Павлик.

– Он ветеринар, – подтвердила Анжела. – Если у тебя когда-нибудь заболеет собака, Павлик ее вылечит.

– Какая собака? – ошалело спросила Катерина. – Что ты мне голову морочишь?

– Если бы ты приехала меня встречать вместе с молодым человеком, я бы не стала на тебя орать! – запальчиво сказала Анжела.

– С каким молодым человеком? Зачем мне какой-то молодой человек? Мне нужен мой муж. Я хочу вернуть Лёву!

– Да что вы, это совершенно невозможно, – не удержавшись, ляпнул Павлик.

– Вам-то откуда знать? – рявкнула в ответ Катерина и, раздув ноздри, прибавила газу, обогнав сразу две машины, идущие на приличной скорости.

По обеим сторонам дороги тянулся лес – сочный, зеленый, майский. Он стоял радостный, не подозревая о том, что где-то поблизости уже ворчат бульдозеры, собираясь ринуться на штурм и прогрызть в нем тоннели под новую автостраду. Катерина тоже еще ничего не знала о новой Лёвиной любви и тешила себя несбыточными надеждами.

– Анжела, мы должны ей все рассказать, – с не свойственной ему твердостью заявил Павлик, которому неожиданно стало ужасно жалко эту энергичную женщину.

Конечно, на первый взгляд Катерина была чем-то похожа на Тамару – такая же властная и решительная. Однако как человек, хлебнувший лиха в семейной жизни, Павлик сразу же почувствовал разницу между ней и своей бывшей женой: Тамара была злобной, а Катерина просто любила покомандовать. Наверняка в душе она добрая, потому что иначе та же самая Анжела не стала бы дружить с ней столько лет!

– О чем это вы должны мне рассказать? – подозрительно спросила Катерина, голос которой слегка ослаб.

– Давай мы сначала доберемся до дома, – предложила Анжела, а потом повернулась к Павлику: – Зачем ты заговорил об этом прямо сейчас – все же человек за рулем. А ты прямо так сразу решил обрушить на нее неприятную новость.

– Вы уже достаточно на меня обрушили, – снова рявкнула Катерина. – Немедленно говорите, что случилось!

– Только ты сначала сбрось скорость, – попросила Анжела.

Катерина тотчас вильнула в правый ряд, и ее пикап мгновенно поскучнел, повиснув на хвосте у старой, израненной на проселках «Газели».

– Ну? – спросила она вроде бы грозно, но в голосе ее уже угадывался затаенный страх.

– Можно остановиться и перекурить, – предложил Павлик.

– Слушайте, сколько можно надо мной издеваться? – не выдержала Катерина. – Если бы вы сразу не сказали, что Лёва уже в Москве, я бы подумала, что вы утопили его в Черном море.

– Лёва вернулся домой с девушкой, – на одном дыхании выпалила Анжела и торопливо добавила: – Знаешь, Кать, у них настоящий роман, и тебе не стоит рассчитывать на то, что все образуется.

Целую минуту Катерина молчала, а потом неожиданно громко рассмеялась.

– Ой, тоже мне, испугали! – сказала она и, с силой вдавив педаль газа, резко перестроилась в левый ряд. – Я-то думала…

Стрелка спидометра стремительно рванула с места, Анжела повернула голову и в панике посмотрела на Павлика.

– Ничего-ничего, – сказал тот, положив ладонь ей на плечо. – Катя нас не угробит, она разумная женщина.

– А вы-то почем знаете? – фыркнула Катерина. – Тоже мне, знаток человеческих душ!

Как это ни странно, Павлика ее насмешка не смутила. Он даже сам удивился, когда понял, что грозная подруга Анжелы его совсем не пугает.

– Если честно, я так и думала, что моему браку конец, – продолжала между тем Катерина совершенно спокойным тоном. – Но почему-то я была уверена, что Лёву приберешь к рукам именно ты.

– Я?! – ненатурально изумилась Анжела. – Разве я похожа на соперницу? К тому же у меня и раньше был миллион возможностей закадрить твоего мужа, но я же этого не сделала. И даже не пыталась!

– Потому что раньше тебе было стыдно отбивать мужа у лучшей подруги, – отрезала Катерина. – Но когда Лёва все-таки сбежал, ты запросто могла положить на него глаз.

– Как видишь, у меня совсем другие интересы, – гордо ответила Анжела и снова обернулась к Павлику.

Лицо его было печально и выражало откровенное сочувствие.

«Конечно, он же ветеринар! – подумала Анжела. – Он умеет чувствовать чужую боль и сострадать. И вообще он очень чуткий. По-моему, Катерину ему жаль даже больше, чем мне».

Всю дорогу до дома они болтали на самые разные темы и обсуждали что угодно, но только не новый Лёвин роман. Анжела догадывалась, что Катерина ждет, когда наконец останется с ней наедине и тогда уж выпотрошит, словно треску. Придется рассказывать ей все без утайки. Но, конечно, не сегодня. Сегодня предстоит Большой Разговор с мамой.

Однако когда они добрались до дома и позвонили в дверь, им никто не открыл. Анжела достала из сумочки ключи и первой переступила порог. Включила свет, огляделась и сразу же увидела записку, лежавшую на маленьком столике возле вешалки. Она схватила бумажку в руки, быстро пробежала глазами и сердито воскликнула:

– Ничего себе! Она, видите ли, решила уехать, не попрощавшись! Хочет дать нам с Павликом свободу. Нет, ну не свинство?

– Вообще-то она молодец, – не согласилась Катерина, вертевшая на пальце ключи от машины. Про скоропалительный роман Маргариты Ивановны с учителем физики Анжела успела рассказать ей еще в дороге. – Не думаю, что вам было бы уютно тут втроем.

– Но мне так хотелось, чтобы они с Павликом сразу познакомились, – сбавила обороты Анжела.

– Это от вас никуда не денется. Впереди еще целое лето. Может, вас еще в Испанию пригласят.

– Да какая тут Испания? – вздохнула Анжела. – Мне больше отпуска не дадут, да и Павлику нужно устраиваться на новую работу.

– А что у него со старой? – спросила Катерина подозрительно. – Кошки с мышками написали на него жалобу в Международное общество защиты животных?

Даже несмотря на то, что Катерина говорила о нем в третьем лице, Павлик снова не стал обижаться. Вместо этого он набрал в грудь побольше воздуха и храбро сказал:

– У меня есть предложение перейти на «ты».

– Да-а? – изобразила крайнее удивление Катерина, высоко задрав брови. – Ну что же, я это предложение обдумаю и позже оповещу вас о своем решении. – Однако, получив от Анжелы чувствительный тычок в ребро, она тут же замахала руками. – Ай! Ладно, я пошутила. Хорошо, Павлик, давай переходить на «ты». Ох, не знаю, как я смогу смириться с тем, что Анжела теперь при муже, а я нет. Но что же делать – уж как-нибудь смирюсь.

С этими словами она повернулась к двери и решительно шагнула за порог. Выходя, она услышала, как Павлик негромко сказал Анжеле:

– Сдается мне, что такая женщина надолго без мужа не останется.

Его слова пролили бальзам на Катеринино сердце. Этот парень абсолютно прав! В конце концов, она молода, довольно красива… Да что там! Она очень красива. К тому же у нее сильный характер – это тоже плюс. Она найдет себе сто мужей! Лёва еще пожалеет, что променял ее на какую-то там…

Ей страстно хотелось знать, на кого именно он ее променял, но не заводить же об этом разговор прямо так, с дороги. Поэтому Катерина ушла, пообещав к вечеру вернуться.

Глава 11

С тех пор как Терентий сыграл на сцене курортного джаз-клуба, его жизнь круто изменилась. Вернувшись в Москву, он немедленно разделался с опостылевшей работой в агентстве по продаже недвижимости и снова вернулся к своему любимому занятию – музыке. Знакомство с седым дало ему возможность окунуться в музыкальную тусовку, где он мог не только обзавестись новыми знакомствами, но также встретиться со своими прежними коллегами и приятелями, которых в последние годы упорно избегал. Теперь два раза в неделю – по вторникам и четвергам – он играл джаз, а в остальное время писал музыку. Впервые за несколько лет Терентий чувствовал, что душа его постепенно начинает оттаивать.

И все же почувствовать себя абсолютно счастливым у него никак не получалось – для этого ему не хватало Анжелы. До сих пор женщины всегда оставались у Терентия на втором плане: он жил исключительно музыкой, а они как бы расцвечивали его «закулисный» мир. Особенно красивые женщины – такие, как Надя. Его отношения с ними были разными по продолжительности и силе привязанности, но никому до сих пор так и не удалось по-настоящему зацепить Терентия за живое. И вот на горизонте появилась Анжела, и неожиданно оказалось, что не музыкой единой жив человек.

Еще там, в Болгарии, Терентий понял, что влюбился. Влюбился с первого взгляда и всерьез. Да и Анжела не осталась к нему равнодушной, а доказательством тому был их безумный поцелуй в летней приморской ночи – Терентий точно знал, что в тот момент их растревоженные сердца бились в унисон. К сожалению, в жизни ничто не бывает так просто, как нам этого хотелось бы. Мысль о том, что его чувство к Анжеле может сломать жизнь лучшему другу, быстро отрезвила Терентия, и тогда он решил бежать. Он почему-то был уверен, что, вернувшись домой и окунувшись с головой во вновь обретенный им мир музыки, быстро залечит свою сердечную рану. Но не тут-то было! Мысли об Анжеле тревожили душу, лишали покоя, заставляли страдать. И даже музыка впервые в жизни была бессильна ему помочь.

Несколько дней назад ему позвонил Павлик и радостно сообщил, что они с Анжелой вернулись в Москву.

– Зря я так волновался, – доверительно поведал Терентию приятель, – все у нас складывается отлично. Мы с Анжелой просто созданы друг для друга, у нас даже вкусы во многом совпадают. Оказывается, мы оба страстно любим жареную картошку и ненавидим творог, представляешь?

– Да, это уж точно говорит о родстве ваших душ, – хмыкнул Терентий, но Павлик не уловил в его тоне иронии и воодушевился еще больше.

– Вот и я про то же! Эх, кто бы мог подумать, что принудительный отдых с нелюбимой женой закончится таким чудесным образом? Теперь бы мне еще работу найти, и тогда все вообще будет великолепно.

– Так не бывает, чтобы все было великолепно, – буркнул Терентий, но Павлик не обратил на его скептицизм никакого внимания.

После этого разговора Терентий совсем приуныл. С утра до вечера он просиживал за фортепиано, бездумно перебирая клавиши, и размышлял о том, что жизнь ужасно несправедливая штука.

«Ну почему я не встретил Анжелу еще до того, как она стала невестой Павлика? – горько думал он. – Хотя, с другой стороны, если бы не Павлик, я бы, возможно, не познакомился с ней никогда».

От этой мысли Терентию стало как-то не по себе. Нет, уж лучше знать, что она принадлежит другому, чем не знать ее вообще. Неожиданно Терентию страстно захотелось снова увидеть Анжелу, оказаться с ней рядом, заглянуть в ее прекрасные глаза. От этого желания он пришел в страшное возбуждение и, вскочив со стула, принялся бегать взад-вперед по комнате, нервно потирая руки.

Итак, нужно было придумать какой-то повод для встречи.

«Может быть, пригласить Анжелу в джаз-клуб на свое выступление? – стал перебирать возможные варианты Терентий. – Но она непременно явится туда с Павликом, который не отпустит ее от себя ни на шаг. И тогда нам ни за что не удастся не только побыть наедине, а даже просто поболтать друг с другом».

Терентий тут же вспомнил, как они с Анжелой ужинали в маленьком ресторанчике на берегу моря и как им было в тот вечер радостно и легко вдвоем. Сердце сразу же сделало кульбит, и Терентий от досады скрипнул зубами.

«Так, немедленно прекрати киснуть, – приказал он себе, – лучше сосредоточься и придумай что-нибудь стоящее».

Еще можно было бы напроситься к Анжеле в гости, но это означало бы, что Павлик будет принимать его в качестве хозяина, а этого Терентий точно не вынесет. Нет, если уж встречаться, то лучше на своей территории.

Терентий огляделся по сторонам. Квартира, в которую он не так давно переехал, выглядела пустынной. Посреди большой гостиной стояло фортепиано, над которым висела глазастая люстра, и больше здесь ничего не было. Маленькую комнату Надя превратила в настоящий склад, сгрузив в нее все его вещи. Терентий, занятый налаживанием своей новой жизни, так и не сподобился их разобрать. В спальне у него стояла одна лишь кушетка, рядом с которой примостился старый стул, заменявший собой прикроватную тумбочку. Он доставал одежду прямо из чемоданов и коробок, и каждый раз давал себе слово, что вот-вот соберется и купит себе мебель, в том числе и шкаф, однако воз и поныне был там.

«Нет, приглашать гостей в такой бардак совершенно невозможно, – обреченно подумал Терентий, – у меня даже стола нет, за который их можно было бы усадить».

И вдруг ему в голову пришла совершенно гениальная идея. А что, если устроить новоселье? Квартира у него новая, так сказать, не обмытая, поэтому повод этот выглядит вполне правдоподобно. Никому и в голову не придет заподозрить его в том, что всю эту авантюру он затеял только лишь ради встречи с Анжелой.

Воодушевленный своей придумкой, Терентий мигом собрался и рванул в большой мебельный центр, намереваясь купить все одним махом. Однако очутившись среди несметного полчища столов, диванов и буфетов, он совершенно растерялся, не в силах сделать правильный выбор. В итоге, положившись на авось, он купил что попало. Когда через пару дней его заказ был доставлен, а мебель рассортирована по комнатам, сразу стало ясно, что у Терентия ужасный вкус и к тому же полностью отсутствует чувство цвета. Однако подобные мелочи его совершенно не волновали. Главное, плацдарм для боевых действий был готов, и Терентий немедленно бросился звонить Павлику.

– Привет, дружище, как там у тебя дела? – бодро спросил он, рассчитывая на то, что Павлик ответит что-нибудь вроде «о’кей» и можно будет сразу перейти к приглашению.

– Отлично у меня дела, – не менее бодро откликнулся Павлик. – Я устроился на шикарную работу. Причем без всякой протекции, представляешь? Просто пришел, поговорил – и все, меня сразу приняли. Ко мне уже старые пациенты потянулись… Это так чертовски приятно!

– Я за тебя рад, – искренне сказал Терентий. – Для нашего мужского самосознания стоящая, да к тому же любимая работа – это главное.

– Точно, – поддакнул Павлик, – я себя сразу уважаемым человеком почувствовал.

– Давно пора, – усмехнулся Терентий, пытаясь придумать, как бы плавно перейти к теме новоселья. И тут Павлик неожиданно пришел ему на помощь.

– Слушай, Тер, а ты сам-то как? Непросто, наверное, жить холостяком, а? Все же женщины умеют как-то по-особому все обустроить, уют навести – в общем, свить гнездо. А у тебя небось вместо гнезда настоящая медвежья берлога?

– Вот и ошибаешься, – обрадовался Терентий такому повороту в их разговоре. – Я уже вполне обжился и даже мебелью новой обзавелся. Так что самое время праздновать новоселье.

– Отличная мысль, – одобрил Павлик. – Когда приходить в гости?

– Думаю, можно устроить это мероприятие в субботу вечером, часиков в семь. Пойдет?

– Нас с Анжелой это вполне устраивает, – заверил его Павлик. – А кого ты еще приглашаешь? Может, Лёву с Викторией? Все же неплохая у нас была компания, правда? А что, посидим, повспоминаем про наши курортные приключения.

Павлик весело хохотнул, в то время как Терентий чуть не застонал от досады. Однако быстро взял себя в руки и как ни в чем не бывало ответил:

– А что, неплохая идея! Лёва мне нравится, и Виктория его тоже ничего. Только я не уверен, что у меня имеется его телефон. Может, продиктуешь?

Положив трубку, Терентий понял, что расстроился. С одной стороны, он был рад, что приятель быстро нашел новую работы, но вот все эти его «мы с Анжелой», «нас с Анжелой» резали слух и портили настроение. Тем не менее Терентий постарался не зацикливаться на этих неприятных мыслях и поскорее снова взялся за телефон.

Лёва обрадовался его звонку и с энтузиазмом принял предложение прийти на новоселье.

– Это ты здорово придумал, – сказал Лёва, когда Терентий объяснил, что приглашает к себе всю честную компанию. – Значит, Анжела тоже будет? И Павлик? То есть они придут вместе?

Лёву все еще мучила совесть, поэтому ему ужасно хотелось узнать, насколько удачно у этой пары стартовала их совместная жизнь. Спрашивать об этом у Анжелы было бесполезно, потому что та усердно продолжала твердить о своем грядущем вселенском счастье. Зато Терентий вполне мог знать кое-какие подробности от Павлика.

– Конечно, они придут вдвоем, они же теперь живут вместе, – ответил Терентий, – который, в свою очередь, ожидал выведать у Лёвы, не делилась ли с ним Анжела своими впечатлениями об отношениях с Павликом. То, что его другу было с ней хорошо, он уже понял, но вот то, что и она не менее счастлива, вовсе не очевидно. Толстокожий Павлик вполне мог проглядеть ее смятение или даже раскаяние, зато Лёва, который знал Анжелу гораздо дольше, казался Терентию надежным источником информации.

– Да, повезло Павлику с Анжелой, – продолжал Лёва. – И умная, и красивая, да еще и добрая – приютила его у себя, не задумываясь. Он должен на крыльях летать от счастья.

– Он и летает. Кстати, он уже обрел былую уверенность в себе и даже на работу устроился. Так что Анжела тоже не прогадала – такого парня отхватила.

– Да, судя по всему, их альянс удался, – с некоторым облегчением вздохнул Лёва.

– Вероятно, так оно и есть, – скучным голосом согласился Терентий.

Они еще долго ходили вокруг да около, но ничего полезного друг от друга так и не узнали. На душе у Терентия по-прежнему было скверно. Чтобы больше не думать об Анжеле, он принялся размышлять о том, чем именно будет угощать дорогих гостей и где лучше всего заказать еду. Однако эти ухищрения помогли лишь на короткое время, а потом все его муки начались заново. В итоге Терентий додумался до того, что надо взять и отбить Анжелу у Павлика – вот и все дела.

«В конце концов, любовный треугольник – изобретение не новое. Испокон веков мужчинам свойственно было влюбляться в одну и ту же женщину и сражаться за нее. Так что я тоже имею право вступить в битву с Павликом».

В душе он ни на секунду не сомневался, что одолеет приятеля одной левой, и сразу воспрянул духом. Однако на смену вдохновению довольно быстро пришло сомнение.

«Если даже мне удастся увести у Павлика Анжелу, ничем хорошим это не кончится, – грустно подумал он. – Конечно, под напором моей страсти она уступит, то потом не простит этой слабости ни себе, ни мне. Я же сам уверял Павлика, что такие женщины не сдают свое сердце в аренду».

Хотя все говорило за то, что разумнее было бы немедленно отказаться от мыслей об Анжеле раз и навсегда, Терентий продолжал сомневаться.

«Вот встречусь с ней на моем импровизированном новоселье, тогда и погляжу, как вести себя дальше», – твердо решил он и принялся ждать субботы.

* * *

Анжеле очень нравилось, что у нее свободный график и большую часть недели можно работать дома, сдавая готовые заказы по мере их выполнения. Трудилась она обычно по утрам, а всю вторую половину дня занималась домашними делами или валяла дурака. В «валяние дурака» автоматически попадали чтение книг, кино, музыка, а также разговоры по телефону и блуждание по Интернету. Когда в ее жизни появился Павлик, Анжела решила, что валяние дурака теперь сократится до минимума – появятся новые заботы. Однако потенциальный муж ни за что не желал обременять ее своими проблемами и все делал сам – стирал, гладил рубашки и даже иногда готовил ужин. На ней оставались, в сущности, только уборка и магазин. В магазин Анжела сегодня и отправилась, твердо вознамерившись пройти пешком целых три троллейбусных остановки. Она считала походы за продуктами чем-то вроде аэробики и честно думала, что приносит пользу своему здоровью, шагая вдоль шоссе и дыша выхлопными газами. В конце концов, жители столицы – практически мутанты: едят генетически модифицированные продукты, пьют пакетированные жидкости с консервантами и дышат выхлопными газами.

Ее подбадривало солнышко, щекотавшее кожу, настроение было приподнятым. Павлик сказал, что Терентий приглашает их на новоселье. Значит, они снова увидятся! И это он, он сам все устроил, а вовсе не она. Ей казалось, что, если не предпринять никаких действий, Терентий исчезнет из ее жизни навсегда. Он вполне может видеться со своим лучшим другом после работы и по выходным, и ей необязательно при этом присутствовать. А тут вдруг приглашение! Значит, она ему все-таки небезразлична…

Сколько бы Анжела ни заставляла себя не думать об их с Терентием поцелуе, ничего у нее не получалось – она думала о нем постоянно. Наверное, потому, что была уверена: ничего подобного в ее жизни больше не повторится. В этой уверенности было некое горькое очарование. Порой она сама себе казалась героиней романа, которая отказалась от любви ради долга. То, что отношения с Павликом попадали при этом в ужасный разряд «долга», как-то проскальзывало мимо ее сознания.

Размышляя о своем, Анжела шагала по тротуару и уже завидела впереди последнюю, третью по счету остановку, когда с ней поравнялся троллейбус, медленно ползущий по крайнему правому ряду. Разогнаться ему мешали кое-как припаркованные автомобили, нахально выставившие зады на шоссе. Троллейбус трещал усами, гудел, шипел и осторожно обходил препятствия. Анжела даже посочувствовала ему. Утомленные пассажиры наверняка вздыхают и бурчат, досадуя на бессовестных водителей, из-за которых им приходится так долго трястись в душной жестяной коробке. Она невольно подняла голову, чтобы взглянуть на этих несчастных…

И тут же подскочила от неожиданности! Нет, не от неожиданности даже, а от мгновенно пронзившего ее ужаса! С задней площадки прямо на нее смотрел бывший учитель физики Валерий Петрович. Анжела вытаращила на него глаза, а он улыбнулся и как ни в чем не бывало помахал ей рукой. Несколько секунд Анжела тупо смотрела вслед удаляющемуся троллейбусу, потом опомнилась и со всех ног бросилась его догонять. При этом она размахивала руками и кричала, как индеец, пытаясь привлечь внимание Валерия Петровича и заставить его сойти на ближайшей остановке. Судя по всему, она капельку перестаралась, потому что, когда троллейбус устало фыркнул, открывая двери, бывший учитель физики вылетел из него как пробка из бутылки. Вид у него был растерянный и встревоженный, и даже волосы на макушке встали хохолком, отчего он сделался похожим на воробья, только что искупавшегося в луже.

– Анжела, почему ты бежала за троллейбусом? У тебя что-то случилось? – испуганно спросил он, хватая ее за плечи и встряхивая, чтобы привести в чувство.

– Где моя мама?! – вскричала та, глядя на Валерия Петровича круглыми глазами.

– Я не знаю, – растерянно ответил тот и, отпустив девушку, сделал шаг назад. – А где она должна быть?

– Она должна быть с вами! В Испании!

– Твоя мама? Со мной? Да с чего ты это взяла? – теперь уже округлил глаза Валерий Петрович.

– Ну, как же? – Анжела никак не могла отдышаться и пыхтела как паровоз. – А ресторанчик в Льорет де Мар?! А ваша свадьба? Разве вы не собираетесь пожениться?

– Пожениться?! – вскричал Валерий Петрович. Его обалделый вид говорил сам за себя – сразу было ясно, что на Маргарите Ивановне он не женился и в Испанию ее не увозил.

– То есть она совершенно точно не с вами? Господи, тогда где же она? – испуганно спросила Анжела, у которой уже подгибались коленки. – Неужели моя мама вляпалась в какую-то историю?

Опасаясь, как бы она не хлопнулась в обморок, Валерий Петрович крепко взял ее за локоть и твердо сказал:

– Ну-ка, пойдем со мной.

Первый шок прошел, и к нему вновь вернулись присущее ему спокойствие и умение логически мыслить. Он увлек свою бывшую ученицу к пешеходному переходу и практически дотащил до ближайшего кафе.

– Пойдем-пойдем, я куплю тебе мороженое. К сожалению, клюквенного тут нет, и бананового нет, только традиционное ванильное да шоколадное. Ну, может быть, еще с орешками, хотя и не уверен. Это же не какое-то там эксклюзивное кафе, а самое обыкновенное. – Он говорил все, что приходило в голову, лишь бы что-нибудь говорить, пытаясь таким образом хоть немного отвлечь Анжелу от страшных мыслей. – Когда приезжаешь в чужой город и обнаруживаешь там знакомое сетевое кафе, то это даже приятно – как-то успокаивает, согласись? Потому что ты точно знаешь, что тебя там ждет. Но когда в своем собственном районе повсюду натыкаешься на одни и те же вывески, становится скучно.

Они вошли в небольшой зал, тесно заставленный круглыми столиками. Столики были такими маленькими, что даже пепельницы казались на них излишеством.

– Садись, – приказал Валерий Петрович, выбрав место у окна.

Анжела послушно плюхнулась на хлипкий стул и со скрежетом двинула его по полу. Подошедшая официантка посмотрела на нее с неудовольствием.

– Нам чайник черного чая и две порции шоколадного мороженого, – заказал Валерий Петрович и, как только официантка отошла, хлопнул ладонями по столу. – Ну вот, а теперь рассказывай все с самого начала.

Анжела принялась сбивчиво рассказывать. Для нее Валерий Петрович по-прежнему был учителем, поэтому она беспрекословно его слушалась.

– Я была на сто процентов уверена, что она сейчас вместе с вами. Но если это не так, то я даже представить себе не могу, где ее теперь искать, – заключила Анжела.

– Видимо, она все же воспользовалась каким-нибудь сомнительным сайтом знакомств, – с досадой покачал головой Валерий Петрович.

– И вашим добрым именем! Она знала, что вашу кандидатуру я одобрю и никогда не стану возражать. Вот и соврала.

Валерий Петрович опустил глаза, а его гладко выбритые щеки вспыхнули ярко-розовым румянцем.

– Да, она всегда была безрассудной, – пробормотал он.

– Это мама-то?! – вытаращила глаза девушка. – Безрассудной?!

– Просто ты ее плохо знаешь, – мягко улыбнулся бывший учитель.

– Я ее плохо знаю?! – совсем опешила от такого неожиданного вывода Анжела.

Валерий Петрович смущенно мял в руках бумажную салфетку, но упорно продолжал гнуть свою линию.

– В характере твоей матери есть… хм… подводные течения.

– Судя по всему, это настоящий Гольфстрим, – мрачно сказала Анжела. – Сейчас он унес ее черт знает куда.

Она неожиданно замолчала и внимательно посмотрела на своего собеседника. Тот явно нервничал, и Анжела поняла, что он чего-то недоговаривает.

– Может быть, это прозвучит не слишком тактично, но я все же спрошу. А вы должны сказать мне правду, – требовательным тоном заявила она. – У вас с мамой был роман?

Валерий Петрович посмотрел ей прямо в глаза и мужественно признался, что с Маргаритой Ивановной их действительно связывали самые настоящие романтические отношения.

– Но как же так? – совсем растерялась Анжела. – А почему же я ничего об этом не знала?

Валерий Петрович усмехнулся, потом слегка наклонился к ней через стол и заговорщическим шепотом сообщил:

– Мы конспирировались.

– Отлично… И что же случилось потом?

– Ну, это сложный вопрос, так сразу не объяснишь, что случилось… – сказал Валерий Петрович и выпрямился на своем неудобном стуле. Потом он придвинул к себе креманку и принялся быстро-быстро есть мороженое.

– А мне не надо ничего объяснять, – воинственно заявила Анжела. – Я и сама уже обо всем догадалась. – Думаю, вы бросили маму, она не смогла пережить разочарования и поэтому пустилась во все тяжкие.

– Ты обвиняешь меня в том, что Рита сбежала из дома? – возмутился бывший поклонник Маргариты Ивановны.

– А кого мне еще обвинять?! – рассердилась девушка. – Только сейчас уже бессмысленно выяснять, кто прав, кто виноват. Нужно приступать к активным действиям и немедленно отыскать маму. Хотя я не знаю, что конкретно надо делать. Нет, знаю! Нужно найти какого-нибудь хакера и попросить обследовать наш компьютер. Пусть он вытащит из него все – удаленные письма и электронные адреса, на которые мама отправляла сообщения.

– Ты пыталась ей звонить? – поинтересовался Валерий Петрович.

– Естественно! Я звоню ей постоянно, но она вечно недоступна. Одно успокаивает: она все-таки оставила адрес. Мне почему-то кажется, она отправилась именно туда, куда и собиралась. Только вот к кому? К какому-нибудь Диего? Может быть, нужно обратиться в наше консульство в Испании?

– Я знаю гораздо более легкий способ получить интересующую нас информацию, – без колебаний заявил Валерий Петрович.

– Какой? – оживилась Анжела и посмотрела на него с надеждой.

– Мы поедем к Лиде и прижмем ее к стенке.

– Тетю Лиду? – разочарованно протянула девушка. – Но что она может знать о маме, если они уже сто лет не общаются?

Тетя Лида была самой близкой подругой матери. Они дружили много лет и были поистине неразлейвода. Но потом совершенно неожиданно рассорились вдрызг. И все из-за того, что тетя Лида попеняла Маргарите Ивановне, будто та растворилась в своей дочери и растратила на нее свою молодость. А себя она при этом совершенно запустила и выглядит, как старая вобла. Именно эту воблу мать своей подруге простить не смогла.

– Ты просто не в курсе, но они уже давно помирились, – спокойно сообщил Валерий Петрович, – где-то около года назад.

– Год назад?! – всплеснула руками Анжела. – Да этого не может быть! Выдумываете вы все. Неужели мама стала бы скрывать от меня такое событие? Да и зачем? Ведь я знаю тетю Лиду сто лет и была бы только рада, если бы они мне сказали, что у них все наладилось.

– Это только еще раз убеждает меня в том, что ты не слишком хорошо знаешь свою мать, – пожал плечами ее собеседник. – Тебе известно, например, что в последнее время она всерьез была увлечена идеей накапливания энергии желаний?

– Накапливания чего? – оторопело переспросила Анжела.

– Маргарита где-то вычитала, что когда ставишь перед собой какую-то важную цель, нужно сосредоточить на ней все свои помыслы. И при этом ни в коем случае нельзя никому о ней рассказывать, иначе энергия растратится попусту и ее не хватит для исполнения желания. Постепенно Рита перенесла эту теорию абсолютно на все свои действия и поступки.

– Валерий Петрович, вы же преподаватель физики, – простонала Анжела. – Какая еще энергия желания?! Вы просто обязаны были просветить маму, постараться выбить из ее головы всю эту дурь.

– Легко тебе говорить, моя дорогая! – недовольно покачал головой тот. Думаешь, она меня слушала? Маргарита умеет быть упрямой, как… Как не знаю что! Короче говоря, с Лидой она помирилась, можешь поверить мне на слово. Старая дружба, знаешь ли, не ржавеет. В общем, если кто-то и знает, что случилось с твоей матерью и где она сейчас находится, то это как раз ее старая подруга.

– Боже мой, я никак не могу смириться с тем, что моя собственная мать утаила от меня такие важные вещи… – плаксиво сказала Анжела, сжимая ладонями виски. – Все, что вы говорите, звучит совершенно неправдоподобно. Как будто вы рассказываете о какой-то другой, незнакомой мне женщине! Подумать только: она скрывала от меня и свое примирение с тетей Лидой, и ваш с ней роман, а потом и вовсе убежала в Испанию, чтобы жить там при ресторане непонятно с кем – без любви, без денег и даже без многократной визы!

– Ну, насчет визы мы доподлинно ничего не знаем, – справедливо заметил Валерий Петрович.

– Немедленно едем к тете Лиде! – воскликнула Анжела и энергично вскочила на ноги, едва не перевернув стол со всей посудой.

– Да погоди ты! – Валерий Петрович резко схватил ее за руку и потянул вниз. – Куда ты понеслась? Во-первых, сначала нужно расплатиться по счету. А во-вторых, я должен тебе еще кое-что сказать…

У него был слегка виноватый вид, и Анжела медленно опустилась на стул, глядя на своего бывшего учителя с подозрением. Она уж и не знала, чего ждать. Сегодня на нее обрушилось столько сюрпризов, что до сих пор голова шла кругом.

– Видишь ли, в какой-то мере это именно я виноват во всем, что случилось с твоей матерью, – сокрушенно признался Валерий Петрович. – Я обманул ее ожидания. Она была уверена, что я вот-вот сделаю ей предложение, а я не сделал.

– Испугались? – сочувственно спросила Анжела.

Ей вдруг стало невероятно жалко их всех – и маму, которая действительно многим пожертвовала ради нее, и учителя, спасовавшего, судя по всему, в самый ответственный момент, и тетю Лиду, которая проживала одинокую, скучную жизнь, расцвеченную только детективными сериалами… Они ведь еще не старые и не заслужили столько разочарований.

– Да, я испугался. И я думаю, Маргарита мне этого никогда не простит.

– Слово «никогда» часто встречается в женских любовных романах, когда хотят нагнать побольше страстей, – недовольно сказала Анжела. – На самом же деле ничего нельзя исправить только в одном случае – если вы уже умерли. А если еще живы и при этом влюблены – нужно дерзать.

– Но ведь из-за меня твоя мать пустилась на откровенную авантюру, – продолжал каяться Валерий Петрович.

– Да с чего это вы взяли? Думаете, на вас свет клином сошелся?

– Нет, конечно, не сошелся, – замахал руками учитель физики. – Но просто вся эта история, которую она сочинила для тебя, очень похожа на смесь правды и вымысла. Дело в том, что в Москве ты меня встретила совершенно случайно, потому что в России я больше не живу, а бываю здесь только наездами. Моя сестра пять лет назад вышла замуж за грека и уехала к нему. Они открыли семейный ресторан, а когда я вышел на пенсию, они сразу же предложили мне переехать жить к ним. Да и не только мне – они собрали под своим кровом всю родню, потому что бизнес у них пошел успешно и там для всех полно работы. Но не только в работе дело. Там вообще жизнь совершенно иная, не такая, как тут! Там природа, море, воздух… В общем, я много и очень красочно рассказывал Рите о Греции, о том, как там все замечательно, и она, наверное, вдохновилась, размечталась и стала ждать, когда я позову ее с собой…

– А вы так и не позвали, – подвела итог Анжела, все это время кусавшая нижнюю губу. – Она поняла, что надежда ее рухнула, но отказаться от своей мечты не захотела и решила, что тогда найдет себе кого-нибудь другого с ресторанчиком на берегу моря.

Валерий Петрович опустил голову и виновато вздыхал, не поднимая на свою собеседницу глаз. Он понимал, что предстал перед ней не в самом лучшем свете, и его совершенно очевидно мучило раскаяние.

– Я понятия не имела, что мама до такой степени несчастлива, – печально продолжала между тем Анжела. – Как я могла быть настолько слепой? Ведь мы жили с ней в одной квартире, а не на разных полюсах!

В этот момент к столику подошла официантка и уставилась на них выжидательным взглядом.

– Я думаю, нам пора ехать к Лиде, – встрепенулся Валерий Петрович, расплачиваясь по счету. – Предлагаю предварительно ей не звонить – мы должны застать ее врасплох. Потому что если ее предупредить, она успеет все как следует продумать и обведет нас вокруг пальца. Мы тогда из нее правду клещами не вытащим.

– Нет, но обманщицы круче собственной матери я просто не знаю, – заявила Анжела, когда они вышли на улицу и торопливо двинулись в сторону метро. Оба отлично знали, где живет подруга Маргариты Ивановны. – Так художественно притворяться!

– Ну почему – притворяться? – возразил Валерий Петрович. – В конце концов, у тебя собственная взрослая жизнь. Вряд ли у тебя была возможность отслеживать настроение матери и следить за тем, чем она увлекается.

– Она что, на меня жаловалась?! – возмутилась Анжела. – На то, что я уделяю ей слишком мало внимания?

– Да нет, что ты, наоборот – раскаивалась в том, что так долго тебя опекала, и ее внимания для тебя оказалось даже в избытке.

– И в результате она не придумала ничего лучшего, как сбежать! Ну, я ей покажу!

К тому моменту, когда они добрались до квартиры тети Лиды, Анжела так распалилась, что у нее разве только дым из ушей не валил. И она, и ее спутник были непоколебимо убеждены в том, что тетя Лида будет обороняться до последнего, не желая «сдавать» свою подругу, поэтому приготовились к решительной схватке. Каково же было их изумление, когда, открыв дверь, та радостно воскликнула:

– Ну, наконец-то! Вот они, голубчики.

Тетя Лида не отличалась высоким ростом, но была крепкой и энергичной женщиной. Точно такой же, какой запомнилась Анжеле по прежним временам – короткая стрижка, маленькие очки и прокурорский вид.

– Почему я ничего не знала о том, что вы с мамой помирились? – с места в карьер напустилась на нее Анжела.

Однако та нисколько не растерялась и спокойно ответила:

– Потому что Рита решила, что настала пора отделить свою жизнь от твоей. На мой взгляд, она малость переусердствовала в этом деле, но зато я, например, все про тебя знаю. Она рассказала мне и про твоего ветеринара тоже. Что-то я не вижу, чтобы он пошел тебе на пользу – очень уж ты бледная.

– Я из-за мамы бледная! – с надрывом воскликнула Анжела. – Я за нее ужасно волнуюсь!

– А чего тебе волноваться? – пожала плечами тетя Лида и повела гостей в комнату, оглядываясь на ходу. – Это вон ему надо бледнеть!

– Согласен, – покорно ответил Валерий Петрович.

– И что с того, что ты согласен? – воинственным тоном продолжала тетя Лида. Плюхнувшись в кресло, она уставилась на него снизу вверх. – Тут не каяться надо, а действовать. Ты готов к решительным действиям?

– Готов, – твердо ответил Валерий Петрович, встав по стойке «смирно».

– Да погодите вы! – сердито перебила их Анжела. – Тетя Лида, вы знаете, где мама? Почему она не отвечает на мои телефонные звонки? Почему скрывается?

– Это она от вас скрывается, а я с ней общаюсь постоянно, – самодовольно заверила ее та.

– Но почему она не подумала о том, что я могу за нее переживать?

– Ей кажется, что сейчас, когда ты занимаешься устройством своей личной жизни, тебе не до нее.

– Один звонок от родной матери вряд ли помешал бы моему счастью! – ядовито заметила Анжела.

Тетя Лида тяжело вздохнула.

– Ладно, признаюсь тебе как на духу. Просто Рита боится, что не сумеет скрыть своего настроения, и ты по ее голосу сразу догадаешься, что ей приходится несладко.

Анжела ахнула и в отчаянии прижала руки к груди, а тетя Лида бросила суровый взгляд на Валерия Петровича.

– Ну что ты на меня так смотришь? – спросил тот, сдвинув брови. – Я и сам уже понял, какого свалял дурака. Скажи честно, Маргарита меня презирает? Она называла меня трусом?

– Она называла тебя лучшим мужчиной на свете, – сердито проворчала тетя Лида. – Уж не знаю, почему. Только что толку об этом теперь говорить? Боюсь, ты пришел слишком поздно.

– Если есть настоящее чувство, ничего не поздно, – пылко возразил тот, быстро взглянув на Анжелу.

– Да подождите вы с чувствами, – снова возмутилась та. – Сначала я хочу узнать, куда унесло мою мать, – требовательно повторила она, подступая к креслу, в котором сидела хозяйка квартиры. – К кому она уехала?

Тетя Лида не стала вредничать и сразу же выдала ответ по существу:

– Она уехала к одному господину, которому, скорее всего, нужны хозяйственные женские руки. Он подыскивал порядочную и милую даму в безвыходном положении.

– В безвыходном положении?! – одновременно воскликнули Анжела и Валерий Петрович. В возгласе этом сквозили гнев и возмущение.

– Неблагодарная мать! – добавила Анжела с чувством.

– Глупая курица! – в сердцах бросил Валерий Петрович.

– А что она должна была делать?! – возмущенно заступилась за подругу тетя Лида. – Сидеть и ждать старости? Мешать собственной дочери, путаясь под ногами у нее и ее ветеринара?

– Когда мама готовила побег, никакого ветеринара еще и в помине не было, – запальчиво возразила Анжела.

– Ну, так появился бы кто-нибудь другой. Рита была уверена, что ты вернешься из отпуска не одна.

– Ага! Понятненько. Она думала, что я вернусь с Лёвой! Но если уж на то пошло, то у Лёвы, между прочим, есть собственная квартира.

– Слушайте, сейчас не время копаться в том, кто и что думал, – решительно прервал их перепалку Валерий Петрович. – Надо немедленно что-то делать!

– Вот ты и делай, – заявила тетя Лида и закинула ногу на ногу. А потом еще скрестила руки на груди, показывая таким образом, что лично она тут ни при чем.

– Чтобы выцарапать маму из рабства, нужно сначала добыть визу. Это же сколько проволочек! – сокрушенно покачала головой Анжела.

– Да у меня-то как раз есть виза, – вибрирующим голосом сказал Валерий Петрович. – Шенгенская, полугодовая. И я сейчас же закажу себе билет на самолет. Лида, немедленно давай адрес!

– Ну, вот, это уже гораздо лучше, – одобрительно кивнула хозяйка дома, бодро вскочила на ноги и через несколько минут принесла бумажку, исписанную мелким и твердым почерком.

– Анжела, ты не должна огорчаться, – заявил Валерий Петрович, пряча листок с адресом в карман на груди. – Даже если бы твои документы были в порядке, я бы все равно попросил тебя остаться дома. Это именно я должен вернуть Маргариту. Поэтому я хотел бы встретиться и поговорить с ней тет-а-тет. И еще… Я вот что хотел сказать…

– Что? – насторожилась девушка.

– Я прошу у тебя руки твоей матери! – торжественно произнес Валерий Петрович, с тревогой вглядываясь в ее лицо.

Анжела открыла и тут же захлопнула рот. Хотя подспудно она давно догадалась, к чему идет дело, все равно не ожидала от своего бывшего учителя такой прыти.

– А, ладно, – махнула она рукой. – Конечно, если мама захочет…

– Даже не сомневаюсь, что она захочет, – вмешалась тетя Лида. – Хотя, конечно, может немного повыкобениваться, но ты, Валерий, не отступай. – Ой, какой это для Риты будет сюрприз! – радостно добавила она. – Я не стану ничего говорить ей заранее. И вы не говорите!

– За меня можете не волноваться, – хмыкнула Анжела. – Я если бы и захотела, не смогла бы ее предупредить – она же не подходит телефону!

– И я не скажу, – взволнованно подхватил Валерий Петрович. – В конце концов, ни один принц никогда заранее не сообщал о том, что уже сел на лошадь и готов мчаться к своей возлюбленной.

Глава 12

Катерина совершенно упустила из виду, что Анжела теперь практически замужняя женщина и являться к ней с бухты-барахты, без предупреждения, не очень-то и правильно. Сообразила она это только в самый последний момент, когда дверь перед ней распахнулась и на пороге появился Павлик – огромный, улыбающийся, в смешном фартуке с цветочками и с деревянной лопаткой в руке. К лопатке прилипли кусочки жареного лука.

– Катя! Здравствуй! – воскликнул он, ничуть не смущаясь того, что его застукали в таком виде. – Заходи скорее. Анжела принимает ванну, скоро выйдет. Пойдем на кухню, у меня там картошечка с грибами и суп. Ты любишь фасолевый суп?

– Понятия не имею, – пожала плечами Катерина, скинула босоножки и последовала за ним в кухню. – У меня никогда не хватало терпения разварить фасоль так, чтобы она жевалась. И еще там сверху всегда плавает какая-то отвратительно мутная пена.

Павлик засмеялся:

– Тут сноровка нужна!

– Вижу, Анжела эксплуатирует тебя нещадно, – проворчала Катерина, усаживаясь на табуретку и оглядывая кухню.

Здесь все кипело, шкворчало и булькало. На деревянной доске исходил соком тонко нарезанный лук, рядом притулилась воздушная горка натертой моркови, в корзинке на салфетке лежали крохотные белые булочки, обсыпанные маком. Катерина мгновенно почувствовала дикий голод, а при взгляде на сковородку у нее и вовсе заурчало в животе. От сковороды исходил умопомрачительный запах, а грибы с картошкой и луком не может проигнорировать ни один человек с нормальным обонянием.

Но потом Катерина перевела взгляд на Павлика, и мысли о еде сразу же вылетели у нее из головы. Она неожиданно увидела его совершенно другими глазами – глазами женщины, которая давно уже забыла, что такое семейный очаг. Павлик стоял возле плиты, очень уютный и домашний, и сердце Катерины внезапно сжалось от тоски. Ей почему-то страстно захотелось, чтобы он стоял сейчас не в Анжелиной, а в ее собственной кухне и варил свой фасолевый суп только для того, чтобы доставить удовольствие именно ей, Катерине.

«Конечно, Лёва тоже мог иногда приготовить ужин, – невольно вспомнила она сбежавшего мужа. – Но делал он это как-то демонстративно, как будто хотел напомнить, какой он образцовый семьянин. В общем, проявлял показательную заботу».

В поведении же Павлика не было ничего демонстративного. Он не суетился и, самое главное, не обсуждал ситуацию. Не пытался оправдаться и не объяснял Катерине, почему вдруг взялся готовить ужин, не высказывал своих взглядов на распределение обязанностей в семье… Ему было хорошо на этой кухне, от него исходили волны спокойствия и уверенности в себе… И еще у него были очень красивые руки. Катерина завороженно следила за его руками, которые проворно делали обычную женскую работу.

В этот момент Павлик повернулся, держа в руке ложку, наполненную густым ароматным супом. Радостно улыбнувшись, он подошел к Катерине и предложил:

– Ну-ка, на, попробуй, как у меня получилось!

Он нагнулся, поднес ложку к ее губам, и она увидела его сияющие глаза в лучиках морщинок. Глаза были добрыми. По-настоящему добрыми. В этом заключалось еще одно отличие Павлика от бросившего ее мужа. Вот Лёва не был добрым – он был всего лишь безвредным.

Павлик продолжал стоять рядом и улыбаться, и от этой его улыбки в душе Катерины стало подниматься какое-то странное, необъяснимое чувство. Она вдруг ощутила себя восемнадцатилетней, никогда прежде не влюблявшейся, свободной и счастливой, предвкушающей страстную, невиданную доселе любовь. Стряхнуть с себя эти чары оказалось непросто.

«Господи, что это со мной творится?» – в смятении подумала Катерина и, опустив глаза, увидела, что в ложке с супом плавает бусинка черного перца. Однако, сосредоточенная на своих переживаниях, она не обратила на нее внимания, послушно хлебнула и медленно разжевала все, что оказалось во рту. Перец обжег язык, и на глаза навернулись слезы. Но Катерине показалось, что это слезы восторга, так внезапно захлестнувшего ее сердце. Она сразу же представила себе, что это их с Павликом общий дом, в котором замечательно пахнет едой, и где-то в подъезде шелестит лифт, считая этажи, за стеной лает собака, а чей-то усидчивый ребенок исполняет на фортепиано одну и ту же мелодию… Такие простые, чудесные звуки счастливой семейной жизни.

– М-м, ужасно вкусно! – промычала Катерина, боясь поднять на Павлика глаза – она не хотела, чтобы он разглядел в них тоску. А тоскливо ей было от того, что впервые в жизни она всерьез задумалась о смысле семейной жизни. Она поняла, что семья – это когда двум людям хочется быть вместе. А после расставания хочется спешить навстречу к любимому человеку, чтобы разделить с ним все свои радости и все свои печали.

«И почему это я всегда считала, что общий дом – это некое удобство, которое должен обеспечивать мне муж? И счастье семейной жизни я рассматривала как свое собственное, личное счастье. И как так получилось, что поняла я это только сейчас, рядом с чужим мужем? Ну, или почти что мужем…»

Ее грустные размышления улетучились в тот самый момент, когда на кухне появилась распаренная Анжела – в полосатой пижаме с атласными отворотами и с тюрбаном на голове.

– Ого, у нас, оказывается, гости, – воскликнула она, жадно вдыхая ароматы еды. – Привет-привет, надеюсь, ты ужасно голодная. Потому что сейчас мы тебя будем кормить. Кстати, а чего это у тебя глаза красные? Ты не плакала? У тебя все в порядке?

– У меня все в порядке, просто перец в супе попался, – ответила Катерина, судорожно вспоминая, зачем она, собственно, явилась. – А заскочила я к тебе, чтобы книжки забрать. Они мне срочно нужны.

Конечно, книжки были только предлогом. На самом деле она нацелилась снова, уже в сто сорок пятый раз, обсудить Лёвин побег, но присутствие Павлика выбило ее из колеи. Теперь эта тема показалось ей почему-то страшно глупой. Все равно что мечтать о круизе на лайнере, который только что затонул. Их с Лёвой любовная лодка тоже затонула, и лучше всего оставить ее на дне обрастать ракушками и илом.

– Ну что же, сейчас поедим и поищем твои книжки, – пообещала Анжела.

Ужин затянулся, превратившись в дружеские посиделки. Анжеле было приятно, что сегодня именно Павлик – душа компании и что даже Катерина, обычно довольно вредная и язвительная, расслабилась и откровенно наслаждается вечером. Они смеялись, шутили, много рассказывали друг другу о делах давно минувших дней, и Анжела даже достала из шкафчика куантро и ликерные рюмки.

Однако Павлик от ликера наотрез отказался, заявив, что ненавидит сладкое вообще и сладкое спиртное в частности. Кроме того, его работа не предполагает вечерних возлияний, даже в таких ничтожных дозах.

– Но вы, девушки, не обращайте на меня внимания, – добродушно сказал он, – расслабляйтесь сколько угодно.

На девушек алкоголь оказал очень разное действие. Катерина почувствовала прилив бодрости – впору было пуститься в пляс, а вот Анжелу, наоборот, стало клонить в сон. Она ничего не могла с собой поделать и зевала во весь рот.

– Нет, ребята, я так больше не могу, – наконец не выдержала она, в очередной раз закрыв лицо ладонями и сладко зевнув. – Засыпаю на ходу. Павлик, может быть, ты отвезешь Катерину домой?

– О чем речь, конечно, отвезу, – без колебаний согласился тот.

– Да мне ехать на метро одну остановку! – запротестовала Катерина, в душе отчаянно надеясь, что Павлик проявит решительность и не откажется от своего намерения.

– Ничего не хочу слышать, – не обманул ее ожиданий тот. – На улице уже ночь, так что никаких возражений!

– Вот и хорошо, – пробормотала Анжела, хлопая сонными глазами. – А я пока на кухне приберу…

Некоторое время она честно возилась с посудой, но как только за Павликом и Катериной закрылась дверь, немедленно все бросила и поплелась в спальню. Взяла книжку и включила настольную лампу. Однако надолго ее не хватило. Она свернулась калачиком на постели и через минуту уже сладко спала. Абажур отбрасывал на ее лицо оранжевые тени, и ей снились сны – волшебно прекрасные, оставляющие после себя чувство сладкой грусти.

* * *

До метро Катерина с Павликом дошли довольно быстро – оба все еще были возбуждены общим разговором и продолжали рассказывать друг другу всякие забавные истории из детства, отрочества и юности. При этом они с веселым азартом комментировали услышанное, размахивали руками и смеялись от души. И только когда они ступили на почти пустой в этот поздний час эскалатор, возбуждение улеглось, и оба одновременно замолчали. Они стояли плечом к плечу и искоса поглядывали друг на друга.

Как только подъехал поезд, они торопливо вошли в ярко освещенный вагон, но не стали садиться, а остановились возле противоположных дверей, взявшись за вертикальный поручень – одна рука над другой. Катерина подняла голову, посмотрела Павлику в лицо и улыбнулась. Ей было приятно, что он гораздо выше и крупнее, чем она. С Лёвой она против воли ощущала себя какой-то матерью-командиршей, иногда думая, что даже простая анатомия заставляет ее довлеть над мужем. Конечно, как всякой нормальной женщине, ей иногда хотелось почувствовать себя нежной и незащищенной. Но с Лёвой это было совершенно нереально, потому что невозможно почувствовать себя слабой рядом с человеком, которого она, если бы по-настоящему захотела, могла бы победить в честном бою. А уж в нечестном и подавно…

Когда вагон качнулся, Павлик поддержал ее за локоть. От его прикосновения сердце у нее подпрыгнуло, как у школьницы, которую одноклассник впервые взял за руку.

«Что это со мной? – в который уже раз за вечер подумала Катерина, не решаясь признаться себе, что Павлик нравится ей до безумия. – Я взрослая, умудренная опытом женщина, которая умеет владеть своими чувствами. Мы просто друзья, так что не стоит строить никаких иллюзий».

Однако эта попытка самовнушения немедленно потерпела крах, и Катерина продолжала таять только от того, что Павлик стоит с ней рядом.

Поезд набрал скорость и понесся вперед, стуча колесами. Им против воли пришлось замолчать, потому что за шумом трудно было разобрать смысл сказанного. До сих пор, пока они разговаривали, все было нормально – слова как будто притягивали разбушевавшиеся эмоции, присоединяли к себе и переводили в безопасную плоскость. Но теперь они просто стояли и молча смотрели друг на друга, и от этого Катерина почувствовала себя немного неловко. Она попробовала отвести глаза, но Павлик не отвернулся. Тогда, замирая от волнения, она тоже стала смотреть на него. Так они и стояли, глядя друг на друга, и им обоим было очень хорошо и одновременно немного страшно. Казалось, что пока поезд мчался по привычному пути, они оба ухитрились сойти со своих собственных маршрутов.

Павлик первым шагнул из вагона и галантно подал руку даме. Это была твердая рука уверенного в себе мужчины.

«И что это такое странное рассказывала про него Анжела? – подумалось вдруг Катерине. – Будто бы бывшая жена буквально вытирала об него ноги. Ерунда какая-то! Разве такой мужчина позволит кому-нибудь себя унизить? Он такой сильный! Рядом с ним любая женщина может чувствовать себя в полной безопасности».

Павлика, в свою очередь, приводило в восторг то, что эта независимая, уверенная в себе женщина в его присутствии раскрепостилась, разулыбалась и превратилась в невероятную красавицу. Она смотрела на него с таким доверием, что ему немедленно захотелось защитить ее от какого-нибудь хулигана, чтобы это доверие оправдать. Глаза у Катерины были удивительные, в них горел огонь, заставлявший его сердце стучать с удвоенной скоростью. С каждой минутой Катерина нравилась Павлику все больше, и он неожиданно почувствовал, что ему ужасно хочется ее поцеловать. С этого момента мысль о поцелуе прочно засела в его голове.

На эскалаторе, когда Катерина оказалась на две ступеньки выше и повернулась к своему спутнику лицом, он улыбнулся ей своей самой нежной улыбкой – призывной и немного тревожной. Они стояли нос к носу, словно двое влюбленных, и каждый чувствовал дыхание другого на своем лице.

Катерина понимала, что еще немного, и они оба рухнут в пропасть, из которой им уже не будет возврата. Собравшись с силами, она честно попыталась разорвать окутавший их дурман, разрушить очарование момента.

– Ты знаешь… – громким голосом сказала она, но Павлик не дал ей закончить. Он приложил палец к ее губам и покачал головой. Глаза его при этом были глубокими и очень серьезными.

– Давай еще немного помолчим, – предложил он, и Катерина покорно кивнула.

С виду Павлик казался вполне спокойным, но на самом деле вибрировал, словно электрический провод, по которому пустили ток высокого напряжения. Сознание его было восхитительно ясным, и он видел все так отчетливо, словно стоял на краю обрыва и собирался броситься в пропасть. Пока эскалатор двигался вверх, вся жизнь промелькнула у него перед глазами, как будто он попал в ужасную катастрофу и вот-вот расстанется с жизнью. Впрочем, он действительно попал в катастрофу. Это была катастрофа чувств, лобовое столкновение его прошлого и будущего. Павлик хорошо понимал, что либо выйдет из нее покалеченным, потерявшим все, либо спасется и обретет свое единственное настоящее счастье.

Когда они наконец-то оказались наверху, сдерживаться больше не было сил, и Павлик, обхватив Катерину за талию, привлек ее к себе. Они стояли близко, ближе некуда, и быстро поцеловались, как будто обжегшись друг о друга. Лица у обоих пылали от осознания того, что должно с ними случиться. Они и жаждали этого и боялись, но чувства, в конце концов, победили, и, взявшись за руки, Павлик с Катериной почти бегом бросились к выходу. По дороге они едва не застряли, потому что ринулись в один и тот же проход между турникетами. Они посмотрели друг на друга и расхохотались каким-то нервическим смехом. Бдительный служащий что-то крикнул им вслед, но они даже не обернулись.

Неподатливые двери выбросили их на улицу, в сверкающую огнями ночь, где их мгновенно окатило прохладой. Мимо прошелестел автобус, благородно собирающий припозднившихся пассажиров. Пассажиры сидели в ярко освещенном салоне, мерно покачиваясь, разобщенные, но уже не чувствующие себя одинокими.

Чтобы пропустить автобус, Катерине и Павлику пришлось остановиться на переходе. И тут они снова начали целоваться – с какой-то юношеской страстью, словно впервые в жизни поняли, что значит потерять голову от любви.

Больше всего на свете им хотелось остаться наедине, поэтому они двигались торопливо, тяжело дыша и не разговаривая друг с другом. Вошли в подъезд и, спотыкаясь, добрели до квартиры Катерины. Как только дверь за ними захлопнулась, их швырнуло друг к другу с такой силой, словно сам мир покачнулся, заставив их стать на время единым целым.

Глава 13

Все бизнесмены рано или поздно начинают отличать хорошие звонки от нехороших. Этот был нехорошим. Лёва отложил бритву в сторону и на цыпочках подошел к входной двери. Почему-то ему на секунду стало страшно, и он даже зажмурился. Потом все же прильнул к глазку и сразу издал тоскливый стон. За дверью стояла Катерина! Мучительница, с которой ему удалось ни разу не встретиться с того самого момента, когда он бежал из дома.

– Кто там? – спросил он обреченным тоном. Просто так спросил, чтобы потянуть время. Потому что все равно бессмысленно делать вид, будто его нет: Катерина, если ей приспичит, может караулить на скамейке возле подъезда хоть до второго пришествия.

– Лёва, пожалуйста, открой!

У незваной гостьи был такой жалобный голос, что Лёва немедленно покрылся мурашками. Скорее всего, это означало новую фазу Катерининых переживаний. Она решила взять его жалостью и пришла стенать и валяться у него в ногах. Возможно, раньше это могло бы потешить его самолюбие, но с тех пор, как Лёва встретил Викторию, такая перспектива его вовсе не радовала.

– Что тебе нужно? – спросил он через дверь довольно нелюбезно.

– Поговорить! – простонала Катерина.

– Я предпочитаю разговаривать с тобой по телефону, – продолжал упорствовать Лёва, хотя и понимал, что все равно придется капитулировать. Одна его рука уже лежала на дверной ручке.

– Это не телефонный разговор. Пожалуйста! Я умоляю тебя!

Лёва еще раз недоверчиво посмотрел в глазок. У Катерины был странный расхристанный вид, и это тоже не предвещало ничего хорошего. Обреченно вздохнув, он, в конце концов, открыл дверь и тут же в ужасе попятился – в такой шок поверг его вид недавно брошенной супруги. Она стояла на лестничной площадке с глазами, полными инфернального ужаса, – растрепанные волосы, пиджак надет наизнанку, на ногах разные босоножки. Похожие друг на друга, но – разные.

Вот тут Лёва испугался по-настоящему. Ему доводилось видеть Катерину в разных ситуациях, но никогда она не доходила до такой степени отчаяния, чтобы выйти из дому, не поглядевшись предварительно в зеркало. Или, что еще хуже, ничего необычного в зеркале не заметив.

– Ты что, пришла убить меня?! – воскликнул он, прижав руку к груди.

Он не удивился бы, достань Катерина из сумочки пистолет и выстрели ему прямо в сердце. Впрочем, никакой сумочки при ней не было. Руки висели вдоль тела, колени, судя по всему, подгибались.

– Очень ты мне нужен, убивать тебя! – огрызнулась Катерина, даже в тяжелый момент жизни не утратившая своей агрессивности. – Впусти меня сейчас же!

– Ну, заходи, – все еще неуверенно разрешил Лёва, широко поведя рукой, и чуть не свалился, наступив на валявшиеся посреди прихожей кроссовки. – Только времени устраивать разборки у меня нет. Я собираюсь на новоселье, и ты меня ни за что не остановишь.

– Мне нужно, чтобы ты ответил только на один вопрос, – сказала Катерина прежним несчастным голосом и, переступив порог, осталась стоять напротив Лёвы.

Теперь он окончательно поверил, что с ней приключилась настоящая беда. Раньше, в каком бы состоянии ни находилась его жена, она в первую очередь захотела бы посмотреть, один ли он в квартире и как тут устроился. Однако сегодняшняя пришибленная Катерина не делала никаких попыток проникнуть внутрь. Она просто осталась стоять возле вешалки, блуждая взглядом по стенам.

– Какой у тебя вопрос? – спросил Лёва нервно, пытаясь постичь, что же у нее стряслось. – С тобой вообще-то все в порядке?

Неожиданно Катерина заплакала. Обычно ее слезы начинались совершенно стандартно – у нее раздувались ноздри, губы сжимались в тонкую линию, а из глаз начинали капать редкие слезинки. Однако сейчас она плакала как обычная женщина. Лёва никогда не видел ее с распухшим носом, всхлипывающую, размазывающую струящиеся по щекам реки.

– Не-е-ет, – прорыдала Катерина. – Со мной не все в порядке!

– Знаешь, ты уж лучше проходи. Пойдем на кухню, я напою тебя чаем, – взволнованно сказал Лёва, позабыв о том, что давал себе слово никогда не впускать жену в свою квартиру. Она обязательно стала бы комментировать все, что увидела, ее слова запали бы Лёве в душу и стали отравлять ему жизнь.

Однако сейчас Катерина совершенно точно не интересовалась окружающей обстановкой. Она протопала по коридору, даже не заглянув в комнату, и, словно слепая, нашарила руками стол. Тяжело оперлась о край и села на табуретку. Тут же уронила лицо в ладони, но почти сразу же вскинула голову и уставилась на замершего посреди кухни Лёву горящими глазами.

– Лёва, ты должен ответить мне на один вопрос, – снова сказала она.

– Так задай его! – нервно ответил тот. – С тобой не все в порядке, потому что ты не знаешь ответа на какой-то вопрос?

– Да! То есть – нет. То есть мне очень важно, чтобы ты ответил правду. И я клянусь, что ничего не стану предпринимать, какой бы эта правда ни была.

– Когда ты говоришь «клянусь», это означает серьезные проблемы, – почесал в затылке Лёва. – Ладно, обещаю, что скажу тебе правду. Но это связано со мной?

– Не столько с тобой, Лёва, сколько с Анжелой.

– И на том спасибо. Так что ты хочешь узнать?

– Когда вы с Анжелой были в Болгарии… Между вами что-нибудь было?

Катерина с такой надеждой посмотрела на Лёву, что тот на секунду оторопел.

– Нет, – твердо ответил он и энергично помотал головой. – Между нами ничего не было. Могло бы быть, – честно добавил он, – но не случилось.

– Ну, может быть, раньше? – жалобно спросила Катерина, молитвенно сложив на груди руки. – Когда мы еще жили вместе? У вас не было тайного романа? Может быть, один разочек вы с ней совершили ошибку?

– Нет, нет и еще раз нет, – отмел ее предположения Лёва.

– Господи, ну почему я такая несчастливая? – снова всхлипнула Катерина. – Если бы у вас с Анжелой что-то было, это стало бы моим спасением. А так…

– Ты можешь объяснить толком, что произошло? – рассердился Лёва, который ровным счетом ничего не понимал. Как только он осознал, что непосредственно ему ничто не грозит, то сразу же успокоился и теперь сосредоточил все свое внимание на бывшей жене.

– Я самая подлая, самая гнусная, самая отвратительна подруга на свете… – запричитала Катерина, и до Лёвы неожиданно начал доходить смысл ее истерики.

– Погоди-погоди, – воскликнул он. – Уж не хочешь ли ты сказать?… Вы что, снюхались с Павликом?!

Как только Лёва произнес эти слова, Катерина вскинула глаза и посмотрела на него с таким ужасом, как будто только что осознала степень своего падения.

– Да-а!! – покаянно проскулила она в ответ.

– Ты соблазнила Павлика? Ты?! – горячился Лёва, которому даже в голову не приходило подозревать в подобном безобразии безвольного приятеля Анжелы.

– Соблазнила. А он соблазнил меня. Можешь мне не верить, можешь смеяться надо мной…

– Ха-ха! – сказал Лёва нервно. – Что-то мне совсем не смешно. То есть ты пришла все проверить. Если бы мы с Анжелой тебя обманывали, ты посчитала бы свой грех не таким страшным, верно?

– Ну конечно! – очень искренне откликнулась та. – А что бы ты сделал на моем месте?!

– Я бы на твоем месте не стал совращать Павлика! – запальчиво ответил Лёва. – Как ты вообще ухитрилась? Павлик такой… невинный!

– Это было помутнение рассудка. У нас обоих. На одну секундочку нам показалось, что мы созданы друг для друга…

– И когда же случилась эта секундочка? – ворчливо спросил Лёва. Хочешь не хочешь, а представлять свою супругу в объятиях другого мужчины неприятно даже в том случае, если супруга бывшая.

– Сегодня ночью, – понуро ответила Катерина.

– С ума можно сойти. – Лёва задумчиво потеребил нижнюю губу. – А есть ли шанс, что Павлик во всем признался Анжеле?

– Никаких шансов, – убила его надежду Катерина. – Мы довольно быстро поняли, что поступили ужасно опрометчиво. Мне было так стыдно! И я взяла с Павлика клятву, что Анжела ни о чем не узнает. И ты тоже будешь молчать! – добавила она, неожиданно переходя на грозный тон. – Ты понял, Лёва?

– Понял, не дурак, – ответил тот и тут же снова закинул удочку. – А что, если ты упускаешь свое счастье? Что, если Павлик – твоя вторая половинка?

Катерина, которая всю ночь думала о том же самом, все же не пожелала сдаться.

– Мне не нужна половинка, которую считает своей моя лучшая подруга! – с пафосом воскликнула она.

Потом лицо ее скривилось, и она снова расплакалась, уткнувшись в ладони.

– Нет, но как тебе удалось совратить Павлика? – все никак не унимался Лёва.

– Это вышло случайно. Он поехал меня провожать, а по дороге мы почувствовали такое взаимное притяжение, что начали целоваться прямо в метро.

– Ушам своим не верю. А я-то надеялся, что ты вся из себя страдаешь после нашего разрыва.

– Я честно страдала, – заверила Катерина. – Но потом увидела Павлика…

– И начала страдать из-за него. Здорово! – хмыкнул Лёва и в волнении заходил взад и вперед по кухне. Потом он наконец затормозил напротив бывшей жены и решительно заявил: – И все равно я считаю, что твое решение отказаться от Павлика только потому, что это именно Анжела нашла его на курорте, неправильное.

– Но он тоже решил отказаться от меня! – с надрывом возвестила Катерина.

– И кто из вас испугался первым?

Она всхлипнула и ничего не ответила. На самом деле, они оба были потрясены случившимся. И оба не знали, как поступить. После Катерининых слез раскаяния они решили расстаться и сделать вид, что ничего не случилось. А потом еще целый час целовались, не в силах разомкнуть объятий. Павлик уехал совершенно несчастный, оставив Катерину проливать слезы в одиночестве.

Она и сама не знала, из-за чего так страдает: из-за того, что предала Анжелу, или из-за того, что не увела у нее Павлика окончательно и бесповоротно.

Задумчивый Лёва напоил Катерину чаем, позволил ей умыться и даже выдал чистое полотенце. Хотя при этом внутренне сжался – полотенце, конечно, никто не выгладил. Однако она ни на что не обращала внимания и, в конце концов, ушла, сгорбленная и несчастная. В коридоре Лёва помог ей вывернуть пиджак и надеть его как полагается, а про босоножки вообще ничего говорить не стал, чтобы не добивать окончательно.

Конечно, Катерина капельку успокоилась, но только капельку. Ситуация казалась неразрешимой. С Павликом ей было так хорошо! И при мысли о том, что это «хорошо» больше никогда не повторится, на нее нападала звериная тоска. С другой стороны, ни о каком повторении не могло быть и речи. Если один срыв еще как-то можно оправдать, то настоящую подлую измену – никогда! Как бы она себя чувствовала, если бы Анжела подложила ей такую свинью? Она бы записала подругу в гнусные предательницы и безжалостно разорвала с ней отношения. Вот и Анжела вправе поступить точно так же.

Как теперь смотреть ей в глаза? Как смотреть в глаза Павлику?!

* * *

Захлопнув за Катериной дверь, Лёва вернулся к прерванному занятию и взял в руки бритву. Потом окинул взглядом свое отражение в зеркале, скривился и воскликнул:

– Дурак ты, дурак! Это ты во всем виноват! Ты заварил всю эту кашу, чертов сводник… Вот что теперь делать?

Отражение совершенно точно не знало, что делать. Если снова насесть на Анжелу, она просто его пошлет. Она живет себе с Павликом и полна решимости выйти за него замуж. Она честно думает, что будет с ним счастлива. Но теперь-то Лёва точно знает, что это не так! Однако рассказать правду не может. Вот если бы Павлик сам все рассказал… Но нет, он не станет этого делать, потому что побоится подставить Катерину. К тому же он дал ей слово. Сама же Катерина скорее умрет, чем признается Анжеле в предательстве. Получается замкнутый круг. И кроме Лёвы, разорвать его просто некому. Потому что больше ни у кого нет полной информации обо всей этой запутанной истории.

Чувствуя на плечах тяжелую ответственность, Лёва зарылся в рубашки, висевшие в шкафу, выдернул ту, которая не мялась, и быстро надел. Виктория уехала в командировку, поэтому на новоселье к Терентию Лёва шел один. Сначала сей факт его огорчал, но теперь, в свете открывшихся обстоятельств, он даже обрадовался. Скрывать от Виктории то, что он узнал сегодня от бывшей жены, ему было бы трудно. Но и посвящать ее в новые подробности тоже не слишком хотелось. Она и так сердилась на него за то, что он натравил Анжелу на Павлика, и до сих пор была уверена, что это было страшной ошибкой. Как же она оказалась права!

Взяв с собой бутылку коньяка в качестве презента, Лёва отправился в путь. Из-за Катерины он, конечно, опоздал, но ни капельки не расстроился по этому поводу. Ему и так будет тяжело лицезреть Павлика и Анжелу, зная точно, что она рисует на руке крестики, чтобы не забывать о собственном счастье, а он вчера ночью изменил ей с ее же лучшей подругой.

Если Лёва и злился на Павлика, то, увидев его воочию, злиться тут же перестал и даже преисполнился сострадания. Если бы какому-нибудь живописцу вздумалось писать картину под названием «Смятение чувств», взяв Павлика в качестве образца, он наверняка создал бы шедевр.

– Не обращай на Павлика внимания, у него вчера был трудный день, – пояснила Анжела, когда Лёва вошел и поздоровался с собравшимися.

– Да, очень трудный выдался денек, – поддакнул Павлик, пожимая гостю руку.

Рука была ледяной. И немудрено. Если бы Лёва изменил Виктории, он, наверное, тоже чувствовал бы себя трупом. Впрочем, изменять Виктории он не собирался. Это было совершенно немыслимо.

– Как тебе моя квартирка? – спросил Терентий, у которого совершенно точно было плохое настроение.

Удивительно, но плохое настроение как-то сразу вылезает на поверхность, как бы человек ни пытался его скрыть. Достаточно одной фразы, одного движения бровей и – опля! – сразу понимаешь, что к чему.

«Отличный намечается праздничек, нечего сказать! – саркастически подумал Лёва. – Хмурый хозяин, ничего не ведающая Анжела и находящийся в эмоциональном шоке Павлик. И еще я сам – исполненный цинизма и негодования одновременно».

– Квартирка хорошая, – похвалил он, имея в виду внушительный метраж и удачное расположение комнат. – А кто ее обставлял?

– Я и обставил, кто же еще? – признался Терентий. – Нравится?

– Да, ничего. Только хотел узнать, почему диван у тебя синий, а кресла зеленые?

– Я подумал, что, если взять все синее, будет скучновато, – ответил хозяин дома, совершенно равнодушно оглядывая интерьер.

– Да, так действительно получилось довольно весело, – согласился Лёва. – И ковер такой яркий! Очень похож на солнышко.

– Если бы еще и ковер был синий или зеленый, все выглядело бы совсем мрачно, – проворчал Терентий. – А я ненавижу мрачные цвета.

– Давайте выпьем за то, чтобы Терентию в этой квартире жилось счастливо! – предложила Анжела, подняв вверх бокал вина.

Выглядела она сегодня потрясающе. На ней было платье тускло-розового цвета, волосы, собранные в высокий «хвост», открывали лицо, и глаза на этом лице казались неземными – огромными и яркими, как звезды.

А вот что творилось в ее голове, было совершенно непонятно. Создавалось впечатление, что она вообще не замечает, в каком состоянии находятся окружающие ее мужчины. Она искрилась, смеялась и кокетничала, пила вино, танцевала одна посреди комнаты под Элтона Джона, изображая руками переплетающихся змей и мерно покачивая попой. Офонаревший Лёва смотрел на нее, разинув рот.

Впрочем, остальные тоже не сводили с нее глаз. Терентий то смеялся, то хмурился, глядя на ее выходки. А Павлик сидел с видом гуманиста, приглашенного на казнь. Кончилось все тем, что Анжела перепила вина и у нее закружилась голова. Павлик, безропотно ведя свою роль заботливого жениха, повел ее на балкон проветриваться. Лёва с Терентием остались одни.

– Выпьем? – спросил хозяин дома, показав глазами на принесенный Лёвой коньяк.

– Давай, – согласился тот. – А то настроение ни к черту.

Терентий щедро плеснул коньяка в бокалы. Поднял свой, символически чокаясь с гостем.

– А чего так? – спросил он лениво. – Почему настроение ни к черту?

– Да вон из-за нее, – ответил Лёва, мотнув подбородком в сторону балкона, где взад-вперед прогуливалась посеревшая Анжела.

Терентий тотчас поперхнулся и мучительно закашлялся.

– Почему из-за нее? – спросил он сдавленным голосом, когда ему все-таки удалось продышаться.

– Знаешь, Павлик – твой друг, – ответил Лёва, – а Анжела – моя подруга. Поэтому мы имеем право за них волноваться. И кое-что обсудить, верно?

Ему неожиданно пришла в голову счастливая мысль разделить свою тяжелую ношу с Терентием. В самом деле: Терентий – отличная кандидатура! Он дружит с Павликом, но и к Анжеле хорошо относится. Он в курсе того, как завязался их курортный роман. Павлик наверняка рассказывает ему о самом сокровенном…

– И что же мы будем обсуждать? – поинтересовался Терентий, взгляд которого то и дело обращался к балкону.

Лёва на секундочку почувствовал себя режиссером. Как режиссер он отлично видел драматический финал этой истории: Анжела и Павлик женятся и живут вместе до серебряной свадьбы. Катерина абсолютно несчастна. Она выходит замуж за алкоголика, и тот (окончательно) разрушает ее жизнь. На смертном одре она признается подруге в преступной связи с ее мужем. Павлик рыдает, понимая, что совершил огромную ошибку и лишил счастья не только Катерину, но и себя самого…

Лёва даже вздрогнул, потрясенный трагизмом представшей перед ним картины.

«Так вот, чтобы ничего подобного не случилось, немедленно нужно действовать», – решительно подумал он.

– Мне известно кое-что ужасное, – произнес он заговорщическим тоном.

– Серьезно? – спросил Терентий без особой, впрочем, заинтересованности.

Он сидел, отодвинувшись от стола и по-ковбойски возложив ноги на соседний стул.

– Кое-что ужасное про Анжелу, – добавил Лёва для верности.

Терентий тут же изменился в лице и страшно напрягся. У него даже нос заострился от напряжения.

– А что такое с Анжелой? – спросил он слегка осипшим голосом.

Словно специально испытывая его терпение, Лёва наколол на десертную вилочку дольку лимона, рассмотрел ее на свет и отправил в рот. Скривился и принялся быстро разжевывать.

– Лёва! – рявкнул Терентий, сбросив ноги на пол. – Что ты собирался рассказать про Анжелу?

– Что Анжела не любит Павлика, – торжественно произнес его собеседник, надеясь произвести сенсацию, и это ему, кажется, удалось.

У Терентия внезапно перехватило дух, словно его без предупреждения окатили ледяной водой.

– С чего ты взял? – с трудом выдавил он из себя.

– Но это еще не все, – проигнорировав его вопрос, продолжал Лёва. – Павлик тоже не любит Анжелу!

– Что за фигня? – воскликнул Терентий с досадой в голосе. – Павлик любит Анжелу! Как можно не любить Анжелу?

– А вот так и можно, – сварливо ответил Лёва. – Можно хорошо к ней относиться и при этом влюбиться в другую женщину. Неожиданно. Вот я ведь влюбился неожиданно в Викторию. Я как будто наткнулся среди зимы на куст цветущей жимолости. Или жасмина? Я уже точно не помню… Я до сих пор чувствую себя обалдевшим от этой встречи…

– Ты о чем вообще сейчас говоришь? – с подозрением поинтересовался Терентий. – Какая жимолость?

– Поклянись, что будешь молчать, – Лёва наклонился к нему и понизил голос. – Поклянись. – Глаза его сверкали.

Терентий не знал, как ко всему этому относиться. То ли посмеяться, то ли поклясться на всякий случай.

– Ты приглашаешь меня вступить в тайное общество? – с интересом спросил он.

– Ну, что-то вроде того. Только в этом тайном обществе, кроме нас двоих, никого не будет.

– Отлично, меня это устраивает. Клянусь, что буду молчать, что бы ты мне ни рассказал. И какая же цель у нашего тайного общества?

Лёва поднял руку и пальцем указал на балкон, на котором Павлик и Анжела дружно дышали воздухом.

– Нам нужно как можно скорее разлучить эту сладкую парочку.

Терентий почувствовал, что его сердце забилось быстрее.

– Разлучить? Я правильно понял?

– Ну да, да! Сделать все для того, чтобы они расстались наконец! Два недотепы и упрямца. Ты в курсе, что Анжела считает своим священным долгом сделать Павлика счастливым?

– А что в этом такого страшного? – нервно спросил Терентий, шаря глазами по столу в поисках сигареты.

– А то в этом страшного, что, кроме долга, за этим ничего не стоит. Мы с ней по пьяни увели Павлика от Тамары. Тогда Павлик поселился у Анжелы в номере и, в конце концов, целиком оказался на ее попечении. Как подкидыш.

Терентий нервно захохотал. Потом зажег сигарету, глубоко затянулся и выдохнул вместе с дымом:

– Но откуда ты знаешь, что она его не любит?

– Видел красный крестик у нее на запястье? Она малюет его для того, чтобы не забывать о своем долге. По-твоему, это любовь?

Терентий некоторое время сосредоточенно курил. Наконец сказал:

– Если Анжела бросит Павлика, он этого не вынесет. Это станет для него катастрофой. Павлик очень ранимый.

– Да что ты говоришь? – с издевкой произнес Лёва. – Да было бы тебе известно, что твой ранимый друг сегодня ночью переспал с моей женой.

Сигарета выпала у Терентия изо рта и покатилась по ковру, напоминавшему солнышко.

– Вот черт! – воскликнул он и нырнул вниз. Непонятно, к чему относилось его восклицание. К тому, что он подпалил ковер или к безнравственному деянию лучшего друга.

Павлик между тем обнял Анжелу за плечи. Лёва взирал на эту идиллию с саркастической улыбочкой.

– Павлик переспал с Викторией?! – спросил Терентий, снова появляясь в поле его зрения. Глаза его были вытаращены.

– Не с Викторией, а с Катериной! Виктория – моя будущая жена. Я надеюсь. Тьфу, тьфу, тьфу, – пробормотал Лёва и три раза постучал по столу. – А Катерина – нынешняя. Ну, или бывшая, как тебе угодно. Я ее бросил, но еще не развелся. Вот с ней-то твой друг и спелся.

– Откуда ты знаешь? – задал свой любимый вопрос Терентий.

– Утром Катерина приходила ко мне исповедоваться. У нее была истерика. Она призналась, что любит Павлика. Судя по сегодняшней морде Павлика, он тоже ее любит. Посмотри, на кого он похож!

Терентий посмотрел и только сейчас сообразил, что друг его действительно выглядит удрученным.

– А откуда Павлик знает твою бывшую жену? – наморщил он лоб.

– Оттуда! Ну, пошевели мозгами. Они же с Анжелой – лучшие подруги. Катерина вечером зашла к ним в гости, засиделась допоздна, Павлик отправился ее провожать, и по дороге они поняли, что не могут жить друг без друга. Но потом испугались последствий и поклялись обо всем забыть. Ну, не дураки?

– Анжела ничего об этом не знает? – уточнил Терентий, внезапно почувствовав странный азарт. У него даже в животе защекотало – не то от восторга, не то от ужаса.

– Не знает. Но если взять и просто так все ей рассказать, ничего хорошего из этого не получится, – ответил Лёва. – По крайней мере, мне так кажется. Получится настоящая трагедия, а нам это совершенно ни к чему.

– И что же в таком случае ты предлагаешь делать? – спросил Терентий, прикуривая вторую сигарету от первой.

Дым легко поднимался к потолку и резво улетал в форточку – вероятно, из-за сквозняка.

– Я как раз над этим размышляю, – важно ответствовал Лёва. – Понимаешь, правду, конечно, следует открыть, но сделать это нужно умно.

– Как ты себе это представляешь?

У самого Терентия в голове была странная пустота. Вернее, мыслей появлялось множество, но они слишком быстро выскакивали из головы, и он никак не мог зацепиться ни за одну из них.

– Если честно, у меня довольно буйная фантазия, – признался Лёва, по обычной своей привычке почесав нос. – Поэтому мне видятся сцены из разных фильмов, когда сначала все идет плохо, а потом при большом скоплении народа появляется Супермен или Человек-паук и все расставляет по своим местам. Понимаешь, супергероя все слушаются, все ему верят и никто не оспаривает его слов. Нам тоже нужно найти кого-нибудь такого, чьи слова не станут оспаривать ни Анжела, ни Павлик.

– В списке моих телефонных контактов нет Человека-паука, – усмехнулся Терентий.

– Ну, ты уж не утрируй, – обиделся Лёва. – Лучше подумай, кого и Анжела, и Павлик безоговорочно послушаются.

– Родителей? – предположил Терентий.

– Фу! С кем больше всего спорят дети, так это с родителями.

– Может быть, они прислушаются к какому-нибудь пожилому члену семьи? К бабушке или дедушке?

Лёва замер, на мгновение снова вообразив себя режиссером. В его голове уже прокручивалась красивая сцена. Убеленные сединами бабушка и дедушка выходят на середину большого зала и говорят: «Мы приехали, чтобы расставить все по своим местам. Необходимо разрубить этот гордиев узел! Павлик, Анжела, вы не любите друг друга и не должны быть вместе. Соединитесь с теми, кто вам по-настоящему дорог». Тут все плачут, смеются и бросаются друг другу на шею.

– Есть у твоего Павлика бабушка или дедушка? – немедленно воодушевившись, спросил Лёва.

– Понятия не имею. По-моему, никого у него нет. Родители умерли…

– Господи, он к тому же еще и сирота, – мрачно удивился Лёва, снова обращая лицо к балкону.

– Может быть, престарелые родственники имеются у Анжелы? – в свою очередь, спросил Терентий, заразившийся Лёвиным желанием что-то немедленно предпринять.

– На поверхности никого нет. Но можно копнуть поглубже. Надо позвонить Анжелиной матери! Правда, она сейчас в Испании и, говорят, не подходит к телефону, но чем черт не шутит…

Он достал свой сотовый, открыл список контактов и выбрал номер Маргариты Ивановны.

– Если ответит сразу, у нас все получится, – шепотом пообещал он Терентию и тут же закричал в трубку: – Алло! Маргарита Ивановна! Здравствуйте, это Лев. – Он сделал большие глаза, показывая, что загадал не напрасно. – Нет, ничего не случилось. Наоборот, все прекрасно! А у вас? Как я за вас рад! Маргарита Ивановна, я тут подумал… У меня скоро юбилей, я буду его справлять. Ну, тридцать лет – это вам не морковка с хвостиком! И вот мне пришло в голову, что хорошо бы пригласить на такое мероприятие кого-нибудь мудрого, убеленного сединами, чтобы он сказал что-нибудь напутственное, запоминающееся. А если бы и не сказал, то просто придал бы торжеству солидности. Ну, знаете, это как свадьба с генералом. Короче, стал я перебирать свою родню, но, к сожалению, ни одной бабушки и ни одного дедушки у меня не обнаружилось. Вот хотел узнать – а среди ваших родственников случайно не имеется кого-нибудь подходящего?

Терентий, сначала внимательно прислушивавшийся к разговору, поражаясь тому, с какой легкостью Лёва придумал всю эту ахинею и как убедительно ее преподносит, потом он поднялся на ноги и отправился в кухню. Его не покидало странное чувство нереальности происходящего. И все из-за этого проходимца Лёвы! С одной стороны, вещи, о которых он говорил – любовь, брак, измена, – были невероятно важными и сложными. С другой стороны, сам Лёва относился к ним хотя и всерьез, но все равно как-то по-детски. Кажется, он полагает, что стоит им налететь на проблему, как Чапай на врага, и она разрешится в мгновение ока. Нет, ничего из этого не получится. Впрочем, никакого другого выхода Терентий все равно не видел. Машинально попив воды из-под крана воды, он отправился обратно в комнату, размышляя на ходу о том, что надо отпустить ситуацию и пусть все идет как идет.

Лёва, который уже успел закончить свой разговор, сооружал себе какой-то замысловатый бутерброд. Анжела с Павликом тоже вернулись в комнату и заняли свои места за столом. Павлик по-прежнему выглядел дико, зато Анжела вполне оправилась и стала страстно умолять Терентия сыграть на гитаре и спеть. Готовый потворствовать ей во всем, он сходил за инструментом и исполнил сначала романтическую балладу «Следы на песке», потом старинный русский романс «Катенька», а закончил выступление хитом советских пионерских лагерей «В тропическом лесу купил я дачу».

Лёва в такт притопывал ногой и иногда даже пытался подпевать. Как у большинства любителей музыки, у него был хороший голос и полное отсутствие слуха, потому он больше мешал, чем помогал, но никто его, конечно, не останавливал. Вид у него был очень довольный, из чегоТерентий сделал вывод, что Лёве удалось-таки за что-то зацепиться.

Когда гости засобирались домой, Лёва отвел хозяина дома в сторону и вполголоса сказал:

– Значит, так. Тридцатилетие я буду праздновать в следующее воскресенье. Сниму ресторан, соберу всех заинтересованных лиц. Ну, ты понимаешь. Анжелина мать тоже должна к тому времени вернуться. Ты, разумеется, в числе приглашенных. Празднование начнется в девятнадцать ноль-ноль. А утром того же дня мы с тобой едем в село Валюшино за бабой Мурой. Привозим ее ко мне, готовим к выступлению и вечером предъявляем гостям.

Они не боялись, что Анжела их услышит – она упорхнула в ванную чистить перышки.

– Как ты себе это представляешь? – спросил Терентий, искоса следя за тем, как Павлик неловко надевает ботинки, не попадая рожком под пятку.

«Вероятно, нервы у мужика пляшут, будь здоров, – подумал Терентий. – Но он молодец, несмотря на душевный раздрай, клятву свою держит, и даже мне ничего не рассказал о Катерине. Вот это отпуск получился у парня! Бросил жену, ушел к одной женщине, вернулся в Москву и тут же изменил ей с другой. Можно подумать, что это какой-то Казанова, а не скромный ветеринар, который стесняется проводить глазами длинноногую блондинку на улице».

– Как я себе это представляю? Отлично я себе это представляю! – вторгся в его размышления Лёвин голос.

Терентий вздрогнул, потом взял своего гостя за локоть и потащил за собой на кухню. Здесь он его отпустил и вполголоса поинтересовался:

– С какой, извините, стати бабушке Муре потребуется во всеуслышание заявлять, что Павлик и Анжела не подходят друг другу?

– А потому что она старая и мудрая! – с непередаваемой убежденностью ответил Лёва. – У нее острый глаз на такие вещи. Она посидит, оглядится по сторонам, понаблюдает за своей двоюродной внучкой, а потом возьмет внучкино счастье в свои руки.

– Двоюродной? Значит, это даже не родная бабушка?

– Какая тебе разница, – с досадой бросил Лёва. – Скажи спасибо, что хоть какая-нибудь нашлась. Короче, я все решил, и не возражай мне!

– Да я и не возражаю, – пожал плечами Терентий.

Вся эта затея по-прежнему казалась ему глупой, но он продолжал придерживаться выбранной тактики невмешательства. В конце концов, именно благодаря Лёве Анжела познакомилась с Павликом, а потом уж и с ним самим. Возможно, Лёва в данном случае – это рука судьбы. И не стоит лупить по этой руке, надеясь направить ее в «нужную» сторону.

Глава 14

Деревню Валюшино было видно издалека. Маленькие коробочки серых домишек со всех сторон облепили невысокую гору, украшенную шапочкой зелени.

– Как-то сразу понятно, что не Европа, – заметил Лёва. – Заборы все покосились, калитки висят на соплях, крыши ветхие. И вообще бедность ужасная. Но зато красота какая! Воздух, облака плывут, жирные и белые, как бараны…

– Что это на тебя стих напал? – удивился Терентий, отправившийся в путешествие в качестве пассажира.

Спал он сегодня плохо и заставил Лёву на выезде из Москвы остановиться возле сетевой кофейни, чтобы купить пару картонных стаканчиков эспрессо. Этот эспрессо почему-то не кончался у него всю дорогу. Когда ему хотелось курить, он до упора опускал боковое стекло, и тогда в салон врывался сладкий запах лета.

У Терентия было странное настроение. Ему казалось, что он ввязался в игру вроде казаков-разбойников. От постоянного душевного напряжения у него сосало под ложечкой. Вдруг игра закончится победой и он получит настоящий приз? Призом, разумеется, была Анжела. После того как он вновь встретился с ней у себя на новоселье, нормальной жизни вовсе не стало. Терентий думал о ней днем и ночью. И когда играл для публики, все время представлял, что Анжела сидит где-то в зале. Игра от этого становилась особенно проникновенной, и он неизменно срывал восторженные аплодисменты.

– У меня романтическое настроение, – сказал Лёва, сбавляя скорость, чтобы не задавить кур, суетившихся на краю дороги. – В конце концов, мы преследуем благородную цель. Павлик еще скажет тебе спасибо, когда узнает, как ты ради него старался.

Терентий неопределенно хмыкнул.

– Если мне не изменяет память, – заметил он, – мы собираемся рассорить моего лучшего друга с его девушкой. И я не очень уверен, что он посчитает это достаточно благородным. Поэтому сомневаюсь насчет благодарности.

Признаться Леве в том, что он старается вовсе не ради Павлика, а исключительно ради себя, он так и не решился.

– Да брось! – легкомысленно отмахнулся от него тот. – Вот увидишь, все получится как надо. Главное, чтобы бабушка Мура не заартачилась. – Он въехал по проселку в деревню и вытянул шею, обозревая окрестности. – Хм. Не вижу, чтобы на домах висели таблички с номерами. Придется останавливаться и спрашивать дорогу у аборигенов.

– Ты хотя бы знаешь полное имя этой бабуси? – поинтересовался Терентий. – Не можем же мы искать просто бабу Муру? Или можем?

– Полностью ее зовут Мария Игнатьевна Покосова, – важно сказал Лёва. – Только у кого мы будем спрашивать? Я ни одной живой души не вижу, все как будто специально попрятались.

Не успел он договорить, как возле ближайшей калитки материализовалась крепкая старушка, одетая, несмотря на жару, в платье с длинными рукавами и вязаную жилетку. На ногах ее красовались криво обрезанные сапоги, голову прикрывала панама с волнистыми полями.

– О, какой колоритный экспонат, – понизив голос, заметил Лёва.

Старушка приложила руку ко лбу и смотрела на огромный автомобиль с искренним интересом.

– Здрасте, бабушка! – первым поздоровался Терентий, выпрыгивая на землю. – Это ведь деревня Валюшино?

– Валюшино, – подтвердила старушка высоким и звонким голосом. – А вы приехали разве к кому?

– Приехали, – встрял Лёва, тоже выбравшийся наружу. Он подошел поближе, разгребая ногами траву, в которой белели мелкие головки клевера. – Ищем Марию Игнатьевну Покосову.

– Бабу Муру? – всполошилась старушка. – Поздненько ж вы!

Лёва поднес к глазам руку, посмотрел на часы и оскорбился.

– Как же поздненько, когда еще только начало одиннадцатого!

– Да че тебе будильник твой скажет, – махнула рукой старушка. – Я ж не про время говорю. Баба Мура уж три дня как помирает.

– Эх, – топнул ногой Лёва. – Не повезло! Выходит, болеет она?

– Не, не болеет. Просто легла и решила помереть. – Старушка отделилась от калитки и подошла поближе к приезжим. – Всем соседям загодя сообщила, чтобы готовились.

– Как это – просто решила помереть? – не поверил Терентий, который все это время вдумчиво жевал травинку. – Без всякой причины?

– У нее любимая свинья сдохла, – доверительно сообщила старушка. – Больше никого из близких не осталось.

– Нашла из-за чего помирать! – возмутился Лёва. – Знаете, сколько вокруг свиней?! Выбирай любую и воспитывай.

– А вы ей кто будете? – спросила старушка, изнывая от любопытства.

– Родственники, – соврал Лёва. И тут же застеснялся: – Ну, или почти родственники. Из Москвы. Хотели ее на день рождения пригласить.

– А она говорила, что москвичи ее и знать не хотят! – сообщила старушка, явно не желая сворачивать разговор.

– Мы дальние родственники, – попытался «отмыться от позора» Терентий. – Она наша двоюродная бабушка. Мы ее, между прочим, совершенно случайно отыскали.

– Так вы тогда идите, идите! – Старушка замахала руками, как будто приезжие были козами, которых следовало загнать во двор. – Может, Мура еще и передумает. Она в прошлом году тоже собиралась преставиться. Но когда град пошел, душа-то не выдержала – побежала наша Мура чеснок спасать. Наковырялась в огороде так, что и помереть забыла.

И старушка засмеялась тонким дребезжащим смехом. Терентию почему-то сразу вспомнился старый сервант в родительском доме. Когда он был маленьким, их семья жила возле трамвайной линии, и когда трамвай проходил мимо окон, в огромном серванте мелко дрожал мамин польский сервиз.

Вообще в этой деревне Валюшино как-то сразу вспоминалось детство – с ободранными коленками, поеданием белых корешков осоки на болотах, разжиганием костров и ловлей головастиков. Огромный Лёвин автомобиль казался здесь неуместным. Удивительное дело! В Москве Терентий от него глаз не мог оторвать и долго ходил вокруг, разглядывая кузов и колеса. А здесь, возле колодца, он казался просто огромным куском металла, который отвратительно пах бензином.

Лёве, конечно, подобные мысли в голову не приходили. Он гордо забрался в своего железного коня и повернул ключ в замке зажигания.

– Поезжайте все прямо и прямо. Последний дом по правую руку вам нужен, – крикнула им вслед общительная старушка. – Собаку ее зовут Бубенчик!

– Только собаки нам не хватало, – проворчал Лёва. – Надо же, как не повезло: помирает баба Мура!

– Да подожди ты так сразу сдаваться, – подбодрил его Терентий. – Сказали же тебе: может, она еще и раздумает.

– Знаешь, я решил, – ответил Лёва, на самом малом ходу двигаясь по дороге к краю деревни. – Если она и впрямь отдаст богу душу, тогда я Павлику и Анжеле все сам скажу. Прямо на траурной церемонии. Никто не посмеет побить меня на похоронах бабушки!

– Ну, до похорон еще дело не дошло, – снова принялся урезонивать его Терентий. – Придержи лошадей. Вот дом, который нам нужен.

Дом стоял где-то на середине горы, и от калитки открывался захватывающий вид на раскинувшийся внизу лес и цепочку мелких прудов, похожих на следы мамонта, наполненные темно-синей водой.

– Я бы тоже хотел здесь помереть, – мечтательно сказал Лёва, прищурившись вдаль.

– Что-то у тебя какое-то настроение сегодня похоронное, – проворчал Терентий.

– В день рождения всегда так, – напомнил ему Лёва о своем празднике. – Начинаешь задумываться о прошлом, бояться будущего… Эх, лучше вообще не оставаться наедине со своими мыслями.

– У нас, знаешь ли, времени нет философствовать. – Терентий заглянул за забор и охнул. – Если это Бубенчик, то нам вряд ли удастся добраться до крыльца целыми и невредимыми. Интересно, если бабушка Мура лежит и помирает, кто же этого кабана кормит?

– Может, он питается приезжими? – дрогнувшим голосом предположил Лёва, следя за Бубенчиком влажными глазами.

Пес все это время стоял поблизости, с другой стороны забора, и едва слышно рычал. Из копны свалявшейся шерсти виднелись только черные бусины глаз, шишка носа и огромные белоснежные клыки.

– Смотри, сколько у него слюны. Он или бешеный, или сильно голодный.

– Буба, Буба, тю-тю-тю! – позвал Лёва.

Для Бубенчика это стало сигналом к атаке. С басистым лаем он кинулся на забор и принялся со всей силы наскакивать на него снова и снова.

– Глотку раздерешь! – обиженно крикнул Лёва. – Фу, Буба! Иди в свою будку!

Между тем дверь дома внезапно отворилась, и на улицу выглянула хозяйка. Она была простоволоса, в белой рубахе до пола и вязаных носках.

– О, баба Мура, – обрадовался Лёва и пробормотал себе под нос: – Хотя вид, прямо скажем, не нарядный. Мария Игнатьевна! – закричал он. – Мы к вам из Москвы приехали!

– Сейчас, сейчас, – откликнулась старушка умирающим голосом.

– Свиньи мы с тобой. Больную бабушку подняли с постели, – сказал Терентий.

Тем временем «умирающая бабушка» резво проскакала по ступенькам высокого крыльца, схватила упирающегося Бубенчика за ошейник и уверенной рукой потащила куда-то за дом. Пес доставал ей почти до плеча, но бабушка, кажется, управлялась с ним без особых усилий.

– Вот это сила! – восхитился Лёва. – Сдается мне, соседка что-то напутала. Эту энергию мы непременно должны использовать в наших личных целях.

– А вдруг баба Мура еще и не захочет поехать с нами, – высказал свои опасения Терентий.

– Еще как поедет! Я пообещаю купить ей поросенка, – задорно подмигнул ему Лёва. – Против новой свиньи она вряд ли устоит.

Когда хозяйка вернулась, стало слышно, как Бубенчик за домом громыхает цепью. Терентий опасался, что рано или поздно он вернется обратно, волоча за собой будку.

Мария Игнатьевна оказалась на редкость здравомыслящей и сговорчивой старушкой. Как и предполагал Лёва, она необычайно благосклонно отнеслась к идее завести новую свинью и страшно обрадовалась возможности «поехать в город», чтобы познакомиться со своей двоюродной внучкой. На то, чтобы собраться в путь, ей потребовалось пятнадцать минут. Она надела малиновое платье с брошкой под воротником и высокие ботиночки на шнуровке. Белые волосы расчесала и собрала в пучок.

– Получилась не бабушка, а загляденье, – сказал Лёва, когда старушка появилась на дорожке. – Придется еще немного подождать, пока она даст указания соседям по поводу Бубенчика. Но овчинка выделки стоит!

– Как ты собираешься объяснять старушке, что от нее требуется? – поинтересовался Терентий. – Не так-то просто разложить все по полочкам. Бабушка может элементарно не врубиться.

– Все деревенские жители дико сметливые, – со знанием дела заявил Лёва. – Кроме того, ей ни во что не придется вникать. Я написал для нее короткую речь. Поможем ей заучить слова наизусть – и дело в шляпе.

– Твоими бы устами да мед пить, – хмыкнул Терентий.

Ему страшно хотелось курить, но здесь, среди буйной зелени, на воздухе, сладком от запаха клевера и молодых ромашек, курить казалось кощунством. Он вертел в руках зажигалку и с замиранием сердца думал о том, что если безумный Лёвин план все же сработает, то уже сегодня вечером он сможет объясниться с Анжелой. И еще он сможет ее поцеловать. Их первый поцелуй снился ему довольно часто, и он каждый раз просыпался с мучительным стоном – так ему хотелось продолжения.

Только когда бабушка Мура забралась в Лёвин гигантский автомобиль и ее пристегнули ремнем безопасности, Терентий всерьез поверил, что продолжение действительно возможно.

Глава 15

Терентий явился в ресторан раньше других гостей. Ему нужно было на второй этаж, и он медленно пошел по ступенькам. Легкая кружевная лестница напоминала длинную карандашную стружку. Наверху, по большому залу, беспрестанно двигались официанты, упакованные в белую хрустящую форму, – на уровне плеч они держали продолговатые подносы с закусками. Лёва вертелся поблизости: он тоже был в белом костюме и отличался от обслуживающего персонала только пижонским шейным платком.

– А где же наша баба Мура? – напряженным голосом спросил Терентий, не обнаружив Марии Игнатьевны за столом.

– Разучивает текст возле дамской комнаты, – ответил Лёва, радуясь появлению своего напарника. – Я ей все объяснил, она обещала не ударить в грязь лицом.

– Ну, что ж, тогда… Поздравляю тебя с днем рождения! – улыбнулся Терентий, вручая Лёве свой подарок, завернутый в шуршащую бумагу.

– Спасибо! – разулыбался тот, но все-таки не удержался и добавил: – Самым лучшим подарком для меня будет успех нашего сегодняшнего предприятия. Я дал Виктории обещание, что совсем скоро Павлик с Анжелой окажутся на свободе.

Судя по всему, Виктория имела на Лёву колоссальное влияние. И просто счастье, что она оказалась умной и проницательной девушкой.

– Катерину я тоже пригласил, – сообщил именинник, укладывая подарок на небольшой столик, стоявший возле окна.

– Свою бывшую жену? – удивился Терентий. – Бог ты мой, зачем?!

– Из чувства справедливости и милосердия. Когда мы освободим Павлика, надо же ему будет куда-нибудь деваться! Пусть прибьется к Катерине, чтобы не чувствовать себя одиноким. Насколько я понимаю, по жизни он привык ходить на буксире. Катерина уж точно не даст ему пропасть.

– А она-то почему согласилась? Каково ей будет встретиться с Викторией? А Виктории – с ней?

– Хм.

О такой простой вещи Лёва вообще не подумал. Он был просто одержим идеей расстроить случайный союз Анжелы и Павлика и как-то упустил из виду свои собственные интересы.

– Катерина хотя бы в курсе, что ты будешь сидеть во главе стола вместе со своей новой девушкой?

– Кажется, нет, – Лёва задумчиво пошевелил бровями. – Мы разговаривали только о Павлике, снова о Павлике и еще раз о Павлике. Ты знаешь, Катерина просто помешалась на нем.

Именно в этот момент вышеозначенная Катерина появилась на верхней ступеньке лестницы. Она была в праздничном наряде, с распущенными волосами, и Лёва даже вздрогнул, увидев, с каким решительным выражением лица она направляется к нему.

– Поздравляю тебя с днем рождения, – сказала Катерина, вручая своему все еще мужу коробку, завернутую в пеструю бумагу. – Надеюсь, тебе понравится.

Когда он попытался развязать ленточку, она приказным тоном добавила:

– Дома посмотришь!

Вероятно, именно так она общалась с Лёвой на протяжении всей совместной жизни – командовала, не задумываясь о последствиях.

– Катерина, я решил тебя предупредить, что буду не один, – набрав полную грудь воздуха, выпалил Лёва.

– Я это предвидела, – усмехнулась она. – И решила, что вполне обойдусь без непосредственного участия в торжестве. Поэтому заказала себе столик на первом этаже этого же самого ресторана. Буду сидеть там и ждать развития событий.

– Ну вот, видишь, как все замечательно складывается! – радостно воскликнул Лёва, обращаясь к Терентию, как только Катерина удалилась. На радостях он даже ткнул его локтем в бок. – У меня есть теория: если все идет как по маслу, значит, ты двигаешься по жизни в верном направлении.

– Мне бы твой оптимизм, – пробормотал Терентий.

Почему-то именно теперь, когда маленькая стрелка часов приблизилась к заветной цифре «семь», его охватил неконтролируемый страх. Лёва действительно оптимист и деловой парень, но вдруг он ошибается? Вдруг их «операция» провалится, все пойдет наперекосяк, и Анжела наотрез откажется расставаться с Павликом?

Чтобы хоть немного успокоиться, Терентий решил выкурить сигарету. Выяснив, что в ресторане имеется курительная комната, он отправился разыскивать ее, заранее достав из кармана зажигалку. В небольшом закутке возле туалетов, где стояли мягкие диванчики и важный пластмассовый фикус, он обнаружил бабушку Муру, которая сидела, скрестив ноги в шнурованных ботинках, и пила вермут из треугольного бокала.

– Мария Игнатьевна, у вас все в порядке? – на всякий случай спросил он.

– Все просто замечательно, – ответила та и отхлебнула еще один глоточек.

У старушки был такой умильный вид, что Терентий против воли развеселился. Господи, какой глупой их с Лёвой затея выглядит со стороны! Глупой и смешной! Даже, можно сказать, комичной. А они сами похожи на двух массовиков-затейников. Ради своей цели Лёва даже пожертвовал своим юбилеем. В том смысле, что не пригласил на него ни школьных друзей, ни родственников. Только тех, кто был необходим ему для решения поставленной задачи.

Хмыкнув, Терентий завернул за угол и, обнаружив наконец место для курения, зажег сигарету. Глубоко затянулся и покачал головой. А он-то сам на что надеется? И на кого? На бабу Муру? Лучше уж надеяться на чудо. Кстати, совершенно непохоже, что старушка разучивает речь. Судя по всему, она просто сидит и ловит кайф.

Возвратившись в зал, он хотел было сообщить о своих наблюдениях Лёве, но не успел, потому что именно в этот момент в зале появились самые ожидаемые гости – Анжела и Павлик.

Увидев Анжелу, Терентий мгновенно забыл про бабушку Муру и вообще про все на свете. Как сокрушительно она действует на него, даже удивительно. Он-то считал себя крепким, чуждым всяких сантиментов… Глупец. Анжела была сегодня такой красивой, такой оживленной, сияющей! Она шла через зал легкой походкой с букетом цветов в руках и широко улыбалась имениннику. Павлик шагал рядом, и у Терентия от внезапно пронзившей его ревности свело челюсти.

Эта девушка должна принадлежать ему! Глупую или не глупую игру они с Лёвой затеяли, но это все-таки шанс добиться того, чего он так страстно желает. «Ну случаются же в жизни удивительные вещи! – с отчаянной надеждой подумал он, наблюдая за тем, как Анжела и Павлик по очереди обнимают юбиляра. – А вдруг все получится? Вот так, дуриком?! В конце концов, почему это Лёва верит в успех, а я строю тут из себя скептика? Уже и лапки сложил! Я же самое заинтересованное лицо».

Настроение Терентия скакнуло вверх, он встряхнулся и, расправив плечи, двинулся к гостям.

– О, какие люди! – воскликнул он, хлопая лучшего друга по плечу и задорно подмигивая Анжеле. – Павлик, надо же, какой ты сегодня душистый!

– Это новая туалетная вода, – оживился тот. – Как, по-твоему, ничего? Мне подходит?

– Немножко пахнешь елкой, но в общем и целом вполне сносно.

– Опять ты прикалываешься. Ни о чем тебя серьезно спросить нельзя…

– Я артист, мне по штату положено будоражить окружающих.

С этими словами он поклонился, схватил руку Анжелы, поднес ее к губам и поцеловал.

– Леди, вы сегодня ослепительны. Если кавалер покажется вам слишком занудным, милости прошу на мой угол стола.

– Тебя посадили в угол? – язвительно уточнил Павлик. – И ты не возмутился?

– А чего мне возмущаться? Сидеть на углу во время застолья очень выгодно. Невозможно переесть: угол впивается в желудок и контролирует аппетит.

Он веселился, и Анжела охотно смеялась его шуткам. На самом деле ей было приятно, что сегодня Терентий в приподнятом настроении. Вот на своем новоселье он был сам не свой. Может быть, из-за того, что не пришла Виктория, и компания получилась довольно странной? Одна Анжела и целых три кавалера. Ей тогда даже не удалось пообщаться с Терентием с глазу на глаз. Может быть, сегодня удастся?

Если бы Терентий только знал, как она рада его видеть! Хотя Анжела и не желала себе в этом признаваться, но это именно ради него она с самого утра занималась собственной внешностью. Только на то, чтобы выбрать платье, у нее ушло часа два. Она вытащила из шкафа все, что там было, до последней тряпки. И все честно перемерила. Даже кот Тихон взбудоражился и пришел проверять, что происходит.

Между тем Павлик, наоборот, скис с самого утра. Было ясно, что ему не очень хочется идти в ресторан. Он бродил по квартире как неприкаянный, перевешивая свежевыглаженную рубашку с одного места на другое.

– Ты что, плохо себя чувствуешь? – не выдержала и поинтересовалась Анжела, ощутив легкое раздражение и тут же одернув себя.

«Чего я на него злюсь? – подумала она. – Он же всегда такой».

С каждым днем ей становилось все труднее и труднее убеждать себя в том, что они с Павликом – идеальная пара. Конечно, она сентиментальная, романтичная… Но ведь не дурочка! На то, чтобы поддерживать Павлика, у нее порой просто не хватало душевных сил. «Когда люди любят друг друга, – размышляла Анжела, – они тратят душевную энергию, не задумываясь. Просто потому, что у любящих ее в избытке. А моя душевная энергия как-то подозрительно быстро заканчивается. Получается, что я не люблю Павлика по-настоящему?»

Такие мысли все чаще приходили Анжеле в голову. Однако о разрыве с ним она всерьез никогда не думала. Не в ее это характере – ввязавшись в драку, трусливо сбежать с ристалища.

Слава богу, что, когда они приехали в ресторан, Павлик немного приободрился. Хотя по сравнению с Терентием все равно выглядел каким-то растерянным и неприкаянным. Анжела неожиданно подумала, что именно таким он был рядом с Тамарой. На секунду ее обожгла мысль, будто иногда он и ведет себя с ней точно так же, как со злой женой, – покорно выполняя все просьбы и кивая в ответ на любое замечание. «Так ведь можно незаметно для себя превратиться в мымру, помыкающую мужем. Он просто развращает меня своим послушанием!» – с ужасом подумала она.

Чтобы проверить свою догадку, Анжела показала пальцем на левую сторону стола и заявила:

– Давай сядем сюда.

– Конечно, – отозвался Павлик, не задумываясь. – Куда захочешь, туда и сядем.

– Нет, я передумала, – Анжела резко изменила направление и начала отодвигать в сторону стулья. – Хочу пролезть вон туда, в самый центр.

Ей казалось, что любой здравомыслящий человек примется возражать, однако Павлик даже ухом не повел. Его пресная покладистость, безразличие к мелочам почему-то именно сегодня больно задевали Анжелу. Возможно, потому, что совсем рядом находился Терентий – оживленный, яркий, веселый, готовый проявлять и учтивость, и твердость характера, если это необходимо.

Пока Анжела таскала Павлика вокруг стола, в зал вошла Виктория. Все были неожиданно рады ее видеть. С хорошими и умными людьми всегда так. На какое-то время ты можешь забыть об их существовании, но когда вы снова встречаетесь, испытываешь душевный подъем.

Самый серьезный душевный подъем при ее появлении испытал, конечно, Лёва. Если до сих пор он был лампочкой, освещавшей пространство вокруг себя, то сейчас засиял, как солнце, которому под силу обогреть целый мир.

Виктория горячо расцеловала его и сказала, что вручит ему подарок позже, тет-а-тет. Лёва хихикнул. Тепло поздоровавшись со всеми присутствующими, Виктория отвела именинника в сторонку и, окинув проницательным взглядом зал, сказала:

– Так, Лев. Чует мое сердце, ты что-то затеваешь. Этот удивительный подбор гостей, эти воздушные шары…

– Господи, ну как же с тобой неинтересно! – всплеснул руками Лёва. – Мы с Терентием кое-что задумали. Понятия не имею, как тебе удалось об этом догадаться.

– У меня очки волшебные, – сказала Виктория. – С их помощью я вижу тебя насквозь.

– А через них видно, как я тебя люблю? – шепнул он ей на ушко.

Виктория рассмеялась и звонко чмокнула его в щеку.

– Я тебя тоже очень люблю! – сказала она так, чтобы слышал только он один.

Лёва счастливо улыбнулся и тотчас натолкнулся взглядом на Терентия, который стоял поодаль и строил ему рожи. Усадив Викторию рядом с Анжелой и убедившись в том, что девушки увлеклись разговором, он подскочил к Терентию и шепотом спросил:

– Что случилось?

– Спрашиваешь, что случилось?! Ты совершенно забыл про наш джокер! Баба Мура, если мне не изменяет память, по твоему же сценарию должна была сидеть за столом и встречать гостей. А она до сих пор ошивается возле дамской комнаты. Наверное, чувствует себя всеми покинутой.

– А ты что, сам не мог ее привести? Видел же, что я зашиваюсь.

– С какой стати я буду ее вести и куда-то усаживать, когда это твой юбилей. Ты тут распоряжаешься, между прочим.

– Вот так всегда ссорятся сообщники, вместе ввязавшиеся в аферу. Потом начинается потасовка или стрельба из пистолетов. Ладно, я побежал за ней, – махнул рукой Лёва. – Следи за тем, чтобы никому не было скучно.

Он метнулся по коридору к туалетам и обнаружил бабу Муру дремлющей на диванчике. Растолкав старушку, он повел ее в зал, приговаривая, что все ей будут чрезвычайно рады. Баба Мура шла неуверенно и то и дело норовила свернуть с пути. Лёве приходилось практически нести ее, держа под локти.

Не успели они добраться до зала, как услышали голоса – по лестнице поднимались новые гости. Лёва узнал голос Маргариты Ивановны.

– О! Вот и ваша первая родственница появилась, – воскликнул он, рассчитывая взбодрить бабу Муру. – Сядете, поговорите с ней о своих корнях… Вы слова своей речи не забыли?

Старушка помотала головой, подтверждая, что не забыла, и тут же радостно воскликнула:

– Никак Маргаритка?! Маргаритка, это ты? Вот выросла-то! А была такая махонькая, такая тонюсенькая, как прутик!

Маргарита Ивановна, хотя и была морально подготовлена к появлению на Лёвином юбилее своей престарелой родственницы, все равно слегка стушевалась. Выручил ее Валерий Петрович, который быстренько представился бабе Муре и взял ее под свое крыло.

Когда всей компанией они появились в зале, присутствующие встретили их оживленными приветствиями. Анжела вскочила с места и сразу же подскочила к матери.

– Ага! – воскликнула она, уперев руки в бока. – Тебя все-таки привезли обратно!

– Что значит – привезли обратно? Я же не тюк, путешествующий с верблюдами, – оскорбилась Маргарита Ивановна.

– Ма, ну как же так можно?! Я чуть с ума не сошла, когда ты перестала отвечать на звонки.

– Ничего-ничего, иногда немного полезно поволноваться за родную мать, – усмехнулась та.

– И ты обо мне совсем-совсем не думала? – обиженно спросила Анжела.

– Ну, конечно же, думала, дурочка, – ласково сказала Маргарита Ивановна и распахнула объятия. – Иди сюда!

Они некоторое время обнимались, целовались, снова пикировались и обменивались обвинениями, но потом все же угомонились, и Маргарита Ивановна вспомнила бабу Муру.

– Кстати, Анжела, познакомься, это Мария Игнатьевна, твоя двоюродная бабушка.

– Моя собственная бабушка? – изумилась та. – По твоей линии или по папиной?

– По моей, – при воспоминании о муже у Маргариты Ивановны против воли поджались губы.

Анжела обняла новообретенную бабушку и даже испытала прилив родственных чувств.

– Вы ведь не в Москве живете, да? Не трудно вам было добираться? – поинтересовалась она.

– Дык… Меня молодой человек привез, – светло улыбнулась баба Мура и добавила: – Свинью обещал купить. Такой славный мальчик… Выходи за него замуж!

Вертевшегося поблизости Лёву от ее слов просто перекосило. Он хотел наступить старушке на ногу, чтобы она не несла всякую отсебятину, но не смог незаметно к ней подобраться. К счастью, все восприняли пассаж бабы Муры как шутку и весело рассмеялись.

Один только Павлик даже не потрудился сделать вид, что ему смешно. Он сидел в стороне от всех и ощущал страшную пустоту в душе. Анжела была прямо перед его глазами – чудесная, красивая, милая… Но чужая! Только сейчас он понял, что между ними нет никакого взаимного притяжения. Чтобы чувствовать себя живым, настоящим, ему нужна была опора, а не подпорка. А Анжела ну никак не подходила на эту роль! Самое ужасное, что Павлик точно знал, какая женщина ему нужна. Однако понимал, что не сможет выпутаться из всего этого… Ему никогда не удастся стать по-настоящему свободным.

Павлик так задумался, что пропустил момент, когда все гости заняли свои места за столом и принялись за еду. Каким-то волшебным образом в его тарелке появился кусок холодца и салат, и он начал машинально жевать, не замечая вкуса угощений. Очнулся он лишь тогда, когда Лёва встал и постучал вилкой по пустому бокалу, призывая присутствующих замолчать.

– Теперь после всех тостов, произнесенных в честь юбиляра, то есть меня, – начал он, когда установилась тишина, – я тоже хочу кое-что сказать. – Он обвел глазами стол и солидно откашлялся. – Знаете, мне ужасно приятно, что в день своего тридцатилетия, подводя кое-какие итоги, я могу похвастаться не только достижениями, но и замечательными друзьями. Причем как старыми, так и новыми, с которыми мне хорошо и приятно находиться рядом. Но и это еще не все! Сейчас здесь, со мной, лучшая женщина на свете, и я счастлив, что она рядом и смотрит на меня влюбленными глазами.

Все растроганно засмеялись, а Лёва продолжил:

– Кстати, я очень рад, что не только мне одному повезло встретить любимого человека. Моя лучшая подруга Анжела тоже нашла свою вторую половинку, Павлика. – Лёва сделал паузу и со значением посмотрел сначала на Терентия, а потом на бабу Муру.

Баба Мура заерзала, пытаясь взять в толк, чего от нее хотят. Со стороны казалось, что она отлично держится. И только один официант, разносивший напитки, знал, сколько вермутов бабушка уговорила еще до начала застолья. На самом деле все это время она дремала с открытыми глазами. Этим нехитрым приемом владеют все на свете старушки. Им ничего не стоит обвести вокруг пальца даже самого внимательного наблюдателя.

– Две прекрасные пары соединили свои сердца, и я подумал, что именно сейчас, когда и мы с Викторией, и Анжела с Павликом, все стоим на пороге новой жизни, было бы очень хорошо, чтобы свое напутственное слово нам сказала представительница старшего поколения, наша дорогая гостья, Анжелина бабушка, Мария Игнатьевна. Или просто баба Мура!

Лёва завершил свою речь так торжественно, что все невольно захлопали и заулыбались. Головы одна за другой начали поворачиваться в сторону милой старушки, которая производила самое благоприятное впечатление на собравшихся.

– Просим! Просим! – закричал Терентий и вытянул руки вверх, чтобы аплодировать в полную силу.

– Давайте, бабушка! – поддержал его Валерий Петрович. – Мы вас любим!

Аплодисменты зазвучали еще громче, Павлик легонько подтолкнул старушку под локоть, она широко распахнула глаза… И не поняла, где находится. Обвела осоловевшим взглядом сидящих за столом людей. Все улыбались и кричали: «Просим! Просим!» Баба Мура решила, что ее просят спеть – недаром же она славилась во всей деревне, да и не только в своей, но и в окрестных деревнях тоже, звонким голосом. Еще она знала одну чечетку и с удовольствием отбивала ее, надев ботинки с набойками.

Подчиняясь призывам, баба Мура полезла из-за стола и, в конце концов, вышла на середину зала. Все гости сели поудобнее, чтобы лучше видеть.

– Частушка! – громко объявила баба Мура и неожиданно широко раскинула руки.

Лёва с Терентием успели быстро и изумленно переглянуться, когда на весь ресторан грянул звонкий и сильный голос:

– Эх, меня ты полюбил,
А потом доской побил!
Я найду потише —
Баяниста Тишу!
Э-э-э-эх! Эх! Эх! Эх!

Баба Мура закружилась, притопывая ногой по полу. Прятавшиеся в тени музыканты попытались нестройно подхватить мелодию, но потрясенный до глубины души Лёва, который так и не успел сесть на свое место, громко закричал:

– Стоп, стоп, стоп!!!

Музыка оборвалась. Самодеятельная артистка перестала кружиться и теперь изумленно хлопала глазами.

– Баба Мура, что вы делаете?! – простонал Лёва.

– Как что? – удивилась она. – Свинью отрабатываю!

Терентий захохотал, откинув голову назад. Все остальные по инерции улыбались, но никто толком не понимал, что все-таки происходит. Терентий вскочил и помог старушке вернуться на свое место. Анжела слышала, как он тихонько всхлипывал по дороге от смеха.

– Ну, вот что, – между тем заявил Лёва. – Раз напутственного слова не получилось, я сделаю все сам! То, что я хочу сказать, чрезвычайно важно. Это касается личных взаимоотношений. Собственно, именно для этого я собрал вас сегодня здесь…

– Лёва, ты о чем? – взволнованно спросила Виктория.

– Это я должен был выйти замуж за Павлика! – бухнул тот.

– Ну, не стоит кидаться в крайности, – раздался слабый голос Маргариты Ивановны.

После чего в зале повисла гробовая тишина. И в этот момент Терентий понял, что настал его звездный час. Конечно, было бы здорово завоевать Анжелу с чужой помощью, чтобы она, так сказать, сама свалилась ему в руки. Но, как выясняется, за все стоящее в этой жизни приходится бороться. Он отыскал глазами Анжелу.

Девушка смотрела на него с затаенной надеждой. «Вот странно, – пронеслось в голове Терентия. – Она ведь не знает, что я сейчас собираюсь объявить, а сердцем уже все почувствовала». Возможно, ее надежда придала ему сил. А возможно, он просто понял, что медлить больше нельзя, потому что в своих отношениях они с Анжелой именно сейчас проходят точку невозврата. Ему нельзя упустить этот момент!

Все предрассудки, все страхи внезапно слетели с Терентия как шелуха, и он ощутил такой мощный прилив сил, что готов был, если бы потребовалось, победить целое полчище врагов. Однако его враги были невидимыми – страх, дурацкие опасения, сомнения и неверие в свои чувства, неверие в женщину, которая на самом-то деле только и ждала, когда до него наконец дойдет простая и такая важная для них обоих истина.

– Подожди, Лёва, – сказал Терентий низким, хрипловатым голосом, поднявшись со своего места. – Нет, пожалуй, я тоже выйду на середину зала.

Он действительно вышел и остановился на том самом месте, где баба Мура недавно давала концерт. Присутствующие, затаив дыхание, смотрели на него. Почему-то все сразу поняли, что это важная минута. Маргарита Ивановна бросила тревожный взгляд на дочь. Но, увидев выражение ее лица, сразу же расслабилась. «Наконец-то, – подумала она. – Теперь я могу с чистой совестью наслаждаться своим собственным счастьем». Она незаметно положила свою руку на руку Валерия Петровича и сильно сжала его пальцы.

– Не знаю, почему я так долго молчал, – сказал Терентий, снова отыскав взглядом глаза Анжелы и уже не отпуская их, – наверное, потому, что, как всякий нормальный мужчина, я не очень люблю открывать свою душу. Но сейчас я не могу молчать. В моей жизни наступил момент, когда все запреты, все доводы рассудка оказываются ненужными. Я хочу, чтобы все слышали то, что я сейчас скажу. Я люблю Анжелу и собираюсь жениться на ней. Я рассчитываю жить с ней до конца своих дней – и не потому, что так принято, а потому, что я действительно люблю ее больше всего на свете. Больше музыки.

Анжела улыбнулась сквозь слезы, которые потекли по ее щекам. Она не отрывала от Терентия глаз, впитывая каждое его слово. Это были драгоценные слова, которые – она знала это наверняка! – навсегда останутся в ее сердце.

Терентий был прав, тысячу раз прав! Конечно, они будут вместе, и ничто их больше не разлучит. Ни одна женщина не может устоять перед настоящей любовью, и Анжела не стала исключением из правил. Каждой клеточкой своей души она чувствовала силу любви, которую Терентий посылал ей сейчас, никого не стесняясь, ничего не боясь…

– Скажи мне «да», Анжела! – потребовал Терентий, глядя на свою избранницу пылающим взором.

– Да! – ответила она, не раздумывая ни секунды.

Раздался один общий громкий выдох. Все присутствующие, ставшие невольными свидетелями романтической сцены, с трудом перевели дух. Громче всех выдохнул Лёва. В его «фу-у-у» чувствовалось невероятное облегчение.

Анжела между тем повернулась к Павлику и прижала руку к груди. Павлик выглядел ошалевшим, но и только.

– Павлик, прости меня! – попросила она. – Ты замечательный человек, и я очень рада, что познакомилась с тобой, но… Я люблю Терентия. И с этим ничего нельзя поделать!

– Анжела, – ответил Павлик дрожащим голосом. – Если бы ты знала, как я рад!

– Ты за меня рад? – удивилась она.

– И за тебя рад, но и за себя тоже!

В этот момент подошел Терентий, обнял ее и прижал к себе. Потом под улюлюканье гостей он поцеловал Анжелу – нежно и страстно.

Маргарита Ивановна прослезилась.

– Прикладываю платочек к глазам, как какая-нибудь матрона, – смеясь и плача, пожаловалась она Валерию Петровичу. – Но у меня накрашены глаза. Я же собиралась на день рождения, а не на помолвку собственной дочери!

Между тем шустрый Лёва подобрался поближе к сидевшему с мечтательным видом Павлику, наклонился и произнес:

– Между прочим, твоя тайная страсть тоже здесь.

– Какая тайная страсть? – Павлик вспыхнул, сделавшись похожим на один из алых шариков, которые болтались под потолком.

– Которая на букву «К».

Павлик начал взволнованно оглядываться по сторонам.

– Что, где? – бормотал он.

– Ты теперь вольная птица, – продолжал нахальный Лёва. – Так что лети на первый этаж. Она ждет тебя там. Надеюсь, вы оба оцените мое благородство.

Именно в этот замечательный момент кто-то постучал его по спине. Он повернулся и увидел бабу Муру.

– Неужто вы наконец дозрели, Мария Игнатьевна? – спросил Лёва ехидно. – Хотите сказать мудрое напутственное слово? Ну, давайте говорите.

– Вот тебе, молодой человек, мое напутственное слово, – заявила старушка, глядя на него невинными глазами. – Свинью привези мне к понедельнику. И ничего не перепутай: это непременно должна быть хрюшка, а не хряк.

/9j/4AAQSkZJRgABAQEBLAEsAAD/4RgrRXhpZgAASUkqAAgAAAAOAAABAwABAAAA7woAAAEBAwABAAAATggAAAIBAwAEAAAAtgAAAAMBAwABAAAAAQAAAAYBAwABAAAABQAAABIBAwABAAAAAQAAABUBAwABAAAABAAAABoBBQABAAAAvgAAABsBBQABAAAAxgAAABwBAwABAAAAAQAAACgBAwABAAAAAgAAADEBAgAUAAAAzgAAADIBAgAUAAAA4gAAAGmHBAABAAAA+AAAACQBAAAIAAgACAAIACwBAAABAAAALAEAAAEAAABBZG9iZSBQaG90b3Nob3AgNy4wADIwMTE6MDE6MTYgMjM6NTg6MTEAAAADAAGgAwABAAAAAQAAAAKgBAABAAAADQYAAAOgBAABAAAAhgkAAAAAAAAAAAYAAwEDAAEAAAAGAAAAGgEFAAEAAAByAQAAGwEFAAEAAAB6AQAAKAEDAAEAAAACAAAAAQIEAAEAAACCAQAAAgIEAAEAAAChFgAAAAAAACwBAAABAAAALAEAAAEAAAD/2P/gABBKRklGAAECAQBIAEgAAP/tAAxBZG9iZV9DTQAB/+4ADkFkb2JlAGSAAAAAAf/bAIQADAgICAkIDAkJDBELCgsRFQ8MDA8VGBMTFRMTGBEMDAwMDAwRDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAENCwsNDg0QDg4QFA4ODhQUDg4ODhQRDAwMDAwREQwMDAwMDBEMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwM/8AAEQgAgABRAwEiAAIRAQMRAf/dAAQABv/EAT8AAAEFAQEBAQEBAAAAAAAAAAMAAQIEBQYHCAkKCwEAAQUBAQEBAQEAAAAAAAAAAQACAwQFBgcICQoLEAABBAEDAgQCBQcGCAUDDDMBAAIRAwQhEjEFQVFhEyJxgTIGFJGhsUIjJBVSwWIzNHKC0UMHJZJT8OHxY3M1FqKygyZEk1RkRcKjdDYX0lXiZfKzhMPTdePzRieUpIW0lcTU5PSltcXV5fVWZnaGlqa2xtbm9jdHV2d3h5ent8fX5/cRAAICAQIEBAMEBQYHBwYFNQEAAhEDITESBEFRYXEiEwUygZEUobFCI8FS0fAzJGLhcoKSQ1MVY3M08SUGFqKygwcmNcLSRJNUoxdkRVU2dGXi8rOEw9N14/NGlKSFtJXE1OT0pbXF1eX1VmZ2hpamtsbW5vYnN0dXZ3eHl6e3x//aAAwDAQACEQMRAD8A7tJBy8qjDxn5WQS2quNxaC4+4hjYa36Xucqd/wBYekY9ja7LXl7q/VAZW98Mj1N79g9m2v8AS/8AFfpFbM4x3IHm08eDLkF48c57/JGUvl9Uvl/d4mZ6pYeo2YFWFbb6Dqhdex9e1rbvoWuqLvW2t/P9n0Ez+tY7L66hRe9luV9ibkAM9P1tdzfdZ62xmx/6T0kNmX07Eu/aZyLCOsPrZVV6Z1e0Cqnaz+ca7a3agel0HKtvcy68HpFz8p7Guc1tVm57r7aGlv6Zjn02ez9Ixn+C9P1U3jG3EPtX+xOrOOfCNCeGXzX7cv8Ax30NynreFf1T9l0i19259Zt2RTvqG6+sXOd73U7mtfsZ9NSxOsYeWcYVCwfbLLqqS5oA3Y+71nP9x2s9n6JVK8joNP7PzWWPHrXX2YOjiS/Kd+s7q9v8z6tns3/zar1O+rGFY7qlVl9LcO+zczdYahbYNt/p4zt7NtrX7v0X/UIe4P3h33T92yHbFk/dHol/OcXt8P8Aj+lM3604j2ODaH/aW5P2U4fq1C6S4Veu1m/3U+s70/8AzBWbeu4VeUcbZe8DIbhnIbXNPruIb6Pqlzfobv0nsWU63o+DVXiXZ9zbbMk9SD/SaLGPsG5jXMaPb9L1fR2vu9P9G+tG6g/6s05/qZGRdTZbbVmBlT3fZ33CHUZDQ1r6vVe1rd37/wDhEvcj+8NPFd91yEisOQ8QMo8MZniEeoegSVKzrXTGYR6g66caQC9rXSC4xt9MgO+kFapurvrbbUdzHAOBiNHAPbz/ACXp4kDsQerBLFkiLlCURZjcomPrj80f7zNJJJFY/wD/0Om+tRj6vZuu2RWJ8Jtrasrobr6eqNweqHXqGEPQcdSA7/BB0NbvfTX72/QZ6FVS6e+inIpdTkVttpfG6t4lpghwkfyXLP65i2fYW3YWLXdlYhYcduwOe1jS02Nxd30bWsZ+j/6CmyQPFxj9EDTvXzK5TmY+z91kK92cv1pqPtnJHHHFLi/q5Mf63+o85i2vqpx8a4A2dC+1ZF26Ze6lz/s2w/mt+0Pbu/fT147+nDFLXbm5/T8mu+wyA5xa/Irc3cfpO3VMWxhYRe/O6h1TDA/ab2NGHG9wZWC9rrWH0/c/02P/APPiu3N6VfWyq3DNrMcbaWOpdDQNrdten0PoJkcRIv8Axb8P++hFtZfiEI5DHhMhKzm4OGUOPJCc5cB/S9rms+T+p+reS6Y1+Ti4WXaC2rGvx8KloMAjd6r7B+c61l9jf3Gen/xaVZyKvtvUbGC7p9GcfWpJ+kS/+b2EbNnsp9Xf/wAF/g/UXWsb0z06qPssU1PbZRUKHBtbhPun6PqNsc/3qTK+lGq+j7IG02/pchhqOx5lnud9L1LNzmuS9g0Ndh/zlS+LQMpH2jwykPT+7i4+KfD/AK2X7/8AnHnsLKwMe7rn2wsORZY6yne1rvUY4vux/S3h7X+6ynJ9v+D9Oz/Bqh0x+ZRk0NOVViOPToa7IALHMse97KxvB/SOb6dtft/m6/TXU30dEdsF3Tw9tLQ2vdUIDQd/pt3nb7N383/X/wCFRbcbpOde59+GLr3NbuNtRkj9yXez9F+f/o0vZlpqNP8A0ZaPiWEcd45n3QOPi9ufCccPZh7cJenhlH5nmnZuHZgdLxrK7LqHG63Ir2Cx7h6ljG2s49J9ljsp7XLa+p+Wb+iV0v0tw3Ox3iIOn6Sv2/1H7f7C0qcGim9t9dNFTmM9NnpshzWdmNulvt/keiiVY2NQ+x9NTKn3u33OYIL3a++z953uT4YpRkJEjbh/l/isHM87hy4ZYo45RufuxlKV+szySlxf4Gb5kqSSSmc5/9H0Lbu9ukHWG9vu+Cq5luNXjm60RW3VokBxc0b/ANGZb+kbHqez3oXVM+3BxPVZVvtc/YyYa1pDXW77XWOZ+j/R7fa71rP8B+kWb13KwMvpWNf9pbZkuLf0TXtBO5v6yPs9hd6PpfT37PUQnlOOwNSB39LFjxcdE6RJr+s7OKynJrryaH+pW/cGWySIn37d30foIjm7CN7jtPhz+K5XoGT1TByDa3DyMmuxpa+hrXw1xgm2t+12Pus2N/P9Kz/Srbs/509Qn0cUYDHODq7LrRua3b9B1VLbPe6z37//ADtCHNTJsj01tEdf+cunyoGgPXeR6N5zbG+JHYpbH7d5MNBiSe6jjdMz8bGrpfmbns1aS3cB487d6hfew5D8Qgh9ceoZ0cSA/c1SY+ZlM8PCYka+qtR/gyY5csI/pCQ8OiYVkmCZH5ZSLDpMkHWEVpNgBdzEGNE74iR3T/cl1UMMeqIMYXSO5PtPYJrK9vkYnaQRP9T95Tptb6hb3aQYHMQRp/U+knaXN9rni33B24Aw0N1c97j+c/6OxRSzTjLTWq0OvEn2YkEfj+6h2D99n+ckrPq1f6Qfckne9k/cl/iy/wC8We3D94faP++f/9LrPrVQcjAqrrqD3eswGsuLS4vmmvYz/CPbY9tn8hadXT8PonTxbVjNyLcdodfcGtFr4P6xkbj9J/8AOXelv/4KpYn1hzxi5WHa9rS5gsOMWt3mpzx6duc7cfd9k9Rvp4/+H9/+ErXQ3HJzKGPwLaLKbGCLHje0nc337W+121jX7fd/OpoiOM3uKGv5qgT7Y7Gzp+TXwuu25lLbKsO1zyxlhrBDSPUL21sm302/Rq9V7n+n+jez+cVmq/qd1zP1VtFE/pHWPl5bHNbGD6W/27LPzP8AttQf03JvqNWTlu2ObscytrWtILdtv5v53+D/ANEllM6PZdvybmOdO0Vut9u5u+f0bXe536R7X7k6UoDU0AoAnZJm2tNNxqsLH0RLh+aY3/nfvVvXDdNzet5udkuqodZS4G37Q+drXR+joa+Pe+5v/bf/ABa7IZnSK2mrHG7e7e5lLSNxADefa36LGfnLGxcDE6fjOooufj0glxrc4tbDhLnt37n/AOYoDkjxGWOXFIDh09XDw/8Ao7PCI4JRnH5q4Sf5f1WHTusvMfanNx+2xx90/u/urQt6jT6cscH+bTK5fLsqvybrpeyrafZJc17gzZU+zedvs/nP0SpjJy2UM3PaABDngQJ/edsPv3Kb9bd1f5LKw8PzcP8A0noz17p2K8ZGUf0dcud2Ij84D87atfovVqus9ObmMpspqtc9tbbuXMDnNrsEf6Vo3bPzF55lYTs3KoxKsn1H5DYda9u3afc5+xv0bWsqbvZ6a7nApouwaMJkMbi1+m0OYSNn5lrePSv9v56i5jIBKMB85HEI/KdP5f8AMQMY4DK+tE/NGIdT7PV4H8UlOWf6U/56Sfxz/fk1+GH7sX//0+u630T9pZTSQMZlVW4ZBgh7wXRVtDv0fpt+m9czXm9QxqAzCyLKaXu9RwY/ZAIj3/T9Pb+e6v8A0a7514ZY1hZYSWueXMaXBobGjtn5z/8AB/1Fw/UM3C+0X9VxavUxcgPbXUW7WiwD3WubH+Ec31dirxiJEE2PI/P/AFV8ZkAjcaV/VZU9XtINf6TLhwDbrbLHlwMn1NkP9Nv7jVZx/rC+tljW4zYa4AS5wlp3brX+z9Hs/c96zfq51RtMsvD3C9pLLI3Dc1rrH1tE/SsrZ+atMehdlOLqfotZdWCdpDXTW71K/o7q9jlBeCJlM4j/AHgZSkf/AEZtTxZAABMHbT9FuYWczMJt9LawR7zO10n6I3NasZrXZN3p37muuefdZNv/AEf63+DWji5ovBdWHfoxt2t+iDJaNjXbfBZl+Xj057nMvqtuad9xY6S0gyBZUzexv8tScpOIyZICPB2v/vmHPCXDE/NW9I8mg0urJdLnhzGkQ0gDm1jXfme38xDyr22OBZSKrGtgBup83qLabrsm3IynDIynk7axJDQTuG383f8AuNVBl1eZ1puHmPdj4uO4NyWnc5zj/oH7Gse37R9Df/gqleM+EGUunQNcY+KQjA33PiuK+ofaacinBsySXTTmN9zWz7W10O+hTt/wj3uXpHTGVWYWO41mrIfWw5AcBu3gf4SPa/37ti4qlr+l9erw6vZh3vNTazLmNhpcyS7bvsp/0q7PplpfjkbCC10TG0Hvo1yp8fFmGwuPFjkPx4mxmuOCMKBEZerx/l6W96DP9Sf70kHePF33D+9JT+3l/wA5JpceP90P/9Tu+qdJ/aTsd3rvo+zuLgGfnfRMj3N2WN2+yxcd9YW51YuZmVV0uyLbroYQ5zGu2kMdYdn6Pd7/AFP312jser7ZXltcRcGmoOBMFh9zvY7du2uWF12hmVc/HseS1g3OiC+XDhznh21QSl7QjKWsLrb12RJfgj7sjCOkuHi/q1by/wBWHW05eK+tge4OeNrhIhwfTY7aCz3em9zvprpWzd1C97a5P6Oqt/eGNJf/AJm5Y+N0O2i8elkllUzuP02g8/yV0HpYz6qmBz6/SAAe06mO9n76qZTCdiMvTv8Al/znRMZ8IseuuH+X+E8L9c83qZuOMXPqxnO2sDXRu2je9zzXH6Z29rrm/mfza2Pqd0noOPjHMua12TSxvqEz9B491rmN+n79zN35ih9Z8b1n0Y9vNQNoeBIOrmhrX/S2fn+mrH1UyPTy223PYyptJpIeddSH7aK/du/SM+i1TxEvYx6cPcD/ABWGJHFkH6QAq/xdQ5FWKx97bAaqwbCNSXVh0UuZH6NvqM9P9IuJwGXMzc+y4GvItr9QtaZBY9+3Y3X/AAbhsr/4Ndln5NdGBdkW3jHY4kOfa0FoLvb6YrI/zGLjenOdn9VyDg1bw2obnnRzvew7zv2fo2bdjE3lYA4s2XYSlfFelfyktMwM2OP4PU9VfXfm9Ke2pvpXXeq1rdHlwa333O2t3W7mtb/o10HTbA3I9B1pJ2Nd6Rgh73Et9zgPZZT/ACf31jBl3+T/ALQ9tuTbkNxnWcOa20He7E9uxvobGepu/nKvUXVU9Nwsf3UVNZaDu9aPeXRG61/0rP5abjviGToAYx1Pzcfq2/1a3mSNcfl06V/3yTa/xd9/+1JKMvxr+5396Sn909g1PbHd/9Xq+vZeK2sVucRkVODzo4FrQCfc/wDtN9q4rpfV3ZPVLG7o9e5gaO8S3x/ktXfZHTunOry39Vc2zHe5z2ix7nCqstbv9P8AObbva9/s/wCtrkcHpvS3lt+HjPxnUANw7tzXuLvczfku2+r6z/59n+D9Wz9GqeSMfd4smxMYxAH6Lc5fKRy5x4rMuGRMifTxyjtH+7xOqLcM5H2UPrN55p3De4T9Fn8r99TutFFJsf7K2RugaCSR+k0+n+axZ2PR0jPyGZGIy2vKxA12Q2wTJLtXUn91yh9YrR+zrqQ0klpDQ36Wjh/Ofyvzfar2XBCWLIOCMTwyFiIselycOXJDmMI92eSJlAkSlKqM1rsirqmFTlPGxgynUVv77D7G2e7+UtjpnROn4lm8V77S1zC55nRwh+3932rEx+ldXb9WqsRuIXZDba7BU59YLme1zj7rA3+yoW9czMM/ZspuRRaBpTYHAkH2+z/SN3e39Gs7GJGPDGWkSQI3+i9DKEJbGIkfmcz63XGzrR6eyxz6MasODXkH9I4e/wCiGtd6X0N384qnQrWUXVZLJrfGrWkw5p/wdo/Oa76f/Bo7/q19acjOfnP6eSHjSsW1eoBHt3Umzfu/4P6awcPJfjAstDmFh2vBEPaQdrmOa76Lmu9q0+X9s4RAcMgBUoxr9Lf0xcbmBKGeUhYqXol/d+UvXdQ6jTfeHlx21CGM1DWzDnvLfovs3t/sLqfqj9ZcbqXSqGW5n2rqI3DJpLQLGbSfJm+tlbW/p3O/T/8AGLzTK/aDmCuml+5wALXbQ6Xf8G53qsr1+nYxdF9T8KyjrXT8WoAjHFmVlWuB2vLG+m9lNkbX2erdV7d36OtibOGOOOOOIvh22v7f6yLnOU8k9L1/l/de7/5x9J/fu/7Zs/8AIpLQ+0O/d/FJVfbydv5f4zJx4vH7f/QH/9bs+ub7sC7FpubS/JreGvewvBLBv9FrgWtba6trv5f+EYyxcP0/qVdNl1bqrDdeQHtY4ud6jvadhad36VzvzF6H6LHNh3uB7Hjgj3t/Pbtcq9/Tqy3GrxmVU/YS51Di0k1uIj1Wat3/AEvoWfzyZkwicx6iI1Vj0yVg5o4sZHCJSJ4gJDijf/SeSuyq6L8Z2Y11BG8EHcyxrBtZssH0v5ex6bOzehZQcHXWNdJ27Y9pJ36shu/3fm2Ld6n03IttsybGst9QOde1xDiNrZaANjNv6Nmz9E5ZuX9WM/Iw2VegwPe32WPIZFYgNZfZ7nstdVtanz5fiNjPKPFHhMb4uKh/3THi5uMaEuWiTCZnGURwCPFLi4uH+o8h1N5y31UuyHvrsfAcJa0tZ9LaW+3+wtBt+dV9mP2lz/sRJxzaPULSZH0ne930v3v3F6J1JmHf0R+IKXtx7QMauptZ/QmRSyzY1u2mvDc31fW/mtle+v8AMVS/6ldFeytjPWq2Eeo4WFxsaPpNfvlrHO/fqVUxiNK79HUxc3jq8gNk7/M+XdPJq6s92Vk21ufutuvY73vJj2lztzfc/wDkLQyKOhvy7c79qWV5GRO5+QG2FrnaWWVub6H6X0/0bP8ARLses/UyjIxf2bgPFGI/IqyH7iHuaAHsy/TL2vvt/R+j6NbrPT9T/ttYA/xcdYcbqyzErxsV+/EY8l32kOIcX2vhz6HbGMq/S/8AW6/8KpuC+GYmcZMRD0iOsf8ACax5jGZShwCcBIzHHKXpMvCLSHTMGnbf0q0Ztj63+kbXMYwvY111u293p07/AE2/Q379n/GLV/xc1dTsudm5ld4oFTvsz7WPbS8XFlnrUbv0T3O2u3ekz+a+m+z9EtL6u/UbFw2Zzusso6k7JuLqGWfpKaqnD3elXYyr08rf+jsuZ/ga8f0fTXUtrpqpFdbC1rdtdYn2jaBWwNd+5tCdCPDpImZuul/4X91gzZhK+ACOn8uH+8tvZ/K+/wD2JKWx/gPud/ckpbh4/a1ql/IP/9n/4gxYSUNDX1BST0ZJTEUAAQEAAAxITGlubwIQAABtbnRyUkdCIFhZWiAHzgACAAkABgAxAABhY3NwTVNGVAAAAABJRUMgc1JHQgAAAAAAAAAAAAAAAQAA9tYAAQAAAADTLUhQICAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAABFjcHJ0AAABUAAAADNkZXNjAAABhAAAAGx3dHB0AAAB8AAAABRia3B0AAACBAAAABRyWFlaAAACGAAAABRnWFlaAAACLAAAABRiWFlaAAACQAAAABRkbW5kAAACVAAAAHBkbWRkAAACxAAAAIh2dWVkAAADTAAAAIZ2aWV3AAAD1AAAACRsdW1pAAAD+AAAABRtZWFzAAAEDAAAACR0ZWNoAAAEMAAAAAxyVFJDAAAEPAAACAxnVFJDAAAEPAAACAxiVFJDAAAEPAAACAx0ZXh0AAAAAENvcHlyaWdodCAoYykgMTk5OCBIZXdsZXR0LVBhY2thcmQgQ29tcGFueQAAZGVzYwAAAAAAAAASc1JHQiBJRUM2MTk2Ni0yLjEAAAAAAAAAAAAAABJzUkdCIElFQzYxOTY2LTIuMQAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAWFlaIAAAAAAAAPNRAAEAAAABFsxYWVogAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAFhZWiAAAAAAAABvogAAOPUAAAOQWFlaIAAAAAAAAGKZAAC3hQAAGNpYWVogAAAAAAAAJKAAAA+EAAC2z2Rlc2MAAAAAAAAAFklFQyBodHRwOi8vd3d3LmllYy5jaAAAAAAAAAAAAAAAFklFQyBodHRwOi8vd3d3LmllYy5jaAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAABkZXNjAAAAAAAAAC5JRUMgNjE5NjYtMi4xIERlZmF1bHQgUkdCIGNvbG91ciBzcGFjZSAtIHNSR0IAAAAAAAAAAAAAAC5JRUMgNjE5NjYtMi4xIERlZmF1bHQgUkdCIGNvbG91ciBzcGFjZSAtIHNSR0IAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAZGVzYwAAAAAAAAAsUmVmZXJlbmNlIFZpZXdpbmcgQ29uZGl0aW9uIGluIElFQzYxOTY2LTIuMQAAAAAAAAAAAAAALFJlZmVyZW5jZSBWaWV3aW5nIENvbmRpdGlvbiBpbiBJRUM2MTk2Ni0yLjEAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAHZpZXcAAAAAABOk/gAUXy4AEM8UAAPtzAAEEwsAA1yeAAAAAVhZWiAAAAAAAEwJVgBQAAAAVx/nbWVhcwAAAAAAAAABAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAo8AAAACc2lnIAAAAABDUlQgY3VydgAAAAAAAAQAAAAABQAKAA8AFAAZAB4AIwAoAC0AMgA3ADsAQABFAEoATwBUAFkAXgBjAGgAbQByAHcAfACBAIYAiwCQAJUAmgCfAKQAqQCuALIAtwC8AMEAxgDLANAA1QDbAOAA5QDrAPAA9gD7AQEBBwENARMBGQEfASUBKwEyATgBPgFFAUwBUgFZAWABZwFuAXUBfAGDAYsBkgGaAaEBqQGxAbkBwQHJAdEB2QHhAekB8gH6AgMCDAIUAh0CJgIvAjgCQQJLAlQCXQJnAnECegKEAo4CmAKiAqwCtgLBAssC1QLgAusC9QMAAwsDFgMhAy0DOANDA08DWgNmA3IDfgOKA5YDogOuA7oDxwPTA+AD7AP5BAYEEwQgBC0EOwRIBFUEYwRxBH4EjASaBKgEtgTEBNME4QTwBP4FDQUcBSsFOgVJBVgFZwV3BYYFlgWmBbUFxQXVBeUF9gYGBhYGJwY3BkgGWQZqBnsGjAadBq8GwAbRBuMG9QcHBxkHKwc9B08HYQd0B4YHmQesB78H0gflB/gICwgfCDIIRghaCG4IggiWCKoIvgjSCOcI+wkQCSUJOglPCWQJeQmPCaQJugnPCeUJ+woRCicKPQpUCmoKgQqYCq4KxQrcCvMLCwsiCzkLUQtpC4ALmAuwC8gL4Qv5DBIMKgxDDFwMdQyODKcMwAzZDPMNDQ0mDUANWg10DY4NqQ3DDd4N+A4TDi4OSQ5kDn8Omw62DtIO7g8JDyUPQQ9eD3oPlg+zD88P7BAJECYQQxBhEH4QmxC5ENcQ9RETETERTxFtEYwRqhHJEegSBxImEkUSZBKEEqMSwxLjEwMTIxNDE2MTgxOkE8UT5RQGFCcUSRRqFIsUrRTOFPAVEhU0FVYVeBWbFb0V4BYDFiYWSRZsFo8WshbWFvoXHRdBF2UXiReuF9IX9xgbGEAYZRiKGK8Y1Rj6GSAZRRlrGZEZtxndGgQaKhpRGncanhrFGuwbFBs7G2MbihuyG9ocAhwqHFIcexyjHMwc9R0eHUcdcB2ZHcMd7B4WHkAeah6UHr4e6R8THz4faR+UH78f6iAVIEEgbCCYIMQg8CEcIUghdSGhIc4h+yInIlUigiKvIt0jCiM4I2YjlCPCI/AkHyRNJHwkqyTaJQklOCVoJZclxyX3JicmVyaHJrcm6CcYJ0kneierJ9woDSg/KHEooijUKQYpOClrKZ0p0CoCKjUqaCqbKs8rAis2K2krnSvRLAUsOSxuLKIs1y0MLUEtdi2rLeEuFi5MLoIuty7uLyQvWi+RL8cv/jA1MGwwpDDbMRIxSjGCMbox8jIqMmMymzLUMw0zRjN/M7gz8TQrNGU0njTYNRM1TTWHNcI1/TY3NnI2rjbpNyQ3YDecN9c4FDhQOIw4yDkFOUI5fzm8Ofk6Njp0OrI67zstO2s7qjvoPCc8ZTykPOM9Ij1hPaE94D4gPmA+oD7gPyE/YT+iP+JAI0BkQKZA50EpQWpBrEHuQjBCckK1QvdDOkN9Q8BEA0RHRIpEzkUSRVVFmkXeRiJGZ0arRvBHNUd7R8BIBUhLSJFI10kdSWNJqUnwSjdKfUrESwxLU0uaS+JMKkxyTLpNAk1KTZNN3E4lTm5Ot08AT0lPk0/dUCdQcVC7UQZRUFGbUeZSMVJ8UsdTE1NfU6pT9lRCVI9U21UoVXVVwlYPVlxWqVb3V0RXklfgWC9YfVjLWRpZaVm4WgdaVlqmWvVbRVuVW+VcNVyGXNZdJ114XcleGl5sXr1fD19hX7NgBWBXYKpg/GFPYaJh9WJJYpxi8GNDY5dj62RAZJRk6WU9ZZJl52Y9ZpJm6Gc9Z5Nn6Wg/aJZo7GlDaZpp8WpIap9q92tPa6dr/2xXbK9tCG1gbbluEm5rbsRvHm94b9FwK3CGcOBxOnGVcfByS3KmcwFzXXO4dBR0cHTMdSh1hXXhdj52m3b4d1Z3s3gReG54zHkqeYl553pGeqV7BHtje8J8IXyBfOF9QX2hfgF+Yn7CfyN/hH/lgEeAqIEKgWuBzYIwgpKC9INXg7qEHYSAhOOFR4Wrhg6GcobXhzuHn4gEiGmIzokziZmJ/opkisqLMIuWi/yMY4zKjTGNmI3/jmaOzo82j56QBpBukNaRP5GokhGSepLjk02TtpQglIqU9JVflcmWNJaflwqXdZfgmEyYuJkkmZCZ/JpomtWbQpuvnByciZz3nWSd0p5Anq6fHZ+Ln/qgaaDYoUehtqImopajBqN2o+akVqTHpTilqaYapoum/adup+CoUqjEqTepqaocqo+rAqt1q+msXKzQrUStuK4trqGvFq+LsACwdbDqsWCx1rJLssKzOLOutCW0nLUTtYq2AbZ5tvC3aLfguFm40blKucK6O7q1uy67p7whvJu9Fb2Pvgq+hL7/v3q/9cBwwOzBZ8Hjwl/C28NYw9TEUcTOxUvFyMZGxsPHQce/yD3IvMk6ybnKOMq3yzbLtsw1zLXNNc21zjbOts83z7jQOdC60TzRvtI/0sHTRNPG1EnUy9VO1dHWVdbY11zX4Nhk2OjZbNnx2nba+9uA3AXcit0Q3ZbeHN6i3ynfr+A24L3hROHM4lPi2+Nj4+vkc+T85YTmDeaW5x/nqegy6LzpRunQ6lvq5etw6/vshu0R7ZzuKO6070DvzPBY8OXxcvH/8ozzGfOn9DT0wvVQ9d72bfb794r4Gfio+Tj5x/pX+uf7d/wH/Jj9Kf26/kv+3P9t////7RzWUGhvdG9zaG9wIDMuMAA4QklNBCUAAAAAABAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAOEJJTQPtAAAAAAAQASwAAAABAAIBLAAAAAEAAjhCSU0EJgAAAAAADgAAP9jjjj9uOOQ/gAAAOEJJTQQNAAAAAAAEAAAALDhCSU0EGQAAAAAABAAAAB44QklNA/MAAAAAAAkAAAAAAAAAAAEAOEJJTQQKAAAAAAABAAA4QklNJxAAAAAAAAoAAQAAAAAAAAACOEJJTQP1AAAAAABIAC9mZgABAGxmZgAGAAAAAAABAC9mZgABAKGZmgAGAAAAAAABADIAAAABAFoAAAAGAAAAAAABADUAAAABAC0AAAAGAAAAAAABOEJJTQP4AAAAAABwAAD/////////////////////////////A+gAAAAA/////////////////////////////wPoAAAAAP////////////////////////////8D6AAAAAD/////////////////////////////A+gAADhCSU0ECAAAAAAAVgAAAAEAAAJAAAACQAAAAA7//+KlAAAAB4EBAAAAAQEAAMGdAAABMLMBAAEo3wH//yEzAP//1t0AAAAABQAAAAvjAAAAtbsA///lhwD///0gAP//LPsAOEJJTQQeAAAAAAAEAAAAADhCSU0EGgAAAAADewAAAAYAAAAAAAAAAAAACYYAAAYNAAAAIwBLAHUAbABpAGsAbwB2AGEAXwBHAF8AWgBoAGUAbgBpAGgAXwBzAGUAawBvAG4AZABfAGgAZQBuAGQAXwBPAGIAbABfAHMAAAABAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAEAAAAAAAAAAAAABg0AAAmGAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAEAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAEAAAAAEAAAAAAABudWxsAAAAAgAAAAZib3VuZHNPYmpjAAAAAQAAAAAAAFJjdDEAAAAEAAAAAFRvcCBsb25nAAAAAAAAAABMZWZ0bG9uZwAAAAAAAAAAQnRvbWxvbmcAAAmGAAAAAFJnaHRsb25nAAAGDQAAAAZzbGljZXNWbExzAAAAAU9iamMAAAABAAAAAAAFc2xpY2UAAAASAAAAB3NsaWNlSURsb25nAAAAAAAAAAdncm91cElEbG9uZwAAAAAAAAAGb3JpZ2luZW51bQAAAAxFU2xpY2VPcmlnaW4AAAANYXV0b0dlbmVyYXRlZAAAAABUeXBlZW51bQAAAApFU2xpY2VUeXBlAAAAAEltZyAAAAAGYm91bmRzT2JqYwAAAAEAAAAAAABSY3QxAAAABAAAAABUb3AgbG9uZwAAAAAAAAAATGVmdGxvbmcAAAAAAAAAAEJ0b21sb25nAAAJhgAAAABSZ2h0bG9uZwAABg0AAAADdXJsVEVYVAAAAAEAAAAAAABudWxsVEVYVAAAAAEAAAAAAABNc2dlVEVYVAAAAAEAAAAAAAZhbHRUYWdURVhUAAAAAQAAAAAADmNlbGxUZXh0SXNIVE1MYm9vbAEAAAAIY2VsbFRleHRURVhUAAAAAQAAAAAACWhvcnpBbGlnbmVudW0AAAAPRVNsaWNlSG9yekFsaWduAAAAB2RlZmF1bHQAAAAJdmVydEFsaWduZW51bQAAAA9FU2xpY2VWZXJ0QWxpZ24AAAAHZGVmYXVsdAAAAAtiZ0NvbG9yVHlwZWVudW0AAAARRVNsaWNlQkdDb2xvclR5cGUAAAAATm9uZQAAAAl0b3BPdXRzZXRsb25nAAAAAAAAAApsZWZ0T3V0c2V0bG9uZwAAAAAAAAAMYm90dG9tT3V0c2V0bG9uZwAAAAAAAAALcmlnaHRPdXRzZXRsb25nAAAAAAA4QklNBBQAAAAAAAQAAAMWOEJJTQQMAAAAABa9AAAAAQAAAFEAAACAAAAA9AAAegAAABahABgAAf/Y/+AAEEpGSUYAAQIBAEgASAAA/+0ADEFkb2JlX0NNAAH/7gAOQWRvYmUAZIAAAAAB/9sAhAAMCAgICQgMCQkMEQsKCxEVDwwMDxUYExMVExMYEQwMDAwMDBEMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMAQ0LCw0ODRAODhAUDg4OFBQODg4OFBEMDAwMDBERDAwMDAwMEQwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAz/wAARCACAAFEDASIAAhEBAxEB/90ABAAG/8QBPwAAAQUBAQEBAQEAAAAAAAAAAwABAgQFBgcICQoLAQABBQEBAQEBAQAAAAAAAAABAAIDBAUGBwgJCgsQAAEEAQMCBAIFBwYIBQMMMwEAAhEDBCESMQVBUWETInGBMgYUkaGxQiMkFVLBYjM0coLRQwclklPw4fFjczUWorKDJkSTVGRFwqN0NhfSVeJl8rOEw9N14/NGJ5SkhbSVxNTk9KW1xdXl9VZmdoaWprbG1ub2N0dXZ3eHl6e3x9fn9xEAAgIBAgQEAwQFBgcHBgU1AQACEQMhMRIEQVFhcSITBTKBkRShsUIjwVLR8DMkYuFygpJDUxVjczTxJQYWorKDByY1wtJEk1SjF2RFVTZ0ZeLys4TD03Xj80aUpIW0lcTU5PSltcXV5fVWZnaGlqa2xtbm9ic3R1dnd4eXp7fH/9oADAMBAAIRAxEAPwDu0kHLyqMPGflZBLaq43FoLj7iGNhrfpe5yp3/AFh6Rj2NrsteXur9UBlb3wyPU3v2D2ba/wBL/wAV+kVszjHcgebTx4MuQXjxznv8kZS+X1S+X93iZnqlh6jZgVYVtvoOqF17H17Wtu+ha6ou9ba38/2fQTP61jsvrqFF72W5X2JuQAz0/W13N91nrbGbH/pPSQ2ZfTsS79pnIsI6w+tlVXpnV7QKqdrP5xrtrdqB6XQcq29zLrwekXPynsa5zW1WbnuvtoaW/pmOfTZ7P0jGf4L0/VTeMbcQ+1f7E6s458I0J4ZfNfty/wDHfQ3Ket4V/VP2XSLX3bn1m3ZFO+obr6xc53vdTua1+xn01LE6xh5ZxhULB9ssuqpLmgDdj7vWc/3Haz2folUryOg0/s/NZY8etdfZg6OJL8p36zur2/zPq2ezf/NqvU76sYVjuqVWX0tw77NzN1hqFtg23+njO3s22tfu/Rf9Qh7g/eHfdP3bIdsWT90eiX85xe3w/wCP6UzfrTiPY4Nof9pbk/ZTh+rULpLhV67Wb/dT6zvT/wDMFZt67hV5Rxtl7wMhuGchtc0+u4hvo+qXN+hu/SexZTrej4NVeJdn3NtsyT1IP9JosY+wbmNcxo9v0vV9Ha+70/0b60bqD/qzTn+pkZF1NlttWYGVPd9nfcIdRkNDWvq9V7Wt3fv/AOES9yP7w08V33XISKw5DxAyjwxmeIR6h6BJUrOtdMZhHqDrpxpAL2tdILjG30yA76QVqm6u+tttR3McA4GI0cA9vP8AJeniQOxB6sEsWSIuUJRFmNyiY+uPzR/vM0kkkVj/AP/Q6b61GPq9m67ZFYnwm2tqyuhuvp6o3B6odeoYQ9Bx1IDv8EHQ1u99Nfvb9BnoVVLp76Kcil1ORW22l8bq3iWmCHCR/Jcs/rmLZ9hbdhYtd2ViFhx27A57WNLTY3F3fRtaxn6P/oKbJA8XGP0QNO9fMrlOZj7P3WQr3Zy/Wmo+2ckcccUuL+rkx/rf6jzmLa+qnHxrgDZ0L7VkXbpl7qXP+zbD+a37Q9u799PXjv6cMUtdubn9Pya77DIDnFr8itzdx+k7dUxbGFhF787qHVMMD9pvY0Ycb3BlYL2utYfT9z/TY/8A8+K7c3pV9bKrcM2sxxtpY6l0NA2t216fQ+gmRxEi/wDFvw/76EW1l+IQjkMeEyErObg4ZQ48kJzlwH9L2uaz5P6n6t5LpjX5OLhZdoLasa/HwqWgwCN3qvsH5zrWX2N/cZ6f/FpVnIq+29RsYLun0Zx9akn6RL/5vYRs2eyn1d//AAX+D9RdaxvTPTqo+yxTU9tlFQocG1uE+6fo+o2xz/epMr6Uar6PsgbTb+lyGGo7HmWe530vUs3Oa5L2DQ12H/OVL4tAykfaPDKQ9P7uLj4p8P8ArZfv/wCceewsrAx7uufbCw5FljrKd7Wu9Rji+7H9LeHtf7rKcn2/4P07P8GqHTH5lGTQ05VWI49OhrsgAscyx73srG8H9I5vp21+3+br9NdTfR0R2wXdPD20tDa91QgNB3+m3edvs3fzf9f/AIVFtxuk517n34Yuvc1u421GSP3Jd7P0X5/+jS9mWmo0/wDRlo+JYRx3jmfdA4+L258Jxw9mHtwl6eGUfmeadm4dmB0vGsrsuocbrcivYLHuHqWMbazj0n2WOyntctr6n5Zv6JXS/S3Dc7HeIg6fpK/b/Uft/sLSpwaKb23100VOYz02emyHNZ2Y26W+3+R6KJVjY1D7H01Mqfe7fc5ggvdr77P3ne5PhilGQkSNuH+X+KwczzuHLhlijjlG5+7GUpX6zPJKXF/gZvmSpJJKZzn/0fQtu726QdYb2+74KrmW41eObrRFbdWiQHFzRv8A0Zlv6Rsep7PehdUz7cHE9VlW+1z9jJhrWkNdbvtdY5n6P9Ht9rvWs/wH6RZvXcrAy+lY1/2ltmS4t/RNe0E7m/rI+z2F3o+l9Pfs9RCeU47A1IHf0sWPFx0TpEmv6zs4rKcmuvJof6lb9wZbJIifft3fR+giObsI3uO0+HP4rlegZPVMHINrcPIya7Glr6GtfDXGCba37XY+6zY38/0rP9Ktuz/nT1CfRxRgMc4OrsutG5rdv0HVUts97rPfv/8AO0Ic1MmyPTW0R1/5y6fKgaA9d5Ho3nNsb4kdilsft3kw0GJJ7qON0zPxsaul+ZuezVpLdwHjzt3qF97DkPxCCH1x6hnRxID9zVJj5mUzw8JiRr6q1H+DJjlywj+kJDw6JhWSYJkfllIsOkyQdYRWk2AF3MQY0TviJHdP9yXVQwx6ogxhdI7k+09gmsr2+RidpBE/1P3lOm1vqFvdpBgcxBGn9T6Sdpc32ueLfcHbgDDQ3Vz3uP5z/o7FFLNOMtNarQ68SfZiQR+P7qHYP32f5ySs+rV/pB9ySd72T9yX+LL/ALxZ7cP3h9o/75//0us+tVByMCquuoPd6zAay4tLi+aa9jP8I9tj22fyFp1dPw+idPFtWM3Itx2h19wa0Wvg/rGRuP0n/wA5d6W//gqlifWHPGLlYdr2tLmCw4xa3eanPHp25ztx932T1G+nj/4f3/4StdDccnMoY/AtospsYIseN7Sdzfftb7XbWNft9386miI4ze4oa/mqBPtjsbOn5NfC67bmUtsqw7XPLGWGsENI9QvbWybfTb9Gr1Xuf6f6N7P5xWar+p3XM/VW0UT+kdY+Xlsc1sYPpb/bss/M/wC21B/Tcm+o1ZOW7Y5uxzK2ta0gt22/m/nf4P8A0SWUzo9l2/JuY507RW6327m75/Rtd7nfpHtfuTpSgNTQCgCdkmba003GqwsfREuH5pjf+d+9W9cN03N63m52S6qh1lLgbftD52tdH6Ohr4977m/9t/8AFrshmdIraascbt7t7mUtI3EAN59rfosZ+csbFwMTp+M6ii5+PSCXGtzi1sOEue3fuf8A5igOSPEZY5cUgOHT1cPD/wCjs8IjglGcfmrhJ/l/VYdO6y8x9qc3H7bHH3T+7+6tC3qNPpyxwf5tMrl8uyq/Juul7Ktp9klzXuDNlT7N52+z+c/RKmMnLZQzc9oAEOeBAn952w+/cpv1t3V/ksrDw/Nw/wDSejPXunYrxkZR/R1y53YiPzgPztq1+i9Wq6z05uYymymq1z21tu5cwOc2uwR/pWjds/MXnmVhOzcqjEqyfUfkNh1r27dp9zn7G/Rtaypu9nprucCmi7BowmQxuLX6bQ5hI2fmWt49K/2/nqLmMgEowHzkcQj8p0/l/wAxAxjgMr60T80Yh1Ps9XgfxSU5Z/pT/npJ/HP9+TX4Yfuxf//T67rfRP2llNJAxmVVbhkGCHvBdFW0O/R+m36b1zNeb1DGoDMLIsppe71HBj9kAiPf9P09v57q/wDRrvnXhljWFlhJa55cxpcGhsaO2fnP/wAH/UXD9QzcL7Rf1XFq9TFyA9tdRbtaLAPda5sf4RzfV2KvGIkQTY8j8/8AVXxmQCNxpX9VlT1e0g1/pMuHANutsseXAyfU2Q/02/uNVnH+sL62WNbjNhrgBLnCWndutf7P0ez9z3rN+rnVG0yy8PcL2kssjcNzWusfW0T9Kytn5q0x6F2U4up+i1l1YJ2kNdNbvUr+jur2OUF4ImUziP8AeBlKR/8ARm1PFkAAEwdtP0W5hZzMwm30trBHvM7XSfojc1qxmtdk3enfua65591k2/8AR/rf4NaOLmi8F1Yd+jG3a36IMlo2Ndt8FmX5ePTnucy+q25p33FjpLSDIFlTN7G/y1Jyk4jJkgI8Ha/++Yc8JcMT81b0jyaDS6sl0ueHMaRDSAObWNd+Z7fzEPKvbY4FlIqsa2AG6nzeotpuuybcjKcMjKeTtrEkNBO4bfzd/wC41UGXV5nWm4eY92Pi47g3JadznOP+gfsax7ftH0N/+CqV4z4QZS6dA1xj4pCMDfc+K4r6h9ppyKcGzJJdNOY33NbPtbXQ76FO3/CPe5ekdMZVZhY7jWash9bDkBwG7eB/hI9r/fu2LiqWv6X16vDq9mHe81NrMuY2GlzJLtu+yn/Srs+mWl+ORsILXRMbQe+jXKnx8WYbC48WOQ/HibGa44IwoERl6vH+Xpb3oM/1J/vSQd48XfcP70lP7eX/ADkmlx4/3Q//1O76p0n9pOx3eu+j7O4uAZ+d9EyPc3ZY3b7LFx31hbnVi5mZVXS7ItuuhhDnMa7aQx1h2fo93v8AU/fXaOx6vtleW1xFwaag4EwWH3O9jt27a5YXXaGZVz8ex5LWDc6IL5cOHOeHbVBKXtCMpawutvXZEl+CPuyMI6S4eL+rVvL/AFYdbTl4r62B7g542uEiHB9NjtoLPd6b3O+mulbN3UL3trk/o6q394Y0l/8Amblj43Q7aLx6WSWVTO4/TaDz/JXQeljPqqYHPr9IAB7TqY72fvqplMJ2Iy9O/wCX/OdExnwix664f5f4Twv1zzepm44xc+rGc7awNdG7aN73PNcfpnb2uub+Z/NrY+p3Seg4+Mcy5rXZNLG+oTP0Hj3WuY36fv3M3fmKH1nxvWfRj281A2h4Eg6uaGtf9LZ+f6asfVTI9PLbbc9jKm0mkh511Iftor9279Iz6LVPES9jHpw9wP8AFYYkcWQfpACr/F1DkVYrH3tsBqrBsI1JdWHRS5kfo2+oz0/0i4nAZczNz7Lga8i2v1C1pkFj37djdf8ABuGyv/g12Wfk10YF2RbeMdjiQ59rQWgu9vpisj/MYuN6c52f1XIODVvDahuedHO97DvO/Z+jZt2MTeVgDizZdhKV8V6V/KS0zAzY4/g9T1V9d+b0p7am+ldd6rWt0eXBrffc7a3dbua1v+jXQdNsDcj0HWknY13pGCHvcS33OA9llP8AJ/fWMGXf5P8AtD225NuQ3GdZw5rbQd7sT27G+hsZ6m7+cq9RdVT03Cx/dRU1loO71o95dEbrX/Ss/lpuO+IZOgBjHU/Nx+rb/VreZI1x+XTpX/fJNr/F33/7Ukoy/Gv7nf3pKf3T2DU9sd3/1er69l4raxW5xGRU4POjgWtAJ9z/AO032riul9Xdk9Usbuj17mBo7xLfH+S1d9kdO6c6vLf1VzbMd7nPaLHucKqy1u/0/wA5tu9r3+z/AK2uRwem9LeW34eM/GdQA3Du3Ne4u9zN+S7b6vrP/n2f4P1bP0ap5Ix93iybExjEAfotzl8pHLnHisy4ZEyJ9PHKO0f7vE6otwzkfZQ+s3nmncN7hP0Wfyv31O60UUmx/srZG6BoJJH6TT6f5rFnY9HSM/IZkYjLa8rEDXZDbBMku1dSf3XKH1itH7OupDSSWkNDfpaOH85/K/N9qvZcEJYsg4IxPDIWIix6XJw5ckOYwj3Z5ImUCRKUqozWuyKuqYVOU8bGDKdRW/vsPsbZ7v5S2OmdE6fiWbxXvtLXMLnmdHCH7f3fasTH6V1dv1aqxG4hdkNtrsFTn1guZ7XOPusDf7Khb1zMwz9mym5FFoGlNgcCQfb7P9I3d7f0azsYkY8MZaRJAjf6L0MoQlsYiR+ZzPrdcbOtHp7LHPoxqw4NeQf0jh7/AKIa13pfQ3fziqdCtZRdVksmt8ataTDmn/B2j85rvp/8Gjv+rX1pyM5+c/p5IeNKxbV6gEe3dSbN+7/g/prBw8l+MCy0OYWHa8EQ9pB2uY5rvoua72rT5f2zhEBwyAFSjGv0t/TFxuYEoZ5SFipeiX935S9d1DqNN94eXHbUIYzUNbMOe8t+i+ze3+wup+qP1lxupdKoZbmfauojcMmktAsZtJ8mb62Vtb+nc79P/wAYvNMr9oOYK6aX7nAAtdtDpd/wbneqyvX6djF0X1PwrKOtdPxagCMcWZWVa4Ha8sb6b2U2RtfZ6t1Xt3fo62Js4Y44444i+Hba/t/rIuc5TyT0vX+X917v/nH0n9+7/tmz/wAiktD7Q7938UlV9vJ2/l/jMnHi8ft/9Af/1uz65vuwLsWm5tL8mt4a97C8EsG/0WuBa1trq2u/l/4RjLFw/T+pV02XVuqsN15Ae1ji53qO9p2Fp3fpXO/MXofosc2He4HseOCPe389u1yr39OrLcavGZVT9hLnUOLSTW4iPVZq3f8AS+hZ/PJmTCJzHqIjVWPTJWDmjixkcIlIniAkOKN/9J5K7KrovxnZjXUEbwQdzLGsG1mywfS/l7Hps7N6FlBwddY10nbtj2knfqyG7/d+bYt3qfTci22zJsay31A517XEOI2tloA2M2/o2bP0Tlm5f1Yz8jDZV6DA97fZY8hkViA1l9nuey11W1qfPl+I2M8o8UeExvi4qH/dMeLm4xoS5aJMJmcZRHAI8UuLi4f6jyHU3nLfVS7Ie+ux8BwlrS1n0tpb7f7C0G351X2Y/aXP+xEnHNo9QtJkfSd73fS/e/cXonUmYd/RH4gpe3HtAxq6m1n9CZFLLNjW7aa8NzfV9b+a2V76/wAxVL/qV0V7K2M9arYR6jhYXGxo+k1++Wsc79+pVTGI0rv0dTFzeOryA2Tv8z5d08mrqz3ZWTbW5+6269jve8mPaXO3N9z/AOQtDIo6G/Ltzv2pZXkZE7n5AbYWudpZZW5vofpfT/Rs/wBEux6z9TKMjF/ZuA8UYj8irIfuIe5oAezL9Mva++39H6Po1us9P1P+21gD/Fx1hxurLMSvGxX78RjyXfaQ4hxfa+HPodsYyr9L/wBbr/wqm4L4ZiZxkxEPSI6x/wAJrHmMZlKHAJwEjMccpeky8ItIdMwadt/SrRm2Prf6RtcxjC9jXXW7b3enTv8ATb9Dfv2f8YtX/FzV1Oy52bmV3igVO+zPtY9tLxcWWetRu/RPc7a7d6TP5r6b7P0S0vq79RsXDZnO6yyjqTsm4uoZZ+kpqqcPd6VdjKvTyt/6Oy5n+Brx/R9NdS2umqkV1sLWt211ifaNoFbA137m0J0I8OkiZm66X/hf3WDNmEr4AI6fy4f7y29n8r7/APYkpbH+A+539ySluHj9rWqX8g//2QA4QklNBCEAAAAAAFUAAAABAQAAAA8AQQBkAG8AYgBlACAAUABoAG8AdABvAHMAaABvAHAAAAATAEEAZABvAGIAZQAgAFAAaABvAHQAbwBzAGgAbwBwACAANwAuADAAAAABADhCSU0EBgAAAAAABwAGAQEAAQEA/+EetWh0dHA6Ly9ucy5hZG9iZS5jb20veGFwLzEuMC8APD94cGFja2V0IGJlZ2luPSfvu78nIGlkPSdXNU0wTXBDZWhpSHpyZVN6TlRjemtjOWQnPz4KPD9hZG9iZS14YXAtZmlsdGVycyBlc2M9IkNSIj8+Cjx4OnhhcG1ldGEgeG1sbnM6eD0nYWRvYmU6bnM6bWV0YS8nIHg6eGFwdGs9J1hNUCB0b29sa2l0IDIuOC4yLTMzLCBmcmFtZXdvcmsgMS41Jz4KPHJkZjpSREYgeG1sbnM6cmRmPSdodHRwOi8vd3d3LnczLm9yZy8xOTk5LzAyLzIyLXJkZi1zeW50YXgtbnMjJyB4bWxuczppWD0naHR0cDovL25zLmFkb2JlLmNvbS9pWC8xLjAvJz4KCiA8cmRmOkRlc2NyaXB0aW9uIGFib3V0PSd1dWlkOjE4Y2QxYmVlLTIxYmEtMTFlMC04NTVkLWVlMzM2ZmM1NDQwNicKICB4bWxuczpleGlmPSdodHRwOi8vbnMuYWRvYmUuY29tL2V4aWYvMS4wLyc+CiAgPGV4aWY6UGl4ZWxYRGltZW5zaW9uPjE1NDk8L2V4aWY6UGl4ZWxYRGltZW5zaW9uPgogIDxleGlmOlBpeGVsWURpbWVuc2lvbj4yNDM4PC9leGlmOlBpeGVsWURpbWVuc2lvbj4KICA8ZXhpZjpDb2xvclNwYWNlPjE8L2V4aWY6Q29sb3JTcGFjZT4KICA8ZXhpZjpOYXRpdmVEaWdlc3Q+MzY4NjQsNDA5NjAsNDA5NjEsMzcxMjEsMzcxMjIsNDA5NjIsNDA5NjMsMzc1MTAsNDA5NjQsMzY4NjcsMzY4NjgsMzM0MzQsMzM0MzcsMzQ4NTAsMzQ4NTIsMzQ4NTUsMzQ4NTYsMzczNzcsMzczNzgsMzczNzksMzczODAsMzczODEsMzczODIsMzczODMsMzczODQsMzczODUsMzczODYsMzczOTYsNDE0ODMsNDE0ODQsNDE0ODYsNDE0ODcsNDE0ODgsNDE0OTIsNDE0OTMsNDE0OTUsNDE3MjgsNDE3MjksNDE3MzAsNDE5ODUsNDE5ODYsNDE5ODcsNDE5ODgsNDE5ODksNDE5OTAsNDE5OTEsNDE5OTIsNDE5OTMsNDE5OTQsNDE5OTUsNDE5OTYsNDIwMTYsMCwyLDQsNSw2LDcsOCw5LDEwLDExLDEyLDEzLDE0LDE1LDE2LDE3LDE4LDIwLDIyLDIzLDI0LDI1LDI2LDI3LDI4LDMwO0I5QUM0M0NDMDk3Q0ZCNkUzQjc4MTFDRkZCRjJGOEY0PC9leGlmOk5hdGl2ZURpZ2VzdD4KIDwvcmRmOkRlc2NyaXB0aW9uPgoKIDxyZGY6RGVzY3JpcHRpb24gYWJvdXQ9J3V1aWQ6MThjZDFiZWUtMjFiYS0xMWUwLTg1NWQtZWUzMzZmYzU0NDA2JwogIHhtbG5zOnBkZj0naHR0cDovL25zLmFkb2JlLmNvbS9wZGYvMS4zLyc+CiAgPCEtLSBwZGY6Q3JlYXRvciBpcyBhbGlhc2VkIC0tPgogIDwhLS0gcGRmOkNyZWF0aW9uRGF0ZSBpcyBhbGlhc2VkIC0tPgogIDwhLS0gcGRmOk1vZERhdGUgaXMgYWxpYXNlZCAtLT4KIDwvcmRmOkRlc2NyaXB0aW9uPgoKIDxyZGY6RGVzY3JpcHRpb24gYWJvdXQ9J3V1aWQ6MThjZDFiZWUtMjFiYS0xMWUwLTg1NWQtZWUzMzZmYzU0NDA2JwogIHhtbG5zOnBob3Rvc2hvcD0naHR0cDovL25zLmFkb2JlLmNvbS9waG90b3Nob3AvMS4wLyc+CiAgPHBob3Rvc2hvcDpDb2xvck1vZGU+MzwvcGhvdG9zaG9wOkNvbG9yTW9kZT4KICA8cGhvdG9zaG9wOklDQ1Byb2ZpbGU+c1JHQiBJRUM2MTk2Ni0yLjE8L3Bob3Rvc2hvcDpJQ0NQcm9maWxlPgogIDxwaG90b3Nob3A6SGlzdG9yeT48L3Bob3Rvc2hvcDpIaXN0b3J5PgogPC9yZGY6RGVzY3JpcHRpb24+CgogPHJkZjpEZXNjcmlwdGlvbiBhYm91dD0ndXVpZDoxOGNkMWJlZS0yMWJhLTExZTAtODU1ZC1lZTMzNmZjNTQ0MDYnCiAgeG1sbnM6dGlmZj0naHR0cDovL25zLmFkb2JlLmNvbS90aWZmLzEuMC8nPgogIDx0aWZmOk9yaWVudGF0aW9uPjE8L3RpZmY6T3JpZW50YXRpb24+CiAgPHRpZmY6WFJlc29sdXRpb24+MzAwMDAwMC8xMDAwMDwvdGlmZjpYUmVzb2x1dGlvbj4KICA8dGlmZjpZUmVzb2x1dGlvbj4zMDAwMDAwLzEwMDAwPC90aWZmOllSZXNvbHV0aW9uPgogIDx0aWZmOlJlc29sdXRpb25Vbml0PjI8L3RpZmY6UmVzb2x1dGlvblVuaXQ+CiAgPHRpZmY6TmF0aXZlRGlnZXN0PjI1NiwyNTcsMjU4LDI1OSwyNjIsMjc0LDI3NywyODQsNTMwLDUzMSwyODIsMjgzLDI5NiwzMDEsMzE4LDMxOSw1MjksNTMyLDMwNiwyNzAsMjcxLDI3MiwzMDUsMzE1LDMzNDMyOzUxNjc3QkQ2QTM4QThBNENBRjI2MUY2NUJBQzczMUJBPC90aWZmOk5hdGl2ZURpZ2VzdD4KICA8dGlmZjpJbWFnZVdpZHRoPjI3OTk8L3RpZmY6SW1hZ2VXaWR0aD4KICA8dGlmZjpJbWFnZUxlbmd0aD4yMTI2PC90aWZmOkltYWdlTGVuZ3RoPgogIDx0aWZmOkJpdHNQZXJTYW1wbGU+CiAgIDxyZGY6U2VxPgogICAgPHJkZjpsaT44PC9yZGY6bGk+CiAgICA8cmRmOmxpPjg8L3JkZjpsaT4KICAgIDxyZGY6bGk+ODwvcmRmOmxpPgogICAgPHJkZjpsaT44PC9yZGY6bGk+CiAgIDwvcmRmOlNlcT4KICA8L3RpZmY6Qml0c1BlclNhbXBsZT4KICA8dGlmZjpDb21wcmVzc2lvbj4xPC90aWZmOkNvbXByZXNzaW9uPgogIDx0aWZmOlBob3RvbWV0cmljSW50ZXJwcmV0YXRpb24+NTwvdGlmZjpQaG90b21ldHJpY0ludGVycHJldGF0aW9uPgogIDx0aWZmOlNhbXBsZXNQZXJQaXhlbD40PC90aWZmOlNhbXBsZXNQZXJQaXhlbD4KICA8dGlmZjpQbGFuYXJDb25maWd1cmF0aW9uPjE8L3RpZmY6UGxhbmFyQ29uZmlndXJhdGlvbj4KIDwvcmRmOkRlc2NyaXB0aW9uPgoKIDxyZGY6RGVzY3JpcHRpb24gYWJvdXQ9J3V1aWQ6MThjZDFiZWUtMjFiYS0xMWUwLTg1NWQtZWUzMzZmYzU0NDA2JwogIHhtbG5zOnhhcD0naHR0cDovL25zLmFkb2JlLmNvbS94YXAvMS4wLyc+CiAgPHhhcDpDcmVhdG9yVG9vbD5BZG9iZSBQaG90b3Nob3AgQ1MyIFdpbmRvd3M8L3hhcDpDcmVhdG9yVG9vbD4KICA8eGFwOkNyZWF0ZURhdGU+MjAxMC0xMi0yOVQxMzozNzowOCswMzowMDwveGFwOkNyZWF0ZURhdGU+CiAgPHhhcDpNb2RpZnlEYXRlPjIwMTAtMTItMjlUMTM6Mzc6MDgrMDM6MDA8L3hhcDpNb2RpZnlEYXRlPgogIDx4YXA6TWV0YWRhdGFEYXRlPjIwMTAtMTItMjlUMTM6Mzc6MDgrMDM6MDA8L3hhcDpNZXRhZGF0YURhdGU+CiAgPCEtLSB4YXA6Rm9ybWF0IGlzIGFsaWFzZWQgLS0+CiA8L3JkZjpEZXNjcmlwdGlvbj4KCiA8cmRmOkRlc2NyaXB0aW9uIGFib3V0PSd1dWlkOjE4Y2QxYmVlLTIxYmEtMTFlMC04NTVkLWVlMzM2ZmM1NDQwNicKICB4bWxuczpzdFJlZj0naHR0cDovL25zLmFkb2JlLmNvbS94YXAvMS4wL3NUeXBlL1Jlc291cmNlUmVmIycKICB4bWxuczp4YXBNTT0naHR0cDovL25zLmFkb2JlLmNvbS94YXAvMS4wL21tLyc+CiAgPHhhcE1NOkRvY3VtZW50SUQ+dXVpZDo5NkZDODNBODMzMTNFMDExQkQ4NUUwMjQ4MTU2RTEyODwveGFwTU06RG9jdW1lbnRJRD4KICA8eGFwTU06SW5zdGFuY2VJRD51dWlkOjk3RkM4M0E4MzMxM0UwMTFCRDg1RTAyNDgxNTZFMTI4PC94YXBNTTpJbnN0YW5jZUlEPgogIDx4YXBNTTpEZXJpdmVkRnJvbSByZGY6cGFyc2VUeXBlPSdSZXNvdXJjZSc+CiAgIDxzdFJlZjppbnN0YW5jZUlEPnV1aWQ6OTRGQzgzQTgzMzEzRTAxMUJEODVFMDI0ODE1NkUxMjg8L3N0UmVmOmluc3RhbmNlSUQ+CiAgIDxzdFJlZjpkb2N1bWVudElEPnV1aWQ6OTNGQzgzQTgzMzEzRTAxMUJEODVFMDI0ODE1NkUxMjg8L3N0UmVmOmRvY3VtZW50SUQ+CiAgPC94YXBNTTpEZXJpdmVkRnJvbT4KIDwvcmRmOkRlc2NyaXB0aW9uPgoKIDxyZGY6RGVzY3JpcHRpb24gYWJvdXQ9J3V1aWQ6MThjZDFiZWUtMjFiYS0xMWUwLTg1NWQtZWUzMzZmYzU0NDA2JwogIHhtbG5zOmRjPSdodHRwOi8vcHVybC5vcmcvZGMvZWxlbWVudHMvMS4xLyc+CiAgPGRjOmZvcm1hdD5pbWFnZS9qcGVnPC9kYzpmb3JtYXQ+CiA8L3JkZjpEZXNjcmlwdGlvbj4KCjwvcmRmOlJERj4KPC94OnhhcG1ldGE+CiAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAKICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgIAogICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgCiAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAKICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgIAogICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgCiAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAKICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgIAogICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgCiAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAKICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgIAogICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgCiAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAKICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgIAogICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgCiAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAKICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgIAogICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgCiAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAKICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgIAogICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgCiAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAKICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgIAogICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgCiAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAKICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgIAogICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgCiAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAKICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgIAogICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgCiAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAKICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgIAogICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgCiAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAKICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgIAogICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgCiAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAKICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgIAogICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgCiAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAKICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgICAgIAo8P3hwYWNrZXQgZW5kPSd3Jz8+/9sAQwACAQECAQECAgICAgICAgMFAwMDAwMGBAQDBQcGBwcHBgcHCAkLCQgICggHBwoNCgoLDAwMDAcJDg8NDA4LDAwM/9sAQwECAgIDAwMGAwMGDAgHCAwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwM/8AAEQgCJwFeAwERAAIRAQMRAf/EAB4AAAEEAwEBAQAAAAAAAAAAAAYABQcIAwQJAgEK/8QAXhAAAQMCBQIEBAMFBAUGCAgPAQIDBAURAAYHEiEIMRMiQVEJFGFxMoGRFSNCUqEWM2KxFyRywfBDU4KS0eEKGTRzorKz0xglKDVUdZW00vEmJzg5RWN2d4OUdIWj/8QAHQEAAAcBAQEAAAAAAAAAAAAAAAIDBAUGBwEICf/EAFQRAAEDAgQDBQUFBgMFBQUGBwECAxEABAUSITEGQVETImFxgQcykaGxFELB0fAIFSNScuEWYvEkM4KSsiU0k6LSGENTVHM1NjdVY3TCFyaDo7PD/9oADAMBAAIRAxEAPwDrBjTYrF6WO0KWORQpY7QpY4aFLAoUsCaFLAoUsChSx2hSwJoUsCKFLAI50KWBQpYEUKWOUKWBQpYEUKWO0KWOUKWBQpY7QpYGtClgDahSxyhSx2hSxyhSwKFLHQKFLA2oUsc3oUsdoUsCaFLHKFLAihSwNqFLAoUscoUsG5UKXrjlClgeNCljutClgRQpY5FCljtCljlCljtClgeNCljnnQpY7tQpY5QpY7FClgE0KWOeNCljp1oUhgUKWBQpYHlQpY5NCljtCljnhQpYBoUsChSwKFLAoUsChSwKFLAFClgTQpYBoUsAmhSx2hSvgGhSwN6FLHAKFLAoUsARQpY7QpYHjQpY5QpYAoUsA0KWOzQpYFClgUKWO0KWC0KWO0KWAKFLtgeVCljgNClgUKXbAoUsChSwKFLAoUsdIoVUX4j/AFg6kdN2f8s0zIUenyWqhR5NTnIepZnONpaeSjxOCClAB5NrC9ycNnVqBhNWDB8Pt7htSnuRAGsVVz/xxmtH/wBIyh/9hp//AA8Idsqpv/D1n4/Gvg+MZrRf/wAoygT/APUif/w8DtlV3/D1p0Px/tV++gvXGudRfTJR815jXCXV5sqWy8YkfwGrNPqQmyLmx2gX55w8aUSmTVUxW1Rb3Bab2EfSpPzpnWkacZVnVyvVGJSaRTW/FlS5K9jbKe3J9STYAC5JIABJwYmBJpk00txQQgSTVOdWvjM06gNLfyfp/Xa5SgpSG6xVFLp8N+xsSgBClEX48xSfcDCCn42FWJjhxStHnAD0GpoQo/xy35FEnibp9FaqHy6jAci1RTsZT38KXkqSlYQfUoUSPY4L9oMUurhkSMrmnPTX0qTOg/4kWYerjWmVleqZXoVGix6S9UQ/DkPuOFSFtJCSF8WO889+BgzTpUYNM8UwZu1ZDqVE6xrFW9w5FV6o41/6ssg9McFhzOFeagSZaSuNBZbVImyUjgqS0jnbfjcqyb+uCKWE708tLB+5MNJnx2HxqFFfGa0eCiAxnYgHv+yEc/8A/XCYuE71Jf4cu/D4/wBqlPph63cldW9SrMTKiK629Q2Wn5IqEIRwUuKUlO0harm6TccYOhwKOlMb3DHrUAuxr0NSxVKkxRqZJmSnEsxobK33nD2QhCSpRP2AJwckRNMEpKiAKgXSj4mulOtOodGyvQJuYX6vXn/l4iHqO402pW0q8yybJFkk3OEQ8kmBUq/gt0y2XFgQPGpvzhmuHkXKNUrlQU6iBR4bs6SptBWtLTSCtZCR3NgePXCpMCajG2ytYQncmKiDQn4h+mfUdqHHyvleZXHqtKjuyW0yqUuO2UNp3KusmwNuw9cJoeBMCpC6wi4t2+0cAjzqbJzxjQH3U2KmmlrF+1wkkf5YVNRqRJiuVSfjIazJcUSrJykq7JNF4T+jl8MO3VV6/wAO2fj8f7VPHw5/iC6h9T2v0nLWal0BdMRR5E5HydN+XdDja2gnzbzcWWbi3thZl0qVBqLxfCWLZgONTMgb+dOvxFOtfU7py1kg0TI7FMkU0ZfRV53jUkzXI95DrRcUoKGxvypFyLAnvzjry1BXdomD4Zb3DJW9vMDWOU1W5fxjtaW21K8bKCtgKrGhjm3/APUwj2yqmBw7Z+Px/tXVOgTl1OgQJLm0OSYrTy9osNym0qNvpc4ep13qirEKIFAmt3Vtpz06uoZzfmqn0ua6gONwUhciYtJ7K8FsKUAfQqABxxTiRvTq2w+4uNWkyOvL40B5R+KPohm+rIhIzgumOOqCEOVOnPxGST7uKSUp+6iBggeTTpzA7xAzZJ8iDWRfxN9HBnz+zaMw1F+pmoCmJ8GlPOsOPFwNDa6kFKkFRFlg2IN+2OdsmYofuW7ydpl0idxU/rTsWpJ7pJBwsDzqJr5jpoUsAUKXbAGtCljmlClgChSx0GhSwKFLHTQpY5FCljkUKWOk0KWARQpY7tQpYKN6FLHR40KWOaUKWBQpY7QqDPiKVA5L6V8yZtp7MZvMWWhGk02eWkmREV80yFBDltyUrSVJUAbKSpQNwThJ73ZFSmDjPdJaV7qpkehqlHSnp1kLVn4lT1OouWolQyCzBkvJps2IXGI4bhoQSpLlybPk2Ue6lXHcYbpALmm1WS/efaw7MtULkajz8PCrsa4/D2011g01kZfg5eomTZDz7T6KnR6THblM7FXKQbC6VC4IJ9fphdbSSIAqt22L3DTmdSirwJMUYdLvT1B6XNHIWTafUplWjQpEiSJUptDbiy84VkFKeAB2H2wdtGVMU2vrs3LxeUImPlVL/i0awyczas0PLzy1vZFyZVoTdcisKClSJjzYk+dAUDYRtyUXIBUpyxuOG7ypMVZMBtwlouD31Ax5DT671J/RH0iZf1JXN1PzVTP2pCqMh2Hk6i1Al2JRqOw4pmOPCUSlSlJRwFXAA3cqWVYM2gHvGmWJ4g43Fs2YI94jcqOp1qNPjMdO2V8i0DKWcqDSKdRJ86c5SpzcKOhhuWnwi62soQAnenYpO4C5Che9hglw2BBFPOHbx1alMrMgCRNA3wVUbuqysqv+HLEn+siPjlt71OuJD/so/qH0NdHtb9VYWh2kOY831BHixcvQHJhavYvrAshsH/EspT/0sO1qgTVOtbcvupaTzNcYUs556ytd3S2zKzHnHNMhTikpISlIAva5O1tltPAuQlKQPzj+8o1o0s2jHRKf18TTp1Q9I2aOkau0Sn5oepD8iuw1zGf2e+t5DaUL2KQpSkp8wJHa4se+AtGTeiWOIN3SSpudDGtdE/hQaQ5Xyn0t0LNlJp6WcwZqjLbq8wvOLVILMl5KU7SSlITbskDDxlIiaqOPXDqrktKPdTt6gVJXXNmV3KPR1qVPZJS6igSGUEdwXbNX/Rw464YSaZYWgLu20nqPzrnB8J2lMzuuXLHiAH5OHUJDYPotMZaR+m44asHv1cMdURZKjnH1rp51Oj/5NeoX/wDDVR/+7OYeL901SrH/ALw3/UPrXM/4Pzfida1INj5KJUVcf+ZSP9+GbPvVc+ID/sZ8xXWhSAtBSoBSVCxBHBGH5FUKuR3xVdLcuaR9Uyablei0+g06RRIsxyNCb8JovLW8FLCewJ2jtYcdsMHkgHSr/gT7jttmcVJkjX0rN0c9e+W+kvLjLTeldMq2YSHm5eYEVHwJslpbm4NctqCUpASLA2O0E4DbgRrFcxHCnLpX+9IT0jT61LevnxPsj646Tl2lUKqZez5CnQxHVKYadU/EU8Ey2ESm+QhbKlpUhQSFBR4JwdToPnTC0wR5l2FKBQQfjGhg+NBnRPo/p/rX8QzNkODlqJVtPKbGnSoEGbGWWIyEqabY3IWbkhRUBvvfk2wVCQpdOcSuH2bBClKhZiSPWa6G9ROp3+gjp+zbmqOw0tzLlJdkRmSmzZcCQhpJH8u8o49hbDpasqZFVGzZ7e4Q0fvH/WuNumORsx9WXUFTqKuorl5izjUD81UZiis3IK3Xl+pCUJUdo9gkW4wxSCo+NaG863asFcd1I2/Cr21n4H+Tn8soZpud80R6wEW+akxmHYzivq0kJUlN/ZZI9zhwbYRpVYTxK7mlSBHrPxqi1AyO9pl1UU3Lch9mS/QM2x6c48ykpbdU1OQgqSDyAdtwDzhuEkKirO46HLYuDmkn4iu5En/yl3/bV/mcSKazIV4x2hSxyaFLHddqFLAoUu2ORQpY7QpY5QpY7FClgGKFLANCljlCljooUsAUKWAKFLHKFLHaFLAoUsCaFQJ8T6//AMBLUG3f5aN/97Ywk97pqVwT/vrfr9DVc/hE0fLsLUTMNTlzn0ZkrDykU1n5gNofjojtOObk3BcO6QSE2IHhFRsUpOEmBrrUxxAtwtpSB3Rv5z8tq6D4db1Uq+KF0nA0oVzn68s7x3c16sZJzLlppdSXUWqxl7MJj7XEQg3HfWwXQPMhCibJN7eObWIALNfMGrjhbRytPNq0iCPHUT6/hV0ejzMtPzj0s5Bn0koVDXRWGwlvnw1oTscQbdilaVAjDhBBTVbxFCkXK0q3k1Q/4x/UfD1I1WpWRKU740TJCnXKi4OEqnuhILY9/DbABP8AMtQ9MNn1yY6VaeHbMttF9W6tvL+9aXwVD/8AKrrQuLqyzICRfk/6xH7e+Ax71G4k/wC6j+ofQ1bL4tUt6N0O5iDRIS9UKc07b+QyUk3+lwnCz5OWoDAAPtiZ6H6VEvwQdMILGRs6ZzcaQupyp7dFZcIuplhttLywPbctaL+/hjBLdPOpDiZ9WdDI2ifXam745+X90PTSrBP4XKhBUfulhwD+iscuOVH4YX/vE+R+tS38HvMH7Z6LocbddVJrc+La/wCEFaHR/wC0wpbmU61H8Qoi8J6gflUu9XuncvVjpdz7l2ntl6fVKK+iK2O7jqAHEJH1KkAfc4O4JSRUfh7wauUOHYGuQ/SVrmnpv6ics5yfjvyIdMkKRNYb/vVx3UKbdCQf4glRIB9UgYYIVlVNaBf2v2i3UyNzt5jaujfUT8RDRuvdO2aYtNzvCqU+vUSXDiQo0Z9UkuusKQlK0FA8PlQuVEW574eKdSQRVPtMIu03CSpEAEGdI3qnvwebN9alOSSATQ6ggC/c+Gjge+GzI71WHiD/ALmfMV1lw/qhVys+M1x1gx//AOG4X/rv4ZPzmq9cO/8AdP8AiP4Ud/Dx+G3kTX3QuLnfOD9aqDtSlyI7EGLK+UZjpZcLd1KSCtalEE9wALCx74M20FCTTXF8YeYe7FqBEa771p/EG+Gpk7py0dl57ylVa5HRT5cZhylzVplNr8VwICkO2StJB5sd1/pgONBIkUbCcZduHgw6BrOo0o2+EJQMu0iq5kluTXxmmry5LrDHzAQ27DbKUglF7uK3OOK7EJtfgkYOyBNNuIFuEJAHdEfGrZ9T2mL+s3TtnXKsQAzK5R348UHi723e2PzWlI/PCriZSagLF8M3CHTsDXHHpz1fldN2v+XM2qhOuu5dnEy4avI4tshTT7XPZe1SwL9lAXwxSrKZFaJd24uGFNTuP9K7HaddTun2qGU49co2cMvPU91AcUXp7Ud2P6lLra1BTah6gj09Rzh6HARNZ49YvtLKFoM+X0rkhm6rRK/13zZ8GSzLhTM/B5h9lYW282qopKVpUOCkjkEcEYZq9/1q+tpKbIJUNQj8K7XShtlOggg71f54kEkRWbiseO86FLHIoUsdoUsChSxyaFLAoUsChSwKFK2BQpY6aFLHQKFLHJ0oUsCaFLHJmhSx0ChSwKFLAFClgGhVW/ic59y81kFrJGYM8u5UazZAecaiIpCZX7RcZeaKLvKP7tKVgAoTZS93ChaxQdI2JqdwRpzP2zaM2U9YiQeVUryxlbUrpX03pmpVFXldIynKkvN1FNRjzmw3LQiN4KmrnlYbQpKbhW1VwODtb6pEjlVjcct7lw26570aQRtrXVrSzM0jOumGWqzLDIlVekxJzwaFmwt1lC1bRc2TdRtyeMPUmRNUR9AQ6pA2BI+dP2OxSVRJ1X9I1E6qsvQ2KjJnU+dTG5CI8iG6lpTiXUpBacUUL/d722lcA/g+uCLQFCpCwxBdqolIkGPlVU6roH1DZG0re01y1pxQmMqqdJ+epeYfl5kgbr71vIfb8yv4ipB3WAIsAAjlWBlA0qdF3YLd+0OOHN0I0+EGvOZ/hIZo1P06jV6qVGLS9QU05z52IZpltVWUkISxueV5WQEpVvUN+66bBPOOFkkSd6CMfbacKEiUTppEDnpz8NqjjK3widaqLmenTAnK8YRZTTxdartloSlYUSNqL9ge2CBlQ2p45xBZqSU6/CuiHVdoyeobp8zdlBlbLUusw1CE46bIbkIUHGSo+g3pSCfQE4drTmTFVGwufs76HTy38udRB8M3po1A6VssZqoGcY9HTAqUxmowHYFQEmzmzw3UKG1JAslsg/Q4TZSpMg1IY1esXKkLZmRoZEeVOXxLelfMfVZpLQKZlVFNXVaPWPnFCbKEZHgqYW2qyiDzco4wHkEp0omDXzdq6pTmxEaedefho9NGcelnSjMNBzg3S23ZtYE+J8lNElJQWEIXuIA2ncgceuAykgQa7jV6zcupW1OgjXTnVjwdpuLgjC1Q1VC6qPhG5Z1vzdMzJlSsf2OrFRcU/MjKi/MU+S6o3U4EJKVNKUeTtJSSSdoJOG62AdRVhscfcZQG3RmA26/3qHIfwP8AM7MCe7Mz3Q332YziocaHCdHzLwSfDQtxwhLaSqwKrKIF+ME+znmakDxM1IAQfU/lQHG+D5raw6hbbeVI7qeUuIr20tn3BCLi30wTslcqdHiGzOhn4V1Xo0VbMOEw6dziG2mlkG9yEpBN/vfD6dKoqjJJriJ1Xa/1vqG1sqtbzHIpqpkRa6YwmK0lltthl1xLabXJJ5NyTc3xHLUSZNaZYWiGGQhsGDr6mrg/BW19ruYpNb07fdpzmXcv05VVhhDIEhDrsoBe5YPmSd54I445wvbqMwar3ElohIFwPeJg+gqRfik5xy9Wcttaf1rPastPVuCioQ6b+yUvInvNybNrXIPKUBQKS2naf4rn8JM7B0JpngbbgV26EZoMEztp0/Gqj0CHqf0aZDoOpNKGV2BRkyIBm/Px6i283NKVCOpAV+O7BXYKCghxKhwb4R1SJqwLNteOKt1TrBiCNufzrrPQJy6rQYEpzaHJUVp5YT2utCVG30ucPQZFUFYhRAqpnW58K2n9QeZpWbcmz4WXM0Tj4k+NJbV8hU3P+dJQCpp0+qgClXcgG5KLjGbUVP4ZjqmEhp4SkbdR+YqqrXwetaJdXDDtKyqhrdtMtystKaA97BJX+W2+EAwqanP8Q2YEyfhW7J+DlrNFmrQ03lF5ttZCHU1rZ4gB4UAUXF+9jyMdLSqL/iG0jWfhXSbpwyPVdM9Asm5erjjb1ZolJYhzXG3y+lTqE2VZZ5UPqcO0AhMVTr11Lj63EbEkijXB+VNaWAaFLHIoUsdFCljnjQpY7QpYHnQpY5Qpd8dA60KWOUKWOz0oUsc2oUhjvnQpY5QpYE0KWO0KWB40KWOChTRmnT6gZ5LJrdCotZMcENGfBakloHuE70m17C9sApHOlEPOI9xRHkYrA1pZldilOQUZay+mC60hhcYU1kMrbQorQgo27SlKiVAEWBJItfBco2rvbuzmzGfM09x47cOO2yy22000kIQhCQlKEgWAAHAAHoMGFJkkmTXvHYNcpY5pQpHAoUsCaFLHaFLAihSwJoUscoUsdoUscoUsdoUsA0KWOUKQNjgUKF5OiOSpkhbz2TspuuuqK1rXRoylLJ7kko5J98cyClxdPDQLPxNOGWtPcv5Ledco1BolIceSEOLgwGYynE3uAShIJF/Q46lIGooi3nF6LUT5ma85p04y7nh1pyt5foVZcYSUNrn09mSptJNyAVpJAvzYY4Uida6284gQhRHkSK8HS7LBpa4Jy3QDCcDSVRzTmSysNAhoFG3adgJCbjyg8WwMoodu5ObMZ8zT4hAbQEpASlIAAAsAB2Ax2kq+46KFLHJoUsChSx2hSxyhSx2hSwNqFLHKFLHYmhSxw9KFLAoUsChSx0UKWObUKWO0KRNgcDeuiqBdUHX7rdpTrFm2nZbZyLVqDRq3+zGGo8dE+fE3qCWESW0O70KWo7QSmxVZPCiAc/xLHsSZfWlrKUhUaakTtIB517J9n/sb4FxfBbO5xNVw2+612hKlFttWUSstqUjKoJGpAVIEnUSakPoJ62826+6n5gy7mufQqnNo1GXUXGKFTPDZjuJdQgtB8uq8dzzEWQnwweAtWJHAsafun1tPkEpE90aDXaZ1Plp4mqT7YvZRhHD2FW+JYQ242h10IBeclSgUqObJkGROkyo5yNShNSfkTqaqmatC4GogbyvOplTQfDozElyNUGJF1JEHxXVFDkoLTsU2UN+a9uwvIsYm4u2F2IIPLYz0k7nlEDWqDjHAVpaY+5w2S6hxs6ulKVNlEAl7KkBSWik5kqCl92CecURqPxmdZ2Kg+hUTJsVSHVJLC6OtSmeT5CS7ckdrnvbFHVxhiAURCR6H869esfsucEqaSoLfUCBqHRrpv7nPeOVO2Ufir9QGe6ZXplJpeUJkXLFPVVKm6iiq2RI4WlG9R8X1UoADubH2NlWuKsUcClICSEiTodvjUdiX7O/s7w923YvHXkKuFhtsF0SpZBMDudBqdhp1FOOQvirasZ+bahsV7T6NmOatTcGlvZbfCJSx+FoyfF8NDjh4QkggkpBUkqGFGOKb50ZQtIUdhlOvhMwCeX1FMcY/Z34Qw4l5y3uVW6QCtwPolI5q7PJmUlO6yCCBJCVAGrl9IHVF/pw6a8t5rzCDFq8xl1NS+Xpz6Y7brbq0FQslQSkpCVcq9e+LlhGKfabND7uijvoY0NeXfaZ7P/3DxPdYRh3eaSU9nmWgqKVJBjUgkgkjapjhy2qnEafjOtSGZCQtpxpYWhxJ7FJHBB9xiZCgoSnasxdaW0stugpKdCCIII3BB2rm51L/ABcdRsgdQGcKDlZOVVUCiVR2nw1Sqap51YaIQpSlhwXusLtx2tjN8S4tu2rpxpnLlSYGnT1617n4D/Zs4axDh2yxDFi927raVqCXAkDN3gAMpiEkc96lD4bfXLqf1caw1en5iTltGXqHSjLkKhUwsuqeW4ltlIWXFWH4yRbkIxJ8N45e39wpDsZUidBz5c/OqB7dPZJwrwdgrNzhpdL7zmVOdwKGUJKlmMo/yga6TW98Qv4geYenHV2nZXynVcrw5CKYmZUEVWlvyzvdWrwgFN8IGxNze58w7DCnEGPu2lwGWFJGkmQTvttTP2K+xjDuJsHdxbF2XVJLhSgtuIRokDNorVRzGBsNOdV4e+MdrPQai2mZEyRJaWncnwqaoIfSbgLQ4l0gi/rY8ggjuMV48X4glXeCT6fjNbYj9mHgi4aJYW+kgxqsSD0UkoB+mmoOxrpLoVqjG1t0ayvm2JcM5hprMwpNrtrKbOINuLpWFD8saRh92m5t0Pp+8Aa8LcX8Pu4Fjd1g727Likz1APdPqkg0wdYWq9V0M6Zc45uofyhq1ChJkRhKa8VncXW0eZNxcWUfUYb4zduW1m4+3uBzqY9mPDlpj/FNlg9/PZPLKVZTCoyqOhgxqByrnWr4z2swJ8mSuL//ALGV/wC9xnn+McQ/y/A/nXt0fstcE9X/APxR/wCiumGgOdZ2pWheTcxVMMCpV2ixJ8oMt+G2HHWkrVtTc2FybC5xpeHvKetm3V7qSCfUV4M4zwpjC8fvcNtZ7Nl1xCZMnKlRAk6SYGpqOviBdWiukbQxVVpwhvZnrElMGjMSUeI2V/icdWgEFSG0A8XF1KQL84juIMWNhbZ0e+dB+J9BV39jHs3HGOP/AGO5zC2aSVulJgxslIMGCpXgdAo8qomn40esSlgWyPybf/NBv/7XFF/xliH+X4H869eH9lnguP8A3/8A4o/9FdAtHtaa9qB0R0vP0pVLbzJOyu9ViooDMNMhLbqkkhSrJbBQm91cC/OL9ZXzruGi5VGYpJ6CYrxlxPwrh+HcdO8PNZzbouEt75l5CpIMEDVUExA3jSqVyPiZ9QEGpxGX/wDRp8jLiGemrsxA/SxHSoIcd8dt1QslZCCkDfuKUhJUpINMPEmKAgHJBEzumOZkH06zpFeqUewX2duNLW39qzpUEdkVFLuciUpyKQDKk94KnJlBUVAAkWT0e645tf6N3NRKo7CqEhvMKaG5Ocp6qdAipW+y18262lbi0R2w4VKJUFEAX2X4sdnji1YebpeveiYgDUCTqYAmfyrCeJ/ZKxb8ajhu0CkJLBeCAsOuKIQtfZoUUoSpxeXKABlBOmaNXDrS6qc5dMej02bT4uV67XnENPRn4pWEQ45c2rkvRVrUpTf8KVIcKSpXNrcqYzitxZ25UgBSvDkOpEzHrTL2WezzBeKsabYuVussAqCgqJUsJkNodCQArmpKkA5RpM6UuPxntZh/yeSv/sZX/vcU3/GOIf5fgfzr1P8A+y3wV1f/APFH/oq2Xw4OozV/qsbqWZc3Jy7CybE3RIfydKLL9TlcbtiitVm2+yiByohI7KxauHcRv76Xn4DY021J+Ow+tecfblwRwZwkWsLwcurvFQpWZwKS2jlICR3l8hOiQVHcUw9YXxbKZpBmmTlPT2mxs25jjO/LSZrqlKgRXr7fCbS35pDgVwQkhIPF1G4COMcWoYWWLVOZQ0nlPTTUmpj2Y/s3XWM2icY4jdNtbqGZKBAcUnfMoq0bSRqCQVEawBrUGO9b2tEuaV5q1tyRp1JUb/spFHE2VH+jrUdh7wj/AIXHAseqRiD/AH1iM/x7lLZ6RJ9QAY9TNa2j2T8EIRlwnAn75P8A8Qu5EK/pU443nHihGU8iaKqP8RLWLSKkpzDOqeQ9ZsjtuhqXUaO2qHIiE87XQEIWyoi9vEZKTbvbnDpHEGIMDtlKS83zKdCPPQR6iq9c+xLgvGXjh1u1cYXekEpQ6QtKvFPeUlY65HAR0nSrndMvVJlTqvyB+3crynN0dQanwJACZdNdIvscSCRYi5StN0qA4PBAuWGYoxfNdqydtxzHnXlvj32fYvwjiP7vxVA72qFp1Q4nqk+H3kmCk78iRTr31j1B0S0mptV04pkKrVl6phmRHkRhJJjhlxaihvelS1BSU8I3Ktfy+uGuPXl1bMBdoJVPnpB2Ej5VYvY5wxw5juMO2nEzqm2Q3KVJVl7+dIGZWVQAgnVUCY1qmuVPiw6w1OjGs1idkeiUJLpZRINBW/InOpAKmozIeBcUkEblFSW0XG5QJCTTWuKb9Se0cKUp6wST4ATr47AczXqHEf2c+DGn/sVk2+6/E5e2CUoSdlOL7M5QdcoAUtUHKkgEgqo/xuihAizssVhaexqLLsMPD/EIxR4f/R8T/peuHaONRGVSD5yJ+H9/Wq9c/snye1t7tA/yEO5fLtM2b1yf8NLOPxTdS9PGqbmaB/YvPuQqq6ppmQKW9TJcdxNt8aQlLq/BeAI/mSoEEXBFw7xReMgPIyuNnnBBHgdTB+IoYX+z3wviRdwu47ezvmwCU9ol1CgdnGyUJzoP/CoQQYINWZ0o+IfkDU/Q+PnMLqcRxdQaoz9FZirnVJue4CpuO200CXd6UqUlSQAUpUTYpIFlteIrV62FxqDIGXc5jygbzyrBeIvYnxDhWPKwSEqAQp0OlQbaLSSApalLICMpICkkkhRAEggmW9PNSKPqnl81KiyXHmG3lxX2nmFx5MN9Ft7LzSwFtOJuLpUAeQeQQTL2902+jO2fDoQehB1B86zbG8CvcJuPst6kAkBQIIUlSTspC0kpUk8lAkaEbgioX69Oo3PGicPLsLT+NQ11OcX51Vm1kJTT6VAaCUeK84taEN7nVhKSSSopISlR4xCY9iNzbhCLUCTJJOwA6mREk1qnse4HwLHV3L/ESnA2jKhtDUlxx1UnKhISpSsqASYECQVECqpSvioasIfWxEzjozPkJ4CEU2Wwhw+yXXkobP0JUkH3xVjxPfTCXGyfJQ+ZgfOvRLf7PXCBSFvWV8hPUrbUR5pQVL+CSfCrtdNWulW1A6cqZmPM0Jb+ZYqPCrkOkQ1OLjvHa4AhkEqVZlxpRCCq9zt3YumG37jtmHXh3x7wA5+XkRtNeUeO+EbPDuJXcNwtcW6jLK3VABSdUyVkADvpUkFQTEDNFHOmWpVN1ZygzWqUmc3GcddjrZmxVxZUZ5pwtuNOtL8yFpUkgg/Q+uH9rcouG86J56EQQQYMg7VUsfwK6we8VY3eUqASoFCgtCkqSFJUlQ0Ukg6EU/4ceFQ1LvjpoUsChSwDQpYFCvi/wH7Y5XRvXJTqKUrKPUx1B5hUp1oyZdTo0dxCyjw1OoaBNx3UXFMJSPq4r+C4yW//AId3dPdcyfjH4x8+lfSHggC84X4cw0QcqWXVAgGcpVpryCQsqP8AQn70Et+B4n/5SWbAkX//ACZISB//AJbFgMPOCP8Avjn9P4iq5+1mf/6Ys5/+Y/8A+a63+td3O3VpqhmKHotlapVPKWRKuupVCdS9qW6rXQhCFyEXUA4tAaQlIbueFrI84JPjJuL55acPQShBkkc16a+JEcvPnTP2VJwLg/CrZ7ji7S3dXjQbQhySW7UlRSgwDlSoqKlFUDVKB7pAgnqw0mqEjqsnUGj09cqs1mo/KJgxwCpUw7N7QtxcKcCSew2kngHEHi1qo3pbbEkmIHX9Gte9nHElunhFvEL13Ky0jMVq27MTCj5hMjmZA3rpj0t9DtE0G6ZZ+RZIjzalmuG41mKclNxKedaU2UpJ58JoKKUD6FXdRxpOF4G3a2RtlalY7x6yPoOVeC/aD7Wr/iHilvH2pQ3bKBYR/KlCgqT/AJ1kSv0TsBXLrSXSd3JOe51VzLGKadkWr/KS1PBSWDIjubl+IRa4SlFwgHc4txlA4UojMbS0LbpceGjZg9JB5/DbcmBzr6B8S8RpvsPbtMLX/EvGsyYjNkcTAyjWComCojKhCXFnVIBu58HzqNfzhkvU6NX6jILlOqozD4j7ilqjx5CVJWOOyEKZHCRYDsAMXThHES428l07HN6H8BFeUP2muB27K+wp3D2xDjfYQABmW2QU77lQWdzJO5Jqz9bzvG0mOeKglTX7Ko9FTmcISQG21lMjeE24CXCwlfHF1LI/FizLeDHaqHuhOb6z8YmsBtMJdxj7Bbme1ddNvPMiW8s+KAsp15BIO1cbOougwouema7SkON0jOcNuvxWnFlao5kDe6yVHk7HStNzzYDGP4i2kOh1HurGYeE7j0NfUDge8fXYKsLsgu2qiyogQFdnolQHLMgAxXQr4KWlH9lunCr5neb2Sc4VdSWlkWvGjDwk/kXFPH8saBwXa9naKeP3z8hp9ZrxZ+1XxH9r4mZwpBlNq0J/rc7x9coQKo71J59b6g+rHULNClIkQRNeTBaKkkvIaKY0VAQVAqQSlBVt7JJJ4xScRfF1fOvHUSY8Y0H969acC4OrhzhDDsJT3V5E5zroVS46ZggKAJCZ3VAGtNmecvsRaBV8vzXnJNZobBqjMpqNHRFUUKSiQygtAFIsT+MG6mRwm4um+2AhTStVJ1mBHQjT8eY5U+wi9Wu4ZxFgZWXj2ZSVLK9QVNqVnkEz/LEJWfejS/HwWNVf7X9NNVyw85uk5Oqy0tpJ5EaSPFR+QcDwxe+C7rtLRTJ3QfkdfrNeOv2qOHfsfFDWKoHdumxP9bfdPxTkNSt8SX/9BbUr/wCq0f8A3hnEtxN/9mO+X4is79hX/wB/sL/+of8AoXXF5fJV+eMZr6mDlXcvo+BV0oaZgdzlingf/wBujG4YR/3Fn+lP0r5Je03/AO9+KT/8w9/1mudvWzr9TOofXqs5mkQKnmTKOTZqMr0GHDQHI7r5ut2W8DwpLi02Q3ceLtQNwCSDnmM36Lu6U8oFSEHKkDaeZPnyHOvbPsp4NuuG+HmcLbcQxdXSDcPKUYUEiAltEagoSZWrXs5UYJUCINz9Xa7Q5sn965HTCeaaejiJsgvtPIK2lfLOApbJCVJU2eARx2OIS4W6knlEaRprtodvEVreC2eH3CEaBWcKIVmlwKQQFjtEkFQkgpXzG+4rp5ohLRN+FdTnkMMRUOZAmKDTV/Db/wBXkXCbkkD6XNsaXYEHBJiO4foa8CcWtqR7WXUFRURet6mJPfb3gAT6a1zDzao5Q6b8u0FxTrcip1T9tupKyA5eKlP4e21AUyL25c8X+XjNHv4dmho7k5vl+GnrPSvfWGgXnE9ziCQCltvshoNIcJ33lRCzHJGT+bW/Pwv830DIPw367WM0uMN5cgVOrOVLxkhaFsFLSVI2nhRVfaE+pUB64vXDLzTWErcf90FU+VeOvb/hmI4h7TWLLCQTcLbYCI0IVKiDI2yxmJ5AE1AOVdN9VdZ9W0akVTJ1Wo2nVZoM2nRS6pPy1LozEB1UZspUreG0lplQWpNnF3UCd2IFq1vX3/ta2ylpSSB0CQkx4xoPM1smI47wlgmDnhm0vUO4g082tUTmcuFvJDigQMpUcywUg9xGhAioc6YOkmqdTvUKMo08uxKVDcMmqz0puKfCBB3e3iKBCEA91G/YHERhmErvLv7OnQDc9B+fStO4/wDaTacK8Ofvm4hTqhlbR/O5G39I1Us8k6bkV0W659b6F0L9LNJy7l+lKbRVkmgUqDEmqhORo6WyXnQ8lKlJWEkeYC5W7e9+caHjl61hlillpO/dABjTmZ/WprxF7I+E7/j3ix7EsRekt/xnFqQFhSyruJKCQCCR7swEpiIrm9nCHTdHsuUnMGVBU4zmeIjj1NXNIVKoMdCyy+2l1IAW6twEJfSlJ8GxASpw2zp4It0JdYkZxpO6RsRPUnY/y+Jr3Phjl1jV09h2L5FC0UA4ETkeWQFoUUkkhCUkFTZKh2sgkpQJIdEPhv6ta9ZJZzDQ6DDh0aUnxIj9TnIh/Op/naSQVFJ9FEBJ9Ce+FrLh2+um+1bTCTtJifKoXiz258H8P36sOv7hSnk6KDaCvIeiiIAI5pBJHMCtPTPJmbemTqfp2Vc10qbSzWZbFBq8RVnWpUeUtLYKVJJQspUpLiLEkKR9SMctmbizvQw+IzEJI3kH5HqPKnOPYpg/FXCrmLYQ8lzskqeaVqClbQKjIMKTIBQvTZXgDT3oLq3M6FuslmUlxTVDclmnVmMhX7tcQvKaeTb1LLqFqQe48MfzHC1jdqwzEAoaJmCPCYPwI0qK4w4bZ4+4JU0RL4TnaUdw4EhaD/8A3EKAUOebwFXS+MPSnK/ofkduNMMNSc1tyUzmjzDQ3DkOqkJI5BQhBWCPUDF04vSVWzYSY74M9IBM+m9eWP2ZLhNvj1+p1Gb/AGYpyH7xU62kII/zKISfM1zo6qMy/t7W/MDzaFMRIy0ojxbJSISS2lxxoBICQoOrdKrAXWpZPJxnWKOZrlZGw5dNJj4zPjXt72eWH2fAbZtRlSgSpWvfOYpSqTJjIEhMnRASBoKsVQPgp59zJleBVI2cMmJRUYbUxppxEoKAcbStKSQ2RcBQBOLA1wZdOICwtOonnWI3v7VXD1rduWjlk/KFKSSC391RSSBmHSgbIvTxm7S5/VXIOcaPNhRIdJbqjjxbUqGtxmWwwh9l2wSsKbkrAI5JSkEApsGVvYPs9ta3CYET4aECQfImrbi/G2DYsnCOIcFeStSnC2BICwFtrWULTMpKVNiQdIJIkKk5/hbRZc7qqYy2SErf2TwSogR5NPkIeDg+vh/Mt/VLyh64Nwwkm9DJ8/VJn6SPWkv2g3GW+ElYn0lHmh9BQU+Wbs1+BQDyrp1TKQjLnU7VnYo8NrM+W2ZkxsdlyIknwEOn/EWXkoJ9Qyn2GNKQnJfKKfvJk+YMfQx6CvAr9yq54VZQ7qbd9SUHoh1vOU+QWgqA5Fautc7PjHa7VLO3UgvJLb7jdCydHYJjpNkvzHWw6p1Y/iKUuJQm/wCHz25UcZ/xhfLcvPs091EfE6zXtv8AZg4QtrDhkY6pIL90pXe5htKsoSOgUUlSo97SdAKqALgAm5H+eKjXpfSug3wpOrqa5R6pkgULMmZqrHhMPRIkJyMllLbADBcLjziPCSUFhKhZQBRvA8yk4v8Awti6sqrYJKlQIAiNNJ1I8PrXi79or2asB5rHftDVu0pagpSw5mlZzxlQhWYghZSe6SDlJ7oNXm0pylMylld4VNcZdXq06TVqh8uSWEPyHCtTbZIBKEDagKIBVs3WF7C8WTBab73vEkn15em1eSOIsSZvLpP2UENNoQ2jNGYpbEAqiQCoyogEgTEmJolw7qCpY5QpY7yoUscmhSx3WhXxXKTgcq6N643fEfqshrqdzTSkvu/JIrE6oKYCz4ZfdkOJKyOxVsbQm/ewtjG+IVEXa250kn1J/tX1A9hlu0eFbS7KRnLTaJjXKlCTE9MyiY660CaBdRVX6eIWdHKClxusZpoZokeU2bLhJW82txxPrvKEFKfYrv6DDGwxBy0Dha95Scvlr+oq38ZcEWfEi7FOIQWbd7tVJOyyEqCQf8oUQpXUCOdS/nrqOzd0OTsrZMyDqLMqL9Apt6zGNPQKUzJkbXUx0MLSfEUhKgovElTinO9gEiVexB/DVIt7Z2Ska6aSdYjnHXcz6VmeEcDYPx43d43xDhqUJec/hKzntihuUlZWk90KIgN+6hKdpJJsj8KTSCm5mn1zULMNRNb1Bpkt+FLbf8ztKkSj8w+4r3dcStKLj8IbcT3uBZuFbNC1KunVS4CQfAnU+p28NRWF/tFcTXVq2xw5hrfZWDiUrSRs4hr+GhI/yIIKoPvZkq2ibunti7xXk+uSPxdclO5F6spLLTHy1JrMRNcjoSTsdffWoSXCO24uIt9AE4yTixgtXxAEAjMPM7n4ivpJ+zViqb/hBK1qzOtKLKidwlAHZp8spnxM17+D7qAjKfV81Rn1Aw85UiVSnEKPlcWlIebB+/hrT/0sd4RuA3f9mdlgj8fwon7TWCm84MN62O/auocB6AnIo/8AmB9K6Cag9NGVYOgNa07j5iqFA/t4hNHYqNQnmbMeWlu7MZCnj5kJaaUhLQIsjfbzEk31/C2E2irQKy9ppJMnwGvgNvPnXjHBePMWc4iY4kctkvfYyXShCAhABV33CEDQqWoKUszKss90ADmN1mZSgaezMu5MplVi5ik5KjIoMibEH7mXMSnxn0tjk7UuSEN9+6SO4xmuMNJaKLdBzFAyyOZ3PzMV749luJXGJIucbumiwm7UXkoV7yWyciCrxUlsr8jO1dJM3ut9E3w6ZDTRDMvKWVEw2j23znUBF/uZDxP5Y0Z7/s7CCBuhMep/ua8L4YlXHXtJSteqbm5Kj/8ASSc3w7NAFcg9O5U2l5vgSYMSXUXYLiXnGY8ZUhbrQI33QkEkFN/zxktsVJcCkiY6CdK+l+NtsPWTjVwsNhYIBUoJAJ93UkQQYqfetXSrMGhStPsjwakuFQc3ZcgTnac06YsJ+oX2OqUlRvfd4R85Nir0JxO4zbO2xatkKhK0gxsM2x/Desb9lXEOHY+MSx59rO/bPuoCyM7ga95IBHhmHdAkDTSjb4ROcntGuqR3K1YZkwJ2dYDsRUOQlTTsVyOC+1vQbFK12dABFwBf+IYe8JvG3vexcEFYiDpEaifHeqp+0rhiMb4TGLWRC0Wi0qzJghQcORWUjQpT3SSNJ0+6aur8SXnoW1K/+q0f/eGcXTiYf9mux0/EV5V9hX/3+wv/AOof+hdcX3Rfd+eMaNfUtPKuqmovUZS9BvhxacQZNTl0yrZ0yxEo9PeieH48fdDSXXgXCEpCUkJ3k2Sp1J9Malc4ii2whlBVBWkARvtqdfrymvnjgvA93xB7TMTfaaDjVrcOOrCs2VUOnKjugkknvZRqoJI51zbydUsx5BzZUKTT4dehIqyTAn0tO5LsmNvCg2u4AJTZKg5YAEbgQCcZyyp5pwoQCJ0I8P1zr3RijGG4jZt3lyttZbOdDmkJXEFQ1mDJBTJJBykEgUf5holKz7kyuR2K7UKpmCFS41UioRHQzGmtQlfLu7UJWQSGy+5uSLBuOCLhXMg42h1tQCiVAAjoQnQ6T0k+Qqm2N3d4ffMOOW6W2FuLbUSSpaFPDtESopmCoIRBMlbkHUadEenaMJvwq6KyeA/kGU1f/aZfH+/GgYaM2CAf5D9DXibjdzs/a0+50vEH4KQa5O6n1+RmPP1VfkPuv+FIXGZ3rKvCZaUUNtp9kpSkAAcDGVXThW6okzrHoNq+jXD9m3a4ey22kCUhRgbqUApRPUkmSalvQ3P9U1myNknRCNU2st0H9vTMwVepPRzKbWUpDqCtkf3iGktE7Dwta0g9hiVsn13DbeHpOVOYqJ38Rp4RtzMVm/F2DWmCX99x260X3+xbZabCshEnKqF/dUsqHeGqUJMbmt/PvW7qLqRVc3ZJy/nmt1fIuZHXGW3qm22qV+z0pAcd8TaFMNrbSpa0iyUpVtAA4wq9jV26V2zThLausTl5meQI1Pwpng3sn4awtmzx3EbBtq9YAJDZVk7YnupyyQ4pKiEpUZJIzEk610f6DtHsr6ZaC0+q5bkM1NWdUIrkyppTYzC4n92gX5ShpFmwk9iFk8k40bAbNhm1DjRnP3ievT4bV4a9sHE2K4pxA5aYmkt/ZCWUt/y5T3j0JWe8TzBSBoBVLfjd5pfr/UZlPLrS1bKXQQ4hPez0qQsXt72bQMUzjZ0rvENDkn5k/wBq9Ufsn4c3b8NXmJKGrj0H+lpA/FSqidnJ0HWPqlyBpq2+1LpsesppkpTCwptLZdQlxpChwQiPGQkkcby5Ym1zE9kl+9as5kAwfxHoB8ZrRVYpcYJwniPE60lLimu0TIgzlUUqI5ZnHCQDrlCZjauuOoc9GUtPJKoS0UxllLEVtxsBCYLS3W2d6fRIbQq49BtHtjWbkhtmE6bDykx8q+bOCMm8xFIfBcJzKIOpWoJUuDzOZQ15mT1qPupLqCo/TH07VPNlHy+xmCDl6oohNxUKS00mR43heJvUk79j1gtQuoqCrK3A4j8Sv0WlmX205gkx01mJ+NXTgXgu84p4kawi8uSyt9BWVGScmXNlgERmRqlJgARKYIrj1qrXJWapVMmVFYcqNSiOzparW3Lky5D/AG9AQ4CPooYyK7WpZSpW5BJ9ST+NfTbh20atEOs2whttSUJ8m220fVMHxBq+nVfrW8fhi6R5qUzDnVSc1Cit/NoLiEu/KOtLdKbgLKQ0rhV0kq5BFwb1il6f3Mw/EkwNesGTXj32c8KI/wD5p4xhIUpDSC4o5dDl7RKgmeQJUNRqI0IOtc5KpLeqrst991yRJlFbjjjity3VquSok9ySSSfc4ztZKpJ3Ne4bdtDIQhACUpgADYAQAAOgGgrs/wBM/WXpxqdpuI1FzF805kvLsaVWlOQ32GoLbbKUKKluJSk+ZCgACb2NsbJheM2brOVC5yJE6HT5V8tePfZdxNhWJ9rfW2UXT60tAKQorKlEgAJJI0IJkCJ1qmnU18UeodUTMvIOXqK3SsqVKrMuKqT7qxMkU9hSXlBxr8LV/DUtVibJSE8G5xTcS4nXezbNJhBI15wNfTb4V6h4C/Z9tuFCjiHEny5dNtqHZgDIl1YKBlVuqMwSnQd4ztApx+DHpBMzLrJmfVCWyY1DpUWTDjPueRDkiQoLdso8WaaB3HsCsX9cKcH2hVcLvV6JEgHxJk/AfWmX7UnEzNrgtpwo0czzikKUBqQhsQnQaytfujc5TFXbypnaM+vN2qc4Lby1Fpng0pS0lBkU6IHX3ZQB5CX3VK2X7ttNq/jGLo08D2l8r3Y08hJJ9foAa8oYjhTqRZ8Jsa3CnJcjXK87lQlvTm0gDP0WpafumqE1/WzQLMOVa5njPlCqWctUaulmnvUWS68zHsn+7qDTrYG0KjloqO5S9yNqUjcTijOXuFrQq5uklbpgZdY8FAjqI8eQr2JZ8Ke0O2u7fAeH7hNrhreZYdSEqVr7zKkqmSlzMEiAnKcylGIof6vekuHo90cZAzPTjTJLNQzDUHDIp81U5hUOYhK4YD6kIUuyI1rqSCCsg8g4bYthQYsG30QQVK2M6K210nQVM+zP2jvY1xriOFXOZJQw0Mq0BtXaMkpdlAUoJkuciQQARpFR38PTVYaO9YmSKm86G4U6b+yJhJsPBlDwbn6BakK/6OGHD919nxBtZ2Jg+un1irv7a+HTjXBd/aoErQjtU/1NHP8ANIUPWu1JSUEg8EGx++NoFfKyQdRS7Y6RQpY5FCljsUKWBQpYFCviuEn7Y5XRvXGX4jH+tdVWbpA5Smsz4avopuQV2/6ryD+eMZ4gM3i1eJHwP96+o3sPOThKza//AEmleikAfVBqLcnwKVT6c7VKnIR82yC7S4LjSyzNW2QVeKtBBQm42pA/Gq4JSASY1lKAnOs68hyMdf1qelaDib1266LS1T3Do4sEZkBQgZQQQTzUfupggKJABdTdVczahw30w4bKKzTmFvxJsWAh19DYUpSmkOuBbrVvOW9ixYgpAHBDxN288CEjvDYgSfKTJHhB8Krdxw7heGrSXlksrICkKWQkmAAopSUoXOgXmSZBCiTqDI/wquo//QZ1QRKbUJJboWeQmkzCtXlbkFV4zxv7OEoJ9nTiQ4WxH7NehKj3V6Hz5H46etUf9ojgb9/cKLubdMv2kuJjcoiHEj/hGYDqgV14IINiLEdx7Y1yvmnVGPjh6U/tfS/J+dGWwXaFPcpUpQHIZkJ3t3+gdat//UxRuN7SWW7gfdMHyP8AcV65/ZL4i7HFb3A1nR5AcSP8zZhXxSr/AMtUt6bYr+j2reQ8+1qYxRKPT6wzLQ64VLdkJbIUpAQ2lRRvQbAubQUqKhdIvimYaksPtXTpypBB848uvjHXavU/HbjeNYPiHD9igvPLaUkgQACrQGVEBWUjUIzEEZTCtKuN8aisPZojZAy5EqVGhQo6pFblvS6k1HDYIS0wvYVeKsW8Ujw0KN+3OLhxmsr7JpJAGpMkDwHj12FeYf2V7ZForEcTeaWtasjSQltSpiVrExkGuUHMpI66VVzo30wZ1g6xtPMrtRpJolGlftB4yWFMrlNRyZLzykH8IcWlCQPROwHkHFXwi2FxiDTAHdSZ10mNSfU/hXoL2n8QLwXgrEsVWods6nIMqgoJU5DaEAjfIkkk81ZiNIq3fxutUnKXo7lTJsZe6Zmmqma+2k8rajjyj7KedR+aMW3jW5ysN26d1GfQf3IrzV+yfw8l3GrvG3R3LdvID0U4dfghJ+NVG0j0AzznfNGUafR6RmCJkGfmWNRZNYitrajz5CXQH3HHEkFQG1xKL+RISAPMVXqdpY3DjjaG0kNlQBI2JnUn5xyG29ek+JeMsBsbS8ub15tV8hhbqWlEFSEFJKEpSZAJlJVHeUSSe7EXN+NLTp1P0By/X6UfllQK0mHIfQgFxth5tZQkKIJSPEbRcix7C9sXHjJK02qHUcjB8iPzivLn7K71u5xDcYfd97O0VJBJgqQRJIG/dUYBkbmJrm3pJqbL0q1ey9m9t11yVQqoxUlLUoqW6EOBTlyeTuTuB974zm0uVMvof5pIP517o4kwBrF8GucGUAEvNqbA5CRCYHKDBHlXXb4i1Qj1joH1DlxVpdiy6O0+wsHhTa32VJP5pIONa4iUFYW6ocx+Ir5rexBlxn2hYay6IUl1QI6EIWD8xXGRZ5Vb62xjhr6jDxo86gNdZutwyxGdDjdMyfluHQKfHJ7BplIdc/2nHdx+wQPTD6/vlXOQckJCR6DU+p/CqhwZwixgX2p1BBcun3Hlq/qUco8kIgeeY86t4en7xdFMy5yVFy7mPTmLp4isR5DcuQ49UqoWEtuR1L8S8dMcoWNiE+jZVuUVYtn2H/Z13EBTXZzuZKo230iNh4TrNeaf8ZxjlrggW6xiCr0tKSUoAbYzlSVgZYcLsg5lH+YJypCagLSvPNByLlvNdCFYjUH+2uX0QKTXp8AylRoS5ClvR1+GCptZu8w4tA52IUBbjEHavNNoW1my50wFETpOoMeoPoa2PiLCMRxC6tL8sl77I+VuMoWEBTgQAhYzEBSR3HUJUeakkzrXRHR6NGy58MWE3AqLNYiwsiSyzNZZcZblBLD5C0ocAWkEjgKAP0GNBsglGDQg5gEHXXoeuteJ+JnHbn2puKuGi0pd43KCUqKZWgQSklJPWCR41yIz+wIuc6pY3bckKfQf5kOfvUn80rGMlfEOK8/rrX0qwZZXYszuEhJ8090/MGiCl1qLpRAZl06SzKzMvcxMQ+283+zQdq0+AtC07ljaApdwUK4SCLqw5QtLACkGV899PKD8Ty+dQtxavYu4pm5SU2wgpIKT2kSDnCkmAZlKYIUnVR+7T/OzHXM+ZclVdFLDMNQX+0IsOmtMonyEkFtS1oQFuoK7kocKgFt87riy6nHHUFwDTmAAJPKYEn15ioZmxscPuUWanZXpkUpxSihBBzBIUopQQIAUgAlCtIjXo70JdQ9KrGpmd9LIjiWomV/AqFAjraQ09GiOMtfMQ3NpIU9HkKUFquSStXtYaLgWIoU85YjZMFPgCBI8wd/OvDvte4Ju2cLsOLHhKrjMh5QJKVOJUrs3UzBCHWwCkRoAOtVJ+Lk4YHXvTn3v7lFKpDvPbal1d/8AI4qPFemKAnon6mvSX7NYC/Z662jcuXA9SlMfUUCdCYEL4jmTkSOCnM0tHP8ANtkgf1wxwTTFkT/Mfxq3e16XPZnelv8A+XbPpLc/Kuw1VaiSKO+3PTFXBdaLchMnb4K0KFile7ykEGxB4N8bC5lKSF7V8yLdTyXkqtyQsGU5ZzAjUERrI30qvnxEablnJvQFmGGzS2v7NxBBbjQKUpDDJQJbZQhKkghDZV+JSRcAqt5rHFe4gSy3hS0pT3RGg05j4VtPsTfxS99ods8t0/aFdqVLclSp7NUkgkFSo2B0mJ00rkTXa4/mWuyJ0nww9JXuKW07G2wAEpQlP8KUpASB6BIxkjjhWoqVzr6VWlm3a26bdqcqRzMk8ySeZJJJPMk1cbqhjrb+EJoTu4IqIV9wpE0j+mLhiY/7AtvP8FV5h9n60n2y8QR/J9CzNUsbQpxQSlKlKUbJSkXJJ7AD1OKZXqdRA1NTtkPIlX0tynXst5jytm99OZFMt1aJFoMslhlseI3aQlNg8h3YuwQ4gAKSoK3ECdYt1sIUy8hRzRICTsNRr1B12IrIcYxizxa8t8Uwy7ZT2AUW1Keb1Uruq/hk6oUiUyVIXJCkkZQS2ZNpGW6JntFFcpsyJRqitiNPqFTqQbcktSHg0234jbaPl4+/zvWT4pSwtBKORhNlDKHezKSEmASTvJgCQBAnVXOBGlSGKXOJv4eb5LqVPIClIQ23ISpCSpSsqlq7RzL3WpPZhS0rAXoaul0r6tZNqOulT0IzLS8xw3stSX4VKhTKyHqPUCworKDFaCW7qSPFSlwuhQvclQ5uGFXVsq6OGupIyyACe6Y8BHLWDPnNeWPaHw3jTeANcf4Y60oPpStxaGil9HaCJ7RZUqAe4opDZSdgE7SP8V7U1en3RxWKdFK/2jnKVHoEZtsErWlxW90JA5P7tspsP5wMSfFdz2WHqQndZCR67/KqN+zpgCcR41ZuXv8Ad2qVvKJ2BSITJ/qUDr0mubNf0ZqmW8qUlWZKYmeHXHYMRykVNoymHGinxIbp2ONqW0XUEoNnGwv1SLJzhyzWhCe2E8hBE6bg7jSdtx5be67Pim1ubt4YY7kgJWoOtqyEKnK6nvIWErykBXuLKeSjJ6T9bnT4wz8N2sZUp8VYGS6JElREfiUlULYpfIAuSgO3Nhe5xo2NYeP3QplA9xII/wCH+1eE/ZPxo4faaxi9wv8A7064lR2EPSBzOgJTAkxFcg2n3I7yHY6yh5pQW0sfwqBuk/kQDjJQSDIr6XlCVApcEg6EdQdx8K7waAanta06IZTzY0oK/b9KYluW/hdKAHU/k4Fj8sbph1yLi2Q+PvAGvkBxngC8Dx28whY/3Li0j+kHun1SQaL8PRrVapY5QpYEUKWO7UKWBQr4v8B+2BXRvXGnrKYVmXq41doqQVyv7SyJ8BHq66hIDrQ+q2+QPVTSR3IxjOLjPfPt88xI/Eeo+lfUP2XLFrwdg18fd7BCF+CSSUqPglWhPJKydhQ10/8ATnWOqbV7K+UqKVNNSac1Jmzdu5unRQpReePvZRISP4lqSPXCFhhzl6+hhvoJPQcz+udT3GfHFlwng13i99qUrUlKNitZAyJHoASfupBNXZ+JJ0v5e0h6e8q1PK1APh5Rjqy+whq5dT8wClmQsgWK0uKdUXFEWL6u+6wunEeFtW9qhbCfc7vx2PoZ18a8pewvj/EsZ4ju7XFrjW5UHlE7fwyCtCddElIQAgAyEDaJPPl6lK1C1X+RpDzTHz0zwYsjYGggJH98rZ6gJKyRyTc+uKAUdq/lb0k6fnp8a9opuBhuD9vepKsiZUmSZn7ozcpISAdANK7OdIWu8DqJ0Go9fhTnqi6wFU2dIdZDK35LFkOO7ApVg5YODk8LxsmEXyLu2S4kzGh5ajn6718tvaXwhccN8QP4e+2GwYcQkHMAhfeSmYElHuHTdNZer7S5rWPppzjQVxhMecp65cVk/wDKSI9n2h+a2wk/RRGO4xai4s3G4nSR5jUfOiezPiBeC8UWWIJXlAWEqPRDncUfQKJ8wDXFPKOXpeplYkx3arTqWxJHzs+bU5BYiMC4R4jiglRuC7tACSfNYWF7Yuy2p5RBUADqSTA8z8a+qmJ3rOFMpcQypwp7iENpzLPPKkEgbJkyQNJOsVYLWSpVzqZzLl9cQrlZnpFFiUGkLcbS2zMdZjNtvvsOqNylLhL11hNibi9sT92py7Ukp1UAEjxIGpB89axfhhiw4WtbkPd22ddcedAJKkpWtSkIWkDQqSA3CSZiDvVtfh11FrUnWLPdfpjkVeUstQKZQaSy00hbESYYrap3yzpQHC0Vt8lRJXu3G5ti18PKD1w46g9xISkaaAwM0HeJ+O9ecPbawvDMFw/D7oEXT63nnCSQpTfaKDHaICigLCVch3YyjSaqv8VfWFOcuuZcVDgchZGbh01Iv5Q6lQkP/wDpubT/ALGKvxTedpiUDZED8T+vCvQ37O/DBsuAg6oQu7Ljn/CQW0fJMjzqy3Qhr7ml7qDqWnRNOb08yjkyBNRePtdhq+WYUpxK02KvFddeUsKv+Dy25vZMCv3vtZtNOyQhJ28BrPiSd+lYP7X+DcJTw41xJ3jf3N06g96QoZ1gJKTtkQhCU5Y3706QbdU02qdSfSdqZQanlhVAkooTWZKCFzUyXJ7Dai8hakpSPCdT4Vltgq2h5HmN8PcTUu8sXm1oynLmTrMga+h01Gu41qqez1u04Y4vwvELW67ZJeUw9CCkIWoBBAJJzIOeUrITmyK7ulcmcpZOqmoFWRAo0F2oSnU7ghBCUpSSBdSlEJSm6ki6iBdQHcgYylplbqsrYk19HcSxS1w5k3F84EJHMyTOpgAAkmATABMAnYGulOZtR4monwcs0txpZnOZXpRy3JfUoKLzsOSw14l/5VJ2qT/hIxo71yl3AFgGcoy/8pArwnYYG9hvtptFOoyC4c7dI2gOoWqPNJkHxBrmKseY/fGaGvfQrNS6XKrlUjwoTDkqbNdQxHYQLqecUQlKR9SogYMhBWoJSJJpK4uGWGlPvqCUIBUonYACSfQa11L0c0rqmnXT8jTvN8GgUTS/NrDtAdqcNLkGqoluMXXUHw7dvZIcacSi6UqSEsqUD4hA06ztVtW32R8BLSwUyNDMe8Z01MxoOXXT578T8RWuJcRHiTBnHHcStil4NqyuMltK9GUZIVmZSpJVqQZcSk9wE87dedPX9JMxuZUlPCRIy3WKrTQ8Bt8VDchCQq3pc7zb0JOM+vrcsK7EmcqlD4GvbfB2Nt4zbDF2k5UvtMLjoVIJI9BAnpFdPtADb4UdJ/8A5fS//YSMaZh3/wBiD/6Z+hrwFxn/APi49/8AvW/+tuuVEGMjMlJoFSV5v2c7FplRHcpRuAYdP0Ui7ZPu0P5hjLgAtKF9IB/A/DT0r6IvLVbPXFqPvhbjfnBzp8wqFgdFH+U1ZT4ZXRQvqH1dl5wzPEK8oZWqCiWnU+WrT0r3JZ+rbZstz38qf4jaxcNYKbu4L7w7iT8T08hz+FYT7e/asnhvB0YLhS4u7hA1G7bREFXgpWqUdNVchRH8RvK6OnLqZerNGiv0w19Cswtz46RtbcSytnwOQE2Mpal+GL/3pV62DriFoWd4XGxGbvSPKI+OseNQXsPxBXE3C4sb1Yc7EhgoVuQVBefQzIaATmMe7l5TUA9HOpj+kmukfUmoVSSzCys783VnEtmRIqaJBUhbABI3LduskqPG2/JGIDCLksXIvFq0TqeZM8vWtl9p+At4xgCuGLdoFdwMrQnKlstgKC5gwEaAADnGgqffjbZRTO1CyDnSErxqbmKhrhokp/CpTS/FQfuW3wfyPtie41azPNXCdlJj4a/jWOfsoYmUYbiOCPiHGHgopO4ChlV8FNx61WmhajO6Xa+5T1CjNqdSmZEr+xP8akrAktD6+Ih5P/SHvitouCzdN3SeoV+Y+M1u95gaMW4evOHHTHdcZnoCJbV5ZSg+h6V2byVV6HrVTImaoTses0GSgLo6yA4wUlIKndp4LhJKORdGwgWJVfY2Ft3ID4MpO3Tz86+W+K21/gbq8JfBafSYdGypnRMjXLHe00VMmQBVSuuzVRCq/J04ptBdpL1YnU+oS6dPdbRFW2kyA/I8OO4qzTiCwgg7dzg3KHlUo1PG7kZzaoTElJgnSNZMA7HQefrXpD2Q8On7Onia5uA4GkOoStAUVgkNlCMziR3kKC1AjNCO6k6gDndnigsUJyE5EbkoFQjGW2ytNwhJcWhAQq5KwdlwTY+YDkgnGfPthMFPMT+ute28IvHLgOIeIORWUkczlSoyIASRmiBI0nQECr5fEuyEvS34cOkGXXUbH6NLgRnk2tZwQHisf9cqxe+JGOwwhho7ggf+U14+9g+MjFvaZjOJIMh1Lqh5dsjL8gKoJlwqht1Oe2Sl2mQHX2VDgodJS2hX3SXNw+qRihN6ZlDkD+X417HvgFlq3Vs4tKT4pEqI9QmD4E13g0kkLGlGVQHXbfsWFYbz/wDRm8bjZAfZ0eQ+lfIHiVtP73u5A/3rnL/OqqY/FUnZSy5rTlOVV8tx66piiv1erMNkNOyEMSmvlkvH+Jtay62rcknapVjin8UKYRcoK0ZoBJ9CInwJkV6k/Z4Zxi5wO8as7ksy6lpsnUArbV2hR0UlOVaYIGYCqa9MGYK9nrrSyVW1OSpdYk5liz5TzTZUpKQ6nxFkJHCQ3cHi1sU/DHHXcRbcOqioE/HX5V6i4/ssPsOB76xACWUsLQkEgalJyjU6kq1HOatV8XXWMudS+n+VIrlzlmFIq6kpP4ZkhC0xj/tJDSCP9sYtPFl5N40wn7oJ9TMfSvPH7NfC8cL4ji7o/wB+tDU//ptlJc9DmIPlVRtItYhTcsUvLc+MXXKTMeqGXJvzBZTTJz6UJWp4fhcaXsbJ/iSpIIJF0mpWd5CEsrGxJSZ2J69QY869JcTcMF26dxO3VAcSlD6MuYuNNkkBB3StOZQH3VAwQDCgf5l6oc41zTLMUZrO9dfoLsM/MMz5rztSRNeIQI/iGykNAlw7Sqy0ggg9hIOYpcKZWA4cscyZk8p6b+Yqm2Hs/wAFYxW2dXYth8K7pQhIaLaATny7KWe6JiUqgyOddALcDsO30xXa28nrXU74LOq39r+map5Zec3Scn1ZaW0k8iNJHjI/IOB4Y1Hgy77SzUyd0H5HX6zXz1/ao4d+xcUtYogd26bBP9bfcV/5chq4eLiPCvMdLAIoUsDxoUscoUsdIoV8X+E/bA8a6N64mddkhyJ1tamvMuLZeazI+ttxCilSFApIUCOQQQCDjEsbJGIvEfzV9WvZChK+BcKQsSCwkEHUEGZBHQ86s18GjNFOzZrjmV8sOxK61l9YfQ0gCLJQuWypTibf3at/JRbbdaimwO0Wjg51DlysxCsvpuNfDXl46Vgv7UWH3NngNq2FBTBeEEk50kNrASf5hl0CpmEpCpIzG+etOl0LWvSbMOU57bbsavwXIlllQSlZF21EpIPlWEHgg8YvV9apuLdbCvvCK8e8K8QP4HjFti9uYUysK0jYe8NZGqSRqOdcOM0VGXlSpVKjJpESgzYrrsCelpTjj+5CihxsuOKUpKbgghNrjg3HGMRdUptSm8uUjQ7z4jWvrVh7DN201fF4vIUErROUJgiUqypABMEEEzB1EHWrO/Bz6iv9GOv0jJU9/ZSM+IDbAUbJaqDQJaP08RG9v6nZiy8IYj2F0bdZ7q/qNvjt8KwP9p7gj968PJxy3TLtmSVdS0ogK/5VQvyzV1RCgCDYKA5sfX6Y1OvnkRyriprnkyN01dYOdctToyXKCifIiraW2VhUGTZ5pYSCkkoCm1Cygbt8EHGL3zIs79xlY7skeh1Hw0+FfVXhHFHeKOC7HE2FQ/kQoEGP4rcoUCSCO8QoGQRCtQRQnnzNbtLYcpypEZYMRMOE3HbeSxDilYWpTbjqitzxbAE3Ukp4vwAGtw8UjJPKBvoPAnUz8IqxYNhyXVC5CSO8VLKikqUsDKApKAEpyTIEBWbWNST1F+GtkyLoD0G0Wr1JIjiox5OaqgpQtZtYK0X+zDbf6403hxkWuFpcXpIKj+vKK+fvt2xV3iH2gP2dt3sikW6PMQD/AP5FKrkvn/OcnUvPVazFOJXLr05+oPXPO51xS7flut+WMouHlPOqdVuok/HWvo9g2FtYXh7GGsCEsoSgeSQE/OJrpr8JGBG1K0JrWZKhAcZq0llGUJM0KBE+LGQtSFgei0iSUE+vhp9saXwmlL1qp5Y73uE9QNvrHpXgr9pJ53C8fYwy3cBaSTcpR/ItwgKBPQlvMOmY9aszlWuQGsvs0CvvQ4lQgxBClNSFpaTIaCPDLrRVYLbWgX47ElKrEWxY2lpCOyd0IEa8/HyNYLiFpcKuFYjhyVKbWrOkpBOVU5sqomFJOmu/vJkGuReeMpJ6bMg5igx3402tJzU/TPFiPpebpzTbJ+VW6pNx4ykKfW2gEhJJWqy0JSMofaFm0tIMqzkacgBpPjEkDlvuBX0ownEjxPiNs+6koZ+zochQKStSlDtAkHXIFBCXFQMw7iZQtRL/ANK2qwZ6KeoPIzrg2P0aNXYaL8XRJZYeA/Isn8sK4ZdRh11bdQFD4gH8KhvaHw6Vcc8OY8kah1bKj5oWtE+oWPWq4LPnP3xXjW5Crp/CG6VJGZdb3M75hhmNAylGbk0tuQAn5yU+glp9AP4kNt7lbhcb1IF7ggXLhLCiu5+0PDRIkeJOx9B+tK8r/tK+0Ru1wIYDhq8y7lRS4U/dQg95B6KWqBB1ygnYg1dbqhqNG1DyHVIj7omZdys07WK7JYdT4aVMtq8KKHCdviKUoqXz+7Qi6rFSQbpii23m1J3SjVR8uU/qPWvKns/YvcOxBl5sZbi4IaZSQZhahmcy75QBCdO+ownRJI5Ba1akO6sanVStur8QzZTr++xT4inHVuuLseQFOOLIB5CdoPbGSXtyX3i4eZ+pk/M19L+FMDRhGFtWCRGVKR5BKQlI9EpAPImSN66o6Af/AKqGlf8A8vpf/sJGNRw4f9hj/wCmfoa+enGf/wCLr3/71v8A6265HZUzC9lqQh5tDT7TzBYkR3QS1KaUBubWBzY2BBFilQSoEFIOMmacKDI18Oo6frzr6S4lZouklCiQQZSobpUNlDx5EHQglJBBIrrb8J+fTKr0mpl0r51LMquznXm5QTvaePhb07k8KFwDusL7jwO2NY4UUhVlmbnVR3r5uftGM3TPF5Zu8spZaAKZgp72UwdQeUSYganetP4tejrGoHTE5mQUtmqTsiyBUA2t11s/Krs3IsW1A+UbF83FkHBOLbMO2fbZZKDPPbnt8ad/s3cUOYdxSMM7UtovE5JASe+mVN+8CNTKfNQrlFWMyPVRhuM2xGgwWV+IiLGSUt77W3qKiVLXbjcokgcCw4xla3SoQBA6CvorbWKWlF1SitZEZlRMdAAAEjwSBJ1Mmrr9MFMHXx0AVzSh55o5202eTUMuOPKt4jJ3Fpsk9k3LrBPoFNH0xc8MR+88LVYk/wARvVPly/EfCvKntAuD7PfaIxxchJ+x34KHwBsoRmMddEugcyFjnVQYNOeBmZRrLaqVUoUtfyomDwTCliyHY7t/wJc2pBJ4StCCfKVHFSSk6sOaEHSeR5g9J+RivS7r6O5jNie0bWkZsuudvdK0x7xRJIA1UgqA7wSKe6brNnzRylxY+X80ZqyugtGFNiRJzsUIkMqKVBbYIAXsU2e1+cLpvLq3SEtLUnkQCRqPD4VFP8LcP408tzEbRm4M50KUhK5QsAghUSRIUN40rNStSqdnaEp+uvpiZxab8FGYJCXJT05qxSN6luhDchKDsS8pKrptcpUkKJkXKHRLphz+YyZ+eh5TG1JXOBXNi4G7BOa0JkspyoCFbmAEFSm1HvKbSoQqYCkkpEx/D66Mp3UJrvTK1UIsFOQ8mvNOyA3OalCQtv8AeMxiWybqWvzrNhZO7gbkjEvgGDKurpLigOzRHMHbUDTqdTWYe2j2pW/DnD7tjbrUb66CgmUKRlCu6tzvAaJT3UDXWNdDVlvjgEq6ZssEm5OaEE//ANq/iy8baWaB/m/A1hH7JmnFN1H/AMuf/wDYiubunlAl5kcq0OK0HxIp7ja0hQ3J8yVJVt7lIWhIUR+EKubAEjOLdtS8yU9P1869z43es2oZfdMQsEdNiCJ2BKSSkH3iIEmAZDyD18at5ArMBZz1miZT4CRHVT35l2iyE7PDAUkhJSn8JsdpSODa2JC2x2+ZUD2hIHKapOM+xzg/EWXEiwaQ4vvZwnXNOaSQQSCfeEjMCdRvTLqhmuZrDmKdV0112uz6olKH5tbqTDEtllJBSwG1bEoSLC5QVA24sCbo3TqrhZczZieaiAY6RpUrw/hzOC2zdmbcMobkhDTa1IKjuvMMxUTyCgkidZgRLfw0tKZOduomnUanOtT2GJEeq5gnRioxoUSMsrRHDnAcU+/4aTbygINirkpluG7UuXYbQZ2KiNgBqB4yYrNvbxxE1YcNO3tyChRSttlCozLccABXl1yhtvMRPekiQNAY16p9ZY+r3WTmrNshbj9NcrhSxsUb/LR1BprbYg8pbB4I/EcRuJ3gfxBb52zfIaD6Ve/Z7ws5g3BNpg7QAcDOs/zuDMqfVRGvTWpI6Lukai/EAzTXnpj0rJn7Agsrmmjw2TFlyHXFBKkIUR4V0pUVJAIuAQeSMSOD4S3ii1E9zKBMAQSfp5VRvan7Sr72d2luhhIuu2WoI7VSs6UJSJCiPfgkQqQdYI0mrMVf4K+XqxSYsJ3UjOK2Ivms5FYcK12tuNzxYcADgC/cknFlXwY2pIT2qoHlWDW37VOJMvLfRhjAUropYgdNB11JOpPgAKo11pdNiOlDX6oZPYnSqnCZixpkSXIaS24+263ckpT5RZYWnj+XFHxnDvsN0WAZEAg+f969beyvjo8X8PN4042G1lS0qSkkgFJjQnXVJB161MPwZ9Vv7EdVT+X3nNsXOdLdipSTwZDH79r8ykOj/pYmODrrs77sjssR6jUfjWZftRcO/b+Ek4igd61cSr/gX3FfMoPpXVnGreVfOyljm1Clga0KWO+dClga0KRFwR744DQFU71t+D1l/WzV7Mub5Oeq/T5GZJ7k9yMzTmHG2FLt5UqUq5At3OKbe8Ht3D63y4RmMxAr07wn+03iOBYNa4M1YNrSwgICitYJA5kAQPSjXo1+HJSOjfUGqZgp+a6vXnapTjTlMS4bTCG0+KhzeCgkk3Ra31w/wXhxGHvKdSsqkRsOs1Vfah7cbzjXDWsOubRDIbXnlKlKJOUpiCBprNWPIuMWOsMqo3UN8IjK2vmstcziM21rL7tfeTJkQ4sBl5pL2wJWsKUQfORuI9ycVDEOEWrq4U+FlObWIG/969KcE/tK4rw9glvgv2NDwZBSlSlrByySAQAR3QYHgBQLP+DLljS+G5mQaoZshry+BUUPMUiOt1pTRC0qQkKupe4CwHc2Hrhivg5tgdt2xGXXYcqtzX7UmK4ssYYcKZUHu4QXVgEK7pBMQBBMnkJNXK0y1AqGdGZTFYyzmLK9UgpaU4zVWmQZSFpNnUKZccbNylQUgK3NqFiLEE3CzulOghaSkiN41nnoSPnpXl7H8FtrEocsrpu4bXmgtlXdKSJSoLShWxBSqIWNQZkCjHxp9LsqZczTlnOklMt2vZhSaa5FjvBnxGoyCr5hSiFgkeI2gDZ9b8WxSeM7VhDiLg+8rSPLnz8BtXrj9lfiDF7m0usEaIDDH8QKUM0KcMZAAUnXKpU5vTWap/kzKVdqufcr5Xozswxs4yI7dPamxEOW8Z3w1Ha4lSdyDuupAAIAPrbFRaadLqGW5hcRI6mOf4V6YxTEsPaw+7xW+Cc1qlZWUKI9xOYapIVChEBWoJI5TXZnWTRZGp2glYyDAqrlAi1SmppCZjEdLqmGAEpISi6R5kJKe4tuONivLLtrVVqlWWRE+H+lfLrhfio4VxCzxDcNB5TbhdKSogKVqRJgnRRnnMVT7/xEtIuf/wA5lX/+xGf/AHuKj/gVv/4x+A/OvTX/ALXt7/8AlaP/ABVf+ira9LHTzB6WtEqXkuBOdqjdPcffdmOshlcpx1xS1KKQSBwQnueEjFswrDk2VsLdJmJ16ya83+0PjV/izHXcbuGw2VhICQSoJCUhIAJAnmdtzUgSIzUtsJeaaeSDcBxAUAfcX9cSJSCNapiHFoMoJB8DH0qr2r3wzmtSNbs1Zyp2eX6G1nAtLqFHdoEapQn1oQkbloeVtUdyd4JTdJUbHk3q13wz21yu4Q5lzxIygjTz+NegOGfb0rDMCtMFubAPG1zBDoecacAUSYBQJAg5SM0KAEjQQBwvgvMRKlV5R1Rqyna7EfhTdtBYbS627tKgEpcCRylJAAAG0WGGI4MgqV2x7wIPdHP1q3u/tTOLaZa/dKIZUlaP4yzBRMalBJ0JBJMmTJpr/wDET0Mm51LrZ/8A9Mz/AO8wl/gVH/xj8BUj/wC15f8A/wCVt/8Air/9NWO0y6XMtdNOkGXqJEix6xT6H+7qbk+Khwzg65+8klJuELStYVZPGwKSb2BFhtsLas2ENpGYJ3nnO5/Hy0rDsf8AaBinFGM3N+8stOO6thCiMmVPdbkQVJKRGuueFCNQTrV7SKHqjovmHJCHE0WFXKc7TA5FjotESsWKkN8J49uBh9eWaX7ZVuNAoEVUeGuJXsJxu2x0jtVsrS5ClHvFPIq1OvXWqcD4FFDC7/6Sq37/APzMz/7zFP8A8DN//GPwH516e/8Aa7v4j91t/wDir/8ATVr8hdPcbI3S/F0xTVJMqJGoLtC/aBYSh1SXEOILmy5Tcb72vbjFst8NDVkLMKkZSmfSK854xxq7f8Vr4qLQSpTyXskkiUlJy5omDl3idaqq38CfLDaEp/0j5lISAP8A5qjf/hYqg4Gb/wDin4CvRCv2vMUJn92Nf+I5+VWf6R+mOF0kaQjKMCsTK3HE9+f8zJYQy5d3bdO1BIsNvf64tGD4YmwY7BKp1J+NYB7SuPn+McZ/fNwylpWRCMqSVDuzrJg6zUh5hoETNWX51LnspkQalGciSWldnG3EFCkn7pJxIutpcQUKGhEGqVZXj1pcN3durKttQUk9Ckgg/EVR/wD8RTlccJ1FzMEj8INLjGw9Bfdz98Uf/AzX/wAU/AV6z/8Aa8xXnhrU/wD1F/lUi9K/wvoPShrBEzdR8/V6etph2JKgv05htmay4nlCilVxZQQoEdigYkMK4YFjcB9DpPIiBqKpHtD/AGgLji7Bl4Pe4e2gEpUlYWsqQpJ0IBEGQSkjmDRh1V/Dv0+6sJaqnVGJVEzMUBH7Ypu1LzwAsA82oFDwA4BVZQHG63GH2K8O2t8c6hlX1H49arHs79tnEXCCPstooO20z2TklIncoUO8iecSknXLNQSz8HmpqjrpdWzjRsyUZSEtMyXYL0KqwgkENlLiS4hzYCQEuJI2kpCkp4ECOEV/7tawpPWIUOmusx4jw2rXVftN2oULuzslsPSSUhaVsqJ96UkIUnNuSgjWFEFWp8acfA1oVKr4fzXnqo1mntOXRDpsEQVPJvwFuqWsp+uwfY4FtwO2lcvuEjoBHz1+VKY7+1tfvW/Z4RYJacI1U4suAH/KkJSD4Zj5irq6c6bUHSPJsLL+WqXEo1Gp6drEWOmyU35KiTypRPJUolRPc4ultatW7YaZTCRXlXHMdxDGL1eI4o6XXl7qVv4DoANgAAANhUa9bfSMjrK00pmXF19eXRTammpfMJhiUXLNON7NpWm3473v6Yjsbwj94MpZK8sGZieRHh1q9eyj2lK4KxR3Ek2/b9o2W8ubJEqSqZyq/liI51Wml/A2NFqLEyHqxOiS4yw4y8zQwhxpQ7FKg/cHFZTwOUqzJfII/wAv963m4/a2D7SmXsISpKhBBdkEdCC3T7nH4MEDPy3JtRz34NccA8WbAoKIzcxXqt1gOlG8+qm9m48lJJJLh7g1DveW73uoTE+YmJ8oqHwz9qW4w4Bi2sJZGyFvFRSOiF5M2UckrzwNAoCBWplT4GGVYT6VVvP2Y6i2DctwoDEQEe25RcI/TBGuBmQf4jpI8AB+dOcS/a5xZaSLDD2kHqpa1/IBAq0Wk3S5lXQDSqpZWyPFVQE1JlxLtQv8xMceU2UB9xauXFJvdINki1gBziz2uFMWtupm2GWefOep61594k9oOL8RYu1i2Or7YtkQj3UBIUFFCQPdCo1OqjuSTVWUfAoywlAB1HzMbC1zS41z9T5sVUcDt/8AxT8BXoY/teYpP/2Y1/4jn5VYbov6LqR0YZVrlNplZnV1yvTG5b0qXHbYWkIb2JbAQSLC6jf3UcWLBcFRhyFJSoqzGZrE/an7U7zje7YurphLIZSUhKVFQ7ypKpIGp0HpUz4mxWW1XLrL+HHQusfPdJzBOzJVMvTKZTzTlCJEafElHiKcSVFZBBTuUOPQ4rWNcOIxB1LqllJAjYVuPsu9uV/wVh72HMWyH0OLz95Sk5TlCSBlBmYBoA0l+DlR9HdUMv5rpuouYlzsuz2p7KF0yOEulCrlCiFX2qF0m3oo4j7Xg9LDyX0umUkHYVcuJP2n73GsKucIusNaCH0KQSHFyMw3Gm4MEeIq5htfgWHoPbF1ry5SwKFLAmhSPOOUKWBNClju1CljlClgUKWBtQpE2wNqFcyOvPq/zzlzrnqeVUZtrFNyVSanTGHqbHdDTC2tkdx0rsNyrlSlG59MZljuLXCcTLOchAKdPDQmve/sf9mWA3PATWLqs0LvHW3iHFAlQVLiUASYEQAIFSz8IDMMpdW1di5lzDNqeZqfVWY7qalUFvvJjteMkuDxFGyPEvcjgeW/cYleEXVZn0vLJUDzMmBPXxrOv2mLFoM4M9hdslu2W2pQ7NASnOvIQk5QNcuw33jnUK9e+ulI6kNf6xUqXDj5py3p/HZocRRnpYhpceLq5E9RP94hK0BCOdpUhKjcWSqGx2+bvLpS0DMluEjWBrMq8RyHL8dU9jvCN5wzw6zbXSzb3F6pTyu4VLIQEhtkAe6opOZf3gCQIMkEPwuNN2NT+pRdfajSE0bIsdUxBkJCt0l1Hgx1XUNyVrBlPqTf/m+ALAOeGbcP3naAd1GvqdB8dT8Kg/2gsccwrhgYetQ7a7UEmNO4g53BpoUphptJj+fXcnpPawxpFeFaWAaFLHaFLAFClgUKWBQpYFCotzrm+sOZrzTlIUetPOV1MRFFkoiOOQQ040lEp5b4HhtBpQUShRCj5doVv4iHnne0WxlPeiDGkHczsI6H03rQsKw2zFpaYv26AGe0LqSpIczJUS0lKJzL7QEAKSCka5iMtSm4oKcURexJIv3tiWnrWeDbWvmOgV2ljgoUsdoUsAGhSxyhSx0UKWBFClgUKWBMUKROBQpY5QpYFClgUKWOxQpE2xw0KD9TtecraRSY0OsVImrzheHSITC5tTm/+ajNBTih/iICR6kYIVgU5YtHXZKBoNydAPU6UHua0aqZle3Ze0dXDhn8D2acyR6a6se/gMpeWn7KIP0xzOo8qcfZrZP+8dk/5Uk/MxRPp5qXmGrZscoGa8pHLlT+TM6NIh1AVGnTW0rShxKHtiFIdQVouhaBdKgUkgG3UqJMEUg8w2Edo0qRttBHprRzhTamtLHKFLHRQpYBNClgTQpY5FClju9ClgUKWBQpYA6UKXrgUKWAYoUsAUK5MfGG0on5N6up1efjK/ZOcoTEqK/t8jjjTSWXm7/zJKEkj2Wk4ybi+1W3fl0jRYBHoINfR/8AZk4it73g1GHtq/i2q1JUOYClFaD5GSAeqSKiPLEORrU/UvkFJezTVKV8nIiFwIeqDzRaWh5q5G9TiGdjiB5t5CrFKztiWgbmcvvkRHUiNR1mII66860jEHW8DS19oEWzbmZKokISvMFJVvlCCvMhW2QZZBSMzDpDl/N1T1IjULK1MmzK/VSYIpxjm74JBUhxKrbEpKQoqO3Zt3XSRfDe0bfLwaZSSo6R+f60qZ4mvcGawxeIYs6lLDffz5hp0KSJkmYAE55ywZrsb0edNELpc0cjURtuIqsz3Pn61JjqcUiTLUkBW0uKUsoQAEpuebE8bjjYsHwxNlbhGmY6qOu/rrXzC9p3Hj/FeNKvlE9igZGkqygpbBkSEgJzKPeVA0kDWKec7a6RtP8AVWnZaqFNmuprNKdnU5+GDIemvtPNtriIYA3FyzqFpINiAu+0JJxIqcy71R2rQuNFxJ2MGeQI3n0rPD1/yzVcvZfqVPkzKmjNDDkmmx4cRb0t5ptKlOrLI86Q3tIVuAsobeVWGAXUgUU2joUpKhGXedvjTtO1PoNP03Ob11JleXBDRUPnmwpbZYVazgAFyPMPS49uMGzACaTDDhc7KO9MR414n6rZepUHMsqVVY8aLlCR8rV3nQpKIjvhNu7L28xKXW7BNySsJF1cY5nETXRbuEpAHvbfT8K9UnU6h1akQ5vzyYbU+b+zGUTm1Q3jLJIEctuhK0ukpNkEAn0x3ON6CmFgkRMCdNdOvlTLnXWFhFKU1lapZUn1hS5CT+0qiWIcNEZWyU68pAK7NL2oUkC4W4i5SDfBVK6b0o1bGZcBA02Guu0edD+Q9Zc01LPC4GaY2QKDCpNNeqM96n5pRUFSWtqC06hotocZaAJWpbnFim17g4KlRmDSzts0EZm8xJMCUx56zqfCpCq+f6Hl91pudWKbDVIZTJbD0hKA40pxDSXASbFJcdbQFdruJHqMKZhNM0srVqkeH4/hWSfnWj0p6qNyqpAirojDcmoB59LfyLTgUULcv+FKtirE99pwJFANLMEDfbxrTb1Uy29l5+qorUBynxpIhOupWSUSCUhLJRbf4pKkgI27juFgbjAzDc0b7O5myRrv6dfKmurdQWUaLCiSn6w0IUynS6qiSltam0x4zjbTpVxuCg66hsItvKyUgXFsczijptHSSANZA9TqPlrXuq675YolGos2XNlx0V+MZkNhdPkfNeAkJK3nGdniNNoCk71OJSEbgDyQMdzgUE2jhKkgbeIj4855RWzqJq7RtMWG11Ez3itAeUiDEXKWyz4iWy+sI4S0FLSConm/AUQcFWsCJorNutw9356ennRQ4gtLUlXBQSD9CMHBkTSFNcjOlHiw35DlUp6GI0xNOecL6drMlS0tpZUb+VwrWhO083Un3GBmFKBpZMAcp9K0XdWMts1+XS11mEmdBQ+uQ2SqzXgISt4FVtu5tCkqWgEqSFAkAYL2iaN9ncyhUaH8dvjUfZu6gc1UCVLqlOomQatleMlDw8bOTdPqPy6z+6kqDjZYS29+Jsb7lJSbkmwIpw8qdt2jSgEqUoK/pkTzG86c9KIv9PdC0+ybR3M9ZkyvSK9Mpaqm7GZnocDqEoLi1MD8TqAkWCkiyyPL3AwbOI1pH7KtxZ7BJIBjb69KH82dYdMy1lirylZezFFq9KpCcxIpFVYTBkVGmb0Jdkx1AuIX4aVhSmyQoGwUE3BwUPAjSlkYcpSgMwgmJGoB5A7fGi7L+v2Vcx1qbBZqSoy4bDEpLs1lUViZHfeUw0+w4uyXG1PJLYUO6rWuFJJMHAZFN12jqUhRG/rqNSD6a0+VjPNHoKKqZdQjNKojTb05G4qcjIcv4ZUgAquvaQkAEqIsATxg+YDekktLVEDfavGRc9Q9QaO/NhsVKKIsx6A8xPiqjSGXmlbVpUhXI7gg+oP5YIlYUJFddaLZg+emu9bmY8y0/J9Dk1OqzYtNp0NO9+TJcDbTQ7ck+54A7k8AE4MogCiobUtQSkSTQFPnZx1nQG6K9LyFll3vVH4wNcqCD6x2HAUxEEdnHgp23IaRwcE1VtTsJZZ9/vq6fdHmefkNPGiDS/RTLOjrEn9g01LEyed06oyHVSajUVfzPyXCXHD91WHoBgwSBtSL9049750Gw5DyG1FQFsGmm9LAoUvXHaFLHKFLAFCljtClgUKWBQpY5QpwpNC/asOS547bK2gPDSvgOn1F/Tj+uITE8Y+xvtNdmVBU5iPujkY568ukmpSxw77Q04vMEkbA8zzHw+daCklCilQII4IPcYmkqCgFJMzUYpJSYIr5jtcr6lBcNgCTYn9OccWtKRKj+tq6lJUYFfMdFcpYBoUG62aHZS6jslSMtZsprFWgBaXQkOFD8N2x2uNrT5m12JsR3BIIINsM76wYvGy0+mR9PI1ZuE+L8X4av04ng7pbcAg80qTzSpJ0UnwOx1BB1qs5+CJpcqo+KcxZ5+W3bhH+YjcfTf4N/wA++K1/gmyzTnVHmPyrex+1jxWGsv2a3zfzZXPpnj8KsdoX02ZR6daIqFlqDJQ48Al+bOluTZkgD0U64Sdv+FO1P0xYrDDGLROVkepMn4msO4u46xjiV8P4m4IGyEJShCfJKQBPiZV40eXvh/VPqHdT2avXOpGmP5ch0+fWMl5eVISiU8GkNmfILf4iDtOyJzxfYV7eSMJKkqqSYyJtyHDAUfoP7/Gg/J/TfM0FktIayu/n2XAo1MFCnsvIjGJVIyZQeLq1OIUyw65JLpI3pKVLSpJIAJcpEU4cvEvj3sgJMjfQxHmREVrO6I52qWiFT0ekxFqo8OlR4bNUbaDUeeEx/mXnA8V33OTiGQ0EjY0hS1HkY5lPu10XLIeF2DrJMdNYGngnWeZ0rPl3p+zxkNxCVQmM1qcztEzbUluz24qKq6qlhDizuvtSzUEJcCLHyBsoCim2O5T0oLu2V88vdKRpMd78U6ee9Z6b09Z0qNWbh1mbN2r1N/tVNqUBxhpmREMUKbW2FhS0qZebQ0E2uAQohV7gFCoiim7ZAlI+5lAM7z+I1r3kjpyrcDOGSpNTgOSW6RNzVXp3zTrb6JMmVLbVCbeI4XuSlDp4tdoXsRbHOzNBy8QUrCTuEAeQGsfSg6F015xyzp9EozFHJqMPIOZUMCOltKDUanMQn5dS0+TxG4oAAJsbAJJCeOFCtiKcG8ZUsrJ0K0fBI39TRrUdA65rBm2vMVaLIy1Q/wCy1KpOXt7SX1R249Q+YdbkBK7eI58tGK20qG1taQFFSVEdDZUdabJu0MoSUnMcyifURp5SYPWmnNWgGaqzmPN1QnftusmTn+iVacWimM9VqVEhoNooB2hLUhxS0tXv+5tcrIKuFsxpSiLtoJQEwO4oDwJPPzHPxp4laXVel6z0bNkaj1dzLEXMzdSltyA9Iq8hz9lPREzXULWtxaGnFNBIsHEp3K22AwbL4aUkH0FktEjNljw94GB56+FeMz6a6i5w1PyzmaLCpyWstirTosKoNIiomtmcw5CiPbL+C8UJW74m1W1bbRWCrcMCFb11D1uhpTZO+USNY0MkdRyjziseomn2oursXUt6BQ1ZcfztlhilQJFVmMGVTkNsyPFheG2pYCnZDl/F3bNiwvlSUpHClZrrL1uyWwo5sqiTAMHUQfQcqZNUtGM36+yqzAFGzFlCU3R2KRAktVByLDkRGowkI+YLbhbcd+eV4aUITdpKFrUogpGApJJpRi5ZYhUhQkk6SZJjTTbLr47VY7T+VPqGRKO5V4L9MqioTKZsZ5xDq2XghIcBUgqSrzAkEHkEHC6ZjWod4JDhyGRNQa1pxnKoZgjQ5FAkRqPK1TOZq5IWUOGXFTIKovhJSoktJTHiqcWoA3ISEmyyG6kq1AqULzITIVr2eUeBjWfHUxTlpDlzN2S9Lst5Z/ZMz9r0mXWHMwPSIiVMVBD3ziw6zIV3cfdcjqGw3sVhwAJtgwB2iiXC2luKcnQ5Y8Ntx4CfwoOpnTNmfI+SMjSoNIZk1XJmntTDylIaVJm1mTDCEM/zFSFpQEfwpCLA3IGOFoxpThV62tawo6KWPLKDvWxkTIsHpyzeuNnSkIqGQ815cy/TY9Ylw/Gj0iTBjJY+TmBQJYacWQ4hagGw4pQUUm2ABlPeorrpuEyyYWkqMDmCZkdTyPOKa9Yso0vP01xGW6aYWSMm0uVkOE+lSvDqVQqsyNDfYjlRKlMx2wsFd9viHam4bNgddttqUt3FIH8QytRCz4BIJBPifpvvRRn/AEEzTV406s1CmNS5DiqBQk0ukuNuKbpMGoiW+4gHYgqWoICW73S22m53FVgpB3pBq6aBCEmPeMn+YpgfD61q5oybnas1LOD1fyrVJLedszwlzFUZ9Zk0ynRILT0QRnG1oJc+bSppTxIQhZWspKLY6UmNaM26yAgNqHdSYnYkkgzptGscxpvWPSGjaxdPmea/RGcmLzxRszPM1lqsS80IabpstxlIlMvKdC3FJDoJBQi6u4B3cBAUnSKFwq0fQlZXlKdIy7jkem1TDlvSF+pZgi5gznPZzFXYa/Fgx2mi3SqIr3jMqJKnR2+Yd3OH+Hwx5cHCOaqj13ICS2yIHPqfM9PAaedHXc/fClNKWO6UKWOUKWO0KWBtQpYLQpYNQpYGlClgGKFLAoU5xMpTZMJcpbK2YzYuVrFir7DucV674nsGn02iFhbijEDWPMjQfXwqXt8EunGjcKSUoHM6T5Dc/Sn3K2UW50JF223nVN+KfEcKUpG4pAFh3JB57Djg3xTeIuJ3bd8kKKUhWXupBJMAkmSBABEDdRmCAKseEYK260JSFEidSQIkjSOcg67DTQ1pS4DLEzwChLrchDZaUvlbIWU+o9r/AG/XEta3twtn7QFZVNleYJ91ZQFcj1jz2BMiSwftmUudiRKVBME7pzEc/CfL0NMEtKUS3QlJQlK1BKSblIv2xdrVSiwhSzJIBJ6mBVZfADigkQJP1rNSgt51yOnbtkNqBChwCAVA/Qi2GeJ5G0JuVTKFA6eJCSPEGdvAU5scy1KZGygfkCQfSK1SLcEEH2PcYkgQdqYnxrPGpkiZHcdaYdcaaHnWE+VP54aXGI2zDqWXXAFK2E6n039dqctWb7iC42glI3PIetRHn2v1XRPV2Vml2nzqrkfMMCPHrDkBlUiTQpMcrS3KLKAVuR1tL2OFAUpstpVtKSbLqlKppZlKHmQ0DCwdJ2IPKes7dakDJOeaLqVRkVHLtXptdguC4ep8lEhH2O0mx+hsR7YUCkkU0daW2crgIPjTt4at1tqr+1jfHSaToL1h16y5okxHbq0h+TWairw6bQ4DfzFVqrh7IYYHmN/VarIT3UoDBFLApzb2jj2qdhuTsPM/o1paCZBq2X4dazHmdDDebs5y0z6kwy54rVNaQjw40FC/4kstcFQ4U4txQ4IxxCTuaNdvIUQ217qdB49T6n5RUgWwpTSlbnANCljkUKVsCKFK2BQpWx2hStbHKFIj+uBvQpWsMd20oUgLY5QpWwKFLtjpoUscAoUrY7QpWwJoUscihWKdBYqcJ+NJZakRpLamXmnUBaHUKFlJUDwUkEgg98A610EgyKGF6K0BjKOWKBBiml0bKM+JPp0SKdraDGUpTbat1yUXVc83uAb3wTswdBS/2pzOpajJUCD60WW4tg9N6Vsd50KWAaFLAoUscoUsDxoUsChSx2hW3AoUuq/+TMOPHvZI5t7/AEH3xF32M2Vn/wB6cCR1O09PE+AmOcU+tsNubj/cIKvL6+Xn6Vjn02RS3/CksuMOWvtWLEjDmyxC2vG+2tVhaeoM0jc2j1uvs30lJ8awYdU3pDAoUsdoUsAaUKPp+f01iM5EgU6VOSUbFLAIA478A/1tjFLLgpVi6m8xC5QyZkDQn5kDbpNaXc8Si6bVb2jCnBEE7fgfnFD6KpOoEfw5MFaWbnw/GbNk37gH2+nY27YuysPsMRc7S0uAV6TkUJMcyNdehiROhA0qtC8u7NGS4ZITyzA6Tyn6iYPMTTjD8J1hcmQpM1+c2pKUoWEhpI43E/w29Bb09AMQd0HkuJtbYFpDKgSVAkqJ1gCe9m+8ZjXclVSbBbUgvvHtFOAwAYyjqTyjkI5bACmqfRfnX3XFksPJT4jyg2pbKr/xgpBKb+oItfsbYsVjiwt0JaSM6CcqRmCViPuEKICoGxBmNxINQ91h/bLU4TlVurQlJ/zAgEieYIidjBFZqBRCtQVHjS56XPK4623sQlHqlBVa5Pa/oCbYa41i6QMty6hkp1SlSsyirkVBMwEnUJEyQJIAil8Nw8kyyhTgOhUBAjmE5oknYnSBMCacM/yW54iIdprtOdcdCVvuoSPJ24UCe1/6YhOCrd23Ly2boPoSkkISVe9vqlQETsI5mpLiV1t0NpcYLSioAqIG3mCdvoKaMw1lTUpDMUhthtI8KwBAT6W/KxJ7kk4tGB4UhbSnroZnFHvTIk85iDvoAdEpAAG5MJil+pLgaY0SBp5co9NSdyZJO1a8Cn/thh93f4TzAU4VAWC7JKvTsfKeR74f3l6bF1toDMhZSAJ1EqCecyO8DB6HWmtvai6bW4TCkyfAwCfTY/Kovz10r6eaiVlVTqeVaYas75l1CEXKfNUf8T0dTa1H6knExlBOoimzd9cNpCUr06bj4GsNN6XcsUxnwkTs8OMHjwXs4VRbdva3j3t+eO5AKBvnCdQn/lT+VFOVdCso6RuNy8u0Cm02VVI4XImIa3ypBuQpK317nVC47KUcR+HXRdW82sAFtZT6QCknzBpxiGfI0oqJCkg+EyQYHgRT4MSdRdLHdd6FLHKFLABoUsdoVs0mlPVqotRmE3cdNhfskepP0GGGKYizYWy7u4MJSPj0A8TTuxs3Lp9LDQ1P6n0rC+wuK+tpxJQ42opUk9wR3w5YfQ82l1sylQBB8DTd1tTay2sQQYNeMKxRKWOihSwKFLA1oUscG9ClgUKWOihSxyhSwIoUsdihSwKFZYMNdQloYa2lxw7Ugm24+g+5w2u7tu2ZVcO+6nUwJgcz5Dc+FL21up9wNI3O3ienryrGpJSogggg2IPcHC6VBQzDUGkSCDBr5g0VykeBjm9Cs0OC5NDpTYIYQXHFE2CR/wBpNgB9cNLq8btyhK91qCUgbk/kBJJ5CnFvbLezFOyRJPQf3Og6mneg0eBOot5KZiJLjh8NxpFwAAOLE+bm/A5xV8ZxXEbe/i1KC2lIlKjBkyZkA5dI1VANTmHWFm9ay+FBZJggTpppBPe9JNN9bpLdJfQluWzLS4neC2CCkexB7H6YncHxN28bUt1lTRSYhUGfIjceOx5TUXiNii2WEtuBYInSdPPofD41p7Tt3WO33txiVzDNlnX50wymM3Kt6HFhv0l5RW6ZqQohB4TtCSbj3PHriEurm+bvUJAHYmNRvMgQeQBnSPiKk7dm1XbKJJ7QTpyiCZHU+dOWYFusZZh/LlSYynHA+UEi6wRtCremy1sQGCIZcxZ/7VBcCUZJ/lIOYpnnnnNGtS2JqcRYNdhoglWaOs90HwyxFfW/ElZGvMKylD5+WUs+bbsJUB/hvb88dX2bPEEWQElH8QDbNmATMaZonxiuIzuYVNzsFdwneMpmPCY9aHltqaWUqBSpJsQe4OLwhaVpC0GQdjVYUlSSUqEEV8wai0sdoUsDahRA+4FQmFVB59ll5O6PAhgJ8voo+gv9bk4o7KCH3EYa2lS0mHHnde9zSI1McwMqU7VZ3FgtIVeLKUqHdbRpp1PIT4yTvX2Dt8RxFLfmMyEpJVClgLS+ByQPQm3oR9sFvc0JXizaFNkgB1qQUE6AnmBP3gogHcRXbeJKbBakrG7a4IUOY6ExyI15GsDfhtPMSIzbYiVIllxlZ8rS+xTfvt81x9D9MOl9qtDltdKJdY76VAaqTuFRoM2kK5SJ2MUinIlSHmAMjvdKTsFcxPTWR4Hwp6ptIBmS3ZwSYNNCWPAZuUvrFrI9N1iQLe9sVO+xQ9iyzh89tcSvOqAUIMyvnlkAmdwJ20AnrWyHaOOXf+6ahOVMwpWkJ5TBgR19ax17PK4z6mVKdUtHlLMd3wmWf8O4Dcsj1IsL9sOcF4OQ62H0gBJ1zrTnWv8AzZScqAdwCFKI1JpHEuIlIX2aiSR91KsqU+EgZlEcyIHSm2RWE5qYRGLklh9KtzKXXvFbWrtbcRuST9SR9sTzGFKwdxV2EJW2RCylORQTvOVJKVAbmAFASRO1RTt8nEUBgqUlYMplWZJPSSJSTykkTvFab/ycyegOpXCWoFDyeyGlj1HBIB9rcH6YlGftzNuoskOgQUHcqSeR1SJHJU94b60xc+yuvAODszsobBJHMaHQ9I0PhTFq/rNlnQvTuoVOoTkMxm21BS+y3za/hNA2K3F2A7AAewucRL3aoWMSxaEJb1SmRJIBjQSAEyTAKjPeUYAAlbZkP/7BhozKXoVQYAMTqdddpgaaJEmsWU8yxs5ZXptXhKC4lUity2SCD5VpChyOOL249Ri32twl9lLydlAHrv5aVW7q3Uw8tle6SQfQ04YXpvTw0YiqPHYedcdbWC4VNtkrhrJ5+ikkWuL3BxVHBeC+duGEBKhCYUoAOpG3UpUkzlURBGhqfR9nNqhp1RUDrIBlCufgpJESJkHWsKKCy4sFNThKQe1kuFZ/6O298PF40+lPetHAfEoCf+bNEePypsnDWlHuvoI8lT/y5Zooy3kRua2hL0dxuCk7yXhselLtYEgfgQL8C9z64zrHuMHGFqUw4C8RHdMobTMkAnRa1RqYgDQVccK4dS6kJdQQ0Ne9opZ223SkchMnc0yy8uxZdVeRCSW47JAK3XCU3vx9ST7c/wCeLZbY7dsWaF36pcUNAlIB8fAAczoOZI0BgHsLt3LhSbUQhPNRJH569NT0G9ak7K7seYhHiMhD5IQsX23B5HuLexF/1xJ2nEbTjCl5VSjcGJiND0M8iDB5HQ0yuMHWh0JkQrY6x5dRHQiR6ivLuWVxn3Q9JjNsML8NbwJUkq9UpFrqUPW3b3wq3xC262gsNLUtYzBEAHLyUqTCUnkSZPIGiLwdTa1B1xISkwVakT0GkqI5xtzNOOWK1Hy68r5SZHU45woyYqkBQ9t4USkfliB4hwm6xNA+2MKCU7dm4FEeOQpAUfIz0qVwi/YslH7M6JP86CJ8MwJIHpHWtnNdI/tP4s2KypqewB83GuFFQtw4kjhQI9R3xH8NYocJyWF24FMLJ7NzYAzqhQOqSDyOx8DTrGbH7fmumEZXUxnRvI5KTG4jmNx40JY08VSKWBzoUsdoUscNCljlCvSkBLQUVt3Jtt3eYfW2CJWSsoynTnGnxo5RCQokeU619XHcaSgqSQHBdJ9FfbBUXDa8wSZKd/D9fOuqZWkAkb7eNbDdDlOrCEtbnCrbsBG69yLfqDhivGLRCc6lQmJnWIgH6EGnScOuFHKlMmYjnzH1FYJER2GspeacaUPRaSk/1w9YumX0hbKwodQQfpTZ1hxo5XEkHxBFeEIU4oJSCpR7AC5OFVqSkZlGBREpKjCRJrJGhuSPMlBLYNioqCR9rni+G9xdNt91Su8dhBJ84GsfqaVZYWvUDT0A+J0pzlOoepjLGwxQwoqad8q07j3BWnsTYckHsMV62bcRdLuM3aFYAUnvJMDmELkEDXRJEzzNTD6kKYSzGTKdDoRPQqTGp8QfSsii1WZXiLSw1Uk8OsyPK1KP8wP8Kj9wD3BwiO1sGezbKlWx91SNVt+BGuZA5aEgaKGlHOS6czLAS995KtEr8QdIUeeoB3BrxKoLTSz4sSrQ1fyhoPI/JXHH64VtsZdUn+C8y6OuYoV6phWvXbyFEew1tJ/iNuN+GXMPQ6fjXtqh7GCpERxls8GVUCG0I/2Uep/X7YScxgqcCXHgpXJtiVKP9SzsOvujxpROHAIKkNlI/nd7oHknmf8Am8q0arU2I0H5OGVFjcFOOqFlSVjsbeiR6D8zzh4024h394X8dpEIQDIQk7ieaj95W3IaUGmPtA+x2XuAypREZjy05AfdT6miXL1YpqKU6H4okFbaUo8qTtAQBsN/w83N+xve98UnGcOxN27bXavZACSdSJJUTmEA55TCY1IjLEVP2NxaMsrbuWsxgDlpAAy6+7rJnYzMzTLkqmt5izU23Ku4ghTqwTcrt6H3xb+LcQcwzB1OWndOiR/lnmOkcuhqucP2ib3EUpf1GpPjH61606M6jyH6umOuLGMBbga+X8Psm9v1/LFed4Dtm7I3KHV9uE5s+bmBPw9Z5zUu3xU8u5DKm09kTlyxymPj6RTXmKlt0HOi2GVbWkuoKfXYFW459r/piw4FiLmI4ELm4EqKVT4lM66dYB057VEYnaIs8ULLRgAiPAGNPSfhTqIFQy48sw1kxidu8X8O3oBwbj2uLjtc4rf2zDcUQlN8Id3jTNruTqnKepCoVuUg1M/ZryxUTbHubTy+hkdJEjaSK8mBMrU1tya8QgWNykqAA/T19AAPc4OLyxsGFNWLep6EAyd+ao00KioqjQATNcNtc3ToXdK08iR+HPWAAOpNbmYsrMVuO2qO9HakNJCElSVIDoHoo8i/1xG4FxG/YOLTcIUptRkgFKspP8oEGPD4U9xXBmrpCVMqSFgRqCJ8zqJ8aDqjTJFJf8OSytpXpfsr6g9iPtjUrHEba9b7W2WFDw3HmNwfOKol1ZvWy8j6Sk/XyOx9KwYeU2r4VW9hju5oUb0yoxKfqAuRJKEsSY6DFdV+BI2pA59OxH0xkeIWN5c8OJtrQErbcUHEjcnMonz3Co5jWtBtLq2YxkvvkBK0jITsBA+GxHhWTNdQjVnN9ITBcbdkMubnHUG6UpBB5P0AJ+mG/DdjdWOC3q79JS2tMJSdCVEEaDxJAHU+VK41csXWJWybQhS0mSRsACDv4CT4UPvLS9SHy0PJIql2B+Rvb/rJxdmUqRetpd3Rb9/4iJ+CqrThSq3UW9lPd34H8xRNA3Chxv8AnDU3t/8A5z95tv8A9Lb/AExn15kOIOn7v2duP6P4eb/y5p8Jq22+b7Ijr2q5/q78fOPlUfi573v6398beIBgbVmOvOvivwm3fHY5UKLM+T2qBpxmCqvtR1OU3/WQpwADehpC1gn0BIN/ucYvZXa2sQYQ0shHZOkiTGUFzIfQAQfKtJuLZLtq4VpBV2jYGmuY5Mw+MyPOoo1Im5a1I0Tmozg4gRo8JqrVSFCu+Y0ZQ8UqSttO8pJbUAUpBUEqti5rW0lBXcJAb7NC1kLKlAgmNIkgiZUN4NQLJeDwFoolzOpCAUhIM784kEiEnaRVK+nTrclaIrnUaDRn69khEhx6D8u94j0BtSyf7r+8QCLEpSlQBJISm5xSbPiJ7BjFrD1qskpg+7OpT4eUeg1rRsQ4XYxodo/LVykAKMSFRpMGJ8wfjpVrumPqSd6kM1VNmPQ0U6jwozL0aYqX4/zynHFI4skAJTt55JvwQCLYtmEcYuYh2x7LIhCQZzSTvMaADQH1NUnHOD04YGZdzqWSPdgCI8STqfhVjVUtmNDkqREhusRCtKvFSovPeH+NXiDhB9hiroxJ915pDjy0uOhBGUpCEdpOQZCJcH85mnZtG0NuKS2kpRmBzA5lZPeOYaJ/yismUL0POMiC2pSo7yPESFdwbJUD97KsfewwlxNF/gjWIOgBxCspjbdSSPKUynpJG1K4JNria7RBlChOvkCD5wYPWJopcqccXSXUm/Btzb9MZ4iwuSMwQfXT6xVwVdsjQqH1+lA8OaMtVZ5DigEh4OtuhO9N7EWPPYhR+vb6jGt3VocVs0LaGuUpUmYMSDIJB1BSORB1BiQaz9l/7DcKSs6ZpB3E6jXwIJ8RpHMVizBWTVytxhKnfBKpLiwjaLhIAA+gCRyT7njgYcYJhQssrdwcufK2kEyYJJkmBqSowAIGgE6mkcTvjcytrvZZUTECQANPAQPmTGgplzOSzURFBPhQm0tIH5AqV9ySTi28PALtTdq950lR+JCR5JSAAKgMYJS/9nHutgAfAEnzJJJpuxPVE0+0euv0miJltKHiw3FRkk/yLSSB/wBFSbj74pmKYNb3t+qzdHcdSHD/AFIUAT/xJOUnw61ZLHEnbe0Fwj3kEpH9Kkkx/wAKhIrc/sQy5RzIkSlMONth+Q8sFSdy+Uot72IJPucRf+Ln03wtbZnOlSihCBoYRopUnSJ0SNoBJPV7/h9pVsX33MpAzKUdRKtQmPmTvJpjaoEmVFW/HR8yy2rYpSDykntdJ5F74uLmOWrLybe6PZrUJAVzA3giQYjXWq8nDH3Gy6wM6QYkfKQdda1HWVsLWlaVIUhW1QIsUn2P1xJNPNuJCkEEKEiOY6jwpkttSCQoRBg+Br01HK3UJUQylw2C3AUpH1vbthNy4CUKUkZinkmCfKJ386MhklQCjlB5mQKcV5d8CpLieK284p5phDifwArFyoe/H+eIFGPdpai9KClIQ4spO8I0APQk6nptUscKyPm2zBRKkpBG3e1JH4UcUPKrC6ddnYwyq4bAZQtSwCRuWVAkk2vYWA7YyLF+IrgXUPStYiTmWkAkTlQEkBITMSZJOp6VoGHYO0WJbhKdY7qSTGkqJBkneBAG1C2ZqKiFILaEobRJDoW2j8CHWxfcn2Chbj6kegxonD+LOXDYdWSooyEE+8W3DGVXUpVOvOAeZqo4rh6Wl5EgALzSBsFo1lPQEcvGOQrWgThUAFoN3u60p5UFepA7kHvxcgk8EHD26tgxKFe4NAeUcgTsCNu9AUkJIII1bsuqchQHeOsc/MDcg76SQZ0INbtQqEqoNj5hbziGx3culKfe5UAB9+/0OIuysbS2UfsyUpKv5YJPokknyEDqQJp7cXNw8P4xJA6yAPUgAeep8Ca0nkKWykp3NpdUllC9u3eF3K1gegsnaPoMSzakJWQqFFIKiJmCiAhJI0JlWZX+Y+AqPWlRSCnQKhIMRIVOZQ8ITlT4edb86poylTISmGGVzJjXjBbqd4jtn8KUj39z6m+Iazw9eM3dwLhxQZaVlhJgrWPeUojkNgOQgCNZkLm7ThzDRaQC4sZpIkJSdgB16nmZJpU2qjN0SYh+OwibHZLyHW0bA8kfiQsDvf09vywL/DDgrzC7ZxRZWsIKVHNkUfdWgnUQdxzGhkGu2l6MSbdS8gdolJUCBGYDdKhz8Om41Fa1MpbFUJYfSpfglTKFg2VtsFo/QEj9MThvHWV9o1pnAURyzSUq+JAPnPWkLGxZuT2LwnLKQecQFJ+RIrOjLciDdEepSWEWuEpUR/kRgjt5bPnNc26FHqQD9QafJwJ5rRi4UkdNfwIpoepjsqovCTJc8KM34rjygXF2uAAATySSPXCqsTLSUs2TSQpZgAQBMEkmBoAASdCelNnsHbbBeu3FLjU/qZMkgbivq8tsraZfjvOvsvXF3E7VpUki4I7eo7e+GBuH+2WzdCFpiYMggzBBgHkRBGhFTeHOMOMg24hOvKNtwd9dtZM17lU/ckCw7cfTAS8oaAmKeKZQohSkgkdQK140t6gVNuSwoBbRuk+h9wfpicUxb4pZKs7jUEQevgR9fOqRdtvYZei5Z2mQeXiD+tqfBnimIk/OIoyBUPxBRX5Ar3t/3Yq3+D8VU19hXfE2+0Ze9HSf7x4cqkP8Q2Ac+1JtR2vWdJ6x/afGm+itv5hzD86+kOgOeK4SPKo+if8ALj2GJvFnLfDcM+wWxynLlSBuBzPn49TUdhyHb29+1PCdZPQnkP7dKfp1ddlS/CjoXLk9uPwp+nH+7FGt8MaYazukIR9fEz9TJ8qui1rcIKjJO39h+hXoUKruC70qJEUf4Li4wgcVw3ZptTg6gEilRauDVUDzIFM2Z4Oc6M4iVSEUmtREJ/fRlL2OqPulY47ehxA4tir3apVYITEaoXKCf6VHu+hqTsrO0UgpuSoHkpMKA8xv6ilkXVGDnNT8B2O5DqEb/wAqpk1Nlo+oHqP8Scdw/FGrxw9nmZfRuDotP/qT8UnwpC+w1y1QCuHGVbEapP5H5+dN2YIKYcxexAQ2HFoA9RzcX/6JH6Y27BLxT7A7RUqhJ+UGP+IGehrLcUtg06cggSR85E+hEeFPGXM3Umk0ttt+lJdkp4W4EJVvHvc4rGO8L4ze3anWLzK2dQJUI8ITy8anMLxzDra3CHbeV8zAM+OtYoLS3oaWY6YtYhA7kMOq8N9gnuByCPyuDha7WhD5fuiu1e2K0jM2sDYnQg/8QChtNJW6VKaDTAS+3uEqMLTO/MEekg16kMPRYzjZYh0KM6LOqK/EecT/ACjkqP2Fh74TadYedS6HF3jidUiMraT1OgSCOpKiOQmjuNuttlsoTbIO5mVkdBqVHyEDqax02ahyrw3ERXVQ4QvGZJALhv8AjUfcq54v2AHbDi/tFpsn21vJDzp/iK3CRHupG8BOgkiASpWpFI2j6VXLS0tktt+4nqZ94nxPSdQANqdoleZXVZkSY25BYqKw6hZVfwHhbkHi3IB5Hf6HFZusFfTZsXtkoPOMApIj32zOhEmYBI0JkbaiKm2cSaNw7bXILaHTIM+6vTWdI1g6ga76GtXMGSFrlKcWFRnFm6loZU4w6f5htuUE+oIt7HElgfFyEshpBDiRoAVJS4kfynNCVgbBQIJG4mmeJ8PKLhWruKO5CSpB8RlkpnmCInY15oOSVJlpcSlUtxBukrZU3HbP8yioAqt/KBz6nBsb4vQWS2shtJ0MKSpxQ6JCSUonbMo6DYTRcN4dUHAtIzkbSkpQPE5oKo/lA15mKhrr71pYoOmhyLQ6ymLXsxXjtyvFQ2reo+chagW0uK8yWw5ZK1HaCOMUm8fctmXHnoRcXCcraNsjQgekgBKZ13PM1dsGs03Ny3klTDCsylfzufjBOZXLYVQrNtHznEizhOhQa6sIRHmSIrk2iVNSG7lLclphVnAnmwsocmyecUQYs4gqZelJOh1IkDaYOo6aVparBpwpeQAqNQYEgncjoevOg+kVqk5uhOvzKK1TIcVRbVVIlXdlJiuD/nmnkIcTY9ylQUPTDpFuFJDsEJPOZH68qKXRmyEgnpzoy6Y+purdJOssdVZrFFrmV8yN3eXFeWn5pkqsmUy4pIQtxBTZQJSpQFleYA4neHsaXhd1md7zahCo6ciOpB5cxIqv8S4J+9LTIgwtJlJPXmD4Ec+Rg10hc6s8gJye1X52Ysuop8tIWJb9QLDEggXBUjspXHbubdsXpLVklsLt75KGhMSEFSAd0oWqFpHhBI5TWaLtsQCy2/ZqU4YmM2VRGxUlPdUfGYPhRLoJn2na75d/tfSJjsqj1FbqI8tTJbTKQhe1TqAeShSklKeLEIPBFrx2M43ZpsWrbD0ygHu76kSBEwYEklWhJOkTIWscJuk3bjl6YWRrzidTMaTsIEgAazFSMzDStu7cVoo9C5ypWKU9dKCodeM/5dAPhVjbYSR3GxHjvWpPpLLwLoZSl1gXU2oXG36fT6f7+cSdniTzcNKcJQvZQ0M+PKeh35HSRTG5s21S4lMKTuDrp4eHh8Nda3mKbEnUhxtDCG25TZQsJHPIsefXEQ9fXbF4l1xZUptQInbTUeU1IN2lu7bFCUgBYIProaj2vUB+XKIQA5NYSG3m0m5eCRZLqP5gQBcDkEHG3YLjduy1KzlYWSpKjsgqMltf8pBJyk91QO9ZliWGPOuQnV1IhQ5qA0C09ZA1A1BprYoU2S5sREkXHfcgpCfuTYD88WN7GrBpGdx5MeBBJ8gJJ9BUO1ht24rKltXwIjzJgD1qONdeqDL+i+c8q5QdkMyH6rNBqjyV+SntrSUocV9N+0D6b1dgMVL/ABEy1iyDcEIccACUK0UlsEmTyC1qg5ZkJG1Wljh1+4w1xTAKkIk5hspemg6pSmROxUanmjzGM0UFxl1Li23m0IfS15nGHEAAKt3KSAORftiq4nbXOE4il5sgKQpRQVaIWhZJKc2wUkkiCRIIIOlSVi8zf2ZbXJCgkKA1UlSdAY3IMDYGDvWSLBh5Uo7iErf+XW4lx995Hh79puEISbEk2tx7nnCNzeX2MXqVqCe0CSlCEHNGYQVrUCQAAZ1MkgADc0qzb2uHWykpJyEgqUoRMahKQYJJ208TNDFIkJmTKpU3G0OOspL7aF8pC1rACiPUJvfGgYkyWmLTCmVkIUciiDrlQgkpB5FUR13qpWbnaOv37iQVAZgDtKlQCeoEzRTXaO7SoEdx+e/UW5DqGX2XrFDoWbXR/KR3FsZ5g+Js3lw41b26WFISpSFokKTkEwvXvA7KmrfiNi5bsoW68XUqKUqSqCDmMd3oRuIoRaguwTJKVKSw1J8ND/o26gnaT7AjjGnOXbNx2QUJWpvMpHNSFgZo6kHWPzqlIt3Gc5Se6lcBXIKSdJ6AjSfyokg54MNhSV/MRFrJUW/lfGSCeSW1AjgnmxuBf2xQbvg8PuBaMroEDN2mQwNAHElJ1A0JEEgaiatVvxCWkFK8yCdYyZhJ3ykEaE6wZjkYofzLXd255wLZDbakMtuG7nn/ABuL9ifQfb0GLfhGHot2okK1SVqSIT3PcbR1A0k685MnSDu33Ll0JSkgwQkH3u97y1dJ/wBNBQVCkvzqshphexT7lh6gXw+7dSMzkx1qbdtWOxCHEyEjSpbpWn7AZT4qHpTzNty1uhICuDYAg8j8h6Yze/40uAqG1hCVbAJkkbSYKYB5DUka6SKdW3DjJGZSSoj/ADaA9BIMkfDlWnm5l9x5u5LixtUzuTZSlIUfIbcXsVDjvYe4xLcMu26W1gd1OoVBkBKwO+J1iQkmdgTOxqPxpt5Sk8zoU8iSknunxgkeOnUVrFMHNFIjNvyDEehp8Np8oKkKR6IXb8Kh25+/rh+lWIYTeuusN9qh05lIBAUFc1InRSVb6TGxgjVooWmIWyEOryKRolUSCOSVdCPTqJmvjLULKtMk+DK+bkSkFlx9KCltlB7hN/xKP0/oMB1zEMYu2u3Z7Jts5ggkFSlDYqj3UjnMdBJNBtFph9u52bmdaxlKohKU8wJ3UeUesAVly5FXuW4sbFlRcUk/wFQACfuEjn/axIXK0k9wykAJB6wSVK8io6dYnanmC265LixBkkjoTED0SNfOK3pVgpZJG4JthsKnzTbTI5UVuKSFBxOxYWLpUPYj2x18JUAJIIMggwQRzB6/6HSkVsBwEKEj9b1lkeG22lCUttoQCEobTZKbm5/U+p5xxpogqWolSlbkmSY0HTQcgAAK4wyhkZGwAB02H6+NNMgEqVdXlPbDxS05AkDWo9mzfTcqdUrun9fr5VhEYKI44HuO+CIUUmQYNSDjaVJyrEit/LdBYqNZAdaT4DSS45bsQPTDTG8bure0PZL7yoSnzP5UwRg1kpwS2I3O+w1NOlYkrU43GjoSh2SdqUoFghP0t+mIGxaSlKn3ySECSTqSepJ+Pr4U5gKMJGnQbeAFP1BoKITRZZOxCOHnU/icV6pB9APfFQxXFlOqDzoknVKTskclEcyeQ6a1NWtqSSAYjc8yeg6AV5lZso1El/Khbanz3S2jcr8zgW+BYvfp7UzHiYEeWwHwrj2I2Nrp6aCdenifjWeFUKfX3FJZJbkoF7bS06nCF3ZYlhyAXxmbPjnQfXX8K7b3NleKIaMLHhlUKDNY9M3MzQxUqeRFzPRx8xDktjaX0juhXuD2I+v1OGVxb/aUIetTlcT7hO6Vb9mTzQvlO3xp7a3P2dambgS2r3xyI/nHRSdzH5VrZLqbOqmU4dQb2RnpSfCfbULht1JIKSO4srse4B/LF24e4p/2NN4EkjUkA6pI0WB8DKToYB0OtVjGsAy3SrYq10E8lA6pPz0I1EnlpWZWnzyWA4ryIJ23L6AL88cgexxcU8cMlwtJ7xAnRCyY010JHMazVaPDDgTnOg295O/qBWKtx4MmVukuxILnqzDaU8Un/EbhN/thzhD+INM5LZC3k8lOqCAf6RBXHQqpG/atFuZn1JbP8qElXxMhM+VeIVIiFl5bCkVEbSTYKbfYFvxBs8LA+hwteYpeBaEXALGukkKbWf5S4BKCdtQJpO3sbYpUpkh3TxC0+OQ6KjfQ05yaa5DhMSi6qVFkx0oL7Y/AQFDkDtcH+hB73xXmMQafuHLQI7N1tZVkVzBynSYmCPPUKTIEVLu2i2mkP5s6FpAzDlEj0mfqDvNNEXNlMqGaHKTGlw5FQpsUyX4hUC4lpSikEo9E3X+Q28+uHC3W0qUw4vK4sgwDqIgyT1OUanVSioxsCQMOlCbhKCW0yJI0MzoPASdtAABPTejZoRS57dMi1luDUXIypiILroX+5Ctu9KDdW0r8vHFwcMLpmyurkt3bKXVaajur1MSrKUghO6jE6iedOWFXTFuHbdxSE6jXVOgmBIME8hMUHDLOtGrGWZLVSruXcjKeUpCP2ZGVVn0I5AJU6WmUrPe21dux5vitm9tLE/wG22V8iJcUOhTm+uXyJqfFubg/xVuOp6GG0+RCdT5ZvSqw9TvRnqPpjlurV9yNB1RZcZU5VDHi/LVJ5pKfMtUZalNvgJHIQvcAOE2HFev7EXua5C+1VzP3/wC56AgeE7VbsLxpm3y2ym+yTsB9z+3nr4xVZYOudbl6ctVFymVafl9wpbptYYlBUykEd463QFlVuwakhXFilRFrQrg7VoB1JWOStJHr+dWVBShwlBynp1/XhQVUtR50jN0aq/2ipECS6Nj6qihMKS+m1gFKaTtc4/mTcdjxhTCb9WHOlCUlaD7yTsfKefjSd9apu05pCVDY8/lyp01B01k5vyQzLpzVNfp7ElUySzALchtSimy3Y/nQG1KFt6LgK2pULEWx2/dsnHMloohJ1hQiDzAJ0/OhapuUIl8AkcwZnxNMGk9Yn0CUqNk3MXz7kn+/y9VIyY6pw9Q0FKWy6sDsNwX9+2CMynRtWp5Hn5bj6UZbnNadOo/U12E6EMxQ809IOTJMBhqK2aWhtxhtkMBh1txxDqC2PwEOBVx6E4nFqB+zrGggj1gcvlFUS6SRcXCTvM+k1MUlpUlSVtgqbIATb0/4/wCO2GNu6loFDhhUmfH9freg6hSyCjUcv1+vlSdcCZW5RBDLR8U+nbBUIJZhP3lDL8aMpQDknknWojo2uac26n1jLdLVPSctTRAlOLYUiEt1SEKUjxvwqUPEsUg3SQfpjUMJs8KuLS4ceaUpxAJKgkmMoBAQdpiJG/XSqXiTmIW7zAQ4kIXsnMBMkglQ3idjt01qPde9NpWW8x1LNUbNcyi1GgUdcSOlgoVBWpTniBT6FA+ISrahIukpuq3KsTd2sXtqceYdU0ezgAwBuffGoUCdB0G29McP/wBnuE4M80lxKlgk6zsPdP3SBqevPaqz596sNS8/Ql0A5xfyXXGTssqMj5WWoj+7WtQK2d3otBI57jFIOJYsgB9nIiNylCIPgopGZM9a0IYBhXurCljkFKVI8QCcqvKopOpSzPGV9RI0+LV6dtb/AGoVfNymgeQXgo3faV6OJJPra98Vu8bduAsNEqXvCu8tJ8QNXEdFplQG4ka2O0UlgJKYCdtNEny5IV/lOlWR6bteqtlSpt5aXmOk5hbaSj5BBWtma20RdOxVz4jW3kEFVrEelhBO+13iPDXW8OvbFLidAcxJSQdlBUdOSk/AzTa59nOEX+a9tn1NKMnuwIPMFPn0PxqeKpn+ZURdRVu7BbjhcUPtfFhvfajeFks4awi3nmnU+mgAPjBqJtPZ3ah0O3ryno5HQeupPpIrDlzU5vJLl5irsPKKCVpK0qCvxJUO5B9x2xGcP+0Kww+2NhjylBtS8yXBJUhZ1nmYnWQDuZBBp1xFwZc3bwvcJSkrCcqkGAlaRoB0mNI02EEEUVwdV6PUJEdqmuNuS13EcKlLfDRt3QkiwIHqe2NJw7iXh7EblFmjEW3i8fdbQEqXAk9oRrECVe6Dz6Vn15gmMWbKrlVmtsNj3lqlKZ07oPPWBvRBScteNAbS+9JIfBdQyy0p1Sk3sXCAQALji/JxPYlxAUXClW6EDJCStakoAMSEAkEkgGSBCR86ibPCszIDqld7UJSCoxtmIkACdpkmm6vwHaCylceQpcZ1G9tSFKSlYvbt3BB4IPriTs8RTetrLrYDrZhQUEkgxO+xBGqVDcTpSH2IMPIRnJbXsUkieW3KDoQdqEavJceaO5RN8KqdW4QVnarDb2bLAIaTHjz+NecuK+TqbEopJ8FYV9/Q4Sf1SUdaWW3nSU1NdFzlHlRPFbdYKHDvKVr2FBPf0Nxfn357YyTEOHHg4ElKtBAIGYEDbmIMaGdDEzUtb4qlIOaATrBMQefIyJ1HPwpors5NUcCRZaE7jutYLUTckfQcAfbFwwLD1WiCtWhMADeABAnlJ1J5axtTFwi4VKhKdfUk6x4DYc+dNqqf8w94hSVOH/lErLbivuRwfzF/rifbdUhHZpMJ/lICk+gOo8gY6AVGP4OlS+0SdeskH1I39RPUmskGlIVILikqS42fxLcLrg+xPA+9r4Djy1I7Mnun7oAQk+YGp8pjqDRWcHSlYWs69ZKj6E6DziehFPBZEeMhLCbC9+Of+L++GxUVHvVONoShIQgQK1aiyQkukkEDkehwk6+EAil22io0jGc/ZKNoO5fmOE7UEwpfOlX+7KU03ymFtKAIsLc884kgQRpTAyNTWoIpWsG18FIA2rszSdaINr/pgoNAinnJrSW4M9YIJVsR+pxWOIVlT7CD1UfgK6jZZHQD4mvdEdD2dJBIuYcfeL9r2vhvimmFJQnTOoA+RMfSuWmjsnlJ+Ap5zVUF5eyS64yT4gbAB9bnucVjCGE3uL/xBoCTHgNAPpUpcktWYSncwPjqajzK7++BMcaVeRuG9RVY7SDyT3AKtoJ+3oTjXFoQpTaF+7J0ie9KY02JCcxSDOskAkCqTfqUlasmhAEctNZ8gVQFHpAJg16rGbVZPoP7TkKAXEcRsAV3JVYpH3BuQOLgepxGcSvWlravukSjLqCImSkJ5DXMYSSJIzDUCuYGzcXNw02DCp0jWIBJ66QJUNgY2JqUpaw83Ee9SsD8lCxGMkYSWlvsA7Ax5oMg1fXSFoadI3I+ChBFRPpM0aPnTPNNb8rESqJfbA7J8RG4j9Rh7gagm6u2AO7nCv8AnSCfnRcYBVbWzx3yEf8AIogUaZomqRLW34bbyWl7ghYum6+Sfyt/U4tnD9olTKXcxSVCJG/c0A8jOvkKrOLvkOlEAgGYO3e1+UaeZoBxtlZnXuNJchyEOtLU262oKSodwRhG4t2n2lMvCUqEEHmKUZeW0sONmFDUGnTMGY4tPqlPhvSWWGKsRKYhl9Lbj6ii7iG0kgqtYqIHNufrikWKWW0qU6tIuE5mQtUa5DKSZ55SBMflVoue1WQG0ksnK4UpnTMIMRyzA1Unr/1MaybnDLtWy3Un4dYpLz0KpTadKAfpiHUoVHbeUg3So+cgH+E9rYp3Fj1m9doShY7TKApadBm+mvjpyPhoPBdvcos3O2QS0VSlKtTHP4eGvMVofCsy3VNWuo/N+ac3zKnX6ll2OyzTZ9WcMiUyqSpYX4b1zvb8NCtnYp3kW4BxUrVl62U+/carQmBPjPL4AjzB3qfx15pTDNrbDKhRJMeEf6z5Gr21GoxGaQipVBlcpD7hbixkqs20gEgcdr2FyT72GLdYWN6u9VhWGrDakJCnHCJUpRAJ13iTAAjaTWf3V1bIthfXiSsKJCEcgBIGm0wJJM9BWzT/AAS3Achl1uBVCUpaWbmO6ASlSb9uUkEdu2GF79oSq4ReQbi2g5wIzoJAKVQBO4IJEj4U7tuyKWl28hp6RlOuVQBII6bEEbVy86rsiZS6YesLMsim1Kv5BNbU1PRJjIU9RZAkIC1svNJ3BIDm/wAq21JseCMV3EkN29yVJJTOs7jnM+ZE7c60DBH1P2Ke0GaNPHTb5Go/1gkUitZferEGblNqbDbLzrtMcTLgTUevjQt3iNE/ztCw9WyOQxWW1DtAoeh09Ry9PhUmNO7r67+hqIcqaprgT1/sVFKhS5BCXWIipCG3r8ALYKVoIPofKfYjDQLCpASPqPxpfId5/OnZWX4MzxH4FGplOXT0pfrFFnUjxn2Ek8yoroUh51oKPPmC279yOcOkttqTKE7bjf1HP8qbkuJVlUd9jt6H9a1Z/oE+ICnpwzZIytmWoMTso1J0yGXg+67OpL5slRU06AtxlYA3DcpaVJ3AquRicsrbtmiyrvJOogjMk+R1+vPkdK5i7BKw82MqxodO6oee0/CdOY16L0DXPJWZKYiZAzPRFx3UeIC3U2Qkp97KUFD8wLYI5Y3KTBKVRzMg+u9QvaJG6VJPQbelQ51cfEKy5ofkGcnK7jGZcwqTaOiMS9EjKPAekPJBb2IPJbSoqUbA7Qb4RfdRZjt3jnc5AbD9cydeg5h/Z4a9eK7NKcjfMnc+X6jqeRonkvrwzlo7pjX6Y9SWKszWpMiWMwwpi3HIb8k3ddKSOFFR3BKymyjxcWGHOE8a3thYu2zaQoLJIWDqkq3MfMTEHrT3FeDbK9vmrlyU5AAURooJ2E/IxMinXqI6m6P1k5QpMGkUiO9Jgt/68yuXaoSiALNpRZO4BYKwlRCt1inm95jFuMm8SQhAZBEQsE6qHQaDY6jx2phgnCC8MW44p6ZMpgaJ8SPEaGOW9RxV855czzTKZTc41WqZelsp+XpuY/Ol5sDgNOlQ2SGweCFncnnkc4pbmPW7ffs1qWpP8ujgHRSTAVHQ78jyq1jDVqELAAPI6pPiCNRUmZMylm2i1GkGtUvL2olFDJYYqTEhDb7TN/KoJcNlo5vsuq38KvTGe8X8cYdiFvkacLbw3lKkwRsRGqSeadROoImKncHwS5tnCVJlB8QZ8+R89+s1Y/TDSmBBqseVS8uyXZDCFpZVGpJ/d7zdW1QHAJv6+pxXMEeu7h1LjinnyJjuKUNY569OZ05VI3qWWkEJCETE6gbeFS9SdEM1VpsLTSH4qSODKWln+hN/6Y0i14cxS4TmSyU/1Qn6marbuK2jRgrB8pNM1d6cMz5lrHyx+RjNRuCtTxWlSj327ASbdvvfEDjns7xa8eCXVoaQnmozqfAeHUijW/GOH2yT2aVOKPID8T+E1lovTjmTT/MkCoJXDqLTDg3ttlTbm0ixKQsAE89gb4fcGcE32B45bYo28h5DajnCSQQlQKVETIJAM7jaoriPie1xTDHrFbam1LHdJ1GYEKAMa6kRsalyj11tMdo+Mww8y0hhaJCF7FhtRKFAp5BF+Qe+PQOK4M72ixkUtClKWkoKcwK0gLSQvQpVEpUNR56VkNliKMiSFBKkgJIUDBymUmU6gjmDvQzqTmyNCpzUdLviK84QpSdpeWtW5atvcJva2J/BrJxhLlw8nKVwAkGcqUpyJE8yBJURpMAU2ccTcPNstGUoJJVESSrMTHKTAA3iTQiHvmWUiwJWBf6YkAIqdmnOHFbEZKAbLSP1wiqZmlE07Zb8jxuARhNVH86KYwC08jDdW9HBmswausEcAYJMb12tptkA71DuLYIaGvOs0YeCnyEFPp9MFJ5mjprxU9j+1rjk8/bDFxIWvKadtnKM1ZnXksMBKQCQOPbD1KeVIKVOtDs2Qp15SnFEn6Ydp0GlNlGTrWs7JIHCTxjulcg02TZbpJIsD9fTHQBQ1p50yll1qpxlqKllKXU897Hn/LFY4kQQph7kFEH/AIhH1oyB76eo+hn6VtxJSKTn5nxVbWqiyWgT/MBb/LDa8aW/hag2O8g5vgZpO3cCXRm229CIooqVJGZcsvwHTtc2FpXulQ7H8xzimM3f2HEE3aNUK1Hkd/UH6VNdmX7bsj7ydPUbfGoLrFGruSKyohuSytHlS42kqSsfljWba/ZfbzMqCkq32I9QarjzKVmHhBHoR5Gt7L+n1b1Yr8ByqF9FNhPpfcLqSkL2m4SB9/XFW4xVbLt2m3CAErC8ogZiBoIHjuTsKksE/gLcLAJUpJTmOsA76n5Ac6m6pym4xbSpQS1GT47hPZKUji/5/wCWKPZtLcSt1W7ndHmTKj5Ab1J3K0oKUDZOvw0A9TUUaGJXmF3MNesoJzDVFKY4/E0jyJP5kn9MOsAcSpFxiX3XFkp/pQMoPrBrmNoKFMWPNCQD/UrU/CRR3mKmCSfmT43hPOFN2kblDaSE8exF/wBBiy4Fflr/AGUZcyUg94wO9BVqeYMaeJ6VX8TtA5/H1yqJ2EnSQPQifhUdkWJHYjG5gg6isuII0NZYMF2py0MMJ3uuHgeg9yfYD1OG17es2jCri4MJT+oHUnYDmaWtrZx9wNNCSf1J8BzNU3+MLm1GcZuVsoQBCfjQ9y/mXlqSGZKUhLW1abltZ85vY2C0giysYZxepZbZt3tFqUtxY/lUv3UnxCRB8a27gdlKS9cp1RCW0+IRuoeBUdKhnKvS/qT026HwtTa/CpU7KVTjtR8wZecleJLMF5e1tajbYVoWtC0EKKkB0pJt2gkcOv2jBun1JyEDMnWQDsTpHnGo35EVPf4ktri6+xNA5gSAeRI3A1nynf4VKfQdrjB6bNcvENSRN0wzqyiPDrDi+KXIQrc23J9UFJKm3L9gpDlrbiDWxcbWbO4VmaWISeY8M3Ma6Sd42E0TGLXt2RcW6e+gyR16mOumvOJ3ro+iOHIy46YjNTp7qvGbaLiUuMbvNYXNlJubgg9j6jEyq4KXU3KnlW9wkBJWEkoWAIB0khUABQI3E6GqOGQUFgNB1omQmQFJJ1I10IkmCD8RWOpVRqiMCbPXDpcWnNkMtFwFLBV5d6yOL82CRySbC5OCJShaFssqU4XSC44oFOYAzlSDrBOqlHw2A1UGftErWkJyCEIGsEiJMabaAD41yd6wc3V3VLW7N2ZEuT8uNySIzMGrwDIYbYZSGmvmI/KgFpTu8Rokebsu1sEuG2cQQoMDK8idDstI1kdDuY6dauVgh3Dm0JdIU2rcj7qjyPUcp61Fdd6ZFZ409aqmXoreX8zwvDkTYiZm+I83a4lRFAKQppRtZSTxyFWIOKo5YJWjOga8xVjS7rFaFC1WzRpor5PPmVXa7RnkBiS8pra4pm4J2upuhViApNyLEAgjnEY00u2czAaHcciP1tSzqi4iFDXrRfVcx0jLT9KmJVKpcFwiZl/MLTi5tHmpN07XELJehud23EBwpBuClQIxMB0IUD12PI/keutMykrSQfUdPWmysZoptdccYzAmJPixHWwadVG971PK7FD0OoNgrSyo8JU5uSCNqvQ4K8+gDMoSBy5jyNHaSucpPr+YrNmzTSoVqO1JoVMlZwojbyQoxoHi1ajPd0lxlAUlwW53tiy03uFcjEuzfouUpReDtGzsoCVo9fvDqDNMX7RTMrt+4rmmYSr05HxFSNol0D6wZsnOzctZSzpkapA2cLiVxaNPBF/EQl1Q2BQ7oUkhJuLkWw3ewK6S6UMAiPvJ90/l5H40G8WY7MKdIPgfeH66j4VNWS/gw6j51W1Ua7VMtZGrLK9i3KRJXJamtG24rjpQG0q+iVbTyCk3vhS34Wu1HMrKhXUc/MDT9aik38et4gAqHQ/nvUm5V+AVp+3LRKzHm3NdUkhIumClmntpVe5KCEqWj7JUAPQDEk1wY1OZxZ9BFMV8RORCE/HWpyyL8LrRvJHiqOWpFZXKQlMo1eovzUSyBYLcbUrw1Lt3WU7jbk4ducGYU6sOvtZ1DmSZ+IimQx68SCltUA8gNPxqUtOunXIukcIx8r5Ry3QWCblEKnttC/5DEo1gVg2rO2ygK65RPxMn50ycxC5WMqnDHmY+FGDbQZUEjhIHYcAYkkpgxypoTO9NGd5pjUxKGhZx9fhgji3v/wAfXCN08Gmi70/Xy1PnSLylQEJ3OlMTTAjpU22rw2muFrA8yzjOXXi6Q64MylbA7Afrc89zzp+22EAtoMAbnmTX1Z/cqUlZebHDjbgvxgJErCVJyK+6U9a6rRJKTmHMGoB60lVHT2lRq9Rp0mGp91MV8IWbLCgShRB9RtUm/rYYmMNfvjdMXbDykJGZLiAe6ogd05dpB5gDQxsBRW7WzWl22uGkqJhSFEd4a6id9fHpO5NQfp5nmTX6h402Q9Jkg7VLdWVE88d8bEw92yAuari7ZLCuzQIHhUtUepB3aAexuR3wqQIrk9KIoDhW4LffDdadKUQqn6kuBi20YRiaVB1ogir8W20gEYQWI3pQGnCMfrYXtY4bmlE1vMR1OJskg37jBaNWN1CKa6BuPIuU+xxxRoBMViZHzTy1J9BYXw1Y7yyunDhhGWsMh1UYJUoHao2P+HD4Caa1pTghY3IG4/bvjve2oAU2SXVqB/ht6YAFDQmmWqzEspJUef8APCiTXCOdaeXc7DK9fYlKNmgra4PdJ74a4hZpu7dTCuY+B5UXMpJC07j9fOj3OOXW8w0lJjvBF7SIchPIQR25/ofyOK1hV6ttZQ6O8O6ofiPPceopvcNgd5Punby6emx9DSyfqEJUhMOpqFOrLA8MhzhuSB2P1+45GGmLYGACu2T2jStYHvJPMp8Oo506trsggqMEaSdiOivEdaMUzfGA8WKtX1RZxP5HFNNr2ZPZPAeBlB9R/epkP5x3258oUKxyqqY0dS9iIrSBdTr5CUpHvbCjNkhapWvOeiZPxUdAPGiOXSkiEJy+f4Aamolztnl7V2U7lnLDzi4C1Wq1XA8iU+qEH+JRHHHbCC3F4is2VidPdWtPutp5oQfvLV95XKnjbKLBIu7wa7oQfeWrkpQ5JHIUb0eFEyZQYzLCPBYYQI0RpKdyibWuAOSRz9ycW5iwDuWwtkgIQAVawEpGwJOgmBM8tedVl68KSbt8ypZMcyVHcgDePDn5VujPaIKQymMw2GxtCXZraFj7gXt+uB/g1dwS8p1SirWUtLUn0JyyPGIov+I0tQ2EAAad5xIPqNY+ND1ZehsvhD0mmVNYAG9bbiXR9FKb4V98XbCWr5xvOy07bjXQKQUHxSlzVM9BpVav3LVCsri23j1IUFeqkaH11rwXGZEFDceVBabfcDbseIhSHFixIClr8xuQB7c4WCHm7lTl0y4pSE5krdIUkGQJSlHdEAlRPvQNKSzNraCGHEBKjBSgEEiCdVK7xkgDpJquvxDdF8kz9BqlUKlGh0yQ7MZUmahCmwuQvagKcJ820cJWv+EJ3dkkYrmPstXNm488kBYI17sklREEo7pkDOPvAbyINW7ha8favG7dskoIOnegAAGRm1EHunkT0NUOzb1P50zVpOzphmOuzX6NBBbbbLKAqqMIJSltS7bhIjuhP7omylI4uSkYo9xil1c2f2NS9BHTUDkTvp08BWg2+D2TF39tQjUzrroTuQNgfHzoY06MnK2V6bJKg1TM2Rj47ak3ZfdbUUqSPZSFgqCeFJCgUGxKTXrW6dYlD6Sto6mNx4+Y5n41MPNpcAUg5V8j+Hr/AKVLWkHWJqPoymPSKVmmpNUaE5c0lxtqY2lhVwr5VTyVBFrhaUXCUrG0jYry2qxuXC1kZXnO6TvnTGoGuihuEzrqOYqu32F2zjnavIy8lRpB5ExoQdiY8eRpg6r9fM+6vsRaRXM+vz/mo5cpbakojUfMLV7hYYACW5CVCx/jbWkji2Gd225iQAZX3hByTlmNlIOmYf5Vag6U7s7e2w8z2ccs28eCt8vmNCKf+nypZ/6lqREyvXcqZszXGZSWY1bhUt5M2nEHabSLWStBtuZeKm3BylQBGE7R+6KwkoVmSdwDIPgfz9aePt24TmCwAeROhFTJpL8M/XJipMeBDoeWosV10bpkxIS6rsHksN7wAsAbk+Q82VuxMPYbdOuB1pGWdSDoAeo8DvHLUVGN4lbtIyLVMbEa6ePiNp51KWX/AIIbVTekP1rO06CmoxyH6fS1PLjwXlDzKjLWtKgjdchKwoAcdsBXDLzhBKwnyE/Dwop4hbTsgnzNH2lXwYNPdOcuTKVMzPn7MUKc+JKmJc1hltC9u1RAbaB84sFAk32pPcXxIt8NshOValEegpg5jryjmSAKlDJ3w19EsmqiKY06oEx2EhSGXaihU5SEq/EB4hKQDbta30w+YwKyb0Dfxk01dxa5Xus+mlTLl/KNMynDRGpdPhU6O2nalqJHQwhI9gEADEq1atNiG0geQimDjq1mVmacPDTe9hf3OFCgCk6RcSn1tgZgBQivCpAP/wCLBS6K7Feg5uP0xwLBrlfFujsMAq6V2DXy5UBa1yQMJih51HSn4sPK1IrEyryFzKg4hCEzpwCXXD3bbb8qN109kpvbCN+z21stv9RBH0M+lN3jkKXByNORdRde4nwZHnQ4BcDGdBDhykDvo0I/X6/GRzJ1B91WoNI7UoU20rxXHbC4HCRg8KKg68MqU6+JNDuhJQ2ZJqunxCc5RmspUqiJWFyJMpL5APIbaSpO77Fa7f8AROLFgrSkMkrEFRJ8pj8APjRGjnuCpOyRH6+fwqt2UHCwpDyT+BVlcdvb9caJgqj2GvU1H4jHa+lSzleuKWhCiqyh2OJmKjCQNKOaNXgkJLnb3HfBVQdKAUAaJqdVW5LqVtuJ3Duk9jhtEaGl0rFE1GnIeX5iB+ffDd0GNKWSROtOzL6HeErTx9cNFJPOlUkVtM1RbG61iEjv6k45FdmtGbMckv3J8xN+MIuLyjSjJTNbDLv+rFVyQRxbAZ115Uo6IEHeteZLRKbQFj94ji49cOkgg03J5VpuveADZQ24ORRc3SmOr1RtLijvt+XOOZaMDQrWqmHLkK7YMB0ru9DFQlqWo7lcYVCRRaNNLtWk5bipp9TKnqcVXQr+OOfcfT/LENi2CG4IuLc5XAN+RHQ9RSQXEpIlJ3Hj1HQ/WpHmZdpueach1v5epxiNzbjZ/eI+1uR+WKynEnbRRRcDsz4+6fI7fGD510W2bvMmfr6j/UU0HIEuAhSIVeq8RJ42KUF7f+tbEn+8WnU99tKvHf8AOkAlST+h+VN8jQxvM8tK6zV67XEDn5Zb3hsH7pR3/XFTxLCrW5c7S9WSgfdzZUeoET6mpq0xV9lOW0bSlX8wGZXxMxRrQcrRaJFbhxYzTLTIsiNHASE/7RHCfqeScKm4bZZCLcBDY2MQP+FO6j6AczNNS2466VvErWdxMn1PL69KaM7y3YMmSrf+9QpERBSLBpJRvXt9r3A+1/fF64RtmbhppOXukKcM6lRC8iM3WIKo2mOlVTiB9xlbhnvAhAjkCnMqOkyBO8T1oStYcDGmHxqk0fU+HIYQltsuQlBIV8tAjoWtsEXHiOK/iPe2MVvbq2cUXXYeEkdo8tSUqI37NtH3RtMVpVqy+hIbblswDkbSCQDtnUrmelatWprdRQEzFIdQtYZErwQy/EcP4Q6kcFJ45+uH+G4g7aqzWQKSAVdnnztuoHvFpR1Ck9PQ00vbRDwi5IIJy58uVaFHYLGxB61QD4hebJOm+qBg53TV6rl0srkwpDbhUmE0taWJDTjfCFpQooI3i5QsAKB4Nd4sU6HkOFwrYcHaN7DKFbiAADHjrBiTV+4IVbm2WkNhDyDkXuc0bGSSdeg0kTFVF1Q0bqOT6bWoqHnZrJQKnSpwJcbq8FKU3F/SQygbVA8rQlBN7bhU1NhxJKDvqD18PMVbySg5Tt9Ky6SU1WZdPqnp668uU7mCQKjlx9RsWKmoIAjlXoiQCgBXbcWybblWRQtaXAk77jz5j169YNAkZCTtz/P0+ldX+m/4SenOn2l9DZzlR/7VZrTFQqqSpEx4Ml8p86G20qA8NJJSL3Jtc98Xuz4etW0hS097QnWBm6wIE8iRvzqqv4y+VEIMJ22nTpJ5fSp4yJ0s6d6bQGI1DyRlWmtRnjIaDVMaJbdIALgUoFQUQBc3ubDEsjD7dBzJbE6nYbnU1HLu3laFZ6b0eojhKAkWCUiwT6D8sOwOVNq9JbCB2Ax3KKFfStKeLjAkUK+KdCcczChFefFKjwDb3wXMa7FfTcj1waTXK8LaKxwVDBSCRXQYrwIhSq5UbfrgoaPOlO00rKiOkc8nCnZgUmTScttsDa/tgqhyFAdawKa8PuScEyxR801kKvDFx6c4Bom9CeUaSxUsvTILrMZyRTJ81qOp5lLvy6i4tSFAKHfY4n7jBkLIM0FJBBFQ631R5WyfTkxDmhrMlRQdjjcKIslwgncVEoQ2LfS3b1OKvxSiys7JzE30mGxJy7xIGmo2nYyOkUphlo+9cJtrdQ752VtPwP63mtDMPWPFVSXFU2nSvEKT/f7Wmx9TtJUfsCMZKPaDhaoNiytxw6JzwBOw5nn4eoq3p4OviSLpxKE88upP0+tUr6htelidJzBXpK5MmQqzTabJ3/yNoHZKQPyAucbBh3admXHzKtAfPnHrP1OtN8NwZV2+mzsxA3JPIdT+vAaVi6aNTxn7JKKm98v4zkh1l9pA8jdleVPPP4Snk9++L5gzgVbJ8JqC4ywoYdiSmESUwkgnnpr85qYqfmKPHCRwkHjw7dj9DidSuBVMWSDT/RM2RpAKUvlpaewVyk/n3GCrjcURDoJg0+03N6Yrw3889xyD+mG5E0uFgGiikZ1jFaTuII9je+EFinCHAaJ6dmNmSpJQ4LHCKh1pQKmndNfbasE3X9QQBhst9I0p2htRFenqwlYB77geAcRt06iJJp6wwqdq2qTIL0EJH4b2IwXD3tINGvG+Y3rFPfDbhHIKe2JtO1RZphrE9W1SkKNh3t3GFIos0J1SuurWTuuPtgZOQo4NMkqpF5RueMGS2aGcCtOQlTiSQU4VCFCiKUCK2cnZTk5vrzUNJ2oUbrUDbj7+n+4A44t1DaFOumEpEnn6AcyToB1NNLl5TaQECVKMAHr1PgBqambLWRIFAhbYTbiUlIWXfHW0XB6LslKiAfQrNyObYrt1jDmfIUpGsZciVweaSpa05lD7wQIB0kmmKbUujtFKKuc5lJ06hKUnKk8ioyRrFP1FqT8ae3GkSpamHleGhS1grZXbcEqPZSVDlKh3tiv4tY27tuq6tmUBaRmIAISpM5SQJBSpB0WgzG4qQw+7dQ8lh5xRSowCSJSYkAnZQUNUqG+1OkpSXHUt7pTxVylAXyoe59AMV62CkpLhCERuY0B6Dck/jsDBNTDxClBEqVOwnfxPID9SKyJlLpaEhTTkdvsCbKRf62wiq3buyVIWFq9Qr0nQ/D4b0qHlsABSSkehHrH686Ys80YTkuv/AIGXtpWsDcGHUiwUbfwKSbEjtYHFv4QxU25Rb7rRmgbZ0KMlInTOhQkAnXUA7VXeIbDtgp7ZKok75VAQCY+6pJgkbaHrQj/ZmeeURXHUnstshaFfYjjGoJ4hw4CFuhJ6KlJHmCARVH/dF591sqHUQR6EGpKy3IbYD8dakpkh1TqgTYuJUbpWPcWsPpa2MAxxlxwt3LYJbypSI+6U6KSehmTrvM1rOFOoQFsrMLknzB1BHURA8IimvOEhuazUFMkOJMdMXck3DjxXdCR7lPP2vixcMMOsuWyXhBC1OQd0thEKUegUYAneJqGxx1DqXlNagpCNOayrugdSnc9JqjvxZs7MUHVrIDCBCedmPzojzcg/unkONMt+E7/+6dcSUE/wq2KHKcIY6+GcHsEq3hZjohStPSKsHCbRdxC9WnaUCf8AMAZqslIzZAf0/q1EfkrcozUlKqNJVYyaRJAWREfT/C4gocbB/Csbe4WL0stptsxB7hPwPX8DV/Cu1ASr3h86mD4MXSFMzx1Grz3OTHVlTT4OtQ2uSTUV/wB03Y90NIWtxJ9N7aT+HE9w7Yl98XC/dR/1cvSNR6CoTGrnsm+yTur6frSutg8hAAxfpqo16G8nnaB9ucdE12vV8GrlMWoepNA0ny6KvmSrQqNTTIZiCRKc2ILrrgbbRf3UpQH/AHAnB2mVOKyoEmuEgamgbWrqcg6Ua1ab5FaiCo1zUCouM+GHdnyMRppanJCrA38wSlKeL+Y38uF2LIuNrd2CfrRVLghPWpSBTtvYnj0F8MjA3o9eEy0uA+GC5b1SLjBQsH3daNkI3pszpnSnafZUqFcrs+HR6PS2VSJcyU6G2mGx3Uo+mDttuuKCUDU0CUpEk1r5l1DoWSY1Ik1arxobVemsU2nqdVYS5D/900j3Urm32OOt261ExqRqa4paab4Ot9BqWuU7T1l513MVMo7VblICR4bLDjpaQCb33ki9rdiD6jDksKDXbHYmKJmGbLVaM2fFcZ0jham5ez3QEZc1Cyap4UaAguPRswoUSIzjaiARcFC1A8FNykmxCZJGE9oULaMpVv4daRL8SFbip/6RGM2NdNeTl57lSJub5NPTKqbr4CXQ46pToQoACxQlaU29NtvTEbehrt1dkO7ypVucozb1IkhoK237YYrFKAxSUjcg/XHI0mgDBmmHLTZgZ5r0W4CJCI09HuSpCml/1ZT+uDoGlAnWoO1eerFD/b9ISjJ1ApEsutp8WZBhqcaN7WTbxLke/N8R2NWKb3DnrRWy0KT8QfxpxY3BYuW3h91QPzqtGc5qaZlp4BQSXbNBRNgAe5/S5x5R4Fw8XGLtz7rcrP8Aw7fFUVsmNvlFkqN1aD1/tVAuoPU9zUPN8l1CiKdHWqNDsqw2A2K/uq1/tbHp1kEICanuHsHTYWwB99WqvwHkPrNMuk/U4envML6JREikz9peaSfOk9gtI/mHqPUYmsNu1MK02O9QvGXDreJszOVxPunz3B8D8jVn8udREHPOXW51MlMz4T3CXWl8gjulQ7pUPUGxxa0XQUmUnSsEvMKdt3S08kpUP16iniBq4pxaCH3G7e9r4N29MjZxRJStabLAceuR6+/9Md7Wkzamiuh6zxlWUp4JHqQbH9MdLgO9F7AjajnKmsMSS62hkuyHVEAJtcqP+/DK5eQgd8xTy1tnXD3AT5VLeWJsmZFS7MaMdJ/C3xuP39sV1+7Cj3as1vYlKZWafWaila0pbSAMMHHc2lP0Mgcq9O1V6mSkuoG5o8Lb9x/24eWbwT3F7Uxu7c+8jes9QzHElsBSSTfvxyMWRGg0qvKEzQ1W6i3GSpfiJ2k8G/fC4M0iRyoJq9bUl5SkKCk+2FAaPlBpnXmBRdG4d/pfBgs10NitxE5l5o7v0Hc4VBnekVCDRbodUo7OZpMVS0NKmR1NtFR7EpUn/NQwheoP2ZSkCcpQuBuQhQUQOpgEgeFRV6SXUZjAOZM9CpJAPx09aneh1tDEd79y4Vb9ykpA3NmwBQoXG0i1rniwBvjJcZwlxxxHfERAJmCJJCkkA5gqZIHeCpBFWLDsQQlCu6d5IESDABSoToRECdCIINC+Zcx0+jIiOzZMeLGlTYsRtal2QtanzYJPqNziWwexJNuMXG0adbbdVBlCHCZ37yEoQFDkpeUrKTqBE6mq+8pLriEp+8pIEbQlSlKIP8qQcs7EzFG9GSkvS1n+9LpSr3AA4H9TjN8UJCWUD3csjznU/IVcbAAqcUd5+X6mtx9tDrKkrAKFAhV/bEW2taFhbe4OnnT9aUqSUr2O9NMGYqLTkLG1S1o2jcbAm5sT9ALk/bFjvLVLtypB0AMmN9tQPEnKB4kVC275bZCtyRGvnpPhuT4CmxOX4kpRecjxUl3m62QVK+tuw+wH5nnFgON3rQDDbizl5BZgeEnVXmTruAkRUSMMtnD2q0J16pEn02HkB6kzTUzWI7LCWDJaYQ32jVOIp0s/RKxzb74sT2F3S3FPhpSyrdy3dCM/ipB0nqRUM3fMJQGi4EgfcdQVZf6VDl51jmZiSna5HWuoSGjsYUhjwYsQn1Sn1V35OFrXAVKzNXKQw2rVYK87zgHJSuSeoG+1Jv4oBC2T2q06JITlbQTzA5q6E7VVXq76AF9TdSm1lOa301j5Ux4MSRHHybYA3JSFiywSvzlfJvyBwMNOJOFDiL5u0uFJACUpITlCR90wcyRO51gnUCprhri5OGsC1U0FJJJUoE5iTudRB8BpIGhJqjFRpCsragy012mvpg5qbVQswtso3PQKglaeTbklMhtD7R9UrdSO4GMjUlYUu0eGVYkHzB/AjX1rX0uIcQi5aMpMEeuvzFdp+ivp9/8Agy9N2WsqP/LrqseP8zVXmU7RImOeZ1X1sbIB9kDGmYRY/ZLVDB3Ak+Z3/L0qj4ld/aLhTo25eQqVG7kXItiSTrrTGvSeR3wYUKo78Tal6mdPGrtE1z06mTlwIUBFKzDDG96KG23FrbW+yDZTKg4pKlCxQoJVdN74nsLWw+2bZ3fcfrrTZ4KSc6ahLry+IVlrrM6LKTDg+JQc3wcwRpFQo7yiu6Qw+PGZcAAdaC1J9lJuLp7EvsPw5y2uSTqmND8KSdeC0ab1J3QjHzH1m9VeYdd6hEVHpWVqX+wcrszFHw1yQxsJKhfgBTilkXsqTYfhw1v8ttbi1B1Jk/r9bUo1K19pQ31Y9QNU6jerunZEqUTUujUXLVI8ZzK9BDserVesLHlaLrY2JbSVIIkKPhBtKlBXnBwpZWqWbcujKSTudgP1y3rjjhUvLrR312Iq2iGj+h9dzNXq5W86UKr0OKmDAkLK5khjc7OdSlJAfccSltoKUPTi3iKwhh+V1x1DYASQr+3lFGdlISTvTF1zdV+eupbpIztSaTojn/L+Xvk0zahW64W4SYzDDqHVFLJ8zl9gBAPAufTClhaNM3CVF0E9BrvXHVqUggJpz6y6vV9XsiZFzFlFifXaRoy5Qa/UWqe2p5yY+/4S1ISBfcpiKlKyByBKSTwDgtmEtqUhzQrzDX9cz9KDmoBHKsfTzlLVbLXUfH6gqtlSv1SnaoIqEOp0WI2j9pUGH4jf7OJacUgqSUMo3c3Te5HOO3K2FMm0SoApiDyJ50EBWbtCN6KtUOg/MPXzq5PzRqlEe0+o9Jp/7Jy/S6ZMjzKg4dxWZUh5KVI23PlaF7c8jkqQaxBFo2G2O8SZJO3kB+NGU0XDKtKn7pe0Jr/T3lF+iVfUGv5+iJKBBXV2GkvQEJBBbDibrcSePxk2txYcYjru5Q6oKSgJ6xSraCkQTNSY+sBIJBOGSiIpQCaaWs/0F7Ni6Ait0hVdbR4iqaJrZlpRa+4tbt4FvW2D9ksJzxp1osiYrWmgQtT6e5ewm019i3uptxtY/opeCgkV2oi1ZruneRtUai3UKblU12UUSXd1AkVSc6VpFlEJSEC9uPN6YMnpRSYqhXXnnA5Tyk3Soi3mpdblLbaSposupYvdaig8oO0hNj2KremPPnAOGG1xi/aUPcMT4ZzHxifSt+wu2F99nfV7qRm9YEfDeqT6guQ8u05xa2HQzt5O7xEI+ivYfXi3vjYWxmOlW19WUTVfs1SDXqx4LCnPAWvclKjuKR/Lf2xJNJ1quX9wEoJq7nwy+khzOTa8zZgkSoWV45U22yhxTRqztrFPHdCPU+psB2NmGM8RMYensgsBw6+Q8up6etZ5fsG8WRlkfrY8qL+sTSqodP8AmBFSoO2VlafbwXHFlwxl8bm1quDfuoe4+xw7wjG275krbUCobx9arVxh/YLCFgwdqDMis5gzfMtLksQGEqI2tJUXF2+pNhhzc4kpo5RvT6ywRp5suq2qYsk6cM3aUt151SuQXVk2/LtiPcxa4OgVHlUiMEs0Gck+ZmrH6Pw6TkqGhaG2lSlf3jy+6R7J9hhsHSTmUZPjRHmtMiBA6CpMg5wYnjlaEj0574OHQdKaKYUnWnKJVULG8ODjHW0gnWiukgaCvDuYUNKIWu49zh4pYApmlknWmPOFRf8AkhIgL/eN8lHo4Pb74c22JFrQ6p+lN7nCw6JTor9b0ES9RTPhlQusJ4WgfiQfUEdxixMPNupzNmRVZuWHWV5HBBoSqWo6Iski6kG9+cLzSKZmsCdTBIVfyp9ja+OinJVIrxL1SEdsjxkX9OLWw4BAporMTTLI1blQZrcqPIW2+0rc24ONp/PHQ8Unu0i5apcGVYkGiLMXxPHdL8nOTcywKI63DRYSn3Qi/sLKSo/YAn6DDFdvbAleUpnU5FqQCepCTEnmRE0RvCH3VhppWbkApCVkeROsecxXOLrx+KhnTq8zZDahz3aJlqiyUSoTEUltTshshTb6z3OwgFCew72w3U4hKAywkJQOQ69TzJPMmSavWEcNt2qi5cnM6oQSeQ6DkB5V2U6NOrs606I5Vq2bXYWXc6VGmMPVGO6rZFlLUkHxEKNgkqBCigkFJUQCRjILnF8LXcu4eVSlCiBqAR1yk6ETp101GxpK4wS9Zi5ZGh9QRyzAbGOe2u/KpuVmBurM7ROhLZXwr5VwOlf0uCQBh9Z2TaR29u2pRGxVokeI6n4+XOoe6fWT2L6gnqBufyHwrJNejmEna+1uBsoBX4UlKk+ve265/PB7Vq5D5zNqgjTTchSVcpAzZYAnTQUV9bPZCFDx8BBHrEyfWvsOUSeAhLiE7FoUbFJ/4/7cEurdP3pKSZBGs/3+mxgyKMw8eUSBBB5fr576ihpGS6zWGUuyJD6iQCkOOBJH5c2/pjQFcWYHYrLNs0kDnlST89J+dVJOAYpdJDjyz6kD5a/hTfW5FSprSIU5a3WG17hdI3pukp4t3Fifft6YmsIYwq7Wq+w9IS4oRoTlMEK2OoMgSIBgzBGtRuIO31ukWt4SUAzqBIkEeo1MakTzG1Cma9Q8u6d0CZXqzXKXBpkIBb765KdqfMAEgd9xUAkDvc2FziSvr9tu2PbEJSJ1PLQjrBOp0TJUelNrOwddfAZSVKMaDnz6aDxMADrVVuj3Sul9XnXivOtJd+YyxT5ZrtWjuJ2OMPIIMdh1F+CpwJWO6VJS4O4UDjbDaMRxhd6gdwqKoO46D136b1uJQrD8JbtVHvBIT4Hr8PyrqRYk/XF2Gpqr16V2wZQihWNkK85KrgngewwkAdSa6SKw1+oQqPQJsupOss0+Kw49Kcet4bbSUkrUq/G0JBv9MLNgkgJ3rhrh9rLlg9Q9a1Q1RyZlanZY0+y3JZPgx2/Aas86lpoJQOPGXu8VaU2SgH0uL3tlfYhthxUqP6/tUYoZpUBpViMjfDy1q0q0wypqFovnma87XaPEqsikJl/JPIW60lxSAlZMd9Fz2cCT9++I1eI2zi1M3KdiRP61FLBlYAUg0SaF0zXrV/qhVndugRcjan0OjIptbbzFSpUeiZmhb9ocStsHY+k7NyEKKVBKVIIspGErlVo2x2ROZBOkESD+VdR2hVOxq3jvSqNT3qLWtR6mK3mmkVOJVYy6UhUKFTlR1lxEdhCipfhFZCllSt7pSm5CUpQmFN52coYEJII11OtOMk6qqWHfkcxQ5cR35ScwoKjyWVbXUEKBCkLTyOQSCk+hw0GZMKpStPI2QKFpnlxmkZdo9NoVLYJU3EgRkx2Wyo3JCUgC5Pc+uDuOqWcyzJrgAAgU7KdR2PNvzwkVijQa8F8uHyoJHvgsk8qEDrXsAjuMdANcpkreeKPAzRAy4/V4cKvVph96BF8RPzLyGgPEdQg3uEbkkki1yMKBtRTnA0FcnlVOuux3JXTfC0Xo+W59MGdsu53p04JckIcrMph4rRKkPn+8X4yl+dSrBRV2tYCaw8uvl1Sx3Sk+WmwHlTd2EwBvNW9zipMetZfk2/uakYxPsl1p1H/rbMQI1mnREUH65ZordBrUP9lQacWpDG5yVOriKc0FBRG3bvClECxvtI5AwZJoprkx8SjNbj3WUIFYdgbHaWwtAhSlOxruFSiEOWBVdXBPuLc4qDOGItbm5dTu4vMf+UAD01+Nb7wK+lzCW53Eg+hqI67kSlVymLjKprTYPqwA2sfZQ5w6CiNauZQkiIoh6PfhPTdSc1rzBWhNYyHHWgtukWkVJRUbstn+UWspwD1sPN2cv37jTBWhMq+XnWbcTLSy8GG1zOpHMeddHab0+ro9MiQ6YxGgU2O0lqNFZSlKI6APKkC/A+/PvzjOLzhe6uXlPqX72uu/1qCaxVDaMkaimnO+gAzXlOs0CsNtPRavCdi+G43cBakENrHsUqIUCOQRjmF4RcYbdB8r2+fnXLq7RcN5ctUwi6fTcn5WyvVytT8evU9K1L27SxJbJbkMq+qHEK+4t9cXh5/O8rwp1hqgq3ycxTtTarVKakLaKlIT9DgZSaXUUHQ08QNfZNKKWlofc28GybkfXBAOlJlgHUUSUbqdYRsHjIClem/n+uBqN6Iq1nlRTC6lwhoKC1JBPGOpcINILswaIoGsYrUQOF5Vz2v7+1sOA9IpsbYJOlb0bVIiyVqPt2tfHO0ArnYdKYsyS49SnqktANrdHnsbEnHEvrbVnbMGuqtm3Edm8kEeNR1n9bjcpSW5CkJAHKuf+84s2H4k44kZ4qq4jg7LSv4YNA8uZOhtFwSRt5ICri49ex9MWFAkTVbdISrLTLK1Gl0uC9JkKjxG2Ub1reUQlCfcquLcXP2wFKCQSqupRmIA50CT+oSo1envSmUmLAJIjvuJKHZSfRYQrzJSfS5BIsbDEQnFFPu9haJk9eQqyfuNu2YN1frypHIbnwHnVLdbdUqzqpneW9PnSZEZt1SYzC3CW2EjgWHa5te/fnBVqUrRRmKvOG4ezbNJU2jKSNeZ113+VFXR/oQ7r/rxQ6AW1qprLgmVRwDhuK2QV3PoVGyB9V4g+JsbThWGrup70QnxUdvhv6U2Syq4uCnlz8q7xdOXTlGzBTWqzWWUJp6UhUWIoWa8McBax/LxZKfW1zxjIOG+G2ktJxHEU9opz3Edf8yhzncA6AQSCSAIjiDiJztFWNirIEe+vp4A8o2JGs6AiCancy6dl2CgoahRIiRZDkpQaQQP5UAdvyGNFFtcOT2iyCndLYEJ8FLJCQfCaoRfaSRlSDOxWTKvEJEk+cUoNfp9dSfl/wBnTk+vybvnH/RPfHRbvto7Zt1QA5qyrR6qSVZfWK4p1tSuzcbB8BKVeiVAT6TWGqU6SiM05TpDa45NgHWfECP8NrEp+w4+g9ZbDr62U6trE2iHBqcq8s+MyAoeJ73iobMLy2fDaV2SwUeKc0eEQSPIaeA5s2b83VSHX3mUSXYzbG0NoTwCLAgn3vi18L8MYS/hqHnGg4pcyTqZkyB0jw151AY5jd+1eqbQsoCYgDpA1PWafM4pNVyRFkSEhElTYJ4ta6CSP6A/lincLqFpjz1rbGWwTHooAfUp8ZqxY4DcYU2+8IWQPmmT9J9K5B9bNJq+VusnOtBp1FZlRc8xShqO+rw256HWkOLU2bhJW28lRTzcKv78yOOYTw/+8nhcPqbcWdRllMkAyDHr51OcOYljRwtksspWhIgGYMAka6+lXW+Fdk2odO/SpSqkuP4Fbz6RW5Tj6Ap0x7bIyCSO3hgrt7vHE7w3wvaIaX2DvaJMEKjcEac9h8/Cq5xNxTeB9KFN5CBqN9edXpydWl5iy7FmOIDa3k+YDtcG3GGrzXZulA5VK2VwX2EukRNb711HaPzwis8qdjxr0E2AGOcorlRP1z5GzLqh0nZ2y7k+OZWYa1BTDjM+MlnxUrebS6CpRAA8Lfcn0vh7h7rbdwlbmwojoJSQKYNLugvLOUuipzR6qFUiJWISk1mZEPhuyJjhC1yEEg2KVpTsuDZLaAR3GFncQWq5+0p3G3l0ooaGTIamXJuVYmQ8m0mh08LEGjQ2YEcLNyG2kJQm59TZIwxcWVqKjuaUAgRXjOWcaZp9lafWq1UI1LpFKYVJlypC9jUdtIupSiewGCIQtaghGpNAkASa1qnmeiPSIVJmVKMh/MrD3yTBk+E7NaS2FOlqxCvKhYJKTcXBuMBttYlcbV1ShtVF063aV6a9YmlC9GYkmlRKxV3Mp175SmvxaTmCMvyJeQ6oBEl1mRb96CVHcbkjvYjbvuWzguTMCRrqPykU0zJCxkq/kypxqUplEmQxHU+sNthxwILij2Sm55P0GK2Ek7U7JqvPWl1P5u6Ocws5vfp7Ne03m0t2nrjsNJEumVgBaozilXBUw9w2rvsKbjvYydhaNXKezBhcz5jn6ikXXCjXlUHa5as1+t5R6dcpV+pVrOzOcKY9Vau3RZqohzTUlMhUSEZLZQlDHjOK3ELFktXI8ovIsMoCnnEAJymBOsCdTHlSalGEg6zRDrxXc3UXOXTfpNl/NEOpag0CUmVV5M1196nKkMU9ZSiUpshbhILikoJCykJWq24HCVsGyl64WmEnbrBPKurJlKQda2YmRdQdJ/iAUXNOfJ1c1F8XJktinv0PLhYixZTkhCfkWkpKkt+W6/EfcHBJUoAYSU407aFpmEd4TJ1iN/8AQUdIKVyrXSgZzpS1O1E6rvk8y6fsxINY1CYzxU81Ny25LKaewwnwKahywXdCgU2AAKje20BWHSLlhDEoXsnKB4k6mkyhRVqOc1fDU1BjZNkSkIuqA8zPP0DTyHFf+iFYrsb06JoC6mDSpVOp7UmfEYkRXlKLaq7FpZDShwpS3ULXtuBYIAP3wVFA1yz+MPpjTc4S6BmfLsqmzZdNiKizxT6w/VdrSV7kLU64hFlJKlCyRtsQeOcMrhpXalXIgfH/AEq/cE4yi3UbZwwCdKrV0e1WdnPW/L2W6g4mVClSi7JEgkpcjtpU64kkEKuUIKRY382EWbUOvBPI1pWMY0qyw525R7yRp5kwK6kac6xM5kz6qDF8NmHT2lxocdvytMpQEghKRxxcc/TDO+em7U2BAToPTnWY2zSlWaX3DKl94nzJo8rGc3qdDqLDSt6mZ7SGCB2upG5P15Kv64QK4BFBDUkE9KFtR9R6rCz1MciVekwodOhMF6NPWAh5atyvL6ji1z9sRty+e0iNIqTt7dCWBmSSVE7VG2ZaflXUTRWtQ6S7HiSGHpVcRHXKbP7NkLUp1ZSTazKlFffgeIebWwWSVdoPAURE2lwAr3Tv5VTvLOvFXoOdmUtSYcinPmyFOJS7HJP4fMDxf74l7d1xsZ0akcjUle2du/8Aw3NAeYNSHmvUNDlMU/Usv02WgtlTi4r/AITqT7i4I/rhycVadGV9oeY3qIa4feaXNpcKHgoSKjdGbY9QoyKkyqVGjPFaU70peCbEggEjkX+uGCkqCstTiQCmd/Gi3TKlvagZbVKpE6BKDKyl5jaQ82R6lAV2PobWw7Rh7zqc7evhOtRF5irNs72b0iecafGiik/tXLsiwbcbKT3N7D7X7YaKZcQe8PlSouWXRKVA+tPys4yI7IW8sJsL9+ThEkmjoRO1acrU1KhbxVX9PpgoSZpQsHlTBW9Q25CvOFOm/BJ7YfW6yhYINN7m0ztlJoWz3qzBytTEvTPEkuuD/V4ccBT0gj2B9B7myR64u9ldBxMJ1NZriVgplRLndFQNqPm6t54WJdX8JuMhzdHprKiqPH5uFOHgvOcfiPlHoPXEwxZhRzPa+HL+9V66xFTaYttPHn6dKE8yZvluxVBx4uPPApb3HnnufsO+C3amLFgltIBOwGlSnDdpe47iKG31FSE6qJ1gDl5naKh+uUn5FxxVkruq4UPf2xUkGSK3q7hKDptXSL4RvTejLmm9Mq0ptKatn+W0pSv4mYYXtaR+fnWf9pPtjG+M704pj7OE/wDu0KCT4kwVH4aVBrfFtYu3iNwCR57D511omqj5dy+0nYEQokYynEDgFKQAhH27fpi82w7S4W4Dl1DaT/KkAlah5AGKx56UNJRE6ZyP5iSAkHzJFQHGpk7XytT6nVKi7EpMRxKSUo3qKlX2toT2vYXJPAGKdaYZd8YXRYaJRboMJQNgN5M6TEFayCoqIAHS5Xd/a8L2wWoZ31DvKO5P1iZCUggACSeo5qdo9V9OEt5oyjXZ8huE8hD0d1Iadi7jZKrJO1aCeD6i+I7ijgbF+EnE4nhrxEbiQQRoDOgChqApKk7GQSJhbAuLMP4jSqwvmgZ9DO4jUlJ07qkncRppNh9LtQ3q7kmBWZDSUSJjfhy20m6Q8m1yPuL/AKYv1tbIxi0aUkZJSFgb5ZlK0A9ErHd6AgVTrla8MuXG1HNBKSeuxSrzKTr4g05DPdGnMtOS4aXJDSQAdiF2+xNj+oxOf4Nxu3WtqzeKUKOuqk/ECQfQ1DjiPDHUpXctSoeAPzMH4igjW7Xql5Ty987VJLcSKtwRmEFXmfcWbBpA/jcV244Av9TiewvA7bh9k3l4rUfFSuQA5Abgbk94wABTC4vbnHHxaWad/gkcyT+hGgkma5y11MnP+tdTouaXX51HzFmtK40pTyWp2Tam66kJ8N0+UMqTZSCfIoApIB75vdPLurhbju61T5Enl4fhWwWds3aWqGmdkJA84HPxNdAfin6m1PpY6KJ2YslsUKNXKS7BpUF6egFqO0p1LZ2I4SpwIBCAQUg82NrHVcFT/FDIJCY5eH4Vm+MMtuILy0gq8a3vhedQedtf9Ao9QzpEU1PCQ628I4YQ4ytS/BIASn8bSUuWIvZQV+FxGG98gJcMCNT47GPn/blTq0P8MDy/X686swhNwSffDNIp1VedXuq/OVa19laZaR5WpGYq7Q2GpOYKvWZbjFKoYdF22leGN7jqk87Um49jZW2Sas2g129wogHYDc0kXDmypFDXVj155n6a6WzRmaHliq5zptAFerzqpj6KZFCnfAjx2Bt8Z16Q95W0G1gCSSBhWyw5t45ySEkwOvUz4AUVx0p0501a+db+oGnfUPQskUagpkZizrkyG5R6O/sDEOsvyF+I5IeNleEy0hd0i+7Z2BN8KW1g0pkuqOiVGT4eHnXFuKCso5iinUSuZvytUtH9G5edqpIzFnkzpWYczxwiPMXHitF55uLZISyXFrS2ggbkNpNvN5gigNkOXIRomIHnprRjMhE71X3UuFmTVToY1qj1nM9bzpS9OcwSsvZeU7dx6o7JbFpMlxPmkuNJdLaBbanaVEKVtKHzKkt3bWVOXMAT4aHQdKTIltUmYozzV0o1zSvqRpDlMe1Lz7PqmQKrAj1OoyjIbiz3/DYQFOnYxEaQ0VKsLE2FgtVhgjd2lbBzZUgKGg6fU10oIVpJ0pw0R0dztrF/oEoFd0+qOQ6Jodtl1WVUVMgVScwz4DLcNCFKUptSh4q3FBI5sLnkkuH2mu1WleYubeAOpn6UEpUcoIiKtBX+nbJWa9V6fniq5ehVTNNIZQzBnSyt8wQlRUlTSFEttruonelIV9eBiHTcupbLSVQk70uUJJzHehbW/phb6hdXstTc1To8/IeV2Vym8tqZKm6nUl7kB+STwptps+Ru3KlKJ44KzF52LSggd48+g8POiqbzETtWhlboL0yyrpnLyW9SJNbyk9Uv2rEpVWlLlM0l71MVRs40CSTYLPJPub8cxV0rDswqIkc/OjJtxGWNKPMn6R5O07p1MjUXLNFp7dFcdfglqKnfGddRsdcSsgq3rTwpd9yhwScM3b9aySpRM0sm3FFMaUFglXB9RfCTbmajLbI2rKhZW7uA47XwoJnSkyAKw1amit06ZCeP7mYwtlVu4CklJ/ocHBOauaRUey9O6dmGRDm1fTuJWa5GitRXpsxMbYShNjtUpRUU3KrHZ64ORFFqBfiKaWv1HK2TXkUChUiOipOQwzDUF7w61uIWA2lO390eOe5wxxC7bt2F3Dp7qRJp5ZNLcdDaNyRFVig9D+QKVnKLW6aitUOXHc8UogyEFlZKSlQCVpKkpIJ4SrGWW3H902vMUDfT9aTWjXGHKeZLLiyQRH6/Cj6ndLDFDaiTMtVup0+Svf4z0tZdUtC7dtoFjwfvfE8vFV3pF0oAFQGwj6k1HWOWybNqqVJB0k7fLasjWgdfgRkNvZyVEYD5UUoCyVDnzXKh5uSfa574QdvEtjvqAHiakRetqMpbk/r5U5y+n/L1frIkTKrPqDytoUh2Um7hAA7hN+w9MNv3gw4rKFgnzoJv7ptGUIgeVbGoOieTZmR3Y1UpFHj0ym2kJdejIcDZQoKO/cD4iVbbKQq4WDYjtiUsXnkOgM6k8uv668qr+IK7YFy4O3Pp+ulU41bpujOo9VqEqbl+sZZqL7pK5tCj+E25c/i8NtaVIHby+cD2xeLjDrhhHbBWnPnH68Kh8MxZi6cFsU68tcs+sxPn8ar3qllqrZOzLTqbkfMFUz3Tak4Wy1WIr0NdPJsEWeCQXbqIGzYVeu4erC2WjMSUpMayKst0i6SgArWkHSCZ+m9Wi1cyzmHRbppy7QKzTstTVNtojuJpS3kPtvAFSlgup2kEkg8j74jnHmnHCoyCalLFi4SkJQQQBEaj8aqTN1fpGl+cqdNVVf2Xvfsf9YEeU0QQFWTcKNri4FweO98OmM890wetC8WyU5XII5g/lViaB1mU+uQF/s3PlOqTrSdxSlqPJf5HZSUpJ/UDCir6/OkfECmCMIwcKzQPRR+k00DVt/MpU+9KecCifxNpb/oOBiJuHDmObfwqy2to2lsFtMDx3rBKzyWgoJWFWBPfsPU4SQVKOVAkmlXGUpSVrOVI5nQUD1TV+pZkhPu5daEqO0oocqHhlTAPqGv+dI9x5B7k8Ys2FYA6+rO+YTVI4g4tt7NBasxnX15D86a8mUTMeZsxpSwzPnTZ6gixaLrj30Atew9kiw9hi+M27Nu3kbECsjevbu8f7V4kk00Zyzq0qpOQKdGVJeZul15af3LZHew/iN/y++Ie8xxtqUs949eX960jAvZ1c3cO338NHT7x/BPrr4UF1eEI7DsiS4C4tNypVr/b6D6DFYdu3H15lmTWwWWEWmHW/ZWyQlP18+vnQjSKBJzrVElSVfLpWBwOZC+yUpHqe364ncOsgo9ovRA3rNOM+JRatdg0ZdVsBy5Sfw6muxfTsmPo1TMjx5qkMCjohsOJH8JSEhf5Ak48rDG2lcSDEFmEqdJ9FEgekGpx7DXP3Iq0TqoNx6gT9RV5Mx039u0JUYK4nwlwwr/GOw/O2NptghDjrb2gSsqP9DiSlR/4c01kLqlFLbje5SAP6kkKA9Yiq/aYZwj5AdqmW8wF2npVIS83ILZWlpxIKTuA52qTbkdrYqHBPEh4UxF6wxMRB35EEDUGDoYSpKvdIkGN6t3FmB/4ism73DzMjbmCJ0jqJKVDcbidqcNSNSaTIyrJo1HlGqyaoptDzzbSkNNNpUFbU7gCpSiB6WAGJj2g+0G2xm3Fhh4zTppruRzAiTsAJ3JJ2FRnBnBdxhj5vLw5Y1102n5DckxtA5mpN0wybIpeQYFOtaQvdKWD/ADYAfnziew3JhFu23cH/dpCD/WSpax/wyEnxmoXFFnErlxxnZasw/pACUn/AIoJHhFND0yO44VCKDu/x7f0A4GNratblCQkvbeGb4lRk/KsucfZUokN/OPkNB86rP1ldLrldjSM5U+s16XFhuMvVKDJkGQunNNuBXjxb8AJ5um3Y39LHOOLeHXSv7UtZVzOpIyjfID7pA1KdZGoOhFaZwdxI0lP2IISmdAQADm5BcbgnQK010I1BqMPiCVDTikw8qZvyqpqfTswzXaRmN6G6VNOxw0ChTgVwh9pexY7EBJviuY8MPIbVZQSokHLJkcp/wA0+vUVZuG3MTzupxGQAARmAEHnH+WPToaEumHqGm9fmvelenOquaIDum+QZ7suEJqVIXmyQLphtSSryklN0I3Wu2V3utxOLZYvJwa0btr1f8dwGBzCRyJ+XnpyNQ901+8rlb1qn+Cg6nqfAdPw1512VoFCgZapbMGmw4lPhxxtbjx2UstND2ShIAH5DHSrMcxoAAaCtt3htVuTbBF6CuiquaQ5Jz90v9Quq8n+wtTztl/UStivU+qUmdDQ9GUUbTHkNyHWykJ9FJJFh9eJVxbT7DYz5SkQQZ+OgNIgKSo6b0Das9Jmqudesqh6rDKeQ6uXYTTLVNqdYdEfLb7KleBIeCEj5taQtStqAAFKsPwhwuWr23RblgqI8hv4eH68qIptRXmijbUX4dDes+tVHrWb63UarHp+WnI7lZYlqh1RqrmcmQ3IjhF0soQkuBKQSEp2pso3VhBvE+zaKWxGu3KIiD1oxZkyaMc1dBtE1TYpas85tzznCfQEKRSJ7tQbpsmmbtu9aFw22ipxYSApS9xIHpzdunElInskgA785+M0YtA7mpQ0k0jy9oVkGBljK1OapVGpwUGmUKUtRUolSlrWolS1qUSSpRJJOGj9wt1ZWsyaUSkJECiQm/ucIzXa+KFr2sPsMcoV5LO71OORNdBr4qKD3v8ArjhQDXc5r58i2e4/rjnYp513tFV9EJv2GDdkmhnV1r78k0O6R+uB2aBQzq616SUNCwsAMdlI2opM70kBKF7tpJPr3x1OhmKBVyrRqudKXR0EyqhAjgd/EkITb9Ths/iVu1/vHEjzUPzpZu1eX7iSfQ1EmsmqGTdWMnqi06r02tSYEpDzaY5LqW1Dck3UBt/CVeuIXiK4aVaFomSqNOo/KpLCWXEv542qIJNGpEIeI8xHaQpQBWU3AJ+mKPZYUy+92aG0yfCrK/fONt51KNEEHLseZHSW5DiU28pCU2t+uLq1w+kp0c+X96gV4soK9z50KZ2yVKk1hXhPNuIQAiyjtt9RigY/gdwq7KUKBjTp61ZsNv2+xCiInWtCm5CcalhclxAQgghLZ5Uf92GFpw8sOBT5EDpzp09iSSmGxrUDdSWo0jNuaZNPTIUKXT3PDS0lXkcWnuoj1N/0tjb8AsEsMB0jvK19DyrMMZvVOulsHuj9TULyct0ufLUVqsf4kpULf1xZQtQFQORJp70wyvRKVqRSKhIfSzFp7njLQT5XClJ2g+xvY/liq47YtIbNygQZ1jbz8K0XhPFri4c+wuKBTBgnfTYA8/XWiTqY1HpWapbLUdS5KIrTitjaCu97f/g4qiUuvLCW0k+QrRm+xtGiu4WlPmQKrBkvWSr6V6izZ0SiGRTamhCJaWWvlaixsvtLTikFKk2PLa7AnkEHEogONo7JcpPrUc+w0+v7Q0pCxHMiijNdfybrx4b8yo5XTOZXdLOaqCabLbUPQSdljb3beIwt2d5EomPKo8XGFoXkfSArqCJ+RoczhSqRp5DiPCpxJzjkjwn6bRpTlVKGiP71JAUUWNvKVq3A8WIw5s8KD+r6SNdcoO30pnifFH2Q5bNYUI0KyN+g1B+NYGshPZ7Z3VuL8jRioFujpcClSQOypa0myvfwknYP4io9rjaYYy2mEICR05n+o8/Las5xHHrm5VmecKz15D+kbDz3qRciZdhTqs3FWltDbaPK0LpSbdkjb6Aeg9Mcxi7Xa22dvTlIAMeny8KLgVm3eXXZua84JInwn5+NWV6WF5ao2b6hSZqI0Rdepr1PaltoDRZKwQUhZ5SSkmxv3AHripYXiSnLkoeWSFCBJ5/TWrviuFhm2S7bNpBQQTA5D5kDn8aoBr3o1V9DNQ5mWAumzxCN25kOY2+y+3chK1FJJSogcoVyPbD5GCXK1kAadatr/tGwlq2DpX3j90CTP09ZoAeyYqc8Fz33ZCif7pHlR9vc4sFpgLTYzOmfkKzPGvaZe3Mos05B1Op+G31q3HR70UKo1QhZpzUw2hUba9TaaP8Ak1dw46O1xwQn35PtjGfaL7SW1NKwjCDoZC1+H8qfPmem3WpDhThBwvDE8T1XuAdTPVX4D/SrP1rKiK++hZdW0UjbwLgjHnty0DxmYrVUu5BVnenfVmPWssxsv1eQpc9htLaHFGy5ISLJWn/GAACO5sCPW+6cNYyb5lsZwLpsRr/7xI69ZG/QydjKch4gwf7G6tYTLCzOn3D+tvDTcQTPOGktKz/tcqFPRUFp4EqMsNvW/wAQ98TN4jD7psMXzaRl2S4Fd3+hxJCgnwJKegqIs3b21WXbRZ13KCNf6kKlJPjoa0sqaCUPJ0oSYlLV4yeQ/PeCgj67cEw5jCcPVnsUpSs82wtbnkFrJy+aRPjSt9d4jepy3SyUdFZUp9UpAzeRMeFFSHnWt7cAOSHSdzz1k3WfTvYAew//AB4eraZVlcxEhCYhCJOg5nugkk8zt1M6BihxxMotJUrdStNfjAA6fLTWhTKkahu0GUqorSJQJtuUQoC3G0epvjSuJX+IEYkynDEktaTABBM65idhHl4a1S8FawlVm4q9Pf156xGmXqZ/UUMvmOKVUTM2/JfIyDJ3DjwvDUVX/LFtxVCVMhJ5qSPiYPyn0qBw5Sku5k8gflqPnFcYIlYruvdReybRZbLdBqU3x2US+G5r7CXDH8RQBu8UnYEJNidu89rZhY2lhw+M1yoOXB1CB93p5H/MfQVs93c3eMnLbgoZG6jz6+Y8B61mbo7VIpWXpFNb8ObFCQsnyrkOhzxWnVX/AIljcg+ymwOABiqXy3b277d4ypYlJ5eA8OaY5GrJaNN2tuGmhAToRz8/Hr5V1F6BPiNNyn2Mn55qYXGektx6NV5CuWQ6gKZjyFH0PKEOHspOxR7HEhh+LFvKh8906Ankeh/A0yxDDAvM4yO8Nx1HUfiKvYFbh9cWwGardY3HdlyQeOwHrhuSa6BJr428SLhsgn3746FeFdI5TXveojlI/XHSTXKWBXK+FaU9yMCuwaRWB6jArkV5VISn1xwkCjZTXxMgLHlSpX2F8cCp2oFMVqVXNEChteJNmQ4aB/FIkIaH9SMNrq/trZOa4cSgf5lAfU0qzbOumG0lR8ATUc6odZ+nWklPYkVXMcd0y1LTHagMuTHHyi24JCARxuAuSBcjCWGYpaYiVfYXUuBO5SZA9dvnSl1ZPWwBuEFM7TofhvTDmDrry9THS1GpdZlOpSCpLgbYCCQDtPKjcdj9b4zHF/bFhNncLtm21uFJInQJJHTc/KrVacE3bzaXFqSkHXmT+FRzqT8QrMbGZ8r5eyzl+k/tnMilvrEtxx4QYib3eXYpAvZR59E/XFo4b4odxHDXMYuWw0ykaaySeXQfLnUZiWCotrlNm0orWd+QA501546uM6VqW83Dqwp8UKKUfLR0IWoe+4gnnGCY97UcdfcULV/s0TplSkH4kE1oNjwnhzSQXG8yuckkfCgeo6iZhzI9adXKxLB/F4kxwg/le2KRcY/il6oIuLlxU9Vq/OpxnDbRnVtpI9BThToK36M8W0gyJB8NkkXIJ4B/U3/LGocJWCVJC3B7x+XP41XsXuCCUpOwrZnQV6eR2KXSg5GjNICy4OVPr9VE+v2xbOIcUu/tEIJAjl9PIVF4XZshrvCTWpmip1GqZR+YeSot0+Qh1xwJsoosQSfte5OJng2+cXcEXHSAdpNR+PWyQ3/C84rfyxnpFK+WZ8ZTqXiPDabN1LNrjaP8/Qd+2NGWrswVrMAb1U0DOQlOporVLMlalLUC4olSub89zikvuqedU8r7xqztICEBA5VD3UPrZPylVEUmlOtNOeHukOEblgnsB7cYsuA4O2+gvPiegqCxfEnGldk0Y61WjNUiTNjOobUUrcv5zybn1++L42kCqc8SRUfU3Tyomel2RJQhKVg70qKlnn2w8U6mIimobVuaPGihpq6QSRwPc4aQTpTkQNRTDnPM8XLUdLkgKusnahoXUv3+gw7ZECE03fXrmXqaFqNntFdkFKor8dKzZKi4FAfcYcFRFIBQJiKfVufuFM2JSrhQ3XCsdOu9HKRTFMyK08QtDpQAb2I7fmMc1FILaG9MVezp/Ztz5RhJcLRspSzxfCiQTSRcjSvVA1JKpSFnc24CCFtmwSccdZS4goWJBo7F2404HEEgjYiiis5tn1iApC5S1tOJ52+UKH5YY2uEWTCs7bYB+P1qYveIcRum+zedJSeW0/CKgzOGY5blScbYR4SAopSlKRc/fEwAKrgA51KXSlpA7qTqhS1VFKURINpr6CQC5sIKU2Pe6rflfFD9oPEP7swd5TJ76u4PCdz4QJ9Yq2cJYA7e3yFuIPZp7xMGDGwnbUxV4c1VF3LlNaU0geJIJG4jyo/78eNsQcW0kK616BYAUYptyfUarVK02EOuOsBV3t9toT6/n7Ww1w9dwt0ZTI59IpS4SgJ13o1eWWzwop28gg2IOLEtZRqkwRzG48qj8oV3SJBqVdG8zZ3rbbWycX4ZO1oSGA886B/KeDYe5ONo4Es8cxG0+34i+lu0H33EypUb5dUyJ0zKmTtOtZPxhcYPZXH2SzZUu4P3UGAPPQ6+AiBvFS2mXVaO0l6qUx19lI8623LFP1IBNv1GNARa4Vef7Phl6kOnaUwCfCY+U+VUhVxf257a9tiUc4Vt9fwp7i1hWYXW2KO+xFZQyHlrU1uNySAjbcWPBJP2xVLnC0YahVxjbanFlRSAFRoACVZoMgyAkefSKnmb9V4UtYYoISE5iYnckRHLYyfKgVzKkhLhSN5t3/dKVb80gg/rjZG+I7dSQTGv+ZI+SilQ9R8azpeDPAwJ/wCVR+aQoH0NVt6nupamTapTtNabEnPs5wmijVioPNLjJYbXceAlKgFWcIKCrgWJsSbYpnEXFalrDFuYVtImEzzBIEqI0kCAJiSZq/cMcIwn7XcgFO4GhKiNpAJAA3gmSYmAIrnhmumPR2PCiK+RruXJjsZtxsbP3kQ7m1p7fiZ4Nuyo6T64yS5We1D5OpMH46H41rbaRk7MDTl+vKsNTqaNS6tUEJYVDqLXjSg0kWCHSPFeaH08RL1votNu2HanlFYE7SR4Hf8AvSSWkx+tqL6XWWS7Cqsh4KpdYjoplabHBiOLJLUm3olSub+iwffEo92LpWwv3HAD5Ej6EyKZozoCXBukwfIH/Q1cvos+KtO0YzHTsi6uzPEyzJvEpWZnLqNNebO1UeSr+JrsUuHzICgFXTZQU4exV23bTaXRJCdAo7xynr50yxfDEuKL7AgnUjl4xXSSDWItVhsyWHm3mJCEuNOtqC0OJIulSVC4IIPBHBxdgtJGaaqxQQYNZVyArhsFR9bC9sGPhRY60z5izvSsqMKcq1WplMbSCoqmS244SByT51DCK3UI99UeZApVDa1e4molzj8RvRHI3jpmal5afcjJCnW6e8qetAPYkMpULH3viLfx/D2dFuj01+lPW8Ku3NkH6UNVT4m+QG8wLptOpuaqrKT4bqVJhJYafYc4EhpS1fvWgSncUAlIUCRbFKv/AGpYOw127KVLGo2AhQ+6ZMpUdYkQYjeptjhC+WrI4QnbqdOojceRrVrnXpUJClJpeXYkcE2CpUlTpH5JCR/XGeXftxunVZbK0SnxUon5AD61YmeA2kCX3ifIAfWaH53VnnGrMqHzkWGVesVhLZT9iQo4jn/aVjryNXEoP+UAfXNTpHDOHoV7pPmSfyqO9WaxVdZ8tuUms1/NCozzqXFmJWHIy127JJAttv3FvTDbCvaHjFjcduD2ytR/EUojXw0E9KVusAsnm+zy5B/lAB+NO2SNNqTDoNLpIiPKjU9lMdnfKWtYA7kqPckkkn1Jw+xC0GPXJvMTErUeRIAnkB0Gwotu8bFoM2xhI67+tPFb6d8vZjzNR6pKTLWuiI2R4/jXY/GV3Ukjk7jfvzYe2LzglyrCcPXh1n3UK3P3tdND+oqDv7dN5cpuX9Sn4fCt57R2lElV5ZUTdSvFBJ+/GM/c4Fw3fvf839qsScbuPD4VoTtM6ZRs0VCuMNOmoVOMiEt1S7+CylNghsW8oNhfFtv711WFowpPdaTIgaHXqahWbdCbs3h1WetDdXyauMkloF1I5v6jGT3/AA2tGrXeHzq2sYklQ72hpqhw1CXtsbpP64hrGwJfjmKdu3AyT1ovYrLeW/lyWfHWhJKUlVgD2v8A542izuU4e2gBMmKqTrJuVEzGtPdCz0zVGJTkppEZERHiqWVXSB/uOJ/CcRN6spKNR6/o0wvbcW4BzaVFufOtHLmXJio7TK5yFXSSSEJWOxtf0/LF6s+ELl1Od1WU1V7niBhtWVImosl68xpLTqcsw2qWh66XHdxcftf8IJ/Cn7YtTWC7G6XnjYbDz8TUKvFAZ7AZZ+NDjup9doO9+JUp3zCgVf3x8xH3xJKsbdYyqQI8qZfa3k6pUZqI69n/ADRmutuvS5FRckrUSUoQU/7v88SLTDLaciAAKjHH3XFZlEzRNl16cmiLVUVLLqlXSFHlIt64KoCe7R0g5ZVWKtVB6FAeeYR47qEFSWwbbj7YVQmTrSKj0oQomo9fqNZbaMFCmSqy0hlSNifU7jhVTSImihaiaMK5lmNmCMES0iwFxzYpw2Ssp2pZTYUNaaqTphBjv7YYkzZF7hAUV7frtT64VDx3VoKSFuBonU1svUR2M+ptxtxtxHCkrSUqT974WDqSJBpMhQOtBGbNUTSqwIcVkKS2bLWsd/sMKpSSJpBS9YryiHS84n9+wuPIIvuQbbv1wJIpFQBrI1p5FYUCz4znN7G3P2tjubrRQgVsTcx0jLzSY8qoU+OsCwbU+kr/AEBvhBdw2n3lCpC3wu7f1ZaUoeANV26l9a5KlhrLiGYCFOeG5LDQ+YcT7pJ/Df8AW2Ia8vXFnKgwn61qHCvDNqwO1u0BbnjqE+Q2J8T6UGdL9VzMrqbyZUKbUKn4zFRS5JfMhah8ukFTu83sU7QRY+pGK5ibTS7VaHUgpIj41qGElb10llOvUeHOuvWj+rMbUCmIiTPCRUW08pI8r4HqAfX3GMHx/ABZkONiWj11ynofDofSnGL4Sq1V2jeqfpR400hlJCEpQkegFsVzKkaJEVBEk70GZ0Zqc+tqbaS/8twEeGqwPuTz3xXMSDynike7yp/b5QmedXCyrHTlLTMfIDwllxEILT+JptKBwD6X98e3UYZbqxS1wlQHYMMhSU8idEgkc4GteUl3rwsn8QB/iuuEKVzA39JrBl6tSaXV2VtOLO9wJWgkkOAmxBHr3xaMcwi1vLJbbyQIBIMQUkCQQeUVBYXfvsXKVtqOpAI6gmINO6VwsuZsqjapMyG2le1sxSN1jyUm/FhxirlN/imDWjiWkOqIlQcBjTQKEQZPzqcSq1ssRuEKWpAB0yb66keQoqjNb2LojBSUJG7c14ihwDySoc25sntfGdPuBLkOOwSTEKyg6xoAkiJ0zLPeidtauLKZRKUaADcSduckaxrCdvPSoT649EmNRtI5WYoDSW8zZQSKrCfT5lOpjlL646lHlTbjaSU35QoAj1GDwp1JYX7w1SYg7kQQNAQoZVAaGQoaiS8w+7Nu6lafcVoobjUb/AyCdRqPAc8OoLTWE7nCsViAu0dittVlJSLpdhT2k7vySvxAfaxxVsQYH8Qp8/Q6/nWh2iz3Qf1GlRllmjKy9nTI1ckpCEVBbcKoFQsPmIkj5d0n/ba2E/ZWFELBLbpoxSe8mnGvZGcyhU80NBCZcOj1D5R6Mo7QuM/ctpJ9Eqtsv/CtLasHvwpKUOp1yaEdUz9RRGR3lJPPUecVnpOXqfVESMv1CWZlDzCw1JiTl/jiPbNrL9vQ2Gxwe6D6YZJu0tPdk6dD7p8Dt+XwpYtFaMyfWphp/WTrF0p9MmVncqV4/suKlWXaxDlw25xo0xi4S6xvB2JcbAVY3SdtwAScTv7wu2G/9nXodIImCPpI+dRa7G3dXDydd5Gkj8YqMZXVjrFrKqUxmDUfNVThTgXB4VQXGjhNrqIQztSkBPmta1kr/lOGqcZUQU3ilFCtCQYUg9RsD4g6EUqcNQkg26QFDboodD+B5VGkrK1VbrslucibPejPlEoPhctxhwAjeQbqW0tFwtI81hcX2jENiJ7F3slkEkSCNlA6gg8uonyNSNooLRnSIHMdD4/Q/EVKXTxooUZnhz6I9GVtuBHkr8SPJYWP3kJ+17tqsVNOgEXBSoBSReh43iCnCLV1ObNERoQRstPQjZadNO8CQTEtb24R/ESY89RB5Hw6H8atDlfTSLlaAxEjt7YUN1T0Jl471U/eCFNoV/KLqt9DbsBjPsRsLh59S80ZgAonQmP5gNCdtee+81MMPtpQABMbeHlT8zESx+NW4fRJw1atUMe8qfIGlVuqXsIrMHm03slf5IOHBdaJ0B+B/Kkci+dZYT4cmNpCXDdQ/gNsL2jyO3SlMmSOVJuoIQTUg5UaUJjKlAhINzfGpYcklYMVXbgiKM0IRt4A++J+KjSTNeXGtyeCk44UaaUYOdaZK+AdiLj1PGIq80hNOmwDNND7I9rW9ffDPLRtjTc/T0PSUuFCUqT62tfCKLRKnQsjUUt2xCSJpxVR4ammFPsIdd2/xE9j2H6Ytv2O3yo7RMmKjw84JyGKC+pmprpmlojQUBlmQ+lL3hp2+Uc2/M4u/CzbIuAlKQIE+tV3HFudjMnWqZ5qyXUahWnHmk+OFquObW9hjU23U5aoLrKiqad8lZFdpCFSJJ2vr8oQD2GE3HQdBSjLJGppzmxErSAfxA+uCZopbJTFWs10/LTwbfWouq7JSNxGFkIUrUUi44hGh3rBHrUfMAV8u/4hT+JNrEYVjLvSClZ6H84VqTTGkhoKSF3uoC9vphdtINN1mNBWjlrN05+WhCkrdRexKu+OuITXELMxW1q1VJjFBaVEWWgtRLqgeQLcYRZSJ1pZ0mBUs9LGVzlrJTM6WrxJ9WtJdWe6GzYoR9tvJ+pxF4i4VryjYVKWDeVGY7mpW1B08g54oDgfShmSw2pTMqwBaIBNlH1RxyD2txiKtrpbS9Njy/XOn91aodRrv1/XKqoVDKlPqEr5kx0LcV/Fi4JUdjVPWOYrUrj1MydB+ZkBIPZKRypX2wdMqOlJkAUKv1gZ8gSKlJkyI9AYWptmIystLlbeFLdUObX4CAfvhulsvKOY90GIHOOtTinkYehKW0guqAUVETlB1ASDpMbk+lRznrUaK3lh2HS6VFp6n3Uso8FA3rHe3AuT2w0xZtDbaW0jc/T+9WTgxT9zcuXby1HIIEnQFWhPQQmfKaetOejqXmCQ3VM4JbbitI8ZuCF3W4q1x4hHAA9U35xElaG1Au667fmamL3HSUFrDQZOmaP+kbknqfQUfLLNAkMsRYBiNBsqbIaSylSEkA7U8EpBKebW++InifEEOpDNuQUp3I68hWh+yfhu4tFuX+KApdcEICt8u5J6E6COg8aLssZ8dgLadjPFLzCkqSpHBBHOKgtCHUFDgkHQjrWvP2gVKVjQ10P6F8iI1t08YzVXoiTHLimWG7/u5JQbKcI9twIA7XSfpiro4dtLBZeX/En3Enl1Kuvh86wHjO4VbX6sPs1wEgFR5idQkHy1J8RVkH8j5fmQPlXKVCVGWNoCoydh/O1sSC+2UClaUkc0wk6eX6IqioUkEKSpQP8ANKvrTBOoLuTpUiO3DM+kSkgqYTfc2BwCPUEe+NPw3ErXFbVlYd7C5Z7qVHY/5TOhBHI6+dUW9sn7F9xPZ9qy5qRzHj4EHp8q0oMun06T4lMplQkzUcoEjlLJ97Dv+eJq9tcTuWuyxW7abYO+TQrHSTtPOJqMtnrJlzPYMLU4Ns2yT1gfjX2sZLfXSWng4l+oPOqXIudtrjixPe1ufvgYVxZbi9WwU5LdKQEc9jrIExI28Brqa7f4A8bZLgVmdUolXLfz3jn50YQ3pKGP3Z8QOAHxEICwTYC45Fu3Y9j64yy7atFOQ53csiCcpiSYPdMgTopOpHIGryw4+EdwzPMCRMRI1EeIOx5kVFfWBqtB0j6e8xPOrDk2fDfgwYrTiS9KfWyWw22D+NSGytxVv5beuHqFlJVdL6QJEEkkqmOUqgJB1ygnz7aWxfdRbo6yecACN+cDc/zECqbaF9Ns3qEpFNrMSWxEy9IjOU+UXG1L+cSRYhlI9l3PPA3rHe4DnCOGXL9AuFqyNiRJ1mN4Gmg5kkATFTuOcVsYc52CE53DrA0idpOup5AAnnW3rN8NCuZc0hnQ6JVnMwVCHKTVYkWVG+VfWu215KFXt50+YA289+eeHD/A4NmoYc+HY2GnwBSVCegMTUZacfpFwE4gyWweckgeJBAMdSJiokdbi6gN/OuXbj16MqhVxhxJDkSQRZC1DuCHAlQv/Mv2xVGl9onvCJ0I6Eb1fVJAMgyNx4g1GWUctSqZBhQaopRQ3OfhF0gDYohKj/1XC5+v1xWbsoUELWNErKCPA6fkaeNAiQDymn+h55FSyBnbL9XcWl1xQjVJvaVLjKaBQiSn3KFpSr3La3O+H9q65bP/AGW4MhQgHrG0+I28abvJDiO0RuOX19DUe6N5kay9W4MoIW+xFINRihI2nmxU2f5XEndY/hUVDlKiMSr+DLetvtaCMswrqn/MR08Ry8qaJvwh37OR3t09Cenn+NSDkLOacz6r0dqhwqm69U2TS3m7JUqR4at0dw8+VTYB3KvwAecSdzws9bIQq4UkhIV1gCJ+fTqai04sHitLYIJIP4H4UX6h6qf6F89yIbim1VSHzJdgupUWVq5KFL4urgEjn09cLYfwYm8t0vJbSlPKRr0kaU2uMWcZcLZWSecGsFP60qrVpTUWE9Xn5MhxLTaA8hJWpRsB69ycPlcAtpBW5kAHhSQxtwmElXxok1e15zLpNWodLkVuZUKlIaDr0WNKV/qoP4QpRABvz29Bf1GGeHcKN3aC4gJCeRKd6VuMScZVlUok+dNuV+o/OdcrcWJCbrDsqYsNoSKgO59ST2A7k+gBw7d4LZZQXHFIAH+WkUYs4tQQkmT41l1W6s8zaXZvco37fqFSkRkgyUxZK9kdRF9hUoC6gDzbt/TBsO4RXctB1OVKTtI38dK6/iRbVlJJ9a0qZ8QCqtMp8V7NXiDvtlpI/QnDtXA7w2Wn4H8qSGL9ZqRE6+ah/wCidvPH7X/ZuX5AvHRPkf61I8xSkJQlKrlRB2i4uBfgc4gFYOftxw9MKWN42HPUnpzp99pX2P2gmE+NMNN+ITNQkB+tVVpz+LdCSoX/ACviTXwdebgJPqPypBOLp6mjGn9XWZ3m6e8+kOxKmyJENyXB8P5hs/xJNhcYr1zgzYWpt1IzJMHz8xT5u+cACgdDRFE6oahe8ilUx5Pr4altn/Mj+mGv7htydEx60b97Oc6L8i6uRM/vPstw34sllovbFKCkrA7gEc35HpiNxHDU2yO1RrUhZXofVkIinCJV6o/JF967m53osAPv6YrbN3eKXrr5iplxm3CaFupLNUej6fONPrSC84kpufQe315xpPBzSnboqGwFVHiBxLduAeZqsA1Rp0WYUOqWhJP4ttxjXBbqjSqD9pROtPcPM0aswvFhvJdSeCbW2n6jCaklO9KpWFaih7L+QJlV1DdluVRcwrQfk48hzYGlKNlAH8J44HrzhoGCHC6pRI+lWN7GWlYcmxYZShZPeUPvAbeMzvrHSizM/STmTMDnjroFQccWnhyPtWCPyOHLd+yBAVVcesXFakUOwdEKvp4l3xqPWWrfiW/EWAkfe1sOftCF7KHxpsLdSNwa0ZFOuklaNyfthYKpIo60OTs3QaVVlw3gW123NkDhSeL/AJ8j9cIsP9o4to7p+lKPsdm2l0bK+tbU1qFmukLYWStlwfwmxH54c6pM02BChFPlE1WmZWhNRfmYbjUZAbSVtFKtoFgLg2PGEF2yFmaXRdrQIrPmPXepZ4iLhrntsxFgpWyx5EuA+ijckj8/XBGbBpo5gJPjQevnXBlJgUOS30Qm7lQJP9MPkiaj1mKEc2PQattEhBcUi4BCrcexwukEUgTQlLy/GgRHkU2bJiNv8ux0bXmVn32q7H6gjCRYglTaon1HwqUGKpWhLd22HAkQDqCB0kfjQlAyy4xmaNOEthqTCcLrKflAtKF/zbVGxUPS97Yi7u3fU4FrUNBFWbDMcw9q0VaMsqAWZMq38JiY8Kw6tdUH9jKRMhIrtSrdfloLKUofSG4RP8ZCAAD9Bc+9hivXTCAQJzR8KvfDrd0pYdZaDKOsd4+AJ1APMiKjLImp09Mgql1Cc8p5QJDj61J7+tza+Ii4ZkQBWqYZdFsys/Opx0/1IRJcaQFpUoHj3ViEdZKTNXa2uUvDKTXZD4XWoULUHo5okaKppMujKfp0tpJ5bcDilAkf4kLSr63OI+/lKmXzqBofMGfpXnHjywcYx26bX/7yFpPUFIHyIINWIeeL7Cmw2sLUnbYpIAv9e1sRzTYQ4HCoQDO+p9N5PjVSWsrQUBJk/Aeu1aGYKl8lIbKD520HcR3F+Bb6nExg2H9u0oLGiiIHIxqfQfPbnNR2JXXZLGXcAz6/if71osU5yeo+LvWfxKQFEIT9zfk/Un374mHr5q3A7GANgYknyEGB0AG0ExImObtlun+Jr4ToPPqfEn417co3h+ZCFgHi7LhI/pf/ACwijF8xyuKBP+dIH1y/U+VKKw8bpBH9JP8Af6VlFHFQT/qxKEFIBcVZdzb0BBJ/M4bKxRVtpc6q10EiPOCAPIClk2Ie1Z0HU6z5SCT8arl1QfDrlaysTqs3nXMNSrKGF/JNVJ1tTERY8zfgeGhHg2UBYgHjvcYj13TV2vvEpVyBgpn8Cep35mrDY3KrJOXICnmRIV85mOnwqQ+n3LSsjaTUqA40YU6mwIrEoIQkORyeJCwE8bt97ke98aRiLUNWlrlBQUGEnRKnAgFCVbaFRUY5ms7bfz3F1c5u9n1UNwgrIUoeQAHgKMKupmTTpiEPqkxmmQ4lReLyWnt9khKzz5k9x6YZYcl9q5YW432bilEEBIbKmwiVFSBoMivdVuaPeFpbTqUqzoABHeKwF5oACj/MPeHKuYHVU6jTzrBzE9TmQ9QaspSqzEbN12CUKceaA7rbUoube5AcxWeI0IRjT6Ufegn+qBPzmtM4VcWrBbdS+QI/4ZMfKKZc55eCY9SU2pD6X1oq8d1B3IeUPK6Un2UFpX+eKVi9ooIfAG8LHmnf5CatVu4CU6+HxofzzTm/9K79UiNARa6wlmWB2WpTaVtufn+E/b64tjWEovWmnD7joIn+VUSCOh2I+FQFxfqYWtI95EHzHOg2oaffsNxhcZASlALbar/3rXfw1/4kn8J9gPc4t2D2K2WglwDOAAeiwd5HgZ/RqCvbxLqyUHuzI/ykdPOj/TXPNH0FyJLnU11s54q7im0vvoFqXHta7d+CtXPPv34HL1eFru1oZe/3CBoJ1UeU+AGn+tIC9DaVON/7xXht/rUd1ClKzGXHVLLjjxKlLKtylkm5JPqSTe+LQgBIyjaofMZk0V6DSqPpVm16qVOnmpTozN6ayXkJQl8n8a7m/A7WB7+9sQ+MsO3LQZbWEgnvdY6Cn9k+ltRcWmennWjVqi/Vc2S6lWpUc1GpPKedU46lB57JSD2SBYAewGHDSGWG0so0AGlJLWt1RcOs0/afau07TquSZLSoT04sLZbJWVJYWbeYkXB4Ha+GeIWyblsNlUJmTHOOVL2yltqKwmTFCEukOVGQuUViYuWtTqnird4hJuST73xJoUkJCU6AU0OYkk70yvNQhIUlbg3Juk7UkpBwsHDGlApVtUw6j6pSdVcn5Zo0KGIFGoMRCEoS5v8AmHQkILnYWFhYD0uffFfw/C0WjztwtWZaz8B0/Ont1eKeQhoCAkfOg2nZMgt1FhVRbcXEbdSZDTZCVraCgVpBPAJFx+eJZxayg9ke9Bidp5U0RlChn2ok1e1nkZ11Qp9dhRkRqPSoyadGpTDiVFiMCL2PCd97H24A+uIS1wBLdkq3WqVqOYqP835f61IPYgXHs4EJAgDwr27r3SoLfmg1gqJ/CG0Ej/08Mxw9ck7p+J/Ki/aUVN/SsxmTM9Wi5gVQnaRQXG3Eh6e+kPyUFPBbaTc2Jt5lEDva+KnxEzbMJVbqcCnByAMA+J/CpzCm3SoPAQn6+VThNrLMd9SXHUJI7AntjPH7pCVEExVpQyop0qFOrigO5qgQH2HUllpKkmx7KJ/4/XGkez28bOdA3Jqm8V2y+6o7Cq7OaQPSngXHm0pvzzzjVvtAAiqN9lJNb7shrT6KGG2lvKV3N7XwWC5rSgIaECt7Kec2qrNQ78uhwJFnI7oulxB4Uk/ceo5HcWIwVbMCJoyHsypirLae6ry9HxCi1p96p5RnFAp9VcO52Fu/Cw+f6JX2V2Nj3gnGQ9OTRY3HXxH5VNIdLcZtUnY9PA/nQNqfBzjpZq4zmmmPRpX9oq8UwKsuoqVGeaeSUphyGCQEpSOb2/h4Pa0lbKYeZLSvujURrpzBpo8lxtzOOZ3/AAisuZaXm7PGqciCaDluHnFmB8lVSUIdpy4ThuzUEBR8rjZBSR3O5PHcYKhbDbIXmJRMjrI3T5GurQ4tzLlGbY9I6+lVq6qcqwaTmt4Zaku1KFRy00mWTcyWkNstyF2/xOLKhb0Rfthgl59q7FysQFbjw0H+nlS6mWnrRVugyRsfHU/rzrTydl6fR2HA+4NxG3aDcDFsdUkiqyhCkiTSqOWpcmQFlsuJPax7YIFpoqkma8N5VeSCpaSi3p74OCDtRSmNTXyQl1pgIW6L9kgnn7YVFIKM60JZpiSQ7fYotn25woaT5603Q4LiD4h3It2474FcJmvma9P5Oc8qy0MwJ8lK2ilxcVpaltA9jdAuPz74bXLlsE5LhYAV1IE+U08w9y5YeFxapJUjXbN8RVWsxaQTMvynlQlBSmjZTD/7p1P0F/X72xFXOArjPbnMP1z2NahhHtIYVDWJJyK/mGo9RuPnTMquvUxkR32nI7u7aAoWJV6C/riAfsnWzDiSPMVpFji9tcoCrVxKx4GatT0/9B2sGolBj1I0VqgwX0hbSqvI+WccTa4UGwCsA/4gMUXEuJMMYWUFeYj+UT89qmGMa7IdavV8PHTLUzpoz3KelTGEoltoifKR3/Fj1Je7yqULAgoF7K4PmtyLjFcuOIi+63bYYjOXFAFKhp9dPPkBNR/Gl/h2I4aldzIU3Ks/NIjYdc3TY+ddBv8ASdMbSht9UZDwFnA02XEpV6gKuL/kP1xrdp7PmnGQ6pJJOvvQD5ApmOmYgkakCvMNzxcpDpbSdB/lk+pBiesAx1NOLc9mqLZcaB/GnddW4lW0kG/qDfjEWuyftEuNu9DECNJAIjkREH6kQafIuWrgpWjqJ1nWCRrzB5fSZp6p7bbjbCFWKFlZIPZShYAH38vP5Yql644lTi07jKJ6JMyR0lWhPjFTtshBCEnYz6kbfL869VvdCShcYFD6jYhCeVJ+o+htz9cEwkJfJbue8ga6nY+B8ROnOJ5Ue/lsBTOij05jy+FZWEN/KRGx/clHvYKNhYH+pw2eW52rzh98H4amSPLQTyFKtpR2baB7sfHTSsiG0sS0pQAncklSR2Hax/474brWpxkqc1giDz5yJ59fD1pYJSh0JRzGo/X6NDFWoKUzHJUCQY8xK1GyT5VJ7bieyR6XPBt2xoWHYySwmzxBvOyUp1O4O8AbqPMAQpM7gGqhe4cA4bi0XlcBPkR1J+7010PQkUw58y9mfMGWJCKZVqTHqWy0ZyW065GaUe6iG0gE2vY+/wBLjEg1itjZhQw9gpWeaspPqC4VnwToJ3Bpv9hfuFJN85mQNwmR8CEBI8TqY2IqgXWj07Zo0tYo9dq6S5N3lJrUNXisrfSrch0m34iSbpUBcXTiqOYau6czlUqnU6ghR1GYGCJPUQZ0JrTLTGbcNBtoRA0TpsP5SNDA6eoqH6fncVGjrbjtJZNOUJHyl/KwFgpeYHu35iU/4VJ9uJC2tUvKCLhOpGRXgqO6r1HPnRX7koQVsnQd4eIPvD0Pwr1Dnx6hHYbSoq8FPgHd+Lak3bP3ANj/ALOJTAcLcsGDZLOZKTKT4Hl5g/KKi8VvEXLguE6EiCP11remxt1PCXUhKlcJ4vz74sDTZUdahSqDpUJVfTasSam4p5bL6nVk+MXDdQv7WuPtiSGggClM6YkmidigSqZQ2okV1phSvIqQ4qwbHqE+pUfp2+mKvxBxTa4aOyWSpe8D8Ty+tWbh/hi5xNRejKjqefl1j4UZZL6WX5tOTMckUupLSQoxistqcT7XV6/W/wCeM2e4/wASfJ7GEJ5CAa0BPB+FsgJcClK6zUiU7owo2d2UrgPzaJLZaLbsOQnxG1qIO1QX3uLng347Hi2O2HFL65F0JVO46eHSmN5gLTf/AHc92P1NFOaeiPIWWcsMwky1x5zbSHH5jm4tpv3JFxe/oLjtz9ZM8TvpezqUYHIfKmKMEQWsiUifHWolq/T87kirPyMuVKoZpo3JkoYgL2McfiuOLj6enfFpwniVm7AS4oJPidTVexXh51gFSAT6bUNM6PQpDy1+JII3X8NK+Pt2uPti1tvaVVlrUDqKIY1Li5ejth55iGwgbUhawkAfngKGY7UgFKrJXMnMZnpChHkJCZABS62QsG3+YwEqKTRgs7GmXLOiTzFXaBfMp51QbabaRt3qVwAb/fB3rsJQVq0A1J8BR0kqUEpGpqfMjdHFHpEqPLrj5nvt2UqK3ZLAPsVd1f0xk2M+0haszOHpgfzHf06VdLDhdIhd0Z8OVTlFmJixkNthKUIASlCRYJA4AA9ABjPRfqIJWZJqyfZwNANKan6E4/IUtDiCFqJJVe+IlduVGQd6dJcAEEVo5q09TmLKsiM45/rBuptQ7AgcDFo4WvTh1wHCZBOtRGMW32popG42qumaX2cpurE9xMbwlbCVY9AWzgfQFo1BrLXh2RKV6RQ87V6JmlQT80hSgfKe1/1w6CVpFIZ2186yUzL8alvqWyk3UPxfTAKydDQQgDWrH6NwmMyaTsw6gy1MiuB2M626nclad34T9LHFevVFD5UjQ1OWgzM5VbUPV/KB0vo0mj1mO9X9N5igSp4lb1GUD5QpQ820H8Lg5T2PGHbFx25C0HK6Pgr9dKScZ7MZVCUfT9dairXbWKg6RxKhRMtibEiymW11SqS5Cn5VRQRdtlDhNy1btt/F29DhYvZUh653HupHXy6/Sn2F4Q5fv/ZrPQbqUdYH62HM1VWVqlNzfneKt4vR6YHCz8slXCkLBSoK9Cog/YWxFKWu6dSlw7mK0q5wWyw3CXwwnVKCSo7kjWZ8+QqR29VVS5ASzBbKPcum5/pi5BmBqa8/G4zHajKO6qTDaWlKkF5AVY903wkInWlyTyppzk1OZp3+qtqXbvbvhZsidaRdSqNKjiqNzYz26SXAoi5KjYJGHEjemRSqYrapWZaVSqe9Nm1mG41GQVKbS4FrP0A9TfjCJuW0jenaLF8x3ai/PXUzImzUx6fBjRkLXtZQR4jy79r/AMI/TEfcYkpGv+tTlpgqXYG/jyqfOnrqhzhpJR2YoepsyM4rxn4wgBO4nv8AvUkK+l7fligcQ4VbYurtLiQoCAQdvTarthLSrBGRrY6kRVrdP67kTqSpTsh6g0KZObSDNjTILTzrd+AdxTdSb9jjLsSt8VwZQDbygj7pSogfCdD4VY0N2d3q42knnIB+cVqZ1y3Ay/U2YdOyxRIkOGtL0ZTdJZVZY5C0nYdpB7W5GKBi/EWKqeUntVwecqM+evyqas8NtEJBQhI8gBFEmRatXKjMK6ghaou0ne62EKUfS3YnDOwfulK/i+74il30NgdzejrI+ZW8u50ps6QP3EZ4KWB6J7E/le+LZw5irVnijNxcaIBIJ6BQKZ9Jnyqv49YOXeHusM+8QCPEggx6xFTUmnuSQlyNaSw75m3m1AoWk9jf0/PHtC2xm0dZS5nAkDx+ETmHQpmRXlh/DLht0oynQ+XxnY9QYijLLtCWzQwouJS5ZISL8m1zuA72uojt259sZnjmMpXiGUJJTrOmmsDKTtMJBOuitDzq64Xh6kWklUHSPSTIG8SSPEa9KcYlTDYLToQgqIKm1/hJ9Ck/9/62viCusOKv4rRJjZQ38QR9QRE66SRUqzdgdxYA6g7eYP018NYBrM5WURTdKmWVK7nduUfzNzb8sNEYUt0d8KWB4QB6DKJ9fSnCr5LZ7pCSfU/j9K22Hfko6WrIkxyBYbhvR9Oe4xHut9u4XdW3J1MGD46ag9eRp02vskBGi0eeo8Nd6+ypTrEFxUeMWABcrXYX9rAdzglvbtLfQm4dzmdhPrJOgA3NGeeWhpRZRl8TWpBgpiMA7UvuKdKW0q/CtYvucV9BY29gBbk4kLy7U84QDkSEgqI3CT7rafEyJ/mUSToKZ29uG0gkZjMCdiobqPlBjoAI1NbHzj6mS940ot9/ESyjw7e4T+Ip+uGRtWAvsShAV/KVKzeRV7gV4Rvp4U57d3L2uZUdQkZfOPejxppztk6mahZUqVKrENiVT57XgT2LXbebWOHE+yh3B7ix9gcPLO4cYdQEEkGcmbcEbtq8DtGwJSoRrSLqQtJX7pEZo212WPLfxEpM1yC1q00l6D6x5hoTjlzQ5TsQur/DIZt5FK+6FA/cnF/Qw2/D6dlAEdYMEfD86M1dLCAnnsfPY0JZazPElVQBh4LctykJPmt7YkFbUlHWrL6W6ENZyRCcqbb0qm1Jneh2O5sU2hQuh5B7EXBQtJF0m3FucVPEeITbpPYkBQOx6jdJ6GNQdjUvZ4V2ih2gkHmOnIj6EcqirqxyVTdAqq9Hg1NyoLbaQpXjtpQY7jl9iCQbKIT5jwLce+JbDccU/Z/an0hEmBrv4+VEXhH+1/Z2jm5nwFVoqNfr9emIRSH5aze5cbSNzh7kgnkJ+1r9/XGVYtcIuLpbqhpyn6+tbfg1oLe1Q0d+g/XKrN9KLFczVVokDNFSMhkJCfCWvxHUexSsfhP05xT7h5sOBDXWp56xWlkvERV3Mt0aDRoaI8Zq6UgHc4Ss/e59cTHaiMqdqp3ZkqzKrzXKNTq+w5HmRGJDB/EhxFwcNkud7WnXZbKGlBVfpD+SVIXQpSqbAbJK48ZpASfoARb87HC6XFJVmQYFF7IOJIWJNQ/maJT9Sq3MlwWf2XXYRUqXHDQSiakDlQAtZz8hfF14f4tKVptXtRIAPMfmKqHEPC47M3TOmkkdf71FOoGh1bztmhl5g+GypsISh1hZKPsAOb40VGM2aG1LU4mBucw089az9No6CE5DJ8DUqaQ9OKcsUARJ78kICiuybBa1HuT3CR9MZ7jftKYaUE2Kc55kzA8tpqxWXCrrsrujlHIDf+1STlHTekZQqC5sYPyHkp2pU+QfC9ymwHP1xS8Y40vMSY+zqhKZ1idfPXarBh/D9vaOdqmSeU8q3M3ZuOXorbiW/FW6qyUk2A++M/xLEfs6AoCSasbDOcxQ+xq7LRIb8SMwpsHzJTcEj6H3xDJ4hezDMkRTo2KY3qRIdR3xmztUkrAVZQsQCPXFvaezJBHOoxbete01Rpl0JcdbSTyAVC5w4buUoVCjSampEiqv9TFA/t/mKR8iU7mnlFIBsF8WP549F8MKLFigOdBWRY6jtblRR1qIafpnWo0q3hLQE+qleXFo7dBFQQYXO1SHSozkCmtNPK3uoFlHDZWpkU6ToIqxPT7WYdQ06jxmFWfgLU1JSe6VqJUD9iDwfofbFdv0qDxUee1TtktJaCRy3qG+vLqbZpMdzIlLlDxdoXWXkK/uW+FBi/uRZSvYWHc4f4XaBCTePbDb8/yptdOO3LycPthKlGD+X4mqUZ2z5JzU+0p555MCnp8KG0pV/ASebJB/iPJ9hfEbcvm4dKz6VtmDYS1hVmm2Rvuo9T+tulOuhmnErUSpyJ6rMwIHkauDtW4fT62HJPuRiSw21hYdWNvrVM414h/2dWH259/Q+Cf7/Spoo+mUSjnxClb6089rJ/TE6p0msmSyBTPUM+z5M5SIwLIBKUoCNyz98KJbEa0mXVTpRDArEiLQTJqRSwpCVLcKjYJSPU+3GDhIFHBUYHOqx6u6uy9RqpJcjrW1SWfJFbPlDgHdxQ9Se4v2FvXEVcPqUfDkPx/W1WCztUISeahufwHgPmaBJuY3GpkGnxvnJEycvYhthW1Sr8Wt2tf/ACOIa5uD7iTtVhsrMf7xY1NSVX/hw6iVGnIzG1DV+zWkh+RzdYJAISkA3Kv0/wB2IB3HrftQwVSo8vzqwMYM6lsuJEJ/W1FGn8CkJoT0M1OVT6myjYlYZ2lB7JvcEnzcG5w+maaxBg03ZM1mzPp9mov0+qP0urspMdUiOeZKDa4IP4gRyCeQRb2shc2jNwjs30hQ6GlkKKTmTpV4OivX6fq7l+r02s1BupVWhLbWiWkBKpUdzcApQH8SVJKSfqMZTxrgjFmpFxbJyhUyOUipnDrhTkoWZqaJCiCCTcWxQHDAmpMa0V5V0mRmGgsznpa23JNlobSkFATfsr1N7emNf4U9kScXwhvFHbjKtzVKQAUwDoFHfvRrERPOsv4i9pKsNxJeHtsylGilSZmN0jbSdJ38KlPKFUan0eHJgREsNSGlNpSoHzbVW3FPoAfKAnvjZ8MvbTEcPTcNFSWpBSnKE5BBGQRoRoVZjICdehrLL+0ubK8Uw7CnNQpUlWYyDmM6zqBAgzp1okFBlF0NqnsIlE8Ry6gLv7bdu0H6XxH/AL6tMvaot1FoffCVkR1zZgoj/MEx4U5/dr85FPAL/llIPlGWJ8J9a2cszv8A4wMGagpJVb2CTe17G9ueCPqCOMMMfs/9m/eFgZ0nzETEiJkapPOClQmneFXP8b7JdD9TGxmNdCPEEaV5kzX5dRfRAUyywydpW6Up3H78f8D6YOxasM2za8QClrWJypzGB5a6DaY5+IFFduHXX1ptCEpTpJgfPT9eVFbSFfLpvBQRYEhLgK7YzlxaO0IFwZk7pOX9elXFCVBAJaER11/XrWCYvwaeXWCpxgkEoPdJCgSPvwcO7ZHaXIZuBlcggHkZBA9NfxEQRSL6srJca1Tpp0gz+H63r4QkQm7qshousOL9Ebuyvt2/JWOSrt1QNVZFpHXLunz3EdUxRTHZCToMySembY+W3oZrcaqK2oqUGM8X0pCdiUHaSB6K7W+uI1yyQtwrDqchMyTqB4p97N4Rqeca08RcqS2ElBzDSI0+O0VpJbtTnkpIWCymIgjs4u5Bt9ATb8j7YlVLm4QpQjvKdI5hOkT4kCfUdaYpT/BUAZ7oQOhOsx4Cfka50fENyFRdWc7ZvrtEnvLlw6imFU0A7m/IlKApPAtYgAi5Bvf0xL4Hjr7WJDBbtGUZAUE84He89cw6jL41JLsGzYDEGTJzHMOknT5QfWq1UDTlrLykPvOuzFgBF7BGxF+Qm3Yn3xfVgxAqH7aTqKszL6iKfpRk+FTqKpipyZDAlNurIDUfdwSUjneojcpHFlbvQjFFY4YXiNyp25JQkGCOao8eg5HpFWJ7GU2rIQyMxIny/v4VSTrA1RlZuzukOumVNmq8VxA4Lq1Wuf8ACANo/QDHeK3U2wRZMd1CU/Xl+JqycE2pdSu8eEqUrT05/OmPTmU9TnW3FPpQ+63uUhIACE37C3+ZJxll86SCBtW3YVYz31VN+gWelUHMyFKIFlg39Se+IIIheap3EGgpopq9OXK4ir01EplV230BSSOe+H61qkqFZ12QQooXvTooLdhKWeVKHcdxhUJWtGc0kpaUryihnNjyWoK0OAG6FXHvxhy0khEGuI7y5FQXlXqMRGzxNpdRhRn/AJBQDTykhL6Gzx5V2v8ArcehHrhK2XlV3tenX40vf4eUjumJ+HwqVqfWf2tGZfTvCFj8BPKbG2K7dsBl4pPnUCpJScvStsvJQj1BPoe+G+blRZoP1V1Yb0zqmW4y9n/x3LUh3cbeEyhIur/rKR+V8TeF4V29q9cqOjeX4qMfQGmrz5DyGk7nMfgJopUiLXLsSW0L2WWQo33A9lJI9DiLvcPBSO1Eppdp/vEJMGtuLSKTDU2pmNBS6jhJ2pKgcIt2Ns3CsgHpSpdUdM3zpxUsuNqSlQDigbE+/ph1qRCd6TiorrOUKvEqwcebfcXckqbO8OH3uMUe5srpvMlxEqP3t/hUq262qCkwByqKqXlbMWUM0VBisBfyTqlORVOKupQKrgj6W4N/XHsbhzFrbEsKYeZ94JSFDoQIIP1HUVhOKWT9peuNu+6SSk9RO4rRzpqC1ltQQlkvLPrfaMWRpkq51EvXAQdq16DnSPmVHlHhOn+Am98LFJTvREuBdb9L1YqukrFSm0osmTIiqZCHgSgq/hXYeqTyP07HBHbRD8JXyP6+NGRcrYko5iqkZ8zdIerMluQ65JmSVmRJfdVdby1Hdyfcnk+/GG+MqUoBpvQDcfrpV89nrTDBVe3A769Ek8hz+J5+FaGSclz9Rq4xGZQstBViQO3uf+0/TDOxsc/ePujf8qnuKOJvsoyN6rVsOnifAfOrU5coUPIGVmIbKUtx4qLDaLFZ9T9ycTAE6AVkrrqlErcMk7mtB/Oshx0+Ew2hocXVcnDhLI500U8eQpxp88zoheWxsXe1wPxfXBwmDAoBQI1qHOqDVqPEprmXojyUuPp3TVJVy23/AM391evsn74RuFg9yfP8qdsJI74Hl+dVczHqWpiO+qOynwmf3QWeQVH1t7Af7sQt3cRtVmw6zJEE+dTn8LPp+l629TVOrb8CXLytl1lcqXMfbUllTpuUMhRFlKUv0B4Te+KLxJiwtrVSUKhxWg6jxq84TY9q8CR3B8PKuuram0siOtppTC0+EUFI2qTb8Nva2MnbWsLmdetXg5SI5Vzg+IHkJnJPUeqnUNoqeq8Bt35eOLrWtaztuPeyQSfZIJxr2BXZubUOK8vzqi4kwGnygVBk2osZVVOdlOpkSN/gMPptZvw1pUop9+QUg97EYmBJpltpUodIeeJGneudFadly2PmJKafMaQ/scLLqkgLB5BsooVyCDyDY2OIrHbZD9i4FJBgEiddQKUYUUrBSavbnGu1xuvPxIzclLLR2NlDW4rHve3rjy9iF3cLfUECByAFXVhtsJBJ1oryXnTMVJyv8lImLa3lXlsnchJ9j6E/TFnwrjLHsPw84axcKQ2qdNJE7wYlM84IqBv+F8IvLwXz7IUsRrrrG0iYMeIqxmkNRYaoOXH1W8FuI2lR/lKFKC/0JB/LHo/A0G74SbatdygCPEoSI9SlSfM+NYbjR+z8ROLuNs5PpmJn0Ckq8qPmf3WW3KauG+7KcCk3DZLbyiTZ3f2tyDcm4xDPHPiicTQ+lLQIOqgFISAJbye9OhTAEGnjfdsVWSmiVmRtIUTsvNtHOSZFMlQUKhm5AaV4yrBKlp/jO1KCr81D/wBHFtsUm2wVRfGUakA/dEqWB6JOvTNFQNwQ9iQDZzcp66JTPqfpNfKvThSZkmNNjPSIzzvjNqbVtNxcd7H0JwbDL83rDV1YOpQ4lOVQUJ00O0jWQOf105e2ot3XGLpsqQo5hGmuvgeppyaVCbo0V+M+tVVUUdnCXFrJG5Kk37d/TEC4L5V87b3TYFqAr7oCQkA5SlUb7c5JqVQbUWrbrCyXzHM5ieYI6UQpSky5iQLpJQSPTcf+BilpJLduTv3gP6f1NWRQGZ4DbT4/qKrDo38Q3K6831TLOaqlHo86BUZcKJUHk2hTmG31obS4R/drCQACeCP0xcb3B1XQKkp10MAwQSASpJOmp95JgE94EGo5M24SpBkEeeg5EbwOShqBoQQKn1rP2W3aYJKKlRFRFJ3b01hr5e3e/wCO1vyxDmwxEL1UqepaOb4wfjm9a6Li1y5co8s/d+E//wAPpVe+qX4htCyfRpNHyVUI1czG62plEqIN8GkgixWFdnHLdgOB9PWcwjAQhWd8c5MmVKI1GaJAAOuUEkmCo6RSb7i3I5DbaABzgbkkaZiBA90azVbdNawxm2jOwZSkNorSVtynLcqeVwXFH1N7H8sZnxExcYbjCMQKiotKESSe5MwPDUnzJrQsNW1dWRt0gALB267fryqKc0uHL7siPLsw5DWpt4K42FJIP9RjfGHEPNpcbMpUAR5HWs7LakrKFbjSo5qGpkJ+aUtpecTf8YFgfqMOW4SYFHU0Yqu+ZM1uVbPVXqbirveE2w0T/AXF7R+gUf0xjONvqubpS3OZPwGw+QrdsCtkW1qhpH3QPiYk/E0R5EKpLrrjarhptCrXv5Tew/QDEJ9gL4q8W+J/Z0knnWx/8KmDkjMy6bEiLqFUZIS4CCUNH2AHKiPpwMNv8OrPfdOVP6+FK3HEjav4TAzKO/h+dW76HurqfUaqIFdfWmnS0eEww42AGHL8fUXwZWEustF1AzIqt3qw67C+6vptpU1dTnU45oPl+muRYfzbtQcJKkjxChKbeXb9b9/S31xFJUoDKIFGt7BT6iRyps0r11d1wdbMiiSYTbw8z7Kt6Un/ABoJKkj6/wCeHbKSo6/Ki3DKrYa8utRHrZlY0bX5aGEgAwHHXx6AX2gfmb4QcRlWQOtPFPBy3So1Kmidfk5p04nyoO9TjEpcZoq7uFCUBRH9fzxX+IVLmGR3oqAuEJS8M21ZG8sVadIv8vIClHlbitvPve+KALK6WqcpnqaX7ZoDegXqhyNOzbmzKyWJLK1QIrzUlS122FRTtNu91H/LGx8L4ixb4Rc2dzKlOFGWBuRv8PxqtXLS/t7VyiAEZp9afso56lMZOgQno7FbrUNDjLao6wvxEJNt3JsTx2N+QbDESnEnmkGElU7hMctJJ3Gm8a08uLNl16R3U8s06TrHj4eFOOkdYrucJ8yoVeK7BYgPFmNFWjYrxLAKURYcAdvqT9MQ97eXCmwXDGbYeA0JM6yToPWnZtWGl5Wjmganz2A9N/SiXMOcX6NL8FmynkWK1LFwPpbFcu8TeZXlTvS7dulQk0qBn2TVZvgPJRdYNlJ+nuMC3xd5xWRdBdslIkVv5hy3HzbSyxK2hY5acH4mz7/9oxcuHMdusMfFwwdDunkoeP4HlULiuGsXrXZO+h5g/reoG1Y0dfjzCl4ALSCUOAEtuD6H0/3Y9I4BxHa4iz2jB1G4O48/DodjWR4rg71q5kdHkeRoAy1l/wDYtZ2mRFcULhIafSo3+174sCn0q2NRKbdaDqKes0UV2qRVNo8qin17A4O2sAzXHGyRUdzulmHXZhflyVh1w3WW+Cf1wV3s1qzEa0/tMRu2Gw0hQyjaRtUk5NyBTslU5MaDGQyhIAUrutf3OC5tIGwpBa1OLLrhlR3J3rdrVCTVmQ3cgfTBkLymaRW3moVzTSJGXWEinwDUJbgOxb76WmGj6FZ/Fb6JBJ+mFg64rRA/X1pPsm0/7wwPmfLlUOanZKSIniV7VCVAzA55vCSEphJ72QhhPnSkdr3v6kemG7qEJPfc7365U/YccWIbZ7n65mq4ZscqipD3zEh1bLa1BxwIUUSLcBW8geU97nm3phk4sgSdvLepNlpKjlA18xp+ulCkynzNQcwU3L9Ia8R6YtLadvG8n8Th9kjk39k4hMQu0JBcVoEirPhOHOOKDSNVKPwH61Ndh/h616jUDReJlOK62iZQ7NrSohJeTtSlK0j24sfr98YpiqlOvqfP3jWvXFkbdCED3QAPhU65jpDObKMYan5MZCiCl+K6WnUKB7pWnkHvyPc4Y27/AGSwsAGOR1B86j3k5k5dR5aGoP186f6Lp3pRnHMNCiTZmZ3YRH7QlSFyZCSSEKc3Kuo7EFSrXt5e3GLrguOXF0+i27qUyNAANPX9a1XsQsWmUF1ZJJ666+lUc6ptH/8ARBmmA67GLlAyxWY8KW60CsKYejtPNvEeoWfE83qUkYu1pdIeTmToSJg+cH4VC3LeUzyH5afGhjS/VUZa14pWZqi3FlKaqAdSwld2X2u4BP4gAEjn7d+cGvWO1t1tDTMkj4im6XMpCuldZYVbZqURmc04FRZjKJLS78KQtIUk/mCDjzE8VMOqQ4IirogBSQU02y9QqTDfsVuPKHctpunDFy+twZOppZLKyKPtGtamoTTjCUvzKc46DsQNr8dy34kfU+3Y40zgHj1eGn7OUlbSjERJBO4y/eB/lkGdUmZBonGPCDeIp7dJCHEjcmAQNiTyI66iNCNiJxolXVWoqWmZjjLTnHhSGiyfzSVhP+7HosLZW39uXaKB6lJzfNsufj41h6m3EL+yC4SR4EEfJeT9bU41amyMqvRG23UIkzFAeKo3CPS5PbseLCwF/vhthmIW2LtvOuIJbaHujc84AmdSJJJzKMTAEUreWr2HqbQhQC3D7x5cpnbnAgQBMSda1Z2bqrRnFxFSkPFCgreUAkXHax7Hn+mJGy4Zwi+Sm9SyUyCIBI2O8jcaaHYjWmdzjeIWqjbFwKiDMeG2u3jzFHrLDgSlwfINrUkXeCfN2xjLrrRJbPaKAJ7s6b/rlWjttrAzjIDHvRrTLn01V3KMyFltxhFWlJLbMqST4bC1cF5QHKtgO4JFtxCRcC5w9smgXvtN5olI0A5AcvXYnkJJ10pF5YCOya1k6nqf1+FQzkb4cmkulVCTIzJGZr0q936hXpVkuLPKiEbktpuebeY/U4d3HFdy64U2ifgNfoT9PKlU2Jyy6qKz5q+HrovqzQ3VUOlUunufwTKFKCfDV6XSFKbV9lJ/MYSRxPeNqyXST6j+wP62o/2T7zSprnF1l9JufemrVEU6SuTUqLP3LpNQiJUhl9AIuhab+R1NxuSSe4IJBxfcMvGblkLZ/X6/WulNFL1IXoad9An5tNRGgz3FqkLQVklVyFD0/T/LFX46sguz+0xtofI1L4Dcw+Whz1HmKL+oXSF3P0H9p05BcfmMp+fhhwJeW4kW8VsfxAgAkDm97Xviv8E8a2zDCcOvyUhGiXIJTE6BRiExyJ08qk8bwN1bhu7YAk6lPPzA5z4VVSv0KNRg4ht91bqPIrcLEX4xr7oCUFSd4/CqowoqcAUNJqBs4n5SbJfXYNuuIBCeydnhuD9bn8yMY/eo7ySec1tuGu6FPSP18qLdIawwvMiorbw8NccW5/FtIGEbElC5VU9chLjGRNTn066PZCfq9VTOmRaNNVGfqTi1RRIl1VadxDLSlqSgG4ACSbebse4jApN08td64QlMwBpTq8S/YstowxsFSozHcifDnzPh0oF08n5jh6uUyJNpcaiVKe/YQYy7ttnxy2y4Eha/D8RASst71bCoi/oJazfbLSmEKzJIj1I28YOk1GusvrCbi5TlWkmeUgHeOUjWugHXn0/mg53yfDSy8ppNJLstxobl3DqQ6pCTwVpHI/7sMMTwVFq+22nYjU+utMuHsfVc2rrp0IVAHppNMWU8h5ny91TQ/wCzsQ1DTJunsoaq0uYwqbIk2bKtiEALLZ3OApcA2eEkhRKiMLXVsylWZgQBEeOmp8INNGL95xst3ESQZGwBnQeMjpUd9eecP7H6xPphoS3MqFPab8Ujyso3uXP3JsPsPriAeylwmp6yaUWBOwoy6TKxHgadM09EkqDX71xThCVF1dyv9SOMVvHciMjkwTp8KjLtKi6TFSrPluphrDBR45SfDC/w3twTb0viB7UCMx/0ptl6VXDVnS/Ud2m1SehulqjBJekJhzFvSZIFtxAUkE277fYcD0xqfD11w2tSLYuLBVp7oSJPIqlR1OnKoC7dxJoF1KEnLrzUR4gQBp60O6b6eV3Pq40igvxkIpUZK1/MOKQN61rUEpKR3sAbntiuWl3htneKViKVRACco2M6zPKOXOrJiwuV2iUMESVGZ5gAD686nvTJeaojamswxI8dtluyHES0vFRB47C4H3wx4lu8JdUlzDlEmdikiPj+dROGtXaQU3H1mnLNeYMuRX/GqEqM2o8E7jzb324gf8O3d6rtEMEjqdPmYqTTcBAjNQnVupvTTT1lx2XmCBARtupxbbnI9t204kLfg7EkElpkfEH8aI5dJV7xqr+u/wAY2ht1CRT8iyYK4zRsKjJPMix58NJFkj2UoEn2GLnhfA5SkLviSegO3mefpA86ai7bIzTFQO58SWdnXMcdmvvCoMOOFvxA4sBhRHBWldwB9U2+1sXK1wtm0EWyQjy5+Z3PrSQcacPeAPnr9amHS+j5d1DeZiTWGabPqO75eYwgNOpUOPOlP7tZSbE8DcknsRzIW2K3Nv3Uq06HUUliHD9ndDOpEHqNDRJlHNmYNMZrVPzYQ/R3XflmKoglbLSybIBX3Sk9iFfhuObYt1riVu+2FJUArmKzTEcBu7Z0pyEp5GpPnIcXGWGwlLoB237Xw/QsDeoFUnagGTFzNJq6I8aDUZLzirIS0lSyo/S2HTj9u22XHFBKRuSYA+NNEtvLWEISSTyFHlC0szrQGUyqxTZUdhf4U7/FVf6hJO388QFvxTg9ystW76SoenwmJ9KmF4JiLKQ480QPj8Y2oloekFVzwsJEV5lpP4nljwwkfcj/AC5whiXFuH4cgrdcHkNT8BS1pgNzeKCUoPmdBUcdXnQtRsuaayaxTN7dXjIL3gx0rlLli/nJZcP7ywuboKVcGxJNsROAcTs4upXYtrAH3iJH138KnbzDXrLKlxSTPLY/T61y11rz1NoeZnIEKfSJLCPxPwUvbL+2103Sr34xJ3DqwrLMj9dad2rLZSF5Y84/Cpr6PocxnSnN2ZoMduo5nXJagsrcSCW0FCVEJBta++9vXaPtit4optbiWrgwjUmr1w+041buP2iczmgE/OpKo+kWd1w26xXq9WKahtQUPlUbw0D/ADqB2pB7WtbDZvFLFB7K2SPp+vjS7uF3757S8dM9B+o+Aq+Pw+Fts5WqsP8AalQnvuuNuBqQkANWFiU2J7357dsV7ihtTim3AgAbab9dfwotlDWZsqkj/SmvqvyTOz/qs5FVmyXEY8EIh0qHEK1MoAst1wqcS3crJN1C1towywvFmbJGVDAUudVH6bbU7Xhj1yM5chNQdnzpNXMmIYqOYKm5T5DaW3mX4yUuLQL7FpUhZQoA8juBbi2LThnEQulhopyqPqKjbrAC0kuBQUkDyqrtFypTmc/N0OtVR+kM02aWHn2Yhe8RsEpLiQnkKA52+vpa5xaO1Km87YnTTlVbet1NuFpfLQ11P0l1RydqblOJSsnvTqtRqZERBVLTFdZYioabShCCtxKQpwhI8qbkck2Hfz1xDgz7JW/iEJUs7SCTPgNh4mrNZ3AMIa2FPSdI47hSozZG0+mwX/XFOGFJInMalftB2ips6XtK6dCS9IsoDesqcPKwhCbqI+p7Y9A+ynBWMPwx7HEIC3isNNzsCYE/E+cCOdYz7RcUdur5vCCopaCS4uOYE6fAbdTPKpjchJTRG571HgJpbpA8ilfMoSTYL3epxqSLpZv1YezfOG6TO4HZFQElOWNB+prO1MAWibty2QGD0JzgHQGede0/Kxos+l1RS5CKesKirB85SrsB/T9ThJQu3XrfF8KAQXwQ4D7oKdyfgR4wD40dJYQ29h9+SoNEZDzg7D6fGKZ6vRizGaU1CfYSSfMs33A8i/ti1YXiqVurS8+lZgaDSI3jqKhL7DylCS00UjqdZ6VIVIcadWll9va6AADci/F7EXNjbnuQR2PBAxDEkOpBft1yj0MaxIMCROhkBSTAUNQTplkttRDTqYV+tIkwee5BGx3A91CpR6DEqNRkC0WmMLeUEjslCSpVvrYH9cRrhWWW2Qe8syfHp+Hwp82E9qpfJOg/GuVXUH1B1nXzOE6tVua98j4ixDhBa/AiNBZQlIQkgqUpSVADcBZClKJJxr2HYYxYMhpoeZ5k9T67DYCoZ11Ty5O/05/IbncmmzR/Wir6M5hiV/LdQeiKjru60lSwzIQCne2ttSlAEBQVwopUnd2Ix27smbxosvCUn4jxHQjfx50VK1tKkaH9eUjl1FX66tqXA6heimXmBphKHU0xuvRL8qYcbTuUkH/Z8VB9xigcOrcs8RVZLOxI+cfWDUjehLjaXxzrn3oE0M7aqCmx3ksSTCecjuLTuAWlPcj1sDe30xN8bH/szIod1SkhXlM/OIp3w8gfa55gGPOt3VrQmdlHMAMqU9KfdHjMTAohSyD3BvcEH27YjMIxRtbPZtpASNCnlHl0+tSt5aKC8yjr1qD+paA8ulRa2sWlLcMKoqSLbnLbm3yPdaQQfdSCe5xZ8FHYINsD3N0eCeafJJ93okgcqirtOdXa/e2V4nkfUb+OtVZz5IRPzRT6ct51pupSUNyA2B2IULpJ7brhP5JP8IxVsdtFW6VqSJA1H68K0fha4Zu32mnSRmMHx/1Ipq0+gy8l6xQIRcWuO6pTaFK72LZJ/SwxE2y0vIzc6shQu3eLY25VZnLlQQqAltZLi2yVg2F0e9j3F/piq36FsvKjY1ebINvNJUrcVIvRPkWPm/rQyIh5kPKk1hlawo38qFb+f+ph/gTinb1tvlURxU2hjCbh5J1g/PSuqXV3kRupZsypWFgkR/mIyh77tqx/6pxbeKm4S295j8ayDhB/R236wfhpQRTocakR1qjsNtbQeUpA74pP2pxXdJq4m3QlWYCqK9ceWJWbde31NNrdSzSmypYF9hC3ClI+qjYD74YqSVvJQDEkD41bLNxDVmtxQ0AJ+Aoz0h07n5RylHiyYyv2o7+8mBF1BLh/gCvZPb73xmXEl2Ly/WLWVNJJCSRBI6+E7+UVXmHVqaSt8AKI1A5eFShlKmSIUZwPlYKjcI/FsAwjYsLSg5/hvSTy0k6U5vVOLHcCFyWm1+iVkAjD1TzQ7uYCkQg7xQ6YlB0dy7NlMtNwITryn1hs33rV2CfpxwOwF/TD9pu5xO77NHeWr4eZ6CuFWVAB2G1QLnDrJjZiXPEZ5KIEQlN08IV68E8qI97W54xrOEcNWtigKAzL5qP4dB86ZLWVmOvKqX9V/wARaVEhyGqXsKGFlAddWTcjv6/77YsbNqXVCkbt9q1bKjqRVQ84dVeZNXacGJj6UMPL8qkIsVJF+3viWNiGdargxhVx3EgCsOUtMJ2fJ7TUIOymnVhCkBohTRtf8xbnCJfCd6kEWK3djIp/jaS1rLtfTHmQpJbaV4aClJCU2PH3Bw3W8kiZqQZsnELylOlX/wCibIrmpqqclRejfJMMyNyhYtu7AFqSTxZSRyPcYiXPeip5TgS3mq3LHTFWaY6pLEglv5obkrQFtvICO6ge4tYY4gQdDTF26QpPeHKibLtEokLLVTp9Vp7Lk6kkLJbuh1bSz5CD7BV03+2K5xLxJimErTcsrluIg6ielQpwGxulEKRBVrI0rVoOY2cqOLVS6ZEi7+FKWVOuKHtuJ/oBjLsc45xXFSBcqGUbJGg+HP1qYw7h+zswewTqefOpEyfmZzMdJ8dbIZUFbeCdqvqMMrV8vIzKFPHG8pgU6l9R57+18OwQDJpNQ0qlXxMNF6XDpP8AabK+a0Zbz4wC8WDWwy9UAPMDsW4PYj25HbG5ezvFL65ZWw+mEJHcVEDTdPQ9R8zVE4it2WXEuI1JMKG512P51ym1n1QzJ1AViNIqDEaXMo0VfjrhQEsuOi4KnXdg86uBc+mLtdXOcgrI6dKb2dkWwoNA9TuYH4AVNPQBneFMrSsuSHnWxmVsJIQvYoOtJUQpKjwCUhab+4GITF7YONBXT6GrZw3fFp4tD7w08xV4qA9C0r6ehkulU5c1pLxlPVupRo6qq+ooCVIMhICyhRBUUiydyjYAWAirlQWmHEoCU/ypiY2kn8N+dS9hZutulXarWVH7yiQJ3gaD8uVSH8OPMyqjrPTMvuDbIegSiqw/ElCAU/7sNLy6FzZISNwfzpPEMPVa3Djp2P471IfUb8P4a0an0zM00qmxoMtqaInzuyNIcQlSdjzCkqbfRY32qtyAQRhlg82qEuswVRrIn603v7lu5bVa3GZKQZSUkjTxIoqqmiooWlWbXaoikQm2KRshIYjNshDrYAS8vw0pSXV2AUUgXJJPOEVuKZuTdrIznSAIEeQ2pzbvJdDVs3myg6kkkn1O8Vy4rCWp2ca/LCCVx5LinxflIK9ov9b9vti82KwlhpKtyP71D4ojtLt5xvYH+1XF+F9mGrSdO8zxJC310ODOR8kpw3bS4pKi8EE/9An6n3OMv9pvZIdZKYzkGfIRE/OKVwie9O1Wjg5kgSHUsomxlvHgICxcn2GM2RctkhGYTUxkUASRUj6C6iN5WqDkaQUBtaypHiGyFhQ2rQT6XHY++Nl9mvENp9mewHEHOzStQW2vklYjfpqAROm45ist49wK5U83i9kjOUDKtPMpM7ddyDz2PKpgbqlOXDaaTKqsmGlQU3BKBtJvcJ3g8i/tjbDYYkXVXPZMocUIL4UTpGqgmN48Y8YrJftVmEBkuOKQDIaI59Cek+FZnKbKsqqyGyuQ8+HVtAcJQD2//Fe3GG6L+0kYRbKhtKCkK6qI39d9YkzFLKtLiDiD6ZWpQJT4D9eMaTW+c5w6chpYAUoJKSUp2LXc3usni/H17k8dsQo4VvrlS0TAJBEmUiBEIAggH0gACDvUl+/bVgJXz1GggmdZUTz+O5Mjan+Yj52msvpO11vagqHBsbWP5EpP6++KVar7C6WwdUqkxvqJkeoCk+Oh3Aqyvp7VhLo94QJ84g+hg/EV5qFObzRRKhTX1Ftmsw1tKI5KQ42Uqt9Rc/phndNlnKtGpaUR8Dofp8ac2zgWTP3wD+YrlBrBo7U9Hs41LLlehusrjOKCV7VeG82VlSHEqSCQNylFK9pSUrKTZQ41y0vWr5gPMmQfkeh6EH4iolaFNLyq3+vL1nSRuDTTp/pzUNRMxQsv0GA/Olz3fDbQ0FKCrlO9RUpKbmyQm4AQ2ncpRvhd55m1ZLzxhI3P63J2AFEhbi4Tv+vOAN9d66BdWdbg9MfQZMor0ptchujJojBBt8w+4jaspB9LF1X0AGM3wALvcTXekaEk/OfyFSl5CG0MJ8K5W6TaxDTXVSk5iccCY1PfBeRf8bB8joH12FR+4GLrjFl9rs3GBuRp5jUfOj2DvYPpc6HXyO9T91ldTjSXl0GhCK4qBtcdqDiPEspSQQGx2I2qFyfU2txio8LcO52hePqIB2T+fryqbxXE8rnYNjUc/wAqqrmevVrNFAqS509yU1KSjelaU2UUK3J2gDg3v29CcXxFs0gJyjaY9d6gi8pSoJ3quWpeX3alNSWXCy623vSscFJC07CPqFEf1xGYoylbUKqawh9bbwKN5+dbGQpDWa9SYM1bhVMhsOGSkJukLACbj6Ek4o2H2LjK1JGo5Vrl9ilvcoQ5suO8PH8jU0Nh2CpvbceILkffCGLWaJzq3FPcGvlEZBUldN+t8fp/1QpWc3GDKk5emNOojkH/AFlBCkucjtYHv6d7HtiGwu4Q1c9okap+dSuO2K7mxNqo6L59OldEq58RWgdRlWy9lfLWXa9JqEkoqUyQttC41LYSk+ZTiCRdW6ye1xc2xOY5jjVxbhlCdSRvy+FZvg/Cz9i8q5eWMoBAidSfP+9btYq4jwHwFbQkXOKkoga1ZW0ZlAVS/XDUZDWvsYykLcpxeYcllIufCbXci33AP2++DYchhfbuuLhaUKyDqoiPiJ0HXyp5jqLoWjVrbIlK1DMeiZmPI8zyA8asq2EyrFCr7ube+MzUwQrszoRyqFSqda9vwXvlXPCXscUkpB9jbAUysAhBg10ROtB7eQKm8+d6Whu7uKXf8/fEB+6rgqhUec08+0IjSqo/Ev6g/wCyEaJkuBMHhU9ovVBaVEFTir7W/wBL8fU42zgHABbWxul6lWg/pH5n8Kibu6lUCqa6o6mu0zTpgsuFCnWLkA25BNz9ye/+zjReyKlBHWo8vBsF3+UVVvP1UOa8zxYTn7yOwhTy0nssjmx+hNr/AJ4nsPtEh/KeVU7Gb5S2hTXWIDsqt0loKJKlEJJAtcqA+1uO2FsXdhRHhTLB2SpSY5mr49HeliKHQ23n2h83MUO3dKD2H/HpjPbm+hcJO1bph+F9mwFrGp2q9HTz0rwNQq1Hkzoza4zBG8BsEqt6X/pfDJVzmBIptclTQ1NXEydpJlzKsVESFRqZGQE2siOkf1thmHlE71ErlWqjRx8jHkRC18qyi4sClNiD73w5RcKGgpothJGpqtWquVXcjdQdLW4EP0+vpegOhQ5spKSB+SkpP5YS4gbReYY6lY1An4VxlJQEqHI/Wtuq5PoOWIqpkhh1aE8htThIUfQAf9uMOdtLdkZ1j0qXS4tRgGmKXqzNsG4jUSIwnhCQ3uIH+X6DDRWJORlQAB5UoGE7nU08ZD1Bk5gqaYclpDhWkqDjY27bC/I7Yc2d6txfZrE0m60AJFUN+MPq5p3CqEikf2di1GrxliJOqaUhCkSCN/goVbc44lNt1uEggE82x6U4EYumMMKrzULMpB5CPx6VnONZHLsdgYy7+Nc/tNZs/SbUiFV00mZGYO8vMS2y2Xo6hZXcCwHBFxyR9cTuI2QfZLexOo8+VPsFxL7LcpeHeA0I8DvU7dPekkeb1AT67DbcZg5TmrERaF3ZcC0KUlIFrDaHbm30+uIi6fcVYpR99QE+m9WnDbBoYs44P92gmPXYek1ZJ5yW+pRKjZXPfvirPWt2swdqv7L1kgZhvU9fDEy/Jl9U0SchoLbi0uYXVkfgSdqAfzUQMKpZLTCOpJ+VVriR9LiFjoRHrVwc76gJyf4SHFpU4tSigDtz/wAWxEhbkwk1HW1iH9hUD9QerNRzDl2RHeIZjPDyJHAXY8brenrhF5JLgUozVit8ObZb7m9UFVkoZSTUafNWh1+vVfcp9RDaHtqVq3c9k3V2Jxc8Kuvtd4lSdEoTEdCSB9BVbxey+w4epK/ecWDPUAE/CTXRXImn8drR+i0yNHZo4TBjrUyyyEIS4W0qXdItyVEk+t8YjxDnv7x5xxeuYgeQJgeVI2UMoSAK3KBpYmHMaekyg6GVhSUNo23I9z3xAs4ZlUCszT1VzIgCi2p5WrtYor5oECTLfB2ktN7to9bHtfE8rDb59CvsLZUdtBTI3DDZHbKA86zaDaW59gZ+p1bkeNBYpUpLi2576h49u6AgX7g9/TFq4M4C4iuH0Xbx7JpJ2cKu8NjlQJ05ZiAJ2Jqo8U8V4PbtrtUjO4ofcA05iVGPhJMchVtsv1SLUZRTcsKCblLljuSlNuCCQSE/b3tjXsbw67tWc0ZxMAjkVGdQQCAVc5UJ0BFZjht4w+5l907weYA5GSDA8upBrQbbVVpRkph/MuybqbZQoNhtsEc3t9R9zu9hiYWtNkyLVT+RDcArIKsyzPKR0J3hKcoAkk1HJSq5c7dLeZS5ISCEwkRzg9R5megoidcEahJKyP3qkn8hYk/oknFHbQXcQIbHuhXxMgDzlQHnNWdSwi0BWfej4CCT8ATXxh4O0yOENOFSEApc3BNz9LnnB3mcl26VrEEmUwTpymAQNP71xtzMwgJSdBodBr4Sdabc05MoepkFMXMWX6dW245O1MqMlxTJPtcXTf6EXwgphVqsOWr2TNqNTBHgefrMUui4LgyuImN/7im+gZSy9pLS5qso5QhRpJQdzVPjttOySOyC4ogd/wCZVhhyqyfuVJVfv6eJ/X0pP7YlEpYR8vyrnv15xNWdc8/JRm3L0zK1GgtSJEJgrD8RlhtsrcX4qCUuPKAF+3YAAAYutquysbcBkzJA05kmB5DX6nU0jbtqecJnWCT6a1AOjPS/NzfWmZtWp74jU2tQYj8VxJCZbbxX4qQR6pRsVx6HDXG8cQy2ptpQkoWoHoU7fE6VMWFkVqClDQKSI89/lQrqzl1/RvMNQpVXZLr0R3wW0k7g6i121A+xRY4ncLv2bu0buWfdUPnzHxphd2y2n1NK3FB03P6KzTXYwgBghB2ltVwOLc4eFVJob1qGtTGlQ2Q+0klQHmH2O4YisSaWpuU1O4W62h4Z9KZNBZLK9SpamXUrTIjl0AHlPnuQf1xW7UqCSTV3KULdSBU5wXvEdb3hatxPbk4r2OLX2ZAG9XjBWWw5mJ2oii0xkutNyoFbU3JJBZRSH1mx/iPASR9Qo4piLZ8LGm3OR+FWtT7S0kpP69auZ0Zan5e0t0xTl9bVaEoq8Z2a3RX0od4CQlRCSrcPqLfXC6QsKUYkmqpibC3HA4IgcpFSXnHNkeZSnXmG5QjLSVBx1pTXifQBVj/TCLy1AwRSVmySrUiqgGlyM99QHgNstyUpWkvB5gvtISObqSLccgdwOe+Hpt/smFDEFkpKicpABk7ASdtpB+VNMUxVt27XYJghIhQzZTrqSOu8EVY6dXHstUtiPGDLagkJC20BKUgd7DsL4yTEsSWFlSSSonUnemjDCYiIA2FZMn5gqc6ohK3FvxwP3hcHbjix974bWF3crcgmU86O82hI8azaw6owtKNN6xmKovIYh0qOp5Rv+NXZCB7lSiAAO98WiwtHb25RbtjVRimalpSCTsK5Ya70Cu1CvTKxmuPJh1fNEMzWI8gbVMNulQbJHcKO3knm3HbG7J7BDSWbZQUEHKY2BG48SOdQ9k4XVLcUmAdp5jr61AGpi3ZmUltbFeI0fCCR73Nx+d/64lUHI4lZ20NM3hnZW2NDqKheEnxtREoWjat1K27K/wBjj/LE1YuTclXKqhiTUNZeelF+WsrirZwy23tveSlCv8PJv/T/ACwyx5eULXUvwgx2ty00eZropovBjwzGQlsIbQlIuf4eO+MZeuFdoZO5r0m5bDsh4CujXS3AbgZAZlAIUJKiGik8JT7YkWySmaz7FIL2UcqlZaAy+gpTwCPzwJioxVPMJ/xVISqwVbgeuHCFimi9tKgnqsKXNQsmo3jxV1VspF7bbHzfqLDCl04G7N9R2yH8q6gS3p1rLmfLTGZqYY7xWjzbkKSeUnt+eMYftw6nKqniHMpmhVGjDaVDfPWR62asf88MP3X/AJvlS/2ieVaequZqH086Y1WpiSuPUHWFMwlKUFSHnyPKltNubHzHggAc8YuXB/DwvMRbYaSSmRmJ5J57bTsKh8Yv+wt1OLMHl58q5N67h7OOpYr1UVU48OlNLRTkJYMiXJkuL3OyAkAhKiTwpZvuCTby49POttpICBCUiBWZtuKUMo1J3qGarl96bmOb8q27GU8fGmqefVJERA4CFLUTuUByeeVE24GGnZ9orSpRLgZRCt/rVpPh6Z+j6kac1+lNU8RkUTwUB4AWkqUF3XbuCbXN78nEW3ZR2pUrNJkeHh5VbGcTDiWkITlyiDGx8fPrU01xlumQmFOpUFp7j7Yj70IabBVyqw4ctbrhCedFfRL1V1PS3UiaxTsqy6tKmwU05spcSlpb63ippJUbbApVub2Iv2tzWLy+aW0iTBSCIiZk/WpK8whbilZjpMz5CKt+9pjmbO+Q1PZlciMZleBUsRXC4wyf5N9hf7gWFhiHWrWRSLF+0w6OzHcqFNTsrS6Rlx9qYpbrzSdgCv4e/GGxeBUAKsqnUOAKTVEnpNWOrdSdDsp99ir7ISVKLvmbUChCU+nm22HqffGmYc201ZJWQEgpknblqT6VlmNPOO3jiFKKoJAEzHgK6RRdUKoooceTH3KSFLb22CSR5hcexvjyw9iaw8ooIKZMeInT5VZE2qconQ1K+mkBeapTC/lHX7R1yzFCtq3QhO7w7+lzYX9icXThXDRid+zbqGitSPAaxULi94LK1cfJ93nQd1X6rTOn79nSs/yZNJhVRS0wWITSlx0BIBUhCG/KkgEHnk97nnHons7ezaCWwAnYZdRp5c6z/B7S7xx1Ytu8pME5jlMHYweR209Yq2enhpc6l0hSHh+zHYrTjLiD5VoU2FJN/Y374sOMOXKLVarFIUrSBvp4Dn3YgfnWYWbbZust6SNTm8+c/wDFINb1VYaFWW3BcUpBWEtrvc3NgPvybfn9cDDnnvsaXMQSAoAlQ8BJ+gnwI8KTvG2/tBRaqkTofE6fUx5edOlJnSqU425HiKlPsIVGdYSbKTZQO77A7gfun3xXcTsrS8Qpq5eDaFlLiVnUHukR5kZSPJQ5GpeyuX7dQWy3nUkFCkjcazPkDIPp1p1lR3avBW88kpYQgcC/mTcEgepHHJ9bADi5Ndt32bK4DDJlZJ100OoBMEgHWEpBOWSpRzQBMPNOXLRddHdAHw0kDw6nSYgaSS7xQ0sOXCCrcb3twn+H8rWxWXy6MsSBA2nf73rMzzqaZDZzTH9uXpFaC0/MVFpltZSHUqCiO/hg3H++30OJlBKLZbzokpII/rIg/gT41HqGZ5LaDuDP9M6fjHhTi2SglphKEIb4JPv7f9+INcKhx8klWvLbrr8gKk0yO40AAKZtQ8jU/VHJNWodVY3xqhGcjPpSqx2rSRdJ9DY8H0OHthdG1fQpJlBIOvgenIg0i+jtEKOy0/r4EVUuh6eP5Cr86O8tl9JUnxAByiQ2gMqcT9HEIQSPQg24OIfF7gKcLPNBUPNMyAfIk+Y8quOHJzNpeGygD5GI+Yql/WrJi5z1pqSCyh1iDsiJPqShNlH/AKxI/LGu8H2hYwlpK91Sr47fKqfjL4cvVlPLT4VENVy9GpdHWpppDSACVHt29ziz6UwSTNQznGXGnSnAw406b2sk3vhstSeRp2lKjuKHdJ6a0nVVa0NtMqVGWVeGkJ3XUnvbFexFKRBAiauPD61FZ1mAKmoQXIW1SQSlP/BxWL5oqRB2rRbB5ObTej7SLNlTdLMCIHg8oeVSXVJSnn2xBP4jh7CP4iMy/Cnpw7EXl5mXMiPGrs6NU2uZHyz/APGtTMmS4ElIQSS2kgcFRF8QCr5SzmQkpB5T+VN12yVKhZzRzjemzUrMj0inSitSlqRe1z39hhi6vQk1L2jKU7CoQ0a0sqtZzI/miPVFU51qe7HdbUx4qX2QAFDv3JuOe1gfTE/xJxTaWli3grrHaJ7NKgZjKsyRPht9Ky9uweub92/S5lOdQiJkDSpwENDqEtqSHAO247v6nvjDnP4isyhqfh8KtghIgUcZAyE0qF83NUAyvhphK9gUPckc/YAfe2NC4V4U7Vv7VdHunZI0kdSfpFV7FMVyq7Joajc9PCgrUPSqjuZ6S/LiO1NURaZMNEt11bDCiP7xLKjsCxyArbcdxa+I3GLm6wu5csmFQDsQAFFJ5FQ18PGKeWYbumUurHmOUjwqpXxA8lOara05ey/QoxnZidjtoW0gX8Jvcpe5R/hSAq5J4tjQOAi2zYG6vVZGgSST0EDTqTEADc0zxZ5baChkZlq0A8T+A3NU667dFXen/Ok2loeXOCm2ZXzBa8PcpSBeyfYKBAPqLH1xd7DFBfsC6SkJBJgTMCTGo59RyOnKopLKmUdkoyYgnbUaT+t96rK9TUOZ5Yf2gFctIQr0stNrf1xNWjoFwCNpqGv2SWFSNaK8kxPF1KoaEGzjc0BYB/CASSf0uPywbiJALagNyKf8DZjfNk6AE/AamruZWrdFRT0Tq2z87FjLBairlGPHKv5lkEXP3JHoBfGUdg4w8UN6HrEn9eVbxePMvs9o4fTYD8/WrO9I3VLlGt5miR4wiUZMd1CVmk1Tx2Bc/gebJO29j3A7GxNjh3kdKsqwdfCP9aqN0hktlbSgY8jH5VdDVyqu0jIZkQpYjuOFNnRydlje1vywRKYNQ7cKXBquGeuoDKOkkmnP5wrxiSqk4pLDrk51sNKSUjap1A8Ntd1J8qlX8wBsSAXCGnVAlCZApw4ppJCSYnrGtFmc5/8ApGzrpzPjvOSoSVPSVvrIKlltG9NyOCT5efXEbiFyRYXAH8sfE0R5nImPEVt5l1capclyPDj/ADDraihS3DZAI9h3OMdfxIJJS2JpRLE6mlkvUaRmSrJiPxWh4iVKC27jbYeoPpjtpfqcX2ax8KDjISMyTVWOs1M5/X+oioyUllphlNOQ4oANMFAJCR9V7iT6n7DHqj2aNWyMDQtkDMonN1kHn6RFZZxMt03ygvYAR5f61BufshSM4wm6Wl9UenyXAqapKti3Gxz4afqo2uewAPvi9PMFzu8udQjLgbJVzoE1E0Uqj2Up9EpDmX8s0JIKSlqOp+TIQB5lLcJCQpXNuCfc4SdtllBQiEp+dLtXCQoOLBUflQ/8JvMTUXNme6OhRIMeNMaQo87UOLQr8/On9cQCCASBVps9TrVmNVqot+Al5ppDo5Hh+IEE2+p4xUeIXFLACdjWjcNtobKs24rT0SzjqJlKrQ5mX8jxZSTObmMvOSkOJK27hO9W62wE37dxiqGxKoINWR5aXElKhoRV6dPtb9XMxUlqLUaRp2qa8gLQhMyQSm3fdsQR/lzgjr6WxkWoHwqtvYZbglbeYfT503dSL0eelZKUJUkJ8UN/hKyLG30viCS9muIRtUlZhSGhm9K5x6SaoStMNfp2av2RJrVDmVKY2oxUhxSf3i0nb/KtINwTwfcXxrd9gq8Qwo2SSU50hMgTG36NZc5fIReKcJEhUwdOddAOnmWvUjLjOYZVERS6bPVugMS1KXM8MXAccAOwblDhIB45v6YwXGsBw7DLo2KSpTifeJiM28R4c/GrPbXzz7fa6Qdo6VMOW82yMnVlibEKS8ySmyuErSRYpP0Iwfh/FzhuINXafunXxB0I+Bpvi1gm9s3LZeyh89x86hzrnkwet5qgQ6jmiVkqFl1Tzq6d+wjNU9JX5VOeIHUXFgQAUi1yeb49PXOHF5CQyoZNCJJJ2ga9ANAOlULg/HWMCW6440VuL0kEJAAMkRG5VqT9KlDpJ1Nb0p0sp2T4smu5np+XWvBRUasG47ykqN0tNtovsaQLhIWtarW5AAAiMa4oTgLLLb6e0zSBBAIA8wQQJgbHxjSoy/wVHEN+9e24DE6kaqBJ57iCdzGk6xMmp70uzzUs8ZgU9Fp6I0OCAtTy1goQu/ZRP0J4HvhLD+LWcWadadYKWlDKCDKireABl5amJgaqMaVBYhw0vDFNrQ8FOgzEQkJ2kzPPaf8AhE1JFahJq8jxxtYdVwpSG1ELt2uCk8/WwwTCbpdk12Cu+kbAqSI6wUrEA9JInXekr9hNyvtR3Sd4BM+YKTr4wDGlbCWY7bY87jKkgblKLZ28fxBBCgP+DiPW7cqVGUKBmAM+v9JWChR8I15U5ShkDcpI5nLp55SFD9TUFdXPUDn3pgREqFMp9CrWXZzoiD5xpYepj5HCdyTZbaxyk2BvcHEpbW9jeo7cg5jqYJE76kTvoQRrBG5BFGYS6hXYlW20gH4EjxBHUHYEGoy6MerKuZy6jpU3OE8vtZojJpsbanw2IEhpa1JYSj+EKBXybknbcm4sXFbVty0No0AnLqkdf9aepaLKg+JOup5/oVd5AWlSltbHEOeb8VrG39RigHKQEOylSdNp08RpBFSScwJU3BB1rTrlYYy3SZMyW6htKUlSjfhIA9Pf/eThZlKXFDk2jUk/Ez58hRVZwCBqtegA+Hy61WOrVP8AbNXlTLbTJeU7b2ub2xWrm4D7ynR94k1d7VgsMoa/lAFVS6ntBE0POBrDKi5BrDq1lJ7su/iUn6g3JH542PgvHBd232VYhbYA8xsD+BqmY5YFh7tRqlR+BqtutWTVV2gyqe08qKCR5gLggG5BHscXNxGYRUW0rIQqKgKtZPayyCpyQqQ4gEiydqR/vw0UyEazT1DxXoBQ5kKaaRqq448lQbDCEWHcFR3c/lbjFdxJwKcCRy1q7cPtFDKnT97QVOy68EJSh5ACHE7kL9FDEDcuBQKTVstGyhQWKO9F87U3LZqnzCC65KZAiup7sLBv+htij3dmULzHWrmi57VCUpO29Wpy31D0iq5bZcW8tUpKB4iUpsCbcm+GHZLMlKTFR62+zXlJFNVKqytXc6RYEQqRDU5vc9SQk83wyylx0Nnan6lhlgunej2o6fq06cdisx1iA8+4/HV6ALUVbSfcHd+QxB8W2tyH/tSknsyEpB5SBseh6TvyqkMKbSotJPeJKo8zrHkaa69UxQcvy6k62p1mEyt5SUd1hIvYfU2tiuYZYqvLtq2GmdQE9JMUtcPhllbh5An4UYZF1RjZ/wAtxqlS3I6obyQUobUFFv8AwqB5BHYj+mPSDln9nPYkRGnwrNk3Had/rTLX83nM9alFCiUwlfKlYNrqACiAf8JVb7g+2Me49X2eJoAj3Afmd6uXD/etST/Mfwofyfp1l/ID8+dAhsx5lVd3zJbzynZMpV+N7riio89he3sMQj+K39+2llxUpTskAADyAFSIYZaVnG55n+9UJ+I/QFaxZ3zjMpSDJhUCKhlcpF1tILKCXFFQ4sFrSgfU2xtvCbKrfCWW7iEqWSQNAY1jTqfwNV28dSp9ZRqE7+Zj6AfOqHVajOQVxCdgda+WkC/oVIQrn9MW5hsiF/rQ1FXa0kdmT0+YqT6bklKs7ZXqEdsB2PKejyf8SSFkH6+a364TxFX8ZYVzgirngVmlzCrS6ZGqMyVeRJ1+MfGrs9IdfoejWeqTmWuUFjMf7MbX4Ed+ykMOKtZ5KVDaVgXAKrgbj684poQA6pS/nVjxHO4wlpqZHMHahTUym5Dpmvs/OWWRmlNUqKlNIROW34UCIqQuSqLuT/egOuL2EpCkpUASraMPE4ihawFqASkzHjEaVDIwF9polCJWoZZ6iZ11Mx1rp9o5lF7Wbpayg9KfcbfnU5Kln1TyR+thhhatIeGYGBNMsQdVZ3KkESR+VNfVT0L5Y6vdO6JlWu0dVOg0Lc20qnuoZjuMLLaltKbUlQUkrZaWDbclbaVA3GJt1opSMpAjUQagbW/HaKUoZswghQB5zz2IiQRTPmfTGmdP9DyplmjFTcOA5ZtbjhUG0D+HcokkebuT6Yp+Ihttt4qVplMmrnZum4ZcccEaQBWtL0qptWmKkNvvIDitxCFBQufb2xjZw5tZkHeke3UNCKeqJlWLlppSIje0rtvWTdS/ucO2rVLOiKRU4Vb1BHWD0ou6q5Pm1hEtr9pUbfLaUUXW6z3cbN/ZIuPqn64vvsyxV2xxQ2zq/wCE9pHRX3T+B/tUBxNaJfte1QO8j6cx+NVnplFap1CbZ8V5xMFondt3LWBc2H39Bj04k5BWYnU1WDqofzMum+LNrUGDHkLPgwI76ipA9SogAE24PJ5NucRl6pyJUr0qTsgjNoPWgr4e+cRkLqgiMPv2GYIkimAkGy1qSFtj/rIH64hkkhVWG3UM0HnVwswZjS3MehSSDckjd6HFOxcqCinetUwVtK2g4OVTd0daRHUOh1KTJqZpVFgPJQ64e4UU7iByABa1z9cQQxh2zQbcgDNrJA08qNi1o044l1Gp6AnXzq51BybSdMqI3Gp60ny3LpTtUsWuLn174pOJL7BRlUmiW7q7kSpMCoM6k5L0LKFVnsHxDGYcfsO90oUoH+mHGAJ7V1KlcyPrTm7X2bSo5A/SqhdEOnupen851ilZAyvnfL9cfRKiz64VoZp7hG5aypJCim5BUkA3Ung8kY17Hbq3tUQ/dFqBJShWpnbu7zHlWQ2iO3VmDWbXcj8a6AZWlVViiNitfsRuelRBRSt4j7eLbUr8w9RbkcDHnzE125eLtookE65omfQ1dmEqy5XBr4UL6/amTMg5UacpxQ1MlPhCXFoCtiQCSbHi/GLfwJw8xi12oXQltImJiTy2qEx/El2jI7L3jUH0TVzMNbq1jHfqhfcuRHY5JJ9CkWFz7i2PSDNu3bW6Wk6IQI1nYDrvoKzB49q4Vq95R+ZqyWRKcrJGVFuVN6OhxxXjPbSVbCbWTu/iI7cAc9sed+M+Imr++7aClDYgT57x1PTyrScDwtdsxkmSrUx9Jq4GgsGKnSvL7sYAtTIpnk2sXFqJ7/UAW+l8XPDFIRhrZY2KUAHwWApR9SoT1CQDpVAxTM5iDna7hSv/ACkpA9APmTvRupKkxEOeO2ncbbSAAP8AP/LASpJeU32ZMcxMn5j6/wBkVJPZheYa/rx+lBCoOWC00EypniqKd6iD5R6/w9/TGtpu+LM6iplvKJgDn0+9tzO2k86oBt8AypCXFZjEnp15fo0I6/6MK1Y0mqFAXUXHYM1tt5D6B4iobqDuQq3qEki9iOFemBbXVnfPKZuGuwekgaRm16ae9GgOpAMGlh9psMr7K+1biSN40667TuNNRIqA8m6Gu5P1JehqZ/eTGm5t2+Wy+w8n94m/bclYB+iRjL8WtMQcuBhaUS6klIA5pUmZn+URM8q1WxxGxFr+8lLhoiSehBiI68o51ZvI07MdOpgAkqkMp8oU6QhCfoFki9sW604VtbVIbxu4Djke6lOZQ9QCo+ZAqhX3ELlysrwpjIifeKoB9JCR5AmmzUWhVjMsXfLku+CFeUApWxf05Tfn74b4pwZZ4mgsYbdFKhr2a05Z9ISr1ggU5writ7Dlh2+tgpJ0zpMkfMj0kTUX1QKoktUZaCl1PdPv9ft9cYliVncYdcqtLhOVadx+PiDyPOtisLti+t03TCsyFbH9bEcxUG9UOf1yZzVGZjPyVwP37iGk7ipwp8qfYWSb8kdxi9cJ3VnhFurEsTdDfaaJB3IB1IG5k6bcqj7vCb7GHhZ4a0V5feI2BPIk6bVWXOOS845oLgiUaGyl25/fzkbh+SeP64lXvatg0wySfEpNTLHskxYJCriB4AioV1E0EzXSpaJFYgPMRFOje4ghbB9bbkk97euHmHcU2+KvBph4HnlGhgb6HWm2KcMuYNarfdZOmgUddToPCo0Rl15utSJrgKVuvKX9Dz/2WGHDqsyirrS1sjsWktdAKNaBmSVEihGxp9k3/dui4B+nqMMS2ST0qU+0BKfGjHL2oTZZShmkDxR+K7p2n+mGrlsyrVRpyh+4Hu0c5Vq9XzDJbbSw1EZP8KbknEHijzDLRCalrBl51wFdXb6WdJxkTK7T0lsftKcAtwkeZpPcI+/qcVGxGZ0rHOn+LOynIToKl7MlDp9fisRJyFLjSd0dRSsoUhRG9CkqHIUFI4P1Pvi74c01dZ7N1IUFpOh6jvD5is0xyWm03aTHZqSTH8pOVXyM+lQxqn08Z5oO6VlCrQ67CA3Kp9QQhD6h/KFABKuP9k4iWeHeH3klD7RQT95KlaeOpO3rS1wvEmzLCwoDkoCosyRp/T63NluNx6zkfMMVzbPjQpKo5Cu4JQRtKT6cYY4zj2NYE4llTqbhhQ7ilpkwORIgyPPUUhaYdZXoKigtOA94Ax6weVFs6mfsKnMQofiqjIBJWVFa3FEkkqV3JJJJPqTjIMaxC4vbpd0+ZUvUx8AAOQA0Aq22du2w0GmxAFacdDzjhQhK1KVwRa9/v6friJbLgV/DJBpyoCNagzr7qb9R0QnZepsdNDoshxC6vNLSY/itpVuUhtA5VdXdRFr2742vgPDFG9+13a86wIG6svqdJjQDkKq+LvpS12bQiTsIE1zSjZPd1Gz/ACG47YZp6ZKXXl/wssJI2IB9VFKUgD6k43ZpGcJSnYb1R7tZQtRO52+k+WlSZT50LK1cdE9lxyO4N6HUfiYdB4UPobWP5Yb4rYOPJDjPvDl1FT/CHEyLArtLv/dL575VdfI8/SrCUSuCPS0hux3I447eoxS8Yt4RnTWh4Pddo5kVvNadfkKNHS0lLRelOoaSpVgElSgLlXoB74qyrckifOrmzd5SSnlXTvpE6gMm1DQzJ+W6TVkTq4iIhhMaM2t5CvD4cVvSCkAHdfcRyMSNktLbPZK0c6eFZ7jVi+7dru4/hnWZ/CpqXVPl45JHI74U7eBUOLeVVWrqdzEKnmqPECty47ZW59Nx4H6DGacb4koJTZp+93lePQfHWp23GVOQUx6UQKiir+MlLqIW0hZVcJV7WHrilYchztMw25119ScsHes+ZtV5TdQcZhBttttRSVqTuUoj157YO/iK8xDelFQwmO9US9RPU5Oy5lZ+iokIen1ZooWlKQksMnuokequwHtfGn+yvALzEL9OJu6MtHmPeV0HluT1gVWOKcQZt2DbJ1WsfAdfWq35qiyM25VU1TpAhl8jelVxdI7puOcem1gkQKzEb1G69GWaLKdq1QhNVedESExmLgttIvdSkhXBX3PPsAPfDfsB76hJpx25AyJMVB+n86LmbrUors2Y1FeZrCUQaYwhN2UIBILpT5UkgXtyq55thBWHOrSq5XokbUozizKHm7NGqlEA9BVt89RKbmWoHxSlqQg2Su3BHscU3EWUPK0MEVrmDXD1u2QRKT8af8h6gVTTjLcymQqyymmVGypEZad6VqAsDe9xwB+mIS/4eYusq3VwRUmzjC0LORkn5VKWnHU3nrVzOlPy3FqqXg4gl2SqGgCM2kcqPqbD37m2KvjGD2Vojtld47DxqSsllwElGUedWWyzpFT6nkirRqnJk1R6bFcakSJFitwFJFgBwkAE8Dj74icPWStKhp0A2pK/c0ygaVHmnjSsnaKUvLdPqUaq/wBnlqpr0qGCkrSgnYVo7oWR+L0JSbcHEN7RrW8YvQ86kpDoCgeug0B5j9GqngL1u4hSGyDkJHz5isuX8vT81VmNApkWRMnSnA2020LqUonj7fnjO7W1duXUssJzKUYA/Ww6nkKnbi4bYbLrphI3q4mlXRVl6k0KBLzoxDzFUon7wCSPEhx1EWslB4cI7bl3Hsn1xvfDNg7gzRYaUVvL3jl4Dp579SnaslxvFTiC+0PcaTt1Pif1HnvUzUymQaVDQxT6atiOhNkpYZSwgD6JG0f0xMOrfKpeeQD4nMfj3vrUKnso7jaiPh+VMmetJ8r6nwjCrFKjvqV+Hxm/CdSfdDibKB/M/bDK/sUXLJ+2Npdb6p1j8R8vOndperYcm2cKFdDz/A/Pypgybl9OgtCYosma4ujxXVJp8yQPNFSs7vAeI4tf8KwLG3a9wZHCGGLayTbBeZA0E6d2TAk6SkqKe9AKSEkg5VFriLjtzcl8JhZ1MdY1MbwYBMSQRIBEgFseuxpYBZXDeuL3bkJULfkrt+QxJGyUd1Kj+n8YI+Z8zUebgD7onz/uPoKb2tN2XISEfKuhwgXdLlj/AOsQP0OLI5x48h8udqMv8uWR/wBIUf8AmHnUMjhVpTQR2Zn+af7kfI1o5ZD2Ts6Kpr5S6zJs0v8AlUFC6T/uOJjiAs43gQxW3BStvvDqMphQ/EdOXOo3CQ5hmKfYHtUr0PTXY/gaaZmVIsLPMhLrQKIaVqK7efwQN+wH0vwP0xLWt8H8NaxVtI+0OpS2FeJVHwBlXypk/bqau14etR7FClLjwCZ+YgfOtqkUWRnaR4zylBsEttNNAWSBYkJvwlIBHPuR3OCYpi9vgLXYMAFR1UpUySZAKo7ylKIJA0AAOoAFCxw97FV9o6dNgBGkchOiUiRrzJ2Jr7WKHIyTJDzClFskIdbcAIUDfhVuFJNjz7j0wMLxi3x5vsHwArdKkzoRElM95KkkiRqCCDJBNC+w97Cl9o0Tl2IMazyMaKSYOuhBGwNRL1XNSstZUFRozafGU40ELUncttl0G1vS6VcXOM29qls6/greKADt2l9ksxuJIn4wodMxrWPY2bU4+vC7mSw4jtUCdJABg+kg9comq0MZPfkvuSJzqnXX1bl3O4qJ9ST3OPOhs1OEKfUVHzr10i+bZR2dsgJT4CPlWyzlaK26NzAUke+FUWbQO1EXfuqGiq167BjrzHCjrjtKaaiyZSklIKVbUBtII7fidB/LFw4Ti2Vd4gB/uWVkeau6PrVD42Crpqywyf8Af3DYP9KTnV8hUJ6qdJFMzkw6/REs0ypDzBvkMO+4I/h+4wXAuPnWCGr+VJ2nn/epbG+CkPy7ad1XTl/aomk6B1fJyjHqlOejlJulwDc0v7LHBxfW+I7G4E27gI6bH4HWqj+5bljS4QQR6j4in3T/AEplVmZ4MSE++8rlKEtnzfc4jsRxZpCZKgB51IWlmomAnWrK6D9NqMuutVSubFyU2U1FBulojsVe5Ht2++KXfYsHzka0T1O5qdt7RTXeXvViqPWmY0dPh+UpG3C9vcoQkBNRd3aOLUc3OnCu1tBonzCr2ivNSOPTa4kn+l8WnBb5KLtl1WwUPrFVHHsOW5YXDKdyhXxiR8xTg9U1MABKuUmxGC4nNtdOMj7qiPnXcHIu7Nq4P3kg/KmjNWUaRqC2j9osWltApZlsr8KQz9ljm3+E3H0w2TcocQWnQFJO4IkfD8RrTi4w4E5hoRzGh+NQnqfkfOGkb3zzDxzLQm/M6VMpRJZT63297D+IfmBgO8NYJeoKMnYrOxSTE+R0/W9QLruIWh7RKu0QN5Go/XWnKkVKHXqSzPjLCo8hsLQs9gPr9vX7Yyu8wxy1uVWz6e8kwR+XnyqwMXSXmg62dDVEtX8tRtV6rMazEpyprTJWpTqJC2y4Qoi4KSOPb6Y9hWOGWibVpLbeVISIG0afXrWROXr6XVKzySTJoHrulsWlNRotIhRoUFsH922LXP8AMo91H6nnEglhKRlSKal1SlZlmTQLnnJQU2SEEo2kK+v1wmRFEUZ1FSNk6ofPZWgSG+dzKUL+ikjaf8sUC+tz9oWwrblWyYNdpXaNXQ3Ig+Y0/Cs5kCuu/KOQp8rcfK3HYLm6x9PQnFcxW3yqSEkJI8aueE3QKFKKSoHwq+vw+85t6UZacjytMdQ6dLnkI+fFMaU0Wh2AHiBRKjyeCTxhlZWhZkqVmUeY6dNajOIX/tkJQoJSnkZGvU6VauZVW6nl9U92PMpsYtqcWJrXgutoHJUpNzt49+cOnWCYiqm24lBOYgx02qvVKaYrVRm1p4JffqrpkJ8RAPgo7ISL+yAn88ZdxTdouLzs0pEN92eZM6/PanNgVFBeUff18hy+VEsB3YwAQO3P1xDsqAEU4cGtN0TTmj5inVEtxgh2OggnerYXlIKwCL+g2kj/ABjFv4c4NtbxIvLwHIToAYmDqfLlpzmobEcYdZPYtHXr0qsusXTi1nOqv1WI64zVHRufjk3adULAhF+UEW4Hb7Y9C4Qm3sLdNpaoCWk7Acufr4nes/vUuPuF5xUqO9QlmGcnI1HccKQoMkIS2Dxu+vtz3xYivu5qjAmDUFa/dRVQyXp9UZQejM1CU2piClKLK8RXG4e4SLm/0wrZNqedCdxzpliNwm3ZKpg8vOq39INPVA6jcr1N9S3XUynXVKUb3JZcO4n3vziT4gUGMOcX5D4kCozg5KrvGmWfEn4AmrqT311eepe4gH62xiN06pa5Br1NYsJabykVmi0h9UptDJUtarJCR5iVHgADDHtygFRNSSmm192Kt30qaKSdJqC9NqLOyt1YJDiDyqOyOQg27KJsSPSwHe+KFjeJ/aHQAqUjptNOmmUZYQNB86shp0suySlwXbcSUqB9u2EbFwpWFVGYi2nLlqhOs+fsyfD966nZM1x5zIWqEkNtOu3MeDOHBQr2Q4LLBHIJXbscb7aYbh/FeBCxuB329Uke8PL6EbHSvPuNPXeAYub1r/du7jlP61HrXTjoAgtZ/ptQzO9T1w1MvGBHCiFIPkSp1xBHcWUlFzYi6sZcxwieH3nHFrCyRCTEEAnmOsj5eNSuI8QfvRCGUApA1V5+B6fn4VYouLnyUFsJ3Lv4NxdLKBwV29STwP8AuxPBCLdpQcmBGaNCpR1CJ5ADVR/Eiq2VKecBRuZy9EpGhVHU8v8AWsq4kNtyzqVSHOylOHef68D7DDZu5vlJlkhCeQSIHyBJ8ydetLrZtUmHJUep1/t6CvMqEhMQuMFbrKeVskk9u+2/KVD27H+uD292svBD8JWdlgAb7Zo0Uk7ExI3nQiiO26Q2VtSU80/lOoI5cvrWvVqVHzRQZUGYBIZW1sUr/nGlDhX3Hf7pGAtCW3BCYS5IKeihoR+HkfCjNuKKZBlSIIPUHUH9dKjrpw0yk5VfrUl4/v8A5hcFANwlSGlEFXHuo8fY4ZWjLdkFOL5mBtt69efpUpid0q8KG2+Qk+Z/L86ktnOtKTAS6Z0cJCRxu817fy98SbnCmMG4LQt1TJ5ab/zbR61DN4/h/YhzthEevw3oSpb6866ipltoUmOwpLhJ/hSntf6k/wDHGNKxFpGA8MGzdUC4sEealbx4JH61qlWbisVxsXKBCEkH0TtPiTWlUKyzUc7TVFxKWJYXG3nskFO0K+1wPyxJ2OHu22BsMAS61lcy8zCpIjxBIHjpTK6u0PYm66TDa8yM3LaAfjBPhWbKeZDlR9cWUksrZWrkpKgL23JNuf4QQRf9DhDiXARjDabuzOdKgNiAdJgidOZCkmPMEUtguLHDlm3uBlKSeU7xIMa8gQRPlBpZrzKc1yURYqVPLeWn8KSkcX2pF+beYkk2/QYHDWAjB21Xd4ciUg7kE6xJMabABKRPmSa5jOKnEVi3txmKiOUbTAE68ySTHoBURdWea41Py7FpqHEOLkOtMN2P4kMi61/bcRb74o/tLvfs/D6bZ7R25dLmXmBObXyGUHxmtT9jWGqueI13rerds1knkVKGUfHvHyE1BPzSXWiQAtQ44x57kEaV6nKFAwrSvKCSLqFvS2BsK6EiYTTC5ulZzqLvdEaCxGAPa7jq1q/o0nFgt1dlw5eujda20ek5j9KrF6O14mw5nkhDznrAQP8AqrdSyL3S2Lgeg7Yz+EpMq3q/KcyjU14bjImOuNrbWHG7bg52F+1/v6YP9mJMjWmpvRtNOlDixaf4paYQlaQCVJsN97+v0IxNIZCEgH502deQCSN6I6W44Y7bngtgLvcKdKUgHgH/ABf5YcMoUQVRmHyqOfuUD3lQfia9KqSIs8MrkBDFzsVyQLC5SVAd/vbBi+pIzqEI2Gu/y1pt2vTVXP8A0nQfGnaJmFuRSJLDuxQLakrCb9ik27+uJhm77IAnlTJ6x7XfnW49XlOoRYlW5KVX97gEf54nuMriMVcI+8Eq/wCZINVXgS2BwZtKvuFaP+VZFfWMwqQ6Nx4HJucVgX5SatblgCnSnUV1FRgKbXdSFiwuL4kE34WjKajHLEoXI3qAupLKhydpJmEUlLrEeQnettq48HctJXYfwpIve3Av9cS3Cpbu8ft3LnVSTpPOAcvmQdp/CqzxJhht8OdcttEncDlJEkdAeYqhVaqMuVVFtlLqbKskJB7emPRtY7RDT47lPoCnZrm8oBVY8kDHCa6Kjis1iTWaioJQnwlHhFvwjDRdGAp40rkNs012E+rY0p9YQv0bUTcflzim4kB9rUOehHwrTsAKv3Y24BIBUCPX8KmDpqybAqerFNi1x40+A7ICVylDyBPuDir47auZ0qG3OrjguJNi3cSPeEwOtdGNOdOtO9NZIqdKktuPoRw9Inl4Ni3dIJsMRbTWX3ZJqNusRuXkltzQeAihnXPXaPqPSJVCyw+H4bYvU5qOGkNjnwkn+IqPe329TgmLYq1htv2z/va5U8yR+HU1Xn7dx5Qt2+e56D8zUXJzzPjpQhlSGmkJCEoCAeB74wR2+dcWXCdSSfjVnQwlKQkcqkPJ1XXWqIzIeR4SlgjjsqxtuH0OJO1dKkhSqRcTrArDTM+N5IckRplOrrshcyQ+XI1PW+04lajsIWm44RtFja23G44JiNibBpCXUjKkAgqAM89D4yaot9bP/aFqKCZJMgE6cvlVXeobrYytpvNqiBIchyn3HPBQ+izzNzyfCBKiQb2vYc41fC8NcebQRqIG2x9ap9/ijFvIWYPz+FUA1s66K3WIsyBlmkfsttSij9oTCl99xP8AMhvlKSf8W44urGGJ3cPpVMu+IFq7rAjxO9VsmzJ9cqq5VRmTJ76iSpclwrPP37fYYlW2kIEIEVXnn3HTLhk1OXRdkdeb9U6XCisF+bJ8RuOgEAqWUkAXPHa+KzxytLeCPOK0Agn4irz7LyP8Rsz0V/0mr85R6LMw1ZQ/aUiDR2h3SFh9632T5R+uPNV5xOyn/dpKvkPzr1ozaEDWpn0z6ectaYSm348ddQqibESpR3ls+6E9kn698Vu8xW5uU5XDCeg/HrTtDCQSak2nPpb4JuonEOlBKweVdUKOMoOJhFK1cenfgXxNW5gVDXYzGqg/GPzZH1QqelekkZlh6XnCuCp1F0oCnIlNgjxXVJPdBWspTuHNgR6nGw+y9pxTz13MJQIHipX5D61j/tLWhFs1ablZk+Q/Mn5V0V+GdLRL6WoobCQ63OnNrSP4SFpsP+qU4V4zSReoJ27v/wDF/eqNhRltcb6/hU80dSfmOLXMZop+wKr/ANcV3FArs9eTi58yEx8tqe2JTn0/kTHzn51kpjrbSF+IQly/O7/j3v8A8HCN824tSS2JTGkfrpEHppyo9qpCQQvQ+P66zX2nW8Z4o8rV+PQD/j/K2E7/ADdmhK9VR+vn8TNHtYzrI939fryitSkgeED/AAiHf7AqJT/TEniROcjn2vzAAV86Y2Ww6ZPkSY+VbFCSmz1hY7j/AJm/9b4Z4tMonp+A/CnWHx3vP8TQQmhZYNnDVngmwJbCfMPp+G+NbVjHFYlsWSZ/m5efvRWfJw7ATCzcmOnP/pmtPNmo1Pyvl92PTG1xolrOvkEuOfQetz7n+mI24sDY/wDbvFLuYo91CRIB3A0035bc1E0/tnzekYTgLcZt1HTTmevrvyAqEK9qm5SZ6qoLBI/dpZ9Fp9Ef77/njM7PjDF7/iH95WpCTtB1SGxyPhznfNqK1BfCGHMYN+7XxI3ke8VnmPpG0aU65M6zMqZmjiPNdShcfyATGFrSLfyOo5Kfvb7Yvdt7RuGHrhYRcLtlzrAJQo9YhST5wknxqBv/AGP8W2zCF/Z0XCCNO8AtI6EEpI8gVAVnzf1cZdoVKfTTCiQ4tJT4cNpSPE+inV87ft+mC4l7ROHrYB5Lq7xxOqQdEg9fdSkHxhRHKhhPsj4mu1dm+0i0aPvGQVEdAAVKPlKR1qkXUX1RzcxZ6SuQ+j5hw+GhtH93HQP4Ej2ueT6k4wrH8Xvcful314ddgBskckp8tzzJ1NequDeE7Dh+xRZWadNyT7yjzUrxPIbAaCnTIGobktlouqIB7j2xT0rUyvITpVxuLULTmA1o8kZgShlDxUCj+Ee5wu5dRryqNatJJSBrXmhMiRR6nPUoEvVRDBse2yMgkf8Ap/1xa7k5eEmlK3cfUfRKSPxqjsDtONXUp/8AdWyR6rcn8KX9oGXJ8ZpiS2wS94N1C6Vr9le3PH54pLbehXE8/wC/lVsuUEHvHetJVSem17yuut+KxtWXLKShxKvMjgX4SDYH1AtietbdK5SkbH8Pry8ag3HSgAn9f2p+X8xXkBtpUWOueD+8W4EgKAt5RcEg2BsBe4II5vg7loZzxJmfX1pH7QAIO34fr5U0yM7viK8xCqs19qCQkxkMh2U6q9hfg7Ukknk+n5YMG3RKkmCeR2+A0rqQ0CCtI86II9UdHgCa1LYWvaAnwEq3FQ4UsWARY+nJvhrcupUYO45AQZ+H50uAPeRz5k/qaIKbOcnpai+CD4TYJUgWsCOSpPpycN0XClQl0SQOXLz8q6goQornc/qDWzTpK26bT0EWLkRvcT9Bb/di7cYf761uCdHGEH1Ay/gKpfBmUIvWD/7q4cAH9Rzfiawy3w04bG5J74pK3wAoir80iQCdq3KJV1BtSCbEcg4UsrtRlJppc28nMKw5lbarNNeYfaS+1IQWnULFwtChYg/lh8zcLQ6l1BhSTIPiNqbKtUKQW1iUqEEdQaohrjklOkWcp8FV1xmf3sdduVNq7D6kdvyx6h4axoYpYIuohWyh0I39DuK89cRYMrDL5VtMp3SeoO3qNjUbKzsqQ6EqjpUys2I9bYnFGdKg6+V6mxYDSvBQ22t1J4AsecN1JgUKH6Iz8g2scWU4pRA/4+mKLiT4+2qjlArW8AtT+6mwecn4minLGoNUyqSmFJV4S+Sy4kLRf7Ht+WEihDhpyQpA71SnoVVc3a452jUaIltDLhHjOJbO1pH8SjzYcYSuyzasF5Q15DqaTYcU892YPdG5q0CaDF0tzemgNJJYqDCV+bkqWLgnGU8S2y7+xVeL95owekGK7cvhnEA2kd1aRHmJp0byrTC+FiMgDvyTb9O2MySw3O1SOdVba89UikgMofBDYttbQSPsPTCv2lpOgNdyKqrfxBPiFO6VR1ZOyPIaFfms3nVK24U5Chwhsdi6Rzc8JFu57egvZt7NhcJTieLJOXdKDpPirw8OdZZxlxiWCbOxPe5q6eA8fHlXLnOtXmVisPuSZDz77iytx11ZWt1RPKiTyTj0i2hKEhKRAFYm84paypZk0zqaKVFCiSR3N+cKRSU1ryacp0qLKbqH4ieQR9cGBIrlTl0O11nI2sVDrbw8JinzGnl7vRFylf6Ak/liL4jww4jhVxZJ3Wggee4+dT/CmJpw3F7e8V7qVCfLY/Kuu9PqCXYt2VJdbdAW2tJBC0kXBB9QRzjxI60QuF6EaEdCNxXt5JSsBaTIOo8QdjXptn5e63PxK5GOEzoKNWzSQpchKyDa/fBk7xSbpgRTxmzUCDp1ld2o1CS0y0ym9iblw+iQPc4lLVhx5YaZEqP6+FRjuUSpW1UZazejOueszayZi3lU9j5OmJKStUGmtrO1LY93l+Y27jZ6Y9OcJ4IcOw1u0jvq7yvM7D0EV5l41xtN/irjyD/DR3E+Q3PqZ9Iq5HwV+r2s5mznmXKVepDVGolUKJ2XnFLut99IKXmVE8KUtsJUnaLXaUOSRhjxvgaV2weQZUnRXgNwfIHfwJPKoLB8QIeyqEA7fl6jbxEV0TeQYbiFoWlCQSph0/gsruhX0Pof+zGdNLD6VJWkkkALSPelOy09SNiOYnrNT7iS0QpJgbpPLXdJ8DyNbCpLbpu/FfQsjkpQVhX2UnvhmGHUaMOpKfEhJHmlcEeMSPE057ZtWrrZB8AT8071hnS/GZDIbWwwvggizjo/lSnuL+pP1++HNpbZF9sVBaxr1Sk/zKVsY5JE6xJjQoXD+ZHZBJSk/wDMfADfXmTH417CFR2VJIHjySCpKeyE9gn9OP1wnmS4sKSe43ME7k7lXnOvwG5o0KQkpPvK3HQch+vE8qTj6ac6FNrbWlSdpJVxf8v+O+OJaN0jK4kggyNOXr02+FdLgYVKCDp1/X6mgNunxaelLj6W33nVECzfiBavVLbYIBAPBUTa9wAcbKu/vLklu3JQhI5qykDkXHCFEEjUISJiCpQmKzlNrbsgKeAUpR6TJ5hCAQCBsVExOgBrI9CiTHBGehKZddFkocjiM459EKB2k/RQse18N0vXTbSnm3gtse8QvtUD+tKhmCeqknQa5SBSxbt1rDamyhZ2lPZqP9Kgcs9Aoa7SDVZutvTiVlehM1ClFRhTFpjubE7UsJWT+8A9CojYR/CcZpx/ZMYbg7t9hbXZlxQQ4B9wkcv8qvuxp3gRvA2z2RXpxLG0WGKuZ+zSXGyfvgcj/mTuZ17pB2qDKDBTTog2i20WH1OPP9q3AzGvUt4/nVA2rXzjX00ijPOlVg0g2PsffDpRKQAKaNN9ovXaqKZ41UdqWsklLjnlSbWv2uQcX20w0JsRTJ7Ef9syDYVP2kucDPKHCokKG0i/a574o+LWeTSrVavZxNSLVM8Chw2ypW9JUAhJ5AJUEj+qsRuG4eq8u2rafeUB8TFI4veJsrJ67j3EqV/ygn8Kk3LlepNQo0nLjJmLm0+szn5Tl02Twwhrfb8JWjzJTb8KSfbHrQ+zDCHbJvCHlLKGSSkyASVbzpEdK+er3t74hZuDxBaoaDtwMqk5SpISn3YlUz1M+gpxRkxiQynl47VbkKuFFJvf1HvhBr2K8Po1SXP+Yf8AppJf7T3FzoyrbZj+g/8AqpHL7caQ6tM+W048dzh2Nq3K/m/DwfqMJn2MYLsh1weoP1FGT+0zxANHbZlXosfRVO83LdApdOYcp2YKxLkzmx8/HkwWdrKwP4Fm5PN+Rb0PfDQ+x9krMXBA5SlJn6VPO/tKhLLZTaBSo7wClJCT4bz+VNr9BiP1FUpM6ptKcRscbaDSG3Be/Keef+OMHHsetNc9wf8AlH502/8AaZuDCW8PH/OSfpW1T4MakIcDMupFChwguICEn3tt74THsbwke9dL9Mo/A0Z39o7G1atYe34SVH8RRtn3LVF0yXS006qs11c5n5hxxmRzGWbeXy34PoDbsbjCFv7IsDdBLhdlJ07wB/6RT3G/bhj9qtsMdgoLTJ7qoB6e8fTnpQZRtX6bn2nw49OSsvUhlyHOOwhLD6JDqfBJP8YQlCyD/C62eysRHtM4OtWsEF2ypU2oCUyd0EiZ036H5VN+zP2gX1zxAizuUp/2yVrgbLgkZddo3HjuK3zIKk3PGPOCHVOeQr1UE6AVljTUtotu5vhZq4A2pJaTBrd8cPyAEkFChb88WFtaVN92o0hST3qr/wBauRW6xQ2agWwpyIooWR3UhXf9DY41P2a4p2N2bRR7rg/8w/MSKovtBw0P2CbxI7zR1/pO/wADBqskPKcdh7e00pxSeRfkDG4OKShOZRgCsWQhS1BCBJPIammKtUh6fWFBonc53P8AIPpiEvMVbCD2Rk9an7DAnVuA3Iyp5jn/AGpxo2ltUrD6I8OHIkLWQEhptSv1NsUZ64bbUVOqHqa09kFaAGxAGm2w8KP8vdJ+Y3khyTSKgACAR4ZA/X1/LCKMat+ShSTtisiKvP0e9OkXSnI6XHWA3PngLd45QLcJ/wA8Qd1cKv3u0V7o0H50kctsjsm/WnjqD0OmZqbg1ihLbbrVHWVspc4bfSR5m1n0B9/TBEMMBpy2uEktOCDG46EeIpjdJVchC2zDiDInY9RULZq11pmTPEhVynVqmT0p2OxlRrkEix2KuAsexGKo17MsSuCfsrjakHZWYjTxEEg+FN3uI2GFZH0KSrmI+hnUVEmrXUXSKVluS5SPmlpaYW/JkSGvC8FCUklCU3NyQOT29sXDgn2SLtrr7Xi5SopPcSDIn+Y/gPU1B49xcFsFFpIEak6HyH4muZ+ac+PZvzdPqExxbsma8p9xSjflXIH2A4x6aaZS22EJ2FYS9cFxwrVzpvdozcxBkXu6onaD249cKTFIZMxmtdnJS5SEoSpKXlG+4/X1wZKtYoqmiBT/AJb05TGkFO1Tq7XUSO2DanSuJSBT9GyfmiixpJy7XZlNRJO5bTISm30CrbrXvwD64MESBImhCgSUmKtv8NHqLzTOmSMjZx3vGKyXqbLWRdyx8zdxx2N7cfbGI+1nhNj7P++LZMLBAXHMHQE+IO56HWt19kfFlybj9zXSpQQck8iNSB4EcuRGlXNYbTIa8Va0lPoMefVyNBXoMqjQVsJqrUKM8+4Utx4yCtSvRIGCN27rriWWtVKMDzNIvrS0guuGABJqmHXHrVVs6xXKNRWJkqqVdpTUOIwkrMZm+1by7diq+38yOACcejuCODGrSCvWIK1dTySPCaw3jfjNwW6kNaKVIQOgOhUfEDbxPhQzpdlXOs2C2vPeYI64LGzZRocFhpo7LbQ64kXUkEA7E2HAuSOMaupLeaWhr1rDgp0iFHSpJOeTl/5d2HMdiSYi0vNOsrKHGlpN0qSR2IIBFu2Ci3kmRIoh0q4nTj8bzKtNpsajauOOUabbwxW2YynoksfzvtIBW0r3UgKSTzZOM9x7gIlXbWJ9JgjyOxHQGCNgqNKsNhjuUZH9fmD5j8RvzFXG0y19091my1+2co5podfpe/YqRS6il1tK7X2KAIKVe6SAR7YqSsExwryFsqI6on5wR86kziGGpTmKwnyVHykfSiynVGNLQtyAGFhPC3QsLKfuf+PtiPvrG6ZUlvESoTsmMs+Q/sPMU5tbphwFdpBjczPz/v6VoEKmOF15S1BSilCE2Klm1yBfjgfiUe3YWtzLZksJ7FkAQJJMgATAJjXU6IQnU+8oqJ0jjmcV2jhO8ADcnfSdNB7yjtsIjX2GUSbJS066QL2YfbeI+pCgOPqMEU661qpaU/1oWgehSo6+CoPOjpQhZgJJ/pUlR+CgNPEaUOQvDFSWRuCBHj7Nt7hjb57W5723W5tuxerztfsqdpLj0zEdrPcmdNvcCtM2Xwqr2+Ttz0ytxEzkjvRGu/vRrGasM87svvlz5fcEn/ycktB3cnw9vpvtvvb0tfnDmzEYk2Gs0E/fELKMqu0zaA5JyZc33py6Uhc62S8+WY+7qnNIyRuM0ZpjlE60EdW6GV6LVvx9oVtc23/n3Mn/ANru/O+KfxClCuGr5K/d7JuPPOrJ65MnpFX7gVbieLMPU373aOT/AE5Bn9Jzes1TBychpoi4AQnj6nHm0JAr2IVzrUQdQuoCKBltbSllSnUqFgee3OFsPYNxciNk0/bhpkrVua5/1/NapOr01SVeZW1Q59xjXWrcCzTNZ05eFWJLA8KsbpPnf5KOwtKyEqQL89jbFGxW0CyZFaFh1xCRUnya2qp1XLsVSioTajFQft4oUf8A1cc4KsA5jdukD76fqKgvaVeljhe/dHJlz/oNXUoeZoUHTqp0t2jMvVOfIafYqJI3x0p7pHF+eex/iN/THsd1hZfS6FaCdOtfKa2vmWcNdslNAuLKSF8wBy/XXWtCGPllNfMb0s7k+JsIKgm/NvrbDghQBio1qAodptOsbxzpy1RkZbqGcFnLDU1mkhlCQX7hS3LeYgEkgdu/rfDW1DwR/HOvhUljzmGruz+6wQ3A368zrrQ+IaEi9z+eHNQ6QJ1ou0zqWVKVTqz/AGjp0yfIdY2wPBJAbXY8k3FjfbybiwPGIu8tXllJQdOc1d8AxXDrdt0XTZKiO7HXxPLlrrQkpxaAE91WwoLRJO2lRysYcbTvKjSKlLTa1sJC3ShUg0/TfuPJAWIp6kZepsPTRusirMGqrnqYVTto3hvbcO37/wDAxTuPmlv4Be2+XTs1GfECfwrUPZmGGsfw+8Lgz9qlOXnB0n50wioOOoA3WSPXHiNlxRGXlX0CW3l0pkzPnZGXIK5DrgQGwSATzh4ywonQUohoK0oL6XOoZ3V/V/M1KU4BGhoSqOL8lSTZZ/QjFtfsFWbTRV9/U/hUZeFtbalt/cMVImuuXU1bKM9pX4nGVkfpiQw66XbvIebMFJBFRSmG7hpTDwlKtCPCqh6cLZqlXjodF2XlhtwbrbgeDzjUsRu7i5YUXFk6SPMbaVJ2/D2GWTBTaMpTI3A1PqdfnVgMi6XU2KsFqlU9rsCrwASfzPJxm6r27dPecV8ah3GbZtPdQPhUtZOyczDShLTLbRVx5EBODoaJMqMmo164Ow2o7hUVEdaQ3cn73OHSW9ainHiaO8tJMeKlBH4fXExakxAqIfANPO8BvkgD6+uJEKEQaY5TOlC+ctOKHqKlUWoQoclCuAh9pK0flfthsmUOZ2VlCuoMU7VC28lwgLT461xg+IJrNDyTnvVLJNHgoZhxJy6PDeQ6dzYJQHLg3uOVgG4NrY2Lh55563bLxlUa1nHFmHs2hWG9BpoddwDVW8uMCa8EKSLKVewHtYDF8msiUNaes7NPQ8orlQmR49O/eFCR/eN91D7jk/rhZIB0NcIP3awZVzQzIzjQnhZMKqRFSgFH8OwG4/UWwYIA1oqiZ1owyRXFZjRLqEdwiO44UINvx272wYAgmuAzUjZLUp91KtiPYk4UTRwKlnJTAiOIkRSI0lCgtDrYAUhQNwR9iBhlf2zdw0pl5OZKhBB5g0/srh23eS+yrKpJkEciKtJprq21nWhoS8EsVCNZMlocAn/nE/4Vd/obj0x5J4y4TdwW9Le7StUHw6HxHzEGvXHBvFbWN2fa7OpgLHj1HgeXwrx1B59YypkNTXiEJf3OvFPfw0W4/NRA+pwt7P7Dtb5d0oSWxCR/mUY+n1ovGN1ltkszAUTmPKEif15VAtDgKpa5U+WkCq1NQW8P+YRbyMD6JHf3UVHHpuxtexZDfqfP9aCvLmL3xvLpT06bDyG3x3PiaaavWN0hZU7bbfahPP34xKNgDQVDrOtD86d47w3KIubEnC6TGtEqHOmbKb/W7165c06VJejUyv1VaJLrS7LZgx0rdeDfspSGykH0KwfTBHVBKCtZ0An0GtNluK1yjXYfSv0W6S6R0fTLKUDLmVaZEolGpLXy0SNCQllKEIO0qKiCQCoECw3KsVKJJvjJ8axsR2l1rMGDJCcwzBKUBSQVBJBWtRgEgJFWTDsNJVlZ311EAmDBUVEKIEghKUjYSTTpVqc9AlLUkqTKAUlKztCydpVsUUgBaFpCrEi4Iwrhl+xcNBKgC3IJGsRmCc6QoktrbUUlQCilSTIpO9tXWXCU6L1AOk7E5SQAFJWAYJEpIpyjSkzKaw8APDcStBCjYArWlwAn0Ck8X7dsQD7C2Lpxk+8kpOmpIShTZIHMoV3oGsSRtUo08lxlDg2II12lSgoA9AoaTtsOdbeZXE1KK0nYI5Sq++QrwgOPwg+v5ccYjMCQbV5SpzyNkDOd/eIjTprrrtvT3FVB9tKYywd1d30HX0008qDWahFqKUBxaIz7JJTtd8ItqPctr5G0nnarsSbHGqO2N3alRaSXG1DWU5wocg4jRWYDTOmZAGZMiaozd1bvgBZCFp6HLB55FaiCdcqogzBg1lfkxoSxIkzlvLZBUhbz6Xy19UoT5b/VRAHfnDZtu4cbUzbsBCFe8EoU2CP861wrL1CEkkaSKXW4yhaXHXSpQ92VBZB/yoTIzdCoxOsGqpdX/UjEzi+3l+iuJfgxnAZDqF70LKSSltKv4rKJUpXYq7dsY77Q+LbdxkYNYLDgCszqxspQ0CUx91OgHLQAbE16J9k3Ad1bOnHcTbLainK0g+8lJ95Sv8yvHXUkxIFV8zBWhEacecUEoZRuP0xjziiTArfWGQoxVPupXVdVYrUgFRS2gFtKb9hi74Dh/ZtjqaZYtdAEoGwqqNYrPyOpHjqN/FQjn7Y0RLea2ArMHrjs8RUT4VO2nGYQptoBXlBHF+4xVL1jetAsLmYip30lracz6r5QjA3SioIUb+lgTh3wLZFOPW5/zA/CTVU9r9+BwZiJn/3Sh8YH41eWSCENhJttsL+iRj1Ida+YDmtOuetP6pp9MiMVZLTa5kZMtkNub7oUex9j7jDZi5Q8CUcjFP8AFcHucOWhF0ACpIUIM6H8aZCon8KmR7DdbDiJ1qLohlU7LzemUNxqVMczUqYoPs2IaQzzb0t/KQQb3J4sMNEqe7cggZI9ZqcWxh4wxC0KJuM2o+6By8OnjM0wBW1P8QP1OFFr07opuwwB/vDEUobIdeSSdoJAKiL2574ZOqUdzU1YtNg5gPU0V6o5Ro+UMxfK0aqJq8T5dtxT4KTtWb3Tccex+l7Y5aLU4gFxMEGpbGWGLa4Ldo5nBA103PKgmsKQ3EWT2QN3+/HL62Tc2jzJ2UhQ+KTQwS/VZ4pavjQpcQfgoUGzNR2YdLTtIAWnduJx4FtrMp0VvX1NeRmczCq79Q+uiEQn2W5ICEA7zu4GL3w7gxdcDixoKisWvk2zJAPeNePhVqVP1il1Fy6hKiSHDf13FNv6Ww84qWlTiUjYafAVG2zZThpUrckH4mroalG9PWq1xtN/t2xAtUVkRVFcvyBQtQqrB/AIM5YH0AVcf0ONUsldpbIUeYqysqzsxV5sl0lE2mRXkgbHEpc47G4BxSi2EqKaoF04Qog0d0WGiMxvsN3pb0wYEATUa4okxT3SIpQStRPBwo0SBJps4kHSiehuh5vi4sMSlsrMKYPpy1s1VZEY7SfywrckhOhpJkAqk0JVDMyaCxJnPrCI0BCn3CTxZAKj/liNZWVuBA5mppFrmAT1r8+fVtWpFb1drU+QtSnqvUnZqye5KiT/AL8b3w9olMch+VZl7RUpStSCNSofAA0PZLnWcZbSNy1KCT9sXpvUSaxF9ML0o9jNeGFJWAq45B9R7YVFEmoazAl2kZoj0CKCZMRUqnskfwIedSpH6IJw4A50VeoMVPOWMvs5TyzBp6CB8sjzD6/XAVpRBoKM8pS0sBKrg+w9MGSaMDUj5ezIhlKACLix4PrgxTnpVKxRzlrNq4MxqUw6G5TBuk/wuJ9UK+h/obH0xWeIuHmcVs1Wj40Ox5pPIj9ajSrLw5xC/hF6m8Y5aEclJ5g/geR1p8zDnOJqfmGHIcdLcSlJS68hXYOgkobV/wBLzn/YT7jGd8D8LXGFuvIuUQpJ0PI6aEeEfM9a0b2gcXW2I2bAslyHBJHNMHZQ5GfkOlBeas6NJqzrSHk7Em+7dcq9casgcqxtSqHp2a2XVFxKt+3ghI74doRApErFDOeM7BqjvupIQW0XTb0Pa2DFOlEKxGlQT0CdTsPpL+JNlXPlTS4ui0qqLhzyhG5TEWQyWnnQPXZ4gWfcII9cJutBxotq2IIPkdK4sENgo339QdK/T9kTPcLMNEiVijSo9TpVSZEmJKin5hh9lw+Ik3Rc2uolKwClQPvjH8ZwbPDFwYUI3ITJSkJCkFUJUFJCcySQpKh0qyYdiJRLjQka8iqJObKoJ7wKSTCoIIPWtLU/UmHkegSq1VXVMR4w3JSWyHZDpBbabbb/ABkkrIAtuWtSQBhfB8NaabyAjIPeIIUEpzBSpUO6VrKUpCUyEpBJM0S9uXXnBAOc+6CIJMFIgHUISCVFSok7Cot6e886p5Xo8453o0OZGkPvSIUWLOZcq8BhalLTDeasGXii4SkJcCxYjkm2Fr7C7m8Crx1ogElUwRE8wR3kmIlQBBAEgxNLi7sGCm2tnQSAEnoY330InkYjkRMUTdOXWLkfqgz3XcuZLXLVWstR0P1RmXRlQzE3KKQ2ouE/vAR5kAXT688YrV+UMwm6dWqdQM6j66JT8zU1+7bhLP2hDaUpmJATvE9TpRJnLLCZVLnxHS1ElMx0LEiFdolCzt7X8q0kggj2xoOC4qp5TSmlrLTylohZlSVJGbMlQglJiCDsaouIWYZz50IzthKu6ISpJMQpO0/WqZVLQjVfOMiurzPmSe3ChxvmYUFUpchuancpOwhs7UuWSCQQrlxP1tmvFPC3E2Km5XcvKQ2gZkolSgsCQE93QKMTBnUjxj0BwvxvwXgzdm1h1slby1ZHHMqUlBIBKpVqUCSARGiTziYtqlLkZeqj0SbHdiSoh2usup2rbI9CPTGFXNs7bOqYfSUrToQdCD0Irf7S8Yu2E3NqsLQvUKBkEdQahjXPUJcVpxhCylpCv3hv+JXoPsMPsNtu0UCakyQy0VmqZawZlU9V1Fblyo71c+pxo2HtQjSqZiDwmVVFWb21uyIk7apIsdqiOFgGx/Q4szCT2FZ9iLgXd5xyAo+yLm7woiFNLBUkBQF/piKuLcKOtWaxvYT3TVh+hyuPZk13oSHVeZh5blu/ZCsTnCFmE40yocpPyNUH2yYkRwTfTzAHxUK6OrjyP2dFkOsPMR5QUUOuIKUOBPCiFHggetu2N0CkkwDtvXz+LLuVJKSAvYwdeWnX0qDtYuq6tVFiV/ZpUdyJCcTBNRmOB55R2kjwm1H8ACTZRBA47XGIR/EdwxAA+JrZsD4FZhC8XzOOKEhJnKkCNCeuuiZjeJg1WfUrqzzll7UXwk58zI7R2QFLksQ2wQrYSE+FYJAK/Lye1zz2xxm5Uo+8YqbuOHrJDIQLVoLP3TEGD1jN7uug308ak/ph696xmSrQ4Wc4rJhznhFZq7MfwUIfsD4btvIeCDdIBAIJBBuHibglMr+PSqhi/B1slZ/dhhcSWifeTMSmdjOg5E6aVdrTWVlpquyjmdmY7CVEWGExTY+NcWJII9L29L98cdU+pGVqAQflVXsU4ai5LmIBRQUmAP5h1/W+9M8ZKUg2HrwPW2FOzkk027UpSECsjyv3Kh2uOMKRRUuCZrxU4+X06ZVF2RKnjMZkIRFYQj9wWeNylG3f8Xr7cd8cYQ722WBkI160+U/Z/Ze1Kj24UMo5RvJqjOsGqi6C9Ig+OUeApaCL8pAJ748fM8PqN443GiVEfAkV9SGsdZ+wM3A1K0JPxSD+NVc1ezq7mORGpzTiiqoPbVG/KWwfMfz4H64v7LKbVjKneqNcvru7kSdzVz/hh0YU/PbYQnymC8o/ayR/2YzTG3Cp0VeLlARhvqKt9nxn5mlup5FwcRSFQajmtqoDqWs0PX/MDI4S68l4f9JtJ/7cangi89i2ekj4GpmyXEiro9LeeEZz00gKLgVJiD5V9I7pUnsfzTY4reKtlm5I5K1FVjGbTs7gkbHWpipjBbaufU3tiPAIEmoBagVQKfY6iqMAAAMLhzSKRKRNOdLlKjJtwkE4fW72Ua00ebk1sTKiF3FySR6+mDPXSYMUVtgzVYutrWtiFkqZl2luFS5fkmvpPlSgclsH1JIF/pcYkMDsTn+0LEdB+NW7DbJYSHnfQfjXGDq3qyW9ZksII2obLpHtuV/3HG1cNiUpisO9pqwLpSSf0aFslZlbjV1pSgQhKhe33xdW1SctY48jTOKmVIaktb0AHvY+pwsKb1F1XajQNcJctQJfbbbcBvwFFABP3sn+uFknSknFQYowRnAyVpQRuCjyb8/fBFEmiCDRZSa6tlpKELFgLAjjACiKPNHGTKqUpTuXcen0w6bUBQNGtOqSnPwrskducKaE0qCaEMzsv5qqiHmpy0UkgLW22ogSHQohSiQe/AT9kjDVITmKjXHDMAbVqxoxbD4YSENjhIvyfqTgFImaLsKxu1b5WK4hs8JFifr9MHBrnnUfZ9zatmnFkq8xO439BgubSik6VXCtVHwszVSSR53HUtNgdySL3/49sA0dIlAjxNWQ6NOtzXHQ5yl5P01z5WaSxUn9jVPcDcuFH3eZbgaeSpLYAClKKbdjiPvHm2mlOu+6Nf1PM0e1s1XL6Wmx3jpP66V0P0V6up+dOpPTWrZ9zRVZtPoE9tUpyorSIqny2tpMxKG0pS2oLWFbVJ8tlEKO2wyx3FXbl5K3T3QZy8o6Abaj5R1rTl4EzbWjjVqkBZTE8yfE7/rbSum8WOJ+XmY8eEXXXSC3LbsppaTyFBwcEEextbnvjQftSBdnEDcjsY92ddto89ds06HSskLCuw+x9ie1n3o8evy3jnvURdEvTzXtF+tTWvP9WpMajZez5KU5TkCU0qQ6oOgqcW0kkthe0r8xvdfIGMYxXD7q8uS6hPdAgbnx5CtsdxiwawS3sEuZnQSpekASAAJMTAFb3WLr5UdD9KJ5gUSTGlS2ilqQQS026RtQpxajckXulNrEjvxi/cQ36cOw53FGnu2cCSlCu6EIKjEAJ0Cus6mOlU/gTh8Y3jTGGPoDbeYKWnUqWlInUn7ukabT1oS0t64smVLKxo8KVUGI7FOadcfqLDr7/wAwOPC3G6nFepVexvYHFeZ9oWAB1pRcWhTbRyqVnVKjoUka5zzkkDkD0tWJ+yHicdo4tptYde1SgoSAga5wdAhPLLBI3I6gy+lnUrX2ZOzKqlw6UqruF5JnOfLJIsAkBJuoCwHfnGW3vDmL4xeOYjf5GlunNCiQqIgdxIWoCNs0Vrdjxvw3w7ZtYTZKW8hkZZQARMkmVkoQTJPuyKqr1qdB2rejOU5FZn5e/alEYJdkT6U6JaGBzdbiQAtKR72IHqcOrfhW6tQpwFLgA1ymSB1KSAoDxiPGpu29pWD4otNu2pTajoA4MsnoFAlJPhmnwrnbnKJKruY2IrCFSJM91LLDaeS6tR2pSPqSRicsmiqEp1J/Gk8XuAgEqOg/CrR6u9As+p6XZAoiWH6M/THkx5U16KQVtyAVvOhCtpX5gSnkXAHIGLnjLbFjh6STqn5k/wB6zDB7p6+xJSU/f28AP7VDOdOibNug2aPlZcijVSFMT41LmsTkMoqTF7BxLbpSpPIKSlXKVJUObAmu2ziLtkPNc/iD0q0FSrN4su+8POKnPoQ0oqdB1pkVOq0+bS2qLDU6oPoKEqccG1ASr8Kht3KuCRYYuPB9gftRfUPdH1rJfbXj6RgqbBogl5Q08E6k/GBVxM59Sn+lPTpWT41YVMTRoToYTHZ8sdoqSHLuAC5sbXueDi8X2Vllx1A7yoFYhwpb3N3iNqxeasshRSNNCBOvX1qEsw5ESqoyZMSIIa1eE5FZaR4rCkAC5KlH6A2sQbkcYrX2hKtIg1taLZwICc2cGZPMztEac48vGq766ZAreX5c9p5qXHkTpV5LDqDHjBSUKcbK1Hy7jde1Fr+3fE3ZskpkmJOvTqKqd/eModTkSF5U90iFK3yqgbwNMyp157Vl040xemNwajVyimQn7j5OG5vcacQ0keKW1q8pWrbdRPPmt+G2Hi0piKZMF1ClBMlW4KttTtIHLkOQietX26ec0O5o0XoUmSvxJTLRiurJ5WptRRf8wBhW1SomeVZzxcy03dqSNJOb47/Oj2nuXJ45w5KMtVhL+dUGnTN+UqrlKmUyZPiLjxKs34sVwkEOJ4Pp2NiDY82IwnbutrWUpOo3qQvMPuLZht55EJcEg9R+uRoHzjUgmnqKVC6bHEkgRrUQ2MxrnL1XvyUamVliOVKU9KWQP5QTcn+uMExC3QxiNw10Wr5mfxr39wvfu3mAWT86qaR8QMp+lV7yXVHq7qApx43LCi2geiQCRiKvBKCTVlwxcvx0rpR8Niyc5OFVrtU9SfvdScZVjCsrvrWjX4nD0jxFW4zTAS5FPoFYjUHnUK0s1zh1/kKj9T9baFynZGIv6Hw7EY1LhzWwT5n61LWSj2hHlUqaNZlqWQJTc2mzHGFrSN6QNyHB7KSeCMSVzatvpyuCafXTDb6cjgmrKZK6sIC2EIrMN6M72LsazjavrtJBH6nFfcwNc/w1aeNVW64dcmWVA+elHUbqRyilhKzUJHbsYyr4RXgr42HzqNOCXkwUj41ic6qsuxir5f5yYv0HhhAP5k/7sdt8Iu578R50qeH3zvAoJ1A6jajmGG82wEU2IsEFLSip1Y9ir0/LErb4ShCsytTUnaYM00QVd4/L4VVjXzPjb0Z8eLyEGyb/AIcTTSNQKk3yEormVrtXf7UazVeUCVIY2R0fkP8AvONU4bZhkEV5S9o95nxFxJ5EfIfnXjJNRbo09LjsQveiRbm/vi0tswSazV65BAAqa8uyBPoiZSW1NtjulXcHBz0pMbTUGZ3zQmDq1WVbFuEKSzx3G1IB/rhwkaUk6kkA0Q5PrKqi4m6PDHc3PNscWKRbOsVJmXHPGUCLW7DCewmlwNaModXap7aU8FSU3NsGCxShHKnCnZ3Ud11beOMHDsCgEzWhkXNzNNyPQYktbaJKY291ClAKSVuLUOPXgg4MOtJzoBW1UK+iM/8Au1bg9cW9h744TQporlfYo7P7xSd5Fwm/p7nHFKAFCetQ/n/PUZ3xUhQUty/IPbHAJ2pNR5CoedmpnZgkLBvtcuPYHaB/2474UsElKB4/nV1Oi3RiDk7IcrMVYkOQ8xV5hKKclcYuNx4ZIKgtQN21vHbY7SNgANgq+M04qxcPOfZGj3U7+J/t+Z6Vo/C+EfZ2/tTo7ytvAf3/AC8aleRPGV6cuUtTbKi2pTT6jubbSB5ngexSlPY+t/dRxXrdqT+v1+gOVWJ5fL9fo/ma6K/BK0dfZ6ejqHUpVTW9m51+PRobslws0qlMvFCQhsnaHX3krcWu17BKRYA3eXcMCI1Eb9SJ18hrG0nwqoYjcdu72adhuRz5f2HgPGr2w6QEIKUoV5eFBG0JB9rnucU+4xQqVmURrtOYkjrA2B5eHIU4ZsgBAG3SAPnvUSdWOV6PUNE84U+aEfs1qkKkELNxFd2qUNt+3KUqt6EA4trbq7/CHXL8e8l0E7ZkoSFJWepQuEhXOYpngy1WHEFr+7zqlxqAORWrKpI8FIklO2k1Vj4VWisbPdWq+Z6lGRIj0mQhqIyseRchQFifom9/zPtjL+ELBsKXiru6DlRzgxmUsA80pgJ5BSgeVb57YcedZQ1gluY7QFS+UpnKlM8goyVdUpI51fxTiIxUpKmEIQvwjIebLi3VjulCB2A5HHseOL4tYQt6ErClKUM2RKsoSk7KcWd1HeTrqJMmKwgqS3qkgAHLmIkkjklI2A2gaaaDSa+FlupICCmK4JaVJbdbRZt+w5bcQfpf9D2Ix3tF2xKwVp7MjMlRlSAdAtCuY1HKDIBzA1zKl4BBCTnmFAQlUbpUOR+YiRBFVo6dPhjaUdPfVdm/VYUihxYbiEzYSqmlpbNDee/GI+/ysgFKlbh5ruFIISAMWuys2p+1JSATIMbBQ0OXoDoodAqOVTP+I7q5sxZPLJKI1O5SRKcx5kapPXLO5qBesfO8LqH1uzMxl+dGblv7Uwn5BV4T3hBCEhSwDtK0hRBI4BHvih8c43bpUiyCu9Mkemg8+cVoHAGHuNOG/cTKYIH4kUKt9AcPVfSKNQM3ZjfM6mzVzY0qAyhSYQcbCXGUl3laFKSlZNgLp7cnFSw/HfsS1dmMwMb7ac/OrjijYv3EuJGWNPE1qjpJndOemn7Bpk39vUSa64/PkzUJbYSiwP71JOxtISBZQI+4JtjU+GuLrItqU4rs1J1IPPy6+W9ZDxjwnfXT6EIbDiVaCBt5zt5zTDoXpxl6ia+UZDNUYFCzKh6nvKAWpuGpaQB+8WBvb37bE8gE3va5uljjzWN2zzdqDmbg6iJ3Ij4VneKcKXHCuIW71+U5HsyYmcuwIVp4j03roPT/AIdOXpGR1NqbdTLhtqRHCEhO7gHyi+0g2sL/ANMRCA7GYka6nr+utWpbzaSAgHuiABoOWw25adKp91O9MDuVcw+C1BRNlwXTJDwbK3FqsUgEKulRTY2HJG76jEpY4jlAkxJ/XpUZf4e24VFQJGXURpG+nj1APSq4ZxyIKAmLNkUd16NAIVLRvWgPgqsEqsLt+ieO5+pxOMvhZka1B3TJSCkrylXu7SDHIHc84O3lU/6C5DmZf08oFHTHecqDoVIcjoSVrC3CV7ABzcAj9MTrCUtt5lmKxbHLw39+oMAqMwmBMwI+cTRaXlU2QpKwUqSeQRyPvhRSQRUChZSrWtfMueKnX4cSNMmyZEWACmM044VIjpPokenpjjNs2hRUkanenT2JXD6UsuqJSn3QTsPChip5YrWcYdVNHhP1A0uGqdKDdj4LKfxLNz6X7d8LOvNtpGcxJgU7wuxeuVHsUFWUSY5DrVAep1XzGe35v/OsJUCPW/H+7GHcXgpxtwD7wSfl/ava/ssVPCbI5oUsf+afxquGlDBfzk6v+FTpP38xxA4gYbq8YIkqfJro98POYmn5zKCbKkwnEp+pBSbfpjJMeBkq6VqD4mzSPH86t9mKcZDQt+FKb4jLdcomoFLeVVc0+qGvopHVJVisjzNN/qLj/djWuGElVgI6mnaHw08AroKkfT7NcWdSW1JJ8qByT2xMlJBipoqBGYUVUmuiUOEWv2vgFNECulPlHlJdVyCSO5JuMF2o+9OInNMeZdgOw4wYUQoPKh3POePl4KghQ+gGABSakgVVnqM1MRSIT5Du5SkKBUT3NsOWE6zUNiLgSg1RyPUVVGoznlHctx5SycafwuuLcT415J4872IKPWKLMh0JeYailK5HgN3BJHKvyxZO2Uo6bVSuxSnzqwBpzdJyY1HYUFITbkm5P1OFAddaMoQiqoahTFsajVdQG51yYv0v68Ydik0pzI1O1PmXalUS+h6YoMNm1xYJ4+wx2BTFeUKhNShkzNDSqYA3IQ4u9yL8jDV2QacNGRT/AE2oOzH1KUpRuPfCQNKDenKq1L9i0GTIcP8AdNKV+iScGBkxRwIk08z8rQaxBhT32VpW5HYd2JWUoJDQAUR2vbjDkrIFIlAOpoTzLnD9nqPhKCfD8qRhDOSaB0qOc1Z1eqIc/eKVu7qJ74USjmaSUqdqj3MVX+WJSo3cte3t9cKzRkInQVIPRboczq5nz9o1Vp1zLtKkIXOS1YLkkAbWUk8XVyTf+EfUYr3EOMCytoT76tvzq04HhBu30lY7iNT49BV4qvFZYdfVGkGTGUo7Xls+AUt+hUi52XFwBciwNibjGVNpKlST+v1+A61pS1RoP1+vzqJta9SmKPHegOqJgMITJqLZHfsppkfyrUQFKI9wD2xbMEw8uuhR2FVvHMRFuwTOp2/E/gK7D/A21dd1E+H7lCFUS0zXMuKkQZkYcKYbckOSIqiPQKacAH1QR3BxCYrc295cPfZjIQqPOAEqjyj4TUc/hN7hqGFXqY7VAUPUkgHx6jlpV2ItSASq3hkKJVtWraUk8kduecUV+wUSJnQASBIMaA76GNx8DUkzdgAxGuupgj5a1E2pWksHV3Jc3L9Zcnfs98D5pimIcCUHg2W4k3J4Fxz2t9MatiRtrthVu4mUO6BTjobWsA6BKY0ROwISDuRVOwS9u8MvEX1soBxqTCWu0SkkQSSTqqOYkjkaa+kvQ2F0ywKpQ4E5yoU2dMFUiOOgFwN2CVpKhbdbk9geCCL84qjvCyLHDltWylZStQIVGZClJSAFEaGSkAKGhChVsxjjd7HcQaubxCUuJbSJROVYSpRzJB1GijKTMFJqXv8AyF5lPisNPRluKZLyrNyG1m9wr0ULj/8AEcRelw2teRSkOBAVkEqQtGkFPNJjwHjKYpn/ALpSU5gFJKinN7qkq10PUfoQZr7DWkuhZdbdS0+qXIdb/ukHbtCEn1PP9PrbHLlCwgoCCkqQGm0q98jNmKlDkOnLpoCa6ypOacwICitSh7oMQEjqevz1IqgnxjOoKRkGq5bo0JRUtTa1Op3/ALtMhSgUpUAfxJSu/IvZQtwcTV3ffYcNCxqVEkeIgJSfIhObyI61K8MYb9su1legEA+epPwKsvmDVQ2s8VemtwTTZTUepTQpXzcp1KUbgm5uSCATY2Fu+0DvjBEtm/vFv3BKjM+Z/Wgr0KgIs7UNtJhIHyFTt0O9QtX1fptZYq4SZmXphbMnahtMti/leBBKdqh5geDYi4Bvha7tQgIdb2UJjpPI+I2PjTeyuA6hRKY1I+HMeB3FSJqrLpnVLpTUqbljMFNqKqeseOmPKSUko8ykEg2vYAi9x5Rzha3WpLiUqGv51wuhP8RsjQ+mlQ/qzmHLmQskGHRGnloo6YixJd5cdWpe1wn2B3AD/ZHvj0fwJhblihRd3XqfTb4fjXmn2pY23ixTk2QQB67/AB/CpZ0Y+NJ/o1yZSqDW6dUKxGhtpS5IRLSiS3tPAQo33osOUrtxxcYst9hiXSS1oT8Kp2D4y8wgN3BzJG3UAcp5itXMnXrptq1mtc12t1yI28lKBGdpFylZUSpwrSo+hFwTYBNxiH/w++EGADHOeXlVnHFVqt8IKiM0ADLpM9flRTqJkSlPqaQIsiShma9HeL6reHIjObdpQkkEDyrSVFVwpJAGJXArRBcU4dxEAba86pXtCxO6s7Vu1aMheYFR97TlyiQd+mlaGU81zsiZsjVSmvBmbEuWlqQFgXBBuDweCcWZ1hDyC24NDWRYfiD9lcJurYwtOxid9NqaswT3KlV1uuKK3HiXFqPdSiSSf1JwsEgAAUg6pSllazJJk+tN9by7UouX/wBsGDKRSHHiwmYUHwVODkp3e+OodQV9nPe6VIixe7EXJQckxmjSek1DGZtVazQn6r+xqpPpiaowuFKMd4tmQwq25tVv4TYcYK+2lQhQmDNTWEqcYUS2oiRBjmOhqpvUMgtVFPifhMTjnttKsY3xpb5cXQ5/MkfIkV629k92FcOuM/yLV8wDUA6QoT88wscqcuq498VLEdUTWl4IYcq7PSlmv+y+baVPUsoZakIQ4fTYryq/zv8AljM8YZzAitNbOdgpq81QkpMZairyhOIC3QQkVBnVVcnetjNam+o5xwEAPMBRUTb/AJReNh4V7tnHj+AqPxRRS8B/l/Os+nGrxZaQ229dsW3fbFxTaodGYb01axhbIDa9qlKm6wpdihPjJAPr2t+eG67AjepdnF0KHdNPcDWpEVpJLqVDt7DDZVodhT1vEBuaU/XArPD42j+Edhhupkpp0i6C6BNQ9bPFjKbafCifxEemAhpSjST74A3qqWu2b5VTZkOOOEIuQkX5P1xIJbypql4xekoMVDNIqLccrSXGdylEEFYuLYvmBryWyR1rzvxPbdreLPT8qeabXvl3k+FKQ24O21wX/wA8WJpzSqc7bmZAqXdMNS5tWaVTpq0vNlPkdULLB+p9cOknWmpGkVDGcKwIupFUWkXUZbhAtfseMPRtSJaJRNbDcx6YocHzG5weRTTKaIKPK/ZhSsW49zhJfeoqSQZoopWqK4KgA0SB2JPJw3LRpwh4TqKIqzWTm+i/LNupDkmzQCjY3UbD/PCLchcKp64pJbITRdXtbKXTlGnMxVyERm/BQ8q6EuhHkJHuLjDpSxG1NZAMGofzjngZhqri22EtJvwlJ8oxxKeZpFTk7ULVqo/LNKUtVlkcAYNuaIDQvCok7PWY4FJpjK5dUq0hMdhpP8SifU+gHcn0AJ9McfeQ02XFmABrUnh9ut1wISNTt510L0l0so+jGntNy/TXFeO0kLmOOgJE+SoALWlY7biAAlViEpFiTjGsTxBd/cl9W3IdB+vn61rthZItGAyj1PU/r5Vt5/zX/YekqeUCue6sNss2sp91Qulsj+Sw3KHbYlI9cL2dsXVBKef6/uaSuX0oSVKOg3/XyFRz029P07ra6yMtaZxpI+VlSnarmGcE3babbBcfXb1AtsSPyxeLpKrWz7G3MOL7qTzk7n0GvnFUS3fbub1V7dpllnvKHIx7qJ6EwD4TXfTQfpgyb065dSzlqnwaJ822lp2ZIUVzaiEnu6uxuAfQAISeB2xX7HDrOwUpixt1OrTGYpEx5kkSeY1JjWADFFx3iXFMaUH8TuAhJJypOiR5JAMDkfmSRUjwarJpUlcWSt1RbSCkpIVcelib8Wt6+ox28w+1vGk3dokAKOsgjXnIEazM6DUEHUSYy2vHrdZYuCTHQg/WdI8ekU8ZUzLDy5Q24cxZjvs3NwkqEgEkhaCB5r3xV+JMCvcTv1XtknOhUDcAoIEFKgSMsEeUa1NYNittY2gtro5VJnkTmkyCkgaz8aYTUIcasJcllyIlKn5CUoH7xgrKdgHsrgqIPa/PfFwFjeu2JbswHCQ0gknurCArOTO6TOQEamJGwNV03Vsi5C7iUAFagB7ycxGUeB0zEHQTB3rMNT49NiuhaZDrDSSr90wHAofRu9wfokkewGIzEOCXgj7WfeA1AKiv0UgSv1Tm6k0/seI21uC2SdCdCcoT6hRhP/Nl8qgjq4+Iuzo/pLUqrlWkvV+qRNqGRJT4EaKpR2h1SB5lBJIuO/1HfGcJx7CGHC2xLizM6KAPgpa4UR1SlKZ2JjStcw72fYvdlKr0hpseKVK/4UplIPRSlKjcCa5WR81V7WunZlkZyrBn1HOE1NYjT3xtEaptpKGyPRLLqD4Ch2SC0rs3zMFp2+YWp4ypWo8DEAeAI06DTpTlaWMMuEsWw7rcjzG/qec8zPWpS6a61lrMKmoWZqYw44poxnI77I8jiVbVbkbyUkG45SOb4yu8t/s7uYaHb9a/hWjW1wXG5BkHX9afjU7aP6R0OLAz0wiNKo9Dr7yYTaomxCDHQ0UlDZuVBfiKWVlSQOwBN7468/2bYWs97f8AKjIT2sBJkazTflPTaB091DMtXiVT5ubm5xuGloRmYyUqN0C/h8EpST+K1kpAACRbCmBtuXuJMJCYTmJOpI/mO+2o26maYYyGLKxfcQe8RHmToPPffoKCurfStjLOlipsd1yRKqtQZaQ00FKDTbaVrcJsPRRbF+3OPU3C5cuHFA7AfM15R4/LNiw2sEypXyA/OKqFV6dMblp2sSCpZsEhtRJ/pziWeQsOZI1qJsn2VW/bFWnU7Ue9KVfpNH1chDMDRDLoXHaLw/dturG1JWD6ckfQqB9MPLNCgopVvVe4nczWoXbGRoZH4V0JynFcnZTdeQSpZQlqSCblMuM0lCVn/wA9EDdz6qjKxBoV9jxDs/un6K2+B0q0XShj3DP2gauIEn+pGiv+ZOtD9ApcvM2YGoUCM9Mlvk+Gy0m61kA34+wxZFrShJUswBWPW1k8+6lphJUo7AU31VSoFTUJALSm7pUlQsQRwQR73wsnUSK660pJKVDUUzZ51NrX+jdOX11B80Vl4ymohtsS4onm9r+pNr2uccRbthwvAd46TUoi/uTbps1LPZg5gOU1XvND/iLdIIskEk4DkxUpZDaagLXagys2VqHGiraSp2Ott1azw2Crg/5/pjIvaBdNs3LKl/yn616j9jNi7cYfcpRoM41/4amjog+Gfp7mCih7M9ar02oN2U3HiPohslJ5vfapavyIxjF/xK6pRQhAA8da2lWGqtAFNmfGri5c6GtLctMNNpokhxDQsPmKm+ofnZQviAVeFZkx8KV/ed6BCV/CPyo+TkvI0GOll+nMONpsnzS3iP6rwQPsJOqRSQevVahR+X5VHeeehPp11XrRm1jJVNfnq48VuoSWld+1ku2/piVtsdWyns2lZR6Ug8m7cOdwkmgbOXwcNF6/GdOXZ+ZcoyVfhLUoTGUH/YdBNvsoYmbXi25bIlQI8R+VIEObKTNQDq58IfUrT2I/JypW6TnaCi6ksNgwppHsELJQo/ZYxZLbjG3XAfBT47j8x8KO0sAxtVZswU6tae1t2lV6nVCk1KKbORpjCmXUfdKgCR9RwcWdi5bdTnaIIPMU7zqAkVrvVYzm/wARv+lsHU0g06bunYom0L6bs1dTeZHaRliD4rbNjNqDx8OJBSexccseT6JSCo+g9cR+IXlvZN9o6Y6DmfL9RRV3ROhNXY0G+ETpLpHFaqWeYB1GrYO4mpp2Utk+yIwPmt/M4pRPsO2KBiXFj5Hc7ifn8fypiLU3BgmasfS6LphTIqIUfIuSIrDQCUtNUOKAkduAG8RTfEaydVq+J/OkHeHeeUH0Fa1b6eNGc+R1onaaafTUvDa54lAiXI+4QCMSDePXchTbyh/xH86jXcDYjKtpJ/4R+VQ1qR8FDQLUJLj9Co9TyNUF+ZDtBnLDKT9Y7pW2R9Bt++LXhnH+K2xGZYcT0UPxEGqriXA+GXQJCC2rqn8jIrlf8Sz4XucuhDP5rD0sZiyXmKQU06vMM+GPFtuMd9u58J0AEjkpWASk8EDZuFuLbXGG8oGVwbpmdOoPMfMc6yXibhy5wlQC+80dlePQjkfkeVV0pzh2pFybeuLUaqI1FOSW1KIJV37euOzSZI5Ct1RREQnzDd6m/bBCSa6Byp30oyRmTWfUSHR8qUqpVyrlxK22IbKnChKVAlarcIQPVSiB9cJPOtsIzuGBS7DDjywhoSam/MfRFS8lVVxWoOq2VMuSXLlyl0ZDtdqDXP4VIZIbQfopeIRePtjRpBV56f3qcZ4afVq8sD51qo0k6fqaypk5g1oqb1wPmm6ZTIrdvUhpTilfqq+EDjz5MhCfiaef4XbIguH4CmnM/R1p5qER/YvVxVPqDyfJBznQl05BV6I+bYW80CfdSUj7YWax8bOo+Bn5Ug5wu4nVtU+elGfSB0snp/rU2t5wgRanUZTbkSEYMwKS1H3FJkR3wChZcULJNilSL8jdcVriXHE3QFqx7u6jtJ6eQ3NWPh3B1W83L3vHYdB18ztU0S4UVpcmSy6JcJknzOpDaub2DibkJFgbkEp2pUQTxissthW36HL8zVldWR5/r/QVGtf0X1W16yzU8xZLyxVajAp9Im1CjypKkRGnIUdSfnZjK3SkOqBKQlCCbeWwsDi/cP4dlHbLG9UPiTFUAm3SrUaHz6UZ/wDg9mamMj6/DM9XQ8RmF6Tl8vhpSjFbUyAlagASEBxSdxI4Fye2IHiTGxbcQ2rCvcSmT5qOh+UetWvBOFvtXBd4+176lgjxDY1A8e8THOIru7UGWKywwXZIhyIqPBWhaCoKG4kEW9rn6G1wcT9k9c2Ljgaa7Vtw5gQQCDABBnkYG2okgjSskuW2bpCCteRSBlIIJkSTIjz8juDWxTIztWqITDYW8iOwEAlQTcCwvftfg/8AAwxv7hmytSu+cCCtZOxOpkxGhA1HTrGtO7Rpy5fi2QVBKQOmmg39P1FO9LiU6ZHd8NdQp7jTZdVGaklKFADkp+nvaxBPIxVsRucTYcR2iW30qUEhxTYKgSdArbXpMgjYmpu0ZsnEKyFbRSCSgLgGNyn8YgjmBTDQoyIdLbnCMiVNnSCxFbc8yEH1UQe5ubc4umMPrfu1YeXS2yy3ncUnRRHJII2ECTHkKrWHNIatxdhAW44rKgHUDqT1PIT5071Gnyfn40CstQnW6gS2zIjoCVsr9OwHFyMVixvbX7O7iGBrcSpnvKQtRKVp57kwYBggyDU3dWr4ebtMTSlQd0SpIgpV8tK58/FfkOaU0p5yElCZGaor0AITxeSFBtSwPqhVz9Uk4pntDwFg4xbYhbJhNwnOrzEEn1BE+Imtx9j/ABC4rA7qyvFSbVQSn+lUwn0KTA6EDlVYczUKnaVdI62KpEQ5UZMXY22u3iF9wWbAPcEDm3sDfFTbu3rvGx9lUcojbbKN/Q1ZW7RtFkTcDUknXeTt61EmSNX01yssPVCV+wK5sS0uouNLehztosFSAi60uWsPFQDuAG5N/MbpiuDW2Iq7QHKvn4+PnVetHLrDk5E95HIHceAq2WjVC1Q1JpURdJr+SqhDCfJLj5hjrQgD1UhSwofZQH2xV2uByt2Q+I+Py/On7/FoaRkUwc3jp89flUqU3S3LGUMxRKhnPO8OpTLgilZffTNcec4sFKQrw0hJuNy19gO5BvONHB8FzKSrM4dDGp8ug+vWo5OHY3jYScmVoagnRPn1V6ChfXHWmk5z1HaaiSoUeBTWPlY7DblmILYJO0Lv+8cUo3Ws9z2AAAF04D4nxLELtLbTCW7cSVKMknTQSYEzGgG0zWde1bgbC8Nwxd1c3C3btWUNoEADUFRyiTETJUd4in7O2pUzUPJ+WqQ9BpkZnLMZTDDsZkJdkAhIKln3skduL3Pc41xm3bZdW6CSVHny8q86XmIv3du1bFACWwdtz4ny/vVaOpfRdEBgZlprQAv/AK80gWCef7wD/P8AX3w5WMxzjcUytHglPYKMJV8j/epV6Puph/MS4+VpjgNaqkRcOItxdhMkNJUuMT6BRO9ok9w99Din8VXNsXm20mFkEmOQ/M7geFaZ7MMIvmWbp9aZtwpIE8zrPpEJUfEDrUi6Ta1wXoNMqHiVDLFfijwRLaAIU5bYoFKuLn1+/bGS3PFXFGCFScRbFwxOiiNxy76dj4KrbEezbg7GXw9gDv2W5AnIlWqZ3/hrmRuJTpXzVJuTS80uxpi1LfdHjl1ZuXwvnf8AW5v+YONr4Xx22xewReW2k6FPNJ5pPly6iDXmTjPhm7wTFHLK71MyFclg/eHnz6GRQlq1lGtU3Tan192G83Rp0lUZiSSNrriQdyQL34t3tbE0l9vOWge8NYqFTh9wGU3S0/wyYB8RUVZM1wnaB5xVmGnwKNU5bMWRHSzU2PHj2dbKCopuPMAbj/vw2vmg60UEx5VPYHcli4S4kA7jXxqvcN52rV9UhQ3JK/MfT7Af7sefvaC+peIlKtgkR6zXtL2P2qG8BCkbqWqfSAPlVltIs3tQKVHPipadbAX4gVYg/T2xi98l0KOWtaQ2g6Ko5zJ1HuRWFJXMWraLE3uT/XEei3eXtQTZsJMxFRJqH1ifstp1S5wipT3WVbcTdngbqztNIPvMoEnQVXzPXxRIFBmux402p1N9HBDAKEg/7Srfrzi1W/B7ihK4FV5/iG1QYRKvL+9PGhfxsZdCzQ1GrsCazRl2QXVv/MlrnubAED7X+2Be8FLDc265V02pFnHGHV5XkQOu9dHdCeqGjawZXFVpVVjyYaGvGWUOBQQj1J57YoNx9stXeyeBEVJPWTSgFN6g86jrrfj5R6mMtuZemMJbr1JkJjQqkAPFp77zYXFUfVcV8jwlfyrKT3xceHsRdtFh37p3HIgb+o3qLVbKQZB/XP1rm3lrLU3NGZI1Eht7Z86SiKhCzYIWVbTu9gnkn6JONYdvG2kKdWdAJpRDZUnSuqfSnlqg6SaP0vL9JWmO1GaakvuLFnJTr9yh1y3/ACjqRuCe4RtHYYx/E7525fVcP+nQDoPLn405LAHdSJ/tvVVfikfFPToRMOTcmPMVHMRH791SiW4I7XVbuo+iQefew5d4Lw6cRV2z+jY+dIX+Kow9ASgS4rlyA6n8BVJ8pfFI1VkVGMt6HCrYKv3iGS4y6rn+bcU3+4xo7fsvsn2Atpago+RH4VnNx7Xrm0ui08yhSRvuD+I+VWn6efiXt52kiIioSotUbBL9Pm3RIjEd+P4h9RcYz7GuDr3DFHONOo2/tWl4BxThOOJH2Y9+JKTv/fzFWl0665kpSluS42sgfjQq+0/b64rM3DdTL+Csuap0or1z1Tyf1PdLmfMr5nZjvU2ZRJb11/jYdaZW608j2WhxCSD7j64sPDONPsYkytGigofMwR5EGDVN4q4ZS5hzyF6pKT8hIPmCJrgRAmsuwmFJUgqLaSr0tcAnHsKNa8deFbaZQCkkc282ARyooFS/0q9LDnUMqvZir9V/stpxktDbuYa8tkulouH93EjN8eNLd/gbvYDzKIHeNxPEUWiAAJUdh+J8KlsNw5y6XA0SNz+udH+feo1mkZZcybppTHcg5Ftscixnr1Ouf/vqhKTZTqyP+TBDab2APfFPeeW8vtHjJ+Q8qv1pZtW6MjQgfM1F6AoIsAlAPNhgsml9K9Nslte9ajx6D0xyDuaNPIUbaFZAj6oZ7QzVH1w8vwrO1F9LSneD+BranzHcR5tt1BAWQCbAsr257JEJ3Ogpw03nPhVlalLqDCW6emexUaZHeUGENrLsLcbJJaBsWjYAcbFA3Kk8WxXRrpuPr/rufCBUjtrt+vw285qL9UsxP5+zpRtPsqzILFbriFqAkS0xlJbt/dJUbAuPhNkDi6EjgFXM7YMo0W97oPxP63qLvHlpBS0JVHw8fwHj5Vd/ow+LfoRozoZlPS7UHNi6dmmiUWZTayjM9Lcjoy25EIQIdgzZQeR/dpG9SkoO43ITjQ+wWtLTjbhATJgRCpEAHwG+mtZLdWzpddPZA5ojqNdSPHrQ58KzrXrWrvVDV880XJlIMzV+ZLDkONLXFbpTLbw/fh7Zu2+HHCnLpBXuI4NsZBjj7yuKnGG0BRISnUSAMupjnEmPGIrfLbBrQez9l194oDalLkbqUVEBO41MATyEzpXVeSJFcU08mPHabUdqCbNhw8dgSPf7884utv8AZ7BKmFuKUoCTEqIGu8A6aeA00ka1hj3a3ZDiUJCToNhPxI/W8bVtwMxOQ2Ho21MKSl0bza3AFrc/X/LEZe4E0+43dSXWykwPEmZ08Prpzh7bYotpCmI7NYOvkBEfr/XPXYa4DbpK1OORAlaHD+NxCkKsFe58qkE+oIv2w1we6RcKTlSEpckFI2SpKkzl6A5kuAfdUFRoTS+IMKZSqTJRBB5lJBiep0UgnmCJ2pqQhulsmlT3Vw/Cd+ZhSgkkJJHr9CLduxxYlrcu3BjGHJDuZPZutkgEweU/eBnQ7jaoZKUW6Th14oog5217gf2Phsa2ZNabjy2p06qtVWRESVRmGE2SFfzKNgBbv+WI9jCnHWF2FhZqtm3P94tZE5f5UiST0HIU6dv0IdTdXdwHlo9xKRpPUmB+dco/ig9SlI121bh0qiVPx4eUSsN1GMsKQ5NWu7qkeikJslHsqyrcWOM84+xtq6xBFvad5plOTwMxMeUAT1FekvZLwi5Y4K4/iIyu3CguOaUgHLPiZKo5SOdRPRIqdQ6hCk5prDlbTEb2txS2lli57qUEm5Uffjt7Yzv7Yu2SpNonJm3MyfKtOawVgkKcOaOVNOpHTzSomX5U+jzVNFsg+C/y2ygqG5RWObJTc9uwOJvDeJne0S3cI06jc9NNtTUPiHDSQhTjCzPIH86tXo5prkzTbRJkU5ql5knLaS0iWpAX40hSRbbfskBW4+vHP0hXMXuFOKczlMnYHbwqLawdDqw2pAPiRy5miWk6XUCLlYsz2VzHFtEOrbcU3suOdoT25/49MR32pfadrvrOus+dW1aDk7Fs5RECNCBtp+FR3FyxpllCtbyms1KQg2Qwq720+nlSm5ONBtvaJj6kBqzQhIA5IED0JgVmF57JsBUtT9+44oqMkqcIJ9QAT8aM1ZkmOQCqNTI+VaXb/wApngIffT62Sbqsfc4j3MXurm5TcY5erUAZyNqlWnSCEJ85J8KdNcNWFlaKtOG8PQFEEBbiYRrzMguL8oAPWtLOVFp1N0vNYl1SnS48lx6O9T0XMhLaUj94pJHCVXsMeoWcdbFl+8XG1IQEBeo1g6x514je4OecxIYOw8hx1TpaGUmJBjN/T+VRXpd0+U3OrqJ2X66jLeZqTKQ/CEkKcZK0rBAURykggWIGPNtnx+tvHV3OLN52VEmEwCJnLHIgDlInrpXtTHvZy41wy1hvD7gbeQlKcypIUBBVIGxUZ1gxJ010s2/otUc8VuI9Uo9KpzSJBkSEw3y8Hruh0JT5U285ULnsk29MSuL+0Szdwt/D7VKldqAO8AAIO+5kwKquE+zy5Zxq1xi6UlKmM3umc2ZJEagQAST15U+9SOmj+o2R2pFHjl6vUFQUwhBAVKZNg40Pr2UL+qfriI9nPFCcIxDJcLysuaK6A8lemx8DS3tU4PVjeFFdsjM+1qnqQfeT67jxFQJWtPNTM6UaNR/2NXl0+I4pxqO+Q2w04qwUsblWBNhcjG9XHHXDbQ7Y3SJ8JJPwFebbP2dcWOxbm0WEgyAYCQeZ1IFN6vh/ZozLHUur1OlUZI5CEkynD/1SEj9cUjFfbHhzZKLJlTviTkHwgn5CtKwP2H4ktIcv30tdUgFZ+MhP1qCtcOmWqaA5k8OPUP2vGmNh/wAzPgk2NrpPPI7Edu2M6xXidGOOBxbIbUNJBJnnrttXoDg7hxfD9splt8uoJmFACDEGCCd6AXNU51EZMdMSf4iewSgEK/Q4jDgpX3tIq2HGW5y6zQnmnU/MUgFPyUqGlf8Ay74CrfZIuB+Z/LEmzgSUJ7RQkeFR