Эльфарран

Повелительница Мордора




Эльфарран

Повелительница Мордора

<p><strong>Эльфарран</strong></p> <p><strong>Повелительница Мордора</strong></p>

Сумрак вечной ночи трусливо прячущийся в разрушенных стенах моего разоренного королевства, едва трепещущие лохмотья выцветшего гобелена с прожженной дыркой в самой середине, беспокойный вой ящеров — да, вот примерно так я и представляла свой милый дом. Зато никто, мне более не укажет, что и кому я должна, все кончено, попробую начать жизнь заново. Вот только приду в себя, немного посплю, завтра и начну.

– Посмотрите, кто приехал! — напрасно, подпрыгивая на жестком сиденье трона, надрывалась я. — Вы что, не рады меня видеть? Валентин, да ты ли это?

Назгул подняв голову, посмотрел вверх. Шорох черного плаща, был мне незнаком. Нерешительно оглянувшись, назгул направился ко мне. Все ёще храня восторг полета, я спешно переводила дыхание.

– Ты кто? Пошла отсюда, мы ждем грозного властелина. Слезь скорее, — молодой голос, местами, сбивающийся на высокие ноты, встревожено запротестовал. Ухватив меня за ещё дымящийся рукав, назгул потянул вон с трона.

– Это мое место, и я никуда не пойду. — Я внезапно обиделась. — И это мой Мордор. — Я ткнула ему в лицо, руку украшенную кольцом. — Смотри!

Он смущенно крякнул.

– Красивая фенечка, и золото как настоящее, золой натирала?

– Да я, Эльфарран светлейшая аранель, упс, — зажав рот двумя руками, быстро сообразила, что данный титул здесь не пройдет. Начнем сначала. — Я, Эльфарран, повелительница Мордора и острова Солеа, но последнее можно отбросить.

Он отступил назад. Зацепив плащом покореженную железяку, что стояла здесь же на приставном столике, свалил её, и, пытаясь незаметно подхватить, окончательно запутался в рукавах, подбил ещё и ногой. С жутким грохотом, она покатилась к подножью трона.

– Может, хватит пинать мою корону? — Я тот час перешла в наступление. — Ты кто?

– Я, Чаки, новобранец. Бессменно сижу здесь каждый день, наш командир говорит, что это большая честь встретить прекрасную хозяйку.

– А где он сам?

– В походе — грабим потихоньку пограничные деревни. Войско кормить надо. С ящерами, так вообще проблема, подвяленное мясо нипочем не жрут, признают только свежачок. — Расчувствовавшись, Чаки тотчас выдал все планы на ближайшие годы. — Вот только приедет она, и сразу на войну пойдем.

– Скучно здесь?

– Очень, но дядя Валентин говорит, что если я буду неподвижно сидеть, то может Мордор и достоит до возвращения властелина. Я страшный неудачник.

– Это ты правильно заметил, — вертя покривившуюся корону, я прикидывала — новую теперь придется ковать, или разогнуть эту? — Слушай Чаки. Мне надо отдохнуть, ты проводишь.

– Нет, не могу, я на посту, встречаю хозяйку, — затвердил он одно и тоже.

– Ты её встретил, а теперь проводи, пожалуйста. — Спрыгнув на пол, я бросилась к двери. Она распахнулась — на пороге стояли два высоких назгула, судя по их внушительному виду, они чувствовали себя здесь хозяевами.

– Так, отдых отменяется, — я попятилась. Они тоже отступили.

Ничего не понимающий Чаки уже оправдывался:

– Повелитель Валентин. Я ей говорил, что не положено. Я не виноват. Она еще на троне прыгала! И корону погнула. Честно-пречестно.

– Элфани, милая, — тихо пошептал Ленни. — Приехала.

– Элфани, долгожданная, — также еле слышно бормотал Байрак.

– Элфани, кто это?! Ой, да не толкайтесь! Я не при чем! Я не виноват. Это все она, она. — Отброшенный точным пинком, Чаки растянулся на пыльном ковре и, всхлипывая, продолжал оправдываться в дальнем углу зала. Но кто его слушал?

Друзья взяли меня в оборот. Сотня вопросов, комплементов, предположений. Все потонуло в великом чувстве счастья встречи. Я беззаботно закружилась в черном вихре их плащей.

– Подумать только. Вот так, мне ещё никто не радовался. Что значит, вернуться домой. Даже то, что они называли меня, как когда-то Великий Саурон, мне тоже очень нравилось.

– Храни тебя святой Низя. — Байрак расчувствовавшись, выкинул беднягу Чаки в коридор. — Объяви — властелин явился. В сумерках все на торжественную клятву, и чтоб урук-хаи тоже пришли.

Радостный шум покатился по площади, воспряли духом несколько тысяч голодных глоток.

– Наследница приехала, может сегодня нас покормят!


Кое-как пристроившись на трехногом троне, что героически пострадал в ходе последней войны от рухнувшей с потолка балки, я с трудом удерживала равновесие. Трон — это слишком громко сказано, скорее, обломок черного кварца, но, стремясь придать хоть внешнее величие власти, я усиленно делаю строго-зверское лицо.

– Что-то не то, — немного отойдя в сторону, друзья задумчиво качают головами. — Ты странно выглядишь.

– А это? Это так, — я запоздало стащила с головы эльфийский королевский венец, и, обернув его серебряной фатой, попыталась незаметно зашвырнуть за трон.

– Что смотришь, — горячась, тотчас напала на Валентина. — Знаешь, как мне туго пришлось у эльфов!


Ночь принятия присяги, была торжественна и темна. Единственный коптящий факел скупо выхватывал из мрака, грязные истощенные лица орков. Я вздрагивала каждый раз, когда очередной кандидат, прикладывался к моему шлейфу, дрожала и, опираясь на руку Валентина, искала защиты. К утру нежно-лазоревое платье с маленькими мифриловыми пуговками, было точно половая тряпка, со шлейфа ободрали все украшения, а кому не досталось эльфийских блестяшек, те просто незаметно отгрызли лоскутки на память. Вот когда я возблагодарила наш обычай, одевать на свадьбу, стошаговый шлейф. Вырвав из пасти последнего воина, огрызок своего подола, что стал мне уже по колено, я всем оставшимся тысячам, поверила на слово. Иначе они бы окончательно меня раздели.


В то же время в Валиноре шло тайное собрание. Председательствовала светлейшая королева Галадриель. Она раздраженно ходила по кругу, сжимая тонкие руки, бросала гневные взгляды на склоненные головы эльфа, гнома, волшебника.

— Ничего нельзя, мужчинам доверить. Провалить простейшую задачу, три здоровенных лба и одна маленькая эльфийка. Трудно было проявить побольше такта, внушить хотя бы чувство привязанности. Я тебя спрашиваю, кажется!

Сконфуженный Леголас развел руками.

— Я старался.

Гном тотчас влез в разговор.

— А я говорил. Смотри, сбежит. Что, кто был прав? Сиди теперь, осел рогатый. Прости, королева, упустили. Виноваты.

— Ты тут при чем, — несостоявшийся муж, не знал, куда девать глаза.

Печальный волшебник примиряющее произнес:

— Сделанного не вернешь. Сейчас наша сила в единстве. Как бы ни была преображена Эльфи, мы пробьемся сквозь тьму, закрывшую её. Надо только выработать план действий.

— Ты прав, — Галадриель задумчиво посмотрела, на членов малочисленного совета. — Пока на её пальце кольцо всевластья света, есть надежда на возвращение. Она ведь не сможет его снять. Да? — величавая эльфийка, в который раз остановила свой недовольный взгляд на соплеменнике.

— Да, королева.

— Но если ты усомнишься в своей любви, она освободится. И ничто её не остановит. Помни, спасение Эльфарран в твоем сердце. Что касается тебя Морред, то ты выполнил свою миссию. Это наша беда и справиться, мы должны сами.

— Прекраснейшая королева. Я волшебник, а сила темной эльфийки с каждым днем будет возрастать, и вам не обойтись без моей помощи. Позволь остаться. Я друг, и бросить её не в обычаях магов.

— И я пойду, я ей тоже не чужой. Чем я хуже эльфа? Попробуйте меня не взять. Я знаю все подземелья Мордора. — Гимли решительно положил руку на зачехленный топор.

— И я тоже, пустите меня, — белоснежный единорог, изящно откинув длинную челку, склонился перед королевой. — Твой зов… и я здесь, если моя хозяйка попала в беду, то я не имею морального права… она для меня… ну, в общем, я могу просто везти ваши вещи.

— Да будет так, — оглядывая друзей, королева вздохнула, — но будьте осторожны. Помните, Эльфарран настоящая — только отраженная.

Вот такая внушительная армия собиралась против меня маленькой, слабенькой, грозной повелительницы темных сил.


– Валентин, — бешено рычала я. — Кто опустошил все окрестные деревни. На расстоянии ста лиг нет ничего съестного. А у меня несколько тысяч голодных орков. С сотню горных троллей. Волколаки неделю не кормлены. Полная разруха. Вон Изенгард добывает уголь и процветает.

– Веди нас — поживимся.

Теперь, когда я вернулась, все решения приходилось принимать самой. Но война была отвратительна. Похоже, в этом мы расходились с Валентином полностью.

– Может, просто купить хлеба? Расплатимся потом чем-нибудь.

– Можно и так. Оседлать твоего ящера? — и уже проходя полуразрушенным коридором, он крикнул, обращаясь к кому-то. — Через час налет. Дислокация Изенгард. Отравить мечи.

Но я-то совсем не этого хотела. Да разве назгула остановишь. У них мозгов нет. Одна ненависть.

– Я боюсь. Я безумно боюсь высоты. — Испуганно спрятавшись за трон, неожиданно наткнулась на дрожащего Чаки. Он нашел здесь убежище раньше меня.

– Ой, королева, не выдавайте меня, я не могу лететь, меня укачивает. Дядя Валентин опять даст мне самого норовистого ящера. — Всхлипывая, он ткнулся мне в колени.

– Тише Чаки. А то, я тоже разревусь. Мамочка, я не могу, ну какой из меня темный властелин, я всего-то, навсего… нет, не помню. Но точно, не назгул. — Заливаясь слезами, бормотала. — Я никуда не поеду, не хочу. Мне страшно.

Мы причитали почти синхронно, и именно тогда я обрела в Чаки родственную душу. Он трусил и не скрывал этого. Я тоже. Выглядывая из-за трона, мы с упоением предавались отчаянию. Рыдая, я вытирала слезы рукавами его плаща. Затем мне это надоело. А Чаки, казалось, обрел второе дыхание. Перейдя на более протяжные всхлипы, он виртуозно хныкал. Сколько в нем сил. Поразительно. Так паниковать, нужен талант.

Привалившись спиной к трону, я обреченно разглядела зал. Будто впервые увидев закопченые, обветшалые стены, ужаснулась. Мрак, смертельный холод, пробирающийся в сердце, иссушающий своей безнадежностью. Пустынный ветер, не находящий препятствий, трепал лохмотья гобеленов. Разбитые окна, сгнившая мебель и только оружие, по видимому, интересовало хозяина. Вычищенные мечи, смазанные арбалеты, шестоперы, булавы и множество совершенно неизвестного мне оружия, занимали все свободное пространство стен. От этого страшного порядка пересохло в горле. Протянув руку, дотронулась до ближайшего меча. Яркая искра пробежала по пальцам. Это мифриловое кольцо, что я в спешке не успела снять. Оно выдает меня с головой. Снять. Быстрее снять. Утерев слезы, я принялась стягивать кольцо. Упираясь в ладонь, тянула его прочь. Не тут-то было, крепко держа в объятиях, мой палец, светлый ободок не двигался с места. Все нарастающее отчаяние придало мне сил. Мыло услужливо принесенное Чаки не помогало.

– Приклеилось оно что ли, — разглядывая покрытую пеной руку, стонала я.

Нахально отсвечивая круглыми боками, кольцо прочно сидело на пальце.

– Может палец отрезать, — Валентин, как всегда, был сторонником радикальных мер. Держа на поводке огромного ящера, он с интересом наблюдал за моими мучениями.

– Ты язык себе отрежь, — злясь непонятно чему, я вертела тонкий ободок. — Застряло, проклятое. Может распилить?

– Нас ждут. Ребята собрались.

– Завтра, полетим завтра. Нет настроения.


Промучавшись до рассвета, сломав ритуальный кинжал и порезавшись, я поняла, что есть и более насущные проблемы. Обрывок шлейфа, сильно обтрепался и был похож на вырванный хвост птицы. С досадой, оборвав его, я учинила обыск. Только черные плащи. Из плотного шелка для торжественных выходов и из шерсти на каждый день.

– Мне нужна одежда, — злясь, я за неимением лучшего собеседника, наезжала на многострадального Чаки.

– Да королева, в лучшем виде королева, — на всякий случай, всхлипывая, он уже тер глаза. Сделав его своеобразной мишенью моего гнева, остальные придворные держались на почтительном расстоянии. Он единственный, покорно согнувшись, принимал на себя потоки неудовольствия.

– Ты думал что, я с чемоданами приеду. За сто лет трудно было догадаться — мне нужно хоть одно приличное платье. Я королева Мордора!

С грязными разводами слез, в лохмотьях, не причесанная уже неделю, а не евшая, и все две, я грозно требовала себе хотя бы кофточку или, на худой конец, фартук. Голые коленки страшно мерзли, в дырки рукавов пробирался утренний холод.

– Сейчас доставим Элфани. Ты только не сердись. Мы сейчас. — Подхватив полы развевающегося плаща, Чаки соколом вылетел за дверь. От удара двери по косяку, герб темного властелина (последний, между прочим) сорвался, грохнулся на пол и раскололся на мелкие кусочки.

– Убью, несчастного! — Я выскочила за ним в коридор. Но скорость была не та. Съехав по перилам с третьего этажа, я почти потеряла его из виду. Оно и понятно: у него ежедневные тренировки, и на поворотах он был гораздо легче меня. Стащив кривую черную корону, я швырнула её ему в след. — Ушел хитрый заяц!


В тот же день, разорив Минас-Тирит, мне привезли весь гардероб его королевы.

– Это что? — оскорбленная видом тончайшего покрывала персикового цвета, я хлестала им Валентина. — Я что по твоему, дама из веселого дома? Ты куда глядел?

Сгибаясь под тяжестью платьев, первый телохранитель покорно бегал за мной, теряя наряды, украшенные драгоценными камнями.

Забитый Чаки, незаметно предавался унынию в своем уголке за троном. Держа на коленях мою корону, он в очередной раз пытался её починить. Она покорно принимала вид то дырявой шапки, то скоморошьего колпака. Но Чаки был терпелив. Зажав в тисках ободок, он ловко орудовал плоскогубцами. И получалось. Правда, корона здорово натирала уши, и мигрень от неё разыгрывалась нешуточная, но так требовал этикет. И здесь тоже как в Валиноре. Сменяла эльфов на орков. Свет на тьму. Радость на ненависть. И что я счастлива? Ни чуточки! Жаль, у кольца нет обратного хода. От бессилия и гнева придумав сотню оскорбительных прозвищ, я готова была отхлестать себя по щекам, но подумала и, уже в который раз, переключилась на самых близких: срывая со стен грязные гобелены, поднимая тучи пыли, оптом выдавала свои претензии.

– Развели грязь, мыши все погрызли. Ты вообще, чем тут занимался? Грабеж грабежом, но и дом надо вести правильно. Устроил здесь… — что я еще кричала, не помню, но, хлопнув рассохшийся створкой буфета, назгул дрожащими руками вытащил пузырек, на нем было четко выведено «ЯД». Выполненная из полусгнившего черепа с вкраплениями алмазов, чаша собрала на дне немного ярко красной жидкости, пахнущей раздавленными лягушками.

– Милая, немного успокоительного. Пожалуйста. — Он встревожено вздыхал. — Что же они с тобой сделали, ты на себя не похожа. Как погостишь у эльфов, так ругаешься как последний гоблин. — Настойчиво вкладывая в мою руку, чашу повелительно продолжал. — Ты пей, пей. Поможет.

– Ты хочешь убить меня, Валентин? — я слизнула последние капли. — И такая приятная легкость в голове.

– Так тебе будет лучше: избавившись от ненужных воспоминаний, сможешь больше сил направить на завоевания. Люди совсем обнаглели. Демоны нас не уважают. Великий змей девятого подземного мира вчера стащил двух ящеров. Сожрал с костями. Одна чешуя осталось. Гондорцы издали газету "Позор Мордора" с твоим портретом на первой странице.

– Стоп. А кто я?

— Ты, Эльфарран Мордорская, беспощадная и ужасная. И это твои платья. — Он быстро прибавил. — Может, переключишься на Байрака.

Но второй заместитель уже позорно улетал в очередной налет.


— А она там не скучает, — разглядывая Эльфарран в магическое зеркало, Галадриель украдкой вздыхает. — На днях мы произведем первую атаку, объект — сердце, чувство — любовь. Это будет наш первый удар. Если получится, продолжим, и она сама придет к нам.

– Чаки, ты где? — Уже не в силах обойтись без доморощенного психотерапевта, я чувствовала себя неуверенно. — Отбились от рук. Ну ничего, вы у меня попляшете. Пошли все вон. — Орала я. И думала, странно, а чего я так завелась? Ну подумаешь, платья немного поношены. Полный разброд в армии. В последнем налете получили сокрушительное поражение — три сбитых назгула. Нас в открытую позорили на всех площадях крупных городов. Шуты, накинув черные хламиды, кривлялись. Смеялись надо мной. В открытую обзывали эльфийкой. Подумать только, эльфийкой, да я… я… пойти, что ли, покидать камни в летучих мышей. Или монстров погонять по подземельям. В такие мои приступы ярости вампиры, наученные горьким опытом, с выпученными глазами спешно хватали своих детенышей и скрывались в расщелинах потолков. Мыши, припав к полу, униженно просили прощения за погрызенную мебель. Волколаки выли. Орки падали на землю и боялись поднять головы. Даже здоровенные гоблины, слегка смущались. Назгулы, те привычно летели куда подальше.

– Ну чего разоралась. — Шипящая Зая выглянула из убежища. Она второй день меняла кожу и поэтому пряталась в самых темных уголках дворца, заявляя, что видеть даму неодетой, полное свинство. Прикинув её возраст, я думаю, что никто, даже под пыткой, не согласился бы подсматривать.

– Где мой меч? Найду, всем достанется. — Приметив на стене огромный клинок, потянула его на себя. Он с грохотом обрушился вниз. Поднять эту железную махину сил у меня не хватило но, воинственно возя его по полу, я, задыхаясь, ругалась уже шепотом.

– Аллергическая реакция, — авторитетно объясняла змея, притихшим мышкам. — Слишком крепкий был яд. Эльфы, вообще, непредсказуемы в этом плане. Сейчас будет отходняк. Глядите! — И она уставилась на меня немигающим взглядом.

Отшвырнув меч, я упала на пол.

– Ненавижу. Ненавижу. — Приложившись несколько раз лбом об пол, подняла глаза и увидела в зеркале чудовище. Горящие безумием глаза. Кровь в уголках рта. Судорожно сжатые руки. Чудовище протянуло ко мне руку. Холодная поверхность зеркального мира тактично подсказала кто этот монстр.

– Элфани? Ты, Элфани. — Кривя рот в усмешке, я почувствовала только полное безразличие. Преображение было закончено


Прикрыв глаза, целыми днями сижу в тронном зале, в единственной комнате, где чудом сохранилась крыша, правда, только местами. Беспокойные струйки дождя, что льет уже третьи сутки, пробираются за ворот из черного шелка, я морщусь и зябко передергиваю плечами. Сбившись вкруг меня, на полу сидят назгулы, смахивающие на больших мокрых ворон, и вполголоса ругаются. Мы все страшно голодные и злые. Кроме камней и песка в проклятом Мордоре ничего нет, нет даже стульев — они давно пошли в пасть ненасытного камина, как и доски разграбленных шкафов. Капли дождя смешиваются со слезами, и непонятно, кто разводит больше сырости, я или небо. Руины некогда грозных башен, теперь лишь прибежище грифов и крыс. Холодным дыханием сквозняка веет из бездонных подвалов. Закутанная с головы до ног в три плаща, я все равно жестоко мерзну, а от постоянного сидения на холодном, меня мучает радикулит. Время от времени грею поясницу у разрушенного камина. Полный разброд в делах. Все хором просятся на войну. Провела два парада, не помогло. У моих подданных прямо маниакальная страсть к убийствам. Мне в наследство досталось нищее королевство, разоренное прошлыми событиями. Видно, все же придется выйти на большую дорогу. И хотя роль атаманши мне неприятна, на всякий случай учусь самостоятельно управлять ящером Саурона. Жуткий такой ящер, старый и страшно упрямый. Таскал меня по облакам несколько дней. Держась за луку седла, я громко вопила от ужаса. Внизу орки бегали с растянутыми одеялами, страховали на случай падения. Валентин на длинном корде гонял ящера по кругу в поднебесье. Подобно опытному форейтору он направлял неровный полет воздушного коня, слегка подстегивая длинным шамберьером, заставлял его двигаться ровнее… Ящер взбрыкивал, мотал уродливой пастью, стремясь вырваться и сбросить неумелую всадницу.

– Руки прижми к бокам, не хватайся за седло, не бросай повод, сохраняй равновесие. Летящие с обеих сторон, назгулы беспорядочно выкрикивали советы, но помогла лишь плеть — не мне, а ящеру. Хорошенько его огрев, Байрак, наконец-то, научил ящера почтительности.


Недавно метила гвардию.

– Так надо, — говорит Валентин. — Приложи свою ручку ко лбам урук-хаев. Не бойся. Они не кусаются. Вот так, не страшно, правда?

Послушно макая в белую краску правую руку, оставляю отпечатки пальцев на грязных мордах особо крупных орков, они кланяются, целуют мне подол платья, что является высшим проявлением почтительности. К концу клеймения, весь подол в краске.

Валентин опять получил нагоняй.

Он настойчиво поит меня кровью бешеных волколаков. Не помогает. Ведем строительство — чиним разбитые ворота. Единственное, что осталось от крепостной стены. На днях, приперли их столетней лиственницей. Что толку иметь ворота, когда забора нет. Но, желая поднять боевой дух армии, я ввела церемонию утреннего открытия ворот: мы просто откидывали ствол и, скрипя проржавевшими петлями, ворота являли миру черную пустыню. Магические кристаллы из башни огненного глаза все растащили. Осадные орудия пришли в полную негодность, и идти воевать было бы чистым безумием. Да и что взять с людишек, отчаянно цепляющиеся за свои нехитрые пожитки. Они мелки и недостойны внимания. Эльфы далеко, гномы глубоко. А воевать надо. Ох, как надо.

Тяжело вздохнув, я подхожу к наполовину оторванному балкону, нависшему над скопищем оборванных орков. Армия, устав от вынужденного бездействия, уже не та. Частью без оружия, без доспехов лениво полеживая на песке, они играли в кости, дрались, с соблюдением некоторых приличий (все-таки дворец рядом), жгли костры, но в котелках, увы, ничего не булькало. Вся эта масса держалась только на страхе. Во время последнего приступа ярости я здорово их напугала.

Классно было бы побывать в Мории, я столько слышала о её красотах, а вот увидеть их как-то не довелось. Съездить что ли?

Приняв решение, вышла на балкон, крикнула:

– Граждане Мордора, честные тролли, бесстрашные орки, гоблины, тайные люди песка и дождя, славные монстры, верные назгулы. Я, Эльфарран бесшабашная, нет, не то — безбашенная и страшная, вняв мольбам угнетенных жителей первого подземного мира, объявляю им войну. Там темно и тепло. А ещё там гномы, толстенькие такие гномики. Эй, в девятом ряду, убрать слюни, я говорю завтра, значит, завтра.

– Там барлог, — подошедший, как всегда, неслышно, Валентин отравил начинающееся ликование от моей решительности.

– Ну и что.

– Это исчадие преисподней. Подумай ещё. Давай на Гондоре потренируемся. В последнем налете ты опять была не на высоте. Я хотел сказать, что так низко летать нельзя, собьют. И потом, кто же прыгает среди битвы и визжит "Ой, мамочка!" Мы же постоянно на тебя отвлекались. Ты, вообще, на чьей стороне была? И ты не должна защищать женщин с вечно хныкающими детьми. Лекарство не помогает — увеличим дозу. Если ещё раз придется вытаскивать тебя из толпы оборванцев, при всех отвернусь. Пожалей меня, милая.

Чувствуя, что разговор зашел совсем не туда, я вернулась к первой проблеме:

– Он что, очень страшный?

– Элфани, это ужасный призрак. Огромен как скала. Дыхание его — пламя. Поступь — раскаленная лава. А рога вызывают трепетный ужас даже у нас, назгулов.

– Так он женат? — Я хихикнула. Ладно, еще неизвестно, что страшнее: твой барлог или я в гневе.


 Той же ночью.

Странное плотное марево подобно нежному покрывалу неслышно опустилась на мои усталые глаза. Приятная тяжесть в теле, дающая надежду на беззаботный отдых, вместо этого предъявила свои права на раскалывающуюся с перепоя голову.

— Чтобы я, когда-нибудь. Да никогда. Ведь говорили — яд. Зачем пила? Ой мои виски, о моя многострадальная макушка.

Утопая в рваных кружевах, тощей набитой соломой подушки, я мучилась в тяжелом забытьи. Сон, спасительный сон, был где-то очень далеко и совсем не торопился ко мне. Белесый туман густел, настойчиво прижимая к постели. Слабо взмахнув руками, я попыталась отогнать наваждение, но страшная мука внезапно пронзила все тело, и уже не сопротивляясь, я погрузилась в небытие.

— Странное место, и не земля вовсе, но и не небо. Сверкающие холодным блеском прозрачные кристаллы листьев, замерзшая трава под ногами, иней. Это было похоже на сказку, где внезапно все остановилось. Все умерло. Как будто на весь сочно-зеленый мир сошла безжалостная лавина холода. Все заморозив. Отняв жизненные силы птиц, выпив краски цветов. Нарушенная гармония жизни была печальна и торжественна. Задев запорошенную веточку, я вздрогнула. Неведомая сила властно призывала меня. Вдали кто-то стоял, и его взгляд подчинял своей воле. Я шла к нему, накалывая голые ступни острыми льдинками и не замечая боли. Шла. Его глаза были повелительны и добры. Забыв свои желания, мысли, забыв про больную голову, я шла. Шла на далекий голос, глухой, прерывистый, тяжелый.

— Эльфарран, вернись. — Но его губы не шевелились.

В другой обстановке я бы очень заинтересовалась этим феноменом, но сейчас мне казалось, что все так и должно быть, так и не иначе.

Голос внезапно смолк. Видение начало расплываться. Подняв руку, я коснулась своего лица. На пальцы упала слеза, горячая как кровь, она медленно покатилась и сорвалась на землю. Замерзший мир распался: голоса тысяч птиц внезапно разрушили тонкий хрусталь тишины; сбросив леденящие оковы, цветы распрямились и с еле слышными щелчками раскрыли бутоны; зеленая волна густой листвы, захлестнула верхушки деревьев. Застрекотали кузнечики. Соревнуясь в красоте, бабочки расправили паруса пестрых крыльев. Не в силах поверить в то, что это происходит со мной, я беспомощно глядела на внезапное буйство пробуждающейся жизни. Ароматы трав, маленькие изумрудные лягушата, ослепительно синие небо. Я была частью этого благословенного мира. Чьи-то руки, приподняв меня над землей, настойчиво повлекли прочь.

"Ну и пусть — думала я, — пусть меня похитят." Нет воли, нет времени, нет ничего. Полная покорность. Но я знала эти объятия, когда-то давно, очень давно, и помнила эти глаза, насмешливые, любимые. Я медленно кружилась и тонула в их синеющем омуте. Странное непонятное чувство, как тать, незаметно пробиралось в душу. Замершее сердце, точно жаждущий путник, добредший до серебряных струй родника, жадно впитывало его. И все казалось уже не таким уродливым. И верилось, что есть в мире радость, есть счастье.

Внезапно палец обожгло — мордорское кольцо раскалилось докрасна. Вскрикнув, я очнулась. Осознание происходящего ужаснуло меня. Кто-то бесцеремонно, по хозяйски сжав в объятьях, целовал меня.

Подняв, скованную неведомой силой, правую руку я ударила маньяка по лицу. Вскрикнув, он отпустил меня. На его обожженной щеке отчетливо обозначился алый след кольца. Горький стон разбиваемого стекла резанул уши. Крик отчаяния и боли, ответил плачу рассыпающегося осколкам роскошного зеркала. Золоченая рама, не выдержала и раскололась. Трещина, подобно корявой лапе сказочного зверя, поползла через загадочные завитушки. Казалась, что чудовищная сила таящаяся внутри, разорвала это совершенное творение гномов. Подобно живому существу зеркало умирало. Немым укором тускло отсвечивали капли его крови — осколки. Слабые искорки, вспыхнув последний раз, угасли, стало неуютно и тоскливо. Как будто у меня из сердца вырвали что-то очень нужное. Что-то, о чем я забыла, или хотела забыть. А может, у меня сердца и не было?

– Да тише ты, — свернувшаяся кольцами змея, лежала на поверхности одеяла. — Всех переполошила. Окаянная. Очередной кошмар? Верещишь как уж с отдавленным хвостом. Спи дальше, великая повелительница Мордора, — зевнув, насмешливо закончила Зая и, свернув поплотнее кольца, снова задремала. Я сидела среди смятых простыней, трясясь от пережитого ужаса.

– Нет. Ну это же надо, в своем доме. Темную королеву, — тихо хихикнув, закончила мысль, — чуть не украли голубушку.

Разбитое зеркало, подаренное гномами, было страшным оружием, неизвестным мне.

На следующее утро необыкновенная тишина странно отозвалась в моих ушах. Привычный фон оркского наречия, прерываемый рыганьем и сопением, неожиданно исчез.

"Готовы к битве — решила я. — Надо сказать им, что-то воодушевляющее."

Площадь была пуста, ну почти пуста. Несколько брошенных котелков и колья от разобранных в спешке палаток. Огромные кострища еще дымили, последними остатками углей.

– Где моё войско. — Я ворвалась в тронный зал.

Как всегда, назгулы вытолкнули вперед, Чаки. Он заикаясь пояснил, что идти за мной в первый подземный мир — дураков нет. Вот напасть на людей, это другое дело, а с барлогом встречаться никто не желает. В общем, орки сбежали!

– Измена — быстро сообразила я. И так мне стало обидно. Что я за властелин, когда все мои подданные меня не слушаются.

Назгулы тоже подозрительно молчали.

– Кто пойдет со мной!? — я упрямо настаивала на подземном походе. — Никто! Ну и оставайтесь дома, трусы. Я пойду одна, и чур не примазываться к моей победе.

Гордо вскинув голову, выскочила в коридор.

Какая я грозная, прямо, отпад.

Так, тяжелые двуручные мечи отменяются. Я их просто не дотащу даже до входа в подземное царство. Туда же отправила булавы, хотя цепочки на них мне очень понравились. Топоры, алебарды, ещё какие-то клинки на ручках и прямые, и закругленные, и ребристые — тоже не нужны: ну очень грубы и неудобны. Примерив несколько шлемов и окончательно испортив прическу, отказалась и от них. Смущенно шмыгая несуществующим носом, в оружейную вполз Чаки. Он, следуя своей привычной тактике, прикинулся незаметным в самом дальнем углу. Грохоча срываемым со стен оружием, я вертела в руках маленькие дротики.

– А это для чего? — Он пожал плечами. — Но ведь должно быть что-то, что подойдет. Старинный арбалет, глухо стукнувший меня по ноге, скатился к подножью набросанной кучи железа.

– Гляди, — обрадованный Чаки подскочил — арбалет.

– Сама вижу, что арбалет. Я стрелять не умею. Или умею? Ты не помнишь? От этих крепких напитков я все забываю.

– Есть только один способ узнать это. — И уже разглядывая дырку в плаще, Чаки философски заметил. — Почти умеешь.

– Тогда, идем, — закинув на спину арбалет, я подобрала кривой ятаганчик. Он был так красиво украшен драгоценными камешками, что оставить его было свыше моих сил. И не прощаясь ни с кем, я ступила на темную лестницу войны. Она была скользкая и мокрая.

– Приеду вызову хороших сантехников. Постоянные протечки в доме меня замучили. Чаки за мной.

Мой друг обреченно потащился следом.

– Может вернемся. В столовой сегодня драконьи ребрышки и компот. — Зная мое пристрастие к компотам, дрожащий назгул слабо протестовал.

– Компот это хорошо, но первый подземный мир лучше. Ты представляешь, как удивится Валентин, когда мы придем с победой.

– Или когда наши обгорелые косточки найдут. Элфани, пожалуйста, пошли назад, — эти слова он договорил уже в полете. Сорвавшись со ступеньки, мы рухнули во мглу. Тяжело разглядеть черного назгула во тьме, поэтому я крепко держала его за рукав.

– Нам ещё долго лететь?

– Узнаем когда приземлимся.

А время шло. Все-таки что-то в этом есть, приятное. И ветерок так нежно холодит личико. И волосы не мешаются. Здорово.

Звездочка мерцающего света, приблизившись оказалась толстым люминисцирующим подземным червем. Свернувшись кольцами, он мирно спал. Утонув в его мягко склизком теле, мы приземлились.

– Славно полетали, может ещё раз.

Назгул шуток не понимал:

– Очень высоко, хозяйка, и страшно. — Это он прибавил, когда выпутавшись из гигантского червя, мы скрылись в одном из темных переходов.


Странно, но в полной темноте мы очень даже неплохо ориентировались, сбив лбом третий сталактит, сравнялись с Чаки в счете. Он три, и я три.

– Хи-хи — я нервно фыркала.

– Ой-ё, — вторил мне назгул.

Подбадривая себя подобными возгласами, мы пробирались по узкому проходу среди нагромождений камней.

– Слушай Чаки. А что весь подземный мир такой узкий?

– Я здесь впервой, давай вернемся.

На четвереньках, проползя в каменный чертог, мы перевели дух. Отвесные утесы были внушительны, и гордясь собственной неприступностью, они даже не пожелали с нами поздороваться.

Поправив растрепавшуюся прическу, и на всякий случай, придав пинком ускорения Чаки, я скрылась в самом крайнем коридоре, запах гнили, идущий из него, внушал назгулу доверие, а мне было все равно, от постоянного сидения на холодном троне, я мучилась ещё и страшным насморком.

Потеряв счет дням, мы вышли в заброшенные чертоги гномов. Маленький водопад, очевидно, когда-то служил им источником живительной влаги. Упав на колени, я мысленно возблагодарила какую-то Эльберет. Что это была за святая, а может и не святая, точно не помню, просто губы как-то сами выговорили это имя

Напившись воды из прозрачного горного озера, я огляделась. Похоже, здесь когда-то жили. Повинуясь умелому резцу камнетеса, темные камни складывались в коридоры, залы, закоулки. Власть вечной ночи неслышно баюкала обвалившиеся лестницы, скользила по упавшим колоннам, просачивалась в заброшенные колодцы. Тишина и полное запустение царили здесь. Мы с Чаки уже который день в походе. И кроме друг друга никого больше не видели. Похоже, у этого мира нет хозяина. А если нет хозяина, значит, будет хозяйка. Я так и объявила на привале усталому назгулу. Тот согласно кивнул, он вообще-то всегда соглашался со мной. И это вызывало некоторые подозрения.

– Элфани, я могу тебя спросить, а куда мы идем?

– На войну.

– А где война?

– Ну ты и вопросы задаешь — конечно, не знаю. Найду.

– Ой, пропала моя черепушка, — и Чаки снова впал в уныние. — Куда идем, не знаем. Зачем — не знаем. У тебя хоть карта есть?

– Что, нужно было захватить?

– Точно, пропала, ой-ё — всхлипывал назгул всю ночь, или день.

– Ты не мог бы паниковать потише, спать мешаешь. Теплый камень идеально повторял контуры моего тела и, свернувшись калачиком, я тосковала сама не зная почему. Но очень сильно тосковала.


– Хоть бы монстр какой-нибудь встретился, и дорогу узнать не у кого.

– Мы здесь, кажется, уже были, или нет?

– Я не знаю, пошли обратно, — и так каждый раз.

Сегодня мы вышли в просторный зал, странные узловатые веревки свешивались с его потолка. Они образовали некое подобие серых зарослей, тонкие и толстые нити, переплетаясь в причудливую паутину, загораживали проход. Сделав несколько шагов, я окончательно запуталась в их цепких щупальцах. Жадно встрепенувшись, они потянулись к нам. Маленькие ротики с несколькими рядами зубиков припали к открытой шее. Сотня мелких иголочек вонзились одновременно. Обвив наши тела, древесные вампиры принялись за трапезу.

– Ой, конец пришел моей жизни, — плакал Чаки.

– Ты уже мертв, — думала я, конечно, не деликатно напоминать о постигшем его несчастье, но своим вечным нытьем он уже меня достал. — Пустите, я темный властелин. Да пустите же.

Куда там, они ещё крепче сплетались. Сотня маленьких насосчиков спешно перекачивала мою кровь в толстые жилы корней.

– Березы-вампиры произрастают на месте бывших пожарищ и над подземельями полными скверны. — Незнакомый голос звучал в ушах. С мягким шлепком на пол свалился Чаки, поняв, что из него многого не выжмешь, дерево с отвращением выплюнуло назгула.

– Я за подмогой, держись темная королева. — И только черный плащ мелькнул в одном из бесчисленных коридоров.

Кровь, забурлив, ударила в виски, мне казалось, что я слышу, как она отчаянно взывает ко мне:

– Сделай что-нибудь. Я не хочу быть пищей корней энтских упырей.

Но напрягая уплывающие силы, я только и могла, что дергаться, как птичка, попавшая в силки.

– Может, ты все-таки воспользуешься мной. — Тонкий, звенящий шепот раздался со стороны левого бока. Блеснув рубинами, ятаган зашевелился в ножнах. — Чего ждешь?

Подпрыгнув, он уверенно ткнулся мне в руку, и я ударила по первой одервеневшей глотке. Фонтан гнилого сока вырвался из разреза, еще один, и уже залитая смердящей жидкостью, я размахивала кривым клинком с всё увеличивающейся амплитудой. Яростная острота моего друга, как нитки рубила корни. Но их было много, и на место отрубленным уже спешили их дальние соседи, с отвратительным свистом они накрывали меня все новыми петлями. Боль, отчаянье, ужас — заставляли меня сражаться. Но силы утекали вместе с покидающей меня кровью. Ухватив меня за длинные волосы, эти маленькие кровососы, выстроились в шеренгу и ринулись в последнюю атаку, пытаясь вырвать ятаган.

– Ну вот и все, встречай меня, Эсте милосердная. — Я машинально крошила корни.

Внезапно молнии блестящих лезвий ворвались во мрак смертельных объятий.

– Смелее сестры. — Низкое контральто пробилось сквозь пелену полузабытья. — Сейчас посмотрим, кто на этот раз угодил в корни тетушки березки. Летевшие направо и налево куски щупалец шлепались с отменной скоростью.

– Это я, королева, тьфу, то есть властелин, — едва слышно пискнув, я на четвереньках, выползла из-под нарубленных лиан. — Элфани бездарная и усталая, падайте на колени и целуйте мне подол платья.

Оглянувшись на высоко оборванный край платья, запоздало сообразила, что это слишком смелое предложение. Но целовать никто и не пытался. Рассматривая меня с высоты своего маленького роста спасительницы, настороженно переглянулись.

– Ты не видела, тут некая Эльфарран не пробегала?

Я отрицательно качнула спутанными волосами.

– Не видала, а жаль, — затянутая в костюмчик из кожи, натертой салом неизвестного происхождения, ближайшая ко мне девушка, протянула руку. — Вставай, королева. Здесь все равны.

Её подруги, добросовестно дорубив остатки щупалец, подошли к нам.

– Прекрасное оружие, — предводительница, прониклась уважением к моему ятагану.

Он взвизгнув, скрылся в ножнах.

– Очень скромный, — я вступилась за своего друга, погладив притихший ножичек.

– Я только хотела поблагодарить его, он спас тебя, и мы тоже немного помогли. — Она открыто улыбнулась. — Идем с нами подруга, здесь не безопасно. Орки рядом.

– Как, они уже здесь? Вот проворные. Какого полка?

– Они дикие. Поэтому прикинься тенью и слейся с камнями. Идем.

Теплое дыхание невидимого огня ласково согревало нас. Шмыгая простуженным носом, я шла в середине, как самое слабое звено этой цепочки подземных альпинисток. Сверля взглядом спину впереди бредущей девушки, отмечала, что мы уходили все дальше в лабиринт многочисленных темных пещер. Двигаясь по только им известным заметкам, они уверенно вели меня в глубь Мории. Надписи на стенах довольно подробно рассказывали о жизни гномов. Поднося факел к стенам, я выхватывала кусочки прошлой жизни этого мира. Объявление о распродаже подержанных лопат, поздравление со столетней годовщиной открытия тридцать второй шахты и выражение надежд на свет мифрила в конце этой проклятущей шахты. Какой-то Тронель + Грундталь = Рогер, Альвин, Драгон и малышка Дрелла. С трудом прочитав имена последней надписи, я поразилась — выходит, у гномов тоже есть семьи и дети.

– Ты думала, мы рождаемся из скал. Что у тебя было по этнографии? — насмешливо кинула, сзади идущая спутница.

– А что такое этнография?

Шершавые стены нависали над нами, вокруг царило удивительное безмолвие.

– Тише, девочки. Тише, затаить дыхание.

Мы ползем по карнизу отвесной скалы, песок забивает рот, открытый, чтобы лишний раз не издавать звуки носом. Песок скрипит на зубах. Першит в горле. Я деликатно выплевываю его. Уткнувшись в поданный платок, отчаянно выдыхаю все накопившуюся пыль.

– Чих!

Тихий шорох перерастает в шум множества ног. Они бухают где-то в соседнем коридоре. Вскочив, мы тоже бежим, перепрыгивая через расщелины. Уже не таясь, спешим к спасительному чертогу, где пробивается слабый луч света. Влетев и упав на камни, все тяжело переводят дыхание.

– Спасены, сюда не сунутся. — Предводительница, улыбнулась. — Ловко мы их обставили.

Высунувшись за угол она с веселой издевкой крикнула:

– Глупые орки! Что съели! — сделав весьма откровенный жест рукой, она засмеялась.

– Они точно сюда не сунутся?

– Точно. У нас разделение территории по конвенции. А вот завтра, завтра мы нанесем им ответный визит. — Видя, что я заинтересовалась этим местом, она сочла своим долгом просветить. — Это чертог сокровенного знания. На этих полках хранятся предания древних мудрецов и свитки с легендами. И главная из них о великом кольце всевластья зла. Здесь, в заброшенных копях старой Мории, в самом далеком зале, где наши далекие предки приносили жертвы великой матери-земле, лежит кольцо. В незапамятные времена оно скатилось сюда, с пальца погибшего темного властелина. Все, кто пытался приблизиться, сгорал в пламени его гнева. Страшный яд, разливаясь огнедышащей магмой, сжигает все вокруг. Но оно ждет. Ждет наследницу Мордора, некую Эльфарран. — И внезапно устыдившись своего пафосного языка, она буднично закончила. — Ты с ней не встречалась? У нас есть достоверные сведения, что она здесь, и приказ о задержании.

Вытащив свернутый листочек эльфийской бумаги она прочитала:

– Раса — эльфийка. Статус — Светлейшая аранель. Имеет: рост средний, глаза обыкновенные синие с прозеленью, цвет волос обыкновенный, серебряный, но не исключен и другой оттенок, упряма, взбалмошна, любимое выражение — святой Низя. Может быть одета в эльфийское свадебное платье или в назгульский черный плащ. На левой руке носит кольцо светлого мифрила, на правой — темного, красного золота. — Перевернув лист, она посмотрела на меня. — Тут ещё на две страницы примет. Вот посмотри — отлично чистит единорогов, в танце наступает на ноги, тонет даже в самой мелкой луже, ненавидит селедку. Известна под именами Эльфи, солнечная, аранель Валинора, королева острова Солеа, темная повелительница Мордора и Фи из Чавкающей трясины. Склонна к побегу. Врет не краснея. В карты шельмует. Коллекционирует кольца. Всех похожих немедленно хватать и до выяснения держать под неусыпным контролем. При задержании соблюдать определенную осторожность — все-таки принцесса, и еще тут добавлено на обороте, — кусается. Но только в крайнем случае. Ну как, ты её знаешь?

– Нет, не знакома, не видела, не общалась.

– Жаль. Ты точно не Эльфарран. Поклянись.

– Да честное назгульское, — я уверенно мотнула головой и, быстро сменив тему разговора, перешла к более важному вопросу, мучившему меня на всем протяжении дороги. — Как бы мне, таком костюмчиком разжиться? Выкройку дашь? Знаешь, хочу себе такой же, вечно подол мешается.

– Конечно, мы же женщины и должны держаться вместе. Против тех отвратительных трусов, предавших родину, бросивших жен и малых детей, — в её словах зазвенела застарелая обида, — против мужчин. Они наши главные враги.

– И мои тоже, хотя не знаю, почему. Но у меня тоже, есть к ним счеты.

В порыве радости, она бросилась мне на шею.

– Я так и поняла, моя бедная обиженная сестра. Кстати, как тебя зовут.

– Элфани. Безумная и жуткая, вроде так звучит. Но последние можно не произносить.

– Чай пьешь?

– Я теперь все пью, только легче не становится.

– Это поможет, — подавая мне чашку дымящегося напитка, она предупредила. — Пей маленькими глоточками. Горячо.

Прихлебывая ароматный напиток, я расслабленно слушала грустную историю Мории — первого подземного мира.

– Века, проплывающие над земными царствами, были не властны над великим содружеством гномов. Сплоченные единой концепцией создания совершенного государства, невысокие короли мудро правили своим народом. Были построены просторные покои, прорыты глубокие шахты, открыты сотни мастерских. Удивительные механические повозки, груженные золотом, непрерывным потоком сами катились к торговым тропам. Равенство и согласие были главными принципами жизни. Из великих копей мифрил тек рекой, обогащая и без этого зажиточных гномов. Талантливые строители возводили дворцы и чертоги, украшая их редкостным красным золотом, алмазами и сияющей бирюзой. Создавая шедевры, мужчины посвящали их своим подругам. Целые века царили мир и любовь. Прекрасные гномессы жили в полном согласии со своими мужьями. Но однажды, в одно отдаленное селение пришел ощипанный демон. Он, расписывая красоты другого мира, из-под крыла показал нашим мужьям какие то картинки. Кто смотрел, менялся безвозвратно. Они уже не замечали нас, не помогали даже пироги с черникой. Что только мы ни делали: возжигали масло редчайших семян дерева жизни, натирались лучшими эльфийскими духами, даже за прозрачными юбками съездили. Ничего не помогло. Наши любимые уходили все глубже в копи, отговариваясь, что ищут мифрил, но мы точно знали, что они копали проход в другой мир. Горе и ревность жгли наши сердца. Мы были не нужны им, о детях они вообще забыли. Никто не устоял. Мечтательно вздыхая, они копали и копали.


Тут она смахнула набежавшие слезы.

– И что — я нетерпеливо влезла в печальную историю.

– Копали и копали, копали и копали, — похоже, она не знала, как подойти к самой сути и повторялась. — Копали, копали…

– Дальше, дальше.

– Копали, копали. А там барлог. — наконец она разродилась.

– И что?

– Барлог! Ты меня слышишь — барлог!

– Я поняла — барлог. Дальше-то что?

– Ничего, — её подошедшая подруга, оборвала разговор.

Несколько рыжеватых волосков пробивающихся над верхней губой возмущенно вздрогнули.

– С одной стороны полчища орков, хлынувшие из Изенгарда, с другой — барлог, мы были в окружении. Испуганно прислушиваясь к шуму битвы, мы варили вересковый мед, последнее приворотное средство для наших неверных гномов. Но они не вернулись, и тогда, отбросив ложки, мы дали страшную клятву. Мория для гномесс, и сюда более не ступит нога ни единого предателя. Так и будет. Позор гномам подгорным и поддолинным. Позор всем мужчинам предателям.

От избытка чувств, я вскочила и захлопала в ладоши.

Польщенные гномессы с достоинством поклонилась. Ополовинив кружку, наконец, смогла разглядеть своих спутниц. Темные агатовые глаза, сверкающие глубоким спокойным огнем, и рыжие волосы вкупе со смуглой кожей являли собой прекрасный образ подземной жительницы. Вооруженные изящными топориками и длинными ножами, они представляли собой род легковооруженных войск. Сбившись в круг, подруги расположились на отдых среди гладких камней и дремали. Тихо попискивали черные подземные тараканы. В пролом стены я глядела на звездное небо.

"Счастливая, — из далекого детства выплыло прозвище. — А где оно счастье, может, я прошла мимо, не заметив его? — Звезды загадочно подмигивали и, зевнув, я подумала. — Ладно, завтра объявлю войну."

Не успев заалеть утренней зарей, небосвод проводил нас в темное жерло подземелья.

– Орки справа. Числом не более двух десятков. — Изготовившись к нападению, мои подруги, стали серьезнее. Это было странное сражение, оно велось в полной тишине.

– Главное не разбудить барлога — так перед битвой, договорились враждующие стороны. — Помахаемся до обеда и разойдемся, что нам делить — Мория огромна, места всем хватит, а развлечений нет. Оружие только допущенное соглашением. И, чур, громко не стонать.

Орки размахивали дубинками обмотанными мягкими шкурами, девочки зачехленными топорами, все старались производить поменьше шума. Поминутно подхватывая падающих противников, участники потасовки неслышно складывали их в штабель возле стены: налево орков направо гномесс. Было слышно только хриплое дыхание и глухие шлепки оружия.

Решив подбодрить подруг, я приготовилась издать вопль пикирующего назгула и приоткрыла рот.

– Молчи, — с обеих враждующих сторон ко мне метнулись испуганные противники, прижав пальцы в губам, они остановили мой рвущийся крик. — Барлог рядом.

– Так на чем мы остановились? — Опять разойдясь в разные стороны, орки и гномессы продолжили потеху.


Два разбитых носа, отдавленные ноги, несколько синяков, набор разнокалиберных зубов — результат битвы впечатлял.

– Вы что не убиваете орков? — я заинтересованно, смотрела, как гномессы делили зубы.

– Зачем? Нам без них страшно, ты знаешь кто такой барлог?

И тут меня охватил гнев. Неконтролируемый гнев.

– Не знаю, и знать не хочу. Как только я спустилась сюда, только и слышу: барлог, барлог. Подумаешь, царь какой! Вот я Эльфарран, великая королева Мордора, и то гораздо скромнее. — Лучше бы мне было промолчать… Как же прав был Валентин, предложивший однажды отрезать мне язык. Вся девичья масса, открыв рот, остановилась.

– Та самая!

– Нет, тезка, — но было поздно.

Воздавая хвалу семи подземным богам, они арестовали меня. Сверяя приметы, поднесли фонарь почти к самому лицу.

– Светлейшая аранель ты ужасна. — Был их приговор.


Живу теперь в отдельном чертоге. Тесная комнатушка с дымным очагом. Несколько шкур на полу заменяют кровать. Вылизанные до блеска тарелки на единственной каменной табуретке и засохший букет полевых цветов завершают убранство. Букет ну совсем не к месту, но подруги, сразу преобразившиеся в тюремщиц, сказали, что это единственная вещь близкая моей сущности и, просунув его сквозь частую решетку, настойчиво бросили на пол. Я его немного пожевала и выплюнула — засохшие ветки, больно кололи рот. Окошко есть, правда маленькое, под потолком. Допросами особо не достают, и вместо казни меня ждет всего-то депортация на родину. На сей раз ходка куда приятнее предыдущей: обрывки воспоминаний говорят, что в тюрьме я уже была, и тогда все обошлось хорошо. Вот только зачем я нужна эльфам? Вроде, ничего плохого я им не делала, или делала? Не помню. Теперь без Чаки мне совсем плохо.

– Здрасте, — на пороге стоял незнакомый гном. С нахальным видом он не отрывал от меня глаз.

– Ну вот, а говорили ни одна нога гнома… а тут целых две, — возмущенная беспринципностью подруг, я шмыгнула носом.

– На, возьми, вечно у тебя глаза на мокром месте, — подойдя ближе, он, протянул мне клетчатую тряпку. Враждебно отвернувшись, я уставилась на стенку. — Да ладно, Солнечная, забей, с кем не бывает. Было и прошло. — Он еще придвинулся. — Мне ты можешь довериться. Он опять тебя обидел? Только скажи! Если так, то я за тебя… ну ты понимаешь.

– Не понимаю. Ты кто? — С огорчением, отметив недоступность маленького столика с обильным содержимым, я предложила. — Выпусти меня не надолго, только до стола и назад.

Наголодавшись в Мордоре, я просто не могла спокойно смотреть даже на засохший кусок заплесневевшего хлеба, есть хотела постоянно, в любое время суток, и, добравшись, поглощала невероятное количество еды, умоляя дать добавки. Гномессы, боявшиеся за меня, давали пищу маленькими порциями, но часто.

– Нельзя, убежишь. Ты на это мастерица. — Почесав заросший подбородок, он засопел и продолжил. — Знаешь, ребят не пустили сюда, говорят, что визы не готовы, а на самом деле, все от них там с ума посходили. Здесь же бабье царство. Единорога, под предлогом слухов о лошадином гриппе, держат в карантине, купают дважды в день в марганцовке, он уже даже порозовел. У волшебника нет справки о выписке из города славного короля Уриме, мы послали запрос, но там страшная бюрократия. А эльф не отрывается от зеркала, следит за тобой, он и сейчас нас видит, помаши ему ручкой. У него трагедия — ожог не проходит. Делали небольшую пластику. Неудачно. Ты в следующий раз поосторожнее — вдовой останешься в самом расцвете лет. И что у тебя за манера, чуть что, бить по лицу. Отвыкай, все пальцы в кольцах.

– Что вам всем нужно? — Остановив поток его слов, я занервничала. Столько врагов, и каждый с претензиями.

– Ты!

– Понятно. Но зачем!

– Затем, что ты не то, что ты есть, то есть, я хотел сказать, ты есть, но не та, что была. Уже нет, но можешь стать тем же, что и есть сейчас… — ну все, я запутался. Хватит мне мозги засорять, собирайся домой, — на последних словах он решительно направился к дверям, — и побыстрее.

– Никуда я не пойду.

– И этот вариант предусмотрен. Вот получите передачу.

Он вороватым движением вытащил из кармана небольшой сверток. Положив его мне на колени, отошел. Легкий как облачко, сверток сам развернулся, в нем ничего не было, только облачко пара. Вдохнув его, я чихнула и узнала своего лучшего друга.

– Гимли, что ты тут делаешь? Опять попал в переплет? А где мой супруг, — загулял?

– На границе. Я уже говорил. Ты идешь? — встрепенувшись, он улыбнулся во всю ширь своей бороды.

– Конечно иду, только вот вопрос, а куда?

– Так начнем с начала: в Валинор, домой, тебя там ждут.

Быстро прокрутив в голове последние события, я сообразила, что мне лучше, пожалуй, побыть под землей, чем встречаться с нашим королем, а особенно, с родней, обманувшийся в своих ожиданиях.

– Может, лучше я здесь посижу.

– Нет. Ты светлейшая аранель, и обязанности твои никто не отменял. Да что я церемонюсь. Поехали. — Он вытолкнул меня из камеры.

Вот в этом и был его прокол. Я оказалась у решетки выхода значительно быстрее, и переходы, тускло отсвечивая кристаллами горного хрусталя, так и замелькали под моими быстрыми ножками.

– Стой, солнечная! — Задыхаясь от бега, гном отчаянно ловил меня. — Я же не эльф. Я не спринтер. Но ничего, возьму измором. — И он запыхтел, продолжая громыхать сапогами по камням.

Я не то чтобы хотела покинуть его, просто, мне надо было в одиночестве собрать воедино сотни мыслей и воспоминаний, которые, внезапно нахлынув, просто не умещались в голове. Слипшиеся в комок чувства требовали времени на переосмысление.

Шаги преследователей то удалялись, то приближались — похоже, меня искали уже всей оравой, крики отчаяния и тревоги слышались из многочисленных проходов.

– Помогайте, девочки. Действие дыхания единорога заканчивается, и она снова все забудет.

Я всхлипывала под пыльной лестницей.

– Бросила все что мне было дорого, зачем? Простите меня, пожалуйста. Я вернусь, я оправдаю доверие, я … Ой, что теперь скажет моя мама… А, наплевать! Я же Элфани Мордорская бездарная и жадная, так, кажется, звучит.

Выскочивший из-за поворота гном, тяжело дыша, оперся на каменные перила. Он взглянул на меня и обреченно сполз вниз, закрыв лицо ладонями:

– Поздно! Эльфи ты опять меня не помнишь?

Холодно глянув на страдающего гнома, я развернувшись на пятках, рванула в самый темный ход. Помнить всяких там гномов, у меня что, вместо головы корзинка.

И началась облава.

На второй день к гномессам подключились орки. Быстро посовещавшись, они начали преследование по старой охотничьей тактике: как более опытные загонщики орки искали меня, чтобы поднять и выгнать на прекрасных девушек с топорами. Обследуя очередной темный закоулок, они разочарованным рычанием давали понять, что и здесь никого нет. Лежа на голове каменного истукана, я с удовольствием наблюдала за кутерьмой. Это напоминало игру в прятки, меня так и подмывало выскочить и крикнуть: "Не нашли, не нашли, я выиграла." Но чувство самосохранения подсказывало, что лучше с ними не встречаться. Безжизненные каменные глаза идола смотрели на отвесную скалу, наверху темнел широкий вход. Прислушавшись, я четко различила знакомые вздохи.

– Чаки, — ласково позвала я своего неверного телохранителя, — Чаки, вылезай, я точно знаю, что ты здесь.

Нащупав в темноте его плащ, я крепко в него вцепилась. Теперь, рядом с ещё большим трусом, я, обрела прежнюю уверенность в своих силах.

– Надо сматываться отсюда и побыстрее, сейчас поверну кольцо.

Но назгул твердо взял меня за руки.

– Не торопись, есть более короткая дорога. Захватим по пути кое-кого.


В первые дни после встречи мы так и не смогли поговорить. Гномессы очень быстро бегают, и орки тоже. А командовал преследованием все тот же гном — он уверенно вел их по нашему следу.

– Не реви Чаки. Они идут по твоим слезам, — я на ходу вытираю глаза друга, клетчатой тряпкой того гнома. — Не бойся, скроемся в ущельях.

– Они слезятся от ветра, — недовольно отворачивается назгул.

Они быстры, но и мы достойные соперники. По легкобеглости нам с Чаки никто не годился в противники. Натренированные вечными стычками в Мордоре, сейчас мы были просто идеально подобранной парой. Узкие мосты, где не смогли бы расползтись и два сверчка, мы пролетали в доли секунды. Скатываясь по отвесным склонам, только наращивали темп. Без сна, голодные, беря с разбегу нагромождения горных выработок, мы уверенно уходили от погони уже который день. Но силы были неравными. Все обитатели Мории были на стороне гнома. Камни подсказывали преследователям правильный путь, слепые кроты прослушивали шорох наших ног. Подземные озера тотчас высыхали, как только я пыталась напиться. Хитрые морийские жители, по очереди отдыхая, гнали нас, постепенно изматывая.

– Прижмем их к великой огненной преграде. — Отчетливо слышу я мысли ловцов.

Выскочив из едва заметной расщелины, мы чуть не падаем в бурлящею лаву. Огненный поток обдаёт слепящим жаром. Взвизгнув, Чаки подхватывает полы загоревшегося плаща.

– Оп. Приплыли. — Делаю шаг назад.

– Вправо. Там есть ход, за мной, — он первым скрывается в едва заметной норе.

Повинуясь его настойчивости, я задыхаясь тянусь следом. Горячие, грубые стенки пещеры обдирают плечи. Одежда дымится, обожженными пальцами я намертво держу назгула за рукав и внезапно начинаю терять сознание. Он бьет меня по щекам.

– Очнись, брось свои эльфийские привычки, не время!

На третьей оплеухе, он получает сдачи. И мы продолжаем путь. Как во сне бежим, натыкаясь на подставленные ножки враждебных камней. Они кидаются сталактитами, сыплют мелкий гравий под ноги, мы застреваем в нем, падаем, в отчаянье цепляемся за выступы скал, и они со смехом сбрасывают нас.

– Святой Низя! — упав на колени, кричу я в темноту, — всё, больше не могу!

– Можешь! — хрипит, измученный назгул. — Не расслабляйся, убью!

В соседнем проходе бодрые голоса преследователей празднующих победу.

– Последние усилие, красавицы. Она уже за поворотом. Сеть растягивайте. — Жизнерадостно подбадривает своих охотниц, гном. — Она наша!

Хватая жадным ртом раскаленный воздух, я задыхаюсь. Подавив рвущийся крик отчаяния, падаю на колени и, уткнувшись лбом в раскаленный пол пещеры, уже не могу подняться. Усталые легкие, в бешеном ритме, перекачивают жаркий смрад подземелья. Кровь с разбитых щек окрашивает равнодушный камень. Подняв меня на руки, Чаки спотыкаясь бежит по бесконечному коридору. Я безнадежно мотаю головой. Прислушиваясь к его прерывистому хрипу, хочу сказать: "Все кончено. Мы проиграли", — и словно поняв мои мысли, он шепчет:

– Сейчас, милая, сейчас, уже рядом.

С размаху вышибив плечом, резные двери чертога, источенные древесными улитками, он вваливается в зал, выстроенный ещё в глубокой древности искусными камнетесами. Хищно оскаленные горгульи, подняв каменные морды, приветствуют нас. Назгул, обессилев, падает, успевая в последний момент прикрыть меня своим плащом от обломков двери.

– Вперед, иди вперед, — задыхаясь, рычит он.

Слабеющей рукой, последним усилием, он толкает меня в центр зала. Там в самой середине что-то блестит. Качаясь от усталости в больных ногах, я бреду к источнику света. Зачем, сама не знаю. Падаю, ползу, теряю сознание и, все равно, ползу. Обдирая голые колени. Сбивая локти в кровь. Глаза неотступно ловят золотой отблеск, пот, капая со лба, шипит на горячем полу. В луже лежит колечко. Такое миленькое. Черного, самого редкого золота. Мне даже показалось, что оно дрогнуло и с едва слышным звоном попросило:

– Приюти меня на своем пальчике, Эльфарран. Я соскучилось.

– Прочь. Пошло прочь. — Тотчас раздался такой же голосок с моего левого пальца. — Я тут первое обосновалось. Она моя.

Лежа, я неотрывно смотрела на новое кольцо. Голоса, что звенели в голове, давно не удивляли — с такой жизнью ко всему привыкаешь. А они и не думали останавливаться.

– Ты нечестно пробралось на ручку моей хозяйки, тебе помогали. Пожалуйста, возьми меня — уже обращаясь ко мне, кольцо завораживающе сверкнуло.

– Конечно, как можно тебе отказать, — я вытащила его, а заодно и напилась, припав воспаленными губами к луже, в одночасье выпила её содержимое.

– Во дает, — каменные химеры переглянулись, — ну понятно, кольцо, но чтобы и расплавленный яд.

Больше они уже ничего не сказали, лишь одним движением ресниц метнув огненный протуберанец, я уничтожила многолетний труд гениального скульптора.

– Ой, только не на левую, мое место на правой. — Кольцо деловито выбирало себе палец, поудобнее. Завертевшись, оно довольно хмыкнуло. — Ну что, братец, теперь мы равны.

– Берегись. — Фыркнув, белое кольцо потянулось в драку, и черное тоже не осталось равнодушным. Исцарапав мне обе руки, они перевели дух.

– Давно не виделись. — Это уже когда растащив дерущиеся руки в разные стороны, я, наконец-то, утихомирила родственников, они хором пояснили. — Мы антагонисты. И теперь поведем безжалостную борьбу за тебя. Может, даже погубим.

– Цыц, вы оба, — я тотчас сообразила, что если дать им волю, то они просто разорвут меня. — Посмотрите, что вы сделали с моими руками. Исцарапанные ладони начало саднить. — Приеду в Мордор, переплавлю в браслет, обоих.


Вернувшись, застала назгула уже порядком отдышавшимся. Устало привалившись к скале, он напряженно ждал меня.

– Все в порядке? Покажи руку. — Разглядывая новенькое приобретение, он довольно любовался моей рукой, кольцо сияло и переливалось. — Прекрасный образчик зла, властелин был прав, ты достойная наследница. Носи и не снимай. Впрочем, об этом мы сейчас позаботимся. Надо закрепить его. Я конечно не влюбленный эльф, но и у меня получится, — холод поцелуя назгула проник до самых косточек кисти руки. И страшная догадка поразила меня.

– Ты не Чаки. Ты Валентин.

– Точно милая. Теперь тебе подвластны все темные силы Арды. Поздравляю.

Грохот падающих каменных глыб взорвал тишину. Дохнуло раскаленным ветром. Рык полный тоски потряс стены чертога зла.

– Барлог! Делаем ноги! — И назгул потащил меня в тот же боковой ход.

Дымящаяся масса, пыхтя огнем, застенчиво вползла в зал. Оплавляясь от жара, заплакали камни. Шипя потек ручеек из горного хрусталя.

– Куда же вы, были, и нет. — Горячие мысли догнали нас. — Вот так всегда, гномы, где вы. Я устал, я заблудился. Пожалуйста, не убегайте.

– Ему нужна помощь, — я отчаянно отбивалась от Валентина, а он с маниакальным упорством спасал меня.

– С ума сошла, ты еще с барлогом пококетничай, он же сожжет тебя одним вздохом. У нас и своих проблем выше крыши. — Отчаянно споря, мы опять выскочили на берег огненной реки. И очень удивились, увидев гномесс с рыболовной сетью. В свете последних событий мы как-то совершенно о них забыли.

– Эльфи иди сюда, мы тебе ничего не сделаем. Клянусь бородой. Ты постой тут с девочками, а я потом все объясню. Вот только разделаюсь с этим. — Ловко увернувшись от меча назгула, гном поймал его рубящий удар на упор прочной ручки мифрилового топора.

"Конец гному, — равнодушно отметила я. — Валентин опять будет играть его головой в воздушное поло на своем белобровом ящере, и кричать мне: "Пас левому нападающему. Лови милая." Фу, как я ненавижу его спортивные замашки. Кровь, мозги, мертвые глаза. Сердце вырежет и мне под подушку кладет, шутки у него такие. Как тут от кошмаров избавиться."

Повернувшись на пальце, черное кольцо напомнило о себе.

– Пусть сами разбираются, пошли отсюда. В огонь. Хозяйка, тебе ничего не будет. — Пискнуло кольцо зла. — Ты пройдешь по багровым всполохам, не повредив свои прекрасные ножки. Иди красавица.

Тоненький пламенный язычок был теплым и немного шершавым, но уверенно поставив на него носок ноги, я поднялась над огнем. Еще шаг. И действительно пламя поддерживало меня, дорожка выстланная раскаленной лавой упруго прогнулась. Еще шаг и ещё. Я была уже на середине, когда вспомнила о назгуле, но тот был увлечен упорством гнома и совсем упустил меня из вида.

– Умница, — шептала магма. — Всегда так поступай. У тебя нет друзей. Ты одна, всегда одна.


…Бульканье раскаленной жижи и обжигающий ветер. Расплескивая огненные волны, за мной, тяжело сопя, шел барлог. Подобно грозовой туче он был страшно прекрасен.

– Не убегай, поговори со мной, — молил он.

Нерешительно протянув навстречу правую руку, я вдруг ясно ощутила свою власть над ним. Это было новое и восхитительное чувство. Ещё мгновение, и моя рука погрузилась в приятный зной его лапы, он дохнул, и мои щечки зарумянились.

– Привет, ты что тут делаешь?

– Иду за тобой, а здесь течение бурное. Меня вечно смывает на гейзерный островок. Знаешь, есть такие горячие источники, хороши от радикулита. — Растянувшись рядом, он с удовольствием подставил бока обжигающему пару реки. — Уф, хорошо. Давай знакомиться.

С другой стороны на нас с ужасом смотрели преследователи, гном что-то отчаянно кричал, размахивая руками, гномессы плакали, орки неуклюже утешали их, и только назгул, вперив в меня взгляд, стоял неподвижно.

Пожав плечами, я крикнула:

– Все под контролем!

Скрывшись в багровом облаке, подсела к барлогу.

– А все же, что ты тут делаешь? — Громада нового спутника сразу внушила мне уважение. Вот кто поможет, в завоевании мира.

Но я рано радовалась: к сожалению, он оказался добрым и очень одиноким. Он быстро привязался ко мне и послушно потащился сзади. Мне приходилось передвигаться перебежками, и тогда он, устав от постоянных остановок, предложил повозить меня на загривке. Верхом на барлоге я была великолепна. Это вам не злобный ящер, пытавшийся несколько раз укусить меня за ногу, только отвлекись. Жаль, в зеркало посмотреться не удастся — еще в Мордоре я распорядилась разбить все зеркала и, все же, отражаясь в начищенных лезвиях мечей и в доспехах воинов, отчетливо видела вместо своего грозного отражения испуганную эльфийку в белом платьице.

Валинор, зеркальный зал.

Галадриель пристально вглядывается в холодную глубь сверкающего мифрила.

— Добралась, значит, до твоего брата. Не переживай, — обращаясь к белому кольцу, она бодро обещает. — Скоро вторая атака, я спрячу в её душе сочувствие и нежность, это поможет уцелеть Эльфи в смертельной схватке с чудовищем. И пожалуйста, не вступай в споры с черным, оно провоцирует тебя.

Горько вздыхая, барлог тоскует, а я чешу его за рогами, но и эта ласка уже не помогает.

– Я хочу домой, в пятый огненный мир. Там тепло, там изливающаяся магма не оставляет ни малейшего клочка суши. И деда старенький. Ведь говорил мне, не лазь, куда ни попадя, Огник. Я не послушался. А теперь дорогу обратно не найду. Он плакал раскаленными лавовыми потоками.

– В какой стороне твой дом?

– Не знаю, — и он подставил мне под руку второе ухо.


Печальная история Огника.

Подземные миры, многочисленны и удивительны.

Живя на пятом этаже, семейство интеллигентных барлогов, однажды было неприятно удивленно стуком сверху. Несколько раз ударив по потолку малахитовой глыбой, отец семейства, покачал головой.

– Вечно эти гномы со своим ремонтом, раскопали всю Морию, теперь взялись за отделку. С такими перепланировками, они скоро обрушат верхний этаж нам на головы.

– Может написать семи богам, — горящая ровным, светлым пламенем, его супруга тоже напряженно поглядывала на прогибающийся потолок. — Если они не сбавят темп, то мы рискуем остаться без крыши.

– В мои годы, все боялись барлогов, мы везде сеяли панический страх. Да что с вами говорить. Слюнтяи маломощные. — Послышался ехидный старческий голосок.

Оскорбленные в лучших чувствах родители запротестовали.

– Папа, только не при Огнике, пожалуйста, — мама попыталась урезонить своего предка.

А батя, полыхнув оранжевыми проблесками, проворчал себе под нос.

– Он сейчас вспомнит о войне шестого и сто третьего мира. Ветеран тыловой.

– А ты, вообще, пацифист, даже в армии не служил. Температура у него, видишь ли, ниже нормы — симулянт, — боевой дед, перешел на любимую тему. — Да от нашего вида демоны рушились в полете, как дохнем — они и вверх тормашками. А змеи седьмого мира линяли каждый день — кожа лопалась от жара. Здорово мы тогда порезвились. Сожгли все подземные запасы торфа, растопили вечные льды севера. Людишки говорят — парниковый эффект, ха, это наши пламенные сердца и неистощимая энергия. Завоевали вам мир со всеми удобствами, неблагодарные. Так то!

Обычно на этом мой дед успокаивался и, насупившись, шел в ванную. Залезет в вулкан, грет свои застарелые раны и спит. Он глухой, ему что стук, что тишина, все по барабану. Мы молча страдали.

– Они совсем обнаглели, — завязав полосой расплавленной меди лоб, мама стонет от ужасного грохота.

Внезапно потолок-таки обвалился, а в пролом просунулась взъерошенная голова гнома и поинтересовалась:

– Это второй мир?

– Пятый! — взревев, мой отец подставил стремянку и полез драться.

– Извиняемся, не туда попали, — гномы бросились врассыпную.

Мама, горячо вздохнув, попросила:

– Огник, малюточка, не подходи к обвалу, там сильный сквозняк. Папа, — с чувством крикнула она деду, — он меня бросил!

– Хвала богам, закладывай потолок, на фига нам нужен жидкий интеллектуал. Найдем тебе погорячее. — Кряхтя дед приволок глыбу гранита


– Бедный мальчик, — я потерла свой нос, — и что, ты больше не видел его?

– Угу, ровно через год, я, дождавшись когда дед уйдет на свой ежегодный слет, а мама с подругами начнет обсуждать недостатки сбежавшего мужа, вылез на его поиски, а теперь который год хочу вернуться обратно, но дорогу позабыл.

– Яд пил? Вулканические газы нюхал. Пепел курил?

– Нет.

– Странно, тогда, откуда амнезия. Давай договоримся: ты мне повысишь рейтинг среди этих глупых феминисток, а я найду твой дом.

Вот так, вступив в сговор с неопытным и доверчивым барлогом, я готовилась к завоеванию Мории.

На границе Мории.

В заброшенном доме, зажиточного тролля собралась весьма колоритная компания. Зевая от скуки, они расселись возле огромного плоского зеркала. Волшебник, задумчиво настроив изображение, примостился сбоку на трехногой табуретке. Единорог, растянувшись по собачьи, блаженно млел от появляющегося изображения.

— Ракурс покрупнее, — тактично подсказал он.

— Без тебя знаю, — Морред, прекратив водить рукой по раме, наконец нашел маленькую фигурку во мраке подземелья. Она стремительно двигалась по прозрачному экрану.

Деликатно расправив шкуру медведя, на полу устроилась оркиха.

Растолкав зрителей, в первый ряд уселся эльф с корзинкой полной прокаленных орехов.

— Что сегодня в программе? Боевик? Комедия? Эротика?

Подавив смешок, волшебник хитро подмигнул ему.

— Спорт, — и приглядевшись, добавил, — бег с препятствиями.

Первый эксперт в области подобных состязаний, единорог оценивающее прищурился.

— Хорошо бежит. Моя школа.

Запустив в корзинку растопыренную пятерню, Морред, вытащил горсть орехов, забросил один в рот и в мгновение его разгрыз.

— Хорошо бежит, — приглядевшись, согласился он с единорогом и вдруг забеспокоился. — Почему она одна, где Гимли?

— Вот он! — Болельщики издали вздох облегчения и тотчас все одновременно завопили. — Она в правом коридоре!

Махнув друзьям рукой, гном тоже быстро скрылся из вида.

— Поймает, — уверенно прорычала Мата. — Точно, поймает. Меч ставлю, что завтра и поймает.

— Волшебный посох, на третий день догонит — гном упорный, — азартно выкрикнул Морред.

— Дней десять и выдохнется. Эльфи только со старта берет резво а потом сбавляет скорость. Десяток стрел, по одной за каждый день.

— Уйдет, рог на отсечение, что уйдет — выбив искры из камней пола, воскликнул Изик.

Борьба на дистанции разыгрывалась нешуточная. Неожиданно к соревнующимся присоединились помощники. Теперь уже две тени, не задерживаясь на поворотах, летели по коридорам Мории. Но и Гимли был не промах. Быстро оценив обстановку, он оперативно собрал мощную бригаду: больше тридцати гномесс и с полсотни орков, веером охватив все ходы подземелья, взяли горячий след беглецов. Морред подавился орехом, когда Эльфи буквально на доли секунды разминулась с ними.

— Влево, — хором орали зрители. — Прямо, опять влево, за поворотом.

Вскочив с мест, они с напряжением следили за погоней. Шел третий день, и сдаваться никто не хотел.

— Несите пилу! — В запальчивости завопил волшебник, увидев как попав в окружение, Эльфи с назгулом на мгновение в нерешительности, остановились.

— Рано! — ржал Изик.

И верно, прорвав оцепление, беглецы снова ушли в отрыв.

— Конец моему мечу, — оркиха завывала на полу. — Не смейся, колдун, ты посох тоже просадишь.

Внимательно следя за бегом, эльф молча вытаскивал из колчана стрелы.

На пятый день у соревнующихся, проснулось второе дыхание, преследование не прекращалось ни на секунду, но напряжение борьбы уже начало утомлять друзей.

— Ладно, расскажите, чем кончится, — первым сдался волшебник.

— Это все назгул виноват, гонит её как пес. — Швырнув меч под ноги довольного единорога, Мата тоже пошла спать.

С видом именинника Изик длинным хвостом обмахивал трофеи, в тайне надеясь, что все вот-вот кончится, хозяйку поймают, и он с гордо поднятой головой ввезет её в королевский дворец Валинора. "И плюмаж дадут — белый! — он мечтательно закрыл глаза. — Королева погладит меня и скажет: "Ты изумительный друг, не зря я приставила тебя к маленькой эльфийке." Я очень хорошо влиял на нее, вот только дамы сбили ее с пути истинного. Будь я рядом, и не случилось бы встречи с тем самым властелином." Зевнув, Изик погрузился в один из своих глубоких и безмятежных снов.

— Она устает, — оставшись один, Леголас хладнокровно анализировал забег, — потеряла две секунды на подъеме, задела камень, ушибла ногу. Эльфи, дорогая, больно? Поосторожнее, тебе в ближайшие годы балы открывать. Гимли не спи, она устает!

Десятый день шел к концу. Проигравшие мыли гриву единорогу и полировали копыта. Тот довольно поучал неудачников. Разглядывая новенькое лаковое покрытие на стройных копытах, он уже хотел потребовать почисть ему зубы, когда с диким криком в комнату отдыха влетел эльф. Сорвав со стены лук, он попробовал пролезть сквозь зеркало перемещений.

— Стой, — бросив все дела, друзья схватили его. — Граница закрыта. Нельзя без документов.

— Все равно! — орал он, отбиваясь. — У меня сейчас жену уведут!

Внезапно зеркало вспыхнуло: жидкий огонь, съедая отражающую поверхность, мгновенно докрасна раскалил золотую раму. Расплавленные брызги полетели на пол, и волшебное серебро вылилось, оставив лишь грубую доску основания.

— Кончено. Кина больше не будет. — Разочарованно вздохнула оркиха и посмотрела на эльфа. — Большие проблемы?

Тот молча проверил кинжалы. Отобрал стрелы у Изика и вышел.

Переглянувшись, друзья проводили его взглядами полными тревоги. И внезапно одновременно решившись, бросились вдогонку.

— Орк с ними, с документами, надо идти — похоже, у Эльфарран дела совсем плохи.

Грустно подсчитав убытки, светлейшая королева Галадриель озабоченно вздыхает:

— Так никаких зеркал не напасешься, второе расколотили за последний месяц. Дорого мне обходится сохранение мира во всем мире.

Заполнив квитанцию-заказ на следующее зеркало, она сосредоточенно молится.

— О, пусть это будет последнее зеркало, только бы Эльфи не поняла своей мощи.

Раскаленный трон приятно греет застарелый радикулит. Свернувшись калачиком у подножия дремлет барлог. Временами, вздыхая во сне, ворочается, и искры дождем летят с его шкуры. Источая тепло, он согревает холодные стены зала. От нечего делать я рассматриваю своё богатство, высыпанные горкой кольца смирно лежат на коленях. Жар огненного друга слегка плавит их края.

– Это мои, — верещит черное кольцо и, завладев рукой, сгребает в горсть кольца назгулов, мордорское кольцо само катится за ними. Фыркая, белый антипод деликатно тянет к себе усыпанное бриллиантами гладкое кольцо из простого золота. Разобравшись по пальцам, кольца ненадолго успокаиваются. Зал, принадлежащий когда-то местным властителям, выполнен в лучших традициях эпохи расцвета Мории. Мозаики из драгоценных камней, местами осыпавшиеся и потускневшие, составляют причудливый узор. Картины-майолики представляют игры розовощеких малышей с уже пробивающимися бородками, они увлеченно роют ходы в песке маленькими лопатками. Орнамент из скрещивающихся кирок и топоров обвивают причудливые цветы верхнего мира. Прекрасные лица подземных жителей дышат уверенностью и достоинством.

– Похоже, здесь было совсем неплохо жить.

Откинувшись на спинку трона из прозрачного горного хрусталя и позеленевшей меди, я скучаю. Заняв место какого-то короля, просто не знаю, что делать дальше. Гномессы наотрез отказались признать меня повелительницей и разбежались. Мы с Огником не отказали себе в удовольствии и погоняли их в отместку, потом плюнули и вернулись назад. Тяжеловесный барлог при всех своих достоинствах очень неуклюж, в узких проходах он постоянно застревал — мне приходилось каждый раз слезать и пропихивать его вперед. Ну, какая тут охота, смех один. Точно на слоне за зайцами. Единственное, чего мы добились, это полного изгнания орков. Они, не выдержав вида нашей пламенной дружбы, просто покинули Морию навсегда.

– И чего я не видела в этой Мории. Протаскалась по всем её закоулкам — одни камни, — стараясь ободрить себя, уныло собираюсь домой. — Скажу, что, завоевала, все равно не полезут проверять. Одним враньем больше. Возьму и прибавлю к титулу — повелительница Мории, кто мне запретит. Возражения есть? — спросила я в темноту и хмыкнула — Молчание знак согласия.

А вот выкройки мне не видать как своих ушей, и это самое обидное.

Полированные плиты пола черны и гладки, поднеся к ним факел, я напряженно вглядываюсь в их мрак. Подняв огонь повыше, я отчетливо вижу себя, задремавшую на троне — подложив под голову золотой самородок, я безмятежно сплю. И как это может быть? Я и там, и здесь. Похоже, у меня раздвоение личности или тела. В глубине темнеющей дали мелькнула высокая женщина, одетая в белое. Внезапно пол становится тягуче-жидким, и я проваливаюсь в его недра. В потоке темных струй, медленно погружаюсь на дно. Правой рукой держусь за ножку трона, но моя левая рука уже находится во власти странной белоснежной женщины. Приблизив лицо, она нежно целует меня в лоб. Темнота сгущается, и вот я уже не вижу легкого женского силуэта, не вижу её сияющих глаз. Но новое, неизведанное чувство быстро прячется у меня под прядями волос.

– Проснись, — резко как удар хлыста, звенит кольцо.

Взвизгнув, я подпрыгиваю. С глухим стуком на пол летит самородок, успевая ударить меня по ноге.

– Больно, — я накидываюсь на темного братца, — разве можно так резко будить?

– Больно? Сейчас будет ещё больнее! — И действительно, резкая судорога сводит руку, и она, будто живущая сама по себе, несколько раз с размаху, бьет меня по лбу. Я хватаю левой рукой, правую и держу её несколько минут, пока та не успокаивается.

– Глупая Элфани. Тебя же обрабатывают на расстоянии. — Ругается кольцо. — Если ещё раз поймаю на связях с нашими врагами, придушу во сне, как последнюю эльфийку.

Взревев от обидного прозвища, я схватив зубами кольцо, потянула его с пальца.

– Ну да, — уже немного успокоившись, оно несильно обожгло мне язык, — так я и слезу, жди. Мы с тобой до самой смерти теперь не расстанемся, и прекрати меня кусать, всё обслюнявила.

– Не бойся, — шепнули с левой руки. — Я всегда на страже твоей жизни и чести. — Светлое кольцо двусмысленно хихикнуло. — Черное врет, вреда тебе причинить оно не сможет, но нервы помотает здорово. Хочешь, я его немного поцарапаю?

– Нет! — я быстро сообразила, чем мне это грозит. Вслед за подданными, меня переставали слушаться и собственные руки.

Вот только, что делась с Огником? Может, продать его в рабство кузнецам великой железной горы Хемберг? Или, разрубив на кусочки, пустить на лампочки для Лорийена?

Внезапно что-то ласково дотронулось до моего лица. Будто, взяв его в нежные ладони, согрело теплым дыханием, и прикидывая как бы мне избавиться от ненужного барлога, я неожиданно проговорила:

– Давай ручку, я отведу тебя домой.


Не пропустив по пути ни единого вулкана, этаких окон в иные миры, я, добросовестно заглядывая в каждое жерло, громко кричала:

– Извините, не подскажете, как пройти в пятый мир?

Получив несколько раз по лбу раскаленными камнями и окончательно испортив старенькое платье несмываемой, раскаленной серой, настойчиво приставала с расспросами к гигантским змеям седьмого мира, они, сверкнув блестящими глазами, поспешно уползали в темные расщелины и выставив наружу хвосты, махали нам в нужном направлении. Бегала за демонами, распространяя по всем пещерам запах паленых перьев. Поссорилась с духом полуночного страха. Последнего я здорово напугала, неожиданно выскочив на него из-за угла. Он, заикаясь, подсказал путь. Негостеприимные зомби, служители семи подземных владык, бросив в меня немного горелого хлеба, стремительно захлопнули двери девятого мира, приняв нас за бездомных попрошаек. Их даже кольцо не убедило. Напрасно размахивая правой рукой, я стояла под дверью.

– Оно нам не указ, — так они нагло заявили и очень удивились, когда я, разворотив ятаганом ворота их склепа, предъявила свои права. — Указ, не указ, но свои кости они теперь ещё долго будут собирать по отдаленным закоулкам подземелий.

– Врежь вот тому что слева, наотмашь и по всему носу, пни правого в живот, в глаз, по почкам… — Темное кольцо, оттягивалось на полную катушку. — Что, слабо против темной королевы! Вот такие мы, страшные!

– Хватит, — взывало другое, — посмотри, во что ты превратила свою прическу. И слегка понизив голос, оно неожиданно предложило, — вон того, что подбирается к тебе со спины, хуком слева, резче удар, с оттяжкой.

– Молодец, — похвалили одновременно братья, когда я осталась в гордом одиночестве.

И тут я вспомнила об Огнике: психологические травмы, нанесенные в детстве, очень глубоки. Вытащив его из-под скалы и восстановив дыхание доверительно научила.

– Нахалов учи сразу, хорошие манеры — это самое главное в жизни.

– Слушайся старших, — так же хором пропели кольца и крепко пожали обе руки.

Плутая по ущельям и пропастям, мы окончательно заблудились. Поворачивая, каждый раз упорно натыкались на тупик невозвратных душ — самое страшное место во всем подземном мире, кто попадал сюда, назад уже больше не возвращался. Смертным холодом тянуло из-под двери, ведущей туда, ужас, медленно колтыхаясь у самого пола, заключал в оковы страха всех приблизившихся к этой черте существ, без различий и расовых границ. Мы с Огником старались держаться подальше от этого места, но оно упорно преследовало нас.

– Я боюсь. Я устал, — канючит барлог.

– Огник, не раскисай, Смотри, справа четвертый мир, а слева — шестой. Твой тоже должен быть где-то здесь. Я устало присела на горячий пол. — Где-то здесь, но где именно?

Шевельнувшись, правое кольцо ехидно поинтересовалось, долго ли я намерена пугать местных жителей?

– Там твое место на троне уже заняли. — Оно явно, что-то знало. — Пошли, надерем зад узурпатору.

– Между прочим, он законный наследник, — как всегда, белое было на стороне закона.

– А наплевать. Кто сильней, тот и законней. Элфани не трусь, бросай этого миротворца и дуй в Морию. А хошь, барлогов захватим? Во будет эффект, вместо одного — все, — в предвкушении занятного зрелища, кольцо запрыгало на пальце. Светлый братец попробовал исподтишка дать ему щелчка. Но темный, вовремя одумавшись, затих.

– Ну что зовем барлогов или сама порвешь изменника?

– Разве я могу призвать огонь бездонных глубин, — я озадаченно посмотрела на кольцо.

Оно, поиграв отблесками багровых зарниц, нехотя пояснило:

– Да кого угодно, с моей помощью, кого угодно.

– Так что же ты молчало, я тут брожу в потемках, а оно молчит.

– Нечего было меня кусать. Ладно проехали, учу в первый и последний раз — барлоги, ко мне, и они послушаются, ну если трудно, давай по слогами. Только предварительно залезь вон на тот утес. Ты, повелительница темных сил, несколько маловата в росте.

От вспышки яркого света я мгновенно ослепла. Закрыв руками, глаза крикнула:

– Всем притушить свет, — потупив сияние глаз, барлоги почтительно склонились. Изрыгая пламенные языки, они деликатно засопели.

– Кто ребенка потерял? Зовут Огником. — Из дымной толпы к нам рванулась грозовая тень и схватила моего подопечного на руки. Она радостно засмеялась. От её ликования, у меня начало тлеть платье.

– Во имя семи подземных богов, спасибо!

– Да ладно, — я засмущалась. — Чего там. Дети должны быть дома. — И обращаясь ко всему собранию неожиданно сказала. — А его отец погиб как герой, с именем любимой на устах. — Это уже для поднятия самооценки моего друга.

Пожилой барлог приблизившись тихонько спросил, а нельзя ли получить некую компенсацию за потерю кормильца и, приняв мой отрицательный ответ, философски заметил:

– Был и нет, один пепел остался.


Довольная собой, я весело заявилась обратно. Мория встретила меня тишиной. Резной потолок, высоко взметнувшийся в темнеющую даль, хранил загадочное молчание. В тронном зале на моем месте, нахально развалясь, сидел знакомый гном. С десяток девушек, присев на подлокотники, чесали длинными золотыми гребнями его бороду, подносили дымящиеся кушанья и вполголоса что-то пели по морийски. Выражение довольства на его рожице было видно издалека. Похоже, гном был счастлив. Они тоже. Такая вот всеобщая идиллия и никакого феминизма. Даже в носу защипало. Сдернув арбалет с плеча, я пустила стрелу прямо промеж его наглых глазок. Но наткнувшись на невидимую преграду, она со стуком отскочила и больно уколола меня в коленку.

– С возвращением, Солнечная. Заждались уже, — повозившись, он поудобнее устроился на троне.

От подобной картины мне ничего не оставалось, как развести руками. И это предопределило последующие события. Взяв в крепкий захват мои запястья, меня тотчас обезоружили. А заклинание, ударив по ушам, временно выключило.

Придя в себя в ярко освещенном чертоге, я вскрикнула от страха. Гладкий стол с острыми углами, голые безликие стены, белые полотенца, правая рука зажата в тяжелые чугунные тиски. Несколько раз дернув плененную руку и поняв всю бесполезность сопротивления, я закусила губу.

– Пытать будут.

Пройдя в Мордоре полный курс пыточной грамоты, я хорошо знала более пятидесяти способов издевательств. Но какой применят ко мне? Сквозь страх промелькнуло любопытство. Так просто наблюдать пытку со стороны и как неприятно самой оказаться в главной роли. Поискав глазами горящий горн для клеймения, колодки или стандартный набор для переламывания костей, ничего не обнаружила.

– Ясно, принесут с собой. Неожиданно кто-то нежно поцеловал меня в затылок.

– Успокойся Эльфи. Будет не больно. Если страшно, держись за мою руку. Договорились? — Рядом стоял незнакомый эльф. Рваный шрам через всю щеку, немного уродовал его.

– Отпустите, пожалуйста. Меня взяли по ошибке, а если зомби нажаловались, так они сами виноваты, — сделав невинное лицо, я давила на жалость.

– Скоро все будет кончено. — Это было произнесено так твердо, что совсем не осталось надежды на счастливый финал.

Может ещё и демоны наябедничали, хотя вряд ли, мы же им все крылья спалили, а пешком они ходят медленно. Обреченно отвернувшись от неприступного эльфа, я хмурым взором встретила палачей. Их было трое. Все в одинаковых чистых фартуках, они радостно улыбались. Гном, человек и оркиха. Огромные кузнечные клещи они деликатно прятали за спиной, их угрожающий блеск выдавал грязные намерения мучителей. Примериваясь, гном завертелся вокруг стола, и, выбрав удобное положение, серьезно обратился к коллеге.

– Волшебник Морред, пожалуйста, приступайте.

Вперед выступил давно небритый человек. Он, взмахнув посохом, начертил в воздухе какие то знаки. С каждым пассом его рук, мне становилось все тяжелее осознавать происходящее. Анестезия подействовала быстро и надежно, погрузив меня в полусон-полугрезы. Упав головой на плечо эльфа, я уже не сопротивлялась.

– Начинай Гимли. — Пощупав мой пульс, волшебник уверенно кивнул главному мучителю.

Клещи раскрылись и поплыли к моим пальцам.

Ногти рвать будут или пальцы ломать, ой, пожалуйста, не надо.

– Я все расскажу, все что знаю и не знаю, а хотите совру, вы даже не заметите! — В последний раз попытавшись избежать пытки, взмолилась я.

– Может не надо?!

Взяв за подбородок, эльф отвел мой страдающий взгляд от застывших в нерешительности палачей.

– Приступайте. А ты смотри мне в глаза, — повелительно произнес он, но было заметно, что эльф тоже здорово волновался. Продолжая насильно удерживать мое внимание, он ещё крепче сжал объятия и, наклонившись к уху, горячо зашептал. — Все будет хорошо, завтра домой, пир закатим, фрейлин разгоним…

В этот момент холод беспощадных зубцов сомкнулся и кольцо Мордора забилось в их пасти. Резко подавшись назад всем телом, гном сдернул его с пальца и бросил на пол. Оркиха оперативно замела в грязный совок и кинула в ведро. Укором блеснув, кольцо скрылось.

Смысл происходящего ослепил меня.

– Грабят! Меня грабят! — С трудом преодолевая колдовское наваждение, закричала я, но вышло только свистящее шипение. Вырывая левую руку, потянулась удержать дорогие мне украшения. Зачем мне жить без них. Без единственных, верных друзей. Отчаянно, из последних сил я попыталась освободиться, но надежно сдерживая мои порывы, эльф не дал мне ни одного шанса на спасение.

– Второе. Третье, — опуская назгульские кольца, в открытый зев ведра, оркиха смотрела на меня и не могла сдержать слез. — Последнее кольцо удалим, и ты свободна сестренка.

Громко вскрикивая, я уже страдала по настоящему. Кольцо всевластья зла сидело и ни с места. Оттолкнув гнома, за клещи взялся колдун. Шепча заклинания, он завертел его на моем пальце. Схватив сзади за одежду, оркиха потянула мага вместе с клещами. К этой цепочке присоединился и гном. Уже втроем, они в шесть рук боролись с кольцом.

– Ну да, видело я таких съемщиков, в самом темном месте, — отчетливо кряхтело кольцо. — Вы еще единорога приведите.

– Больно, ой мамочка, как больно, — я застонала в плечо эльфа.

– Остановитесь, оно не снимется. — Не выдержав, вида моих страданий, закричал он.

– Сейчас. Уже поддается. Мата, айда за пилой. Потерпи Солнечная, — и гном, отбросив скривившиеся клещи, перевел дыхание. — Распилим, не изволь беспокоиться.

– Оставь, в Валиноре разберемся. А пока придется потерпеть, но недолго, — эльф ободряюще подмигнул мне.

– Как знаешь, я бы не стал так рисковать, — вытащив мою беспомощную руку из тисков, гном вздохнул. — Вот задачка, что же с ним делать?

Коснувшись кончиком посоха черного ободка, волшебник погрузил его в сон. Я даже услышала, как оно слегка всхрапнуло. Бессильно упав на руки эльфа, я призывала на помощь силы тьмы. Но они меня не слышали или у них был выходной. Аура колдовства, созданная магом, надежно скрыла меня от друзей. Наугад выкрикивая имена демонов, назгулов, орков, я только надорвала голосовые связки и, окончательно охрипнув, смирилась.

Положив голову мне на колени, кто-то ласково дышит на руки. Разлепив глаза, я удивилась.

– Лошадь белая!

– Сама ты лошадь, — что-то знакомое было в этой интонации. — Ты давай отдыхай. Я охраняю твой сон, — и прикрыв веки, странный зверь моментально заснул.

Переведя взгляд на больную руку, разглядела белый кокон вместо кисти. Обернутая полотенцем и обляпанная чем-то твердым, рука была надежно скрыта.

– Эй, черное. — Я мысленно позвала кольцо. — Тебе там не страшно?

Ответом был лишь прерывистый храп.

– Конец темной власти, Морред погрузил его в летаргию, — белый братец тихонько засмеялся. — Конец и нашим приключениям. Я скоро встречусь со своей хозяйкой. А у тебя будет с ней неприятный разговор, может, извинения подготовишь на досуге. Чего молчишь?

– Я с предателями не разговариваю. — Фыркнув, мы замолчали.


Тончайшая, пушистая шерсть нежно скользит между пальцами. Отличный выйдет коврик, на сиденье трона. Я вздыхаю. Мой родной трон в Мордоре, вот уж куда никто кроме меня не мог сесть. Чаки всегда на страже. А здесь не трон а какой то стул для гостей. Единорог смотрит на меня долгим, сверкающим взором.

– Хочешь, покатаю, — и он, подогнув передние ноги, опустился передо мной на колени.

– Ну раз других развлечений нет, сойдет и это.

Выехав в гордом одиночестве, мы попали в водоворот жизни подземного города, когда пересекли широкий проспект, наполненный неторопливым говорком спешащих жителей. Они с интересом разглядывали меня, не стесняясь что-то объясняли вновь прибывшим, те кивали и качали головами. Некоторые из них здоровались, но я отворачивалась. Странно, злиться совсем не хотелось, а радоваться повода не было. Пронеся меня по анфиладе одинаковых комнат, единорог выбрал самую оживленную.

– Приехали, — Изик слегка подпрыгнул задними ногами и мягко подбросил меня на спине.

Компания вчерашних незнакомцев, сбившись в кучу у стола, увлеченно решали какой то вопрос. Окружившие их плотным кольцом гномессы, сложив руки, умильно улыбались. Некоторые из них даже вытирали набегающие слезки. Вежливо отодвинув застывших в немом восторге женщин, Изик подвез меня ближе.

– Принимайте гостью, — он ткнул мордой, в плечо стоящего к нему спиной, эльфа. — Сахар с тебя, она мое имя, первым вспомнила.

– Ждем, с утра ждем. — Серьезный гном, кивнул. — Поможешь нам, немного?

– С какой стати? — в данный момент я была занята тем, что отпихивала руки эльфа, он настойчиво пытался снять меня со спины минерассе. Настойчивость победила. Украдкой поцеловав в щеку, он подвел меня к столу.

– Всего два слова, и Мория возродится в прежнем величии. Это так просто. Для тебя. Призови гномов кольцом Дарина.

Эльф приподнял меня за талию и поставил на гладкую поверхность стола. Они, глядя снизу вверх, велели.

– Призови!

Я молчала.

– Призови, Солнечная, ну что тебе трудно? Эльф, уговори её. — Гном волновался и не скрывал этого.

Сжав губы, я глядела в сторону.

– Морред, сделай что-нибудь, её упрямству нет конца. Весь мир рушится только из-за её плохого настроения.

– Нечего было меня продавать! — картина позорного торга, вспыхнув в памяти, окатила горькой волной забытой обиды. — Грязный помост и сотни липких, жадных глаз. — Не знаю, почему у меня вылетели эти слова, но в следующее мгновение гном, бросившись животом на стол, обнял мои колени и закричал как безумный.

– Вспомнила! Она вспомнила!!!

– Отцепись! — я брезгливо пинала, мокрую от слез его колючую бороду. — Уйди, озабоченный, да помогите же мне.

Но он, крепко прижавшись к моим ногам, радостно всхлипывал.

– Вспомнила! Вспомнила!

– Гномы ко мне. Утихомирьте своего соотечественника.

Шарканье тысяч маленьких ножек одновременно зазвучало с разных сторон. Из всех проходов и щелей показались маленькие жители: всклоченные, грязные они быстро заняли все свободное место, многие из них были совсем уже старыми — седые бороды, усталые глаза.

– Ты звала нас, повелительница, мы здесь.

Я рассеянно оглянулась — власть над гномами, была мне внове. Растерявшись, упустила момент. Единорог, взвившись на дыбы, дохнул на меня. От его свежего дыхания закружилась голова, мне опять захотелось осчастливить весь мир.

– Идите по домам — к женам и детям, и чтобы к вечеру все были счастливы. А кто не захочет, будет иметь дело со мной. Я, Эльфарран беззлобная и добрая, вроде так. — И видя как они, переминаясь с ноги на ногу, нерешительно заоглядывались, громко добавила. — Убью ослушников!

Точно барлог их сдунул.

Тем же вечером состоялась коронация рыжего гнома, в скромном семейном кругу.

"Присутствовали все жители Мории и королевская чета Валинора". Во всяком случае, так было выбито на высоком гладком камне. Пытаясь незаметно избавиться от оков правой руки, я делала вид, что заинтересованно читаю строчки, выходящие из-под резца искусного каменотеса.

– А это что, — я как бы невзначай, подставляю ему под молоток, руку.

– Не пройдет фокус, — оркиха задумчиво встряхивает белое платье, — удобная вещь этот шлейф.


Начищенный по случаю трон сиял, немного вытертая ковровая дорожка четко указывала путь к нему. Зрелище было торжественно и скучно. Все почтительно по очереди кланялись вышедшему гному со шкурой пещерного медведя на плечах. Он величественно шел, немного склонив серьезную голову, и как должное принимал многочисленные поздравления. Обойдя всех, приблизился ко мне. Совершенно неожиданно для себя я присела перед ним в глубоком реверансе. Одновременно с поклоном эльфа. Абсолютно синхронно. Со стороны можно было подумать, что мы всю жизнь тренировались вместе. Без пяти минут король Мории слегка вздрогнул и, улыбнувшись, тоже низко поклонился нам. В дальнем ряду послышались сдавленные рыдания, картина была душещипательная.

Седой гном в длинных ритуальных одеждах, приняв из рук еще более седого товарища королевский венец, поднял его.

– Этой копией короны великого Дарина я венчаю тебя, Гимли сын Глоина, на долгое царствование в Мории.

– Кому корона дарена? — Заинтересованно спросила я Лега.

– Не дарена, а Дарина, был такой король — Дарин, — с трудом оторвавшись от лицезрения церемонии, недовольно зашептал он мне на ухо и добавил. — Его корона покоится в озере и, к сожалению, недоступна. Только истинный правитель Мории может надеть её на голову.

– А на шею?

– О чем ты говоришь?

– Корона, она такая ржавая с острыми краями. На ней еще надпись "Корона Дарина", она мне ногу порезала, а Нимродель меня спасла!

Внимательно прислушавшись к нашему разговору, ближний гном поперхнулся.

– Стойте!

Мы же, не замечая начинающегося переполоха, в полтона шипели друг на друга.

– Я её одела на голову, а она возьми и пролети. Размер не подошел. Клянусь Эру всемогущим. Это чистая правда!

– У тебя есть доказательства?

Откинув длинное эльфийское платье, явила миру изящную ножку. Четкий шрам точно повторял один из зубцов короны.

– Гляди! — Упав на колени у моей ноги, гномы не могли поверить глазам. Притащив самого старого представителя, видевшего этого самого Дарина, они провели идентификацию отметины на моей лодыжке. (Как хорошо что ветеринарный тролль Колмогор не отгрыз мне отмороженные ноги.) Припоминая уютный отель, я несколько отвлеклась от трагедии разыгрывающийся у моих ног.

– Это отпечаток короны Дарина, — вердикт эксперта не вызывал сомнений. — Она имеет больше прав на трон Мории. Корона её!

– Так подайте её сюда! — я быстро сообразила для чего мне нужен тяжеленный обруч.

Коронация была напрочь испорчена, все окружили меня, оттолкнув ошеломленного эльфа. Он пошатываясь отошел к Гимли. Они о чем-то заспорили, но быстро придя к соглашению, решительно двинулись в мою сторону, пробиваясь сквозь плотную толпу гномов

– Ой, сейчас начнут нотации читать. Как я ненавижу занудство аранена! — Вырвавшись из толпы восторженных поклонников, я метнулась от него в сторону. Именно эльф вызывал у меня паническое чувство страха и, что ещё хуже, вины. Столкнувшись на пути отступления с отопревшем стариком, я вырвала золотой обруч короны из его рук.

– Дайте на минуточку, — спешно положив руку на медный подлокотник трона, с силой ударила короной по белому плену кольца.

– Нет! — Взревев, узурпатор кинулся ко мне. Размахнувшись, я отвесила ему такую пощечину правой рукой, что он упал. Белая плотная повязка с треском лопнула.

– Ась? Шо случилось? — Кольцо пошевелилось.

– Зови всех наших, — я, с ногами вскочив на трон, отчаянно отбивалась от разъяренного мужа. Обжигая руки, он пытался закрыть от меня кольцо, сжав мои ладони в своих. Он боролся до последнего.

– Сяс, угу, Валентин и компания, на вылет! Вас вызывает Элфани, — сладко зевнув, сонно пискнуло кольцо.

Тьма плащей назгулов неслышно опустилась из-под потолка, в проходах застыли готовые к бою урук-хаи, тяжеловесно шлепнулись горные тролли — все они окружили меня плотной стеной.

Сразу почувствовал себя уверенней, я выглянула из-за их спин и крикнула:

– Кто еще сомневается в моих правах? — Обреченно опустив головы, гномы склонились. — Ну все. Начинаю зверствовать!!!


Сидя на ступенях тронного пьедестала, я первым делом осушила чашу забродившей крови за успешное завершение операции по захвату Мории. Наложила дань на подземных жителей, и у меня стало сразу одной проблемой меньше. Имея твердый тыл с прекрасными оружейными мастерскими и нескончаемый источник провианта, можно теперь и расслабиться. Под бдительным присмотром назгулов грабежами, извиняюсь, снабжением в основном занимались орки, оголодав за время пребывания в Мордоре, они как дети тянули в рот все, что ни попадя. Запретив им пожирать гномов, я переключила их на сочных подземных червей. Они были жирны и калорийны, только вызывали неудержимую икоту. Вся Мория, казалось, пропиталась этими невежливыми звуками, но есть моих подданных гномов, я никому не позволила. И только одна деталь не давала мне покоя: уже второй день Валентин упорно переводил разговор к теме "Что делать с узурпатором?"

– Казнить, и дело с концом, — недовольно фыркнула я, чтобы отвязаться, потому что была занята другим более важным делом — расстреливала крупных подземных тараканов. Другого средства борьбы с этой напастью, я просто не представляла.

Поймав стрелу на лету, мой первый телохранитель вернулся к текущим делам:

– А что с сообщниками?

– Они тебе нужны? Забирай, такого добра не жалко! — Ловко припечатав очередную жертву, я подпрыгнула от удовольствия. — Ещё одним меньше.

Мягко взяв из моих рук арбалет, Валентин назидательно спросил:

– Ты помнишь первое правило темных властелинов?

– Убивать всегда, убивать везде, без жалости и раздумий. Правильно?

– Правильно. Вот ты и проведешь принцип в жизнь. Оттяпай голову гному, а если все пройдет успешно, то и его друзьям за компанию.

– Всем? Их много! — Я пустыми глазами уставилась в угол, где на грязном полу лежали связанными мои мучители, посчитала головы и прикинула — четыре. — А если растянуть мероприятие дней так на пять?

– Какое второе правило?

Положительно, он меня раздражал.

– Никогда не откладывай казнь на завтра, если можно провести её сегодня. Доволен?

– Так приступай, милая! — завладев, моей правой рукой назгул осторожно приложился к ней.

Я даже издали видела, как потемнели глаза эльфа.

Топор с мифриловым лезвием, наспех сколоченный помост, плаха — чурбан из березы. Той самой, что так меня напугала. В первый же день я послала гоблинов вырубить обидчиков. А заодно досталось и их родственникам: весь лес на протяжении многих километров был сожжен. Ночью накануне казни я старательно тренировалась под бдительным оком Валентина. Дав мне в руки легкий меч и положив на чурбан подушку, он флегматично следит, как я в сотый раз промахиваюсь.

– Так не пойдет, ты только измучаешь осужденного. Гляди, — и он с размаху разрубает ближайший чурбачок на две ровные половинки. — Нельзя быть такой жестокой с пленными.

Закусив прядь, мешающих мне длинных волос, я снова принимаюсь за учебу. Меч страдальчески звенит, высекая искры из пола.

– По ноге не попади, один удар и порезче, у гномов позвонки толстые. — Больше по инерции поучает назгул. Разделав под орех все имеющиеся в наличии чурбаки, он терпеливо подбадривает. — Волнения на полминуты, зато, когда ты поднимешь его отрубленную голову, уже никто не посмеет обозвать тебя эльфийкой. Отдохнула, начинай сначала.

И все же, ближе к утру я, вспоров подушку, пустила по комнате наполнявший ее сухой мох.

– Уже лучше, — довольный Ленни сладко потянулся, — я начал думать, что придется банально перерезать ему глотку. Ты молодец.


И вот, уже стоя на помосте, я чувствую, как страх неотступно овладевает моими мыслями.

– Не тебя казнят, — я пытаюсь успокоиться. — Это в первый раз всегда страшно, потом понравится, — твержу себе под нос, любимую поговорку назгулов.

Избитый гном, обреченно положив голову на чурбан, встревожено косит на меня. Я чисто из эгоистических побуждений успокаиваю его а заодно и себя.

– Не бойся, больно не будет, ну может чуть-чуть. Мы сегодня герои дня, может, улыбнешься напоследок?

От страха приближающийся смерти, гном казалось, не слышал меня. Глядя мне в глаза, он тихо шептал по эльфийски.

– Солнечная, неужели ты убьешь меня, своего лучшего друга? Очнись, брось топор. Ну попугала, и хватит.

Обтерев вспотевшие руки о бока платья, я взялась о топор.

– Ты уж извини, если что. У меня сегодня дебют, первая казнь в жизни. Я здорово волнуюсь.

– А уж я, как волнуюсь, — обреченно вздохнув, гном замолчал.

Валентин провел мелом по его шее.

– Постарайся попасть по этой линии, — и он сошел с помоста, оставив меня наедине с осужденным.

– Можешь начинать!

Я кивнула и снова схватилась за ручку топора. Застонав, гном зашевелился.

– Не вертись. Промахнусь.

Тяжесть мифрила была неподъемной. Встревожено ожидая развязки, мои подданные застыли в напряжении. Дернув несколько раз топор, я беспомощно оглянулась. Сил, чтобы вытащить его из колоды, у меня явно не доставало.

– Возьми меч, — не выдержал Валентин и протянул мне свой второй, малый клинок. Набрав побольше воздуха в легкие, я зажмурилась, подняла меч и с глухим стуком опустила его вниз. Рыжие волосы гнома упали мне под ноги.

– Унесите тело, — я победоносно улыбнулась и достойно поклонилась зрителям. Несколько жидких хлопков раздалось с разных сторон. Раздробив несколько камней позади публики, лишь одним мановением правой руки, я сорвала уже более громкие аплодисменты.

Густая скорбная темнота окутала меня. Зрители, вздохнув, деловито засобирались по домам. Качая заросшими головами, они как-то сразу окунулись в свои повседневные заботы.

Гном смотрел на меня безжизненными глазами и наклонившись, я дотронулась до его щеки.

– Прости.

Неслышно взмахнув темными плащами за моей спиной, подошли назгулы.

– Конечно, не совсем удачно, но на первый раз сойдет. — Вынимая меч из моих внезапно ослабших рук, подбодрил первый помощник.

Сев на плаху я просто сказала.

– Не получается, я бездарный палач, — и по привычке потянулась к чаше полной перебродившей крови.

Топить в этом напитке свои переживания, было теперь моей главной привычкой. Друзей это слегка напрягало. Однажды, ведя в бой боевой косяк назгулов, я, сильно напившись накануне, дважды чуть не выпала из седла. Чаки прятал от меня бутылки, ругался, но ничего не помогало. Наутро, громко икая, я мучалась головными болями, на душе было гадко и стыдно. Страшная депрессия крепко связала меня нитями безысходности, даже родные стены не помогали. Вернувшись в Мордор, я затосковала, и странные вещи стали происходить со мной. Например, только вчера попросила прощения у Заи за свою грубость, при этом исподтишка поймала её хвост и с наслаждением отдавила.

Теперь, после завоевания Мории, наши финансовые дела значительно поправились. Появился достаток, и ребром встал вопрос о денежных знаках. Не долго думая, я достала из башни сокровищ старые кожаные листочки, на которые не польстились даже заморенные мыши, нарисовала на них свой портрет и дала название — один эльфар. В народе их быстро обозвали фарики. Потом, наловив художников, произвела денежную реформу. Одно настораживало: малюя мой облик на купюрах, они каждый раз выделяли длинные уши. Я злилась и обещала сварить их в кипятке. На что они резонно отвечали, что предпочитают масло. Масла было жаль. По номиналу один эльфар приравнивался ста руанским рилли. Почему, не знаю. Но эта мысль, придя мне в голову, тотчас решила все сомнения.

Разграбив несколько королевств и затем взяв их под защиту, я наконец смогла заказать эксклюзивную коллекцию "От Даера для темных королев". Но роскошь черного бархата, отливающий ночной свежестью атлас и вычурность парчи совершенно не радовали меня.

– Так надо, — говорила я себе, затягивая ленты корсета. Зая, свесившись с плеча, помогала мне, как опытная камеристка. С содроганием, она косилась на перчатки змеиной кожи.

– Неплохая кожа, — шипела я, — когда протрется, знаю, где взять заплаточки. — Намотав змею на руку, я рассматривала её спинку — с годами рисунок только улучшается.

– Никакого почтения к старости, — единственная фрейлина прорабатывала способы побега.


С каждым днем мне становилось все хуже. И когда приехал лучшей лекарь Средиземья, я была уже давно серьезно больна.

На границе его встретил Байрак. Ведя колдуна по главной дороге, он тщетно пытался оправдать меня.

– Это все депрессия. — Говорил он. — Вы не думайте ничего плохого, мы и на войну тоже ходим, вот только третьего дня ходили, а к концу месяца опять собираемся, сейчас нельзя, у нас весенне-посевной сезон, все орки заняты, но как только, так сразу и пойдем.

Мордорская пустыня утопала в белых розах, везде, сколько хватало взгляда, горделиво покачивались дивные цветы, шепча что-то на только им понятном языке, белоснежные лепестки слабо трепетали от малейшего движения многочисленных садовников, вооруженных новенькими лейками с длинными носиками. За морем цветов поднимался молодой сад, здесь царили персики и груши, вишня и экзотической плод верлиока, сок коего заменял кровь, и всем здесь хватало места и доброго ухода. Цветущие лианы бежали вдоль усыпанных чистым речным песком дорожек. Меллорны под окнами и лилии у входа…

Волшебник загадочно улыбнулся.

– И давно у вас так?

– Давно. Приступы доброты мучают её не давая передышки. Вчера весь день мыла полы в тронном зале. Чаки дважды прятал ведро с водой. Так она безропотно ходила за другим. Никого не убивает. Отменила пытки. По ночам тайно бегает в темницы и просит прощения у осужденных. Несколько раз выпускала заключенных домой, на побывку. А вы видели наши тюрьмы? Комфортабельные просторные покои со всеми удобствами — она ухнула на них годовой бюджет Мордора. Говорит, что если этим беднягам придется провести всю жизнь в застенках, то она хочет, чтобы пребывание там было наиболее удобным. Этим наглецам так нравится у нас жить, что они всегда приходят обратно, ещё и родственников приводят. Нам теперь уже не надо воевать: в плен сдаваться идут целыми армиями, очередь стоит. Трехразовое питание, лечение, бассейн с сауной, кефир на ночь. Мне не жалко фариков. Но как же наша репутация темных сил? Что вы на это скажете?

На пороге новенького, как с иголочки, дворца, их встречают.

– Все очень плохо доктор. — Теперь уже Валентин вел лекаря в подвальные помещения. Запах готовящихся кушаний приятно взволновал ноздри мага. Испуганные пещерные человечки бросились врассыпную от двери, где они занимались самым неприличным делом — подглядывали в замочную скважину.

Напевая, я пекла пирожки, измазавшись в пушистой муке, раскатывала тесто и, вырезая ятаганом ровненькие кружочки, лепила маленькие ватрушечки.

– Вы видите доктор? Что это? — Отчаяние и тревога слышались в голосе Валентина, и не выдержав вида моих страданий, он прошел на кухню.

– Элфани, прекрати. — Перехватив мои руки, назгул попытался остановить меня и вдруг вскрикнул — кто-то прожег его мантию. Это подошедший сзади Чаки, заглядевшись на мага, ткнул Валентина в спину раскаленным листом. Получив железной перчаткой в грудь, Чаки упал, противень гремя скрылся под разделочным столом, а пирожки, приготовленные с такой любовью, разлетелись по всем углам.

– Вон с кухни! — Я испепелила взглядом, стоящий на пути моего гнева шкаф с кухонной посудой. Грохнув, раскатились обгорелые кастрюли. Поскользнувшись на одной из них, Чаки вторично шлепнулся и, поспешно сгребая в полу плаща вымазанные в пыли и паутине булочки, потащил их к многочисленным корзинам, что ждали своей очереди, чтобы принять вкусные подарки для детского приюта.

Уже в коридоре, дожевывая тайно украденную булочку, волшебник улыбнулся.

– Случай тяжелый, но поправимый. С чего все началось, не припомните?

– Кажется с побега изменников из Мории наутро после казни, когда нам пришла посылка из Валинора. Там было немного подержанное зеркало, с сетью мелких трещинок и в отсыревшей раме. Элфани панически боится блестящих предметов. И только заключив зеркало в камеру к смертникам, она открыла глаза, а к обеду пленники исчезли и тело гнома с собой утащили.

– Они бросили меня, — уткнувшись в подушки, она несколько дней ни с кем не разговаривала.

Мы притащили с дюжину гномов — руби головы, сколько хочешь.

– Нет, — говорит, — не хочу. О я несчастная!

Помогите доктор, нам вас рекомендовали как лучшего специалиста.

Расстроенный назгул, нервно теребил на шее голубой галстук.

– Все говорят о ваших подвигах. Многочисленное племя людоедов, что угрожало королевству Бардхалем, было истреблено за одну ночь — стремительным натиском Эльфарран разбила их…

– Они вытоптали её любимые колокольчики.

– Степные разбойники, наводившие ужас на путников великой караванной дороги, славящиеся своей жестокостью и не знающие поражений…

– Два дня гонялась за ними по пустыне. Пока они не отдали все подарки, что она послала детишкам на праздник.

– Морские корсары…..

– Ей не нравятся бородатые мужчины. Мы взяли под защиту половину Арды, нас уважают, но не боятся.


С высокого балкона волшебник наблюдает за моей утренней разминкой. В легком костюме, не сковывающим движения, я приветственно машу ему с арены. Всегда приятно, когда кто-то с явным одобрением относится к твоим успехам, пусть и не таким великим как у моего отца Саурона. Небрежно скинутый назгульский плащ, рваным пятном лежит на краю, возле ног неизменного Чаки, что с ведром воды всегда наготове. Если я забудусь и пойду на явное смертоубийство, он окатывает меня холодной водой с розовым маслом. Валентин, с наполовину обнаженным мечом, тоже одобрительно кивает — первый заместитель и первый телохранитель, он всегда рядом. В жестоких набегах, я прячусь за его спину, и, отрубив голову вражьему предводителю, он незаметно подает её мне, я жадно пью горячую кровь из ещё трепещущих вен и затем, посадив голову на черное древко своего знамени, размахиваю ей, объявляя что бой кончен.

Да, я уже и сама неплохо работаю двумя клинками, хотя больше всего мне нравится стрелять из арбалета — не знаю промаха. В бою самое главное, самой не порезаться, и на этот раз все обошлось вполне благополучно. Свалив гору грубых мышц в виде трех грязных урук-хаев, я передыхаю, стоя на одном колене. С ужасом, вспоминая вчерашний день. При последнем посещении угнетенного населения толпа чуть не задушила меня в объятиях, закидала цветами, и если бы не курсы самообороны, возможно, я бы погибла от изъявления их верноподданнических чувств. Мы тогда наголову разбили армию самозваного царя, что грабил наши розовые плантации. Вообще-то, сначала это были его розовые плантации, но избавив население от жестокого эксплуататора, я просто не могла оторваться от тысяч кустов белоснежных роз. Весь вечер, задумчиво собирая в ладони лепестки и вдыхая их неземной аромат, опрометчиво попросила Валентина подарить мне розу. Наутро он и подарил мне все плантации заодно со всеми жителями и королевством Лиммарен впридачу, этакий своеобразный неувядающий букет.

Сегодня по расписанию у нас много дел.

Утром, облет территории: ещё затемно, числом не более сотни, мы поднимаемся в небо и бесшумно планируем над подвластными государствами, стараясь избегать только белоснежные стен Минас-Тирита. Я до сих пор не расплатилась с ними за предоставленные мне ранее платья. Мы берем курс на восток, и вот уже под нами роханские равнины, горы Сниглара, ущелье Нектен. С двух вьючных ящеров назгулы между делом сбрасывают рекламные листовки с реестром наших услуг. Красные с расценками за убийство и грабеж, зеленые с ценами на яблоки. Кстати, последние идут гораздо лучше, уставшие от бесконечных войн жители, уже утратившие навык создавать хоть что-то, охотно раскупают у нас сельхозпродукцию. В ущелье меня ждет разбойник Блимп. Сегодня он обреченно, с особо затаенной грустью высматривая темный косяк в небе, нерешительно переминается с ноги на ногу. Ящер, сделав последний взмах крыльями, уверенно идет на снижение. Не сходя с седла, я подленько интересуюсь:

– Ну? — это главное назгульское слово, выражающее все оттенки речи и заменяющие длинные фразы, типа — прекрасный денек, как поживает ваше непотребство, какие планы на будущее? А не забрался ли ты в наши семенные, зерновые амбары? Мои тролли опять не досчитались, двух бушелей элитного зерна. Если экспертиза подтвердит, что это твоих рук и отмычки дело, то отработаешь за каждое зернышко по году на штрафных полях бешеных арбузов. А там выживают немногие. И все эти фразы, абсолютно спокойно уместились в одно емкое и веское — ну?

Грохнувшись на колени, старый разбойник роняет скупую, мужскую слезу. Он знает, как меня разжалобить. Сбивчиво, начинает врать о голодающих детях. Прекрасно зная, что последние два года здесь не было недостатка в продовольствии, он почему-то упорно придерживается версии о голодных ребятишках. Из рваного кармана торчит, замотанное тряпкой, горлышко бутылки самогонки.

– Угу, — второе, незаменимое назгульское слово, оно тоже, в зависимости от обстановки, может означать все что угодно. Но его диапазон немного уже. На данный момент: ах ты старый пакостник, алкоголик неисправимый, что трудно было взять ячменя, если уж тебя так припекло выпить? Ведь пшеница привезена из-за моря, чтобы твои дети, могли кушать белый хлебушек. Да когда же я вас перевоспитаю?

– В расход, — здесь уже все понятно: несчастного пьяницу отволокут на козлодерню, и три для без опохмела. Жизнь ему милой не покажется. И пожалуй, стоит его высечь для острастки: выдать ударов так пять, или даже три — мы же не звери.

На равнине Диподии, идет разборка местных скотоводов. Предмет спора — огромный бык, что вчерашней ночью, презрев все преграды, навестил стадо соседского фермера, попутно согрешив с коровами, подслеповатого Фрекка. Вот и сейчас этот маленький, заплывший жиром молочник с яростью размахивает вырванным из земли колом, стараясь достать до высокого мужика, заросшего густой бородой. Тот защищается, первым, что попадает под руку — попадаются в основном молочные крынки, что в великом множестве, сушатся здесь же на частоколе.

Шум стоит страшный: визгливые ругательства Фрекка перекрываются еще более громкими ругательствами хозяина обесчещенных телок. Тот с цепью, на которой ещё висит полуоторванный колокольчик, фигурирующий здесь как вещественное доказательство преступления века, наступает на хозяина супербыка сзади. С высоты плохо видно, и поэтому я точно не могу сказать, как получилось, что вместо головы фермера, под кол попал крутой лоб быка. Вся эта безудержная масса мышц в едином порыве кинулась на улепетывающих крестьян. И когда до ближайших сверкающих пяток оставалось лишь полпрыжка крепких бычьих ног, я с воздуха подхватила его. Вцепившись мощными когтями в спину быка, мой ящер поднял его в воздух и, сделав два круга над долиной, немного проветрил для успокоения а потом осторожно поставил на землю. Кивнув на прощание, мы покидаем уже помирившихся селян — совместный бег от разъяренного быка их тоже немного утихомирил.

На обед у нас, как всегда, небольшой грабеж.

Отдаленное селение Тригве уже приготовились к встрече. На подлете к намечаемому населенному пункту мы рассредотачиваемся. Я беру себе правый фланг, левый занимает Байрак. Начав свой фирменный приветственный вой, мы обрушиваемся вниз. Врываемся в пустые дома, спешно разрубаем сундуки, хватаем все, что попадается под руки. А попадается одно рванье. Выкатываем несколько бочек эля, который на поверку оказывается колодезной водой, кстати, уже изрядно подпорченной, берем в заложники двух кур и героического петуха, который при виде наших черных плащей успел сокрыть основную часть своего гарема, громко прокукарекав тревогу. Закрыв собственной пестрой грудью вход в подземный закуток курятника, он, как истинный рыцарь, напал на хихикающего Чаки. Захватываем три десятка яиц, два из них — раздавленные. Я собираю дань по загаженным пометом насестам. В прошлом походе было даже хуже. Добыча невелика, но авторитет поддержан.

– Оставь, — спрыгиваю на пол. Чаки сосредоточенно крутит крылья петуху. — Сдался тебе этот кочет.

Выбирая сор из волос, выхожу из курятника, сзади Чаки настойчиво тащит связанного петуха. Назгулы грузят на уже свободных вьючных ящеров кучу ненужных вещей, разбрасывают оставшиеся листовки и пишут на глинобитной стене местного старосты наш рекламный слоган: "Новый сорт яблок "Из Мордора с приветом" сохранит вам молодость и радость жизни!"

Отправляясь в обратную дорогу, я кричу:

– Можете возвращаться, грабеж окончен. Из ближайшей лесополосы показываются довольные жители, предупрежденные за неделю, они еще с утра ожидали нас, оставив в избах ворох старых ненужных вещей. Все, имеющее хоть какую то ценность, было загодя припрятано в лесу. В данной операции заинтересованы обе стороны: мы сохранили репутацию темной силы, а они избавились от мусора, который давно не нужен а выбросить жалко. Ограбленные жители, на прощание накрыли для нас на опушке стол, ломившийся от всяческой снеди. Здесь и зажаренное мясо, и душистый мягчайший хлеб, и пироги с грибами. Чаши полные молока. Нарезанные огурчики скрывают разделанную заморскую селедочку и пучок зеленого лука торчит из её пасти. Ненавижу селедку, но под стаканчик выдержанной крови она пойдет в самый раз. Пирую я одна.

Кстати о потерях, буквально минуту назад мы потеряли, героического петуха. Нет, он не умер от лицезрения куриного рагу а изловчившись клюнул Чаки в ногу и просто улетел. Вот и мы, благословляемые ограбленными жителями, покидаем поселок.

– Как это все-таки здорово, приносить людям страдание — я уверенно веду косяк к пустыне Горм, здесь мы по дешевке оптом сбываем все награбленное старьевщикам и дальше уже летим налегке, потому что у нас на сегодня еще запланирован бой с упырями-отморозками. Нападая на светлокожих жителей государства Келинг, они уже дважды порвали ни в чем неповинных граждан.

– Они там, — отчаянный мальчонка, лет десяти по человеческим меркам, протягивает руку, к временному логову упырей, где кости перемешивались с сухими ветками и на вид можно подумать, что оно давно покинуто. — Они там, спрятались, только… — Мальчик почесывает одной ногой, другую. — А вы точно их убьете?

Он смотрит на меня с робкой надеждой. Взяв ятаган в зубы, я ловко спрыгиваю с коня.

– Конечно, глупенький. Раз тетя Эльфарран тебе обещала, значит, она это выполнит. А потом, если захочешь, я покатаю тебя на ящере. Идет?

Искорки лукавства запрыгали в детских глазенках. Он обнял своими худенькими ручонками шею ящера, от чего тот сразу впал в удивленный ступор и застыл боясь пошевелиться.

– Ты ему понравился, — я, разминаясь, взмахиваю ятаганом, он с визгом взрезает воздух.

Назгулы обнажают мечи, и мы скрываемся в узком ходе — лезем в гнездо. В густой стоячей вони грязного жилища мы движемся цепочкой. Путь неблизкий, гнездо — это, на самом деле, обширная пещера. Я между делом прикидываю в голове, и что такого обидного я сказала своим лучшим друзьям? Кольца который день со мной не разговаривают. После той позорной сцены, что я им закатила неделю назад, они только больно жмут мне пальцы. Умоляла — дайте мне как следует вымыть руки, клялась всеми семью подземными богами, что потом опять одену их. Грязь собиралась под ободками и изрядно беспокоила меня, а им и дела мало. Так и не слезли упрямцы. Пришлось щепочкой выковыривать засохший жир, и с этого дня мы пребывали в страшной ссоре.

В самой середине импровизированного логова проход расширялся, множество корзинок, разбросанных по полу, затрудняло движение — мы постоянно цеплялись за них длинными полами плащей. А когда Чаки, попав ногой в корзину, начал её стряхивать, я разглядела, что это были человеческие грудные клетки, обглоданные донельзя.

– Вот они — в кружке мерцающего света, взявшись за руки, сидели упыри. Они, бормоча заклинания, и не слышали как мы, отделившись от черных прокопченных стен, подошли к их магическому кругу. Начерченный на полу шестиугольник с таинственными письменами полыхал багровым светом. Что-то живое ворочалось в его центре, дыхание магии чувствовалось во всех его отвратительных движениях.

Приставив ятаган к шее главаря, я вежливо попросила их сдаться:

– Ноги в руки и на выход. Виновных определит пытка или лошадиная доза слабительного. Кстати, рекомендую первое, как более гуманное.

Они, казалось, меня не слышали. Их остекленевшие глаза неотрывно глядели на растущую фигуру в центре.

– Все назад, — я первой поняла, что сейчас произойдет: соединив свои нечистые сущности, они создали единого упыря, упыря-титана. И сейчас он, разгибаясь как надувающийся матрас, подымался во весь свой мерзкий рост. Открыв рот, я застыла.

– И чего ждем? — наконец прорвав завесу обиды, ехидно поинтересовался черный братец.

– А действительно, чего? — донеслось и с левой руки.

– Он ещё недотрансформировался, не могу убивать спящих и больных, у меня тоже есть некоторые моральные установки.

– Тогда прощай, брат — они одновременно вздохнули. — Пока эта со своими комплексами допетрит, что такую птицу бьют на взлете, он её дважды укокошит.

И я решилась.

– Вперед! — я нанесла первый удар ятаганом и молниеносно взмахнула длинным назгульским клинком. Других слов уже было не надо. Конечно, сложно сражаться с пятиметровым упырем, особенно в тесном гнезде, где стенки сложены из костей. Острые края последних уже разорвали мне рукав. Ослепнув от гнева, я рванулась к горлу гиганта.

– Только глаза прикрой, — верещало черное кольцо, — вдруг искра упадет, сгорим к оркской матери. Напрочь.

– Или соринка попадет, — ему, как всегда, поддакивало и белое.

Упырь, неуклюже хватал назгулов, ломал им кости, срывал плащи и искал ту единственную живую душу, что была в этой черной толпе. Чаки, размахивая своим длиннющим мечом, прикрывал моё упорное стремление добраться до крови упыря. Кости летели во все стороны.

– Не трусь, прорвемся, — зайдя сзади, мы лезем по спине противника к его пульсирующим венам. Незаметно поднимаемся по плащу и, заняв выгодную позицию, я одним точным ударом вскрываю его кровяные реки. Не выдержав, припадаю к горячему потоку.

— Тебе плохо не будет? — Чаки, трогательно заботится о моем здоровье, — только час как из-за стола, а излишество вредит. Я мычу и отрицательно мотаю головой. Черная кровь, немного горьковата, но это на любителя, лично мне нравится.

Упырь трясет головой, стараясь сбросить меня. Чаки отвечает ему несколькими точными ударами, напрочь отрубая пальцы. А решающий удар уже сильно ослабевшему противнику наносит Байрак. Пронзив его хребет, он с силой поворачивает свой меч и ломает шейные позвонки. Я довольно вытираю губы

– Вот и отлично, кстати, здесь столько запчастей, давайте возьмем их на всякий случай. Думаю, хозяева не будут против.

Вытащив на яркий свет беспомощные тела упырей, мы раскладываем их на солнышке, спустя полчаса они сами растекутся зловонными лужами по камням ущелья. Нескольким раненым назгулам здесь же оказываем помощь — вот кости, и пригодились. Я до ночи катаю Михаеля по облакам. Замирая от счастья, он рассматривает с верхотуры свой, кажущийся таким маленьким, город.

А ночью у нас самое ответственное задание. Ночью мы ловим кроликов. Никогда нельзя поддаваться слабости, глядя на их умилительные мордочки. Агрессивная демографическая политика делает их безжалостными и неистребимыми.

Приходя ночью, они неотвратимы как чума. Они съедают весь урожай. Их миллионы. Голодные зубки работают с удесятеренной энергией. Прячась днем в норах, они бесчинствуют по ночам. Замаскировавшись под соломенные чучела, которые они презрительно игнорируют, мы сидим в засаде — ночной полумрак и только слабый шепот засыпающего ветерка. Припав острыми ушками к земле, я слышу ее слабые далекие колебания — они идут. Крадучись ступая след в след, они уже предвкушают вкус капустных листьев на своих маленьких язычках, они уже слизывают слюнки от жадного желания вонзить зубки в хрустящую мякоть морковки. Мы, скрытые широкими разлапистыми лопухами, тоже ждем. Внезапно треск кузнечиков обрывается, и я ясно вижу первого кролика, он, принюхиваясь, по пластунски ползет к крайнему кочану. За моей спиной орки начинают подвывать от нетерпения.

– Не сейчас, — я холодно придерживаюсь заранее выбранной тактики, — дадим выйти всем.

Жалобный хруст сочной капусты, и моё бедное сердце обрывается — это лучший сорт, что привезли из-за моря, в прошлом году. Сейчас я люто ненавижу этих ленивых дармоедов, охочих до чужого добра. С опушки леса показываются их первые полки. Они пригнувшись ныряют в густые заросли моркови. Слышатся глухие чмоканья — звук извлекаемых корнеплодов, и тут я не выдерживаю.

– За морковку, тьфу, за Мордор, — я выскакиваю из укрытия.

Взяв в окружение упитанных длинноухих, мы жестоко расправляемся с мародерами. Отяжелевшие от обильной еды, они не могут далеко убежать, и, десятками хватая их за уши, мы с остервенением вытаскиваем из их зубов недожеванные морковки. Кролики бессистемно рассыпаются по полю, мы гоняемся за ними. Набиваем ими клетки и отправляем в летние лагеря, на исправительные работы по рытью траншей и каналов. На такие задания я обычно беру самых быстроногих и ловких орков. Утро, озаряя небосклон, с удивлением рассматривает нарубленные на мелкий кусочки овощи — вот и отлично, и от кроликов избавились, и на резке капусты сэкономили.

Краткое руководство по искоренению кроликов.

Сразу оговорюсь: всякие там книжонки типа "Сто советов кролиководам" и "Правила разведения кроликов" написаны самими кроликами для создания имиджа слабого, беззащитного существа с длинными ушами. Не знаю, по каким каналам они распространяют эту зловредную литературу, но почитаю своим долгом открыть миру глаза на некоторые обстоятельства их жизни и способы борьбы с последней.

Первое правило и оно же главное. Если кролик не ест, то он размножается, если кролик не размножается, то он роет нору, если кролик не роет нору, то он ест. Для пресечения этой преступной цепи событий мы должны разорвать порочный круг и в открытую заявить: кролик — это не только ценный мех, это ещё и обчищенные до последней травинки поля овощей. В Арде случались периоды массового голода, и во всем повинны длинноногие и длинноухие (об эльфах речи не идет — это совпадение).

В первый год, когда мы сами глядели, кого бы съесть, эти хитрые создания, затаившись, пережидали в своих норах, лишь изредка совершая набеги на поля наших соседей. Но в последующие годы, они все смелее завоевывали наши земли. Первое их появление совпало с нашим исходом из Мории, тогда, потрепав по гладенькой спинке зверька, я милостиво разрешила им поселиться на окраине. Но к концу года они дошли до столицы и, набравшись наглости, прислали мне петицию с требованием бесплатной моркови и многоквартирной башни под детский сад. Отказ они восприняли удивленно, но смиренно. Уткнувшись мордочками в подол моего торжественного платья, под видом смиренного поцелуя они напрочь отгрызли всю подкладку и, растворившись в темноте коридоров, успешно ускользнули от моей неуклюжей стражи.

А на следующий день рухнула малая оружейная — вся земля под фундаментом была изрыта. Я объявила награду за каждого пойманного кролика, а они в ответ повели агрессивную демографическую политику: "за одного — десять!" — этот девиз красовался на всех стенах Мордора.

Я немного отвлеклась, получается какая-то слезливая история, а не руководство к действию. Но это только предисловие.

И так, кролика можно напугать — выскочить из засады, громко закричать, размахивать руками. Действует лишь в случае крайней неожиданности и только один раз. Потом кролики привыкают, понимающе переглядываются и сочувственно качают ушами, будто говоря, нехорошо смеяться над убогими.

Кролика можно отравить — например, обмазать листья капусты горчицей. Для этого надо сначала вырастить горчицу, а чтобы защитить горчицу от гусениц её надо намазать перцем, для чего надо вырастить перец, перец посыпаем табаком от саранчи, табак спасаем отваром белладонны, для чего последнюю косим в низовьях Андуина и, нанюхавшись её ядовитого запаха, решаем, орк с ней, с капустой, нехай жрут, нам и так хорошо.

Кролика можно убедить — организовать различные женские благотворительные общества, толкнуть речь о судьбах мира.

— Вы самодостаточные кроликоматки, — убеждала я толстых крольчих на внеочередном съезде по проблемам народонаселения Мордора. — Вы не инкубаторы для производства потомства, вы должны встать наравне с мужчинами и сказать — хватит, мы достойны большего. Мир огромен и прекрасен, свободная крольчиха может стать, например, агрономом….

Они озабоченно кивали и с жалостью смотрели на меня. И пока я еще что-то плела о равноправии, свободе выбора, о месте современной крольчихи в деле развития общества, в зале родилось с сотню хорошеньких крольчат. Я, конечно не удержавшись, согласилась быть им крестной мамой. А к концу заседания была твердо убеждена, что это я — самое разнесчастное существо Мордора, и мне надо тоже заиметь семью и детишек, а матриархат — просто пережиток прошлого.

В конце концов, кролика можно убить — а вы сами пробовали убить маленький пушистый комочек с нежными раскосыми глазками? Вот и я не могу. (Если кто знает способ, поделитесь, пожалуйста!)

В общем, в конце своего научного эссе я твердо и со всей ответственностью заявляю:

— Я не знаю, как истребить кроликов.


Усталые, мы встречаем рассвет, но священный долг утренний зарядки игнорировать было нельзя — братья — назгулы обидятся.

Страшно боясь за меня, они по очереди преподают ускоренный курс ста самых распространенных способов убийств. Для начала приковывали мои учебные пособия за лапы к стене, привязывали им одну руку, но с каждым днем веревка была все тоньше. И пришел день, когда я уже в лобовом бою столкнулась с полноценным противником. Отдавая дань многочисленным народностям, населяющим Арду, я добросовестно училась на всех, никого не обижая, практикуя различные виды единоборств. Начинала всегда с орков; разминка — с мордорской мелочью; затем, для разогрева, пара разбойников; обязательно, опытный гном с неизменной секирой, он выматывал меня своим упорством; затем шли, как основное блюдо, гоблины или тролли, в основном горные; по праздникам — волколаки. К концу занятий, бросив на арену растрепанных грифонов или мелких вампиров, назгулы самолично отрабатывают со мной технику ближнего боя: проворно уворачиваясь от укусов голодных кровососов, я опять и опять пропускаю удары. Они неодобрительно качают головами.

– Плохо, очень плохо.

И так каждый раз.

После утренней зарядки я сладко сплю целых два часа.

На стене спальни висит расписание, сегодня, позевывая, я зачеркиваю графы — "истребление зарвавшихся упырей, грабеж местного населения, съезд садовников" — опять забыла! На ближайшие дни все распланировано: два убийства с нанесением увечий не совместимых с жизнью — в который раз сдвинуты на конец месяца; разбойное нападение на царство Аталесс, ладно, отложим на завтра; срочно — посещение цирюльника (проблема волос, что уже метут коридоры дворцы почище метелок); пытка колорадского жука с целью выведать секрет, что они находят привлекательного в горьких побегах картофеля; курсы вышивки крестиком по вечерам. Вот ещё: начистить рыло великому змею за преждевременно почивших ящеров (это случилось на первом году моего правления); разогнать народно-освободительную армию гномов; помыть волколаков (как особый пункт, красным карандашом приписано "с мылом",); угнать лучший табун Рохана. Все! Я с досадой наконец-то плюхаюсь под одеяло… и расплатиться за платья!

Засыпаю.

Зая осторожно ставит мне под нос стакан дурмана и прижимается к руке, но не спит, она верно сторожит мой сон, так же как и Чаки, что сидит поперек порога спальни. В коридоре взад-вперед шагают Валентин с Байраком. Эти два часа для меня самые страшные — во сне я беспомощна, и все это понимают.

Когда, подскочив, я начинаю кричать:

– Забыла, забыла — надо вставить напоминание "выйти замуж", — Чаки поит меня, и нежно как мать, укладывает сомлевшую голову на подушку (мою голову). Сон продолжается. Весь Мордор замирает — Элфани, темная властительница, спит!


В тот памятный день, на рассвете, я сдавала зачет по двуличинным существам — мне попался обыкновенный оборотень среднего размера. Выйдя с одним ятаганом, я растерялась от вида нежных собачьих глаз и поэтому потеряла лишнюю минуту. Байрак был недоволен. Страшно недоволен. Глядя, как я только со второй попытки завалила дюжего волка, он брезгливо взмахнул полой плаща.

– Сойдет, но в бою у тебя не будет преимущества. Никогда не смотри в глаза врага. Не отвлекайся по мелочам.

Злая от незаслуженной тройки, залитая кровью с головы до ног, я вздрогнула и смутилась. Чаки подал мне полотенце и пожелал доброго утра, напомнив, что в сумерках у нас встреча с демонами второго мира.

– Постарайся хоть на этот раз не опоздать!


Затем объезжала новенького, страшно норовистого ящера. Почетный ветеран, на котором я ездила последние время, мужественно издох, прямо во время пира. Бросая кости, я нечаянно попала ему по носу. Он обиделся и, стащив тушу копченой коровы, уполз в своё стойло. Там он и сдох, от обиды и обжорства. Я закатила ему пышные похороны. С траурными мордами за похоронным кортежем плелись все ящеры Мордора, по случаю, обученные плакать. Рыдания их приятно гармонировали с моими. Тут мне опять здорово помог Чаки. Когда я устала, он сменил меня, закончив погребение таким горьким воплем, полным тоски и муки, что все решили, что ящер приходился мне, по крайней мере, дальним родственником. Ну мертвых в землю, а живых под седло. Притянув непослушную голову новичка почти до его груди, я безжалостно нахлестываю его по ногам. По крыльям бить нельзя — быстроходность пострадает. Личный шамберьер с длинной ручкой срывает с его стройных ног клочья кожи, кровь хлещет во все стороны. Ящер отмахивается хвостом, уходит в крутое пике, выполняет серию резких разворотов. Все напрасно, и, упав головой в песок, он покоряется. Спрыгнув, я ещё долго не могу успокоиться,

– Как меня утомил этот упрямец.

И тут же, упав на колени, мажу ему лапы бальзамом и опять рыдаю. Истеричка.

Собрав большой совет темных сил Мордора, я мрачно исподлобья оглядываю многочисленных соратников. В черной бархатной мантии для торжественных случаев, с тяжелой мифриловой цепью из оскаленных черепов, в боевой раскраске назгула (белоснежный череп, но уже не веселый а строгий), с неизменной чашей в левой руке и немытым ятаганом в правой, я недовольно поджариваю взглядом спины припозднившихся. Захлопывая лапами тлеющие зады и крылья, они спешно ныряют в толпу. Тихонько перешептываясь, орки недоуменно вытягивают шеи из задних рядов. Пещерные монстры, рассевшись по окнам и свесив когтистые лапы, задумчиво чистят заплесневелые тонкие перепонки крыльев. Гоблины лежат, потому что с их ростом, они просто посшибают люстры. Тролли ссорятся с оборотнями за места в первом ряду, а те исподтишка кусают их за локти. Гвардия назгулов, в полном составе, окружает трон. У ног сидит незаменимый Чаки, держа между колен кувшин полный странной розовой крови. Изредка подливает мне. Всем очень хочется узнать, по какому поводу общее собрание. Заинтригованны даже кольца, хотя, уж они-то всегда все знают заранее, но не сегодня:

– О чем она хочет объявить? — подобравшись к правой руке, белое кольцо, щелкнуло ногтем по ободку черного.

– Знамо дело, — предположило то, — на войну пойдем. Гондор нарывается. Опять на крестины не позвали. Представляешь, даже каких-то там фей пригласили. А нам от ворот поворот. Натурально так и развернули. "Мы в вашем присутствии не нуждаемся." — Оно очень, точно, передразнило говорок стражника. — И дверь на замок. Что теперь с целым возом чепчиков делать? Одеть на орков? Да за такое их надо стереть с лица земли!

Нерешительно отпиваю из чаши — просто, я не знаю с чего начать. Речи всегда давались мне тяжело. Поэтому начала с самой сути:

– Я хочу быть счастливой.

Слегка ошалев от такого заявления, чудовища заворочались. Вампиры неслышно спланировали за спины призраков. Собравшись в стаю, они тотчас о чем-то заспорили. Тяжеловесно засопев, горные тролли перевернулись на другой бок. И только орки, вскочив с мест, поддержали меня рычанием.

– Ты проверял у лекаря лицензию? — первый зам, был страшно недоволен моим заявлением.

Байрак, развернувшись, мгновенно исчез в тайном коридоре. Спрыгнув с возвышения, на котором стоял трон, я выбежала к своему народу. Заглядывая в многочисленные глаза (желтые с узкими вертикальными зрачками; кроваво красные — на выкате, как у баранов; бесконечно черные), я искала сочувствия.

– Что со мной не так? Почему я не могу вызывать нежных чувств? Страх, ужас, отвращение — пожалуйста. Но просто симпатию — ни в какую. Что не так? Меня не приглашают на праздники, на дни рождения, на детские утренники. Я могу подарить полкоролевства, но дарить некому. — И сбившись на начало речи, закончила. — Я хочу любить и быть любимой!

– Убью шарлатана! — Валентин, толкнул Чаки мне под ноги, и скрылся в том же коридоре что и Байрак.

Чаки, как обычно, не оставил меня одну, пробормотав:

– Хочешь, я погуляю с тобой. Только не нервничай.

Вытерев нос рукавом, всхлипнула,

– Я, ведь, красивая. Правда?

– Очень, а если умоешься, то вообще, — Чаки впервые смутился и посмотрел на меня не снизу вверх, а прямо. — Ты нам всем очень нравишься. — Серьезно сказал он. — И Валентину тоже, и Байраку. И вон тому урук-хаю, крайнему, видишь, как он моргает тебе. И монстру, что вечно бродит вокруг твоей спальни. А гоблины те, вообще, все поголовно очарованы тобой.

– Глупости говоришь. У назгулов нет сердца, это только привязанность и ничего более.

– Привязанность?! Да за одну твою улыбку Валентин перебьет половину населения Арды. И я тоже. — Чаки, поняв что проболтался, зажал в зубах кинжал и бросился за трон.

В этот момент назгулы втащили в зал взъерошенного волшебника, с размаху швырнув его к подножию трона. Они хором спросили:

– Ну?

– Что такое? — Лекарь недоуменно озирался и близоруко щурил глаза, стараясь привыкнуть к полумраку зала.

– Она замуж собирается!

– Замуж? — Волшебник был явно озадачен. — Передоз. Опять концентрацию не рассчитал. — Буркнул он себе под нос. И громко произнес. — Нет, тебе нельзя. — И прикидывая, как бы потактичнее сказать, выдал. — У тебя прыщ на носу. На глянь. Не вру, честное слово.

Из сверкающей дали маленького кругленького зеркала на меня глянула белобрысая эльфийка. И в следующий момент стекло высветило давно забытую картинку. Камень клятв, тень высоких деревьев, мои руки покорно лежат на плечах высокого эльфа, наши сердца бьются в едином ритме, а глаза без слов говорят…

– Баран винторогий. — Вырвав зеркало из левой руки, правая с размаху швыряет его о стену. Брызнув осколками, зеркальце осыпает блестящими искрами сидящих троллей. Они, спрятав головы между колен, боятся дохнуть. Один крупный обломок, отрикошетив, падает возле трона, левая рука исподтишка хватает его и незаметно прячет в рукаве. Темному кольцу не до этого — оно занято, тем что расстреливает непрерывным потоком огня, убегающего волшебника. Подняв магический посох, он поначалу довольно успешно отбивает огненные атаки, чем окончательно выводит меня из себя. Поднявшись с места, я с ненавистью выдаю залп с обоих глаз — раскаленное добела пламя, мечется по залу. Наученные горьким опытом, мои придворные тотчас оперативно залегли под широкие дубовые лавки. Все с интересом следят — сколько минут продержится маг. С разворота он поймал второй огненный шар и, отразив его, погнал в мою сторону.

– Ну это уже наглость, меня и моим оружием.

Прибавив мощности, я подняла ресницы, и темный огонь разгорелся в глазах. Молнии с визгом взрезали сумрак зала и припечатали волшебника к стене.

– Третий раз, и конец. — Черное кольцо раскалилось от усердия. Собирая энергию на последний удар, оно довольно зашипело. — Останови его сердце.

У стены корчилась жалкая обгорелая фигурка, и не было ей пощады. Моя злоба была безгранична.

Вдруг, с еле слышным щелчком на пол упала жемчужная подвеска.

– Моя сережка! — Тотчас забыв обо всем, я бросилась её искать. Все проблемы сосредоточились на маленьком золотом завитке с крохотной жемчужиной посередине. Позвякивая, беглянка скрылась под одной из многочисленных лавок.

– Подожди. Пожалуйста, — непонятно к кому обращаясь, я, упав на колени, на четвереньках полезла в лес дубовых ножек. Вскочив на скамьи, многочисленные придворные деликатно подобрали ноги и сложили крылья. Шаря руками по давно немытому полу, я упорно ползала в темноте, пытаясь нащупать сережку. Попадались только мелкие обглоданные косточки, рыбьи головы да засохшие шкурки от давно съеденной колбасы. И все же, вымазав нос в паутине, я была вознаграждена.

– Вот она, попалась, — довольно выглянув из-под ног орков, я на коленях вылезла на свободное пространство середины зала.

Здесь же, сидя на полу, начала вдевать сережку в ухо, разглядывая при этом немногочисленную делегацию демонов, что, застыв, ждали появления хозяина Мордора. Пряча смуглые лица в высокие стоячие воротнички, они с беспокойством оглядывали новенький тронный зал. Мне было чем гордиться. Сто колонн черного, без единой прожилки, мрамора; взметнувшиеся в необъятные выси, стрельчатые арки; картины драгоценных мозаик (содрала в Мории); золото, утопленное в бархатистой тьме гагатов, скорее угадывало узор, чем подчеркивало его. Рассекая мрак, с потолка на золотых цепях устремлялись вниз причудливые рубиновые люстры. Бросая багровые блики на пол, они создавали иллюзию моря разлившейся крови. Окна, надежно завешенные тяжелыми портьерами, не пропускали ни единого лучика солнца. Могильная торжественность едва теплилась в заплывших свечах. Здесь царило ледяное дыхание смерти, … и я, тоже.

Сережка никак не вдевалась — на ощупь найдя маленькую дырочку в ухе, я старательно пропихивала эту упрямицу. Демоны терпеливо ждали. Они вопросительно глядели на своих дальних родственников — крылатых монстров, те, пожимая плечами, косились на меня. Демоны смотрели мимо меня, стараясь отыскать в многочисленных рядах троллей того единственного, к кому они собственно и приехали. Наконец, одержав победу, я поднялась с пола и отряхнула платье от крошек, тайно съеденных ломтей серого солдатского хлеба. Тролли, не знающие сытости, уже в который раз оскорбляли значимость великого момента общего собрания, невежливым звуком двигающейся челюстей и просто чавканьем. Я поплелась к трону. Не выдержав напряжения, стоящий несколько поодаль демон вежливо заговорил с глухим подземным акцентом.

– Мы уполномочены вести переговоры только с темным властелином Арды, передайте ему, что мы ждем.

– А чего ждете? — проходя мимо них, озадаченно поинтересовалась я.

Они обдали меня презрительными взглядами и, отвернувшись, твердо продолжили.

– Мы будем говорить только с повелителем.

– Так говорите! Ой, моя спина, — разгибая заломившую поясницу, я, хромая, прошла мимо них, и раздраженно оглянувшись, бросила через плечо. — Чего надо?

Они молчали.

– Ладно, сейчас. Будет вам повелитель. Чаки, тащи корону, — доковыляв, плюхнулась на трон.

Выглянув из своего убежища, Чаки свесил сверху руки и осторожно водрузил мне на голову венец Саурона, а назгулы одновременно с двух сторон четко протянули ятаган и чашу. Поудобнее перехватив свои знаки власти, я кивнула.

– Я за него. Вообще-то, я и есть темный властелин. Вот такие дела, ребята.

Казалось, на лица демонов высыпали мешок муки. Они пошли пятнами, и замершие слова так и остались у них на языке. Низко склонив головы, они дали мне возможность хорошенько разглядеть свои, отливающие темной радугой, крылья — их упругость и мощь чувствовались даже с того расстояния, что нас разделяло. Интересно, они пристегиваются или сами растут. Спрашивать было как-то неудобно. Наконец, оторвавшись от созерцания их спин, я вспомнила об обязанностях гостеприимной хозяйки и подняла демонов.

– Хватит шеи гнуть, в чем собственно дело? Защита нужна? Тысяча фариков. По праздникам — скидки. Постоянным клиентам подарки на день рождения. Работаем круглосуточно, с гарантией. Доверьтесь нам, и ваши враги станут нашими. Ненадолго. Для нас нет неприкасаемых. Идет?

И вспомнив о врагах, я, стремительно нагнувшись к Байраку, прошептала:

– Будь другом, сбегай на кухню. У меня там уже чайник выкипел. Отвлеклась с этим магом. — И склонившись на другую сторону трона, спросила первого зама. — Ты его добил?

– Ушел, провалился сквозь стену.

С досады, хлопнув рукой по колену, я фыркнула:

– Теряешь форму. Задумайся!

Демоны, почтительно поцеловав подол платья, подали мне свернутый пергамент. Это было приглашение на бал по случаю завершения столетнего сезона разрушений.

Визг радости огласил мрачный стены главного зала Мордора.

– Наконец-то, я тоже еду на бал!!!!


Валинор, покои эльфа врачевателя.

Галадриель задумчиво гладит шелковистую гриву единорога. Он косит на неё фиолетовым глазом и вздыхает. Они проникновенно молчат.

— Это очень опасно.

— Знаю. Но иного выхода нет, я все равно пойду во второй мир. Мне надо только сменить имидж. Там не приветствуют единорогов.

Они снова замолкают, значительность жертвы, приносимой Изиком, кажется эльфийке непомерной. Слеза осторожно ползет по её щеке, устыдившись своей слабости, светлая королева Лориейна незаметно смахивает её и в одночасье принимает решение.

— Хорошо!

— Не ходи, друг, может она сама башку себе свернет. — Раздается долгий стон с широкой кровати, закрытой прозрачной кисеей. Кабинет психологической помощи уже который день не пустует. Сурово покачав головой, строгий эльф готовит успокоительное. Минерассе заползает под полог, грустно смотрит на пациента, и словно извиняясь, трется о спинку кровати. Она ходит ходуном, но Изик не замечая этого, погружается в свои мысли.

— Я должен вернуть себе самоуважение. Будь проклята моя трусливая натура: когда Эльфи освободилась, я испугался, да так, что остановился только на границе Мории. Теперь я в одиночку верну аранель или погибну!

Королева, налив в тонкий бокал валерианового настоя, тихонько присела на краешек постели.

— В тебе говорит гнев и отчаянье, Гимли. — Она ласково провела пальчиком, по его согнутой спине, и гном, напряженно вздохнув, повернулся к ней лицом. В тот же момент Изик, словно получив удар копьем в белоснежную грудь, присел на все четыре копыта, — борода, предмет гордости владельца и зависти соплеменников, роскошная рыжая борода, всегда надушенная и разделенная на хитроумные косички, тайно лелеянная ночами, была отхвачена кривым разрезом и представляла собой лишь несколько торчащих в разные стороны оборванных клочков волос, словно жалкий ручеек, что остается от некогда мощного водопада, если камни засыпают русло матери-реки.

— Знаешь, как у нас называют гномов без бороды? — Гимли смущенно закрыл нижнюю часть лица полотенцем и, притянув мохнатое ухо единорога, быстро прошептал что-то. Изик дико заржал но, вдруг сообразив, что в присутствии дам его сородичи должны вести себя несколько иначе, применил поистине титанические усилия, чтобы успокоиться. Не получилось. Его непослушные мысли залетали по всему залу, и неодобрительно поджав губы, эльфийка вышла в соседний покой. Там, возле окна, неподвижно стоял Леголас. Упершись лбом в стекло, он который час неподвижно глядел на шумящие под окном меллорны. Руки, перевязанные тончайшими бинтами, кровоточили непереставая. Присев на подоконник, Галадриель жалостливо поцеловала его в лоб.

— Бедный мальчик. Она же могла убить тебя.

— Она это уже давно сделала.

Нежный эльфийский выговор затрепетал в роскошных стенах — изогнутых стволах, что вырастая из пола, поддерживали сплетенный из тончайших зеленых веточек ажурный потолок.

— Изик хочет один идти в мир демонов. Мне страшно. — Впервые признавшись в собственных страхах и неуверенности, прекрасная эльфийка явно приуныла. Они, как никто другой, сейчас отчетливо понимали, что убив единорога, Эльфи навсегда утратит способность быть прежней. Неизвестность её судьбы пугала их. Уже немного пришедший в себя гном вскоре присоединился к ним. Войдя бочком в дверь, он философски рассуждал с невидимым собеседником.

— Она, конечно, отрастет, а пока придется поносить фальшивую. — И сочувственно вздыхая, обратился к другу. — Очень больно?

— Нет. — Тихо ответил эльф и отвернулся.

В зеркальных покоях, с лазоревой чашей посередине, где терялось всякое понятие о времени, и воздух был напоен волшебством ожидания; в покоях, где прошлое сливалось с будущим, и были изгнаны даже крупицы настоящего, где в колоннах отражались духи ушедших предков, где шепот многоликих миров блуждал по гулким плитам яшмового пола, разбившись на сотни туманных фигур, неслышно двигались три тени. Четвертая тень, просунув рогатую голову в приоткрытую дверь, с любопытством подглядывала.

— Ма гованнэн, — нараспев произнесла светлая королева. Поверхность чаши помутнела, пошла волнами, изображение, всплывая, начало приобретать знакомые черты, но дальше, дальше, увы, все пошло наперекосяк. Потому что, внезапно вспыхнув, стена, где висело самое большое зеркало, со звоном раскололась на две половины, и на пол выпал пылающий Морред. Сбивая огонь, он покатился по полу, успевая при этом и ругаться, и восторгаться.

— Ну Эльфи. Ну выдает! Пламя в тысячу градусов! Защита вообще непробиваемая! Прекрасная королева, мне нужна новая кожа! И немного воды, я весь горю! — С губ волшебника слетели тонкие язычки пламени, он, вскрикнув, зашипел и скрылся в дымном облаке. Запахло горелой кожей. Охнув, гном, опомнившись, первым сгрёб его в охапку и забросил в чашу предсказаний (её размеры — с хорошую ванну, вполне это позволяли), тем самым спася жизнь мага и испортив зрелище одновременно. Поднявшиеся клубы густого пара скрыли всех присутствующих. Вода моментально вскипела, но пар тут же осел, повинуясь заклинанию холода. Оперевшись на гладко-скользкий край, волшебник блаженно зажмурился и снова повторил:

— Ну Эльфи. Ну выдает. Ещё одна вспышка гнева, и я в завязке, ребята, так и сгореть недолго.

На шум в зал вбежал хозяин дворца — он заметил густой дым из окон и, очень кстати, захватил с собой два ведра воды со льдом.

— Да что у вас тут произошло? — Выливая воду на раскаленного Морреда и совершенно не изменившись в лице, поинтересовался он.

Кожа мага, вздувшись мелкими пузырьками, приобрела багровый оттенок. Перехватив второе ведро, он жадно отпил из него, а остатки опрокинул себе на макушку.

Заприметив напряженно глядящую на него Галадриель, Келеборн взял жену по локоток, отвел в сторону и не таясь зашипел на неё.

— Допрыгалась, послала ребят на верную смерть. Романтики ей, видишь ли, захотелось, и наклонившись к самому ее уху твердо, закончил. — Курица!

Вспыхнув от незаслуженной обиды и взмахнув длинными рукавами, королева выскочила вон.

Проводив разъяренную супругу довольным взглядом, Келеборн быстро подошел к Леголасу доверительно шепнул:

— Беда с нашими бабами. Послушай моего совета — никогда не давай жене воли. Подомнет, не заметишь. Ушла?

Гном кивнул, прикрывая дверь. Тогда, достав из широких одежд бутылку здравура, старший эльф подмигнул.

— За счастливое возвращение. Для вас, ребята, это сейчас наипервейшее средство.

Кряхтя, гном притащил пару мензурок и одну фарфоровую ступку. Вытряхнув из последней мятный порошок, он обтер её полой рубашки. Король всегда имел при себе персональную походную чашу.

— Ну вздрогнули.

Сняв с макушки два уцелевших ледяных кубика, Морред бросил их в свой "стакан".

— Коктейль. — Он где-то слышал такое слово, и сейчас ему ужасно хотелось блеснуть эрудицией.

— Ага — поддержал его Гимли. Он тоже засунул за щеку льдинку и с видом знатока закатил глаза.

После второй мензурки, дело пошло на лад. Расчувствовавшись, король хлопнул по плечу принца и утешил:

— Да все к лучшему. Если бы я в свое время был умнее, — он мечтательно вздохнул, и умолчав об окончании, сразу перешел в к самой сути, — никогда не женитесь, друзья.

Вытащив из кармана два черствых лембаса, он честно поделил их. Слегка надкусив эльфийский хлебец, Морред сморщился

— Совсем безвкусный.

— Зато никакого похмелья назавтра. Жуй давай.

Расслабляясь в мужской компании, Келеборн упорно почитал своим долгом поддержать неудачливого родственника.

— Чего приуныл? Скоро все изменится — через двести пятьдесят лет разлуки, по закону станешь свободным, и все эльфийки твои. Вот уж, если везет, так везет. — Глядя затуманенным взором на сияющую морскую гладь, что открывалась из резных окон чертога, он больше обращаясь к себе, задумчиво продолжил. — Вон там, на соседнем острове, живут обалденные сирены — как поют, а как танцуют. Обернутся в гибкие стебли прибрежной осоки и танцуют всю ночь напролет. Закатимся туда на пару вечеров на рыбалку. Уж мы без улова не останемся. Все бы отдал за свободу. Слушай, научи как спровадить жену. Вечным должником буду.

— Эй, хватит. — В грезы Келеборна, невежливо влез гном. — Вишь эльф страдает. Любовь у него.

— Все так серьезно? — Немного отрезвев, осекся Келеборн. — Тогда дело сложнее, чем я думал. Ну давайте просто развяжем небольшую войну — такой подходящий повод сбежать из дома.

Ночная мгла неторопливо завесила уставшее за день небо, редкие звездочки загадочными орнаментами разбежались по темнеющему небосводу. Ветер был напоён ароматом дивных белых цветов, что расцветая ровно в полночь, навевали светлую печаль. Неслышно засыпал блаженный Валинор, вдали от всяческого зла. Засыпали воспоминания о днях великого противостояния последних войн Арды. И только в одном окне долго не гас свет, там вовсю веселилась уже изрядно набравшаяся компания.

— А может руки ей обрубить, обе, чтоб наверняка?

— И глаза выколоть, — соревнуясь с Гимли, в планах спасения Эльфи, заплетающимся языком развивал идею Морред, — кидается огнем куда ни поподя.

И словно устыдившись этих предложений, оба верных рыцаря закончили.

— Зато, как мечом машет!

— И пирожки печет вкусные.

Они, обменявшись довольными улыбками, припомнили каждый свое и почти хором заключили:

— Ах, Эльфи…

— У тебя, кажется, будут проблемы с женой, — Келеборн поднялся, спрятав бутылку за зеркало. — Похоже, от неё здесь все без ума. И кто только создал этих эльфиек. Ладно, я пошел, а то моя уже сердится — страшно не любит, когда я опаздываю на ужин.

И только дверь за ним закрылась, Морред поведал друзьям самую неприятную новость, которую он все это время держал при себе. Он признался, что Эльфи едет на бал не просто так а с явной целью найти себе мужа.

… — Что опять ампутация? — Изик вздохнув, подставил лоб.

— Сок красавки, понятно. — Лег тоже доверил глаза стерильным ладоням врачевателя, и приняв презренный образ, пошел на огромную жертву. — Все равно не оценит, — он вздохнул.

Оседлав, натертого скорлупой грецкого ореха, вороного Изика, эльф отправился в путь. Если ей нужен муж, она его получит.


Завтра едем. Я в последний раз проверяю наш багаж. Три элефанта с платьями и косметикой, два с оружием, два с провиантом, один с отчетами. На неделю жизни должно хватить. Еще накануне я, сидя в главной канцелярской башне и морща носик, силилась припомнить свои зверства. Для солидности надев старомодное пенсне, Валентин серьезно заполнял графы анкеты.

– Количество замученных жизней?

– Если с невинно убиенными тараканами и раздавленными гусеницами из сада, то пиши — миллион.

– Сколько из этого числа убито героев?

– Если честно, то только один и не до конца. — Припомнив самоотверженного петуха, я улыбнулась. — Кому нужна эта честность — сто героев!

– Разорено государств?..

– Ой много, только за вчерашний день два разорено.

Я вспомнила, как король Уриме отдал последние денежки за молодильные яблочки: вообще-то, это был банальный апорт, но правильно проведенная рекламная акция, сделала своё дело. Яблоки шли нарасхват. Ратионель, король Глимта, умолял дать ему в рассрочку розового масла. Почти все государства Арды зависели от нас. Крепко подсадив их на вегетарианскую диету, мы диктовали всем свои условия. Они отдавали все только за одно разрекламированное яблочко.

– Украдено принцесс?

Я встревожено поглядела в окно — там, на главной площади, уже который день, запасшись терпением, жили ожидающие меня принцессы. Наивно полагая, что имя Эльфарран мужское, попытать счастья приезжали даже из самых отдаленных провинций. Ни капельки не смущаясь, каждая из них стремилась выйти за меня замуж. Время от времени я посылала полк орков, разогнать их. Только добровольцы шли на это дело. Осыпанные проклятиями, исцарапанные, с вырванными волосами, они мужественно объясняли, что я девушка, и ориентация у меня традиционная. Принцессы не верили. Самые отчаянные даже пытались залезть в окно, и принимая за властелина Валентина, кидались к нему на шею с поцелуями. Перемазанный помадой, он на коленях умолял меня найти себе мужа, заявляя, что такой напор он долго не выдержит. Несколько раз он пытался свалить все на Чаки, но того было просто не догнать.

– Замучено детей? Убито стариков?

– Да за кого они меня принимают? Я что, исчадие ада? — , устав от глупых вопросов, отпихиваю стол. — Пиши, что хочешь.

Он серьезно ставит цифры с тремя нолями. Будет ревизия, тогда и думать будем, как выкрутиться. А сейчас, сейчас я прощаюсь со своим ящером, взлетев ласточкой к моему окну, он протягивает в окно свою уродливую мордочку.

– Извини. Я не могу тебя взять.

Да, ящеров пришлось оставить дома, разреженная атмосфера мира демонов им вредна, они задыхаются в полете. После долгих споров было решено ехать на варгах.

Подавая мне ятаган, первый зам в последний раз спрашивает, хорошо ли я подумала, выбрав в качестве телохранителя Чаки, напоминая, что когда тот выбрался из Мории, то два дня ничего не мог сказать от испуга.

– Но ведь выбрался, — я решительно берусь за поводья.

Грубое седло и кусачий потник. Варга поёживаясь от легкого утреннего холодка, задумчиво чешет лапой заиндевевшее ухо и послушно берет рысью с места. Обернувшись к Ленни, усмехаюсь.

– Не скучай. Если что, вызову, а так не являйся. Распугаешь мне всех женихов.

– Я пригляжу за ней. — Заверяет его черное кольцо.

– И я тоже, — непонятно кому обещает и белое.


Двигаясь по каньону "вечного сна гигантов", мы едем уже пятый день. Здесь в стародавние времена произошла битва великанов и преображенных духов мрака подземелий Атуана. Бросая целые утесы и крупные обломки скал, гиганты разбили нестройный ряд темных духов, что просочившись в горные трещины угрожали нарождающемуся миру Арды. Духи, изрыгая пламя, прыгали на незащищенные спины титанов, рвали им жилы, а на упавшего устремлялись всей мерзко-жадной толпой. Напившись жизненных сил великана, они с утроенной энергией кидались на следующею жертву. Жестокий бой длился несколько дней, сотрясая земли на расстоянии тысячи лиг. Израненные противники не отступали ни на пядь. И тогда на помощь гигантам пришли эльфы. Они из своих верных луков расстреляли тварей преисподней но и сами поплатились — половина их полегла здесь, не увидев сияния восходящего солнца. Когда восстав от сна, оно залило золотой волной напитанное кровью плато, то, закрывшись тучкой, пролило потоки слез. Говорят, что и сейчас иногда находят в земле прозрачные кристаллы — застывшие слезы солнца. Их называют алмазами.

Тяжело груженый обоз остался далеко позади. В окружении демонов на статных вороных жеребцах, мы с Чаки на косолапых варгах смотрелись просто отвратительно. Во-первых, мы были значительно ниже сопровождающих; во-вторых, рыжая шерсть, пусть даже с тигровыми полосками, совершенно не гармонировала с черным дорожным платьем; и в третьих — … блохи. Их беспокойное присутствие мы ощутили сразу, лишь только выехав за ворота Мордора. Питающиеся до того одной застоялой кровью оборотней, эти маленькие вампиры, возблагодарив своих богов за роскошно накрытый стол, в полном составе бросились на нас.

– Чаки, — я, наклоняясь к телохранителю, шепотом прошу, — почеши мне спину, — и натянув поводья, заставляю своего варга перейти на шаг.

Опасливо оглядываясь на каменные лица демонов, Чаки на скаку подхватывает с земли веточку и незаметно протягивает мне.

– Пожалуйста, почешись сама. Я тебя прикрою от этих. Глянь, как зыкают. Чтоб им зрачки обломать, пернатым змеям.

Отъехав подальше от почетного эскорта, мы с Чаки ожесточенно чешемся. На привале, собрав в горсть дорожной пыли, я сыплю ее себе за ворот. Расчесы от укусов, сильно воспаляются, мешая ночному отдыху. Демоны с подозрением косятся на нас, а мы прячемся по самым густым кустам, и изгоняя вредных насекомых, вытрясаем одежду. Но наутро, с красными глазами и безнадежным видом, чешемся еще сильнее. Наплевать мне на мнение демонов!

Пришпорив варга, я пустила его размашистой иноходью. Он несет меня ровно, без скачков, мягко ставя лапы, умудряется не согнуть ни одну травинку, ни один стебелек. Закинув голову, я беззаботно отдаюсь объятиям встречного легкого ветерка, запахи забытых трав кружат голову. Небо отражается в моих глазах, и солнечные зайчики, запутавшись в шкуре варга, испуганно жмутся к моим ногам. Ловлю их и отпускаю на волю. Впереди блестит сире — река. Почему я её так назвала, странно?

– Чаки, догоняй! — Я с разгона, въезжаю в воду. Брызги, взметнувшись искрящимся весельем, падают мне на лицо.

– Конец макияжу. Не прошло и тридцати дней.

Загребая мощными лапами воду, мой варга недовольно месит речной песок и, принюхиваясь к мокрым кувшинкам, рычит и трясет головой. Внезапно испугавшись маленькой серебристой рыбки, он резко подавшись назад, сбрасывает меня через голову в воду. Упав на мягкое илистое дно, я неожиданно громко смеюсь. Удивленные лягушки, высыпав на берег, возмущенно квакают от такой бестактности. Набрав в горсть ряски, я кидаю ее им. Они отвечают мне шлепаньем маленьких зеленых лапок, подняв целый смерч радужных капель.

– Такая большая жаба и такая неуклюжая, — прыгая по мелководью, хохочут они.

– Я не жаба, я Эльфарран!

– А мы лягушки!

– А я темный властелин! Не верите, это правда! — Смеясь, кричала я им, а они вторили мне задорным кваканьем.

Именно здесь, сидя в тинистой заводи, я впервые за столько лет была счастлива. Выливая воду из рукавов и отцепляя жадных пиявок, я звонко хохотала.

– Вы видели, он сбросил меня, меня — грозную повелительницу темных сил. Просто взял и сбросил, как старый ненужный мешок!

Цепляясь за корни прибрежных деревьев, вниз по течению поплыл мой головной убор; булькнув, ушла на дно корона, и мне совсем не хотелось их ловить. Беззаботно рассыпав по плечам волны серебряных волос, я лила себе на лицо светлые струи благословенной сире, как в далеком детстве.

Уже много позже, суша платье над костром и провожая взглядом улетающие в небо искры, я воображала себя маленькой звездочкой, что стремилась ввысь и сверкала, но истощив силы, гасла и падала на землю, серым ещё теплым пеплом. Не хотелось думать о предстоящей встрече, не хотелось опять входить в вечный мрак подземелий, когда на земле так радостно, так спокойно.

"Завтра вновь мне подмигнет солнышко, зеленый кузнечик, упруго оттолкнется от моей ладони, а я соберу целую охапку ромашек, лютиков, синеющих фиалок и рассыпая их, буду бежать к … к темнеющей пропасти? Нет, нет! И почему я вечно лезу не туда? Почему мне всегда больше всех надо? Не высовывайся. Будь как все. — Откуда эти фразы, что прочно засели у меня в голове? — Что о тебе соседи скажут? Оправдай высокое звание рода, — сжав виски, я мотала головой. — Причешись, расправь складки на платье, улыбайся." — Поняв всю бесполезность борьбы, я сдаюсь.

– Ладно. Белое, говори, что ты знаешь?

Оно молчит и, тихонько достав из рукава осколок зеркала, старается показать мне что-то. Правая рука подозрительно тянется в его сторону. Еще мгновение… Но тут подъезжают запыхавшиеся демоны, отставшие от нас ещё утром. Расседлав коней, они садятся в круг и молча смотрят на землю, и так всю ночь. Чаки до утра ловит моего обезумевшего варга.

К границе второго мира мы подъехали следующим вечером. То, что это была именно она, можно было сказать только с очень большой натяжкой. Обыкновенный заброшенный колодец на окраине пустыни. Со скрипучим колесом и протухшей водой на дне. Маскировка была на все сто. Первым делом, щелкнув пальцами, демоны избавились от коней. Те просто стали камнями, коих в великом множестве было разбросано по окрестностям. Но с варгами такой метод не пройдет, и поэтому, их запихали в рассохшуюся бадью и осторожно опустили на дно колодца. Испуганный визг наших животных замер где то в глубине.

– Ваша очередь.

Сев на край колодца, я в последний раз оглянулась на солнце. Оно украдкой протянуло мне свои руки-лучики и, нежно погладив по щеке, неслышно сказало:

– Иди, я подожду.

Вдохнув побольше воздуха и зажмурив глаза, я соскользнула в зияющую глубину колодца. Поддерживая под локти, демоны осторожно поставили меня на небольшой уступ внутри колодца. Сгнившие балки, врубленные в стенки шахты, образовывали некое подобие портика. Слабый свет служил указателем дальнейшего пути.

Прошелестев ветерком, в коридор всунулась рука Чаки, и спустя мгновение он, подтянувшись, тоже влез на скользкий пол подземного хода. Посчитав ниже своего достоинства спускать моего телохранителя, его просто скинули во тьму колодца, прокричав, чтобы на середине пути, он зацепился за выступ ворот. Подгнившие грибы-дождевики вполне сносно освещали наш путь. Пройдя узким коридором, мы очутились в целой паутине ходов. Демоны молча провели нас к пограничным службам второго мира, где, также сопровождаемые смуглыми стражниками, собирались другие приглашенные. И когда я увидела, с какими свитами приехали остальные, то готова была сдохнуть от зависти. На драконах, на гигантских полозах, на гидрах и ехиднах, один — в летающем корабле, другой — в необъятных размеров аквариуме, правда, здорово заросшем и с зеленеющей водой, но это было так экзотично. На удобных пылесосах прилетели главные ведьмы. На дымных бесформенных тенях — духи. Из багажного отделения нескончаемой чередой шел поток новеньких (и не очень) гробов, потягиваясь, их обитатели расправляли длинные одежды, стараясь не поцарапать лаковое покрытие бортиков многочисленных коллег. И лишь мы с Чаки, как бедные родственники, единственные на двух злющих варгах. Нашим «коням» было тоже не по себе, поэтому, поймав парочку нерасторопных мелких грифончиков, они с возмущением их разодрали. Пришлось заплатить штраф. Настроение было окончательно испорчено. Пока назгул с удовольствием разглядывал многочисленных, похожих на него призраков кладбищенских страхов из свиты тощего сгорбленного мертвеца, я раздраженно нахлестывала по морде своего варга — он упорно косился на упитанного кабана, бывшего под седлом уже немолодой и с виду очень сварливой ведьмы-грибницы.

"Что о нас подумают. Не можем без неприятностей. Скажут еще, что я не кормлю своих подданных."

– Гляди, это твои родственники! — Чаки радостно тянет меня за рукав.

По соседней полосе едут темные эльфы. Склонив головы, они с явным интересом приглядываются к моей скромной особе. Особенно один — натянув поводья вороной лошади, он гарцует поближе к нам и потихоньку подмигивает.

– Не зря приехали. — Настроение улучшается.

– Смотри, а вон полуэльфы, а вон четвертьэльфы.

Раскланиваясь, я млею от счастья. Вот повезло, правильно говорили — счастливая. Интересно, кто говорил, не помню, но это точно, как и то, что меня зовут Эльфи. Эльфи? Да — Эльфи!!!

Предупредительный крылатый служитель, быстро бегая глазами по документам, непонимающе присвистывает, еще раз поднимает на меня неподвижные глаза и щурится.

– Извините моё любопытство. По нашим данным, вы согласно титулу — темный властелин Арды! Но я вижу перед собой весьма молодую симпатичную особу. Мы конечно не ханжи, но не могли бы вы предъявить доказательства ваших полномочий.

– Чего? — я была явно ошарашена.

Выхватив листы бумаги, что он смущено мял в руках, поразилась. Там было написано — темный властелин Арды Саурон Великий.

– Орк побери! Надо было раньше задуматься об обмене документов. — И сняв перчатку с правой руки, продемонстрировала кольцо.

– Добро пожаловать во второй мир — мир демонов — темный властелин…

И тут я закончила за него:

– Эльфарран или просто Эльфи.

– Темный властелин Эльфи. Так и запишем.

Сзади уже нетерпеливо шумела все нарастающая толпа. Выделялись несколько зеленоглазых ведьмочек. Побросав метлы в общую кучу, они не останавливаясь весело трещали. Прибывшая из северных лесов кикимора с лицом бодливой коровы язвительно заметила, что в её времена силы зла были куда более расторопны.

– Не задерживайте очередь. Девушка, вы здесь, не одна. — С полной авоськой полудохлых кошек она сверлила меня недовольным взглядом. — Нечего обременять службы контроля. Если у вас проблемы, то отойдите в сторону и дайте пройти почтенным представителям сил зла.

Сразу запахло паленой кошачьей шерстью и, подхватив дико визжащую свиту, она бросилась к соседней стойке. Опять пришлось заплатить штраф. Пожалуй, такими темпами мы уже к следующей неделе останемся без средств к существованию.

Быстро пробормотав слова клятвы неприменения магии на территории Демоногии и сдав кольца на ответственное хранение (кроме двух — служители понимающе согласились с их присутствием, только отобрали у них способность говорить), я ступила на землю второго королевства.

Высокие, иссеченные бесчисленными слуховыми окошками остроконечные башни чертогов властелинов были окутаны густым табачным дымом. Этим противным смрадом, что въевшись в стены, оставлял грязные разводы и першил в горле. В просторном холле, насколько можно было разглядеть, находились несколько задымленных фигур. Сколько именно, сказать было трудно, но меньше десятка. Неторопливо переговариваясь, они величали друг друга громкими титулами и церемонно раскланивались.

– Привет. — Я сразу закашлялась но все же довольно громко пискнула. Взмахнув широкими рукавами и закинув длинные шарфы за спины, они удивленно повернулись ко мне. Холод недоверия, клубясь, выполз навстречу.

– Вы не туда попали, дамочка.

Быстро выглянув за дверь, я убедилась, что пришла точно. "Чертоги темных властителей" — гласила маленькая табличка над входом.

– Все правильно. Нам сюда. Чаки располагайся. — Обращаясь к телохранителю, который в данный момент, снимал кожаный вьюк с варга, я вторично ввалилась в зал. Спланировав откуда-то с потолка, пожилой филин учтиво провел меня в отведенные комнаты. Вслед нам понеслись недовольное шиканье и покашливание.

– Вы видели. — Они тихо заворчали. — Дошли. Девчонку во властелины. Конец темному миру.

Состроив гримасу негостеприимным коллегам, я, прошуршав длинным платьем, взлетела по лестнице. Чаки пыхтя потащил за мной наш багаж. Громадный двуручный меч, два вьюка с оружием, на шее у него болтался арбалет, а в зубах он нес запас вяленого мяса для коней.

Пара комнат. Затянутые мрачными драпировками стены, кованные чугунные кресла без спинок, кушеточка в углу.

– Люкс! Это тебе не казарма на сотню назгулов с единственным выходом через сарай с ящерами. — Восторгу Чаки не было предела. Свалив наши вещи на пол, он отправился устраивать варг, заставив меня запереть двери на все замки.

– Они, конечно, властелины, но кто знает.

Две тонкого фарфора вазы на изогнутых постаментах посредине комнаты. Памятуя о необычайной нашей везучести, я первым делом перенесла их в спальню и положила на подушку.

Осторожный стук клюва в дверь раздался буквально через минуту. Филин, наш временный кастелян и вахтер, очень вежливо попросил меня пройти в конюшню, где, как он тактично намекнул, еще немного и от моего телохранителя останется только плащ. Уже издали, прикинув по количеству летающих обломков возможные разрушения, я поняла — Чаки опять неправильно разделил мясо.

С треском разметав угол конюшни, откуда тотчас бросились в разные стороны ездовые крысаки, на мгновение показалась голова нашего зверя. Клацнув зубами, он ловко поймал самого толстого, подкинул его в воздух и заглотил. Против всех правил — ногами вперед.

– Подавится. — Забеспокоилась я. Лезть потом рукой ему в глотку ужасно не хотелось. Но все обошлось, и затеяв драку с пятиглавым псом властелина ночных химер, варг не проявлял признаков тошноты.

– Чаки! Делай что хочешь, но избавь меня от этих …, пока я не разнесла оставшуюся часть конюшни!

Обреченно обняв варга за шею, назгул потащил его к коновязи, но как назло, в это время на пороге возникла маленькая фигурка. И в следующий момент я вытаскивала из пасти наполовину проглоченного карлика, кажется, властелина тайного искусства всевидящего ока. Тот, отчаянно работая кулачками, тоже тщетно пытался спасти свою голову. Перехватив покрепче то, что осталось снаружи (а остались только ноги), я рывком выдернула его.

– Фу. Нельзя. — Держа карлика на поднятых к потолку руках, я подсаживала его на потолочную балку, одновременно коленом отпихивая варга. Малютка, неожиданно проявив чудеса эквилибристики, повис на одной руке а другой весьма чувствительно ущипнул моего «коня» за нос. Взвыв от обиды, тот ослеп от ярости и, не понимая кто перед ним, ринулся на меня. Я четко приняла удар мощного плеча, и перебросив варга через колено, ятаганом намертво припечатала его за кожу холки к деревянному полу. Дернувшись, он обреченно затих.

– Вяжи мерзавца!

Все это время бедный телохранитель болтался на шее варга точно сорванный парус. В пылу разборки, я его не заметила и свалила их обоих. А разглядела я это, когда устремившись в погоню за братом поверженного, вскочила ему на спину. Тот, поняв, что дальнейшее сопротивление бесполезно, сразу смирился и покорно лег на пол. Извиняясь, он лизнул мне руку. Переведя дыхание, я вдруг осознала, что мы не в Мордоре и, пожалуй, за все придется отвечать: за, все-таки, рухнувшую конюшню; за погрызенных водяных рипп (что-то среднее между морским коньком и жирафом); за три оторванные головы, теперь уже двухголового пса; за испуганных насмерть медведей и за пустое стойло крысаков…

Карлик, тем временем, сполз с единственной уцелевшей балки, но вместо благодарности проворчал:

– Если ты не можешь управиться со своими конями, то представляю, что творится у тебя дома.

– Не представляешь, — проглотив обиду, я заинтересовалась его третьим глазом. — Для чего тебе третий глаз?

Он противно хихикнул, быстро оглянувшись, закрыл крошечными ладошками два нижних глаза и приоткрыл тот, что был посередине лба. Внезапно все озарилось красноватым светом, заметавшись по разбитым стенам, побежали огненные всполохи, закружилась аура красной магии. Впервые увидев такую красоту, я неподвижно замерла с открытым ртом.

– Кариес коренного зуба справа, ушиб мягких тканей плеча… О! У тебя совершенная линия груди, — и недорослик облизнулся.

– Ой, мамочка, — наконец, до меня дошла суть его магии. Противный старикашка своим третьим глазом видел все насквозь. И сейчас его взгляд нахально скользил по моему телу.

– Предупреждать надо, — пытаясь закрыться руками, я нашла себе убежище за чудом сохранившимся ящиком со сбруей. — Уйди, наглый! — Но взгляд карлика пронзил грубые доски обшивки, и мне даже показалось, что он бесстыдно защекотал мне бока. Под рукой ничего не было.

– А, была не была. Ну выгонят, так выгонят. — Выскочив из укрытия. Я уже хотела испепелить старого извращенца. Но Чаки опередил меня: железная перчатка, глухой шлепок, и глаз карлика закрылся навеки. Придя на помощь моей стыдливости, телохранитель просто выбил это всевидящее око. В тот же вечер, к нам по очереди, заявились общество охраны варг, группа поддержки трехглазых карликов, неутешные родственники преждевременно усопших медведей, разгневанный хозяин двухголового пса — все его пять голов орали на меня в пять глоток, да еще и пес добавлял из двух пастей. Все эти правозащитники выгребли у нас последние фарики и прямой наводкой отправились в ближайший кабак.


Мрачное общество коллег по работе, то есть темных властелинов, объявило мне бойкот. Утонув в необъятных кожаных креслах, они, отвернувшись от меня, обменивались мыслями. Закутавшись в потертый клетчатый плед, змеиный властелин делает вид, что спит, при этом его раздвоенный язычок, бойко выскакивая, собирает информацию об окружающем мире. Властелин чудищ океанских глубин (типа морских змеев и ядовитых гигантских креветок,) с нездоровой, тинного оттенка кожей, задумчиво кормит из рук, сидящего в трехлитровой банке ротана. Рыбка, шлепая толстыми губами, старательно ловит, полузадушенный муху. Поглощенный своими мыслями хозяин, рассеяно тычет мухой мимо банки и бедная рыбешка, наполовину свесившись с края, безнадежно раскрывает рот. Ещё мгновение и она с шумом, шлепается на ковер. Вздрогнув, водяной призрак сгребает ее с пола и бросает обратно. При этом муха получает свободу, на которую она уже махнула крылышками. В шоковом состоянии летя на свободу, она с налета ударяется о стекло и падает на мои подставленные ладошки. Конечно, маловато, но зато с назгулом делиться не надо. Подперев кулаками щеки, я завистливо гляжу вниз, там на площади веселая толпа молоденьких ведьмочек, смешавшись с дриадами и цыганками, отплясывает полуночный танец. Все они отчаянно флиртуют, рассылая флюиды любовного томления. Их козлоногие дружки прыгают через костры и шутливо бодаются. Весь народ развлекается по мере сил и возможностей, в полном соответствии со своими сущностями. А мне, несчастной заложнице просроченных документов, только и остается что, раздув от важности щеки, свысока поглядывать на мелких представителей темных сил и хранить презрительное молчание с холодным безразличием на лице. И тут я начинаю незаметно подпрыгивать от неуемного желания сплясать. Спустя минуту, бой за моральный облик темного властелина я проигрываю. Всей душой, устремляясь к кипящему веселью, где девчонки завели хоровод и так заразительно хохочут, я, легко перекинув ноги через подоконник, прыгаю в бурлящую толпу.

– Ты кто? — и совершенно не интересуясь ответом, мимо меня летит демонесса, её крылья задевают меня по лицу.

Приземлившись, точнее, прибарсучившись, я бормочу извинения, на что получаю совершенно восхитительное предложение:

– Позвольте вас пригласить, — поигрывая жирной спиной, церемониально склоняется барсук.

Доходя мне только до пояса, он, как галантный кавалер, деликатно обнимает талию и кружит меня в вихре зажигательного танца. Его черный с белой полоской хвостик выделывает такие умопомрачительные кренделя, что скоро мы оказываемся в зоне всеобщего внимания.

– Ой, — я беззаветно включаюсь в общее веселье.

Вся усталость, накопленная за последние годы, проведенные в походах и заботах о своих и чужих королевствах, вдребезги разлетелась об этот дикий безудержный танец. Здесь каждый плясал, что мог и как мог. И всем это страшно нравилось. В кругу выбивающих степ фавнов, я зажигала бешеный рок-н-ролл. Лис-оборотень представлял танго, но его партнерша — жирная летучая мышь — была слишком тяжела, и они свалились где-то на середине и ещё долго не могли распутать хвосты и крылья. Кентаврихи трясли роскошными гривами, пытаясь сбацать несколько балетных па. Кто умаялся, те просто хлопали в ладоши, свистели в горлышки уже осушенных бутылок. Корчившие смешливые рожицы обезьянки выбивали дробь на животах невесть откуда взявшихся бегемотов. Разноцветные попугаи оголтело насвистывали отрывки негритянского джаза. Забыв обо всем и совершенно не попадая в такт музыке, я с упоением выплясывала все свои страхи и неуверенности.

В закопченном котле булькал огненный пунш, сваренный из волчьих ягод и озерных стрекоз — последних клали совсем чуть-чуть, для придания легкости ногам. Зачерпывая половником ещё дымящийся напиток, барсук, хитро подмигивая, разливает его по стоящим тут же раковинами, уже побывавшим в чьих-то руках или лапах, что совершенно неважно. Закинув голову, я пью обжигающий напиток. Мой кавалер, внезапно приметив шуструю гарпию, не объясняя причин покидает меня. А мне все равно! Махнув ему на прощание, я тоже устремляюсь на поиски приключений. Под баобабом татуированные духи сенной лихорадки обучают всех желающих полетам по принципу мухи цеце — с жужжанием вокруг дерева на задних лапах носится с десяток гиен, совершенно обалдев они летят кувырком через головы и от разочарования пытаются ухватить за ноги визжащих духов.

На озере идут соревнования по метанию морских черепашек.

– Раз, два, три, — все хором считают сколько раз подпрыгнет брошенный черепашонок. Дальше счета «три» дело не идет, потому что и судьи, и зрители, все изрядно косые, сбиваются — и начинаются разочарованные крики, споры, все тонет во всеобщем гаме. Выплыв, черепахи выползают на берег, и соревнования продолжаются. Хлопая на спине длиннобородого грайда, я заразительно смеюсь. Он испуганно выворачивается и скрывается в толпе.

Ведьмы устроили кавардак прямо посреди площади: они рассыпают в толпу волшебные конфетти-веснушки и щедро дарят желающим ярко рыжие волосы и красные носы. Даже престарелые ведуньи, и те одобрительно покачивают головами, любуясь проказами молодежи, и никаких нравоучений.

Я бегу дальше и с размаху утыкаюсь носом в чью-то грудь.

– Один тур вальса. — И не принимая отказа, темный эльф подхватил меня. Переступая через тела уже отрубившихся участников всеобщей феерии и довольно удачно уворачиваясь, от стаек визжащих ведьм, что подозрительно не очень резво убегали от покачивающихся темных магов, мы довольно успешно завели эльфийский танец.

"Странно, — изящно закинув голову, думала я, — странно, но я умею вальсировать, обалдеть."

– Я готов танцевать с тобой всю жизнь, — эльф, наступая мне на длинный подол, безнадежно путался в нем, и хотя он туго соображал, все же отчаянно пытался завести небольшую интрижку.

– Какой прыткий.

Я выскользнула от него и догнала взвизгивающих девчонок. Мы, подняв руки, перекидывались легким черным шаром. Тот отчаянно орал, чтобы мы прекратили, заявляя, что он очень важная персона.

– А, наплевать на звания, — мы катали его по площади. — Приходи к нам в общежитие. Вон то, что на холме, не пожалеешь. Будем вызывать духов.

– Зачем их вызывать, они все здесь.

Заразившись общим весельем, даже мраморные статуи попрыгали с постаментов — они, подперев балконы столами поставленными напопа, в такт бухали тяжеленными ногами, вызывая небольшие сотрясения земли.

– Приду. — Совершенно не зная их имен, я твердо знаю, что приду к ним.


Почти сорвав дверь с петель, вместе со мной в башню ворвался вихрь озорства, но разбившись о твердь мрака неприятия, сразу как-то сник и потихоньку выполз прочь, не оставив даже следа. Пройдя на цыпочках меж внушительных сгорбленных, закутанных фигур, я, ещё вздрагивающая от ритмов последнего танца, тяжело вздохнула, и опустив густую вуаль на раскрасневшиеся лицо, тоже села в кресло. Теперь в полном составе мы, властелины темных сил, занялись любимым делом — замолчали.

– Торжественный выход через час. — Кто-то настойчиво тряс меня за плечо. Потирая опухшие глаза, я непонимающе уставилась на птицу. Филин, делая заметки в истрепанном блокноте, заметил. — Вам было бы неплохо переодеться.

– Выход? Куда? — Я тщетно пыталась собрать разбежавшиеся понятия о действительности.

– Шествие темных сил. Пожалуйста, поторопитесь

В покоях царил все тот же беспорядок: сваленные в кучу, наши вещи мирно валялись посередине ковра.

– Не то. Не то, — я отчаянно рылась в седельных вьюках. Мечи, цепи, десять метров отличной пеньковой веревки, котелок, походная корона. И ни одного платья! Подняв недоуменный взгляд, я вдруг растерялась. Медлительные элефанты ещё не дошли до колодца или, что более вероятно, просто там застряли. Ну не кольчугу же одевать, хотя предусмотрительный Ленни все же сунул пару таких рубашек.

– Добежать до девчонок. Стащить у соседа. Ободрать дохлого медведя. — Пытаясь выбрать наиболее приемлемый вариант, рассеяно заскользила глазами по комнате. Застенчиво вжимаясь в стену, Чаки преодолевал самую просторную из двух наших комнат, его тень так же боязливо огибала развороченный вьюки. Блестящая мысль озарила меня.

– Стоять! Снимай плащ!

Чаки застыл и тихо выдавил:

– Зачем?

– Раздевайся, говорю! — Я грозно сверкнула огнем глаз.

Он послушно потянул с плеч единственное одеяние.

– Да не здесь, глупый! Живо в спальню! — Вот тут Чаки совсем подурнело, он опрометью метнулся от меня.

В прыжке преодолев сразу половину комнаты, я вцепившись ему в спину и поволокла в спальню. Он взвыл:

– Отпустите меня, королева.

– Разбежался, ты-то мне сейчас и нужен.

Упираясь ногами в пол, и хватаясь за мебель, Чаки отчаянно сопротивлялся.

– Не бойся, я ничего тебе плохого не сделаю. — Отцепляя его костлявые кулаки от дверных ручек, я неуклонно тащила его в спальню.

– Спасите! — В последний раз пискнул назгул и бессильно обвис у меня на руках.

– Вот так бы сразу, — наконец-то, доперев его до высокого зеркального шкафа, я затолкала Чаки в его необъятные недра.

– Давай плащ, — захлопнув зеркальную дверцу, нетерпеливо крикнула я. И вдруг встретилась взглядом со своим отражением: молодая эльфийка с грустью протянула мне руку, я коснулась её пальцев и, вдруг решившись, прижалась лбом к отражению.

– Эльфи, звездочка. — Так меня звала мама. Мои родители — эльфы. Мои соседи — эльфы. Мои родственники — эльфы. И я сама, о ужас, я эльфийка!!! Боль осознания своего несовершенства острой стрелой пронзила сердце. Зажмурившись, я стащила покрывало с кровати и набросила на зеркало. Сразу как-то отпустило.

И тут дверца приоткрылась, и из шкафа вылетел плащ.

– Так бы сразу, — расстелив его на полу, я вырезала ятаганом дырки для рук и головы и соорудила что-то отдаленно напоминающее платье, правда, очень отдаленно. Бедняга Чаки всхлипывал в тесном, затхлом мраке пустых вешалок. Так у меня появился свой скелет в шкафу.


– Идут темные властелины, поприветствуем властелинов! — С колеса от телеги на верхушке высокого шеста, что был установлен в самом центре площади, переступая голенастыми лапами, орал черный аист. — Тысячи замученных жизней, сотни порабощенных королевств, успешно перевыполнены планы по бандитским набегам. Но они не только добросовестно грабят и убивают. Мы рукоплещем их успехам в деле воспитания молодежи. Ширится движение малолетних пьяниц и наркоманов, группировки отморозков вступают в жизнь с твердыми установками великого зла.

Мы идем сразу за оркестром — музыканты-зомби крутят берцовые кости в руках выбивая сложный ритм на барабанах обтянутых человеческой кожей.

– Не прыгай, — одергивают меня. — Ты повелитель, а не третьеразрядная ведьма!

Рассыпая воздушные поцелуи налево и направо, я действительно немного подпрыгиваю. Алая дорожка мягко стелется под ногами. Подняв крылья, охранники-демоны сдерживают толпу. Крики и восхищенный визг, одобрительное рычание и сладкое причмокивание — все слилось в безумную какофонию. Эти звуки оглушают и приятно волнуют. Шесть длинных величественных плащей метут и без того чистейшую дорожку, хотя нет, один плащ так и норовит сползти с голых плеч. Я незаметно придерживаю расползающееся декольте и мечтаю побыстрее нырнуть в тень зала приемов.

Аист без паузы переходит к возвеличиванию злых волшебников, что идут за нами.

– На площадь вступают герои магического фронта. В борьбе с добром будьте сильны и неутомимы!

– Будем, — в разброд, но уверенно обещают колдуны. Размахивая волшебными палочками, они обрушивают на толпу дождь жаб и змей. Счастливые обладательницы волшебных даров заходятся в восторженной истерике. Над головами на коврах парят дэвы восточных пределов, под дорожкой ползут слепые ядовитые землеройки. Толпа все нарастает. Ведя на золотых цепочках холеных разжиревших котов, всех единой смоляной масти, торжественно вышагивают главные ведьмы.

– Проходите. Проходите. — Гиена в наколке и гипюровом переднике, та что еще вчера хотела летать, теперь чопорно и строго ведет нас в роскошную ложу. Я, вовремя забежав вперед, занимаю место в первом ряду. С моим ростом ходить в театр — мучение. Всегда кто-то объемистый сядет впереди, и безнадежно вытягивая шею, я все представление буду видеть только маленький клочок сцены возле кулис.

Зал потихоньку наполняется. И вот уже притушены огни факелов, тишина деликатно крадется меж кресел партера. Замолкая, все напряженно ждут появления нашего начальства, и оно появляется. Вот уж действительно, оно. Вообще-то, наверное, он. Хотя не уверена. Слишком уж гладко оно выкатилось на сцену. Подпрыгнув, этот гигантский подгорелый колобок утвердился на самом верху трибуны, сделанной в виде покрытого погребальным саваном гроба. Его узкие хитрые глазки так и забегали по лицам.

– Собрались! Рассчитывали на бал с бесплатным фуршетом, а мы сейчас начнем разборки. — Он неожиданно показал нам язык. — Видели, так вам и надо — позор, я молчал для толпы невежественных демонов, не желая уронить авторитет власти, но здесь, при закрытых дверях, молчать не буду. — И сразу перейдя на личности, он начал разнос.

– Кто всухую продул морской бой с мудрым тритоном за обладание побережьем Нюминель и, втихую задружившись с русалками, залег на дно?! Кто сдуру полез разбираться к горным орлам весной, когда у них в каждом гнезде по яйцу. Нечего тогда жаловаться, что вас исклевали.

В глубине зала тяжело вздохнули грифоны.

– Нет у орлов золота! Вы, жадные накопители, совсем сбрендили от его блеска. — Он перевел дыхание и продолжил. — Где у нас маньяки?! План по жертвам не выполнен! И нечего заниматься приписками: подумать только, каждая третья жертва носит имя Труди и кочует по разным отчетам уже пятый год. Безжалостные пираты, ещё раз по пьянке утопите свой корабль, всех спишу на берег. Удавы, что у нас с поголовьем кроликов?

– С их темпом размножения, мы просто не успеваем, — с трудом помещающийся в трех креслах пузатый удав из амфитеатра, обреченно зашипел.

– Лучше глотать надо, — колобок был страшно зол. Досталось ведьмам за вранье и сокрытие левых доходов; вампирам за вечные опоздания на ночную смену; эринниям (ужасным птицам с головой женщины и телом вороны) и призракам преследующим осужденных людей, за взятки косметикой и сырой рыбой. Он стыдил бесенят за воровство дров из адских котлов, и здесь же, подняв вопрос об организации подпольных саун, обозвал Вельзевула банным олигархом и пригрозил в случае неуплаты налогов за растление людей, сослать его в чистилище. Всего не упомнишь. Но было круто. Словно сконфуженные школьники, злобные духи даже не пытались оправдаться. Они были так расстроены, что кусочки окровавленного мяса, которые разносили по рядам услужливые гиены, не лезли им в рот. Они их пытались запихать, но те опять выскакивали.

– А где у нас темный властелин Эльфи? Вот кто нашел компромисс в вечном конфликте сил. Покажитесь властелин. — Громко воззвал он к нашей ложе.

Защелкав, замигали сотни зрачков.

– А чего я, чуть что, сразу Эльфи, Эльфи. — Стремясь прикрыть плечи, я испуганно поднялась с места. Ухватившись задрожавшей рукой за край обитой черным бархатом ложи, силилась прикинуть, что я опять сделала не так. Лишь бы не сболтнуть, какую-нибудь глупость.

– Ваши действия?

– Мы, — я задохнулась от волнения. — Ну, мы грабим почти все государства Арды, и ещё — тут я густо покраснела, — импортируем розовое масло. — И спешно добавила. — Мы заплатили все налоги, — а сама подумала, — "с официальных поставок, которые составляли не более десяти процентов, от истинного размаха импорта. — И испугалась. — Узнал про тайный маслопровод по дну Мории, по которому мы нелегально поставляли масло жителям подземных миров?"

Но наш руководитель уже дальше развивал мысль:

– Вы слышали. Вот так надо легализовываться! — И без перехода, он строго спросил. — Сколько в прошлом году отмыто фариков.

Я встревожено вздохнула, вспомнив высокие водопады Изенгарда и прачек с мыльными тазиками.

– Много. Кажется…

– Вот так! Она даже не считает денег. Прямо, темный луч в светлом царстве. Садитесь.

И я с явным облегчением бухнулась на место.

Наклонившись к карлику, тихо поинтересовалась:

– Почему у нас такое круглое начальство?

Тот пошире раскрыл два оставшихся глаза и противно хихикнул:

– Какое круглое? На сцене импозантный мужчина средних лет.

На нас цыкнул водный властелин

– Замолчите, иначе двухвостый змей обидится.

– Какой змей, на сцене дряхлая старуха, — в нашей ложе все зашевелились. Каждый из нас видел свое — абсолютное зло было так бесконечно многолико, что образов с избытком хватало на всех. Очевидно, обитатели партера не терзались подобными сомнениями, для них это было не существенно, и радость предстоящего бала отметала всяческие раздумья о сущности зла.

– И все же странно, почему колобок?

– Детство у тебя ещё не выветрилось, — и карлик раздраженно отвернулся.


Утром, залезая в окно (всю ночь я провела у гостеприимных ведьмочек), ещё с подоконника разглядела, что на моей постели, кто-то всласть порезвился. Громкий храп из шкафа отметал все обвинения от телохранителя.

– Что здесь произошло? — растерянно поднимая с подушки фарфоровые лепестки разбитой вдребезги вазы, я растерянно оглядела комнату. Если не считать разрубленного покрывала, то здесь вроде ничего не изменилось. Внезапно чьи-то сдавленные стоны раздались под дверью. В общем холле все было так же, как и вчера, стояли неподъемные кожаные кресла, дымились курильницы, но что-то неуловимое, что-то бесконечно страшное таилось в углах этой роскошной комнаты. Стоны шли откуда-то снизу. Упав на колени, я нащупала меж низеньких ножек тепленькое тельце и вытащила связанного филина. Жалкое зрелище: наш чопорный слуга напоминал сейчас больше подушку вывернутую наизнанку — перья торчали во все стороны, многие из них были сломаны, на клюве был намотан клейкий слизняк. Разорванный блокнот валялся здесь же. Шатаясь, филин сделал два шага и упал на спину.

– Что здесь творится? — я подхватила его, попробовала сделать искусственное дыхание из рта в клюв.

От ужаса филин вообще потерял способность говорить и только ухал, крутя головой, теребя воздух лапками и вздрагивая в конвульсиях.

– Помогите!!!!! — Наконец поняв, что надо делать, истошно закричала я.

С глухим стуком с лестницы скатился двуручный меч. Вслед за ним сверзся Чаки. Не раздумывая, он бросился на филина.

– Да не он! Помогите!!!

– Кого убивать надо?!! — так же истерично заорал Чаки.

– Не знаю!!! Помогите!!!

Я влетела в покои змеиного соседа. Обвитый собственной анакондой, он сидел на полу, опершись на спинку кровати. Пятиметровый охранник, что банально придушил хозяина, в данный момент проливал обильные слезы и сворачивал петлю из хвоста для себя.

В бассейне, возле самого берега, плавало тело повелителя глубин, оно было наполовину съедено его домашними пираньями.

От пяти голов повелителя исчадий мрака, не осталось ни одной.

Всевидящий карлик тоже уже ничего не видел.

А последний, повелитель-оборотень, застрял в превращении где-то между человеческим и звериным обликами. Не узнав, его загрызли свои же придворные, и теперь они серьезно готовились к массовому самоубийству. Решив им не мешать, я тихонько прикрыла дверь. В расстроенных чувствах они могли и меня прихватить. Ещё не сойдя с лестницы, я отчетливо услышала звук разорванных глоток и лишний раз убедилась в правильности своих действий.

– Ясно, помощи ждать не откуда. Да замолчи ты!

Чаки добросовестно орал внизу все то же:

– Помогите!!!

– Мы здесь одни. Одни живые.

– Это ты живая. Я мертвец! Но мне, все равно, страшно! — Он еще, что-то кричал, и тут до меня дошло…

Влетев в нашу комнату, я схватила арбалет.

– Стой, где стоишь. Я знаю точно, всех властелинов убили телохранители, значит мой убийца — ты.

– Логично — поразился назгул.

– А ты меня убьешь?

– Я боюсь крови.

– Правильно. Извини, пожалуйста.

Окончательно запутавшись, мы, внезапно ослабев, сели на пол. И только сейчас я разглядела, что Чаки закутан в две наволочки и, устыдившись, накинула на него ещё скатерть с кисточками.

Сдав отпечатки зубов, мы окончательно выпали из списков подозреваемых. Смерть каждого властелина произошла от самого близкого ему по духу друга — но почему самые верные, презрев свою преданность, бросились на хозяев? Временное помрачнение рассудка, месть, зависть, просто захотели поприкалываться?

Как единственного уцелевшего властелина, меня скрыли в женском общежитии ведьм. Чаки временно, для моей безопасности, посадили в яму, служившую для хранения потерянных собаками костей. Здесь его было не найти. Расставаясь, он, тяжело вздыхая, протянул мне свой меч.

– Позаботься о нем, он будет скучать.

Я пообещала, полировать его по пять минут каждый вечер, но тотчас забыла об этом.

Длинный ряд одинаковых, обшарпанных дверей, выходящих в полутемный коридор с туалетной комнатой в конце. Тяжеловесно переваливаясь, меня ведет вчерашняя знакомая вахтерша-кактусиха. Кое-как ковыляя узловатыми корнями по истертому полу, она изящно покачивает разукрашенным глиняным горшком — точь-в-точь кринолин, только, вверх ногами. Внезапно она примечает, как одна из ведьмочек переманивает осветительного светлячка, одного из тех, что сидя в коридорном плафоне, освещают нам путь. Подставив руки, девочка ловит зачарованное насекомое и оглянувшись роняет его. Иголка, метко пущенная строгой вахтершей, возвращает светлячка на место. Я, рассеяно скользя взглядом по крашенной еще в прошлом веке ядовито-зеленой стене, припоминаю, что ещё вчера, именно эта кактусиха, закрывая своим колючим телом проход в жилье ведьмочек, недовольно выговаривала мне.

– Да вы глаза разуйте. Какая вы девушка. Что я читать не умею. По документам — темный властелин. А у нас посещение лицами противоположного пола только до одиннадцати. Нет, не пущу. Знаю я вас, потом не найдешь по комнатам. Постыдились бы, все-таки уважаемый господин. А все туда же, к молоденьким ведьмочкам. Нехорошо! — И ощетинившись, она стояла как неодолимый бастион. Если бы девчонки не выкинули мне из окна ковровую дорожку, то пожалуй, я бы уже была мертва.


В вечер накануне известных событий, мы вызывали дух Саурона. Явившись, он первым делом, как всегда, наорал на меня. От умиления, я даже прослезилась.

– Папочка. А ты совсем не изменился.

– Я же призрак — как был, так и остался. Хватит дурить, Элфани. Собирайся на битву, прошлепала союзников, будешь отдуваться за всех. Чего глазами хлопаешь, враг ближе, чем ты думаешь. А за Мордор ответишь! Насажала роз!

И тут я явственно ощутила себя его дочерью.

– Мой Мордор, что хочу, то и делаю.

Он, качнувшись, начал таять. Торопясь передать мне что-то важное перебил:

– Да я в принципе ничего, ты там, это, не давай себя укокошить, ладно. Я еще на внуков поглядеть хочу, тогда вызовешь, обещай мне… — и он окончательно растаял.

– Обещаю папа.

Внуков! Ему легко говорить, но кроме того темного эльфа, на меня никто внимания не обращал. Все считали, что с девушкой, носящей мужской титул, не все в порядке.

И вот я во второй раз иду по длинному коридору с трехлитровой банкой, на дне коей сидит печальный сирота — ротан. Меч чертит белую полосу на линолеуме, плечи оттягивает арбалет, свернутое одеяло и подушка в другой руке. Ятаган, за неимением свободных рук, просто держу в зубах.

– Вот здесь, — войдя в комнату, занимаемую тремя ведьмами, что сидели на кроватях и красили ногти на ногах, кактусиха с размаху шлепнула продавленную раскладушку. Одеяло, согревавшее не одно поколение, темных сил и подушка с пятнами жирных пирогов — моё убежище было не только удобным, но и весьма приятным.

– Уплотняемся девочки. Не обижайте новенькую, — вахтерша, посвященная в тайну моего титула, все же считала своим долгом предупредить.

– Смотри у меня.

Ведьмочки, тотчас узнав меня, с визгом приветствовали.

– Глядите, Эльфи. Со своими харчами. — Они приняли банку за вчерашний рыбный суп.

– Мы тут поживем немного, — я осторожно поставила банку возле ножки раздолбанной раскладушки. Сложив руки на коленях, села на табуретку и обреченно приготовилась ждать своего убийцу. Девчонки тем временем, наведя марафет, тоже ждали, но только своих ухажеров. Вот так всегда… В коридоре уже начиналась вечерняя суматоха. Хлопали двери. Звенела посуда. Слышался приглушенный смех. Поминутно раздавался громкий барабанный бой в чьи-нибудь двери, и кто-то радостно кричал.

– Эрну на выход. Сесди к вам пришли. Юэль, заждались, давай быстрее.

Точно табун носился по коридору. Все счастливицы, услышавшие зов, тотчас высовывались в окно на кухне, что выходило на широкую площадку перед общежитием, махали руками и тоже кричали.

– Сейчас, сейчас, подожди немножко.

– Располагайся как дома, — вспорхнув, последняя соседка убежала на всю ночь. Перезарядив арбалет, я нашла себе укрытие в ванной комнате за умывальником. Сжав онемевшими пальцами верный ятаган, крупно затряслась от страха. Мыши и заблудшие приведения в ту ночь старались обходить ванную стороной. Стреляла я на редкость точно.


– Эльфи, тебя вызывают, — сморщившись, в дверь прыснула молоденькая ведьмочка. Я недоуменно посмотрела на своих подруг. Весь день, я вместе с ними провела на семинаре по новейшим разработкам в области любовной магии. Жаль, конечно, что всю лекцию просидела под столом, свернувшись калачиком, пытаясь хоть на мгновение забыться беспокойным сном. И наверное, мне это удавалось. Потому что девочки несколько раз деликатно пихали меня ногами в спину, когда я начинала слишком громко храпеть.

Услышав приговор, я, вскрикнув, залезла под кровать.

– Куда ты, — девчонки попытались вытащить меня за ноги, — тебя на свидание приглашают, дурочка. Иди, а то раздумает.

– Это за мной убийца пришел! — Я брыкалась, держась за железные ножки кровати. Они призвали на помощь соседок. Участие в чужом счастье, доставляло им истинное удовольствие. Меня обрядили в ведьмовские необъятные юбки, числом более восьми, любовно собранные со всей комнаты, и поплевав на красильный камень, оперативно накрасили ресницы.

– Она идет! — Подвергая свои жизни смертельной опасности, подруги наполовину высунулись из окна.

– Никуда я не пойду!

Но что я могла сделать с тремя ведьмами. Меня буквально вынесли и, вытряхнув за порог, захлопнули дверь, для верности заперев её на щеколду. Обреченно ударив несколько раз ногой в дверь, я поняла, что назад не пустят, раньше утра, точно, не пустят.

– Дожидается. Уже час дожидается.

Из окна холла загадочно улыбалась верная защитница нашей чести и чистой совести. Сегодня она как-то по особому была хороша. Может, во всем был виноват распустившийся у неё на макушке прекрасный цветок. Мечтательно проведя зеленой лапкой по ободку горшка, в котором она проживала, кактусиха сладко вздохнула.

Нервно постукивая букетом полузасохших колокольчиков по согнутой коленке, темный эльф стоял привалившись к углу здания. Выглядывая из-за его плеча, к букету упорно тянулась лошадиная морда. Увидев меня, они оба встрепенулись, вырвав клок букета, лошадь моментально его сжевала.

– Это тебе. — Эльф быстро сунул мне оставшиеся цветы. — Пошли, погуляем. Только оставь меч на крыльце.

Приметив огромный двуручник Чаки, что я не выпускала из рук, он твердо настаивал на своем. Вспомнив про ятаган под платьем и арбалет за плечами, я нехотя согласилась. Меч придавал мне солидности и давал некое чувство защищенности. Хоть и говорят, что эльфы высоконравственны, но здесь нельзя быть ни в чем уверенным. Оставив меч на крылечке, мы направились куда глаза глядят. Немного побродили по краю пропасти, полюбовались развалинами, постреляли в тире, выиграв главный приз — чучело росомахи, правда, уже изрядно тронутое молью и жутко воняющее. И если бы нас не выставили на улицу, то возможно, мы опустошили бы весь призовой фонд. Толстый плешивый демон испугавшись разорения, авторитетно заявил, что эльфам больше одного выстрела не предоставляется, и вообще, нельзя пускать нас в подобные заведения. За что и получил чучелом, которое тут же лопнуло, осыпав хозяина опилками. Тот, громко взвыв, неуклюже опрокинулся на спину, и мы не стали ждать вызванного караула, ударившись в бега. Затерявшись в дебрях сонного леса, легко пробежали по темным дорожкам и нашли свободную лавочку, немного влажную от предутреннего тумана. Схватив за руку, эльф почти силой усадил меня на скамейку и, обняв, внаглую полез целоваться. Откинув голову, я прикинула: время сейчас военное, выбирать не приходится — надо брать, что есть.

И отстранив, его жадные губы я уверенно сказала:

– Миллион фариков на личные расходы. Мордорский гарнизон — две тысячи урук-хаев. Семь дворцов по последней моде. Личный ящер.

– Ты о чем? — Он уже перешел к шее.

– Как о чем? Я что сюда прохлаждаться приехала? Мне муж позарез нужен.

– Зачем? — На мгновение оторвавшись, он продолжил осыпать поцелуями мое лицо, шею, плечи. Все, что мог достать

"Вот тупой! — Подумала я. — Нет. Ну так всегда, как что-то мне дать, так судьба посылает самые неподходящие вещи — издевается старая карга. Я ему предложение делаю, а он, да чем он вообще занимается?" — и я продолжила свои излияния.

– Я хочу чтобы утром, мне кто-то говорил: "Доброе утро", — а не орал дурным голосом под окном: "Элфани, подъем, хватит дрыхнуть! Ателес восстал, через пять минут вылетаем, и прекрати кормить конфетами ящера, он опять все стойло обрыгал." Я хочу, чтобы когда я вернусь из боевого похода, меня дома ждал горячий обед. А вечером кто-то почитал мне сказки со счастливым концом. Вот и все. Я не прошу большего. На войну хожу сама, угнетаю тоже. К назгулам не суйся, с оборотнями на заигрывай, с людьми не общайся — и смягчившись, я смущенно закончила, — вдруг тебя обидят, мне будет очень неприятно. Знаешь, что я делаю с теми… Нет, пожалуй, это не в тему… — я замолчала и с надеждой поглядела на него.

Он, похоже, совсем ничего не слышал, и найдя в темноте мои губы, только прошептал:

– Не отвлекайся. У нас мало времени.

Холодный туман, клубясь, тек молочной рекой по аллее, огибая наши ноги. И вдруг я поймала себя на мысли, что это не так уж и неприятно — целоваться. И все же, долг важнее! Кое-как оторвавшись, я твердо закончила:

– Минута на раздумье давно истекла. Так ты будешь моим мужем?

Прямота и стремительность предложения, видно здорово его озадачили. Но именно такую тактику я применяла в своих ночных налетах. Никто и опомниться не успевал как уже был убит, ограблен или обложен данью, а иногда и все одновременно, смотря по обстановке, — все, в полном соответствии с кодексом темных властелинов. Но похоже, у моего кавалера дальше поцелуев мысль не работала. Поэтому я продолжила:

– Говори, согласен? Значит, так: после бала, ко мне в Мордор, и без возражений. Теперь никто не скажет — бедняжка, она такая одинокая. Я им всем покажу, что у меня тоже есть семья, хочешь, я и детей наловлю в ближайшей деревне, пару или тройку.

Уже представив себе милую картину всеобщего счастья и благополучия, я опять получила сокрушительный удар.

– Вообще-то, я уже женат…

Жаль, не было под рукой того прекрасного чучела росомахи…

– О нет!

Разбитый цветочный горшок на пороге общежития. Рассыпанная земля в холле. Кактусиха рыдает над сломанным цветком. Меч пропал. Я еле дотащилась до своей комнаты. Опять разрубленная раскладушка. Только то, что все девчонки успели выскочить на свидания, спасло им жизнь.

На полу беспомощно раскрывая рот, трепыхался ротан — злодей не пощадил даже рыбку. Расколотая банка валялась здесь же. Держа в горсти скользкое мокрое тельце, я опрометью метнулась в ванную. Заткнув отверстие раковины первым попавшимся полотенцем, открыла кран. Рыбка завертелась волчком и, подскочив, вдруг громко крикнула:

– Горячо.

– Ой, прости, — я запоздало пустила в раковину и холодную воду.

Движение за спиной скорее почувствовала, чем увидела. Взрыв — и от соседнего умывальника остались только воспоминания. Следующий удар пришелся мне по макушке, но видно враг был не лучшим бойцом — ударил плашмя и лишь слегка оглушил меня. Ятаган не стал ждать и сам прыгнул в мою руку. Я наотмашь ударила им убийцу. Удар пришелся на меч.

– Это меч Чаки, — возмущенно вскрикнула я. — Ты ещё и вор!

Здесь во втором мире, скрепленная клятвой неприменения силы, я была абсолютно безоружна. Поэтому, вцепившись в меч, просто закричала:

– Отдай, это моё!

– Сейчас! Я его первым нашел, — рукоятку крепко держали цепкие лапки. Проследив по ним взглядом, я взглянула на похитителя — дрожащий вампир в инвалидной коляске. Сморщившись, он поднял руки.

– Все сдаюсь.

– Ты что здесь делаешь?

– Ничего. Еду себе тихо-смирно, гляжу, меч валяется, думаю, дурак буду, если не возьму, вдруг пригодится, а тут из окон кричат: "Караул, убивают!"

– И ты решил сыграть в героя. Придти на помощь беззащитным девушкам.

– Не такие уж они и беззащитные. — Вампир, рассчитывавший на явно халявную кровушку, горько вздохнул, — хоть бы одну убили. Я объехал все комнаты, и вот результат — получил десять раз ударным заклинанием по лбу. Решил немного освежиться, а тут ты влетаешь: волосы дыбом, руками машешь. Я принял тебя за маньяка. Извини, — и словно усомнившись, он спросил. — Ты точно знаешь, что ты не маньяк?

– Я эльфийка, — заворачивая краны, я печально покачала головой. — Но приношу только несчастья, мне надо скрыться до завтрашнего вечера, вот только куда, не знаю.

– Я знаю. У меня поводырь вчера сбежал — пошли по нищенствуем до обеда, а потом я отведу тебя к своим родственникам. Идем, то есть, едем?

– Едем, — кажется, я опять лезла в крупные неприятности, ведь как чувствовала, что они будут, но все равно пошла. Правильно говорят — чокнутая!


Найдя на разоренной кухне немного помятую кастрюлю, пересадила туда своего друга. Он, обследовав стенки нового обиталища на предмет течи, довольно кивнул. Я пыталась с ним заговорить, но он, хитрюга, знаками показывал, что нем от рождения. Через запасную дверь мы тихонечко выскользнули наружу. Конечно, я тут загнула, не совсем тихонечко. Сначала я разрубила столетние запоры, и только тогда с громким возмущенным скрипом дверь, проснувшись от многолетнего покоя, выпустила нас. Мы отправились на промысел. Я толкала перед собой инвалидное кресло, а своё оружие отдала на хранение вампиру. Он испуганно покосился на арбалет и озабоченно поинтересовался, из чего сделаны стрелы. Удовлетворенный ответом: "Не знаю", — кивнул:

– Пойдет.

Мы битый час тащились боковыми улочками к главной площади города. Высокие дома с узкими дверями (боком что ли они входят?) и, точно по шаблону выполненными, узкими окнами. Каменная мостовая из абсолютно правильных восьмиугольников была уже изрядно укатана, и стука колес на стыках почти было не слышно. Но вампир, все равно недовольно подпрыгивая, умолял меня везти его понежнее. Одинаковые шторы на окнах, одинаковые дверные ручки, здесь даже домашние мышки все на одну мордочку.

– Интересно, как здесь почтальоны работают, — окончательно запутавшись, я остановилась. — Никаких опознавательных знаков на домах, может по нюху?

Вампир тоже призадумался, его маленькие ножки задергались не находя опоры. За окнами не чувствовалось ни единого движения. Мы попали в мертвый пустой город.

– Бежим, — внезапно решились мы и опять загрохотали по камням.


Такая же безликая площадь, обнесенная чугунными столбами. Пара закрытых лавок. Утро здесь наступало поздно и весьма условно. Глашатай ударом серебряной кувалды по столбу громко возвещал час. В отсутствие конкуренции (у демонов нет нищих), мы заняли лучшие места. Прикрыв голову одной из стянутых юбок, я, лежа на животе, написала табличку пожалостливее. Ротан, не желая отставать, тоже принимал деятельное участие в сборе свободной наличности у доверчивого населения. Скучающая нечисть, та что уже успешно отчиталась в бухгалтерии, лениво гуляла.

"Подайте на червячка рыбке, и миллионам её голодных мальков."

Я всхлипнув, облила слезами послание и решила, что оно добавит щедрости прохожим. Ротан утвердительно кивнул и, придав рыльцу страдающее выражение, тоже пустил слезу. Если подавали, он приветливо помахивал хвостиком. При этом исподтишка окатывал водой всех, кто шел мимо. Они вскрикивали и задирали глаза к небу, на котором не было не только туч но даже и солнца. Но то ли вид у рыбки был чересчур упитанный, то ли мои рыдания, что прерывались откровенным хихиканьем, не внушали должного доверия, — подавали нам мало: вся добыча — три полузадушенных мучных хрущика да кусочек недоеденной лепешки. Последний, умиленная кульбитами ротана, троллиха вырвала из лапки своего отпрыска. Он тот час достав следующею и глядя во все два, залитых жиром глаза, на изнемогающею рыбку, снова и снова заставлял ее прыгать через подставленную палочку. Наконец, строгая мать, заприметив продавца сухих тараканов, дернула его за пухлую ручку, и они скрылись в нарастающей толпе.

– Утю-тю, какая хорошенькая рыбка, — это молоденькая демонесса, придерживая роскошные крылья, присела рядом с нами. — А она желания исполняет?

Ротан подобравшись, исподтишка шлепнул её плавником — давно я не получала таких оплеух…

– Это не я!

– Кто же?!

– Рыбка!!!

– Сумасшедшие!!!! — явно разочарованная в лучших чувствах, демонесса покинула нас, и монетка, что была зажата в её изящной ручке, так и не стала нашей.

– Как не стыдно, а ещё ротан, — водяной хозяин, был бы страшно недоволен.


На другом конце площади вампир рассказывал героический эпос недавнего прошлого.

Подхватив кастрюлю, я присоединяюсь к своему напарнику. У него дела идут куда лучше — собрав возле себя кружок подростков с остро оточенными клыками, он пересказывает моргульскую битву

– … Мы закрыли все небо и бесстрашно обрушились на вооруженных до зубов людей. Вы не поверите — мы славно дрались с превосходящими силами противника и не отступили ни на полкрыла. Да, это была величайшая битва, уцелели лишь немногие. Отяжелев от выпитой крови, мы с трудом нашли дорогу к родным насестам, и нас еще долго мутило, потому что вися вниз головой, очень трудно переваривать такое количество жидкости. Некоторых даже…

– Про что он говорит? — спросила я, сидящего крайним вампиреныша.

– Про драку в моргульском трактире, когда трем подвыпившим вампирам выбили напрочь все зубы, только за то, что они назвали вино медвежья кровь отвратительным пойлом, не имеющем ничего общего с настоящим напитком. Все бы обошлось, но медведи страшно обиделись.

– Вечная слава нашему вампирскому братству, — сверкая вставной челюстью, он протянул кружку с двумя голубыми незабудками к равнодушным зрителям. И сделал круг почета.

– Не мог придумать что-нибудь поновее, — молодежь была разочарованна.

Праздно шатающейся нечисти становилось все больше, обходя лавки немногочисленных торговцев, они приобретали на память сувениры вроде оторванных пальцев давно почивших героев сказок или пузырьки со слюной дракона — как гласила криво прилепленная к бутылочке бумажка, это очень помогает при приступах жадности (основные покупательницы — женщины).

Ротан уже расправился с хрущиками и вопросительно посматривал на пирожок. Я быстро запихала его в рот и не жуя проглотила — есть хотелось ещё с позавчерашнего дня.

– Логово после обеда все равно пустует, они такие милые, ты сразу их полюбишь, если разглядишь, конечно.

С такими напутствиями мы подошли к входу в низкую пещеру. В пространстве теплого сумрака, ещё дышавшего полуденными снами, слышалось лишь тихое попискивание. Просунув голову в расщелину, я поначалу решила, что попала в лавку антикварных зонтиков. Пригнувшись, мы проскользнули внутрь, при этом, дабы не испачкать чужие юбки, я придерживала их одной рукой.

– Отличное место, выспишься как у мамочки. — Вампир заводит длинный пересвист с крайним зонтиком, и кивая в мою сторону, что-то объясняет. Зонт раскачивается, и я вижу заостренную мордочку, потом ещё одну, только, поменьше. Блестящие глазки живо изучают меня, в них и интерес, и сострадание. Затем мордочка кивает, и мне освобождают место на насесте. Подпрыгнув, я беспомощно болтаю ногами в воздухе, чем вызываю негромкий, дружный смех.

– Не так, — хохочут крыланы, — надо зацепиться ногами.

Я, согнув колени, повисаю вниз головой. Пара юбок падает на лицо, остальные, прижатые ногами, остаются в более приличном положении. Мои волосы устилают шершавый пол, закрывая грязные следы. Вампир подает мне кастрюлю:

– Смотри, не пролей во сне, жалко рыбку, — и махнув мне на прощание, он идет искать следующих жертв своих плоских рассказов. Прижав в груди тяжеленный «аквариум», я пытаюсь забыться беспокойным сном. Мешает мелкая дрожь ротана, от которой по воде идут круги, а кастрюля немного колеблется в руках. Ноги постепенно затекают, и перекладина уже не так больно впивается под коленки.


Я закрываю глаза — темнота, коридор, вдали мерцает маленькая звездочка. Возле горна работает гном, выковывая острый кинжал, он неотрывно смотрит на меня. Его руки безостановочно постукивают молоточком, он силится что-то сказать, но от волнения губы сводит судорога. Вот он попадает себе по пальцу, и первые слова сами вылетают на свободу. Из темноты кто-то пихает его в спину. Гном переходит на более цивилизованные высказывания.

– Ты это, Солнечная, рот закрой. Я говорил им — не надо, но они — давай, Гимли, не трусь, ну не убьет же она тебя…

От стены отделяется оркиха, она, опираясь на грубый меч, нагло рассматривает меня. Человек появляется сзади. Все окружают меня. Я затравленно верчусь в центре, и до моего понимания только сейчас доходит, что всех их я сейчас вижу вверх ногами — и гнома, и оркиху, и человека. Непостижимым образом они не падают вниз, а только сужают кольцо.

– Сама виновата, — ворчит гном, — выдумала спать как летучая мышь. — Он шарит в необъятном кармане, наружу падает кисет табака.,

– Быстрее, — торопит его оркиха.

– Давайте, я скажу, — лезет в разговор человек.

– Э, нет, важно сказать правильно, а ты опять напортачишь, как с приворотным зельем, — гном переходит почти к колену, — шпаргалка где-то здесь была.

Оттолкнув его, оркиха кричит:

– Мы с тобой не дружим!

Волшебник дергает её за рукав

– Замолчи! — И уже сам кричит, — мы с тобой не дружим!

– Сам замолчи, — они начинают переругиваться.

– Нашел! Темно здесь, — гном щурится, — ага, вот: мы с тобой не дружим, не дружим и все тут. Слышала, можем повторить.

Они берутся за руки, и из их сомкнутых пальцев образовывается кольцо света, оно сжимается и подбирается ко мне все ближе. Я машу руками, но светлый обруч уже охватывает мою шею, задыхаюсь, кричу и оказываюсь на полу, прямо посреди лужи. Шум хлопающих крыльев разбуженных крыланов — кажется, сейчас они обрушат потолок. Ротан меланхолично подперев плавником толстые губы, сидит во влажной ложбинке пола.

– Поспали называется. И часто у тебя так?

Я молча сгребаю его в пустую кастрюлю и тащусь на поиски воды. В соседней пещере по стене бежит ручеек. Рыбка облегченно вздыхает. Тупо гляжу в зеркало воды — от меня уходят друзья: не оборачиваясь, они просто растворяются в бликах водяных струй.

– Да, пожалуйста, — совершенно не огорчаясь, кричу им вслед, — кому вы нужны, нищие оборванцы.

Схватившись рукой за скалу, бессильно сползаю на пол пещеры. И повторяю:

Да кому вы нужны! Вот я… я… только я.

Боль, зародившись в голове, охватывает загоревшийся лоб, я припадаю им к холодной скале, и тихо плачу… Становится легче.

– Дальше двигайся сам, — поддав кастрюлю, ногой, я двинулась к выходу.

– Подожди, — ротан беспомощно запрыгал, — я тебе пригожусь.

– В качестве начинки в пирог?

– Нет, но я могу выполнить одно твое желание.

– Ты что, золотая рыбка?

– Нет, конечно, но я хочу тебе помочь.

– С чего бы ты такой добренький?

– С того, что еще немного, и ты превратишься в монстра — погляди на себя, в тебе нет доброты, нет сострадания, тебе уже недоступна дружба, а о любви я вообще молчу, её из твоего сердца увели давным-давно. За что с тобой так расправились не знаю, но я верну тебе память. А ты ещё немного понянчишься со мной, идет?

– Едет!

Подпрыгнув и сделав два оборота в воздухе, он с размаху шлепнул хвостом меня по лбу и просто крикнул:

– Вспомни все!

Память вспыхнула болью — я, действительно, все вспомнила.

– Называется, прогулялась в Мордор!

Подхватив рыбку, ощупью двинулась на выход.

Сегодня же возвращаюсь в Валинор и все выскажу всем, кого встречу. Почему меня, как куклу, дергают за ниточки? Я свободная эльфийка!

Гром пещерного обвала вначале не привлек моего внимания — занятая своими гневными мыслями, я не заметила, как покатились первые камни. Даже когда задрожала земля, и небо вскрикнуло от ужасной картины расколовшихся гор, я просто брела по краю пропасти и разговаривала сама с собой.

– Ложись! — кто-то швырнул меня на землю. И весьма во время, свист стаи летящих камней накрыл нас.

Буйство подземного землетрясения расшвыряло гигантские обломки скал как мячики, в вое глубоких трещин слышалась многолетняя тоска титанов по солнцу. Пыль забила нос и заставила отчаянно чихать, а затем на нас обрушилась лавина песка и засыпала окончательно. Гул нарастал, будто сама преисподняя, громко застонав, очнулась от мучительного кошмара и обрушила свой гнев на беззащитных демонов. Скала под нами, точно горячая лошадь, норовисто взбрыкнула и пошла плясать самбу.

– Остановись, — держась рукой за едва видимый выступ, я пыталась достучаться до её совести, — мы же упадем.

Она не слышала, что-то безумно пугающее было в недрах этих пещер, что-то, что заставляло горы дрожать от страха и отвращения. Волна неведомого ужаса выплеснулась из бездны. C отчаянными криками летучие мыши заметались в поднебесье, темное небо вздрогнуло и трусливо прислушалось к хаосу творимому на земле.

– Мне страшно, — я в упор посмотрела на своего спасителя.

– Мне тоже, — он сбросил наметенный на нас гранитный песок. Скалы уже немного успокоились, и на равнине, что некогда была каменной грядой, было заметно небольшое шевеление — подобно нам из многочисленных укрытий выползли уцелевшие жители. Мы сидели на крупном обломке и дрожали. Ротан деловито выкидывал камни из кастрюли. Чаки, мой верный Чаки, завернутый в скатерть, помог мне подняться. Его костлявые ноги непристойно выглядывали из под кистей и бахромы, я натянула на него одну из длинных ведьминских юбок в желтый горошек, от подобной милости он всхлипнул и полез целовать мне подол. Я молча дала ему пинок, и мы побрели к краю равнины. Я знала, что долго он в яме не выдержит, и поэтому встреча не удивила меня, но и не обрадовала. Вечно за мной кто-то таскался, то грубая оркиха, то напыщенный единорог, а теперь вот назгул-недоросток с мозгами набекрень. Угрюмо отдав ему меч, я вернулась в общежитие, мне теперь было абсолютно все равно, что случится с моими подругами. Я перестала ценить, это глупое понятие — дружба, и только заботы предстоящего бала занимали голову.


В комнате подготовка к прощальному вечеру была в самом разгаре. Возле входа, свободные от своей ноши, дремали мои элефанты.

– Твои платья прибыли, — ведьмы щеголяли в длинных тронных мантиях, в легких пелеринах для верховой езды, в домашних платьях с оборками и даже в пижамах, они с самого утра сообща разбирали многочисленные свертки с нарядами, нисколько не смущаясь моим отсутствием.

– А мы думали тебя убили, чего добру пропадать, — так объяснили они, неслыханный акт мародерства, и сделав невинные глазки, разбежались. На полу сиротливо лежало то единственное платье, что мне дали в нагрузку к коллекции костюмов для убийств. Короткое с голой спиной и таким низким декольте, что даже самые отчаянные модницы не решились его примерить. Памятуя о длине своих волос (только они могли спасти положение), я все же отчаянно нацепила его, предварительно измазав сажей из общественной печи всё тело. Подведя глаза густой блестящей смолой черного дерева и нарисовав тонкие белые косточки на вычерненных руках свинцовыми белилами, я в точности выполнила праздничный назгульский макияж. Черные провалы глазниц и мертвенно белые скулы, в глаза капельку сока красавки и вот уже их небесная утренняя голубизна, закрыта грозовыми тучами.

– Ой, смерть пришла, — девчонки вихрем покатились по лестнице.

– Значит в самый раз, — нанося последний мазок яркого кармина на губы, я довольно усмехнулась. Оскаленный череп с кровавым ртом, кривой ятаган — пожалуй, мое сравнение с этой представительницей десятого мира было достаточно полным.


Решив провести прощальный вечер, наше высшее руководство сильно рисковало. Собранные в едином месте, все представители темных сил, смущенно переглядывались, весть о гибели властелинов, что держалась в строжайшей тайне, была давно известна всем. Напряжение ожидания беды, сковывало движения немногочисленных пар, которые, как во сне, танцевали странный медленный танец. Озираясь, ко мне подкатил вампир.

– Кошмарно выглядишь, — он испуганно оглянулся.

– И ты мил! Ну и обстановочка — на кладбище веселее. — Я, стараясь спрятаться за пузатой вазой, маскировалась под фикус.

– Смотря какое кладбище.

Гости чисто машинально прислушивались к звукам, то умирающего, то воскресающего менуэта. Неизменные лакеи-гиены, на сей раз во фраках, разнося подогретую кровь, испуганно вздрагивали от малейшего шороха, стаканы так же испуганно звенели на многочисленных подносах.

– Может все туфта? — морская ведьма, нервно крутит, уже основательно разлохмаченные локоны.

Все напряженно смотрят на большие стенные часы, они, отсчитывая последние минуты, проходящего столетия, дарят надежду на новое. Время ползет точно хромая многоножка — путается и виляет в разные стороны. Вампиры нервно крутят в руках рюмки со свернувшейся кровью, ведьмы жмутся по углам. Вздохнув, музыка окончательно замолкает, и гробовая тишина охватывает зал. Ближайшая ко мне гиена начинает выбивать степ зубами. Беспричинный страх. Тот страх, что я впервые ощутила сегодня утром, лежа на скале, добрался сюда и, подобно невидимым оковам, взял в плен всех. Часы пробили полночь, захрипели и остановились. Подобно ледяным статуям замерли ведьмы. Я видела, как у ближайшего гоблина из стакана полилось красное вино прямо на подол его дамы. Она, не замечая, тупо смотрела на середину зала. Гиена пососедству от меня едва дышала, её явно тяготил уставленный закусками поднос, и хотя сервировочный столик стоял рядом, она мучаясь, не могла освободиться от своей ноши. Оборотни скулили, скрипели зубами грайды, темные колдуны молчали, но делали такие страшные глаза, что имей их взгляды физическую силу, они бы наповал убили всех находящихся в этом зале. Сбившись в плотную стену, плечом к плечу стояли злые сущности всех миров. Скованные заклятием неподвижности, они были повержены в ещё не начавшемся бою.

Размеренные шаги послышались в коридорах. Люди в черных полумасках строем вошли в зал. Они остановились и единым движением сняли маски. Одинаковые выражения лиц, одни черты, один цвет глаз, даже выражение последних было едино и неделимо. Крайний человек отделился от строя и медленно пошел вдоль замерших гостей. Вглядываясь в лица, он дважды обошел зал. Бесцветный голос, что мог принадлежать кому угодно, даже тысячелетнему энту, глухо задребезжал из его глотки:

– Беззащитные детки, вы ничто без своих властелинов, кто поднимет вас на бой, кто поведет вас? Никто! Мы, совершенные существа, наследуем ваш мир, и так будет правильно.

Он явно нарывался на грубость. Безжалостные убийцы моих коллег, завладев сознанием их телохранителей, заставили тех исполнить свой долг с точностью до наоборот. Круто. Но почему Чаки не убил меня? Возможно потому, что был слабее, или чувство, неведомое мне, оказалось сильнее внушения врагов. У меня страшно зачесались руки, единственно живая, я вдруг поняла, что они искали, точнее, кого. Один властелин все-таки остался жив и сейчас трусливо прячется за спинами впавших в тупое безразличие фигур. Смысл предательства дошел до меня: заманив нас сюда, они накрыли всех существ темных миров разом.

Называется, польстились на бесплатный фуршет.

Хоть это и было не в моих правилах, но оставшись в явном меньшинстве, я двинулась сдаваться, и чудо моего движения в полной неподвижности толпы было удивительным и непонятным.

– Она???!!! — вопросительно безликая масса развернулась. С затаенной надеждой собственной ошибки, они все же постарались прояснить ситуацию до конца.

– Эта девчонка — самый настоявший властелин?

Мудрость тьмы не знает границ, вручив столь ничтожному существу беспредельную власть, она до сих пор так удачно скрывала свою последнюю надежду, что даже сейчас эти странные люди не могли поверить своим глазам. Я, сдуру, пришла им на помощь.

– Меня называют Эльфи. Просто Эльфи.

– И что же нам делать с тобой, просто Эльфи? — С трудом выговорив моё имя, они впервые растерялись. Вооруженные только правильной светлой магией, они были беззащитны перед мной. Но обнаружить свою слабость не желали.

– Может, вы спросите, что я буду делать с вами, — внезапно поняв, своё преимущество, я сразу начала наглеть. — Подержи рыбку, — я шлепнула на колени вампиру ржавую кастрюлю, внутри которой, гремя как ледышка, перекатывался окаменелый ротан, и приблизилась к ним.

Их искусственные лица задрожали

– Я вызываю вас на бой, — кажется, так меня учили говорить, но если я и ошиблась, то сейчас это было не очень важно. — Но не здесь, здесь вы достаточно порезвились, я буду вести бой на своей территории, со своим войском, а если вы не явитесь к концу месяца на поле "вечного сна гигантов", то вам будет засчитано поражение — идет? — И решив, что окончание должно быть пафосным и даже напыщенным, грозно сделала страшные глаза и закончила. — Я сама буду сражаться за нашу жизнь и идеалы. Я, Эльфарран бездарная и умаянная. Кстати, не подскажете, кто вы такие и как с вами связаться?

Они четко произнесли три раза «ха-ха-ха» и тихо выползли из зала.

Все очнулись, так, будто ничего и не происходило, гиена с грохотом уронила тяжеленный поднос, троллиха засветила в глаз гоблину, за испорченное платье, часы опять пробили полночь, и наступила новая эра зла. Зазвучала музыка, в вихре танца закружились пары, гости продолжили веселиться. С окончательно испорченным настроением мы ушли не попрощавшись. На пороге меня догнал эльф, с момента свидания мы ещё не виделись, и сейчас, к своему удивлению, я нисколько не рассердилась на него, мне было все глубоко безразлично.

– Призови темных и светлых, тебе понадобятся все силы Арды, на людей не рассчитывай, они их просто не видят. Инкубы одинаково хорошо владеют как черной, так и белой магией, — он торопился, путался в словах, старался достучаться до моего разума.

– Какие инкубы, не знаю я никаких… Как ты сказал, какие кубы?

Он деликатно взял меня за локоток, склонился почти на уровень глаз и приблизил свое лицо.

– Это нелюди, созданные одним сумасшедшим алхимиком — для них не существует понятия добра и зла, лишь правильность действий наипервейшего из них — это всеобщий закон. Убив предводителя, ты поколеблешь уверенность в данном постулате, а остальное уже доделаем мы сами. Но первый шаг твой, пожалуйста, любимая, исполни свой долг. — Он подал мне повод своего коня и подсадил в седло.

– Изик домчит тебя в Мордор быстрее мысли, поднимай орков, троллей и всякую другую нечисть, а я приведу эльфов. Это будет страшная битва, битва какой еще не знало Средиземье, силы света и тьмы впервые выступят вместе против искусственного безразличия миллионов единоликих двойников, желающих сделать наш мир своим, бесконечно правильным. У них в пятнадцатом мире перенаселенность страшная. Алхимик никак не может остановить реакцию клонирования, вот и рассылает подобные подарочки, змеи седьмого мира уже побеждены.

– Правильным? — я задохнулась и представила себе этот кошмар, одинаковые желания и интересы, одинаковые чувства.

– Я подниму даже гоблинов, песочных людей, демонов, наконец! Правильным!!! Да я первая сойду с ума от скуки в правильном мире всеобщего благоденствия. Прощай. А может все-таки передумаешь и приедешь ко мне в Мордор?

– Может быть, после сражения мы обсудим этот вопрос, а сейчас не теряй времени, инкубы ждать не будут — он смутился, видом моих голых коленей и размахнувшись, подхлестнул коня.

Неожиданно нагнувшись из седла, я поцеловала его в голову.

– Спасибо Лег!

Чаки бросился бежать следом.

Родная башня, узкое занавешенное окно, впереди перспектива неминуемой гибели — что ж, жизнь идет своим чередом. Сегодня я закончила свои дневники, может, что и напутала, а может, и нет. За прошествием десяти лет, многое кажется несущественным и таким наивным. Зая переворачивает хвостом лист и исподтишка наблюдает за мной. Мой извечный враг и моя единственная подруга, она стареет — последний раз даже не смогла хорошенько вылинять. Грея старые косточки, теперь больше лежит у меня на шее подобно новомодному воротнику и, затянув глаза прозрачной пленкой, нашептывает секреты змеиных повадок. Иногда спросонья, слегка придушивает меня, но очухавшись, ослабляет хватку, я её понимаю и нисколечко не сержусь.

За окном идет массовая мобилизация, прибывают все новые колонны объеденных сил Арды. Я отдала под временные казармы все новостройки, расселив по родам войск орков отдельно, демонов отдельно. Гоблинов в палатках на открытом воздухе — их мерзкий запах потом не выветришь из стен. По собственному почину прилетели вампиры, им бы только кровушки попить, все равно чьей. Теперь сидят у меня на крыше, сложили крылья и прикидываются, что спят, а сами зорко наблюдают. Только зазевайся, тотчас бесшумно спланируют и прощай жизнь. Ближе к концу месяца приехали эльфы — зажимая носы платочками, они деликатно перешагивали через спящих троллей, направляясь к гостевой башне, стоящей в самой глубине ясеневой рощи. Чтобы прокормить эту ораву, пришлось нанять лишнюю сотню поваров, упросить Гондор помочь с горничными и официантами, коней с обслугой привезла из Рохана. С каждым днем увеличивалось войско и мои расходы на содержание этой толпы тоже. На одной печенке для варг разоришься, по два килограмма в день на каждый зуб. Брызгая чернилами, я написала послание врагам с просьбой поторопиться, иначе друзья вытопчут все мои розы.

В немногие часы покоя, положив подбородок на согнутую руку, любуюсь, как плавает моя рыбка — она заняла лучший бассейн и наотрез отказалась расставаться со мной. Обнимая меня плавниками за шею, ротан отчаянно верещал, когда я пыталась выпустить его в море.

– Ты с ума сошла, там такие акулы! Для них упитанный ротанчик, что сладенький батончик, сожрут с чешуёй.

Пришлось взять его с собой. Изик, обладающий непревзойденно ровным ходом, осторожно носит нас на спине, даже вода не плещется.

– Эльфарран Мордорская со свитой и королевской рыбкой. — Кричит затянутый в узкую ливрею, упитанный дворецкий.

Я склоняюсь перед королем Гондора.

– Фи, — твердо уверенный, что я унижаюсь, ротан строит недовольные рожи, за хрустальным стеклом новенького аквариума. Сопровождая меня в качестве домашнего животного, он мужественно выносит длительные перелеты и переезды. Даже Чаки, что как-то понемногу удаляется от меня, не ревнует нового фаворита. В тронном зале чуждых владык я чувствую себя не уютно, свет режет глаза, а белоснежные стены нервируют.

Сидящий на возвышении король, с интересом рассматривает меня.

В глухом, темно-малиновом бархатном платье, откидывая ножкой, широчайший подол, вышитый рубинами, я впервые приехала в гости, к ближайшим соседям. Необъятная мантия с драгоценными застежками, бросает маленькие радуги на светлые стены. Сосредоточенно и даже немного сурово я иду через зал. Король пока улыбается. Темнее ночи, моя свита медлит у порога, им неприятна эта встреча, но скованные властью темного кольца, они покорно несут за мной походный аквариум. Покачиваясь на толстых золотых цепях, прикрепленных к роскошным носилкам, он искрится изумрудной зеленью. Я немного переживаю — зеленое с малиновым совершенно не гармонирует, но оставаться дома рыбка не захотела. В последнее время я страшно избаловала ротана, но что поделать, люблю я его. Наверно.

Торжественное молчание, король нарушает первым.

– Что понадобилось властелину Мордора в Минас-Тирите? — Без каких-то там словесных выкрутасов, типа — здравствуйте прекрасная королева; очень рад вас видеть; как доехали; может по стаканчику пунша? Сразу без предисловия — чего надо? Его тон совершенно не вяжется с добрым выражением глаз. Я киваю Чаки — согнувшись, он выбегает вперед и торопливо сует мне под ноги вышитую, тоже малинового отлива, подушку, в тон платья. Сжав губы, опускаюсь на одно колено, на одно — это важно. Если на два, то это знак полной покорности, а одно — всего лишь способ сказать — я тебя уважаю.

Глаза короля округляются, он пялится на меня, хотя, может в этом виновато глубокое декольте, а может и нет.

– Пожалуйста, — вежливо начинаю я, — по соседски помогите мне. Они такие беззащитные, не откажите…

Занервничав, он заелозил на троне и перебил меня.

– Мы тут никаким боком — сама вызывала на бой, за язык тебя не тянули, а мы не собираемся ввязываться в ваши разборки, не дам людей!

– О пожалуйста, — я, словно не слыша, повторила, — это только на два часа по утрам.

– Мои воины, не будут защищать Мордор.

– Но кто говорил о солдатах? Я хотела договориться о ваших садовниках, чтобы в мое отсутствие розы не завяли!

Он сначала испытующе долго смотрел на меня, а затем захохотал.

– И всего то? Польем твои розы, не беспокойся. — Он сразу пришел в хорошее настроение и, сбежав вниз, поднял меня с колена, что было весьма своевременно: в тугом корсете я уже посинела от напряжения.

До вечера мы пировали, смеялись и расстались закадычными друзьями. Видно, все Гондорские владыки были неравнодушны к эльфийкам.

– Так, ведьмы и колдуны в медчасть; оборотням принять звериный лик, а мне наплевать, что луна не полная, пришли, значит надо соответствовать единой военной форме.

Вот уже, который день я расставляю свои войска. Изик тщательно отгоняет от меня своим хвостом мириады кусачих мух, что поклялись не расставаться с гоблинами, не смотря ни на что. Как в детстве, без поводьев, я задумчиво еду на его спине.

– У тебя опять рог растет, — замечаю между делом, он благодарно трется мордой о мою ногу.

Выехав на холм, оглядываю волнующееся море моих воинов. Вроде никого не забыла, а то потом обиды пойдут. Да вроде все — я загибаю пальцы — горные, морские, долинные, пустынные, подземные. Все. Хорошо. Химеры и грайды, жмурясь, греют отвратительные мордочки, розовенькие носики деликатно посапывают. Улыбаюсь, приветствуя их.

Действительно, так проще — вызывать их властью кольца, а не так, как я предварительно хотела. Тогда вечером, достав новенькую чернильницу и окунув перо, задумалась.

"Не соблаговолите ли вы, уважаемый орк …………., прибыть на смертельную битву за будущее Арды. Если состояние здоровья не позволяет вам отдать священный долг своей стране, то пожалуйста, сообщите заранее, и за вами явится бригада лучших санитаров для освидетельствования, а немедленное бегство, будет расценено, извините, как дезертирство. После битвы вас ждет роскошный банкет, напитки и кушанья за счет победившей стороны. Не откажите в своем неоценимом присутствии. Буду с надеждой ждать, вашего решения."

Написав около тридцати приглашений, я поняла, что закончу только к концу столетия.

Пришлось банально, задрав вверх руку, прокричать:

– Орки, ко мне, слушайте мою волю.


Уважаемые оракулы, погадав на кишках элефанта, хором предсказали мне страшнейшую гибель в бою и потребовали плату вперед. Чаки разрыдался и от огорчения порубил им головы. Пригласили других — тот же результат; третьих, четвертых и так, пока ясновидящих, увы, не осталось, и элефантов тоже было жалко. Пришлось срочно заказать похоронное платье — сам Даер приезжал ко мне для обсуждения фасона. Снимал мерки, цокал языком. Я смешливо фыркала над старым знакомым.

– Совершенная фигура, — он всегда был знатоком и ценителем женского тела, измерив мою талию, вдруг остановился и вскрикнул. — 48 сантиметров, Эльфи — это ты?

– Догадливый!

– Да я, да для тебя, — он задохнулся, — самый лучший наряд, сам на руках сошью. Видно тут встрепенулась коммерческая жилка, и он закончил, — скажи всем государям, что только моя фирма производит… — но не договорив, горько заплакал.

Меню поминального обеда я выбирала самолично и придирчиво.

– Компот из слив, на третье. Косточки предварительно вынь, — строго приказываю я повару. Он усиленно записывает мои указания, кивает и интересуется, буду ли я пробовать кушанья перед подачей на стол? Полный идиот.

Оркестр разочаровал — никакой торжественности. Пришлось посадить их на пару дней в карцер, нотки печали сразу появились.

Так, платки раздала, свечи получат только ближе к похоронам, иначе сжуют — тролли, точно, сжуют. Что ещё? Ах да, завещание, здесь мне, правда, не дают забыться — третий день, за мной тенью, ходят братья.

– Отпиши нам Мордор, — они упорно носят чернильницу и пергамент. — Чего ждешь?

"Сильнейшему." — вывожу я под красочным заголовком. — "Последняя воля Эльфарран из Мордора." — и ставлю жирную точку.

Теперь самое приятное: памятуя о том, что я многим, как кость в горле, спешу обрадовать оппонентов, описывая свою героическую смерть и приглашая на поминки. После обеда заполняю извещения о смерти с черненькими розочками. Прекрасные слова о себе любимой так и льнут к бумаге — увлекшись творчеством, я не заметила как под вечер, меня посетила долгожданная гостья. Она пришла без приглашения, бесшумно проскользнув в запертые двери, и проплыв по комнате, уселась на стул напротив.

– Приятного вечера, — смерть, вообще очень вежливая особа.

Сняв волосок с кончика пера, я тоже приветливо улыбнулась.

– Взаимно! Чаю хочешь?

Она кивнула. Вот и отлично, я налила из серебряного самоварчика пахучий напиток, вытащила из заначки, кулек сахарных конфет и гостеприимно расположилась рядом. Она, деликатно взяв блюдечко двумя костлявыми руками, осторожно подула на стелющийся парок и благодарно вздохнула.

– Хорошо. Такая понимающая клиентка попалась. А то, как ни приду, сразу с порога — в крик, начинают умолять меня, просить отсрочку, падать на колени, а я что могу — у меня тоже нервы не железные. Выхлебав, пять чашек, она стыдливо сунула в карман две конфетки.

– Дома, ещё раз попью. — И засобиралась уходить, когда набравшись наглости, я попросила её, завизировать мои приглашения на похороны. Она отопрела, но послушно взяла перо, и размашисто расписавшись, дописала внизу: "Все вышеизложенные факты подтверждаю." Помахав листочками, чтобы побыстрее высохли чернила, я предложила ей остаться на ночь, памятуя, что время сейчас неспокойное, на дорогах полно дезертиров, а смерть, тоже в какой то мере, женщина, и все может случиться. Она грустно вздохнула и попрощалась, ночная смена только начиналась, перед битвой кандидатов тьма, всех надо обойти до рассвета.

– Бедняжка! — подумала я. — Тоже работает не жалея себя, и где благодарность, все, кто её видит, бывают страшно недовольны, вот и гордись своей профессией, безнадега и только.


И наконец наступил тот день, который мы так долго ждали, (я к числу «мы» не относилась). Начался он, как и положено, с утра. Зая стащила с меня одеяло и звонко шлепнула по заду.

– Вставай, соня, пришел твой последний день.

Я взбрыкнула и зарылась лицом в подушку.

– Ничего, если он настанет немного позже? — И снова попыталась заснуть.

Обвившись вокруг ноги, фрейлина сдернула меня на пол и вылила на макушку кувшин воды для умывания.

– Там твоя гибель стоит за порогом, — она деликатно напомнила, о предстающих событиях, — поднимайся лежебока.

– Скажи, что бы пришла попозже!

Всего час назад, я обежала войска, пообещала всем, оставшимся в живых, знатный ужин и премию в размере двух жалований. Перепробовала свежеиспеченные пирожные, полюбовалась на праздничный торт, слизнула одну розочку с краю, за что получила половником по носу. Мой главный повар очень не любил, когда я перехватывала что-то между завтраком и обедом. (А будет ли у меня обед?) Проверила крылья ящеров, поссорилась с вампирами, покидала ятаган на точность попадания, повертелась перед Чаки в новом боевом костюме, что только вчера прибыл с новой коллекцией от Даера, тайно, ещё раз примерила похоронное платье, осталась довольна обоими. Ненадолго прилегла. А она говорит — соня.

Солнце играет на новеньких доспехах орков, шлемы подобранные по размеру головы, удобно прикрывают уши воинов, я, позевывая, еду по полю на своем боевом коне. Эльфы стоят особняком — сняв корону, я вежливо раскланиваюсь с ними. Это завтра мы снова станем врагами, а сегодня, сегодня мне нужны их меткие стрелы. Вижу знакомые лица, хотя сказать по правде, эльфы все на одно лицо, — холодное и непроницаемо безразличное. Тролли, те кучкуются в самом центре, почесывая бока, они громко чавкают, жуя на ходу и поперхнувшись, приветствуют меня. Гоблины ещё спят, не желая их будить, тихо-тихо проезжаю мимо. Гвардия в полном составе и в полной боевой готовности расступается. Добровольцы демоны, ещё вчера выбравшие меня своим предводителем, сейчас в полголоса обсуждают технику боевого вылета.

Подойдя, я невинно взмахнула ресницами.

– Вот и все, мое дело закончено, я собрала темные и светлые силы, а теперь смываюсь, вы уж тут как-нибудь без меня, у меня на сегодня запланирована большая стирка.

– Она издевается, или у неё с утра всегда так? — Первый демон удивленно повернулся к Валентину.

– Чувство юмора у нас неординарное, — он сразу встал на мою защиту, — сейчас мы настроимся и начнем.

Отделившись от строя всадников, он схватил меня за плечи и, оттащив в сторону, зашептал:

– Живо в шатер и сиди там, когда понадобишься — мы придем за тобой.

– Я не хочу, я домой пойду, — внезапно ощутив подползающий страх, взмолилась я. Упершись в землю ногами, отказалась идти. Валентин почти насильно затащил меня за разукрашенный полог и, бросив на колени перед алтарем, грозно приказал:

– Молись лучше, молись святому Низе, сегодня ты — владыка объединенных сил Арды, а если будешь трусить или капризничать, я сам тебя убью. И он вышел прочь.

Нескончаемым потоком потянулись наши враги.

Сквозь дырку, поеденную молью, я встревоженно глядела на поле битвы. Как и много веков назад, опять израненное тело земли, топтали миллионы ног. Движимые обоюдной ненавистью, враги, едва сдерживались, чтобы не бросится в безобразную драку за этот мир, но обычай есть обычай: все с нетерпением ждали главный поединок — поединок властелинов. Вампиры даже взлетели на ближайшие горные кручи, дабы насладиться занятным кровавым зрелищем и, наверное, чтобы быть первыми у планируемых луж крови.

Орки, построившись в плотное каре, неторопливо разминали мышцы ног. Эльфы нервно переглядывались. Все они, ценя значимость момента, сурово молчали.

В главном шатре, с вышитыми гербами Мордора, я собиралась на битву и тихо паниковала. Неподвижные назгулы, застыв в карауле, охраняли вход. В шатре были лишь мы с Чаки. Всхлипывая, он пытался заплести мне боевые косы эльфов и на свой лад утешал.

– А что с нами будет, когда тебя убьют?

Я кожей затылка чувствовала его страх и его безмерную нежность.

Прижав унизанные кольцами пальцы к подбородку, я последний раз молюсь святому Низе.

– Пожалуйста, сделай так, чтобы все было хорошо, все хорошо.

Откинув отсыревший за ночь полог, к нам входят двое эльфов. Выбранные от светлых сил, они неприязненно косятся на дюжину черепов, что в качестве украшения разместились на полке походного назгульского алтаря.

– Эльфарран, — это говорит высокая, закутанная в многочисленные покрывала женщина, кончик её носа предательски краснеет от смущения. — Настал великий час славной битвы…

Покачиваясь, я стояла на коленях, в сотый раз повторяя:

– Все будет хорошо, все будет хорошо, все будет хорошо…

– Сегодня ты поведешь легионы сил света и тьмы. Будь достойна великой участи, и да не оставят тебя мудрость и хладнокровие эльфов.

– Все будет хорошо, все будет хорошо, все будет хорошо, все будет хорошо…

По одному из черепов ползла мушка. Находясь во власти столь ничтожной детали, я, уставившись на это насекомое, желала лишь одного, чтобы она, наконец, улетела. Но она всё ползла и ползла…

– Все будет хорошо, все будет хорошо, все будет хорошо…

– Да замолчи ты, — выведенная из себя, моим монотонным бормотанием и сбившись со своей речи, Галадриель, кажется, забыла с чего начала. Обернувшись, она раздраженно вырвала из рук стоящего тут же эльфа, тонкий длинный кинжал. — На получай. И смотри, не сломай! Вещь раритетная. Таких только пара осталась.

– Все будет хорошо, все будет хорошо, все будет хорошо, все будет хорошо…

Я раскачивалась все сильнее. Твердо, сжав мои плечи, Лег на мгновение обнял меня и остановил.

– Я буду рядом, — он коротко чмокнул меня в затылок и выпрямившись застыл.

– Посторонним просьба покинуть помещение, — ненавязчиво намекая, что их время истекло, назгулы попытались вытолкать эльфов взашей.

– Ножичек, они вишь принесли, прям акт неслыханной щедрости. Мало мы вас порвали, на прошлой войне, — обычно такой безразличный, Валентин страшно волновался, и против своего обыкновения ворчал. Наткнувшись на эльфов, он готов был уже здесь затеять ссору. Строгое молчание лесных жителей, к сожалению, лишало его этого прекрасного шанса. — Уходите, у нас наступает минута торжественного прощания.

– Дорогу властелину Эльфи! — Громко всхлипнул Чаки.

Тяжело упав на одно колено, назгулы склонили головы, так же низко перед мной склонились и эльфы. Вложив в мои руки черный кривой ятаган и тонкий сверкающий кинжал, силы тьмы и света выстроились за моей спиной.

– Дальше ты уж как-нибудь сама.

Чаки, как самый близкий друг, обреченно снял плащ с моих плеч и шепнул.

– Постарайся остаться в живых. Я буду очень скучать, если что.

Оглядев коленопреклоненных воинов, я тотчас приняла самое лучшее решение… бросилась наутек. А когда моя армия поняла, что это далеко не тактический прием, то она с возмущенными криками бросились за мной. Войско противника сразу воспаряло духом, решив, что мы отступаем.

– Сейчас, — крикнули парламентеры, — поймаем властелина и начнем.

Эх, зря я позвала эльфов! Догнав, аранен, резко поднял меня в воздух и развернул ровно в противоположную сторону. Ничего не замечая, я не сбавляя скорости, рванула навстречу противнику, а когда сообразила что к чему, было уже поздно. С угрожающими криками за мной двинулось и войско. Ничего не видя от страха, я с разбегу сшибла с ног предводителя противника. Он, прокатившись по траве, сел на землю, и потирая ушибленную спину, удивленно протянул.

– Эльфарран, верховный назгул Мордора, и по совместительству светлейшая аранель Валинора?

– Она самая. — Я остановилась и перевела дух. — Нет, ты видел, как они со мной. Эльфы называется. Оглянувшись, я облегченно фыркнула, видя, что мои преследователи остановились и выжидательно застыли.

– Надеюсь, что здесь они меня не достанут. Так умирать не хочется, денек то какой, просто чудо!

– В самую точку дорогуша, ужасно не хочется. — Инкуб сочувственно вздохнул. Мы присели на корточки, возле края площадки решающей битвы.

– Ты не возражаешь? Мне так как-то легче. Это мой истинный облик, нас лепили с них. — Он принял вид огромного паука.

– Да нет, ты очень даже симпатичный паучок. — И мы опять замолчали. Собираясь с мыслями, просто не знали, что делать дальше. Убивать такого милого противника, рука не поднималась. Хотя оба клинка весьма чувствительно покалывали меня в бока.

Неожиданно он сказал:

– А я умею сети плести из ста нитей сразу.

– А я розы выращиваю.

Мы, как заблудшие путники среди таких чужих и злобных воинов, были едины в своем одиночестве. В ожидании смертоубийства, орки нетерпеливо переминались, назгулы недвусмысленно грозили мне мечами, эльфы корчили недовольные рожи. Проклятые духи-инкубы тоже выражали свое недовольство в протяжном свисте.

– Ждут. Падальщики проклятые. — С затаенной грустью, вздохнул паук. — Твои, так, уже облизываются. Ты чем их кормишь?

– Мясом с кровью.

– Вот и я думал перейти с мух на мясо, но все недосуг. Жаль. — И, он закончил. — Разнесчастные мы с тобой монстры.

Нарастающая волна нестройных голосов, сделав два круга, в третий раз покатилась по рядам обеих армий. Звон щитов становился все более раздраженным.

– У живоглоты, — паук осторожно, чтобы меня не задеть, разогнул все свои многочисленные ножки. — Ну что, нельзя более испытывать терпение публики. Давай разомнемся, что ли.

– Это совсем не обязательно. — Я спотыкаясь, отошла на отметку начала боя.

В последний раз нам захотелось сказать друг другу, что-то хорошее.

– Ты, главное, по глазам не попади. Могу зараз пол войска твоего испепелить. Хотя хватает меня всего на три заряда, потом полчаса передыху, для подзарядки.

– А ты под жало не лезь, у меня там литр самого страшного яда. Могу царапнуть не заметив.

Бой начался лениво, как бы нехотя, я обреченно скрестила оба клинка с его десятью коготками, и тотчас рассмотрела жало — маленькая такая иголочка, ерунда. Но в следующее мгновение, яростно запев, застоявшийся ятаган молнией рассек воздух и отскочил, остановленный бронированной лапой со стальными коготками. Левой рукой, не замечая конфуза, я нанесла второй удар, погрузив кинжал в мягкое сочленение у основания передней лапки паука. Он вскрикнул.

– Эй ты там, полегче. Больно же.

– Ой извини, пожалуйста, забылась.

Он озабоченно осмотрел отрубленную лапку,

– Да ладно, у меня еще девять осталось. — И резким ударом в живот, он, согнув меня пополам, отбросил назад шагов на десять.

Я приземлилась, очень удачно — на самое мягкое место. И что самое главное, не отпустила свои клинки. И хотя мне было совсем не больно, но я тоже выговорила ему.

– Сдурел что ли. Я тебе не мужик. Думай, куда бьешь.

Он сконфузился.

– А куда тебя бить?

– Ну я не знаю, может, по лбу щелкнуть.

– Вот так? — И я отлетела ещё на десять шагов. Паук явно входил во вкус. Поднявшись на дыбы, он размахивал острейшими когтями, и уже дважды достал меня. Кровь, выступив на плече, закапала на кинжал.

– Наших бьют. Чего спишь, работай. — Разозленный кинжал, зашипел на ятаган.

– Ты за собой следи, — срезая напрочь усики-антенны, ятаган, громко выругался. — Рана кстати с твоей стороны.

Разъярившись и стараясь выделиться один перед другим, клинки замелькали так резво, что в следующую минуту паук, лишился ещё пяти ножек.

– Слушай, так нечестно. Я не успеваю за тобой.

– Я не виновата, это всё они.

Покатились, так пугавшие меня остро оточенные жвалы, броня подобно шелухе ореха, полетела в разные стороны. Я сейчас напоминала белку, вгрызающуюся в гигантский орех, Удар, ещё удар. И опять я опрокинулась на спину. Проехав, ударилась головой о камень. На мгновение потеряла, сознание. Прыгнув на меня, он собрался пустить в ход жало. С нижнего упора, резко выбросив руку с ятаганом, я погрузила его в нежное брюшко. Решив, что победа близка, он безрассудно раскрылся и был нашпилен как на иголку для коллекции. Выкатившись из под бьющегося в конвульсиях паука, я отбежала в сторону. И остановилась. Он лежал, жалобно поджав последнюю лапку, и его черная кровь растекалась причудливым пятном.

– Ой, мамочка, что я наделала! Разве можно меня так пугать, и вот — здрасте — получил. А такой приятный был паучок. — Вытерев нос, я только размазала по своему лицу его кровь.

Внезапно он зашевелился и, уже почти ровным голосом, произнес.

– Чего смотришь, руку подай.

Вырастая из черной крови, поднялся демон. Великий демон. Он оттолкнулся от земли и взмыл в небо, сбросив на меня два остро отточенных стальных пера.

Быстрой рыбкой, я ввернулась в узкую щель среди скал. Но тело пронзила резкая боль — ножи застряли в моей ноге. В горячке я вырвала их, громко закричав эльфийское заклинание от отравленного меча. Конечно, это были перья, но сейчас я готова была кричать все что угодно.

Зазвенев, новые ножи-перья, посыпались на камни.

– Такой интересный мужчина, а познакомишься поближе, демон демоном. — Зажимая рану, я недовольно покосилась на небо.

– Вылезай темный властелин, — громогласный вой звучал из под облаков. — Вылезай и сразись со мной!

– Нашел дурочку. Была охота, под смертельный дождик, спину подставлять. — Я спешно перезарядила арбалет — каленая стрела со слюной бездомной крысы, лучший яд для демонов. Для друзей ничего не жалко. Пугну-ка я его разок.

Высоко в небе парил демон, выбирая наиболее удобную позицию, для метания следующего пера, он уже разворачивался и ложился на крыло.

Я хладнокровно подняла арбалет. Найдя в небе жертву, как на уроке, бесстрастно прицелилась.

– Снимем с первого раза, — успокоила я, было заволновавшихся соратников.

Радостно запела смертельную песню тетива и стрела ушла ввысь.

– Найди его! — крикнула я ей вслед, и, на всякий случай, приготовилась к следующему выстрелу.

Я даже не видела, как это произошло, но по звуку сладкого, удовлетворенного чмока, все поняла.

– Хорошо вошла.

Кувыркаясь, словно пьяный турман, из заоблачных высот свалился застреленный демон. Упав на мягкую траву, он дернулся и затих.

– Контрольный в голову. — Уже не торопясь, я произвела ещё один выстрел

Сломанные крылья, свернутая шея. Я надеясь, что все кончилось, но на всякий случай озабоченно потрогала его ножкой.

– Все? Больше преображений не будет?

– Будет. Будет. — Обнадежил он меня. — Сейчас отдышусь. Пожалуйста, помоги голову повернуть.

Взяв за уши, я, резко развернув, поставила на место его лицо (оно было на спине).

Третьим преображением был великолепный золотой змей, он задумчиво свернул кольца а затем внезапно рассыпался снопом разноцветных искр и исчез.

– Он под землей, — еле слышно шепнуло одно кольцо.

– Ты должна его услышать, — пояснило другое.

Упав на колени и закрыв глаза, я вся обратилась в слух. Тишина, напоенная страхом и ожиданием, эта тишина была во много раз страшнее, чем реальный противник. Он был где-то рядом, он тоже слушал меня, жало, теперь бывшее в его ядовитом зубе, ждало жертву. Шорох мелких чешуек в песке. Дыхание. Хотя, нет, это моё дыхание. Застыв неподвижной тенью, я слушаю. Он ползет справа, я чувствую его движение, как морская птица (как её там… чайка), не видя, предчувствует приближение долгожданного берега. Он ползет. Я бесшумно беру в обе руки более хладнокровный эльфийский кинжал. Все решит один удар, и надо, чтобы он был стремительным и мощным. Только один удар. Лишь бы не ошибиться. Вот он огибает меня и заходит за спину, маленький камушек попадается ему на пути, я слышу его скрежет и жду. Застыв посреди поля с зажатым в руках клинком, перестаю дышать. Он меня не слышит. Он слепо тычется в сторону, но, словно поняв ошибку, возвращается снова. Вскрикнул раздавленный дождевой червяк. Ничто не существует в этом мире, ничто — только движение его тела, его воля, его желание. Он совсем близко. Я слышу как замирает его сердце, вот оно сейчас уже под мной. Немного пропускаю вперед. Время остановилось и уплотнилось вокруг нас. Его голова у моего правого колена.

– Сюда, — мысленно зову я и в тот же момент молниеносно погружаю кинжал в едва шевелящийся песок.

Яркая сталь вспыхивает и окрашивается черной кровью. Обезглавленное тело бьется в предсмертных судорогах, осыпая меня песочным дождем. Кончено! Я готова расцеловать кинжал:

– Спасибо.

– Спасибо? Нет, так дело не пойдет. У меня всего три жизни осталось. — Выплевывая песок, мой противник снова передо мной, он сосредоточенно думает.

Держа на вытянутой вперед руке окровавленный кинжал, я медленно повела им в его сторону. Той усталости, что неизменно приходит в бою, не было, как не было и жалости. Сейчас я примитивно желала видеть эту голову на главных воротах Мордора, а если я чего захочу, то вынь и положь. Точнее подвесь.

– Хорошо, предложи иной вариант.

– Чувства, мы сразимся в тайном мире чувств. Ты далеко не та, за кого себя выдаешь, и я докажу это. Опусти оружие. Оно нам больше ни к чему.

– Хорошо, — я опять согласилась, прикинув, что, если что, то я его и голыми руками придушу. И вздрогнув, внезапно поразилась — на краю пропасти стояла маленькая девочка со светлыми реденькими волосенками на головке и застенчиво глядела на меня.

– Мне страшно, — она тихо заплакала. Возьми меня на ручки, спаси.

Это была та девочка, что на Солеа попала под лошадь. Она молила о помощи. Я задохнулась, но странно, не почувствовала боли сострадания — дух, давя на давно забытое чувство, тянул меня к себе. Блеснуло жадное жало, оно страстно желало меня. Сделав шаг, я остановилась, Кольца до ломоты сжали мне пальцы.

– Я не спасаю детей. — И огненный вихрь из моих глаз скрыл маленькую фигурку, я слышала её отдаленный жалобный плач, но мне было все равно. Лишь пепел полетел по ветру.

– Солнечная, — мне хитровато подмигнул Гимли, опираясь на свою неизменную секиру, он поманил меня пальцем. — Пошли мифрил рыть. Я знаю такую роскошную шахту! Предлагаю как другу — честно поделим все пополам Пятьдесят на пятьдесят. Согласна? Отравленное лезвие хищно блеснуло…. и разлетелось на мелкие кусочки.

– От друзей одни неприятности!

– Эльфарран, любимая. — Это уже Леголас звал меня. Я, покорно подчиняясь воле его глаз, сделала шаг навстречу. — Приди, и останься со мной навсегда.

Последнее чувство, чувство любви, решило исход битвы. Я знала, что в его рукаве спрятана отравленная игла, но…

– Я иду к тебе. — Бросившись навстречу, беззаботно протянула ему руки. С мягким довольным урчанием ятаган вошел в сердце моего обожаемого мужа.

Инкуб не мог поверить, что в последний момент что-то сорвалось.

– Ты же эльфийка, — он упал к моим ногам, — почему?

Вытерев измазанный черной кровью клинок о его же одежду и повернув к себе остекленевшие глаза, я ядовито прошипела:

– Я не люблю, своего мужа.

Ошибка его была в том, что он попытался связать меня самым главным чувством. Он сделал ставку на любовь и проиграл, откуда ему было знать, что у меня нет сердца. Подняв отравленную иглу, я беззаботно приколола её на воротник — с детства не люблю разбросанных иголок, так и уколоться недолго.

– Теперь вы, ребята, ваша очередь, — махнув своим, я послала воинов в бой, и словно прорвав пелену страха, орки первыми ринулись на инкубов, с рычанием, они опрокинули первые ряды духов, с дальнего фланга произвели первый залп эльфы, и их стрелы быстро нашли своих жертв, демоны расправив крылья, ринулись на противника сверху.

– Убейте их, — я в последний раз грозно крикнула и сорвала голос. — А ладно, моя миссия выполнена, они сами ввязались в драку, значит сами и распутаются. Осторожно спустившись с каменной возвышенности, нашла глазами единственную полянку и устало опустилась на траву. Шум битвы нарастал, вой, подобный реву медных труб, грянул над толпой.

– Гоблины пошли в ход, — равнодушно отметила я.

Ко мне подбежал запыхавшийся Чаки.

– Ты чего расселась, ещё один налет и мы подавим их.

Тяжело охая, я полезла на ящера — отбитая спина ныла не переставая. Назгул заученным жестом подставил мне под ногу свою руку и подбросил в седло. Разобрав поводья, я рысью тронула ящера с места.

– Корону забыла, — подпрыгивая, Чаки из последних сил бежал за взлетающим ящером, протягивая мне походный венец.

– Угу, — я покрепче надвинула на лоб неудобный ободок и стала набирать высоту.

Гвардия встретила меня радостным воем, сложив крылья, мой ящер резко спикировал в самую гущу противника, хотя я его об этом не просила. Подавляя приступы тошноты, я вцепилась в седло, весь мир поплыл у меня перед глазами, как во сне взлетали мечи, крутились цепи булав, стрелы, словно осы, впивались в тела врагов и валили их навзничь. Я видела, как подошедшее подкрепление, состоявшее из ополчения гномов, смяло правый фланг противника, а с левого уже наступали эльфы, а в центре билась я в окружении верных урук-хаев. Точнее, как и подобает предводителю войска, я во все стороны крутилась на ящере и грозно размахивала ятаганом за спинами своих воинов, стараясь не попасть под мечи орков.

Мы наступали по всем флангам и, поняв бесполезность сопротивления, инкубы остановились, опустив призрачные руки, они сразу как-то сникли, сползались в центр поля и прижались дрожащими спинами друг к другу. Объеденные силы мира Арды, окружили их.

Все ждали моего решения.

Я видела как развеваются черные плащи назгулов, как блестят вороненые доспехи демонов, слышала как тяжелой поступью громыхали орки и пыхтели тролли. И внезапно почувствовала всю горечь поражения врагов, их разбитые надежды. Воспоминая резанули мою опустошенную душу. Когда-то давно я, подобно им, стояла одна на пустынной неизвестной дороге, прижимая к груди своё единственное сокровище — лук без тетивы. Ветер трепал старое, изорванное платье, было холодно и страшно. Может, именно тогда я и объявила войну всему миру. Как песочный замок, упрямо складывая щепочки — воспоминания, придорожные камушки — чувства, потерянные перышки — боль сердца, я построила свой дом — свою жизнь, но когда он стал Минас-Моргулом, вдруг поняла, что запуталась, запуталась в своей ненависти и в своей любви. Что же со мной случилось?

Битва закончена, я опять вернусь в свои пронзительно темные башни, буду бродить по пустым коридорам, и мои шаги, будут вспугивать лишь заспанных приведений. Я буду всем навязывать свою волю, буду сердиться, кричать, а по ночам буду рыдать в подушку, от безмерного одиночества. Я так давно не встречалась со своей семьей, с мамой, с друзьями, я готова была сейчас расцеловать всех своих родственников, даже самых дальних. Вот сейчас пойду к эльфам и скажу, что соскучилась, что все эти миры мне не нужны — просто подойду и скажу: "Заберите меня, домой."

Устало качнувшись в седле, я спрыгнула на землю.

– В темницы, на перевоспитание, — решив скопом несколько сотен тысяч судеб, я впервые задумалась о той единственной — своей — судьбе.

Между тем, мои кольца затеяли очередную разборку. Сейчас на поле, ещё сохранив пыл битвы, находились представители как светлых, так и темных сил. И оценив редкость, такой расстановки, кольца одновременно завопили

– Уничтожь орков, — этих грязных приспешников зла!

– Призови барлогов из резерва и сожги эльфов, пусть мрак пепла закроет ненавистное солнце!

– Прикажи — мы достанем назгулов, несколько выстрелов и мир воцарится в Арде!

– Убей рыжих недомерков!

Перебивая друг друга, кричали кольца — завладев моими мыслями, они буквально раздирали меня надвое. В пылу спора они, схватив меня за руки, рванули в разные стороны, и безжалостно распяли между тьмой и светом. Беспомощно закинув голову, я дернулась, в глазах отразилось багровое небо, и вспышка внезапной догадки, потрясла своей простотой.

Сейчас я столкну в последней схватке недавних союзников, и мир рухнет, а инкубы были просто поводом. Светлейшая Галадриель боялась этого, и, все же, она рискнула, отдав мне кольцо света, рискнула в надежде, что я приму правильное решение. Угроза светлому миру? Нет, во мне течет кровь эльфов! Сейчас, сейчас я все сделаю как надо. Только сначала выскажу все, что думаю о лицемерных друзьях.

– Вы оба это давно задумали и не успокоитесь, пока не погубите нас всех. Поэтому меня не убили, меня и не должны были убить, вам нужен был кто-то, кто бы мог собрать воедино, эльфов, орков, гномов, демонов… всех… — и стравить их. И что для вас сотни тысяч убитых? Ничто! Главное — идея! Вы избрали меня своим оружием, глупую и трусливую девчонку, вы диктуете мне свою волю, а я была послушна вам. Но все кончено, ваша миссия проиграна. Это так просто.

Золото Мории, бриллианты Солеа, багровое зарево Мордора, все эти ободки, мои кольца, сверкая падали вниз. Только кольца назгулов, единственные, я почтительно положила на нагретый полуденным солнцем камень — встречаться с их хозяевами не входило в мои планы. Вот вроде и все.

Никто не понял, что произошло, когда я прижалась щекой к скале и сразу почувствовала, как отравленная игла нежно царапнула по шее. Яд могильных глубин мгновенно бросился в кровь. Смертельная усталость с током крови понеслась по венам и, вздохнув последний раз, я упала лицом вниз. Да так и осталась лежать, как брошенная кукла, которую, наигравшись, беспечные дети изломали и бросили, забыв ради других ярких игрушек. Светлейшая аранель Валинора, темный властелин Мордора, а на самом деле, все та же, маленькая обиженная эльфочка, что плачет среди груды развороченного песка — у меня болит шишка на лбу, у меня потерялся платочек. Глупое детское горе так безмерно велико, что сердечко просто не может его вместить. Мальчик, которому я поверяла свои секреты, тот самый мальчик, что тайно целовал мои измазанные в песке руки, он ещё утром обещал подарить мне весь мир и корону Лихолесья, а днем, разозлившись, разрушил мой дом. И ушел, обозвав меня на прощанье чокнутой эльфийкой. Тогда, я прокричала ему вслед.

– Я принимаю этот титул.

Он холодно пожал плечами и безразлично бросил:

– Да делай, что хочешь.

Вот я и наделала. Старалась доказать всем, что смогу быть счастливой вопреки всему. Навешала на себя множество титулов, окружила многотысячными армиями, создала государство, чтобы только забыть о главном — меня бросили. Но все, я больше не играю.

По согнутой травинке сползла пожилая улитка, поблескивая на утреннем солнце влажными рожками, она вежливо обогнула мой нос, и поспешила скрыться по своим улиточным делам. Роса капнула на щеку и слезой скатилась в душистый травяной ковер. Ромашки закачали желтеющими головками и зашептали: "Любит, не любит, любит…" Отравленная кровь пожирала последние мгновения жизни. Нет, не было сожаления, не было и страха, только одно удивление, удивление — почему, кричавший как от боли смертельного ранения, эльф прижимал к своей груди уже такое ненужное, моё безразличное тело. Удивление, что чьи то руки, закутанные в черный плащ, подхватили мою усталую голову. Я видела упавшего на колени гнома. Волшебника, что помертвелыми губами силился произнести заклинание, но ничего не получалось. Я видела, как орки, смешавшись с эльфами, бежали ко мне и безжалостно давили тоненькие стебельки лютиков, видела, как ломались султаны лисохвоста… Потом я ничего не видела — сквозь мглу, доносились лишь отрывки эльфийских заклинаний, перебиваемые рыданиями. Чувствовала холодеющие чужие слезы на щеках, последние поцелуи, и с усилием подняв руку, я помахала всем.

– Прощайте.

Смерть посмотрела на меня пустыми провалами глаз, протянула руки, ласково закутала своим покрывалом и повлекла к невозвратным воротам. К воротам, за которыми нет добра и зла, только пустота.

Холодная неприступность плотно закрытых дверей, возле порога сидит усталый грайд.

– Сегодня приема не будет. Санитарный день, — он неуклюже пытается сострить. Как там наверху, чем все кончилось?

– Мы победили.

– Поздравляю.

– Подвинься, — я, ссутулившись, тоже привалилась к воротам. И долгожданный покой, наполнил мою душу. По дороге шли погибшие воины, зияя страшными ранами, с застрявшими обломками мечей, со стрелами в сердце, некоторые несли свои отрубленные головы, руки и даже ноги, хотя, как они при этом шли, непонятно. Просто шли. Некоторые приветственно помахивали мне руками, другие отворачивались, в молчании рассаживаясь по краям дороги, они тоже уже никуда не стремились, бок о бок с недавними врагами, здесь каждый ожидал своей участи. Приметив, какая толпа повалила к воротам загробного мира, я усмехнулась, даже здесь мне опять повезло — оказалась в первых рядах.

– Пропустите! — Целая шайка инкубов-духов, попыталась пролезть без очереди.

Все промолчали, и только мне надо было выступить.

– Эй, вы здесь не одни. Мы раньше пришли.

– А мы ещё вчера занимали, — они, огрызнувшись, нагло влезли к самим воротам.

Потеряв всякое терпение, я дважды постучала ногой в дверь.

– Открывайте.

Потом ещё два раза.

– Ноги отобьешь, у них здесь непонятно, когда откроется проход, видно ждут кого-то.

Для очистки совести, я еще раз постучала и смирилась. Грайд подставив мне плечо, просто сказал.

– Ты устала Эльфарран, отдохни, когда откроют, я тебя разбужу. Я видела его в первый раз, но опустив голову, доверчиво прикрыла глаза. Пусть я его совсем не знала, но здесь, мы, как зернышки одной шишки под жесткими смолистыми кожурками, были объединены одним чувством.

– О, пусть все закончится, и тьма или свет, все равно, но только пусть кончится это ожидание.

Осколки жизни. Говорят, что перед смертью мы многое вспоминаем. Осколки жизни, как в калейдоскопе, перемешиваясь, высвечивали странные картины. Иногда пугающие, иногда смешные.

Грайд вытер мне нос своей бородой.

– Петли скрипят, давай отойдем. Сейчас эта толпа как хлынет, нас просто сметут. Не все ли равно, когда мы встретимся с вершителем судеб. Теперь спешка не имеет значения.

Сноп света, вырвался из-под ворот, народ заволновался. Мы вовремя залезли на каменные валуны, и как на острове, возвышаясь над морем человеческих страданий, могли видеть, как устремившись в раскрывающиеся двери, духи, падали вниз в бездонную пропасть. Задние подбадривая тех, кто впереди, и стремились в невозвратный мрак подземелья. Печальные орки, строем шли по неровной дороге к пещере с красноватым отблеском. С бесцветными лицами вампиры, опираясь на осиновые колья, хромали к гнезду на высоченном дереве. Грайд, пожав на удачу руку, растворился во тьме.

Высокий полуночный призрак, кивнул мне.

– Иди сюда, самый жалкий властелин из всех, которых я знал. И что прикажешь с тобой делать, наградить вечным мраком, или пожалеть и сослать на вечные работы к адским котлам? — Он откровенно издевался.

Сверху на стол привратника упала роза, мертвая белая роза. Одна из тех, что я, накалывая до крови руки, сажала в проклятую землю мордорской пустыни. Закусив губы, упорно создавала красоту, и пусть говорили, что это только ради масла, нет, не ради него, ради себя. Одурманенная кольцами, я упорно, по крупицам создавала свой мир и верила, что даже на темном троне можно быть эльфийкой. И пусть соплеменники хладнокровно отобрали у меня все добрые чувства, я сажала розы. Они забрали мое сердце, я сажала розы. От меня отказались друзья, я сажала розы. Карая днем а ночью посылая хлеб голодным детям, я каждый день шла в бой за людей, за гномов, за орков. Они проклинали меня, исподтишка готовили восстание, но я, все равно, безжалостно билась с такими же, как и я, зверями в человеческом и нечеловеческом обличье. Билась за торжество жизни. Чтобы на полях могли взойти несмелые колоски нового урожая, чтобы маленькие зеленые яблочки не опали а превратились в наливные благословенные плоды. И пусть мой облик был далеко не слишком симпатичным. Редко кто может похвастаться удачным сочетанием всех достоинств.

Роза начала розоветь, и, чем дольше я вспоминала, тем сильнее она наливалась краснотой. Её лепестки темнели и преображались от моих мыслей. И вот уже живой, трепещущий, багровый цветок лежал на листах исписанных мелким, неровным подчерком.

– Оправдана, — раздалось, откуда то сверху. И яркий свет, пролился на мрак отчаянья.

– Пшла вон! — Рявкнул призрак, — еще раз заявишься со своими соплями, вышибу.

 — Куда? — Я беспомощно оглянулась.

Он, ухватив меня за шиворот, дал такого пинка, что пропахав носом глубокую борозду, я вылетела за ворота. И словно боясь, что я опять полезу в обитель скорби, ворота тотчас захлопнулись. Я подождала немного, может все-таки откроют. Потом несколько раз пнула ногой дверь, но предупрежденные привратники, только злобно отогнали меня длинным шестом.

Страшно обиженная, я упорно продолжала сидеть под дверью, когда на меня упала тень высокого человека закутанного в плащ. От бессилья, мне хотелось сделать ему больно, и поэтому я прошипела:

– На сегодня прием окончен. Ты опоздал.

– Да, вроде, нет, — он подал мне руку, — я за тобой. Нам надо уходить.

– Ты знаешь обходной путь? Зайдем с черного хода! Пошли, — я, приняв его руку, легко поднялась. — Мне терять нечего, все равно, уже отсюда выкинули, — и обернувшись, запоздало погрозила кулаком адским воротам. — Даже каких то духов приняли, а меня… — и запнулась, не хотелось говорить первому встречному, как совсем недавно получила под зад коленкой.

Он, на счастье, совсем не обратил внимания на мои слова а, уверенно держа за руку, потащил по какому-то коридору. Пожалуй, мы даже побежали, и за нами удивленно потянулись тени неупокоенных душ, рваными полотнищами скользя по стенам. Многочисленные переходы, змеясь, выбрасывали нас в просторные залы, потом мы долго поднимались по длинной лестнице, и несколько раз перепрыгивали расщелины.

– Ты кто? — на втором часу бега, запоздало поинтересовалась я.

– Святой Низя, подойдет?

И тут до меня дошло, что мы бежим в противоположном, загробному миру направлении. Я резко затормозила.

– Мы бежим не туда!

– Туда, — но уже без прежней уверенности в голосе возразил, мой провожатый и тоже остановился. — Вроде, туда, ты не посчитала повороты?

– Пять, — на каждом из них я ударялась об угол правой рукой, и сейчас, подняв рукав, просто сосчитала синяки, — пять, я что, считать не умею!

Божественная музыка внезапно раздалась из соседнего ущелья, пение сотен нежнейших голосов и манящая сила любви, обворожили, обволокли нас. И пока незнакомец сосредоточенно разглядывал мой локоть, я смотрела на витые ворота, что появились из ниоткуда и призывно приоткрылись с перезвоном серебряных струн. Словно по волшебству, над зияющей темной пропастью возник золотой замок, с чудным садом диковинных деревьев: тончайшие витые башенки с витражными, разноцветными стеклами вместо крыш, бирюзовый узор дверей. Замок, поддерживаемый неведомой силой, висел в воздухе и без усилий, медленно и плавно плыл нам навстречу.

– О!!!!!!! — это было единственное восклицание, на которое я оказалась способна.

Зачарованно сделав несколько шагов по направлению светлых врат, я внезапно и жестоко была остановлена. Мои ручки потянулись к причудливой решетке, мои глазки впились в роскошные зеленые ковры, мои ножки… Увы, вот мои ножки, что так шустро рванули навстречу прекрасному, почему-то вхолостую, перебирали на месте. Вот незадача! Я поглядела вниз и все поняла — меня приподняв над землей, держали на руках.

– Отпусти, я хочу домой!

В едином порыве души и тела, я, рывком дотянувшись, все же вцепилась в прутья решетки — аж пальцы побелели. Но с упорством трудолюбивого муравья мой спутник потянул меня прочь.

– Я хочу домой, — громко вопила я, — хочу на цветущий луг и с бабочками побегать.

– Будет тебе луг и бабочки тоже, — он тяжело дышал и тоже не желал сдаваться.

– Я хочу этих.

– Перестань капризничать.

Песня закончилась, остров с замком, заколыхавшись в воздушных волнах, поплыл прочь.

– А-а-а-а, сейчас закроют!!! — не разжимая рук, я повисла над пропастью.

– Отцепись, сумасшедшая, — громко закричал он, и, внезапно сменив тон, попросил. — Нет, лучше не отцепляйся, — теперь уже и он висел над пропастью, держась за мои ноги и тщетно пытаясь достать до маленького выступа скалы. А я пыталась не разорваться пополам.

– Ты никакой не мертвец, ты весишь как туша медведя.

От напряжения пальцы повлажнели, и я начала медленно сползать вниз. Завитушки были немного корявыми, и их выступы царапали мне руки. Выступила кровь. Поняв, что долго я не продержусь, мой спутник обреченно разжал руки и рухнул в бездну. Всхлипывая от пережитого волнения, я кое-как подтянулась, вылезла на узкий карниз и, привалившись к воротам, облегченно вздохнула. За витыми столбиками торжествовало счастье,

– Наконец-то, я нашла тебя, мой дом, и я уже иду, — отдышавшись и пригладив прическу, я рванула на себя двери. И они с нежным звоном поддались, но то ли я слишком сильно потянула их на себя, то ли петли были разболтаны, а скорее всего, мне просто, кто-то дал щелчок по лбу… и не удержавшись, я тоже кубарем полетела в бездну.

Но парила я недолго, да и приземление, было более чем удачным. Меня поймали, как яблоко, что опытный садовод снимает, лишь одним встряхиванием ветки.

– Ты все поняла, ты пришла ко мне! — Он был так рад моей самоотверженности, что разочаровывать правдой не хотелось.

– Конечно, — буркнула я, — я жена тебе как-никак.

Даже здесь в кромешном мраке, я бы никогда не спутала стук сердца своего мужа ни с чьим другим. Стоя на маленьком пятачке скалы, мы от нечего делать сразу начали припоминать друг другу старые обиды и высказывать претензии. Никто не хотел уступать.

– Ты изменила мне, извинись.

– С тобой — это не считается.

– Ты знала?

– Догадывалась!

– Извинись!

– Нет!

— Тогда развод?

– Развод!

Для подтверждения твердости своих намерений я грозно топнула ножкой, скала треснула и ушла из-под моих ног. Громко ойкнув, я бросилась мужу на шею. Он мгновенно стиснул меня в объятиях, и мы опять застыли. Я с ужасом наблюдала, как обломок скалы рассыпается на куски и погружается в кипящую магму. Теперь моё положение круто изменилось в худшую сторону, поэтому, поборов гордость, я прошептала.

– Ладно, прости, пожалуйста

– Что простить? — он понял, что я готова сдаться, и не мог отказать себе в удовольствии поиздеваться.

– Все.

– Что именно?

Пришлось припомнить события, начиная с детства, все равно, времени было хоть отбавляй. Начала я с прозвищ.

– Прости, что называла тебя: тупым бараном — пятьдесят два раза, занудой — сорок раз, павлином неощипанным — один раз, болваном бесчувственным — десять раз, глупым барсуком — три раза…

Он улыбнулся и поправил, с такой величественной улыбкой, что у меня слова застряли, где-то между гортанью и языком.

– Пятьдесят три, тупым бараном — пятьдесят три.

Похоже, его реестр был более точным. А я, углубляясь в воспоминания, покорно считала.

– Идиотом — дважды.

– Когда? — От прямоты моих излияний, его прошиб холодный пот. — Когда ты называла меня идиотом? В присутствии скольких лиц и при каких обстоятельствах?

Одумавшись, я замолчала, поняв, что если и дальше продолжу в таком духе, то он элементарно бросит меня вниз.

– Говори! — Его глаза потемнели, а я вздохнула про себя: "Точно сбросит", — и твердо произнесла. — Не помню, амнезия замучила.

Горячее дыхание бездны, клубясь, поднималось все выше, и мы, боясь шевельнутся, старались не производить лишних движений, поэтому все обиды выплескивали в прямых взглядах и гневном шипении.

– Тю, поглядите на них. Почитай годков с десяток не виделись, и что же, где слезы счастья? Точно два обиженных бегемота. — Гимли вспомнил, старую шутку.

Он, стоя наверху, разматывал длинную веревку и хитро улыбался. (Да эту ухмылку, я бы разглядела, даже с расстояния семи лиг и в кромешной темноте.)

– Мы, эльфы, — сразу объединившись (что значит одна кровь), мы вместе напали на гнома. — Кстати, не смешно.

Довольный собственным остроумием, Гимли с высоты своего превосходства, рассматривал нас.

– Что бы вы делали без запасливого Гимли, я вот тут сижу, жду, а они отношения выясняют, эльфы — одно слово. — Он, наконец сжалившись, бросил нам конец веревки.

– Я не полезу. Теперь твоя очередь, извиняться. — Хотя спастись очень хотелось, я хотела, чтобы Лег осознал всю глубину моей обиды, и опять просчиталась, он молча привязал меня и крикнул:

– Поднимай!

Сложив руки и с кислым выражением лица, я поехала к гному.

– Солнечная, — тот суетливо завертелся вокруг, — тебе не туго.

Он никак не мог справиться с эльфийским двойным узлом, суетливо вертел веревку в руках, пробовал на зуб и, наконец, отчаявшись, перепилил ножом, не удержавшись, чтобы не высказать мне:

– Эх, веревку жалко, сносу не было.


К дверям жизни и смерти мы подошли втроем, держа меня за обе руки, мои друзья остановились. Сквозь небольшую щель в дверь проникал солнечный свет.

– Вот здесь мы и распрощаемся. Тебе в Мордор, мне в Морию, а этому в Валинор, как говорится, кому что больше нравится.

Гимли сжал мою руку, и я почувствовала тепло его маленьких пальцев. Он глубоко вздохнул. И я поняла:

– Гимли, милый Гимли, мой рыжий веселый гном, самый верный друг и самый лучший оруженосец. — Опустившись на колени, я обняла его за шею, и спрятала лицо в странной, будто искусственной бороде. — Мне так тебя не хватало, если я могу все исправить, загладить причиненное тебе зло, скажи, я все сделаю!

– Отдай Морию, — сказал он просто.

– Ну ты и загнул, Морию. — Я ошарашенно фыркнула.

– Отдай, не будь жадиной, — это уже мой супруг встрял в разговор. — Отдай, тебе говорят!

– Пожалуйста!

Я не устояла — когда просят вежливо, разве можно отказать.

– Она твоя, друг, навечно, и извини, что все так получилось с коронацией, кольцо виновато, не я.

– Ага, насчет кольца, — он вытащил из кармана кольцо Дарина, обтер его от табака и протянул мне.

Мое морийское кольцо. Очевидно, гном подобрал его, когда я сорвала всех круглых предателей с рук. Подмигнув такому родному ободку, я, решившись, быстро одела его на палец, нет не на свой, на палец короля Мории — Гимли, сына Глоина. Это была очень торжественная минута, но она, увы, была безжалостно испорчена.

– А побыстрее нельзя, — внезапно из-за двери раздался стон.

– Ой, мы про Морреда забыли, — друзья резко дернули меня в проход.

С обратной стороны двери, вцепившись в ручку из раскрашенной меди в виде двух свившихся драконов, из последних сил боролся с тугой пружиной волшебник. Дверь, в своем стремлении захлопнутся, тоже боролась с волшебником и гораздо более в этом преуспевала. Морред неуклонно скользил по камням, чертыхался, упирался в любую выбоину, но все равно щель становилась все меньше — Гимли мы уже протискивали втроем.

– Все! — Маг выпустил свою добычу, и дверь с грохотом захлопнулась. — Мы победили. Вот только что с этой эльфийкой делать будем? Они, наверное, тело уже сожгли.

– Как сожгли, — я подскочила на месте, — кто разрешил так непочтительно обращаться с моим телом.

– Нет, вряд ли, — гном не мог оторвать взгляд от кольца, — по мордорскому времени вечер ещё не наступил, мы ещё можем успеть.

– Успеть куда? — спросила я и провалилась в сверкающий эфир.

Бум! Ой! Мамочка!.. И я в куске льда — опять Морред все перепутал, мордорских владык не сжигали, их замораживали, конечно, если что-то оставалось для последующего хранения. Неподвижные руки застыли в немом жесте прощания. На высоком пьедестале, словно птица в хрустально-алмазном плену, моё тело, вмороженное в лед, возвышалось посреди зала ледяных владык, который был скупо освещен коптящими светильниками. Из мглы вырывались образы тощей старухи, сгорбленной годами и властью, уродливого карлика и, кажется, горбуна без одной ноги, издали плохо было видно. У подножия пьедестала были выбиты слова: "Великая Эльфарран, беспощадная и ужасная". Вот значит, как правильно, постараюсь запомнить, но если что, я теперь знаю, где лежит шпаргалка. Рядом сложены мои клинки и сидит верный назгул, не пожелавший со мной расстаться даже здесь. Я принялась усиленно подмигивать. Чаки не заметил, погруженный в свои печальные мысли. Мне уже порядком надоело висеть эдакой ледышкой. Руки, раскинутые в стороны, были неподвижны. Попробовала брыкнуть ногами, — ноль. Я стала активно дышать на холодную прозрачную корку, она начала поддаваться — потек тоненький ручеек талой воды. Стало мокро и неуютно.

– Заметь меня! — отчаянно призывала я единственного друга, — я живая!!!

Он неподвижно сидел у подножия и рассматривал свой меч. Я пыталась подпрыгивать на месте, строила гримасы — все бесполезно.

– Вспоминай, разбуди свои теплые чувства, — это был зов эльфов, пробившись через многослойные стены чертога, он настойчиво напомнил о себе. Сомкнув ресницы, я мысленно обратилась в прошлое.

– Лихолесье, душистый укроп мамочки и маленькая девочка со стрекозой на пальчике, травяной зонтик, щекочет мне ухо, я фыркаю, и стрекоза улетает, машу ей ладошкой вслед, — глубокая борозда потянулась вдоль всей ледяной глыбы.

Теперь рыжая ведьма у разбитого очага, черный кот трется о ноги, мне спокойно и безмятежно, — широкая трещина зашевелилась змеей.

Темный властелин в грязной заводи, камыш и стрелолист оплетали мне руки и смех, впервые вырвавшись за пределы Мордора, звенит над пустынными землями. Раздался громкий треск льда.

Воспоминания посыпались уже без усилия и, даже, вопреки моему желанию. Танец в Валиноре, радость переполняет меня, мне приятны гордые взгляды родственников, слезы родителей, но самое главное, сейчас со мной танцует самый лучший эльф. Ещё усилие, — свадьба, священные клятвы, я счастлива…

… счастлива так, что с высоты трех ростов, с шумом грохнулась на пол. Чаки так и остался сидеть неподвижно, он даже не пошевелился, когда звенящим дождем посыпались осколки ледяного гроба.

– Сюрприз!!!

Он смотрел и не верил, он слушал и не верил, он тронул мою руку и, все равно, не верил. Пришлось изрядно потрясти его за плечи и громко прокричать, что я не призрак — он все равно не верил. Смеясь, схватила его за руки и закружила.

– Это я, Эльфи, посмотри, мои ноги, руки, это я!!!.

От избытка чувств, сделала два круга по залу замороженных мумий и, щелкнув по носу старуху, резко развернулась и крикнула.

– Чаки, пляши, мы опять вместе.

Он откашлялся и далеким глухим голосом пробормотал:

– А они уже Мордор разделили. Там братья трон переделывают на двоих.

Резко остановившись на полуразвороте, я поперхнулась.

– Может, они правы? Издревле королевство управлялось только темными силами, а я, ну кто я? Эльфийка!

– Ты темный властелин, мой любимый темный властелин, — Чаки решительно вложил меч в ножны. — Идем, мы не позволим увечить твой трон.

– Нет, — выступить против Валентина и Байрака было чистым безумием.

– Я с тобой, значит, нас двое, — Чаки подставил мне свое плечо, — обопрись на меня, королева. Никому не дозволено обижать тебя.


Пройдя тайным ходом, мы вылезли почти у самого тронного зала.

– Здесь, — Чаки, как более опытный в маскировке, притаился у стены. Я слилась с матовостью темных стен, и мы замолчали.

В глубине зала, братья пытались распилить мою корону, она скрипела и гнулась, но не ломалась, и каждый из них, не хотел уступать другому.

– Переждем, — мы, выбрав момент, крадучись перебежали в убежище, за троном.

Отбросив корону, братья взялись за мечи, и страшный бой назгулов разыгрался в тронном зале. Возможно, это было величественное и жестокое зрелище, но я его пропустила, потому что была занята тем, что исподтишка старалась поймать катившийся покореженный венец, усыпанный черными алмазами. Чаки своим мечом осторожно поддел блистающий обруч и подал мне. Схватив корону, я бочком влезла на трон и противно захихикала. Бой шел к концу, огромные мечи взлетали и обрушивались с потрясающей регулярностью, плащи метались точно вороны попавшие в стаю ястребов. Но вот Валентин нанес завершающий удар, и Байрак упал на одно колено, ещё миг и Валентин снес бы ему голову, но ехидный голос заставил его остановиться.

– В чем собственно дело? — По эльфийски невозмутимо поинтересовалась я. — Вы что-то не поделили, мальчики. Затевать потасовки в таком месте просто неприлично, никакого почтения к власти.

Валентин уронил меч, а Байрак, вскочил, и они оба двинулись к нам.

Я сидела, вцепившись в подлокотники так, что камень крошился у меня под пальцами Как в кошмарном сне, ко мне приближались два самых лучших друга и самых страшных врага. Серебряная сталь клинка Чаки, неожиданно перечеркнула их восшествие на трон. Глядя расширенными от ужаса глазами, я увидела, как в нерешительности, отступили назгулы,

– Никто и никогда не приблизится к Эльфи, — Чаки закрыл меня своей спиной и принял первый удар на себя — временно объединившись, два самых смертельных клинка Мордора обрушились на его жалкий меч. Но к моему удивлению, он успешно отбивал удар за ударом, его ловкость не давала братьям применить основные приемы знаменитого назгульского выпада. Проскальзывая между ними, он использовал преимущество невысокого роста, вынуждая братьев наносить удары из самых невыгодных позиций. Длинные мечи в бою с подобным противником были просто неэффективны, даже больше — они были опасны для самих владельцев. Несколько раз задев друг друга, назгулы остановились и отступили к дверям зала — они впервые столкнулись с таким противником. Выхватив вторые, малые, мечи, они с остервенением напали вновь, теперь уже Чаки приходилось туго. Он обернулся, словно моля меня о помощи.

– Лови, — я бросила ему эльфийский кинжал.

Дело сразу пошло на лад.

– Пожалуй, он и один справится, — видя, как упал Валентин, я опять впала в холодную неподвижность. Эльфийский боевой сплав наносил назгулам глубокие незаживающие раны. Но отступать никто не желал. Попав на черный клинок, белая сталь разрубила его, поверженный Байрак захрипев, закричал.

– Она, все равно, наша Элфани!

– Нет, она наша Эльфи!

– А чего это вы меня делите! — словно очнувшись, тотчас возмутилась я с возвышения трона.

– Не твое дело, — хором ответили мне три голоса и продолжили драку.

Я ещё посидела, позевала, посмотрела в окно и, наконец, для устрашения вытащив ятаган, полезла разнимать дерущихся, мысленно подсчитывая убытки: разбитые скамьи, поцарапанная колонна, чучело грифа (придется приобретать новое), химера с глупой ухмылкой вместо оскаленной пасти (я на ходу поправила ей наполовину отсеченную челюсть, результат нулевой — улыбка, по прежнему глупая). Отпихивая Чаки плечом, развернулась лицом к братьям и влезла между ними.

– Ремонт за ваш счет, — заявила я первое, что пришло в голову.

Они опешили и остановились, тяжело дыша. Усталые мечи уперлись в пол, и назгулы, наконец, осознали моё возвращение.

– Мы уже оплакали тебя, зачем ты вернулась? — Они отступили к двери.

На площади перед дворцом рос гул восставших орков, их предводительница, молодая оркиха, потрясая мечом, кричала:

– Мы с тобой Эльфарран, — и казалось, все население королевства, вторило ей.

– Гномы, к бою, защитим нашу королеву, — рыжее войско подземных жителей выплеснулось из подвалов и заполнило все коридоры.

– Только попробуйте двинуться, — волшебник, как всегда в одиночестве, шагнул из темной стены, он скрутил заклинанием волю назгулов, почище веревки и бросил их к подножию трона.


– Вечное изгнание? — Валентин поднял голову. — Что ж, возможно, это лучший вариант, ты выросла эльфийка, у тебя теперь иные друзья, но я хочу чтобы ты знала — мы не хотели убивать тебя, мы никогда не причиним тебе боли, потому что… впрочем, это неважно. В миг смертельной опасности позови нас, и мы услышим, даже без колец, услышим и придем, твои старые и верные братья.

Я видела, как мелькнули за окнами их черные плащи, сделав прощальный круг над главной башней Мордора, они растворились в небе. Впервые в тронном зале открыли окна, впервые робкий первый лучик восходящего солнца нерешительно побежал по грубым плитам пола, сияющей пеленой засверкало золото стен и высветилось огромное зеркало полированного черного обсидиана, кто его здесь установил и зачем, а самое главное, когда? В полумраке, его было трудно отличить от безликих стен, но сейчас зеркало затрепетало как живое.

– Мне пора, — Чаки откинул капюшон плаща. Перед мной стоял Лег, и, словно отвечая на мои мысли, он усмехнулся. — Иногда неплохо перенять опыт противника, ты до последнего считала меня назгулом?

Я покачнулась.

– А?

– Я здесь, королева, — из-под трона, отдирая паутину, вылезла темная фигура. — Я тут на время одолжил парадный плащ твоему вежливому родственнику, ты ведь не сердишься, все так удачно вышло. — Он вздохнул и продолжил. — Вот и корону вашу сохранил.

Венец валинорской аранели был любовно вычищен и блестел подобно искусно ограненному алмазу.

Две короны, два мира, я в раздумье держала в обеих руках по венцу, примеряя то одну, то другую корону, и не могла решиться. Где мой дом?

– Там, где твое сердце.

Эти слова, что эхом отозвались в громадном зале, заставили мелко задрожать подвески рубиновых люстр, башня качнулась.

– Моё сердце? Но где мое сердце?

– Оно здесь, — Лег приложил руку к своей груди, — и это мой тебе последний подарок.

Он поцеловал меня, и я услышала, как оно забилось — у меня снова было сердце.

– Благодарю, что ты сберег его для меня, — я не хотела размыкать любимых объятий, но все же, в следующую минуту, взбежала по черным ступенькам.

– Откройте окна, все окна, — закричала я, — мы проведем генеральную уборку, мы перекрасим стены, мы…

Повернувшись спиной, от меня уходил муж. Просто уходил. Сейчас он мелькнет в зеркале, и я больше не увижу его глаз, не услышу его легких насмешек. Сразу забыв о своих грандиозных планах, я бросилась вслед и, догнав, резко его развернула.

– Стой. Ответь мне на один вопрос.

Он медленно кивнул.

– Наш брак был на самом деле, я хочу сказать, он признан свершившимся?

Он опять молча качнул головой.

Радость вспыхнула огненным цветком в моих глазах, и я торжественно шлепнула ему в руки корону Мордора.

– Держи, — боясь, что он меня перебьет, затараторила. — Ты мой муж, значит, теперь ты повелитель темных сил, забирай и носи, мне не жалко, ходи в походы, управляйся с орками, а я буду вышивать крестиком, печь пирожки…

Он недоуменно взял венец Саурона и крепко сжал его. Мне показалась, что по его тонким губам проползла недобрая улыбка, он зачарованно впился взглядом в блеск черных алмазов. И я запоздало поняла, кто на самом деле был нужен Мордору. В глубине Морийских копий встрепенулось кольцо. Сейчас, в накинутом плаще назгула, Лег был истинным правителем, и он тоже это осознал и принял.

– Беру свои слова обратно, — я потянула корону на себя. — Отдай!

Он строго посмотрел на меня и вдруг рассмеялся, совсем как в детстве, когда мы вот так же, подрались за символ власти. Скинув с плеч плащ, завернул в него корону.

– Пожалуй, это опасная штука, выбросим по дороге.

Призрачная глубина зеркала, ждала нас.

– Ты идешь?

Страх сковал мою волю, не пасовавшая перед самыми жуткими чудовищами, я по прежнему панически боялась зеркал. Боялась своего отражения, что приносило только боль. И сейчас я готова была отступить. Лег все понял. Он осторожно взял меня на руки и шагнул к резной раме.

– Ты давай завязывай со своими комплексами, я не буду таскать тебя до старости. — Он бережно пронес меня сквозь прохладную дымку отражения и поставил на серебряный пол эльфийского дворца. Чутко спавшая на боевом посту, Галадриель была первой, кто встретил меня на родине. Она мгновенно проснулась, открыла глаза и подошла к нам. Я заметила, что сейчас мы были примерно одного роста, одинаковые пряди серебряных волос струились по нашим плечам. Она обратила на меня взгляд полный нежности, и я покорилась, подставив под поцелуй лоб.

– С возвращением.

– Она же обыкновенная эльфийка, — Келеборн, присоединился к жене.

– Нет, ты не прав, дорогой. Это удивительная эльфийка, её уму и смелости можно только позавидовать.

Стараясь не замечать насмешливого взгляда жены, король пошел распорядиться насчет небольшого пира. А я почувствовала, как страшно устала — эти бессонные напряженные годы, сражения, смерть, возвращение, это все так утомительно.

Все те же опаловые двери парадной спальни, необъятная кровать…

– Я дома, — давно не ведающая такого чувства, я безмятежно зарылась в роскошь кружевных подушек. Последние что я увидела — свой старый лук, мне даже показалось, что он шевельнулся и тихо зазвенел, или мне это уже приснилось?


Солнечный зайчик, с разбегу прыгнувший на подушку, скользнул по моей щеке. Я уже давно не спала, но закрыв глаза блаженно грезила. Было тихо и безмятежно, так словно неожиданно выздоравливаешь после долгой мучительной болезни. И свет раннего утра вместо страдания несет умиротворенную радость. Смешной зайчик погладил меня лапкой, настойчиво потрепал за нос, я чихнула и открыла глаза. В изголовье кровати в глубоком кресле сидел Лег. Все те же упрямые морщинки на лбу, шрам через всю щеку, но что-то неуловимо обреченное было в его согнутой спине. Он неподвижно смотрел на пол, и вздрогнув от моего чиха, повел глазами.

– Ты проспала свою первую брачную ночь, — безнадежно попытался пошутить он, затем решительно положил рядом со мной, какой-то маленький предмет, что сжимал в своих ладонях, встал и отошел к окну. Он хотел, чтобы я в одиночестве, осознала этот удар. Маленький колокольчик, он, когда то своей мифриловой песней, возвестил Валинору, что мы с араненом больше, чем друзья, сейчас он запутался в пышных кружевах. Осторожно его подняв, я увидела вырванный язычок — знак развода. Теперь, навсегда немой, он выкатится из моих внезапно ослабевших рук, и, почувствовав холодную пустоту души, я тихо спросила.

– Зачем?

Отвернувшись Лег, стоял сцепив руки за спиной. Он глухо мне пояснил.

– Ты свободна. Титул, прощение, величие рода все тебе остается. Можешь жить где угодно и поступать как заблагорассудится, только прошу, оставь меня в покое.

– Я спрашиваю, зачем ты спас меня в царстве мертвых? Зачем поцеловал в Мордоре? Зачем вытащил из волн океана? Эти встречи в темных мирах — зачем все это? Просто хотелось поразвлечься?

Он молчал.

Тяжело вздохнув, я встала на розовеющий, высвеченный утренней зарей, пол. Слава, завоеванные миры, — глупости какие, сейчас мне хотелось, чтобы это все перестало существовать. Я поняла всю безнадежность дальнейших слов — он уже все решил за нас обоих. По незыблемому старинному правилу, я должна с уважением отнестись к решению мужа и оставить его. Вот только обычай требовал последнего, прощального поклона.

Подойдя к спине Леголаса, я низко присела перед ним, в глубоком реверансе и просто сказала:

– Я ухожу, провожать не надо.

Мои колени почти коснулись пола, голова склонилась ниже плеч, все шло четко и правильно, сейчас я выдержу долгую паузу, потом гордо выпрямлю спину и пойду, все равно куда. Но жизнь полна неожиданностей: почти в самом конце поклона, покачнувшись, я потеряла равновесие, меня вдруг повело вперед.

– Ой, держи, сейчас шлепнусь.

Упав на колени, он подхватил меня.

– Поклоны ты никогда не умела делать! — и стена непонимания, рухнула. — Эльфи, — простонал он, — Эльфи не бросай меня, делай что хочешь, только не отталкивай меня. Я гоняюсь за тобой всю жизнь, с детства. Я каждый день клал на твое окно охапки цветов — ты выбрасывала их мне на голову; приглашал на свидания — ты не приходила; клялся в верности — ты не верила, только смеялась. В дневнике написала, что у меня нет никаких чувств, но ведь это все была неправда, с самого начала это была неправда. И ты это прекрасно знала, жестоко играя моим сердцем — от скуки ты бросала его во мглу отчаяния. Все годы нашей разлуки я шел за тобой, искал тебя в самых отдаленных уголках Средиземья, но найдя, не мог удержать, может потому что не мог сразу сказать самого главного, что репетировал так давно. Хорошо, ты добилась своего — я люблю тебя, Эльфарран! — теперь довольна!?

Он замолчал, а я подумала

– Так вот почему я не превратилась в лягушку, это был самый настоящий поцелуй!


Солнце обошло небосклон, немного задержалось в зените и, видно потеряв всякую надежду, обиженно закатилось за горизонт. Мы по прежнему сидели на полу, то говоря, то замолкая, то начинали целоваться и опять говорили и говорили. Он признался, что в первый же день нашего знакомства, придя домой, твердо заявил отцу, что женится на младшей из Вентрумов (это моё родовое имя) через триста лет и три года.

– И что отец? — я, подняв лицо от его груди, немного испугалась.

Нежно отбросив мне пряди со лба, он заглянул в глаза и продолжил.

– Он согласился, дал мне подзатыльник и отправил спать без ужина.

– Так он все знал?

– Конечно, знал, ты ему сразу понравилась, особенно та невозмутимость, с которой ты сидела в грязной луже. "В ней есть что-то величественное", — сказал он тогда. Да что говорить, все знали, что мои глаза смотрели только на тебя, а сердце замирало от одного воспоминания о наших встречах. Ты моя чайка, белоснежная и немного шумная, но бесконечно любимая чайка…

Осторожный стук в дверь, напомнил о начинающимся пире.

– Давай не пойдем никуда.


Но согласно обычаю, спустя час, мы все же сидели во главе стола, пили из одной чаши и со счастливыми глазами держались за руки. Заздравные тосты и гимны нашим богам, крики, смех, дорогие лица. Подвыпивший Гимли лез целоваться, и Лег, смеясь, настойчиво оттаскивал его. Три моих сестры, обнявшись, дружно навзрыд рыдали от радости.

… И вот уже звучат мелодичные такты последних танцев. Порядком уставшие гости с осовелыми глазами усиленно вспоминают, в каком направлении находятся их дома. Наши друзья деликатно-пьяно улыбаясь, или тихо сползают под стол, или засыпают, накрыв глаза салфетками. Перед прощальной речью сам Ар-Трандуил пригласил меня на танец. Всегда немного робевшая перед ним, я, кружась в танце, невпопад выдохнула:

– Простите меня.

Он, наклонившись к моему уху, тихо прошептал:

– Подари мне внука и считай, что мы в расчете.

И вихрь танца закружил нас.


На другом конце стола сидела автор этой книги, с кипой разноцветных тетрадей и исписанных листочков мятой бумаги — она торопливо дописывала окончание.


"Счастья тебе, неординарная эльфийка! Никогда не бойся посмеяться над собой, и если кто-то еще улыбнется вместе с тобой, то значит, ты не зря прошла свой путь. И вполне возможно, что спасение нашего человеческого, насквозь прагматичного мира от скептически-потребительского зла зависит от таких простых старомодных чувств, как дружба, сострадание, и, конечно, любовь."


Подошедший Гимли заглянул в мои записи.

— Это что, разве это интересно? Вот я расскажу тебе историю Мории, так там целая эпопея, а что наболтали гномессы, все враньё.

— Может, мы просто выпьем за молодых?

— Неплохое предложение, но, все же, после пира айда ко мне? Кстати, я давно хотел спросить — а ты, случаем, не родня нашей аранели?

— Нет, я всего лишь её тезка.

КОНЕЦ