/ / Language: Русский / Genre:prose_military

Обыкновенное дело

Федор Залата


prose_military Федор Дмитриевич Залата Леонид Дмитриевич Залата Обыкновенное дело ru ru Roland roland@aldebaran.ru FB Tools 2006-08-27 OCR & SpellCheck ХАС 6DBE1B35-63D3-4051-A133-96B7105EDBC0 1.0 Обыкновенное дело ДНЕПРОПЕТРОВСКОЕ ОБЛАСТНОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО Днепропетровск 1957

Федор Дмитриевич Залата,

Леонид Дмитриевич Залата

I. ВРАГ В ТЫЛУ

Дождь, начавшийся еще с вечера, не переставал. Тонкие струйки, освещенные подфарниками, непрерывно набегали на машину, и «дворник» неутомимо стирал с переднего стекла осевшие капли.

Как только машина выскочила на главное шоссе и свернула в сторону от линии фронта, навстречу попалась колонна пехоты, затем загромыхала артиллерия, и опять пехота, понтонники, пехота…

Прифронтовая дорога на особом режиме. Днем на ней запустение и тишина. Зато ночью она, как река в половодье, вбирает в себя со всех сторон потоки людей, автомашин, танков, тягачей, И всё это — гремя, лязгая, скрежеща — оживляет ее музыкой могучего движения и несется туда, где в зарницах артиллерийские вспышек решаются судьбы сражений. Любое важное событие на фронте: то ли подготовка к наступлению, то ли перегруппировка сил, непременно связано с дорогами. Опытному взгляду разведчика достаточно приглядеться ночью к прифронтовой дороге, чтобы почти безошибочно прочесть секретные замыслы командования.

Об этом думал майор Ярута, объезжая встречные колонны войск. Его служба имела целью не допускать вражеских лазутчиков в тылы Советской Армии, не давать им разгадывать боевые планы нашего командования. Ярута всегда гордился важностью дела, доверенного им, контрразведчикам.

Однако в последние дни настроение у майора было подавленное. Вот уже несколько дней где-то близко, совсем рядом, действовал враг а он, Ярута, никак не мог по-настоящему напасть на его след и обезвредить.

Майор смотрел на промокших солдат, тяжело шлепавших по грязному шоссе, — солдат, которые пришли сюда, может быть, от самого Ленинграда, от Москвы или Сталинграда… Они до смерти были бы рады сбросить сейчас шинели, развесить на печке мокрые портянки и за долгие месяцы хоть разок отоспаться всласть, позабыв обо всем на свете! А им опять всю ночь придется мокнуть под дождем, шатать по лужам… И в том, что у солдат отнята короткая передышка между боями, есть доля вины и его, майора Яруты. Да, именно его. Ведь это передвижение — нарочитая демонстрация, предпринятая командованием, чтобы ввести противника в заблуждение: тайная радиостанция, которую так неудачно разыскивал майор Ярута, вчера ночью уже передана немцам донесение о передислокации советских войск.

…Едва майор вошел в дом, где располагалась специальная оперативная группа, навстречу ему поспешил лейтенант Вощин, розовощекий юноша, совсем недавно прибывший в часть из училища. Из штаба получили донесение: наши пеленгаторы снова засекли кодированные передачи, но уже из другого квадрата и на другой волне.

— Расшифровали? — спросил Ярута, направляясь в свой кабинет.

— Пока нет. Код тоже сменен. Хитроумный какой-то, наши шифровальщики никак не возьмут его на зуб. Вызвали с фронта Мазова. Это — маг, колдун в шифровальном деле. И вот еще что, Николай Степанович, — почерк другой.

— Что вы хотите сказать? Садитесь.

— Пеленгаторщики утверждают, что сегодня работал другой радист.

— Вывод?

Лейтенант пожал плечами.

— Новый радист, а, быть может, — новая радиостанция обнаружилась.

Ярута на минуту задумался.

— Вероятно, и радист новый, и рация новая.

— Почему так думаете?

Майор достал из ящика стола пятисотметровку, развернул и, в свою очередь, спросил:

— В каком квадрате?

— 32—18.

Ярута внимательно посмотрел на карту, словно хотел увидеть на ней вражескую радиостанцию, подчеркнул карандашом топографический знак дома лесника, находившийся в квадрате «32—17», затем решительным движением обвел этот квадрат и два соседних черным овалом.

— Что ж, это пока не противоречит нашим данным, — в раздумье произнес он. — Даже наоборот.

— Получили новые сведения?

Оставив вопрос Вощина без ответа, майор предложил:

— Давайте, лейтенант, подытожим, что у час уже налицо. Четыре дня назад мы впервые засекли рацию лазутчиков. Что она передала противнику? О скоплении наших танковых частей в районе Б. Сообщила она об этом в 2 часа ночи 19 апреля, а наши танковые части еще в 5 часов вечера 18-го начали передислокацию в район К. Так?

— Так, но я…

— Подождите. Такое же опоздание получилось и с передачей о передвижении наших понтонников, верно?

— Верно.

— Так вот, лейтенант, сопоставление фактов наводит на такие мысли. Противник запаздывает с информацией. Отсюда мы делаем вывод: рация расположена довольно далеко от осведомителя.

Майор немного помолчал.

— Сверху получена ориентировка: на нашем участке фронта действует диверсионно-шпионская группа некоего Либиха. Эту группу готовили заблаговременно, когда гитлеровцы были еще на восточном берегу Одера. У Либиха далеко идущие задачи. Он не только шпион. Вполне возможно, что в лесу созданы крупные базы оружия. Немецкое командование рассчитывает, видимо, на какую-то авантюру. Либих намеревается развернуть в нашем тылу что-то вроде партизанских действий. Впрочем, вторая часть задачи Либиха нас сейчас меньше всего должна тревожить. Вряд ли ему она удастся, исход войны уже предрешен! Но вот первая, — тут-то он уже сейчас пакостит.

— Мы прочесали местность чрезвычайно тщательно, и никаких результатов, — уныло сказал Вощин.

— Теперь становится ясно, что положительных результатов и не должно было быть. Надо отдать Либиху должное — хорошо сработано.

Майору было не так уж много лет, под тридцать, но он успел пройти хорошую чекистскую школу, и Вощин, только начинавший службу контрразведчика, ловил на лету каждое его слово.

— Что же вы предлагаете?

— Что я предлагаю? — зеленоватые глаза майора Яруты чуть прищурились. — Поедем, лейтенант, в гости. Всё к чертям — едем гостить!

— Шутите, товарищ майор, — несколько обиженно глянул на Яруту Вощин.

— Нет, зачем? Почему бы дам и не развлечься хоть разок за четыре года войны? Я нашел одного доброго немца, он примет нас, как самых дорогих гостей.

Майор рассмеялся, глядя в лицо своему помощнику, затем серьезно сказал:

— С этого часа, лейтенант, начинается настоящее дело. До сих пор мы шли войсковым, лобовым путем: прочесывание, засады, пеленгации… А сейчас поведем серьезную разведку. Какой-то след нащупан. Распорядитесь, чтобы приготовили к утру грузовик, отделение солдат, и заходите ко мне

II. У ЛЕСНИКА

Уже два часа грузовик пробивался через лесную чащобу, волоча за собой мелкокалиберную пушечку. Дорога была узкая, путаная и шла то по вязкому песку, то по болотистой равнине, и тогда казалось, что грузовик вот-вот застрянет. По соснам шныряли белки, а однажды в дубраве мелькнул даже лось. В другом месте через дорогу проскочил дикий кабан.

«Глухомань, глухомань какая! — думал майор Ярута, оглядываясь по сторонам из кабины грузовика. — Да тут целую армию спрятать можно, не то что одну—две рации! Вот уж не предполагал, что в Германии есть такие дремучие леса».

Лес жил своей извечной жизнью, такой спокойной и уравновешенней, что казалось, никогда, нигде не было и нет войны. Однако майор смотрел на лес, как на убежище войны. Войны притаившейся и поэтому более жестокой, опасной, чем на переднем крае.

Наконец, за одним из поворотов показалась усадьба. Грузовик остановился у высокого, плотно зашелеванного забора, окрашенного в цвет хвои. За ним виднелась тоже зеленая железная крыша дома. Над воротами на длинной палке болталось белое полотнище.

Ворота оказались запертыми. Вощин спрыгнул на землю и погремел ржавой щеколдой калитки. Во дворе надрывно залаяла собака, скрипнула дверь, и мужской голос что-то проворчал по-немецки — собака затихла. Ромбовидное смотровое окошко в калитке на миг приоткрылось, и сразу же взвизгнул железный засов. В калитке показался человек в вылинявшей униформе лесника.

— Биттэ, биттэ! — заговорил он, радушно улыбаясь. — Советски комрад, биттэ?

— Объясните ему, что у нас не в порядке машина, — обратился майор к Вощину, отлично знавшему немецкий язык — Если можно, мы остановимся у него на несколько часов

Лесник широко распахнул двустворчатые ворота, и грузовик въехал на обширный двор

Ярута окинул его быстрым профессиональным взглядом. Слева, на высоком каменном фундаменте, стоял бревенчатый, обшитый доскачи дом; с другой стороны — длинный, вросший в землю сарай; в глубине двора — конюшня из красного кирпича.

«Крепкий хозяин», — определил про себя майор, поправляя поясной ремень, и взглянул на лесника. Тот стоял несколько в сторонке, в почтительной позе, и беседовал с Вощиным.

— Он спрашивает, чем может служить, — сказал лейтенант — Не может ли он чем-либо помочь нам?

— Поблагодарите Скажите, что мы хотели бы немного отдохнуть, пока шофер будет ремонтировать машину.

Лесник несколько сутулясь и чуть волоча ноги, вошел в дом и через минуту появился снова, жестом приглашая офицеров к себе.

Комната, куда вслед за лесником вошли Ярута и Вощин, была, видимо, столовой с круглым столом посередине. Стены были украшены лосиными рогами различной величины, и на каждых висела бирочка с указанием, где и когда было убито животное. На буфете сидел, как живой, вцепившись когтями в резной карниз, беркут и хищно поблескивал коричневыми стеклянными глазами.

Но не эти охотничьи трофеи привлекли внимание майора. Между высоких занавешенных окон висел портрет в черной раме, который Ярута не ожидал здесь встретить. Он сразу же бросался в глаза при входе в комнату.

Лесник перехватил взгляд майора.

— Тэльман. Дас ист Тэльман Их бин коммунист, партайглидер, — ткнул он пальцем себя в грудь[1].

Ярута задумчиво смотрел на давно, с детства так хорошо знакомое по фотографии лицо. Мужественные черты, открытый, прямой взгляд, простая рабочая кепка с крутым козырьком — её до сих пор называют «тельманкой».

— Двенадцать лет мы с женой прятали его под страхом смерти, — торжественно сказал лесник.

— Да-а… Что ж, похвально, — отозвался майор Ярута. Он еще не решил, как отнестись к этому сообщению.

— Тельмана я хорошо знал, — хозяин пригласил офицеров сесть и сам опустился в кресло. — Он несколько раз бывал в Штеттине на верфях, где я работал слесарем. Я был лично знаком с Эрни. Будь он на свободе, — вздохнул лесник, — может быть, не было бы этой ужасной войны. Забрали Тельмана, и мы остались как без головы.

— Да, немецкий народ, действительно, потерял на некоторое время голову, — сурово усмехнулся Ярута, выслушав беглый перевод Вощина.

— О, да, мы это понимаем и должны за всё расплачиваться, — подхватил лесник. — Скажите, а верно, что Тельман убит при бомбежке?.. Я полагаю, что это геббельсовская выдумка. Я слишком хорошо знаю наци! — горяча воскликнул лесник, хотел еще что-то добавить, ню вдруг спохватился: — Простите, я вам мешаю отдыхать… я уйду.

— Нет, нет, прошу вас, — остановил его майор. — Нам ведь всё равно нечего делать.

— Мне очень приятно поговорить с русскими офицерами, — широко улыбнулся немец, снова усаживаясь в кресло. — Фронт прошел мимо меня, и вы первые русские гости.

Ярута открыл коробку «Казбека» и протянул леснику.

— Вы работали на верфях?

— Шестнадцать лет, герр официр… Простите, не знаю, могу ли я называть вас товарищами?.. О, это дорогое для коммуниста слово. В лесничестве я совсем недавно. С приходом Гитлера — пять лет в Бухенвальде. О, камрад официр, немецкому коммунисту… Посмотрите на мои ноги: мне нет еще пятидесяти, а они уже не хотят ходить. Бухенвальд — это ад. Да что говорить, вы, конечно, знаете сами. Правда, — лесник улыбнулся, — у вас, русских, кажется, есть такая поговорка — нет худа без добра. Из-за болезни ног меня не взяли в армию. Скоро ли она кончится, эта ужасная война?

— Война, можно сказать, уже окончилась, — ответил Ярута.

Вслушиваясь в речь лесника, майор, немного владевший немецким, пытался по интонации собеседника разгадать истинное его настроение. У Яруты не было, казалось, оснований брать под сомнение то, что рассказывал о себе лесник. Но последний был для него не случайным собеседником. Ошибиться здесь — преступно. Слишком много надо было получить майору от этого человека. Яруту немного удивляла словоохотливость хозяина, и он хотел понять, что это: заискивающая трусость, с которой ему нередко приходилось встречаться в разговоре с «гражданскими» немцами, хитрость или искреннее желание человека откровенно поговорить с друзьями?

— Интересно, какая власть теперь будет в Германии? — спросил немец.

— А это уж дело самого немецкого народа. Во всяком случае, думаю, не фашистская!

— Конечно, конечно! Хватит с нас и одного Гитлера. Геббельсовская пропаганда пыталась представить нацизм, как общенациональное явление. Но кто из немцев не знает, кому нужна была эта власть?

В комнату вошла белокурая женщина, высокая, худая, молча поклонилась гостям и поставила на стол поднос с рюмками и бутылкой вина.

— Моя жена Герта, — отрекомендовал ее лесник. — Вы не можете себе представить, сколько горя она перенесла, когда я находился в концлагере! А потом безработица, гестаповский надзор, почти голод. О, это ужасно! И представьте, фрау Герта сохранила мой партийный билет. В условиях нацизма — это подвиг.

Лесник, суетливо волоча ноги, подошел к маленькому бюро, открыл ключом ящик, достал оттуда книжечку и с гордостью протянул майору. Это был пожелтевший от времени билет члена Коммунистической партии Германии, датированный 1930 годом. С внутренней стороны обложки глядел еще молодой человек, мало похожий на нынешнего лесника.

— Отто Вульф, — прочел вслух Яруга и с уважением возвратил билет леснику. — Надо полагать, что немцы теперь создадут у себя такую власть, при которой незачем будет скрывать билет компартии. А ваша жена… — Майор встретился с испуганным взглядом фрау Герты — Ваша жена…, — как у нас говорят, — молодец, геройский спутник жизни. — Он улыбнулся.

Вощин перевел смысл слов майора.

Фрау Герта сдержанно улыбнулась, поблагодарив за комплимент. Вульф одобрительно взглянул на нее и гостеприимно подал офицерам рюмки.

Лейтенант Вощин всё более проникался уважением к этому человеку, как к близкому по духу, поглядывал на майора и ждал, что тот сейчас начнет каким-то косвенным путем выяснять интересующий их вопрос. Но Ярута вдруг попросил его узнать, не готова пи машина.

Возле мотора всё еще усердно возился шофер, что-то отвинчивал, завинчивал, продувал и при появлении лейтенанта метнул в его сторону вопросительный взгляд: не пора ли, мол, кончать представление?..

К Вощину подошел старший сержант Зименко.

— Так что дозвольте доложить, товарищ лейтенант, братья-славяне тут отметились.

— Какие братья?

— Ходить сюды, я вам покажу.

Зименко подвел лейтенанта к одиноко стоявшей у конюшни осине.

— Дывиться, товарищ лейтенант, расписались на память две разнесчастные души.

Вощин сперва ничего не увидел, креме множества поперечных и продольных насечек на сизоватой коре, но потом разглядел между ними вырезанную надпись:

«Ваня и Наташа, 1944 год».

— Не иначе, товарищ лейтенант, как рабы этого паразита свой паспорт оставили, — сказал Зименко. — И молодые, мабуть: взрослый человек таким делом забавляться не станет. Вы спытайте его, где теперь эти Ваня с Наташей?

Вощин молча смотрел на «паспорт» — след руки человека, заброшенного сюда горькой судьбой. Да, они, конечно, из числа тех, кого гитлеровцы угнали с оккупированной советской территории в рабство в Германию. И этот лесник, который называет себя коммунистом, значит, тоже держал русских батраков? Впрочем, это еще неизвестно.

— Ну, насчет паразита — это ты, Максим Петрович, подзагнул, — возразил он Зименко. — Лесник — старый коммунист, билет даже сохранил.

Направляясь с майором к машине, Вощин доложил ему о находке Зименко. На Яруту это сообщение, казалось, не произвело никакого, впечатления. Но затем он вдруг громко заметил:

— Любопытно, Зименко, что вы тут обнаружили?

Не дожидаясь ответа, он быстро направился к осине. Остановившись возле нее так, чтобы одновременно видеть и ствол дерева, и спускавшегося с крыльца Вульфа, Ярута громко прочел:

— «Ваня и Наташа, 1944 год». Любопытно.

От его взгляда не ускользнуло, как лесник при его словах вдруг как бы споткнулся, лицо его вздрогнуло.

— Не знаю, как вы к этому отнесетесь, — у меня тоже двое русских было, девушка и молодой человек, — торопливо объяснил он Вощину. — Фрау Герта часто болеет, пришлось взять девушку. Да для нее это лучше было, чем у кого-либо другого работать. А молодой человек… О, это был настоящий русский парень! Он убежал из концлагеря, и больше года я его укрывал. Всё приглашал меня в гости, когда война кончится.

— И где же они теперь? — спросил майор.

— Где они теперь, — грустно повторил Вульф. — Не знаю. Угнали их туча, за Одер. Ночью приехала полиция и увезла. Всех русских туда увозили. Эх, комрад официр, вы бы только знали, как ждали они вас…

В голосе лесника прозвучала неподдельная грусть. Ярута попрощался с ним за руку и распорядился заводить машину.

III. В ГЕНЕРАЛЬСКОМ ПОМЕСТЬЕ

Прямая, вымощенная гранитными плитами и обсаженная могучими липами дорога привела к старинному двухэтажному зданию Массивные стены, узкие стрельчатые окна, зубчатый парапет вдоль крыши и круглые башенки то ушам придавали дому вид средневекового замка Широкая лестница парадного подъезда зела к готической арке, которую с обеих сторон поддерживали черные геркулесы.

— Да, гнездо по всей форме, — заметит майор Ярута, разглядывая дом — В таких берлогах столетиями выращивалось воинствующее немецкое юнкерство. Есть ли тут хоть что-либо живое, лейтенант?

Поднявшись по лестнице советские офицеры очутились в просторном вестибюле Еще одна мраморная лестница вела отсюда во внутренние комнаты. Везде царил беспорядок — следы поспешного бегства владельцев дома. Не встретив никого на первом этаже, Ярута и Вощин поднялись на второй, но и там застали такой же хаос… По всему было видно, что людей в доме нет Майор уже намеревался, спуститься вниз, как вдруг послышатся шум, будто что-то упало на пол. Ярута прислушался. Тишина.

— Кто там? — крикнул он по-немецки — Прошу выйти!

Только эхо откликнулось по анфиладам, и снова наступила тишина.

— Странно, — произнес майор и, пройдя через ряд дверей к последней, плотно прикрытой, резко рванул ее.

…В углу перед распятием стоял на коленях человек. Вечерний луч солнца проникал через окна и ярко горел на позолоте креста. Человек, казалось, не слышал шагов вошедших и продолжал молиться, низко опустив голову. Потом, не подымаясь с колен, медленно повернулся, поднял вверх руки и что-то залепетал. Это был древний старик в мундире генерала кайзеровской армии, обвешанном потускневшими от времени орденами и медалями.

— Встаньте, — обратился к нему майор по-немецки.

Старик забормотал громче, и тогда стало понятно, что он повторяет одно и то же слово:

— Тод, тод…

— К смерти, видать, припарадился, товарищ майор, — высказал догадку Вощин. — По-моему, он не совсем в своем уме. Как же это его одного забыли тут?..

В душе Яруты на миг шевельнулось сочувствие к этому дряхлому человеку, оставленному в одиночестве в пустом, заброшенном доме. Он хотел помочь старику подняться и усадить его в кресло, но тот торопливо отстранил его руку.

— Успокойтесь, генерал, — сказал ему Вощин — Почему вы здесь один?

Но старик был или глух, или не хотел слушать русского офицера. Он смотрел пустыми глазами куда-то мимо Яруты и, как заводной, продолжал твердить своё «тод». Оставив его в комнате, офицеры спустились вниз.

— Откровенно говоря, Николай Степанович, я не понимаю, чего мы здесь ищем, — сказал лейтенант Вощин, когда они дошли до вестибюля.

— Сейчас поговорим. Зайдемте-ка вот сюда, что ли, и подумаем, что будем делать дальше.

Комната, в которую они вошли, служила, очевидно, женской спальней. Там стояли широкая кровать, платяной шкаф, овальное трюмо и стол с разбросанными по нему туалетными принадлежностями. Лейтенант взял какую-то вещичку неизвестного назначения я с любопытством принялся разглядывать ее, а Ярута, заложив руки за спину, молча ходил по комнате.

— Я жду вашего мнения, лейтенант, о леснике, — сказал он наконец.

— О леснике?.. Признаться, ой произвел на меня хорошее впечатление. Вполне лояльный к нам человек. Но…

— Продолжайте!

— Как вам сказать… Слишком уж он старался выставить напоказ свою лояльность. И потом эти двое наших…

— Почему — старался?.. А если всё это правда?

— Может быть, очень может быть, — опешил лейтенант. — Значит, вы иного мнения о нем? Почему же вы тогда…

— Я спрашиваю ваше мнение, лейтенант. Лично у меня пока что нет никакого мнения о нем. В нашем деле нужны факты, а не субъективное мнение. Факты точные, достоверные. Только на основании их мы можем создавать свое мнение. Согласны?

— Зачем же вы меня спрашиваете?

— Может быть, затем, что вы моложе меня, и из вас должен получиться хороший контрразведчик, — сказал Ярута, медленно закуривая папиросу. — Никогда не торопитесь составлять мнение о человеке только по тому, что он о себе говорит. Это не годится, тем более для нас, контрразведчиков. Именно потому, что нам чаще всего приходится иметь дело с людьми лживыми, фальшивыми. Так вот, мне хочется заглянуть в душу лесника посторонним глазом. Вы теперь понимаете, почему мы здесь? Надо найти людей, знающих лесника. Нам он нужен в любом случае, кем бы он ни был. Но, в зависимости от того, кем он окажется, примем решение, как его использовать. Не исключена и такая возможность, что он вообще будет бесполезным для нас. Во всяком случае, прежде чем отказаться от нашего плана, нам надо убедиться в его бессмысленности. — Майор остановился у зеркала, потрогал пальцами седеющие виски. — Послушайте, Вощин, мне пришла в голову мысль: не попытаться ли нам разыскать тех русских, которые работали у лесника?..

— Если их не угнали за Одер, как говорит этот Вульф.

— Будем надеяться, что они в числе уже освобожденных. Чтобы не гадать на кофейной гуще, лейтенант, сейчас же отправляйтесь на сборный пункт, свяжитесь с Юговым и примите все меры для их розыска. А лесником я пока что займусь сам.

Оставшись один, Ярута долго расхаживал по комнате, еще и еще раз обдумывал, не пошел ли он ложным путем, не принесет ли этот путь новых затруднений, осложнений. Противник неглуп и осторожен, он, в свою очередь, бдительно следит за всем, что делается вокруг. Что предпримет Либих, если он что-либо заподозрит? Надо и это предвидеть.

Продолжая размышлять, майор остановился у туалетного стола и непроизвольным движением открыл один из ящиков. В нем оказалась груда писем. Все они были адресованы, видимо, жившей здесь женщине, некой Грете. На дне ящика майор обнаружил альбом в кожаном переплете с тисненной золотом надписью: «Милой Грете в день двадцатилетия». С первой же страницы Яруте улыбнулось довольно миловидное лицо владелицы альбома. Далее следовала всё та же Грета, с пеленок и до подвенечного наряда об руку с высоким худощавым франтом в цилиндре и длинном фраке. На следующем листе этот франт, уже в мундире обер-лейтенанта, стоял на верхней площадке Эйфелевой башни и с высокомерием победителя взирал на распростертый внизу Париж.

— Ну и ну, — усмехнулся майор, с любопытством разглядывая снимок. Фотограф изловчился так заснять офицера, что казалось, будто Париж лежит под его сапогом.

Ярута щелкнул ногтем по этому сапогу и перевернул страницу. Теперь офицер был уже в чине майора и давил сапогом другую землю, родную землю Яруты. Крым, золотой, солнечный Крым, этот надменный завоеватель щедро дарил своей Грете! Широко распростерши руки, сану в далекую перспективу гор, другую к зыбистому, залитому солнцем морю, — он самодовольно улыбался. Через весь снимок — размашистая надпись: «Милая Грета, твое море, твои горы! Я здесь, твой Вилли. Алушта, 1942 год».

И хоть это была только фотография, майора Яруту всего передернуло. Он иронически усмехнулся и вынул из альбома обе фотографии. Немного подумав, он положил их в планшетку.

Узнав от лейтенанта Вощина, что майор Ярута с группой солдат заночует в имении, старший сержант Зименко облюбовал подходящую комнату, приказал солдатам убрать ее, выставил часового, а сам пошел «разведать местность».

Сразу же за домом шумел большой старый парк. «Будь это у нас, определили бы под ясли или под школу — в самый раз. На биса одному хозяину столько роскоши… А то бы правление колхоза или клуб», — размышлял Зименко, шагая по каштановой аллее. Аллея вывела его к пруду, чистому, тронутому сейчас легкой зыбью. Кое-где всплескивала рыба, и во все стороны разбегались круги. «Эх, удочку бы в руки да погоревать», — мечтательно подумал старший сержант, заглядывая в то же время в ажурную беседку, обвитую начинавшими распускать листву побегами дикого винограда. Беседка стояла на самом берегу пруда. Зименко уселся в плетеное кресло и, поблаженствовав несколько минут, направился обратно другой тропкой. По ту сторону железной ограды виднелось в вечерних сумерках село. Старший сержант окинул неторопливым взглядом темные крыши, мысленно определяя, кто живет под ними… Обойдя весь парк, он вышел на хозяйственный двор, с трех сторон застроенный конюшнями, сараями, навесами. С детства знакомые, впитавшиеся в кровь запахи защекотали ноздри, напомнив о мирном пруде. Услышав мычанье, 3именно вошел в коровник.

В сумеречном дальнем углу возле яслей возился какой-то человек.

— Комрад, вер ист?.. Ком! — окликнул его старший сержант.

Человек обронил ведро и медленно повернулся к нему, подымая руки.

— Ком, ком! Чего трусишь, завоеватель? Ты кто? — ткнул Зименко в немца, когда тот подошел ближе. — Да опусти руки, обалдел, что ли? Фашист?

Человек отрицательно закачал головой и улыбнулся.

— Я не есть фашист, — неожиданно почти на чистом русском языке сказал он — Я есть ландсарбайтер

— Как?

— Батрак. Кажется, так говорят русские.

— Да ты кто — немец?

— Герман.

— Покажи руки.

Немец снова улыбнулся и протянул вперед обе ладони.

— Откуда знаешь по-русски?..

— В плену был.

— А-а, млеко, яйка, значит! — язвительно ухмыльнулся Зименко. — А как оттуда?.. Драпанул?

Немец, видимо, не совсем понял последнее слово «драпанул» и растерянно пожал плечами.

— Сталинград?.. Под Сталинградом в плен попал?

— Нэ Сталинград, — сказал немец. — Карпаты.

— Ого-о, Карпаты… Долгонько ты цел был. Значит, туда и обратно топтал нашу землю?

Немец опять отрицательно покачал головой.

— Плен попал в шестнадцатом году. Три года жил Сибирь. Работал у крестьянка. О, хороший женщина был солдатка Мария… Революция освободил, приехал Германия.

Зименко смотрел на мешки под глазами немца, на его длинные, натруженные руки и, к своему удивлению, убедился, что не чувствует вражды к этому человеку. Это было новое ощущение, потому что до сих пор в каждом немце сержант Зименко видел врага и только врага.

— Значит, освободила тебя революция, вернулся додому …батрайтен?

— Арбайтен.

— Один ворочаешь? — кивнул Зименко на коровник.

— Теперь остался один. Были русские, сербы, поляки. Все ушел.

— Трудно?

— Отшень. Короф много, один шеловек — трудно.

— Угу, — сказал Зименко. — Был и я колысь арбайтеном. До коллективизации. Знаешь, что такое колхоз?

— Слыхал. Русски комрад говорил. По радио Москва слыхал.

— Ты Москву слушаешь?

Немец кивнул.

Зименко еще раз окинул его взглядом, одобрительно крякнул и полез в карман за кисетом. Сегодня он был благодушно настроен, и ему хотелось запросто поговорить с собратом по крестьянскому пруду, расспросить, как всё же тут живут простые люди, в этой распроклятой фашистской Германии.

— Закурим, комрад?.. Тебя как зовут?

— Генрих Кипке, Генрих… В России звали — Гриша…

— Закуривай, комрад Гриша, русского табачку, — протянул Зименко кисет. — Меня Максимом кличут.

…Когда минут через двадцать майор Ярута в поисках Зименко забрел на хозяйственный двор, он нашел его сидящим на бревне возле конюшни рядом с пожилым, рабочего вида немцем. Оба неторопливо, смачно сосали скрутки, мирно о чем-то рассуждали и даже не сразу заметили появление майора.

— Вы меня? — вскочил старший сержант, заметив, наконец, приближающегося Яруту. — Так что виноват, товарищ майор. Затрымався тут трошки с комрадом Гришей. Разъясняю суть да дело и что почему. С понятиями человек. И кумекает по-нашему.

IV. НА СБОРНОМ ПУНКТЕ

Ночь и полдня прошли для Вощина безрезультатно.

На сборном пункте скопилось столько народу, что канцелярия коменданта не успевала брать всех на учет. Люди всё прибывали — в одиночку, группами и целыми толпами. Шли пешком, ехали на подводах, велосипедах и на попутных военных машинах.

Если даже предположить, что интересовавшие лейтенанта двое находились здесь, то всё равно быстро разыскать их в этой многотысячной массе было практически почти невозможно, если принять во внимание, что лейтенант только и знал об этих людях, что девушку зовут Наташей, а парня Ваней, и что работали они у лесника Вульфа. Но лейтенант не терял надежды. Он уже успел найти в списках более семидесяти Наташ и около ста Иванов, но всё это были не те…

В обед, когда лейтенант, изрядно уже устав от бесконечного чтения фамилий, сидел в канцелярии и устало перелистывал списки вновь прибывших, к нему подошел связной.

— Вас просит подполковник Югов, — сказал он.

Комендант был в кабинете не один. За столом сидела девушка в солдатской гимнастерке, без погон, в кирзовых сапогах. С первого же взгляда можно было видеть, что военное обмундирование еще не стало ей привычным.

— Лейтенант, познакомьтесь, — Наташа Шумилова, — сказал подполковник. — Не та ли это Наташа, которую вы так упорно разыскиваете?

Вощин живо обернулся к девушке.

— В таком случае вы, товарищ подполковник, чародей. То, чего я не мог сделать за двадцать часов, вы совершили так легко, — пошутил он.

Наташа теребила пальцами кончик лежавшей на груди черной косы и в упор, строго смотрела на лейтенанта. Она собиралась что-то сказать, но уголок ее рта задергался, задрожали полные губы, а черные, как лесная ягода, глаза наполнились слезой.

— Ну, ну, Шумилова, что вы, — положил ей руку на плечо Югов. — Так мы не договаривались. Вы лучше сообщите лейтенанту всё, что вы мне рассказывали, это по его части. Видите ли, лейтенант, Наташа Шумилова два с лишним года работала здесь неподалеку у одного лесника и утверждает, что он причастен к расстрелу военнопленных и советских граждан.

— У лесника? — переспросил Вощин, сдерживая охватившее его волнение.

— Он здесь, недалеко, — заговорила наконец Наташа. — Но вы не подумайте, что я у него работала и потому наговариваю… И даже не потому, что… — она не договорила и вдруг заплакала.

— Лесник. Это интересно, — сказал лейтенант, ожидая, пока девушка успокоится. — Очень интересно. Кажется, именно вас, Наташа, я ищу почти сутки.

— Меня? Откуда вы меня знаете? — удивилась Шумилова, по-детски вытирая глаза кулаками. — Вы меня извините, что я такая плакса. Вот… Извините. Но я не могу. Если бы вы знали…

— Тяжело было?

— Ох, как тяжело…

— Как фамилия лесника?

— Вульф, Отто Вульф.

Лейтенант Вощин весь насторожился. Им овладело чувство охотника, после долгих поисков, наконец, напавшего на след.

— Вы одна работали у него?

— Сперва одна, а потом лесник взял еще одного. Ваню Щукина.

— Ваня тоже здесь?

Девушка замолчала и снова всхлипнула:

— Нету Вани…

— С ним что-нибудь случилось?

— Его убили… Впрочем, точно не знаю, но думаю, что убили. Расстреляли.

— Вот что, Наташа, расскажите мне всё подробно, всю свою жизнь у этого лесника. Хорошо? Разрешите, товарищ подполковник?

V. НАТАША ШУМИЛОВА

Какими путями-дорогами шел поезд — трудно, почти невозможно было узнать. К тому же, Наташа и не интересовалась этим. Куда он придет, где остановится — разве не всё равно? Куда бы он ни привез — везде неволя. Всё близкое, дорогое осталось где-то там, далеко-далеко, в шумных певучих лесах Смоленщины. И неизвестно, придется ли еще когда-нибудь свидеться с Родиной, полной грудью вдохнуть свободу, почувствовать себя живым, живущим на земле человеком.

Наташа лежала на полу пульмана, закутавшись в пальто, ни с кем не разговаривала и поднималась лишь тогда, когда гитлеровцы выгоняли всех на перекличку или в очередь за чаем и твердыми, как камень, черными сухарями.

Какой-то паренек, с утра до вечера торчавший у решетчатого окошка, иногда сообщал:

— Едем Белоруссией… Пошла Литва… По-моему, в Польшу уже заехали.

Кто-то грустно поправил:

— В бывшую Польшу.

— Котелок у тебя большой, а ума нехватка ощущается, — сердито откликнулся паренек. — Польша была, есть и будет! Советский Союз, Польшу, Францию, в общем всю Европу в вагон, как нас, не загонишь. Эх, хлопцы, не танцевать нам, конечно, камаринскую, но и не киснуть — увидим мы еще солнце в нашем краю! Раз есть туда дорога, есть она и обратно. И вообще…

Слова неугомонного парнишки весенним лучиком прошлись по заледеневшей душе Наташи. Может, и в самом деле еще не конец? Может, доведется еще походить по родной земле, вдохнуть смолистый запах лесов? Может, мечта стать лесоводом еще сбудется?

Наташа смотрела на светлорусого парнишку с непослушным петушиным хохолком, и ей хотелось, чтобы он еще сказал что-нибудь такое хорошее, утешительное, ободряющее. Но тот уже уткнулся в окошко и тихо запел:

«Бродяга к Байкалу подходит…».

В щель вагона врывался студеный ветер, стыла спина, коченели ноги, но Наташе не хотелось даже встать, чтобы погреться у железной печки, стоявшей посередине вагона. Впрочем, туда и не протиснешься. «Простудиться бы, захворать — и всё, — думала она. — Для чего жить? Зачем?..»

В вагоне было уже совсем темно, когда она услышала:

— Ты что — всё спишь? Не пролежала еще бока?

Возле нее с цыганкой во рту стоял тот же говорливый парнишка.

— Задувает тут. Встань, погрейся. Простудишься и дашь дуба.

— Ну и пусть, — равнодушно сказала она, не шевелясь.

— Ну, знаешь, глупое дело — не хитрое, — буркнул он и отошел к печке.

Наташа уже засыпала, когда ее толкнули в спину.

— Подвинься.

Парнишка заботливо отодвинул ее, позатыкал соломой щели и лег у стенки:

— Прижимайся спиной. Плотней, плотней, не стесняйся. Простудишься — какой толк? А няньчиться с тобой не станут.

Вскоре Наташа согрелась и уснула тревожным сном.

Однажды утром поезд прибыл на какую-то станцию и остановился. По времени должны были выдавать кипяток, но почему-то вагон не открывали. Вдруг послышалась команда: взять вещи и выходить!

Туман, сырой и плотный, словно на землю упала туча, застилал перрон. Одежда на Наташе вмиг увлажнилась, промокли чулки, холод охватил всё тело. А может всё это ощущение чужбины? До сих пор она была только в оккупации. Сейчас на нее оденут еще и ярмо раба. Раньше это слово было для неё отвлеченным понятием из учебника древней истории, а теперь… Наташа широко открытыми глазами смотрела на плававший в тумане шпиль кирхи, на чужие, незнакомые строения.

— Шнель, шнель! — подтолкнул ее конвоир, и девушка, как слепая, поплелась следом за такими же, как и она, невольниками. Вонючая дезинфекция, карантин — и на шестой день её, как с торга скотину, отдали леснику Вульфу.

Как ни была угнетена и ко всему безразлична Наташа, но этот до крайности унизительный, позорный торг возмутил ее. Вдоль выстроенных в ряд девушек важно ходили толстые бауэры с тросточками, напыщенные немки в широких прозрачных плащах. Каждую из невольниц крутили, поворачивали, осматривали со всех сторон, пробовали мышцы на руках, ногах и даже заглядывали в зубы.

Одна из девушек, до слез краснея от стыда, шепнула Наташе:

— Посмотри, не выросли ли у меня рога? Щупают, как корову…

И от этой горькой шутки Наташе захотелось плакать. «Человек ли я в самом деле?» — подумала она.

Потом за Наташей захлопнулись ворота двора лесника Вульфа.

Здесь, как и на Смоленщине, тоже был лес, здесь тоже росли сосны, но, казалось, и росли они иначе, чем на родине, и пахли иначе, по чужому.

Хозяйка дома, фрау Герта, приняла Наташу, как некую дикарку, не имеющую никакого понятия о кухонной и столовой утвари, следила за каждым ее шагом, наставляла по любой мелочи, даже обучала мытью посуды. Наташу поначалу унижало и оскорбляло такое отношение к ней. Потом она несколько свыклась с новым положением и перестала обращать внимание на воркотню хозяйки.

Так прошла зима и наступила особенно тоскливая весна.

Весна… Сколько радости она приносила прежде. А сейчас! Сердце готово было вырваться из груди и улететь домой. Где ты, родная земля? Никогда мы так не чувствуем, насколько дорога ты нам, как в разлуке с тобою! Как хочется прижаться к твоей груди, дышать твоими запахами!

Иногда Наташа выходила за ворота, ложилась на траву и, увидев плывущее на восток облачко, смотрела на него с завистью и махала рукой:

— Передавай привет нашим!

Весной 1944 года в лесничестве появился еще один работник — по счастливой случайности это был Ваня Щукин, тот веселый парнишка с петушиным хохолком, который ехал с нею в одном вагоне. Наташа с трудом узнала его — так он изменился.

Дружба пришла сама собой. Ваня рассказал Наташе, что его сначала направили в землю Мекленбург к кулаку, бауэру, но там он тайком от хозяина слушал по радио Москву, записывал сводки Совинформбюро и передавал их в лагерь военнопленных. Однажды хозяин застал его возле приемника и, не сказав ни слова, отправил в концлагерь. Шесть месяцев Ваня томился за проволокой. Потом изнурительная работа на стекольном заводе. Бежал. Добрался до Вислы, но на переправе задержали. Сумел удачно соврать, будто отстал от эшелона. Попал снова в распределительный лагерь, а оттуда — к Вульфу.

— Крепись, Наташка, скоро свобода! Ваши бьют их и в хвост и в гриву! — шепнул он девушке, как только они остались наедине.

Постепенно Щукин помог Наташе стряхнуть пассивное оцепенение, в котором она пребывала полтора года, и пробудил в девушке страстное желание жить. Жить! Каторга не вечна! Ей даже стало стыдно за то, что она до сих пор считала, будто обречена на пожизненное рабство.

— Дай немножко осмотреться. Мы им и тут покажем, где раки зимуют, — говорил Ваня.

Иногда Щукин по делам Вульфа ездил к соседнюю деревню и в поместье генерала Шнейдера. Там ему удалось завести знакомство с другими русскими.

Как-то он опросил Наташу.

— Ты комсомолка?

Нет, Наташа не комсомолка. Почему?.. Она я сама не может толком объяснить, почему осталась вне комсомола. Всё считала себя неподготовленной.

— Мы создаем комсомольскую организацию, хочешь?

— Кто это — мы?

— Ребята. Здесь много наших ребят, и есть один товарищ-коммунист. Только имей в виду: это очень серьезное дело — может быть и концлагерь, может быть и… каюк.

Сейчас Наташу это уже не могло напугать.

Она ждала тайного собрания, но всё произошло очень просто. Однажды они с Ваней косили сено на глухом лесном участке. К ним подошли двое незнакомцев: один еще совсем молодой, с едва высеявшимся темным пушком на верхней губе, другой — пожилой, лысоватый, с усталыми серыми глазами. Оба были с косами — тоже, видно, косили где-то неподалеку. Щукин познакомил с ними Наташу, но фамилий не назвал. Вот так, у копны только что окошенного сена Наташа была принята в комсомол.

По поручению Щукина она несколько раз тайком слушала по радио Москву, записывала сводки о наступлении советских войск и потом украдкой передавала их знакомой девушке на молочном заводе Наташе хотелось сделать что-то более значительное, чтобы, возвратят на родину, не чувствовать стыда перед людьми. Но ничего особенного, по ее мнению, сделать ей так и не довелось.

Как-то рано утром она ехала на завод и встретила в лесу одного из тех, кто принимал ее в комсомол.

— Понимаешь, мне молоко нужно, — шепнул парень, осторожно оглядываясь кругом. — Как ты на это смотришь?

— Пей, сколько влезет, — сказала Наташа. — Я как-нибудь выкручусь.

Парень засмеялся.

— Мне надо много. Не для себя. В лагере мрут от голода наши люди, понимаешь?

Наташа решилась. Парень выволок из кустов пустой бидон, и она перелила в него из своего, а остатки выплеснула на телегу.

Вернувшись назад, Наташа сказала хозяйке, что в лесу на дорогу выскочил дикий кабан, лошадь испугалась, рванула, и бидон опрокинулся.

…Осенью Вульф добровольно ушел в отряд фольксштурма, а месяца два спустя вернулся домой с контуженной ногой.

В один из дней, когда валил густой и крупный снег, Вульф, ездивший в город, прискакал обратно на взмыленном коне, и сразу же в доме всё полетело вверх тормашками. Сперва Наташа отливала водой потерявшую сознание фрау Герту, потом начали сколачивать ящики и спешно укладывать домашний скарб.

— Драпать собираются, припекло, видать, фронт приближается, — шепнул Наташе Щукин. — Нам надо как-то улизнуть, не то они и нас с собой прихватят.

К вечеру всё было готово к отправке, но приехал какой-то майор, надолго заперся в комнате с Вульфом, и опять пришлось вскрывать ящики и водворять имущество на свои места.

Наташу это озадачило. Неужели наши отступили?. Очень хотелось послушать радио, но хозяйка совсем расстроилась и не выходила из комнат.

На второй день эсэсовцы пригнали в лесничество человек двадцать военнопленных и заперли в сарай. В сарай попал и Ваня. Ночью им выдали лопаты и под конвоем повели в лес. У Наташи заныло сердце. Куда, зачем? На рассвете их привели обратно. Так повторялось несколько ночей подряд. Затем грузовик привез какие-то ящики, и военнопленные отнесли их в лес, тоже ночью.

Наташа жила в небольшой комнатушке на чердаке и слышала, как в лесу стреляли. Возвратились одни эсэсовцы. Наташа поняла, что произошло ужасное. До рассвета она проплакала, а утром спустилась вниз совсем больная, с распухшим лицом. Вульф заметил это, но ничего не сказал, только глянул зверем.

Эсэсовцы уехали, уехал и тот майор… Хозяин на весь день заперся в своей комнате. Под вечер он вышел и, зябко потирая крепкие волосатые руки, велел Наташе сходить за дровами. Едва она вошла в сарай, как дверь за ней закрылась, лязгнул засов. Наташа бросилась назад и ожесточению заколотила кулаками в массивную дверь, но услышала лишь удаляющиеся шаги.

«Ну, вот и всё, — в отчаянии подумала Наташа. — Со мной они сделают то же, что с Ваней и с другими Боятся — выдам, когда придут наши».

Она бессильно опустилась на дрова. Обидно так глупо погибнуть накануне освобождения. Девушка просидела долго, не замечая, не чувствуя холода. Очнуться ее заставили мягкие толчки. Земля под ногами и всё вокруг как будто едва заметно сотрясалось. Сначала Наташа не поняла, что это могло означать, потом догадка осенила ее, и она припала ухом к холодному полу. Теперь уже отчетливо можно было разобрать: где-то далеко землю и воздух сотрясали могучие артиллерийские раскаты «Наши, наши! — едва не вскричала Наташа. — Наши близко!» Это стряхнуло с нее оцепенение и вызвало жажду деятельности. Она вдруг подумала: «Какая же я комсомолка, если так легко сдаюсь?..» Вскочив на ноги, Наташа принялась искать выход. Проверила все стенки, но каменный фундамент уходил глубоко в землю и подкопаться под него было немыслимо.

Постепенно отчаяние снова стало овладевать Наташей. Она вспомнила о топоре, разыскала и на всякий случай положила рядом с собой. «Если бежать не удастся, легко им не дамся», — подумала она, и сама поразилась своей решимости.

По двору кто-то ходил, иногда слышался сердитый голос Вульфа, мычали коровы. Наверное, уже совсем стемнело, потому что в дверную щель перестал проникать свет. Дверь внезапно распахнулась, и в сарай вошел Вульф. Наташа отскочила в угол. Лесник плотно закрыл за собой дверь и, подсвечивая карманным фонариком, шагнул к ней.

— Фрейлейн, — оказал он, — ты понимаешь, что произошло? Я запер тебя, так распорядился герр майор. Но я могу тебя спасти.

Его руки потянулись к Наташе. Он схватил девушку и привлек к себе. Наташу обдал винный запах. Они долго боролись, ожесточенно, молча, пока Наташа не обессилела. Но тут, к счастью, ей под руку подвернулось полено. Изловчившись, она с размаху хватила Вульфа поленом по голове. Лесник сразу же обмяк и застонал. Девушка бросилась к двери.

Во дворе было пусто, в доме — ни огонька: вероятно, окна были затемнены. Наташа проскользнула в калитку и побежала в лес. Бежала — пока хватило дыхания. Прислонилась к шершавой коре дуба, прислушалась. Тишина. Только над головой шумела сухая листва. Передохнув, она торопливо пошла дальше. Выпавший несколько дней назад снег растаял, и, несмотря на толстый слой прошлогодних листьев, было вязко. Наташе пришло в голову, что ее может выдать след. Она принялась петлять, запутывая его, но вскоре запуталась и сама, и не знала, в какую сторону идти. Больше всего боялась она, что выйдет снова к дому лесника. К счастью, вскоре она попала на полянку, где ее принимали в комсомол, и с облегчением отметила, что находится уже далеко от усадьбы лесника.

Наташа вспомнила, что вблизи поляны есть озеро, и решила схитрить.

Пройдя топким берегом, она ступила в ледяную воду и, сняв с головы платок, бросила его в озеро, но так, что один конец остался лежать на берегу «Пусть подумают: утопилась». Долго брела по колени в воде. Потом выбралась на берег и, растерев одеревеневшие ноги, снова побежала. Куда? Неважно, лишь бы подальше от Вульфа.

Утро застало Наташу в сосновом бору. Местность была совершенно незнакома. Надо было подумать, где пересидеть день. Разыскала орешник. Укрыла ноги сухими листьями и как будто немного согрелась. Наташа твердо решила сколько хватит сил, пробираться навстречу артиллерийскому. гулу Наши где-то недалеко.

Усталость взяла свое…

Проснулась Наташа от легких толчков в плечо и не сразу вспомнила, где она… Склонясь над ней, стояла пожилая немка и что-то спрашивала. Девушка немного пришла в себя и сказала, что заблудилась в лесу.

— А у кого ты работаешь? — спросила немка.

— Там… В Вальддорфе.

— Вальддорф?.. О, далеко. Как же ты здесь очутилась?

— Я же сказала — заблудилась, — повторила Наташа, осторожно осматриваясь по сторонам: нет ли кого-нибудь еще здесь, кроме этой навязчивой немки. — Пошла ночью искать корову и заблудилась.

— Не умеешь лгать, фрейлейн, — улыбнулась немка. — Я вижу, кто ты. Ты беглянка. Но не бойся, я не выдам.

Наташа настороженно глянула на женщину: никогда еще не слышала она от немцев участливого слова.

— Посиди здесь, я принесу тебе поест и одеться. Ты совсем раздета. И не вздумай идти дальше: там запретная зона.

Женщина, сутулясь и опираясь на палку, удалилась. Наташа не знала, что ей делать: бежать или дожидаться возвращения немки. Бежать… А что, если в самом деле впереди запретная зона? До вечера оставаться здесь? А вдруг немка ее обманула и приведет эсэсовцев?

И Наташа опять схитрила. Пошла следом за немкой, ступая в отпечатки ее ног. Вскоре они вывели ее к проселочной дороге, и Наташа увидела впереди небольшую деревушку. Стараясь ступать на валежник, чтобы не видно было ее следов, Наташа забралась в густой кустарник. Здесь ее не так легко найти, а она сразу всё увидит, если немка обманула.

Прошло с полчаса, прежде чем девушка снова услышала чавкающие по грязи шаги. Немка возвращалась одна, с плетенкой в руке. «Неужели и вправду несет мне кушать? — думала Наташа — Вот уж не думала, что и среди них есть хорошие люди».

Удостоверившись, что за женщиной никто не идет, Наташа поднялась и вышла навстречу уж очень ей хотелось есть.

— Ай, нехорошо, — обиженно сказала немка. — Я же просила тебя ждать на месте. Я могла пройти назад другой дорогой, и мы бы разминулись.

Наташе вдруг захотелось плакать.

— Я боялась, — чистосердечно сказала она, — почувствовав теперь полное доверие к этой пожилой женщине с такими же густыми морщинками вокруг глаз, как и у ее, наташиной, матери. — Я боялась…

— Боялась… — повторила немка, с упреком глядя на Наташу. — Да, наши столько натворили, что теперь люди шарахаются от всех немцев, как от зверей. Да… Но, фрейлейн, немцы тоже люди…

Наташа молчала.

— Фрейлейн, если ты пробираешься к своим, то не пройдешь: лес забит войсками. — Немка с грустью посмотрела на Наташу. — Молодая и красивая ты, фрейлейн. Тебе нельзя к солдатам. — Она пожевала губами и, поколебавшись, сказала: — Видно, что скоро русские будут тут. Ты только не бойся меня. У меня тоже есть дети. До вечера ты будешь здесь, а ночью я прийду за тобой. Пойдем, покажу безопасное место.

…Вечером немка, имени которой Наташа так и не узнала, задворками привела ее к себе, в небогатый крестьянский двор. Наташа отогрелась, обсушилась на кухне, а потом ее поместили в боковушке.

Так прошло около двух недель.

Однажды немка разбудила Наташу среди ночи и сказала, что ей надо уходить: в деревню вошла воинская часть, и в ее доме тоже будут стоять солдаты.

— Ты беглянка, а с этим у нас очень строго… Я должна была на тебя заявить. Не обижайся, фрейлейн, больше ничего не могу сделать.

Старая женщина вывела Наташу в лес, только уже в другую сторону от села и рассказала, как идти, чтобы не натолкнуться на войска.

В лесу Наташу всё же задержали солдаты и сдали в колонну русских людей, угоняемых вглубь Германии. Но возле самого Одера колонну настигла советская танковая часть, и Шумилова вместе с другими была, освобождена.

… Всё это Наташа рассказала лейтенанту Вощину.

— Майор, о котором вы говорили, и раньше бывал у лесника? — спросил лейтенант, внимательно выслушав девушку до конца.

— Нет, я его тогда увидела впервые. Но лесник разговаривал с ним как со знакомым. Постойте, я сейчас вспомню его имя… Как же, как же… Да, Вилли! Так его называла фрау Герта.

— Вы помните его внешность?

Наташа подняла брови.

— Как вам сказать… Он обыкновенный. Роста… такого, как вы, худой… худощавый. В общем, я не могу его обрисовать, но если бы увидела, узнала бы сразу.

— Еще вопрос, Наташа. Вы, кажется, сказали коменданту, что Вульф — фашист.

— Да.

— Откуда вы это знаете?

Наташа растерянно посмотрела на Вощина.

— А кто же он? Конечно, фашист. К тому же, я видела у него фашистский значок. Вы мне не верите?

— Верим, верим, дорогая Наташа, — взял девушку за руку лейтенант. — Вы еще не знаете, какое большое дело вы сейчас сделали. Потом, когда-нибудь я вам расскажу. — Да, кстати, кто это вас так экипировал?

— Танкисты. — Наташа смутилась и расправила складки гимнастерки под ремнем. — Я в лесу совсем оборвалась. И потом… на мне ведь было всё немецкое, так я и чулки выбросила.

Вощин уже хотел было отпустить девушку, но в это время в комнату вошел майор Ярута.

— Здесь русский дух, здесь Русью пахнет, — весело сказал он, кивнул Наташе и пожал руки Вощину и коменданту. — В твоем хозяйстве, подполковник Югов, сразу как-то забываешь, что находишься на чужой земле.

Лейтенант взглянул на Яруту и сразу понял, что тот тоже всю ночь не спал.

Майор устало опустился на стул, мельком взглянул на Наташу, потом вопросительно — на Вощина.

— Познакомьтесь, Николай Степанович, — сказал лейтенант. — Наташа Шумилова, та самая Наташа, которую мы ищем.

— Вот как! Прекрасно. Очень рад познакомиться.

Пока лейтенант докладывал всё, что ему рассказала Шумилова, подполковник Югов взял из рук Яруты фотоснимки и с интересом принялся их рассматривать.

— Где ты достал? — опросил он майора. — Да это же какой-то головорез прямо для истории запечатлел всю сущность фашизма!

Ярута протянул фото Вощину.

— Посмотрите, лейтенант, это сынок того выжившего из ума генерала, с которым мы имели честь вчера познакомиться. Каков?

Наташа, сидевшая рядом с лейтенантом, искоса взглянула на снимок и вдруг вскрикнула:

— Ой, так это же он!

Все довернули к ней головы.

— Кто он? — настороженно спросил майор.

— Тот самый… тот самый майор Вилли!..

Лейтенант Вощин торжествующе посмотрел па майора: ну, как? Вот вам находка! Но майор Ярута оставался спокойным. Он задумчиво смотрел на Шумилову. Вощина это несколько удивило, как удивляло его и то, что майор совершенно спокойно выслушал рассказ Наташи, словно эти сведения для него не имели никакого значения. Но затем лейтенант сообразил, что они для майора теперь не так уж новы, что ночь, проведенная Яругой в поместье генерала, для него, видимо, не прошла даром.

VI. «ВИЛЛИ ЗДЕСЬ!»

Как это хорошо: говорить, что думаешь, говорить во весь голос, не боясь, что тебя подслушают и за малейшее неугодное слово отправят в концлагерь. Как это хорошо: идти, куда вздумается, и тебя никто не остановит дающим, безоговорочным «Хальт!» Какая прекрасная вещь свобода!

Наташа упивалась ею и целыми днями ходила по улицам городка, наслаждаясь звучной родной речью. Колонны солдат, следовавших на фронт, она провожала горящими глазами и приветливо, сердечно махала им рукой. Ей хотелось обласкать каждого, поцеловать в обветренные, потрескавшиеся губы. Это они, люди в серых, видавших виды шинелях, принесли ей свободу. Счастливой вам судьбы, милые!

Однажды Наташа забрела на центральную площадь, где прямо с грузовика раздавали местному населению хлеб. В городе еще не была налажена выпечка хлеба, и снабжением жителей пока что занимались части Советской Армии. На грузовике стоял солдат в белом халате, ловко резал бурые поджаристые буханки на две равные половинки и раздавал подходившим цепочкой немцам. Очередь протянулась чуть ли не через всю площадь. Немцы строго держались друг другу в затылок, терпеливо ждали, но было заметно, как они с тревогой поглядывают на машину: хватит ли? Наташу тоже охватило беспокойство: хватит ли всем?..

Удивительно: еще четыре дня назад, когда она устало плелась, подгоняемая полицейскими, куда-то на запад, она жаждала одного: чтобы вся Германия взлетела в воздух, чтобы все немцы пережили то, что переживает она: и голод, и холод, и унижения. А вот сейчас она с тревогой поглядывала на грузовик и беспокоилась: сколько там еще хлеба, удастся ли накормить всех?.. Наташа остановила взгляд на маленькой голубоглазой девочке. Она тоже стояла в очереди и молчаливо, шаг за шагом, подвигалась вперед.

Очередь вдруг зашумела, зашевелилась, все тревожно заговорили:

— Хлеба нет, больше нет хлеба!..

Лицо голубоглазой девочки жалобно искривилось, и Наташа не выдержала!. Она стремительно кинулась к машине, вскочила на колесо и заглянула в кузов. На дне еще лежало с десяток буханок. Солдат, непрерывно нагибаясь и разгибаясь, продолжал раздачу. Наташа поискала глазами в очереди девочку, прикинула: ей не хватит.

— Товарищ, дай мне, — попросила она солдата.

— Очередь, — не глядя на нее, отказал тот.

— Дай! Что ты своим не даешь?

— Своим можно. — Всё так же, не поворачиваясь, солдат сунул Наташе полбуханки. Она побежала вдоль очереди, отдала хлеб девочке и, не слушая ее благодарности, пошла через площадь.

Наташа не заметила, как оказалась за городом. На серой стенке трансформаторной будки кто то искусно подрисовал к черепу начесанный на лоб чубчик, придав ему сходство с Гитлером. Наташа швырнула в него камнем, плюнула и пошла дальше.

Сразу же за городом начинался лес, и Наташу потянуло туда… Она очень любила лес. С ним было связано всё ее детство, он был для нее живым существом. И если здесь, в Германии, лес три года был ей тюрьмой, то сейчас он вдруг запах такими же возбуждающими, дразнящими ароматами, как и тот, на ее Смоленщине, пел такие же немножко грустные, навевающие раздумье, песни, как и тот бор в родном краю, где она так любила собирать грибы.

Выбрав пригорок, устланный толстым настом прошлогодней листвы, Наташа присела и стала перематывать портянку. От усердия она даже кончик языка высунула. О прошлом думать не хотелось: оно ушло, как тяжелый кошмарный сон. Мысли Наташи были дома. Она видела перед собой мать, наверно, сильно постаревшую, исхудавшую, истосковавшуюся по дочери… Может быть, каждый день она высматривает у ворот почтальона… Ничего, мама, потерпи еще немножко, потерпи. Скоро буду дома…

Стук колес оборвал мысли Наташи, и он? увидела сквозь редкий боярышник телегу, едущую по проселку. На телеге сидел человек в сером пиджаке и шляпе с отвисшими полями. Изредка оглядываясь по сторонам, он подгонял лошадь. Дорога проходила так близко от Наташи, что, когда телега поравнялась и человек на миг повернул в ее сторону лицо, девушка едва не вскрикнула. Это был он — майор Вилли! Наташа так растерялась, что даже не шевельнулась, пока он проезжал мимо.

Майор Ярута ищет его! Надо было что-то предпринять, притом немедленно, но что именно — Наташа не знала. И когда телега скрылась за частоколом сосен, девушка вскочила на ноги и бросилась к городу. Но уже через минуту она остановлась.

«Уйдет… Ведь он уйдет! Пока я кому-нибудь сообщу — он потеряется в лесу. Там десятки проселочных дорог — ищи потом, по какой он поехал».

Не раздумывая больше, Наташа вернулась в лес и пошла за телегой, скрываясь за деревьями. Не едет ли он к Вульфу?.. Эта дорога идет как раз к нему. Наташа возила по ней молоко в город. Нет, телега свернула вправо… А теперь опять налево… Снова вправо. Зачем он так петляет? Телегу Наташа не видела, слышала только глухой перестук колес. Она уже вся исцарапалась о ветви, стараясь двигаться скрытно. Но вот телега, кажется, остановилась. Наташа подкралась ближе и, прячась за толстым дубом, осторожно выглянула. Впереди была вырубка. Вилли собирал хворост и складывал его в телегу… Затем он поехал дальше. Сосняк кончился, и началась дубрава. Деревья были редки, и теперь Наташе приходилось перебегать от одного ствола к другому. Открылась небольшая поляна, и здесь телега снова остановилась. Вилли соскочил на землю, оглянулся кругом и пошел в сторону Наташи. Девушка приросла к дереву. Она слышала даже, как трещит под ногами немца валежник.

Но Вилли остановился шагах в двадцати, присел на пень спиной к Наташе и закурил. Потом он наклонился к ногам, должно быть, переобувался.

Прошло несколько томительных минут. Как на зло, в носу так защекотало, что Наташа еле сдерживалась, чтобы не чихнуть. Как рае в то самое мгновение, когда Наташе уже казалось, что ей не сдержаться, немец поднялся. Собрав еще немного хвороста, он взобрался на телегу.

Убедившись, что Вилли возвращается в юрод, Наташа решила обогнать его и, встретив в городе первого попавшегося солдата, попросить задержать фашиста. Но Наташа не рассчитала времени. Пока она кружным путем выбиралась из лесу, телега достигла первых домов. Наташа бросилась прямо к ней, но вдруг встречная колонна машин отрезала ей дорогу. Девушка попробовала проскользнуть между машинами и едва не угодила под грузовик. Шофер сердито закричал на нее и сочно выругался. Наташа подняла руку, пытаясь остановить одну из машин, но ей шутливо крикнули:

— Некогда, спешим на Берлин. Догоняй, деваха!

Когда колонна промчалась, телеги уже не было видно У Наташи заблестели слезы. Упустила, упустила… Она готова была разреветься от отчаяния. Бросилась на одну улицу, на другую, однако немец как в воду канул.

Опустив голову, Наташа побрела к себе на сборный пункт.

VII. «13—17»

Шурша скатами, машина быстро бежала по шоссейной магистрали, приближаясь к линии фронта. Где-то далеко за Одером два прожекторных луча шарили по черному небу, видимо разыскивая самолет. Вот они скреститесь римской десяткой, и в точку скрещения полетели с земли стайками разноцветные светлячки. Они плыли, казалось, так медленно, что их можно было бы легко ловить руками. Некоторые бесследно растворялись, другие лопались яркими искристыми вспышками. Потом «десятка» сломалась, и лучи снова суматошно заметались по небу, пока вдруг не погасли совсем.

Майор Ярута поудобней уселся, склонил голову на грудь и закрыл глаза. Хотелось спать, убийственно хотелось спать. Хоть бы раз по-настоящему отоспаться.

Свернув с шоссейной дороги, машина затряслась по булыжнику, спускаясь в низину, заплывшую волокнистым туманом. Шофер, искоса взглянув на майора, сбавил газ.

— Ты что как на волах? — недовольно спросил Ярута.

— Да мотор хандрит, товарищ майор.

— Не хитри, приятель. Спать будем потом.

Шофер нажал на педаль и машина рванулась с прежней силой.

Яруте смертельно хотелось стать, но он не спал. Нельзя! Некогда. Он возвращался от полковника Сизова и еще раз обдумывал, что предстояло сделать. Самое простое, конечно, — арестовать Вульфа и попытаться через него развязать узел. Он, безусловно, должен знать базы Либиха—Шнейдера. Не может ее знать, так как они расположены где-то на территории его лесничества. Система организации Либиха теперь уже более или менее ясна. В лесу у него базы с законспирированными радиопередатчиками, а вокруг разветвленная сеть агентуры. Факты подсказывают, что именно так.

«Но будем рассуждать логически, — думал Ярута — Допустим, Вульфа я арестую. Что это мне даст? Может создаться два положения. Первое: он заявит, что ему ничего неизвестно о деятельности Либиха, и это может оказаться правдой. Таким образом, арест Вульфа ни к чему не приведет, но наверняка насторожит Либиха. Ему непременно станет известно об аресте лесника. Это пахнет провалом. Конечно, Либих свою деятельность не прекратит, но законспирируется еще глубже. Но, допустим, что Вульфу всё известно о Либихе. Сознается ли он? Трудно сказать. Изобличающих его улик: пока что нет. К тому же, не исключена возможность, что он и сам причастен к этой организации. Тогда от него и совсем ничего не вырвешь Стало быть, с арестом торопиться нельзя. Как бы не вспугнуть прежде времени.

Сзади засигналил клаксон, шофер взял правее, освободил дорогу, не уменьшая скорости. Сигналы продолжали настойчиво гудеть, но машину не обгоняли.

— Пошел к чертям! — выругался шофер, опять выехал на середину дороги и поддал газу.

Внезапно, почти впритирку, проскочил мима машины мотоцикл. Мотоциклист что-то крикнул и понесся дальше.

— Вишь, некогда ему, невтерпеж — бабу везет, — буркнул шофер.

В слабом свете подфарников Ярута заметил позади мотоциклиста пассажира. Ветер пузырем надул гимнастерку и змейкой трепал черные косы. «Уж не Наташа ли? — подумал он. — Кажется, она. Куда же это ее повезли?» Внезапно что-то больно кольнуло сердце. Ярута сам удивился этому. Он заёрзал на месте, всматриваясь в маячивший в туманной ночи красный огонек мотоцикла. «Ну и пусть… Тебе-то, майор, какое дало?» — Он хотел сразу же перестать об этом думать, забыть — хватит ему и без того забот. По впереди всё еще маячил красный глазок, и легкая грусть не развеивалась. Куда она поехала?.. Он закрыл глаза, чтобы не видеть огонька, уносящего ее неизвестно куда.

Шофер вдруг резко затормозил, и майор едва не стукнулся головой о стекло.

— Ты что? Уснул? — сердито буркнул Ярута.

— Да вон… доездился, видать, бабник.

Метрах в десяти поперек дороги стоял мотоцикл, возле него мотоциклист и девушка с поднятой вверх рукой. Это в самом деле была Наташа.

Машина еще не успела остановился, как Наташа уже побежала ей навстречу.

— Я вас ищу, товарищ майор. Он здесь!

— Кто он?

— Вилли! Майор Вилли! Я его видела и снова потеряла.

В том, что Либих—Шнейдер где-то поблизости, — Ярута не сомневался. Он и должен быть здесь, но вот то, что его встретила Наташа…

— Вы убеждены? Не обознались?

— Что вы!..

Майор вышел из машины, присветил фонариком. Озябла Наташа, слегка посинела даже.

— Что ж вы так налегке? — спросил он — А ты тоже, гонишь, как сумасшедший, — упрекнул он мотоциклиста.

— Вас догонял, товарищ майор. По номеру узнал. Да я ей не раз говорил, чтоб за мою спину пряталась.

— Садитесь, — открыл Ярута заднюю дверцу машины. — Юрка, где мой плащ? Можешь ехать обратно, — сказал он мотоциклисту.

Наташа с благодарностью закуталась в плащ, забилась в уголок машины, ожидая от майора опросов, но он всю дорогу молчал. Девушка недоумевала, почему Ярута так спокойно, казалось, безразлично отнесся к ее сообщению. А ведь она так спешила! Упросила коменданта срочно отвезти ее к майору, а он… Может быть, тот фашист больше не интересует его?

Приехав к себе, майор приказал дежурному солдату вскипятить чай, и только после этого, пригласив Наташу к себе в кабинет, сказал:

— Я вас слушаю, товарищ Шумилова. Давайте всё подробно.

Волнуясь и запинаясь, она рассказала.

— Вы сердитесь, что я его упустила, товарищ майор? — спросила, глядя на его нахмуренные брови.

— Вы угадали.

— Но что я могла поделать?

— Задержать. Сказать: стой, руки вверх! И ко мне. Вот бы и делу конец.

— Вы шутите…

Ярута рассмеялся.

— Ну, конечно, шучу. А вот и чай. Погрейтесь, Наташа, — пододвинул он девушке чашку. — То, что вы поспешили ко мне, — умно, но вот одеваться всё же надо теплее.

— Слушаюсь, товарищ майор, — шутливо приложила руку к виску Наташа. — Я, в самом деле, изрядно таки продрогла.

Захватив обеими ладонями большую эмалированную чашку, Наташа с наслаждением пила чай. На ее смуглых щеках разгорался румянец. Ярута смотрел на ее полные, без единой морщинки, губы, и она вдруг показалась ему совсем еще ребенком.

— Наташа, сколько вам лет, если это не девичий секрет?

— Лет?.. Старуха уже.

— А всё же?

— Двадцать и один месяц. Какой ужас, товарищ майор! Двадцать лет, — а кто я, что я? По какому праву забрали у меня три года жизни? И каких при года! Это ужасно, этого нельзя простить!

— Ничего, наверстаете, В двадцать лет всё еще впереди. Ваше счастье не уйдет.

Наташа поставила на стол чашку, губы ее дрогнули, глаза стали грустными. Тихо, с болью она сказала:

— Что понимать под счастьем, товарищ майор? Не знаю, может быть, оно и будет, будет, конечно, но уже… с ущербинкой.

Ярута удивленно посмотрел на девушку.

— Что ж так?

Наташа поднялась, и ему показалось, что она едва сдерживает слезы.

— Отвезут меня, товарищ майор?

— Да, конечно. Сейчас распоряжусь.

Ярута объяснил Наташе, как надо себя вести, что делать, если бы ей случилось снова повстречать Вилли, проводил к машине, сам накинул на нее плащ и, прощаясь, невольно задержал ее руку. Рука была маленькая и мягкая.

— Спокойной ночи, Наташа. Я вас скоро навещу. Хорошо?

Машина ушла, а майор стоял посреди двора и думал: что-то гнетет ее. Какой-то надлом… Что?..

Из раздумья майора вывел посыльный лейтенанта Вощина.

Вощин в записке сообщал, что на его объекте ничего существенного не замечено. Вульф под вечер выходил из дому, был в лесу, видимо, делал обход на своем участке. Ни с кем не встречался.

А час спустя Яруте позвонили от полковника Сизова: наши пеленгаторы снова засекли кодированные радиосигналы, на этот раз из квадрата 16—32 (приблизительно, километрах в двух от дома лесника).

По голосу было слышно, что «хозяин» очень недоволен. В заключение он сказал:

— Командование готовится к решительному и, может быть, последнему удару по гитлеровской Германии. Наша задача — обеспечить со своей стороны внезапность этого удара. Вы понимаете, майор, ответственность, лежащую на нас? Глаза и уши противника должны быть ликвидированы прежде, чем наше командование начнет основную перегруппировку сил. Форсируйте дело!

…Под утро большая труппа вражеских самолетов совершила налет на расположенную в тесу танковую часть и склады боеприпасов. Интенсивным огнем зенитчики отогнали врага. Были все основания полагать, что между неизвестными радиосигналами и налетом существует прямая связь.

Сообщение Наташи Шумиловой вызывало в свете всего этого особый интерес. Предположение о том, что Либих извне руководит своими законспирированными рациями, теперь подтверждалось. Но как руководит? Какими путями? Через кого?

Анализируя и сопоставляя факты, майор Ярута пришел к выводу, что Либих несомненно ездил в лес на явку, и явка состоялась. Только почему же Шумилова ничего не заметила? Просмотрела? Наташа видела Либиха только на остановках, а он мог встретиться с нужным человеком в пути. Но в таком случае незачем было ему сидеть и ждать кого-то на поляне.

Внезапно майора осенила догадка, ан даже стукнул пальцем себя по лбу.

«А Вульф? Почему именно в этот день Вульф выходил в лес? Что это — случайное совпадение или… явка? Интересно, был ли лесник на той поляне, где останавливался Либих? Похоже на го, что Вульф и есть связующее звено. Фигура подходящая».

— Срочно вызвать ко мне Вощина, — распорядился Ярута. — Немедленно. И сейчас же отправьте машину за Шумиловой.

Майор с нетерпением ждал Наташу. И как только она вошла в комнату, он спросил:

— Вы смогли бы указать место, где Вилли собирал хворост? В лесу не заблудитесь?

— Что вы! Я же лесовичка, Николай Степанович! Раз пройду — запомню каждое дерево.

Еле-еле забрезжил рассвет; в лесу было сыро, между бурых стволов сосен еще стлались седые космы тумана; воздух был напоен густым запахом хвои, гнилой листвы и набухающих почек.

Машина остановилась на просеке. Майор велел шоферу возиться около мотора, солдатам петь, «чтоб вся германская земля слышала», а сам с лейтенантом Вощиным и Наташей отправился разыскивать поляну.

Наташа без труда нашла и показала пенек, на котором вчера Либих выкурил трубку.

— Николай Степанович, — сказан лейтенант, — Вульф тоже приходил на эту поляну.

Майор улыбнулся.

— Что вы говорите? И он тоже, конечно, сидел на этом пне?

— Сидел, — удивленно глядя на Яруту, кивнул лейтенант.

— И перешнуровывал ботинки?

— Откуда вы знаете?

— И тоже курил?

— Курил. Но я вам, кажется, об этом не докладывал?

— Ну, это нетрудно догадаться. Но давайте лучше займемся этим пнем, на котором непременно всякий прохвост считает своим долгом отдохнуть.

Пень стоял на краю небольшой вырубки, метрах в ста от проселочной дороги. Это был громадный обомшелый дубовый пень, вцепившийся в землю корневищами, как паук лапами. На срезе мох был несколько примят — свидетельство того, что на нем недавно кто-то сидел. Ярута внимательно осмотрел печь и пространство вокруг него.

— Как вы думаете, что это? — показал он на втоптанные в наст какие-то черные клочки.

Вощин наклонился, осторожно дотронулся до них.

— Пепел. Бумажный пепел.

— И как по-вашему, что это значит?

Лейтенант пожал плечами.

— Это значит, что кто-то из них сжег бумагу, — сказал майор.

— Но почему обязательно кто-то из них? — возразил Вощин — Мог ведь и кто-нибудь другой?..

— Во-первых, пепел этот еще свежий. Во-вторых, обратите внимание, он не просто брошен, а его старались растоптать Почему бумагу сожгли? Видимо, нельзя было держать ее при себе. Отсюда еще один вывод: бумага была получена только здесь, на месте. Но если они не встречались, то где же ее можно бы то взять? — размышлял майор, присев на корточки, со всех старой осматривая пень.

Вощин и Наташа с интересом наблюдали за ним, еще не понимая, к какому выводу он пришел. Между тем майор, осмотрев пень, принялся разгребать наст возле него и вскоре обнаружил конец шпагата. Ярута потянул за него и выдернул из-под пня бутылку.

— Вот и разгадка! — довольный воскликнул он — Хитро сработано! Конспирация по все правилам.

Это была обыкновенная пивная бутылка с замковой пробкой. В бутылке лежала скатанная в трубочку бумажка. Ярута раскупорил бутылку и ловко вытряхнул бумажку.

На листке из записной книжки было всего лишь две цифры: «13—17».

— Тринадцать—семнадцать! — задумчиво протянул майор. — Что бы это могло значить?

— Быть может, время следующей явки? — предположил Вощин.

— Вряд ли. Какое сегодня число? Двадцать первое?.. Не подходит. Впрочем, это может быть и шифром. Ясно одно: записка написана лесником и несомненно адресована Вилли.

— А почему не наоборот?

— Да потому, что лесник здесь был после Вилли. А пепел, который мы с вами видим, — это остатки записки Либиха.

Майор снова вложил записку в бутылку, аккуратно закрыл пробку и спрятал бутылку на прежнее место.

— Лейтенант, тщательно уничтожьте наши следы. Больше нам тут пока что делать нечего.

Теперь было совершенно ясно, что лесник принадлежит к шпионской группе и, очевидно, выполняет роль связного между Либихом и тем или теми, кто скрывается в лесу.

Вощин высказал мнение — арестовать Вульфа.

— Зачем?

— Как зачем? Разве вы еще сомневаетесь, что он из группы Либиха?

— Не сомневаюсь.

— Так в чем же дело?

— Какие у нас есть основания для его ареста? Точнее, какие улики, доказательства его связи с Либихом? Никаких. Это одно. Второе: вряд ли нам что-нибудь даст арест.

— Почему? Хотя бы то, что мы разрушим связь Вилли с его базами в лесу, — возразил Вощин.

— Ваши доводы мало убедительны, лейтенант. Нет у нас пока что никаких гарантий, что лесника не дублирует другой связной. Этот Либих — опытный разведчик и конспиратор. Так что ваше предложение нам толку даст мало, а его насторожит, и мы можем потерять даже те нити, которые сейчас нащупали. Итак, вы говорите, что Вульф вчера ни с кем не встречался?

— Ни с кем.

— Так. Значит, не встречался, а радиостанция всё же работала и, видимо, передала немецкому командованию то, что Либих сообщил вчера Вульфу. Пока что это загадка, лейтенант, и ответят на нее, пожалуй, только сам лесник или Либих. Послушайте, Вощин, он отсюда прямо домой пошел?

— Да. Но потом взял собак и снова ушел в лес, только уже в другую сторону. Из-за этих чертовых собак я его почти не видел. Боялся как бы они меня не разнюхали. — Лейтенант вдруг запнулся и посмотрел на майора. — Подождите, Николай Степанович… а ведь он ходил в строну квадрата 16—32. Вам это ни о чем не говорит?

Майор отломил от ветки прутик, куснул его, насмешливо глядя на лейтенанта.

— Тугодум, вы Вощин, но кажется начинаете кое-что соображать. Что же он делал на этой прогулке?

— Мне казались, что он охотился на лисицу. С ним были маленькие собачки, не знаю, как они называются, выгоняют лису из норы. В одном месте он задержался, и там действительно была лисья нора. Но охота не удалась. Часа два он пробродил по лесу, затем ушел домой.

— Хорошо, — сказал майор. — Отправляйтесь на место. Здесь я установлю наблюдение и поеду к «хозяину».

Ярута направился к Наташе, стоявшей поодаль во время разговора офицеров, и с ней пошел к машине.

Солнце уже пробилось лучами сквозь мохнатые ветви дубов и золотыми нитями прошило поляну. Солдаты на грузовике во всю горланили «Катюшу». Майор усмехнулся. Вряд ли Либих или Вульф, если они и вздумали в это время появиться здесь, решились бы приблизиться к поляне: «Катюша» не подпустила бы их сюда и на километр…

«Ну-с, герр Либих, кажется, твоя песня спета, — удовлетворение подумал майор. — Теперь это вопрос только времени».

VIII. ОШИБКА НАТАШИ

Хотя майор Ярута и не винил Наташу в том, что она упустила немца, но девушка сама не могла себе этого простить. Она, как и прежде, целыми днями бродила по городу, но уже с определенной целью: надеялась снова встретить Вилли. Она не пропускала ни одного встречного немца, осторожно заглядывала ему в лицо и разочарованно следовала дальше. Затем она подумала, что если Вилли ездит для каких-то тайных свиданий в лес, то не лучше ля подстерегать его за чертой города? Но город примыкал к лесу устьями двух улиц и переулка — каким путем пойдет Вилли? Вероятнее всего, той же улицей, что и тот раз, если ему надо явиться к дубовому пню. Наташа направилась к знакомой трансформаторной будке на окраине.

Теперь там уже стоял шлагбаум, и дежуривший возле него солдат проверял документы у всех идущих в город или из города, как у немцев, так и у военных. Солдат оказался Наташиным знакомым Это был приятель того мотоциклиста, который отвозил ее недавно к майору Яруте. Разговорившись с Наташей, он начал отпускать двусмысленные шуточки. Девушка обиделась и решительно направилась за шлагбаум. Солдат несколько смутился и без слов пропустил Наташу. К тому же, в это время по улице приближались двое немцев, и солдат, сразу став серьезным, повернулся к ним. Наташа, конечно, не знала, что постовой, кроме основных своих обязанностей, выполняет задание майора Яруты: он отлично запомнил лицо Вилли по фотографии.

Девушка снова подошла к тому месту, где проселок отходит от шоссе, и улеглась на знакомом пригорке. Солнце грело уже по-весеннему. В сонно шумевшем лесу было сыро и немного душно. Пахло смолой. На проселке никто не появлялся.

Так прошло, наверно, больше часа. Наташа не заметила, как задремала. А когда открыла глаза, то сперва услышала треск ветки, а потом заметила сквозь кусты какую-то фигуру. Человек пробирался по проселку вглубь леса и был уже шагах в пятидесяти от Наташи. Был он в сером пиджаке, шляпе, за спиной рюкзак. Не он ли^. Может быть. Похоже, что он: такой же пиджак, такая же шляпа. Наташа быстро, но осторожно поднялась. Что же сделать?.. Эх, будь что будет! Но на этот раз Наташа его не упустит. Она пойдет за немцем, куда бы тот ни направился. А может быть, в лесу повстречается кто-нибудь из военных, и тогда враг будет задержан.

Наташа, осторожно ступая, пошла по обочине дороги, не теряя из виду человека. Теперь до него было не меньше двухсот метров, и он, конечно, не мог слышать ее шагов. Неизвестный шел не торопясь. Он уже прошел лесом немалое расстояние. Если никуда не свернет, то минут через двадцать будет у дома лесника Вульфа. Может быть он идет к нему?

Но путник свернут влево. Лес становился всё гуще и гуще. Она знала, что проселок ведет прямо в деревню Вальддорф. Значит, неизвестный, видимо, направляется не к тому пню, иначе ему уже давно пора свернуть направо. Куда же он идет, если это тот, кого разыскивает Наташа? Может быть, немец нарочито запутывает свой маршрут, петляет, как и в прошлый раз?..

Проселок выгнул крутое колено, и Наташа потеряла немца из виду. Она осторожно выбралась к излучине, но неизвестного впереди не было видно. Куда он делся? Неужели потеряла опять? Наташа так разволновалась, что, пренебрегая всякой осторожностью, поспешила! прямо по проселку, поглядывая по сторонам. И тут она совершенно неожиданно натолкнулась на воз.

Воз стоял на порубке, нагруженный прошлогодним сеном, у воза стоял какой-то бауэр и… тот самый человек. Хотя они стояли к ней спиной, Наташа сообразила, что прятаться сейчас было бы по меньшей мере глупо. По возможности беспечней она прошла мимо них и услышала, как человек в пиджаке опрашивал у бауэра: нельзя ли в их деревне обменять вещи на продукты? Увидев девушку, мужчины повернулись к ней и приподняли шляпы. Наташа приветливо кивнула. Как же она была разочарована! Человек в сером пиджаке был вовсе не Вилли. Наташа обозвала себя дурой, продолжая идти вперед, пока проселок не сделал еще одно колено. Здесь она свернула в сторону, решив обойти немца и вернуться обратно.

Заблудиться в лесу она не боялась: эти места ей были очень хорошо знакомы. Много раз она собирала здесь грибы, пасла коров Вульфа, косила сено. Вот стоит дуб, под которым прошлой осенью они с Ваней Щукиным распилили на дрова поваленную буреломом сосну. Здесь и случилось то, что. навеки сроднило ее с Ваней.

…Пила скользнула по коре и расцарапала Наташе руку. Царапина была пустячная, но Ваня не на шутку напугался и долго, тщательно перевязывал ее своим носовым платкам. Наташе было необычно приятно и тепло от этой милой Ваниной тревоги. Потом Щукин вдруг поднял ее руку и прижал к своей щеке.

— Что ты, Ваня?

Он смотрел на нее мягко и виновато, не отводя руки.

— Ну, что?.. — сердце ее перестало биться.

Он взял ее за плечи, привлек к себе и неумело, совсем неумело поцеловал…

А вон на той поляне Ваня впервые заговорил с ней о комсомоле, и Наташа поняла, что жизнь еще не кончена, что настоящий человек никогда не должен терять голову, а обязан бороться в любых условиях.

Эх, Ваня, Ваня… К горлу Наташи подкатил тяжелый ком… Ею овладела страшная усталость, и она прислонились к стволу липы. Постояв немного, Наташа пошла дальше, продираясь сквозь кусты орешника. Вдруг совсем неподалеку залаяли собаки. Наташа побледнела. Это был такой знакомый лай… Девушка так испугалась, что не могла и шагу ступить. А из кустов уже выскочили две собаки и с визгом бросились к ней.

Лейтенант Вощин продолжал вести наблюдение за домом лесника. Теперь не было уже никаких сомнений, что Вульф является связным Либиха. Это со всей ясностью подтверждалось еще и тем, что два дня Вульф не выходил из дому, и два дня радиостанция в лесу молчала. Майор Яруга сделал из этого еще один весьма важный вывод: рации Либиха работают только в том случае, если Вульф приходит на явку, значит, Вульф пока что единственное звено, связывающее Либиха с лесом. Стало быть, надо установить места явки, и гнусное дело Либиха будет ликвидировано.

Вощин расставил своих помощников так, что дом непрерывно, круглые сутки был под наблюдением, и выйти или войти в него кому-либо незамеченным было невозможно.

На третий день в три часа пятнадцать минут Вульф вышел из дому в сопровождении охотничьих собак. Тщательно закрыв за собой калитку, он осмотрелся вокруг и пошел по дороге влево. Хотя он и держал в руке палку, но на нее почти не опирался и шел довольно бодро. Вощин и раньше обратил внимание, на то, что ноги у лесника еще крепкие и вряд ли нуждаются в палке.

Лейтенант приказал помощникам оставаться на месте, а сам пошел следом за Вульфом, разумеется, на приличном расстоянии Собаки опять ему сильно мешали: из-за них он не мог наблюдать за каждым шагом, каждым движением лесника. А надо бы. Невозможно даже предположить, где у Вульфа явочное место. И много ли надо времени для того, чтобы положить куда-нибудь или взять записку.

Пока Вульф шел дорогой, лейтенант всё же видел его. Но пройдя с километр, лесник свернул вправо и разу же углубился в чащу. Вощин приблизился к нему, насколько было возможно, и всё же фигура Вульфа часто терялась то за кустарниками, то среди деревьев. Подобраться поближе было весьма рискованно: лейтенанта могли почуять собаки, да и Вульф мог в любую минуту повернуть в его сторону, тем более, что шел он не прямо, а всё время петляй, в некоторых местах задерживался, рассматривал деревья, заглядывал в звериные норы. Вышел к озеру, потом круто повернул и направился к дубовой роще. Вощин присел в кустах и затаил дыхание, так близко проходил лесник. Собаки шныряли вокруг него, а он посвистывал, не отпуская их от себя…

Вдруг собаки залаяли и бросились вперед, в заросли орешника. Вульф остановился. Собаки исчезли в кустарнике, оборвали лай, но тут же завизжали. Вульф ринулся вперед, раздвинул ветви и на секунду замер. Потом он решительно двинулся за собаками и также скрылся в зарослях.

«Есть! — подумал Вощин. — Кажется, он с кем-то встретился. Может быть, с Либихом?.. Жаль, надо было захватить с собой еще кого-нибудь».

Но делать было нечего. Лейтенант осторожно на цыпочках, перебежал к кустарнику и в этот миг услышал, как, видимо, Вульф сказал по-немецки:

— Фрейлейн, вы ко мне? Очень рад, я думал, что тогда с вами случилось несчастье.

Лейтенант Вощин, держа пистолет наготове, раздвинул кусты и не поверил глазам. Шагах в десяти стоял спиной к нему Вульф, а рядом — бледная, как смерть, Наташа Шумилова.

«Неужели она… она пришла на явку? — мелькнуло в голове Вощина. — Что ж это такое?» На мгновение лейтенант растерялся. И это мгновение решило всё. Вощин заметай, как палка в руке лесника взлетела вверх, но он так и не успел сообразить, что это значит. Он всё понял лишь тогда, когда услышал пронзительный крик, и девушка рухнула на землю Вульф замахнулся еще раз, но лейтенант выстрелил вверх и палка с железным наконечником повисла в воздухе…

IX. ВУЛЬФ

Майор Ярута, заложив руки за спину, шагал по кабинету до мельчайших подробностей обдумывая предстоящий допрос. Непредвиденный случай с Шумиловой расстроил его планы. Теперь либо всё раскроется, либо, наоборот, потеряются следы, оборвутся уже обнаруженные нити, и надо будет начинать всё сначала. Многолетний опыт подсказывал, что Вульфа нелегко будет раскусить. Уличить его пока что нечем. Единственный свидетель — Наташа, — вероятно, потерян. Майор потер воспаленные от недосыпания глаза и сжал кулаки.

— Как нелепо получилось. Вульф знает, в каком она состоянии?

— Как же, я заставил его нести ее.

— И что он?

— Молчал всю дорогу.

Ярута позвонил в медсанбат.

— Савелий Григорьевич?.. Доброго здоровья. Как Шумилова? Кровоизлияние в мозг?.. Неужели никакой надежды? Прошу тебя, сделай всё возможное и даже невозможное… Даже невозможное…

Майор положил трубку и присел к столу Бедная Наташа! Но случившегося не поправишь. Надо о другом думать. Вульф. Что скажет Вульф?

Лесник вошел в сопровождении переводчика. С тех пор, как майор его видел в последний раз, Вульф заметно сгорбился, лицо осунулось, нижняя губа отвисла, потускнели глаза. Вообще, он как-то сразу постарел. Майор пригласил его сесть, но лесник словно не слышал и продолжал стоять с безвольно опущенными руками. Переводчик пододвинул ему стул; он присел, не подымая головы…

— Вот мы с вами еще раз встретились, герр Вульф, — скачал Ярута, пытливо всматриваясь в лесника. — Прошу извинить, сейчас не имею возможности в ответ угостить и вас вином.

— Герр официр, это ужасно, — пробормотал лесник.

— Что ужасно?

— Скажите, она жива?

Ярута ждал такого вопроса. Он помедлил с ответом, наблюдая за Вульфом.

— Жива.

По лицу лесника пробежало еле заметное движение, но ни тут же схватился за голову и забормотал:

— Майн гот, майн гот…

— Вы облегчили мое сердце, герр официр, — сказал он после паузы, выпрямляясь и глядя на Яруту. — Какое недоразумение, какой ужас!..

Глаза Вульфа наполнились слезами.

— Вы давно ее знаете? — спросил майор.

— Я?.. Откуда я могу знать ее, герр официр, — поднял брови лесник. — Но теперь я понимаю, что она советский солдат. Это ужасно.

— Почему вы ее ударили?

— Видите ли… Мне она показалась подозрительной. Я видел, как она обходила лес, что-то высматривала, — отвечал уже спокойно Вульф — Я хотел ее задержать и передать русским властям.

— Но вы же видели, что она в советской форме?

— Форма еще ни о чем не говорит, герр официр, тем более без погон, — возразил лесник. — Я от всего сердца хотел помочь русским. Иначе я поступить не мог, вы понимаете Вы знаете мое прошлое, герр официр. Если можно, дайте мне возможность увидеться с ней, я умолю ее простить меня.

«Хитер, волк!» — подумал майор, а вслух сказал:

— Это можно будет немного позже, когда она поправится.

Вопреки ожиданиям Яруты, эти слова внешне не произвели на лесника никакого эффекта. Он лишь кивнул головой.

Майор резко переменил направление допроса.

— Скажите, где вы были с сентября по декабрь прошлого года?

Вульф выслушал перевод и задумался, словно что-то припоминая.

— Где я был… Я был дома… Впрочем, нет, простите, месяц или полтора я находился в Штеттине на мобилизационном пункте.

— Вы служили в армии?

Лесник криво усмехнулся.

— Я, кажется, вам уже говорил о моих ногах, герр официр.

— Вульф, бросьте прикидываться калекой! — жестко сказал Ярута. — В то время вы им еще не были. Нам известно, что вы служили в отряде фольксштурма.

— Что вы, что вы! — даже замахал руками Вульф. — Куда мне с моими ногами!

— Нам известно также, что вы под Тильзитом получили контузию, — твердо продолжал майор. — Как видите, мы о вас уже знаем всё.

— Что вы говорите, герр официр?! Откуда вы это взяли?!

— Вот что, Вульф, вы еще. видимо, не сумели оценить как следует свое положение. Могу вам подсказать: оно са-мо-е серьезное.

— Это недоразумение, поверьте, недоразумение. — Лесник умоляюще прижал к груди руки. — Спросите кого угодно, спросите мою жену, она несколько раз приезжала в Штеттин. Герр официр, жена моя тяжело больна, она столько пережила, прошу вас, скорее всё выясните и отпустите меня домой. Она не переживет этого…

— Я могу только посочувствовать ей.

— Майн гот, что вы от меня хотите? В таком случае, хоть сообщите ей, где я, прошу вас.

— Ну, это можно. — Майор достал из папки фотоснимок и поднес Вульфу. — Этот человек вам знаком?

Лесник быстро взглянул на фотографию, но гут же, наморщив лоб, стал протирать глаза.

— Без очков плохо вижу, очень плохо, — бормотал он, прищурясь на снимок, а майор подумал: «Собирается с мыслями».

— Да это же… это же Вилли Шнейдер! — воскликнул наконец Вульф. — Как же, я его хорошо знаю.

— Что вы о нем знаете?

О, Вульф о нем много знает! Вилли — отъявленный нацист, сын генерала Шнейдера. Насколько ему известно, он майор, был на русском фронте. Давно ли видел его Вульф? Нет, совсем недавно Вилли приезжал к нему — почти перед самым приходом русских. Зачем он к нему приезжал? Да он, собственно, не к нему приезжал. Дело в том, что Шнейдеры перед приходом русских бежали за Одер, и Вульфу кажется, что Вилли где-то в лесу припрятал часть своего добра. Солдаты пригнали в лесничество русских военнопленных и каждую ночь водили их в лес с лопатами. Потом Вилли привез машиной какие-то ящики и увез их в лес. Но куда — точно Вульф не знает. Где сейчас Вилли? Это Вульфу неизвестно. Надо полагать, за Одером, он ведь офицер.

Лесник так охотно рассказывал о Либихе, что Ярута понял: от Вульфа ничего не добьешься. Он слишком хорошо понимал, что следует скрывать, а о чем можно и нужно говорить правду.

— Достаточно, — сказал майор, составил протокол, дал его прочесть переводчику и подал подписать леснику. — Поставьте время, — сказал он. — Вот здесь. Допрос начат в двенадцать часов, окончен… — Ярута посмотрел на часы, — …окончен в тринадцать семнадцать. Пишите цифрами.

— Мне можно домой? — спросил Вульф, подымаясь.

— К сожалению, нет. Вы нам еще ничего не сказали.

— А что же я должен вам сказать? — удивленно пожал плечами лесник.

— Об этом вы подумайте, герр Вульф. Идите, подумайте.

Лесник, волоча ноги, направился к двери. У самого порога майор остановил его:

— Да, еще вопрос. Скажите, что вы делали сегодня в лесу?

— В лесу?.. Что я мог делать. То, что обязан был делать. Обходил участок. Война войной, а служба службой, герр официр.

— Ладно, идите.

Лесник потоптался на месте.

— Герр официр, прошу вас, сообщите моей жене, где я. Она ждала меня к обеду. Просто сердце разрывается. Она очень, очень больна!..

— Каков? — спросил Ярута лейтенанта, когда Вульф вышел.

— Голой рукой не бери — выскользнет, — ответил Вощин.

— А как вы думаете, лейтенант, почему он так настойчиво добивается двух вещей: узнать, жива ли Шумилова, и немедленно сообщить жене о его аресте?

— Ну, первое совершенно понятно: Шумилова — свидетель…

— Чему свидетель?.. Тому, что Вульф был в отряде фольксштурма? Что к нему приезжал Либих-Шнейдер и что-то зарыл в лесу? Что расстреляли военнопленных? Нет, для него всё это не так уж важно. Как видите, он и сам это не намерен особенно скрывать. Он другого боится. Чего? Видимо, подозревает, что Шумилова кое-что знает о его делах с Либихом. Теперь второе. Он добивается, чтобы немедленно сообщили его жене об его аресте. Думаю, что он тут не о ней заботится, в первую очередь. Надо дать знать Либиху об опасности, и он рассчитывает сделать это через жену. Итак, Вощин, давайте мы с вами немного порассуждаем. О том, что с Вульфом что-то стряслось, Либиху станет известно не сегодня-завтра независимо от Вульфа. И он немедленно попытается выяснить, почему лесник не явился на явку. Он обязан сделать это непременно. Давайте рассуждать за Либиха, лейтенант. Вульф не явился на явку. Что подумает Либих? У него могут быть две версии: либо лесник сдрейфил, либо его уже взяла советская контрразведка Первое предположение для Либиха еще полбеды, так как, возможно, у него есть дублер, а вот второе предположение испортит ему настроение основательно. Итак, он должен обязательно выяснить, что с лесником. Узнать это он может только непосредственно в его доме. А мы с вами постараемся сделать так, чтобы факт ареста лесника сам собой не ушел за пределы его дома. Эх, лейтенант, — стукнул ладонью по столу Ярута. — Если бы не этот нелепый случай с Шумиловой — и зачем она оказалась в лесу? — дело Либиха мы бы уже спутали, ведь Вульф наверняка шел на явку.

— Да, Николай Степанович, а как с той явкой? — спросил Вощин.

— У пня?.. Пустое дело. Видимо, тогда у них там была последняя явка. Теперь нечего ждать: в километре оттуда разместился автобат. Да, хитрый попался враг. Мне сейчас еще не совсем ясно, как Либих организовал систему шпионажа в наших тылах, как поступают сведения к нему в резиденцию. Резиденция его, по всей вероятности, в этом вот городе, — показал майор на карте. — Впрочем, этой частью занимается сам «хозяин». Да. Ну, ничего, как сказал когда-то Владимир Ильич: нет такой хитрости, которую нельзя было бы перехитрить. Попробуем. Во веяном случае, мы уже нащупали Либиха. Вот что, организуйте доставку сюда этой таинственной записки вместе с бутылкой. Либих, пожалуй, в ней больше не нуждается. Пост не снимайте, понаблюдаем еще. Действуйте. А я доложу обстановку «хозяину» и посоветуюсь, что будем делать дальше.

Часа через два записка лежала на столе у майора Яруты, а он сам со скрупулезной точностью сличал написанные на ней цифры «13—17» с цифрами, проставленными Вульфом в протоколе допроса. Несмотря на то, что рука лесника при, подписании протокола была лишена твердости, всё же нетрудно было заметить сходство почерков. Записку писал Вульф. Майор и раньше был такого же мнения однако нашел нужным еще раз удостовериться в этом, неизменно следуя русскому правилу: семь раз отмерь — один раз отрежь.

Но что это за числа? Конечно, шифр Четырьмя цифрами много не скажешь. Они могут иметь только заранее условленный, конкретный смысл.

Ярута напряженно думал, сопоставлял факты и обстоятельства. Самое вероятное — цифры в записке указывали зашифрованное место новой явки. Вульф менял явку. У него были для этого веские причины. В то время, когда один за другим, побывали на поляне Либих и Вульф, вблизи поляны начал располагаться автобат. Это обстоятельство могло заставить Вульфа сменить место явки, и он, на всякий случай, нашел нужным уведомить своего шефа.

Майор велел доставить ему немецкие топографические карты различных масштабов Карты были разысканы, но ни на одной из них квадрата «13—17» не было. Нет, «13—17» — не топографический квадрат. Это — шифр.

Ярута распорядился привести лесника.

Как только тот вошел, майор, не приглашая арестованного сесть, спросил его в упор:

— Скажите, Вульф, по каким соображениям вы сменили место явки Вилли Шнейдеру? — И сразу же убедился, что вопрос его попал в точку.

Вульф едва уловимо вздрогнул, в глазах промелькнула тень испуга, во он тут же овладел собой и почти спокойно, даже немного обиженно произнес

— Я вас не понимаю.

Ярута поморщился.

— Вульф, неужели вам и теперь не ясно, что запирательство уже не имеет для вас никакого смысла? Оно лишь увеличивает вашу вину. Нам отлична известно, кто вы. Бросьте игру к наивность, бессмысленную игру. Расскажите лучше, как и когда вы связались с Либихом то есть с Вилли Шнейдером?

Вульф поднял брови.

— Вы хотите сказать, герр официр, что… Либих и Шнейдер — одно и то же лицо?

— А вам это не известно?

— Странно. Вилли для меня всегда был только Шнейдером.

— Допустим. — Майор помолчал. — Так что вас понудило сменить явку Шнейдеру?

— О чем вы говорите? — снова пожал плечами лесник.

Майор сделал паузу. Допрос на этот раз шел без переводчика.

— Вульф, до сих пор я о вас думал лучше Я полагал, что вы случайно впутались в это опасное дело, — сказал Ярута и быстро спросил: — Что вы делали в лесу три дня назад?

— Я делал то, что делаю ежедневно вот уже семь лет по долгу службы. Я вам уже объяснял.

— А вот это вам знакомо? — Майор вынул из ящика стала бутылку.

Рука лесника чуть-чуть приподнялась, словно он хотел взять бутылку.

— Что же вы молчите?

— Я не знаю, что отвечать, герр официр. Какое отношение ко мне может иметь эта бутылка? Я вижу, что это пивная бутылка, но… но причем тут я?

— Может быть, скажете, что и это не имеет к вам никакого отношения? — Ярута показал записку. — Узнаете?

Вульф равнодушно взглянул на записку и сразу же отрицательно качнул головой.

— Не узнаете?.. Ах, да, вы же без очков плохо видите!

— Герр майор, не знаю… не знаю, за кого вы меня принимаете.

— Именно за того, кто вы есть: за шпиона и убийцу!

Лесник схватился за голову.

— Майн гот, майн гот! Значит она… умерла? Так я вас понял, герр майор?.. Майн гот, какой ужас! Я готов понести любое наказание, но видит бог, сделал я это не по злой воле.

Майор усмехнулся:

— Что-то вы слишком часто вспоминаете бога, Вульф? Вы же коммунист?

— Привычка, герр майор, привычка.

— Да, я ваши привычки знаю. Наташа Шумилова, которая работала у вас почти при года, много о вас рассказывала.

Вульф некоторое время сидел молча, опустив глаза.

— Не знаю, герр майор, что вам наговорили обо мне. Скажу лишь, что вы находитесь в ужасном заблуждении. Никакой Шумиловой я ее знаю.

— И вы не знаете той девушки, которую хотели убить в лесу?

— Откуда я могу ее знать.

— Неужели? Девушка столько жила у вас, а вы и не запомнили ее?

— Зачем вы так говорите, герр майор? Я же сказал: эту девушку я не знаю. Но всё может быть, возможно, я не разглядел ее лицо. Но только… вряд ли…

— Хорошо, вы еще будете иметь возможность разглядеть ее. Вульф, неужели вам не ясно, что ваше поведение, по меньшей мере… — Майор запнулся не зная как сказать по-немецки «неразумно», и сказал: — глупо?.. Неужели вы до сих пор еще серьезно думаете, что вас случайно встретили в лесу, случайно задержали? Давайте бросим эту игру. Нам всё, абсолютно всё известно и о вас, и о Шнейдере. Буду с вами откровенным: дам известно и о том, что вы связной Шнейдера, известно и о радиостанциях в лесу. Нам неизвестно только местопребывание Шнейдера. Но уверяю вас, поможете вы нам в этом или нет — мы его разыщем.

Плотно сомкнув губы, Вульф молчал.

Майор Ярута, почувствовав, что теряет выдержку и что ему и на этот раз ничего не добиться от лесника, вызвал солдата.

— Уведите арестованного.

X. ОДНАЖДЫ ВЕЧЕРОМ

Еще за три дня до этих событий в поместье генерала Шнейдера снова приехал с группой солдат старший сержант Зименко. Он вызвал к себе Кипке и оказал:

— Вот что, комрад Гриша, есть тут у вас в дорфе начальство?.. Бургомистр, староста или как он у вас прозывается?.. Покличь ко мне. Я заготовляю сено для Советской Армии. Покупаю. Понимаешь, покупаю за эти вот ваши марки. Кто из селян продает сено — давай сюда. Ты будешь помогать мне. За переводчика.

Кипке сходил в село, и в тот же день во двор Шнейдера начали прибывать возы с сеном. Зименко сам лично проверял, не прелое ли оно, платил назначенную сумму и отправлял фураж машиной на склад. Заготовка шла полным ходом, но читатель уже, видимо, догадывается, что не это было главной задачей старшего сержанта Максима Зименко.

Майор Ярута поручил ему наблюдать за генералом. Зачем это понадобилось майору, Зименко точно не знал, но приказ выполнял старательно, тем более, что это было вовсе не трудно. Надо было лишь наблюдать, к кому ходит генерал или кто к нему приходит, а если кто придет, то проследить потом, куда он направится, и немедленно доложить об этом майору. Но к генералу никто не приходил (кроме жены Кипке, которая за ним ухаживала), а сам он почти не выходил из своей комнаты. Разве только иногда появится на скотном дворе, поговорит с Кипке и снова поднимется к себе на второй этаж. Правда, вечерами он еще выходит на прогулку. Зайдя в беседку над прудом, генерал усаживается там в соломенное кресло и курит трубку — ровно час. И так каждый вечер в одно и то же время: с десяти до одиннадцати. Зименко теперь по нему проверяет свои трофейные часы. Вообще, генерал все делает, как хорошо отрегулированный автомат. Он даже курит в строго определенное время. В 21.55 в его окне вспыхивает огонек зажигалки — старик закуривает и через пять минут боковой лестницей опускается в парк. Зажигать свет в незатемненной комнате — это, конечно, явное нарушение прифронтового режима. Хотя тут и не военный объект, но всё же… Урчит по ночам где-то над головой гитлеровский «горбыль», заметит огонек и, чего доброго, сдуру сыпанет противопехотными. Надо бы старого черта отругать как следует, — тоже мне генерал, не знает порядка! — но майор приказал «не замечать» его.

Иногда днем Зименко шел на скотный двор и помогал Кипке ухаживать за скотиной. На биса, конечно, ему сдалась скотина какого-то помещика, но руки чесались, тоскуя по привычному пруду, и Зименко не мог отказать себе в таком небольшом удовольствии. Он вел с Кипке бесконечные разговоры. Их сближал родной для обоих труд крестьянина. Любил старший сержант порассуждать с Кипке о политике, о войне, и при этом всячески старался разъяснить немецкому батраку «суть да дело» фашизма. Обычно они усаживались на колоде под сараем, Зименко доставал из кармана вышитый кисет с махоркой и разговор шел, сдобренный дымком самокруток.

— Жена, видать? — понимающе кивнул как-то Кипке на кисет.

Глаза Зименко загорелись.

— Не-е, — певуче протянул он. — Тут, комрад Гриша, целая история. Народ наш помогает солдатам, кто чем может. Вот и вышила одна дивчина этот кисет, сиротка, в детском доме живет, в Мошотаве. Батько загинув, кажись, под Воронежом. А звали его Максимом. Вот дивчинка послала свой дорогой подарок на фронт и пишет: так и так, прошу дуже, чтоб вручили мой кисет самому храброму солдату в части и чтоб звали его Максимом. Прибыла посылка в наш полк, а меня опять-таки кличут Максимом. Ну, и порешили вручить подарок мне.

Старший сержант любовно разгладил складки на кисете. Он мечтательно смотрел куда-то вдаль, где над селом повисло белое, как пена, облачко.

— Написал я ей «спасибо» солдатское, она мне ответила, да так и потекла переписка. Опять же думка такая есть: живем мы с жилкой добре, а детей нема, так и порешил я взять Галю к себе. И жинка уже согласие дала. Фюреру скоро-скоро крышка; как покончим, так и поеду за Галей, заберу…

Зименко еще раз посмотрел на кисет, стряхнул с него пылинку и спрятал в карман.

— Вот такая душевная история, комрад Гриша.

Кипке слушал, всё больше проникаясь уважением к этому немолодому уже солдату с такой большой человечной душой.

Подобно Наташе, Зименко сделал для себя неожиданное открытие: не было в его отношении к Кипке той жгучей ненависти, которую, ишь несколько месяцев назад он испытывал ко всем немцам. Крепко запомнилась стихотворная строчка из фронтовой газеты: «Где ни увидел немца — там и убей». И, чего греха таить, совсем недавно, когда гитлеровцы были на его, Максима Зименко, родной земле, он готов был убить любого немца только за то, что он немец. А вот сейчас рядом с ним ковырялся в навозе немец, и Зименко, к удивлению своему, питал к нему доброе расположение.

Однажды старший сержант заглянул на скотный двор и не нашел там Кипке. Коровы стояли у пустых яслей и недовольно мычали «Забастовал что ли Гриша?.. А может заболел?», — подумал Зименко и вошел во флигелек, где Кипке мил со своей семьей.

Жена Кипке с трудом поняла, чего хочет от нее русский сержант, и объяснила, что муж еще рано утром ушел к леснику. Вульфу.

К Вульфу?.. Это к тому самому леснику, которым интересуется майор? Какое у Кипке могло быть дело к нему? Если верить Кипке, они далеко не друзья. Зименко ушел озадаченный.

Лейтенант Вощин с любопытством наблюдал, как белка искусно обрабатывала сосновую шишку. За эти дни она так привыкла к нему, что не обращала на него никакого внимания. Может быть, впервые за свой беличий век она встретила такого странного человека: прыгала чуть ли не возле самого его носа, а он только смотрел на нее и не шевелил даже пальцем. Вощин был рад своей потешной знакомке: она была единственным развлечением на его томительном посту.

Дом Вульфа, который отсюда, с этой высокой сосны, был отлично виден, безмолвствовал. Только утром и вечером появлялась во дворе фрау Герта, поила коров, давала им корм, а затем безвыходно скрывалась в доме.

Приказ она выполняла точно. Вощин был у нее, сказал, что в лесу произошел печальный случай, и муж ее задержан советской комендатурой. Но пусть она не волнуется: когда всё выяснится и станет ясным, что Вульф непричастен к происшествию, его, конечно, отпустят. Задержат его еще, видимо, на несколько дней. Фрау Герта побледнела и опросила, что же случилось в лесу? Да, просто, одна неприятность: в лесу был убит человек, а там в это время находился Вульф. Естественно, его задержали. В комендатуре встретился с ним гот майор, который с неделю назад был так любезно принят Вульфом в его доме, выразил сочувствие и попросил его, лейтенанта, уведомить об этом фрау Гарту. Но вот что: фрау Герта не должна пока что никуда выходить из дому. Так надо. В случае чего, лейтенант сам еще приедет к ней.

Прошел день и второй, а у дома лесника никто не появлялся. Неужели Либих всё еще не подозревает, что с Вульфом что-то неладно?.. Или лесник дня него не такая уж важная фигура?.. Не теряет ли Вощин понапрасну время? Но ему приказано быть здесь, пока майор Ярута не найдет нужным снять его а этого поста.

Лейтенант снова перевел взгляд на белку. Увлекшись, он не сразу заметил человека, появившегося у дома лесника. Человек уже подошел к калитке, загремел щеколдой. Залаяли собаки. На пороге появилась фрау Герта и почти бегом направилась к калитке. Отворила. Пришелец что-то сказал ей, она растерянно оглянулась вокруг и пропустила его в калитку. Зашли в дом.

Лейтенанта Вощина охватила внутренняя дрожь, хорошо знакомая рыболовам: клюнуло! Человек задержался в доме ровно десять минут. Фрау Герта проводила его до калитки, вытирая платком глаза. Значит, речь шла о её муже, пришелец интересовался Вульфом!

Вощин подождал, пока захлопнулась калитка, потом ловко спрыгнул со своего «наблюдательного пункта» и пошел следом за посетителем, укрываясь за придорожными кустами. Человек шел быстро, без оглядки. Один только раз он остановился, прислушиваясь к рокоту самолетов. Самолеты прошли над лесом тремя звеньями в сторону фронта, откуда доносился приглушенный гул орудий. Отсюда до переднего края было не меньше двадцати километров. Человек покачал головой. «Что, не нравится? Больше нравилось, когда вы хозяйничали в небе и крушили нашу землю?» — с невольным злорадством подумал Вощин.

Примерно через час они подошли к деревне. Лейтенант знал, что это деревня Вальддорф, вон видна усадьба генерала Шнейдера. И это еще больше убедило лейтенанта, что человек не случайно приходил к леснику. Следовать за ним дальше было бы опрометчиво, и Вощин задержался на опушке. Но не затеряется ли тот в деревне? Нет, улица прямая. Человек сперва свернул было к поместью Шнейдера, но тут же вернулся и пошел вдоль улицы. Через три двора он свернул вправо и зашел в каменный дом под красной черепицей.

— Куда это ты запропал на полдня? — спросил Зименко, как только увидел Кипке на дворе. — Коровы тут такой концерт дают, хоть уши затыкай! Плохо присматриваешь за хозяйским добром.

Кипке махнул рукой.

— Не может один человек быть и тут, и там в одно время.

— А куда ты ходил?

Кипке не успел ответить. На пороге появился генерал и, опускаясь с лестницы, позвал к себе батрака.

После этого Зименко больше не интересовался, куда и зачем ходил Кипке. Дело в том, что вскоре дал о себе знать лейтенант Вощин. Следя за домом под красной черепицей, он увидел появившегося на улице одного из солдат Зименко. Теперь лейтенант нашел возможным выйти из своего укрытия. Если даже чьи-нибудь глаза и наблюдают за окружающим, то его появление здесь вряд ли вызовет подозрение: есть же тут военные. Главное, не показывать виду и не выпускать из наблюдения дом под красной черепицей.

Вощин направился к поместью и тут встретился с солдатом.

— Сейчас сюда прошел немец — кто это? — спросил лейтенант.

— Да это ж работник этого… паразита, товарищ лейтенант.

— Хорошо. Передайте старшему сержанту: пусть немедленно отправит кого-нибудь к майору Яруте с этой вот запиской. В случае чего, меня ищите вон там, на опушке. Да, за этим работником пускай тоже присматривает.

…Зименко чувствовал себя чрезвычайно скверно. Кипке?.. Комрад Гриша — прохвост? Максим Петрович всегда горько переживал разочарование в близких людях. А Кипке он уже считал в какой-то мере близким человеком. И выходит — обманулся…

На хозяйственный двор в этот день старший сержант не пошел. Лег на кучу сена, расстегнул гимнастерку, подставил под теплое солнце нетронутую загаром грудь и задумался… Весна. На Черниговщине уже, конечно, пашут, сеют. Как они там справляются? Тракторов, понятно, нема, да и коней осталось мало. Да что коней — мужиков нема, подчистую война подмела, одни бабы в колхозе. Да, баба всё на свои плечи приняла в это лихое время. До чего ж хорошая ваша баба! Она всё может: и пашет, и сеет, и убирает, и мешки пятипудовые на своей хребтине таскает. Считай, всю войну она нас прокормила, наша славная баба. Извиняй меня, Марья, недооценивали мы тебя часто. Мужик он что, отработал день в колхозе, пришел домой — подавай ему вечерять и — в постель. А в субботу ты и воды ему согрей, и спинку помой, и сорочку чистую подай. И никогда мы и не подумаем: когда же ты должна всё это сделать? Не семь ведь жил у тебя? Ты же и в колхозе наравне с мужиком работаешь. А прибежишь домой — и постирать тебе надо, и хату привести в порядок, и поесть приготовить. А мы, мужики, еще и носом крутим: борщ не так сварила, вареники не по вкусу. Извиняй, Марья, с моей стороны такого свинства больше не будет. Приеду домой, заберем Галю и жизнь иначе построим, в полном равноправии и уважении…

Так размышлял старший сержант Зименко, лежа на сене и наблюдая за Кипке. За старым генералом нечего было смотреть: он опять забился к себе в угловую комнату и вряд ли выберется наружу до вечера.

Едва стемнело, Кипке тоже ушел к себе во флигелек, стоявший сразу же за хозяйственным двором и выходивший дверью в парк. Зименко устроился на своем постоянном месте в дальней комнате левого крыла главного здания, откуда ему хорошо было видно окно генерала.

В 21.55, как всегда, в окне вспыхнул огонек зажигалки, и через несколько минут генерал был в парке. Зименко хорошо знал, чем занимается старик в беседке: сидит, курит, дышит свежим воздухом. Первые два — вечера старший сержант пролежал в бурьяне вблизи беседки, а потом пришел к мысли, что это, собственно, ни к чему — сторожить такого дряхлого генерала. Но сегодня он снова решил пробраться к беседке. Ведь неспроста же появился тут лейтенант Вощин.

И как только хруст песка затих в глубине аллеи, Зименко обходным путем направился к беседке. Он уже достаточно изучил парк, так что для него не составляло большого пруда подойти к беседке с любой стороны. Осторожно, стараясь не задеть ни одной ветки, он миновал флигелек (странно, Кипке еще не спит: сквозь щели занавешенного окна чуть заметно пробивается свет), обошел кусты крыжовника и нырнул под развесистые яблони. За фруктовым садом начиналась дубовая роща, за ней. над прудом, и стоит беседка. Под ногами хрустнул валежник.

«Ах, чертова мама!» — мысленно ругнулся старший сержант и, присев, снял сапоги. Теперь ему удалось бесшумно подобраться к беседке и прилечь в прошлогоднем бурьяне. Силуэт беседки был виден, но Зименко долго не мог понять, есть ли там кто-нибудь. Не ушел ли старик спать?.. Нет, вот чуть слышно скрипнуло соломенное кресло. Здесь! Интересно всё же, что заставляет старика каждый вечер сидеть в одиночестве, в темноте? Вот что значит привычка!

Лежать пришлось долго. Зименко уже начал было раскаиваться, что забрался сюда, как вдруг ему почудился шорох неподалеку. Старший сержант прислушался: так и есть, кто-то осторожно пробирался к беседке. Эге-е! Вот какая привычка у старого генерала. Он с кем-то встречается тут. И встречается тайно.

Зименко прилип к земле и превратился весь в глаза и уши. Едва слышно скрипнули деревянные ступеньки. Затаив дыхание, старший сержант подполз еще ближе и отчетливо услышал: «Вульф». Кроме этого имени, 3именно ничего не мог понять, хоть и отчетливо слышал шепот в беседке. «Эх, ты, тютя, — еще раз выругал себя Максим Петрович. — Что бы попросить Гришу натаскать меня немного по-своему! В самый раз пригодилось бы». И он тут же решил завтра начать изучение немецкого языка.

Если к генералу пришел человек, который интересуется Вульфом, значит Кипке ходил к Вульфу вовсе не для того, чтобы просить его помочь ухаживать за скотиной?.. Что же делать?.. Еще под вечер Зименко послал к майору солдата с запиской, но тот до сих пор не вернулся. По всей вероятности, надо задержать этого странного ночного гостя. Он явно подозрителен. Но как задержать?.. Поднять солдат? Пока будешь подымать — ищи-свищи…

Сообразив, что из беседки есть только один выход, старший сержант тихо, как кошка, пополз в обход ее. Два года службы в разведке научили его ползать бесшумно. Вот за этим кустарником можно и ждать. «Гость», выйдя из беседки, непременно пройдет мимо этих кустов… Минуты тянулись долго.

Но вот кто-то вышел. Генерал. Этот пусть идет, даже лучше будет без него.

Генерал немного постоял у входа, видимо, прислушиваясь, слегка кашлянул. «Гость» выскользнул из беседки и быстро пошел вдоль пруда, приближаясь к кустам, за которыми лежал Зименко Сначала надо пропустить его…

— Хальт! Хенде хох! — скомандовал старший сержант, мгновенно вскочив за спиной «гостя». От неожиданности тот едва не упал.

— Руки, руки вгору!

Зименко выстрелил в воздух; «гость» поднял руки.

— Марш на хауз!

«Гость» шагнул вперед, но в это время мягко хлопнул выстрел, старшего сержанта толкнуло в спину, он покачнулся и стал медленно опускаться на землю, хватая рукой воздух Уже лежа на трава, он услышал еще один выстрел и успел увидеть, как упал генерал.

На выстрелы бежали солдаты, «гость», с треском ломая кусты, убегал вглубь леса, с которым парк сливался вплотную. Но Максим Зименко всего этого уже не слышал.

XI. СОБЫТИЯ РАЗВИВАЮТСЯ

Майору Яруте позвонили из госпиталя: Шумилова пришли в себя.

— У нее был глубокий шок, — сказал начальник госпиталя. — Теперь быстро пойдет на поправку.

— Можно мне сейчас повидать ее? — спросил майор.

Врач посопел в трубку.

— А это обязательно?

— Если можно — обязательно.

— Что ж, ладно, приезжайте.

Яруте действительно было крайне необходимо увидеться с Наташей До сих пор оставалось неясным, почему Шумилова оказалась в лесу, при каких точно обстоятельствах она столкнулась с Вульфом?

Отложив все дела, майор сел в свой видавший виды «виллис» и через два часа был в госпитале.

Девушка лежала вся в белом, голова ее была плотно забинтована, так что лицо казалось очень смуглым и на нем выразительно выделялись черные глаза.

— Здравствуйте, товарищ Шумилова!

Наташа радостно и растерянно глядела на Яруту.

— Что ж это вы решили подставить свою голову под дубинку?

— Я хотела помочь вам, товарищ майор.

— Ну, знаете, такая помощь… Никуда не годится такая помощь, — несколько грубовато сказал Ярута, глядя на порозовевшие щеки Наташи. — Таком помощи от вас никто не просил.

— Я всё его искала.

— Кого?

— Вилли. И мне показалось, что это был он.

— Интересно. Ну-ка, расскажите. Выслушав Наташу, майор осведомился, не знает ли Шумилова того бауэра, с которым разговаривал заинтересовавший ее человек я, получив отрицательный ответ, спросил: не может ли она сейчас увидеться с Вульфом.

— Как увидеться? Разве он? — недоумевающе спросила Наташа.

— Не волнуйтесь, он арестован. Видите ли, он, видимо, считает, что вас нет в живых.

— Хорошо.

Майор тут же отправил в опергруппу машину и велел доставить в госпиталь Вульфа.

Как поведет себя лесник, узнав, что Шумилова жива? Не заставит ли это его развязать язык? Как он теперь объяснит, почему пытался убить Шумилову? А может быть, он и сейчас сделает вид, что ее не знает?

Нет, Вульф узнал Наташу с первого взгляда и, казалось, по-настоящему обрадовался, что она жива. Он слезно просил ее простить за «ужасную ошибку». Наташа, прикусив губу, молчала. Она не знала, надо ли ей что-нибудь говорить, а майор Ярута ограничился лишь тем, Что спросил Вульфа, не ошибается ли он и на этот раз. Вульф, как бы не поняв иронии в вопросе майора, подтвердил, что это именно та девушка, которую он встретил в лесу, и что теперь-то он ясно видит, что это фрейлейн Наташа, которая у него работала. Он очень рад, поверьте, ведь он был убежден, что когда Шумилова убежала от него, с ней случилось несчастье. Правда, она ушла из его дама при весьма неприятных обстоятельствах. Дело в том, что в тот день было получено распоряжение полиции отправить всех работников из Остланда в город для эвакуации в глубь Германии. Но Вульф не мог этого допустить; ведь всем было ясно, что вскоре здесь будут русские. В тот момент, когда к Вульфу приехал полицейский с приказом, фрейлейн Наташа была как раз в сарае, и Вульф закрыл ее там, а полицейскому сказал, что уже второй день как она куда-то исчезла. Вульф намеревался вечером спрятать фрейлейн Наташу в лесу, где бы она могла дождаться прихода русских. Но фрейлейн, видимо, была очень напугана тем, что ее закрыли в сарае, и когда он к ней зашел, она ударила его поленом и убежала. Видите ли, собственно, из-за этого неприятного случая Вульф и не посмел сразу рассказать майору правду о фрейлейн Наташе.

Вульф говорил уверенно и был, как никогда, многословен. Наташа всё время пыталась его прервать и сказать, что он нагло врет, но майор взглядами приказывал ей молчать. Ярута понимал, что лесник хочет своей «откровенностью» сразу вышибить почву из-под ног Наташи. Что бы она потом не сказала, он всё будет представлять в ином свете. Ярута ждал, пока Вульф замолчит сам. Преступник часто разоблачает себя собственными же противоречивыми показаниями. Чем больше наплетет он таких противоречий, тем скорее попадет в тупик.

Закончив рассказ, лесник спокойно посмотрел на майора.

— Вот теперь всё ясно, — оказал майор. — Всё ясно. А что вы сказали Шумиловой, когда встретили ее в лесу?

— Я хотел ее остановить, но она тут же попыталась бежать, что и вызвало мое подозрение.

— Товарищ Шумилова вы пытались бежать?

— Нет. Я очень испугалась.

— Что он вам сказал? Отвечайте по-немецки.

— Он мне сказал, что он рад меня видеть, так как волновался, не случилась ли со мной неприятность, когда я от него убежала.

Лесник отрицательно замотал головой.

Майор не стал больше ничего опрашивать и велел увести Вульфа в комнату начальника госпиталя. Там он составил протокол допроса, записав в него всё то, что сейчас говорил арестованный. Допрос уже подходил к концу, когда Яруте оказали, что его срочно вызывают к телефону.

Звонил дежурный: лейтенант Вощин просит майора немедленно прибыть в «хозяйство» Зименко. Дежурный повторил: «немедленно!» «Вощин в „хозяйстве“ Зименко?.. Странно». Прервав допрос, майор спешно выехал.

В который раз машина мчала Яруту по этой плавно огибавшей лес дороге. Близился закат. Отсюда солнца уже не было видно, но далеко слева поблескивали стекла и шпиль сельской кирхи. Движение по дороге было слабое и, хоть время от времени воздух сотрясали не столь уж далекие артиллерийские раскаты, непреодолимый покой окутывал землю вопреки людским тревогам, наперекор войне. Это смутное ощущение не сразу дошлю до майора, так как мысли его были заняты другим.

В поместье Шнейдера он прибыл только в двенадцатом часу ночи и из доклада лейтенанта Вощина узнал следующее.

Наблюдая за домом лесника, лейтенант сегодня в 11.20 утра «засек» человека, явившегося к леснику. Как позже выяснилось, это был батрак Шнейдера Кипке. Кипке задержался у лесника ровно десять минут. В деревне Вальддорф он сперва зашел в дом под красной черепицей, пробыл там минут пятнадцать и вернулся в поместье Шнейдера. Лейтенант решил, что Кипке подослан в дом лесника, и что человек, подославший его, наверняка находится в доме под красной черепицей. Более того, лейтенант подумал, что, возможно, здесь укрывается сам Либих или близкое к нему лицо. Если так, то от этого дома нити должны потянуться дальше. Вощин приказал старшему солдату из команды Зименко немедленно сообщить майору Яруге, чтобы тот срочно прибыл сюда. А сам лейтенант взял дом под красной черепицей под неусыпное наблюдение.

Приблизительно в 22.30 лейтенант услышал стрельбу в парке. Оставив я а посту дежурившего вместе с ним солдата, лейтенант бросился в парк и тут застал такую картину: старший сержант был убит, возле него находились один солдат и Кипке, задержанный неподалеку от места происшествия. Остальные солдаты побежали в лес на поиски еще какого-то человека, который якобы был здесь и скрылся. В трех шагах от Зименко лежал труп генерала Шнейдера. Рядом с ним валялся пистолет системы «Вальтер». Сейчас Кипке находится под охраной в доме, а всё остальное Вощин оставил на месте до его, майора Яруты, приезда.

— Так что же, по-вашему, здесь произошло? — спросил майор, выслушав доклад.

— Бесспорно, у старика в парке было какое-то свидание, может быть, даже с самим Вилли. Зименко попытался его задержать, но был убит.

— А генерал?

— Генерал убит тем же лицом.

— Каким? Тем, кто приходил на свидание? Зачем?

— Обоих убил Кипке.

— Кипке? Гм-м… Какой в этом смысл?

— Очень простой, товарищ майор. По всему видно, что Кипке тоже связан с группой Либиха, он следил за Зименко. Возможно даже, что Зименко ему проболтался. Когда Зименко попытался задержать того, кто приходил к генералу, Кипке его убил. Убил он и генерала, чтобы избавиться от свидетеля и свалить всё либо на Зименко, либо на того неизвестного посетителя. Это лучшее, что он мог придумать Ярута задумался.

— В том, что вы говорите, есть определённая логика, но не будем принимать ее за установленный факт. А что в том доме, под красной крышей?

— Пока что туда никто не приходил и оттуда никто не выходил. Во дворе замечены: женщина средних лет, пожилой мужчина и двое детей. Наблюдение за домом продолжается.

— Продолжается? — спросил майор. — Не исключена возможность, лейтенант, что вас обвели вокруг пальца. Ну, ладно, приступим к осмотру.

Майор Ярута достал карманный фонарик, подошел к Зименко и осветил его. Старший сержант лежал на спине. Сердце майора сдавила боль. Пышные светлые усы Максима Петровича, которым завидовал не один гвардеец, еще и теперь как-то по-особенному лихо топорщились на его обескровленном лице. Майор любил Зименко. Это был на редкость обаятельный, смекалистый человек, неутомимый работяга, смотревший на войну, как на тяжелый, страшный, но необходимый пруд Четыре месяца назад майор взял Зименко к себе из разведроты. Молодежь называла его папашей, потому что ему уже перевалило за сорок, и еще вот за эти усы…

Майор бережно поднял на руки еще теплое, обмякшее тело Зименко. Да, стреляли ему в спину; пуля, очевидно, задела сердце. Ярута взял пистолет, который так и остался в руке старшего сержанта. В обойме недоставало одного патрона.

Затем майор более тщательно осмотрел труп генерала Шнейдера. Старик лежал ниц, запустив пальцы в песок, голова его была окровавлена. Пуля вошла в висок и вышла чуть выше правого уха.

— Где был обнаружен пистолет? — опросил Ярута лейтенанта.

— Примерно там же, где он лежит сейчас. В двух шагах от старика.

— Кто-нибудь брал его в руки?

— Понимаю. Вы имеете в виду отпечатки? Я брал его за ствол через платок.

В обойме пистолета оставался еще один патрон. Сколько их было там прежде, установить пока что не представлялось возможности. По характеру ран не трудно было догадаться, что и Зименко, и генерал убиты маломощным оружием, то есть, видимо, из пистолета «Вальтер».

— Что сказал Кипке при задержании?

— Ничего вразумительного. Солдат говорит, что, увидев убитого Зименко, он рванулся к нему, а потом заплакал. Но это, конечно, крокодиловы слезы.

«Всё может быть, всё может быть», — дважды мысленно сказал майор, как бы желая убедить себя в верности соображений Вощина, хоть у него возникла уже иная версия. Приказав лейтенанту вызвать к месту происшествия медицинского эксперта, он отправился в дом

Кто приходил к генералу? И вообще, имеет ли эта драма отношение к Либиху? Не случайность ли? Посылая сюда Зименко, майор не придавал особого значения этому объекту. Маловероятно, чтобы Либих появился здесь: но всё же это была какая-то щель, в которой могло появиться лицо Либиха. И потому майор Ярута решил и ее взять под контроль.

Солдат, задержавший Кипке, рассказал, что он находился возле дома и, как только услышал первый выстрел, поднял тревогу, а сам побежал в парк. Уже в парке он услышал второй выстрел. Бежал напрямик и неподалеку от места происшествия натолкнулся на Кипке В темноте тот так неожиданно выскочил из-за дерева, что солдат сшиб его с ног. Солдат побежал дальше, увидел возле беседки лежавшего на земле старшего сержанта и задержался возле него. В это время подоспели другие солдаты, побежали прочесывать местность, а он остался караулить. Почти следом за ним пришел туда и Кипке и, увидев убитого Зименко, заплакал.

— Вы у него что-нибудь спрашивали?

— Никак нет, товарищ майор.

— А он вам что говорил?

— Ничего.

— Хорошо, идите. Пусть приведут сюда Кипке.

Ярута подвинул коптилку, сделанную из снарядной гильзы, на край стола, к стулу, на который должен был сесть Кипке.

Лицо Кипке было страдальчески сморщено, глаза смотрели на майора несколько удивленно, растерянно, но прямо и открыто.

— Мы с вами знакомы, Кипке. Помните? — сказал Ярута по-русски.

— Знакомы, — тоже по-русски ответил Кипке.

— Будем говорить откровенно?

— Я вас не совсем понимают.

— Ну, честно будете говорить?

— Я всегда считаль себя честным.

Волнуясь, Кипке говорил с более заметным акцентом.

Майор еще раз внимательно посмотрел в глаза Кипке и решил весь план допроса сразу же перестроить.

— Скажите, вы сегодня утром были у лесника Вульфа?

— Быль.

— Зачем вы к нему ходили?

Кипке полол плечами, но рассказал. Вчера вечером Шнейдер позвал его, Кипке, к себе и велел утром сходить к Вульфу, взять у него карту лесничества. Дело в том, что сын Шнейдера, Вилли, запрятал где-то в лесу какие-то ценности. Шнейдеру точно неизвестно где, со слов сына он знает, что у Вульфа на карте отмечено это место. Вилли сделал это на всякий случай, если с ним что-нибудь случится. Так вот, Шнейдер решил забрать эту карту к себе. За этим Кипке и ходил к Вульфу.

— И вы забрали карту?

— Нет. Там несчастье: Вульфа арестовала советская комендатура, фрау Герта очень расстроена, искаль карту, но не нашель.

«Правду говорит или лжет?» — подумал майор и спросил:

— Вы доложили об этом генералу?

— Да.

— Вы от Вульфа прямо домой пришли? — Домой.

— Никуда не заходили?

Кипке сдвинул брови.

— Да, заходиль, заходиль. Тут в дорфе живьет сестра фрау Герты, жена бургомистра. Фрау Герта просила сказать ей о несчастье.

— Скажите, кто приходил сегодня к генералу?

— Не могу знать, герр майор.

— Как генерал отнесся к тому, что вы не принесли карты?

— Он быль отшень расстроен, — Кипке на секунду задумался. — Может быть, этот шеловек, который приходиль сегодня к генераль, должен был забрать ценности.

— Кипке, вы сказали, что вы честный человек. Скажите, почему вы оказались в парке, вблизи происшествия?

Кипке смутился.

— Случайно, герр майор. Я вишель… У меня болит живот. Я вишель и услышаль, как комрад Зименко крикнуль: «Хальт! Руки вверх». Я пошел посмотреть, что случилось, а тут выстрел, я побежаль и меня поймаль зольдат.

Ярута достал из ящика стола «Вальтер».

— Вам знаком этот пистолет?

Кипке пожал плечами.

— Таких пистолет много, у генераль тоже быль такой пистолет. Я видаль у него в кабинет, давно…

Показания Кипке в какой-го степени совпадали с версией майора Яруты, но все это требовало объективных доказательств Ведь может быть, что Кипке просто складно врет.

Майор решил прервать допрос и заняться более неотложным делом. Когда Кипке увели, он пригласил лейтенанта Вощина, велел ему произвести обыск и допрос в доме под красной черепицей, а сам тут же выехал в лесничество Теперь уже незачем было вести за домом Вульфа скрытое наблюдение: арест лесника стал известен многим.

…Фрау Гарта подтвердила всё, что сказал Кипке Да, он просил карту, она искала и не нашла. Но карта такая была у мужа, она всегда висела в рамочке вот здесь, над его письменным столом. Потом, когда они собирались эвакуироваться, муж снял карту, и после этого она ее больше не видела Тогда в доме была такая неразбериха и, возможно, она просто затерялась.

Дверь отворилась и вошел солдат. Молча, поприветствовав майора, он подал ему записку. Эксперт подтверждал, что и генерал Шнейдер, и Зименко убиты одним и тем же оружием, и был склонен к заключению, что Шнейдер покончил жизнь самоубийством. В записке приводились доводы к такому заключению Это еще раз подтверждало версию Яруты Подумав о Кипке, он тут же написал Вощину записку: сейчас же отправить полковнику Сизову пистолет «Вальтер» для дактилоскопического исследования отпечатков пальцев.

…Более часа шел самый тщательный, но безрезультатный обыск. Были обследованы все столы, ящики, киши — карты лесничества не было. Майор устало опустился в кресло закурил. Не обманул ли Кипке? Не передал ли он карту Шнейдеру?..

Майор поднял глаза и встретился со взглядом Тельмана. Портрет, пожалуй, надо забрать. Было бы кощунством оставлять его здесь.

Ярута поднялся и снял со стены портрет. Он был под стеклом, с тыльной стороны заложен толстый лист картона. Майор отогнул гвозди и отбросил картон в сторону. На стол выпал сложенный вдвое лист бумаги. Ярута развернул этот лист и… невольный вздох облегчения вырвался у него Перед ним был план лесничества. Он быстро подошел к лампе и начал внимательно его рассматривать. И сразу же стало понятно. Понятно — кто и почему так интересовался этой картой.

В некоторых местах карты были проставлены карандашом еле заметные цифры. Сперва майор заметил цифру «6» и определил, что она стоит как раз на том месте, где была обнаружена бутылка с загадочной запиской. Потом в совершенно противоположной стороне плана он нашел цифру «13». Она стояла неподалеку от проселочной дороги между двух синих кругов, обозначавших болото. Ясно: это явочные места Майор обнаружил еще три цифры, но эти были уже в глухой части леса.

«13»… Но в записке было указано «13—17». Что означает «17»? Впрочем, теперь на этот вопрос ответит сам Вульф…

XII. ДОРО1А ВЬЕТСЯ ВДАЛЬ…

Войска Второго Белорусского фронта, форсировав Одер южнее Штеттина, прорвали оборону противника и стремительно продвигались вперед, выходя одним флангом к Ростоку, другим к Берлину. Шло к концу последнее сражение, одна из самых крупных битв второй мировой войны. Все рода войск Советской Армии все её службы, напрягая силы, шли к великой Победе. И, может быть, внешне меньше всех был заметен вклад в эту Победу службы, к которой принадлежал майор Ярута.

Диверсионно-шпионская группа Либиха—Шнейдера была ликвидирована еще до того, как войска фронта начали основную перегруппировку сил. С помощью засад, расставленных на установленных местах явок, были задержаны люди Либиха, а затем уже обнаружены и законспирированные радиостанции. Глубоко под землей были вырыты хорошо оборудованные, тщательно замаскированные бункеры. Над ними росли сосны, и можно было десятки раз проходить по этим местам, ничего не заподозрив. Антенны радиостанций были умело запрятаны между стволов деревьев, а концы их обвиты вокруг ветвей. Выходы из бункеров прикрывались массивными дубовыми, сверху задерненными крышками. Приток свежего воздуха в бункеры был налажен по принципу сквозняка. В две противоположные стороны, метров на пятьдесят от бункеров, были прорыты траншеи, по ним проложены гончарные трубы, а выход наружу замаскирован под лисьи норы… В бункерах хранились большие запасы продовольствия и воды. Радисты имели право выходить наружу только поздно ночью На явке они забирали оставленные Вульфом записки и передавали по радио нужные немецкому командованию сведения. Надо сказать, что Либих был очень осторожен и передавал Вульфу уже зашифрованные данные.

Выяснились и загадка четырех цифр «13—17». Расшифровал ее припертый к стенке уликами Вульф. Впрочем, загадки в буквальном смысле слова там и не было. Оказалось, еще в первый приезд майора Яруты лесник заподозрил, что это не случайное посещение, и решил увидеться с Либихом, чтобы предупредить его. Для этого он выбрал наиболее удобное для такого свидания место, обозначенное на карте под цифрой «13». Такую же карту имел у себя и Либих. Цифра «17» определяла время явки Так было заранее условлено

Но свидание не состоялось. Как уже было сказано, Либих не получил записки Вульфа. Он не явился на прежнюю явку, очевидно, по той причине, что вблизи расположился автобат

Группа Либиха была ликвидирована, но Либих—Шнейдер ушел, и майор Ярута не был удовлетворен достигнутым. Если враг уцелел, он непременно еще покажет свои звериные когти.

Майор как раз заканчивал последний допрос Вульфа, когда к нему вошел лейтенант Вощин. Вульф сидел на стуле, зажав руки между колен и, не глядя на майора, видимо, отвечал на поставленный вопрос:

— …Нет, я, действительно, был когда-то коммунистом и пять лет находился в Бухенвальде. Мне теперь незачем вас обманывать, да это и не имеет никакого значения.

— Но всё же давайте уточним, — сказал майор. — Вы коммунистом не были, вы только состояли в партии, так?

— Пусть будет так, если это не одно и то же.

— Не одно, конечно, не одно и то же. Продолжайте.

— Пять лет я пробыл в Бухенвальде, — повторил Вульф. — Но каждый хочет жить, а условия там были невыносимые. В тридцать восьмом готовился крупный побег из концлагеря и… — Вульф замолчал, заёрзал на стуле.

— И вы выдали товарищей? — подсказал майор.

— Я был очень слаб, нервы сдали…

— Значит, ценою жизни товарищей по несчастью вы добыли свободу, потом, став предателем, получили место лесника и вступили в гитлеровскую партию?

Вульф опустил глаза.

Ярута подписал протокол, дал переводчику прочесть. Лесник, разбрызгивая по бумаге чернила, подписал, и его увели.

Майор сложил в папку бумаги и посмотрел на лейтенанта Вощина. Тот стоял у окна и хмуро смотрел во двор. Теперь только Ярута заметил, как изменился за последние дни его помощник: похудел, на лбу пролегла первая глубокая морщина «Переживает гибель старшего сержанта». Майор проследил за его взглядом. Свежий бугорок возвышался между двух молоденьких сосен. Здесь, во дворе, со всеми почестями похоронили Максима Зименко.

— Семен Кириллович, — мягко сказал Ярута, — всех арестованных и дела сейчас же отправьте полковнику Сизову, и будем догонять наши части. Возвратитесь, забирайте всё хозяйство и двигайтесь, а я заскочу в госпиталь. У меня там есть дело, — прибавил он и покраснел.

На этот раз Наташа встретила майора уже на ногах, но голова ее была еще забинтована. Запахнув рыжий, старенький халат, она подала ему руку и зарделась.

— Ну, это совсем другое дело, — сказал Ярута и почувствовал, что тоже краснеет. — Могу доложить, товарищ Шумилова: Вульф и его шайка нашли уже «тихую пристань». Спасибо вам за помощь.

Наташа засмеялась.

— А тот раз вы меня ругали.

— А что ж, следовало поругать.

— Ладно, принимаю. Мир?

— Мир.

— Вы мне не расскажете подробней?..

— Почему же нет? — Ярута уселся на стул. — Я вам всё расскажу.

Хотя у него и не было временя, и он очень торопился, всё же майору хотелось подольше побыть рядом с Наташей. Он рассказал всё, умолчав только о гибели Зименко. Как бы не принесло это раненой лишних волнений.

— Что ж, Наташа, а теперь попрощаемся, — поднялся Ярута.

— Разве мы больше не увидимся?

— А… вы бы хотели?

Она услышала в голосе майора нотку, снова заставившую ее зардеться. На миг девушка задумалась, а потом, взглянув Яруте прямо и глаза, тихо сказала:

— Да.

— Вот мой адрес… Наташенька, — сунул майор ей в руки заранее заготовленный листок бумаги. — Впрочем, я сам вас найду…

…Непрерывным потоком двигались по дороге войска. Из-за рваных, гонимых ветром с Балтики туч проглядывало яркое солнце. Но армия уже открыто, не ожидая темноты, двигалась вглубь гитлеровской Германии. Издали еще слышался гул артиллерии, война еще не окончилась, но дорога уже переходила к открытой жизни. Она начинала работать и днем.

Майор Ярута, сидя рядом с шофером в своем стареньком «виллисе», смотрел на поток машин и раздумывал о том, какое новое «дело» ждет его там, впереди. Наверняка оно будет, и не одно, пока остаются на свободе либихи—шнейдеры… Потом мысли Яруты вернулись к Наташе, с которой он только что расстался. Майор почему-то вспомнил строчки из стихотворения «Жди меня» и, может быть, впервые по-настоящему сумел понять их и оценить..

ЭПИЛОГ

Подполковник Ярута, подперев подбородок кулаком, задумчиво смотрел на шахматную доску. Он хмурился, сводил тонкие прямые брови к переносице, щурился, потом вдруг делал быстрый ход.

— И пешки сбили короля, — смахнул он с доски фигурки, откинулся на спинку стула и устало потянулся.

— Не понимаю, что за удовольствие обыгрывать самого себя, — поднялся сидевший у окна капитан Вощин.

Подполковник тоже встал во весь свой изрядный рост, потянулся и застегнул китель.

— Не волнуйтесь, караси от нас не уйдут. Вечерком — самый раз. А насчет шахмат — я вам, капитан, настоятельно советую — займитесь. Для нас с вами это не просто развлечение. Тут и тренировка мысли, и логика, умение предвидеть… Ведь что самое главное в нашей профессии?..

— Нюх… То есть, бдительность, — поправился Вощин.

Ярута засмеялся.

— Нюх… Это что-то от животного мира. Нюх не требует мыши. Разнюхать — это еще не всё. Нет, вы шахматами всё же заинтересуйтесь, капитан. А теперь поехали.

Ярута взял в углу удочки, достал из-под стола котелок с наживкой и уже собрался выйти из комнаты, как зазвонил телефон.

— Возьмите трубку, — сказал Ярута Вощину. — Если Югов, — скажите, что меня нетю

Вощин, перегнувшись через стол, взял трубку.

— Да, слушаю… Вощин. Здесь, товарищ полковник, сейчас передаю… Николай Степанович, полковник Сизов.

— Ну, кажется, карасям и сегодня повезло, — недовольно сказал Ярута, подходя к столу. — Слушаю, товарищ полковник… Да особенно ничем, собрался на рыбалку… Конечно, могу. Сейчас? С собой что захватить? Есть, еду!

Подполковник положил трубку.

— Что-нибудь стряслось? — настороженно спросил Вощин.

— Не понял, — развел руками Ярута. — Но думаю, по пустякам не стал бы в выходной тревожить. Знаешь что, друг: отправляйся-ка сам на рыбалку, а меня завтра ухой угостишь, ладно?

Часом позже Ярута входил к полковнику Сизову. Полковник, видимо, расслышав голос Яруты, вышел ему навстречу. Ярута одернул китель и хотел было официально доложить о своем прибытии, но полковник махнул рукой.

— Не надо. Я, собственно, вызвал тебя не по службе… почти. Обижаешься?.. Порчу выходной? Знаю, знаю, скажешь — обижаться на начальство не дозволено. Бывает, бывает ведь, чего греха таить. Ну, на сей раз, я думаю, ты меня простишь. Я тебе такого сома приготовил! Ты на него жареное копыто забрасывал, а я вытянул. Заходи. Вызовите ко мне коменданта, — приказал он дежурному.

Недоумевая, Ярута вошел в просторный кабинет.

— Садись, садись, — пригласил полковник, — Сейчас я покажу тебе твоего заморского знакомого.

— Насколько помню, товарищ полковник, таких дальних знакомых у меня нет, — пожал плечами Ярута.

— Скрываете связи, подполковник?

Сизов открыл ящик стола, достал папиросы, закурил и загадочно взглянул на растерявшегося Яруту,

Вошел комендант.

— Приведите ко мне Либиха, — распорядился полковник и искоса взглянул на Яруту.

— Либиха?.. Если я не ослышался, вы сказали — Либиха? — переспросил Ярута, когда комендант вышел.

— Не ослышался. А что — знакомая фамилия?

— Эту фамилию, товарищ полковник, я буду помнить столько же, сколько собственную.

— Вот и отлично. Хорошая память — первейшее качество контрразведчика.

— Значит, в конце концов, попался? — удовлетворенно сказал Ярута. — Где же это вы его? Как?..

— Работаем, товарищ подполковник, работаем. Кипке помнишь?.. Батраком был у генерала Шнейдера?.. Ныне — бургомистр Вальддорфа Это он его вывел на чистую воду.

— Если мне память не изменяет, Либих — немец, уроженец и житель Пруссии?

— Хочешь сказать, что он местная, а не заморская птица?

— Именно.

— Это очень просто. Сколько прошло с тех пор?.. Семь лет с хвостиком?..

— Понимаю. Нашел уже новых хозяев?

Полковник поднялся и, заложив руки за спину, прошелся по кабинету. Ярута знал, что «хозяин» не любит, когда ему задают вопросы, и прикусил язык. Полковник остановился у окна и, глядя на улицу, сказал:

— История его проста, как и у всех лиц его породы. Когда в апреле сорок пятого ему удалось улизнуть от нас, он бежал в Мюнхен. Там вскоре установил связи с американской разведкой и, разумеется, скрывать перед ними свою профессию ему было незачем. Короче говоря, он предложил им свои услуги. Затем побывал в «Си-ай-си», модернизировал свой опыт и получил соответствующее задание на организацию подрывной деятельности в Германской Демократической Республике. Это один из «героев» берлинских событий семнадцатого июня. На этот раз его фамилия — Бауэр.

— Что ж, вполне логично, — заметил Ярута — Да, логично вполне Логично и то, что нашлись у нею союзники, и то, что не миновал он кары. Завтра мы его передадим немецким властям. Его показания отлично проливают свет на берлинские события. Даже помимо связи его с американской разведкой трудящимся немцам станет достаточно ясно, в чьих интересах была затеяна вся эта коварная авантюра.

В сопровождении коменданта в кабинет вошел высокий, лет тридцати пяти, человек в сером летнем костюме и, сделав два шага, по-военному вытянулся.

— Садитесь, — сказал по-немецки полковник. — На каком языке будем говорить: на русском или немецком? Насколько мне известно, вы отлично владеете русским?

— Если полковнику угодно, мы будем говорить по-русски, — сказал арестованный с едва заметным немецким акцентом.

«Так вот ты какой — Либих!» — думал Ярута. Тогда, по фотографии, он представлял его именно таким: сухощавым, длиннолицым, с острым, хрящеватым носом, светлыми, зализанными назад, волосами. Только в те годы он был ко в гражданском костюме, а в щеголеватом мундире. Вспомнилась та открытка крупным планом: надменное, самодовольное, чуть улыбающееся лицо с темным пятнышком пониже скулы; широко распростертые руки — одна к далекой перспективе гор, другая — к зыбистому, залитому солнцем морю. Через весь снимок надпись: «Милая Грета! Твое море, твои горы Я здесь, твой Вилли. Алушта, 1942 год»…

Задумавшись, Ярута не расслышал вопроса полковника, и до слуха его дошел лишь ответ арестованного:

— Я всё сказал, герр полковник.

Домой Ярута приехал поздно. На кровати, не раздеваясь в ожидании его, спала Наташа Подполковник немного постоял над ней, и потихоньку лег, стараясь не разбудить жену Закрыл глаза, но сон не шел. Встреча с Либихом остро напомнила ему весну 1945 года, и в памяти чередой поплыли события тех дней Вспомнилось доброе лицо Максима Зименко с пышными казацкими усами, лицо старого солдата, совсем немного не дошагавшего до Победы, Как это он говорил в своих беседах с Кипке: «разъясняю суть да дело и что к чему». Не зря разъяснял. Видишь, Кипке, бывший батрак, теперь — бургомистр.

Потом Яруте вспомнилась первая встреча с Наташей, милой девушкой с черными, как лесная ягода, глазами, то горящими ненавистью к врагам, к войне, искалечившей ее юность, то нежными, чуткими к чужому горю, как сама русская душа…

«Как хорошо, что я ее тогда встретил», — уже засыпая, подумал он…