/ Language: Русский / Genre:prose_military

Он сделал все, что мог

Федор Залата

В новой книге русского советского писателя рассказывается о работе советских контрразведчиков в глубоком вражеском тылу во время Великой Отечественной войны.

Федор Залата

Он сделал все, что мог

Подвигу чекистов-контрразведчиков на войне посвящаю.

АВТОР

1

Роман Козорог не сразу понял, что его душат. Он только что был дома, встретился в поле с Ольгой, женой; она налетела на него, словно белая птица, обвила руками шею, но вдруг до того больно сдавила ее, что он стал задыхаться.

— Ты с ума сошла, пусти! — наконец, вскричал Роман, оттолкнув жену.

Еще не совсем придя в себя, он понял, что это вовсе не сон, что это не Ольга сдавила ему горло, а его в самом деле душат, и ему пришел конец. Чьи-то пальцы, холодные и острые, вцепились в его горло, и он вот-вот задохнется. Он рванулся всем телом, голова его соскользнула с тощего вонючего матрацика. С хрипом глотнул воздух, схватил вцепившиеся в горло руки и, напрягшись из последних сил, оторвал их и тут же наугад двинул кулаком в темноту. Попал. Слышал, как кто-то полетел со второго яруса нар вниз и шмякнулся о земляной пол.

— Шкура, изменник, предатель, — сипло прохрипело снизу, и Козорог узнал голос Руденко. Майор Руденко. И подумал: все верно! И шкура, и изменник, и предатель. Иначе думать он и не может. И ничего ему не скажешь, ничего не объяснишь. А он, Роман, давно ждал этого. Думал, так и не дождется, или загнется тут, или пристрелят, как это случилось с Пашей Ромашовым, но вот все-таки дождался.

— Попробуй только еще раз, — сказал Козорог. У него дрожали руки, ноги, противно вздрагивало все тело. Он опять прилег, но тут же снова сел, подогнув под себя худые, костлявые ноги и обхватив их такими же худыми, костлявыми руками. Ложиться теперь нельзя, уснешь — крышка.

В блоке стояла мертвая тишина, лишь слышно было, как пробегают крысы и шуршит стружками матрац Руденко. Ну, железный парень! И Роман стал припоминать разговор с ним, который состоялся сегодня вечером.

Днем было что-то похожее на митинг. Всех, оборванных, очень голодных, выстроили на плацу в каре, более часа стояли на жестоком морозе, наконец прибывший в лагерь вербовщик произнес пространную речь, он почти не выговаривал «р» и заменял его твердым «г», либо вообще ничем не заменял: «Войне ского конец. И честные уские, котоым доога одина, должны сейчас подумать о ней. Кто желает быть на свободе, сытым и одетым — два шага впеод!». Никто из строя не вышел. Козорог, уже совершенно окоченевший, сказал: «Подумаем» и сразу же почувствовал на себе презрительный взгляд всего каре. А сказал он прежде всего потому, что видел: кое-кто уже почти превратился в сосульку, некоторые едва стоят на ногах, их поддерживают товарищи, упасть нельзя — тут же капо подхватят и поволокут в яму. «Хоошо, — сказал вербовщик. — Можете до завт’а подумать. Блок двенадцать, комната шесть, кто желает — п’ошу.

С утра до вечера узники концлагеря «строили социализм»— так издевательски зондерфюрер Раух называл бессмысленный перенос в ладонях песка из одного угла лагеря в другой, при этом упаси бог хоть чуточку просыпать на вылизанный настил: стоявшие цепочкой капо тотчас пускали в ход плетки с проволокой. Но плетка — это еще полбеды, пускали в ход и парабеллумы с разрешения или по приказу Рауха. Раух восседал в кресле в почти стеклянной будке, что стояла на возвышенности посредине двора и, подобно римскому императору во время боя гладиаторов в Колизее, мог карать и миловать. Достаточно было ему опустить руку в перчатке вниз — и просыпавшего песок уже волокли в морг. Вчера так был убит и Паша Ромашов. На этот раз Раух был особенно жесток: к вечеру успели уволочь троих. Видимо, и таким способом помогал он вербовщику: хотите жить — соглашайтесь. Козорог знал, что Руденко ищет случая прикончить Рауха, погибнуть самому, но и его прикончить, и все ждал, когда Раух окажется рядом, чтобы вцепиться ему в горло мертвой хваткой или черкнуть по шее лезвием, он и лезвие где-то раздобыл, тщательно прятал его в подошве башмака, но Раух был очень осторожен. Даже обходя строй военнопленных, а обходил он его всегда с открытой кобурой, никогда не подходил близко к пленным. Не успеешь на него наброситься, как получишь пулю. И все же Руденко ждал случая. Свое намерение от Козорога он не скрывал: они успели сдружиться.

Плетясь в сумерках к своему блоку, Руденко подошел к Козорогу, спросил:

— Ты серьезно?

— Насчет чего?

— Насчет «подумаем».

— А что, разве думать нельзя?

— Думать можно что угодно, но зачем же ляпать?.. Знаешь, найдутся слабачки и с голодухи, с отчаяния тоже начнут «думать».

— Ну и пусть себе думают.

— Идиот. А если в самом деле надумают? — И острые, как жало штыка, глубоко запавшие коричневые глаза вонзились в Козорога, он это даже в сумерках почувствовал. — Ты отдаешь себе отчет? РОА — Родину отдаем арийцам. Русская освободительная армия! Да и самим немцам наплевать на эту армию, им лишь бы дым в глаза пустить, напылить, навонять на весь мир: смотрите — русские против русских, целая армия. Ты понял, что за политика?.. И ты хочешь поддержать эту политику? — И вдруг заговорил почти в тоне приказа — Мы хоть и военнопленные, но я старше тебя по званию и не позволю… А офицер всегда офицер. Пока нас никто не разжаловал. Это приказ. Ты меня понял, капитан?.. И никаких «подумаем».

«Молодец, ух какой же ты молодец, Богдан, умница», — подумал Козорог, но сказал:

— Чего ты ко мне пристал?.. Ну, сказал я, сказал… И отстань от меня, ради бога.

— Ах, вот ты какой, оказывается! Ладно, — сказал Руденко и повторил: — Ладно. Но мы еще посмотрим…

Блок спал тревожным болезненным сном. Кто-то стонал, кто-то бормотал и ругался, кто-то чавкал во сне. Очевидно, Сизов. Вчера он сжевал последний кусочек кожаного ремня. Говорит, до войны весил сто шесть килограммов и запросто подымал «сорокапятку». Сейчас — скелет в лохмотьях. Долго ему не протянуть. А ведь тоже отвернулся от Козорога, когда тот сказал: «Подумаем». А вечером, проходя мимо с банкой брюквенной похлебки, как бы плюнул в лицо Козорогу: «Выживу — запомню твою рожу».

Потерев и сдавив пальцами ломящие кости, Козорог вздохнул и тут же повернул голову в сторону вдруг опять зашуршавшего матраца. Руденко?.. Не спит. Ждет. Конечно, ждет, когда уснет он, Роман, и, конечно же, попытается еще раз прикончить его. Да, Богдан, ты совершенно прав, таких, каким ты считаешь меня, душить надо. Я бы на твоем месте тоже. А что, если?.. Сейчас ему всего не скажешь, нельзя, разве что потом. Такие, как он, там нужны. Вырвать бы его только отсюда.

Поразмыслив еще минут десять, Козорог осторожно, чтобы не зашуршала ни одна стружка вонючего матраца, сполз с нар и на ощупь пошел к нарам Руденко.

— Тихо, Богдан, это я, Козорог. Поговорить надо. Подвинься, я лягу.

2

Перестукиваются колеса, вагон вздрагивает на стыках и летит, летит… Мимо разрушенных, занесенных снегом, сожженных деревень, от которых, как надгробные памятники в краю безмолвия, остались лишь печи да трубы, мимо разрушенных полустанков, сквозь мрачные брянские леса. Куда? Этого вербовщик майор Вербицкий не сказал.

Роман Козорог отвел взгляд от окна и посмотрел на Вербицкого. Спит, сидя у самой двери. Правая рука засунута за борт шинели. В руке, конечно, пистолет — символ, так сказать, полной солидарности с «единомышленниками». Ну что же, на всякий случай, может, и не мешает.

Еще вчера, как только они оказались за пределами лагеря, Козорог понял, что Вербицкий — чванливая свинья, но за ужином выяснилось, что он еще и садист. В самом деле, что значит человеку после трехмесячной голодухи увидеть на столе консервы, колбасы, хлеб, шнапс… Один вид такого натюрморта сразу же вскипятил желудочные соки, и каждая клетка дистрофического тела кричала, требовала: давай, давай, скорее набивай рот, жуй, глотай! Но Вербицкий не спешил приглашать к столу. Скотина! Бордюков прямо-таки давился слюной, еще минуту-две — он озвереет, набросится на пищу, и тогда ему наплевать на эту чванливую свинью, которая явно корчила из себя новоявленного барина. С каким наслаждением он произносил слово «господа». Идиот! Как ему, наверно, хотелось, чтобы ему сказали: «Ваше благородие». Руденко тоже едва держался. Отвернувшись к двери, только бы не смотреть на стол, он выбивал мелкую дробь о холодную стенку вагона. Но запах, этот давно забытый запах колбас и консервов — с ума сойти можно! Ух, как по его длинной, худой шее бегает вздувшийся суком кадык. Да и у Романа, умевшего терпеть голод, судороги совсем свело все внутренности. Сидеть перед таким столом — это же пытка, экзекуция!

Вербицкий не спеша открывал консервы, не спеша нарезал ломтиками хлеб, колбасу и, сильно картавя, болтал всяческий вздор. Понятно: и голод использовал как средство агитации. Хотите все это жрать, хотите, чтобы ваше брюхо было сытым, — служите верой и правдой. Заехать бы тебе по очкам, по откормленному рылу!

— За качество шнапса не учаюсь, так что, пожалуйста, не взыщите, — говорил Вербицкий, взяв бутылку и глядя сквозь нее на свет. — Кгепости его, азумеется, далеко до нашей уской, знаменитой на весь миг водки. Ну, ничего, пгидет вгемя, господа, мы опять будем пить только нашу ускую. — Еще раз взболтнул бутылку. — Да, никак нельзя сказать, что он — как слеза. Эгзац, ничего не поделаешь. То ли наша гойкая! Натуа. Хлеб насущный. Помните, господа, еще не забыли? Лесной годничок! А запах! Понюхаешь — голова кругом и аппетит с’азу же — баана съел бы. Не пгавда ли, господа, уж что-что, а водку мы умели делать.

Ох, как хотелось Роману Козорогу заехать Вербицкому по морде! С-скотина, перестань паясничать, перестань мучить, мы же все понимаем. Вырвать бы у него бутылку и трахнуть по дерьмовой башке. Увы, это лишь так хотелось, но поступать надо было иначе. А Вербицкий все еще не спешил. Закончив нарезать колбасу, он принялся рассматривать складной нож, будто первый раз взял его в руки. С одной стороны посмотрел, с другой, потрогал пальцем лезвие.

— Ну что же, господа, — наконец сказал он. — Пгошу извинить за столь скгомный ужин, как у нас пгинято говоить: чем богаты, тем и ады. Пегвый тост, господа, пгедлагаю выпить за ваше освобождение. И до дна. «Кто любит видеть в чаше дно, тот хабро ищет поле бгани». Помните Дегжавина? Докажем, господа.

Схватив дрожащей рукой стеклянную банку со шнапсом, Бордюков опрокинул ее в рот и, не дав себе передохнуть, со звериной яростью набросился на колбасу, хлеб. Вряд ли хотя бы один зуб касался пищи, она летела прямо в присохший к спине желудок. Приподняв свою банку, Козорог тут же поставил ее обратно. Хотя это и глупо, хотя это похоже всего лишь на взбунтовавшуюся мышь в мышеловке, но ему до тошноты не хотелось показывать этой холеной морде, корчившей из себя чванливого барина, что его облагодетельствовали. Черт возьми, есть у него, в конце концов, свое достоинство, и он, в меру допустимого будет поступать так, как сам хочет, а не по мановению мизинчика. Так даже лучше: чрезмерное холуйство, угодничество тоже может вызвать подозрение. Жратва эта теперь никуда от него не уйдет. В конце концов вы, сволочи, во мне больше заинтересованы, чем я в вас. Не я к вам пришел, вы ко мне пришли.

— Что же? — Удивленно вскинул брови Вербицкий.

— На голодный желудок не пью, майор. — Козорог умышленно обошелся без «господина».

Руденко даже не прикоснулся к банке. Как бы нехотя он отламывал кусочки хлеба, брал колбасу и, закрыв глаза, жевал.

— А вы что же? — обратился к нему Вербицкий.

— Я вообще не пью.

— Алкогольный вегетапанец, если так можно выазиться?

— Вроде. Печень.

— Печень?.. Плюньте вы на печень. Вы заметили, господа, что на войне многие хгонические болезни капитулиовали, как фганцузы пеед фюеом, — Вербицкий засмеялся. — А недугно сказано, господа! Так вот, могу вам доложить, что до войны меня совегшенно измучил гадикулит. А как только началась война — как укой. Так что плюньте вы на вашу печень, господин… как вас?..

— Руденко.

— Плюньте, господин Уденко.

— Воздержусь. Боюсь, что болезнь моя не капитулировала, а лишь заняла глухую оборону. Думаю, не для госпитализации ведь вы меня везете?

— Азумеется, нет. Пгидется нашим болячкам подождать.

— Потому и не хочу их тревожить, — сказал Руденко.

«Молодец, — подумал Козорог, — Тоже не хочет брать милостыню с согнутой спиной. Да, майор Руденко, видать, парень что надо. Не то, что Бордюков. Ты что — совсем в животное превратился? Подставили тебе корыто — и ты только хрюкаешь?

— Послушай, ты бы не того, — сказал Козорог.

— У?..

— Осторожней, как бы заворот кишок не схватил.

— У-у, — замурлыкал, вгрызаясь в сало, Бордюков.

…Сейчас он спит сидя, откинув назад все еще обросшую медвежью голову, челюсть отвисла, похрапывает. Что за человек? За весь день, почти до самой ночи не произнес ни единого слова, кроме «да», «нет», когда его о чем-либо спрашивали. Взгляд у него не то крайне перепуган, не то насторожен. В лагере Козорог его не знал. Руденко о нем сказал: «Вещь в себе».

Вербицкий зашевелился, переменил позу, но руку из-за борта не вынул. Мысли Козорога снова вернулись к Вербицкому. А этот что за тип? Из какого мира? Из «бывших»? Да, похоже из недобитых «бывших». Ему лет сорок-сорок пять. «Был коммунистом». Вранье. Впрочем, может быть, пролез как-то.

Вчера во время ужина, когда шнапс опалил мозг, Козорог не сдержался и спросил:

— Скажите, майор, где вы жили до войны?

— В Ленинг’аде. П’едставьте себе, в Ленинг’аде.

— И чем же вы занимались? Простите за вопрос, но все же интересно. Видно, вы не из простых.

— О, вы п’оницательный. Да, я занимал весьма значительное положение.

— Вы — коммунист? Там же такие порядки, что только коммунисты…

— Любопытно, — Вербицкий снял очки и, подслеповато щурясь, протер их носовым платком. — Любопытно. Видимо, вы хотели сп’осить, был ли я членом пагтии?

— Именно.

— Был. П’едставьте себе, был. И занимал, как я уже имел честь вам сообщить, пгиличные посты. Ну и что?

— Разрешите задать вам еще один вопрос. А почему вы… как бы лучше сказать… почему вы изменили своим идейным убеждениям?

— Убеждениям?.. — Заложив ногу на ногу и откинувшись на спинку, Вербицкий водрузил на переносицу очки и, оттопырив нижнюю утолщенную губу, с усмешкой посмотрел на Козорога. — Я своим убеждениям… как вас?..

— Козорог.

— Я своим убеждениям, господин Козоог, не изменял. Удивлены? Могу объяснить. Я газошелся во взглядах на социализм, вегнее, на фогму упгавления госудагством, наодом. Если хотите знать, я — за социализм, но какой? Человеческий, гуманный. Диктатуга — это уже насилие, подавление личности. Не так ли?

«Ну демагог, ну хитрый подлец, — отметил про себя Козорог. — на такую приманку, глядишь, кто-то и клюнет. «Человеческий социализм» — для кого?.. «Господа» и «человеческий социализм» — абсурд, абракадабра».

— Но позвольте и мне, в свою очегедь, задать вам один вопгос, — сказал Вербицкий. — Почему вы вд’уг меня об этом сп’осили?

— Потому что я коммунист.

— Любопытно.

— Вернее, как и вы, был коммунистом. В лагере я это скрыл, но перед вами не нахожу нужным скрывать.

— Похвально, господин-н…

— Козорог.

— Похвально, господин Козоог. Но нас это не интеэсует.

— Все же… Мы с вами, господин майор, теперь, как вы изволили выразиться, единомышленники. Я тоже разошелся во взглядах, и у меня на этой почве уже были осложнения. Так вот, мне хотелось бы сразу же выяснить, не вызовет ли моя бывшая принадлежность каких-либо неприятностей или хотя бы просто недоверия ко мне. Я хочу служить родине, так сказать, с полной отдачей.

— Ну, об этом не беспокойтесь. — Вербицкий великодушно похлопал Козорога по плечу. — Мало ли где и кем мы были. Жизнь вносит свои попгавки. Диалектика. Далеко ли ходить за пгимегом: бывший один из самых, самых талантливых советских военачальников генеал Власов, под командованием котоого истоия возложила на нас великую миссию водгузить знамя новой свободной Госсии, ведь тоже был коммунистом! А вегнее сказать, был членом их пагтии…

На протяжении всего этого разговора Козорог физически ощущал на себе жгучий из-под приспущенных ресниц взгляд Руденко, который сидел напротив. По взгляду можно было понять, как он сейчас ненавидел Романа, ведь Роман, как он, видимо, полагает, только сейчас «открывал свое истинное лицо». В ту ночь разговора об этом не было. Так вот, оказывается, какая ты сволочь! — так и читалось в его острых глазах. Не торопись, Богдан.

Загромыхал встречный состав: танки, зачехленные пушки, машины, снова танки…

— Смотгите, смотгите, господа, видите? — закартавил Вербицкий. — Мощь. Сила. Надо тоопиться, господа, война, собственно, уже завегшена. В сущности, остается только азбог шапок, так что как бы нам не опоздать, — засмеялся он.

— Вы уверены? — вдруг спросил Руденко, — Насколько мне известно, немцы намеревались закончить войну еще прошлым летом.

Вербицкий искоса взглянул на него и, опять сняв очки, долго их протирал.

— Вы смелые, откгытые люди, господа, и это мне нгавится. А что касается войны… На войне все может быть. Судите сами, господа: немцы овладели нефтью севегного Кавказа и фогсиованно движутся к Баку. Надо полагать, в ближайшее вгемя Тугция удаит по Закавказью. Немецкая агмия выйдет на Уал. С чем останется Москва? Ни хлеба, ни нефти, ни металла. На востоке уже г’озно поднят меч микадо. Конец. А коль пгишла поа азбоа шапок, то мы, усские люди, должны взять московскую шапку, это уже, как говоится, и бог велел. Не так ли, господа?

Фразер! Врет ведь, подлец. А может, и не врет, может, фашисты уже действительно…

И тут вдруг открылась «вещь в себе». Громко икнув и тернув ладонью по замасленной бороде, Бордюков сказал:

— Воистину и бог велел. Но все же немцы маленько припозднились, господин майор. Им бы так годков на десяток раньше, тогда бы с двух сторон этих большевиков… — И опять громкая икота. — Десяток годков тут еще много было зобиженных. А то что ж, в таком большом лагере, а набралось — кот наплакал: всего три человека. Припоздали, припоздали маленько немцы.

…Козорог повернул голову к Бордюкову. Крепко спит, но отрыжка еще время от времени вскидывает его. Так кто же ты таков, младший лейтенант Бордюков? Видать, не кадровый, из мобилизованных, военная скороспелка. «Припоздали… Придавили бы с двух сторон». Ну, гадина!

А поезд все спешил куда-то на запад, погружаясь в стылые сумерки. В вагоне было холодно. Козорог приподнял воротник основательно потрепанной шинелишки, поглубже засунул руки в рукава и, поплотнее забившись в угол, начал дремать.

3

— Уденко Богдан Матвеевич!

— Я!

— Два шага впегед.

— Бахметов Назым!

— Я!

— Два шага…

— Богдюков Конд’ат Степанович!

— Я!

— Козоог Оман Магкович!

— Я! — Козорог четко сделал два шага вперед, звонко щелкнул каблуками новых яловых сапог и, вытянувшись в струнку, искоса глядел на Вербицкого.

Вербицкий стоял на опрокинутых вверх полозьями санях и, отмечая карандашом на бумаге, продолжал читать список, на секунду задерживая оценивающий взгляд на каждом вышедшем из строя.

— Смигно! Господа офицеы! — Вербицкий поправил очки. — Слушайте новый пгиказ за номеом 024 «О пгисвоении офицегских званий личному составу воинской части «Москва». Пгисвоить воинское звание «майог»: Волобуеву Ивану Ивановичу, Уденко Богдану Матвеевичу. Звание «капитан»: Козоогу Оману Магковичу, Г’игоенко Федоу Ивановичу. Звание «пгапогщик»: Богдюкову Конд’ату Степановичу. Бахметову Назыму, Зигину Семену Васильевичу…

«Кажется, всем присвоено то же звание, что было в Красной Армии, кто как назвался. А если бы я назвался полковником?» — подумал Козорог. — Может, кто и в самом деле приписал себе звание. Хотя бы этот блатняк Житков».

— Господа офицеы, по поучению командования позд’авляю с пегвыми воинскими званиями. Командование выажает надежду, что все вы с достоинством будете дегжагь офицегскую честь и вегно служить данной вами пгисягой делу освобождения Оссии от большевистского деспотизма. Офицеам получить офицегское обмундиование и личное оужие. Вольно. По случаю п’исвоения воинских званий день сегодня свободный. Азойдись!

Козорог поискал глазами Руденко. Тот стоял у облупленного двухэтажного здания и, пряча в ладонях от ветра сигарету, раскуривал.

— Поздравляю, — сказал Роман, подойдя к нему. За две недели Руденко поправился, лицо округлилось и стало совсем молодым, даже юным, и только неизгладимая зарубка между смолистых бровей придавала ему суровость. — Поздгавляю с пегвым воинским званием, господин майог, — протянул руку Козорог.

— Дерьмо, — сказал Руденко и зашагал в сторону засыпанного снегом, коченевшего на колючем ветру сада.

— Это я-то дерьмо? — догнал его Козорог.

— А то нет? — Руденко остановился. — Ты дерьмо, и я дерьмо. Правильно тогда сказал Сизов, когда мы уходили из лагеря — дерьмо!

— Так точно, дерьмо, господин майор! — улыбнувшись, прищелкнул каблуками Козорог.

— Чего ты, как ефрейтор?.. Что-то мне не нравятся твои идиотские ухмылочки. И перед Вербицким, замечаю, ты холуйничаешь. Выслуживаешься, что ли?

— Так точно, выслуживаюсь! А почему бы и нет? Надо же думать о своем будущем в «новой демокгатической Оссии?..» И тебе советую. Майор — это не вершина. С твоим воинским образованием надо дорасти хотя бы до полковника. А то, чем черт не шутит, — и до генерала. Представляю: генерал Руденко на белом коне въезжает в Москву. Овации, цветы, хлеб-соль, женщины.

— Послушай, я сейчас дам тебе по морде.

— Что ты! В день такого торжества — и вдруг по морде, — сказал Козорог, но почувствовав, что дальнейший разговор в таком тоне ни к чему хорошему не приведет, предложил — Пойдем подальше от глаз, а то твоя физиономия абсолютно не соответствует надлежащему настроению дня.

По прорытой в снегу траншее вышли к деревянной беседке.

— Посидим, покурим, погутарим, как говорят на Дону, — сказал Козорог.

— О чем мы можем с тобой гутарить, — хмуро отозвался Руденко. О разговоре с Вербицким в вагоне Роман ему объяснил — камуфляж: чем больше будет доверия — тем больше свободы, однако и после этого Руденко стал относиться к нему с недоверием, какой-то подозрительностью.

— Что предлагаешь, Богдан? — спросил Козорог, присаживаясь на заснеженную скамейку. — Да ты садись, неужели будем на весь лагерь орать.

Руденко неохотно опустился рядом, раскурил новую сигарету.

— Что я могу предлагать?.. Надо смываться поскорее, вылезать из этой позорной шкуры, — зло дернул он за борт шинели, как бы пытаясь ее сорвать с себя.

— Смываться?.. — Козорог знал, что Руденко только о этом и думает, выбирает момент, но Романа это не устраивало. Однако и объяснить это Богдану нельзя. Еще нельзя. Надо ждать. И надо удержать тут Руденко, если он решил связать с ним свою судьбу, если решил, что он может заменить Ромашова. А Богдан горяч, может попытаться рвануть отсюда, но тогда и он, Роман, попадет под подозрение: ведь из одного лагеря и одновременно прибыли сюда. — Смыться — хорошо. Но давай еще подумаем. Не забывай, что наша свобода слишком относительна, по-моему, недреманное око Зубарева тут все прощупывает, так что бежать — не просто. Подожди, подожди не кипятись. Давай поговорим спокойно. Мне кажется, надо еще повременить, усыпить недреманное око, а там видно будет.

Карие жальца Руденковых глаз вонзились в лицо Козорога.

— Что-то ты не ту песню поешь, Роман, — сказал он.

— Ту, ту, Богдан. Ты тогда меня послушался, послушайся еще раз. Я тебя прошу. Не горячись. Мне эта шкура тоже не в радость. Но надо, чтобы наверняка.

— Послушай! Роман!..

— Тихо: Бордюков. — Толкнул в бок Руденко Козорог. — По-моему, он один из стукачей Зубарева. Это та еще «вещь в себе». Помнишь, как он тогда, в вагоне, насчет «припоздали»?

Опустив голову, мимо беседки прошел Бордюков. Руденко вскочил на ноги.

— Господин прапорщик! Что за вид у вас, что за походка?

— Чего?

— «Чего». Как отвечаете старшему по званию?!

— Тю, чего чудишь? Мы с тобой только…

— Молчать! Мы с тобой только что были рядовыми, а теперь вы — прапорщик, а я — майор. Смирно! Кругом марш!

Бордюков вяло повернулся и пошел вразвалку, что-то бормоча себе под нос.

— Отставить!

— Чего еще?

— Повернитесь, как следует.

— Чего пристал?

— Разговорчики! Доложите старшему вашей группы, что я объявил вам выговор за нарушение устава и пререкания. Повторите приказание.

— Есть доложить старшему, что мне объявлен выговор за нарушение устава и пререкания, — козырнул Бордюков. — Разрешите идти, вашбродие?..

Козорог хохотнул.

— Чего ты?

— «Вашбродие». Богдан, а ты ведь уже «вашбродие»!

— Замолчи! Дерьмо, все дерьмо.

— Есть замолчать, господин майор! — Козорог вскочил, щелкнул каблуками и вытянулся в струнку. — Однако, ты сегодня уже замечен, Богдан, — сказал он тихо.

— Что?

— Глянь. Видишь, как майор Вербицкий распекает Бордюкова. Ты замечен, Богдан, замечен. Карьера твоя на службе «освобождения одины» обеспечена. Я видел, как он одобрительно поглядывал, когда ты дрессировал этого стукача.

— Пошли вы все…

4

Козорог оказался прав: уже на следующий день Руденко был назначен начальником артиллерии существующей, видимо, еще только на бумаге части. В его распоряжение поступило шесть офицеров-артиллеристов, девятнадцать рядовых, две пушки, правда, без снарядов и одна грузовая машина. Роман же Козорог был зачислен в резервную офицерскую роту. Жил он в трехместной комнате на втором этаже вместе с Бордюковым и Ковригиным.

Дни проходили однообразно. В семь часов подъем, зарядка, довольно приличный завтрак (питались по нормам немецкой армии), строевая и тактическая подготовка, стрельба из различных видов оружия как советского, так и немецкого и «политзанятия». Политическим занятиям уделялось очень много внимания. Занятия в большинстве проводил Вербицкий. Правда, сейчас он еще выполнял обязанности коменданта лагеря, так как комендант, подполковник Лыньков, якобы находился в ставке генерала Власова «на переподготовке». Где эта ставка — никто не знал, будто бы в Берлине.

Занятия начинались с сообщения о положении на фронтах: «Немецкая агмия пгодолжает азвивать ст’атегические опеации на всех нап’авлениях» — и на школьной карте один за другим нанизывались черные круги: «Г’озный, Баку, Сагатов» — складывалось впечатление, что не сегодня-завтра войне конец, пора седлать белых коней для въезда в поверженную Москву. В программу политзанятий входило также изучение истории партии большевиков. В лекции назывались даты, лица, пересказывались постановления пленумов, решения съездов, но все это преподносилось в совершенно извращенном виде. «Господа, если хотите знать, идею социализма может от’гицать только к’углый дуак. У немцев тоже социалистическая пагтия. Национал-социалистическая абочая пагтня, известно ли вам это, господин…» — И Вербицкий тыкал указкой в кого-нибудь из слушателей. «Баранов! — вскакивал тот, на кого была нацелена указка. «Вам это известно, лейтенант Баанов?» «Так точно, слыхал, господин майор». «Слыхал, — Вербицкий качал похожей на тыкву бритой головой и усмехался. — Слыхал звон. Вы слыхали только одно: фашизм, коичневая чума. А эта чума подняла весь немецкий наод и за каких-нибудь два года положила к ногам фюеа все госудагства Ев’опы». И, восхваляя немцев — «культугнейшая нация», — начинал излагать суть «некотоых асхождений», как бы подчеркивая тем самым полную независимость власовцев от немцев. «Вы с этим согласны, господи-н?..» — И указка опять нацеливалась в кого-нибудь. «Турсунбеков!» «Вы меня поняли, господин капитан Тугсунбеков?». «Так точно. Теперь мы с ними одной веровочкой связаны». После такого ответа Вербицкий уже не усмехался, а хохотал. «Одной веовочкой — это вегно. Но господа, господа, вы должны знать, что веовочка — это только вгеменно. У немцев одна цель — у нас д’угая, и мы это не ск’ываем пеед нашим вегным и могучим союзником». В общем, шло активное идейное оболванивание и пускалось в ход все: восхваление, ложь, клевета.

Однако последние пять дней Вербицкий почему-то перестал шутить, перестал смеяться, наоборот, стал раздражительным, придирался к мелочам. Настроение переменилось не только у него, но и у всей лагерной верхушки.

Причина этих перемен вскоре прояснилась.

* * *

Расплюснутый оранжевый язык коптилки, сделанной из гильзы, то и дело нервно вздрагивает и качает на стене носатую тень Мамочкиной головы. В комнате трое: Козорог, Мамочкин и Бордюков. Бордюков уже давно посапывает на койке. Мамочкин сидит на трехногом стуле, боком к столу и, положив на спинку стула руки, подпирая кулаками острый подбородок, задумчиво слушает Козорога, опустив все еще воспаленные глаза к полу. А может, вовсе и не слушает, может, опять впал в состояние полного равнодушия и безразличия ко всему. Это с ним бывает. Прибыл он в лагерь всего неделю назад, и прибыл, что называется, «на честном слове и на одном крыле»: просто удивительно, как еще он мог держаться на ногах. «Братья славяне, трупы приветствуют вас», — с горькой усмешкой сказал он и, падая на койку, представился: «Бывший Мамочкин бывший летчик ВВС». Первое время его решительно ничего не интересовало, разве что все справлялся, скоро ли обед, ужин. Есть, есть — единственное, чего он постоянно хотел. Но сейчас он уже чуточку отъелся и начал проявлять интерес к окружающему миру.

В соседней комнате, видимо, где-то раздобыли шнапс, крепко набрались и теперь напропалую режутся в карты. Верховодит, как всегда, «Туз червонный» — рыжий лейтенант Житков, слышно, как он распекает очередную свою жертву: «Нет, вы слышите, господа, вы слышите, он еще пищит! Ну ладно. На погоны — врежем? Выйдешь завтра на поверку без погон — идет? Ха-ха-ха…»

— Дают, — качает головой Козорог. — Развеселая житуха.

Мамочкин брезгливо кривится.

— «Ух, как тепло!» — воскликнул карась, когда его вытащили из лунки и бросили на сковородку, — сказал он.

Козорог смотрит на него. Этот синеглазый мальчишка с такой смешной фамилией выражает свои мысли только иносказаниями, афоризмами. Да, совсем еще мальчишка. Наверно, прямо из училища — в боевой самолет, и в первом же бою над вражеским тылом… Туг можно только догадываться, тут вообще никто не рассказывает правду, как, при каких обстоятельствах он попал в плен. И вообще ничего о себе не рассказывают. Ни к чему. А может, и опасно. Ведь кроме «сегодня» есть еще и неизвестное «завтра». Вчера Козорог спросил Мамочкина: почему, как он оказался в РОА? Можно было ждать подобного встречного вопроса, но Мамочкин усмехнулся: «Кому что нравится» — сказал черт, снимая штаны и садясь в крапиву». Вот и все.

— Читай, — сказал Мамочкин.

— «Да не будь же ребенком. — Но Мюффа держал себя как ребенок, он упал к ее ногам, обхватил талию и, уткнувшись в ее колени, прильнул к ним всем телом». — Козорог читал «Нана», истрепанную, замусоленную книгу еще дореволюционного издания, которую он случайно обнаружил в хламе на чердаке. Это же ужасно: он уже полгода не держал в руках книгу и набросился на нее, как голодный на кусок хлеба. А тем более это был Золя, прекрасный, страшный и божественный Золя, по которому он когда-то писал дипломную.

В соседней комнате загремели стулья, звякнуло стекло, брызнуло грязной, похабной матерщиной. «Вы слышали, нет вы слышали, господа, этот заморыш, сопляк, сказал, что я передергиваю? Пустите! Пустите меня, я его… На колени, губошлеп, иначе я из тебя сделаю отбивную».

«Кого только тут нет, — подумал Козорог, замолчав и прислушиваясь. — Картежники, уголовники, всяческая погань, раскулаченные, предатели, самострелы-членовредители. Ну раскулаченные, чем-то обиженные еще понятно, а самострелы?.. Встретился тут один с продырявленной ладонью, не иначе как из штрафной роты рванул. Неужели он думает, что здесь только шнапс будет жрать, в карты дуться да отлеживаться на койке под теплым одеялом?.. Черт их поймет, этих самострелов».

Козорог вспомнил, как он еще в начале сорок второго года, тогда его только взяли на службу в особый отдел дивизии, допрашивал некоего Никона Покрышку, членовредителя, и что самое неприятное — Покрышка был его земляком, работал он бухгалтером в райземотделе, и Козорог его немного знал: «закоренелый холостяк», бабник. Покрышка сперва отрицал — немецкая пуля. «Я вот так случайно руку над окопом, а они и… Не веришь?» «Хотел бы верить, но не верю», — отвечал Козорог. «Да ты понимаешь, что ты мне шьешь, — нюнился Покрышка, — это же вышка! Мы ж земляки… Что, не может немецкая пуля?.. Ого, еще как может. Они ж там на передке, как саранча. Поправлюсь — еще посмотришь, как я умею воевать». Экспертиза доказала, что Покрышка — членовредитель, и самая суровая мера наказания в обвинительном заключении была определена, однако до трибунала дело не дошло: немцы неожиданно прорвали нашу оборону и навалились на тылы дивизии, где находилась КПЗ. Все, кто мог сражаться: писари, повара, санитары, находящиеся в медсанбате раненые, были брошены в бой. Попросился в бой и Покрышка: «Хочу искупить свою вину». Дали винтовку — у него была прострелена ладонь левой руки, так что стрелять он мог, — и надо сказать, что дрался храбро, может, потому, что рядом с ним лежал с автоматом Козорог, уложил не одного немца, был легко ранен в ногу — и дело до трибунала так и не дошло: искупил вину кровью. Козорог разыскал Покрышку в медсанбате. «Ну, рад за тебя, земляк. — Пошутил: — Делу Покрышки — крышка. И мне легче стало. Бывай, может, больше не увидимся».

Козорог тогда не знал и не мог знать, что это у него не последняя встреча с земляком, у каждого из них будет прочерчена своя линия на войне, но в конце концов эти линии перекрестятся и приведут к роковому исходу. Но это будет установлено гораздо позже.

— Читай, — опять сказал Мамочкин.

— «Боже, до чего ты молод еще!» — читал Козорог.

— А все-таки ему дали по зубам… под Сталинградом, — вдруг тихо проговорил Мамочкин, подымая глаза на Козорога. — Ты об этом знаешь?

Козорог запнулся на полуслове. Услышанное его поразило, как неожиданный удар грома, как выстрел над самым ухом. О, да этот парень… Сейчас у Козорога на языке, на самом его кончике было лишь одно горячее, как огонь, слово «Что?». Что под Сталинградом? Да говори же, говори! Он знает что-то такое, чего тут еще никто не знает. Они смотрели друг другу в глаза, искали один у другого доверия и боялись друг друга. Козорог не в силах больше был держать на языке «что», и Мамочкин тоже уже открыл было рот, чтобы что-то сказать, но в это мгновение слух Козорога отметил, что Бордюков перестал сопеть. Перестал сразу, словно ему заткнули нос. Тогда Козорог, прежде чем Мамочкин открыл рот, придавил ногой под стулом его ногу и, поведя глазами в сторону Бордюкова, предостерегающе прижмурился.

Козорог был почти убежден, что Бордюков «стучит». Койку, которую сейчас занимает Мамочкин, прежде занимал лейтенант Ковригин, но две недели назад его внезапно куда-то отправили. По лагерю было объявлено, что он переведен в другую часть, но Козорог подозревал другое. Ковригин слишком откровенно высказывал желание «смыться». И скорее всего, его «смыл» Зубарев либо обратно в лагерь военнопленных, либо еще хуже. О жестокостях Зубарева ходили самые страшные слухи. И как бы не приложил тут ухо и язык Бордюков. Ах, черт возьми, что же это он раньше не предупредил Мамочкина!

Мамочкин понял свою оплошность. Об этом явно свидетельствовали и его застывшие в страхе глаза, и приоткрытый рот, словно к его затылку приставили пистолет.

— «Ну, а дальше что? — говорила Нана, не оказывая сопротивления. — Все это ни к чему», — читал Козорог, словно ничего не слышал, читал, как-то умудряясь одновременно глядеть и в книгу, и на потерявшегося в страхе Мамочкина. Да скажи же что-нибудь, ты должен что-то сказать, сообразить, приказывал ему глазами Козорог. Выйди из дурацкого положения. Факт, что этот стукач не спит и завтра же все будет донесено Зубареву. Слышишь, он опять засопел. Притворяется, скотина!

— Ты, кажется, что-то сказал? — спросил Козорог безразличным тоном, подмаргивая и косясь в сторону уж слишком усердно сопевшего Бордюкова.

— Да это мне почему-то вспомнилось, как в гражданскую войну генерал Краснов вот-вот должен был взять Сталинград, тогда еще Царицын, — и вдруг ему дали по зубам. И вот думаю: не получится ли так и с немцами. Как по-твоему, возьмут они Сталинград?

Козорог облегченно вздохнул: молодец! Находчив.

— Думаю, возьмут, — сказал он. — Беспокоишься? Понимаю: чем скорее возьмут, тем лучше и для нас. А может, уже и взяли. Говорят, будто бы взяли. Разве против такой силы что-нибудь устоит?

— «Отлично!» — воскликнул попугай, бросаясь в пасть удава. — Мамочкин зевнул, потянулся. — Послушай, Козорог, а такую бы Нана, которая не оказывает никакого сопротивления, сейчас бы сюда, как?..

— О, да ты, браток, уже… Значит, жив курилка, — засмеялся Козорог. — Да, конечно, не мешало бы.

Лагерь подняли по тревоге.

— Быстрей, быстрей! — комендант лагеря подполковник Лыньков, стоя на крыльце дома, в котором размешался штаб лагеря, нервно похлопывал рукавицей по рукавице. — Быстрей поворачивайтесь, господа офицеры!

Это был полный, с обрюзгшим лицом и рачьими глазами человек. В лагере ходил слух, что в сорок первом он бросил попавший в окружение полк, в гражданской одежде добрался до своих и заявил, что полк его наголову разгромлен, но некоторое время спустя подразделения его полка с боями вырвались из окружения, и Лыньков предстал перед военным трибуналом. Приговор был суров — расстрел, но во время авиационного налета на штаб корпуса Лынькову удалось бежать из КПЗ, и спустя месяц он сдался в плен немцам. А осенью сорок второго одним из первых оказался во власовском воинстве.

Козорог, на ходу застегивая ремень, пристроился на правый фланг резервной роты. Рассвет крошился мелким снегом, пахло оттепелью. Что это — очередная учебная? Инспекторская проверка? За спиной Лынькова Козорог увидел немца. Гауптман. До сих пор немцы в расположении лагеря не появлялись. Заложив руки за спину и вскинув вверх голову, немец смотрел на выстраивающийся в колонну лагерь. Что-то не то, на учебную не похоже, наверно, пришла пора харч «отрабатывать».

— Командирам подразделений — в штаб! — скомандовал Лыньков и, круто повернувшись, отдал Гауптману честь и скрылся в двери. Немец все так же со вскинутой головой последовал за ним.

— Что такое? — спросил Козорог проходившего мимо дежурного по лагерю «Червонного туза» — лейтенанта Житкова.

— Разговорчики в строю! — Житков щелкнул каблуками. — Смирна! Крру-гом! Ррр-авнение на… ворота! Кругом! Вольна! Все ясно, господа офицеры? Есть еще вопросы? Партия сыграна, господа, надо расплачиваться.

Да, похоже, пришла пора расплачиваться, подумал Козорог: к воротам одна за другой подходили машины с немецкими солдатами. Куда, зачем?.. Неужели на фронт? Значит, немцам, видать, и в самом деле туго.

Из штаба выбегали командиры подразделений. К резервной роте подошел ее командир капитан Обручев и, ничего не объясняя, приказал всем сейчас же получить на складе автоматы, полный комплект патронов и через двадцать минут здесь же снова построиться.

— Разойдись!

Козорог увидел направляющегося к стоящим под навесом орудиям Руденко, догнал его.

— Богдан, в чем дело, что это значит?

— Что значит?.. Это значит — досиделись, — сердито сказал Руденко и прожег Козорога своими каштановыми глазами.

Нет, не на фронт тогда их отправили. После эту операцию Мамочкин назовет «присягой кровью».

В машины погрузились за полночь и двинулись прямиком на север, сперва шоссейкой, а затем врезались в заснеженный проселок, в сурово шумевший, казалось, совершенно пустой лес.

Втянув голову в приподнятый торчком воротник шинели, Роман сидел в открытом кузове машины и посматривал по сторонам. Колонна была построена так, что не поймешь, либо немцы от чего-то оберегают власовцев, либо конвоируют. В голове три грузовика, набитых солдатами, в хвосте три машины, а между ними восемь грузовиков с власовцами. Солдаты в нахлобученных на глаза касках сидят рядышком, как в строю, положили руки на автоматы, готовы в любой момент открыть огонь. Кого остерегаются: леса или своих союзничков?

В одиннадцатом часу колонна грузовиков с солдатами и орудиями остановилась среди заснеженной глухомани, кажется, и дороги никакой дальше не было.

— Вылезай! — подал команду Лыньков. — Перекурить и перекусить. Огонь не разжигать. Через пятнадцать минут построиться!

Наконец-то солнце обозначило свое место в низко нависших тучах, и Роман сразу определил, что они все время продвигались на запад. Куда, зачем? Что это — военные учения? Вскоре все выяснилось. Когда на поляне власовцы были построены в каре, а позади них стали немцы, на средину строя вышел Вербицкий.

— Господа боевые солдаты и офицеры русской освободительной армии! — прокашлявшись, начал он фальцетом, — Немецкое командование обратилось к нам с просьбой помочь обезвредить укрывшуюся в лесах красную банду, которая грабит и убивает местное население. По имеющимся сведениям, они также готовятся напасть на наш лагерь. Этого мы не допустим. Командование русской освободительной армии обращается к вам с призывом: решительно, одним ударом очистить лес от бандитов и диверсантов! Избавим наш народ от террористов и грабителей! Отличившиеся в этой операции будут представлены к первым боевым наградам. Операция тщательно продумана, и мы накроем их, как куропаток. Вперед, боевое русское воинство! Наш час настал! Командование призывает вас к ратным подвигам во славу русского оружия! Наше дело святое, и освобожденная Россия никогда не забудет его! — так же картавя, восклицал он.

…Уже ровно час Роман с рядовым Киржачем, далеко оторвавшись от отряда, приглядываясь и прислушиваясь, осторожно шли на лыжах вперед. Лыньков отправил дозор парами, двигались они параллельно, строго по азимуту на расстоянии пятисот метров. Роман и Киржач были правофланговыми. Задача — обнаружить следы присутствия «красных бандитов», без крайней надобности никакого шума не поднимать, доложить Лынькову, дабы дать возможность карателям подойти как можно ближе к «их логову», окружить и произвести внезапное нападение. Немцы будут наступать с востока. Атака начнется по общему сигналу, ни один партизан не должен уйти.

Лес был густой, смешанный, местами заросший заваленной снегом лещиной. Стояла прямо-таки сонная тишина, слышалось лишь шуршание лыж. Снег — глубокий, шли след в след, временами менялись местами: то Роман впереди, то Киржач. Идущий позади имел возможность передохнуть на проложенной лыжне, да и прикрыть огнем напарника. Таков был приказ Лынькова.

Сосняк сменился липой, березой, а затем путь снова пересекла полоса лещины. Роман, идущий впереди, остановился, подождал Киржача, шепнул:

— Передохнем. Покури. Но дыму свободу не давай. Чуть ветерок потянет, его далеко будет чуть.

— Знамо. Благодарствую, господин капитан. — Сложив ложкой широкие, лопатистые руки, Киржач прикурил от зажигалки, глубоко затянулся, стараясь проглотить весь дым; глаза его так и стреляли, так и бегали под заиндевевшими ресницами.

— Как поживает брательник? — спросил Роман, ему все же хотелось поподробней распознать Киржача.

— Чо?.. Поживает? — Киржач ожесточенно сплюнул. — Нет уже брательника.

— Как нет?.. Да он же недавно к тебе приезжал. Он же, кажется, в полиции служит.

Иней на ресницах Киржача моментально растаял, Киржач шморгнул.

— Кокнули моего брательника.

— Немцы? За что?

— Чо немцы? Кабы немцы, так чо бы я тут.

— Партизаны?

— Чо?.. — И выстрел завлажневших глаз в Романа. — Енти бандиты. Добраться бы мне до них, я бы им понабивал пуза снегом.

Теперь Роману стало ясно, что за тип этот Киржач. Да, он точно из той же породы Бордюковых!

— Кончай курить, — сердито сказал Роман. — Пошли!

Осторожно пробирались сквозь застылые заросли лещины. Перед ними открылась голая местность, видимо, замерзшее и присыпанное снегом болото, за которым метрах в трехстах снова начинался смешанный лес. Сняли лыжи, прилегли почти рядом, всматриваясь. Вроде и там пусто. Роман хотел было уже подняться, но Киржач вдруг сказал:

— Не шелохнитесь. Вот они, голубчики, господин капитан.

— Где? — Роман влип в снег.

— Не видите? Вон к дубу приклеился, зараза.

Но Роман уже и сам заметил прижавшегося к дубу человека в полушубке. Замерз, видать, бедняга, дует на руки, винтовка на плече. Что же это ты, браток, так на виду? Что делать? Подать сигнал тревоги? Но приказ Лынькова…

Роман взял свои лыжи, начал отползать назад, за ним последовал и Киржач. Когда выползли из лещины, Роман сказал:

— Мотай назад, доложи, а я буду наблюдать.

План действий у Козорога еще не сложился, ясно было только одно: как-то надо предупредить партизан и себя не открыть. Если предупредить партизан, они еще успеют что-то сделать. Но как предупредить? Только стрельбой… А зачем выпускать этого гада, который собирается снегом набивать животы партизанам? На одного меньше будет. Роман вскинул автомат, и длинная очередь разбудила дремавший лес. Киржач рухнул в снег. И тут же из-за болота хлестнул ручной пулемет, защелкали винтовочные выстрелы.

Через минуту стрельба прекратилась. Роман удостоверился, что Киржач мертв, стал на лыжи. Но вдруг снова застрочил пулемет. Роман почувствовал, как ему обожгло ногу. Он сделал еще несколько шагов и упал.

…Роман так и не узнает, что он все же помог партизанам избежать полного уничтожения; ведь на отряд наступала во много раз превосходящая сила с артиллерией. Услышав стрельбу постов охраны, партизаны успели занять оборону, а когда поняли, что их пытаются окружить, отыскали брешь в не успевшем сомкнуться кольце, и прорвались в лесные дебри. Хоть и большие потери понесли партизаны, но все же основное ядро удалось сохранить.

…По возвращении в лагерь Роману Козорогу «за мужество и преданность служения освободительному движению» была объявлена письменная благодарность. Роману стыдно было даже в глаза Руденко смотреть, пытался с ним как-то объясниться, но Руденко и видеть его не хотел: не мог простить ему «присягу кровью», потому что «досиделись». Козорогу ясно было, что хитрый Вербицкий этой письменной благодарностью пытается его еще плотней приковать к колеснице предательства.

Впрочем, не одного лишь его Вербицкий попытался еще туже привязать к колеснице предательства. Несколько дней спустя в типографии массовым тиражом отпечатали «Обращение к русскому народу», под которым были подписи всех, кто принимал участие в карательной экспедиции с указанием звания, места рождения и места жительства. На очередном «политзанятии» Вербицкий, потряхивая «Обращением», сказал:

— Господа, ваши имена будут занесены в историю. Более того, посредством этого гуманного «Обращения» уже сейчас народ будет знать о той борьбе, которую вы ведете по эту сторону фронта! Народ воздаст вам славу, и за вами пойдут тысячи, сотни тысяч. Что вы морщитесь, господин-н?.. — Вербицкий сделал вид, будто не помнит, и, ткнув вперед указкой, вопрошающе сдвоил «н». Ему давно доставляло какое-то удовольствие, когда перед ним вскакивали и называли фамилию.

— Лисичкин, господин майор!

— Так что вы морщитесь, господин старший лейтенант Лисичкин?

— Может, не надо, господин майор?

— То есть, как не надо? Что не надо?

— Не надо фамилии подписывать. У меня там родители, господин майор, а вы знаете, что может быть с ними, если власти узнают…

— Ну-ну-ну, Лисичкин, не распускайте сопли. Борьба есть борьба. У меня в Ленинграде тоже есть родственники. Но что делать? А вашим родителям и так не поздоровится, если узнают, что вы сдались в плен.

— Я не сдавался в плен, господин майор, я попал в плен.

— Любопытно. Весьма любопытно. — Вербицкий пощипал подбородок. — Я вам очень признателен за откровенность. А как же вы оказались в русской освободительной армии? Сами пришли или вас тоже привели? И какие у вас цели? Надеюсь, вы объяснитесь с господином Зубаревым? Наша армия построена только на добровольных началах. Вы можете свободно отправиться обратно туда, откуда пришли, но беда в том, что потом ваши родители вообще вас могут не увидеть. Вы меня поняли? Мосты за вами сожжены, господин Лисичкин. У вас другого выхода нет: борьба до победного конца. Либо мы их, либо они нас.

Роман Козорог (его не положили в лазарет, а временно обули в валенки и даже не освободили от «теоретических занятий») сидел у покрытого сизым инеем окна и все время прямо-таки физически чувствовал затылком жальца каштановых глаз майора Руденко. После «присяги кровью» он наверняка вынес ему смертный приговор… Все попытки объясниться с ним, рассказать, как он, Роман, подал сигнал тревоги партизанам, ни к чему не привели: Руденко просто не хотел его слушать.

— Господин майор, я хотел бы задать один вопрос, — вдруг сказал, шумно поднимаясь за спиной Руденко. — Может, не по существу. Разрешите?

— Пожалуйста, пожалуйста, милости прошу, — великодушно разрешил Вербицкий. — Вы вправе спрашивать меня все, что вам угодно. Как вас, господин-н?..

— Майор Руденко, — Руденко расправил под ремнем гимнастерку и еще больше нахмурился. — Скажите, господин майор, это правда, что фюрер объявил национальный траур по всей стране? И почему от нас это скрывают?

Все, казалось, перестали дышать.

Вербицкий, как всегда в минуты замешательства, принялся протирать очки.

— Любопытно, весьма любопытно, — сказал он. — А по какому случаю фюрер объявил траур?

— Разве вам не известно? Говорят, немцы потерпели большое поражение под Сталинградом.

— Говорят?.. А кто именно говорит, господин Руденко? — На этот раз Вербицкий фамилию вспомнил сразу.

Козорог потянулся рукой к стеклу и принялся сцарапывать со стекла иней. Зачем это Руденко?.. Это же он, Роман, сообщил ему о разгроме фашистов под Сталинградом.

— Немцы, — помедлив, сказал Руденко. — Слышал от немецких солдат, когда мы проводили операцию по ликвидации советских партизан.

Рука Козорога последний раз черкнула ногтем стекло, упала на подоконник.

— Первый раз слышу, господа, честное слово, первый раз слышу, — сказал Вербицкий. — Возможно. Выясню — непременно доложу, если вас это так интересует.

— А почему бы и нет? Немцы — наши союзники, и нас не может не интересовать положение союзников.

— Да, вы правы. Совершенно правы, господин-н?..

— Руденко.

— Вы совершенно правы, господин майор Руденко, — повторил Вербицкий, цепляя за ухо переломленную ножку очков. — Конечно, мы потребуем от наших союзников оперативной информации. Но война есть война, а на войне все может быть. Мы с вами знаем, что наши союзники и в декабре сорок первого года несколько отошли от Москвы, кремлевские правители уже предсказывали перелом в войне, а к чему привела летняя кампания прошлого года? Советская армия, потеряв сотни тысяч под Харьковом, бежала так, что наши союзники едва ли не были вынуждены объявить розыск, куда же она делась. — Это, видимо, было рассчитано на взбадривающую удачную шутку, но в классной комнате было тихо. — Перерыв, господа, — сказал Вербицкий и первый торопливо вышел из комнаты.

Все ждали: что же после этого будет с майором Руденко? Но с ним ничего не случилось. А на следующий День Вербицкий подтвердил, что «господин Руденко был прав, но, как говорится, слышал звон, да не разобрал, откуда он». Национальный траур действительно был объявлен, но это свидетельствует лишь о том, что фюрер ничего не скрывает от своего народа. Дело в том, что немцы в стремительном наступлении во время летней кампании слишком оторвались от своих тылов, вынуждены были выравнивать линию фронта, но из-за слишком сильных морозов и глубоких снегов некоторые части погибли в окружении.

— Господа, прошу всех хоть и с опозданием тоже почтить их память вставанием. Они отдали свою жизнь и за нас с вами.

Отпуска за пределы лагеря были отменены, усилили охрану, обтянули территорию двумя рядами колючей проволоки. Командование объяснило, что меры предосторожности приняты в связи с тем, что в лесах снова обнаружены «красные бандиты».

Однажды Козорог, улучив момент, спросил Руденко с глазу на глаз:

— Слушай, Богдан, ты действительно слышал тогда от немцев насчет траура?

— А тебе какое дело?

— Признаюсь, я здорово сдрейфил, когда Вербицкий спросил тебя, от кого слышал. Думал, утопишь меня и Мамочкина.

— Я не Янус.

— А ты что, считаешь меня Янусом?

— Ты уже голенький, и оставь меня, ради бога, в покое, — зло прищурив глаза, сквозь зубы сказал Руденко. — Хочешь одним задом на двух стульях сидеть?..

— Перестань пускать пузыри, Богдан. — Козорог придержал Руденко за рукав, — Все хочу объяснить тебе, а ты…

— Что объяснять? Что? Человек проявляется в деле, а не в словах. Отстань, — вырвал рукав Руденко. — И меня ты больше не тронь, не хочу иметь с тобой дело, — майор сделал два шага, тут же остановился. — Ты вот что… Передай Мамочкину, чтобы он со своими шуточками-прибауточками… Мне кажется, Бордюков держит его на мушке.

— А тебе откуда известно?

— Будь здоров, господин капитан, — сказал Руденко и ушел в казарму.

7

Козорога вызвали в штаб сразу же после завтрака. Встревожился. Почему, зачем?.. В штаб запросто не вызывают. Сколько раз так было: вызвали в штаб — только и видели человека… Смахнул тряпочкой пыль с сапог, поправил обмундирование и вроде бы спокойно зашагал к штабу.

В комнате коменданта собрались Лыньков, Зубарев, Вербицкий, русский старший лейтенант в военной советской форме, только с повязкой на рукаве: «РОА», и немецкий майор. Козорог обратился к Лынькову, старшему по званию:

— Господин подполковник, капитан Козорог явился по вашему приказанию.

— Мы вас не вызывали, господин капитан, мы приглашали. Проходите, садитесь, вот господа желают с вами поговорить.

Козорог сел на предложенный стул, положил руки на колени и молча ждал, что же будет дальше.

— Как вам тут живется? — спросил старший лейтенант. — Есть у вас какие-нибудь жалобы? — Левое веко у него, очевидно, после контузии слегка подергивалось, и казалось, будто он все время заговорщически подмигивает.

— Нет, благодарю вас, господин старший лейтенант, никаких жалоб нет. Здесь все хорошо.

— Командование довольно вами?

— Об этом надо спросить у командования.

— А вы довольны командованием?

— Подчиненный командование не обсуждает. — Козорога начинали раздражать и пустые вопросы, и подмигивающий глаз. — Позвольте узнать, что от меня надо?

— Вы добровольно пошли на службу в русскую освободительную армию?

— Да.

— Почему вы пошли добровольно?

— Странный вопрос, извините.

— Это действительно, извините, «с’анный воп-ос, — сказал Вербицкий. — Это наш геой. Во в’эмя акции п-отив к-асных бандитов п’оявил себя как истинный пат-иот нашей агмии.

— Очень приятно, — сказал старший лейтенант. — Вы, кажется, учитель?

— Бывший. Какое это имеет значение?

— Мы хотим предложить вам службу по специальности.

— Какую? — Козорог подумал: наконец-то, кажется, то, чего он ждет, но все же сказал: — Здесь у всех специальность одна: воевать.

— Смотря как. Пропагандистом хотите?.. Листовки, обращения к нашим русским одурманенным братьям. И к тем, которые еще там, и к тем, которые уже здесь. Будить сознание — это же дело учителя.

— Нет, — сказал Роман. — Это не по мне. Я строевой офицер и хочу иметь дело с оружием.

— О, в ваших руках будет отшень грозный оружие, — наконец разомкнул тонкие губы немец, который в течение всего диалога смотрел на Романа серо-стальными, холодными глазами. — Согласны?

— Не знаю. Я никогда в жизни не писал никаких листовок. Ничего путного у меня может не получиться.

— Получится, — сказал немец. — Немножко сейчас училься — и все будет карашо. А сейчас — небольшая формальность. Это пропагандистская школа особого назначения, и без формальностей не обойтись.

— Какого особого назначения? — спросил Роман.

— Вам придется работать и здесь, среди военнопленных, местного населения, и на той стороне фронта. А это уже должна быть тайна. Думаю, вы сами этого хотель.

Наконец-то! Роман, как уже было сказано, сразу догадался, о чем идет речь, как только прочитал отпечатанный на машинке текст, который надо было потом собственноручно переписать и самому избрать себе псевдоним, а текст гласил, что «я, (такой-то) добровольно поступаю в пропагандистскую школу РОА особого назначения, мне присваивается (такой-то) псевдоним, и я обязуюсь…» да, это то, к чему он стремился. И все же он решил, что будет лучше не торопиться. Он положил обратно на стол лист бумаги и покачал головой.

— Так что же вы? — спросил старший лейтенант.

— Мне это что-то не нравится. Я уже сказал: я строевой офицер, какой из меня пропагандист? Мне пропагандисты еще там надоели. Говорите — и на ту сторону фронта, а у меня никакого желания опять туда. Я думаю, на этой стороне я принесу больше пользы, разве не так, господин майор? — обратился он к Вербицкому.

— А это уж командованию виднее, где вы принесете больше пользы, — сказал Вербицкий. — И приказы командования, как вам известно, не обсуждаются.

— А это разве приказ? Тут написано — добровольно.

— Разумеется, добровольно, — сказал старший лейтенант. — Однако командование пришло к выводу, что на пропагандистской работе от вас будет больше пользы.

— Больше, хм. Да меня оттуда через три дня в шею погонят. Какой из меня пропагандист, я ведь математик. Да еще на ту сторону.

— Ну, на ту сторону совсем не обязательно, вам и на этой стороне работы хватит, — возразил старший лейтенант, поглядывая на немца.

— Совсем не обязательно, — сказал немец.

— Ну, тогда другое дело. Но вы потом на меня не особенно, если из меня ничего толкового не получится. — Козорог взял чистый лист бумаги, ручку и стал переписывать подписку. Чувствовал, что четыре пары глаз наблюдают за каждым его движением, и он нарочно делал вид, будто кисть его руки подрагивает.

— Какой псевдоним? — спросил он.

— А какой хотите, — ответил старший лейтенант.

Козорог подумал и сказал:

— Долбоносов. Был когда-то на Руси такой князь.

— О, далеко целишь, — засмеялся старший лейтенант.

Немец отобрал у Романа бумаги.

— Поздравляю, господин Козорог. Меня зовут майор Фишер. Я вас буду немножко училь. И — абсолютная тайна. Вас переводят в другую часть. Все поняль?

— Все, господин майор.

— Мне очень жаль аставаться с вами, господин Козоог, — сказал Вербицкий. — Но, надеюсь, на новом месте вы п’инесете больше пользы своему отечеству. Желаю удачи.

— А-а, — махнул Роман рукой, откозырял, вышел из штаба и тут же увидел направлявшегося к уборной Сергея Мамочкина. Вот бы и его, парень, по всему, надежный. С Богданом, видать, не получится. Роман медленным шагом тоже пошел к уборной, рассчитывая встретиться с Мамочкиным, когда тот будет идти обратно.

Встретились неподалеку от флигеля, место вблизи открытое — хорошо.

— Повернись ко мне спиной, — сказал Козорог. — Выпачкался, как черт, дай почищу.

— Откуда? — Мамочкин попытался через плечо взглянуть на свою спину. — Что там, чего выдумываешь?..

— Повернись и слушай, что я тебе буду говорить. — Роман принялся рукавом вытирать совершенно чистую спину. — Если тебя вызовут туда, откуда я сейчас иду, и предложат насчет школы пропагандистов, соглашайся, Сережа. Это единственная верная возможность попасть к своим. Соглашайся. Остальное я беру на себя. Поверь мне. Но, может, тебя и не вызовут. А теперь иди. И я тебе ничего не говорил — забудь.

«Вот бы хорошо, если бы и он, — думал Роман, входя в уборную, куда ему вовсе не надо было. — И Руденко бы еще. Надо бы с ним как-то все же объясниться. Теперь уже можно: не выдаст».

Майора Руденко он увидел перед самым обедом — тот проводил занятие с орудийным расчетом. И, как всегда, покрикивал, ругался, давал вводные и то одного, то другого обзывал тупицей.

— Артиллеристы, точней прицел, наводчик зорок, разведчик смел, — сказал Козорог и отдал честь — Здравия желаю, господин майор! Может, и меня примете в свою доблестную команду?

— Отставить! Не мешайте, господин капитан!

— Виноват. Пришел попрощаться, господин майор.

— Как попрощаться, почему попрощаться? — зрачки буравчиками вонзились в Козорога, и Роман понял, что Руденко все же неохота расставаться с ним.

— Отпустите своих доблестных артиллеристов, господин майор, уже пора на обед, — тихо сказал Роман и тут же громко добавил — Переводят в другую часть.

— Разойдись! — скомандовал Руденко. — Марш в столовую, тупицы.

Когда они остались вдвоем, Козорог произнес:

— Богдан, есть возможность вырваться отсюда.

— Как, господин капитан?

— Оставь этот тон. Понимаешь, какое дело… Тебя в штаб еще не приглашали?.. Там вербуют в пропагандистскую школу особого назначения.

Руденко на какое-то время словно онемел, либо слова застряли где-то в горле.

— И ты согласился? — наконец просипел он.

— Ты что, ничего не понял?.. С их помощью на ту сторону.

— Я и без их помощи дорогу на ту сторону найду. — И Руденко зло, презрительно вонзил каштановые зрачки в глаза Козорога. — Хух, пропагандист! Опять что-то мудришь?

— Ладно, Богдан, не хочешь, как хочешь. Очень жаль. Да не смотри ты на меня, как на Гитлера. Да, я уже дал согласие. Мне так надо. Понимаешь, надо. И я хочу чтобы ты знал, где буду я. Может, еще пригодимся друг другу.

Руденко еще какое-то время вглядывался в Козорога, но глаза его вдруг потеплели, и он сказал:

— Я, кажется, начинаю кое-что соображать. Говоришь, надо?.. Так ты потому и в это дерьмо полез что «надо»?.. У меня братуха в разведке, так что я… А не ошибаюсь?.. — Козорог молчал, давая Руденко полностью высказаться. — Кажется, усек. А я, понимаешь, уже о тебе думал: ну и сволочь, «национальный герой!» Извини. Да, трудная у тебя боевая задача.

— Тихо. Так что, Богдан? Решился?.. Ты бы очень пригодился для важного дела.

Руденко нахмурился, подумал, потер затылок, затем сердито звякнул орудийным замком.

— Нет, Рома, это не по мне. Я не такой, как ты. У меня слабые замки, это мне еще братуха говорил. «Огонь!», «в атаку за мной» — это по мне.

— Если замки слабые — не годится, — сказал Козорог. — А сейчас они выдержат?

— Насчет того, что ты мне сказал?

— Я тебе ничего не сказал. Я только про школу пропагандистов.

— Понял. Выдержат, Роман, не беспокойся.

— Тогда прощай. Здесь мы с тобой больше не встречаемся. Так, может оказаться, для тебя будет лучше.

— Умереть или победить, Рома, — пожал протянутую руку Руденко.

— Победить, Богдан, только победить. Во всяком случае сделать все, что можем, для победы.

— Удачи тебе, Рома. Завидую и жалею, что я не такой. Я тоже здесь долго не задержусь. Если бы не ты — я бы уже рванул.

— Богдан, уцелеем, в случае чего я скажу, почему и как ты оказался в этом дерьме.

— Понял. Но я и сам от него очищусь, можешь не сомневаться. Ну, ни пуха, ни пера!

— К черту. Смотри, Богдан!

— О чем ты?

— О замках.

— Валяй, — обиделся Руденко. — Вопрос закрыт. Крышка. А теперь каждый свое.

— Крышка-покрышка? — Козорог усмехнулся: ему вдруг припомнился Никон Покрышка и как он, навестив его в медсанбате, скаламбурил: «Делу Покрышки — крышка».

— О чем ты? — спросил Руденко.

— Да это я так. Ну, бывай, Роман.

Примерно в то время, когда Роман Козорог готовился в Москве отправиться в тыл противника с чрезвычайно важным и чрезвычайно секретным заданием, примерно в то же время, что будет установлено гораздо позже, Никон Покрышка едва снова не угодил под трибунал: находясь в госпитале на излечении, он, дабы оттянуть время отправки на фронт, посыпал свои раны солью, не давая им заживать, но доказать это тогда не удалось: в столовке случайно просыпал соль на мокрый бинт, вот и все.

7

Разбудили ночью, приказали полностью собраться, и ночью же выехали. В крытом кузове грузовика оказалось шестеро: русский старший лейтенант, который присутствовал при вербовке, Роман Козорог, Сережа Мамочкин, Бордюков, Житков — «Туз червонный» и еще какой-то незнакомый сержант. Молчали и только чертыхались, когда машину слишком подбрасывало на ухабах. Ехали долго, кругом — заснеженный лес. Пересекли Днепр и в город въехали через древние ворота. Это был не город — его труп, его прах; обгоревшие стены, печальные руины, светили ребрами покалеченные соборы, на улицах — никого. Иногда машину останавливал патруль и объяснялся с сидевшим в кабине Фишером.

Пересекли город, снова выехали на окраину, свернули куда-то, проехали еще немного, снова остановились — очередная проверка документов. Наконец, старший лейтенант сказал:

— Приехали. Вылезай.

Было прохладно. Свежий ветерок еле заметно шевелил ветви деревьев.

Козорог, уже совершенно окоченевший в тонкой шинелишке, с удовольствием выпрыгнул из кузова, огляделся. Два длинных дома, напоминавших бараки, гаражи — все это обнесено колючей проволокой, вроде бы концлагерь, но люди ходят свободно. В советской форме, с советскими погонами, правда, на шапках-ушанках нет звездочек.

Так и должно быть, об этом ему говорили еще в Москве.

— Следуйте за мной, — старший лейтенант повел их к дому-бараку, стоявшему чуть поодаль. В темном коридоре дневальный по-русски козырнул и отрапортовал, что подразделение находится на зарядке. Точь-в-точь, как в советских казармах.

— Разместите пополнение и передайте Волобуеву — экипировать. Фуфайки, а то в этих шинелишках… — распорядился старший лейтенант. — Устраивайтесь, товарищи, приводите себя в порядок и — завтракать. Не удивляйтесь, здесь нет господ, здесь все товарищи. Привыкайте.

Комната — длинная, в ней не менее сорока коек, заправленных синими байковыми одеялами, возле каждой тумбочка и табуретка, стены густо оклеены почти голыми вырезанными из журналов девицами.

— Вот это да, — чмокнул Житков. — Да тут же и не уснешь. Ну бабулиньки, ну лапоньки.

Дневальный показал свободные койки. Козорог выбрал для себя место у самой стены, взглянул в тумбочку — пуста, на полке лежала лишь одна книжка в сером переплете: «Майн кампф» на русском языке. Роман полистал и швырнул ее обратно в тумбочку.

— Ты что, капитан? — На него смотрел Житков, в его руке была такая же книжка.

— Я это уже читал, — сказал Роман. — Что-нибудь бы еще почитать. — Подумал: — «С этим блатняком надо бы поосторожней».

В тот же день новичков много раз фотографировали в профиль, анфас, брали отпечатки пальцев, предложили заполнить подробные анкеты и написать автобиографию. Через несколько дней это повторилось, и нетрудно было догадаться зачем — своеобразная проверка: забудет человек какую-то мелочь, запутается, значит, что-то не то. Козорог, как и было сказано в Москве, написал о себе все точно, указал свое предвоенное место жительства, не написал только, проживает ли сейчас там его семья, да он и не знал этого определенно: может, осталась в оккупации, может, эвакуировалась. Правда, он посылал запросы и на Урал, и в Среднюю Азию, куда в основном бежали люди с Украины от немецкого нашествия, — никаких следов. Прежде чем отправить его сюда, спросили: «А что, если ваша семья почему-либо осталась у них — согласны?.. Если не согласны — не думайте, что это хоть как-то отразится на вас, мы ведь все понимаем. Подумайте». «Когда я в сорок первом ходил в атаку, я не думал, что напорюсь на пулеметную очередь», — сказал он. И все же сейчас ему очень не хотелось, чтобы его семья оказалась в оккупации, ведь факт могут проверить, а случиться всё может.

Нет, все-таки предусмотреть все заранее невозможно. Разве мог Роман предусмотреть, что он уже тут, в школе, повстречает своего земляка?

Однажды на вечерней перекличке к нему подошел тощенький парнишка в красноармейской форме, спросил:

— Разрешите обратиться, товарищ капитан?

— Обращайтесь, — Козорог окинул его взглядом и сразу понял: новичок, только-только из лагеря военнопленных.

— Не узнаете, Роман Маркович?

У Козорога все обмерло, однако он не подал виду, пожал плечами.

— Первый раз вижу.

— Я ж ваш земляк, Васька Копица, может вспомните?… Слышу — Козорог, Козорог, такую фамилию не часто встретишь, гляжу… А я вас сразу узнал, Роман Маркович. Ну, может, вы меня и не помните, я учился в классе вашей жены Ольги Тимофеевны.

Отрицать тут уже не было никакого смысла, да, этот парнишка, видимо, только и знает его как учителя. Он взял его под руку и увел в сторонку подальше от людей.

— Послушай… как тебя, Вася Копица?.. Такую фамилию тоже не так часто встретишь…

— А у нас там этих Копиц полсела.

— Помню, помню.

— Значит, вспомнили, Роман Маркович?

— Да, да, но тебя лично… уже четыре года, как я оттуда уехал. Ты давно здесь?

— Без году неделя. Правда, правда, сегодня ровно неделя. — Вася виновато усмехнулся. — Что делать, не хотелось подыхать. Может, знаете, как в лагерях. Чисто замордовали.

— Знаю. Скажи, когда ты последний раз видел Ольгу Тимофеевну?

— Когда?.. В конце августа сорок первого. Собиралась эвакуироваться, все собирались, но он же, немец, танками пер и, понятно… Это я узнал потом, когда был уже на сборном пункте в Запорожье. Мои мамка и сестричка, кажется, тоже… Писал в Москву — в списках эвакуированных не числятся.

— А отсюда уже написал? Домой. Тут же разрешается письма писать.

— Я знаю. А что я напишу? Что был в плену, а теперь вот здесь? Я здесь, а татко… — Копица осекся, перепуганно глядя на Козорога.

— Про татка не надо, Вася. Ты в анкете указал, где твои родители?

— А что я мог указать?.. Сперва татка мобилизовали, потом меня, мамка и сестренка оставались дома, а где они теперь — не знаю. А вы Ольгу Тимофеевну уже искали? Вы ж тут, наверно, давно.

— Нет, не так давно. Давай, Вася, так договоримся: не будем пока что напоминать нашим о себе. А вдруг они нас не поймут, может, им это не особенно приятно будет. Как ты считаешь?

— А что ж тут приятного?

— Ладно, Вася, мы еще поговорим. Но ты только насчет «приятного-неприятного» помалкивай.

— Так я ж только вам, Роман Маркович…

— А может, и мне не надо?.. Ну, будь здоров, пропагандист.

8

Роман Козорог «делал карьеру», что вполне соответствовало поставленной перед ним задаче. А задача заключалась в том, чтобы не только проникнуть в это войсковое формирование, которое официально именовалось и школой пропагандистов особого назначения, и «Лагерь МТС с-6959», но и закрепиться здесь как можно дольше. И он всячески старался быть замеченным, и его вскоре назначили командиром отделения, а затем и командиром взвода, а это как раз и надо ему было, оно давало право по вечерам отлучаться в город. Такой привилегией пользовались и те, кто проявлял особое старание в учебе, и те, кто уже побывал «в деле». Это в порядке поощрения.

За два месяца Роман Козорог многое узнал об этом засекреченном войсковом формировании и уже мог кое-что сообщить на Большую землю, но… Все, вроде, было заранее продумано, все обусловлено, вплоть до взаимного опознания и взаимной проверки при встрече, однако человек, который должен был установить с ним связь, почему-то не давал о себе знать. Центру было известно, что в городе неподалеку от «Лагеря» есть кабачок для местных прислужников «Дядя Жора», который посещают «пропагандисты», в нем и должен был появляться человек «оттуда» в определенные дни. Роман Козорог уже несколько раз ходил в кабачок «Развлечься» — безрезультатно. Нервничал: в чем дело?.. Неужели считают, что еще не подоспело время?.. А возможно, он слишком задержался в лагере военнопленных, во власовском воинстве, его тут уже ждали, решили, что ему так и не удалось выполнить первую часть задачи, и перестали ждать?.. А может, что-то случилось?.. Что?.. Все может случиться. Да и то надо принимать во внимание, что прибыть сюда — не в гости сходить. Так что же, сидеть у моря, ждать погоды?.. А тем временем отсюда будут забрасывать в тыл нашим войскам все новую агентуру, новых диверсантов. Надо что-то предпринимать. Еще при отправке сюда ему было сказано, что при соответствующих обстоятельствах он может проявить инициативу, и какую именно инициативу, но при условии, что все будет сто раз отмерено. А что, если?.. Да, Васе Конине вполне можно довериться, и он сделает то, что должен был сделать Паша Ромашов. В центре предусматривалось: может случиться так, что вариант с кабачком «Дядя Жора» почему-то не сработает, тогда Ромашов должен постараться как можно быстрее быть заброшенным «шпионом-диверсантом», внесет ясность, и тогда центр предпримет другие меры для установления связи с Козорогом. Да, пожалуй, Вася Копица, размышлял Козорог. Роман уже ничуть не сомневался, что отмерено сто раз, что Копица готов на все, лишь бы искупить свою вину за то, что он оказался здесь, мучился запоздалыми раскаяниями: «Лучше б я там подох». К сожалению, сюда попали и такие слабаки, как правильно говорил Богдан Руденко, которые не выдержали каторжных условий лагерей военнопленных, решили вырваться на относительную свободу, а затем попытаться уйти либо через линию фронта, либо к партизанам. К таким принадлежит и Вася Копица. Конечно, можно ошибиться и сто раз отмеряв, а разведчик и контрразведчик, как и сапер, ошибается только один раз, но… надо что-то предпринимать. А может, пора Сережу Мамочкина?..

9

Взвод Романа Козорога (а во взводе-то было всего пятнадцать человек) занимался прыжками с парашютом. Последнее время уделялось очень много времени прыжкам с парашютом, приемам различной борьбы, внезапному нападению на часовых и занятиям по взрывному делу. Изучали мины немецкие, советские, английские, французские, бельгийские (значит, на Гитлера работают многие военные заводы оккупированных стран), и мины были самые разные: противотанковые, противопехотные, мины замедленного действия, мины-ловушки, мины-игрушки. Минировали поляны — разминировали, строили различные укрепления, мосты — взрывали. Короче, уже ясно было, к чему их готовят.

После двух прыжков с самолета Козорог лежал на притоптанной поляне и, сдвинув почти вплотную уже совсем выгоревшие брови, хмуро глядел на уцелевший одуванчик. Оля очень любила эти неприхотливые цветочки и называла их солнечной росой. Оля, Оля, где ты, Оля, и знала бы ты… Нет, лучше тебе не знать. Вот и снова весна, Оля, но что она принесет?.. До сих пор зимы были наши: Москва, Сталинград, а лето — немецким. Немцы, конечно, к чему-то готовятся, наверняка этим летом попытаются взять реванш за Сталинград, а эти подонки — он с ненавистью поглядел на упражняющихся борьбой «пропагандистов» — а эти подонки будут помогать им. Хотя бы уже скорее Копицу туда, но когда это будет?.. Вася с радостью, охотно принял предложение Козорога, стал его тайным сообщником, а вчера сообщил такое, над чем сейчас Роман больше всего и раздумывал. За прошлую неделю он узнал две чрезвычайно важных новости, одна его обрадовала, другая была неприятной, и вначале непонятной и даже загадочной. От прибывшего сюда «для дальнейшего прохождения службы» Кобзина, с которым был немножко знаком еще по Осондорфу, узнал, что Богдан Руденко бежал к «красным бандитам», увел с собой еще несколько человек, их преследовали, но поймать удалось лишь одного — вывихнул ногу — и его там же расстреляли. Молодец, Богдан, все-таки вырвался из дерьма, как называл он власовское воинство. Вторая новость — сюда прибыл Вербицкий. Об этом сообщил Копица. Повстречал он тут бывшего своего сослуживца по Красной Армии, земляка Гришу Ковзаня, который находился в подразделении, что размещалось в приспособленном под жилье гараже, и тот ему доверительно признался, что скоро они уходят в лес партизанить, что это, конечно, липа, и что он, как только попадет в лес, убежит и попробует пробраться к своим. Почти всех их уже переодели в «гражданку», и к ним назначен новый командир, какой-то «майог Вегбицкий», который сейчас обучает их, как надо вести себя в лесу. «Кто, кто? Майор Вербицкий?» — переспросил Козорог. Копица сказал, что это его так передразнивает Ковзань, так как он совершенно не выговаривает букву «р». Вечером через окно комнаты Фишера Козорог и сам увидел Вербицкого. Что же они затеяли совместно с Фишером?.. Скомпрометировать партизанское движение или ввести в него что-то наподобие пятой колоны?.. Но что бы там ни было, надо как-то предотвратить эту провокацию, а это можно сделать лишь в том случае, если партизаны узнают о ней. Как?.. Понятно, в задачу Козорога не входило устанавливать связь с партизанами, да и как он мог это сделать? Ну, допустим, смог бы, но это же нарушение инструкции. Инструкция инструкцией, но как же можно допустить такую провокацию, которая может привести к гибели многих людей. Да и потом… да, это было бы здорово, если бы как-то удалось связаться с Богданом Руденко. Партизаны, наверное, имеют связь с Большой землей. И тогда уже не надо было бы ждать у моря погоды. Так можно и не дождаться у моря погоды, и все его пребывание здесь сведется к нулю. Надо еще раз рискнуть. Тут его огневая точка на войне, и она должна стрелять. А какой толк занять ее и отсиживаться в окопе. Козорог подробно расспросил Копицу о Ковзане, тот дал ему хорошую характеристику, сказал, что он «железный», раз сказал — уйдет отсюда, — значит, уйдет. «Какой же он железный, если здесь оказался?» — спросил Козорог. Копица покраснел, так как этот упрек и его касался: «Я еще докажу, Роман Маркович». «Посмотрим. Как ты думаешь, можно ему довериться? Этому Ковзаню». «По-моему, можно. В полку был комсоргом. А в плен он попал контуженным». После долгих раздумий Козорог все же решил повидаться с Ковзанем. Велел Копице организовать встречу, сказал где и когда. И еще велел передать Ковзаню, что с ним хочет поговорить один человек по очень важному делу, но кто этот человек пока что не говорить. И вот сейчас Роман Козорог, лежа на поляне, еще и еще раз обдумывал предстоящую встречу. Тут уж так: либо пан, либо пропал.

Встретились они вечером в условленном месте. Ковзань был уже в гражданском: старые, заношенные штаны, не менее старая латанная сорочка, сам он небольшого роста, худощав, носатый, с высеявшимися на верхней губе рыжеватыми усиками.

— Здравствуйте, товарищи, — сказал Козорог, подходя к ожидавшим его. — Думаю, это святое слово тут оправдано? — И представился, подавая Ковзаню руку: — Роман. — Представляться по званию не стал: так скорее можно найти общий язык. — Гриша?..

— Он. Гриша Ковзань.

— Покурим? — Козорог достал пачку сигарет. — Угощайтесь.

Все трое закурили. Ковзань хмуро вглядывался в Козорога.

— Перейдем к делу, — сказал Козорог. — Гриша… Можно тебя называть просто Гришей?

— Хоть горшком.

— Да нет, зачем же: горшок — слишком хрупкая вещь, а ты, Вася говорит, железный.

Ковзань шутку не принял, наоборот, еще больше посуровел.

— Слышал, в лес собираетесь? — Гриша стрельнул взглядом в Копицу. — Да, да, от него. Можешь меня не бояться: сам о лесе мечтаю. Значит, партизанить будете?

— Как прикажут.

— Вот так?.. А если прикажут своих убивать?

— Кого — своих?

— Настоящих партизан.

— Кто вы такой? — спросил Ковзань.

— Такой же, как и ты. Роман Козорог. Хочешь уйти из этой банды?

— Еще что вас интересует?

— Гриша, да ты не темни, — сказал Копица. — Этому человеку можно.

— Ну, может, и убегу, — сказал Ковзань. — А какое вам дело?

— Какое?.. Вот потому что есть дело, потому и хочу поговорить с тобой. Вася, ты постой там за углом, чтоб никакая собака… В случае чего кашлянешь. — Когда Копица отошел, Козорог почти шепотом спросил:

— Гриша, ты меня не узнал?

— Роман Маркович, кажется?.. Никак не думал и вас тут встретить, потому и не сразу поверил, что это вы.

— Как видишь — я. Значит, собрался бежать?.. И куда же ты убежишь? К нашим?.. Но отсюда до наших еще очень далеко.

— Так что вы, наш учитель, предлагаете сидеть и не рыпаться? — зло сказал Ковзань.

— Нет, зачем же. Я только к тому, что до наших очень далеко.

— Доберусь как-нибудь, мне бы в лес, а там… Я же в разведке служил. — И вдруг Ковзань зачем-то, пылясь оправдаться что ли перед Козорогом, то ли еще почему-то, сказал: — А сюда я попал…

— Не надо об этом, Гриша, все мы сюда как-то попали. Важно, как мы отсюда выберемся. Считай, ты снова в разведке.

— В разведке?

— Да, в разведке. Командиром у вас майог Вегбицкий?

— Вегбицкий. А вы что, знаете его?

— Знаю. Это самый подлый и коварный наш враг. Гриша, ты непременно должен найти партизан, непременно, они должны знать, что это за «пагтизанский от’ад». Иначе Вербицкий наделает много беды.

— Можно и к партизанам, — согласился Ковзань. — Мне лишь бы…

— Только к партизанам. Ты их найдешь, ты же разведчик. И вот что еще: тебе могут сразу не поверить, могут посчитать за подосланного. Тогда ты попроси, попытайся разыскать майора Руденко, он где-то тоже партизанит. Запомнил: Богдан Руденко? Скажешь ему, что я тебя послал. А он пусть попытается как-то связаться со мной. Может, он и мне как-то поможет выбраться отсюда.

Ковзань, кажется, уже полностью доверился Козорогу, спросил:

— Как же он с вами свяжется?

— Как?.. Не знаю. Пусть подумают. Давайте так: ты, конечно, знаешь, что к нашим воротам прибегают всякие девахи. Так вот, пусть партизаны подошлют кого-нибудь из своих.

— Хорошо, пришлют, но как вы распознаете, или как вас распознают?

— Не торопись, я уже продумал. Пусть на той, которая придет сюда, будет синий платочек, а в левой руке какие-нибудь цветы. Тут девахи иногда приносят цветы своим дружкам. И еще: пусть она поет «Катюшу». Ноне совсем, как в песне, а вот так: «Выходила на берег Катюша, выходила на берег пустой». Понял: не крутой, а пустой. Но это еще не все. Потом, когда мы познакомимся, пусть она скажет, что у нее был знакомый Богдан Руденко. Запомнил?.. Об этом — никому здесь. Даже твоему другу Васе Копице. Иначе и мне и тебе будет капут.

— Заметано.

— В общем, так, Гриша, затея Вербицкого должна быть разоблачена во что бы то ни стало. Это и будет наш вклад в победу. А победа, сам понимаешь, вот-вот. — И спросил напрямую: — Ну, а если… попадешься?

Ковзань с минуту молча даже с каким-то презрением глядел на Козорога.

— Я не знаю, кто вы, и я вас никогда не видел, — сказал он.

— Я тебя тоже, Гриша. Жить надо с достоинством, и умереть с достоинством, ведь память о человеке и после смерти живет. Ну, удачи тебе. — Козорог плечом толкнул в плечо Ковзаня и без оглядки пошел в сторону казино. Ну, что же, либо пан, либо пропал, думал он, но не попытаться сорвать провокацию Вербицкого нельзя, и связаться как-то с Руденко тоже надо было попробовать, авось повезет. Теперь все в руках Ковзаня, парень он, кажется, стоящий и надежный.

10

На второй день ночью отряд Вербицкого на грузовых машинах укатил куда-то, а еще через день, опять же ночью, Роман Козорог был вызван в штаб. Над картой, лежавшей на столе, склонились Лыньков и Фишер. Козорог доложил о своем прибытии. Лыньков, положив на стол карандаш, спросил:

— Как настроение, капитан?

— Бодрое, товарищ подполковник.

— Вот и прекрасно. К двенадцати ноль-ноль привести взвод в полную боевую готовность, взять с собой миноискатели.

— Есть, привести взвод в полную боевую готовность и взять с собой миноискатели! — козырнул Козорог, повернулся и намеревался было выйти, но его остановил Фишер.

— Айн момент, Козорог, — сказал он, пристально вглядываясь в Романа своими стальными глазами. — Ваша жена зовут Ольга?

— Так точно, Ольга, господин майор.

— А малшик — Иван?

— Ваня. Я все это указал в биографии.

— А где сейчас ваша… как это, как это… семья?

— Не знаю. Должна быть на той стороне, но я не знаю. В биографии я также указал местожительство семьи.

— Вы плохой муж, Козорог. Вы не могли ей… как это, как это… Письмо?

— Зачем?.. Может, их уже и нет. Все узнаем после войны, господин майор. А что сейчас расстраиваться. Нет смысла!

— Не надо расстраиваться, Козорог, — сказал Фишер. — Ваша семья есть, и мы позаботились о ней.

Роман почувствовал, что он бледнеет. Вот и случилось то, чего он больше всего боялся, подумал он и спросил:

— Вы что-то узнали о моей семье?.. И как там?

— Все корошо. Теперь все корошо. Было плехо, теперь корошо. Наши люди сделаль забота. Ей будет короший… как это, как это… паек: хлеб, масло, млеко. Прожнвайт она в другой дом, ваш дом — бомба. Надеюсь, скоро получите от нее письмо. Довольны, господин Козорог?

Роман уже полностью овладел собой.

— Премного благодарен, господин майор. Разрешите выполнять приказ?

— Вы отшень короший зольдат, Козорог. Мы это ценим.

— Рад стараться, господин майор.

— Пошель.

Роман четко откозырял, повернулся через левое плечо, вышел твердым шагом и только во дворе опять почувствовал дрожь в ногах. Зайдя за угол дома, прислонился к стене. Оля знает, что он здесь, но не знает и не может узнать почему он здесь. О ней «позаботились», потому что он служит у них. Ужасно! А может, все это липа?.. Нет, похоже, правда: разыскал и взял их заложниками. Ужасно. Впрочем, еще на Большой земле его предупреждали, что он и к этому должен быть готов. Если его семья действительно осталась в оккупации — это весьма убедительный аргумент для оправдания его перехода на сторону власовцев. Спрашивали: если он не готов к такому варианту — может отказаться. Не отказался: война — есть война. Постояв еще немного, он пошел подымать по тревоге взвод.

11

Утром следующего дня Роман был уже на фронте, под Духовщиной. Местность была знакома: осенью сорок первого здесь он выходил из окружения. Взвод остался в бункере, а Козорог, Лыньков и Фишер в сопровождении офицера СД направились к переднему краю. Сначала шли по лесу, в котором то и дело встречались камуфлированные танки под натянутыми сетками и сосновыми ветками, орудия, затем спустились в траншею. По тому, как она была благоустроена: стенки обшиты досками, дно устлано бревнами, — можно было догадаться: немцы давно обжились на этих позициях. На фронте стояло относительное затишье, лишь изредка ухали дальнобойные орудия, иногда шуршали и квакали мины, где-то хлопали отдельные винтовочные выстрелы — это, наверное, вели охоту снайперы.

Шли гуськом, сутулясь и втянув головы в плечи.

Часовой, спросив пароль, пропустил их в блиндаж командира пехотного батальона. Капитан — худощавый, со шрамом на левой щеке и крючковатым носом — как раз пил кофе из пластмассовой чашечки и был явно недоволен, что ему прервали трапезу. Он молча вскинул руку в нацистском приветствии, нарисовал что-то на листе бумаги, подвинул ее офицеру СД и продолжал пить кофе с галетами. Пока Лыньков и Фишер, склонясь над бумагой, о чем-то перешептывались, Роман разглядывал просторный, в три или четыре наката блиндаж. Стены обшиты досками, походный стол, плюшевый диван, бархатное кресло. «Видно, эти мародеры и грабители приперли откуда-то из города, — подумал Козорог. — С комфортом воюют, сволочи».

Цель их появления на переднем крае стала известна лишь в ячейке наблюдения. На языке Лынькова, который ставил задачу, это звучало так: «учение в условиях боевой обстановки». Ночью взводу Козорога предстояло пропахать животом нейтралку, проложить коридор в минном поле обороны наших и вернуться назад. «Фокус заключается в том, чтобы ничем не выдать себя, — предупредил Лыньков. — По-пластунски, по-пластунски — и каждый должен считать до пятидесяти пяти. Потухла ракета — считай, досчитал — замри. Через каждую минуту будет ракета. Чтобы усыпить бдительность противника. Когда часто ракеты — противник думает, что все спокойно. И без дураков. Каждый должен взрыватели от обезвреженных мин принести. Отбой — зеленая ракета. Назад — таким же манером. Противник не должен знать, что ворота уже открыты. Рекогносцируй, запоминай ориентиры, чтобы потом твоим хлопцам легче было сообразить». Это было похоже на правду. Сперва Козорог подумал было, что они должны разминировать минное поле наших для немецкой атаки, но потом отказался от этой мысли: зачем же тогда взрыватели собирать? К тому же он уже слышал, что такие «занятия в условиях боевой обстановки» Фишер практиковал и раньше — еще одна проверка что ли перед главной задачей?.. Может, кто попытается перемахнуть, даже перемахнет — ну и пусть, зато станет ясно, что ему нельзя было доверять то, к чему его готовили, это во-первых, а во-вторых, что он может там сообщить? Что это за «пропагандистская школа особого назначения?» Так Фишер наверняка знает, что советской контрразведке это давно известно. Назовет готовящуюся здесь агентуру? Назовет Иванова, Петрова, пятого-десятого — и что же?.. Тот, кто отправится за линию фронта, уже будет не Ивановым, а Васюковым, не Петровым, а Сидоровым.

Так размышлял Роман Козорог, стоя в окопе в полный рост и с помощью бинокля через замаскированную в бруствере щель вглядываясь в линию обороны Красной Армии. Немецкие позиции пролегли по командным высотам, наши же как-то закрепились в торфянике, куда успели дойти — там и окопались: ни шагу назад. Нейтральная полоса, довольно широкая, с километр не меньше, кое-где поросшая посеченными пулями березками и ольхами, изрыта воронками, усеяна светящимися мелкими лужицами. Чуть правее пузырем вздыбился холмик. Вот бы добраться до него, укрыться от огня фашистов, а там и до своих рукой подать. А что, если… Опять то сопряженное с риском, но такое необходимое «а что, если». Он все думал об одном и том же, упорно искал выхода из тупика. Когда еще Копицу отправят туда, и получится ли что у Ковзаня… И у Романа Козорога возник план действий, как использовать то «занятие в условиях боевой обстановки» в своих целях…

…К обеду возвратились в тыл. Лыньков, разыскав поляну, с часами в руке сам проводил занятие со взводом: ползи, ракета — замри, ползи — замри… «Воронин, тебе что, надоело жить? Или не научишься считать до пятидесяти пяти?.. Сорокин, ты что, так и будешь лежать до второго пришествия Христа? Вперед! Ползи… локтями, локтями… замри…» Наконец, все приучились одновременно, как автоматы, ползти вперед и замирать. Погоняв взвод еще с полчаса, Лыньков сказал:

— Ваша жизнь в ваших руках. Сегодня вам надо будет таким способом перепахать нейтралку, обнаружить минное поле противника и каждому принести назад не меньше двух взрывателей от вражеских мин. Отличившихся ждут вознаграждения и отпуск. Командир взвода расскажет вам ориентировку на местности. А теперь — отдыхать.

…К полуночи взвод сосредоточился в тех передних окопах, откуда Роман изучал нейтралку. Лыньков еще раз повторил, как надо действовать, и, как только рассыпалась искрами ракета, скомандовал: «Вперед».

Роман выбрался из окопа, тихо сказав: «За мной!», и быстро пополз с холма вниз: здесь немецкие саперы уже подготовили проход в своем минном поле. Досчитав до пятидесяти пяти, он влип в мокрую землю. В ночном небе вспыхнула ракета. Как только она угасла, снова принялся считать, ползком двигаясь вперед. Все было расчитано заранее: они доберутся до русского минного поля примерно за сорок минут. После десятого броска Роман тихо кашлянул, и сразу же его кто-то обогнал.

— Ты? — шепотом спросил Козорог.

— Я.

Это был Сережа Мамочкин. Пока все шло, как и было договорено. Роману еще вчера удалось с ним поговорить один на один. «Сережа, слышал, ночью будем рядом с окопами наших. Я бы и сам, но, понимаешь, Фишер, кажется, взял на крючок мою семью. Представляешь, что может быть, если…» «Все понял, Роман». Составили подробный план. Даже, если это окажется не только «занятием в боевой обстановке». «Ты вот еще что, — сказал Козорог, — там тобой, конечно, займется «Смерш», не робей. Да и кому же еще рассказать, как не «Смершу», про это змеиное кубло. Думаю, это по их части. Скажи там, что и Роман Козорог ждет — не дождется». Полностью раскрываться не стал, там поймут, главное — дать о себе знать. Согласно плану Сережа должен ползти сразу же за ним. Когда он слегка кашлянет, пусть Мамочкин обгоняет его и забирает вправо, чтобы оторваться от остальных. Метров через сто встретится небольшая высотка, при ракете он ее увидит. Гитлеровцами она вряд ли простреливается. Да и глубокая воронка рядом. Если не удастся к своим сразу — перележать денек, а там соображай. А то, что немцы попытаются атаковать по проложенному коридору, — не похоже: не видно, чтобы фашисты стягивали сюда какие-то силы.

Когда Мамочкин скрылся в темноте, Роман замедлил движение. Со стороны наших позиций изредка вслепую пускали пулеметные очереди — трассирующие пули голубыми осами прошивали нейтралку. «Молодцы, — подумал Роман, — не спят». Внезапно рядом оказался Фишер. Какого лешего его сюда понесло? Взял его под наблюдение после разговора с Вербицким?

— Вперед!

— Подождите, господин майор. По-моему, тут скоро должна быть русская минная полоса. Осторожно. — Надо было как-то задержать Фишера и дать Мамочкину возможность уползти как можно дальше. — И вы меня сбили со счета.

По надрывному посапыванию было слышно, как их обгоняют слева. Ракета. Ох как долго она горит. И свет ярче летнего солнца. Не заметят ли, что Сережа оторвался?..

Сделали еще пять или шесть бросков, и чей-то миноискатель зазуммерил — добрались. Воронка рядом.

— Прячься в воронки. Здесь подождем, — распорядился Фишер.

Умолкли пулеметы, стало до глухоты тихо. Не слышно и шороха ползущих — началось разминирование. И вдруг совсем неподалеку бабахнуло — похоже, взорвалась противопехотная. Напоролся все же кто-то. По всей линии обороны наших застрочили пулеметы, автоматы, закрякали ротные минометы. Взрывы буквально обложили воронку, осколки наперехлест прошуршали над ней. С немецкой стороны ударили пушки, полковые минометы, в черном небе загорелась зеленая ракета — отходи назад!

Огневая дуэль продолжалась недолго. Вскоре, сопя, кто-то прополз рядом с воронкой, потом еще и еще — уцелели. Подождав, пока растаяла белая ракета, Фишер и Козорог выскочили из воронки и поползли. Теперь впереди был Фишер, и Роман едва поспевал за ним. Где-то справа в смоляной темноте кто-то застонал. Затем послышались приглушенные слова: «Братцы, помогите!»

— Айн момент, — сказал Фишер и пополз в сторону. Вот этого Роман не ждал от гитлеровца: пополз помочь русскому!

Снова ракета — замри. Рассыпалась. И стон прекратился. Роман услышал, что Фишер опять ползет впереди. Тащит на себе раненого?.. Кого? Возможно, Сережу?.. Нет, Сережа впереди был. Напрягся и догнал немца. Ползет один. А тот как же? Вспыхнула ракета. Они лежали почти нос к носу. Роману была видна плывущая в зрачках Фишера ракета.

— Что там? — спросил Роман.

— Его могли бы взять русские, — объяснил Фишер, пряча нож.

Свеча угасла. У Козорога за поясом тоже был, нож, и его прожег порыв… Но нет, не затем он здесь, чтобы прикончить одного паршивого фрица. Не будет этого — будет другой. Да и кого он там прикончил, может, нашего же оголтелого врага.

Совсем рядом квакнула запоздавшая мина, и Фишер громко застонал. «Черт с тобой, подыхай!» — подумал было Роман и пополз дальше, но тут же повернул обратно.

Фишер лежал на животе и загребал руками мокрый торфяник.

— Что с вами?

— Шайземенш, — выругался немец. — Помоги, рука…

— Ноги целы? Можете двигаться, господин майор? Обхватите руками мою шею и помогайте ногами. Да вот так, вот так… Все будет хорошо, господин майор.

12

В лагерь возвратились на следующий день вечером. Роман ждал наказания за то, что его взвод не справился с поставленной задачей, в результате чего троих потеряли, а главное — получил ранение майор Фишер. Лыньков поглядывал на него зверем, но пока сдерживался… Ранение Фишера было легкое: осколок лишь распорол кожу на левой лопатке, ему там же, на передовой, ее заштопали, наложили повязку. Казалось, он даже бравировал своим ранением.

Плохо спал Козорог в эту ночь, все думал и о том, что его взводу не удалось незаметно разминировать минную полосу наших, (в результате чего Фишер получил ранение, и как это теперь для него обернется, и о Сереже Мамочкине — неужели погиб?.. Потеряли троих: одного прикончил Фишер, второй взорвался на мине, третий — Сережа — либо сейчас он уже у наших, либо тоже погиб в огненной кутерьме. Все могло случиться. Иногда Козорог все же накоротко засыпал, и тогда начинали плестись всяческие кошмары, которые только еще больше взвинчивали нервы. Приплелся и его земляк Никон Покрышка: «Что ты мне шьешь, что шьешь?.. Ты мне вышку шьешь!..»

…Гораздо позже будет установлено, что примерно в то же время, когда Роман Козорог достиг первого звена поставленной перед ним чрезвычайно важной задачи, кривая линия его земляка Никона Покрышки сделала первый зигзаг в его сторону: проявив опять трусость, Покрышка дезертировал, был пойман, предстал таки перед военным трибуналом и попал в штрафную роту.

Утром Козорога вызвали к Фишеру. Фишер сидел за накрытым на двоих столом, с подвязанной рукой, бледный от потери крови, в петличке мундира уже вшита ленточка о ранении. Указав на свободный стул, спросил, что будет пить Роман: шнапс, вино? Козорог ответил, что по-солдатски предпочитает шнапс. Фишер поднял пластмассовый стаканчик и сказал:

— Большой спасибо, господин Козорог. Пью… как это, как это… ваше здоровье был и счастливый жизнь потом. Мы послаль рапорт командованию «Центр» о большой награде. Не генераль Власов, группы «Центр», о вас будет знать вся немецкая армия.

Козорог поблагодарил, сказал, что то был лишь его солдатский долг, и в свою очередь предложил выпить за храбрость господина майора.

— И еще хочу вас поздравить, господин Козорог, с повышением. Вы теперь будет работаль моим помощником.

— Весьма тронут вашим доверием, господин майор, но не знаю, справлюсь ли. Мое дело выполнять приказы.

— Все будет корошо, господин Козорог, все будет корошо. С повышением.

— Спасибо, господин майор. И я вам еще очень благодарен за то, что вы разыскали мою семью. Нельзя ли навестить ее хоть на денек?

— Очень жаль, но сейчас невозможно: у нас скоро будет много-много работа. Вы написаль, а мы быстро-быстро наша почта.

— Написать-то можно, но… — Козорог усмехнулся. — Природа требует своего, господин майор. По ночам всякая чертовщина лезет в голову. — Он помнил о разговоре с Ковзанем и решил себя на всякий случай заблокировать, если действительно придут к нему «на свидание».

— О, господин Козорог, мы это понималь, потому и разрешиль… Как это, как это… приходиль сюда девочка.

— Придется воспользоваться, ничего не поделаешь, — опять засмеялся Козорог. — Но, господин майор, я вас умоляю, не дай бог узнает об этом моя жена.

— Не надо волновайся, господин Козорог. Все мы, мужчины… как это, как это по русски… в гречку скок.

— Что да, то да. По-русски еще так говорят: скачи в гречку сколько угодно, но только чтобы зад не було видно. Вы уже устали, господин майор?.. Вижу по лицу. Спасибо за угощение, за вашу заботу, за доверие. Разрешите быть свободным?

— Пошель.

13

Четвертые сутки Гриша Ковзань бродил по лесам и болотам. Казалось, что он тут бродит всю жизнь и никогда не выберется из этой пропахшей прелью и гнилью глухомани. Иногда все же попадались деревушки, но заходить в них было опасно. Однажды поутру он совсем было уже намеревался заглянуть в почти сожженную деревушку — очень уж хотелось раздобыть что-нибудь поесть. Предусмотрительно залег за кустами терна, силясь определить, есть ли тут немцы или полицаи. Долго ни одна живая душа не появлялась, он уже подумал, что деревушка заброшена, и решил пошарить по полуразваленным избенкам, но внезапно услышал треск мотоциклов. Немцы. Мгновенно утонул в густой траве, но все же раздвинул ветки. Четыре мотоцикла с колясками прокатили вдоль улочки, остановились у разбитой церквушки, солдаты оправились у ее стен и о чем-то, видать, заспорили между собой, размахивая руками. Откуда-то появился полицай, принялся им что-то объяснять, показывая пальцем влево. Гитлеровцы стали усаживаться на мотоциклы, но в это время, как на грех, неподалеку от них вынырнула из травы курица с цыплятами. Один из немцев стрекотнул по ней из автомата, не попал, а наседка, дай бог ноги и крылья, понеслась к кустам, за которыми укрывался Гриша. «А чтоб ты сдохла!» — он улегся поудобней и взял на мушку левофлангового фашиста. Пропадать, так с музыкой. Уходить ему все равно было безнадежно. Курица, подпрыгивая и взмахивая крыльями, была уже шагах в ста от него, теперь по ней строчили из нескольких автоматов. Наконец, вверх полетел пух, и птица потерялась в траве. Немцы захохотали и, видимо, заспорили, кому принадлежит трофей, а полицай кинулся разыскивать курицу. Гриша перевел мушку на полицая. «Правее, правее, сволочь слепая, повылазило тебе? Фух, ну, слава богу!» Полицай схватил окровавленную курицу и побежал к немцам. Те похлопали его по плечу, сели на мотоциклы и укатили. Полицай постоял, плюнул, показал в след немцам дулю и, приговаривая: «Цып, цып», зашагал в сторону Гриши. Еще десяток шагов — и… Но полицай остановился, присел, снял пилотку и начал собирать в нее пушистые желтые комочки. Когда осиротевшие цыплята оказались в пилотке, полицай поплелся к избе, стоявшей в саду неподалеку от церквушки.

Улица снова опустела, но над некоторыми хатенками закудрявился дымок. Вот когда особенно пригодилось умение ползать по-пластунски. Полз, каким-то чутьем улавливая, где лощинка, где выбалочек. А вот уже и лес. Осторожно оглянулся — деревушка скрылась за стволами и ветвями ольховника. Поднялся и побежал, кое-где продираясь сквозь густые заросли. Бежал, пока хватило сил и дыхания. Упал и замер, прислушиваясь. Лес жил своей жизнью: щебетали и посвистывали какие-то птички, отсчитывала кому-то годы кукушка. Голод снова напомнил о себе со своей мучительной жестокостью. Гриша рвал траву и листья, жевал, попробовал грызть прошлогоднюю сосновую шишку — горько и противно, но все равно грыз. Теперь надо было уйти подальше от этого села и не попасть туда, куда поехали немцы. Сквозь листву сориентировался по солнцу и пошел на северо-запад. С каждым шагом винтовка становилась все тяжелее. Он выбрал лощинку, заросшую папоротником, разгреб толстый слой гнилых листьев и сосновых иголок, положил туда винтовку, засыпал, примял, на стволе сосны сделал ножом метку. Пошел дальше, держа направление строго на север. Мутило, потянуло на рвоту, вывернуло всего наизнанку. Лежал часа полтора, прислушивался: тишина, даже птицы с наступлением жары перестали щебетать. Пошел дальше. Вскоре небо сплошь затянуло тучами, и теперь он ориентировался по стволам деревьев: с какой стороны лишай, грибок — там и север.

В следующую ночь он снова оказался у какой-то деревеньки. Ни света, ни звука, никаких признаков жизни, только в призрачном свете луны виднелись крыши, покрытые или дранкой, или соломой. Приглядевшись, увидел в центре села виселицу, на ней белели двое повешенных. И все это вдруг показалось ему знакомым. Да, в этой деревеньке он уже был! Здесь свирепствовал «партизанский» отряд Вербицкого.

Неделю Гриша находился в отряде Вербицкого, заброшенном, как поговаривали, под Оршу. Отряд пустил под откос один порожняк, ночами нападал на деревни, грабил все, что можно. Жителей этой деревни от мала до велика согнали на околицу, и Вербицкий произнес «патриотическую» речь. Затем приказал повесить старосту как предателя, хотя тот клялся, что он помогает партизанам. Какая-то старушка, положив на себя крест, сказала, что Никифор — наш, она это знает точно, потому что и ее сын в партизанах. Тогда Вербицкий приказал повесить и ее как немецкую пособницу и не снимать трупы, пока не получат указание от партизан. Да, это было здесь. Грише показалось, что он даже разглядел дощечки на груди повешенных: «Это ждет всех, кто отказывается помогать партизанам. Партизанский отряд «Гвардейский». В ту же ночь Гриша ушел из отряда Вербицкого, надеясь поскорее связаться с настоящими партизанами и покончить с этой бандой.

Постояв минуты две, он осторожно углубился в лес. Сил почти не было, кружилась голова. Набрел на какое-то озерцо, жадно пил и никак не мог напиться, пока живот не стал, как барабан. Когда он оторвался и вода устоялась, увидел в ней худое, скуластое, заросшее лицо с провалившимися глазами и торчащие из разорванных рукавов мослы. С усилием поднялся и, пошатываясь, побрел вдоль озера. В голове было одно: следовать только на север. Нежданно-негаданно увидел гнездо с маленькими в крапинку яйцами. Не стал раздумывать, свежие ли они, загреб рукой и сразу все сунул в рот. Проглотил со скорлупой, и ему тут же показалось, что сил прибавилось. Обогнул озеро и снова поплелся строго на север. Вскоре его опять стошнило, и вместе со рвотой ушли силы. Спотыкаясь, он прошел еще несколько шагов и вздрогнул от крика:

— Стой! Руки вверх.

Он попытался поднять руки, но не смог. Никого не видя и теряя сознание, он, как ему показалось, крикнул: «Братцы». На самом же деле это слово только прошептал и тут же свалился наземь.

14

Роман каждый вечер выходил за ворота, приглядывался, знакомился с размалеванными девахами — откуда только они набрались, стервы! Он ждал то, во что и сам мало верил. Но все же ждал! Всегда надо чего-то ждать, на что-то надеяться, в противном случае жизнь теряет всякий смысл. Так прошло десять дней. Успокаивал себя: может, Грише еще не удалось уйти из отряда Вербицкого, может, не нашел еще партизан, а может… от этой мысли он весь холодел, может, Гриша и рассказал все партизанам, но те приняли его за провокатора? И все равно он ходил, ждал. И однажды вечером, когда совсем было разуверился, подойдя к воротам, за которыми уже собирались парочки, он вдруг увидел стоявшую в одиночестве, прислонившуюся к сосне девчонку в синей косынке с букетиком полевых цветов в левой руке. Что это, случайность, совпадение? Сперва его что-то вроде бы толкнуло к ней, но он удержался, подошел чуток поближе и стал закуривать, пристально вглядываясь. Заходящее солнце светило в ее сторону. Суровая. Не так, чтобы стишком молода, но и не так, чтобы слишком перезрелая, как раз на переломе девичьего возраста. Глаза их встретились. Некоторое время она строго глядела на него, затем ткнула личико в букетик и тоненьким тоскующим голоском запела: «Выходила на берег Катюша, выходила на берег пустой». Запела и, отвернувшись, неспешно пошла вдоль проволочной изгороди. Выбросив папиросу и расправив под ремнем гимнастерку, Роман догнал, игриво спросил:

— Скучаете, красавица?

— А вам какое дело?

— Представьте, я тоже скучаю. Давайте вместе развлечемся, разгоним тоску-печаль.

— На один вечерок?

— Зачем? Это уж будет от вас зависеть. Разрешите представиться: капитан Роман Козорог.

— Очень приятно. Ирина, — подала она руку.

— О, какое красивое имя: Ирина!

— А у вашей жены другое имя?

— Я же не спрашиваю имени вашего мужа, мадам. На войне все холостые. Вас это устраивает?

— Благодарю за откровенность. Ну что ж, развлекайте, я посмотрю, какой вы кавалер, — И она, опять прислонив к лицу цветы, совсем тихо пропела: «Выходила на берег Катюша, выходила на берег пустой».

— Извините, Ирина, но почему пустой? В песне, по-моему, «крутой».

— Спасибо за подсказку, но для меня он пустой. Может, я про себя пою.

— Может. Ну, тогда, если про себя, тогда уже все меняйте: не Катюша, а Ирина. Выходила на берег Ирина, выходила на берег пустой, ничего, тоже звучит. Но, теперь, надеюсь, он не будет пустым? Разрешите? — Роман взял ее под руку. — Куда направим наши стопы?

— Пошли. Роман тоже хорошее имя. Я люблю звучные имена. Вот у меня был знакомый — Богдан Руденко. Жаль, что не Хмельницкий, правда?

Это был пароль. Теперь Роман уже ничуть не сомневался, что эта суровая, худенькая девочка «оттуда», но он все же решил не сразу доверяться.

— Вы кого-то там ждали? — спросил он.

— Вас.

— Меня?.. А почему именно меня? Мы с вами, кажется, еще не были знакомы.

— Просто я хотела с кем-нибудь познакомиться и увидела вас. У нас в деревне не осталось ни одного приличного парня.

— Только и всего?

— Для начала. — Тем временем они уже вошли в сосновую рощу, Ирина сразу же отдернула руку, отстранилась. Некоторое время они шли молча, под ногами похрустывали пересохшие иглы хвои. Только Роман хотел было что-то сказать, как вдруг Ирина обвила его шею руками и поцеловала. Удивленный, пораженный таким легкомысленным поведением, он попытался отстраниться, но она не отпускала его, и в это время мимо них прошла в обнимочку какая-то парочка. И только когда шаги их затихли, она отпустила его и сказала:

— У вас плохой слух. Теперь вам все ясно?

— Кажется.

— Пошли на поляну. Это почти рядом. Лес не всегда лучшее место для разговоров.

Вскоре они оказались на просторной поляне. Уже начали сгущаться сумерки, где-то неподалеку, видимо, было озеро или болото — квакали лягушки, но здесь почва была хоть и мягкая, торфянистая, но сухая.

— Присядем, — сказала Ирина. — Снизу все виднее. Теперь слушай, что я тебе скажу. Ты не обижаешься, что я тебе говорю «ты». — Голос у нее немножко глуховатый, с легкой картавинкой. — Так надо, привыкай, я же твоя девушка.

— Ну, тогда и я тебе буду говорить «ты». Что дальше?

— Тот отряд, ты знаешь какой, полностью разгромлен. Просили передать тебе спасибо.

«Ну, Гриша, это тебе спасибо», — подумал Роман. И все же у него закралось сомнение. Спросил:

— Послушай, о чем ты говоришь?

— Я передаю только то, что мне велено передать.

— А если ты ошиблась? Если я сейчас заберу тебя и сдам немцам?

— Можешь, — сказала она совершенно спокойно. — Но ты этого не сделаешь.

— Почему? Очень даже просто. — Он вынул пистолет.

— Спрячь, — сказала она. — К девушке с пистолетом… А если увидят? А не сделаешь ты хотя бы потому, что сегодня же немцам и власовцам станет известно, что тот отряд погиб из-за тебя. Спрячь свою пушку. Я поняла тебя. Победить или погибнуть.

«Победить или погибнуть» — да это же Богдан! Это она еще раз подтвердила, что она от Богдана. Он спрятал пистолет.

— И как там Богдан Руденко?

Она не ответила, в свою очередь спросила:

— Что еще ты хотел бы сообщить Руденко?

— Всё, что хотел, я уже передал.

— Всё? — Он даже в сумерках ощутил на себе ее строгий и в то же время усмешливый взгляд. — Ну, не хочешь, как хочешь. Мое дело — спросить.

— Скажи, те, от кого ты пришла, знают, что это за лагерь «МТС»?

— Знают. Но они хотят знать фамилии, куда и когда.

— Сейчас я тебе еще ничего не могу сказать.

— Хорошо. Я буду к тебе приходить по вторникам и средам. И никаких бумаг, только устно. А теперь мне пора. Пропуск у меня до десяти.

— А кто тебе дает пропуск? И вообще всем, которые бегают сюда?

— Кто же еще. Староста.

— Староста?..

— Чему ты удивляешься?.. Я ведь дочь старосты деревни Шибаево. Это почти рядом. Отец — Волобуев Никанор Степанович. Запомни. О нём я тебе потом. — Еще раз оглянувшись кругом, она стремительно встала, тряхнула платье, сказала, как отрезала. — На сегодня все. Я провожу тебя до проходной, пусть видят, что мы с тобой спаровались. Годишься в ухажеры?.. Обнимай — и пошли.

Обняв ее за плечи, он почувствовал, какие они у нее тонкие и хрупкие, одни косточки. Совсем хлипкая девчушка, а сколько воли, сколько решительности! Кажется, надежная, если она та, за которую себя выдает. Обхватив Романа вокруг талии и прижавшись подрумяненной щекой к его плечу, она грустно запела: «Если б мне, рябине, к дубу перебраться…»

— Да, видишь вон тот дуб, что стоит в гордом одиночестве? — сказала тихо она. — Так вот, если график наших встреч почему-то нарушится, положи под кору два дубовых листка, увидишь гам, в самом низу, это будет значить, что все в порядке, и что в условленный день можно встретиться. Я тоже так сделаю.

Мимо них прошло еще две парочки в обнимку, одна из девушек окликнула:

— Привет, Ирка! Что, тоже обзавелась?

— А чем я хуже тебя?

— Знакомая, что ли? — спросил Роман.

— Из нашей деревни.

— Послушай, и чего они путаются с этими подонками?

— Не хотят быть угнанными в Германию.

— При чем тут Германия? Не понимаю.

— Надеются, что это спасет их. Как же, они тут уже «работают» на гитлеровских союзничков, — иронично, зло сказала Ирина. — И, представь себе, пока что спасает. Во всяком случае пока что никого из тех, что сюда бегают, не тронули, а остальных уже угнали. Староста даже справки дает: состоит в связях с немецкими союзниками. Нагрянет облава — пожалуйста, документик. Действует.

«Чем откупаются? Телом своим и моральным предательством», — с болью и негодованием подумал Роман и сказал:

— Действительно, дорогая плата за спасение. А когда наши придут, они им тоже предъявят эти справки?

— Может быть. Они сейчас об этом не думают.

— Такая плата дороже жизни. Ты тоже так поступила бы?

Ирина молча сдавила руку Романа, и он понял, что она ни за что бы не заплатила такую позорную цену за то, чтобы выжить, и он еще плотнее прижал ее к себе. Когда они в обнимку подошли к проходной, почти совсем стемнело. Ирина, разыгрывая влюбленную, на глазах постового смачно поцеловала Романа, протерла косынкой глаза, вроде бы всхлипнула и сказала:

— Смотри мне, Роман…

— А чего мне смотреть? Ты лучше за собой смотри, я вас, баб, знаю.

— Я ревнивая, глаза ей и тебе выцарапаю, запомни хорошенько.

— Ну что ты, душенька, мне еще воевать надо, как же я буду без глаз? — подыграл ей Роман, лукаво улыбнувшись.

— Потому и предупреждаю. Буду в среду, ладно? Согласен или нет?

— До среды еще дожить надо. Спокойной ночи. Топай.

— До свидания, мой капитан, — Ирина еще раз чмокнула его и пошла, побежала к лесу, ни разу не оглянувшись.

Глядя ей вслед, Роман все же с тревогой опять подумал: контрразведчик, как и сапер, ошибается только один раз.

— Что, товарищ капитан, баня была или пока что только предбанник? — спросил часовой, подсвечивая фонариком бумагу и отмечая срок возвращения Козорога.

— Я не люблю долго в предбаннике сидеть. Но ты тут гляди, если будешь еще стоять, чтоб она еще ни с кем… Сказала — в среду, а и во вторник может притопать, еще от кого-нибудь лишняя плитка шоколаду перепадет.

Над городом метались голубые мечи, слышалась горячая пальба зениток, и, казалось, вздрагивала земля от взрывов бомб, похоже, наши самолеты бомбили вокзал.

…Опять же много времени спустя было установлено, что Никон Покрышка примерно в это же время сделал еще один зигзаг в сторону Романа Козорога: в боях местного значения под Курском подразделение, в котором он служил, попало в окружение, и Покрышка сдался в плен, хотя подразделение, понеся большие потери, все же вырвалось из окружения, потом Покрышка будет доказывать, что якобы все погибли, а кто уцелел — немцы взяли в плен, но свидетели опровергнут его показания.

15

На следующий день произошло два чрезвычайно важных события.

Рано утром весь личный состав «лагеря» был выстроен возле штаба для прослушивания по радио обращения Геббельса к войскам. У выставленного в дверях приемника стоял переводчик и слово в слово выкрикивал речь главного нацистского пропагандиста: «…Солдаты, вчера за обедом фюрер отказался от минеральной воды и сказал, что он хочет пить воду только из Волги, и это скоро будет. Мы измотали русских, выравнивание линии фронта закончено, и непобедимая армия фюрера готова к решающему броску… Близок час, когда фюрер введет в действие новое невиданной силы оружие… Солдаты, еще немного усилий — и вас ждет домой благодарная великая Германия… Армия фюрера умеет при надобности отступать, дабы сохранить свои силы, измотать противника, но она также умеет наносить сокрушающие стратегические удары. Солдаты, вы в этом убеждались не один раз на полях Европы… Солдаты, вы победоносно прошагали всю Европу, для завершения наших великих целей, для вашего господства над миром осталось совсем немного… Солдаты, я вас спрашиваю, кто из вас будет удостоен чести первым доставить фюреру походную флягу с волжской водой? Я уже распорядился ее поставить на вечные времена в музее славы нашего тысячелетнего рейха…»

Когда радиоприемник умолк, раздалась команда «Смирно», и к средине строя вышли Лыньков и Фишер. Лыньков окинул взглядом строй, вынул из кармана лист бумаги и глянул на Фишера, тот кивнул.

— Капитан Козорог, два шага вперед! — скомандовал Лыньков.

У Романа от неожиданности дрогнули ноги: неужели? Неужели вчера была провокация? Спокойно, спокойно. Сделав два шага вперед, он вытянулся в струнку.

— Внимание! — трубно, в нос прогудел Лыньков. — Во-первых, надеюсь, все мы будем стараться выполнять желание фюрера, во-вторых, слушайте приказ наших союзников о награждении капитана Козорога. Приказ номер девятьсот семьдесят дробь десять. За проявленное мужество в борьбе с большевиками и за оказание помощи раненому немецкому офицеру…» — повернул голову в сторону Фишера, — вашему наставнику, храброму господину майору… «наградить капитана Козорога Романа Марковича орденом «Железный крест». С приказом ознакомить весь личный состав русской освободительной армии и подразделения особого назначения. Командующий группой «Центр»…

В тот же день Козорог был вызван в строго засекреченную и бдительно охраняемую комнату Фишера, в нее он был допущен впервые: окно зарешечено, двойная дверь обита железным листом, в углу железный походный сейф, на стенке крупномасштабная карта Центрального фронта с многочисленными пометками цветными карандашами. Фишер еще раз поздравил его с наградой и приказал подобрать пять человек «для особо важный задание», и еще, как всегда, сказал, что Козорог «отвечаль за них головой». Роман тоже, как всегда, посмел шутливо возразить: а что, если у этих людей что-то не получится с особо важным заданием, тогда не хватит его одной головы для всех. Фишер на этот раз шутку не принял и, взявшись за карандаш, велел тут же назвать людей, сказав еще, чтобы эти люди хорошо прыгали с парашютом и хорошо знали взрывное дело.

— Так с ходу назвать трудно, господин майор, да и знаю я лучше всех пока что бывший мой взвод. Надо подумать, это очень серьезное дело… Разве что… — И Козорог начал перечислять: — Курочкин («этот гад, кажется, уже был «там», Фишер об этом знает и не усомнится в моей рекомендации»), — Косолапов («этого гада надо давно накрыть, похоже, что уже был под трибуналом»), — Житков («блатняк, за деньги и баб душу продаст, Фишер тоже это знает»), — Бордюков («вот эту сволочь давно ждет «стенка», убежденный классовый враг»), — Копица… Кто же еще?..

— Достаточно. Вы лично сам еще раз провериль, как они парашют, мины. Пошоль. Да, айн момент, Козорог. Природа успокоилься? — стальные глаза Фишера вроде бы прижмурились в усмешке.

— Не понял, господин майор?

— Вы девочка уже заимель?

— Да, познакомился тут с одной.

— И кто есть ваша девочка?

— Господин майор, неужели вам и про то, с кем спал, надо докладывать? — Козорог сделал вид, будто бы смутился. — Обыкновенная девочка. Как все, что сюда бегают. Дочь старосты деревни Шибаево, Ирина Волобуева.

Фишер сказал, что старосту деревни Шибаево он знает, и спросил:

— Девочка — корошо, но жена… как это, как это… забывать нельзя. Семья, как писаль ваш Маркс, есть главный ячейка общества.

— Во-первых, господин майор, Маркс не наш, а ваш: он немец; во-вторых, кто вам сказал, что я забыл жену?.. — Козорог понял, зачем, почему Фишер ему о жене напомнил. — Замотался тут — и письмо некогда написать. Господин майор, только упаси бог, чтобы моя жена узнала про девочку! Она у меня страшно ревнива.

— Пошоль.

16

Роман нарочито вышел за пределы лагеря раньше положенного времени. Теперь у него был постоянный пропуск, и он мог в любое время выходить и приходить. Сразу же направился к роще, желая еще раз на всякий случай удостовериться, нет ли за ним слежки. Багряная заря угасала, но было еще довольно светло. Опять же нарочито подошел к одинокому дубу, на минутку присел — пусть, если за ним действительно следят, не покажется подозрительным, если он тут когда-нибудь окажется еще раз — встал и, насвистывая, зашагал в сторону рощи. А вот и роща, сумерки сразу сгустились. Шел тихо, прислушиваясь: если за ним «хвост», то он должен быть рядом, иначе потеряет его след. Затем Роман ускорил шаг, круто повернул вправо и скрылся в густых кустах орешника. Притаился, прислушался — вроде бы никакого «хвоста». Пошел назад.

— А ты тут не видел девчонку… Возможно, в белом или синем платочке? — спросил он часового. Спросил нарочито: ни от кого он не прячет свои амурные похождения.

— Всех не углядишь, товарищ капитан.

— Может быть. Ладно, подождем еще.

Ирина появилась в половине девятого, в том же синем, накинутом на плечи платочке.

— Ты что же это, дорогая, заставляешь меня ждать? — вроде бы нехотя идя за ворота, обиженно и громко спросил Роман.

— Некогда было. Сенокос.

— Знаем мы ваши сенокосы. Чтоб это было в последний раз.

— А чего ты командуешь? Ух напугал! Могла бы и совсем не приходить. Тоже мне ухажер… — И она сделала вид, будто бы хочет уйти.

— Да подожди ты, не ерепенься, — придержал он ее за руку. — Подумаешь, мимоза.

— Если ты так будешь со мной разговаривать, я вообще больше не приду.

— Ну, ладно, ладно, возьми шоколадку, для тебя раздобыл, и пошли, нечего время терять. — Обнял ее за хрупкие плечи, прижал к себе, и они пошли к сухому болоту. Ирина, сменив гнев на милость, прижималась к нему и со смаком грызла шоколад. И когда они уже отошли от лагеря метров на двести, он сказал:

— Мой шеф уже знает, что я с тобой встречаюсь. Это ничего?

— Откуда он узнал?

— Я ему сам сказал. — И Роман рассказал, как это произошло. — Да, он еще сказал, что знает старосту деревни Шибаево.

— Ну, может, так и лучше, Рома. Отец мой у них на хорошем счету. Перед войной его судили. Он работал бригадиром в колхозе, вымок лен, ну его и… Сидел он тут, в областном городе, его «освободили» немцы. Этого для тебя, думаю, достаточно. Что еще у тебя?

— А теперь слушай меня и запоминай то, что я тебе скажу. — На всякий случай он огляделся вокруг. — По всему видно: немцы скоро снова начнут наступление. Позавчера Геббельс обратился по радио к солдатам, а тут срочно начали формировать шпионско-диверсионные группы для заброски в тыл наших войск. Забрасывать будут, похоже, в район Орловской, Воронежской, и Курской областей. Я видел у Фишера, моего шефа, карту на стене. Понимаешь, что это значит? Наверно, опять попрут на Москву. Запоминай фамилии. — Роман назвал несколько человек. — Учти, фамилии, возможно, будут другие. А среди них — Василий Копица. Это наш парень и сделает все, чтобы накрыть эту банду. Если у тебя есть связь с Большой землей, надо предупредить, что Копица — наш человек, а то еще не поверят. Повтори фамилии.

Чуть прижмурясь и как бы глядя в самое себя, Ирина назвала имена и фамилии, затем сказала:

— Роман, в город вам разрешается ходить?

— Разрешается, а что?

— Немцы почему-то убрали с вокзала всех наших гражданских людей, заменили их своими. И гонят куда-то состав за составом. Надо бы как-то узнать — куда?

— Попробую. Хотя это не так просто.

— Если бы было просто, я бы тебе не говорила. Подумай. А нам уже пора кончать любовь на болоте.

17

Самолет, накатно гудя моторами и проваливаясь в воздушные ямы, шел на большой высоте, под крылом лежала черная пропасть ночи, и только где-то вверху жирно светились густые звезды. Когда пролетели над линией фронта, глубоко внизу виднелись вспышки орудийных выстрелов, затем от земли понеслись трассирующие снаряды и беззвучно взрывались ярко-оранжевые шары левее и чуть ниже. Вцепясь руками в скамейку и прильнув лбом к иллюминатору, Копица глядел на вспышки и первый раз за всю войну молил бога, чтобы снаряд не угодил в немецкий самолет. И не потому, что если произойдет прямое попадание, то всем им сразу капут, на войне это может случиться в любой момент, но сейчас это было бы совсем не ко времени.

Наконец вырвались из зоны обстрела. За бортом — слепая ночь, черная пропасть. Здесь свет на земле — вне закона. Так летели долго, очень долго, наверное, с час. Сидели молча, а их тут было шестеро, не считая двух сопровождавших немцев. Четырех Вася хорошо знал, почти три месяца были в одном взводе, пятый, радист, присоединился к ним на пункте отправки, где они задержались на два дня для получения задания и где по карте-двухверстке и по ландшафтному макету изучали место приземления. Это далеко от переднего края, местность лесистая. Пункт сбора после приземления — заброшенная избушка лесника, там их встретит свой человек. Старший группы — младший лейтенант Курочкин. Ориентироваться по обстановке. После выполнения главного задания — взрыва железнодорожного моста через Дон в районе Семилуки — возвращаться каждому самостоятельно. Радист сообщит о месте перехода фронта. Немецкое командование примет все меры, чтобы обеспечить благополучный переход. Всех ждут награды и месячный отпуск, который они могут провести, где угодно, вплоть до Берлина.

В ушах начало покалывать, у входа в пилотскую кабину вспыхнула лампочка, загудел зуммер, и один из немцев крикнул:

— Ахтунг!

Летели еще некоторое время, лампочка замигала, открылась дверь, ворвался ветер, и немец опять крикнул:

— Пошель!

Прыгали по одному ровно через полминуты. Первым прыгнул Курочкин, за ним Бордюков, затем подошла очередь Копицы. Дверь виднелась серым пятном. Его толкнули в спину, он привычно отвалился от борта: натренировался еще в лагере, поджал под себя ноги, начал считать до десяти, как было приказано. Летел кубарем. Десять… Потянул за кольцо, и его сразу же как бы с ходу остановили, лямки рванули за плечи, он повис ногами вниз и ухватился руками за стропы. Под ногами бездна, слышен гул уходящего самолета, над головой чуть виднеется окрашенный в черный цвет купол парашюта. Куда он приземлится? Куда — это не имеет особенного значения, главное — не сломать бы ноги и не лишиться глаз, если свалится на деревья. Зажмурился. Приближение земли почувствовал лицом по вдруг потеплевшему воздуху. Посмотрел вниз и тут же ноги коснулись земли. Упал и сразу же вскочил, стараясь поскорее погасить парашют.

Где же он?.. Тишина — ни малейшего звука, и самолет перестал гудеть. Ясно одно: приземлился на поляну, кругом виднеются купы деревьев. Теперь надо сориентироваться, куда идти, чтобы не столкнуться с Бордюковым или радистом, который прыгал следом за ним. Но как сориентироваться, как происходила линия приземления, так или так? По компасу ему приказали идти назад и издавать звук филина, этому научили еще в лагере. Расстегнул лямки, парашют не стал закапывать согласно инструкции, наоборот, пройдя еще шагов полтораста и наткнувшись на деревья, развесил его так, чтобы могли заметить издалека. Заметят — подымут тревогу, может, бывает кто в этом лесу. Еще раз прислушался, взглянул на светящуюся стрелку компаса и пошел на север. Лес был густой, под ногами похрустывали сухие ветки, — пошел осторожней. А может, все-таки заявить о себе филином? И, может, ему отзовутся Бордюков или радист, и тогда легче будет ориентироваться, а лес и ночь все скроют? Нет, пожалуй, лучше не надо. Пройдя еще с километр, внезапно остановился: постой, а не сделал ли он ошибку, оставив на виду парашют и взрывчатку? На них может натолкнуться кто-нибудь из банды — и все сразу станет ясно. Пока он будет бродить тут в лесу, а их потом — ищи ветра в поле. Но как теперь найдешь парашют?.. И он опять, поглядывая на стрелку компаса, пошел дальше. Должен же когда-нибудь кончиться этот лес.

Коротки летние ночи. Проснулись птицы, заливисто запел соловей. Да это же знаменитый курский соловей… Заквакали лягушки, значит, где-то поблизости болото или речка. Ну, теперь можно подать голос филином. Никто не отозвался. Вскоре лес поредел, а затем и вовсе расступился, открылось пшеничное поле, за ним — балка, вдали виднелось село. Ни одной живой души. Вася рассердился: лопухи, как же так, ведь кто-нибудь да слышал ночью немецкий самолет, должен был слышать, где же наши истребительные отряды? Ведь самолет так попусту не будет тут летать. Постоял, укрывшись за стволом дуба и раздумывая, что делать дальше. Лес одним крылом почти подступал к балке, и он, укрываясь за мелколесьем, пошел к балке, надеясь по ней незаметно пробраться к селу. Здесь еще стлался в понизовье туман, и все было в густой сизой росе. А вот и заросший камышом ставок. Пригибаясь, он пробрался к воде, напился, ополоснул лицо, снова выбрался на твердь, пригибаясь, пошел дальше. Но вдруг услышал всплеск, совсем не похожий на всплеск птицы или рыбы. Присел, осмотрелся. Всплеск повторился. Может, кто-то из тех шестерых приводнился сюда, запутался и никак не может выбраться из воды? Осторожно раздвигая камыш и увязая в жиже по самые щиколотки, он пробился к воде. И сперва увидел сложенные в кучу одежонку, а затем и… Совершенно нагая девушка лежала на воде, раскинув руки, и это было так волнующе прекрасно, что Вася прямо-таки замер. И на какое-то мгновение забылось все: и то, зачем он здесь, и даже война. Чтобы не испугать девушку, он отошел несколько назад, а потом сказал:

— Эй, кто тут, выходи…

Девушка вскрикнула, и было слышно, как она поплыла к берегу, сквозь камыш он видел, как она, оглядываясь по сторонам, быстро надевала липнувшее к мокрому телу платье.

Он встал во весь рост, и они молча глядели друг на друга. Он шагнул к ней, и она сразу же закричала:

— Не подходи! Чего тебе надо?

— Да ты не бойся, я тебя не трону, разве не видишь, я свой человек.

— Уйди! А то подглядываешь, бессовестный! Откуда ты тут взялся?

— Свалился с неба. Пойди сюда, спросить кое-что надо.

— Валяй отсюда!

— Не кричи — опасно. В селе военные есть?

— А тебе какое дело, ты что, шпион?

— Шпион, ты угадала. Я, правда, только ночью с неба свалился, И не один. Мне надо немедленно связаться с военными.

— Уходи, а то я сейчас закричу. Я тут не одна.

— Кричать не надо. Боюсь, что и я тут не один. Ты меня сейчас возьми в плен, арестуй и отведи в село. И веди так, чтобы нас меньше всего видели. Да выходи же наконец, дура! — Он вынул из кармана пистолет. — И ни звука, не успеешь.

Девушка, заметно дрожа и почему-то прижав руки к груди, пошла к нему.

— Послушай, — сказал он. — Я сейчас выброшу пистолет подальше, ты подбери его и веди меня в село, вроде под конвоем. Другого оружия у меня нет, — Он вывернул карманы и швырнул пистолет. Возьми, а я прилягу.

Девушка недоверчиво шагнула в сторону пистолета, затем бросилась рывком, подобрала оружие и направила его на Васю.

— А теперь говори, как лучше идти, — сказал он. — Ты хоть умеешь обращаться с пистолетом?

— Тебя спрошу. Я в истребительном отряде.

— Тогда осторожно. Один раз в жизни и кочерга стреляет, а ты меня должна довести живым.

— Вставай. И руки вверх! Иди и не оглядывайся, а то сразу всажу.

— Не волнуйся. Буду делать все так, как ты скажешь. — Он поднялся и пошел вперед. — Тебя-то как зовут?

— Не твое дело. Шагай. Тамарой меня зовут.

— А ты чего так рано тут купаешься?

— Не разговаривать. Я тут корову пасу. Иди, иди!

— Говоришь, в селе есть военные?

— Сейчас ты их увидишь.

— А «Смерш» тут есть?

— Чего, чего? Я тебе тут сама сделаю смерть, только вздумай.

— Тогда хоть предохранитель сними.

— Чего, чего?

— Тамара, пошли быстрее, каждая минута дорога, в лесу шпионы, диверсанты, надо их задержать. Ты не смотри на мою форму, я правда шпион. Об этом никто не должен знать, кроме тех, куда ты меня отведешь. Иначе наделаешь много беды нашей армии.

— Немецкой?

— Советской. Неужели ты до сих пор ничего не поняла?

— Топай, топай. Мы тут уже всяких видали.

18

К рассвету четверо выброшенных из самолета собрались в заброшенной охотничьей избушке. Здесь их ждал средних лет угрюмый, с густой черной бородой и большими залысинами человек. Он здоровался с каждым за руку, остро вглядывался мохнатыми глазами, как бы стараясь запомнить и определить настроение, говорил: «С благополучным прибытием» и больше ни слова. На вопрос Курочкина, как тут, не опасно и далеко ли населенные пункты, сказал: «Прибыли к месту назначения». Бордюков забился в угол избушки, развязал мешок и сразу же принялся жевать. Радист раскинул на дереве антенну и завозился с рацией, посмотрел на светящийся циферблат часов и взялся было за ключ, но «хозяин» отрицательно покачал головой и спросил, в котором часу он еще должен выйти на связь.

— В двенадцать ноль-ноль.

— До двенадцати молчать, — приказал «хозяин».

— Вскипятить котелок воды здесь можно? — спросил Курочкин.

— Нет.

— А вздремнуть? Меня что-то совсем укачало.

— Одним глазом.

Совсем рассвело. Нервное напряжение нарастало. Все испуганно переглядывались: где Копица, что с Копицей?

— Ночью поищем, — сказал Курочкин, — Может, неудачно приземлился, а может, заблудился. Подождем.

— Каким по счету он прыгал? — спросил «хозяин».

— Третьим.

— Значит, это километров пять-шесть отсюда, там лес.

— А до Семилуков далеко? — спросил Курочкин.

— Боюсь, как бы теперь не оказалось слишком далеко. — «Хозяин» явно нервничал.

Бордюков поел, завязал мешок и пошел к выходу.

— Куда? — остановил «хозяин».

— Да надоть. По нужде.

— Далеко не ходить. Сразу за дверью.

Солнце припекало, в избушке становилось душно. Время подходило к двенадцати. «Хозяин» что-то написал на бумажке и подал радисту.

— Закодируйте: «Гости не все съехались, новоселье справляем на новой квартире».

— Мы что, отсюда уходим? — спросил Курочкин.

— На всякий случаи, пока не выясним, что с Копицей. В избушке — никаких следов. Следовать строго за мной. Не кашлять, не курить, на сухие сучья не наступать. Оружие — в полной боевой готовности.

Вышли в полночь. Первым шел «хозяин», замыкал Курочкин, посыпая след табаком. Автоматы у всех наготове, советские автоматы, всё советское: и форма, и знаки отличия, погоны, даже медали. Один «хозяин» был в штатском поношенном пиджаке и кепке, но тоже с автоматом на шее. Дубрава кончилась, начался сосняк, изредка попадались березы. Прошли километра два, внезапно вблизи застрочил автомат, с деревьев посыпались щепки.

— Руки вверх! Вы окружены.

Залегли. Огонь открыли мгновенно.

19

Козорог нервничал: Ирина дважды не явилась на свидание, а увидеть ее было крайне необходимо. Теперь он был почти убежден, что немцы летнюю кампанию начнут на центральном фронте, во всяком случае, и на центральном, именно туда по дороге Минск — Смоленск гонят эшелон за эшелоном и туда, в тыл советским армиям, расположенным в районе Орла — Воронежа — Курска, спешно забрасывают шпионско-диверсионные группы. Из подготовленного зимой личного состава в лагере уже почти никого не осталось. Но что с Ириной, почему «выбилась из графика»? Правда, он тоже «выбился» — ездил с Фишером по власовским подразделениям, вербовал новое пополнение, между прочим, тогда он и утвердился в мысли, куда немцы гонят составы. Как-то они задержались у шлагбаума при переезде через железную дорогу, там застрял тяжелый воинский эшелон, и Фишер встретил знакомого офицера, из разговора между ними Роман (он неплохо владел немецким языком) понял, что танковая часть следует из Франции в район Орла. Об этом немедленно должны знать наши — но что же с Ириной?.. Не хотелось Роману прибегать к помощи «мобилизованного и призванного» дуба, все же это рискованно, но что делать? Выбрал удобный момент, заложил под кору два дубовых листа предложенного Ириной «содержания», будь что будет. Для контроля между листьями вложил сосновую иголку: если листья останутся лежать под корой, но их все же тронут чужие руки, игла непременно выпадет, и тогда будет ясно, что дуб «на крючке». Через три дня проверил — листья лежали нетронутыми. Стало страшно: похоже, что с Ириной что-то случилось. В гестапо могут заставить говорить даже немого. Может, сматывать удочки, пока не поздно?.. Но куда? И какое он имеет право. Да и надо сперва выяснить, что с Ириной, возможно и такое — заболела. Всегда самое страшное — неизвестность.

Утром на следующий день он заглянул к Фишеру. Тот в накинутом на плечи френче стоял у приколотой к стене карты восточного фронта и наносил на нее какие-то кружочки.

— Вас ист… Что вам? — недовольно спросил он, задергивая шторкой карту.

— Господин майор, я к Вам по личному вопросу. Разрешите отлучиться часа на два, на три в деревню Шибаево? — Тут надо действовать только открыто, тогда меньше подозрений. — Что-то моя девочка бегать сюда перестала.

— Перестала?.. Ай, плохой ваш девочка. Я сейчас распоряжусь — и она будет тут.

— Не надо, господин майор. Хочу на месте все сам проверить. Если она с кем-то уже спуталась, я ей капут. Я бабам измену не прощаю. А тут она может отбрехаться, обмануть.

— Вы свободны до двадцати ноль-ноль. Желаю удачи.

— Благодарю вас, господин майор. — Роман отдал честь и повернулся кругом.

— Айн момент, — сказал Фишер. — Я вам хотель маленько показать. — Вынул из ящика стола русскую газету и подал Роману. — Почиталь вот это, что карандашом…

Это была «Воронежская правда». На последней странице жирно напечатанный заголовок «Выше бдительность» был обведен карандашом, заметка же набрана мелким шрифтом: «В ночь на двадцать пятое мая группа немецких диверсантов предприняла попытку взорвать мост через Дон в районе Семилуки. К сожалению, частично это им удалось. Незаметно сняв часового, они заложили динамит, но у врагов дрожали руки, а у них дрожат руки после Сталинградского разгрома, мосту нанесены незначительные повреждения, наши славные саперы уже все восстановили. Врагам не удалось уйти безнаказанно, их настигли истребители-добровольцы и бойцы подразделения лейтенанта Воротникова и полностью уничтожили. Смерть фашистским бандитам! Все они были в форме бойцов Красной Армии и с фальшивыми документами. Это еще раз напоминает, что надо еще выше поднимать бдительность, всегда надо помнить, что враг подлый и коварный, наглухо закроем ему все щели. Враг должен знать, что это не сорок первый год».

— Это наши люди? — спросил Роман.

Фишер кивнул.

— Как вы думаете, то есть правда?

— Что правда, господин майор?

— Все, что тут напечаталь?

— Почему бы и нет? — прикинулся простачком Роман. — Ну, может, никого и не уничтожили. Надо же что-то написать для поднятия духа. Я знаю, как это у них делается. Взрыв моста-то не утаишь, не скроешь.

— А капитан Козорог знает, что такое «Смерш»?

— Еще бы. Смерть шпионам. Да они там хватают не только шпионов. Там чуть не то скажи — «Смерш» сразу заграбастает.

— А откуда вы это зналь?

— Откуда?.. Имел с этим «смершем» дело. В сорок первом году сказал, что нам с немцами не совладать — меня и зацапали: пораженческая пропаганда. Еле выкрутился. За что же меня из партии?.. Но, господин майор, вы мне задаете какие-то странные вопросы, и мне кажется, что вы мне не доверяете.

— Товеряю, вполне товеряю, господин майор.

— Капитан, — поправил Роман.

— Нет, вы уже майор. Получен приказ генераль Власов о присвоении вам звания майора. Завтра он будет объявлен всем.

Роман вскочил и пристукнул каблуками.

— Благодарю. Рад стараться, мой шеф!

— Вы свободны. Идите к своей девочке.

Шпбаево оказалось почти рядом с лагерем, деревня дворов шестьдесят, много изб сожжено, разрушено, но и уцелело немало. При входе в деревню остановил полицай, Роман предъявил аусвайс и спросил, где дом старосты. Полицай повертел аусвайс, заглянул в лицо Роману, сличил его с карточкой на документе и спросил:

— Из МТС?

— Из МТС.

— Воюете?

— Воюем.

— А зачем тебе староста?

— Да не он. Дочку его знаешь?

— Ирку? Кто ее не знает. Напрасно бьешь ноги, капитан.

— Это почему же? У меня с ней закручено до последней резьбы, так что вы тут осторожней, я вас, собак, знаю.

— Забрали ее для отправки в Германию.

— Дочь старосты в Германию? Вы что тут, одурели?

— Это ты у начальника полиции спроси. Он тут царь и бог.

— И ее уже отправили?

— Пока нет. Сидят пока все в школе.

— Хорошо несешь службу, — сказал Роман и зашагал заросшей бурьяном улицей. «Так вот почему Ирина перестала ходить на свидания, — думал он, — но это уже не страшно, однако надо попытаться ее как-то выручить, тут нужен напор на этого царя и бога деревенского масштаба. Ну что ж, возьмем его на бога».

Здание полиции охранялось двумя полицаями, проверили у Романа документы, один из них зашел в помещение и, тут же возвратясь, сказал:

— Можете заходить, господин капитан.

В приземистой горнице за длинным столом сидел моложавый с лошадиным лицом парень, накрест перепоясанный ремнями.

— Привет, — поздоровался Роман. — Имею честь представиться: капитан Козорог из части особого назначения, вот мое удостоверение. Вы начальник полиции?

— Я. С чем пожаловали, господин к-капитан? — спросил начальник, слегка заикаясь и нервически подмаргивая левым глазом.

— Мне стало известно, что вы взяли для отправки в Германию дочь старосты, так это?

— А тебе какое дело?

— Прошу не тыкать! И еще прошу немедленно освободить дочь старосты.

— И н-не подумаю. Собственно, почему это т-ты решил тут к-командовать? К-командую здесь я.

— И командуйте себе на здоровье. — Роман вытолкнул из-под стола табурет, сел.

— Дочь старосты, Ирина, моя невеста, понятно?

— Ну и что? В прошлом году в Германию забрали мою родную сестру — и никакой паники.

— Послушайте, как ваша фамилия?

— Для тебя достаточно, что я начальник полиции.

— Пусть будет так… — Роман еще раз оглянул комнату — никого больше, и вряд ли кого еще пропустят сюда дежурные полицаи — вынул пистолет. — Сейчас же распорядитесь отпустить мою невесту домой. Я фронтовик и шутить не люблю. Руки на стол!

— Вы за это будете отвечать, — перешел на «вы» начальник полиции, кладя руки на стол.

— Буду. Только не перед тобой. А вот тебе придется отвечать за то, что обижаешь людей, которые помогают немецким оккупационным властям.

— Ирка?.. — Лошадиная голова начальника полиции еще больше удлинилась. — Да откуда же мне было знать? А она не могла мне…

— Разве можно такому обалдую… Соображать надо. Разве тебе не достаточно, что она дочь старосты?

— Да, тут я действительно… И спрячь, пожалуйста, пушку. Случайно пальнешь — и тогда уже отсюда живым не уйдешь.

— А твоя пушка где? Руки вверх, встать. Выходи сюда, задом, задом. — Роман обыскал начальника полиции, вынул из правого кармана его штанов парабеллум, спрятал в свой карман. — А теперь садись на свое место. Дерьмо ты, а не начальник полиции. Тебе только с бабами и воевать. — Козорог свой пистолет заложил в кобуру, оставив ее на всякий случай открытой. — А теперь распорядитесь отпустить Ирину.

— Как же я могу распорядиться? Она в школе.

— Пойдем в школу. Только без дураков. Я-то успею наградить тебя кусочком свинца.

— Зачем мне это надо?.. Отдай пистолет.

— Потом отдам.

— Но ты же никому, господин капитан… Куры засмеют.

— Что правда, то правда — засмеют. Договорились. Пошли.

— Подожди. Ключа-то у меня нету. Ключ у Куцова, я должен его вызвать. Прикажу дежурному, пусть сбегает.

— Ладно. — Роман вынул из кобуры пистолет. — Иди, я за тобой. Только смотри, без глупостей. Я стреляю без промаха. Освободишь Ирину — получишь пистолет.

Вышли вместе. Солнце уже высоко поднялось, припекало. Поставив винтовку у сруба колодца, полицай пил воду из ведра.

— Жаркий будет денек, — сказал Роман начальнику полиции, будто бы он встретился с добрым приятелем.

— Он уже жаркий. Шадрин, ты как несешь службу? Что оружие бросил?.. Сейчас же разыщи Куцова, пусть бежит к школе с ключами, мы его ждем там.

Частично школа была разрушена бомбой, в уцелевшей половине окна зарешечены, настоящая тюрьма.

— Не боишься, что разбегутся? — спросил Роман.

— У меня такого еще не бывало. И куда им б-бежать?

— Как — куда? К партизанам.

— П-партизан еще надо найти, а у меня хлопцы…

— И много ты их сюда напихал?

— Напихаешь… Всего шестнадцать, а по плану надо двадцать. А т-теперь еще одну надо отпустить. Опять морочь голову. П-придется всякую мелочь подбирать.

— Смотри, не вздумай, когда я уйду, Ирину опять к плану присобачить. Тогда уже будешь иметь дело с майором Фишером, знаешь такого?

— Слышал. Извини, господин капитан, недоразумение вышло. А вот и Куцов мчится.

Роман на всякий случай положил руку на кобуру.

— Будем отправлять? — спросил, запыхавшись, Куцов.

— Ты что, дурак, и дочь старосты зацапал?

— Согласно списку, господин начальник. И все, что было в наличии.

— Заставь дурака богу молиться… Соображать хоть немного надо. Господин капитан, полюбопытствуйте, с ними тут все в порядке.

Роман повернул голову к двери и в тот же момент получил оглушительный удар в затылок.

— Бери его, партизан! — заорал начальник полиции, заламывая Роману руки.

В одно мгновение Козорог был обезоружен и поставлен к стенке.

— Ну что, сейчас тебя, не отходя от кассы, или еще по-дружески потолковать с тобой? — спросил начальник полиции, отчаянно подмаргивая левым глазом и помахивая пистолетом перед самым носом Романа.

Роман, кажется, на какое-то мгновение потерял сознание, но на ногах удержался и расслышал, что орал начальник полиции.

— Вы с ума сошли, какой я партизан? Я из лагеря МТС.

— Знаем, откуда ты. И еще посмотрим, чего тебя так интересует эта деваха. В кутузку его, мы из него жилы вымотаем.

И Романа, пиная коленями в зад, поволокли по коридору, втолкнули в обитую железом дверь, он упал на застланный прелой вонючей соломой пол. Вскочив на ноги, он застучал кулаками в захлопнувшуюся дверь.

— Мерзавцы, вы еще пожалеете! Майор Фишер знает, где я!

— Замолчи, партизанская сволочь, иначе майор Фишер только яму твою увидит.

Роман понял, что протестовать бесполезно, чего доброго еще и в самом деле пустят в расход. Нет, вряд ли. Этот подлец начальник полиции, видать, знает Фишера и до выяснения, пожалуй… Надо ждать, посмотрим, что дальше будет. В каморке, куда его впихнули, было совсем темно, окно заложено кирпичом, и лишь в самом верху была узкая щелка. Как поступит Фишер, узнав, что он, Роман, применил оружие? Ну, об этом начальник полиции вряд ли ему расскажет: какой же это к чертовой матери начальник полиции, которого можно так просто… И что Фишер?.. Он, Роман, только хотел, чтобы тут у него была девочка, а потому и вмешался в отправку ее в Германию.

Прошло часа два, захотелось пить, и он снова начал стучать в дверь. Наконец послышались шаги, и кто-то сказал:

— Чего буянишь?

— Принесите воды!

— Может, еще и водки? Не сдохнешь. И все равно тут тебе крышка. — И шаги удалились.

Ну, это уже серьезно. Дойдет до Фишера, — скажут, кто же его разберет, кто он такой был, налетел, как бандит, пытался освободить задержанных и в перестрелке… Роман снова сел на солому, но в это время послышались шаги, на этот раз очень торопливые, загремел засов, и в дверь просунулась лошадиная голова с явно виноватой усмешкой.

— Вы свободны, господин капитан. Очень прошу извинить, что так получилось.

Роман встал, отряхнул с брюк солому, в голове еще шумело, потрогал затылок — ого, шишка, с ссадиной, кажется, спросил:

— Чем ты меня?

— Болит еще? Эта штука всегда при мне. — Начальник полиции показал кастет. — Что мне оставалось делать? Знаете, партизаны — они всякие фокусы устраивают.

— Бывает, — сказал Роман. — А если бы я и в самом деле партизан? Дерьмовый ты начальник полиции. Где твое непосредственное начальство?

— Господин капитан, я прошу вас! Вы же дали слово.

— Ладно. Оружие?..

— Пистолетик? Вот он, ваш пистолетик, в полной исправности. А патрончики, извиняюсь, пришлось… Но и они вот. — Начальник полиции выгреб из кармана горсть патронов. — Можете пересчитать. Знаете, люблю, когда в карманах полно патрончиков. Пойдете пешком, или приказать запрячь лошадку?

— Спасибо, пойду. А где Ирина?

— Ирина уже дома, не беспокойтесь. Я лично принес ей извинения. Может, заглянем ко мне, примочку сделаем, п-перекусим?

— Пошел ты к чертям собачьим! — выругался Роман, но тут же подумал: пожалуй, не следует обострять с ним отношения, на Ирине может отыграться, прикокнет — скажет, партизаны, лучше пусть он ее боится. — Ты Ирине ни слова, про то, что я тебе сказал. И вообще — никому, это военная тайна.

— Господин капитан, я уже забыл про нее! — воскликнул начальник полиции.

— Так будет лучше. И на меня ты не сердись, я тоже погорячился. Ну, я пошел.

— Кланяйтесь господину майору Фишеру. Я провожу вас.

— Не надо. Я загляну к Ирине. А свидетели мне при таких делах не нужны.

— П-понял, все понял, господин капитан.

— Между прочим, уже майор. Документы не успели переоформить.

…Намного позже удалось установить, что примерно в то время, когда Роман Козорог освобождал ОТ отправки в Германию Ирину, единственную ниточку, которая связывала его с Большой землей, Никон Покрышка сделал третий зигзаг в сторону Романа Козорога: при перегоне военнопленных из одного лагеря в другой ему удалось бежать.

20

Бордюков находился в камере-одиночке.

В перестрелке, в лесу, Курочкин, радист, «хозяин» и Житков были убиты, Косолапов — тяжело ранен и по пути в Семилуки скончался, остался один Бордюков. Он выбрал удачную позицию за пеньком, отстреливался до последнего патрона. Его, конечно, могли бы тоже запросто убить, но он нужен был им живым, и ему просто давали возможность израсходовать все боеприпасы. Пули, сбивая листья над головой, не давали ему подняться и отползти куда-нибудь подальше. Прикончить же самого себя у него не хватило воли. Вел бой, не зная, на что надеясь. И когда автомат последний раз сухо щелкнул, он швырнул его вверх, чтобы все видели, и крикнул: «Сдаюсь!»

На допросе назвал себя, согласно удостоверению, Сороконожкиным Иваном Петровичем, уроженцем Псковской области, его насильно завербовали в разведшколу, угрожая расстрелять его семью. Что было делать?.. В остальном же говорил правду: рассказал все, что знал о «Лагере МТС», сказал, когда и с каким заданием их забросили сюда, назвал всю группу, но одни из них почему-то на сборный пункт к лесной избушке не явился, и настаивал, что его надо непременно поймать, потому что тот «очень опасный враг». Допрашивающий его следователь изредка задавал вопросы и все подробно записывал.

Так было два дня.

Наконец Бордюков иссяк и сказал убежденно и решительно:

— Я вам, гражданин следователь, всю правду, на чертей мне эти фашисты, натерпелся я от них. Если хотите знать, я даже доволен, что так случилось, я этого хотел. Мне даже полегчало. Но, понятно, перед Родиной я виноват, признаю, тут хоть так верти, хоть так крути — виноват, подписал ихнюю вонючую бумагу. Моральная измена налицо, и тут никуда не денешься. Это наперво. А еще то, что в лесу с перепугу начал отстреливаться. Я, понятно, поверх, но этого теперя не докажешь. А совсем не стрелять я не мог, меня бы эта банда сразу… Не стреляет? А почему не стреляет? Вот тут и приехали. Правильно я рассуждаю, гражданин следователь?.. И тогда б вы ничего не узнали про то, что я вам чистосердечно доложил. А я так кумекал: отцеплюсь как-нибудь от них, найду Советскую власть или там Красную Армию и все расскажу. Такие были у меня планы. И теперя хоть в штрафники, хоть пулю в лоб, как хотите, я свое сделал. Только чтоб немцы не прознали, иначе и жену и детишек загубят. А я погибну — ничего, хоть с чистой совестью.

— У вас все? — спросил следователь.

— Все, гражданин начальник. А может, я чего забыл — спрашивайте, я еще чего вспомню. Я про них, гадов, все расскажу.

— Придется вспомнить, еще кое-что вспомнить, гражданин Бордюков, а то и в самом деле будет худо.

— Чего? — Тяжелая бульдожья челюсть Бордюкова отвисла. — Это вы меня так назвали?

— Вас, вас, гражданин Бордюков.

— Вы что-то перепутали. Я — Сороконожкин, вот святой крест. И документы мои у вас про то говорят.

— Не грешите хоть перед богом, гражданин Бордюков. Мы о вас все знаем.

— A-а, я начинаю кое-что соображать! Так вы, значит, Бордюковым интересуетесь? Так я не Бордюков. А Бордюков там у них, правда, есть. Есть. В последний момент он захворал что ли, ну и меня впихнули вместо него, а у вас первый список.

Следователь засмеялся:

— Первый список?.. Да, придется сделать выговор вашему шефу, как его, майору Фишеру, что ж это он подсовывает нам старые списки. Не притворяйтесь, Бордюков, не валяйте дурака, все это белыми нитками шито. Давайте все сначала. Ваши настоящие фамилия, имя, отчество?

— Ну, это вы уж совсем, гражданин следователь, я вам еще раз, то самое, как на духу.

— Вот что, гражданин Бордюков, чтобы мы не теряли попусту время, и чтоб вы тут меньше врали, даю вам возможность до утра подумать. Чем меньше будете юлить, тем больше у вас останется хоть какой-то надежды. Уведите, — сказал следователь вызванному конвоиру.

И вот уже за полночь. Бордюков сидит в камере-одиночке кое-как приспособленного под КПЗ сарая, это он успел разглядеть, когда его под конвоем водили на допрос в одноэтажный домик, и с заледеневшим сердцем думает, но думает вовсе не о том, что сказал ему следователь. А думает о том, что его песенка спета, что ему теперь много чего придется рассказать, а все это пахнет могилой. Значит, знают, что он — Бордюков, а раз так, то им, собственно, больше ничего и не надо знать. Откуда?.. Только от Копицы. Так вот почему тот не явился в избушку, его либо сразу же сцапали, и он во всем признался, либо просто сам сдался и всех выдал, собака. И на след, конечно, навел. А теперь что? Оттяпают у Сороконожки все ножки, устроят завтра очную ставку — и вышка. Ах, если бы он не забрехался с их легендой — были бы еще хоть какие-то шансы. Да, теперь придется сказать, кто он такой на самом деле, и откуда родом, и где его семья — вовсе не в оккупированной Псковской области, а на Тамбовщине, и что его отец, бывший антоновец, и сейчас еще, наверно, в Сибири, куда запроторен после раскулачки. О чем тут говорить, вышка! Надо бежать. Но как отсюда бежать? Он уже десять раз все обдумал и убедился — отсюда никак не улизнешь. Разве что… Да, это единственная возможность попытаться, когда ведут на допрос или с допроса. Тут хоть один шанс из тысячи. Водит на допрос и приводит обратно один конвоир, и можно изловчиться… Вот в том месте, где они обходят КПЗ, пристукнуть конвоира, нырнуть за разваленный домик, а там неподалеку и лес. Лучше всего это сделать, когда будут вести с допроса. Затянуть баланду на допросе дотемна, а там видно будет. Сделать вид, будто споткнулся, вот только штаны надо как-то приспособить, все пуговицы, черти, обрезали. И еще одно лезло в голову Бордюкова: откуда у них такое спокойствие? II дураку все ясно, что немцы вот-вот скоро опять попрут, а следователь не спешит даже узнать, для чего он, Бордюков, был сюда заброшен. Ну, еще бои будут, еще похоронки, а кому наступать, кому пятки показывать, вопрос для них уже решен? Ну, Гитлерюга, будь ты проклят, заварил кашу, растравил душу, только и всего? Надо попытаться, может, удастся, а там еще хоть немножко можно пожить, а так что, так — один конец.

Сидел Бордюков на полу, поджав ноги, и в уме «проигрывал» завтрашний день. Вокруг — глухая тишина, слышались только шаги часового. Внезапно заухали тяжелые и закудахтали скорострельные зенитки, наверно, немецкие самолеты прорвались к городу. Так и есть: началась бомбежка, судорожно вздрагивает земля. Бордюков распластался на полу. Вдруг раз-другой рвануло где-то рядом, сорвалась с петель дверь, грохнулась около Бордюкова, на него посыпались щепки, камни, в нос шибануло динамитной гарью. Ощупал себя — целый, серо зиял дверной проем. Он вскочил и сразу же оказался во дворе. Рядом с дверью навзничь лежал часовой. Бордюков наклонился, пощупал — голова в липкой крови. «Ты что, браток?» — почему-то шепотом спросил он и еще раз пощупал. Мертвый. Домика «Смерш» и караульного помещения как не было. Грохотали орудия, суматошно метались прожекторы, бомбы рвались где-то слева. Бордюков какую-то минуту постоял в нерешительности, затем рванулся бежать, но тут же вернулся, стянул с часового сапоги, сунул под мышку, снял ремень и, придерживая брюки, побежал согласно «проигранному» плану. Напрягал зрение, прислушивался — ни одной души, все куда-то попрятались от бомбежки, а ему терять нечего. Пересек узенькую улицу, двор, огород и вскоре натолкнулся на кустарник. Передохнул и побежал дальше. А вот и лес. Слава богу! Сердце рвало грудь. Он упал, быстро снял сапоги, натянул сапоги часового, это на случай, если по следу пустят собак, и помчался дальше, ловко ныряя между стволов деревьев. Город продолжали бомбить, и он молил бога: подольше, подольше. Бежать уже не было никакой возможности, он перешел на шаг, на ходу подпоясываясь потуже, так, чтобы и вид был вполне строевой, и штаны не падали. Ах, надо было еще погоны снять с часового. Стрельба и бомбежка доносились все глуше — значит, далеченько уже успел убежать. Теперь надо как-то разобраться, в какой стороне фронт, — и, может, до конца повезет.

21

Роман был в казино, когда туда прибежал дневальный и сказал, что его срочно вызывает майор Фишер. Проглотив наспех глоток вина, вышел из казино и направился к штабу.

Роман был ко всему готов, но к этому!..

Копица сидел спиной к нему за столом Фишера, худой, оборванный и что-то писал. Роман узнал его сразу, почувствовал, как горячая волна окатила даже пятки, но сделал вид, будто бы не узнал, и обратился к Фишеру:

— Господин майор, по вашему приказанию…

— Садитесь. — Указал на стул Фишер. — Я думаю, вам будет… как это, как это… приятно послушать вот этого тшеловека. Узнаете?

Копица положил на стол ручку, повернул голову и, вскочив на ноги, откозырял.

— Здравия желаю, товарищ майор. Поздравляю с присвоением очередного воинского звания. Прибыл в ваше распоряжение.

— Отставить! Все мы в распоряжении господина майора. Копица, что ли? Но что за вид? Откуда вы? — Козорог не ждал возвращения Копицы, так они не договаривались, но сразу же догадался, почему он возвратился, а потому тем более обеспокоился, чтобы он сейчас не допустил какой-то ошибки.

— После выполнения особого задания… — начал было Копица, но взглянув на Фишера, замолчал.

— Говориль, говориль, — сказал Фишер. — Майор Козорог должен все знать. Докладывайте.

— Я уже все доложил, господин майор.

— Доложите еще раз.

— Да что ж тут докладывать. — Копица почесал в затылке. — Измучился, устал страшно, в голове все путается. Значит так, фронт мы пролетели благополучно, хоть и палили по нам здорово, в заданном районе выпрыгнули тоже благополучно, каждый отдельно, и айда искать по компасу в лесу хатенку — все, как было сказано. Встретил нас «хозяин» — и все чин чинарем.

— А что есть «чин чинарем?»

— Ну значит — порядок.

— О, этот русский язык, выучить его совсем нельзя, — покачал головой Фишер. — А как этот тшеловек, который вас встретил, как у него теперь борода?

— Борода?.. Никакой бороды, он просто, видно, давно не брился. Зачем там бриться — лес. Ну, так мы там посидели трошки, отдохнули и пошли дальше.

— Потшему пошли дальше?

— А откуда мне знать? Другое местечко, наверное, надежней. Оно и правда надежней: кругом болото, туда и собака не проберется. Там мы сперва отоспались, набрались сил.

— А как этот тшеловек и теперь все еще заикается?

— Не разобрал. Так он же все молчит; «да», «нет»— и все. Со старшим нашей группы, правда, говорил о чем-то, но я не слышал, я завалился спать.

Роман почувствовал, что пришла пора ему вмешаться в разговор: как бы Копица не сделал ошибку. Фишер не случайно заставил его повторить еще раз рассказ.

— Так это вы взорвали мост через Дон? — спросил он.

— А вы откуда знаете? — в свою очередь спросил Копица, бросив взгляд на Фишера. — Что, уже еще кто-нибудь из нашей группы возвратился?

— Продолжайте, — недовольно сказал Фишер. — Господин Козорог, вопросы потом.

— Ну, отсиделись мы денек, переночевали и пошли по заданному направлению. Тот наш хозяин все пенечки знает. Увидим где русских, начинаем пилить-рубить лес, «хозяин» нас топорами, пилами вооружил, спрашивают, кто такие, говорим из «хозяйства» Прохорова, для укреплений лес заготовляем. Верят, даже махоркой нас угощали. Так и добрались мы вечером до Дона, тут уже и мост неподалеку. Мост, конечно, охраняется, как к нему подойти? А у нас же в вещмешках мины, взрывчатка. Ну, мы на хитрость, недаром вы нас тут учили. Над берегом, по камышам, по-пластунски. В случае чего — разведчики тренируются. Ночь, темно, но вот уже и мост маячит, часовые на разных концах стоят — что делать? Подождали, пока совсем стемнело. Тогда наш старший вырезал из камыша трубочку, под воду и поплыл. Долго не было, мы уже прямо посинели в воде. Оно хоть и весна, а вода еще холодная. Возвращается тем же способом; говорит: пароль «Омск», отзыв — «Орел». Подслушал при смене часовых. Приготовить всем трубочки, и как только жаба два раза квакнет — всем под воду и с боеприпасами к мосту. Не знаю, как оно там и было, снял старший часового, тот и не пикнул. Мы потихоньку к мосту, заложили все, как следует и назад таким же образом. Сначала ползли, затем выбрались на сухой берег, «хозяин» сказал, что тут войск уже нет. Давай деру.

— Как вы сказаль?

— Ну, значит, удирать, шнель. Далеко уже отбежали, и вдруг — бабах! Был мостик и нет мостика. Мы снова деру, потому что факт — начнут искать. Пошли берегом, тихо. И тут слышим вроде какой-то шумок, «хозяин»; «Ложись!» И тут они начали вслепую прочесывать лес автоматным огнем, кого-то из наших видать, задело, заорал — и пошло. Я в камыши, в речку, трубочку в зубы, притаился. И сквозь воду слышу — пальба страшная. Потом все затихло. Просидел я в воде, наверное, еще с час, потом высунул голову — тихо. Куда теперь? Дорогу назад к тому месту, где мы были после приземления, не знаю. Что делать? Задание выполнено, надо как-то назад возвращаться. Нам же было сказано — каждый действует самостоятельно. Протопал я еще с километр, а мне ж надо на другой берег. Опять в речку, переплыл, кругом степь. Повиливал воду из сапог, выкрутил форму, забрался подальше в пшеницу, а она высокая, разделся, пусть хоть просохнет одежонка, прикрылся стеблями, лег. Взошло солнце, оделся, а выходить из пшеницы боюсь. Пробыл там до самого вечера, пошел. Гляжу, какое-то село, заходить не стал, обошел его, и туч дорога. Смотрю: мчится машина в западном направлении. Была не была, поднял руку. Остановилась. «Браток, — говорю шоферу, — подбрось. Я из госпиталя, добираюсь до хозяйства подполковника Иванова». Сказал Иванова абы сказать. Ивановых в России — на собаку палку кинь, в Иванова попадешь. Оказалось, в точку. «До хозяйства Иванова не довезу, а до перекрестка, пожалуйста. Выписали?» Сказать выписали, документы еще потребует. «Какой там, — говорю, — выписали, жди, пока выпишут, а я уже подремонтировался, само заживет». «Молодец», — похвалил он меня.

— Уточним, какого числа вы взорвали мост? — спросил Козорог, выслушав Копицу до конца.

— Я уже забыл, — пожал плечами Копица, — Да и не знал. Я даже не знаю, какое сегодня число.

— На какой день взорвали объект, после того, как были туда заброшены? — спрашивал Фишер спокойно, флегматично, но глаза его были пронзающе устремлены на Копицу.

— На какой?.. Значит, так, переночевали у «хозяина» и на другую ночь…

— Уточним: забросили вас двадцать второго, мост взорвали двадцать третьего, так?

— На второй день?.. Нет, что-то не то. Я ж еще забыл сказать, что мы за один день не добрались до объекта, пришлось переночевать в лесу, тогда значит, взорвали мост двадцать четвертого. Даже, если точно, то не двадцать четвертого, а двадцать пятого, потому что это было уже во втором часу. Помню еще, когда мы удирали, я на часы посмотрел. Но, господин майор, вы как-то странно меня спрашиваете, вроде мне не верите. Я думал, вы мне спасибо скажете.

— Спасибо. У вас есть вопросы, Козорог?

— Есть. Скажите, Копица, мог еще кто-нибудь из вашей группы уцелеть?

— Там такое было… Но, думаю, что мог, если нырнул куда-нибудь, как я.

— И вы не попытались искать?

— Я же сказал, там такое было, испугался — и дай бог ноги.

— Вы свободны, Копица. Явитесь ко мне через час, и на бумаге — подробный рапорт.

Когда Копица, бросив на Романа короткий взгляд и слегка подморгнув, ушел, Фишер долго и хмуро ходил по комнате; Роман, решив, что он здесь больше не нужен, спросил разрешения быть свободным: у Копицы всего один час и с ним необходимо было увидеться. В самом деле задание выполнено, мост через Дон взорван, а диверсионная группа разгромлена, или все это липа? И сообщение в газете тоже липа? И знает ли об этом сообщении Копица? Фишер, видно, в чем-то сомневается, будет ловить на противоречиях. Надо ввести Васю в курс дела. Малейшая неточность — и тогда худо.

— Как вам понравилась его сказка? — вдруг спросил Фишер, остро глядя ему в глаза.

— Не понял, мой шеф, — сказал Роман, выдерживая колючий взгляд и внутренне холодея: точно, Фишер в чем-то сомневается. — Вы говорите о Копице? — Тянул он время, чтобы как-то лучше сориентироваться и собраться с мыслями.

— О вашем Копица, — все так же не отводя глаз сказал Фишер.

— Вы хотите сказать, о нашем Копице, потому что я никак не могу присваивать только себе подготовку Копицы к таким смелым действиям. Но почему — сказка? Все точно так, как сообщалось в советской газете.

— А может, это как раз и есть плехо, что все точно?

— Опять не понял, мой шеф.

— Вы еще много не понимайт, Козорог, вам надо еще много учиться, учиться. Смерш бывает отшень хитрый. — Фишер все еще не отводил глаза.

— Начинаю кое-что соображать, — сказал Роман. — Вы полагаете, что никакого взрыва не было, и что Копица… Как же теперь, мой шеф? Вы же при мне показывали газету господину оберсту, и он вас еще поблагодарил.

— Я не сказал, что мост не взорван, это вы сейчас сказаль. — Фишер отошел к столу и сел на стул. — У вас плохой память, Козорог. В газете сообщалось, что вся группа уничтожена.

— Ах вот что вас беспокоит, понял. Но это еще ничего не значит, мой шеф. Они просто Копицу не видели. Если, конечно, верить ему. Но как же нам теперь с ним быть? Может, взять под наблюдение?

Фишер переложил на столе какие-то бумаги и сказал:

— Напишите мне представление на Копица. Он должен быть отмечен, это важно для его завтрашний день. Вы свободны, Козорог.

22

Роман нервничал: он снова «выбился из графика», а с Ириной надо было увидеться незамедлительно, и он решил сам сходить в Шибаево. На этот раз Фишер дал ему мотоцикл с коляской: он был в хорошем расположении духа. Только вчера они с Романом возвратились из поездки по власовским лагерям, завербовали восемь человек. Это одно. Второе, кажется, улеглись его сомнения и насчет Копицы. Дело в том, что из-за линии фронта возвратился опытный, давно зарекомендовавший себя агент Бурчик, доставил какие-то чрезвычайно важные сведения о расположении советских частей и, между прочим, косвенно подтвердил донесение Копицы о том, что, действительно, их диверсионная группа задание выполнила. В присутствии Романа рассказывал Фишеру: «Наша братва там наделала переполоху, взорвали мост через Дон, на дорогах образовалась такая пробка — страх и ужас, как в сорок первом, жаль, наши (немцев он иначе не называл) прохлопали, а то можно было бы устроить гроб с музыкой, а у моего радиста батареи сели, не могли сделать наводку. Господин майор, в квадрат девять надо доставить батареи, он будет ждать». Бурчик не вызывал никаких сомнений, он принадлежал немцам со всеми потрохами, все знали, что он за изнасилование был судим советским военным трибуналом, ушел из штрафного батальона и перебежал к немцам, а некоторое время спустя, в сорок втором, когда фашистам удалось частично прорвать фронт, к ним попали документы трибунала, и Бурчик стал «героем». Считался он асом разведки, уже несколько раз забрасывался за линию фронта и каждый раз удачно возвращался назад. В лагере он был на особом положении, отмечен наградой, никому не подчинялся, одному лишь Фишеру. Зная, как доверительно относится к Бурчику Фишер, Роман решил этим воспользоваться и нейтрализовать Копицу. «Надеюсь, мой шеф, вы теперь успокоились насчет Копицы?» — «Копица зачислен в список особо отличившихся, и я не понималь, о чем вы говорите». — «Простите, значит, я вас не понял, мой шеф. Разрешите отлучиться? Боюсь, что она, стерва… Ну, раз не мне, так и никому».

Роман заскочил в казино, купил бутылку шнапса и укатил на мотоцикле.

При въезде в деревню встретил его знакомый полицай, но не стал даже останавливать, отдал честь и помахал рукой. У колодца Роман увидел Ирину, она несла ведро с водой. Он сбавил газ, улыбнулся ей и проехал мимо.

— Рома! — закричала она. — Куда ты, Рома! Подожди!

— Потом! — Повернул он голову. — Будь дома, я заеду! — Погрозил кулаком.

У избы полиции его встретил начальник.

— А, господин капитан… виноват, майор… господин майор к нам пожаловали? — улыбаясь на все зубы, сказал он, по-прежнему чуточку заикаясь — М-милости прошу к нашему шалашу.

— Здравия желаю, господин начальник. Вот, заехал выпить мировую, — сказал Роман, входя в прокуренную махоркой комнату и ставя на стол бутылку: он решил, что лучше всего будет как-то «подружиться» с этим царьком волостного масштаба, а то еще устроит какую-нибудь пакость ему или Ирине. — Вот только закусить…

— Не беспокойтесь, господин майор, это мы в айн момент сообразим. Васютин! — В дверь тут же заглянул полицай с винтовкой наперевес. — Отставить глупости! Организуй нам с господином майором з-закусон.

— Что прикажете?

— Ты что, дурак, не соображаешь?.. У деда Крюкова, по-моему, есть еще квашеная капуста, а у старухи Быковой, слышал, курка кудахтала. Не сдохнет старая ведьма, — И — живо!

Минут через десять на столе уже лежала горка соленых огурцов, на сковородке глазела желтками яичница. Выпили на брудершафт, и сразу же стали вроде бы закадычными друзьями.

— Живете тут, как у бога за пазухой, — сказал Роман.

— З-за п-пазухой?.. Э-э, ошибаешься, Роман. — Помахал пальцем начальник полиции. — Тут что ни есть, как на переднем крае. Вчера наших двоих…

— Что ты говоришь?.. Прямо тут?

— Нет. Гонялись за «Батей», может, слышал про такого? Вот зверь! То, как в воду, а то налетит, как черт. А ты говоришь — «за пазухой». Тут и спать-то приходится вполглаза. Ты мне вот что лучше скажи, когда вы их уже за Урал?.. Ты ж в разведке, ты все должен знать.

— Тихо! Кто тебе сказал, что я в разведке?

— Ну, ты хоть мне не заливай, майор, ты ж мне друг.

— Я — в добровольной русской освободительной армии генерала Власова, разве тебе не ясно, господин начальник полиции? — жестко сказал Роман, постукивая пальцами по столешнице и вприщур глядя на начальника полиции. — Заруби это себе на носу. Майор Фишер не любит пустого трёпа.

— Виноват, все п-понял, господин майор, все понял. Но ты понимаешь, пока вы их не загоните за Урал, не дадут нам покоя тут всякие «бати».

— Что, у начальника полиции задрожали поджилки?

— Что ты, что ты! Да я костьми лягу… У меня с ними довоенные счеты.

— Ладно, замнем для ясности. — И Роман поднялся. — Ты парень, видать, что надо. Извини, мне пора, служба, а я хочу еще к Ирине заглянуть. Ты тут насчет Ирины — смотри!

— П-пальцем, пальцем никто не тронет, Рома. Хочешь, я возле ее избы усиленный пост поставлю? Я для друга, что хочешь, я такой.

— Спасибо, Паша, но это лишнее. Может, еще и на свидание под охраной полиции будешь водить? Но, понимаешь, все же при посторонних неловко целоваться. Бывай.

Ирина была дома одна. Дом — рубленый, пятистенный, на стенах множество фотокарточек, в рамках иконы в позолоченных окладах, в красном углу светилась лампадка, на нее и уставился Роман, войдя в теплую уютную избу.

— Удивлен? — насмешливо спросила Ирина. — Думал, увидишь тут портреты Ленина, Сталина? Это дом старосты. Он человек очень набожный. И я, между прочим, по воскресеньям тоже хожу в церквушку. Приходится. Есть вопросы?

— Нет. Здравствуй, Ирина. У тебя все в порядке?

— Как видишь… Здравствуй, Роман. — По-мужски, ногой выдвинула из-под стола, накрытого белой скатеркой, старинный венский стул. — Садись, гостем будешь. А у тебя как?

— Тоже, как видишь. Повышение получил, с вашим начальником полиции пытаюсь дружбу завести. Бутылку шнапсу сейчас распили.

— Это хорошо. Но ты с ним не особенно… Собака подворотная. А теперь слушай. И не бойся — тут никого. Скажи, у вас есть такой — Бордюков?

— Был.

— А где сейчас?

— Я тебе уже говорил, заброшен за линию фронта. По имеющимся у нас данным их диверсионная группа полностью уничтожена. А что?

Все еще хмурясь, Ирина секунду-две молча глядела на него, затем сказала:

— Бордюков жив.

— Как жив?.. Впрочем, да, он был задержан.

— Он из-под ареста бежал, — сказала она.

— Бежал?! — Романа словно подбросило. — Это точно?

— Так мне сказано.

Бежал…

Роман снова устало опустился на стул и, уставясь насупленным взглядом в скатерку, покусывал ноготь. Спокойно, спокойно, надо разобраться… Со слов Копицы Роман уже знал, как была ликвидирована группа Курочкина и что Бордюков задержан, но что он бежал… Значит, Васю отправили сюда еще до его побега. И если Васе удалось перейти линию фронта, то почему бы и Бордюкову… Правда, Васе помогли свои: его проводили войсковые разведчики… Но Бордюков и сквозь землю пролезет, там ему теперь не светит.

— Когда ты об этом узнала?

— Вчера. Я сразу же хотела тебе сообщить, но ты не пришел на свидание. Как ты думаешь, Роман, он может здесь объявиться?

— Все может быть. Надо всегда быть готовым к худшему.

— Послушай, Рома, может, тебе к партизанам?.. Я могу это устроить.

— Без паники, Ира. Пока.

— Постой. — Она придержала его за рукав, подняла на него свои строгие глаза и, чуточку поколебавшись, с какой-то отчаянной решительностью обвила его шею и поцеловала в губы.

— Ты что, Ира?

— Пойдем, я провожу тебя, — сказала она и первая вышла во двор.

…Снова же намного позже будет установлено, что примерно в то же время, когда Роман Козорог, каждодневно рискуя жизнью, наконец-то с помощью партийно-партизанского подполья приступил к выполнению своей главной задачи, Никон Покрышка добрался до своего Дома. Некоторое время скрывался, но был задержан полицией, и там сказал, что он не хотел воевать, прострелил себе руку, показал шрам, а потом перешел линию фронта. О том, что он бежал из плена — не сказал.

Некоторое время спустя он уже надел форму полицая. Логика поступков, логика характера привела к логическому завершению.

23

Подъезжая к «лагерю», Роман еще издали заметил, что там что-то происходит: весь личный состав выстроен на плацу, у здания стояло две легковые и две грузовые машины, несколько мотоциклов с колясками, с установленными на них пулеметами. За пулеметами сидели власовцы.

— Что такое? — спросил часового у ворот, слишком придирчиво проверявшего его документы.

Роман смотрел на часового строго, стараясь не выдать внезапного волнения, охватившего его.

Часовой, одетый в новую красноармейскую форму «хабэ», лишь на пилотке вместо звездочки — кокарда, еще раз сличил фотокарточку на пропуске с лицом Романа, сказал:

— Майор Козорог?

Роман вызывающе прикрикнул:

— А ты что, не видишь?

— Как раз вовремя. Подполковник Лыньков вами уже интересовался.

— Зачем?

— Откуда мне знать? Сказано, как только вы явитесь — в строй.

— А что это за парад?

— Приехал генерал Власов.

— А майор Фишер здесь?

— Все в штабе. Проезжайте, товарищ майор.

Ух как же Козорога каждый раз коробило, когда он здесь от этих подонков слышал такое святое слово «товарищ», но и сам был вынужден называть их «товарищами».

Укрыв мотоцикл под навесом сарая, Роман пошел вдоль строя с правого на левый фланг, желая удостовериться, есть ли еще тут Вася Копица. Вздохнул — есть. Бедняга, он еще не знает, какая мина замедленного действия под него подведена. Едва Роман успел пристроиться к левому флангу, как раздалась зычная команда дежурного по лагерю офицера:

— Смирно! Равнение на… право!

Из помещения штаба вышел Власов в генеральской форме, подполковник Лыньков, майор Фишер и еще какой-то человек в штатском. А, это опять появился господин Обухов. Значит, запахло смаленым. Он тут уже несколько раз бывал. Отпрыск бывшего петроградского заводчика Обухова имел какое-то свое «дело» во Франции, говорят, это он финансирует власовскую шпионско-диверсионную школу. Вот для кого нужна эта банда головорезов. Дежурный, взяв под козырек, направился к ним строевым шагом.

— Господин генерал…

— Отставить, — вяло махнул рукой Власов. — Какой же я господин, все вы мои соратники, товарищи по оружию, — сказал он громко и зашагал к возвышенности посредине строя. Высокий, сутулый, шагал он быстро, глядя себе под ноги и сопровождающие его едва поспевали за ним. Остановясь на возвышенности, он круто, через левое плечо, повернулся лицом к строю и приказал — Вольно.

— Вольно! — прокричал дежурный.

— Здравствуйте, братцы, здравствуйте, мои боевые орлы! — Голос у Власова был несколько с хрипотцой и то вдруг срывался на зычные выкрики, то переходил почти на доверительный шепот.

Солнце било в лицо Власова, и Роман разглядел его во всех подробностях: лицо дряблое, бабье, нос утиный, на котором зеркально поблескивали большие очки.

— Здесь назвали меня «господином», нет, это вы «господа», потому что вам господствовать в новой России, вы ее обретете с помощью наших союзников… Братья, а я вас иначе не могу назвать, потому что мы с вами братья по оружию… Наступает решающий час… Николай Васильевич, — обратился он к Обухову, — пользуясь случаем я хочу представить вам… — Власов повернул голову к стоявшему позади Лынькову — и тот скомандовал:

— Коршунов, Бурчик, Копица, Козорог, Колодяжный, два шага вперед!

Все они вышли из строя и замерли по стойке «смирно». Власов, опять же глядя себе под ноги, спустился с возвышенности, пожал каждому руку, троекратно поцеловал и возвратился на прежнее место. «Так вот для чего ждал меня Лыньков», — отметил про себя Роман.

— В лице этих храбрых воинов, я пожал руку и поцеловал всех вас, господа. Я говорю «господа», потому что вскоре вы будете господствовать на своей свободной земле, — повторил он. — Чем больше ратных заслуг, тем больше привилегий в мирной жизни.

В это время кто-то крикнул: «Воздух!», шеренги вздрогнули, изломились, Власов внезапно присел, но тут же опять выпрямился, снял фуражку немецкого образца с высокой тульей, вытер платком вспотевшую залысину и сказал:

— Без паники, боевые друзья. Что, вы не видели эти фанерные самолеты? А вам, подполковник Лыньков, приказываю: всему личному составу сегодня свободный день…

— Я с вами… — фальцетом прокукарекал Власов, снова водрузил на голову чем-то похожую на челнок фуражку и, слегка сутулясь, быстро зашагал к штабу.

— Все в укрытие! — скомандовал Лыньков.

24

— Ко мне, кажись, «хвоста» прицепили, — сказал Копица Роману, как только они на следующий день встретились один на один на лесной поляне во время занятий по ориентировке на местности.

Вчера Копица отлучался в город «развлечься», это была привилегия для отличившихся, чем он и воспользовался для выполнения поставленной Большой землей задачи. Из лагеря вышел с группой, но при подходе к городу прикинулся, будто бы натер ногу, сел переобуться, отстал — туда, куда он намеревался заглянуть, надо было пойти одному. Но сразу же за крепостной стеной заметил странного типа, видел его однажды в кабачке «дяди Жоры». Тогда обратил внимание на его смешную голову — стриженная под ежик тыква, по давней детской привычке тут же мысленно и прозвал «Тыквой». В этот раз он был в застиранной, латаной гимнастерке, брюках «хабэ», кирзовых сапогах, сидел в одиночку за столиком, тянул из граненого стакана самогон. Кто он? Может, тоже из «лагеря», еще не обмундировался? Да нет: новичков из «лагеря» не отпускают. Какой-то приспособленец, немецкий холуй, кого же еще могут пустить в этот кабачок, не всякого сюда пускают, аусвайс требуют. Посидев полчаса и перекинувшись несколькими словами с угодливым хозяином, чтобы тот мог в случае чего подтвердить, что он был в кабачке, Копица поднялся и вышел на улицу, намереваясь пройти к месту своей цели, но не прошел и одного квартала, как почувствовал, что за ним кто-то следует. Оглянулся. Так и есть: «Тыква» плелся за ним, укрываясь за редкими прохожими. Пришлось отказаться от прежнего намерения, осторожность прежде всего, и он пошел по дороге в «лагерь». «Тыква» сопровождал его до самой крепостной стены, потом отстал, может, потому, что Вася повстречал «своих», тоже возвращавшихся в «лагерь», может, почему-то еще, но отстал. Но вот вчера опять… Вроде бы поджидал его у крепостной стены. Копица тоже отказался от намеченного маршрута и снова направился прямо в кабачок. Минут через несколько и «Тыква» тут как тут. На этот раз он был в косоворотке, серых штанах, — лаптях — так себе невзрачный мужичок, замухрышка. Зыркнув по сторонам, уселся за свободный столик.

Нет, это неспроста… Взяли на крючок? Но почему, что это значит?..

Просидев минут двадцать, Вася подозвал к себе хозяина, нарочито громко сказал: «В твоем кабачке со скуки можно подохнуть. Почему нет музыки, девочек?»— «Господин желает иметь девочку? Еще рано, все будет. Организуем. Айн момент». — «Отставить. Солдату некогда ждать. Чтоб в следующий раз… Ауфвидерзейн». Говоря это, Вася наблюдал за «Тыквой», но тот сидел к нему спиной, не шевелясь.

Вышел на улицу. Помутневшее солнце уже завалилось к закату, улицу исполосовали черные тени. По искореженной воронками мостовой гнали колонну пленных. «Братки, извините, простите, братки, что я вот тут по кабачкам… Но смерть, что за вами, что за мной — одинаково», — подумал Вася и пошел налево. Шагов через сто остановился и, наклонясь, начал щупать носок кирзового сапога, вроде бы там жмет что-то, а сам из-под руки поглядел назад: топает, сволочь. Ну, теперь-то уже не могло быть никаких сомнений: «хвост»! По спине пробежал холодок. А может, он оттуда, может, сам со мной ищет встречи?.. Может, это и есть тот самый человек, который должен прибыть оттуда? Но не так, нет, не так была обусловлена встреча. Проверить, надо проверить. Ускорил шаг…

Так продолжалось, пока Вася опять не повстречал «своих», присоединился к ним — «Тыква» тотчас отстал.

— Что скажете, Роман Маркович? — Копица лежал на животе, срывал с ромашки лепестки, будто гадал: любит, не любит.

«Хвост»… Что ж, вполне возможно, Фишер, кажется, не совсем поверил Копице, а может, и совсем не поверил, но сделал вид, будто поверил, и затеял двойную игру. Ну а теперь тем более, если предположить, что Бордюков уже здесь. Допустим, здесь, размышлял Козорог, тоже забавляясь лепестками ромашки, если здесь, то почему его не видно и почему Копицу еще не схватили?.. Поставим себя на место Фишера. Как рассуждает Фишер?.. Бордюкова он должен припрятать, а за Копицей установить слежку. Что ему схватить одного Копицу?.. Если Копица сюда возвратился, то вряд ли лишь для того, чтобы потом провалить еще одну группу, возможно, советская контрразведка хочет получать оперативную информацию, а для этого ей надо здесь иметь постоянного человека. Но этого мало, надо чтобы у этого человека была постоянная связь с советской контрразведкой. Что ж, вполне логично, если у Фишера возникло такое подозрение и он вознамерился накрыть сразу все. Конечно, это только версия, только предположение, размышлял Козорог, но если оно возникло, оно должно быть либо подтверждено, либо опровергнуто, но просто отбросить его нельзя. Предвидение, осторожность и еще раз осторожность.

— Ты того типа случайно на явку не навел?

— Что вы! Я сразу смикитил, когда его заприметил.

— Хорошо. За «Тыквой» понаблюдай, поводи его за нос. К «дяде Жоре» заглядывай, кути, заводи знакомства с девочками, но у того места не показывайся.

— Но, может, меня там уже ждут не дождутся. Две недели я там не был.

— Туда пойду я.

— Вы?.. Но это же…

— Молчи, Вася. — Козорог знал, что согласно инструкции, полученной Копицей, сперва с человеком, прибывшим с Большой земли, встретится он, Копица, а затем только уже Козорог. Но откладывать встречу было больше нельзя: можно опять надолго потерять всякую надежду на установление связи, и тогда снова его пребывание здесь (случись что с Ириной) сведется почти к нулю. — Повтори еще раз все, — сказал он Копице.

Вася, оглянувшись по сторонам, повторил: площадь Ленина, угловой дом, второй этаж, третье окно от угла, если там уже ждут, окно будет заклеено бумажными полосами наперекрест, а в центре круг в виде свастики.

— Квартира семнадцать. Семнадцать. Стукнете один раз, потом еще два раза кряду. Если откроют, спросите: «Квартира семнадцать? Рекрутовы здесь проживают?» Ответят: «Вы ошиблись номером. Рекрутовы здесь никогда не проживали». Тогда скажете: «Предъявите документы», после чего вас пустят и скажут: «Заходите, они у меня там. Ну, времена-моменты, аусвайс хоть из штанов не вынимай». Обратите внимание: не из кармана, а из штанов и еще «времена-моменты». Порядок, значит, свой человек. Потом скажете: «Я от Петухова». А как уж там дальше — не знаю. — Вася виновато поглядел на Козорога.

— Ничего не упустил?

— Ну как же…

— Все, Вася. А ты делай все так, как я сказал. И от меня подальше. Если ты мне срочно понадобишься, мелком поставлю крестик… Ну, там, ты знаешь где. — Козорог вроде бы только сейчас увидел, что на Васиной верхней губе высеялись усики, ему вдруг стало жаль его, ведь только-только начинает жить. — Ну, а если, Вася… Ты полностью отдаешь себе отчет, на что пошел?

— Двум смертям не бывать, Роман Маркович. Война есть война, — с некоторой бравадой сказал Вася, но Роман заметил, как он весь при этом съежился и у него дрогнули пальцы.

— Верно, Вася, жить надо с достоинством и помереть с достоинством. Ведь и после смерти человека живет о нем память. А такие, как мы, сейчас умирают только в одиночку.

— Все понял, Роман Маркович, не волнуйтесь.

25

Вторые сутки, словно волк в засаде, лежал Бордюков в кустарнике и присматривался к узкой, задичавшей, заросшей бурьянами дороге, петлявшей от села к синеющему вдали лесу. На ней изредка появлялись то штатские, то военные, группками и в одиночку. Надо, чтобы в одиночку, и Бордюков сжимал подобранный в лесу увесистый, шершавый от ржавчины болт: единственное его оружие, на которое он возлагал еще какие-то надежды. Его провалившиеся, воспаленные глаза сухо и голодно блестели. Пять суток — одни дикие ягоды, грибы да еще молодая картошка, которую удавалось по ночам наощупь рыть в огородах и снова уползать в лес. Спичек не было, научился, как первобытные люди, добывать огонь трением. Выхватывал клубни из жара и глотал с неостывшим пеплом. Хотя бы краюху зачерствелого хлеба, стакан молока, совсем сил нет. Но хлеб и молоко там, в селе, а в село ему — все равно, что к стенке. Там все ему враги. И он всем враг. В момент зацапают. Хоть бы какую-нибудь паршивую бумажку, без документа — ни туды, ни сюды. А куды сюды-туды?.. Велика Россия, ох велика, но ни за Волгой, ни даже за Уралом нет ему теперь места. Велика, и не одолеть ее немцам ни в жизнь, это уже как бог свят. Ах, черт бы вас всех побрал вместе с вашим вонючим фюрером! Жил бы себе, как люди живут. Имел свое подворье, ладную бабу, детвора наплодилась, прошлым никто не попрекал, правда, от отца на всякий случай отрекся, поверили.

А что же, в самом деле следом за ним бежать сибирский лес валить? И сам верил, что со старой жизнью покончено, ан нет! Навалился Гитлерюга — замозолило старое.

К концу третьего дня наконец, кажется, подвернулся случай. Бордюков еще издали заметил торопливо шагавшего по проселку в сторону деревни солдата. И раньше его замечал — к девке бегает, что ли? Рискнуть?.. Окрест никого не видно. Бордюков выбрался из кустарника и, прихрамывая, пошел к поселку наперерез солдату. Выходить на проселок не стал, задержался в выбалке и, когда солдат поравнялся с ним, окликнул:

— Эй, браток, помоги, пожалуйста!

— Чего тебе?

— Да с ногой что-то.

Солдат, насвистывая, повернул к нему. Бордюков опустился в низинке, вытянул ноги, зажал шкворень в правой руке и засунул его в траву. Солдат был, очевидно, одногодок, может, чуток моложе. На груди поблескивали две медали.

— Здорово. Ты что, дядя, зарос, как медведь? — спросил солдат, подходя вплотную.

— Тут зарастешь, — сказал Бордюков, — Вон там лес для обороны валим, меня и придавило лесиной. Надо показаться хоть какому-нибудь фельдшеру. Помоги снять сапог, поглядим, что там у меня. Да оно босиком, может, и легче будет топать.

— А что там не могли тебе помочь добраться до деревни, пяхота?

— Да ну их… Заелся я со старшим, считает, будто я симулирую. Справку ему давай. А где в лесу справку возьмешь!.. Формалист, бюрократ. Это село как называется?

— Орловка.

— Больница там есть?

— Должна быть.

Солдат опустился на колени, взялся руками за сапог, его лихо сдвинутая на затылок пилотка оказалась на уровне головы Бордюкова, а у того дрожь побежала по всему телу: хватит ли сил прошибить?

— Ты только, браток, полегоньку, болит страшно, — сказал он, кривясь и еще крепче сжимая вспотевшими пальцами шкворень.

— Придется малость потерпеть, — сказал солдат, слегка подергивая сапог. — Да она у тебя и вправду уже как колода впаялась.

Удар пришелся в самую макушку, солдат даже не ойкнул, повалился на бок, и Бордюков со всего маху еще раз шибанул его по виску. В широко распахнутых глазах солдата, казалось, навечно застыли и удивление и успевший промелькнуть в сознании вопрос: за что?.. Бордюкову показалось, что он еще живой, и снова принялся ожесточенно колотить по черепу, пока не размозжил его. Затем трясущимися, забрызганными кровью руками стал шарить по карманам, нашел в гимнастерке красноармейскую книжку: рядовой Прохоров Леонид Гаврилович. Ага, значит, я теперь уже Прохоров Леонид Гаврилович, остальное придумаем. По возрасту он, должно быть, женат, может, и дети есть. Пусть будет дочка Лида, как у меня, чтоб лучше запомнилось, а баба, тоже, как и моя, пусть будет Дусей. В другом кармане нашел завернутый в трофейную целлофановую пленку комсомольский билет и, как бы ожегшись, сперва швырнул его на землю, но тут же подобрал. Затем поснимал медали, сунул к себе в карман и осторожно огляделся кругом — слава тебе господи, никого. Надо смываться. А этого, что, тут оставить? Так его же скоро обнаружат, и тогда — облава. Вспомнил, что неподалеку болотистое озеро, туда бы его упрятать. До самой темени лежал рядом с остывающим трупом, укрываясь в траве и ко всему прислушиваясь.

Сумерки наступали медленно, казалось, что уже никогда не наступит ночь. Наконец она все же взяла верх над рассеянными между подлесьем и высокой травой зыбким днем, выглянули звезды — вишь какие лупоглазые, позатыкать бы их на веки вечные! Бордюков огляделся, с трудом взвалил на спину уже задубевший труп. Пошатываясь, пошел в сторону озера. Подкашивались ноги, не было сил тащить на горбу труп, хотелось бросить его, но он уже как бы мертвой хваткой вцепился в него и не хотел сползать со спины: сам страх его не отпускал.

Где-то к полуночи он все же дотащился до озера, услышал, как вдруг заквакали растревоженные лягушки. Озеро было мелкое, илистое, и он еще долго искал место поглубже. Наконец утопил труп и на четвереньках выполз на сухое место, прилег, тяжело дыша, и сейчас только подумал, что теперь-то ему наверняка крышка: то был изменником, предателем, а теперь еще и убийца. Но ему не стало страшно, он это только отметил и внезапно уснул.

Проснулся от толчка в бок, рывком присел и захлопал еще слепыми глазами. Рядом стояло два красноармейца, один что-то жевал, другой поправлял закинутую за плечо винтовку и что-то спрашивал. Бордюков спросонья ничего не разобрал.

— Здравствуйте, братцы, — сказал он тихо и ужаснулся: как глупо попался!

— Здорово. Чего ты тут валяешься?

— Я не валяюсь. Я заблудился и вот задремал.

— А что ты такой грязный, будто из болота вылез?

— Вот это ты верно — из болота. Говорю ж, заблудился, в темноте не разберешь, где сухо, где болото. Ну спасибо, братцы, разбудили, а то я так измотался, мог бы и до вечера дрыхнуть. Еще раз спасибо. — Бордюков встал, расправил обмундирование, нарочито зевнул. — И правда, как черт извозился. Кружу, петляю… Тут далеко дорога?

— А куда тебе?

— Да иду я в Орловку.

— В Орловку?.. — Солдаты переглянулись. — Что ж ты, друг, это совсем рядом. Вот так, прямо, выйдешь на дорогу, а там рукой подать.

— Спасибо, теперя уж как-нибудь разберусь. Ну, братцы, счастливо воевать, будьте здоровы.

— Постой. Документы!

— Что вы, братцы, за кого вы меня принимаете? Понятно, есть, как же без документов? Будьте здоровы.

— Предъяви.

— Вот еще… — Бордюков принялся шарить по карманам гимнастерки — Батенька мой, как же это я забыл что ли… или потерял? Вот это да.

Второй солдат, который постарше, сорвал с плеча винтовку.

— Руки вверх! Руки!.. Кру-гом! Обыщи его, что-то он мне не нравится.

Извлекли из кармана брюк медали, красноармейскую книжку.

— Прохоров?

— Он самый.

— Ну вот теперь ясно. Дезертир?

— Считайте, как хотите. Вы тоже, как мой старшина. Медали ночью снял, чтобы не звякали. Страшно стало. А книжечка у меня старая, я свое уже отвоевал.

— Разберемся, отвоевал ты или не отвоевал. Вперед… Шагай, шагай. Руки за спину. И без фокусов, пуля шутить не любит.

26

Прежде чем идти на неизвестную встречу, Роман решил уведомить того человека, который ждет встречи с Копицей, что вместо него придет он, Роман. Но как это сделать? Только через Ирину, хоть и не хотелось посвящать ее в это, ведь она сама как-то сказала: «Каждый должен знать только то, что ему положено знать», но другого выхода не было: идти без предупреждения — колоссальный риск.

Но сперва надо сделать рекогносцировку и удостовериться, есть ли там условный сигнал. Отлучаться в город ему разрешалось в любое свободное время, он заслужил это у Фишера своими стараниями. В город пришел под вечер. И по дороге в город, и уже здесь, в городе, всячески наблюдал, нет ли за ним «хвоста». Окончательно убедившись, что «хвоста» нет, он повернул к площади Ленина. Есть! Ждут. Вот окно на втором этаже, третье от угла накрест заклеено полосками газетной бумаги, и в центре круг в виде свастики, — но кто за ним и что за ним?.. Гестаповцы умеют вытянуть нужное им слово даже из камня. Левое крыло дома было наполовину разрушено, в уцелевшем, кажется, разместилось какое-то немецкое учреждение. Странно, как же можно было избирать тут явочную квартиру? Почти в самом центре города! Хотя, почему же, именно тут как раз и надо: вряд ли кому в голову придет, что здесь явочное место.

Отдавая честь встречающимся немецким офицерам, Роман обогнул дом и направился в кабачок «дяди Жоры». Опрокинул там стаканчик шпанса и, поболтав немного с хозяином, заторопился назад. Надо было засветло еще раз приглядеться к дому на площади. Да, там действительно какое-то учреждение, похоже, биржа труда. Вход со двора. Но, кажется, есть еще один ход через развалины, вон там, откуда выползает какая-то старуха в лохмотьях.

…Ирина никогда ничего не записывала. Внимательно выслушав, она закрывала глаза, шепотом несколько раз повторяла то, что ей надо запомнить и, чуть-чуть усмехнувшись, говорила: «Копия снята в одном экземпляре и по использовании будет сдана в архив на вечное хранение». Он восхищался ее памятью. Ирина с лёта запоминала не только имена, фамилии, но и внешность людей. Однажды он нарочито сказал: «Иванченко, черноволосый», она тут же его остановила. «Постой. Помнится, ты говорил, что у Иванченко светлые волосы? Это уже другой Иванченко?» — «Нет, нет, — поправился он. — Это я зарапортовался — светлые. У нас есть еще один Иванченко — черный». — «Проверяешь, Роман?.. Это хорошо, но напрасно. В нашем деле ошибаться нельзя». Выслушав на этот раз, она сказала:

— Обязательно должен идти ты?

— Больше некому. А что?

Ирина секунду-две немигающе глядела на Романа.

— Ничего, — сказала она. — Увидимся в пятницу.

В пятницу Ирина уточнила:

— Неделю тебя будут ждать во второй половине дня. А если почему-то не удастся пойти на явку за это время — позже не ходи, сообщишь мне. Потом получишь дальнейшие указания.

27

Два дня Роман приглядывался к дому на площади Ленина, и теперь уже точно знал, что во дворе есть два выхода. Сперва намеревался зайти в него через развалины, там редко кто появляется, и ко второму подъезду ближе, можно, пожалуй, проскользнуть незамеченным, но потом передумал: чем откровенней действуешь в такой обстановке, тем надежней — и пошел через парадный вход. Во дворе были люди, видимо, дожидались приема на биржу труда, у ее входа торчал полицай. Наклонив голову, Роман уверенно шагал ко второму подъезду, делая вид, будто бы ему ходить тут не впервой. Хотя бы скорей. Но торопиться особенно тоже нельзя. Обстановку ощущал как бы всей кожей, все вокруг замечал, словно у него было не два глаза, а множество. Полицай щелкнул каблуками — ответил взмахом руки. Вошел в замусоренный, с обваленной штукатуркой подъезд, поднялся на второй этаж, остановился у обитой дерматином двери. Что его за ней ждет? Осмотрелся, прислушался. Тишина, ни звука. Постучал. Тишина… Снова постучал. Дверь приоткрылась — полицай! Что это? Или Вася что-то забыл, или… Но уже ничего другого не оставалось делать, и он вполголоса официально спросил, вглядываясь в круглое, откормленное с расплывшимся носом лицо — должно же на нем что-то вздрогнуть, если тут что-то не так:

— Квартира семнадцать? Скажите, Рекрутовы здесь проживают?

— Вы ошиблись номером. Рекрутовы здесь никогда не проживали. — И полицай намеревался захлопнуть дверь.

— Постойте! — уже властно сказал Роман. — Документы.

— Вы что? Не видите, кто я…

— Вижу. — И молниеносно вспомнил, что не так сказал, как надо было бы. — Предъявите документы, — уточнил он.

— Пожалуйста. Заходите, они у меня там. — Полицай пропустил Романа в узенький, полутемным коридорчик и запер дверь на ключ — Ну, времена-моменты, аусвайс хоть из штанов не вынимай.

у Романа отлегло: кажется, все в порядке.

— Я от Петухова, — сказал он.

— От Петухова?.. Идите туда, прямо. — Роман повернулся, сделал один шаг и тут же услышал за спиной щелчок пистолета, — Тихо. Руки вверх. Оружие есть?

— В кобуре, — Роман поднял вверх руки, давая понять, что он беспрекословно отдается в распоряжение полицая.

Комната была большая, плохо обставлена: стол, несколько стульев, кровать с никелированными шишечками, на столе бутылка, стаканы, тарелка с какой-то едой.

— Подождите здесь. Присаживайтесь, я сейчас, — сказал полицай, и вышел в смежную комнату, прикрыв за собой дверь.

Роман подошел к окну. Ага, так это и есть то самое окно со свастикой. Прыгать высоковато, да и прямо на улицу. Паршивая конспиративка, если это конспиративка. Но делать теперь нечего, будь что будет.

Открылась дверь — и на пороге появился человек в штатском, видать, еще совсем молодой, но с рыжими, по-крестьянски опущенными усиками:

— Роман?!.. — как бы остолбенел он.

Козорог оторопел: что-то уж слишком знакомое почудилось ему в этом невысоком парняге, но он все еще не верил своим глазам.

— Погоди, погоди… Мамочкин?.. Сережа? — сказал он неуверенно.

— Так точно, товарищ майор! Прибыл в твое распоряжение.

— Живой?!

— «Живой», — сказал кролик, оказавшись в чреве удава, — улыбнулся парень и загреб Романа. — Ах, попалась, птичка, стой, не уйдешь из сети.

Ну, теперь уже никаких сомнений не было, что это тот самый младший лейтенант Сергей Мамочкин, с его странными иносказаниями, с его прямо-таки детской, совершенно неожиданной, как луч прорвавшегося сквозь тучи летнего солнца, улыбкой, тот самый Сережа, который когда-то ушел через нейтралку в неизвестность; и была такая радость встречи, словно они вовсе не на войне, а приехали друг к другу в гости, словно бы вовсе не дежурила тут совсем рядом смерть, хлопали тискали один другого, пока она не гаркнула где-то совсем неподалеку, приглушенная стенами, короткой автоматной очередью.

— Ну, Роман, ты в сорочке родился.

— В каком смысле?

— Да если бы это не я тут, ты бы отсюда не вышел.

— Понимаю, ждал другого?

— Ладно, это потом, — нахмурясь, сказал Мамочкин. — Я теперь Иван Егоров, запомнил?.. А это мой сродственник, — показал на стоявшего в сторонке полицая. — Степан Дубов. Я приехал к нему из деревни Боровики, это из-под Орши. Запомнил?.. А теперь, Степан… — Полицай понимающе кивнул, возвратил Роману пистолет и сразу же вышел из квартиры. — Мы с тобой вместе воевали и вот тут случайно повстречались. Подходит?

— А Степан в курсе, кто я?

— Знает, что мы с тобой воевали. С него достаточно. Не беспокойся, человек надежный. Садись, угощайся, для тебя приготовлен пир, — пододвинул Мамочкин Роману тарелку с картошкой. — Наконец-то разыскался. Всю ночь тогда просидел в нейтралке, в воронке. Сразу к своим при том салюте в мою честь было нельзя, схлопотал бы кусочек свинца. Утречком осмотрелся, до нашего передка недалеко, от немцев бугорок прикрывает. Оторвал кусок от сорочки — на автомат, сигналю, заметили, дали очередь — и тихо. Стемнело — вперед по-пластунски, привет, братцы славяне! Рассказал, меня в «Смерш», в штаб фронта, затем — в Москву. Я и про тебя все рассказал — оказывается, тебя там знают. Очень обрадовались. Ну а мне наушники, ключ — тренируйся. С радиоделом я еще раньше был в дружбе, в конкурсах участвовал, потренировался — зер гут. А тебя там здорово ценят, говорят, правильное принял решение.

— Хватит, хватит, — остановил его Роман. — Спасибо, Сережа, за все спасибо.

— Это тебе спасибо. Да, вот что еще! Позволь тебя от имени и по поручению поздравить.

— С чем?

— Во-первых, с орденом Красного Знамени…

— Да ну?

— Не нукай, когда правительственные награды получаешь.

— Служу Советскому Союзу. — Улыбнувшись, Роман поднялся.

— Во-вторых… Ты раньше там в каком звании был? Капитан?

— Капитан.

— Ну вот, а теперь, значит, уже майор. Поздравляю. Как видишь, солдат спит, а служба идет.

Нет, не все еще слезы высушила война у Романа, не разучился еще плакать. Сколько друзей приходилось торопливо хоронить, сколько раз в лагере по его спине гуляла плетка, сколько получал зуботычин, но ни разу, ни одной слезинки, казалось, ко всему привык, а вот тут вдруг…

— Извини, — сказал он, протирая кулаками глаза.

— Обмыть бы все это надо, но подождем. После войны. А теперь к делу. Ты когда сюда шел, ничего подозрительного не заметил?

— Вроде, нет. Но, скажу тебе, место для встречи ты избрал… прямо под самым носом у немцев. И вообще, — Роман кивнул на окно. — Тут уж и правда, как ты говоришь, «не уйдешь из сети» в случае чего. Все может случиться в такой ситуации…

— Все предусмотрено, — сказал Мамочкин, — В том-то и вся штука — под носом, в квартире полицая, тут никому и в голову не придет… И то учли, что тебе, власовцу, сюда проще. А насчет сети… Когда ты сюда входил, в той комнате и духу моего уже не было. Там угол отвалило, ныряй в дыру на первый этаж — и дай бог ноги. Не дураки это место выбрали. В общем, не беспокойся. Скажи мне для начала вот что: почему на явку пришел ты, а не Копица. Моего шефа предупредили, но в чем дело? Что с Копицей?

— Шефа?.. Какого шефа? — Роман насторожился: при слове «шеф» ему сразу чудился Фишер.

— Я же сюда не один… В таких делах я еще зеленый, я только радист-шифровальщик.

— А где же он, этот твой шеф?

— Не торопись. Когда предупредили, что на явку вместо Копицы придешь ты, надо было подстраховаться. Ведь я тебя знаю. Что с Копицей?.. Впрочем, подожди, не будем лишний раз повторяться, — сказал Мамочкин и снова вышел в другую комнату.

Возвратился не сразу и не один. Рука Романа инстинктивно рванулась к кобуре: следом за Мамочкиным в комнату вошел майор немецкой армии, рослый, стройный, с ленточкой в петличке мундира, и Роман подумал, что попал в ловушку, и с ненавистью поглядел на Мамочкина.

— Товарищ Козорог? — тихо спросил «немец». — Кажется, Роман Маркович, не ошибаюсь? — И подал руку. — Давайте знакомиться: подполковник Березин Семен Семенович. Здесь — майор Отто Квапке. Испугались?

Козорог только теперь пришел в себя и встал.

— Очень рад, — сказал он.

— Да вы сидите, сидите. Заждались?

— Еще как. Чего только уже не думал.

— Мы тоже. Совсем было надежду потеряли на вас и вдруг…

— А что случилось? — спросил Козорог.

— К вам направляли двоих, одни погиб при перелете линии фронта, следа другого так и не удалось установить, может быть, тоже при каких-то обстоятельствах… Вы в местах обусловленных встреч бывали?

— Странный вопрос, простите. Много раз.

— Ничего подозрительного не заметили?

— Нет. А мне пришлось нарушить инструкцию: сам начал искать пути связаться через партизанское подполье.

— За нарушение инструкций по головке не гладят, — нахмурился Березин.

— Но и не сидеть же сложа руки.

— Тоже правильно. Правильно потому, что все обошлось, — Ну-с, теперь докладывайте, что с Копицей. — Березин тоже присел на табуретку.

— Пока что ничего, но… — Роман все рассказал. — Это я запретил ему идти на явку. Похоже, за ним установлена слежка, а почему — неясно. Правда, мне стало известно по каналу местного подполья, будто бы одному из группы, которую он провалил, удалось улизнуть из-под ареста. А эта же погань потом любыми путями сюда обратно. Понимаете, еще какое дело, у Фишера, того, который тут занимается подготовкой и отправкой шпионов-диверсантов, есть воронежская газета, я сам видел, а в ней сообщалось, что диверсанты взорвали мост в районе Семилуков, а этот тип, да вот товарищ Мамочкин его должен помнить — Бордюков, если он уже перебрался сюда, конечно, сообщит Фишеру, что это мистификация. Что мог подумать Фишер? Копица — двойник и заброшен сюда с какой-то целью, может, не один. Поэтому он его пока что не трогает, щупает. Ну, я и решил, что лучше будет отвести Копицу от встречи с вами.

— Правильно, Роман Маркович.

— Я думаю, Копицу надо вообще вывести из игры, — сказал Роман.

— Почему? И как вы это сделаете?

— Попробую переправить к партизанам. У меня, кажется, есть такая возможность. Парень он хороший и свое дело сделал, но я заметил, что слишком стал нервным, когда заподозрил слежку.

— Не спешите, — сказал Березин. — Пусть попусту побегают за ним, а от себя его изолируйте. У Фишера, действительно, есть основания подозревать Копицу в двойной игре. Нами была перехвачена шифровка, в которой сказано, что тогда не все гости прибыли. Шифр был сложный, и расшифровали его уже после того, как Копица был отправлен сюда. Не торопитесь, пусть побегают за ним, а там подумаем. А вас могу успокоить, Роман Маркович, Бордюков здесь никогда не появится, попался окончательно. Ну а как Спрут — это Центр установил такую кличку Фишеру, — куда он сейчас запускает свои щупальца?

— В мае — июне, насколько мне известно, а мне, конечно, далеко не все известно, потому как непосредственно отсюда забрасывается только часть агентуры, остальные, по-моему, после подготовки передаются в распоряжение армейских отделов абвера, так вот, отсюда шла активная заброска лазутчиков в район Воронежа — Курска, группами и в одиночку, но сейчас, похоже, под Вязьму.

— Под Вязьму?

— Да. Между прочим, неделю назад паши «пропагандисты», эта же школа официально называется пропагандистской и иногда выполняет такие функции, так вот, неделю назад забросили под Вязьму листовки: «Русские, кончай перекур».

— Что бы это значило?

— Пока что определенно нельзя сказать. Может, для отвода глаз. И вот что еще. Если весной гнали составы под Орел, то сейчас под Духовщину. И почти совершенно открыто, даже демонстративно. Похоже, что немцы что-то мудрят.

— Мудрят или мудрили, Роман Маркович, но это уже не важно. Карты их раскрыты. И ваша доля участия в этом есть. Русские и правда скоро кончат перекур, но зато им дадут прикурить. Да, а что Ромашов? Ничего о нем не слышал в последнее время…

— Паша Ромашов?.. Убит еще в лагере военнопленных.

— Убит?.. — Березин побледнел, поднялся и, склонив голову, помолчал. — Паша был моим соседом по лестничной площадке, — сказал он. — Как мне об этом Люсе… У нее трое малышей. Да, а как ваша семья, Роман Маркович?

— Не знаю. Я, как мне и было сказано, ничего тут не скрывал, указал довоенное местожительство, но о семье, правда, не упомянул. Но Фишер ее, вроде разыскал.

— Фишер?.. Откуда вам это известно?

— Он мне сам сказал. И еще сказал, что теперь их люди «позаботятся» о ней.

— А не шантаж это?

— Навряд. Он мне разрешил, даже не разрешил, а приказал написать жене письмо, и он отправит его своей почтой.

— И как вы, когда сообщил вам о вашей семье?

— Я его поблагодарил.

— Хорошо, Роман Маркович. Написали жене?

— Написал.

— Написали, что служите у немцев?

— А что же еще я мог написать?.. Письмо — их почтой.

— Очень хорошо, Роман Маркович.

— Да что же тут хорошего, Семен Семенович? Кто же я теперь для жены?.. Изменник, предатель. Это ужасно! А люди, мои бывшие коллеги, если они там есть, тоже будут знать, что я изменник. Представляете?

— Представляю, — сочувственно сказал Березин. — Такова наша доля, Роман Маркович, в этой войне. От жены получили?

— Пока что нет. Может, все это вранье, может, семьи моей уже и нет, а Фишер просто шантажирует, хочет посредством этого держать меня в своих руках.

— Может, так, а может, и нет, — сказал, поразмыслив, Березин. — Скорее всего, не так. Скорее всего, он взял вашу семью заложниками и хочет, чтобы вы об этом знали. А как он сейчас к вам относится, доверяет?

— По-моему, он никому не доверяет, хоть и приходится доверять. А что ему делать без этих подонков?.. Играет на одном: туда вам дорога закрыта, а здесь «райское» будущее обеспечено, выполняйте только то, что вам прикажут. Элементарно. А что касается меня, то я теперь уже помощник Фишера. Дело в том, что я его раненым выволок из нейтралки. Мы в районе Духовщины разминировали линию обороны наших, тут таким способом проверяют агентуру, да это же тогда, когда тебе, Сережа, удалось уйти. Ну, после этого Фишер и взял меня к себе в помощники. Теперь-то, думаю, я тут задержусь.

— Очень хорошо, Роман Маркович, очень хорошо, — сказал Березин. — Ну а насчет вашей семьи — будем надеяться на лучшее. Придет время — все узнают. Ну а как вам тут живется? Простите, сразу об этом не спросил.

— Как?.. Весело.

— Извините, глупый вопрос. Знаю. Сам бывал в таком положении. Центр запрашивает, не хотите ли вы уже отдохнуть? Вы хорошо поработали.

Роман усмехнулся.

— Разве война уже кончилась?

Березин поднялся, молча потискал Романовы плечи, потом сказал:

— Центр запросил — я должен был поставить вас в известность. Запрос чисто человеческий. Предел нервам есть у каждого.

— Семен Семенович, считайте, что я уже ответил на запрос центра, — сказал Роман. Ему показалось, что Березин его уговаривает, и он почувствовал себя даже неловко: разнюнился тут насчет семьи.

— Собственно, другого ответа я от вас и не ждал, Роман Маркович. Без вас все надо было бы начинать сначала. Да теперь, если Фишер действительно взял вашу семью заложниками, выводить вас из игры нельзя. Сережа, кажется, вам сказал о присвоении очередного звания и награде, позвольте и мне поздравить. Сережа, а насчет последней шифровки ты сказал?

— Нет.

— Роман Маркович, еще те две группы, о которых вы сообщили через партизанское подполье, прихлопнуты. Спасибо. Да, есть у меня к вам еще один вопрос, Роман Маркович. Это уже из области социологии, психологии что ли. Скажите, что за люди сюда попадают, кто они, что их побуждает становиться на путь измены, вам тут, надо полагать, виднее. Понимаете, когда им уже дают по рукам — начинают всячески выкручиваться: мы не такие, мы вон какие, мы только, чтоб к своим попасть.

— Всякие бывают, Семен Семенович. В основном, конечно, наши враги: либо осколки недобитых классов, либо в чем-то провинившиеся, обиженные, уголовники, разные подонки, отщепенцы, есть и обыкновенные трусы, шкурники. Здесь, попятно, тоже не просто распознать: редко кто себя открыто выставляет, да и то — для камуфляжа. Но бывают и такие, которые и правда избирают порочный путь перебраться к своим. Хотя бы тот же Копица да и… Ты извини меня, Сережа, надеюсь ты правду там о себе сказал?

— Сережу оставьте, Роман Маркович, — усмехнулся Березин. — Он такой же, как и вы. О вас мы долго ничего не слышали и вынуждены были продублировать на всякий случай. Свою задачу он выполнил.

— Сережа?!.. — вытаращил глаза Козорог. — Так что же это ты, Мамочкин-папочкин, и словом не обмолвился?.. Летчик! «На честном слове и на одном крыле».

— А ты, Рома, хоть одним словом?.. А я и правда, и летчиком-радистом был.

— Ну вот мы в основном, кажется, и познакомились, — сказал Березин, — перейдем к делу. Давайте сперва решим такой вопрос…

В этот момент в дверь условно постучались. Березин взглядом приказал Роману оставаться на месте (видимо, так было заранее условлено с Дубовым), а он и Мамочкин моментально тихо исчезли в другой комнате.

Это возвратился Степан Дубов, запер за собой дверь на ключ и сказал:

— Спокойно. Сейчас сюда зайдет мой кореш, дежурит он у биржи, сменится и зайдет. Пронюхал, зараза, что у меня есть самогон — дай опохмелиться, голова трещит. Не нравится он мне, во все щели нос сует: «Это не к тебе приходил власовец?» Пусть заходит, пусть тебя увидит тут, тебе ж еще не раз придется приходить сюда. Не теряйся, я ему быстро залью глотку — и коленкой под зад. Делай вид, что мы тут с тобой бухарили.

28

Возвратись в «лагерь» под вечер, Роман, как делал это всегда, решил прежде всего заглянуть к Фишеру и доложить, что он прибыл из краткосрочной отлучки. Дежурный офицер, хорошо знавший, что Роман теперь «правая рука» Фишера и запросто к нему вхож, пропустил его без предупреждения в строго засекреченную комнату.

Заложив руки за спину, Фишер стоял у развешанной на стене большей карты восточного фронта, расчерченной стрелами, утыканной разноцветными флажками, и хмуро вглядывался в нее.

— Простите, я только доложить, — сказал Роман, намереваясь тут же выйти. Он знал, что Фишер не любит, когда ему мешают размышлять у карты, видеть на ней то, что никому не позволено.

Вялым движением руки Фишер велел Роману остаться, а сам еще некоторое время продолжал вглядываться в карту. Закрыв за собой дверь и вытянувшись в струнку, Роман ждал. Наконец Фишер задернул шторкой карту, повернулся лицом к Роману, и тот удивился его виду: весь он был какой-то примятый, жалкий, будто его только что поколотили.

— Я к вашим услугам, мой шеф, — пристукнул каблуками Роман.

Фишер задержал на нем все еще отсутствующий взгляд, потом опустился на рядом стоящий стул.

— Наши войска в районе Орель-Бельгород снова выравнивают линию фронта, — сказал он, и трудно было судить сообщил он это Роману или просто подумал вслух.

Романа сперва прострелила мысль, от которой он едва не подскочил: «Началось! Не на это ли намекал Березин? И, видно, хорошо началось, коль снова «выравнивают», иначе говоря, дают деру! Так вот почему Фишер выглядел таким побитым у карты, да их же снова колотят! Но уже натренированный мозг Романа, который неусыпно был настороже, тут же подсказал: а не провокация ли это?.. Да и «выравнивать» можно по-всякому.

— Не понял, господин майор, — сказал он. — Неужели уже началось то, о чем говорил рейхскомиссар Геббельс?

Фишер принялся перекладывать на столе какие-то бумаги, время от времени бросая на Романа пристальные взгляды.

— Развлекались, господин Козорог? — вяло спросил он.

— Развлекался, господин майор.

— Где же вы развлекался?

Роман мгновенно подумал: а что, если за ним все же была слежка? И тот полицай, который сует нос во все щели и которому так вдруг захотелось опохмелиться у Степана Дубова, может, тоже не случайность? Надо как-то немедленно предупредить Березина и Дубова, если уже не поздно.

— В городе был. Посидел в кабачке «дяди Жоры», потом навестил одного знакомого, покалякали — вот и все мое развлечение, на этот раз, — доложил Роман. Если действительно за ним был «хвост» — пожалуйста, следите, он ничего не скрывает. Даже и знакомого своего назвал.

— Кто есть ваш знакомый?

— Наш человек, господин майор. Степан Дубов, полицай.

— Степан Дубов?.. Отшень карашо. Садитесь. Расвлекаться — карашо. — Фишер еще немного помолчал, все так же пристально глядя на Романа, и вдруг спросил: — Не кажется вам, Козорог, что мы с вами отшень много развлекался, и отшень плохо работаль?

— Простите, господин майор, опять не понял.

— Не поняль?.. У нас отшень много провалов, мы… как это, как это… не справляться с нашими задачами. Как вы думаль, потшему проваль?

По телу Романа пробежал озноб: что это значит?..

— Провалы?.. Мне об этом неизвестно, мой шеф.

И снова продолжительный, уже опять, как всегда пронзительный взгляд на Романа.

— Скажите, Козорог, вы когда-нибудь думаль о своем завтра?

«Довольно странный вопрос, — подумал Роман, — обычно такие дешевые вопросы задают при вербовке, но почему же сейчас его об этом спрашивать?»

— Пропащий тот человек, господин майор, который не думает о завтрашнем дне, — сказал он. — Я думаю о нем всегда. Думал о нем еще тогда, когда добровольно шел на службу в русскую освободительную армию. — И польстил: — Сейчас я в вашем распоряжении и, надеюсь, после вашей победы вы не забудете о моем завтрашнем дне.

Фишер не отводил глаза от Романа, такой взгляд не так-то легко было выдержать, но у Романа даже ресницы не дрогнули. Немцы всегда требуют, чтобы им смотрели прямо в глаза, и он не отводил глаз от глаз Фишера.

— У моего фатера… отца, работаль один русский… тот, который бежаль от большевистской революции, отшень умный тшеловек, — сказал Фишер. — Я от него училь русский. Он говориль… как это, как это… на бога надейся, но сам не будь плехо.

— Я надеюсь на вас, мой шеф, и на нашего фюрера.

— Если будем так работайт, — у вас не будет никакого завтра, Козорог. Командование отшень, отшень недовольно, и нам с вами… как это… как это… голова не сносить.

— Вы меня пугаете, мой шеф, я стараюсь… Что же еще я должен сделать, господин майор? — Роман встал, снова вытянулся в струнку, как бы желая этим подчеркнуть, что готов на любое дело. — Голову потерять во имя великого дела не страшно, господин майор, страшно не справиться с поставленной задачей. — Если бы Фишер знал, какой смысл он вложил в эти слова!

Фишер взмахом руки велел ему сесть и сказал, что надо коренным образом пересмотреть метод вербовки новых агентов, потому что «как это… как это… нас обманывают: дают согласие работайт на великий Германия и новый свободный Россия», а как только оказываются за линией фронта — предают, поэтому так много провалов.

— Что вы думаль, говориль честно. Это возможно?

— Мне в это трудно поверить, — сказал Роман. — На что, дураки, надеются? Помилуют, простят?.. Нет, там рассуждают просто: завербовался, дал подписку — предатель, изменник Родины, враг. Вы же знаете, там это у них так и называется «Смерш» — смерть шпионам. Сам видел, как одного такого перед строем расстреливали. Стоит, распустил сопли, орет: «Братцы, да я же сам к вам пришел, сам все рассказал. Да здравствует Советская власть! Да здравствует товарищ Сталин!» А ему: «Не блудословь, собака!» — И капут. Нет, там разговор короткий.

— Вас ист дас… — что то есть — блудословь?

— Ну, значит, не ври.

Фишер кивнул и начал излагать новый метод вербовки: прежде чем вербовать, надо твердо знать, готовы ли эти люди до конца вести борьбу за «новый Россия», что они непримиримые враги Советов.

— Да, но как же это узнать, господин майор? — спросил Роман. — Наврать можно все что угодно.

— И вы тоже враль?

— Я перешел по своим убеждениям. Меня никто даже не спрашивал, кто я, что я, когда я добровольно поступал на службу генерала Власова, я сам потом о себе все рассказал майору Вербицкому. Можете у него спросить, он подтвердит.

Фишер прервал Романа и сказал, что он все знает, а Роману поручается особо важное задание. Под видом военнопленного Роман снова будет отправлен в лагерь военнопленных, где он должен будет подыскать надежные кандидатуры для вербовки.

— Там, в лагере, один про один все знает. И мы должны все знать.

Роман был ошеломлен: всего ждал, только не этого. Опять в лагерь! Его будут ждать Березин, Ирина, а он будет выполнять «особое задание». Тем временем отсюда будут засылать в тыл Красной Армии шпионов-диверсантов, и Большая земля ничего не узнает о них. Пришлось напрячь все силы, чтобы ничем не выдать своего состояния.

— Можно откровенно, господин майор?

— А вы не всегда со мной откровенно? — прижмурил стальные глаза Фишер.

Роман понял, что отказываться не только бесполезно, но и опасно. Однако и соглашаться сразу не следует, надо хотя бы для виду немного покуражиться.

— Во-первых, мне неохота снова в лагерь, господин майор. Во-вторых, а вдруг я ошибусь в подборе кандидатур, завербуются и перемахнут туда, что вы тогда мне скажете?

— Сказаль, что вы плехо работаль со всеми… как это, как это… вытекающими последствиями. Мне тоже так скажут, если я буду плехо работаль.

Козорог стремительно вскочил и вытянул руки по швам.

— Когда прикажете, господин майор?

— Отшень карашо, господин Козорог. Война не ждет. Мы подумаль, какой лагерь и легенда вашего поведения там.

— Я готов. Но у меня к вам просьба, господин майор.

— Говориль.

— Разрешите мне еще хотя бы денька два насладиться свободой. Привык. Да и девчонка моя, стерва, что-то давно не приходит. Когда теперь я еще увижу живую бабу. — И Роман изобразил глупейшую улыбку.

— Два дня вы полный свобода. — И Фишер тоже встал, давая понять, что разговор окончен.

Утром по «лагерю» был отдан приказ Лынькова: отпуска в город запрещены, выход за пределы «лагеря» запрещен, кроме «лиц, особо отличившихся», то есть, побывавших на особо важных заданиях и отмеченных наградами. Романа насторожило последнее: а не забрасывают ли это удочку за Васей Копицей? Если он действительно взят под подозрение, если за ним слежка, то пусть себе свободно идет, куда хочет, авось клюнет, если следят, значит, что-то предполагают. Но оставить такую привилегию за одним Копицей было бы глупо, потому для «прикрытия» и веем отличившимся полная свобода. Вроде бы логично. Встретившись с Копицей во дворе и поймав его вопрошающий взгляд, наверное, хотелось узнать, был ли на явке, Роман на ходу строго бросил. «Делать, как я сказал». Да, а как же самому быть? Пока что, вроде, «жена Цезаря вне подозрения», надо сегодня же как-то попытаться встретиться с Березиным, предупредить его, что он, Роман, некоторое время будет в «командировке».

Постой, постой, Роман едва не споткнулся на ровной дорожке от вдруг мелькнувшей мысли. А что, если эта «командировка» тоже какая-то хитрость, скрытая игра?.. Выстроим все в логический ряд. Предположим, Фишер в чем-то заподозрил его. В чем?.. В том, что он, Роман, знает то, что знают только Фишер, Лыньков, знает, когда и как производится заброска в тылы Красной Армии шпионско-диверсионных групп. Размышляем дальше. Ирина сказала, что две шпионско-диверсионные группы тоже прихлопнуты, о чем, возможно, как-то стало известно Фишеру, и он заподозрил его, Романа. Кого же еще?.. Ведь только Фишер, Лыньков и он знали об отправке группы. А эти его разговорчики насчет того, что «предают» — туфта, туманчик. Видимо, хочет проверить, как будет с заброской без него, Романа. Хитер Спрут! Ну что же, поводим и тут тебя за нос. Надо повидаться с Ириной. Похоже, вот-вот отправят группу Блохина. Теперь опять только с помощью Ирины можно сообщить о группе Блохина, пусть тогда берет на крючок Лынькова.

Роман нарочито, чтобы больше привлечь к себе внимания, довольно шумно кутнул в казино, затем также нарочито зашел к Фишеру спросить разрешения отлучиться в город, хотя это было совсем не обязательно, он в отпуске, сказал, что если он срочно понадобится, его могут найти в кабачке «дяди Жоры» или у знакомого полицая Степана Дубова, и назвал адрес: в доме биржи, квартира семнадцать. И это тоже нарочито, хотя вчера с Березиным и было договорено, что туда он больше не придет, так как дежурный у биржи полицай почему-то заинтересовался «власовцем», и было обусловлено другое место явки. Но эта явка назначена только через четыре-пять дней, а его, Романа, к тому времени тут уже может и не быть. Значит, хочешь — не хочешь, а придется еще раз заглянуть к «знакомому», это единственная возможность предупредить через него, поэтому дабы не наводить тень на ясный день, он и сказал Фишеру. Права Ирина, которая однажды сказала: лучшая ложь — полуправда. Да к тому же это теперь уже не имеет никакого значения, засечет его еще раз тот полицай у биржи или не засечет, зато он уведомит Дубова быть более осторожным и как-то передать Березину, почему Роман не может прийти на явку. А под вечер он еще смотается к Ирине, о чем гоже предварительно поставит в известность Фишера. В общем, Роман все обдумал и, кажется, все должно обойтись благополучно.

Отметившись на проходной, он отправился в город. День был ясный, солнце заливало жаром и без того опаленную войной землю. Роман шагал медленно, делая вид, что ему-то и торопиться некуда, и это давало ему возможность наблюдать, нет ли за ним «хвоста».

29

И действительно, вроде пока что все обошлось благополучно. Около часу Роман просидел в кабачке, устроил дяде Жоре маленький скандальчик, обвинив его в том, что он просто спекулянт и хапуга, под видом шнапса продает вонючий, к тому же разбавленный самогон, — это для того, чтобы лучше запоминалось, что он был тут. Затем пошел к дому Дубова, но прежде чем войти во двор, решил убедиться, дома ли он. Вчера условились, что, если Роману потребуется срочно увидеться с Дубовым или Дубову с Романом, на окно будут выставлены две бутылки с левой стороны. Это сигнал — Дубов дома, и к нему можно заходить. Сегодня как раз и был тот крайний случай.

Бутылки стояли на своем месте. Что это? Знак, что Роману можно зайти, или Степан подает сигнал тревоги, хочет видеть Романа немедленно. Почему? Что-то случилось с Березиным? А может, и Степу уже «накрыли», все из него выбили, в гестапо не каждый выдерживает, и это уже просто приманка для связей Дубова?.. Поколебавшись, Роман решил все же зайти.

Тот полицай (такую морду нельзя было не запомнить: круглая, как арбуз, голова с по-ослиному торчащими бурыми ушами) стоял на том же месте у двери биржи и дымил сигаретой. Он наверняка тоже заметил Романа, но делал вид, будто не замечает, и это Романа еще больше насторожило. Но все же решил подойти к полицаю: если со Степаном что-то не так, морда наверняка в курсе. Расстегнул кобуру — голыми руками его не возьмешь — достал из кармана сигарету и беспечно направился к полицаю.

— Разрешите прикурить?

— Чаво? — встрепенулся полицай, будто сейчас только увидел Романа, — А, господин майор, здравия желаю.

— Прикурить разрешите? — Роман стрельнул глазами в лицо полицая. — Зажигалка моя что-то…

— Пожалуйста. С удовольствием, господин майор.

— Спасибо. Скажи, голубчик, твой коллега дома?

— Чаво-чаво?..

— Ну, полицейский Степан Дубов, у которого мы вчера были… Неохота напрасно подыматься.

— А, Степка?.. Так бы и сказали. Дык он намедни тута пробегал, а дома ли счас — не знаю. Да тут не трудно подняться, всего один этаж.

— Это я и без тебя знаю, что один этаж, да неохота попусту чапать. Но ладно, раз уж пришел — что ж делать. Благодарю, друг, за огонек.

— Не стоит, мы всегда рады услужить. Че, тоже охота опохмелиться?

— Так договаривались.

Похоже, что с Дубовым все в порядке. Ну а Фишер пусть потом проверяет: где сказал — там и был, а вот зачем был — это уже мы с Дубовым сговоримся, чтобы в один голос…

Степан Дубов был дома, дверь открыл на условный стук. Нет, с Иваном Егоровым (Мамочкиным — Березина Роман не стал называть) ничего не случилось, а бутылки он поставил, как было велено: раз дома — ставь на окно бутылки. Роман понял, что он не знает о новом явочном месте, не стал ему ничего говорить и попросил, чтобы он передал Ивану Егорову, что он, Роман, недели две будет в командировке и чтобы тот сюда больше никогда не приходил. И еще рассказал о разговоре с полицаем.

— Ну, сейчас притопает сюда, зараза. Как же: коли гость — подставляй горло, — сказал Дубов, — может, тоже что-то капнет.

— Ну, тогда поставь на стол бутылочку, чтоб на самом деле.

На этом они расстались.

Полицай был еще на посту, но на этот раз он сам окликнул Романа:

— Ну, дома Степка, господин майор?

— Дома, да он уже… — щелкнул Роман пальцем по горлу.

— Он у нас такой… Спит?

— Стоя храпит.

— Ничо, господин майор, мы его счас разбудим. И вы так, несолоно хлебавши?.. Извиняемся.

— Нет, у меня так номерок не проходит. Обещал — сделай. Разбуди, разбуди его, голубчик, там еще и для тебя кое-что осталось.

Возвратясь в лагерь, Роман заглянул к Фишеру, притворясь выпившим и веселым. Спросил, не нужен ли он господину шефу, а потом попросил разрешения отлучиться в деревню Шибаево.

— Нет, вы понимаете, господин майор, — говорил он развязно, заплетающимся языком, — эта девка, видать, возомнила, что я должен к ней бегать. Вы понимаете, что за народ эти бабы? Это у вас, немцев, совершенно правильно: кюхен, киндер, кирха, а они тут… Я ее… Виноват, мой шеф, простите, я, кажется, сегодня немножко перебрал. Но как вспомню — опять лагерь, эти фанатики, эти дураки… Нет, нет, но вы не подумайте, я готов, я всегда готов. Раз надо, значит, надо.

30

Ирину Роман, как и первый раз, снова увидел на улице, она тащила от колодца на коромысле ведра с водой, а два полицая волокли вдоль улицы всю оборванную девчонку. Вырвавшись из рук полицаев, она вдруг с безумной яростью набросилась на Ирину, выбила коромысло и вцепилась в косу Ирины.

— Ты чего, ты что, с ума сошла? — отбивалась Ирина. — Успокойся, Танька!

— Успокаиваешь?.. Чего ты меня успокаиваешь, зануда! Все воду носишь, потаскуха, обмывать своих ухажеров! Тебя небось не схватят, ты им нужна как подстилка. Да он уже бежит к тебе…

Роман и в самом деле бежал к Ирине помочь как-то унять эту крикливую девчонку, так как полицаи стояли себе в сторонке и хохотали. Схватил девчонку за плечи, оторвал ее от Ирины, и она сразу пришла в себя, притихла, захныкала.

— Ну что, сама будешь топать, аль опять на аркане? — спросил один из полицаев, кажется, тот, который здесь уже однажды встречался Роману. — Спасибо, начальник. Она бешеная.

— А в чем дело? Она что, больная?

— Ага, больна! На таких больных только землю пахать. Не хочет, лярва, в Германию, мы за ней который день охотимся. Ну, пошла!

Увели. Пошла покорно, опустив голову. Роман взял коромысло, ведра, сходил к колодцу, набрал воды и, взяв Ирину за руку, повел к ее двору. Ирина все еще никак не могла успокоиться, с пристоном всхлипывала, вытирая ладонью глаза.

— Ради бога, успокойся, прошу тебя. Угоняют девчонку, вот она и сорвала на тебе зло.

Ирина притихла, но как только они вошли в прохладную избу, рухнула на железную кровать и, повторяя: «Танюша, Танечка», заскулила, завыла.

— Ну что ты, в самом деле, не узнаю тебя: — Роман зачерпнул из ведра кружку воды… — Выпей и успокойся…

Она оттолкнула его, села на кровати, опустив голову. Сидела так минуту-две, молча глядя в пол. Роман хотел еще что-то сказать, но она, как бы почувствовав это, остановила его:

— Молчи, ты ничего не знаешь. Это она нарочно, Танечка, — горестно продолжала она. — Извини, Роман, я все же баба. А какая это баба без слез. Теперь нас всех досрочно старыми сделали. Пропала наша Танечка. Она все знает. Это она, чтоб меня не трогали. Мы ее недавно секретарем нашей подпольной комсомольской организации…

— Постой, постой, и она знает, что ты?..

— Ничего она не знает. И про тебя тоже. Ты об этом подумал? Она только знает, что я комсомолка. Вот так мы с ней и попрощались. — И еще через минуту-две Ирина снова была той Ириной, которую до этого знал Роман: властной, собранной, решительной. — Ты пришел что-то сообщить? Выкладывай.

Роман подробно рассказал о разговоре с Фишером, высказал свои сомнения: не заподозрил ли чего Фишер, не собирается ли он таким способом перепроверить его, но о встрече с Мамочкиным и Березиным, конечно, ничего не сказал. Сомкнув припухшие, все еще вздрагивающие губы, Ирина молча выслушала все до конца.

— Эх, Роман, вьются над нами черные вороны, — вздохнула она и грустно усмехнулась. — Но будем, как в песне: не вейся, черный ворон, я пока еще живой. Ну а если… так что ж… Вот и Танечка, считай, пропала… Я знаю, это она от меня тень черного ворона отводила… Вчера тут мы партизанские листовки… Какая-то собака заметила, сказала, будто и я… Ну, Танечка и взяла все на себя. — Еще на самое короткое время Ирина позволила себе размягчиться, но тут же соскочила с кровати, поправила волосы, насупила брови и строго сказала:

— Говори, что надо?

— А надо вот что. Пока меня тут не будет, надо, чтобы провалилась хотя бы еще одна группа. В ближайшие дни за линию фронта будет отправлена группа Блохина. Антона Блохина. Их сейчас усиленно тренируют прыжкам с парашютом. Похоже, что забросят в район Вязьмы. Недавно мы с ним обедали, узнал, что я в сорок первом воевал там, подробно расспрашивал. Все: местность, дороги, какие леса. Конечно, это только мое предположение куда. Но неважно. Важно, чтоб его накрыли. Меня тут нет, я ничего не знаю, а группа провалилась. Ты меня понимаешь?..

— Все будет сделано, Роман. Удачи тебе. Случится что — не поминай лихом.

— Ты что, Ира?

— Чувствую, Рома. Немцы тут страшно лютуют, сейчас свиней, коров всех начисто загребли, а теперь в поисках рабов опять за девчат, хлопцев принялись.

— Послушай, Ира, может, тебе отсюда уйти? Ты же можешь к партизанам?

— А ты можешь уйти от своего Фишера?

— Нет.

— И я нет. Прости, Рома, это я сегодня что-то… Прощай.

— До свидания, Ира.

…Роман возвратился в «лагерь», когда закатное солнце уже допаливало костры грозовых туч. На проходной часовой сказал ему, чтобы он сейчас же явился к Фишеру. Вот тебе на: у него еще целые сутки отпуска — и явись к Фишеру! Что-то случилось. Что? Если бы это провал — встретили бы еще на проходной, а то еще и у Ирины накрыли бы: ведь Фишеру известно было, где его искать.

В комнате Фишер был не один, за столом сидел узколицый с прилизанными белыми волосами обер-лейтенант СС. Ну вот, кажется, и «отцвели хризантемы в саду», подумал Роман, однако довольно четко доложил о своем прибытии…

Нет, оказалось, что еще не отцвели. Фишер представил ему обер-лейтенанта, сказал, что Роман будет некоторое время с ним «работайт» в лагере военнопленных, выполнять поставленную перед ним задачу и заодно поможет обер-лейтенанту навести в лагере порядок.

— В чем именно будет заключаться моя задача по наведению порядка в лагере?

— Подробный инструкция получите на месте.

— Когда прикажете отправляться?

— Сегодня.

— Разрешите быть свободным?

— Айн момент. У меня вам сюрприз. — Фишер поднял со стола конверт. — У вас, когда письмо… как это, как это… танцевайт?

— Письмо?.. Мне? От кого? — спросил Роман, но сам уже подумал: неужели от Ольги?

— От вашей фрау. Так что все корошо. Ну, танцевайт?

— Господин майор, не мучьте меня, у меня дрожат ноги. Я же от нее уже два года ничего не получаю.

— Ну хоть спасибо сказаль, господин Козорог.

— Премного благодарен, мой шеф!

— Получайте. Прочиталь — и пришел. Мы еще не все поговориль.

Сперва Роман держал письмо в руке, затем спрятал его в карман, но тут же опять достал и, выйдя из штаба, там только взглянул на конверт: «Козорогу Роману Марковичу», почерк, вроде, и в самом деле Олин, и он снова тут же засунул письмо в карман. Что, что она может ему написать?.. Заглянул зачем-то в казарму, на минуту присел на свою койку, обхватив голову руками… Опять вышел во двор, забрался в кусты сирени и осторожно, как бы боясь обжечься, извлек из кармана конверт. Видно было, что его уже распечатывали: на бумаге остались мазки клея. Вскрыл.

Письмо было коротким, всего несколько строк.

«Здравствуй, Роман (вздрогнул, как бы услышав напевный голос Ольги, и в то же время ощутил каким леденящим холодом дохнуло от этого «Роман»). Спасибо, что ты все же написал. Но я уже и до этого знала, что ты жив-здоров, что ты неплохо устроился, мне сказали. Молодец. О нас не волнуйся, все хорошо, вот только как людям в глаза… Ничего, и к этому можно привыкнуть. Ваня тоже пока здоровенький, тебя он почти не помнит, и я ему про тебя ничего пока не скажу — мало ли что может случиться? Найдешь время — пиши. Целую, Ольга».

Поняла ли она хоть что-нибудь… Ничего не поняла и не должна была понять, а вот он ее понял: «…ты хорошо устроился, молодец… вот только как людям в глаза… ему про тебя пока ничего не скажу…» Чужие, вымученные слова. И это казенное «Ольга»…Оля, Оленька, прости, что я покрыл тебя таким позором, придет время — все узнаешь, все поймешь: так надо. Роман зажмурился, и сразу же зримо привиделась Ольга: маленькая, полненькая, всегда улыбчивая, с ямочкой на одной щеке и задиристо вздернутым носиком, за который он еще в ранней молодости прозвал «Кнопкой», и каждый раз, прежде чем что-либо сказать ей, дурашливо трогал пальцем носик и спрашивал: «Сударыня, к вам можно?». И теплая волна ушедшего окатила Романа, почувствовал, как затуманились его глаза. Оля, Оленька, Ольга Тимофеевна, крепись, такой тяжкий крест положила на нас война.

Нарастающий рокот заставил Романа поднять голову. В смеркающееся небо, набирая высоту, — аэродром, видимо, был вблизи, — подымались тяжелые «Юнкерсы», звено за звеном. Много, целая армада. И шли они не прямо на восток, как это было прежде, а на юго-запад. Роман мысленно прочертил направление, похоже, на Курск, туда, где немцы сейчас «выравнивают линию фронта», и где, вероятно, горит у них под ногами земля. Ах, как бы надо сообщить Березину об этом аэродроме. Ничего, теперь он и сам все увидит, узнает.

Роман поднялся, протер насухо глаза, поправил обмундирование и пошел к Фишеру.

— Ну что писаль ваша фрау? — встретил его вопросом Фишер.

— Все в порядке, мой шеф. Правда, письмо какое-то не особенно. Баба есть баба, обиделась, наверно: я где-то тут и ни разу не заглянул к ней. — Роман вспомнил, что письмо распечатывалось, читалось и его тон, скрытый смысл мог вызвать подозрение.

…Много позже будет установлено, что примерно в то же время, когда Роман Маркович Козорог, обрадованный тем, что наконец-то надежно налажена связь с Большой землей и все пока что складывается благополучно, что теперь-то он сможет гораздо больше принести пользы Отечеству, примерно в это же время Никон Покрышка случайно повстречал на базарчике Ольгу Тимофеевну Козорог. Сперва справился, что слышно о Романе Марковиче, на что она ответила, что ничего о нем не знает с осени сорок первого года, а он, засмеявшись, сказал, что ему больше повезло, виделся с ним зимой сорок второго года «при очень интересных обстоятельствах», что стало потом известно со слов свидетеля, тоже полицая, Блаженного. Блаженный и Бескоровайный присутствовали при встрече Ольги Тимофеевны с Покрышкой. Дня через три Ольга Тимофеевна и ее шестилетний сын Ваня были схвачены, увезены куда-то, и их больше никто не видел.

Хотя они и попрощались, однако на следующий день еще раз встретились. Двое из «лагеря» сбежало, была проведена облава в городе, в лесу и ближних деревнях. Роман Козорог проводил облаву в Шибаево и, пользуясь случаем, заскочил к Ирине. Она была какая-то крайне подавленная.

— Ты что, Ира, совсем вроде расклеилась?

— Да так. — И вдруг, похоже, на что-то решилась, от чего лоб ее побледнел, а на щеках выступил румянец, смущенно спросила: — Роман, ты женат?

— Женат. А что? — Подумал: «Неужели она тоже что-то узнала о моей семье?»

— А я еще даже не любила по-настоящему.

— Налюбишься еще, Ира. Тебе сколько?

— Скоро двадцать три.

— Ну вот, только двадцать три. Мне уже почти тридцать три, а я еще…

— Не понял ты меня, Роман, — Она отошла к кровати, присела. — Роман, ты помнишь Таню?.. Ее еще тут испаскудили, потом она выбросилась из вагона на ходу и… — И, заливаясь краской, она решительно сорвала с кровати покрывало. — Я им ничего не отдам. И честь мою… Не думай, Роман, я к тебе ничего.

Роман все понял. И одновременно и восхитился ею, и до пекучей боли стало жаль ее. На что решилась! На какое-то мгновение он даже растерялся, затем сказал:

— Успокойся, Ира, успокойся. Что это сегодня с тобой?

Она заплакала, заплакала навзрыд, закрыв лицо руками.

— Успокойся. Тебе надо уходить, Ира. Я тебе уже говорил.

— Уходить?.. А как же ты? Я для тебя больше не нужна?

— Ира, уйти — это сейчас самое важное. И не только для тебя.

Она поднялась с кровати, накинула покрывало, поправила растрепавшиеся волосы и сказала:

— Прости, Роман. Я буду ждать тебя, Роман. Я обязана ждать. Удачи тебе, Роман. — Это была опять та же Ирина, какую он знал вот уже несколько месяцев.

Он подошел к ней, обнял худые плечи, прижал к себе и поцеловал в темя. Она не сопротивлялась, наоборот, как-то по-детски прилипла к нему.

— Будем надеяться на лучшее, Ира. А вообще-то, еще раз советую… нет, предлагаю уйти отсюда. Ты, видимо, знаешь, куда. Ты очень устала.

Она оттолкнула его.

— Прощай, Роман. Береги себя, если это возможно…

Только перед самым арестом Ирины Волобуевы частично открылись друг другу. Ирина и раньше догадывалась, что отец ее оставлен здесь для подпольной работы, но никогда и малейшего намека не сделала о своей догадке, он тоже ни единым словом не намекнул, зачем он здесь. В свою очередь он также догадывался, что и Ирина как-то связана с партизанами, но опять же ни малейшего намека. Закон конспирации: случись что с одним — другой о нем ничего не знает, в самом деле, ничего — хоть пытай его, хоть убей, чего не знаешь, того не скажешь. Если даже пытки не выдержишь — нечего сказать. II все же они объяснились, чуточку дали понять друг другу, кто они в самом деле есть. Объяснились в тот последний день, когда Ирину наконец схватили. Им как бы что-то подсказало: больше молчать нельзя.

Вначале разговор был каким-то странным, они как бы еще раз прощупывали друг друга: довериться или не довериться?

Никанор Степанович, человек высокий, худощавый с глубоко запавшими глазами и бородой веником, в тот день, как всегда, поднялся рано, только-только начало светать, покормил поросенка, выпустил из клетушки пяток кур, пусть попасутся на травке, у него все же водилась кое-какая живность: как-никак — староста, бессовестные, прожорливые полицаи, которые уже почти всю деревню обобрали, двор его обходили.

Когда Никанор Степанович возвратился в избу, Ирина уже занималась стряпней, наклонясь над миской, чистила ножом молодую картошку. Задержавшись у порога, он некоторое время молча вглядывался в Ирину: в коротком, застиранном платье без рукавов, тоненькая, но фигуристая, она вдруг чем-то напомнила ему его покойную жену в молодости — и пронзительная боль сдавила сердце. Не то от воспоминания, не то от тревоги за дочь. Такой вот склоненной над миской она и останется в его памяти ярче всего, на всю жизнь.

— Послушай, Ирка, — сказал он, присаживаясь у божницы, — хочу тебя кое о чем спросить.

— Спрашивай.

— Ты что, в самом деле путаешься с предателем?

— С каким предателем? — Ирина поняла, о ком речь, однако насторожилась, напряглась, ожидая услышать что-то новое: отец впервые назвал власовца предателем, а это уже кое-что значило.

— Не притворяйся, знаешь.

— А что делать, отец, не я первая, не я последняя. Не вылиняю. Иначе уже давно бы в Германию загремела, сам знаешь. Или ты хочешь, чтобы я загудела?

— Не дай бог. — Он перекрестился. — Но это с одной стороны, конечно, хорошо. А если немцев погонят, тогда что? Как ты будешь выглядеть? Ведь шила в мешке не утаишь.

— Переморгаю. Ну а ты, как ты будешь выглядеть? Тебя же наверняка под суд.

— Понятно, под суд. Но что я?.. Я уже старый человек, мой конец и так уже виден. А как я тут… Да ты же знаешь, что меня, собственно, тогда ни за что в тюрягу, если бы не подошли немцы — загудел бы лег на пять.

Ирина выпрямилась, продолжая держать в одной руке картошку, в другой нож, с хмурой усмешкой поглядела на Никанора Степановича.

— Обиделся?.. А как ты думаешь, я не обиделась: ни за что ни про что турнули из института? При чем тут я, что ты со льном не управился? А еще говорят: дети за родителей не отвечают.

— Вон ты как, — покачал головой Никанор Степанович. — Думаешь, немцы дадут тебе возможность учиться?

— Не знаю, может, и дадут. Кончится война, им тоже грамотные люди понадобятся.

— Рабы им понадобятся, — сказал Никанор Степанович. — Ты это серьезно?

— А что мне остается. Может, учтут мои нынешние связи.

— Ой, дочка, дочка, свои тебя обидели, свои и простят.

— А сам?.. Свои обидели — и ты сразу к немцам в старосты.

— Подойди ко мне, сядь. — Ирина нехотя подошла, села рядом с Никанором Степановичем на стул. — Что-то у меня сегодня кошки душу царапают, — сказал он. — Чувствую, может так случиться, что сегодня видимся, а завтра уже нет. Случится что — не поминай лихом. Вот что хочу тебе сказать. А перед своими я чист, дочка.

Ирина вся так и вздрогнула, плотно прижалась лбом к плечу Никанора Степановича, почувствовала, как слезы радости наполняют глаза (значит, она не ошибалась!), сказала:

— Я знаю, отец, я догадывалась. Я тоже перед своими чиста, папа.

— Чиста?.. А как же тогда все это понимать и разговор твой?

— А как же понимать, что ты староста, а говоришь — чистый? И хватит. Больше я тебе ничего не скажу, отец. И ты мне больше ничего не говори. И вообще, забудем этот разговор. Его не было. Да, я гулящая, да, путаюсь с власовским офицером, и пусть так думают. Больше ты ничего не знаешь. Я тоже знаю только то, что ты староста, что ты у немцев на хорошем счету. Ты меня понял, папа?

— Ну, спасибо, доченька, если это правда. Скоро… Ты знаешь, что немцев под Курском?..

— Знаю, папа. Читала партизанские листовки.

— Надо думать, что они теперь тут еще больше обозлятся, — сказал Никанор Степанович. — Есть приказ, вчера получен, выскрести всю молодежь. И парней, и девочек до четырнадцати лет. Послушай, может, ты в лес?

— Я буду там, папа, где мне надо быть. — Ирина уже стала прежней: смелой и решительной. — И потом мы, кажется, договорились: никаких больше вопросов, советов. Ничего мы не знали один о другом до этих пор, ничего не знаем и сейчас. Это нам обоим на пользу.

— Молчу, — взволнованно сказал Никанор Степанович. — Благословляю тебя, моя девочка. Поступай, как велит совесть. Придется теперь мне смерть принять — спокойно ее приму. А то ведь все время думал: кто после меня останется?

— Отец! — повелительно почти крикнула Ирина. — Перестань, что за разговоры? Может, и обойдется. — Она тут же поцеловала волосатую щеку Никанора Степановича и уже мягко сказала — А теперь завтракать.

Верно сказал Никанор Степанович: в это утро они виделись в последний раз. Сообщив Ирине, что он сейчас же едет в Воропаевку, ушел, а примерно через час в избу ворвался с солдатами сам Фишер, спросил:

— Вы есть девочка майора Козорог?

Она сразу поняла, что нет никакого смысла отрицать, запираться, ведь со слов Романа она знала, что Фишеру известно о его амурных связях с ней, и она сказала: «Да», и при этом у нее не дрогнул ни один мускул.

— А в чем дело, господин офицер? С Романом что-то случилось? Я его уже несколько дней не вижу.

— Нет, фрау, с Козорог ничего не случилось. Он просто… как это, как это… приглашаль вас на свидание. Бистро, бистро, он очень хотель вас видеть. А где ваш фатер… отец?

Сообразила мгновенно.

— В управе, — обманула она, надеялась, что пока они будут искать его в управе, возможно, ему как-то станет известно, что тут происходит, и, возможно, ему как-то удастся избежать ареста. Это все, что она еще могла для него сделать.

И ей удалось это сделать. Пока Фишер поджидал Никанора Степановича в управе, свой человек и соратник, а именно, Владимир Васильевич Карпов, увидев, как под конвоем уводят Ирину, и знавший, где сейчас находится Никанор Степанович, успел предупредить его, и тот тут же ушел в лес. Пощадила судьба Никанора Степановича. То есть, как пощадила? Он-то остался жив, но никого, даже дальних родственников не осталось. А ведь были и братья двоюродные, и сестра родная, и племянники — не удалось потом установить даже, где их могилки. Остались на память у Никанора Степановича лишь три похоронки на племянников. Некому другому было их вручить.

ВЫПИСКА ИЗ ПРОТОКОЛА ДОПРОСА

Вопрос. Итак, Покрышка, давайте еще раз уточним: кто же все-таки донес в гестапо на Романа Марковича Козорога?

Ответ. Я уже говорил: Бескоровайный.

Вопрос. Почему вы считаете, что именно Бескоровайный?

Ответ. Потому что больше некому. Только я и Бескоровайный знали, что в сорок втором году Козорог служил в особом отделе дивизии.

Вопрос. А откуда Бескоровайному было известно, что Козорог служил в особом отделе дивизии?

Ответ. Я уже говорил.

Вопрос. Расскажите еще раз.

Ответ. После того, как мы повстречали на базарчике жену Козорога, Ольгу Тимофеевну, и я перекинулся с ней парой слов, мы с Бескоровайным пошли дальше, тут я ему и рассказал, как Козорог меня в сорок втором допрашивал, шил членовредительство, а Бескоровайный мне и говорит: «Что-то темное, слыхал, будто Козорог устроился у немцев на теплое местечко». Гражданин начальник, он, гад, донес, что тут еще сомневаться.

Вопрос. Свидетель Блаженный показал, что Бескоровайного убили вы — вы это подтверждаете?

Ответ. А что я отказываюсь?.. Подтверждаю.

Вопрос. За что вы его убили?

Ответ. Как за что?.. За то, что он, гад, погубил хороших людей.

Вопрос. Когда вы убили Бескоровайного?

Ответ. Я уже говорил.

Вопрос. Повторите для протокола.

Ответ. Да когда же… числа я, конечно, не помню, на кой черт он мне сдался, чтоб я еще и числа запоминал. Ну, может, за месяц до того, как нас освободили.

Вопрос. Вы хотите сказать — за месяц до того, как отсюда прогнали фашистов?

Ответ. Пусть будет так.

Вопрос. Если вы так уж хотели отомстить Бескоровайному за гибель Козорога и его семьи, почему вы раньше его не убили? Ведь после гибели семьи Козорога до того, как вы это сделали, прошло почти полгода.

Ответ. Не было случая.

Вопрос. И тут боитесь сказать правду?.. Но для вас и для нас это уже не имеет никакого значения. Я сам вам скажу, почему вы убили Бескоровайного. Потому что он знал, что это вы донесли в гестапо на Козорога и вы убрали свидетеля. Так?.. Что же вы молчите, Покрышка?

Ответ. Теперь всего можно наговорить. Как же — полицай! А может, я полицаем стал только потому, чтоб своим помогать?

Вопрос. И в чем же проявилась ваша помощь?

Ответ. В чем… Я, как только узнал, что немцы будут забирать последних коров, сразу же предупредил деда Панаса Симоненко, Клавку Батракову, чтоб они подальше припрятали коров. Можете у них спросить.

Вопрос. Клавка Батракова — это ваша сестра?

Ответ. Ну и что, что сестра?.. Корова не только сестру молоком поила.

Вопрос. Хорошо, в протокол занесены и эти ваши «благодеяния». А теперь ознакомьтесь вот с этой бумагой, может, она поможет освежить вашу память.

ИЗ ДОКЛАДНОЙ ЗАПИСКИ ФИШЕРА КАНАРИСУ

«…Мною прежде всего были предприняты самые решительные меры для выяснения способов и средств связей Козорога с русской контрразведкой через линию фронта, но самые изощренные методы не привели к положительным результатам.

На очной ставке с Покрышкой (личность к нам вполне лояльная, служит в полиции), Козорог признал, что в сорок втором году он действительно состоял на службе в русской армейской контрразведке, но якобы за пораженческие настроения был оттуда изгнан и продолжал службу в войсках строевым командиром. Это, конечно, ложь. С целью заставить Козорога признаться, в его присутствии к его жене были применены крайние меры, к сожалению, она не выдержала, прежде времени скончалась, тогда опять же на глазах Козорога был подвергнут болевым ощущениям его пятилетний мальчик, но этот фанатик оказался лишенным всяческих родительских чувств.

Нами были тщательно изучены все связи Козорога здесь, установлено, что он был близко знаком с дочерью старосты деревни Шибаево Ириной Волобуевой. Волобуева показала, что она состояла в интимных отношениях с Козорогом, но после того, как она была умерщвлена (мы помним совет рейхскомиссара Гиммлера о том, что наши двери могут впускать кого угодно, но никого не выпускать), анатомически удалось установить, что Волобуева была девушкой, и это подтвердило, что наша версия была правильной: именно посредством ее Козорог поддерживал связь с русской контрразведкой. Мы намеревались применить к нему четырнадцатый параграф вашей директивы, но он покончил с собой посредством удушения.

Господин контрадмирал, признаю свою ошибку и готов понести любое наказание, но прошу вас учесть мою преданность вам. Я помню ваши слова: «пусть девяносто девять из ста этих недочеловеков пропадут, предадут, но если хоть сотый окажется стоящим нашим агентом — игра стоит свеч. Вербуйте, вербуйте, вербуйте и засылайте. Как можно больше скомпрометируйте — и это будет тоже наш плюс», чем я и руководствовался и, как вы знаете, немало принес пользы великой Германии. Господин контрадмирал, будьте ко мне благосклонны, и я еще оправдаю себя…»

Вопрос. Прочитали?.. Что теперь скажете, Покрышка?.. Как видите, вы погубили не только Романа Марковича Козорога…

Ответ. А чем вы докажете, что это бумага того самого Фишера или как его?.. А настукать на машинке можно, что угодно.

Вопрос. Да, это, конечно, копия. Но у нас есть и оригинал — вы по-немецки читаете?.. Фишеру, к вашей беде, пришлось так драпануть, что и сейф в дороге потерял. Может, потребуете еще и очную ставку с Фишером?..

Ответ. Что?.. Он разве?..

Вопрос. Успокойтесь, Фишера, к сожалению, у нас еще нет. Как видите, мы от вас ничего не скрываем. Думаю, мы и без Фишера обойдемся, ведь мы о вас знаем решительно все. Знаем о вашем членовредительстве, и о вашем дезертирстве, и о том, как вы добровольно сдались немцам в плен. Подождите, подождите, давайте все по порядку. Теперь нам уже некуда спешить. Вот тут лежит целая гора разоблачительных бумаг о вашем прошлом, все они будут вам предъявлены, и очные ставки будут сделаны с кем надо, если вы и дальше будете упорствовать. Давайте, рассказывайте все, как вы дошли до такой жизни, что вас толкнуло стать на путь измены Родине и предательства.

Ответ. Разрешите закурить, гражданин начальник…»