Эпосы, Легенды И Сказания

Легенды Бретани


Бой с саксами

<p>Бой с саксами</p>

Когда был убит Константин, правитель Британии, у него осталось два юных наследника – Аврелий Амброзий и Утер Пендрагон. Долгое время никто не мог решить, кто же из них будет королем. Пока шли споры, королевский трон захватил предатель – пикт Вортигерн. Обоим братьям – Утерпендрагону и Аврелию Амброзию пришлось покинуть остров, опасаясь преследований Вортигерна, и бежать в Бретань.

В Бретани же правил в то время король Будик, пятый по счету король после Конана. При нем не было войн, в Бретани царили мир и спокойствие. Он приютил сыновей Константина, а когда они достигли совершеннолетия, дал им войско, чтобы они смогли отомстить за смерть отца и прогнать с трона предателя Вортигерна.

После Будика королем Бретани стал его сын Хоэль, племянник Артура, короля Британии, сына Утерпендрагона. Вместе с Артуром он сражался против язычников саксов.

Вот как это было. Хоэль прибыл ко двору Артура, и Артур принял его со всеми подобающими почестями, а через несколько дней они отправились в город Келиндеойт который в ту пору осаждали язычники.

Артур и Хоэль завязали кровавое сражение и перебили столько саксов, сколько никому еще не удавалось отправить на тот свет. Язычники в испуге стали спасаться бегством, но Артур и Хоэль настигали их. Саксам удалось укрыться в Колидонском лесу. Прячась за деревьями, они поражали бриттов стрелами. Видя это, Артур приказал рубить деревья, которые росли на опушке леса и окружать лес бревнами, так чтобы ни один из вражеских воинов не смог убежать. Он хотел начать осаду и заставить их либо умереть с голоду, либо сдаться. Три дня провело его войско в осаде около леса, пока саксы не попросили пощады, но с условием: отпустить их живыми и невредимыми. Они пообещали отдать все золото и серебро, и уехать в Германию, оставив заложников, а потом прислать выкуп. Артур посоветовался с военачальниками и решил согласиться на их условия. Он забрал у саксов все золото и серебро, оставили при себе заложников. Саксы, получив полную свободу, взошли на корабли и отправились в плавание. Но по дороге они пожалели о том, что сделали, решив, что такой договор был для них позором, и повернули свои корабли обратно. Вскоре они снова достигли берегов Британии и высадились близ города Тотонезий. Там они устроили кровавую резню и перебили всех жителей до самого Северна. После этого они двинулись к городу Бадон и осадили его.

Когда об их вероломности доложили королю, он удивился их наглости и поспешил к осажденному городу забыв на время о войне с пиктами и скоттами. Тяжело было на сердце у Артура: ему пришлось покинуть своего племянника Хоэля, короля бретонцев раненного в бою в городе Альдуд. Подъезжая к Сомерсету, услышал король Артур шум сражения и воскликнул: “Если эти саксы, проклятые язычники, не сдержали свое слово, то придется мне пролить кровь моих собратьев. Всем взяться за оружие! В бой на предателей! Да поможет нам Иисус!”

И только он договорил эти слова, как раздался с холма голос святого Дубриция, архиепископа города Каэрлеона:

“Люди, исповедующие христианскую веру! Храните в себе набожность своего народа. И если не защитите вы земли разоренные язычниками, то проклянут вас их обитатели. Сражайтесь же за родную землю и не бойтесь страданий и смерти, ведь победа – лучшее лекарство души. Тот, кто принимает страдание ради своих братьев – жертва пред очами божьими, ведь тот, кто жертвует собой ради ближнего, следует примеру Христа. И если кто-то из вас погибнет в этой битве, то смерть будет для него благом”.

Получив благословение, воины схватились за оружие и приготовились к битве. Артур облачился в свои воинские доспехи, надел на голову золотой шлем с изображением дракона, взял свой щит, которому дал имя Придвен, на котором по его приказу была нарисована Святая дева, чтобы она всегда была рядом с ним. Взял Артур свой меч Экскалибур, выкованный на острове Аваллон, взял копье, названное Рон – большое и широкое боевое копье. Построил Артур свои войска и ринулся на саксов. Смело сражались германцы, и долго не могли бритты одержать верх. Разгневался Артур, вытащил из ножен меч Экскалибур, и с именем Святой Девы ринулся в гущу сражения. Каждым ударам меча он убивал сакса. Остановился он только после того, как его меч сразил триста семьдесят язычников. Видя его доблесть, бритты устремились за ним, и без пощады стали рубить саксов.

В бою погибли вражеские военачальники, и много германцев полегло на поле битвы. А после боя Артур приказал Кадору, правителю Корнуолла, преследовать тех саксов, которым удалось спастись бегством, а сам поспешил в Альбанию (Шотландию). До него дошел слух о том, что скотты и пикты осадили город Альдуд, где остался раненый Хоэль.

Кадор стал преследовать язычников, и не давал им пощады до тех пор, пока не разбил их наголову. А Артур освободил от скоттов и пиктов город Альдуд. После того как враги были разбиты, по приказу Артура и Хоэля в городе были заново выстроены все церкви, разрушенные язычниками, и построили монастыри.

После этого Хоэль остался при дворе короля Артура, стал его верным вассалом. Не раз вместе с другими королями и герцогами, участвовал Хоэль в боях против неверных.


Похищение Елены

<p>Похищение Елены</p>

Однажды во время морского путешествия приснился королю Артуру удивительный сон: будто летит по небу медведь, и его рык сотрясает землю. А с запада летит грозный дракон, и блеск его глаз освещает все вокруг. И вот они бросаются друг на друга и начинают кровопролитный поединок. Дракон бросается на медведя, обжигает его своим огненным дыханием, и повергает наземь. Проснулся Артур и рассказал свой сон всем, кто находился с ним на корабле.

Так растолковали его сон: дракон – это сам Артур, а медведь – это какой-то великан, с которым королю еще предстоит сразиться. Битва двух чудовищ – это поединок Артура с великаном, из которого он, Артур, должен победителем.

Настало утро, и войско Артура высадилось на берег.

Вскоре до Артура дошел слух о том, что откуда-то из Испании пришел в Британию огромный великан. Он похитил Елену, племянницу Хоэля, короля бретонцев, и унес ее на гору, которую теперь называют горой Святого Михаила. Местные воины бросились в погоню, но одолеть великана им не удалось. Где бы они ни старались напасть на него – на море или на суше – ни разу им не удалось его поразить. Великан забрасывал корабли огромными скалами, или кидал в людей камни. Много отважных воинов бесславно погибли – великан съедал их живьем.

И вот на следующий день Артур отправился к горе, взяв с собой Кэя, своего стольника, и виночерпия Бедуйра. О своем намерении Артур никому не сказал, и ушел из лагеря тайно. Он не хотел вести армию против чудовища, которое могло за один раз уничтожить всех воинов, и решил сразиться с ним один на один. На следующую ночь приблизились они к горе, и увидели неподалеку, на другой возвышенности, горящий жертвенник. На какой из этих двух гор угнездился великан, никто не знал, и поэтому решено было послать в разведку Бедуйра.

Бедуйр нашел лодку и поплыл сначала к маленькой горе, где горел огонь. Только он начал подниматься на гору, как услышал – где-то наверху стонет женщина. Удивился Бедуйр и испугался – может быть там и живет великан. Но, собравшись с духом, он обнажил меч и поднялся на вершину. Там он увидел костер, который и привел его на гору, а рядом – свеженасыпанный курган, возле которого сидела старуха и причитала. Увидев воина, она обратилась к нему со словами:

– О, несчастный человек! За какой бедой ты сюда пришел? Как мне жаль тебя, ведь ты обречен на смерть. Этой ночью придет сюда великан – ужасное чудовище – и сожжет на этом огне тебя. Он лишит тебя жизни, как лишил он жизни одну юную девушку, племянницу бретонского короля. Я только что похоронила ее, я, ее кормилица! И тебя он убьет, как только увидит. Бедная девушка! Она умерла от ужаса, когда это чудовище стиснуло ее в своих объятиях. И когда великан понял, что не сможет уже обесчестить ее, что она мертва, эта девушка, которая была моей второй душой, моей второй жизнью, то он набросился на меня, сгорая от своей низменной страсти. Бог мне свидетель, я сопротивлялась, как только могла, но он надругался над моей старостью и вошел в мое тело силой. Беги же отсюда, да поскорее, а не то снова вернется он, и не избежать тебе лютой смерти.

Бедуйр, взволнованный этими словами, утешил женщину, как мог, и поспешил к Артуру за помощью. Услышав рассказ Бедуйра, и узнав о смерти девушки, Артур оплакал ее и попросил своих спутников отпустить его одного на поединок с чудовищем. Но все же он согласился позвать их на помощь, если она ему понадобится.

Они отправились к горе, оставив лошадей на попечение конюхов. Артур первым поднялся на вершину. Великан был уже там, около костра. Все лицо его было измазано в крови свиней, часть из которых он уже успел съесть. Другие, нанизанные на огромный вертел, жарились над костром. Увидев воинов, великан схватился за дубину, которую и десять человек не смогли бы поднять с земли. Король обнажил меч, и, заслонившись щитом, бросился на чудовище. Но великан успел рассчитать удар, и ударил по щиту короля с такой силой, что звук удара разнесся по всему берегу и оглушил Артура. Разгневавшись, король нанес чудовищу сильный удар в лоб, так что кровь хлынула на лицо великана, и залила ему глаза. Ослепленный кровью, он набросился на короля, как раненый вепрь набрасывается на охотника, причинившего ему боль. Он схватил Артура, прижал к земле и заставил стать на колени. Но Артуру удалось увернуться и вскочить на ноги. Он принялся наносить удары чудовищу то с одной, то с другой стороны. И вскоре Артур нанес ему смертельную рану, пробив шлем великана и вогнав меч в его череп по самую рукоять. Жестокий великан закричал так, как стонет дуб, вырванный с корнем, и рухнул наземь. Король рассмеялся и приказал Бедуйру отрезать великану голову, чтобы принести ее в лагерь как трофей. Артур сказал, что этот великан оказался для него слишком слабым противником. По сравнению с победой Артура над великаном Ритоном с Арвийской горы эта победа – ничто. Тот великан собирал бороды побежденных им королей и шил из них плащ. Ритон приказал Артуру отрезать бороду заранее. Он сказал, что поместит бороду короля бриттов надо всеми остальными, ведь Артур стоит выше всех королей мира. Вызвав Артура на поединок, тот великан сказал, что победитель заберет бороду побежденного и плащ, сшитый из трофеев. Артур принял вызов и выиграл поединок. Он забрал с собой бороду великана и его останки.

И вот снова Артур возвратился в свой лагерь победителем и принес отрубленную голову врага. Со всех сторон к нему сбегались люди, восхищались его храбростью, и благодарили за то, что он избавил страну от такой напасти. Лишь Хоэль был безутешен – так потрясла его смерть племянницы. Он приказал в память о ней построить собор на той самой горе, где она рассталась с жизнью, на том самом месте, где покоилось ее тело. И до сих пор та гора известна под именем Могила Елены.


Пророчества Мерлина

<p>Пророчества Мерлина</p>

Мудрый маг Мерлин обладал пророческим даром и предсказал множество событий, который произошли столетия спустя. Это и нашествия, от которых страдали жители Большой Британии и маленькой Бретани, и победы над врагом, и воцарения королей…

Мерлин предсказал нашествие германских племен – англов и саксов. Британия не устояла перед Англами, и они завоевали большую ее часть, которая теперь называется, по их имени, Англией. Но надо сказать, что после того как англы приняли христианство, они долгое время жили рядом с бриттами в одной стране. Время от времени между ними вспыхивали войны, а потом их сменяли перемирия. Бритты жили в роскоши и предавались различным удовольствиям. Они устраивали пиры, предавались пьянству и распутству. И Господь послал бриттам в наказание голод, мор, болезни и другие бедствия, как и предсказывал Мерлин. Тем, кто остался в живых, пришлось перебраться в соседние области – Уэльс и Корнуэл, где до сих пор живут их потомки.

Мор и болезни не пощадили и англов, на долгое время земля вымерла, опустела. Только через одиннадцать лет, когда болезнь отступила, англы вернулись. Их привела девушка по имени Эбурга, про которую Мерлин говорил: “Белый дракон воспрянет и приведет из Германии юную деву”. Это было в то время, когда в Бретани правил король Алан Великий.

Говорил Мерлин: “Германский дракон должен будет защищать свою пещеру, ибо месть, мною предсказанная, свершится. Но долгое время он будет еще силен. Погибнет каждый десятый из жителей Нейстрии. И придет тот, кто должен будет свершить месть за причиненные несчастья, одетый в дерево и железную тунику. Он вернет жителям их в исконные владения”.

Это пророчество сбылось, когда королем Англии стал Вильгельм Бастард в 1066 году. Он мстил, рассказывают одни, за свою дочь. Другие же говорят, что он мстил за сестру. Это было в то время, когда англы и бритты воевали друг с другом. И вот однажды король Англии стал пленником нормандцев, и чтобы спасти положение и заключить мир, решил просить руки дочери нормандского герцога. Он женился на ней и вернулся в свою страну. Но возвратившись в Англию, он отрезал девушке нос, губы и уши, и отослал ее на родину. Нормандский герцог опечалился, видя, что сделали с бедной девушкой, но он не мог отомстить за причиненные ей увечья, потому что у него не было достаточно сил, чтобы сражаться с Англией. К тому же у него еще не было наследника.

И вот однажды, герцог остановился в городе Руане и заночевал у одного горожанина. Увидев в доме этого человека двух прекрасных девушек, герцог подумал, что это дочери хозяина, и попросил у того человека одну из девушек, чтобы провести с ней ночь. Горожанин не дал герцогу собственную дочь, а предложил гостю провести ночь с другой девушкой, бретонкой, которая в тот жила в его доме вместе со своими родителями. И вот посередине ночи, когда герцог глубоко спал, девушка громко вскрикнула во сне и разбудила его. Герцог спросил, что так напугало девушку, и та ответила, что увидела во сне, будто огромное дерево выросло из ее чрева и накрыло своей кроной всю Англию. Герцог обрадовался, и понадеялся, что Господь пошлет ему наследника от этой девушки. Поэтому он разломил свое кольцо, оставил одну половину у себя, а другую отдал девушке, чтобы при случае суметь опознать ее.

Через шесть или семь лет он снова приехал в тот же город. Он вспомнил о той девушке и нашел ее. Он увидел ее сына, красивого мальчика, точь-в-точь похожего на самого герцога. Но хозяин дома убеждал его, что этот ребенок – сын его дочери, а не служанки. Тогда герцог вынул половинку кольца и приставил к той, которая была у бретонки. Так он доказал правду. Его сын, Вильгельм Бастард, завоевал Англию, и в этом ему помогали союзники – бретонцы. А отец Вильгельма завещал ему герцогство Нормандию, если тот отомстит за сестру своего отца. И действительно, он передал Вильгельму половину своего богатства и десятую часть, Нормандии или Нейстрии. Так сбылось еще одно пророчество Мерлина.


История кузнеца

<p>История кузнеца</p>

Фанш ар Флох был кузнецом в Плумилио. Так как это был образцовый ремесленник, он никогда не брал работы больше, чем мог выполнить. Однажды, в канун Нового года, он сказал своей жене после ужина:

– Тебе придется пойти к полуночной мессе с детьми: я не смогу тебя сопровождать: есть еще пара колес, которые следует починить, а я пообещал это сделать завтра к утру. Когда работа будет закончена, я буду нуждаться только в постели.

На что его жена ответила:

– Надеюсь, по крайней мере, что колокол к заутренней не застанет тебя у наковальни.

– О нет! В это время, моя голова уже давно будет на подушке.

И, с этим, он возвратился в свою кузницу, в то время как его жена, готовила детей и готовилась сама к походу в поселок, чтобы послышать мессу. Погода была ясная и морозная. Когда семья собралась, Фанш пожелал жене и детям приятной прогулки.

– Мы помолимся за тебя, – сказала ему жена, – но и ты, не забудь, что не стоит работать после колокола к заутренней.

– Нет, нет. Ты можешь быть спокойна.

И он принялся выполнять заказ, насвистывая, как он всегда делал, когда орудовал молотком и клещами – ведь наш кузнец любил свое дело. Время летит быстро за работой. Фанш ар Флох не заметил, как минул час, затем другой… Из-за стука молотка о наковальню, он не услышал далекий звон новогодних колоколов, хотя он специально оставил открытым окно в кузнице. Так или иначе, час заутренней минул, а он еще работал. Внезапно, дверь заскрипела на своих петлях и отворилась.

Удивленный, Фанш ар Флох поднял глаза от наковальни, чтобы посмотреть кто пришел.

– Доброй ночи! – произнес резкий голос.

– Доброй! – ответил Фанш.

И он осмотрел гостя, но не смог увидеть черт его лица, которые широкие поля фетровой шляпы оставляли в тени. Это был человек высокого роста, немного сгорбленный, одетый на старинный манер, в приталенную куртку и штаны завязанные над коленом. После короткого молчания, он промолвил:

– Я увидел у вас свет и решил войти, так как нуждаюсь в ваших услугах.

– Черт возьми! сказал Фанш, – вы явились не вовремя, так как мне необходимо еще закончить чинить это колесо, и я не хочу, как добрый христианин, чтобы колокол к заутренней, застал меня работающим.

– O, – произнес незнакомец, со странной усмешкой, – уже прошло больше четверти часа, как колокол прозвонил.

– Но это не возможно! – воскликнул кузнец, роняя свой молоток.

– Так и есть… Впрочем, невелика разница! Тем более, что я не попрошу ни о чем, что вас задержит надолго; речь идет только о заклепке.

Говоря это, он показал широкую косу, которая была скрыта прежде, за его плечами, и ручку которой, Фанш ар Флох сначала принял за посох.

– Видите, – продолжил гость, – она немного расшатана: вы быстро это исправите.

– Мой Бог, да! Если дело только в этом, – ответил Фанш, – я это сделаю.

Впрочем, ночной пришелец говорил голосом, не терпящим возражений. Он сам положил косу на наковальню.

– Ого! Как странно приделано лезвие! – воскликнул кузнец. Острием наружу! Какой растяпа ухитрился это сделать?

– Вас не должно это беспокоить, – мрачно ответил человек. Оставьте его таким, просто закрепите.

– Как вам будет угодно, процедил сквозь зубы Фанш ар Флох, которому совсем не понравился тон пришельца.

Он быстро сменил гвоздь и заклепал его.

– Теперь, я собираюсь вас отблагодарить, – сказал человек.

– Это ничего не стоит…

– Если бы! Любая работа заслуживает награды. Я не дам вам денег, Фанш ар Флох но, вы получите от меня то, что имеет большую цену, чем деньги и золото: хороший совет. Когда ваша жена возвратится, пошлите ее обратно в поселок за священником. Работа, которую вы только что сделали, была последней в вашей жизни. Кенаво! (До свидания).

Человек с косой исчез. Фанш ар Флох почувствовал, что ноги подгибаются под ним: у него хватило сил только для того, чтобы добраться до кровати, где жена и нашла его в смертельной тревоге.

– Возвращайся, – сказал он ей, – и приведи мне священника.

С первым криком петуха, кузнец испустил дух. В ту ночь он чинил косу Анку…


Преграждённая дорога

<p>Преграждённая дорога</p>

Трое молодых людей, братья Гуисуарн, из деревни Эне, что в Каллаке, возвращались зимними сумерками с дальнего хутора. Чтобы добраться до дома, им нужно было идти, некоторое время, по древней королевской дороге из Гуингама в Карэ. Стояла сухая погода, луна ярко освещала путь, однако дул сильный ветер.

Наши парни, которых выпитый сидр привел в отличное расположение духа, громко пели, забавляясь тем, что пытались перекричать завывания ветра. Вдруг, они заметили какой-то черный предмет, лежащий на обочине дороги. Это был старый высохший ствол дуба, поваленный, когда – то, бурей.

Ивону, младшему из трех братьев, имевшему склонность ко всякого рода недобрым проделкам, пришла в голову идея.

– Знаете что? – сказал он, – мы положим это дерево поперек дороги, и, разрази меня гром, если тому, кто попытается проехать после нас, не надо будет хорошенько попотеть коли он захочет миновать это место.

– Да, браниться он будет крепко, – согласились его братья.

И вот, они положили ствол дуба поперек дороги. Затем, очень довольные своей выходкой, они добрались до своего жилища. Чтобы быть поближе к лошадям, о которых они имели обыкновение заботиться, все трое устроили себе постели на конюшне. Так как братья вернулись достаточно поздно и устали после рабочего дня, они быстро уснули, но, не успев досмотреть свой первый сон, они неожиданно пробудились. Кто-то громко стучал в двери стойла.

– Кто там? – закричали они вскочив.

Однако, никто им не ответил, лишь стук продолжился с прежней силой.

Тогда старший из братьев подошел к двери и распахнул ее: он не увидел ничего кроме ясной ночи и звездного неба; услышал же он, только могучее дыхание ветра. Он попытался закрыть дверь, но не смог. Братья навалились втроем, но и тогда у них ничего не получилось. Тогда, охваченные ужасом, братья закричали в ночь:

– Ради Бога, говорите! Кто вы такой и что вам надо?

Они по прежнему никого не увидели, однако до них донесся глухой голос:

– Кто я такой, вы скоро поймете, и чем позже вы положите обратно дерево, которое не дает мне проехать, тем горше для вас будет узнать мое имя. Вот то, что мне надо. Идите.

Они выскочили, полуодетые, и побежали к дороге. Впоследствии, они признались, что совсем не чувствовали холода из-за охватившего их ужаса. Возле злополучного ствола, они увидели странную низкую телегу, запряженную лошадьми, на которых не было никакой сбруи. Схватив поваленный дуб, братья перетащили его к обочине. И Анку – а это был он – тронул своих лошадей со словами:

– Из-за того, что вы преградили дорогу, я потерял час времени: именно час каждый из вас мне должен. И если бы вы не повиновались моему приказанию, вы потеряли бы столько лет жизни, сколько минут это дерево пролежало бы на моем пути.


Анку приглашён на пир

<p>Анку приглашён на пир</p>

Это произошло в те времена, когда богачи еще не были жестокими людьми, и умели распоряжаться своим богатством так, чтобы и бедным помочь прокормиться.

Правду сказать, случилось это давным-давно.

Лау ар Браз был в то время самым богатым хозяином в местечке Плейбен Крист. И если на его ферме забивали поросенка или корову, то это обязательно делали в субботу. А на следующий день, в воскресенье, Лау приходил в церковь на утреннюю мессу. Когда служба заканчивалась, секретарь мэра поднимался на верхнюю ступеньку кладбищенской лестницы и читал жителям городка, собравшимся на площади, новые законы, или объявлял о торгах на следующую неделю.

“Ну вот, теперь – моя очередь", думал Лау, когда секретарь заканчивал читать свои бумаги. И как обычно, поднимался, становился возле креста и говорил:

– Слушайте все! Лучший поросенок из всех, какие только есть в Кереспере, убит одним ударом. Приглашаю вас на пир – отведать кровяных колбасок. Приходите все – дети и взрослые, молодые и старики, фермеры и работники! Дом у меня большой, а если не хватит в доме места, так и в сарае можно столы поставить. А в сарае места не хватит – так во дворе оно всегда найдется.

Что творилось у креста! Как только начинал Лау говорить, тут же собирался вокруг него народ. И всем не терпелось узнать, кто первый ответит богатому хозяину. Топтались люди на ступеньках, толкали друг друга.

И вот однажды, в одно из воскресений, после мессы, как и каждый год, Лау стал звать всех на пир. Бьют – беги, дают – бери!

– Приходите все! Все приходите! – говорил Лау. А вокруг него собралось столько людей, что посмотреть на их головы сверху – ну точно гора яблок. И все улыбаются.

– И не забудьте – говорит Лау, – В этот вторник прийти ко мне!

И все эхом ему отвечают: «В этот вторник!»

А на том же месте, чуть в стороне, под кладбищенской землей покоились мертвецы. В суете люди забыли про них и топтались прямо на могилах – до того ли, чтобы помнить кто там под землей лежит!

И вот когда народ уже собирался расходиться, какой-то слабый голосок спросил у Лау:

– И я могу прийти?

– Черт возьми! – удивился Лау, – Если я всех приглашаю, то значит и тебе место найдется!

И пошел народ пить-гулять весь день на радостях от того, что через два дня на ферме Кереспер будет пир. А кое-кто и в понедельник выпил как следует, чтобы предстать перед поросенком в наилучшем виде.

И вот во вторник утром повалили люди в Кереспер, будто на крестный ход. Те, что побогаче – на повозках ехали, а бедняки на своих двоих шагали через поля по заветным тропкам.

И вот когда уже уселись все за столы, когда уже перед каждым полное блюдо поставили, явился на пир запоздалый гость. С виду он был похож на нищего – не одежда на нем, а прилипшие к коже лохмотья, а от самого падалью пахнет. Вышел Лау к гостю навстречу и усадил его за стол.

Сел человек, но есть не стал – только притронулся к требухе, которую ему подали, и все. Так и просидел он все время, понурив голову. Как ни старались его соседи, так и не смогли слова из него вытянуть. Никто его здесь не знал. Старики говорил, что странный гость напоминал им кого-то, кто давным-давно умер, а кого – никто не вспомнил.

Закончился пир. Женщины собрались посплетничать, а мужчины закурили трубки. Лау пошел к сараю, чтобы услышать от гостей благодарность за обед. Гости к тому времени уже заикались и едва стояли на ногах. Лау потирал руки от удовольствия, ведь он так хотел, чтобы гости, перед тем как уйти из его дома, насытились до отвала.

– Ну, напились, – смеялся Лау – По дороге домой всю округу запрудят, хоть мельницу возле фермы ставь!

Доволен был Лау и собой, и своими кухарками, и бочками отменного сидра, и гостями.

Вдруг заметил он, что один человек еще не вышел из-за стола.

– Не спеши, – сказал ему Лау, – ты ведь последним сюда пришел, так что и тебе не грех и закончить трапезу последним…

Но незнакомый человек будто спал перед пустым перевернутым блюдом и перевернутым пустым стаканом. Услышав Лау, он поднял голову, и богатый хозяин увидел, вместо головы у гостя череп мертвеца. Встал странный гость, отряхнул на себе лохмотья. Тут Лау увидел, что к каждой тряпице были привязаны кусочки гнилого мяса. Так и застыл Лау на месте от зловония и от ужаса. Стараясь не дышать, чтобы не отравиться, спросил он у костлявого гостя:

– Кто ты такой, и что тебе надо?

Подошел к нему мертвец поближе – видно было, что торчат у него кости, как ветки дерева после листопада, – и положил ему руку на плечо.

– Спасибо, Лау. Когда спросил я тебя, там, на кладбище, можно ли и мне прийти, ты ответил, что для всех у тебя место найдется. Поздновато спрашиваешь ты, кто я такой. Я – Анку. Хорошо ты сделал, что пригласил меня, как и всех остальных, и поэтому я хочу доказать тебе мою признательность. Я открою тебе, что осталась только неделя до твоей смерти. Так что ты успеешь навести порядок в своих делах. Через неделю я приеду за тобой на моей повозке, и, готов ты будешь или нет, но дан мне приказ увезти тебя туда, где собралось народу побольше, чем на твоей ферме.

Сказал это Анку и пошел прочь. Всю следующую неделю Лау делил наследство между своими детьми. В воскресенье, после службы, он исповедался. В понедельник пришел к нему священник с двумя служками, и причастил его. А во вторник вечером умер Лау.

Так его доброе сердце помогло ему легко умереть. Да будет так с каждым из нас.


Приключения Габа Лукаса

<p>Приключения Габа Лукаса</p>

Габ Лукас работал на ферме Рюн Риу. Каждый вечер возвращался он в Кердрескенн, домой, где жил с женой и с пятью детьми в самой убогой лачужке их бедной деревни. Габ Лукас зарабатывал всего десять грошей в день, и на эти деньги кормил всю свою семью. Хозяева фермы Рюн Риу любили своего работника, и каждую субботу вечером платили ему за неделю, а сверх того хозяйка давала Габу что-нибудь для жены и детей.

Однажды, было это в субботу вечером, она сказала Габу:

– Вот мешок картошки, я отложила его для вас. Отнеси его своей жене, Мадалене Денез.

Габ поблагодарил хозяйку, взвалил на плечи мешок, и, попрощавшись со всеми, пошел домой.

От фермы до его дома было три четверти лье пути. Поначалу Габ шагал легко. Светила луна, и только что выпитый стаканчик вина согревал его. Шел Габ, посвистывал, и думал, как обрадуется его жена, когда увидит, что он ей принес. А назавтра она наварит целый котелок картошки, да положит туда кусочек окорока, так что все только пальчики оближут.

Но прошло какое-то время, и вино перестало согревать Габа, да к тому же устал он за день. Чем дальше, тем тяжелее казался ему мешок. Даже насвистывать тяжело стало. Подошел Габ к придорожному кресту, к тому перекрестку, где к большой дороге подходила маленькая, та, что вела на ферму Низилзи.

«Вот если бы по дороге сейчас проехала какая-нибудь повозка и отвезла меня к дому! – подумал Габ, – Ну да ладно, посижу немного здесь, покурю».

Скинул он мешок на землю, сел и закурил трубку. Вокруг было тихо. Вдруг жалобно завыли собаки на ферме Низилзи.

«Что там стряслось?» – подумал Габ и вдруг услышал на маленькой дальней дороге шум приближающейся повозки. «Виг-а-ваг! Виг-а-ваг!» – скрипела плохо смазанная ось.

«Вот хорошо! – подумал Габ – Как гора с плеч свалилась. Это, наверное, кто-нибудь из местных едет в Локмикаэль, на песчаный берег. Вот кто меня подвезет вместе с мешком до дому!»

Повозка выехала на дорогу. Ее везли тощие костлявые лошади, даже в темноте это было видно. Совсем они не были похожи на лоснящихся откормленных коней из Низилзи. А сама повозка была сбита из голых досок, борта с обеих сторон болтались от тряски, а управлял повозкой худой человек огромного роста, такой же худой, как и кони, которые везли его. Шляпа с широкими полями закрывала его лицо. Габ так и не смог понять, кто это такой, но все-таки окликнул незнакомца:

– Эй, добрый человек, нет ли у вас места в телеге, чтобы положить этот мешок? Я чуть не надорвался, пока его нес. Мне только до Кердрескенна дойти, и все…

Человек проехал мимо, не ответив ни слова. «Он меня, наверное, не слышал, – подумал Габ, – уж очень громко у него повозка скрипит».

Но упускать свой случай Габ не собирался. Он погасил трубку положил ее в карман, взял мешок и побежал за повозкой. Догнать ее было нетрудно – уж очень медленно она ехала. Габ поравнялся с ней и скинул мешок.

Но – что такое? Мешок прошел сквозь дощатое дно повозки и упал на землю.

«Что за черт? Проклятая телега!» удивился Габ. Он поднял мешок, и снова попытался забросить его в повозку. На этот раз Габ хотел положить мешок, на дно, но доски, наверное, были совсем гнилые, потому что мешок снова прошел сквозь них, и сам Габ прошел сквозь повозку. Так и остался он стоять на дороге.

А странная повозка продолжала двигаться по дороге. А человек, который управлял ей, даже не обернулся. Габ не стал больше его догонять. И только когда повозка исчезла из виду, он снова пошел домой – так он испугался.

«Что с тобой случилось» – спросила у него Мадалена Денез, когда ее муж вернулся домой, напуганный до смерти.

Габ Лукас рассказал все, что с ним случилось.

«Вот это да!» – воскликнула его жена, – «Ты видел повозку самого Анку!»

Габ чуть было не затрясся в горячке. А на следующий день услышал он колокольный звон. Хозяин фермы Низилзи умер накануне вечером между десятью и половиной одиннадцати.


Дольмены и менгиры

<p>Дольмены и менгиры</p>

С незапамятных времен жители Бретани окружали легендами и преданиями стоячие камни – менгиры, и камни-столы – дольмены. Ни кому до сих пор точно не известно, кто и когда возвел эти сооружения, и поэтому древние камни окружены легендами, люди издавна приписывали им магическую силу. В старину верили, что под стоячими камнями хранятся клады. Близ города Фужер, в Верхней Бретани, например, рассказывали, что под одним из таких огромных камней спрятано несметное сокровище. И вот каждый год в ночь под Рождество, к камню прилетает дрозд, приподнимает его, так что можно увидеть лежащие на земле луидоры. Но если кто-нибудь захочет воспользоваться этим моментом и выхватить деньги, то тяжелый менгир раздавит его своей тяжестью.

А по соседству есть еще один менгир, который в рождественскую ночь, пока в церквях служат мессу, сам идет к ручью на водопой, а потом возвращается на свое место. Горе тому, кто окажется на дороге камня, который несется с огромной скоростью и может сокрушить все на своем пути. Жители окрестных деревень еще не так давно верили, что все эти камни поставил дьявол.

По другой легенде, эту каменную аллею построили феи. Каждая из них должна была за один раз принести три огромных камня для постройки – по одному в каждой руке, и один на голове. И горе той фее, которая не удержит хотя бы один камень. Уронив его на землю, она уже не сможет поднять его и продолжать путь – ей придется возвращаться и начинать путь сначала.

Говорят, что те, кто построил эту аллею не прочь сыграть с людьми невинную шутку. Многие пытались сосчитать, сколько же камней в постройке, и каждый называет свое число – кто сорок два камня, кто – сорок три, а кто и сорок пять. Даже если один и тот же человек возьмется пересчитывать их по несколько раз, у него ничего не получится – каждый раз число камней будет разным. «С дьявольской сило не шути, – говорили в старину, – никто и никогда не мог сосчитать эти камни. Дьявола не перехитришь».

Но влюбленные верят, что феи помогут им выбрать свою судьбу. В старые времена юноши и девушки приходили в ночь новолуния к аллее старинных камней. Юноша обходил их справа, а девушка – слева. Сделав полный круг, они встречались. Если оба насчитали одинаковое число камней, то их союз должен был быть счастливым. Если кто-то из них насчитывал на один или два камня больше – то судьба им предстояла далеко не безоблачная, но, в общем-то, счастливая. Ну а если разница между двумя числами оказывалась слишком большая, то о свадьбе, по поверьям, лучше было и не думать.


Конан Мериадек

<p>Конан Мериадек</p>

В наши дни полуостров на северо-западе Франции, врезающийся в море, как нос корабля, называют Бретанью. Но были у этого края и другие имена. Как сообщают нам древние летописцы, в незапамятные времена Бретань называлась Летавией. Во времена Юлия Цезаря, который после долгой войны покорил всю Галлию и пытался захватить и остров Британию, Летавия стала называться Арморикой. А о том, как она получила свое последнее название, рассказывают легенды, собранные воедино в средневековых хрониках.

В 361 году от рождества Христова, правитель Британии Максимиан Цезарь, богатый и властный правитель, решил пуститься в завоевательный поход. Своих владений ему казалось мало, и решил он завоевать Галлию. Снарядил он флот, и переплыл пролив, который отделяет Британию от Галлии и высадился в Арморике. Ему пришлось сражаться с местными жителями, язычниками. Жителями Арморики правил человек по имени Инбалт. В первом же бою бритты разгромили язычников, которые бежали с поля боля, их вождь Инбалт был убит, а с ним еще пятнадцать тысяч воинов. Максимиан возрадовался такой скорой победе и позвал к себе одного из всадников, Конана Мериадека.

– Мы подчинили себе одно из самых сильных королевств Галлии, – сказал Максимиан. – и, может быть, нам удастся точно так же завоевать и другие земли. Поспешим же, и возьмем штурмом города и крепости, пока весть о поражении Инбалта не разнеслась по всей Галлии и не заставила язычников из соседних земель взяться за оружие. Если мы смогли завоевать это королевство, то сможем покорить и остальные. Но я должен продолжать править Британией, так что завоеванные земли будут принадлежать тебе. Я отнял у тебя родину – так пусть же эта земля будет новой Британией, а ты станешь ее королем. Мы заселим эту страну, после того как все ее жители будут перебиты. Поля здесь плодородные, в реках водится много рыбы, и лесов много. Лучше земли нет на свете.

Конан кивнул головой в знак согласия и поклялся Максимиану в верности. После, войско двинулось на главный город редонов, и в тот же день город был взят. Слух о храбрости бриттов опережал войско, и жители уходили из городов, где оставались только женщины и дети. Бритты убивали всех мужчин и оставляли женщин в живых. Вскоре все мужское население провинции было перебито. В каждом городе остались бриттские солдаты. Они старались превратить все галльские города в неприступные крепости.

А тем временем слух о завоевателях достиг самых глухих уголков Галлии. Все короли были в страхе перед бриттами. Этот страх заставил их усомниться в старой вере.

Максимиан собрал огромное войско, привлекая людей богатыми дарами. Он собирался завоевать всю Галлию. А что та часть страны, которую он завоевал, была отныне заселена бриттами, он приказал, чтобы сто тысяч колонов прибили с острова на континент, а с ними – тридцать тысяч солдат, призванных охранять страну.

Так Арморика стала называться Бретанью – маленькой Британией, а управлять ей стал Конан Мериадек. Максимиан же отправился в другие области Галлии, и вскоре покорил всю страну. Потом он отправился в Германию, и после ожесточенных битв подчинил ее себе.

Но в Арморике было неспокойно. Галлы и аквитанцы то и дело нападали на бриттов. Но всякий раз Конан давал им отпор, и смело защищал вверенную ему страну. Он расположил свое войско в местечке Плугулум, возле реки Гвиллидон. Позже это место назвали Кермериадек – город Мериадека. Поскольку солдатам Конана предстояло навсегда поселиться в Арморике, решено было, что каждый из них женится на девушке из Британии, чтобы дети солдат не смешались в будущем с галлами. Конан послал гонцов на остров к Дионоту, королю Корнубии, который правил островом в отсутствие Максимиана. У Дионота была дочь Урсула, которая очень нравилась Конану. Когда Дионот выслушал послов, он ответил, что выполнит просьбу Конана. Король созвал в Лондон одиннадцать тысяч девушек из знатных семей и шесть тысяч простолюдинок, которые вскоре отправились на кораблях за море. Не всем, однако, нравилось такое путешествие. Многие не хотели разлучаться с семьями, с родной страной. А некоторые и вовсе не хотели выходить замуж и предпочитали оставаться непорочными. Но все взошли на корабли, что качались на волнах у берегов Темзы, и поплыли в Арморику. Но вскоре поднялся встречный ветер и рассеял корабли. Большая часть флота затонула, а те суда, которые смогли удержаться на воде, течение вынесло к диким берегам. Всех, кто сошел на берег, встретили дикари, проживавшие в тех землях – гунны и пикты. Увидев девушек, сходящих на берег, свирепые воины захотели овладеть ими, но, встретив сопротивление, пришли в ярость и перебили их всех.

Когда Конан и его воины узнали о гибели Урсулы и остальных девушек, печали их не было границ. Захотели они снова искать себе жен в Британии, но на острове осталось слишком мало девушек. Не хотел Конан, чтобы бритты смешались с язычниками – галлами и забыли свой родной язык. По его приказу все галльские мужчины были умерщвлены, а галльские женщины стали женами или служанками бриттов. А чтобы они не научили детей своему языку и не передали им языческую веру, каждой из этих женщин отрубили язык. Так потомки Конана и его солдат говорили – и говорят по сей день на языке бриттов, который называют бретонским.

До самой своей смерти Конан правил Бретанью и охранял ее от вражеских набегов. По приказу Конана в каждом городе были возведены церкви, и завоеванная страна уже ни в чем не уступала Британии. И местные правители отныне стали верными христианами, могучими и сильными воинами и ни в чем не уступали другим королям.


Броселиандский лес

<p>Броселиандский лес</p>

Когда-то почти вся Бретань была покрыта густыми лесами, от которых сейчас почти ничего не осталось. Самым большим, и самым загадочным был Броселиандский лес. В этом лесу как говорят легенды, произошло много чудес, здесь сражались на поединках рыцари Круглого Стола, здесь, по преданию, находится могила Мерлина. Здесь из-под плоского камня бьет волшебный источник Беллантон. Если зачерпнуть воды из источника и смочить ей этот камень, то даже в самый жаркий и безветренный день, когда на небе нет ни облачка, подует сильный ветер и хлынет ливень.


Легенда о затонувшем городе

<p>Легенда о затонувшем городе</p>

В стародавние времена стоял на берегу моря, у самой воды, город Ис. Не было нигде в мире другого города, равного ему по красоте. Много было в городе красивых зданий, которые удивляли путешественников, но больше всего поразжали их огромные шлюзы, которые охраняли город от приливов.

Так бы и стоял город до сих пор и удивлял нас своим великолепием, но загордились его жители. Перестали они думать о Боге и предались всевозможным развлечениям, думая только о сегодняшнем дне. Напрасно предупреждал их святой Гвеноле, что прогневается Бог и разрушит город, как разрушил он когда-то Содом и Гоморру. Не слушались его горожане, только смеялись. И ничего не мог поделать ни святой Гвеноле, ни добрый король Градлон, который правил городом.

И вот однажды случилось то, что должно было случиться. Была у короля Градлона дочь-красавица. Как и все жители города, она думала только о развлечениях, и ни о чем больше. И вот однажды явился к ней сам дьявол в образе прекрасного юноши и сказал, что подарит ей свою любовь, если принцесса принесет ему ключи от шлюзов. А ключи король Градлон всегда носил при себе. Нелегко было достать их, но принцесса согласилась. Украла она у отца ключи и отдала их дьяволу.

И вот ночью открылись шлюзы и хлынули в город потоки морской воды. Жители в панике стали спасаться, но все они погибли в морских волнах. Только король Градлон и святой Гвеноле смогли избежать смерти. Как только стало море наступать на город, вскочил король Градлон на коня и посадил на него свою дочь. Поскакали они прочь от погибающего города, но волны стали настигать их.

– Не спасешься ты, пока не погибнет в пучине Дьявол, – сказал королю святой Гвеноле.

– О каком дьяволе ты говоришь? – изумился Градлон, – Ведь здесь только ты, я и моя дочь.

– Дьявол сидит на твоем коне позади тебя! Пока ни погибнет твоя дочь, не остановится море.

И в самом деле, пока не исчезла принцесса в морской пучине, не перестало море наступать.

Не стало больше города Ис. Перебрался Градлон в другое место и основал там новый город – Кемпер. А его дочь (в разных легендах ее зовут по-разному) превратилась в русалку. Манит она моряков своей красотой, да только добра от нее не жди. Многих, говорят, она сгубила. А еще говорят, что в ясный день, когда море тихое, можно увидеть под водой на том месте, где стоял когда-то город, острые башенки соборов и крыши домов, услышать звон колоколов церквей Иса.