Эпосы, Легенды И Сказания

Благодарность Черного Генерала


«Повесть о том, как Черный Генерал за обыкновенный обед щедро вознаградил друга, а Чэнь обрел двух близких людей»
Рассказ восьмой из сборника «Чукэ пайань цзинци».
***
У господ у благородныхВоровство в чести, грабеж,Меж грабителей немалоБлагородных ты найдешь.Добрым был Сун Цзян [1] отважный,Справедлив был до конца,И его навек запомнятБлагодарные сердца.

Так уже заведено издавна: слово «разбойник» вызывает у всех только страх и отвращение, и трудно сыскать ругательство злее и обиднее, – но разве это правильно? Посудите сами, где в Поднебесной нет разбойников? Вот вам, к примеру, важный чиновник. Он изменяет своему отечеству и обманывает государя, он до нитки обирает простых смертных, он богат и могуществен, но разве он не грабитель? А иные молокососы из знатных семей?! Укрываясь за спиною отца, или дядюшки, или старшего брата, они, как хотят, измываются над сирым людом – берут взятки, скупают и хранят краденое и вообще творят любые бесчинства. Маленький человек просто боится притянуть их к суду, да и власти опасаются их тревожить. Разве они не разбойники, эти злодеи? А то есть еще ученые – всякие цзюйжэни [2] или сюцаи, – которые безраздельно властвуют в различных ямынях и с легкостью, ни на мпг не задумываясь, дают ход облыжному доносу или же, напротив, припрятывают справедливую жалобу. Добрых и честных людей они могут довести до гибели. Это тоже разбойники, самые настоящие разбойники! А если разбойники попадаются даже среди тех, кто занесся так высоко, что же сказать о торговцах или мелких служивых? Коротко говоря, во всех трехстах шестидесяти ремеслах немало людей с волчьим сердцем и псиными ухватками, и по свирепости своей они не уступят самому ненасытному из грабителей. Вот почему Ли Шэ [3], повстречавшись с разбойниками, написал следующие стихи:

Вечерний дождь в пути застиг меня.Темным-темно, ни звука, ни огня.И вдруг у отдаленного селаМеня лесная шайка догнала.И я промолвил: «В наши временаК чему скрывать вам ваши имена?Ведь среди тех, кому почет и честь,Таких, как вы, грабителей не счесть».

В словах поэта слышна не только скорбь, но и горькая насмешка. И верно, люди чинят обиды даже лучшим своим друзьям – как же ждать от них ласки и привета случайному встречному? Нет, не сравнить этих насильников с удальцами речных заводей [4]. То были истинные герои, и, хоронясь в зеленых лесах, они совершали удивительные подвиги. Впрочем, оно и понятно: ведь в лесной чаще находили себе приют те, кого задушила бедность, те, что скрылись от наказания за убийство, совершенное в благородном гневе, те, кто ушел «на реки и озера», не найдя достойной оценки своим талантам при дворе. Конечно, было меж этими людьми немало злодеев, но были и мужи благородные, справедливые, бескорыстные. Вспомним хотя бы, как Чжао Сяо [5] пожертвовал куском собственной плоти и в воздаяние получил от разбойника просо и рис. Можно бы вспомнить и про Чжан Ци-сяня [6], которому грабитель подарил много золота и парчи. Все это – доподлинные события из древних времен.

Но теперь мы хотим рассказать вам о молодом Ване из Сучжоу. Принадлежал он к роду простому, как говорится, – из Ста Фамилий [7]: ведь его покойный родитель был всего лишь торговец. Кроме матери Вана, урожденной госпожи Ли, в доме жила еще бездетная тетка – вдова Ян. Тетка очень любила племянника, который рос смышленым и бойким мальчиком. Когда Вану было семь не то восемь лет, его родители умерли, и тетка, похоронив их, как того требуют обычаи, стала воспитывать Вана, словно родного сына. Время летело быстро, и вот уже юноше исполнилось восемнадцать.

Как-то раз тетка ему сказала:

– Ты уже взрослый и неплохо понимаешь в торговле. Пора заняться делом. Сидя на месте, богатства не наживешь, только последнее протратишь. У меня были прикоплены свои деньги, да и отец твой кое-что оставил. Все это я пустила в оборот, и вот набралось больше тысячи лянов. Послушайся моего совета – поезжай-ка с товаром в чужие края торговать.

– Прекрасный совет! – обрадовался Ван.

Тетка дала племяннику тысячу лянов серебра, и Ван, посоветовавшись с опытными торговцами, накупил в Сучжоу разных товаров на несколько сот лянов. Ехать он надумал в Нанкин, где, как ходила молва, торговля шла особенно бойко. Купцы наняли лодку для долгого путешествия, нагрузили свои товары, собрали пожитки. Ван попрощался с теткой и пошел на пристань. Попутчики его воскурили благовонные свечи, молясь о счастье и успехах в торговых делах, и лодка отчалила.

Через несколько дней прибыли они в Цзинкоу. Под попутным ветром с востока лодка быстро пересекла Янцзы и двинулась к Нанкину. Но у Хуантяньдана нежданно-негаданно началась свирепая буря. Вся река точно встала на дыбы, белые волны поднялись до самого неба. Мало-помалу лодку прибило к берегу. Тем временем смерклось. Впереди, насколько видел глаз, тянулись заросли тростника, и нигде ни души. Вана и остальных купцов охватило беспокойство. Вдруг в гуще тростников загремели удары гонга, и оттуда выскочили три или четыре легкие джонки. В каждой сидело человек по восьми. Джонки подошли вплотную, и разбойники мгновенно перескочили на палубу сучжоуской лодки. Торговцы едва дышали от страха и беспрестанно кланялись, умоляя о пощаде. Но разбойники и не собирались никого убивать. Без долгих слов они принялись перебрасывать на свои джонки золото, серебро и дорогие товары.

– Извините за беспокойство! – насмешливо крикнули они, ограбив лодку дочиста.

Весла дружно ударили по воде, и джонки умчались, точно на крыльях улетели. Торговцы еле держались на ногах, глаза у них вылезли на лоб, языки прилипли к нёбу. Первым опомнился молодой Ван и в голос зарыдал.

Но приступ отчаянья скоро миновал, и юноша вместе с другими стал раздумывать, как быть дальше.

– Мы все лишились и товаров и денег, – сказал он. – Теперь нам в Нанкине делать нечего. Не лучше ли сразу разъехаться по домам?

Пока они плакали, причитали и спорили, небо посветлело. Ветер стих, и волнение на реке успокоилось. Лодка повернула к Чжэньцзяну. Когда они доплыли до города, Ван сошел на берег, разыскал кого-то из тамошних своих родичей и занял денег на обратную дорогу.

И вот он снова дома. Вернулся он раньше срока, платье было помято, а кое-где и разорвано, лицо заплакано – и тетка сразу смекнула, что случилась беда, Ван поклонился, поздоровался и, не в силах сдерживать себя, разразился слезами. Тетка принялась его расспрашивать, и юноша все рассказал.

– Так, видно, судьба определила, сынок. Вины твоей здесь нет никакой. Ты ведь не промотал эти деньги, – успокаивала его госпожа Ян. – Не надо убиваться. Отдохни спокойно дома, а мы той порой соберем еще денег, и ты снова отправишься в путь. Вот увидишь – вернешь потерянное.

– На этот раз буду торговать где-нибудь поблизости. Какой прок забираться в дальние края?

– Ну, что ты! Настоящий купец едет за тысячу ли от дома.

Прошел месяц или немного больше. Ван обратился за советом к другим торговцам, и они сказали:

– Говорят, в Янчжоу хорошо идут бумажные ткани, а покупать их надо в Сунцзяне. К нам из Янчжоу хорошо бы привезти риса и бобов. Дело как будто бы очень выгодное.

Тетка собрала несколько сот лянов, Ван отправился в Сунцзян и купил около сотни кусков материи. Потом он нанял парусную лодку и, выбрав счастливый день, тронулся с приказчиком в путь. Близ Чанчжоу лодка остановилась: вся река была забита судами. Ban стал расспрашивать, что произошло, и кто-то из купцов ему объяснил:

– Канал впереди запружен лодками с казенным зерном. Они стоят сплошь от Цинняньпу до Липкоу. Лодки торговцев не пропускают.

– Что же нам делать? – спросил Ван своего лодочника.

– Попытаемся все-таки пробраться. А не то надо сворачивать на Манхэ. Вот наказанье!

– По Манхэ плыть опасно, – – возразил Ван.

– Так ведь сейчас – день, чего нам бояться? А ждать бесполезно: неизвестно, сколько прождем.

Ван послушался лодочника, и они поплыли.

– Вот удача! – вскричал обрадованный Ван, когда лодка вышла па Мэнхэ. – Хорошо, что мы не остались на месте – когда бы еще выбрались!

Но радость юноши была преждевременной. За кормою послышались удары весел – их нагоняла джонка, до отказа набитая людьми. Вот она уже совсем близко, лодку Вана зацепили багром, и на палубу попрыгали головорезы с мечами, острыми ножами и железными палками – числом не менее десятка.

Должно вам знать, что река Мэнхэ течет с запада на восток и впадает в Янцзы. В тех краях разбойники выходили па промысел не только ночью, но и днем, и ни одно судно с грузом в эти воды заплывать не отваживалось. Как же могли грабители упустить добычу, которая сама попала им в руки?… Угрожая оружием, они прогнали лодочника, который стоял у кормового весла, и принялись перекидывать тюки с материей в свою джонку. Присмотревшись внимательнее, Ван узнал прежних своих знакомцев, с которыми судьба свела его у Хуантяньдана.

– О могущественный предводитель! – закричал он, обращаясь к главарю шайки, рослому и плечистому разбойнику. – Я уже однажды побывал в вашей власти, и вот мы встречаемся снова! Не иначе как я чем-то жестоко вас обидел в прошлой жизни!

– Когда так, вот тебе песколько монет на обратную дорогу, – отвечал главарь и швырнул Вану кошелек. Джонка отчалила и скоро исчезла из глаз на просторе реки.

Удрученный Ван развязал кошелек. В нем было ля-нов на десять серебра.

– Премного благодарен! – горько усмехнулся он и пе смог сдержать слез, – Хорошо, хоть на обратную дорогу занимать не придется. – Он обернулся к лодочнику. – Какой злой дух подсказал тебе этот объезд? Видишь, чем дело кончилось? Поворачивай назад!

– Клянусь, этот мир перевернулся вверх дном! – воскликнул лодочник. – Кто бы мог подумать, что разбойники нападут средь бела дня?

Лодка двинулась в обратный путь, и скоро Ван возвратился домой. Госпожа Ян была и встревожена п огорчена, но, когда племянник, заливаясь слезами, поведал ей о том, что с ним приключилось, мудрая женщина не стала его корить или упрекать, а, напротив, советовала смириться с судьбой и надеяться на будущее.

– Ничего, сынок, и тебе улыбнется удача, – посулила она напоследок.

Прошло сколько-то времени, тетка снова собрала денег и снова стала уговаривать племянника попытать счастья в торговле.

– Два раза тебя ограбили – что же делать? Так, видно, было определено свыше: ведь разбойники могут нагрянуть и к тому, кто сидит безвыходно дома. Конечно, начало не из веселых, и все-таки, мне кажется, нельзя бросать занятие, завещанное тебе от предков. Но Ван, наученный горьким опытом, колебался.

– Племянник, если тебе трудно решиться, обратись к гадателю: узнаешь, что тебя ждет, спросишь, куда лучше поехать.

Ван послушался совета тетки и пригласил гадателя. Загадали на один город, на другой – ответы выходили неутешительные. Но когда очередь дошла до Нанкина, триграммы расположились самым благоприятным образом.

– Надо ехать в Нанкин, – объявил гадатель. – Там вас ждет богатство.

– Племянник, не забывай хорошей пословицы: «Смелый обойдет всю Поднебесную, робкий – не ступит и шага», – поддержала гадателя госпожа Ян. – От Сучжоу до Нанкина не больше семи или восьми почтовых перегонов. Дорога оживленная, людная – твоему отцу и дяде она была хорошо знакома. Что и говорить, тебе не повезло – ты дважды повстречался с разбойниками. Но ведь не тебя же именно они поджидают! Вдобавок и гадание сомнений не оставляет: ехать надо в Нанкин, и никуда больше. Отправляйся и ни о чем не тревожься.

Так Ван пустился в путь в третий раз. Сама судьба снарядила его в это путешествие. Недаром говорят стихи:

Богатство и успех не в нашей власти –Посланцы духов нам приносят счастье,Грабителей с богатством долгожданнымПрислали духи, сжалившись над Ваном.

За два дня Ван добрался до Янцзы. Вдаль от берегов убегали горы, походившие на скачущих коней. Попутный ветер скоро домчал лодку до заставы Лунцзян-гуань, но тем временем уже стемнело, и причаливать было небезопасно. Ван велел лодочнику остановиться подле большого караульного судна и, в уверенности, что здесь никакая неожиданная беда застигнуть его пе может, спокойно лег спать. В третью стражу его разбудили удары гонга. Он вскочил с постели и выглянул из каюты. Палубу ярко освещал огонь факелов. Караульного судна не было видно, лодка стояла где-то посреди реки. Вокруг суетились и сновали люди. Оцепенев от ужаса, Ван смотрел на разбойников. Он их сразу узнал: это была та же шайка, что грабила его уже дважды. Набравшись храбрости, он схватил за рукав главаря, который в прошлый раз дал ему денег, упал перед ним на колени и завопил:

– О могущественный предводитель, убей ничтожного!

– Мы поклялись не проливать крови. Убирайся и не мешай нам.

Ван зарыдал.

– О предводитель, с малых лет живу я без отца и без матери, камнем вишу на шее у старой тетки. Не так давно порешил я заняться торговлей. Трижды я выходил в дорогу и трижды встречался с тобою. Всякий раз ты обирал меня до нитки. Не иначе как я обидел тебя в прежней жизни! Посуди сам, как мне теперь показаться на глаза тетке? Где взять денег, чтобы с нею рассчитаться? Пожалуйста, убей меня, а не то я брошусь в реку!

Разбойник отличался справедливым нравом. Слезы юноши его тронули.

– Убивать я тебя не стану, однако ж и добро твое вернуть не могу, но я знаю, как тебе помочь. Вчера ночью мы ограбили купца, да нашли у него в лодке одну коноплю. Мне этот товар ни к чему, я отдам его тебе, а сам заберу твое серебро. На том и разойдемся.

Щедрость разбойника превзошла все ожидания юноши, и он только кланялся и твердил: «Спасибо! Спасибо!» Грабители быстро перебросили тюки с коноплей в лодку Вана, оглушительно засвистали, и джонка их поплыла прочь. Лодочник хорошо знал Янцзы и, несмотря на темноту, отыскал небольшую бухту, чтобы там дождаться утра.


Когда совсем рассвело, Ван сказал:

– Здесь конопли по меньшей мере на тысячу лянов. Понятно, почему они отдали ее мне: сбыть с рук награбленное им было бы непросто. Но и я не могу воспользоваться услугами посредника. Того и гляди, объявится хозяин – и снова попадешь в беду. Лучше всего вернуться домой. Там я упакую товар наново, вид тюков переменится, и я спокойно продам эту коноплю где-нибудь подальше от Нанкина.

Лодка вышла на середину реки и, подхваченная течением, быстро побежала обратно. Скоро она достигла шлюзов Цзинкоу, а спустя еще немного Ван очутился дома и подробно рассказал госпоже Ян о том, что с ним произошло в пути.

– Ну, что ж, деньги ты, правда, потерял, а в убытке все-таки не остался: вон сколько конопли привез, – сказала тетка.

Ван раскрыл один из тюков. Он развертывал один слой конопли за другим, и вдруг, в самой глубине, рука наткнулась на что-то твердое. Это был туго стянутый узелок. Ван осторожно развязал его и под двумя или тремя листами плотной бумаги обнаружил слиток чистейшего серебра. Он бросился ко второму, к третьему тюку – в каждом нашел по такому же слитку – в общем больше пяти тысяч ляпов. Видно, хозяин этих денег был искушенный в делах торговец. Чтобы обмануть разбойников, он запрятал серебро в тюки с конюшен. Однако ж грабители сгоряча отобрали и этот, ненужный им товар, а теперь он попал в руки Вана, и тот мгновенно разбогател.

– Ай-ай, как неловко, как неудобно вышло! – воскликнула тетка, но в голосе ее звучала радость.

Да и как ей было не радоваться, когда после двух неудач, которые постигли ее племянника, вдруг привалила удача, и он негаданно-негаданно получил богатство, несколько раз превосходившее все прежние убытки.

С этого времени, куда бы Ван ни поехал, все оборачивалось наилучшим для него образом, и спустя не-сколько лет он сделался настоящим богачом. Нет слов, судьба улыбалась Вану, но началом своих успехов он был обязан доброте разбойничьего главаря. Из этой истории явствует, что и среди разбойников попадаются хорошие люди.

А сейчас мы расскажем вам еще об одном жителе Сучжоу который, сам о том не подозревая, свел дружбу с разбойником, а тот вернул ему жену и шурина и тем возвратил радость целой семье. Но прежде всего послушайте стихи:

Честные душиВысокому небу угодны,Их прославляемВ этом чудесном сказанье.Если бы людиВыли всегда благородны,Каждый бы смелоПил из ключа Таньцюаня [8].

В годы Цзин-тай [9] в уезде Уцзян Сучжоуской области жил торговец Оуян. Жена его, Цзэн, была родом из Чунминского уезда той же области. Детей у них было двое – сын и дочь. Сыну исполнилось шестнадцать, и он был еще холост. Дочери пошел двадцатый год. Несмотря на простое происхождение, она была хороша собой, и родителям удалось выдать ее замуж за человека с достатком, своего односельчанина; звали его Чэнь. После свадьбы Чэнь поселился в доме тестя. Семья жила не богато, не бедно. Оуян держал мелочную лавку, а Чэнь и его молодой шурин были за приказчиков. Так они все и кормились своим торговым делом, и в семье царило взаимное уважение и любовь друг к другу.

Как-то зимою, в холодный день, Чэнь отправился за товаром в Сучжоу. Шел густой снег – предвестник благодатного года. Еще в древности были сложены прекрасные стихи:

Дает изобилье снежная зима,Пустыми не оставит закрома.В Чаньани [10] столько бедняков живет.Пускай же их накормит новый год!

Итак, валил снег, и Чэнь, продрогнув, решил зайти в харчевню – выпить вина и согреться. Вдруг он обратил внимание на человека, который шел ему навстречу. Вот как он выглядел, этот встречный:

Острый кинжал и широкий халат.Гордая поступь и сумрачный взгляд.Шествовал важно, обликом груб,Даже улыбка не трогала губ.

Да, не заметить его было невозможно. Ростом не меньше семи чи, дородный, лицо крупное и почти сплошь заросшее густой бородой. Видны только нос да глаза. В древности такие бороды в шутку называли прожорливыми: они-де захватывают все, что только возможно.

Пораженный внешностью незнакомца, Чэнь подумал: «Какой удивительный человек! Интересно, что он делает с бородою, когда ест, – ведь у него весь рот зарос! Впрочем, это нетрудно узнать. Приглашу-ка я его в харчевню. Расход не велик». Рассудив таким образом, Чэнь немедленно подошел к незнакомцу и поклонился. Тот вежливо ответил на приветствие.

– Ничтожный приглашает почтенного мужа в харчевню. Он хочет угостить почтенного чаркой вина.

Незнакомец, как видно, пришел издалека – он замерз и проголодался. Услышав приглашение Чэня, он широко улыбнулся и поспешно отвечал:

– Я человек простой и неученый. Чем заслужил я такое внимание?

– По необычным чертам вашего лица я заключаю, что вы человек незаурядный. Мне хотелось бы с вами поговорить, – сказал Чэнь, в душе потешаясь над бородачом.

– Что вы, я не стою вашей похвалы! – воскликнул незнакомец, но от приглашения не отказался.

Они вошли в харчевню. Чэнь велел слуге принести вина, бараний окорок и другую снедь – курицу, рыбу, мясо, овощи. Желая поскорее увидеть, как незнакомец ест, Чэнь поднял чарку. Но его сотрапезник не торопился. Он поставил свою чарку на стол, достал из рукава два небольших золотых крючка и заложил их за уши, а потом, разделив бороду надвое, раздвинул се, зацепил обе половины крючками и принялся разрезать мясо. Чарка, однако же, показалась ему слишком мала, и он велел слуге принести ему другую, побольше. Этот удивительный человек ел и пил без отдыха и без остановки: он осушил несколько чайников вина и опростал больше десяти тарелок разных закусок. Чэнь смотрел на него во все глаза. Наконец незнакомец поднялся и, сложив руки в знак благодарности, проговорил:

– Горячо благодарю брата за его доброту. Позвольте узнать ваше имя и откуда вы родом.

– Меня зовут Чэнь, а родом я из Уцзянского уезда. Тут Чэнь, в свою очередь, осведомился, как зовут его сотрапезника.

– Меня зовут У, что значит Черный, и я из провинции Чжэцзян. Если у брата окажется дело в нашей провинции, может быть, мы еще и повстречаемся. Я никогда не забуду вашей щедрости и непременно вас отблагодарю.

– Ну, что вы, что вы! – воскликнул Чэнь и стал расплачиваться.

Бородач в последний раз поблагодарил за угощение и вышел. Его пылкие слова Чэнь всерьез не принял: он был уверен, что встреча их – не более чем случайность, которой не суждено повториться. Многим рассказывал он об этом происшествии, и одни верили ему, другие нет, но все без исключения хохотали до слез. Впрочем, к нашей истории это уже не относится.

С той поры миновало два года. У Чэня и дочери Оуяна детей по-прежнему не было, и они решили отправиться на гору Потала [11] – воскурить благовония перед богиней Гуань-инь и молить ее о потомстве. Но всякий раз какие-нибудь неожиданные обстоятельства мешали им исполнить это намерение.

Однажды старый Оуян уехал по делам. Пока его не было, у ворот появился человек.

– Уважаемый Оуян дома? – крикнул он, входя во двор.

Чэнь выбежал навстречу гостю. Это был Чу Цзин-цяо из Чунминского уезда. Когда они обменялись поклонами и приветствиями, Чу снова спросил:

– Ваш тесть дома?

– Недавно уехал.

– Почтенная госпожа Лу, ваша бабушка, захворала. Она просила меня передать, чтобы ваши тесть и теща непременно ее навестили.

Чэнь вернулся в дом и пересказал теще неприятную новость.

– Я бы поехала, но господина Оуяна нет, и мне нельзя оставлять дом, – отвечала она и тут же кликнула сына и дочь. – Бабушка больна, вам придется некоторое время за ней поухаживать. Вернется отец – и я вас тут же сменю.

Потом госпожа Оуян накормила гостя обедом и велела передать больной, чтобы она не тревожилась, а спустя два дня брат с сестрой тронулись в путь. Перед тем как они сели в лодку, мать напутствовала их:

– Поклонитесь бабушке и ухаживайте за нею как следует. Скажите, что я скоро сама приеду. Хотя дорога и близкая, будьте осторожны: вы оба еще молодые, в жизни мало что смыслите…

Сын и дочь почтительно выслушали наказ матери и попрощались.

О событиях, которые за этим последовали, можно сказать такими стихами:

Не ведали сестра и брат,Что от беды им не уйти,Что им разбойников отрядПридется встретить на пути.

Дней через десять после их отъезда вернулся старый Оуян, и в тот же день из Чунмина снова прибыл кто-то из друзей госпожи Лу.

– Чу Цзин-цяо известил госпожу Лу, чтобы она вскорости ждала внуков, а их до сих пор нет, – сказал он.

– Как нет? Вот уже десять дней, как они уехали! – вскричали в испуге отец с матерью.

– И в помине нет, – повторил посланец. – Что могло с ними случиться?

Услыхав это известие, Чэнь со всех ног бросился к лодочнику, который вез его жену и шурина. Он надеялся, что лодочник что-нибудь расскажет ему.

– Доехали мы до отмели в самом устье, – рассказал лодочник, – и дальше лодка пройти не могла. Ваша супруга мне и говорит: «Высади нас на берег, и мы пойдем пешком. Здесь недалеко, и дорогу мы знаем, а ты плыви обратно». Было это под вечер. Они быстро скрылись из виду, а я вернулся домой. Куда они девались, ума не приложу.

Старый Оуян не знал, что делать. Наконец он рассудил так:

– Я останусь присматривать за домом, – сказал он жене, – а вы с зятем отправляйтесь и обо всем там разузнайте. Как что-нибудь выяснится – немедленно возвращайтесь назад.

Как ни были растеряны Чэнь и госпожа Оуян, они понимали, что медлить нельзя. Поспешно собрав вещи, они наняли лодку и уже на другой день были в Чун-мине. Оказалось, что старая госпожа Лу поправляется, но о молодых людях никаких вестей не было.

– Детки мои! – заплакала госпожа Оуян, и бабушка Лу вторила ей громкими рыданиями.

– Ясное дело! – вдруг закричал Чэнь и в ярости ударил кулаком по скамье. – Это все проделки Чу Цзин-цяо! Он разбойник и вместе со своими дружками похитил мою жену и ее брата!

Человек он был горячий и, не долго думая, помчался к дому Чу. По чистой случайности Чу, ни о чем не подозревавший, встретился ему по пути. Только было хотел он спросить у Чэня, что произошло, как тот схватил его за грудь и завопил:

– Верни мою жену! Верни мне моих близких! – И с этими словами потащил Чу в управу.

Его крики подняли на ноги всю улицу. Чу и Чэня обступила толпа зевак.

– В чем я провинился? Объясните толком, – умолял Чу.

– Ах, ты еще отпираться! Зачем ты к нам приходил? Куда девал мою жену и шурина? Говори!

– Не гневите небо! Я оказал услугу вашей бабушке, а вы отвечаете черной неблагодарностью! Я пришел к вам с поручением от госпожи Лу! Кто мог знать, что ваша жена пропадет дорогою? Как вы смеете меня подозревать? Ах, поистине верно говорят: беда приходит нежданно-негаданно!

– Жена и мальчик вот уж десять дней как уехали из дому! Куда они подевались?

– Опять вы за свое! Я был у вас дней двенадцать назад. На другой день вечером я вернулся домой и с того часа почти что и за ворота не выходил. Ваши близкие были в ту пору еще дома. Рассудите сами, как же я мог их куда-то заманить или похитить? Все соседи подтвердят, что я носа на улицу не показывал. Если я лгу, тогда спрашивайте с меня!

– Он правду говорит! Зачем понапрасну обижать человека? – зашумели в толпе. – Наверно, вашу жену похитили разбойники.

Убедившись, что Чу не виноват, Чэнь отпустил его и побежал к теще, а от нее в Чунминскую управу – с жалобой. Потом он вернулся в Сучжоу и подал прошение в тамошний ямынь. Начались розыски. Во многих местах появились объявления, что Чэнь заплатит двадцать лянов тому, кто даст достоверные сведения о его супруге и шурине. Мало того – неугомонный Чэнь снова явился к лодочнику и свел его в сыскную управу, требуя, чтобы того строго допросили. Покончив со всеми этими делами, Чэнь вернулся в Чунминский уезд к теще и прожил там дней двадцать или больше в бесплодных ожиданиях. Суровая зима подошла к концу, наступил праздник Весны, и теща с зятем возвратились к старому Оуяну, чтобы втроем оплакать свое горе. Впрочем, об этом мы рассказывать не будем.

Все весело встречали Новый год, и только в доме Оуяна царили печаль и уныние. Быстро пролетел первый месяц года, и начался второй, а о пропавших по-прежнему не было никаких вестей. Чэнь совершенно пал духом. «В прошлом году, – думал он, – мы с женой собирались ехать на гору Потала – молить богиню о потомство. А нынче не только детей, но и жены у меня больше нет. О, я несчастный! И все-таки поехать к святым местам надо: ведь девятнадцатого числа рождество богини Гуань-инь. Я принесу жертву богине и буду молить ее о помощи и заступлении, а заодно, полюбуюсь прекрасными видами Чжэцзяпа, а может быть, и торговые дела справлю». Он рассказал тестю о своем намерении, уговорил его остаться в лавке одного, а сам сложил свои вещи и отправился в Ханчжоу. Перенравившись через Цяньтанцзян, он сел на морское судно, которое шло к острову Потала. Он поклонился всем святым местам и под конец приблизился к храму Гуань-инь чтобы возжечь благовония и поведать богине о своем горе.

– Твой сын, преисполненный благоговения, преклоняет пред тобою колени. – Чэнь низко поклонился. – Я взываю к великой твоей доброте, о могущественная богиня, заступница страждущих и обездоленных! Сотвори так, чтобы я свиделся с женою! – молился Чэнь.

После молитвы Чэнь вернулся на судно, которое стояло возле скалистого берега, а ночью, во сне, ему явилась Гуань-инь и прочитала такие стихи:

Пропавшие вернутся,Все будут снова в сборе.Рассеются тревоги,Забудется и горе.Ты щедрым был в Сучжоу –С лихвой оплатят вскоре.Счастливых жди известийНе па земле, а в море.

От изумления Чэнь мигом проснулся. Он запомнил каждое слово богини, и, хотя особенной ученостью похвастаться не мог, смысл этих нескольких стихов был для него совершенно ясен.

– Поистине велико твое могущество, о богиня! – промолвил он с глубоким вздохом. – Выходит, что рано мне терять надежду и что мы еще встретимся с женою, но только как это все произойдет, ума не приложу.

И он снова предался горестным думам.

Рано утром судно двинулось в обратный путь. Они проехали всего несколько ли, как внезапно налетел ураган. Все кругом окуталось мраком, казалось, небо и земля смешались, перепутались все страны света. Но кормчий твердо держал руль и не отдал судно во власть ветрам. Вскоре вдали показался остров, залитый ярким солнцем. Ветер унялся. На берегу виднелись несколько сот низкорослых воинов. В руках у них были копья и палицы, иные упражнялись в стрельбе из лука, иные состязались в кулачном бою. Судно с богомольцами было словно мышь в пасти кота. Как ее не проглотить? С десяток разбойников мигом оказались на борту. Они обшарили все уголки и закоулки, отняли у пассажиров деньги и ценности и вынесли на берег. Но добыча оказалась жидкой – кошельки у богомольцев были тощие, и недовольные грабители выхватили ножи, угрожая путникам смертью.

– Пощадите меня, о отважные! – вскричал Чэнь, трясясь от ужаса.

– Откуда ты? – спросил один из разбойников, услышав его выговор.

– Ничтожный из Сучжоу, – едва смог вымолвить Чэнь.

– Коли так, пока оставим тебя в живых. Пойдем к нашему начальнику, он сам решит, как с тобою быть.

Не тронули они и остальных путников, но всех связали и повели к начальнику. Чэнь не знал, что его ждет, и был убежден, что судьба его в руках владыки ада Янь-вана. Зажмурив полные слез глаза, он шептал:

– О великая Гуань-инь, спаси меня от смерти!

Между тем появился начальник. Он пристально взглянул на Чэпя и тоном глубочайшего изумления воскликнул:

– Ба! Да это мой старый друг! Развязать его немедленно!

Тут только Чэнь открыл глаза и осмелился кинуть взгляд на главаря разбойников. Перед ним стоял тот самый бородатый незнакомец, которого он угощал в харчевне два года назад.

Воины поспешно освободили пленника от пут, а вожак подвинул Чэню кресло.

– Прости меня, брат! Мои удальцы схватили тебя по ошибке! – сказал он и низко поклонился.

– Ничтожный сам виноват, что попал в твои владения, и достоин справедливой кары. Оправдаться мне невозможно, – промолвил Чэнь и, в свою очередь, поклонился главарю.

– Что ты говоришь, уважаемый брат! Я никогда не забуду твоей доброты, никогда не забуду, как ты угостил меня в тот холодный день. Много раз хотел я тебя найти, но все время мешали дела на острове. Я уже давно наказал своим удальцам ни в коем случае не убивать торговцев из Сучжоу. И вот сегодня волею Неба я встретил тебя, брат мой!

– Если ты не забыл меня, начальник, прошу тебя, отдай нам наше добро, и мы вернемся домой. Клянусь, я отблагодарю не хуже желтой птицы, которая принесла в клюве нефритовые кольца, или того старика, что связкою травы помог Вэй Кэ одолеть врага [12].

– Не надо так спешить! Ведь я еще не отплатил тебе за твою щедрость. И потом, есть одно дело, о котором я хотел бы с тобою потолковать на досуге.

Обернувшись к воинам, он приказал освободить пленных и вернуть им их пожитки. Всем было позволено возвращаться домой. От радости богомольцы едва не лишились рассудка, они, не переставая, кланялись и благодарили бородатого главаря и Чэня: ну, конечно, ведь им казалось, что они вырвались из самого ада! Потом они опрометью кинулись к своему суденышку, жалея о том, что природа наделила их только двумя ногами, и вскоре судно их исчезло из виду.

Начальник распорядился приготовить пир в честь гостя, который испытал столько опасностей и волнений. В мгновение ока были накрыты столы, на столах появилось вино и всевозможные яства – лучшие дары гор и морей. Начальник и его гость сели на почетные места. Выпив несколько чарок вина, Чэнь решился задать разбойнику вопрос:

– В прошлый раз я не успел узнать твою фамилию. Назови себя, о властелин этих мест.

– Меня зовут У Ю, что значит Черный Друг. Родился я на берегу моря. Еще в молодые годы я отличался недюжинной силой, и меня выбрали вождем, властителем этого острова. За мою густую бороду меня прозвали Черным Генералом. Как-то раз ехал я в Чунминский уезд и оказался в ваших краях. Тут мы с тобою и повстречались. Должен тебе сказать, я не принадлежу к числу любителей поесть на чужой счет, и твое приглашение меня тронуло. Кому не дороги благородные люди, презирающие деньги? А ты, брат мой, совершенно меня не зная, с охотою выложил тогда в харчевне свои деньги. Ты стал для меня самым близким другом, а за друга благородные люди отдают и самое жизнь.

Услыхав эти слова, Чэнь изумился и обрадовался. «Вот приятная неожиданность! – подумал он. – Если бы не тот обед, не сносить бы мне нынче головы!»

Они выпили еще несколько чарок вина.

– Уважаемый брат, а сколько у тебя свойственников?

– Тесть с тещей, жена и шурин.

– И все они здоровы и благополучны?

– Сказать по правде – нет. В прошлом году жена с братом отправилась в Чунминский уезд навестить бабушку. В дороге они исчезли, и до сих пор никто не знает, что с ними сталось.

С этими словами Чэнь украдкою отер глаза.

– Ну, видно, ее уже не сыскать, – промолвил Черный Генерал. – А здесь, на острове, живет одна женщина из ваших мест. Не хочешь ли взять ее в жены? Она хороша собой – как раз под стать тебе.

Чэнь не посмел ответить отказом и согласился.

– Приведите ее, – крикнул Черный Генерал, и тут же перед пиршественным столом появилась женщина, а следом за ней мужчина.

Каково же было изумление Чэня, когда он увидел свою жену и ее брата!

Супруги бросились друг к другу, обнялись и заплакали.

– Несите еще вина! – крикнул Черный Генерал. Все трое сели за стол, и главарь разбойников начал свой рассказ:

– Теперь послушай, брат, как попала к нам твоя жена. Прошлой зимой мои удальцы высадились в безлюдных краях на Чунминском побережье и стали подстерегать проезжих купцов. Как-то вечером они заметили двух путников – мужчину и женщину, схватили их и привезли на остров. Я расспросил их, откуда они, и узнал, что это твоя жена. Тогда я поселил обоих в особом доме и велел исполнять всякое их желание. Они здесь уже больше двух месяцев. «Если мне удастся пригласить брата к себе, я верну ему жену», – решил я сразу, но ничего лучше придумать не успел: слишком много было разных забот. И вот мы неожиданно встретились. Поистине это веленье Неба!

Гости горячо благодарили Черного Генерала. Потом жена и шурин рассказали о своих приключениях.

– Мы выехали к отмели, а ведь оттуда рукой подать до бабушкина дома. Вот мы и отпустили лодочника, а сами отправились пешком. Вдруг откуда ни возьмись люди с оружием. Схватили нас, связали, мы уж решили, что пришел наш конец. Но нас отвели к начальнику, он спросил, откуда мы, мы все рассказали, и его голос и выражение лица сразу переменились… Почему – мы тогда, конечно, не поняли, и только сегодня все объяснилось. Мы все смеялись, когда ты рассказывал про свою встречу в Сучжоу, а оказывается, ты не шутил и не выдумывал!

«Да, если бы не то угощение, остался бы я без жены», – сказал про себя Чэнь.

Пир кончился, и все поднялись из-за стола.

– Тесть с тещей, наверно, все глаза себе выплакали, – промолвил Чэнь. – Мы уже насладились щедростью и гостеприимством господина начальника, пора домой.

– Ну, что ж, завтра отправим вас в обратный путь.

Черный Генерал проводил супругов в отдельный дом, сам отвел на ночлег шурина, и все легли спать. На другой день он устроил гостям пышные проводы. Гости еще раз поблагодарили хозяина и уже хотели спуститься к морю, но Черный Генерал остановил их. Он приказал своим воинам принести триста лянов золота, тысячу лянов серебра и несметное множество всяких тканей. Чэнь пытался было отказаться от подарков.

– Вы столько нам надарили, что просто не довезти! – сказал он.

– Ничего, мы тебя проводим, – успокоил его хозяин и Чэню пришлось принять все его дары.

– Приезжай ко мне каждый год, – промолвил на прощание главарь разбойников, и Чэнь обещал.

После этого хозяин проводил гостей на берег, где их уже ждала лодка. Последние поклоны – и лодка отчалила. Путешествие было удачным и безмятежным: ведь море – родной дом для разбойников, им не страшны ни ураганы, ни штормы. Два дня спустя показался Чунминский берег, лодка ушла обратно, а Чэнь и его спутники благополучно добрались до дома бабушки. Невозможно описать радость госпожи Лу, когда она увидела, что все вернулись целы и невредимы. Внуки рассказали бабушке о своих приключениях, а потом Чэнь нанял лодку, и они поплыли домой.

– Уж не сон ли это? – воскликнули старики, когда на пороге показались пропавшие дочь и сын.

Слушая рассказ Чэня, старый Оуян и его жена вздыхали да изумленно качали головой.

– Да, Черный Генерал – благородный человек, – проговорил наконец старый Оуян. – Но только, если бы не буря на море, ты не попал бы на его остров. Видно, богиня с горы Потала услышала твою молитву.

Тут Чэнь припомнил стихи, которые изрекла ему во сне богиня Гуань-инь, и никто не мог сдержать вздоха изумления.

С той поры Чэнь и его супруга каждый год отправлялись к горе Потала, чтобы воскурить благовония перед ликом богини, и всякий раз их встречали посланцы Черного Генерала. Главарь разбойников делал супругам щедрые подарки, и они всегда возвращались домой с тяжелой ношей. Однако же и Чэнь, что ни год, ездил в чужие края, чтобы купить какую-нибудь редкость или диковинку для Черного Генерала. А так как Черный Генерал отдаривал сторицей, Чэнь скоро сделался одним из богатейших людей в своих краях. И все это было благодарностью за одно-единственное угощение. Впоследствии об этой удивительной истории сложили такие стихи:

Богатством за скудную пищуХань Синь отплатил старухе [13].Как видно, лесные бродягиК страданьям людей не глухи.О щедрости и благородствеНам слышать пришлось немало;Но самое щедрое сердцеУ Черного Генерала.