/ Language: Русский / Genre:det_irony / Series: Иронический детектив

Принц на белом костыле

Фаина Раевская

Тот день у Афанасии явно не задался! Сестра Клавка — тиранка и иждивенка — с самого утра выгнала ее из теплой постели в сберкассу оплатить счета. Бедняжка покорно стояла в километровой очереди и тихо злилась, пока не стала заложницей зашедшего ограбить сберкассу бандита. Впрочем, трагическая роль Афоне даже понравилась: преступник — красавчик хоть куда, да и агрессивные бабки враз присмирели, освободив вожделенное окошко оплаты коммунальных платежей. А вот дальше дело пошло хуже! Парень, восхитившись смекалкой и невольным содействием девушки, с радостью взял ее в напарники…

Раевская Ф. Принц на белом костыле Эксмо М. 2005 5-699-14042-5

Фаина РАЕВСКАЯ

ПРИНЦ НА БЕЛОМ КОСТЫЛЕ

* * *

Очередь в сберкассу, состоящая в основном из ворчливых пенсионерок, казалось, застыла на месте. Я стояла за долговязой теткой в ядовито-зеленом драповом пальто, вышедшем из моды еще в начале ледникового периода, и злилась. Помещение сберкассы, или, как теперь говорят, Сбербанка, было маленьким и душным.

Кондиционеры, если и имелись в наличии, со своими обязанностями явно не справлялись, отчего настроение портилось еще больше.

«Вот так всегда, — распаляла себя я, — даже в выходной день не дадут человеку праздно провести свободное время! Неужели Клавка сама не могла оплатить все эти бумажки? Нет, надо ведь было меня послать. Эх, был бы хоть Димка дома! Он бы меня, конечно, спас…»

Но Димка, мой муж, как назло, дома отсутствовал. Его ненормальное начальство услало любимого в очередную командировку. Разумеется, строго секретную, как и все в ФСБ. Именно там трудится на благо страны и общества мой супруг, Димка Брусникин. Однако для меня нет ничего секретного, и я знала, что в данный момент Димка находится в маленьком городке Лодзь и выполняет особо важное задание.

Таким образом, на некоторое время мы с Клавдией опять остались вдвоем. Клавдия — моя сестра по папеньке. Однажды она заявилась ко мне домой, объявила о нашем родстве и осталась навсегда под девизом «Мы должны держаться друг за друга». Бразды правления активная сестрица сразу взяла в свои руки.

— Ты, Афанасия, занимаешься важным государственным делом! Вот и отдавай ему все силы. А уж остальное я возьму на себя.

Поясню: я преподаю литературу и русский язык в старших классах одного московского лицея. Работа адская, не оставляющая ни времени, ни сил на личную жизнь. Первоначально Клавка влезла и в эту область, но потерпела фиаско, поскольку я сама нашла себе супруга, гоняясь по египетским пескам за парочкой придурков.

Очередь почти не двигалась. Я стояла за «ледниковой» теткой и проклинала свою судьбу. Молоденький охранник, видя мое сумеречное состояние, сочувственно строил глазки.

В тот момент, когда я уже готовилась учинить скандал по поводу ненадлежащего, то бишь медленного обслуживания клиентов, в сберкассу вошел юноша весьма приятной наружности.

Признаюсь, я на него засмотрелась. Да и было на что: широкие плечи, чувственные губы, копна смоляно-черных кудрей, упрямо выбивающихся из-под лыжной шапочки, голубые глаза, в общем, полный боекомплект. Старухи из очереди, разумеется, никакого внимания на пришельца не обратили. Да и зачем им? Все естественные инстинкты у них зачахли как раз в том самом ледниковом периоде.

Парень внимательно оглядел очередь, потом подошел ко мне, бережно взял за локоть и интимно прошептал в самое ухо:

— Ты заложница, малышка!

Это стало для меня неожиданностью. Примерно полминуты я глупо молчала, а потом спросила:

— Как это понимать? — Я мило улыбнулась, все еще не въезжая, в какую историю вляпалась.

Парень натянул лыжную шапочку на лицо так, что видны остались только глаза, губы и кончик носа, и торжественно, на весь зал провозгласил:

— Спокойно, это налет! Всем лечь на пол, руки за голову и ни единого движения, иначе у этой молодой дамы в голове появится маленькая, но симпатичная дырочка. Кто двинется — такую же дырочку нарисую и ему. Эй, — крикнул парень охраннику, который несколько минут назад строил мне сочувственные глазки, а сейчас тянулся к кобуре, висевшей у него на поясе, — даже не пытайся! Я стреляю быстрее и точнее. Уверяю, ты не успеешь даже достать свою «пукалку», как в голове у тебя образуется свободное пространство. Так что не рискуй, ложись на пол и замри.

У молодого террориста откуда-то появился пистолет, который очень неудобно упирался мне в область виска.

— Послушай, подвинь немного пистолет, мне неудобно, — капризно попросила я террориста.

— Извини, — пробубнил он и передвинул пистолет на мой затылок.

Очередь, состоявшая, как я уже успела заметить, в основном из пенсионерок, кряхтя, стала укладываться на полу. Делали они это очень медленно, что раздражало даже меня.

— Шевелите конечностями, клюшки доисторические! — прикрикнула я на теток, давая наконец выход накопившемуся раздражению. — Никакого терпения с вами не хватит!

— Спасибо! — выдохнул мне в ухо парень.

— Да бога ради! С превеликим удовольствием. Эти клюшки меня тоже достали! — воскликнула я, а потом поинтересовалась:

— Чего надо-то?

Парень слегка растерялся, а потом почти твердым голосом крикнул:

— Так, деньги, быстро!

С этими словами он подтащил меня к окошку оплаты и протянул растерянной кассирше пластиковый пакет:

— Все, что есть, сюда, быстро!

Женщина принялась кидать туда какие-то купюры, а я с надеждой спросила:

— А можно я коммунальные услуги оплачу, пока народу мало?

— Ты что, офигела? Сейчас сюда уже менты едут! — проорал мне в ухо молодой человек. — Быстро сматываемся!!!

— Но… — попыталась возразить я, однако меня никто не слушал. Террорист схватил пакет, который ему протягивала испуганная кассирша, и, ласково обнимая меня за талию, рванул к выходу.

— Стой, ортопед недоделанный! — кричала я. — Меня Клавка живьем в унитаз спустит, если я не заплачу за коммуналку!

— Еще чего! Меня же потом заметут, ведь у них твой адрес останется.

Парень выхватил у меня из рук квитанции, которыми снабдила меня сестра, и сунул в карман куртки.

После этого похититель велел мне брать пакет с деньгами, заботливо собранными доброй кассиршей, и «делать ноги», мой локоток при этом он не отпускал и очень живописно обводил пистолетом помещение. Когда мы уже были в дверях, ведущих на улицу, похититель стрельнул в воздух и приказал:

— Всем лежать десять минут, до приезда милиции. Ясно?

Для убедительности прогремел еще один выстрел, а пока старухи стонали от страха и писали в подштанники, мы выскочили на улицу.

— Ну, и чего теперь? — зло спросила я.

— А теперь в машину!

Оказалось, что на стоянке террорист припарковал свою машину, невзрачную с виду «девятку» ядовито-красного цвета.

— Ну, все, я тебя проводила до машины, теперь мне пора, — заявила я, останавливаясь перед распахнутой дверцей.

Парень имел на этот счет противоположное мнение: он молча запихнул меня внутрь салона, уселся за руль и сорвался с места так, что Шумахер зарыдал бы от зависти. Мы успели вовремя, потому что как раз в эту минуту на стоянку въезжала милицейская машина, весело мигая мигалками и повизгивая сиреной.

— От, блин, работнички! — засмеялась я. — Всегда вовремя приезжают! Так, кассу мы взяли, что дальше?

— Дальше поедем еще одну брать, — ответил горе-налетчик.

— Ты что, дурак? Тоже мне, сын лейтенанта Шмидта! Твою физиономию зафиксировали по крайней мере пять видеокамер, бабки, а они очень наблюдательные в таких делах, и охранник, и теперь твое симпатичное личико известно не только ментам, но и всем большим и маленьким сбербанкам! И потом, зачем тебе столько денег?

Парень почему-то улыбался, расстроенным совсем не выглядел и молчал, ведя машину на приличной скорости. Должна заметить, что машина с виду хоть и выглядела невзрачно, но движок у нее оказался довольно мощным. Мы уже подъезжали к моему дому, но парень тормозить не собирался. Выпрыгивать на полном ходу из автомобиля я не обучена, поэтому вежливо попросила:

— Вот здесь вот притормози, я выйду. Чем могла, я помогла, а дальше уж сам, извини. Сейчас приду и Клавке устрою день независимости!

— Кто такая Клавка? — весело спросил парень, проезжая мимо моего дома, чем, признаться, сильно меня обеспокоил.

— Это моя сестра. Особа очень зловредная, чисто аспид доисторический. И знаешь что? Если я вовремя домой не вернусь, она меня найдет даже на Луне, а значит, и тебя. И тогда нам не позавидуют даже узники концлагерей, честное слово! Так что покатались — и хватит. Вези меня домой!

— Ничего не получится, детка, — улыбнулся парень. Улыбка у него была, закачаешься! Я вовремя напомнила себе о Брусникине, страдавшем сейчас на особо важном задании, и решила не обращать на налетчика внимания. — Насчет моей физиономии ты все правильно сказала. Но ведь и твое симпатичное личико тоже не осталось без внимания. Так что с этой минуты ты не просто посетитель ограбленной сберкассы, ты мой соучастник! И пройдет очень много неприятных часов, а то и суток, пока ты докажешь, что это не так. С дебютом, напарник!

А ведь он прав, черт подери. Ничего себе, денек начался! Сначала Клавка в приказном порядке подняла меня ни свет ни заря и под предлогом, что с утра в кассах нет очередей, отправила оплачивать коммунальные услуги. С этого момента началась невезуха. Как раз утром очередь из пенсионеров змеилась по помещению, как многометровый удав, а потом я оказалась сначала заложницей, а теперь вот и соучастницей ограбления.

— Так чего ж ты тащишься, как сопля по подоконнику! — заорала я на парня. — Скоро на хвост менты сядут, а он едет, будто на прогулке!

И потом, что это за цвет у твоей машины? Это ж не помидор! Твою красную «девятку» при хорошей видимости космонавты с орбиты видят.

О господи! До чего ж бестолковые нынче грабители пошли. Ты хоть имеешь представление об основах маскировки? Значит, так, сейчас загоняешь тачку в какой-нибудь неприметный дворик, там мы найдем транспортное средство поприличней. Кстати, как твое имя, террорист-недоучка?

— Степан.

— Очень приятно. А я Афанасия, можно просто Афоня. Мы с тобой теперь соучастники, а это, что ни говори, накладывает на обоих определенные обязательства.

— Слышь, Афоня, а ты вообще-то имеешь представление об основах маскировки? — усмехнулся Степан и в мгновение ока преобразился. Вместе с лыжной шапочкой он снял и свои красивые смоляные кудри, аккуратно вынул из глаз голубые линзы, что-то вытащил из-за щек…

Я смотрела на все эти манипуляции, широко раскрыв глаза и рот. Передо мной, точнее, рядом со мной сидел широкоплечий блондин с коротко стриженными волосами и мощным затылком и задорно блестел зелеными глазами.

— От е мое! — восхитилась я. — А вот я так не могу. У меня все натуральное.

— Так это ж здорово, — кивнул Степан, сворачивая в какую-то подворотню.

Хоть я и прожила всю жизнь в Москве, это место вовсе не казалось мне знакомым. Впрочем, это, может быть, потому, что росла я примерной девочкой и по подворотням не шаталась.

Степан остановил машину и неожиданно протянул:

— Смотри-ка, какой у тебя браслетик интересный! Серебро?

— Ты что?! — окатила я парня презрительным взглядом и повыше задрала рукав короткой курточки. — Темнота! Это белое золото!

— Ну да?! Дай-ка поближе посмотреть…

Степан взял меня за руку, словно хотел в самом деле рассмотреть получше ювелирное изделие, и в мгновение ока защелкнул на запястье наручник. Вторую часть наручника он пристегнул к рулю.

— Эй, чего это за шутки такие? — нахмурилась я. — У тебя с головой все в порядке? Ну-ка, отцепи меня немедленно, террорист недоделанный!

Несколько секунд «недоделанный» террорист внимательно меня изучал, чем, признаться, здорово смущал, все-таки парень он был симпатичный, а потом заявил:

— Даже не собираюсь. Я, кажется, уже сказал, что теперь ты моя заложница. И лучше не дергайся, а то сама же себе больно сделаешь.

В этом он был прав — при каждом движении наручник сжимал руку все сильнее. Степка куда-то ушел, и я притихла.

Интересно, а как бы Клавка поступила в подобной ситуации? Сестрица у меня очень эмоциональная девушка, с взрывным характером и беспощадная на расправу. Даже зная все эти особенности Клавдии, трудно предугадать ее поведение в ближайшие пять минут. Да и сама ситуация была слишком уж абсурдной и нереальной: отправившись оплачивать коммунальные услуги, я стала соучастницей ограбления, а теперь вот попала в заложницы. Спрашивается, как себя вести? Устроить, как выражается мой Брусникин, скандал с «выходом» по девятибалльной шкале? Последствия такого скандала сравнимы разве что с последствиями взрыва атомной бомбы в Хиросиме. Подобные скандалы случаются крайне редко. Но зато, как только они начинаются, всякая живая тварь стремится найти себе укрытие, включая мою любимую морскую черепашку Тырочку и сушеную акулу Марусю-2, сувенир из Египта.

Или вести себя тихо, смирно, может, тогда Степка меня отпустит? Вообще, как ведут себя заложники? А соучастники? От невозможности принять верное решение у меня разболелась голова" Кроме того, беспокоили невеселые мысли.

Степка пристегнул меня к рулю, на заднем сиденье валяется пакет с украденными деньгами, а на пакете полно моих отпечатков. Просто подарок для правоохранительных органов! Сам террорист куда-то смылся. С минуты на минуту могут появиться эти самые органы, и тогда я моментально попаду в разряд первого подозреваемого. Димка в Лодзи, помочь мне он ничем не сможет. Клавка вполне способна в полном спокойствии заниматься домашними делами, ничуть не беспокоясь моим отсутствием. Она даже не будет звонить на мобильник, который, кстати, я даже не взяла. Зато потом, когда в Клавкину душу падет зерно беспокойства, она разовьет бурную деятельность. И первое, с чего сестра начнет, это со звонка в милицию. Клавка — не рядовой гражданин. Это — газонокосилка с реактивным двигателем. Она из милиционеров душу вынет, но на розыск пропажи, то есть меня, отправит все отделение под ее личным конвоем. Встреча с милицией для нас со Степаном была бы крайне нежелательна.

Оценив положение как критическое, я пригорюнилась, а потом потихонечку захныкала.

Неподалеку сидел местный Шарик, печально поводя висячими ушами. Вот ему-то я и пожаловалась на свою жизнь и заревела в голос.

Неожиданно возле машины, ставшей для меня тюрьмой, остановился большой черный автомобиль, заметно потрепанный дорогами. Его породу я не опознала, поэтому обиделась на жизнь еще больше. А потом испугалась, причем настолько, что перестала реветь. Дверца со стороны водителя открылась, и оттуда вышел Степан. Увидев его, я нахмурилась, всем своим видом выражая презрение и обиду.

— Соскучилась? — весело поинтересовался Степан, отстегивая меня от руля, но зачем-то пристегивая к своей руке.

— Угу, — промычала я, судорожно всхлипнув, — как задница по уколу. Ты где это пропадаешь?

— О, ну ты совсем как жена допросы устраиваешь.

— Ха! Откуда тебе знать? У тебя небось и жены-то никакой нет. Какая же дура тебя выдержит?

— Тут ты права, жены нет. Хотя и была, — вздохнул Степан. — Недолго, если честно, всего три месяца. Ну, не смонтировались мы со Светкой, что ж поделаешь?

Я только глумливо хмыкнула, но промолчала, решив не злить своего похитителя.

— Ты, Афанасия, вот что, — велел он, — бери пакет с заднего сиденья и перебирайся в эту машину.

Что я и сделала, храня надменное молчание.

А чего с ним разговаривать? Все равно ничего умного не скажет.

В машине Степан опять меня пристегнул, только уже к ручке дверцы. Я решила прощупать обстановку, чтобы придумать хоть какой-то план.

— Слушай, ты кто? Бандит?

— А хрен его знает! — по-прежнему весело ответил Степан. — По жизни — нет, а так — вроде да.

Яснее не стало. Если бандит, то какой-то странный: веселый, жизнерадостный, будто клоун, а не бандит. Хотя, кто знает, может, у братков сейчас мода на придурковатость. Попробуем зайти с другой стороны.

— Ты мне мозги-то не полощи, — строго сказала я. — «По жизни, не по жизни…» Кассу цапанул? Цапанул. Меня похитил? Похитил…

— Не похитил, а взял в заложницы, — поправил Степан.

— Без разницы, — отмахнулась я. — Тачку вот угнал. Кстати, мог бы чего и поприличнее выбрать, а не это корыто.

— Это машина моего брата.

— Дожил! У родного брата тачку угнал, а еще говоришь, что не бандит. Бандюган наипервейший, вот ты кто!

Мы ехали по каким-то кривым улочкам и закоулкам, совершенно мне незнакомым. Внезапно мне в голову явилась светлая мысль:

— Степка, слушай, а давай махнемся?

— Это как?

— Ты меня на волю, а я тебе в заложницы Клавку отдам, мою сестру. Она у меня девушка боевая, вы с ней таких дел наделаете!

Не подумайте ничего плохого, просто, зная Клавдию, я была уверена, что дольше десяти минут ее ни один террорист не выдержит: либо башку снесет, что маловероятно, либо вернет заложницу хозяину, то есть мне, да еще приплатит, чтоб взяли обратно, лишь бы Клавка перед глазами не маячила и не лезла с советами.

— Ну, что? Согласен?

— Нет. Мне тебя хватает.

— Ну хорошо, — покладисто согласилась я. — Не хочешь меняться, давай хоть ее с собой возьмем, все ж веселее будет! Как я понимаю, мы еще кого-то грабить будем? Так вот, Клавдии моей все деньги отдадут просто так, лишь бы отстала.

— Мне тебя хватает, — повторил Степан. — Ты лучше посчитай, сколько денег в пакете…

Пакет с деньгами лежал у меня на коленях.

Пересчитав купюры, я сообщила:

— Тридцать тысяч двести четырнадцать рублей. Копейки считать?

Степан, ударив рукой по рулю, выругался:

— Мать твою! Мало…

— А ты чего хотел? — удивилась я. — Во-первых, это обычная сберкасса, а не закрома родины. А во-вторых, грабить надо было ближе к вечеру, когда там больше денег наберется. Эх, всему-то тебя учить надо, а еще бандит! Тьфу!

— Да не бандит я! — в сердцах крикнул Степан. — Не бандит, сколько раз говорить!

— Да-а? — как бы удивляясь, протянула я. — А кассу кто взял? Юрий Гагарин, что ли? Меня зачем-то украл…

Степан ничего не ответил. Я покосилась на него: на лбу у него собрались суровые складки, губы были сжаты в ниточку, все лицо его выражало сосредоточенность и глубокое раздумье.

«Решает, наверное, как от меня избавиться, — вздрогнула я, вжимаясь в кресло. — У, него же пистолет»!

Мы уже выехали за город, Степан все молчал, о чем-то напряженно размышляя, а я представляла себе картинку своей неминуемой гибели. Наконец Степка заговорил:

— Значит, так, Афанасия.., как тебя по отчеству?

— Сергеевна, — пролепетала я, гадая, зачем это ему понадобилось мое отчество? Уж не надгробный же монумент на холмик устанавливать?

— Значит, так, Афанасия Сергеевна, — повторил Степка. — Я сейчас где-нибудь остановлюсь…

«…и прихлопну тебя, как таракана бездомного», — мысленно закончила я.

— ..и кое-что тебе расскажу. Я попал в очень страшную, неприятную историю, тебя вот втянул, а что делать дальше — ума не приложу. Ты, кажется, умная девочка, может, что и присоветуешь.

Я быстро сообразила, что убивать меня он пока не собирается, осмелела и предложила:

— Неплохо бы и Клавку мою позвать. Уж она просто завалит советами!

— Пригласим, если потребуется, — кивнул Степан.

Вскоре по пути попалось вполне приличное кафе. Степан отстегнул меня от дверцы, и мы вошли внутрь.

— Только без глупостей, — приобняв меня за плечи, шепнул Степан.

Холодный взгляд послужил ему ответом.

Я вовсе не собиралась совершать глупости. Мне стало безумно интересно, что за история произошла со Степаном, из-за чего он решился на преступление. Если откровенно, то в глубине души я чувствовала — Степка не бандит, не налетчик, а хороший человек, попавший в беду.

«Дура ты, Афоня, — услышала я вдруг Клавкин голос. — Откуда у хорошего человека пистолет и наручники?»

«Сама ты дура, — мысленно ответила я сестре. — Мало ли в жизни ситуаций, когда человеку необходимы и пистолет, и наручники, и даже какой-нибудь пулеметик? Надо же сперва выслушать бедолагу, а потом делать выводы. Так что отстань от меня, хотя бы временно»!

Клавка обиделась и отстала, по крайней мере, пока мы сидели в кафе, в моей голове она больше не возникала.

Подошла средних лет официантка, приветливо поздоровалась и предложила меню. Даже не взглянув в меню, Степан заказал себе крепкий кофе, зато очень много.

— А вам? — улыбнулась мне официантка.

— У вас шашлык есть? — спросила я.

— Конечно. Замечательный шашлык из осетрины, свинины, баранины…

— Из свинины. Четыре порции.

— На двоих? — уточнила тетенька.

— Нет. На одну.

И Степка, и официантка несколько секунд глупо моргали. Виновата я, что ли, что в критических ситуациях на меня нападает ужасный голод? Наверное, это какое-нибудь психическое заболевание. Может, к доктору обратиться?

— Чего-нибудь еще? — обрела дар речи официантка.

— Ага. Соевый соус и пол-литра абрикосового сока. А еще помидорчики, только не солите. Зелени не надо и лука тоже.

Официантка ушла, унося в душе бескрайнее удивление. Подозреваю, через какое-то время обслуживающий персонал кафе втихаря будет подглядывать, как я справляюсь с шашлыком, запивая его соком и заедая помидорами без соли. Кстати сказать, это даже хорошо, что у меня рот будет занят едой, потому как Степан сможет свободно излить душу, и я не буду его перебивать.

Дожидаться заказа нужно было какое-то время, поэтому я взяла кусочек черного хлебушка с тарелки, посолила его и, откусив половину, с набитым ртом обратилась к Степке:

— Ну? Что у тебя за история?

— У меня пропал брат, — начал Степан. — Вернее, он не пропал, его взяли в плен.

— Ух, ты! — я даже перестала жевать. — Моджахеды? В Чечне?

— Нет, не в Чечне. Здесь, в Москве.

— Ничего не понимаю, — потрясла я головой. — Тогда почему ты его не освободишь? Не знаешь, где он? Так это не проблема, Степа! Найдем и освободим, делов-то!

— Слушай, ты можешь выслушать и не перебивать, а? — Степан пристально посмотрел на меня.

В этот момент как раз принесли первую порцию шашлыка, поэтому я утвердительно кивнула и приготовилась слушать, не перебивая, — все равно рот занят.

* * *

Брат Степана, Виктор, женился рано, хотя и был младше Степки на три года. Женился, как говорится, по «залету». Чтобы обеспечить семью, Виктор занялся полулегальным, полукриминальным бизнесом — перегонкой машин из Германии в Россию.

— Ха! — не выдержала я. — Да кому это сейчас нужно! Вон все салоны и рынки иномарками забиты! Все машины хороши — выбирай на вкус.

— Во-первых, я просил не перебивать, — напомнил Степан. — А во-вторых… Много ты понимаешь. В салонах, я говорю не обо всех, а только о некоторых, выставлены неновые машины, а то и битые.

Я не замечала в салонах битых автомобилей, они там все такие хорошенькие, блестящие, новенькие. Так и хочется сесть в такую красоту и поехать далеко-далеко, к какому-нибудь теплому морю, как в рекламе «Баунти».

— Так что ешь свой шашлык и слушай, — велел Степан.

Его брат гонял тачки из Германии не по одной, а целыми фурами. Оказывается, это огромная индустрия, контролируемая, кем бы вы думали? Нашей родной русской мафией. А куда ж без нее, родимой! Со слов Степана, все происходит следующим образом. В благополучной Германии тачки, вышедшие из строя, сдают на свалку. Потому как немцам дешевле купить новую машину, чем платить налог за неисправную или сдавать в автосервис. Автосервис в Германии — дорогое удовольствие. Это первая категория машин: не битая, но с какими-либо поломками. Эти поломки любой наш русский автолюбитель устранит в течение часа при помощи кувалды и такой-то матери. Автомобили именно этой категории становятся впоследствии красотками в салонах — новенькими, блестящими, манящими.

Вторая категория состоит из автомобилей, попавших в аварию. Причем степень разбитости может быть совершенно разной: от мятого борта до почти блина.

Все эти автомобили в Германии не стоят практически ничего, а машины второй категории и того меньше. Немцы только рады изба, виться от железного хлама. В этом им готова помочь наша мафия, протянувшая щупальца и сюда. Отбор автомобилей ведется покупателями строго под контролем ее представителей. Разумеется, по одной машине здесь никто не продает и не покупает. Все только оптом. Далее фуры, груженные автомобилями, едут.., нет, не в Россию. В Литву. Там машины вновь сортируют. Литовские мастера действительно мастера!

У них превращение битой тачки в почти новую поставлено почти на промышленную основу.

Машины первой категории как по волшебству превращаются в новеньких красавиц, отправляющихся в респектабельные российские салоны. Вторая категория из сильно битых превращается в просто подержанные и отправляется на многочисленные авторынки. Их сейчас развелось великое множество. Приобретая машину на авторынке, вы вовсе не можете быть уверены, что именно на ней не разбился насмерть ее бывший владелец.

Виктор как раз и работал шофером на такой фуре. Заработки были замечательные, вполне хватало на беззаботную жизнь молодой семье и даже удавалось понемногу откладывать некоторую сумму на покупку новой квартиры. Свою машину Виктор получил в качестве подарка от работодателей за «безупречную» работу.

— Могли бы и поновей тачку подобрать, а не эту.., карету прошлого, — приступая ко второй порции шашлыка, заметила я.

Степан пропустил замечание мимо ушей.

Он выпил уже шесть чашек кофе и приступил к седьмой.

— Все шло замечательно. До некоторого времени. Если точнее, два месяца назад все рухнуло.

Виктор гнал фуру уже в Россию с «новенькими» автомобилями, обработанными литовскими мастерами. Дорога дальняя, заночевать решил в уже знакомом мотеле, где останавливался не раз.

— Ну вот. А утром фуры не было, — с тоской проговорил Степка.

— Как это не было? — не поверила я. — Фура с десятком автомобилей — это не иголка, которая упала и потерялась. Ее случайно не инопланетяне похитили?

— Не говори глупостей! — фыркнул Степан. — Ее угнали.

— Это и ежу понятно. И что? Нашли?

— Кто?

— О господи, ну не милиция же! Братки, разумеется. Они искали?

Степан кивнул:

— Ага. Отследили все поступления в салоны автомобилей из Германии, все авторынки прошерстили — безрезультатно. Фура с машинами словно растворилась в воздухе.

Я недолго помолчала, переваривая услышанное и съеденную порцию шашлыка. Что-то не сходилось во всей этой истории.

— Поняла, — хлопнула я себя по лбу. (Все-таки, что бы ни говорили, а еда очень даже способствует мыслительному процессу.) — А что напарник? Виктор же с напарником ездил?

— С напарником, — угрюмо ответил Степан.

— И что? Его тоже того, тю-тю? В смысле, угнали вместе с фурой?

— Убили его. Утром, когда Витька обнаружил пропажу фуры, тогда же неподалеку нашли и напарника. Витька с Кирюхой по очереди в машине спали: полночи, один в фуре, полночи другой.

А потом завертелось. Едва Витька" добрался до дому, сразу начались неприятности: звонки, визиты пацанов… Короче, дали Витьке две недели и поставили перед выбором: либо находишь фуру с машинами, либо выплачиваешь стоимость новых машин, словно бы из салона.

Я присвистнула. Ничего себе! Десять новых машин. Это какие ж деньжищи! С замиранием сердца я все-таки спросила об этом Степана.

— Много. Очень много. Витька перевез своих к родителям жены и приступил к поискам.

— Чего?

— Денег, естественно. Фуру-то все равно уже не отыскать.

— Степ, а все-таки сколько? — не Отставала я.

— Четыреста тысяч.

— Ик… Долларов?

— Нет, монгольских тугриков, — съязвил Степан.

У меня шашлык застрял в горле. Это где же нормальный человек может найти столько денег? Я прикинула: примерно два пожизненных срока мне потребуется отмотать в своем лицее, чтобы заработать требуемую сумму честным трудом. Взяток я не беру. Впрочем, их мне никто и не предлагает почему-то.

— Ты говорил, что Виктор в плену, — напомнила я. — Почему?

— Время истекло, — вздохнул Степан. — Его спокойненько увезли, накидав предварительно по ушам, а мне велели продолжить дело брата…

Какое-то время я молчала, а потом выдала:

— Ну ты и дурак! Ты, Степка, законченный идиот, мамой клянусь! У тебя в голове, как у Винни Пуха, вместо мозгов опилки! Решил, значит, сберкассы грабить. Умница! Ну, грабанешь парочку, потом тебя посадят, и все. Шел бы уж лучше золотовалютный фонд грабить, что ли!

Там-то уж точно такие деньги имеются, даже больше. Не обидно за тридцать тысяч срок мотать, а братишку тем временем в цемент — ив речку.

Степан обхватил руками голову и молчал.

Потом поднял на меня глаза, на этот раз не веселые, а полные отчаяния, и спросил:

— Что делать-то, Афонь? Сам не знаю, что меня в эту кассу поволокло. Тебя вот в заложники взял…

— Это я тебе прощаю, — великодушно произнесла я. — Знаешь, нам надо ехать ко мне домой. Там Клавка. Она обязательно чего-нибудь присоветует.

Степан согласно кивнул и уже собрался ехать, но я категорически заявила:

— Пока все не съем, с места не двинусь!

Как выяснилось позже, двинуться с места после четырех порций шашлыка и пол-литра сока оказалось не так-то просто. Опираясь на Степана, я вылезла из-за стола и тяжко вздохнула:

— Ох, кажется, я немного переела.

Провожаемые удивленными взглядами персонала, мы покинули придорожное кафе и уселись в машину.

На этот раз Степан не стал меня ни к чему пристегивать, он просто спросил адрес, и мы поехали.

* * *

Клавка, открывшая нам дверь, нацепила на себя маску недовольства.

— Ну? И где тебя носит? — спросила она, грозно хмурясь. — Я тут с ума схожу от беспокойства…

Ни признаков беспокойства, ни тем более сумасшествия, я не обнаружила, хотя пристально всматривалась в ее лицо.

— А это что такое? — мотнула головой в сторону Степки сестра.

Я поморщилась:

— Ой, Клава, не волнуй меня, ради бога. Это Степан, мой новый приятель. А сейчас дай нам отдохнуть, а? Мы безумно устали.

— С чего бы это, интересно знать? — не унималась Клавка.

— Во-первых, я переела шашлыка, желудок вот-вот треснет, — проходя в комнату и падая на диван, ответствовала я. — А во-вторых, думаешь, легко сберкассу грабить? Нам со Степкой надо срочно немного отдохнуть, а потом с тобой кое о чем посоветоваться. А теперь отстань, а?

Но надо знать мою Клавку. Чтобы она дала отдохнуть после стольких нелегких событий? Да скорее марсиане гопак станцуют!

— Ты чего сегодня пила? И сколько? — строго спросила сестра.

— Пол-литра, — легко ответила я. — Зато абрикосового сока.

— С сока тебя так не плющит, от переедания тоже. При чем здесь сберкасса? — Клюква не унималась. — Я тебя посылала услуги оплатить.

Ты это сделала?

— Мы кассу со Степкой грабанули. Вон в коридоре пакет валяется. Там деньги из сберкассы.

Клавка недоверчиво скривилась, но проверять все же пошла. Когда она вернулась, ее физиономия напоминала посмертную маску Тутанхамона.

— Так это правда? Ты теперь.., кто?

— Мы со Степкой налетчики, — гордо ответила я.

— И милиция…

— Ха! Наша милиция! Ты же знаешь, как они работают. Мы уже уезжали, а менты только появились. Ну, сперва Степка взял меня в заложники. Но это длилось недолго. Мы кассу взяли, и он сразу отпустил. Вернее, не сразу, значительно позже. Но это неважно. Дальше. Мы поменяли машину и поехали. В общем, Клава, нам срочно нужен какой-нибудь из твоих гениальных советов, поэтому мы и вернулись. А могли, между прочим, и дальше кассы грабить!

Клавдия ошалело моргала, потом схватила себя за волосы и пробормотала:

— Так. Это галлюцинация. Бред. Он сейчас пройдет.

— Нет, Клава, это не бред, — жаль было разочаровывать сестру, но пришлось. — И вот еще что: нам срочно нужны четыреста тысяч долларов. Не знаешь случайно, где можно их взять?

Понимаешь, если быть объективной, сберкассы мы больше грабить не можем, примелькались, да и вообще… Размах не тот!

Очень медленно, но, похоже, до Клавки стало доходить, что я не шучу и ситуация обстоит именно так, как я ее обрисовала. Чтобы не оставалось сомнений, она все-таки решила уточнить:

— Афоня, так это правда, что ли?

— Конечно, — весело ответила я. — Сегодня же не первое апреля!

— Да, да, конечно, — растерянно отозвалась Клюква. — Сегодня конец января, самое время для розыгрышей.

Сестрица немного помолчала, переводя полубезумный взгляд с меня на Степана, а потом завопила:

— Ой, мамочки мои, тебя же посадят! Чего делать-то, Афонечка?

Все это она прокричала, нарезая круги по комнате. У, меня даже голова закружилась. Изловчившись, я перехватила сестру и трехочковым броском, которому позавидовал бы сам Майкл Джордан, усадила в кресло.

— Не суетись, — прикрикнула я на Клавку. — Вы пока думайте, где почти пол-лимона баксов найти, а я Димычу звякну. Что-то неспокойно у меня на душе. Как он там, на спецзадании, мается, бедолага? Поговорю с ним по-доброму, ласково, может, и поможет чем…

Так, подбадривая саму себя, я с замиранием сердца набрала номер мобильного телефона Брусникина. Предстоял тяжелый разговор с мужем, но я предпочла отказаться от «домашних заготовок» и действовать экспромтом, полагаясь на собственную интуицию. Наконец связь установилась, и я услышала Димкин голос:

— Привет, солнышко! Безумно рад тебя слышать. Я звонил утром, но Клавка сказала, что ты пошла коммуналку оплачивать. Я ужасно соскучился! Как у тебя дела, девочка моя?

У меня на глаза навернулись слезы: вон как он за меня переживает! Даже в далекой Лодзи не забывает, а я… Однако делать нечего, придется говорить правду.

— Я тебя люблю, Дим! — сообщила я супругу и заревела. Брусникин моих слез не выносит, знает, если реву, значит, что-то случилось. Поэтому он обеспокоился:

— И я тебя тоже. Ты чего натворила, Афанасия?

— А чего сразу натворила? Будто я просто так не могу тебя любить, — обиделась я, правда, понарошку.

— Можешь, — согласился умный Димка, — только тогда, когда я дома и ты находишься под постоянным присмотром. Моим, а не Клавкиным. Так что же произошло?

— Да ничего особенного, Дим. И денег-то взяли всего ничего, тридцать тысяч каких-то.

Разве из-за такой мелочи можно в тюрьму сажать порядочных людей?

В далекой Лодзи повисло тягостное молчание, а потом Брусникин спокойным, но не предвещавшим ничего хорошего голосом попросил:

— Давай-ка по порядку, с чувством, с толком, с расстановкой…

Глубоко вздохнув, я покорно начала излагать:

— Ну, вот, значит. Послала меня Клавка в сберкассу услуги оплачивать. Иди, говорит, утром, там народу меньше. Ага! Как же, меньше!

Все пенсионеры нашего района так думают, поэтому и устраивают по утрам тусовки в сберкассах. Пришла я, а там народу-у-у, что гвоздей в твоей коробочке. Ну, той, помнишь, которая на антресолях пылится?

— Помню, — процедил сквозь зубы Димка. — Ты не останавливайся, хотелось бы до сути быстрее добраться.

— Ага, ну вот, значит. Стою я в очереди, а со всех сторон только и слышно: льготы, пенсия, президент. Прямо лозунги какие-то, ей богу!

— Афанасия! — прорычал Брусникин.

— Все, все, я уже приступаю к самому главному. Стою, значит, я себе, стою в самом конце очереди, злюсь потихонечку, мечтаю миниатюрный атомный взрыв произвести, чтоб к заветному окошечку быстрее протиснуться, как вдруг влетает парень и как завопит: «Все на пол, это ограбление»! Ну, старухи-то, как кокосовые орехи, на пол и попадали. Я одна стою, как во поле береза, за всем этим цирком наблюдаю.

Тогда парень берет меня в заложники, и мы с ним выносим кассу. Денег там, как потом выяснилось, с гулькин хрен, зря только старух напугали. Так ведь оно и понятно: кто с утра грабит?

Вечером надо, когда в кассе уже денежек-то поднакопится! Ну, я Степке это потом объяснила.

По молчанию, установившемуся в эфире, я догадалась: Брусникин не волнуется, он сейчас обрабатывает полученную информацию. Волноваться он начнет потом, когда вернется домой.

— Афоня, — наконец «ожил» Димка, причем голос у него был какой-то странный, как у неисправного «тамагочи», — надеюсь, ты пошутила?

— Если бы… — печально вздохнула я.

— Но… Раз тебя взяли в заложники, значит, ты не виновата, — выдвинул версию Димыч.

— Ну-у.., как тебе сказать… Вроде и нет, но ведь потом-то я перестала быть заложницей.

Теперь я как бы соучастница. Ты знаешь, Дим, у Степки, это мой напарник, очень сложная жизненная ситуация, и я решила ему помочь. Клавка вот тоже сидит соображает, что делать.

— Позови ее к телефону, — велел Брусникин.

— Она не может, Дим, она так сильно думает, что даже в ступор впала.

На этот раз Брусникин молчал долго. В его молчании моя интуиция четко угадывала что-то нехорошее. Я мысленно поблагодарила судьбу и Димкино начальство за вовремя организованную командировку.

— Значит, так, — прервал молчание Брусникин. — Деньги где?

— Тут. Клавка их к груди прижала и трясется, словно в ознобе, потерять боится, наверное.

Оно и понятно — никогда в жизни такой суммы в руках не держала. А что?

— Сидите дома. Деньги не тратить. К вам придут мои ребята и все уладят. Ясно?

— Ага, ясно, — кивнула я в трубку. — Дим, а как мы узнаем, что это твои ребята? Может, пароль какой-нибудь придумать?

— Про славянский шкаф, — выдавил из себя Брусникин и отключился.

Я уставилась на телефон, вспоминая пароль про славянский шкаф.

— Ну, что? — отчего-то шепотом спросила Клюквина. — Лютовал?

Я отрицательно покачала головой.

— Это плохо. Значит, когда вернется, головы нам посносит. Чего делать-то велел, Афонь?

— Сказал, чтоб деньги не тратили, сидели дома и ждали, когда придут.

— За нами?! — ахнула Клавка.

— Да нет, — сморщилась я. — Ребята Димкины придут и все уладят: и со сберкассой, и с милицией.

— Слава богу, — перевела дух Клюква.

Согласившись с Клавдией, я перевела взгляд на Степана. Он сидел на диване и, казалось, дремал. Только играющие желваки свидетельствовали о том, что Степка крайне напряжен.

— Ты чего, Степ? — попыталась я его растормошить. — Все будет в порядке! Видишь, со сберкассой Брусникин все уладит, нас даже не посадят.

— Можно от вас позвонить по межгороду? — вместо ответа спросил Степан. — Беспокойно мне что-то, как там Оксанка с мальчонкой…

Клавка проводила Степку в коридор, где стоял телефон, и деликатно удалилась.

Зато на меня она набросилась без всякой деликатности.

— У тебя с башкой все в порядке или наметились проблемы? — прошипела она.

— Почему это? — обиделась я. — С каких пор помощь хорошему человеку — это плохо?

Сразу все начинают намекать на легкую форму тяжелого сумасшествия.

Клюква внимательно на меня посмотрела, будто и правда хотела найти эту самую легкую форму, ничего, видно, не нашла и продолжила свое шипение:

— Ты соображаешь, чего несешь? Помочь хорошему человеку! У него что, на лбу написано: «Я хороший человек, люблю собак и перевожу старушек через дорогу? Просто сейчас у меня тяжелые жизненные обстоятельства, а так я белый и пушистый».

— Можно подумать, у меня был выбор. Меня ж в заложницы взяли, забыла? — напомнила я.

— Ага. К тому же он еще и псих. Брать тебя в заложники! На это может решиться только человек с неадекватным восприятием действительности. И потом, что такое?! — возмущенно всплеснула руками Клавка. — "Клавочка, Степану срочно нужны четыреста тысяч долларов!

Не знаешь, где их взять"? Знаю, конечно, дорогая Афоня! Посмотри у меня в кошельке, в отделении для мелочи. Там должны заваляться.

Ты хоть представляешь себе, сколько это денег?!

У тебя их нет, папа наш с тобой, чтоб ему икнулось на том свете, увы, не миллионер. А может, у тебя имеется парочка знакомых олигархов, безумно в тебя влюбленных? Тогда нет проблем, Афанасия! За один только благосклонный взгляд они расстанутся с полумиллионом баксов, даже глазом не моргнув, и еще столько же сверху накинут!

Я удрученно молчала. Конечно, Клавка права: ни миллионеров, ни влюбленных олигархов у меня не было, и взять их, конечно, негде. Ну, а теперь главный вопрос: чем я могу помочь Степке?

Вернулся Степан, расстроенный, удрученный, словом, не в себе. Жалко было на него смотреть.

Даже Клавка прониклась и участливо спросила:

— Ну? Что там? Как твои?

— Их нашли, — растерянно ответил Степка, — и увезли. «Негоже, — говорят, — семью разлучать». И еще напомнили о сроках.

— И какие же сроки? — безнадежно поинтересовалась я.

— Был месяц. Осталось три недели.

Все молчали. Да и что тут скажешь? Четыреста тысяч — огромная сумма, и просто так ее взаймы не возьмешь. А если и возьмешь, чем отдавать? Но что же делать? Теперь, когда в плену у бандитов не только Виктор, но и его жена с ребенком, сидеть сложа руки, даже не пытаясь помочь, я не могла. Знаю, что и Клавка тоже, поэтому я попросила Степана еще раз, со всеми подробностями рассказать историю Виктора.

Сестра обладает острым умом, в критических ситуациях она иногда выдает гениальные идеи.

— А если в милицию? — предложила я и сама устыдилась глупого вопроса. Какая милиция? Если до бандитов дойдет, а до них дойдет, то, без сомнений, убьют и Витьку, и Оксанку, жену его, и ребенка не пожалеют.

В дверь позвонили.

— Кто это? — пролепетала Клюквина.

— Наверное, Димкины ребята.

— Точно?

— Спокойно, Клава, мне известен секретный пароль, — успокоила я сестру и пошла открывать. — Но ты Степку спрячь, на всякий случай…

За входной дверью нетерпеливо топтались два парня, похожие друг на друга, словно бильярдные шары. «Специально их подбирают, что ли? — подумала я, глядя в „глазок“. — Хотя нет, мой Димка отличается от них. В лучшую сторону, разумеется».

— Кто там? — спросила я, заранее зная ответ.

— Из ФСБ. От Брусникина.

— Ага. Это хорошо, — ответила я, лихорадочно вспоминая «правильный» пароль. — Вы продаете славянский шкаф?

Парни за дверью впали в кратковременный ступор. Я терпеливо ждала «правильный» отзыв.

Видно, к общему знаменателю ребята так и не пришли. Один из них, прочистив горло, повторил:

— Вы, наверное, не поняли. Мы от Димы Брусникина, из ФСБ.

— Это я поняла. Как насчет шкафа? — не отставала я. Дался мне этот шкаф, ей богу! Но меня несло, остановиться уже не могла. Тут и Клавка нарисовалась:

— Чего?

— Это от Димки, — пояснила я. — Только они пароль никак не вспомнят, вернее, отзыв.

Клюквина покрутила пальцем у виска и открыла дверь.

Опасливо косясь на меня, ребята просочились в коридор, сразу заполнив своими габаритами все его пространство, и робко потребовали:

— Пакет из сберкассы давайте!

— Ага, — кивнула Клюква и принесла пакет. — Там все, мы ничего не тратили!

Парни забрали пакет, отчего-то глубоко вздохнули и ушли, так и не назвав отзыв на пароль.

Мы с Клавкой вернулись в комнату, продолжая спорить, и уселись на диван.

— Чего ты к ним привязалась со своим паролем? — злилась Клюква.

— Во-первых, как бы мы узнали, что они в самом деле из ФСБ? Нынче любую «корочку» можно подделать так, что она будет лучше настоящей. А во-вторых, Димка так сказал…

Кажется, Клавдия не поверила:

— Прямо так и сказал?

— Ну… Так или примерно так, я уже не помню…

— Надо же! Я, конечно, догадывалась, что у работников спецслужб голова по-другому работает, не так, как у всех нормальных граждан, но чтоб до такого доходило… И что за пароль?

— В том-то и дело, Клава, что я точно не помню! В кино каком-то его использовали… — Я потерла лоб, пытаясь вспомнить. — Типа: «Вы принесли славянский шкаф»?

— «У вас продается славянский шкаф»? — очень неожиданно раздался приглушенный голос из нашего шкафа-купе — Ой, мама! — взвизгнула я.

— Степка, вылезай, — крикнула сестра.

Степан вывалился из шкафа, чихнул и продолжил:

— А отзыв такой: «Шкаф уже продан. Могу предложить никелированную кровать».

— Точно! — обрадовалась я. — Степка, ты гений.

Гений поднялся с пола, отряхнулся, а потом задал сакраментальный вопрос:

— Девчонки, что делать-то будем? Сберкассы грабить я больше не могу — не мое это дело.

— А чем ты вообще занимаешься?

Ну, это надолго! Если Клавка занялась выяснением личности Степана, его хобби, основным видом деятельности, а также особенностями условных и безусловных рефлексов, то времени это могло занять довольно много. Поэтому я рявкнула во всю силу легких:

— А давайте чайку-кофейку тяпнем?!

Клавдия вздрогнула, но расспросы временно прекратила. Мы переместились на кухню.

Пока сестрица готовила, я, качая ногой, размышляла над сложившейся ситуацией. Если мы откажемся помогать Степану, он пропадет.

Самому ему ни за что не справиться. Да и как теперь откажешься? Совсем ведь сгрызет беспощадная совесть! Но как помочь?

— Вот в чем вопрос, — вслух вздохнула я.

— Ты о чем печалишься, Афанасия? — широко улыбнулся Степан.

— С совестью пытаюсь договориться, — буркнула я себе под нос.

Кофе пили молча Время от времени Степка, обводя глазами попеременно то меня, то Клавку, радостно скалился. Хотя в его положении я не находила ровным счетом ничего веселого. Может, он над нами смеялся?

Клюквина нетерпеливо ожидала озарения, которое вот-вот должно было к ней явиться. Озарение, однако, задерживалось, потому как Клава беспокойно ерзала на стуле, морщила лоб и вообще проявляла все признаки нервного напряжения. Я спокойно дожидалась, чем все это закончится.

— Ну, хватит! — шлепнула кулаком по столу сестрица, окончательно обозлившись на свое озарение. — Будем искать!

— Кого? Чего? — в один голос спросили мы со Степкой.

— Будем искать Виктора и его семью.

— А потом? В смысле, когда найдем? — настороженно уточнила я, потому что прекрасно знала Клавдию и ее возможности. — Они ведь не просто так в прятки играют, они в плену.

— Подумаешь! Освободим, — пожала плечами сестра, словно это было обычным делом — освобождать заложников из лап бандитов всевозможных мастей.

Степка только головой покачал, как бы сожалея об умственных способностях Клюквиной.

Вот что значит без озарения работать!

— Ну, хорошо, допустим, мы их освободим, — я попыталась направить ход Клавкиных мыслей в нужное русло. — А дальше что?

— А дальше все! — убежденно воскликнула умная сестрица. — Смотри, ведь когда мы их освободим, деньги уже не нужно будет никому платить. Нет заложников — нет денег! Каково, а?

Клавка счастливо рассмеялась. Жаль было ее разочаровывать, но иного выхода не было.

— Клавочка, все не так просто. Люди, держащие Виктора, по всему видать, серьезные. Мы не сможем освободить пленников, мы не сможем даже их найти! Вполне вероятно, что Вик-, тора с семьей каждый день перевозят с места на место, и выследить их практически невозможно. Да их небось охраняют круче президента!

— И все это из-за каких-то машин? — не поверила Клавка.

— И все это из-за денег, — снова вздохнула я. — На машины им наплевать, другие пригонят… Единственное, что меня смущает, это непомерно большая сумма. Степ, разве Виктор — подпольный миллионер?

Степка пожал плечами, мол, я-то откуда знаю, с какого потолка упала эта сумма.

— Нет, в принципе, все верно, — продолжала рассуждать я, — на фуру умещается десять машин, средняя стоимость каждой примерно 40 тысяч долларов. Но где простой водитель возьмет такую сумму? Что-то тут не то… — повторила я и впала в глубокую задумчивость.

Степан внимательно изучал дно пустой чашки. Клавдия не выдержала первая:

— Пока вы тут молчите, неизвестно о чем, время идет! Короче говоря, будем искать, Степан, твоего брата, а там посмотрим.

— Правильно, Клава, — поддержал сестру Степка. — Главное, ввязаться в войну, а дальше будет видно. Это еще Наполеон сказал.

— Ага, и что с ним стало? — спросила я, пытаясь понять, послышалась ли мне насмешка в его голосе или нет.

— Ну и что? — упрямо наклонила голову Клавка. — Кто говорит, что будет легко? Думаешь, Рэмбо сразу стал Рэмбой?

Решение было принято, это ясно, и мои возражения лишь укрепляли его. Что ж, придется становиться, как выразилась Клавдия, Рэмбой.

И первое, с чего стоит начать, это встретиться с бандитами.

— Степка, — обратилась я к угрюмо молчавшему парню, — у тебя наверняка есть какая-либо связь с братками? Ведь как-то вы общаетесь?

Степан кивнул:

— У меня есть номер телефона. Его владелец вроде связного. Я ему говорю, что нужно встретиться или с кем-нибудь поговорить, а мне потом перезванивают.

— Слушай, а если с этим связным встретиться? Тряхнем его, как следует, а? — оживилась кровожадная Клюква. — Номер телефона есть, адрес выяснить — пара пустяков…

— Я тебе даже сейчас могу сказать адрес и имя владельца телефона, — я состроила скептическую мину. — Иван Петрович Сидоров или Сидор Иванович Петров, проживающий по адресу: одно из городских кладбищ, вторая могила от крайнего забора. Справа.

Степка кивнул, соглашаясь, а Клюквина, сконфуженно умолкла, как видно, признавая мою правоту.

— Значит, постановляем так: ты, Степка, сегодня «забиваешь стрелку» через этого самого связного.., на завтра, часиков на шесть вечера…

— Ты что, Афоня?! — испугалась Клавка. — Сейчас зима, в шесть уже темно! А они, наверняка, выберут для встречи самый отдаленный уголок земного шара!

— Сейчас уже в четыре часа темнеет, да это и не имеет значения, по большому счету. Степ, на шесть, понял? У меня завтра последний выходной, потом на работу придется идти, так что завтра, как хочешь, а с представителем братков надо повидаться. Ты понял? — Степан утвердительно кивнул. — Тогда иди, дорогой, выполняй. А мы пока с Клавдией Сергеевной напряжемся хорошенько и еще чего-нибудь придумаем!

Когда Степка ушел, Клавдия уставилась на меня, словно гипнотизируя. Сестрица маетно вздыхала, силясь начать какой-то важный разговор. Я делала вид, что не замечаю клюквинских страданий, и внимательно наблюдала за любимой черепашкой Тырочкой. Через пять минут Клавка устала от своих страданий. Глубоко вздохнув, она начала издалека:

— Тырочка-то подросла как!

— Угу, — мыкнула я, ожидая продолжения.

— Мужа бы ей подыскать…

— И не думай даже. Тыра ненавидит мужиков.

Клавка умолкла и принялась дышать по методу Бутейко. Видать, что-то серьезное у нее на уме, раз она так дышит. Я решила больше не мучить Клавку:

— Ну, чего ты здесь сквозняк создаешь? Говори уже, что задумала.

— Афонь, ты не устала? — задала неожиданный вопрос Клавдия.

Я удивилась, подумала, внимательно прислушалась к своему организму. Никаких криков о помощи он не подавал, поэтому ответ был отрицательный. Однако Клавку мой ответ, видимо, не устроил:

— Бледненькая ты у меня… Брусникин вернется, как я тебя такую ему предъявлю? А все твои оболтусы треклятые да тетради, будь они неладны. Ох, Афанасия, не жалеешь ты себя, ни сна, ни отдыха человеческого не видишь, доложу я тебе!

Теперь стало понятно, к чему она клонит.

Мне послезавтра на работу, а тут такое дело затевается! Сама Клавдия находилась в кратковременном отпуске по случаю капитального ремонта салона красоты, где она трудилась. Старушка сверху постаралась: щедро залила салон водой. Хозяин немного поматерился, да что со старухи возьмешь? Отправил, болезный, своих сотрудников в вынужденный отпуск.

— И чего ты предлагаешь? — хмыкнула я.

— Давай тебе больничный сделаем? — предложила Клюквина. — У одной моей клиентки муж — врач. Патологоанатом.

Вот сколько знаю Клавку, столько и понять пытаюсь: за что с ней природа так обошлась?!

— Патологоанатом, говоришь? А в графе «диагноз» что будет записано? «Вскрытие показало, что Афоня умерла от вскрытия»? Так, что ли?

— Вот что ты за человек, Афанасия Сергеевна? — попеняла мне сестра. — Я ж для тебя стараюсь, а ты ерничаешь.

Немного подумав, я пришла к выводу, что вполне могу себе позволить поболеть дней семь-десять. С конца августа я прилежно работала, отгулов не брала, школу не прогуливала, а сейчас как раз третья четверть началась, самая длинная и нудная…

— Ладно, сестренка, — похлопала я ее по плечу, — звони своему патологоанатому! Пускай выписывает больничный с каким угодно диагнозом.

Клавка повеселела, на радостях сгоняла в соседний магазин за тортиком, и остаток вечера мы провели вполне мирно, по-семейному. У меня даже мелькнула мысль: а не выдать ли Клавку замуж за кого-нибудь из Димкиных друзей?

Клюква моя дама, конечно, с характером, но вполне созревшая для семейного уюта: хозяйственная, готовит просто великолепно, особенно варенье вишневое ей удается… Мысль эта мне настолько понравилась, что я принялась припоминать холостых друзей Брусникина, решая, кому из них можно сделать такой подарок.

— Я вот что думаю, Афоня, — прервала поток моих мечтаний Клавка, — нам надо проследить за тем бандитом, с которым встретится Степан.

— Свежая идея, — кивнула я. — И что потом?

Клавдия заволновалась:

— Как это что? Как это что? Мы проследим, узнаем, где этот бандюган живет. Потом заявимся к нему неожиданно — неожиданность, между прочим, сильное оружие! — тряхнем его как следует…

— Какая ты стала кровожадная, — передернула я плечами и подумала: нелегко придется ее мужу. — А если у этого бандюгана настоящее оружие имеется? А тут мы с твоей неожиданностью!

Клавка на миг задумалась, но сбить ее с толку не так-то просто.

— Да? А зачем же тогда Степка на завтра «стрелку» забивает?

Вопрос, конечно, интересный, жаль только ответа на него я пока не знаю. Оценив мое молчание как неудовлетворительное, Клюква ехидно рассмеялась и, пожелав спокойной ночи, удалилась к себе. Мне ничего не оставалось делать, как последовать ее примеру.

Лежа под одеялом, я терзала себя вопросами. Почему Степка взял в заложники именно меня? Если он не собирался требовать выкуп, можно было сцапать любую старушку, благо их там было полно. Хотя нет, старушка с перепугу могла и душу богу отдать. Какой тогда с нее толк?

А какой с меня толк? Степан не мог знать, что я вот так сразу брошусь ему помогать, да еще от тюрьмы отмажу за ограбление сберкассы. Не мог он также знать, что мой Брусникин — капитан ФСБ. С чего ж тогда Степка вдруг разоткровенничался с первой встречной? Может, права Клавка, и у меня на лбу написано: «Я дура! Обманите меня срочно»?

«Ты и в самом деле дура, — обругала я себя. — У Степана горе, он в таком состоянии, что готов им поделиться с кем угодно. А я, наверное, вызвала у него доверие, вот он и рассказал свою историю. Степка, конечно, не надеялся, что мы с Клюквой станем ему помогать. И нечего его в чем-то подозревать!»

После порции самобичевания я принялась обдумывать другие вопросы. Например, стоит ли принимать в качестве руководства к действию Клавкино предложение — проследить за завтрашним бандитом? А если он после встречи в какой-нибудь кабак завалится? "Это ерунда, — махнула я рукой, — дождемся. Вдруг он будет на машине? Надо и нам где-нибудь тачку найти. У того же Степки, к примеру! Сам он поедет на машине Виктора, а мы — на его «девяточке».

Вот только что делать, когда мы выследим этого бандюгана"?

На этой тревожной мысли я и заснула.

* * *

Клавкины вопли прервали мой сон на самом интересном месте. Сам сон я, разумеется, не помню, но, хорошо зная законы подлости, уверена, что место действительно было самым интересным.

— Чувствую, денек сегодня будет еще тот, — сладко зевнула я. — Услышать голос Клюквиной при пробуждении — плохая примета.

— Афоня, вставай, — влетела в комнату сестрица, — нас ждут великие дела! Вставай, вставай, я вареников налепила.

Прокричав все это, Клавка испарилась. Сообщение о варениках примирило меня с жизнью, ранним пробуждением и Клавкиными криками.

Зевая, я прошлепала в ванную. Там под воздействием прохладной водички мой организм окончательно проснулся, и даже появился какой-то задор.

Вареники удались Клавке на славу. Я смогла остановиться только тогда, когда почувствовала, что в желудке не осталось ни сантиметра свободного пространства.

— Ик… Спасибо, Клава, — сыто улыбнулась я сестре. — Дай бог тебе хорошего мужа и детишек побольше.

— Тьфу, тьфу, тьфу, — сразу же заплевалась Клавдия. — Чего городишь-то?

Не стала я говорить Клюквиной о своих вчерашних планах по поводу ее замужества. Потом сюрприз будет!

— Скажи-ка мне, Клюква моя ненаглядная, пошто в такую рань подняла? Неужто заради вареников? Вроде все мероприятия у нас на вечер запланированы. Или опять хочешь меня куда-то заслать?

— Нет уж. Тебя можно только в какое-нибудь сильно вражеское государство засылать.

Ты там такой переполох устроишь, что они от ужаса жизни свои никчемные самоубийствами покончают! — заявила добрая Клавка. — И потом, десять часов — это уже не рано. Скоро Степка придет…

— Зачем? — удивилась я. — Он живет По принципу Винни Пуха: кто ходит в гости по утрам, тот поступает мудро? Так, вареники уже кончились…

Клавка подмигнула и заговорщически прошептала:

— Будем план составлять.

— Ох, плановики! Ну-ну, желаю успеха!

Делать было абсолютно нечего. Я послонялась по квартире, посмотрела какие-то мультики по телевизору… В конце концов взгляд упал на четыре стопки тетрадей с сочинениями по Толстому и Булгакову.

— Проверить, что ли? — вслух спросила я сама себя. — Или не надо? Нет, не буду. Я на больничном, это раз, и ничего нового там все равно не найду, это два. «Наташа любила Болконского, сидя на подоконнике и разговаривая с могучим дубом». Бред!

Я даже зажмурилась, представляя, чего понаписали мои «оболтусы». Тут и раздался звонок в дверь.

С мороза Степка явился румяный и веселый.

— Здорово, девчонки! — с порога гаркнул он. — «Мороз и солнце, день чудесный! Еще ты дремлешь, друг прелестный»?

— Если и дремали, то ты своими воплями разбудил, — недовольно сморщилась я. — Проходи.

Настроение у Степана было игриво-радостное, никакой подавленности. Мне это не понравилось. Я так думаю, в его положении в пору мыло с веревкой готовить, а не цитировать Пушкина и не производить артиллерийских залпов глазами. Поэтому я смерила Степана с ног до головы строгим, «учительским», как говорит мой Брусникин, взглядом. Под этим взглядом Степка притух и покорно прошел в гостиную.

Дождавшись, пока все рассядутся, я так же строго велела:

— Рассказывай. Ты звонил? Договорились?

Степан кивнул:

— Да. Сегодня в шесть вечера, в Люблино.

Там гаражи есть. Вот там и встретимся. Правда, я не знаю, о чем говорить…

И Клавка, и Степка с немым вопросом уставились на меня. Почесав затылок, я выдала гениальное, как обычно, решение:

— О чем? О чем… На жизнь пожалуйся, попроси об отсрочке, скажи, мол, стараюсь, ищу, с ног сбиваюсь, но сумма очень уж большая. Да спроси, может, можно частями как-нибудь отдать, или в рассрочку.

— Понял, — серьезно кивнул Степан. — А вы что делать будете?

— Мы… — пустилась в объяснения Клавдия, но я ее перебила:

— За нас не волнуйся. Мы будем в нужном месте, в нужное время. В самой горячей точке, так сказать. Но для этого нужна твоя «девятка».

Дашь?

— Не вопрос, — пожал плечами Степка. — Водить-то умеете?

— Был опыт… — уклончиво ответила я, потому как за рулем сидела всего раз пять в жизни.

— А-а… Ну да, — немного обреченно сказал Степан. Он, кажется, мысленно прощался со своей машиной. Справившись с кислым выражением лица, Степка предложил:

— Что, красавицы, может, кофейку попьем?

Взбодримся? А то мне еще тачку гнать…

— Иди за машиной, — нахмурилась я. — На морозе и взбодришься.

Неожиданно на помощь Степану пришла Клавдия. Сестрица подхватила его под локоток и затараторила:

— Конечно, конечно, Степушка, пойдем, кофейку попьем. Правда, Афоня все вареники слопала… Не поверишь, хоть и тощая она у нас, но лопает так, будто у нее не желудок, а черная дыра! Куда все уходит? Не понимаю!

— В ум, — буркнула я и направилась следом за ними.

На кухне Клюквина удивила меня еще больше:

— Афанасия, ты тут подсуетись, а я пока в магазин сгоняю за чем-нибудь вкусненьким.

Однако я суетиться не стала, а переложила процесс приготовления кофе на Степана. А что?

Закон жизни: кто платит, тот и девушку танцует! В смысле, если хочешь кофе — вари его сам, как в кружке «Умелые руки».

Степан взялся за дело с энтузиазмом пещерного человека, впервые усевшегося за компьютер: желания полно, а навыков — ноль. Я с интересом наблюдала за стараниями Степки.

— Степ, а ты говорил, будто был женат? — разочарованно протянула я, видя, как неумело он пытается оттереть сбежавший кофе от газовой конфорки.

— Был, — подтвердил Степка, выливая на плиту полбанки «Фэри».

— Она, конечно, оказалась стервой, — уверенно предположила я.

— Как тебе сказать… Все женщины в той или иной степени стервы.

Я понимающе кивнула:

— Ясно. Твоя оказалась стервой в большей степени. Наверное, ее раздражали твои носки, припаркованные в самых неожиданных местах, пиво с друзьями, прогулки налево и прочее, и прочее, и прочее…

Степан хмыкнул, но ничего не ответил. Вернулась Клавдия. Странно, я и не слышала, как она вошла. Наверное, мы со Степаном очень увлеклись разговором. Клюквина принесла полный пакет сладостей и зачем-то десяток яиц.

По лицу сестрицы змеилась легкая улыбка, а в глазах застыло отрешенно-растерянное выражение. Я удивилась немного, но с расспросами приставать пока не стала. Однако Клавдия не переставала удивлять. Она сунула пакет со сладостями в холодильник, шмякнула пакетик с яйцами на стол, отчего десяток уменьшился почти наполовину. Потом Клюквина перевела мечтательный взгляд на Степана и проронила:

— А, это ты… Привет, Степка. Ты все моешь? Ну-ну…

Подобное смутное состояние Клавки означало только одно: что-то случилось, пока она ходила в магазин.

Я быстренько вытолкала Степана из дома, велев немедленно отправляться за машиной, и, испытывая сильное беспокойство, вернулась к Клавдии. Она сидела на стуле, тупо глядя на пену, медленно оседавшую на плите.

— Клава, что произошло? Ты увидела призрак нашего покойного папеньки? — прикладывая руку то ко лбу сестры, то к щекам, вопрошала я.

Клюквина молчала. Самое действенное средство вернуть человека в реальность — это отвесить ему хорошую оплеуху. Главное, вовремя потом отскочить в сторону, чтоб не схлопотать сдачи. У меня имелся некоторый опыт в этой области. Я быстро привела Клюквину в чувство и снова спросила, что же ввергло ее в такое коматозное состояние.

Обстоятельная Клавка начала издалека:

— Пошла я, значит, в супермаркет…

Тут я покраснела. Дело в том, что неподалеку от нашего дома недавно открыли новый гипермаркет. Его размеры впечатляли настолько, что у посетителей, впервые попавших в этот магазинчик, волосы вставали дыбом. Здесь можно было купить все: от рояля до швейной иглы, от самых экзотических продуктов до обыкновенных куриных яиц. Именно они и заставляют меня краснеть от одного только напоминания об этом супермаркете.

Клавка как-то прихворнула и попросила меня сходить за продуктами. Предварительно она составила список и проинструктировала, где какие продукты лежат. Я согласно кивала головой, слушая не очень внимательно, потому как совершенно точно знала, что в магазине заблудиться невозможно. Спустя полчаса стало ясно, как я ошибалась!

От обилия товаров и малознакомых названий в моей голове образовался такой гоголь-моголь! Какой список, какие инструкции! В голове прочно засела лишь внушенная Клавкой мысль непременно купить яйца, ибо она собралась печь пирожки.

Выпучив глаза, но не видя ничего, я носилась вдоль полок в поисках яиц. Причем с каждой минутой скорость все увеличивалась, а нужный продукт так и не обнаруживался. В конце концов, ощущая приближающееся сумасшествие, я уперлась носом во что-то большое и теплое, с надписью «охрана» на черной униформе.

— Уф! — облегченно выдохнула я и радостно рявкнула:

— Где у вас яйца?!

Странная тишина пала на магазин в радиусе ста метров. Охранник покраснел, как томатная паста, соображая, видимо, как лучше ответить на мой вопрос. Я поняла, какую глупость сморозила, и бросилась к выходу, благо указательных стрелок, где он находится, было великое множество. Домой я вернулась без продуктов и "в растрепанных чувствах. С тех пор я воздерживаюсь от посещения этого гипермаркета.

— ..Так вот. И вдруг меня осенило, — продолжала Клавка. — Степку надо обыскать! Уж извини, Афоня, но какой-то он подозрительный! Я рысью бросилась домой, неслышно вошла, пока вы тут о женщинах-стервах рассуждали, и угадай, что я нашла в кармане его куртки?

— Неужто четыреста тысяч баксов? — ахнула я.

— Хуже, Афанасия…

Что может быть хуже такой суммы, я не знала, поэтому с неподдельным интересом наблюдала за Клюквой, доставшей из холодильника пакет со сладостями.

— Смотри! — торжественно произнесла она, ткнув в него пальцем.

Я послушно в него заглянула. Среди печенья «Курабье», разномастных конфет и торта «Причуда» лежал обычный пистолет марки «Макаров».

Поковырявшись в пакете и не найдя ничего необычного, я уставилась на сестру в ожидании разъяснений:

— Чего?

— Пистолет! — округлила глаза Клавка.

— А ты хотела пулемет? — уточнила я.

Клавдия рысцой пробежала по кухне, а потом подытожила:

— Ты, Афанасия, безнадежна. Говорю по слогам: пис-то-лет. У Степки. Поняла?

— Конечно, — пожала я плечами. — Пистолет системы «Макаров». У Димки такой же. А ты думала, мы сберкассу брали с милицейским свистком?

Клюквина сконфуженно втянула голову в плечи.

— Между прочим, — добавила я, — у Степки есть еще наручники. Ими он меня к машине пристегивал…

Клавдия поняла, что конкретно лопухнулась, сдавленно хрюкнула и взялась усиленно оттирать плиту, залитую кофе и мыльной пеной.

Вскоре появился Степан. Он был по-прежнему бодр и весел, что бередило мои нехорошие мысли относительно его персоны. Не разуваясь, Степка прошел на кухню. Клавка, главный идейный борец за чистоту, сердито засопела, пытаясь сдержаться, но все-таки не выдержала:

— Ну, ты прям Коннан-Варвар какой-то!

Сначала плиту изгадил, теперь вот ботинками своими всю грязь с улицы в дом приволок… А в следующий раз самосвал с песком пригонишь?!

— Не ругайся, Клавочка! — добродушно отозвался Степан. — Тебе не идет сердиться, ты сразу делаешься похожей на глупую ворону, у которой украли сыр.

Я хихикнула, глядя, как Клавка возмущенно открывает и закрывает рот. Слова при этом не вылетали, а застревали где-то внутри. Пока сестра изображала из себя немую ворону, Степка бросил ключи от машины на стол со словами:

— Постарайтесь сохранить тачку. По возможности, конечно.

Тут уже и я возмутилась:

— Да ты… Да я… Да чтоб ты знал…

— Знаю, знаю: сорок лет за рулем, и ни одной аварии, даже медали от ГИБДД имеются «За безупречное вождение автомобиля» и «Ветерану-автолюбителю». Ладно, теперь о деле.. — .

Так и не дав мне достойно ответить, Степка рассказал, где именно в Люблине произойдет историческая встреча. Я его внимательно слушала, но на всякий случай попросила схематично изобразить все, что было сказано. Выполнив просьбу, Степан бросил «До вечера» и ушел, а я задумалась.

У Степки пропал пистолет. Он наверняка уже знает об этом и даже догадывается, кто его упер. Но ничего, ни словечка не сказал, даже виду не подал, что обнаружил пропажу. Интересно получается! А может, этот пистолет уже побывал в деле и теперь, как пишут в детективах, «горячий»? Может, Степан только рад, что от него избавился. Ох, чует мое сердце, что-то во всей этой истории нечисто! Я потрясла головой, отгоняя тревожные мысли, и только тут заметила, что Клавдия что-то горячо и, как видно, давно, лопочет.

— ..ни стыда ни совести у человека! Его пригрели, помогли, а он? Вместо благодарности всю кухню затоптал.

— Клава, — прервала я поток ее негодований. — А ведь Степка ни слова не сказал, что у него пистолет пропал.

Клюквина осеклась, несколько секунд молчала, а потом не очень уверенно предположила:

— Может, не заметил?

Я с сомнением покачала головой:

— Пистолет — не проездной билет, он значительно тяжелее, его нельзя выронить и не заметить. Когда Степан надевал куртку, он не мог не почувствовать, что тяжести, оттягивающей карман, нет. Однако Степка промолчал. Как думаешь, почему?

— Не знаю, — пожала плечами Клавдия.

— Вот и я не знаю, — вздохнула я. — Дай-ка мне пистолет.

Сестра осторожно, словно это был не пистолет, а живая лягушка, извлекла оружие из пакета и положила его на стол. На кухонном столе пистолет не производил абсолютно никакого устрашающего впечатления и грозным оружием вовсе не казался.

— Может, газовый? — с тайной надеждой предположила Клюква.

— Нет, это боевой. Можешь мне верить, уж в оружии-то я разбираюсь.

Это правда, в оружии я кое-что смыслила.

Димка несколько раз давал мне подержать свой табельный «Макаров». Правда, предварительно нажимал какую-то штучку, которую называл «предохранитель». А потом еще куда-то нажимал, и из рукоятки выскакивала другая штучка.

Ее Брусникин именовал «обойма». А один раз, когда мы ездили на шашлыки за город, после двухчасовых уговоров Димка разрешил даже пострелять. Так что кое-какие навыки обращения с оружием я все-таки имела. В отличие от Клавки. Она в детстве не расставалась с рогаткой, но потом выросла и забросила ее далеко-далеко.

Теперь детская забава Клюквиной бережно хранится у нас на антресолях в качестве воспоминаний о беззаботной поре Клавдии.

Я взяла в руки пистолет и внимательно его осмотрела, но, кроме налипших крошек от печенья, ничего интересненького не обнаружилось.

— Знаешь, Клавочка, — задумчиво сказала я, баюкая пистолет на ладони, — вот в книгах пишут, мол, с этой штуковиной чувствуешь себя хозяином положения… Так вот, что я тебе скажу, дорогая сестричка, — брехня! Пистолет, он ведь может и выстрелить. И не только в воздух.

Клавка кивнула:

— Ага. Только многое зависит от руки, которая его держит. Слушай, Афоня, хватит философии. Чего с пистолетом-то делать будем?

Немного подумав, я с солидной долей решительности ответила:

— С собой на дело возьмем сегодня. Я так думаю: книжки ведь умные люди пишут. А они зря говорить не будут. Вдруг в нестандартной ситуации пистолет придаст мне решительности?

Пальнуть из него я, конечно, не смогу, но при случае запугаю до мокрых подгузников, уж будь уверена!

* * *

Ровно в шесть мы на Степкиной машине стояли возле гаражей, где назначили встречу.

Место, скажу я вам, глухое и темное, для всяких пакостей весьма подходящее. Где-то вдалеке слышался шум железной дороги. Гаражи тянулись длинными параллельными рядами.

— Афонь, ты ничего не перепутала? — прошептала Клавка, поеживаясь.

В целях конспирации двигатель мы заглушили, оттого в салоне машины было несколько прохладно.

— Вроде нет, — не очень уверенно ответила я. — Все время ехала по Степкиной схеме. Вот, видишь, крестик нарисован? Тут мы сейчас стоим.

Я старалась придать голосу как можно больше твердости, хотя в глубине души занозой сидело сомнение: а туда ли мы приехали?

— Странное место Степка для встречи выбрал, — продолжала стучать зубами Клюквина. — Темно, как у негра в этой самой… Ну, ты поняла, о чем я. Один фонарь, и тот где-то вдалеке, освещает народу дорогу в светлое будущее. Мне это совсем не нравится, учти!

Сказать, что мне по душе это местечко, значило бы слукавить. Да и времени прошло уже довольно много — двадцать минут от условленного, а ни Степки, ни бандита все не было.

— Все, поехали домой, Афанасия, — решительно приказала Клюквина. — Или мы не туда приехали, или никто не пришел…

— Или Степка нас обманул, — закончила я Клавкину мысль. Задумчиво побарабанив пальцами по рулю, я согласилась:

— Ладно. Только давай сначала пройдемся немного.

— Куда?! — испугалась Клавка.

— Да тут недалеко… Где у нас наш пистолет?

Клюква выдала очень длинную и замысловатую фразу, из которой я поняла только, что нахожусь с пистолетом в очень близких, можно даже сказать, интимных отношениях. Высказавшись, сестра достала из своего рюкзачка небольшой сверток. Внутри, обмотанный кухонным полотенцем, отсвечивал вороненой сталью пистолет. Я не без опаски взяла его в руки и попыталась отыскать ту самую штучку, которую Димка называл «предохранитель».

— Бракованный пистолетик-то, — буркнула я. — Даже предохранителя нет.

Может, он и был, даже скорее всего был, только я его не нашла. Открыв дверцу машины, я дрогнувшим голосом произнесла:

— Пошли, что ли?

Чтоб придать себе бодрости, Клавдия еще раз выругалась и покинула салон.

Не сговариваясь, мы пошли в ту сторону, где вдалеке одиноко светил фонарь. Идти было тяжело. Ноги вязли в снежной каше, намешанной колесами автомобилей. К тому же дул пронизывающий ветер, заставляя ежиться в наших коротеньких курточках.

Я продвигалась вперед маленькими шажками. Пистолет лежал в правом кармане и своей тяжестью мешал ходьбе. Позади, вцепившись мне в руку, как голодная медицинская пиявка, тащилась Клавдия. Она тихонько поскуливала, временами переходя на народную речь с ее крепкими выражениями.

Внезапно мне послышался негромкий стон.

Я встала как вкопанная, силясь понять, так ли это на самом деле.

— Афанасия, ну, ты что? — тут же заныла Клавка. — Пойдем обратно, а?

— Тихо ты, вражье семя! — повысила я голос. — Слышишь?

Сестра, обидевшись на «вражье семя», заткнулась. Кругом было тихо, вдалеке прогрохотала электричка, и снова пала тишина. «Показалось?» — мелькнула мысль. Словно опровергая ее, стон повторился.

— Вот, вот! Клава, ты слышала?!

— Ага! — Клюква готовилась немедленно рухнуть в обморок. Она даже присела от страха.

Однако сила воли у сестрицы чудовищная, имен-, но поэтому Клавка не рухнула, а только пролепетала:

— Это, наверное, собака какая-нибудь.

С кошками подралась, теперь раны зализывает.

Афонь, ты не Айболит, помочь ей все равно не сможешь… Поехали домой, а?

— Сейчас, Клав, я только одним глазком гляну, что там за собака стонет человеческим голосом.

Слабо ориентируясь на звук, я отправилась на поиски. Для этого пришлось протиснуться в щель между двумя гаражами. Не такое это простое дело, как оказалось. Между гаражами машины не ездят, дорогу не утрамбовывают, а еще владельцы гаражей иногда чистят снег с крыш своих машинохранилищ… Легко догадаться, куда этот снег попадает!

Протиснувшись между гаражами и набрав полные сапожки (и не только!) снега, я наткнулась на тело. С первого взгляда оно, это тело, казалось совершенно безжизненным. Мужчина лежал на спине, раскинув руки и ноги в стороны, словно загорал под крымским летним солнцем.

Клюква, оставшаяся стоять на «шухере» по ту сторону щели, нетерпеливо попискивала.

"Так, — думала я. — Если он стонал, значит, не труп. Покойники, они ведь молчаливые, стонать не могут. И правильно, чего им стонать?

У них ухе другие заботы. А этот точно стонал, я слышала своими ушами, Клюква слышала, следовательно, все в порядке. Просто человеку стало плохо. Вот и все дела".

Рассудив таким образом, я склонилась над мужчиной. Он действительно был жив, только очень плох. Под его головой, лежащей на снегу, темнело какое-то пятно.

— Эй, вы живы? — задала я глупый вопрос.

Понимаю, что глупый, но ведь следовало как-то начать разговор. Впрочем, как и следовало ожидать, мужчина мне не ответил. Однако он застонал. Я обрадовалась и бросилась к проходной щели:

— Клавка, он жив! Это мужчина, ему срочно нужна помощь. Ты лезь сюда, посторожи его.

Так, на всякий случай, чтоб он вдруг не умер или еще чего… А я подгоню машину поближе, и мы отвезем беднягу в больницу.

Так и сделали. Клавка присела рядом с бесчувственным телом мужчины, взяла его за руку и прошептала:

— Потерпи, сердешный! Сейчас в больничку поедем, там тебя вылечат…

Я торопливо шагала к машине, спотыкаясь и изредка падая. В очередной раз растянувшись в снежном месиве, я громко выругалась:

— Степка, сволочь! Я тебе это припомню!

Наконец я добралась до машины. С трудом, дрожащими руками вставила ключ в замок зажигания. «Девятка» поскрипела немного, но заводиться не пожелала. Представив, что в нескольких сотнях метров отсюда на снегу лежит мужчина без сознания, а рядом умирает от страха Клавка, я от жалости к ним обоим, ну и к себе, разумеется, тоже, заревела.

— Степка, ты сволочь! — шмыгнув носом, повторила я еще раз и предприняла очередную попытку завести машину.

На этот раз двигатель заработал. В свете фар гаражи не казались уже такими страшными.

Я внимательно всматривалась в их очертания, стараясь обнаружить знакомую щель и очень боясь, что не смогу ее найти.

— Ага! Вот она, — обрадовалась я.

Из машины я выскочила, словно меня подбросила мощная пружина. Предстояло самое сложное: перенести мужчину в машину, вернее, протиснуть его тело через узкий проем между гаражами.

— Клава! Клавочка!! Я уже здесь, я уже иду!

Странное молчание было мне ответом. Это не просто настораживало, это здорово пугало.

Клавка вообще болтливая от природы, а в критических ситуациях ее просто не унять. Молчание сестры могло означать только одно: Клавки там нет. Но такого просто не могло быть! При всей вредности характера Клавдия обладала огромным чувством ответственности, она не могла покинуть свой пост просто так. Неужели что-то случилось?! Эта мысль больно стучала в виски, и с криком «Клюква, я тебя спасу!» я бросилась на штурм щели, как на амбразуру вражеского дзота. Слезы обильно орошали лицо, казались горячими на холодных от мороза щеках.

Сердце тревожно ухало в предчувствии беды.

…Клавка лежала на мужчине, словно хотела его согреть.

— Клава-а-а! — страшно закричала я, бросаясь к сестре и принимаясь ее тормошить.

Мне казалось, от такого крика очнется даже мумия. К счастью, Клюква не мумия, но тоже очнулась — Не.., не тряси меня, — слабо простонала она. — И так хреново…

— Что произошло, Клавочка? Зачем ты на него улеглась? — помогая сестре подняться, спросила я.

— Думаешь, это я добровольно? — возмутилась Клюква, но тут же застонала снова. Ее стон подхватил и лежащий на снегу мужчина.

Я сообразила, что расспросы нужно отложить. Сейчас следовало немедленно отвезти обоих в больницу. Клавка-то моя еще ничего, до пенсии дотянет, а вот у дяди дела, видать, совсем плохи.

— Ты идти-то можешь? — я озабоченно пыталась отыскать хоть какие-нибудь повреждения на Клюквиной.

— Наверное, — пожала она плечами. — Только голова кружится. Вот почему мне так не везет, Афонь? Я сидела вот тут, с этим… — сестра мотнула головой в сторону мужчины. — Кто-то сзади подошел, да ка-ак шарахнет по башке! Хорошо, я в капюшоне была, а то бы лежала сейчас рядом с этим типом да истекала кровью, как он. Знаешь, Афонь, ему тоже по крыше двинули, только менее удачно…

Значит, темное пятно под его головой не что иное, как кровь, догадалась я и закричала:

— Так чего ж мы стоим! Быстро в больницу!

Мужик оказался тяжелым, и мы с Клавкой, тоже, кстати, не шибко сильной в данный момент, изрядно попотели, пока протиснули его в щель между гаражами и устроили на заднем сиденье автомобиля. Клавдию я определила туда же, велев подложить под голову мужчины свою куртку, свернутую на манер подушки.

Где в Люблине находится больница, я не имела понятия, поэтому, чтобы не плутать по незнакомым местам, поехала в родную пятнадцатую. Тем более там заведующим хирургическим отделением работал отец одного моего «балбеса». С заднего сиденья то и дело раздавались стоны. Просто удивительно, как быстро Клавка нашла общий язык с незнакомцем. Изредка она просила:

— Не тряси, Афанасия! Меня сейчас вырвет..,.

— Ничего страшного, это будет маленькой местью Степке!

Кстати, о Степке. Не его ли это работа? Ладно, допустим, подрался он с бандитом, двинул по голове, а Клюкву-то зачем ударил? Может, в темноте он принял Клавку за кого-то другого?

Я сама прекрасно понимала, что объяснение слабенькое, явно притянутое за уши, но другого пока не было. "А может, это вовсе не Степка был?

Может, Клава права, я заблудилась и попала не в то место, не в то время? Проще говоря, не к тем гаражам приехала?" — размышляла я, мчась вперед и не обращая внимания ни на дорожные знаки, ни на светофоры. Знаки… А что знаки?

Из всех я хорошо знала только один: треугольничек с нарисованным в нем человечком, шагающим по полоскам. А вообще-то всегда думала, что дорожные знаки придумали специально, чтобы запутать водителей. Светофоры надо непременно убрать, они только мешают движению.

Однако милиционер, или, как сейчас их называют, гибэдэдэшник, придерживался иного мнения. Поэтому он поднял свою полосатую палочку и пронзительно засвистел.

— Не свисти, денег не будет! — с досадой проворчала я, останавливаясь. — Вот только тебя тут не хватает… Клавка, стони громче и жалостнее.

Выходить из машины я не стала. Во-первых, холодно, а на мне только свитер, а во-вторых, так будет проще сматываться. С этой же целью я не стала глушить двигатель. Инспектор ГИБДД подошел с нехорошей ухмылкой и постучал пальчиком в окно. Я опустила стекло.

— Добрый вечер. Лейтенант Руденко, инспектор ДПС, — представился молодой симпатичный парень и тут же немного радостно констатировал:

— Нарушаем, значит.

— Угу, — я сокрушенно опустила голову, бесконечно сочувствуя этому лейтенанту. Он вынужден стоять на морозе и отлавливать разного рода нарушителей.

— Знаки для кого установлены? — продолжал издеваться лейтенант Руденко.

— Не знаю, — честно призналась я. — Понимаете ли, господин лейтенант…

В этот момент громко и жалобно застонала Клюквина, вторым голосом ее поддержал наш раненый.

— Обана! — сильно удивился Руденко, сдвинув фуражку на затылок. — Кто там у вас?

Вздохнув, я пояснила:

— Один — с пробитой головой, мы его нашли за гаражами. Того и гляди дышать перестанет. Вторая — сестра моя, Клавка. Она тоже… того, с головой, вот-вот с катушек съедет. Мне бы в больницу их доставить, а? Помрут ведь, болезные, тебе отвечать.

— А че я-то сразу? — отпрянув, по-детски шмыгнул носом гаишник.

— Ну как же: ты препятствовал оказанию первой медицинской помощи. По-моему, это статья.

Лейтенант Руденко вытер вспотевший лоб и отчего-то шепотом спросил:

— А что у вас в багажнике?

Собственно говоря, я туда не заглядывала и понятия не имела, что у нас там.

— Труп, конечно. Чего ж еще? — пожала я плечами. — Не «запаску» ж в багажник класть.

С заднего сиденья опять раздался стон, но на этот раз в нем были четко слышны угрожающие нотки. Умеет же Клюквина возмущаться даже в бессознательном состоянии. Вот ведь загадка природы!

— Езжайте, — обессилев окончательно, махнул полосатой палкой Руденко. Как-то чувствовалось: еще пару минут — и ему самому понадобится медицинская помощь.

— Спасибо, — сдержанно поблагодарила я. — Дай вам бог заработать побольше…

С этими словами я надавила на педаль газа и, признаюсь, с немалым облегчением поехала прочь от бдительного Руденко. Еще неизвестно, что могло произойти, начни он шмонать машину. Вдруг раненый уже скончался? Возись тогда с ним…

* * *

В приемном покое пятнадцатой больницы сильно пахло лекарствами. За стеклом регистратуры сидела полная женщина постбальзаковского возраста. Она явно пыталась повернуть время вспять: густо накрашенные тушью ресницы, брови ниточкой и полкило помады на губах. Под медицинской шапочкой, я уверена, скрывалась старомодная «хала». Тетка явно скучала. При моем появлении в ее глазах вспыхнула искорка интереса, но тут же погасла. Не знаю, может, она ожидала принца на белых костылях, а тут я появилась.

— Здравствуйте, — немного стыдясь за принесенное разочарование, поздоровалась я. — Могу я видеть Щуренкова Юрия Васильевича?

Ленивый, немного театральный поворот головы и спокойный ответ:

— Можете.

Я обрадованно пискнула, ожидая указаний, где, в каком кабинете, на каком этаже отыщется зав, отделением хирургии Щуренков Ю.В. Он, как настоящий врач, несмотря на выходной день и позднее время, трудился, трудился и трудился.

Однако продолжения не последовало. Тетка отвернулась от меня и уставилась в зеркальце.

Интересно, что она там хотела увидеть? Я почувствовала, как где-то в области поджелудочной железы закипает раздражение. Пока оно еще было так далеко, я мило улыбнулась:

— А где именно я могу его видеть?

— Ой, господи! — закатила глаза медицинская тетенька. — Девушка, сегодня выходной день. Вот вы свой выходной где проводите?

Хм, хороший вопрос, так сразу и не ответишь!

Да и не говорить же этой стареющей красотке, что свой выходной я провожу, как индеец, на тропе войны, не просто так ведь я здесь оказалась! Тетка истолковала мое молчание по-своему:

— Вот и Юрий Васильевич тоже дома. Так что увидеть его вы сможете только завтра, когда он придет на работу.

— Черт! — выругалась я. — А кто-нибудь из хирургов у вас имеется именно сейчас?

— Имеется. Антон Константинович сегодня дежурит.

И снова молчание. Раздражение от поджелудочной железы подкатило к голове и шарахнуло в мозг.

— Послушай ты, утка больничная, у меня в машине двое раненых, а ты мне тут глазки строишь! Говори быстро, где этот Константинович, или я за себя не отвечаю! Учти, у меня наследственность фиговая, папа полжизни в тюремной психушке вместе с Сербским сидел. Говори, ну?!

Тетка затрясла своими двумя подбородками, не то от гнева, не то от страха, и протянула руку к телефону.

— А-Антон К-Константинович, — проблеяла она в трубку, — тут к вам психическая пришла. Охранник болеет, я тут одна, а она с наследственностью…

Трубка что-то квакала, тетка внимательно слушала, а потом более спокойно добавила:

— Говорит, в машине у нее двое раненых…

Хорошо. Антон Константинович сейчас спустится, — это уже мне.

В ожидании доктора я гигантскими шагами мерила небольшой холл. На этот раз тетенька напряженно наблюдала за моими скачками, оставив в покое зеркальце. И правильно, между прочим, сделала. Я бы на месте зеркальца удавилась, увидев, кого придется отражать.

— Кто тут с раненой наследственностью? — раздался за спиной молодой бодрый голос.

Я оглянулась. Передо мной стоял юноша, совсем мальчик, в белом халате, небрежно наброшенном на синюю униформу. Внешне он походил скорее на моего ученика-балбеса, чем на серьезного доктора, тем более хирурга. Рыжие вихры непокорно торчали в разные стороны, а на лице, щедро обсыпанном веснушками разных цветов и размеров, озорно поблескивали василькового цвета глаза. Филиппок, да и только!

— Ты хирург? — на всякий случай уточнила я.

— А что? Не нравлюсь? — обиженно насупился парень.

— Ты не пиво, чтоб всем нравиться. Главное, чтоб трепанацию черепа мог сделать.

— А надо? — испугался хирург.

— Сам увидишь, — туманно пообещала я. — Возможно, и придется.

Нехороший, чисто медицинский блеск появился в глазах юноши. Что-то подсказало мне, что трепанация черепа — его любимое занятие.

Я как-то засомневалась, стоит ли доверять этому юноше жизни Клавдии и того раненого дядьки.

Однако мы не на рынке, выбирать не приходится, поэтому я схватила хирурга за руку и потащила к выходу, пытаясь на ходу объяснить, что от него требуется.

Клюквина сидела с закрытыми глазами, запрокинув голову назад. Ни она, ни дядька, лежавший на сиденье, уже не стонали.

— Скорее же, — торопила я хирурга, — видишь, не дышат уже! Клава, Клавочка, сестренка моя любимая и единственная! Очнись, пожалуйста! Честное слово, я теперь буду тебя слушаться, буду, вот увидишь!

От жалости к Клавке я заревела в голос. Филиппок, вмиг сделавшись серьезным, отодвинул меня в сторону, резко бросив:

— Не реви, работать мешаешь!

Пришлось заткнуться, хотя это было невероятно трудно. Хирург нырнул на заднее сиденье.

Спустя несколько секунд оттуда донесся возмущенный Клавкин вопль:

— Убери руки, охальник! Голова у меня пострадавшая, а не то, за что ты хватаешься. Ишь, лапает, пользуется бессознательным состоянием. Маньяк в белом халате! Ты лучше ему вот помоги, совсем бедолаге плохо…

Клавдия выбралась из салона. Выглядела она, скажем прямо, хреново: бледная до синевы, руки дрожат, губы трясутся, под глазами — темные круги. Чувствовалось, что здоровье у сестры пошатнулось.

— Эй, как тебя там… — позвал Антон Константинович.

— Афоня, — торопливо представилась я.

— Кошмар какой! Вот что, Афоня, быстро беги в приемный покой. Скажи Ирине Петровне, чтоб немедленно двух санитаров сюда прислала с носилками и велела вторую операционную готовить к срочной операции. Да, еще пусть из травматологии Елену Дмитриевну и Игоря Андреевича вызовет. Срочно!

— А… — я хотела поинтересоваться, что делать с Клавкой, но этот рыжий Филиппок, почувствовав себя главным, заорал:

— Ты еще здесь?! А ну, выполнять!!!

— Ага, — пискнула я и.., бросилась выполнять.

Вскоре началась жуткая суета: примчались санитары с носилками, осторожно извлекли из машины дядьку, унесли его, прихватив заодно и Клюквину. Я растерянно хлопала глазами, не зная, что делать. Оставаться одной было страшно, поэтому замешательство длилось не дольше секунды. Махнув рукой на все больничные распорядки и правила, я бросилась следом за группой товарищей, уводивших мою родную Клюкву в неизвестном направлении.

— Туда нельзя! — попыталась остановить меня тетка из регистратуры. Она с неожиданной для ее комплекции резвостью выскочила из своей «коробочки» и горой в белом халате встала на моем пути.

— Да пошла ты… — указав тетке примерный маршрут, я оттолкнула ее и побежала по коридору.

Санитаров, хирурга и шатающуюся Клавку я настигла уже возле лифта. Филиппок удивленно на меня посмотрел, быстро сообразил, что возражать против моего присутствия бесполезно, и ничего не сказал.

На седьмом этаже лифт остановился. Рыжий хирург, Клавдия и я вышли, а наш найденыш с санитарами поехал дальше.

— У меня есть пятнадцать минут, пока его будут готовить к операции, — в ответ на мой немой вопрос пояснил хирург. — Я успею эту даму осмотреть.

Дама, то есть Клавка, слабела буквально на глазах, так что в смотровой кабинет Антон Константинович внес ее практически на руках.

— Жди здесь, — пыхтя, как испорченная топка паровоза, велел хирург, и скрылся за дверью.

Я покорно хлопнулась на низенькую банкетку и устало выдохнула.

"Слава богу, довезли мужика, — лениво потекли мысли. — Наверное, теперь с ним все будет в порядке. На вид он вроде крепкий… Да-а-а…

Но вопрос все равно остается открытым: кто виноват? В том смысле, кто дал по голове и ему, и моей Клавке? Надеюсь, когда дядечка придет в себя, он прояснит ситуацию".

Меж тем в хирургическом отделении кипела жизнь. Больные не спеша прогуливались по коридору. Разумеется, те, которые могли прогуливаться. Сюда бы Церетели, вот где можно найти оригинальные фигуры для лепки! Другие больные, которые в силу диагноза вынуждены были проводить свободное время в кроватях, развлекались, как могли. То из одной, то из другой палаты доносились веселые голоса и взрывы хохота.

Наконец дверь смотрового кабинета открылась. Первой на пороге появилась Клюква. Она порозовела, как-то бессмысленно улыбалась, а голова ее была обмотана бинтом, как у бойца Первой мировой войны.

Наверное, Лев Толстой или еще какой-нибудь классик описал бы эту картину так: "Она поднялась навстречу, нервно теребя в руках тонкий батистовый платочек. Алые пятнышки крови на нем красноречивее всех слов свидетельствовали, что в волнении она до крови кусала свои коралловые губки. «Что, доктор?» — бросилась она навстречу врачу. Доктор развел руки в стороны и со вздохом ответил: "Я сделал все, что мог, но… Медицина здесь бессильна.

Будем уповать на волю Господа".

Я не Толстой, губки не кусала, да и нервно теребить было нечего. Но шаг навстречу Клавке я все-таки сделала, потрогала повязку на голове и разочарованно спросила:

— А почему не гипс?

Было бы забавно увидеть Клавку с загипсованной головой.

Антон Константинович, вероятно, решил, что наследственность у нас с Клавкой и в самом деле не ахти, вздохнул и приступил к объяснениям:

— У Клавдии Сергеевны легкое сотрясение мозга…

Сказано это было таким тоном, будто хирург был крайне удивлен наличием этого органа у Клюквиной.

— ..страшного ничего нет, но несколько дней показан полный покой. Я сделал ей кое-какой укол, ближайшие пару часов Клавдия Сергеевна будет чувствовать себя вполне сносно. А потом.., покой, покой и только покой. В случае головных болей — холод на голову. Кстати, повязку я наложил по ее настоятельной просьбе. Теперь о другом твоем приятеле…

— Он… — попыталась объяснить я.

— Не перебивай, — сморщился Филиппок. — На первый взгляд у него очень серьезная черепно-мозговая травма и проникающее ранение брюшной полости. Большая потеря крови.

Кто он?

— Не знаю, — честно призналась я. — Мы его нашли.

Хирург как-то странно на меня посмотрел.

А чего смотреть-то? Я ведь правду сказала.

— Значит, так, — продолжал Антон Константинович, — сейчас начнется операция…

Я перебила хирурга:

— Ты, что ли, будешь делать?

— Ага. И еще двое. Сделаем все, что в наших силах. Вы подождите здесь. Санитары сейчас его одежду вынесут. Ну, пошел я…

Филиппок явно волновался. Следовало его поддержать, поэтому я встала, поправила на нем синюю медицинскую шапочку и торжественно произнесла:

— Иди. Делай свою работу. У тебя все получится, мы с Клавой в тебя верим. И помни о клятве Гиппократа. — Немного подумав, я добавила — Мы тут подождем.

Судорожно вздохнув, Антон Константинович отправился на дело.

— Господи, ведь пацан совсем, — посочувствовала я парню, — а все-таки хирург, сейчас резать человека будет! Клавочка, ты как себя чувствуешь?

Клавка сидела на банкетке и счастливо улыбалась. Хорошее, видно, лекарство вколол ей Филиппок!

— Вот блин, вроде и секса не было, а как в цирке побывала! — сделала неожиданное заявление Клюква.

— Бывает, — резюмировала я и опустилась на банкетку рядом с сестрой. Предстояло самое трудное: ждать.

* * *

Мы с Клавдией сидели на низенькой банкетке. Клюква, казалось, дремала, положив свою больную голову мне на плечо. А я смотрела на больничную рутину и философски размышляла: как все-таки силен в человеке инстинкт к жизни! Да вот хоть посмотреть на этих больных, ползающих сейчас по коридору. Все, что может ломаться в организме, у них сломано: руки, ноги, ребра, может, даже у кого-то позвоночник. А ведь живут, смеются, радуются каждому дню! Перед нами остановился парень. Обе руки у него были загипсованы, а шины поддерживали их, пардон, в раскорячку, словно он хотел всех обнять.

— Привет; девчонки! — подмигнул парень. — Потанцуем? Я сейчас как раз в форме!

— Ишь, танцор диско, — усмехнулась я. — Как же ты щи хлебаешь в такой м-м.., форме?

Черпало, должно быть, будь здоров!

Парень заржал:

— Черпало что надо! Некоторые сестрички очень даже довольны.

— Вот и танцуй со своими сестричками, а от нас отвали. Не видишь, мы в волнении…

Однако парень не собирался отваливать. Вместо этого он присел на корточки и сочувственно спросил:

— На операции кто-то? Муж? Брат? Да не переживайте. Антон Константинович классный хирург, хоть и пацан совсем. Дар у него.

— Спасибо, успокоил, — проворчала я.

Появились те самые санитары, которые увозили нашего «найденыша» на операцию. Они подошли к нам и протянули одежду раненого: куртку, пропитанную кровью, окровавленные джинсы, свитер, нижнее белье, ботинки. Так же молча санитары удалились.

Мне, честно говоря, не терпелось обследовать карманы одежды, но при парне делать это было как-то неудобно.

— Слушай, друг, я бы очень хотела, чтобы ты оставил нас в покое, — обратилась я к парню. — Иди… В общем, иди, танцуй в другом месте. Дай спокойно поволноваться за судьбу близкого человека.

Пока я говорила, пальцы сами собой мяли и теребили куртку, принесенную санитарами. Там ясно прощупывалось что-то твердое. Нетерпение нарастало, а растопыренный придурок все не уходил. Уж и не знаю, все раненые такие упрямые или просто нам один такой попался? Тут Клавка, до того дремавшая у меня на плече, открыла глаза и недовольным тоном проговорила:

— Юноша бледный со взором горящим, неужели вам неясно сказали — очистите пространство. У вас уже верхние конечности растопырены, не ждите, чтобы и нижние были раскорячены. Идите, идите с богом…

Так и хотелось добавить: «Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. Аминь», а заодно и перекрестить болящего. Впрочем, парень не стал дожидаться благословения. Он, кряхтя, поднялся и удалился, оглянувшись всего-то раз пять-шесть.

Стало быть, Клавка ожила и теперь снова в строю. Правда, после травмы головы неизвестно, чего можно от нее ожидать. Клюква была немного бледновата, но в общем и целом выглядела неплохо. Как-то ощущалось, что боевого духа в ней нисколько не убавилось. Птица Феникс, да и только!

— Как голова? — заботливо поинтересовалась я у сестры.

— Могло быть и хуже. Во всяком случае, моя голова соображает лучше, чем у того растопыренного. Так, хватит о грустном. Ты проверила, что там у нашего мужичка в карманах?

Копаться в карманах одежды на виду у всего отделения было не совсем удобно. Поэтому мы удалились в дальний конец коридора, куда забинтованные и загипсованные не доползали.

Нижнее белье, свитер, ботинки проверять не стали: карманов там нет, чего зря время тратить? В джинсах нашлась какая-то квитанция, вся в пятнах крови. Повертев ее в руках и так, и сяк, даже понюхав для порядка, я сообразила, что это квитанция оплаты сотового телефона.

Только вот разобрать и без того еле видимую надпись не представлялось возможным. А вот куртка, слава богу, дала кое-какой урожай. Не ахти, конечно, но все же… Во-первых, мобильник. Хороший, дорогой, с фотокамерой, только выключенный почему-то. Значит, отметила я про себя, причиной нападения на дядьку было не ограбление. В противном случае телефон все же свистнули бы. Еще в кармане куртки нашлось кожаное портмоне. Клавка занялась телефоном, а я принялась изучать содержимое портмоне. Денег в нем не было (подозреваю, это работа санитаров), зато обнаружились водительские права на имя Виктора Андреевича Самонина, страховой полис ОСАГО, документы на машину и фотография женщины с годовалым ребенком на руках. Изучив документы, я пришла к неожиданному выводу:

— Клава, а машина-то, на которой мы мотаемся, вовсе не Степана, а этого самого найденыша. И зовут его Виктор. Но самое интересное…

Мобильник, включенный Клавдией, внезапно ожил, завибрировал, зазвонил. С перепугу.

Клавка вскрикнула и выронила телефон из рук.

— Ты чего, Клав? — нагибаясь за телефоном, удивилась я. — Телефона не видела, что ли?

— Ох, испугалась я что-то, Афанасия, — Клавка одной рукой держалась за голову, а другой — за сердце. — Ка-ак зажужжит! Прям привет с того света!

— Типун тебе на язык, балаболка! — Я открыла крышечку телефона:

— Алло?

— Алло? Алло?! Витя? Витька, ты где? Я извелась совсем. Ты чего молчишь, Виктор?

Женщина взволнованно что-то говорила, да так быстро, что я не успевала разобрать слов. Наконец в словесном потоке образовалась пауза.

— Здравствуйте, девушка. Это не Виктор.

— А кто? — растерянно спросила собеседница.

— Ну-у… Как вам объяснить… Виктор нас даже не знает. Дело в том…

— Все понятно, — растерянность женщины прошла, уступив место раздражению. — Витька небось опять с дружками в баньку отправился.

Уже надрался, да? Ах ты, прошмандовка африканская! Ну, ничего, я вам устрою и небо в алмазах, и массаж африканский!

Снова горохом посыпались слова с обещаниями немедленной расправы с Виктором и его дружками. По сравнению с карами, ожидающими несчастного Виктора, средневековые пытки — просто детские игры в песочнице. В конце концов мне стало жалко мужика. Мало того, что сейчас под ножом хирурга страдает, так еще и жена вопит так, что мертвого поднимет!

— Заткнись, дура! — рявкнула я в трубку.

Женщина, видно не ожидавшая такой наглости от «африканской прошмандовки», умолкла. Я перевела дух и уже более спокойно повторила:

— Заткнись и слушай. Виктор Андреевич Самонин твой муж?

— А то ты не знаешь… — все еще злобно, но уже остывая, ответила женщина.

— Так вот. В данный момент он в больнице, ему операцию делают. А нам, между прочим, ты спасибо должна сказать…

Дальше я коротко изложила события сегодняшнего вечера. Жена Виктора расплакалась:

— Ой, господи, что же делать-то? Мне бы в больницу надо, а я сына не могу одного оставить. Загрипповал он что-то…

Думать долго я не стала:

— Тебя как звать?

— Оксана… — всхлипнула женщина.

— — Вот что, Оксана, мы с Клавдией дождемся окончания операции и тебе перезвоним. А завтра, часов, скажем, в десять утра, привезем его вещи и машину. Договорились?

Оксана какими-то неясными звуками выразила свое согласие, а потом заплакала еще громче:

— Спасибо вам, девочки. Вы только телефон не выключайте!

Пообещав оставаться на связи, я закончила разговор.

— Фу-у, — выдохнула я устало. — И чего бабы такие дуры? Раз мужика дома нет, значит, в загуле. Не знаешь, Клав?

Клюквина не отвечала, она снова заснула.

Видать, травма головы все-таки давала о себе знать. Впрочем, у меня глаза тоже слипались — время-то уже первый час ночи.

— Что-то долго Филиппок ковыряется, — проворчала я, устраиваясь поудобнее, стараясь не потревожить Клавдию.

"Что же получается? — прикрыв глаза, рассуждала я. — Товарищ, найденный за гаражами, — есть Виктор Андреевич Самонин. Странное совпадение. Если это совпадение вообще, если именно этот Виктор является именно тем бандитом, с которым должен был встретиться Степка. Тогда выходит, что это Степка того… по голове, и ножиком. И Клавку тоже?! А почему у Степана машина Виктора? Значит, этот Виктор — Степкин брат? Он же должен находиться в плену вместе со своей женой и сыном. Ничего не понимаю! И в первую очередь не понимаю, как нам относиться к Степану? Кто он: друг или враг? Если друг, то зачем врет? А если враг?

И при чем тут Клавка? Я вообще не пойму, в те гаражи мы приехали или нет? Почему мы не видели там Степана? Та-ак, что же это за история, в которую мы опять вляпались?"

На этой оптимистичной ноте я открыла глаза, словно почувствовала присутствие кого-то лишнего.

Так оно и вышло. В двух шагах стоял Антон Константинович. По его осунувшемуся лицу прочитать что-либо было невозможно.

— Ну, что? — прошептала я, ощущая внезапную слабость в ногах. Отчего-то для меня было очень важно, что ответит этот молодой рыжий Филиппок.

— Что «ну что»? Операцию сделали, организм у мужика крепкий, должен выдюжить… — Мой собственный организм зашелся в судорогах радости. Хирург меж тем продолжал:

— Теперь вот что. Я обязан сообщить в милицию…

— Зачем это? — вздрогнула я в испуге.

С милицией дел иметь не хотелось. Не знаю, как вы, а лично я нашим внутренним органам в лице милиции не доверяю. Либо взяточники, либо оборотни в погонах. И все время норовят невиновных людей за решетку упечь. Представив себе, какая поднимется суета среди ментов и что мы с Клавкой автоматически попадаем в разряд подозреваемых, я зябко передернула плечами и твердо заявила:

— Не надо милиции. Зачем нам милиция?

Рыжий хирург некоторое время молчал, а потом устало пояснил:

— Ножевое ранение. Я обязан сообщить.

К тому же вы его не знаете.

— Как не знаем? — удивленно воскликнула я. — Очень даже знаем. Это же Витька, дружок наш старинный! Мы еще в детский садик вместе ходили. Просто… Просто в темноте как-то не сразу разглядели. А ранение… Что ж, бывает!

У меня их, знаешь, сколько? И не сосчитать!

Особенно нервная система пострадала. Вот и Витька: шел, шел, задумался о высоких материях — а темно-о было, — поскользнулся, упал.

А там ножичек.., стоял. Слушай, Антон, не надо милиции, а? У меня на людей в форме страшная аллергия!

Антону и самому не хотелось связываться с ментами, это было видно невооруженным глазом. Но для поддержания собственного реноме молодой хирург неуверенно промямлил:

— Ну-у.., не знаю даже…

— Вот и славно! — захлопала я в ладоши.

Проснулась Клавка. Она сонно моргала и терла глаза кулачками — А в чем дело? — сладко зевнув, спросила она. — Больной скорее жив, чем мертв?

— Да, Клавочка. Операцию уже сделали, — ответила я сестре, — и она прошла успешно.

— Отлично, — снова зевнула Клюква, пристраивая голову мне на плечо.

Я скосила глаза на Клавку:

— Слушай, Антош, она теперь все время спать будет? — Хирург развел руки в стороны, а я задала давно волновавший меня вопрос:

— Можно к Виктору пройти? Поговорить с ним надо, посочувствовать, пожалеть, если понадобится.

Повисла долгая пауза, во время которой рыжий Филиппок внимательно изучал меня. Признаюсь, я чувствовала себя микробом, за которым наблюдает любознательный ученый. И чего, спрашивается, смотрит? Живых людей, что ли, не видел? Внезапно хирург озабоченно спросил:

— Афоня, что у тебя с глазами?

— А что? — испугалась я. Все время считала, уж что-что, а глаза у меня красивые: зеленые, большие… Димка все время говорит, что мои глаза сравнимы лишь с глазами трепетной лани.

Брешет, конечно, однако все равно приятно.

Сейчас, наверное, они были покрасневшие и воспаленные, но не до такой же степени, чтобы напугать даже врача. Антон присел на корточки, показал палец и приказал:

— Следи.

Я покорно принялась наблюдать за пальцем: вправо, влево, вверх, вниз…

— В детстве головой не ударялась? — строго спросил Филиппок.

— Нет.., да… — я испугалась еще больше. — Леха Козлов пару раз портфелем врезал, у него там «Идиот» лежал. Но я ему дала сдачи! А что?

Плохо выгляжу?

— Плохо соображаешь, — Антон прекратил издеваться и сел рядом со мной. — Ну, кто, спрашивается, сразу после тяжелейшей операции, еще под наркозом может разговаривать? Ваш Виктор в реанимации и пробудет там по меньшей мере пять дней. Вот когда его переведут в общую палату, тогда и поговорите!

Казалось, решение Антона Константиновича было твердым, как алмаз, но я так жалобно смотрела на хирурга, так печально вздыхала, что сердце Филиппка не выдержало.

— Ладно, оставляйте свои телефоны. Как придет в себя, я с вами свяжусь, навестите его.

Но только в мое дежурство и не дольше пяти минут! И вот еще что: нужно как-то сообщить его родственникам… — Тут Антон растерянно посмотрел на меня, дернув бровью. Он, вероятно, ни капельки не поверил в сказку о нашем совместном детсадовском прошлом.

— А мы уже сообщили, — зевнула проснувшаяся Клавдия. — Ксюха, жена его, приехать не может, сын у нее заболел. Вот, попросила нас присмотреть за Витькой.

Антон непонимающе захлопал рыжими ресницами:

— Так вы что, правда его знаете?

— Хм, мы разве похожи на братьев Гримм? — усмехнулась Клюква. — Да и ситуация для сказок неподходящая, не так ли? Ладно, Афоня, поехали уже домой, спать пора.

Лично я против этого предложения ничего не имела. Еще раз условившись с Антоном, что первым делом, как только Виктор придет в себя, он свяжется с нами, мы покинули гостеприимные стены хирургического отделения.

В машине было холодно, неуютно. Пока прогревался двигатель старенькой «девятки», я достала с заднего сиденья свою куртку, тоже в пятнах крови несчастного Витьки, и с удовольствием в нее влезла, лелея надежду согреться. Сразу возникло ощущение какой-то не правильности.

Что-то было не так, непонятное, неприятное ощущение мешало жить. Что? Пятна крови на куртке? Так это ерунда, отстираю как-нибудь.

Сейчас полно средств, способных не то что кровь отстирать, а черное превратить в белое. Это явно не то, что могло так насторожить. Ну а что же тогда, что?!

— Чего стоим? Кого ждем? — подала голос Клавка. — Слушай, Афонь, у тебя жвачки или конфетки нету? Во рту противно, будто кошки нагадили! От лекарства, наверное…

Я машинально опустила руку в карман в поисках конфетки или какого-нибудь «Дирола».

Подобной дребеденью у меня частенько бывают забиты не только карманы, но и сумочка, и ящики стола.

— Клава, я поняла! — поделилась я озарением с сестрой.

— Господи, что ж так орать. Напугала больного человека почти до сердечного приступа, — пробубнила Клюква. — У меня, между прочим, голова раненая.

Не обращая внимания на ворчание Клавдии, я вцепилась ей в плечо и почти простонала:

— Пистолет!

— И чего орать? — отдирая мои руки от своего плеча, недоумевала сестрица. — Пистолет — он и есть пистолет, что тут такого?

— В том-то и дело, Клавочка, его нет! Пистолета как раз и нет!

Клавка почесала забинтованную голову, отчего сразу сделалась похожей на лысого пингвина, удивленного оттепелью на полюсе, и задала бестолковый, на мой взгляд, вопрос:

— А он был?

Сначала я хотела посетовать на бестолковость сестры, но передумала. Все-таки голова — самый малоизученный человеческий орган.

Единственное, что доподлинно известно, — там есть мозги. Правда, у разных людей в разном количестве и разного качества. Даже самые продвинутые хирурги не могут точно сказать, что происходит с мозгами, если их хорошенько сотрясти. Поэтому возмущаться бестолковостью Клавки было бы бесчеловечно. Я глубоко вздохнула, досчитала про себя до тринадцати и ответила:

— Пистолет был. Это точно. Ты его уперла у Степки. Когда мы собирались на «стрелку», пистолет взяли с собой. Я его положила в карман куртки. Теперь его нет. Поняла?

Пингвин-Клавка снова почесал затылок.

Вердикт был таков:

— Витька спер, господа бога в душу мать! Можешь быть уверена.

Да-а, как все-таки медленно ученые изучают свойства головного мозга!

— Клава, он не мог. Он был без сознания.

Это почти как ты сейчас, только хуже. Пистолет украл кто-то другой, пока мы были в больнице.

И знаешь, что?

Дальнейшими моими рассуждениями Клюквина не интересовалась, потому как опять уснула, свесив голову на грудь.

«Пистолет… — думала я, трогаясь с места. — Значит, все-таки Степка. Он обнаружил пропажу и решил ее вернуть А это значит… Это значит, во-первых, он знает, где Виктор, а во-вторых, он знает, что Виктор жив. Вот интересно, хорошо это или плохо?»

Почему-то все сходилось на Степке. Он так явно подставлял себя. Зачем? Этот вопрос не давал мне покоя до самого дома. В чрезвычайном волнении и глубокой задумчивости я растолкала безмятежно дрыхнувшую Клавдию.

— Уже приехали? — потянулась она. — Ну, и как там труп?

Опаньки! Все гораздо хуже, чем я думала.

Когда же медики всерьез займутся мозгами?!

— Клав, он не труп. Антон сказал, что Витька выживет…

— Да я не про Витьку вовсе.

— Других трупов у нас нет! — отрезала я.

— Ты уверена?

До этой минуты была уверена, но после Клавкиного вопроса, заданного очень серьезным тоном, как-то засомневалась, о чем и сообщила Клавдии.

— А гаишнику ты о ком говорила? Мол, не «запаску» же в багажнике возить? — напомнила сестра.

Я вспомнила и засмеялась:

— Ну, ты даешь, Клюква! Я же пошутила. Это прикол был, понимаешь? Нет, наверное, не понимаешь. У тебя теперь с головой.., проблемы.

— Ты это точно знаешь?

К чему относился вопрос: к голове или к непониманию Клавдией элементарных шуток, я не поняла. Вместо ответа я вылезла из машины, помогла выбраться Клавке и подвела к корме автомобиля. Все помнят, как устроен багажник «девятки». Сначала нужно открыть дверцу, а потом откинуть «крышечку». Проделав эти нехитрые операции, я, даже не заглянув внутрь, воскликнула:

— Вуаля! Убедилась?

В свете фонаря я видела, как нехорошо ухмыляется Клавка. Одной ухмылкой не обошлось.

Она ехидно добавила:

— Ну? И ты еще будешь бить себя пяткой в грудь и убеждать меня, что трупа нет?

— А что, разве есть? — не осмеливаясь заглянуть в багажник, промямлила я.

— Куда ж ему деться? Можешь убедиться сама…

Похныкав немного, я все же решилась проверить. Труп был. Труп мужчины. Он лежал, как-то странно скрючившись, уткнувшись носом в колени. Представив себе, как разъезжала по городу с трупом в багажнике, я застонала. Несколько секунд растерянности и жалости к себе быстро сменились решительностью и повышенной активностью мыслительных способностей.

Нет, но Клавка-то какова! Словно предвидела.

А может, после удара по голове у нее открылись какие-нибудь чакры, и она теперь вроде Мессинга? Ладно, сейчас не об этом. Любопытно, как долго он здесь лежит? Сейчас зима, холодно, мог и неделю в машине кататься. А Степка, когда давал нам ключи от машины, знал о пассажире? И не причастен ли сам Степан к появлению этого трупа? Опять все в Степку упирается — сначала этот, потом Витька с Клавкой…

Прямо-таки злой гений! Но, насколько я успела узнать Степана, он человек далеко не глупый и вот так подставлять себя едва ли стал бы. Черт возьми, хотела бы я знать, что все это значит!

Может…

— Эй, Афоня, — вывела меня из раздумий Клюквина. — Ты заснула, что ли?

— Спать — это теперь по твоей части, а я думала. Клав, чего с трупом делать?

— Ты, Афонь, багажничек-то прикрой. Время, конечно, позднее, но ведь всегда найдется кто-нибудь, кто бессонницей страдает или кому в туалет приспичило.

Я торопливо захлопнула багажник.

— Думаю, — продолжала спокойно рассуждать сестра, — до утра он здесь полежит, а утром…

— Утром нас жена Виктора ждет, — напомнила я.

— ..встанем пораньше и отвезем его куда-нибудь.

Клавка не переставала меня удивлять. Рассуждала она на редкость хладнокровно, спокойно и, наверное, правильно. Смущало только одно: завтра утром придется опять возить труп в багажнике. А с моим отношением к правилам дорожного движения первый же гаишник примет нас в свои нежные объятия. Однако делать было нечего, пришлось взять Клавкин план за основу.

В кромешной темноте — отчего-то лампочки на площадках, за исключением пятого этажа, не горели — мы с Клавдией дотопали до квартиры. Долго ковырялись с замком: в темноте, оказывается, очень сложно попасть с первого раза ключом в замочную скважину.

— Дом, милый дом, — простонала я, переступая порог квартиры. — У меня такое ощущение, будто мы вернулись из длительной командировки.

— Да уж, долгий был денек и на редкость утомительный, — согласилась Клавка, нащупывая рукой выключатель.

Вспыхнул свет, и тут же наступила минута скорбного молчания. Проще говоря, и я, и Клавдия застыли в немом изумлении. И поверьте, было от чего! В нашей квартире, в нашем уютном семейном гнездышке царил вселенский хаос, нет, последний день Помпеи и Хиросима с Нагасаки сразу. Такого разгрома я не видела даже по телевизору в самых крутых боевиках. Больше всего меня удивила дорожка из манной крупы, ведущая из кухни через коридор в комнаты.

Манки в доме, видно, было немного, потому что где-то на середине коридора злоумышленник заменил крупу сахарным песком. На зеркале, до разгрома висевшем на стене, а теперь стоявшем на полу, красовалась корявая надпись, исполненная моей любимой помадой: «Сучки, верните что взяли. Будет хуже. Срок — три дня».

Я залюбовалась на эту надпись и отстранение подумала, что в следующий раз, пожалуй, куплю помаду на тон светлее. Первой очнулась Клавдия.

— Афанасия, ты уверена, что это наша квартира? — обводя взглядом разруху, спросила она. — Мне незнакомо это помещение…

Жалко Клавку — столько потрясений за один день! Себя мне тоже было жалко, а еще больше было жалко квартиру и помаду. Хотелось заплакать, но сил на это уже не было. Я села на пол, скрестив ноги по-турецки, опустила голову и негромко, но зато с большим чувством заскулила. Клюква после секундного замешательства присоединилась ко мне. Получился неплохой дуэт. Со стороны картинка выглядела, наверное, как сценка из жизни сумасшедших. А что делать? Нужно же было дать выход отрицательным эмоциям.

Через пять минут эмоции вышли, а к нам вернулась счастливая возможность соображать более или менее трезво.

— Клав, чего мы взяли, что должны вернуть в три дня, иначе будет хуже? Ты не помнишь?

— Мы ничего такого не брали. Пистолет? Да кто сейчас из-за пистолета будет устраивать конец света в отдельно взятой квартире! Сейчас любое оружие можно купить даже на птичьем рынке. Тем более у нас все равно его уже нет.

— Это ты им объяснишь через три дня.

— Думаешь, придут? — испуганно заморгала сестра.

— Можешь не сомневаться.

Повисла пауза, во время которой я терзалась вопросом — уже пора звонить Брусникину или еще рано? О чем думала Клавдия, стало ясно, когда она задала интересный вопрос:

— Слышь, Афонь, а может, им нужен наш труп? Ой, что я говорю-то! Не наш, естественно, а тот, который в машине. Мы ж не знаем, откуда он, чей… Вдруг он кому-то очень нужен…

Я задумалась. Как такое может быть? Сначала избавились от покойничка, а теперь обратно требуют? А нам-то что делать? Еще три дня возить его в багажнике? Ну уж нет! Как говорил один киношный герой: «На это я пойтить не могу!»

Клюквина с надеждой на меня взирала, ожидая решения. На свою раненую голову она, видимо, уже не надеялась. Пришлось брать ответственность на себя.

— Так, — я поднялась с пола. — Сейчас идем спать. Если, конечно, найдем, куда приткнуться. Утром — все по твоему плану: едем куда подальше и избавляемся от трупа. Если им нужен труп, мы сможем указать место, где его искать.

А после — поедем к Оксанке. Очень хочется с ней поговорить, вопросов накопилось великое множество. Может, она сможет прояснить хоть что-нибудь в этой истории.

Клавка молча согласилась.

Спать улеглись на кухне, на полу, перетащив из нашей с Димкой спальни матрац, подушки и одеяла. По непонятной прихоти наших незваных гостей кухня меньше всего подверглась разрушениям. Если не считать рассыпанных по полу различных круп. Но с этим мы быстро справились при помощи веника. Клюквина долго возмущалась наглостью посетителей: из холодильника пропали колбаса, сыр и целый пакет молока. Жареные котлеты, оставленные на плите в сковородке, тоже исчезли.

— Что за… — ругалась сестра непечатными словами. — Я все понимаю: пришли, поискали чего-то, не нашли. Осерчали, это тоже понятно.

Ну, покрушили кое-чего, но зачем же продукты уничтожать?! Изголодались, что ли?

Объяснить логику побывавших у нас в гостях неизвестных хулиганов было невозможно.

Твердо я была уверена только в одном: по крайней мере три дня мы можем спать спокойно.

Дальнейшее представлялось туманно и не слишком обнадеживало. Думать ни о чем не хотелось,. да и не моглось. Поэтому я закопалась в одеяло и мгновенно уснула.

* * *

Сон был недолгим, каким-то мятым. Я беспрестанно ворочалась, то проваливаясь в дрему, то выныривая обратно. Клавдия спала беспокойно: металась во сне, постанывала, а иногда принималась что-то горячо и хлопотливо бормотать, совсем как унитаз ночью. Какой уж тут полноценный сон. Стараясь не потревожить Клюкву, я осторожно встала. Конечно, неплохо было бы кофейку выпить с каким-нибудь бутербродиком, да бандиты все сожрали, а что не сожрали — то унесли или испортили. Следовало срочно хоть чем-нибудь себя тонизировать. Раз кофе отпадает, остается что? Фу-у, какой алкоголь ранним утром? Хотя, признаюсь, «соточку» хорошего коньячку я бы тяпнула. Но тяпать было нечего — початую бутылку «Мартеля» бандиты прихватили с собой. Оставалось последнее средство, способное привести меня в чувство, — это горячая ванна с душистой пеной и всевозможными ароматическими маслами и кремами.

В воде мне значительно полегчало, а волшебные запахи настраивали на философский лад.

Почему так бывает? Вот течет жизнь спокойно, течет себе, течет… В конце концов это надоедает. Начинаешь мечтать о каком-нибудь событии, которое прервет это спокойное течение. Тут я улыбнулась, вспомнив, как мой одноклассник, тот самый Леха Козлов, шарахнувший меня по голове портфелем с «Идиотом», решил внести разнообразие в тихую школьную жизнь.

Начитавшись книг о подвигах героев-ниндзя, он задался вопросом: а почему бы и нет? И решил повторить какой-нибудь их подвиг. В частности, взобраться по отвесной стене. Голова у Лехи — чисто ЭВМ. В этой голове быстро рождались гениальные идеи, потом они так же быстро воплощались. Так что проблем с восхождением на стену не возникло. Стиль альпиниста Леха отверг сразу — слишком легко и неинтересно. Он пошел другим путем. Уперев у папы-сантехника четыре вантуза, Козлов отправился на дело. Для штурма была выбрана торцевая стена здания школы. Окна кабинета директора как раз располагались на первом этаже этой стены.

В план подвига Лешка посвятил только меня. И вот настал день "X". Рано утром, примерно за час до начала занятий, мы встретились у стены. Леха приладил по вантузу на каждую ногу, я примотала веревками сантехнические приспособления к рукам приятеля и с усмешкой ожидала подвига таинственных ночных воинов.

Для верности Лешка смочил все четыре конечности в ближайшей луже. «Это чтобы лучше присосалось», — пояснил он. Затем Лешка посмотрел на меня суровым взглядом, каким, по его мнению, смотрят грозные ниндзя на своих подруг, подпрыгнул, что было сил, и присосался на высоте около метра. Точнехонько под директорскими окнами. Одного не учел гений — сил, чтобы оторваться от стены у него не хватило, а конструкция крепления не предполагала аварийного сброса. И вот висит наш Леха в школьной форме, ранним утром, привязанный к вантузам под кабинетом директора и громко взывает к моему чувству долга. Как школьный товарищ, я должна была немедленно прекратить претворение подвига ниндзя в жизнь. В противном случае скоро появится директор, учителя и учащиеся, и тогда последствия будут непредсказуемы! Но меня, как назло, скрутил приступ истерического смеха. Я смеялась, стонала, плакала, а Леха все висел и ругался.

Закончился подвиг, как и следовало ожидать, в кабинете директора. Собственно, после этого я и схлопотала портфелем по голове. А к Лехе намертво приклеилась кличка «Леха-вантуз».

Воспоминания о школьной юности ненадолго развлекли меня. Однако пришлось возвращаться в суровую действительность. А она, как легко догадаться, совсем не радовала. Я, конечно, мечтала внести в жизнь разнообразие, но не такое.., м-м.., криминальное. Можно было бы, например, сделать какой-нибудь необычный маникюр, покрасить волосы в цвета флага Гондураса, в бассейн сходить, на худой конец… Я глубоко вздохнула. Пока об этом приходится только мечтать.

Вода давно остыла. Я вышла из ванной и надела теплый махровый халат. В коридоре зеркало по-прежнему информировало о наших с Клавкой перспективах. Примерно с минуту я разглядывала корявую надпись. А потом разозлилась.

Они еще угрожают! Не на тех напали, господа хорошие! Меня вообще запугать трудно, если, конечно, не положить в карман живую лягушку.

А Клавка… Они решили, коли шарахнули ее по голове, так она и соображать перестала. «Фиг вам», как говорил пес Шарик из Простокваши но. Клюква моя хоть и хромая теперь на голову, но соображает не хуже, а может, даже и лучше!

Я снова пробралась на кухню, чтобы, глядя на Клюквину, убедиться в правильности своих мыслей.

Вообще-то пора было уже собираться. Денек сегодня предстоял не из легких. Клавдия спала. Во сне, со сбившейся набок повязкой, она выглядела как беспомощная лабораторная мышка и впечатления отважного Робин Гуда вовсе не производила. Мне стало бесконечно жаль сестру. Что делать, в груди у меня билось нежное благородное сердце!

"Пускай спит, — подумала я. — Филиппок сказал, что ей нужен покой и холод на голову.

Вот пусть и покоится с миром, а я тем временем кое-какие дела сделаю"!

Решение было принято, уверенности в собственных силах — хоть отбавляй. Осталось составить примерный план действий. Впрочем, его уже накануне составила Клавдия: сначала от трупа избавиться, а потом к жене Виктора наведаться.

Я оделась, сложила в пакет одежду Виктора, вытащила из Клавкиного рюкзачка его телефон и, прихватив ключи от машины, покинула разгромленную квартиру.

На улице было темно и холодно. За несколько часов «девятка» покрылась легким инеем, который сейчас весело искрился в свете фонарей и окон, тех, которые уже зажглись в нашем доме.

Обычные граждане собирались на работу. Я тоже обычная гражданка, но меня волновали совсем другие вопросы. Например, куда деть труп? Может, вывезти его за пределы МКАД и схоронить в каком-нибудь лесочке? Да, наверное, так и сделаю. Главное, выбрать такое местечко, где не окажется случайных свидетелей. И обязательно нужно проверить карманы убитого прямо сейчас. Со стороны это будет выглядеть так, словно автолюбитель что-то ищет в багажнике: к примеру, «запаску» или ключ 9х12.

Идея мне понравилась, и я открыла багажник. Вы будете смеяться, но там никого не было. Я захлопнула багажник и, обращаясь к фонарному столбу, жалобно проныла:

— Этого не может быть!

Столб ничего не ответил, продолжая бесстрастно освещать место происшествия.

— Я своими глазами видела вчера мертвого мужика в этом багажнике, — пояснила я фонарю.

И тут же задумалась: а был ли мальчик? В том смысле, был ли труп? Может, дядька вовсе не мертвый, а очень даже живой, спрятался от кого-то в багажник «девятки» и прикинулся мертвым, чтоб напугать нас с Клавкой? А вдруг у нас с Клюквиной массовые галлюцинации? У нее — в связи с травмой головы, а у меня… Допустим, от переутомления, больничными запахами опять же надышалась. Ладно, попытка номер два: я снова открыла багажник. Никого.

— Ушел, — пожаловалась я фонарю и влезла в багажник по пояс, надеясь найти хоть какие-то следы пребывания человека в машине. Пусто. Пусто, как в первый день сотворения мира.

Мне показалось, что я тихо и как-то незаметно для окружающих схожу с ума. Сходить с ума в одиночку было страшно, поэтому я подключила к этому делу Клюкву. В две секунды я оказалась дома и с порога заорала:

— Клава, ты не поверишь! Он ушел!

Из кухни выползла Клюква-пингвин и, зевая во весь рот, равнодушно поинтересовалась:

— Кто? Кто это сделал нам такой подарок и ушел самостоятельно, без нашей помощи?

— Клав, труп ушел. Из багажника.

— Ну да? — не сильно удивилась сестра. — Ты ничего не перепутала?

— Знаешь, довольно сложно перепутать, есть кто-нибудь в багажнике или нет.

Клавдия почесала бинты на голове, порядком сбившиеся за ночь, долго думала и наконец усугубила:

— Значит, никакого трупа не было.

— А кто был? — совсем растерялась я.

— А был какой-нибудь алкаш, напившийся до состояния памятника. Ну, его сердобольные дружки и уложили в багажник первой попавшейся машины, чтоб, значит, бедолага не замерз. А потом мужик проспался и ушел. Чего ты волнуешься? Одной головной болью меньше.

Давай лучше позавтракаем — и за дело. Нам еще нужно к патологоанатому заехать за твоим больничным.

Оно, конечно, может, Клавка и права: напился мужик, проспался да и ушел спокойненько домой, получать от жены нахлобучку. Смущали только кое-какие мелочи. Ну, во-первых, цикакого запаха алкоголя я не уловила, а во-вторых, как можно войти и выйти из запертого багажника? Хотя, в принципе, для русского человека что-либо запертое вовсе не является препятствием.

На завтрак пришлось довольствоваться банальной яичницей. Это обстоятельство крайне раздражало Клюквину, любительницу кулинарных шедевров. Она не стеснялась в выборе выражений в адрес вчерашних посетителей. Я, как человек, получивший филологическое образование, поминутно краснела. Однако перебивать сестру, а тем более делать замечания, не решалась, потому как знала: пока она не выпустит пар, все равно ничего умного и конструктивного сказать не сможет.

Пока Клюква исходила ядом, я занялась изучением сотового телефона Виктора. Вообще, изобретателю мобильника пора бы дать какую-нибудь премию, хотя бы Нобелевскую, например.

При умелом подходе из телефона можно извлечь массу информации, часть которой может оказаться весьма полезной.

Перво-наперво я вошла в главное меню и отыскала там записную книжку. Та-ак, посмотрим, с кем дружит Витюша. Маму, папу, жену Оксану пока пропустим. Хотя телефон Оксанки нам пригодится: надо будет ей позвонить и узнать домашний адрес. А вот и другие имена, только они пока нам ни о чем не говорят. О! Это уже любопытно: С.В. Уж не Степка ли это? Сейчас проверим, заодно поинтересуемся, какие у него планы на сегодняшний день. Мне, к примеру, очень хотелось бы увидеть Степушку.

К телефону долго никто не подходил. Еще бы, нормальные люди в это время либо спят, либо только встают и собираются на службу. Наверное, абонент, с которым я пыталась связаться, был чересчур нормальным, потому что трубку так и не снял. Впрочем, меня это нисколько не огорчило, позвоним попозже, теперь это для нас не проблема. Посмотрим, кто еще в списке имеется. Обозрев все записи, я пришла к выводу, что имена мне незнакомы, ни о чем не говорят и что начать следует с другого боку. Выясним, кому в последнее время чаще всего звонил Виктор. Ага, жене, какому-то Павлу Андреевичу, Тамаре и таинственному С. В. (или таинственной?). Яснее не стало. Я решила пока не отчаиваться, а вместо этого влезла в фотокамеру.

Не в саму камеру, разумеется, а в результаты ее работы. И первый, кого увидела, был Степка.

Виктор снял его, когда тот увлеченно разглядывал какие-то бумаги. Лицо его при этом было крайне сосредоточенным, а оттого немного глуповатым. Ну не идет мужикам мыслительный процесс, и все тут! Даже Роденовский «Мыслитель» вызывает у меня приступ истерического смеха. Почему-то кажется, что этот мыслитель мучительно соображает, где бы ему достать денег на очередную поллитровку и где найти еще двух друзей для компании. Кроме Степки, Виктор нафотографировал своего сына, жену, худощавую женщину с очень усталым лицом и волосами, постоянно собранными в «конский хвост».

В общем, сделала я вывод, информации минимум, но кое-что, за что можно зацепиться, все же имеется. Телефон неожиданно ожил в моих руках. Звонила жена Виктора:

— Алле, девочки, это вы?

— Мы, — подтвердила я.

— А это я, жена Виктора. — Неловко помолчав, она попросила:

— Слушайте, а вы не могли бы пораньше приехать? Я всю ночь не спала, думала, плакала… Мне кажется, до десяти я уже не выдержу, с ума сойду… Приезжайте, пожалуйста! — Оксана снова заплакала.

— Конечно. Ты только успокойся и жди. Мы прямо сейчас выезжаем, — пообещала я. — Диктуй адрес.

Вскоре мы с Клавкой, уже высказавшейся по полной программе, покинули квартиру. На лестничной площадке мы столкнулись с Михалычем, соседом-пенсионером, собравшимся на утреннюю прогулку со своим псом Кузей. Милейшее существо, обладающее, несмотря на возраст, острым умом, феноменальной памятью и наблюдательностью. Оно и понятно: всю жизнь в органах проработал! Я, конечно же, имею в виду Михалыча.

— Здорово, коротышки! — поздоровался сосед. Кузя приветливо тявкнул.

— Здоровее бывали, — буркнула Клюквина, снявшая по моей настоятельной просьбе бинты.

Расставаясь с ними, она едва сдерживала слезы, тем самым нарушая заповедь хирурга: «полный покой и холод на голову». Это событие лишь усугубило дурное настроение сестрицы. Однако Михалыч то ли не заметил, то ли решил не обращать внимания на подобную мелочь. Пенсионер хитро прищурил один глаз и ехидно спросил:

— И чего вы опять натворили, коротышки?

От, бабье! Не перестаю удивляться я вам — Димка едва за порог, вы сразу во что-нибудь вляпаетесь!

Интересное начало разговора! Клавка открыла рот для достойного ответа, но я наступила ей на ногу и полюбопытствовала:

— А чего мы такого натворили, а, Михалыч?

— Уж это вам самим лучше знать, — пожал плечами сосед. — Только менты зря приходить не стали бы, я так думаю.

— Ты, дед, как себя чувствуешь? — я озабоченно заглянула в глаза Михалычу. — Какие менты?

— Знамо, какие. Обыкновенные, в форме.

Я с Кузьмой с прогулки возвращался, а они как раз от вас выходили.

Мы с Клавкой переглянулись. Каждый день узнаешь что-нибудь новенькое, прям как при склерозе!

— Да только кажется мне, — добавил сосед, — это не настоящие менты.

Как я уже говорила, дед обладал феноменальной наблюдательностью, поэтому словам его вполне можно было доверять, но я на всякий случай уточнила:

— С чего это ты решил, что они не настоящие?

— Да, понимаешь, не по форме одеты. Нет, так-то все правильно: и штанишки, и курточки… Только вот ботиночки не ментовские, да и не с рынка. Кожа, видно, дорогая, натуральная.

И еще перчатки. Тоже дорогие. Эх, девки, девки! Маскировка-то у ваших хахалей того, подкачала малость!

И, качая головой, дед удалился. Я обрушилась с лестницы следом за ним, вопя:

— Михалыч, стой! Стой, хомяк джунгарский! Ну-ка, рассказывай, как эти хахали выглядели?

— А то вы не знаете, — отмахнулся дед.

— Знали бы — не спрашивали. Говори, ну!

Михалыч подробно описал липовых ментов. Ни под одного из наших с Клавкой знакомых они по описанию не подходили. Это значит что? Михалыч с Кузей всегда гуляют в одно и то же время, с девяти до десяти вечера. Мы тогда как раз находились либо в больнице, либо по пути к ней. Отсюда вывод — именно эти «хахали» чего-то очень хотели найти в нашей квартире. Чего?

Нет, это не Клавке, это мне нужен холод на голову, а то она уже буквально разрывается на кусочки от мыслей! В отличие от меня Клавдия сохраняла просто олимпийское спокойствие и выдержку. Прямо-таки Железный Феликс!

— Ты все слышала? — набросилась я на сестру, когда Михалыч с Кузей гордо удалились.

— Угу, — флегматично кивнула сестра.

— И все?! Ты можешь сказать только это дурацкое «угу»?! Кто-то проник в нашу квартиру под видом липовых милиционеров, устроил там Куликовское поле… Они явно что-то искали, а ты можешь сказать только «угу»?!

Я взволнованно кружила вокруг Клюквы и громко возмущалась. Подумать только, тут такие дела творятся, а моя сестра спокойна, как те самые скульптуры Церетели!

— Ой, Афоня, не мелькай, в глазах рябит, — сморщилась сестра. — А что, собственно, ты хотела от меня услышать? Ну, хочешь, стишок какой-нибудь прочитаю? Что это изменит?

— Да, наверное, ты права, — мгновенно остывая, согласилась я, — это ничего не изменит.

Но могла бы хоть как-то среагировать. Сама посуди: неизвестно кто ищет неизвестно чего у нас дома, мы даже не имеем представления, чего… А ты…

— Хорошо, — вздохнула Клавдия, — можешь считать, что я крайне возмущена и взволнована.

Я злобно пыхтела, но, делая скидку на Клавкино самочувствие после травмы, молчала.

На улице сестра решительно подошла к багажнику и велела:

— Открывай, посмотрим, что там творится.

— Пожалуйста, — сердито мотнула я головой, выполняя требование. — Можно подумать, там что-то могло измениться за последние полтора часа.

Сама я внутрь заглядывать не стала. А чего я там не видела? Пустой багажник?

Какое-то время слышалось только Клавкино сопение, а потом удивленный возглас откуда-то из недр железного коня:

— А это что?

Отфыркиваясь, Клавка явилась на свет божий. В руках она держала продолговатую стеклянную ампулу. С обоих концов на нее были надеты тонкие металлические обручи. Никаких надписей на ампуле не обнаружилось, зато внутри болтался какой-то белый порошок. Я взяла ампулу, повертела ее в руках, понюхала, потрясла… Совсем как та мартышка у дедушки Крылова: «…то их понюхает, то их полижет»! Никакой информации осмотр ампулы не дал, поэтому я предположила:

— Может, это наркотик? А труп был курьером?

— А разве наркотики так выглядят? — задала глупый вопрос сестра.

— Откуда я знаю! Я их видела только по телевизору. Но там они, знаешь, были в пакетиках, и количество намного больше, чем одна ампула.

Слушай, Клавка, — осенило меня. — А может, их и было больше, только эта выпала и осталась в багажнике, а остальные ушли с трупом? Ну, с бывшим трупом, а… Короче, остальные ампулы унесло тело, которое ушло из багажника.

Клюквина внимательно меня выслушала, а потом посоветовала:

— Тебе нужно голову в тепле держать, в отличие от меня. Это точно не наркотик.

— А что? — осипшим отчего-то голосом спросила я.

— Не знаю. Но надеюсь в скором времени узнать. Ты, Афоня, убери-ка пока ампулу подальше. Да смотри, не повреди ее ненароком, вдруг там какой-нибудь сильнодействующий яд!

Испуганный писк сам собой вырвался у меня из груди. Я зажала ампулу в кулак и стрелой взлетела домой. Логика моих действий проста, как все гениальное: в квартире обыск уже был, значит, снова никто ничего искать здесь не будет, следовательно, квартира — самое безопасное и надежное место для тайника.

Оказавшись дома, я стала лихорадочно подыскивать надежное хранилище для ампулы. Не такое это легкое дело, доложу я вам, найти надежный тайник в разгромленной квартире! В холодильник нельзя. Вдруг она треснет? И тогда прощайте наши молодые жизни! Через некоторое время невыносимых страданий тайник был найден. На мой взгляд, просто великолепный!

К стыду моему, у меня имелась дурацкая привычка хранить пустые флаконы от духов, «патрончики» от помады и прочий дамский хлам.

Вот в один из таких «патрончиков» я спрятала ампулу, закрыла крышечку и для надежности засунула «помаду» в коробку с осенними туфлями, вернее, в одну туфлю, и убрала коробку на антресоли.

С улицы послышался пронзительный свист.

Это Клавка. Я научила ее свистеть, и теперь она с удовольствием пользуется вновь приобретенным умением.

Шестое чувство подсказывало: с этим свистом кончилась для нас спокойная жизнь. Вообще-то она закончилась, конечно, гораздо раньше, еще тогда, когда Клавка впервые переступила порог моей квартиры. "Но теперь, и я ощущала это каждой клеточкой своего организма, нас ждут сплошные неприятности.

"Может, уже пора Брусникину звонить? — мелькнула трусливая мыслишка. Но я тут же ее отогнала:

— Нет, рано еще. А может, и вовсе не придется, может, сами справимся. Чего Димке зря нервы мотать". Вообще-то фантастику я не люблю, но помечтать-то иногда можно? Свой мобильник я все-таки переложила из сумочки в карман куртки. Так, на всякий случай, вдруг потребуется Клавке врача вызвать? С ее-то головой… Свист повторился.

— Во, видали, Соловей-разбойник! Научи дурака богу молиться, он и будет молиться! Иду, иду уже, не свисти, — беззлобно пробубнила я, спешно покидая квартиру.

Все-таки рано давать Нобелевскую премию изобретателю сотового телефона. Некоторые плюсы, конечно, имеются, но есть и минусы.

Например, фотокамера. Она здорово искажает реальность. Если на снимке жена Виктора выглядела просто уставшей женщиной, то действительность оказалась гораздо хуже.

Дверь нам открыла очень худая женщина, похожая на собственный рентгеновский снимок. Одежда, старенькие джинсы и линялый свитер, болталась на ней как на вешалке. Лицо Оксаны было не просто уставшим, это было лицо женщины, измотанной жизнью. Единственное, что и на снимке, и в реальности оказалось одинаковым, так это «конский хвост».

— Наконец-то, — выдохнула Оксана. — Я уже почти сошла с ума. Да проходите, проходите же скорее!

Она почти втащила нас в квартиру. Пока мы с Клавдией раздевались, я успела окинуть взглядом помещение. Не скажешь, что Виктор хорошо зарабатывал, хотя Степка и уверял в обратном. В коридоре обои висели, другого слова я просто не подберу, только на одной стене. Вторая являла миру свое бетонное основание. На полу лежал старый линолеум, местами вздувшийся пузырями, словно на него в течение длительного времени выливали не менее двух литров воды. Тусклая лампа без абажура освещала все это убожество вместе с желтым потрескавшимся потолком с паутиной по углам.

— Проходите на кухню. Я сварю кофе. Проходите… Олежек спит еще. Пара часов у нас есть в запасе. Проходите! — с этими словами рентгеновский снимок прошелестел на кухню.

Помещение, которое Оксанка называла кухней, напоминало скорее хозблок какой-нибудь заброшенной и забытой богом клетки для хомячков и по размерам, и по интерьеру. В углу у окна тарахтел старенький холодильник «ЗИЛ».

Видно было, работал он из последних своих пенсионерских сил и только и мечтал о покое.

Вплотную к холодильнику примыкал стол-раскладушка, столешница которого была облеплена коричневой, в серых разводах «самоклейкой».

Такой же пленкой оклеен набор кухонной мебели, собранный, очевидно, из разных кухонных гарнитуров. Стены тоже не радовали: те же, что и в коридоре, обои, заляпанные жиром и противный сине-серый цвет там, где обои отсутствовали. Я так думаю, что эта квартира не видела ремонта с момента сдачи дома в эксплуатацию.

Может, они действительно в плену? Разве может нормальный человек жить в таких пещерных условиях?!

Оксана суетилась возле двухконфорочной плиты, залитой молоком, кофе и еще непонятно чем. Мне почему-то сразу расхотелось угощаться кофе, но обижать хозяйку, и без того расстроенную, было неудобно. Мы с Клавкой сидели за столом, не зная, с чего начать разговор. Из неловкого молчания вывела сама Оксана. Она поставила перед нами по чашке жиденького растворимого кофе, уселась на старенький стул возле плиты (втроем мы за столом не умещались) и в волнении сжала маленькие, почти детские кулачки:

— Что с Виктором? Он выживет? С ним все будет в порядке? Что говорят врачи?

Я поспешила успокоить несчастную женщину: снова рассказала, как мы нашли ее мужа, и передала обещание хирурга.

Оксанка заплакала:

— Говорила же ему: не ходи, не ходи! Да разве ж он послушает? Упрямый, как.., как…

Женщина махнула рукой и уткнулась в несвежее кухонное полотенце.

Мы с Клавкой переглянулись: только дамских истерик нам не хватало. Чтобы прекратить слезоизвержение, я поспешно спросила:

— Оксан, а почему вас не охраняют? Ведь вы в плену…

Истерика мгновенно прекратилась. Ксюха отняла от лица полотенце и изумленно приоткрыла рот.

— К-кто в п-плену? — заикаясь, спросила она. В глазах женщины застыло крайнее изумление.

— Ну.., ты с сыном, Виктор. С вас четыреста тысяч долларов требуют, так хоть охраняли бы, что ли!

Оксанка побледнела как мел, прижала руки к груди, прошептав:

— Какие доллары? Какой плен? Я… Я ничего не понимаю.

— Не волнуйся. Брат Виктора нам все рассказал, — попыталась успокоить Оксанку Клюквина. — Мы хотим вам помочь. Денег таких, разумеется, нет, но кое-что, наверное, сможем сделать. Опыт в подобных делах у нас, слава богу, имеется.

Слушая Клавку, я изо всех сил пыталась понять, о каком опыте она столь уверенно говорит. Пока что нам с легкостью удавалось только влезать в различного рода неприятности, в основном криминального характера. В таких случаях нам самим требовалась помощь. Ладно, как говорится, жираф большой, ему видней.

Тем временем Оксана окончательно успокоилась и потребовала объяснить, кто в плену, с чего бы с Виктора требовали такую сумму долларов и откуда у Витьки появился брат. Пришлось повторить «на бис» повествование Степана, которое, как я подозревала, было выдумкой от начала до конца. Уже не возникало сомнений, что Степан — вовсе не брат Виктора, что сам Виктор никогда в жизни не занимался перегонкой автомобилей и что Степка зачем-то наврал с три короба и использовал нас в качестве… В качестве кого?

Внимательно нас выслушав, Ксюха совершила небольшой круиз по кухне, вернулась на свой старенький стул возле плиты. Теперь она была спокойна, словно арабский шейх.

— Послушайте, — каким-то деревянным голосом произнесла Оксана. — Сказки я тоже умею рассказывать, но чтобы так.., вдохновенно! Это уже особый талант нужен. Вот что, старушки веселушки, либо вы сию секунду выкладываете всю правду, и тогда я, может быть, отпущу вас с миром, либо я немедленно вызываю милицию.

Тогда мы и посмотрим, кто из нас под арестом.

Ну и дела! Вот и не слушай после этого советов мудрой старушки Шапокляк: «Кто людям помогает, тот тратит время зря!» Мы с Клавкой старались, пупки надрывали, Клюква даже головой поплатилась, в смысле, сотрясение заработала, а эта.., веревка бельевая такое заявляет!

Я медленно поднялась из-за стола. Табуретка при этом упала, но мне уже было все равно.

На этот раз гнев, минуя поджелудочную железу, сразу ударил в голову, делая меня практически невменяемой. Клавдия сразу почувствовала приближение крупной неприятности и попыталась как-то повлиять на ситуацию:

— Афоня, Афанасия Сергеевна! Держи себя в руках, не роняй гордого звания российского учителя! Давайте решать все вопросы цивилизованно, путем мирных переговоров…

Да куда там! Разве может букашка остановить мчащийся на полной скорости асфальтоукладочный каток?!

Я подошла вплотную к жене Виктора, тоже поднявшейся, и начала говорить. Филологическое образование и богатый лексический запас позволяли оперировать бесчисленным количеством слов, фразеологических оборотов и идиоматических выражений. Да и работа в школе кое-чему меня научила. Клюквина внимательно слушала, уважительно открыв рот. Говорила я недолго, минут пять.

— ..вот таким вот образом, — закончила я свою пламенную речь.

— Ну, Афоня, ты даешь! — восхитилась сестра. — Я тобой горжусь! Можешь ведь, когда приспичит. Потом как-нибудь продиктуешь?

Я законспектирую.

Хмуро кивнув, я уставилась на Оксанку:

— Ну, что, веревка бельевая? Ты по-прежнему хочешь вызвать милицию или все-таки попробуем разобраться сами?

— Сами, — облизнув сухие губы, согласилась Оксанка.

— Я так и думала, — я снова уселась на табуретку. — Итак, начнем с самого начала. У Виктора, как я поняла, никакого брата нет?

— Нет.

— И никакими машинами твой муж не занимается?

— Нет.

— Следовательно, фура с десятком машин не пропадала, никакие братки вас не брали в заложники и денег не вымогали?

Ксюха с немым ужасом смотрела на меня, абсолютно не понимая, о чем идет речь.

— Господи, какие деньги?! Мы едва концы с концами сводим. На ремонт — и то денег нет.

Витька в своем НИИ гроши получает, и те через раз. Я с сыном сижу, не работаю, пособие на ребенка — просто слезы, а вы о долларах говорите! Да я их только в кино и видела.

Оксанка снова заплакала. Клавдия, одарив меня укоризненным взглядом, бросилась ее успокаивать.

— Допустим, у Виктора брата нет, — не унималась я, скорее рассуждая вслух, чем обращаясь к кому-либо. — Тогда кто такой Степан? Откуда он знает Виктора?

— Гад Степка, вот кто! — сквозь слезы выкрикнула Ксюха. — Сволочь! Никак от Витьки не отстанет. Один раз уже сидел, теперь опять в какую-то авантюру влезает по Степкиной милости…

Еще новости! Оказывается, Виктор сидел!

Только я никак в толк не возьму, при чем здесь Степка? Подождав, пока Оксана успокоится, я попросила:

— Давай-ка, милочка, подробнее. Как давно знакомы Виктор со Степаном, за что сидел твой муж, с чего ты решила, что назревает какая-то авантюра, какова роль Степана… Ты меня поняла?

Ксюха кивнула.

— Начинай. Как говорил великий Грибоедов Александр Сергеевич: «С чувством, с толком, с расстановкой».

Еще некоторое время женщина глубоко дышала, судорожно всхлипывала, потом выпила залпом уже остывший кофе и поведала весьма занимательную историю.

Всего через четыре месяца после свадьбы Виктор угодил на скамью подсудимых: сбил человека на переходе, а тот взял да и умер. Виновнику, то есть Виктору, вкатили четыре года колонии общего режима. Вот там-то он и познакомился со Степаном. К тому времени тот уже отсидел год из положенных ему семи за непредумышленное убийство. Витька потом говорил, что только благодаря хорошим адвокатам Степке заменили статью с умышленного на непредумышленное убийство. Якобы Степка находился в состоянии аффекта. В общем, история темная, но самое главное Виктор понял — Степан, или, как звали его на зоне, Ворон, опасный, ловкий и хитрый человек и лучше держаться от него подальше.

— Муж не любил вспоминать о жизни на зоне, — комкая полотенце, вздыхала Ксюха. — А я ждала. Ездила к нему на свиданки, письма писала… Вот и дождалась. Два года назад вернулся мой Витенька. Исхудавший, мрачный, замкнутый, но мне показалось, совсем не озлобленный. Я первое время боялась — ведь известно, как тюрьма ломает человека, приставала с вопросами, что да как… Витька нехотя отвечал, а однажды взял меня за плечи, посмотрел в глаза и говорит: «Оксаночка, девочка моя, там жизнь не сахар, и говорить о ней мне неприятно. Я понимаю, что изменился. Но уверяю тебя, это пройдет. Мы теперь вместе, скоро малыш появится — я тогда на третьем месяце была — все будет в порядке. А о той жизни давай больше никогда не вспоминать». И все. Два года жили как люди. Виктор постепенно мягчел, становился прежним: добрым, любящим. Через родственников моих устроился на работу в НИИ вирусологии. Он же у меня институт окончил, диссертацию какую-то хотел писать, но… А в НИИ ничего, прижился, его там уважают. Денег, правда, платят мало, но мы как-то крутимся…

— А на другую, более высокооплачиваемую работу не пробовал устроиться? — спросила Клавка.

— Пробовал, — печально кивнула Оксана. — Только, как узнавали, что есть судимость, сразу от ворот поворот, мол, извините, вакансий у нас нет. Я хотела аборт делать, а Виктор категорически — рожай, и все! Проживем как-нибудь.

Когда Олежка родился, Витька прямо светился от счастья. Устроился еще по ночам вагоны разгружать. В общем, жили. А что?! — неожиданно с вызовом выкрикнула Ксюха. — Бедно жили, но счастливо! Иные богатые не так счастливы, как мы с Виктором. Были…

— Были? — я удивленно вскинула брови.

— Угу, пока этот Ворон, я имею в виду Степана, не появился, чтоб его черти слопали!

Степан появился в доме Виктора и Оксаны примерно месяца три назад. Это был один из тех редких вечеров, когда вся семья собралась вместе. Оксана хозяйничала на кухне, Виктор играл с сыном, одним глазом поглядывая в телевизор, где транслировали футбольный матч.

В этот момент в дверь позвонили. Оксанка утверждает, будто, услыхав звонок, она поняла — спокойной жизни пришел конец. Лично я в это не верю. Мало ли кто мог в гости заявиться? Соседка за луковицей зашла, детишки котенка бездомного пристраивают, какие-нибудь свидетели Иеговы агитировать явились. Вариантов масса.

Так почему же должно екать сердце от каждого звонка в дверь? Это уже потом, когда начинаешь вспоминать какое-нибудь событие, особенно неприятное, припоминаешь и как тревожно сжималось сердце, и цепочку незначительных происшествий, и дурные приметы… И, пожалуйста, не надо разговоров об интуиции! Мне, например, никакая интуиция не подсказывала, что, отправившись в сберкассу, я попаду в столь скверную историю. Да и Клавке, по-моему, тоже. Впрочем, надо будет спросить у нее самой.

— В общем, это был Степан, — продолжала Оксана. — Я-то его не знала, но по лицу Виктора поняла — это оттуда, из той жизни, которую, казалось, мы уже забыли.

Широко улыбаясь, Степан смотрел на мужа, и под этим взглядом Виктор буквально на глазах каменел… Он велел жене взять ребенка к себе на кухню и вместе со Степаном прошел в комнату.

Больше двух часов длился разговор Виктора и Степана.

— О чем они говорили, я не знаю, — заверила Ксюха, — но иногда до меня долетали обрывки их разговора, когда то Степан, то Виктор повышали голос…

Ага, так я и поверила! Женское любопытство — вот настоящий двигатель прогресса, ну, и всего прочего. Поэтому я ничуть не сомневалась: большую часть разговора Оксанка провела в непосредственной близости от комнаты, где он происходил. Другое дело, слышимость была неважной. Вряд ли Степан или Виктор повышали голос, опасаясь быть услышанными.

— Ну, и что удалось понять? — сделав вид, будто не сомневаюсь в правдивости хозяйки, поинтересовалась я.

— Там, на зоне, Степан от чего-то спас Виктора. От чего именно, я так и не поняла. И по понятиям Витька стал как бы должником. В колонии Степка не спешил получить долг, словно знал, что на свободе Виктор может оказаться полезнее. Досидев свой срок, Ворон нашел мужа и стал требовать должок.

Оксана умолкла, а я задумалась. Чем может быть полезен Степке скромный сотрудник НИИ?

Ведь, судя по Степкиным манерам, он любит жить на широкую ногу. Зачем же ему Виктор?

И при чем здесь те самые четыреста тысяч долларов, которые якобы он должен?

Детский плач вывел меня из задумчивости.

— Ой, Олежка проснулся, — подхватилась Ксюха. — Я сейчас…

Она убежала, а Клавдия посмотрела на меня и проговорила:

— До чего запутанная история.

— Думаешь, Ксюха врет?

— Да нет, Ксюхе-то зачем? Врет Степка, это к гадалке не ходи. Ему очень нужно было использовать Виктора. А когда тот отказался — получил перо в бок.

— Или наоборот, — засомневалась я. — Витька сделал, что требовал Ворон, стал ненужен, и… В любом случае, мы узнаем, кто из нас прав, только когда Витька придет в себя. Я одного не пойму, Клав, мы-то Степке зачем?

Клюквина лишь пожала плечами. У нее, видно, на этот счет никаких идей не было. Впрочем, как и у меня.

Вернулась Оксанка, вопреки ожиданиям, без ребенка.

— Порядок, — сказала она. — Я Олега в манеж усадила, чтоб не мешал нам. Но долго он там не просидит… Да, так на чем я остановилась?

— Степка стал с Виктора требовать должок, — напомнила Клавдия.

— Точно. Степка напирал на понятия, а Виктор пытался втолковать, что теперь живет по законам, а не по понятиям. «Соскочить хочешь? — зловеще проговорил Ворон. — Что ж, дело твое, хозяин, как говорится, барин. Но… Желаешь ты или нет, а отработать придется. Ты ведь любишь свою семью, правда? Да где и когда еще такие деньги обломятся? Слушай, Вить, мне кажется, ты стал полным чмо! За пустяковое дело тебе предлагают кучу бабок, а ты целку из себя строишь!» Я не знаю, согласился Витька или нет, не знаю, какое такое дело предлагал ему Степан, но чувствую — что-то ужасное, — Ксюха снова заплакала.

Мы ей не мешали: человеку нужно было дать выход эмоциям, а слезы в таком случае — первейшее средство. Отплакавшись, Оксанка обреченно выдохнула:

— Вот и все. Больше ничего вам сказать не могу. Степка вскоре ушел, по-прежнему широко улыбаясь. Господи, вот так ведь по нему и не скажешь, что сволочь распоследняя!

Это точно. Вид у Степана весьма располагающий, запросто можно влюбиться по самую макушку.

— А Виктор? — поинтересовалась дотошная Клавка. — Как он себя вел после посещения Степана?

— Старался держать себя в руках. Но я-то знаю Витьку: нервничал он сильно, ночами не спал, от каждого телефонного звонка вздрагивал. Ему же Степка мобильник подарил, чтоб, значит, всегда на связи быть. А вчера Виктор ушел, сказал, вернется к ужину…

Я, заметив новую порцию слез в глазах Ксюхи, поспешила ее отвлечь, уж больно надоела сырость:

— Слушай, а почему ты нас прошмандовками африканскими обзывала?

Оксанка усмехнулась:

— Да это я так, со злости. Витька с ребятами из НИИ в баню иногда ходит. Выпивает там, конечно… Я ругаюсь, но больше для порядка.

Из комнаты донесся недовольный вопль малолетнего Олега. Ясно, ребенку надоело сидеть в манеже и захотелось принять более активное участие в жизни. Что ж, мы не возражали: все, что могли, выяснили, пора и уходить. Я отдала жене Виктора его вещи, ключи от машины, а вот сотовый телефон почему-то оставила. Не иначе бес попутал! Впрочем, нет, бесы здесь, конечно, ни при чем. Просто мне казалось, он нам еще пригодится.

Оксана проводила нас до двери, игнорируя настойчивые крики ребенка. Глаза ее опять были на мокром месте. Мы торопливо попрощались, оставив женщине адрес больницы, где сейчас лежал ее Виктор, и покинули квартиру.

* * *

Очень хотелось есть. Желудок, уже давно переваривший яичницу, подавал такие громкие и недвусмысленные сигналы, что мне казалось, будто их слышат даже белые медведи на полюсе.

Думать в таком состоянии о чем-то, кроме еды, мозг категорически отказывался. Я уже начала с вожделением поглядывать на пухленьких голубей, когда Клавка предложила:

— Может, зайдем куда-нибудь пообедать?

Что-то у меня в животе неспокойно…

Следует ли говорить, что предложение сестры было с восторгом принято, потому как к чувству голода добавилось еще и ощущение холода. Машину-то мы отдали, теперь придется шлепать пешком. Конечно, особой радости это не доставляло, но мы люди привыкшие.

В кафе было тепло и уютно. Мы с Клавдией выбрали самый дальний столик в углу — хотелось уединения и покоя.

— Я вот что думаю, Афонь, — в ожидании заказа сообщила Клавка. — За Степкой еще кто-то стоит. Не может быть, чтобы он так нагло действовал в одиночку. Смотри, он требовал должок с Виктора и в то же время предлагал деньги. Судя по всему, немалые.

— Согласна, — кивнула я. — Но что именно нужно Степке? И знаешь, мне кажется, это дурацкое ограбление сберкассы — какой-то хитрый шаг, отвлекающий маневр, что ли… Ведь бывает же, когда преступники признаются в незначительных преступлениях, чтобы скрыть более тяжкие…

Клюквина присвистнула:

— Ну ни фига себе! Это какое же преступление можно прикрыть налетом на сберкассу и захватом заложника?! Не иначе как покушение на президента.

— Тьфу, типун тебе на язык, пустомеля! Дай бог ему многие лета и электората побольше!

— Аминь! — согласилась Клавка и набросилась на еду, принесенную официантом. Я с радостью последовала ее примеру.

Когда салат «Цезарь» подходил к концу, зазвонил мобильный телефон Виктора. Говорить с набитым ртом неудобно, да и некрасиво, но я плюнула на правила хорошего тона, опасаясь пропустить что-нибудь важное.

— М-му? — промычала я в трубку.

Звонила женщина, но не Оксанка. Судя по голосу, женщина в возрасте, а по манере разговора — привыкшая руководить.

— Здравствуй, Виктор. Я принимаю твои условия. Деньги будут готовы послезавтра. Товар у тебя?

Я наконец справилась с «Цезарем». Нужно было что-то отвечать и причем так, чтобы тетка не сорвалась с крючка, не бросила трубку, потому что этот звонок, как мне казалось, очень важен.

— Э-это не Виктор…

— Что? Что такое? Девушка, кто вы? — испуга в голосе женщины не слышно, и она не отключилась. Посчитав это добрым знаком, я смело соврала:

— Я коллега Виктора. Сам он не может говорить, потому что в данный момент находится в больнице в тяжелом состоянии. Но товар у меня, — поспешила добавить я. — Я в курсе всех дел Виктора.

Наступил самый ответственный момент: либо тетка продолжит беседовать со мной, либо пошлет по известному адресу. Пауза затягивалась. «Ну, давай, давай, решайся, Хакамада ты моя недоверчивая! — мысленно торопила я тетеньку. — А чего тебе еще остается? Товар-то у меня. Хм… Знать бы еще, что за товар».

— Ладно, — прервала молчание женщина. — Мне, в принципе, все равно, кто товар передаст, хотя и непонятно. Впрочем, это уже мое дело.

Итак, милая…

— Афанасия, — торопливо представилась я.

— Прелестное имя Так вот, Афанасия, раз товар у вас и вы в курсе всех условий, выдвинутых Виктором, я могу лишь повторить: деньги будут послезавтра. Утром мои люди свяжутся с вами, вот тогда и поговорим, — с этими словами женщина отключилась.

— Ага, — я запоздало кивнула. В окошке мобильника еще светилась надпись «Тамара».

Клавдия, позабыв про еду, смотрела на меня расширенными не то от страха, не то от любопытства глазами. Рот у нее открылся до пределов, отпущенных природой. Вид сестрица имела настолько глупый, что я невольно рассмеялась:

— Клавка, ты сейчас похожа на неудачное творение природы!

— Сама ты неудачное творение, — буркнула, обидевшись, Клюква. — Такое впечатление, будто это тебя, а не меня по голове жахнули. Ты во что ввязываешься? Что у тебя за товар, фарцовщица со стажем?

Я передала Клавдии разговор с тетей Тамарой. Сестра долго молчала. Я даже испугалась: уж не травма ли головы так неожиданно напомнила о себе? Может, позвонить рыжему Филиппку, узнать, какую первую помощь нужно оказать? Однако временное онемение и глубокая задумчивость у Клюквы, к счастью, быстро прошли. К ней даже вернулась способность критиковать мои действия.

— Знаешь, Афонь, я, конечно, не ты, мозги у меня как-то по-другому устроены, — с печальным вздохом произнесла она, — травма опять же… Но даже мне понятно — дело тухлое. Вполне возможно, криминальное. Разве нам недостаточно приключений? Особенно тебе, кстати…

Я слушала Клюквину и вполне осознавала ее правоту. Но разве можно оставить в покое того гада, который отправил на больничную койку несчастного Виктора? Степка это был или нет, но все равно эту сволочь надо найти и примерно наказать, чтоб другим неповадно было.

А погром в нашем уютном семейном гнездышке? Неужели и его оставить без внимания и отмщения?! Кроме того, вся эта история настолько меня увлекла, что очень хотелось знать, чем она закончится. Что же касается опасности…

А кто сейчас может спать спокойно? Включите телевизор, посмотрите внимательно на окружающие нас реалии — и все, сон как рукой снимет: взрывы, заложники, цунами, сосульки на голову, вулканы, да и просто беспредел.

Все эти аргументы и факты я хотела выложить Клавке, но она неожиданно закончила свое выступление словами:

— ..как я понимаю, иного выхода у нас уже нет. Что ж, пусть будет так. Хорошо бы еще знать, какой у тебя товар. Судя по всему, деньги за него платят немалые…

— Почему это? — обалдела я.

— Сама же сказала, бабки будут послезавтра. Это значит, их нужно снять со счета, обналичить, может, из-за границы перевести, из оборота изъять, мало ли еще что. Из-за сотни баксов Тамара так суетиться не будет, я в этом почему-то уверена. Так что давай, доедай свою котлету и начинай думать. Иногда у тебя это неплохо получается.

Сдавленно хрюкнув, я последовала совету сестры.

Желудок постепенно приходил в норму, а вот с головой наметились проблемы: она никак не хотела начинать соображать. Клюквина с наслаждением попивала горячий кофе и бросала на меня заинтересованные взгляды. Под этими взглядами я съеживалась от стыда за собственную бестолковость, но все равно придумать ничего не получалось. Тут я разозлилась на Клавку: ей хорошо, переложила всю ответственность на меня под предлогом своей больной головы и в ус не дует! А я тут напрягайся за двоих!

— Ну что ты на меня смотришь, как носорог на крокодила?! — я нервно дернулась. — Не знаю я, чего делать, поняла?! Не знаю! — и, помолчав секунду, добавила:

— Пока не знаю. Но обязательно скоро придумаю.

— Кто бы сомневался? — спокойно кивнула Клюква. — Например, чего втюхать этой Тамаре и при этом выжить. Слушай, Афонь, а давай ей продадим чего-нибудь ненужное?

— После визита двух милых юношей, типа «милиционеров», у нас вся квартира превратилась в ненужное, даже обои, — напомнила я.

— Это да, — взгрустнула сестра. Но «печаль ее была светла» и быстро прошла. Очередная идея озарила гениальную Клюкву:

— Надо ехать в НИИ, где Витька работает.

Вот ведь! Клавдия сегодня просто фонтанирует идеями! Даже завидки берут: почему такая простая мысль не посетила меня? Наверное, переедание все-таки отрицательно влияет на умственные способности. Однако упрямство — второй по значимости мой недостаток. Первый, как и у всех женщин мира, — неуемное любопытство. А оно, известно, сгубило кошку. Вот и приходится крутиться, чтобы выжить! Ладно, вернемся к моему упрямству. Я наклонила голову, словно намеревалась забодать Клюквину, и хмуро потребовала пояснений:

— А зачем нам туда ехать?

— Ну.., посмотрим, с дружками его побеседуем, может, чего и прояснится.

— Ладно, поехали. Где этот НИИ находится?

Теперь уже Клавка растерянно моргала.

С улыбкой Наполеона, случайно выигравшего Бородинское сражение, я снова взяла телефон Виктора и набрала номер Оксанки.

Через три минуты мы уже знали не только, где расположен институт, но и как лучше и быстрее до него добраться.

Ехать предстояло на другой конец Москвы.

Путь неблизкий, есть возможность немного поразмышлять. В метро, слава богу, было немноголюдно. Я с удовольствием плюхнулась на сиденье и прикрыла глаза.

— Ты можешь сказать, куда мы так бежали? — недовольно спросила Клавдия, опускаясь рядом и пыхтя, как малайзийский слон.

— Грелись, — коротко ответила я. — Отстань.

Клюквина нахохлилась, но отстала. Я изо всех сил напрягалась, пытаясь выстроить логическую цепочку, выдвинуть версии, но все время мысли разбегались. Я то и дело сбивалась на думы о своем Брусникине. Как он там, на спецзадании? Наверное, успешно сражается с иноземными мафиози, не то что мы. А вообще, если быть до конца честной, я рада, что Димка появился в моей жизни. Правда, вместе с ним появился и теленок по имени Лорд породы мраморный дог. Несмотря на размеры, существо милейшее и добрейшее. Любимым занятием Лорда являлась встреча гостей. Ох, как же он радовался, стоило только кому-нибудь позвонить в дверь! Едва гость переступал порог, Лорд с радостным лаем бросался ему на грудь и принимался весело облизывать. Некоторые гости падали, те, кто покрепче, держались на ногах, мы с Клавкой предпочитали ложиться сами. Зато мои нерадивые ученики почему-то перестали приносить сочинения спустя неделю после отпущенного им срока. А еще Лорд воспылал нежными чувствами к моей черепашке Тырочке.

Он часами мог сидеть перед аквариумом и наблюдать, как любимая изящно шевелит ластами. При этом пес издавал страстное поскуливание и мел хвостом кухонный пол…

Грубый тычок под ребра заставил меня очнуться.

— Ты чего? — недовольно спросила я Клавку.

— Пересадку надо делать, вот что. А ты спишь, что ли?

— Нет.

— А чего тогда?

— Обдумываю положение и разрабатываю тактику и стратегию дальнейшей борьбы, — сурово пояснила я.

Клавдия сдержанно кивнула:

— Важное дело.

После этого она ко мне не приставала. Переместившись на другую ветку, мы снова уселись в вагон поезда, и я вновь погрузилась в мечты.

Так, на чем я остановилась? Лорд… Какое-то время песик счастливо жил вместе с нами, но потом заболел какой-то дрянью и буквально в течение трех дней умер. Мы с Клюквой дней пять плакали, не переставая, Тыра залегла на дно, а мой Димка посерел от горя и поклялся: живых существ больше не заводить. Хм, интересно, а жена считается? Впрочем, Димыч тоже не подарочек! Выйдя за него замуж, я сделала массу открытий. Приятных и не очень. Открытие первое: он есть. Открытие второе: он постоянно хотел есть! Клюквина, отвечавшая в доме за хозяйство, хотела уже писать гневное письмо в Министерство пищевой промышленности с требованием наладить массовый выпуск нового продукта под названием «Еда мужская. 10 кг».

Слава богу, удалось ее отговорить, и министр до сих пор спит спокойно. Между прочим, благодаря мне.

Следующее открытие: надзор и контроль.

— Ты с кем это говорила по телефону? Кто этот двухметровый очкарик, который приходил?

Ты где была с пяти до семи?

— С подругой. Мой ученик. На педсовете.

Отстань.

И, пожалуй, самое неприятное открытие: я уже не могла часами лежать в душистой ванне.

Мой девяностокилограммовый зайчик пытался прорваться в помещение. То ему срочно нужна была зубная щетка. То возникала экстренная необходимость осмотреть уже два месяца текущий кран. Потом ему хотелось проверить действие закона Архимеда: сколько воды вытеснят из ванной два тела, если Брусникин поместится рядом со мной. Если, конечно, поместится…

В общем, скучно мне в браке не было. Надо признать, замужество оказалось весьма занимательной штукой. Но самое главное открытие: Димка меня любит, а я — его. А это, черт возьми, здорово!

— Слышь, стратег, — снова последовал тычок, но уже в другой бок, — хорош мечтать, выходим.

Тяжко вздохнув, я поплелась к выходу.

После тепла подземки на улице холод ощущался вдвойне, а то и втройне. Следуя указаниям Оксанки, мы быстро нашли этот самый НИИ вирусологии. Рабочий день только закончился, и народ тонким ручейком потянулся от проходной. В основном это были женщины, но иногда попадались и мужчины.

— Ну, и как мы узнаем Витькиных дружков? — задала актуальный вопрос сестрица. — Ты всю дорогу стратегию разрабатывала, тебе и карты в руки.

Я загрустила. Сегодня что-то туговато у меня с идеями, не то что с воспоминаниями. Да только какой с них толк? Душу греют, а пользы никакой. Тыкаться в проходную смысла нет. Во-первых, люди уже идут домой с работы, а во-вторых, сразу начнутся вопросы: куда, к кому, с какой целью… Вразумительно ответить мы могли только на вопрос «к кому». Но этого явно недостаточно.

Клавка терпеливо ждала. Долго ждала. Минуты две. Потом хмыкнула и предложила:

— Встанем недалеко от проходной. Будем махать руками и звать Виктора. Ну, будто мы его увидели и теперь привлекаем к себе его внимание. Авось кто-нибудь и клюнет. Фамилию Витьки знаешь?

— Самонин, — угрюмо ответила я, злясь на саму себя, на Клавку, а заодно и на весь белый свет.

— Ну, давай… Начинай, — велела Клюквина, когда мы заняли позицию метрах в пятидесяти от проходной.

Я запрыгала на месте, подняла руку и не очень уверенно позвала:

— Витя! Самонин! Мы здесь!

Несколько человек, проходивших в этот момент мимо нас, испуганно вздрогнули и ускорили шаг.

— Не, так не пойдет, — сокрушенно покачала головой Клавдия. — Твой писк даже воробьи не слышат. Никакого в тебе актерского таланта!

— Зато ты просто Сара Бернар, — вскипела я. — Вот сама и действуй.

Клавка не стала упрямиться. Она тоже заскакала на месте с поднятыми вверх руками и во все горло заорала:

— Витька! Самонин! Давай сюда, мы тебя ждем! Чего застыла, как девушка с веслом? — зашипела мне в ухо сестра. — Присоединяйся, не скромничай!

И вот уже мы обе запрыгали, как кузнечики, размахивая руками и призывая Витьку Самонина, который, к слову сказать, не мог нас услышать в силу объективных обстоятельств. Картинка, должно быть, выходила что надо, просто день открытых дверей в дурдоме! Сотрудники НИИ, привыкшие иметь дело с тихими, мелкими организмами, шарахались в стороны, спеша поскорее миновать опасный участок.

Неизвестно, сколько бы еще продолжался бесплатный цирк, если бы перед нами не остановился высокий, чуть сутуловатый мужчина в старом пальто, меховой шапке и старомодных очках в черной оправе на крючковатом носу. За толстыми линзами его глаза казались совсем маленькими. Не знаю, почему, но я сразу прониклась доверием к близорукому дядьке.

— Чего орете, как белые медведи в брачный период? — тихо спросил он. Мы с Клавкой мигом заткнулись. — Нету Витьки. Уже который день. Милиция сегодня приходила, им интересовалась. Сказали, он в больнице…

Я мысленно выругалась: значит, этот рыжий Филиппок, чтоб ему сосулька на голову свалилась, все-таки сообщил ментам! Вот Иуда, прости господи! Ну, погоди, дай только добраться до тебя!

— А вы друг Виктора? — с надеждой заглянула в очки дядьке Клавдия.

— Ну…

— Тогда мы к вам, — сообщила сестра и вцепилась мужчине в руку, словно голодная гиена в добычу. — У вас есть несколько минут? Нам очень, очень надо поговорить с вами!

— Со мной?! — по-моему, дяденька немного испугался. Он попытался освободиться от Клавкиного захвата. Зряшное дело, ей-богу! Если Клавдия во что-то вцепилась, это почти навсегда.

— Именно с вами, — поддержала я сестру, подхватывая мужика под другую руку.

Он быстро сообразил, что сопротивление бесполезно, как-то обмяк и, похоже, смирился с судьбой. Мне стало жалко дяденьку. После тяжелого трудового дня человек собрался домой, отдохнуть перед телевизором, а тут на выходе две по виду чокнутые девицы приняли его под белы рученьки и ведут в неизвестном направлении.

— Может, пообедаем? — участливо предложила я.

— Я бы заодно и поужинал, — согласился друг Виктора.

— Замечательно! — я искренне обрадовалась. — Здесь есть поблизости какое-нибудь предприятие общественного питания?

Дядька утвердительно кивнул.

— Тогда ведите нас, доблестный рыцарь! — воскликнула Клюква, еще больше пугая мужчину.

Кто кого вел — это еще вопрос, но вскоре мы уже сидели не то в пельменной, не то в чебуречной, чудом сохранившейся еще с советских времен.

Большое помещение, беспорядочно заставленное столами, сильно напоминало столовую, режим самообслуживания и толстая тетка за кассой в грязно-белом халате, любезная, как тайская массажистка, довершали сходство. Клавка оставила меня стеречь мужика, чтоб не убежал, а сама отправилась за едой. Я с ужасом думала, купит она еду только для нашего.., м-м.., нового знакомого или нам тоже придется давиться клейкими пельменями?

Учинив небольшой скандал у кассы, Клавка вернулась с подносом. К моему облегчению, на нем стояла еда только в единственном экземпляре: какой-то салат подозрительной наружности с романтичным названием «Весенние грезы», икра заморская кабачковая, порция пельменей, похожих на мартовский снег в комочках, и граненый стакан с жиденьким чаем.

Мы с Клавдией тактично молчали, ожидая, когда мужчина утолит первый голод. Лишь однажды Клавка, с состраданием наблюдавшая, как он с аппетитом поглощает «Весенние грезы», деловито осведомилась:

— Холостой?

— Угу. Разведенный, — с набитым ртом ответил дядька. — Как вы догадались?

— Пф, тоже мне, секрет Полишинеля! — фыркнула сестрица, тонкий знаток кулинарии. — Только холостой мужчина может жрать эту дрянь и при этом испытывать удовольствие.

После салата, икры и некоторого количества пельменей Витькин приятель откинулся на спинку стула и перевел дух.

— Рассказывай, — велела Клюквина, заметив сытый блеск глаз за толстыми линзами очков.

— Чего? — удивился мужчина.

— Все. Или ты думаешь, мы просто так тебя кормили? — Клавка свела брови на переносице и резко бросила:

— Имя? Фамилия? Отчество?

Дядька, бледнея, икнул:

— Мое?

— Мое мне известно, — повысила голос сестра. — Конечно же, ваше, ну?

Я, признаться, почувствовала себя неловко.

Чего она, в самом деле, в следователя играет?

Насмотрелась всяких третьесортных сериалов, понимаешь! Мужик и так перепугался, а тут еще Клавдия со своими заскоками. Пришлось попытаться сгладить грубость Клавки.

— Э-э… — я честно старалась сообразить, как обратиться к мужчине: молодой человек?

Но ему хорошо за тридцать. Товарищ? Товарищи, как известно, в семнадцатом году остались.

Господин? Оглядев дяденьку, я решила, что на господина он никак не тянет. Поэтому я брякнула:

— Любезнейший!

Вышло еще хуже. Мужчина расправил плечи и надменно произнес:

— Вы бы меня еще «дружочком» Назвали.

Позвольте представиться: Прутков Козьма Иванович.

Я тихо ойкнула, а Клавка, вмиг растеряв суровость, пролопотала:

— Потомок, что ли, того.., который афоризмы сочинял?

— Нет, — с достоинством ответил Прутков. — Однофамилец. Но имя мне дали именно в его честь.

Вздох облегчения невольно вырвался у меня из груди. А ну как этот Прутков оказался бы потомком того Пруткова? Как заговорил бы афоризмами, поди, пойми его тогда! И уж совсем некстати в голову пришла мысль: интересно, как ласково называла его бывшая жена? Козя?

Козюля?

«Козюля, милый, ты мусор не вынесешь?»

Козюля с достоинством принимает из рук супруги мусорное ведро и гордой походкой кузнечика в тапочках и «трениках» топает на помойку. Чтобы замаскировать смех, распиравший меня изнутри, я закашлялась.

К Клюквиной вернулось самообладание, и она уже человеческим голосом представилась:

— Я Клавдия, а это, — небрежный кивок в мою сторону, — Афанасия, сестра моя. Нас интересует ваш приятель, Виктор Самонин. Сразу оговорюсь, мы не из милиции. И Виктора-то, собственно, знаем всего-то пару дней. Это мы, между прочим, нашли вашего раненого друга и доставили его в больницу. А теперь, так уж вышло, его судьба очень тесно переплелась с нашими судьбами. Вот мы и решили поговорить с кем-нибудь из друзей Виктора, чтобы решить, как жить дальше…

— — И жить ли вообще… — еле слышно пискнула я.

— Точно. Так что, Козьма Иванович, наши жизни сейчас в ваших руках.

Несколько пафосно, на мой взгляд, но вполне сносно. Главное, чтобы на Козюлю слова Клюквы произвели должное впечатление. Секунды капали. Козюля думал, мы ждали. В конце концов Клавдия не выдержала напряжения: , — Так как, Козьма Иванович, будем говорить?

Представляю, что сейчас творилось в душе Пруткова! Вот он, среднестатистический мужчина, разведен, положительно характеризуется со всех сторон, прилежно работает в каком-то НИИ… А теперь чьи-то жизни вдруг оказались в его руках! Нужно отдать должное Козьме Ивановичу, он принял единственно верное решение:

— Что же вы хотите знать?

— Ну, во-первых, чем занимается ваш институт и может ли он заинтересовать криминальные элементы, а во-вторых, очень хотелось бы узнать ваше мнение о Викторе… — опередила я Клавдию, уже открывшую рот.

Весь организм содрогался от радости: наконец-то и моя голова включилась в работу!

Козьма задумался, а потом немного торжественно начал:

— Наш институт основан… — тут он сник и честно признался:

— По правде говоря, не знаю, когда он основан. Впрочем, вам это и неважно.

Чем занимается? Хм… Раньше эта информация была строго секретна, а сейчас… — Прутков махнул рукой. — Нет, кое-какие лаборатории до сих пор засекречены. Что они исследуют, знают только те, кто там работает. Это — элита наша, так сказать. А мы, простые дворняжки от науки, изучаем воздействие различных видов вирусов на живые организмы.

— Над мышками издеваетесь? — укоризненно покачала головой Клюквина.

— Мы занимаемся делом, важным для всего человечества! — воздел руку к потолку Козьма.

Вилка шмякнулась на пол, стрельнув пельменем в стену. Пельмень к ней тут же прилип, как голодная пиявка. Прутков смущенно потупился, а я попросила:

— Продолжайте, пожалуйста. И, если можно, подробнее. Какие конкретно вирусы вы изучаете?

— От банального Аш5-Эн1…

Клавка, боявшаяся любых формул, потому как ни черта в них не разбиралась, напряглась:

— Это что такое?

— Птичий грипп, — охотно пояснил Прут.., ков, — до лихорадки Эбола и ботулизма.

— О, а я знаю! — обрадовалась я. — Ботулизм — это когда съешь что-нибудь несвежее, а потом умираешь!

Мы, не сговариваясь, посмотрели сперва на одинокий пельмень на стене, а потом в тарелку Козьмы. Он поправил очки, съехавшие на кончик носа, и мягко произнес:

— Не совсем так, конечно, но, в общем, правильно.

— А сибирская язва, чума у вас есть? — округлила глаза Клавка.

Прутков утвердительно кивнул.

— Очуметь! — восхитилась сестра. — И как вы там еще не поумирали вместе со своими мышами. Не боитесь?

— Ну, во-первых, не все сотрудники имеют дело со столь опасным материалом, а во-вторых, существуют средства защиты, и если соблюдать соответствующие меры предосторожности, то ничего неожиданного не произойдет…

— Угу, ну да, ну да, — пробубнила Клюква, на всякий случай, отодвигаясь подальше от Козюли.

— ..хотя иногда случаются ЧП, — закончил Прутков, затуманиваясь воспоминаниями.

Я решила затуманиться за компанию и представить себе какую-нибудь страшную картину из жизни вирусов. Как назло, в голову лезло только изображение инфузории-туфельки из школьного учебника биологии. Но инфузория, по-моему, никаких ужасов и разрушительных действий сотворить не может. Я затуманилась еще больше и вспомнила подружку инфузории — амебу. Или это не вирусы? Дальше туманиться помешала Клавка:

— Ближе к телу, как говорил Мопассан и товарищ Бендер. Что можете сказать о Викторе?

— А что Виктор? — вернулся в реальность Прутков. — Хороший мужик, надежный; спокойный… Он работал лаборантом в пятой лаборатории. Не весть что, конечно, но ведь он был судим. Я и так удивляюсь, как его к нам в НИИ приняли. Да-а, так вот, работал он в пятой лаборатории. Это… Как бы вам объяснить? Ну, скажем, самая открытая лаборатория. Там занимаются вирусом гриппа и его мутациями. Туда имеют доступ все сотрудники; Четвертая лаборатория уже ограничивает доступ и так далее;

— Понятно, — протянула я, — и чем менее доступна лаборатория, тем серьезнее и опаснее там вирусы. А может сотрудник пятой лаборатории как-нибудь по-хитрому проникнуть, к примеру, в третью?

— Это исключено, — категорично заявил Козюля и, посчитав тему исчерпанной, принялся методично уничтожать уже остывшие пельмени.

Клавка с немым ужасом наблюдала за процессом.

— Козьма Иванович, — не унималась я. — Вы говорили, что в НИИ приходили из милиции…

— Приходили! Они-то и сообщили, что Витька в больнице. Поспрашивали о нем немного и ушли.

Ясно. Менты выполняют необходимые формальности. Но им-то известно гораздо меньше, чем нам.

— Кстати, Виктор две недели назад уволился… — Прутков покончил-таки с пельменями и всем своим видом демонстрировал желание отправиться домой, на любимый диван, и расстаться с нами.

— Как уволился? — опешила Клюквина. — Почему же его жена нам ничего не сказала?

Козюля развел руками, мол, это уже не мое дело. Ладно, с этим разберемся. Сейчас меня волновал еще один вопрос, и я не хотела прощаться с Прутковым, не выяснив все до конца.

— Козьма Иванович, вы не ответили, мог ваш НИИ заинтересовать преступников?

Подумав, Прутков ответил:

— Теоретически, да. Вирусы — это то же бактериологическое оружие. Но практически — очень сложно. Я ведь уже говорил о секретности некоторых лабораторий, об ограничении доступа…

Говорил, говорил, конечно. Но ведь наши ученые такие бедные, денег на науку государство жертвует крайне неохотно, а вот представители криминала готовы поделиться капиталом кое с кем.., из не слишком чистоплотных деятелей от науки.

Пельменную покидали в том же боевом порядке: Козюля посередине, мы с Клавкой по краям. Правда, под руки мы уже Пруткова не держали, напуганные его страшилками. Да и смысла, по моему мнению, не было. Интересующей нас информацией он уже поделился, и теперь надобность присматривать за ним отпала.

До метро нужно было топать пешком минут десять. Клавка решила просветиться у Козюли насчет правил личной гигиены, а я попыталась подвести кое-какие итоги.

Итак, что мы имеем на сегодняшний день?

Степка. Личность подозрительная и насквозь криминальная. Всю его историю с фурами, вымоганием денег с якобы брата можно благополучно забыть. Но ведь зачем-то мы ему понадобились? Зачем, вот в чем вопрос. Для чего нужен был весь спектакль со сберкассой и сказками братьев Гримм? Эти вопросы остаются пока без ответа. Степан, по словам Оксанки, шантажировал Виктора, скромного лаборанта НИИ вирусологии. Хотя можно ли назвать шантажом то, за что предлагают деньги, судя по всему, немалые… Тут у меня в голове что-то замкнуло, заискрило, и я радостно завопила:

— Клавка, кажется, я все поняла!!!

Не уверена, что Клюквина меня услышала: произошедшее дальше буквально разбросало нас на значительное расстояние друг от друга.

Впереди, примерно метрах в двухстах, уже виднелся вход в подземку. Необходимо было перейти не слишком оживленное шоссе, не шоссе даже, а так, сплошное недоразумение, покрытое утрамбованным снегом. Могу поклясться, никаких машин в ту секунду по этому самому недоразумению не ехало. И вдруг раздался, рев мощного мотора, стремительно приближавшийся к нам. Ни фары, ни габаритные огни у автомобиля не горели.

От неожиданности и испуга мы с Клавкой застыли прямо посередине дороги. Вдруг последовал сильный и резкий толчок. Я почувствовала, как преодолеваю силу земного притяжения.

Ощущение полета длилось недолго. Я ткнулась мордой в сугроб, ссадив кожу на щеке, и там затихла, ожидая немедленной кончины. Но, видать, смертушка моя еще далеко ходит, кончина никак не наступала. Это придало смелости, а заодно и уверенности в завтрашнем дне. Подняв голову, я истерично выкрикнула:

— Клава! Клавдия! Отвечай немедленно, ты жива?!

Из такого же сугроба, только с другой стороны дороги раздался голос Козьмы:

— Мы здесь. Живы, слава богу.

— Тогда переползайте ко мне.

Две фигуры с противоположной стороны отделились от сугроба и, зачем-то пригнувшись, бегом бросились на зов.

— Нет, я отказываюсь работать в таких условиях! — с места в карьер начала возмущаться Клюквина. — Практически линия фронта, только без выстрелов!

Что-то подсказывало мне, что выстрелы мы еще услышим. Раз уж появился в нашей жизни пистолет, должен же он когда-нибудь выстрелить? Впрочем, не желая еще больше травмировать психику Клюквы, я благоразумно промолчала.

— Сначала по башке лупят, потом едва насмерть не сбивают! — продолжала гневный монолог сестра. — Кстати, никто номер не заметил? Я так и думала, — кивнула она в ответ на общее молчание. — Безобразие, честное слово!

Купят права, а потом гоняют, как сумасшедшие.

Козьма Иванович поцокал языком и озвучил мысль, которая настойчиво вертелась в моих мозгах:

— Это не случайность. Мне кажется, вас хотели убить.

Возмущение с Клюквиной как ветром сдуло.

— У.., у.., у… — проблеяла она, заваливаясь вбок.

Я подперла сестру плечом и прошипела в лицо Козюли:

— Почему это сразу нас? Может, вас?

— Нет, — покачал головой Прутков. — Зачем меня убивать? Я человек маленький, никакого интереса для киллеров не представляю.

Пока не появились вы, в моей жизни было все спокойно. Вывод делайте сами. С вами опасно.

Уж извините, девочки, но, судя по всему, на вас началась охота, а я дорожу своей жизнью, пусть и неинтересной. Счастливо оставаться.

С этими словами Козьма Прутков пошагал к метро.

— Да-а, мельчает нынче мужик, — сокрушенно вздохнула я. — Его накормили, напоили… И вот, пожалуйста, черная неблагодарность!

Пошли домой, Клава.

Мы с Клавкой повздыхали немного, да и пошли. Шли молча. Я пыталась снова настроиться на размышления, чтобы продолжить построение логической цепочки. Она, если помните, была прервана историческим полетом в сугроб. Однако вернуться в прежнее спокойное состояние не получалось. Из головы все не шло вспоминание о странном происшествии. Как-то не верилось, что нас хотели убить. За что? Дурных мыслей у нас не имелось, коварных планов, тоже, зачем же жизни лишать? В глубине души заворочалась обида, на глаза навернулись слезы, и я пару раз шмыгнула носом.

— Ты чего, Афонь? — удивилась Клавка.

Почему-то от звука ее голоса захотелось разреветься еще сильнее. Справиться с эмоциями не вышло: я судорожно всхлипнула и только и смогла выдавить:

— Да-а-а, Клавочка, а чего они…

По щекам потекли горячие слезы. Одну щеку, ободранную снегом, щипало, но я не обращала на это внимания. Вообще-то плачу я редко, поэтому Клюква не на шутку перепугалась:

— Афанасия, не реви! Знаешь ведь, как меня это нервирует! У тебя что-то болит?

— Душа… — выдавила я сквозь всхлипы.

— Фу ты, господи, напугала! Главное, руки-ноги целы, а душу мы вылечим. Вот до дому доберемся, коньячком и подлечимся.

Я зарыдала еще горше, вспомнив, что дома сплошной разгром и никакого коньячку там вовсе нет, равно как и еды в принципе, спать придется опять на полу, и вообще… Клавка, сообразив, что успокаиваться я не собираюсь, забегала вокруг меня, словно в хороводе.

— Афоня, прекращай свое мокрое дело, иначе я за себя не отвечаю. Слушай, а может, у тебя щека болит? Так это ерунда, ей-богу! Ты только руками не трогай, а то занесешь какой-нибудь вирус, и все.

— Что «все»? — икнула я.

— Моменте море, вот что! Мне Прутков рассказал: сначала кровь будет сочиться из-под ногтей, из ушей, из глаз, потом язвы по телу пойдут… А через три дня гроб и белые тапочки!

Я уж и так опасаюсь, что сразу рану твою не продезинфицировали. Ну, да может, обойдется…

Перспектива, нарисованная доброй Клавдией, здорово испугала, я заткнулась и молчала до самого дома.

* * *

Прежде чем пойти домой, мы зашли в супермаркет. Вернее, зашла Клавка, а я терпеливо топталась у входа, ожидая ее возвращения. Вернулась она полчаса спустя, с двумя пакетами, доверху набитыми провизией. В предвкушении вкусного ужина я приободрилась и на какое-то время забыла, что смертельный вирус уже затаился в моем организме и последние три дня жизни меня ожидают страшные мучения. Может, права Клавка, и все обойдется?

Еще из-за двери я услышала, как надрывается телефон. Пока мы возились с замком, телефон умолк, но едва я переступила порог, он разразился новой серией звонков. Спотыкаясь о разбросанные вещи, я добралась до телефона и немного раздраженно крикнула в трубку:

— Алло?!

— Афанасия…

Голос Брусникина был строг и требователен. Я сникла. Когда у Димки такой голос, общение с ним не предвещает ничего хорошего.

— Да, Димочка, это я.

Клюква сделала страшные глаза и скрылась на кухне.

— Где вы пропадаете? — сразу приступил к допросу Димыч.

— В магазин с Клавкой ходили. Еда вся как-то неожиданно кончилась, вот мы и решили…

— А днем?

— Так на работе, Дим, — не очень уверенно соврала я и покраснела.

— Серьезно? — протянул Димка. — Только в школе об этом почему-то не знают. Они утверждают, будто ты заболела.

— Э-э-э… Я не хотела тебя волновать, ведь ты находишься на ответственном государственном задании, тебе нужно сохранять спокойствие и присутствие духа, потому как в противном случае…

Димка не стал дожидаться, пока я закончу свою мысль. Вместо этого он рявкнул так, что у меня душа мгновенно ушла в пятки:

— Хватит врать! Что у вас происходит?!

Ответить на этот вопрос я не могла, оттого заревела (уже второй раз за сегодняшний день!) и, давясь слезами, проговорила:

— Вот чего ты на меня орешь? А еще муж называется! Мне, может, жить осталось три дня, и смерть мученическая ожидает! Клавка уже и с патологоанатомом знакомым договорилась…

— О чем? — обалдел Брусникин.

— О вскрытии, разумеется.

— А кого вскрывать-то будут?

— Меня-а-а-а!!!

В эфире повисла тишина, которую нарушали только мои всхлипы. Наконец Димка обрел способность говорить.

— Афанасия, дорогая, успокойся, пожалуйста. Объясни, что, случилось? Ты серьезно больна?

Врать любимому не хотелось, но и говорить правду тоже, чего доброго, опять лютовать начнет. Поэтому я решила придерживаться золотой середины.

— Да нет, ничего страшного. Если честно, просто устала. Вот Клавдия и предложила немножко поболеть. А патологоанатом просто больничный выпишет.

— Первый раз слышу, чтобы патологоанатомы выписывали больничный, — проворчал супруг, заметно успокаиваясь. — А вообще-то правильно. Я всегда говорил — работа в школе тебя изнуряет. Ладно, об этом мы еще поговорим.

Как у вас там дела в принципе?

Заверив мужа, что с делами у нас полный порядок, я поспешила перевести разговор на более спокойную тему и заговорила о чувствах.

Брусникин мог начать задавать вопросы, а я совсем не уверена, смогу ли правильно на них ответить. Уже завершая разговор, Димка посоветовал быть осторожными и взял с меня слово не ввязываться ни в какие авантюры. Слово я, конечно, дала, слабо веря, что сдержу его.

— Что Брусникин? — спросила Клавка, когда я появилась на кухне.

— Сперва лютовал, потом успокоился, хотя и грозился головы нам поотрывать, — ответила я, балдея от умопомрачительных запахов еды.

Клюква кивнула и сделала неожиданный вывод:

— Все правильно. Значит, любит по-прежнему, даже еще сильнее. Давай-ка теперь займемся твоей раной, Афанасия.

Тут я заметила, что в руках сестрица держит пузырек с зеленкой и кусок ваты. Признаться, с детства ненавижу любые медицинские процедуры. Сейчас тоже не испытывала ни малейшего желания подвергаться подобным испытаниям.

Прислонившись к стене, я прикрыла глаза и слабым голосом проронила:

— Клава, это бесполезно. Если вирус в меня попал, то уже начал свою черную работу. Зеленкой его не убьешь.

— Ничего, не убьем, так хоть покалечим, — решительно подступила ко мне Клавдия. — Подставляй щеку, думаю, тебя все-таки еще можно спасти.

По правде сказать, сил у меня осталось только для ужина. Сопротивляться Клавкиному напору означало бы остаться голодной. Поэтому я покорно подставила щеку под заботливые Клавкины руки, предчувствуя адские муки.

— Готово, — через пару минут удовлетворенно крякнула Клюквина. — Хорошо бы еще пластырь налепить, да ты им кран замотала…

Иди, мой руки, и будем ужинать.

Я немного удивилась, что все прошло столь безболезненно, но послушалась.

Бесстрастное зеркало в ванной отразило инопланетянина-мутанта: бледное, в общем-то, лицо, половина которого было густо-зеленого цвета, словно молодая листва на березках.

— Спасибо, Клава, — сказала я мутанту в зеркале, — твоя щедрость просто безгранична, как просторы Вселенной. Но, по-моему, зелени несколько многовато. Хотя… Кто их знает, эти вирусы? Вдруг чем больше, тем лучше?

С этой успокаивающей мыслью я вернулась на кухню.

— Ну как? — вскинула брови Клюквина.

— С точки зрения медицины — не знаю, — призналась я, цепляя на вилку маринованный огурчик. — С художественной точки зрения — желтизны не хватает…

— Я тебе не Ван Гог, чтобы подсолнухи рисовать, — насупилась Клюква. — Могла бы и спасибо сказать.

— Спасибо, родная.

Сестрица, по-моему, не поверила в мою искренность, потому как подозрительно покосилась на меня, но жареной картошки насыпала щедро. На столе, как и было обещано, стояла бутылка коньяка. «Лечиться, так уж по полной», — решила я и наполнила наши стаканы лекарством почти наполовину.

— Буде здравы, бояре! — провозгласила Клавка и осушила стакан.

— Угу, — поддержала я тост.

Однако выпить не успела — в дверь позвонили. Мы с Клюквиной испуганно уставились друг на друга. Так и моргали, не решаясь открыть. Звонок повторился.

— Вот, блин, настойчивый какой! — шепотом посетовала Клавдия. — И чего, спрашивается, неймется? Раз не открывают, значит, нет никого!

Теперь в дверь не только звонили, но и стучали.

— Придется открыть, — вздохнула я.

Чтобы придать себе смелости, я залпом махнула коньяк и пошла в коридор. За спиной раздался звон кастрюль и вопль Клюквы:

— Афоня, я с тобой!

Дверь я открыла, только убедившись в надежности тыла: за спиной стояла Клавдия, сжимая в одной руке сковородку, а в другой — почему-то половник. Вид у нее был не слишком грозный, но вкупе с моей зеленью на щеке мог произвести впечатление.

На пороге стоял Степан и широко улыбался.

Клавка громко ахнула:

— Супостат явился Душегуб!

— Привет, девчонки, — по-прежнему улыбаясь, поздоровался Степка. — Ты чего это такая зеленая, Афанасия? Обратно в лягушку превращаешься, что ли? А почему у вас такой бардак?

— Сам натворил, и сам спрашивает! — зашлась от возмущения Клавка. — Нахальство какое.

Степка перестал улыбаться, похлопал глазами и поинтересовался, глядя на меня:

— Твоя сестра всегда такая или это обострение?

Я молчала, обидевшись на лягушку, зато Клавдия продолжала бушевать:

— Я вот сейчас как дам тебе сковородкой по лбу, а потом половником добавлю, тогда посмотрим, у кого из нас обострение. А ну, руки вверх!

Степану стало совсем уж не до смеха, зато появилась еще одна причина для удивления:

— Чего?

Сестрица, по всему видать, была настроена по-боевому. Она сделала шаг вперед и замахнулась:

— Клешни свои подними, неужто не ясно?

Вероятно, Степан сделал вывод, что Клавка — буйная, оттого не стал спорить и покорно поднял руки. Клюква распорядилась:

— Афанасия, проверь-ка у него карманы.

Вдруг он с пистолетом явился?

— Вы же у меня его сперли, — неожиданно заявил Степка, позволяя мне себя обыскать. Его слова ввергли меня в состояние легкого шока.

Значит, он знал? Чего ж тогда молчал? А вдруг он за ним пришел? Как объяснить исчезновение оружия?

Клавдия от Степкиных слов сперва немного растерялась, но быстро взяла себя в руки:

— Кто вас, уголовников, знает, может, у тебя еще есть?

Глаза у Степана сузились, а на скулах задвигались желваки. Однако он молчал, позволяя мне закончить досмотр. В карманах никаких предметов, хоть отдаленно напоминавших оружие, не нашлось, о чем я и сообщила Клавке.

— Ну, что, теперь можно войти? — Степка опустил руки.

— Зачем? — подозрительно заглянула я в глаза гостю.

— Да, чего приперся, душегуб? — поддакнула сестра.

— Соскучился…

— Нет, ну каков нахал! — опять стала закипать Клюква, но я ее перебила:

— Уймись, Клавдия. Пусть проходит. Я давно хотела поговорить с этим типом гражданской наружности. На ловца, как говорится, и зверь бежит.

Мы с Клавкой отконвоировали Степана в комнату. Увидев царивший там разгром, Степка присвистнул:

— Ничего себе! Ремонт затеяли?

Вопрос повис в воздухе, потому что я размышляла, с чего начать разговор, а Клюквина зорко следила за пришельцем, готовая в случае необходимости его нейтрализовать при помощи все той же сковородки и половника. Степка, не дожидаясь приглашения, перевернул валявшееся кресло и уселся в него, я расчистила для себя место на диване, Клавка осталась стоять в дверях, не доверяя широкой улыбке, вновь появившейся на лице Степана.

— Ну, ловец, — в его голосе явно слышалась издевка. Мне это не понравилось, и я нахмурилась. Степка не впечатлился и продолжал:

— Обыскать обыскали, теперь пора к допросу переходить. Протокольчик будем составлять, гражданин начальник?

— У-у, порождение ехидны, — погрозила половником Клавдия, — он еще юродствует!

В самом деле, Степка вел себя так, словно ничего не произошло и он просто заглянул к нам на огонек, как старый друг и товарищ. Никаким другом он, разумеется, не был, подозревался сразу в нескольких преступлениях, потому я насупилась еще больше и строго спросила:

— Ты сразу заметил исчезновение пистолета?

— Конечно. Пропажу такой штуковины довольно сложно не заметить. Скажу больше: я даже понял, чьих рук это дело.

— Ты очень проницателен. А чего не потребовал пистолет обратно?

— Подумал, он вам нужнее, — пожал плечами Степан.

Клавка фыркнула:

— Конечно, куда ж мы без пистолета? Ни в магазин выйти, ни в гости сходить. Лучше скажи правду, так, мол, и так, кокнул я пару человек из него. Пистолет теперь у ментов на примете, и я только рад был от него избавиться.

Резон в Клавкиных словах был, к тому же меня тоже посещала эта мысль, поэтому я уставилась на Степана, ожидая ответа. Но он вовсе не собирался ни подтверждать, ни опровергать наше предположение.

Начало беседы мне не слишком понравилось:

Степка, кажется, откровенно насмехался над нами. Я тяжело вздохнула, быстро сообразив, как нелегко будет выяснить правду. Степан заговорит только в том случае, если посчитает это целесообразным и если его откровения не обернутся ему же во вред. Немного погрустив по этому поводу, я задала следующий вопрос:

— Зачем сберкассу грабил?

— Деньги нужны были.

Господи, ну и как разговаривать с этим человеком?! Он вроде бы и отвечает на вопросы, но эти ответы не несут никакой хотя бы мало-мальски ценной информации. Клавдию, видимо, тоже раздражала Степкина манера разговора. Особенным терпением господь сестру не наградил, крепкой нервной системой тоже, опять же удар по голове… В общем, все это я посчитала смягчающими обстоятельствами, когда Клавдия в сердцах запустила в Степку половником.

Степан лишь слегка наклонил голову набок, половник просвистел мимо, врезался в стену и с печальным стуком упал на пол. Отчего-то мне казалось, этот демарш Клюквиной не сильно впечатлил Степана. Он скроил пакостную мину и попросил:

— Клава, побереги посуду.

— Не волнуйся, у нас ее полно, — успокоила его сестренка и тут же перешла от дел к словам:

— Ты, Степка, гад и покаяться не желаешь.

Чай, мы тоже люди, мы многое можем понять.

Объясни нам, ради бога, для чего ты придумал всю эту историю с братом, машинами, деньгами? Такого вдохновенного вранья я лично никогда не слышала! Просто супер! А мы-то уши развесили, Афанасия тельняшку на груди рвала — так помочь хотела. Лохов решил развести, да? Думал, две дурочки безмозглые попались?

Вот уж фиг тебе! Мы все знаем: и про то, что ты сидел за убийство, что Витька тебе никакой не брат и что ты его шантажировал. Но Витька не захотел с тобой связываться, тогда ты его ножичком ткнул, и меня по башке зачем-то шарахнул. Вот этого я тебе никогда не прощу, имей в виду…

Клавку несло. Она выплескивала накопившуюся обиду и не замечала, как каменеет лицо Степки. Я это видела, но остановить несущийся на полной скорости локомотив проще, чем Клюкву, вошедшую в раж. Поэтому я вжалась в спинку дивана, горячо моля бога, чтобы он послал Клавке либо чирей на язык, либо просветление в мозги. Ведь не пропускает ни одного сериала, знает, что бывает с теми, кто много знает! Неужто не понимает, тетеря бестолковая:

Степка — вовсе не тот несчастный бедолага, каким сперва показался, а самый настоящий бандит, как ни крути. Намерения его в отношении нас совершенно неясны, потому Клавкино красноречие было сейчас совершенно некстати.

К счастью, господь нынче оказался ко мне более внимательным, чем обычно: Клавдия заткнулась. Может, дух переводила, может, действительно кое-какое просветление в мозгах случилось, но я поспешила воспользоваться паузой и проронила:

— Степа…

Вышло не очень уверенно и как-то чересчур жалобно. Степан внимательно на меня посмотрел. Под этим взглядом я скукожилась, пожелав себе и Клавке легкой смерти.

— Значит, Витька в больнице… — думая о чем-то своем, протянул Степка.

— А то ты не знаешь, — ухмыльнулась Клюква.

После недолгих размышлений Степка доверительно сообщил:

— У меня в тот вечер была назначена важная встреча, пропустить которую не представлялось возможным. Мне казалось — успею, но, когда понял, что опаздываю, позвонил Виктору на мобильник. Но его сотовый не отвечал. Когда я все-таки доехал до гаражей, ни вас, ни Витьки там уже, не было. Ну, думаю, нашел парень общий язык с девочками. Решил позже с ним связаться. Где-то после часу ночи позвонила Оксанка — в панике вся: «Где Виктор, что с ним?»

Ругалась, как холера! Вот я и подумал, может, вы в курсе, где он. Ведь вы были у гаражей примерно в одно время…

Почему-то меня не покидало ощущение, что Степка сейчас говорит правду. Однако его способности сочинять небылицы позавидовали бы лучшие сказочники мира, поэтому на всякий случай я уточнила:

— То есть это не ты Виктора резанул?

— К чему? Он мне живым нужен. Только, — Степка предостерегающе поднял вверх руку, — не нужно спрашивать, зачем. Поверьте, бывают ситуации, когда лишние знания — прямая дорога на тот свет. Хочу еще кое-что сказать, покаяться, как предлагала Клавдия. Признаюсь, что вас я использовал втемную. Афанасии, конечно, спасибо за горячее желание помочь. И дело вовсе не в том, что от срока отмазала — от ментов я ушел бы. Девчонки, я очень не хочу, чтобы у вас были неприятности, поэтому большая просьба: не лезьте, куда не просят…

— О чем ты говоришь, Степа? — искренне удивилась я. — У нас уже столько неприятностей…

— Не усугубляйте, — посоветовал Степан.

— Ладно, — я согласно кивнула, прекрасно понимая, что последовать совету будет затруднительно. — Вот только объясни: те двое ментов, которые превратили нашу квартиру в развалины Карфагена, твои люди?

— Какие менты?

— Липовые, разумеется…

— С этого места подробнее, пожалуйста.

Было заметно, как Степка напрягся. Видно, сообщение о лжементах ему не понравилось.

Я коротко пересказала разговор с Михалычем.

Степан, по-моему, впечатлился. Его лицо затуманилось, в глазах засветилась мысль.

— Это не все, — покачала я головой. — А как быть с твоим пистолетом, который у нас стащили, как быть с трупом в багажнике, который сначала был, а потом куда-то пропал, как быть…

Чуть было не ляпнула про ампулу, но вовремя прикусила язык. Почему? Не знаю. Будем считать, что сработала интуиция, в существование которой я в принципе не верю.

Степка, естественно, принялся задавать вопросы, а я толково на них отвечать. Впрочем, Степану ответы, кажется, не очень нравились.

Он мрачнел на глазах и к концу этой своеобразной викторины выглядел как тень отца Гамлета.

Вердикт был таков:

— Да-а… Неужели я где-то прокололся? Надо будет обмозговать это дело на досуге.

— Пока ты будешь мозговать, нас уже похоронят, — заговорила молчавшая до сих пор Клавка. Наверное, она вспомнила о машине, разметавшей нас по сугробам. Я тоже вспомнила, поежилась и тут же задалась вопросом: стоит ли говорить Степану об этом происшествии? Не стоит, сказала я сама себе. Он и так слишком много узнал. Усмешка невольно скривила мои губы: интересная ситуация! Мы хотели устроить допрос Степке, а вышло наоборот. Степан заметил усмешку, но истолковал ее по-своему:

— Правильно мыслишь, Афанасия: хотели бы убить, убили бы. Однако не стоит искушать судьбу, ведь правда? — Мы с Клавдией дружно кивнули. — Молодца! Быстро все понимаете.

В общем, так. Я обещаю обдумать ситуацию.

Понадобится моя помощь — помогу. А сейчас, — Степан поднялся, — вы по-прежнему будете хорошими девочками: я пойду, а вы посидите здесь. Упаси господь хоть одну из вас выйти в коридор меня провожать! Договорились?

— Много чести, — буркнула Клавдия, а я снова кивнула, мало что понимая.

Степка смерил нас суровым взглядом и вышел, аккуратно прикрыв за собой дверь. Из коридора донеслись звуки какой-то возни, потом голос Степки:

— Я ушел.

Хлопнула входная дверь, и в квартире повисла тишина.

— Афоня, ему что-то нужно было в нашем коридоре, — напряженным шепотом сообщила Клавка.

— Господи, да что там у нас может быть ценного?!

— Не знаю. Но уверена, что Степка что-то взял, то, о чем мы с тобой не знаем. Слушай, вспомни тот день, когда ты Степку привела. Он выходил в коридор?

Пришлось напрячься и припомнить события, сопровождавшие появление Степана в нашем доме. Вот мы со Степкой пришли, он поведал Клавдии свою душераздирающую историю, потом я звонила Брусникину с признанием в ограблении сберкассы… Стоп! А ведь Степка выходил в коридор, якобы позвонить. Мы с Клавкой — люди деликатные, к разговору не прислушивались. Да и был ли разговор? Тем не менее у Степана было достаточно времени, чтобы что-то спрятать, а сегодня явиться и забрать захоронку. Я поделилась воспоминаниями с Клюквиной.

— Точно! Теперь понятно, как он нас использовал. Гад, одним словом, — подвела итог сестрица.

— Оно, конечно, так, — кивнула я, — но тогда получается, что парни, так душевно порезвившиеся здесь, не его приятели. Иначе они сразу нашли бы вещь, спрятанную Степкой. А судя по реакции, появление этих товарищей — для него бо-ольшая неожиданность.

Клавка побледнела до синевы и пискнула:

— Выходит, есть еще кто-то?

Я побледнела вслед за сестрой и выразила согласие громким клацаньем зубов. Наличие еще какой-то, третьей, стороны оптимизма не добавляло. Если разгром в квартире, случай с едва не сбившей нас машиной — дело рук этой самой стороны, то яснее ясного: церемониться с нами никто не станет. Судя по всему, Клавка думала примерно так же, потому что вдруг ляпнула совершенно неожиданно:

— В милицию надо идти.

— Нельзя нам в милицию, — с тоской глядя в потолок, заметила я. — Что мы там скажем?

— Все, — не очень уверенно предположила Клавдия. — А главное — что нас хотели убить.

— Плохо ты знаешь нашу милицию. Им нужны трупы, тогда они начнут шевелиться, а так…

— Чьи трупы? — готовясь упасть в обморок, ахнула сестра.

Ответ напрашивался сам собой, оттого я промолчала, а после некоторых размышлений добавила:

— К тому же до Димки слухи могут дойти.

И учти еще одну немаловажную деталь: раз менты знают о ножевом ранении Виктора, мы можем запросто попасть из разряда потерпевших в разряд подозреваемых.

Мы помолчали, думая, вероятно, об одном и том же, а именно: куда мы в очередной раз вляпались. Я уже всерьез ставила перед собой вопрос о звонке Брусникину, но невероятным усилием воли мне удалось отговорить себя от столь решительного шага. Димка, конечно, разволнуется, обзовет нас чемпионами мира по неприятностям и долгое время будет дуться. Но это не самое неприятное. Димыч моментально подключит к этому делу своих коллег, а то, чего доброго, и сам припрется. Тогда уж нам с Клавкой ничего не останется делать, как сидеть дома и дожидаться, когда все закончится. Тут я глубоко вздохнула. Вполне вероятно, подобное развитие событий является для нас с Клавкой наиболее благоприятным. Однако в таком случае придется пропустить все самое интересное, а на это, как говорил один киногерой, «я пойтить не могу, мне нужно посоветоваться с шефом». Я перевела взгляд на Клавдию и спросила:

— Чего делать-то будем, Клав?

Какое-то время сестренка внимательно изучала потолок, а потом поинтересовалась:

— Какие у нас на завтра планы?

Я неопределенно пожала плечами: в нашем положении планировать что-либо глупо. Жизнь и так полна неожиданностей, а уж наша-то и подавно. Клюквина кивнула:

— Ясно. Тогда будем импровизировать. Сейчас пойдем долечим твою нервную систему, а потом ляжем спать. В народе говорят, утро вечера мудренее. А народ зря болтать не станет.

Мне, кстати, тоже не мешало бы стресс снять.

Выглядела Клавдия неважно, и я сделала вывод — с ее стрессом действительно надо что-то делать.

На первый взгляд в коридоре все было по-прежнему, то есть художественный беспорядок никуда не делся. Я поймала себя на мысли, что не смогу спать спокойно, пока не выясню, что же прятал Степка, а главное, где?

Есть холодную жареную картошку — невелико удовольствие, да и аппетитом мы с сестрой похвастаться не могли. Поэтому ограничились коньячком и нехитрой закуской. Клавдия слегка порозовела, немного окосела, но умения задавать вопросы, на которые я не знала ответов, не утратила.

— Афанасия, — чуть заплетающимся языком проговорила Клавка, — ты уже придумала, что мы продадим Тамаре?

Разумеется, ответа и на этот раз у меня не имелось. Я разозлилась:

— Не приставай.

— Так я и думала. Как быть?

Последующие мои действия можно приписать только губительному действию алкоголя на организм. Я принесла сотовый телефон Виктора и поспешила заверить Клюквину:

— Сейчас узнаем.

— Тамаре будешь звонить? Не поздновато?

— В самый раз. Люди, подобные ей, ведут ночной образ жизни.

Трубку долго не брали, и я уж решила, что ошиблась в своих предположениях, однако Тамара отозвалась:

— Слушаю.

Голос у нее звучал бодро на фоне приятной негромкой музыки.

— Здравствуйте, — поздоровалась я, уже жалея о своей затее. — Это…

— Я вас узнала, — перебила Тамара. — Что вы хотите?

Еще одна любительница задавать каверзные вопросы! Ну не могу я дать толкового объяснения этому природному явлению. Может, подобное умение рождается вместе с женщиной?

— Так чего вы хотите? — нетерпеливо повторила Тамара.

— Кхм, знаете, уважаемая… — я ожидала подсказки имени-отчества, но женщина молчала, поэтому я продолжила:

— ., уважаемая Тамара, мы тут подумали на досуге: а не слишком ли вы мало за ЭТО платите? Конечно, вы с Виктором договорились, а уговор, как известно, дороже денег… Как вам каламбур? — напряженно рассмеялась я.

Судя по молчанию, каламбур Тамаре не понравился. Меня это не слишком расстроило.

В конце концов, чувство юмора дано не всем.

— Н-да… Так я о деньгах. Как вы думаете, может, стоит немножко добавить? А то ведь мы можем найти другого, более щедрого, покупателя. Мне кажется, ЭТО того стоит.

Я умолкла, давая возможность Тамаре обдумать предложение. В глубине души у меня теплилась надежда, что женщина заменит дурацкое местоимение «это» на реальное наименование товара. Тамара молчала довольно долго, а потом ледяным голосом произнесла:

— Что ж, если у вас есть возможность и связи, чтобы найти покупателя и продать ЭТО дороже, чем за двести тысяч долларов… Действуйте, дорогуша!

Услыхав сумму, я выпучила глаза и онемела.

По спине пробежали мурашки размером с дикобраза, а сердцебиение достигло критической отметки. Видя мое состояние, Клавка плеснула еще коньяку в стакан и протянула мне. Тамара терпеливо ждала, прислушиваясь сначала к попискиванию, а потом к бульканью и клацанью зубов о стакан.

— Мы согласны, — удалось мне выдавить из себя.

— Вот и прекрасно. Значит, до послезавтра.

Тамара отключилась. Я так и сидела, прижимая одной рукой телефон к пылающему уху, другой — сжимая пустой стакан.

Клавка испуганно таращилась на меня, словно на призрак нашего давно умершего папеньки, чтоб ему икнулось на том свете.

— Клава, мы покойники, — сообщила я сестре.

Она нервно сглотнула и уточнила дату смерти:

— Когда?

— Завтра, послезавтра… Какая, в сущности, разница?

Я тоскливо изучала дно стакана, вспоминая свою бестолковую жизнь. Ни дома не родила, ни сына не посадила, ни дерева не построила.

Тьфу, наоборот! Впрочем, мне уже все равно не успеть. Стало невыносимо жалко себя, Клавдию, а еще больше Брусникина: только женился — и сразу овдовел. В носу защипало. Чтобы не разреветься в очередной раз за сегодняшний день, я подняла глаза на Клавдию. Она отхлебывала остатки коньяка прямо из горлышка, вид у нее при этом был совершенно несчастный.

Но никакой паники у сестры не наблюдалось.

Заметив мой взгляд, она почти равнодушно поинтересовалась :

— Так что мы продаем?

— Что-нибудь, что стоит двести тысяч долларов.

— Хм.

— И все? Вот это дурацкое «хм» — все, что ты можешь предложить? Оно столько не стоит.

И вообще, даже за всю нашу квартиру вместе с нами и моей черепашкой столько не дадут.

— Попробуй продать Брусникина. Ну и что, что без родословной? Зато к туалету приучен и ест все подряд, — предложила Клюква. — Он же все равно потом вернется.

Я обиделась за мужа и насупилась.

— Ну-ну, я же пошутила, — похлопала меня по руке Клавдия. — Давай лучше думать, как выкручиваться будем.

— Я уже не могу думать, — пожаловалась я. — Спать хочу, и голова болит.

— Допустим, голова у тебя от алкоголя болит. Слушай, раз у нас нет ничего на продажу, так давай и не связываться с этой Тамарой.

Предложение прозвучало настолько неожиданно, что я сперва даже не поняла:

— Это как?

— Очень просто. Когда мы должны с Тамарой встречаться? Послезавтра?

— Ну…

— Мы не пойдем на встречу, и все. И на звонки не станем отвечать. Тамара решит, будто мы нашли-таки другого покупателя. Бог даст, отстанет. Как тебе идея? — Клавдия уставилась на меня с нескрываемым торжеством.

Такой простой выход из сложной ситуации вызвал у меня легкую оторопь. В самом деле, почему бы и нет? Тамара нас не знает, мы ее тоже — всего-то пару раз общались и то по телефону. Может, как говорит Клавка, бог даст, отстанет. А вдруг у господа на этот счет иное мнение, или у него найдутся дела поважнее, чем помогать нам? Мы не в курсе Тамариных возможностей. Вполне вероятно, найти нас она сможет, не особенно напрягаясь. Самый простой способ — через Оксанку, жену Виктора.

Ей мы оставили номера наших телефонов, а выяснить адрес по номеру даже я смогу. Если товар очень нужен Тамаре, она или ее люди непременно явятся. И тогда поди докажи, что продавать нам в сущности нечего. Вряд ли она поверит в наши не очень убедительные объяснения.

Но допустим, Тамара все-таки оставит нас в покое. Тогда она начнет трясти Виктора, будет с него требовать чего-то. Неизвестно, есть ЭТО у Витьки или нет. Если нет, то убьют, не моргнув глазом. А у Виктора жена, сын… Зря, что ли, мы этого сукиного сына на своем горбу с того света вытаскивали?!

Данные соображения я изложила сестре. Клава задумалась, прониклась и неожиданно заорала:

— Тогда соображай быстрее, у нас не так много времени! Очень уж хочется дожить до пенсии!

— Не кричи! — я тоже перешла на повышенные тона. — От твоих криков у меня уровень лейкоцитов поднимается! И вообще, я спать пошла, а ты репетируй, дорогая. Твоя пламенная речь перед Степкой произвела впечатление. Почему бы не произнести что-нибудь подобное перед Тамарой? Глядишь, проникнется и оставит нас в покое.

С этими словами я, обиженно поджав губы, покинула кухню.

В нашей с Димкой комнате царил все тот же, уже привычный, беспорядок, как и во всей квартире. Кое-как я разобрала завал из вещей на кровати, зарылась под одеяло, пару раз тяжело вздохнула и.., неожиданно провалилась в сон.

* * *

Всю ночь меня мучили кошмары. Ничего конкретного я вспомнить не могла, но осталось ощущение чего-то липкого, тяжелого и неприятного. Стоит ли говорить, что настроение, и без того кислое, упало совсем. Насупившись, я доплелась до кухни, где уже вовсю хозяйничала Клавдия. Судя по выражению ее физиономии, настроение у сестры было немногим лучше моего.

— Привет, — мрачно произнесла Клавка. — Чего-то ты плохо выглядишь. Не заболела?

— Не знаю, — рассеянно ответила я, прислушиваясь к организму. В нем и правда происходили малоприятные процессы: в животе урчало, в голове стучало — в общем, ощущение было такое, будто всю ночь по мне елозил асфальтоукладчик. Тогда я пожаловалась:

— Кошмары замучили.

— Вот-вот, — оживилась сестра, — меня тоже. Представляешь, мне приснилось, будто я в магазине покупаю всякую косметику. Сперва, конечно, было приятно, я ж все-таки женщина.

А потом, когда пришла домой, вижу — батюшки мои! Духи протухшие, кремы просрочены, а помада и вовсе не того цвета! Вот где кошмар-то!

— Как ты сказала? — напряглась я, пытаясь поймать мысль, мелькнувшую в голове.

— Я говорю, кошмар. Кому ж приятно оказаться в дураках? Ты чего будешь, чай или кофе?

— Ничего не буду, — махнула я рукой. Аппетит пропал, как и та мысль. Почему-то мне казалось, что она очень важна, что от нее зависят наши жизни и что только она поможет распутать клубок неприятностей, навалившихся на нас.

— Афоня, — ахнула Клавдия, приложив ладонь к моему лбу, — да ты вся горишь! Нужно немедленно вызвать доктора!

— Не надо доктора, — вяло попросила я.

Меня немного удивило, что Клюквина заговорила о докторах. Обычно она предпочитает лечиться самостоятельно, а из всей лечащей братии за врачей считает только хирургов. Хирургов? Я насторожилась:

— Клава, какого доктора ты собралась звать?

— Тошку.

— Какого еще Тошку? — не вникла я.

— Ну, Антона, который мне голову лечил, — напомнила мне сестра. — Очень замечательный доктор, можешь не сомневаться.

— Видать, плохо он тебе голову вылечил.

— Что так?

— Он хирург, а мне нужен… — тут я умолкла. В самом деле, кто мне нужен?

— Какая разница? Хирург, гинеколог… Они все многостаночники, в случае надобности и роды примут, и зубы вынут, то есть вырвут. А Тоша вообще гений от медицины, золотые руки!

— Почему?

— Потому что рыжий, — припечатала Клюква, прекращая спор. — Хватит болтать. Иди ложись, а я Тошке позвоню.

Помните, как у Некрасова: «Мужик — что бык, втемяшится в башку какая блажь, колом ее оттудова не выбьешь…» Клюквина хоть и не мужик, но примерно то же происходит и с ней.

Переубедить Клавку практически невозможно даже здоровому человеку. Чего ж тогда говорить обо мне? Смирившись с судьбой, я вернулась в кровать и с облегчением прикрыла глаза. Голова закружилась, я почти сразу провалилась в какое-то мутное забытье.

Грезилась мне Клавдия. Была она бестелесной и напоминала джинна из волшебной лампы: вместо ног у Клавки имелся хвостик, кончик которого прятался во флаконе из-под духов. Клюква-джинн возмущенно открывала и закрывала рот. Слов, слава богу, я не слышала, но выражение лица имела зверское, следовательно, сильно ругалась. Кроме того, сестра потряхивала руками, на которых вместо пальцев болтались патрончики с помадой.

«Помада… Клава, у тебя помада!» — хотела выкрикнуть я, но рот отчего-то не раскрывался.

— Бредит, — донесся до слуха Клавкин голос.

Я открыла глаза и слабо повторила:

— Помада…

На кровати сидел рыжий Филиппок, сжимая мою руку. Клавдия шмыгала носом и что-то шептала, неслышно шевеля губами. Молитвы, что ли, читает? Приглядевшись к сестре, я обнаружила, что никакого хвоста у нее нет, да и пальцы вроде бы человеческие. И вдруг… Наверное, мне стоит пересмотреть свое отношение к вещим снам, интуиции и прочей хиромантии.

Отбросив руку Антона, я вскочила на ноги с криком:

— Клава, помада! Господи, как я могла забыть!

Теперь Клюквина перепугалась не на шутку.

Ей понадобилось немедленно меня спасать, поэтому она подскочила к Филиппку, схватила его за грудки и горячо залопотала:

— Тоша, сделай что-нибудь, очень тебя прошу! Не могу я ее в таком виде Брусникину предъявить. Ты же врач, у тебя руки золотые, на себе проверила… Спасай Афоню срочно!!!

Тоша, по-моему, испугался еще больше.

Вспомнил, наверное, о нашей раненой наследственности.

— Да я… Конечно, конечно, но мне ведь надо сначала ее осмотреть…

— Вот я тебе осмотрю! — замахнулась я на доктора. — Иуда! Настучал-таки ментам про Витьку. Небось и о нас натрепал.

— Ничего я не трепал, — обиделся Антон. — Виктор ваш так и не пришел в себя…

— Скончался?! — ойкнула я, без сил опускаясь на кровать.

— Почему скончался? Он жив, только в очень тяжелом состоянии, в сознание пока не приходил. Утром пришел Юрий Васильевич. Даже до отделения не дошел — ему Ирина Петровна прямо на входе сообщила о вашем.., м-м.., нашествии. Между прочим, это она в ментовку сообщила.

— Что сказал Юрий Васильевич? Витька выживет? — полюбопытствовала Клюквина.

— Васильич осмотрел, сказал, что операцию провели грамотно. Теперь все зависит от самого Виктора. Думаю, обойдется.

— Ну, а я что говорила?! — Клавка не скрывала торжества. — Тоша, ты гений! Теперь приступай к спасению Афанасии.

Филиппок уставился на меня с немым вопросом в глазах.

— Ладно уж, спасай, только побыстрее, — снисходительно согласилась я.

Присутствие Антона оказалось сейчас весьма кстати: во-первых, чувствовала я себя и в самом деле хреново, а во-вторых, хотелось бы с ним проконсультироваться по одному очень важному вопросу.

Клавка с умилением наблюдала за процедурой осмотра. По первому же требованию хирурга она принесла градусник (где только умудрилась его отыскать?) и ложечку. Я покорно измерила температуру, открыла рот, сказала «а-а-а» и подставила грудь и спину под стетоскоп, который предусмотрительный Филиппок прихватил с собой. Хм, может, у него и скальпель в кармане завалялся?

После осмотра Антон принялся задавать вопросы, чем сильно меня нервировал. Я нетерпеливо дрыгала ногами, но старалась отвечать по возможности толково. Наконец неприятная процедура была завершена. Напоследок парень робко поинтересовался:

— А что со щекой?

— Это она в сугроб случайно упала, — вместо меня ответила сестренка и тут же тревожно пропела:

— Тошенька, что с Афоней? У нее лихорадка зеленого Нила, да?

Мы с Антоном ошалело заморгали.

— Клавочка, вероятно, ты имеешь в виду лихорадку восточного Нила. Как следует из названия, она встречается только в Африке, — авторитетно пояснил Филиппок. — Откуда бы этой экзотической болезни взяться в Москве, да еще зимой? У Афанасии налицо постстрессовый синдром плюс, как я подозреваю, абстинентный синдром…

— Про стресс понятно, — перебила Клавка, — это наше обычное состояние. А вот этот… как его? То, что ты сказал? Синдром какой-то.

Я, знаешь ли, не сильна в медицинских терминах.

— Абстинентный синдром, — подсказал Антон, — а попросту говоря, похмелье. Вы вчера что-нибудь пили?

— Коньяк, — призналась я, глубоко вздыхая.

— И, конечно, на ночь…

— Угу.

— Слушай, профессор, — разозлилась Клавдия, — хватит теории, пора к практике переходить. Как ее лечить?

— Ну.., как. Принять жаропонижающее, выпить горячего чаю. Можно с лимоном. Но самое главное, необходимо устранить причины, вызывающие стресс.

Клавдия задумалась. И я прекрасно ее понимала! Если проблему с таблетками и чаем можно легко решить, то как быть с остальным? Впрочем, именно устранением причин, вызывающих стресс, я как раз и намеревалась заняться.

— Все? — спросила я с нетерпением. — Осмотр окончен?

Филиппок кивнул. Получив свободу действий, я сорвалась с места и выскочила в коридор.

Клюквина с Тошей наблюдали за моими действиями с неподдельным интересом.

— Вот! — я достала с антресолей коробку с туфлями.

— И что? — не поняла Клавка.

Я поковырялась в туфлях и извлекла из одной из них помаду. В глазах Антона ясно читалось сомнение в правильности поставленного диагноза. Клавдия презрительно скривилась:

— Не знала, что ты помаду в туфлях хранишь.

— Это не просто помада, — хитро прищурилась я. — Пошли на кухню.

Влекомая извечным женским любопытством, Клюква проследовала по указанному маршруту, а вот Филиппок замялся в коридоре.

— Может, я пойду? — с надеждой спросил он. — Моя помощь, кажется, уже не требуется.

Я ведь прямо с работы… Юрий Васильевич отпустил всего на пару часов.

— Как это помощь не требуется? Очень даже требуется! — я схватила хирурга за руку и потащила на кухню.

Мы расселись за столом, на котором все еще стоял остывший, так и не тронутый никем завтрак. Клавка прямо-таки сгорала от любопытства, а Тошка — от неясных предчувствий. Думаю, он уже не раз пожалел о том, что связался с нами.

Конечно, это ужасное свинство — заставлять людей изнывать от неизвестности, но… Я нарочито медленно извлекла из тюбика ампулу и аккуратно положила ее на стол. Клавка понимающе хмыкнула, а вот Антон впечатлился.

— Что это? — обалдело прошептал он.

— Как раз об этом я и хотела спросить тебя, — обрадовала я хирурга.

— Меня?! — ужаснулся Тоша.

Клавка, уяснившая мою мысль, разулыбалась и ласково пояснила:

— Тебя. Из нас троих ты единственный обладаешь медицинским образованием.

— Так вы полагаете, это какой-то медицинский препарат? — заинтересовался доктор.

Мы с Клюквиной дружно пожали плечами.

Филиппок осторожно взял ампулу и тщательно осмотрел ее со всех сторон, даже постучал ногтем по стеклу.

— Порошок белого цвета, — заговорил Антон языком милицейского протокола, — герметично упакован в стекло…

— Ты чего нам мозги канифолишь? — рявкнула я. От неожиданности Антошка едва не выронил ампулу. На всякий случай Клавдия ее забрала из рук нервного Антона в свои, более надежные. — Это мы и без тебя сообразили, что порошок именно белого цвета. Конкретнее, пожалуйста!

— Господи, почему я? — обратился к своему медицинскому богу Филиппок. — Ну почему вы именно ко мне привязались, а?!

— Не груби тетям, — погрозила пальцем сестра. — Что можешь сказать по интересующему нас вопросу? Только давай без лишних эмоций!

Антон развел руки в стороны:

— Ни-че-го. В порошок можно истолочь любую таблетку. Да тот же самый мел!

— Да? — сощурилась Клюква совсем по-прокурорски. — Интересно, какому идиоту придет в голову толченый мел герметично упаковывать?

— Откуда ж мне знать? Тут нужно лабораторный анализ проводить.

— Вот и проведи, — согласно кивнула сестренка. — В больничке-то вашей наверняка лаборатория имеется.

— Безусловно, имеется, — не стал спорить Антон. — Только у них несколько иная специализация: кровь, "моча…

— Хватит, — сморщилась я, перебив хирурга, но он не обратил на меня внимания и продолжал:

— А вдруг это какое-нибудь сильно ядовитое вещество? Что тогда? Я не могу подвергать риску всю больницу. Для подобных исследований нужна специальная аппаратура, соответствующие условия, защита, наконец!

Мы с Клавдией уставились друг на друга. Похоже, наши головы посетила одна и та же мысль.

— Афоня, ты думаешь о том же, о чем и я? — уточнила Клюквина.

— Примерно.

— Полагаешь…

— Не уверена, но попробовать стоит.

— Согласна. А с этим как быть? — задумчиво проговорила Клавдия, кровожадно сверкнув очами в сторону притихшего Антона.

Несчастный доктор смиренно ждал вынесения приговора.

— Клав, он тебя спас, — напомнила я, — и меня. Уж не говорю о Викторе.

— Ладно, пусть идет, — разрешила сестра.

Филиппок заметно оживился и с радостным облегчением заторопился к выходу. Я напутствовала его советом молчать обо всем, что видел и слышал в этой квартире, а Клавдия сообщила о длинных руках, коими, несомненно, мы с ней обладаем.

— Будем завтракать? — спросила Клавдия, когда за Антоном закрылась дверь.

— Будем, — кивнула я.

В меню завтрака входил чай с лимоном, растворимый аспирин и прочие вкусности. Клавка была неприлично весела, что в нашем положении выглядело нелепо. Однако выяснять причину радости Клюквы я не спешила из принципа, зная по опыту: долго молчать она не способна.

— Афанасия, — помявшись, заговорила Клавка, — как тебе Филиппок? Глянется?

— Он рыжий. И веснушек полно даже зимой.

— Ну и что? Рыжие не люди, что ли? — обиделась Клавдия. — Некоторые рыжие, между прочим, умнее блондинов. Чубайс, например…

— Кто ж говорит, что Антон дурак? — пожала я плечами. — Просто я не люблю чересчур яркие цвета. Предпочитаю что-нибудь более сдержанное.

— Знаю, — вздохнула Клавка. Она ненадолго умолкла, сложив на груди ладошки и мечтательно прикрыв глаза. Из чего я сделала вывод, что хирург произвел на сестру впечатление. Когда Клюквина влюбляется, она глупеет буквально на глазах, поэтому я заволновалась:

— Клава, сейчас не время для любви!

— Сердцу не прикажешь, — снова вздохнула Клюква. — Ты обратила внимание на его глаза?

Ну чисто лазурь небесная. В лучших традициях женских романов я просто обязана влюбиться в своего спасителя!

Я возмущенно заморгала, хотела сказать что-нибудь ехидное по этому поводу, но ничего не придумала и, топнув ногой, убежала к себе в комнату. Спустя минуту, там появилась Клавдия.

Она опустилась на кровать и принялась наглаживать меня по спине.

— Успокойся, Афонечка! Тоша прописал тебе полный покой… — Я ухмыльнулась, а Клавка продолжала:

— Думаешь, я ничего не понимаю?

Димка в командировке, ты здесь… Чужая любовь для тебя сейчас хуже касторки.

— При чем здесь это? — возмутилась я. — О другом волноваться надо! Нас убить могут со дня на день, а ты влюбляться надумала. Соображай!

Клюквина нахмурилась, пытаясь включить мыслительный процесс. Я внимательно за ней наблюдала, терпеливо дожидаясь результатов размышлений. Наконец сестренка пришла к общему знаменателю.

— Ладно, наверное, ты права, — Клавдия поднялась, прошла к двери и уже оттуда жалобно спросила:

— Афонь, как ты думаешь, он на меня просто так смотрит или со значением?

В сердцах я запустила в Клавку подушкой, но она успела захлопнуть за собой дверь.

Однако не все так плохо. Клавдия, пребывая в состоянии любовной эйфории, готова горы свернуть. Вот и сейчас она что-то ворочала за стеной.

«Порядок наводит», — удовлетворенно отметила я, залезая под одеяло. Меня еще немного знобило, следовало полежать и дождаться, когда подействует лекарство.

* * *

Спустя два часа мы с Клавкой топтались возле проходной НИИ вирусологии. Всю дорогу я пыталась придумать, как разыскать Пруткова.

Как назло, ничего толкового в голову не шло, потому я злилась и придиралась к Клавке. Она, несмотря ни на что, все еще пребывала в состоянии легкой взволнованности от нахлынувшего на нее чувства.

— Надо было позже ехать, — прыгая на месте, ворчала Клавка. — До конца рабочего дня еще два часа. Так и будем здесь прыгать, как кенгуру в зоопарке. Вон охранники уже заинтересовались нашей физзарядкой.

В самом деле, из-за дверей проходной два парня в стандартной униформе с любопытством за нами наблюдали.

— Ишь, таращатся, прости господи! Привыкли, понимаешь, микробов своих изучать, — злилась сестрица.

— Угомонись, Клава, работа у них такая, — сказав это, я потащила Клюквину к проходной.

В предвкушении бесплатного цирка оба охранника встретили нас буквально в дверях.

— Здравствуйте, — широко улыбнулась я ребятам. — Вы не могли бы нам помочь?

— Могли бы, — так же широко растянул губы в улыбке один охранник.

— Хотите, чтобы мы попрыгали вместе с вами? — серьезно поинтересовался другой.

Клюквина злобно хрюкнула, но я слегка двинула ее локтем, и она притихла. Ежу понятно — парни над нами издеваются. Мне это, естественно, не понравилось, однако дело — есть дело. Приглушив раздражение, я любезно пояснила:

— Спасибо, с этим мы сами справимся. Нам нужно найти одного человека, который работает в вашем кефирном заведении. Вы в состоянии помочь?

— В принципе, мы не имеем права… — задумчиво протянул страж номер два.

— Но? — с надеждой произнесла Клавдия.

— Но для таких очаровательных спортсменок можно, пожалуй, сделать исключение. Как думаешь, Андрюх?

Второй охранник, Андрюха, неопределенно шевельнул плечом и проявил любопытство:

— А зачем вам нужен этот человек?

Клавка снова хотела что-то сказать, но я и на этот раз ее опередила:

— Понимаете, мальчики, вот она, — я скосила глаза в сторону сестры, — беременна. Отец ребенка работает у вас в НИИ. К сожалению, он оказался подлецом и никак не хочет встречаться с нами. Мобильного у гада нет, а к домашнему все время подходит его жена. Вот мы и решили разыскать эту сволочь на работе, чтоб с превеликим удовольствием набить морду. Помогите, а?

История, конечно, банальна и стара, как мироздание. Но что поделаешь, если адюльтер всегда вызывает у людей нездоровое любопытство.

А уж охранникам, сутками тоскующим на своем посту, страсть как интересно понаблюдать за разборками между разгневанной женщиной и мужчиной-подлецом. Кроме того, как назвать истинную причину нашего появления здесь?

Мол, нужно провести анализ непонятного порошка белого цвета, герметично упакованного в ампулу…

История с беременностью впечатлила не только охранников, но и Клавдию тоже. Она мгновенно скроила жалостно-несчастную физиономию и проникновенно задышала.

— Ладно, — кивнул Андрюха. — Как фамилия этого бедолаги?

— Прутков. Козьма Прутков, — с готовностью подсказала я.

Парни переглянулись:

— А дедушка Крылов не подойдет? — ехидно прищурился второй охранник.

— Но это на самом деле его фамилия, — пискнула Клюква таким голосом, что мне захотелось немедленно разреветься от сострадания. — Козьма Иванович Прутков. Кто ж виноват, что у гада такая знаменитая фамилия?

— Ждите здесь, — бросил Андрей, скрываясь за перегородкой из бронированного стекла.

Второй охранник остался с нами и снисходительно взирал на нас с высоты своего почти двухметрового роста. Под этим взглядом мы с Клавкой и правда чувствовали себя как два особо зловредных вируса.

Андрюха отсутствовал довольно долго. Оттуда, где стояла я, было видно, как он говорит по телефону, а потом терпеливо ожидает ответа.

Мне бы его терпение!

Клюквина, как и я, особой выдержкой не обладала. Едва Андрей начал куда-то звонить, из груди Клюквы время от времени вылетали странные звуки, похожие на горловые вопли павлина в брачный период.

Охранник наконец закончил разговор. Хмурясь, он направился к нам. Отчего-то мне не понравилось выражение его лица, и я, потихоньку запаниковала.

— Что? — шепотом спросила Клюквина, когда Андрюха приблизился.

— Охота вам головы нормальным людям морочить, — буркнул он и озадачил:

— Никакой Прутков у нас не работает и не работал.

Новость оказалась довольно неожиданной.

Я растерялась. Как это не работает? А вчера с кем мы разговаривали? Ответ напрашивался сам собой: Прутков либо вовсе не Прутков, а просто придурковатый мужик, страдающий манией величия. Либо Прутков — это Прутков, но он здесь не работает. Если верно последнее предположение, то сразу возникает новая лавина вопросов. Как он оказался у проходной? Откуда знает Виктора? Откуда знает про ментов, приходивших в НИИ? А может, они вовсе не приходили? Но якобы Прутков говорил, будто именно менты сообщили о ранении Витьки.

И наконец, откуда этот тип так хорошо знает о режиме работы лабораторий?

Клавка, казалось, была огорошена не меньше меня. Расширенными глазами она таращилась на охранников и бессвязно шептала:

— Не работает… Кто же… Не-ет, не может быть! Ведь вчера я лично… Он говорил… Куда ж теперь? Вот, блин, попали! — резюмировала в конце концов сестра. Я была с ней полностью согласна.

Впрочем, отступать не в наших правилах.

Немного оправившись от полученного удара, я поинтересовалась:

— А Самонин? Виктор Самонин у вас работает?

Андрюха удивленно заморгал:

— От него тоже кто-то залетел?

Клавка отрицательно замотала головой:

— Нет. Он дружок моего гада.

Второй охранник, имени которого мы так и не узнали, неожиданно заявил:

— Виктора я знаю. Он работал у нас, правда, пару недель назад уволился.

— Почему? — быстро спросила я.

— Ну а я-то откуда знаю? Мы с Андрюхой как раз дежурили в тот день. Витька в обед уходил. А у нас с этим делом строго, просто так не уйдешь. Он показал нам «бегунок», мы проверили — все подписи на месте, зарегистрировали в журнале, и все. Помнишь, Андрюх?

Андрюха нахмурился, роясь в анналах памяти, а потом все же кивнул:

— Вспомнил. Нервный такой, суетливый, глаза все прятал. Ты его еще спросил, мол, чего он так торопится? Даже до конца рабочего дня не дотерпел…

«Значит, Прутков все же знал Витьку, знал, что он уволился, — размышляла я. — Попробуем рассуждать логически. Если Прутков — вовсе не Прутков, то он может здесь работать, а следовательно, знать Виктора. В том случае, если Прутков здесь не работает… По какой такой надобности он сшивался возле НИИ? Ой, кажется, поняла! Прутков — шпион»…

Мое воображение распухло до чудовищных размеров, даже жарко стало. С этим нужно было немедленно что-то делать, поэтому я, буркнув охранникам нечто среднее между «спасибо» и «до свидания», подтолкнула Клавдию к выходу.

На свежем воздухе мне заметно полегчало.

— Ну, — спросила Клавка, как только мы отошли на достаточное расстояние от проходной, — что ты обо всем этом думаешь?

— Прутков — шпион, — убежденно заявила я.

Клюквина досадливо сморщилась:

— Дура ты, Афанасия, прости господи! Наслушалась побасенок своего Брусникина. Тому в каждом таракане агенты вражеских разведок мерещатся, теперь и ты туда же. Ну какой из Пруткова шпион? Так, шелупонь…

— А по-твоему, все шпионы должны как Джеймс Бонд выглядеть… Прутков все знает: про Витьку, про систему безопасности в НИИ, да и в вирусах кое-что смыслит.

— И что? — хмыкнула сестренка. — Не придумывай проблемы там, где их нет. Все просто: мужик работает в институте, возможно, Виктор работал вместе с ним. Ну, назвался мужик другим именем, что с того? Я сама сколько раз пользовалась подобным приемчиком.

Наверное, Клюква права: проблем у нас и без того хватает, придумывать еще одну вроде бы ни к чему. Но сбрасывать со счетов загадочного, оттого очень подозрительного Козюлю, по-моему, пока не стоит.

— Меня другое беспокоит, — продолжала разглагольствовать Клавдия. — Похоже, нам так и не суждено узнать, что за порошок в ампуле.

Я покосилась на Клавку. Отчего-то у меня создалось впечатление, что это обстоятельство не сильно ее беспокоило. Значит, в голове сестренки возникла очередная светлая идея. Так оно и вышло. Клавдия потерла нос и сообщила:

— Нам нужна лаборатория…

— Это точно, — подтвердила я, ожидая продолжения.

— Кажется, я знаю, где ее найти.

— Да ну?

— Ну да.

— Интересно. И где же?

— Ты только сразу не ругайся, ладно? Сперва выслушай.

Начало впечатляло и сулило не менее интересное продолжение. Я молчала, уставившись на сестру с немым вопросом в глазах. Клюквина снова потерла нос, а потом обреченно выдохнула:

— ФСБ.

Я не ругалась. Я просто плюнула на снег и ускорила шаг. Более бредовой идеи Клюква еще никогда не выдвигала. Это ж надо додуматься — отдать ампулу в лабораторию ФСБ! То, что об этом узнает мой муж, — это еще полбеды. В конце концов, побушует и утихнет. А вот его коллеги с удовольствием поиграют с нами в игру "Кто?

Где? Когда?". В том случае, если, разумеется, в ампуле окажется что-то серьезное. Играть с фээсбешниками в молчанку, уходить в глухую защиту — дело зряшное, это не менты. Парни из ФСБ душу вынут, но узнают все, что им нужно. Ну а коли в ампуле окажется что-то вроде мела, мой Брусникин станет объектом для насмешек на всю оставшуюся жизнь!

— Афоня… — догнала меня Клавка, намереваясь приставать с уговорами.

— Даже не думай, — категорично пресекла я ее намерения. — Тебе надоела спокойная жизнь?

— Разве ж она спокойная? — хмыкнула Клавдия.

— По сравнению с тем, что нас ожидает, обратись мы в ФСБ, просто рай, можешь мне поверить.

Я быстрым шагом топала к метро. Клюквина трусила рядом, время от времени печально вздыхая, однако поколебать меня в принятом решении не могла. Видя это, хитрая Клюква пошла другим путем: она задумала сыграть на известном женском недостатке — любопытстве.

— Значит, мы никогда не узнаем, что там внутри, — заныла сестра. — Неужели тебе совсем-совсем неинтересно, а, Афонь?

— Нет, меньше знаешь, дольше живешь.

И вообще, выброси эти глупости из головы, лучше мечтай о своем рыжем возлюбленном, а меня не волнуй.

Упоминание о новом чувстве отвлекло Клавдию от опасных мыслей, и она оставила меня в покое.

Всю дорогу до дома я ломала голову над загадками, возникшими в нашей жизни за последние несколько дней. Мысли были все больше невеселые, в конечном итоге я пришла к неутешительному выводу: к совершенно непонятному Степану и таинственной Тамаре добавился еще и не менее таинственный и непонятный Прутков. Отчего-то возникало желание объединить этих троих в одно целое, но ничего общего между ними я, как ни старалась, найти не могла.

Благодаря стараниям Клавдии родные стены стали приобретать видимость порядка. Вещи уже не валялись под ногами, и даже оторванные обои в коридоре работящая сестренка приклеила скотчем. Проворчав под нос: «Дом, милый дом», я юркнула в ванную. Горячая вода и душистая пена оказали благотворное влияние на общее состояние организма, но не на мыслительный процесс. Прикрыв глаза, я пыталась анализировать сложившуюся ситуацию, но неизбежно возвращалась все к тем же вопросам.

Это здорово нервировало, по правде говоря. Появление Клюквиной прекратило мои интеллектуальные страдания. Однако вид сестра имела такой, что я насторожилась. Нервно хохотнув, Клавка выдавила:

— Там… В общем, он звонил. Сказал: «Скоро приду»…

Я ничего не поняла, поэтому решила уточнить:

— Степка?

Клавдия энергично замотала головой из стороны в сторону.

— Твой Филиппок? — выдвинула я новую версию.

Последовал еще один нервный смешок, а я сообразила, что звонок любимого не мог привести сестренку в подобное состояние. Клавка ошалело моргала, по ее лицу блуждала улыбка тихого идиота — в общем, я здорово испугалась, а оттого разозлилась:

— Можешь нормально объяснить, кто звонил и кто придет?!

— Ага.

— Тогда говори. У меня не то состояние, чтобы твои ребусы разгадывать.

Ответ Клавки был краток и очень оригинален:

— Труп.

— Не поняла… Какой труп? Что ты мелешь, убогонькая?! — воскликнула я, пугаясь еще больше.

— Я ж говорю, — передернула плечами Клавдия, — звонил труп. Сказал, что скоро к нам зайдет. Дело у него какое-то.

Я с известной долей недоверия смотрела на Клюквину и пыталась сообразить, сможет ли Антон помочь и в этом случае, или придется вызывать к сестре более опытного специалиста.

Словно прочитав мои мысли, Клавдия криво усмехнулась.

— Думаешь, я чокнутая? — предположила она.

— Нет, — не очень уверенно ответила я. — Просто… Все-таки тебя по голове ударили, а голова, как известно, самое малоизученное место в организме.

— Я не сумасшедшая, Афонь. Он позвонил и говорит: «Здрасте, я труп». Сперва я подумала, какой-то придурок балуется. Ну, послала, как водится, и трубку положила. Так он не угомонился, перезвонил и бодренько так вещает:

«Не кладите трубку, пожалуйста, у меня телефонная карта кончается. Вы, говорит, не пугайтесь»… — Тут Клавдия перекрестилась:

— Не пугайтесь, скажет тоже! Можно подумать, каждый день с того света звонят.

— Не отвлекайся, Клава, — попросила я сестру, начиная догадываться, в чем тут дело.

— Да, так вот. Труп этот заявил, будто оставил у нас в машине кое-что, чего ему сильно не хватает, и что минут через двадцать за этим зайдет. Так, я думаю, может, покойник чего попутал? У нас и машины-то нет… Афанасия, видать, мы с тобой господа чем-то разгневали, коли с того света звонят.

Дальнейшие рассуждения Клавки меня уже мало интересовали. Первый раз за последние несколько дней появился человек, способный пролить хоть какой-то свет на некоторые события. С радостным воплем я выскочила из ванной и помчалась одеваться. Клавдия, озадаченная моим поведением больше, чем звонком «трупа», ринулась следом, требуя объяснений. Спешно натягивая джинсы на мокрые ноги, я удовлетворила интерес Клюквиной.

— Клава, этот «труп» — просто подарок судьбы!

— Э-э-э… — проблеяла Клюква, не сильно доверяя моим словам.

— Вот именно! Он теперь ценный свидетель.

Увидишь, через час мы будем знать, кто шмякнул тебя по голове. Иди, готовься к приему дорогого гостя. Господи, какая удача, что он нас нашел!

— Чего-то я не пойму, у кого с головой проблемы, — проворчала Клавдия, но на кухню проследовала.

Когда раздался звонок в дверь, Клюква категорически отказалась открывать. В отличие от меня, она искренне считала, что без нечистой силы здесь не обошлось. Тогда я взяла на себя роль радушной хозяйки.

На пороге стоял мужчина средних лет в кепке «жириновка» и драповом полупальто с поднятым воротником. Для покойника выглядел вполне прилично. Немного полноват, немного низковат — словом, герой не моего романа. Отличительной особенностью гостя были усы не правдоподобно черного цвета, торчащие параллельно земле, как у мартовского кота.

— Привет, — интимно мурлыкнул мужчина. — Я труп.

— Очень приятно, а я Афанасия. Проходите, пожалуйста, — пригласила я. — Простите, можно узнать ваше имя-отчество?

— Василий Павлович, для вас — просто Вася.

«Надо же, даже имя у него кошачье», — подумала я, наблюдая, как Вася разувается и аккуратно ставит грязные ботинки в уголок.

Клавдия встретила гостя не слишком приветливо, а я несколько отстраненно отметила, что наша кухня постепенно превращается в штаб боевых действий.

— Это моя сестра, Клавдия, — представила я Клюкву. — А это Василий. Он путешествовал вместе с нами в багажнике машины под видом трупа и, как я подозреваю, является хорошим знакомым Виктора. Все верно?

— Точно, — радостно оскалился Василий. — Кореш он мой.

— Собутыльник, — уточнила Клавка.

На мой взгляд, Вася мало походил на алкаша, скорее на проходимца и стареющего Казанову. На уточнение Клавдии Василий не обиделся, однако счел необходимым объяснить:

— Ни-ни, хотя, конечно, всяко бывало. Я к вам, собственно, по делу.

— Подожди, — перебила я мужчину, сразу переходя на ты, — и до дела дойдем. Сначала расскажи, как ты в багажнике оказался и почему трупом прикинулся.

Василий заерзал на табуретке, усмехнулся и несколько нервно произнес:

— Жить захочешь, не только трупом прикинешься. Видали, что с Витькой сделали? Я после этого два дня дома сидел, боялся даже в магазин выйти.

— Кто ж тебя так напугал, Васенька? — ехидно прищурилась Клавка.

Усы Васеньки зашевелились, а их хозяин смутился, явно не желая отвечать. Непонятно было, так сильно напуган мужик, или имелась иная причина для молчания. Промаявшись пару минут, он в конце концов поднял глаза и жалобно попросил:

— Девчонки, отстаньте от меня, а? Верните мне то, что я потерял, и разойдемся, как «молния» на брюках.

— Мы ничего не находили, — пожала я плечами.

— А вот тут ты врешь, девушка. Нехорошо, — покачал головой Вася.

— Он еще будет нас хорошим манерам учить!

Небось, когда под покойника косил, об этикете и не помышлял. Чуть инфаркт из-за тебя не получили.

— Так ведь обстоятельства у меня…

— Вот и расскажи нам про эти обстоятельства, — участливо посоветовала я. — Покайся, глядишь, поможем чем.

Василий еще некоторое время маетно вздыхал, а потом поведал нам занимательную историю. Рассказ его звучал немного сбивчиво и в конечном итоге сводился к следующему.

Несколько дней назад Виктор зашел к Василию с бутылкой водки. Приятели выпили, закусили, поговорили на какие-то малоинтересные темы, а потом Витька неожиданно заявил:

— Я ушел с работы.

Вася удивился. Да и было чему: с трудом устроился, столько проработал в этом НИИ и вдруг — здрасте, уволился!

— Как теперь жить собираешься? — задал Василий отнюдь не праздный вопрос, потому как знал, что семья дружка живет фактически на одну его зарплату. Копеечное детское пособие, естественно, не считается.

— Дельце я одно замыслил, — туманно пояснил Виктор. — Если выгорит, столько бабок загребу! Сразу квартиру новую куплю и Оксанку с мальчонкой на курорт свожу, в Испанию.

Или на какие-нибудь самые крутые острова.

— Гляди, как бы тебя это дельце опять на нары не привело, — вздохнул Василий. — Или, еще хуже, в могилу. Большие бабки просто так не платят.

Эти слова, разумные, по большому счету, отчего-то разозлили Виктора.

— Надоело мне так жить, понял?! — неожиданно заорал он. — Лаборатория эта, крысы, вирусы, зарплата копеечная… Оксанка сыну памперсы по праздникам покупает. Я мужик, в конце концов! Пусть бывший зэк, но я свое на зоне оттоптал, а меня — помнишь? — ни на одну работу брать не хотели, как только узнавали о судимости. Если бы не тесть, уж и не знаю, где бы я сейчас был.

— Вот-вот, — поддакнул Василий. — А теперь ты одним махом решил покончить с нормальной жизнью.

— Да не нормальная это жизнь, не-нор-мальна-я! Думаешь, легко каждый день видеть, как Оксанка плачет, копейки считает? Голова постоянно занята одной только мыслью: чем завтра кормить жену и ребенка? Не-ет, хватит с меня. Если нет возможности заработать нормальные деньги честным путем, значит, так тому и быть.

Василий мог лишь посочувствовать другу.

Сам он никогда не был женат, потому как ни одна нормальная женщина не сможет понять любвеобильной Васиной натуры и привыкнуть к его бесконечным походам «по девочкам». Романы Вася заводил легко, но ни один из них дольше пары-тройки месяцев не длился.

Друзья допили водку, и Виктор обратился к Василию с просьбой:

— Помоги мне, Вась.

— Чем?

— Завтра вечером у меня важная встреча. Мне не хотелось бы идти одному. Составишь компанию?

Василий задумался. С одной стороны, он прекрасно осознавал, что «дельце», задуманное Виктором, не сулит ничего, кроме неприятностей и лишней головной боли. Но с другой, Витька — друг. Отказывать другу, попавшему в сложное положение, как-то не по-мужски. Поэтому Василий согласился, о чем потом, кстати, не раз пожалел.

На следующий день ближе к вечеру Виктор зашел за приятелем. Путь предстоял неблизкий, в Люблино, однако на встречу отправились своим ходом. На вопрос Василия о машине, Витька коротко ответил:

— Знакомый на время попросил.

Когда они приехали в Люблино, совсем стемнело. Виктор был очень напряжен, постоянно озирался и вздрагивал от каждого неожиданного звука. Василий, видя такое состояние приятеля, тоже заволновался, и по мере приближения к гаражам волнение только усиливалось.

— Вот что, Вася, — произнес Виктор, понизив голос, — подвергать тебя необоснованному риску я не хочу…

— Сильно рискуешь?

— Понятия не имею. Человека, который должен прийти, я знаю довольно давно, — усмехнулся Виктор. — Но кто знает, как он себя поведет, когда узнает о моем плане. Поэтому сделаем так: ты сейчас подыщешь себе надежное укрытие. Такое, чтобы видеть все происходящее и при этом оставаться незамеченным. Что бы ни происходило — не высовывайся, понял? И сохрани вот это… — Виктор раскрыл ладонь.

— Что это? — отчего-то шепотом спросил Василий.

— Это? Это, братишка, новая квартира, новая машина и Канарские острова, словом — красивая жизнь, о которой так долго мечтали большевики.

На протянутой ладони приятеля лежала маленькая стеклянная ампула, с обоих концов перехваченная металлическими обручами. Внутри болтался какой-то порошок. Сперва Вася решил, что это наркотик, но потом все же сообразил — ни один наркотик не может столько стоить: и квартира, и машина, и курорт.

— Не разбей, — предупредил Виктор, передавая ампулу Василию. — Стекло, конечно, прочное, но, тем не менее, осторожность соблюдать следует. А то вместо красивой жизни получим относительно быструю, но о-очень мучительную смерть. Ладно, — Виктор хлопнул друга по плечу, — пора. Да не трясись, Вася, авось прорвемся!

Василий остался один.

— Твою мать! — вполголоса выругался он. — Вот, блин, попал.

Однако мелькнувшую было мысль смыться Вася решительно отмел и приступил к поискам надежного укрытия. Не особо мудрствуя, он забрался на крышу одного из гаражей. Сверху темный силуэт Виктора был виден достаточно хорошо.

Откуда появились эти двое, Василий даже не заметил. Просто в какой-то момент обнаружилось, что рядом с Витькой стоят еще две мужские фигуры.

«Почему двое? — удивился Вася. — Витек говорил, один должен прийти»…

Разговор Виктора с незнакомцами был коротким и закончился потасовкой. Результат ее известен: пробитая голова и ножевое ранение.

Неожиданно события приняли непредсказуемый оборот. На территорию гаражей въезжала машина с погашенными фарами. Несмотря на темноту, Василий узнал автомобиль своего приятеля и обрадовался. Он решил, что приехал тот самый приятель, одолживший машину, о котором говорил Виктор. Теперь представьте изумление Васи, когда из машины выскочили мы с Клавкой и направились в ту сторону, где на снегу лежал раненый Виктор.

«Вот только баб здесь не хватает! — рассердился Василий. — Откуда они взялись, интересно? Почему на Витькиной машине? А куда делись те два придурка?»

Тем временем мы с Клавдией обнаружили Виктора. Я бросилась за машиной, а сестра осталась на месте. Василий видел, как от одного из гаражей отделилась мужская тень и, размахнувшись, ударила Клюквину по голове. Наверное, и меня ждала та же участь, но что-то насторожило убийц, и они поспешно удалились. Василий решил, что самое время и ему покинуть крышу. Пока я паниковала возле бесчувственной Клавдии, он пробрался в багажник и там затаился.

— Ох, и перепугался я, когда вы гаишнику про труп в багажнике ляпнули, — пожаловался Василий.

— Когда ж ты покинул убежище? — спросила Клавка.

— Хотел слинять, пока вы в больнице были, но очень уж хотелось узнать, что с Виктором.

— Угу, — молвила я, барабаня пальцами По столу, а потом пристально посмотрела в глаза Васе и негромко, но твердо потребовала:

— Пистолетик-то вернуть надо, дядя.

Усы Василия как-то смущенно повисли, утратив всякую параллельность и свой залихватский вид. Клавдия укоризненно поцокала языком:

— Ай-ай-ай, как нехорошо красть чужие вещи! Верни оружие, сердешный. Этот пистолет у ментов на приколе, из него троих завалили. Могу себе представить, как обрадуются эти волки в погонах, обнаружив у тебя «горячий» ствол с твоими же отпечатками пальцев. Им премия и благодарность, а тебе — номер «люкс» в СИЗО и дальняя дорога. Ты, милый, и так уже влип по самые помидоры, лучше не усугубляй.

По глазам Василия было заметно, что он готов сдаться, но после долгих уговоров.

— Вы.., что же, меня шантажируете? — не слишком уверенно спросил Вася.

— Дурак, — фыркнула сестрица, — мы с Афоней спешим на помощь, как Чип и Дейл.

— Хорошо. Верните мне ампулу, а я вам пистолет.

Мы с Клавкой обменялись скептическими взглядами.

— Дядя не понимает, — с сожалением вздохнула сестра.

— Не понимает… — согласилась я и обратилась к Василию:

— А тебе-то зачем ампула? Ты даже не знаешь, что там. И потом, сам говорил: чем больше деньги, тем ближе могила. Не опасаешься за свою жизнь?

— Опасаюсь, конечно. Но вдруг все получится? Женюсь, девчонки, ей-богу, женюсь! — заверил Василий и сам испугался. Видать, перспективу связать себя узами Гименея могла компенсировать только крупная сумма денег в твердой валюте.

— И что, у тебя уже есть покупатель? — вкрадчиво обратилась я к Васе. — Позволь полюбопытствовать, какую цену ты заломил?

Разумеется, никакого покупателя у Василия не было, да и о стоимости ампулы он имел весьма смутное представление. Просто решил мужик воспользоваться ситуацией и получить кое-каких деньжат на халяву. Даже печальный пример Виктора его не остановил. Зато я кое-что стала понимать, однако это понимание вызывало настоящий ужас и все нарастающую панику.

Клавка заметила мое состояние и утроила усилия, желая убедить Васю вернуть пистолет и забыть про ампулу на всю оставшуюся жизнь.

Вскоре старания Клавдии увенчались-таки успехом: Василий немного повздыхал, сожалея об упущенных возможностях, но согласился на все наши предложения. К концу беседы наш гость окончательно утратил ту самоуверенность, с которой появился. Клюквиной удалось запугать его настолько, что он счел за благо избавиться от пистолета, а заодно и от нас.

Провожать Василия до двери отправилась Клавдия, у меня, признаться, никаких сил не было. Оставшись одна, я обхватила голову руками и принялась раскачиваться из стороны в сторону. Из головы не выходила страшная догадка, озарившая меня во время беседы с Василием. В таком плачевном состоянии и обнаружила меня Клюквина, вернувшаяся на кухню.

Она положила на стол пистолет, насмешливо заметив:

— В кармане таскал. По-моему, мы здорово запугали этого Васю. А Михалычу надо мозги хорошенько прочистить — это он сообщил номер нашей квартиры и телефон…

Я плохо понимала, о чем говорит Клавка, продолжая изображать из себя маятник. Заметив это, сестра осеклась:

— Ты чего такая, Афанасия?

— Какая «такая»? — я перестала раскачиваться и с силой потерла лицо ладонями.

— Ну.., не знаю. Мутная какая-то.

— Ты ничего не поняла, Клав?

— Поняла, — ни секунды не раздумывая, кивнула Клавдия. — Ты только намекни, чего надо было понять.

Невесело усмехнувшись, я намекнула:

— Про ампулу, про Виктора…

— Ха! Тут все просто: Витька хотел продать ампулу, договорился с покупателем о встрече.

Он понимал, что дело опасное, и, чтобы хоть как-то подстраховаться, прихватил с собой дружка и на всякий случай отдал ему ампулу. Однако вместо денег получил по голове. Видать, покупатель осерчал, что при Витьке ампулы не оказалось…

— Подожди, — остановила я трескотню Клюквиной. — Из твоих рассуждений следует вывод: покупателем был Степан.

— Почему это?

— Потому что именно Степка назначил встречу Виктору у гаражей.

— Степке верить — себя не уважать, — хмыкнула Клавка. — Сказочник еще тот.

— Допустим, — согласилась я. — Откуда же тогда Степан узнал о встрече? Ведь именно он рисовал нам схему…

— Да, не получается, — вздохнула Клюква и задумалась. Впрочем, ненадолго.

— Тогда так: эти два типа и есть покупатели. Витька попросил Степана быть свидетелем сделки…

— Что-то много свидетелей получается, — перебила я сестру, — мы, Василий, Степан. В общем, слушай и не перебивай.

Прежде чем начать говорить, я сходила в коридор и вернулась на кухню с ампулой в руках.

Положив ее рядом с пистолетом, я тихо спросила:

— Как ты думаешь, Клавдия, что это такое?

— Подозрительный порошок белого цвета, герметично упакованный в стекло, — повторила сестренка слова рыжего хирурга. — Больше ничего сказать не могу, потому как ты запретила проводить анализ в лаборатории ФСБ.

— Это бактериологическое оружие, Клав…

Клюквина сначала недоверчиво смотрела на меня, потом, сообразив, что я и не думаю шутить, перевела взгляд на ампулу, мирно лежащую рядом с пистолетом, и простонала:

— Мама моя! А что там?

Я пожала плечами:

— Кто ж знает? Помнишь, пару лет назад кто-то прислал американцам споры сибирской язвы? Тоже в виде белого порошка, только не в ампулах, а в почтовых конвертах.

— Да, да, что-то такое припоминаю, — пролепетала Клавдия. — Думаешь, это тоже сибирская язва?

— Не обязательно. Тебе ведь Прутков рассказывал о бесконечном множестве смертельных вирусов.

— Так ты полагаешь… — пугаясь собственных мыслей, позеленела Клавка.

— Послушай, что я думаю. Вспомни, Оксанка рассказывала о визите Степана к ним домой.

— Помню, Степка чего-то про зоновский должок говорил. Мол, отработаешь, и вали на все четыре стороны, как говорится.

— Точно. А теперь прикинь: Витька работает в НИИ вирусологии. Степан сулит Виктору большие деньги. Спрашивается, за что? Правильно мыслишь, — похвалила я Клавдию, заметив понимание в ее глазах. — Витька должен был украсть ампулу с каким-нибудь вирусом.

Что он и сделал, а потом быстренько уволился.

Судя по всему, у Степки к тому времени уже имелся покупатель, готовый заплатить за эту гадость двести тысяч долларов.

— С чего ты решила, что она именно столько стоит? — удивилась Клавдия.

— Тамара сказала…

— Господи, Афанасия, а ведь ты права! Только непонятно, как Виктор на нее вышел. По идее, только Степка должен знать покупателя, вернее, покупательницу, раз он предложил Виктору эту авантюру.

— Как Витька вышел на Тамару, я не знаю, — с сожалением вздохнула я. — Но Тамара говорила, что договаривалась именно с ним.

Клавка после некоторого раздумья выдвинула свежую идею:

— Мне кажется, Тамара в данном случае просто посредник. К чему ей бактериологическое оружие? За ней обязательно кто-то стоит. Боюсь даже подумать, кто; Афанасия, ампулу продавать нельзя.

— Ежу понятно, — согласилась я.

— Как быть?

— Ампулу спрячем. Вернется из командировки Димка, отдадим ему. Тут вопрос государственной безопасности, а спасти все государство нам не под силу. Это только в американском кино герой-одиночка играючи спасает все человечество. Мы с тобой, Клава, даже вдвоем мало похожи на Брюса Виллиса.

Клюквина согласно вздохнула и опечалилась, а я попыталась выстроить цепочку событий, используя те факты, которые нам известны.

По требованию Степана Виктор украл из. института ампулу со смертельно опасным вирусом. Сразу возникает вопрос: как ему это удалось? Наверняка в НИИ существует серьезная система безопасности, в этом Прутков прав.

И как же так получилось, что пропажу ампулы не обнаружили, не подняли шума, не начали трясти всех сотрудников? Впрочем, можно предположить, что их все-таки трясли, но руководство НИИ предпочло не выносить сор из избы.

Правильно, между прочим. Могу себе представить, какая началась бы паника, просочись, информация в прессу.

Однако будем исходить из того, что Витьке удалось украсть ампулу и счастливо избежать подозрений. Он сообщил об этом Степану, тот договорился с Тамарой. А дальше все пошло не так, как хотелось бы Степке. Виктор каким-то образом сам выходит на Тамару, узнает реальную стоимость ампулы. Причем эта стоимость сильно отличается от суммы, названной Степаном. Тогда Витька решает самостоятельно заняться куплей-продажей и назначает встречу с покупателем у гаражей. Тамару, надо думать, насторожила смена продавца, она связывается со Степаном, желая выяснить причину произошедшего.

До этого момента все более или менее понятно. Но что случилось потом? Те двое у гаражей — дружки Степана или люди Тамары? Почему-то мне кажется, что «милиционеры», посетившие нас, и парочка гаражных убийц — одни и те же лица. Если это так, то их дружба со Степаном под большим сомнением. Они что-то искали у нас в доме и не нашли, а Степан точно знал, где это «что-то» лежит, потому как сам и прятал. Можно, конечно, предположить, что Виктор отдал Степану ампулу, и он прятал именно ее. Но тогда откуда у самого Виктора взялась ампула? «Выходит, их две?!» — похолодела я от внезапной догадки.

А ведь тогда все сходится! Одна ампула у Виктора, другая — у Степана, а покупатель один…

Один ли? Что, если существует еще кто-то, знающий про ампулы? Ведь от кого-то же Степка прятал ампулу? Эта таинственная личность в курсе готовящейся сделки и всеми силами пытается ее сорвать.

Итогом моих размышлений стал не слишком утешительный вывод: хоть мы и приблизились на шаг к разгадке, но шаг этот чересчур маленький, и вопросов по-прежнему остается больше, чем ответов. Свои соображения я вкратце изложила Клавдии. Она подпустила в глаза задумчивости, а потом глубокомысленно изрекла:

— Все правильно, а оттого ужасно. Но хуже всего, что наша жизнь превратилась в сплошное «нельзя»: ампулу продавать нельзя, с Тамарой встречаться нельзя и не встречаться тоже нельзя…

— И Степке доверять нельзя, — подсказала я.

— Это было понятно с самого начала, по крайней мере, мне. Ладно, чего уж теперь… Идеи есть?

— Угу, есть.

— Интересно. Какие же?

— Спасать человечество, — скромно потупилась я и зарделась от собственной смелости.

Клавке идея пришлась не по душе. Она смерила меня скептическим взглядом и съязвила:

— Человечество будет тебе благодарно.

— Ты так думаешь? — невнятно пробубнила я.

— Уверена, — кивнула Клавдия. — Можешь даже на памятник рассчитывать. Посмертно. Не обижайся, Афонь, — примирительно произнесла сестра, заметив, как я нахохлилась, — просто ты сама себе противоречишь.

— Знаю, — тяжело вздохнула я, — но попытаться все же стоит.

— И что нужно сделать?

— Нужно раздобыть вторую ампулу.

Клюквина очумело поморгала, потом хлопнула себя по коленке и воскликнула:

— Всего-то?! Ну, это пустяк, право слово!

Я-то думала, придется в космос лететь или с международным терроризмом бороться.

— В космос точно не полетим, а вот насчет терроризма…

— Неужто на Аль-Каиду замахнемся?

— Ну хватит! — рявкнула я, зверея от издевательств сестры. — Как сказал Прутков — не этот придурок, а настоящий — если у тебя есть мозги, напряги их.

— Он так говорил? — недоверчиво подняла брови Клавдия.

— Примерно… Не в этом суть. Проследи цепочку: товар — продавец — покупатель — заказчик. Продавцом и покупателем движет обычная жажда денег. А вот каков мотив заказчика? Он явно не собирается проводить опыты над крысами. Что-то мне подсказывает, что крысой в данном случае может стать любой человек: и ты, и я, и Михалыч, и твой рыжий хирург… Так что, Клавдия Сергеевна, вопрос о международном терроризме остается открытым.

— Ты все правильно говоришь, Афонь. Я и сама об этом подумала, — проворковала Клавдия. Я фыркнула, однако от комментариев воздержалась. — Только вот непонятно, как мы ампулу достанем, коли она у Степки? Первое, что приходит в голову, он мог ее уже продать.

Но допустим, ампула пока у него. Неужто Степка такой дурак, чтоб всюду ее с собой таскать?

Степка — бандит, а жизнь бандитская очень… — Клюквина пощелкала пальцами, подбирая нужное слово, — насыщенная и короткая. Зачем же ее самому укорачивать ее еще больше?

Конечно, глупо надеяться, что Степан добровольно расстанется со штуковиной стоимостью в двести тысяч долларов, пусть она даже трижды опасна. Но ведь что-то же надо делать!

Мы не можем сидеть сложа руки, когда над человечеством нависла угроза бактериологической войны! «Немного пафосно, но в общем неплохо. А главное, верно», — похвалила я себя.

— Ты уже чего-нибудь придумала? — жалобно пискнула Клавдия.

— Нужно позвонить Степке и под любым предлогом заставить явиться к нам.

— Хороший план. А что дальше?

Я пожала плечами:

— Не знаю. Будем импровизировать. В конце концов, у нас есть пистолет, — кивнула я на стол. — Мне кажется, с его помощью даже глухонемого можно разговорить.

— Возможно, — кивнула сестрица. — У нас есть гарантии, что Степка не сочинит очередную «жалистную» историю?

— Гарантий нет, впрочем, попытка — не пытка, как говорил товарищ Берия. Иди, Клава, звони нашему сказочнику. Пообещай что угодно, но заставь его бросить все дела и немедленно ехать сюда. А я пока ампулу припрячу да подготовлюсь к встрече дорогого гостя…

Признаюсь честно: хоть я и хорохорилась перед Клавкой, но трусила отчаянно. Уверенности в том, что Степка добровольно отдаст ампулу, не было ни капли. И даже наличие пистолета отваги не добавляло, ведь я прекрасно понимала: выстрелить в человека, будь он хоть гад распоследний, не смогу. Остается только надеяться, что Степка не заметит этой моей слабости.

Пару раз хныкнув для порядка, я снова спрятала ампулу в патрончик помады и призадумалась.

Отчего-то прежний тайник уже не казался мне надежным.

Пришла Клавдия, бережно неся на физиономии выражение недовольства.

— Степка только завтра явится, он сейчас не в Москве, — сообщила она.

— А где? — удивилась я.

— Не доложил. Сказал только, будет завтра, а сейчас ему, видите ли, некогда. Знаешь, когда мы разговаривали, мне показалось, что я слышу выстрелы, — понизив голос, добавила Клюква.

— Глупости какие! Ты сама себя пугаешь и меня заодно, а нам сейчас бояться некогда, предстоит решить кучу проблем. Например, куда спрятать ампулу, как быть с Тамарой и вообще…

Клюквина выхватила у меня из рук ампулу, куда-то сбегала и вернулась на кухню уже без нее.

— Так, одной проблемой меньше. Теперь насчет Тамары… — Клавка была подозрительно активна, что наводило на мысль о наличии у нее очередной идеи. Так оно и вышло:

— Тетка опасна, и вдвоем нам к ней идти никак нельзя.

Сестрица заглянула мне в глаза, ожидая вопросов, но я принципиально не торопилась их задавать, хотя и изнывала от нетерпения. Клавка хмыкнула и огорошила:

— Мужик нужен. В качестве поддержки.

— Где ж его взять? — пожала я плечами. — Но даже если повезет и мы найдем, как ты говоришь, мужика, придется отвечать на его многочисленные вопросы. Они непременно возникнут, можешь мне поверить.

— Верю, — легко согласилась Клавдия. — Значит, нужно найти такого мужика, который не будет задавать каверзных вопросов.

— Это уже из области фантастики, — протянула я. — Где ты видела мужика, который не задает вопросов?

Клавка хитро прищурилась:

— Есть у меня один на примете…

Я, признаюсь, сильно удивилась: если и есть в природе нелюбопытные мужики, то в число клюквинских знакомых они точно не входят.

Впрочем, быть может, я плохо разбираюсь в мужчинах, особенно в Клавкиных. Мой-то Брусникин любой женщине фору даст по части любопытства.

— Я знаю это чудо природы? — поинтересовалась я у сестры.

— Ага. Это Тоша.

— Ты шутишь? У твоего Тоши любопытство — профессиональная черта.

Клавдия сморщилась:

— Брось, Афанасия! Антон Константинович задает вопросы только по своей, медицинской, части. Он даже ментам про Витьку не настучал, хотя и обязан был. И если ты обратила внимание, ни разу не спросил: кто, что, куда, откуда…

Окажись на его месте Брусникин, довел бы до психического припадка своими вопросами!

Можно было, конечно, обидеться на Клюквину, но чудилась в ее словах какая-то правда, оттого я обижаться не стала, а лишь устало махнула рукой:

— Делай как знаешь! — В конце концов, мужская поддержка нам и в самом деле не помешает.

Глянув на часы, я с недоумением обнаружила, что всего лишь полночь, а мне казалось, что сейчас уже почти утро.

Клавка снова появилась на кухне и принялась раздраженно греметь посудой, хлопать дверцами шкафов, словом, всем своим видом демонстрировать недовольство жизнью. Наверное, переговоры с Филиппком успехом не увенчались.

— Нет, вот ты, Афанасия, умная женщина, — Клавдия в сердцах швырнула столовый нож в раковину, — ответь, нынче всем не везет или мы с тобой избранные?

Я откашлялась, напустила на себя умный вид и…

— Если попробовать применить теорию относительности Эйнштейна в отношении отдельных индивидуумов, даже таких экстраординарных, как мы, то вероятность инвалентности генов составит один к пяти тысячам. Нас двое, значит, инвалентность составит два к десяти тысячам. Таким образом, становится очевидно: невезение — это не константа. При турбулентном развитии событий можно сделать вывод: солнечная активность способна кардинально повлиять на ход истории. Пока все понятно? — обеспокоилась я, наблюдая, как Клавка очумело хлопает глазами. В ответ на мой вопрос она дернулась, как на электрическом стуле. Кивнув, я продолжала лепить абракадабру:

— Кристаллизация гемокода в нашем с тобой случае абсолютно исключена. Но! Нужно учитывать, что примерно раз в столетие появляются личности, меняющие естественный ход событий. Например, Иисус Христос, Иван Грозный, Сталин, Гитлер… Твое появление в моей жизни тоже можно отнести к стихийному бедствию. Так что диффузные нарушения пространственно-временных параметров иногда приводят к разбалансированию индивидуального восприятия действительности. В общем, Клавдия Сергеевна, невезение — штука относительная.

Клюквина вышла из ступора минут через пять. Нервно икнув, она спросила:

— Ты с кем это сейчас разговаривала? То, что ты сказала, это диагноз?

Клавдия выглядела растерянной и до того напуганной, что мне стало ее жалко.

— Ладно, Клава, не бери в голову, это просто рассуждения на заданную тему. Ты договорилась с Тошей?

— В том-то и дело, что нет! — воскликнула сестра. — Он, видишь ли, дежурит и освободится только завтра после двенадцати. Сплошное невезение… — Тут Клавка вздрогнула и насторожилась, ожидая, вероятно, продолжения моего малопонятного выступления. Однако я не собиралась больше жонглировать умными, но не имеющими никакого смысла словами. — Заметив это, Клавка повеселела и сообщила. — Но я все равно настояла, ты ж меня знаешь. — Конечно, я знаю свою сестру. При всех своих недостатках она имела одно несомненное достоинство — всегда добивалась того, чего хотела. — Тоша сразу после дежурства примчится к нам.

В душе моей буйным цветом расцветали сомнения насчет надежности мужской поддержки в лице Антона Константиновича, но я посоветовала себе поскорее с ними расстаться — ведь выбора у нас все равно не было. Пожелав Клавдии спокойной ночи, я отправилась спать.

* * *

— Афоня, где мои колготки?!

Новый день начинался с обычного Клавкиного вопля. Я глубже зарылась в одеяло и там счастливо улыбнулась: все не так уж плохо, раз сестренка не утратила своих милых привычек.

Примерно полгода после появления Клюквиной в моей жизни я пугалась этих криков, и пробуждение стало для меня сущим наказанием. Клавка умудрялась засовывать свои вещи в самые невообразимые места, куда нормальный человек даже не подумает их положить. Однако вскоре колготки в морозильнике и джинсы в ящике для овощей перестали удивлять, а лихорадочные поиски одежды по утрам превратились в своеобразный ритуал. Брусникин сперва ужасно злился, когда слышал с утра пораньше звонкий клюквинский голосок, потом привык, а спустя некоторое время просто перестал устанавливать будильник. Вместо этого Димка просто сообщал как бы невзначай, во сколько ему нужно вставать, и минут за пятнадцать до «часа икс» Клавдия начинала утреннюю побудку.

Дверь в мою комнату с грохотом распахнулась.

— Ты еще спишь?!

— Сплю, — ответила я из-под одеяла. — И намерена продолжать это занятие еще часа полтора как минимум.

— Еще чего! Вставай немедленно, — велела Клавдия, — у нас Сегодня тяжелый день. Черт, где мои колготки? Ты их не видела? Я точно помню, что вчера оставила их в ванной.

— Посмотри в холодильнике, — посоветовала я, понимая, что поспать уже не удастся.

— По-твоему, я совсем чокнутая, чтобы колготки в холодильнике держать?

Вопрос относился к категории риторических, поэтому отвечать я не стала, пожала плечами и прошлепала в ванную.

«Да-а, денек сегодня предстоит еще тот, — подумала я, разглядывая свою заспанную физиономию в зеркале. — Знать бы, чем обернется встреча с Тамарой…»

Прохладный душ, как обычно, повысил мне настроение, и на кухню я вплыла с широкой улыбкой на лице. Клавдия же, наоборот, была мрачна, как осенний вечер, то и дело хмурилась, а ее обыкновенная болтливость куда-то исчезла.

Все это было так необычно, что я насторожилась:

— Клав, что с тобой? Ты хорошо спала? Голова не болит?

Клавдия отмахнулась:

— Голова не болит, только забита разными мыслями. В основном невеселыми. Мне страшно, Афонь! Сегодня ночью папашка наш покойный снился. Рожа у него была глумливая до неприличия. Папенька хохотал как сумасшедший, а на плече у него курица сидела размером с кабана. Это, говорит, вам, дочки. Я еще удивилась, мол, зачем нам курица? Папашка залился прямо-таки сатанинским смехом: «Не-ет, не курица это, а вирус птичьего гриппа. Самолично выращивал!» И все хохочет, хохочет… Курицу во сне видеть вообще плохо, а уж вместе с папашей… — Клюквина совсем сникла.

Сон, что и говорить, неприятный. Пока я думала, как успокоить Клавдию, откуда-то из недр квартиры донеслась веселая музыка из кинофильма «Джентльмены удачи». По опыту я знала — так звонит Витькин мобильник.

— Началось, — втянула голову в плечи Клавка, — а все курица с папашей…

Я почувствовала, как по спине пробежал табунчик мурашек, поежилась и, метнув в Клюквину парочку гневных взглядов, ринулась на поиски телефона. Не такое это простое дело, как оказалось! Вчера вечером сестрица беседовала со Степаном, и где теперь находится аппарат, одному богу известно.

Мобильник спокойно лежал в ванной, в стиральной машине, вместе с Клавкиными колготками. Да только к тому времени, когда это обнаружилось, «Джентльмены удачи» уже умолкли.

— Клавка, я тебя убью, — пообещала я сестре и извлекла телефон из машины.

На экранчике светилось имя Тамары. Возникшая рядом со мной Клавдия задумчиво почесала затылок:

— Странно, как он здесь оказался? Я же точно помню…

Воспоминания Клавки прервала уже знакомая мелодия.

— Это Тамара, — отчего-то шепотом сообщила я сестре и с замиранием сердца ответила:

— Алло!

— Здравствуйте, милочка, — бодрым голосом поздоровалась женщина. — Вы готовы сегодня со мной встретиться?

— Ага, готовы, — кивнула я, но не очень уверенно.

— Товар, насколько я поняла, у вас.

— У нас, — я совсем увяла.

— Прекрасно. Теперь слушайте внимательно. Ни мне, ни вам случайные наблюдатели не нужны. Поэтому встретимся на нейтральной территории. Поедете в сторону Бронниц через Клишеву. Если не знаете, где это, возьмете карту, разберетесь, это несложно. За Клишевой дорога идет по пойме; примерно километров через пять-семь свернете вправо, в сторону леса. Ошибиться невозможно, дорога, по которой можно проехать, там всего одна. Вот на опушке леса я и буду ждать. Теперь скажите, сколько человек будет с вами и какая у вас машина.

— Нас трое, наверное… Во всяком случае, двое это точно. А машины у нас нет.

Повисла пауза, во время которой у меня почему-то возникло ощущение, что я сморозила страшную глупость.

— Вы шутите? — подала наконец голос Тамара. В нем отчетливо сквозило искреннее, как мне казалось, недоумение.

— Какие уж тут шутки, — проворчала я.

— Вы собирались кейс почти с четвертью миллиона долларов везти общественным транспортом? — Тамара не переставала удивляться.

«Интересно, а кто бы, глядя на нас, подумал, что в кейсе четверть миллиона долларов?» — подумала я, а вслух с достоинством ответила:

— Вас это не должно беспокоить. В конце концов, мы можем взять такси. Это наша проблема.

Я была очень довольна своим ответом: именно так, по моему мнению, ответил бы какой-нибудь крутой парень вроде Лехи Николаева.

Наверное, Тамара имела на этот счет свое мнение, потому что с явной брезгливостью холодно произнесла:

— Вы заблуждаетесь, милочка, теперь это и моя проблема. Товар слишком ценен, чтобы подвергать его необоснованному риску. Диктуйте адрес, я пришлю за вами своего человека.

Клавка, слушавшая разговор, приложив ухо к трубке, вытаращила глаза и интенсивно замотала головой из стороны в сторону. Должно быть, это означало категорический отказ. Впрочем, я и сама понимала, что дать Тамаре адрес, значит, подписать себе смертный приговор. Оттого я поспешно воскликнула:

— Не надо! В смысле, пускай ваш человек встретит нас где-нибудь в другом месте. Скажем, возле Театра на Таганке.

— Хорошо, — согласилась Тамара. — В полдень возле театра. Черный «Сааб», водителя зовут Тимур. Он глухонемой, так что беседовать с ним бесполезно. До встречи, детка.

Последние слова Тамары прозвучали несколько зловеще.

— Ох, Афанасия, чует мое сердце, не вернемся мы оттуда живыми! — Клавдия схватилась за сердце, только оно почему-то оказалось справа. Впрочем, меня это не удивило, потому как мое сердце колотилось от страха где-то в области пяточного нерва. Клавка судорожно всхлипнула:

— Ишь чего удумала, змеюка подколодная, на опушке леса встречаться. Там-то нас и закопают. А по весне, когда снежок сойдет, какой-нибудь грибник-любитель найдет наши молодые, но обезображенные тела.

От отчаяния Клавдия даже не сообразила, что весной грибники в лесу — большая редкость.

— Подожди реветь, — одернула я сестру. — Никто нас не убьет. По крайней мере, сегодня.

— Почему это? — насторожилась Клавка.

Кажется, она была даже немного разочарована.

— Потому что мы девочки умные, и ампулу Тамаре сегодня не отдадим. То есть мы ее вообще не отдадим, но Тамаре знать об этом вовсе не обязательно.

— Что-то больно мудрено. Я своей раненой головой никак не докумекаю. Можешь объяснить? Только, пожалуйста, слова попроще выбирай, а то у меня после твоей вчерашней речи до сих пор мозги враскорячку.

— Можно и попроще, — согласно кивнула я. — Пока ампула у нас, мы живы и можем диктовать свои условия. Поняла?

— Поняла, — моргнула Клавдия. — А какие у нас условия?

— Тут надо хорошенько подумать, — загадочно молвила я и отправилась думать к себе в комнату.

Там, забравшись под одеяло, я прикрыла глаза с намерением предаться размышлениям.

Однако Клавдия решила взять этот процесс под личный контроль. Она приперлась следом за мной, остановилась в дверях и, уперев руки в бока, грозно спросила:

— Это ты так думаешь?

— Угу.

— Другого места не нашла, — Клавка нервничала, а оттого сделалась ворчливой и нудной.

— Какая разница, где думать, главное, додуматься до чего-нибудь стоящего.

Клюквина кивнула, но комнату покидать не торопилась. Вместо этого она принялась деловито сновать из угла в угол, наводя порядок.

Старая мудрость гласит: можно бесконечно смотреть на огонь, на воду и на то, как работают другие, поэтому я с удовольствием наблюдала за Клавдией. Сперва я честно пыталась придать мыслям нужное направление, но броуновское движение Клюквы мешало сосредоточиться.

Пришлось оставить эту затею. Единственное, до чего удалось додуматься, так это до того, что на сегодняшний день мы остались без мужской поддержки. Ведь Филиппок освободится с дежурства только после двенадцати, а глухонемой Тимур будет нас ждать именно в полдень. Вот еще подарочек — глухонемой шофер! Впрочем, вполне возможно, Тамара обманула, чтобы усыпить нашу бдительность. Следует проявить осторожность и больше помалкивать во время поездки, особенно это актуально по отношению к Клавке: на почве стресса она становится болтливой до чрезвычайности.

Клавдия, по всему видать, думала примерно о том же, потому что после непродолжительного молчания, давшегося ей с огромным трудом, заявила:

— Ты извини, Афонь, что отвлекаю… Не нравится мне этот глухонемой шофер.

— Хорошо, не слепой, — пошутила я.

— Очень, ха-ха. Так вот что я хотела сказать: когда поедем, ты поменьше болтай.

— Ты тоже..

На том и порешили.

* * *

На площади возле театра мы с Клавдией появились за пятнадцать минут до назначенного срока. Стоянка была забита автомобилями, в основном иномарками. В породах иноземных машин я разбираюсь слабо, поэтому пришлось нам внимательно читать надписи на корме каждого железного коня.

— Я с ума сойду! — неизвестно кому сообщила Клавка. — Четыре «Сааба», все черные и ни в одном нет водителя. Как мы этого Тимура узнаем?

— Подождем, — пожала я плечами, — до двенадцати еще есть время. Может, он сам нас узнает.

Чтобы как-то скрасить ожидание и немного унять волнение, мы с Клавкой купили по мороженому и, приплясывая на месте от холода, его съели.

Ровно в двенадцать возле одного из «Саабов» появился невысокий худощавый мужчина явно кавказской национальности. Одет он был во все черное: джинсы, кожаная куртка, расстегнутая, несмотря на мороз, и свитер того же мрачного цвета. В машину мужчина не торопился садиться. Он крутил головой, всматриваясь в народ, тусующийся возле театра. Мы с Клавкой испуганно переглянулись.

— Ох, только черножо.., в смысле, кавказцев нам не хватает, — клацнула зубами Клавдия.

Тут взгляд мужчины остановился на нас.

— Мама… — слабо простонала я, чувствуя, как немеет все тело. У этого типа был взгляд хладнокровного убийцы. Мне страшно захотелось убраться отсюда как можно дальше. Я уже открыла рот, чтобы предложить это Клюквиной, но мужчина направился к нам, и все слова застряли в горле.

— Пресвятая Дева Мария, матушка-заступница, спаси и сохрани нас! — поспешно перекрестилась Клавдия, закатывая глаза. — Честное слово, я больше не буду грехам предаваться, поститься начну, в церковь по воскресеньям ходить стану, только пусть нас минует чаша сия!

Однако Дева Мария не обратила внимания на Клавкину молитву, или сестрица слишком много пообещала, и святая ей не поверила. Я как загипнотизированная наблюдала за приближением кавказца. Он подошел почти вплотную и засунул руку во внутренний карман куртки. Мне тут же представился пистолет, который, несомненно, сейчас появится, и я в страхе зажмурилась, мысленно желая себе и Клавдии быстрой и легкой смерти.

Секунды тянулись невыносимо долго, а выстрелов все не было. Я приоткрыла один глаз, чтобы выяснить причину задержки. Мужчина стоял буквально в полуметре от нас и нагло ухмылялся. Вместо пистолета в руках у него белел клочок бумаги. Мы с Клавдией вытянули шеи.

«Я Тимур, — гласила корявая надпись. — Тамара ждет вас». Убедившись, что с содержимым записки мы ознакомились, Тимур кивнул в сторону машины. Вцепившись друг в друга, мы с Клюквиной под пристальным взглядом мужчины на негнущихся ногах поковыляли в указанном направлении. Не знаю, как у сестрицы, а у меня было стойкое ощущение, что я добровольно поднимаюсь на эшафот.

— Афоня, ты должна срочно что-нибудь придумать! — еле слышно прошелестела Клавка. — Мне моя жизнь дорога как память! А судя по выражению лица этого Тимура, жить нам осталось несколько часов.

— Крепись, Клава, — одними губами ответила я. — И помни, пока ампула у нас, нам ничего не угрожает.

— Ты сама-то в это веришь?

— Не очень, — призналась я.

Возле машины Тимур остановился и снова полез в карман куртки. На этот раз он достал сотовый телефон. Тимур показал его нам, потом ткнул пальцем сперва в меня, затем в Клавку и себе в грудь.

— Чего надо этому Герасиму кавказского розлива? — побледнела сестра.

— По-моему, ему нужны наши мобильники, — предположила я, извлекая из рюкзачка телефон Виктора.

Тимур его взял, выключил и вопросительно посмотрел на Клавдию. С глубоким вздохом она рассталась со своим аппаратом, бормоча под нос что-то невнятное. Наконец с формальностями было покончено. Тимур сел за руль, мы с Клюквиной устроились на заднем сиденье, тесно прижавшись друг к другу, и там затихли. Едва слышно заработал двигатель дорогой машины, щелкнул центральный замок, и мы оказались в буквальном смысле заперты внутри салона. Теперь выйти наружу даже при наличии огромного желания было невозможно.

Время для поездки, как оказалось, выбрали не совсем удачно, я бы даже сказала, совсем неудачно: такого скопления машин на улицах города мне не доводилось наблюдать давно. Пришлось даже простоять минут сорок в «пробке» на Волгоградском проспекте.

Клавдия с тоской смотрела в окно и беспрестанно вздыхала. Проделывала она это столь жалобно, что я в конце концов не выдержала.

— Перестань сейчас же! — зашипела я на сестру. — Все нервы вымотала своими вздохами, ей-богу. Без тебя тошно!

— Да как же не вздыхать-то, Афонюшка, — заныла Клюквина. — На верную гибель едем, а знаешь, как не хочется умирать в молодом возрасте! И пистолет, как назло, дома забыли.

Да, эту непростительную ошибку мы совершили. Не уверена, что нам предоставили бы возможность его применить, но уверенности в собственных силах оружие, несомненно, могло бы прибавить.

— Ты посмотри на Тимура, — продолжала изливать душу сестра. — Форменный бандит, клейма ставить негде! Если у Тамары все люди такие, то боюсь даже думать, что с нами будет.

Кто, скажем, помешает им засадить нас в какой-нибудь жуткий каземат и пытать до тех пор, пока мы не сообщим о местонахождении ампулы?

А когда сообщим — под пытками что угодно расскажешь! — убьют, расчленят и прах по ветру разбросают…

Перспектива, нарисованная Клюквиной, не радовала, скорее наоборот, угнетала и заставляла задуматься о целесообразности затеянного дела. «Нужно было сразу звонить Брусникину и каяться, — запоздало посетила меня светлая мысль. — Теперь уж поздно. Придется самим как-нибудь выкручиваться». Как это сделать, виделось мне неясно. Время от времени я бросала взгляд на зеркало заднего вида над лобовым стеклом и непременно натыкалась на холодный взгляд Тимура. От его взгляда сердце у меня на мгновение останавливалось, а потом начинало колотиться с утроенной силой.

"Клавка права, приходится это признать, — с тоской думала я. — С этих субчиков станется!

Я ужасно боюсь щекотки. Если меня пощекотать, расскажу все, чего знаю и чего не знаю. Жаль, мне неизвестно, куда Клавдия спрятала ампулу на этот раз — агония продлится дольше"…

Городской пейзаж как-то незаметно сменился деревенским, и вскоре мы уже катили среди бескрайних полей Подмосковья, занесенных снегом. Странное дело, но по мере приближения к месту встречи с Тамарой я немного успокаивалась, чего не скажешь о Клавдии. Кажется, она запугала себя страшными картинами пыток и теперь находилась в состоянии, близком к коматозному. Мне стало жаль сестру, и я поспешила ее хоть как-то успокоить.

— Клавка, ты погоди нас хоронить, — прошептала я, — может, все обойдется…

Клюквина слабо дернулась, но волноваться не перестала.

Между тем мы свернули с шоссе на едва заметную среди девственно-нетронутых сугробов дорогу. Собственно, назвать дорогой снежную колею можно было с очень большой натяжкой.

Прямо по курсу я увидела темную стену леса, однако сказать, есть там машины или нет, было затруднительно по причине дальности расстояния.

Понадобилось около получаса, чтобы достичь лесной опушки. Тимур снизил скорость и медленно поехал вдоль кромки леса, изредка подавая звуковой сигнал. Еще через пятнадцать минут я наконец увидела две машины. Одна точно «Мерседес» черного цвета, а вот марку второй мне распознать не удалось. Именно из нее вышла высокая стройная женщина в длинной норковой шубе нежно-голубого цвета. Дорогая шуба великолепно оттеняла черные кудри дамы, собранные сзади в обычный хвост. Но подобная прическа совсем не простила Тамару (это, несомненно, была она), а, наоборот, делала ее утонченной и.., какой-то аристократичной. В некотором отдалении от Тамары возвышались два монумента, волею случая наделенные руками, ногами, мощными шеями и головами, украшенными солнцезащитными очками, — в общем, Церетели отдыхает.

Мы остановились, и я получила возможность рассмотреть Тамару вблизи. Природа оказалась на редкость щедрой по отношению к ней, благодаря чему я теперь знала, как выглядит роковая женщина: безукоризненно правильные черты лица, зеленые глаза, великолепные ровные зубы. Возраст определить не берусь — даме с одинаковым успехом могло быть и двадцать пять, и сорок пять лет. Впрочем, допускаю, что царская внешность женщины — результат высокого профессионализма пластических хирургов и дантистов.

Тимур первым вышел из машины, обменялся взглядом с Тамарой и присоединился к двум монументам, на фоне которых казался маленьким беззащитным кузнечиком.

Тамара сделала еще один шаг в направлении «Сааба», где мы с Клавкой отсиживались, трясясь от страха, и призывно улыбнулась, отчего сделалась похожей на молодую сильную волчицу.

— Ox, — закатила глаза Клавдия, намереваясь немедленно скончаться.

— Чего уж теперь… — вздохнула я тоскливо. — Пошли, что ли…

— Добрый день, милочки, — поздоровалась Тамара, когда мы, еле передвигая непослушными ногами, приблизились к ней. — Товар у вас?

— А деньги у вас? — балдея от собственной смелости, просипела я.

Тамара усмехнулась:

— У вас деловая хватка, Афанасия.

Прозвучало это как приговор, не подлежащий обжалованию.

— Она нас знает! — — простонала Клюквина, соревнуясь в белизне со снегом.

В отличие от сестры, меня совсем не удивило, что Тамаре известны наши имена. Во-первых, я имела несчастье ей представиться, а во-вторых, она женщина со связями, с деньгами, а наличие этих двух составляющих делает человека если не всесильным, то могущественным точно.

"Однако… — подумала я невесело. — Интересно, как много этой ведьме удалось о нас узнать?

Известно ли ей, что мой муж служит в ФСБ?"

Этот факт мог сыграть как за нас, так и против.

Пока я решала новую головоломку, Тимур достал из серебристой машины кожаный кейс и передал его Тамаре.

— Вот ваши деньги, — с нехорошей улыбкой сообщила она.

— Покажите… — оживилась Клавдия, розовея буквально на глазах. Я покачала головой: упоминание о деньгах всегда заставляло сестрицу волноваться.

— Вы мне не доверяете? — тонкие брови Тамары удивленно взметнулись вверх.

— Нет, — хором ответили мы с Клавкой.

Неожиданно женщина рассмеялась:

— А вы, девочки, не промах! Впрочем, я вас понимаю — в наше время доверие дорогого стоит. Но вы мне не ответили на вопрос. Учитывая ваше.., м-м.., взволнованное состояние, я вас прощаю и повторяю вопрос еще раз: товар у вас?

Я нашла в себе силы улыбнуться. Подозреваю, что улыбка получилась так себе, но ведь мы здесь собрались не политесы разводить! Придав голосу некоторую небрежность, я заговорила, тщательно подбирая слова:

— Как вы уже успели заметить, глупость нам не свойственна. Таскать с собой столь специфический товар, по меньшей мере, неразумно и даже опасно. Ампула в надежном месте, и получите вы его только тогда, когда мы благополучно вернемся домой. Повторяю, благополучно.

Вам, наверное, известно, что мой супруг имеет некоторое отношение к спецслужбам. Наше неожиданное исчезновение ему вряд ли понравится, а он и его коллеги, в отличие от нашей родной милиции, работать умеют и покладистым нравом не отличаются. Муж, разумеется, не в курсе моего, так сказать, маленького бизнеса, но… Он очень любит жареную картошку с квашеной капустой, нам надо вовремя вернуться домой, чтобы успеть приготовить ужин. Да, забыла предупредить: ваш Тимур отобрал у нас сотовые телефоны. Он, наверное, не знал, что у меня их два, и один из аппаратов оборудован какой-то хреновиной, благодаря которой можно определить место моего пребывания в любой момент. Как видите, о своей безопасности мы позаботились, а вы? Ну, два бэтээра с ногами и Тимура в расчет не берем…

За время выступления я краем глаза заметила, как преображается и оживает Клюквина, а вот превращение Тамары из утонченной аристократки в злобную фурию произошло после первых же моих слов.

— Я вас недооценила, — сузила глаза Тамара. — Кто бы мог подумать, простая учительница и какая-то маникюрша…

— Стилист широкого профиля, — робко подсказала Клавдия и обиженно нахохлилась.

— Ваши условия, — проигнорировала подсказку Тамара.

Я открыла рот, чтобы поделиться своими соображениями, но неожиданное событие заставило умолкнуть и даже сжать зубы как можно крепче, чтобы не завопить во всю силу легких.

Откуда-то из глубины леса появились два джипа, из них вывалились люди с автоматами и принялись палить в разные стороны, не жалея патронов.

— Ух, е мое! Афоня, ложись! — скомандовала Клюква.

Совет оказался очень своевременным, и я с готовностью шлепнулась лицом в снег, на всякий случай прикрыв голову руками. Рядом судорожно всхлипывала Клавдия. Прикрываясь рукой, я наблюдала за развитием событий, и ощущение, что мы принимаем участие в съемках крутого боевика, усиливалось с каждой минутой.

Из черного «Мерседеса» выскочили крепкие парни и тоже начали стрелять куда ни попадя.

Тамара упала, издав негромкий крик, дорогая шубка стала набухать кровью.

— Клавка, отползай к лесу! — крикнула я и энергично заработала руками и ногами.

К счастью, увлеченный перестрелкой народ не обратил внимания на наш отход.

Передвижение по-пластунски — малоприятное и нелегкое занятие, оно становится еще более трудным, когда ползешь по сугробам, а под пулями, свистящими над головой, и вовсе смертельно опасным. Впрочем, как раз ощущение опасности придало нам с Клавкой сил, и мы преодолели расстояние до леса в рекордно короткие сроки. Признаюсь честно, я чувствовала себя героем-разведчиком времен Второй мировой войны, случайно оказавшимся в тылу врага.

Тем временем события приняли совсем скверный оборот: потери с обеих сторон были весьма значительными. Из восьми человек, затеявших стрельбу, четверо лежали на снегу в совершенно неестественных позах, еще двое пытались доползти до своих машин, вяло отстреливаясь. Им помогали пока еще целые приятели. Людей Тамары тоже здорово покосило: глухонемой Тимур, оба телохранителя и сама Тамара были, несомненно, мертвы. Пассажиры «Мерседеса» продолжали вести огонь, но как-то неохотно. Конец их страданиям положила чья-то пуля, угодившая в бензобак. Бабахнуло, что и говорить, здорово, «Мерседес» приказал долго жить, так же как и бедолаги, использовавшие его в качестве прикрытия. Наступившую тишину нарушало только потрескивание горевшего автомобиля и стоны раненых бойцов. Уцелевшие бандиты перетащили своих приятелей в джип и окинули поле боя суровым взглядом. Вероятно, исход сражения их удовлетворил, они кивнули друг другу, загрузились в свои джипы и убрались восвояси.

Еще минут десять мы с Клавдией лежали, уткнувшись лицом в сугроб и стуча зубами от страха. Однако больше ничего интересного не происходило.

— Что это было, Афанасия? — дрожащим голосом пропищала Клавка.

Я приняла сидячее положение и охотно пояснила:

— В современном русском языке это называется простым, но очень емким словом «разборка».

— И что, она уже закончилась?

— Как тебе сказать? Для Тамары и ее людей — определенно…

— А для нас? — нетерпеливо перебила Клавдия.

В ответ я лишь пожала плечами:

— Хотелось бы верить, что и для нас тоже.

Пойдем, надо выбираться отсюда.

Мы с Клюквиной помогли друг другу подняться и, отряхнувшись, потопали по уже проложенным нами дорожкам.

— Ни фига себе! — присвистнула Клавдия, когда мы добрались до места перестрелки.

— Да-а, впечатляет, — согласилась я. — Налетели разбойники лесные и перебили супостатов. Правда, некоторые из разбойников тоже головушки сложили, но это уже издержки их профессии…

— Хорошо бы еще знать, кто поедал этих разбойников.

— Не берусь утверждать, но, по-моему, Клава, это и есть та самая третья сторона, о которой я тебе говорила.

— А она за нас или как?

— Прекрати болтать! — разозлилась я, потому что толкового ответа на этот вопрос сама не знала. Но Клавка выглядела такой несчастной, что моя злость куда-то испарилась, и я, погладив ее по плечу, миролюбиво произнесла:

— Как там дальше все обернется, не знаю, но сегодня эта третья сторона появилась очень вовремя.

Мы поравнялись с серебристой машиной, на которой приехала Тамара. Как ни странно, но на ней не было ни единой царапины, я имею в виду машину, разумеется. Я обошла вокруг автомобиля и, убедившись, что на нем можно передвигаться, открыла дверцу со стороны водителя. Ключи болтались в замке зажигания.

— Садись, Клавдия, — пригласила я сестру. — Нынче удача на нашей стороне. Грех этим не воспользоваться.

— Угу, я щас… — бросила Клавка и куда-то скрылась.

Вернулась она довольно быстро, бережно прижимая к груди заветный чемоданчик, которым еще недавно соблазняла нас Тамара.

— Ох, Клава, — покачала я головой, — жажда наживы тебя когда-нибудь погубит.

— Сама говорила, грех удачу упускать, — напомнила Клюквина, ковыряясь с замками. — Эти денежки теперь как бы ничейные. Разве ж это правильно? У капитала должен быть хозяин, который сумеет им правильно распорядиться…

— На себя, что ли, намекаешь? — я усмехнулась.

Такая черта характера, как бережливость, Клавдии несвойственна. Она работает в одном очень престижном салоне красоты, получает хорошую зарплату и примерно раз в месяц озвучивает свою заветную мечту: начать копить деньги на загородный домик. Время идет, мечта остается мечтой, а деньги на ее осуществление никак не желают копиться, потому что Клавке все время необходимо чего-нибудь срочно приобрести. Самой нелепой покупкой Клавдии стала огромная клетка для попугаев. Птичками сестрица так и не обзавелась, зато клетка почти полгода занимает половину балкона.

Мы уже выезжали на шоссе, когда Клюквина огласила салон истошным воплем:

— Вот падла, твою мать!!!

Я вздрогнула, хотела остановить машину, но с перепугу перепутала педаль газа с педалью тормоза, и мощный автомобиль, взревев многосильным мотором, рванулся вперед. Какое-то время ушло на его укрощение, однако я блестяще справилась с этой нелегкой задачей, съехала на обочину и набросилась на Клавдию:

— Ты чего орешь, ненормальная?! Смерти нашей хочешь? Так нужно было под автоматную очередь бросаться…

— Афоня, она нас подставила… — хлюпнула носом Клавка.

Тут я заметила, что в руках она держит какие-то бумажки.

— Что это? — кивнула я на них.

— Это наши деньги.

Всегда думала, что доллары выглядят несколько иначе. Я присмотрелась повнимательнее, но ни портретов президентов, ни прочих опознавательных знаков американских денег не обнаружила.

— Конечно, — кивнула Клюквина после того, как я поделилась с ней итогами своих наблюдений, — потому что эта гадина Тамара подсунула вместо денег «куклу». Смотри, вот пачка, — продемонстрировала аккуратную стопку купюр, перетянутую резинкой. — Сверху и снизу настоящие сто долларов. А теперь — ап, ахалай-махалай, ляськи-масяськи…

Сестрица сняла резинку и развернула деньги веером. Между первой и последней купюрой лежали обычные листы ровно нарезанной бумаги.

— Здорово! — присвистнула я. — Значит, мы были правы, не доверяя Тамаре. Она и не собиралась платить. Думаю, если бы мы сегодня передали ей ампулу, то утро завтрашнего дня встретили бы уже в охлажденном состоянии. Ты, Клавка, не горюй, — попыталась я успокоить Клюквину. — Главное, мы живы и относительно здоровы. Тамаре в этом плане повезло меньше…

— И поделом ей, — буркнула Клавка. — Господь не дурак, всем по заслугам воздает. Вот только денег жалко, я ведь уже прикинула, что на них купить можно…

— Но ведь сколько-то там все же есть?

— Две тысячи всего. Разве это деньги? Слезы одни! Да и неизвестно, вдруг они фальшивые.

Посоветовав сестре философски отнестись к страшному удару судьбы, я тронулась в путь.

Впрочем, Клавка совету не вняла, и всю дорогу то злобно ругалась, то Сокрушенно вздыхала, а пару раз даже всплакнула. Меня же мучило какое-то неясное предчувствие, и это здорово нервировало. Кроме того, не давал покоя вопрос, удалось ли Степке продать ампулу и кто выступал в роли покупателя?

* * *

Фортуна сегодня была явно на нашей стороне, поэтому до дома мы добрались без происшествий и в рекордно короткие сроки. Зато по прибытии нас ожидал неприятный сюрприз: во всех окнах нашей квартиры горел свет. Оставить его включенным мы не могли по той простой причине, что уходили засветло. Значит, в доме находился кто-то посторонний.

— Господи! — испуганно хрюкнула Клавдия.

— Вряд ли это он, — клацнула я зубами.

— Как быть? Может, милицию вызовем?

— Можно, — кивнула я, — только потом.

Сначала сами посмотрим, кто к нам пожаловал.

Клавка задумчиво почесала за ухом, а потом согласно моргнула:

— Оно, конечно… Только неплохо было бы обезопаситься. Ты, Афоня, ступай к дверям квартиры и подожди меня там, а я к Михалычу загляну.

На мой взгляд, пенсионер Михалыч не мог выступать гарантом нашей безопасности, но своих идей у меня не было, поэтому пришлось последовать Клавкиным инструкциям. Я поднялась на третий этаж и замерла перед дверью.

Выглядела она как обычно, следов взлома не носила, и даже замок оказался на месте. Однако мне было известно, что искусство проникновения в чужие квартиры нынче находится на довольно высоком уровне и отсутствие видимых повреждений на двери еще ни о чем не говорит.

Невесело усмехнувшись, я присела на корточки и приложила ухо к замку. Утверждать не берусь, но мне показалось, что в глубине квартиры о чем-то негромко вещает телевизор.

— Чего там? — прошептала вернувшаяся Клавка. Обеими руками она сжимала молоток, позаимствованный, как я подозреваю, у Михалыча.

— Кажется, телевизор работает, — тоже шепотом ответила я.

Клавдия тихо ахнула:

— Киллер! По нашу душу явился! Дома нас не застал, решил подождать, чтоб, значит, еще раз не возвращаться. Душегуб! Ну, ничего, — Клюквина потрясла молотком в воздухе, — сейчас мы с ним разберемся!

Подивившись отваге сестрицы, я подумала, что против пистолета киллера молоток едва ли поможет, но разочаровывать Клавдию не стала.

— Открывай… — скомандовала сестрица.

Стараясь производить как можно меньше шума, я вставила в замок ключ и открыла дверь.

Телевизор и правда работал. «Странный киллер, — подумала я. — Зачем ему себя обнаруживать? Сидел бы по-тихому, да нас дожидался, а то устроил тут вечер отдыха». — Мы с Клавкой уже подобрались к большой комнате, как услышали знакомый голос:

— Еще раз спрашиваю, какого хрена вы сюда приперлись?

— Димочка приехал! — радостно взвизгнула я, враз прекращая бояться.

Клюквина не спешила разделить мой восторг, но молоток опустила.

— Принесла нелегкая, — недовольно буркнула она. — Ну, все, Афанасия, готовься к разборкам. Тьфу, блин!

На пороге комнаты появился Брусникин.

С объятиями и поцелуями он не полез, а, увидев нас, нахмурился, из чего я сделала вывод, что супруг изволит гневаться. Радости у меня заметно поубавилось, и, опустив глаза, я принялась усердно изучать паркет в коридоре.

— Явились? Ну-ну, — сквозь зубы процедил Димка. — Да вы проходите, чего на пороге топчетесь…

В комнате у нас появились два новых предмета, что несколько оживляло уже привычный интерьер. На полу возле батареи центрального отопления сидели Степка и рыжий Тоша. Они были пристегнуты друг к другу наручниками, перекинутыми через трубу. Если бы парням пришла в голову мысль покинуть наше гостеприимное жилище, то пришлось бы прихватить с собой и батарею. Примечательно, что у обоих красовались на лицах синяки, в которых легко угадывались знакомые очертания Димкиного кулака. Хирург выглядел подавленным и уставшим. Завидев нас, он тяжело вздохнул и опечалился. Степку же, кажется, даже забавляло положение, в которое он попал. По его лицу блуждала наглая ухмылка, но в глазах читалось легкое беспокойство.

— Рыжего отстегни, — велела Клавдия, не особенно надеясь, что Димка выполнит просьбу. Так оно и вышло.

— Обойдешься, — вежливо возразил он.

— И что ты за человек, Брусникин! Это, между прочим, мой жених, — возмутилась сестра, ввергнув своим заявлением доктора, а заодно и всех присутствующих в легкий трепет. — Эдак я никогда замуж не выйду. Кроме того, Антон Константинович — классный хирург, он мне голову лечил.

— Чтоб твою голову вылечить, нужно по меньшей мере пять высококлассных психиатров и тонна галоперидола, — съязвил Димыч.

— Точно, — подтвердил Степан и пожаловался:

— Она на меня со сковородкой бросалась.

И с половником. Чокнутая!

Сестра не согласилась с диагнозом, поспешив пояснить:

— Сам виноват! Нечего было головы нам морочить! Мы из-за тебя в такое дерьмо вляпались, что ни один ассенизатор не поможет.

Брусникин вперил в меня суровый взгляд, молча требуя объяснений. За плечами у мужа имеется суровый опыт, приобретенный за годы службы в органах госбезопасности, оттого я испуганно съежилась под этим взглядом, понимая, что Клавкины прогнозы насчет разборок уже сбываются.

— Дим, ты только не волнуйся, я сейчас все объясню, — вздохнула я.

— Знаю. Постарайся, чтобы объяснения звучали убедительно. И сначала мне хотелось бы узнать, откуда у вас пистолет?

— У супостата украли, — оживилась Клавдия.

— У кого? — не понял Димка.

— Вот у него, — Клюквина ткнула пальцем в ухмыляющегося Степана. — Дима, ты его быстрее арестовывай, потому как он гад и сказочник.

Сперва наврал нам с три короба, а потом использовал нас как пешек в своей грязной игре.

В результате мы и без денег остались, и чудом до сих пор живы.

— Клавдия! — прикрикнул Брусникин.

Клавка притихла и обиженно проворчала:

— А чего сразу Клавдия? Сто девяносто восемь тысяч баксов — это вам не кот чихнул.

Было понятно, что сестрица никак не может смириться с потерей денег. Скорее всего, она до конца жизни будет вспоминать об этом и досадливо плеваться.

Димка цыкнул на Клюквину, призывая ее заткнуться, и снова уставился на меня с немым вопросом в глазах. Еще раз вздохнув, я приступила к рассказу, против воли увлекаясь все больше.

Повествование получилось красочным и очень напоминало какой-нибудь крутой боевик. Когда я дошла до эпизода с сегодняшней перестрелкой, Степка злобно сплюнул:

— Сука!

— В каком смысле? — опешила я, приняв оскорбление на свой счет.

Однако Степан отвернулся, всем видом демонстрируя, что на беседу не настроен. Впрочем, меня этот факт не сильно огорчил, потому что я знала — Димка со своими товарищами сможет заставить говорить даже памятник Дзержинскому. Иное дело мое неудовлетворенное любопытство. Брусникин, конечно, поделится полученной информацией, но предварительно нервы помотает здорово. И еще один вопрос: кто расстрелял Тамару и ее людей? Судя по реакции Степана, это известие стало для него неприятной неожиданностью, а это значит, ампула все еще у него. Найти еще одного участника столь своеобразного гешефта — задача практически невыполнимая.

Димка довольно долго молчал. Он сидел с опущенной головой, поигрывая желваками на скулах, а я с замиранием сердца ожидала его решения и изнывала от нетерпения. Наконец Брусникин поднял на меня тяжелый взгляд.

— Я сколько раз вам говорил… — зловеще прорычал муж, но оборвал себя на полуслове и устало махнул рукой, мол, горбатого хоть могила исправит, а вас с Клавкой исправить даже ей не под силу. — Где ампула?

Клавдия с готовностью подхватилась, выказывая неукротимое желание добровольно помочь органам, и через минуту передала Димке ампулу.

— Вторая у супостата должна быть, — предположила сестра.

Сам супостат по-прежнему обнимал батарею и выглядел сильно недовольным.

— Что скажешь? — спросил Димка у Степана.

— Только не ври, Степа, — попросила я. — Облегчи душу, тебе за это послабление выйдет.

Неожиданно Степан рассмеялся:

— Ай да Витька, ай да сукин сын! Кто бы мог подумать… Одного не пойму, как он на Тамарку вышел?

— Ничего, вот поправится и сам расскажет, — успокоила я Степку.

— Это вряд ли, — покачал головой Антон Константинович.

Мой рассказ о наших с Клавкой приключениях произвел на него впечатление, и теперь он смотрел на нас со смесью испуга и восхищения, как на героев-камикадзе, чудом оставшихся в живых.

— Почему это? — насторожилась Клавдия.

— Он умер…

— Как умер? Как умер?! — заволновалась я. — Ты же говорил, что операция прошла успешно и должен выкарабкаться.

— Говорил, — со вздохом согласился хирург. — Да только… В общем, ночью кто-то отключил аппарат искусственного дыхания.

— Нет, мне это нравится! — взвилась Клавдия. — Кто-то отключил аппарат! Такое впечатление, что Виктор лежал не в реанимации, а где-нибудь на проходном дворе! А ты где был, интересно?

— А я, между прочим, не сторож, а врач, и был на операции! — тоже разозлился Филиппок. — Когда освободился, зашел к нему, а он…

Короче говоря, он уже был холодный, ничего нельзя было сделать.

— Куда катится наша медицина! — Клюквина схватила себя за волосы, словно хотела снять с себя скальп. — Тебе доверили самое дорогое — ценного свидетеля! Не уберег. Клянусь, никогда в жизни я больше не буду лечиться у наших врачей…

— У тебя есть выбор? — хмыкнул Тоша.

Цинизм хирурга сыграл с ним дурную шутку: Клюквина, кажется, передумала на нем жениться. Она смотрела на суженого, как Ленин на мировой капитализм, и надежд на светлое семейное будущее несчастному хирургу не оставляла.

— Ментов вызвали? — осведомился Брусникин.

— Само собой.

— И что?

— Как обычно, — пожал плечами Антон. — Никто ничего не видел, не слышал.

Клавдия презрительно фыркнула:

— Кто бы сомневался!

Димка, казалось, тоже не удивился, но от комментариев воздержался. Я маялась, не зная, как задать давно мучивший меня вопрос. Ничего толкового в голову так и не пришло, я досадливо сморщилась и спросила напрямик:

— Степа, скажи Христа ради, что там в ампулах? Я же спать спокойно не смогу!

— Сказать-то, конечно, можно, да только надо ли? Думаешь, если узнаешь, что там, уснешь спокойно?

— Постараюсь…

Степка с сожалением покачал головой.

— Вот бабье, а? — обратился он к Брусникину и Антону. — Через свое любопытство уже попали в переделку, а все никак не угомонятся!

— Ты будешь нам лекции по женской психологии читать, — возмутилась Клавдия. — Мы ведь все равно узнаем, правда, Дим? Днем раньше, днем позже, какая разница? Говори, ну!

Степка еще немного помолчал, испытывая наше терпение на прочность. Когда я уже готова была запустить в него чем-нибудь тяжелым, поскольку особым терпением не отличаюсь, он наконец произнес:

— Лихорадка Ласса. По крайней мере, так Витька утверждал.

Сказать, что все онемели, значит слукавить.

Мы не онемели. Мы просто превратились в монументы. Что такое лихорадка Ласса, ни я, ни Клавдия не знали, но название само по себе звучало хоть и красиво, но угрожающе, и радостей в жизни не сулило. А судя по стоимости одной ампулы, даже наоборот — предрекало мученическую кончину. Я чувствовала, как ужас проникает в каждую клеточку организма и сковывает тело ледяным панцирем. Господи, это уже несколько дней подряд с нами рядом ходит ужасная смерть!

У рыжего хирурга, обладающего гораздо более обширными познаниями в медицине, побледнели даже веснушки. Клавка, кажется, от испуга забыла, как дышать. Из ее открытого рта вылетали не то судорожные всхлипы, не то предсмертный хрип. Мой Брусникин, несмотря на суровую школу ФСБ, тоже заметно струхнул.

— Ну, мужик, ты попал, — выдохнул Димка, обращаясь к сохранявшему невозмутимость Степану. — Мои парни из тебя душу вынут, это я тебе обещаю.

С этими словами Димыч отправился звонить в свою контору, оставив нас столбенеть без его присутствия. Первой пришла в себя Клавдия.

— Ик.., хи-хи-хи… Ик.., хи-хи-хи… — куда-то в пространство сказала она.

Ее бессмысленное выступление заставило очнуться и меня. Я посмотрела на блеющую сестрицу и обнаружила у нее все признаки легкого безумия, грозящего тяжелыми последствиями.

— Вылечить сможешь? — мотнула я головой в сторону Клюквиной, обращаясь к Тоще.

Антон раздраженно пожал плечами:

— Сидели бы вы дома! Тогда, глядишь, и здоровее были бы. Ей точно психиатр нужен — свихнулась девка, по всему видать.

— Вот ты и подсоби, Тошенька. Ты ведь хирург? Вывихи — это как раз по твоей части.

Филиппок печально пискнул и, по-моему, раз и навсегда смирился с ролью нашего семейного доктора:

— У Клавки, судя по всему, сильный шок.

Я бы посоветовал лечение антидепрессантами в сочетании с полным покоем. Но в вашем случае покой — слишком большая роскошь, которую вы не можете себе позволить. Необходимо хотя бы устранить влияние отрицательных факторов: не читать газет с негативной информацией, не смотреть мелодрамы и боевики, особенно боевики, — со значением подчеркнул Антон. — В противном случае крыша Клавдии может уехать далеко и надолго.

Я внимательно слушала Антона и пристально наблюдала за Клюквиной. Она перестала икать, и, по моему мнению, мнению дилетанта от медицины, никакого сумеречного состояния души у нее уже не наблюдалось, крыша по-прежнему была на месте и никуда отъезжать не собиралась. Стресс, конечно, имел место. А кто в наше неспокойное время не испытывает стресса?! Народ уже давно научился справляться с ним самостоятельно или при помощи подручных средств явно не медицинского характера.

Вот и Клавке сейчас весьма кстати пришлись бы грамм сто пятьдесят водочки и крепкий здоровый сон.

Придя к такому выводу, я пошла на кухню.

Там за столом сидел Брусникин. Супруг имел вид несчастный и озабоченный одновременно.

«Тоже борется с последствиями стресса, — пожалела я Димку. — Ему тяжелее, чем нам, ведь приходится спасать не только свою шкуру, а еще за нас волноваться, ну, и за всю страну, конечно, тоже. Бедный мой мальчик!»

— Сейчас ребята приедут, — устало сообщил Димка. — По-моему, они мне не поверили.

Слишком уж история.., масштабная.

— А чего приедут? — хмыкнула я.

— Обязаны.

Я забралась к мужу на колени, пристроила голову у него на груди и тяжко вздохнула. Только сейчас у меня возникло ощущение безопасности, а также чувство легкости, свойственное человеку, переложившему ответственность на чужие плечи. Было слышно, как под свитером гулко бьется Димкино большое доброе сердце.

К горлу подкатил комок, и я еле слышно пискнула:

— Дим…

— Ну?

— Ты сердишься?

Над таким, казалось бы, простым вопросом Брусникин размышлял довольно долго. Молчание мужа беспокоило и не предвещало ничего хорошего. Я бы, честно говоря, предпочла, чтобы он ругался, топал ногами и грозился исправительно-трудовыми работами по дому пожизненно. Наконец Димка печально вздохнул:

— Да нет, какой с этого толк? Одного понять не могу: почему все неприятности липнут именно к вам? Или вы к ним? Специальный магнит у вас внутри, что ли…

Вопрос относился к категории риторических и ответа не требовал. Я плотнее прижалась к мужу и на всякий случай всхлипнула. Димка, как и все мужчины, до судорог боится женских слез.

Он вздрогнул и принялся наглаживать меня по спине:

— Афонь, ты чего? Да не реви, все ведь кончилось… Для вас во всяком случае. А вообще-то вы молодцы.

— Правда? — я робко улыбнулась, заглядывая Димке в глаза.

— Правда, правда, — чмокнул меня в нос Брусникин, но тут же сердито насупил брови:

— Но чтоб это было в последний раз!

— Ага, — легко согласилась я, — твердо веря, что так оно и будет. Вспомнив, зачем шла на кухню, я озабоченно произнесла:

— Клавка что-то не в себе. Тоша говорит, сильный шок. Чего делать — ума не приложу…

— Водки ей налей и спать уложи. К утру от Клавкиного шока и следа не останется, разве что головная боль.

— Я тоже так думаю, — кивнула я, радуясь, что не ошиблась в выборе лекарства для сестры.

Полчаса спустя явились коллеги Брусникина и увезли Степку. Вместе с ребятами уехал и сам Димка, заявив, чтоб мы его не ждали, а ложились спать. При этом он подозрительно покосился на Антона Константиновича, но вовремя вспомнил, что Клавка объявила хирурга своим женихом, и благоразумно промолчал, однако я успела заметить в его глазах изрядную долю сомнений.

Мы остались втроем: я, Клавка и рыжий Тоша. Все молча переживали и выглядели, мягко говоря, уставшими.

— Пошли на кухню. Лечиться будем, — скомандовала я.

Возражений не последовало. Вскоре мы сидели за столом и дружно пытались справиться с ударной дозой народного лекарства.

— Уф, ну и крепкая, зараза! — выдавил Тоша, глубоко вдыхая запах кусочка «черняшки». — Я ведь не пью совсем, но тут такой случай…

— Непьющие мужчины крайне подозрительны, — сообщила Клавка и попыталась сфокусировать взгляд на покрасневшем лице Филиппка. — Впрочем, занюхиваешь ты вполне профессионально.

— Не цепляйся к человеку, — махнула я рукой. — Молодой он еще, жизни не нюхал. Работа у парня нервная, так что еще дозреет. Думаешь, легко каждый день людей резать и в их внутренностях ковыряться? Ты, Антон Константинович, лучше объясни нам, что это такое — лихорадка Ласса? Она в самом деле так опасна, как я предполагаю?

Тоша опечалился:

— Вы, девчонки, меня переоцениваете. Если по общей терапии я имею некоторое представление, то вирусология для меня почти такая же терра инкогнита, как и для вас.

— Но-но, ты полегче! — Клавдия свела глаза к переносице, пытаясь придать лицу строгое выражение. — Давай обойдемся без иностранных слов непонятного значения. Отвечай на нормальном языке: совсем ничего не знаешь про эту… как ее… Ну, ты понял.

— Увы, — сокрушенно вздохнул Тоша и тем самым подписал себе приговор: Клавка смерила его презрительным взглядом и окончательно вычеркнула хирурга из кандидатов в женихи.

Чтобы развеять воцарившееся уныние, я налила еще по одной дозе «лекарства». Мы выпили, заметно опьянели, а настроение почему-то не улучшилось.

— Слушайте, я, кажется, придумал! — внезапно оживился Антон. — У меня есть приятель, еще с институтских времен. Он инфекционист.

Правда, по специальности не работал ни дня, но, думаю, кое-что из полученных знаний еще помнит, как-никак красный диплом получил…

Я обрадовалась и захотела ободряюще хлопнуть Антошку по плечу, но в связи с некоторой раскоординированностью движений промахнулась и двинула доктора по шее. Впрочем, он не обиделся.

— Действуй, док, — кивнула Клюквина. — Телефон в коридоре. Сам найдешь или тебя проводить?

Филиппок, страшно гордый своей находчивостью, от помощи отказался и нетвердой походкой проследовал к телефону. Пока Тоша дозванивался до своего приятеля, Клавдия решила посоветоваться со мной насчет своих матримониальных планов.

— С-слушай, Афоня, чего-то мне этот л-лепила р-разонравился. Продразрительный он какой-то! Н-не находишь?

«Кажется, я немного переборщила с лекарством против стресса», — сделала я вывод и обнаружила, что мое собственное состояние тоже оставляло желать лучшего: голова слегка кружилась, все предметы виделись в двойном экземпляре, а стены кухни и пол неожиданно потеряли свою былую устойчивость.

— П-пожалуй, я не буду н-на нем ж , ж-жениться, — с трудом выразила свою мысль Клюквина. — Он меня б-больше не вчп.., впч.., впечатляет.

— Мой мармеладный, ты не права, — пропела я. — Константиныч — доктор. Разве ж плохо иметь под рукой собственного доктора? Особенно нам с тобой! Ты присмотрись повнимательнее: характер у него покладистый, судя по комплекции, ест немного, не пьет…

Словно опровергая мои слова, из коридора раздался звук падающего тела и комментарий Антона:

— Е-мое!

Клавка ехидно сморщилась и показала мне язык. На кухне появился Тоша. Был он на удивление трезв, бледен, а к синяку под глазом прибавилась еще и шишка на лбу.

— Дозвонился? — спросила я.

— Угу.

— И что п-поведал твой п-приятель? — проявила интерес Клавдия. — Ты выглядишь испуганным — Испугаешься тут, — проворчал Антон. — Значит, так: лихорадка Ласса является разновидностью геморрагической лихорадки. Первоначальные симптомы очень схожи с некоторыми вирусными заболеваниями, например, с ангиной, пневмонией, поэтому лихорадка Ласса трудно диагностируется. Продолжительность болезни примерно три недели. Если ее вовремя не обнаружить, смерть наступает в ста процентах случаев… — Антон умолк ненадолго, а я почувствовала, как трезвею.

— Вирус лихорадки передается как при непосредственном контакте с больным человеком, так и воздушно-капельным путем. Едва вирус попадает в кровь, сразу начинает бешено размножаться, — продолжал просвещать нас Филиппок. — Температура тела повышается до 39 — 40°С, мучают сильнейшие головные боли; затем наступает расстройство сознания, а потом появляются кровоточащие язвы на теле, отмечается выпадение волос; возможна глухота.

— Мама моя! — дернулась Клавдия, теребя себя за волосы. — Ну-ка, Афонь, шепни мне чего-нибудь…

— Да подожди ты, — отмахнулась я и обратилась к Антону:

— Все?

— Почти. Остается только добавить, что развитие вируса приводит к обширным внутренним кровотечениям Чаще всего в кишечнике, печени, миокарде, легких и головном мозге. Теперь все — Господи, кому же могла понадобиться такая гадость?! — простонала я, поежившись.

Антон печально улыбнулся:

— Какому-нибудь психу, который решил, что подобное оружие даст ему власть над миром.

А в том, что это именно оружие, сомневаться не приходится.

— Да уж… — глубокомысленно изрекла Клюквина. Она перестала дергать себя за волосы, зато теперь задрала рукава джемпера и пристально рассматривала оголенные руки.

— А кто является первичным носителем вируса? — не унималась я. — Ведь не падает же он с неба?

— Не падает, — согласился Антон. — По-моему, Михаил что-то говорил о мартышках и каких-то крысах, но это я уже плохо слышал…

Мы с Клавкой подавленно молчали. Хмель из головы улетучился, а стресс — увы! — никуда не делся, наоборот, принял угрожающие размеры. Возможно, от него поможет избавиться крепкий здоровый сон…

Пожелав Клавдии и Антону спокойной ночи, я удалилась к себе. Однако со сном тоже вышла неувязочка: я честно пыталась заснуть, но стоило только закрыть глаза, как тут же грезились вирусы лихорадки Ласса. Отчего-то они были усатыми, хвостатыми и сильно напоминали разжиревших кроликов.

В конце концов мне пришлось оставить попытки попасть в объятия Морфея. В нарушение всех инструкций, полученных от Брусникина (он однажды и навсегда запретил мне звонить ему на работу. Исключение составляли лишь экстренные случаи), я набрала номер мобильника мужа. На мой взгляд, сейчас и был как раз тот самый исключительный случай: кто же, кроме любимого и любящего мужа, сможет внести некоторое успокоение в мои растрепанные чувства?!

— Ты чего не спишь? — недовольно поинтересовался Димка вместо приветствия.

— Никак не могу уснуть, — жалобно вздохнула я.

— Я ж говорил, выпейте водки и ложитесь…

— Уже выпили…

— Ну, так еще выпейте!

— Так ведь больше нету, Дим.

— Вы уговорили литр водки? — после недолгого молчания изумился муж.

— Так ведь на троих…

— Алкаши! И чего ты теперь от меня хочешь? Чтобы я еще за бутылкой сбегал?

Вместо ответа я всхлипнула.

— Афоня, — запаниковал супруг, — не реви!

У тебя классический синдром алкоголика: стоит принять «на грудь», сразу же пробивает на слезы. Вы закусывали?

— Мне страшно, Димочка! — пожаловалась я. — Кругом вирусы мерещатся, усатые и с хвостами…

— Белая горячка, — усмехнулся Брусникин, чем ужасно разозлил меня. Я отодвинула трубку от уха и, зажав ее в кулаке, прокричала:

— Ты черствый, равнодушный тип! Вместо того чтобы меня успокоить, ты издеваешься.

Солдафон! Чурбан бесчувственный!!!

Было слышно, как трубка что-то квакает. Меня это заинтересовало, и я снова приложила ее к уху.

— ..как я тебя люблю, поэтому и беспокоюсь, — интимно проворковал Димка. — Тебя успокоит, если я скажу, что лаборатория взяла ампулу на анализ, а Степка сообщил, где находится вторая ампула? Ребята уже поехали за ней.

Еще бы не успокоило! Я почувствовала, как с плеч свалилась гора размером с Эверест, горячо заверила Брусникина в своих чувствах и на этот раз мгновенно заснула.

* * *

Утром я проснулась от ощущения того, что в мире что-то изменилось. Несколько минут я пыталась сообразить, что именно, а потом меня посетило-таки озарение: в квартире стояла непривычная тишина. Клавдия не носилась в поисках своих вещей, не оглашала дом истошными воплями и даже не звала завтракать, что грозило немедленной голодной смертью. Подобное поведение сестры было настолько необычным, что я серьезно обеспокоилась и пошла выяснять, в чем же, собственно, дело.

Дверь в комнату Клюквиной оказалась распахнутой настежь, постель смятой, а вот самой сестрицы в комнате не было. Не нашлась она ни на кухне, ни в ванной. Тут уж я испугалась по-настоящему.

— Клава! — крикнула я, еще раз обежав всю квартиру и заглянув во все шкафы и даже на балкон. Ответом мне была тишина.

Я уже хотела хлопнуться в обморок, как входная дверь открылась, и на пороге появилась Клюквина.

— Ты где ходила?! — набросилась я на сестру. — У меня и так нервная система пошатнулась, а тут еще ты со своими исчезновениями.

— Не ори, — сморщилась Клавдия.

Тут я обратила внимание, что вид сестрица имела довольно странный: блуждающий взгляд, загадочная улыбка… Может, похмелье?

— Я Антона Константиновича провожала, — сообщила сестра, опускаясь на тумбочку для обуви. — Хороший он все-таки, ласковый…

— И что? Ты снова решила пойти за него замуж?

— Я теперь как честный человек обязана выйти за него замуж, — глухо ответила Клавдия.

Сконфуженно хрюкнув, я поспешила скрыться в ванной.

Следующие три дня стали для нас с Клавкой самым кошмарным кошмаром. Димка приходил домой глубоко за полночь, молча ел и буквально падал на кровать. Утром так же молча завтракал и уходил на службу, оставляя нас обеих изнывать от нетерпения и любопытства. Пока шло следствие по делу Степана, Брусникин даже не думал рассказывать, как оно продвигается, и ужасно злился, если я пыталась задать какой-нибудь даже самый незначительный вопрос. Клавка, знавшая о крутом нраве Димыча не понаслышке, испуганно умолкала, едва мой супруг появлялся в дверях.

Рыжий Тоша стал довольно частым гостем в нашем доме. Уж и не знаю, что стало тому причиной: обычное любопытство или внезапно вспыхнувшие чувства к Клюквиной. Лично я склонялась к первому предположению, потому что сестрица в эти дни была особенно раздражительна и ее насмешки носили чересчур язвительный характер. К чести Антона Константиновича замечу — все Клюквинские уколы он сносил почти с библейским смирением.

В начале четвертого дня мучений мы с Клавдией собрались на кухне, провели небольшое совещание и постановили: дальше терпеть подобное бездействие невозможно, нужно срочно что-нибудь сотворить. В противном случае мы вполне можем перегрызть горло друг другу или кому-нибудь, кто случайно попадется под руку.

Всерьез опасаясь за здоровье своего Тоши, Клюквина предложила:

— Давай к Оксанке съездим. Ей сейчас труднее, чем нам, — все-таки мужа похоронила… Поддержим женщину, да и сами развеемся.

Немного подумав, я согласилась. Несчастной вдове поддержка, наверное, не помешает.

Дверь долго не открывали, но мы упрямо продолжали трезвонить, и наша настойчивость в конце концов была вознаграждена.

Оксана, казалось, похудела еще больше и теперь выглядела как узник концлагеря. Черное платье болталось на ней, словно мешок на палке, а черный платок подчеркивал какую-то неестественную бледность. Темные круги под глазами и желтизна на висках красноречивее любых слов свидетельствовали о страданиях женщины.

— Это вы… — как-то отстранение произнесла Оксанка, ничуть не удивившись нашему неожиданному визиту. Она не пригласила пройти, повернулась к нам спиной и удалилась в глубь квартиры.

Переглянувшись, мы с Клавдией все-таки вошли.

— Ну, ни фига себе! — присвистнула я, разглядывая крохотный коридорчик.

— Знакомый беспорядок, — согласилась сестра. — По-моему, я где-то уже видела подобный… Как думаешь, Афонь, тут поработали наши «приятели»?

— Уверена, — кивнула я и со знанием дела добавила:

— Почерк уж очень своеобразный: все перевернуто, обои оторваны… Наверняка на кухне даже муку высыпали.

Чтобы проверить предположение, мы прошли на кухню. Картина там была примерно та же, что и на нашей несколько дней назад: осколки посуды, всевозможные крупы на полу вперемешку с ножами, вилками и ложками. Среди этого хаоса за столом сидела Оксана. Перед ней стояла початая бутылка дешевого портвейна и пустой стакан. Еще один, накрытый сверху кусочком черного хлеба, притулился возле стены.

Около стакана догорала тоненькая церковная свечка, слабо освещая любительскую черно-белую фотографию Виктора в траурной рамке.

— Вы уже знаете? — кивнула Оксанка на снимок.

— Угу, знаем, — скорбно вздохнула Клавдия.

— Тогда найдите где-нибудь стаканы и присоединяйтесь. Помянем… Извините, что угощаю этой гадостью — ни на что другое денег нет.

— Да ладно, — махнула рукой Клюквина. — Мы люди простые, без претензий.

Она быстро освоилась на чужой кухне и умудрилась в два счета отыскать в разгромленном помещении пустой стакан и чашку с отбитой ручкой.

— Ну… Пусть земля будет Виктору пухом, а также царствие ему небесное и все, что полагается в таких случаях, — выдохнула Клюква и залпом осушила почти полный стакан.

Тяжко вздохнув, я последовала ее примеру.

Из закуски на столе оказалась только вода из-под крана, пить которую я не рискнула, поэтому пришлось ограничиться глотком воздуха и запахом рукава собственной кофточки.

— Я ничего не понимаю, — Оксанка устало потерла лицо. — Сначала пришли менты, сообщили, что Виктор.., что его больше нет. Потом откуда ни возьмись ФСБ. Оказывается, Витька уволился из НИИ, а я знать не знала об этом.

Дура дурой! Они меня все про какие-то ампулы спрашивали. Какие ампулы? Господи, я ничего не знаю! — Оксанка спрятала лицо в ладонях и судорожно всхлипнула. — Тело не отдают, я даже похоронить его не могу… Одежка плачет, я плачу…

— А где Олег? — полюбопытствовала я.

— У Витькиной сестры, в Долгопрудном.

Я как узнала, что муж умер, отвезла его к Надьке. А вчера вообще кошмар какой-то был: приперлись два мужика, закрыли меня в ванной и давай в квартире шуровать! Тоже все про какую-то ампулу выспрашивали… — Оксанка снова заплакала:

— Девочки, что происходит? Мне страшно!

Глядя на плачущую вдову, я напряженно размышляла: стоит ли ей рассказывать о переделке, в которую попал Виктор, или нет. С одной стороны, я не имею права разглашать тайны следствия, но с другой… Очень уж жалко Оксанку, ей и так сейчас нелегко. Я уже хотела начать рассказ, как представила себе лицо Брусникина и те слова, которые он скажет, и благоразумно промолчала. Клавдия, напряженно наблюдавшая за мной, сообразила, что распространяться на данную тему не стоит, сдержанно кивнула и погладила Оксану по худеньким плечикам:

— Не плачь. Скоро все образуется, потерпи немного. Твой Витька попал в очень неприятную историю.., — Я с чувством наступила Клавке на ногу, призывая ее держать язык за зубами, но сестра лишь отмахнулась и продолжала:

— Он хотел заработать для вас много денег, хотел квартиру новую купить, на курорт вас свозить.

Виктор очень переживал, глядя, как ты мыкаешься, едва сводя концы с концами.

Клюквина говорила и говорила. Оксанка, слушая ее пустой треп, постепенно успокаивалась.

— Вы что-то знаете, — убежденно произнесла она, — знаете и не хотите мне говорить. Верно?

— Мы знаем ненамного больше. Но даже то, что знаем, не имеем права рассказывать. Да и к чему тебе? — проникновенно спросила я.

Оксана немного помолчала, налила себе еще портвейна и невесело усмехнулась:

— Ни к чему, это ты правильно говоришь!

Зачем знать, кто убил моего мужа, вдовой меня сделал, а сына сиротой… Да только ведь я не дура, кое-что в голове имеется. Я давно догадалась, что Витька что-то задумал. Вернее, не он сам, Степка его надоумил. Это ведь как-то связано с его работой, — скорее утвердительно, чем вопросительно вздохнула вдова. — Не зря и ФСБ, и эти двое про ампулы расспрашивали, обыскивали. Только фээсбэшники все культурненько так, аккуратно, а вчерашние гости особо не церемонились. Хорошо, Олежки не было.

Мы с Клавдией посидели еще какое-то время, но вскоре поняли, что Оксанке нет до нас никакого дела, неловко простились и покинули эту обитель скорби.

На улице было свежо и прохладно, солнышко иногда прорывалось сквозь низкие серые облака и освещало привычную московскую грязь.

Все куда-то спешили, озабоченно хмуря лица, а мы с Клюквиной неторопливо шагали к автобусной остановке.

— Вот ведь как все обернулось, — печально выдохнула Клавдия. — Витька хотел как лучше, а получилось..

— Ну, это как посмотреть, — я покачала головой. — Ты вспомни, какая дрянь в ампулах, и подумай, что могло бы случиться, окажись они в руках каких-нибудь террористов. Так что, как ни крути, а Витька преступление совершил, хотя, конечно, не от хорошей жизни.

На остановке скопилось довольно много народу, автобусы по традиции были набиты по самую крышу. Переглянувшись, мы с Клавдией дружно потопали пешком, оставив пенсионеров штурмовать общественный транспорт. Клавка негромко материла органы управления государством, а я наслаждалась свежим воздухом со значительной примесью бензина и обычной январской слякотью.

Видать, я чересчур замечталась, оттого не сразу заметила, что вместо Клавдии рядом идет какой-то тип очень специфической наружности. Росту он был такого, что создавалось ощущение, будто затылком парень упирается прямо в небо. Мой вестибулярный аппарат не приспособлен к подобным перегрузкам, и я опустила глаза в тайной надежде унять головокружение.

Однако внизу меня ждало еще одно потрясение: ботинки незнакомца больше напоминали вместительные чемоданы, чем нормальную человеческую обувь.

— Ух ты! — само собой вырвалось из меня, но в следующую секунду я справилась с волнением и категорично заявила:

— Вы не Клава!

— Точно, — кивнул парень в чемоданах и мерзко усмехнулся, блеснув золотой фиксой.

Вместо того чтобы испугаться, я разозлилась.

— Хватит скалиться! Где Клавка?! Говори быстро, иначе я за себя не отвечаю!

— Смелая девочка. Твоя Клавка там, — парень мотнул головой в сторону шоссе. Я проследила за направлением кивка и заметила, как параллельно тротуару медленно едет большой черный джип. — Ты сейчас, не привлекая внимания, со счастливой улыбкой на лице присоединишься к своей подружке…

— Она моя сестра, — уточнила я, проклиная ту минуту, когда Клюквиной пришла в голову идея навестить Оксанку. — А если я убегу?

— Попробуй. Далеко не убежишь, я тебя догоню, а когда догоню — убью. И сестру твою тоже. Ты мне веришь? Кричать тоже не советую…

Что-то мне подсказывало: дядя не шутит, соотношение сил явно не в мою пользу. Кроме того, у него наверняка в запасе имеется какая-нибудь пукалка калибра 7,62 или около того, и он, не задумываясь, пустит ее в дело. А пуля, как известно, дура. Да еще Клавка… В смысле, не дура, конечно, а у них в лапах.

."У кого?" — озадачилась я и, вздохнув, потопала к машине.

В просторном салоне на заднем сиденье тосковала Клавдия. Видимых повреждений я на ней не заметила и немного успокоилась. За рулем сидел мужичок неопределенного возраста с уныло висящим, как банан, носом. Но это было не единственное украшение шофера: в придачу к бананообразному носу природа подарила дядьке еще и серьезное косоглазие. Складывалось впечатление, что он прекрасно видит все происходящее справа и слева на тротуарах, а не то, что творится на дороге. Как человек с таким недостатком зрения умудряется управлять столь серьезной машиной, для меня осталось загадкой.

— А вот и мы, — весело сообщил длинный, помогая мне забраться в салон. — Девушка была столь любезна, что согласилась к нам присоединиться. Я очень рад, крошка.

— Не называй меня так, — огрызнулась я.

— Не буду. А как тебя называть?

— Старуха Шапокляк.

— Какая ж ты старуха? — удивился парень. — Впрочем… Желание женщины для меня закон.

— Придурок! — презрительно фыркнула я, отворачиваясь.

Длинный хохотнул и похлопал носатого по плечу:

— Поехали, Косой. Только аккуратненько, понял? Как-никак ценный груз везем.

Однако планам наших похитителей не суждено было осуществиться. Все четыре двери джипа резко распахнулись, и крепкие ребята в камуфляже, в черных масках с прорезями для глаз и с автоматами в руках не слишком вежливо попросили:

— Выйти из машины! Руки за голову! Все на землю, твою мать!

Еще ни разу в жизни я не укладывалась лицом вниз на грязную землю с таким удовольствием. Клавдия тоже с готовностью уткнулась носом в снежное месиво и даже счастливо рассмеялась. А вот Косой и его приятель счастья по поводу встречи с парнями в камуфляже не испытывали. Они грязно ругались, угрожали и обещали омоновцам мученическую смерть. Впрочем, даже я не верила этим обещаниям. Вот так, лежа на земле и слушая эмоциональные выступления наших похитителей, мы дожидались прибытия высокого начальства. Оно вскоре явилось.

— Ну что? — спросило начальство, а я затосковала и попыталась поглубже вжаться в землю.

— Порядок, товарищ капитан, — ответил кто-то.

— Смотри-ка, сам капитан пожаловал, — услышала я комментарий Клюквиной. — Сейчас лютовать начнет. Интересно, а в ФСБ кроме него еще кто-нибудь работает, иди он один такой активист?

Брусникин коротко скомандовал:

— Девиц в мою машину, а этих двоих — в контору. Я скоро буду.

Чьи-то сильные руки подхватили меня и без особых церемоний затолкали в белую «Волгу».

Через пару секунд туда же впихнули и Клавдию.

Сам Димка уселся впереди, рядом с водителем, и распорядился:

— Коля, домой.

Клавка глумливо хмыкнула:

— Начальник.

Димка, не поворачивая головы, с прямотой истинного контрразведчика пообещал:

— Убью.

Клавка заткнулась. Что до меня, то я вообще не рисковала открывать рот. В полном молчании мы доехали до дома.

Около подъезда топтался Антон Константинович, о чем-то переговариваясь с пенсионером Михалычем, вышедшим прогуляться со своим Кузей. Завидев наш небольшой отряд, возглавляемый Брусникиным, Филиппок немного растерялся, а Михалыч расправил плечи и бодро поздоровался:

— Здравия желаю!

— Здорово, Михалыч, — ответил Димка, приостановился и бросил через плечо:

— Пошли, жених!

Антон долю секунды посомневался, а потом решительно двинулся следом за нами.

Брусникин первым переступил порог дома и, не разуваясь, прошел в большую комнату. Наша троица неуверенно мялась в коридоре. Я была немало озабочена подобным поведением мужа, уж лучше бы он ругался, честное слово! Из комнаты раздался Димкин зов:

— Клавдия, иди сюда. Одна.

Пожав плечами, Клавка безропотно повиновалась, она хорошо понимала, что в данный момент сопротивление только усугубит наше и без того непростое положение. Какое-то время ничего не было слышно, потом Брусникин крикнул:

— Афанасия!

Не ожидая от судьбы ничего хорошего, я тоже прошла в комнату.

Возле батареи сидела Клюквина. Одна рука ее была приподнята и украшена браслетом от наручника, другой браслет держал Димка.

— Иди сюда, милая, — ласково пригласил он.

— Это нарушение прав человека, — подала я робкий голос протеста, не двигаясь с места.

— Подай на меня в суд, — серьезно посоветовал Брусникин и попросил:

— Афоня, не вынуждай меня применять силу, ты же знаешь, насилие противно моему характеру.

Теперь уже мы с Клавдией сидели, прикованные к батарее, на том самом месте, где совсем недавно отдыхали Степка и Антон. Единственное, что отличало нас от прежних пленников, это отсутствие украшений под глазом. Клавка недовольно сопела. Было понятно — долго она молчать не сможет. Я как в воду глядела!

— Извольте объясниться, господин капитан, — жмурясь от собственного ехидства, ласково попросила Клюквина. — Я, например, не понимаю, пошто мы страдаем? А ты, Афонь?

В отличие от сестры я догадывалась о причине наших страданий, но предпочла и дальше разыгрывать роль безвинной жертвы. Наверное, супруг не особо впечатлился, потому как пристально посмотрел сперва на меня, потом на Клавдию и сквозь зубы процедил:

— Непременно объяснюсь, можете не сомневаться. Только не сейчас, так как не уверен, смогу ли себя контролировать…

— Димочка, но ведь мы ничего такого не сделали, — придав лицу выражение раскаяния, пролепетала я.

— Конечно. Только снова влезли туда, куда не следует.

— Мы проявили нормальное сострадание к женщине, потерявшей мужа, — нахмурилась Клавдия. — Или сотрудникам ФСБ такое понятие незнакомо?

Я охотно поддержала сестру:

— Кто же знал, что вы понаставили «жучков» по всей квартире Оксанки?

— Откуда про «жучки» знаешь? — быстро спросил Димка.

— Тоже мне бином Ньютона! Между прочим, — я со значением посмотрела на мужа долгим взглядом, — если бы не мы, неизвестно, как долго вы гонялись бы за теми двумя придурками.

— Если бы не вы, эти двое вывели бы нас на главное действующее лицо, — мрачно молвил Брусникин.

— А… — возмутилась Клавка, но Димыч ее перебил:

— Все. Разговор окончен. Чтобы больше не возникало непредвиденных ситуаций, до моего возвращения посидите здесь.

— Дима! — взвизгнула я. — Ты ведь не можешь…

— Еще как могу! Мне проще приковать вас к батарее, чем потом вытаскивать из какого-нибудь очередного дерьма. К тому же с вами останется Клавкин жених. Антон Константинович! — крикнул Брусникин доктору, до сих пор маявшемуся в коридоре. — Иди сюда.

Филиппок возник в комнате с дурацкой улыбкой на устах, но когда увидел и оценил ситуацию, улыбка как-то быстренько увяла, уступив место растерянности.

— Слушай сюда, родственник, — усмехнулся Димка. — Вот эти две выскочки останутся здесь. Ты их накормишь, напоишь, ну, и присмотришь за ними, конечно.

— А если я в туалет захочу? — предположила Клавдия. — А я непременно захочу, можешь не сомневаться, потому что на нервной почве у меня всегда случаются неожиданности.

— А если у девочек начнутся неожиданности.., сам сообразишь, что делать. Не подведи, док.

Вы не поверите, но Димка в самом деле нас покинул! И что самое обидное, даже не поцеловал меня на прощанье.

Едва он ушел, Клавдия, уже давно сучившая ногами от желания выговориться, мгновенно взорвалась:

— Дайте мне гранату, и я взорву ФСБ! Афанасия, как тебя угораздило связать свою жизнь с этим.., этим.., капитаном, сверло ему в печенку! Да как он смел лишить нас самого дорогого на свете — свободы, словно каких-нибудь преступников! Нет, я его убью. Прости, Афоня, но придется тебе побыть вдовой. А ты чего скалишься?! — набросилась Клюквина на Тошу, который, слушая ее излияния, весело подхихикивал. — Освободи нас немедленно!

Не обращая внимания на грозный вид Клавдии, Антон продолжал веселиться:

— Ты такая забавная, когда злишься! Однако ты забываешь, что гнев — плохой советчик.

Подумай, как я могу вас освободить? У меня ведь нет ключа.

Клюквина взвыла:

— Что за мужики пошли нынче, прости господи! Ты хирург или логопед какой-нибудь? Ты же каждый день всякую дрянь режешь. Включи соображалку!

Антон задумался над предложением Клавдии и через пару минут вынес приговор:

— Ничего я резать не буду.

— Ты давал клятву Гиппократа, — напомнила Клюквина.

— Давал. И первая заповедь этой клятвы гласит «Не навреди!». Если вас освободить, что будет? Вы же чокнутые, опять чего-нибудь затеете, а здоровье у вас и без того хилое… Придется вас лечить. К чему такие сложности? Заболевание легче предупредить. Вот и подумай, с какого боку клятву Гиппократа употребить.

Я, сраженная железной логикой доктора, против воли рассмеялась, а Клюквина злобно прошипела:

— Ну, диалектик, блин! Я тебе это припомню!

В общем и целом, остаток вечера прошел спокойно, если не считать периодических гневных выступлений сестрицы. Заботливый Тоша нас накормил, напоил чаем и развлекал, как мог. В основном забавными историями из своей медицинской практики. Несколько раз звонил Брусникин, справлялся об оперативной обстановке. В такие минуты Клюквина ругалась особенно громко, вероятно, для того, чтобы Димка ее услышал и проникся.

В начале первого ночи, когда я уже всерьез подумывала о ночлеге возле батареи, явился Брусникин. К тому времени Клавка угомонилась и злилась не так активно. Димка выглядел уставшим, но на его физиономии блуждала довольная улыбка.

— Как приятно возвращаться домой, зная, что там тебя с нетерпением ждут, — еще шире улыбнулся супруг. — Меня сегодня кормить будут? Я проголодался.

— Пусть тебя в твоем ФСБ кормят, — вяло огрызнулась Клавка и, ехидно прищурившись, добавила:

— Мы нынче целый день заняты были, так что ничего приготовить не успели.

— Кошмар какой-то, — притворно возмутился Димка, — полный дом баб, а мужики не кормлены! Слышь, док, пошли на кухню, сообразим чего-нибудь перекусить.

Антон с Димычем скрылись на кухне, по-прежнему оставив нас наедине с батареей.

— Клавка, ты заметила, что у Брусникина настроение хорошее? — прошептала я. — Значит, дело сдвинулось. Может, они уже нашли вторую ампулу. Мы с тобой спасли государство, Клава!

— И в знак благодарности оно приковало нас к батарее.

— Это не государство приковало, а его полномочный представитель. Для нашего же с тобой блага, между прочим.

— Не знаю, что там насчет блага, пока я испытываю только неудобства. Очень, знаешь ли, в туалет хочется.

Я испытывала примерно такое же желание, поэтому рискнула позвать Димку, и он не замедлил явиться.

— Товарищ капитан, у тебя не возникает мысли вернуть нам свободу? — спросила Клавдия. — Соседи снизу только-только ремонт закончили. Им, думаю, не понравится, если мы с Афоней их зальем.

Спустя какое-то время мы все вместе сидели за кухонным столом. Стараниями Брусникина были сварены сосиски, Тоша, употребив свой врачебный опыт, аккуратно вскрыл банку зеленого горошка и очень виртуозно нарезал хлеб.

Глядя на умелые действия Филиппка, я пришла к выводу: с такими специалистами нашу хирургию, несомненно, ждет блестящее будущее.

Поздний ужин (или ночной завтрак) прошел в неловком молчании. Я торопливо глотала еду, почти не ощущая ее вкуса. Особенным терпением господь меня не наградил, и сейчас я ерзала на стуле в ожидании Димкиного отчета.

Видя мое состояние, Брусникин веселился от души. Клавдию тоже переполняло любопытство, она неумело его прятала, но в конце концов не выдержала:

— Дима, ты ничего не желаешь нам рассказать?

— Я? — округлил глаза Димка. — Даже не представляю, чем бы интересненьким с вами поделиться. Может, у дока есть в запасе пара-тройка интересных историй?

— Дим… — жалобно пискнула я.

Брусникин хоть и пытался казаться суровым и даже строгим, но душа у него была светлая, а сердце доброе. Он смилостивился над нами и предложил всем пройти в комнату. Там мы расселись по диванам и креслам и приготовились внимательно слушать Димкин рассказ о том, как замечательно работает он сам и его коллеги.

* * *

Степан Воронов по кличке Ворон, бывший спецназовец, прошедший не одну так называемую «горячую точку», угодил в тюрьму за драку в ночном клубе. Как-то так вышло, что когда явились менты, они обнаружили труп молодого человека со свернутой шеей. И хотя драка носила массовый характер, свидетели как один утверждали, что шею бедолаге свернул именно Степан. Менты, как обычно, глубоко копать не стали — из всех участников мордобоя только Степан в совершенстве владел приемами рукопашного боя.

Стараниями адвокатов Степке скостили срок, требуемый прокурором, и заменили «строгую» зону на общую. Именно на зоне он и познакомился с Виктором. Чем приглянулся Степке робкий, растерянный зэк, непонятно. Но однажды, когда матерые уголовники чересчур допекли новенького, он при помощи кулаков доказал, что «человек — это звучит гордо», и взял Витьку под свою опеку.

В одной камере со Степаном и Виктором сидел мужик по кличке Чудик. Он и в самом деле производил впечатление умалишенного: все время твердил о каких-то смертоносных вирусах, которые якобы культивируют в некоторых лабораториях России и которые несут реальную угрозу жизни для всего человечества.

Сперва холодящие кровь рассказы Чудика об экзотических болячках зэки слушали с неподдельным интересом, потом они перестали волновать заключенных и вскоре окончательно наскучили. Чудик не раз получал зуботычины от своих сокамерников при попытке снова завести разговор о бактериологической угрозе.

И только один-единственный человек понимал всю серьезность проблемы, потому что не раз принимал участие в боевых операциях и был прекрасно осведомлен о существовании и химического, и биологического оружия. Этим человеком был Степан. Он мог часами вести беседы с Чудиком, вникая во все детали и подробности. Во время этих бесед в голове Степана постепенно зарождались еще неясные идеи, сформулировать которые он пока и сам не мог.

Ясность наступила, когда Степка, отмотав срок, оказался на воле. Сам-то он не москвич, но, освободившись, решил навестить своего подопечного Виктора, который вышел на свободу несколько раньше.

Приятели посидели в дешевой забегаловке, как водится, выпили и разговорились. Витька рассказал о своей женитьбе и о том, как новые родственники содействовали его трудоустройству в НИИ вирусологии на малозначительную должность лаборанта.

— Да-а, браток, — сочувственно вздохнул Степан, — нам с тобой теперь только и дорога, что в лаборанты да в дворники. И чем ты там занимаешься?

Виктор отмахнулся:

— Баночки, колбочки, пробирки… В общем, фигня.

— Поня-атно. Значит, с ужасными вирусами, о которых Чудик на зоне бухтел, не встречаешься?

— Бог миловал, — усмехнулся Виктор и в свою очередь поинтересовался:

— Ну, а ты чего делать собираешься? Обратно в спецназ?

— Да кто же меня туда возьмет? Нет, браток, я человек для спецназа потерянный. Можно, конечно, охранником куда-нибудь устроиться, только противно мне сторожем быть, да и денег в охране много не заработаешь. А денег-то хочется! Хочется ведь, а, Витек? — Степка похлопал друга по плечу.

— А то, — криво улыбнулся Виктор. — Кому ж деньги помешают.

— Вот-вот, тебе-то уж точно не помешают, ты у нас теперь человек семейный. Ну, вздрогнули, что ли?

Парни «вздрогнули», и разговор перешел на другие темы. Потом Степан попрощался и уехал.

Витька вскоре забыл и о встрече с бывшим сокамерником, и об этом, как ему тогда показалось, малозначительном разговоре.

Витька-то забыл, а вот Степан помнил. Мало того, те неясные мысли, бродившие в голове еще на зоне, оформились во вполне четкую идею.

Если коротко, заключалась она в следующем: вирусы — то же оружие, Степке это известно лучше, чем кому бы то ни было. Следовательно, его можно продать. Нужно только каким-то образом узнать, сколько оно может стоить и подыскать подходящего покупателя. С вирусами Витька поможет, в этом Степан не сомневался.

Если заартачится, можно напомнить об услуге, оказанной на зоне. Если б не он, «опустили» бы Витеньку, как пить дать. А долг, как известно, платежом красен, а уж зоновский — тем паче.

Около месяца Степка, употребив связи и знакомства, завязанные на зоне, потратил на поиски покупателя. К его немалому удивлению, в этой роли выступила молодая красивая женщина. Тамара оказалась дамой деловой и не обремененной высокими моральными принципами.

Конечно, Степан догадывался, что она являлась лишь посредником. Имени настоящего покупателя женщина не называла, но цену предлагала немалую.

«С такими бабками можно жить, — рассуждал Степан. — Отдохну сперва, а потом можно и подумать о каком-нибудь бизнесе. Может, магазинчик какой открыть? Или организовать свое охранное агентство?»

В мечтах Степка уже видел себя респектабельным бизнесменом, вхожим в самые высокие слои светского общества и попавшим в знаменитую «золотую сотню» богатейших людей России. На горизонте маячили все полагающиеся ему блага и красавица блондинка с бесконечными, как бразильские телесериалы, ногами.

Немного беспокоил Виктор. Он то соглашался украсть ампулу, то отказывался, ссылаясь на серьезную и надежную систему защиты лабораторий, занимающихся особо опасными вирусами. Но в конце концов Степан надавил на приятеля, напомнив об услуге, оказанной на зоне.

В общем, Виктор ампулу принес. Однако дальше события стали развиваться совсем не так, как планировал Степан.

Перво-наперво, в тот день, когда Виктор передал ампулу, Степка обнаружил за собой слежку. Сильно удивившись этому обстоятельству, он часа полтора мотался по городу, пытаясь оторваться от «хвоста». Между делом Степан созвонился с Тамарой, сообщил ей о том, что товар в наличии, и обмолвился о неожиданном наблюдателе. Тамара, немного подумав, решила отложить встречу на несколько дней из соображений безопасности.

Избавиться от «новообразования» Степану никак не удавалось, и тогда он не придумал ничего более идиотского, чем ограбить сберкассу.

Степка надеялся, что поднявшийся шум напугает преследователей и они отстанут. Но на всякий случай следовало перестраховаться, ведь на кон поставлено почти четверть миллиона долларов. Так я попала сначала в заложницы, а потом в соучастницы. Пока я зеленела от страха, ощущая приставленный к голове пистолет, Степан незаметно положил ампулу в мою сумочку.

Что было дальше, известно: Степка сочинил «жалистную» историю и завербовал нас с Клавкой в добровольные помощницы. Я сама привела интригана к нам в дом, где он умудрился спрятать ампулу таким образом, что незваные гости перерыли всю квартиру, но остались с носом.

Следующая неприятность не замедлила явиться, ведь давно известно — пришла беда, отворяй ворота. Виктор позвонил Степану и предложил встретиться, заявив, что у него срочное дело, не терпящее отлагательств. Встречу назначили в Люблине, возле гаражей, в шесть часов вечера. Степка придумал для нас очередную басню и направил нас к этим самым гаражам.

Сам он появился в условленном месте за час до назначенного времени, увидел там двух подозрительных типов и, справедливо рассудив, что береженого бог бережет, покинул место встречи. Коварный Степка был уверен — мы непременно поделимся с ним впечатлениями этого вечера.

Так оно и вышло. Однако тот факт, что Виктор загремел в больницу с проломленной головой и ножевым ранением в живот, насторожил.

Стало ясно — существует еще кто-то, желающий заполучить смертоносную ампулу, причем этот «кто-то» в выборе средств не стесняется.

Когда Степан узнал о визите лжемилиционеров к нам, он здорово испугался: значит, его таки выследили. Следовало немедленно избавляться от ампулы, то есть как можно быстрее ее продавать. В противном случае велика вероятность остаться и без ампулы, и без денег. В худшем случае можно запросто лишиться жизни.

Встреча с Тамарой должна была состояться в тот же день, что и у нас, но только вечером.

И тут последовали удары, один страшнее другого: Тамара погибла, Витька, как оказалось, вместо одной ампулы украл две и хотел продать вторую все той же Тамаре. Как Виктор на нее вышел, мы уже никогда не узнаем. Степка понял и еще одно — третья сторона активизировалась и очень хочет завладеть обеими ампулами.

Степан счел за благо свой арест — это реальный шанс сохранить хотя бы свою жизнь. С потерей денег пришлось смириться.

Димка умолк. Само собой, он поведал нам лишь часть истории, причем меньшую, но кочевряжиться и выпытывать у него остальное не стоило. Понятно же, Димыч не имеет права распространяться ни о «делах минувших дней», ни о ходе следствия. Тем более оно еще не закончено.

Впрочем, и того, о чем Брусникин рассказал, хватило, чтобы впасть в уныние и потерять веру в человечество. Вот ведь как деньги калечат людей! Степка, бывший спецназовец, краса и гордость Отечества, и тот поддался их губительному влиянию. Хотя как раз Степана я могу понять. Все психологи в один голос твердят — парни, побывавшие в «горячих точках» и принимавшие участие в боевых операциях, немного того, в смысле, с приветом. А у Степки этот привет еще и зоной усугубился, вот парня и повело. У человека с нормальной психикой вряд ли возникнет мысль торговать смертоносными вирусами. Это покруче торговли обычным огнестрельным оружием! Кстати, замечу, стратег из Степки фиговый: план мероприятия был составлен им бестолково и изобиловал серьезными недостатками.

Клавдия в волнении ерзала на кресле, рискуя провертеть в нем дырку. Яснее ясного, ей не терпелось забросать Димку вопросами, но рисковать сестрица не решалась, оттого и нервничала. У меня тоже имелись вопросы, подозреваю, те же, что и у Клавдии.

— Дим, — подала я голос, — ты говорил, что ампулы отправили в лабораторию. Результаты уже известны?

— Какая ты быстрая, — усмехнулся муж, — спешка, как известно, нужна при ловле блох и при поносе. А в таком деле поспешность может дорогого стоить!

Я печально вздохнула:

— Это понятно. А когда результаты будут готовы, ты нам скажешь? , Вопрос я сопроводила таким жалобным и вместе с тем многообещающим взглядом, что Брусникин покраснел до слез, разозлился и буркнул:

— Угу.

Видя такое благодушие Димки, Клавдия тоже осмелилась поинтересоваться:

— Хорошо бы еще знать, кто замочил Тамару, Витьку и кто на нас покушался. Столько страху претерпели, что я до сих пор удивляюсь, как это мы с ума не сошли!

Антон, услыхав подобное заявление, как-то странно дернулся, ухмыльнулся, но, слава богу, ему хватило ума промолчать. Зато Брусникин молчать не стал. Он вспомнил, видно, что на нас действительно покушались, и его благодушие как ветром сдуло. Физиономию Димыча как-то странно перекосило, и он прорычал:

— Вы обе чокнутые! Что за манера — совать свои носы не в свое дело! Ты, Афанасия, кто?

Ты училка. Вот и учи детишек, сей разумное, доброе, а заодно и вечное. А ты, Клавка, парикмахер…

— Стилист широкого профиля… — робко пискнула Клюквина, до синевы напуганная гневом Брусникина. Под Димкиным взглядом она вновь притихла и ушла в себя.

— Марш по койкам! — скомандовал супруг и, чтобы его лучше поняли, стукнул кулаком по ручке дивана.

Вышло очень убедительно, мы с Клавкой поспешно вскочили и засуетились. Клавдия рванулась было к выходу из комнаты, но вспомнила, что спит именно на том диване, на котором сидели Тошка и Димка, и в недоумении замерла на пороге. Я не стала дожидаться, пока сестрица разрешит данное противоречие, и ушла к себе.

Вскоре в комнату на цыпочках прокрался Димка и прошептал:

— Афоня, ты спишь?

— Ну да, как же, уснешь тут! Голова буквально пухнет от мыслей, в основном невеселых…

— И что же это за мысли? — спросил Димыч, залезая под одеяло.

Я пристроила голову на плече мужа и, печально вздохнув, поделилась наболевшим:

— Непонятно мне, Дим, как можно украсть ампулы со смертельным вирусом? Как же хваленая система охраны? Неужели руководство НИИ не спохватилось? Помнится, Прутков нам говорил… Кстати, вот еще что мне не дает покоя. Кто этот Прутков? Откуда он знает.., знал Виктора? Работал он в НИИ или нет?

— Расскажи-ка мне еще раз про него, — попросил Брусникин. — Только постарайся ничего не упускать.

Пришлось снова поведать Димке историю нашей встречи с Козюлей, припоминая по ходу мельчайшие детали. Иногда Брусникин задавал вопросы, но чаще всего говорил «угу» и внимательно слушал.

— Угу, — снова прогудел Димка, когда я закончила говорить.

После этого супруг долго молчал. Я уж решила, что он заснул, и тоже прикрыла глаза.

Сон уже маячил на горизонте, как вдруг Димка вскочил, напугав меня до слабости в животе, и принялся торопливо собираться.

— Ты куда? — грозно нахмурилась я.

— Спи. Я на работу.

— Рехнулся? Какая работа в четвертом часу утра?

— Органы госбезопасности и контрразведки бдят день и ночь без выходных и перерывов на обед.

— Ну и пускай себе бдят, на то они и органы, а ты человек. Тебе отдыхать нужно! И так последние дни только на работе и пропадаешь, — обиделась я и зарылась носом в подушку.

— Афанасия, не волнуй меня! — повысил голос Брусникин. — Ты знала, за кого замуж идешь.

Я всхлипнула пару раз, чтоб муж мог прочувствовать всю глубину моих страданий. Он прочувствовал, присел на корточки рядом с кроватью и проникновенно зашептал:

— Ну, девочка моя, не расстраивайся! Я вернусь так быстро, как только смогу, честное слово! Ты мне веришь?

В ответ я дернула плечом и еще раз шмыгнула носом. Совсем не эти слова мне хотелось услышать, поэтому следовало продолжать разыгрывать из себя несчастную жену вечно занятого мужа. Димка заволновался и решился на подкуп:

— Давай-ка так договоримся: ты сейчас успокаиваешься и стараешься уснуть. Я иду на работу, проверяю кое-какие предположения, возвращаюсь и все-все вам рассказываю. Согласна?

— Обещаешь? — глухо спросила я, усаживаясь на кровати и вытирая абсолютно сухие глаза.

— Зуб даю!

— И злиться не будешь?

— За что? — в голосе Брусникина проклюнулись нотки подозрения.

— Не знаю, — пожала я плечами, — ты всегда находишь повод, чтобы испортить всем нам настроение. Особенно если дело касается твоей работы…

— Ошибаешься, милая. Мне просто не нравится, когда твоей жизни угрожает опасность, а меня в этот момент нет рядом. Вы с Клавдией почему-то всегда попадаете в такие ситуации, в которых угроза жизни более чем реальна.

Димка сидел возле кровати, совсем не сердился, его слова не походили на нравоучения, а сам он выглядел таким несчастным, что я на самом деле прослезилась.

— Димочка, — вздохнула я, обнимая мужа за могучую шею, — я так тебя люблю! Иди на работу и ни о чем не беспокойся.

В этот момент я совершенно искренне полагала, что приключения окончены, и даже дала себе слово никогда больше не ввязываться ни в какие авантюры. Но, подумав, быстренько взяла слово обратно — мало ли как жизнь обернется, а нарушать обещание, данное самой себе в порыве чувств, все-таки негоже.

Димка ушел, а я снова легла и на этот раз мгновенно уснула.

* * *

Пробудилась я поздно, зато в хорошем настроении. Однако непривычная тишина заставила насторожиться. Припомнив, что совсем недавно пришлось пережить примерно то же самое, я опрометью бросилась в комнату Клавдии.

Сестренка сладко спала. Само по себе это обстоятельство уже было необычно — как правило, Клавка просыпалась с первыми петухами.

Пикантность ситуации добавляла рыжая голова хирурга, мирно покоящаяся на подушке.

— Кажется, на этот раз Клавке не отвертеться, — хихикнула я. — Теперь придется замуж идти. Эх, гульнем на свадебке, чует мое сердце!

В голове родилась идея: приготовить жениху и невесте сюрприз. Я отправилась на кухню, но, обозрев содержимое холодильника, с грустью констатировала: сюрприз обернется банальными бутербродами.

— Ну и ладно; — решила я, — главное, внимание.

Через десять минут я входила в комнату «молодоженов» с подносом в руках, на котором дымились две чашки ароматного кофе и покоились бутерброды с сыром и ветчиной.

— Дети мои… — торжественно начала я,. подходя к изголовью дивана. В этот момент резко зазвонил телефон, заставив меня подпрыгнуть от неожиданности. Поднос как-то сам собой выскользнул из рук, и весь романтический завтрак оказался на постели и ее обитателях.

— Ты, ненормальная! Ты чего это с утра пораньше на нас кипяток льешь?! — завопила Клавдия, внося успокоение в мою душу: утро наконец вошло в привычную колею. Я посчитала нужным обидеться:

— Я завтрак вам приготовила!

— У твоей сестрицы, Клава, черный пояс по кулинарии, — проворчал Тоша, выковыривая из волос ветчину. — Ее близко нельзя к плите подпускать: не убьет, так покалечит…

Махнув рукой, я метнулась к телефону.

— Афоня? — послышался в трубке голос Брусникина.

— Ага.

— Что там у вас за крики?

— Не обращай внимания, это я Клавку с Антоном кормлю романтическим завтраком.

— Сочувствую, — вздохнул Димка. — Я, собственно, чего звоню-то: пришли результаты из лаборатории…

— И? — затаила я дыхание.

— Порошок стрептоцида. Никаких следов вирусов не обнаружено.

Вот это да! Ай да Виктор, ай да сукин сын!

Теперь понятно, почему в НИИ не наблюдалось никакой паники — Витька просто взял порошок стрептоцида, запаял его в ампулы, и получилось бактериологическое оружие. Кто станет проверять, настоящие это вирусы или нет? Подлог, скорее всего, раскрыл бы сам покупатель, когда решился бы употребить порошок в дело.

Красивая комбинация, ничего не скажешь! Даже жалко, что она сорвалась, честное слово.

— Ты меня слышишь, Афанасия? — вернул меня в действительность Димка.

— Слышу, слышу! Еще новости есть?

— Потом поговорим, — заверил супруг и отключился.

Вопреки ожиданиям, известие о том, что вирусы оказались фальшивыми, Клавдию почему-то не обрадовало.

— Значит, мы вовсе не спасли человечество? — опечалилась она. — Жаль. Так хотелось побыть героями…

— Лучше не надо, — предостерег Антон. — Геройство, в особенности бездумное, всегда опасно для здоровья.

Не обратив внимания на слова суженого, Клюквина поинтересовалась:

— Димка больше ничего не говорил?

— Сказал, все вечером. Оно и понятно: если начальство услышит, что он обсуждает свои дела по телефону, по головке не погладит.

Клавдия была вынуждена согласиться,., Она еще немного сокрушенно повздыхала, а потом без особой охоты отправилась на кухню, готовить завтрак. На сей раз не романтический.

Вскоре после завтрака Антон Константинович отбыл на работу — он нынче дежурил.

Клавдия поехала вместе с ним. После недолгих размышлений сестра пришла к выводу, что больничный от хирурга будет выглядеть более убедительно, чем от патологоанатома. О больничном она вовремя вспомнила: в ближайшие дни я намеревалась вернуться к нормальному образу жизни и, последовав мудрому совету Димыча, сеять разумное, доброе, вечное.

Оставшись одна, я попыталась настроить себя на рабочий лад и даже уселась за стол, на котором вот уже несколько дней пылились тетради с сочинениями моих «балбесов». Через пять минут стало ясно, что из этой затеи ничего не выйдет: я исправно пялилась в ученические каракули, но ничего не понимала.

Я попробовала читать, потом уселась перед телевизором — все напрасно, мысли расползались, как тараканы, и собрать их в кучку никак не удавалось. Тогда я решила затеять генеральную уборку, вспомнив мамины наставления о том, что физическая работа отвлекает от душевных мук. За этим занятием и застала меня Клавдия. Видать, ей в свое время тоже внушили подобную мысль, поэтому она молча включилась в работу. Вскоре мы так увлеклись, что думать забыли о своем нетерпении и даже хором спели песенку крокодила Гены. Клавдия вдохновилась и заявила о своем намерении сообразить шикарный ужин. Я обрадовалась, предложила свою помощь, но Клавка от нее отказалась, памятуя о сегодняшнем завтраке. Короче говоря, сестра творила, а я развлекала ее чтением вслух сочинений своих оболтусов. В общем, время провели с пользой. Под конец Клюквина настолько разошлась, что предложила собрать стол в большой комнате, сервировав его по всем правилам.

— В конце концов, нам есть что отметить, — заявила Клавдия, заметив мое недоумение.

— Ага, — кивнула я и задумалась: может, я пропустила что-нибудь интересное?

Однако сюрпризы в этот день только начинались. Первым, вопреки ожиданиям, явился Тоша. Вместо уже привычных джинсов, свитера и куртки «Аляски» на нем был надет парадновыходной костюм приятного серебристого цвета, длинное кашемировое пальто, по виду очень дорогое; все это великолепие венчал галстук-бабочка. В руках Тоша.., пардон, Антон Константинович, держал два шикарных букета и коробку, в которой пряталась бутылка «Мартеля».

Немного придя в себя от увиденного, я растерянно спросила:

— Это твой рабочий прикид? Вроде бы ты говорил, что дежуришь…

— Я соврал, — обворожительно улыбнулся Антон. — У меня сегодня выходной, и я решил провести его с пользой.

— Похвальное стремление, — кивнула я. — А мы здесь при чем?

Тоша таинственно понизил голос:

— Всему свое время. Кстати, вот твой больничный…

Всучив мне голубенький листок, один букет и красивую коробку с коньяком, хирург оставил меня столбенеть в коридоре, а сам прошел в комнату. Пока я соображала, что бы это значило, из комнаты послышались звуки поцелуев и невнятное бормотание. Вывод напрашивался сам собой:

— Дурдом.

Расставив точки над "и", я вознамерилась пристроить букет в вазу, а коньяк на празднично накрытый стол. Пришел Брусникин. Мало того, что появился он намного раньше, чем его ожидали. Это можно как-то понять. Но как объяснить, что руки супруга были заняты букетами и бутылкой мартини?

— Любимая… — загадочно шепнул Димка, припадая к щечке.

«Сегодня оргия», — решила я и послала мужа.., в комнату.

Наконец мы расселись за столом. Из всех присутствующих только я, кажется, ничего не понимала, остальные имели вид таинственный и даже загадочный. Тоша бросал многозначительные взгляды то на меня, то на Клюквину;

Брусникин улыбался, не скрывая своего торжества, а Клавдия смущенно краснела, время от времени роняя столовые приборы на пол и невнятно бормоча извинения. Меня буквально распирало от желания узнать причину столь необычного поведения родных и близких, но из принципа с вопросами не торопилась, хотя достигалось это ценой невероятных усилий.

Мы выпили, закусили, и слово взял Антон Константинович. Он поднялся, нервно поправил «бабочку» и начал:

— Друзья…

Клавка хрюкнула и уткнулась носом в тарелку, при этом у нее покраснели даже уши. Однако закончить свою речь Антону не удалось, потому как Брусникин широко улыбнулся и радостно гаркнул:

— Мы согласны! Правда, Афанасия?

Я по-прежнему ничего не понимала, но на всякий случай кивнула: если муж согласен, чего ж мне против его воли переть? Клюквина подняла глаза от тарелки и укоризненно покачала головой:

— Вам бы только от меня избавиться поскорей, а о счастье моем даже и не думаете.

— Как это не думаем? Очень даже думаем, лишь о нем, можно сказать, и печемся! — горячо заверил Димка. — Только одному мне не под силу вас обеих осчастливить, да и самому двойной дозы счастья не выдержать. Опять же, будет кому приглядеть за вами в мое отсутствие…

Тут до меня стало постепенно доходить, в чем причина Клавкиного смущения и торжественности Антона Константиновича. Я внимательно посмотрела на сестру и решила внести ясность:

— Так вы женитесь?

— Вроде того… — пробормотала она, бросая быстрый взгляд на Тошу. Тот выглядел абсолютно счастливым, а оттого немного глуповатым.

Странное дело, еще сегодня утром я радостно потирала руки в предвкушении Клавкиного замужества, а сейчас почему-то загрустила. Тоша, конечно, хороший человек, хирург, но ведь мы его так мало знаем… А еще я представила себе утро без моей сумасшедшей сестрицы и приготовилась реветь. Заметив это, Клавка поспешила меня успокоить:

— Но это еще не скоро, Афонь, ближе к лету.

Брусникин глубоко вздохнул и еле слышно буркнул:

— Очень не скоро. Ладно, подождем.

Я погрозила мужу кулаком и предложила выпить за молодых, что мы с успехом и сделали. Теперь предстояло выяснить, почему Димка явился домой так рано и в чем причина его хорошего настроения. К тому же не худо было бы напомнить ему об обещании, данном сегодня ночью.

— Теперь о деле, — точно прочитав мои мысли, молвил Димка. Он положил на стол фотографию:

— Вам эта личность знакома?

Стукнувшись лбами, мы с Клавдией склонились над снимком.

— Это же Прутков! — воскликнула Клюквина.

— Точно, — подтвердила я. — Только он тут какой-то.., странный.

— Странный, потому что мертвый, — кивнул Брусникин. — Эту фотографию подарили нам коллеги из МВД. Перед вами, господа, довольно известный в определенных кругах человек — Зубов Анатолий Игоревич по кличке Чус.

Он уже лет десять числится в федеральном розыске. Вернее, числился. Установлены его связи с чеченскими боевиками, в частности с Масхадовым и Бероевым. Доказано его участие в подготовке и проведении терактов в Москве, Владикавказе и Беслане…

— Ну ни фига себе! — присвистнула я.

— Вот так Прутков, — обалдело протянула Клавка. — Афорист хренов! Он мне, между прочим, сразу показался подозрительным, особенно когда пельмени в столовке жрал. Нормальный человек к этим пельменям за километр не подойдет. Но откуда же тогда он так хорошо в вирусах разбирается? И про систему безопасности в НИИ вирусологии неплохо осведомлен?

— В НИИ у него были свои люди. Как оказалось, чеченские полевые командиры давно задумали приобрести биологическое оружие. Но процесс это долгий, требующий тщательной подготовки.

— Виктор… — прошептала я.

— Нет, Виктор тут ни при чем, — отрицательно помотал головой Димка. — А вот Тамара… Она работала на Чуса последние четыре года. Все просто. Бывший муж Тамары заведовал лабораторией в НИИ вирусологии. Причем не абы какой, а той, которая числится под номером пять…

— Особо опасная… — вспомнила Клавка.

— Ага. У нашей Томочки имелся любовник родом из Учхой-Мартана. Он-то и научил свою пассию, как можно зарабатывать деньги. Тамара, ясное дело, со свойственной женщинам осторожностью прощупала почву, пообщалась с друзьями бывшего мужа и таким образом вышла на Пруткова. Тот к тому времени уже плотно сотрудничал с чеченскими полевыми командирами. Чеченам биологическое оружие нужно было как воздух, поскольку федералы занялись повальными зачистками, а жить в горах не слишком уютно даже по стратегическим соображениям. Прутков не сильно сопротивлялся, когда Тамара предложила дружбу и сотрудничество.

Как неглупый человек, он понимал, что подобная дружба дорогого стоит! Итак, союз был заключен. Представьте себе, как обрадовалась их шайка-лейка, когда появился Степан со своим гешефтом. Но тут неожиданно возник еще один продавец, Виктор. Это не могло не насторожить, и Чус решил сам все проверить. Ему совсем не понравилось, что в этом деле так много участников. А тут еще вы нарисовались. Это ж додуматься надо: прыгать возле проходной. Сами себя подставили!

— Кто ж знал… — пожала я плечами.

— Подожди, подожди, — влезла Клавдия. — Ты говоришь, Тамара работала на Пруткова, так? — Димка кивнул. — Допустим, он ее устранил. А самого Пруткова кто замочил? Тут какие-то непонятки.

— Кажется, я догадываюсь, — раздумчиво произнесла я.

— Ну-ка, ну-ка, интересно будет выслушать твои предположения, — Брусникин даже зажмурился, предвкушая мое полное фиаско. Не обращая внимания на профессиональный скептицизм мужа, я принялась рассуждать вслух:

— Степка — бывший спецназовец. Он знал, что биологическое оружие существует и что чеченские боевики готовы его купить за немалые деньги. Рассказы сокамерника Чудика лишь подтвердили его предположения. Но все они не имели смысла, пока.., пока Степка не освободился и не встретился с Виктором. Оказалось, тот очень удачно устроился на службу в НИИ вирусологии. Знакомства, завязанные на зоне и, смею предположить, за время службы в «горячих точках» плюс должок Виктора — и все, ампула с вирусом в кармане. А покупатель, то есть Тамара, выступавшая как бы посредником в этом деле, готова была выложить солидную сумму. Но тут Виктор путает все карты и напрочь ломает так хорошо продуманный план.

Он каким-то образом сам выходит на Тамару.

Может, разговор услышал, может, ему удалось выяснить номер телефона Тамары самостоятельно, кто теперь знает? Но он выходит на Тамару и предлагает ей еще одну ампулу. Она тоже не ожидала такого поворота и, естественно, связалась со своим шефом, с Прутковым. Он решает сам заняться выяснением вновь открывшихся обстоятельств. Итогом этих выяснений становится вывод: несчастный Виктор просто хочет заработать побольше денег, ибо устал от нищенского существования. Прутков решает все по-своему. Его люди следят за Степаном, а впоследствии и за нами. Очень уж хочется Пруткову получить две ампулы по цене одной и еще раз перепродать их своим хозяевам. Однако хозяева тоже не дураки. Едва они узнают о наличии большого, по их мнению, круга лиц, участвующих в этом деле, как сразу начинают их убивать.

Первой жертвой должна была стать жадная Тамара. Дамочка захотела сэкономить. Ей неважно было, кто привезет товар, мы или Виктор, в любом случае платить она не собиралась. — Тут Клавка жалобно вздохнула, а я, переведя дух, продолжала:

— В свою очередь, Прутков тоже имел свои планы относительно ампул, поэтому, догадавшись о двойной игре своей любовницы, поспешил устранить Тамару первым как возможного и крайне нежелательного конкурента.

Теперь я понимаю, что за Степаном следили люди Пруткова. Они же убили Виктора, посетили нас и наведались к Оксане, Витькиной жене, теперь уже вдове…

Я вновь остановилась, налила себе коньяку и залпом выпила. Клавка, слушавшая, открыв рот, активизировалась и быстро спросила:

— А кто убил Пруткова?

— Думаю, чечены. Дима, — обратилась я к мужу, — либо у вас, либо в ментуре завелся дятел, иначе откуда бы им знать о провале операции? Как убили Чуса? — Скептицизм Брусникина как ветром сдуло.

Он сидел, нахохлившись и чересчур часто, на мой взгляд, обновлял содержимое своей рюмки.

— Я буду хлопотать перед руководством, чтоб тебя приняли к нам на работу. И чего ты в школе торчишь? С твоими-то мозгами… — вздохнул Димка. — Чуса убили чечены. Сначала застрелили, потом вспороли живот и отрубили кисть правой руки. Это их фирменный почерк, если можно так выразиться.

— Все верно, я так и думала, — удовлетворенно произнесла я.

Клавка сидела с самым разнесчастным видом. Оно и понятно: хотела походить в героях — не вышло, хотела денег — тоже мимо. Даже близость рыжеволосого любимого не могла отвлечь ее от невеселых мыслей.

Впрочем, был у нас повод и для радости, мы ведь могли оказаться в одной компании с Тамарой, с Витькой и с противным Прутковым, но счастливо избежали столь печальной участи.

Я подняла свой бокал и торжественно провозгласила:

— Что ж, все хорошо, что хорошо кончается.

Думаю, человечество мы все-таки спасли…

— Только оно об этом не догадывается, — не преминул уколоть Тошка.

— Ну и ладно, истинные герои всегда незаметны и скромны, — расправила плечи сестра, выпячивая свою скромность, отчего Тоша тихо охнул и закатил глаза.

— И отважны, — добавила я, — не побоялись ввязаться в такую заварушку. Но в следующий раз…

— Афанасия! — багровея, прорычал Брусникин, я поперхнулась и поспешила закончить:

— В следующий раз мы будем более осмотрительны и постараемся избегать опасных ситуаций.

Клавдия удивленно вскинула брови, слабо веря в подобное обещание. Я заговорщически ей подмигнула и украдкой скрестила под столом пальцы. Кто может знать, как жизнь обернется?

/9j/4R89RXhpZgAASUkqAAgAAAAIABIBAwABAAAAAQAAABoBBQABAAAAbgAAABsBBQABAAAAdgAAACgBAwABAAAAAgAAADEBAgAcAAAAfgAAADIBAgAUAAAAmgAAABMCAwABAAAAAQAAAGmHBAABAAAArgAAABoBAABIAAAAAQAAAEgAAAABAAAAQUNEIFN5c3RlbXMgRGlnaXRhbCBJbWFnaW5nADIwMDY6MDM6MTEgMTQ6MTU6MzIABgAAkAcABAAAADAyMjCQkgIABAAAADYwOQABoAMAAQAAAP//AAACoAQAAQAAAOYAAAADoAQAAQAAAF4BAAAFoAQAAQAAAPwAAAAAAAAAAgABAAIABAAAAFI5OAACAAcABAAAADAxMDAAAAAAAwADAQMAAQAAAAYAAAABAgQAAQAAAEQBAAACAgQAAQAAAPEdAAAAAAAA/9j/4QDmRXhpZgAASUkqAAgAAAAFABIBAwABAAAAAQAAADEBAgAcAAAASgAAADIBAgAUAAAAZgAAABMCAwABAAAAAQAAAGmHBAABAAAAegAAAAAAAABBQ0QgU3lzdGVtcyBEaWdpdGFsIEltYWdpbmcAMjAwNjowMzoxMSAxNDoxNTozMgAFAACQBwAEAAAAMDIyMJCSAgAEAAAANTc4AAKgBAABAAAATwAAAAOgBAABAAAAeAAAAAWgBAABAAAAvAAAAAAAAAACAAEAAgAEAAAAUjk4AAIABwAEAAAAMDEwMAAAAAAKAAAA/8AAEQgAeABPAwEhAAIRAQMRAf/bAIQAAwICAgIBAwICAgMDAwMEBwQEBAQECQYGBQcKCQsLCgkKCgwNEQ4MDBAMCgoPFA8QERITExMLDhUWFRIWERITEgEEBQUGBQYNBwcNGxIPEhsbGxsbGxsbGxsbGxsbGxsbGxsbGxsbGxsbGxsbGxsbGxsbGxsbGxsbGxsbGxsbGxsb/8QBogAAAQUBAQEBAQEAAAAAAAAAAAECAwQFBgcICQoLEAACAQMDAgQDBQUEBAAAAX0BAgMABBEFEiExQQYTUWEHInEUMoGRoQgjQrHBFVLR8CQzYnKCCQoWFxgZGiUmJygpKjQ1Njc4OTpDREVGR0hJSlNUVVZXWFlaY2RlZmdoaWpzdHV2d3h5eoOEhYaHiImKkpOUlZaXmJmaoqOkpaanqKmqsrO0tba3uLm6wsPExcbHyMnK0tPU1dbX2Nna4eLj5OXm5+jp6vHy8/T19vf4+foBAAMBAQEBAQEBAQEAAAAAAAABAgMEBQYHCAkKCxEAAgECBAQDBAcFBAQAAQJ3AAECAxEEBSExBhJBUQdhcRMiMoEIFEKRobHBCSMzUvAVYnLRChYkNOEl8RcYGRomJygpKjU2Nzg5OkNERUZHSElKU1RVVldYWVpjZGVmZ2hpanN0dXZ3eHl6goOEhYaHiImKkpOUlZaXmJmaoqOkpaanqKmqsrO0tba3uLm6wsPExcbHyMnK0tPU1dbX2Nna4uPk5ebn6Onq8vP09fb3+Pn6/9oADAMBAAIRAxEAPwD7j1bVdP0Lwnfa5q1yLex022lvLqYozeXFGhd2woJOFUnABJ7V5BY/tn/su6n4stNBsPjDps+pX13HYW9nHZXZmeeRxGkezyc5LEDpx3xX8T5dkWZZtCVTB0nOMd3dafez6mdWFNpSerPascA5BB5BByCPUU8QSsoIjbB6HBrw9tzQX7NN/wA82/75P+FH2ab/AJ5t/wB8n/CgLh9mm/55t/3yf8Ko63eNofg+91mXTdSvEsoGmNtYWjXFzNgZ2xxjlmPYd6unB1JqCdru2ui+ZUVzNK+5RvvEsNhqeo2p8P8AiO4OmvZoz2+kSyJP9pfaDEQMSCP70uP9WOTW08LxxEyodo4JI4repQdGMZcyd+zv0T/W3qmuhUociTbXyfkn+v33XQaCynKkg+o7V4N8e/2Ofhj8bdA1C5sYoPCHiW9kiujrWmaZAzPcRzNKJpUwrSMfNmDYkXf5gL7zHEU9TIs6xGRYyOJo6r7UbtKS7O34Po++xhUhzLszivFn7cvwK/Zp8af8KM8cL4y1PX/B1nZ2Oo6ja6NbiO/mNtFIbjidcF9+5uB8xbqME/m7+2X47sviz+3xrnxb0HQ9f07QPFdtY3GlNq9ibWS4iisoIGdRkqy74mwVYjpX7lwLw/jctzB5pWlFQr03ypSd/ecZ21S2S1PJxmIVaPLu09Sr8Mtb/Z3h/Zc1HQfiToly3ia48Q2kkV9FaTSTJaCKcMUnWdUjiVzF5iGCR3BO0klTbvuF/ZHfV5EsZ/iFEjasgikuPJaJLPy23FlUbz8+3oQ2CeOOf2hzmurPL0JLPWf2YJPDGoeHr7w/rcYXxTqd9ZaukjfaP7I8tI7S19DIS0ku5lIDwRoQFlkdDX/+GWR4T1b/AIRWTXF1YXkg0f8AtGWZrR7b7NFsN1sQOspcTHbHuUSlRuaIbqXPPuFhdUb9kqHTvEj6RL42uC0d4PDyzqqyxubYi3Fzg7WUThG3IQcPIGT5E3+KRTzwTrNBNJHIvRlcgj8aHOTVmw0P6VP7GOP4jXxz+37+1p8Sf2T/ABP4KsvAPh3wtqcfiW2vZro61bXErRmFogoTyp48A+Yc5B7dK/mDJeDsNjcfChiG+R3vZ2ezfW/U+gr4hwheO581fGX9pf4EeEvC9h8SdP8AAvgr4ifHnxvbaf4k1bVZbMz6R4ZmNmiRwRRu7lnjQ48suf3o81yCkcS9h+0Na3Hxv+IPw40n45y3GrJ8NLC00bWbTTjHDe+K/GGoxW0kuj2zJiJFQJbmWVcCISMMBiuPu6eX4nL6mHxVaT9pFTVOLekKaiqcU1pd+8pzdr2Xkzg5ozultpfze/8AwDjP25PCd78aP2i9B+E/wC+FOkpp3wpsf7B1C/097e0sxf3Dow0yO4kMaSMjECOLiR5ZZwEJznyDRf2TvC7/ALOU3jzxF4n8S2ovPBd5q+mwPpMdrN/bdnNd/bLARPI3nRwwabeSSPviZFe2JTdIsTe/lGZTwGU4ejKXtKrs5czaa5259tbRu3Z+6lezMqkFOo3sv8tDttZ/Zr+Evhj9q+28PaLYaP4utJ/HHjfRGsrjUb20t7SLTrC3ltLS4lka3PmRSysXkSQo+Rh2HA+efj18PLL4cfFLRtL0ywghs7/wvpWoCe31OO/gurlrZFvnjljZkKrex3cWFYgGFh2r2sszKviq0I1rx5ot2a2alJfErxu0r25nor2RnOCjFtdxvin4B+PfBfg3V9W8ULY6dJo8K3L2cryedcQtePaeZCdnluokRTnfyksbLkNkebV9ZOEqbtI4qdWFVXhsf1CfYf8AYr8rP+C2Eaw/Ef4Sx8Z+waoxHoPMtv8ACvh8swioYuMnpv8AkejVleNj5p/YE+EOkePP2uZviV45lS08B/Ci2/4SrXruVSYg0W57eNgASctG0hXB3JA69SK93+BnjDxn8XfiD8UP2rPDnhHU9QtPhVpFzpvwz8MxWsl46ahfGQtdOqsWuLj53muWbe0jXJbcNibfFz+rGticRKo0oU406eulpVZWk79LU5fc7+aqkrRVt3d/d/wTwDT7PwL4K+DfxA+H/wAfNa1XWNdu7rR/Fmpafpmspa6hbajFLeW81o8s0MyS3Iiv0klUDKHeGO+F0rJ8Z/tm/E3xD45TXfC9hovhO7tNT1rUNPvrGBp7+1GqzXElyizTFghIumXfEkbYRDwQDX0sMthmVaVasrUr3irWupQjF31+FrordU9jBzcFZb/8E9k+FXwWh+Jv7AGg+FNPsbnSLrx1plx4h1XxzqENjdWuoXqaw6TaRDLdxK0N2tjYm7Cx3kHmeW3mjymE0fl3iD9lK81q2vdd+HfxMtdZ8DabqEWn6XqWtQz2Ui2Z0u61W9u/s+1pRa24trlS8cZ891YxK7HbX06SWhD1jc57xt8M/j/o2nX2nw+ILjxN4c1u2uNUfUNGvJf7O1G2hs7bVppikixuqrFf28hEsaHzH243rtHiJ681bk5bmfIobH76n/gp7+wkOG+OW1u4/wCEa1U4P4WuDXwD/wAFVPjn8KP2hLz4Y+Ofg54r/wCEg0O0TVdImuvsFxabbmM2kjJsnjRjhJ4zkAj5uuQcebUoxhVpNfzP/wBJkaJ3TPlTwjpvimP4N3Wm6Pr+r2Wk+JY4zqthbXskVtqAikYxedGp2ybGyV3A4JJHWvS/hb8Svjt8IPhPrvgD4WeMrzRNP8TyCS6W1tle6STZsLwSkFonZcAuvzDapUqRmni8rwmYUnSxFNSjJqTXdq1m++yXorBCcov3XqZHw7/ZzPib4m2Fp4olfTdEdpXup1uEE03lYLwRt8wWU5HLA7V3PtbAVvtjwX4I0PS/EOl+B/Bvwk0rR0RQ0ButOjuY7n5RtWQMu5yfmXdKzuc8suMFYqq+ZQRzzt0OA/bI/ZX8L+APip4D+PHw202PwXFf6rbW/iK206aS2h0jUFYyxXNuYvnh3rDPxHgI0aFcF+POPEA+KUPxNl8W+Cfilq+rSz6XNcraa1df8JCuo2q3E8csbm4SRCjJqNyGhYuG3XJYgSKDTryg4ykvde78/U9rBYSni8NLlf7xPRbtpLsvProl59MS8+NPx9h8Max4K169tFtb7SpvD+oae2lix8uJoLyAR+VD5aoI0vFCxhAgFlZLt226CvFh8NwzE+T+leioPc8tvoeY969C1v8A5R9eC/8Asc/EX/pHo1cdb+JS/wAX/tsgWzPafhX4V+3fs1eHb0qNslrI24jgYmkyc/hXR/YorHzILdFRY5GVnABeVgMFc/3dzRMB+I9a9XER5KcfMzw755t9v69D0HU9P1jXrT4c2/hzT4ftHh+W31C7kmSdoXTN8RG7IQ6+Y8MCrggbin4/a/xb0DW/hjo+h6/okdrpdhout6dZ3upLrK3cmoia4HmwzQ+ShR03Da4b7pORwuPn60FzNvdI3S5ua3VnDfGy60nx/wDsN+PmuZA4NrY6ta56RSrqUaof94xuq++5vXJ/O3Wvi1o/w/8AiVN4b+zX1xYh2t9T8i7VVbI2ybYmVlZgMjceQeR0GfVoQhLC80l108n/AMAxo1Z0anuvfdd090/J/wBdD2DWfCthr/hyy1C2kjSaFZYobaOE7Ut0RHjiQDJConmsXblskscnNc//AMITngw8j/Zr0cHQlKlytWcW1+P9b69epeZVY+354y5uZJ323Wvdb66NpbXumfEmD6V6FrQP/Dv3wXx/zOXiL/0j0avEr/xKX+J/+kyBbM+oPhjDHF/wTr8LzqDvnsJIiUgMxAN1Puyo6jaCD7E1c8DaZaah+0p4I8N67HKNJ1nxJp2mXWY5IWaKe9igkUM6r8pW4bGCxUyHLMpKj2cydnTj/cX4meBu6NSX95r8v8z6H1f9kbx5pfh3w19it/D/APb+keHLC1jmv0uI44ZmgQ3MO6LewVpPMAfqjOGVWKDPT+LtU/aD+Kvw/svhBrH7L3ibRWXVLaSLxFdeN7bVNNZUkIaee/IVlRI3ZhCkZdsBcAnbXjV5UcTJci5bJJ67vq/8jemq1GlKLd7u/p5FP9pnSvFXwA/Za8Q2vhTQriZLgS+dfoJLy+us27pbNC0SiNI45XhLAoDtjmYhGELzfLv7Qeq/B7xjovhPRvCfinxOugyabqF5rWi2upLLDd6jHI6mOC3ii2JJJJFcXH2hxJuW5jztXb5ZD3YqO6Or2VKGlN9P8/8AgHqEVtap58dtcxvYXCYUQKQkybgUKk/dHCt93PygEYyKgGnWq7V4HGBnjNfo2Gwt5TmrOMrNWXTlWr+77j47F4lOMKdnzQTi7vS/M9uy1+Z7bB8B/gStqq/8KR8ANhQMt4btSTwOp8vmtCb4KfBZ/BNlp8nwc8DNaQXt1PFbnw9amJJHS2DsF2YDMEQE99g9K/hd8Q5w5JvEz08/Jn7S8Fhbr92vuPCviv4f0TQtQ1nQPDekWWk6bp8yG2srArYQQKUVmClABGu6R2OBzk+tcT8Jb7TfDP7eXws1+40ey1QW/iGAG2RdjSrKRbrPGPvMY2mWVC+S7QjAQFd39UTlOpl2Fq1HdyoU3fu3BXPzzDKPta8ErJTl+fpbofpD8cPid4N8B/E/w5pOqXcDalqcU9zBZR3kUE7orIpb5yPl5bn1B9yPQPB3jjwn4n8NNe6Zr8BEKg3MNzIsc9t8oJDgnGMEfMCVI6EiuRUpP3kaOqvhYzUPE3g7V1/sS3udM1uyvmMN0EnSaLyydsgIGQwxvBB46j1Ffi/pvw/m8XfD3VdU0S4nvtbTVQ6aZCyzQCGdEuTFAm5dx2XI2kPyUO0biuPQw2HlWlyLezf3I5nXjTvPpdL8dz2/4Y+Gdb1H4eaRpjKzXJt2u76bbIVtt8jyO0gZVdcbjhWVSeMDkV7l4b0bSNM8KW39nW8Ra4gjkkuCnzzZQHJJJx1ztBwM8V8Z4j5zXp5ZQwOHbUWo87W214wfnpzWvtyuzvp7PDmXwlja2JqpXu+X79X+n3naxf6ofQfyFW0gu7nT4Yo7fKLJI4cuF3EhN3JwOAlfzxgMuxOZVvY4aPNLf5bX/E+1rVqVCPPUlZI568+Ful+KBdalqMMTJqKlJkyrDBTYRuXKngdQSD1BI5rm/gN+y7qnh/8Abe/4TLxVfWuo6N4aeS70N0kBa6up1IM88YA2tDHuQKRjc8TIfkxX9bcrjkmFjL4oU4Rf/gMU/uZ+Z0pJY6tbaTk/xf6HD/t0/EzTtE/4KF28N1pwDaF4Tgt7e4N/LGxkuJJZXCxQqHbCyRjcDhTg8HGe88D+ILbwxbDT9L0ZLKwuXc2k11CJTdzBQp4G5Y9rfK8eWcMWBJCmilZJE4iMpLc9K8H3+iX9j4t8c6/byS6HaaUYr+BdNaZ4o0ty9wixIGMpIJARFBOSD7fm54Q+L0mt/BD4v/DP4YaRrWlCfUl1DwvaX12p1WO1llht1WWXaI08hUi+dmBjSZ1DNgOOh1XSkpx30/FoxpQjNuDfR6fI+i/g34Gvv2ev2P8Awt4e8T3G3WLTWG1PVTZz+eFkDSOkSPwdoRYgcZAYuQcEtXskd9c6pbR6pd3DTS3yi6d2ctkyfP1Pb5gB7DjjFfhOf4tYvJlXj8NStOS9EuWP4WR+h4Cj7HFuD3jBJ+r1f4m/H/qB9B/IVcg1CeFRaQ+YWeKVQFjzwV9evXHA5JI9M143Aztmkv8AA/ziGb/7svVfkxPhTo0/iL4mT2umqtukmmwNfEEeXGsWFRiWOd21iACAfmB4GSfS/wC1fDOlaJb6hb+JtNhs7fTZ7m4kkmWPEUBMskshY8ARyIWJ4Xntg1+/OcqmFUF3/U+JSUazm+x+X3xY+LOg/FP/AIKG+Mfi1aWlw+h6g9tpOmSSQL5k8NrCkHm7ZCpXfIjyKMhgrLkZrvfCfx00KCJEj1zUdM1Lzha3MLaFc3dvesF2h2hRGH2jopypyP413NUJ2ndH0UssrSw0Xy3/ADV/6ue0+Ndcab/gj7aajocd5DBrWrx2c/7nyWlTzpCWkUhiAwtolxkHnlm3MG+WvB+tfD61+Lcvjd4dFu5PD0kn9uTi1BuFtl3RzlwQGkTaZBnlGYBcnGKKzqVKUvZu0rNJro+j+/U/LsZSxSzmLw0W1BRcvNc12ntdPqtdEz2Lxp41bx74a0NdO0bVdJubuOG8hivY1ZJo7tYntZEeJ2jZWGPlPIKsMDGa9mmltLE/ZxIEjhAjQMedo4H6AV+LcRUJYXJ8DhuZSd6rbWzvJW3Sez2ex+04GcamMr1ErL3bfczpLcqqhmTeFAJUfxYHSvjjxb4a/bM8X+HrHxB4h0O9lmEg22Wl2V0oiJRc74Vh+6NgyQT8x43Z4rw/o4V1q9WrJKaUUryS0d7777I485nUUIxirp36XLngb4R/tbeIZtPttMTUbOLU7XzCbqG/tPIjWTHlMZIBtctkhenXJBriviDa+IvGPijy/F3i6TX7zSGe0ie6K3FuSrFW2HaG2EKi8bciJG4OMfss26cE4v3X93f0/E34XyuOZYupKWjgt7X1b0v8k/M4+fw7rEErpBpMMqzEwq0GzOGOATk/Iudp64ULyVAJrb0XwlrV38RZLzRoI7G50zVIVSa5u4t1uWJMUxw+x4/MUt5kbOGDAKHGQsRaZ9LjMLiMNenUpa/ZaWnXqv19D6h8YeKAf+CCWmXWgXnmtDqlrp1tNeMk7PJFyGcjKux2bifmB5yWyc+N+APh5+zb8Stb8I6DqE8vhrVfEN1t03XrOZtNudOvZIz5unXCIXhZZPLby5OkiuRlWLpH1R+FNH5dOlFVakmrSfXrpey/Ex/iv8BfGf7PvxIsfjVo3iuW/wBB0ZNDuIYLgR2YiheRY4bS6Hm+UrGC3ADIxXGxisWcj0+bxdd65dyXUF1NsVirJIpR0Of4lPT+R7Zr5HiPA+2dOu1dRuvS9tfwserlteylC++v5nvH/CwPDiqEbxN4cUgYIa0myD6H9xQPiD4aB/5Gjw3/AOAk3/xiv59+oVn9mX3r/M7P7Zo/z/izH8e/Hew0H4Ha1baBqGgXGp/ZjZ2r2sM6SpJMNgkG6BVBUMW+/n5OK+Pooo7ezSJDsRFCqiJ0r+lcHQqUMDh4VOdP2cHaUlL7K2s3ZeW/c+54FjGWFr4uNvem1oui/PVsGYdArrn+8etdF8P/AATY+P8Ax7a+Hbjx7pHh+4v72PT4YryxvLi4nebAUwpFCUcZyDmVMFSW2ggnrPs8fjHgaMq3JKXL0X69l3Z9EftO+EPB/hz9gSL4V+HNZF5q/wDwkX/CSSyQR+RFNMIpUnKoGYomWX5SzckjcSpx+f1rH4n0nxSNfTUb3T9QttSgutOIO77LNBIskLAMMbhJH8q8rtVR6114etCpzQi9Yuz+5P8AX8D+dsQpTl7R/a1PunwJ+0h4G8ZfCu/trrVPCfgvxtBperSNB4jti2kXTXDLLeeRZpg3GYoYlWLzAx6nzhvQ/HOneJb7wX8XNO8N6dqs2pi386S7tRF5dvYBo/8Aj3jBJ2RrJlVXPBSQcYAqq1P21OUJbNMzpfup8yfY9oX4t/E5VCr4+1xVHAC3rgAegpW+LvxP28eP9f8Awvnr5X/VXJ3vSR+F/wBv5r/z/l953Np4P+Ifxn+DdhNc+NzJJa3MsqQatLM0cpVSu/eobafmZR8hzzyMV5z4h+HPjvwzrdtYaj4fuJXvZ47a2NiVullldgqKNhLAliANwFe/OhRw8o0cPFRjFRSS8oq/4n9ZcE8TYLC5HRo42TjK13KzknzNu+mq37fM57VLK40S9ittWi+ySz7vKErgh8dcEEg9u9ew/s9+JvDui6hb/wBlfZl1y/mOnmdZYxeSyySLGqRSAlre3VJ7YHYFeaa5+dvJgkUupTqUKnJUVmt7n1mbZjhs0yuTy6tGfNa9nq1917d/K66nczaK/jP4p3muJbSLpay+Tp6FCALZOIzg5wWUBj6szE5Jrxb9of4W6l4ctH8VaR4bkvtDUlrqW0YpPYKRkmRSrBoxzhhgY4YrgM35vk/EdGGdTo1Je5U0v2le6/Nr5o/PsXgJvBqcVrHp5dT5S8VvPrOs2N5PrfiCK2toXhtjaWpkddw+bKqdoBwARubIAwetdZ4EnsrzxGmnW4v4kvWdtQ1G9Gy4nIXcAqclFLgFmLszkDJ6g/rdrLlPk73lzHpxmiBwXXI/2hQZosf6xf8AvoVzn84qLMp38WW2o3P9l6xbi3nn8xfN1a4QqhILIEVCqj5RjHcuTuDbVdcXHiuURTxXenC7CIk0z6xckSETMzOEEYVGeIpG2wKuU3Kq5YNySoVHLmVSS1/pH6VhuLMNQw8KMqMnyxS3XRJFezsr6y1w3qado8wjcyWsdzrd1MYMCfYu5oiWXdLEXDZLfZ0AKKStRGw8VzeNdO1C58X6otlY6F/Zf2ODxPcruuTuRrou8Thm8pyBhUYMEYNlfmHRrSk5Tqtt91fpv0Nlxfg18NCS9LFmOfxpDZXyQ6vB5l1HJFCz+I71ktQ0krKUQIPmVXjTJzny8nk/LFqTfEa++H2oaLo/i86beXZTy9Uj167kubbbKHyp2KQSMx8FQVI6kZblWW0k7u1k725Yrbpfz6m3+u8OlOf3r/M5bT/hZeWfgX+xrqDwtqd01jdWsuo3UP7+SWXzdlxvEAmDxl1K/vcExLuyuVrkI/2d/Gls5kt/iTGrD+4Z1Ne37RdjmfF2H/59S/D/ADPo4eMvGioFTxnr6qOAq6pOAB6Ab+KX/hM/G3/Q7eIf/BrP/wDF14/9mYH/AJ9R+5Hwv9rZh/z+l97D/hM/G3/Q7eIf/BrP/wDF0f8ACZ+Nv+h28Q/+DWf/AOLo/svA/wDPqP3IP7WzD/n9L72H/CZeNT/zO3iH/wAGs/8A8XSDxj40HTxr4h/8G1x/8XR/ZmB/59R+5B/a+Yf8/pfexf8AhM/Gv/Q6+If/AAaz/wDxdIni/wAWJrdrqR8UavJdWLmS2mlv5ZGiYjBKlmOMjg46jij+y8DZr2UdU1t0as/w0D+1sfdP2stGnv1TuvxVxkHibxDa2ttDb63exx2VtNZ26idsRxS7vNQc8BtzZ+vsMZfPrx7100sPRw7lKnFK+9uurf5tv5nLUxFfE8sKkm7aL7kvySXyP//Z/8AAEQgBXgDmAwEhAAIRAQMRAf/bAIQAAwICAgIBAwICAgMDAwMEBwQEBAQECQYGBQcKCQsLCgkKCgwNEQ4MDBAMCgoPFA8QERITExMLDhUWFRIWERITEgEEBQUGBQYNBwcNGxIPEhsbGxsbGxsbGxsbGxsbGxsbGxsbGxsbGxsbGxsbGxsbGxsbGxsbGxsbGxsbGxsbGxsb/8QA3AAAAQMFAQEAAAAAAAAAAAAAAAYHCAECAwQFCQoQAAEDAwIEAwMGBgsLBgsJAAECAwQFBhEABwgSITETQVEUImEJFTJxgZEWFyNSYqEzQlNWkpOVscHR0hgkNDVDVFVydZSzCiU5V2OCJzY4RXODhKLh8PEmKDdEZGWjpLIBAAAHAQEAAAAAAAAAAAAAAAABAgMEBQYHCBEAAQMCAwQFCAYIBQUBAAAAAQACAwQRBRIhEzFBUQYiYXGRFBUygaGx0eFCUlOSwfAHFiMzNWNysiQ0YqLxJUNUgtLC/9oADAMBAAIRAxEAPwCdujXgta5GjQQRo0EEaNBBGjQQRo0EEaNBBGjQQRo0EEaNBBGjQQRo0EEaNBBVzoGfECgAoJPMR5/ZoWQSWvramwdzGoyb5t5urNQyTGKycoJ76SP9yhw9f9XUb7zrWUfSSuoYGwRusB3fBPNrJWNyhOto1k0yjRoII0aCCNGggjRoII0aCCNGggjRoII0aCCNGggjVRknA76CCG0+IlSWlc588JPTQQsPBPhdPzebJP26Xa6JDiPDZy5ltOe5BP69AS4UlwoAwPcVykhfr00prbolajPhAn7+vXV2CCDpB00RoOMYzkfXqnu/DShuSiGo0abRKO/FNxYV7huve3KRR9m6je6K7DeluOxZTjPs5QsJCPdZcHXUdXvlfExZrkaXw6PsPtqKXGnLjIU2fQgxgfvGux4H+jtuMYdHWCpALhcjLe3rzD3Kslrdk8tsrB8sFGVJShPD5kqUAQq58Y//AK39I1JfhQ4j67vvtA9et802hUFmtVh2NbdPhOuOvKYbTlQfV1AVnt0TkA9NFjnQFuB4XJU7XaO0t1cttdfpG+icp53VMmVo4J/ynGB76VJWQpDnQn4D6tU1yBzcpsVNbu1Rq9Da1cqiypSSe4z/AFdtJ04pWnFBaeH0mFA+YCSR9+jw3f3Ff8A6IlvNJHejw3f3FX8A6PDd/cVfwDotOaPTmjw3f3FX8A6PDd/cVfwDoac0NOaPDd/cVfwDo8N39xV/AOhpzQ05o8N39xV/AOjw3f3FX8A6GnNDTmgtu/uK/wCAdVCHUrBDawfXwz00Yy80DruKbHf+g7vXBsvFj7UVB+FUGpfNKbacDTkhr80KIIA0rrOpt4wth6XTLmnCVcjVN8KRMCPcU9y/SOBjvrROkw8YdC0AbTOcx11apxfSijj6v7TMcx11HduTdcP9qb8W/XLkc3ar0idEfXywUeIhRK+bq4kBICUkeXlrFOtHf5fyh7FwsV+QbFBCvZ0OpS2hsII8PkKc5z3Oep1cipwY187g0bMs6u/0tFYOfhnlUhDBky9UXdo7TW/joU9PguIZCQ24rPvZKCcE6OR0o6tLP1oOsMS063VACLI8N39xX/AV/Vo8N39xX/AV/Vos/agWg63VmjRJSubdU0+HA4gFP0CepT5kfUdQ23l+TZ2fuyLeV+0CXdk28qqiXU4cJVTabivTClSw3+wZSkq6AZPpnW36L9JarAam8ZGV9g64JsOzUWUWoijkAvvUIty9s+GygcOdJn2DLvOp7ihQFxWjUorzTtHShCi8pZEfBAUBg5xynOu5wmb3RNr67BisVuRRLbrM/wAGrATGpTkU48Nt1LSglX0lpyR2SCeuNejamKqxXCpI58pcb+jutrlPHfzRYdLFT1OYjSxXrba9Cm0CioiCvqqMdxPituOs5cXkA8xUVeYJ8tdvXkaqe2SYuaLKc9we8uAtdVIw2D668sflHN5d2dvflL5lDsrce4KNTlUSE77NEmqbbCjzkkJHbXSP0a00FVjD2TsDhkOhAP0m81WVznNjGXmou/3T/EOo4O9F3dOn+M3P69UHE9xDA+9vPd2P9qOa9G+Z8M+wZ91vwVIJH80rNt9y+MXeDclqzds78v8Ar9bcbU8Y0SoLIbbT9JxxZIS2gZHvKIGSOvUaX/EZRuOThpudCL13JvV+hSCw3FrsWouLhPOuMIdU1zg+6tPORhWM8pIyOuk+Z8M+wZ91vwStrJzTK/3T3EL0xvXdp6ZI+c3PX/5OrzxN8QoIzvTd2FdU/wDOqwcZ798eR89H5nwz7Bn3R8ENrJzVDxOcQgUP/DReHLnOTVFg4+rOhPE5xCKUcb03eQD3+dHO3rjReZ8M+wZ90fBDayc08e29I46N19mqfe9m7wT3ItaqD9Ko8OZeLMOZVJTKAtxqO064krUEkHA69emdNFN4j+I+mVd+nVPeG9YkuI4pmRHenuocacSogpKScggjqDjQ8z4Z9gz7rfgi2snNYf7pviFGEq3qu0HHnVHB9WqK4nOIMBP/AIa7tUD3/wCdHP5tKGD4YLfsGfdb8Ee1k5q5fE3xCFwoXvPdwXnBBqS0n786yHia4gWxyL3suzlUcqKaks9fh16/zfz6AwjDAf8ALs+634Ig94O9Y/7priGUrwBvRdijzHoKktWSfTHnqz+6e4hlPEp3muwqUOU/85L6j00BhGGWtsGfdb8EDI/mgcTXEMlOBvNdqT5j50c/mzqn909xD82Pxz3d9lUc/r0XmjDN3k7Put+CMyvPFU/un+If/rnu7+VHP69H90/xD/8AXPd38qOf16HmfDf/AB2fdb8EW0k5r3x0a8QLVKo6K5kpSFeaiNBK1DClApyDykdMg99HdEAFoVCi0CpsTWatSobqKpGchTHCwkOvMrQUqSpwDmI5SRn46g9RPkkttYtzmbWd2q7Pp/jlxmHGgtMe4DkJUvnUT0yM4Gui9HemtZgUUjcu0zWtckWtcWGnaoc1M2Qg3sp3RYiY9JbhxUkNRUIZQDgqSkABIPn2B66yiO/5tH7Drn8oNwXcdVJa5oGU8FUR3zhPhK6eevHv5UkoV8qzMysYTQYIOFA4OHOnTz11X9F+UY6650yH3tUCvI2YtzUQFJCT1BHnq7oWyCTr06SCqXipI8OxlXnwWbj7J2LcVPoV/wBz1Clz4ft1Vapqa7Aj+OHoCJDqkISordYcDZUAsMnzSNSo4gbQqNjcQW70bcuvUqDRt2bdt20LZojlRakuSKt7NTkGpFhKyppEfwZA8RQTzFYAyDnSC0DUoLl31bymtuKlQLopd/1T8Ad1bXotOn3tSWI7UxIelMvGItCRzMuJZQSjJSlIbPMebXGrNobPUe/twqHZVOptx3PC3Zoz9erTYDkBlMmqTOWnxG+X9jQ0lsOL/PKk9kpOisES4172FsZcd5702rttPuaFW5u6tMptSkVymRI8WjKXUpqVexFp1SljKeUBSUDCU5xn3Tiqo7rnye93IrdL3AXItC/WaXTZ140xiM6U+GpDi2FtgEtOBtCuTqkFWQTnQsEFyNt7s2lsD5G/ay+tzrduetzaBuFWahbkCjymo0aRLQzFVyzHVHnbRlLZBbBJCTnodOVw2tVq57/sTcGuIvauM7/3lVK5XqdQqMy/bcRS5TzTsaYVgqKjy+IeqeRspUObQsEFo7cGVt1wO7bVvZjb2v30qtR5cd+2KLQfaotUqolLS6K1J5SostpIS2yjopKMlSR112dm7cqcvg+2vtJdrViOu5W7ri1WnRbUaftZUj2+Q2BU5uS7GYaAA5kBZQlIProra3REXTN3PN3xsvhV2sgcNNly5Vk1i02ZlUqFDohqRqtVW3/zizMcDasFpznQG8jlSM9+ynv626Y1wZNzNuaFTJG4R2doC6rGdjISWbeXCbVKlwgB+UklXN4ylYUlHMU576NKuu7e1kroPAXvLtfWhe1w0/b62KR821euUplujPvpmMBL1MeSAtCHW1Hk95RcRknB1ZxfqjvfJ63ZEDsIqpl0USUzbaKKiK7ZDMiItSaW66hOHHE9Er97II94AnGghfSy88FEc2SlOD5emrc+gA0aF0Z0Z0SJfSBy6OXXgla5B6HVNKQVyfPGM+We2rVpAWvKspUB7vYZ+zRg2KQ5eOXylM2ZE+VnuVqPMfaSIcQpShxQAy31wB8TqLaqnWAP8aSldMnlkKOPr669p9HWsdg1LZupY33LNTOJkK6FEp953LcbVKttis1Wa8QlDEJLjziie3up66dG5eEPiiou2rl53JtNciIMVnxHnHmyt1psdfeR9JIHxHnqZV4phmGztinla1x3AkXKIMkcN2iZNacOdFg/HVUNlxC+VX0Rk9OnfVwW2NkysgRIbdStDiudByhQyCkjrka613XldN8347c953DUK7VH22mXps6Sp111DaEobBUeuAlCQPQJGiLbdoSjcb1hqd43PWVtGrXDU5YY5fCD0ta+TlGEkZPcDoD3xrSbqkxnnSzLfbQtSXFBK8BS05KSr1IJVg9+ukIlb85TPCfBlvlUpYdfJcJ8VQJIUr1UCScnr1Ot2q3XcVc5BW67UKgEBISmVJU6OgwM5PUgdAfQaCC0TPmKpLUB2U+uKwsuNsFw8iFHuQOwJwMn4a34d23JTaFJpVMuGpxIUx3x5DDEpaEPODstQBwT8dBBFHu+6repcyDb9yVSmx6inlmNRZa2kvjPQKAPX7dWIuWts22ujRq3Um6c4TzxEylBlQJycoBwc9zoILJT7wuij29Mo9HuOpwoFRRyS4seSptp4eYUhJwRrXertRcfbeTUJnjNRxES4X1cyWeXl8MHPRAT7vL2xoILLMuu5Z9txKNMr9QfgwGvBjR3JCi20gnm5QnOMZ8tasirVKX44k1GU8JLvjveK8pXir/OVn6Sup6n10EFqd9U0EEaNBBfSJyq9NHKr014Q2D1rUeEonp/Pq0tqCgCMZ8/LPpojG4XugNVemO+pIUhpeD1zynVVRZBTn2dZ6deh0ezcOCSCLryk4ytjtxN+fl2a5Y+3dFMycYEJ6U857seE0Gxlx1R6JT2+J7AHS2k/JETk37QWIO8LJphYSquPuRcPNPeaY6B0I9Cdek/1wpujmH0lM8Ev2TSRbcbWA8d/YqLYOlkc4brqUFut8IPBJa0W1I1wUS2atNcQ08/IWH6tJUoYy4oArSkkZx0Azp9pk6nxrYnVapqSqnoguPySDlDsYNLUrmz36Y+8a4/izsVq6iLEasW2x6mp4EcDqN6s4zEWFg4L53rjcjTdwqpLpwCIb015bAJ6JbLhKR9xGpgcFHADUt7ERtzN1hIpFiIXzRoyTySawpJGQnplDPkVdzn3exI9LdIsaGAYWapx61rNHb8FTQxGWSwU3+Kjhm2iu35NyvW/R7SodtGz4DtUociLHRH9kU0nKk8+MlKx0OeqjjPbXieAVp6YHMPXWX/AEd4rUYjhsonJcWu3kk7xzKkVsbY3iyt8NRVygZPpo8NfLzY6a6eRZV6r4DgGcDHbvrqMWhdEjbt6726DONCjSUw3ql4KvZm3lDIQV4wFH00TiGC5RgEqtLs26q5aFTuCjW/Pm0yitpdqMthhS2oiVHALigMJyfXS02z4ad8947Sfr+2e3NUuCmxZXsT0qKEltDvKFcmSR1wQft1EqaynpI3STOsGmx70A0kgc0mpe2G4cG8anbz9l1g1GiyVw6hHbiLcVGeQcKQvlBwRjSbcYdZkKadSUrQSFJV0II7gjUhsjHmzSD80ZaQLlWcp0BOfPTljeySjl0EYOiQVNGggjRoIL6WfY0/maPZUfm/r15Q83jl+fFafMj2QZ6J6aqxCSqqNcyVYCge+B3xpHkLQ69vzdJL8oXg/uRxM8Q1L4hbop9O3uvaNGj1mU00w1Wn0obSl1QAACsAY1xqdxMcUdWuONSKbvhfz8ye6mLHabrj4U6tZ5UoHveZIH269OQ4ZQthaSwbh7lQulc51rr2d2K2oG0ux0OmVOs1Gu3RVGG5lxV2oSFOS50gJz7ziySltsFQCScAH46iVxf/ACj0Sz5U3bHh5mx5lYjEszrnQAtmGvspEZJyFrB7rPQHtnXnvAcLk6Y48+eQfsWm55WG4XFju3dgKtZHinhtxK887Ipd0bt8WVDo8iZLq9buWsMMuSJDhddd5nAVrJVk9Bk/UNerfyiu77Wz3ydDtrUqooTXLx5aBFSFYdEZCP75dA9MJQk/+kGujdK4o67HsMoGCwuXHuFj7mlQadxbE96iFwH8EY3dlt7w7sw/Y7BpalPxIr7ngmrLbwSpRP0Y6f2yv23UDPXU/tn+Je096+JW4rA2voEqdbFmQkIlXK06GIQfzytxo7aR7yeVK8E46I9MazHTWV+PVU7o3WgpBvtcFxIFuYPDiNFJpQImi+8pj/lPOIKJYHC8zspQKkPwhvQB6oJaV70ampPZY8i4voPghXwz5OKSEAOIA+Pw1u/0e0JpMBZI4daQl3q3D3XUStkzzJZ7QWJSNy9/6XZNevinWhBqS1hyrz0czEcJSVdRlPfGO4640+XFjw2bI8Ou0NuUqhbj1y5r8r7TNVbUYiWqe9TXQrkdQACckp6e99mtHVYnUw4pDQxREsfcl99BbsTDWDIXKTtf4a9j78+SwsG99+KLC2fuZ2mRqVHrkRB8MKCOWOuajHvFxCEqOfeHN9IdtIDbjZ++dy/+T2XXtZtax+E1Uj7mK5PZ3w2zKjtBILqOcgBJwFYJ8x56wFJjjzRulq33ginAa/mNeQ4e4qW6LrAN4hbW3mxO72w/yKfEJTN0LaXRVVaHGdiD2ltfjBKgFfQJ7Z88abv5Ni5Lhj7z3/a0C4KhFp8myKlOEZiQtCBIQ3hL3KDgOAY66txU0mL4dXzwHaMLxa3YGbr9o5JBBjewELs/Jzbvbjwbw3djQ7mkPOSbUmXKv2jkdW7UGUkpeUpaSVHqcjOD56hXXa3ULlu+fXqxJEifUn1ypDnIE+I4s5UrAxjqScdtaCgo4IMXqpGNsSI/Cx+CZe4mIetc7BKcemrm2XXXPDbbUpWeXCepJ9APPWnN0yuxQrHvG6ak9Dtq1avVHo5w83EhuOls/pYHu/brjyYz8SauNKZcaeaVyuNuJKVIUO4IPUH4HSnNIF0gOBNljIwcHVNNpSNGggvps9nT8fv1X2RPprgPk4/P/Cvsyp7MlKvPV8dkCaj/AFh/PpLaYAkEfm/ckl1wvm/3ZT/96a8E5xiuTP8AjK1z7HuH8Ed6bfuzw/GNEqkaohAI9/wnUr5ft5dd6jj2kAYDYkW9ipTobqYXFt8o9W947Sd2+2jjVG3LWnMJFUkvuBE6co4Km+ZJPI3kY6HKhnOAdQk68qe+Aeox0Tn11n+jeBx4BQNp2+kdXHt77C4Ts8plddTm+So2dcufi0qm8VWhI+abNhmPEeeThHtz4ICgT0PI0HifQlOcZGlpUbJqPyh/yt1Wrrj0uPtJt8U09U4BQRKS2olaGyfdC3VZKyOyEpJxlOsXiVe2nx+rxIi4pog1u49d+4W56nQEFSYm5oQzmUnON7jAF41JHDPw9PJh2jAdapEmRTT4YqTiSEJitEf5BKiM/nEeneZ+xW3ls8HHyaTce532GfmiCuv3JLyG/FkKQCWwogdiENpB7/bjWYx+jfheA0mEg3lqHZn8T3c9CRvB3KTC4SSufwaF5f2uH+Nf5WmM1uTdMmjfhxOdQ28wwHjGQlpRYZSkqAAwhKc/bg509szZzgu4TI0a2OJhmsXvfdUWpyTTqS9mPSYylENLVyqR7xSArGSevbGujYnU4hQyRYJhYAkyAhxHVDRcG5HPThx7dIUYbIDI/ddNfxWcMtg2JsxQ99thLnkXDtldDxjtl/3nabJIJ8JagBjsRggHp599S0ouzNu7x2NsTxEbkTobFi7cbfoeqrrqwPaHYy1eE2c/tQR69SMaqsTxud2HU9Q5tprviIAOjy0jd3i6UyPrkcEiIW/lW4xeHLilp9TTyU2NSY1atmE71REaYUoApHcLXyAn4q031j1u77E/5MxctbtuoVi3qmxuKziTFeXHcDbjTXu5GCAQUn4gg6fhw6mpGHDXNBAkjJG+92i9+y+9EXm+bsK39gL2v6/PkVOJSbel01uvmHBjIacqEtyR4WT1AUo9OgzjSb4Eb04YtoKVW9y92dy6nSbrkMyqC1Ro0NbiHILzSQXQUtkc2cjqemB31Llo6mOmrocLY0OdILAizfQbe1rcuHFBrw5zC/8AO9L/AGa3s+Tu2V3IfgWBRNw6jIuSMq359TqfheAiK+eVxQ98EdD+b92opcVu0I2M47Lp28hx3UUiPJ9rpDi+viQ3gFtEKx7wwoDI9NO4E3GabE5POmQmVmmS9hlI57j1vzYpM+TIMiaFSemAdTBoti2fdGyGyG5M2+bOssUGItqS3UErS9VXI0rmUQENkKJSMZVrpNPC2R+pVLWTGJoIF739xW3XJs7bC+t47xqm6V6WzRHb9dpsWHayGUPzJhC3Q66VY5Wko6geeegzpnOMGJBPG1NrtMeD0W46dCraJBbDapHjspWXFJHQKJyTjz0cwAjcO34pimcXSNPMH3NTJYIUQdGq5WyNGggvp68A+p+7VfA/T/VrkXk4VrdU8Dpjr92rmWP7+bVnsofzjRbHUd4QLtF82W7wxxUXgM/+fZn/ABlaSGuts9AKsdvVU/TGfXW1GYdkSEsNtrddeKUtNo7qUTgD9enRzSd+i9jbc4f9xNqvkfKLsdtAhtN03i601cNYUshNPRLAVLkJ9ShpCWgPVWRpheMjfO0+Gnh1h8GnDq8ae7HYSLmqkVzD6StI5myodfGd+ks90pKQO/TgOCOi6RYlsmjR0rpn9rW6MB3X1PyVvKNiy55WTd/JjcPqdxeLJ7de4aah637GHPFTIALcioqH5IEfoDKz07hGnJ+VW4gXDKpnDrb8xWGw3WLjWkn8osklhjtnAypZ+tHprQVNsX6dRwfRpm3Pfa/vI57kw39nS35qDeyV0zLP4z7IueI6G36fXoiyQenKXQFdf9Ukae/5Sq0a9bfyp9y1arMvIiXGzGnU11f0XWksNtqCT8FoUNbabI3pJCfrRPA9TmEKOwXgcO5K/ZWmS3P+Th7upuhB+a5dwQ0234+eRUwraQst+Q79T8Dp+7u2wtei/JLWLw77s8VVqWSKM4+5XUU2UiauosqdU62wEBSV+74gP0fsOsRiUrhUEUkW2e2oc8NvbVseuvDrEKUzTRxtoo87A8Qew/CDK3KXQYU/cG4plQFLockAMU6fSwAQp1KslB5s5ACic4wMaj7vNv1f2+G7FWuK6ag3EYq7zb66VAUqPAbLTaW2z4WeUqShCU8x6nGtrh+DvOIS4rU+k4NAb9WwHEb/AJKK6TqZQpCcO3DttdbvCjC3m4tt5ahZ1jXW8pdFtSlPuKmXIhropxTbQUeTm90e75dSkEZQnFnvVw0X3Z1AsXhs2RVaNIoMt2S/WZa0iXUytAQApIKjyjGQVL8/op89IGtzEo87gxRrAOeYdABgn111rmu26LxrjVQuqvT6tJajoiNvTHS4pLSBhKAT2AA6DTmzY4h5Go/FR9RouNg986XFd3E+fOF+2Nt10dtCrZly32p/MSt1L6uYt4x0APXTjXEaJtzc1uxLn+6qvBzce5q2/aluVKBdKmZE6kVGKZEbx2m+RD6eoIc8yfPTe7obnXTuvuIzcd3yI70piG1AZEZgMttstp5UISkeQHTS3zF7Q0pmOBrHlwSPJJV1znAHXVNMKSjRoIL6hvD0eHrnOwKsbqnh6q03/faP9YfzjTjYesEROi+afd8Y4rrxH/77M/4ytJHXQRuUA71UfSH16mH8m3sCN1uM9q/7gp65FsWIoTilaTySJp/wdvtg4UPEP+oPXWe6S17cNwaoqCdQ2w73aD3p2BueUBeiPF7xGReG7hVmXQ0rxbnqyl06hRVHqt9Q/ZyPzG+p+Oca8QZ9RrFzXxIqVRfkVGq1WUXXXFK5nH3nFHJPqSojWG/RjhvkuGvrZP8AuG3/AKj538FLrpMz8g4L294fdvqRwrfJhxYMxpJkUSkvXJW3CrAcllrxFjr6AIQPqGvFTcG96zuVvrXL9uOSt+oV2aua+snCgVK6JA+CeUD6tNdAHecMSr8Sdvc4W7iST2cAjrOqxkYTgX9w/wBZ2h4Q7S3Pu+4mabcN2zVPUm2lNn2wQUDPtbv5gK+UAHvnPrqdfEnxR2tbO0O0dR3R2ZoG5NkXpa7E9CJuEyIU9pCUveGog/np6dPPV7jEfnuekliflOaQMcOxpIOn9JUdnUDgexRA4k+MSob47Y0zbS1bHpVhWFRHvGi0Sm9fFX1wpZAA6df5++o4OOuOulTrinF+alEqOtlheHtwulbCDmdqSeZO9NPfncrDgnGuta1HVcW5lFt5poldSnsxACfpFbgT/Tq0tppvTK9N+LXjFtHhY40m9otrdk7Xr0m0aLT6PU6nX2C4sRkR0FEKN+Y14ZQpRHdal9Omkfu/wu7d8RvE7tXu1Y8duwrI3DtR27by91KWaIzFAL60gDuvBSOmCRntqOGD0gpYe7LkCVlscKPCJxG8Il3K2b24vizI1sQC7R78uLMeDWnEpOF++feQcAq91JAI8+moKbCcO938QFwXU3bTqUQLRoEquVKapJKAGkqLbXxW4pOEj6/Q6K5aDbclEiS1+5I7bbbC+t3N1Ilk7cWvMrlYl/QjRR2TnBUtR6IT8SQNOJvbwX8RPD7ZzNwbn2E7Bpb6gn22LIRKYaUeyVqbJCT9ell9kyyPNe5TLqhSk0gzS257Opfgl0p90rxnlz9WtZQKU82DjsVeWdKFk24WVpPQDGMDr8dU0aSjRoIL6kfDHp+rR4Y9P1aymxClXVPDHoNYJpEenLfScKTgDHTzGolb/h6WWUD0WuPgDZG25cAvmk3cX4vFHd7hTgrrss//AMqtJE/R1s43Z2B3NRXbyhIPfXvNwsbLUXh84F6FaYlMeO/F+eK5UAshDz7iAta+bsEIQMfYNcn/AEmVL24bFSs/7j7eHzsp9EBnLjwXk7xp8Q73ENxn1Ou0x91NsUdHzTQo6lHAYbJy9jOApaskn0wPLXH4O7Fi7jfKYbe2tUUh6G5Vky5AIyClhC3+Uj4+Fj7dbZkAwPo6WN3xxE+vKSfaopO1mv2r263AtWBuDs1cdjz3vCjXDTn6cpxIP5ALThJAHkOhP1DXnfG4LdouDe2F718TF6wrs+a3ymgW7CilDVQkhJLXOFdVp5sE9OUeeex4R0Px2elhlw2nbeWcjKbnS9wTfhYajtVvVQi7ZHbgoVbz7u3fvpxB1Lca9nx7fUVBDcdoEMRGEjDbLY8kpB7fHPcnW9fW+957hcLlk7UV1uB80WE3IapbqGMSHA6oFQWv4YSPsGvRzMMhYyFm4wajdxaWnxvrZUmclx7U2fI5gAHA+vprPDps6dM8CnxnpTn5rDaln9Wp5KTuW4/atzx2y7It6otJT1UVx19P1auoNVqlsX9T63EC2plNmMzGUryklaFBSf5tAOB3IAi916G7p2Twccau4rHEjL4l6NtrOqcSObxoNULYlNuttpbJjoUQVEhIAI5s4B7nGnM4YeJzarcHj6uLZvbKl0/8EaXt43aO31PriClqsLjKU44XyR0LpUe/UhOcZJ00Li4UgubcEafngmS4l9svlCd27Dui7d7YjNpWLZkVT0egxJSY1Oc5ejbMVhBJeWfohSsny+Gnb4a6rb3CNxAbU8HjjMCTdW4qHp25rymed2K7KikQqelWOnJlJV9ef22g06WQcC12+9k0Vpwa3wr/ACN+799bfTnYF41rcVywHarHJbl0qFGUQoBxOChalAnIx3B7jWhwQbm3nuJw67+7Zbr12fcVkCwZtwSn6tNVI+bJTST4biCskgqP7UYyUg+R0Wjha25A39Lgsu9PDExZn/J29uLip0CK/diKzGrddbYaxMQ1U2z7Kw4ge9zAKaAB69TjSL4t+FyFwy/J87RwqxTUG97nkSqjcMogDwFciSiGPg3zYPqoHRoOIPgofqQU9OmcnI9NW8iiMDTvFMKnhL0eEvRIl9TXgj0/WdHgj0/WdVeyCdzKxbeOmP1606ugfg47nzKf/wDQ1VYxEPNtQP5b/wC0pxh6w718z263TiZuxI7Cty/+KrSUP0daOAWhYOwe5MO9IrpwqYp+K29yZSoHOnbhcSXERA4aZ+0Mfc+rfgpUGvZ3oTgQ4vw/zEvKSXEp8ilKgCOnbTVTQUte1onF8hDhqRqO7/goNeW7k1gpbyRgDHTy0vth9wJ2x/Fzau6keD7WigTg88ynop5lxKm3Uj1UEKP36OqgbXU8sH1w5viClMGUhy9NL1+U24b6PtgmqWc9V7mrbzRVFo/sCo4Dh7JfcP0Qk+nlrzV303k3L4hN6V3tuJUA4+kFqFDjnEWC1nohpPke2VdzgZPTXOOhfRB+AudVVX7w6N37uPG3d2KZPU7RuUJulUtayebpnufU+v1/HQumHkPO+Qnuok4Hb/4a6kSALb1XW4p/djOEOdelCh35uhMkW/aL6iqIyhGZ9UwfooR+1T07+h1MW1NtNsmaEmlWVbRo6IqObxI80NSm/j1GVfaTqsqJeDUhxW1SKbt/SbgXGrMqVVZb6wh0ySppC+vQcySAT6n10sL44StkeIDa5USRCVRatHJUiaygePEXygIBWnHio6DHPnGkQy2dZNG8bl5ib5cPt6bC8QEmx71hqU4fysKby5bnNHoFpPr8NI2j0epG8IAo9TXElh9Hs0wOllTC8+6suDBQQfPVjtA0G6nsjMrmAD0tFIGq1LjWcTRr1re5txXO1bNViO0qPVK2aiyqTz4ZcTFeJS6nmH0ikj103zG6e5No/KQfj5u2L7ffNHuo1mpxZqC0FS23OZ1lSU45UBQKcJwABgdNIikZKOqn56SWmfZ+7cnw2u4zbeZ3F3TpG/m1aKrt3u9WXq5VqXS3lF+kzlZJdaKup5uhzkYIGPTXek8Q/C4xBpfDpsxZ9TsDaq663He3Cumt866jUISXQoxkkFSkNqAxkHoD0HfLgaAbpnOcmVOLYHHHYrO/3E1uBcMGn12lS5FOqlj02WjlbnOwXBGp6EIA90dGnDjsAonTRcWldqt6/JCcO1zXTXU1at1uXWqjU5Kng44XXneY8yR9D6gAB5aDhayRY2UPlUZQcxycoAGPiNW/M2fM6X9JI4I+Zfifv0fMvxP36CJfT77VD/zpn+MGj2qH/nTP8YNJyhHdWLkQ1HJktfxg1o1l+MaEtLchoqUU4HiAk9R2+zVLjTP+l1FvqP8A7SnYj1h3r5n91ihXExdikZINbl4Pb/Kq8tJQAFYB7E41bQfuGHsCbd6RS9tmnqk2PGXy9F8wyPr11zQ1Ep/R06RdJVnzMoHsNXChkq5gcZHXB8/X4H6tFl0sEZJvdZBRipZLgLuTnlUonr69dWpoikuH+98fBJHMR+odP6dKAs2yO44qoo2VHqk9OZI69R92ng4etlYNzXQq/L0p5XbNGfSIscnHztKHVKB/2YPU4wcp76ZldkhLgg/QGylbIuerO1pyoV+Ez4gCVM+AjBQkDCUBJyEjoPogHXIqe8tzy6fIgVCj0aTBcQUrjuwEofWnOMFxHKr9eqa9iFFOq6ln0qNXqGqDHjlUVhv2uG06orU21khxnJ9FA488Y6nvp5NmmqhateLax/ebKEyUpJJ54yz76ep8s9PTRjR1wiuq8aOyNL3g4QKqzEhJXcNrsrq9EeSAXPDSPebyQcjHUAY6k68pLTs+TXL2pbLVKcdYS+2qTgDonPvcwPTOemT01ZvlHk5vvVph42lTG3tHzUm75iz1lExMO