Гэрет Д. Уильямс

Часть 1 : Темное, кривое зеркало.(другой перевод)


Глава 1

<p><strong>Глава 1</strong></p>

— Минбарский крейсер приближается, капитан.

Голос командора был напряженным, и он взглянул в лицо его капитана, надеясь увидеть явление чуда — одного из тех, что он видел прежде. Взамен — взгляд капитана был пустым и отрешенным. Почти что мертвым.

— Капитан?

Капитан Джон Шеридан внезапно вернулся к жизни.

— Открыть заградительный огонь. Заставьте его отступить. Ненадолго. — Разумеется, они не смогут взять самого минбарца на прицел, но есть и другой способ. Всегда есть другой способ.

— Да, сэр. — Командор пробежался по пульту управления с непринужденным мастерством. Он всегда был талантливым стрелком и, без скидок на молодость, он был одним из опытнейших стрелков на борту КЗС "Вавилон". После капитана, разумеется.

Заградительный огонь, конечно же, никогда не бывает особо эффективен. Невозможность прицелится по минбарцу делает задачу много более трудной, но никто из них не собирался сдаться лишь потому, что враг был лучше оснащен, лучше вооружен и в лучшем состоянии чем они. Ибо так сказал Капитан.

— Они сбрасывают скорость. Похоже, мы их зацепили.

— Есть какие—либо признаки попаданий, Дэвид? — спросил Шеридан. Он едва ли покидал капитанский мостик в последние дни.

— Не уверен. — ответил командор. — Они все еще глушат нам сканеры, слишком хорошо, чтобы сказать. Лейтенант?

— Они замедляются, и похоже что их оружие сейчас не более действенно чем наше.

— Хорошо, если так, — пробормотал Шеридан. — Может в конце концов нарны продали нам работающую глушилку. Как с гипердвигателями, Стивен?

— Еще около десяти минут.

— Черт! Ладно. Продолжать заградительный огонь, Дэвид.

Иногда командор с трудом понимал капитана Шеридана, но сейчас было не одно из этих "иногда". Капитан жил для боя, и становился действительно живым только в бою.

Командору доводилось слышать, что минбарцы до сих пор зовут Шеридана "Звездным Убийцей" — после "Черной звезды". Та победа была памятным поводом.

— Капитан! — крикнул лейтенант — Разгерметизация корпуса на кормовых палубах. Повреждены на две трети. Минбарец, наконец, получил повреждения. Похоже, носовые отсеки.

Капитан Шеридан кивнул. — Хорошо, приказ всем "Фуриям" — открыть огонь по носовым отсекам минбарца. Нанесите столько повреждений сколько возможно, но убирайтесь оттуда через минуту. Дэвид, приготовить бомбу.

Он выглядел так уверенно, подумал командор, так спокойно. Всегда готов ко всему. Ни паники. Ни страха. Командор полагал что понимает причину — капитан потерял слишком много в этой войне, чтобы бояться за свою жизнь.

— "Фурии" отходят. — крикнул лейтенант — Крейсер заряжает носовые батареи.

— Запустить бомбу и начать маневр ухода. Сейчас!

Среди горячки любого боя, знал командор, бывают моменты, когда время кажется застывшим, когда угроза нависшей смерти или надежда на жизнь растягивают в бесконечность то, что было не больше чем несколькими секундами.

Сколько осталось до того, как откроют огонь носовые батареи крейсера? И сколько — до того, как термоядерная бомба доберется до поврежденной, а потому ставшей, наконец, видимой, цели?

— Бомба запущена, капитан. — доложил лейтенант. Он так же хорошо знал про долгие секунды. Командор стиснул кулаки.

Очень долгие секунды.

А затем пол рубки подпрыгнул и затрясся под ногами. Поначалу командор подумал, что минбарец все же сумел открыть огонь, но долгие секунды проходили одна за другой, и пришло понимание, что бомба сделала свою работу.

— Так. — выдохнул он. — Похоже, нарнская техника все же сработала. — Он огляделся. Здесь никто не праздновал победу. В этот раз они победили, да, но что такое одна победа перед столькими поражениями? Они все потеряли так много в этой войне. Больше чем слишком много.

— Всем "Фуриям" вернуться на борт! — скомандовал капитан. — Гипердвигатели вернулись в строй? Отлично. Открывайте зону перехода, как только вернутся все "Фурии". Ближайший безопасный порт, куда мы можем явиться — Вега—7, ложимся на курс к ней и отправьте всех имеющихся мехботов на починку.

— Есть, капитан.

— И этот год, казалось, начнется куда лучше чем прошлый... — сердито проговорил Шеридан.

— Мы все еще живы, разве нет?

— Если это можно назвать жизнью. И это лишь середина января. У меня есть предчувствие насчет этого года, мистер Корвин. Думаю, что две тысячи двести пятьдесят восьмой будет годом, который изменит все. Наше состояние, лейтенант Франклин?

— Все "Фурии" на борту, капитан.

— Хорошо. — Капитан Шеридан, "Звездный убийца" кивнул себе. Очень долгая война. Десять лет — это слишком долго.

— Хорошо.

* * *

— Другая половина нашей души. — пробормотала про себя минбарка. — Другая половина нашей души.

Как долго она уже была здесь? Несколько дней, и в пророчествах Валена она видела столько же смысла, как и в начале. Если быть честной — даже меньше смысла чем обычно. Но она знала, почему она была тут, на Минбаре, читая пророчества до рези в глазах. Это было все же предпочтительнее, чем быть с Серым Советом.

— Тебе нужен отдых. — донесся строгий, командный голос. Она подняла взгляд и заискивающе улыбнулась. Драал всегда так влиял на нее. Лучший друг ее отца, он был всем, что после него осталось.

— Ты слишком долго была здесь, Деленн.

— Когда я была ребенком, ты упрекал меня, что я слишком мало учусь. — парировала она, ее глаза сверкнули.

— То было прежде, и есть великий дар возраста — способность меняться. Тогда ты всегда мечтала, глядя в окно как статуя из хрусталя. А теперь ты постоянно изучаешь пророчества. Они были с нами тысячу лет, Деленн. Ты не разрешишь их все за один вечер.

— Я могу попытаться, и четырнадцать циклов едва ли "один вечер", старый друг.

— Я думал, что к этому времени ты могла бы научиться. — Он сел рядом, машинально теребя пальцами короткую бородку. Странная привычка, почти в что центаврианском духе. — Ты не можешь одна разрешить все загадки вселенной, Деленн. Нерун пытался учить тебя этому, помнишь?

Деленн вздрогнула и поднялась на ноги.

— Неруна больше нет здесь, Драал. Он сделал свой выбор.

— Как и ты, но факт того, что вы оба согласились со своим выбором, еще не делает его верным.

Драал порой мог просто взбесить, но Деленн знала, что ее выбор был верен. У Неруна был свой путь, и у нее — свой. Где бы он ни был сейчас, она надеялась, что он был счастлив.

— Может быть ты прав. — сказала она. — Возможно, мне стоит отдохнуть.

Она медленно скользнула рукой напротив сердца, и склонила голову. Ритуальный жест, но тот, что для нее нес в себе столько памяти о церемониях, о гневе, о потерях, что был почти мучителен для нее.

Она знала, что Драал проследит, действительно ли она покинула библиотеку и это не раздражало ее. Это было почти успокаивающим. Порой он так напоминал ее отца.

Вид солнца Минбара, отражающегося в гранях хрустальных скал неизменно завораживал ее прежде, так случилось и на этот раз. И завораживая своей красотой, они дарили ей немного покоя. Она увидела одетого в белую мантию послушника неподалеку и вздохнула.

— Приближается зов долга, посланный тебе. — прокомментировал Драал, появляясь из библиотеки и останавливаясь рядом с ней. — Помнишь третий принцип достойной жизни, Деленн?

— Я помню. — ответила она, чуть улыбаясь. — Способность жертвовать собой для дела, для друга, для возлюбленного.

— И малая жертва может значить так же много, как и большая.

— Я знаю. Я знаю...

Ашан, послушник, подошел ближе, склонив голову перед одним из Серого Совета, как того и требовала традиция.

— Сатай Деленн, Серый Совет требует вашего присутствия.

— Полагаю, опять дискуссия о Рейнджерах.

— Бранмер был великим... — тихо проговорил Драал. Он и Бранмер были друзьями.

— В нашей истории было много великих. — отозвалась Деленн. — И умирали все.

— Раньше или позже, смерть заявляет о праве на всех нас.

— И слишком часто это случается раньше. — Деленн перевела взгляд на Ашана. — Мы не можем заставлять Совет ждать. Я возьму "Зха'лен". Благодарю, Ашан.

Деленн бросила последний взгляд на простор, сверкающий цветами хрусталя и грустно улыбнулась. Все изменилось, и изменилось не к лучшему. Она зябко поежилась и плотнее запахнула мантию, когда шла к ее кораблю.

* * *

— Я признателен за ваше любезное содействие, администратор На'Фар. С вашей помощью, мы постараемся закончить работы в ближайшие двадцать четыре часа, а затем мы покинем Вегу.

— Вы всегда желанный гость здесь, капитан Шеридан. — ответил нарн, говоря медленно и осторожно, как всегда. На'Фар мог испытывать недостаток безжалостности и амбиций чтобы возвысится в Кха'Ри, но, как минимум, его внимание к деталям и острый ум сделали его отличным выбором на роль управителя колонии, пусть даже такой маленькой и стратегически неважной, как эта.

— Мы все в большом долгу перед вами. Я был на Гораше—15, когда вы помогли нам в битве с центаврианами.

— Да, я знаю... — Нарны... есть нарны. Отличные союзники — пока это не выходит за рамки вежливости и преклонения, но попроси о хотя бы нескольких кораблях, минах или термоядерных бомбах с носителями — и это становится "политически невыгодным" или "требует больших денег чтобы встретится с нужными людьми". Они не говорили про большие деньги или политическую выгоду, когда он вел "Вавилон" в битву при Гораше—15 или доставлял припасы на Фраллус—12 или был брошен в последнюю отчаянную атаку на центавриан в секторе 37.

"Ладно, довольно нытья." — напомнил себе Шеридан — "Порой, они все же могут быть полезными союзниками. И в любом случае, они дали нам убежище от минбарцев и даже время от времени продают нам лишний термоядерный заряд или легкий крейсер. Полагаю, лучше чем не иметь союзников вообще."

— Еще раз благодарю за вашу помощь, администратор. Мое правительство высоко ценит все, что вы делаете для нас.

— Это небольшая цена, капитан. Не желаете ли вы захватить с собой кого—нибудь из вашего экипажа к нам, на поверхность, для небольшого отдыха? Я был бы весьма рад встретится с вами лично.

— Согласен. Благодарю вас, администратор. Я так же польщен. Я увижусь с вами через один стандартный час.

— До встречи, капитан.

Лицо нарна исчезло с экрана и капитан Шеридан со вздохом откинулся в кресле. Было что—то в отношениях с нарнами, что всегда раздражало его. Он не мог бы указать на это пальцем, но это всегда раздражало его — необходимость просить помощи у нарнов.

Да, возможно именно это. Он не должен был выпрашивать у нарнов помощь. Он не должен был прилетать в людскую колонию — и спрашивать разрешения выйти здесь на орбиту.

Проклятье, и у него не было никакого желания тащится в человеческую колонию, где людьми правили нарны, где люди работали на нарнов и платили налоги нарнам!

Но с другой стороны, если бы нарны не заявились так быстро на Вегу—7 и другие колонии после Битвы на Рубеже, минбарцы могли бы обратить свое внимание на них, и превратить планеты в выжженный камень, точно так же, как и Землю.

Капитан Шеридан не был на Земле больше четырнадцати лет, и теперь он уже никогда не смог бы побывать там снова. Минбарцы сорвали прочь атмосферу, вскипятили океаны и уничтожили все живое на планете. Он слушал людей, кто, как Корвин и Анна и генерал Хейг говорили ему, что он ничего не смог бы сделать, появившись там раньше, но ему хотелось бы успеть тогда. Хотя бы только для того, что бы умереть вместе с его планетой.

И кто он теперь? Партизанский вождь, герой, демон, массовый убийца, муж, отец, или просто человек, который не знал, как остановить войну, в которой он не мог победить?

— Командор Корвин, я отправляюсь на планету для личной встречи с администратором На'Фаром. Желаете присоединится?

— Боюсь, капитан, я буду слишком занят здесь. — ответил Корвин с фальшивой искренностью. Нарны нравились ему еще меньше, чем самому Шеридану.

— Очень хорошо. Лейтенант Франклин, свяжитесь с лейтенантами Кеффером и Коннели. Четверо или трое из нас отправятся на планету, на вечеринку к нарнам.

— Да, капитан. — Франклин не выглядел обрадованным, впрочем не никто не был радостен в эти дни.

Администратор На'Фар. Нарн, правящий колонией людей. Прежде Шеридан не мог бы и представить себе такое.

* * *

— Д—долбаная тварь! Спросите меня — их всех надо выкинуть обратно в космос!

— Маркус. Ты пьян.

— Конечно ннадеюсь так или все ппрекрасно... и как оно там... пошло к чертям...

Джозеф Коул подарил нежный взгляд своей жене, Катерине, которая вернула улыбку и пожала плечами Ее жест сказал все: "Он твой брат. И как сказано, твоя проблема."

— Одной ступенькой выше минбарцев, я думаю. Да, и центавриан тоже. У которых такие дурацкие прически. Удивлюсь, если они понимают какими дураками выглядят.

Джозеф поднялся на ноги и подошел к его дико жестикулирующему младшему брату.

— И Дрази тоже! Вам надо чтобы кто—то научил их подобающему поведению. Это не так сложно. Н—н—нет, Джо, оставь меня...

— Маркус, если ты и дальше будешь оскорблять чужаков, то нарвешься на драку.

— Отлично, д'вай их всех! — К счастью для Маркуса, в баре сейчас были только люди. Нарны предпочитали их собственные заведения, и тут было очень немного других не—людей. Вега—7 не была процветающим деловым центром и в лучшие из времен.

Катерина тихо вздохнула.

— Снова...

— Он просто выпил, вот и все. Это ничего не значит.

— Он постоянно пьян, Джо. Он весь день работает в шахте и надирается всю ночь. Однажды он убьет себя. Если какой—нибудь нарн не сделает этого раньше.

— Знаю, знаю, но... Его можно понять. Жизнь тут при нарнах стала не слишком легкой, Со времен Войны.

— Я знаю, что все непросто, но ты не можешь позволить Маркусу просто выкинуть его жизнь на ветер. Я тоже беспокоюсь о нем, ты же знаешь.

Джозеф обернулся к своему брату, сосредоточенно превращавшему свои волосы в подобие центаврианского гребня.

— Пойдем, Маркус. Пойдем домой.

— Домой? Н—нет никакого дома. Минбарцы разрушили его. Разрушили все.

Джозеф вздохнул снова. Это обещало быть долгой ночью.

* * *

— Вы кажетесь немного... "на взводе", капитан Шеридан?" — На'Фар вежливо предложил Шеридану питье, от которого тот так же вежливо отказался. Он уже пробовал нарнскую выпивку прежде. У Коннели не было такого опыта и отказываться она не стала. Глотком позже она явно пожалела об этом.

— Просто небольшое напряжение от ожидания стычки, вот и все. Я всегда так чувствую себя после миссии.

— Я понимаю. Какие новости о минбарцах? Разумеется, если это не секретно.

— Как обычно. Только... ладно, остаются на своих позициях.

— У меня есть некоторый опыт общения с минбарцами, как вы знаете. Я говорил что они всегда действуют как одно целое. Когда четырнадцать ваших лет назад началась война, они обезумели все вместе. Возможно теперь, наконец, они все вместе пришли в себя?

— Не кажется, что это немного запоздало?

— У людей ведь есть поговорка : "Лучше поздно чем никогда."?

— Я никогда не собирал избитые поговорки.

— Как дела у вашего правительства, администратор? — спросил Франклин. Он побывал во многих местах перед войной, путешествуя автостопом на кораблях. И он был одним из немногих людей на борту "Вавилона", кому доводилось лицом к лицу встречаться с минбарцами в том редком сорте встреч, с которых обе стороны уходили живыми.

Франклин учился на врача, пока несколько лет назад не погиб его отец. Это и толкнуло его искать место на борту "Вавилона". Он знал достаточно, чтобы быть отличным доктором, но утверждал, что предпочел военную карьеру. Шеридан прежде хорошо знал генерала Франклина. У "Старого Штурмовика" была легкая смерть. Лучше чем у многих.

Франклин был единственным, кто свободно чувствовал себя в этой комнате , спартанской и темной, как и все нарнское жилье. Подсвечник на каменном столе, древняя книга, пойманная в пляшущем свете свечей. Кеффер подпирал стену, откровенно желая быть где—нибудь в другом месте. Коннели все еще отходила от того, что ей дал На'Фар, а Шеридан... ему тоже хотелось быть подальше отсюда.

— А, так же, как и обычно, лейтенант. — ответил На'Фар — Или так мне хотелось бы верить. Вы же знаете, что здесь я далековато от нашей политической картины.

— Да, но все же ваша помощь весьма ценна для нас, администратор, повторился Шеридан. Был отблеск чего—то в красных глазах нарна. Чего—то загадочного.

— Это совершенно бесплатно, капитан. В память о Гораше—15. Сколько времени займет ваш ремонт?

— Двенадцать часов или около того.

— А... — нарн внезапно опустил взгляд. — Простите, капитан. Приказ был непосредственно от Кха'Ри. Я протестовал, но не мог его отвергнуть.

Каждый инстинкт Шеридана словно закричал ему, и тогда он понял это. Не запах, не звук или взгляд, но чувство. Чувство, что никогда его прежде не подводило.

Минбарцы!

Немедленно он выхватил РРG, разворачиваясь и прижимаясь спиной к стене. Было слишком поздно. Дверь комнаты На'Фара выбило внутрь взрывом и шестеро минбарцев ворвались внутрь, великаны, одетые в в черное и с пиками в руках. Каста воинов. Шеридан тотчас выстрелил, поймав в прицел квадрат на груди первого. Минбарец упал, но остальные были быстры, так чертовски быстры.

Кеффер оказался ближе всего к ним. Он успел лишь удивленно дернуться, и он был беспомощен, когда пика хлестнула ему по лицу, отправив его обратно к стене умолкшего и неподвижного. Бедняга Варрен. Он всегда казался живым только в своей обожаемой "Фурии". Шеридан выстрелил снова, но на этот раз лишь ранив.

Франклин попытался вытащить его РРG, но его инстинкты были все же инстинктами доктора, не воина, и он был повержен простым ударом по ногам и ребрам. Коннели удалось вытащить свое оружие и она успела пристрелить одного минбарца.

Корабль! Тут должен быть корабль! Шеридан включил свой линк так быстро, как смог.

— Шеридан — Корвину! Убирайся отсюда! Повторяю! Убирайся отсюда к черту! Корвин, ты... — Пика ударила его по руке, лишив его равновесия и выбив РРG. Шеридан попытался рванутся вперед и ударить, но там уже было пусто.

Чертовы минбарцы! Они были слишком быстры, и слишком хороши.

Пика опустилась на его череп и сознание решило отдохнуть.

* * *

Где—то за Границами, есть мертвые миры, что некогда прежде кишели жизнью. Из одного такого мира, который звался лишь За'Ха'Думом, вынырнул шаттл и растворился в космосе.


Глава 2

<p><strong>Глава 2</strong></p>

Генерал Вильям Хейг вздохнул, взглянув из окна его офиса на серые груды шлака и пыльные небеса Проксимы—3. Почему люди поселились в таком месте как это? Где теперь трава, деревья, тихий пересвист птичьего пения по утрам? Проксима—3 была пустыней; стратегически важной и ценной пустыней, но пустыней все равно.

И, также, это было новым домом для человеческой расы.

С тех пор, как минбарцы победили, а затем уничтожили Землю, человечество было вынуждено рассеяться, везде и повсюду. Многие из колоний уже пали, Орион уничтожен, Марс разрушен, система Веги висела на волоске, и спаслась лишь потому, что нарны установили над ней свое правление. Проксима—3 осталась последним бастионом человеческой мощи, место для последней и лучшей надежды на победу над минбарцами. Высохший, опустошенный, отвратительный мир.

И кто сейчас был последней и лучшей надеждой для человечества? Не сам генерал Хейг, определенно не президент Мари Крейн или вице—президент Морган Кларк. Нет, последней и лучшей надеждой для человеческой расы стал человек, давно уже мертвый в любом смысле, за исключением телесного. Капитан Джон Дж. Шеридан. "Звездный Убийца".

И эта последняя и лучшая надежда уже больше тридцати часов задерживалась с возвращением из рутинной разведмиссии в секторе 14. Он и его "Вавилон" были лучшим, что осталось от некогда могучих Земных Сил. И если и он погиб где—то, то значит, Земные Силы, спустя десять лет после самой Земли, потерпели последнее поражение.

Генерал Хейг не был на Земле во время последней попытки обороны, которой была Битва на Рубеже. Он тщетно пытался защитить колонии Ориона, лишь для того, чтобы минбарцы прошли сквозь их оборону, словно ее и не было. Если бы Шеридан не пришел на помощь, незадолго до его почти апокалиптической атаки на минбарский флот в том, что позже стали называть Битвой за Марс, Хейг погиб бы на Орионе.

Его коммуникатор пискнул и он бросился к столу.

"Самое время, Джон." — подумал он. — "Я слишком стар чтобы ты устраивал мне такие встряски."

Но лицо, появившееся на экране не было лицом Шеридана. Его помощник, командор Корвин.

— Что за... ? — вырвалось у Хейга — Докладывайте, мистер Корвин.

— Наша первоначальная разведка Четырнадцатого показала что район пуст, сэр. Не было никаких признаков вторжения центавриан, но мы повстречались с минбарским крейсером, возможно, также находившимся на патрулировании. Мы уничтожили минбарца в стычке, но "Вавилон" получил серьезные повреждения. Связь вышла из строя, и гипердвигатели были опасно нестабильны. Капитан приказал двигаться к Веге—7 для ремонта. Он отправился на поверхность встретится с Администратором На'Фаром и не вернулся. Я получил его сообщение с приказом увести "Вавилон" от Веги—7, и как раз вовремя — там был минбарский крейсер спрятанный за луной Веги—7.

О капитане Шеридане и лейтенантах Франклине, Кеффере и Коннели нет никаких известий. Возможно они мертвы или захвачены в плен. К счастью, мы смогли закончить большую часть ремонта, и только что вернули в строй систему связи.

Прошу разрешения вернуться к Веге—7 для поиска капитана, сэр, или же спасательной миссии, если потребуется.

Генерал Хейг опустился в кресло и растер глаза.

— В разрешении отказано, командор.

— Но, сэр...

— Я сказал — в разрешении отказано. "Вавилон" слишком важен, чтобы рисковать им. Если Вега—7 скомпроментирована, все что мы можем сделать — уведомить нарнское правительство и оставить этот район. Что касается капитана Шеридана... если он все еще жив, я уверен, он найдет возможность избежать плена или сбежать, и сам добраться сюда. Он очень находчив, как вам и самому отлично известно. Если же он мертв — то я не могу, и не должен позволить вам рисковать единственным сохранившимся тяжелым крейсером в самоубийственном набеге. Нам всем слишком нужен "Вавилон", командор.

— Генерал, прошу вас!

— Это приказ, командор! Вы возвращаетесь на Проксиму—3 немедленно для полного отчета. Приказ понят?

— Да, генерал.

— Хорошо. Хейг закончил. — Экран погас и Хейг в отчаянии обхватил голову руками. Что делать когда потеряна даже последняя надежда? Во—первых, напиться. И во—вторых, попытаться найти что—то, что можно будет сказать жене Шеридана.

Корвин откинулся в кресле перед экраном в рубке "Вавилона".

— Какого черта!... — прошипел он. — Лейтенант, проложите курс к Веге—7 Мы отправляемся за капитаном.

* * *

— Я Сумерки. Я стою меж свечой и звездой. Мы Сумерки. Мы стоим меж тьмой и светом. Я пришла занять место что ждет меня.

Деленн откинула капюшон ее грубой серой накидки и шагнула в колонну света, завершая круг девяти.

— Хорошо, что ты вернулась к нам, Деленн. — проговорил Сатай Леннан справа от нее. — Ты покидаешь нас каждый раз, как тебе выпадает возможность. Надеюсь, это не из—за нашего общества?

— Нет. — сказала она, чуть улыбнувшись. — Я изучала пророчества, Леннан. Это тяжелая и утомительная работа.

— Уверен, что так. — скрежетнул строгий голос с другой стороны круга. — Но есть наши обязательства перед Девятью, и договор, созвавший нас при Валене. Не забывай этого, Деленн. Твой первый долг — перед Советом, не перед твоими личными поисками. Мы все же Девять, не Восемь.

— Я не забываю этого, Синовал. — ответила она, когда воин откинул свой капюшон. — Я лишь пытаюсь служить всем, чем могу.

— Но чему ты служишь больше, Деленн? Совету, или своим собственным интересам?

— Синовал! — прервал Хедронн. — Довольно! Никогда Сатай не подвергали сомнению дела других. Мы должны верить что Деленн служит Валену, как и все мы. А теперь мы должны вернутся к обсуждавшемуся вопросу.

Слишком долго Рейнджеры оставались без вождя и без порядка. Смерть Бранмера значит что нет Энтил'за стоящего против идущего Врага. Мы должны избрать его, и скорее, ибо без Энтил'за нет Рейнджеров. И если мы неспособны избрать Энтил'за, то как же мы сможем избрать вождя, когда закончится траур по Дукхату?

— Кто—либо может найти избранника Бранмера? — спросил Леннан. — Тот... Алит Нерун?

— Нерун сделал свой выбор. — проговорила Деленн, надеясь, что остальные не заметят боль в ее голосе. — Он слышал иной зов. И не в нашем праве подвергать это сомнению.

— Нерун сбежал, — презрительно фыркнул Синовал. — Спрятался от войны, в которой мы должны сражаться. Великая потеря. Он хорошо служил Бранмеру в войне и против землян и против Врага, но если он не желает служить более, то возможно, это сможет другой.

— Но кто? — спросил Леннан. — Никто другой не желает, или не подготовлен, или же недостаточно талантлив, чтобы вести.

— Рейнджеры — воины. — подчеркнул Синовал. — Кто еще должен сражаться против Врага, как не они? И кто сможет вести лучше их, чем воин? Разве не я вел Клинки Ветра в войне с землянами? Разве не служат среди Рейнджеров многие из моего клана? И разве не я говорю здесь за касту воинов? Сатай, я предлагаю себя на место Первого Рейнджера.

— Это невозможно, Синовал, как тебе отлично известно. — сказал Хедронн. — Твой долг Сатай, твои обязанности перед Девятью отказывают тебе в положении Энтил'за.

— Деленн находит время изучать пророчества, и это не освобождает ее от долга Сатай. Возможно, это не так, и в таком случае она должна покинуть это собрание.

— Синовал! Я предупреждал тебя прежде! Среди Сатай не может быть обвинений. Деленн была избрана Дукхатом и она достойно служила нам шестнадцать циклов. Ты был здесь куда меньше нее, и потрудись проявлять к этому уважение.

Хедронн сердито смотрел на Синовала, взгляды воина и мастера скрестились над залом Совета. Деленн смотрела на них с растущим отчаянием. Амбиции Синовала были хорошо известны, и вражда между кастами мастеров и воинов могла взорвать не только Серый Совет, но и весь Минбар вместе с ним. Она не могла позволить воину расколоть Совет, тем более в споре, начавшемся из—за нее.

— Хедронн! Синовал! Совет не место для споров и упреков. — прервала она. — Все мы служим лучшим, чем способны, и так, как способны. Если Синовал уверен, что он лучший выбор на место Энтил'за, то пусть будет так.

— Вы поддерживаете меня? — проговорил Синовал, со вспышкой недоверия в темных глазах.

— Нет. Я поддерживаю Рейнджеров. Я поддерживаю исполнение их задачи, и я поддерживаю то, что будет способствовать ее исполнению. Если вы наилучший выбор для руководства Рейнджерами, как заявляете, то вы должны занять положение Первого Рейнджера. Если же нет — мы уверены, что вы признаете это и оставите это место для более достойного. Чем станет Совет без доверия?

— Глас разума, как всегда. — шепнул Леннан и она улыбнулась в его поощрение.

Синовал неожиданно обернулся, когда юный послушник подошел и заговорил с ним. Его колонна света угасла, и Деленн оставалось лишь смотреть во тьму, где он был. Ей было не по душе этот поворот событий. Когда вновь зажегся свет, она узнала, что выражение триумфа на лице Синовала нравится ей еще меньше.

— Собратья Сатай. — провозгласил он. У меня великие новости. Шеридан, "Звездный Убийца" был захвачен воинами клана Клинков Ветра. Его доставят сюда, в цепях, чтобы он предстал перед нашим судом.

Деленн вздрогнула. "Звездный Убийца"? Она знала о Шеридане, все минбарцы знали о нем, не только за "Черную Звезду", но также и за его атаку на самое сердце Минбара — сам Серый Совет. Менее недели спустя после падения Земли большой минбарский флот обратил свое внимание на человеческую колонию — Марс. Безумная атака Шеридана на этот самый корабль убила двоих из Сатай и позволила множеству беженцев покинуть планету. И, следовательно, именно Шеридан привел в движение события, позволившие Синовалу и Леннану придти к власти.

Когда Деленн взглянула на Синовала, она сомневалась, что воин собирается поблагодарить Шеридана за свое возвышение. Конечно же, нет.

* * *

Ночь опустилась над горняцкой колонией Вега—7, люди уснули. Маркус Коул, шахтер спал и видел сны пьянства и гнева. Его брат Джозеф с женой Катериной спали тревожным, беспокойным сном. Администратор На'Фар спал, преследуемый снами, что снятся любому предателю.

Лейтенантам Франклину и Коннели не удалось уснуть в своей камере — лейтенант Кеффер кричал от боли.

Над маленькой и незначительной колонией соткалось из пустоты нечто древнее и черное, испустившее вопль, разорвавший ночное небо.

Все системы раннего оповещения были уничтожены.

Оно осталось одно в ночи.

За исключением того, что покоилось под поверхностью Веги—7, того что, недавно разбудили горные работы, столь же древнего и темного, похороненного тут на тысячелетие.

Оно ожило.

* * *

— Мое имя Джон Дж Шеридан. Ранг: Капитан, Земные Силы. Мой личный номер...

Деленн смотрела на человека в центре круга с любопытством. Подумать только, что это и есть легендарный Звездный Убийца. Просто человек. Окровавленный, закованный, но не сломленный. Стоящий прямо, даже в его оковах. Нет, это уже был не только человек, это был Звездный Убийца и глядя на него Деленн могла представить себе, что он был способен убивать звезды.

— Мы знаем кто ты, землянин. — оборвал Синовал, говоря на языке Шеридана. Шеридан обернулся к нему и Деленн хватило его мимолетного взгляда, чтобы увидеть чистую ненависть, горевшую в глазах человека. Словно отражение Синовала.

"Один воин другому..." То о чем говорил Нерун, когда рассказывал о побуждениях, толкающих к борьбе и сражениям. Достигнуть самих звезд? "Ненависть и огонь, честь и доблесть, горящие в одном сердце?"

— Это все, что я могу сказать. — ответил Шеридан, явно произнося механически заученную фразу. — Я требую знать, что сделали с моими людьми.

— Они неважны, Убийца. Просто лакеи. Возможно, их убьют. Неважно.

— Ты, ублюдок! —прорычал Шеридан. — Клянусь богом, ты заплатишь за их смерть, За все что ты сделал с Землей, с моим народом, с моей дочерью! Я своими руками вырву тебе глотку!

Синовал усмехнулся.

— Я так не думаю Звездный Убийца, и если уж мы заговорили о возмездии, вспомни, кто в этой войне ударил первым. Кто сделал первый выстрел? Чья кровь на чьих руках? На твоих — достаточно для целого поколения.

"Один воин другому. Они могут быть не одной крови, но одного сердца." Деленн вздрогнула. "Один воин другому. Одного сердца. Одной души? Другой половины души?"

"Вален, нет!"

— Что с вами, Деленн? — спросил Леннан, заметивший ее смятение.

— Мои извинения, Леннан. Я лишь... растеряна. В его голосе столько ненависти... — Теперь он смотрел прямо на нее, и она выдержала его взгляд. — Столько ненависти.

— Он лишь примитивный варвар. — сказал Синовал. — Его язык достаточное тому доказательство. Я не знал, что вы говорите на нем, Деленн.

— Я собрала вместе обрывки. — нерешительно проговорила она.

"Во имя Валена, что если заподозренное мной — правда? Это слишком... слишком непристойно чтобы даже допустить..."

— Надеюсь, его будут держать под стражей, пока мы не решим его судьбу?

— Что здесь решать? Он — Звездный Убийца. Кровь многих на его руках, включая двух, кто прежде стоял здесь. Просто казнить его, и закончим с этим.

— Это может быть преждевременным. — возразила Деленн. — Он может знать, то, что будет нужным для нас. Мы должны получить его знания.

"И я должна проверить мои подозрения. Вален, помоги мне оказаться неправой."

— Я согласен с Деленн. — поддержал Хедронн. — Если, как ты продолжаешь требовать, Синовал, мы атакуем остатки землян, нам понадобятся его знания.

— Пусть так. — признал Синовал. — Но все же здесь не место для человеческого отродья. Оно лишь для нас. Его отправят на поверхность.

— Это будет мудро. — согласилась Деленн. Она смотрела, как Шеридана уводят двое послушников. Его ненависть была почти физически ощутима.

"Во имя Валена, кто способен на такую ненависть?"

И — память: Дукхат лежащий на ее руках, люди, кто сделал это все еще рядом. И вопрос заданный ей. Вопрос... и ответ. "Убейте их! Убейте их всех!"

— Итак. — произнес Хедронн. — Место Энтил'за... .

* * *

"Мое имя Джон Дж. Шеридан. Ранг : Земные Силы, Капитан. Мой личный номер...

... валяй, Джонни, повторяй эту поговорку. Может быть, она поможет тебе остатся в здравом уме, пока они не решат тебя прикончить."

Его первым воспоминанием после удара и бесчувствия на Веге—7 было пробуждение в крошечной комнате.

Все пропахло минбарцами, бесящий запах, напоминавший ему гвоздичное масло и сталь. Он не знал, сколько пробыл там, но помнил, как затем он был выставлен перед кругом Девяти — тот самый легендарный Серый Совет, не иначе, — а потом отправлен оттуда в эту холодную, темную, маленькую камеру где—то на поверхности.

Он пробовал бродить по ней — восемь шагов в длину, шесть в ширину, а когда это уже не могло развеять его скуку он попытался вспомнить Анну — не ту, кем она была сейчас, ту кем она была, когда они встретились, представленную ему его сестрой Элизабет.

Когда не помогло и это, он обратился к его дочери, которую тоже звали Элизабет, и ко времени, когда он видел ее в последний раз, погребенной под тоннами рухнувшего камня, когда минбарцы бомбили Орион—7. Он тогда не смог найти ее тело.

Не только его дочь умерла в тот день. То же самое стало и с его женой... где—то внутри себя, она сломалась и выстроила стены вокруг всего, чем она была и чем могла быть, и единственным, что допускалось за них было пьянство.

Он считал, что он сам точно так же умер в тот день, и его стены были такими же как и ее, но за его — допускалась лишь война. Последняя атака в секторе 14 на центавриан. Самоубийственная атака на корабль Серого Совета при Марсе. Освобождение генерала Хейга с Ориона.

В своем сердце, капитан Джон Дж Шеридан был мертв, впрочем, таким теперь было все человечество, лишь с небольшими различиями.

Он вздрогнул от щелчка открывшейся двери. Краткая вспышка света, когда кто—то вошел и вновь тьма.

Тьма и запах. Запах цветка апельсина. Это было невозможно, но все же это был цветок апельсина, словно в детстве, в саду его отца.

А затем был свет и воспоминания тридцатилетней давности угасли. Минбарка стояла перед ним. Он уже видел ее — спорящей в Зале.

— Приветствую. — она говорила негромко. По—английски. — Меня зовут...

— Сатай Деленн. — перебил он ее. Она могла бы выглядеть почти... почти беззащитной, если бы не огонь, горевший в ее глазах... очень близко к поверхности. Она, казалось, изучала его. — Я слышал ваше имя в разговоре Совета. И вы одна из тех, кто хотел отправить меня сюда.

— Вы говорите на нашем языке? — в ее голосе не было удивления.

— Вы не единственная, кто умеет подбирать и складывать вместе обрывки чужой речи. Итак, что помешает мне разорвать вас здесь и сейчас?

— Можете попытаться, но вы проиграете.

— Меня можно убить лишь однажды. Что мне терять?

Она медленно кивнула.

— Несомненно, у вас есть и что—то, ради чего стоит жить?

— Да. Есть. Надежда, что смогу убить еще несколько из вас прежде чем сдохну!

Теперь она казалась удивленной. — Какая ненависть. — прошептала она по—минбарски и затем что—то о Валене. — Как вы можете жить с такой ненавистью?

— Просто, когда десять лет это — все что у тебя есть. Вы забрали мою жизнь, мой дом, родителей, сестру, дочь... вы забирали у меня все, пока я не захотел оставить себе хотя бы ненависть.

— И вам это удалось?

— Возможно. Какая разница.

— Тогда я хочу задать вопрос. Почему вы не напали на меня? Я — Сатай. Я воплощение всего, что вы ненавидите. Почему вы не попытались убить меня?

— Потому что вы ждали этого. Я не стал бы Звездным Убийцей делая лишь то, что от меня ждут.

— Вы, кажется, почти гордитесь этим титулом...

— Заслужен в бою, подарен мне врагами. Чертовски верно, я им горжусь.

— Я равно горда моим титулом. Сатай. Возможно, вы поймете это, капитан?

— Возможно. Надо полагать, вы здесь для моего допроса?

— Нет. Я лишь хотела поговорить.

— И ждете, что я в это поверю?

— Нет. — прошептала она. Она погасила светильник и ушла, оставив Шеридана, смотреть вслед ней, и только тающий запах цветка апельсина был следом ее присутствия.

— Интересно, верно? — сказал другой голос. Женский голос. Говорящий по—английски.

— Кто?... где вы?

— В точности здесь, капитан. А, может, немного света... — появился маленький тусклый огонек, выхвативший женское лицо в углу камеры. — Я вошла, когда вошла она, и спряталась тут. Она меня не видела. Вам не стоит беспокоится об этом.

— Я вас тоже не видел. Что вы тут делаете, и как вы сюда попали? На Минбаре не слишком много людей.

— У меня есть несколько... друзей, здесь и сейчас. Не беспокойтесь, капитан. Я пришла чтобы увидеть вас. Поговорить. После этого мы оба уйдем отсюда.

— Именно так? Просто выйдем в эту дверь?

— Точно.

— Только с моей удачей... Заперт в минбарской тюрьме с сумасшедшей или галлюцинацией.

— Едва ли сумасшедшая, капитан, и вполне настоящая. Кстати, меня зовут Сьюзен Иванова и я хочу задать вам один вопрос. Достаточно простой вопрос.

— Капитан, что вы хотите?


Глава 3

<p><strong>Глава 3</strong></p>

Капитан Джон Дж. Шеридан, должно быть, был уже мертв и отправился в ад.

Может быть минбарский жезл сделал больше, чем просто удар по голове, оглушивший его на несколько часов. Может быть, он пробил ему череп, и его тело сейчас лежит в какой—нибудь безвестной дыре на Веге—7, пока его душа обретается в каком—нибудь особенном круге преисподней — приготовленном для людей вроде него. Для людей, у кого крови на руках больше, чем ее можно найти на целой планете.

Список обвинений: уничтожение "Черной Звезды".

Виновен, как утверждают, и чертовски горд этим.

Безумная атака на Серый Совет — и, да, смерть двух из их числа.

Как было заявлено.

Без счета минбарцев и центавриан на пути четырнадцатилетней войны.

Защита молчит.

Его дочь, оставленная одна на считанные минуты — но достаточно долго, чтобы минбарская бомба разорвала ее на части.

Небрежность? Виновен.

Позволил его жене стать жалкой пьяной тенью той, что она была когда—то?

Виновен.

Дал надежду там, где ее не могло быть, людям, кто сражался в войне, что нельзя было выиграть?

Виновен.

Достаточно длинный список обвинений, несомненно достаточный, чтобы заработать вечное проклятие. Джон Шеридан никогда не был особо религиозен, но в ад он верил. Он видел его, когда вернулся на руины родного мира. Если таким был ад, значит он мог существовать.

Предан нарном, который был должен ему больше, чем мог расплатится.

Трое из его экипажа — Франклин, Коннели и Кеффер — захвачены, возможно уже мертвы.

Доставлен на Минбар в цепях и выставлен перед Серым Советом, как животное.

Вдобавок, успел послужить предметом спора и торговли. Расспрошен одним из их числа, Сатай Деленн, кто, казалось, насмехалась над ним, и кто почти мучительно пахла цветком апельсина.

И в завершение всего — заперт один, в темноте и с сумасшедшей. Прекрасной сумасшедшей... но все равно — сумасшедшей. Сумасшедшей, задающей бессмысленный вопрос.

— Что вы хотите?

Джон Шеридан взглянул на Иванову и , наконец, решился ответить.

Если это была иллюзия, вызванная каким—либо минбарским трюком, он должен был попытаться подыграть ей, в надежде обмануть их. А если это был какой—то местный адский житель, посланный для его пытки то он должен был принять свою судьбу. Он никогда ни от чего не бежал в своей жизни, и не собирался учиться этому сейчас.

Впрочем, была одна проблема — решившись отвечать, он не знал, какой дать ответ.

— Что вы имеете в виду? — наконец, спросил он. — Это довольно дурацкий вопрос, не находите? Особенно заданный в подобном месте.

— Вы знаете место получше? — с улыбкой ответила она. — Может, мы прогуляемся до Лас—Вегаса, и я спрошу вас там?

— Лас—Вегаса больше нет.

— Я знаю. Действительно, жаль. Я хотела его повидать. Когда—то.

— Поверьте мне, вы немногое потеряли.

— ... Если вы так говорите... Хорошо, капитан. Что вы хотите?

— Кто вы, чтобы спрашивать меня об этом?

— Это важно. Очень важно. Что вы хотите?

Шеридан рассмеялся — этот вопрос становился абсурдом.

— Я хочу убраться из этой камеры. Как для начала?

— И это все, что вам нужно? Не могу поверить, что ваши желания настолько ограниченны, капитан.

— Не настолько. Я просто... не уверен, как ответить на этот вопрос.

— Лишь пожелайте лучшего.

Он рассмеялся вновь. Если эта женщина была демоном — то, определенно, это был забавный демон.

— Я хочу вернуться на "Вавилон".

Я хочу вернуться к моей команде.

Я хочу быть за миллион миль от этой планеты и от этого высокого—и—могучего—и—прекрасного Серого Совета.

Я хочу стереть всех и каждого из минбарцев с лица этой вселенной.

Я хочу, чтобы они страдали — как страдали мы. И я хочу чтобы нарны испытали что—то подобное. После всего, что я для них сделал — они предали меня, так пусть они страдают, пусть их планету бомбят из космоса и продадут их народ в рабство.

И то же самое — для центавриан.

Они стояли в стороне и смотрели, как мы дрались и умирали — пусть страдают и они.

Я хочу чтобы вернулась Земля — вновь целая и невредимая. Я хочу, чтобы моя жена вновь была той женщиной, на которой я женился, не той... тенью что она сейчас. Я хочу, чтобы моя дочь вновь вернулась ко мне.

И... да, и еще я хочу большую порцию ванильного мороженого, посыпанную шоколадом и в вафельном стаканчике.

Я ответил на ваш вопрос?

Иванова рассмеялась. По—настоящему привлекательным смехом.

— Не знаю, что я смогу сделать начет вашей дочери или мороженого, но посмотрим, что я смогу насчет остального.

Шеридан больше не мог сдержатся. Он расхохотался.

— И как же? Вы же иллюзия.

— Может ли иллюзия сделать это? — Иванова поднялась к двери и мягко толкнула ее. Дверь скользнула, открываясь. Шеридан сощурился от света, внезапно залившего камеру, и уставился на Иванову.

Она протянула руку.

— Итак, мы уходим? Или вы собираетесь оставаться здесь?

* * *

Деленн знала, что Драал стоит позади нее, прежде чем она заговорил. За годы она научилась узнавать звук его шагов. Это был успокаивающий звук. И он напоминал ей о ее отце.

— Ты снова работаешь. Думаю, мне не стоит удивляться, Деленн. В конце концов, ты никогда не слушала меня, когда была ребенком, так к чему начинать слушаться теперь?

Она повернулась, улыбаясь. — Я, должно быть, ужасная обуза для тебя, старый друг? Тяжело возится с таким непослушным ребенком?

— Обуза? Нет, скорее, вызов. Я никогда не встречал кого—то с такой же тягой к знаниям, как ты, Деленн, хоть это порой и вело тебя... странными путями. — Он помолчал и окинул ее внимательным взглядом. — Что это, Деленн? То, что беспокоит тебя.

Она слишком хорошо знала его, чтобы пытаться лгать старому учителю.

— Я... я думаю что открыла нечто, старый друг. Что—то, что потрясло меня до глубины души. Я надеюсь... Я молю, чтобы я была неправой, но...

— Это "что—то" касается человека Шеридана? Ох, не смотри так удивленно, Деленн. Все еще есть кое—кто в Совете, кто все же слушает ворчливого старика, и подкидывает ему крохи информации время от времени, достаточно, чтобы мне было чем занять мысли. Звездного Убийцу держат в этом самом здании, Деленн, и я нахожу тебя тут, все так же изучающей пророчества, когда тебя тут быть не должно. Так что с этим человеком?

— Он... я не знаю, как описать это, старый друг. Столько ненависти в его глазах, столько... таланта разрушать. Он и ужасает и... . странно успокаивает. Я не могу объяснить этого, Драал, скажу лишь, что я чувствую. Мне кажется — я знаю его уже давно. Может быть, он тот Один о котором говорил пророчества, Один, кому предназначено вести нас против Врага, что возвращается.

— Или возможно, он просто массовый убийца. Я думаю, такой как он был бы скорее, наилучшим кандидатом для того, чтобы служить Врагу, чем вести против него.

— И это я должна знать. Где будет его выбор? Тот ли он, о ком говорилось? В нем... великие способности, и они должны быть обращены на нашу сторону. Если это возможно — он мог бы стать ценным союзником. — Она могла бы сказать больше, но остановилась. Она знала, Драал заметит, что она что—то скрывает, но он не мог даже заподозрить этого.

Что она считает Звездного Убийцу — Шеридана, человека которого ненавидели и страшились по всей федерации Минбар, — несущим в себе душу минбарца.

— Убедить его в том будет трудно, Деленн, если не невозможно.

— Но я должна попытаться. Может быть, наш новый Энтил'за заперт в камере в этом самом здании.

Взгляд Драала отяжелел. — Я этого не слышал, Деленн. Одно дело говорить о Шеридане как о возможном союзнике. К добру или ко злу, он одна из сил в этой галактике, но — Энтил'за? Человек, даже такой, ведущий Рейнджеров? Нет, Деленн, это даже не глупо, это святотатственно.

— Прости, старый друг. Я понимаю... это неразумно. Но был ли лучшим выбором Синовал? Отсутствие альтернативы — вот что сделало Синовала тем, кто будет новым Энтил'за. Сегодня я видела Синовала и Шеридана в Зале Совета. И было это так, словно они — отражения друг друга в одном и том же зеркале. Я боюсь, что амбиции Синовала далеко его заведут.

— Но ты не сможешь остановить его, пока ты здесь, Деленн. Ты избранница Дукхата, никогда не забывай этого. Ты должна быть гласом рассудка в Совете — противостоящим Синовалу. И ты не сможешь быть им, если вечно будешь прятаться здесь.

— Я смогу, Драал. Я смогу. — она прервалась, глядя на него, того, кто так долго был частью ее жизни. Затем она поднялась, и сделала обычный жест прощания. Он повторил жест и смотрел, как она уходила, так никогда и не узнав, что под ее мантией она скрывала трилюминарий.

То что заглянет в душу Шеридана.

* * *

— В сообщении говорилось, что капитан Шеридан отправлен на Минбар, командор. — доложил лейтенант. Дэвид Корвин выслушал и кивнул, но не сказал ничего.

Минбар. Если бы бы Правительство Сопротивления на Проксиме—3 знало, что он делает, он бы оказался за бортом так быстро, словно он и родился в вакууме, но это должно было быть сделано.

Капитан Шеридан спасал ему жизнь больше раз, чем он мог сосчитать, и если сейчас Шеридан был в опасности, Корвин должен был помочь.

— Там упоминалось про остальных ? — Лейтенанты Франклин, Кеффер и Коннели — все они отправились на Вегу—7 с капитаном, и никто из них не вернулся.

— В перехваченном сообщении говорилось только про капитана, сэр, но я предполагаю...

— Никогда ничего не предполагайте. — огрызнулся Корвин — Очень хорошо, если мы собираемся штурмовать родной мир минбарцев, это время подойдет так же, как и любое другое. Проложить курс на...

— Подождите, командор. Мы получили шифровку... Это Земные Силы, сэр.

— Если это Правительство сопротивления...

— Нет, сэр. Это... старый код, сэр. Три или четыре года давности, но это, похоже , отправлено с Минбара.

— Откуда минбарцам знать коды четырехлетней... Капитан! Проиграй!

Корвин крутнулся в кресле — капитанском кресле — и повернулся к экрану. Тот был пуст и забит помехами, но сообщение прозвучало отчетливо:

— С капитаном Шериданом все будет в порядке. Я могу вывезти его с Минбара, но нам понадобится транспорт, когда выберемся оттуда. Позаботишься подать нам лифт, Дэвид? Жди в этих координатах:...

— Это ловушка, сэр. Это должна быть ловушка.

— Нет. — перевел дух Корвин — О, нет, это не ловушка. — Он узнал этот голос и прошептал беззвучно молитву богу, в которого больше не верил.

— Проложить курс в переданные координаты. Думаю, мы получим назад капитана.

* * *

Шеридан чувствовал себя заблудившимся в лабиринте минбарских коридоров, но Иванова, казалось, знает, куда идти. Эти чертовы минбарцы вообще знают, что коридоры можно строить по прямым линиям? Также, он чувствовал себя более чем немного растерянным и немного более живым. Он был здесь, в родном мире заклятого врага, пойманный в ловушку какого—то судя по всему административного комплекса, без оружия и его корабля, с единственным союзником — загадочной женщиной которая, похоже, была больше, чем наполовину безумной.

Это было почти... веселящим.

— Вы знаете, куда мы идем, а? — переспросил он Иванову. Шеридан ненавидел доверять другим в подобных делах.

— Вы слишком напряжены. Где ваша страсть к приключениям? К развлечениям, наконец?

— Пытаетесь рассмешить меня? Терпеть не могу подобного.

— Хорошо : мы — все — умрем — медленной — мучительной — смертью. Особенно если минбарцы нас поймают. Теперь вам лучше?

— Не уверен.

— Хорошо. Брат всегда говорил, что я пессимистка. — Они вступили на развилку двух коридоров и Иванова оглядела оба.

— Сюда. — сказала она, указав одно из направлений. — Наверное...

— А каким из путей вы пришли?

— Это... в некотором роде трудно для объяснения.

Они вместе успели сделать несколько шагов в указанном Ивановой направлении, когда прямо перед ними открылась дверь, и из нее шагнул минбарец. И не просто какой—то минбарец.

Сатай Деленн.

* * *

На краткое мгновение Деленн замерла. Звездный Убийца. Каким—то образом он все же сбежал. Она обошла вниманием человеческую женщину рядом с ним, сосредоточившись на Шеридане и вынужденная отступить перед яростью, вспыхнувшей в его глазах.

А затем человеческая женщина сказала что—то, и Деленн повернулась к ней.

Время, казалось, остановилось, в моменте, который командор Корвин назвал бы долгими секундами. Человеческая женщина более не была просто человеком, но темным силуэтом, тьмой, такой полной что она проникла в самую ее душу, ненавистью более страшной чем Шеридановская, потому что скрывалась она под мирной и спокойной поверхностью.

Догадка Деленн была столь же ужасной, как и та, что касалась души Шеридана. Враг проснулся, и он пришел сюда.

И она предала себя во власть боевых инстинктов, заботливо выкованных в ней отцом, Дерханом и Неруном. Больше не было важно, кто была эта женщина, или почему она служила Врагу, или почему ей нужен был Шеридан. Важно было лишь, что она служила Врагу — Врагу, с которым Деленн должна была сражаться всю ее жизнь.

Выпад и хлесткий удар кулака Деленн миновал защиту женщины и отшвырнул ее назад. Та упала, но Шеридан рванулся вперед. Он, казалось, колебался, прежде чем ударить ее, на краткий миг, позволивший Деленн ускользнуть от его удара, и нанести свой — в солнечное сплетение. Он также рухнул, и у теперь у нее было время чтобы достать и раскрыть свою боевую пику, В руках мастера она была смертоносным оружием, и пусть Деленн не могла сравниться с Дерханом — но обучили ее достаточно многому.

Отступив к стене, она сжала свое оружие в руках. Она не так много знала о человеческой физиологии, но все же знала достаточно, чтобы вывести этих двоих из строя. А затем Серый Совет должен быть предупрежден. Не только о том, что бежал Шеридан, но что Враг был здесь.

Звук появился внезапно, гудящий и потрескивающий. Вздрогнув, Деленн обернулась. Это возникло прямо перед ней, размытое мерцание в форме огромного краба. Рассудок оставил ее, и она сделала выпад, тщетно пытаясь ударить чудовище перед ней, чудовище, явившееся из ее худших кошмаров.

Оно двигалось с быстротой, казавшейся невозможной. Одно смазанное скоростью движение, и она упала, в боли, с поразительной ясностью осознав, что горячая влага, залившая ее живот, была ее собственной кровью.

* * *

— Что это была за чертовщина? — поинтересовался Шеридан, разглядывая лежащую Деленн. — Можете мне объяснить?

— Друг, капитан. Вы увидите, что они у нас повсюду. Пошли. Она еще может поднять тревогу или что еще. — Иванова нагнулась и подобрала странное оружие, которым пользовалась Деленн. — Быстрый удар по шее, и она будет уже не вашей заботой, капитан.

Цветок апельсина...

— Нет, мы берем ее с собой.

— И меня вы называли сумасшедшей?

— Смотрите сами — смогут ли минбарцы угрожать нам, если с нами будет один из их Серого Совета? Стоит подумать — каким заложником она станет, даже если не вспоминать про ее знания. Теперь пошли, вы говорили что знаете выход отсюда.

Иванова пожала плечами и сложила пику. — Всегда хотела такую. Считай что попросила отца подарить одну на Рождество. Сюда.

Шеридан присел, чтобы поднять Деленн, и заметил небольшой треугольный предмет, выпавший из ее мантии. Машинально он сунул его в карман и поднял ее. Он был удивлен, тем насколько легкой она оказалась, и тем, как легко запах цветка апельсина теперь сменил запах крови и смерти.

Если бы он был менее занят, Шеридан мог бы услышать тот же самый жужжащий и потрескивающий шум, что так поразил Сатай Деленн.

* * *

— Капитан! Рад вновь увидеть вас. Я думал... что это... Рад, что вы вернулись, сэр.

— Хорошо вернуться домой, Дэвид. — Шеридан вылез из шаттла, стоящего в малом доке "Вавилона". — С нами гостья, которой нужна срочная медицинская помощь. Буду признателен, если ты притащишь сюда доктора Кайла осмотреть ее.

— Я здесь, капитан, — бросил старый доктор, протискиваясь мимо Шеридана к люку шаттла. Иванова молча ждала позади Шеридана. Доктор выглянул наружу.

— Но, капитан, она же...

— Минбарка, я заметил. Если быть более точным она — Сатай Деленн из Серого Совета. — Корвин тихо присвистнул. — Она может помочь нам сохранить свои шкуры, и в любом случае — могли бы вы представить себе лучшего заложника?

— Поверить вам, так будущее усыпано розами, сэр.

— Скорее уж цветками апельсина.

— Простите, сэр?

— Ничего. Как она, док? — Рана Деленн выглядела достаточно серьезной, но Шеридану доводилось видеть поразительные возможности минбарцев, что называется, из первых рук. Она оставалась в полубессознательном состоянии, пока он нес ее из здания к шаттлу, и балансировала на грани между сознанием и беспамятством, когда он вел шаттл от планеты к "Вавилону". Они не больше встретили никакого сопротивления во время побега — что немного насторожило Шеридана.

— Она поправится. Рана выглядит хуже, чем оно есть на самом деле.

Шеридан кивнул. — Хорошо. Она нужна мне живой. Есть чертовски много вопросов, на которые она должна ответить.

— Не только она. — пробормотал Корвин — Капитан, что действительно случилось на Веге—7? И как вам удалось так легко сбежать? Я хочу сказать, что не хочу быть непочтительным или чего похуже, но вы не могли уйти с родной планеты минбарцев, словно из булочной.

— Забавно. Я и сам удивлялся тому же. — Шеридан скользнул взглядом по Ивановой, выплывающей из—за его спины.

— Я же говорила. У нас везде есть друзья, капитан.

Но ответа Ивановой Шеридану услышать не удалось. Он слышал лишь вопль Корвина:

— Сьюзен!

— Вы знаете друг друга? — К удивлению Шеридана, Иванова скользнула вперед, к Корвину, и, пока тот таращился на нее с обалдевшей физиономией, подарила ему долгий и весьма страстный поцелуй. — Похоже, знаете.

— Мы знакомы. — рассеянно бросил ему Корвин.

— Я думал, ты умерла. Я хочу сказать... я надеялся, услышав голос... но потом я не верил, что это ты. Ты умерла...

— Умерла. Но мне уже лучше.

Корвин смотрел на нее, а затем, зажмурившись потряс головой.

— Прошу прощения капитан. Я... немного растерялся.

— Я заметил. Что насчет лейтенантов Кеффера, Франклина и Коннели?

— Ничего, сэр. Я думал, что они с вами.

— Не знаю где они, но я знаю нарна, который скажет. На'Фар подставил меня, и я хочу узнать, почему. Он упомянул насчет Кха'Ри. Если нарны начали работать на минбарцев, то у нас всех большие неприятности. Проложите курс к Веге—7. — Он взглянул на Иванову. — Загадки могут немного подождать.

* * *

Сатай Синовал, Шай—Алит священной войны, военный вождь клана Клинков Ветра, член Серого Совета, и вскоре — Энтил'за, ворвался в свои покои и сердито воззрился на ту, кто ждал его.

— Звездный Убийца сбежал. — прорычал он. Он ушел из этого самого здания, в надежности которого ты уверяла. Он просто ушел, и никто даже и не подумал попытаться его остановить. Словно моей охране было приказано не вмешиваться, словно их даже не известили, что он был здесь. Но так могло случится лишь по моему приказу, и я его не отдавал!

— Я позволила себе некоторые... вольности, Синовал. Сожалею, если это вас оскорбило.

— Надеюсь, у тебя была достаточная причина.

— Просто назовите это платой за одну из многих ваших милостей. У меня были достаточно серьезные основания считать, что кое—кто хотел бы повидать этого Шеридана. Кое—кто из... ваших друзей. И я сомневаюсь, что это уже стало широко известно, но, думаю, что Сатай Деленн более не будет досаждать вам в Совете,

— Ты уверена в этом? Шеридан убил ее?

— Убил, взял в плен... Это уже не важно. Если пожелаете, вы сможете обвинить ее в его побеге. Я знаю, что вам хотелось бы этого. Итак, скажите, разве ваша выгода не стоила его исчезновения?

— Я не остановлюсь пока Шеридан и все кто с ним не будут мертвы. Кровь за кровь! За "Черную Звезду", за "Эмфили" и "Догато", за...

— Да—да. Знаю. У вас будет шанс встретится с ним, раньше или позже. Будьте терпеливы, как я. Кроме того, теперь вы сможете начать войну с землянами с куда меньшими помехами со стороны Деленн. Я бы хотела быть там, когда это случится. Я лично слишком много должна землянам, чтобы пропустить момент, когда вы сотрете их всех моим оружием. Итак, что вы скажете теперь, Энтил'за? Или, как должно быть — Избранный?

— Я скажу, что сегодня ты более чем заслужила свое прозвище.

Когда она усмехнулась, Синовал подумал, что Мастер Войны Джа'Дур, последняя из Дилгар, уже не сможет заслужить имени, которое ненавидели и проклинали бы в галактике больше, чем это.

"Несущая Смерть".


Глава 4

<p><strong>Глава 4</strong></p>

— Собратья Сатай. — Синовал медленно опустил голову, испытывая желание накинуть свой капюшон, спрятать лицо от пустого круга света, что застыл напротив него. Так долго он желал этого, но теперь, когда величайший его противник в Сером Совете исчез, он чувствовал себя... опозоренным. — Сатай Деленн потеряна для нас.

— Что значит — потеряна?

Сатай Леннан. Из касты жрецов, и такой же новичок в Совете, как и сам Синовал. Но Леннан не был ни вождем клана, не имел ни поддержки верных воинов, ни великих деяний в священной войне против землян, ничего, что могло бы поддерживать его. Он был ничем — всего лишь бледная тень подле Деленн.

— Что случилось с ней?

— Убийца сбежал. Он получил помощь со стороны. Во время его побега он встретил Сатай Деленн и забрал ее с собой. Предполагаю, как заложника. Я страшусь подумать, что она сбежала с ним добровольно.

— Что вы говорите? — повысил голос Леннан. — Вы обвиняете... ?

— Я не сказал ничего, и я не обвиняю никого. — процедил Синовал сквозь стиснутые зубы. Он ненавидел это, ненавидел сеять подозрения — пусть и неявные — среди братства Совета, но он должен был это сделать. Шеридан действительно получил помощь в его побеге, хоть помощь эта и не исходила от Деленн. И еще — если не будет обвинена Деленн, расследование может добраться до самого Синовала и до существа под его защитой.

И все же, когда Синовал посмотрел на Леннана, он почувствовал вспышку злости. Деленн заслуживала, по крайней мере, уважения. Леннан — нет. Разве у Деленн не было лучших сторонников чем этот? Синовал знал, что безумная атака Шеридана на этот самый корабль вскоре после падения Земли, убила двух из ее величайших сторонников, но разве Леннан был единственным, кто мог говорить за нее?

— Она должна быть найдена и спасена. — произнес Хедронн, резко и отрывисто, как всегда. Синовал восхищался им. — Она одна из Девяти. Она будет найдена.

— Шеридан покинул планету. Наши детекторы засекли человеческий шаттл, покинувший атмосферу. По некоторым причинам это не потревожило нас в течении нескольких часов. Он, без сомнения, уже встретился со своим кораблем.

— В таком случае... мы упустили их? — выдохнул Леннан, голос его был наполнен мукой, которую Синовал мог бы разделить: Заполучить в свои руки Шеридана — "Звездного Убийцу", купить его у нарнского правительства, что было обязано ему самим своим существованием... лишь для того, чтобы упустить его вновь.

И чтобы один из Девяти пал перед ним.

Синовал не любил Деленн, но все же она была одна из Девяти, как и он.

И все это благодаря интригам существа, которое ему следовало бы убить, тогда, когда он впервые ее увидел. Вместо того, он был заинтригован ей, и слушал и учился...

И пал. Не зря они звали ее "Несущей Смерть".

— Нет. — Кровь взывает к крови. Кровь погибших на "Черной Звезде", на "Эмфили", кровь двоих Сатай, даже кровь Деленн. Все требовало крови — крови Шеридана.

— Шеридан землянин, а земляне весьма предсказуемы. Он вернется на место его пленения — вернуть его людей, и найти того, кто его предал. Он вернется на Вегу—7.

— Тогда я сомневаюсь, что он вернется оттуда. — проговорил Хедронн, и Синовал вздрогнул. Он не ждал такой реакции от спокойного, уравновешенного Мастера.

— Вегу—7 коснулась сила, куда большая чем наша. Наши зонды засекли нечто, движущееся там. Нечто древнее и темное. Нечто, пытающееся взлететь вновь.

Лицо Синовала побелело.

* * *

— Как она? — осведомился Шеридан у доктора Кайла. Достаточно простой вопрос, небрежный и безобидный, словно он решил осведомится о здоровье друга или родственника, его жены Анны, или даже... возможно... в последние годы — его дочери, Элизабет.

Обычный вопрос... за исключением того, что это была не Анна, и Элизабет была уже два года как мертва. И так же это был не родственник и, конечно же, не друг.

Звук дыхания Сатай Деленн был хрипл и неровен, но движения ее груди выдавали, что дыхание возвращается к своему обычному ритму. Шеридан все еще не знал, кто или что расправилось с минбаркой. Он успел заметить лишь мимолетное движение и слабый крик. Иванова пыталась замять это, но Шеридан хотел знать больше.

— С ней все в порядке. Минбарцы достаточно выносливы. Полагаю, она встанет на ноги за несколько часов. Раны живота обычно болезненны, но если успеть вовремя — их можно излечить.

— Хорошо. Ей надо будет ответить на чертову уйму вопросов. — И не только ей. — Держите меня в курсе.

Шеридан покинул тесные отсеки вавилоновского Медлаба со странными чувствами. С тех пор, как он прибыл на Вегу—7, казалось, ничто не было правильным. Преданный там нарнским администратором, схваченный минбарцами, допрошенный под страхом пыток, а затем... заинтригованный беседой с той женщиной, что сейчас лежала в медлабе. Он мог напасть на нее; может быть — убить ее, так почему он не сделал этого? Он сказал — потому что не хотел делать ожидаемого, но что действительно было правдой? Почему она мучительно пахла цветком апельсина, и кем была женщина, освободившая его?

Начните с конца, и проделайте весь путь к началу. Не совсем так, как делал Шерлок Холмс, но у Шеридана было откуда начинать.

Он нашел командора Дэвида Корвина точно там, где и ожидал — в дежурной комнате неподалеку от рубки, зарывшимся в звездные карты и технические данные.

— Какие новости насчет ремонта? — спросил Шеридан — Ты успел все сделать прежде, чем...?

— По большей части, сэр. Корпус восстановлен более чем на восемьдесят процентов, связь, навигация и вращающаяся часть вернулись в строй, как и гипердвигатели, хотя они все еще немного барахлят.

Им потребуется капитальный ремонт, когда вернемся на Проксиму.

Не можем восстановить корпус возле наблюдательного купола и внешние камеры; кормовые батареи и пусковой док "Фурий" "С" все еще в нерабочем состоянии, сэр.

— Паршиво, но могло быть и хуже.

— Хм... сэр... возможно, так оно и есть. Генерал Хейг и правительство сопротивления дали мне недвусмысленные указания... ммм... оставить вас и остальных, сэр...

— Ты говоришь так, словно пришлось надавить на него?

— Опуская подробности... да...

— Это был бесконечно глупый и безответственный поступок, мистер Корвин. Тем не менее, я не смогу достаточно отблагодарить вас. Только не делай так больше.

Корвин ухмыльнулся.

— НЕТ, СЭР!

Не в первый раз Шеридан поражался, насколько молод был его Командор и Исполнительный Офицер. Слишком юный, чтобы сражаться за Землю, он был одним из сотен тысяч беженцев, спасшихся во время Битвы за Марс, вскоре после Рубежа, когда Шеридан бросился в самоубийственную атаку на Серый Совет.

Он отличился среди прочих беженцев — не каждый смог бы добраться до мостика, и занять место лейтенанта, когда тот погиб.

Шеридан произвел его в помощники лейтенанта на месте, и с тех пор Корвин рос в чине почти так же быстро как и сам Шеридан. Один из многих, кто следовал за ним. Один из многих, кто мог умереть одинокой, бессмысленной смертью в чужом мире.

— Еще один вопрос, Дэвид. Более ... личный. Откуда ты знаешь Иванову?

— Сьюзен? Она служила в Земных Силах, сэр. Поступила еще на Земле, была в тренировочном рейсе к Ганимеду, когда минбарцы взяли Землю.

Она сумела добраться до Проксимы—3 и вскоре была придана Генералу Франклину в личный штат. Я встретил ее, когда "Вавилон" начинали перевооружать и перестраивать несколько лет назад. Правительство сопротивления в то время настаивало на моем назначении куда—нибудь, где за мной могли бы присматривать.

Думаю, они не доверяли мне тогда, и уж, конечно, они не будут доверять мне теперь.

— Я разберусь с этим.

— Спасибо, сэр. Как бы то ни было, Сьюзен и я встретились и... так... хм...

— Я женатый человек, Дэвид. Я понимаю.

— Спасибо, сэр. — Корвин залился краской. — Затем меня вновь направили сюда, а Сьюзен услали на какое—то секретное задание, по поручению генерала Хейга. Они называли это "Проект Вавилон" — в честь этого корабля. Я не знал точно, чем она занималась, тем не менее мы поддерживали отношения и встречались каждый раз, как могли, пока... ладно... она была на секретном задании вне Границ... Мы слышали отчет, что ее шаттл разбился и погибли все, кто был на борту. Я был... совсем разбит этим, сэр.

— Да, я помню... Боже, почему я ничего не замечал тогда? Почему я никогда не замечал вас...?

— Думаю, мы тогда все были немного не в себе, сэр. Сумасшествие проходит со временем.

— Порой это неизлечимо, мистер Корвин. — Шеридан поднялся на ноги и вышел из дежурки.

Он устал, и вопросов было все еще куда больше чем ответов.

Ему надо выспаться перед прилетом на Вегу.

Сон и еще несколько ответов.

И его дочь...

За дверью каюты его ждала совсем не его дочь.

— Что? Как вы сюда попали?

Сьюзен улыбнулась. — Просто постучала. — Она уютно устроилась в его постели. — Так вы заходите или нет?

Шеридан мог только застыть в дверях и смотреть. Словно явился призрак Анны. Он почувствовал мимолетный аромат цветка апельсина.

Он зажмурился и втянул воздух сквозь зубы.

Затем шагнул в каюту и закрыл дверь.

* * *

— Идем, Варрен, обопрись тут.

— Больно... Док...

— Черт. Хотел бы я... Хотел бы я вспомнить что делать. Я же всего несколько лет назад был врачом! Варрен!

— Мы можем хоть что—то для него сделать, Стивен? Эта рана...

— Я не позволю ему умереть, Ниома.

— Ты должен попытаться.

— Есть что—нибудь с "Вавилона"?

— Нет.

— Держись, Варрен. Не смей умирать!

* * *

— Кто вы?

Сьюзен улыбнулась. — Это очень философский вопрос. Вы уже успели стать ворлонцем?

Шеридан медленно прошелся по своей каюте. Иванова все так же лежала в его постели, улыбаясь, выглядя более хозяйкой этого дома, чем он сам. Почему бы и нет? Он едва ли когда бывал здесь. Когда он был на Вавилоне, он всегда был либо в рубке, либо в дежурке, или же летал на "Фурии".

"Это место Анны. Он должно было принадлежать ей."

— Вы знаете, что я имею в виду. После трех лет отсутствия, вы восстаете из мертвых — в минбарской камере, только затем, чтобы помочь мне сбежать... и мы это успешно делаем, с минимальным трудом и прихватив одну отключенную Сатай. Всю работу сделали ваши... друзья. Почему? Я хочу сказать... я не понимаю ничего из этого.

— Пару часов назад вам не было нужно понимание.

— Оно потребовалось сейчас.

— А. Догадываюсь, вы поговорили с Дэвидом. Отличный парень, мы неплохо забавлялись вместе, но все это было лишь забавой. Всегда знала, что он далеко пойдет. Командор, а? Так—так—так. Все же... Теперь я изменилась. Я изменилась с тех пор, как попала на За'Ха'Дум.

— За'Ха'Дум? База для операций ваших... друзей? Кто они? Чужаки? Люди? Я видел мельком то, что ранило Деленн и уверен, что я никогда не видел таких раньше.

— Они чужаки. И я не советую вам пытаться произнести их имя, если, конечно, вы не говорите по—валлийски. Оно десять тысяч букв в длину. — Она запнулась и глубоко вздохнула. — Я не уверена, как вам объяснить это. Они древняя, очень древняя раса, и они могущественны но... все чего они хотят — это жить в мире. Планета, на которой гробанулся мой шаттл — За'Ха'Дум — оказалась их родным миром, и очень священным для них местом. Они почитают что—то там — я так и не узнала, что.

Как бы то ни было, мои друзья... они уже давно недовольны минбарцами. Все что им нужно это жить в мире, но минбарцы не позволяют им этого. Не знаю почему, но догадываюсь, что ворлонцы приложили к этому руку. Тысячу лет назад они пытались вернутся на За'Ха'Дум после изгнания. Минбарцы не пожелали допустить этого, и зашли так далеко что атаковали За'Ха'Дум при поддержке ворлонцев и еще нескольких, теперь давно уже мертвых рас. Моим друзьям пришлось бежать, но некоторые остались там, скрываясь от минбарцев. Я, так сказать, привлекла их внимание, когда свалилась им на головы.

Они оказались действительно дружелюбными. Или, вернее, стали ими, когда я объяснила им положение. Они хотят вернутся на За'Ха'Дум и жить там, но минбарцы и ворлонцы не хотят им этого позволить. И тогда они предложили нам помощь, потому что сами знают, что такое быть изгнанником. Они не желали бы воевать с минбарцами, но пойдут на это, если придется. Все что им нужно — жить одним. В мире. В своем мире. Разве это так много, чтобы спрашивать?

— Одно дело минбарцы. — протянул Шеридан. — Как насчет Ворлона? Если ваши... друзья привлекут внимание, мы можем получить на наши головы недовольных нами ворлонцев. Я не хотел бы чтобы это случилось. Потому что тогда Рубеж покажется нам приходской вечеринкой.

— Именно. Потому мои друзья и не могут открыто предложить вам помощь. Они вынуждены действовать скрытно, но они сделают что смогут, чтобы помочь.

— Благодарю.

— Думаю, вы будете довольны. Они — первые стоящие союзники, что у нас есть, с тех пор, как все это началось. Что с того, что они не могут придти открыто! Они готовы помочь нам, капитан. Возможно, даже помочь нам отомстить. Мы не сможем вернуть Землю, и не можем вернуть вам дочь, но мы все же можем заставить этих чудовищ заплатить за то, что они с нами сделали!

Что—то внезапно щелкнуло в мозгу Шеридана, и он повернулся к Ивановой.

— А что хотели вы? Если они задали вам тот же вопрос, что вы задали мне, то — чего захотели вы?

Иванова улыбнулась.

Линк Шеридана пискнул. Прошипев проклятие Шеридан шагнул к своему столу и подобрал его.

— Да?

— Мы у Веги—7, сэр. Мы вышли из гиперпространства. Боюсь, гипердвигатели все—таки сдохли. Опять. Наш ремонт не был закончен, и придется задержаться тут, прежде чем сможем убраться к Проксиме. Но... это не худшее.

— В смысле?

— Мы сканируем планету, сэр. Из всего населения в более чем четыре тысячи нарнов и людей мы имеем самое большее пять живых существ.

— Пять?

— Думаю, это больше четырех и меньше шести. — вмешалась Иванова, и пожала плечами, когда Шеридан наградил ее раздраженным взглядом.

— Буду в рубке через минуту, Дэвид. Шеридан закончил. — Он повернулся к Сьюзен. — Пятеро. На всей планете. Что с ними случилось? — Он торопливо переодевался, когда его линк запищал снова. На этот раз — доктор Кайл.

— Капитан, кто—то только что пытался убить вашу минбарскую гостью.

* * *

— Это была Майя Эрнандес. — проговорил доктор Кайл — Она попыталась отравить кровь для переливания метазином. Обезболивающее и снотворное для людей, но он может быть смертелен для минбарцев, тем более в больших дозах.

— Память мне подсказывает, что вы почему—то никогда прежде не упоминали про эту маленькую слабость, доктор?

Кайл пронзил Шеридана сердитым взглядом. — Я лечу, капитан. Я не убиваю. Кроме того, метазин эффективен лишь при введении непосредственно в кровь. Реально — не самое полезное оружие.

— А, черт. Знаю, знаю. Простите, док. В последнее время дела идут... малость странно. Где доктор Эрнандес сейчас?

— Без понятия. Она сбежала, как только я ее заметил.

— Есть идеи — почему она это сделала?

— На Земле погибли ее муж и сын. Может, она видела слишком много этой войны.

— Мы все это видели. — Шеридан развернулся к Корвину — Найдите ее и и отправьте под арест.

— Да, сэр. — Корвин нервничал с тех пор как отправил свое сообщение Шеридану. — Хотите чтобы это было сделано до или после того, как я вернусь с планеты?

— Вы не отправитесь на планету, мистер Корвин. Вы нужны мне чтобы управляться здесь. Пойду я.

— Капитан! Вы уже забыли, что случилось в прошлый раз, когда вы туда прогулялись?

— Нет, и мне это тоже не понравилось. Поверьте мне, мистер Корвин.

— Но вы не можете отправится в одиночку.

— Не думаю, что пятеро живых будут такой великой опасностью. Кроме того, я буду не один. Она отправится со мной. — Он указал на Деленн, безучастно сидящую на стуле возле ее кровати. — Я больше не собираюсь выпускать ее из виду. Она слишком много знает, чтобы позволить ей умереть, и нет, мистер Корвин, она никуда не сбежит. Я беру полный отряд службы безопасности с собой на планету, если вы настаиваете, но это — все. Хорошего дня, Корвин. Ты, — он взглянул на Деленн. — пошли со мной.

Молча; ее лицо было холодно, как всегда, она поднялась и последовала за ним, так спокойная в своем достоинстве, словно она гордилась своими оковами.

* * *

Минбарцы... проклятые минбарцы... уничтожили Землю... прикончили Землю... разрушили ее... убили всех...

Убили...

Катерина, пойдем Катерина! Проснись, Катерина... Ты не можешь умереть. Джозеф мертв. Ты не можешь тоже умереть. Прошу, Катерина.

Прошу...

Минбарцы... Катерина... Джозеф умер... Земля умерла... Земля ушла... Все ушли, кроме меня... Я здесь... Я всегда здесь... Катерина... Я... Я люблю тебя, Катерина... ты не можешь умереть...

Человек, которого звали Маркус Коул был так же мертв, как и все вокруг него. Но его смерть была не смертью плоти, но смертью духа , смертью тщетных мечт, амбиций и надежд.

На месте Маркуса Коула было рождено нечто новое. . и страшное.

* * *

— Вы знаете, что тут случилось? — Деленн молчала, глядя перед собой. Глядя на нее Шеридан мог лишь пожелать себе подобного самообладания. Он бы не мог смотреть на сгоревшие здания, руины, разрушения, ночной кошмар, который прежде был Вегой—7, и испытывать что—то отличное от медленно закипающего гнева. Совсем как Земля. Это было так похоже на Землю.

Посадить шаттл было сложно. Здесь было слишком мало ровного места, но все же им удалось сесть, и теперь они шли среди руин и опустошения, перешагивая через сгоревшие или раздавленные тела, шли на сигнал бедствия, засеченный Корвином. Вега—7 была превращена в руины, и Шеридану оставалось только гадать, не сделали это в отместку за его действия.

Какой—то звук послышался слева, и Шеридан обернулся, держа РРG наготове.

Один из охранников сделал то же самое. Шеридан жестом приказал ему опустить оружие, и двинулся вперед. Остальные медленно последовали за ним.

На этом месте раньше был дом. Одно тело лежало наполовину погребенным под рухнувшей стеной. Шеридан видел повсюду засохшую кровь. Другое тело лежало неподалеку, женщина с разбитой головой. И на коленях перед ней, шепча что—то снова и снова стоял человек, слезы боли и отчаяния скатывались по его щекам в короткую черную бороду. Он вскинул голову, и на краткое мгновение Шеридан увидел свое отражение в его глазах. Себя, каким он был.

— Я Джон Шеридан. — представился он, медленно опуская РРG. Первый из пяти.

— Звездный Убийца, — прошептал человек — Она мертва. Все мертвы.

— Кто это сделал? Что здесь случилось?

— Минбарцы. Должны быть, они. Не видел их, но кто это еще мог быть? Минбарцы... Минбарцы... Я Маркус... Маркус Коул.

— Есть место, куда мы могли бы отвезти вас? Может быть, семья на другой планете?

— Все мертвы. Все ушли кроме меня. — Он говорил с легким акцентом в котором Шеридан узнал английский. Ему не доводилось слышать английского акцента уже многие годы.

— Все ушли кроме меня. И ты. Помоги мне, Убийца. Помоги мне убить их.

Ненависть. Словно замкнутый круг. Это никогда не кончается, ведь так? Шеридан сам говорил подобное после смерти дочери. Кто и когда мог набраться смелости освободится от старых обычаев, старых счетов, старых вендетт? Мог ли это сам Шеридан? Возможно, он не хотел.

— Сделаю что смогу. — просто ответил он. — Добро пожаловать на борт "Вавилона", мистер Коул.

— Благодарю.

— Мы можем... помочь похоронить их, если хотите.

— Оставьте их. Просто оболочки. Ничего более. Чем я могу помочь?

— Можете проводить к здешнему главному административному зданию? Я хочу знать есть ли еще выжившие.

— Да, сюда. Следуйте за мной.

Шеридан был удивлен тем, как спокойно держался Маркус. Подобное самообладание не могло быть возможным после такой потери, и рано или поздно боль вновь должна была прорваться наружу.

Шеридан почти ожидал, что это случится, когда Маркус увидит Деленн, но он просто проигнорировал ее, словно ее и не было.

Маркус провел их по засыпанным обломками и усеянными изуродованными телами улицам. Он должен был знать некоторых из погибших, но он не сказал ни слова. Он так и не сказал больше ни слова. Словно вместе с его родной планетой разрушили и его душу. Это было так похоже на Землю. Так похоже.

И там были они. Франклин и Коннели, склонившиеся над двумя лежащими фигурами. Один — нарн, другой — ...

— Боже. — выдохнул Шеридан — Как он, Стивен?

— Скверно.

Шеридан кивнул и доктор Кайл бросился к ним. Он и Франклин захлопотали над телом Кеффера. Тот стонал, но все тише раз от раза. А затем Шеридан разглядел нарна.

На'Фар.

— Он не скажет много. — проговорила Коннели. — Он умирает, как видите. Что бы вы ни хотели у него узнать. вам лучше поторопится, капитан.

Шеридан в последний раз взглянул на своего пилота и подошел к нарну, предавшему его. Ноги у того были сломаны, лицо обожжено и покрыто волдырями.

— Г'Кван, прости меня, — прошептал он, на нарнском диалекте, который Шеридан мог понять. — Г'Кван... защити меня...

— Что случилось здесь? Кто это сделал?

— Враг... древний и темный... враг... Г'Кван, прости меня... должен слушать должен слушать... слушать... минбарцы... они знают...

Шепот угас, и Шеридан выпрямился. Он не расслышал последних двух слов, но того, что он услышал было достаточно.

— Проклятье! — услышал он ругань Франклина. Шеридану не понадобились объяснения — Кеффер умер.

— Мы... нас бросили в подземелья... — говорила Коннели. — Я не знаю, как мы выжили... Но Варрен... он был медлительнее нас... Тот удар был слишком тяжелым... Он не мог двигаться быстро, и когда стена рухнула...

Шеридан молча отвернулся. Все остальное было бы неуместно. Он слышал, как Маркус что—то сказал Коннели и та ответила. Франклин и доктор тихо переговаривались между собой, но единственными словами, что он услышал, были слова Деленн.

— Вален защитит ваши души

Шеридан развернулся к ней. Без размышлений, без гнева или ненависти, лишь с холодной, тяжелой решимостью он ударил ее в лицо. Скованные руки помешали ей, и она повалилась на камни. Все так же не раздумывая, Шеридан выдернул свой РРG и прицелился в нее.

Короткое шипение зарядника.

Долгая секунда и вечность, где всем, что существовало был лишь ее взгляд.

Словно у обиженного ребенка.

С отвращением, хотя к себе самому или к ней — он не знал, Шеридан убрал РРG.

— Смерть — слишком легко для тебя. — сплюнул он. — Пошли. Отнесите тело Варрена на шаттл. Он заслужил хотя бы лучшие проводы.

И они оставили Вегу—7 позади, мертвый мир, населенный теперь лишь мертвыми и памятью живых.

* * *

Доктор Эрнандес бежала в испуге. Она провалилась. Доктор Кайл обнаружил ее, и теперь они все искали ее. Охрана. Почему? Разве они не понимают? Минбарской суке нельзя позволить жить. Ее должны были сгноить, как всех на Земле, как ее мужа, как ее сына.

Но у доктора Эрнандес был друг, друг, кто объяснил ей все, кто говорил с ней, кто понял ее, кто сказал ей что надо делать.

— Вы здесь? — Майя задыхалась. Здесь, сказали ей, она будет в безопасности. Здесь ее друг обещал встретить ее. Теперь все будет в порядке.

— Вы здесь?

— Я здесь. — произнес мягкий голос.

— Я... меня заметили. Охрана ищет меня? За что? Она же заслужила смерть, разве нет? Ты мне сказала. Она заслужила смерть. Почему они охотятся за мной?

— Ты провалилась. Мне эта минбарская сука нужна мертвой. Она знает кто я и что я. Ты провалилась, и привлечешь внимание ко мне. Я не могу этого допустить.

— Вы... вы пугаете меня.

— Хорошо. — Мягкое движение, глухой удар и доктор Майя Эрнандес была мертва прежде, чем она смогла понять, что с ней случилось. Сьюзен Иванова сложила ее минбарскую боевую пику и вышла из тени. Так... одна попытка провалилась. Это все же не конец света. У нее было время.

Достаточно времени, чтобы увидеть минбарскую шлюху мертвой.

* * *

— ... Со звезд мы пришли, и ко звездам вернемся. Отныне и до конца времен.

Шеридан окончил ритуальную фразу, и взглянул на темный экран, темный потому что внешние камеры все еще не работали. Это надо было провести в Наблюдательном Куполе, но он все еще был поврежден. Это было так несправедливо. Кеффер заслужил уход лучший, чем этот. Не было времени даже дать ему эскорт "Фурий". Это было нечестно.

Шеридан оторвался от пустого экрана и оглядел остальных в рубке. Франклин был тих и неподвижен, в глазах его была горькая досада. Временами он все еще думал как врач. Корвин выглядел обеспокоенным. Коннели поблизости не было, вероятно, сейчас она напивалась в память о Кеффере. Деленн... были ли слезы на ее глазах искренними, или же просто последствием его затрещины?

— Сколько осталось до готовности гипердвигателей, мистер Корвин?

— Боюсь, в лучшем случае полчаса или около того. Они разбиты к чертям. Потребуется полный ремонт, если мы вернемся на Проксиму.

Шеридан сдержанно кивнул, и тогда заговорила Деленн.

— Капитан, прошу, выслушайте меня. Мой народ не мог сделать подобного. Это иная раса, старшая раса. Ваша спутница принадлежит им. Они зло, темное и ужасное. Мы зовем их...

— Хватит! Мне плевать, как вы их зовете, и Сьюзен рассказала мне про вашу с ними маленькую вендетту. Не знаю, почему она началась, и меня оно не волнует. Все, что я знаю — так это то, что в первый раз за четырнадцать лет мы больше не одни.

— Капитан, прошу, выслушайте меня!

— Я должен послать за кляпом? Вы тут лишь потому что я хочу держать вас там, где могу видеть; потому что мне вы нужны живой, но в день, когда станет иначе — я буду добровольцем, который нажмет на кнопку шлюза.

— Я посмотрю в лицо смерти, но не раньше чем скажу...

Шеридан демонстративно прицелился в нее. Она встретила его взгляд с холодным безразличием, но за ним скрывалась смутная мольба.

На миг он пожалел о словах, сорвавшихся с его губ, но сейчас ему было не до вежливостей.

— Когда и как ты посмотришь в лицо смерти — не моя забота. Теперь заткнись, или я заткну тебя кляпом.

— Капитан, — внезапно прокричал Франклин. — Две зоны перехода открываются над нами.

— А, ч—черт! Минбарцы. Начинаем уход, Дэвид. Выпустить "Фурии" и запускай гипердвижки как только сможешь. Как они нас нашли?

— Не знаю, капитан, — ответил Корвин. — Они вызывают нас.

Шеридан скрипнул зубами и взглянул на Деленн. Она смотрела себе под ноги. — На экран. Может, сможем выболтать себе выход за нее.

Лицо минбарца появилось на экране. Он не стал утруждать себя представлением.

— У вас на борту Сатай Деленн. Немедленно передайте ее нам и приготовьтесь к сдаче.

— Так говорить можно, пока ад не замерзнет. Вот, прошу — мы поднимаем руки. Но вы не сможете стрелять по нам без риска убить вашу драгоценную Сатай Деленн, верно? — экран погас. — Они могут?

— Они из касты Воинов, капитан, — внезапно подала голос Деленн. — Моя смерть, особенно если в ней можно будет обвинить вас, так же может устроить их.

— Политика. Великолепно! Дэвид?

— Делаю, что могу сэр. Я... подожди... открыта еще одна зона перехода.

Шеридан дернулся. — Черт, ну хоть что—то мы можем сделать?

— Я... боже мой, — прошептал Франклин — Оба минбарца уничтожены. Я... что—то было здесь, но... я никогда не видел подобного.

— Это невозможно. Ничто не может быть настолько мощным или таким быстрым. Попытайтесь вызвать их.

— Пытаемся, сэр. Бесполезно. Они ушли.

— Так быстро? Невозможно. Они должны были хоть немного охладить гипердвижки. Что за чертовщина тут побывала? Внешние камеры засняли хоть что—то?

— Нет, сэр, — ответил Дэвид. — они все еще не работают, и у нас не было времени выпустить "Фурий". Чем бы оно не было, этого никто не видел.

Шеридан рухнул в кресло.

— Что это было?

— Один из моих друзей, капитан. — Сьюзен, улыбаясь, вошла в рубку. — Наших друзей, как я и говорила. Я подумала, что тут может быть опасно, и я попросила их прийти и помочь нам.

Это — один из ваших друзей? Два минбарских крейсера за десять секунд?

— Если потребуется. Теперь они на вашей стороне капитан. Они не могут помогать слишком часто, но когда это возможно — они готовы.

Шеридан смотрел на экипаж в рубке, и видел благоговение на их лицах.

Почти что священный страх и еще что—то, что он уже не надеялся увидеть вновь.

Надежда.

— Похоже, что вещи начинают становится на свои места. После четырнадцати лет оно все же пошло по—нашему! — Он рассмеялся и по всей рубке прокатилась волна смеха и улыбок.

Одно зерно надежды за больше чем десятилетие отчаяния.

По всей рубке... за одним исключением.

— Итак, Сатай Деленн, — Шеридан самодовольно улыбнулся — Похоже на то, что мы больше не одиноки. Не знаю кто есть эти союзники, но они готовы драться, и куда охотней чем нарны. Что вы думаете об этом, а, Сатай Деленн? Что вы думаете об этом?

Она посмотрела на него, лицо ее было бледно. И в ее глазах был страх.

— Я думаю, что мы все прокляты, капитан. — она опустила голову.

— Вален, помоги нам, мы все прокляты.