Ганс Гейнц Эверс

Сибилла Мадруццо


Ганс Гейнц Эверс. Сибилла Mадруццо

<p>Ганс Гейнц Эверс. Сибилла Mадруццо</p>

Жандарм шумно приветствовал Франка Брауна; он сидел с хозяином гостиницы у стола, пока Тереза носила еду. Он, кажется, очень гордился своим новым шлемом и сказал, что в жизни не хотел бы забыть ту ночку, когда с одним парнем пропил на пари старый. Он восхищенно глянул на Франка Брауна — да, вот это был парень!

Франк Браун не был в настроении ни петь, ни пить. Болтовня Дренкера тяготила его, поэтому он увел разговор в сторону:

— Старая попрошайка — ваша приятельница?

Пограничник ответил:

— Конечно, приятельница. Но она не такая уж старая: всего на пару лет старше меня и на добрый десяток лет моложе Раймонди!

Он повторил это трижды, чтобы хозяин мог его понять. Он кивнул утвердительно:

— Она только выглядит такой дряхлой.

Дренкер засмеялся:

— Сибилла выглядит на все восемьдесят, или на сто, или на сто двадцать. Впрочем, это одно и тоже. И все-таки это правда, что мы все трое были в нее влюблены!

Франк Браун обрадовался, что вино и шлем были забыты. Он быстро спросил:

— Трое? Кто же это был влюблен в старуху?

— Так не в старуху же, — в молодую Сибиллу! — поправил его Дренкер. — Мы трое были влюблены: Раймонди, Уффоло и я — три бравых императорских стрелка! Лучших поклонников не имела ни одна потаскушка в Валь ди Скодра — а, Раймонди? Но скверно все это кончилось, и бедная Сибилла до сих пор таскает свой крест. Ибо тогда, сударь, она была стройной, прямо как елочка, и не было лучшей девчонки в целом Тироле. Когда бедняга Уффоло так плачевно погиб, вот тогда у нее и сделался горб.

— Так расскажите же, — настойчиво попросил Франк Браун.

— Рассказать — да, это целая история! — воскликнул Дренкер. — Но не в сухую же! — Он слил последние капли из бутылки в свой стакан.

Франк Браун велел хозяину принести пару бутылок «Вино Сенто» из Тоблинских виноградников. Он водрузил их рядышком перед жандармом. Дренкер было предложил ему присоединиться, но тот отказался:

— Нет, сегодня я не хочу пить...

Дренкер покачал головой:

— Забавные вы люди, ученые господа! То вы пьете, как десять морских капитанов, а то вдруг — ни капли! В этом нет никакого смысла.

— Нету, — подтвердил Браун, — в общем-то действительно никакого смысла нет. Но сейчас пейте вы, Дренкер, и расскажите мне о трех поклонниках юной Сибиллы Мадруццо.

Жандарм высморкался и закурил свою трубку. Он поднес стакан к губам, выпил и одобрительно пощелкал языком.

Потом он начал. Он рассказывал громко, живо, короткими фразами. По ходу рассказа то и дело обращался к хозяину гостиницы:

— Так ведь было, Раймонди?

Тот молча кивал или ворчал сквозь зубы:

— Да.

Алоиз Дренкер начал так:

— Тому уже будет тридцать лет. Мы все трое служили в Боцене и были лучшими на свете друзьями. Уффоло — он тоже был из Валь ди Скодра; там, у выхода на церковную площадь, стоял домик его родни. Теперь он давно развалился: бедный Уффоло лежит на кладбище, а его родичи все в Аргентине. Никого здесь не осталось из всего рода! Так вот, мы трое были имперскими егерями в Боцене; Уффоло и я были унтер-офицерами, а Раймонди стал уже фельдфебелем. Да, старый? Когда двое получали отпуск, они ездили домой, и несколько раз я бывал с ними. Так как, знаете, у меня дома не было, покойная приемная мать нашла меня около уличной канавы и в страхе скорее убежала со мной оттуда. Так что я слонялся, дрался с чужими людьми, и хорошо мне становилось только в своей компании. Имперские егеря — вот была моя семья — и отличная, верно, Раймонди? Черт побери, лучшей роты нигде в мире не найдешь! Так вот, пару раз ездил я с друзьями вниз, в Валь ди Скодра — да, разок с Раймонди и дважды с Уффоло. Ну, можете представить, как люди смотрели, когда мы появлялись. Вся деревня пялилась на нас. А мы трое — все трое не спускали глаз с Сибиллы, и каждый делал все, чтобы ей понравиться.

Но ни один из нас не говорил ни слова, ни друг другу, ни девушке. Каждый соображал и строил свой план, но никто не выдавал себя. Мы писали ей все трое — порознь, и она нам писала, но, знаете ли, всегда троим вместе. Ну, как-то зимним вечером, когда мы сидели в кабачке у Госсенфассера, Уффало и говорит, что он хочет попросить отставку и больше не тушеваться. Я подумал — это он меня задирает и спросил его, не черт ли его подкалывает. Тут оно и вышло! Он говорит, что любит Сибиллу, хочет на ней жениться и завести свое хозяйство в Валь ди Скодра. Он уже писал своей матери — отец у него умер — и она согласна передать ему усадьбу. И в очередном отпуске он хочет поговорить с девушкой. Тут встрял Раймонди! Да ну, нечего тебе стыдиться, старый, ведь так это и было! Так как, знаете, он еще не был знаком с красоткой Марией, дочкой бригенского директора школы, которая потом стала его женой и матерью Терезы. Тогда у него в мыслях была только Сибилла, опять Сибилла! Разве не так, старый? И вот он перебил Уффоло и сказал, что ему не следует и думать о девушке. Он сам должен ее взять, и никто другой! Он же старший, и к тому же фельдфебель — тут уж и я не мог удержаться. Старше или моложе, фельдфебель или нет, это все безразлично, сказал я. Я тоже люблю Сибиллу и хочу ее иметь, и никакой черт меня о чужих делах не озаботит. Я орал, Раймонди рычал, Уффоло прямо выл, и, прежде чем опомнились, мы уже сгребли друг друга за волосы и молотили кулаками, так что это была потеха... Тут заглянул один лейтенант и прервал потасовку; так мы получили все трое одинаковый срок на гауптвахте, чтобы поразмыслить о своей любви и глупости. Когда мы вышли, наш пыл сильно убавился, и мы увидели, что и впрямь глупо вздорить из-за девушки, которая может достаться только одному из нас. И мы решили предоставить выбор самой Сибилле и для этого в следующее сентябрьское увольнение поехали втроем в Валь ди Скодра. Между делом договорились, что никто не станет писать ей отдельно; так мы ей и писали вместе и посылали ей к Рождеству и к Пасхе совместные подарки. Да, это были, конечно, мелочи — шелковый головной платок или серебряная цепочка, серьги — но Сибилла хранит их до сих пор, и письма тоже. Итак, настала весна и лето, и все мы чувствовали себя неуютно. Ни один не доверял другим, и через каждые пару дней мы клялись друг другу, что не пишем тайком отдельных писем. Наконец, пришло время маневров и затем день, когда мы получили отпуска. Нелегко было добиться, чтобы нам пойти вместе, так как Раймонди и я были в одной роте, — но, наконец, и это удалось. Эту поездку я до конца дней не забуду! Никто не говорил лишнего слова, и каждый делал вид, будто он рад общаться с другими. Я думаю, это было как униформа, которая объединяла нас, а то бы мы опять передрались, как тогда вечером в кабачке.

Случилось так, что почтовая карета в долину временно не ходила, и мы не стали дожидаться, пока она пойдет. Мы промаршировали всю дорогу и пришли поздно ночью. Раймонди пошел к своим родителям, Уффало — домой, и я с ним. Но заснуть я не мог ни на миг, все время боялся, вдруг мой товарищ встанет и отправится к дому Мадруццо. А с ним было то же самое. Едва рассвело, мы вскочили, чтобы перехватить Раймонди. Только мы подошли к его дому, как он выскочил — наверное, с теми же мыслями... И тогда мы увидели, что еще слишком рано, чтобы идти к Сибилле, тем более — было воскресенье. Мы зашли к Раймонди позавтракать. Потом Уффоло встал перед зеркалом — ведь мы при подъеме так спешили, что едва успели причесаться. Он брился и прихорашивался — и тут оказалось, что мы все-таки добрые друзья-товарищи. Раймонди притащил все, что у него было: ваксу для сапог, щетки, гребни, даже помаду для усов, и мы помогли друг другу начиститься как можно лучше. Имперский егерь должен быть бравым, верно, Раймонди? Так и время прошло быстрее, чем мы думали. Там вышли родители Раймонди, и мы должны были еще раз с ними выпить кофе. Наконец, мы собрались, срезали в садике несколько роз на шапки и пошагали к дому Мадруццо. Но еще не подошли, как Уффало кричит:

— Вон она идет!

И верно, она стояла перед нами в оливковом саду, смеялась. Она была в воскресном платьице, и такая была чистенькая да хорошенькая, что сердце радовалось. Но при этом оно так билось, и я так трусил, что едва отважился шагнуть вперед. Но и с двумя моими товарищами было не иначе, и они остолбенели, как я. Раймонди шепчет:

— Ребята, я старший!

— Да, — говорю, — конечно, ты, но...

А он:

— Смирно, и слушай, что я говорю! Мы же решили: тот ее получит, кого она захочет. Но двое других не должны стать врагами, а должны остаться хорошими друзьями, как всегда.

«А ты в своем деле уверен, что ли?» — думаю. А сам был тоже уверен в своем, потому что поверил, будто она мне улыбнулась, а не другим... Поэтому говорю:

— Под козырек, — и салютую ей.

Уффоло — ни слова, и тоже руку под козырек.

— Хорошо, — это уже Раймонди говорит, — вперед, марш! Я сам ей скажу, ведь я старше и я фельдфебель.

Это мне совсем не нравилось, но что тут поделаешь, коли он широко зашагал к ней, а мы двое побежали за ним, чтобы не отстать. Мы поздоровались, и Раймонди хотел начать объяснение. Но ничего не вышло. Чернявая Сибилла захохотала, протягивая нам руки, и спросила, как у нас дела, и сказала, как здорово, что мы все вместе пришли в отпуск. Она благодарила нас за письма и подарки и сказала, что каждому сплела по часовой цепочке из своих волос. Так мы беседовали, и собственно ничего и не сказали, только Сибилла смеялась и болтала, а мы стояли, словно деревенские дурачки и глазели на нее. Я сообразил, что это срам для имперских егерей, и толкнул Раймонди, чтобы он говорил. Но он словно и не заметил. Тогда я шепнул Уффоло:

— Да говори же!

Уффоло заговорил — но что! Он, сбиваясь, рассказывал, как и где мы были на маневрах. Хотел я начать, но не получалось. Если бы других рядом не было, я легко бы смог, это я чувствовал. На этом я и строил свой план. Я сказал Сибилле, что нам надо минутку переговорить втроем. Она засмеялась и хотела сразу уйти в дом, но я попросил чуточку подождать; тогда она отошла за оливковые деревья. Тут я говорю им, что мы ослы, и я тоже, что мы три осла, вот мы кто; и так дело не пойдет. Я взял три травинки: кто вытянет самую длинную, тому и говорить с ней первым. Согласились. Потянул фельдфебель, потом Уффоло: ему досталась самая длинная. А мне досталась самая короткая... Ну, я не огорчился, ведь я был уверен, что оба молодца получат по корзинке [знак отказа, как тыква (гарбуз) на Украине — прим. перев.], а девушка будет ждать меня.

Уффоло подошел к Сибилле, а мы сели на траву, спиной друг к другу и ждали. Солдат, знаете ли, привык ждать; этому на посту поневоле выучишься. Но, хоть мы и были вдвоем, никогда ожидание не казалось мне столь долгим.

— Неужели они еще не готовы? — злился я.

Оба молчали, я видел, как Раймонди косится в их сторону. Вдруг он говорит:

— Ну хватит, больше я не могу. Уффоло давно уже мог бы покончить!

Мы повернулись, но те двое исчезли. Мы вскочили и пошли вглубь сада, оглядываясь направо и налево. Никого... Я позвал вполголоса, потом громче:

— Уффоло!

Нет ответа. Тогда загремел басом Раймонди, словно в строю перед тремя полковниками:

— Уффоло! Уффоло!

Теперь парень отозвался:

— Да, да, мы уже идем.

И они подбежали сразу. Уффоло улыбался всей своей смуглой рожей и протягивал нам обе руки.

— Простите, товарищи, мы вас и вправду совсем забыли!

Потом, как увидел наши надутые и злые лица, встал он по стойке «смирно», приложил руку к кепи и заявил:

— Господин фельдфебель, разрешите доложить: унтер-офицер Уффоло с невестой Сибиллой Мадруццо прибыл!

А девушка сделала серьезное личико и присела. Потом я как-то спросил Сибиллу, у кого из нас была самая глупая рожа, у меня или у Раймонди. Она, к сожалению, не обратила внимания, так что этого уже никогда не определить. Но в дураках были мы оба — клянусь вам!

Раймонди опомнился первым. Он полез в карман и вынул изящный, оправленный в серебро кошелек, протянул его Сибилле и поздравил обоих. Тогда я достал кольчатые серьги, которые купил для нее, и поднес как свадебный подарок. Уффоло хлопнул себя по голове и вскрикнул:

— Бог мой, а я-то совсем забыл отдать подарок!

Потом он вытащил изящные маленькие часики. Все это мы несли тайком друг от друга, но только Уффоло это пригодилось... Бедный парень, знал бы он, каким коротким будет его счастье!

Потом мы их оставили одних, и я пошел домой к Раймонди. Мы были просто разбиты, а все-таки чувствовали облегчение, что, по крайности, кончилось наше невыносимое ожидание. Мы решили обращаться с ними по-братски, как истые товарищи, которые много лет хорошо дружили. Но давалось нам это не так легко, как бы мы хотели: всякий раз, как мы встречали Уффоло с Сибиллой, нас допекала зависть, и было заметно, сколь мало мы, в сущности, радовались. Мы уже думали, не лучше ли было бы вернуться в Боцен, не дожидаясь конца отпуска. Если бы мы так и сделали! Но Уффоло приставал к нам и мучил уговорами: мы должны остаться, хотя бы до следующего воскресенья. Это был храмовый праздник в соседнем селении — в Чимего, знаете, семь часов пешком по горам в сторону границы. Теперь там жандармский кордон, и я там живу. Туда нас приглашал Уффоло; у него там жила родня, ему хотелось показать свою прелестную невесту — да заодно и своих войсковых друзей. Нам-то было мало радости, наши чувства были не для праздников. Но Уффоло не отставал, и Сибилла помогла ему своими просьбами, и мы дали себя уговорить. Итак, мы решили побывать в Чимего, чтобы там отпраздновать прощание, прежде чем вернемся в полк. Мы решили тронуться ночью, по пути отдохнуть в хижине углежога, чтобы ранним утром попасть в соседнее селенье.

Теперь я должен сказать, что Уффоло был охотник выпить. Не то чтобы был совсем пьяницей, но он плохо переносил вино и после пары стаканов уже становился очень веселым, а иногда и буйным. И теперь, в своей радости как жених, да еще в отпуске, среди старых знакомых и друзей, которые все приглашали пропустить по стаканчику, он каждый вечер был во хмелю, шумел и буянил на улице. Сибиллу это не могло не огорчать, потому что она с пеленок знала, что значит — пить. Именно ее отец, старый Карло Мадруццо, имел самую бездонную глотку в селении, и едва ли случался день, когда бы она не ощущала его тяжелый пьяный кулак. Так что не диво, если она не рада была видеть в руках жениха бутылку; она упрекала его, он обещал больше не притрагиваться к стакану — но к вечеру снова бывал пьяным. Поэтому Сибилла возненавидела вино, которое пил Уффоло, еще гораздо сильнее, нежели то, что лилось в отцовскую глотку. И когда мы в ночь под воскресенье — а она была темная, на небе ни звездочки — двинулись в горы, Сибилла ухитрилась пойти рядом со мной, тогда как Уффоло с Раймонди немного вырвались вперед. Фельдфебель и Сибилла несли фонари, а ее сокровище волокло тяжелую корзину, куда они упаковали связку свежей рыбы, наловленной вечером в озере, — они хотели доставить ее дядюшке в Чимего. Рюкзак, который укладывал Уффоло, понес я: там были хлеб, сало и колбаса, а к ним — пять бутылок доброго вина. Вот Сибилла теперь кое-что и задумала. Когда мы через полчаса подошли к роднику, она остановилась и попросила меня открыть ей рюкзак. Она еще минутку подождала, когда двое других удалятся достаточно, потом вынула бутылки и открыла их. Она спросила, не хочу ли я немного выпить, и я сделал пару хороших глотков. Потом она вылила вино, одну бутылку за другой. Я хотел было ей помешать, а она засмеялась и сказала, что уж на одну-то эту ночь я мог бы воздержаться, ведь завтра в Чимего вина будет вволю. Она наполнила бутылки водой и тщательно закупорила их; мы оба радовались, воображая, какую рожу состроит Уффоло, когда обнаружит, что его вино вдруг превратилось в воду.

Мы зашагали поскорей и быстро догнали остальных. Мы мурлыкали свои солдатские песенки, а то нам пела прелестная Сибилла. Так проходили часы. Раза два Уффоло предлагал выпить по стакану вина, но я его не поддержал, сказал, — лучше подождать до привала в хижине углежога.

Мы добрались около девяти часов и могли удобно располагаться в хижине до трех утра. Там мы решили подкрепиться и немного прилечь; у нас были наши шинели, а для Сибиллы Раймонди нес теплый плед. Затем мы хотели за пару часов покрыть последний переход до долины Чимего. В дороге стало довольно прохладно, и Уффоло закутал свою невесту в шинель. Но настроение у нас было радостное, и так мы вышагивали, то друг за другом на гусиный манер, то под руку, когда тропа становилась пошире, и каждому казалось, будто прекрасная роза принадлежит не одному только Уффоло, а всем трем братьям из егерского полка.

Было, наверное, час, когда мы прошли сквозь ущелье Боазоль. Раймонди шел с фонарем впереди, за ним — я, потом Сибилла и замыкающим — Уффоло. Вдруг я услышал, как он выругался: он поскользнулся и упал па камень. Но сразу же вскочил. Я обернулся: фонарь Сибиллы освещал его достаточно ярко.

— Проклятая тварь! — крикнул он, и я увидел, что в руке он сжимает маленькую змейку. Он перехватил ее за хвост и разбил ей голову о скалу.

— Она тебя укусила? — испуганно спросила девушка.

Он усмехнулся и сказал, что ничего подобного не заметил. Мы все придвинулись к нему и увидели, что он немного поранил себе лицо и руки при падении. Сибилла обтерла его своим платком. Потом он снова подхватил свою корзину, и мы двинулись дальше; на сей раз он шел с Раймонди, а я был последним.

Прошло еще едва ли пять минут, как Уффоло остановился, стуча зубами; его трясло от холода. Он попросил у Раймонди шинель, надел ее в рукава, а сверху еще накинул плед, предназначенный для Сибиллы. И все-таки он мерз. Я предложил ему шагать побыстрее, и он было так и сделал. Но чуть позже я увидел, как он хватается рукой за скальную стену, словно пьяный... Но он ничего не сказал, и я еще молчал, чтобы не испугать его невесту. Еще немного спустя его вновь забила дрожь; он качнулся вперед и свалился бы, не подхвати его Раймонди. Он опустил корзину и с трудом удерживался за скалу.

— Что с тобой? — вскрикнула Сибилла. Он затряс головой, пытаясь улыбнуться.

— Ничего, — сказал он. — Я не знаю...

Фельдфебель осветил его лицо фонарем. Потом он схватил его руку и внимательно осмотрел с обеих сторон.

— Ах ты, осел! — рявкнул он, — конечно же, она тебя ужалила!

Приблизившись, я увидел прямо у пульса совсем маленькую ранку; из нее сползала капелька крови, чуть побольше булавочной головки. Рука и запястье уже опухли и опухали все сильнее почти на глазах. Раймонди, окончивший курсы первой помощи, быстро выхватил из кармана платок; потом его взгляд упал на рюкзак. Он приказал мне отрезать шнур. Мы стянули руку выше ранки как можно крепче, так что шнур глубоко врезался в кожу. Между тем Уффало уже шатался, и нам пришлось положить его на камень.

Раймонди сказал:

— Так, это надо было сделать в первую очередь. Теперь нужно высосать рану.

Сибилла тотчас кинулась к жениху, но Раймонди оторвал ее, посветил ей на лицо и решительно оттолкнул: у ней был маленький прыщик на губе, так что она сама еще может отравиться, сказал он. Потом он подозвал меня, велел открыть рот и осмотрел его под фонарем:

— Тебе можно, — сказал он.

Я держал руку Уффоло и сосал изо всех сил. Я сплевывал в сторону, и мне казалось, будто я пробую языком жгучий яд. Но это, конечно, было одно воображение. Я сосал, пока Раймонди не оторвал меня.

— Теперь ему надо выпить, — сказал он.— Чем больше, тем лучше. Все, что у нас есть. Тогда его сердце заработает живее.

Он полез в рюкзак и откупорил первую бутылку. Я услышал тихий вскрик Сибиллы, она впилась в мою руку. Она лепетала:

— О, Мадонна, Мадонна!

И я понял, что она молится Божьей Матери и просит ее сотворить чудо. Я и сам был так потрясен, что безмолвно молился с нею, и сейчас еще уверен, что в те минуты у меня действительно мелькала надежда, что вода вновь обратится в вино. Но, увы, сейчас уже не совершаются чудеса, как на свадьбе в Кане!

Уффоло прижал горлышко к губам и жадно глотнул — но тут же сплюнул:

— Вода! — простонал он.

Раймонди глотнул сам, мотнул головой и швырнул бутылку в ущелье. Он думал, это случайная ошибка, и открыл вторую бутылку. Сибилла тряслась и в смертельном страхе не смела открыть рот, да и меня так подавило мое соучастие, что не было сил издать хоть звук.

Так Уффоло снова глотал и сплевывал, Раймонди открывал — и бросал бутылки в пропасть. Наконец, я набрался духу и объяснил, что произошло. Но я сказал, что сам придумал эту скверную шутку, и ни слова — о Сибилле... и до сих пор рад, что сделал так... Раймонди крикнул — ты преступник; но Уффало слабо выговорил, что он уверен, я не замышлял ничего худого. Он протянул мне в знак прощения здоровую руку, и прибавил еще, что дело не так скверно, и он, наверное, скоро встанет. Я тоже заговорил и пытался его ободрить, но Раймонди перебил меня, крикнув, что болтать уже поздно. Он схватил свой нож, прогрел острое лезвие пламенем фонаря, а мне приказал сделать то же с моим ножом. Когда лезвие нагрелось докрасна, он разрезал им рану. Потом повторил разрез моим ножом. И снова я грел нож, а он резал и выжигал вокруг раны. Бедный Уффоло страдал ужасно, он силился побороть боль, как храбрый солдат; такая жалость — как мы его мучили — и все без толку. Сибилла на коленях припала к нему и держала его голову, а он стонал и скрипел зубами.

Наконец, фельдфебель кончил. Мы видели, что нам нельзя тащить парня дальше, лучше было — чтобы один из нас бежал в Чимего за помощью. Я не знал дороги, и пошел Раймонди: он надеялся найти у священника едкий кали, камфору и нашатырный спирт. Схватив свой фонарь, он быстро скрылся на спуске.

Место, где мы лежали, было довольно мрачное. Справа высилась отвесная стена — слева обрывалось ущелье, хоть и не отвесное, но очень неудобное в темноте. Тропа между ними была очень узкая. Я скатал одну шинель — под голову Уффоло, на другую мы его уложили. Сверху я накрыл его пледом и третьей шинелью. Несмотря на это, он все замерзал; приступы озноба сотрясали его один за другим. Через короткое время он начал задыхаться, он сопел, — казалось, его легким все труднее работать. Он ничего не говорил, только изредка тихо стонал. Сибилла стояла над ним на коленях; она молчала и, казалось, оцепенела. Только я болтал все время, говорил ему, что мучения уже кончились, что фельдфебель скоро придет с надежной помощью. Я не находил тогда ничего подходящего, а твердил это опять — думаю, сотню раз за эту ночь, покинутую Богом... Но все, что я говорил, не имело значения, он меня не слушал. Иногда удушье отступало, потом одолевало его снова; приступы дрожи тоже регулярно возвращались.

Так шли часы. Кончалась ночь, и с гор наползали туманы. Наступало утро, и холодный, сырой рассветный ветер несся по ущелью. Временами, когда Уффоло лежал тихо, нам казалось, что ему становится лучше, но вскоре возвращалась сильная дрожь; он снова и снова терял сознание. В плечевом суставе у него были сильнейшие колющие боли, вся рука страшно распухла, а вокруг раны стала сине-багровой. Около шести часов утра у него начались конвульсии, туловище высоко вскидывалось и тяжело падало. Мускулы дергались, пальцы здоровой руки судорожно сжимались, а ноги сводило вперед под острым углом. Мы с трудом удерживали его, и он вновь успокаивался; но вскоре возвращались удушье и озноб...

Было восемь часов; Раймонди давно должен был вернуться — по моей прикидке расстояния. Уффоло к этому времени немного затих и словно бы задремал; я подумал, что будет лучше, если я пойду искать фельдфебеля. Я встал и побежал по тропе, ведущей в Чимего, как мог быстрее. Через час мне встретился Раймонди, с ним шли священник и трое парней из Чимего.

— Он живой? — спросил меня фельдфебель.

Я кивнул и повернул назад. Раймонди выглядел как безумный, его красивая униформа была снизу доверху в грязи; лицо и руки облиты кровью и потом. Он упал на тропе, разбил фонарь и сбился впотьмах с дороги; только с рассветом он заметил, что вышел не в ту долину. Ему пришлось лезть опять вверх по склону, и только с помощью встречного мальчишки-пастушка он вышел на дорогу в Чимего. Там он сразу вытащил священника — прямо от обедни — и вместе с людьми побежал обратно. Пока он еще досказывал мне об этом, мы вдруг услышали дикий устрашающий крик. Мы узнали голос Сибиллы и помчались бегом — Раймонди впереди всех, за ним прыгал священник из Чимего, подбирая обеими руками черную сутану. Он был отличный человек: уже не надеясь успеть со своими лекарствами, он не хотел опоздать как служитель Бога, чтобы дать последнее напутствие умирающему...

Но и для этого было уже поздно. Едва выбравшись из ущелья, мы увидели мертвеца. Его лицо было жутко искажено, глаза почти выкатились из орбит. Правая рука намертво вцепилась в шинель, ноги высоко поджаты к животу. Перед ним Сибилла — стоя в рост, но скрюченная в поясе, согнулась вперед — так, как она и теперь стоит и ходит... Мы сперва не обратили на нее внимания, так как занимались только Уффоло, растирали его, лили ему вино в раскрытые губы, держали вату с эфиром у носа. Но скоро до нас дошло, что все уже поздно, и с ним кончено... Мы накрыли его шинелью и обратились к невесте.

Мы спрашивали ее, как он умер, но она не отвечала. Мы тормошили ее, мы увидели, что она понимает наши слова, и губы ее шевелятся, но голоса не было; она лишилась речи. Глаза у ней оставались сухими, ни слезинки — никогда больше за все годы, даже на его могиле — она не могла плакать.

Священник взял ее за руку и попытался распрямить; это ему не удалось, он попросил меня помочь; помогали все — но она осталась закостеневшей, как была — туловище выше пояса осталось склоненным вперед. Пытались выправить силой: это оказалось невозможным.

Что творилось там в последние два часа жизни Уффоло — я и сейчас не знаю. Позднее я часто расспрашивал Сибиллу об этом, но она заслоняла лицо ладонями и мотала головой — так что я наконец оставил ее. Должно быть, нечто страшное — только это и читалось на ее лице. И это выражение ужаса никогда не стиралось; лишь с годами, когда кожа ее стала морщинистой и бурой, эта маска постепенно исчезла. Сегодня она уже мало заметна.

Страшная судорога, которая сломала ее тело, так и не прошла, но речь понемногу вернулась.

Мы сделали носилки и понесли их с Уффоло в Чимего — там бедняга и похоронен. Вот вам история о прекрасной Сибилле и ее злосчастном женихе.

Жандарм вздохнул и выпил подряд три больших стакана вина, чтобы унять волнение. Франк Браун спросил:

— И ее не пытались вылечить?

— Как не пытались! — Дренкер улыбнулся. — Мы все делали, что только могли, Раймонди и я! Когда мы привезли Сибиллу в родное селение, ее старик напился, как обычно. Он орал и бранился, и в слепой ярости хотел ее избить. Тогда ее приютила мать Уффоло. Позже мы отвезли ее в город; но врач сказал, что тут ничем не может помочь, и лучше отвезти ее в Инсбрук; там она лежала в госпитале год и один день. Ее мучили всевозможными средствами и экспериментировали на ней. Но ничто не помогло, и послали ее, наконец, домой — скрюченную и закостеневшую, как раньше. Тем временем умер ее отец — утонул в озере, напившись в очередной раз мертвецки; ее наследство состояло из долгов. Она опять стала жить с матерью Уффоло, и до сих пор ютится в ее обветшалой хижине, хотя старуха давно уже умерла. Ей немного надо, а пару крейцеров она себе набирает на проезжей улице в почтовые дни. Она стала скрюченной, старой, безобразной нищенкой, но, покуда жив Алоиз Дренкер, он никогда не забудет о ней!