Эльфочка

Цена воспоминаний


Эльфочка

Цена воспоминаний

<p>Эльфочка</p> <p>Цена воспоминаний</p>






Пролог

<p>Пролог</p>

Она посмотрела на него из-под полуопущенных ресниц и тихо произнесла:

— Не ходи туда.

Он отвел глаза от собеседницы и принялся рассматривать медленно скользящий по мраморному полу лунный отблеск.

— Прошло уже несколько лет. Зачем тебе это нужно? — она попыталась взять его руки в свои, но он встал с кресла и подошел к открытому окну:

— Послушай, Эл, я знаю, что ты не одобряешь моего решения, но я должен исправить ошибку. Я должен знать правду. Понимаешь? Я не могу жить с этим грузом.

— Даже если твои догадки окажутся верны, ты ничего не сможешь доказать, — не сдавалась она.

— А разве я говорил, что собираюсь что-либо доказывать? — он удивленно приподнял бровь. — Это никому не нужно. И мне в том числе.

— Я все равно не понимаю, — она опустила голову.

— Эл, — он обнял ее за плечи. — Это единственный человек, который может мне помочь узнать правду. Поэтому я должен, нет, не должен, я обязан найти ее.

— Но, может…

— Нет, дорогая. Не может.

Она встала и, ничего не сказав, вышла из комнаты, оставив его в одиночестве.




Глава 1

<p>Глава 1</p>

Это ни на что не похоже! Мракобесье какое-то! Неужели все посходили с ума? Так дружненько, что прямо зависть берет!

Хочется чего-то большого и чистого, причем не слона, а скорее белого коня. Можно даже без принца…. Зачем он мне нужен? Вот стоит тут один передо мной. Хотя такого и с конем не грех спутать… Разве что копытом не бьет о землю, зато пар из ноздрей пускает аж загляденье… прямо в рамку и на стену!

Мои меланхоличные терзания были прерваны все тем же вышеупомянутым жеребцом. Он швырнул очередное блюдо из французского фарфора к моим ногам. "А сервиз-то, наверное, больших денег стоит…" — мелькнуло в голове. Интересно, а можно это причислить к статье "расходы на любимого человека"? Если да, то он только что одним движением руки превысил все предыдущие материальные затраты на меня.

— Чему ты улыбаешься?! — почти взревел он.

— Мышцы свело… — вяло отмахнулась я.

От подобного объяснения он пошел багровыми пятнами. Интересно, а дальше он побледнеет или позеленеет? Может все-таки предложить ему сервиз подешевле? А то через пару минут от фамильной ценности и занюханного блюдечка не останется… Хотя он все равно стоял без дела, а так хоть какая-то польза! Но, наверное, тут сработала чисто женская солидарность по отношению к несчастной свекрови, которая вот уже битый час выла под дверью, пытаясь уговорить сынулю не изводить на меня, поганку, такой антиквариат. Я молча встала с роскошного кресла и прошла к столу, украшенному к намечавшемуся банкету. "Конь" удивленно остановился, так и не добив фарфор, и уставился на протянутую мною глиняную тарелку…

Не угадала ни разу! Он принял приятненько землистый оттенок… Хотя, могу поспорить, что при определенном освещении его можно было бы принять и за зеленоватый, немного болотистый цвет. Эх! Умер во мне художник! А какое бы с него получилось наглядное панно! Поместила бы я его на страницах учебника для начинающих в разделе "безмозглые сливки общества".

Неизвестно, чем бы это все закончилось (возможно, в итоге во всем замке не из чего было бы и воды попить), но от такой участи нас спас громкий стук в дубовую дверь.

— Не вставай, я сама открою.

На пороге во главе стояли гости, приглашенные на праздник. Я мило им улыбнулась и попросила не обращать внимания на небольшой беспорядок. Пришедшие неуверенно остановились у входа. Уж не знаю, что больше всего их повергло в ужас: вид равномерно покрытого осколками пола или фиолетовое лицо моего благоверного.

— Мы не вовремя? — смущенно поинтересовался один из гостей.

Честно говоря, мне было абсолютно все равно. Никого из них я не знала, да и знакомиться не видела смысла. Зачем, если я все равно ухожу? Грациозно подойдя к Мартину (так кстати "коня" зовут), я чмокнула его в щечку и добавила елейным голоском:

— Лапушка, думаю, что будет лучше, если я уйду, а насчет фарфора не переживай — в банкетном зале стоят еще два таких же сервиза. Только не расходуй все сразу, а то вдруг твоя будущая пассия тоже окажется любителем портить древности.

Толпа молча расступилась передо мной, и я уже почти ушла, когда до Мартина дошло, что я ухожу не на часик и не на два, а, судя по всему, навсегда. Он подскочил и тоненьким голоском завопил:

— Ты что, меня бросаешь?

Я вздохнула и обреченно обернулась:

— Если хочешь, то можем считать, что это ты выставил меня за дверь без права помилования.

— Ты не можешь меня бросить! Я же граф!!! — и будто в доказательство этому выпятил вперед грудь. Больше походило на "сами мы не местные!..", но я предпочла промолчать по этому поводу.

— Слушай сюда, граф! Попытайся вести себя как взрослый человек, хотя бы перед друзьями.

Он хотел сделать шаг вперед, но я остановила его, предостерегающе выставив вперед руки:

— Лапушка, не стоит. Остановить ты меня все равно не сможешь, а вот опозориться перед друзьями у тебя есть очень даже реальный шанс.

Спорить он не стал, просто развернулся ко мне спиной и уставился в окно, делая вид, что я настенный ковер, который ему уже давно не нравится. Вот и чудненько!

На улице было по-зимнему холодно, и я потеплее замоталась в мягкий шарф. Да, в такие моменты я особенно жалела, что у меня нет машины.

Как бы я хотела оказаться сейчас где-нибудь подальше отсюда… например на Багамских островах… Ладно уж, придется искать приключения на свою… эээ… голову… где-нибудь поближе. Значит, нужно сделать что? Правильно, поехать к подруге: уж она-то что-нибудь да придумает. Дело осталось за малым — найти транспорт.

Промерзнув примерно полчаса на холодном ветру, я так и не увидела ни одной машины. Ну не идти же и впрямь пешком, это мне-то, почти ставшей графиней, можно сказать леди! Звучит, конечно, красиво, но идти все равно пришлось.

Протопав добрых восемь километров, я решила, что каблуки — это враг женщин. А ещё, что шапка — это гениальное изобретение человечества.

Настя жила в центре города, поэтому мне еще пришлось проехать на автобусе минут двадцать, прежде чем я оказалась лицом к лицу с закрытой дверью. Уж если не везет, то не везет капитально! На улице тем временем стемнело, и повалил снег. Я обреченно вздохнула и присела на коврик у двери.

— Фрэн, что ты тут делаешь?

Я устало приоткрыла один глаз: передо мной стоял Дима, молодой человек моей подруги.

— Я пришла к Насте, а ее нет дома.

— Это я вижу. Меня больше интересует вопрос, откуда ты тут появилась такая замученная?

— Угадай с одной попытки, — отмахнулась я от него и попыталась встать, что не особенно хорошо получилось.

— Ты что пьяная? — он наклонился и поднял меня с коврика.

— Замерзшая.

— Ну, от этого есть хорошее лекарство, — усмехнулся Дима, открывая дверь. — Заползай, сейчас мы тебя поставим на ноги.

В квартире было тепло и вкусно пахло едой. Скинув сапоги, я поплелась на кухню, оставляя за собой мокрый след от тающего снега. Дима даже вроде не возражал, он просто махнул рукой и последовал за мной.

Горячий кофе и сигареты сделали свое дело: уже через пару минут я почувствовала себя человеком и смогла вполне внятно объяснить, какими вихрями судьбы была заброшена на порог его любимой. Он выслушал меня молча, лишь иногда подливая кофе.

— Ну, раз такое дело, то думаю, тебе просто необходим отдых на природе.

— Может, все-таки снизойдешь до объяснений, — поинтересовалась я, глядя на его ехидную улыбку. Слишком свежими еще были мои воспоминания о его последней культурно-развлекательной программе.

— Да мы тут на даче сегодня празднуем день рождение моего товарища.

— Тогда чего это ты еще в городе? — прищурила я глаза.

— Дорогущая забыла свитер, вот и пришлось возвращаться. Представляю, как она обрадуется, когда вместе со свитером я привезу и тебя. Может еще по сигаретке?

Отказываться я не стала.

— Дим, все, конечно, отлично, но если ты обратил внимание, то я немного не по дачному одета. Думаю, что вечернее платье с вырезом до пейджера и туфли на каблуках немного не подходят.

— Не проблема! Одень Настюхины шмотки!

Вот так легко и просто неприятности нашли меня самостоятельно.

— Слушай, а там есть что поесть?

— Конечно! Мы тебе пельмени сварим, — заверил он меня.

Ну, пельмени так пельмени… Хотелось бы чего-нибудь более романтичного, ну там пицца, телевизор, теплое одеяло и так далее… Но для начала и это сойдет.



***

Из машины снег уже не казался таким мокрым и противным, я бы даже сказала, что он привлекал меня своей пушистостью и белизной. Мы остановились у большого коттеджа. От удивления я немного присвистнула:

— Ничего себе дачка…

— Не больше той, в которой ты провела последние месяцы.

Я неопределенно махнула рукой и с любопытством стала разглядывать фасад. Впрочем, мне больше хотелось посмотреть на этот пейзаж летом: возможно, он был бы более притягательным и таинственным, чем зимой.

— И чья же это хибарка?

— Никитина, но не думаю, что тебе это имя о чем-нибудь скажет, — пожал плечами Дима.

Действительно, ничего нового я для себя не открыла. Даже когда мы вошли внутрь, я не узнала никого, кроме Насти, которая сидела на столе и весело болтала ножками. Она не часто позволяла себе такие вольности, поэтому я сделала довольно верный вывод, что подруге больше не наливать. Завидев меня в дверном проеме, она живенько соскочила на пол и кинулась обниматься, не умолкая ни на секунду:

— Я тебя сейчас с таким обалденным человеком познакомлю, что ты просто зашатаешься!

Настя быстренько стянула с меня пальто, и, закинув его в неизвестном направлении, поволокла к столу.

— Знакомься, это Никита, но для тебя просто Ник.

Молодой человек приветливо улыбнулся и протянул руку.

— А Вы, наверное, и есть та самая Фрэн? — сказал он, делая ударение на "та самая".

— Ну, в общем да. Вижу, что мне не то что представляться, но и рассказывать о себе не обязательно. Моя дорогая Настена уже позаботилась об этом.

— Мы слышали только хорошее! — заверил меня хозяин дачи. — Если не возражаете, то я покину вас на несколько минут.

— Конечно, — неохотно отозвалась я.

— Понравился, — зашептала Настя, повисая у меня на руке. — Я так и знала! Он такой классный! Как хорошо, что ты приехала… А, кстати, где это Дима тебя выцепил?

— Из-под твоей двери… — призналась я, все еще не в силах выкинуть образ Ника из головы. Он и впрямь быль хорош собой: ярко зеленые глаза и черные взъерошенные волосы, придававшие особое очарование. Но, когда я смотрела на него, какая-то смутная тревога не давала мне покоя, а я не могла понять, что именно меня в нем настораживает.

— Чего тебе налить? — поинтересовался Дима. — Может, чего-нибудь более согревающего, чем кофе?

Пришлось мысленно оторваться от хозяина и переключиться на собеседника. Дима, не торопясь, встал за барную стойку и начал старательно смешивать мне коктейль.

— С тобой все нормально? — поинтересовался он, заглядывая мне в глаза. — Понятно…

— Чего это тебе понятно? — я вновь заставила себя не смотреть на Никиту.

— Он тебе понравился.

— Еще чего! — фыркнула я. — Нужен он мне, как снежок в ухо зимой!

— То есть просто необходим, чтобы почувствовать себя счастливой.

Я усмехнулась и взяла Пино Колада.

— Надеюсь, он ананасовый?

— Все как ты любишь.

За милой беседой и знакомством с друзьями Димы время летело удивительно незаметно. Мы сидели в гостиной у камина и не торопясь поглощали содержимое бара. К тому моменту, когда подошел Ник, мы уже неприлично шутили и делали друг другу непристойные предложения. Интересно, как там поживает Мартин? Вот эту злосчастную мысль я и высказала вслух, заодно поинтересовавшись, не терзает ли его совесть за то, что я ушла из дома, преодолевая снежные сугробы на каблуках и в платье. Иногда мне кажется, что уж лучше бы я держала свой язык за зубами, но эта мысль пришла мне в голову уже несколько позже…



***

— Ты жива? — голос донесся откуда-то издалека. Попытка ответить не привела ровным счетом ни к чему, собственно как и решительное желание открыть глаза.

— Фрэн, не спи, замерзнешь!

Как же все-таки сложно расклеить веки… Надо мной склонилось чье-то лицо.

— А это что за покемон? — еле выговорила я.

— О, наконец-то ты очухалась, а то я уже подумал, что дальше поеду один.

Я огляделась вокруг: я лежала в сугробе недалеко от дороги, и, судя по всему, рядом стояла та машина, на которой меня сюда привезли.

— Что я тут делаю?

— Хороший вопрос. Я вот тоже задаю его себе, — насмешливо ответил он.

— А ты кто такой? — я вскочила на ноги, но тут же упала обратно в снег.

— Да, а я говорил Диме, что тебе больше не наливать. И что же моя душенька последнее помнит?

Я поморщилась, пытаясь собраться с мыслями:

— Ну, помню, что мы были на даче… пили… помню, что сидели у камина… Больше ничего.

— Ага, то есть ты хочешь, чтобы я рассказал тебе краткое содержание последних пятидесяти серий?

— Все так плохо? — догадалась я.

— Не то, чтобы очень плохо… Просто ужасно! Уж если ты не помнишь, кто я такой, то я не вижу смысла жить дальше… — и он притворно схватился за сердце.

— Думаю, что есть вариант познакомиться еще раз, — предложила я. — Меня зовут Фрэн.

— А меня Ник.

— Вот видишь, Ник, полдела уже сделано. Осталась сущая малость.

— Это какая?

— Определить, куда мы ехали.

— Ну, ты даешь! Пошли в машину, там хоть не так холодно.

Он пошел к дороге, а я, не в силах подняться, поползла за ним.

— Не торопись, пожалуйста, мне что-то тяжеловато передвигаться…

Ник обернулся:

— Ты с ума что ли сошла?!

— А что, так заметно? — язвительно спросила я.

Он подхватил меня на руки, словно я ничего не весила. Снег большими хлопьями падал мне на лицо, но я не обращала на это внимания.

— Вот и пришли, — он выгрузил меня на переднее сидение. — Итак напоминаю. Мы ехали в гости к твоему бывшему Мартину.

— К кому???

— Ты что, не знаешь, кто это? — удивился мой спутник.

— Я-то знаю, но ты-то откуда знаешь?

— Сама мне все рассказала, — передернул плечами Ник, рассеянно глядя в окно.

— Все? — я вжалась в сиденье.

— Не переживай, никому ничего не разболтаю.

— Не понимаю, о чем ты… А это что такое?

— Где?

— На заднем сидении.

— Рыбки…

— Рыбки?! Зачем?

Он пожал плечами и загадочно улыбнулся:

— Ты попросила. Вернее сказала, что без этого мы не сможем показать Мартину, где раки зимуют.

— Это я сказала? — в моих глазах мелькнул ужас. Он утвердительно кивнул головой. — А как я оказалась в сугробе?

— Все просто. Ты сказала, что покажешь мне дорогу, даже порывалась сесть за руль, но я побоялся тебя пускать. В общем, ты уснула на середине пути, вот я и решил, что нужно тебя разбудить.

— А менее радикальных средств не нашлось?

— Увы…

Еле двигая рояли в голове, я, наконец, начала припоминать, как взобравшись на стол кричала, что заставлю Мартина жевать кеды (не знаю, почему именно кеды, видимо, это единственное слово, которое пришло мне в тот момент в голову) и просить у меня прощения за загубленные полгода моей яркой жизни… Помнится, это именно я схватила Ника за руку и потащила его в машину…

— Куда дальше? — поинтересовался он.

Я посмотрела за окно… Ну, откуда я знаю куда? Я тут впервые…

— Не знаю, могу сказать только то, что это явно не та дорога.

— Отлично!

Он заглушил мотор и повернулся ко мне.

— Ты хочешь сказать, что не знаешь, где мы? Просто супер! Потому что я тоже не знаю.

— Но мы можем вернуться назад? — тихо спросила я.

— Только если пешком…

— Это еще почему? — возмутилась я.

— Знаешь, золотце, без бензина далеко не уедешь….

Это было похоже на мрачную шутку. Жутко захотелось придушить кого-нибудь…

— И этим кем-нибудь окажусь обязательно я, вследствие отсутствия других вариантов.

Я отшатнулась от него в сторону:

— Я не говорила этого вслух!

— А разве это обязательно? Было вполне достаточно того, что у тебя на лице написано. Ладно. Предлагаю… — он задумался.

— Только не говори, что хочешь отправиться домой пешком, а то… мои… рыбки… замерзнут…

Он посмотрел на меня долгим взглядом, будто пытаясь на глаз определить диагноз.

— Сидеть тут нет смысла, а вот выйти и хотя бы из любопытства понять, где мы находимся, стоит.

Вздохнув, я вышла на холод. Везет же мне сегодня!

Уже начинало темнеть. Складывалось ощущение, что он чего-то от меня ждет. В голову начинали лезть всякие нехорошие мысли.

— В принципе, не так уж и холодно… — стуча зубами, нарушила я тишину. Мы постояли еще немного, переступая с ноги на ногу, но ни одной машины на горизонте не появилось.

— Самое время пойти по пути героев американских фильмов, — похоронным голосом сообщила я.

— Надеюсь, ты имеешь в виду романтические фильмы, ну или на худой конец комедию, а не ужастик?

— Именно в этом месте мы должны повернуть головы в сторону леса, задрожать от волчьего воя и судорожно сглотнуть…

— А ты как я погляжу большая оптимистка.

— Это-то да, а вот за рыбок я все равно переживаю.

— Я куплю тебе новых.

"Если будет, кому покупать… Хладному трупику рыбки не особо пригодятся…" — мелькнуло у меня в голове.

— Тебе не кажется, что где-нибудь тут должен быть домик?

— А с чего мне это должно казаться?

Он пожал плечами:

— Может потому, что это и правда похоже на фильм?

— Иными словами ты предлагаешь прогуляться ночью по лесу? — уточнила я.

— Ты чего-то боишься? — Ник удивленно поднял брови. — Вот уж не думал, что такие как ты боятся гулять ночью по лесу…

— Такие как я? Что ты имеешь в виду?

Он усмехнулся и снисходительно посмотрел на меня сверху вниз:

— Мой тебе совет, дорогая, не пей больше никогда.

Я прикинула в уме, какой сугроб улыбается ему больше, но он остановил меня властным движением руки. От неожиданности я села прямо там, где и стояла, вопросительно разведя руками.

— Прекрати ломать комедию, Фрэн. Я знаю, кто ты.

— Ладно. Хорошо. Отлично. И кто же я?

— Если ты хочешь, чтобы я сказал это вслух… Ты — ведьма.

— Не ведьма, а маг… — автоматически поправила я его. — Ой… — я зажала себе рот. Слова сорвались прежде, чем я успела прикусить язык. Что я несу?! Может, он прав и мне действительно больше не стоит пить, раз я начала принимать желаемое за действительность?

Он засмеялся:

— Ладно, конспираторша, признавайся, зачем ты здесь.

Самая нелогичная реакция из всех возможных!

— Не понимаю, о чем ты. А вообще, если ты настаиваешь, то, по всей видимости, я ехала к Мартину.

— Я не об этом. Если не возражаешь, то я напомню, что именно благодаря тебе мы оказались в этой глуши.

— Если я не ошибаюсь, то за рулем сидел именно ты, — деликатно напомнила я, поднимаясь с земли.

— Отлично, сейчас мы разберемся.

Я и пикнуть не успела, как он схватил меня за руку и потащил в лес.

— Ты с ума сошел? — я попыталась вырваться, но хватка была железная.

— Все, карапузик, кончились танцы!

— Пусти меня сию же секунду! — взвизгнула я, пытаясь зацепиться за дерево, но вместо ожидаемого результата повалилась в снег.

— Если не встанешь самостоятельно, я потащу тебя волоком, — спокойно предупредил он. — И не пытайся применить магию.

Магию? Я мысленно покрутила пальцем у виска, но вслух ничего не сказала. А вдруг…? Прошло уже несколько лет с тех самых пор, как мне начали сниться странные сны. И чем больше я думала над этим, тем больше мне начинало казаться, что это воспоминания. Только вот слишком все размыто и нечетко…

Последнее время один из этих ночных кошмаров преследовал меня почти каждую ночь: скорее ощущение, чем воспоминание о том, что меня изгнали из моего мира, разрушили мою жизнь… Я просыпалась в холодном поту, пытаясь вспомнить, понять, уловить то, что ускользало от сознания.

Бессилие — чувство, которое преследовало меня последние два года, заставляя искать, искать… И не находить…

— Этому нужно положить конец! — говорила я своему отражению, пыталась не думать… Не думать о том, кто я.

Но ощущение, что этот мир для меня чужой, с новой силой заставляло перекапывать свое прошлое снова и снова. И каждый раз безрезультатно.

— Это была авария, Фрэн, просто авария. Частичная потеря памяти. Не переживай так, пожалуйста. Можно считать, что тебе еще повезло: многие после такого не выживают, — говорила мне Настя, когда я пыталась выяснить у нее подробности того момента… Момента, в который всякий раз упирались мои воспоминания. — Твой страх понятен. Это довольно сильная душевная травма, все, то тебе нужно, это время.

Но время шло, а память не возвращалась…

И вот теперь, стоя в лесу и глядя на человека, который так легко и просто говорит мне…

Магия…

Какая-то часть сознания вцепилась в это слово, не желая отпускать.

Магия…

Невидимый занавес, отделяющий меня от моей прошлой жизни, качнулся…

Магия…

Фейерверк чувств и ощущение, легкое покалывание кончиков пальцев…

Магия…

Тихая песня где-то глубоко внутри меня заставила вздрогнуть.

И будто не было этих семи лет, которые я так старательно искала ответы на свои вопросы. Весь мир окрасился в какие-то невероятные цвета. Или это мне так показалось.

Но ведь я и раньше слышала…

Но этот человек из моего мира…

МОЕГО…

Знание и ощущение моего мира, канонов поведения, восприятие жизни, негласные законы общества, то, чему не учат, то, что не называют знанием как таковым… Всеобъемлющее чувство окутало меня приятной волной. Я узнала его. Я его ВСПОМНИЛА.

Осознание себя как части волшебной, по какой-то причине забытой жизни…

Магия…

Все разложилось по полочкам. Так легко и просто, будто всегда там и было.

Я невольно улыбнулась.

Я — маг.

Сложно искать, когда не с чего начать. Теперь все будет по-другому.

Я перевела взгляд на Ника: он по-прежнему стоял и выжидающе смотрел на меня.

Поэтому ничего более умного я не придумала, кроме как последовать за ним. Мне казалось, что мы идем уже целую вечность. От холода ноги почти перестали меня слушаться:

— Ник, пожалуйста, иди помедленнее, я не вижу ничего у себя под ногами… — наконец выдохнула я.

Он резко обернулся, выпустив мою руку. От неожиданности я уже в который раз рухнула в снег. Он стоял надо мной и смотрел так, будто видел в первый раз.

— Вставай, — тихо сказал он.

Больше всего меня бесит, когда со мной говорят таким спокойно-презрительным тоном.

— Черта с два! — закричала я. — Я не двинусь отсюда ни на шаг, пока ты не соизволишь объяснить, куда ты меня тащишь! Кто ты такой, черт тебя побери?!

Он не ответил мне, но на его лице заиграла усмешка.

— Ты знаешь, кто я. Не так ли?

— Я не гадалка!

Ник внимательно посмотрел мне в глаза.

— Нет! — я схватилась за голову, — Не смей копаться в моих мыслях! Я не позволю тебе этого!

— Ладно, ты права, не здесь, — спокойно ответил он, но по его лицу я поняла, что он уже узнал все, что ему было необходимо. Хотя, что он там накопал, для меня осталось загадкой.

Ник снова схватил меня за руку и потащил вперед. Мы преодолели еще несколько десятков метров, прежде чем я увидела конечную цель нашего путешествия: это был небольшой коттеджик на опушке.

— А где же куриные ножки? — сквозь зубы поинтересовалась я.

— Я просто восхищаюсь тобой, Фрэн! Ты еще можешь шутить… — с этими словами он втолкнул меня в дом.



***

Внутри было темно и холодно. Ник включил свет и подошел ко мне. Я еле поднялась с пола, отметив про себя, что обстановочка очень даже ничего: немного смахивает на подвалы испанской инквизиции, украшенные к Рождеству.

— Можно мне хотя бы поинтересоваться, чем я тебе так не угодила? — сил бежать или сопротивляться у меня не было, поэтому я решила, что последние минуты, если они таковыми являлись, стоит провести достойно. Я вальяжно развалилась на диване, а вернее на его далеком предшественнике, наблюдая за тем, как вытягивается его лицо… И почему я не художник? За такое произведение искусства я бы уже наверняка прославилась… И, видимо, посмертно.

— Ну и чего же ты молчишь? Предлагаешь поиграть в угадалки? — я невозмутимо повела бровью.

— Я не понимаю, тебе что, совсем не страшно?

— Ой, ой! Боюсь так, что прямо сил нет! Послушай меня Ник, я не знаю, чего ты от меня ждешь, но одно могу сказать тебе вполне определенно: если решил заставить меня трястись от страха, то зря тратишь время. Лучше сделай кофе. Поговорим, обсудим проблемы насущные, поругаем мировую политику, помечтаем о лучших временах. Хотя, судя по твоему настроению, мне до них дожить не светит?..

Он внимательно посмотрел на меня. С необычайным удовольствием я отметила, что он уже не так уверен в себе.

— Что? Что такое? Боишься убить меня? Не боись, все пройдет отлично, я даже обещаю не особо сильно сопротивляться! Так, разбить парочку другую тарелок о твою грешную голову, но честное слово ничего личного! — заверила я его. Сама не знаю, что на меня нашло, я бы назвала это приступом нездорового юмора.

— Ничего личного говоришь? — он сощурил глаза. — Фрэн, давай на чистоту…

— Конечно, а как же иначе? Это ведь некультурно что-нибудь скрывать от человека, который собирается отправить тебя на тот свет! Прости, Ники, обещаю исправиться! — Я резко встала. Он все еще стоял у двери. На его лице читалось сомнение.

— Не сомневайся! Руби с плеча! — я смело подошла к нему и грациозно склонила голову.

Мгновение ничего не происходило, а затем я почувствовала, что он отошел от меня на пару шагов.

— В чем дело, красавчик? Слабо, да? Так я и знала! Все вы мужики одинаковые: сначала обещаете, а потом голову в песок! — сгоряча я плюнула на пол. — Смотреть стыдно! Смертничек, блин…

— Что? — он удивленно посмотрел на меня.

— Что конкретно тебе повторить? — осведомилась я.

— Нет, ничего. Сядь, пожалуйста.

— Не вопрос! На пол или как?

— Или как, — отозвался он.

Я молча пожала плечами.

— Видимо, я должен перед тобой извиниться…

— С чего бы это вдруг?

Он легонько подтолкнул меня в сторону кресла.

— Ты действительно не знаешь, кто я?

— Да вроде бы ты представился. Уж такими провалами в памяти не страдаю, — фыркнула я.

— Может, оно и к лучшему… — как бы между делом тихо сказал он.

— Слухай сюда, герой-одиночка, я все-таки живой человек, а не кукла! Ладно, "прогулочку" по лесу я еще могу списать на необычное проявление романтических чувств, но не нужно говорить загадками типа: "Так будет лучше для нас всех…" и тому подобное. Если у тебя есть что сказать по существу, то выкладывай! А иначе я пошла… — и демонстративно встала.

— Одна без шапки в ночь холодную? — поинтересовался он.

— Поверь, это несколько приятнее, чем сидеть не пойми где в компании сумасшедшего. И не забывай, что я маг!

Я закончила свою недлинную речь и в ожидании уставилась на Ника. Некоторое время он обдумывал мои слова, после чего улыбнулся и сказал:

— Ладно, Фрэн, будем считать, что я тебе поверил. Тогда объясни мне, пожалуйста, какого черта ты заставила меня тащиться в эту глушь?

Я удивленно вскинула брови, и на моем лице проявилась такая гамма чувств, что Ник невольно отпрянул в сторону.

— Мне казалось, мы уже выяснили, что я собиралась просто навестить своего ненаглядного Мартина! — уточнила я. — Ты думал, что я по твою душу пришла?

— А что я, по-твоему, должен был думать, когда ты волокла меня через сугробы, утверждая, что нас ждут великие дела и что без меня тебе ну прямо никак не справиться? Конечно, первое, что мне пришло в голову, совершенно не было связано с Мартином! В том мире, откуда ты родом, так не делают, — выпалил он, но тут же прикусил язык.

Дело начинает принимать скверный оборот. Видимо, полгода, проведенных в родовом замке Мартина, разлагающе отразились на моих мозгах. Передо мной сидел явно не человек, но кто это, я не могла понять.

— Кстати, а как ты оказалась в этом мире?

— Я не склонна к повествованию моей биографии. Напишу книгу, лет этак через — дцать, обязательно пришлю и тебе один экземпляр, — заверила я его и, встав с кресла, направилась к выходу. Вот только сама сначала разберусь, ЧТО я такое…

Даже не знаю, радоваться мне или плакать? Если я маг, то все, что мне снилось — правда, а это в свою очередь означает, что меня действительно изгнали. А это наводит на определенные размышления. Кстати, нужно будет попробовать что-нибудь из разряда магии. А вдруг получится?

— Неужели ты думаешь, что я вот так просто тебя отпущу?

— А что? Есть какие-то возражения? — вяло поинтересовалась я.

— Вообще-то да, — а я уже начинала надеяться, что он умнее Мартина, вроде не граф, а все туда же…

— А у меня нет! — я развернулась на 180 градусов и демонстративно направилась к двери.

— Ты не оставила мне выбора… — чуть печально сообщил он. Мгновением позже я почувствовала легкое дуновение ветерка, а затем плавно взлетела в воздух и зависла под потолком. Ух ты! Здорово! Я читала об этом в книжках про магов и волшебников!

— Ладненько! Левитацией ты умеешь пользоваться. Чего еще я о тебе не знаю? — деловито поинтересовалась я, скрестив руки. — Что тебе теперь от меня нужно? Хочешь покопаться в моих мозгах? Отлично, только ноги не переломай, а то там небольшой беспорядочек после отмечаловки!

— Нет. Я хочу попросить тебя о помощи.

Я удивленно задергала в воздухе ногами.

— О помощи? Меня?

— Да, именно тебя, — он хлопнул в ладоши, и я, ойкнув, плюхнулась в его любезно предоставленные объятия.

Вот уж влипла, так влипла! Я страдальчески вздохнула и посмотрела на него ясными глазками "наша-девочка-не-виновата".

— Что сделать-то нужно? Бородавку удалить али чаво посерьезнее? Может страдаешь облысением? Так мы сейчас быстренько все поправим! Будешь первым красавцем на деревне! — горячо принялась заверять я его.

Он усмехнулся и опустил меня на ноги.

— Нет, но мне нравится твой настрой. Для начала я бы хотел предупредить тебя. Не пытайся подействовать на меня своей магией — покалечишься.

Еще этого мне не хватало — сама боюсь! Что же ты за существо такое? И во что меня в очередной раз хотят втянуть? Прямо пятой точкой чувствовала, что не стоило ехать с Димой… Мои размышления были прерваны покашливанием.

— Конечно, я не стану удерживать тебя насильно…

— А минуту назад ты говорил совсем по-другому, — напомнила я ему.

— Да это я так, для красного словца… — смущенно сказал Ник. — Должен же я был выяснить, с какой целью ты меня сюда приволокла.

— Если ты с самого начала знал, что я маг, то почему поехал со мной?

— Интересно стало, зачем тебе понадобились рыбки.

— Что?!

— Ну, рыбки, — он рассмеялся. — Мне стало интересно, что ты собираешься делать.

— Я заинтригована, продолжай, пожалуйста.

— Вот я и отвез тебя сюда.

— Так это не случайность? Твои апартаментики? Не слишком удачно подобраны обои… — я сморщила нос.

— Не придирайся. Да, кстати, насчет магии я не шутил. Не советую использовать ее против меня.

Я скептично хмыкнула и, сделав пасс рукой, который, по моему мнению, должен был отправить небольшой энергетический шар Нику в голову. Ха! А ведь получилось!!! Он отмахнулся от него как от надоедливой мухи, отправив к противоположной стене.

— Так вот… Ой, ай! — Он подскочил на месте.

— Что?

— Ты…ты…

— Я…я… — передразнила я его.

— Твой шарик дал мне подзатыльник! — ошарашено сообщил мне Ник. Я не удержалась и захихикала.

— Это тебе за прием с левитацией! Теперь мы квиты.

Он потер затылок, и вяло улыбнулся.

— Ладно, давай к делу. Что мне еще нужно знать про тебя? Ты случаем не чернокнижник?

— По счастливой случайности нет.

— А почему по счастливой?

— А ты бы хотела иметь под боком черного мага?

— В обязательном порядке!.. Так, давай все-таки перейдем к делу. Что случилось?

Он молчал, как-то слишком сосредоточенно рассматривая потолок.

— А ты не можешь сначала согласиться, а потом уже допрашивать?

— Я похожа на дурочку?

— Да на первый взгляд вроде нет. Ладно, будем считать, что ты согласна, — неожиданно сообщил он мне и, взяв за руку, быстро прочитал простое заклинание перемещения. Перед глазами все поплыло, а я даже не успела выругаться. Осталась лишь слабая надежда на то, что, открыв глаза, мы окажемся не в Преисподней.



Глава 2

<p>Глава 2</p>

Прошло несколько долгих мгновений, прежде чем я почувствовала под ногами твердую землю, а вернее будет сказать, что я плюхнулась пятачком в снег. Я чертыхнулась, да так красиво, что Ник, стоящий неподалеку, удивленно присвистнул.

— Гляжу, ты знакома с орками.

— Рада, что ты заметил. А теперь, может, объяснишь мне, кто ты такой и зачем притащил меня сюда? Собственно без моего на то согласия! — возмутилась я.

Ник поставил меня на ноги:

— Ты всегда приземляешься плашмя? — ироничная улыбка заиграла у него на губах.

— Что за черт?! — я уставилась на него во все глаза. — Что с твоей шевелюрой?

— А что с ней не так? — он озадаченно провел руками по длинным черным волосам.

— Они длинные…

— Ах, ты об этом! — он облегченно вздохнул. — Просто так намного привычнее.

— Но в том мире…

— Простая иллюзия…

— И куда, если не секрет, ты нас забросил? — я недоуменно осмотрелась вокруг: буквально в полумиле от нашего "приземления" возвышался высоченный замок с остроконечными башенками, которые переливались в лучах заходящего солнца всеми оттенками от черного до светло-синего.

Жутковатое местечко. Очень похоже на границу стыка миров, но это была явно не она. Я повнимательнее прислушалась — ничего. Совсем ничего. Ни пения птиц, ни шелеста ветра — никаких признаков жизни. Никаких следов на снегу, если не считать отпечатка моего тельца….

— Сейчас все увидишь сама, — он чарующе улыбнулся и направился в сторону замка. — Вообще-то летом тут намного приятнее. Зеленая травка, речушка, птички, кузнечики и тому подобное…

— Только не говори, что ты тут живешь, — перебила я Ника.

— Иногда приходится, — он пожал плечами. — В общем-то, я бы не стал утверждать, что я в восторге от местечка, но оно вполне соответствует моему положению.

— Что ты хочешь этим сказать? Ты же сказал, что ты не чернокнижник.

— А, по-твоему, только чернокнижники могут жить в скрытых от взглядах замках.

— А то!

— Нет, просто так намного удобнее. Никто помимо моей воли не сможет его найти. Но это вовсе не моя заслуга. Можно сказать, что этот замок перешел мне по наследству. Но я редко здесь бываю.

— Почему?

— Не люблю одиночество. Предпочитаю компанию. Хотя, честно говоря, иногда хочется побыть одному, подумать… Ну, ты меня понимаешь…

— Понимаешь. Правда мне такой возможности не предоставлялось последние шесть месяцев.

— А я вот до сих пор не понимаю, зачем ты жила с Мартином.

— Сердцу не прикажешь…

— Ты его не любила. И вообще, как можно жить с человеком, который даже представления не имеет о том, кто ты такая. Насколько я понимаю, Мартин не знал, что ты ведьма.

— Не ведьма, а маг! — возмутилась я. — Нет, не знал. Иначе я сильно сомневаюсь, что меня не сожгли бы на импровизированном средневековом костерочке.

— Неужели все так плохо?

— Почему же плохо? — удивилась я. — Меня устраивало такое положение вещей.

— То-то оно и видно! — ехидно подтвердил Ник.

— Это ты о чем?

— Да так… Если все так, как ты говоришь, то у меня возникает вполне закономерный вопрос: ты всегда сбегаешь оттуда, где тебе хорошо?

— Не остри, а то передумаю тебе помогать…

Мы подошли к большим дубовым дверям:

— Банально… — невольно вырвалось у меня.

— Что?

— Все как в обычных сказочках…

— А тебе хотелось, чтобы я привел тебя в отель, налил бы по рюмочке коньячка и…

— Прекрати!

Внутри оказалось уютно и тепло, будто нас ждали. В небольшом зале был накрыт стол. Ник зажег свечи. В пляшущем пламени было заметно, что мебели здесь мало: стол, за которым мы сидели, несколько стульев, обитых зеленым бархатом, большой камин, над которым красовалось старинное зеркало в легкой позолоченной оправе, и несколько элегантных канделябров.

— Вот теперь можно и поговорить.

— А я-то уже начинала думать о том, что это просто свидание, — с притворным огорчением сказала я, окидывая оценивающим взглядом зал.

Он усмехнулся и налил мне вина:

— К сожалению, мне немного не до личной жизни. Дело в том, что нужно найти одного человека. Ведьму, — он отпил из бокала.

— А я тебе не подойду?

— Боюсь, что нет. Она потомок одного древнего рода…

— Опять все банально! А ты должен ее привести к народу, представить как царствующую особу, и все будут счастливы! Угадала?

— Нет. К сожалению. Все не так романтично. Я должен ее… ммм… Но не в этом дело…

— Ты должен ее убить?

— Я бы так не сказал, но мыслишь ты в правильном направлении.

— А за что? Какая-нибудь кровная месть.

— Опять не совсем так.

— И что же вы не поделили? Власть?

— Я скажу тебе, но пообещай, что ты не уйдешь сразу, а дослушаешь до конца.

Я пожала плечами. Интересно, что он имел в виду, когда говорил про "уйду". Куда я могу уйти, если даже представления не имею, где нахожусь. Странно все это… Хотя почему бы и нет… Делать-то все равно больше нечего. Хоть развлекусь. Найти ведьму не сложно. Особенно если знаешь, где искать.

— Ладно. Рассказывай. Я вся во внимании.

— Это случилось, когда я был еще молод…

— А сейчас ты непроходимый старик!

— Не перебивай меня! Поверь, внешность обманчива. Была война между нашими расами. Тебе ли не знать, что это неотъемлемая часть магического мира, — я утвердительно кивнула. — Во время битвы в их замке я убил всю ее семью, — он замолчал, отпив глоток вина. — В живых осталась лишь малютка… У меня не поднялась на нее рука… Наверное зря… Ее воспитал один маг, очень могущественный маг… Он обучил ее черной магии… — он замолчал.

Я посмотрела на языки пламеня и продолжила за него:

— Она хочет твоей смерти?

— Да. Но это еще не все…

— Она, случаем, не твоя дочь?

— Нет.

— Ладно, что-то прояснилось, но объясни, пожалуйста, при чем тут я? Насколько я понимаю, ты сильнее меня. Намного сильнее. В чем тогда дело? И если честно, то я считаю, что на ее месте я бы тоже отомстила.

— Ты права, но она опасна не только мне. Ее рождение было предначертано много тысячелетий назад: она должна сделать выбор между добром и злом. Если в её душе победит зло, все живое будет уничтожено… Тогда, во время войны я еще не знал, кто она. Наверное… хотя нет, я все равно не смог бы убить ребенка. Понимаешь, дело не конкретно во мне! Дело в том, что весь твой мир находится сейчас в опасности.

— Насколько я знаю, много веков назад уже было подобное, — тихо проговорила я и замолчала, пытаясь представить себе полную картину происходящего.

— Было. В тот раз победило Зло. Мы не должны повторить ошибку. Маги не смогли убить Ее. Но мы должны будем сделать это, если не будет другого выхода.

— Другого выхода? — переспросила я.

— Да, именно так я и сказал, очень рад, что ты не страдаешь глухотой.

— Вот уж спасибо тебе огромное, ты сама наблюдательность.

— Есть немного, — невозмутимо ответил Ник.

— В таком случае, ты должен был заметить, что я не терминатор, а всего лишь ведьма.

— Она тоже.

— Ага, я так вся сразу и обрадовалась, а, может, с твоей стороны было бы намного разумнее обратиться за помощью к Главе Магов? — наверное, только сейчас, произнеся эти слова, так легко и просто, словно всю жизнь об этом знала, я действительно поняла, что все, произошедшее сегодня, не плод моего больного воображения, а реальность. Мой мир. Мир, к которому я так тянулась, и которого мне так не хватало…

— Как у тебя все просто!

— А ты предлагаешь мне идти на порождение ада с вилами или ломом в гордом одиночестве?

— Нет, ну почему же так оптимистично? Вилы вряд ли тебе помогут… А на счет Магов, то они ничего не хотят слушать… Ты же знаешь, что все, кто обладал черной магией, уничтожены. Поэтому они не хотят даже слышать об этом.

— В общем, все как обычно. Герои-одиночки…

— Можно это понимать как согласие помочь?

Я неуверенно пожала плечами. Я не знала, чем могу ему помочь. Хотя, если хорошенько подумать, может, ему просто нужна компания? Сомнительно. Не выдерживает никакой критики. Ладно, потом разберусь. А что теперь делать? В конце концов, не оставлять же его одного против непонятно кого. Хотя почему бы и нет? Он мне никто… Знаю я его от силы несколько часов… Я посмотрела в его изумрудно-зеленые глаза…

— Не смотри на меня так!

— Как?

— Так, что я не могу сказать "нет".

Он слегка улыбнулся:

— Я знал, что ты не откажешь…

— Только один вопрос… Почему именно я?

— Сам не знаю. Может потому, что ты единственная ведьма, которая встретилась мне в обычном мире.

— Ты еще не все обо мне знаешь.

"И это не объяснение" — добавила я про себя.

— Звучит интригующе…

— Еще сто раз пожалеешь, что встретил именно меня… Может, все-таки ты расскажешь мне теперь, где мы и куда пойдем ее искать? А вообще ты хоть знаешь, как ей противостоять?

— Честно говоря, нет. В этом-то и загвоздка…

Ага…. А со слоном-то меня и не познакомили… Может, еще не поздно? Может, успею слинять? Размышляла я, не обращая внимания на то, что неосознанно рассматриваю преобразившегося Ника… Вот бы мне такого… Так, все, пора выкидывать подобные глупости из головы. Если все действительно так, как говорит Ник, то мне тоже будет не до личной жизни, а скорее до выживания…

— Ладно, уже поздно, думаю, будет лучше, если мы пойдем спать. Вернее ты пойдешь, а я соберу вещи. Нам завтра рано выходить. Так что готовься к тому, что я разбужу тебя еще до восхода.

"Я уже и забыла, что в моем мире ориентируются не по часам" — мелькнула мысль. Как я вообще могла это забыть?! Теперь мне казалось, что воспоминания всегда были так близко, стоило только протянуть руку…. Как же все-таки приятно вновь ощутить себя частичкой этого волшебного и родного мира…

Я сладко вздохнула и, переведя взгляд на Ника, поинтересовалась:

— Я надеюсь, ты не собираешься отправить меня в этой одежде, да еще и мокрой насквозь?

— Я еще не совсем выжил из ума. Правда, не представляю, где достану тебе зимний плащ, но, поверь, в одной ночной рубашке на улицу не выставлю.

Он усмехнулся и откинул иссиня-черные волосы со лба. Кого же он мне напоминает? Теперь, когда я знала, что он из моего мира, то имело смысл покопаться в памяти, авось чего и всплывет… Уж больно не дает мне покоя эта мысль, черт бы ее побрал.

Мы поднялись на второй этаж.

— Тут совсем мало жилых помещений, а уж спальня и то одна, — он усмехнулся и виновато пожал плечами. — Гости у меня бывают не часто, а в это время года я их тем более не ожидал. Так что извини, спать нам предстоит на одной кровати. Обещаю, что ты даже не заметишь моего присутствия.

Он заглянул в большой шкаф и задумался. Тем временем я восхищенно осматривалась по сторонам: как и весь замок, комната была выполнена в зеленовато-золотистых тонах, отчего казалась необычайно воздушной. Никакой тяжелой мебели, никаких помпезных картин, доспехов и подобных вещиц. Во всем чувствовалась легкость и элегантность.

Ник подошел ко мне со спины и сообщил:

— Это не моя заслуга. Честно говоря, я почти не прилагал ко всему этому больших усилий. Времени не было.

— Мужчины всегда отрицают свое причастие, — буркнула я.

— Ты что-то сказала? — он наклонился поближе.

— У тебя галлюцинации.

Он усмехнулся, протянул мне воздушную шелковую рубашку и направился к выходу.

— Ник…

— Да? — он обернулся и вопросительно посмотрел мне в глаза. — Ты привыкла спать без рубашки? Ничего не имею против.

Я покраснела:

— Нет! Я хотела спросить: почему ты живешь среди людей?

Он поморщился:

— А ты? Ложись спать, завтра рано вставать. У меня не будет времени будить тебя полчаса.

Он вышел, а я так и осталась стоять в центре комнаты, прикидывая, что же он скрывает. А то, что он что-то скрывает не вызывало у меня ни тени сомнения.



***

Когда его шаги затихли, я, не теряя времени, переоделась в рубашку, сняла обувь, чтобы не шуметь и осторожно высунулась за дверь. Как и следовало ожидать, там ровным счетом никого не оказалось. А что я собственно ожидала увидеть? Огнедышащего дракона, который при моем появлении заверещит, что пленница пытается бежать? Хотя какая же я пленница? Разгуливаю тут в чем попало, а никто и ухом не ведет. Но… с другой стороны, гостьей я тоже не могла себя назвать: как-никак, а даже при всем своем желании я не могла сбежать. Нет, конечно, выбраться из замка не составило бы особого труда, но вот куда дальше? Бродить по окрестным сугробам в поисках портала в обычный мир? Да уж, перспективка явно не располагала к осуществлению.

Вот за такими скромными размышлениями я и пришла к выводу, что Ник не просто что-то скрывает, а это "что-то" может выйти мне боком. Я незаметно скользнула по лестнице вниз, но в холе никого не оказалось. Тишина была просто поразительной, прямо, так сказать, нереальной. Я остановилась в нерешительности и прислушалась — ничего… вообще ничего! Я не слышала не то что своих шагов, но и своего дыхания. И что же это значит? Я присела на холодные ступеньки и почесала затылок… Но думалось от этого вовсе не лучше.

— Ник! — закричала я. М-да… Как я и ожидала, ни единого звука не сорвалось с моих губ. Заклинание тишины. Но зачем? Ладно, хватит сидеть тут с видом "кто-б-согрел-а!?". Замерзну еще чего доброго… заболею… умру… Не-е-ет! Такого счастья я не предоставлю никому! Наши без боя не сдаются! Звучит гордо, но вот найти бы еще того, который согласится принять бой с ведьмой… Да, проблемка еще та…

Буквально через четверть часа у меня сложилось впечатление, что замок Ника состоит из одних мрачных коридоров и лестниц. Кругом было столько пыли, что можно было просто плюхнуться на пол и не произвести ни единого звука, хотя, какая разница, если все равно наложено заклинание тишины? Странное дело, но по дороге я не встретила ни единого намека на то, что в этом замке кто-то жил. Вот тут-то в мою душу и начали закрадываться страшные догадки… Зачем Нику приводить меня в этот забытый жизнью замок, да еще и говорить, что он тут живет… Или он просто не тот, за кого себя выдает? У меня по спине пробежали легкие мурашки… Нужно попробовать использовать какое-нибудь заклинание… Какое? Ну, пусть будет заклинание…э-э-э… левитации. Господи, страшно-то как… А если не получится? Что тогда? Нет, ну попробовать-то все равно стоит… наверное… Рубашка прилипла к спине. Хватит! Я взрослая ведьма! "Не ведьма, а маг!" — поправила я себя. Все. Это горячка. Мне всегда говорили, что разговаривать с собой — признак сумасшествия. Видимо, так оно и есть. Не очень-то оптимистичный вывод. Я обреченно вздохнула и уставилась на появившуюся неизвестно откуда лестницу вниз. "Ага, а теперь, деточка, спустись в подземелье и узнай, что ждет тебя в ближайшем будущем!" — мелькнуло в голове.

Я огляделась в поисках свечей или факела, но видимо в подземельях замка это было не предусмотрено. Убеждая себя, что внизу не страшно, я начала медленно спускаться в темноту. За исключением холодной каменной стены держаться было не за что, но меня это особо не останавливало. Ничего, потерплю немного. Стараясь изо всех сил не поскользнуться на лестнице, я не заметила, как очутилась на последней ступеньке: передо мной оказался большой зал, освещенный множеством свечей. Я инстинктивно отпрянула за колонну, прислушиваясь к биению сердца. Тишина начинала действовать на нервы. Ладно, осталось только незаметно посмотреть, что тут происходит. Я осторожно высунулась из своего укрытия. Моему взгляду открылась огромная библиотека. Даже на первый взгляд было видно, что книги простояли тут не один век. Ближе к дальней стене стоял дубовый стол с резными ножками в виде драконьих лап и большое, обшитое коричневой кожей кресло. Я поняла голову, но потолка видно не было, хотя по моим расчетам он должен был быть невысоким. Свечи не давали возможности увидеть и половины книг, стоящих на пыльных полках — верхние своды зала были окутаны тьмой, и на мгновение мне показалось, что если поднести туда свечу, то она непременно потухнет.

Книги, такие старинные… Вот бы посмотреть хоть одним глазком… Я неуверенно помялась на месте. Вроде никого на горизонте не наблюдалось. Я сделала несколько неуверенных шагов, но ничего не произошло: потолок не обвалился, гнев богов не обрушился на меня в виде карающей молнии за осквернение священного места. Переведя дух, я медленно подошла к одной из полок. Господь Всевышний! Да такого собрания сочинений нет и у самого могущественного мага! Я невольно задержала дыхание, читая названия. Да это написано еще до появления людей и магов… Я так и осталась стоять с открытым ртом перед полками. Неужели? Я не могла поверить своей догадке… Конечно! Как я сразу не сообразила?! Я колоритно чертыхнулась и к своему величайшему удивлению обнаружила, что заклинание тишины больше не действует.

— Нет, ты ругаешься просто восхитительно! — послышался насмешливый голос со спины.

Все встало на свои места… И огромная библиотека, и необычные магические способности. Я резко повернулась. Так оно и было. Передо мной стоял ни кто иной как эльф. Волосы Ника были забраны в хвост, поэтому я имела удовольствие наблюдать его острые уши.

— Вижу, что от тебя ничего не спрячешь… — он улыбнулся загадочной полуулыбкой, а его глаза заблестели ярче изумрудов. — Эта самая старинная библиотека, она собиралась тысячелетиями.

Библиотека! Ха! В данную минуту это было последнее, о чем я думала.

— Эльф, раздери тебя орки! И как я сразу не догадалась?!

— Обычные чары по изменению внешности, — он пожал плечами. — Не мог же я в таком виде находиться в мире людей. Меня бы быстренько пристроили в ближайший зоопарк!

— Почему же? — ядовито поинтересовалась я. — Твои ухи стали бы предметом обсуждения на самом высоком уровне. Сначала бы тебя разрезали на много, много маленьких эльфиков, а потом бы начали детально изучать под микроскопом…

— Злая ты, — Ник небрежно махнул рукой.

— Надеюсь, ты это не мне?

— Не имею счастья созерцать никого более.

— Убью… — тихо зашипела я.

— Не получится: силенок не хватит, — он усмехнулся и, повернувшись ко мне спиной, направился к креслу.

Тихонько сатанея от такого нахальства, я попыталась прикинуть, что надежнее: кинуть в него огненный шар или просто пристукнуть томиком по защите от темных искусств…

— Кстати, Фрэн, тебе очень идет прозрачная сорочка… У тебя фигура прямо как у эльфийки.

Это стало последней каплей. Не проронив ни звука, я метнулась к Нику, намериваясь поуменьшить его прекрасную шевелюру… Однако реакция у эльфа оказалась поистине достойной восхищения. Он резко развернулся ко мне лицом, и я, не успев затормозить, повалила его на пол, оказавшись в крепких объятиях.

— Предпочитаешь быть сверху? — весело осведомился он. — Ничего не имею против.

— Пусти меня… — зашипела я, пытаясь высвободиться из железной хватки.

— Чтобы дать тебе еще одну попытку проучить меня?

— Чтоб тебя!.. — вырываться было бесполезно.

— Может, все-таки попробуем обсудить все спокойно?

Я посмотрела ему в глаза, стараясь изобразить гнев, но это оказалось невозможным: эльфийская красота — страшная сила. Сопротивляться его улыбке было выше моих сил — губы сами собой растянулись в довольно глупой усмешке.

— Может, и попробуем, — нехотя согласилась я.

— Вот и отлично! — он резво вскочил на ноги и помог мне подняться. — Тебе не холодно?

— А тебя, как я погляжу, это очень волнует, — попыталась съязвить я.

— А то! Заболеешь, потом лечить тебя придется. Только этого мне и не хватало!

— Ну, знаешь ли! — моему возмущению не было предела. — Я не заставляла тебя тащить меня в этот твой… замок!

— Если не ошибаюсь, то это не я заставил тебя босиком исследовать мой подвал, — невозмутимо отозвался он.

Да… Боюсь, что такими темпами мы еще очень не скоро научимся обсуждать все спокойно.

— Ладно, не злись, — он обезоруживающе улыбнулся. — Предлагаю перенести наши бесконечные пререкания на завтра, а то ты сейчас выдохнешься и завтра всю дорогу будешь молчать.

— Вот еще! Не дождешься! — я повернулась к нему спиной, собираясь уйти.

— Можно нескромный вопрос? — я даже спиной почувствовала, что эльф светится от удовольствия. — А куда ты собственно собираешься идти? Если я правильно понимаю, то ты попала сюда именно благодаря тому, что заблудилась.

— Какое тонкое наблюдение… — сквозь зубы процедила я. Нет, мне определенно нужно учиться терпению, а то скоро начну кидаться на него с ножом.

— Пойдем, — он услужливо протянул мне руку. Вот еще! С гордо поднятой головой я пошла к лестнице. Эльф пожал плечами, но предпочел промолчать. Он еще пожалеет, что наткнулся именно на меня! Я ему устрою пляски у костра! Мысленно я уже потирала руки, предвкушая, как вытянется его лицо, когда он узнает, на кого нарвался…

— Злорадствуешь? — осведомился он, даже не оборачиваясь.

— Какая проницательность! — огрызнулась я. Меня так и подмывало сказать ему какую-нибудь гадость, но внезапно из темноты что-то выскочило и прыгнуло мне под ноги… Будь я хоть тысячу раз ведьма, которая насмотрелась на нежить, вурдалаков, оборотней, перевертышей, но мыши как были, так и остались для меня самыми злейшими врагами. Я завизжала и, забыв, что только что хотела пнуть красавца эльфа, прыгнула к нему на руки, мертвой хваткой вцепившись в белую рубашку на шнуровке и, продолжая истошно визжать, зажмурила глаза.

— Ты боишься мышей? — над самым моим ухом раздался веселый серебристый смех. — Ты… и… мышей…. - хохотал он. — Ну, это же надо! Да ты просто!.. Просто!.. Нет! У меня нет слов!..

Я перестала визжать и, сощурив глаза, уставилась на сгибающегося пополам от смеха Ника.

— Прости, но я даже представить себе не мог, чтобы ты… — он наконец перестал смеяться и, поставив меня на ноги, пошел дальше.

Значит, так… Значит, война…. Я мягко улыбнулась и вновь последовала за эльфом.



***


Я проснулась от неприятного ощущения, будто кто-то наблюдает за мной. Мягкий лунный свет падал на кровать, освещая прекрасное лицо безмятежно спящего эльфа, придавая ему особое очарование и таинственность. Я невольно залюбовалась иссиня-черными волосами, резко контрастирующими с белой кожей. Он глубоко вздохнул и перевернулся ко мне лицом… Интересно, что ему снится? На его губах появилась нежная полуулыбка. Понятно…не я… Я тяжело вздохнула и окинула комнату взглядом, пытаясь понять, что же меня разбудило. В полумраке все казалось непомерно большим и черным. Я непроизвольно поежилась, натягивая одеяло. "Хватит! С каких это пор ты боишься темноты? Прекрати!" Липкий страх заставил задержать дыхание… "Закрой глаза!" — мысленно приказала я. "Так… Хорошо. Теперь медленно открой. Вот. Видишь, ничего не произошло, ты просто паникер!" Но что-то в комнате было не так… Что? Я обвела ее более внимательным взглядом… Вот! Дальняя стена! На нее не падает лунный свет. Почему? "Его… его поглощает тьма…" — подсказал дрожащий внутренний голос. Я еще раз закрыла глаза и глубоко вздохнула. Видение не исчезло, но пропал страх. А чего я собственно боюсь? Это же не мыши! Я усмехнулась и осторожно спустила ноги с кровати, стараясь не разбудить эльфа.

Всего пара шагов и я узнаю, что там такое… "Мне вовсе не страшно!" — напомнила я себе, но руки предательски задрожали. Так, все! С меня достаточно! Я тряхнула головой и для верности топнула ногой. Осталась самая малость. Волнение накатило с новой силой, когда я остановилась на границе света и тени.

Набрав побольше воздуха в легкие я шагнула в темноту и… от неожиданности рассмеялась. Я стояла лицом к лицу с зеркалом.

Я обернулась к кровати — Ник даже не шелохнулся.

Я снова посмотрела в зеркало. Вот это да! От удивления я даже лишилась дара речи. Всю комнату оно отражало безупречно, но вот я… Или не я? Я помахала рукой — отражение повторило движение. Значит все-таки я. Девушка в зеркале была похожа на меня как две капли воды — те же длинные белые волосы, те же плавные черты лица, те же голубые глаза, но взгляд… Холодный, властный… А одежда… В отличии от моей зеленоватой эльфийской рубашки на ней черные брюки, черная рубашка на шнуровке ("как у Ника" — мелькнуло в голове) и длинный до пола черный плащ. На поясе красовался тонкий эльфийский нож. Я невольно залюбовалась нарядом, а когда вновь посмотрела на лицо "отражения", то увидела едва заметную улыбку, от которой у меня волосы встали дыбом… Вот это точно не я! Отражение, казалось, осталось довольно моим восхищением и легким испугом. Она, то есть я… в общем, девушка довольно усмехнувшись и резко отвернувшись от меня, легким шагом покинула пределы зеркала. Я протерла глаза, ущипнула себя, но ничего не изменилось. Я прижалась к зеркалу лбом, пытаясь посмотреть, что же дальше… там… в глубине зеркала… Вот уж точно сумасшедшая! Это же не окно! Через зеркало нельзя перегнуться и посмотреть…

Я помотала головой и вновь посмотрела в зеркало, но ничего необычного я в нем больше не созерцала — только не выспавшуюся физиономию ведьмы в шелковой эльфийской рубашке.




Глава 3

<p>Глава 3</p>

Утро выдалось на редкость мерзким. И даже не от того, что небо было по-прежнему низким и тяжелым безо всякого намека на солнце, а потому, что эльфы не привыкли долго спать. Утро у них начиналось, как и у всех жителей живущих в гармонии с природой, с рассветом.

— Проснись и пой!

Я демонстративно перевернулась на другой бок и накрылась одеялом с головой.

— Ты проспишь все самое интересное, — эльф попытался стянуть с меня одеяло. Разве я его не предупреждала, что раньше полудня меня лучше не будить? Видимо, нет… Что ж… Пришлось ему услышать все, что я думаю о нем, о его семье и всех эльфах вместе взятых в самых изысканных орочьих выражениях. К концу моей красочной речи я соизволила открыть глаза в надежде увидеть свернутые трубочкой острые уши. Однако Ник опять не оправдал моих радужных надежд: он улыбался с такой неприкрытой теплотой, что мне стало просто противно.

— Ладно, вставай. Я пойду приготовлю завтрак, — он скрылся за массивной дверью, в которую уже летела подушка. Спасибо, что хоть халат оставил… Я плюхнулась обратно на кровать с мыслями о том, чтобы поспать еще хотя бы полчасика…

— Если ты не спустишься через пять минут, то я поднимусь к тебе с ведром холодной воды! — жизнерадостно сообщил серебристый голос из обеденного зала.

А, чтоб его!.. Я встала, стараясь не смотреть в зеркало… Зеркало… Его не было! То есть оно, конечно, было, но не то, которое я видела ночью. Я протерла глаза и посмотрела снова, но на противоположной стене и на этот раз ничего не оказалось. Мне же не могло это просто присниться? Хотя почему? Очень даже могло… А вообще, какая разница… я еще сплю…

Вот с такими вялыми мыслями я и спустилась вниз. Стол был уже накрыт, а Ник, лучезарно улыбаясь, подвинул мне стул. Нужно отдать ему должное — выглядел он не просто хорошо, а замечательно. Свежий, бодрый, одетый в новый дорожный костюм.

— Доброе утро, соня! — его глаза так и сверкали, а уголки губ дрогнули то ли в улыбке, то ли в легкой усмешке. Наверно, я действительно смотрелась так, словно меня в поле всю ночь кувыркало: растрепанные волосы, сонное лицо, слишком длинный для моего роста теплый халат, и ко всему прочему босые ноги, эффектно шлепающие по каменному полу.

Я присела на предложенный стул и хмурым взглядом уставилась на эльфа.

— Я надеюсь, ты хорошо спала? — скорее из вежливости осведомился он, так как мой вид говорил сам за себя. Я буркнула что-то невразумительное и снова уставилась на него невидящим взглядом.

— С тобой все в порядке? — Ник озабоченно склонил голову.

— Как тебя зовут? — буркнула я.

Звяк… Вилка вывалилась из его рук.

— Рот закрой, — посоветовала я. Он послушно последовал моему совету. Я злорадно наблюдала, как он пытается подобрать в уме подходящий ответ. Наконец он улыбнулся как можно мягче и дотронулся до моего лба.

— Как ты себя чувствуешь?

Боже! Какой ласковый у него был голос! Видимо, он тоже считает, что с буйно помешанными нужно говорить как можно мягче.

— Идиот! — я оттолкнула его руку. — Я спрашиваю о твоем настоящем имени.

Он облегченно вздохнул:

— Ах, ты об этом… Эрэнкейн.

— А дальше? У эльфов имена состоят из двух, а то и из трех имен.

Он удивленно приподнял бровь:

— Какая осведомленность. Я польщен! Но, к сожалению, я не могу сказать тебе остальные пять.

— Почему?

— Наши полные имена знают лишь родители и возлюбленные. Назвать свое полное имя — это как дать клятву верности. Хоть мы и бессмертны, но мы однолюбы. Поверь, уж если эльф полюбил, то навсегда. Это и радость и горе одновременно.

— А насколько я знаю, эльфы никогда не упустят возможность развлечься!

Эрэнкейн усмехнулся:

— Очень ошибочное мнение. Мы крайне серьезно подходим к вопросу выбора партнера. Хотя, конечно и из этого правила есть исключения, — он пожал плечами. — Без этого не бывает. Встречаются и такие среди нас. Хотя, могу сказать, что это большая редкость.

"Ага, а еще эльфы презирают весь человеческий род, поэтому женятся только на себе подобных!" — непроизвольно мелькнуло в голове.

— Может, мне следует сразу опровергнуть еще пару слухов об эльфах? — он вопросительно посмотрел на меня такими невинными ясными глазами, что я была готова поклясться, что он прочитал мои мысли.

— Да, пожалуй, — невозмутимо согласилась я. — Ходят слухи, что все эльфы превосходные лучники.

— Это правда. Но помимо лука, мы прекрасно сражаемся на мечах, ориентируемся в темноте, лазаем по скалам…

— И в чем же секрет успеха? — скептически поинтересовалась я.

Он заговорчески склонился над столом:

— Талант не пропьешь! Завтракай, у нас не так много времени, — он встал из-за стола и направился к лестнице, кинув на ходу. — Когда закончишь, поднимайся наверх.

Интересно, а готовит он сам? Никакого намека на слуг… Я осторожно поковырялась в тарелке, даже рискнула откусить краешек бекона… Интересно, эльфы все делают хорошо или это просто мне так повезло? Завтрак кончился несколько быстрее, чем я рассчитывала — в желудке чувствовалась еще какая-то незавершенность…

Эрэнкейн сосредоточенно рассматривал красную рубашку с золотой вышивкой. Я остановилась в проходе, прикидывая, не для меня ли предназначается вещица. На заправленной кровати уже лежали длинное зеленое платье из шелка, фиолетовые штаны, забавная юбка из больших листьев, холщевая рубашка цвета слоновой кости и длинный черный плащ на меху.

— Ты решил нарядить меня как огородное пугало, чтобы от меня шарахались те, кто за тобой охотится? — с сарказмом поинтересовалась я.

Он вздрогнул от неожиданности и оценивающе окинул меня взглядом.

— На мне что, цветы растут?

— Нет, а жаль: я люблю цветы, — и он снова углубился в рассматривание тряпья, разложенного перед ним.

— Даже не надейся, что я все это нацеплю на себя.

— А я и не предлагаю, — он еще раз окинул меня таким взглядом, что захотелось провалиться куда-нибудь подальше. Такое ощущение, будто это не эльф, а рентген на ножках.

— Тебе нужно что-то незаметное… На, примерь, — Эрэнкейн протянул мне черную рубашку на шнуровке, такую же, как была на нем вчера.

— Решил сделать из нас близнецов? — но он не ответил, даже не посмотрел в мою сторону. Я пожала плечами и натянула рубашку. — Ну?

— Держи. Это брюки, — не поворачиваясь, сказал эльф.

— Как скажешь… — я одела и их.

Удивительно, но обе вещи сидели так, будто были сшиты точно на меня. Тут же оказались легкие эльфийские сапожки. Я с нескрываемым удовольствием разглядывала себя в большом зеркале:

— Откуда ты взял вещи моего размера?

— В моем шкафу можно найти много всякой всячины, — на его лице мелькнула легкая тень. — Кстати, плащ тоже для тебя. Он теплый и почти ничего не весит. Удобнее ничего не найдешь ни в нашем мире, ни в мире людей.

— А ты?

— Что я?

— В чем пойдешь ты?

— Так и пойду.

Я с сомнением посмотрела на его легкую рубашку и штаны цвета хаки.

— Может оденешь еще что-нибудь потеплее? У меня совершенно нет желания всю дорогу тащить замерзшего эльфа.

Он усмехнулся, но послушно достал темно-зеленый плащ, очень похожий на тот, что был на мне.



***

— Чем из этого ты умеешь пользоваться? — спросил эльф, ведя меня вдоль стен с оружием. Чего только там не было! Рядом с такой коллекцией не выдерживала сравнение ни одна оружейная палата, в которой мне доводилось побывать. Для себя эльф взял лук и колчан со стрелами. Но немного подумав, прибавил к этому еще и небольшой клинок. Он легко рассек им воздух и, видимо, оставшись довольным своим выбором, опустил его в ножны.

— Какое оружие ты предпочитаешь?

— Сковородку… — буркнула я, пытаясь припомнить, когда держала в руках самое примитивное оружие. Да уж давненько это было… Много лет назад, еще до того, как я переселилась в мир людей.

— Выбирай.

— Любое?

— Без ограничений.

Трудно. Я неуверенно взяла в руки сначала один клинок, но он оказался для меня тяжелый, другой я вообще не смогла снять, мысли о луке я откинула сразу же — не хотела позориться рядом с эльфом. И тут мой блуждающий взгляд упал на небольшой эльфийский нож. Тонкий и изящный он казался игрушечным на фоне остального оружия.

Я аккуратно взяла его в руки, будто опасаясь, что могу погнуть одним неловким движением. Такое оружие нельзя выбрать. Оно само выбирает тебя. Рукоять плавно легла в ладонь. Я осторожно сделала пару движений, прислушиваясь к пению миниатюрного клинка… Черт побери! Это невероятно… Никогда не слышала, чтобы эльфийское оружие признавало в человеке хозяина, а тем более в ведьме…

Только сейчас, ощущая холодную сталь, я с содроганием поняла, что отступать уже поздно… Если раньше мне это казалось забавным, то теперь я со всей ясностью поняла, что меня ждет бой… Бой не на жизнь, а на смерть… По-другому в моем мире не бывает… Я медленно прикрыла глаза…. Как давно я не сражалась, как давно я не держала в руках настоящего оружия, как давно я не проливала кровь… Прислушиваясь к себе я была вынуждена признать, что мне этого не хватало… Столько лет проведенных в мире людей, не смогли изменить того, что было заложено самой природой… Но теперь я вернулась. Вернулась.

Эрэнкейн стоял поодаль от меня и молча наблюдал.

— Тебе приходилось раньше убивать? — холодно спросил он.

— Нет, — не задумываясь, ответила я, но прикусила губу. — То есть приходилось…

Он кивнул. К своему облегчению я не увидела в его взгляде осуждения.

— Оно и видно. У тебя загорелись глаза. Как у тех, кто жаждет этого…

Но я не придала его словам значения, продолжая рассматривать эльфийский нож.

— Могу я взять этот?

— Я не могу запретить тебе. Он сам выбрал тебя. У нас мало времени, пойдем, — эльф повернулся ко мне спиной и пошел к выходу.



***

День обещал быть пасмурным. Я поплотнее закуталась в плащ и с небольшой завистью посмотрела на Эрэнкейна, который, казалось бы, даже не замечал промозглого ветра.

— Эрэн, ты так и не соизволил объяснить мне маршрут. Куда мы направляемся?

— Мы должны найти Её.

— А более точные координаты не прилагаются?

— Смотри, — он развернул передо мной небольшую карту. — Сейчас мы вот здесь, — кончик неизвестно откуда взявшегося пера обвел в кружочек непримечательное ничем место. — Маршрут примерно такой, — перо проскользило по карте, описав небольшую дугу, и остановилось у Черных Скал.

— Но ведь это чертовски далеко! — присвистнула я.

— Ты торопишься? — усмехнулся он.

— Просто предлагаю купить лошадей.

— Хорошая мысль. Вот этим мы и займемся в ближайшей деревне.

До ближайшей деревни было полтора дня пути. Можно и потерпеть. Я вдохнула морозный воздух и улыбнулась своим мыслям.

Какое-то время мы шли молча. Первым заговорил эльф:

— Прости меня за любопытство, но долго ты жила среди людей?

Я неопределенно пожала плечами:

— Несколько лет… шесть или семь.

— Ты никогда не хотела вернуться?

Я прикусила губу. Сказать ему правду? Я кинула на эльфа быстрый взгляд, но он смотрел вперед и никак не выказывал своих чувств. Даже если бы он сейчас умирал от любопытства, то я бы вряд ли догадалась. Врать мне не хотелось, но не говорить всей правды не значит врать.

— Я не могла вернуться. У меня были достаточно веские причины, — ответила я.

— Сейчас ты здесь. Но разве что-то изменилось?

— Еще не знаю.

Он еле заметно улыбнулся, отчего у меня снова возникло неприятное чувство, что он знает намного больше, чем говорит. В этом мы были похожи. Изменилось ли что-нибудь? Скорее всего, нет, но нельзя всю жизнь прятаться. Я упрямо подняла голову навстречу ветру. Все равно теперь уже поздно рассуждать на эту тему. Обратно дороги нет.

— Эрэн, ты знаешь, как она собиралась тебе мстить?

Он посмотрел на меня сверху вниз, будто прикидывая, стоит говорить или нет.

— Она не может отомстить мне сейчас.

— Почему?

Эльф промолчал, но мне показалось, что он сильнее сжал рукоять меча.

— Ты не боишься за своих близких?

— Пока они в Лирранде, им ничто не угрожает.

— Да? Она что, не может попасть в город эльфов?

— Нет.

Я хотела спросить еще что-нибудь, но не решилась, заметив, как глаза Эрэна полыхнули черным пламенем.


Ветер усилился, но эльф даже ухом не повел. Идти стало сложнее. Я конечно любила приключения, но не зимой. Пришлось погрузиться в свои мысли, стараясь не думать о холоде. Эльф шел чуть впереди, изредка оборачиваясь, чтобы проверить, не прилегла ли я в сугроб вздремнуть.

По моим подсчетам день уже клонился к вечеру, когда мы достигли леса.

— Думаю, что стоит заночевать здесь, — сказал Эрэн, осматривая симпатичную полянку. — Я разведу костер, а на твоей совести ужин.

— Может, наоборот? — честно говоря, повар из меня был посредственный, а костер развести для меня раз плюнуть. Эльф пожал плечами, но спорить не стал.

Я сидела у костра и грела руки. Эрэна поблизости не было, видимо все еще бродил по округе в поисках вкусной и здоровой пищи. Ноги болели просто невыносимо. Я с грустью подумала о лошадях и о тех полднях пути, которые нам предстоит преодолеть до ближайшей деревни. Интересно, эльфы устают или они могут целый день прочесывать леса, а потом, ни минуты не отдыхая, бегать по окрестностям с луком и выискивать жертву для ужина?

Мои невеселые размышления были прерваны замечанием остроухого:

— Если ты еще немного наклонишься вперед, то мы будем ужинать запеченной ведьмой, — на его лице светилась счастливая улыбка, а в руках он держал кроличью тушку.

— Можешь мне объяснить причину твоего хорошего настроения, чтобы я тоже повеселилась? — буркнула я.

Он удивленно приподнял брови:

— А с чего ему быть плохим? Я в компании такой очаровательной спутницы на свежем воздухе.

— Ты что, издеваешься? — угрожающе поинтересовалась я, представляя, как выгляжу после дня пути.

— У меня складывается ощущение, что ты чем-то недовольна. Если мне не изменяет память, то ты говорила, что любишь подобные вылазки.

— Расскажешь мне это, когда будешь выкапывать из-под сугроба, — я стряхнула небольшую горку снега с головы. — Ты собираешься его готовить или предлагаешь употребить так?

— Для себя-то я точно собираюсь его жарить, но если ты предпочитаешь в сыром виде, то ничего не имею против.

Нет, он просто невыносим! Так бы и залепила снежком в его наглую эльфийскую физиономию!

— Так что же тебя останавливает? Боишься, что получишь сдачи? — усмехнулся он и нарочно повернулся ко мне спиной. В моей голове опять мелькнула неприятная мысль, что он читаем мои мысли как открытую книгу. А черт его побери! Я схватила большой комок снега и запустила Эрэну в голову, маячащую на фоне вечернего неба. Он резко наклонился, уворачиваясь от снежка и одновременно прыгая в мою сторону. Я и глазом моргнуть не успела, как он повалил меня на снег и уселся сверху.

— Признай, что бой проигран, красавица.

— Ты знал!

— Откуда? — он усмехнулся, но слезать не спешил.

— Это ты мне объясни откуда! И слезь с меня сию же секунду!

— Ты просто не можешь признать, что у меня реакция лучше, чем у тебя, — отозвался он, но слезать не торопился. — И я знаю, что ты хочешь мне на это сказать. Нет, нет и еще раз нет.

Я удивленно приподняла брови.

— Не понимаю, о чем ты говоришь.

— Я говорю о том, что ты мысленно пытаешься сейчас оправдаться тем, что это всего лишь игра. Вот я и отвечаю тебе, что любая игра — это проверка. И самое сложное для тебя — признать, что ты проиграла.

— Слезь уже с меня, наконец! — я начала вырываться, пытаясь скинуть его с себя, но это оказалось не так просто. На вид тонкий и изящный он оказался сильным и ловким.

— Не слезу, пока ты не признаешь, что я прав, — невозмутимо сообщил эльф.

Я прекратила попытки освободиться и притихла. Пошел снег. Он падал мне на лицо большими мягкими хлопьями и тут же таял. Эрэн был прав. Он был чертовски прав, и я это понимала. Но признаться не хватало мужества.

— Я жду.

Я молчала, гордо глядя в его изумрудные глаза.

— Тебе придется переступить через гордость. Я не просто так это делаю. Это нужно в первую очередь тебе самой.

— Мне нужно, чтобы ты слез с меня!

В его глазах вспыхнули веселые искорки:

— Я и не думал, что ты такая упрямая! Меня прямо гордость распирает, что я иду на смертный бой в такой компании. Ты просто прирожденный партизан! Но я знаю, перед какой пыткой не устоишь даже ты, принцесса!

Он наклонился к моему лицу так близко, что я чувствовала его дыхание:

— Может, ты все-таки скажешь по-хорошему?

— Это смотря как будет по-плохому…

— Ты действительно хочешь это знать? — эльф хитро улыбнулся. Видимо мое молчание показалось ему вполне приемлемым ответом. — Ладно, ведьма, ты сама напросилась.

Он быстрым движением схватил меня за воротник рубашки и… засыпал туда целую пригоршню снега.

— Что ты творишь?! — взвизгнула я, пытаясь вырваться, но Эрэн предупредительно схватил меня за руки.

— Теперь ты признаешь?

— Ни за что! — я опять попыталась подняться, но лишь еще раз убедилась в тщетности таких попыток.

— Какая ты все-таки упертая!

— А ты чего ожидал? — я с вызовом посмотрела нахальному эльфу в глаза. — Вот что я скажу тебе, птичка… Этот снежок тебе дорого обойдется. Не сейчас, позже.

— Ага, только не забудь, что лежачих не бьют. Кстати, спящих тоже.

— Ты так и будешь сидеть сверху? — я невинно смотрела на него большими детскими глазами.

— Ты прямо сама невинность! Просто изумительно.

Ага! Конечно. Жди. Мысленно я злорадно усмехнулась, наблюдая за эльфом, который уже немного расслабился, радуясь, что ему так легко удается со мной справляться. С кем угодно, милашка, но только не со мной. Внешность обманчива. И уж кому кому, а тебе ли об этом не знать? Он откинул волосы со лба. Воспользовавшись секундной свободой, я собрала последние силы и перекувырнула эльфа через себя. Какая же я молодец! Я самодовольно улыбнулась и уселась на ничего не понимающего Эрэна.

— Что ты там говорил про проигранный бой, лапушка, — я одарила его самой невинной своей улыбкой.

Он лежал тихо, даже не пытаясь сопротивляться.

— Ты выиграла, ведьма, — он улыбнулся уголками губ. — Что же ты собираешься делать с побежденным пленником?

Об этом я еще не задумывалась. А правда, что мне с ним делать. Я пожала печами.

— А что с тебя взять? У тебя же ничего нет.

— Ты так думаешь? — он лукаво улыбнулся. — Может ты просто рассматриваешь только материальные ценности, — он высвободил руки и обнял меня за талию.

Ну и наглая же у него физиономия! От возмущения я даже не знала, что ответить.

Какая же я дурочка! Он легко перевернул меня на спину и шепнул:

— Я положил тебя на лопатки!

Довольный собой, Эрэн помог мне подняться на ноги и отряхнуться от снега.

Он сиял как начищенный самовар, а уж гордость распирала изнутри так, что казалось еще немного и его вывернет наизнанку. Да. Подловил, хитрая остроухая зараза!

Он аккуратно отряхивал меня и я снова невольно залюбовалась его красотой… Хватит! Прекрати сейчас же! Ты что, маленькая девочка? Не хватало еще слюнки в его сторону пускать, он только этого и ждет! И я сделала серьезное лицо.

— Что это с тобой? — эльф удивленно остановился, перестав чистить мой плащ.

— А что-то не так? — буркнула я.

— Тебя аж перекосило серьезностью вдоль и поперек. Не лопни. Я же переживаю! — засмеялся он.

Я не выдержала и захохотала вместе с ним… Когда мне наконец удалось успокоиться, Эрэн потрогал мою рубашку:

— Ты вся мокрая.

— Предлагаешь раздеться и посушить ее?

— Неплохая мысль. А поспишь в моей сменной одежде.

— Не буду я…

— Ты переоденешься прямо сейчас, — он сказал это таким тоном, что всякое желание спорить у меня пропало. Я подхватила протянутый им мешок.

— Может, отвернешься? Или ты предлагаешь мне удалиться за ближайшие кустики?

— Да брось ты, мы же провели в одной постели прошлую ночь… — он ехидно улыбнулся и, не дожидаясь моей реакции, скрылся за ближайшими сосенками. Вдогонку ему неслись самые красочные описания того, что я с ним собираюсь сделать, когда он вернется…



***


Несмотря на то, что костер горел не переставая, мне так и не удалось согреться. Все попытки уснуть провалились с оглушительным треском. Эльф тихонько посапывал на другой стороне от костра, не подавая других признаков жизни. Я перевернулась несколько раз, пытаясь принять удобное положение, но уже минут через двадцать поняла, что это не просто бесполезное занятие, а еще и бестолковое. В результате этого сон прошел окончательно. Я тихонько выругалась себе под нос. Черт побери! Так всегда! Завтра он проснется бодренький, полный сил и готовый преодолеть не одну милю по снежным равнинам… А я так и буду плестись сзади, потирая красные глаза.

Время явно перевалило за полночь. Я неуверенно огляделась вокруг — темнота, просто жуть! Даже пламя костра не помогает! Кстати, о костре, еще немного и у нас есть реальный шанс окочуриться. Нехотя поднявшись на ноги, я поплотнее закуталась в плащ и отправилась на поиски дров.

Темно, хоть глаз выколи! Я в надежде подняла голову, но небо было по-прежнему затянуто серым туманом, сквозь который луна не могла осветить даже верхушки деревьев. Ладно, я тяжело вздохнула от того, что приходится рассчитывать только на свою интуицию, и отправилась вглубь леса, стараясь все же не терять из виду стоянку.

Хоть я и старалась идти осторожно, однако, как мне показалось, не пропустила ни одной ветки дерева, свисавшей на уровне моей головы. В результате чего уже через несколько десятков метров я была по уши засыпана снегом.

Насобирав худо-бедно небольшую охапку хвороста, я решила, что пора бы и возвращаться. Все тем же путем я отправилась обратно, попутно задев те ветви, которые чудом обошла в первый раз.

Уже подходя к догоравшему костру, я со всей дури хлопнула себя по лбу. Какой же из меня маг, к чертовой бабушке?! Умудриться забыть, что знаю не меньше двух заклинаний магического света! Нужно высушить плащ. Я прочитала шепотом заклинание и щелкнула пальцами. Хлоп! Что-то взорвалось в метре от меня. От неожиданности я подскочила на месте. Что это еще за новости? Вещи так и остались мокрыми, зато на месте ближайшего кустика красовалось пепелище радиусом около двух метров. Что-то я не припомню, чтобы мои заклинания действовали подобным образом.

Мокрая и сонная я присела у огня, растирая заледеневшие руки. Стоит ли говорить об этом эльфу, или же будет лучше, если я сама во всем разберусь? Эрэн все так же безмятежно спал, накрывшись своим плащом, почти до ушей… ушей… Я пригляделась повнимательней. От удивления, смешанного с детским восторгом, я даже забыла о недавнем происшествии. В один прыжок я оказалась рядом с эльфом и наклонилась к самой его голове. Стараясь не разбудить, я взяла кончик его волос и пощекотала ушко. Он нехотя пошевелил остреньким кончиком, будто хотел отогнать муху. Я проделала этот опыт несколько раз… Просто потрясающе!…

— Эрэн, Эрэн! — я начала трясти его за плечи. Он мгновенно вскочил, хватаясь за клинок, но, увидев, что кроме меня никого в округе нет, и великой битвы не предвидится, сел обратно и молча уставился недовольным взглядом на мою сияющую физиономию.

— Что?

— Эрэн, — давясь от смеха сказала я. — У тебя уши во сне шевелятся…

— И что дальше? Поэтому ты разбудила меня среди ночи? Чтобы сообщить, что у меня уши шевелятся?

— В общем-то, да, — ни сколько не смутившись ответила я.

Он окинул меня быстрым взглядом и скептически поинтересовался:

— Решила принять на ночь снежную ванну?

Я так и подскочила на месте:

— Какое оригинальное у тебя "спасибо"?! К твоему сведению, если бы я не принесла дров, ты был бы уже сосулькой!

— Ладно, ладно, извини, я просто еще не совсем проснулся. Что не скажешь спросонья?

— Очевидно, в твоем исполнении можно услышать только гадость! — с жаром ответила я и, резко отвернувшись, отправилась к своему месту ночлега. Все желание говорить о моих "новых способностях" пропало без следа.

— Стой, Фрэн, не злись, — он поднялся на ноги. — Я же не со зла. Я благодарен тебе за заботу. Я сам и не подумал, что вы, люди, замерзаете ночью без огня.

Я удивленно заморгала.

— Эльфы не мерзнут при такой температуре. Мы конечно теплолюбивые, но и небольшой холод нам не особо большая помеха. Смотри, — он взял меня за руку. Она была теплая, если не сказать горячая.

— Здорово. Рада за тебя… — я хотела высвободиться, но он крепко вцепился в мою руку.

— Ты как ледышка. Так не годится…

— Не переживай, лягу поближе к огню.

Но он покачал головой и, не сказав ни слова, потащил меня к своему плащу, который так и остался лежать на земле.

— Теперь будешь спать рядом со мной.

— Вот еще! И не мечтай… — я хотела добавить еще что-то, но он перебил меня.

— Возражения не принимаются.

Я пожала плечами, но спорить больше не стала. А зачем? Он был прав. С ним мне будет намного теплее и уютнее…

По ровному дыханию у моего уха я поняла, что Эрэн снова спит. Я поудобнее улеглась в его объятиях и закрыла глаза.



Глава 4

<p>Глава 4</p>

Меня разбудили яркие солнечные лучи, пробивавшиеся сквозь заснеженные ветви деревьев. Я сонно потянулась и открыла глаза: эльфа не было рядом. Однако, повернувшись на бок, я обнаружила, что меня ждет завтрак в виде поджаренной лепешки и остатков вчерашнего кролика. Рядом со всем этим богатством сиротливо лежала фляжка, в которой по-видимому было ни что иное как знаменитое эльфийское вино. И после этого он будет говорить, что мне больше не наливать? Сам-то наверняка уже успел приложиться.

— Смотри-ка, а я и не ожидал, что ты проснешься раньше полудня.

— Мог бы и разбудить… — недовольно проворчала я.

— Ты так сладко спала, не хотелось портить тебе удовольствие.

— Не умничай, — я приподнялась, подавая Эрэну плащ. — Оденься, пожалуйста, мне смотреть на тебя холодно.

Он небрежно пожал плечами:

— Мне совсем не холодно, тем более сегодня такое солнце, — он присел к костру. — Кстати, как тебе спалось?

Я блаженно улыбнулась, но тут же взяла себя в руки:

— Спасибо, хорошо.

Он усмехнулся, пододвигая ко мне завтрак:

— Слушай, я давно хотел спросить, люди всегда скрывают свои чувства под агрессией?

От удивления фляга едва не выпала у меня из руки.

— Ты что, перегрелся на зимнем солнышке?

— Нет. Просто пытаюсь объяснить твое поведение.

— Не понимаю, о чем ты говоришь, — я с невозмутимым видом отпила еще один глоток. — Отличное эльфийское вино. Тайвэнн, если не ошибаюсь.

— Да, но не уходи, пожалуйста, от разговора.

— Что ты хочешь от меня услышать? — я в упор посмотрела на Эрэна. — Я действительно не понимаю, о чем ты.

— Мне просто стало интересно, что ты на самом деле думаешь. Вчера я не поинтересовался твоим мнением по поводу совместной ночи. Ты была слишком замерзшая, и мне не хотелось с тобой спорить. Тем более я подозреваю, что ты бы все равно отказалась.

— Мне кажется или ты оправдываешься? — придав голосу как можно больше небрежности, поинтересовалась я.

— Оправдываюсь? Я? А что есть за что? Если не ошибаюсь, то ничего не было. Или я как раз должен оправдываться за то, что ничего не было? — саркастично заметил он.

— Ну ты и змея!

— Не змея, а всего лишь эльф, — невозмутимо поправил Эрэн. — Так все же. Ты так и не ответила на мой вопрос.

— И не собираюсь отвечать! — почти с вызовом сказала я.

Он усмехнулся и, откинув волосы со лба, продолжил:

— Ты хочешь сказать, что на такие темы предпочитаешь говорить либо после большого количества ирландского эля, либо после пары стаканчиков эльфийского вина, сидя в обнимку с одним из представителей этой расы ночью у костра?

Я стиснула зубы, стараясь не подавать вида, что готова вцепиться ему в горло, несмотря на то, что вовсе не отношу себя к особо кровожадным представительницам слабого пола.

— Я надеюсь, ты не решила растянуть завтрак до обеда? — он поднялся на ноги, отряхивая от снега брюки. — Кстати, не выпивай все, это нам еще пригодится на ужин. Мне все же интересно узнать какой из двух предложенных мною вариантов тебя устраивает больше.

Я тихонько заскрежетала зубами, с такой силой сжав флягу, что побелели косточки.

Эрэн чарующе улыбнулся и пошел собирать вещи.



***

Сегодня идти было намного легче. То ли от того, что светило солнце, предвещая приближающуюся весну, то ли от того, что в крови играло полбутылочки горячительного напитка. Эрэн всю дорогу напевал себе под нос веселые песенки, иногда бросая взгляд в мою сторону, проверяя, не желаю ли я прекратить на него дуться и объявить перемирие. Но я с гордо поднятой головой предпочитала самостоятельно шагать по неглубоким сугробам и сохранять молчание, иногда улыбаясь своим мыслям о предстоящей покупке лошадей.

До деревни оставалось несколько часов пути. Местами попадались одиноко стоящие домики. Окрестности наконец-то приобрели человеческий вид, от чего идти стало немного приятнее.

Дорога уходила немного влево, огибая замерзшее озеро. Я невольно вздохнула, пожалев, что сейчас не лето. Эрэн видимо заметил это, потому что как бы между делом обронил:

— Было бы не так холодно, я бы искупался.

— Ты же вроде не боишься холода. Так что же тебе мешает?

Он снисходительно посмотрел на меня:

— Не остри. И вообще у меня начинает складываться впечатление, что ты пытаешься вывести меня из себя. Поэтому предупреждаю сразу: это практически невозможно. Но если всё-таки умудришься это сделать, то я тебе не завидую.

— Ага, типа, я страшен в гневе! — передразнила я его.

— Молодец! Правильно поняла. Даже объяснять не пришлось, не то, что обычно.

Всю оставшуюся дорогу мы молчали. С гордым видом я шла впереди на полшага, даже затылком чувствуя, что Эрэн улыбается от уха до уха.


Деревня оказалась намного меньше, чем я ожидала. Заметив разочарованное выражение моего лица, Эрэн подошел поближе и ободряюще сказал:

— Не смотри, что она маленькая, я слышал, здесь разводят хороших лошадей.

Я недоверчиво окинула взглядом обветшалые домишки и покосившиеся сараи, но от комментариев воздержалась.

— У нас есть вариант остаться тут на ночь. Хотя, если ты предпочитаешь спать под открытым небом…

— Нет. Я предпочитаю принять теплую ванну и лечь спать на нормальную кровать.

Эльф с сомнением покачал головой:

— Насчет ванной я сомневаюсь, но вот бочку с горячей водой я могу тебе гарантировать.

— Мне все равно.

— Что-то ты слишком быстро сдалась, для заядлого путешественника.

— Нельзя же вот так сразу! Нужно постепенно перестраивать свой обленившейся организм на новый лад…

— И сколько на это, по-твоему, уйдет времени? — спросил остроухий гад и, продолжая рассуждать вслух, заметил. — Может, имело смысл подождать до оттепели, а в это время выгонять тебя на пешие прогулки вокруг замка с ночевками… Ну, чтобы подготовить твой, как ты выразилась, обленившийся организм…

— Эрэн, тебе еще не надоело надо мной издеваться? А?

— Я даже и не начинал. Ты все больше меня удивляешь, неужели человека так легко можно вывести из себя?

— А тебе, как я погляжу, это доставляет ни с чем не сравнимое удовольствие!

Он неопределенно пожал плечами, предоставив додумывать ответ мне самой. Между тем мы подошли к одному из домов, который ненамного отличался от остальных.

— Это только на первый взгляд, — сказал эльф, наклоняясь к самому моему уху. — Если ты приглядишься повнимательнее, то заметишь, что дом выкрашен новой краской, да и конюшня выглядит вполне приличной.

Ничего приличного я так и не увидела, но спорить не стала.

— Это, видимо, и есть дом старосты. Думаю, он не откажет нам в гостеприимстве.

Мне в это слабо верилось. Если бы я жила в такой бедной деревушке, то незваные гости вряд ли вызвали бы у меня кучу положительных эмоций. Предоставив эльфу вести переговоры, я углубилась в изучение обстановки дома, в который нас любезно пригласили. Хозяина звали Томасом, и он не представлял собой ничего особенного, собственно как и все старосты, которых мне доводилось знать. Невысокий, в простой холщевой рубахе и свободных штанах, заляпанных синей краской, он выглядел лет на пятьдесят с хвостиком. Староста изучал нас внимательно, будто хотел запомнить каждую деталь. От этого взгляда мне стало неуютно, и я пододвинулась поближе к Эрэну.

Нас поселили в двух маленьких комнатках на втором этаже, который больше напоминал чердачные помещения. В моих апартаментах было круглое окошко, выходящее на задний двор, через которое я уныло наблюдала, как хозяин провожает Эрэна к конюшне. Хотя, на мой взгляд, это был обычный сарай. Все мои попытки присоединиться к ним окончились тем, что эльф самолично отвел меня наверх и пригрозил запереть, если я решу снова последовать за ними.

— Ты все равно не разбираешься в лошадях, только под ногами мешаться будешь!

— Но…

— Никаких "но". Насколько я понимаю, в лошадях тебя интересует только цвет.

Я покраснела, но спорить не стала, хотя на меня это совсем не похоже. Наверное, я просто устала.

Вот я и сидела у закрытого окна, ожидая результатов болтовни и уговоров эльфа. Ждать пришлось недолго. Первым на пороге появился староста, и по его радушной улыбке стало ясно, что эльфу пришлось хорошенько раскошелиться. Вслед за ним появился и сам эльф, незаметно подмигнув мне.

— Ну как, удачно? — спросила я, как только он переступил порог моей комнаты.

— Даже лучше, чем я ожидал. Завтра на рассвете мы продолжим нашу прогулку верхом, — с крайне довольным выражением лица отозвался Эрэн.

— Ты называешь это прогулочкой?

— Ну, или что-то вроде того.

Он уселся на единственный стул и достал весьма потрепанную книгу.

— Чего читаешь? — подойдя поближе, поинтересовалась я.

— Про черную магию.

— Хочешь научиться?

— Ищу способ победить, — не поднимая головы, отозвался он.

— Ну и как, успешно?

— Если ты дашь мне немного почитать, то возможно и успешно. Кстати, скоро ужин.


Когда мы спустились, за окном уже было темно. Хозяин жестом пригласил нас к столу. Чего тут только не было! У меня сложилось впечатление, что здесь было все, что хозяева берегли на черный день. Таким ужином можно было накормить не то что двух путников, но и целую армию. Жена старосты появилась с большим кувшином вина и, тепло улыбнувшись, снова скрылась в кухне.

Я села рядом с Эрэном, который все это время обсуждал с Томасом предстоящие посевные работы. И откуда эльф столько знает о земледелии? Мне оставалось только пожимать плечами, признавая, что я его недооценивала.

Заслушавшись рассуждениями эльфа про весенние паводки и советами про то, как лучше сажать пшеницу, я не сразу заметила, что хозяйка уже сидит напротив. Она была выше меня как минимум на голову и в плечах шире чуть ли не вдвое. Одета она была просто: широкая шерстяная юбка до щиколоток, льняная рубаха с закатанными до локтей рукавами и овчинная телогрейка сверху. На щеках пылал румянец, волосы, завязанные под платком, слегка выбились наружу. Она улыбнулась мне и произнесла слегка охрипшим голосом:

— Меня зовут Марта.

— Фрэн.

Она налила мне немного вина и принялась расспрашивать. С набитым ртом я старалась ответить на все интересующие ее вопросы, кое-где приукрашивая, кое-где недоговаривая. Насколько я поняла, она понятия не имела, что Эрэн — эльф. Неудивительно, я бы тоже не стала афишировать перед деревенскими, свою принадлежность к магии. Перспективка быть местным целителем или изгонять нечисть всю ночь, меня вовсе не прельщала. Но язык мой — враг мой… Еще несколько стаканов вина и я уже во всю распиналась о вурдалаках и упырях. Даже Эрэн замолчал и прислушался.

— А вообще-то, знаете, Марта, все это ерунда! Есть кое-что пострашнее всех этих нетопырей… — далее я собиралась изложить мысли о поимке ведьмы с адскими силами, но эльф больно наступил мне на ногу.

— А что? — возмутилась я. — Они имеют право знать, что…

Но Эрэн не дал мне договорить, пинком выпроводив из-за стола:

— Спасибо, ужин был просто великолепен, — при этих словах Марта расплылась в улыбке, а ее и без того красные щеки стали пылать еще ярче, то ли от смущения, то ли от раздавленной на двоих бутылочки вина. — Мы, пожалуй, пойдем спать, а то утром ее не разбудить…

Эрэн еще раз улыбнулся хозяевам, сидевшим теперь в обнимку, и поволок меня наверх.



***

— Фрэн! — кто-то больно дал мне пощечину. — Просыпайся немедленно!

И незачем так орать, я прекрасно все слышу. Нехотя приоткрыв один глаз, я увидела Эрэна. Он стоял надо мной, а щеки его пылали почище, чем у Марты.

— Эрэн, у тебя снова уши дергаются…

Он ничего на это не ответил, но уши шевелиться перестали. Трудно было определить, сердится он или просто в ярости.

— Ты чуть не выдала нас с потрохами, — холодно сказал он.

— Зайчонок, я же не хотела…

— Хотела или нет, но если бы я тебя не утащил, то можно было бы ставить жирный крест на нашем мероприятии.

Опять этот презрительный тон. Я уже было собиралась ответить, но эльф посмотрел на меня таким гневным взглядом, что я почти физически ощутила его. Вот теперь мне действительно стало страшно. Я инстинктивно выставила руки вперед и прочла заклинание энергетического щита. Все произошло очень быстро, и я не сразу сообразила, что это натворила я: вместо щита из воздуха вырвалось светящиеся пламя и отбросило эльфа на пол.

— Эрэн! — я вскочила на ноги и подбежала к распластавшемуся посреди комнаты телу. — Эрэн! Боже, Эрэн, ты жив?! — но он даже не шелохнулся при моем прикосновении. Меня трясло как в лихорадке, когда я расшнуровывала его рубашку. — Нет! Эрэн, нет! Я не могла тебя убить!.. — я прислонилась ухом к его груди: сердце билось тихо-тихо, но все-таки билось. Он был жив. Нужно принести воды, решила я, но колдовать не рискнула, а то вдруг вместо воды получится какой-нибудь редкостный яд.

Перескакивая через ступеньки, я побежала вниз. Первый испуг уже прошел, но сердце билось как бешеное. Внизу воды, как назло, не оказалось, но, рассуждая логически, я решила добраться до колодца, который приметила еще из окна спальни.

И снова темно! Ну хоть фонарик прихватывай из другого мира! Спотыкаясь и падая, я добралась до цели и на ощупь стала искать ведро. Хорошо хоть мороз был не особо сильным, а то я обязательно примерзла бы голыми пальцами к первой же металлической вещице.

Когда я, запыхавшаяся и мокрая, прибежала наверх, эльф уже сидел на полу, потирая ушибленные места.

— Эрэн, — я плюхнулась рядом с ним на колени и протянула воду.

— Спасибо, — его лицо на миг озарилось улыбкой, но тут же снова стало серьезным.

— Прости меня, Эрэн, я… я… я думала, что убила тебя… — я обессилено опустила голову.

— Со мной все в порядке, а вот ты вся в ссадинах, — он поднялся с пола и протянул мне руку. — Иди сюда, я быстро это вылечу.

Казалось, что ноги стали ватными, но я послушно встала рядом с ним.

— Мне просто повезло, что ты не произнесла чего-нибудь похлеще, чем заклинание Огненного Пламени.

— Я не это заклинание произнесла. Я хотела поставить энергетический щит. Я боялась, что ты…

Он удивленно приподнял бровь:

— Энергетический щит? Это не походило на защиту, скорее на нападение…

— Я хотела тебе сказать раньше, но… но не знала как.

Он взял мои руки в свои и закрыл глаза. Я почувствовала приятное тепло, которое растеклось по всему телу.

— Вот так-то лучше. Теперь я готов тебя слушать.

Я посмотрела на свои руки — ни единой царапины, а кожа, казалось, стала более гладкой, чем обычно.

— Да нечего тут особо рассказывать, — пожав плечами, сказала я. — Просто, когда я произношу одно заклинание, действует другое. Еще тогда ночью в лесу, я попыталась вызвать магический свет, а вместо этого спалила ближайший кустик.

Эльф посмотрел на меня долгим задумчивым взглядом. Наконец он спросил:

— А когда ты была в моем замке, ты пыталась колдовать?

Я на мгновение задумалась — ничего подобного на моей памяти не было.

— Нет, — я отрицательно покачала головой.

— Значит, это было впервые, после того, как ты оказалась в этом мире… — констатировал эльф.

— А разве это связано?

— Не знаю. Может, ты мне это сможешь объяснить?

— Если бы я могла это сделать, то не обращалась бы к тебе за помощью!

— То есть шарахнуть заклинанием, ты называешь обратиться за помощью? — съязвил он. — И, может, ты все-таки соизволишь рассказать мне, откуда знаешь черную магию?

Я от удивления приоткрыла рот:

— Я понятия не имею, что это было за заклинание!

— Да не переживай ты так. Это достаточно слабое заклинание, но есть вероятность, что если ты будешь продолжать в том же духе, то всплывет что-нибудь посерьезнее.

Я с ужасом посмотрела на эльфа.

— Поэтому давай ты пока обойдешься без магии.

Это прозвучало как приговор.

— Но, Эрэн, это не пройдет само собой, даже если я не буду использовать магию! — в отчаянии произнесла я. — Что же мне теперь делать? Никогда не вспоминать, что я ведьма?

— Ты и до этого не особо активно использовала свои силы, а теперь ты просто не будешь их использовать намеренно.

Появилось страшное ощущение пустоты внутри, будто от меня отрезали кусочек сущности. Я знала, что существуют заклинания, позволяющие заблокировать силу, но от рассказов переживших такое меня бросало в дрожь. Эльфы обладают достаточными силами, чтобы осуществить это. Насколько я помнила, маги, лишенные своей силы либо скоро умирали, либо сходили с ума. В подобных случаях у человека частично стирается память, и он не помнит, кто он такой и что когда-то владел искусством магии. Они чувствовали, что у них что-то отняли, что-то важное, что было смыслом жизни…

Увидев тихий ужас на моем побледневшем лице, Эрэн ласково обнял меня за плечи и сказал:

— Не бойся, я не собираюсь насильно лишать тебя сил. Мы завтра же займемся этим. Как только мы уйдем достаточно далеко, чтобы нас не могли увидеть люди, обещаю сделать все, что в моих силах.

Он встал и направился к двери.

— Эрэн, — тихо позвала я.

— Да.

— Не оставляй меня сейчас одну. Мне страшно. Я не чувствую себя в безопасности, когда у меня нет моей силы, даже если раньше я ее не использовала. Это одно. Но совсем другое, когда ты не можешь ею воспользоваться.

— Конечно, я останусь. О чем разговор? Спи спокойно — я буду рядом.

Я легла на кровать и моментально уснула крепким спокойным сном, чувствуя, что не одна. Впервые за последние несколько дней.




Глава 5

<p>Глава 5</p>

Деревня осталась далеко позади, и впереди уже виднелся лес и берег реки. Тай — так звали моего вороного коня — перешел на рысь, и я поравнялась с Эрэном. Еще в деревне он попросил не отвлекать его, так как хотел подумать над тем, что же дальше делать с моими "новыми способностями".

— Тут в нескольких часах езды дом одного моего знакомого мага, — задумчиво произнес он. — Сейчас он перебрался в город, поэтому мы можем на некоторое время воспользоваться его гостеприимством.

— А разве мы не должны спешить?

Он отрицательно покачал головой:

— Пока мы не разберемся, что стало с твоей магией, продолжать наше путешествие опасно. Я не уверен, что смогу нейтрализовать все твои заклинания, а без силы ты очень уязвима. В свою очередь я не всегда смогу быть рядом, чтобы защитить тебя.

— Хорошо. Если ты считаешь, что это необходимо… Без магии я безусловно слабее, но все же смогу постоять за себя.

— Охотно верю, но рисковать твоей жизнью не собираюсь. Мы еще не знаем, с чем имеем дело. Мне было бы намного спокойнее, если бы я знал, что ты можешь прикрыть меня. Причем не будешь кидаться на врагов с лопатой. Понимаешь, о чем я?

Ответить мне было нечего. Эльф был прав — без своей силы я не смогу ему помочь. И если из-за меня он погибнет, то я себе этого не прощу.

Солнце пригревало уже по-весеннему, кое-где проглядывала голая земля. Как давно я не была в моем мире! Так давно, что даже успела забыть, как быстро тут теплеет… Я тяжело вздохнула и, откинув с лица волосы, потрепала Тая по холке. Моя лень и безмерная глупость привели к тому, что полдня тряски в седле окончательно сломили мой боевой дух. И что я так рвалась ехать верхом? Изнеженное автобусами и машинами тело отказывалось переносить такое транспортное средство, как лошадь.

— Если ты устала, то можешь пройтись. Мы не спешим, — заметил эльф.

Я облегченно спрыгнула на землю, но тут же поморщилась от неудовольствия.

— И чем на этот раз недовольна твоя душенька?

— Сыро, боюсь ноги промочить.

— Эльфийские сапожки можно промочить, только если нальешь воды через край, — усмехнулся он. — Хотя, судя по твоему виду, дело вовсе не в этом.

Я гордо подняла голову, не желая признаваться в своей слабости. Эльф покачал головой и, легко спрыгнув на землю, подхватил меня на руки именно в тот момент, когда мои ноги отказались переносить очередное издевательство в виде пешей прогулки.

— И не вздумай вырываться, — словно прочитав мои мысли, проговорил Эрэн.

Ну, если ему так нравится таскать меня на руках, то зачем препятствовать столь благородному порыву?

Устроенный ближе к вечеру привал сопровождался нравоучительной лекцией эльфа об основах верховой езды. В конце длинного монолога остроухий пришел к выводу, что полученные знания просто необходимо закрепить на практике.

— Эльф, ты с ума сошел! — воскликнула я, когда он подвел ко мне лошадь и потребовал залезть в седло. — У меня и так все болит! Ты желаешь моей смерти?!

Но Эрэн лишь недвусмысленным кивком указал мне на то место, где, по его мнению, мне следовало сейчас находиться.

— Нет! — мой голос приобрел металлические нотки.

— Не сядешь сама, я помогу тебе, — мягко, но твердо ответил Эрэн.

Собрав остатки гордости и мужества, я подошла к Таю и вскарабкалась ему на спину.


— Как ты себя чувствуешь?

Боже мой! Сколько заботы в его голосе! Только где вот его треклятое беспокойство было полчаса назад, когда он издевался надо мной, заставляя выписывать немыслимые пируэты на лошади? Если поначалу я думала, что он хочет моей смерти, то теперь я поняла, что это не так. Он ее жаждет!

— Я себя вообще не чувствую, — сжавшись в небольшой комочек, я доедала остатки ужина и затравленно смотрела на эльфа из-под полуопущенных ресниц. Теперь мне было понятно, почему Эрэн такой хороший наездник. Но легче от этого не становилось. Осознание того, что мне никогда не добиться такого мастер-класса, тяжелым грузом лежало на душе.

Именно сейчас, сидя в темноте и любуясь эльфом, я чувствовала себя жалкой. Он во всем превосходил меня, причем делал это так естественно и непринужденно, будто и не замечал своего превосходства.

— Это какой-то изощренный способ мазохизма? — полюбопытствовал остроухий, не отрывая взгляд от огня.

— О чем ты? — не поняла я.

Вместо ответа, Эрэн пересел поближе и приобнял меня за плечи. Мягкий запах сандала смешанный с дымом от костра умиротворяющее окутал мое сознание, заставив все мысли отступить на задний план.

— Каждое живое существо прекрасно. Только вот вы, люди, так часто об этом забываете… У меня было очень много времени на то, чтобы в совершенстве овладеть некоторыми навыками, но это совершенно не значит, что я идеален.

Я невольно повернула голову и встретила его задумчиво-отсутствующий взгляд.

— У тебя еще будет время на то, чтобы в этом убедиться.

— Убедиться в чем? — спросила я.

На лице эльфа мелькнула едва заметная полуулыбка. Я хотела повторить вопрос, но внезапно поняла, что он все равно на него не ответит.

Мягкое прикосновение чужой магии сняло напряжение от тяжелого дня, позволив мои глазам закрыться. Уже на пороге сна, я успела подумать, что завтра выскажу ему все, что думаю по поводу применения магических способностей в мой адрес без предупреждения. Но это будет только завтра…



***

Когда мы добрались до реки, я увидела, что лед совсем растаял и темная вода омывает еще заснеженный берег. Эльф ехал немного поодаль, иногда поглядывая в мою сторону, чтобы лишний раз удостовериться, не решила ли я проверить его слова насчет сапожек. Легкий ветерок растрепал Эрэну волосы, но он настолько ушел в свои мысли, что, казалось, даже не замечал этого. Я поплотнее запахнула плащ, потому как даже согретый лучами воздух не мог защитить от еще зимнего ветра. Еще пара недель и снега не останется совсем, на смену ему придет сезон ливней. Опять придется менять гардероб: доставать непромокаемый плащ и всюду таскать с собой кучу сменного белья. Надежда оставалась только на то, что всем этим займется Эрэн.

К концу третьего дня мы наконец-то выехали к маленькой полянке, которая уютно расположилась между лесом и берегом реки. Течение тут было быстрое, а ели разрослись так, что летом было бы очень сложно отыскать это место, поэтому, с точки зрения стратегии, лучшего пожелать было просто невозможно.

Посередине полянки красовался двухэтажный дом, который мне больше напоминал миниатюрный дворец.

— Это явно не человеческих рук дело, — заметила я.

— Да, ты права. Но в другом месте я бы не чувствовал себя в безопасности.

— Это дом эльфа?

— Это дом моего Наставника. Я провел здесь несколько лет моей молодости.

— А я считала, что вы, эльфы, всегда живете вместе.

Он пожал плечами:

— Собственно, так оно и есть, но иногда бывают исключения. Например, я. Конечно, сначала я учился со своими сверстниками, и уже много позже перебрался сюда.

— А причина?

— Тебе необходимо знать это прямо сейчас? Может, будет лучше, если я расскажу тебе обо всем после того, как мы разберемся с твоей магией? Да и вообще, не мешало бы нам и пообедать.

Все еще не в силах оторвать восхищенного взгляда от дома, я спешилась и, не замечая предупредительного окрика Эрэна, направилась ко входу. Но стоило дотронуться до двери, как что-то невидимое отбросило меня в сторону.

Небо… Такое ясное…Ни единого облачка… Солнце… Яркое, теплое солнце…

— Фрэн, ты жива?

Глупый вопрос. Можно подумать, что если я умерла, то отвечу, а если еще жива, но выгляжу как труп, то ждать ответа тоже бессмысленно. Очень напоминает американский фильм, где герой падает головой вниз с лестницы, а его спрашивают: "Ты в порядке?". Разве может человек после такого быть в порядке? Вот и я так думаю, что тот, кто спрашивает, тоже не в порядке.

Он склонился надо мной так низко, что я почувствовала аромат его волос.

— Эрэн, у тебя такие красивые глаза…

— Спасибо. Сама встать сможешь?

Я даже не стала делать попытки принять вертикальное положение.

— Мне и тут хорошо…

— Ясно, — как-то уж слишком обреченно отозвался эльф.

Он подхватил меня на руки и понес к дому.

— Оставь меня снаружи… Я больше не хочу падать в снег…

— Да уж, как я погляжу, в последнее время это стало твоим козырным моментом. Нескольких часов прожить не можешь без сугроба.

— Пожалуйста, оставь… — но я не успела договорить: эльф беспрепятственно вошел внутрь со мной на руках. Ничего страшного не произошло, но открывать глаза я не торопилась.

— Успокойся, это обычная защита от незваных гостей. Тем более я тебя предупреждал.

— Она на всех так реагирует?

— Скажем так, она реагирует на всех по-разному. В зависимости от того, кем является человек, ну или в данном случае маг. Интересное устройство.

— То есть мне не повезло…

— Как раз наоборот. Ты еще легко отделалась. Судя по всему, защита распознала в тебе черного мага, но насколько я вижу, ты все еще жива. А была бы простой знахаркой, то забыла бы, зачем пришла, вспомнила бы о чем-нибудь "важном" и отправилась в совершенно другом направлении, — эльф аккуратно опустил меня на стул.

— Так ты знал, что меня ожидает нечто подобное? — попыталась вскочить я, но Эрэн легким движением руки усадил меня обратно.

— Нет, не знал. Иначе отдернул бы тебя за руку.

— А почему так вышло, ведь я не черный маг, — в моем исполнении это было больше похоже на вопрос, чем на утверждение.

— Разве это так важно? — он удивленно приподнял брови. — Главное, что бы человек был хороший, а остальное — дело наживное. Я, например, тоже знаю черную магию.

— Только в отличие от меня, тебя не отбрасывает копчиком в снег, когда ты пытаешься войти в дом.

— Ага, я вступаю в тесный контакт с полом, только когда магией пользуешься ты, — невозмутимо заметил Эрэн. — Ладно, может уже хватит спорить?

— Надеюсь, что это ты себе напомнил, а не мне.

— Какая же ты вредная!

— А кто говорил, что будет легко? — я все еще потирала ушибленное место, периодически морщась и вздыхая.

— Ты напоминаешь мне сейчас старую бабку, которая весь день торговала семечками.

— Свали в туман! — злобно откликнулась я. — Я бы на твоем месте позаботилась об обеде.

— Но ты не на моем месте, — усмехнулся он.

Чем бы в него запустить? Я пошарила взглядом вокруг: ничего более или менее подходящего под рукой не нашлось — ни ножа, ни вилки…

— Шел бы ты уже… — наконец отмахнулась я и принялась рассматривать дом.

Он поразил мое воображение еще больше, чем замок эльфа. Высокие потолки, мозаичные окна и приятный запах трав. Светлая мебель, создающее ощущение легкости и невесомости. Напротив кухонного стола я увидела шкафчик с посудой. Прихрамывая на правую ногу, я подобралась ближе.

— Только не бей все сразу. Они дороги мне как память, — Эрэн достал одну из чашек и протянул мне.

Ничего более изящного я никогда не видела.

— Это работа наших мастеров. Они сделаны из легчайшего фарфора, а золотой узор нанесен вручную.

Я пригляделась повнимательнее: линии складывались в причудливый рисунок из переплетения цветов и листьев.

— Подняться на второй этаж сможешь? — поинтересовался он.

— Надеюсь, да. По крайней мере, доползу точно.

— У меня такое ощущение, что я весь день ношу тебя на руках.

— Я не заставляла тебя брать меня с собой.

На втором этаже было три комнаты, судя по всему, все спальни.

— Да, это спальни: одна принадлежала Наставнику, во второй жил я, а третья — гостевая.

Оказавшись внутри, я удивленно присвистнула:

— Да на такой кровати могут разлечься как минимум четверо, а то и больше.

— Это понимать как намек или прямое руководство к действию? — деловито поинтересовался эльф.

— Это констатация факта!

Бывают такие моменты, когда мне хочется его тихонько пристукнуть, как бы невзначай, незаметненько…

— Сегодня вечером тебе предстоит хорошенько поработать.

— Посуду мыть не буду, — категорично ответила я.

— Никто и не просит. Я имею в виду магию, — усмехнулся он и ушел.

Я обессилено опустилась на кровать и закрыла глаза. Как же все-таки хорошо, когда можно вот так вот просто лежать и ничего не делать, ни о чем не беспокоиться. Не меняя положения, я стянула сапожки и забралась на кровать с ногами. Казалось, что я провела в дороге не меньше недели, хотя прошло всего несколько дней. Мысли медленно проплывали в моей голове, постепенно становясь все более размытыми.




Глава 6

<p>Глава 6</p>

Я сидела за большим письменным столом, заваленным кучей книг по магии. Передо мной была открыта толстая тетрадь в черном кожаном переплете. Облокотившись на левую руку, я неторопливо выводила в ней строки заклинания. Пламя единственной свечи, стоявшей слева на стопке книг, дрогнуло и заставило меня поднять взгляд от пожелтевших страниц. В полумраке вырисовывались очертания вошедшего человека.

— Ты закончила?

— Нет, — собственный голос мне показался чужим. — Но это не займет много времени.

— Хорошо. Что ты сейчас изучаешь?

— Ментальные заклинания.

— Очень хорошо. Когда закончишь, я хочу, чтобы ты спустилась в мой кабинет. Тебе нужно отработать их на практике.

Я улыбнулась, но улыбка получилась холодной:

— Я буду через пару минут.

Он ушел, а я осталась перед толстенной книгой, переписывая последние строки.

"Mental Feeling" — закончила я и, отложив перо, сладко потянулась. Свеча дрогнула во второй раз, словно от дуновения ветра. Я размяла уставшие пальцы и мысленно приказала книгам вернуться на свои места на полках. Когда на столе не осталось ни одного учебника, я взяла тетрадь в руку и, щелкнув пальцами, переместилась в небольшой кабинет.

— Сколько раз повторять, что ты не должна пользоваться заклинанием Телепортации при помощи рук! — я обернулась: в большом кожаном кресле сидел седой старик в длинном черном плаще. — Ты должна уметь обходиться без помощи рук! На что тебе даны мозги?

Я небрежно отмахнулась от него, как от надоедливой мухи:

— Вы не хуже меня знаете, что я умею это делать.

— Ты должна не "уметь это делать", а делать, иначе от твоего "умею" пользы меньше, чем от мертвого орка.

Я неопределенно хмыкнула.

— Маги не станут ждать, пока ты вспомнишь, как это делается. Это должно у тебя быть на уровне рефлекса!

— Я уже не маленькая, чтобы Вы читали мне нотации, — я лениво уселась в кресло напротив. — Может, мы приступим к занятию, или на этот раз Вы решили ограничиться нравоучениями?

Он усмехнулся и скрестил пальцы:

— Отлично, юная леди, начинайте. Для начала с самого простого. Попробуй прочитать то, о чем я думаю.

— О том, как бы заставить меня использовать заклинания без помощи рук. Боюсь, что для этого мне даже к магии прибегать не придется.

— Прекрати паясничать. Я трачу свое время не для того, чтобы ты показывала мне свой характер по поводу и без. Начинай.

Я откинулась на спинку кресла и, глядя ему в глаза, произнесла формулу проникновения в сознание. Но ничего не произошло. Я еще раз мысленно произнесла формулу, стараясь вложить в нее все свое желание, стараясь почувствовать его мысли, найти уязвимое место, чтобы сломать защиту, заставить подчиниться моей воле… Резкая боль пронзила мое сознание.

— Нет!!! — закричала я, хватаясь за голову, — Прекрати!!!

— Ты забыла, что нужно держать свою ментальную защиту! Это будет тебе уроком! — послышался как бы издалека его голос.



***

— Фрэн, Фрэн!!! — кто-то сильно тряс меня за плечи. — Проснись, Фрэн!!!

Голова болела невыносимо. Казалось, что еще немного, и она расколется пополам. Я с трудом открыла глаза: надо мной склонился взволнованный Эрэн. Меня била крупная дрожь, я попыталась встать, но снова бессильно опустилась на подушку.

Что это было? Сон? Или нет? Меньше всего я хотела думать об этом.

— Тебе нужно выйти на воздух.

На то, чтобы спорить или просто отвечать у меня не было сил. Эрэн заботливо усадил меня в кресло у открытого окна.

— Я принесу тебе воды, — сказал он, выходя из комнаты. Я была благодарна ему за то, что он не стал расспрашивать меня о случившемся. Головная боль постепенно прекратилась, осталось только неприятное ощущение в затылке.

— Как ты себя чувствуешь? — поинтересовался эльф, протягивая мне стакан с родниковой водой. — Выглядишь ты, честно говоря, как покойничек. Посиди тут немного, я сейчас вернусь.

Я ничего не ответила, расценив его вопрос как риторический.

За окном пели птицы, по небу проплывали белоснежные облака, отбрасывая полупрозрачные тени на талый снег и кое-где проглянувшую землю. Свежесть, весенняя прохлада… Природа дышала такой безмятежностью, что мне на мгновение показалось, будто ничего не произошло, но стоило только об этом подумать, как голова отозвалась болью. Сделав глубокий вздох, я прикрыла глаза, пытаясь расслабиться. Стакан выскользнул у меня из руки, но я этого уже не заметила.



***

Проснулась я оттого, что солнце светило прямо в лицо. Несколько минут мне потребовалось на то, чтобы определить, что я делаю в кресле, закутанная в плед. Окинув комнату беглым взглядом и убедившись, что никого нет, я осторожно встала, подняла с пола стакан и прислушалась. Внизу разговаривали двое. Насколько я помнила, о гостях Эрэн меня не предупреждал. Тихонько подойдя к двери, я прислонилась ухом к замочной скважине — оба голоса были мужскими. Я прижалась поплотнее, но слова различить было невозможно, хотя то, что один голос принадлежал Эрэну, не вызывало у меня сомнений.

Приоткрыв дверь, я выскользнула на лестницу и остановилась в тени.

— С Элэйной все хорошо. Она ждет твоего возвращения, правда хотела поехать со мной, поэтому пришлось потратить не один день на то, чтобы отговорить ее от этой идеи.

— Спасибо, — голос Эрэна звучал немного устало, но в нем слышалось облегчение. — В Лирранде она в безопасности.

— Я тоже ей сказал, что сейчас она будет только отвлекать, заставляя переживать не только за себя, но и за нее.

— И она тебя послушала? — рассмеялся Эрэн.

Второй эльф рассмеялся и лукаво добавил:

— Не совсем, мне пришлось применить более продуктивные меры, нежели просто уговоры.

— Ты привязал ее к стулу и наложил заклятие тишины?

— Нет, конечно! — засмеялся гость.

— Надеюсь, что она не пустится на поиски в гордом одиночестве. Хотя от нее этого вполне можно ожидать. Боюсь, как бы мне самолично не пришлось привязывать ее к чему-нибудь помассивнее, чем стул… — немного грустно добавил Эрэн.

— Знаешь, сейчас меня намного больше волнует твоя безопасность.

— Что ты имеешь в виду?

— Не строй из себя невинность. Я тебя знаю с рождения, и для того, чтобы понять, что ты затеял мне совершенно не нужно прибегать к Ментальным Заклинаниям!

— Если ты приехал, чтобы учить меня, то боюсь, уже поздно, — спокойно ответил Эрэн.

— Чего и следовало ожидать. Я ни секунды не сомневался, что ты выкинешь нечто подобное. Насколько я понимаю, ты взял с собой ведьму?

Повисла тишина, я подошла немного поближе к перилам, чтобы видеть происходящее. Эрэн сидел на диване и непринужденно помахивал ногой. Второй эльф сидел боком к лестнице, развалившись в большом кресле. Его голова была немного наклонена набок, так, что белые волосы почти полностью заслоняли от меня лицо.

— Поправь меня, если я ошибаюсь, но…

— Думаю, это не самое удачное время и место для обсуждения, — перебил Эрэн.

Второй эльф откинулся на спинку кресла и поднял на меня глаза:

— Ты прав, тем более что твоя гостья любезно решила к нам присоединиться.

Я молча спустилась в гостиную и заняла последнее пустое кресло рядом с другом Эрэна.

— Как ты себя чувствуешь? Я заходил к тебе пару часов назад, но ты так сладко спала, что я не стал тебя будить. Кстати, познакомься, это мой друг Орландо. Орландо, это Фрэн.

— Если я не ошибаюсь, то Фрэн — это не полное имя?

— Точно так же как и Орландо, нужно полагать?

Он окинул меня изучающим взглядом, но от комментариев воздержался. Я повернулась к Эрэну и вежливо улыбнулась:

— Спасибо, я чувствую себя намного лучше, только вот есть ужасно хочется. Во рту не было ни крошки с самого утра.

— Да, я как раз собирался накрывать на стол. Надеюсь, ты отужинаешь с нами? — Эрэн вопросительно посмотрел на друга.

— Как я могу отказаться от столь прекрасной компании? — Эльф чарующе улыбнулся и подал мне руку. Его манеры были просто безупречны. — Могу я проводить юную леди к столу?

Наши глаза на мгновение встретились, и меня бросило в дрожь от холодного пронзительного взгляда его небесно-голубых глаз, который не выражал ничего кроме ненависти.

Отказаться значило нагрубить, поэтому, поборов себя, я улыбнулась и, ответив столь же "приятным" взглядом, положила свою руку поверх его.

За столом висело напряженное молчание, которое первым решился прервать Эрэн:

— Кстати, я так и не спросил, как ты меня нашел?

Орландо неопределенно передернул плечами, напомнив мне меня, когда я не хочу прямо отвечать на вопрос.

— Разве это так уж важно? По-моему, чтобы найти тебя, особого таланта не нужно, — и он кинул выразительный взгляд в мою сторону. Я сделала большой глоток сока, тем самым избегая необходимости отвечать на незаданный до конца вопрос. Немного помолчав, Орландо задумчиво продолжил:

— Впрочем, я сомневаюсь, что кто-нибудь кроме присутствующих станет тебя разыскивать…

— Наверное, ты прав. Кому-нибудь еще положить салат?

— Нет, спасибо, все было просто превосходно, — Орландо встал из-за стола. — Эрэн, можно тебя на пару слов?

Эрэн мельком глянул в мою сторону, но я предпочла сделать вид, что крайне увлечена долькой помидора.

— Да, конечно.

Уже стоя в дверях, Орландо повернулся в мою сторону.

— Фрэн, я рад был с Вами познакомиться.

— Взаимно, — я выдавила вежливую улыбку.

Когда Эрэн вернулся, я доедала салат.

— Вижу, ты зря времени не теряла, — усмехнулся он. Я промычала что-то невразумительное в ответ, так как рот был набит до отказа. — Мне приятно, что ты так высоко ценишь мою стряпню, но хочу напомнить, что нам уже давно пора заняться твоей магией.

Я обреченно вздохнула и встала из-за стола.

— Для начала, давай ты все-таки переоденешься. Одежда наверху. Жду тебя внизу через десять минут.

В моей спальне действительно было все необходимое. Я выбрала темные широкие брюки и рубашку с длинным рукавом, понадеявшись, что не замерзну. Завязав волосы в конский хвост, я вышла на улицу.

Эрэн стоял ко мне спиной, любуясь заходящим солнцем.

— Ты быстро, — оборачиваясь сказал он. — Ладно. Давай начнем.

Было очень непривычно видеть Эрэна таким серьезным и без улыбки. Он быстро окинул меня взглядом:

— Ты слишком легко оделась. Замерзнешь.

— Но ты же не оставишь девушку умирать от холода? С чего начнем?

— Думаю, что с самого простого. Или вернее будет сказать с самого безопасного.

— Не припомню ничего такого.

— Я не имею в виду защитную магию. Что-нибудь простое. Например, левитация.

Я пожала плечами и попыталась приподнять Эрэна на пару метров над замлей. Но стоило только мысленно произнести заклинание, как несчастный эльф, явно не ожидавший, что заклинание будет применено непосредственно к нему, отлетел на добрых двадцать шагов в сторону. И неизвестно, сколько бы он летел еще, если бы на его пути не оказалось дерево.

— Упс… — констатировала я, подбегая к нему. — Ты живой?

Остроухий приподнялся на локте и посмотрел на меня таким взглядом, что продолжать расспросы сразу расхотелось.

— Давай, я высушу, — я попыталась прикоснуться к нему, но эльф проворно откатился в сторону и выставил защиту.

— Решила зажарить меня?!

Я непонимающе уставилась на свои руки, и тут же опомнилась:

— Господи, прости, конечно же нет!

Он медленно встал на ноги, потирая ушибленное место:

— Ладно, все понятно.

— Что понятно?

— Скорее всего, дело в том, что у тебя слишком много нерастраченной силы. Поэтому любое произнесенное тобой заклинание имеет такую силу, как если бы его произносили как минимум четверо.

— И что делать?

— Потратить эту самую силу, думаю.

— То есть мне всего-то и нужно, что выплеснуть накопившуюся энергию? — я озадаченно смотрела на свои руки.

— Ну, в общем-то да… Только тут существуют свои загвоздки, — не глядя в мою сторону, продолжил эльф.

— И что же это? — не выдержала я театральной паузы.

— Это невозможно сделать в один день.

— Почему?

— Ты можешь не перебивать? — уши эльфа непроизвольно зашевелились. — Много заклинаний ты помнишь?

Его вопрос застал меня врасплох. Какое это может иметь отношение к моей силе? Я испытующе посмотрела на эльфа, но он невозмутимо смотрел на меня ясными зелеными глазами и ждал ответа.

— Несколько помню, — уклончиво ответила я.

— А много ты помнишь о своей прошлой жизни?

Я сощурила глаза. Никогда до этого момента он даже мельком не касался этой темы, не говоря уже о том, чтобы спрашивать напрямую.

— Ладно, — он махнул рукой. — Это не важно. Я подозреваю, что раньше ты знала намного больше. Любое магическое знание остается с магом несмотря ни на что, просто не всегда это знание можно использовать. Ты ведь понимаешь, о чем я?

— Пока не очень, — честно призналась я.

— Я говорю о подсознании, глупая, — беззлобно ответил он. — Неужели у тебя не бывает такого, что начинаешь напевать какой-нибудь мотивчик, совершенно не понимая, откуда он взялся у тебя в голове. А потом выясняется, что когда-то в детстве ты слышала его где-нибудь в гостях?

— Ну, бывает что-то подобное, — неуверенно отозвалась я.

— С заклинаниями все точно так же. Смотри, стоило тебе испугаться, что я ударю тебя, как твое подсознание подкинуло тебе самое распространенное заклинание черной магии.

— Но почему черной?!

— Может, потому что ты черный маг? Некоторые заклинания у магов настолько хорошо отработаны, что становятся почти рефлекторными.

— И что теперь делать? — устало спросила я.

— Самым простым и правильным, на мой взгляд, будет сейчас начать твое обучение. Пусть и не с чистого листа, но, по крайней мере, с азов магии.

— И сколько это займет времени?

— Не думаю, что больше двух месяцев, — задумчиво отозвался остроухий.

— Сколько?!

— А ты чего хотела? — удивился Эрэн. — Это еще с учетом того, что я только помогу тебе вспомнить то, что ты знала, и только то, что можно отнести к белой магии!

— Эрэн! — не выдержала я. — Ты мне врешь! Причем нагло.

— Не понял? — вид у эльфа был действительно растерянный, но, судя по тому, как шевельнулось его ушко, он ожидал нечто подобное.

— Зачем тебе я, если с моей магией такие проблемы?

— Я не знал, что так получится, — соврал остроухий гад и даже не покраснел.

— Но теперь-то знаешь и вполне можешь обойтись без меня. Я не такая дура и понимаю, что за два месяца твоя ведьма может…

— Ничего она не сделает, — в его голосе послышались металлические нотки. — И тебя это пока не должно волновать. А что до твоей магии, то бросить тебя теперь, когда мы уже в этом мире, будет действительно глупо. Во-первых, это я перенес тебя сюда, и, значит, я в ответе за все, что произойдет. К тому же, если учесть, что ты и магией-то своей управлять не можешь самостоятельно, то все, что ты натворишь, так или иначе, будет и моей виной. А, во-вторых, ты уже слишком много знаешь.

На мгновение повисла тишина.

Возразить мне было нечего, хотя очень хотелось. Я посмотрела на серьезное лицо эльфа, и у меня возникло подозрение, что мне показали только вершину айсберга. Почему-то мне не давала покоя мысль, что все намного сложнее. Только вот почему он не хочет говорить мне об этом? Почему?

Мои размышления были прерваны тихим покашливанием:

— Не хочу отвлекать тебя от размышлений по поводу моей честности, но скоро ты посинеешь от холода. Предлагаю вернуться в дом, где ты сможешь вволю порассуждать на тему "а все ли так просто, как он говорит".

Нет, все-таки он читает мои мысли. Удовольствие скажем так ниже среднего. Откинув со лба волосы, я направилась за ним в дом, стараясь не подавать виду, что меня это задевает.

Лежа в большой бадье с теплой водой, я выкинула все мысли о несносном эльфе из головы и полностью отдалась приятным воспоминаниям. Но не прошло и получаса, как за дверью раздался серебристый голос Эрэна:

— Надеюсь, ты не утонула?

— И не мечтай, — блаженным голосом ответила я. — Чего, видимо, и от тебя не дождусь, — с сожалением добавила я.

— Если бы ты так страстно этого желала, то не рыдала бы над моим телом в деревне, когда шарахнула заклинанием.

Рыдала?! Я?! Не отдавая себе отчета, что делаю, я выскочила из импровизированной ванны как ошпаренная и, распахнув дверь, обрушилась на самодовольного остроухого с кулаками:

— Да ты!.. Да я тебя сейчас!!! — верещала я. — Я рыдала?! Повтори! Это я-то рыдала?! Да я сейчас тебя собственными руками задушу!!! Я тебе голову оторву, уши откручу! Да как у тебя язык повернулся ТАКОЕ сказать про меня?!

Он схватил меня за руки и прижал к стене:

— Хватит, успокойся, пожалуйста, я же пошутил, — улыбнулся он, стряхивая с волос пену. — Кстати, чем это я заслужил такую благосклонность? — он приподнял одну бровь. — Может, тебе подать полотенце?

Я покраснела и оттолкнула его от себя.

— Тоже мне эльф! Ты прямо само благородство! — сквозь зубы проворчала я, закутываясь в пушистое полотенце.

— Знаешь, Фрэн, я тут совершенно ни при чем. Я даже представить себе не мог, что ты в ТАКОМ виде выйдешь ко мне.

— Ты еще и издеваешься?! — почти взвыла я, но удержалась от резких движений.

— Да ладно тебе, Фрэн, я же не смотрел.

— Ага, еще скажи, что закрыл глаза, — язвительно процедила я. — Ты за это поплатишься…

— Уже дрожу от страха! Просто ужас! Может, мне следует нанять телохранителей?

Только спокойно, главное не растерзать его прямо тут, прямо сейчас… А почему бы и нет? Одной проблемой станет явно меньше…

— Ты сам напросился, — сквозь зубы процедила я.

— Надеюсь, ты не собираешься скинуть полотенце, а то я точно упаду без чувств к твоим розовым пяткам.

— Убью… — прошипела я.

— Да, да, убей меня нежно… — эльф притворно прикрыл глаза тыльной стороной руки.

Я метнула на него яростный взгляд:

— НЕ ВЫВОДИ МЕНЯ ИЗ СЕБЯ…

— Да, пожалуй, ты права, не стоит этого делать, а то вас будет двое, и уж тогда-то я точно пожалею о том, что родился. Верно?

Не проронив ни звука, я метнула в него огненный шар. Эрэн легко поймал его в руки как обычный мячик и превратил в воздушный шарик.

— Значит так? — я щелкнула пальцами, и шарик разлетелся на сотни маленьких лоскутков.

Он пожал плечами:

— Прошу тебя, успокойся…

Но я его уже не слушала, позабыв, что еще сутки назад зареклась использовать против него боевую магию, я прошептала первое заклинание, которое пришло в голову. Рядом с эльфом что-то взорвалось, краем глаза я успела заметить, что это "что-то" очень напоминает мне икебану. Однако на Эрэна это не произвело ровно никакого впечатления. Он спокойно стряхнул пепел с плеча и снова улыбнулся, глядя на меня.

— Да, в гневе ты действительно страшна. Не хотел бы я оказаться на месте твоего противника. Хотя, тебе следовало бы помнить, что лучше целиться в мага, а не в то, что его окружает. Знаешь, говорят, что от этого толку больше.

Я уже открыла рот, чтобы произнести оглушающее заклинание, но в этот момент он произнес что-то на эльфийском, и я передумала нападать. Вместо этого на меня напал приступ истерического смеха.

— Эрэн, это подло, — хохотала я, пытаясь произнести что-нибудь дельное, но мысль не хотела слушаться. Вместо этого я сползла по стенке, продолжая смеяться.

— Останови это, ха-ха-ха, пожалуйста…

— Только если ты пообещаешь не использовать против меня магию. По крайней мере, в этом доме, — он с невозмутимым видом прислонился к косяку и наблюдал за мной. — Пообещай.

Как мне не хотелось этого делать! Но смеяться больше не было сил. Все вокруг казалось мне неимоверно забавным и то, с каким лицом на меня смотрит Эрэн, и то, как он одет, и то, как качает головой.

— Я больше не могу смеяться…

— Пообещай.

Убью его! Вот только встану… И сразу же убью!

— Хорошо, хорошо…

— Скажи "обещаю".

— Обещаю…

Он щелкнул пальцами, и смех мгновенно оборвался. Я привалилась к стене и перевела дух. Такое ощущение, что я пробежала стометровку. Эльф присел рядом со мной.

— Фрэн, нам нужно научиться разговаривать.

— А что мы, по-твоему, делаем? — вяло поинтересовалась я.

Он не ответил.

— Вставай, хватит сидеть на полу, — он протянул мне руку. — Ты замерзла.

— Видимо, это моя отличительная черта, — усмехнулась я.

Он улыбнулся и обнял меня за плечи.

— Пойдем, пора спать. У тебя был трудный день.

Эрэн проводил меня до спальни:

— Спокойной ночи, — сказал он и исчез за второй дверью.

— Спокойной ночи, — ответила я уже пустому коридору.



***

Я пробиралась через ночной лес, укутанный густым туманом. Выглянувшая из-за низких дождевых облаков луна на мгновение осветила многовековые стволы деревьев. Холодные матовые лучи, пронизывая серый смог, ложились витиеватыми узорами на землю и мох под ногами. Где-то вдалеке слышался шорох осенних листьев, перебираемых прохладным ветром. Ночные птицы рассекали крыльями воздух, заставляя меня периодически оглядываться.

Я, конечно, понимаю, что магии лучше всего обучаться на практике, но чтобы ночью в лесу?! Однако ослушаться Наставника я не смела.

— Если в полночь я не увижу тебя в назначенном месте, то можешь считать, что ты официально переезжаешь в общежитие Школы Чародейства изучать вместе со всеми неудачниками простейшие заклинания белой магии. Поэтому если тебя больше устраивает до конца дней готовить приворотное зелье для тупых придворных дам, то сейчас самое время пойти в свою комнату и начать собирать манатки.

— Приворотного зелья не существует, — глядя куда-то в сторону, равнодушно ответила я.

— Я бесконечно рад, что ты это понимаешь. Однако тебе придется изловчиться и приготовить его в таких количествах, чтобы хватило всем жителям нашей прекрасной страны. Так что, если ты не обладаешь такими феноменальными познаниями в алхимии, советую явиться в указанное место.

В том, что эти слова не были пустым обещанием, я не сомневалась. Благо опыт позволял мне судить о серьезности намерений Наставника. Поэтому, превозмогая дрожь в коленях и искреннее нежелание покидать любимое кресло у камина, я была вынуждена тащиться через лес в поисках расплывчатого "места назначения". Координаты данной точки пространства оставались для меня загадкой.

— Ты маг или знахарка? — усмехнулся Наставник. — Если тебе нужны четкие указания, то в магии тебе делать нечего.

Проклиная судьбу последними словами, совершенно не стесняясь в выражениях, я попыталась следовать указаниям Григориана и найти загадочное место встречи с помощью своей силы и интуиции. Все бы ничего, но эта пресловутая интуиция явно расходилась с лесной тропой.

Я в нерешительности остановилась у огромного дерева, стараясь понять, насколько глупо это выглядит со стороны: в темноте в лесу искать какую-то мистическую полянку (почему-то я была абсолютно уверена, что это именно полянка), о местонахождении которой было известно только одно — она существует!

По моим ощущениям, уже давно перевалило за полночь, а вокруг была только непроходимая чаща.

Ладно, может, всю жизнь смешивать травки, получая редкостные яды, не такая уж и плохая перспектива?

Но стоило только мне так подумать, как я почувствовала, что до нужного места осталось совсем немного. Казалось, будто невидимая сила ведет меня вперед, ни на секунду не позволяя остановиться и подумать.

Внезапно моему взору открылась удивительная картина: клубящийся туман укутывал небольшую полянку, словно пуховое одеяло, ветвистые деревья, обступившие ее со всех сторон, отбрасывали причудливые тени, создавая ощущение призрачного движения.

— Ну, неужели ты все-таки явилась, — издевательски спросил Наставник, выходя из темноты.

— Сама не знаю, как это получилось, — непроизвольно призналась я и тут же прикусила язык.

Наставник усмехнулся и подошел ко мне поближе. Несмотря на то, что по возрасту Григориан годился мне в прадеды, он держался так уверенно и, не побоюсь сказать, величественно, что рядом с ним я ощущала себя мелкой и ничтожной. Его походка была легкой и уверенной, а в каждом движении чувствовались сила и грациозность, яркие голубые глаза излучали какую-то неуловимую энергию, что порой казалось, будто он видит меня насквозь.

— Надеюсь, сегодняшний урок не помешал твоим планам? — до отвращения вежливо спросил он.

— Не понимаю, о чем Вы, — нагло соврала я.

— Я о твоих ночных похождениях в Вилонию, — пояснил Наставник, глядя на меня сверху вниз.

— Ночь я имею обыкновение проводить в своей постели, — холодно ответила я.

— Причем не в одиночестве, — усмехнулся Григориан.

— Вы позвали меня сюда для того, чтобы читать нотации?

— Ты глупая и упрямая ведьма! Тут нечем гордиться. Ты растрачиваешь свои силы впустую! Потакаешь сиюминутным прихотям и никогда не думаешь о последствиях своих действий! Если ты добиваешься того, чтобы вся столица знала, кто ты, проще расклеить объявления — быстрее получится!

Я поморщилась:

— Ну, зачем же так категорично? Я достаточно разборчива в связях, и опять же не думаю, что кто-нибудь из них вспомнит, где был и что делал.

— Я об этом и говорю. Ты растрачиваешь свои силы на ерунду, а потом удивляешься, почему это у тебя не получается то или иное заклинание!

Он был прав, но признать это было выше моих сил.

— Ладно, — смягчился Наставник. — Об этом мы поговорим позже. Сейчас нет времени обсуждать твою личную жизнь. Но не думай, что я оставлю это просто так.

"Даже не мечтала" — подумала я, незаметно вздыхая.

— Вчера вечером я просил тебя освежить в памяти редкие виды ночных обитателей и способы борьбы с ними. Надеюсь, ты последовала моему совету, иначе грош цена твоей жизни.

Он говорил это так спокойно, словно речь шла о чем-то незначительном, а не о моей жизни.

— Если ты не можешь бороться за свою жизнь, то она действительно ничего не стоит, — будто прочитав мои мысли, продолжил Наставник.

— Многие так и живут, — возразила я. — Почему я должна БОРОТЬСЯ за свою жизнь?!

— Я говорил тебе и не раз, что быть магом — это ответственность. Быть магом, обладающим такими возможностями и знаниями, как ты — вызов судьбе.

— Я не выбирала этот путь! — почти закричала я.

— Он сам тебя выбрал. Ты можешь только бороться, — спокойно ответил Наставник.

— Я не хочу всю жизнь посвятить борьбе…

— Жизнь — это и есть борьба, — сухо прервал он, — какой бы путь ты не выбрала. Вопрос лишь в том, что ты получаешь в итоге. Запомни, смысл имеет лишь результат. Само по себе событие не имеет значения. Важно то, как ты поступаешь и какой урок из этого извлекаешь.

— Я не понимаю, — упавшим голосом отозвалась я.

— От тебя этого пока и не требуется — это было бы слишком самонадеянно с моей стороны. Если бы ты понимала, то мне не пришлось бы нянчиться с тобой как с ребенком. Ладно, — прервал он сам себя, — я действительно не для этого тебя позвал.

И прежде, чем я успела что-либо предпринять, Григориан сделал неуловимое движение и исчез в тени деревьев, оставив меня в одиночестве.

— Это что, шутка? — ответа не последовало, впрочем это не было неожиданностью.

Я пожала плечами и стала ждать. Однако ничего не происходило. Я дважды обошла полянку кругом и даже проверила ее на наличие нежити, но ничего не обнаружила.

Но стоило мне расслабиться, как движением, едва уловимым глазом, черная тень метнулась в мою сторону, сбив с ног. Придавленная чьим-то нешуточным весом, я попыталась вырваться, но безуспешно. Холодные пальцы нежно начертили на моем лице плавную линию, а бархатный голос сообщил:

— Не сопротивляйся, я не сделаю тебе больно…

Звук голоса завораживал меня, мешая сосредоточиться. Обычно в критический ситуации я действую быстро, не давая врагу даже шанса опомниться, не говоря уже о чем-то большем. Но на этот раз все было иначе: желание бороться и сопротивляться исчезло одновременно с первыми словами неизвестного существа. Его голос манил куда-то в неизведанное, обволакивая сознание дымкой. Я прикрыла глаза, поддаваясь легким как ветер прикосновениям. Спокойствие и тепло окутали меня, погрузив в сладкую полудрему. Вкрадчивый голос убаюкивал все сильнее, заставляя потерять ощущение пространства и времени.

"Сопротивляйся!.." — прошептал внутренний голос. — "Борись!.." Но у меня не было ни сил, ни желания выходить из этого прекрасного состояния.

"Нет! Открой глаза! Не поддавайся!" — не унимался он.

"Зачем? Мне хорошо…"

"Нет, нет, нет! Очнись!!!"

И внезапно какое-то внутреннее чувство заставило меня распахнуть глаза: склонившееся над самым моим лицом существо удивленно посмотрело в ответ. Мой поступок застал его врасплох и он, моргнув, на секунду замолчал. Этого оказалось достаточно для того, чтобы прервать гипнотический контакт и стереть из затуманенного сознания ощущение спокойствия и защищенности.

Воспользовавшись этим, я скинула с себя удивленное существо чистой силой. Удар получился настолько сильным и неожиданным для нас обоих, что создание не успело даже пискнуть, когда его отбросило на противоположную сторону поляны ровнехонько в ствол раскидистой сосны. Существо жалобно хлюпнуло и скрючилось на траве, подернутой туманом.

Прошло несколько долгих мгновений, прежде чем я нашла в себе силы встать на четвереньки и доползти до сосенки.

— Вампирчик, — не веря своим глазам, констатировала я. — Живой, — я ткнула существо в бок указательным пальцем. Укутанный в черную накидку с широким капюшоном и торчащими из-под него волосами он напомнил мне картинку из книги по магии. — Эй, я знаю, что ты не умер!

Вампирчик упорно не подавал признаков жизни, явно демонстрируя мне обратное вышесказанному.

— Заканчивай притворяться, вас так легко не убьешь! — уже более громко и уверенно сказала я. Он даже не пошевелился.

— Хорошо. Верю. Ты — труп. А знаешь, я никогда не оставляю улик! — с этими словами я материализовала небольшой огненный пульсар. Мы оба знали, что особого вреда он не причинит, но кому захочется лишаться такой прекрасной накидки из натурального шелка?

Видимо, смирившись с поражением, вампирчик неуверенно поднял голову. Я усмехнулась и встала на ноги, скрестив руки на груди:

— И где же Григориан умудрился тебя достать?

Два огромных голубых глаза смотрели на меня почти извиняющимся взглядом.

— Всегда думала, что у вампиров красные глаза, — хмыкнула я, ни на секунду не строя иллюзий по поводу "невинного взгляда".

— Нет, — бархатным голосом ответил кровопийца.

— Вижу, — ласково отозвалась я. — И будь добр, не пытайся применить свои чары — второй раз я не попадусь, а вот ты рискуешь лечь в гроб раньше положенного.

Вампирчик раздосадовано вздохнул и, скинув с головы капюшон, посмотрел на меня нормальным взглядом, который уже не казался таким пленительным и манящим как несколько минут назад.

Черные волосы аккуратными кудрями обрамляли бледное овальное лицо с тонкими губами и острым носиком. Я невольно залюбовалась его холодной красотой, но тут же взяла себя в руки и спросила первое, что пришло в голову:

— А зубы острые?

Вампирчик пожал плечами и демонстративно улыбнулся во все тридцать два. Я невольно содрогнулась: сказать, что они острые, все равно, что назвать кактус пушистым. Вампирчик усмехнулся, глядя, как меняется выражение моего лица, по мере того, как воображение дорисовывало картины с участием очаровательных клыков и их обладателя.

— Ладно, хватит, — одернула я себя. — Что тебе сказал Григориан?

Вампирчик изумленно захлопал длинными ресницами, делая вид, что слышит это имя впервые.

— Хорошо, — ласково ответила я на демонстративное непонимание. — В таком случае я спрошу у него сама, — он равнодушно пожал плечами и, встав с земли, принялся отряхивать накидку. — А ты пойдешь со мной. В качестве живого доказательства.

Вампирчик жалобно заскулил и попытался схватить меня за руку, но я проворно отпрыгнула в сторону, отгородив себя от него магическим щитом. Кровопийца неуверенно потоптался на месте и жалобно уставился в мою сторону. Старательно делая вид, что увлечена разглядыванием ногтей, я ждала его действий. Но прошло несколько долгих минут, а он даже не пошевелился.

И почему я не послушалась Наставника и не прочитала книгу по ночной нечисти?! Не стояла бы сейчас в раздумьях, что с ним делать, а главное чего ожидать.

— Навиэль, — произнес пленный, прервав мои размышления.

— Что? — не поняла я.

— Навиэль, — вампирчик сделал шаг вперед, почти коснувшись щита полами плаща. — Это мое имя.

— Понятно, — ответила я, снова погрузившись в свои мысли.

— Ты не назовешь мне свое? — вампирчик слегка наклонил голову набок, улыбнувшись уголками губ.

— Нет.

— Почему?

Снова этот бархатный голос! Я встряхнула головой, отгоняя наваждение:

— Прекращай, нечисть! А то отбивную сделаю!

Навиэль снисходительно улыбнулся и мягко дотронулся до щита. Нити силы дрогнули и расступились, пропуская его. От неожиданности я не успела даже вспомнить какое-нибудь заклинание.

— Крошка моя, не стоит угрожать тем, кто сильнее.

Я инстинктивно выставила перед собой руки, но ничего не произошло: я была слишком слаба. Скорее всего существовал способ борьбы с вампирами, но я его не знала. Поэтому единственное, что я успела сделать, когда Навиэль заключил меня в объятия — это произнести заклинание перемещения.


Когда я открыла глаза, то увидела, что лежу на полу в своей комнате с фиолетовым стенами, огромной кроватью, застеленной красным бархатом, и зеркалом в полный рост у противоположной стены.

Пока я пыталась осознать, что произошло, рядом кто-то зашевелился. Я повернула голову — в паре дюймов от меня лежал вампир. Я собралась с силами и встала. Значит, получилось… Чтобы убедиться в правильности своих выводов, я подошла к зеркалу и осмотрела шею — но ничего подозрительного не обнаружила.

Я отбросила плащ в сторону и неторопливо переоделась в чистую одежду. Вампир не подавал признаков жизни. Я поморщилась: утром должна была прийти Лорейн, и мне совсем не хотелось, чтобы она его увидела.

За окном начинало светать: утренний туман стелился по еще не прогретой земле, а небо на горизонте приобретало все более нежные оттенки. Ночь отступала за лес, прихватив с собой мой страх.

В замке было тихо и пустынно: Григориан спал, а живность еще не вернулась с ночной охоты. Я присела на корточки рядом с вампирчиком и с любопытством принялась его рассматривать. Будто почувствовав мой взгляд, Навиэль пошевелился, стараясь прикрыть накидкой лицо.

Я хмыкнула и, подойдя к окну, задернула тяжелые портьеры: комната мгновенно погрузилась в темноту.

— Боишься света? — я повернулась к нему лицом, не желая терять из вида.

— Просто не люблю, — я восхитилась его спокойствием и выдержкой. — Свет не может причинить мне вред, но я предпочитаю полумрак.

Я кивнула головой и подошла поближе. Навиэль встал с пола и огляделся по сторонам:

— Твоя спальня, — это было скорее утверждение, чем вопрос.

Я снова кивнула:

— Да. Что хотел Григориан?

Вампир усмехнулся и присел на краешек кровати, аккуратно расправив накидку:

— Я нравлюсь тебе?

Я удивленно посмотрела в ответ.

— Я знаю, что ты рассматривала меня, пока я был без сознания. И в лесу, — на его губах заиграла лукавая улыбка. — Ты красива, ведьма-не-пожелавшая-назвать-своего-имени.

— Что тебе нужно? — холодно спросила я.

— Мне? — вампир удивленно изогнул тонкую бровь. — Разве это я привел тебя в спальню своего замка? Что нужно ТЕБЕ?

— Мне нужны ответы на мои вопросы, — почти по слогам произнесла я.

— Подойди ко мне, — мягко сказал Навиэль, снимая накидку.

Отбросив в сторону здравый смысл, я сделала несколько шагов вперед. Он притянул меня к себе и усадил рядом. Холодные пальцы нежно скользнули по моей щеке, шее и полуобнаженному плечу.

— Спрашивай, — бархатный голос прозвучал над самым моим ухом.

И почему-то в этот момент мне стало абсолютно безразлично, что вампир пытался меня убить. Какое-то странное чувство заставило меня забыть обо всем, и я одними губами спросила:

— Как мне найти тебя?

— Ты знаешь, как…

Когда я открыла глаза, вампира уже не было, но я все еще чувствовала его дыхание на своей коже.

Дверь спальни распахнулась, заставив меня обернуться и быстро запахнуть полы халата.

— Вас не учили стучаться? — обычным холодно-презрительным тоном спросила я, вставая навстречу Наставнику.

— Те, кто никого не ждут, не оставляют двери открытыми, — в тон мне ответил он.

— Вы пришли, чтобы обсудить со мной произошедшее?

— Ты жива и ты не вампир — все остальное меня мало волнует.



***

Я резко села на постели и уставилась в темноту. Сердце стучало как бешеное, мокрые волосы прилипли ко лбу.

Я встала с кровати и вышла в коридор. Дверь в комнату Эрэна была слегла приоткрыта. Я остановилась возле нее в нерешительности. Мне хотелось разбудить его и рассказать о своих снах, но вместо этого я спустилась вниз и приготовила себе мятный чай.

Судя по светлеющему на горизонте небу, близился рассвет.

Величественные ели обступили домик и озеро со всех сторон, отделив его от внешнего мира. От слабого ветра вода покрылась легкой рябью, причудливо преломляя бледнеющий свет луны. В предрассветной тишине было хорошо слышно пока еще негромкое щебетание утренних пташек и уже совсем тихое уханье сов.

— Почему ты не спишь?

От неожиданности я подскочила на месте, выронив кружку.

— Спокойно, — усмехнулся эльф, левитируя чашку с чаем на стол.

— Нельзя так подкрадываться, — сквозь зубы процедила я. Все умиротворение как рукой сняло. Желание рассказывать о снах пропало вместе с ним.

— Не похоже на тебя, — Эрэн изучающе смотрел на меня сверху вниз, словно я съела его черепашку, а теперь упорно доказываю, что на самом деле она скоропостижно скончалась. — Извини, что напугал, — наконец сказал он, переводя взгляд за окно.

— Ты каждое утро встаешь в такую рань? — уже более спокойно спросила я.

— Нет, обычно я встаю позже, но ты разбудила меня, когда проходила мимо моей спальни.

"Врет", — подумала я, но вслух ничего не сказала. Когда я проходила мимо его комнаты, он спал без задних ног. Это я могла сказать совершено определенно. В конце концов, я же не просто человек, я же маг и такие вещи чувствую. Значит, что-то его разбудило.

Эльф неторопливо налил себе чай и уселся напротив меня, любуясь потихоньку всплывающим из-за деревьев солнцем.

Спрашивать, почему он не говорит мне правды, не имело смысла. Возможно, он поставил какую-то невидимую "сигнализацию", и, когда я покидаю свою комнату, он это чувствует? Нет, скорее, когда я спускаюсь со второго этажа…

Эрэн поперхнулся чаем и судорожно потянулся за полотенцем.

— Что? — спросила я.

— Да нет, ничего… — откашлявшись, отозвался остроухий. — Просто у тебя на лице такое выражение, будто ты пытаешься раскрыть заговор о покушении на короля.

Я смерила его презрительным взглядом, но отрицать не стала. В принципе это было недалеко от правды.

— Предлагаю начать сегодняшний день с отработки самых простых заклинаний.

Я кисло улыбнулась:

— Замечательно…

Эльф усмехнулся:

— Я гляжу, ты полна энергии и желания поскорее начать.

— Непременно…

— В таком случае иди наверх и переоденься, только будь добра, найди что-нибудь такое, что не жалко извалять в грязи.


***

Конец зимы и начало весны… Как я не любила такую погоду: на улице сыро, холодно, но стоит выглянуть солнцу, как начинаешь снимать с себя все, что прежде нацепил. Правда, потом за такую легкомысленность получаешь в подарок насморк или больное горло. А некоторые счастливчики умудряются подхватить и то, и другое.

Но если исходить из планов Эрэна, то к моменту, когда мы снова двинемся в путь, будет уже конец весны, и такие неприятные мелочи как простуда уже не будут маячить на горизонте. Осталось только дожить до этого прекрасного момента.

Когда я, наконец, спустилась вниз, то увидела, что Эрэн уже начал разминку. С двумя мечами он выписывал совершенно немыслимые акробатические пируэты, повторить которые я бы не смогла даже под страхом смертной казни. Легкость, с которой он перемещался по поляне, не могла не вызывать восхищения и страха. Я едва успевала замечать его движения, настолько совершенно он двигался, сражаясь с воображаемым противником.

Почему-то в голову лезла только одна навязчивая фраза: "Танец смерти".

"Вот уж действительно подходящее название", — усмехнулась я про себя, не в силах отвести взгляд.

Внезапно эльф остановился и повернулся ко мне. На его лице не было и тени усталости, будто не он только что прыгал по поляне как ненормальный.

— Присоединяйся, — без улыбки сказал он и снова принялся изображать самурая.

Я тяжело вздохнула и решила, что стоять в стороне мне все равно не позволят, так что нет смысла и пытаться. Для начала хорошо бы размяться.

Наклон влево, наклон вправо, наклон вперед, наклон назад. Так. Что еще там было? Ах, да. Наклон к правой ноге, наклон к левой ноге, прогиб. Хорошо. Теперь приседания.

— Что ты делаешь? — в голосе остроухого послышалось легкое недоумение.

— Разминаюсь, — тяжело дыша, ответила я, приседая в десятый раз.

Эльф выронил меч и с ужасом уставился на меня.

— ЧТО?

Он молча подошел и положил руку мне на лоб.

— Температуры нет, взгляд осмысленный, ментальное поле в порядке, — бубнил он, осматривая меня с головы до ног.

— Прекрати, — возмутилась я, отпихивая его руку. — Со мной все отлично!

— Тогда объясни, что ты только что делала?!

— Я тебе уже ответила! Разминалась!

И тут он заржал. Причем так громко, что от неожиданности я отскочила назад.

— Странная реакция, особенно если учесть, что ты сам сказал мне это делать, — хмуро ответила я, скрестив руки на груди. — И, может, ты прекратишь уже?

— Прости, прости, — было видно, что слова ему даются крайне тяжело. — Никогда бы не подумал, что ЭТО можно назвать разминкой…

Я хотела развернуться и уйти, но он схватил меня за руку:

— Стой. Держи.

В мою руку лег один из его мечей.

— И что мне с ним делать? Колбасу резать тебе на завтрак? — саркастично поинтересовалась я.

— Покажи, что умеешь, — и снова в его голосе послышалась сталь.

Я неуверенно махнула мечом. К моему удивлению, он не был тяжелым, и я даже не отрубила себе ни одну из жизненно важных конечностей.

— Ладно, — задумчиво произнес Эрэн и сделал шаг назад. — А теперь мы посмотрим, на что ты способна на самом деле.

"Не нравится мне это…" — но я не успела закончить мысль: меч эльфа рассек воздух возле самого моего уха. Взвизгнув, я пригнулась и схватилась за свой меч обеими руками.

— Ты совсем с ума сошел?! Ты…

Я отпрыгнула в сторону, спасаясь от следующего удара.

— Не думай ни о чем, — прозвучал голос остроухого над самым моим ухом. И я с ужасом обнаружила, что он уже у меня за спиной. — Просто дай своему телу действовать.

Ответить я не успела, так как следующий выпад заставил меня вскинуть меч и отразить удар эльфа.

— Ты убьешь меня!!! — истерически закричала я, падая на землю от толчка в плечо.

— Я знаю, что ты умеешь это, — холодно сказал Эрэн и занес меч для нового удара. Я перекатилась в сторону и вскочила на ноги. — Еще в замке я видел, как загорелись твои глаза.

Я отразила очередной удар и, отскочив вбок, обеими руками схватилась за рукоять, ожидая продолжения.

— Ты пользовалась таким оружием.

Его атака не дала мне возможности обдумать эти слова. Я неуклюже отражала нападение, стараясь вписаться хоть в одно его движение.

— Прекрати!

— Нет, — он снова нанес удар, от которого я упала навзничь. Его меч сверкнул над моей головой. Я взвизгнула и, ударив ногой в незащищенный живот, выбила меч из его руки. Вернее мне так показалось. Ловко развернувшись, он перехватил оружие и снова занес его над моей головой.

Я перекатилась и вскочила на ноги. Растрепавшиеся волосы прилипли к взмокшей шее. Меч так и норовил выскользнуть из ослабевших пальцев. Эрэн усмехнулся и снова атаковал.

Я стиснула зубы и, отведя его удар в сторону, схватила эльфа за руку, стараясь вывернуть ее за спину.

— Хорошо, — в голосе остроухого послышалось искреннее одобрение. С легкостью, будто это был всего лишь танец, он вписался в мое движение и продолжил его таким образом, что оказался у меня за спиной. Острие его меча недвусмысленно остановилось у самого моего горла.

— И что дальше? — прохрипела я. Вывернутая за спину рука отозвалась легкой болью.

— Ничего, — усмехнулся Эрэн, выпуская меня из "объятий". — Для начала неплохо. Но только если ты решишь драться с невооруженной женщиной. Любой другой сделает из тебя отбивную за полторы минуты.

— А почему не раньше? — съязвила я.

— Сначала он тебя должен будет догнать, — не менее саркастично ответил эльф. — Ладно, думаю, для разминки достаточно.

Он взял из моих рук второй меч и направился в дом легкой походкой. Я потащилась следом, подозревая, что на следующее утро подняться с кровати будет крайне затруднительно.




Глава 7

<p>Глава 7</p>

Мои опасения были ненапрасными. Но хуже всего было то, что мне не дали выспаться. На улице шел то ли снег, то ли дождь, то ли и то, и другое одновременно.

Я нехотя свесила с кровати босые ноги и спустилась вниз. Как всегда жизнерадостный эльф готовил завтрак. Откуда он берет продукты, осталось для меня загадкой, которую я решила отнести в разряд "не знаю, вот и хорошо".

— Паршиво выглядишь, — констатировал остроухий, наблюдая за тем, как я пытаюсь сесть за стол, задействовав при этом как можно меньше мышц.

— Спасибо, — буркнула я. Однако уже в следующее мгновение на моем лице отразилась искренняя улыбка: эльф готовил кофе.

"Сигаретки не хватает…" — мелькнула мысль.

— Надеюсь, ты не собираешься в такую погоду выпихивать меня на улицу? — поинтересовалась я, наслаждаясь кофе со сливками. — Потому как я не намерена жертвовать своим здоровьем только ради того, чтобы ты снова извалял меня в грязи.

— А как ты думала? — Эрэн удивленно приподнял бровь. — Сомневаюсь, что твой противник будет ждать, пока выглянет солнышко.

Я поморщилась: он, конечно, был прав, но это еще не значило, что я стану с ним соглашаться.

— С чего ты вообще взял, что у меня будет противник?

— Думаю, даже не один, — тоном человека, полностью уверенного в своей правоте, заявил эльф.

Спорить не было смысла. Даже если я начну сопротивляться, Эрэн все равно вынудит меня делать то, что считает нужным. И раз уж он вбил себе в голову, что я непременно должна уметь владеть мечом, то мне не остается ничего другого, кроме как молча покориться его решению.

— Думаю, нам следует составить план занятий, чтобы мы ничего не упустили, — вывел меня из раздумий голос остроухого. — С утра лучше всего будет делать разминку на мечах, а после обеда заниматься непосредственно изучением заклинаний. Воскресенье — свободный день.

— И на этом спасибо, — отозвалась я, прикидывая перспективы.

— Сегодня понедельник, а в первое же воскресенье мы поедем в ближайший город и прикупим тебе одежду.

Я кивнула и снова уставилась в окно: снегодождь, или дождеснег, многообещающе усилился.



***

— Смотри, как это делаю я! Ничего сложного. Да не размахивай ты им как дубинкой! Прочувствуй движение… Ты и меч должны стать единым целым…

— Эрэн, пожалуйста, хватит надо мной издеваться! — я со злостью воткнула клинок в землю. — Зачем ты просил меня выбрать оружие, если все равно намеревался вручить мне меч?!

— Успокойся, — он подошел поближе и с завидной легкостью выдернул меч из промерзшей земли. — Я не собираюсь заставлять тебя биться все время на мечах. Просто бывают ситуации, когда это оружие более предпочтительно.

Он вручил мне меч и, отойдя на два шага назад, продолжил:

— А что касается выбранного тобой оружия, то к этому мы еще вернемся.

Разворот, выпад. Я поскользнулась на мокрой траве и едва удержалась на ногах.

— Еще раз.

Я снова встала в исходную позицию. Закоченевшие на холоде руки отказывались слушаться. Выпад, поворот…

— Более плавно, иначе так и будешь падать.

Я стиснула зубы и повторила все заново. Поворот, выпад вперед, мой меч плавно рассек морозный воздух, но вместо того, чтобы описать привычную дугу, наткнулся на клинок Эрэна. Легкое движение вперед, едва заметный шаг вправо и мой меч отлетел на полметра.

— Это оружие, а не веер, — сказал эльф, пока я поднимала меч. — Еще раз.

Этот прием мы отрабатывали уже не менее получаса, но лучше не становилось.

Остроухий снова встал в исходную позицию и приготовился.

— Ты же видишь, что у меня ничего не получается! — в который раз начала я.

— Это элементарно, Фрэн. Единственное, что от тебя требуется — это старание и не более.

— Я не хочу больше! — в моем голосе послышалась нескрываемая злость.

— А если бы речь шла о твоей жизни?

— Но ведь речь не идет о моей жизни!

Эльф пожал плечами и резким движением рассек воздух в том месте, где долю секунды назад была моя левая рука.

— Теперь идет, — спокойно констатировал он, едва уловимым движением оказываясь слева от меня. От неожиданности я не успела продумать своих действий, инстинктивно сделав плавный полу-прыжок назад, и наотмашь расчертила уже пустой воздух. Эрэн ловко переместился мне за спину и попытался схватить меня за руку, но вместо того чтобы сопротивляться, я позволила ему это сделать, одновременно развернувшись, и, продолжая движение по инерции, перехватила руку эльфа так, что смогла оказаться у него за спиной, готовая рассечь мечом его горло. Но в тот самый момент, когда я занесла правую руку с клинком для удара, остроухий мягко подтолкнул меня назад и чувствительно заехал локтем по ребрам.

Я отскочила в сторону, стараясь не потерять его из вида.

— И это все, на что ты способна? — насмешливо осведомился он. — Честно говоря, я ожидал большего.

Он снова сделал шаг вперед и с улыбкой нанес сильный удар, заставив меня уйти в оборону. Отбивая один удар за другим, я не успевала думать над тем, что делаю.

Не успев отразить очередную атаку, я инстинктивно вскинула левую руку, и Эрэн отлетел на несколько метров, сбитый с ног заклинанием энергетического щита.

— Опаньки… — я отбросила меч и хотела подбежать к эльфу, но он проворно вскочил и произнес что-то на эльфийском. Я упала на землю и перекатилась к тому месту, где бросила меч. Две огненные стрелы пронеслись над моей головой, не причинив вреда.

Значит, так… Значит, магия…

Мы, молча, стояли друг напротив друга. Эрэн спокойно опустил меч и выжидающе смотрел на меня, ожидая дальнейших действий. По его прищуренным глазам я поняла, что он готов отразить практически любое заклинание.

Несколько секунд растянулись в вечность.

Я сжала рукоять меча и, укрепив свое поле дополнительной магической защитой, сделала шаг вперед. Эльф не двинулся с места, но я заметила, что его рука, сжимающая меч, напряглась.

— Perteano, — прошептала я, и к эльфу потянулись сотни щупалец, стремясь завладеть его мечом и лишить возможности двигаться. Воспользовавшись тем, что Эрэн переключил свое внимание на мою магию, я прыгнула вперед и, уклонившись от запоздалого удара, рассекла клинком воздух. Подпрыгнув на полметра над землей, ("не без помощи левитации", — отметила я про себя), эльф щелкнул пальцами, и мое заклинание рассеялось, словно туман. Я пригнулась, спасая голову от удара и, бросив в его сторону фаербол, отбежала к дереву.

Эльф спокойно телепортировался с линии фаербола и, оказавшись прямо передо мной, ударил мечом так, что я была вынуждена отступить назад. Я подняла меч, готовая отразить его атаку, и только сейчас заметила, что его глаза непроницаемо холодны. Я судорожно вздохнула: такие глаза бывают у людей, которые действительно собираются убить…

Взмах клинком, я упала на землю и, перекатившись за другое дерево, обернулась. В том месте, где была моя шея, осталась глубокая засечка на ели.

В то же мгновение эльф схватил меня за руку и получил локтем в челюсть. Секундная пауза и новая атака. Казалось, что он знает наперед все мои движения, поэтому мне пришлось отступать. Любая попытка переместить равновесие сил приводила только к тому, что мне в очередной раз приходилось спасать свою голову либо отпрыгивая в сторону, либо просто прячась за ствол дерева.

Вспомнить какое-нибудь полезное заклинание я просто не успевала. Зато эльф, похоже, не страдал такими проблемами. Поэтому помимо его меча мне приходилось уворачиваться то от фаерболов, то от огненных стрел, то еще бог весть от чего. Практически все заклинания, используемые им, были мне совершенно неизвестны. И единственное, что мне оставалось, это сосредоточенно прыгать между скользкими корнями, отбивая молниеносные удары.

— Достаточно реалистично? — почти шепотом спросил Эрэн, когда его клинок описал дугу и остановился в миллиметре от моего горла.

Я готова была упасть в обморок от потери сил, но железная хватка эльфа не позволила мне этого сделать. Левой рукой он забрал у меня меч и вернул его в ножны за спиной, отправив следом свой клинок. И почти сразу же отпустил меня.

Я схватилась рукой за ближайший ствол дерева и, не в силах больше держаться на ногах, упала на землю.

— Фрэн! — эльф бросился на колени рядом со мной. — Что с тобой?

Я не ответила, но почувствовала, что в глазах предательски блестят слезы.

— Господи, что с тобой?! — он подхватил меня на руки и телепортировался в дом.

Горячий кофе быстро привел меня в чувство. Я отпихнула пытающегося "окружить меня заботой" эльфа и вполне осмысленно посмотрела в его печальные зеленые глаза.

— Ты был готов убить меня, — почти равнодушно сказала я.

— Глупость.

— Я видела, Эрэн, видела. Я знаю, какие глаза бывают у тех, кто действительно собирается убить. Не просто хочет, Эрэн, а именно собирается.

— Если бы я хотел убить тебя, то сделал бы это. Не льсти себе — дерешься ты отвратительно.

Наверное, он был прав. Но я же видела, видела….

— Моя цель была показать тебе, что ты можешь, когда речь идет о твоей жизни, — он опустился на стул напротив. — Я просто сделал так, чтобы ты поверила в то, что можешь умереть. Вот и все.

Я растеряно смотрела на него. Неужели он так хорошо сыграл? Можно сделать вид, можно придать лицу нужное выражение, но глаза… глаза…

Словно прочитав мои мысли, эльф продолжил:

— Сыграть можно что угодно. Это дело опыта. За свою жизнь я научился делать так, что мой взгляд всегда соответствует выбранной роли.

Я заметила, что это было сказано не с гордостью, а просто как констатация факта, пожалуй, даже с некоторой долей грусти.




Глава 8

<p>Глава 8</p>

Я сидела все за тем же столом в небольшой комнате, что и раньше. Только на этот раз я была не одна. Напротив, расположившись в глубоком кресле, сидела темноволосая девушка. Черты ее лица казались мне смутно знакомыми.

— Зажги побольше свечей, Лорейн, — проговорила я. Голос был непривычно тихим и холодным. — Но, если ты боишься, мы можем не делать этого, — на моих губах заиграла едва заметная полуулыбка.

Лицо Лорейн побледнело:

— Нет, просто я не уверена, что это правильно. Может нам стоило сначала посоветоваться с магистром Сэртаменом? — неуверенно спросила она.

Я пожала плечами и встала из-за стола. Лорейн проводила меня взглядом, будто опасаясь, что я исчезну. Я остановилась рядом с большим зеркалом в другом конце комнаты.

— В черной магии нет ничего предосудительного, Лорейн, — даже стоя к ней спиной, я почувствовала, как она вздрогнула.

— Черная магия запрещена законом. И если Сэртамен узнает….

— По-моему, ты слишком доверчиво относишься к словам своего Наставника, — холодно заметила я. От этих слов она вжалась в кресло.

— Ты пугаешь меня… — ее голос дрогнул. На какое-то мгновение мне захотелось подбежать к ней и обнять, но я осталась стоять в трех метрах от подруги. В свете нескольких свечей она казалась такой маленькой и беззащитной, что сердце непроизвольно сжалось и меня обдало холодом.

— Лорейн, милая, неужели ты думаешь, что я когда-нибудь причиню тебе вред? — стараясь, чтобы мой голос звучал как можно более мягко, проговорила я, подходя к ней.

— Я знаю, знаю, просто иногда мне кажется, что ты готова переступить ту черту, которая отделяет белую магию от черной.

Я промолчала, не решаясь ей ответить.

— Лорейн, ты знаешь меня уже много лет, неужели я давала тебе повод подумать, что я черный маг?

— Нет, что ты… Никогда. Я сомневаюсь, что когда-нибудь еще встречу такого доброго человека как ты. Просто иногда… — она замялась, пытаясь подобрать слова, — иногда ты ведешь себя немного странно… — неуклюже закончила она. Я засмеялась:

— Лорейн, ты никогда не умела врать. Говори немедленно, что у тебя на душе?

Она смутилась еще больше:

— Просто мне кажется странным, что ты не учишься вместе с нами в Школе Чародейства.

— Ой ли… — я прищурилась, — Очень интересное замечание, особенно если учесть, что пять лет тебя это особенно не беспокоило. Тем более многие берут частные уроки у магистров.

— Да, но частные уроки они берут как дополнение к изучаемым в школе предметам.

Я пожала плечами:

— Ты, же знаешь, что мой Наставник заменил мне семью: родители погибли, когда я еще и говорить-то толком не умела. Я живу с ним почти с рождения. Ты не хуже меня знаешь, что он один из сильнейших магов в Вилонии. Так почему бы мне не обучаться у него? Тем более, как показала практика, я знаю намного больше, чем самый лучший ученик Школы Чародейства.

— Может, ты и права, но у тебя нет возможности общаться со сверстниками.

— А как же ты?

— Пожалуй, я единственное исключение. Неужели тебе приятнее гоняться за вурдалаками и оборотнями, чем проводить время среди друзей? — Лорейн подалась вперед и выжидающе посмотрела мне в глаза. Я усмехнулась и вскинула брови:

— Неужели ты хочешь, чтобы я училась вместе с тобой?

— А почему нет? — жадно спросила она.

— Лорейн, милая, неужели ты действительно думаешь, что я на это соглашусь? Чтобы Сэртамен был моим Наставником?! Нет уж! Лучше сразу похороните меня заживо!

— Он не единственный, кто преподает в школе.

— Ага, но не забывай, что он правая рука Верховного Мага.

— И что? Разве это так уж важно? Мне кажется, что ты относишься к нему предвзято. И если честно, то я очень сомневаюсь, что он вообще знает о твоем существовании, — горячо проговорила Лорейн.

— Как бы я хотела, чтобы все было так, как ты говоришь, но…

— Ты можешь мне объяснить, за что ты его так… — взорвалась она.

— … презираю? — закончила я за подругу.

— Да. Что мешает тебе жить как все?

— Хорошо, сначала я отвечу на твой первый вопрос. Во-первых, он прекрасно знает о моем существовании, вряд ли в Вилонии есть хоть что-то, что он не пытается контролировать. Он приходил ко мне. Проходил несколько раз. Уговаривал идти учиться в школу.

— И что в этом плохого?! — вспыхнула Лорейн.

— Ты не дала мне закончить, — я прошлась по комнате. — Когда я ответила ему отказом, он пытался увести меня силой, угрожал, что заблокирует мои силы…

— ОН НЕ МОГ ТАКОГО СКАЗАТЬ!

— Не кричи, пожалуйста. Мне нет смысла врать тебе. Я прекрасно понимаю, что ты не хочешь в это верить. Я бы тоже не захотела. Но, боюсь, тебе придется с этим смириться. Все люди разные. Ты не копалась у него в мозгах.

— Конечно нет, это же прерогатива черной магии!

— Однако это не помешало ему попытаться прочитать мою память! Он такой же белый маг, как… — я запнулась.

— Как кто? — подозрительно спросила она.

— Не важно.

— Думаю, что ты ошиблась. Возможно… — она на секунду задумалась. — Нет, ты просто ошиблась.

— Неужели? И как же, если не секрет, в этом можно ошибиться? Ты хоть представляешь, КАК это делается? — холодно спросила я.

— Я — НЕТ, а вот откуда ТЫ знаешь, мне совершенно не понятно!

— В одной умной книжке прочитала. Надеюсь, твой дорогой Наставничек не запрещает тебе читать на ночь? — язвительно спросила я, глядя подруге в глаза.

— Ты читаешь книги по черной магии? — голос Лорейн мгновенно стал жестким.

— Насколько я знаю, это есть в книгах и по белой магии. Видишь ли, не обязательно знать заклинания по прочтению чужой памяти, чтобы знать, что происходит, когда его применяют к тебе. Я понимаю, в основном вам в школе не говорят об этом, но ЗНАТЬ это необходимо, чтобы не получилось, что глотнул из бутылочки с прозрачной зеленой жидкостью и отбросил копытца.

— И кстати, так, для общего развития, — продолжила я после небольшой паузы. — Когда кто-то копается у тебя в мозгах без твоего на то позволения, ты испытываешь не самые приятные ощущения. Это тебе не затылочек пощекотать.

— Он хотел тебе добра, — почти с надеждой сказала она.

Я презрительно фыркнула, и продолжила:

— Но как видишь, все его угрозы я благополучно пропустила мимо ушей. Знаешь, я ни разу не жалела об этом, ни тогда ни сейчас. Со временем я узнала куда больше, чем позволил бы мне Сэртамен. Однако все эти пять лет он не выпускал меня из виду. Я постоянно чувствую, что он наблюдает за каждым моим шагом.

Лорейн молча смотрела на меня. В комнате повисла тишина, нарушаемая лишь позвякиванием колбочек, баночек и бутылочек, в большом количестве хранившихся у меня в стеклянном шкафу.

— Когда он приходил ко мне в последний раз, то напомнил, что испытания я буду проходить под его руководством.

— Испытания? — озадаченно спросила Лорейн. — Никогда не слышала об этом.

— Для получения диплома мага мне придется пройти испытания, чтобы… — я запнулась, — ну, это что-то типа ваших выпускных экзаменов.

Лорейн задумчиво покачала головой.

— Ты уже знаешь, что тебе предстоит?

— Приблизительно. Теория и практика по магическим заклинаниям, курс по борьбе с нежитью, ну и другое…

— И это будет принимать Сэртамен? — фыркнула она. — Сильно сомневаюсь, что он станет размениваться на такие мелочи.

— Он будет принимать у меня боевую магию.

Лорейн удивленно приподняла брови:

— Сэртамен? А какое отношение он имеет к боевой магии?

Я усмехнулась:

— Я приятно удивлена, Лорейн! Ты не знаешь, что твой Наставник один из самых сильных боевых магов? Забавно.

— Значит, ты будешь бороться с одним из выпускников, а он оценивать, — задумчиво проговорила она.

— Что? Нет, боюсь, что ты опять не права. Я буду сражаться с НИМ. И уж поверь, он не упустит возможности поквитаться со мной…



***

Я распахнула глаза. Опять…

Это слишком реалистично и красочно, чтобы быть просто плодом моего воображения… Я никогда не запоминала своих снов, но только не эти… Они отпечатывались в моем сознании, будто всегда там и были…

За окном светило солнце и щебетали птицы. Почему Эрэн не разбудил меня?

— Черт, сегодня же воскресенье, — вслух сказала я.

Как же приятно лежать на мягкой постели, никуда не спешить, а просто наслаждаться спокойствием и тишиной.

Манящий запах утреннего кофе заставил меня улыбнуться и привстать со своего ложа. Где-то внизу Эрэн звенел чашками и блюдцами.

Впервые за долгое время, я с удовольствием накинула махровый халат, а не брюки и рубашку и тихо ступая босыми ногами по полу, спустилась вниз.

Эрэн стоял ко мне спиной, но как только я оказалась в дверном проеме, повернулся и улыбнулся одной из самых обворожительных улыбок. Он как всегда неотразим: гладко зачесанные в хвост волосы, черная туника и брюки. Правда, вместо сапог на ногах тапки, но это мелочи. Разглядывая все это великолепие в совокупности с острыми ушками, я поймала себя на мысли, что неосознанно сравниваю его с мужчинами из другого мира. Вот интересно, а он бреется? Хотелось бы посмотреть.

Почему-то вспомнился классический мужчина в полупротертых спортивных штанах и рваной футболке, сидящий перед телевизором и пьющий пиво. По телику, конечно же, идет футбол. Ворчливая жена с кухни кричит что-то о невынесенном мусорном ведре и невыгулянной собаке. Сопливый ребенок виснет на шее и просит пойти на детскую площадку…

— Кхм-кхм…

Я вздрогнула и подняла глаза на усмехающегося эльфа. Да, на ТАКОМ месте я его не представляю.

— Кофе? — вежливая улыбка.

Я кивнула и присела на краешек стула, все еще разглядывая Эрэна самым, что ни на есть, изучающим взглядом. На его фоне я смотрюсь как нечто не очень ухоженное и неопрятное… Еще несколько недель в его обществе и я заработаю комплекс неполноценности. Я, конечно, и раньше не считала себя красавицей, но теперь от самооценки осталось одно название.

— Зато это с лихвой компенсируется характером, — тихо прокомментировал эльф, отворачиваясь, чтобы достать до фруктов.

— Что? — не поняла я.

— Да, нет, ничего. Яблочко? — невинный взгляд зеленых глаз.

Гад. Он точно знает, о чем я только что подумала. Я со злостью впилась зубами в яблоко, представляя его горло.

— Какая ты сегодня кровожадная, — Эрэн покачал головой, рассматривая следы зубов на фрукте. — Кстати, ты помнишь, что мы сегодня отправляемся в город?

Ах, да…

— Так что давай не будем растягивать завтрак до обеда, — с этими словами он встал из-за стола и убрал недопитый кофе.

— Не хочешь ли ты сказать, — стараясь, чтобы мой голос звучал как можно более спокойно и уверенно, спросила я, — что это весь завтрак?

Эльф недоуменно смотрит на стол: моя чашка с кофе и тарелка с фруктами.

— А ты еще что-то хочешь? — судя по интонации, он действительно удивлен.

— А ты считаешь, что это разумно после всех тех издевательств, которые ты надо мной учинил, позволить мне умереть с голоду?! Ну, уж нет! Такое счастье тебе не светит!

Эльф продолжил все также недоуменно смотреть на почти полную тарелку с фруктами. Я поймала его взгляд и услужливо пояснила:

— Это не еда!

— Категорично…

— Не спорь! Я хочу нормальный завтрак! — я с силой ударила кулаком по столу.

— Да… — в голосе остроухого слышится насмешка. — Голодная ведьма — страшное зрелище.

— Оружие массового уничтожения… — прошипела я, не надеясь впрочем, что он как-то отреагирует.

— У нас ничего больше нет. Но, если ты желаешь, мы можем зайти в одну из таверн и пообедать.

— Желаю, — почти с вызовом ответила я. — И не только пообедать, но и закончить завтрак!

И что это я так нервничаю? Видимо, эльф терзался тем же вопросом, но благоразумно не высказывал его вслух.

Я поднялась в свою спальню и оглядела более чем скудный гардероб. За неделю бесконечных тренировок вся одежда превратилась в роскошные лохмотья, а та, которую эта участь по каким бы то ни было причинам, постигнуть не успела, была настолько старой, что я рисковала при первом же порыве ветра остаться обнаженной.

Я неуверенно помялась перед зеркалом и, решив, что выхода все равно нет, пошла к Эрэну.

Почему-то мысль о том, что неплохо было бы постучать, в голову мне не пришла. И даже когда я открыла дверь и увидела полуобнаженного эльфа, она все равно не пришла. Извинения о внезапном вторжении, впрочем, тоже.

Застыв на пороге с самым глупым выражением лица, которое у меня бывает, когда либо долго о чем-то думаю, либо пытаюсь понять какое-то особо сложное заклинание, я смотрела на эльфа и не могла отвести восхищенного взгляда: стройное гибкое тело с рельефными мышцами и гладкой бархатной кожей, рассыпавшиеся по спине иссиня-черные волосы. Плавным движением он откинул прядь со лба и повернулся ко мне:

— Фрэн?

Я встряхнула головой, отгоняя наваждение.

— Да.

— Что "да"? — он поймал мой взгляд, бесцельно блуждающий по его телу и невесело улыбнулся.

— Мне нечего надеть, — я сделала шаг вперед и остановилась на расстоянии вытянутой руки. Так близко и так далеко…

— В моем шкафу есть пара вещей, которые могут быть тебе как раз, только не гарантирую, что ты впишешься в моду, — он достал длинную тунику розового цвета и белые шорты с широким кожаным ремнем кремового цвета.

— Что это? — в моем голосе мелькнул ужас. Эльф невозмутимо пожал плечами, но отвечать не стал.

Представить себя в более нелепой одежде было настолько сложно, что я не стала и пытаться. Эрэн протянул мне пляжные атрибуты гардероба и вопросительно приподнял бровь.

В конце-концов это все же лучше, чем заявляться в город разодетой не менее живописно, чем местный бомж. Но это, по крайней мере, не привлекло бы столько внимания, как нелепые шорты и туника.

— Не понимаю, что страшного ты нашла в них, — между тем рассуждал вслух остроухий, прищурив один глаз. — Когда-то я ходил в этом.

Ужас в моих глазах сменился сарказмом:

— В таком случае, может, у тебя и юбочки завалялись в шкафу?

— Может, и завалялись, но не советую проверять, — невозмутимо отозвался Эрэн, надевая рубашку. — Так ты будешь мерить?

Я наигранно тяжело вздохнула и принялась развязывать халат.

— Я так понимаю, что после всего, что между нами было, мне можно не отворачиваться?

Я со злостью выхватила шмотки и, громко хлопнув дверью, направилась в свою спальню. От восхищения не осталось и следа. В голове крутилась только одна мысль: как только мне представится возможность, я отыграюсь по полной программе. Воображение рисовало сладостные картины мести, пока я переодевалась в цветастое бельишко. Пусть сейчас я выгляжу немного странно, но это же не на всю жизнь! В конце-то концов, я умею выглядеть хорошо!

Я неуверенно подошла к зеркалу, посмотрела на жалкое отражение и невольно скривилась. Наверное, никогда в жизни я не смогу выглядеть хорошо в простых вещах. Что-то среднее между деревенщиной и подростком из бедной семьи, унаследовавшим от богатого родственничка старые шмотки, не подходящие ни по цвету, ни по фасону, ни по размеру… И он хочет чтобы я в этом вышла на улицу?!

— Сверху будет плащ, — я резко повернулась и еле удержалась, чтобы не вцепиться в усмехающуюся физиономию эльфа. — Никогда бы не подумал, что мои вещи могут смотреться так… ммм… необычно на ком-то другом.

Я заскрежетала зубами и медленно начала считать: один… вдох…

— Знаешь, а ведь мне казалось, что ты будешь мило смотреться…

Два… Выдох.

— Ты мне кого-то напоминаешь, только вот не могу вспомнить кого….

Три… Вдох.

— Может, стоит немного укоротить шорты, а то на тебе они больше похожи на обрезанные брюки…

Четыре… Выдох.

— А рубашка тебе великовата…

Пять… Вдох.

— Думаю, если распустить волосы, ты будешь смотреться более женственно…

Шесть… Выдох.

— Ты только не расстраивайся…

Семь… Вдох.

— Мы купим тебе одежду, в которой ты будешь выглядеть нормально…

Восемь не последовало. Вся злость, которую я так старалась удержать внутри себя, сорвалась с кончиков пальцев и смертоносной волной понеслась в сторону эльфа. Остроухий отреагировал раньше, чем я успела сообразить, что произошло.

Гигантский по своей силе сгусток чистой силы отрикошетил от защитного поля Эрэна и стремительным ураганом выбил окно моей спальни всего в нескольких сантиметрах от того места, где секунду назад была моя голова.

— Хорошая реакция, — прозвучал спокойный голос Эрэна в воцарившейся тишине.

Я неуверенно поднялась с пола, так и не поняв, когда успела отпрыгнуть. На месте окна и части стены зияла немаленькая дыра с опаленными краями. Как во сне я подошла к этому месту и выглянула на улицу: на несколько десятков метров вглубь леса виднелись обугленные пеньки когда-то вековых деревьев. Такое ощущение, что в этом месте кто-то прокатил гигантским шаром для боулинга, сделанным из жидкого огня.

Я судорожно вздохнула и вцепилась в стену, боясь потерять равновесие.

— М-да… — эльф стоял позади меня, любуясь живописным пейзажем.

Холодный ветер врывался через выжженную стену, но я не чувствовала холода. В моей голове никак не укладывалось, что это натворила я.

— Думаю, будет лучше, если ты на время переедешь в мою комнату, — задумчиво прервал мои размышления эльф. Я потрясенно посмотрела на его невозмутимо-спокойное лицо: я ведь только что чуть было не убила его. Какая-то доля секунды отделала меня от той черты, которую я всегда так боялась переступить.

— Спокойно, — остроухий попытался разжать мои пальцы, вцепившиеся в его рубашку с такой силой, что она затрещала. — Фрэн, возьми себя в руки.

Я до боли закусила губу, чтобы не разрыдаться. Только истерики сейчас и не хватало. Видимо не хватало, потому, как организм полностью отказывался слушаться.

Эльф подхватил меня на руки и отнёс в свою спальню.

— Фрэн, посмотри на меня! — но я самозабвенно, совершено не отдавая отчета своим действиям, разрыдалась. Эльф уговаривал меня, гладил по голове, говорил что-то, но я его не слышала.


— Может, теперь ты все-таки объяснишь мне, что произошло?

Я до самых глаз натянула одеяло и виновато смотрела на сидевшего рядом эльфа. Но, похоже, мой невинный взгляд не произвел на него ровно никакого эффекта.

— Это был не риторический вопрос.

Я, молча, зажмурилась и глубоко вздохнула: "О, Господи, дай мне сил!"

— Рано или поздно тебе все равно придется начать разговаривать со мной, — в его голосе не слышалось ни жалости, ни сострадания. Почему-то мне хотелось выбрать "позже". — Меня не интересует, почему ты решила прикончить меня столь… ммм… изощренным способом. Меня больше беспокоит твоя реакция на последствия.

Мое лицо приняло вид легкой озадаченности.

— Так, ладно, — он встал на ноги, от чего я инстинктивно втянула голову в плечи, ожидая сиюминутной расправы. — Сегодня мы никуда не поедем. Завтра. А сейчас, я так понимаю, единственное, что ты можешь делать — это спать.

Я благодарно улыбнулась и закрыла глаза.

Усталость бетонной плитой навалилась на меня, хотя был едва ли полдень. Я слышала, что эльф вышел из комнаты, тихонько прикрыв дверь. "Интересно, где он сам будет ночевать?" Но подумать об этом я уже не успела: ненавязчивый аромат сандала и мягкое тепло окутали мое сознание, погрузив в сон…



***

Замок был окутан ночной тишиной, нарушаемой лишь шуршанием осеннего ветра по листве деревьев. Я не знала, зачем пришла, просто чувствовала, что мне это необходимо. Я плотнее закуталась в непромокаемый плащ, мысленно жалея, что так и не удосужилась найти какое-нибудь заклинание, спасающее от мерзкой погоды.

Дверь беззвучно распахнулась, пропуская меня в темный холл. Все еще не уверенная в правильности своего решения, я сделала шаг внутрь и сняла перчатки с озябших рук.

— Я знал, что ты придешь.

Вспыхнули тысячи свечей, явив моему взору стоящего на лестнице Навиэля.

— Зачем этот дешевый антураж? — холодно спросила я, скидывая мокрый плащ. — Оставь его для более впечатлительных барышень.

Вампирчик безразлично пожал плечами и, подойдя ко мне, галантно подал руку.

Мы шли по длинным коридорам, увешанным бесконечными портретами предыдущих владельцев замка и их родственников. Многочисленные двери вели в богато украшенные комнаты и шикарные гостиные, уставленные дорогими антикварными вещицами. Навиэль двигался настолько легко и беззвучно, словно он вовсе не касался пола. Ненадолго задерживаясь около редких вещей, он настолько красочно рассказывал мне их историю, что казалось я, присутствую при этих событиях. Складывалось ощущение, будто все предыдущие поколения только и делали, что убивали друг друга с предельной жестокостью и с использованием самых изощренных пыток, когда-либо придуманных в мире.

Наконец вампир остановился перед винтовой лестницей, пропуская меня вперед.

— Это самая высокая башня замка, — и снова мне показалось, что его голос заполняет все мое сознание. — Остальные помещения не более чем дань уважения к фамильным ценностям. Я не сторонник культа вещей, но сегодня особенная ночь…

Мы остановились. Дверь комнаты, в которую упиралась лестница, была приоткрыта, пропуская неяркий луч света, ровной полоской ложащийся на каменный пол.

— Прошу, — легкий жест, и дверь распахнулась передо мной.

Довольно большая комната отличалась простотой и изысканностью: никаких кричащих украшений, ничего вычурного. Два глубоких кресла перед камином, маленький столик, уставленный различными предметами, о предназначении которых можно было только догадываться, у противоположной стены большая кровать с балдахином, несколько канделябров на каминной полке и прикроватных тумбочках. Преобладание темных оттенков красного придавало комнате атмосферу легкой таинственности.

— Вина? — голос Навиэля вывел меня из задумчивости.

— Да, было бы неплохо, — кивнула я, подходя к окну. — Откуда ты узнал, что я приду?

— Оттуда же, откуда ты узнала, где меня искать, — вампир подал мне бокал.

Я замолчала, рассматривая лес, простирающийся вокруг замка. Как и большинство из тех, кто не вписывался в рамки закона, Навиэль предпочитал уединенность. Словно прочитав мои мысли, он сказал:

— Одиночество — это скорее вынужденное решение. Я, так же как и ты, не хочу быть найденным. Большинство из ныне живущих даже не верит в наше существование: вампиры теперь не более чем красивая легенда.

— Почти так же, как и черные маги, — заметила я, делая глоток вина. — Иногда мне кажется, что я живу в каком-то нереальном мире. Все вокруг словно ослепли и не замечают очевидных вещей. Считают предосудительным то, что не понимают или даже не пытаются понять… — я резко замолчала и повернулась к вампиру. — Как ты это делаешь?

— Делаю что? — уточнил Навиэль, слегка наклонив голову.

Я не ответила. У меня не было друзей, с которыми я бы могла поделиться своей душевной болью или даже просто мыслями… Да, у меня была Лорейн, но она не знала, кто я на самом деле. У меня был Наставник, но говорить с ним я не могла, боясь показаться слабой. И вот передо мной стоит вампир, которого я вижу чуть ли не впервые, и я рассказываю ему о том, что чувствую.

— Мы во многом похожи, — тихо сказал он, обнимая меня за талию. — Мы — создания тьмы. И живем в мире, где каждый сам за себя, где нет морали и нет сочувствия.

— Те, кто называют себя "светлыми", во многом более жестоки, чем мы. Я не считаю, что мы лишены моральных устоев, просто мы трактуем их по-своему, — возразила я.

Вампир усмехнулся:

— Трактуем по-своему… Как красиво ты говоришь… Но это не меняет сути. Мы просто подстраиваем под себя эти принципы и получаем в итоге то, что нам нужно. И, согласись, они не всегда соответствует морали.

Я задумчиво смотрела в опустевший бокал и не знала, что ответить.

— Тебе неприятно думать о себе как о темном маге. Но послушай, жизнь есть жизнь: всегда будет черное и белое, независимо от того, сколько оттенков их разделяет. Не считай, что раз ты темная, то — плохая. Это не эквивалентные понятия.

Он был во многом прав, но я ничего не ответила.

— Кстати, у нас не так много времени, — вампир подвел меня к кровати, где лежало длинное открытое платье из красного атласа. — Примерь, это тебе.

Дорогое бриллиантовое колье, аккуратно одетое вампиром, сделало меня похожей на сказочную принцессу. И только холодный безжалостный взгляд выдавал мое истинное лицо.

"Ничто не может изменить сущности человека", — мелькнула мысль.

— Ты великолепна, — Навиэль подал мне руку, помогая спуститься по лестнице.

Бывает такое состояние, когда ничто не удивляет. Все события воспринимаются с какой-то долей равнодушия и безразличия.

Двери банкетного зала распахнулись передо мной, явив взору множество людей. Хотя нет, это были явно не люди. Вампиры. Я невольно вздрогнула и мысленно прокомментировала: "Господа, Ваш ужин подан!"

Мне показалось, что взгляды всех присутствующих были устремлены на меня.

— Осторожно, юная леди, полы скользкие, — шепотом предупредил Навиэль.

Беззвучно расступившись, гости пропустили нас к длинному столу в центре зала.

— Леди, — вампир отодвинул стул по правую руку от своего места во главе стола. — Прошу.

Я вежливо кивнула и села. И словно по команде остальные приглашенные заняли свои места за столом. В полной тишине Навиэль наполнил свой бокал темно-красной жидкостью и встал.

— Господа, я хочу представить вам нашу юную гостью, — он слегка наклонил голову в мою сторону. — Она не пожелала назвать своего имени, но любезно согласилась присоединиться к нашему скромному обществу. Ваше здоровье, леди.

Оставалось надеяться, что в бокале вино… Я с улыбкой сделала глоток, с ужасом ожидая почувствовать сладковатый привкус железа. Но мои опасения не оправдались — это действительно было вино, причем, насколько я могла судить, то же самое, что мы пили наверху.

Навиэль снисходительно улыбнулся, заметив выражение облегчения на моем лице.

В этот момент двери залы распахнулись, и оттуда один за другим потянулись слуги с подносами в руках.

Гости моментально оживились и заговорили. Они смеялись и шутили, словно были обычными людьми… "А ведь когда-то они были обычными людьми", — отметила я про себя.

— А ты думала, что мы устраиваем оргии с жертвоприношениями? — усмехнулся вампир, протягивая мне гроздь винограда.

Честно говоря, я так и думала, но вслух решила не говорить. Все-таки стереотипы свойственны всем, неважно светлые они или темные.

Я бывала на королевских балах и приемах, но никогда не чувствовала себя так легко и непринужденно, как тут: казалось, что вампирам абсолютно безразлично, что я другая. Они улыбались мне и смеялись вместе со мной.

Женщины в одинаково прекрасных платьях кружили по залу, отдавшись волшебным звукам музыки, а их мужчины скинув элегантные черные фраки, увлеченно беседовали, отбросив все правила этикета и не замечая ничего вокруг.

Увлеченная гостями я сначала не заметила, что Навиэль наблюдает за мной с легкой полуулыбкой.

— Гляжу, вы очаровали мою спутницу, — усмехнулся он. — Но позвольте украсть ее?

Мы вышли на балкон, отгородившись от общего шума заклинанием. Я вдохнула прохладный ночной воздух и посмотрела на небо: дождь давно закончился, уступив место ярким звездам. В свете луны Навиэль выглядел еще более величественно и интригующе, чем прежде: черные узкие брюки и черный камзол выгодно оттеняли бледную кожу и яркие голубые глаза.

— Будь моей женой.

— Что? — не поняла я.

— Выходи за меня, — повторил вампир, вставая на одно колено.

И снова подчинившись какому-то порыву безрассудства, я ответила: "Да".

Навиэль встал с колен и надел мне на палец тоненькое золотое колечко с рубином.

— Ты меня совсем не знаешь, — зачем-то сказала я, разглядывая кольцо.

— Ты тоже, — вампир притянул меня к себе и поцеловал. "А зубы совсем не мешают" — возникла глупая мысль.

Это было похоже на какую-то сказку, поэтому я просто отказывалась верить в происходящее. Невозможно воспринимать всерьез то, что происходит с такой искрометной быстротой. Но я была счастлива, и мне совсем не хотелось думать о том, что завтра я проснусь и пойму, что все это был лишь сон. Но у меня есть сегодня, у меня есть эта ночь… Ночь, когда мне не нужно ни о чем беспокоиться, не нужно быть тем, кем я не являюсь.


И наступило утро.

Холодное осеннее утро.

Я лежала в постели, слушая завывания ветра, и боялась открыть глаза. А счастье было так близко… Но суровая реальность вновь приняла меня в свои ледяные объятия, вернув непреодолимое желание не думать ни о чем.

В коридоре послышались тихие шаги и стук в дверь.

— Да, войдите, — спокойно отозвалась я, садясь на кровати.

— Надеюсь, ты не собираешься валяться до обеда? — усмехнулся Наставник. — У тебя много дел.

— Знаю, у меня всегда их много. Сегодня я пойду в город — мне нужно встретиться с Лорейн.

— Прекращай это, — я удивленно обернулась.

— Не думала, что Вы против нашего общения.

— Дело не в том, против я или нет, — Григориан сел на кровать. — Ты подвергаешь ее жизнь опасности.

— Каким же образом? — мне было крайне неприятно слышать, что я могу причинить вред одному из самых близких мне людей. — Она тоже маг.

— Она белый маг. Не будь ребенком! Ты же знаешь, что Сэртамен хочет получить тебя, а она — его подопечная! Ты не настолько глупа, чтобы не понимать этого.

— Не думаю, что это как-то связано, — холодно ответила я, собираясь уйти. Но Наставник продолжил:

— Ты можешь думать что угодно. Ты — черный маг, ты — вне закона Вилонии. Если Лорейн действительно тебе дорога, то оставь ее. Если Сэртамен узнает, что вы с ней подруги, а он обязательно об этом узнает, то он пойдет на все, чтобы заполучить тебя.

— Он не узнает, во-первых, потому, что никогда не видел нас вместе, — возразила я, — и вряд ли Лорейн рассказывает ему обо всех своих друзьях и знакомых. И, во-вторых, он не настолько глуп, чтобы действовать так открыто.

— Возможно, но риск весьма велик.

— Жизнь — это и есть риск, — парировала я.

Григориан пожал плечами, но спорить больше не стал.

— Кстати поздравляю.

— С чем? — не поняла я.

— С помолвкой, — усмехнулся Наставник, беря мою руку в свою. Я медленно опустила взгляд, все еще не в силах поверить, что это правда. На безымянном пальце блестело в лучах утреннего солнца обручальное кольцо Навиэля. Я невольно улыбнулась и погладила выпуклый камушек. — Только не думай, что я разрешу тебе уехать. До конца ученичества ты будешь жить в моем замке.

Я рассеянно кивнула головой. Мне было абсолютно все равно, что говорит Григориан. Мои мысли были за много тысяч миль отсюда, в замке вампира.




Глава 9

<p>Глава 9</p>

— Эрэн, а вампиры существуют? — ровным, ничего не выражающим голосом спросила я, старательно делая вид, что вопрос был задан от "нечего делать".

Эльф подавился куском баранины и, закашлявшись, потянулся за водой.

Мы сидели в небольшой таверне и обедали. С молчаливого согласия обоих события вчерашнего дня в разговоре благоразумно не затрагивались.

— Почему ты спрашиваешь об этом?

Я неопределенно повела плечом, отметив про себя, что эльф старается не показывать, как взволновал его мой вопрос. Хотя я так и не поняла почему.

— Просто, — мой взгляд скользнул по немногочисленным посетителям и остановился на небольшой компании юных магов. Они весело шушукались, бросая любопытные взгляды на наш столик. Интересно, что их больше всего заинтересовало: красавец эльф или мой клоунский костюм? Или сам факт того, что вышеупомянутый эльф обедает в столь неизысканном обществе? На всякий случай я окатила их презрительным взглядом, в глубине которого затаилась легкая зависть, в наличии которой я не могла признаться даже себе самой. В первую очередь себе самой.

Эрэн проследил мой взгляд:

— Ученики Школы Чародейства. Маги второй ступени.

— Ясно. Ты так и не ответил на мой вопрос.

Эльф легонько повел ушком:

— Вполне вероятно, что да.

— То есть ты никогда не встречал ни одного их них? — я невинно захлопала ресницами под его испытующим взглядом.

— Нет.

— Ясно, — я снова посмотрела в сторону веселой компании. Как бы и мне хотелось вот так вот сидеть и наслаждаться жизнью. А ведь они мои ровесники… Как же это наверное здорово изучать магию просто ради магии, а не ради того, чтобы выжить.

Им в отличие от меня не нужно просыпаться каждое утро только ради того, чтобы узнать, что ты ничтожество. Уроки Эрэна были жесткими и запоминались если не с первого, то со второго раза точно. Каждая ошибка оставалась синяком или ссадиной на моем теле. Каждый неотраженный удар меча мог стать последним.

Вынуждая каждое утро бороться за свою жизнь, эльф добился очень неплохих результатов: я вполне прилично могла постоять за себя, при условии, конечно, что противник не маг. С магией у меня по-прежнему были проблемы… и вчерашний опыт являлся наглядным примером того, что я могу натворить, если хоть на секунду потеряю контроль над собой.

Почему-то отчаянно захотелось выпить. И желательно чего-нибудь покрепче чая.

— Надеюсь, ты не намерена просидеть весь день в таверне, любуясь группой подростков?

Подростков… Я фыркнула. Наверное, для него они действительно были подростками, такими же, как и я.

Заняться дальнейшим самоистязанием эльф мне не дал: расплатившись с трактирщиком, он почти силком вытолкнул меня на улицу, не забыв при этом улыбнуться двум девушкам "подросткам" одной из самых очаровательных улыбок.

— Они слишком навязчиво пытались просканировать твою силу, а заодно и мою. А лишние свидетели нам не нужны. Пришлось отвлечь их от этого увлекательного занятия.

— Мне все равно! — слишком горячо заверила его я и покраснела, осознав, как глупо это смотрится со стороны. Но, с другой стороны, когда в его обществе я не выглядела глупо?

Эльф тащил меня какими-то переулками, утверждая, что это самая короткая дорога к тому месту, где мы сможем приобрести то, что нам необходимо.

И, действительно, уже через несколько минут мы остановились у невысокого здания с надписью на двери обещающей "все сразу и недорого".

— Эрэн, а тебе не кажется, что это место слишком… ну… — я неуверенно переминалась с ноги на ногу, не зная как бы получше выразить свои опасения по поводу качества предлагаемого товара.

— По крайней мере, здесь нам не станут задавать много вопросов и сразу же после того, как мы уйдем, забудут о том, что мы тут были.

— Ну, раз ты настаиваешь… — вяло согласилась я, позволяя эльфу подтолкнуть меня в полуоткрытую дверь.


Уже через четыре часа нагруженные пакетами, коробками и свертками, мы вышли из поистине благословенного заведения и, зайдя в первый же безлюдный переулок, телепортировались в окрестности дома.

И с каких это пор я стала считать это место своим домом?!

Пешая прогулка по лесу с таким количеством поклажи мне совсем не улыбалась.

— А почему нельзя было просто телепортироваться сразу в дом? Насколько я понимаю, охранное заклинание на нас уже не среагирует.

— На нас — нет. Только вот не думаю, что тем, кто решил последовать за нами, отследив телепорт, следует знать конечные координаты.

Я резко обернулась:

— Нас преследовали?

— Не знаю. Но предпочитаю не рисковать.

— В таком случае, всю поклажу потащишь сам!

— К счастью, есть такое замечательное заклинание левитации, — невинно улыбнулся эльф, отправляя вещи в свободный полет.

— Знаешь, милый, — сквозь зубы проговорила я. — Если я воспользуюсь этим способом, то боюсь даже предположить, в какие дебри тебе придется лезть за этими, — я кивнула на пакеты, — покупками.

Эрэн невозмутимо пожал плечами и вслед за своей поклажей отправил и мою.

— Фрэн, расслабься ты, наконец! Посмотри, какая вокруг красота: на деревьях распускаются первые почки, первая трава уже пробивается из замерзшей земли, птички поют, а лес так и дышит свежестью в предвкушении наступления весны!

Я послушно огляделась вокруг: грязные лужи талого снега, сквозь которые проглядывает прошлогодняя трава, еще голые ветви деревьев, чернеющие на фоне серого, затянутого низкими облаками неба, промозглый ветер, от которого едва ли могли спасти наши легкие плащи…

— Да, действительно красота, — саркастически согласилась я. — А для полной гармонии с природой мне не хватает проливного дождя!

Остроухий философски пожал плечами и попытался приобнять за плечи, но, получив локтем в бок, благоразумно оставил меня в покое.

— Кстати, хотел сказать тебе, что у нас завтра утром необычный урок магии, — первым нарушил молчание Эрэн.

— Что бы это значило?

Но эльф не ответил, углубившись в свои мыли. Почему-то его заявление мне совсем не понравилось. Каждое утро меня подвергали самым, что ни на есть жестоким пыткам, заставляя заучивать заклинания и учиться управлять своей силой. Я подозревала, что остроухий действует из благих побуждений, но каждый раз, когда очередной урок подходил к концу, я падала без сил на кровать и мечтала только о том, чтобы все это закончилось.

— Какое слабовольное желание, Фрэн, — говорил он в такие минуты, с насмешкой глядя сверху вниз. И только проклятая гордость мешала мне плюнуть на свои обещания и смыться в неизвестном направлении. Конечно, эльф уже через пару часов нашел бы меня и вернул обратно, но думать об этом не хотелось.

— Как я погляжу, жалеть себя — твое излюбленно занятие, — заметил Эрэн, поднимая покупки на второй этаж.

Возражать и спорить не имело смысла. Тем более, что где-то в глубине души я признавала его правоту. Вряд ли ученики Школы Чародейства жаловались на синяки и шишки. А они, в отличие от меня, занимались несравнимо больше.

Развешивая новые вещи в шкафу Эрэна, я невольно задумалась, где же эльф провел предыдущую ночь: я спала одна, моя бывшая комната продувалась всеми ветрами, спальня его наставника была заперта на магический замок, диван в гостиной был короче эльфа как минимум на голову. Но, судя по поведению остроухого, эту ночь он явно решил провести в своей законной спальне.

— Не думаешь же ты, что я стану жертвовать комфортом только потому, что ты не можешь контролировать свои эмоции? — спросил он, заставив меня чувствовать себя виноватой. — Если ты боишься спать со мной на одной постели, то могу предложить тебе диван в гостиной, — я улыбнулась: эта фраза так подходила к тому миру, откуда он меня забрал.

— Если ты во сне не будешь храпеть, то мне все равно, — миролюбиво сообщила я, разглядывая новые кожаные штаны, которые по заявлению портного "переживут госпожу ведьму".

На лице эльфа отразилось оскорбленное выражение:

— Я не храплю! Ты же знаешь.

— Мало ли, чего я знаю. Тогда не храпел, а сейчас, может, и начнешь, — я достала красную тунику со шнуровкой. — Я хочу выспаться.

Эльф хмыкнул и подошел к окну:

— Кстати о выспаться. Пора ужинать.

Только после этих слов я обратила внимание, что уже начинает смеркаться. Невероятно! Выходной день пролетел так быстро и незаметно, будто его и не было вовсе.




Глава 10

<p>Глава 10</p>

— Ты помолвлена?! — взвизгнула Лорейн и повисла у меня на шее. Я аккуратно отстранила подругу и улыбнулась. — Мне прямо не верится, что ты выходишь замуж… И кто же этот счастливчик?

— Его зовут Навиэль, — ответила я, накидывая на плечи плащ. — Предлагаю пойти отметить это событие.

— А разве Навиэль к нам не присоединится? — удивилась Лорейн.

— Присоединится, но позже — когда стемнеет. У него много дел.

— Понятно, — лицо подруги светилось таким неподдельным счастьем, что мне на мгновение показалось, будто это не я, а она выходит замуж. — Знаешь, честно говоря, я не ожидала от тебя такого.

— Я сама не ожидала, — усмехнулась я. — Я его совсем не знаю.

Лорейн удивленно вскинула брови:

— Как это? А вдруг он плохой?

Я мысленно представила, что бы она сказала мне, узнав, кто он на самом деле.

— Не хуже, чем я.

Лорейн неуверенно покачала головой:

— Не знаю. Я бы не стала так торопиться… Мы вот, например, с Солнышком уже несколько месяцев вместе, а он до сих пор меня не поцеловал…

— Непростительное упущение, — фыркнула я. Мистическое Солнышко так ни разу и не попалось мне на глаза, так как встречались они исключительно в то время, когда я была занята. Лорейн упорно не желала не только меня с ним знакомить, но и старалась не упоминать о нем в разговорах, ссылаясь на то, что это плохая примета. Я только пожимала плечами и ничего не говорила.

— Просто он ведет себя как истинный джентельмен.

"Или как последний трус", — подумала я, но вслух, конечно, не сказала.

— Я никогда не видела тебя такой счастливой, — снова запрыгала вокруг подруга. — Ты вся светишься! Это так здорово!!!

— Наверно, — усмехнулась я, вспоминая, что Лорейн очень часто упрекала меня в том, что я слишком серьезно отношусь ко всему, и в том, что мне не хватает беззаботности. "Ты же молодая девушка! А когда глядишь в твои глаза, то складывается ощущение, что ты прожила не одну жизнь! В них такая печаль, будто ты была свидетелем самых страшных событий этого мира!" Зато мне всегда нравились ее легкость и улыбчивость. Я как будто видела в ее жизни свои несбывшиеся мечты и желания.

— Я так хочу с ним познакомиться! Какой он?

Я мечтательно улыбнулась:

— Загадочный и интригующий, нежный и страстный…. Когда я смотрю в его глаза, то забываю обо всем на свете… У меня нет слов, чтобы это описать. Я чувствую себя рядом легкой и красивой…

Лорейн прикрыла глаза и тоже улыбнулась:

— Знаешь, у меня такое ощущение, что ты описываешь мои чувства…

— Это я смогу сказать только после того, как познакомлюсь с твоим Солнышком, — усмехнулась я.

— Не знаю, он не хочет афишировать наши отношения. Говорит, что еще не пришло время. Ты же знаешь, я тоже не хочу, чтобы все об этом знали.

Я понимающе кивнула. Иногда хочется насладиться моментами счастья в одиночестве, не посвящая в свой секрет никого: от этого он становится еще более пленительным и глубоким.

— Вчера он пригласил меня прогуляться по осеннему саду, — между тем продолжала Лорейн. — Знаешь, я никогда раньше не замечала, что небо такое голубое, что солнце такое яркое, когда отражается от прозрачной воды, что листья такие праздничные…

Я ее понимала. Я тоже раньше не видела красоты жизни, не замечала, что даже маленькая капля может отражать в себе весь мир, что солнечные зайчики на черной земле могут вызывать улыбку. Даже ненавистные заклинания, отнимающие кучу сил и времени, могут быть не такими противными.

— …понимать друг друга без слов, будто они и вовсе не нужны. Просто стоять под холодным дождем и не мерзнуть, не замечать, как быстро летит время… — вдохновенно говорила она, подставив лицо ветру и не замечая ничего вокруг.



***

Я проснулась с улыбкой на губах.

Чувства, пережитые во сне, непостижимым образом переносились в реальную жизнь.

Я блаженно потянулась и повернулась к Эрэну.

— А я думала, что эльфы никогда не спят так долго.

— Солнце еще не встало, — не открывая глаз, отозвался остроухий. Я лениво перевела взгляд: действительно за окном был утренний полумрак, подернутый густым туманом. Вот только спать мне совсем не хотелось. Я тихонько встала и, накинув халат, спустилась вниз.

Что может быть лучше утреннего кофе? Только утренняя сигаретка. Но второго, к сожалению, у меня не было, поэтому пришлось обойтись чашкой горячего напитка.

На улице было свежо и прохладно. Я сжала кружку между ладонями и окинула взглядом стелящийся по земле туман. Казалось, что он движется под дуновением невидимого ветра, клубясь и скапливаясь в небольших лощинах. Недвижимая гладь воды отражала еще не успевшие спрятаться звезды.

Я сделала глубокий вдох и, подчиняясь какому-то внутреннему порыву, поставила кофе на ступеньки и медленно сняла обувь.

Мокрая трава обожгла ступни и мгновенно пробудила еще не проснувшееся до конца тело. Тихо ступая к озеру, я чувствовала дыхание леса и энергию земли. А может, мне просто это казалось.

Я остановилась у самой кромки воду, чувствуя пальцами ног ее прикосновения. Поддаваясь соблазну, я сбросила халат и раскинула руки в стороны.

— Иди-и-и ко мне-е-е….

Завораживающий и пугающий, манящий и настораживающий… Я не могла бороться с этим, потому что не понимала, был ли это чей-то голос, или это я сама себе придумала. Чья-то воля окутала мое сознание, позволив не думать.

— Иди-и-и…

Я сделала шаг вперед, и ледяная воды сотнями игл впились в кожу. Но я не обратила на это внимание. "Это же так просто. Позволить управлять твоими желаниями, не нести никакой ответственности, никогда не испытывать ни боли, ни досады… Обрести успокоение…"

Еще шаг. Я не чувствовала холода. Я ничего не чувствовала, кроме всепоглощающего желания подчиниться.

Медленно, шаг за шагом я преодолевала расстояние, отделяющее меня от того, что казалось таким привлекательным, таким всеобъемлющим и таким желанным.

Какое-то движение на краю сознания, какой-то другой голос…

Я не хотела знать, что это такое. Я не хотела, чтобы меня покидало это чувство защищенности.

Чьи-то прикосновения, которые я едва чувствовала.

Я не принадлежала больше своему телу, у меня не было больше привычных чувств. Я просто позволила неведомой силе вести себя.

Внезапная вспышка в сознании — кто-то пытается перехватить меня. Легким движением мысли, отбрасываю препятствие и продолжаю свой путь…



***

Какая-то странная пугающая пустота внутри, от которой хочется кричать. Мелодичный голос вдали становится более отчетливым, но слов я не разбираю. Медленно, медленно, пытаюсь пошевелить рукой, и с третьей попытки у меня это получается.

В ту же секунду чувствую прикосновение теплых пальцев, от которых исходит столько добра и любви.

— Эрэн, — помимо воли прошептали губы.

— Я здесь, — мягкий шепот и запах сандала окутали мое сознание. На губах появилась легкая улыбка.

Постепенно я начала чувствовать свое тело. И это тело нестерпимо болело.

— Выпей, — я послушно сделала глоток и подскочила на постели, словно там были сотни крыс.

Наблюдая за тем, как я судорожно ищу или ведро, или тазик, или, на худой конец, любую посудину, эльф только покачал головой. Не найдя ничего подходящего, я распахнула окно и высунулась из него по пояс.

— Гад, — выдавила я, слабо трепыхаясь и пытаясь придать себе вертикальное положение. — Какой отравой ты меня напоил?

Эрэн усмехнулся и уложил меня обратно в постель:

— Но ведь помогло.

— Смерть твою точно приблизило, — сквозь зубы констатировала я.

— Пациент язвит, значит, жить будет, — самодовольно ответил эльф.

Меньше всего мне хотелось знать, что произошло, хотя остроухий и не стремился это обсудить.

— Уже сегодня вечером мы сможем вернуться к нашим занятиям.

Я возмущенно открыла рот, но эльф не дал мне высказаться, проворно влив туда еще какой-то травяной гадости. Правда, на этот раз меня не стошнило, а просто передернуло.

— Надеюсь, ты не думаешь, что из-за твоей очередной глупости мы так и не приступим к починке стены?

Я застонала: ах, вот оказывается, что он имел в виду под "необычным уроком магии".

— А то последние три дня мне пришлось ютиться на краю кровати, боясь потревожить тебя.

Три дня! Я снова застонала. Что же такое произошло, что я три дня пролежала без сознания?!

— Вот и я бы хотел у тебя это спросить, — сказал эльф, отходя к окну.

— Хотел бы спросить что? — уже более уверенным голосом уточнила я.

Эрэн на секунду задумался, а когда повернулся ко мне, то на его лице не отражалось ничего кроме невозмутимого терпения и спокойствия:

— Об этом мы поговорим позже, а сейчас отдохни. Твоей спальней мы займемся вечером.


Он сдержал свое обещание: несмотря на все мои протесты под эгидой "я умираю", эльф заставил меня подняться на ноги, привести себя в божеский вид и отправиться в "проветриваемую" спальню.

— Если будешь постоянно считать себя слабой, то такой и станешь, — констатировал он, на мою последнюю попытку отвертеться от работы.

Смирившись с судьбой, я покорно проследовала за остроухим, надеясь на то, что моя роль будет заключаться в наблюдении или, в крайнем случае, небольшой магический помощи.

Внутри было холодно и мокро.

Зияющая чернотой дыра в диаметре не уступала моему росту.

— И что же делать? — поежившись, спросила я.

— А что обычно делают, когда ломаются стены? — в тон мне спросил эльф.

— Риторический вопрос….

— Для начала нужно измерить размеры "бедствия". Потом пойти в лес и принести хорошее дерево, обработать его, а затем укрепить с помощь магии, — невозмутимо перечислил эльф.

— Ты издеваешься?! Я же девушка! Я не должна таскать бревна!

— Девушки не делают таких очаровательных дыр в стенах. Ты — маг, и будь любезна отвечать за свои поступки.

Я стиснула зубы и отправилась на улицу.

Эльф помог выбрать нужное дерево и проконтролировал, как я с помощью магии сделала из него "заплатку" для стены, попутно обучив новым заклинаниям. Это заняло не более часа, хотя я могла поклясться, что прошло не меньше трех.

— Самое сложное — это магическое укрепление. Видишь ли, твоя сила смела не только материальную стену, но и пробила здоровенную брешь в защите. На какое-то время я смог ее восстановить, но только на несколько дней.

— А что же могу сделать я? Из нас двоих — ты лучше владеешь магией.

Эльф утвердительно кивнул:

— Да. Но это совсем не значит, что тебе не нужно учиться. Для начала ты должна изучить ту защиту, которая уже была тут установлена, а потом сплести заклинание, которое по своей структуре не отличается от первоначального.

— Ты снова издеваешься?! — я растеряно смотрела на заделанную стену и пыталась понять, как воплотить в жизнь то, о чем говорил эльф.

Он окинул меня испытующим взглядом, будто оценивая.

— Знаешь, может, ты и права, не стоит тебе этого делать, а то еще разрушишь дом до основания.

Я хотела начать громко возмущаться, но вместо этого развернулась и пошла в другую спальню.

Измученная и обессиленная, я свалилась на кровать, не потрудившись даже раздеться.

Уже сквозь сон я слышала, как вернулся эльф и, раздевшись, лег рядом. Легкое щекочущее прикосновение к моей щеке заставило непроизвольно улыбнуться.

— Фрэн, может, ты разденешься?

Я удивленно распахнула глаза.

— В смысле?!

— В смысле, что ты в этой одежде только что занималась ремонтом, — явно наслаждаясь моей реакцией, ответил эльф бархатным шепотом. — А на кровати все же спят.

Я оттолкнула его руку и встала. Переодеться действительно было нужно. Только вот почему я снова чувствовала себя такой дурой?!



***

Несильная пощечина вернула меня из сладких грез на землю.

— Я говорю специально для тебя, и повторять не собираюсь.

Я вздохнула и снова опустила глаза в книгу:

— Я слушаю.

— Тогда повтори, что я сказал, — казалось, Наставник видит меня насквозь.

— Не иначе как читали мне очередную лекцию о морали, — буркнула я и получила очередную затрещину по своему многострадальному затылку.

— Не думай, что если ты выходишь замуж, то я позволю тебе халатно относиться к своим обязанностям.

Григориан отошел к окну и продолжил:

— Тебе не удастся овладеть этим заклинанием, если ты будешь рассеивать свое внимание на мелочи. Оно требует максимальной концентрации. Когда-нибудь это тебе обязательно пригодится, и ты будешь очень сильно сожалеть, что вместо того, чтобы тренироваться, пускала слюни в сторону своего вампира.

— Не драматизируйте, — сморщилась я. — Вы же прекрасно знаете, что я справлюсь. Это не так сложно, как вы говорите.

— В таком случае будь добра — продемонстрируй! — он резко обернулся и произнес неизвестное мне заклинание. Грубая волна силы отбросила меня в противоположный угол комнаты, добавив сверху тяжелым учебником по контр-заклинаниям силовых приемов.

— И это ты называешь красивым словом "справлюсь"? — послышался насмешливый голос Григориана. — Твоя самоуверенность просто поражает меня! Как можно быть настолько глупой?

— Если бы вы каждый раз не демонстрировали свое превосходство, а просто объясняли, то, возможно, у меня получалось бы намного лучше, — заметила я, вставая с груды хлама, еще минуту назад бывшей книгами и баночками.

— Если бы ты слушала объяснения, то я непременно последовал бы твоему совету. Но, к сожалению, тебе необходимо тесное общение с полом, стенами и потолком, чтобы понять, что это знать нужно!

— А если я однажды не встану? — язвительно спросила я, потирая ушибленные места.

— Я еще не окончательно выжил из ума, чтобы собственноручно тебя убить.

Я села за стол, стараясь не встречаться глазами с Наставником, и углубилась в чтение. Но замысловатые иероглифы древнего языка никак не складывались в слова, а те, в свою очередь, отказывались превращаться в связный текст. Загибая уголки пожелтевших от времени страниц, я упорно продолжала читать дальше, не желая вновь вызвать гнев Григориана.

— Ты должна понимать этот язык как свой родной, — сказал он, садясь в глубокое кресло напротив моего стола. — Я трачу свое время на тебя не просто так. Я не требую от тебя ничего, с чем бы ты не могла справиться, но это не значит, что все, чему я тебя обучаю, будет даваться легко. Большинство магов не могут овладеть и половиной того, что ты уже знаешь. Я не говорю сейчас о черной магии. Даже белая магия для них нечто почти недосягаемое. Они тратят месяцы на отработку простейших заклинаний, таких как телепортация и левитация, а на некоторые уходят годы. В Школе Чародейства на изучение обычного огненного шара ученики тратят несколько недель! Ты не можешь позволить себе такой роскоши. Пойми же, наконец, что речь идет о твоей жизни! Это не шутка, это — реальность. Если ты не научишься делать это сейчас, то можешь не рассчитывать на то, что выживешь при встрече с Сэртаменом.

Я уже открыла рот, чтобы возразить, но Григориан не дал мне этого сделать:

— Так уж случилось, что ты родилась именно такой и именно сейчас. Есть вещи, которые нужно просто принять. Я знаю, что ты не веришь мне. До сих пор думаешь, что я просто стараюсь тебя заставить делать то, что нужно мне. Я не стану тебя ни в чем переубеждать — это бессмысленно. Все мои слова ты будешь воспринимать лишь как попытку запугать и удержать тебя. Но однажды, когда ты поймешь, что это не так, может быть поздно. Сэртамену нужна твоя сила, и он не остановится ни перед чем. Пока я рядом, он, возможно, и не станет ничего предпринимать, но я не буду рядом вечно!

Впервые я слышала от него подобные слова.

Словно прочитав мои мысли, Наставник продолжил уже более мягким голосом:

— Мне осталось совсем немного. Я маг, я чувствую это. И поэтому стараюсь передать тебе все то, что может пригодиться.

Я снова хотела возразить, но он поднял руку, давая понять, что еще не закончил:

— Замок перейдет в твое владение. Я многого не рассказывал тебе про это место, но со временем ты все узнаешь сама.

Я не понимала, о чем он говорит, но спрашивать не стала. Смутная тревога закралась в душу, вытеснив приятные мечты о предстоящей свадьбе.

— Ладно, иди спать, уже поздно, а тебе завтра рано вставать.

Я послушно встала и пошла к двери.

— Подумай над тем, какой опасности ты подвергаешь жизни своих близких, — не поворачиваясь, добавил Григориан.

Сквозь незашторенные окна свет луны ровной дорожкой ложился на каменный пол коридора. Я остановилась и посмотрела на небо: далекие звезды холодным сиянием ответили на мой взгляд. В ореоле серо-белых облаков луна казалась нарисованной. Какая-то неясная тоска сжала мое сердце, заставив зажмурить глаза. По телу пробежала легкая дрожь, словно от ночного холода. Я открыла глаза и посмотрела в ту сторону, где был замок Навиэля, будто надеясь увидеть остроконечные башенки. Губы сами собой прошептали его имя, оставив след дыхания на стекле.

Я поднялась в свою спальню и села к камину, прислонившись щекой к теплому камню. Но этот огонь не мог согреть мою душу. Слова Наставника все еще звучали у меня в голове, не давая возможности забыться.

Я сняла кольцо с руки и сжала в ладони.



***

Я проснулась в холодном поту, сжимая в правой руке край одеяла. Лунный свет призрачным туманом окутывал спальню. Постепенно глаза привыкли к полумраку, и я смогла рассмотреть лежащего рядом эльфа. В холодном свете он был еще прекраснее, чем обычно: бледная кожа, идеальные черты лица, длинные ресницы, иссиня-черные волосы, разметавшиеся по подушке.

Постепенно нервная дрожь прекратилась, и ее место заняла бесконечная усталость. У меня начало складываться впечатление, что я проживаю две жизни, не имея возможности отдохнуть и прийти в себя: странные сны не давали мне покоя ни днем, ни ночью, а постоянные тренировки выматывали до такой степени, что иногда я не понимала. где вымысел, а где реальность.

Проще всего было сказать об этом эльфу, но я почему-то не могла заставить себя это сделать. По какой-то, неизвестной даже мне причине, я чувствовала, что сны очень важны.

Я снова легла и попыталась уснуть: на завтрашней тренировке эльф не станет интересоваться, как я себя чувствую, и делать скидку на то, что я не выспалась.



***

День обещал быть солнечным, поэтому остроухий решил, что лучше всего начать с тренировки, а уже вечером повторить заклинания, которые я отрабатывала на последнем уроке.

— Самое главное — это чувство равновесия.

— Эээ… Я не думаю, что мне…

— Вот и не думай, — оборвал Эрэн. — Делай, что я тебе говорю.

Я подозревала, что ничего у меня не получится: такого рода движения можно увидеть только в исполнении циркачей-акробатов, либо, судя по всему, эльфов. Это был не мой уровень, но спорить я не стала, зная, что все равно придется это делать, хочу я или нет.

За эти дни рука отвыкла от тяжести меча и предательски отказывалась подчиняться требованиям остроухого. Но я сжала зубы и попыталась изобразить что-то, отдаленно напоминающее прыжок с поворотом в воздухе.

Хлюп… Первая же лужа стала моей.

— Я же говорю, следи за равновесием.

— Не могу! У меня ноги скользят по мокрой траве, — мой голос прозвучал как-то слишком жалобно, словно у обиженного ребенка.

— Это тоже можно использовать. Перенеси тяжесть тела на другую ногу и снова поймай равновесие.

Я встала, перехватила меч и попыталась снова. На этот раз я даже не упала, но только благодаря тому, что вовремя использовала оружие как тормозящее средство.

Эльф на секунду прикрыл глаза, но тут же взял себя в руки:

— Фрэн, пойми, это как танец. Не думай о том, что делать в следующую секунду, не старайся просчитать каждое движение.

— Не поняла… Мне всегда казалось, что сначала нужно отработать технику до автоматизма, а потом придать движениям легкость и грацию.

— Так и есть. Но, поверь, твое тело и так знает, что делать, просто ты упорно отказываешься его слушать. Тебе нужно попытаться расслабиться и не думать о том, куда в следующий миг ставить ногу. Пойми же ты. Я не учу тебя. Я помогаю вспомнить.

— Вспомнить… — тихо произнесла я, словно пробуя это слово на вкус.

— Услышь мелодию движения и у тебя все получится само собой. Ты не даешь себе раскрыться. Твоя излишняя сосредоточенность и вдумчивость мешает.

— Но я ничего не могу с собой поделать, — с горечью в голосе ответила я.

— Думай о чем-нибудь другом. О чем-нибудь приятном. Спой, в конце концов, если тебе это поможет…

— А вот издеваться не нужно! Мне достаточно уже того, что ты каждый божий день измываешься надо мной всеми известными способами! Я скоро вообще перестану считать себя полноценной личностью!

Эльф рассмеялся серебристым смехом и, мгновенно оказавшись рядом, обнял со словами:

— Никогда бы не подумал, что у тебя такое болезненное отношение к собственной персоне. Мы, эльфы, не придаем значения таким мелочам. Прости, если обидел, но мне бы такое даже в голову не пришло.

Я с досадой оттолкнула его руку и присела на поваленное бревно:

— Сама не знаю, что со мной происходит. Мир сошел с ума. Такое ощущение, что у меня раздвоение личности. С одной стороны я понимаю, что это все ерунда и просто тренировки, а с другой — мне так обидно и унизительно, что я не могу сделать то, о чем ты просишь. Это выматывает. Мне хочется смеяться над своей глупостью и плакать оттого, что я не понимаю, почему так происходит. Ты говоришь, что нужно просто прислушаться к себе, и все получится. Но, Эрэн, у меня такое чувство, что я не знаю, кто я такая… Мне не к чему прислушиваться…

Остроухий сел рядом со мной:

— К сожалению, тут я ничем не могу тебе помочь.

Я усмехнулась:

— Я знаю. И я не хочу, чтобы ты мне помогал. Я вообще не знаю, зачем я сказала тебе это. Ведь на самом деле слова ничего не значат, и они не в силах изменить то, что есть. Наверное, я так привыкла жалеть себя, что теперь не могу отделаться от этой поистине ужасной привычки. Ведь в том мире все по-другому: там мне не нужно было бороться, даже о завтрашнем дне не нужно было думать. А здесь ведь все совсем не так. Каждый день может стать последним. И единственное, из чего нужно исходить, принимая решения, это смерть. Это то, что движет этим миром, то, что помогает трезво оценивать ситуацию.

— Да, это так, — согласно кивнул эльф.

— А это значит, что нельзя слишком серьезно относиться к себе. Поэтому мое сознание разрывается на две части: я смертна и, следовательно, должна принимать любые решения спокойно и хладнокровно, отдавая себе отчет в том, что это может быть последнее решение в моей жизни. Но, с другой стороны, у меня есть желания, у меня есть мечты…

Эльф ничего не ответил, но посмотрел на меня долгим задумчивым взглядом. На миг мне показалось, что он видит меня насквозь. Хотя, возможно, так оно и было.

— Для своего возраста ты говоришь довольно серьезные вещи.

Я усмехнулась и встала:

— Говорить можно что угодно. А вот жить в соответствии с тем, что сказано — совсем другое дело.


Я сидела с книгой по прикладной магии и невидящим взглядом смотрела на язычки пламени в камине.

Эльф как всегда неслышно подошел со спины и положил руки мне на плечи. От неожиданности я вздрогнула, но не повернулась.

— Что с тобой?

Я отрицательно покачала головой.

— Завтра ты сможешь перебраться в свою спальню. Я приберусь там днем и помогу перенести вещи.

Я кивнула головой.

— Фрэн, тебе нужно развеяться, — его руки аккуратно начали массировать мои плечи. Я закрыла глаза и отдалась этому приятному чувству. — Если хочешь, то на следующих выходных можем посетить город и выбрать тебе потрясающее платье. Ты любишь платья?

— Ненавижу, — честно призналась я. — Я носила платья только ради Мартина, потому что ему нравилось чувствовать себя как в средневековье. Он тратил бешеные деньги на одежду и атрибутику, чтобы создать соответствующую обстановку. Мне приходилось терпеть высокие каблуки и корсеты. Но я никогда не испытывала особой любви к такому образу. Для меня истинным удовольствием были прогулки по лесу и купание в озере. Я устраивала пикники на поляне возле его замка, так как он боялся заходить в лес. Он вообще много чего боялся… А я боялась, что проживу так всю жизнь: в высшем свете, который только теоретически представлял, что такое человеческие отношения. Я так ненавижу всех тех, кто решил, что им все позволено, что они правят миром. Никто не имеет право решать за других, указывать как лучше. Понимаешь? Мартин не был плохим. Он был избалованным. Я стала для него игрушкой. Куклой, которую он одевал так, как ему хотелось, водил туда, куда ему хотелось, показывал знакомым, точно дорогую вещь. А я улыбалась, когда ему было нужно, смеялась над его шутками, была учтива с его знакомыми, всегда была мила и очаровательна. Я обманывала их, и я обманывала себя.



***

В плохо освещенной таверне были заняты все столики. Лорейн в нерешительности остановилась в проходе, не зная, что делать.

— Я же говорила, что нам не следует сюда идти, — шепотом заговорила она, стараясь держаться ко мне поближе. — Все мои сокурсники ходят… то есть не ходят в такие… — она замялась и умоляюще посмотрела на меня. — Мест все равно нет, давай уйдем отсюда?

— Разве нет? — холодно спросила я, делая шаг к столику у окна. Трое здоровенных мужиков подняли на меня удивленные взгляды. — Я жду.

Один из них, разъяренный такой наглостью, хотел встать, но его товарищ поспешно отпихнул его в сторону, уступая мне место.

— Я не одна, — кивок в сторону Лорейн.

Второй поспешно уступил место, стараясь обойти меня так, чтобы не задеть даже краешек плаща, ниспадающего до пола.

— Мы предпочитаем ужинать в одиночестве, — холодно проинформировала я, жестом подзывая хозяина.

Лорейн неуверенно смотрела вслед удаляющейся троице, ругавшей сквозь зубы меня и весь род магов.

— Как тебе удается так делать? — наконец спросила Лорейн, прервав молчание. — Я думала, они просто убьют тебя за такую наглость…

— И убили бы, если бы не были такими трусами, — фыркнула я. Лорейн передернула плечами, но ничего не сказала. В ее взгляде явно читалось неодобрение, но спорить со мной не было смысла, и она это прекрасно знала.

Нам подали горячий ужин и местное вино. Лорейн с сомнением посмотрела на полупрозрачную бутылку и перевела взгляд на трактирщика:

— А можно мне стакан воды?

Он удивленно приподнял бровь, очевидно борясь с желание переспросить, но передумал и пошел за водой.

— Я не пью, — пояснила Лорейн, когда мы остались одни. — И не понимаю, почему ты это делаешь.

Я не знала, что ответить. Объяснять, что сейчас для меня это стало одним из единственных способов не думать о будущем и о том, что это будущее мне приготовило, я не могла. Внезапно распахнувшаяся дверь избавила меня от необходимости что-либо отвечать. Лорейн испуганно оглянулась, будто опасаясь, что вернулась та троица. Но на пороге появился человек, закутанный в черный дорожный плащ с капюшоном. Из-за падающей тени его лица не было видно, но мне почему-то показалось, что он смотрит именно на нас.

Мне стало как-то не по себе, хотя я не могла понять, чем это вызвано. Незнакомец неторопливо двигался между столиками, провожаемый взглядами постояльцев.

Мои попытки оценить его силу не принесли абсолютно никаких результатов. Либо он не маг, либо отлично маскирует свои способности. Второй вариант казался мне наиболее вероятным, хотя и был совершенно необоснованным.

Он медленно прошел мимо нас и остановился у барной стойки.

Что-то в его походке и движениях напоминало мне о Наставнике. Но это был не он. Я перевела задумчивый взгляд на Лорейн: она неподвижно сидела напротив меня, безучастно ковыряясь в тарелке.

— Позвольте составить вам компанию? — от неожиданности я вздрогнула. Когда незнакомец успел подойти к нам, так и осталось для меня загадкой.

Не дождавшись ответа, он сел рядом с Лорейн и снял капюшон. Взгляды присутствующих мгновенно остановились на его лице. Сказать, что он был красив, все равно, что ничего не сказать. Черные шелковые волосы обрамляли удивительно ясное лицо с большими нежно голубыми глазами. Эта была не холодная красота моего вампира, а мягкое, как дуновение летнего ветра, и свежее, словно первое дыхание весны, очарование. Привыкший к восхищенным взглядам незнакомец удивленно приподнял одну бровь, заметив скептическое выражение моего лица.

— Вообще-то, мы против, — холодно ответила я на заданный несколько мгновений назад вопрос.

Он недоверчиво покосился на Лорейн, которая все еще не могла отвести восхищенного взгляда.

— Может, вы все же передумаете? — мягко поинтересовался он. — Мне было бы очень приятно провести время в таком изысканном обществе.

— И что же в нем изысканного? — я начинала злиться. Лесть — это не тот метод, который я одобряла.

Ответом мне была удивленная тишина. Он явно не привык к такому пренебрежительному отношению к своей персоне.

— Я, кажется, ясно выразилась, — продолжила я, вопросительно изогнув бровь.

Он резко встал. Инстинктивно я приготовилась к бою, но незнакомец лишь слегка наклонил голову, словно отдавая должное моей прямоте.

— Прошу прощения.

Мы снова остались в одиночестве.

— Почему ты это сделала? — одними губами спросила Лорейн. — Он производил впечатление благовоспитанного человека.

— Во-первых, он не человек, — ответила я прежде, чем сама поняла, что сказала. Вот что меня насторожило! Я повернулась в сторону барной стойки, где стоял незнакомец, будто могла прочитать на его спине, кто он. — А во-вторых, ты должна знать, что внешность крайне обманчива. Ты же маг!

Видимо, последние слова я сказала слишком громко, потому как красавец усмехнулся, но поворачиваться не стал. В принципе он и так мог узнать, кто она. Это не было тайной.

— А кто же он? — глаза Лорейн сузились.

— Не знаю, — я снова посмотрела в спину незнакомцу. Ощутив мой взгляд, он обернулся. Холодные непроницаемые глаза, в них чувствовалась сила и жесткость. Такой взгляд бывает у людей наделённых властью и могуществом. Кажется, что они улыбаются, но глаза остаются прежними. "Вот она — сущность души. Красивая внешности и сталь внутри". Будто прочитав мои мысли, он усмехнулся и слегка кивнул мне головой.

На меня часто смотрели мужчины. Многие с любопытством, некоторые с неприязнью, редкие с обожанием. Но никто не смотрел на меня так, как он. "Так изучают даже не противника, — думала я. — Жертву. Внимательно и не спеша".




Глава 11

<p>Глава 11</p>

На следующий день Эрэн устроил пикник.

Я подставила лицо весеннему солнцу, надеясь загореть.

— Самое изысканное меню, которое вам доводилось видеть, леди, — и эльф жестом волшебника начал извлекать из небольшой на вид корзины бутерброды, овощи, фрукты, пирожные, булочки, красную рыбку и вино.

Я потянулась к бутылке, но получила по рукам. И в ту же секунду из корзины были извлечены два пузатых бокала на высокой ножке.

— Предлагаю выпить за то, чтобы в твоей спальне больше не образовывались огромные дыры загадочного происхождения.

— Хороший тост.

Я с наслаждением вцепилась в бутерброд с красной икрой.

— Ты сегодня все утро приводил в порядок мою комнату. Почему ты не попросил меня помочь?

— Понимаешь, дорогая, мне бы очень не хотелось снова устранять последствия твоей магии в доме. Я уже говорил тебе, что этот дом дорог мне как память.

— Да, кстати, — я запила бутерброд вином. — А почему ты жил отдельно от остальных эльфов?

Эрэн задумчиво повертел бокал в руке, усердно придумывая, как бы получше соврать. Я поморщилась:

— Если не хочешь отвечать, то не надо. Я сегодня добрая. Лучше расскажи мне что-нибудь интересное.

— Хм… А что тебя интересует?

— Расскажи мне про этот мир.

— Достойный вопрос, — усмехнулся остроухий. — А что ты хочешь про него узнать?

— Ну, для начала я была бы не против узнать, как он называется.

Он рассмеялся, едва удержавшись в сидячем положении.

— Понятно…

Наш мир такой же несовершенный, как и все другие. Раздробленный на несколько независимых государств, большинство из которых соблюдают вооруженный нейтралитет. Одно из самых больших человеческих государств — Санара. Известная тебе Вилония — ее столица, в которой находится Школа Чародейства. Но это ты и так теперь знаешь. Второе по величине государство — Та-Ивер — находится на севере. В отличие от Санары, которая признает монархию, Та-Ивер управляется главами древних домов, или кланов, как они себя называют. По договору с Вилонией дети из таких семей имеют право на обучение в Школе Чародейства, при условии, что после ее окончания они три года будут работать на территории Санары. Очень редкие из них остаются в Вилонии при дворе короля Вэрнэ Дью Ван Хесслина. Большинство предпочитают перебираться в менее крупные города, где люди не избалованы магией и готовы хорошо платить за такие услуги. Что касается Санары, то в основном это частные владения графских и дворянских семей, имеющих голос в Совете Магов. В каждой такой семье есть маг, в большинстве своем это маги второй ступени, реже — первой. Маги третьей ступени встречаются редко и, как показывает практика, это дети из небогатых семей, которые позже получают протекцию приближенных к власти домов. Сейчас это люди, которые облачены властью и вершат правосудие. Некоторые, правда, решили не лезть в мировую политику и остались преподавать в Школе Чародейства, либо отправились в другие страны. Нелегально, конечно. Санара очень внимательно следит за тем, чтобы маги третьей ступени не покинули государство и не встали на сторону противника.

Видя недоуменное выражение моего лица, Эрэн пояснил:

— Маги первой ступени составляют подавляющее большинство всех существующих магов нашего мира. Они вынуждены произносить заклинание вслух и использовать при этом руки. Маги второго уровня — они встречаются реже — как правило, это высокопоставленные лица либо отшельники. Они не произносят заклинания в слух, но используют руки. Маги же третьего уровня встречаются крайне редко. Их буквально единицы. Они используют только силу мысли.

— Ясно. Но если государства придерживаются нейтралитета, то почему… — я не успела договорить.

Эльф усмехнулся:

— Договора о мире нет. Поэтому каждое государство только и ждет повода напасть на соседнее.

— Это глупо, — фыркнула я.

— Согласен. Но это борьба за власть, желание обладать бСльшим куском мира, чем оно имеет. Ладно, давай не будем о политике. На северо-восточном побережье находится государство орков — Кулор. Довольно изолированное, имеет одно посольство в Та-Ивере. С большим недоверием относится к Санаре. Среди орков маги не встречаются, но самые отважные выпускники Школы перебрались именно туда, так как их принимают с большим почтением и уважением, которого они не смогли бы добиться ни в одном человеческом государстве.

Лирранда — самый известный город эльфов, где находится правящая династия, а так же расположен Университет, где, собственно говоря, мы, эльфы, и учимся. Самый же крупный город — Аорэн, он чуть ли не в три раза больше Лирранды. Там проживает большая часть населения.

— А ты где живешь? — не удержалась я от вопроса.

— В Лирранде. Кстати, мы не граничим с Санарой напрямую, между нашими государствами Приморские горы. У их подножья находится Анакан — портовый город Санары — одна из самых нейтральных территорий страны. Вот там ты можешь встретить не только эльфов, орков, людей, гномов, но и гоблинов.

— Гоблинов?! — не поверила я. — А они что еще не вымерли?

— И не собираются, — усмехнулся эльф. — Твари они злобные, мелочные и маниакально подозрительные. Чтобы выследить одного из них, нужно быть профессиональной тенью. В большинстве своем они занимаются тем, что сбывают краденое или становятся наемными убийцами.

— М-да… — выдавила я. — Может, есть еще какие-нибудь сказочные персонажи, о существовании которых мне следовало бы знать?

— Феи, — невозмутимо отозвался эльф, разливая остатки вина по бокалам. — Самые добрые и волшебные существа. Где они живут, не знает никто.

— А они показываются людям? — я даже забыла про вино, рисуя в воображения милых созданий, умещающихся на ладошке, с полупрозрачными крылышками и золотой пыльцой.

— Только детям, — пожал плечами эльф. — Взрослые их не замечают и вообще предпочитают делать вид, что их не существует.

Я фыркнула:

— Идиотизм!

— Вот уже несколько столетий никто из взрослых не видел фей.

— А ты видел?

— Да, когда был маленьким, — кивнул остроухий, мечтательно улыбаясь. Мне почему-то было сложно представить, что он когда-то был ребенком. А ведь был. И наверное тоже лазил по заборам, и измерял лужи, и верил в чудеса… Хотя наличие этого мира само по себе чудо. Мне как человеку, прожившему хоть и не долго в мире хайтека, все вокруг казалось нереальным. — Думаю, что ты тоже видела их, просто не помнишь.

Может, так оно и было, но подумать на эту тему мне не дали.

— Есть еще одна раса. Пожалуй, самая немногочисленная. Последний раз их видели, когда была великая война. Они называют себя Дарующие Смерть, хотя я бы назвал их "забирающие жизнь".

— Кто они?

— Я не знаю. О них известно настолько мало, что мне кажется, половина из всего написанного вымысел, а вторая половина — искаженные факты.

— Понятно… — расспрашивать дальше о Дарующих Смерть не было смысла, поэтому я задала вопрос, на который эльф мне так и не дал внятного объяснения. — Эрэн, вампиры ведь существуют.

Эльф тяжело вздохнул и посмотрел на меня то ли сочувственно, то ли задумчиво.

— По этому вопросу я могу сказать только свое собственное мнение, так как взгляды ученых магов основательно расходятся. Одни говорят, что они существуют и живут среди нас, только вот вычислить нам их никогда не удастся, в силу их природной способности всегда оставаться незамеченными. Другие считают это бредом и страшными сказками на ночь.

— А ты как считаешь?

— Я не отрицаю того, что где-то они существуют.

Я задумалась, пытаясь припомнить детали своего сна.

— А если они существуют, то питаются кровью?

Эрэн передернул плечами:

— Я не знаю, Фрэн. Единственное, что могу посоветовать, раз уж тебя так интересует данная тема, это пойти в библиотеку и поискать там.

К тому времени, как солнце скрылось за горизонтом, мы с эльфом успели осушить последнюю бутылку вина.

— Скажи, душа моя, ты в состоянии идти? — поинтересовался Эрэн, собирая остатки пиршества в корзину.

— Угу, — я попыталась подняться на ноги и, поскользнувшись на мокрой траве, упала на землю.

— Ясненько. Сейчас я телепортирую тебя в дом.

— О!!! — радостно подпрыгнула я. — Телепорт!

Эльф одним прыжком преодолел расстояние между нами и повалил меня на землю.

— Не смей!

— Ладно, ладно, — заплетающимся языком согласилась я и, повиснув на любезно предоставленной шее, закопалась лицом в его волосах.

— Клиент готов, — констатировал Эрэн, поднимая меня на руки.



***

— Одно твое посещение города, и какой результат?! Три трупа!!! Три!!! Понимаешь ты или нет?! — я никогда не видела Наставника в таком бешенстве. — Чем ты думаешь?!

Я устало присела на краешек кресла в просторной тускло освещенной гостиной. Мерное потрескивание камина никак не вязалось с только что произошедшим.

— Они сами виноваты. У меня не было выбора.

— Не говори ерунды! Выбор есть всегда и ты об этом прекрасно знаешь! Или ты не в состоянии отвечать за свои поступки?!

— Они хотели убить Лорейн!!! — не выдержала я.

— Лорейн — маг! Она в состоянии позаботиться о себе сама. Тем более, что вашими противниками были, если не ошибаюсь, трое слюнявых подростков, возомнившие о себе невесть что! Или ты хочешь сказать, что она была бессильна против них?

Я разозлилась и крепче сжала рукоять меча. Наставник молниеносным движением выбил его из руки и толкнул меня назад в кресло:

— Не забывайся.

— Они могли убить ее, — не сдавалась я. Хотя теперь мне уже так не казалось. Я прикрыла глаза и снова увидела лица трех высоких мужчин, которых Наставник брезгливо назвал подростками. Тогда, в темном переулке они не казались мне такими безобидными как сейчас.

— Если тебе просто нравится убивать, то твое место рядом с Сэртаменом, а не здесь, — между тем продолжал Григориан.

— Нет, — горячо возразила я, стараясь не думать о трех трупах, оставленных совсем недалеко от той таверны, где мы сидели.

— Ты совершенно не думаешь головой! У Сэртамена теперь есть право арестовать тебя на законных основаниях! Ты дала ему все карты в руки!

— Меня никто не видел!

— Никто, кроме Лорейн.

— Она не станет об этом говорить, — в моем голосе промелькнуло сомнение.

— На твоем месте я бы не был столь самоуверен, — он на секунду замолчал. — У тебя не возник вопрос, откуда об этом знаю я?

Я остановилась и резко повернулась к нему. Эта мысль действительно не пришла мне в голову.

— С сегодняшнего дня ты находишься под моим арестом, — его голос вновь стал невозмутимо спокойным. — Если тебе повезет, то больше никто не узнает о трупах, но если твоя ненаглядная Лорейн хоть словом обмолвится о произошедшем, то можешь считать, что у тебя появится уникальный шанс исследовать подземелья замка Сэртамена с подробным изучением всех методов добывания информации местной инквизицией. Кстати, сомневаюсь, что в программу входит комфортное проживание и питание. Хотя если тебе повезет, то ты вполне можешь рассчитывать на пару ночей в спальне одного из самых влиятельных магов Вилонии.

Его слова привели меня в такой ужас, что я потеряла над собой контроль и привалилась к стене, судорожно стараясь нащупать хоть какую-нибудь опору.

— Я не исключаю возможности, что это было подстроено, — после небольшой паузы сказал Наставник. — Какую магию ты применила?

— Смешанную, — еле слышно отозвалась я.

— Молись, чтобы Лорейн не поняла этого…

Я молча кивнула головой и потянулась к бутылке вина, стоявшей на столе.

— Очаровательно, — усмехнулся Григориан, наблюдая за моими манипуляциями. — Ты действительно считаешь, что это выход?

Я поставила вино на место и вздохнула.

— Нет, я так не думаю. Просто… — я замолчала, не зная, как продолжить. — Просто я не знаю, что делать дальше… Когда это кончится? Я не хочу провести всю жизнь и бояться, что в один прекрасный день за мной явится Сэртамен или кто-нибудь еще. Это невыносимо, каждый раз просыпаться с мыслью, что это, возможно, твое последнее утро…

— Ты знаешь, почему это происходит, — Григориан сел напротив и внимательно посмотрел на меня.

— Как это прекратить? — в который раз задала я вопрос, хотя прекрасно знала, каков будет ответ.

— Сделай выбор. Это единственное, что от тебя требуется. Пока не решишь, на чьей ты стороне, ты не сможешь жить спокойно.

Я усмехнулась, откидываясь на спинку кресла:

— Неужели вы думаете, что я настолько глупа, чтобы поверить в это? Какую бы сторону я ни выбрала, результат окажется одним и тем же: мне придется бороться.

— Да, придется. Но ты будешь знать, за что ты борешься. Разве не это тебя мучает? Одна часть тебя тянется к Лорейн, потому, что она воплощение добра и света, но другая… — он замолчал.

Медленно кружась, осенние листья упали на ковер, подчиняясь дуновениям осеннего ветра, распахнувшего плохо закрытое окно.

— Тебе лучше пойти поспать, — наконец заговорил Григориан. — В любом случае ты сейчас не в том состоянии, чтобы что-то решать.




Глава 12

<p>Глава 12</p>

И снова все дни слились в бесконечных тренировках.

Эльф выматывал меня до такой степени, что сил не было даже на то, чтобы размышлять над снами. Внутреннее беспокойство не давало мне сосредотачиваться на словах Эрэна, замедляя процесс обучения и усложняя жизнь нам обоим. Иногда меня посещала мысль рассказать ему обо всем, но каждый раз я откладывала это "на потом".

— Для того, чтобы понять, о чем я говорю, и сделать все правильно тебе необходимо почувствовать дух самого заклинания.

Я бездумно смотрела на склонившегося над столом эльфа. Свет вечернего солнца причудливо оттенял его безупречную кожу, придавая глазам особый блеск.

— Ты слушаешь меня? Фрэн, это последнее заклинание на сегодня. Как только ты его освоишь, я отпущу тебя спать.

— У меня нет больше сил. Давай я сделаю это завтра?

— Нет, давай сегодня. Оно простое. Завтра мы перейдем к более сложным заклинаниям, требующим высокой сосредоточенности и концентрации внимания.

Я поморщилась, но спорить не стала.

— Все, что от тебя требуется это почувствовать результат.

— В смысле?

— Произнося мысленно заклинание, ты концентрируешь свою силу на определенной мысли, чувстве, желании. Чем более оно конкретно и однозначно, тем больше вероятность получить желаемый результат.

— Никогда не слышала такой трактовки, — устало ответила я, даже не пытаясь осознать только что сказанное им.

— Знаю, но если ты подумаешь, то сама поймешь, что любое заклинание — это не просто слова…

— Эрэн, прости меня, но я не в состоянии сейчас воспринимать все это. Единственное, о чем я могу думать, — это горячий ужин и постель.

Эльф обреченно махнул рукой в мою сторону:

— Ты способна все это понять. Просто по какой-то причине не хочешь.

Я ничего не ответила.

— Хорошо, иди спать, — вздохнул эльф, отворачиваясь к книжному шкафу.

Уже выходя из комнаты, я обернулась и сказала:

— Я стараюсь, Эрэн. Правда стараюсь, но иногда мне кажется, что ты ждешь от меня слишком много. Я всего лишь маг.

Остроухий отложил толстенную книгу в кожаном переплете:

— Я бы никогда не стал требовать от тебя невозможного. И я вижу, что ты стараешься. Но стараться мало. Нужно желать этого. А ты просто надеешься, что знания сами каким-то чудесным образом улягутся у тебя в голове.

— А что ты предлагаешь? Ночами напролет сидеть за манускриптами и стараться понять, что там написано?

— Конечно, нет! Ты и так знаешь, что там написано, — ответил он, не обращая внимания на мою поднятую бровь. — Я тебе уже говорил, что не собираюсь учить тебя. Я помогаю вспомнить.

Я развернулась и направилась в свою спальню.

— Я же не требую от тебя чего-то сверхъестественного. Все, что тебе нужно — это понять природу своей силы и научиться пользоваться ею.

— Знаю, Эрэн, знаю, — борясь со слабостью, ответила я. — Но пойми, пожалуйста, я не машина, я не могу заниматься всем этим круглосуточно! Мне необходим отдых!

Эльф улыбнулся и, остановившись в дверях моей спальни, спросил:

— А что мешает тебе отдыхать ночью?

В его наклоне головы и прищуре зеленых глаз было столько лукавства, что на мгновение мне показалось, будто он знает о моих снах.

— Это, конечно, хорошо, — неуверенно ответила я, отходя к окну. — Но этого недостаточно.

— Что же ты предлагаешь? — остроухий сделал шаг вперед и присел на край кровати.

— Я предлагаю не давить на меня и давать больше свободного времени.

— Очень интересно. И что же ты собираешься в это время делать? Позволю тебе напомнить, что мы не на прогулке. Каждый день на счету. Единственная причина, почему мы еще в этом доме — твоя неспособность справляться с собственной силой.

Я прикусила язык: он был прав.

— Ладно, спи, а то утром мне снова придется выслушивать длинный монолог с твоей стороны по поводу того, что здоровый сон должен быть как минимум двенадцать часов.

— Неправда! Такого я не говорила!

Эльф усмехнулся и вышел, тихо прикрыв за собой дверь.


Несколько часов подряд я лежала без сна, вглядываясь в ночную темноту. Мысли бесконечным потоком кружились в голове, не давая расслабиться. Каждый день в нынешней жизни казался мне битвой, сводившей с ума. Все, что говорил эльф, было неоспоримой правдой, но иногда мне казалось, что он принимает меня за кого-то другого, требует того, что я никогда не смогу сделать, объясняет то, что я никогда не смогу понять. То, что я сначала приняла за хоть и опасное, но все же веселое путешествие, оборачивалось намного более серьезным испытанием.

Порой меня посещала мысль о том, что зря я вернулась в этот мир, но в ту же секунду я одергивала себя, напоминая, как это было невыносимо пытаться вспомнить, кто ты есть. Когда внутренняя сила не дает тебе покоя, когда каждая клеточка твоего организма кричит о том, что все, что происходит, неправильно. Когда каждый день просыпаешься с одной единственной мыслью о том, что, возможно, сегодня ты узнаешь хоть что-нибудь о том, кто ты. Каково это, ощущать себя чужой среди окружающих тебя людей и не знать причины этого сжигающего изнутри чувства…

Поняв, что уснуть мне все равно не удастся, я встала с кровати и принялась мерить шагами комнату.

Заделанная всего несколько дней назад часть стены светилась в темноте неярким зеленоватым свечением. Я остановилась у окна и принялась разглядывать лес. Созерцание ночи всегда доставляло мне удовольствие, пробуждая что-то в душе. И сейчас, гладя на ясное звездное небо в отражении озера, я почувствовала облегчение, словно огромный камень свалился с души. Мартина всегда пугала эта сторона моей натуры. Меня это так веселило, что я предлагала ему пойти прогуляться в полнолуние на кладбище, а потом с хохотом наблюдала за его бледным перекошенным ужасом лицом. Его мама считала меня ведьмой, но никогда не осмеливалась заявить об этом в лицо.

Я усмехнулась: а ведь она была права…

Время перевалило далеко за полночь.

Я вздохнула и в нерешительности остановилась в центре комнаты: с одной стороны нужно было ложиться спать, но с другой стороны уснуть мне все равно не удастся. Что в таких случаях делают? Правильно!

Я на цыпочках спустилась в гостиную и принялась обшаривать все шкафы и полочки на предмет снотворного.

— Что-то ищешь?

Я вздрогнула и уронила на пол небольшую бутылку с ликером. Спасая ковер от сладкой жидкости, эльф аккуратно отправил сосуд на стол.

Мне стало неловко — левитацией я умела пользоваться, но в таких ситуациях всегда забывала, что она вообще существует.

— Эрэн, это не то, что ты подумал.

— А я ничего и не подумал, — усмехнулся остроухий и скрестил руки на груди. Я неуверенно переминалась с ноги на ногу, не зная, что сказать.

Стараясь не смотреть в сторону полуобнаженного красавца, я схватилась за первый попавшийся предмет — им оказалась книга — и сказала:

— Я не могла уснуть и решила почитать.

Эльф изучающее прищурил глаза:

— Ты не говорила, что знаешь древнеэльфийский.

Я медленно опустила глаза на книгу и чертыхнулась.

— Еще какие-нибудь версии будут? — вопросительно приподнятая бровь.

Я со злостью швырнула книгу на стол и прошла мимо эльфа обратно комнату.

— Ясно, не будут. Фрэн, послушай, мне не жаль для тебя ликера, мне жаль тебя.

— Неужели я настолько низко пала, что вызываю жалость? — ядовито спросила я.

Вместо ответа эльф подтолкнул меня к лестнице:

— Пойдем. У меня есть отличное заклинание сна.



***

— Никогда бы не подумала, что буду заниматься такой ерундой, — я устало отбросила очередное платье в сторону и почти умоляюще посмотрела на Лорейн. Она, казалось, не замечала ничего вокруг.

— Послушай, это же такое событие! Я знаю, рано или поздно мы найдем то, что нужно. Не может же быть, чтобы тебе не шло ни одно!

— Знаешь, я уже почти жалею, что решилась на это… Может, дело в том, что мне просто не идет белый цвет?

— Не может этого быть, — в голосе подруги скользнула сталь.

— Может, — я села на подоконник и невидящим взглядом уставилась в пространство.

— Не понимаю, что тебе не нравится, — Лорейн достала из воздуха еще одно платье.

— Откуда ты их вообще берешь? — с досадой в голосе спросила я.

Она замялась:

— Ну… на самом деле это не сложно… Я беру их из одного магазинчика…

Я вопросительно приподняла бровь.

— Я знаю, что это нехорошо… Но ты же не согласилась идти туда… Ты вообще никуда не согласилась идти! — горячо сказала она. — А свадьба уже не за горами. Не можешь же ты пойти в своих ужасных брюках!

— А что в них такого ужасного? — не поняла я, оборачиваясь к стулу, где неаккуратной кучкой была свалена моя повседневная одежда. — Мне нравится…

— Она, конечно, удобная, я понимаю, но замуж нужно выходить в белом платье! — не сдавалась Лорейн.

— Почему обязательно в белом?! Может, я хочу в красном или в зеленом!

— Оно будет белым и точка! Если для того, чтобы найти нужное, мне придется перетаскать сюда миллион вариантов, я сделаю это.

В этих словах я почему-то не сомневалась. Кинув взгляд на настенные часы, я отметила, что до прихода Навиэля Лорейн успеет впихнуть меня еще в парочку безобразных пышных платьев. Поймав мой взгляд, подруга улыбнулась:

— Только не думай, что он спасет тебя от ужасной участи.

— Даже мечтать не смею.

Лорейн отложила в сторону белый бантик, и мечтательно посмотрела на мягкий снег, кружащийся за окном:

— Мне так хочется с ним познакомиться. Даже не верится, что ты, наконец, согласилась на уговоры и пригласила его.

Однако я не разделяла ее радости. Скорее всего, она не поймет, что мой возлюбленный вампир, но рисковать мне почему-то не хотелось. Мою задумчивость и молчаливость Лорейн благополучно списывала на предсвадебные переживания.

В дверь постучали, и на пороге появился Наставник. Он не часто появлялся в присутствии Лорейн, но сегодня решил изменить своим принципам.

— Тебе еще не надоело уговаривать эту упертую ведьму?

Подруга засмеялась:

— Ну, что вы, конечно, нет. Это же так здорово!

— Одного только не пойму, кто из вас больше счастлив, — сказал Григориан, глядя на кислое выражение моего лица. — Насколько я понимаю, ты ждешь Навиэля?

Я утвердительно кивнула головой. После того памятного вечера прошло уже полтора месяца, на протяжении которых я ни разу не покинула замок Наставника. Среди этих серых будней единственным событием, которого я ждала и о котором мечтала ночами, был приход Навиэля. Только благодаря его поддержке я справлялась со всем, что на меня навалилось: занятия магией намного более высокого уровня, чем прежде; бесконечные сражения с Наставником, в ходе которых он непременно побеждал; новые заклинания и бессонные ночи, потраченные на зазубривание книг по черной магии.

— Благодаря твоей глупости в любую минуту можно ожидать, что сюда явятся люди Сэртамена, и, не думаю, что с очень благими намерениями, — говорил Наставник, когда я была готова сдаться. — На карту поставлена твоя свобода и жизнь, — и я снова брала в руки меч и вставала на ноги, даже если не было сил.

— Не сможешь сделать этого сейчас не сможешь и потом, — и я отрабатывала заклинания снова и снова, пока не падала от усталости.

В те редкие минуты, когда приходил Навиэль, мы просто сидели у камина и наблюдали за играющими в полумраке комнате тенями. Его нежные прикосновения снимали напряжение прошедшего дня, а гипнотический ласковый голос заставлял закрыть глаза и полностью отдаться его власти.

— Если бы у меня не было тебя… — но он никогда не давал мне договорить, словно боясь, что слова могут разрушить то счастье, которое нас окружало.

Выпал первый снег, накрыв землю белоснежным покрывалом. Лорейн стала приходить реже, чем раньше: Сэртамен не позволял ей больше пропускать занятия и лично занялся ее обучением.

— Не спи, замерзнешь, — от неожиданности я подпрыгнула и чуть не свалилась с подоконника. — Хватит летать в облаках. Навиэль между прочим уже добрых пять минут стоит внизу и ждет, пока ты ему откроешь.

— Открою что? — не поняла я. Вампир обычно приходил ко мне через окно с обоюдного согласия между ним и Григорианом. Поэтому его замечание обескуражило меня.

— Дверь, — пояснила Лорейн, явно озадаченная таким вопросом. — Или он у тебя умеет просачиваться сквозь стены?

Я хотела напомнить ей о телепортации, но прикусила язык: по общепринятой версии Навиэль не был магом, а его магические способности невозможно было увидеть, пока он не начинал их применять непосредственно к интересующемуся.

— Да, конечно, — я спрыгнула с подоконника и побежала вниз, спиной ощущая укоризненный взгляд Наставника.

— Привет, — я обняла и поцеловала вампира, лишив его возможности ответить. От осознания того, что сейчас я познакомлю двух самых близких мне людей, я не знала, как себя вести. Почувствовав мое состояние, Навиэль крепче сжал мою руку и уверенно открыл дверь в спальню.

— Привет, — Лорейн обернулась и осталась стоять с открытым ртом. Первая мысль, пришедшая мне в голову, была о том, что она поняла, кто мой возлюбленный.

— Лорейн… — начала я, но она расплылась в улыбке и сделала шаг нам навстречу.

— Ты не говорила, что он такой красивый.

Я нервно рассмеялась, а вампир вежливо улыбнулся. Как и следовало ожидать, Наставник предпочел уйти, оставив Лорейн дожидаться нашего возвращения в одиночестве.

— Я так много о Вас слышала… — пролепетала подруга, зачарованно разглядывая Навиэля.

— Я тоже много слышал о Вас, — при этих словах Лорейн прикрыла глаза, словно погрузившись в легкий сон. Я легонько пихнула вампира в бок и прошипела:

— Прекрати сейчас же! Она моя подруга!

— Прости, привычка, — Навиэль виновато опустил взгляд в пол. Лорейн встряхнула головой и снова улыбнулась.

Я осторожно покосилась на свою кровать, проверяя, не остались ли свадебные платья валяться там, где я их оставила, но нет — все было нормально, Лорейн отправила их туда, откуда брала.



***

Подставив лицо весеннему ветерку, я наслаждалась верховой ездой. Эльф отправился в город, предоставив меня самой себе.

Тай неторопливо шагал по лесу, позволяя мне нежиться под теплыми лучами полуденного солнца. И хотя сегодня был мой законный выходной, я решила посвятить его сбору трав. Внимательно исследовав закрома остроухого, я пришла к выводу, что некоторые растения следует искать уже сейчас. Большинство трав все же вырастают к середине лета и началу осени, но некоторые виды, их набралось не больше десяти, появляются, едва сойдет снег.

Опасаясь, что Эрэн запретит мне далеко отходить от дома, я решила не делиться с ним своими планами.

Постепенно лесистая местность сменилась равниной. Я с любопытством оглядывалась по сторонам, пытаясь вспомнить, видела ли я когда-нибудь раньше этот пейзаж.

Спрыгнув с коня, я присела на корточки и сорвала несколько цветочков, белевших среди прошлогодней травы. Вряд ли они имели какие-нибудь целебные свойства, но мне так захотелось оживить свой наряд, что я уступила соблазну.

— Тай, как ты думаешь, где мы? — конь неопределенно махнул ушами. — Так я и думала. Ладно, пойдем, посмотрим, может, найдем что-нибудь интересное.

Дойдя до проселочной дороги, я насобирала огромный букет полевых цветов, но так и не нашла ни одной полезной травки.

Солнце медленно клонилось к горизонту, наводя на мысль вернуться домой. Скорее всего, эльф придет уже через пару часов, и было бы совсем неплохо появиться раньше него. Моя благая мысль была прервана топотом копыт.

Тай нервно повел ушами.

— Тихо, тихо, малыш.

Разумнее всего было уйти в противоположном направлении: вряд ли люди, если это, конечно, были люди, станут преследовать одинокую всадницу, тем более явно небогатую.

Но благоразумием я никогда не отличалась, чем выводила из себя тех, кто считал своим долгом присматривать за мной.

Не прошло и пары минут, как из-за поворота показались трое всадников: два молодых парня и девушка. На вид парни были не намного младше меня, если верить тому, что рассказывал Эрэн, то не старше четвертого курса Школы Чародейства. Девушка была на пару лет моложе их, но во взгляде чувствовались непреклонность и превосходство.

— Привет, — один из молодых людей спешился в нескольких метрах от меня. Взъерошенные светлые волосы, серо-зеленые глаза, обворожительная улыбка. Чем-то неуловимым он был похож на спутницу. "Брат и сестра" — решила я.

— Привет, — легкая полуулыбка отразилась на моих губах.

Девушка кинула оценивающий взгляд сверху вниз и осталась довольна: я с досадой вспомнила, что надела широкие потертые штаны цвета хаки и в тон к ним старую рубашку и куртку с широкими карманами, в которые уже успела насобирать всякую полезную ерунду. Образ неопрятной деревенской девчонки довершал высокий хвост и выбившиеся из него пряди, неаккуратно заправленные за уши. О том, что в сапоге у меня был припрятан стилет, подаренный Эрэном, они знать не могли, а мои магические способности решили не проверять.

— Ты заблудилась?

Я хотела было возразить, но тут меня осенила "гениальная" мысль из разряда тех, которые чаще всего заканчиваются неприятностями.

— Да, я собирала травы, — кивок в сторону букетика. — И уже собиралась поехать домой, как Тай чего-то испугался и понес меня через лес, — я пожала плечами. — И вот теперь я не знаю, что делать.

— Ты не учишься в Школе Чародейства, — скорее сказала, чем спросила девушка.

— Нет, — честно ответила я.

— Лин, она же младше тебя! — возразил ее брат.

Ах, вот значит, почему они не проверяли мой магический уровень — считают маленькой. Интересно, а насколько я выгляжу? Нужно будет обязательно спросить у Эрэна.

— Меня зовут Марк, это моя сестра Лин, а это Дэвид.

— Милана, — представилась я первым попавшимся именем. — Можно просто Лана.

— Если хочешь, мы можем проводить тебя до города. Наш отец устраивает сегодня вечеринку по случаю окончания четвертого курса, — гордо сказал Марк, явно ожидая восхищенного взгляда. Я не стала разочаровывать парня.

— Это праздник только для студентов, — попыталась возразить Лин, но Марк махнул рукой в ее сторону.

— Это не важно! Будешь нашей гостьей. Согласна?

Я на секунду замешкалась, пытаясь сообразить, что на это скажет эльф. Мое молчание было расценено как согласие:

— Отлично!

Марк подхватил Тая за уздцы и подвел к своей лошади:

— Тебе помочь?

Я отрицательно покачала головой и села в седло.

Лин окинула меня взглядом: "Еще одна причуда моего братца". Что ж ее можно было понять: Марк был чрезвычайно обаятелен и дружелюбен, поэтому мне не составила никакого труда представить, что для городских девчонок он всегда желанный кавалер

— Кстати. Лана, сколько тебе лет?

Я на секунду замешкалась, но тут же улыбнулась одной из самых обезоруживающих улыбок и спросила:

— А на сколько я выгляжу?

Дэвид усмехнулся и, подъехав к Лин, что-то сказал ей на ухо.

— Семнадцать, — судя по голосу, он дал мне немного меньше, но озвучил приемлемую цифру для приглашения на вечеринку.

Судя по снисходительным улыбочкам, которыми обменивались Дэвид и Лин, Марк довольно часто знакомился с девушками и приглашал их хорошо провести время. А почему бы и нет? Я ненавязчиво окинула молодого человека оценивающим взглядом и пришла к выводу, что он очень даже ничего, особенно, если учесть, что мне действительно необходимо развеяться. Главное, вернуться до того, как эльф хватится меня.

До города, как оказалось, было не более часа езды, во время которого я узнала о Школе Чародейства все, что только можно рассказать, включая полную характеристику преподавателей и личное мнение Марка о важности преподаваемых предметов.

Я с наслаждением слушала его монолог, в коем-то веке чувствуя себя свободной. Его абсолютно не интересовало кто я и откуда. В свою очередь я совершенно не горела желанием распространяться на эту тему.

Дом, около которого мы остановились, принадлежал не просто обеспеченным людям, а скорее одним из самых богатых. Трехэтажный особняк, обнесенный высоченным забором. Я более внимательно вгляделась в ограждение и убедилась, что магическая защита присутствует, но не настолько сильная, чтобы через нее нельзя было телепортироваться. Она скорее была предназначена для защиты от воров и мелкой нежити.

Видимо мое любопытство было принято за восхищение, так как Марк покровительственно положил ладонь мне на плечо и пригласил зайти.

Из рассказа моего нового приятеля, я узнала, что на вечеринке будут все маги, окончившие четвертый курс. Небольшие каникулы в два месяца и они продолжат обучение в Школе по выбранным им направлениям. "В основанном тут будут маги второй ступени", — не без гордости, отрекомендовал мне своих друзей Марк.

— Лин — маг третьей ступени, — почти шепотом сообщил он, открывая передо мной дверь дома, — правда, она пока на втором курсе, но преподаватели считают ее очень одаренной ученицей.

— Здорово, — ответила я, краем глаза отмечая, что Дэвид и вышеупомянутая Лин уже успели куда-то деться.

— Пойдем, я покажу тебе свою комнату, — рука молодого человека соскользнула с моего плеча на спину. — Она на третьем этаже. Я всегда любил наблюдать за небом. Оно такое непредсказуемое и изменчивое.

Но к моему величайшему разочарованию нам не дали побыть в одиночестве: едва Марк успел налить по бокалу вина, как дверь распахнулась.

— Лин, тебя не учили стучаться? — недовольно поморщился Марк, даже не оборачиваясь

— Между прочим, дорогой братец, тебя ждут.

— Кто?

— Отец, — лаконично ответила Лин, проходя в комнату и вынимая из пальцев брата бокал. — Иди. А я пока развлеку твою гостью.

Какие безупречные манеры, какая грация и столько презрения во взгляде! Я была очарована этой девушкой. Вместо дорожного костюма, на ней было одето простое серое платье из тонкого шелка в тон глазам свободно ниспадающее легкими складками до пола.

— Попробуйте вино. Это Filinsio. Одно из моих любимых.

Я сделала небольшой глоток — сладкий, чуть приторный вкус, кружащий голову.

Лин смотрела на меня со смесью любопытства и высокомерия. Каждое движение было легким и элегантным. Девушка присела на край кушетки и, откинув за спину распущенные волосу, жестом предложила мне сесть в стоящее по левую руку кресло.

— Надеюсь, вы понимаете, на что соглашались, принимая приглашение моего брата?

— Вполне, — кивнула я, делая еще глоток.

Лин усмехнулась:

— Сколько же вам лет на самом деле?

Я повертела подозрительно быстро опустевший бокал в руке, наслаждаясь игрой света на его гранях:

— К чему этот вопрос? Вряд ли любопытство. Вы достаточно умны, чтобы не играть по правилам вашего брата.

— Вы не та, за кого себя выдаете, — она попыталась посмотреть на меня истинным зрением, но я отгородилась ментальным щитом, надеясь, что в моем неумелом исполнении он скроет хотя бы половину моей силы.

— По-моему, это очевидно, — я презрительно фыркнула. — Но зачем портить такой прекрасный вечер? Единственное, чего я хочу — это исполнить желание вашего брата.

Лин прищурилась, будто пытаясь понять, правду ли я говорю.

Ох, знала бы я, что она маг третьей ступени, да еще и дочь какого-то влиятельного человека, ни за что не стала бы приближаться. Но теперь было поздно. Вряд ли она попытается меня убить или причинить какой-нибудь вред, но вот использовать в личных целях…

Я налила себе еще вина и вновь посмотрела на девушку.

— Ты маг, — наконец сказала она.

Я кивнула — отпираться было глупо.

— Надо полагать, Лана — придуманное имя, — я промолчала. Лин удовлетворенно кивнула головой. — На кого ты работаешь?

Я мысленно застонала: не хватало мне еще влипнуть во внутренние разборки Домов. Сказать ей, что это случайность? Не поверит. Сбежать тоже вряд ли получится — наверняка на дверь наложено какое-нибудь заклинание. Конечно, разрушить его не составит для меня труда, но не хотелось бы обострять конфликт. Наверняка в доме полно охраны, которая справится со мной прежде, чем я доберусь хотя бы до первого этажа. Телепорт? Неплохой вариант, но может не сработать. И в этом случае боюсь мои заверения, что я не имею ни малейшего понятия о внутренней политике не помогут.

Я фривольно развалилась в кресле, перекинув ногу через ручку:

— Послушайте, Лин, политика меня не интересует. Я здесь с одной единственной целью, которую я уже озвучила.

Девушка задумчиво посмотрела сначала на меня, потом за окно, словно взвешивая мои слова. Знаю, что парламентер из меня никудышный, но что делать?

— То есть вы хотите сказать, что оказались здесь случайно? — в ее голосе промелькнула усмешка. — Неужели я так похожа на дуру?

Я вздохнула и на секунду закрыла глаза.

— В таком случае, почему вы до сих пор не предприняли ничего для того, чтобы оградить себя от опасности? — вопросом на вопрос ответила я.

— Вы не представляете для меня опасности, — на ее губах мелькнула улыбка. — Насколько я понимаю, вы — маг первой ступени, причем не закончивший еще своего обучения. Кто ваш наставник?

Я замешкалась, не зная, как ответить на такой вопрос. Значит, она видит меня как слабого мага…

— Впрочем, можете не говорить, — махнула рукой Лин. — Если вы не обучались в Школе Чародейства, то не думаю, что имя мне о чем-то скажет.

Я не успела ответить — на пороге комнаты появился Марк:

— Лин, Лана, все ждут только вас.

— Не вздумай делать глупостей, — шепнула Лин, пропуская меня вперед.

Глупостей… Сама идея сунуться сюда была глупостью. Если в результате я окажусь втянутой в интриги домов, кланов, или как это у них тут называется, то Эрэн из меня отбивную сделает. Если, конечно, от меня к тому моменту что-нибудь останется.

В зале собралось около двух десятков студентов. "Пора сматываться" — шепнул внутренний голос. Я осмотрелась по сторонам и убедилась, что на вход наложено неизвестное мне заклинание. "Влипла".

Лин усмехнулась за моей спиной, будто прочитав мои мысли.

— Я предупреждала, — тихий шепот на ухо. — Но если вы будете так любезны и согласитесь…

— Не буду, — огрызнулась я, зная, что за этим последует. — Марк, представь меня своим друзьям! — в глазах щенячий восторг.

— Конечно, пойдем, — подхватив под локоть, брат Лин уверенно потащил меня сквозь толпу, попутно рассказывая о каждом из присутствующих, большинство из которых по его словам принадлежали к уважаемым фамилиям в Санаре. Не желая вдаваться в подробности, я благополучно пропускала имена и титулы мимо ушей, сосредоточившись только на том, чтобы прикрывать свою силу.

На мое счастье никто из гостей не обращал на меня внимания, предоставив самой себе. Марк периодически отлучался, но только за тем, чтобы вновь наполнить мой бокал вином.

"Главное, не напиваться" — мелькнула мысль.


Чьи-то нежные руки, аккуратно поддерживали меня, не позволяя упасть.

— Иди ко мне, — нежный шепот. Я улыбнулась и подставила шею для поцелуя.

Умелые руки заскользили по рубашке, ловко расстегивая маленькие пуговицы.

Где-то на заднем плане послышался крик и звон разбитого стекла.

— Пойдем наверх.

Я кивнула, безвольно повиснув на шее Марка. На верхней площадке он остановился и, прижав меня к стене, страстно поцеловал. Я приоткрыла один глаз и по-кошачьи выскользнула из объятий.

— Идем, — промурлыкала я, увлекая его в комнату.

Его глаза расширились от ужаса. Я резко остановилась, не выпуская его руки из своей.

— Фрэн… — прошипели у меня за спиной. Я медленно выпустила руку Марка, позволив ему медленно съехать по стене.

— Опаньки, — заплетающимся языком пролепетала я, уже догадываясь, кого увижу, когда обернусь.

Даже с растрепанными волосами, в полурасстегнутой рубашке и грязными отворотами брюк, эльф вызывал восхищение. Яростно горящие глаза и сверкающий в руках меч только добавляли образу привлекательности.

— Привет, Эрэн… — я неуверенно усмехнулась и сделала шаг назад. — А что ты тут делаешь?

Остроухий громко заскрежетал зубами, явно обдумывая, как бы получше меня прибить. Я пискнула и попыталась спастись бегством.

— Фрэн, — на этот раз его голос прозвучал более зловеще. — Подойди ко мне.

Я замерла на месте, не зная, что лучше — бежать или встретить свою смерть лицом к лицу.

Темное облачко телепорта, и я оказалась в доме эльфа.

Попытка убежать была мгновенно пресечена.

— Эрэн, пожалуйста, давай поговорим как взрослые люди, — пискнула я, пытаясь освободиться от железной хватки. — У меня останутся синяки…

Эльф на мгновение прикрыл глаза, но руки отпустил. Я откатилась на безопасное расстояние, потирая запястья.

— Это не то, что ты подумал…

Эльф судорожно сжал меч, судя по всему отгоняя сладостные картины моей смерти.

Воспользовавшись секундной паузой, я подползла к лестнице, намериваясь незаметно проскользнуть в свою комнату. Медленно, стараясь слиться с интерьером, я ползла по ступенькам, не обращая внимания на головокружение.

— Прекрати этот балаган, — холодный, но уже не яростный голос. Я осторожно повернулась к эльфу: остроухий убрал меч и теперь с любопытством наблюдал за моими действиями.

— Эрэн, не убивай меня, пожалуйста, — никогда бы не подумала, что мой голос может прозвучать так жалко.

— Это было бы слишком просто, — поморщился эльф.

Давно я не чувствовала себя так глупо.

— Мы поговорим об этом завтра, — принял решение остроухий и отправил меня спать.



***

Уставшая до изнеможения, я повалилась на кровать, мечтая только о том, чтобы хоть немного поспать, но громкий крик Наставника разрушил мои надежды на спокойный остаток дня.

— Даю тебе десять минут на то, чтобы переодеться и привести себя в относительный порядок.

Солнце невозмутимо светило сквозь плотно закрытые окна, играя плавно опускающимися на землю снежинками. Я грустно вздохнула и поплелась к приготовленной бадье с водой.

После третьего десятка падений одежда становилась непригодной для носки, поэтому я, не глядя, бросила брюки в тот угол, где уже давно скопилось столько вещей предназначенных на выброс, что мне порой становилось страшно от того, что уже через несколько недель мне нечего будет одеть кроме так горячо любимых Навиэлем платьев. На мои жалобы Наставник только усмехался и предлагал использовать ту груду свадебных нарядов, которую Лорейн еженедельно притаскивает в замок.

С мокрыми от снега волосами и забившейся под ногти грязью в душе я уже почти свыклась, стараясь не обращать на это внимания. В том, что уже через несколько месяцев таких тренировок на свежем воздухе я превращусь в ужасающее своим видом создание, я не сомневалась.

По сравнению со мной, труп, пролежавший в земле пару суток, выглядел куда как опрятнее. Странным оставалось лишь то, что Навиэль ничего этого не замечал. Для него я оставалась красивой даже тогда, когда Наставник заставлял меня варить зелья и проверять их на себе.

"Это либо любовь, либо полное отсутствие здравого смысла", — говорила я себе, каждый раз, когда он пытался поцеловать меня до того, как я отмоюсь и приведу себя в более-менее нормальный вид.

Предчувствуя, что сегодня меня ожидает еще не один час зазубривания заклинаний, я нарочно медленно принялась раздеваться, разглядывая каждую деталь гардероба так внимательно, будто надеялась найти среди комьев грязи слиток золота. Очередной оклик Наставника застал меня в тот момент, когда я ковырялась в изодранном кармане того, что изначально было рубашкой:

— У тебя осталось полторы минуты.

— А как же то пресловутое сострадание, про которое вы мне говорили на прошлой неделе? — возмутилась я, погружаясь в подогретую магией воду и блаженно прикрывая глаза.

К тому, что в мою спальню вваливались, я в принципе привыкла, с тем, чтобы дверь открывалась сильным пинком ноги, я тоже смирилась, посещения через окна, крыши и подвалы неожиданностью для меня также не являлись. Но материализующиеся с громкими звуками над моей головой предметы были чем-то новым. Это оказался небольшого размера сборник стихов поэтов, попавших в Преисподнюю за то, что нагло врали в своих произведениях.

От неожиданности я вскрикнула и спалила безобидную книжечку щелчком пальцев.

— Вот интересно, а если бы у тебя были связаны руки, что тогда? — я решила не отвечать на провокационный вопрос возникшего в дверях Наставника. — Получила бы по своей пустой голове и оглохла бы от последовавшего в результате этого эха.

— Вообще-то я моюсь, — недовольно заметила я, стряхивая с волос пепел от книги.

— Вообще-то ты уже как две минуты назад должна была спуститься вниз.

Я застонала, сползая на дно бадьи:

— Но это просто невыносимо… Я же человек… Я не могу жить в таком ритме, мне нужно немного отдохнуть…

— Будешь валяться в теплой водичке и мечтать о всякой ерунде, и у тебя появится хороший шанс уйти на преждевременный отдых, — отрезал Григориан. — Сэртамен спит и видит тебя отдыхающую в темнице своего замка.

— Как мне все это надоело… — я несильно ударила по воде ладошкой.

— Что тебе надоело? Жить?

— Мне надоело ТАК жить! Ну, да, я совершила ошибку, убив троих уродцев, но все ведь закончилось хорошо! И все эти тренировки, выматывающие меня настолько, что я не способна расслабиться, даже когда сплю, не более чем ваша месть мне!

— Мне жаль, что ты так считаешь, — Наставник присел рядом с бадьей.

— А как мне еще считать? — не могла успокоиться я. — Ведь весь этот арест не более чем уловка, чтобы удержать меня в поле вашего зрения!

Григориан усмехнулся:

— Ты еще не знаешь, что такое контроль. Тебе никогда не приходилось выполнять чью-либо волю беспрекословно. Мне следовало более жестко следить за тем, что ты делаешь и как.

Я ничего не ответила, только закатила глаза, всем своим видом показывая, как мне все это безразлично.

— Кстати, — Григориан неторопливо встал и подошел к двери. — Твое последнее посещение Вилонии не осталось незамеченным.

От такого заявления я подскочила из пленительно теплой воды и, шлепая мокрыми пятками по полу, побежала за стремительно удаляющимся Наставником.

— Халат накинь, — не оборачиваясь, сказал он и исчез в телепорте.


Несколькими мгновениями позже я уже бежала в гостиную, напрочь забыв о том, что устала и что вообще-то могла бы воспользоваться магией. Это немало позабавило Наставника, но не сделало его мягче и снисходительнее.

— Никак не могу понять, что такая бестолочь как ты еще до сих пор жива и, что самое удивительное, — вполне здорова.

— Дуракам везет, — огрызнулась я, плотнее запахивая халат и пододвигаясь ближе к огню. — Кто знает про убийство?

— Это я и хотел спросить у тебя.

Я удивленно смотрела на Наставника, не понимая, то ли он шутит, то ли сошел с ума.

— Я не понимаю, о чем вы.

— Это твоя любимая фраза? — издевательски спросил он, приподняв бровь. — Неплохо конечно, но применяй ее пореже, а то пропадает реалистичность.

— Я действительно…

Он прервал меня жестом и нарочно неторопливо указал на каминную полку. Я обернулась, но ничего не увидела.

— Внимательнее смотри, глупая.

Я сместила спектр зрения так, чтобы были видны силы нити: на каминной полке находилось небольшое серебристое пятнышко света. Я медленно подошла, стараясь не моргать, чтобы видение не пропало, и аккуратно взяла его в руки.

— Что это? — спросила я, вертя в руках ни что иное, как запечатанный конверт.

— Письмо, — услужливо пояснил Григориан.

— Догадываюсь, — сдерживая злость, ответила я. — Почему оно такое… — я не нашла слов, чтобы это описать.

— Потому, что оно предназначено только для тебя. Никто кроме тебя не может не то что взять его в руки и прочитать, но и увидеть. Это древняя магия, доступная очень немногим.

Я поежилась.

— Откуда вы узнали о нем, если никто не может его увидеть?

— Видеть необязательно, нужно просто почувствовать. Я все же не просто сельский знахарь, владеющий парой заклинаний по белой магии.

— В таком случае, с чего вы взяли, что это связано с теми убийствами? — ко мне вернулось холодное спокойствие.

— Прочитай и убедись, что я прав, — предложил Наставник, устраиваясь в кресле.

— А если я не стану его читать?

— Ты ведь все равно прочитаешь, — я знала, что он прав, но мне почему-то очень не хотелось этого делать. Письмо притягивало мой взгляд, словно магнит, а пальцы сами собой ковыряли сургучную печать.

— Твой противник очень силен, — между тем продолжил Григориан.

— Противник? — переспросила я.

— Но это не Сэртамен, — словно прочитав мои мысли, отозвался он.

— Но кто тогда?

— Тот, кто знает про тебя больше, чем ему следовало бы, — он встал и прошелся по комнате. — Ты с ним не справишься, даже если сделаешь все безупречно.

— Почему? — я вертела письмо, откладывая момент его прочтения как можно дальше.

— Потому что древняя магия может быть в такой же степени опасна, как и черная.

— Так она не черная? — изумилась я.

— Нет. Древняя магия — это древняя магия. Она не бывает ни белой, ни черной. Она, скорее, средство. С ее помощью нельзя убить или ранить. Древняя магия воздействует на энергию. С ее помощью маги создавали амулеты невероятной силы. Они могли накапливать энергию, забранную у своих врагов, а потом с ее помощью делать такие вещи, которые тебе даже не снились.

— Вы никогда не говорили мне об этом.

— Какой смысл изучать сложное, если ты не можешь освоить простое? — Григориан резко остановился у окна.

Почему-то я не могла произнести ни слова, хотя тысячи вопросов, вертевшихся у меня на языке, требовали немедленных ответов.

— Если он знает, кто ты на самом деле, то, боюсь, твоя жизнь сейчас висит на волоске.

— Не понимаю, — я покачала головой, — как это связано? С чего вы вообще взяли, что он собирается меня убивать? Может, он просто шантажист, а все, что ему нужно — это деньги?

Наставник грустно улыбнулся:

— Если это так, то ты — розовый слоник.

Я неуверенно осмотрела себя: нет, я определённо не слоник, и уж тем более не розовый.

— Возможно, он не желает твоей смерти, но за свою жизнь тебе придется заплатить высокую цену.

— А как же вы? Разве вы не поможете мне? — я растеряно смотрела на него, как никогда желая услышать "да".

— Я не могу помочь. Это твоя битва.

Я на секунду замолчала, собираясь с мыслями. Наставник спокойно наблюдал за тихо тлеющими в камине углями.

— Если он такой сильный маг, то почему он не убил меня раньше?! У него было столько возможностей! — не выдержала я.

— Во-первых, убивать на глазах у местных жителей глупо… — он на секунду задумался. — Скорее всего, до недавнего случая он не знал, кто ты… То убийство… Оно было подстроено…

— Я не успеваю за ходом вашей мысли. Как это связано?

— Не глупи! — рассердился Григориан. — Все же просто! Он тебя где-то увидел и как-то понял, что ты не просто маг. Возможно, ты чем-то выделялась из толпы, — его пронзительный взгляд остановился на моем лице. — А потом он решил проверить, а не та ли ты ведьма, на которую он охотится? И, о чудо, ты убиваешь тех людей с помощью черной магии!

— Нелогично, — буркнула я. — Если бы все было так, как вы говорите, то что мешало ему убить меня там же?

— Лорейн.

— Насколько я знаю черные маги могут…

— Я не говорил, что он черный маг, — оборвал он

— Я ничего не понимаю! — я бессильно рухнула в кресло.

— Может, ты все же прочтешь письмо?

А я уже почти забыла, что держу его в руках.

— А какой смысл, если вы уже рассказали мне его содержание?

Григориан усмехнулся:

— А вдруг я ошибся? Вдруг это любовное послание от поклонника?

— Я не считаю, что юмор тут уместен, — сухо отозвалась я. — Речь идет о моей жизни. И судя по вашим словам, шансы на то, что я ее сохраню, ничтожно малы.

— Не драматизируй. Ты всегда делаешь неправильные выводы. Ты же ведьма! Причем не самая глупая, хотя порой заставляешь меня в этом усомниться… А если я тебе скажу, что у тебя нет шансов устоять перед Сэртаменом? Что тогда? Пойдешь во дворец и сдашься?

Я фыркнула. Такая мысль мне в голову не приходила.

— У тебя есть своя голова на плечах, и пора научиться ею пользоваться.

— Я не знаю древней магии, — возразила я. — Откуда мне знать, что он может?

— Я тебе уже объяснил, что древняя магия — это не то, что ты привыкла понимать под словом "магия". Для тебя магия — это заклинания действия. А древняя магия — это магия, направленная на придание предметам магических свойств.

— Вы всегда умели объяснить так просто, что мне становится еще сложнее понять, о чем идет речь, — буркнула я, хотя в глубине души прекрасно знала, что он имеет в виду.

— Когда понадобится ты поймешь, что это значило. А теперь, будь добра, прочитай письмо.

Я сорвала печать и дрожащими пальцами развернула сложенный вчетверо пергамент:

"Некоторым тайнам лучше оставаться тайнам, не так ли? Жду тебя в полночь у высохшего ручья силы"

Я медленно подняла голову и невидящим взглядом посмотрела на Наставника. Пока письмо было непрочитанным, я еще надеялась, что слова Григориана не более чем очередная уловка, чтобы заставить меня задуматься над своим поведением. Но теперь сомнения были неуместны. Только сейчас я поняла, как не хочу умирать. Раньше все схватки с Наставником заканчивались моим поражением, но я никогда не переживала по этому поводу, зная, что мне ничто не угрожает. Да, конечно, он отчитывал меня, а иногда прибегал к более ощутимым наказаниям, таким как приготовление зелий или выслеживание опасной нежити для его экспериментов. И вот настало то, как мне казалось, далекое будущее, когда его не будет рядом и схватка будет не на жизнь, а насмерть. Только сейчас я поняла, что могу не вернуться живой, что мое сердце перестанет биться и что я никогда больше не увижу Навиэля, никогда не почувствую его обжигающие поцелуи и страстные объятия. Это было настолько невыносимо, что я бросилась к окну и распахнула его. Морозный воздух обжигающей свежестью привел меня в чувство, заставив думать разумно.

— Я хочу попрощаться с ним, — мой голос был тихим и холодным.

Наставник молча кивнул.




Глава 13

<p>Глава 13</p>

Мерзкое утро после вчерашней вечеринки встретило меня ярким солнцем и хмурым лицом эльфа. Похоже на этот раз я натворила что-то ну очень ужасное, раз остроухий так показательно ждал моего пробуждения.

Превозмогая головную боль, я встала с постели и молча последовала за эльфом. Раз не начал с лекции, то разговор действительно предстоит серьезный. Я поморщилась: вспоминать вчерашнее происшествие совсем не хотелось.

Перед глазами все еще стоял сон, ни на мгновение не выпуская из своих объятий. Но об этом я подумаю позже… Если, конечно, это позже действительно будет.

Погруженная в свои мысли я села за стол на кухне и невидящим взглядом уставилась в окно. Наверное, стоило обо всем рассказать Эрэну, но я не знала как. Поэтому просто запретила себе думать об этом и чувствовать ту боль и отчаяние, которые овладевали мной, как только я начинала анализировать сны. Единственно правильное решение, позволяющее мне держать себя в руках.

Эльф изучающее смотрел на меня, не выказывая признаков раздражения или злости. Под этим взглядом я начала чувствовать себя еще хуже.

— Прекрати, — не выдержала я. — Прекрати так смотреть на меня.

— А как мне на тебя смотреть? — вежливо приподнял бровь эльф.

— Каюсь! Я поступила безответственно! Но со мной же ничего не случилось. Если бы ты не пришел, то я бы вернулась уже через пару часов.

— Какая святая наивность! Ты не настолько глупа, чтобы не понимать столь очевидных вещей.

Я хотела встать, но эльф толкнул меня обратно в кресло.

— Ты появилась в обществе трех десятков магов, некоторые из которых принадлежат к правящим домом Вилонии!

Я опустила глаза.

— Чем это грозит?

— Не знаю. Я, конечно, попробовал почистить им память, но не все из них настолько просты, насколько может показаться с первого взгляда. Одна из них — маг третьей ступени, ученица одного из самых влиятельных магов Санары.

— Лин, — одними губами прошептала я.

— Да, она, — подтвердил Эрэн, садясь напротив. — И она не была намерена отпускать тебя.

Я еще ниже опустила голову.

— Ты хоть понимаешь, во что ты сунулась?! — я молчала. — Это политика, Фрэн! И меньше всего мне бы хотелось, чтобы о твоем появлении… — он резко замолчал.

Я медленно встала из-за стола, сверля его глазами:

— О моем появлении?

Эрэн спокойно встал рядом со мной:

— И о твоем появлении тоже. Позволь мне в очередной раз напомнить тебе, что мы не на прогулке. И если ты до сих пор не поняла, то я готов объяснить тебе это еще раз.

— Я все поняла, — тихо ответила я.

— Что же касается последствий… — эльф на мгновение запнулся. — Приходится рассчитывать только на то, что никто просто не воспринял тебя всерьез.

— А Лин?

— Лин, Лин, Лин. — пробормотал эльф. — Она еще ученица и вряд ли действительно осознала, какую опасность ты представляешь.

— А я представляю опасность?

— В первую очередь для себя самой, — отрезал эльф, всем видом показывая, что разговор окончен.

— Через полчаса жду тебя на улице, — уходя, бросил эльф.

— У меня сегодня законный выходной, — попыталась возразить я, но, встретившись с яростно блестящими зелеными глазами, замолчала.

Главное не думать. Не сейчас. Позже.

Я поднялась в свою комнату и переоделась.

Эльф как всегда ждал меня на площадке за домом, прислонившись к стене и подставив лицо солнышку.

"И почему ты не говоришь мне всего?" — горько подумала я.


Тренировка была на редкость тяжелой. Все, что было раньше, показалось мне игрой на детской площадке. Только сейчас, глядя на то, как эльф мастерски раз за разом демонстрирует мне мою же бездарность, я начала понимать, насколько он на меня зол. Конечно, я не отрицала, что мой поступок был верхом глупости, но не стоит же из-за этого так надо мной измываться.

— Вот из-за таких мыслей ты и попала в этот переплет, — делая выпад, процедил Эрэн.

Я сощурилась и, уходя от удара, прошипела:

— Что ты об этом знаешь? Я ничего тебе не говорила.

— Твоя самонадеянность меня порой убивает, — смесь бессильной злости и… отчаяния? Редко остроухий позволял себе так открыто выражать свои чувства. Кажется, мы ступили на зыбкую почву.

Прыжком ухожу от удара, позволяя себе полсекунды передышки:

— Может, настало время поговорить открыто?

Эльф нехорошо усмехнулся и скользящим движением оказался у меня за спиной:

— Начинай.

— Только после тебя, — его меч встретился с моим клинком. Я вызывающе приподняла бровь. — Ну?

— Думаю, что сегодня стоит попробовать с al'ien'dai.

— Чего?! — не поняла я.

— Тот кинжал, который ты выбрала.

— Не знала, что он так называется…

Мне нравился язык эльфов, хотя понимала я его с превеликим трудом, не говоря уже о том, чтобы читать на нем.

Для успевшей привыкнуть к тяжелому мечу руке, al'ien'dai казался невесомым.

Как ни странно, Эрэн остался вполне доволен результатом и, даже несмотря на то, что в душе все еще хотел собственноручно задушить меня, позволил себе небольшую похвалу.


— Твоя сила почти пришла в нормальное состояние, — заключил Эрэн в конце урока магии. За окном было темно, в освещенной магическим шаром и свечами комнате было тепло и уютно. От утренней ссоры, если это можно было так назвать, не осталось и следа.

Эльф сидел в кресле, изучая старинный манускрипт и периодически зачитывая мне отрывки. От нечего делать я пыталась запечатлеть его сосредоточенно-задумчивое выражение лица на пергаменте. Но, как и следовало ожидать, портрет выходил совсем не таким, как бы мне хотелось.

Плюнув на это дело — талантом художника я никогда не обладала — я отправила скомканный рисунок в камин.

— Ну, зачем же так сразу? — усмехнулся Эрэн и подставил ладошку для изменившего свою траекторию пергамента. — Мне интересно, каким ты меня видишь.

Я поморщилась, но возражать не стала — пусть смотрит, раз так хочется.

Остроухий долго изучал мое творение, аккуратно разгладив с помощью магии пергамент.

— Решил оставить на память? — иронично спросила я, наблюдая как остроухий телепортировал "портрет" к себе в спальню.

— Угу, — отозвался эльф, вновь погружаясь в чтение.

Как давно у меня не было такого спокойного вечера… И как долго я мечтала о нем… Так многое нужно было обдумать. В первую очередь свои сны…

Я откинулась на спинку и закрыла глаза. Меньше всего мне хотелось сейчас заниматься своими снами. Слишком много чувств, слишком много боли и отчаяния. Я сама не могла разобраться в причине таких ощущений… Все настолько ярко и реалистично, что меня это пугало. Я боялась признаться самой себе в том, что сны стали неотъемлемой частью моей жизни. Что меня с этим связывало? Что я вообще знаю о снах? Ничего.

Не буду думать. Не могу. Не сейчас. Не сегодня.

Мерное потрескивание огня в камине, действовало так успокаивающе, что я не заметила, как провалилась в сон…



***

Черный корсет, длинная юбка из красного атласа, высокие каблуки. Я распустила волосы и зажгла свечи. Навиэль всегда хотел, чтобы я так выглядела. Он никогда не говорил об этом вслух, но я знала.

И в этот вечер, который мог оказаться последним для нас, я выглядела так, как он любил.

— Ты прекрасна, — я обернулась. Вампир неуловимым глазу движением оказался возле меня. Я никогда не слышала, как он появлялся, но всегда чувствовала его присутствие.

— Сегодня такая красивая ночь, — одними губами ответила я, вглядываясь в его прекрасные глаза. — Это только наше время…

— Что с тобой? Ты выглядишь очень уставшей, — в его голосе мелькнуло беспокойство.

— У меня был очень тяжелый день, — я никогда раньше не замечала, как тяжело врать, зная, что от этого зависит жизнь близкого существа. — Но теперь ты рядом… — мои губы тронула легкая улыбка.

Вампир нежно обнял меня и поцеловал:

— Я всегда буду рядом.

— Я знаю, — ответила я, стараясь не смотреть в его сторону. Для себя я уже решила, что вампир не должен знать о предстоящей битве.

Красивый спектакль… Кулисы задернутся в тот момент, когда ощущение спокойствия и счастья будут настолько реальны, что я сама в них поверю…. А что будет дальше, ему знать не обязательно…

Я снова улыбнулась уже более спокойно и, наконец, подняла глаза. Какой смысл переживать, когда все уже решено и все роли заранее расписаны? Зачем делать трагедию там, где ее еще нет? У меня немного времени. Но оно есть, и его никто не посмеет отнять у меня.

В полутемной комнате его кожа уже не казалась такой бледной, как обычно. Я закопалась в его мягкие волосы, непослушно рассыпавшиеся по плечам.

И даже неважно, что будет дальше… Каждое прожитое мгновение проносилось перед моим внутренним взором… Все, что я так ценила и любила, все к чему я была привязана и за что цеплялась, теперь не имело никакого значения.

Его нежные прикосновения обжигали, словно огонь…

Неужели никогда этого больше не будет? Неужели я позволю вот так просто отобрать мое счастье?

Внезапно я оттолкнула вампира и посмотрела на него так, словно видела впервые.

Мысли с сумасшедшей скоростью метались у меня в голове:

— Навиэль, — я запнулась, но взяла себя в руки и продолжила. — Ты можешь сделать меня вампиром?

Он отпрянул от меня, словно я была привидением. В его глазах застыл ужас, который мгновением позже исчез без следа. Он никогда не выказывал своих истинных чувств, считая это слабостью. Но в этот раз мои слова повергли его в такое состояние, когда он на мгновение потерял контроль.

— Ты можешь это сделать? — более уверенно проговорила я.

— Нет, — холодно ответил он и отошел к окну.

— Почему?

Почему эта мысль сразу не пришла мне в голову? Если я стану таким же, как он, то смерть от руки незнакомца мне не грозит.

— Я не хочу, чтобы ты была живым мертвецом.

Это была высокая цена. Но я уже решила, что готова заплатить ее, чтобы остаться с Навиэлем.

— Но мы всегда будем вместе, — я хотела подойти, но он остановил меня властным движением руки.

— Ты не понимаешь. Ты никогда не сможешь стать такой же как я. Я был рожден вампиром. Ты же станешь моей игрушкой, которая будет просто существовать словно тень. Обращенные вампиры не могут управлять своими жизнями. Ты никогда (слышишь?), никогда не будешь такой! — в его голосе было нечто такое, что я невольно отошла на шаг назад. Я никогда не чувствовала в нем той силы и власти, которую видела теперь. Его тихому голосу невозможно было противиться, каждое его движение было четким и стремительным. В одно мгновение он оказался рядом со мной и продолжил:

— Как такая мысль вообще могла прийти тебе в голову?

В душе я проклинала себя последними словами. Если эта секундная слабость выдаст мои истинные чувства, то все может быть потеряно.

Вместо ответа я нежно поцеловала вампира, аккуратно подтолкнув его к кровати.

Я раньше не замечала, какая у него бархатная кожа, что его волосы пахнут чем-то бесконечно знакомым и неуловимым одновременно. Я закрыла глаза… Все это потерять только потому… только потому, что я не такая как все…

А я так много не сказала, так много не сделала…

Неужели я действительно настолько бессильна?.. Неужели нет никакого выхода? Ведь я же не просто маг…

А почему я обязательно должна погибнуть? Почему я хороню себя вместо того, чтобы сражаться, как положено воину?! Я резко открыла глаза. Неужели я сдаюсь, даже не начав бой?!

Эта мысль поразила и немного развеселила меня. С чего я вообще взяла, что должна погибнуть? Да, мой противник силен. Да, он, скорее всего, намного опытнее меня. Но это еще не значит, что я проиграю!

Я усмехнулась. Если он действительно решил, что убить меня будет так просто, то вынуждена буду его очень сильно разочаровать. Даже если я погибну, он всё равно запомнит этот бой на всю оставшуюся жизнь.

Мир снова приобрел привычные краски.

Все решится сегодня.

Но теперь я не стану думать о том, что будет дальше. Теперь я знаю, что у меня есть сейчас. И я намерена прожить это время так, чтобы никогда не сожалеть о потерянном времени….


До встречи оставалось около получаса. Времени вполне достаточно для того, чтобы переодеться и попрощаться с Наставником. Но я бесцельно бродила по комнате, будто стараясь запомнить каждую деталь этого мира, который так долго окружал меня. Мой взгляд ненадолго задержался на помятой кровати — всего несколько минут назад мы с Навиэлем лежали на ней в обнимку…

Нужно собираться. Я тяжело вздохнула и подошла к камину, где в спешке оставила письмо.

Я протянула руку и замерла: письмо было раскрыто. Но я точно помню, что оставляла его сложенным. Кроме меня и вампира здесь никого не было. Или я ошибаюсь? Нет: замок хорошо защищен. Значит… Я похолодела от одной мысли, что Навиэль мог прочитать его.

— Нет, — вслух проговорила я. — Нет.

Только не так! Едва осознавая от страха свои действия, я схватила валявшийся на кресле плащ и побежала вниз.

"Этого не может быть! Это я оставила его открытым" — как в бреду повторяла я про себя, прекрасно зная, что это не так.

Проваливаясь в глубокие сугробы и цепляясь за острые ветви деревьев, я бежала туда, где по моим предположениям должен был быть Навиэль. Путаясь в длинной юбке и полах плаща, я спотыкалась и падала. Корсет мешал нормально дышать, но у меня не было времени на то, чтобы это замечать. Морозный воздух обжигал легкие, словно огнем. Страх гнал меня вперед, не давая возможности даже усомниться в том, что я бегу не в том направлении. Затянутое низкими облаками ночное небо не пропускало лунного света, оставив меня в темноте.

"Примени магию!" — кричал внутренний голос. Но я стиснула зубы и в который раз повторила про себя, что если меня обнаружат, то случится непоправимое. Поскользнувшись на очередной коряге, я упала в снег, но тут же вскочила и побежала дальше.

Обычный лес на этот раз казался непроходимым и враждебным. Слезы сами собой струились по замершим щекам, не успевая испаряться.

Он был близко, я чувствовала это. Я в изнеможении прислонилась к стволу дерева и попыталась сосредоточить свои мысли на нем.

Ничто не нарушало тишины, только бешеный стук моего сердца и судорожного дыхания.

— К черту, — сквозь зубы прохрипела я, сбрасывая промокший плащ, давивший на плечи. Ледяной воздух острыми иголками впился в обнаженную кожу, но я этого даже не заметила. Превозмогая боль во всем теле, я попыталась бежать дальше, но измученное тело отказывалось слушаться. Хватаясь за каждое дерево, я упорно плелась дальше, не позволяя себе больше останавливаться. Каждая минута была дорога, каждая секунда могла оказаться решающей. Я знала, что уже совсем близко, но с каждым шагом мне становилось все страшнее. Зимний холод, заставляющий меня дрожать, был ничем по сравнению с ледяными тисками, сжавшими сердце.

И вот впереди между деревьями показался просвет. Я остановилась, не найдя в себе сил двигаться дальше.

— Оставь ее в покое, — послышался спокойный голос вампира.

— Ты не понимаешь, о чем просишь, — усмехнулся второй.

— Возьми меня!

Я хотела закричать, но голос меня не слушался.

— Кто ты такой, чтобы мешать мне? — я узнала этот голос — незнакомец из таверны. Но от этого знания легче не стало, скорее наоборот. — Если ты будешь мешать, я убью тебя.

— Попробуй, — я никогда не слышала в голосе Навиэля такой жесткости и презрения.

Я сделала невероятное усилие и подошла ближе.

— Впрочем, ты тоже заслуживаешь смерти, — усмехнулся второй и скинул плащ. Даже сейчас, в призрачном свете луны и с растрепанными волосами незнакомец выглядел великолепно. На его губах заиграла легкая полуулыбка, когда он посмотрел на вампира.

— Вижу, ты узнал меня.

Навиэль промолчал. Значит, они знакомы…

Я сделала еще один шаг вперед, пытаясь что-нибудь придумать. Они были от меня слишком далеко, чтобы я могла сделать хоть что-то. Воспользоваться магией?

— Начинай, — вампир сделал шаг вперед. — Я жду.

И в ту же секунду в Навиэля полетели огненные стрелы. Он ловко увернулся от первой атаки, и, перекатившись в сторону, ответил оглушающим заклинанием. Незнакомец усмехнулся и отвел его легким движением руки.

— Тебе не справиться со мной, и ты это прекрасно знаешь. Так зачем ломать эту комедию? — холодно спросил он.

— Любовь стоит того, чтобы сражаться ради нее.

— Глупости. Любви не существует, — проговорил незнакомец, и в Навиэля полетела серебряная нить. Я не знала, что это такое, но инстинктивно вскинула руку, словно она могла задеть меня. Резким молниеносным движением вампир выхватил из ножен меч и перерубил магическую нить. Рассыпавшись яркими брызгами по снегу, она исчезла, оставив после себя лишь темные пятна.

— Ошибаешься, — тяжело проговорил Навиэль, вставая в оборонительную позицию.

— Я не хочу тебя убивать, — ровным голосом продолжил незнакомец. — Мне нужна только ведьма.

— Только через мой труп, — глаза вампира нехорошо сверкнули.

— Если ты так настаиваешь… — незнакомец прикрыл глаза и нараспев проговорил какое-то заклинание на непонятном мне языке. В ту же секунду Навиэль выронил меч и, схватившись за голову, упал на колени.

"Ментальное заклинание" — с ужасом осознала я.

— Не сопротивляйся, — с усмешкой проговорил незнакомец. — Где твоя ведьма?

— Нет… — проговорил вампир, нагибаясь еще ниже.

— Ты не можешь мне сопротивляться, — в его голосе появились властные нотки. — Она не пришла.

Навиэль молчал.

— Где она? — все так же равнодушно спросил незнакомец.

Навиэль очень медленно поднял голову. Его руки дрожали, а кожа и без того бледная отливала синевой.

— Ты можешь меня убить, но ты никогда не тронешь ее.

— Быть посему, — незнакомец махнул рукой, посылая на вампира огненное лассо.

— НЕТ! — не своим голосом закричала я и, собрав последние силы, отразила атаку за Навиэля. В ту же секунду незнакомец повернулся ко мне и резко выкинул левую руку вперед. В свете луны блеснул тонкий стилет.

— Нет! — Навиэль прыгнул в мою сторону, оттолкнув меня в снег.

Больно ударившись о мерзлую землю, я стиснула зубы, но вскочила на ноги. Незнакомец удивленно смотрел на меня, словно на приведение, а затем перевел взгляд куда-то влево. Как во сне я проследила взгляд его удивленных глаз и увидела вампира. Он лежал там, где пару секунд назад стояла я, а в его груди блестел стилет.

— ТЫ, — я сделала шаг вперед. Мой страх, моя усталость, моя неуверенность сменились яростью. Такой сильной и неистовой, что все звуки и ощущения отошли на задний план. Передо мной был только он. Человек, который попытался убить моего Навиэля. Я раскинула руки в стороны и почувствовала, как вся неконтролируемая злость и ненависть мгновенно перетекла на кончики пальцев. Губы непроизвольно читали заклинание призыва силы. В глазах незнакомца отразилось сначала смятение, а потом страх. — КАК ТЫ ПОСМЕЛ?!

Он неподвижно стоял и смотрел на меня широко распахнутыми глазами, словно загипнотизированный. Я не стала ждать, резко выдохнула и выкинула руки вперед.

— EMERTIMO!

Немыслимый по своей силе поток энергии, словно лавина обрушился на незнакомца. Но вопреки ожиданиям он не стал дожидаться того, что будет дальше, а просто телепортировался в неизвестном направлении.

Вот так просто. Я никогда не думала, что кто-то может просто уйти…

Я бессильно упала на колени радом с вампиром и растеряно смотрела на его бледное лицо, на черные волосы, в беспорядке разметавшиеся по снегу, на темное пятно на белоснежной рубашке.

— Навиэль…

Он с трудом открыл глаза.

— Только не умирай, — слезы катились по щекам и падали на его лицо.

— Не плачь, — одними губами сказал он.

— Нет, Навиэль… — я судорожно провела рукой по его груди и аккуратно, стараясь не причинить боли, вынула стилет.

— Не трогай…

Я вскрикнула и выронила оружие: на руке остался ожог. Древняя магия. Эта смерть была предназначена мне…

— Пожалуйста… — я попыталась обнять его. — Пожалуйста, не оставляй меня…

— Обещай мне…

— Ничего не буду обещать! — я вытерла слезы, размазав кровь по щекам. — Потому что ты не умрешь! Не сейчас…

Он провел рукой по моим спутанным волосам:

— Обещай, что не будешь…

— Нет, — я схватила его руку и прижала к губам. — Мы будем вместе, я знаю, будем… Только держись… Не сдавайся! — я наклонилась совсем низко, почти касаясь губами его губ, и зашептала. — Мы начнем новую жизнь, все будет по-другому… Только ты и я… Мы напишем свою сказку со счастливым концом, где не будет места жестокости и ненависти… Но мы сделаем это вместе!.. Вместе!.. Только держись!.. Ради меня!.. Ради нас!..

— Обещай, что не будешь его искать… — не открывая глаз, прошептал он в ответ.

— Нет!.. Навиэль!.. — я прижалась к нему и, не в силах больше сдерживать слезы, заплакала.


Снег большими хлопьями падал мне на лицо и мгновенно таял.

Голова вампира покоилась у меня на коленях.

Замерзшими пальцами я перебирала его волосы и тихо пела, не открывая глаз:



Я сломала себя.


Снова.


Рухнул третий барьер


Жизни.


На меня смотрит с неба


Строго


Ангел-хранитель,


Без крыльев.


Не взлететь ему больше


Под звезды,


Не погладить рукой


Облака.


Лишь луна видит горькие


Слезы,


Лишь луна знает все.


Я одна.


***

Крик…

Пробирающий до глубины души крик…

Я распахнула глаза и поняла, что кричу я сама, мертвой хваткой вцепившись в Эрэна.

— Навиэль… — выдохнула я.

— Тише, тише, — эльф прижал меня к себе еще сильнее, стараясь успокоить.

Меня колотило мелкой дрожью, рубашка прилипла к телу, мысли неслись в голове с бешеной скоростью, я медленно теряла контроль над собой. Я не ощущала времени, не могла понять, где кончается сон, а где начинается реальная жизнь…

Мерное покачивание из стороны в сторону, успокаивающий шепот на незнакомом языке.

Я медленно расслабилась, повиснув на эльфе. По щекам струились обжигающие слезы, скатываясь в вырез рубашки.

Рассказать о том, что видела, я бы не смогла никогда и никому. Сон… Это был сон…

Нет. Это был не сон.

Сны не бывают такими…

Помимо воли я впилась ногтями в плечо Эрэна, но тут же отпустила, почувствовав, что на его коже образовались неглубокие царапины.

— Прости… — такой шепот, что я сама не услышала себя.

— Ерунда… — нежное прикосновение к волосам.

Я прикрыла глаза и проглотила слезы.

Эрэн аккуратно отстранил меня от себя и протянул бокал с вином. Мне было совсем неинтересно, откуда он его взял. Я просто осушила его залпом и протянула обратно. Второй бокал я пила уже небольшими глотками, бездумно глядя перед собой.

События никаким образом не желали укладываться в голове. Хотелось просто забыться, не знать, не думать, не чувствовать…

Я думала, что знаю, что такое боль.

Нет. Я не знала.

Безразличие, охватившее меня, не было похоже на равнодушие. Это было настолько всеобъемлющее чувство, что я не могла ему сопротивляться.

Почему я еще дышу? Почему бьется мое сердце? Я же умерла…

Остекленевшим взглядом я смотрела в пространство и не понимала, где я. Что-то сломалось внутри меня, что-то, что я не могла объяснить словами.

Закрыть глаза, забыться…

Эрэн схватил меня за плечи и встряхнул. Я безжизненной куклой обмякла в его руках. Я не хотела сопротивляться. Я не хотела жить.

— Фрэн, — одним рывком он поставил меня на ноги.

Как в тумане я повернулась к нему.

— Прошу, не нужно, — прошептала я. — Не нужно… Позволь мне умереть…

Сильная пощечина. Я упала на пол, потеряв равновесие.

— Трусиха. Жалкая трусиха, — холодно, спокойно, безжизненно.

— Ты можешь убить меня, но не смей оскорблять, — прошипела я, поднимаясь на дрожащих руках.

Эльф неподвижно стоял в полуметре, презрительно глядя сверху вниз.

Медленно, очень медленно я встала на ноги.

— Я ненавижу тебя, — злость. Меня охватила такая неистовая злость, что я испугалась.

В руке сам собой появился al'ien'dai.

Скользящий шаг вперед, обманный выпад, полутанцевальное па в сторону.

Так, как он учил.

Изящные движения, четкие и свободные.

Такие, как он хотел.

Смертоносные удары, улыбка на губах.

Холодная полуулыбка в ответ.

Кружась словно в танце легко, и почти не касаясь друг друга.

В глазах эльфа насмешка и ирония.

Обманное движение руки: остроухий перемещается ко мне за спину. Резкий разворот, плавный полушаг и полупрыжок в сторону — ухожу от его меча. Сталь касается стали, на мгновение отражая пламя горящих глаз.

— И это все? — небрежный тон.

Гнев постепенно угасает, сталкиваясь с холодным и решительным взглядом таких необычайно глубоких зеленых глаз.

Безумная пляска, немыслимые пируэты. Мне никогда не было это доступно.

Никогда прежде.

Точный выпад вперед — еле успела отскочить влево, отведя руку в сторону, чтобы не потерять равновесие. Едва уловимое движение — эльф легко схватил меня за рубашку и крутанул в сторону, выворачивая руку.

Холодное лезвие его клинка недвусмысленно коснулось моей шеи.

— Все еще хочешь умереть? — яростный шепот.

На мгновение прикрываю глаза.

Нет.

Конечно, нет.

Эльф легонько оттолкнул меня в сторону.

— Я так и знал.

В его глазах не было ни холода, ни злости. Только сочувствие. Не жалость. Сочувствие.

— Спасибо, — хрипло ответила я.

— Всегда пожалуйста.


В свете камина вино казалось зловеще темного цвета.

— …два месяца каникул, во время которых принимаются экзамены у выпускников.

— В том мире каникулы у студентов длятся три летних месяца, — отозвалась я.

Эльф пожал плечами:

— Если бы в Школе Чародейства устраивали такие каникулы, то половина магов никогда бы не узнала целебных трав, которые растут только летом. Опять же намного приятнее устраивать поединки на траве, нежели в грязи.

Я чуть заметно улыбнулась:

— Согласна. Вот только не понимаю тогда, раз весна настолько противное время года, то почему экзамены принимаются именно в этом месяце?

— Скорее всего, потому, что в экстремальных условиях маг проявляет все свои скрытые таланты.

— А если у него их нет?

— Тогда он не получает диплом. Что автоматически лишает его права на легальные занятия магией.

— То есть как это? — не поняла я. — Если человек не справился с каким-то дурацким заданием, он не считается больше магом?!

— Почему? Считается. Просто он никогда не сможет занять высокий пост, или работать по специальности. Дома — пожалуйста. Но маг не имеет права заниматься лечением больных, продажей магических трав, артефактов и тому подобное. На самом деле, таких магов совсем не много. Испытания не настолько сложные, чтобы после пяти лет обучения, студент не мог с ними справиться. Если же таковые и находятся, то лучше не позволять им приближаться к тем, кто нуждается в квалифицированной помощи.

Я на мгновение задумалась:

— А в Лирранде в Академии такие же порядки?

— Эльфы учатся круглый год. Предметы у нас тоже другие, более глубокие и многомерные.

— Мм… — протянула я, делая глоток.

Эльф вновь оттянулся к брошенной книге и продолжил читать вслух отрывки.

Я не заметила, как глаза закрылись сами собой, а пальцы отпустили пустой бокал.


Когда я снова открыла глаза, то обнаружила, что лежу в своей постели, заботливо укрытая пледом. За окном сияло послеобеденное солнце.

Я неохотно встала и спустилась вниз.

Эрэн варил кофе. Я улыбнулась — такая привычная картина. Что же я буду делать, когда все закончится? Впервые за все время мне пришла в голову мысль, что это закончится. Веселая улыбка сменилась грустной.

— Все в этом мире заканчивается. Порой, даже раньше, чем мы ждем, — не обращаясь ни к кому, сказала я.




Глава 14

<p>Глава 14</p>

Тренировка в этот день, как ни странно, доставила мне удовольствие. После тяжелой ночи приятно было размяться на свежем воздухе. Тело было необычно послушным и пластичным.

Эрэн довольно улыбнулся:

— Я же говорил, что ты можешь.

Я криво улыбнулась в ответ.

Я помнила, чего мне это стоило.


Оказывается, если спать до обеда, то день заканчивается намного раньше.

Солнце спряталось за лесом, напоследок разноцветными бликами окрасив водную гладь озера.

— Что бы ты хотела на ужин?

— На твой вкус, — я устроилась в глубоком кресле и, поджав под себя ноги, поманила пальчиком из стенного шкафа книгу большого формата.

— Позерка, — фыркнул остроухий.

Книга представляла собой полное собрание карт материка с подробными комментариями и обширными заметками на полях.

Уже который вечер я с головой окуналась в изучение рисунков, иероглифов и обозначений, силясь запомнить и разобраться в написанном. В конце концов, не вечно же мне идти "туда, не знаю куда". А пока у меня была очень неплохая возможность определиться хотя бы с этим немаловажным вопросом. Конечно, в идеале мне бы хотелось прихватить эту книжицею с собой, но я почему-то была уверена, что эльф будет категорически против.

От недостатка освещения начинали слезиться глаза, поэтому я выпустила небольшой магический шарик, матовым сиянием осветивший старые карты.

— Красивый, — я вздрогнула от неожиданности.

— Кто?

— Твой шар, — пояснил Эрэн, ставя передо мной тарелку. — Фиолетовый.

Я только сейчас поняла, что эльф никогда раньше его не видел. На моих губах мелькнула едва заметная полуулыбка.

— Знаешь, по цвету магического шара, можно многое сказать о самом маге, — как бы между делом заметил остроухий, присаживаясь в другое кресло.

Тихий мирный ужин. С натяжкой его даже можно было бы назвать семейным.



***

Все небо было затянуто низкими серыми облаками.

Шел снег.

Наставник молча стоял рядом со мной и ждал.

На укрытой мягким белоснежным покрывалом могиле Навиэля лежали свежие розы.

Я не замечала ничего вокруг. Черная перчатка выпала из ослабевших пальцев и осталась лежать на снегу.

— Пойдем.

Я не двинулась с места. Происходящее казалось мне каким-то страшным недоразумением. Событием, которого не должно было быть.

Григориан не сказал ни слова о моей вине. Но душа разрывалась от одной мысли, что он предупреждал меня об этом. Я могла это предотвратить. Могла сделать так, чтобы Навиэль был жив.

Стоя сейчас здесь и глядя, как каждая следующая снежинка все больше отдаляет меня от любимого, как каждая секунда все дальше уносит счастливое прошлое, я начинала осознавать произошедшее.

Я не плакала. Я не могла больше плакать.

— Пойдем, — настойчиво повторил Наставник и взял меня под локоть.

Вокруг была такая необыкновенная тишина, будто на земле умерло все живое.

Я присела на корточки и положила руку на могилу, хотя и знала, что это не принесет мне облегчения и не поможет справиться с терзающими мою душу муками.

Григориан молча поднял меня и повел в сторону.

Снег негромко хрустел под нашими ботинками… Шуршало длинное платье… Громко стучало сердце…

Я уходила навсегда.

Черная перчатка так и осталась лежать у могилы…

Григориан несильно подтолкнул меня к телепорту, и уже через несколько мгновений перед моими глазами возник замок. Я раньше никогда не замечала, какой он огромный… И пустой.

В комнате мягко горел огонь, отбрасывая гротескные тени на стены, но его тепло не могло согреть мою душу.

В углу висело свадебное платье, которое выбрала Лорейн.

Я не кричала и не рыдала, не билась в истерике и не сыпала проклятиями. Я стояла у окна и смотрела, как на землю спускаются сумерки. Не было никаких чувств, словно это была не я, а лишь тень. Будто настоящая я осталась там, в лесу, где лежал Навиэль. Может, так оно и было.

Я распахнула окно и подставила лицо ночному ветру. Я знала, что должна найти в себе силы жить дальше. Рано или поздно боль отступит, но не пропадет.

— Ради чего стремиться к свету? — спросила я у темного неба. — Зачем бороться? Зачем мне нужна такая сила, если я не смогла спасти того, кто был для меня всем? Зачем жить дальше, если его теперь нет?..

Мой взгляд снова упал на платье. Теперь я знала, что с моей прошлой жизнью покончено. Теперь мне не нужно быть такой, какой меня хотели бы видеть. Теперь, когда того, ради кого я просыпалась утром и ради кого готова была бороться, больше нет.

Я медленно переоделась в брюки и стянула волосы в хвост на затылке.

— Куда-то собралась?

Я резко обернулась. В дверях стоял Григориан.

— Ты не готова.

— Не готова к чему? — мне не хотелось говорить, но я все же спросила.

— Ты ведь собралась искать его, — это был не вопрос, скорее утверждение. — Если пойдешь сейчас, то умрешь.

— Мне все равно. Если мне суждено умереть, то пусть это случится сейчас, тогда я смогу прихватить его с собой! — со злостью ответила я и сама же удивилась такому ответу.

— Злишься. Это хорошо, — Григориан прошел в комнату, лишь на мгновение бросив взгляд на догорающее в камине свадебное платье. — Но если позволишь ему убить себя сейчас, то смерть Навиэля будет напрасной.

Я остановилась и посмотрела на Наставника.

— Ты не понимаешь! — я впервые назвала его на "ты", но он, казалось, не придал этому значения.

— С чего ты это взяла? — ледяным голосом спросил он. — Думаешь, ты единственная, кто переживает смерть близкого? Думаешь, я не знаю, что творится сейчас в твоей душе?

Я молчала.

— Запомни, месть — это блюдо, которое подается холодным.



***

Боль.

Бесконечная, всепоглощающая боль.

Она была частью меня.

Частью моей души.

За окном светило яркое утреннее солнце, проникая в мою спальню. Я поежилась от внутреннего холода и, подойдя к окну, распахнула его. Теплые лучи ласково приняли меня в свои объятия, мягко прикасаясь к дрожащему телу. Распущенные волосы золотым водопадом спадали на плечи, приятно щекоча обнаженную кожу. На горизонте синели грозовые тучи, переливаясь в лучах умытого утреннего света всеми оттенками лилового. Завороженная зрелищем я не заметила, как в мою комнату зашел эльф.

— Ты уже встала, — немного печальный голос.

Я кивнула головой, совершенно не думая в этот момент, что я не одета.

Легкий шелковый халат прохладным прикосновением лег на плечи.

— Кофе?

Я улыбнулась — как известно самое лучшее лекарство от хандры — это хороший напиток.

— Предлагаю сегодня отступить от обычной программы и провести день в Ничего Неделании!

Эльф усмехнулся, щурясь на солнце:

— И что же ты под этим подразумеваешь?

— Все, что угодно, только не драки на мечах, ножах, саблях, вилках, ложках и прочем.

— Заманчиво, — промурлыкал остроухий.

— Для начала я хочу сделать то, о чем мечтала, чуть ли ни с первого весеннего дня, — я сладко улыбнулась своим мыслям.

— Решила добить меня? — язвительно поинтересовался Эрэн, пододвигая ко мне вазочку с печеньем.

— Нет, — я блажено потянулась, стараясь почувствовать каждую клеточку своего тела, — залезть на крышу и позагорать.

Эльф выглядел… ммм…. удивленным?

— И в чем же ты собираешься загорать?

Я пожала плечами:

— Как обычно — ни в чем.

Приятно было наблюдать за вытянувшейся физиономией остроухого. В моем мире не принято таких… эээ… вольностей. Но, исходя из того, что обнаженной эльф уже все равно меня видел, то стеснять себя такими ограничениями просто глупо.


Боже мой! Как же давно я этого не делала.

Развалившись на покрывале, которое я заставила эльфа вытащить на крышу, я наслаждалась мягкими прикосновениями ветра и солнечных лучей.

Сначала Эрэн сопротивлялся. Находил тысячи доводов против. Предлагал магические варианты загара. Даже согласился собственноручно сделать это. Но я была непреклонна.

— Ты ничего не понимаешь! Я получаю удовольствие от процесса, — заверила я остроухого, увлекая вслед за собой на крышу.

— А покрывало-то зачем?! — уже совсем сбитый с толку, спросил Эрэн. — Можно же создать легкую магическую защиту от…

— Ох, ну сколько можно объяснять?! — не выдержала я. — Вот мы с тобой — оба маги. Мы можем вечером осветить дом как угодно, но почему-то продолжаем пользоваться свечами. Это называется "атрибутика". Без нее жизнь становится пресной.

Больше он спорить не стал, видя, что все равно бессмысленно.

Чувство глубокой моральной удовлетворенности полностью вытеснило все мысли о снах. Я просто наслаждалась жизнью, не думая о том, что будет завтра

Постепенно расслабила мышцы, ощущая, как живая энергия солнца проникает в каждую клеточку тела. Никаких мыслей в голове, мягкая тишина. Ветер ласково обдувает кожу, еще больше погружая в расслабление…


Лишь когда солнце склонилось над лесом, а ветер изменил направление, потихоньку охлаждая разогретый за день воздух, я спустились в дом.

— Знаешь, когда я жила в замке Мартина, у него тоже было тихо. Но это была другая тишина. Искусственная, — мы снова сидели у камина, уплетая ужин.

— Мне тоже здесь всегда нравилось. Я раньше не понимал, почему должен покинуть это место. Жизнь здесь — стала моей несбыточной мечтой.

Я усмехнулась:

— У человека всегда должна быть мечта… Но она обязательно должна сбыться. Иначе нет смысла стараться.

— Всегда есть смысл стараться, — возразил эльф.

— Нет, только тогда, когда ты веришь, что мечта осуществится, — я задумчиво посмотрела на огонь. — Все дело в вере. Если ты веришь, то мечта обязательно сбудется. Может, немного не так, как ты себе представлял, может, не тогда, когда ты хотел, но сбудется. Несбыточная мечта уже сама по себе подразумевает потерю веры. Как можно стремиться к тому, чего нельзя достигнуть? Никак.

Эльф неопределенно хмыкнул:

— Что-то тебя на философию потянуло.

Я отправила тарелку на кухню, и "приманила" книгу с картами:

— Да, это просто рассуждения вслух. Не более.



***

Меня кто-то упорно будил. Я подскочила на кровати, готовая запустить в нарушителя моего сна каким-нибудь поджаривающим заклинанием.

— Фрэн, извини, что бужу тебя, но, думаю, ты должна это увидеть, — с видом заговорщика проговорил склонившийся надо мной эльф. — Пойдем, накинь что-нибудь теплое.

— Ты разбудил меня на самом интересном месте, — пробубнила я.

— И что же тебе снилось? Огромный сугроб?

— Заткнись, — я кинула в него подушкой, но он увернулся.

— Давай быстрее, а то все самое интересное пропустишь.

Внизу было темно и холодно. Поплотнее закутавшись в пушистый халат, я последовала за эльфом. Не оглядываясь, он пересек холл и остановился у входной двери.

— Эрэн, может, ты все-таки снизойдешь до объяснений? Это было бы очень мило с твоей стороны, — буркнула я.

— И испортить весь сюрприз? — усмехнулся он. — А я-то надеялся, что ты хоть немного романтик. Может, я просто решил пригласить тебя на прогулку под луной?

— Что-то я очень сильно в этом сомневаюсь.

Он поморщился:

— Ты скептик. Так жить нельзя. Нужно верить в прекрасное.

— Это в тебя что ли? — я недоверчиво посмотрела на сияющего эльфа.

— А почему бы и нет?

— Хватит паясничать. Ради чего ты поднял меня с постели? — я хмуро посмотрела на него снизу вверх.

— Чуточку терпения, — усмехнулся он. — И не нужно так на меня смотреть! Радует только то, что ты не можешь своим взглядом прожигать магические дырки, а то дуршлаг бы уже позеленел от зависти, созерцая меня, — продолжая разглагольствовать, Эрэн распахнул передо мной дверь. — Прошу, миледи.

Холодный ночной ветер мгновенно растрепал мои волосы и, забравшись под полы халата, заставил пожалеть, что я не ношу шерстяные подштанники. Я неуверенно переступила порог и остановилась в нескольких метрах от крыльца.

— И что дальше?

— Сейчас все будет, — послышалось над самым ухом. От неожиданности я вздрогнула. Мне всегда было интересно, как он умудряется так неслышно подходить. Это просто талант.

— Этому можно научиться.

— Чему? — не поняла я.

— Так ходить.

— Я не говорила этого вслух, — подозрительно сказала я. — Или это у меня на затылке написано?

Он предпочел промолчать. Луна на несколько секунд выглянула из-за тяжелых облаков, осветив поляну перед домом. Легкий ночной туман стелился по траве и, постепенно тая, приближался к кромке водной глади темного озера. Лес больше не казался мне таким дружелюбным, скорее наоборот, превратившись в огромное черное пятно на фоне светлого неба, создавал ощущение одного огромного организма, который был готов проглотить любого неосторожного путника, ступившего на его территорию.

Невольно поежившись, я отклонилась назад и наткнулась на эльфа. Он продолжал молчать, глядя куда-то вдаль, где лес сливался с горизонтом. Проследив его взгляд, я увидела над лесом нечто большое, окутанное белым как молоко сиянием. Оно медленно приближалось, становясь все более ярким, отчего смотреть вверх стало почти невозможно.

Мне почему-то стало жутко, и, хотя я прекрасно слышала, как ветер шелестит ветками деревьев и крылья ночных птиц рассекают воздух, начинало казаться, что этот мир покинуло все живое. Липкий ужас заставил меня закрыть глаза. Ощущение такое, будто страх обволакивает тебя со всех сторон, не давая возможности вздохнуть. Зачем Эрэн вытащил меня сюда?! Что он собирается делать? Все попытки пресечь панику окончились явной неудачей. Я готова была закричать, но ни звука не сорвалось с моих губ. Я постаралась успокоиться, но в этот момент перед моим внутренним взором появилась девушка. В темноте она казалась призрачной тенью, однако я смогла рассмотреть ее лицо. Я видела ее раньше… тогда, в отражении зеркала… Это безусловно была она… Или это была я?.. Она протянула руку и легонько дотронулась до моего лба. В ту же секунду я ощутила необычайную силу внутри себя. Словно лента она окутала мое сердце, заставив почувствовать силу и власть… Девушка убрала руку и довольно кивнула головой…

Поддавшись внезапному порыву, я хотела убежать, неважно куда, неважно… лишь бы больше не было ЭТОГО… Но внезапно чьи-то сильные руки схватили меня и прижали к себе, лишив возможности двигаться. Леденящий ужас постепенно сменился приятным теплом и чувством защищенности. Через несколько минут я уже полностью пришла в себя и открыла глаза.

— Ты как? — озабоченно спросил эльф, не выпуская меня из своих крепких объятий. Он выглядел серьезным и немного взволнованным.

— У тебя волосы пахнут сандалом…

Он улыбнулся:

— Рад, что тебе нравится. Думаю, нам лучше пойти в дом.

Я поспешно оглянулась, но ничего необычного не увидела. Неужели мне померещилось?

— Нет, тебе не приснилось. Я все объясню, но позже.

Он что, читает мои мысли?

— С чего ты взяла, Фрэн? — он удивленно приподнял брови.

— Взяла что?

— Да, нет, ничего. Пойдем, — он аккуратно подтолкнул меня по направлению к дому.

И все-таки читает… И, видимо, мне придется с этим смириться…

Когда ночной холод остался за порогом, я окончательно пришла в себя и набросилась на Эрэна.

— Ты, герой-любовник, может, все-таки объяснишь, ЧТО там произошло?!

— Обязательно, только для начала тебе нужно немного успокоиться, — невозмутимо отозвался эльф, присаживаясь в кресло напротив.

— Я СПОКОЙНА.

— Вижу. Ты прямо сама невозмутимость.

— Ты всегда такой… такой…

— Такой обаятельный? Да, — усмехнулся он.

— НЕТ! Ты всегда такой отвратительный или только со мной?

— Не понимаю, о чем ты, — спокойно сказал он.

Ладно. Хорошо. Я же маг! Нужно немедленно взять себя в руки… Хотя я бы с большим удовольствием оказалась сейчас в его руках… Стоп, прекрати! — оборвала я сама себя. Спокойствие, только спокойствие… Все-таки, несмотря ни на что, Карлсон был прав.

Я вымученно улыбнулась и одарила Эрэна "теплым" взглядом.

— Я бы на твоем месте начала объяснения прямо сейчас, — тихим голосом проинформировала я.

— С чего начать?

— Начни с главного.

— Ты знаешь, кто такие гуардары?

— Это древние существа, которые вымерли более тысячи лет назад.

— И это все?

— Ну… Они считались хранителями знаний о древней магии. Являлись людям крайне редко, большей частью для того, чтобы предупредить о предстоящих событиях.

— Это не все. Тебе, как магу следовало бы знать, что гуардары видят мысли и желания людей, — он тяжело вздохнул. — Честно говоря, я не знал, что так получится.

— Я не понимаю, о чем ты говоришь, — устало сказала я.

— В крайне редких случаях они исполняют самые заветные желания…

— К чему ты клонишь?

Он опустил глаза и тихо попросил:

— Скажи свое самое заветное желание.

Я на секунду замешкалась:

— Даже не знаю…

"Наверное, вспомнить свое прошлое, разобраться кто я" — мелькнуло в голове.

— Ты получила ответ на свой вопрос, — так же тихо ответил эльф.

Значит, я действительно черный маг… Значит, на самом деле я…

Я почувствовала, что по моим щекам текут слезы.

— Фрэн… — эльф хотел подойти ко мне.

— Уйди, — я оттолкнула его и выскочила из дома.

— Стой!

Но я его уже не слышала. Скользя по влажной траве, я бежала к лесу, чтобы скрыться под его покровом. Скрыться от себя самой. Неужели я ТАКАЯ?! Неужели я черный маг?! Неужели я сама боюсь того, что у меня внутри?!

Начался дождь. Мокрые ветки хлестали по лицу и рукам, промокший халат прилип к телу, но я не обращала внимания ни на него, ни на волосы, цеплявшиеся за ветки. Я чувствовала, что бегу по грязи, но упорно пробиралась дальше. Заросли стали почти непроходимыми, а сплетенные ветки больно били по лицу. Казалось, что весь мир ополчился против меня. На каждом шагу я натыкалась на корни и коряги, ноги услужливо скользили по влажному мху не хуже, чем лыжи по накатанному снегу.

Луна медленно выплыла из-за облака, освещая призрачные деревья. Прислонившись спиной к ближайшему стволу, я откинула со лба мокрые волосы. И что теперь? Куда дальше? Я осмотрелась по сторонам: ночные тени неподвижно застыли, словно в ожидании, даже ветер больше не нарушал мрачного спокойствия леса. Я прислушалась, стараясь уловить хоть какой-то звук, но вместо этого боковым зрением заметила скользнувшую за кустами тень. Эрэн? Нет, он бы не стал прятаться. Главное, не поддаваться панике. Это уже половина успеха. Интересно, а не может это быть красавец мужчина, вознамерившийся меня спасать? Да, мечтать не вредно… Наверное мне просто показалось. Может это безобидная зверюшка? Ага, почти двухметрового роста… Нет, это определенно был человек… или кто-то похуже… Все это пронеслось у меня в голове за считанные секунды.

Нужно уносить ноги. Я прикинула расстояние: до ближайших зарослей около четырех метров. Почему он не нападает? А с чего я вообще взяла, что он должен на меня нападать, и что это ОН? Интуиция. Я привыкла ей доверять. Может, он не желает мне зла? Тогда зачем крадется в темноте? Я не нашла ответов на свои вопросы.

Ладно, хорошо, я мысленно попыталась собраться. Нужно всего-то убраться с открытого пространства.

Все еще прячась в тени ствола, я решила рискнуть.

Главное не думать, тогда, как правило, получается лучше. По крайней мере, у меня.

Но не успела я сделать и шага, как ноги сами собой поехали по мху, и я растянулась в грязи. Что-то огромное черное и мохнатое пронеслось над моей головой. "Еще немного и я была бы мертва" — мелькнуло в голове.

— Фрэн, Фрэн! — я отчетливо услышала голос Эрэна.

— ЭРЭН! — не своим голосом заорала я, одновременно стараясь отползти куда-нибудь.

Слева от меня послышался шорох ветвей, я инстинктивно обернулась, но никого не увидела. УЖЕ никого.

— Глупая… — Эрэн опустился рядом со мной на колени и крепко обнял, будто боясь, что я исчезну. — Глупая, как же ты меня напугала!

Он гладил меня по мокрым волосам, по мокрой одежде, но я его не слушала, я не могла его слушать. Мне было больно, очень больно. Он знает, какая я на самом деле. Почему? Почему он пришел сюда за мной?

Я резко оттолкнула от себя эльфа:

— Зачем ты пришел?

Он внимательно посмотрел мне в глаза. Жалость! Или сочувствие? Какая к черту разница?!

— Я спросила тебя, зачем ты пришел? — холодно проговорила я.

— Потому, что должен тебе объяснить…

— Нечего объяснять. Я и так все поняла, — мой голос срывался на крик. — Я все поняла. Я не такая дура, как ты думаешь! Притащил меня в этот мир, чтобы я помогла тебе, а я оказалась черным магом и ты теперь не знаешь, куда меня деть?! Можешь не утруждать себя! Я уйду сама!

— Никуда ты не пойдешь, — в тон мне сказал эльф.

Он стоял рядом со мной, совершенно спокойный, скрестив руки на груди.

— И что же ты сделаешь? — саркастически поинтересовалась я.

— Ты глупая и упертая ведьма, — он равнодушно смотрел на меня своими прекрасными зелеными глазами, не выражающими ничего, кроме презрения. — Ты эгоистка. Тебе наплевать на всех вокруг. Ты считаешь, что мир крутится только вокруг тебя. Спешу тебя огорчить, это не так. Собственно говоря, мне совершенно все равно, что ты будешь делать. Ты вполне самостоятельная, если хочешь уйти, то вперед. Я насильно держать тебя не собираюсь.

— Я черный маг!

— И что? Да хоть фиолетовый! Кому какое дело? Я тоже знаю черную магию, просто не использую. И что? Разве я ужас, летящий на крыльях ночи? Но если ты хочешь делать из этого трагедию всей жизни, то пожалуйста! "Ах, какая я несчастная! Бедная я, бедная!" Или все-таки будешь бороться? Черная магия — это не приговор, это образ жизни! Тебя никто не заставляет быть "чудовищем", как ты только что подумала! У тебя есть выбор, и ты об этом прекрасно знаешь.

Такое ощущение, что мне дали пощечину. Причем вполне заслуженную. С чего я взяла, что все так уж плохо? Почему посчитала себя мерзкой и отвратительной? Но ведь то, что я почувствовала у озера…

— Лишь то, как ты относишься к своей сущности. Это было не более чем твое собственное отношение к черной магии.

— Это не все… — я опустила голову. — Я не хотела тебе говорить. Боялась… В общем, не важно, чего я боялась. Эрэн, мне снятся сны… — я замолчала, не зная, как продолжить, но эльф молча ждал, явно не собираясь мне помогать. — Но это не просто сны. Я вижу прошлое…

— Я знаю. Ты видишь сны, в которых ты становишься той ведьмой, которую я ищу.

— Значит…

— Нет, это не значит, что ты и она одно лицо. Просто ты тоже черный маг. Может именно поэтому у нас есть шанс.

— Ты знал… Знал и не сказал мне… — тихо проговорила я. — Ты ведь не просто так выбрал меня. Да? Ты с самого начала был уверен, что все будет именно так, если притащить меня в этот мир.

— Да, — спокойно ответил он.

— И все, что ты говорил мне — неправда… Ты просто использовал меня в своих целях, — горько заключила я. Хотя какая теперь разница? Теперь уже все равно.

"А чего ты ожидала?" — поинтересовался внутренний голос.

"Ничего я не ожидала. Просто было приятно, что впереди меня ожидает нечто большее, чем грязная посуда и нестиранное белье… Это был способ вновь вернуться к той жизни, которая у меня когда-то была…"

"Да еще и в такой компании…" — не успокаивался голос.

"Не в компании дело…"

"Разве? А если бы это был не красавец эльф, а упырь, ты бы все равно отправилась?"

"Интересный вопрос. Наверное, нет. Но это не меняет дела."

"Правда? А почему же тогда ты сейчас стоишь с таким лицом, будто мимо тебя пронесли большую корзину с апельсинами, а тебе не досталось ни одного?"

"Просто плохое настроение."

"Потому, что тебя наконец-то ткнули носом в то, что он возился с тобой только ради этих снов? А ты, небось, ожидала, что эльф влюбится в тебя без памяти!"

"Конечно нет! О чем ты говоришь?! Это невозможно!"

"Невозможно" не значит "нежеланно". И вот теперь ты стоишь и готова пустить слезу из-за того, что этот эльф видит в тебе лишь нечто отдаленно напоминающее приемник, настроенный на нужную волну?"

"Нет. Все не так. Я знаю, что такой как он никогда не обратит внимания на такую как я…"

Тишина.

"Не молчи, скажи что-нибудь. Это невыносимо! Что мне теперь делать?"

"Ты сама знаешь… И прекрати говорить сама с собой, ты же не шизофреник!"

"Правда?" — с надеждой поинтересовалась я.

"Не знаю. Вроде нет" — хотя в голосе и прозвучало сомнение, я предпочла не заметить этого.

— Ты прав. Я вела себя глупо. Но ты мог мне сказать об этом раньше, — уже спокойно сказала я.

— А если бы я сказал, то ты бы согласилась?

— Не знаю. Но ты же все равно не сказал.

Он пожал плечами:

— Ты бы отказалась.

— С чего ты взял?

— Интуиция.

— Иди ты к черту со своей интуицией! — беззлобно ответила я. Было просто невозможно долго обижаться, особенно когда у него на лице появлялась такая извиняющаяся полуулыбка.

— Предлагаю двигать домой.

Я молча кивнула.

— Знаешь, за что ты мне нравишься?

— За то, что на моем фоне ты выглядишь красивым, умным и талантливым? — меланхолично поинтересовалась я.

Он поморщился:

— Что за чушь? Конечно, нет. За то, что ты умеешь улыбаться даже в самых трудных ситуациях, а еще ты умеешь прощать.

Я грустно улыбнулась:

— Да… Вот и все мои достоинства… Уместились в одно предложение…

— Вот видишь, ты уже шутишь. Значит, жить будешь!

— А ты ждал, что я пойду и повешусь на сосне? — усмехнулась я. — Можешь даже не мечтать о таком счастье. Уж скорее я бы повесила тебя за… В общем, не важно за что, на ту самую сосну и потребовала бы объяснений!

— В любви? — невинно поинтересовался он.

Удар ниже пояса. Гадина он. Наверняка ведь опять читал мои мысли…

— Все это ложь и провокация! — заявил он.

— Ты это о чем? — я прищурила глаз. — Я же ничего не ответила.

— Да я так, к слову… — замялся эльф.

— ЭРЭН! — я ткнула пальцем в его гордо выпяченную грудь. — Ты читаешь мои мысли? Отвечай, засранец! И не смотри на меня невинными глазками — не прокатит! Ну? Я жду! И не вздумай отнекиваться, а то мне придется самостоятельно покопаться у тебя в мозгах!

— Не рискнешь.

— Не слишком ли ты самонадеян? Не забывай, с кем имеешь дело.

— Со взбесившейся ведьмой? — уточнил он, и, не дожидаясь ответа, продолжил. — Слушай, я вот хотел поинтересоваться: ты действительно предпочитаешь гулять в мокрой одежде ночью по лесу или просто забыла, как пользоваться заклинанием перемещения?

— Умею. А сам-то, идешь и молчишь… Нет чтобы раньше сказать, давно были бы дома, — я подняла руку, собираясь произнести заклинание, но Эрэн покачал головой.

— Лучше я.

— Это еще почему?

— А вдруг промахнешься на пару миль? И где мне тебя потом искать? И вообще, почему ты все время пытаешься использовать магию при помощи рук?

Я поморщилась:

— Еще одна дурацкая привычка.

— Понятно, — он улыбнулся, но от дальнейших комментариев воздержался.

— А с чего ты взял, что я промахнусь? И не вздумай ссылаться на свою пресловутую интуицию!

— Да нет, дело в том, что ты не в том состоянии, чтобы показывать мне мастер-класс по телепортации.

Я удивленно осмотрела себя с ног до головы. Эльф засмеялся:

— Я не об этом. Я о твоем душевном состоянии.

— А что-то не так? — злобно поинтересовалась я.

Он пожал плечами:

— Ты какая-то нервная… Тебя аж трясет, только я никак не могу понять, в чем причина.

— Может, тебе, конечно, и ничего, но меня немного выбивает из колеи тот факт, что меня пытались прикончить! А когда я расстраиваюсь, то начинаю вести себя немного буйно! — язвительно бросила я.

Эрэн остановился как вкопанный и резко повернувшись ко мне, схватил за плечи:

— Тебя пытались убить?

— Прекрати меня трясти… Да, — я стряхнула его руки. — Может, ты, конечно, и не заметил, но прямо над моей головой пропорхала очень милая зверюшка с огромной пастью и красными глазюками! Или ты действительно считаешь, что это я со своим домашним песиком решила в салочки поиграть?!

— Я отправлю тебя в дом, и не вздумай высовываться оттуда! — тоном, не терпящим возражения, проинструктировал он. — Я скоро вернусь.

Я не успела и слова сказать, как он отправил меня прямиком в свою спальню. Интересно, почему именно в свою? Чем моя ему не угодила?

"И не мечтай" — усмехнулся внутренний голос.

"Даже мысли не возникло" — парировала я.

"Ну конечно!!! Не забывай, у нас с тобой мысли одни на двоих!"

Какой же он противный! И ведь знает, что прав.

"Прав, прав, я всегда прав!" — ехидно отозвался он. — "Так что кончай строить воздушные замки"

"Вот еще! Не очень-то и хотелось!"

Вот так, наверное, и сходят с ума… Тихо, без лишнего шума…

На этот раз комната Эрэна поражала своим беспорядком. Даже мне такой не снился. Эльфы всегда такие аккуратные, что даже вообразить нечто подобное было бы просто кощунством по отношению к ним. Я пристроилась на краешек наспех заправленной кровати и погрузилась в свои мысли.

Мой эльф явно не подходил под описание "обычный". Взять хотя бы его волосы… иссиня-черные, ни разу до этого не видела представителя этой расы с такими волосами. Если мне не изменяет память, то они либо серебристые, либо белые, как у Орландо. Постоянно что-то скрывает, знает черную магию… Но дело даже не в этом…

И снова это противное ощущение, будто он не говорит мне даже половины того, что знает.

От размышлений на тему "что же не так с этим распроклятым остроухим мерзавцем" меня отвлекли голоса на первом этаже.

— Эрэн, тащи свою эльфийскую задницу наверх! — крикнула я.

Дальше послышалось длинное непереводимое выражение, означавшее, что хозяину явно было не по душе такое обращение, и тихий смех:

— Гляжу, из тебя уже пытаются веревки вить. Хотелось бы мне посмотреть на это чудо природы.

— Сейчас я удовлетворю твое любопытство, — послышался знакомый голос у самой двери.

Судя по лицу Эрэна, меня не ожидало ничего хорошего за свое изречение в вольном стиле. А чего он хотел? Ведет себя так, словно я маленькая девочка! Я бы ему еще и подзатыльник отвесила, но, к сожалению, он со своей стороны не преминет использовать что-нибудь мерзкое, против чего у меня наверняка не найдется контрзаклинания.

Рядом с ним стоял усмехающийся эльф, вид которого поверг меня в тихий ужас. И после этого я обвиняла Эрэна в странностях?! На незнакомце была свободная черная рубашка, заправленная в черные брюки, черный плащ "а-ля Нео", и, хотя, у нас с Эрэном были точно такие же плащи, на этом эльфе он смотрелся, мягко говоря, вызывающе, только очков не хватало для полного комплекта, зато их с лихвой компенсировало синее мелирование на белых волосах, которое в точности совпадало с цветом ярких шнурков на ботинках.

Эрэн театральным жестом повел рукой в мою сторону:

— Прошу любить и жаловать, несравненная ведьма Фрэн, обладающая удивительной способностью из всего раздувать скандал буквально за считанные секунды.

Он повернулся ко мне и продолжил:

— Знакомьтесь, юная леди, перед Вами брат Орландо — ГАэль-Мирэль-Сиан о'Д'Арвэн-Эль-Маор.

— Запиши-ка мне название, чтобы я в спешке случайно ничего не перепутала, — оторопело попросила я.

Гость улыбнулся:

— Ну что Вы, можете называть меня просто Сиан.

— Сиан, — медленно проговорила я, словно пробуя имя на вкус. — Почему ты представляешься полным именем? Эрэн сказал, что…

Сиан не дал мне договорить, добродушно махнув рукой в неопределенном направлении:

— Ах, ну, что ты! Это еще не полное имя!

— Ага, это так, краткая вступительная часть…

— Привел бы ты себя в более подобающий вид… — проворчал Эрэн, недовольно оглядывая собеседника.

— Я существо возвышенное, — вдохновенно произнес Сиан, скрещивая тонкие пальчики с готическим маникюром и устремляя взгляд куда-то в потолок, — не обремененное вашими глупыми предрассудками.

— М-да… — пробормотала я, и (за неимением ничего более умного) сказала. — Приятно познакомиться. Эрэн не предупреждал, что у нас будут гости, иначе я бы переоделась.

— Ничего-ничего, — с очаровательной улыбкой заверил меня Сиан. — В спальне Эрэна мне приходилось и не такое видеть.

Интересно, под словом "такое" он имел в виду меня?

— Сиан, что ты себе позволяешь?! — возмутился хозяин спальни.

Эльф удивленно приподнял бровь и совершенно искренне спросил:

— А что в этом такого? Я думаю, что Фрэн вполне разумна для того, чтобы не ревновать ко всем твоим прошлым женщинам.

— М-да… — повторилась я, сползая с кровати. — И после этого ты мне будешь говорить о том, что эльфы серьезно подходят к выбору партнера?

— Эрэн, что я слышу? Ты пытался затащить в постель девушку обманным путем?! Ты что, пообещал жениться на ней?!

— О, Боже, — простонал несчастный эльф. — Сиан, что ты несешь?! Во имя всего святого, спустись вниз и дождись нас там… Кажется, мне предстоит допрос с пристрастием…

Нисколько не расстроившись факту, что его бесцеремонно вытолкали за дверь, Сиан отправился на кухню.

— Эрэн, ты не возражаешь, если я угощусь чаем? Молчание принимается за согласие! — радостно сообщил он.

Эрэн тяжело вздохнул и пристроился на краешек кровати, где всего минуту назад сидела я.

— Извини за этого оболтуса. Он всегда такой.

— Откуда ты его вообще выкопал?

Он усмехнулся:

— Да не стой ты с таким лицом, будто я выкинул твои любимые тапочки в цветочек. Присаживайся.

Я невольно улыбнулась, представив, как злорадный эльф ночью тихонечко вытаскивает из-под кровати мои вышеупомянутые тапочки, воровато оглядываясь, на цыпочках спускается в сад и закапывает их под березкой.

— Нет, с этим кадром мы разберемся позже, для начала объясни мне, куда ты отправился после того, как совершенно бессовестным образом закинул меня в свою спальню.

Он мгновенно переменился в лице, но отпираться не стал:

— Я вернулся, чтобы посмотреть на зверюшку, о которой ты говорила.

— И как?

— Ее там уже не было. А тебе не могло показаться с перепугу? Ты, как-никак, была в таких растрепанных чувствах…

— Знаешь, я еще пока не страдаю галлюцинациями, — начала злиться я.

— Ладно, — он примирительно поднял руки. — Опиши мне его, пожалуйста.

Я пожала плечами:

— Я не успела его рассмотреть. Не до того было.

— Ну, хотя бы примерно.

— Миленький такой: с черной шерстью, острыми зубками в два ряда, огромными красными глазами без век и с отвратительным дыханием. Похож на вурдалака, но только в полтора раза больше, — при этих словах эльф вздрогнул, но взял себя в руки.

— А больше ты ничего не заметила?

Я честно постаралась вспомнить, но ничего стоящего на ум так и не пришло.

— У тебя есть какие-нибудь предположения? — в том, что они были, я не сомневалась ни минуты.

— Да, есть, — он снова не стал отпираться. Просто поразительно! Его что, сывороткой правды напоили?

— Поделишься?

— К сожалению, не могу. Вдруг я ошибаюсь?

Я хотела было возразить, но он продолжил:

— Фрэн, послушай, мне стыдно за то, что я сказал тебе в лесу. На самом деле я так не считаю.

— Не стоит, — я махнула рукой и присела рядом. — Тем более я считаю, что ты был прав.

— Нет, все, что я там наговорил… Это все ерунда. Прости меня, пожалуйста.

На его красивой мордашке было написано такое откровенное раскаяние, что у меня сердце защемило:

— Ну, что ты. Я это вполне заслужила. Мне нужно было, что бы кто-то привел меня в чувство. Я еще и спасибо тебе должна сказать.

Он улыбнулся благодарной полуулыбкой. Я со смехом обняла эльфа, потрепав его по еще влажным волосам:

— Прекрати строить из себя невинность! Ты ведь только этого и добивался!

— Не понимаю, о чем ты… — притворно удивился он и добавил уже вполне серьезно, глядя мне в глаза — Я рад, что все обошлось.

— Да… — я невольно отстранилась. — Да…

Он снова улыбнулся и наклонил голову на бок, отчего прядь черных волос упала на лицо. Я автоматически протянула руку и убрала непослушную прядь за остренькое ухо, я всегда так делала, когда мои собственные волосы выбивались из прически. С минуту он просто задумчиво смотрел на меня, а затем нежно прикоснулся кончиками пальцев к моей щеке. Я, боясь шелохнуться, просто сидела и смотрела в его изумрудные глаза, в которых было что-то бесконечно притягательное. Так хотелось обнять его и раствориться в этих нежных и крепких объятиях, чтобы больше не думать ни о чем…

"Тебе не кажется, что театральная пауза слишком затянулась?" — осведомился внутренний голос.

— Нехорошо заставлять гостей ждать, — тихо проговорила я, отводя глаза, надеясь, что он не заметил, чего мне это стоило.

— Не переживай, он тут чувствует себя как дома. Даже, пожалуй, лучше, — усмехнулся Эрэн, убирая руку. — Но если ты больше ничего не хочешь… — он многозначительно замолчал.

— А что я должна хотеть? — холодно осведомилась я, вложив, пожалуй, даже больше высокомерия, чем следовало. Но его слова, словно удар по лицу, вывели меня из сладкой иллюзии.

Он невозмутимо пожал плечами:

— Не знаю, просто я подумал, что ты продолжишь расспрашивать меня о том, где я был и откуда выкопал Сиана.

Дура! И о чем я только подумала?

Мне стало стыдно за свое поведение.

— Впервые вижу, чтобы ведьмы так виртуозно краснели! — восхитился Эрэн.

— Вот и запомни, потому как это первый и последний раз!

— И все равно я поздравляю тебя с новым рекордом!

Я прищурилась:

— Это еще с каким?

— Ты продержалась целых десять минут, прежде чем начала буянить. Прогресс на лицо. Может, со временем мы сможем говорить в течение получаса без вреда для здоровья.

— Еще одна фраза в таком духе, и я лично убью тебя… — сквозь зубы процедила я.

— Ооо!.. Только не это! — пробормотал Эрэн в полнейшем ужасе.

Я тихо заскрежетала зубами.

— Да… Видимо, на сегодня задушевные беседы закончены… — констатировал он. И вставая с кровати, добавил. — А знаешь, когда ты не пытаешься скандалить, то очень даже милая.

Какая трогательная наблюдательность!

— А если бы кое-кто постоянно не язвил, то я бывала бы милой гораздо дольше, чем полчаса в день.

— У меня такое ощущение, что ты намекаешь на кого-то конкретного, — Эрэн прислонился плечом к дверному косяку.

— Ты сама проницательность!

— Странная ты… — задумчиво произнес эльф, окидывая меня с ног до головы скользящим взглядом. — Думаешь об одном, говоришь второе, а делаешь третье… причем у меня такое ощущение, что делаешь ты это настолько стихийно, что после в самую пору самой развести руками и, схватившись за голову, воскликнуть: "И какой идиот это вытворил?!" Конечно вопрос риторический, но я могу тебе ответить, — простодушно предложил он.

— Эрэн, почему ты такая зараза?

Он небрежно пожал плечами:

— Не знаю. Уж какой есть. Кстати, ты тоже не подарочек.

— Это не я притащила тебя сюда! Может, я вообще хотела сидеть в том злосчастном сугробе и считать снежинки!

— Ты повторяешься.

Неизвестно, чем бы это закончилось, но внезапно внизу послышался грохот, будто кто-то с разбегу прыгнул на кучу алюминиевых кастрюль.


На плохо освещенной кухне царил полный развал. Я присвистнула, не рискуя зайти внутрь. Эрэн нетерпеливо оттолкнул меня, одновременно создавая волшебный светящийся шар.

Посередине всеобщего хаоса стояло два эльфа, оба растрепанные, как после драки. В одном из них я опознала Орландо. Если бы его глаза могли метать искры, то мы, пожалуй, стояли бы уже на огромном пепелище, вместо кухни. Второй оказалась невысокая эльфийка с копной вьющихся рыжих волос и фиалковыми глазами.

— Эрэн, разберись с этой ненормальной! — сквозь зубы процедил Орландо, толкая свою спутницу вперед.

— Элэйна, — Эрэн мгновенно посерьезнел. — Что ты здесь делаешь?

Кажется, это имя я уже слышала…

— Эрэн, я не маленькая, чтобы сидеть дома и ждать, пока от тебя останутся одни уши!

— Ты сейчас же покинешь этот дом и отправишься к себе, — холодно проговорил он.

— Нет! Или я остаюсь здесь, или ты возвращаешься со мной, — безаппиляционно заявила Элэйна, глядя на него снизу вверх.

Эрэн тяжело вздохнул и сел на краешек стола.

— Ты слышала, что он сказал? — спросил Орландо. — Тебе нет нужды рисковать жизнью! Здесь опасно находиться!

— Серьезно?! — яростно прошипела она, поворачиваясь к нему. — Если ты так считаешь, то можешь убираться обратно в Лирранду! Никто тебя не держит!

— Во-первых, дорогая, прекрати кричать, а, во-вторых, позволь напомнить тебе, что ты обещала дождаться моего возвращения, а не нестись за тысячи миль, чтобы устраивать разбор полетов, — спокойно сказал Эрэн.

Она резко повернулась в его сторону:

— Да, я обещала, но с одним условием…

— Я помню, — перебил ее эльф. — Но позволь заметить, что моя жизнь вне опасности.

— Да?! В таком случае объясни-ка мне, о каком покушении шла речь не далее, как полчаса назад?

— Помнится тебя подсматривать поставили, а ты оказывается подслушивала? — вежливо осведомился Сиан, который до этого времени тихо стоял в сторонке, не привлекая всеобщего внимания.

Элэйна метнула уничтожающий взгляд в его сторону:

— Тебя спросить забыла!

Я так и стояла в проходе, не в силах произнести ни слова. Теперь мне было понятно, почему я бы никогда не смогла вывести Эрэна из себя. У него просто выработался иммунитет. Чего нельзя было сказать об Орландо, который до сих пор был готов размазать эльфийку по стенке.

— Элэйна, мне действительно будет намного спокойнее, если ты вернешься в Лирранду, — сказал Эрэн.

— Тебе, видишь ли, будет спокойнее! А обо мне ты подумал? Хотя, о чем я спрашиваю! Конечно, нет! Для тебя главное спасать этот чертов волшебный мир непонятно от кого! А то, что близкие эльфы с ума сходят, переживая за тебя, просто досадная помеха! ТАК?!

— Ты драматизируешь, дорогая, — скривился Эрэн. — Я не подвергаю свою жизнь опасности.

— В таком случае, я остаюсь здесь! — и она демонстративно села на стул, скрестив руки на груди.

Эрэн тяжело вздохнул:

— Элэйна, милая, — он присел на корточки рядом с ней. — Я прошу тебя, вернись домой. Если с тобой что-нибудь случится, я никогда себе этого не прощу. Я попрошу, — он оглянулся на Орландо, который все еще не пришел в себя. — … Сиана, чтобы он проводил тебя.

— Нет. И это мое последнее слово, Эрэн. И не нужно на меня так смотреть! На меня это не действует! Лучше вон на ведьму так смотри, вдруг поможет!

Неужели меня заметили?

— Кстати, может, ты соизволишь объяснить, кто она такая и что делает полуголая у тебя в доме? — не унималась эльфийка.

— Если бы ты была хоть немного повнимательнее, то заметила бы, что сейчас ночь. А люди не имеют обыкновения спать в полном обмундировании.

Она промолчала, не сводя с меня внимательного взгляда.

— А теперь, может, ты отправишься домой? — с надеждой в голосе спросил эльф.

— Ага, и оставить тебя развлекаться с этой ведьмочкой?!

Глаза Эрэна потемнели:

— Не могли бы вы оставить нас на пару минут наедине?

Мы не заставили себя долго ждать.


— Давно я не видел Эрэна таким рассерженным. Как вы все-таки не во время… — грустно констатировал Сиан. — Я не то, что поужинать, чай попить не успел. А эти разборки не закончатся раньше, чем через два часа.

— Сколько можно жрать? — зло спросил Орландо.

Сиан неопределенно пожал плечами:

— Не знаю. Я ем только тогда, когда хочется…

— То есть постоянно… — процедил второй эльф. — Кстати, Фрэн, можешь не прислушиваться, Эрэн наложил на дверь заклинание непрослушиваемости.

— Даже не собиралась.

— Я так и понял…

Надоел…

— Почему ты такой злой? — стараясь говорить спокойно, спросила я.

— С тобой посоветоваться забыл.

— Не хами мне, эльф!

— А то что? Изжаришь меня на костре? — глаза Орландо нехорошо сверкнули.

— Нет, но у тебя появится прекрасный шанс освежить свой прикид симпатичными костылями!

— Вы еще подеритесь! — усмехнулся Сиан.

— Неплохая мысль, — ядовито сказала я, приготовив пару заклинаний.

— Мне тоже нравится, — и, не успела я сказать "гидроэлектробетономешалка", как в мою сторону полетел боевей пульсар.

— Брейк, ребята! — Сиан проворно вскочил с дивана и встал между нами, отразив пульсар брата в сторону. — Спички детям не игрушки. Покалечитесь еще, а мне потом доказывать Эрэну, что это не я вас…

— Уйди с дороги! — яростно перебил его Орландо.

— Ага, сейчас! Уже бегу и прячусь за кресло!

— Меня устроит и такой вариант.

— Орландо, — Сиан спрыгнул со стола и подошел к брату. — Ты ведешь себя недостойно.

— На себя посмотри! Позоришь своим видом весь род эльфов.

Голубые глаза Сиана превратились в щелки, а в руках появился тонкий эльфийский меч. Даже его синее мелирование больше не вызывало у меня улыбки. Так вот, значит, какой он на самом деле…

— Еще одно слово, Орландо и, боюсь, нам придется продолжить разговор в другом месте, — тихо сказал он.

Орландо опустил руку, в которой уже был очередной шар и сел обратно в кресло:

— Ты прав. Я должен извиниться, за то, что так отозвался о тебе. Ты один из лучших воинов во всей Лирранде.

— Извинения приняты. Но мне кажется, что…

Орландо метнул взгляд в мою сторону.

— Прошу прощения, мисс, за мое поведение, — холодно произнес он.

— И вот они хваленые эльфийские манеры, — пробормотала я, снова усаживаясь к кресло.

Ухо Сиана как локатор повернулось в мою сторону:

— Ты уж извини, просто Орландо немного расстроен. Мы никак не ожидали, что наша прекрасная соотечественница решит присоединиться к вылазке на природу.

— Прекрати болтать, я уверен, что юной леди это совершенно не интересно, — уже более спокойно сказал Орландо.

— Почему? Мне любопытно, кто это и почему Эрэн так упорно пытается отослать ее обратно.

Сиан уже открыл рот, чтобы ответить, но брат бросил в его сторону предупредительный взгляд:

— У него есть на то причины.

— О которых ты, разумеется, не собираешься мне говорить.

Он равнодушно пожал плечами:

— Меньше знаешь, дольше проживешь. Закон жизни.

Я фыркнула, но продолжать бессмысленный разговор не стала.

Орландо щелкнул пальцами, и на столе появились три больших бокала, до краев наполненные вином.

— А чего-нибудь более съедобного не нашлось? — разочарованно поинтересовался Сиан.

— Глянь сам.

Сиан на мгновение прикрыл глаза и щелкнул пальцами: на столе появился обглоданный скелет индюшки.

— Да… — протянул Орландо. — Впечатляет.

Сиан грустно посмотрел на неудавшуюся закуску и взмахом руки отправил ее обратно.

Мы выпили вино в полном молчании.

Очень хотелось спать, но подниматься на второй этаж было просто лень… Повертев пустой бокал в руке, я с сожалением поставила его обратно на столик. Вино оказалось на редкость приятным. Вот бы мне научиться так доставать выпивку…

Орландо усмехнулся и взмахом руки вновь наполнил опустевшие бокалы.

Мы снова выпили в молчании…

Время тянулось неимоверно долго, и начинало казаться, что прошло уже несколько часов, хотя на самом деле мы сидели не больше получаса.

После очередного бокала, Сиан удобно устроился на диване и, уткнувшись в подушки, уснул.

Орландо заботливо накрыл его пледом и снова наполнил наши бокалы.

— Орландо, а как ты это делаешь?

Он внимательно посмотрел на меня:

— А что, хочешь научиться?

Я пожала плечами:

— Почему бы и нет.

— Это не сложно. Иди сюда.

Я на секунду заколебалась, вспомнив, что каких-то сорок минут назад этот эльф пытался попасть в меня боевым пульсаром, но любопытство взяло верх над осторожностью. Слегка шатаясь, я преодолела расстояние до его кресла и присела на подлокотник.

— Нет, не так. Садись на мое место.

Орландо ловко вскочил и встал за моей спиной.

— Да не вздрагивай ты, просто так проще объяснять. Расслабься, мне нужно почувствовать твою силу.

— Зачем? — подозрительно спросила я.

Он наклонился к моему лицу и заглянул в глаза:

— Объясняю. Материализация предметов — это эльфийский фокус, который не доступен магам первой ступени. Поэтому мне необходимо знать, какой силой ты обладаешь, во избежание несчастных случаев. Это было во-первых. Во-вторых, тут не нужно произносить заклинания и делать страшные глаза. Материализация происходит в одном из тонких миров. Ты не видишь и не чувствуешь этот мир, поэтому не можешь воспользоваться его силой. Я должен тебе показать это на практике, а для этого мы должны стать одним целым.

— То есть?

— Для особо одаренных поясняю — между нашими силами не должно быть ощутимой границы.

— Понятно, — я неуверенно кивнула головой.

— Это радует. Значит, не все потеряно. А теперь, не могла бы ты расслабиться?

Он снова оказался у меня за спиной.

— Так. Хорошо. Теперь выкинь из головы все посторонние мысли. Что ты хочешь достать?

Я равнодушно пожала плечами:

— Не знаю. Мне все равно.

— Нельзя. Нужна конкретная цель.

— Хорошо. Э-э-э… Пусть это будет плеер.

— Что, прости? — брови Орландо удивленно поползли вверх.

— Ну, это штука такая… Из другого мира. Так нельзя, да?

— Почему, можно. Суть материализации заключается в том, что ты детально представляешь себе тот предмет, который хочешь получить. Если это вино, то ты должна представить его качественный состав, вкус, запах и, обязательно, емкость. Если это одежда, то ты должна продумать не только цвет, фасон, размер, но и представить себе каждый шов, каждую складку. Понятно?

— Более-менее.

Он положил руки мне на плечи.

— Да не вздрагивай ты так. Успокойся. Расслабься. Иначе не получится, — он слегка потряс меня. "Как бойца перед битвой на ринге" — мелькнула мысль.

— А у меня получится?

— Я пока не знаю. Ты закрываешь от меня свою силу.

— Неправда, — возмутилась я.

— У тебя это получается непроизвольно. Если я ее не почувствую, то ничего не получится.

— И что делать? — в моем голосе сквозило разочарование.

Он ненадолго замолчал, видимо обдумывая решение.

— Есть другой способ, но он тебе не понравится.

— Какой?

— Если ты пустишь меня в свое сознание. Я понимаю, что ты не хочешь, чтобы я рылся у тебя в голове. Никто не любит вмешательства. Но иногда без этого не обойтись.

— А кроме тебя этого никто сделать не может? — ляпнула я и тут же закрыла рот рукой. — Ой! Прости меня, пожалуйста. Я не хотела.

— Хотела, но не об этом сейчас речь. Кроме меня действительно никто не может тебя этому научить.

— Даже Эрэн?

— А он в первую очередь.

— Он не умеет? — удивилась я. Мне почему-то начинало казаться, что еще не придумали ничего такого, чего бы не умел упомянутый эльф.

— Умеет, но у него это происходит по-другому. Не так, как у других.

— А откуда ты знаешь, как у других?

Он усмехнулся:

— Потому что я один из лучших учителей Лирранды.

— С чего это мне такая честь? — я приоткрыла один глаз, разглядывая сосредоточенное лицо Орландо.

— Это, так сказать, профессиональный интерес. Ладно, хватит разглагольствовать. Ты не ответила на предложение.

А почему бы и нет? — мелькнуло в голове.

— Ну давай попробуем…

Он засмеялся:

— Похоже ты пьяна просто в стельку!

— С чего это вдруг? — возмутилась я.

— Потому что на самом деле боишься, что я начну копаться там, куда меня не звали. Не переживай. Я знаю, как этого избежать. Все просто, — его руки аккуратно легли мне на голову. — Представь большой зал.

У меня слегка закружилась голова, и я оказалась в требуемом зале. Сказать, что он был большой, все равно, что ничего не сказать. Он был настолько огромным, что уходящие вверх колонны тонули в темноте. В центре стояло два барных стула.

— Сейчас я произнесу заклинание проникновения, а ты мысленно представь меня рядом, — голос эльфа доносился откуда-то издалека.

Зал наполнился голубоватым свечением и в центре появился Орландо. Он удивленно посмотрел на стулья.

— А это что такое?

Я пожала плечами:

— Не знаю. Они уже были тут до меня.

Он легонько постучал по лбу:

— "До тебя"! Это же твое подсознание!

— Ну, тогда просто не знаю, — я пожала плечами и сделала пригласительный жест. — Хочешь, можешь присесть.

— Спасибо, я постою, — он осмотрелся по сторонам и тихо присвистнул. — Да… Чего и следовало ожидать.

— О чем ты? — не поняла я.

— Видишь вон ту дверь?

Я повернула голову в указанном направлении, но ничего не увидела.

— Ты что-то видишь? По-моему, там темно, — с сомнением спросила я.

— Ладно. Это не важно.

— Нет, важно. Почему ты видишь что-то, чего не вижу я, да еще и в МОЕМ подсознании?!

— Мы тут не за этим. Если ты этого не помнишь, значит, так нужно. Дай мне руку.

Я протянула руку.

— И что теперь?

— Теперь я чувствую тебя. Чувствую твою силу. Ты-то сама ее чувствуешь?

— Не знаю. Мне не с чем сравнить.

Орландо рассмеялся.

— И это мне говорит черный маг третьей ступени!

— Ты знаешь?!

Он удивленно пожал плечами:

— Конечно. Я же в твоем подсознании. Я давно знал. С самой первой минуты, когда увидел тебя.

— Поэтому ты меня так не любишь? Советую отвечать честно.

— С чего ты взяла, что я тебя не люблю?

— Интуиция, — съязвила я.

Он посерьезнел:

— Ладно, хватит. Нам пора уходить. Теперь должно получиться.

— Но ты ведь не читал моих мыслей? — обеспокоено спросила я.

— Нет. Все. Я ухожу. Когда я позову, можешь открыть глаза.

Эльф исчез, оставив меня в полном недоумении. Нужно будет потом Эрэна расспросить.

— Открывай глаза, Фрэн.

Орландо стоял передо мной и улыбался.

— Это был верх профессионализма.

— О чем ты? — снова не поняла я.

— О том, как мастерски ты меня провела.

Я удивленно смотрела на эльфа.

— Я не понимаю, о чем ты сейчас говоришь, — нахмурилась я.

— Я о твоем подсознании. Ты хорошо прячешь все от посторонних глаз.

— Уж, конечно. Только вот ты увидел там то, что я не увидела.

— А ты и не могла этого увидеть, — спокойно пояснил он. — Ты поставила блок на блок.

— Чего? — прищурилась я.

— Ладно. Это неважно и не имеет никакого отношения к материализации.

Я хотела встать, но Орландо легким движением руки усадил меня обратно в кресло.

— Расслабься и дай мне руку.

Я положила руку ему на ладонь.

— Закрой глаза. Так. Теперь веди свою мысль рядом с моей. Молодец. Чувствуешь тепло на кончиках пальцев?

— Да.

— Это энергия невидимого мира. Тебе нужно направить свою мысль навстречу этой энергии. Понимаешь?

— Не совсем.

— В этом мире нет материальных вещей. Кстати, если ты обратишь внимание, то наших тел тоже нет, есть только энергия, которая их образует. Мысль — это тоже энергия. Так вот, твоя задача перенести свою мысль из этого мира в наш привычный мир — мир физический.

— А почему я не вижу себя?

— Тебе не обязательно "видеть". Вполне достаточно, что ты чувствуешь. Следи за моей мыслью.

Яркий лучик света появился, словно ниоткуда и направился к нашим рукам.

— Для того, чтобы вещь появилась в материальном мире, нужно привлечь энергию и детально представить себе желаемое.

Лучик принял округлую форму.

— Если ты сейчас откроешь глаза, то увидишь, что у меня бокал с вином. Но поверь мне на слово. Теперь твоя очередь.

Следуя вышеизложенным инструкциям, я начала призывать энергию и представлять себе плеер…

— Думаю, что ты можешь посмотреть на результат, — через некоторое время проговорил эльф.

Я послушно открыла глаза. То, что лежало у меня на ладони, плеер напоминало с явной натяжкой. Орландо с интересом рассматривал уродливую вещицу.

— Это не то, что я хотела. — поморщилась я.

— Догадываюсь. На самом деле могло быть хуже. Я бы даже сказал, что для первого раза у тебя получилось очень неплохо.

— Ты надо мной издеваешься?

— Ни разу. Мне и не такое приходилось видеть, — усмехнулся эльф, не в силах оторвать взгляд от моей ладони.

— Но это же просто кусок металлолома.

— Согласен. Просто ты плохо представляла себе то, что хотела. Если исходить из анализа полученного объекта, то ты, судя по всему, хорошо представила себе и провод, и кнопочки, и э-э-э

— Наушники, — подсказала я.

— Да. А вот о том, что находится внутри, ты совсем не задумывалась.

Я разочарованно вздохнула.

— Это сложно.

— А то! Если бы все было так просто, то все получали бы желаемое.

— Но у тебя так хорошо получалось.

Орландо пожал плечами:

— Если ты будешь долго тренироваться, то тоже научишься, но я бы тебе советовал браться за что-нибудь попроще, — он покосился на "чудо техники".

Я грустно кивнула, глядя в том же направлении.

— Не расстраивайся. Наука Образности одна из самых сложных и редко используемых. Сиан до сих пор не может материализовать индейку, — усмехнулся эльф.




Глава 15

<p>Глава 15</p>

Пить не хорошо. Интересно, сколько раз я себе это говорила, просыпаясь утром? Наверное, не единожды. Но, судя по всему, для того, чтобы отделаться от этой поистине пагубной привычки, требовалось нечто большее, чем больная голова и провалы в памяти. Хотела бы я видеть лицо Эрэна, когда военные действия на территории кухни были закончены, и он в сопровождении довольной Элэйны ступил на ковер в гостиной… Его вниманию была представлена сцена из ночного кошмара, в которой фигурировала ведьма в количестве одной штуки и два эльфа.

Далее следовала немая сцена и закономерное возмущение хозяина дома:

— Что тут происходит?

Ответом ему были два возмущенных взгляда и тихий храп.

— Эрэн, тебя что, не учили стучаться? — вежливо поинтересовался Орландо, явно недовольный тем, что его отрывают от столь приятного занятия.

— Орландо… — Элэйна тихо присвистнула, подходя к Эрэну. — Да ты же пьян в стельку!

— Кто?! Я?! — эльф выпустил меня из своих объятий.

— Нет, черт побери, я!

Орландо смерил их презрительным взглядом, и снова повернулся ко мне:

— Что скажешь?

Не отрывая взгляда от небесно-голубых глаз пьяного эльфа, я лукаво улыбнулась:

— Эрэн, душечка, не мог бы ты оставить нас на пару часиков?

Снова немая сцена… Элэйна повисла на руке у Эрэна, пытаясь остановить эльфа.

— Ах! Какие мы злые! — я театрально закатила глаза, искоса наблюдая за тем, как меняется лицо Эрэна.

Теперь, чтобы удержать его на безопасном расстоянии от меня, требовалось как минимум две дюжины таких, как Элэйна. Но к моему великому сожалению у нас в наличии не было столько тормозящей эльфийской силы…

Эрэн одним прыжком преодолел небольшое расстояние до дивана и оттащил меня от Орландо, одновременно проделав непонятные пассы над головой последнего.

— Фрэн, что ты себе позволяешь?! — его глаза светились праведным гневом.

— А что такое? — невинно поинтересовалась я, рассматривая негодующего эльфа сквозь полуопущенные ресницы.

Он на мгновение прикрыл глаза, будто отгоняя наваждение.

— Элэйна, ты останешься здесь и присмотришь за ним, — он ткнул пальцем в сторону Орландо. — А ты, — он метнул яростный взгляд на меня, — идешь со мной.

С этими словами Эрэн схватил меня за локоть и потащил наверх. Прежде чем перед моим носом хлопнула дверь, я еще успела заметить, как Элэйна покачала головой, садясь рядом со спящим Орландо.


Он ходил по спальне, не обращая на меня внимания и периодически откидывая челку с лица. Я неподвижно сидела в кресле у окна, не решаясь пошевелиться и привлечь его внимание. После того как Эрэн привел меня в чувство с помощью чудодейственного отрезвляющего заклинания, прошло не менее четверти часа.

Наконец он остановился и резко повернулся в мою сторону. На лице эльфа явственно читалась холодная решительность.

— Эрэн… — неуверенно начала я.

— Нет. Молчи, — резко перебил он меня.

Я снова опустила голову, предвкушая длинную речь. Но он молчал. Просто стоял и смотрел на меня своими бездонными зелеными глазами.

— Эрэн, не молчи, — наконец произнесла я, поразившись тому, насколько жалко звучит мой голос.

— Фрэн, могу я попросить тебя?

Я удивленно подняла на него глаза.

— Не пей больше.

— И это все?

Он пожал плечами:

— А что ты ожидала услышать? Нравоучения? Ты уже большая и можешь делать все, что тебе заблагорассудится. Но советую делать это на трезвую голову. Я не хочу, чтобы ты потом об этом жалела.

Я молча смотрела на него не в силах отвести взгляд.

— Обещай мне, — тихо сказал он.

Я покачала головой.

— Нет, Эрэн.

Эльф удивленно поднял взгляд.

— Нет. Как ты уже сказал, я могу делать то, что мне заблагорассудится.

— Ну, — он вздохнул и присел на краешек кровати, — если это действительно то, чего ты хочешь, то не смею тебя более задерживать. Твоя спальня напротив.

Я резко встала и, не оборачиваясь, вышла в коридор.

Черт бы побрал этого остроухого! Вечно влезет туда, куда его не просят!

— Кстати, Фрэн, можешь не спускаться вниз — Орландо будет спать еще как минимум четыре часа. Что собственно и тебе бы не помешало. Завтра утром мы уходим отсюда.

Эрэн быстро прошел мимо меня по направлению к лестнице.



***

Утро.

Я со стоном накрылась одеялом с головой.

Спать.

А почему я собственно проснулась?

Я высунула заспанную мордочку на свет божий и скривилась. Н-да… Чего и следовало ожидать. Вот он — меч правосудия! Ноги на ширине плеч, руки скрещены на груди, на лице снисходительная улыбочка — Эрэн как всегда в своем репертуаре.

— Неужели принцесса соизволила открыть свои прекрасные очи? — насмешливо поинтересовался он. — А я уже и не смел надеяться на такую благосклонность.

— Сгинь, нечистая! — буркнула я, пытаясь поймать ускользающий сон.

— Фрэн. Все ждут только тебя.

— Кто это все? — я покосилась на него единственным открытым глазом.

— Тебе перечислить? Или, может, сама спустишься и посмотришь?

Постепенно в голове стали прорисовываться отдельные детали вчерашних событий…

Жуть… Нет, хуже, но я не знаю слов, чтобы это охарактеризовать… Вернее знаю, но я больше не ругаюсь непристойными словами…

И как я умудряюсь влезть во все мерзопакостные происшествия, которые маячат на горизонте? Если существует хоть какая-то отличная от нуля вероятность наступления такого события, то я могу с полной уверенностью ожидать его возникновения в моей биографии в ближайшие 24 часа.

— Эрэн, насчет вчерашнего…

— Потом поговорим, если не передумаешь. Хотя, по-моему, мы все обсудили еще ночью.

— Знаю, я вела себя… М-м-м… Несколько не скромно…

Эльф усмехнулся и сел на край кровати, еле заметно шевельнув кончиками ушек.

— В общем, я не знаю… — я замялась, не зная, как бы охарактеризовать ту гамму чувств, которая обрушилась на мою несчастную совесть.

— Ну? — поторопил он меня.

— Орландо… Он…

— Он уехал рано утром.

Я быстро посмотрела на Эрэна.

— У него много дел, — добавил эльф.

— Да, хорошо…

Я медленно встала на пол и окинула спальню блуждающим взглядом в поисках халата.

— В шкафу.

Я молча кивнула и отправилась в указанном направлении. Эрэн какое-то время наблюдал за тем, как я невидящим взглядом изучаю гардероб, затем подошел ко мне и достал искомую вещь.

Какое-то время я безучастно рассматривала халат, но так и не найдя ему достойное применение, вопросительно уставилась на эльфа.

— Да… — только и произнес он, надевая на меня слишком длинный для моего роста бархатный халат.

— Я в порядке… — как-то невпопад сказала я.

— А я ничего и не говорю.

— Да… — я отошла к окну и уставилась вдаль.

— Фрэн, — тихо позвал он. Я молча повернулась, стараясь улыбнуться.

— Послушай…

— Нет, нет, — я прислонила палец к его губам. — Я просто еще не совсем проснулась.

— Тогда предлагаю выпить по чашечке кофе и не думать ни о чем.

Я видела, что в его глазах промелькнула жалость, но предпочла ее не заметить.

Наверное, именно в этот момент мне бы следовало остановиться и подумать, но как всегда у меня не было на это времени. Радовало только одно — Орландо я сегодня не увижу. Не то, чтобы мне было стыдно, нет. Просто я знала, что все, произошедшее сегодня ночью — забытое прошлое. Сегодня я не увидела бы ничего кроме обычного надменного выражения небесно-голубых глаз. И что самое страшное — я была готова поклясться, что ответила бы ему тем же. До чего же сложно бывает разобраться в чувствах! Но одно я могла гарантировать — с этой минуты он ненавидел меня еще больше, чем при первой встрече…



***

Завтрак как всегда поражал разнообразием блюд. Я пристроилась на противоположном конце стола от Эрэна.

— Доброе утро всем, — сказала я.

Элэйна слегка кивнула, а Сиан, казалось, вообще не заметил моего появления. Он очень внимательно рассматривал свою вилку. В его глазах (таких же, как у брата, отметила я) было неподдельное восхищение. Почувствовав, что я неотрывно на него смотрю, Сиан оторвался от созерцания столового серебра и перевел взгляд на меня.

— Ты никогда не задумывалась, в чем сущность той или иной вещи? — спросил он.

Я промычала что-то нечленораздельное. Спрашивать такое с утра, по меньшей мере, бесчеловечно… Хотя он и не человек. Видимо расценив мое мычание как "она затрудняется с ответом", он продолжил:

— Вот взять, например, эту вилку… Что ты видишь?

Я осмотрела предлагаемый предмет:

— Вилку. Я вижу вилку, — и, как бы в доказательство своих слов, утвердительно кивнула головой.

— На самом деле это не так.

Я удивленно приподняла бровь.

— То есть, ты хочешь сказать, что то, что находится у тебя в руках это…? — я выжидающе посмотрела на Сиана.

— Это просто кусок серебра.

— В виде вилки, — уточнила я.

— Но если переплавить его, например, в ложку, то это будет уже не вилка.

Я окинула тревожным взглядом присутствующих, но они не обращали на нас никакого внимания. Это немного успокоило.

— Это будет ложка, — уже немного неуверенно резюмировала я.

— Точно. Но ведь мы знаем, что на самом деле это не ложка, а видоизмененная вилка.

— Сиан, прошу тебя, по старой дружбе, дай ей позавтракать спокойно, — улыбнулся Эрэн.

— Я просто хотел сказать, что сущность вещей порой скрыта от нас под грубыми очертаниями внешней оболочки… — медленно произнес эльф, поднимая палец к небу и глядя мне в глаза.

Я неуверенно кивнула, не зная, то ли соглашаться, то ли одно из двух…

— Не обращай внимания, Фрэн, наш друг иногда любит искать скрытый смысл даже там, где его нет, — фыркнула Элэйна, разглядывая свои безупречные ногти.

Сиан откинулся на спинку стула и небрежно махнул рукой:

— Ты слишком привязана к материальным проблемам, поэтому не можешь оценить всего великолепия, заключенного в многообразии форм и воплощений.

— Ты себя имеешь в виду? — поинтересовалась она, и, повернувшись ко мне, пояснила, — Видишь ли, наш дорогой товарищ под псевдонимом "вилка" имел в виду себя.

Я приподняла вторую бровь, так как опустить первую еще не успела:

— Это как?

— То есть, — она оторвалась от созерцания маникюра, — иногда он такой вот весь возвышенный, чуждый нашим приземленным проблемам, но стоит лишь улыбнуться, глядя на его синие прядочки, как он готов разорвать всех и каждого на разноцветные тряпочки.

— Мне кажется, или ты пытаешься язвить? — вежливо осведомился Сиан. — Если так, то я бы посоветовал тебе заняться более полезным делом. Например, помой посуду.

— А что, твоя возвышенная натура настолько легкоранима, что при упоминании о немытых тарелках впадает в меланхолию? Как же ты выжил? Орландо помогал? — огрызнулась эльфийка.

— Все. Достали. Оба, — Эрэн встал из-за стола. — Ну-ка быстренько разбежались по разным углам, и чтобы я ни звука не слышал.

Сиан невозмутимо пожал плечами и направился к выходу.

— Элэйна, тебя это тоже касается, — сказал Эрэн, глядя на нее сердитым взглядом.

— Знаешь, когда он ушел, то мне больше не с кем препираться, и я могу остаться со спокойной совестью, — она поправила и без того безупречную прическу и продолжила сидеть за столом.

— Вот уж не замечал, чтобы тебе было необходимо чье либо присутствие, чтобы устроить спор на ровном месте.

— Иногда мне кажется, что ты любишь пререкаться еще больше, чем я.

Эрэн равнодушно пожал плечами:

— Я бы на твоем месте не забивал такими мелочами голову. Лучше сходи переоденься, или ты собираешься в таком виде ехать дальше?

Я с любопытством посмотрела на зеленое платье Элэйны, вышитое золотыми нитями, и прикинула, как она в нем будет смотреться через несколько часов пути.

— Разве телепортация такое грязное дело? — фыркнула эльфийка.

— А кто тебе сказал, что мы используем телепортацию? — Эрэн удивленно посмотрел на собеседницу.

— То есть?

— Есть дорога, есть лошади…

— Ты что издеваешься? Ты и лошадь? Ты что, головой ударился, пока меня не было. Вот говорила я, что нельзя оставлять тебя на попечение этих двух оболтусов…

— Я с удовольствием воспользуюсь предложенным способом, если ты соизволишь назвать координаты конечной точки, — холодно ответил Эрэн, даже не взглянув на Элэйну.

Она замешкалась, но все же решила уточнить:

— Какого конкретно места?

— Конкретно бывшего жилища Ведьмы.

При этих словах Элэйну передернуло:

— Понятия не имею.

— Аналогично. Именно поэтому я предлагаю тебе поменьше трепать языком и пойти нормально одеться.

Элэйна кинула еще один недовольный взгляд на эльфа, но промолчала.

— Ты еще здесь?

— А ты все еще меня видишь? — она резко встала из-за стола и с высоко поднятой головой продефилировала к лестнице.

Мы остались вдвоем. Я грустно ковырялась в салате, предвкушая "веселенькие" часы, проведенные в обществе двух эльфов и неуравновешенной эльфийки.

— Не обращай на них внимания. Такое бывает, — нарушил тишину Эрэн.

— Надеюсь, не часто? — с надеждой спросила я.

— Как сказать… Всего раза два за день. Ну, может, три. Ну, никак не больше четырех.

— Где ты их выкопал? — простонала я.

— В Лирранде.

А какого ответа я ожидала? Черт… Три придурка на мою голову… А если, не дай Господи, еще и Орландо вернется…

— Кстати, должен тебя огорчить…

— Мне не хватило лошади? — вяло поинтересовалась я, созерцая кровавые картины, нарисованные моим воображением.

— Вскоре к нам присоединится Орландо.

Я выронила вилку… За что мне это?! Что я сделала? Видимо, это было поистине ужасающее преступление, поражающее своей хладнокровностью и бесчеловечностью, заставляющее вздрогнуть при одном упоминании моего имени, раз за это мне небеса припасли столь изощренную пытку в виде четырех эльфов…

— Эрэн, скажи, если у тебя есть три эльфа, то зачем тебе я?

От удивления он открыл рот:

— Что я слышу? Ты решила скрыться бегством?

— Нет, просто мне интересно, зачем было придумывать так много сложностей: выискивать меня среди людей, вешать красивую вермишель на мои распрекрасные ушки, выдумывая несуществующие причины, которые не выдерживали никакой критики?

— Ты же знаешь. Или тебе просто хочется, чтобы я произнес это вслух еще раз? — он изогнул бровь.

— Все равно я не понимаю. Ты эльф. Ты обладаешь колоссальными силами, ты хороший маг, даже владеешь черной магией и не можешь найти одну захудалую ведьму, хоть бы и черную? — я прищурилась. — Или ты снова мне врешь.

Он поморщился:

— Это грубо. Я никогда тебе не врал. Я просто немного не договаривал.

— В таком случае, может мне стоит знать еще что-нибудь, что ты по своей природной забывчивости мне не сообщил?

— Я не страдаю склерозом, если ты на это намекаешь.

— Нет, я тонко намекаю, на то, что ты мог бы рассказать мне несколько больше, чем я уже знаю.

Он тепло улыбнулся и придвинулся ко мне поближе:

— Да, пожалуй, есть кое-что, что тебе следовало бы знать.

Я вся обратилась в слух. Эльф наклонился ко мне так близко, что я чувствовала его горячее дыхание на своей коже:

— Эльфы обожают, когда их целуют в ушки.

Убила бы! Интересно, сколько раз за последние несколько дней я говорила себе это? Пять, десять, пятьдесят раз или больше? Может, уже пора наконец осуществить задуманное?

Эрэн проворно вскочил из-за стола, уворачиваясь от моей вилки, которая, возможно, в своем прошлом перевоплощении была ложкой или даже обручальным кольцом непутевого герцога…

— Хорошая реакция, — констатировал он, рассматривая четыре аккуратные дырочки на том месте, где пару секунд назад лежала его рука. — Знаешь, тебе стоит поупражняться в скорости.

Я устало посмотрела на него снизу вверх:

— Отстань, мне и так тошно.

— А если будешь двигаться как черепаха, то будет еще хуже, когда тебя поймают. Говорят, что в подвалах вилонийской инквизиции пленников не перышками щекочут.

— Удивительно! — я раздраженно встала из-за стола. — Ты прямо открыл мне Америку.

— Что открыл?

Я безнадежно махнула рукой.

— Ничего. Тебе не понять.



***

От ночной прохлады не осталось и следа. Солнце растопило последние остатки снега, и на дороге образовалась грязевая каша. Около полудня мы выехали из леса и оказались на большой проселочной дороге.

— До города не более трех часов пути. Думаю, мы успеем заскочить на местную ярмарку.

— Было бы неплохо, — Эрэн откинул челку с лица и обернулся к Элэйне, которая держалась слева от него. — Ты не устала?

Она презрительно фыркнула:

— Все еще мечтаешь отделаться от меня?

Он равнодушно пожал плечами и пришпорил коня.

Сиан ехал немного впереди, напевая что-то на эльфийском и периодически останавливаясь, чтобы переброситься с Эрэном парой слов.

Я плелась в самом хвосте, стараясь не вывалиться из седла, поддавшись чарам морфея. Мне в отличие от развеселой компании не хватило трех часов для того, чтобы отоспаться после бурной ночи.

— Фрэн, не спи — замерзнешь!

Я лениво повернулась к Сиану:

— Было бы неплохо. У меня такое ощущение, что я в духовке.

— Это еще что! Могу тебя обрадовать — лето в этом году будет аномально жарким.

— До лета еще дожить нужно.

Я сняла плащ, который теперь ужасно давил на плечи и потянулась за фляжкой.

— Надеюсь, это вода, а не вино, — обернулся Эрэн.

Интересно, он затылком видит?

— Водка! — с чувством выпалила я.

— Здорово, а то я уже успел соскучиться по твоим пьяным песням.

— Тебе что, цепляться больше не к кому? — спросила я, подъезжая к эльфу.

— Я не цепляюсь, пойми, родная, просто я искренне переживаю за твое самочувствие.

— Переживай молча, — огрызнулась я, пропуская на свое место Элэйну.

Рыжеволосая эльфийка смерила меня высокомерным взглядом и, наклонившись к Эрэну, что-то сказала ему на ухо.

— Не обращай на нее внимания, — улыбнулся Сиан, глядя куда-то вдаль мечтательным взглядом. — Просто она сама не своя после того разговора с Эрэном.

— Я так и не поняла, почему он так разозлился на нее.

Он пожал плечами:

— А что тут непонятного. Он переживает, что с ней может что-нибудь случиться, вот и пытается оградить от всего мало-мальски опасного.

— За вас же он так не переживает. По-моему, она вполне может постоять за себя сама.

— Не забывай, что она его невеста. Вот он и печется о ней, как не знаю кто…

Невеста… Я судорожно вцепилась в поводья. Невеста… Слова Сиана эхом звучали у меня в голове.

Я на мгновение прикрыла глаза, стараясь собраться с мыслями.

— Эй, Фрэн, с тобой все в порядке? — эльф слегка нагнулся ко мне. — На тебе лица нет.

Интересно, что тогда на его месте? Я через силу улыбнулась:

— Не обращай внимания, просто я еще не до конца проснулась.

— Ты выглядишь так, будто на тебя кирпич упал.

— Нет, правда, все отлично, — я лучезарно улыбнулась.

Сиан с сомнением покосился на мою улыбку "от уха до уха", но ничего не сказал.

Медные густые волосы, мелкими колечками рассыпавшиеся по спине, стройная гибкая фигура, довольно резкие движения, уверенная посадка в седле, звонкий мелодичный голос… Вот такая она — любимая девушка Эрэна.

Элэйна резко обернулась, будто почувствовала мой взгляд. Я только сейчас заметила, что у нее удивительные большие глаза фиалкового цвета. Никогда не видела таких.

Лукавая улыбка заиграла на ее алых губках. Я непроизвольно отвела взгляд. "Они с Эрэном подходят друг другу", — мелькнуло в голове.

Из задумчивости меня вывел грубый оклик:

— Чего встала посреди дороги? Забыла, как лошадью управлять?

Я быстро обернулась и встретилась взглядом с извозчиком.

Не желая вступать в перебранку, я посторонилась, пропуская экипаж.

Из окна высунулась симпатичная девичья мордашка.

— Одри, дорогая, не высовывайся на улицу, там очень пыльно! — прозвучал писклявый женский голос из глубины экипажа.

Девушка поморщилась, видимо, собираясь выполнить просьбу, но тут ее взгляд упал на моих попутчиков.

— А-а-а!!! — завизжала она.

Извозчик резко схватил за поводья, от чего экипаж затормозил, подняв облако пыли. Эльфы резко развернулись, и вопросительно уставились на нас.

— ЭЭЭЭЛЬФЫ!!! — девушка выскочила на дорогу, путаясь в длинном платье. — БОЖЕ МОЙ! БОЖЕ МОЙ! ЭЛЬФЫ!

Она подбежала к Эрэну и начала прыгать рядом с ним и, хлопая в ладоши, визжать от восторга.

— ОДРИ! — вслед за ней из экипажа вывалилась необъятная женщина с кошмарными фиолетовыми волосами, собранными в высокую прическу. На ней было столько макияжа, что эльфы как один уставились на это чудо природы, не моргая. Тем временем она подскочила к девушке и попыталась затащить ее обратно в карету.

— Пусти меня, маман!!! Ты что, не видишь?! Это же ЭЛЬФЫ!

— А ну-ка, быстро назад! — взвизгнула барышня, пытаясь справиться со строптивой дочерью.

— НЕЕЕТ! Я ХОЧУ ЭЛЬФОВ!!! — и Одри мертвой хваткой вцепилась в ногу Эрэна.

— Отцепись, дурная! — взвыла женщина, не оставляя попыток оттащить чадо от эльфа.

— ТОЛЬКО ЧЕРЕЗ МОЙ ТРУП! — девушка сверкнула глазами и, стиснув зубы, тряхнула кудряшками.

Мамаша всплеснула коротенькими ручками и бессильно уставилась на дочь.

— Дорогая, папочка купит тебе другую зверюшку…

Глядя на ошарашенное выражение лица Эрэна, я захохотала, тихонько сползая с лошади.

— Зверюшку… — задыхалась я. — Купит…

Первым в себя пришла Элэйна. Она спрыгнула с лошади и подошла к девушке.

— Деточка, — мягко проговорила она, — отпусти дядю эльфа.

— НИ ЗА ЧТО! — безапиляционно заявила та.

— Дяде больно, — Элэйна схватила сопротивляющуюся девушку за локоть и легко, словно та ничего не весила, оттащила на метр от Эрэна.

— Больно, больно, больно… — затараторила Одри, вырываясь из цепких пальцев эльфийки.

— Элэйна, отпусти ее, — Эрэн спрыгнул с лошади и направился к месту сражения. — Нам нужно ехать.

Элэйна пожала плечами и выпустила жертву.

— Нет, нет, нет… — испугалась девушка и повисла у Эрэна на шее. — Эльф… Живой… Живой… — повторяла она, прижимаясь к нему всем телом.

Эрэн попытался оторвать ее от себя, но она вцепилась в объект вожделения словно пиявка.

— Послушайте, леди, не могли бы вы э-э-э… — неуверенно начал он.

Ему на помощь пришел Сиан.

— Неужели прекрасная незнакомка… — но он не успел закончить, как Одри медленно перевела на него взгляд.

— Еще один… — прошептала она.

— Что? — не понял Сиан.

Но Одри уже не обращала внимания на Эрэна, медленно направляясь к следующей жертве.

Сиан кинул беспомощный взгляд в мою сторону, но я пожала плечами, мол, "что я могу сделать?"

— Повтори… — прошептала девушка. — Как ты меня назвал?

— Прекрасной незнакомкой… — как-то неуверенно произнес Сиан, с опаской поглядывая на приближающуюся девушку.

— ДАААА! МАМАН! ОН ЛЮБИТ МЕНЯ!!! — и с этими словами она попыталась поцеловать несчастного.

— Что тут происходит?

Все замерли на своих местах.

— Сиан, это твоя новая пассия? Предыдущая была лучше.

Я обернулась, хотя в этом не было необходимости. Этот надменный голос я бы узнала из сотни.

— Так и будете молчать?

Одри перевела взгляд на Орландо, и ее глаза загорелись, будто это был не эльф, а новогодняя елка с тонной подарков, появившаяся здесь на полгода раньше рождества.

— Какой красивый… — пролепетала она.

— Спасибо, ты тоже ничего… — Орландо слегка наклонил голову на бок.

— Самый красивый…

— Что, нет отбоя от поклонниц? — поинтересовалась я, стараясь не рассмеяться, наблюдая за тем, как девушка медленно крадется в сторону вновь прибывшего.

Орландо вежливо приподнял бровь и с небрежной полуулыбкой посмотрел в ответ. Затем его взгляд скользнул к надвигающейся опасности:

— Откуда вы выкопали это чудо?

— Оно само откуда-то взялось, — пояснила Элэйна, брезгливо морща носик.

— Понятно, — он с любопытством посмотрел на девушку, которая уже преодолела то расстояние, которое отделяло ее от Орландо, и теперь с нежностью рассматривала эльфа.

— Я очень извиняюсь…

Мы одновременно повернулись в сторону мамаши, о которой благополучно успели забыть.

— Мне право так неудобно… Одри… Она…

Орландо еще раз с любопытством посмотрел на девушку, которая уже тянула к нему руки.

— Подойди-ка ко мне, — сказал он.

Одри на мгновение замерла на месте, не веря в свое счастье.

— Очень интересно. Эрэн, подойди сюда, — позвал Орландо, продолжая рассматривать девушку.

Элэйна недовольно поморщилась:

— Зачем?

— Какое тебе дело, не тебя же позвали, — ответил Орландо, не обращая внимания на возмущенный взгляд эльфийки.

Эрэн быстро подошел к другу и вопросительно посмотрел на него.

— Смотри, — Орландо кивнул в сторону Одри.

Мне стало интересно, что же он нашел в ней такого выдающегося. Я постаралась посмотреть на нее внутренним зрением… Ничего. Она не маг и не обладает даже минимальными способностями. Тогда что?

— Что такое, что такое с моей доченькой? — испуганно спросила мамаша, заламывая руки.

— Кто ее отец? — спросил Орландо, не отводя глаз от Одри.

— Это не Ваше дело, сударь! — вспылила дама и залилась румянцем.

— Может, ты соизволишь объяснить всем присутствующим, в чем дело? — нетерпеливо спросила Элэйна.

— Господи, Эл, неужели ты и минуты не можешь постоять молча? Или когда дело касается симпатичных девушек, ты окончательно теряешь над собой контроль?

Одри смущенно улыбнулась, а Элэйна пошла красными пятнами.

Эрэн тихонько усмехнулся, стараясь не смотреть в сторону невесты.

— Сударь, я еще раз прошу прощения за поведение моей дочери, — мамаша подхватила Одри под руку и потащила в сторону экипажа.

— НЕТ!!! — снова заверещала девушка.

— Ну, что тебе еще нужно? — дама схватилась за голову и явно собиралась упасть в обморок.

— Я хочу, чтобы они поехали к нам в замок!

Повисла тишина.

— Без них я никуда не поеду! — добавила Одри, воспользовавшись паузой.

Мамаша неуверенно посмотрела на эльфов, пытаясь реально оценить такую возможность. Наконец, она перевела строгий взгляд на дочь:

— Марш в экипаж, и чтобы я больше не слышала ни звука!

Одри подозрительно хлюпнула носом и прикусила дрогнувшую губу.

— Господа, прошу Вас быть гостями в родовом замке Коуин.

Орландо и Эрэн переглянулись.

— Это честь для нас принять Ваше приглашение, — с легким поклоном произнес Эрэн.



***

С высокой северной башни город казался крошечным, а люди напоминали муравьев, спешащих по своим делам в неизвестном для наблюдателя направлении.

— Если ты перегнешься еще немного, то я буду созерцать очаровательную лепешку из ведьмы, живописно распластавшуюся на Центральной площади.

— Эрэн, даже тебе не удастся сегодня испортить мне настроение! — не оборачиваясь, ответила я.

— А я и не пытался.

— Серьезно? — я удивленно приподняла бровь. — Тогда зачем ты пришел?

— Поговорить.

Он встал рядом со мной и, облокотившись о бортик, стал рассматривать окрестности.

Я украдкой глянула на него, стараясь понять, о чем пойдет разговор. Но Эрэн молча смотрел на город, изредка поправляя выбившиеся на ветру волосы.

Мне о многом хотелось у него спросить, но я знала, что он не ответит ни на один мой вопрос. Может, на самом деле он знает, почему я жила в другом мире? Если знает, то почему не побоялся отправиться за мной? А если не знает, то почему никогда не спрашивал?

Я тяжело вздохнула. То, что я сделала тогда…

"А ты сама-то помнишь что?" — поинтересовался внутренний голос.

Ну, вот, приплыли в тазике! Снова он! И кто его звал?

"Да, спасибо, я так… Без особого приглашения, и цветов тоже не нужно!" — голос скромненько улыбнулся.

Кто бы спорил!

"Позволь тебе напомнить, дорогая, тебя просто выгнали из твоего собственного мира!"

Замолкни! И без тебя тошно…

"А у тебя хватило смелости заявиться сюда снова!"

И что? Даже ты не помнишь, за что меня переселили!

"Уж, не за использование ли черной магии? Такое в голову тебе не приходило? Хотя, как я погляжу, тебе это не пошло на пользу…"

Ты вообще, на чьей стороне? — возмутилась я.

"На твоей, на твоей, успокойся!"

Что-то не очень похоже, — язвительно заметила я.

"А ты у меня вообще обладаешь удивительной наблюдательностью, как я погляжу!" — усмехнулся голос.

Отвали!

"Как это ново! Я просто в растерянности! Ой, ой, ой… Что же мне теперь делать?"

Сгинь в туман!

"У тебя в голове и так вечно туман, так что уж извиняй, идти мне больше некуда!"

Лучше бы советом помог!

"Ну, раз ты так просишь, то сваливай отсюда подобру-поздорову!"

С чего бы это?

"А ты не задумывалась, моя родная, что тебя может, скажем, кто-нибудь узнать? И что тогда? Скорчишь виноватую физиономию и скажешь: "Ой, извините, я нечаянно!" Так?"

А ведь и правда… Как-то раньше я об этом не задумывалась, а теперь, похоже, самое время… Хотелось бы, конечно, знать, за что меня тогда выпроводили, но, видимо, пока что это не реально. А это вообще реально?

"А то!" — обрадовался внутренний голос.

И как, хотелось бы мне знать?

"Всем бы хотелось" — невозмутимо отозвался он.

То есть ты не знаешь?

"Я-то знаю, а вот ты — нет!" — торжественно заявил голос.

Балда!!! Ты и я — одно лицо!

"А вот и нет! Просто у нас с тобой одно тело на двоих!"

Вот и позаботься о нем! Так сказать на благо отечеству!

Голос призадумался.

"Ладно, я подскажу. Все, что тебе нужно, хранится у тебя в подсознании"

Чудненько…

"Я показал тебе дверь! Твоя задача ее открыть"

Чудненько… И как я это сделаю?

"Вот это уж точно не мои проблемы. Но для разнообразия я бы вспомнил слова Орландо".

Что? Слова Орландо? Это еще какие?

Молчание…

Понятно. Лимит умных мыслей на сегодня превышен.

Я еще раз тяжело вздохнула и перевела взгляд на эльфа. Он с любопытством первооткрывателя рассматривал меня, прищурив один глаз.

— Чего ты на меня так смотришь? — спросила я, отворачиваясь.

— Жду, пока ты закончишь дискуссировать со своим внутренним голосом.

Я поперхнулась воздухом:

— Я что, вслух говорила?

— Нет. Просто по тебе это очень видно.

— А что еще по мне видно? — я медленно начинала злиться.

— Ладно тебе, не сердись, — он примирительно улыбнулся.

— Если я не ошибаюсь, ты пришел, чтобы о чем-то со мной поговорить. Я вся во внимании.

И почему я всегда веду себя как полная дура?

"Угадай с одной попытки"

ОТВАЛИ!!!

"ОКИ, уже убежал в ужасе" — хмыкнул голос.

Я повернулась к Эрэну и, скрестив руки на груди, выжидающе посмотрела ему в глаза. Он нисколечко не смутился, а наоборот довольно улыбнулся и, откинув с лица челку, наклонил голову набок:

— Сегодня в нашу честь устраивается светский прием со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Я удивленно приподняла бровь:

— Зачем?

Он пожал плечами и снова углубился в созерцание архитектуры.

— Эрэн, — окликнула я эльфа, решив, что больше он не собирается распространяться на эту тему.

— Что?

— Могу я узнать подробности?

Он удивленно посмотрел на меня:

— Неужели ты готова спокойно меня выслушать?

Я презрительно фыркнула.

— Хорошо. Будем считать, что ты меня долго уговаривала, обещала много всего непристойного, и я, наконец, согласился.

Я тихо заскрежетала зубами, но промолчала.

— Сегодня в восемь часов во дворце соберутся все высокопоставленные лица, которым мы будем вынуждены вежливо улыбаться и жать руки.

— И?

— И, конечно, праздничный ужин и бал.

Я застонала:

— Только не это… Почему обязательно бал? Неужели нельзя поужинать и мирно разойтись по своим спаленкам?

— Ты не понимаешь, суть бала в том и состоит, чтобы после можно было мирно разойтись по ЧУЖИМ спаленкам. И не смотри на меня ТАК. Это не я придумал. Кстати, у тебя будет отличная возможность закончить начатое, — усмехнулся Эрэн.

Гад. Одно слово — ГАД.

— Думаю, ты бы с удовольствием удалился в спаленку, скажем, к Одри, — язвительно парировала я.

— Похоже, ты страдаешь провалами в памяти, Фрэн. У МЕНЯ ЕСТЬ НЕВЕСТА, — по слогам произнес эльф, смерив мою персону холодным взглядом. Сам напросился. Нечего теперь строить из себя обиженного!

— Главное, Эрэн, чтобы ТЫ об этом помнил.

Черт, черт, черт… Ну, почему мы не можем спокойно разговаривать.

— Орландо будет ждать тебя в холле, — равнодушно сказал Эрэн, не глядя в мою сторону.

— Зачем?

— Чтобы помочь выбрать платье на вечер.

— Я бы и одна справилась.

— В этом городе не принято ходить по улицам в одиночестве, особенно молодой женщине.

— Магу, — поправила я его.

— Которая не всегда может контролировать свою силу. Видишь ли, я переживаю за сохранность города. Мы, все же, гости.

— Я бы предпочла пойти туда в обществе кого-нибудь другого.

— Например? — бровь Эрэна вопросительно изогнулась.

— Например, Сиана.

— Ты не можешь избегать Орландо вечно.

Я подозрительно посмотрела на собеседника:

— Уж не твоя ли это идея отправить нас вместе?

Эльф усмехнулся:

— Как ни странно нет. Но если тебе это так противно, то я передам ему, чтобы не беспокоился.

— И кто же будет меня сопровождать?

— Уж точно не я.

— Ну и слава Богу, — я резко развернулась, собираясь уйти, но Эрэн схватил меня за локоть и притянул к себе.

— Фрэн, я прошу тебя по-хорошему, прекрати.

— Прекратить что? — с вызовом бросила я.

— Строить из себя… — он не договорил.

— Эрэн, что тут происходит?

Мы одновременно обернулись, стараясь придать своим лицам как можно больше безразличия. В нескольких метрах от нас стояла Элэйна.

— Ничего, дорогая, — с нажимом на последнее слово ответил Эрэн. — Фрэн как раз собиралась уходить.

— Да. Мне пора, — сквозь зубы сказала я, высвобождаясь из рук эльфа, и направилась к винтовой лестнице.

— Кстати, Фрэн, — я обернулась к Элэйне, которая обнимала эльфа. — Орландо просил передать, что через десять минут ждет тебя внизу. Желаю удачной прогулки.

— Спасибо.

Я хотела добавить еще что-то, но, встретив холодный взгляд Эрэна, быстро развернулась и ушла.



***

Орландо стоял ко мне спиной, прислонившись к перилам лестницы. Я на несколько секунд застыла, пытаясь собраться с мыслями.

С той ночи, как он учил меня материализации, нам не удавалось поговорить. И хотя я не была уверена, что вообще стоит вспоминать тот вечер, что-то не давало мне покоя. Это было просто по пьяни. С каждым могло такое случиться. Вот если бы этого со мной не случилось, тогда, наверное, следовало бы глубоко задуматься над тем, что же такого гадкого преподнесет мне судьба в ближайшее время… А так, все вполне закономерно.

Орландо раздраженно передернул плечами:

— Так и будешь стоять у меня за спиной?

— Ты что, затылком видишь? — удивилась я, подходя ближе.

— Нет, ушами слышу.

Я многозначительно кивнула головой: понятно, наш неотразимый эльф сегодня не в духе. Ладно. Я это переживу… Надеюсь…

Орландо стремительным шагом пересек Центральную площадь и свернул на узкую дорогу.

— Надеюсь, ты знаешь, куда нам идти, — еле поспевая за ним, проговорила я.

— Если бы не знал, то не пошел бы.

— Логично. Хотя я вот не знаю, а пошла.

— А разве у тебя был выбор?

— А разве я нахожусь под стражей?

Он удивленно приподнял бровь:

— Я не об этом. Неужели Эрэн тебе не сказал, что сегодня бал?

— Сказал, — я передернула плечами, отгоняя неприятные воспоминания об очередной нашей перебранке.

— В таком случае в твоей умной головке должна была выстроиться логическая цепочка: бал — приличное общество — приличная одежда — поход за платьем — покупка платья. Вопросы есть?

— Вопросов нет. Есть предложение. Я иду покупать платье одна, а ты сваливаешь обратно в замок. Идет? — разозлилась я.

— Только если ты сообщишь мне координаты того подвала, где мне потом искать твой труп.

— Знаешь, лучше я встречусь с шайкой ненормальных, которая решит напасть на мага, чем идти с тобой! — выпалила я.

— И чем же тебя так не устраивает мое общество?

— Оно меня вполне устроит, если ты прекратишь мне демонстрировать свое плохое настроение.

Эльф поджал губы, но ничего не ответил.

— Орландо, — я постаралась, чтобы мой голос прозвучал как можно мягче. — Поправь меня, если я ошибаюсь, но, судя по всему, ты, как и я, не в восторге от идеи совместного похода по магазинам, — он продолжал молчать. Я тяжело вздохнула. — Может, мы хотя бы попытаемся вести себя вежливо?

Я остановилась и вопросительно посмотрела на эльфа. Он смерил меня тяжелым взглядом, от которого мурашки пробежали по спине.

— Орландо, мне это надоело. Строишь из себя неизвестно что, как маленький ребенок. Если тебя что-то не устраивает, то говори прямо, я не намерена играть в "угадай, на что сердится дядя эльф"!

— Это попытка заключить перемирие?

— А это можно расценивать как повод подраться? Если тебе так хочется помериться со мной силой, то я готова! Только скажи, — сквозь зубы процедила я, мысленно прикидывая, каким заклинанием надежней будет его прихлопнуть.

Орландо усмехнулся.

— Глупая ведьма, — он приблизился почти вплотную и приподнял мою голову за подбородок. — Если я решу помериться с тобой силой, то от тебя мокрого места не останется.

Я отпихнула его руку:

— Ты слишком самоуверен.

Эльф лениво привалился к стене:

— Я бы с удовольствием доказал тебя, дорогая, что уверен в этом небезосновательно, но, к моему великому сожалению, я перед Эрэном за тебя головой отвечаю.

— Я напишу ему предсмертную записку, — прошипела я.

Орландо одобрительно похлопал меня по плечу:

— Рад, что ты реально оцениваешь свои шансы.

— Ты, — я задохнулась от возмущения, — убогий!

— Ты ранила меня в самое сердце! — он театрально схватился за грудь.

Если так пойдет и дальше, то я останусь без платья…А, может, оно и к лучшему? Этот бал мне нужен как дракону тапочки.

— Милая, хватит на меня так смотреть. Не забывай, ты не василиск, убивать взглядом не умеешь, — Орландо схватил меня за руку и потащил в направлении ярмарки.

Сопротивление было бесполезным, собственно я и не пыталась высвободиться из железной хватки эльфа.

Вывернув из-за поворота, мы очутились в толпе спешащих на ярмарку горожан. Орландо уверенной походкой двинулся в правый ряд. "Как мини-ледокол" — мелькнула мысль.

Я и подумать не могла, как соскучилась по ярмарочной суматохе! Отовсюду слышались голоса торговцев, зазывающих купить заморские товары. Вокруг нас непрерывным потоком "текла" галдящая толпа. И каждую секунду из этого течения "вырывались" то степенные мамаши с семейством, недоверчиво осматривающие новинки и придирчиво выбирающие что покрупнее и подешевле, то влюблённые парочки, с тихими смешками рассматривающие невиданные доселе диковинки.

Эльф притормозил у одной из палаток, заваленной всевозможными шмотками. Я терпеливо наблюдала, как он перебирает одно платье за другим, не задерживая взгляд дольше, чем на долю секунды.

— Как я понимаю, мое мнение ты учитывать не собираешься?

Он неопределенно пожал плечами.

Понятно. Надеюсь, он не выберет мне розовое платье с рюшечками.

— Пойдем дальше, — констатировал эльф, подталкивая меня к следующему прилавку.

Орландо методично пересматривал все предложенные товары, но ни разу не предложил мне примерить. Это радовало. По крайней мере, до тех пор, пока я откровенно не начала зевать. Всегда думала, что мужики ненавидят ходить по магазинам. И вот тебе раз! Попался один, который готов провести у прилавка целый день. Ну и нервы… Аж завидно.

К этому моменту эльф отошел от очередного торговца, который страстно уверял, что: "На прекрасной леди будет сидеть любое платье!" Ага, независимо от размера, — подумала я, прикидывая как бы уже быстрее выбраться из толпы.

— Орландо, сколько можно? Мы же не свадебное платье мне выбираем. Давай я уже что-нибудь померю.

— Не вижу ничего подходящего.

— Почему, вот то голубое платье довольно милое…

— Только если ты любишь огромные банты на заднице!

Правда? А я и не заметила…

— Слушай, — устало сказала я, — я больше не могу. Мне уже все равно, хоть в саван наряжай.

— Это неплохая мысль. Черный тебе очень к лицу, — усмехнулся эльф. — Фрэн, ты же женщина, ты должна любить ходить за покупками.

Я пожала плечами:

— Я не обычная женщина. Я бы с большим удовольствием попрактиковалась в магии.

Он остановился и оценивающе окинул меня взглядом:

— Лиловое.

— Что? — я удивлено вскинула брови.

— Тебе нужно лиловое платье.

Я окинула взглядом торговый ряд, но ничего лилового не обнаружила.

— Тут и не найдешь, — подтвердил эльф.

— Прекрасно. Рада это слышать.

— Да, Элэйна была права, тебя одну нельзя отпускать выбирать наряд.

— Элэйна? Это ее идея?

— Ну, не моя же, в самом деле, — презрительно фыркнул Орландо.

Я безразлично пожала плечами. Зачем мы вообще приперлись в этот город? У нас же вроде не так много времени. Или я в очередной раз ошибаюсь? Такое ощущение, что иду туда, не зная куда, чтобы найти то, не знаю что! Кому расскажи, подумают, что я полная…

Орландо подхватил меня под руку и двинулся по направлению к ювелирной лавке.

— Решил увешать меня разноцветными камушками в надежде, что никто не заметит, что на мне нет платья?

— Гляжу, тебя сегодня посещают просто гениальные идеи! — с издевкой сказал он.

— Ненавижу тебя, — беззлобно буркнула я.

— Взаимно.

В ювелирной лавке, к моему удивлению, не было ни одного покупателя. Скучающий толстячок с задумчивым видом рассматривал на свет большую изумрудную брошь.

— Кхм… — кашлянул эльф.

Продавец от неожиданности выронил украшение из рук и, выругавшись, пополз за ним под прилавок.

— Надеюсь, мы не сильно вас побеспокоили? — вежливо осведомился Орландо, наблюдая, как толстяк, пыхтя, поднимается с пола.

— Чем могу быть полезен? — он с сомнением окинул меня цепким взглядом и побледнел. Да, наверное, я не создаю впечатления светской дамы, особенно в походном костюме. Я ответила ему прямым взглядом, стараясь не замечать, как его руки пытаются что-то нашарить под столом. Неужели мы действительно похожи на грабителей?

Я украдкой взглянула на Орландо, пытаясь прочитать хоть что-то на его лице.

Молчание явно затянулось. Я уже начинала подумывать о том, как бы утащить эльфа на улицу, как внезапно продавец быстро вынул руки из-под прилавка. От неожиданности я вздрогнула.

— Думаю, что это будет достойно красоваться на шее у самой прекрасной леди.

Я с любопытством уставилась на бархатную тряпочку, лежащую перед нами.

Орландо осторожно развернул бархат, и моему взгляду предстало нежно розовое колье из глубоководных кораллов.

— Боже правый… Какая красота…

Орландо довольно улыбнулся.

— Мы берем.

Да, наверное, если на мне будет это чудо природы, никто не заметит, что я без платья. Интересно, как мне потом за него с эльфом расплатиться?



***

— Иди сюда, — позвал Орландо.

Натыкаясь в темноте на стены, я попыталась выполнить его просьбу.

— Я ничего не вижу.

— Черт, ты же ведьма! — зашипел эльф.

Точно. Из пальцев вырвался шар лилового огня, освещая комнату.

— И зачем мы пришли к тебе? — осведомилась я, присаживаясь в кресло.

Эльф скинул плащ и сел напротив меня.

— Раздевайся.

— Что? — я не верила своим ушам.

— Дорогая, ты что, плохо слышишь? Поторопись, нас ждут внизу через полчаса.

Я покосилась на дверь — заперта магическим заклинанием.

Эльф встал с кресла и подойдя ко мне поближе повторил:

— Раздевайся.

— Зачем?

— Угадай с одной попытки, ты же умная, — усмехнулся Орландо.

А вот и он — час расплаты! Быть такого не может! Я тряхнула головой, пытаясь привести мысли в порядок. Не вышло. Эльф присел рядом со мной на корточки:

— Долго еще ждать? Мне еще потом себя в порядок приводить.

Я молча сняла рубашку и брюки.

— Достаточно. Ты что, решила голой тут расхаживать?

Я удивленно приподняла бровь.

— Чего ты на меня так смотришь? — поинтересовался эльф.

— Я не поняла.

— Чего? — удивился он. И тут же расхохотался так, что чуть на не повалился на пол.

— Фрэн, ты что, не поняла?

Я залилась краской.

— Неужели ты подумала, что я…. Тебя… Ой, не могу больше!!!

— Прекрати ржать! А что я должна была думать? — разозлилась я, и направилась к двери, собирая по дороге одежду.

— Стой, — он схватил меня за руку. — Мы же так и не купили тебе платье. Садись, — он указал в кресло, из которого я только что встала.

— Что ты хочешь?

— Я хочу сделать тебе нормальное платье.

— Как? — я все же села.

— А как ты думаешь, глупая ведьма? Материализовать конечно.

— Зачем же так стараться, если ты меня ненавидишь?

Он усмехнулся и встал рядом с креслом:

— Хороший вопрос. Но, подумай хорошенько, хочешь ли ты знать на него ответ?

— Хочу.

— Ладно. Узнаешь, но не сейчас. У нас мало времени.

— Только один вопрос, — не отставала я

— Давай быстрее.

— Зачем мне нужно было раздеваться?

— А размер платья я, по-твоему, угадывать должен?

Я замолчала, наблюдая, как эльф прикрыл глаза и принялся за материализацию.

Интересно, что из этого получится? — подумала я, вспоминая свою попытку "сотворить" плеер. Ладно, положимся в этом деле на профессионала.

Я с любопытством изучала сосредоточенное лицо эльфа, когда в дверь постучали.

— Орландо, мне нужно с тобой поговорить, — и на пороге появился Эрэн. Он окинул меня быстрым взглядом. — Фрэн, какая встреча! Ты бы хоть халатик накинула.

Я быстро схватила плащ Орландо, пытаясь прикрыться.

— Лучше бы ты все же дождалась бала.

— Это не то, что ты думаешь! — возмутилась я.

— Откуда ты знаешь, что я думаю? И вообще это не мое дело, — пожал плечами эльф и закрыл за собой дверь.

— Эрэн, стой! — я вскочила с кресла, по пути накидывая плащ на плечи.

Он остановился и с любопытством посмотрел на меня. И что я ему скажу?

— Надеюсь, ты не собираешься посвящать меня в интимные подробности? — Эрэн вежливо приподнял бровь.

Я молча смерила его презрительным взглядом. Говорить что бы то ни было не имело смысла. Ладно, не первый раз — прорвемся.

Когда я вернулась в комнату, Орландо еще занимался моим платьем. Я села в оставленное минуту назад кресло и задумалась. То, что Орландо меня ненавидит — это факт. Но на это должны быть какие-то причины. Ненависть не возникает просто так на ровном месте. Значит, мы с ним уже встречались раньше. В мире людей мы встретиться явно не могли. Я бы это помнила. Значит, мы были знакомы еще до того, как я переселилась. Так, что еще? Ни Эрэн, ни Элэйна не удивляются такому поведению. Сиан — это понятно — его брат, поэтому всегда на его стороне. А вот эта парочка точно что-то знает. А раз так, то скорее всего и с Эрэном, и с его невестой я тоже раньше встречалась… Хотя нет, Элэйна явно видела меня в первый раз тогда, в доме Эрэна.

— Эй, ведьма! Команды спать не было.

Я вздрогнула и подняла глаза. Орландо протянул мне длинное лиловое платье.

— Примерь.

Боже, какая красота! — я восхищенно смотрела в зеркало.

— Орландо!.. Оно просто чудесно!.. — выдохнула я, прикасаясь к тончайшему шелку. — Спасибо.

Он махнул рукой.

— Орландо, скажи, почему ты это сделал?

— Ты слишком много хочешь знать.

— Мы же были знакомы раньше? — это прозвучало скорее как утверждение, чем как вопрос. Глаза эльфа мгновенно стали холодными.

— Тебе пора.

— Нет, я не уйду, пока ты мне все не расскажешь!

— Да? — в его голосе прозвучала угроза.

— Молодец, правильно понял.

— Мы с тобой обязательно поговорим, ведьма, но не здесь, — с этими словами Орландо вытолкал меня за порог и закрыл заклинанием дверь.

Гад. Ничем не лучше Эрэна.




Глава 16

<p>Глава 16</p>

Я никогда не говорила, что ненавижу балы и званые вечера? Нет? Так вот, я их ненавижу.

Привалившись к стеночке и судорожно обмахиваясь веером, я наблюдала за Одри, которая высматривала в толпе гостей эльфов. А как же иначе? Она целых два часа была послушной дочерью радушных хозяев, а теперь пришло время отыграться, повиснув на одном из "миленьких эльфиков".

Интересно, кто первый попадется ей под руку? Ууу… Бедный Сиан! Вот это не повезло так не повезло… Хотя она очень даже ничего, и если эльф будет ей так же мило улыбаться, то, возможно, хоть кто-то сегодня ночью не будет скучать…

Элэйна о чем-то тихо спорит с Эрэном, периодически кивая в сторону выхода. Неужели рыжеволосая красотка пытается удрать с приема? Ну-ну… Удачи, родная. Интересно, где Орландо? Наверняка уже успел уединиться с очередной красавицей…

Лучше бы я мирно похрапывала в своей комнатке…

— Высматриваешь жертву?

Я резко обернулась:

— Тебя это волнует?

Орландо холодно улыбнулся:

— А ты хочешь, чтобы меня это волновало?

… лучше бы я ушла сразу после ужина…

— Могу я пригласить тебя на танец?

Я недоверчиво посмотрела на эльфа:

— Издеваешься?

— А сама как думаешь?

Я равнодушно пожала плечами:

— Ладно, считай, что уговорил.

Мы закружились в медленном танце, стараясь держаться на максимальном расстоянии друг от друга.

— Ну что, уже присмотрела кавалера на ночь? — с усмешкой поинтересовался эльф.

— Надо думать, что к тебе уже очередь выстроилась под дверью, — буркнула я.

Орландо усмехнулся и, наклонившись к моему уху, сказал:

— Не расстраивайся, дорогая, тебе по старой дружбе можно вне очереди.

— Хам! — вспыхнула я.

Эльф пожал плечами:

— Мое дело предложить.

— А мое — отказаться!

— Благодарю за танец, — он с усмешкой поцеловал мне руку и скрылся в толпе. Я вновь сталась одна.

Все, пора уходить. Я резко развернулась на каблуках и направилась к выходу.

От главного здания, где был устроен прием, до жилой части было не более двадцати минут через парк. Погрузившись в свои мысли, я медленно шла по темной аллее. Хотелось быстрее забраться в теплую постельку и уснуть, чтобы больше не думать ни об Эрэне, ни об Орландо. Теплый ночной ветер растрепал тщательно уложенную прическу, а туфли невыносимо натерли ноги. А на кой… я их вообще нацепила? Чудо, что эльфу ноги не отдавила, пока танцевала, хотя вряд ли это было возможно за те полторы минуты, которые мы провели вместе.

Черт! Надоело!!! Я села прямо на дорожку и, стянув ненавистную обувь, вытянула перед собой ноги. Оказывается, мне так мало для счастья надо… Еще бы стаканчик чего-нибудь согревающего… Орландо бы сюда с его эльфийскими фокусами…

"Надо бы подняться и дойти до кровати…" — напомнил внутренний голос.

Не могу. Я лучше здесь останусь.

"Ага, ждешь пока прекрасный принц пойдет прогуляться на ночь глядя и наткнется на тебя? Он, конечно же, сразу влюбится и предложит стать его женой!"

А что, разве тут есть симпатичный принц?

"Даже если и есть, то, споткнувшись об тебя, он вряд ли разразится комплиментами… Скорее это будет похоже на непереводимый монолог на орочьем".

Знала, что ты меня любишь…

Я нехотя встала на ноги и поплелась дальше. Как было бы хорошо, если бы кто-нибудь донес меня на руках… Я прислонилась к дереву: постою немного и пойду дальше. С чего это я так устала? Вроде бы и не пила почти ничего… Разве что только на ужине немного с Сианом…

Я медленно сползла по стволу на землю. Видимо, не так уж и немного, как мне казалось.

— Сколько у нас времени?

Я удивленно открыла глаза: это был голос Элэйны.

— Пока что оно у нас есть.

А вот и ее женишок, — промелькнуло в сознании. Не хватало мне еще стать свидетелем их свидания. Нужно выбираться отсюда, причем срочно. Я попыталась встать, но рухнула обратно.

Не могу, не могу, не могу так!!! Зачем он вообще появился в моей жизни?! Я все равно выкину тебя из головы! Я не могу постоянно думать только о тебе! Это просто невыносимо! Так и с ума сойти можно!!! Я закрыла лицо руками. Нет. Все. Спокойно. Вдох. Выдох. Вдох. Выдох.

— Ты играешь с огнем, — в голосе Эл слышалось искреннее беспокойство.

— Знаю, но у меня нет выхода.

Ой-ой… как нехорошо подслушивать…

— Может, будет лучше, если ты ей все расскажешь?

— Рано. Она еще не готова, — отрезал эльф.

Что-то это не похоже на романтическую прогулку под луной…

— А, может, дело не в ней? — раздраженно спросила эльфийка.

— Эл, ты не понимаешь, о чем говоришь, — холодно ответил Эрэн.

— Зато я прекрасно понимаю, что ты напрасно рискуешь своей жизнью!

— Это не тебе решать! Не забывай, с кем ты разговариваешь.

Вот и приплыли в тазике… Куда катится мир? Кажется, теперь мне действительно пора…

— Эрэн, когда ты наконец поймешь, что все, что бы ты ни сделал, обернется против тебя?

— Эл, слушай меня внимательно, говорю один раз, специально для одаренных повторять не буду: Я НЕ СОБИРАЮСЬ ОТЧИТЫВАТЬСЯ НИ ПЕРЕД КЕМ, НИ ПЕРЕД ОТЦОМ, НИ ПЕРЕД ОРЛАНДО, НИ УЖ ТЕМ БОЛЕЕ ПЕРЕД ТОБОЙ.

— Не смей разговаривать со мной в таком тоне.

— В каком, дорогая? — спокойно спросил эльф.

Элэйна молчала.

— Ты знаешь, что я тебя люблю, но кроме этого у меня есть определенные обязательства.

— Неправда. Это не твоя война, Эрэн.

Война? О чем это она?

— Дорогая, мы это уже обсуждали и не раз. Пожалуйста, не начинай все с начала.

— Эрэн, я боюсь за тебя… я так тебя люблю…

— Знаю…знаю… — тихо ответил эльф.

Так, внимание, пора уползать, сейчас будет акт примирения. Вертикальная поза мне явно не светит, поэтому придется уходить кустами…

"Куда ползем мы с Пяточком, большой, большой секрет, и не расскажем мы о нем, о нет, о нет, и нет…"

Я благополучно проползла большую часть пути, как внезапно чей-то сапог со всей силы ударил меня в бок, а его обладатель, не удержав равновесия, проделал в воздухе образцовое сальто и, запутавшись в полах моего платья, кубарем покатился вниз, потащив меня за собой. Да… В темноте я и не заметила, что ползу по отвесной плоскости… зато теперь я узнала об этом куда больше, чем хотелось бы.

— Твою мать… — с чувством выругался обладатель сапог сорок третьего размера, когда падение, наконец, прекратилось. — Живой кто есть?

Снова он!!! Ну за что мне это, за что?! Неужели вокруг народа мало? Нет, именно его понесло прогуляться…

— Слезь с меня, придурок, — прохрипела я.

— Фрэн, не могу сказать, что рад тебя видеть, — усмехнулся эльф.

Дальше последовал длинный монолог на тему "как я рада видеть тебя, дорогой Орландо" с использованием красочной лексики.

— Ты явно не равнодушна к моим ушам, то пытаешься их откусить, то хочешь, чтобы они в трубочку свернулись, — констатировал эльф, выслушав мое мнение на счет нашей случайной встречи при неблагоприятных обстоятельствах.

— Это когда я пыталась их откусить? — возмутилась я, пытаясь скинуть с себя тушку эльфа.

— Ах, прости, у тебя при падении, наверное, совсем память отбило… — язвительно отозвался из темноты Орландо.

— Ненавижу тебя.

— Правда?

— Можешь не сомневаться. А теперь, будь добр, СЛЕЗЬ С МЕНЯ!

Орландо легко вскочил на ноги и с любопытством посмотрел на мое распластавшееся по зеленой травке тело.

— Сама встать сможешь?

— По крайней мере, обойдусь без твоей помощи, — огрызнулась я, пытаясь сообразить, не сломано ли у меня чего.

— Как хочешь, — пожал плечами эльф и уселся рядом.

Ноги целы, руки тоже, ребра на месте… Голова болит, но это ничего… Жить буду… Чуть позже, но буду. Я открыла глаза: Орландо с интересом наблюдал за мной.

— Не смотри на меня так.

— А как мне на тебя смотреть?

— Лучше вообще отвернись. А еще лучше, шел бы ты отсюда, пока я не встала.

— Тебя так раздражает мое общество? — спросил эльф, наклоняясь ко мне.

— Да.

— Могу я узнать почему?

— А могу я узнать, почему ты меня так ненавидишь? И если у тебя действительно такие веские причины на это, то почему мы просто не можем выяснить отношения, как обычные маги?

— Мы это обязательно сделаем, но тогда, когда для этого будет подходящее время.

— Могу я узнать более точную дату?

— Когда Эрэн найдет свою ведьму.

— Значит, дело в Эрэне?

— Ты догадливая.

Я замолчала, глядя в чистое звездное небо. Лежать стало холодно, но шевелиться было невыносимо больно. Я же ведьма! Черт! Я же могу применить левитацию. И почему мне эта мысль не пришла в голову раньше?

Я собрала остатки сил и попыталась подняться в воздух. У меня даже получилось. Правда ненадолго.

— Сумасшедшая! — воскликнул Орландо, успев замедлить мое падение. — Тебе никогда не говорили, что использовать приемчики типа левитации и телепортации в пьяном состоянии не рекомендуется?

— А то что?

— А то разбиться можно.

Точно… Об этом я и не подумала…

— Ну и дал бы мне разбиться. Ты же меня на дух не переносишь, а Эрэну бы сказал, что несчастный случай.

— Очень интересно…. А я сидел и смотрел, как этот несчастный случай происходит. Так?

— Он бы об этом никогда не узнал, — фыркнула я.

— Не знаю, как там принято у вас, черных магов, но у нас, эльфов, так не делается.

— При желании можно все! — категорично заявила я.

Орландо усмехнулся, поудобнее устраиваясь на траве:

— Чего ты добиваешься этим разговором?

— Ничего.

— Оно и видно. Одно из двух: либо жаждешь, чтобы я тебя прибил, ну, чтобы не мучилась, либо "чистосердечного" признания, что на самом деле я жить без тебя не могу.

— Не говори ерунды, — вспыхнула я.

Но он продолжал, не обращая на мою реплику внимания:

— Знаешь, я бы конечно потешил твое самолюбие, но, увы — это не так. Это жизнь, Фрэн, а не приключенческий роман. Не надейся, что я вдруг стану нежным и добрым. Не стану, и ты это знаешь не хуже меня. Так же как и ты никогда уже не станешь светлым магом. А то, что я не стараюсь тебя убить при первой же возможности, не означает, что я потом не смогу спать, вспоминая твои большие голубые глаза. Просто еще не время. И это все. Все, Фрэн, никаких скрытых чувств или мыслей. Все просто.

— Зачем ты мне это говоришь? — спокойно спросила я.

— Чтобы ты знала.

— Знала что?

— Знала то, дорогая, что если я считаю тебя притягательной личностью, то это никак не повлияет на мое к тебе отношение. И не нужно строить иллюзий на этот счет.

— Если так, то я имею право знать, за что ты меня ненавидишь, — немного помолчав, спросила я.

— Мы уже говорили на эту тему, ведьма.

— Я ИМЕЮ ПРАВО ЗНАТЬ.

— Ты права. Я скажу тебе. Но скажу не тогда, когда ты лежишь в полусознательном состоянии.

— Ты меня боишься, эльф, — усмехнулась я. — Ты боишься, что я узнаю правду. Почему? Если бы все было так просто, ты бы мне уже давно предъявил счет.

— Ты пьяна.

— Не говори мне, Орландо. Я все равно узнаю. Строишь из себя великомученика? Отлично. Не буду мешать. Последний вопрос, — со злостью проговорила я. — Я убила кого-то, кто тебе был дорог?

— Ты стерва, — равнодушно отозвался он.

Неужели я угадала? Не может быть… Ком подкатил к горлу. Неужели я кого-то убила? И поэтому меня переселили в другой мир?

Я проглотила слезы. Теперь все встает на свои места… За убийство лишают силы… Но она вернулась ко мне… Вот почему она так стихийна и я не всегда могу с ней справиться… Почему я это сделала? Орландо мне не скажет… А Эрэн? Эрэн….

Я прикусила губу. Знает ли он об этом?

Да. Знает… И не говорит мне… Почему? Не знаю… Но обязательно узнаю… Клянусь, я это узнаю и тогда…

Я с силой сжала кулак. Черт, я все равно узнаю правду! Я не могла убить… Ведь не могла?…

Я не буду думать об этом сейчас… Только не сейчас… Я должна быть сильной…

— Ты собираешься вставать? — поинтересовался Орландо.

— Нет. А что?

— Да, нет, ничего. Замерзнешь, заболеешь. Будешь ходить сопливая.

— Тебе не все равно?

— А тебе?

Мне? Мне сейчас все без разницы. Лучше бы Эрэн меня вообще не находил. Жила бы себе спокойно и не думала бы об этом.

— Фрэн, хватит уже, пойдем спать.

— Иди. Я тебя не держу, — не открывая глаз, ответила я. Как бы мне сейчас хотелось остаться одной… Чтобы никто не видел слез, предательски блестящих на моих щеках…

Орландо тяжело вздохнул и встал с земли:

— Ладно, нам действительно пора возвращаться.

— Отстань от меня. Я хочу остаться здесь, — я приоткрыла левый глаз: эльф стоял надо мной со скрещенными руками.

— Я не буду с тобой спорить…

— Вот и правильно, — огрызнулась я.

— На что ты злишься?

Каким же циником нужно быть, чтобы после всего задавать подобный вопрос? Не понимаю его. Я вообще не понимаю эльфов.

Орландо присел рядом и взял меня за руку. Интересно зачем? Нас на мгновение окутала тьма. Ааа, понятно, телепорт…

— Извини, координаты твоей комнаты я не знаю, — я лежала на полу в комнате эльфа. Хороший же у него коврик… Так бы и спала здесь…

Орландо скептически оглядел мое неподвижное тело и тяжело вздохнул.

— Сама дойдешь до кровати?

— Судя по твоему тону, ты не веришь, что я способна на такой подвиг.

— Ох, горе ты мое пьяное… И за что мне это?

Я честно попыталась сесть:

— Тебя никто ни о чем не просил.

Холодно… Черт… Я обняла себя руками, но теплее не стало. Вроде и дождя-то не было, а ощущение такое, будто меня в тридцатиградусный мороз искупали в озере и выставили в мокрой одежде обсыхать…

— Да тебя трясет!

Ага… И зубы начинают стучать… — мелькнуло в голове. Этого еще не хватало…

Орландо обреченно вздохнул и полез в шкаф за сухой одеждой.

— Ты как маленький ребенок. Как Эрэн с тобой справляется?

Я промолчала, наблюдая, как эльф скептически рассматривает длинную белую рубаху.

— Раздевайся.

— Опять? Ты меня уже второй раз за вечер просишь… Знаешь, эльф, а после двенадцати я более сговорчивая, так что подожди еще часик, и я выполню твою просьбу под музыку. ОК?

— В гробу я видал тебя в белых тапочках!

— Тебя это возбуждает? Белые тапочки я еще смогу надыбать, а вот с гробом будет немного сложнее…

— Пьяное чудовище…

Да… Есть немного…

Он присел рядом со мной и начал стягивать рваное мокрое платье.

— Орландо, у тебя такое лицо, будто… будто… - я не смогла подобрать нужное слово.

— Помолчи. Не хватало еще, чтобы все знали, что ты здесь.

— Орландо, — я с силой тряхнула его за плечи.

— Ну что еще? — устало спросил он, отбрасывая мой наряд в сторону.

— Мне так стыдно…

Он махнул на меня рукой.

— Нет, правда…

— Держи, — он протянул рубашку.

Я попыталась ее надеть, но дрожащие руки меня не слушались.

— Так, понятно, лучше я сам.

— Орландо… Мне холодно…

Эльф окинул меня оценивающим взглядом:

— Тебя нужно напоить медом.

— Нет… — я протестующее замахала руками. — Орландо… Я… Я не хочу… Я ничего не хочу…

Он резко поставил меня на ноги.

— Так, слушай меня внимательно. Сейчас я схожу на кухню, или что тут у них, и принесу тебе молока с медом.

— Я пойду с тобой.

— Нет.

— Но…

Я не успела закончить фразу, как он подхватил меня на руки и положил в кровать.

— Я вернусь через пару минут.

— Орландо…

Он медленно повернулся:

— Ну что еще тебе от меня надо?

— Зачем ты это делаешь?

— Добрый я. Такой ответ тебя устраивает?

Нет, не устраивает.

— Последний вопрос…

— Ты меня достала. Еще слово и отправишься со своими проблемами в свободное плавание.

Вполне похоже на правду. Но это же меня все равно не остановит. Не хочу сидеть тут одна. И что мне делать? Правильно — пойти за эльфом самостоятельно. Всегда любила гулять по замкам ночью.

Когда шаги Орландо стихли, я быстро выбралась из-под одеяла и последовала за ним. На мое счастье в этом замке, в отличие от замка Эрэна, было предусмотрено неплохое освещение. Придерживаясь за стены, я спустилась на первый этаж, стараясь тихо ступать по каменному полу. Главное, не наткнуться на ненужных свидетелей. Хотя, даже если и так, то я всегда могу притвориться лунатиком. Только бы это не оказался Эрэн, а то придется прослушать очередную лекцию о вреде действия алкоголя на молодой развивающийся организм. И откуда он вообще взялся такой правильный? Вон Орландо с Сианом никогда не отказываются пропустить по стаканчику в приятной компании… Кстати, как там бедный Сиан поживает? Успел он вырваться из рук любвеобильной белокурой красотки, или уже пора его выручать?

Все-таки у них тут миленько… Ой, какой огромный гобелен! И что же это художник пытался изобразить? Я никогда не разбиралась в живописи, а уж в абстракции и подавно. Был бы тут Сиан, он бы наверняка нашел этому более возвышенное название, чем "мазня". Наверняка, тут имеется какой-то тайный смысл, который не доступен пониманию большинства смертных. И мне, видимо, тоже.

Интересно, куда же подевался Орландо? Хотя, это уже не важно, намного интереснее без его занудного "пора ложиться баю-бай!" Я что маленькая?

"Нет, ты пьяная"

И что с того? У меня сегодня праздник! Мне сегодня можно!

"И что же это за праздник?"

Праздник души!!!

Внутренний голос покрутил пальцем у виска, но спорить не стал. Типа, праздник, так праздник.

Я откинула волосы за спину и с высоко поднятой головой отправилась дальше по коридору. В радиусе нескольких метров живых душ не наблюдалось, поэтому я перестала беспокоиться на тему "Ой-ой, меня застукают!!!" и громко шлепая босыми ногами, направилась к лестнице. Интересно, а куда она ведет? Наверняка в подвал. Или в погреб… винный погреб… Мне просто необходимо туда спуститься, а то я на приеме так и не успела попробовать эль.

Не бывает неудачных мыслей, бывают неудачные стечения обстоятельств. В этом я убедилась, когда где-то на середине лестницы решила облокотиться на стену… На какую-то долю секунды я оказалась в полной темноте, но в следующий миг на стенах вспыхнули огромные факелы и осветили путь. Потайные ходы замка. Очень впечатляет!

— Эй! Люди!!! Кто живой есть? — в ответ тишина. Прекрасно. Чудно. Многообещающе. Главное что? Главное то, что я все равно уже здесь и остается только расслабиться и получать удовольствие. Надеюсь, что меня найдут несколько раньше, чем мой скелет покроется метровым слоем пыли. Я поежилась — не совсем радужная перспектива.

Тайные ходы замка отличались своей витиеватостью и сыростью. Видно было, что уже много лет никто ими не пользовался. Местами лежали клочья пыли, подрагивающие от разгулявшихся сквозняков, кое-где превратившиеся в грязевую жижу, под действием стекающих с потолка капель воды. Так, стоп. Откуда тут вода? Вопрос конечно хороший, было бы неплохо еще получить на него такой же хороший ответ.

Я же маг! В любом случае я смогу отсюда выбраться. Да, пить мне точно больше нельзя, если начинаю забывать о своей сущности…

Вот и ладненько. Счастливо оставаться! Я взмахнула рукой, собираясь создать телепорт, но ничего не произошло. Так, мне нужно просто сосредоточиться. Я мысленно произнесла координаты комнаты Орландо и снова попыталась создать телепорт. Не вышло. Спокойно. Только не паниковать. Все будет хорошо. Это просто случайность.

Я присела у стеночки и глубоко вздохнула. Спокойно, только спокойно… Вдох, выдох, вдох, выдох…

— ААААА!!! Спасите меня кто-нибудь! — я с силой ударила по монолитной стене кулаком. И чего я добилась? Только руку отбила.

Сила не могла от меня уйти просто так. Значит, ее что-то блокирует. Я внимательно осмотрела стены — гладкие, без единой трещинки, но это обычный камень, не магический.

И что мне теперь делать? Уж точно не сидеть на одном месте. Что может со мной случиться в обычном подземелье? Ничего хорошего…

Я медленно двинулась вдоль влажной стены, стараясь рассмотреть хоть что-нибудь напоминающее потайную дверь. Холодно, черт. И почему мне не пришла в голову замечательная идея одеть обувь? Не судьба. Поумнею, видимо, только к старости… в лучшем случае.

Через три часа я поняла, что в жизни не все так плохо, как кажется — все намного хуже. Путешествие по подземельям замка Коуин грозило затянуться на неопределенный срок. По моим подсчетам я преодолела расстояние, равное четырем площадям замка как минимум. Хотя я еще ни разу не наткнулась на собственные следы.

Коридоры ветвились с таким упорным постоянством, что начинало казаться, будто у архитектора, который все это проектировал, явно были не все дома. Хоть бы стрелочки на стенах нарисовали для разнообразия. Периодически я произносила простенькое заклинание, чтобы еще раз убедиться в отсутствии магии.

Я остановилась у очередного поворота и села на пол, потирая исцарапанные в кровь ноги. Но это меня на данный момент беспокоило меньше всего. Самой страшной перспективой было остаться здесь в полной темноте, и, похоже, что мои страхи были небезосновательными. Факел, который я прихватила в самом начале, горел уже на последнем издыхании. Сама по себе темнота меня пугала не так, как ее обитатели… Крысы… Мои самые страшные враги. Уж лучше бы я встретила химеру или еще кого похуже, чем этих ужасных созданий сырых подземелий…

Я передернула плечами, пытаясь отогнать мрачные мысли. Факел полыхнул в последний раз и погас… Мило. Просто прелесть… Интересно, какова вероятность встретить в этой местности вурдалака вместо противных грызунов? В дальнем углу послышался противный писк, который разнесся под каменными сводами многоголосным эхом.

— И снова здравствуйте… — дрожащим голосом сказала я. Легче не стало. Ни на йоту.

И что теперь? То же, что и дальше — идти вперед заре навстречу!

Говорят, если в лабиринте все время идти вдоль одной из стен, то непременно найдешь выход. Вот только я немного сомневаюсь, что это правило распространяется и на подземелья. Хотя, какая разница, выбора-то у меня все равно нет.


Идти в темноте было настолько трудно, что через полчаса перспектива быть заживо сожранной крысами уже не казалась такой страшной, можно даже сказать, что я почти смирилась с этим. Небольшая стайка, голов так этак в сотню, следовала за мной, не отставая ни на шаг. Если они надеются, что я прилягу отдохнуть, и они перекусят мною, то я бы на их месте так на это не рассчитывала. Хотя вопрос о том, почему они еще не напали на меня, оставался открытым. Боятся? Из нас двоих больше боюсь я. Тогда что? Может, чувствуют, что я не просто человек, а маг? А толку-то, силой я все равно не могу воспользоваться. Но они-то об этом не знают…

Эрэн… Мне так жаль, что я тебя подвела… Теперь ты отправишься на поиски своей ведьмы без меня… Орландо… Ты наверное решишь, что я сбежала и будешь меня презирать… Но теперь это уже не имеет значения… Элэйна… Ты не будешь обо мне вспоминать, у тебя будут намного более важные дела… Семья, дети…

Я проглотила слезы. А я так и останусь в этих… подземельях… Этого… замка Коуин! Сиан… Интересно, Одри добилась своего или нет? Одри… Что-то шевельнулось в моей памяти… Я остановилась, стараясь ухватить ускользающую мысль за хвост. Одри… Она не маг… Она даже не обладает минимальными магическими способностями. У меня перед глазами встала ее аура.

ЧЕРТ! ЧЕРТ! Как же я сразу не догадалась?! Вот что Орландо увидел тогда! Она антимаг! Она поглощает всю магию других! Но только, когда ее применяют в непосредственной близости…

Я резко остановилась. Тогда понятно, почему я не могу использовать свою силу… Но это значит, что Одри находится где-то рядом… Или нет… Было еще какое-то условие…

— Черт! — я заломила руки. Я не помню. Что? Что еще? — Ооо…

Она пытается пользоваться чужой магией… Пытается проводить ритуалы… И проводит она их в этих подземельях… И, судя по всему, очень давно, так как стены буквально пропитались этим насквозь…

Вместе с этим в мою уставшую голову пришла не менее ужасная догадка. Чем дольше я здесь нахожусь, тем слабее становлюсь… Еще несколько часов, и я останусь тут навсегда в качестве свеженького трупика…

Нужно торопиться. Я растеряно огляделась по сторонам. Глаза уже достаточно привыкли к темноте, чтобы я могла рассмотреть дорогу. Осталось выбрать куда… И как это сделать?

Я прикусила губу… Что же делать? Выход должен быть… Должен…

Я закрыла глаза, пытаясь ни о чем не думать… Даже если я не могу воспользоваться магией, то у меня остается интуиция… Я расслабилась, стараясь не слушать зловещего шипения…

Туда. Я открыла глаза. Мне нужно идти на юг.

Я шла настолько быстро, насколько мне это позволяли больные ноги. Я всем телом ощущала, как сила покидает мое тело. Еще совсем немного… Немного… Выход уже близко…

"Еще чуть-чуть и я потеряю сознание…" — мелькнуло в голове.

Значит, комната Одри уже близко…

— Приди ко мне, О Повелительница Тьмы!!!

Я прислонилась к стене ухом. (Даже скорее не для того, чтобы лучше слышать, а потому, что ноги меня уже не держали).

— Я взываю к тебе!!! — загробным голосом продолжила Одри, а то, что это была именно она, я ни секунды не сомневалась.

Наследница, блин, хренова! Ей что, заняться больше не чем? Это же черная магия! Дура. Набитая.

Я села на пол, привалившись к стене спиной. И что дальше? Ну, нашла я ее. И? Что я сейчас могу сделать? Она меня просто убьет раньше, чем я рот открыть успею. А кому понравится, когда его прерывают? Тем более я застукала ее за смертельно наказуемым занятием.

Хотя… Выход все же есть… При условии, что госпожа фортуна таки соизволит повернуться ко мне лицом, а не иным местом.

— Salto delА tanta.

Отличненько, вот и заклинание вызова…

Я собрала остатки сил и толкнула дверь ногой…

— Ты звала, и я пришла! — в тишине прогремел мой голос.

Вот дешевый театр: черные свечи, жалкое подобие жертвенного алтаря, неправильно начерченные пентаграммы…

В глазах у наследницы мелькнул мистический ужас. Знаю, знаю… после ночи блуждания по сырым грязным подземельям, я выгляжу не лучшим образом…

— На колени! — рявкнула я, повелительно махнув рукой.

На мгновение замешкавшись, Одри плюхнулась на колени. Я посмотрела на пол. Упс! Кажется предполагалось, что я появлюсь в этом неровном кружке, очерченном кровью… Интересно, чьей? Уж извиняйте, я привыкла входить через дверь.

— Повелительница… — дрожащим голосом начала она.

— Молчать! — забавно, она меня слушается. Вот это я называю театром одного актера. Было бы неплохо сесть. Я осмотрела комнату на предмет чего-нибудь приспособленного для этого. Кресло. Отлично. Я плюхнулась в просторное антикварное кресло и, закинув ногу на ногу, снова посмотрела на горе-ведьму.

— Зачем ты вызывала меня?

Она точно рехнулась! Больше всего мне хотелось выпороть это глупое создание. Но я героически держала себя в руках.

— Я вызвала Вас, Повелительница Тьмы, чтобы просить о помощи, — залепетала она. — Я хочу, чтобы эльф полюбил меня и женился на мне.

Идиотка! Ну кто же о таком просит?! Она что. вообще не представляет, что такое магия, и какие существуют законы? Она бы еще попросила у сатаны плюшевого медвежонка к рождеству! Видела бы все это ее мамаша…

Я сделала страшные глаза:

— Что ты готова отдать за это? — интересно узнать.

Она удивленно подняла на меня взгляд. Так, понятно, о таком слове как "сделка" мы тоже ничего не слышали.

— Я… я не знаю…

Я одним прыжком преодолела расстояние между нами и резким движением подняла ее голову за подбородок:

— Отдай мне свою душу, смертная!

Одри в ужасе отшатнулась от меня.

— Нет, нет… — и осенила себя крестом.

И что я должна делать? Исчезнуть в огне, как и подобает демонам нижнего уровня? У меня сейчас нет сил, чтобы чихнуть, не говоря уж о чем-то большем… Интересно, какого эльфа она собиралась так осчастливить?

Но мне это так и не удалось узнать, потому как за дверью послышались быстрые шаги. Одри испуганно вскрикнула и потеряла сознание. Ага, значит, понимает, что занимается запрещенными ритуалами…

А мне что делать? Я осмотрелась по сторонам: черные свечи, пентаграммы, хоть и неправильно нарисованные (а кто поверит?), девушка без сознания… Если сейчас сюда ввалится городская стража, то меня обвинят в колдовстве и пособничестве черной магии…

Я так и не успела ничего придумать, как дверь распахнулась и на пороге оказались три эльфа.

Повисла мертвая тишина. Я видела, как побледнело лицо Эрэна, и как Орландо сжал факел.

— Фрэн? — прозвучал в тишине голос Эрэна. Ответить я не успела…



***

И вот я снова здесь. Все та же мрачная комната, только на этот раз не было ни Лорейн, ни множества книг по магии, разложенных на столе.

— Тебе пора.

Я обернулась: в противоположном углу комнаты в мягком, обитом красным бархатом кресле, сидел Наставник. На его старческом лице читалось беспокойство.

— Я верю, что у тебя все получится. Я готовил тебя к самому худшему, но Сэртамен не просто один из самых сильных боевых магов, он один из самых влиятельных людей. Ты это знаешь. Помни, он попытается уничтожить тебя. Он догадывается, кто ты на самом деле. Не дай ему возможности убедиться в этом. Ты отлично владеешь белой магией. Надеюсь, что применить против тебя черную магию на глазах у сотен зрителей он не посмеет…

Я кивнула.

— И помни, ты никому не должна доверять. Даже Лорейн.

— Я помню, Учитель.

Я развернулась, собираясь уйти. Но он остановил меня жестом.

— Я никогда не говорил тебе, но ты так похожа на свою мать.

Я подошла поближе:

— Не говори так.

— Почему? Это правда. Ты знаешь.

— Знаю. Знаю даже больше, чем иногда хочется. Но это похоже на прощание. Не надо. Ты за эти годы стал для меня всем…

— Жизнь идет своим чередом, нам не изменить ее.

— Почему, Наставник? Почему ты уходишь?

Он промолчал.

— Я не знаю, что мне делать, — тихо добавила я.

Он наклонился вперед:

— Слушай свое сердце. Оно не обманет тебя.

Я проглотила слезы.

— Ты не обычная ведьма. Ты это знаешь. От тебя зависят судьбы многих людей. Не воспринимай это как кару. Это дар. Дар, который не каждый может понять. Ты достойна, не сомневайся в себе. Я постарался научить тебя всему, что знал сам.

— Нет…

— Не перебивай меня. Я готовил тебя к тому, что тебе придется сделать выбор. И время уже почти пришло.

— Я не смогу…

— Ты сильная. Слушай свое сердце.

— Учитель, — я подняла заплаканные глаза, — я обещаю, что не забуду тебя. Ты навсегда останешься в моем сердце… Ты дал мне все, о чем я только могла мечтать. Спасибо…

— Не дай злу поселиться в твоем сердце. Очень многие мечтают оказаться на твоем месте. Обладать такой силой, таким могуществом… В погоне за желаемым люди теряют частичку себя, своей души. Они отдают и не понимают, что получают намного меньше, несравнимо меньше… Они не обращают внимания на вечное, но высоко, слишком высоко ценят сиюминутное. Они еще не осознали своей потери, но, когда они почувствуют пустоту внутри себя, от которой не спрятаться и не убежать, они остановятся и поймут. Поймут, наконец-то, что не нужно спешить жить, гнаться за мнимыми ценностями, торопить завтрашний день, не замечая прекрасных мгновений, которые уходят в бесконечность безвозвратно… Ты должна сказать им: "Остановись! Остановись и послушай себя! Свой внутренний голос, который ты все эти годы пытался заглушить! И теперь, когда он едва шепчет, ты понимаешь, чего лишился, как много пропустил в жизни! Но еще есть шанс. Закрой глаза и выкинь посторонние желания из головы, и ты увидишь, что огонек твоей души все еще горит… Он светит как одинокая звезда в ночном небе, невзирая на то, что его окутала непроглядная тьма… Темнота, созданная человеческими мыслями и чувствами…"



***

Я открыла глаза. Была ночь. Лунный свет проникал в помещение и ложился перламутровой дорожкой на пол. Рядом с моей кроватью в глубоком кресле спал Эрэн. Голубые лучи играли прядями его иссиня-черных волос, а свободная рубашка, слегка заправленная в брюки и расстегнутая почти на одну треть, обнажала бледную кожу груди. Я тихо встала с кровати и присела рядом с эльфом. Какой у него умиротворенный вид… На губах эльфа мелькнула такая знакомая полуулыбка… Что же тебе снится?

Я провела рукой по его растрепанным волосам, стараясь не разбудить. Почему все так получилось? Почему я не встретила тебя в другой жизни? Почему между нами непреодолимая пропасть?

Я сжала руки в кулаки с такой силой, что ногти впились в ладони. Эта боль ничто по сравнению с душевной… Я смахнула со щеки слезы.

Ты… Ты воплощение всего светлого, что есть в этом мире… В твоей жизни нет места такой как я… А я… Я помогу тебе… И уйду… Мы никогда не увидимся… И это правильно… И иначе быть не может. Я черный маг, и это моя жизнь… Это мой путь… И мне придется пройти его одной…

— Фрэн, — я подняла глаза. — Ты плачешь?

Нет, я не плачу… Я никогда не плачу…

Он обнял меня как ребенка:

— Все будет хорошо, я обещаю…

Как бы мне хотелось верить… Но…

Он притянул меня к себе поближе и, поглаживая по волосам, тихо сказал:

— Ты так нас напугала. Мы думали, что потеряем тебя. Не делай так больше, пожалуйста.

Я молча положила голову ему на плечо. Как бы мне хотелось, чтобы это длилось вечно…

— Почему ты такая?

— Какая, Эрэн? — тихо спросила я.

Но он не отвечал, а просто продолжал смотреть мне в глаза. В них читалось столько всего…. Боль, страх, отчаяние и еще… Это неправильно. Так не должно быть… Это причиняет слишком много боли.

— Эрэн, я хочу тебе сказать…

— Что? — одними губами спросил он, не отводя бесконечно прекрасных изумрудных глаз.

Как трудно… Нет… Я не могу этого сказать. Никогда не смогу…

Он изящным движением провел кончиками пальцев по моей щеке, смахивая слезы:

— Что?

Я на мгновение прикрыла глаза, а когда вновь открыла, то старалась не смотреть на него:

— Мне снова приснился сон.

— Это всего лишь сон…

— Нет, ты не понял. Сон о ведьме…

Он вздохнул и опустил руку. Я проглотила подступившие слезы и продолжила:

— Она не такая. Не такая, как ты думаешь.

Он удивленно поднимает бровь… Только не смотреть… Только не чувствовать… Я прикусила губу.

— А какая она, Фрэн? — вкрадчиво спрашивает он.

Его рука скользит по моей спине. Только не так…

Я резко встала и, подойдя к окну, продолжила:

— Она не плохая. Она не хочет войны. Она такая же, как и все. Просто у нее больше силы.

— Я знаю, — его голос был раздражающе спокоен. — Она должна была сделать выбор. Выбор между злом и добром.

Тысячи звезд рассыпаны на ночном небосводе… Они такие же холодные, как и…

— И?

— И она его сделала…

Холодный ветер ворвался в открытое окно, заставив меня вздрогнуть.

— Расскажи мне.

— Что ты хочешь услышать? — его голос прозвучал у самого моего уха. Я никогда не понимала, как эльфы умеют так незаметно подкрадываться. — Что ты хочешь знать? — его руки легли мне на плечи, отчего по всему телу пробежали мурашки.

— Не знаю… — голос не слушается меня… Так нельзя… Нельзя… Это минутная слабость… Он пожалеет об этом…

"Почему?"

Потому, что я убила. Убила… А он не знает…

"Разве это важно?"

Для меня. Это важно для меня. Я не хочу, чтобы он потом жалел… Он — эльф. Он — воплощение белой магии… А я… Я — это я.

— Прекрати.

— Что? — я удивленно поворачиваюсь к нему лицом, оказавшись в кольце сильных изящных рук.

— Прекрати спорить сама с собой.

Остроухая гадина! Я с силой оттолкнула эльфа от себя.

— Мне надоело это!

Эрэн удивленно развел руками, а на губах играет знакомая полуулыбка:

— О чем ты?

Боже, как искренне!!! Прямо за душу берет!!!

— Ты мне сию же секунду объясняешь, как ты читаешь мои мысли! И не вздумай изворачиваться! Учти, я не в том состоянии, чтобы спокойно слушать бред!

— Хорошо, хорошо, — он примирительно развел руками, пытаясь обнять меня за плечи.

— Не подлизывайся!

— Не буду. Просто я хочу тебя обнять. Можно?

Я замешкалась, но он, не дожидаясь ответа, притянул меня поближе.

— На самом деле тут нечего рассказывать. Я умею читать чужие мысли. Вот и все.

— И все?! — моему возмущению не было предела. — И как часто ты это делаешь?

— Не так часто, как ты можешь подумать. В конце концов, это неэтично.

— Ты читаешь только поверхностные мысли?

— Любые. Не переживай, я не пытался узнать о тебе больше, чем ты того хотела.

Смело. Я передернула плечами. Неприятно думать, что он в любой момент может узнать то, о чем ты думаешь. Эльф усмехнулся, качнув головой, отчего его растрепанные волосы защекотали мне шею.

Он сел на подоконник и притянул меня к себе:

— Не сердись, что я не сказал тебе раньше.

— Как ты это делаешь?

— Также как и ты, только не использую заклинания. Это природный дар.

— Но я ничего не чувствую. При использовании заклинания чтения памяти…

— Знаю, — он кивнул головой. — Но Mental Feeling — это другое. Я не причиняю боли. Хотя, само по себе действие, несомненно, похоже…

— Почему ты не сказал мне раньше?

Он пожал плечами, не выпуская меня из объятий. Я закопалась лицом в его волосы и закрыла глаза. Казалось, что прошло много часов…

— Эрэн, — тихо позвала я.

— Ммм?

— Можно тебя спросить?

— Нет.

— Нельзя? — я удивленно посмотрела на него.

Эльф слегка наклонил голову на бок и улыбнулся.

— Это ответ на твой вопрос.

— Откуда ты знаешь, о чем я хотела спросить?

Он аккуратно убрал с моего лица непослушную прядь волос.

— Ты хотела спросить, — почти шепотом ответил он, наклоняясь ко мне почти в плотную, — Знаю ли я, о чем ты думала, когда я попросил тебя не спорить с самой собой.

Он близко… Так близко… От его волос пахнет сандалом… Мне так хотелось раствориться в его объятиях, забыть обо всем на свете… Это невозможно…. Нет, пожалуйста, прекрати…

— Эрэн, — я отодвинулась от него, — Элэйна…

— Она с Одри, — спокойно ответил эльф.

— Она пойдет тебя искать и… и…

— И?

— И у тебя будут неприятности.

— Она знает, что я с тобой.

— Что?!

Да… Он умеет приводить в чувство.

— Повтори. Она знает?

Эльф удивленно пожал плечами:

— Да. А что тебя удивляет? Ты без сознания, вот уже второй день. Сегодня моя очередь дежурить.

— Что? — я отошла от Эрэна на несколько шагов и прислонилась к кроватному столбику. — То есть как это второй день?

— Тебе нужно было восстановить силы. Когда мы тебя нашли, ты была при смерти. Еще бы пара часов и мы не успели бы тебя спасти. Нам и так пришлось несладко. Ту ночь я провел рядом с тобой, и, поверь мне на слово, ты выглядела не лучше мертвеца двухдневной давности. У тебя даже не было сил, чтобы вылечить свое тело. Мы сначала боялись поделиться с тобой своими силами, потому как не знали, не навредит ли это тебе. Ты же не эльф.

— И как же я тогда выкарабкалась?

— Благодаря Орландо.

Я невольно поморщилась — меньше всего мне хотелось быть перед ним в неоплатном долгу.

— Пока мы восполняли твой ресурс, он поддерживал тебя на ментальном уровне.

— Что это значит?

— То, что он удерживал твою душу в теле. У тебя такое лицо, будто я сказал что-то ужасно неприятное. Хотя… Фрэн, что происходит между тобой и Орландо?

— Он же твой друг, неужели он не сказал тебе? — язвительно поинтересовалась я.

— Не сказал о чем?

— Я сама не знаю, Эрэн. Я вообще уже мало что понимаю во всей этой котовасии.

Эльф легко соскочил с подоконника и, подойдя ко мне, попытался обнять.

— Нет, Эрэн. Не пытайся сменить тему.

— А я и не пытаюсь. И вообще, дорогая, тебе лучше лечь в постель.

"Лучше с тобой", — мелькнуло в голове. Черт! Он же читает мои мысли! Я исподлобья посмотрела на усмехающегося эльфа и покраснела.

— Прекрати сию же секунду! — зашипела я.

— Радует то, что ты хотя бы не пытаешься это отрицать.

— Не пытаюсь отрицать ЧТО? — я начинала злиться.

— Вот, теперь я узнаю свою ведьму, — усмехнулся Эрэн, подталкивая меня к кровати. — Ложись, давай. Если сейчас кто-нибудь войдет и увидит, что ты не в постели, мне здорово влетит. И в первую очередь от Сиана.

— От Сиана? — удивилась я.

— Да, он сказал, что нам и хомячка нельзя доверить, не то что прекрасную леди.

Я невольно улыбнулась, представив, как Орландо и Эрэн, толкаясь в коридоре, ловят улепетывающего хомячка.

— Так что не заставляй меня применять силу.

— Да? — я вплотную подошла к Эрэну и провела кончиком пальца по обнаженной груди. — Силу, говоришь? А не боишься? — я запустила руку в шелковистые волосы. — Я же маг.

Он усмехнулся, глядя на меня сверху вниз:

— А что ты можешь?

Я тряхнула головой, откинув волосы за спину и, привстав на цыпочки, шепнула ему на ухо:

— Обратить твою магию против тебя.

Эльф снисходительно улыбнулся и, подхватив меня словно пушинку, уложил на кровать.

— Мне и магии никакой не потребуется, — шепнул он мне на ухо, усаживаясь сверху.

Я вскинула бровь:

— И что дальше, эльф?

— А чего хочешь ты, ведьма? — в его голосе послышались нотки сарказма.

Я поудобнее улеглась и притворно задумалась:

— Дай-ка пораскинуть мозгами…

— Не стоит, дорогая, а то думать нечем будет.

— Твои советы порой просто не имеют цены.

— Стараюсь. Так что? — он наклонил голову на бок, не выпуская мои руки из своих.

Я попыталась выкинуть из головы непристойные мысли, но, видимо, было поздно, потому как они по всей вероятности уже успели стать достоянием общественности.

— Какое у тебя богатое воображение, — усмехнулся эльф.

Я отчаянно попыталась не покраснеть, но у меня это плохо получилось.

— Я боюсь предположить, что еще ты можешь представить… Восхитительно… Ты никогда не пробовала заниматься наукой Образности?

— Пробовала, — честно призналась я, пытаясь переключиться на что-нибудь более нейтральное. Но мысли об эльфе неудержимо лезли в голову в самых извращенных вариациях.

— ЧЕРТ!!! Это невозможно! Слезь с меня немедленно! — возмутилась я, пытаясь скинуть вредного остроухого на пол.

— Я тебя смущаю? — Эрэн наклонился к моему лицу. — А мне так больше нравится. Знаешь, когда ты не рыпаешься, то с тобой вполне можно поговорить. И узнать много нового…

— Не понимаю, о чем ты!

— Да так… — он неопределенно мотнул головой. — Не обращай внимания. Так что там насчет Образности?

— Я пробовала, но у меня не получилось.

— Это когда это ты успела?

— Меня Орландо учил.

— Орландо? — удивился он. — Хотя это объясняет то, что он смог удержать ментальный контроль…

Я уже собиралась ответить, когда в дверь коротко постучали, и на пороге появился Сиан:

— Что это вы делаете?

Эрэн ловко перевернул меня на живот и, лучезарно улыбаясь другу, сообщил:

— А что, не видишь? Массаж делаем!

— А-а-а… Понятно. Я рад, что тебе стало лучше, Фрэн. Только хочу напомнить, что через полчаса сюда придет Эл. И у кое-кого могут возникнуть неприятности. Хотя… — он поднял небесно-голубые глаза к потолку. — На это можно посмотреть и с другой стороны…

В моей голове пронеслись образы "с другой стороны".

Эрэн негромко кашлянул, пытаясь подавить смех, и ткнул меня лицом в подушку.

— Как там Одри? Пришла в себя? — стараясь сохранить спокойный голос, спросил он.

Сиан усмехнулся:

— Тебя это сейчас особо волнует, как я погляжу… Она в порядке, пытается осознать произошедшее. Ладно, Эрэн, мне пора на утреннюю медитацию. Сегодня высшие миры особенно наполнены положительной энергией, так что у меня есть шанс увидеть будущее наших народов…

— Лучше узнай, как там насчет завтрака, — перебил его эльф.

Сиан безнадежно махнул рукой:

— Когда же ты поднимешься над мирской суетой?..

— Не раньше, чем поем, — уверенно отозвался Эрэн, вминая меня в кровать плавными движениями рук.

Сиан только покачал головой и направился к двери.

— А ты неплохо делаешь массаж, — заметила я, закрывая глаза и расслабляясь под прикосновениями эльфа.

— Да, еще никто не жаловался, — с нескрываемой гордостью отозвался он сверху. — Кстати, пока ты все равно ничем не занята, то расскажи мне, пожалуйста, свой сон поподробнее.



***

Я ехала позади всех, пытаясь сосредоточиться. Все то, что говорил мне Эрэн при первой встрече, оказалось ложью. Складывалось ощущение, что он не собирается убивать свою ведьму. Тогда что? Меня провели как маленькую девочку. Сначала выловили, потом рассказали красивую сказочку…

Чем больше я об этом думала, тем тяжелее становилось на душе.

Сиан ехал чуть впереди, иногда оглядываясь, чтобы проверить, не свалилась ли я с лошади. Как я ни старалась убедить их в том, что со мной все в порядке, эльфы упорно отказывались в это верить.

Выехали мы на рассвете, как только проснулись остальные. На наше счастье, Одри была наказана за свое поведение, поэтому прощание прошло быстро.

— Не грусти, — я подняла голову, Сиан очаровательно улыбнулся мне. Я ответила тем же.

О событиях той ночи мне так и не удалось ничего выяснить — эльфы делали вид, будто все в порядке, но при каждом щелчке подскакивали на своих лошадях. Эрэн, несмотря на все возражения, поставил вокруг меня силовой щит, защищающий от любого магического воздействия.

Орландо снова куда-то запропастился. На мой вопрос "Куда же делся мой благоверный?" Элэйна равнодушно пожала плечами:

— Возможно, он решил наведаться в Лирранду. У него там много дел.

— У тебя, кстати, тоже, — заметил Эрэн.

— Про тебя я вообще молчу, — эльфийка тряхнула кудрявой головой, демонстрируя крайнюю степень презрения. Правда, я так и не поняла, к кому или к чему.

— Сиан, а куда мы направляемся? — спросила я, подъезжая к эльфу.

— Судя по всему, к Запретному Лесу.

— А туда-то зачем? Что мы там забыли? Насколько я помню, наша экскурсия предусматривала посещение столицы с осмотром всех достопримечательностей.

— Сначала так и было, — отозвался Эрэн. — Но если ты помнишь, нам пришлось потратить кучу времени на то, чтобы разобраться с твоей магией. Поэтому возможности насладиться красотами Вилонии у нас нет. А Запретный Лес — это самый короткий путь к Черным Скалам, где и обитает наша ведьма.

— Не наша, а твоя. И кстати, я бы на твоем месте еще сто раз подумала, стоит ли ее искать.

— Это еще почему?

— Я много думала, вспоминала нашу первую встречу… И, знаешь, мне кажется, что ты не прав от начала и до конца.

— Правда? — эльф подъехал ко мне поближе, пропуская Сиана вперед. — Может, обоснуешь?

— Только в том случае, если ты расскажешь мне все.

— Конкретизируй, пожалуйста.

— Как я могу конкретизировать то, чего не знаю?

Эльф пожал плечами:

— Как я в таком случае могу удовлетворить твое любопытство?

Я ничего не ответила, делая вид, что любуюсь пейзажем.

Черные Скалы… Это было последнее место, которое я бы предпочла сейчас посетить, но, похоже, мне не предоставили выбора, впрочем, как обычно. Еще немного и мне начнет казаться, что весна свела с ума не только меня, но решила оставить свои предположения при себе.

Время от времени я ловила на себе недобрый взгляд Элэйны, в котором неприкрыто блистала надежда, что я, как минимум, потеряюсь по дороге, но благодаря бдительности эльфов, у меня не было возможности даже чихнуть в одиночестве. Могу поспорить, что в ту же минуту рядом со мной оказался бы Сиан с платочком и кучей вопросов на тему: "Все ли в порядке?". Да, конечно, то, что произошло со мной в замке, совершенно не радовало, но и панику создавать на пустом месте не стоило.

Мои мысли медленно перетекли на события памятной ночи, и я в который раз удивилась своей живучести. Хотя, скорее всего это была не моя заслуга: если бы Одри была хоть немного предусмотрительнее, то она не допустила бы подобного. Я передернула плечами. Да, приятного мало.

Я снова глянула на эльфов, делающих вид, что разговаривают, а на самом деле украдкой посматривающих в мою сторону.

— Эрэн, я предупреждаю тебя по-хорошему, не суйся в мои мозги, — предостерегающе сказала я. Эльф усмехнулся и укоризненно покачал головой. Ага, понятно! Исходя из того, что он не мог меня слышать, даже учитывая его уникальный слух, я попала в точку.

Интересно, а что же теперь будет с самой Одри? Или все просто сделают вид, что ничего не было? По законам Вилонии ей грозила либо смертная казнь, либо изгнание. Хотя я не думаю, что графская дочь будет передана в руки местной инквизиции. Скорее всего, дело сведется к тому, что ее поругают и возьмут обещание ничего подобного больше не делать. Но, исходя из опыта, могу лишь предположить, что, единожды испытав власть над силой, остановиться будет очень сложно. А в случае с Одри… Впрочем, у меня сейчас гораздо больше поводов беспокоиться, чем у нее. Впереди маячили куда более серьезные испытания, нежели крысиный писк.

Я содрогнулась от мыслей о Запретном Лесе. Думать о Черных Скалах было бессмысленно. Зачем? Вполне возможно, что мы и не доберемся до них.

— Сиан, ты, как лицо незаинтересованное, — подъехав к эльфу, начала я, — ответь мне, пожалуйста, как далеко нам до Запретного Леса?

— Не заинтересованное в чем? — он удивленно приподнял бровь.

— В доказательстве своего превосходства надо мной, — я скосила красноречивый взгляд в сторону Эрэна.

— Ах, ты об этом, — усмехнулся Сиан. — Ну, это не так и далеко, как бы тебе хотелось думать. От силы двое суток пути. Никак не больше. — Он на мгновение задумался. — Хотя, если пешком, то не исключено, что прогулка вполне может затянуться на несколько дней, а если посчитать, сколько раз за день можно остановиться на привал, то и до недели можно дотянуть.

— Но, судя по тому, с каким рвением наш дорогой Эрэн жаждет увидеть свою неуловимую ведьму о недельном путешествии и мечтать не приходится. Хорошо, если он вообще вспомнит о том, что некоторым из нас неплохо было бы ночью не скакать как умалишенной, а прилечь поближе к огоньку и посмотреть сладкие сны.

Делая вид, что не понимает намеков, вышеупомянутый эльф вернул в исходное положение ухо, очень напоминающее локатор, развернутый в мою сторону.

На несколько миль вокруг нас не было видно ни леса, ни даже занюханного кустарничка, под которым можно было бы переждать полуденный зной. Сняв с себя все, что позволял этикет, я уже начинала жалеть, что на моей родине не принято разгуливать в купальниках. Черная рубашка насквозь пропиталась потом и дорожной пылью, надежно прилипнув к телу. И когда вдалеке показался блестящая в лучах солнца река, я списала это на мираж.

Как же хорошо просто сидеть на берегу и никуда не спешить, никого не искать и ни с кем не спорить! Только вот уж больно быстро кончается вышеупомянутое счастье. И снова приходится забираться в седло, не обращая внимания на усталость.

Бодрость от воды улетучилась уже через полтора часа, а голод заявил о себе с новой силой. Но эльфы, похоже, не разделяли моих ощущений.




Глава 17

<p>Глава 17</p>

Солнце медленно клонилось к горизонту, когда мы въехали в деревню с красивым названием: "Ольховка". Я удивленно огляделась по сторонам, но ни одной ольхи не обнаружила.

— И не увидишь, — от неожиданности я подпрыгнула в седле, едва успев схватиться за гриву лошади, чтобы позорно не свалиться на землю. — Она была так названа скорее в насмешку над простирающейся до горизонта пустошью.

Я неуверенно кивнула, осматривая голые дворы крестьян. Интересно, как они живут? Тут же ничего не растет.

— А тут никто и не живет, — подтвердил мои опасения Эрэн.

Ветер перегонял клочья грязи по пустой дороге деревни, заставляя меня сильнее укутаться в плащ — от дневной жары не осталось и следа.

— Ты плохо себя чувствуешь? — участливо спросил эльф. Он еще спрашивает! Мне даже при свете дня не по себе среди всего этого вымершего пространства, а уж мысль о том, что эльфы решат тут переночевать, вызывала дрожь по всему телу.

— Нет, все нормально, — немного запоздало ответила я, не отрывая взгляда от пустых окон домов и покосившихся от времени дверей.

— Мне самому не по себе, — эльф передернул плечами. — Странное чувство, будто из каждого дома за тобой следят.

Я удивленно посмотрела на него.

— Я хотела сказать то же самое.

Он кивнул головой, подъезжая ко мне поближе. Я почувствовала легкое тепло.

— Ты обновляешь магический щит? — спросила я, хотя ответ был очевиден. Просто когда я слышала живой голос, мне становилось спокойнее.

Сиан и Элэйна ехали немного позади нас.

— Эрэн, тебе это ничего не напоминает? — почти шепотом спросил Сиан.

— А почему шепотом? — поинтересовалась Эл, но и ее голос прозвучал не намного увереннее.

— Предлагаю убраться отсюда поскорее, — сказала я, пришпоривая лошадь.

Спутники не заставили себя долго упрашивать.

Только оказавшись за пределами странной деревни, я смогла остановиться и перевести дыхание. Эрэн остановился рядом со мной:

— Смотри.

Я послушно оглянулась назад, но ничего не увидела. Ничего: ни сараев, ни домов, ни самой деревни.

— Что это за?.. — я вовремя прикусила язык.

— Видимо Запретный Лес рядом, — сказал Сиан уже обычным голосом. Я вопросительно уставилась на эльфа. Он ничуть не смутился, а лишь поднял взгляд к небу и, накручивая синюю косичку на изящный палец, поучительным тоном пояснил:

— К вашему сведению, Запретный Лес славится не только разнообразием всякой нежити и мало привлекательной жити, но и иллюзиями. Лес питается чужими эмоциями, за счет этого, собственно, и существует.

— Я этого не знала, — честно призналась я.

Эрэн промолчал, старательно избегая встречаться со мной глазами. Это, по всей видимости, означало, что он-то как раз был в курсе.

— Это своего рода вампир. Чем больше отрицательных эмоций мы испытаем, тем больше вероятность того, что мы вообще никогда отсюда не выберемся.

И он говорит это с таким невозмутимым видом, будто речь идет не о наших жизнях, а о прогнозе погоды на следующую неделю. Я уже собиралась озвучить эту мысль, как Сиан заговорил снова:

— Под его влиянием люди часто сходят с ума.

— Но то люди, а мы — эльфы, — заметила Элэйна. Тоже мне! Нашла чем успокоить!

— Между прочим, не все! — возмутилась я.

Она нервно усмехнулась:

— А тебе-то вообще бояться надо меньше всех.

— Это еще почему?

— Потому, что ты черный маг! — почти по слогам произнесла она.

Это-то да, только вот мне почему-то от этого совсем не легче. Даже скорее наоборот.

— Эл права, — вступился за эльфийку Сиан. — С ума мы, может, и не сойдем, но вот друг друга поубивать вполне можем. Лес все равно попытается завладеть нашей силой, так или иначе. Поверьте, такая добыча, как мы не часто забредает сюда.

Значит мы уже добыча… Да… Приятного мало. Может, это еще не весь запас хороших новостей?

— Одного только не понимаю, как этот Лес вообще еще живой? Не думаю, что сюда часто заглядывают путники.

Сиан утвердительно кивнул головой:

— Ты права. Но дело не только в этом. Лес живет уже много веков. Сначала это были несколько деревьев.

— Три сосны, — нервно хихикнула я.

— Ну, что-то вроде того. Они вампирили понемногу. В основном, паразитируя на животных. Позже, когда началась война…

— Можешь не продолжать, — тихо сказала я, нервно перебирая волосы, переняв дурацкую привычку у Сиана. — Лес питался энергией тех, кто погибал здесь…

— Да. Тогда он уже стал лесом. Потом… Потом появился Черный маг, который поселился неподалеку…

— На Черных Скалах…

— Именно, Фрэн, Ты удивительно осведомлена в этом вопросе! Но я не об этом сейчас. Маг решил использовать Лес как живое оружие. Если можно так выразиться, то он "подкармливал" его. Пока не появилось вот ЭТО, — эльф обвел рукой вокруг. — Теперь Лес представляет собой не только деревья-вампиры, но и окружающее его пространство в радиусе этак нескольких десятков миль.

— То есть до самого Леса нам еще полдня пути? — эльфийка удивленно приподняла бровь.

— Если не больше.

— Но ты не ответил на мой вопрос.

— Все просто, Фрэн, — ответил за Сиана Эрэн. — Во-первых, Лес накопил достаточно сил, чтобы продержаться еще, как минимум, несколько веков, а, во-вторых, Лес притягивает к себе отрицательные эмоции не только тех, кто заходит на его границы, но и просто энергию, выброшенную в пространство.

Я содрогнулась при одной мысли об этом:

— Но, это значит… Это значит, что его нельзя уничтожить?

Сиан равнодушно пожал плечами:

— Да, любая агрессия, направленная на него будет лишь придавать ему мощь.

Я вновь посмотрела на окружающие нас поля, только теперь более внимательно, будто стараясь увидеть щупальца Леса, крадущиеся к нам по земле. Но вокруг все было спокойно. Тишину нарушало только дыхание эльфов и стук моего сердца.

— И что мы будем делать? — тихо спросила я, боясь услышать ответ.

Эрэн оторвался от созерцания неба и посмотрел на меня долгим внимательным взглядом:

— Я бы очень хотел сказать тебе, что мы повернем обратно, но…

Он замолчал. Да и не было смысла продолжать: все и так понятно.

— Эл, — тихо позвал Эрэн. — У тебя еще есть возможность вернуться в Лирранду.

Эльфийка резко подняла голову:

— У тебя хватает наглости говорить мне об этом?

— Эл, успокойся, — Сиан встал между ними. — На самом деле он прав.

Она метнула в него яростный взгляд:

— Мы это уже обсуждали.

Сиан только пожал плечами и снова погрузился в свои мысли. Эрэн откинул волосы за спину:

— Тогда нам нужно поторопиться.

— Как ты предлагаешь справиться с лесом? — спросила я, стараясь, чтобы мой голос не дрожал.

— Не знаю, Фрэн… Не знаю…

Мы ехали в полном молчании, обдумывая сложившуюся ситуацию. На какие-то несколько часов мне удалось забыть не только о еде, но и обо всем остальном. Единственным плюсом оставалось только то, что рядом не было Орландо. Я быстро обернулась, наученная печальным опытом, что это несносное остроухое создание вечно появляется, когда его не ждут. Или все-таки ждут? Я покачала головой, отгоняя наваждение. Нет, уж лучше пререкаться с Орландо и выслушивать в свой адрес малоприятные сравнения, чем ехать в тишине и представлять себе ближайшее будущее.

Солнце уже наполовину скрывалось за горизонтом, а Лес все так и не появился в поле зрения, хотя я могла поклясться, что ощущала его присутствие всей кожей.

— Привал!

От неожиданности я подскочила в седле и, сморщившись от боли, душевно выругалась. Сразу стало легче.

— Фрэн, ты владеешь просто удивительным талантом выражать свои чувства! — восхищенно заметил Сиан

— Поживи с мое, и ты так научишься, — зло ответила я, медленно сползая с лошади. Эльф снисходительно улыбнулся:

— И вдобавок у тебя отличное чувство юмора.

Интересно, сколько лет моим спутникам? До этого у меня как-то не было времени над этим поразмыслить. Почему-то мне кажется, что несколько больше, чем мне. Лет этак на сотню другую. Я уже собиралась спросить об этом Сиана, когда до моего слуха донеслось тихое ругательство и веселый голос Эрэна:

— Эл, ты бы хоть под ноги смотрела, что ли! А то позоришь нас перед лицом мировой общественности.

— А ты бы лучше помог мне подняться, — скрипя зубами ответила эльфийка, пытаясь встать на ноги и не шлепнуться снова в грязь.

— Я удивлен, дорогая, — эльф легко поставил невесту на ровную землю. — Падать в грязь носом — это прерогатива Фрэн, но уж никак не твоя…

— Не поняла! — начиная сердиться, решила уточнить я. — Что ты хотел этим сказать?

— Ничего, кроме того, что я уже сказал, Фрэн, — с отвратительной улыбкой проговорил эльф.

— Ты, остроухая ошибка природы, молчи, пока я добрая!

— Мне так страшно, что я прямо трясусь весь! — горячо заверил Эрэн, сделав на всякий случай шаг назад. То, что произошло дальше, я буду еще очень долго вспоминать в самых сладких грезах.

Увернувшись от брошенного мною фаербола, Эрэн столкнулся с Эл, которая, склонившись над своим плащом, пыталась отскрести комья грязи.

Хлюп!

Эльфийка оказалась погребена под распластавшимся телом жениха. Сиан тихо загибался от смеха, прячась от праведного гнева друга за крупом лошади.

— Эрэн, ты право, такой ловкий, аж завидно, — констатировала я, глядя на эльфа сверху вниз.

— Молчи, ведьма, — послышался грозный голос из грязи. Я удивленно приподняла бровь:

— Неужели есть выжившие? — и тихо добавила, — А я-то уж понадеялась, что такой тушей кое-кого надолго впечатает в грешную землю. Уж, по крайней мере, на несколько часиков.

— Не злорадствуй, Фрэн, — Сиан отвел меня в сторону от ругающейся кучи-малы. — Вселенная не признает расовых отличий. Ты должна быть мудрее и выше обстоятельств. Ты же высшее создание и должна знать, что все в природе взаимосвязано!

— А мне сам факт ее существования не нравится!

— На тебя это не похоже, — эльф укоризненно покачал головой.

— А ты меня и не знаешь, готичненький ты мой, — злорадно заметила я и пошла обратно к своей лошади, чтобы распаковать вещи.

На землю медленно опустились сумерки, окутав все вокруг негустым белым туманом. Я задумчиво ковырялась веткой в затухающем костре. Была моя очередь поддерживать огонь. За неимением под руками хвороста приходилось использовать магию. Я улыбнулась, вспомнив бледное лицо Эрэна, когда я произнесла заклинание огня — видимо, ожидал, что ему в очередной раз достанется. Даже на несколько шагов отошел. Я еле преодолела искушение подпалить ему краешек плаща, но, прикинув, чем это может мне обернуться, когда эльф поймет, что я проделала это нарочно, решила не экспериментировать с воображением. Тем более, что за моими манипуляциями наблюдала все еще сердитая Элэйна. Вот уж чего мне точно не хотелось знать, так это что может сделать психически неуравновешенная эльфийка, когда некоторые несимпатичные ей личности шутят над ее дражайшим эльфиком.

Я презрительно фыркнула и в очередной раз произнесла слабенькое заклинание призыва огня. То, что использовали эльфы, конечно, было более устойчивым, но я не рискнула его произносить, опасаясь спалить все вокруг в радиусе нескольких миль. А если уж быть до конца откровенной, то мне просто было страшно, что Лес почувствует мою силу и уж тогда….

— Уж тогда точно приберет тебя к себе?

Я резко обернулась, едва не потеряв равновесие.

— Ты ведь именно так собиралась развить свою мысль? — Эрэн присел рядом и протянул к огню веточку с нанизанными на нее кусочками хлеба.

— Тебя спросить забыла!

— Ох уж эта твоя язвительность! Применяешь ее по поводу и без. Неужели ты не можешь хоть немного побыть милой?

— Могу, конечно, но только не с тобой.

Эльф удивленно приподнял бровь, но ничего не сказал. Я опасливо оглянулась: Эл, повернувшись к нам спиной и укутавшись в плащ Эрэна, мирно посапывала во сне, иногда подергивая кончиками ушек, Сиан спал на спине, подложив руки под голову. По его безмятежной улыбке можно было подумать, что он не в окрестностях Запретного Леса ночует, а загорает на солнышке на берегу Карибского моря. Вот бы и мне так просто ко всему относиться!

— Пойду проверю защитный круг, — тихо сказал эльф, поднимаясь на ноги и отряхивая штаны. Я равнодушно пожала плечами, но краем глаза внимательно продолжала следить за его движениями. Не то, чтобы я ему не доверяла, просто в таком месте всегда приходится быть на стороже. Даже, если это касается эльфов.

Полночное безмолвие не нарушалось ни пением светлячков, ни взмахами крыльев ночных птиц. Меня окружала гнетущая тишина, от чего становилось как-то не по себе. Я поплотнее укуталась в плащ, натягивая капюшон на голову.

— Хочешь вина? — спросил эльф, присаживаясь рядом.

Я неопределенно качнула головой. Видимо, это было расценено, как согласие, так как в ту же минуту у меня в руке оказалась дорожная фляжка.

— Выпей, тебе станет лучше.

Я подняла красные от усталости глаза:

— С чего ты взял, что мне плохо? Я отлично себя чувствую.

Эрэн пожал плечами и повернулся к огню:

— Как хочешь. Я только предложил, остальное твое дело.

Я молча отпила глоток — неожиданно обжигающий напиток заставил меня сморщиться.

— Это не вино, — я протянула фляжку обратно.

— Вино, просто не эльфийское.

Я молча смотрела на магический огонь, периодически произнося заклинание. Эльф уплетал за обе щеки жареный хлеб, и, казалось, не замечал больше ничего вокруг.

Элэйна громко чихнула и перевернулась на другой бок, прикрыв лицо рукой. Эрэн медленно поднялся и поправил плащ, наполовину сползший с эльфийки.

— Ты любишь ее? — спросила я прежде, чем успела прикусить язык.

Эрэн вновь сел рядом со мной:

— Почему ты спрашиваешь?

— Забудь, — я сделала еще один глоток, — расскажи мне что-нибудь. Расскажи мне про себя, расскажи про Лирранду.

Эльф улыбнулся одними уголками губ:

— Зачем рассказывать то, что можно увидеть? Фрэн, ложись спать, я послежу за костром.

— Не стоит. От меня и так никакой пользы, пусть хоть это будет слабым утешением.

— Что за глупость?

— Эрэн, пожалуйста, иди спать. Завтра тяжелый день не только для них, — я кивнула головой в сторону спящих, — но и для тебя.

— Тебе тоже нужно выспаться.

— Я не хочу спать, — я сделала очередной глоток из заветной фляжки.

Мы снова замолчали. Над нашими головами раскинулось бескрайнее звездное небо, притягивающее взор и манящее окунуться в черную бездну.

— Фрэн, — эльф обнял меня за плечи, — прошу тебя не нужно.

Я удивленно посмотрела на него.

— Не грусти. Можешь мне не верить, но я понимаю, что ты чувствуешь, и отчасти в этом действительно виноват я.

Я равнодушно пожала плечами:

— Не стоит ворошить прошлое. На это у меня будет еще предостаточно времени. Сейчас у нас одна общая проблема — Ведьма.



***

Светит яркое солнце. Я огляделась по сторонам: большая площадь, усыпанная песком, по периметру множество каменных ступеней, на которых сидят молодые люди и девушки. Чем-то мне это напомнило Колизей. Такие перспективы меня совсем не радуют. Или нет? Я оглядела себя с ног до головы и убедилась, что это снова сон. Интересно ощущать себя наблюдателем.

Горячий ветер обжигал мою кожу, поднимая в воздух сухой песок.

— Надеюсь, ты готова, — послышался за моей спиной насмешливый голос. Быстро обернувшись, я встретилась взглядом с высоким сухопарым мужчиной. Он медленно прошел мимо, внимательно всматриваясь в меня колючим взглядом карих, почти черных глаз.

— Не сомневайся, я готова, — тихо, но уверенно ответила я.

Его губы изогнулись в улыбке. Остановившись в нескольких метрах от меня, он скинул черную мантию, оставшись в черной рубашке с расстегнутым воротом.

— Отлично, — одними губами произнес он.

Я ответила едва заметным кивком.

— Начинаем! — громко произнес маг.

Я приготовила пару боевых заклинаний, стараясь не думать о том, что он может использовать черную магию. Сэртамен выжидающе смотрел на меня, готовясь отразить атаку.

Казалось, что мир замер вокруг нас.

— Ну же, ведьма, смелее, — прошептал он и усмехнулся. — Тебе не кажется, что зрители заскучали?

Я еще раз окинула взглядом черный силуэт соперника. Интересно, мы так и будем стоять?

И, как бы в опровержение моих слов, маг выкинул руку вперед. Я еле успела поставить щит: фаербол отскочил в сторону, оставив черный след на песке. Я с тоской представила, что тут будет через несколько минут…

— Не забывай, ведьма, если ты будешь просто прыгать по полю, то это тебе не зачтется, — с гадкой усмешкой сказал маг. — Пользуясь случаем, хочу напомнить, что меч у тебя тоже не для красоты.

— Я оценила юмор.

Он удивленно поднял бровь:

— В таком случае — прошу! — он склонился в пригласительном жесте.

Я молча стояла, не предпринимая никаких попыток к наступлению. Ненавижу провокации. Он усмехнулся, будто прочитав мои мысли…

Сказать, что было нелегко, все равно, что ничего не сказать. Сэртамен легко управлялся с мечом и магией одновременно. Не знаю, на что это было похоже со стороны… Скорее на пляску двух сумасшедших, которые изгибаются в такт музыке, слышной только им.

Спустя полчаса все пространство вокруг нас было покрыто толстым слоем гари и паленого материала.

— Брэйк! — Сэртамен властно махнул рукой в сторону, и, понизив голос на несколько тонов, продолжил, обращаясь ко мне, — Это только начало. Насколько я понимаю, ты даже не запыхалась!

Я откинула волосы за спину и отряхнула песок с одежды:

— У меня был хороший учитель.

— Не сомневаюсь, — его глаза нехорошо блеснули. — И думаю, что не ошибусь, если скажу, что это не все, на что ты способна, — на лице мага заиграла злорадная усмешка, — Но я не думаю, что ты решишь использовать все свои знания. Или я ошибаюсь?

— Не понимаю, о чем вы, — спокойно ответила я, чувствуя, что рука автоматически сжала меч.

— Прекрасно понимаешь, ведьма. Не думай, что ты такая умная. Посмотри повнимательнее вокруг, — он широким жестом обвел трибуны, — и ты увидишь… Или НЕ увидишь…

Я не смела отвести от него глаз, будто стараясь запомнить каждую черточку ненавистного лица.

— Смелее, — он усмехнулся, — я ждал от тебя большей отваги! — в его голосе слышалась смесь насмешки и презрения.

Лорейн. Я ни на минуту не отвела от него взгляда, чтобы посмотреть на зрителей, но это было и не нужно.

Лорейн. Он стоял, внимательно изучая меня и сохраняя леданое спокойствие.

Лорейн. Ее не было среди них.

— Я вижу, ты поняла, о чем я тебе говорю, ведьма, — он откинул челку со лба. — Может, ты передумаешь, и мы наконец-то поговорим? Не вижу смысла ломать комедию для кучки жалких идиотов.

— Я тебе этого никогда не прощу! — еле сдерживая ярость, проговорила я.

— Ты ничего не сделаешь — ни сейчас, ни потом. Поверь, я намного сильнее тебя. Сейчас мы по одну сторону баррикады, хочешь ты этого или нет.

— На какой бы ты стороне ни был, знай, я всегда буду на противоположной!

— О! Какие слова! Из тебя возможно бы и получится хороший оратор, если немного поработать. Вот, например, для полноты образа тебе нужно было бы добавить что-нибудь вроде этого: "… даже если для этого мне придется встать на сторону самого сатаны". Как тебе? Хотя, нет, это не подходит, — он презрительно усмехнулся, — ты и так на его стороне. Все мы на его стороне, и ты теперь в их числе!

Он вскинул руку, посылая фаербол и одновременно приплетая к нему второе заклинание лишения воли. От шара я отмахнулась щитом, а вот на отвод заклинания черной магии у меня ушло несколько секунд, которых Сэртамену хватило, чтобы под видом простейшего заклинания повалить меня на лопатки.

— На этот раз все, — он усмехнулся, глядя на мое распростертое тело, — К сожалению, я, так же как и ты, не могу использовать черную магию, на маскировку уходит слишком много сил. Я говорю тебе это для того, чтобы ты поняла, с кем имеешь дело, ведьма. Не думай, что ты легко отделаешься. То, что ты сегодня не получишь диплом, только поможет мне расправиться с тобой, — он усмехнулся, наклоняясь к моему лицу так, что я чувствовала его дыхание. — Твои дни сочтены. Помни об этом. Я приду за тобой, и это будет гораздо раньше, чем ты думаешь.

Он резко поднял меня на ноги.

— Поклонись, это правило этикета.

Я стояла неподвижно:

— Если ты думаешь, что я испугаюсь и убегу…

— Нет, я думаю, что ты достаточно умна, чтобы понять, что мы заодно.

— Никогда! Слышишь?! Я никогда не буду заодно с убийцей…

Он притворно удивленно приподнял бровь:

— Да? А ты разве не убийца? Разве не по твоей вине погиб твой наставник, Григориан?

Я сделала шаг назад.

— Ах, прости, милая, ты не знала? — Сэртамен гнусно усмехнулся. — Жертвы есть всегда. Вопрос только в том, хочешь ли ты присоединиться к их числу или встать на сторону победителя?



***

Сильный удар по щеке привел меня в чувство, и чьи-то сильные руки прижали к себе.

— Тише, все хорошо. Это был просто сон, — успокаивающий голос явно принадлежал Эрэну.

Он приподнял мою голову за подбородок и, вытирая мокрое от слез лицо, продолжал говорить всякие милые глупости.

— Я разбудила тебя? Прости… — мой голос прозвучал еще слабее, чем я предполагала.

— Нет, я не спал, я думал. Я не могу нормально спать в этом жутковатом месте. По правде говоря, я завидую белой завистью этой парочке, — эльф кивнул в сторону двух сопящих тел. — Спят как убитые. Мне бы такую выдержку.

Я улыбнулась едва заметной улыбкой.

— Ты всегда рядом…

Эльф усмехнулся, привлекая меня ближе:

— А ты только сейчас заметила мое присутствие? Удивительная наблюдательность!

— Знаю, — я вытерла остатки слез и зарылась в черные волосы, всем телом прижимаясь к Эрэну.

— Спасибо, — тихо проговорила я.

— Ты вся дрожишь, подожди, я принесу запасной плащ…

— Нет, — я намертво прилипла к эльфу, лишая его возможности двигаться. — Не уходи, посиди со мной еще немного. Мне не холодно… когда ты со мной.

Эльф едва заметно вздохнул и погладил меня по голове.

— Я буду рядом… А ты спи…




Глава 18

<p>Глава 18</p>

Солнце медленно клонилось к закату, оставляя за нами длинные тени. В нескольких милях виднелся Лес, темный и тихий. Казалось, холод приникает до самых костей, даже плащ, в который я куталась, чтобы хоть как-то защититься от холода, не спасал. Мы ехали медленно, стараясь держаться ближе друг к другу.

Элэйна молчала всю дорогу, не поднимая головы, а Сиан что-то упорно ей доказывал. Лишь однажды она обернулась и посмотрела на меня взглядом, полным ненависти.

Ревность — страшное чувство. Вот и в этом взгляде мне привиделась смерть с косой, которая тихонько подбирается со спины, так и норовя укоротить меня любимую ровнехонько на одну голову. Оставалось только надеяться, что Эрэн не вздумает сейчас подъехать ко мне с каким-нибудь вопросом или очередной лекцией по поводу злоупотребления жидкости из заветной фляжечки, которую я не преминула прикарманить, когда собирали вещи. Но на мое счастье (счастье ли? — риторический вопрос…), эльф не обращал на нас никакого внимания, а был полностью поглощен своими, судя по лицу, невеселыми мыслями.

Чем ближе мы были к Лесу, тем беспокойней становились лошади. Успокоить их становилось почти непосильной задачей, особенно для меня, если учесть, что все мои мечты на данный момент сводились к двум таблеточкам валерьянки. Даже несмотря на то, что солнце еще не скрылось за горизонтом, земля была покрыта непроглядным серым туманом, стелящимся, словно ковер по траве. То есть я все еще надеялась, что под ногами трава, а не что-нибудь другое, так как через смог разглядеть было практически невозможно. Разгулявшаяся фантазия живенько рисовала трупики мелких животных… И крыс… Много-много крыс с горящими красными глазами, готовых в любой момент броситься на нас…

Внезапно Эрэн остановился и легко спрыгнул на землю:

— Дальше мы идем пешком.

— С ума сошел? — осторожно спросила я.

— Лошади дальше не пойдут.

Может, он и прав. Я сильней сжала коленями бока Тая, будто это могло унять дрожь животного.

— Эрэн, это безумие, — тихо сказала Эл, поднимая на него свои фиалковые глаза.

Эльф подошел к ней и помог спешиться:

— Это еще не все плохие новости на сегодня, — он на секунду замешкался, — За нами погоня. Насколько десятков всадников. Они намерены нас задержать.

— Зачем? — я невольно прижала к себе фляжку.

— Не знаю, но могу гарантировать, что тот, кто отдал им приказ, не уточнял, доставить нас живыми или нет.

Повисла нехорошая тишина.

— С чего ты это взял? — я тоже спрыгнула на землю, отметив, что под ногами все-таки трава, а не то, что услужливо предоставило воображение. — Может, это иллюзия?

Эльф прикрыл глаза и прислушался. То же сделали и двое других эльфов. Было очень неприятно осознавать, что они могут слышать (или видеть?) то, что я не могу.

Наконец Эрэн открыл глаза:

— Нет, это реальность.

Я посмотрела на Сиана и Эл — они утвердительно кивнули головой.

— Они уже недалеко.

— И что делать?

— Вы им не нужны, — Эрэн повернулся к эльфам.

— Эрэн, если это очередная попытка остановить…

— Эл, — холодно прервал ее эльф. — Все обернулось немного серьезнее, чем я мог предположить.

— Не поняла, — я подошла к нему почти вплотную. — Ты хочешь сказать, что дальше мы с тобой, — я ткнула его пальцем в грудь, — пойдем вдвоем?

Он смерил меня холодным взглядом:

— Так и должно было быть. Если ты напряжешь свою память, то изначально речь не шла ни об Элэйне, ни о Сиане.

— Обстоятельства имеют свойства меняться. Тем более, если я не ошибаюсь, о Лесе речи тоже не было.

— Они остаются, и это мое окончательное слово.

— Что? — возмутилась эльфийка.

— Вы будете прикрывать наши спины. И не вздумай спорить со мной, иначе в ту же секунду, когда откроешь рот, окажешься в Лирранде.

Эл застыла на месте, так и не сказав то, что было готово сорваться с губ.

— Идем, — Эрэн схватил меня за руку и потащил в сторону Леса. Все происходящее мне казалось каким-то нереальным сном. Это просто не могло быть правдой.

Эрэн уверенно тащил меня вперед, не оборачиваясь. Как в первый день нашего знакомства, — мелькнуло у меня в голове.

Я обернулась, чтобы посмотреть на спутников, но вокруг того места, где мы только что прощались, клубился туман.

— Эрэн, не беги, — я попыталась остановиться, но он только прибавил шагу.

— Эрэн, пожалуйста…

Мы вбежали под сень Леса.

— Эльф!!! Прекрати тащить меня, как мешок с картошкой!!! — завопила я, пытаясь высвободить руку.

— Фрэн, ты ведешь себя, как маленькая, — не останавливаясь, проговорил он.

— А как мне еще себя вести? Может, ты все-таки остановишься хоть на секунду, чтобы, чтобы….

— Чтобы нас схватили?

— Они не пойдут в Лес! — возразила я.

— Ты хочешь рискнуть? Я нет. Мне моя жизнь пока еще дорога.

— Ты же эльф! Мы вместе намного сильнее их, тем более что Сиан и Эл….

— Они ничего им не сделают, — тихо сказал эльф, выпуская, наконец мою руку.

Я остановилась, судорожно потирая запястье:

— Что ты хочешь этим сказать?

— То, что они уже в Лирранде.

Я открыла рот, но не произнесла ни слова. Эльф прислонился к дереву, доставая клинок:

— Прости, Фрэн, но у меня нет выбора.

— Что? — я отступила на несколько шагов. — Что ты собираешься делать? — я автоматически опустила руку туда, где должен был быть мой нож, но ничего не обнаружила. Эльф выразительно пожал плечами.

— Ты слишком опасна, для того, чтобы оставлять тебя в живых.

— Я не совсем тебя поняла, — я прикинула свои шансы хотя бы на побег. Да… Ничего радостного… Шансы колеблются где-то в районе между единицей и минус единицей. Зачем он это делает? Чтобы спасти свою ненаглядную Эл?

— Дело не только в Эл, но и в Орландо.

— У него не хватает смелости самому разобраться со мной? — я вызывающе шагнула к эльфу.

— Почему? — я резко обернулась: передо мной стоял Орландо собственной персоной.

— Боже правый, кого я вижу?! Неужели сиятельный господин решил осчастливить нас своим присутствием? Может, ты еще и до объяснений снизойдешь? Или я не достойна узнать, за что меня так боятся столь храбрые эльфы?

— Ты не в том положении, чтобы язвить, — заметил Орландо.

— Знаешь, милый, я вообще не в положении, поэтому извини, ничего не могу поделать со своей разговорчивой натурой! И, раз уж мы тут все вместе собрались для выяснения столь личных отношений, что Эрэн отослал Эл и Сиана на другой конец света, то думаю, что уравнять шансы будет справедливо.

Эльфы молча переглянулись. То ли пытаются понять, что я хочу, то ли не ожидали столь пламенной речи. Наверное, будет лучше, если я все же уточню, что имела в виду, а то еще чего доброго, поймут не так, как нужно…

— Я всего лишь хочу сказать, что было бы неплохо и мне дать хоть какое-нибудь оружие, — я покосилась на свои руки, — желательно пострашнее нестриженных ногтей.

— Что-то ты слишком болтлива, — Орландо сделал шаг вперед, отрезав путь к отступлению, которым я и так не могла воспользоваться, сохранив при этом все части тела при себе.

— А у меня перед тем, как растерзать голыми руками двух эльфов всегда повышенная говорливость! — я показательным жестом закатала рукава. — Ну что, смертнички, кто же первый? А?!

Орландо усмехнулся и незаметным глазу движением оказался у меня за спиной, крепко схватив за руки и лишив возможности двигаться.

— Да, конечно! И как я могла подумать, что вы можете поодиночке со мной справиться? Смешно!

Эрэн подошел вплотную и приподнял мою голову за подбородок.

— Что, остроухий гад, боишься сразиться в честном бою?! — уж не знаю, к кому в большей степени относилось данное высказывание, но первым среагировал Эрэн. Он наотмашь ударил меня по лицу.

— Ненавижу тебя! — сквозь зубы прошипела я и попыталась вырваться из цепких рук Орландо… С таким же успехом можно было пытаться пробить лбом бетонную стену.

Еще одна пощечина и мир медленно поплыл перед глазами.

— Эрэн, я тебя так ненавижу… — еле выговорила я.

— Знаю, — спокойно ответил он. — Посмотри на меня, Фрэн.

Я подняла взгляд: надо мной склонился эльф, заботливо придерживая мою голову.

— Фрэн? — он щелкнул пальцами перед моим носом.

Я попыталась пошевелиться, но обнаружила, что руки крепко связаны за спиной. Я удивленно уставилась на эльфа: когда успел?

— Как меня зовут?

— Риторический вопрос, — ответила я, оглядываясь по сторонам в поисках Орландо. Но Лес безмолвствовал, окутав все вокруг серым туманом, растворившим в себе силуэты деревьев.

— Кого-то ждешь?

Я отрицательно покачала головой.

— Эрэн, мне нехорошо…

Эльф быстро развязал меня и усадил на траву.

— Меня сейчас стошнит… — простонала я.

— Голова болит? — он заботливо протянул мне какую-то бутылочку с прозрачной жидкостью. — Выпей, тебе станет легче, обещаю.

Я кивнула. На вкус ничего особенного — обычная вода, но голова, которую до этого момента раздирала невыносимая боль, начала успокаиваться.

— Выпей еще немного.

Я сделала пару глотков, признав, что мне стало действительно намного лучше.

— А теперь послушай, — он сел напротив меня, скрестив ноги. — Все, что ты видела, — иллюзия.

Теперь понятно, куда делся Орландо.

— И давно?

— С того момента, как мы оказались в непосредственной близости от Леса, когда на нас напали. Помнишь?

— На нас напали? — тихо переспросила я. — Кто?

— Ты этого не помнишь? — эльф задумчиво посмотрел в пустоту. — Да, на нас напали. Нежить… Эл и Сиан дали нам возможность уйти, — он запнулся.

Я обняла его, нежно погладив по растрепанным волосам.

— Они выберутся.

Эльф еле заметно кивнул.

— Прости, что мне пришлось тебя связать. Я не знаю, что ты видела, но лично на меня ты кинулась с кинжалом, как только мы оказались под сенью Леса.

Я рассказала эльфу про то, что случилось. Он внимательно слушал, лишь иногда уточняя детали, и с каждым моим словом мрачнел все сильнее.

— Нам нужно идти дальше. С каждым проведенным здесь мгновением я становлюсь слабее. Боюсь, что уже через несколько часов я не смогу защищать нас от атак Леса. У меня не хватит сил поддерживать щит так долго.

— Я могу тебе помочь?

— Даже если бы я знал как, то не сказал бы тебе. Это может быть опасно. Если Лес снова завладеет твоим сознанием, то я могу и не справиться.

— А если так, то мы погибнем еще до рассвета, — прервала я его. — Если Лес разумное существо, то можно попытаться вступить с ним в контакт.

— Не самая удачная идея.

— Если у тебя есть другие предложения, исключая безропотное принятие смерти в объятиях вампира, то я с удовольствием их выслушаю.

Эльф молчал.

— Значит так, дай мне несколько минут подумать, — я встала, придерживаясь за ствол дерева. Эльф покорно пожал плечами.

— И не нужно делать такое обреченное лицо! В конце концов, я черный маг и этот… Лес должен меня признать! — я топнула ногой, чуть не потеряв при этом равновесие.

Сама-то я не была в этом уверена, но если следовать банальной логике, то именно так все и получалось. С чего бы начать? Обычно приличные люди начинают с приветствия, а уж дальше как получится…

Я попросила Эрэна снять с меня защиту и на всякий случай отошла на несколько шагов.

Тихо… Только туман серой дымкой стелется по земле… Я судорожно вздохнула, но закрыла глаза и попыталась расслабиться…

— Приветствую тебя, новый маг! — отчетливо услышала я в своем сознании.

— Здрасьте… — как-то невпопад ответила я.

— Мы долго ждали тебя…

Передо мной замелькали образы… Много образов. Я пошатнулась, прислонившись спиной к дереву.

— Мы пропустим тебя, потому, что ты черный маг. Но одну. Эльф останется здесь навсегда…

— НЕТ!

— Не спорь, маг! Ты еще не достаточно сильна, чтобы перечить древнейшему созданию твоих предков!

— Эльф мой!

Передо мной снова замелькали картины… Лица людей, которых я никогда не знала, места, про которые я никогда не слышала….

— Ты даже не знаешь, кто ты, и пытаешься указывать… Глупая ведьма!

Я схватилась за голову…

— ТЫ НЕ ПОСМЕЕШЬ ЕГО ТРОНУТЬ! — я собрала остатки воли и попыталась ударить этой силой по голосу… Глупо, особенно если учесть, что нельзя убить то, что не видишь и даже не представляешь, ЧТО это такое.

— Не пытайся со мной бороться… Это бесполезно… Все обернется против тебя…

Неужели все вот так кончится?…

Эрэн… В голове встал образ улыбающегося эльфа… Вот он смеется над моей очередной выходкой, скрестив руки на груди… Вот отчитывает за очередной нетрезвый вечер… Вот заботливо подает кружку с настойкой из трав… Вот успокаивает, нежно поглаживая по голове…

Мои губы дрогнули в улыбке и…


***

Небо затянуто низкими серыми облаками, готовыми в любой момент пролить на землю капли холодного дождя. Я смотрела в окно, стараясь не замечать дрожи в руках. В любой момент ко мне могли прийти. Сэртамен сдержал свое обещание, и теперь мне не оставалось ничего, кроме как ждать его воинов правосудия, готовых на все, лишь бы заполучить меня первыми.

Мысли о Лорейн я прятала в свое подсознание так старательно, что начинало казаться, будто ее смерть всего лишь плод моего больного воображения. Нельзя думать об этом перед битвой. Иначе я проиграю. И тогда Сэртамен добьется того, что так старательно лелеял в своих мечтах последние десятилетия, — неограниченной власти под эгидой правосудия.

В том, что Лорейн оказалась не первой его жертвой на пути достижения цели, я не сомневалась ни минуты, точно так же как и в том, что вскоре это число многократно возрастет. И никто не сможет этому помешать.

Я склонила голову и, глубоко вздохнув, уже в который раз прогнала мысли, терзающие мою душу. Только не сейчас. Потом… когда все закончится, я буду оплакивать близких мне людей, но не сейчас. Сейчас я не имею на это право.

Казалось, что только вчера я говорила с ней вот в этой комнате, а она смеялась и рассказывала о том, как было бы замечательно попасть на один из королевских приемов и увидеть всю роскошь бала вживую. Никогда этим мечтам не суждено было сбыться. Это я виновата во всем. Только я. Зачем я рассказала ей правду?

Если бы она не знала, кто я на самом деле, то не дала бы повода Сэртамену…

Он убил невинного ребенка… Я грустно улыбнулась: я всегда считала Лорейн ребенком, хотя она была старше меня….

На горизонте показались всадники. Армия, собранная для того, чтобы одолеть одну ведьму.

Возможно, было бы намного проще уйти, скрыться там, где меня бы долго не могли найти, но…. Вот это "но" и мешало мне бросить все и телепортироваться за тысячи миль, а возможно и за тысячи миров… Лорейн. Я не могу оставить это просто так…

Последнее, что мне удалось запомнить — это огромное черное озеро…

…А потом картина сменилась, представив моему замутненному взору чье-то лицо. Я попыталась в него вглядеться, но голова отозвалась невыносимой болью.

— Если ты признаешься добровольно, ведьма, то я обещаю убить тебя быстро.

Этот голос я узнала бы из тысячи. Нет, не из тысячи, из миллиона.

Я попыталась ответить, но язык, равно, как и мысли, меня не слушался.

— Ее нужно доставить в Вилонию, дабы представить перед судом.

Боль на мгновение отступила, и я подняла глаза полные слез. Передо мной стоял довольный Сэртамен.

— Не могу сказать, что рада видеть тебя в такой непосредственной близости, — процедила я.

Двое стражников, держащих меня под руки, усмехнулись, но тут же придали лицам каменное выражение, наткнувшись на разъяренный взгляд начальства.

Мы находились во дворе моего дома. Видимо битва произошла несколько минут назад, причем результат для меня оказался столь печальным, что и говорить не хочется. Вокруг нас было много отменных воинов, среди которых были и эльфы. Я присмотрелась повнимательнее. Боже правый! Да это же Орландо! Эльф стоял немного позади Сэртамена и с отвращением смотрел на меня.

— Чем обязана столь достопочтенной публике? — я попыталась поудобнее встать, но стража лишь сильнее заломила мне руки.

— Кстати, ведьма, не пытайся использовать свою силу, — предупредил Сэртамен. — Наши уважаемые гости наложили на тебя чары, которые противостоят твоей черной магии.

Я приподняла бровь, но от комментариев воздержалась.

— Что вы намерены с ней делать? — мне даже не нужно было поворачивать голову, чтобы понять, кто это.

— Доставим в столицу, где ее будут судить по Вилонийским законам.

— Мы можем присутствовать в суде? — продолжил Эрэн.

Сэртамен на мгновение замешкался, но утвердительно кивнул головой.

— Надеюсь, по вашим законам к убийцам применяется достаточно суровое наказание? — Орландо подошел ко мне почти вплотную.

— Не беспокойтесь, господа, она заплатит сполна, — усмехнулся маг, отдавая приказы кому-то из стражи.

— Ты будешь гореть в огне, ведьма, за то, что убила Лорейн… — сквозь зубы проговорил Орландо



***

Орландо и Лорейн? — это была моя первая мысль, а потом я почувствовала боль.

— О, Боже… — простонала я.

— Ты пришла в себя? Это не может не радовать!

Я резко вскочила и, ударившись головой об ветку, снова села на землю:

— Где мы? — потирая ушибленное место, спросила я.

— Все там же, — эльф протянул мне воду. — Уж не знаю, что ты сделала, но если ты посмотришь вокруг…

Я оглянулась: в радиусе нескольких метров ничего не было. Совсем ничего: ни травы, ни деревьев, ни тумана… НИЧЕГО…

— Хорошие были переговоры, — с мрачной улыбкой констатировала я.

— Тебе лучше не вставать, полежи еще немного, — эльф попытался меня удержать, но я жестом остановила его.

— Следственный эксперимент, — я подошла к краю очерченного неведомой силой круга, и протянула руку… Туман медленно приблизился к моей ладошке, обдав неприятным холодом кожу. Я резко отдернула руку.

Почему?

— Что заставило тебя отступить? — тихо проговорила я, обращаясь к Лесу. Риторический вопрос…

Эльф сосредоточенно смотрел в мою сторону. Я тепло улыбнулась в ответ и снова протянула руку.

— Ух ты, да он тебя боится! — присвистнул эльф.

Я шагнула вперед — лес послушно расступился передо мной.

— Нам пора выбираться отсюда, — проговорила я, все еще не веря своим глазам.

Шли мы быстро, не оборачиваясь и не разговаривая. Эльф держался почти вплотную ко мне, периодически обнимая за плечи. Даже спиной я чувствовала, что Лес наблюдает за нами… Я чувствовала, что от него исходит ярость… ярость от того, что он упускает столь желанную добычу…

У меня не было желания объяснять себе феномен столь странного поведения вампира, я просто мысленно представляла себе улыбку эльфа и шла вперед, иногда поглядывая на спутника. Эрэну было явно не по себе. Его рука лежала на рукояти клинка, готовая в любое мгновение выхватить оружие из ножен. Впервые за все время нашего знакомства он не мог влиять на ситуацию и был вынужден полностью положиться на меня…

Через несколько часов я почувствовала, что начинаю уставать. Эльф все чаще подхватывал меня, чтобы я не упала, споткнувшись.

— Нам еще далеко? — еле шевеля губами, спросила я.

— Не знаю, может, три часа, а, может, и больше…

Я молча кивнула головой, мысленно молясь всем известным мне покровителям, чтобы они помогли мне пережить эти часы. И если изначально я думала, что Лес намного больше, и для того, чтобы пересечь его понадобится несколько дней, то теперь я поняла, что по размеру он не отличался от обычного… Вот только пересечь его сложнее в несколько десятков раз…



***

Сыро и холодно…

Я открыла глаза: я лежала на соломенной подстилке в небольшой камере. С потолка традиционно капало, по углам свисали клочья паутины, а маленькое окошечко пропускало лишь тоненькую полоску лунного света.

Я медленно встала, растирая окоченевшие руки. Первое, что следовало сделать, это попытаться создать хоть какой-нибудь источник света.

Я произнесла про себя заклинание, но ничего не произошло. Да… Наивно было полагать, что Сэртамен любезно предоставит мне такую возможность. К сожалению, он не такой дурак, как хотелось бы.

В этот момент дверь скрипнула и на фоне освещенного дверного проема возникла фигура мага.

— Смотрю, ты быстро пришла в себя, милая Фрэн!

Меня передернуло от отвращения. Сэртамэн прикрыл за собой дверь и снял шляпу:

— Рад, что у нас есть время поговорить без свидетелей.

Я демонстративно отвернулась, уставившись в малюсенькое окошко.

— Зря ты так, выбор у тебя небольшой, — он сделал небольшую паузу. — Но все же я готов его предоставить.

Он прошелся по камере и остановился у меня за спиной.

— Если ты присоединишься ко мне, то я сниму все обвинения, — его руки плавным движением легли на мои плечи. — Мы будем управлять этими жалкими людишками вместе. В противном случае твои магические способности будут заблокированы, а сама ты будешь изгнана в мир людей. Но ты не думай, Фрэн, я не такой изверг, из милосердия тебе сотрут память, так что ты не вспомнишь ни обо мне, ни о Лорейн, ни о Григориане, ни о Вилонии, ни об этом мире…

— Ты самое отвратительное существо, которое я когда-либо видела, — мой голос дрожал от ярости.

Сэртамен резко развернул меня к себе лицом.

— Ты в моей власти, ведьма, не забывайся! Если ты принимаешь мое предложение за слабость, то спешу тебя разочаровать, — он прижал меня к себе. — Видит Бог, что ты меня привлекаешь, хотя и не пойму чем…

Он оттолкнул меня с такой силой, что я не удержала равновесие и упала на пол.

— У тебя есть три часа до рассвета.

Он вышел, оставив меня наедине со своими мыслями.


С первыми лучами солнца стражники открыли железную дверь в камеру, пропуская внутрь Сэртамена.

— Ты решила? — я отвернулась в сторону. — Понятно… Что ж, мне жаль, что мир лишится такой красоты, но… Стража! Выводите пленную. Нас уже заждались… — и, наклонившись ко мне, продолжил. — А теперь попрощайся со своим сознанием…

И ту же минуту голова взорвалась невыносимой болью…


Как сквозь сон я видела, что меня тащат в центральное здание суда… Чувствовала на себе презрительные взгляды собравшихся…

Доказывать мою вину не собирался никто, как и говорил Сэртамен, в этом не было нужды… Все было решено задолго до слушанья. Осталось только зачитать вердикт.

Орландо сидел в нескольких метрах от меня и о чем-то шептался с Эрэном.

— Властью данной мне…

— Постойте, — эльф быстро встал со своего места.

Судья, он же монаршая особа, король Вэрнэ Дью Ван Хесслин, поднял голову от приговора.

— Я прошу прощения, — Эрэн склонился в почтительном поклоне. — Но разве мы не выслушаем обвиняемую?

Король удивленно приподнял бровь и повернулся к Сэртамену.

— Я не вижу в этом необходимости, — маг подошел ко мне. — Она убила Лорейн с помощь черной магии. Разве этого недостаточно для вынесения вердикта?

— Но мы должны знать наверняка, что это сделала она, — не отступал эльф. Орландо недовольно одернул друга за полу плаща и что-то шепнул.

— Мистер Эрэнкейн, если вы можете назвать еще кого-нибудь, кто занимается черной магией, то это существенно изменит нашу точку зрения на произошедшее.

Повисла тишина.

— Я ни в коей мере не собирался обидеть Вас, — эльф кивнул в сторону короля, — но было бы справедливо дать ей слово.

— Боюсь, что это невозможно, — отрезал Сэртамен. — Как очень сильный маг, она может причинить колоссальный вред!

Эльф удивленно приподнял бровь и, подойдя поближе, приподнял за подбородок мою голову:

— То есть вы хотите сказать, что боитесь семнадцатилетней девчонки?! Вы?! Один из самых сильных магов Вилонии?

Мои глаза встретились с изумрудно-зелеными глазами эльфа.

— Бояться и опасаться разные вещи. Я предпочитаю не рисковать жизнями людей, находящихся в зале, только потому… — маг запнулся.

— Потому, что это прихоть эльфа? — глаза Эрэна сузились.

— Эрэн, прекрати! — Орландо встал со своего места. — Она убила Лорейн! Неужели ты хочешь, чтобы это осталось безнаказанным?

— Нет, я не хочу, чтобы убийца остался безнаказанным…

— Тогда считаю инцидент исчерпанным, — прервал его Орландо. В его глазах полыхало черное пламя. У меня мелькнула мысль, что если бы он мог, то убил бы меня прямо здесь и сейчас, особенно не рассуждая на тему "кто прав, а кто виноват".

— Господа, — Сэртамен подошел к спорящим эльфам. — То, что она черный маг, не вызывает и тени сомнения. Вы сами стали свидетелями, как вчера она раскидала двадцать лучших боевых магов Вилонии как котят.

— Тогда как вам удалось с ней справиться? — поинтересовался король.

— Благодаря нашим уважаемым гостям, — маг чуть склонил голову в сторону эльфов. — Без эльфийской магии мы были бы беззащитны.

— Но почему она убила Лорейн? — спросил Эрэн, садясь рядом с Орландо.

— Разве черному магу нужна причина, чтобы убить невинное дитя? — Сэртамен подошел ко мне. — Кто знает, что она хотела сделать? Может околдовать бедняжку и подчинить себе? — он опустил голову. — Лорейн была мне как дочь… Она бы никогда не встала на сторону этой ведьмы! Кто знает, может, она, — маг ткнул в меня пальцем, — убила ее потому, что чистая душа сопротивлялась злу?

В зале повисла гнетущая тишина. Стараясь не обращать внимания на боль, я подняла голову: на губах Сэртамена блуждала довольная улыбка. Орландо судорожно сжимал под столом клинок, готовый в любую минуту использовать его по назначению… И только Эрэн смотрел на меня задумчивым взглядом, будто пытаясь прочитать мои мысли.

— Я ее не убивала… — одними губами прошептала я.

В ту же секунду Сэртамен с новой силой заставил меня ощутить все прелести ментального заклинании, не взирая на то, что на прикрытие черной магии ему пришлось потратить почти все свою энергию. Однако, несмотря на это, у меня была уверенность, что хоть один человек, а вернее эльф засомневался…



***

Фрэн… Он назвал мое имя… Тогда в камере… Он назвал мое имя…

Воспоминания нахлынули на меня нескончаемым потоком, не оставляя сомнения в том, кто я есть на самом деле… События тех дней настолько ярко встали у меня перед глазами, словно все произошло только вчера…

Солнце скрылось за горами, последний раз скользнув теплым лучиком по моему лицу. Я лежала на мокрой траве, не в силах пошевелиться. Эрэн лежал рядом, глядя на меня как на великого спасителя.

— Я чувствую себя свиньей, — наконец заговорила я, краем глаза глядя на грязную одежду.

— Это лучше, чем чувствовать себя трупом, поверь мне…

Он еще может улыбаться… Удивительное создание…

— Эрэн…

— Ммм?

Что я ему скажу? Он и так все знает… Тогда зачем? Зачем ему это было нужно?

— Зачем?

Он повернулся ко мне, приподнявшись на локте.

— Что зачем?

— Зачем ты ищешь ведьму?

Он внимательно посмотрел мне в глаза, но ничего не ответил.

— Я ХОЧУ ЗНАТЬ ПРАВДУ, — по слогам выговорила я.

— Я тоже.

Мы встали с земли, неотрывно глядя друг другу в глаза.

Как много ночей я провела, пытаясь все вспомнить… И вот теперь, когда это произошло, я чувствовала лишь внутреннюю пустоту и обиду… Настолько невыносимую, что готова была кричать…

— Зачем ты нашел меня?

Его ярко-зеленые глаза обычно насмешливые и ироничные на этот раз смотрели спокойно и немного печально.

— Не смей молчать! Зачем, Эрэн, зачем ты сказал мне, что я не та ведьма, которую ты ищешь?

— Ты услышала то, что должна была услышать в тот момент, — спокойно ответил он.

— Я ненавижу тебя…

Он молчал.

— Отлично, — я на мгновение прикрыла глаза. — Что дальше? Кинешься на меня и убьешь?

— Нет.

— Я знаю, чего ты хочешь! — мои глаза полыхнули темным пламенем. — Лорейн! Да? Лорейн! Но я же черный маг, Эрэн! — крикнула я. — Я всегда буду виновата во всем! И тогда ТЫ помог ему, ТЫ поверил в мою вину!

— Фрэн…

— Молчи! То, что ты приволок меня вновь в Вилонию, не значит, что ты мне веришь! Нет, эльф, не значит… — я горько усмехнулась. — Ты всегда будешь белым, а я черной!

— Черная и белая магия неразрывно связаны между собой, тебе ли этого не знать! Дело не в том, какие заклинания ты произносишь, а в том, чего ты ХОЧЕШЬ. Я не отрицаю, что черной магии нужно учиться, но для того, чтобы заклинание подействовало, нужно по настоящему этого ЖЕЛАТЬ! Страсть, непоколебимость, только так! Магия — это в первую очередь твои эмоции! А, как ты понимаешь, эмоциями можно управлять! Да, ты та ведьма, которую я искал. Но я искал не для того, чтобы… Не знаю, что ты там думаешь… А для того, чтобы узнать правду! Я не верил в твою вину, Фрэн! Поэтому я отправился в мир людей, чтобы найти тебя!

— О, да!!! Я бы с таким удовольствием поверила тебе, но поздно! — срывающимся голосом прокричала я. — Я ненавижу тебя, ненавижу твоих друзей, ненавижу Вилонию!!!

Эльф схватил меня за руку, но я оттолкнула его в сторону:

— Я — Черный Маг и тебе не место рядом со мной! А что касается Лорейн, то я знаю, кто ее убил! И я найду его без тебя! — я развернулась, чтобы уйти.

— Забудь об этом! Ты никуда не пойдешь, ведьма, и никого не будешь искать, поняла?! — впервые я видела эльфа в бешенстве. Он еле сдерживал себя в руках, чтобы не прибить меня здесь же на месте какой-нибудь очень тяжелой хреновиной.

Я чуть не задохнулась от негодования. Как он смеет указывать мне, что делать, а что нет?!

— Ты не можешь за меня решать, эльф! — крикнула я, поворачиваясь к нему спиной.

— Фрэн, твою мать, подожди! — крикнул он, хватая меня за локоть и разворачивая лицом к себе.

— Отпусти меня, остроухий, — тихо проговорила я, глядя в изумрудные глаза. — Пусти меня! — сквозь зубы повторила я с нескрываемой злостью.

Эльф отступил на шаг. Его губы тронула такая знакомая и родная полуулыбка… Он был так близко и так далеко… Это выше моих сил…

Я отвернулась и зашагала по склону туда, где теперь был мой дом. Он не пытался меня догнать или остановить, он просто стоял и смотрел, как я ухожу…



***

У подножия Черных Скал простиралась залитая солнцем зеленая долина, но я уже не имела ничего общего с этим спокойным миром. Ветер растрепал мои волосы, нежно лаская лицо.

Судьба преподала мне суровый урок, однако самая главная битва у меня еще впереди… Но теперь я в своем мире. И теперь у меня снова есть сила, а это значит, что я снова могу сражаться.

Я улыбнулась и, накинув на плечи черный плащ, зашагала в сторону своего замка.