Экзар

Шиноби


Аннотация:

Вот и выкладываю вторую часть. Эх... Когда я писала ее в школе, у меня вышло всего 13 глав, но теперь я ее переписывало заново. По плану должно было быть девятнадцать, но я малось увлеклась... Тут и Третья Война Шиноби, и становление Отогакуре, и принятие неприятных и сложных, но необходимых решений. Карада потихоньку набирает мэрисьюшность, но учитывая противников с "режимом бога", я думаю, это простительно.

Это только вторая часть, у меня уже есть планы на третью.

Выложено первого апреля, как и обещала. С праздником, хех...

Часть 2. Шиноби.

Шиноби (ниндзя, синоби, синоби-но-моно) - средневековый шпион, разведчик-диверсант и наемный убийца. (с)

Глава 1.

Время летело быстро, и его не хватало ни на что. Была только одна радость - мне нельзя было сильно развивать чакроканалы, следовательно, и учить новые техники. А вот все остальное... Я тренировалась в тайдзюцу, правила и переправляла проект по Отогакуре, пыталась разобраться в текущей политической ситуации. А еще был переезд в одну из лабораторий Орочимару: когда только первая партия клонов проекта "Риока" была готова, места стало катастрофически не хватать. Помню этот день, бр-р-р... Десять одинаковых девушек лет тринадцати с лицами Шизуне, будущей ученицы Цунаде, недоуменно смотрели то на меня, то друг на друга. Эти получили полноценные личности, мои личности, а также все мои навыки и воспоминания.

- Шиматта, ведь переселялась уже, а все никак не могу привыкнуть... - наконец произнесла одна моей интонацией, и все остальные нервно рассмеялись, а я перевела дух. В самом же деле, не только они никак не могут привыкнуть; я уже не в первый раз использую столь сложные техники, а до сих пор не уверенна в результате. Да и не уверена в этот раз я была потому, что боялась, что мои копии будут слишком... как бы сказать... Точно, слишком стервами! Но нет, эмпатия говорила о том, что я могу им доверять, а навести самогендзюцу они не могли - каналы чакры были практически не развиты.

Так что вся эта орава тренировалась вместе со мной в одной из просторных подземных лабораторий Орочимару на окраине Конохи. Из-за сильного перекоса Инь-чакры они смогут использовать разве что гендзюцу и ирьедзюцу, но большего и не надо. К тому же, я убедилась, что чем раньше начинаешь развивать чакросистему, тем она быстрее и тем лучше она может развиться - в двадцать восемь я могла раскачаться по ее развитости до уровня слабого генина за полгода, притом, занимаясь только ее тренировками. А эти пришли к нужному уровню за четыре месяца, еще и отвлекаясь на изучение текущей экономической и политической ситуации, так что через год Риоки были готовы к выходу в большой мир. Каждая была сильна в гендзюцу, самогендзюцу и ирьедзюцу, умела обчищать чужие карманы, играла на флейте и лютне, а уж про НЛП я и не говорю. Каждая была снабжена однотипным снаряжением, состоящим из кунаев, сенбонов, тех самых арбалетов и вышеназванных музыкальных инструментов. Одежда у них тоже была однотипная, бело-голубые юкаты. А уж внешность... Пришлось повозиться, чтобы Шизуне в них никто не мог узнать - с помощь пластических операций, адаптированных под ирьедзюцу, им изменили черты лица, а отросшие волосы каждая из них связывала в высокий хвост. Они все выглядели как один человек, чего я и добивалась. Так что первая партия покинула Коноху через год, а вторая, третья и четвертая шли с интервалом в неделю. Сколько нервов и денег мы на них потратили - слов нет. Но разведка и рекрутская служба начали свою деятельность.

Отдельно шла партия клонов одной из женщин Узумаки, выполнявшей миссию по доставке послания из Узушио в Коноху, и попавшей в процессе в госпиталь. Клонам мы наложили слепки личности Минато - но только слепки, без воспоминаний. Как мы добывали и то, и другое, разговор отдельный, но эта партия... Пока что их было всего четыре, но я поняла, что этого вполне достаточно. Мы дотянули их взросление до четырех лет, а после этого трое моих клонов - условно названных Рицко, Маюри и Камуи - стали буквально разрываться между помощью Орочимару в лаборатории и их воспитанием. Активные девочки, да... Мы их назвали Хисана, Акане, Акако и Кэцуко. По плану, они должны стать командой поддержки для Отогакуре, командой, использующей фуиндзюцу и кеккайдзюцу. Каждая из девочек осознавала, что именно они из себя представляют, и каждая стремилась выделиться внешне - одна стриглась очень коротко, вторая, наоборот, отращивала длинную гриву... Но, самое главное, их психика не соответствовала их биологическому возрасту, значительно опережая его. Они не вели себя как дети, они посещали все время учебе.

Я же сама не могла похвастаться успехами в этом плане. Каналы чакры я развила до уровня генина довольно быстро, после чего... практически остановилась. Я не могла показывать особо крутого тайдзюцу, и мне приходилось изучать уличный стиль "рука-лицо, нога-яйцо". Я не могла показывать продвинутых техник выше академической программы, если бы действительно обучалась по свиткам деда, как то гласит моя легенда, и моей единственной условно-боевой техникой стал Шуншин, вернее, умение его быстро применять, завязанное на почти идеальный контроль чакры - чем выше контроль, тем выше скорость применения. Вернее... Для Шуншина было необходимо относительно спокойное течение чакры - с ее ускорением не более чем в полтора раза. В бою оно, естественно, было гораздо выше, и весь фокус был в том, чтобы почти мгновенно замедлять и убыстрять скорость циркуляции. И снова все упиралось в контроль

Так что все, что я могла использовать как Карада Хадзиме в первые дни внедрения и что было действительно полезно - это самогендзюцу, слабые гендзюцу звука и Шуншин. Хорошо хоть страна Снега славилась самым разнообразным оружием, и проблем с его наличием было не должно возникнуть, так что кунаями и сенбонами я запаслась, что называется, под завязку. Единственное, что я могла позволить себе, чтобы разнообразить тренировки - начать изучать стихию. И вот тут возникли сложности.

Предрасположенности к какой-либо стихии у меня не была, к счастью. Суйтон. С одной стороны, ни то, ни сё - боевикам лучше иметь Катон, Райтон или Фуутон, а для бойцов поддержки гораздо лучше Дотон, там просто уйма защитных техник. Суйтон была воистину идеальной стихией для бойца-универсала, и поэтому данным результатом я была довольна, так как сама воспринимала стихийные техники как вспомогательные для меня. Чем был хорош Суйтон для меня, так тем, что там есть достаточное количество техник для бойца поддержки, как та же Суироу, водяная тюрьма. Так что я просто начала освоение стихийной чакры, ведь большего я пока не могла позволить, чтобы не попасть под подозрение.

Касательно дальнейших планов, а особенно поступления в Академию, у нас как-то состоялся очень занимательный разговор...

- Будешь поступать? - прищурился Орочимару с насмешкой, уже зная ответ. Ну еще бы, даже во время жизни в прежнем теле я успела освоить базовые техники.

Вот только у этой идеи были как плюсы, так и минусы. С одной стороны, обучаясь там хотя бы пару лет, я смогла бы потянуть время и расширить собственный арсенал. Но с другой... Там я буду без присмотра Орочимару, и выпустившись, перейду в группу обычного бескланового мяса, которое с легкостью бросают на убой. А если и нет, то отдельная проблема - попасть в Коноху мне будет непросто. Некая Карада Хадзиме просто не сможет случайно натолкнуться на Коноху, как ее мать - она идет туда целенаправленно, да и не одолел бы ребенок такую дорогу.

К тому же... Школа - замкнутый мирок, сочетающий в себе всё лучшее от трудового лагеря и птицефермы третьего мира. Просто чудо, что я выпустилась, никого не убив, и еще раз я не пойду на это.

- Нет, - усмехнулась я. - Ибо смысла не имеет. Пойду с тобой, так что хрен ты от меня отделаешься.

- Даже и не думал...

Со дня моей смерти пролетело полтора года, когда Орочимару однажды, спустившись в убежище, обрадовал меня новостью.

- Началась война, - он буквально упал на стул. - Кумо объявило Суне ультиматум, те же не согласились с его условиями. Это лишь вопрос времени, когда Коноха официально вступит в войну и нас отправят на фронт.

- Боевая мощь Конохи сильно ослаблена, и на счету каждый шиноби, - кивнула я. - Тебя, конечно, попытаются не посылать в самое пекло, но Коноху тебе покинуть однозначно придется. И не как Цунаде, которая может остаться в штабном госпитале, а как боевику, благодаря твоему контракту.

- Значит, надо готовиться к твоей легализации, - кивнул он.

- А лаборатория? А проект "Карью" и Маюри, Рицко и Камуи?

- Этот этап плана давно проработан, не беспокойся. А вот что касательно тебя...

Именно поэтому я сейчас собираю вещи. Запасное кимоно, "исследования матери" и "записи деда", оружие... В плане, честно говоря, я не уверена, но и выбора у нас особого нет. Орочимару отправляется с группой сопровождения уже завтра, и хорошо, что вместе с ним идет команда Ино-Шика-Чо, иначе бы факт наличия защиты на разуме у меня было бы сложно объяснить. Они должны встать лагерем на границе стран Огня, Водопада и Снега, и именно там я должна буду появиться. Карада Хадзиме... Пора мне привыкать к этому имени.

Мы покидали лабораторию утром. Я должна быть запечатана в свиток на время перехода, чтобы не попасться - и поэтому многого увидеть не успела. Но розовеющее небо, посветлевшие верхушки сосен и прохлада утра перед рассветом отпечатались в моей памяти.

Жди меня, Коноха. Жди меня, Сарутоби. Я все помню и не простила - прощать врагов не моя задача. Бог простит...

А я лишь постараюсь обеспечить данную встречу.

Ощущения от путешествия в свитке остались незабываемыми. Словно я только закрыла глаза, а открыв их, оказалась в совершенно другом месте.

- Мы в десяти километрах на северо-востоке от лагеря, - ну ничего себе! Это он через обратный призыв скакнул? - Простоим там два дня, дожидаясь еще одну группу, и потом уже вместе двинемся на запад, к ставке. Не заблудишься?

Я презрительно фыркаю. С сенсорикой - и заблудиться? Он что, издевается?

- С чакрой я доберусь за пять минут, к ужину ждите!

- Оставлю тебе чего-нибудь, - хмыкает он. - Помнишь весь план?

- Помню, - раздраженно отозвалась я. - Идти чуть в стороне от лагеря, при драке стараться не получить повреждения, техники, кроме Шуншина, не использовать, при первом же случае сдаваться в плен. Главное, продержаться до твоего подхода.

- Правильно, - кивнул он. - Главное, продержись. В твою способность сыграть ребенка я верю.

Шиматта! Зараза, издевается еще!

- И я в тебя верю, - цежу сквозь зубы я. Эти его подначки, и то, что он обращается со мной как с ребенком... Бесит!

Сложив печати, он исчезает в обратном призыве. Нет, ну не сволочь ли? Правильно я говорила, что он единственный в своем роде - второго такого паршивца фиг найдешь. Он же меня на три года младше... психически... Ксо. Я не комплексую, не комплексую я сказала!

Ладно, лагерь ждет нас. Я двигаюсь вперед - и перехожу на бег, используя чакру. Ксо, никак не могу привыкнуть к этому виду мелькающих мимо деревьев! Где-то через двадцать или двадцать пять минут я почувствовала впереди множество источников чакры разной мощности. Хм, а вот и они! Двигаюсь чуть левее лагеря, так, чтобы пройти мимо кромки. Ага, тут шиноби, тут и тут... Один, явно почувствовав меня, двигается ко мне.

- Гацуга!

Ох ты ж ё... Ладно, замнем для ясности. Инузука - не тот противник, с которым бы я хотела сражаться сейчас. Да еще и параноик! Уклоняюсь - дважды, мать вашу! - и бросаю кунаи, но толку от них мало. Черт, несется прямо на меня! Шуншин! Оказавшись на ветке, всматриваюсь вниз, на застывших на земле девочку десяти-одиннадцати лет то ли с мелкой собакой, то ли с крупным щенком. Она принюхивается... черт.

- Гацуга!

Вот же сволочь, а? У меня чакры не так уж и много осталось, чтобы постоянно отбегать Шуншином. А шиноби в лагере явно что-то почуяли, и несколько человек двигаются сюда. Ну что же, пора заканчивать.

Уклонение, два нага назад. Прыжок, еще уклонение, Шуншин. Уклонение - и я "случайно" оступаюсь на ветке дерева, падая вниз.

- Кьяяяя!

Ох, черт. Хорошо, что научилась правильно падать и группироваться. Но плечо нехило саднит - даже сквозь куртку ободрала.

- Ребенок? - раздается изумленный голос.

Ар-р-р, псина чертова!

- Сама ты ребенок, собака слепошарая! - огрызаюсь я, пытаться подняться. - А я уже большая!

- Ах ты... - какая прелесть, перепалка. - Откуда мне было знать, что ты не шпион?

- Глаза надо открытыми держать! - огрызаюсь я, все-таки вставая. - И голова нужна людям не для того, чтобы всякую фигню на щеках рисовать, а чтобы думать!

Давай, злись, Инузука. Твои товарищи уже на подходе.

- Да ты... да я...

- Что у вас тут, Тсуме-кун? - появляются новые зрители. На землю спрыгивает Хьюга - шиматта, с активированным бьякуганом! - и пара мальчишек, шатен и русоволосый. Стоп, Тсуме? Походу, я ухитрилась поссориться с будущей главой клана Инузука...

- Да так... - нехотя отозвалась девочка. - Вот, поймала нарушителя границы. Бежала со стороны страны Снега, используя чакру.

- О да, пятилетний ребенок может быть вражеским шиноби, - язвительно отозвался один из спутников Хьюги. - Поздравляю тебя, ходячая проблема, ты только что растеряла последние остатки мозгов.

- А ты вообще молчи, Шима! - м-да, крепко прилетело пареньку... - Откуда же мне было знать?

- В принципе, Тсуме-кун, ты поступила правильно, хоть и не особо, - наконец, отозвался Хьюга. - Чакросистема у нее развита неплохо для ее возраста, вот только именно возраст... Как тебя зовут, ребенок, и что ты тут делаешь!

- Я Карада Хадзиме! - вскинув голову, ответила я. - Я просто иду в Конохагакуре, к своей ка-сан!

- Вот как? - хмурится он. - Прости, Хадзиме-тян, но просто так пропустить тебя мы не можем.

- Как же так? - рассеянно произнесла я. - А ка-сан?

- Сейчас идет война, и путешествовать слишком опасно, - не готовь мне лапшу, Хьюга-дзин, и тем более, не пытайся вешать на уши, я тебе не ребенок... А, ксо! - Если ты пройдешь в наш лагерь, то ты сможешь добраться до Конохи хоть с крюком, но безопасно. А может, ты еще и свою мать встретишь...

- Не встречу, - упрямо отозвалась она. - Она не шиноби.

- Но в лагерь ты пройдешь? Там ты сможешь поужинать, и руку тебе залечат...

Ладно. Сделаю вид, что я глупый ребенок, и поверила тебе.

- Хорошо, - "нехотя" кивнула я. - А как вас зовут?

- Хьюга Сен, - после недолгого молчания ответил он, деактивировав бьякуган. - Идем, Хадзиме-тян, все будет хорошо.

Угу, я вам верю, педобир-сан...

Лагерь встретил меня некоторой суматохой, но, как ни странно, прослеживались следы организованности. По периметру были расположены барьерные печати, часть шиноби занималась приготовлением ужина, кто-то распечатывал из свитков палатки. Хьюга же провел меня к костру, на земле у которого сидели Орочимару и Иноичи. Ку-фу-фу, вот и все! Ой, что-то меня заносит... И не только сейчас, кстати, а вообще периодически на протяжении последних полутора лет. Может, это детское тело так на меня влияет?

- Яманака-сан, не уделите мне немного времени? - Иноичи оторвал взгляд от костра и посмотрел на Хьюгу, а затем уж на меня. И побледнел... Хорошо играет, самогендзюцу на высоте. А уж в эмоциях - хаос: неверие, страх, радость... - Яманака-сан, с вами все в порядке?

- А... да, - отзывается он. - В чем дело, Хьюга-сан?

- Вот, - он легонько подтолкнул меня в плечо. - Используя чакру, пробиралась на юг мимо лагеря со стороны Снега. Возможно шпион, но я не уверен.

- Я разберусь, Хьюга-сан, - встав со своего места, он обогнул костер и присел на корточки передо мной. - Как тебя зовут?

- Карада Хадзиме! - отозвалась я. - Я действительно из страны Снега, шиноби-сан, и я шла в Коноху к ка-сан.

Ой-ей, какие эмоции... Ребят, вы уж послабее, ладно? Тут куча сенсоров в лагере, а вы своими эмоциями буквально мозг взрываете. Хотелось бы притушить эмпатию, да вот только паранойя не позволяет... Я и так снизила чувствительность до максимума, оставив радиус в пятьдесят метров.

- Эй, - подал голос Орочимару. - Твою маму случайно не Карада Теншико звали?

- Да, так, шиноби-сан, - я маленький ребенок... мать вашу! Короче, я на прошедшее время, употребленное в предложении, совершенно не обращаю внимания. Так, самогендзюцу, и я уже излучаю легкую надежду. - А вы знаете ка-сан?

Шиматта! Если бы не легализация, я бы вышла из образа и матом попросила бы притушить эмоции. У меня аж голова кругом поплыла от надежды и боли такой силы.

- Да, знал, - наконец откликается он. - Как и Иноичи-кун. Верно?

- Верно, - в эмоциях менталиста тоже черт знает что твориться, а со всех сторон... Любопытство? Сериалов для вас нет, заразы, любопытно все вам. Ну ничего, я потерплю, ведь у этой сцены должно быть как можно больше свидетелей.

- А вы расскажете мне о ней? Я ее почти не помню...

В общем, первоначальная причина визита в лагерь была благополучно забыта. Я сидела у костра вместе с боссом и другом, и слушала о том, какой я была хорошей, доброй, умной и вообще душкой. Да, хвалите меня, хвалите...

- А почему вы постоянно говорите "была" и "делала"? - с детской непосредственностью поинтересовалась я. Шиматта! Я же между вами сижу! Если вы не уменьшите силу самогендзюцу, то я к концу беседы в обморок упаду!

Змеиный саннин замялся, а Иноичи отвел взгляд. Но ответил все-таки именно он.

- Потому что твоя мама умерла.

- Как так? - в моих эмоциях царит рассеянность. - Она же была сильной и смелой, вы сами сказали! Нет, не верю...

А вот тут - чуть ли не самое уязвимое место в плане. Плакать у меня не получается, и поэтому я просто опускаю лицо. Плечи трясутся от "плача", а я "утираю слезы".

- Ка-сан была самой лучшей... Самой умной, самой смелой... Макото-сан говорила, что она выжила даже тогда, когда погибли дзи-сан и ба-сан...

- Прости, - вдруг произносит менталист. - Она погибла из-за меня. Она защищала меня как могла...

- Значит, ты хороший человек, раз ка-сан так сильно защищала тебя, - вытерла слезы я. Ну что же, покраснения глаз я добилась... - А вы? Вы были другом ка-сан?

- Я любил ее, - внезапно открыто признался Белый Змей. Вот... шиматта! Теперь же единственным его слабым местом будут считать меня!

- Как... - ксо, ребенок даже не может знать точного определения. Хорошо, что тут есть универсальный жест, и с меня было достаточно показать мизинец. Получив кивок в ответ, я продолжила. - А она вас?

- Тоже, - кивнул ученый.

- Значит, вы тоже хороший человек, - продолжила играть я. - Вы же покажете мне, где находится могила ка-сан, когда мы вернемся в Коноху?

- Обязательно, - подтвердил он. - Вот только это будет нескоро... Похоже, тебе придется идти в Коноху без меня.

- Тогда я лучше останусь с вами, - решительно кивнула я. И - волны удивления с обеих сторон.

- Это опасно, - покачал головой Иноичи.

- Но Макото-сан учила меня быть шиноби и пользоваться чакрой! - воскликнула я. Ну что же, отвечай, Орочимару...

И Белый Змей ответил.

- Пусть она останется.

- Но, Орочимару-сан...

- Или ты хочешь, чтобы она проследовала за своей матерью?

Иноичи испуганно замолкает, а шеф продолжает закреплять эффект.

- Ребенку и впрямь слишком опасно путешествовать во время войны. А тут она будет под моим присмотром, да и немного обучить ее не помешает.

Я перевожу взгляд с одного на другого. Ну, не тяни кота за все подробности!

- Хадзиме-тян, твоя мама попросила меня позаботиться о тебе, если я встречу тебя, - обратился ученый ко мне. - Ты хочешь путешествовать со мной?

- Хай! - радостно кивнула я. А вот теперь я отомщу, да! И месть моя будет жестока... - Орочимару-сан, раз ка-сан попросила вас позаботиться обо мне и любила вас, могу я называть вас то-сан?

Шиматта, опять! Решил подыграть, да? Такая буря недоверия и радости одновременно буквально припечатывает к земле.

- Да, Хадзиме-тян.

Глава 2.

- Что с ней? - поинтересовался Орочимару у друга, склонившегося над спящей Карадой. Казалось бы, что такого необычного - отрубился ребенок во время беседы... с кровью из носа.

- Сенсорный шок, - отозвался Иноичи, поднимаясь. - Все-таки надо было запретить развивать ей эмпатию весь этот год... Пользоваться научили, а про ограничения забыли. Впрочем, сами тоже хороши, все-таки с самогендзюцу мы переборщили.

Действительно... Ни один шиноби, достигнув эмпатии, не деактивирует ее - хотя бы из соображений собственной безопасности.

- Зато сомнений не должно остаться, - вздохнул ученый. - Что будешь делать с отчетом?

- Помню я все, помню...

С этими словами менталист вышел из палатки. Несколько усилив чакрой слух, змеиный саннин смог услышать разговор друга с Хьюгой Сеном, командиром отряда.

- Вы проверили объект, Яманака-сан?

- Да, Хьюга-сан. Защиты на памяти и закладок обнаружено не было.

- Вот как... Она не представляет угрозы?

- Угроза отсутствует. Доложится полностью?

- Если вам не сложно, Яманака-сан.

- Хорошо. Воспоминания подтверждают легенду. Росла вне Юкигакуре и довольно далеко от городов, воспитывалась некой Широямой Макото, подругой матери и шиноби Юкигакуре в отставке. Воспоминания о матери расплывчатые, отца не знает. Обучалась техникам шиноби у той же Широямы Макото по записям своего деда, работавшего на "Пургу". После смерти опекуна направилась в Коноху, так как ее мать планировала получить убежище там. В общем, все.

- Ясно... - голос Хьюги был задумчив. - Ваш вердикт?

- Опасности не представляет. Присоединение ее к группе вполне возможно.

- Хорошо.

Вот и слава Ками...

... Утром же Карада выглядела невероятно смущенной. И чего она так злится, когда ее сравнивают с ребенком? Она же сейчас стала вести себя соответственно - детское тело влияет. Цунаде, любящая детей, затискала бы ее при первой встрече.

- Ну и? - присев рядом с ней, он потрепал девочку по волосам. Эх, какие эмоции!

- Хватит уже, - недовольно проворчала она. - Между прочим, вы сами виноваты.

- Ага, во всем, - усмехнулся он. - Хватит, идем уже. Тут с тобой Шикаку увидеться хочет, да и Чоза хотел бы взглянуть на дочь погибшего друга.

- Так точно, совесть-сама, - огрызается эта... Да, кроме как ребенком, ее и не назовешь. - Сегодня же прибывает подкрепление?

- Да. Досрочный выпуск из Академии. Они задержались немного, да и вынуждены двигаться гораздо медленнее.

- Отправлять детей на убой...- морщится она.

- Это и есть военная доктрина Конохи... - грустно вздохнул ученый. - Первым делом в бой идет мясо, а затем уже выступает клановая элита. Деревья теряют листву, но стволы продолжают стоять...

- Паршивая картина, шиматта, - бурчит Карада. И когда только подхватила это слово-паразит? - Ну так что, мы идем?

- Идем, идем...

Снаружи нас уже ждали. И если Иноичи и Шикаку были спокойны - все же они периодически виделись с Карадой, то Чоза был невероятно удивлен сходству.

- Охайо! - сама бесцеремонность... Как там она говорит? "Как корабль назовешь, так он и поплывет". Невероятно точное утверждение. - Вы и есть те друзья ка-сан, о которых говорил то-сан?

Вот же зараза... Мстит, что ли? Ну и вредина...

- То-сан? - ошеломленно произнес Акимичи.

- Ну, он же любил ка-сан, и он обещал позаботиться обо мне, значит я могу называть его то-сан, - обезоруживающе улыбнулась мелкая. Все же она редкостная зараза... - А вы...

Что сказать - мозги она им прочищала качественно, даром что менталистка. Спасло их только прибытие пополнения. Тринадцать человек, дети семи-восьми лет... Чему они могли научиться за два или три года Академии? Что характерно, клановых в этой толпе почти нет, только мелькнул один Хьюга, та пробежал мальчишка в куртке с гербом Курама на спине. Ну, у этих шансы выжить будут побольше...

***

А после недолгого отдыха новоиспеченных генинов мы выдвинулись дальше. Бег по ветвям деревьев - ух, аж дух захватывает! Я старалась держаться рядом с Орочимару. Интересно, что будет в штабе? Очень любопытно. А еще любопытно, кто командует обороной на этом участке фронта, в аниме ничего такого показано не было. Может, кто-то из Нара?

... ага, аж два Нара. Командующим оказался Шимура - и что его на фронт понесло? Мне даже не пришлось разыгрывать страх, хватаясь рукав "то-сана", меня и так трясло. Мы же просто не успели создать мне запасные тела, и если он решит устранить меня, то...

- Вы становитесь все мягче, Орочимару-сан, - голос безопасника был холоднее атаки Юкки.

- Шимура-сан, рад встрече. Позвольте представить вам мою воспитанницу и ученицу, Караду Хадзиме, - коротко кивнул Белый Змей. А что это нас так перекосило? Нет, лицо осталось спокойным, но эмоции говорили сами за себя. - Хадзиме, это Шимура Данзо-сан, весьма уважаемый в Конохагакуре шиноби.

Три раза ха.

- Рада встрече, Шимура-сан, - поклонилась я.

Сразу Орочимару отправлять никуда не стали - все же он был ирьенином, так что пока его приписали к госпиталю, впрочем, как и меня. А что? "По записям деда" я смогла обучиться простейшим медицинским техникам, и поэтому, чтобы приносить хоть какую-нибудь пользу, лечила раненых бойцов, ведь рук в госпитале катастрофически не хватало. И именно там я встретило это.

Признаюсь честно - это стало худшим моим кошмаром, и каждый раз, когда я в последующем переселялась в новое, детское тело, этот кошмар начинал атаковать с новой силой.

Увидев меня, оно осторожно замерло, словно ожидая атаки с моей стороны, но ее не последовало, и оно осмелело. Подобравшись ближе, оно начало издавать странные звуки - и ринулось в атаку.

- Ками-сама, какая прелесть! Кто привел сюда это милое создание?

Никогда бы не подумала, что Цунаде так любит детей... Если бы знала - сразу бы бежала как можно дальше, а то и вообще не появлялась на пороге госпиталя. Нафиг, нафиг! Может, мужчины и хотели бы оказаться на своем месте, но меня, шестилетнего ребенка, она просто задушит своими сиськами! Страшная женщина...

- Руки. От меня. Убрала. Быстро, - я попыталась скопировать Орочимару, но это было бесполезно. Светловолосый монстр только воскликнул, и продолжил наступление...

- Да хватит уже! - сорвалась я на крик, не выдержав. - Может, вы и думаете, что это приятно, но идите душить своими сиськами кого-нибудь другого!

Эффект это произвело шикарный. Химе Сенджу отступила на шаг, а молодой ирьенин, проходивший мимо по коридору, уронил инструменты и залился краской. Зато я, наконец, оказалась на свободе. Ура, воздух! Все, пора бежать! Пока ирьенин не опомнилась, я свалила оттуда.

Джирайю я пока не видела, и слава Ками. Нет, мне не было перед ним стыдно - я больше боялась Минато. Странно, да? Но именно Намикадзе был самым опасным из моих друзей, кто не был посвящен в мои планы. Он очень проницательный и неплохо разбирается в психологии, так что, если в моем поведении будет несостыковки, то он заметит сразу. К тому же, он в будущем мог получить власть и влияние, и может стать опасным противником, а учитывая, что я играла на его чувствах... Остальных я боялась не так сильно. Цунаде-химе и все поймет, от Джирайи я максимум получу люлей, а Чозу вполне смогу успокоить. Минато же является самой серьезной проблемой.

Кстати, о Намикадзе. Не знаю, создал ли он уже свой знаменитый Расенган, однако я пыталась воссоздать эту технику, чтобы улучшить контроль чакры, да и не стоит забывать, что в нее можно добавить стихийный компонент или вообще модифицировать. Я уже прошла два этапа (первый еще в Конохе), но третий пока не удавался - не хватало концентрации, чтобы удержать контроль над нитями. Но уже на этой стадии я заметила интересный факт: сила техники зависела от свойств чакры. Если использовать обычную чакру, то эффект получался как в каноне, однако же если я использовала инь-чакру, то техника не была столь эффективна, вернее, не выглядела так. Если незаконченный Расенган оставлял существенную вмятину в дереве, то незаконченный Инь-Расенган приводил лишь к появлению нескольких мелких трещин в коре, однако дерево иссыхало буквально за пару дней. Странно... Причин этого феномена я не могла понять. А еще мне было интересно, что будет, если добавить в технику стихию Воды? Расенган со стихией Ветра уничтожал не только тело, но и чакроканалы из-за самих свойств данной стихии, а что будет делать водный, если свойствами Суйтона являются гармоничность и пластичность? В любом случае, мне этого не узнать еще слишком долго: хоть я и в достаточной степени изучила стихию воды, но из-за узости чакроканалов из водных техник я могу применять лишь Мидзу Буншин, водяного клона, и Суидаган, водяные снаряды. Вторую технику я даже изучать не стала - слишком хлопотно ее применять, да и скорость такого снаряда не выше скорости куная. Если противник не очень быстр, то от куная он уклониться не сумеет, а если же он быстрее, то эта техника уже не нужна...

Впрочем, я делала успехи на другом фронте, а именно - в менталистике. Когда Иноичи был в лагере, он вечерами потихоньку обучал меня. И уже не техникам для боевого применения, а более "мирной" менталистике: проникновение во внутренний мир, работа с чужими воспоминаниями, постановка закладок и перекраивание сознания. Объяснял все про эмоциональные привязки, про запечатление... Кажется, он слишком увлекся, ведь первоначально меня хотели обучать менталистике, чтобы спрятать информацию о клонировании - теперь же, кажется, из меня решили вырастить полноценного менталиста. Вот только практики в этом мне почти не давали, все же свидетелей много, но теорию Иноичи объяснял с радостью.

М-да, хороший стимул тренироваться. В тайдзюцу я ноль, в ниндзюцу есть только одна стихийная техника, две техники ирьедзюцу и три - гендзюцу... сильна я только в менталистике, да и то лишь сравнительно с остальными характеристиками. Такими темпами, если не стану сильнее, то войну не переживу. Так что мне надо срочно становиться сильнее, пока мне не додумались вручить протектор и направить на убой.

Вот с такими мыслями я и возвращалась с тренировки, полностью вымотанная. Чакра практически на нуле, и уверена, мне придется взять выходной в госпитале, а то и два, чтобы полностью восстановиться. Но успехи были - я в кои-то веки осилила запечатывание и распечатывание, и теперь не надо будет таскаться с рюкзаком. Наверное, именно из-за усталости и радости за собственные успехи я расслабилась и совершенно забыла о мониторинге обстановки. Подойдя к палатке Орочимару, я не раздумывая распахнула полог и зашла внутрь...

Чтобы застыть на месте.

Орочимару был не один. У него были гости, которых я еще долго предпочла бы не видеть. И если Джирайя был для меня сейчас безвреден, Минато вряд ли бы стал подозревать усталого ребенка, то последняя... Цунаде я боялась до сих пор.

До моего прихода тут велась какая-то оживленная дискуссия, но стоило только мне войти, все замолчали. Шиматта, и почему я сейчас не могу использовать эмпатию?

Они все сверлят меня взглядами. Что делать, а? Извиниться и уйти - не прокатит...Точно!

- То-сан, я закончила тренировку, - кивнула я Орочимару. - Запечатывание и распечатывание у меня получилось освоить.

- А... Молодец, Хадзиме, - кивнул он. Эх, люблю я шокировать окружающих! Джирайя и Минато все еще молчат, а вот на лице Цунаде отражается такая буря чувств...

- Карада Хадзиме, верно? - наконец интересуется она. Ой-ей... Что-то мне это не нравится.

- Хай, Цунаде-сан, - коротко поклонилась я. - Для меня большая честь познакомится с вами. То-сан много о вас рассказывал.

На ее лице, наконец, четко выделяется только одна эмоция - злость. Ками-сама...

- Орочи, пойдем-ка выйдем, - криво улыбнулась она. Ой, б...!

И вот уже минут пятнадцать мы наблюдаем за схваткой двух из троицы саннинов. Что характерно, Цунаде использовала только тайдзюцу, но из "то-сана" выбивали пыль, попутно объясняя в выражениях разной степени экспрессии, какой же он нехороший человек. И он учит меня непонятно чему, и эгоист он, и...

- Так ты и правда дочь Теншико, Хадзиме-тян? - поинтересовался Джирайя. - Ты сильно похожа на свою мать.

- Мне об этом постоянно говорят, Джирайя-сан, - улыбнулась ему я. - Вы же тоже были ее другом, да?

- Да, - кивнул он. - Она была хорошим другом...

Вот как? Ха.

Тем временем избиение "то-сана" закончилось, и Цунаде начала приводить его норму, попутно выговаривая за мое воспитание. Ну и женщина... Странная, однозначно.

- Ну и как тебе живется с... Орочимару, Хадзиме-тян? - закончив все дела, поинтересовалась она у меня.

- Хорошо, - пожала плечами я. - То-сан, он... Он сильный шиноби, и он заботится обо мне, и...

- Похоже, это у вас семейное, - вздохнула она. Кхем! Вот же женщина! Она присела на корточки и протянула ко мне руки. Ксо!

- Только без рук! - отскочила я от нее. А Орочимару... расхохотался.

- Цунаде очень любит детей, - отсмеявшись, выдал он. - Прости, что не сказал тебе раньше. Впрочем, вижу, ты и сама уже успела убедиться...

Зараза. Редкостная зараза.

***

Читая доклад из штаба на границе со страной Земли, Сарутоби морщился. Он приложил достаточно усилий, чтобы оградить лучшего ученого от влияния извне и избавить его от привязанностей - но, похоже, они все пошли биджу под хвост.

Карада Хадзиме. Еще одна из этой попортившей ему нервы семьи. По результатам наблюдения - слабый шиноби, что простительно из-за возраста, и потенциально сильный ирьенин. Печатей и закладок не обнаружено, и вряд ли "Пурга" привлекла бы к своей работе ребенка, так что за влияние можно не опасаться. А вот привязанности... После смерти своей любовницы его ученик стал слишком нестабилен, и любая сильная привязанность может полностью все изменить.

И ведь не устранишь же, Орочимару тогда просто слетит с катушек, а оно не надо. Может, влиять через нее? Закладки поставить явно не получится, наверняка наследник Яманака, дружный с ее матерью, уже установил защиту на разум. Тогда - влиять придется аккуратно, осторожными беседами. Можно даже чему-нибудь научить ребенка, чтобы привязать к себе благодарностью... Да, пожалуй, надо будет через какое-то время устроить для ученика краткую командировку домой, уж приемную дочь он одну на фронте не оставит.

Вывод? По возможности, через какое-то время дать ей протектор и посылать на миссии, как и остальных. Умрет - хорошо, нет - тоже сойдет. В любом случае, он в выигрыше, да и Коноха не особенно проиграет, если Карада Хадзиме пойдет по стопам своего приемного отца.

За Орочимару с этого дня придется следить гораздо лучше.

Глава 3.

А, ксо! Больно! От удара об дерево я утратила контроль над техникой, и Мейсай Гакуре, скрытый камуфляж, развеялся. Однако уже хорошо - целую минуту против нюха Тсуме, пряча свою чакру и удерживая камуфляж, не всякий генин сможет простоять.

- Я думала, ты умнее, Хадзиме, - усмехнулась нахальная Инузука. Ужу два месяца, если у нее есть свободное время, мы тренируемся вместе, и она учится разыскивать спрятанного противника, я - прятаться, а потом я тренирую скорость, а она, если я халтурю - тайдзюцу. Вот и сейчас я получила вполне слабый для моей шестилетней тушки, но достаточно болезненный удар.

- Думать - вредно, особенно тебе, - усмехнулась я, прорабатывая план действий. Далеко от Инузуки я вряд ли убегу, долго не протяну, мне же еще в госпиталь надо, и именно по этой причине я не могу тратить много чакры. Значит, надо заканчивать все быстро и экономить чакру... и я даже знаю, что мне сделать.

- Ах ты...! - злится приятельница. Пора! Я начинаю складывать печати.

- Райген Райкочу!

Тсуме застывает, ослепленная вспышкой света - и я не теряю времени. Шуншин! Оказавшись около нее, я приставляю кунай и снимаю гендзюцу.

- Тренировка окончена! - выносит свой вердикт Наваки, сидевший под деревом. За время общения с Цунаде я успела сдружиться с ее братом, и мы периодически тренировались вместе. Отпрыск Сенджу был бездарен в ирьедзюцу, но знал пару техник стихии Земли и мог кое-что в тайдзюцу, и поэтому присоединялся к нашим с Тсуме тренировкам, хотя мог тренироваться и отдельно с собачницей, будучи с ней в одной команде. Вот и сейчас он исполнял роль судьи. - Победила Хадзиме.

Йес! Против тайдзюцу Тсуме мне нечего противопоставить, кроме как иллюзии, но я элементарно не всегда успеваю их применить, так что мои победы - редкость. Впрочем, шестилетка против генина одиннадцати лет... Да, нет ничего удивительного.

- Поздравляю, мелкая, - растрепала мне волосы собачница. Ее нинкен, Куромару, радостно тявкнул. - Который это раз уже? Третий из семнадцати?

- Шиматта, вот подучусь немного, и надеру тебе задницу... - проворчала я. Ответом мне был заливистый смех Наваки и Тсуме.

Впрочем, в таких спаррингах я не должна побеждать. Я - боец поддержки, и моя обязанность прикрывать своих и оказывать им первую помощь. Так что я должна уметь хорошо прятаться и оказывать помощь своим, а не тратить чакру на врагов, разве что в самом крайнем случае. Я не боевик.

- Не-а, я первый! - отсмеявшись произнес Наваки. - Я стану сильным, и тогда я стану Хокаге!

М-да, он действительно похож на Наруто...

Внезапно Тсуме вскинула голову и прислушалась, как и Куромару. Что? Кто-то идет сюда? Мы тренировались чуть в стороне от лагеря, скрываясь от посторонних глаз... Может, кто-то из сенсоров засек нас и решил заявиться на огонек? Я включила сенсорику...

- Шиматта!

- Что такое? - недоуменно переводил Наваки взгляд с Тсуме на меня и обратно. Ну да, он не сенсор...

- Группа шиноби с запада, - ответила Инузука. А ведь наш лагерь на востоке! - Трое шиноби, все - мужчины.

- Не одна группа, - помотала головой я; моя сенсорика за те три месяца, которые я тренировалась при штабе, усилилась. - Шесть групп, одна из них идет левее нас, еще четыре проходят правее. В каждой по три человека уровня чуунина, большего сказать не могу.

- Атака? - побледнел Наваки. - Мы должны предупредить...

- Добраться до лагеря не успеем, мы отошли слишком далеко, да и они быстрые, - покачала головой приятельница. - Прячемся или вступаем в бой?

Вах... Вот сейчас я вижу настоящую химе клана, а не ту грубую дикарку, которую показывали в аниме. Расчётливая, хладнокровная, привыкшая носить маски... Такая Тсуме-химе внушает мне уважение.

- Можно затаиться и устроить ловушку, - задумчиво произнесла я. - У меня есть взрывные печати, их можно расположить по деревьям на их пути. Я могу их поймать в гендзюцу, Тсуме атакует Гацугой, а у Наваки есть Дорью Тайга, ну, тот поток грязи...

- А не слишком ли ты раскомандовалась? - хмуро произнес Сенджу. - Тебе всего шесть лет, думаешь, сработает?

- А я думаю, что да, - неожиданно откликнулась Инузука. - В самом деле, если Хадзиме задержит их хоть на пять секунд, мы избавимся от одного или двух, а остальных при численном превосходстве добить будет проще. Так что я за.

- А, биджу с вами! - невнятно выругался брат Цунаде. - Ладно, за дело!

Вскоре взрывные печати были развешены по деревьям, а нам оставалось лишь спрятаться и надеяться, что в их группе нет сенсоров. Эх, две увесистые печки печатей! Но жадничать сейчас не имею права - противник превосходит нас по силе, и о нем ничего не известно. Пожалуй, даже придется использовать пистолет, хоть и жаль пули до слез. Наши жизни мне жаль гораздо больше. Так что, замаскировавшись Мейсай Гакуре, я сжала в руках пистолет, Наваки спрятался под землей, а Тсуме затаилась в листве на верхних ярусах.

Ждали мы не долго - трое шиноби вскоре показались в поле зрения. Совсем молодые парни в жилетах Ивы быстро передвигались по веткам. Ну что же, пора.

Стоило только им вступить в зону поражения, как Наваки активировал взрывные печати. Ничего себе взрыв! Меня взрывной волной впечатало спиной в дерево, а ведь я пряталась метрах в двадцати от точки подрыва. А ведь в блоках было штук пятьдесят взрывных печатей...

Так, что там с сенсорикой? А то в дыму ничего не видно... Ага, двое отскочили, а одного нехило задело, чакра чувствуется слабо. Вижу смазанную тень над головой - Тсуме не стала ждать, пока дым рассеется, и атаковала вместе с Куромару. Есть, попадание! Огонек чакры на их траектории начал затухать. Но дым уже начал рассеиваться, и третьего атаковать мы пока не можем. Я вижу его фигуру... Пора! Вкладываю половину оставшегося резерва в Райген Райкочу, и он замирает на секунду, чтобы быть смытым с ветки потоком грязи, а затем к нему устремляются два серых вихря. Все?

Я выпрямляюсь, не снимая камуфляж, и Наваки внизу тоже выходит из укрытия. Неужели мы победили? Шиматта! Чувствую злость откуда-то сбоку, а затем - усиление чакры. Неужели тот прожаренный выжил? Оглядываюсь и вижу потемневшую от копоти фигуру, раскручивающую огромный сюрикен. Ксо, не успеваю! Я всаживаю по шиноби три пули из пистолета, но сюрикен успевает сорваться с его руки... и устремляется к Наваки, который только вскинул голову на звук выстрелов. Неужели... Нет!

И - сюрикен... пролетает чуть сбоку, лишь задев руку Наваки, а враг заваливается на спину и падает на землю. Шуншин! Я оказываюсь рядом с упавшим шиноби и с размаху всаживаю кунай в горло, чтобы добить. Выпрямляюсь - и краем глаза замечаю Тсуме, перерезающей горло еще одному. Огоньков чакры поблизости не чувствую. Мы справились?

- Ксо... - оседает на землю Наваки. Я в считанные секунды оказываюсь рядом и начинаю диагностику. Ранен, но не сильно - мышцы срастить можно, а кость и нерв не задеты. Ну что же, это мы все вылечим, хоть я и потрачу почти всю чакру.

- Сиди и не дергайся, сейчас лечить буду, - так, Шосен дзюцу... Начинает затягиваться. Вот только выглядит это страшно, из-за сорвавшегося броска сюрикен вилял, и рука была словно надрезана слоями.

- Все, все трое мертвы, - отчитывается Тсуме. - Наваки, скажи мне, ты какого не уклонился?

- Не успел я, - поморщился мальчишка. - Хадзиме, ты сможешь это заживить?

- Смогу, только по дороге к лагерю могу отрубиться.

- Тогда не полностью, - качает он головой. - Заживи как сможешь, а остальное забинтуй. Лучше уж дойду так, чем тащить тебя.

- Хорошо, - кивнула я. Так, это готово, это готово... А вот это придется оставить. Отворачиваясь на секунду, распечатываю бинты и шприц с желтоватым раствором.

- Это что? - хмурится он.

- От заражения, - лгу я. Безвредный для любого Сенджу препарат, любого другого человека он убьет на месте. Ох, сколько же Орочимару над ним мучился прошедший год, клонируя различных Сенджу и вкалывая им эту прозрачную жидкость! Но они все выжили, а значит, выживет и Наваки. Более того, он станет гораздо сильнее и вернет былое величие своему клану. - Что, боишься уколов?

- Вот и не боюсь! - вскрикивает он. Ясно все с ним. Ну ладно, место укола протерли...

- Ай!

- Да не бойся, практически не больно, - улыбаюсь я. Больно будет потом, да и то немного, но зато появление Мокутона искупит все неприятные побочные эффекты, особенно учитывая то, что данный улучшенный геном с высокой вероятностью передастся потомкам Наваки. Так, остается лишь залечить вот это... Да нет, чакры вполне хватит, и даже до лагеря я дойду своим ходом. Все, готово. - Жить будешь, герой. Да и, говорят, что мужчин шрамы украшают.

- М-да... - потянул он, глядя на два параллельных недлинных шрама чуть выше локтя. - Спасибо, что ли... Теперь в лагерь, да?

- По-моему, лучше повременить с этим, - подала голос Тсуме. - Нам надо запечатать тела, да и мало ли, может, у них было при себе что-нибудь интересное.

- Будем шмонать трупы, Тсуме-химе? - съехидничала я, поднимаясь. А как сморщилась-то!

- Не можешь ты без насмешки, да? - проворчала она. - Да, я предлагаю обшманать трупы. Мало ли, некоторые шиноби носят с собой в свитках наработки для техник или записи уже готовых. Знания лишним не бывают. В лагере скажем, что осмотрели тела на наличие ловушек и взрывных печатей.

Умница. Вот такую Инузуку Тсуме я обожаю.

- Я согласен, - усмехается Наваки. - Хадзиме?

- Я с вами.

Так, что тут у нас... С обгоревшего можно взять только кунаи с сюрикенами, все остальное не представляет никакой ценности. У второго оказались вполне приличный недлинный клинок косигатана, чуть менее полуметра длиной, который попал в загребущие ручки Наваки и несколько кунаев довольно экзотичной формы, которая отобрала себе Тсуме, "для коллекции". Свиток же был только у третьего, которого Тсуме убила первым, и вот там-то было кое-что интересное... но не для меня. Техники Дотона, чтоб их, основная специализация Ивы! Оставалось только плюнуть, отдать свиток Наваки и забрать себе найденные у него гранаты и взрывные печати, чтобы хоть частично восполнить затраты.

Ну, вроде бы все. Что в активе? Живой Наваки - не знаю, сейчас он погиб бы по канону или позже, и опыт устраивания засад. Нам, честно говоря, просто повезло, что враги не ожидали нападения и не успели сориентироваться, но долго такое везение продолжаться не будет. Мне нужна сила, и нужна еще вчера.

- М-да... - задумчиво произнес Наваки. - Я ведь мог выучить свитки и из клановой библиотеки... Жаль, что именно Дотон.

- Да ладно, - усмехнулась я. - Сочтемся как-нибудь. У меня Суитон, так что, если что-то попадется, поможешь?

- Обязательно, - улыбается он. - Буду в Конохе, поищу в клановой библиотеке. Думаю, Цунаде-нээ-сан против не будет.

Ох... Ну ничего себе. Интересно, он знает, что это - фактически предложение союза?

- В таком случае, выражаю свою признательность, - коротко киваю я.

- Кстати, - неожиданно произнесла Тсуме. - А что это за такое оружие у тебя было? Шумит невероятно.

- Да так... - замялась я. Шиматта, и что сказать? - Это семейное.

- Поняла-поняла, клановые секреты, - усмехнулась она. Что? Хотя... Да, она болтать тогда не будет.

Запечатав тела, мы пешим шагом отправились к лагерю, чтобы не тратить остатки чакры. Дорога заняла где-то минут десять... А вот в самом лагере царила суета - видать, только отбились. И зачем вообще шиноби всего в составе восемнадцати человек поперли в атаку? Либо их послали на убой, либо же о лагере было неизвестно, что странно, ибо мы тут уже несколько месяцев. В любом случае, вопросов немало.

Наше появление произвело странный эффект. Я, пропахшая порохом, растрепанная Тсуме и Наваки в окровавленной одежде... Рядом с нами тут же нарисовался Хьюга Сен, сенсей ребят, и увел нас троих

- И что это было? - нахмурился он. - Я не мог найти вас во время атаки, а теперь вы появляетесь словно после боя...

- Почему "словно", - пробурчал Наваки, но сенсей его услышал.

- Что? - палатка содрогнулась от крика Хьюги. Мои уши... - Их же всего пятнадцать было!

- Сенсей, их было восемнадцать, - начала Тсуме, и белоглазый осекся, настороженно замерев. - Мы заранее засекли их передвижение, но возвращаться в лагерь и предупредить не успевали, так что были вынуждены остаться. Мы организовали ловушку, застали их врасплох и уничтожили их. Тела тут, - она протянула свиток.

- А... - ошарашенный вид Хьюги-дзина был мне как бальзам на сердце. Недоверчиво хмыкнув, он развернул свиток, сложил пять печатей... Ха. Ну мы же говорили. - Вы не ранены?

О, неужели он изволил позаботиться о своих учениках?

- У Наваки уже проблем нет, Хадзиме все залечила, - отрапортовала Тсуме. - Больше раненых нет.

- Ками-сама, за что мне это... - еле слышно простонал их сенсей. - Ладно, все пока что свободны. Не удивляйтесь, если вас вызовут. И, пожалуйста, будьте осторожней.

Ясненько... Вполне могут заинтересоваться, как двое генинов и один недогенин, который так и не получил протектор, смогли ухлопать троих чуунинов. Значит, мне надо будет подготовиться, а прежде всего - выспаться.

- Спасибо за науку, Хьюга-сан, - поклонилась я.

Вот только далеко уйти я не успела. Стоило мне только откинуть полог палатки, как я буквально влетела в Орочимару. И на лице у него чуть ли не крупными буквами было написано желание поговорить. Ой-ей...

- И что ты скажешь? - уже позже начал он, стоило только нам вернуться в нашу палатку.

- Отступить не было возможности. Предполагалось присутствие сенсора в составе группы, так что спрятаться мы тоже не могли, слишком было велик риск, - начала я. Ох, не нравится мне это... - Пришлось принимать бой. Мы заманили команды Ивы в ловушку, после чего, благодаря эффекту неожиданности, уничтожили их. Наваки Сенджу получил ранения легкой тяжести, которое было нейтрализовано сразу же. Кстати, проект "Кучики" можно считать начатым.

- Успела? - приподнимает бровь ученый. - Хорошо. Знаешь, ты сильно рисковала, и рискуешь до сих пор. Какие ты можешь назвать последствия этого события?

- Повышения для меня, Сенджу и Инузуки, - после небольшой заминки ответила я. - И если Тсуме-химе чуунинский жилет может быть вручен в качестве политического хода, то Наваки... Сенджу на этой войне - затычка в каждой бочке, и это может стать поводом отправлять его на более опасные миссии. Что до меня, получение протектора может также повлечь за собой мою гибель на одной из миссий.

- Верный расчет, - кивнул Белый Змей. - Дашь мне образцы своей инь-чакры, я отправлю их в Коноху с приказом вырастить запасное тело для тебя. На всякий случай. Что же до остального, твое присутствие рационально в госпитале... Я попрошу Цунаде, чтобы тебя записали как ирьенина С-ранга, а потом ты займешься обучением. Чем выше уровень у тебя будет, тем нерациональнее будет отправлять тебя на боевые миссии.

- Хай, - кивнула я. - Как остальные?

- Погибших нет, раненые уже в госпитале, - вздохнул он. - Из наших никто не попал, Шикаку только немного зацепило, но он отделался царапиной, которую даже пластырем заклеивать не стали. А ты сама?

- Чакра на минимуме, пришлось сражаться сразу после тренировки, - вздохнула я. - Как думаешь, удастся вздремнуть?

- Поспи, - кивает он. - Все равно скоро сон для тебя станет непозволительной роскошью.

Ох, не нравится мне это...

***

Посыльный от Данзо пришел только под вечер. Вот же... Придется идти. Я растолкал Караду.

- Уже? - недовольно зевнула она. - Сколько я проспала?

- Три часа, - поморщился Орочимару. - Идем. Нас ждут.

В палатке главного штаба уже собрались все действующие лица. Инузука-химе с сенсеем, Цунаде с младшим братом и, собственно, сам Шимура. Как всегда, нечитаем. И, как всегда, втягивает в неприятности.

- Теперь, когда собрались все, можно начать, - обведя взглядом присутствующих, произнес он. - Когда мне доложили о произошедшем сегодня, я был... удивлен. Не каждый генин может победить противника рангом выше его, и не каждый может выйти из такого боя практически без потерь. Это показывает наше превосходство над врагами и Волю Огня, пылающую в наших сердцах.

М-да... Такие речи скорее в духе сенсея. На что он надеется? А, ясно. Чтобы клановые рванули в битву, сложили там головы и не мутили в Конохе. А пока они молоды, на них еще легко повлиять.

- Позвольте спросить, - подала голос Инузука. - Шиноби Ивы пошли в атаку на наш лагерь, имея гораздо меньше сил. На что они надеялись?

- Мы допросили пленных. Они имели неверные сведения о наших силах, вернее, времени их подхода.

Вот как... Получается такой ненавязчивый намек на важность работы контрразведки. Неудачная попытка вербовки.

- Есть еще вопросы? - он обвел взглядом всех присутствующих. - В таком случае, я перейду к главному. Я считаю несправедливым, что, побеждая превосходящих противников, вы не получаете признания, и намерен исправить это. Инузука Тсуме! Сенджу Наваки!

Оба генина шагнули вперед. Контрразведчик же отвернулся к столу, и, взяв оттуда два зеленых жилета, протянул каждому. Хм... Грубая попытка подкупа. Но эйфория от победы помешает учесть это.

- Вы достойны, - произносит он. - Чуунины являются командирами, а, следовательно, они обязаны планировать миссии. Ваша удачная операция только подтверждает это. Носите с гордостью.

- Хай! - кивнули оба. - Благодарю вас, Шимура-сама!

- Вот и хорошо, - еле заметно усмехнулся он. - Карада Хадзиме!

Карада шагнула вперед. А в эмоциях - гордость с радостью и неверием. Все же хорошо, что она освоила самогендзюцу...

- Я ни разу не видел, чтобы дети так сражались, - начал капать лестью Шимура. - А ведь вы даже не получили протектора... Я издал приказ о вашем назначении как генина. Гордитесь.

- Благодарю вас, Шимура-сама, - коротко поклонилась напарница. - Я сделаю все на благо Конохи... как и ка-сан.

Накрытие и попадание. Целых две секунды Данзо не контролировал свои эмоции, и этот вихрь буквально пронесся по помещению.

- Однажды жители Конохи будут гордиться такой куноичи, - наконец произнес он. - Жаль только, у меня нет протектора, чтобы сразу вручить тебе.

- У меня есть, - произношу я. Все же не зря я ношу с собой старый протектор Карады... А ведь эта сволочь, не дав ей протектор, поставила бы ее под удар как со стороны противников, так и наших! Негнущимися пальцами я достаю из кармана поцарапанную пластину, прикрепленную к черной полосе ткани, и протягиваю ее подопечной. - Хадзиме, этот протектор принадлежал твоей матери. Носи... и помни ее

- Спасибо... - срывающимся голосом говорит она и повязывает протектор на плечо.

И опять Шимура не смог проконтролировать свои эмоции. Раздражение, недоумение... Он практически признался. Вот только не найдется среди нас того, кто безболезненно выдвинет ему обвинения.

- Вот и хорошо, - все же справился с собой он. - И, наконец, последнее. Вам, как и прочим отличившимся шиноби, предоставляется поощрение в виде недельного отдыха, который вы вполне можете потратить в Конохе. Команда 17 может присоединиться в полном составе.

Что? Он... Ясно. Фактически, это еще одна попытка подкупа - но уже не с его стороны, подобное просто не в его власти. Значит, сенсей. Ну что же, учтем.

И поблагодарим, да.

Глава 4.

Коноха, милая Коноха... Как же я тебя ненавижу, и так скоро возвращаться была не намерена. Но, раз уж вернулась, буду извлекать из этого как можно больше плюсов.

Еще в ставке Цунаде наконец-то официально оформила меня как ирьенина С-ранга, и вот теперь, с ее разрешения, Наваки мне выдал стопку литературы из клановой библиотеки. Там и трактаты по медицине, и описание таких техник, как выведение ядов... Весьма полезно, особенно мне с моей устойчивостью к ним - можно будет спокойно выходить против марионеточников Суны. Что же касается собственно ирьедзюцу, то меня больше интересовала Инуи Шометсу, скрытое исцеление, в каноне использованное Кабуто. А что? Регенерация не помешает никому, а механизм действия техники я уже знаю. По сути, это такое же воздействие на организм, как и самогендзюцу, только с медицинской чакрой, так что у меня не должно возникнуть проблем с этим. А, самое главное - эта техника даже не требует печатей!

Однако среди свитков, выданных Наваки, нашлись и кое-какие полезные вещи. К примеру, та же Суироу, водяная тюрьма, по сути - хорошая техника для бойца поддержки... Все же остальное для меня практически бесполезна, кроме тех самых ирьедзюцу и нескольких гендзюцу, таких, как Нехан Шойя, позволяющая погрузить множество противников в сон. А ведь какая отличная техника! Если заменить эффект падающих белых перьев на листья, дождь или песок, в зависимости от климата и погоды, то можно усыпить врага и, подобравшись к нему, просто устранить или же взять живым.

Наваки следовало отблагодарить - и поэтому, забирая свитки, я "случайно" выронила из кармана несколько листков из бумаги чакродерева. Старый прием сработал снова.

- О... - нагнулся за бумагой отпрыск Сенджу. - А мне казалось, что ты определила свою стихию. Или у тебя склонность сразу к двум?

- Какое там! - хмыкнула я. - Только Суйтон. И я рада, что у меня именно стихия Воды - она довольно удобна как бойцу поддержки.

- Так это же здорово! - воскликнул он. - Жаль только, что ты не начала осваивать первой какую-нибудь неродную тебе стихию. Так гораздо легче...

- Знаю, - кивнула я. - Но я уже не смогу освоить вторую. У меня перекос в сторону Инь-компоненты, и я просто не успею освоить вторую стихию.

- Жаль... - вздохнул собеседник. - А у меня предрасположенность только к одной, и вторую стихию мне будет освоить очень сложно. Даже если я выберу воду, то никогда не смогу создать Мокутон...

- Уверен? Должны же были остаться какие-то клановые тренировки...

- Уверен, - поморщился он. - Можно? Смотри.

Взяв у меня один из листочков, он сжал его между пальцев и пропустил по нему чакру. Да, вышло! Бумага только сначала намокла, а потом уже сгнила.

- Кажется, ты многого не знаешь о себе... - задумчиво произнесла я. Наваки же был ошарашен. - Ну ладно, удачи тебе в тренировках.

Эта часть плана выполнена. Интересно, что скажет Цунаде? И кому - Орочимару или мне? Она ведь сразу поймет, в чем тут дело.

Визит в Коноху ознаменовался и другими событиями. Удалось навестить лабораторию и расконсервировать одного из моих клонов, после чего наложить печать и управляющую программу второго поколения, где инстинкт самосохранения был атрофирован совсем, а мощность закладок увеличена до максимума. В результате образец Ни Рей получился совсем как робот, впрочем, для меня это было гораздо лучше. Удалось отдать Маюри, Камуи и Рицко на анализ те три образца ДНК, добытые у шиноби Ивы - мало ли, вдруг найдут что-то интересное.

А еще... я встретилась с Хокаге. Ну совершенно случайно.

Почти все время в Конохе я тренировалась - причем, не на полигоне у дома Орочимару и не в лаборатории, а на открытом воздухе. Водные техники, метание кунаев... Как раз тогда, когда я отрабатывала Суироу на своем же водяном клоне, я почувствовала присутствие чакры. Ну что же, проходите, гости дорогие!

- Хокаге-сама? - заметив старика, я оторвалась от тренировки. И клон, и водяная тюрьма растеклись лужицей воды по траве.

- Так ты и есть дочь Орочимару? - с улыбкой поинтересовался Сарутоби. Бесит! - Карада Хадзиме, верно?

- Хай, - кивнула я. - Для меня большая честь видеть вас, Хокаге-сама.

- Ну зачем же так официально, - пыхнул трубкой он. - Тренируешься, да?

- Хай, - кивнула я. - Мне нравятся стихийные техники, вот только жаль, что ничего особо интересного из водных техник я использовать не могу...

- Почему же? - фальшиво удивился он. - Ты ведь можешь стать сильной куноичи...Твои друзья говорят о тебе как о гении.

Шиматта! Мне такая слава не нужна...

- То-сан говорит, что как медику мне лучше не использовать мощные атакующие техники и стараться беречь чакру до конца боя, - отвела взгляд я. - Так что мне лучше применять только техники защиты и поддержки. Я хотела бы получить еще и Дотон, ведь есть много защитных техник этой стихии, но я просто не успею развить еще одну стихию.

- Жаль... - сочувственно покивал Хирузен. - Я лично видел только одну защитную водную технику, но она очень сложная. Ее использовал Сенджу Тобирама...

Вот как? Интересно.

- А вы не знаете печати? - поинтересовалась я. - А то я пыталась разобраться в механизме действия техник, в частности, через печати, и даже нашла некую закономерность, но до сих пор не могу кое-чего понять. Допустим, я хочу создать защитную технику. Основа - модификация Суироу. Печатей для исходной техники пять: стандартные змея, овца, лошадь, кролик и специфическая печать для придания объемной формы. По идее, змея отвечает за некий объем техники, овца защищает от своей же техники, лошадь - для концентрации и собранности, кролик для скорости формирования, последняя печать задает форму... Но я не нашла печати, отвечающей за стихийное преобразование Суйтона или Райтона, тогда как для Дотона и Фуутона такие есть, а для Катона существуют целых две печати. Может, есть еще какие-то?

Оп-па. Старик Сарутоби чуть трубку изо рта не выронил. Правильно, не каждый день шестилетний ребенок говорит про теорию чакры, да и еще буквально разбирает на составляющие технику. А вообще, сама эта тема интересная. Печати, по сути своей, являются своеобразными кинетическими якорями, сам факт сложения которых заставляет чакру шиноби двигаться иначе. Обычно дети учат печати глее-то на протяжении года, чтобы закрепить якоря, но я благодаря знанию НЛП и хорошему общению с ребятами из нашего третьего отдела, смогла ускорить этот процесс, к тому же загнала печати под исполнение одной рукой. Любой. Конечно, не всякие так получились - часть печатей загонялась под правую руку, часть под левую, в силу особенного строения этих печатей. Зато теперь я могу удивить своего противника нестандартным приемом, да и оружие можно во второй руке держать. Жаль, в пистолете осталось всего двадцать семь патронов...

- Умеешь ты удивить, Хадзиме-тян, - наконец произнес он. - Интересуешься теорией чакры?

- Есть немного...

- Такая же умница, как твоя мать, - улыбается он. Да как же вы все меня достали! Что, нужно умереть, чтобы о тебе говорили хорошо? - А насчет печатей, ты права. Тобирама-сан использовал какие-то нестандартные печати для этой техники, всего три штуки. Одна вроде бы была защитной, вторая преобразовывала чакру, а третья усиливала технику.

Ясно. Значит, придется создавать как минимум две новые печати, в качестве третьей сойдет и печать быка. Хотя защитную можно опустить, заменив овцой... Да, тогда еще одна печать, и поменять их порядок. Все ясно.

-Спасибо большое, Хокаге-сама, - поклонилась я. - Я наконец поняла.

- Был рад помочь, - усмехается он. - Надеюсь, ты покажешь себя таким же хорошим ученым, как и Теншико-чан.

О да. Непременно. Когда буду разбирать на составляющие тебя, выясняя закономерность предрасположенность к двум стихиям.

***

- И все же, я считаю... - заикнулся было Хомура, но кулак, который Хирузен обрушил на свой стол, сбил все намерение говорить.

- Ты идиот или как? - ласково поинтересовался Хокаге. - Ее устранять нельзя. Мало того, что Орочимару сорвется, так еще мы потеряем еще одного перспективного ученого. Ты знаешь, что мне сегодня она выдала? Теорию чакры и разбор техники по деталям. Шесть лет, мать твою, шесть лет! Если ее привязать к нам заранее, то мы избежим тех проблем, что заимели с твоим учеником.

- Настолько важна? - поморщилась Кохару.

- Кто меня окружает? - только и простонал Сарутоби. - Кохару, знаешь, сколько лет у нас не было ученых, хотя бы просто интересующихся теорией чакры? Наши генины сами не понимают, как и почему все происходит. Этот курс читают только в АНБУ, и там это факультатив! Знаешь ли ты, что те шиноби, которые способны стать джонинами, в письменном тесте засыпаются именно на этом разделе? Почему создается так мало сложных новых техник? Потому что, вашу мать, просто не хватает теоретической базы! Дайте Караде Хадзиме два-три года в мирной обстановке, и она напишет работу по теории чакры! Мы сами не знаем, почему одни люди способны стать шиноби, а другие нет, а ведь тут и кроется все проблема!

Советники ошеломленно слушали своего Каге. А ведь и правда... Значит, придется поступиться рядом позиций.

- Значит так, - откинулся Хирузен на спинку кресла. - Нам нужен еще один ученый высшего класса, и поэтому я сворачиваю старый план. Уведомите Данзо, чтобы даже не пробовал тянуть свои загребущие руки. Узнаю - убью сам.

Да... Что ни говори, в мире шиноби всегда не хватало умных людей, тогда как пушечного мяса и машин для убийства было всегда достаточно. Но гораздо более обидным было то, что те, кто мог бы двигать науку вперед, погибали слишком рано.

По губам Третьего проскользнула усмешка.

Карада Хадзиме даже не догадывалась, что той речью купила себе жизнь.

***

В ставку на границе со страной Земли я возвращалась, чуть ли не летя от счастья. Все же в Конохе я провела время не зря - мало того, что нашла ответ на интересующий меня вопрос и запаслась техниками для обучения, но еще решила и остальные проблемы. В лаборатории остался тренироваться мой клон, который, в случае чего, сможет сохранить мне жизнь. Геномов у убитых шиноби Ивы не было обнаружено, но их генетический материал пригодится для создания клонов-диверсантов. Да и арсенал я свой пополнила...

А еще я вернулась в лагерь в ожидании встречи с одним человеком. И дождалась ее.

На следующий же день Цунаде на обеденном перерыве увела меня за пределы лагеря. Отдалившись на пятнадцать километров, чтобы нас не засек даже бьякуган, мы устроились на небольшой полянке под деревьями.

- Поговорим, Теншико? - наконец произнесла ирьенин.

... Глядя на этого ребенка, развалившегося на траве, трудно было заподозрить Караду в том, что она сумела обвести вокруг пальца Хокаге. А ведь она искренне считала ее дочерью Теншико... Достоверно играла. Но теперь, после рассказа Наваки, все встало на свои места. Появление подозрительно вовремя, быстрое развитие и высокий интеллект, который окружающие называли гениальностью, и, в конце концов - появление у Наваки еще одной стихии, что дает ему шансы овладеть Мокутоном. И после того, как Карада имела доступ к его телу!

Да, она не любила политику, но уметь была обязана. И сейчас она никак не могла понять, что за игра ведется.

- Просила же я не называть меня этим именем... - раздраженно выдохнула девочка. Нет сомнений, точно она!

- Потому что его никогда не существовало? - спокойно произнесла женщина. - А Хадзиме?

- Тоже, - кивнула ее собеседница. - У меня никогда не было дочери.

- Как же мне тогда тебя звать?

- Может, Карада? - эта бестия открыла глаза, и от спокойного взгляда желтых глаз ирьенину стала не по себе. - Мне нравится это имя.

- Что ты такое? - в ответ это чудовище приподняло бровь.

- Просто странница, которая бежала от смерти. Я заключила сделку с Орочимару, и он получил мои знания, а я - новое здоровое тело. Чудесно, правда?

- Как?

- На основе моего генетического материала. Можно смело сказать, что это и есть мое тело, только несколько моложе. А вот теперь представь, что будет, если я заполучу генетические материалы кланов с улучшенными геномами, а?

Ох, ксо... Бардак будет. Бардак и хаос, если кто узнает. А если же нет...

- Власти хочешь?

- Для чего мне она? - удивленно поинтересовалась Карада - Лишь инструмент, не более. Я просто хочу жить.

Лжи не чувствуется. А эмоции... абсолютное спокойствие.

- Допустим, - кивнула Цунаде. - Но в прошлый раз...

- Как я уже сказала - я хочу жить, - усмехнулась ее собеседница. - Сарутоби же мне мешает, да и не только мне. Как думаешь, что я должна сделать, чтобы жить в безопасности?

Сарутоби... В памяти сразу всплыло, как Карада в своей комнате прощалась с ними, готовясь к смерти. Было ли это игрой?

- Уничтожить Сарутоби, Шимуру и старейшин, - глухо ответила Сенджу. - Затем посадить на место Хокаге своего человека... а то и сесть самой.

- А зачем мне этот геморрой? - поморщилась ученая. - Нет, на месте Хокаге я вижу тебя... Не сейчас, лет эдак через двадцать... Да и то, если бы я планировала оставаться в Конохе.

Шок. Что?

- Почему я?

- Хм, дай подумать... Тебе безразличны внутренние дела кланов и ты не будешь их ограничивать, это поможет тебе заполучить их поддержку, - начала перечислять собеседница, сопровождая каждый аргумент щелчком пальцев. - Твоими товарищами являются двое бесклановых, что фактически гарантирует остальных таким шиноби отсутствие притеснений. К тому же, - с лица ее собеседницы исчезла улыбка, - ты не будешь посылать своих людей на убой только потому, что они тебе мешают.

Опять... Видимо, она крепко зла на Хирузена.

- Допустим, - потерла лицо ирьенин. - И как ты видишь это?

- С поддержкой твоего клана, естественно! - хлопнула в ладоши Карада. - Вот только есть одно "но" - на этой войне вас посылают в каждую горячую точку, и возвращаются далеко не все. Вас это устраивает...

- Коноха - дитя Сенджу, и, как всякий родитель, мы должны позаботиться о своем ребенке...

- Да ладно вам, Цунаде-сан, - рассмеялась Карада. - Ребенок вырос и обнаглел, так что пора отпускать его в собственное плавание. И я даже подскажу вам, как это сделать. Мокутон. Если у многих шиноби вашего клана совершенно внезапно пробудится Мокутон, то вам нужны будут дополнительные тренировки, чтобы выиграть время и получить силу. Это поможет вам выиграть время, а дальше уже все за вами.

- Наваки... - потрясла головой Цунаде. - Как вам вообще это удалось?

- Генная терапия, - усмехнулся мелкий монстр. - Я приживила Наваки геном Первого, что со временем позволит ему освоить Мокутон. Для любого Сенджу эта процедура безвредна, за исключением пары неприятных побочных эффектов. Стихия может проявиться примерно у восьмидесяти процентов.

- И когда только... - догадка пришла неожиданно. Карада на протяжении практически полугода посещала госпиталь и помогала ирьенинам, Орочимару тоже бывал там, а ДНК им много и не надо было, достаточно лишь нескольких капель крови. И из них уже можно было вырастить новые тела, и экспериментировать на них! - И сколько у вас тел Сенджу?

- Ни одного, - та-а-ак... Неужели правда? Ее собеседница протянула ей свиток. - Тут запечатаны результаты экспериментов, вся документация. После окончания опытов мы избавились от тел.

И это не ложь. Жест доверия?

- Тут же запечатаны и ампулы, - пояснение тем временем продолжалось. - Использовать или нет - решать вам.

- Зачем тебе все это?

- Я уже говорила... Умирать - неприятно как минимум. Тогда я не была уверена, что выживу, ведь применяемая техника была еще не отработана. Я была первой, кто ее использовал... Так что я хочу жить, как можно дольше и как можно лучше. Сарутоби сотоварищи мне в этом мешают.

Картина понемногу начинала вырисовываться. Карада и ранее говорила, что бежала из-за своих исследований, значит, ее новое тело - и есть их результат. Бежала она в Коноху, чтобы заполучить новое тело и избежать смерти. А тут Хирузен-сенсей... Ясно. В таком свете и та сцена смотрелась совершенно иначе, ведь Карада была не уверенна, что выживет.

Со стороны - просто. Но если не знать всего этого...

В любом случае, генную терапию ей придется применить. Сенджу должны жить... и да, нынешний Хокаге в этом мешает. Значит, пора готовиться к смене власти. Лет двадцать? Что же, она подождет. И это даст клану достаточно времени на подготовку.

Вопрос о стороне даже не стоит.

- Можешь рассчитывать на меня, - поднялась на ноги Цунаде-химе. - Но доверия можешь не ждать.

- Мне оно и не нужно.

Глава 5.

Война продолжалась.

Уже через месяц по фронту разнеслись странные слухи - мол, шиноби из клана Сенджу один за другим начали пробуждать Мокутон, наследие Первого Хокаге. Четких объяснений ни у кого не было, сами Сенджу от комментариев отказывались, но наилучшим подтверждением было то, что многие из их клана были отозваны в Коноху на "дополнительную подготовку". Правда, не все добрались до деревни... официально, конечно. Химе клана позаботилась о том, чтобы заранее вывести ряд фигур из игры и создать резерв. Уж не знаю, что думал по этому поводу Сарутоби, но теперь клан Сенджу точно не будет состоять всего лишь из одного человека. А мы с Орочимару получили неожиданный бонус - письмо от Сенджу Тока, нынешней главы клана, с вежливым приглашением на чайную церемонию после возвращения в Коноху и свиток с описанием нескольких высокоуровневых барьеров отдельно от Узумаки Мито. А ведь это предложение союза... Жаль, что я смогу освоить далеко не все - фуин и кеккайдзюцу, сами по себе, требуют приличного количества янь-чакры, чем я пока что похвастаться не смогу. Моим максимумом будут барьеры А-класса, да и то не раньше, чем через пятнадцать лет, когда тело полностью сформируется.

Впрочем, мне и без изучения барьеров было чем заняться. Я продолжала работать в госпитале, а в свободное время училась. Принцип выведения ядов из организма, проведение несложных операций... Мне надо было повысить свой ранг как ирьенина. Впрочем, занималась не только ирьедзюцу, у меня наметился прогресс и в иллюзиях, особенно звуковых. Технику гендзюцу колокольчиков Кин, показанную в аниме, я переработала под себя и получила Осой Хо, технику медленных шагов, замедляющую все чувства противника, а Джибакуган, контроль действий и эмоций жертвы, я переделала под использование флейты. Был и еще один любопытный эффект - просто играя на флейте и вкладывая чакру в звучание, я увеличивала скорость восстановления и циркуляции чакры у находившихся в радиусе десяти метров шиноби, а при использовании одновременно инь-чакры и медицинской чакры я многократно усиливала болевые ощущения при получении травм, правда вот, всего на пять минут. Были успехи и в изучении стихии Воды - Суироу была наконец-то переработана, и созданная на ее основе защитная техника была названа Сен Нагаре, тысяча потоков, которая была похожа на водный Кайтен. Сколько же я намаялась с печатями для нее! Мало того, что пришлось создавать отдельную печать для преобразования водной чакры, так еще и поменять порядок остальных, и теперь первой шла печать рыбы, созданная мною, затем собирающая и концентрирующая чакру печать лошади, потом овца, защищающая от моей же техники, потом змея и кролик, отвечающие за распространение техники по площади и скорость формирования соответственно, а потом уже печати экономной концентрации и поддержания объемной формы. А ведь была у меня задумка еще одной техники, на этот раз атакующей...

Вот в таком темпе и прошло три года. За это время Минато успел стать чуунином, потеряв в боях на вылазках обоих своих товарищей, Тсуме вполне заслужено получила повышение до джонина, а переобучившиеся шиноби Сенджу вернулись на фронт, используя техники Мокутона в сражениях. Вот только, несмотря на все это, война затягивалась. Коноха воевала сразу на нескольких фронтах, вынужденная противостоять союзу Кумо, Кири и Ивы, а уж про мелкие деревни можно и не говорить. Хорошо, что хоть с Суной закончились военные действия, установился нейтралитет и все шло к подписанию мирного договора, да с Узушио был союз...

И именно поэтому я не удивилась, получив приказ от Орочимару. Нас отправляли в страну Дождя.

Дождь, честно сказать, я раньше люто и бешено ненавидела из-за больных ног. Потом, заполучив новое здоровое тело, я смогла оценить заново всю красоту этого явления. Но не тогда же, блин, когда он льет постоянно! Волосы, совсем недавно остриженные немногим ниже плеч, промокли мгновенно, одежда начала прилипать к телу, и все то оружие, прятавшееся в карманах мешковатых штанов и рукавах бесформенной куртки, оказалось практически на виду, а стандартные сандалии шиноби - вообще отдельный разговор. Ар-р-р... Хорошо, хоть свитки в непромокаемом футляре, а то не знаю, то бы делала.

Нас отправили в страну Дождя, чтобы отразить атаку Ханзо Саламандры и шиноби Амегакуре, которые решили в союзе с Ивой выступить против Конохи. В отряде было чуть более двухсот человек, все чуунины и джонины - и я, пошедшая вместе с группой ирьенинов. Моей задачей было помогать в госпитале и при защите лагеря... В основном, все-таки, приходилось работать по второму пункту. Нашу оборону пытались прорвать ежедневно, и приходилось защищаться изо всей силы. Хорошо, хоть не надо было материализовывать воду для техник - она была везде... Уже через пару недель Сен Нагаре и защитные барьеры у меня получались совершенно автоматически, правда вот, постоянно приходилось употреблять препараты для более быстрого восстановления чакры. В целях повышения боеспособности пришлось также рассекретить одно из звуковых гендзюцу, то самое, которое увеличивало скорость восстановления чакры, и теперь по вечерам я практиковалась в игре на флейте.

Но не это запомнилось мне за время пребывания в стране Дождя. На всю оставшуюся жизнь мне отпечаталось сражение, когда тройка саннинов вышла против армии Ивы.

Это было вблизи нашего лагеря - оборона была практически прорвана. Ива могла просто смести нас, ее шиноби шли как лавина - а с нашей стороны первыми успевали Цунаде, Орочимару и Джирайя. А затем они использовали свои контракты... Это выглядело невероятно. Битва гигантов. Применение жабьих техник и барьеров Джирайей, змеиные атаки Орочимару, и невероятное изящество боя Цунаде, которая все же заполучила Мокутон... Я замерла от восхищения, и мне, честно говоря, невероятно повезло, что я не попала под чью-либо атаку и избежала участи быть задетой обломками камней. В результате боя местность покрыта причудливо растущими деревьями, местами сломанными и подпаленными.

Это невероятно и восхитительно. Тогда я поняла, к какой силе мне надо стремиться. S- ранг... Способность в составе отряда уничтожить вражескую армию. Если выдастся свободное время - непременно попытаюсь заключить контракт. Если же не выйдет, просто попрошу у Орочимару. Но, шиматта, я тоже так хочу! Мало того, что можно призывать животных и совершать с ними совместные техники, так еще и перспективы по изучению сендзюцу... а-а-а... Все, я знаю, чем займусь после войны.

Битву эту легендарные саннины выиграли безоговорочно. Ханзо погиб, его призывное животное было уничтожено, а противник был разбит начисто подошедшим подкреплением, не ушел никто. Вот только от всего нашего отряда осталось всего сорок человек, и половина из них получили вполне серьезные ранения. Здесь мы победили - но цена оказалась велика.

И, тем не менее, страну Дождя мы покидали. Наша миссия тут была выполнена.

Уходили мы последними, прикрывая отход раненых, и закономерно никуда не торопились. Я же ждала - ждала встречи с человеком, который может здорово помочь мне, и чей генетический материал необходим для одного из проектов, призванного подарить будущей Отогакуре отряд элитных боевиков. А может, и не только этого человека...

Мы шли медленно, не используя чакру, и каждый вечер пытались остановиться в каком-нибудь более-менее сухом месте. И вот, в одном из таких убежищ, мы, наконец, нашли их. Трое детей в странных костюмах и с голодным глазами попросили у нас еды.

- Может, мне убить их? - отстраненно поинтересовался Орочимару. Неужели забыл?

- Орочи! - воскликнула Цунаде.

- А что? На войне всякое бывает, и смерть будет милосерд...

Не выдержав, я с размаху наступила ему на ногу. Змеиный саннин осекся.

- А по мне, это нерационально, - проворчала я. - Что ты сам говорил про тварей, которые живут, и хороших людей, которые умирают, а, то-сан? Жизнь всяко предпочтительней смерти, какой бы она ни была, тебе ли этого не знать! К тому же, они не враги, и нам нет нужды убивать их.

- Держи, - Джирайя не выдержал и протянул свой паек детям. Его примеру последовала и Цунаде, и Орочимару с каменным лицом присоединился к ним. Ну что же, не буду тянуть кота за все подробности.

- Эм... - я обратилась к Конан, Нагато и Яхико. - Могу я вас обследовать?

- Зачем это тебе? - нахмурилась уже Сенджу. Она все эти три года старалась держать своих соклановцев от меня подальше, находясь под впечатлением того разговора.

- Интересно - ответила я. - Смотрите, Цунаде-сан, красный цвет волос характерен для клана Узумаки, что подтверждают и большие объемы чакры. Но эти глаза... Смотрите сами, это же ринненган! Насколько мне известно, после Рикудо такими глазами обладал только Учиха Мадара, пробудив их из шарингана! Напрашивается вывод, то мы видим полукровку Узумаки и Учиха, но против последней генетической линии говорит то, что данные глаза активны и даже сейчас потребляют чакру, тогда как Учиха смог бы деактивировать их. Я просто обязана это исследовать! К тому же, остальные двое тоже могут быть обладателями улучшенного генома, нельзя это исключать.

По глазам вижу - троицу из Дождя я нехило загрузило. А вот Цунаде устало провела ладонью по лицу.

- Опять геномы... - простонала она. - Ладно, я ничего не знаю, и меня тут вообще не было.

- Орочимару, похоже, ты испортил ребенка, - нервно рассмеялся Джирайя.

- Ну так что? - продолжала наседать на детей я. - Согласны? А взамен, если найду что-то, то подлечу...

Под моим напором они сдались, и уже через несколько минут на полу пещеры был развернут свиток со стационарной печатью полной диагностики, а мы с Орочимару сидели в стороне и изучали образцы крови. М-да... И впрямь, геном Узумаки у Нагато подтвержден, а вот Ринненган все же был пересажен. Жаль, очень жаль. Но даже без него, после соответствующего обучения клонов, мы можем создать команду боевиков... а психоматрицу, пожалуй, можно снять с Яхико - смелый, честный и прямолинейный, но далеко не глуп. И образцы инь-чакры Нагато надо будет взять, ведь если после его смерти мы сможем переселить его душу в одно из запасных тел, а после вербовки получим не только опытного бойца, но и источник информации об Акацуки... если, конечно, мой план провалится. А еще мы обнаружили кое-что интересное у Конан, но я сама не понимаю, что это. Вроде бы есть некая предрасположенность к стихиям ветра и земли... но в аниме она не пользовалась стихийными дзюцу, только техниками оригами. Точно! Может, новый геном? Во всяком случае, надо будет сохранить как образцы крови, так и инь-чакры - мало ли что, пригодится.

А вот со здоровьем у всех троих не было ничего серьезного - так, истощение средней тяжести и общая слабость. Ничего такого, чего нельзя было бы исправить. Но, чтобы сдержать обещание, пришлось отдать почти весь запас медикаментов и половину провизии.

В итоге, все разошлись довольными. Цунаде была рада, что мы сохранили жизнь детям, Джирайя остался с ними, чтобы подучить их, сами дети были обеспечены провизией на какое-то время, а мы с Орочимару получили материал для экспериментов. Воистину, для нас это с лихвой окупало все потери.

Глава 6.

- Хокаге-сама, разрешите? - на пороге кабинета возник АНБУ в маске кота. - Шимура-доно настаивал, чтобы вы ознакомились с этим докладом.

- Вот как? - нахмурился Сарутоби, принимая толстенную папку и начав просматривать документы, но уже на первой странице он поперхнулся дымом. - Почему сразу не доложили?

- Много времени ушло на сбор информации, Хокаге-сама.

- И мне докладывают только спустя несколько лет... Вот объясни мне, Кот, какого хрена?

- Виноват, Хокаге-сама, - поклонился АНБУ.

- Ладно, давай полный доклад. Эту писанину я посмотрю потом.

- Хай. Имя, предположительно - Риока. Ранг и происхождение неизвестны. Впервые была замечена немногим более трех лет назад в нашей столице, потом же исчезла в неизвестном направлении. Владеет мощными пространственными техниками, в одно и то же время была замечена как в разных концах материка, так и на островах. Позиционирует себя как ирьенина. Боевые навыки неизвестны, Риока весьма осторожна, а вступать в бой мы не рисковали. Внешне выглядит как ничем не примечательная девушка, фотография прилагается. Заказов не принимает, за нарушениями законов замечена не была. Вот только...

- Говори.

- Очень часто вступает в контакт с разными шиноби, открыто или же подстраивает встречи. При встрече играет на флейте, после чего идет на контакт с шиноби, и те ей практически сами все рассказывают, до мельчайших подробностей. Мы подсылали несколько человек с отлично проработанными легендами, но и они выдали информацию, прием абсолютно всю. По их словам, они ощущали бесконечное доверие к Риоке и острую необходимость выговориться.

Шпионит, значит... Нехорошо, совсем нехорошо. И эти техники - однозначно менталистика. Яманака? Нет, внешность совершенно другая... Может, Учиха? Вполне похожа, да и те неплохи в гендзюцу.

- Что по остальным техникам?

- Владение ирьедзюцу С-ранга, есть ли техники сильнее в этой области, неизвестно. Неизвестная пространственная техника. Техники менталистики однозначно есть. Предположительно, есть техники гендзюцу. Также неоднократно зафиксированы следы техники призыва, но детали неизвестны. Хьюги, смотревшие на нее, отмечают четко выраженный перекос чакры в сторону Инь-компоненты. Иных отклонений в чакре и улучшенного генома не зафиксировано.

М-да... Ничего не ясно. Кланы с такими техниками лично ему неизвестны.

- Была зафиксирована передача информации шиноби из других деревень?

- Нет, Хокаге-сама. Информацию она никому не дает и никуда не записывает. Предположительно, передача информации могла осуществляться через призыв или лично.

Вот как... Да, вполне возможно. Просто так оставлять это нельзя.

- Кот, прикажи внести изменения в книгу Бинго. Награду поставь как за В-класс, укажи все способности. Обязательно доставить живой, иные варианты не рассматриваются.

- Как прикажете, Хокаге-сама.

Книга Бинго.

Запись 4127

Имя: Риока.

Ранг: В.

Внешний вид: черные волосы, черные глаза. Носит бело-голубую юкату, всегда с ней лютня и флейта.

Особенности: мастер менталистики. Утаить от нее что-либо невозможно. После недолгого разговора собеседник сам выдает ей всю информацию.

Слабости: неизвестны.

Клички: отсутствует.

Предупреждение: боевые навыки неизвестны. Владеет мощной пространственной техникой.

Способности: ирьенин, мастер гендзюцу, мастер менталистики.

Цена за живую в Конохе: 2 000 000 рё

Цена за голову в Суне: -

Цена за живую в Кири: -

Цена за голову в Иве: -

Цена за голову в Кумо: -

***

Лесная тропа мерно стелилась под ногами, и Риока Хачи, как она сама себя называла, насвистывала незатейливую мелодию. Погода была отличной, те данго в придорожной забегаловке были вполне ничего, а тот забавный генин Суны, в будущем гениальный марионеточник и нукенин S-ранга Акасуна но Сасори выложил ей все, то она хотела знать, в том числе и о кланах Сунагакуре, и о техниках марионеточников. Если оригинал постарается, то вполне сможет воссоздать нити чакры, а уж как их использовать, она разберется.

В стране Огня она уже побывала в деревне скрытого Дыма, и, если честно признаться, потратила свое время зря - сильных шиноби у дымников не было, да и уникальными техниками или геномами они не могли похвастаться. Может, потом появится у них кто-то талантливый... В любом случае, там ей при повторном визите будут рады. А теперь на очереди страна Рек, находящаяся между странами Огня и Ветра. Сейчас там очень напряженная обстановка, и страна в любой момент может повторить судьбы Дождя, ставшего полем сражения великих стран. Местные жители как на иголках, и перевербовать их не составит труда. К тому же, там целых две деревни - Танигакуре, скрытая в долине, и Такуме но Сато, деревня мастером, где живут отменные артефактологи, уступающие только Узумаки. М-м-м... Может, с их помощью удастся переделать пистолет оригинала и наладить массовое производство? В будущей Отогакуре такое оружие может здорово сократить смертность среди молодых генинов...

Сбоку послышался плеск. Река? А затем раздались детские голоса.

- Ксо, Куждаку, из-за тебя упустил наш ужин!

- Заткнись, бака Суико! Кто виноват, что у тебя руки растут из задницы?

Вот как... Да, что-то такое припоминается. Будущие шиноби Такуме но Сато, обладатели уникального оружия...

- Да, если руки растут криво, то лучше и не приближаться к работе, - вышла Риока из-под сени деревьев. Оба ребенка, шатенистый мальчик и девочка с желтовато-зелеными волосами аж подпрыгнули. - Ну-ну, тихо, не враг я вам. Я просто мимо проходила.

- А кто вы? - детское любопытство взяло верх над осторожностью. - Вы шиноби, тетя?

- Я просто путешественница и музыкант... Вы можете звать меня Риока.

***

Глядя на сидящую перед ним девушку, Хагане размышлял. Чтобы проникнуть в Джомаэ но Сато, деревню шпионов, чьей профессиональной болезнью является паранойя, надо быть сильным и умелыми шиноби, но он, отличный сенсор, не чувствовал какой-либо силы в этой девушке. Чуунин, максимум... Но как? Информация, рассказанная ею, казалась слишком невероятной. Допустим, самогендзюцу они и так практиковали, но эта странная техника... Он допросил всех своих подчиненных, кто разговаривал со странницей, и получил исчерпывающий ответ - ей хотелось доверять. Для профессионального шпиона это необычно, доверять кому-нибудь, а вызывать доверие - самая сложная часть работы. Но так просто, спустя несколько фраз...

- Значит, странница, - наконец произнес он. - Что ты хочешь?

- Сделку, - честно отвечает странница. - Вам интересны мои техники, мне интересны ваши. Равноценный обмен.

- А не многого ли ты просишь?

- Нет. Ваши техники буду использовать только я, мои же - вы все. Ваши требуют использования чакры, порой в больших количествах, мои же сможет использовать и слабый генин. Конечно, не столь эффективно, как я, но тут дело уже в моей предрасположенности. Но вам хватит и того, что вас не будут подозревать, а доверие к вам будет лишь вопросом времени.

- Допустим. Не боишься вручать такое оружие нам? Не боишься, что мы тебя убьем?

- Скажу лишь одно - попытайтесь, - взгляд черных глаз был холоднее зимних ветров. - Дам вам хороший совет. Попробуйте сначала проследить мой маршрут за последние три года, а потом уж думайте, убивать меня или нет.

Он проследит. Обязательно.

... Риока Санджуни лишь усмехнулась. Она не сомневалась, что получит их техники.

***

Деревня Водоворота была красива. Очень. Жаль только, что ей недолго осталось стоять - Коноха не упустит шанса подставить сильного союзника, а альянс Ивы, Кумо и Кири набирает силу. Против трех - а то и четырех - деревень даже Узумаки не смогут ничего выставить... И из мира уйдут мастера печатей и барьеров, сильные бойцы и прирожденные артефактологии. Этого допускать нельзя.

- Спасибо за предупреждение, - кивает головой Узумаки Рюмэй, нынешний глава клана и лидер деревни. - Вот только ты должна понимать, что мы не имеем права сдаваться.

- Я и не прошу, - мягко произнесла Риока Джуго, вольготно расположившаяся напротив. - Я хочу лишь немного повысить ваши шансы на победу. Лично мне будет очень обидно, если ваш клан будет уничтожен.

- Мы все равно не погибнем, - хмуро отвечает аловолосый шиноби. - Шиноби моего клана живут во многих странах, а одна из моих дочерей, что я готов отправить в Коноху согласно договору, вполне сможет принять груз власти.

- Но лучше будет, если этого не случится, - упертость Узумаки злила. Хорошо хоть поверил в предательство союзников!

- Несомненно. Я найду пути сохранить кровь своего клана и наши знания. И ввиду этого я хочу попросить вас об одолжении, Риока-сан.

- Я сделаю все, то смогу, Рюмей-доно, - нахмурилась брюнетка.

- Вы говорили об основании своей деревни. Это точно?

- Да, все уже рассчитано. Процесс уже идет.

- Тогда как насчет союзного договора, Риока-сан? - неожиданно улыбается Узумаки.

- Простите?

- Я хочу обменяться послами, и готов выслать своих первыми.

Вот... хитрюга! Надеется победить врага, но и готовит варианты отступления. Вероятно, отправит детей с несколькими взрослыми и копиями свитков из библиотеки. Ресурсы, артефакты... Все же Узумаки не такие дураки, какими себя позиционируют.

- Ваше предложение заманчиво, Рюмей-доно.

- В таком случае, если вы не возражаете...

***

- Сад очень красив, - задумчиво проронила Маюри, попробовав чай. Воистину, вкус восхитителен.

- Несомненно, - отозвалась ее собеседница, женщина в роскошном костюме и хаори, сидевшая напротив за чайным столиком. - В это время года он особенно красив.

Каких только усилий стоило организовать встречу с дайме страны Чая, разговор отдельный. Но все же удалось.

- Наверное, сложно поддерживать его в таком состоянии.

- Вы правы, усилий придется приложить немало.

- Однако все зависит от садовника. Если он сменится, то и сад может измениться до неузнаваемости...

Этот намек - да что там, намек, по меркам шиноби сказанное прямым текстом - уже нельзя было пропустить мимо ушей. Клон улыбнулась, предвкушая торг.

- Маюри-сан, попрошу вас говорить прямо, - нахмурилась седая женщина.

- Ваша воля, - усмехнулась копия Карады. - Я много знаю о вас, Шиемико-сама. Сильная, умная, решительная и смелая женщина. Вы пытаетесь вывести страну Чая из той ямы, куда ее завел ваш отец. Экономика в упадке, политического веса в международной политике нет, деревня шиноби как силовая поддержка отсутствует. Вы начали восстановление, но вы слишком поздно пришли к власти, и не успеете довести все свои реформы до конца. А потомки... Ваш сын слишком уж похож на своего деда, безответственного прожигателя жизни, его жена - безмозглая придворная кукла. После вашей смерти все то, что вы сделали ради страны Чая, пойдет биджу под хвост.

- Всего того, то вы мне наговорили, достаточно для смертного приговора, - отставила бокал в сторону женщина. - Что вы хотите и что можете предложить?

- Бессмертие, - честно ответила Маюри. Ее собеседница вздрогнула. - Продление жизни. Управляемая реинкарнация. Называйте это, как захотите, но суть останется прежней. Мы можем продлить вам жизнь, выдав молодое здоровое тело и переселив вашу душу в него. Вы сможете продолжить все, к тому же, пока вы не подрастете, вы сможете водить политических противников за нос, обманывая их вашим возрастом.

- Это невыполнимо, - покачала головой дайме. - Нельзя просто взять и привести ко двору незнакомого всем остальным ребенка.

- Но можно сделать так, чтобы он вырос тут, на глазах у всех, - улыбнулась клон. - Мы заложим телу на период роста программу поведения, и ваша "внучка" проживет несколько лет на глазах у всего двора, а потом вы умрете для всех и возродитесь в новом теле. Жену вашего сына можно будет устранить, если вы захотите, а ее подменит наш человек, который первое время будет вашим телохранителем.

- Гарантии?

- Рицко, Камуи, Рей, - прищелкнула пальцами копия Карады, и стоящие у беседки фигуры скинули капюшоны и повернулись к разговаривающим. - Смотрите, это мои полностью идентичные копии. Они могут как обладать моей же личностью, так и быть совершенно пустыми. С помощью этой техники мы заменим вам тело и прикроем вас. Мы обладаем не только техникой выращивания новых тел, но и переселения душ.

Думай, думай. Предложение заманчиво. Ты получишь шанс завершить дуло своей жизни.

- Что вы за это хотите? - наконец произнесла Шиемико.

- Подданство страны чая, - улыбнулась Маюри. - Вам нужна силовая поддержка, нам же нужна территория для деревни шиноби и клиентская база. Конечно, мы не будем легализовываться до конца войны, но мы будем существовать и сражаться.

- Хм... Интересно, - по глазам вижу, то предложение впечатлило. - И это все?

- Все, - кивок в ответ. - Мы не будем вмешиваться в вашу политику.

- В таком случае, я не вижу препятствий. Детали мы обговорим позднее?

- Несомненно, Шиемико-сама.

Уже расставаясь, дайме мазнула взглядом по всей четверке и задумчиво произнесла.

- Среди этих тел нет основного, я права?

- Несомненно, - Маюри усмехнулась.

- Я не ошиблась в вас, Маюри-сан. Однако как же зовут главу новой деревни?

- О, позвольте мне пока сохранить это в тайне.

***

- Можно начинать, Маюри-сан? - обратился к невысокой девушке Сенджу Кото, глава экспедиционной группы клана Сенджу.

- Да, - кивнула она. - Начинайте.

Место было выбрано идеально. Страна Чая, южная оконечность полуострова, долина на некотором отдалении от побережья. Именно здесь будет новая скрытая деревня, именно здесь продолжится наша история.

Сенджу, вставшие в круг, получив знак, начинают складывать печати для земляной техники - и земля перед ними начинает медленно оседать, словно был туда наступил громадный каблук. Спустя двадцать метров это останавливается, шиноби спускаются - и все повторяется заново, вот только получается приличного размера "ступенька". И так еще раз, и еще, пока внизу не оказался круг радиусом в пятьсот метров, количество ступеней не достигло десяти, а на полдолины не раскинулся кратер странной формы.

Это - всего лишь первый этап.

- Продолжаем! - скомандовал Кото. - Второй этап!

Медики помогают той пятерке Сенджу, что ухитрилась заработать истощение, а вперед выходит еще десять человек, те самые, у кого прижился Мокутон. Пять минут, и оставшаяся долина покрывается лесом, а в самом низу кратера начинает расти огромное дерево. Невероятно огромное, оно достигает верха кратера, и только там основной ствол начинает разветвляться, и спустя еще десять минут огромная крона прикрывает кратер сверху, пряча его от наблюдения с воздуха.

Маюри довольно улыбнулась. Заготовка для Отогакуре завершена. Через лес ряд ли кто-нибудь сможет пройти, уж о всякой малоприятной живности они позаботятся, а сверху никто и не заметит Отогакуре. Правда вот, надо будет проложить несколько туннелей за пределы леса и к побережью, и это уже не говоря о том, что надо создать пути эвакуации, для доставки воды, построить в толще земли дома, здания социальных служб, административные строения, склады, и ведь надо будет еще позаботиться о полигонах... Все это потребует немало денег, но Риока уже должны получить второстепенный приказ об устранении нукенинов для получения награды за них, и с их способностями проблем с финансированием возникнуть не должно.

Вот только нужно все это было уже вчера. Скоро прибывает первая партия Узумаки, а через месяц должна прибыть группа артефактологов из Такуме но Сато.

Ну... По крайней мере, немного покривив душой, можно сказать, что Отогакуре уже основана.

Глава 7.

Возвращение в ставку принесло мне сюрприз, и не особо даже приятный. Орочимару, получив письмо из Конохи, целую минуту фонтанировал яростью.

- Миссия в Амегакуре признана успешной, - наконец соизволил пояснить он. - Все получают повышение: джонины до элитных джонинов, чуунины до джонинов, и, соответственно, генины до чуунинов. Так что радуйся.

Радоваться? Б...!

- Не верится мне в такую благотворительность со стороны Сарутоби, - пробурчала я. - Куда меня пошлют?

- Страна Ветра, - фигасе! - Сенсей решил, что тебе пора набираться боевого опыта. У нас сейчас временное перемирие с Суной, и в знак этого организуется совместный фронт. Ваша задача - не дать Иве прорваться к Суне. Тебя планируют объединить с одной из команд. Так что будь готова к командной работе.

- Когда отправляться? - интересуюсь я.

- Послезавтра часть отрядов выступает из нашей ставки, - морщится змеиный саннин. - Будь готова.

- Хай.

- И... береги себя.

... Все же эта общая форма чуунинов и джонинов - прелесть! Одежда удобная, движений не стесняет, а в жилете вообще много карманов, так что все сенбоны и кунаи вместе с печатями влезли. Свитки заняли свое место в креплениях на ремне, а арбалеты, стреляющие сенбонами, были спрятаны под рукавами, кстати, довольно свободными. Просто прелесть, как удобно! Выбиваются из этого только стандартные сандалии. Заччем они вообще? Я спрашивала - шиноби могут носить обувь и других фасонов, и материал значения не играет. Это же ужас просто! При дожде ноги промокают, песок забивается, оседает пыль...

И еще один минус - моему телу всего восемь лет, и в этом я смотрюсь как пародия на шиноби. Бесит!

К месту встречи команды я шла быстрым шагом - все же было любопытно. Так, вот, наконец, и нужная палатка. Откидываю полог...

- Шиматта! - восхищенно произнесла я. И было от чего. Вот это, вашу дивизию, сюрприз!

- О, Хадзиме! - радостно воскликнула Тсуме, поднимаясь с лежака. - Ну что, поприветствуешь свою команду?

- Жива еще, собачатина? - усмехнулась я. Ксо, я это бестию больше года не видела!

- Живее всех живых, - даже "собачатину" она мне на радостях простила. - Вот, буду твоим командиром...

- Я рада тебя видеть, - искренне призналась я.

- И я.

- А про меня что, забыли? - раздался веселый голос сбоку, а спустя секунду его обладатель, взъерошивший свою блондинистую шевелюру, появился у меня в поле зрения. Минато, зараза!

- И по тебе я скучала, Намикадзе, - улыбнулась я. - Слышала, ты чуунином стал.

- Как и ты, - кивает на мой жилет он. - Поздравляю с повышением. Аме, да?

- Да, - помрачнела я, вспоминая цену победы. - Недолго я проработала в госпитале.

- Ладно, может, и вернешься еще, - потрепала меня по волосам Инузука. - Знакомься, это еще один член нашей группы, Морино Ибики.

- Рад познакомиться, - кивнул серьезный кареглазый мальчишка лет одиннадцати с короткими каштановыми волосами. Так вот ты какой, будущий ужас Конохи... Интересно, ты уже думаешь над созданием своих знаменитых техник? - Хадзиме, верно?

- Карада Хадзиме, - представилась я. - Тоже рада встрече.

- Ладно, раз все представились, может, начнем? - хлопнула в ладоши Тсуме. - Честно говоря, я не ожидала, что мне вручат такую вот команду. Может, каждый из нас расскажет что-нибудь о себе и своих техниках, чтобы мы могли сработаться вместе?

Хм, сочувствую я ей. Ей всего пятнадцать лет, а уже вручили команду из трех оболтусов, один из которых младше ее на год, другой на четыре, и только с третьей вполне нормальная разница в возрасте.

- Идея неплохая. Командная работа - самое главное для шиноби, - кивает Минато. - Пожалуй, я начну, если никто не против. Меня зовут Намикадзе Минато, мне тринадцать лет. Я мечтаю когда-нибудь сразиться на равных со своим сенсеем, саннином Джирайей, и когда-нибудь стать великим Хокаге. Я неплох в тайдзюцу, владею призывом, техникой клонирования оружия и одной техникой собственного изобретения.

Вот так-так... Ясно, Расенган уже создан. А вот Хирайчин, судя по всему, еще нет.

- Меня зовут Морино Ибики, - еще один мой сокомандник был немногословен. - Мне нравятся блюда с мясом. У меня есть две техники призыва и несколько гендзюцу, и, думаю, правильнее будет назвать меня бойцом поддержки. Хобби... Пожалуй, задавать вопросы.

А как дипломатично, а? Ну что же, моя очередь отвечать.

- Меня зовут Карада Хадзиме, - улыбнулась я. - Мне нравится помогать то-сану в лаборатории, а также изучать генетику, химию и теорию чакры. Я - ирьенин С-ранга, немного разбираюсь в гендзюцу, также у меня есть три водные стихийные техники и несколько барьеров, а вот в тайдзюцу я полный ноль. Я мечтаю после окончания войны работать в научном отделе и продолжить исследования ка-сан.

- Вот и чудно, - улыбается Тсуме. - Меня зовут Инузука Тсуме. Мне нравится острая еда, не люблю же я излишне самоуверенных людей. Техники у меня клановые, в основном тайдзюцу вместе с моим нинкеном.

Куромару, которого она до этого гладила, заворчал и улегся поудобнее - а я с удивлением заметила, что у него уже нет одного глаза. Вот как... Значит, для Тсуме и ее нинкена этот год был тяжелым.

- Значит, у нас два контактника и два бойца поддержки... - задумчиво произнес Намикадзе. - Как будем действовать?

- По обстоятельствам, - коротко отозвалась Инузука.

***

Я когда-то говорила, что я ненавижу дождь и снег? Забудьте, это - ничто. Боль можно перетерпеть, неприятные ощущения перебороть. Но чертов песок, забивающийся в сандалии, в одежду, в волосы, в глаза, скрипящий на зубах, неимоверно мешался и злил! И какой идиот придумал запихнуть меня, стихийника-водника, в пустыню? На побережье мне было бы гораздо легче!

- Шиматта! - этот песок еще и едет под ногами, и бежать по нему без использования чакры, как по воде, невозможно! - Сюда бы того бакаяро, который оформил мой перевод, и...

- И что? - поинтересовалась Тсуме. Бегущие рядом товарищи навострились.

- На опыты его пустила бы! - огрызнулась я. У-у-у, родная лаборатория... Поскорей бы эта война закончилась! - Испытывала бы на нем новые яды из Суны и экспериментальные противоядия!

- С кем поведешься - от того и нахватаешься... блох, - еле слышно произнес Минато. Зараза. А ведь он отчасти прав, в песках есть разные нехорошие насекомые, так что за длинными волосами не особенно поухаживаешь, в результате чего пришлось остричь хвост. Гады, хочу на побережье!

- Положение обязывает, - отозвалась я. Тут же я поняла, какую совершила ошибку: на меня хлынула такая волна ошеломления, что я чуть не споткнулась. Ксо, я и раньше при нем употребляла эту фразу, еще как Теншико! - И вообще, это семейное.

- Я вижу, - язвительно отозвался он. - Правда вот, твоя мать была добрее...

- Так то ка-сан, а не я...

Ох, чую, от серьезного разговора мне не отвертеться...

Союзный лагерь нас обрадовал. Я впервые лично видела шиноби других деревень в небоевой обстановке. Шиноби Суны... не особо-то и отличались от наших. Такие же улыбающиеся, смеющиеся, грустящие. Такие же живые... пока что. И немудрено, что наши быстро сошлись с ними - общих тем было много. Да, у нас было ранее несколько сражений с песчаниками, но общий враг заставил объединиться, так что бойцы свободно общались друг с другом. А вот командиры... Будет достаточно сказать, что с нашей стороны был Хатаке Сакумо, а со стороны Песка - марионеточница и ирьенин Акасуна но Чиё, уже потерявшая в самом начале войны сына от руки того самого Белого Клыка. Так что смех в лагере был скорее нервным. Как затишье перед бурей.

Я сама с песчаниками нашла общий язык довольно скоро. У них в отряде тоже были шиноби моего возраста, а тот самый Сасори был на три года старше моего нынешнего тела, так что присутствию ребенка, к тому же чуунина, они не удивились. Мы сошлись с ними на почве кулинарии - готовила я всегда неплохо, и просто обожала острое, а кухня страны Ветра была не просто острой, а невероятно острой, так что я запоминала новые рецепты и готовила привычные мне блюда. Время от времени к нам присоединялась Тсуме, которой нельзя было есть острое слишком часто, чтобы не потерять нюх, да и остальные знакомые тоже не отставали.

Так продолжалось примерно две недели, пока не пришли донесения с границы. Крупные отряды шиноби Ивы двигались к нам. Этот путь был кратчайшим, чтобы добраться до практически беззащитной сейчас Суны, да и самым безопасным, к слову - западнее были обширные зыбучие пески, восточнее песчаные бури появлялись без какой-либо периодичности. А у нас практически за спиной, всего в трех километрах, стоял Роран, город с большим количеством мирных жителей. Красивый город, культурная столица страны Ветра... А кроме того - путь к Суне. И нам предстояло его защищать.

Сражаться в открытой пустыне против шиноби Ивы, фактически являющихся своеобразной регулярной армией, было с одной стороны просто самоубийственно. С другой же - основной стихией большинства из них является Дотон, крайне неэффективный в пустыне. Так что бой решено было принять на окраине Рорана, с которой спешно эвакуировали местных жителей. Я заняла месте в одной из многоэтажек на четвертом этаже, чтобы прикрыть ребят разнообразным метательным железом, Ибики засел на первых этажах, готовясь, если что, активировать Ирон Майден, стальную ловушку, а Тсуме с Минато замаскировались на улице. Я мониторила окрестности на предмет появления новых движущихся огоньков чакры - и, наконец, засекла их. Ну, началось.

- Шестеро на одиннадцать часов, - рации, оказавшиеся у Ибики, очень пригодились. - По количеству чакры - двое генинов, трое чуунинов и джонин.

- Поняла, - ответила командир. - Да, я тоже их чувствую. Минато, готов?

- Хай, - отрапортовал товарищ. - Кучиёсе!

Ага, вот и призыв. Интересно, кого он вызвал? Я немного сменила положение, перейдя к другому окну - и наконец увидела шесть фигур, со всей скоростью несущихся по улице. Ну что же, пора.

- Минато, поддержи! - запросила помощи я, запуская несколько кунаев. Тут же от них отделились разнообразные копии, и вражескую группу буквально накрыло металлическим дождем. Этот прием мы обговорили заранее... И он оказался эффективен - одна из невысоких фигур покатилась по асфальту, остальные же бросились в рассыпную. Ну что же, минус один! Пора и мне вступать в ближний бой. Выпрыгнув из окна, я буквально соскользнула по стене и скатилась на землю. Так, расклад... Ага, двое дистанционщиков торопливо складывают печати, на них уже нацелились Тсуме с Куромару, призванная Минато жаба опалила еще одного огнем, впрочем, он пока держался, сам Минато связал боем еще одного... А где последний? Огонек чакры вспыхивает буквально у меня за спиной, и я еле успеваю отскочить от удара короткого клинка. Впрочем, проблему решают за меня.

- Кучиёсе: Ирон Майден! - раздается голос Ибики. Большой стальной кот становится ловушкой для противника, а потом стальные цепи уносят его под землю. Я с благодарностью киваю Морино, и бросаюсь дальше. Так, вот тот обожженный пытается встать - и закономерно получает кунаем. Минато тем временем справляется со своим. Так, а Тсуме?

- Ива Ядо Кузуши! - разносится мужской голос, а сверху и сбоку отчетливо веет чакрой. Ксо! Догадка осеняет меня, и я бросаюсь к Минато, складывающему печати. Шуншин! Если Тсуме еще в Гатсуге и легко увернется, то не Намикадзе! Правая рука сама складывает печати.

- Сен Нагаре!

Времени распечатать воду нет, и приходится материализовывать ее из собственной чакры. Вокруг меня и Минато закручивается водный вихрь, принимающий форму купола, и падающие сверху куски стены просто отлетают в стороны. Успела...

- Впечатляет, - произносит он, прервав процесс создания техники. - Похоже на... неважно. Сама создавала?

- Угу, - отзываюсь я. Так, вроде бы все спокойно... Снимаю купол - и вижу Тсуме над телом того самого джонина. Все? Кроме нее, поблизости чувствуется только Ибики. Значит, с этими разобрались.

- Все в норме? - интересуется командир, глядя на нас и подходящего к нам Ибики.

- Меня даже не зацепило, - улыбается Минато. - А вы?

- Нет.

- Нет.

- Вот и хорошо, - кивает Тсуме. - Хадзиме, чувствуешь еще противников?

Так... Ага, вон там кипит оживленный бой, чакра так и вспыхивает, аж мурашки по коже проносятся.

- На шесть часов, - докладываю я. - Всего сражается восемь, но я не уверена в их принадлежности.

- Разберемся на месте, - морщится Инузука. - Погнали!

... В таком темпе мы носились по окраине до самой темноты - засечь сражение, присоединиться, помочь своим, идти дальше. Уже после третьей стычки мне пришлось подлечивать Минато, после седьмой глотать чакровосстанавливающие пилюли. Но, наконец, все вроде было бы кончено, и мы смогли вернуться в лагерь.

- Фух... - потянула я, усаживаясь прямо на песок около палатки. Сил не было. Совсем. Про то, что чакры осталось кот наплакал, я и не говорю.

- Держи, - протянул Минато мне фляжку. Вода, ура!

- Премного благодарна, - совершенно механически кивнула я и тут же прикусила язык. Да что за...! От Минато просто ударила волна удивления вместе с неверием и раздражением. Почему у меня в последнее время не получается уследить за своим языком? Намикадзе же тем временем сел рядом и уставился куда-то вдаль.

- Зачем было все это, Карада-сан? - неожиданно прямо спросил он. Догадался... - Я уже и сам не знаю, где в ваших словах правда, а где обман.

- Я не была уверена, что выживу, - пожала плечами я. Раскрываться, так раскрываться. Хорошо, что никому не было дела до разговора двух детей, суматоха в лагере царила еще та. - Техника была еще не доработана. Я создавала себе пути для легализации, даже не зная, смогу ли воспользоваться ими.

- И дочери никакой не было, - утвердительно, не сомневаясь, произнес блондин.

- Не было.

- И вас действительно убили... свои?

- Да.

Странно все это. В эмоциях нет ни злости, ни волнения - лишь спокойствие и сосредоточенность.

- И что будете делать теперь?

- Просто жить, может быть? - я откинулась на ткань палатки. - Мстить я не собираюсь... лично. И без меня найдется недоброжелателей, которые смогут выполнить за меня всю работу.

- Как и в тот раз, так ведь? - приподнимает бровь он. Откуда, откуда тринадцатилетний ребенок, без особого образования, может все это понимать? - Вы провели провокацию, и всю работу выполнили за вас, даже сами не понимая этого.

Кошмар... Теперь я понимаю, почему Намикадзе Минато смог стать Хокаге еще при живом Третьем, с его-то умом. Кошмар, меня окружают одни гении! И не поймешь, что хуже - эти самые гении, которые могут сорвать все планы, или же совершенно непредсказуемые идиоты.

- Просто я знала, что они так поступят, - пожала я плечами. - Да и выбора у меня особого не было...

- Но ради чего это все? - хмурится он. - Ради Орочимару?

Скотина! Я как раз в тот момент решила отхлебнуть из фляжки. Расплескав драгоценную влагу, я повернулась к собеседнику.

- Обоснуй.

- Запросто, - улыбнулся он. - Карада-сан, вы достаточно часто употребляете его имя, но не настолько часто, как если бы делали это специально. Вы довольно здравомыслящий человек и умеете признавать поражение и восхищаться теми, кто сильнее, следовательно, вы вполне можете восхищаться таким ученым, как он. Дальше - он тогда спас вас, и это гарантирует благодарность, а продление жизни и фактически предоставление бессмертия вместе с новым телом является отличной основой для признательности.

Шиматта, и когда он стал так хорошо разбираться в психологии?

- Допустим, ты прав, - проворчала я. - Мои намерения ты выяснил. А дальше что будешь делать?

- А разве непонятно? - он одним движением поднялся на ноги. - Я много думал после... смерти Карады Теншико, и заметил много интересного. Я и раньше хотел стать Хокаге, но теперь получил еще и неплохой стимул. Мне не нравится, когда мои друзья должны погибать из-за политических игр кучки стариков.

Друзья, да? Значит... Ясно. Минато, ты действительно хороший парень.

- Значит, союз?

- Союз, - улыбается он. - Я становлюсь Хокаге, а вы спасаете всех, кто мне дорог, хорошо?

Вот как... Ясно.

- Хорошо, - киваю я. - Тогда уж называй меня просто Карадой, а то остальное смотрится со стороны...

- Учту, - улыбается Намикадзе. - Ну что, пойдем? Если пропустишь ужин, Карада, то чакра будет восстанавливаться гораздо медленней.

- Пойдем, - протянула руку я, и он помог мне встать.

Мы медленно двигались к центру лагеря, а невдалеке, в пустынных сумерках, один за другим разгорались огни Рорана. Города, который мы отстояли. Города, где я приобрела еще одного хорошего союзника.

...города, которому суждено быт разрушенным в этой войне - как и многим другим.

Глава 8.

В пустыне мы, к моей радости, долго не задержались - уже через месяц нас командировали на побережье, где шли постоянные стычки с шиноби Кири; все же у нас в команде было двое боевиков с тайдзюцу (а по песку не особенно-то и побегаешь) и один стихийник-водник все же не могут в полную силу сражаться в пустыне. А вот на побережье... Наконец-то у меня будет время изучить техники из того свитка Амегакуре и опробовать их, ку-фу-фу! Ой... что-то меня заносит.

Техники, кстати, оказались весьма интересными. Кирисаме, холодный дождь - в аниме что-то подобное было только у АНБУ Киригакуре, и эта техника позволяла им нейтрализовывать вражеские атаки, просто не давая их применять или же существенно ослабляя. Самое то для бойца поддержки! Печатей всего было три, и они весьма точно отражали суть техники: скрытная, внезапная и не действующая на пользователя. В принципе, ничего сложного. Куда сложнее оказалась вторая техника, уже сугубо атакующая - Дайбафуку, великий водопад, представлял из себя водяной вихрь, атакующий цель со всех сторон. Так у меня появилась первая сугубо атакующая техника из ниндзюцу, хорошо хоть, что после Расенгана с его-то потоками чакры с освоением техники проблем не возникло.

Наша команда тоже не стояла на месте. Ибики начал работать над гендзюцу, которое раньше практически не изучал - и добрая Тсуме направила его ко мне. После получаса криков в духе "я не сильна в гендзюцу" и "скажи это тем, кого мы завалили в шестилетнем возрасте" пришлось признать свое поражение, и итогом стала сделка с Ибики - я подучиваю его, а он твердо уясняет на будущее, что в гендзюцу я так себе. Минато, слушая этот диалог, ржал, как пьяная лошадь. Мое правило "хочешь обмануть врагов, обмани сначала друзей" он испытал на собственной шкуре, и поэтому не удивился, но торг его действительно позабавил. М-да, все же, собранность и серьезность ему не мешает иметь воистину свинячий характер. Сам же он тоже не забрасывал тренировок, постоянно читая какие-то свитки, заглянув в которые разок, я увидела описания печатей и барьеров вплоть до А-ранга. Один вопрос - откуда? Джирайя вроде бы получил свои знания в фуиндзюцу и кеккайдзюцу от Узумаки Мито, которая учила их с Орочимару за компанию с Цунаде, но вряд ли они смогли бы выучить что-то по настоящему серьезное... или нет? Или же это привет от Кушины? В любом случае, одни вопросы. А еще он все свободное время сидел за какими-то расчетами, постоянно вырисовывая печати одну за другой. Создает новую технику?

Во всяком случае, свободного времени у нас было не так уж и много. На побережье не было столь кровопролитных сражений, как на северной границе с шиноби Кумо, но отряды Кири нападали гораздо чаще, и поэтому даже поспать удавалось не каждую ночь. Сон стал практически роскошью, а уж про проблемы с чакрой я и не говорю. А еще - именно на побережье я за всю войну получила первые ранения, ничего серьезного, с чем бы я не смогла справиться, но все же... А было бы забавно, если бы удалось пройти войну вообще без ранений, но чего нет, того нет. Зато мне наконец-то удалось добраться до улучшенных геномов Кири! В одном из отрядов состоял неизвестный мне Юки, и после боя смогла заполучить его генетический материал, хоть и щеголяла новыми дырками в шкуре. Теперь Отогакуре будет обеспечена боевиками... И еще - мне удалось взять на анализ кровь Минато. Что сказать... смеялась я долго. И как раньше мне в голову не пришла? Высокий интеллект, скилл "вынос мозга", характерная внешность... Будущий Хокаге оказался бастардом Яманака. Уж не знаю, кто был его вторым родителем, но у него явно преобладал Янь-компонент чакры, и в результате этого Минато может использовать стихийные техники без особого труда, компоненты Инь и Янь в его системе находятся практически в равновесии. Кстати, за это говорит и то, что его отпрыск тоже без особых усилий использовал стихию Ветра. Сам же Минато уже осваивал молнию. На известие о наследии он отреагировал весьма спокойно.

- Иноичи-сан получит эту информацию? - наконец поинтересовался он. Хм...

- Разве что совсем уж конфиденциально, - ответила я. - В текущей ситуации ты имеешь шанс занять место Хокаге только как бесклановый, то есть абсолютно безразличный к внутренним делам кланов. Если же о тебе заявят как о бастарде, многие главы кланов просто не потерпят тебя как правителя. Заодно и останется козырь в рукаве.

- Будешь обучать менталистике? - поинтересовался он. Шиматта, откуда...?

- Я не Яманака, - наконец, ответила я.

- Но менталист, - приподнял бровь он. - Я не знаю другого направления ниндзюцу или гендзюцу, которое помогло бы сменить тело. Так что что-то ты обязана знать.

- Характерные техники не дам, а то все сразу станет ясно, - предупредила я. - Только несколько гендзюцу, самогендзюцу и помогу развить эмпатию. Сойдет?

- Вполне, - усмехнулся Намикадзе.

... Я уже говорила, что было не так тяжело?

Забудьте. Я врала.

Через пару недель после того, как мы были командированы на побережье, случилось страшное. То, чего я так боялась и что желала предотвратить.

Альянс Кумо, Кими и Ивы перешел в наступление на нашем фронте. Их объединенная армия атаковала первым делом союзника Конохи, Узушио. Помощь не пришла, нам просто запретили высовываться до подхода общих сил - и Водоворот был уничтожен.

Узумаки... По мне - величайший клан. Сила, чакра, живучесть, долголетие. Легендарные мастера фуиндзюцу и кеккайдзюцу, способные ставить печати одним касанием... Мы не успели спасти всех. По иногда приходившим зашифрованным на русском письмам Орочимару я знала, что они потихоньку начали эвакуацию, в Отогакуре прибыло три группы и часть библиотеки... И - все. Больше не успели. Почему они не попытались закрыть деревню барьерами? Почему они не захотели покинуть ее и рассредоточиться? Почему заранее не запросили подкрепления у Конохи? Неужели они были настолько уверены в своих силах? Но теперь уже все равно, Узушио потеряна. Остается только надеяться, что те две сотни красноволосых детей и их наставники смогут восстановить силу своего клана, да и надо будет поискать тех Узумаки, кто в тот момент находился на миссиях вне деревни или с семьями жил в других странах. Выжила только одна из дочерей главы клана, по каким-то причинам находившаяся вне Узушио, и новоявленная Кушина-химе была отослана со спасательной командой в Коноху, под крылышко союзников. Минато, отбывавший там отпуск по ранению, успел познакомиться с ней, и отзывался о ней как о достаточно милой, хоть и вспыльчивой девочке.

А после уничтожения Узушио стало еще хуже. Хоть аловолосые и оттянули на себя большую часть сил врага и заставили шинигами собрать обильную жатву, но после их падения наш участок фронта оказался открыт. Нападения туманников участились, и мы несли потери. Вот и сейчас - во время мониторинга границы нашей группой, мы засекли осторожно приближающийся отряд из четырех человек, спустя какое-то время замерший, а затем начавшей брать нас в клешни.

- Опять оборону прощупывают, - сплюнула Тсуме. - Ставлю сто рё, сенсор у них есть.

- Это и так ясно, - фыркнул Ибики. - Делать что будем?

- Так, - присела командир. - Делимся на две подгруппы. Минато со мной и Ибики с Хадзиме, вдвоем вы все же эффективней. Один тормозит, второй нейтрализует. Минато, ты вроде бы пару барьеров разучил?

- Найдется, чем остановить, - кивнул блондин. - Ибики, Карада, справитесь?

- Куда денемся? - усмехнулся напарник. - Уж в гендзюцу я успел поднатореть.

- Хорошо. Погнали!

Мы большими прыжками удалялись прочь от поляны. До встречи с врагами еще несколько минут, и надо бы успеть выйти к воде. Где-то тут протекает река...

- Что по тактике? - отстраненно поинтересовался Морино.

- Ты сдерживаешь гендзюцу, я атакую водой, - отозвалась я. - Нехан Шойя осилишь?

- Да, в сон погрузить вполне смогу, - кивает он.

Так, вот и река... Шиматта! Я шла впереди, и именно поэтому приняла на себя одну из атак туманников. Больно, мать вашу! Меня буквально сбило с ног и протащило по берегу, порядочно поваляв в песке. А этот силен в тайдзюцу, к сожалению... Только перекувыркнувшись, я закатала правый рукав и разрядила арбалет. Получай сенбонов! Сволочь, уклонился. От следующей его атаки уворачиваюсь и ухожу в Шуншин, перемещаясь чуть дальше, чтобы оглядеть картину боя. Так, неплохо - Ибики своего усыпил, вот только добить не успевает, мой противник несется на него. М-мать! Складываю печати, и вокруг бегущего взметывается вихрь воды. Дайбафуку! Медленно, слишком медленно! Это только задерживает его, но вполне хватает Морино для того, чтобы добить второго туманника, после чего он сам пытается уйти Шуншином, но не получается - задержанный было моей техникой шиноби Кири вырывается вперед, и я снова получаю на орехи. Ксо, ненавижу, когда ко мне лезут в ближний бой! Кувыркнувшись несколько раз по воде и подняв кучу брызг, я отлетаю в сторону. Так, что там... Ибики, молодец, уже успел спрятаться, готовясь при случае использовать свой призыв или подловить врага в гендзюцу.

- Карада Хадзиме? - неожиданно интересуется мой противник. Шиматта, откуда он знает? Вроде бы нигде раньше с этим конкретным туманником и вообще с его товарищами раньше не встречалась, впрочем, хрен поймешь из-за маски. АНБУ Киригакуре, "Туманный батальон"?

- А вежливостью ты не страдаешь, - хмыкнула я, поднимаясь на ноги. Чего он медлит? - Или имя по службе не положено называть?

- Не положено, - голос из-за маски смеется. Ибики, чего ты медлишь? Ты же вполне можешь подловить его! - Значит, Карада Хадзиме, ученый, ирьенин и мастер водных техник, отмечена нестандартным использованием Шуншина, слаба в тайдзюцу. Согласно книге Бинго, награда составляет 150 000 рё за живую в Кири и 70 000 рё за мертвую там же. Мне повезло.

Ох ну ни... В книге Бинго записываются как нукенины, так и те шиноби вражеских деревень, кого желательно бы устранить либо же захватить. И неужели я удостоилась чести попасть в этот список?

- Хорошо у вас разведка работает, - я просчитывала варианты. Если мое тело уничтожат, то трудности будут только с легализацией, в Отогакуре меня ждет уже меченое и готовое к подселению тело, так что со своей "смертью" я не теряю ничего, кроме контактов с нужными мне людьми. - Вот только неужели ты надеешься, что храня секреты моих исследований, я дамся вам живьем?

- Хм, дай-ка подумать... - провел пальцем по маске мой собеседник. - Да, надеюсь. Или ты хочешь посоревноваться в том, кто первым доберется до твоего напарника?

Шиматта! Ибики, уходи! Огонек его чакры начинает чувствоваться все слабее. Все понял, молодец. Я постараюсь справиться сама, теперь уже не скрываясь и выкладываясь на полную.

- Если рассуждать относительно ценности, то мои исследования всяко важнее, - расслабилась я. Флейта из рукава скользнула мне в руку. - Да, Ибики-куна мне будет жаль, однако еще больше мне будет жаль, если мои исследования попадут в руки к вами.

- Ну что же, это твой выбор, - танто моего противника с легким шорохом выскользнул из ножен. - Даже без ног ты сможешь работать. Слышал, твоя мать, Карада Теншико, еле ходила?

Похвально, такая тщательно выполненная подборка информации... Упоминанием о мой старой личине он пытался меня разозлить? Да, ему это удалось. Но это не слепая ярость, и я не ринусь слепо в атаку - я боюсь за свое тело, не хочу снова передвигаться со скоростью улитки и каждый раз в дождь проклинать весь мир. И теперь я буду сражаться изо всех сил, чтобы выжить и остаться целой.

Флейта тотчас же оказалась у моих губ, и пальцы затанцевали. Первая моя атака на основе звука, ниндзюцу, годящееся только для боя на средней дистанции, грубое и до сих пор недоработанное - Ото Фуку, звуковой удар, устремляется к противнику, но тот уклоняется. Быстрый, бакаяро! Еще атака, и еще, еще... А вот теперь я сама ухожу в Шуншин. Так, что у нас там? Ага, оглядывается по сторонам. Так, флейту пока то в сторону, пальцы одной руки складывают печати. А если погрузить в сон?

- Нехан Шойя, - шепчу я.

Сбросил, зараза, а ведь я замаскировала активацию не под те самые нелепые перышки, а под порыв ветры! Опытный, падла... Тем лучше, проверю свои силы. Местоположение вновь приходится менять, мое присутствие он уже вычислил. Так, что там дальше? Вспышка света тут бесполезна, плутать его тоже сейчас не заставишь... Шиматта, да практически все мои техники подходят для действий из засады, не силовик я! И что делать? Разве что... Точно! Осой Хо, медленные шаги! Вряд ли удастся использовать на полную, но даже замедлить немного не помешает. Достаю сенбоны с колокольчиками, втыкаю один в дерево, а затем раз за разом меняю диспозицию, помечая ими весь участок леса вокруг. Так, сюда, и сюда, и сюда тоже... Создаю водяного клона - и подготовительный этап готов. А вот теперь я буду аккуратно заманивать в ловушку.

Шуншин - и взметнувшиеся листья оказываются в поле видимости моего противника, и он бросается ко мне на всей скорости, а я же начинаю планомерно отступать вдоль реки. А, сволочь! Уже на четвертом колокольчике он все понял и вырвался из гендзюцу. Ну что же, Каварими! Теперь вместо меня по веткам скачет клон, а сама же я прячусь на берегу и активирую сенсорику. Так, еще ведется... А, уже нет - клон рассеян, а туманник, немного простояв на месте, возвращается ко мне. Ну что же, у меня есть немногим меньше минуты до встречи с ним, и надо продумать план. Оптимистично, да? Но все же кое-какие наметки есть. Вот уж не думала, что это гендзюцу придется дорабатывать прямо по ходу боя. Флейту убираю в чехол, ее же место в руке занимает обыкновенный кунай. Ну, надеюсь, сработает.

- Думала убежать? - мой противник, спрыгнув на воду, склоняет голову на бок. А в эмоциях - недоверие и опаска. Что, не ожидал? Я за время боя применила всего одну водную технику, но зато непонятное ниндзюцу и несколько гендзюцу, так что несовпадение в данных настораживает тебя. Ну что же, думай, думай.

- С чего это? - усмехаюсь я, прокручивая кунай за кольцо и перехватывая его поудобней. Ага, следишь за оружием, ожидая новой подлянки. - Как ты уже понял, сведения обо мне были весьма и весьма неполными.

- Что только повышает твою ценность, - голос ровный, а вот в эмоциях чувствуются нервные нотки. - Может, удастся стребовать за тебя награду повыше...

- Не дели шкуру неубитого медведя, - я отвела руку с кунаем назад, тем временем напитывая инь-чакрой как сам кунай, так и воду под ногами. Если задумка удастся, то гендзюцу из-за сложности потянет на А-ранг, а для аналогичной техники мне надо будет только подобрать печати. - Знаешь ли, крайне опасно недооценивать своего противника, а самый опасный - тот, кто сумел заставить недооценивать себя.

- Я убеждаюсь в этом не первый раз, - усмехается он. Ну что же, пора. Я подношу левую руку к груди, и пальцы складывают печать направленной концентрации.

- Я сделаю тебе подарок. Ты увидишь самую красивую мою водную технику.

Я поднимаю руку с заряженным чакрой кунаем, прокручиваю его на пальце - и отпускаю, он падает в воду лезвием вниз.

- Сенфунмахари, - произношу я. Название, кстати, хорошее. Если удастся выбраться, то так и назову водную технику. Тысяча брызг-игл, да...

И - запускаю гендзюцу, сразу два. Первым активирую остатки Осой Хо, что мой противник не стряхнул до конца, чтобы замедлить его восприятие и реакцию, а затем - и новое гендзюцу. Его внимание приковано к опускающемуся ко дну кунаю, а расходящиеся кругами волны являются своеобразным спусковым механизмом для иллюзии. Я знаю, что ты сейчас видишь, туманник. Водная толща под тобой содрогается, а затем - плотными тисками сжимается вокруг твоих ног, быстро и резко, обдавая тебя водой до головы. А брызги... Капли не опадают, а начинают кружиться в воздухе вокруг тебя, постепенно их становится все больше, и меня ты уже не видишь. И - финальный этап. Кунай оказывается в моей руке, а видимые только тебе брызги с невероятной скоростью приближаются к тебе. Болевые ощущения от "атаки", доставляемые тебе с помощью менталистики - и кунай в горло. Покойся с миром, мой умный враг. Своими знаниями ты заслужил того, чтобы я выложилась на полную.

Так, что в округе? Никого не чувствую... Фух, все. Оттащив тело туманника к берегу, я плюхаюсь прямо на песок. От резерва осталось от силы четверть, слишком много сил сожрало последнее гендзюцу. Но - я победила, да.

Шорох за моей спиной заставляет подскочить, и я разряжаю арбалет из левого рукава, но промазываю. Где враг? Поблизости вспыхивает огонек чакры... знакомый огонек. Фух, а я-то испугалась...

- Слишком уж ты нервная, - выходит из-за дерева Ибики. - Красиво ты его. Что за гендзюцу?

- Только что доделала, - усмехаюсь я, усаживаясь обратно на песок. Стоп, он что, все время был тут? Но как я его не почувствовала? - И когда ты только научился прятаться от сенсоров?

- Недавно, - пожимает плечами мой напарник. - Вполне полезное умение, вот только не отработал его еще до конца.

Хм... Не лжет. Значит, я не почувствовала его сначала из-за сосредоточенности на сражении, а потом просто вымоталась. Да и сенсор я не самый сильный, три километра - мой предел, и даже стихийный состав чакры не могу почувствовать, только применение техник С-ранга и выше.

- Научишь? - интересуюсь я.

- Семейное, - качает головой Морино. - А те твои техники на звуке, гендзюцу и тот звуковой удар...

- Тоже семейные секреты, - вру я.

- Ясно, - удрученно вздыхает он. - М-да, два чуунина относительно легко уничтожают шиноби "Туманного Батальона"... Забавно, не правда ли?

- Разное бывает, - устало вздыхаю я и продолжаю развешивать лапшу на уши. - Не знаю, слышал ли ты или нет, но Карада Теншико, не будучи обученной как шиноби, смогла устранить группу "Пурги" в составе четырех человек, хоть это и не прошло бесследно для нее.

- М-да... - потянул Ибики, задумчиво почесав затылок. - Клан, специализирующийся на ловушках и техниках звука?

- Да я и сама не знаю, был ли клан, или просто несколько поколений шиноби. Я из страны Снега и последняя из своей семьи. Рассказать было просто некому.

- Соболезную, - откликается напарник. - Помочь?

- Спасибо, - я протягиваю руку и с его помощью поднимаюсь на ноги. Так, разогнать по организму медицинскую чакру... Все, в порядке. Больше ничего не болит, чувствую себя словно после хорошего отдыха.

Запечатав трупы и снаряжение, мы направились к месту, где расстались с основной частью команды. Минато и Тсуме, почти невредимые, уже ждали нас... не одни. Им удалось захватить пленника, судя по возрасту - всего тринадцать, максимум четырнадцать лет - стажера из группы АНБУ, которая была в сознании и испуганно озиралась по сторонам. Невысокая рыжеволосая девочка испуганно озиралась по сторонам большими синющими глазищами. Хм, что-то знакомо выглядят эти странно лежащие рыжие пряди, да и этот странный пучок на макушке...

- Как? - поприветствовал нас Минато.

- Живы и здоровы, - кинул Ибики ему свиток. - Только Хадзиме поваляли малость, а так все нормально. А вы?

- Да вот, захватили языка, - кивнул Намикадзе на девчушку. М-да, встреча двух будущих Каге прошла в далекой от мирной обстановке. - Будет тебе, на ком попрактиковаться...

- Не ему, - качаю головой я. Взгляды скрещиваются на мне. - За нее нам могут оторвать головы как наши, так и Туман. Думаю, скорее всего она послужит объектом обмена.

- Причины? - коротко интересуется командир. Насторожена максимально.

- Теруми Мей? - интересуюсь у пленницы я, и та ошарашено кивает. - Как я и думала. Вообще, как ее сюда отпустили? За обладательницу двух улучшенных геномов нас просто в порошок сотрут.

Аут - вот что написано на лицах моих спутников.

Глава 9.

Пленницу мы все же доставили в лагерь, а вот там возник вопрос - что делать дальше. Сообщение о поимке Теруми Мей было уже отправлено в Коноху, а пока что стоило допросить ее и поместить под охрану. И угадайте, кому был выдан приказ? Правильно! Как сказал Нара Шиничи, командующий на этом фронте, "сами накосячили - сами исправляйте". Так что и охрану, и добычу информации свалили на нас! А если серьезно, просто было некому. Менталистов и так не хватало, большинство были сосредоточены на северном фронте, а тот единственный Учиха, что был у нас в лагере, просто сбивался с ног. Так что надежды возлагались на Ибики... Тем более, что получение информации от Теруми-химе было не так уж и важно.

- И что делать? - нахмурился будущий ужас Конохи, стоило нам только зайти в выделенную нашей команде палатку. - Яманака нам не дадут...

- Мы и без них справимся, верно? - интересуется Минато, косо поглядывая на меня. Хм... Настаивает, чтобы я раскрылась? Идея не слишком удачная, Тсуме вряд ли получится переманить, а будущая карьера Ибики мне и так известна.

- Я сам могу и не справиться, - качает головой Морино. - Ее наверняка готовили к подобным допросам, а наносить сильные повреждения нам нельзя.

- Карада? - вновь спрашивает у меня Намикадзе. Дай подумать, сволочь блондинистая! Допустим, мне удалось раскрыться, и это будет сохранено в тайне... А дальше? Раз она наследница, у нее должна стоять защита на разуме, и не самая слабая. Пусть мне и удастся найти брешь - не пробить, а именно найти брешь - но я вряд ли смогу увидеть многое. С другой стороны, многого от нас не ждут, зная о такой защите. Да и я, как одна из видных персон будущей Отогакуре (да, я тешу себя такой надеждой), не хочу портить отношения с будущей Мизукаге. Но и портить отношения с Минато нельзя, да и какую-то часть информации придется выдать. Вывод?

- Я берусь, - киваю я. Кружева нового плана начали выплетаться сами собой, и пришлось сдерживать довольную усмешку. Все играет в мою пользу.

- Ты? - ворчит Ибики. - Прости, но ты не мастер-дознаватель.

- Ибики-кун, не заставляй меня считать тебя идиотом, - провела рукой по лицу я. - Вспомни, о какой стороне своей специализации я не люблю говорить.

- Гендзюцу... - задумчиво произносит он. - Ты владеешь Джигьяку, той техникой АНБУ?

- Нет, обращением времени я пока что не владею, - качаю головой я. И между прочим, я ответила исключительно честно! Гендзюцу для чтения памяти я еще не изучала, а зря, кстати. - Но я владею кое-чем равноценным. Стоило бы задуматься, что является одним из аспектов гендзюцу...

- Менталистика? - охает Тсуме, после чего оглядывается на побледневшую Мей. - Ты права, о таком лучше было не упоминать... Ты не рискуешь?

- Не более, чем обычно, - я совершенно не покривила душой. - Другое дело, удастся ли мне. Хоть я и знаю достаточно, но опыта еще маловато...

Жаль. Действительно жаль - с Иноичи и Орочимару я училась только аккуратно обходить защиту и просматривать воспоминания, которые они мне сами подсовывали. Так что опыта мне банально может не хватить...

- Ничто не мешает тебе попытаться, - потрепала меня по волосам Тсуме. Аргх, ненавижу этот жест! - Удачи.

- Нет... - испуганно произнесла Мей, пока я подходила к ней. Ну-ну, а в эмоциях страха нет, только расчет и совсем немного опаски. - Даже не думай... Только попробуй, и я убью тебя!

О да, с чакроподавляющими наручниками. Воистину, блестящая идея. Как и игра, впрочем.

- Токо кокоро, - шепчу я и вываливаюсь из реальности.

Так, и что у нас тут? Щит, весьма качественный. Не плотная стена, которую вполне реально пробить, и не туман, через которого можно выйти. Если описывать сходство с визуальными образами, то выглядит как множество зеркальных пластин под разными углами, к тому же, хаотично перемещающихся. Просто прелесть, а не защита... Надо бы будет так же улучшить свою - я понимаю, как это примерно могло быть сделано. Небось, и функция автоматической защиты тут есть? Да, бережет клан Теруми свои секреты... Но ее в данный момент не поддерживает менталист, а значит, ее вполне реально обойти.

Так, в атаку. Естественно, не в лобовую - а первым делом попытаться проскользнуть в зазор между сегментами. Они, естественно, смыкаются. Ну, на меньшее я и не рассчитывала! Так, сама не лезу, на пробу запускаю нити для разведки - вроде бы сопротивления особого нет, но если отправлю сознание по нити, то просто не пустит. А если так? Я демонстративно атакую немного правее, и плиты смыкаются плотной стеной. Еще, еще... А сейчас начинаю параллельно испытывать защиту на прочность в другом месте. Ух ты, держит удар в двух местах! А в трех? Тоже, а вот на четыре удара не хватает, впрочем, я и сама не могу разделять сознание на большое количество потока. Так что по защите снаружи атаки идут сразу в четырех местах, а я тем временем пронимаю за защиту. Получилось? Ага, как же - там и второй слой защиты, белый шум. Да вот только отдельные воспоминания все равно проскальзывают, так что мне остается только смотреть. Ага, беседы с родителями, тренировки по овладению двумя геномами, повышение до чуунина, назначение в "Туманный батальон", пока что на стажировку, последняя проваленная миссия по добыче информации... Ничего особого, только то, что подтвердило бы логические рассуждения, да вот только выводы о политической обстановки в Кири невеселые. Через сколько лет Ягура начнет свои чистки? Шесть, семь лет? Предпосылки видны уже сейчас, иначе бы химе клана ни за что не отпустили бы на такое опасное задание и уж, тем более, не запихнули в "Батальон".

Ладно, пора выходить. Я рассеяла технику - и первым делом натолкнулась испуганный взгляд Мей. А ведь она старше моего нынешнего тела всего на три года... М-да. В таком возрасте довольно легко заложить основу для дружеских отношений, и если постараться, то потом я смогу опираться на ее силу.

- Защита и впрямь хорошая, увидеть удалось лишь обрывки, - Теруми, воспрянувшая было духом, притихла. - Ничего особенного вроде "адресов-паролей-явок" мне увидеть не удалось, в основном воспоминания были личными. Об их последней миссии мне известно, то это была попытка прощупать оборону.

- Пиши отчет для командования, - кивнула Тсуме. - А ты, Ибики, приготовься получать похвалы за собранную информацию.

- Хай, - дознаватель был недоволен, но ничего поделать не мог. Его взгляд обещал мне страшные кары и вытягивание информации на тренировках.

Караулили мы Мей серьезно, уже в первые сутки поняв, то с ней шутить не стоит - будущая Мидзукаге постоянно пыталась убежать, и оставлять ее одну или даже отворачиваться на пару минут было действительно опасно. А ведь еще у нее был приличный запас чакры, который наручники не могли подавить полностью... Впервые я залечивала кислотные ожоги от ее тумана у Минато, сразу после битвы, второй - у Ибики, неловко подставившегося, а в третий раз латала свою шкуру.

Но, все же, я не оставляла надежд на вербовку, и ненавязчиво пыталась завязать с ней контакт, к слову, пока что тщетно. Впрочем, у меня и кроме этого были дела - написание отчета, пополнение арсенала, разбор трофеев... Вот и сейчас я сидела со свитком, найденном в загашнике одного из спутников Мей, где обнаружилась пара техник как раз по моей боевой специализации, то есть идеально подходящих для диверсий и нападений из засад. Техника сокрытия в воде, которую в каноне использовали нукенины Кири, чтобы спрятаться в луже, и Киригакуре, растворение в тумане, используемая Забузой. М-м-м, ням...

- Ты это специально? - раздраженно произнесла Теруми. Прогресс, однако! Эмоции полностью совпадают с интонацией. Ну что же, провокацию можно считать успешной. - Чего ты добиваешься, пытаясь освоить техники моих погибших товарищей у меня на глазах?

- Хм... дай-ка подумать... Вот этого я и добиваюсь, - ткнула я пальцем в начинающую закипать Мей. - Неужели ты не знаешь, что для менталиста главное - вывести противника из равновесия?

- В таком случае, ты бы мне этого не сказала, - разражено шипит рыжая бестия. - И прекрати вести себя как ребенок. Многим кланам с улучшенным геномом известно об исследованиях Орочимару, а будь ты такой идиоткой, какой стремишься показаться сейчас, ты бы просто не смогла бы ему помогать.

- Люди любят идиотов, - пожала плечами я. - Кстати, что именно обо мне известно?

- Нашу книгу Бинго ты и так достала, - морщится моя собеседница. - Хочешь, можешь прочитать.

Уже, Мей, уже... Я пролистала всю книгу Бинго, и вам ее не верну - для развития Отогакуре нужны деньги, а их вполне можно получить, охотясь на нукенинов. Моя характеристика заставила меня улыбнуться. "Владеет простейшими гендзюцу"! Если честно, долго я так не смеялась. А вот награда заставляла стать серьезной. Да и она еще повысится после того, что я собираюсь рассказать Мей...

- Лень, - фыркнула я. Больше всего в той же книге Бинго меня волновало то, что и за Риоку была назначена награда, и притом кем? Конохой, верно! Какой приятный сюрприз... Интересно, теперь, когда "Риоки" начали сбор денег с помощью охоты на нукенинов, вознаграждение за их головы возрастет? - А что? Все, что вы знаете, я и так знаю, теперь же просто предупреждена об угрозе. Скажи, насколько повысится награда, расскажи ты своим о моих способностях менталиста?

- Минимум в три раза, - отозвалась моя собеседница после недолгого молчания. - Она не бывает ниже 500 000 за всех более-менее известных менталистов. За лиц, обладающей стратегической информацией, награда всегда превышает сумму в 100 000. Даже если у тебя и не было самого полного допуска, можешь рассчитывать на сумму в 650 000 рё, плюс надбавка за уничтожение двойки Туманного Батальона и копание в моих мозгах.

Ага, ясно. Вот этот аспект я упустила, каюсь. Надо будет подробно рассмотреть все расценки, не зря же за Риоку два миллиона набежало. Хм, может, подправить финансовое положение, отдав нескольких? Но более-менее приличная сумма только в Конохе, так что придется повременить. А вообще... Да, это может стать интересным.

- Спасибо, - я повертела свиток в руках. - Слушай, а что ты думаешь об уничтожении Узушио? Я не прошу никаких секретных сведений, просто твое личное мнение. Если хочешь, считай, что я хочу поддержать беседу.

- Беседу... - искривила губы она. - Ну хорошо. Я была в числе одного из ударных отрядов, и успела составить выводы. Это было слишком легко. Да, у нас были потери... Но Узумаки было слишком мало. Если бы к ним подошло ваше подкрепление, мы бы так просто не шли, и еще неизвестно, на чьей стороне была бы победа.

Вот как, значит, и без послезнания все настолько очевидно. Ну что же.

- Это мне известно, - улыбнулась я. - И как думаешь, почему подкрепление не могло прийти? Я вот даже не знаю, столько догадок...

- А чего думать? - пожала плечами та. - Может, бесклановые с их уровнем образования... пожалуй, вплоть до чуунинов, даже не догадались бы, но не я. Вы предали Водоворот.

- Хм... Забавный вывод, - оставалось только покачать головой. - Прости, но вот тут я предпочту воздержаться от комментариев.

А вот это толкуй как знаешь. Хотя толковать тут особенно и не чего, и подтверждением этого был оценивающий взгляд Мей. Думай, думай. Если ты такова, как я и думала, то враждовать я с тобой не собираюсь, а союзник будет мне нужен. И мне, и создаваемой Отогакуре.

- О чем задумалась? - мило улыбнулась ей я.

- Пытаюсь обобщить характеристики, - спустя какое-то время ответила Теруми. - Ниндзюцу это ладно, при желании даже бесклановый может достичь высокого уровня, а вот для гендзюцу уже нужны учителя, как и для менталистики. Тебя хорошо готовили.

Ага, вот оно. Спрашивает, кто еще за мной. Ну что же...

- Ну... Так, понахваталась отовсюду. Где записи семьи, где помощь маминых друзей. Знаешь, всего за год она смогла подружиться со многими шиноби Конохи, даже с Цунаде-сан...

Химе клана Сенджу была широко известна даже среди противников. А если уж удалось перевербовать на свою сторону один из кланов, то что мешает сделать то же самое и с другими?

- О, ну тогда это должно занять много времени, - издевательски ответила она. - Год, два?

- Почти четыре года, - прикрыв глаза, произнесла я. Так я и стала светить всю численность союзников! - Я не так уж и давно присоединилась к Конохе, и знания я получила не только там. Порой даже мелочи могут оказаться полезными, а я от знаний не отказываюсь, какими бы они ни были.

Сенджу, Нара, Яманака - Коноха. Узумаки - Узушио. Уже четыре клана. Плюс знания и перспективные шиноби из Такуме но Сато и Джомаэ но Сато, а также бесклановые, которые в большинстве своем не учитываются в политических раскладах, и которых априори недооценивают. Эта та сила, которая у меня есть сейчас, и с которой придется идти дальше. Как в музыке - есть главные скрипки, образно говоря, задающие тон всему произведению, но симфонию выдает целый оркестр, где каждый делает свое дело. Такова будет доктрина Отогакуре, как военная, так и мирная. Никаких "опадающих листьев и стоящих стволов", никогда. Скорее уж что-то похожее на "падающие камни" Ивы.

- Достичь S-класса с таким методом будет... сложно, - несколько замялась перед репликой моя собеседница. - Но вполне возможно. Со временем ты сможешь потеснить сильнейших шиноби Листа.

- Зачем? - усмехнулась я. - Никого я там теснить не собираюсь. Я просто получу необходимые мне знания и силу, а затем буду поступать по своему усмотрению.

Глаза девочки удивленно расширились - ведь я фактически призналась в намерении основать свою деревню. Думай, думай. Если клан Теруми окажет поддержку сейчас, то потом Отогакуре вполне сможет помочь во время чисток Ягуры, что лишним не будет.

- Никакого честолюбия, - наконец фыркнула она. - Зачем? Не вижу никакой цели.

- И не надо, - поднялась с места я. Снаружи к палатке уже приближался огонек чакры Морино, и разговор следовало сворачивать. - Мне нужна сила, чтобы защитить дорогих мне людей от более сильных, чем я. Защитить, чтобы они не умирали, как ка-сан.

"Это личное" - вот как это можно понять, и Мей поняла.

- Похвальное стремление, - усмехнулась она, наблюдая за тем, как я встаю.

А затем просто пришла очередь Ибики дежурить.

За Мей пришли через два дня. Отряд сопровождения из шиноби Кири, да... Все, как положено - мы отдаем им химе клана и обладательницу двух улучшенных геномов, а взамен подписывается соглашение о ненападении на этом фронте, и туманники фактически выходят из войны: что ни говори, а наиболее эффектно они в своем большинстве сражаются на море и у источников воды. Исключения? Те самые Теруми и не до конца отделившиеся Кагуя. Нет, конечно, они могут атаковать от северных границ... Но все же они не настолько доверяют Иве и Кумо, особенно последним, жаждущим заполучить кланы с улучшенными геномами себе. Вот так, из-за оказавшейся в нужном месте и в нужное время группы шиноби одна из великих деревень фактически выходит из войны: на организованные военные машины Кумо и Ивы им лезть сейчас опасно, а Суна... Ну не в пустыню же идти стихийникам-водникам?

Так что этот урок я усвоила твердо. Даже самые мельчайшие события могут изменить историю, и наше столкновение тому пример. Погибли трое из Туманного Батальона, взят один пленник, и мы фактически одержали победу на одном из фронтов. Конечно, по мелочам гадить Туман еще будет, но не более того. Теруми все еще были достаточно влиятельны, да и Ягура с его отношением к шиноби с кекке-генкаями еще не пришел к власти, так что Намино Батору, Нидайме Мидзукаге, пошел на сотрудничество. Мэй была достоянием Отогакуре, и ею не собирались больше рисковать.

Была еще одна хорошая новость: с отрядом сопровождения в лагерь прибыла невесть как прибившаяся к туманникам Риока, причем, прибыла с отменными новостями. Несмотря на настороженное наблюдение за ней, она ухитрилась передать мне послания, спрятав бумажку с запечатанными свитками с отчетами внутри издевательски подаренной мне флейты. Ох, много же было в тех отчетах! Начиная от того, что переманенные мастера из Такуме но Сато и Узумаки рассмотрели идею огнестрельного оружия и рассматривают возможности для модернизации, и заканчивая финансовыми отчетами. Отогакуре строилась, но на само строительство и закупку всевозможных материалов нужны были деньги. Большие деньги. И надо было подумать, как их заполучить.

Однако были еще последствия этого визита. Нашей команде, как особо отличившимся, была разрешена кратка командировка в Коноху, чем мы все воспользовались. И перед самым отъездом у нас с Минато состоялся крайне познавательный разговор.

- Это может иметь далеко идущие последствия, - начал без приветствия он, заходя вечером в палатку. - Зря мы засветили твои способности к менталистике.

- Иноичи-кун меня прикроет, - покачала головой я. Вот только доверие Сарутоби ко мне упадет до минимума... - Гораздо больше меня волнуете вы.

- Состав нашей команды... - понимающе прикрыл глаза Намикадзе. - Честно говоря, наша группа была изначально несбалансированная. Два боевика, барьерщик и боец поддержки... Было бы более рационально, если бы боевики были другие, да хоть те же Хьюги. К тому же, Тсуме очень лояльна к нам. Нашу команду ожидает расформирование.

Жаль - все же мы неплохо сработались. Но он прав, наш состав не идеален: Минато, как и я, универсал, и не может заточить свой тиль боя под контакт на короткой дистанции, как то требуется, а Тсуме... Я не могу поручиться даже за то, что Ибики останется со мной в боевой двойке, все же барьерщики сейчас, после уничтожения Узушио, действительно редкость. А вообще, мысль про Хьюг - довольно здравая, надо будет попытаться выбить себе кого-нибудь в команду при следующем разговоре с Сарутоби, который мне явно обеспечен по возвращению в Коноху, есть у меня одна мыслишка, где их помощь может пригодится.

- Это будет обидно, - прикрыла глаза я. - Береги себя, ладно? Тсуме - химе клана, и она прикрыта этим фактом с некоторых фронтов, но ты... Мне не хотелось бы терять еще кого-то.

- Можешь не беспокоиться, - усмехнулся он. - С этой стороны я в безопасности. Не хотел говорить, но Кушина-чан обещала мне передать кое-какие свитки с фуиндзюцу, чтобы я подтянулся по этому направлению.

Ого. Если для клановых или потомственных шиноби это предложение политического союза, то для бесклановых - опеки и покровительства, с высокой вероятностью последующего брака. И если после этого с Минато что-то случится, то кое-кого ожидает встреча со злой джинчурики... пока еще будущей джинчурики. Умно. Кстати, надо бужет проработать и этот аспект...Вот только когда они успели познакомиться? Впрочем, пару недель назад Минато был серьезно ранен, а в нашем полевом госпитале не нашлось ирьенинов достаточной квалификации, и Намикадзе был доставлен в Коноху. Очевидно, тогда он и встретился с Узумаки-химе...

- Поздравляю вас, - улыбнулась я. - Надеюсь, я получу приглашение.

- Да ты... - тут я наблюдала милейшую картину: будущий Четвертый залился румянцем. Просто прелесть! Вынуждена сказать, что теперь я понимаю Цунаде. Не удержавшись, я взлохматила светлые волосы друга. - Эй, ты чего?

- Прости, не удержалась, - оставалось только улыбнуться. - Удачи вам, ребят.

- Она нам пригодится, - с усталым выражением лица взъерошил волосы друг. - Знаешь... Не хочу показаться параноидальным, но еще во время некоторых больничных, когда меня отсылали в Коноху, у меня случилось несколько встреч с Хокаге-сама. Он ненавязчиво рекомендовал мне присмотреться к Кушине-чан, уверяя, что за ее взбалмошным характером скрывается золотое сердце.

Вот оно как... Расклад, в принципе, понятен - Кушина в каноне жила практически в полной изоляции, а когда на горизонте появится симпатичная мордашка Минато, да еще и с учтивыми манерами, то она просто не сможет отказать. Довольны все: Сарутоби, получивший власть над джинчурики через марионетку, Кушина, получившая семью, и сам Минато, который через постель сможет сделать карьеру. Браво, красивое решение.

- Надеюсь, ты понимаешь все последствия, - Минато подобрался. - Я сегодня же напишу Иноичи-куну, ответ получу, когда мы будем в Конохе. Тебе нужна полноценная защита на разум, которую я с моими куцыми знаниями установить не смогу. Если ты еще стремишься к своей цели, то она лишней не будет.

- Спасибо, - прикрыл глаза блондин. - Я не отступлю, Карада, и ты это знаешь. Только не после твоей смерти.

- Я обещаю, Минато, что с тобой и Кушиной все будет в порядке, - твердо произнесла я.- Знай, я вытащу вас, несмотря ни на что.

- Ты не разбрасываешься подобными словами, - покачал головой он. - Как?

- В крайнем случае... так же, как и со мной, - я только усмехнулась. - Скажу лишь, что и ты, и твоя суженая слишком весомые фигуры, чтобы пренебрегать их безопасностью. Даже будучи выведенными из игры, вы, обладая отменным потенциалом, остаетесь невероятными козырями.

- Вот оно как... - Намикадзе выглядел ошеломленным. - И как же это выглядит?

- Твое непосредственное участие не потребуется, - улыбнулась я. - Нужны образцы ДНК и инь-чакры, которые у нас давно есть, а в остальном же дело за вами.

- И я бы получил подобный... подарок? - удивленно приподнял бровь блондин. - Хм, это было бы весьма неожиданно.

- Так то для тебя, знающего о подобной возможности, - прикрыла глаза я. - А для Кушины?

- О, она бы отреагировала весьма темпераментно... - прикрыв глаза, мечтательно потянул друг. - Кстати, советую тебе подумать над усовершенствованием Шуншина, ибо, когда она узнает весь расклад, кому-то придется быстро убегать.

- Обязательно, - улыбнулась я. Все-таки подумать мне придется, тем более, уже есть пара идей. - И ты тоже побереги себя.

Глава 10.

Сад был красив... Война, бушующая в мире снаружи, практически не затронула поместье клана Теруми, и порой казалось, что все это лишь страшный сон. Но не дело шиноби, тем более, столь опытному, обманывать себя. Прикрыв глаза, Кай вздохнул и оторвался от созерцания пейзажа, переведя взгляд на девушку перед ним. Химе... Да, положение клана в последнее время сильно пошатнулось, раз уж они вынуждены рисковать даже наследницей.

- Ты принесла новости с фронта, Мэй.

- Хай, ото-сама, - коротко кивнула та. - Думаю, мы вполне можем предотвратить усиление Конохагакуре. По моим данным, там назревает раскол.

Эта новость чуть не заставила мужчину поперхнуться. Раскол в одной из сильнейших деревень... С одной стороны, такой шанс ослабить противника пропускать нельзя. С другой же... Их "Корень" уже давно должен был заметить. Ловушка?

- Подробности.

- Хай. Насколько вам известно, я была захвачена в плен во время миссии разведки. Среди команды, захватившей меня, была некая Карада Хадзиме, ученица Белого Змея. Она, как и ее окружение, прекрасно информированы о предательстве Узушио Конохой.

Хм, это необычно - сам факт присутствия ученицы легендарного ученого на фронте настораживает. Вероятнее всего, сводки о его присутствии на фронте с Кумо содержат ложную информацию, а он сам находится на побережье. А уж после уничтожения Водоворота напрашивается только один вывод: их техники и знания представляют интерес для Конохи.

- Вот как? И каково же мнение окружения?

- Неодобрение, ото-сама. Похоже, они имели свои планы на Узушио. Насколько я знаю, кланы Яманака и Сенджу плотно сотрудничает с Белым Змеем, как и еще один или два клана.

Вот это уже гораздо интересней. Если бы не клан менталистов Конохи, мятеж был бы обречен на поражение, а так возможность прямых столкновений между кланами Огня исчезает практически полностью, превращаясь в дипломатическую игру. Вот только цель...

- Скажи, Мэй, какова вероятность того, что следующим Хокаге станет кто-то из их фракции?

- Минимальна, ото-сама. Гораздо более вероятней появление новой деревни.

Так...Вот это уже серьезно. Расклад? Сенджу, после пробуждения Мокутона, являются универсальными бойцами, к тому же хранят знания по мощным медицинским техникам. Менталисты Яманака состоят в союзе с теневиками Нара и боевиками Акимичи, плюс готовая научная база и наличие техник Узушио, а может, и не только техник... Научная база уже готова, и, судя по специфике союза, большинство шиноби новой деревни будут разведывательно-диверсионной специализации, да бойцами поддержки. А если использовать это с умом, то действительно можно добиться многого. А уж про то, что исход - хотя бы частичный - четырех кланов ослабит Коноху, можно и умолчать. Как и про то, что помощь им сейчас поможет получить относительно лояльных ирьенинов и менталистов для клана.

А это значит, что нужно идти на контакт.

- Ясно... Твои сведения весьма полезны, Мэй. А сейчас расскажи мне как можно больше о захватившей тебя команде...

- Хай, ото-сама. Но прежде я хотела бы спросить тебя, что ты слышал о Риоке?

Риока? Вот же... Слухи о таком шиноби достигали и его ушей, вкупе с рассказами братьев по клану, как на духу выложивших непонятной девке всю информацию. А теперь и Мэй... Вот и ложка дегтя.

- Говори, дочь.

- Она была в составе группы, что забрала меня у шиноби Конохи, и почти весь пусть обратно мы проделали вместе. Так вот...

Книга Бинго.

Запись 4127

Имя: Риока.

Ранг: А.

Внешний вид: черные волосы, черные глаза. Носит бело-голубую юкату, всегда с ней лютня и флейта.

Особенности: мастер менталистики. Утаить от нее что-либо невозможно. После недолгого разговора собеседник сам выдает ей всю информацию.

Слабости: неизвестны.

Клички: отсутствует.

Предупреждение: боевые навыки неизвестны. Владеет мощной пространственной техникой.

Способности: ирьенин, мастер гендзюцу, мастер менталистики.

Цена за живую в Конохе: 2 000 000 рё

Цена за голову в Суне: - 3 000 000 рё

Цена за голову в Кири: - 1 500 000 рё

Цена за голову в Иве: - 2 500 000 рё

Цена за голову в Кумо: - 1 700 000 рё

Книга Бинго Киригакуре но Сато.

Запись 4803

Имя: Карада Хадзиме.

Ранг: В.

Принадлежность: Конохагакуре но Сато.

Внешний вид: вьющиеся каштановые волосы, желтые глаза. Особые приметы отсутствуют.

Особенности: ученый, является ученицей Белого Змея. С высокой вероятностью имеет доступ к его исследованиям.

Слабости: тайдзюцу.

Клички: отсутствует.

Предупреждение: менталист, владеет гендзюцу на высоком уровне. Замечено использование техник на основе звука, как ниндзюцу, так и гендзюцу. Замечено нестандартное использование Шуншина.

Способности: ирьенин, мастер гендзюцу, менталист, ученый, стихийник Суйтона.

Цена за голову в Конохе: -

Цена за голову в Суне: - 100 000 рё

Цена за живую в Кири: - 800 000 рё

Цена за голову в Кири: - 70 000 рё

Цена за голову в Иве: - 120 000 рё

Цена за голову в Кумо: - 100 000 рё

Книга Бинго.

Запись 4941

Имя: Намикадзе Минато.

Ранг: В.

Принадлежность: Конохагакуре но Сато

Внешний вид: светлые волосы, синие глаза. Особые приметы отсутствуют.

Особенности: владеет контрактом призыва. Является учеником саннина Джирайи.

Слабости: неизвестны.

Клички: отсутствует.

Предупреждение: высок уровень интеллекта. Предположительно, является создателем как минимум одной техники.

Способности: мастер тайдзюцу, мастер призыва.

Цена за голову в Конохе:

Цена за голову в Суне: -

Цена за голову в Кири: - 100 000 рё

Цена за голову в Иве: -

Цена за голову в Кумо: -

Книга Бинго.

Запись 4942

Имя: Морино Ибики.

Ранг: С, предположительно В.

Внешний вид: каштановые волосы, карие глаза. Носит черный плащ. Особые приметы отсутствуют.

Особенности: мастер гендзюцу.

Слабости: неизвестны.

Клички: отсутствует.

Предупреждение: предположительно является менталистом. уровень владения ментальными техниками неизвестен.

Способности: мастер гендзюцу, сенсор, барьерщик.

Цена за голову в Конохе: -

Цена за голову в Суне: -

Цена за голову в Кири: - 500 000 рё

Цена за голову в Иве: -

Цена за голову в Кумо: -

***

- Как это понимать, Кохару? - приподнялся Хирузен, возвышаясь над столом. - Я узнаю о перспективных шиноби из перехваченных вражеских книг Бинго! Вы что там, совсем охренели?

- Больше не повторится, - поморщилась старейшина. - Как мы выяснили, упомянутая команда скрывала свой уровень силы.

Хокаге устало опустился в кресло и потер переносицу. Вот же... А ведь на двоих из той команды у него планы, и, притом, значительные. Да и менталистами грех разбрасываться. Практически каждый шиноби со склонностью к гендзюцу является менталистом, и даже таких вот потенциальных мозголомов нельзя упускать.

- Итак, что у нас есть? - язвительно отозвался Сарутоби. - Про ученика Джирайи я и так знал. Но мозголом и еще один, пусть и в потенциале? Вы что, не понимаете, что каждый из их братии сейчас на вес золота? И когда только успели...

- Ну... - Хомура пролистал доклад. - У Карады Теншико было больше двух лет на общение с Яманака Иноичи, знавшем ее мать. Вполне возможно, что сыграли свою роль старые привязанности. Времени на обучение, хоть и по верхам, было вполне достаточно, тем более, она уже умела пользоваться чакрой. Морино Ибики вполне мог обучаться у нее гендзюцу, тем более, что Карада Теншико демонстрировала впечатляющие для ее уровня результаты.

Ох... Весьма жаль отправлять двух перспективных бойцов из оперативных групп. Но менталисты нужнее.

- Значит так, - он окинул взглядом старейшин. - Морино переводим на северный фронт, к Яманака Иноичи. Даже если из него и не выйдет толка, на побережье ему делать нечего. Туда же и Намикадзе, вручим ему учебную команду, недавно оставшуюся без сенсея. Химе Инузука пусть присоединяется к клановым отрядам, невелика потеря. Карада Теншико должна незамедлительно быть доставлена в Коноху.

***

Честно говоря, эта спешка меня малость настораживает. Визит в Коноху, да вместе с охраной, больше всего похожей на конвой... Однако подозрения частично снимает то, что меня все же проводили до дома Орочимару, мол, отдохнуть. И ведь не оставили одну, я чувствовала огонек чакры наблюдателя на периферии чувствительности - ну, ясно дело, проверяют реакцию... Так что я просто сбросила рюкзак в прихожей, все равно там ничего ценного не было, и поднялась наверх. Какое-то время я бродила по комнатам, пока не остановилась в той, где жила раньше. Я просто бродила по комнате, перебирая памятные безделушки и фотографии, а в эмоциональный диапазон транслировала мешанину эмоций, которую вполне можно было ожидать о ребенка, ставшего чуть ближе к матери, которую оный ребенок практически не помнил.

Это было логично, что мои выкрутасы с менталистикой не остались вне внимания Каге, который приглядывает за мной как за человеком, оказывающим влияние на одну из стратегически важных единиц Конохи, и в скором времени мне светит разговор. Ценность моей жизни сейчас весьма сомнительна, так что в оном разговоре мне надо ее повысить, иначе некто Карада Хадзиме рискует не вернуться с войны... Это было единственным уязвимым местом в моем новом плане, и этот недочет следовало исправить.

Мой расчёт оказался верным. Уже на следующий день меня вызвали к Хокаге.

Стоя посредине его кабинета, я немного нервничала. Да, впрочем, так и должно быть - девятилетний ребенок, пусть и чуунин, априори не должен чувствовать себя спокойно в присутствии того, кого называют Богом Шиноби.

- Тысячу лет жизни вам, Хокаге-сама... - начала я церемониальное приветствие, но Сарутоби меня перебил.

- Оставь формальности, Хадзиме-кун, - твердо произнес он. - Я хотел поговорить с тобой о... твоих навыках.

Вот как, сразу и напрямик... Хех, забавно.

- Менталистика, верно? - склонила голову на бок я.

- Верно, - прищурился старик. - Знаешь ты или нет, Хадзиме-кун, но в мире шиноби на счету каждый менталист.

- И в свете этого мое утаивание своих способностей выглядит весьма подозрительно, - с нервной улыбкой закончила я фразу.

- Верно, - Хирузен прищурился. - Кто знает, что ты еще можешь таить, учитывая историю твоего появления на нашей стороне...

- Я просто хочу жить, - серьезно и искренне произнесла я. - Я обещала, и свои обещания я привыкла выполнять. А тут... Я ни на что не намекаю, но база данных "Туманного батальона" по нашим шиноби внушает подозрение своими объемами и точностью.

- Хочешь обмануть врагов - обмани и друзей, верно?

- Верно. И у меня еще есть неоткрытые карты.

На какое-то время воцарилось молчание. Старик внимательно изучал меня, я же только улыбалась. Да, сейчас не время играть милую девочку...

- Сколько тебе лет? - наконец поинтересовался он. - Десять, одиннадцать?

- Через неделю должно исполниться десять, - покривила я душой.

- Ты довольно умна для ребенка своих лет, - вздохнул Каге. - Впрочем, чего еще ожидать от ребенка таких людей... Чего ты хочешь и что можешь предложить?

Самый сложный вопрос.

- На оба эти вопроса у меня практически один ответ, отличаются лишь дополнения, - вздохнула я. - Незадолго до своего побега из страны Снега ка-сан оставила записи со своими исследованиями, которые я унесла с собой. Я должна закончить их и убедиться в стопроцентной эффективности... Это и есть то, чего я хочу, и то, что я могу предложить.

- Суть исследований? - резко спросил Сарутоби.

- Генетика, - начала пояснять я. - Улучшенные геномы. Ка-сан работала над их приживлением обычным людям и даже достигла некоторых результатов. Ее проект "Кучики" должен был стать первым из серии, но стал единственным.

На моего собеседника было страшно смотреть. Казалось, даже стена за спиной Хокаге была светлее его лица. Ну естественно, ведь само название проекта означает "благородное дерево"...

- Сенджу? - ошеломленно произнес он. - Вернуть Мокутон... Как?

- Я поясню, - кивнула я. - Как можно заметить, Сенджу поголовно отличаются высокой степенью контроля чакры, и исходя из этого, ка-сан сделала предположение, что улучшенный геном этого клана заключается не столько в Мокутоне, сколько в повышенной чувствительности к чакре. На основании этого предположения была разработана генная терапия, суть которой была в прививке генома Хаширамы Сенджу, а если говорить точнее - то в предрасположенности к базовым стихиям. Остальное Сенджу сделали сами...

К концу рассказа я с трудом удерживалась от нервного смеха. На лице Хирузена крупными буквами читалось упоминание одного белого и пушистого зверя.

- Воистину, Карада Теншико была страшной женщиной и талантливым ученым, - наконец произнес он. - Узнай Сенджу, что на их клане она проводила эксперимент... И ты хочешь закончить ее исследования?

- Я хочу воссоздать все улучшенные геномы, основанные на стихийной составляющей, - отозвалась я. - А вообще... В мире много вещей, которые я хотела бы изучить.

- Ты должна понимать, что для Конохи твоя смерть будет неприемлемой, - наконец произнес старик. Что? Но... - Еще несколько лет назад я понял, что ты достигнешь высот, какую бы область для этого не выбрала, и то, что этой областью стала наука, невероятное счастье для всех нас. Люди, подобные тебе, рождаются раз в поколение, и нет ничего удивительного в том, что теперь тебя будут защищать всеми силами.

Но... Неужели он уже тогда решил оставить меня в живых? И что же я тогда сказала... Точно, разобрала технику на компоненты! Ой-ей, моему телу тогда только шесть лет было. И теперь меня считает гением... Ну и пусть, раз уж это мне поможет выжить. Теперь у меня есть какое-то время на действия.

- Значит, меня отстраняют от боевых операций? - лишь произнесла я. В принципе, не очень-то и хотелось...

- Кроме как для добычи материала для исследований и проведения испытаний, - кивнул Хирузен. - То есть, как и твоего отца. Сама понимаешь...

- Благодарю, - коротко поклонилась я. Это действительно нужно мне, тем более, наклевывается один интересный проект... - Что именно я должна сделать в первую очередь?

- Хм... Проект твоей матери о геномах несомненно интересен, - после недолгого молчания произнес мой собеседник. - Однако у нас сейчас присутствует острая необходимость в другом знании. Думаю, ты потянешь упорядочение знаний по теории чакры и доведении их до ума?

Что? Он что, действительно это имел в виду? Как я поняла, теории чакры, как таковой, вообще не существует - каждый шиноби подходит к этому вопросу по-своему. В Академии дают некоторые общие данные, те же характеристики печатей и основную информацию по чакросистеме, но как будто большинство детей это запоминает! Шансы более-менее разобраться в этом вопросе есть только у взрослых, которые уже могут думать и анализировать. И именно поэтому создается так мало новых техник, ведь немногие бесклановые доживают лет до двадцати, а у клановых и потомственных шиноби техник и так хватает. А новые техники и впрямь нужны, ведь опытный шиноби по печатям может опознать технику, особенно если она уже известна, и еще до завершения формирования оной придумать ответ... Да, сложно будет свести все отрывки информации в один учебник, и сложно будет исследовать то, чего я даже не вижу. Однозначно, надо себе в команду выбивать Хьюгу!

- Будет сделано, - я лишь кивнула. - Только мне потребуется кто-то из Хьюг для помощи в исследованиях.

- Будет, - немного подумав, кивнул старый обезьян. - Что еще потребуется?

- Да вроде бы ничего, - пожала плечами я.

- Тогда у тебя неделя отдыха, Хадзиме-кун, - с явным облегчением кивнул Сарутоби. - После этого будешь командирована на северный фронт, команду сопровождения тебе подберут.

Я еще раз кивнула. Нового звания и иных плюшек, очевидно, мне пока еще не светит, но оно и не надо... пока что; да и, в самом деле, зачем? Моему телу почти десять лет, да и на джонина я не тяну по уровню силы. Максимум, получу токубецу-джонина, но это сейчас только привлечет ко мне ненужное внимание. Какие-то знания, техники из библиотеки Каге... Хотелось бы, но таковым не разбрасываются. Что-то стихийное мне практически бесполезно, техники Суйтона у меня и свои есть, и их пока хватает, гендзюцу тоже в норме, менталистики там, судя по словам Орочимару, отродясь не было, а больше мне ничего не надо. Я развивать сейчас могу только менталистику, техники на основе звука... и все. Для кеккайдзюцу необходимо больше янь-чакры, чем есть у моего тела в таком возрасте, а в ирьедзюцу по той же самой причине я почти достигла потолка. Так что все еще успеется - если я не ошиблась в важности порученной мне работы, то по ее завершению я получу вполне достойную награду.

А пока что... У меня и так есть, чем заняться.

***

- И что ты думаешь? - устало поинтересовался Сарутоби у женщины, проскользнувшей в его кабинет практически сразу после разговора.

- Не зря мы убрали ее мать, - покачала головой Кохару. - Да, она была гениальной, но редкостной сукой. Экспериментатор... Этот ее эксперимент порушил все наши планы по Сенджу.

- Не сейчас, так позже, - пожал плечами Хокаге. - Впрочем, на этом можно сыграть. Я бы не отказался иметь среди своих людей кого-нибудь с Хьетоном, для операций по захвату оно самое то. Да и работа по теории чакры нам нужна.

- В какой-то мере нам повезло, - кивнула старейшина. - Два ученых такого уровня... И ведь ясно же, что именно дочь довела до завершения эксперимент матери. Похоже, после получения результатов ее придется устранять вместе с Орочимару.

- План на тебе, - вздохнул Хирузен. - И поставь кого-нибудь из своих ей в охрану.

- Да и ты своего ставленника не забудешь... - коротко рассмеялась женщина. - И Данзо... У тебя есть кто-нибудь из Хьюг?

- Нет, - покачал головой мужчина. - И у тебя нет, и у Шимуры. Пожалуй, и впрямь придется брать кого-нибудь из сторонних. Вот же... Эти традиционалисты не отпустят никого из главной ветви.

- Так и побочная сойдет, - пожала плечами женщина. - Заодно и подбросим девчонке еще один материал для изучения. Эти их печати... Сам знаешь, почему у нас нет никого из белоглазых. А теперь, может, и получится что...

- Во всяком случае, пусть пока живет, - потер переносицу Сарутоби. - И знаешь... Пошли кого-нибудь из своих в страну Снега.

- Думаешь...?

- Уверен. Этот ребенок слишком быстро прогрессирует. Ирьедзюцу, гендзюцу, ниндзюцу, менталистика... Да, мы имеем дело с гением, но нельзя и исключать и накопленные знания.

- Тогда мы имеем дело с Игрой какого-то клана, - усмехнулась Кохару. - Ты прав, лучше перестраховаться. Я сегодня же сформирую команду. Конечно, сомнительно, что нам стали бы отдавать такие знания, но это может быть и ловушкой...

- Именно.

Визит к Сарутоби меня как порадовал, так и дал пищу для размышлений. Однако если бы мои дела в Конохе на этом кончились! Ага, как говорится, фирма "Щазз" к вашим услугам. Я, конечно, хотела попасть в гости к главе клана Сенджу... Но я и не подозревала, что это произойдет так скоро. Так что пришла пора отрабатывать аванс за свитки из их библиотеки. Да, меня пригласили на чайную церемонию... Но именно на таких встречах и ведется клановая политика.

Сад в клановом поместье Сенджу был красив. Разнообразные причудливые растения, ветви и стволы деревьев переплетались в замысловатые узоры... Меня встретила и проводила сама Цунаде, оказавшаяся в Конохе по делам клана. И ее присутствие недвусмысленно намекало на то, что мои сегодняшние визави в курсе моей истинной сути.

В беседке за столиком сидели две женщины в возрасте... ладно, отставим тактичность - старухи. У обеих волосы были связаны в замысловатые узлы, но только если у одной он был всего один и находился на макушке, то вторая прической напоминала Тен-Тен. Да и на лбу у нее стояла печать в виде ромба, а вкупе со странной чакрой, словно более густой, чем у остальных, можно было сделать только один вывод - передо мной сидела Узумаки Мито собственной персоной. Хм... Раз она жива, значит, Кьюби еще не передали другой джинчурики, а следовательно, у меня есть, что им предложить.

- Тока-сан, Мито-сан, я оставлю вас, - коротко поклонившись, Цунаде удалилась, а я перевела взгляд на моих собеседниц. Так, подготовиться к самогендзюцу... Ну, начнем.

- Благодарю Небо, что послало мне встречу с вами, - начала я приветствие по всем правилам этикета. - Тысячу лет жизни вам, Сенджу-доно. Тысячу лет жизни вам, Узумаки-доно.

- Тысячу лет жизни вам, Карада-сан, - поприветствовала меня в ответ глава клана Сенджу. Значит, именно она будет лидером сегодня на встрече... - Присаживайтесь. Вы только что вернулись с фронта... Воистину, благодаря Воле Огня мы смогли добиться победы над Киригакуре но Сато.

- Но нам еще придется приложить много усилий, чтобы победить в войне, - отозвалась я, пока Мито разливала чай. М-м-м, какой аромат... Но наслаждаться можно не только им, но и смысловыми слоями беседы. Меня буквально спросили, будут ли предприниматься какие-либо действия в Конохе до конца войны, и я проинформировала моих собеседниц об их отсутствии. - Да и не думаю, что можно так просто забыть по Киригакуре... Именно моя команда общалась с Теруми-химе, и можно не сомневаться, что мы будем забыты.

В другом контексте это бы прозвучало как опасение мести со стороны клана Теруми, но в этой беседе это лишь намек на еще один союз.

- Это верно, кланы многое помнят и почти ничего не забывают, - улыбнулась Узумаки. Хм? Это угроза или как? - Даже утеряв Мокутон, мы хранили знания о техниках моего покойного мужа, и теперь они нам пригодились. Восстать из пепла... Это казалось невероятным.

И внимательный взгляд в мою сторону. Значит, Цунаде не стала молчать.

- Один мудрый человек сказал, что невозможно лишь существование невозможного, - пожала я плечами, отпив чай. - Впрочем, я не сильна в подобных парадоксах... Но я действительно рада. Знаете, я видела бой Цунаде-сан и ее товарищей в стране Дождя, и это было одно из самых прекрасных зрелищ. Подобная красота должна существовать, несмотря ни на что.

- Однако это и вызывает опасение, - прищурилась Тока. - Один случай может быть совпадением, но если это не единичное событие? В прошлую войну угасло немало геномов, да и в эту тоже подобное может произойти. И подобное усиление наших врагов...

А, вот оно что. Хорошо у них работают информаторы! Только позавчера я разговаривала на эту тему с Сарутоби, а сейчас уже это знают и Сенджу. Воистину, Коноха - одна большая деревня.

- Да, это пугает, - улыбнулась я. - В умелых руках стихии второго круга могут стать страшным оружием.

Старухи переглянулись. Данную фразу можно было истолковать как "из моих рук это не выйдет".

- В умелых руках даже щепка, подобранная на дороге, может стать страшным оружием, - приподняла уголки губ в подобии улыбки Узумаки. Хм, это намек?

- Другое дело, что оружие должно служить долго и максимально эффективно. Даже сломанное оружие можно починить... - подержала тему я. Действительно, вопрос продления жизни может интересовать Мито, которая вполне может считать, что с Кушиной они остались последними из клана. И мне не придется самой переходить на эту тему, теперь они вынуждены просить эти знания.

- Лишь бы попался хороший оружейник, - вздохнула Узумаки. - Да и цена может оказаться непомерной...

- Хороший оружейник не будет брать лишнего, если ему дорога своя репутация, - возразила я. - А цена... Смотря для кого. В любом случае, оружие снова окажется в бою, в самом центре водоворота событий.

Рука джинчурики, державшая чашку с чаем, немного дрогнула, а зрачки расширились. Намек на то, что Узумаки выжили... Тока тоже не сильно отставала по степени удивления. Хоть я и не чувствовала их эмоций - что говорить, высший ранг! - но подобные невербальные признаки говорили о сильном удивлении.

- Я знала множество оружейников, - покачала головой Мито. - Вот только эта война... Сомневаюсь, что многие из них остались в живых.

Я прикрыла глаза, припоминая отчеты Риоки. Две сотни детей и три десятка взрослых в сопровождение...

- Я слышала примерно о двух сотнях, перебравшихся подальше от военных действий, - я позволила себе улыбку. - Многие из них еще молоды и неопытны, нуждаются в помощи наставников, но у них есть кое-какие знания и материальное обеспечение, так что они вполне могут помочь. Да и кто знает, может, кто-то еще смог избежать войны?

Ага, легкая радость - наверняка следствие бури эмоций, что пробилась через контроль. Просто чудесно!

- Тогда надо будет обратиться к ним, - есть, согласна! - Думаю, они вполне смогут починить сломанный клинок...

Ага, предварительные переговоры прошли успешно.

***

- Удивительный человек, - уже распрощавшись с гостьей и отдав ее на попечение Цунаде, вздохнула Тока. Они вышли из беседки, где все напоминало о проведенных переговорах, и теперь не торопясь шли к главному здания по дорожкам сада. - Думаешь воспользоваться шансом?

- У меня нет особого выбора, - покачала головой Мито. - Кушина-чан... Ей нужен наставник, который поможет справится с Кьюби. Да и надо будет позаботиться о выживших. Знаешь, я даже не думала, что кому-то удалось спастись...

- Но удалось же, - улыбнулась Сенджу. - Знаешь, я почти не удивлена. И я не буду тебя останавливать, это твое право. Разве что плата... Стать наставником для детей - это и не плата вовсе, ты бы сама отдала что угодно для того, чтобы обучить их всему, что знаешь.

- Скажу лишь, что об Узушио придется забыть надолго, - вздохнула Узумаки. - Нас слишком мало, да и слишком крепко мы теперь повязаны. Что говорят твои люди об этой Отогакуре?

- Ничего, - глава клана поморщилась. - Я ведь по сути отделила ветвь клана, и пока что ей управляет Цунаде. Если что, их всегда можно заклеймить нукенинами, а пост главы ветви отдать этому мальчику, Наваки. Он не так уж и глуп, как кажется, и быстро учится... Кстати, Цу-чан должна сегодня предоставить доклад. Жаль, она немногим раньше не успела, ну да и ладно. Что планируешь делать дальше?

- Воспользуюсь предложением Карады и еще пару лет проведу тут, обучая Кушину-чан, - отозвалась джинчурики. - А затем отправлюсь в Отогакуре... Вот только придется действовать быстро, одна старая обезьяна беспокоится о моем здоровье и намекает на перенос Кьюби как можно быстрее. Предоставишь убежище?

- Ты еще спрашиваешь? - возмутилась Тока. - Конечно. Но нам нужен выход из деревни. Надеюсь, у Карады он есть.

- Глупо полагать, что его нет, - усмехнулась Мито. - Ты же помнишь, что Цунаде присутствовала на ее похоронах... С ее момента появления в деревне до начала войны прошло больше двух лет, и за это время можно было успеть основательно окопаться тут.

- Это мне и не дает покоя, - прикрыла глаза Сенджу. - Возвращение нам Мокутона, спасение части твоих сородичей, формирование новой деревни... Это раскол, Мито. Да, нам он на руку, но он на руку и Караде. Кому-то выгодно ослабление Конохи, и пусть пока что все играет нам на руку, но я не могу поручиться, что также будет и дальше. Эта Отогакуре... Я не вижу смысла ее возникновения.

- Думаешь, Карада - клановая? - фыркнула Узумаки. - Наши люди осматривала ее, когда она только попала в круг общения Цу-чан, и признали ее безопасной. Кое-как развитая чакросистема, перекос в чакре...

- Зато идеально для внедрения, - возразила глава клана. - Никто не заподозрит гражданского, даже Хьюги пройдут мимо. Оружие и мастерство ловушек, благодаря которому она уничтожила как преследователей из "Пурги", так и наших из "Корня", тоже подтверждают гипотезу. Помнишь Като-куна, который сейчас на восточном фронте? Он прислал список техник Карады, который видел. По владению гендзюцу можно смело давать мастера, в ирьедзюцу - В-ранг. Уровень владения менталистикой неизвестен, но наверняка приближается к мастерскому, также замечены техники звука. Не думаю, что потомственный шиноби, ранее не обучавшийся, смог бы достичь столького.

- Думаешь разведать? - прищурилась ее собеседница. - Рационально, вот только сомневаюсь, что ты одна такая умная. Не посылай никого с Мокутоном.

- Ты за кого меня принимаешь? - рассмеялась Тока. - Пойдут только ирьенины и стихийники-водники, остальным в стране Снега делать нечего. И знаешь... Надо тебе демонстративно порвать с кланом.

- Как будто, если я рассорюсь с тобой, это снимет подозрения, - покачала головой Мито.

- На то и расчёт, - вздохнула Сенджу. - Сыграем?

- А то!

Глава 11.

Домой я вернулась изрядно вымотанная. Вот вам и старушки... Как ни печально, но опыта подобных встреч мне катастрофически не хватает. Будь моя воля, я бы вообще в это не влезала и закрылась бы в лаборатории, да никто меня и не спрашивал. Щепка, подобранная на дороге... Да уж, вертеться мне придется еще долго. Но хотя бы сегодня я имею право на отдых! Так что все, решено. Лаборатория, родимая, жди меня!

Ага, сейчас.

В доме Орочимару было три подземных этажа, последний из которых был самым тайным и защищен всевозможными печатями, блокирующими любую сенсорику, даже бьякуган. И именно там были все самые важные объекты - одна из стационарных печатей для переноса личности, склад расходников, малый полигон, две лаборатории и медблок. Логично предположить, что именно туда я направлялась... и именно там меня ждал сюрприз. Третий этаж был уже давно обжит, и в одной из лабораторий хозяйничала Камуи.

- О, шеф... - поприветствовала она меня, отрываясь от бумаг. - Рада видеть.

- Это... неожиданно, - наконец произнесла я. - Разве ты не должна быть за пределами Конохи?

- Когда Большой Босс узнал о твоем отпуске, он приказал мне встретиться с тобой и передать кое-что, - усмехнулась она. Ой... - Дословно. Итак, он сказал "Какого хрена ты творишь? Жить надоело? В детстве пороли мало?". Ну, как-то так...

Мамочки, мне страшно... А мне с ним скоро встречаться!

- Так получилось, - поморщилась я. Эта троица заключила контракт со змеями, и теперь Рицко, Маюри и Камуи могли постоянно передавать послания Орочимару. - Я ему все объясню при личной встрече. У меня есть план, и я знаю, что делаю.

- Твои проблемы, шеф... - покачала головой она. - Кстати, оценили? Я начала осваивать Дотон, и проложила сюда подземный ход с базы...

Отличная идея. Впрочем, как бы еще она тут оказалась?

- Твое присутствие мне на руку, - кивнула я. - У нас есть в наличии свободные клоны Узумаки?

- Найдется, - удивленно ответила она. - А что?

- Мито, - лаконично отозвалась я. Камуи лишь коротко выматерилась. - Доставишь?

- Куда я денусь.. Большой Босс тебя убьет.

- Не убьет. Зато мелкие Узумаки в Отогакуре получат опытного инструктора, да и сама Мито со временем вновь станет куноичи S-класса, а такими кадрами разбрасываться не стоит.

- Делай, как знаешь, - махнула рукой клон. - Кстати... Тебе тут подарочек от Узумаки и ребят из Такуме но Сато. Ты знаешь, что натворили эти гении? Они создали фуин-схему для преобразования обычной чакры в стихийную.

Что? Но это же... Я только помотала головой. Обычно шиноби может использовать только одну, максимум - две стихии. Из исключений мне известны Какаши, та самая Теруми Мей, Оноки, Нагато... и все. Но если это все правда, то Отогакуре получит просто невероятное преимущество!

- Как? - только и смогла произнести я.

- А вот так! - рассмеялась Камуи. - Знаешь, в Узушиогакуре над этим давно работали, но завершили только у нас. И если бы мы не поспособствовали эмиграции некоего Узумаки Сайто...

- ... то подобные печати просто не были бы созданы, - продолжила я. - А так как у нас обретаются еще и Рюумэй из Такуме но Сато, то эти двое стакнулись и завершили эту работу...

- Верно, - улыбнулась Камуи. - Рицко сообщила, они еще ведут исследования, но фуин-преобразователи для Фуутона, Райтона и Катона уже готовы. Так что тебе высланы кое-какие экспериментальные образцы... Вот, держи.

С этими словами она подтолкнула ко мне по столу коробку, которую я осторожно вскрыла. Внутри на какой-то ткани лежало шесть флейт, на вид сделанных из кости, впрочем, каждая выглядела по-разному. На одной был изображен иероглиф "молния", на двух других - "огонь" и единица с двойкой соответствующе, а три последних были подписаны как "воздух-один", "воздух-два" и "воздух-три". А, вот оно в чем дело... Флейты "огонь-два" и "воздух-два" имели утончение в нижнем колене, в результате чего воздух выходил в щелевидное отверстие, флейты с маркировками единица и флейта молнии выглядели совершенно обычно, а "воздух-три" была поперечной, тогда как все остальные были продольными.

- Экспериментальные образцы, - пояснила клон. - Сделаны специально для тебя. Все, кроме "воздуха-три" заточены под применение атакующих стихийных техник, последняя же просто усиливает звучание, что должно помочь в твоих техниках звука.

О Ками-сама... Я обожаю этих ребят. Нет, серьезно обожаю! И Рицко я тоже обожаю, если бы не она, мне бы эту прелесть не прислали. Конечно, потребуется еще испытать все это, но... шиматта... Я влюбилась.

- Передай им, что я их люблю, - я буквально баюкала коробку. Сегодня же на полигон, срочно!

- Обязательно, - рассмеялась Камуи. - И это еще не все... Вот, держи.

Еще что-то? О... Моя собеседница протягивала мне гитару. Настоящую гитару! В отличие от клонов-Риок, я так и не научилась играть на лютне, просто не стала, да и времени не было. А вот на гитаре я играла еще в том мире, и вроде бы достаточно неплохо. Ну-ка... Я окинула инструмент взглядом и усмехнулась. И тут печати!

- Свойства? - только и поинтересовалась я.

- Это передатчик, - пояснение последовало незамедлительно. - Приемники вот, - ко мне подтолкнули коробочку. Ну-ка, что там... Клипсы? - Может, адаптируешь какие-нибудь техники звука. Это тоже испытательный образец, даже если ничего не выйдет, проект перейдет в улучшение средств связи. Рации слишком заметны...

Ну да, понятно. Может, и выгорит что-нибудь... А если и нет, буду, как Риока, накладывать гендзюцу с помощью звука.

- Теперь у Отогакуре есть все шансы оправдать свое название, - хмыкнула я. - Какова себестоимость? Если достаточно дешево, то можно будет вооружить массово всех наших... По крайней мере, генинам это шансы на выживание повысит.

- Себестоимость... - только и потянула Камуи. - Материал и чернила, и все. Никаких дополнительных ингредиентов. Начертить, запитать подходящей чакрой, и даже подпитывать не надо - тратит-то пользователь на преобразование свои запасы. Рицко уже подготавливает проект тебе на рассмотрение, сама хотела это предложить...

- Ну, думаем-то мы одинаково... - вздохнула я. Кажется, всю неделю придется убить на испытание образцов... - Передашь ей, что я одобряю. Вот только с Дотоном и Суйтоном такой фокус не прокатит.

- Ну, там и испытания еще не завершены, - пожала плечами собеседница. - А вообще, надо бы тебе посетить Отогакуре, самой разобраться, так сказать, на месте.

- Сама же знаешь, никак... - вздохнула я. - Сарутоби сейчас усилит за мной наблюдение, зато и плюшек я немало получу.

- Ну-ка?

И я рассказала. Сначала Камуи покраснела, потом побледнела, потом спрятала лицо в ладонях, а затем разразилась матерной тирадой.

- М-да, идея, конечно, неплохая, - наконец покачала головой она. - Кость мы им кинем... Пока что надо разобраться с теорией чакры, ты права. А потом попробуем утонуть в текучке. Слушай, у меня идея, как тебе вырваться на какое-то время!

- Ну-ка? - прищурилась я.

- Контракт.

Тут уж настала моя очередь бить себя по лбу. Верно, я же хотела! Но не сейчас, а месяца через два как минимум. И если не получится заключить контракт самостоятельно, то брать змей Орочимару и проходить обучение в мире тотема.

- Хорошая идея, но я пока повременю с ней, - я лишь кивнула. - На этом все?

- Остальное тебе должна была передать Риока, - вздохнула клон. - Значит, пока что от меня доставить клона Узумаки сюда... Сроки?

- Еще вчера.

Остаток дня я потратила на испытания новых образцов, и в итоге чуть не заработала чакроистощение, разнесла стены малого подземного полигона, в глаза у меня рябило от ярких вспышек и пальцы сводило судорогами, но наверх выбралась до неприличия счастливая. Образцы оказались эффективными! Каждый по-своему, но все же... К примеру, флейта "огонь-один" создавала огненные шары, идеальные для сражения на средней дистанции, а "огонь-два" выдавала струю огня для атаки вблизи, "воздух-один" подходил для действий опять же на средней дистанции, а тонкие и быстрые воздушные клинки "воздуха-два" и молнии еще одного образца работали на дальней дистанции. Последняя флейта без применения чакры издавала всего лишь громкий звук, но печати в ней как раз придется подпитывать. Больше ничего я испытать не успела, но и этого мне за глаза хватило для счастья. Так что все, осталось только сделать удобные чехлы и натренироваться быстро менять флейты... Эх, жаль, мне нельзя тренироваться тут, а то применение техник еще трех стихий, мягко говоря, насторожит старого обезьяна. Но зато Отогакуре обзаведется характерными для нее техниками, хех...

Правда вот, следующий день посвятить тренировкам у меня не получилось - прямо утром у моей двери оказался гость, ради которого не жалко и приостановить тренировки. Узумаки Мито, стоя перед порогом, сердечно улыбалась мне и покачивала коробочкой с данго в руке. Хм... А, ясно. Окинув взглядом дверной проем, я заметила скучающего парня на другой стороне улицы. Ну, слежку я и до того чувствовала, и ничего удивительного в том, что и Мито заметила его, я не видела. Значит, будем играть.

- Рада видеть тебя, Карада-чан! - прищурилась она. - Впустишь старушку?

- Какая же вы старушка, Мито-сан? - улыбнулась я, транслируя в эмоциональный диапазон яркую радость. - Проходите, пожалуйста... Извините, у меня не убрано. Вы не против, если мы посидим в лаборатории? Я как раз там занималась...

- Нет, не против, - улыбнулась она, потрепав меня по волосам. Вот только когда захлопнулась дверь, она приняла серьезный вид. - Неплохо играешь.

- Шиноби мы, или где? - фыркнула я. - Вы не против, если обойдемся без лишнего официоза? Ума не приложу, как обсуждать аспекты техник в контексте светской беседы...

- Я и сама не очень люблю всю эту мутотень, - скупо улыбнулась женщина. - Значит, от меня только обучение молодежи, верно?

- Кто я такая, чтобы требовать что-то от вас? - смешок вышел нервным. Все правильно, захочет она меня прихлопнуть, я и мявкнуть не успею... - Мы обеспечим ваше путешествие в Отогакуре, после того как вы уладите все свои дела тут.

Судя по взгляду, мне не поверили. Ну и пусть.

- Как долго займет для меня обучение этой технике? - перевела разговор она.

- Уложимся за сегодня, - пожала плечами я. - Потребуется поставить две печати, предварительно взяв у вас образец инь-чакры. А дальше как только это ваше тело умрет, вы получите новое.

- Новое... - потянула Узумаки, пока мы спускались по лестнице. - Чье?

- Искусственное, - ага, вот и минус третий этаж... - Скажем так, генетически это полная копия реально существующего человека. Вот только физически оно неразвито совсем, да и чакроканалы никогда не развивали.

- Полная копия... Цунаде рассказывала, - кивнула джинчурики, когда мы вышли в коридор. - Поэтому ты и бежала, да?

Ой, нехорошее у меня предчувствие...

- С одной стороны, мои исследования могут усилить любую страну, - мне оставалось лишь пожать плечами. - С другой же стороны... Сами подумайте, что ждало бы страну Снега, если бы кто-то узнал о подобных проектах?

- Борьба фракций... - поморщилась Мито... и сбилась с шага. - Это что?

Мы как раз пришли в комнату со стационарной печатью, где на полу сидела красноволосая девочка лет восьми на вид, а Камуи стояла около нее на коленях. Навешивает закладки на матрицу личности... Хорошо, что мы с ней озаботились этим с утра пораньше.

- Ваше новое тело, Мито-сан, - пояснила я. - Генетический образец принадлежал некой Узумаки Торико, взят пять лет назад в госпитале Конохи, где она восстанавливалась после серьезного ранения, полученного при доставке послания из Узушио. Образца вашего ДНК у нас не было, простите уж...

- Ну да, откуда было бы... - потрясенно произнесла она. - И ничего не помешает мне... подселиться?

- Над этим Камуи и работает, - пожала я плечами. - Она тоже является моей копией, и она отвечает за базу в Конохе в мое отсутствие.

- И не только в Конохе, - проворчала та, открывая глаза и поднимаясь с колен. - Рада познакомиться, Мито-сан. Я Камуи, местный координатор, а также медик, ученый, секретарь, гид...

Да... А ведь изначально создавались как тройка секретарей! А сейчас Рицко координирует становление Отогакуре, а Маюри постоянно находится при дворе дайме страны Чая.

- Кстати, шеф, - обратилась ко мне клон. - Как насчет дополнить нашу серию? Рицу-тян одна в Отогакуре не справляется, да и мне помощь не была бы лишней. Экземпляры Акаги и Нему... По мне, звучит неплохо.

- Матрицу бери базовую, - кивнула я. - Мито-сан?

- Полные копии? - прищурилась она.

- Личность откопирована с помощью менталистики, - пояснила я. - Без нее копии, или как мы их называем, клоны, ничем не отличаются от больных-растений. Матрица личности, или основа, может быть снята с любого, а воспоминания человека, как и знания, могут быть добавлены по желанию. Хм, какой бы пример привести... Вы слышали о Риоке?

Шок - это по-нашему. Какую-то секунду Узумаки не контролировала свои эмоции, и мне этого вполне хватило.

- Агентурная сеть? - прищурилась она. - Грубовато...

- Вербовочная служба, - поправила я ее. - И работает отменно, в Отогакуре регулярно приходят партии новобранцев, невзирая на войну.

А еще одним доказательством хорошей работы Риок было то, что ни одна из них еще не была убита. Они просто избегали битв, и даже нукенинов и вражеских шиноби выводили из строя с помощью смеси менталистики и НЛП, а потом просто сдавали их живьем, получая вознаграждение большее, чем за мертвых, после чего опять же уходили без боя.

- Так, минуточку... - пока я размышляла, Камуи уже обработала Мито, и теперь перекидывала из руки в руку маленькую склянку с серебристой жидностью - да, именно так выглядела концентрированная очищенная инь-чакра. Да и у джинчурики на плече уже красовалась нужная печать. - Ну, вот и все. Теперь можете не беспокоиться, ваше новое тело начнет тренировку уже сегодня...

- Какие гарантии?

- Никаких, - с милой улыбкой ответила я, и Мито буквально поперхнулась воздухом. - Кроме меня. Знали бы вы, как было жутко первой испытывать эту технику! Тем более, мое тело тогда умирало по-настоящему. Но зато сейчас все работает...

- Ну да, все честно... - нервно рассмеялась куноичи. - Никаких гарантий от тебя, от меня оплата потом...

***

Мито оказалась женщиной рисковой, и поэтому уже на следующий день мне сначала чуть чутье не сожгло прокатившейся по Конохе короткой волной злой чакры, а затем меня буквально затащила в подвал не менее нервная Камуи. Там, в центре печати, сидела Мито в детском теле и ошеломленно разглядывала свои руки.

- Как ощущения? - поинтересовалась я, заходя в комнату. Узумаки подняла на меня ошарашенный взгляд.

- Невероятно, - покачала головой она. - Но теперь...

- Теперь у вас развязаны руки, - улыбнувшись, кивнула я. - С новой жизнью вас, Мито-сан...

А затем... затем был забег до квартала Сенджу. Мито согласилась с идеей проникнуть туда в фуин-свитке, заранее заготовленном как раз на схожий случай, и поэтому сборы не заняли много времени. До квартала я буквально долетела, а охрана на входе, судя по всему, была предупреждена, поэтому никаких затруднений не возникло. Уже через пятнадцать минут я стояла перед взглядом главы клана Сенджу. Однако в этот раз мы беседовали в доме, и, мало того, комнату окружал мощный барьер...

- Как? - только и спросила Тока. Я лишь улыбнулась, подбросив в руке свиток. - У вас получилось?

- Иначе и быть не могло, - я самодовольно пожала плечами, расстилая свиток на полу. Подать чакру... Мито с хлопком материализовалась над свитком и только потрясла головой. - Дальше сами разбирайтесь.

- Мито? - окликнула мою клиентку старуха. - Это действительно ты?

- Сомневаешься? - нервно рассмеялась та.

- Что ты сказала Хашираме накануне второй годовщины вашей с ним свадьбы?

- Я била молча. А нечего было тех б...ей в дом тащить! - Оу... А я и не знала, что Шодай Хокаге был тем еще кобелиной. Но, судя по всему, такой ответ Току вполне устроил, так как она порывисто обняла Мито. - Пусти... ребра раздавишь...

- Прости, - отстранилась та. - Я до последнего не могла поверить...

- Да чего уж там, я тоже, - буркнула Узумаки, после чего повернулась ко мне. - Прошу прощения за неверие.

- Это вполне естественно, - улыбнулась я. - И разве мы не договорились не использовать всю эту официальную шелуху?

- Да, точно...

- Карада-сан, - Тока внимательно посмотрела на меня. - У техники точно нет побочных эффектов?

- Есть один, - вздохнула я. - Перекос чакры, впрочем, для Мито-сан это даже пойдет на пользу. Если бы у обычного шиноби после применения этой техники стала бы преобладать инь-компонента чакры, то у Узумаки после смены двух-трех тел оба компонента чакры станут равны. Как последствие, могу назвать возможность овладеть стихией чакры, если перекос в оной не позволял сделать этого ранее... Но все же, в первую очередь надо тренировать чакроканалы и тело, чтобы данный перекос не был так заметен.

А через три дня были похороны.

Погода в Конохе стояла ясная и солнечная. Только ночью прошел дождь, и переливчатые птичье трели вкупе со свежестью после грозы и тысячами искрящихся капель, должно быть, со стороны смотрелись как издевательство в такой момент.

На похороны собрались все Сенджу, что на тот момент находились в Конохе. Все же Мито любили и уважали, да... В первых рядах стояли Тока с Цунаде, и я чувствовала скорбь, исходящую от них. Что сказать - хорошо играют! Спасение Мито от смерти они вполне закономерно решили не афишировать, просто в клане появился новый ребенок по имени Сенджу Мито, полукровка с примесью крови Узумаки.

Сейчас Мито стояла рядом со мной и, сжав губы в тонкую полоску, смотрела на читающего речь Сарутоби. Старик не мог не почтить своим присутствием похороны жены своего сенсея, и сейчас говорил, о том какой славной женщиной была Мито, какой она была сильной и смелой, как заботилась о товарищах и надеялся, что следующее поколение будет не хуже. Ну-ну... Новая джинчурики, миловидная красноволосая девочка лет десяти на вид, стояла в двух рядах от нас, и Минато крепко держал ее за руку. Так что Кушину мы ему не отдадим, пусть надеется.

И уже после похорон, когда мы возложили цветы на могилу, Мито наконец-то заговорила.

- Это... странно и дико. С тобой было также?

- Меня хоронили и до того, так что нет, - покачала головой я. - На моей родине есть довольно забавная примета. Если тебя считают мертвым, значит, будешь жить еще долго...

- Ну, тогда мне повезло, - улыбнулась Мито, выпрямляясь над могилой. - Знаешь... Я никак не могу понять, зачем тебе это. Даже если ты оказалась в Конохе случайно, и ученик моего мужа хотел тебя убить вне зависимости от твоих планов, это не повод подводить деревню к расколу. Для мести это уже слишком, а значит, причина в другом. Власть, деньги, сила?

- Зачем мне все это? - я действительно была удивлена. - Уж ты-то должна понимать, что это всего лишь инструменты.

- Тогда зачем?

- Мне нравится жить, - вздохнула я. - Нравится ходить и не испытывать боли, нравится допоздна работать в лаборатории и создавать новые техники, нравится общаться с моими людьми... А еще я пообещала не умирать.

- Это не ответ.

- Наверное...

А в самом деле, зачем? Все просто - я не умею жить ради себя, только для кого-то, и неважно, один это человек или какая-то общность людей. Да, я могу захапать все, до чего дотянусь, но лишь чтобы создать все необходимые условия для тех, кто важен мне. И сейчас я все это делаю только для того, чтобы у нас с Орочимару была возможность жить в относительной безопасности, ну и попутно вывожу с территории, которая скоро будет залита перекрестным огнем, симпатичных мне людей. Ну, как-то так...

- И что дальше? - только и вздохнула Мито.

- Восстанавливай свое тело, заботься о Кушине... - я неопределенно пожала плечами. - Ты не ребенок, чтобы я учила тебя.

- Сейчас это звучит особо издевательски, знаешь ли.

- О, прости.

Какое-то время мы молчали. Не знаю уж, о чем думала моя собеседница, а я думала о том, что Отогакуре для полного счастья не хватает только джинчурики, но с биджу у нас напряженка. Спереть, что ли, одного из Кумо или Кири? Теперь, когда у нас есть Узумаки, это не так уж невозможно... Хотя все же не стоит, слишком мощного врага мы приобретем. А вот Нанаби из Такигакуре - совсем другое дело.

- Карада, - отвлек меня от размышлений голос Узумаки. - Ты вроде была в одной команде с Намикадзе Минато. Что он за человек?

- Хороший парень, вполне серьезный и достаточно умный, - честно ответила я. - Талантлив, хоть и бесклановый. Несмотря на последнее обстоятельство, один старый обезьян вполне может попытаться через несколько лет подложить его в койку к Кушине.

Бывшая джинчурики сбилась с шагу. Ну еще бы, такие новости...

- А сам Намикадзе? - немного подумав, поинтересовалась она.

- Кушина ему искренне симпатична, - мне даже лгать не пришлось. - А вот на Сарутоби у него имеется большой зуб, так что советую пока что просто присмотреться к нему. И, если уж надумаете... Через мальчика можно заключить неформальный союз с Яманака.

Ух, как на меня посмотрели... Но все всё поняли.

- Решать Кушине, - твердо произнесла Мито. Ну кто бы сомневался...

Во всяком случае, теперь я хоть в чем-то спокойна. Теперь можно и подготовиться к очередному путешествию.

Глава 12.

Коноху я покидала следующим же утром. Я была полностью готова к этому путешествию - флейты находились в самодельных чехлах на спине, по три за каждым плечом, гитара спрятана в печать в свитке, а Камуи получила несколько свитков с указаниями по дальнейшим действиям и будет ждать только отмашки от Орочимару, или, как сами клоны его называют, Большого Босса.

Коноху я покидала не одна. Вместе со мной на северный фронт отправлялись и Минато с Ибики, но, самое главное - с нами шла группа сопровождения, которой предстояло стать моей охраной, и, чего уж греха таить, эти славные ребята будут моими надзирателями. Принадлежность троих к определенным структурам была видна невооруженным глазом, слишком уж у них бледные лица, словно только что маски сняли. А четвертый... Типичный Хьюга, темноволосый и светлоглазый, разве что довольно молод, лет четырнадцати на вид, моложе всех остальных своих спутников.

- Рад встрече, - поприветствовал меня один из бледных, молодой темноволосый мужчина с красными стилизованными клыками, нарисованными на щеках. - Меня зовут Инузука Сен.

Ну-ну... Что характерно, без нинкена. Уже по одному присутствию Инузуки среди людей Сарутоби и иже с ним можно судить о том, что влияние клана собачников невысоко, раз уж они пошли на такие уступки.

- Масараши Дайске, - коротко кивнул второй из наблюдателей, светловолосый и темноглазый парень с двумя недлинными клинками за спиной.

- Хьюга Хизаши, - представился светлоглазый. Что? Шиматта! А ведь вроде бы Сарутоби начнет прикармливать Хьюг только лет через десять, когда вернется на пост Хокаге... Уже начал, или инициатива Хьюг? Я, конечно, просила себе кого-нибудь из светлоглазых, но не ожидала, что мне в команду отдадут брата наследника. Значит, совоглазые решили поиграть - ну, я к их услугам. Да и можно будет подстраховаться ку-фу-фу... Клонов вырастить мне никто не помешает.

- Киоко, - вежливо поклонилась единственная девушка, довольно миленькая на вид, рыжеволосая и сероглазая. И без фамилии... Человек Шимуры, однозначно. - На время путешествия мы в вашем распоряжении.

- Очень приятно, - улыбнулся Минато. Да только вот эмоции его... Нет, самогендзюцу на высоте, но легкую тень настоящих чувств я замечаю. - Я Намикадзе Минато, а моих товарищей зовут Морино Ибики и Карада Хадзиме. Пожалуйста, позаботьтесь о нас.

Провожатые только поклонились - и мы двинулись в путь.

Что сказать? За время дороги у меня сложилось о них определенное впечатление. "Бледнолицые" казались вполне сработанной командой - но только на первый взгляд. Снаряжение было схожим, но не однотипным. Значит что? Значит засланцы с трех сторон. Хирузен, Данзо, кто-то из старейшин... А Хизаши? Тут либо еще кто-то из старейшин, либо их клан, ведь от меня могли откупиться любым другим Хьюгой. Да и их поведение во время остановок... Если Хизаши вел себя относительно нормально и общался с нами на приятельском уровне, быстро перейдя от официального к неформальному стилю, то те трое молчали большую часть времени, старались не вмешиваться в разговоры и избегали каких-либо контактов.

Сам же Хизаши... Как человек, он мне понравился. Чем-то они с Минато были схожи - спокойные, ответственные, умные, но в меру общительные. Так что с таким напарником мне скучно не будет, и проблем особых не светит. Как оказалось, Хьюга обожал различные легенды, любил музыку, увлекался флористикой и был далеко не бездарен в медицине, так что на почве любви к легендам и музыке мы с ним и сошлись. А уж легенд я знала множество... Вот только выбирала правильные, ведь даже по тому, что и как рассказывает человек, можно многое узнать о нем. Да и он сам тоже явно думал, что говорил, а не говорил что думал. Так что те три вечера, когда мы останавливались по дороге к границе со страной Молнии на стоянках звучали легенды как о первых годах после основания Конохи, прошлом клана Хьюга и Рикудо-саннине, так и переделанные мной рассказы по мотивам прочитанных мной книг и когда-то просмотренных аниме. Особенно ему понравился адаптированный Код Гиасс - ну, все понятно, клановый шиноби, да еще и близкий к главной ветви должен хотя бы немного разбираться в интригах. Минато лишь косо посматривал на такое общение, но не возражал, даже несмотря на то, что наши тренировки придется приостановить. Ну ничего, я его еще познакомлю с Иноичи-куном, а уж в том, что они сработаются, я уверена.

... Наконец, вечером четвертого дня мы прибыли в ставку фронта - и практически сразу я столкнулась с Орочимару, который, казалось бы, специально ждал меня. Ай, а за ухо зачем хватать-то?

- Я уж думал, ты взрослый и умный человек, - шипел он воистину по-змеиному. - Что ты наделала...

- У меня все под контролем, - шепотом отозвалась я. - Потом расскажу. Уже получил...

- Ага. Мито-сан... - поморщился он. - Честно говоря, я всегда недолюбливал эту въедливую женщину, все же характер у нее воистину паршивый. И что дальше?

- Кушина-чан весьма расстроена, - пожала плечами я. - К тому же, ее ноша... Жаль ее. Но она справится, я уверена.

Орочимару кивает - все понял - и отпускает мое ухо, которое я тут же начинаю растирать. Вот же... Садюга он последний, вот он кто.

- Напортачила ты, конечно, знатно, - покачал головой Белый Змей. - Но если все действительно...

- Ты никогда не изменишь того, что случилось, но ты всегда сможешь найти достойное решение, - растирая ухо, буркнула я. Моя любимая цитата...

С Минато и Ибики я была вынуждена распрощаться на следующий день. Ино-Шика-Чо уходили в затяжной рейд, и именно к ним приписали моих бывших напарников. Настоятельно посоветовав мальчикам беречь себя, я распрощалась с ними - и искренне надеюсь, что не навсегда. Что сказать? Минато я считала другом, как и всю команду Иноичи. А Ибики... Да, человек он неплохой, но нам не по пути. Смогли поучиться чему-то друг у друга, расстались приятелями - и то хорошо, потом не будет волноваться лишний раз, когда я покину Коноху.

А потом была беседа с Орочимару. Рассовав по углам палатки каких-то бумажек с заготовками под неизвестный мне барьер, он словно прислушался к чему-то - и только после этого, удовлетворенно кивнув, начал разговор.

- Что за план?

- Как я и говорила ранее, нам рано или поздно придется уходить, - начала пояснять я. - Однако оставлять Коноху без агентов... Мои план состоит как раз в том, чтобы и спокойно уйти, и оставить наблюдателя, и отвлечь твоего сенсея и иже с ним. Скажи, что могут обо мне думать в свете произошедшего?

- Юный гений, талантливый шиноби с внушительным списком техник, по силе не уступающий клановым... - начал перечислять он, но вдруг запнулся, а затем понимающе усмехнулся. - Хочешь дать им клан?

- Именно, - кивнула я. - Пусть ищут и находят, я против не буду.

- А ты сама?

- Ну... - я пропустила волосы через пальцы. - Допустим, некий клан имел виды на некую Караду Теншико, но наблюдатели упустили ее из поля зрения, и она погибла. Что должен сделать ребенок оной женщины?

- Смертельно обидеться, - подхватил мой собеседник. - Не исключена месть. Вот только это могло подставить весь клан...

- Если только ребенок не будет состоять в клане, формально будучи изгнанным! - прищелкнула пальцами я. - А так как клан и сам хотел отомстить, то оному ребенку окажут всяческую поддержку. Как клановыми техниками, которые он мог украсть, так и не очень...

- А после провала миссии в Коноху приходит наблюдатель клана, - кивнул Белый Змей. - Извиняется, однако понятно, что это лажа... Но проще держать его при себе, особенно учитывая, чем он извинится, я прав?

- Ага, - подтвердила я. - И на оный клан можно будет спихнуть проект Риока, да и другие наши ляпы.

- Допустим, так оно и будет, - задумчиво произнес Орочимару. - Что будем делать с поселением клана?

- А его найдут? - приподняла бровь я. - Судя по Риоке, одной из специализаций клана является менталистика, а где она, там и диверсионно-разведывательная деятельность. Допустим, похитили ряд печатей у Узумаки и скрыли свое поселение...

- Проект принят, дорабатывай, - улыбнулся мой собеседник. - И впрямь, подобный противник гарантированно отвлечет внимание Сарутоби сотоварищи.

- А остальные проекты? - прищурилась я. - Камуи говорила о расширении их штата, да и вооружение...

- На расширение штата даю добро, а с вооружением разберемся после испытаний, - вздохнул Орочимару. - Что с флейтами?

- Работают исправно, - доложилась я. - К испытанию гитары еще не приступала. Кстати, как думаешь, что будет, если пустить через флейты не обычную, а стихийную чакру?

- Идея занятная, - потер переносицу брюнет. - Там, вроде бы, для Фуутона были...

Намек понят. Я передала ему две из трех воздушных флейт - третья самой нужна.

- Еще кое-что, - окликнула я собеседника, увлеченно крутящего в руках образцы. - Не против, если я заключу контракт?

- Змеиный? - отстраненно поинтересовался он.

- Нет, свой.

М-да, кажется, кое-кто тут сердится...

- Мы были тремя придурками, когда заключали контракты, - медленно произнес Белый Змей. - Я заключил свой, потому что был бесклановым и мне нужна была сила. Джирайя... Не допросился у сенсея и полез сам. Цунаде же последовала примеру этого недоумка после теста на стихии в клане, огорченная тем, что не сможет использовать Мокутон. А тебе зачем?

- Во-первых, связь и такая вещь, как обратный призыв, - начала пояснять я. - Возможность быстро смыться никогда лишней не будет. Во-вторых, огневая поддержка мне не помешает. А в третьих... Заключение контракта - это отличный способ смыться от наблюдателей. Я как раз хотела через пару-тройку месяцев навестить Отогакуре.

- И только за этим? - лицо моего собеседника было совершенно нечитаемым. - Ты хоть представляешь, как это опасно?

- Тогда расскажи.

Последующие минут пятнадцать ушло на полную лекцию по контрактам и их доменам. Все начиналось с затрат чакры на первый призыв - чем больше, тем дальше - и заканчивалось специализацией призываемых животных. В данный момент у Конохи было семь контрактов, включая контракты саннинов - один у Учих, один у Сарутоби, один у Хатаке и один появился буквально год назад, у генина и потомственного шиноби по имени - та-дам! - Майто Гай. Двое из контрактов, как то кошки и обезьяны у Учих и, соответственно, Сарутоби, специализировались в основном на тайдзюцу, призыв Хатаке имел диверсионно-разведывательный профиль, а про черепах Майто толком не было ничего известно. И каждый контракт имел свои условия заключения! Где-то это было просто собеседование, а где-то полноценный экзамен на выживание. Контракт подбирался по неким личностным характеристикам призывателя, тем самым подбирая идеальный для него профиль.

А уж сендзюцу, то, на что я так давно облизываюсь... Эх. Можно сказать, это моя недостижимая мечта. Для обучения сендзюцу надо обладать огромными объемами чакры, чем я пока что похвастаться не могла. Нет, с инь-чакрой у меня все было нормально и такой объем сделал бы честь слабенькому джонину - и это учитывая, что я еще расту - а вот с янь-чакрой все было куда как плачевней. Все же я ребенок, да и данная компонента развивается по мере тренированности тела, а тайдзюцу я так и не развивала, и этот дисбаланс может здорово мне подгадить. Как рассказал Орочимару, условие наличия достаточного количества чакры должно соблюдаться в любом случае, а далее все зависит от контракта.

Однако - заключение контракта и без того имело свои бонусы и отражалось на теле шиноби. К примеру, Орочимару контракт не дал ему достаточного объема чакры, как Джирайи, у которого оный здорово подскочил после прохождения базовой тренировки в мире контракта, но дал привязку на Дотон, ставший его второй стихией, а Цунаде довести контроль до идеала, немыслимого даже для Сенджу... И еще одно - он мог держать режим саннина постоянно, что и делал; это давало ему ощутимую прибавку сил.

Честно говоря, после этого разговора я зауважала моего коллегу еще больше. Свой призыв он получил еще до шести лет и тогда же освоил сендзюцу, а теперь, в почти тридцать лет, мог на равных сражаться с бойцами S-класса, будучи, по сути, бойцом поддержки. Цунаде не в счет, у нее отменная наследственность и помощь клана - а он сумел достичь всего сам, без улучшенных геномов и какой-либо базы знаний. Что говорит, гений! Я бы поняла, если бы он был собратом-попаданцем, но нет. Так что перед этим человеком я преклоняюсь.

- Значит, мне придется хорошенько подготовиться к заключению контракта, - пожала плечами я, выслушав всю лекцию. И тут же схлопотала подзатыльник, правда, легкий.

- Ты чем вообще слушала? Думаешь, пройти экзамен на заключение контракта будет так просто?

- Не будет, - твердо произнесла я. - Но надо.

- Ох... - он только устало прикрыл глаза. - Если почувствуешь опасность, сразу отказывайся. В худшем случае, возьмешь мой контракт, а твое отсутствие найдем как объяснить.

Ну, хоть разрешение получила - и то хлеб. А с остальным разберусь.

***

Нему довольно улыбалась, пролистывая листы в папке с проектами. Ну и накрутили они с Камуи... Оригиналу наверняка понравится. Вздохнув, клон захлопнула папку и передала ее Сайто и Рюумэю, которые тут же начали пролистывать. Проектное бюро переходило к обсуждению новых идей.

- Вот эта задумка мне нравится, - Рюумэй, светловолосый мужчина лет сорока на вид, ткнул пальцем в участок текста на странице. - Удлинение как рукояти, так и лезвия... А если взять за основу кунай, то можно будет запустить массовые копии, а не уникальные экземпляры.

- Ты про "Камиширо-но-яри"? - задумчиво произнес Сайто, не отрываясь от чтения. Узумаки действительно был увлечен. - Да, интересно, только затраты выйдут серьезными. Лишней сталь не бывает, да и на основной проект придется потратиться. Нагината, это, конечно, хорошо - да вот только как ты сделаешь клинок такой формы и длины? Про кунаи я вообще молчу.

- Справимся! - отмахнулся оружейник. Потомок легендарного Сеймея, эмигрировавший в Отогакуре вместе с семьей, был увлекающейся личностью и в этой паре в основном работал генератором идей, тогда как Сайто частенько приходилось притормаживать напарника. - Есть у меня пара задумок... А это что?

- Это? - наклонилась клон над папкой. А, вот оно что... - "Черные Сапоги". Что думаете?

- Проектировщик вот этого знает толк в извращениях, - фыркнул Узумаки. - Мне даже страшно представить печать для обеспечения функций. Ходьба по воздуху и полет на высоких скоростях... Да, удары будут наноситься мощными, но носитель должен будет хотя бы на базовом уровне владеть Фуутоном, иначе просто не сможет использовать это. Подпитка обычной чакрой не пойдет, нужна будет стихийная...

- Но вы же сможете этого достичь? - прищурилась Нему. Интересно, почему Узумаки раньше не занимались ничем подобным?

- Сможем-то сможем... - покачал головой аловолосый. - Вот только опять же единичный экземпляр. Большой Босс что, планирует создать аналоги Семерки Мечников Киригакуре?

Нему только вздохнула. Подобные мысли вились и у нее в голове - вот только не мечников, а просто носителей элитного оружия. И уж точно не семерки! От восьми и дальше, чтобы можно было разбивать на группы по двое, трое и так далее. Но над этим будет думать не она, все же недавно назначенный заведующий Конструкторским Бюро Пятой Октавы не должен соваться в другие области.

- Не Большой Босс. Шеф, - сочла она нужным поделиться информацией. Подчиненные только переглянулись. Еще бы, в Отогакуре никто, кроме нее, Рицко и также недавно созданной Ноно не знал личностей основателя скрытой деревни и его правой руки! Слухов ходило множество и самых разных, вплоть до того, что они связались с нукенинами, но всех осаживало разрешение от дайме на основание Отогакуре. - И да, но пока что это только в состоянии проекта. Сами понимаете... Дабл-эс-плюс.

- Секретность уровня SS+? - округлил глаза Рюумэй.

- А что ты удивляешься? - пожала плечами клон. - Вы тут разрабатываете оружие, ребят, и это носит один из высших приоритетов, так что в допуске уровня "дабл-эс-плюс" нет ничего удивительного. Акаги говорила, подобный допуск у вас с самого начала... Она же вам не сказала, верно?

Судя по тому, как переглянулись мужчины, предположение было недалеко от истины. Ну да, с поганым-то характером Шефа, передавшимся им всем, такое неудивительно... Как и введение этих степеней секретности и допусков, с ее-то паранойей. Самый высший - "трипл-эс-плюс" только у нее и Орочимару, затем идет просто "трипл-эс", стандартный для всех клонов, кроме барьерной команды. Потом уже "дабл-эс-плюс", для глав Октав, заместителей оных и ученых, стоящих за ведущими разработками. "Дабл-эс" для всей Второй Октавы, то есть разведки и контрразведки, "эс-плюс" для глав формирующихся дипломатических групп и, соответственно, "эс" для всей Третьей и Пятой Октавы, то есть научников. А остальные степени, как то А, В, С и D для шиноби, имеющих соответственно ранги джонинов, токубецу-джонинов, чуунинов и генинов.

А вообще... Девушка только усмехнулась. Картина вырисовывается забавная. Население Отогакуре состоит из части клана Сенджу, официально списанных как погибших, выживших Узумаки, эмигрантов из Такуме но Сато и перевербованных Риоками шиноби из нейтральных кланов и нукенинов. Так, к примеру, удалось заполучить к себе клан Фума из страны Рисовых Полей и клан Рьюдоин, ранее живший на границе со страной Ветра. Приобретение однозначно было выгодным! Клан Фума владел довольно интересными даже с точки зрения выживших Узумаки печатями и барьерными техниками, специализировался на Катоне и Дотоне, а также имели несколько медиков вплоть до В-ранга и владели интересными техниками на основе ирьедзюцу, к примеру, техникой удлинения волос. А Рьюдоин специализировались на довольно интересных марионетках, что само по себе имело потенциал... Но, несмотря на все это, численность шиноби в Отогакуре пока что не превышала полутора тысяч, и три четверти кратера были еще не обжиты, хотя гражданские с радостью меняли место жительства, уходя под защиту шиноби, и численность населения уже составляла почти шесть тысяч человек.

Да, это только пока что - но большая часть клана Узумаки состоит из детей. Да, у гражданских тоже есть дети с задатками шиноби, но они еще должны немного подрасти, а потом и закончить Академию, где только год назад окончательно утвердили программу. И пусть большинство шиноби пока что являются клановыми, и, соответственно, более боеспособными, но по сравнению с той же Конохой, которая может выставить двадцать тысяч шиноби, это ничто. А значит, нужны еще люди! Сейчас Риока ведут переговоры с кланами Кедоин и Шиин, копирующими внешность и воспоминания, и имеющими техники гендзюцу на основе звука соответствующе, но пока это свершится, если вообще свершится... Да, есть намеки на то, что после войны к ним придут некоторые из Нара и Яманака, но это опять же капли в море.

Поэтому Отогакуре ближайшие десять лет может посоперничать только с мелкими деревнями. Но потом, хех...

- И все-таки, такое доверие непривычно, - покачал головой Рюумэй. Хм, а кто-то тут говорил про доверие?

- Вы - ученые, а значит, должны владеть как можно большим количеством информации, - пожала плечами клон. - Знаете... Страна, которая экономит на своих ученых, проигрывает. А мы проиграть просто не имеем права, так что привыкайте, народ. Да, финансирование у нас пока что не очень, но мы скоро встанем на ноги.

Ну как скоро... Лет через пять точно, а пока придется перебиваться деньгами с нукенинов. Но сейчас ряд ирьенинов работает на заказ, обслуживая аристократов, шпионы оказывают услуги дайме не за спасибо, а среди людей сей достопочтимой женщины получило распространение дорогое противоядие с непривычным для уха местных названием "активированный уголь". Фармакологическая лаборатория с легкой руки Рицко разобралась с пенициллином, и этот препарат тоже будет уходить на продажу, но уже для простого населения и буквально за копейки. Зато массово, да! Вот только слухи пойдут... Но с этим оригинал справится, у нее должны быть идеи.

Глядя вслед удаляющейся девушке, Сайто только вздохнул. Когда секретарь Большого Босса, Рицко, которая была в Отогакуре затычкой в каждой бочке, представила на общей планерке двух девушек тринадцати и пятнадцати лет соответственно, которые казались ее копиями, все поняли - деревню ждут перемены. И они не заставили себя ждать: младшая из них, Нему, возглавила Конструкторское Бюро и была назначена исполняющим обязанности главы Восьмой Октавы, то есть отдела образования, а старшая, Ноно, так же стала исполняющим обязанности главы Второй Октавы. Сначала сам Узумаки, как и другие, морщился, заподозрив ставленников, но девушки оказались на редкость толковыми и не халтурили. Впрочем, и Рицко-сан можно было понять, она буквально носилась между офисами Октав, только некоторые из которых имели окончательно утвержденных глав. К примеру, главой Четвертой Октавы стала ирьенин, Сенджу Нанами, Узумаки получили на откуп снабжение, и младший брат самого Сайто, Кентаро, стал главой Шестой Октавы, а глава клана Фума занял пост главы Седьмой Октавы. И это все! Ясно, что людей не хватало, но когда трое тянут на себе пять Октав, это уже слишком.

- О чем задумался? - оторвал Узумаки от размышлений голос напарника, сейчас пролистывающего документы папки. - Кстати, смотри...

- Что там? - нехотя повернулся аловолосый.

- Да, наверное, случайно попало, - поморщился блондин, взмахнув кусочком бумаги в клеточку. - Тут заметки об идее какой-то техники перевооружения, судя по всему, на основе фуиндзюцу. Суть в том, чтобы ставить печати прямо на тело, а в них упаковывать доспехи со специальными свойствами, и потом материализовывать их прямо на тело. Ну не бред ли?

Ученый только ошеломленно застыл. Как информация об одной из фирменных техник "Карью", СБ Узушио, могла попасть к посторонним? Это нереально... Впрочем, такое ощущение, что эта шеф - а Рицко-сан и Нему отзывались о ней именно в женском роде - была хорошо знакома с Узумаки. Чего стоять хоть эти предложения по оружию, которую она выслала сразу же, как только узнала об успехе их эксперимента? Около века назад Узумаки создали на заказ те самые семь мечей для Киригакуре, но потом, глядя на деяния мечников, зареклись так поступать, и ради избегания утечки технологии на сторону уничтожили все данные о том эксперименте, а все остальное запрятали в закрытые секции клановой библиотеки, и именно поэтому Сайто пришлось проводить исследования фактически с нуля. Может, эта Шеф - из Узумаки? Долгожителей среди них всегда хватало, правда вот, в отличии от нукенинов...

- Не бред, - охрипшим от потрясения голосом произнес он. - Эта техника вполне работоспособна... Знаешь, я сам займусь ей.

Пожалуй, можно будет даже передать ее Отогакуре. Они и так многим обязаны этой деревне... Спасти их и не потребовать ничего? Немыслимо для мира шиноби и вполне естественно для Узумаки, которые плевали на реалии этого мира и, соответственно, доплевались. Так что новое руководство было уже глубоко симпатично Сайто.

Мужчина усмехнулся, поправив на шее протектор с выгравированной на нем нотой. Он просто обязан отдать Отогакуре долг за спасение детей клана.

Глава 13.

Работать с Хизаши оказалось действительно интересно и порой я искренне жалела, что у меня нет бьякугана. Его работа просто состояла в том, чтобы смотреть на некоторых шиноби с помощью бьякугана и пояснять мне некоторые моменты. Впрочем, на ряд вопросов и он ответить не мог - к примеру, чем именно является чакра. Смесь из духовной и физической энергий... С одной стороны, может и так. Но с другой - почему тогда оную энергию удается сгустить до состояния жидкости в некоторых необходимых случаях? Непонятно.

- Чакра есть везде, - пояснял Хьюга. - В деревьях, животных, людях... Однако наличие чакросистемы присуще лишь людям, даже у животных она отсутствует. У них есть лишь Очаг, который вырабатывает чакру, система Врат - и все.

Один этот факт уже навевал на соответствующие размышления. Допустим, Очаг - то есть место выработки чакры в теле - и Врата присутствуют у всех... кажется, что-то подобное было в йоге, системой чакр называлось, если не ошибаюсь, а я наверняка ошибаюсь. Но чакраканалы и тэнкецу, исходя из обозначенного выше, являются искусственными образованиями! Кто и зачем это сделал, а главное, как смог провернуть нечто подобное лично мне непонятно. Напрашивается вывод, что кто-то создавал биологическое оружие, но оно вышло из-под контроля и размножилось. Как бы не произошло чего-нибудь навроде сюжета книги "Разрешенное волшебство"... А ведь на это наталкивают и другие мысли, к примеру, наличие всего одного материка и отсутствие экспедиций по поиску иных земель.

Этот вопрос я тоже задала Хизаши, правда, немного по-другому.

- Получается, любой человек может использовать дзюцу?

- Так оно и есть, - уверенно отвечал мой напарник. Я в тот момент едва не поперхнулась. - Ты же знаешь, что сила шиноби складывается как из максимума его резерва, окончательно стабилизирующегося к двадцати пяти годам, и потенциала развития чакросистемы? Показатели и того, и другого у разных людей разнятся. У клановых и потомственных шиноби благодаря селекции потенциал обоих показателей всегда выше, чем у бесклановых.

- А бесклановые? - мне это действительно было интересно. - Для обучения выбирают одних детей, оставляя за бортом других... Это тоже вопрос потенциала?

- Именно, - кивнул Хьюга. - Берут только тех, у кого потенциал выше. Обычный человек - или тот, кого принято так называть - тоже смог бы достичь уровня генина по объему чакры, но уже годам к пятнадцати, а к двадцати пяти дошел бы до уровня чуунина. Но дело в том, что большинство бесклановых гибнут еще до пятнадцати лет, и поэтому нерационально тратить время и деньги на обучение тех, кто все равно не успеет достичь такого уровня. Как исключение берут только тех, кто отличается лучшим интеллектом в данной возрастной группе или обладает склонностью к контролю - таких сразу отправляют на обучение к ирьенинам, а потом их ждет госпиталь или научный отдел. Да, существуют методики по развитию резерва, но, сама понимаешь...

Секреты кланов... Эх, разжиться бы чем-нибудь таким!

Так что как единицу измерения - а без этого никуда - мы взяли количество чакры, необходимое на иллюзорный клон, так как это самая менее затратная техника, и большинство даже крупных животных не могут испускать такое количество чакры. Ради проведения эксперимента пришлось направиться в ближайший город, и самый слабый в плане чакры из взрослых местных жителей имел резерв в семнадцать Буншина, самый сильный - в сорок восемь. Недавно присланные в лагерь генины из пополнения имели резерв от десяти единиц и выше, среди чуунинов не было никого с резервом ниже пяти десятков, а у джонинов (взрослых, естественно) разговор начинался с пятисот единиц. Орочимару в этом плане выглядел забавно, в районе почти трех тысяч единиц, командующий ставкой Шимура Данзо имел немногим больше трех с половиной тысяч. S-ранг, мать его! А ведь, чтобы называться Каге, шиноби должен быть не меньше SS-ранга, а обученные и опытные джинчурики имели SS+ ранг. В итоге мне с моими почти четырьмя сотнями единиц было совсем грустно. Еще бы, кругом такие зубры, а я маленькая и слабая!

А работы... Работы у меня было навалом. Мы с Хизаши вырисовывали схемы СЦЧ - то есть, я рисовала по его словам, а он правил - не забыла я и расписать свойства каждой из ручных печатей... Лично я, когда начинала изучать ниндзюцу, знала о двадцати одной печати, однако по ходу исследований этот список пополнился еще двумя: печать рыбы отвечала за стихийные преобразования Суйтона, а печать ската для Райтона была мной разработала специально для Минато, у которого Молния шла основной стихией, еще на фронте с Киригакуре это было... Двадцать три печати! Честно говоря, это кошмар. Шесть печатей для разных видом концентрации чакры, две печати для преобразования чакры Катона, три для усиления техник... Это кошмар, честное слово. Я привела полный список известных мне печатей, а затем - более удобный, исправленный.

Собака - техники призыва

Тигр - преобразоватние чакры для техник Катона

Овца - защита от своих же техник

Змея - для массовой применяемости техники

Свинья - преобразоватние чакры для техник Дотона

Крыса - скрытность и внезапность техники

Птица - элемент полета и легкости, преобразоватние чакры для техник Фуутона

Лошадь - соединяющая печать для сбора и концентрирования чакры

Кролик - ускоренное формирование техники

Бык - чистая сила

Рыба - преобразоватние чакры для техник Суйтона

Скат - преобразоватние чакры для техник Райтона

Печать объемной формы - контроль внешней формы техники

Печать плотной концентрации - замыкает некоторое количество чакры и уплотняет ее в потоке.

Печать клонирования - делит чакру на равные части

Печать паука - полный доступ к СЦЧ.

Печать совместной концентрации - соединение чакры с союзником для выполнения совместных техник.

Печать направленной концентрации - направленность чакры

Печать накопления чакры - приготовления запаса чакры

Вот таким образом и получилось девятнадцать печатей вместо двадцати одной, а еще учитывая те две мои печати... Пришлось выбросить печати обезьяны, дракона, а также два вида печатей концентрации. По мне, более эффективная схема. Судя по всему, в этот список печатей пихали все, которые сумели заметить и расшифровать, а привести в порядок так и не удосужились. Впрочем, иначе зачем мне было бы работать?

С использованием системы Врат оказалась отдельная история. Как мне рассказал Хизаши, с которым мы вместе напросились на обследование Майто Рюты, отца небезызвестного мне Гая, его тело отличалось от стандартного человеческого как раз из-за постоянного открытия Врат. Я только присвистывала, листая отчеты ирьенинов - вот и еще одно преимущество от исследования, я получила необходимый для проведения оного допуск. Все ткани и органы, которые затрагивало использование Врат, менялись. К примеру, проводимость нервной системы была чем-то невероятным, кожа более плотной, мышцы более выносливыми, доходя по этим показателям чуть ли не до розовых, а регенерация сравнима с аналогичным показателем Узумаки! Но... Да, тут были и минусы. Если формирование чакросистемы ребенка зависело от матери, то контроль чакры, как и резерв оной - полностью от отца, как и большинство патологий... к примеру, таких, как нарушение возможности выводить чакру за пределы тела. Знакомо звучит, да? Рок Ли страдал такой же проблемой. У Гая с этим было не так уж и туго, но ряд признаков все же присутствовал - по показаниям медиков, его предел вывода чакры был порядка пятнадцати метров, а за пределами этой дистанцией техники просто рассеивались. Хм, кажется, я догадываюсь, в чем проблема Ли... Но не в этом дело. Патология только усугублялась постоянным использованием Врат, чакросистема расшатывалось, и можно было смело говорить, что лет через десять карьера Майто Рюты как шиноби окончится, если он не умрет раньше, исчерпав запас отпущенных ему жизненных сил. А самое страшное - это передавалось по наследству, усиливаясь с каждым поколением.

Соответствующие выводы я для себя сделала. Если создать технику, открывающую Врата противника, то это может быть страшным оружием, бьющим по генофонду шиноби. А еще я, кажется, поняла, как именно действуют знаменитые стимуляторы Акимичи...

Гораздо забавнее было разбираться со стихиями чакры. Да, всего пятеро, и присутствовали они - та-дам! - у каждого, даже у тех же Хьюг. Как я поняла из недомолвок и оговорок Хизаши, дело было в особой работе тэнкецу, которая достигалась путем определенных тренировок. После оных Хьюги утрачивали способность преобразования чакры в стихийную, но зато получали необходимый... хм... скажем так, заряд чакры, необходимый для легкости движений при использовании джуукена и Кайтена. Только спустя пару недель я смогла выяснить, в чем дело! Как оказалось, для активированного бьякугана тэнкецу вблизи выглядят как небольшой круг с дыркой в центре, к которой со всех сторон круга устремляются пять своеобразных лепестков, обрамляя выходное отверстие. При преобразовании чакры один из лепестков открывается наружу, выпуская чакру нужной стихии. И для каждой стихии этот лепесток был своим! А у Сенджу при использовании Мокутона работали сразу два лепестка. При выпуске же простой, нейтральной чакры, все лепестки тэнкецу немного сдвигались наружу, образовывая подобие сопла...

Естественно, Хизаши мне рассказал это не просто так, пришлось применять НЛП, и я вполне могу приобрести еще одного врага в лице клана светлоглазых, если они правильно поймут болтливость одного из своих и воспримут это как оскорбление. А ведь я могла оскорбить их не только этим - с помощью Хизаши я смогла дойти до принципа работы джуукена. Как оказалось, у Хьюг после их тренировок лепестки всех тэнкецу, отвечающие за стихийную трансформацию Фуутона, постоянно открыты! Но стихийная чакра идет не на стандартные техники, а в тело, за счет чего и достигается такая легкость движений. Когда мой напарник осознал, что именно он мне выболтал, я успела осознать еще и принцип выбивание тэнкецу - просто выворачивание всех лепестков в обратную сторону, благодаря чему и не удавалось выпускать чакру. Слава Ками, что я вовремя успела успокоить Хьюгу НЛП, а затем просто вырубить и затереть эти воспоминания. Это было неожиданно трудно и сожрало почти всю чакру... А почему? А все из-за гребаной печати побочной ветви Хьюг, побочным эффектом которой (да простит меня Ками за этот словесный оборот) оказалось создание хоть и примитивной по строению, но весьма мощной защиты на разум. Так что можно было не беспокоиться, что Хьюги узнают об утечке информации; в учебнике же я обозначу их неспособность к стандартным стихийным техникам прохождением особых клановых тренировок, все же мне не нужны такие враги.

А сама стихийная предрасположенность, выяснение природы которой и привело к этому инциденту, передавалась... наследственно. Да-да, именно так. Если никто из предков не владел Дотоном, то и ребенок не будет склонным к этой стихии. Естественно, в кланах с их селекцией результат был прогнозируемым, но если бесклановый шиноби вступал в брак с такой же куноичи, то результат был любым - в расчёт принималась даже природа чакры человека, который никогда не изучал ниндзюцу. У таких шиноби стихийная предрасположенность выпадала воистину рандомно, так что мне еще повезло, что у меня Суйтон, а не тот же Катон, воистину бесполезный для меня... Но с другой стороны - жаль, что не Дотон или Фуутон, один из которых был бы идеален для диверсанта, а второй мог бы прекрасно дополнить техники звука.

Так и жили. Мы с Хизаши работали, по близости крутились наблюдатели, периодически вечерами я пропадала на тренировках, пытаясь освоиться с новым оружием... И если кто-то думает, что это не заняло бы много времени, то он ошибается - четыре месяца пролетели просто мгновенно, а мы еле-еле продвинулись в исследованиях наполовину. Такие работы, как теория чакры, вообще годами пишутся! Почему? Хотя бы потому, что надо собрать данные с множества как шиноби, так и гражданских, и обобщить всю эту информацию. Хотя бы потому, что в условиях военных действий даже с моим отстранением от миссий не удавалось посвящать все время исследованиям - шиноби как Кумо, так и Ивы периодически прорывались к самому лагерю и приходилось все бросать и бежать отражать нападение, и даже в периоды затишья приходилось тратить время на тренировки, а в лагере постоянно слышался лязг кунаев и что-то взрывалось. Но, тем не менее, все шло хорошо, притом настолько хорошо, что у меня начали возникать дурные предчувствия. Как говорится, если всё идет хорошо, видимо Боженька таким образом говорит "Подстрахуйся, потому что скоро случится жопа"... И я пыталась подстраховаться. В карманах всегда был так называемый "походный набор ирьенина", состоящий из медицинской чакры в сжиженном виде, целого комплекта стимуляторов, как обычных, так и для выработки чакры и ряда препаратах, в разнообразных тайниках и швах были запрятаны сенбоны, а оба подсумка были под завязку забиты пачками взрывных печатей.

И... да, моя интуиция спасла меня. Все это было не зря.

Так уж получилось, что мы с Хизаши из-за исследования частенько мотались из лагеря в ближайший город, который, по сути, был укрепленным пограничным гарнизоном. Думаю, не нужно говорить, какая там была обстановка? Гражданские за небольшое количество лекарств или оружия были готовы на что угодно, не только поучаствовать в исследованиях, да и мы не особо переплачивали, сдавая трофейное оружие, так что добровольцев всегда хватало. И возвращаясь как-то раз, я поняла - попались. С севера к нам двигалось с полтора десятка огоньков чакры, а учитывая, что наш лагерь располагался на востоке, это было более чем подозрительно.

- Хизаши? - я кинула взгляд на спутника. Тот только кивнул и активировал бьякуган.

- Двенадцать, - наконец произнес он. - Три полных боевых тройки. Девять чуунинов, три джонина. У большинства стихия молнии, несколько с воздухом и землей, один с огнем.

Оу... Плохо. Как правило, название страны отражает основную стихию большинства рождающихся там людей. А значит, перед нами Кумо. С одной стороны, хорошо, что не Ива, с их-то идеальными для диверсий техниками, но плохо, что боевики и действуют слаженно.

- Меняем курс, - резко скомандовала Киоко. Какой вообще состав у нашей группы? Киоко - медик и боец тайдзюцу, Сен, как типичный Инузука, тоже работает с тайдзюцу, и лишь Дайске кроме кендо использует еще слабые техники Райтона. Ну что же... Будем, как говорится, крутиться. - Что по противникам?

- В каждой команде есть по два специалиста в кендзюцу, один наверняка сенсор, все остальные вроде бы стихийники, - покачал головой Хьюга. Хороший он сенсор, мне бы так... Эх. - План действий?

Паршиво! Если бы было больше специалистов в ниндзюцу, я бы просто применила Кирисаме, блокирующего применение стихийных техник, а там бы потрепыхались... И вряд ли получился уйти - до ставки еще бежать и бежать, нас в любом случае успеют перехватить.

- Убежать не удастся, - девушка с самого начала взяла на себя лидерство среди наблюдателей. Вот и сейчас парни слушались ее без всяких возражений. - Останавливаемся.

И то дело... Жаль, ловушек понаставить не удастся, раз уж сенсор в группе. А что мы можем противопоставить? Сен и Киоко могут только сдерживать, как и Хизаши, а мы с Дайске можем из-за их спин огрызаться ниндзюцу. Расклад паршивый, как ни посмотри - таким числом нашу оборону сомнут максимум за пару минут. Разве только...

- Эй, - Дайске, повернувшийся на мой голос, поймал флейту для создания молний и повертел ее в руках. - Если сломаешь, я тебя прибью. Это экспериментальный образец. Просто вдувай воздух вместе с чакрой, лучше всего - со стихийной. Хизаши! - вторая флейта, "воздух-два", для работы на дальней дистанции, перепала и Хьюге. - Это и к тебе относится. Стихийную чакру ты вряд ли сможешь использовать, но все же попытайся, ты нам нужнее как сенсор.

А себе... Пожалуй, "огонь-один" вполне подойдет. Не хотелось бы мне, конечно, лишний раз светить такое оружие, но я слишком хочу жить. Киоко и Сен пусть прикрывают.

- Интересно... - покачал головой Хизаши, рассматривая свое новое оружие. - Откуда?

- Семейный секрет! - огрызнулась я. - И вообще, лучше подготовься.

Итак, на изготовку "огонь-один" и "воздух-три", чтобы восстанавливать чакру товарищей как можно быстрее.

- Вижу, ты ко всему готова, - нервно рассмеялся Хизаши. - А что, если бы тебе пришлось столкнуться с S-рангом?

- А вот я на это отвечу, - я перехватила "огонь-один" поудобней и отвечая переделанной цитатой из одного фильма, - что шиноби S-ранга умирают, как и все остальные люди, если у них отрубить голову. И ты сам в этом скоро убедишься...

Напарник с удивлением взглянул на свою флейту и сглотнул. Ну еще бы, в мире шиноби не так уж и много подобных артефактов... Стоп! Вражеская чакра совсем рядом!

- Близко! - в тот же миг произнес Сен, и мы сгруппировались - он с Киоко впереди, а мы с Хизаши и Дайске позади. Ага, вот и тень среди деревьев... Начали!

Мы втроем словно по команде вскинули флейты - и атаки ребят буквально синхронно врезаются в лес. Вот это жахнуло! От наблюдателя и Хьюги полыхнуло удивлением, а я заметила, как один из огоньков чакры начал угасать. Минус один! Но расслабляться было некогда, из леса выскочило шесть парней и понеслись на нас. Шиматта!

- Врассыпную! - негромко скомандовала Киоко, и Дайске с Хизаши первыми рванули прочь, а затем по той полянке, где мы остановились, начали бить молнии и ветряные лезвия. Еще минус один - какого-то темнокожего парня лезвие ветра буквально разрубило напополам, и он рухнул как подкошенный. Не ожидал стихийной техники от Хьюги, ха.

Первый из рукопашников Кумо уже подобрался вплотную к Сену, когда я все-таки воспользовалась флейтой и кое-кто получил огненный шар в лицо. Ожог прям до кости... еще минус один. Осталось девять. Шуншин - и я сижу неподалеку на ветке дерева, прячу чакру и стараюсь затаиться. Киоко и Сен тоже не задержались на поляне, уведя за собой по двойке противников. Поляна пуста... А остальные где? Ага, вижу - нагло выходят из леса. Пятеро человек, построение квадратом, оберегают молодую светловолосую девушку. Сенсор? Возможно. Ну, так и есть - оглядывается и указывает в мою сторону. Шиматта! Еще раз перемещаюсь Шуншином, а в то место, где я только что находилась, летят молнии. Ну что же, надо по-быстрому выводить из строя сенсора! Подношу флейту к губам, несколько раз выдыхаю - и несколько огненных шаров летят к светловолосой девушке, но один из ее защитников сдвигается, быстро складывает печати и принимает атаку на себя, вернее, на сформировавшийся вокруг тела покров молнии, а в меня летит еще одна атака. Вот же... Ухожу перекатом в сторону и, скрывая чакру, несусь прочь. Паршивая ситуация, донельзя паршивая! Чутье подсказывает, что гаснет один из огоньков чакры, что преследовал Киоко... а затем и ее. Уже погибла, плохо. А вот к Сену подоспела поддержка, чувствую Хизаши рядом с его противником. Пара коротких вспышек чакры, еще немного времени, и парни остаются одни.

Четверо против шестерых. Ну, не так уж и плохо, учитывая, что сначала было пятеро против двенадцати... Но нам тогда удалось их удивить, да и мы, очевидно, выбили слабейших. Оставшиеся организованы, и так просто не дадутся.

Ладно, надо найти Дайске. Где он там? Ага, чувствую еле различимый огонек чакры недалеко от поляны. Ну, пожалуй, можно и скрыться! Печать, Шуншин - и я оказываюсь рядом с ним.

- Хадзиме? - удивленно выдыхает он. Кстати, а почему его облачники не трогают? Или же они пришли за кем-то конкретным? Ох, как же не вовремя...

- Тсч, отходим! - коротко махнула рукой.

- Погоди ты, - морщится он. - Сможешь меня быстро перебросить им за спины? Одна атака, и мы уходим...

В принципе, разумная идея, вывести из строя еще одного врага... Надо бы подравнять шансы.

- Готовься, - шепчу я. Тем временем блондинка явно засекла нас, так как, судя по чакре, оппоненты начали готовить что-то мощное. И... пора! Хватаю его за плечо - и мы в вихре листвы перемещаемся на другую сторону поляны. Масараши резко выдыхает, тонкая и быстрая молния устремляется к нашим противникам. Нет времени даже посмотреть, получилось ли у нас, и я вновь перемещаю нас, но уже подальше, и только затем прислушиваюсь. Ну надо же, попали... Колебания одного из огоньков чакры меняются и становятся слабее, но не затихают. Жив, сволочь.

- И что будем делать? - поинтересовался Дайске.

- Ноги, - буркнула я. - Будем делать ноги.

Я не нанималась рисковать и сражаться с превосходящим меня противников, тем более, я обещала кое-кому выжить. Жаль, я не могу переместиться к Хизаши и Сену, но оно и не очень нужно, пешочком дойдем, чтобы не палиться, и чакру спрячем. Сенсорика говорит, что парни поступили так же - а вот с облачником-мечником мы разминулись, он уже около своих. Ну что же, пора валить...

Далеко мы не ушли. Стоило нам только пройти метров десять, как раздался чей-то голос, явно усиленный чакрой воздуха.

- Шиноби Конохи! Мы даем вам шанс уйти без боя. Оставьте Караду Хадзиме и можете быть свободны, мы вас не тронем. Нам нужна лишь Карада Хадзиме!

Ну охренеть как весело... Интересно, кто продался? И почему за мной теперь послали отряд шиноби? Неужели исследования теории чакры настолько важны? Вернусь в ставку - обязательно спрошу у Орочимару. Я украдкой взглянула на Дайске и удовлетворенно кивнула своим мыслям. Этот не сдаст, в его эмоциях было что-то такое, что заставляло призадуматься, и эти мысли - отнюдь не подозрения в предательстве.

Шли мы не так уж и долго - минут через пять уже натолкнулись на Хьюгу с Инузукой. Парни выглядели хмуро.

- Как вы? - поинтересовался Дайске. А в эмоциях - смесь отчаяния и надежды поровну с неверием. Хм?

- Дайске ранен, - сдал напарника Хизаши.

- Да что там, просто царапина...

- Я осмотрю, - я дернула блондина за рукав. - Сейчас каждое повреждение играет против нас.

Что характерно, возражений не было. Наблюдатель стянул потрепанный жилет, натянутый на голое тело... Ага, как же, царапина. Через всю грудную клетку! Неглубоко, просто мышцы рассечены, но смотрится жутковато, да и мешает подвижности. Придется залечивать, а это еще траты чакры, которая сейчас нужна как никогда. Вздохнув, я сложила несколько печатей для Шосена и принялась за работу. Мои защитники должны быть в боеспособном состоянии...

- А где Киоко? - продолжал тем временем спрашивать Масараши. - Отстает?

- Нет, - отозвался Хьюга после недолгой заминки. Вот же... Успел привязаться. - Дайске, она мертва.

От этой волны отчаяния, неверия и боли я на мгновение утеряла контроль над техникой. Неужели он так сильно был привязан к ищейке Шимуры? Но его эмоциональное состояние ставит под угрозу наши жизни - будет нежелательно, если он сорвется и в битве потеряет контроль над собой. Втроем против шестерых выбраться будет куда сложнее.

- Успокойся, - одернул товарища Инузука. - Ты подводишь нас всех.

Берет себя под контроль. Что скажешь, профессионал... И все же, неужели? Нет, я конечно знала, что только Данзо обладает плохой привычкой выбивать эмоции из подчиненных - но настолько потерять контроль над собой, чтобы привязаться к потенциальному сопернику? Лично мне это непонятно.

- Прости, - помотал головой Дайске, присаживаясь на корточки. - Что дальше?

А ничего дальше. В таком составе мы не сможем принять бой в облачниками, иначе кто-то навсегда останется тут. У них - четыре стихийника, сенсор и рукопашник, у нас - три рукопашника и я. Что там по чакре? Я истратила чуть больше четверти резерва, порядка ста двадцати единиц или около того. У Дайске с Сеном осталось около двух третей, у Хизаши резерв наполовину пуст. Бой принимать нам точно нельзя - по количеству чакры там собрались половина на уровне джонинов, только один из стихийников, сенсор и рукопашник являются чуунинами, так что мы сольем им очень быстро. Значит, надо уходить, но нас могут догнать...

Если никто не задержит.

Хизаши не имеет массовых атак, остальные тем более. Зато...

- Что по трофеям? - я присела на корточки. Действительно, пригодится все, что есть.

- Вот, - Инузука распечатал из свитка горстку кунаев с сюрикенами, с десяток взрывных печатей и книгу Бинго. Ну, все ясно... Значит, точно охотились.

- Пойду я, - я все сгребла в кучку к себе и начала торопливо рассовывать по подсумкам.

Тут же со всех сторон раздались крики.

- Еще чего!

- Да чтоб меня и прикрывал ребенок!

- Хадзиме!

- Тихо, - я произнесла спокойно. - У вас нет техник, которые могут сдерживать атаки сразу нескольких врагов класса чуунина и выше, у меня они есть. У вас нет способа экстренной эвакуации, у меня есть. Если я выиграю для вас пару минут, вы успеете оторваться, однако если останется кто-то из вас, то он задержит максимум двоих.

- Но наша миссия... - ошеломленно произнес Дайске.

- Моя защита и шпионаж за мной, знаю, - мне пришлось брать под контроль свои эмоции, чтобы нормально улыбнуться. Со всех сторон хлынуло удивление. - И что с того? Я просто оцениваю шансы на успех. Если вы ляжете тут, не факт, что я успею добраться до ставки, но если я придержу их, то мы все останемся живы и выполним миссию.

Хм, а что это с Хизаши? В эмоциях у Хьюги смесь удивления с раздражением. Он что, не знал? Вот это наивность... А еще брат наследника клана.

- Мы не думали, что ты знаешь, - наконец произнес Сен. Вот же...

- Ну, знаешь ли, так меня дурой еще не называли, - раздражение еле удавалось проконтролировать. - Киоко была из людей Шимуры-доно, это бы даже бесклановый генин понял бы. Разве только не пойму, кто из вас подчиняется Сарутоби-сама, а кто старейшинам...

Наблюдатели только переглянулись.

- Все равно неприемлемо, - произнес Хизаши. - Какие бы у тебя не были техники...

- Кирисаме не дает сформироваться стихийным техникам, гендзюцу на основе звука вмешиваются в восприятие, - нетерпеливо произнесла я. - А уходить... обратный призыв гарантированно выдернет меня.

Сен, явно взваливший на себя командование группой, нахмурился, рассчитывая.

- Если ты погибнешь, нам повезет, если нас понизят, - наконец произнес он.

- Не погибну, - отозвалась я. - Позаботьтесь о Хизаши, ладно? Мне конфликты с кланами не нужны.

- Эй! - взвился тот. - Не надо обо мне беспокоиться!

Сколько ему сейчас? Четырнадцать? Какой же он несдержанный для Хьюги...

- Я беспокоюсь не о тебе, а о своей шкуре, - нервно рассмеялась я.

Я нужна им живой, и поэтому смогу потянуть время. Заодно и смогу реализовать кое-какие свои планы... Так что ладно, не стоит церемониться. В эмоциональный диапазон транслирую уверенность, плюс еще легкое гендзюцу для наблюдателей - и готово.

- Береги себя, - произнес Дайске.

- И только попробуй сдохнуть! - у меня перед носом оказался кулак Хизаши. - С того света достану!

Надо будет потом перед ним извиниться, что ли, за всю эту нервотрепку...

Глядя вслед удаляющейся группе, я только вздохнула - и создала водяного клона, отдав оному все имеющиеся взрывные печати. Как говорится, взрыва бомбой не испортишь! Засунув в чехлы флейты, предварительно отданные товарищами, я только бодро попрыгала в сторону огоньков чакры облачников. А ведь они все это время стояли на месте... Верили в то, что я сдамся? Похоже на то. Ну что же, мне же лучше!

Еще минута - и я оказываюсь на той самой поляне, мягко приземлившись у самого края. Шиноби Кумо при виде меня тут же подобрались. О да, забавное зрелище - шестеро взрослых против одной малявки десяти лет! Вот только никто не станет меня недооценивать, все же репутация соответствующая, раз послали столько преследователей.

- Вижу, ты решила сдаться, - произнес один из стихийников. - На редкость здравая мысль. Не оказывай сопротивления, и мы не причиним тебе вреда.

- Очень заманчиво и очень тактично, - оценила я предложение. Они словно играют мне на руку! Чакра ребят уже на самой границе моей чувствительности, еще минута, и за ними будет уже не угнаться. - Отъ***сь и сдохни. А потом ещё раз сдохни.

- Как я понимаю, это значит "нет", - а как тебя передернуло-то! - Иссин, она на тебе.

Выживший рукопашник бросился ко мне на встречу. Каварими! Меняюсь местами с клоном, и не дожидаясь вспышки чакры, характерной для активации взрыв-печатей, использую Шуншин, прыгая к поляне, чтобы увидеть, как клон распахивает на себе чуунинский жилет, под которым к водолазке леской были примотаны взрыв-печати. Ух, вот это жахнуло! Облачники бросились в рассыпную, а я приметила себе цель. Сенсора надо выводить из строя в первую очередь - поэтому я выхватываю одну из воздушных флейт и посылаю воздушное лезвие в сторону блондинки, пока противники еще не успели сориентироваться. Есть! Тот рукопашник мертв, да и сенсор тоже мертва, разрубленными на пополам не живут. Так, противники сориентировались...

- Кирисаме!

На небо наползают тучи. Еще несколько секунд, и польется дождь, блокирующий любые проявления стихийной чакры. Но я не собираюсь задерживаться тут, и с максимальной скоростью валю прочь. Больше чакру я пока что тратить не намерена, по крайней мере, пока что. Мне еще на призыв надо оставить... Ага, чувствую, как противники бросаются за мной. Бежать, не останавливаться! Достаю из кармана жилета несколько колокольчиков, прикрепленных к сенбонами, напитываю чакрой и оставляю их за своей спиной, один за другим. Может, хоть немного замедлит противников? Прислушиваюсь к ощущениям. Ага, как же! Кажется, мои техники на основе звука перестают быть неприятными сюрпризами. Еще одна заметочка на будущее...

А, черт. Меня догоняют. Ну что же, нет смысла бежать дальше... Останавливаюсь и разворачиваюсь лицом к ним. Своих я уже не чую, а значит, можно уходить.

- Поняла, что бежать бессмысленно? - поинтересовался один из джонинов. Уверен в себе, ведь даже без ниндзюцу они могут легко меня уделать, все же большинство джонинов владеют тайдзюцу на уровне, тем более в Кумо, где шиноби фактически являются регулярной армией со всеми вытекающими.

Вот только я сдаваться не собираюсь!

Пальцы сами собой складывают пять печатей. Если раньше заключение контракта было важным делом, то теперь оно стало охренительно важным! Естественно, мне не собираются давать время, и бросаются на встречу.

Свинья, собака, крыса, обезьяна, овца.

Жаль, не удастся увидеть их лица, когда они поймут, что произошло...

Глава 14.

- То есть как отпустили? - Данзо, тяжело оперевшись на стол, окинул взглядом четырех стоящих перед ним шиноби. Мало того, что провалили миссию, так еще и упустили одну из стратегически важных персон! Шавки Кохару и Хирузена отводили взгляд, Хьюга кусал губы, а собственный подчиненный был неестественно спокоен. - Вы хоть понимаете?

- Разрешите доложить, - сделал шаг вперед Инузука, выходя из строя.

- Говори.

- Объект защиты был полностью уверен в своих силах и приказал нам вывести из боя Хьюгу-дзин, во избежание конфликта с кланом Хьюг...

- Это я уже слышал, - глухо произнес Шимура. Вот же вой поднимется... - Хьюга-дзин, что вы увидели на месте боя?

- Отдалившись на расстоянии пяти километров, я решил активировать бьякуган, - начал отчитываться тот. Ну, опасения девчонки вполне понятны: хоть и из побочной ветви, но брат наследника... - При обследовании местности были обнаружены следы применения взрыв-печатей, также Карадой Хадзиме была применена какая-то из вспомогательных техник Суйтона не выше С-ранга. В дальнейшем стихийные техники сторонами не были применены вследствие использовании Карадой Хадзиме техники Суйтона с функцией нейтрализации вражеских нидзюцу, основанных на стихийной чакре. По местности разлито достаточное количество инь-чакры, принадлежавшей Караде Хадзиме, что свидетельствует о применении гендзюцу или попытке оного действия. Также я зафиксировал применение техники обратного призыва.

Орочимару, стоявший с самого края строя, прикрыл глаза и глухо выругался. Хм, странная реакция...

- Орочимару-сан, - бледный мужчина только дернулся от голоса командующего фронтом. - Карада Хадзиме воспользовалась вашим контрактом?

- Нет, - тихо отозвался тот. Что? Остальные тоже взглянули на него. - У Хадзиме вообще нет контракта. Она хотела заключить новый контракт через несколько лет, когда будет в полной мере готова к этому, а от моего отказалась...

Ксо. Самостоятельно рвануть заключать контракт, притом, в качестве способа эвакуации? Хирузен с Кохару и Хомурой его живьем съедят, если девчонка не вернется. Судя по лицам, все остальные прочувствовали это в полной мере.

- Отчет отправится в Коноху, - наконец произнес он. - Ожидайте вердикта.

***

Перенос в мир контракта был... своеобразен. Словно в калейдоскоп попала. И так же своеобразно он закончился - я с размаху, где-то с метровой высоты, упала на камни. Ох, больно же... Глухо выругавшись, я села и первым делом проверила запас чакры. Негусто, осталась лишь четверть, все остальное сожрал перенос. Итак, первым делом закинуться чакростимулятором и оглядеться.

- Б...!

Других слов у меня не было. Совсем.

Я сидела на небольшом каменном уступе. На сотни метров вверх и вниз простиралась скала, внизу бушевало море, а над головой было хмурое облачное небо. М-да, если упадешь отсюда, быть ты хоть трижды шиноби - костей не соберешь. Как говорится, "причина смерти - гравитация"... И куда мне дальше? Вниз? Подобных уступов там не видно, да и контракт с рыбами или еще кем не особо полезен без умения материализовывать тонн воды из чакры или собирать оную из воздуха. Вверх? Хм... Все может быть, тем более вверху летают какие-то птицы. Значит, мой контракт будет крылатым, что само по себе неплохо - если, конечно, вообще удастся его заключить. Орочимару говорил о том, что критерии "тестирования" у каждого контракта свои, вплоть до экзамена на выживание, а это значит, что мне надо подготовиться. Как минимум, просто восстановить чакру...

Где-то часа через два я почувствовала, как резерв восстановился почти полностью. Хорошая, все-таки, штука эти чакростимуляторы! Они действуют схожим с Вратами образом, но не дают столько чакры единовременно, а растягивают ее получение на некий период времени, что снижает нагрузку на организм. Однако именно поэтому они и не пользуются особой популярностью, все же это понемногу тратит жизненные силы. И моя техника восстановления чакры с помощью игры на флейте действовала именно таким образом, оказывая слабое воздействие на Врата, образно говоря, не открывая их, а оставляя малую щель. Эх, если удастся ее усилить, выйдет то самое оружие, влияющее на генофонд шиноби... Ну да ладно, не до размышлений! Вскочив на ноги, я потянулась - и просто побежала вверх по скале. Нет смысла сидеть дальше, все же я не знаю, какое соотношение времени в этом домене призыва и основной реальности. Да и птицы наверху подозрительно забеспокоились. Интересно, какие они? Я привыкла заранее владеть хотя бы приблизительной информацией о противнике, и полное отсутствие оной сейчас несколько выводить из себя.

Ага, кажется, условный противник перешел в наступление! Одна из птиц бросается на меня. Ну что же, бить всерьез я не собираюсь, поэтому выдергиваю из-за плеча "воздух-один" и выдыхаю, вплетая чакру в воздух. Ух, как полетело! Ан нет, уклонился и еще раз попытался ударить. Отпрыгиваю в сторону, приземляюсь на скале чуть ниже и снова пускаю воздушную волну. Попала! Птицу относит чуть дальше, и я наконец успеваю разглядеть его. Что-то белое... Альбатрос, чайка? Нет, вроде бы не похоже...

- Отставить! - раздался голос сверху... Ну как сверху? Для меня - спереди. Еще одна птица, вроде бы поменьше размером, приближалась к нам, а затем зависла в воздухе на расстоянии метров десяти. Голубь? Я перевела взгляд на своего недавнего противника и отвесила челюсть. Опять же голубь... За что мне это, а? Ну да ладно, запускаем режим "Карада - хорошая девочка" и разговариваем максимально вежливо. - Норио, ты слишком увлекся.

- Простите, Кобаяси-сан, - склонил тот голову. М-да, если бы я не знала, что размеры призванных животных разнятся и те умеют говорит, я бы уже щипала себя изо всех сил. Кстати, интересно, а как они могут говорить? Препарировать бы... Ну да ладно, все равно не выйдет.

- Мы потом поговорим об этом, - буркнул Кобаяси, после чего перевел взгляд на меня. - Что тебе нужно тут, шиноби? Вы не приходили в наш мир уже более сотни лет...

- Прошу прощения за беспокойство, Кобаяси-доно, - поклонилась я, тем не менее, не убирая флейту в чехол. - Я пришла сюда, надеясь заключить с вами контракт, если это возможно.

- Вежливый, но прямолинейный птенец, - фыркнул птиц. Интересно, как у него получается подобное звукоподражание, с клювом-то? - В любом случае, решать не мне, а старейшинам...

- Мне подождать здесь? - поинтересовалась я. В принципе, там удобный уступчик...

- Яре-яре, какими же мы тогда будем гостеприимными хозяевами? - в голосе голубя так и сквозила ирония. Хм, интересно, с чем это связано? Интуиция буквально вопит, предупреждая о чем-то. - Нет, ты сможешь подождать на посту стражи...

И внимательный такой взгляд на меня. А, я же еще не представилась!

- Прошу прощения, - я коротко кивнула. - Меня зовут Карада.

- Рад познакомиться, Карада-кун, - кивнул Кобаяси. - Прошу следовать за мной.

Ну да ладно, судя по всему, подвозить меня не будут. Кивнув, я убрала флейту за плечо и побежала следом за голубями вверх по скале. По мере подъема я смогла получше разглядеть парящих в воздухе на нами птиц. Каких там только не было голубей! И белые, и сизые, и рыжеватые, и даже несколько черных...Оба мои спутника были белыми.

Как только мы приблизились, внимание птиц переключилось на меня. А в их эмоциях настороженность на грани враждебности... С чего бы? Они сами сказали, что шиноби не приходили в их мир около века. Ох, не нравится мне все это...

- Сейна, аванпост на тебе! - первым делом скомандовал Кобаяси. - Я в город, на доклад.

- Но, командир... - только пискнула сизая голубка. - Человек...

- Не человек, а шиноби! - хм, а с чего это так эмоции голубей изменились? Неверие и затаенная радость с надеждой буквально нахлынули на меня со всех сторон. И какая разница между человеком и шиноби, раз сюда могут попасть только пользователи чакры? Надо будет подробней разобраться с этим вопросом... - Карада-кун прибыла сюда для заключения контракта.

Последовавший за этими словами вихрь радости едва не сбил меня с ног. Шиматта! Что же такое для них контракт, раз они так радуются?

Кажется, я влезла куда-то, и не просто влезла, а уже утонула с головой...

Кобаяси после того разговора отдал какие-то распоряжения Сейне и сразу же улетел, а я осталась обустраиваться на аванпосте. На этой площадке на самой вершине скалы росли несколько деревьев просто огромных размерах, где у голубей были свиты гнезда. Воду птицы приносили сюда в больших деревянных бадьях, так же, как и еду. Как я уже успела увидеть, они питались фруктами, ягодами и семенами различных растений. Ну, хорошо, что не как жабы с Мьёбокузан, а то питаться различными личинками и червяками мне не улыбается.

Будучи предоставленной сама себе, я первым делом привела в порядок одежду, малость потрепанную битвой с облачниками и бегом по лесу, а потом просто кинулась все исследовать. Мое тело ребенка тут сослужило хорошую службу, и голуби отвечали на вопросы, в шутку называя "любопытным птенцом". В качестве сопровождающего ко мне был приставлен тот же Норио, который следил за тем, чтобы я не подбиралась к самому обрыву и никому особо не мешала. Данный птиц по сути оказался вполне дружелюбным и пояснил, что тогда он напал на меня, чтобы проверить, являюсь ли я шиноби или нет.

- А почему вы так относитесь к людям?

- Это сложный вопрос, - вздохнул голубь. При затрагивании подобных тем мне не помогало даже детское поведение, и ответы я всегда получала крайне расплывчатые. - Люди... причинили нам немало зла. Мы можем верить только шиноби.

Занимательный ответ. Учитывая, что каждый человек в потенциале является шиноби... Это не может не наводить на мысли.

- А что именно они сделали?

- Не мне об этом говорить.

И вот так - раз за разом, правда, с разными формулировками и в разной форме.

- А как ты попала сюда, Карада-кун? - не одному Норио приходилось отвечать на вопросы. - Шиноби раньше заключали контракты, но прошло уже сто семнадцать лет с тех пор, как свиток контракта снова оказался у старейшин, что значило, что последний призывавший мертв...

- Ну, я давно хотела заключить контракт, но никак времени не было, - лгать птицам я остерегалась. - А тут на нас напали, и это был мой единственный шанс бежать...

- Напали? - недоуменно склонил голову на бок мой собеседник. - У вас снова идет война?

- Это неизбежно, - я лишь пожала плечами. - Таков мир шиноби...

- По мне, нападать на птенца - бесчестно, - фыркнул птиц.

- Мои противники видели во мне не ребенка, а ученого...

- Ученого? - в эмоциях голубя были тихая ярость. - Ты же еще совсем птенец...

- Но уже достаточно умна для того, чтобы вести собственные исследования, - я пожала плечами.

- Ненавижу ученых, - эмоции Норио лишь подтверждали его слова. - Вы убили больше народу, чем все тираны вместе взятые.

- Моя мама всегда говорила мне: все, что делаешь, делай хорошо, - я отшутилась. Хм, еще один факт в копилку странностей... - А вообще, ученые могут не только убивать, но и спасать жизни. К примеру, создавая новые лекарства...

- Не мне об этом судить...

На аванпосту постоянно присутствовало три десятка птиц, сменявшиеся каждую недель. В воздухе постоянно находился десяток, патрулируя побережье, и этот патруль сменялся каждые восемь часов. Такое ощущение, что они ждут прибытия врага, но какого? Могут ли животных из доменов призыва враждовать друг с другом, прорываясь в домены противника... Или же они ждут не животных, а людей? Непонятно...

Так как прибыла я уже под вечер, этим днем никаких новостей не было, и я спокойно уснула в одном из гнезд. А вот с утра... С утра прибыл Кобаяси, и не один, а со - свитой? охраной? конвоем? - из четырех голубей.

- Старейшины приняли решение, - произнес он, поприветствовав меня. - Они хотят говорить с тобой лично.

... и именно поэтому я сейчас пытаюсь усидеть на его спине, цепляясь в перья и сдуваемая ветром. А внизу под нами простирается то, что они называют городом - роща, на деревьях которой кое-где видны гнезда, и просеки-улицы. Такое ощущение, что здесь погулял пьяный Сенджу с Мокутоном... А еще тут очень много птиц, невероятно много. Ну, это как раз легко объяснимо: у голубей каждый год вылупляется отнюдь не пара птенцов, а гораздо больше, да и нет у них тут естественных противников кроме этой их необъяснимой угрозы вторжения, скорее всего, как раз от людей. Это объясняло и тот факт, что стоило только нам приземлиться, как все жители этого "города" уставились на меня с настороженностью и неприязнью. И подобные взгляды провожали меня все время, покуда я под конвоем шла по просеке к переплетению ветвей в конце улицы. Бр-р-р... И как Узумаки Наруто так жил годами?

Мой конвой остановился метрах в ста перед этим переплетеньем ветвей, где сидели три голубя, довольно некрупные, по сравнению с остальными - хоть я и не видела тут птиц с размахом крыльев больше десяти метров - двое из них были ростом с полметра, а последний, третий, сидевший по самому центру, был размером с обычного голубя. Ну, мы-то помним, что Жабий Саннин с Мьебоекузан тоже особыми размерами не отличался...

- Мы рады приветствовать шиноби в долине Хатонотанши, - начал речь один из двух голубей, рыжевато-белый, тот, что сидел справа. - Хатоиро-саннин рад, что вы снова нашли путь в наш мир. Я - старейшина Кеяма.

Хатоиро, хм... "Сизый голубь". И сама долина называется "голубиное гнездо". Ну что же, логично.

- Я - старейшина Тайки, - произнес второй голубь, светло-серый. - Зачем тебе контракт, Карада-кун? Жаждешь силы?

- Сила - лишь путь к достижению цели, - я старалась отвечать как можно спокойней. - Я не собиралась заставлять ваших подчиненных участвовать в битвах и посылать их на убой. Я лишь прошу о вашей помощи.

- Вы, шиноби, редко относитесь с должным уважением к жизням своих товарищей, - склонил голову на бок Тайки. В его эмоциях разлилось любопытство. - Неужели ты считаешь себя достаточно сильной для того, чтобы справится в одиночку?

- Отнюдь, - приходилось прикладывать усилия, чтобы голос не дрожал от волнения. - Я вообще не люблю воевать, и будь моя воля, я бы не участвовала в сражениях вообще. Мне больше по душе лечить людей или работать в лаборатории, а все мои победы одержаны лишь благодаря действиям из засад и уловкам.

По рядам голубей пробежали шепотки. Хм?

- Тогда как ты планируешь пользоваться вашей помощью? - поинтересовался Кеяма.

- Обратный призыв, - я коротко кивнула. - К тому же, мне будет нужна ваша помощь в доставке посланий и, может быть, разведке...

- Что ты знаешь о нас? - неожиданно произнес Хатоиро. Что я знаю?

- Прошу прощения, - я склонилась в поклоне. - Но до того, как я попала в ваш мир, я не владела никакой информацией о вас.

Удовлетворение в его эмоциях. Что я такого сказала-то?

- Хоть мы и можем пользоваться чакрой, мы не воины, - потерев клюв крылом, сказал саннин. Что? - Диверсанты, разведчики... Именно такую помощь от нас просили те, кто когда-то заключил с нами контракт. И если ты заключишь контракт с нами, то мы обучим тебя всему, что знаем.

Точно! Говорилось же, что призыв подбирается по личностным характеристикам шиноби и по самому подходящему для него профилю. Значит, диверсионный профиль? Хм, тем лучше для меня. Умение скрыться или подложить свинью ближнему своему лишним не бывает.

- Я и не искала силы, - киваю я. - И с радостью приму вашу помощь, если вы соблаговолите оказать ее мне.

Хатоиро лишь взглянул на Тайки, коротко кивнул, и тот вытащил из-за своей спины здоровенный свиток. А в эмоциях голубей - радость. Нет, все же заключение контракта выгодно и им, однозначно. Вот только чем? Выход в мир шиноби, разве что - но зачем? Вопросы, одни вопросы...

- Мы рады предоставить помощь тебе и твоей семье, Карада, - произнес Тайки, поднося ко мне свиток. - Надеюсь, мы сработаемся.

- Несомненно, - киваю я.

Под одобрительным взглядом старейшин я разворачиваю свиток и пробегаю глазами по именам. Узумаки? М-да, я и не думала. Вот только в списке было всего пять имен, и все заканчивалось на некоем Узумаки Юкио. Наверное, просто не успел передать контракт потомкам... Проколов кунаем палец, я вывела иероглифами свое имя - и тут же со всех сторон раздалось хлопанье крыльев. Подняв голову, я увидела, как голуби, до того сидевшие на ветвях деревьев вокруг, начали подниматься в воздух. Красиво...

И главное - в их эмоциях так и плещется надежда. Нет, с этим точно надо разобраться, и как можно скорее!

Глава 15.

Своенравные птицы быстро взяли меня в оборот. На следующий же день к гнезду Кобаяси, где я остановилась, прилетел один из старейшин, Тайки. С ним у нас состоялся весьма занимательный разговор...

- Мы не могли принуждать тебя к заключению контракта, Карада-кун, - начал он. - Однако мы очень признательны тебе за то, что ты согласилась работать вместе с нами.

- У меня еще вчера назрел вопрос, - я решила не тянуть кота за хвост. - В чем ваша выгода от заключения контракта?

- Своевременно, - щелкнул клювом мой собеседник. - Видишь ли, до заключения контракта с кем-то из шиноби наш мир не имеет своеобразной точки привязки и, скажем так, открыт.

- Проблема вторжений? - приподняла бровь я. Ага, вот оно! От голубя во все стороны разлилось удивление. - Тайки-доно, я хоть ребенок, но не глупа. Позавчера охрана аванпоста ждала отнюдь не меня. И... К вам вторгаются люди, верно?

Птиц недоуменно склонил голову на бок.

- Да, ты действительно умна для своих лет, - наконец произнес он. - Да, к нам вторгаются люди. Не шиноби.

Интересненько...

- Впрочем, мы вернемся к этому вопросу по завершению курса обучения, - обломал меня голубь. Вот же гад! - Ты не сможешь тут находиться дольше нескольких месяцев из-за того, что вокруг слишком много сен-чакры. Ты же знаешь, что это такое?

- Мой приемный отец является змеиным саннином, - кивнула я, и от собеседника снова повеяло удивлением. - Как долго я смогу находиться здесь?

- Порядка четырех месяцев, так как ты еще птенец, - отозвался старейшина. - Можешь не беспокоиться, это место достаточно далеко от твоего мира, и время тут течет в три раза быстрее... Ты говорила, что переместилась сюда во время боя, верно?

- Верно, - кивнула я. - Обо мне будут беспокоиться, если я задержусь дольше пары месяцев по счету моего мира.

- Ты можешь не волноваться, первичное обучение не затянется надолго, - мотнул головой Тайки. - Мы попытаемся успеть обучить тебя как можно большему, но ты должна понимать, что мы не успеем все. И снова остаться здесь на столь долгий срок ты сможешь не раньше, чем через два года, да и то только в том случае, если не будешь злоупотреблять использованием обратного призыва.

Вот оно как... Значит, надо будет выучить как можно больше.

- Я все понимаю, Тайки-доно, и приложу все усилия, - я лишь кивнула. - И, касательно сендзюцу... Я не думаю, что буду в состоянии освоить его.

- Хорошо, что ты сама это понимаешь, - в эмоциях голубя явственно чувствовалось облегчение. - Да, твой баланс чакры не даст тебе изучить сендзюцу, ты просто умрешь при попытке сделать это. Есть, конечно, способы немного выровнять этот баланс... Скажи, ты же не занималась тайдзюцу?

- Я занималась им меньше года, лишь чтобы привести тело в порядок, - честно призналась я. Немного совестно, но с началом войны тренировки в тай я полностью забросила, оставив лишь короткий разминочный комплекс. - Да и с моим телом это безнадежно.

- Безнадежно или нет, а придется! - решительно щелкнул клювом птиц. - Иначе о сендзюцу можешь и не мечтать...

Да я и не мечтала...

- ... как и об освоении второй стихии, - мстительно добавил мой собеседник. Что?

- Мне казалось, что время уже упущено, - осторожно произнесла я.

- Почти, - старейшина явно был раздражен. - Еще год, и можешь забыть о Фуутоне. Ты же знаешь, что контракт дает шиноби ряд преимуществ, которые у разных призывов разные?

Точно, Орочимару рассказывал, что контракт позволил ему заполучить Дотон, тогда как основная стихия у него Фуутон... Но, значит, у голубей привязка к Воздуху? Вполне логично. Еще одна немалая плюшка, мням. Мой внутренний хомяк довольно потирает лапки.

- Да, я слышала об этом, - оставалось лишь кивнуть. От такого бонуса я отказываться не собираюсь, да и это сможет серьезно усилить мои техники на основе звука. - В таком случае, мне остается только согласиться.

- Вот и хорошо, что ты поняла это.

А потом эта пернатая сволочь ознакомила меня с учебной программой, которую мне полагалось освоить в ближайшие месяцы. Звери и садисты! Треть дня занимало тайдзюцу, еще треть - тренировки по овладению Фуутоном, и лишь в оставшееся время были втиснуты такие вещи, как полная маскировка от сенсоров, улучшенные техники камуфляжа, спец-курс по гендзюцу и практические работы. Ох, если я успею это освоить в ближайшие месяцы...

А придется. Война еще не окончена.

Как это ни предсказуемо, быстрее всего у меня получалось усваивать дисциплины диверсионного профиля. Первым делом меня учили скрывать чакру, притом на таком уровне... Кобаяси, преподававший мне это, просто поразил меня. Когда он скрывал чакры, я его не чувствовала. Вообще. Даже если он стоял у меня за спиной. Его словно просто не было! А ларчик, оказывается, открывался очень просто. Я и раньше знала, что человек испускает чакру постоянно, что и позволяет сенсорам его почувствовать - и исходя из того, все методики сокрытия основаны на то, чтобы снизить расход чакры, остатки направляя в тело. Это очень трудно, примерно на таком же уровне, как пытаться не дышать достаточно долго, и такая маскировка имеет ряд недостатков. Чакру скрывать подобным образом нельзя было дольше получаса, потом Очаг просто начинал сбоить, да и тело пропитывалось чакрой настолько, что подобная маскировка уже не могла обмануть сенсора. И это полчаса у меня, а что у тех же Узумаки или Хошигаке, имевших просто невероятное количество чакры, я и думать не хочу! В числе других недостатков была неспособность таким образом скрыть эмоции и то, что такая маскировка могла обмануть максимум среднего джонина, а про S-класс можно и не заикаться, как и про шиноби с додзюцу и прирожденных сенсоров навроде тех же Узумаки, где сенсорами было подавляющее большинство шиноби, или одного клана из Кумо.

Голуби же пошли другим путем. Да, эмоции они тоже скрывали самостоятельно, но... В общем, они активно используют фуиндзюцу, и сливают чакру в специальные печати, которые действуют по типу хранилища, а потом просто используют эти запасы! Мой хомяк чуть не упал в обморок от такой перспективы. Да, минусы все же были, как то уязвимость перед Хьюгами и Учихами, но голуби обходили это другим путем. А так - я обзавелась двумя печатями на плечах, куда и буду сливать чакру. Емкость таких вот хранилищ доходила до двух тысяч - каждого! - но вот только их можно было ставить не больше четырех. Зато я получила непередаваемый заряд оптимизма, глядя, как голуби рисуют эти печати. Крайние три маховых пера у них неплохо гнулись и исполняли хватательные функции; хоть они и не могли ими складывать печати, вся остальная мелкая моторика была им доступна. Голубь, держащий кисть перьями, выглядел воистину забавно.

Вообще, у этих пернатых на фуиндзюцу было завязано многое. К примеру, они могли ставить на себя печати типа "живая тюрьма", в которые можно было запечатать до десяти представителей их вида. Я такую печать пока что не получила - слишком уж она громоздкая, мне на спину просто не влезет - но схему изучила и была в восторге. Также они просто обожали взрывные, дымовые и иные печати - к примеру, была у них одна печать по типу осколочной гранаты, начиненная сюрикенами, и при активации они просто распечатывались, летя с ускорением во все стороны. Не говоря уже про ее модификацию, где вместо сюрикенов в качестве начинки были кунаи с привязанными к рукоятям взрывными печатями... пачками, ага. Этим схемам я тоже обучалась, готовя себе запас снаряжение. Вообще, у голубей была интересная доктрина по этому поводу, и звучала она примерно так: "зачем метать простой кунай, если к его рукояти можно привязать печать, а еще лучше целую пачку?". Тут мы с ними были полностью согласны, ведь взрыва бомбой не испортишь.

А вот с гендзюцу я капитально обломалась. Большинство того, что они могли предложить, я знала и так - все же они специализировались на самогендзюцу и гендзюцу, основанном на управлении эмоциями. В качестве нового удалось выучить только Джигьяку, гендзюцу обращения времени, используемом для допросов и кое-как понять принципы наложения гендзюцу на местность, что тоже лишним не будет. Вот только я не успевала это отработать, и поэтому просто занесла принципы в свиток, чтобы освоить потом. Зато тайдзюцу... у-у-у...

Мне хотелось выть и плакать, до такой степени меня гоняла пернатая тварь по имени Кентаро. Это был изверг, а не птица! После его тренировок я кое-как уползала с поляны, где эта зараза меня просто избивала, тратя на Шосен почти все остатки чакры, благо, тренировки в тайдзюцу были уже вечером и на другие техники она мне была потом не нужна. Не то, чтобы удары были весьма болезненными... но каждый раз улетать курывком от удара запитанного чакрой крыла надоело в первый же день.. Да и сам стиль птиц был весьма забавен, в нем контакт отсутствовал как таковой. Лишь масса уклонений и акробатики, и все это было нацелено на то, чтобы подойти поближе к противнику и использовать техники Фуутона в упор. Кстати, они не использовали печатей для техник! Все техники Фуутона они применяли либо с помощью когтей, либо - та-дам! - голоса. Узнав это, я мысленно захихикала, вспомнив одну игрушку с драконорожденным. Так что тайдзюцу, несмотря ни на что, я занималась упорно, все же мне не помешает уклониться от противника. Да и побочный эффект наметился, тело понемногу начало приходить в норму, да и количество янь-чакры стало увеличиваться, вот только для нейтрализации перекоса компонентов мне было как от Пекина до Даляня проездом по всем достопримечательностям.

А вот с Фуутоном был полный затык. Нет, благодаря контролю я кое-как уже могла надрезать листок... по прошествии нескольких месяцев, да. Вот только больше никаких успехов не было. Воздушных техник у самих голубей было только пять, причем пятая была сугубо для контракторов. Я, конечно, переписала их описания в чистые свитки, которые постоянно таскала с собой, но это было только на будущее... зато самим голубям понравился механизм преобразования чакры в стихийную в флейтах, и они даже смогли разобраться в фуин-схемах.

В итоге я так многого и не вынесла из визита в Хатонотанши. Так, всего понемногу - чуть тай, чуть ген, основы преобразования чакры Фуутона и приличный по моим мнениям блок информации по фуиндзюцу. И ведь, судя по всему, это был не основной контракт Узумаки... Зато я определилась с теми, кто в основном будет приходить на мой призыв. Норио вызвался быть транспортировочным средством - мол, мир посмотреть хочет - а два молодых голубя Тоширо и Тошики станут моими посыльными и разведчиками. А еще... да, я уносила с собой свиток контракта

Впрочем, все это было не сразу. В то, что мои тренировки пока что окончены, я поняла по прошествии трех с половиной месяцев, когда очередной спарринг - вернее сказать, избиение - в тайдзюцу прервал Тайки, наведывавшийся ко мне довольно часто. Отослав Кентаро взмахом крыла, он подождал, пока я поднимусь с земли, и начал говорить. И сказал он...

- Пора тебе выметаться отсюда.

Я, честно говоря, первым делом тогда не поняла, что к чему. Только спустя несколько секунд мне удалось собрать мысли в кучку и осознать смысл этой фразы. Вот оно как... А я ведь еще так много не успела сделать!

- Больше тянуть не получится? - поинтересовалась я, отряхиваясь от пыли.

- Нет, - покачал головой он. - У тебя несколько дней, прежде чем твое тело начнет изменяться. Это небыстрый процесс, и уверяю тебя, крайне болезненный.

- Я и не думала больше затягивать, - покачала головой я. - Вот только я хотела узнать кое-что...

- Помню, - кивнул старейшина. - О вторжении людей, верно? Иди за мной.

Он привел меня фактически к аванпосту - вот только мы не поднимались к вершине скалы, а спускались вниз. Около самого основания, в тени деревьев, был вход в пещеру.

- Здесь хранится то, что осталось от захватчиков, - пояснил он, поднимая один из факелов от входа и протягивая мне. Язычок огня из флейты, и по стенам пещеры начинают плясать тени от огня, а мы двигаемся вперед. - Честно говоря, людей среди агрессоров было не так уж и много, больше этих их странных металлических марионеток.

Что? Металлических марионеток? Я только хотела задать вопрос, когда мой взгляд упал на странную кучу у дальней стены, и я сбилась с шага от удивления. Металлические марионетки, как же! Больше всего это было похоже на дроидов, что-то навроде 3-РО из "Звездных Войн", только малость иных пропорций и даже на вид более крепкие и одновременно подвижные. Отдельно было свалено оружие, чем-то похожее на пистолеты или автоматы, но более футуристического вида. А еще в сторонке - нечто, похожее на странные доспехи.

Меня начал разбирать нервный смех. Вот вам и искусственное происхождение чакросистемы, вот вам и отличия между "шиноби" и "людьми" для голубей, вот вам и причина вторжения... А ведь в канонном "Наруто" такого не было!

- Мы не знаем детально географию вашего мира, зато знаем кое-какие ее... особенности, - объяснял тем временем Тайки. - Один материк, две группы остров и странный барьер, который мореходы Узумаки называли Барьером Бурь, за пределы которого не может пройти ни один корабль и который сам по себе высасывает чакру как из шиноби, так и из их техник. Это не единственное ограничение по передвижению, на западе и северо-западе за странами простирается пустыня, где постоянно проходят аномальные бури с такими же условиями. Учитывая, что оба Барьера Бурь образуют собой квадрат, то напрашивается вывод об искусственном его происхождении. Среди Узумаки, по их словам, одно время бытовала странная легенда, что весь наш мир является экспериментом Ками...

- Не Ками, а человека, - присела я на корточки перед кучкой оружия и достала один из пистолетов. - Знаешь, я работаю над созданием теории чакры, и в процессе исследований пришла к выводу, что чакросистема тоже является чем-то искусственным... Особенно бросилось в глаза то, что ее нет в наличии у почти всех животных, кроме призывных и нинкенов клана Инузука.

- Это многое объясняет, - вздохнул мой собеседник. - Эксперимент по созданию оружия?

- Вполне вероятно, - кивнула я. - Но потом либо оружие вышло из-под контроля и размножилось, после чего доступную ему территорию жестко оградили, либо же весь мир шиноби является некой селекционной программой, что подтверждает наличие геномов и проведение подобных селекционных программ в кланах. А теперь...

- Мы не первый мир, в который ведется вторжение, - от этих слов я вздрогнула. Не первый... - Знаешь, мы поддерживаем контакты с рядом других. Хамелеоны специализировались на гендзюцу, но оно на этих марионеток не действует, и они пали первыми. Затем были Крысы, но они жили изолированно и специализировались на техниках шпионажа, так что тоже долго не продержались. Тигры с Лисами периодически отбиваются... Как и мы до сих пор. Однако от вторжения есть спасение...

- Контракт, верно?

- Верно, - кивнул Тайки. - Как я уже говорил, без контракта наш мир не имеет своеобразной точки привязки, и открыт для всех жителей вашего мира, как для шиноби, так и для людей. Однако контракт создает точку привязки только для территории внутри барьера, а люди почему-то предпочитают к вам не соваться. И с момента заключения контракта они просто не могут использовать свои странные пространственные техники...

- То есть, вы получили защиту, я - контракт и учителей, и все довольны, - отрешенно произнесла я, продолжая разглядывать оружие. - Тайки-доно, можно мне забрать его?

- Оружие их-то? - прищелкнул клювом он. - Да забирай, у нас все равно не получается с ним управляться. Может, тебя еще и тела людей заинтересуют?

- А найдется? - выпрямившись, я пристально взглянула птицу в глаза. Если я смогу изучить их...

- Найдется, - рассмеялся голубь. В его исполнении это звучало как клекот. - Специально для шиноби оставляли! Среди вас есть медики, так что вы сможете разобраться...

- Ну, тогда я взвалю на себя эту обязанность, - я рассмеялась в ответ.

Уходила я из Хатонотанши два дня спустя, когда все было готово. Стандартное облачение шиноби, уже порядком поистрепавшееся, заменила неброская юката, которую я до того хранила в одном из фуин-свитков, все свитки были прицеплены к креплениям на самодельном ремне, флейты заняли свое место в чехлах за плечами. Обратный призыв должен был выбросить меня к единственному сохранившемуся пространственному маяку возле разрушенной Узушиогакуре, остальные же маяки придется устанавливать самостоятельно, благо, у меня есть фуин-схема с указаниями по установке. Голуби спешно сооружали площадки для транспортировки, аналогичные колодцу на Мьёбокузан, которые позволили бы им самостоятельно перемещаться в мир основного пласта - мы договорились, что таких площадок будет не меньше трех.

Я готова была уходить. Меня провожали, а вместе со мной и уходил Норио, которому не терпелось повидать большой мир. А еще - это был мой шанс увидеть Отогакуре своими глазами.

Пять печатей - свинья, собака, крыса, обезьяна, овца. Эх, полетели!

Глава 16.

Вид Узушио сверху был красив, пусть она и лежала в руинах. Стены, которые когда-то были покрыты охранными печатями, пошли трещинами и частично обвалились, извилистые улочки были засыпаны обломками, повсюду были пятна копоти от попадания техник Райтона и Катона, а сами кварталы... Мало того, что тут повсюду были парки, так еще и у клановых кварталов не было заборов, как повсеместно в Конохе из-за Учих. Узушиогакуре была довольно просторной, и невольно промелькнула мысль, что Узумаки при довольно компактной планировкой Отогакуре должны чувствовать себя как при клаустрофобии. Все же кроме того кратера в плане было достаточно подземных помещений и узких коридорах, в которых должны быть просто великолепная акустика... Но зато удобно и полностью исключает ряд атак, а работа барьерной команды и Сенджу в отрядах патрулирования дает просто великолепную защиту. Впрочем, Узумаки, наверное, думали так же...

- Прадед говорил, это место было невероятно величественным, - ошеломленно произнес Норио, кружа над развалинами. - И Узумаки...

- Мы смогли спасти некоторых, - ответила я, устраиваясь на его спине поудобней. - Как самих барьерщики, так и их знания. Там, куда мы полетим, ты как раз увидишь их.

- Круто... - вздохнул птиц. Все же по своему уровню развития он был где-то на уровне обычного ребенка лет двенадцати, без всякого воспитания шиноби. - А долго туда лететь?

- Не знаю, - я пожала плечами. - Я там еще ни разу не бывала...

Добирались мы до Отогакуре кое-как. Дорога заняла всего два дня, но препятствия... По океану внизу постоянно проходили суда, и поэтому нам приходилось держаться на уровне облаков, по возможности пряча чакру. Однако уже к концу первого дня мы летели над полуостровом - сначала небольшой кусок территории, принадлежащей стране Воды, потом прибрежные владения страны Огня. В воздушное пространство страны Чая мы вошли только днем второго дня, и ко второй его половине кружили над южной оконечностью, где и располагался основанный два года назад Звук. Чакры под нами я совсем не чувствовала - видимо, Узумаки сработали на совесть - впрочем, именно так я его и нашла. Вокруг было много слабеньких огоньков чакры самых разных зверей, которые для меня находились на грани чувствительности, зато большая область в виде круга была совершенно пуста, именно поэтому мы с Норио туда и сунулись... чтобы чуть не получить одной из техник Мокутона. Я поспешно спрыгнула со спины компаньона, и, приземлившись на землю, подняла руки вверх.

- Код "трипл-эс-плюс-бета"! Повторяю, код "трипл-эс-плюс-бета"!

Да, для Отогакуре пришлось разрабатывать еще и систему кодов, заменяющих пароли... Код "трипл-эс-плюс-бета" означает визит одного из основателей поселения или лиц, приближенных к оным.

Ага, атаковать не торопятся. А я замечаю... два, три... Четыре огонька чакры поблизости. И еще двенадцать подальше. Все нормально, четыре полные команды патрулирования.

Ветки на одном из деревьев шевелятся, и в пяти метрах передо мной на землю спрыгивает высокий светловолосый человек в... костюме цвета хаки и кожаной куртке. Так, кажется, мне чего-то забыли передать в отчетах.

- Личный код, имя, статус? - спокойно поинтересовался он.

- SSS-A00-K-000-001, - отзываюсь я, и собеседник вытягивается по струнке. Ну еще бы, командирский код альфа-категории. - Карада. Прибыла с инспекций Отогакуре.

- Карада Хадзиме? - дергается блондин. - Музыкант?

Что? С каких пор это меня так называют? Неужели это после того боя с облачниками? Не нравится мне это, тем более, я так и не нашла времени пролистать их Книгу Бинго.

- Продемонстрировать? - рука сама тянется к флейтам, и собеседник еще раз вздрагивает. Что он знает обо мне, чего не знаю я?

- Нет, спасибо, - нервно улыбается мой собеседник. - Я Сенджу Рюумару. Рад приветствовать вас в Отогакуре, Карада-сан. Честно говоря, мы не ожидали вашего прибытия... В основном сюда добираются по подземным переходам.

- Я просто пользуюсь преимуществами контракта, - пожала плечами я, глянув вверх. Ага, вот и белая тень... Коротко свищу, и спустя несколько мгновения Норио приземляется рядом со мной. - Сенджу-дзин, это Норио. У нас контракт.

- Рад знакомству, - прищелкнул клювом голубь. Рюумару лишь пристально посмотрел на него, затем на меня, а потом просто повернулся и махнул рукой.

- Киске, вызывай Нему-сан! - и затем повернулся к нам. - Простите, нам нельзя отлучаться с дежурства.

- Все в порядке, безопасность превыше всего, - мило улыбнулась я... после чего выхватила из рукава взрывную печать. Мой визави автоматически отшатнулся. - Постоянная бдительность!

А то распоясались тут... Обычно в таких случаях просят продемонстрировать что-нибудь из особых техник, чтобы не было сомнений. Совсем разленились! И ничего, что я выгляжу как ребенок.

- П-проверка? - ошеломленно произнес он.

- Чтобы не расслаблялись, - буркнула я, убирая печать обратно.

Ждать Нему долго не пришлось - клон примчалась через несколько минут. Хм, неужели и они, вслед за матрицей "Карью", начали цепляться за свою индивидуальность? Нему выглядела как девочка тринадцати лет, носила длинные волосы, которые заплетала в две косы, постоянно поправляла очки в овальной оправе - зачем? - и вообще изображала из себя моэ. Угу, особенно забавно это выглядело в сочетании с черной кожаной курткой с двумя оранжевыми тонкими тканевыми вставками в виде полосок на каждом рукаве и... гриндерами. Кстати, нечто подобное носили все - та группа, что остановила меня, помимо камуфляжа также носила гриндера и кожаные куртки, правда, у них полосы на рукавах были жёлтыми всего по одной. Кажется, у кого-то тут есть свободное время, чтобы форму выдумывать...

- О, шеф! - клон, завидев меня, сразу бросилась навстречу. - А мы тебя ждали-ждали...

А чего это все вокруг сбледнули? И в эмоциях опаска...

- Поменьше эмоций, Нему, - я скупо улыбнулась. - Ну, как вы тут?

- О, тут столько всего интересного! - моя копия уставилась на голубя. - Впрочем, как я погляжу, у тебя тоже...

- Нему, это Норио. Норио, это Нему, - представила я этих двоих друг другу. Если эти двое споются... Не дай Ками!

- Неожиданно, - покачала головой эта егоза. - Я, впрочем, думала, что ты с твоим характером заполучишь контракт со свиньями...

Честное слово, рука сама потянулась к флейтам.

- Хочешь сдохнуть?

- Поняла-поняла, признаю свою вину, приношу извинения! - затараторила та. - Ну, шеф, идем? Мне столько всего надо вам показать...

Любопытство победило раздражение, и я успокоилась, позволив клону тащить себя за руку. Следом за нами перебирал лапами Норио, и именно такой компанией мы минут за десять неспешной ходьбы добрались до обрыва. А там... Я не удержалась от восхищенного вздоха.

Отогакуре но Сато была красива. Десятиступенчатый кратер невероятных размеров, уходящий глубоко вниз, раскидывался перед глазами. На уровне второй ступени сверху было восемь выступов - точнее, я насчитала семь, но так как они находились на равном расстоянии, можно было предположить количество восьмого, скрытого от меня стволом просто огромного дерева. Каждый из этих восьми выступов был в целый ярус высотой, так что у первого яруса было восемь своеобразных балконов, и каждый из выступов занимал всю ширину яруса, а проход осуществлялся лишь за счет арок в каждом из выступов.

- Офисы Октав, - с довольным видом пояснила Нему. - Впечатляет, правда?

- Да, - отозвалась я. И впрямь, можно было заметить многочисленные окна и балкончики, расположенные, казалось бы, бессистемно - а на тех офисах, которые были прямо передо мной, я видела выложенные прямо из камня иероглифы "3", "4", "6" и "7". Много строений было если и не облицовано белым камнем, то имело крышу такого же цвета. И если на первом и втором ярусе почти все строения были каменные - общественные здания и входы в них, как-никак - то дальше было больше деревянных, выдержанных в традиционном стиле. А еще было очень много зелени... Правда, не деревьев, но разнообразных, хоть и небольших газонов с травой, цветами и кустиками вполне хватало. Слух улавливал журчание ручьев, кое-где журчали фонтаны, а в самый низ, к корням, где была благоустроенная площадь, с самого верха спускались четыре достаточно широкие лестницы. Ками-сама, и вся эта красота - за два года? Воистину, шиноби умеют не только разрушать, но и строить... Это всего лишь вторая Скрытая Деревня, которую я вижу, но по мне - самая красивая.

- Я дома... - сами собой шепнули губы.

Спустя полчаса мы с Нему устроились в том офисе, что она занимала, как исполняющий обязанности главы Восьмой Октавы, сиречь отдела образования. Предварительно я получила на руки комплект камуфляжной одежды, куртку с двумя желтыми полосами на рукавах, гриндера и протектор с нотой. Как бы мне не хотелось первым делом осмотреть поселение, сначала надо было разобраться с делами.

- Скажи мне, прелесть моя, у кого достаточно времени на выдумывание формы? - первым делом поинтересовалась я. - Камуи мне жаловалась, что вам спать некогда...

- Все претензии к Маюри, - живо открестилась клон. Да, забавно звучит, особенно в контексте того, откуда Камуи взяла эти имена. - Она прислала эскизы, а возражений не было, так как тогда только приехали Узумаки, и Сайто-сан заявил, что на кожу ставить печати гораздо проще, чем на ткань, которая для этого нужна особая... и стоит, кстати, дороже. На каждую куртку установлены средненькие барьерные печати, которые позволяют игнорировать удары в тайдзюцу слабых чуунинов и техники D-ранга, правда, всего на пять минут активного боя. Потом надо либо подпитывать вещь, либо выбрасывать то, что от нее осталось... Тут, кстати, еще есть пространственные печати в рукавах и карманах!

Моя жаба прекратила протестовать уже после упоминания стоимости, а стоило только собеседнице окончить рассказ, как хомяк заинтересованно поднял голову. Да, да, моя прелесть, мы возьмем это, да...

- Ты, кстати, какой пост возьмешь? - невинно поинтересовалась клон, и я подняла голову, оторвавшись от разглядывания куртки. Усмехнувшись, она пояснила. - Ну, себя-то мы не обделим, верно? Свободны посты глав Первой, Второй, Третьей, Пятой и Восьмой Октавы.

У-у-у... Администрация, разведка с контрразведкой, дипломатия, наука и образования. И ведь мои клоны втроем все это тянут на себе, совмещая по нескольку должностей! Да, надо что-то делать, но что? Пока я в Конохе, я могу занимать пост лишь формально. Буду выбирать что-то из четырех, так как к черту администрацию. Душа больше лежит потом заниматься образованием или наукой, но я обладаю всей полнотой информации о грядущих событиях, поэтому придутся брать на себя либо Вторую Октаву, либо Третью.

- Сначала полный доклад, - покачала головой я. - Что изменилось с того момента, как вы передали отчеты через Риоку?

Ох, а ведь уже полгода прошло с того момента...

- Многое, - пожав плечами, начала рассказ Нему. - Как ты и сказала, я отдала ряд постов нашим людям. Сенджу получили себе медицину, снабжение ушло на откуп Узумаки, а техподдержку я отдала клану Фума. Надо бы еще дать кость Рьюдоин, ну, тем марионеточникам, но я не знаю, что делать...

- Сделай управляющими бизнесом, пусть отвечают за снабжение Отогакуре. Помниться, у них было какое-то свое дел... - ляпнула я первое, что пришло в голову. Хм... А идея, в принципе, неплоха. - У меня тут появилось несколько бизнес-планов, я потом оглашу. Конечно, пусть какой-то процент себе забирают, но это лучше, чем давать им управлять тем, в чем они ни черта не смыслят.

- Хорошая идея, так и сделаю, - прищелкнула пальцами клон. - Значит, клановым мы пока все распределили... Научники на месте не стоят, информацию о запуске на рынок пенициллина и активированного угля ты должна была получить.

- Получила, - кивнула я. - Идея хорошая, хвалю. Счет в банке страны Чая?

- В нем, родимом, и денюжка на карман регулярно капает, - подтвердила моя собеседница. - Так же, как и за миссии. Часть денег уходит на карманы исполнителям, все же нехорошо обманывать своих, остаток тратится на проекты. Пока что выезжаем только на нукенинах, которых нам предоставляют Риоки. Слушай, нам бы банк свой открыть!

- У нас толковых финансистов нет, - осадила я Нему. - Да и каких финансистов ты знаешь в мире шиноби?

- Только Какузу, - честно ответила та. - Но купить его у нас денег не хватит, даже если сдадим всех Риок и тебя. Да, плохая были идея...

- Мы отклонились от темы. Что там с научниками?

- Надо расширять штат, - после недолгого молчания произнесла клон. - Толкового народу как среди ребят из Такуме но Сато, так и из Сенджу для обычных проектов хватает, но недавно мы закупили оборудование, достаточное для клонирования. У тебя же есть образец Юки, верно?

- Еще Теруми Мэй, но запускать данный материал в дело опасно, - скрепя сердце, призналась я. - Если Юки еще могут принять за полукровок, то Теруми с двумя геномами одна такая, и Кири нас просто сожрет. Да, ты права, Юки нам нужен, хоть для него и нет учителя...

- Попытаемся своими силами, - отмахнулась собеседница. - А вообще, мне кажется, что Риоки в стране Воды дурака валяют. Все обещают подобраться к Кагуя, и пока что ни гу-гу. С этим надо что-то делать.

- Передайте им через контракт, что я тогда лично наведаюсь, - искренне пообещала я. - И кто у нас начальник той группы патрулирования?

- Ноно и начальник, - пожала плечами Нему, спалив "сестренку". - Желтые полосы на рукавах означают принадлежность ко второй Октаве.

- Вот оно как? - приподняла бровь я. Ну вообще... - Хорошо, буду знать. А пока что передай ей мой пламенный привет. И пусть она передаст его той группе, вместе с нарядами вне очереди и лишними тренировками.

- Да было бы, кому их гонять... - поморщилась та. - Сама знаешь, нам народа не хватает вообще. В Пятой Октаве занимаемся пока что только фармацевтикой да созданием оружия. Вот про Восьмую могу рассказать гораздо больше!

- Ну, давай про образование, - поудобнее устроилась на стуле я.

- Так вот, Академия начала работать только год назад, до того Рицко составляла программу на младшие курсы. Помнишь же, как ты сама себе забивала рефлексы на управление чакрой через печати с помощью НЛП?

- Ну, - нетерпеливо кивнула я.

- Мы нашли способ сократить время обучения, - поерзала на стуле эта егоза. - Просто начиная от этих же самых рефлексах, и на том же уровне закрепляя владение простейшими техниками с помощью внушения и менталистики! Таким образом, если использовать все это, то срок первичного обучения - причем толкового, с уроками географии, истории и прочего! - затягивается всего на два года. За это время мы успеваем дать ученикам простейшие техники, и...

- Стоп-стоп-стоп, - помахала я руками. - Это же менталистика. Думаешь, кланы согласятся?

- Уже согласились, - усмехнулась клон. Что? Невозможно... - Идея была готова у Рицко давно, вот только реализовала она ее опять же год назад. Эта зараза попросила у Камуи нашу милую Ни Рэй на недельку-другую, сгрузила ей в память всю информацию, которую до того аккуратно рассортировала, и отдала ее менталистам из кланов на ту же недельку. Абсолютно даром! Кланы подарок оценили и просят добавки, но мы второй раз не рискуем. Пришлось вытягивать твой сосуд из сенсорного шока, все же ее псевдоличность не приспособлена для такого.

Информация о клановых менталистах меня не удивила - чуть ли не каждый клан Конохи считает своим долгом раз в два-три поколения породниться с Яманака или Курама, чтобы получить себе менталистов и воспитать оных из детей от этих союзов, так что у кланов мозголомов всегда хватает, разве что их предпочитают не светить перед руководством деревень, ибо своя рубашка ближе к телу. Гораздо больше меня удивили мои же клоны. Вот же сволочи! Чуть не угробить сосуд... Но с другой стороны - это их открытие и впрямь многое меняет. Время обучения действительно сократиться, что позволит спасти не одну жизнь - все же до достижения лет двенадцати-тринадцати детей на миссии никто не выпустит, а в освободившееся время можно отдать под профильное обучение. Раз уж в Академию установили набор с шести лет и базовый уровень заканчивается в восемь, то оставшиеся четыре-пять лет можно потратить более плодотворно. На выходе наши генины будут сильнее своих коллег из других деревень!

- Люлей, так и быть, отвешивать не буду, - кивнула я. - А что по профилям, определились уже?

- Да, я как раз составила программу, - начала Нему рыться в бумагах, разваленных по столу. Да, какая же я порой свинья, и мои клоны туда же... - Короче, обучение будет вестись по ряду профилей. Самый первый - тайдзюцу, есть у нас один умелец из нукенинов. Вторым профилем будет кендзюцу, наставником будут некоторые из Такуме но Сато... Кстати, ты знаешь, что они хотят создать клан? Затем профиль медицинский, обучать вызвались Сенджу, набирают себе пополнение. Потом диверсионный... у-у-у.... Там, в общем, сборная солянка. Упор на практические навыки и два потока, по гендзюцу и техникам марионеток - Рьюдаин решили помочь бесклановым. Первые четыре профиля в основном для бесклановых, не отличающихся особыми запасами чакры. А вот дальше мы будем готовить стихийников. Собственно, там профиль один, но с пятью потоками... За пару лет научатся преобразовывать чакру в стихийную, а потом еще возьмут несколько техник вплоть до С-ранга.

- И на выходе мы получаем готовых чуунинов, - покачала головой я. - Эй, гении, а ничего, что вам предстоит работать с детьми? Там же на первой ступени, где нужно больше всего усердия, как раз приходится тот возраст, когда обучение идет через элемент игры...

- Все работаем, шеф, - усмехнулась клон. - Если у детей что-то получилось один раз, то навык закрепляется автоматически. Первый год обучения уже сдал переходные экзамены, и отстающих нет. Клановые, естественно, там не обучались, но на второй год присоединятся и они, чтобы познакомиться с будущими товарищами. Кстати, ты знаешь программу техник на второй год?

- Нет, - заинтересованно склонила голову на плечо я. - Ну, просвети убогую.

- На каникулах, длинною в месяц, будет поход, чтобы не расслабились. Такие же каникулы будут зимой. А остальные десять месяцев... За два месяца по технике.

- Эй, они же еще дети!

- Эй, мы не знаем, когда им придется сражаться!

Уела...

- Итак, десять техник, - кивнула собеседница. - Метод обучения тот же. Занятия по два дня в неделю, остальные три учебных дня только по часу медитаций для укрепления чакросистемы и прокачки каналов. Из техник изучается Буншин, Хенге, Каварими, Шуншин, Канашибари и ближе к концу года Мейсай Гакуре.

Возразить нечего. Первые две как примеры и для развития воображения и образного мышления, затем две техники для бегства, техника парализации и камуфляж. И как раз чакросистема в норму придет, на уровне генина...

- Что с тай? - поинтересовалась я.

- Просто силовые упражнения на первой ступени, стили будут даваться на профильной специализации, - пожала плечами Нему. - Ну, удовлетворила твое любопытство?

- Вполне, - усмехнулась я. - Есть еще что?

- Да, немножко, но...

Это ее "немножко" растянулось до самого вечера - только когда начало темнеть, Нему спохватилась и соблаговолила меня отпустить. Предварительно мы с ней и подошедшими чуть позже Рицко и Ноно успели обо всем договориться. К примеру, мы действительно решили расширить штат научных работников, а еще были нужны свои менталисты для закрепления навыков у учеников Академии... Так что на первый и второй проекты мы отрядили по пятерке клонов, а затем настало время тяжких споров и дебатов с аргументами убер-класса "и че" и "бе-бе-бе". В итоге было решено создать своеобразное хранилище ментальных баз, где носителями информации выступали опять же клоны. Под конец обсуждения мне удалось наложить запрет на дальнейшее клонирование моей тушки. Хватит уже, и так моя физиономия примелькалась. Надо будет вырастить потом еще одного клона для особой миссии, но на этом и все.

А пока что я была до утра свободна. Удалось выпросить на складе полевой камуфляж и простую черную куртку без всяких знаков отличий - такие носили генины, не приписанные пока что ни к какому ведомству - и отправиться гулять по Отогакуре. Здесь и в самом деле было красиво... Рабочий день уже закончился, и поэтому как гражданские, так и шиноби, вышли на улицы, так сказать, на прогулку. Я скользила по шиноби взглядом, пытаясь привыкнуть к новой для меня форме. Вот прошла, что-то напевая себе под нос, совсем молодая еще светловолосая девушка в куртке, две тканевые вставки на каждом рукаве которой были черного цвета и выделялись разве что наличием грубых швов. Боевик, или, как уже шутили тут, "представитель Девятой Октавы", то есть кто-то, не приписанный ни к какой из Октав. А вот двое смеющихся красноволосых мальчишек лет четырнадцати на вид в куртках с красными полосами. Узумаки, из Шестой Октавы, то бишь отдела снабжения... У ирьенинов такие вставки были зелеными, у администраторов белыми, у научников оранжевыми, у дипломатов синими, у работников образования фиолетовыми, а у ребят Фумы из службы техподдержки - серыми. В принципе, схема довольно удобная, да и не используется больше нигде... в этом мире.

Эх, а ведь завтра еще надо решить туеву хучу проблем. Надо будет представить бизнес-планы и разобраться с вердиктом Орочимару по поводу мастеров из Такуме но Сато, которые решили основать собственный клан. Надо будет встретиться с мастерами из Конструкторского Бюро...

- Карада? - окликнул меня чей-то голос сзади. - Это действительно ты, мелочь!

Тут же меня подняли и начали кружить. Я, было, приготовила одну из взрывных печатей, но, увидев лицо агрессора, тут же расслабилась.

- Наваки, твою ж...! Отпусти меня!

Сенджу только рассмеялся и поставил меня на землю. Я и не знала, что он покинул Коноху вместе с остальными Сенджу... А выходит, Цунаде спрятала племянника подальше от Сарутоби. Ками-сама, как же он вырос... Сколько ему уже? Пятнадцать, шестнадцать? Статный парень вырос, теперь, наверное, на него многие девушки заглядываются.

- Рада тебя видеть, - искренне улыбнулась я. - Ты здорово вымахал.

- А ты так и осталась такой же мелкой, - эта зараза взъерошила мне волосы. Сволочь! Да, я росту, но не так быстро, как потомственные шиноби... - Ками-сама, не ожидал тебя тут увидеть! Ты надолго?

- Нет, проездом, - покачала головой я. - Вот, заключила контракт и смылась из-под носа наблюдателей.

- Однозначно, твой стиль, - самодовольно кивнул Наваки. - Значит, ты все еще там... Когда я увидел Рицко-сан, подумал, твой то-сан свою руку приложил к Отогакуре, а оказывается, и ты в этом замешана. Слушай, как?

- Ну, они собирались основать Отогакуре вместе с ка-сан, когда она еще была жива, - я пожала плечами, выдавая заранее приготовленную часть легенды. Мой собеседник сразу поник. - Давай не будем о грустном, ладно? Мне надо возвращаться в Коноху через несколько дней и всё это время я буду загружена, так что сегодня вечером я хочу отдохнуть.

- Ну, это святое, - фыркнул Сенджу. - Слушай, а давай к нам? Я тебя с нашими ребятами познакомлю...

Была бы я постарше, так расценила бы как попытку подклеиться. А сейчас я даже до милой лоли не дотягиваю...

- А пошли, - кивнула я. - Куда?

- Да тут недалеко...

"Недалеко" по его меркам означало лишь подняться на ярус выше, на те самые "балконы" на крышах офисов Октав. На лужайках, выращенных там с непонятной мне целью, располагались компании по нескольку человек. Кто-то устраивал пикники, кто-то общался. Саке распивали лишь единицы.

Искомая Наваки компания располагалась на самом краю уступа, заняв, судя по взглядам окружающих, самое престижное место. Красноволосая девчушка лет двенадцати, явно из Узумаки, тихонько бренчала на лютне, а двое темноволосых парней лет четырнадцати о чем-то переговаривались. Завидев Наваки они оживились и начали энергично махать ему.

- Кого это ты привел, дуб? - насмешливо поинтересовалась Узумаки. В эмоциях лишь веселье, как и у остальных. Да и сам Наваки вроде бы не обижается...

- И я тоже рад тебя видеть, Акихару, - махнул рукой он. - Ребят, это Карада Хадзиме или просто Карада, я вам о ней рассказывал. Мелочь, это Узумаки Акихару, Бьякко Торуро и Райден.

Парни кивали по очереди. Райден этот... Смуглая, дочерна загорелая кожа и недлинный кадаси за плечом выдают в нем коренного жителя страны Молний. Мне его присутствие не особо приятно, но раз уж его проверила Риока, то он может здесь находиться. Торуро же, наоборот, бледный чуть ли не до белизны и относительно невысокий для шиноби.

- Так это с ней ты устраивал засаду на дурней из Ивы? - приподнял бровь Райден. - Как-то не верится...

Устраивал засаду? Ну и брехун...

- Не беспокойся, она все так же любит взрывы, - снова потрепал меня по волосам Наваки. И почему ему это нравится? - Вот, чуть не поприветствовала взрывной печатью...

Хм, неужели после того меня считают маньяком-подрывником? Да он голубей еще не видел, а про Дейдару я и не говорю.

- И наклею одну тебе на спину, если продолжишь говорить обо мне так, словно меня тут нет, - недовольно фыркнула я, усаживаясь прямо на траву.

- Смотрю, у тебя характер еще больше испортился. Хотя казалось, что дальше некуда... - плюхнулся Сенджу рядом. - Ребят, вы пожрать чего-нибудь прихватили?

- Фи, как некрасиво выражается благородный Сенджу, - улыбнулась Акихару, откладывая лютню в сторону и распечатывая из свитка скатерть с едой. - Жри, проглот. Хадзиме, ты надолго к нам? Ты похожа на Рицко-сан и ее помощниц, но я тебя раньше не видела...

- Просто Карада, - покачала головой я. - Нет, я тут на несколько дней, а потом дальше по делам. А до похожести... Простите, семейный секрет.

- И впрямь, одно лицо! - кивнул Наваки, пытаясь в то же время прожевать какой-то бутерброд. - Если бы не знал, что это разные люди, то подумал бы, что ты решила накинуть себе несколько лет Хенге...

- Зачем? - резонно поинтересовался до того молчавший Торуро. - К детям относятся со снисхождением и недооценивают их. Другое дело, что никто не станет недооценивать Музыканта...

Ар-р-р, опять это прозвище!

- Может, мне кто-нибудь наконец объяснит, что за прозвище? - раздраженно буркнула я. - Стоило только отлучиться по делам на месяц, как на тебя начинают навешивать всякие ярлыки...

Парни только переглянулись. Хм, да в чем дело?

- Ты же недавно тут... - прокашлявшись, начала Узумаки. - У нас тут периодически в офисе Первой Октавы, где мы берем задания, на доске с объявлениями у входа кто-то развешивает скопированные страницы из Книг Бинго других деревень, и судя по статьям, чтобы чисто поржать. Сначала все думали, что Вторая Октава это быстро прикроет, но это осталось, так что у нас есть еще один способ поразвлечься. К примеру, там была статья про какого-то Кагуя, которого называли Костяным Демоном и за голову которого Коноха назначала нехилую награду, но потом дошли слухи, что его убили буквально через несколько дней. У нас уже тут тотализатор, сколько продержится кто-нибудь новый с громким прозвищем. Как правило, чем громче прозвище, тем быстрее "выносят" его владельца, и чем оно нелепей, тем дольше он живет. На тебя, кстати, тоже поставили...

Ясненько - Риоки развлекаются, да и кто-то из клонов тут поддерживает это начинание. Ну что же, особых возражений нет...

- И на что конкретно поставили? - поинтересовалась я. Действительно интересно!

- На то, что выкрутишься, - пожал плечами Райден. - Прозвище у тебя не такое уж и громкое, награду за мертвую дает только Кири... Правда, ставим не так уж и много, чисто ради интереса.

Вот же жучары!

К счастью, Торуро, поняв, куда может завести разговор, ловко перевел тему, и еще какое-то время мы просто болтали. Я успела узнать в ходе беседы, что эти четверо были одной командой, где сам Бьякко выполнял роль ирьенина, а также то, что Акихару была недовольна тем, что им поручали разве что миссии сопровождения в пределах Отогакуре и прилегающих к ней подземных ходов. Ох... Она - одна из немногих Узумаки, что уже успели окончить Академию в Узушио и теперь выполнявшая миссии в Отогакуре, в отличии от других Узумаки, которым еще учиться и учиться. И я могу поручиться, что после запланированных мной мероприятий она не то что не будет жаловаться на скучные миссии, ей даже на сон времени не всегда будет хватать.

Да, мне не совестно... ну разве что совсем чуть-чуть. Все это нужно для того, чтобы Отогакуре могла существовать.

- Эй, ты же играешь? - отвлек меня от мыслей Райден, кивнув на мои флейты. Вот же...

- Да, немного, - ответила я с натянутой улыбкой.

- Ну, значит, всяко лучше чем Аки...

- Эй! - ренегат из Кумо тут же схлопотал подзатыльник от аловолосой подруги. - Я не так уж и плохо играю...

- Ага, за последние месяцы ты стала играть немного лучше, от этих звуков уже не хочется повеситься... - продолжал подначивать девушку Райден. - Карада, сыграешь?

- Я лучше на гитаре, - оный инструмент послушно выскользнул их пространственной печати. Действительно, я на гитаре играю гораздо лучше, как-никак, больше десяти лет практики: я после аварии восстанавливала мелкую моторику правой руки как раз с помощью игры.

- Тогда вообще чудесно! - воодушевился Наваки. - Знаешь "Семь самураев на мосту?"

Шиматта, я же местных песен не знаю совсем! И что делать, а?

Никогда еще Штирлиц не был так близок к провалу...

- Не знаю, - натянуто улыбнулась я.

- А "Танец над Курокавой"?

- Тоже нет...

Меня терзают смутные сомненья... Что же тогда Риоки играли, а?

- Тогда какие ты песни знаешь? - нехорошо прищурился Торуро. Вот же... Хм, а можно попытаться сходу перевести какие-нибудь знакомые мне песни. Да, точно выход!

- Моя баа-сан изучала древние языки, - мило улыбнувшись, я начала развешивать лапшу на уши ближним своим. - Там было несколько песен... вернее, много песен. Их я и учила, а некоторые и перевела.

Все четверо переглянулись. Ой, не нравится мне это...

- Пой, - тоном, пресекающим любые возражения, произнесла Акихару.

Я пробежалась пальцами по струнам, лихорадочно подбирая слова. Нет, это не то... Ага, сойдет. Немного страшно, ведь я давно не практиковалась. Ну, начнем!

Мы снисхожденья друг от друга не ждем -

Вино полночное приправлено виной,

Но я не стану сожалеть ни о чем:

Мой бой проигран - но проигран все ж не мной!

Карты скинуты и выверен итог:

Вам - победу, а мне - считать потери;

Память горькая нажала на курок,

Ветер зимний захлопнул в осень двери...

(Канцлер Ги - Романс Олафа Кальдмеера)

Меня слушали внимательно. В эмоциях у всех четверых преобладало любопытство и удивление. Неужели раньше не слышали от Риок? Та-а-ак... На самом краю сознания вертится мысль, но ускользает от того, что эмоций, направленных на меня, становится больше, хоть их содержание и не меняется. Меня слушало все больше и больше народа, а к самому концу песни на лужайке царила тишина, с последним аккордом взорвавшаяся гомоном голосов.

Правда вот, мне было не до того. Взгляд упал на Рицко, прислонившуюся к стене какого-то строения на противоволожной стороне дороги. И ее задумчивость в эмоциях внушала определенные подозрения...

Кажется, скоро мои клоны загорятся очередной безумной идеей.

Книга Бинго Кумогакуре но Сато.

Запись 4803

Имя: Карада Хадзиме.

Ранг: В.

Принадлежность: Конохагакуре но Сато.

Внешний вид: вьющиеся каштановые волосы, желтые глаза. Особые приметы отсутствуют.

Особенности: ученый, является ученицей Белого Змея. С высокой вероятностью имеет доступ к его исследованиям, ведет свои исследования.

Слабости: тайдзюцу.

Клички: Музыкант.

Предупреждение: менталист, владеет гендзюцу на высоком уровне. Замечено использование техник на основе звука, как ниндзюцу, так и гендзюцу. Замечено нестандартное использование Шуншина. Замечено использование техник Катона с помощью флейт; вероятно, это не единственная стихия. Владеет призывом.

Способности: ирьенин, мастер гендзюцу, менталист, ученый, стихийник Суйтона.

Цена за голову в Конохе: -

Цена за живую в Суне: - 100 000 рё

Цена за живую в Кири: - 800 000 рё

Цена за голову в Кири: - 70 000 рё

Цена за живую в Иве: - 120 000 рё

Цена за живую в Кумо: - 200 000 рё

Глава 17.

На следующее утро мы все вчетвером собрались, чтобы провести совещания. И я искренне надеялась, что мне не придется убеждать клонов отказываться от их идей, а то горло после вчерашнего импровизированного концерта еще побаливало. Хорошо, что после Шосена голос уже восстановился...

- Итак, позвольте констатировать факт, дамы, - первой взяла слово Рицко. - Мы дуры. Упустить в планах развития такой пласт...

Я только мысленно застонала. И откуда у них столько энтузиазма? Словно и не выматываются каждый день со своими должностями...

- Я сегодня отказалась от сна и вместо этого связалась со всеми Риоками, до кого смогла дотянуться через контракт, - продолжила она. - Я у всех запросила ответы на несколько вопросов, и они совпали с поразительной точностью. Я даже послала Докухеби к Маюри в столицу, и обобщив полученную информацию... Короче говоря, дамы, вы обращали внимания на местную индустрию развлечений?

- Сама же знаешь, было некогда... - поморщилась я.

- И в этом наш промах, девчат, - удовлетворенно кивнула Нему, перехватывая нить беседы. - Риока везде пела песни нашего мира, и везде они пользовались просто дикой популярностью. Тут песен не так уж и много, все уже давно к ним привыкли, и наши переводы принимаются на ура, свежачок, как же... В основном - либо лирика, либо баллады о храбрых шиноби или самураях, совершивших подвиги либо героически погибших, либо похабщина на уровне пьяных воплей. Шиноби подобным творчеством вообще не занимаются, им не до того, а гражданские... ну, им тоже не до того, все же успешность чего-то подобного колеблется, а людям хочется гарантированного заработка. С литературой точно так же - сборники легенд, жизнеописания выдающихся шиноби или самураев, немного лирической поэзии и порно-журналы. Кинематограф появился относительно недавно, лет шесть назад, и сейчас идет экранизация имеющейся литературы, но это максимум на пару лет. Более-менее тут выделяется только театр кабуки, но на этом все.

Ну, в принципе, да... Крестьянам и ремесленникам некогда заниматься творчеством, аристократы считают это ниже своего достоинства, шиноби зачастую не обращают внимания, а артисты, очевидно, крепко держаться за традиции. Да и подобный канал для влияния на общественное мнение упускать нельзя....

- Народ, - оперлась о стол Нему. - Вы понимаете, как на этом можно навариться? В своем родном мире мы прочитали множество книг и манги, знаем тексты многих песен, смотрели фильмы... Если мы будем хоть на половину успешны от того, как я думаю, то Отогакуре придется беспокоиться не о дефиците бюджета, а об его профиците.

- Ты должна понимать, что сейчас мы это все не потянем, - попыталась воззвать к ее совести я. - У нас и так завал на всех фронтах...

- Но мы же приняли решение выращивать клонов! - взмахнула руками эта зараза. - Создадим еще пять-шесть лишних. Один займется музыкой, остальные...

Этих не переубедишь - по себе знаю, сама такая же. Устало провожу ладонью по лицу.

- Делайте, что хотите. Что с остальными проектами?

- Также рассмотрели, - отстраненно отозвалась Ноно. Из всех клонов она была наиболее малоэмоциональной, чем-то напоминая мне Сая из "Шиппудена". - Проект создания сети кафе с внедрением нового меню признан успешным. По поводу остального потребуется консультация с Узумаки Сайто, я передала ему приглашение о встрече во второй половине дня.

- Я встречусь, - оставалось лишь коротко кивнуть в ответ. - Кстати, мы не успели вчера обсудить касательно учебной программы в Академии...

Клоны с интересом уставились на меня. Все же образование является одним из важнейших вопросов...

- Так вот, - продолжила я. - Все вы знаете, что Старый Обезьян навесил на меня исследования в теории чакры. В ходе оного исследования я узнала, что у каждого человека есть потенциал шиноби. Понимаете, у каждого! Пусть они и слабее...

- ... но все же, - кивнула Рицко, прекрасно меня поняв. - Да, и в крайнем случае, у Звука будет ополчение, которое можно вооружить хоть теми же флейтами или еще чем-нибудь. Однако я бы не торопилась с этим...

- Да, все-таки не стоит, - подхватила Нему. - Закончишь работу, передашь экземпляр нам, мы распространим информацию, да и население подготовим. Вряд ли кто-то осилит вторую ступень, но и первой будет достаточно. Пообещаем какие-нибудь льготы для тех семей, дети из которых обучаются в Академии, все же всеобщую воинскую повинность вводить не стоит...

Да... Если у нас будет хотя бы лет двадцать, то вероятный противник получит поседение, большая часть жителей которого является шиноби, что будет весьма неприятным сюрпризом. Вот только нам никто не даст этих двадцати лет.

***

Когда Сайто приказали явиться на встречу с таинственным Шефом, он первым делом удивился. Казалось бы, ничего не предвещало подобного... Но кто он такой, чтобы знать все? Уж точно не работник Второй Октавы, так что вопросов лишних задавать не имеет права.

Шеф пожелала встретиться с ним на самом нижнем ярусе Отогакуре, у корней Древа. Узумаки не очень любил говорить, но это место в деревне ему нравилось больше всего - тут стараниями Сенджу был разбит прекрасный сад, где он частенько проводил вечера после работы. Кивнув рядовому Второй Октавы, мастер печатей только вздохнул и пошел вокруг Древа. Сенсорика, характерная для его клана, ясно говорила, что его визави находится с другой стороны - а также о количестве чакры оного. Даже до джонина не дотягивает... Или это маскировка? В любом случае, непонятно. И вопросов стало гораздо больше, когда он увидел Шефа.

Она сидела на одном из корней Древа и задумчиво крутила в руках аккуратно сплетённый венок. Невысокая, одетая в полевой камуфляж и генинскую куртку без знаков отличий, она смотрелась блекло. Недлинные вьющиеся каштановые волосы обрамляли лицо, на котором выделялись золотисто-желтые глаза. Почти обыкновенная... если бы не одно "но". Шеф была ребенком. Просто десятилетним ребенком!

- А, Узумаки-доно, - мило улыбнулась она, завидев его. - Благодарю Небо, что послало мне встречу с вами.

Приветствие по всем правилам кланового этикета... И ведь верно, после уничтожения Отогакуре он формально является главой клана.

- Благодарю Небо за то, что послало мне встречу с вами... - мастер печатей замялся. Действительно, с кем?

- О, простите. Меня зовут Карада. Просто Карада, - кивнула девочка, извинившись. Без фамилии? - Я понимаю, у вас множество вопросов. Можете задавать, я постараюсь ответить.

- Простите... - нужное обращение никак не удавалось подобрать. - Я думал, правая рука лидера гораздо старше.

По губам собеседницы проскользнула странная усмешка, причем, как заметил уже начавший приходить в себя Сайто, именно на слове "лидер". Что бы это значило?

- У... лидера, - ехидно отозвалась девочка, - были свои причины назначить меня на эту должность, и уверяю вас, решение было принято исходя отнюдь не из родственных чувств или личных симпатий. Впрочем, не я должна была стать его ближайшим помощником, и если бы обстоятельства сложились чуть лучше для нас, то вы бы имели дело с Карадой Теншико, моей матерью. Однако после ее смерти выяснилось, что я вполне в состоянии продолжить ее дело и частично возместить эту потерю.

Хм... А ведь лицо-то знакомое, именно такое он видит каждый день, а то и не один раз. Рицко, Ноно и Нему... Родственницы? Даже в кланах шиноби, увлекающихся селекцией сверх меры, нет такого сходства даже среди близких родственников.

- Что вы такое? - немного помолчав, произнес Узумаки. - Нему-сан, Рицко-сан...

- Ну, глупо было ожидать, что вы не заметите, - коротко рассмеялась Карада. - Суть в том, что они - это я. Можете считать их клонами, созданными по клановой технике на основе ирьедзюцу...

Что? Но это же просто невероятно... Если бы подобная техника была известна кому-то из великих деревень...

- Я никогда не слышал о клана Карада, - наконец собрался с мыслями Сайто.

- И не услышите, - приподняла собеседница уголки губ в подобии улыбки. Да, всего несколько минут разговаривают, а воспринимается уже совершенно иначе... - Мои соклановцы не очень любят показываться людям. Последней, кто выходил в большой мир в своем истинном обличье была моя мать, а я уже не имею права носить эту фамилию... Ну да ладно, не будем о грустном. Еще вопросы, Узумаки-доно?

- Да, - вопрос был, и очень важный, о котором он забыл из-за внешнего вида Шефа. - Простите, но нам в числе проектов по оружию случайно попали заметки по технике перевооружения...

Судя по легкой усмешке на губах Карады - не случайно. Ну, что и требовалось доказать... Значит, кто-то из Узумаки имел контакты с этим кланом, и неоднократные, если судить по призыву. Голубь... В архивах упоминалось, что этот призыв был одним из трех, используемых Узумаки., и был утерян, как и контракт с лисами.

- О, а я думала, что оставила заметки в лаборатории... - да, если бы он не знал, кем раньше использовалась эта техника, то поверил бы, ведь даже эмоции подтверждали эти слова. - Кажется, я малость заработалась. Но если уж эти записи попали к вам, то что вы скажете об идее?

- Сложно, но выполнимо, - прикрыл глаза Узумаки. Все равно он уже решил передать эту технику, и разговор только укрепил его в этом мнении. - Вот только ей смогут воспользоваться разве что шиноби уровня джонина, настолько феноменальный контроль чакры для этого нужен, подобный без наработки демонстрируют только кланы с додзюцу, Сенджу и мастера гендзюцу с менталистами, но последним может просто не хватить чакры, все же техника слишком затратна. Я постараюсь ее завершить как можно скорее...

- На ближайшие несколько лет в этом нет нужды, - покачала головой Шеф. - Так что это не имеет высшего приоритета, в отличии от оружия. Возникли какие-то сложности?

- Проекты "Хайнеко" и "Сенбонсакура" пришлось сразу забраковать, - продолжил отчитываться мастер печатей. - Легче всего будет реализовать серию "Шинсо" и "Эдо Тенсей", все остальное тоже реализуемо. Также готовы фуин-схемы для преобразования чакры Дотона, Суйтона и медицинской чакры, однако ведутся работы над формой. Подробнее тут, - он протянул собеседнице невзрачную синюю папку.

- Благодарю, - отозвалась девочка. - Скажите, Узумаки-доно, какие из проектов можно выбросить на рынок без вреда для обороноспособности Отогакуре?

Что? Но... Сайто, уже готовый возразить, поймал за хвост ускользающую мысль - и усмехнулся. Действительно, словно предвидела... Или изначально планировала продать часть результатов исследований?

- Преобразователи для медицинской чакры, - сходу ответил он. - Их производство занимает мало времени и не требует особых ресурсов, а эффект от их применения схож с Шосеном, но без функции диагноста. Кроме того, можно ставить слабые барьерные печати на одежду, что позволит игнорировать несколько слабых ударов или один средней силы. В нынешних условиях даже я могу сказать, что данный товар будет ходовым. Оружие выставлять на продажу не рекомендую, наш клан однажды уже прокололся с этим.

Кивает - мол, приняла к сведению. Знает про семь мечей Кири или нет? Непонятно.

- Спасибо за консультацию, - улыбается Карада. - Есть еще что-то, о чем бы вы хотели попросить или что вы хотели узнать?

О, много чего... Но не время. И так ему уже сказали слишком многое для такой официальной беседы. Это Узумаки могли позволить себе так относиться к этикету - просто не принято настолько официально общаться с соклановцами - но не другие кланы. Так что он еще успеет узнать...

- Благодарю вас за беседу, Карада-сан, - коротко поклонился Сайто.

***

В Отогакуре я провела еще два дня. Я успела облазить почти всю деревню, побывать на подземных комплексах и полигонах, успела согласовать с клонами еще несколько проектов... А потом настало время покидать это красивое место. У меня еще были дела до возвращения в Коноху, и находились эти дела в столице страны Чая, Утатоши.

Меня встречала Маюри - и, честное слово, я ее сначала не узнала. Она прилично отрастила волосы и укладывала их в сложную прическу, вместо одежды шиноби на ней было роскошное кимоно... Да даже черты лица были другими! Но с этим как раз вопросов не было, при наличии хорошего ирьенина, можно быстро и практически безболезненно сделать своеобразную пластическую операцию, притом не останется ни малейших следов. В принципе, она поступила правильно, а то мое лицо везде примелькалось...

- А ты хорошо устроилась, - спрыгнула я со спины Норио на внутренний дворик поместья, принадлежащего моему клону.

- Ну, дайме оценила мои услуги... - мило улыбнулась Маюри. - Так что разрешите представиться: Утау Маюри, советник дайме.

Да, нехило это она обустроилась... Впрочем, я всегда все делала на совесть, даже обустраивалась с комфортом - и то по полной программе. Это же качество вполне закономерно передалось и всем моим клонам, так что к моему прибытию все приготовления были завершены, а меня ждал готовый отчет. Клон для дайме рос при дворе, как и было оговорено, но под управлением матрицы одной из Риок, которая, к тому же, по просьбе Шиемико-сан, оная Риока через два года должна была приступить к тренировкам детского тела. Здоровье нашей союзницы было под контролем недавно присланной Акаги, а безопасность как дайме, так и "наследницы" обеспечивалась охраной из клана Фудо. Да и сам двор... После того, как в распоряжении Шиемико-сан появились менталисты, пусть и такие посредственные, как мы, произошли серьезные перестановки. Многих сановников, как говорится, пришлось уйти, оставшиеся же были фактически прижаты к ногтю. Ну что сказать? Энергичная женщина, повезло, что мы работаем именно с таким человеком.

А сама встреча была назначена на следующий день...

Дворец дайме мне внешне понравился - красивое сооружение в традиционном стиле, обставленное роскошно, но, самое главное, со вкусом, без пустого пускания пыли в глаза. А вот в плане обитателей... Я же сенсор и эмпат, и именно поэтому чувствовала все эмоции, направленные как на Маюри, так и на меня... да и друг на друга обитатели дворца смотрели отнюдь не с добротой и нежностью. Воистину, чтобы управлять этим серпентарием, нужно иметь железный характер.

Дайме страны Чая полностью оправдала мои ожидания. Седая женщина лет пятидесяти на вид казалась подтянутой, хотя по местным меркам была в преклонном возрасте, а внимательный и цепкий взгляд серых глаз неподготовленного человека заставлял бы ёжится. Только увидев ее, я поняла, что мы сработаемся... Как только была проведена церемония приветствия, она отослала всех придворных. Разговор явно будет без лишних словесных кружев и намеков.

- Значит, Карада-сан? - она обращалась ко мне довольно уважительно. Ну да, все же я не производила впечатления обычного десятилетнего ребенка... - Вы сильно изменились за два года, прошедших с нашей последней встречи.

- Простите, Шиемико-доно, но я с вами вижусь впервые, - я мило улыбнулась в ответ. - Как вы уже поняли, у меня достаточно тел, и то тело не было под моим контролем.

Кивает. Ну да... Маюри мне дословно передала их разговор несколько лет назад, так что я примерно знаю, о чем она думает.

- Раз уж использовали эту... технику, то, может быть, расскажете об ощущениях?

- Ну, умирать всегда неприятно, - пожала плечами я. - А вообще... Вам повезло, вам достанется пустое тело, и не придется преодолевать сопротивление.

- Но тогда та, что сейчас занимает мое тело... - нахмурилась Шиемико.

- Просто перейдет в новое и станет тренировать уже его, - я лишь вздохнула. - Правда, довольно удобно?

- Вполне, - кивнула дайме. - Вы настаивали на визите...

- Да, так как у меня появилась тема для переговоров, - ну что же, затягивать не имеет смысла. - Это касается нынешнего положения страны Чая, особенно с учетом Четвертой Войны шиноби.

Если бы эта война состоялась лет двадцать назад, то страна Чая превратилась бы в подобие страны Дождя, так как тоже была зажата между тремя Великими Странами и не имела своей деревни шиноби. Но восемнадцать лет назад в результате заговора погиб прежний дайме, правда вот, глава мятежа не успел сесть на трон - Шиемико устранила заговорщика, коим оказался ее муж, и сама взяла власть. За какие-то восемнадцать лет многое изменилось в стране: население вырвалось из нищеты, часть аристократических кланов была полностью уничтожена, был запущен ряд социальных проектов, в частности, по повышению уровня грамотности и создание муниципальных медицинских учреждений. Если раньше страна Чая была бедным государством, то теперь она стала торговым и туристическим центром, наравне со страной Горячих Источников, и именно поэтому война задела меньше, чем остальные страны - слишком многие влиятельные люди хранили свои деньги тут. Однако после подписание соглашения о ненападении между Конохой и Кири, обстановка начала накаляться. Туманники не рисковали соваться в пустыню, где будут бесполезны их стихийные ниндзюцу, а песчанники никогда не упускали шанса порезвиться на чужой территории, тем более, захапать кусок оной, куда более богатый ресурсами. Так что для страны Чая вырисовывалось весьма неприятное будущее...

- Да, это важная причина, - кивнула правительница. - Коноха, простите за выражение, подложила нам изрядную свинью. Мы работаем над решением этой проблемы...

"Но особых подвижек не предвидится". Это не прозвучало, но было и так прекрасно понятно.

- Шиемико-доно, знаете ли вы, что такое "Железный Кодекс?" - поинтересовалась я. Дайме с интересом взглянула на меня.

- Это законодательство шиноби, верно?

- Верно, - кивнула я. - "Железный Кодекс" представляет из себя ряд международных соглашений, регламентирующих деятельность Скрытых Деревень, как в пяти Великих Странах, так и за их пределами. И он соблюдается свято, так как его гарантом являются все пять Великих Деревень, и в случае нарушения кем-то его положений на него обрушится удар всех поселений шиноби, что означает полное уничтожение поселения-нарушителя. Все дело в том, что именно этот документ обеспечивает шаткое равновесие в мире шиноби.

- К чему это? - нахмурилась женщина.

- Статья 1-2-17. "Появление группы шиноби на нейтральной территории с проведением враждебных действий против третьих лиц не считается объявлением войны данному государству в случае отсутствия на оной территории поселения шиноби", - зачитала я одну из статей положения "О военных действиях". Интересная все-таки вещь, этот "Железный кодекс", особенно тем, что предоставляет нам способ легализации Отогакуре и дает ряд преимуществ. - Там есть еще несколько интересных статей... К примеру, статья 1-2-11. "Поселение шиноби, заранее устранившееся от участия в конфликте и проинформировавшаяся о том иные стороны, считается нейтральным поселением, а территория получает статус нейтральной территории". И еще 3-5-1. "Находясь в дружественном, условно дружественном или нейтральном государстве шиноби обязаны соблюдать законы этого государства в той мере, пока это не идет в разрез с интересами их деревни".

- То есть, вы планируете выйти из тени? - поняла самое важное для своей страны Шиемико. Получив мой кивок в ответ, она продолжила. - Как скоро?

- Как можно скорее, - улыбнулась я. - Наши представители готовы выдвинутся в любой момент.

А также это существенно поправит наше финансовое положение, так как мы наконец сможем принимать миссии. Надо будет открыть представительство в столице, чтобы заказчики не мотались в Отогакуре, незачем светить ее местоположение. Да и то, что я запланировала на эту церемонию, должно привлечь к нам новые силы...

- Сегодня в столицу прибыли послы Сунагакуре и Киригакуре... - задумчиво произнесла дайме. - Церемония вручения верительных грамот назначена на завтра. Представители успеют добраться?

- Да, - кивнула я. Все же подземный ход из Отогакуре к самой столице был правильным решением, да и не так уж тут далеко... - Они прибудут уже сегодня. Потребуется совещание для согласования действий?

- Потребуется, - кривовато усмехнулась моя собеседница.

Ох, как же завтра будет весело!

***

Оглядывая зал, набитый придворными, Мэй лишь украдкой вздохнула. Эта миссия ей не нравилась, причем по многим параметрам. Да начать хотя бы с команды! Им, группе "Батальона", буквально впихнули этого малолетнего мясника Момочи, устроившего резню в Академии... Для "создания психологического эффекта!". Идиоты, какой психологический эффект тут, в стране Чая, где никто не знает о событиях двухмесячной давности? Ясно же, что Ягура начал присматриваться к перспективному бесклановому генину и не оставляет шансов загрести этого кадра себе, что и произойдет в случае успешного выполнения миссии. Да и сама миссия - уговорить дайме на создание на ее территории аванпоста Кири - явно выглядела так себе. Это автоматически переведет страну Чая из категории "нейтральное государство" в "условно-враждебное государство", и если правительница страны Чая не дура, то она это понимает. А она не дура, Теруми это видела и из подготовленной для них информации, и сейчас, при личной встрече. Как порой говорил тот же Забуза, "у старушки, будь она дедушкой, были бы стальные яйца".

Особенно подозрительными химе клана Теруми казалась охрана дайме, ровным квадратом выстроившаяся вокруг нее. Четверо шиноби в явно форменной, но незнакомой ей одежде и без жилетов джонинов были темными лошадками, а особенно подозрительным было то, что у одного из них были типичные для Узумаки алые волосы, впрочем, как и у стоящего недалеко мужчины в такой же одежде. И, самое главное... Протекторы. Символ ноты на них не принадлежал ни одной из скрытых деревень, о которых она знала, а наследница клана Теруми тешила себя надеждой, что знает обо всех них. Выходит, не все...

- Йоши, посмотри на охрану, - она тихонько шепнула напарнику, штатному сенсору их группы. - Что скажешь?

- Та рыжая из Узумаки, как и тот мужчина, - не менее тихо отозвался товарищ. - Слишком характерная чакра. Про еще троих ничего не могу сказать, кроме количества чакры, все на уровне слабых джонинов, я бы дал В-ранг. А женщина...

- Что с ней? - Мэй взглянула на объект интереса напарника. Среднего роста, не отличающаяся особой фигурой, она стояла рядом с Узумаки, сложив руки за спиной. Нижнюю часть лица скрывала тканевая полумаска, лоб был закрыт протектором, и ярко выделялись только смутно знакомые желтые глаза. Одета она была так же, как и остальные - высокие сапоги с множеством пряжек, пятнистые зелено-коричнево-черные брюки и водолазка, да еще и накинутая сверху черный кожаный плащ с тремя синими полосками на рукавах. Знак отличия? У остальных они тоже были, но они носили куртки, кроме опять же мужчины из клана Узумаки, носившего плащ с тремя красными полосами на рукавах, тогда как у охраны они тоже были красными, но - всего по одной. Незнакомая система рангов, надо бы запомнить... А еще у обоих, как и у каждого из охраны, за левым плечом выглядывает часть какого-то духового музыкального инструмента, то ли флейты, то ли еще чего.

- Чакры у нее на уровне генина, наверняка скрывает, - шепнул Йоши. - Как и у тех двух...

Еще двое? Девушка скосила глаза - и едва удержалась от того, чтобы самым неприличным образом отвесить челюсть. Совсем рядом стояли две смутно похожие друг на друга женщины, опять же желтоглазые. Одна была одета в роскошное кимоно, вторая в недавно вошедший в моду брючный деловой костюм. Но, самое главное... Мэй была знакома девочка, на плече которой лежала рука одной из женщин. Карада Хадзиме! Но что тут... Ясно. Химе совершенно другим взглядом оглядела зал. Похоже, эту миссию они провалили. Уже вторую подряд миссию, где появляется Карада Хадзиме, она проваливает, и это совпадение воистину забавно. Еще один такой случай, и это будет тенденцией.

- Чакра чем-то похоже... - продолжал напарник. - Родственники, наверное.

Закончить он не успел - дайме страны Чая, Чакай Шиемико, закончив слушать послание от Мидзукаге, вежливо улыбнулась и начала говорить.

- Уважаемый посол, у меня есть все основания считать ваши действия неправомочными и отказать в содействии в этом вопросе, - во взгляде старухи сквозила ирония. Опасная женщина... Получи она власть лет на десять раньше, и ее страна могла бы представлять реальную угрозу. Впрочем, лет через десять, в свете открывшихся обстоятельствах, и будет представлять, несомненно. В любом случае, то-сану будет интересна эта информация.

Кацуруги-сан чуть не дернулся.

- Я думаю, Мидзукаге-сама захочет узнать причины отказа, - как можно более спокойно произнес командир группы. Ну, Мэй-то знает, что он в ярости из-за такого прямого и резкого отказа...

- О, ясно, - взмахнув рукой, дайме резко закрыла веер о распахнутую ладонь. - Хансей-сан, будьте любезны пояснить ситуацию достопочтимому Кацуруги-сану.

- Благодарю за доверие, Шиемико-сама, - поклонилась та самая женщина в тканевой полумаске. - Разрешите представиться: Хансей Рицко, глава Третьей Октавы Отогакуре но Сато. Поселение шиноби, которое я представляю, было основано на территории страны Чая два года назад с разрешения Шиемико-сама.

Все, слова сказаны. Мэй еле удержалась от ироничной улыбки. После этих слов миссию уже можно считать проваленной.

По залу пробежали шепотки. Что, тоже неприятный сюрприз? Но интересно другое, как удалось на протяжении нескольких лет подряд скрывать само существование скрытой деревни... Забавное словосочетание, да.

- Как представитель деревни и глава дипломатического корпуса, я хочу сделать заявление, - тем временем продолжала Хансей. - Отогакуре но Сато не намерена принимать участие в Четвертой Войне Шиноби.

Вот же... Теперь все окончательно становится ясно. Страна Чая и Скрытый Звук устраняются от участия в войне и официально становятся нейтральной территорией, что принесет им немалую прибыль. Избежать этого можно только убив всех в этой зале, но не факт, что это удастся сделать с шиноби Ото, все же там двое Узумаки. Было бы, конечно, удобней управлять таким дайме, как сын Шиемико, но опять же не факт, что этого не успеет раньше сделать та же Коноха, которая тоже является соседом Чая. Скосив глаза вправо, девушка лишь удовлетворенно кивнула своим мыслям - послы Суны, прибывшие с той же целью, что и они, нападать не стремились. Да и теперь это означает объявление войны Звуку, о котором толком ничего не известно кроме того, что они хорошо прячутся и взяли под свою руку, казалось бы, уничтоженных Узумаки. Ох, придется аналитикам подумать над новым раскладом...

Тем временем среди придворных царил самый настоящий хаос - успокоившийся только от одного взгляда дайме. Да, страшная женщина...

- Кроме того, есть еще кое-что, что вы должны знать, - прищурилась эта Рицко. - Отогакуре но Сато готова предоставить политическое убежище кланам шиноби, особенно тем, что находятся на грани уничтожения. В данный момент в состав наших вооруженных сил влился клан Узумаки.

Та-а-ак, еще одна мысль для размышлений. Чего они этим добиваются? Нейтральная территория, предоставляющая политическое убежище... Разве что надеются на то, что кланы потом на постоянной основе вольются в состав Ото? Непонятно, надо будет потом проанализировать.

... уже после, когда все закончилось, Мэй, отделившись от группы, у самого выхода отловила Хадзиме. Та только кивнула своим сопровождающим, и те оставили их наедине. Химе клана Теруми оттащила недавнюю знакомую в сторону.

- Значит, Отогакуре, - произнесла она вместо приветствия. - Хорошая игра, Хадзиме.

- И я тоже рада вас видеть, Теруми-химе, - вежливо улыбнулась та. - Только, боюсь, вы меня с кем-то путаете. Я Утау Теншико, сестра советника Утау.

Советника... Качественно они работают.

- Красиво вы нас сделали, - прислонилась к стене рыжеволосая девушка. На сколько лет Хадзиме младшее ее? На три, четыре года? То-сан предупреждал, что это может быть Игрой какого-то клана, но о клане Карада она никогда не слышала, впрочем, всех кланов не перечесть.

- Ну, мы старались, - пожала плечами собеседница. - Но вы же вытащили нас не затем, чтобы поговорить, верно?

- Верно, - усмехнулась Мэй. То-сан приказал... - У меня предложение о союзе клана. Теруми готовы оказать помощь и поддержку Отогакуре.

Карада кривовато усмехнулась. И все же мимику она, похоже, плохо контролирует - если это не игра.

- А в обмен помощь и поддержка потом, - наконец вздохнула она. - Мэй-сан, вы должны понимать, что нам пока что выгоден статус нейтральной территории. До окончания войны мы не планируем ни во что ввязываться. Максимум - предварительная договоренность.

Надеются отсидеться... И вполне ведь возможно, с Узумаки-то - просто понаставить барьеров в самом худшем случае. И именно из-за Узумаки никто не решится на них напасть, все же аловолосые всегда были слишком сильны. Так что они перенесут войну без потерь, а потом могут просто предложить оказать помощь. И потом уже союзникам придется расплачиваться за оную...

- Тенденция к провалу миссий в твоем присутствии не может не огорчать, - вежливо улыбнулась Мэй.

Глава 18.

Глядя на вытянувшегося по струнке ребенка, Хирузен испытывал двойственные чувства. С одной стороны, это было раздражение за упущенное время и потраченные нервные клетки, с другой же это было восхищение. Приемная дочь ученика была слишком похожа на Орочимару...

- Как путешествие, Хадзиме-кун? - вежливо поинтересовался он. Девочка смущенно улыбнулась.

- Просто отлично, - начала она. - Горы, море, свежий воздух... Вот, контракт заключила.

Контракт... Видел он этот контракт. Карада Хадзиме вернулась в Коноху с шиком, верхом на призванном голубе. За последние двадцать пять лет Коноха получила много контрактов, обходя по этому показателю все другие скрытые деревни.

- Профиль? - лишь поинтересовался он.

- Ну, вы же знаете, что голубь - птица мира... - неопределенно пожала плечами девочка. - Вы не знаете, то-сан сильно ругался?

- Сильно, - предвкушая развлечение, произнес Сарутоби, вспоминая закатившего истерику ученика. Воспитанница того от ответа побледнела. - Обещал уши открутить...

- Знаете, а ведь я могу предоставить подобный доклад, - поспешно произнесла Хадзиме. Все же, несмотря на весьма высокий интеллект, она все еще ребенок...

- Не требуется, Хадзиме-кун, - усмехнулся Хокаге. - И так понятно, что ты проходила первичное обучение в мире контракта. Есть надежда на освоение сендзюцу?

- В ближайшие пятнадцать лет попытка сделать это меня убьет, - покачала головой Карада. - Баланс чакры искорежен даже сильней, чем у Узумаки, и влияние сен-чакры в достаточных для сендзюцу количествах для меня смертельно.

А вот это следует запомнить, на случай, если придется устранять. Техники для передачи чакры существуют, так что надо будет лишь озаботиться источником. Да и баланс... Видел он отчеты ирьенинов, обследовавшие ребенка несколько лет назад - предоставлявший отчеты Такаширо Като был в шоке от устойчивости ребенка к ядам и баланса чакры. Подумать только, семнадцать к одному в отношении инь-чакры с янь-чакрой! У взрослых чистокровных Узумаки он был где-то двадцать к одному, если брать янь-чакру и инь-чакру. А ведь уже с отношения пятнадцать к одному освоить стихию было нельзя... У Яманака и Курама этот баланс находился как раз на таком уровне, у Учих же гораздо ниже, всего три к одному, тогда как для обычного шиноби он был один к пяти, если брать инь-чакру и янь-чакру. Конечно, у Карады он еще может измениться, ведь ей всего десять лет и тело не сформировалось, но даже такой перекос подтверждал гипотезу о клане.

- Даже простое заключение контракта дает ряд преимуществ, - улыбнулся Хирузен. - Ты понимаешь, что тебе надо быть осторожней? За шиноби, обладающими контрактом, всегда велась охота...

- Я обещаю больше так не глупить, Хокаге-сама, - ребенок улыбнулся в ответ.

- Ты лучше скажи об оружии, что использовала в том столкновении, - этот вопрос действительно занимал мужчину. Информатор говорит, что оно преобразовывало чакру в стихийную, что давало соответствующие преимущества, и если можно найти мастера, который сделал это... - Раньше ты не использовала ничего подобного.

- Я забрала его, когда последний раз была в Конохе, - что? Мастер кто-то из местных? Да быть не может. - Их ка-сан заказала в стране Снега еще до побега оттуда, и все это время они лежали в доме...

Ну и почему они все узнали так поздно? Надо было обыскать дом и изучить эти флейты... если это, конечно, вообще правда. У этого ребенка просто не было шанса заказать их где-то на стороне, да и последний длительный контакт с посторонними замечен еще на побережье. Вся команда Карады Хадзиме была допрошена, однако и там тоже оказалось все пусто. Конечно, можно подозревать наличие разветвленной агентурной сети и полномасштабное внедрение - но через ребенка, который пришел в Коноху в шестилетнем возрасте? Нет, просто невозможно.

- Пользуйся ими осторожно, - лишь вздохнул Сарутоби. Вряд ли получится их забрать теперь... Но попытаться не помешает. - Если они попадут в руки к врагу...

- Я буду беречь их, - ну точно не отдаст. Разве что по приказу, но это уничтожит все доверие... Придется самостоятельно поискать этого мастера. - Хокаге-сама, я могу задать несколько вопросов?

- Конечно.

- Что с моей командой?

Мужчина только приподнял бровь. Заботится о товарищах? Да, вкупе с тем случаем складывается в определенную картину и идет в личное дело.

- Тело Киоко было забрано, она была похоронена, - начал Хирузен. - Дайске, Сен и Хизаши живы и практически не пострадали, шиноби Кумо засек сенсорный отряд и твоим товарищам было выслано подкрепление. Они ждали твоего возвращения, и снова будут приписаны к тебе. На место Киоко нам, конечно, придется кого-нибудь поставить...

- Я навещу ее могилу, - кивнула девочка. - Спасибо, Хокаге-сама.

- Хорошо, что ты осталась жива, - улыбнулся Каге. Если бы она умерла... Теория чакры повисла бы надолго. - Отдохни немного, с недельку, и возвращайся. Ты же еще ребенок, тебе и так тяжело... Подтверди свой ранг ирьенина, посети библиотеку. Кстати, как ты смотришь на то, чтобы выучить новые техники?

По лицу Хадзиме пробежала тень. Ну да, подкуп грубоват...

- Буду счастлива, - улыбнулась она. Верно, плох тот менталист, что не может управлять собой... - Я не очень сильна как менталист. К тому же я в мире контракта начала осваивать Фуутон...

О, вот и цена. Действительно, шиноби с Фуутоном в Конохе действительно мало, у того же Орочимару, насколько он знает, всего одна техника, а более-менее сильные техники есть только у Шимуры. Как и менталисты, не работающие на кланы... Похоже, Данзо получит чуть больше влияния на нового гения. Это уже становится традицией.

- Думаю, найдется, кому тебя подучить, - изобразил на лице улыбку мужчина. - Удачи тебе отдохнуть, Хадзиме-кун, и удачи в исследованиях.

***

Хизаши оторвался от чтения и устало потер переносицу. Даже печать младшей ветви не освободила его от проклятия, наложенного, казалось бы, самим Ками на семьи глав кланов - бумажной работы. Какого биджу он должен этим заниматься? Вот только стоило нии-сану грустно взглянуть на все это, как младший из братьев сам вызвался помочь, все же старшего он любил. Так уж получилось, что сыновья-близнецы главы клана Хьюга характерами были совсем непохожи друг на друга, и если младший был типичным Хьюгой, спокойным, тактичным и уравновешенным, то старший ни минуты не сидел на месте и этикет использовал только когда уже ему как наследнику клана не оставалось другого выбора.

- О, Хизаши, ты еще не окончил? - в дверном проеме оказался этот... этот... человек. Ками-сама, неужели его брат не мог бы быть более спокойным?

- Я бы закончил, если бы ты не забегал каждые пять минут, - отстраненно отозвался младший из братьев. Все же старшего он любил, о чем тот знал и без зазрения совести этим пользовался. - Что на этот раз?

- Ты не представляешь, что я сейчас видел! - воскликнул старший, усаживаясь на татами напротив. - Ну, отоуто, посмотри на меня...

- Ты знаешь, что ты невыносим? - приподнял бровь Хизаши, откладывая стопку бумаг в сторону. - Говори уже.

- Кому-то удалось заполучить новый призыв! - с энтузиазмом произнес Хиаши. - Я сам видел - какой-то ребенок, генин, прилетел на огромном белом голубе...

Рука замерла над бумагами. Ребенок, призыв... Перед глазами встала Карада, уверявшая, что с ней ничего не случится и что она просто заботится о своей шкуре. Конечно, это могло быть и совпадением, но... В любом случае, он должен проверить, и если его догадка подтвердится, одной желтоглазой заразе будет очень грустно.

- Нии-сан, ты не против, если я доделаю все попозже? - натянул на лицо улыбку он, поднимаясь с татами. Брат аж побледнел. - Кажется, сегодня вернулся кое-кто из моих знакомых...

- Да иди, иди, - нервно кивнул старший брат. - Удачи вам поговорить...

- Спасибо.

- Эй... - голос Хиаши застал его у самого порога. - Если это тот самый знакомый, о котором ты рассказывал, то помни, что то-сан хотел поговорить с ним.

- Несомненно. Только сначала с ним поговорю я.

Статус не позволяет члену клана Хьюга бегать, как бесклановый генин, только окончивший Академию, и поэтому Хизаши шел спокойно и, как казалось бы со стороны, безмятежно. Но вот на самом деле... Молодой Хьюга не привык так просто жертвовать товарищами. И подобное поведение со стороны одной желтоглазой заразы было наглостью.

Так, не спеша, он дошел до здания администрации Хокаге - перед которой на площади и впрямь был голубь весьма приличных размеров, с размахом крыльев где-то метров под десять. Да-а-а, вот это животинка...

Хмыкнув, Хизаши прислонился к стене и принялся наблюдать. Впрочем, ждать долго не пришлось - спустя всего несколько минут из здания администрации вышла знакомая фигура с флейтами за плечами... А сильно мелкая изменилась за этот месяц. Подросла немного и здорово загорела. Это где же она так?

- Интересно, а со мной повидаться ты собиралась? - немного повысив голос, произнес он. Карада застыла на месте, а затем повернулась. Целых две секунды эта зараза не контролировала себя, и можно было наблюдать, как удивление на ее лице сменяется стыдом, а затем и обреченностью. Прикрыв глаза, девочка устало вздохнула.

- Бить будешь, да?

- Я детей не бью, - устало произнес Хизаши. - Могла хотя бы извиниться...

- Как раз и собиралась, - резковато произнесла та, но, спохватившись, смягчила тон. - Правда, прости... Я действительно знала, что делала. А если бы вы узнали, что я только собираюсь заключить контракт, то не отпустили бы, и мы бы все полегли там.

- Тебе не надо оправдываться передо мной, - усмехнулся Хьюга. - Оправдываться будешь перед своим отцом.

Ага, в точку. Приятельница поникла, опустив взгляд. Вздохнув, парень улыбнулся.

- С возвращением. И больше не пугай нас так.

***

Я действительно думала, что тогда мне не удастся избежать люлей. Но, как оказалось... Все же Хизаши - чудесный человек, и я сама не подозревала, как соскучилась и по нему, и по остальным. Это для них-то прошло полтора месяца, а для меня все четыре... Так что тот день я посвятила своему другу. Ненадолго заскочила домой, чтобы привести себя в порядок после дороги, а потом мы гуляли до самой темноты. В ходе оной прогулки Хьюга донес до меня, что его отец хотел бы встретиться с весьма перспективной молодой куноичи - я тогда, признаюсь, споткнулась от удивления. Неужели я недостаточно плохо затерла воспоминания? Но в любом случае отказываться от приглашения я не имела права, и поэтому пришлось раскошеливаться на вполне приличное кимоно и аксессуары к нему, ведь не идти же на такую встречу в камуфляже? То-то и оно... Одни проблемы от этих Хьюг, даже если они еще и не родились. Сейчас в Отогакуре на основе ДНК Хизаши выращивают клона, к тому же, Рицко вместе с Нему затеяли какой-то проект. И еще неизвестно, что хочет нынешний глава их клана...

Хьюга Араши оказался представительным мужчиной лет тридцати с нетипичными для большинства Хьюг короткими волосами, к тому же еще и криво остриженными. Впрочем, этому объяснение находилось легко, в виде свежего ожога на половину правой щеки. Ну, со всеми бывает... Впрочем, потрепанный вид и явно плохое самочувствие не мешали главе клана источать явственно ощутимую властность, и рядом с ним я чувствовала себя маленьким ребенком. А, самое главное... Нельзя применять самогендзюцу! Это же Хьюги, мало ли кто дежурит за стеной с включённым бьякуганом, я как раз чью-то чакру там чувствую - наблюдатель враз заметит необычную циркуляцию чакры в СЦЧ, и хана котенку. Так что приходилось вызывать у себя подходящие воспоминания, чтобы получить нужные эмоции.

- Нечасто можно встретить шиноби, в столь юном возрасте оказавшегося объектом охоты других деревень, - после того, как все приветствия были произнесены, начал Араши. М-да, кандзи читаются как "вихрь"... Что сказать? Имя ему очень подходит. - Музыкант...

- Я не понимаю этой манеры давать объектам охоты прозвища, - лишь заметила я. Все же мои флейты могут вывести на мастеров клана Узумаки и Отогакуре, что мне выгодно лишь частично. - По мне, это нелепо.

- Так устроены люди, - пожал плечами Хьюга. - Впрочем, признаюсь, тот бой напугал многих думающих шиноби. Преобразователи чакры - редкость, даже у кланов с улучшенными геномами подобные ритуалы чрезвычайно редки. Появление подобного оружия в массовом порядке может нарушить весь баланс в мире шиноби.

Значит, все же ему интересны флейты. Ну что же, логично... Хьюги практически не владеют дистанционными ниндзюцу, кроме базовых академических и, если я правильно помню, сенбонов чакры, и поэтому артефакты, подобные моим флейтам, для них представляют особую ценность. Другой вопрос - что тут делать? Если дать им хотя бы однообразные артефакты, то это усилит Хьюг, но не так уж и сильно - разве что сократит смертность среди генинов побочной ветви, которые способны максимум на джуукен. Так что отказывать пока не буду, впрочем, как и соглашаться. Ведь что я могу поиметь с одного из сильнейших кланов Конохи, стоящего на третьем месте после Сенджу и Учих? Они могут заплатить деньгами, что лишним не будет - но зачем это, если можно попросить что-нибудь другое? Хьюги являются отменными фармацевтами, также среди них много талантливых ирьенинов. А у меня есть как раз затык с этим, в ирьедзюцу я не могу использовать техник выше В-ранга, так как там многое завязано на фуиндзюцу, что требует большого количества чакры и, самое главное, ее янь-составляющей. И если у них найдется что-то, нормализующее работу чакросистемы...

- Это индивидуальная работа, - с теплотой в голосе произнесла я. Это можно было бы считать отказом, если бы не последовавшие за этим слова. - Они были сделаны еще до смерти ка-сан... У меня нет ни единой причины сомневаться в гениальности мастера, создавшего это чудо.

Глава клана светлоглазых нахмурился. Я только что предложила ему услуги посредника, а с посредниками никто не любит иметь дело.

- Воистину, он прославил себя этой работой, - кивнул Хьюги. - Он из Узумаки, верно?

- Верно, - прищурилась я. Не знаю, известно ли в Конохе, что выжившие Узумаки осели в Отогакуре, но скоро это точно будет известно. И еще одна часть плана будет выполнена... - Однако не все Узумаки пали при уничтожении Узушио.

Араши тоже прищурился, отставив чашку с чаем в сторону, я же отхлебнула из своей. М-м-м, обожаю такие беседы! Приятно разбираться в смысловых слоях, и вдвойне приятней то, что в АНБУ и в соглядатаи к старейшинам и Данзо идут лишь единицы клановых шиноби, и всех их не займешь слежкой, а бесклановые далеко не все поймут, так что на стол к Сарутоби в отчете попадут совсем не те сведения. Да и чай тоже выше всех похвал...

- Если бы знать еще, где они... - покачал головой собеседник. - Они были бы завалены заказами.

- Кто знает, может, они и сейчас где-то работают... - пожала плечами я, и Хьюга удовлетворенно кивнул. Значит, мои услуги посредника все же принимаются. - Все же фуиндзюцу - по мне, одна из самых прекрасных ветвей искусства шиноби.

- А остальные? - приподнял брось глава клана.

- Ирьедзюцу, - обозначила я свою цену. - Знаете... Люди - весьма хрупкие существа, и те, кто могут спасать жизни, достойны уважения. Я сама пыталась научиться, вот только я пока что могу не так уж многое.

- Но главное, что вы можете спасать жизни своим товарищам, - улыбнулся Араши. - Как и тогда моему сыну... Я признателен вам за это.

Просит более детально обозначить цену? Ну что же...

- Я просто беспокоилась о себе, - приподняла уголки губ в подобии улыбки я. Собеседник шутку оценил. - Впрочем, одно другому не мешает, верно? Я не люблю, когда люди вокруг меня умирают.

- На войне это неизбежно.

- Значит, мне надо лучше стараться.

- Шиноби может умереть не только в бою...

Что, так не терпится услышать мою цену?

- Верно, - киваю я. - От яда, от болезни, от патологий чакросистемы... Знаете, последнее особенно болезненная для меня тема.

Задумчиво прищурился... и кивает в ответ. Согласен? Не-е-ет, тут что-то не то. Чувствую, из меня сейчас будут выколачивать еще бонусы. Как же я порой понимаю одного торговца в полосатой панамке... А во внутреннем мире, кажется, хомяк с жабой устроили очередную войну - щекастый за пополнение списка медицинских техник, зеленая же не хочет ничего упускать.

- Соболезную, - вздыхает Хьюга. - Впрочем, существуют техники, способные исправить этого, но они очень редки.

Ну говорила же, что будут скидки выколачивать!

- Главное, чтобы цена не оказалась слишком высока, - отстраненно отвечаю я. Если он заломит слишком большую цену, то пусть идет лесом.

В итоге пришлось торговаться чуть ли не напрямую. Вот же... Этот субъект получал удовольствие от самого процесса торга! Дварф, по недоразумению оказавшийся человеком! Начали мы с количества флейт-преобразователей и заканчивали такими мелочами, как взрывные и барьерные печати. И торговались за каждую, да! Но радовало меня то, что этот заказ был единовременным, и за время войны большая часть запасов печатей будет истрачена. Зато мы получали от Хьюг не только технику во выращиванию чакроканалов, но и несколько рецептов лекарств. Договор остался пока что предварительным, но думаю, Орочимару даст добро. Под конец мы уже смотрели друг на друга с уважением - никто не ожидал такого торга от противной стороны.

- Интересный вы человек, Хадзиме-сан, - произнес Араши уже перед тем, как мы окончили беседу. - Раньше я считал глупостью доверить проведение такого дела ребенку, но теперь я бы сам порекомендовал Хизаши держаться вас.

Учитывая, что последние несколько минут мы разговаривали за барьером, который бы никому не дал услышать нашу беседу, эта фраза с ее контекстом звучала совсем неожиданно. А, все ясно, для наблюдателей... Ну что же, разумно.

- Так поспешно делать выводы... - пожала плечами я. - Все еще может измениться, верно?

- Действительно.

Глава 19.

Неделя в Конохе прошла плодотворно. Я все же заглянула в госпиталь и подтвердила свой уровень медика, так что теперь я ирьенин В-ранга. Сейчас, во время войны, процедура экзамена была упрощена до предела, от меня требовалось лишь продемонстрировать какую-либо из медицинских техник соответствующего уровня для приемной комиссии. После демонстрации техники выведения ядов я получила жетон ирьенина В-ранга и соответствующий статус с допуском.

Вообще, система рангов медиков очень интересно. По сути, D-ранг может получить любой генин, умеющий оказывать первую помощь, а дальше все сложнее. Для С-ранга необходимо уметь преобразовывать свою чакру в медицинскую и знать технику Шосена, для В-ранга надо уметь проводить простейшие операции и выводить яды. С А-ранга уже начинаются проблемы. Мало того, что нужен почти идеальный контроль над чакрой и умение проводить сложные операции, так еще надо провести собственное исследование и защитить его перед комиссией! Так что до А-ранга добираются не все. Есть еще два уровня, S и SS, он же дабл-эс. Сейчас оный есть только у Цунаде и он подразумевает способности к массовому исцелению, а S-ранг предполагает наличие умения проводить сложнейшие операции и лечиться прямо по ходу боя. Ранги А и S, как правило, получают Хьюги и Сенджу из-за их контроля чакры. Сейчас в Конохе всего трое ирьенинов S-класса...

Ну, я еще не скоро достигну этого уровня, мне потребуется на это лет десять, да и не так уж он мне и нужен. Гораздо интереснее будет изучить медицинские техники А-ранга, чтобы иметь возможность проводить тонкие манипуляции с организмом при исследованиях. Кстати, Орочимару, помимо прочего, является ирьенином А-ранга! И ведь если бы захотел, то вышел бы и на S-ранг, но ему куда важнее исследования.

Хех, я все больше становлюсь похожей на него...

- Карада? - чей-то голос окликнул меня со спины. Чертыхнувшись, я быстро обернулась - и лишь подняла бровь. Вот уж кого я не ожидала встретить тут... Минато шел по улице, радостно помахивая мне рукой, а за ним следовали трое детей лет девяти на вид: черноволосый мальчик в очках, девочка с каштановыми волосами и двумя фиолетовыми полосками на щеках и мелкий беловолосый пацаненок с закрывающей лицо тканевой маской. М-да, вот кого я не ожидала тут увидеть, так это их... - Я и не знал, что ты тоже тут.

- И я не ожидала тебя увидеть, - приветливо улыбнулась я. - Ты получил звание джонина?

- Эм... да, - Намикадзе стряхнул с жилета пару несуществующих пылинок. - Наградили после операции на броду Курокавы. Какими судьбами?

- В-ранг ирьенина защищала, - пожала плечами я. - А ты? Команду вручили, да?

- Все-то ты знаешь... - улыбнулся блондин. - Да, так оно и есть. Ребят, это Карада Хадзиме, моя хорошая знакомая. Карада, это Учиха Обито, Хатаке Какаши и Нохара Рин.

Хм? Какаши вроде бы раньше стал чуунином, я его как-то видела мельком. У него же должна была быть своя команда... если только они все не погибли, как и Хатаке Сакумо, новость о смерти которого потрясла шиноби Конохи год назад. М-да, Минато будет с ними совсем весело...

- О, соболезную, - оставалось только искривить губы в ироничной усмешке. Какаши было вздрогнул, вот только соболезнования предназначались отнюдь не ему... - Лично я бы отбрыкивалась от такого счастья как можно дольше.

Обито возмущенно закашлялся, Рин замерла столбом, а глаза Какаши округлились.

- Ха-ха, да что ты говоришь? - нервно рассмеялся Минато. - Для меня честь обучать кого-либо...

- Твое дело, - усмехнувшись, я пожала плечами. - Кстати, как там Кушина поживает? Не поверю, что ты не зашел к ней...

Друг смущенно отвел взгляд. Хм?

- Она постоянно тренируется, - произнес он. - Ей в этом году заканчивать Академию, и я понятия не имею, что будет дальше.

Я лишь вздохнула. Это действительно было вопросом... Джинчурики, да еще и толком не обученную, никто отправлять на фронт не будет, нет идиотов, которые готовы так рисковать стратегическим оружием деревни. Поэтому для Кушины найдется работа и тут, к примеру, обновить защитные печати на стенах Конохи...

- Ну, я верю в то, что с Кровавой Хабанеро все будет в порядке, - оставалось лишь улыбнуться в ответ. А вот с остальными... Взгляд задержался на учениках Минато. Двум из них суждено погибнуть, и этого я не собираюсь допускать хотя бы потому, то Намикадзе может огорчиться. Рин, насколько я помню, мечтала стать ирьенином, и даже вроде бы у нее был неплохой потенциал - пересадить додзюцу в полевых условиях может ирьенин не ниже В-ранга. А более-менее талантливого человека упускать грех, так что ее однозначно будем спасать. Как и Обито, все же мне не нужны проблемы с Акацуки - незачем отдавать такого талантливого мальчика Мадаре, самой нужен. Так что придется присмотреть за ними обоими краем глаза и в ходе инцидента с мостом - Каннаби, вроде бы? - проследить и подстраховать всех троих. - Береги их, ладно?

- Э... ладно, - удивленно отозвался блондин. - А мне казалось...

- Считай это предчувствием, - пожала плечами я. Мне не хотелось ничего объяснять.

Раньше я не задумывалась об этом, но теперь... У меня появился шанс не дать сформироваться Акацуки и избежать этим множества проблем. Из-за чего все, собственно, началось? Основателем был Обито, которого подтолкнул к этому Мадара и смерть Рин от руки Какаши. Если убрать эти факторы, то Акацуки никогда не сформируются. Останется лишь Мадара, который без участия Обито неизвестно, когда умрет - но с ним я вряд ли когда-либо смогу сравниться, да и я не знаю того, кто сможет нанести этому Марти-Сью какой-либо значительный вред. Похоже, придется собирать пати на этого босса...

После этого разговора я не стала задерживаться в Конохе и сразу же в компании Хизаши направилась в ставку. А там...

- Здравствуй, Карада, - ласково поприветствовал меня Орочимару.

- Здравствуй, то-сан, - мило улыбнулась я, выискивая пути отхода. Шиматта! Просто не успею убежать...

Что сказать? Последующую тренировку, на деле бывшую выбиванием пыли из моей любимой тушки, я заслужила. Мне было немного стыдно за то, что я заставила его, как и остальных, побеспокоиться... Вот только это не отменяло того, что по прошествии пятиминутной тренировки я почти полностью исчерпала резерв чакры, включая и запасы из печатей, и получила несколько трещин в костях. Здорово шиноби воспитывают детей, правда? Даже и не знаю, что хуже - порка или вот такой спарринг в полный контакт, где я успевала разве что уходить Шуншином и ставить Сен Нагаре. С одной стороны, конечно, опыт таких схваток бесценен, но с другой... Это полный кабздец.

Уже позже, когда Орочимару спустил пар и залечил мне все повреждения, мы уединились в его палатке, и разговор нам предстоял долгий. Я рассказала все, что узнала в Хатонотанши, не скрывая ничего - а вторжения из-за барьера особенно подчеркивая. Змеиный саннин этим рассказом был озадачен, и озадачен сильно.

- Признаюсь, я об этом никогда раньше не думал, - устало потер он переносицу. Да и я тоже не думала, мне и без того проблем хватало... - Ума не приложу, что с этим делать. Говоришь, у тебя есть тела этих вторженцев?

- Вот, - я протянула ему фуин-свиток. - Их действительно будет не лишним исследовать. Оружие я оставила в Отогакуре, клоны и Конструкторское Бюро разберутся. Кстати, что там по запросу бывших шиноби Такуме но Сато?

- Про то, что они хотят основать свой клан?- отозвался саннин. - Я дам добро, надо все же их как-то вознаградить за старания. А переговоры с Хьюга ты завалила, из них можно было и побольше выжать...

- Главное - техника выращивания чакроканалов, - возразила я. - Мы до этого момента были вынуждены ограничивать возраст клонов, чтобы те могли сформироваться как шиноби. Однако с этой техникой мы сможем внедрять и взрослых шиноби, так как постоянное использование детей рано или поздно будет замечено.

- Слышал я про эту технику, - недовольно произнес мужчина. - Вот только у нее есть свои недостатки. Искусственные чакраканалы вообще не развиваются, их можно только так же искусственно расширить, но не более двух раз, иначе это верная смерть для пациента.

Но и то уже неплохо. И это позволит не записывать клонам, предназначенным для вселения, такую сложную матрицу, что уменьшит сопротивление. Да и свою чакросистему я смогу улучшить где-то до уровня джонина... Впрочем, по поводу этого у меня как раз есть еще один вопрос. Если способность пользоваться чакрой характерна только для жителей мира внутри барьера, то почему я смогла стать шиноби? На этот вопрос у меня нет ответа.

***

Рицко угрюмо смотрела на несколько капсул в стене, в каждой из которых был человек. Вот - среднего роста темноволосый мальчик, точная копия Хьюги Хизаши и первый из запланированной серии снайперов для отряда омницукидо Второй Октавы. Рядом с ним еще несколько капсул, в каждой из которых черноволосые дети, образцы для создания которых они получили от одного из Юки. Отдельно, ближе к краю, застыла аловолосая девочка, которой в худшем случае предназначено стать новым телом для Узумаки Кушины, а рядом с ней два светловолосых мальчика, один из которых предназначен как сосуд для Минато Намикадзе, а второй должен в том же худшем случае стать одним из шиноби в Конохе. Проект "Кадзи" заточен как раз под подготовку таких, которые будут действовать под личинами детей, постепенно собирать информацию и готовить все для вторжения в те поселения, куда будут засланы.

Молодая женщина лишь устало вздохнула и заправила прядь за ухо. Казалось бы, зачем? Власть над миром - слишком хлопотно. Но в свете открывшихся оригиналу в Хатонотанши обстоятельств, существует угроза, которую они встретят рано или поздно, так как планируют жить очень долго, и эту угрозу лучше встречать единым фронтом. Создать империю шиноби... Да, это было бы забавно. Но надо - страшно представить, что будет, когда на раздираемые постоянными, хоть и мелкими конфликтами, страны обрушится армия неизвестного врага. И поэтому им придется объединить весь мир шиноби, пусть и под своей рукой. Орочимару пока еще ничего не знает, а когда узнает, все уже будет готово, и будет поздно менять что-либо. Так что будущему лидеру Отогакуре предстоит стать сильнейшим шиноби этого мира, чтобы удержать власть... вот только пока что он сам об этом не знает. А когда узнает... стоит ли продолжать?

А они - и оригинал, и ее скромные копии - будут стоять за его спиной, поддерживая и служа опорой.

Сложив руки за спиной, клон проследовала вдоль капсул. С техникой, которую скоро заполучит оригинал, все будет еще легче, вот только продолжительность жизни клонов еще больше сократится. Для выращивания клонов и Белый Змей, и она с Камуи использовали одно запретное ирьедзюцу, почти киндзюцу, которое заставляло клетки делится и тем самым ускоряло рост организма - естественно, за счет продолжительности жизни. Если, к примеру, нынешнее тело оригинала и образец Ни Рей проживут до пятидесяти-шестидесяти лет, то остальные будут гибнуть еще чаще. Но зато...

Она остановилась у капсулы, где была ее точная пятилетняя копия. Проект "Кадзи Рангику", шпион, который придет в Коноху под именем Хансей Рангику и подтолкнет Шимуру Данзо к необходимым действиям, после чего станет их резидентом в Листе. На ней придется использовать эту технику... Но, самое главное - это первый жизнеспособный генетический конструкт, то, над чем они бились вмести с Камуи на протяжении почти целого года, пусть и с другим исходным материалом. Казалось бы, что может быть проще, чем создать существо с генами двух людей? Яйцеклетка матери да сперматозоид отца... Вот только достать такой материал незаметно куда сложней, и поэтому они отказались от этого пути, решив просто разобрать геном и добавить туда необходимые компоненты. Сложно было... Но исследования наконец дали свой результат. Кадзи Рангику имела устойчивость к ядам и перекос в чакре их оригинала и додзюцу, полученное через геном Хизаши Хьюга. Жаль будет использовать этот экспериментальный образец для шпионажа, но это даст дополнительные преимущества.

Надо будет как-нибудь разнообразить генетический материал для создания клонов Хьюг... На их основе они планировали создать шиноби для омницукидо, которому предназначено стать аналогом Корня - но в составе которого будет лишь клоны. Они четко понимали, что обучить клонов джуукену не получится, так как им неизвестны сами принципы клановой тренировки чакросистемы у светлоглазых, но кто мешает использовать их иначе? Бьякуган делает их отменными сенсорами, а дальность зрения сделает клонов отменными снайперами, особенно когда Сайто и Рюумэй разберутся в принципе работы оружия вторженцев из-за барьера и найдут способ создать аналог. И "когда", а не "если"! Также туда войдут и клоны неизвестного Юки, и часть Риок как специалисты по гендзюцу и менталистике... Состав еще надо будет утвердить, но начало уже положено.

Развернувшись, Рицко направилась к выходу из лаборатории. Надо было еще утвердить план строительства представительства Отогакуре в столице, чтобы принимать заказы там, надо было утвердить подсунутый Нему план пропаганды деятельности шиноби для населения Отогакуре... Тяжело в одиночку тянуть на себе три Октавы, но деваться просто некуда.

Вглядываясь в темнеющее небо, еле различимое сквозь сплетение листьев и ветвей Древа, Ноно глубоко вздохнула. Усталость наваливалась просто титаническая, слишком уж много работы у них было. С того дня, когда Рицко по приказу оригинала сделала в Утатоши заявление о существовании Скрытого Звука, по стране начались шевеления и начали бродить самые разные слухи. Пришлось перебрасывать в страну сразу десятку Риок, чтобы отслеживать обстановку и своевременно реагировать на все. И все равно, они ничего не успевали! Хорошо, хоть проект "Судзу" они отпустили на волю, и уже через несколько недель путешествующая музыкантка по имени Судзу Кана начнет влиять на общественное сознание.

- Тоже вышла на перекур? - раздался жизнерадостный голос из-за спины. Нему и сюда добралась... Усевшись на траву рядом с "сестренкой", глава Восьмой Октавы лишь потянулась. - Фу-у-ух... Почти весь день без движения. Я так точно потеряю форму!

- ... - Ноно не хотелось ничего говорить, просто лечь и уснуть было бы гораздо лучше, но через полчаса должны будут прийти новые сводки от Риок.

- Порой мне кажется, что ты излишне серьезна, - улыбнулась Нему. - Даже Рицко говорит, что ты взяла всю серьезность от оригинала.

- Прости, что обделила тебя оной, - отстраненно отозвалась глава Второй Октавы. - Зато тебе досталась вся ее взбалмошность.

- Ну и что с того? - ее собеседница пожала плечами. - Должен же тут кто-то быть генератором идей! Да ты и сама знаешь, что оные черты у нас гипертрофированы искусственно. Камуи, чтоб ее, скучно было...

Это да. Заставлять скучать Камуи всегда было опасно.

- Зачем пришла?

- Я что, не могу поговорить сама с собой? - приподняла бровь та. - Ладно, ты меня раскрыла. Каюсь, пришла я к тебе с корыстными намерениями... Выдели мне с десяток Сенджу, а?

- Зачем тебе? - повернулась Ноно к "сестренке".

- От Большого Босса пришли новости, - потянулась Нему. - Он дал разрешение на основание клана выходцам из Такуме. Надо им клановый квартал создать, сама понимаешь... А все боевики пока что в твоем подчинении.

Еще один клановый квартал? Девушка подавила горестный вздох. Около Отогакуре сейчас раскинулось несколько кратеров поменьше, тоже прикрытых деревьями сверху, и служивших клановыми кварталами, до которых можно было добраться по подземным переходам. Сенджу, Узумаки, Фудо, Рьюдоин... Пока что было полностью застроено пять кратеров-кварталов, один из которых пока что пустовал, так как Кедоин дали согласие буквально на днях. Теперь еще и для нового клана строить... А ведь потом к ним наверняка присоединятся Яманака и Нара, и опять придется расширяться. Сейчас, не будь леса, Отогакуре с клановыми кварталами выглядела бы сверху как планета со спутниками...

- Они уже придумали себе название? - неожиданно даже для самой себя спросила Ноно. Нему изумленно покосилась на нее.

- Да, - тем не менее, ответила она. - Так и назвались, Такуме. Рюумэй так и фонтанировал идеями, когда сегодня узнал... Брата он - ну, помнишь же Кикьё? - уже уломал, и, судя по всему, именно он станет главой нового клана. Да и еще...

Дальнейшее Ноно уже не слушала. Девушка сидела, запрокинув голову и наблюдая за игрой последних закатных лучей на листьях Древа. Кикьё она помнила прекрасно, и этот всегда собранный и серьезный человек вызывал у нее уважение и симпатию. Если бы не ее природа клона и возраст нынешнего тела, она бы рискнула... А может, еще и рискнет, если за два-три года ничего не случится.

Улыбка скользнула по губам девушки. Поскорей бы закончилась эта война...

Глава 20.

- И что это значит, Лис? - оторвался мужчина от чтения доклада. - Почему я узнаю только сейчас?

- Простите, Хокаге-сама, у наших информаторов в стране Чая возникли определенные затруднения, - склонил голову АНБУ. - В результате чего...

- В результате чего мы не успели толком среагировать на создание нового поселения шиноби, - глухо произнес Сарутоби, роняя папку на стол. - Я даже не буду говорить, кто вы после этого.

Вот такой подлянки он от престарелой дайме страны Чая не ожидал. Да, Шиемико была довольно энергичной женщиной и талантливой правительницей, но порой этого было слишком много. Старуха была слишком инициативна, и порой ее реформы ставили под угрозу планы Хирузена. А теперь... Вроде бы ничего опасного его планам, но политический расклад ее действия меняли в корне. Новая деревня не была бы помехой, не будь в составе ее вооруженных сил Узумаки. Ускользнули-таки... И непонятно, сколько их, но они явно озлоблены на всех, кроме Суны - на Коноху за предательство, ее участия они не могли не осознать, а на Кири, Кумо и Иву за уничтожение деревни. Так что никто не решится нападать на Отогакуре, и страна Чая действительно станет нейтральной зоной, что изменит финансовые потоки, причем пока что даже он не рискнет подумать, насколько сильно.

- Значит, наблюдатели видели двух Узумаки? - лишь поинтересовался он, немного успокоившись. - Остальных опознали?

- Нет, Хокаге-сама, - покачал головой Лис. - Также остается и неизвестным происхождение Хансей Рицко, сделавшей оное заявление. Что такое "Октавы", мы понятия не имеем, однако известно лишь, что Третья Октава является дипломатическим корпусом. Местоположение Отогакуре нам неизвестно, впрочем, как и остальным. Нашим информаторам лишь удалось узнать, что планируется создать представительство в столице для принятия миссий там же. Прикажете послать разведывательные группы?

- Зачем? - приподнял бровь Хокаге. Действительно, зачем? Если Узумаки захотели спрятаться, то они сделали это отлично. И неизвестно, сколько из них успело спастись... Теперь казалась ясным и их невероятно скудная библиотека, и почти пустые хранилища печатей и снаряжения. Так что до конца войны их лучше не трогать, а то снова придется воевать на три фронта. - Сворачиваем все проекты в стране Чая, оставляем только наблюдателей.

- Что? Но... - подчиненный, не смотря на удивление, быстро взял себя в руки. - Будет сделано, Хокаге-сама. А что по поводу Узумаки Сайто?

Хирузен поморщился. Буквально несколько дней назад пошли слухи, что некий Узумака Сайто готов продать артефакты собственного изготовления. В любое другое время это показалось бы всего лишь пустым слухом, но теперь выглядело вполне рационально. Казна Узумаки почти полностью перешла к Конохе, так что теперь аловолосые могут нуждаться в деньгах и, что закономерно, пытаться поправить свое бедственное положение.

- Это проверьте, и обязательно проверьте, - вздохнул он. - По возможности попытайтесь заполучить образцы, но без силовых методов. Приоритет низкий. Запомните, сейчас в стране Чая мы только собираем информацию... И в срочном порядке уведомите об этом Шимуру!

А то с этого станется сорваться...

- Эм, Хокаге-сама... - странной интонацией произнес АНБУ. - Касательно Шимуры-доно... Он уже отбыл. Я как раз собирался сообщить это вам, но не успел.

Что? Но это же...

- Отзывай, срочно!

- К сожалению, способы связаться отсутствуют.

***

Риока Хачи глотнула чая, отставила его в сторону и окинула взглядом зал кафе. "Бакэнекоя", одно из лучших заведений Утатоши, сегодня был забит под завязку. Вчера тут выступила безвестная музыкантка по имени Судзу Кана... ну как безвестная? Девушка обладала редкой чистоты голосом и, самое главное, репертуаром совершенно незнакомых песен, что пришлось по вкусу завсегдатаям, и уже сегодня на выступление девушки, вчера сообщившей, что она будет приходить сюда еще несколько дней, пришло в два раза больше людей. Хозяин, наверное, уже подсчитывает предполагаемую выручку...

Меж тем зал оживился, послышались шепотки. На небольшую сцену в углу вышла девушка, внешне вполне обычная для жителей страны Чая - черноволосая и кареглазая. Вот только от улыбки словно стало светлее в помещении, и присутствующим на мгновение показалось, что девушка рада их видеть. А она села на трехногий табурет, взяла в руки странного вида лютню, пару раз пробежалась пальцами по струнам - и запела.

Нам слепая судьба возводила мосты -

Мы их рушили глупо и гордо...

На изломе миров все решенья просты:

То, что хрупко, будет и твердо!

(Канцлер Ги - Иноходец)

Риока лишь довольно хмыкнула себе под нос. Голос у Каны был отменный, точь-в-точь как у той девочки из Отогакуре... как там ее? Фудо Канако, точно. Спешно выращенному клону специально изменили черты лица, чтобы избежать малейшего сходства, но все равно оно будет заметно через несколько лет. Пришлось брать чуть ли не первый попавшийся под руку материал, но все же результат вышел поразительным. А, самое главное - ей дали все знания оригинала, так что она сможет пробиться, и вполне подготовит основу для влияния на массы. Так что за эту часть можно не опасаться... А как реагируют-то! Кана получила инструкции по использования Хикари но Шинзо, и активно этим пользуется - она словно излучает стремление идти куда-то, рваться вперед. А когда вчера она исполняла "Песнь рядового", сама Хачи чуть не прослезилась, настолько эта испускаемая горечь и боль казалась искренней.

- Вы позволите? - раздался буквально над ухом голос. - Больше нигде нет мест...

Риока только подняла взгляд... и застыла.

За ее плечом стоял Шимура Данзо. Высокий, темноволосый и темноглазый, с крестообразным шрамом на подбородке - именно такой, каким и запомнила его оригинал. Но то, что он здесь... Ясно. Лист заинтересован в изменениях в стране Чая. Вряд ли послали Шимуру, скорее всего, он сам сорвался, настороженный наличием выживших Узумаки. Последствия? Этот человек привык действовать радикально, и не остановится ни перед чем, но на долгие поиски у него вряд ли есть время, так что Отогакуре в безопасности. А остальные? Другие Риоки - под вопросом. Судзу - точно в безопасности, она в контактах с кем-либо не замешана, да и чакросистему только начала развивать, так что ее сложно даже отличить от гражданского. Маюри и Акаги - точно, их с Риоками ничто не связывает. А она сами...

Хачи кривовато усмехнулась. Ее участь стала ей понятна еще в момент, когда она опознала Данзо. Можно было бы попытаться выкрутиться... Да вот только он не успокоится, пока она не умрет. Ну да ладно. Никто не мешает ей хорошо провести последний вечер.

- Конечно, - мило улыбнулась она. - Присаживайтесь, Шимура-доно. Тоже приехали посмотреть на Кану-чан? Она, конечно, талантлива, но не настолько, чтобы ехать на ее выступление с границы страны Водопада...

Терять уже нечего - значит, надо играть до конца. Дезинформировать, смутить, запутать и подтолкнуть к нужным выводам. Все, как она привыкла, верно? Только в последний раз.

- Вижу, вы проделали значительную работу, - отстраненно произнес мужчина.

- Не я одна, - усмехнулась Риока, откидываясь на спинку стула. - Сколько у вас было утечек информации, не перечесть.

Шимура прищурился от такой наглости. Но тут он бойни устраивать не будет, все же он тут неофициально...

- И все же вы прокололись, - наконец ответил он. - Или же вы надеетесь победить?

- О, ну что вы, - клон отхлебнула чай. Хотелось бы запомнить этот вкус напоследок... - Куда уж мне...

- О да, куда уж вам, ирьенину, мастеру менталистики и владелице мощной пространственной техники.

Губы сами собой искривились в усмешке. Придумают же... Впрочем, пусть переоценивают. А ее смерть даст начало еще одной легенде. Попросить Кану, что ли, запустить пару слухов? Будет забавно...

- Неужели кто-то думает таким образом о бедной девушке? - повела плечами Хачи. - Я просто музыкант и путешественница, мне нравится собирать истории и я мечтаю когда-нибудь написать книгу об этой войне и шиноби, что сражались на разных фронтах, по разные стороны баррикад.

Теперь он меня точно убьет - шиноби никогда не отпускают противников, владеющих важной информацией.

- Тогда почему же вы не хотите услышать мою историю? - кривовато усмехнулся Шимура. Хм, и что бы ответить?

- Лень.

- Что?

- Мне лень вытягивать из вас эту информацию, - покрутила Риока в руках кружку с чаем. - К тому же я не уверена, что мне это удастся. Тогда зачем?

Ее собеседник какое-то время молчал, явно обдумывая информацию.

- Вы странный человек, Риока-доно, - наконец произнес мужчина. - Налицо явные проблемы с мотивацией.

- Ну, у каждого свои недостатки, - вздохнула девушка. Такой уж ее создали... - Вы не против, если я выйду на свежий воздух? Тут становится очень душно...

- В таком случае, я вас провожу, - поднялся Данзо из-за стола. - Негоже девушке в столь поздний час гулять одной.

- Не имею ничего против, - а вот этот ответ удивил собеседника настолько, что он какую-то секунду не контролировал свои эмоции. Ну еще бы, жертва и не пытается сбежать...

На свежий воздух они все-таки вышли, и сразу с максимально возможной скоростью направились прочь из города. Шимура наверняка настраивался на битву... Однозначно будет весело.

Они остановились на небольшой полянке за городской чертой, вдали от дороги и стен города. Шимура вытащил из ножен за плечом меч и стоял, явно не желая нападать первым. И что с этим делать, а? Риока лишь вздохнула и раскинула руки в стороны.

- Бейте первым, Шимура-доно.

И он ударил. Явно со всей силы и на максимальной скорости... Последнее, что успела сделать в своей жизни Риока Хачи - улыбнуться.

Данзо лишь изумленно застыл, глядя на девушку, нанизанную на острие кадаси. Все хвосты биджу! Неужели мертва? Но сенсорика ясно говорила, что ее чакра начинает затухать. Ошеломленный, глава "Корня" отступил на шаг и опустил меч, позволяя телу противницы упасть на траву. Может, это обманка, а она сама затаилась неподалеку? Но нет, поблизости нет других шиноби... Все-таки мертва?

Риока, постоянная головная боль СБ любой скрытой деревни последние шесть лет, была мертва. Это смотрелось даже как-то красиво - лежащая в лунном свете молодая девушка в бело-голубом кимоно, по которому расползалось пятно крови... Красиво и совершенно невозможно. Не могла же она просто так сдаться? Значит, где-то ловушка, но где?

В любом случае, страну Чая надо покидать как можно быстрей.

***

Неожиданный приступ боли свалил меня прямо в полевой лаборатории, в момент разговора с подтянувшимися Дайске и Сеном. Виски сначала словно прокололо, а потом навалилось что-то невероятное. Словно образы со всех сторон атаковали меня, внедряясь в мою память...

... я на веранде дома в традиционном стиле, пью чай и веду разговор о войне с серьезным шатеном, Такаока Кикьё. Солнце светит ярко, деревянный пол уже горячий, и более-менее спасает только то, что юката, стандартная для всей их партии, светлая.

... соленые брызги бьют в лицо. Первая поездка на корабле и почти детский восторг.

... игра на флейте в заброшенном храме во время дождя. Спасенный нукенин, Изуру, вслушивается с любопытством и, казалось бы, забывает про разломанные буквально на осколки и кое-как сращенные Шосеном ребра. Икари Изуру оказался человеком чести, что не так уж и часто встречается среди нукенинов, и поэтому решил отплатить за помощь. Именно так Отогакуре и получила одного из лучших мастеров тайдзюцу... А мне же он искренне понравился. Да, у него был отвратительный характер и острый язык, но такой человек никогда не бросит своих товарищей.

... данго в деревне на границе со страной ветра были очень вкусные. Интересно, а оригинал их уже пробовала?

... разговор с одним из чуунинов Суны - и гадливость. Непереносимо желание перерезать этой мрази глотку, но я сдерживаюсь, привычно накладывая на себя самогендзюцу. Не он первый, не он последний... Это война его так искорежила или же, наоборот, он рад войне, так как она дает ему шанс разгуляться? Я улыбаюсь и подливаю ему саке, а он разливается соловьем, рассказывая про встреченную гражданскую из страны Рек, которая "похожа на меня", которая просила его вывести из леса, где заблудилась, а вместо этого была изнасилована и убита. Все-таки не выдерживаю, и у молодого парня останавливается сердце. Оставляю его там же, в баре, уложив тело так, чтобы он казался спящим, и ухожу. Еще около часа его не обнаружат, а я успею бежать.

... страна Чая. Прекрасное государство, было бы жалко, если бы этот край затронула война. Если бы это было возможно, я хотела бы жить здесь.

... кафе - и Шимура Данзо. Почему-то умирать совсем не страшно. Может, потому, что я клон?

Большего я не выдержала. Сознание просто отключилось.

Приходила в себя я медленно и болезненно. Голова просто раскалывалась, мысли путались. Но, самое главное - в заблуждение вводило наличие двух комплектов воспоминаний за последние шесть лет, моих и Риоки Хачи, как клон сама себя называла. Ну верно, все логично, ведь эту технику мы разрабатывали на основе хидзюцу Яманака, Шинтен Буншин, а ментальный клон при рассеянии обладает свойством возвращать все накопленные знания создателю. А тут весь массив информации за шесть лет, со всеми эмоциями и чувствами...

- Кажется, очнулась... - кто-то тихонько произнес надо мной. - Карада, ты в порядке?

Хизаши? Кое-как пошевелившись, я открыла глаза - и тут же их закрыла. Все закрывала красная пелена, через которую были видны только расплывчатые силуэты.

- Тихо-тихо, не напрягайся, - продолжал увещевать меня Хьюга. - У тебя началось глазное кровотечение. Что вообще с тобой такое, где же ты так?

Ни одной мысли в голову не шло, а голос... кажется, сел. Неужели я так кричала?

- Что...

- Погоди, сейчас в госпиталь доставлю...

И впрямь - доставил. Первым делом мне помогли разобраться с глазами, и я наконец-то смогла осмотреть окружающую обстановку. А обследовавший меня ирьенин только ругался, обнаружив следы микроинсультов. По его словам, мне светило остаться растением, и я избежала сей участи только чудом... И это была только одна Риока! А что было бы, погибни несколько из них разом? Или же, скажем, лет через десять спустя? Я бы точно была мертва.

Только спустя минут пять, после того, как меня привели в относительный порядок, меня начала разбирать истерика. Меня трясло, слезы сами наворачивались из глаз. Опять чуть не погибла! Страшно, как же страшно! И это чувство вступало в конфликт с тем ощущением спокойствия, что испытывала Риока перед смертью. Пришла я в чувство только от хлесткой пощечины. Голова мотнулась в сторону, и эмоции начали утихать. Действительно, менталист я или где? Подняв взгляд, я увидела Орочимару, стоявшего прямо надо мной с занесенной рукой. В глаза сразу бросился и общий шокированный вид Белого Змея, и расширенные зрачки, ставшие практически овальными, и даже легкая дрожь занесенной руки.

Я дотронулась до щеки. Неприятно... Но в чувство привело. Благодарно кивнув саннину, я наложила на себя самогендзюцу, отсекающее все эмоции, и подобралась. Первым делом отчет, все остальное потом.

- Что с тобой произошло? - спросил Орочимару.

- Откат от Тайкьеку Шинтен Буншин, - ровным голосом отозвалась я. - Одна из Риок была убита.

- Что? - глаза моего собеседника расширились еще больше. - Кто убийца?

- Шимура, - лаконичный ответ. - Узнав об основании нового поселения шиноби и наличия выживших Узумаки, он направился в страну Чая, где и встретил Риоку, бывшую там одним из наблюдателей.

Орочимару вздохнул - а сознание, свободное от эмоций, зацепилось за тот факт, что он явно чувствует себя неловко. Об этом говори и взгляд, и жесты, и даже еле заметная дрожь в голосе. С высокой вероятностью, это страх раскрытия.

- Снимай самогендзюцу, - наконец произнес он. Нерационально!

- Нет, - голос звучал ровно. - После снятия самогендзюцу эмоциональная стабильность будет нарушена.

- Самогендзюцу лишь подавляет эмоции, - возразил Белый Змей. - Или же ты хочешь вот так проходить остаток жизни? Снимай.

Варианты отсутствуют, а значит, придется подчиниться приказу. Вздохнув, я прекратила тратить чакру на поддержание гендзюцу, и снова всхлипнула. Страх навалился с удвоенной силой, а перед глазами промелькнули образы смерти Риоки, моей смерти шесть лет назад и летящая на меня светло-серая машина еще тогда, в моем родном мире. Ками-сама...

- Поплачь, - тихо произнес Орочимару. - Тебе станет легче.

А не пошел бы он? Я хотела было огрызнуться, но не смогла - слезы сами полились из глаз. Я больше не хочу умирать... я больше не хочу умирать...

- Люди... так хрупки...

Внезапно кто-то обнял меня. Что?

- Я обещаю, ты не умрешь. Я не хочу больше терять своих людей.

Я тоже...

Смерть - ужасна, и я до дрожи боюсь ее. И я сделаю все, чтобы выжить и чтобы жили те, кто мне дороги.

Потом я успокоюсь и начну разрабатывать схему для ограничения передачи информации от Тайкьеку Каге Буншин. Потом я отоврусь перед Хизаши, Дайске и Сеном, что приступ был следствием ошибки в самогендзюцу, которое я постоянно накладываю на себя. Потом я свяжусь с Иноичи и попрошу помощи. Но все это будет потом, а пока что я плачу на плече самого близкого для меня человека.

Глава 21.

- Значит, вот оно как, - произнес Сарутоби, просматривая отчет от ирьенинов, проводивших вскрытие. - Хьюга Кираби считает, что с развитыми на уровне чуунина чакроканалами объект "Риока" не мог бы использовать столь мощную пространственную технику. Так что мы схватили не того...

Шимура лишь поморщился. Выговор от вечного соперника был неприятен, но вполне заслужен - все же он подозревал подвох, но сунулся в ловушку... И теперь противник осведомлен об их намерениях. Они сделали первый ход, а обычно побеждает тот, кто сделал второй. Но против них играет то, что о них известно практически всем, тогда как о противнике неизвестно почти ничего.

- Улучшенных геномов не обнаружено, предрасположенность к Дотону, - продолжал тем временем зачитывать доклад Хокаге. - Зато подмечен перекос в чакре, порядка восемнадцати к одному. Скорее всего к телу был применен Шикон, и каким-то образом изменена внешность. А еще, - мстительно добавил Хирузен, - буквально на следующий день Риока была замечена нашими наблюдателями в стране Морей. Ну как? Причем Риока спокойно подошла к нашему наблюдателю и попросила передать тебе спасибо за незабываемый вечер.

Данзо молчал. Сказать действительно было нечего. Похоже, он удосужился заполучить еще одного врага для Конохи... И этот враг должен быть устранен. Не сейчас, пока что лучше подождать... Но потом - обязательно.

Ничего, он умеет ждать. Да и за таким противником действительно будет интересно понаблюдать...

***

После того приступа у меня было много проблем. Стоило мне только заикнуться про допущенную ошибку в самогендзюцу, как начался ор, и мне полоскали мозги добрых пятнадцать минут. Естественно, ведь самогендзюцу весьма и весьма опасно, и используется не только для контроля над эмоциями и противостояние гендзюцу... Мастера гендзюцу или менталистики могут с помощью закладок и того же самогендзюцу за пару дней полностью изменить свою личность - или же чью-либо еще, и в этом деле никто не застрахован от ошибок. Однако я была рада услышать это: есть много чего в моем прошлом, что мешает мне, и если я смогу сделать эти воспоминания менее яркими и убрать эмоциональный окрас оных, то это избавит меня от истерик, подобных той, которую я закатила в госпитале. Все же я шиноби, и подобный эмоциональный срыв может привести к моей смерти, особенно случись он на поле боя. Именно поэтому я рискнула и, вызвав Тошики, посыльного голубя, отправила его на поиски Иноичи. Мне срочно была нужна помощь квалифицированного менталиста, которому я могу хоть немного доверять... Вот только я обломалась, Иноичи с Шикаку и Чозой все еще был в затяжном рейде в тылу Ивагакуре, и в ближайшие месяцы вернуться просто не мог. Так что оставалось только успокоиться и вернуться к исследованиям...

Ага, щазз.

Теперь мне просто не давали долгое время сидеть в лаборатории. Обязательно находился хоть кто-то, кто вытаскивал меня на свежий воздух, и не важно, на очередное обследование в госпитале или тренировки. И Хизаши, и оба соглядатая были всерьез обеспокоены моим самочувствием - и если вторые по долгу службы, то первый из дружественных побуждений... а еще из дружественных побуждений я периодически получала массаж чакросистемы путем удара джуукеном по тэнкецу. И это без иронии! Стоило мне только начать возмущаться, как Хьюга заявил, что он, вообще-то, мне подарок делает, так как такой "массаж" подталкивает развитие СЦЧ и понемногу увеличивает резерв даже у взрослых шиноби, не то, что у детей. Примерно за два с половиной года таких тренировок мой резерв вырос на добрую сотню единиц, притом где-то четверть этого объема составляла янь-компонента, что для меня просто невероятно чудесно. Вот только, насколько я поняла, для самих Хьюг подобные воздействия из-за клановых тренировок не имели такого эффекта, кроме того, светлоглазые изначально обладали небольшими резервами чакры, да и со временем такой прирост чакры уменьшается, и еще через полгода таких тренировок прогресс от них просто прекратится. Но и мой нынешний уровень уже радовал... если, конечно, не сравнивать с S-классом и не вспоминать, что примерно две трети от этого объема составляет та чакра, что перешла вместе с моим переселением в это тело. А если вспоминать и сравнивать, то остается только благодарить Ками за то, что Сарутоби считает меня ценной для Конохи и не бросает в бой.

А еще... да, Сарутоби не забыл тот разговор у себя в кабинете, и за меня взялись. Собственно, я на то и рассчитывала - что ни скажи, но мне нужен учитель. Менталиста ко мне, естественно, не подпустили, похоже, в этом вопросе Хокаге со старейшинами и Данзо просто не пришли к компромиссу: попади я на обучение к их менталистам, как тут же обзавелась симпатичным комплектом ментальных закладок. А вот про Фуутон Хокаге помнил, так что я получила своего инструктора - правда от того, кем он был, мне хотелось нервно смеяться. Все же у Конохи было не так уж и много воздушников, да и не стали бы их лишний раз гонять с места на место, так что два раза в неделю мне давал уроки единственный сильный воздушник нашего лагеря. Да-да, это был Шимура Данзо.

Что сказать? Учил он на совесть, правда вот, не оставляя попыток тихонько промыть мозги разговорами о Воле Огня и величии Конохи. Вот только большинство воздушных техник, что он продемонстрировал, мне просто не подходили. Зачем мне, к примеру, Шинкуджин, она же техника вакуумного лезвия? Чакра воздуха особым образом выдыхается на кунай или меч, что увеличивает у оного остроту, радиус действия и поражающий эффект, уничтожая даже чакроканалы... Для меня - абсолютно бесполезная техника, ибо предназначена для ближнего боя. И вообще вакуумные техники, как я поняла, для Шимуры являются клановыми, и он даже не надеялся, что я освою их. Но зато он учил меня другому, а именно - принципу построения воздушных техник. Большинство техник Фуутона основывались на выдохах и плевках, что объединяло оную стихию с Катоном, остальные же использовались в сочетании со специальным оружием, и неважно, были ли то запитанные чакрой воздуха кунаи или же что-то навроде веера Темари. В первом случае выдыхаемый воздух просто запитываслся чакрой нужной стихии, во втором же создавалась режущая кромка, невероятно острая. Техник Фуутона много, но все они лишь подразделяются на воздушные волны, лезвия и ядра, разнится лишь их сила. Грубая запитка воздуха чакрой... Признаться, я была разочарована. Мои флейты давали тот же результат, разве что послабее - если только не подавать туда сразу стихийную чакру, тогда техники получались В-уровня, но с флейтами это был максимум, иначе они начинали разрушаться. Ну, зато не надо было использовать печати... В порядке общего развития я выучила Даитоппу, но в затяжном бою я вряд ли буду использовать нечто подобное: эта техника не просто ела чакру, она ее жрала. Меня хватало только на четыре ее применения, после чего мой резерв оказывался полностью пустым. Зато мощная... После ее применения оставалась небольшая просека. Обидно, что не говори - большинство техник, на которых я могу без особой опаски тратить чакру, слишком слабые, тогда как что-то по-настоящему сильное мне недоступно.

Впрочем, обучение у Шимуры дало мне совершенно другой эффект, тот, на который я рассчитывала - я сумела больше узнать о нем. Характерные привычки, жесты, любимые слова... К примеру, он довольно часто употреблял слова "долг" и "обязанности", любил зеленый чай и онигири, имел привычку потирать шрам на подбородке и всегда был безукоризненно вежлив. А еще... Он действительно был патриотом и желал Конохе блага - вернее, желал того, что он сам считал благом. Он грезил о величии Конохи, и уже поэтому был моим непримиримым противником, потому что я желала того же для Отогакуре. Как говорится, "останется только один", хех... Но, несмотря ни на что, я его действительно уважала. Такого противника нельзя не уважать, несмотря на все его методы. И поэтому я хочу убить его лично, когда для этого придет время. Так что мне придется стать для этого достаточно сильной...

Впрочем, несмотря на войну, ход исследований и постоянную работу в госпитале, тренировки шли. Я полностью разобрала свой арсенал техник, и выкинула из него те, что были для меня сейчас полностью бесполезны. Так я полностью отказалась от Каге Сюрикен, так как для массовых атак он был полностью без полезен, а вот Со Сюрикен, манипулирование сюрикеном с помощью лески, я оставила, так как она была идеальна для бесшумных убийств и не требовала чакры, только расчёта действий. Также осталась и Канашибари, позволяющая парализовать противника, а вот от Чакра но Месу я полностью отказалась, так как не собираюсь соваться в ближний бой. Почти все водные техники остались нетронутыми, я решила прекратить использовать только Дайбафуку, все же она слишком медленная, и убить ей можно разве что слабого чуунина... А еще я отказалась от половины своих флейт - всех, кроме воздушных. Они без добавления стихийной чакры могли создавать только техники С-ранга, тогда как против большинства моих противников что-то подобное будет бесполезно.

Остальные техники и приемы же расцвели буйным цветом, особенно менталистика с гендзюцу и фуиндзюцу. Вот уж действительно полезная наука! Я вряд ли когда-нибудь достигну вершин в техниках печатей и барьеров, зато по мелочам уже сейчас могу немало. К примеру, у меня уже получается самой создавать осколочную гранату голубей, или, как они сами ее называют, Баку Сюрикен, и ставить пространственные печати на теле, что принесет противнику немало сюрпризов в виде большого запаса оружия и взрыв-тегов. Особенно последних, да...

А тем временем война набирала обороты. После подписания договора о ненападении с Кири обстановка радикально изменилась. Альянс Ивы и Кумо, очевидно, счел нецелесообразным распылять усилия, и поэтому Суна была оставлена в покое, а сами войска альянса переключились на нас. Облаку нерационально перебрасывать войска в пустыню через несколько стран; хоть Песок и слабее нас, но нас атаковать действительно проще, да и ресурсов на нашей территории куда больше. Мне все чаще приходилось проводить дни в госпитале, вытаскивая раненых. До нас доносили далеко не всех - от силы двум третям из тех, кто был ранен, помогали добраться до полевого госпиталя, остальные же умирали по дороге или на месте. В строй возвращались тоже не все, некоторых списывали по инвалидности, и они либо отправлялись к семьям в Конохе, либо же лезли в петлю. Сколько таких приходилось вытаскивать из оных и проезжаться по мозгам Хикари но Шинзо... И не ко всем я успевала, порой заставая лишь лужи крови.

Для людей, которых учили на шиноби с шести-семи лет, их работа была чуть ли не смыслом жизни, и они, будучи отстраненными от миссий, просто не знали, как жить дальше. Семьи были далеко не у всех бесклановых и потомственных шиноби, все же многие успели погибнуть на войне, а клановых приучали к тому, что они не должны быть обузой. И поэтому они гибли, ведь верили, что смерть поможет избежать бесчестья...

Так погиб и Сен. Просто однажды, во время очередного налета на лагерь мы с Хизаши отправились в госпиталь, чтобы принимать в лагерь, а он вместе с остальными охранял подходы к нему, спасая, в том числе, и мою жизнь. Облачников, прорвавшихся сквозь нашу оборону, было много - а у Инузуки был приказ, и он отдал свою жизнь, чтобы жила я. Самоубийственная атака... Как мне рассказывали потом, его обложили со всех сторон. Соглядатай умер быстро, и многие ему из-за этого завидовали. Но мы выжили в тот день, благодаря тем, кто, как они считали, нес Волю Огня... Таким, как Сен. Интересно, кому он служил? Но жил он как верный пес, до последнего защищая интересы хозяина.

На похоронах Сена царило молчание. Пришли только я, Хизаши, Дайске и двое новых соглядатаев, представленных старейшинами и Данзо - некто Кьюмон и Уэсэги Нанами. Я знаю, что они думают обо мне. Мол, ребенок хочет поиграть в команду...

Но я действительно привязалась к Сену. Все же я знала его целых три года, целых три года он был рядом и защищал мою жизнь, пусть и по приказу - и это достаточно, чтобы хотя бы уважать этого человека, который пожертвовал своей жизнью ради меня. А я ведь так и не поняла, что за человек он был... Что я вообще о нем знаю? Инузука без нинкена, любящий спокойно посидеть в уголке с книгой и порой вечерами глушащий саке кувшинчиками, что для местных весьма много. Не от хорошей же жизни он покинул клан, значит, что-то случилось... да вот только я так и не успела узнать. Забавно, правда? Работать вместе с человеком три года, и знать только его имя и пару привычек. Так что да, в какой-то мере я сожалела о смерти Сена.

Хоронили во время войны совсем не так, как в мирное время, особенно если шиноби погибал за пределами деревни. Как раз недавно возникла тенденция использования киндзюцу, иначе говоря, запретных и безнравственных техник - и для некоторых из них использовали как раз тела погибших шиноби. Так что на фронте захоронения в землю прекратились полностью... Тела клановых шиноби запечатывались и транспортировались в Коноху, а бесклановых и таких, как Сен, то есть работавших на кого-либо из верхушки Конохи, сжигались на месте. И именно поэтому я сейчас смотрела, как поднимается в темнеющее небо дым и затухают в нем отдельные искорки.

Пусть легка будет твоя дорога, Сен, куда бы твоя душа ни направлялась. Я не знаю, что ты успел сделать за свою жизнь, но я видела от тебя только хорошее, насколько это вообще было возможно. Надеюсь, тебе повезет...

... уже после похорон Дайске настоял на конфиденциальном разговоре. Отдалившись недалеко от лагеря, мы уселись на лесной полянке. Какое-то время мы молчали, пока Масараши первым не начал разговор.

- Ты скоро заканчиваешь исследования, верно?

Исследования... И впрямь, моя работа уже подошла к концу. "Теория чакры", учебник для чуунинов Конохи и для старших курсов Академии Отогакуре, был готов, осталось только разместить все статьи в нужном порядке и записать их.

- Верно, - кивнула я. - К чему этот разговор?

- Нам поручили защищать тебя только на время проведения этого исследования, - спокойно произнес блондин. - Что будет дальше, я не знаю. Есть вероятность, что нас отзовут, а тебе дадут другую охрану - или же тебя включат в состав какой-либо команды. В любом случае, мы вряд ли увидимся больше.

Я лишь промолчала. А что ответить? Идет война, и АНБУ на ней гибнут чаще, чем кто-либо еще, потому что им достаются самые опасные миссии. Так что велика вероятность того, что до конца войны мой собеседник просто не доживет.

- Мне было приятно с тобой работать, - вымученно улыбнулась я. Дайске действительно хороший человек, и будет жаль узнать об его смерти. Вот только брать его к себе я не имею права, не имею права рисковать безопасностью Отогакуре... - Надеюсь, что все будет хорошо.

- Я тоже, - кивнул Масараши. - Знаешь... За эти три года ради твоих исследований погибло много людей, которые так или иначе были заинтересованы в их результате. И я уверен, что когда они будут опубликованы, погибнет еще больше. Киоко тоже...

Киоко? Но... Все кусочки мозаики сложились на свои места.

- Ты любил ее, верно? - поинтересовалась я.

- Верно, - усмехнулся мой собеседник. - И я знал, что она из людей Шимуры. У нас их называют "пустыми куклами" за безэмоциональность... Да вот только я ее еще в детстве знал, в одном приюте росли. Знаешь, я до последнего не верил, что она погибла, пока не увидел ее тело.

Эмоции моего собеседника бушуют. Ох, как бы он не сорвался! Я сейчас смогу разве что убегать, не тягаться мне с джонином, специализирующемся на кендзюцу. Разве что разорвать дистанцию и бить издали...

- Она погибла, защищая меня, - прямо произнесла я, и Дайске прищурился. Тоже так думает, я это чувствую.

- Но она также могла погибнуть и на любой миссии, - отозвался мой собеседник. Лжет, на самом деле он так не считает... - Впрочем, твои исследования лишь усилят Коноху, и начальник Киоко был бы доволен. Но они усилят не только Коноху, верно?

Оп-па... Значит, догадался?

- Вроде бы, я не давала причин сомневаться в моей лояльности, - отстраненно произнесла я. - Я на стороне Конохи с шести лет...

- Вот именно - с шести, - твердо произнес Масараши. - Мне перечислить все? Твое оружие, для начала. Я видел сводки из страны Чая, оно характерно для шиноби Отогакуре, чуть ли не каждый ходит если не с флейтой, то с лютней или с этими новыми гитарами, точными копиями твоей, кстати. Фуиндзюцу опять же для нашей деревни редкая специализация, да и у тебя есть ряд техник, основанных на звуке. Не знаю, как ты смогла обмануть Яманака, но ты точно связана с Отогакуре. Мне интересно лишь одно - зачем?

Вот уж не думала, что детей в шпионаже начнут подозревать настолько рано... И не думала, что самой придется убивать Дайске. Я привычно начала потихоньку наполнять печати чакры, стремясь создать хоть небольшой запас.

- Зачем? - криво усмехнулась я. Теперь я понимаю Риоку с ее желанием "сыграть в последний раз"... Вот только ставкой будет не моя жизнь, а моя победа. Немного самогендзюцу, и в эмоциях у меня лишь злость вперемешку с обидой и болью. - Я прекрасно знаю, кто отдал приказ на убийство ка-сан. Она им ничего не сделала, а они ее убили! Просто за то, что она была рядом с то-саном! Просто больная женщина, которой оставалось жить всего несколько лет! За что?

Масараши застыл соляным столбом, тоже излучая боль. Получилось или нет?

- Месть... - наконец произнес он спустя несколько секунд. - Забавно. И все же ты еще ребенок, Хадзиме-чан.

- Не называй меня так, - буркнула я. Фух, вышло! Убивать меня сейчас не будут, а там, глядишь, я и перетяну этого товарища на свою сторону. - Хватит и просто Карады.

- Просто Карада... - усмехнулся блондин. - Кличка, а не фамилия, верно?

- Не будем о грустном, - пожала плечами я. - Ну что, пойдешь сдавать?

- Нахрена? - приподнял бровь Масараши. - Мы с тобой в одной лодке. Я, знаешь ли, тоже в восторге не был, когда Киоко забрали в Корень. Да и где я еще увижу такое представление? Так что один зритель у твоей игры будет.

-Ага, попкорном запастись не забудь, - буркнула я. Наблюдатель? Непохоже. Хоть мои ляпы и бросаются в глаза, но они складываются в картину под названием "предатель" даже для генинов, а это значит, что как раз во внедрении и предательстве будут подозревать не меня, а мое окружение. Как говорится, карты в руки... Так что здесь мне удастся запутать Сарутоби и иже с ним. А вот каково место Дайске в Игре? Эмоции подсказывают, что он не лжет. Неужели искренен? Ох, надо будет проверить... - Ну что, пойдем?

- Не хочу пока возвращаться, я в таком состоянии точно убью кого-нибудь, хоть того же Кьюмона, - невесело вздохнул блондин, опираясь спиной на ствол дерева. Кьюмон... Да, новый соглядатай от Данзо действительно являлся проблемой. - Карада, пожалуйста, сыграй что-нибудь в память о Киоко и Сене. Мне нравятся твои песни...

Сыграть? В принципе, можно... Распечатав гитару, я перехватила ее поудобней. Что бы взять, а? Судзу Кана присылала мне переведенные песни песен, так что не придется переводить по ходу дела. Действительно, вопрос... Впрочем, есть кое-что. Я начала перебирать струны, прокручивая в голове слова, а затем запела.

Есть такие дороги - назад не ведут,

На чужом берегу я прилив стерегу.

Паруса обманув, ветер стих навсегда,

Плоским зеркалом стала морская вода...

Обернуться бы лентой в чужих волосах -

Плыть к тебе до рассвета, не ведая страх,

Шелком в руки родные опуститься легко,

Вспоминай мое имя...

(Мельница - Лента в волосах)

Я всегда пела именно ее, когда мне было паршиво. Это ощущение, что нельзя ничего поменять - оно меня приводит в яростное исступление, которое оставляет после себя усталость. И вот именно эти слова переплавляли ее лишь в грусть, которая уже не мешает двигаться дальше. Вот и Дайске лишь прикрыл глаза, а после второго куплета еще заметно улыбнулся.

А я получила еще один важный урок. Если Дайске и впрямь ничего не скажет, то Шимура и Сарутоби проиграют. Просто потому, что они привыкли играть чужими жизнями и ни во что их не ставят, забывая, что даже пешка может нанести поражение королю, или же стать причиной оного. Просто потому, что не учитывают в своих раскладах чувства этих пешек.

Я не должна забывать этого.

***

Темноволосый мужчина, облокотившись на стол и положив подбородок на скрещенные пальцы, окинул ироничным взглядом коллег по комиссии. Тут и Цунаде, как глава мед-корпуса, и Хьюга Кираби, как ее заместитель, и ряд ирьенинов А-ранга, на этот момент находившихся в Конохе... Ну и, естественно, обожаемый сенсей тоже не мог пропустить такое зрелище. Как же, защита исследования по теории чакры!

Орочимару украдкой вздохнул. Да, подобные исследования велись и ранее, хоть и не в таком объеме - да хоть теми же Хьюгами! - но никогда это не выносились на обсуждение подобных комиссий, все же для большинства шиноби своя рубашка ближе к телу, особенно для клановых, и они не спешат делиться подобным преимуществом с кем-то еще. У потомственных элементарно нет средств на проведение таких исследований, а у бесклановых шиноби просто нет базы знаний, и он сам тут скорее исключение из правил. Сарутоби в свое время предлагал ему нечто подобное, но сдался после первого же отказа, видя увлеченность своего ученика генетикой и классическими ниндзюцу. Это лишь часть причин, почему чего-то подобного не было раньше - а на другой чаше весов нежелание других деревень допускать усиление противника, и поэтому ученые, проводившие подобные исследования, убивались, если их не получалось захватить. И Караду тоже пытались... Недавно Шимура выдал ему стопку документов, где было описано, сколько, как и кем было покушений на напарницу, и как именно эти покушения были предотвращены людьми Шимуры. Вгоняет в долги, сволочь...

А тем временем Карада говорила, поясняя содержание каждой из статей, и порой к ней подключался Хьюга, который также примазался к авторству. Впрочем, не так уж и жалко, главное - сам результат, а результат оправдал все ожидания. Насколько сам Белый Змей знал, копия учебника уже отправилась в Отогакуре. Хм, кстати, может навестить наконец деревню? Было бы любопытно посмотреть, как раз слушая неуемные восторги Карады по поводу красоты Срытого Звука, да и дела никто не отменял.

- Итак, мы выслушали соискателей, - произнесла Цунаде, оторвав ученого от мыслей. - Вердикт?

А то не понятно... Лишь от Кираби прошла легкая волна недовольства, но это и ясно - преимущество клана буквально утекает из рук, с этим ничего нельзя поделать. Но в решении можно не сомневаться.

... так и есть. Единогласно приняты.

- Карада Хадзиме, совет мед-корпуса присваивает вам звание ирьенина А-ранга второй категории. Хьюга Хиаши, совет медкорпуса присваивает вам звание ирьенина В-ранга без проведения экзамена. Также, приказом Сандайме Хокаге номер 615, звание токубецу-джонина присваивается Караде Хадзиме.

Ну да, в военное время для всех ирьенинов А-ранга это просто обязательно... Вот только это значит, что напарнице будут давать миссии гораздо сложнее. Орочимару недовольно нахмурился - естественно, ему не нравилось, когда один из его людей попусту рискует собой, тем более... впрочем, неважно. Учитывая специфику контракта Карады, ее ждут миссии диверсионного профиля, а это всегда повышенный риск. Сколько сейчас ее телу лет, тринадцать? В мирное время дети в этом возрасте только заканчивают Академию... А на войне - многие уже чуунины. И противно от того, что эти дети редко доживают до пятнадцати лет.

Белый Змей лишь вздохнул. Своих людей он терять не собирался. Смерть... она была его вечным врагом, еще тогда, когда он в четыре года лишился родителей, еще тогда, когда он ребенком, ирьенином С-ранга, работал в госпитале Конохи, помогая более квалифицированным ирьенинам вытаскивать раненых, поступавших нескончаемым потоком в конце Второй Войны. И проигрывать снова этому врагу не хотелось.

... уже после защиты исследования, когда они с Карадой вышли на воздух, она только усмехнулась и подбросила в руке ирьенинский жетон. А-ранг, вторая категория... Так же, как и у него самого, и в таком же возрасте. Успешно проведенное исследование, но отсутствие допуска к операциям А-уровня. Ну ничего, еще успеет, а он ее подтянет. Его личный жетон ирьенина висит на шее, рядом с личным жетоном шиноби - как, впрочем, и у Карады. Сейчас такие выдаются даже совсем зеленым генинам, тогда как в мирное время, чтобы получить его, было необходимо быть чуунином. И теперь эти жетоны массово снимают с изуродованных тел детей...

Похоже, одна желтоглазая зараза заразила его этой странной симпатией к детям.

- И что дальше? - взглянула на него эта самая зараза с улыбкой. Дальше... А дальше будут проблемы, и большие проблемы.

- Ничего, выкрутимся, - пожал плечами Белый Змей.

... В Конохе они задержались ненадолго. Похоже, это уже становится тенденцией - появляться тут на короткое время, приводить дела в порядок и вновь убегать. Вот и сейчас... Да, они спешно приводили дела в порядок, так как Карада была приписана к нему в команду, и еще долго не смогут появится в Конохе. Было действительно забавно смотреть, как напарница наконец-то смогла оглядеться по сторонам, а то в графике "исследования-тренировки-отражение атак на лагерь-практика в госпитале-исследования" она совершенно перестала обращать внимание на то, как идут дела у моих знакомых. А дела у них шли крайне весело... К примеру, Цунаде активно крутила роман с неким Като Даном и обучала его племянницу по имени Шизуне, а Джирайя два года назад вернулся из Амегакуре и получил серьезный выговор от Третьего за "несанкционированную разведывательную миссию на вражеской территории" - и, узнав о новом увлечении напарницы, рвал на себе волосы от досады. Карада же наводила справки об Инузука-химе и Морино Ибики, и если первая сейчас гоняла свою учебную команду на границе со страной Травы, то последний был приписан к корпусу дознания и получил относительно теплое место в Конохе, выискивая вражеских шпионов. Иноичи-кун с командой наконец-то вернулись из рейда - и именно от них он узнал, что главы кланов Нара и Яманака жаждут переговорить с ними. Как подметила сама напарница, это тоже становится тенденцией - третий визит в Коноху, и третий визит к главам кланов...

Но отказываться они не могли.

- Ненавижу аналитиков, - тихо бурчала напарница по дороге к кварталу Нару, где и должна была пройти встреча. Белый Змей лишь с любопытством глянул на нее. Сейчас Карада выглядела как хорошая девочка, и никак не тянула на себя обычную, вредную и ершистую.

- Вот как? - приподнял бровь он.

- Да, - фыркнула девушка. - Самые опасные противники.

Да, оппоненты им попались матерые... И солгать им не получится - уже кто-кто, а Яманака самогендзюцу влет распознает, а если и нет, то Нара соберет все из оговорок. Шиничи, в отличии от своего сына, не только талантливый, но и опытный аналитик, с опытом политических интриг; ему уже перевалило за полвека, что для шиноби более чем достойный срок жизни, ведь уже сорок лет при их профессии - старость, тем более, что немногие до такого возраста доживают. Ему самому уже тридцать четвертый год пошел... А вот Инариро Яманака в возрасте полувека еще не собирался уходить на покой, будучи в полной силе. И, как и свой союзник-Нара, он тоже опасный противник, что в бою, что за столом переговоров. За последним особенно.

- В этом году ожидается поздняя весна, - задумчиво произнес Шиничи, окидывая взглядом сад. - Порой кажется, что она вообще не настанет.

Ах, эти смысловые слои... "Коноха будет долго восстанавливаться после войны, и, быть может, придется пойти на уступки". Они с Карадой лишь обменялись совершенно одинаковыми ухмылками. Яманака уже у них в кармане, и это было обозначено уже давно.

- Все равно или поздно оканчивается, - возразил змеиный саннин, грея руки о чашку с чаем. - Так и зима отступит... Где-то весна уже вступила в свои права.

Глава клана менталистов лишь кивнул, оценивая предложение подстраховаться.

- Да, я слышал, на побережье сейчас просто чудесно, - улыбнулся одними глазами Инариро. - Если бы не война, я бы съездил туда, отдохнул бы и восстановил здоровье.

Намек на страну Чая был прекрасно понят, и оппоненты кивнули. Ну, комплимент за идею с нейтральной зоной засчитан...

- Да, страна просто прекрасная, - прищурилась Карада. - Много солнца и море, восхитительные пейзажи... Но, самое главное - гостеприимные местные жители.

- И печально осознавать, что наш край все еще находятся под властью зимы, - согласился блондин, поняв намек, что предложение еще в силе. - Неужели Ками-сама забыл о нас?

Да, действительно, вопрос, что с Третьим, остается открытым.

- Порой мне кажется, что у Ками-сама свои проблемы, - пожал плечами в ответ Орочимару. Инариро с Шиничи. - Все меньше и меньше людей верят в него в этой безумной и кровавой круговерти...

Да, действительно, Сарутоби сейчас не до них. Все больше и больше клановых шиноби гибнет, кланы все больше и больше урезаются в правах, что не может не вызывать их возмущения. Кресло под сенсеем уже не просто шатается, а ходит ходуном, и вряд ли он протянет еще год на посту Каге.

- Да, таких безбожников можно увидеть все чаще и чаще, - прикрыл глаза хозяин поместья. - Им кажется, что их неверие оправлено... Кто-то говорит, что Ками-сама просто не мог создать мир таким жестоким. Если все так и продолжится, то вера в сердцах людей угаснет.

Нара это тоже прекрасно понимает. Ну еще был...

- Но людям надо во что-то верить, - прикрыл глаза ученый. - Хоть во что-то...

Шиничи только кивнул. Действительно, новый Хокаге, да еще и от их фракции, сможет выиграть немного времени и, возможно, стабилизировать обстановку.

- И у вас, полагаю, есть ответ? - приподнял бровь теневик.

"Кто?"

- У каждого он свой, - покачала головой напарница. - Лично я верю в неотвратимость времени. Его всегда мало, оно мелькает, как вспышка молнии, и если ты не успеваешь подстраиваться, то выбываешь из битвы с жизнью, и больше никогда не сможешь вернуться в водоворот событий, будь даже у тебя поддержка тысяч рук. Время равнодушно, и ему все равно, кто ты...

Да, действительно, есть варианты. Но их ставленник, молодой талантливый джонин, Намикадзе Минато - наиболее вероятен. Поддерживается Сенджу, да и кланом Узумаки через Узумаки Кушину... Но, самое главное - в дела кланов он лезть не будет, чем автоматически заслужит симпатию оных, и их собеседники это понимают. Новостей о Намикадзе сейчас было много, особенно - о созданной им мощной пространственной технике. Поговаривали, что сей молодой бесклановый джонин уже уверенно может претендовать на S-класс, и такая личность просто не могла быть незамеченной. Еще немного времени, и он станет единственным вариантом. Пока что у Конохи не так уж много шиноби S-класса, а лишь один из них может претендовать на звание Каге... Кто у них есть? Цунаде, с ее-то высшим рангом ирьенина и Мокутоном - но за ней стоит клан Сенджу, и Учихи с союзниками автоматически будут против, так что Коноха может расколоться на два лагеря. Шимуру не поддержат, слишком уж многие знают о его методах, да и он продолжит политику Сарутоби. Хатаке Сакумо мог бы составить конкуренцию, но он умер год назад. Джирайя... Ему так и не простили столь длительной отлучки, и ему, как и Данзо, нужно время, чтобы сгладить подобное пятно на репутации. Глава клана Учих, молодой Фугаку, еще слишком молод и не вошел в полную силу, к тому же, его приходу к власти воспротивятся союзники Сенджу. Хьюга Араши тоже может не рассчитывать на что-либо, так как является главой третьего по силе клана... Вообще, клановые даже не рассматриваются, так как это автоматически будет означать льготы для их клана и принижение остальных. Так что Намикадзе Минато - действительно, лучший вариант, так как является компромиссом.

- О, мой сын думает так же, - кивнул менталист. - Время - как горный поток, зародившийся среди гор... Вот только вы правы, у каждого ответ свой, и пусть даже это будут различные понятия, но их толкование будет разнится.

Глава клана Яманака прекрасно знает о происхождении Намикадзе, и поэтому готов оказать поддержку своему потомку. А насчет подстраховки... да, они подумают над количеством мер. Но, вероятнее всего, воспользуются претендентом Сенджу и расколют клан на ветви, одна из которых и станет основной. Впрочем, это еще вопрос, какая - принадлежащая Листу или Звуку.

- Это право каждого, - оставалось лишь улыбнуться в ответ. - Впрочем, ваше мнение может совпадать с чьим-то еще...

Да, принуждать их он не будет. Вот только Отогакуре привлекает и другие кланы...

- Это естественно, - терпеливо кивнул Яманака. - Ох, я сам и не заметил, куда увела нас беседа... А ведь начинали мы с разговора о погоде. Чего вы ждете от весны?

Ну что же, предостережение учтено, но менталиста больше интересует политическая программа Отогакуре. Вопрос сложный, и ответ так просто не скроешь...

- Я надеюсь, что она будет долгой и яркой, - вздохнула Карада. Что? Они так не договаривались... - Но, тем не менее, я наслаждаюсь и остальными временами года, как и любыми проявлениями жизни... Побывав на грани смерти, начинаешь ценить жизнь.

Шиничи и Инариро на пару мгновений потеряли контроль над эмоциями, впрочем, как и сам ученый. Что? Экспансия с целью объединения перед лицом более сильного врага? Да, те существа из-за Барьера Бурь представляют угрозу, но они не собирались пока что ставить кого-то в известность о такой угрозе. Да и меры противодействия... Действительно, это рационально. Но вот куда более интересно, почему он сам узнает о таких планах только сейчас.

- Смерть может быть действительно ужасной, - Нара быстро взял себя в руки. Ясно, требует больше информации. - Но что именно произошло?

А ведь враг опасен, действительно опасен. Доспехи и оружие отдали на исследование в Конструкторское Бюро Отогакуре, и Узумаки Сайто с Такуме Рюумэем только разводили руками. В оружии использовался принцип ускорения снарядов, а доспехи создавали что-то вроде защитного барьера высокой мощности. Железные марионетки же... Судя по всему, они были полностью автономны и контролировались непонятным образом. Конструкторское Бюро пыталось сейчас создать аналог подобного оружия и доспехов, но исследования пока что велись.

Но, самое главное... Ученый украдкой взглянул на помощницу. Он лично вскрывал одно из тел тех существ, и обнаружил ряд любопытных фактов. К примеру, насыщенность их организмов ядами и своеобразный иммунитет к оным. А еще... их чакросистема была совершенно иной. Она словно находилась в зачаточном состоянии, лишь наметки чакроканалов, хотя все остальное было на месте.

Он уже видел такое раньше. Девять лет назад, когда впервые обследовал Караду. Тогда что же она такое? Есть вероятность, что она и впрямь из-за Барьера, и интуиция шепчет, что это так. Однако... Иноичи проверял ее - а вторженцы не могут пользоваться чакрой и не могли создать защиту на разум. Вероятнее всего, Караде удалось перетасовать воспоминания, подсунув нужные, а ее легенда является отражением реальной истории. Да и против внедрения говорит сама готовность огранизовать сопротивление вторженцам...

В любом случае он пока что ничего не скажет. Карада... Не то, чтобы он полностью доверял ей, но она еще нужна Белому Змею, и он привык к ней.

- Ошибка в самогендзюцу... Это произошло после того, как мне посчастливилось заполучить свиток призыва, - лишь выдохнула та. - Знаете, в сознании словно сорвало барьер, словно буря перемешала все. Я тогда получила всего лишь несколько микроинсультов, однако все могло быть гораздо хуже. Когда я читала отчеты ирьенинов, мне чуть плохо не стало.

Инариро только кивнул. Действительно, информации о противнике почти никакой нет, но есть доказательства его существования. И этим пренебрегать нельзя.

- Вам стоит быть осторожней, - вздохнул менталист. Да, о такой угрозе нельзя забывать... Пожалуй, придется предоставить доказательства и прочую документацию, но оно того стоит. Если у противника хватает этих странных марионеток и достаточно ресурсов для производства оружия, то над ними нависнет серьезная угроза. - Надеюсь, это не помешает вам продолжать вести исследования, как и вашей матери. Порой, глядя на вас, я сожалею, что не знал ни эту женщину, ни второго вашего родителя.

Хм, тоже вполне ожидаемый вопрос. Интересуются, кто же станет главой Отогакуре и распределением постов... Ну, тут-то у них разногласий нет.

- Своего первого родителя я не имею чести знать, и мне остается тешить себя надеждой, что он достойный человек, - улыбнулась Карада. Ну, он и не сомневался, что станет лидером Отогакуре... - А ка-сан действительно была необыкновенным человеком, и я благодарна ей за то, что она побеспокоилась о моей безопасности.

Забавно получается... По крайней мере, в Отогакуре не будет чего-то вроде раздоров Сарутоби и Шимуры. Их оппоненты только переглянулись.

- Это достойно восхищения, - кивнул Шиничи. - Вот только жаль, что она не смогла позаботиться о себе.

***

- И что думаешь? - обратился блондин к давнему союзнику после того, как гости покинули их.

- Отогакуре может не опасаться раскола, - спокойно произнес его друг. - У правителя и безопасника не будет разногласий. А кланы... Я не удивлюсь, если они уже подумывают над основанием собственного клана, который будет правящим, наподобии Сабаку в Сунагакуре. Если власть будет передаваться по наследству, то борьба за власть будет куда менее интенсивной, чем в других поселениях шиноби. Реально могут на что-то претендовать только Сенджу и Узумаки... Но по моим прогнозам прослеживается интересная тенденция. Судя по всему, Сенджу со временем займут место правящего клана Конохи, а Узумаки еще долго не высунутся, будучи повязанными долгом.

- Я работал с представителями этого клана и прекрасно знаю их психологию. Люди чести... - вздохнул Инариро. - Да, ты прав. Читал переданные бумаги? Орочимару ловко обошелся с кланами, дав каждому кусок и позволив заниматься своим делом. Судя по всему, за нашими кланами будут закреплены пара отделов Второй Октавы.

- Это рационально, - отозвался Шиничи. - Занять чем-то кланы, чтобы у них было меньше времени на политические игры... Ты же уведешь в Звук главную ветвь, я прав?

- Прав. Но до прихода Сенджу к власти - неофициально, - кивнул Яманака. - Впрочем, как и ты, верно?

- Верно.

- А что ты думаешь о самих наших союзниках?

- Союзники... - только выдохнул Нара. - Орочимару удержит власть, в этом я уверен. Правитель из него выйдет жесткий, но справедливый.

- А Карада Хадзиме?

- А ее действительно так зовут?

- В смысле? - нахмурился менталист.

- Я поясню, - кивнул аналитик. - Ее быстрый прогресс настораживает. Я было первым делом подумал о гениальности и об отклонениях в психике, спровоцировавших столь быстрое развитие, однако еще на южном фронте пришел к выводу, что это мнение было ошибочным. Поведение нетипично для ребенка, так же как и реакция на окружающие события. Да, на войне дети взрослеют быстро, но не настолько... Да и активное участие в становлении Отогакуре говорит само за себя. Вполне вероятно, что мы имеем дело со взрослым в теле ребенка.

- Карада Теншико? - порывисто вздохнул блондин. - Как?

- Вероятно, что-то из киндзюцу, - немного подумав, ответил его собеседник. - Налицо сочетание ирьедзюцу и менталистики. Этим объясняется и наличие обманки, и то, что ее преследовала "Пурга". За простыми учеными, пусть и связанными с высокопоставленными людьми, так не охотятся. Вполне вероятно, что и Карады Теншико тоже никогда не существовало.

- Мне нечем объяснить это, кроме игры кланов, - нахмурился Иноичи. - Однако нам выгодна эта игра.

- Она взаимовыгодна, - покачал головой Шикаку. - Информация о Барьере Бурь достоверна, я проверил, и вторжение наиболее вероятно. А эти металлические марионетки, упомянутые в докладе... Ты знаешь, что наши техники могут остановить только живых, но никак не марионеток.

- И наши против них тоже не очень, - кривовато усмехнулся Яманака. - Так что да, нам это выгодно.

Глава 22.

Вырвавшись из лаборатории и наконец-то защитив проект, я с удивлением обнаружила, что у многих моих знакомых вовсю кипит личная жизнь. Да хоть та же Цунаде с Даном! А про остальных можно и не говорить. Иноичи женился на девушке из Нара - и это казалось бы просто политическим решением, если бы я не видела, какими глазами смотрит на него Кику и как он сам смотрит на нее. Чоза присматривался к одной из Акимичи, а Шикаку взял в жены Нара Ёсино... Ну как "взял в жены"? Видела я эту энергичную и деятельную особу, так что не было сомнений, от кого исходила инициатива. Тсуме, как я с удивлением узнала, уже два года как была замужем, даже Ибики с кем-то встречался. А Минато... Минато и тут отличился. Как оказалось, его отношения с Кушиной были не то, что в самом разгаре...

В общем, мне повезло, что наш краткий отпуск в Конохе пришелся именно на эти дни. Минато женился, и у меня был шанс увидеть и его, и Кушину.

Свадьба проходила в клановом квартале Сенджу, как у родственников невесты. Церемония была необычно скромной - хоть и великий клан, конечно, но за стенами Конохи бушует война, и не до демонстрации богатства и влияния. Минато казался немного смущенным и невероятно счастливым, а джинчурики просто ослепляла красотой. И от них обоих веяло таким неподдельным счастьем, что я, казалось бы, видела это... Вот это уж действительно, повезло людям - редко так совпадает, чтобы брак был и по любви, и с пользой для дела. Во всяком случае, Узумаки Мито, она же Сенджу Мито, присутствовала тут и поглядывала на родственницу с явным одобрением: судя по всему, кандидатура Минато их полностью устроила.

А я размышляла. Сейчас Кушине шестнадцать, Минато восемнадцать... А война закончилась, когда ему было где-то двадцать лет, плюс-минус год. К тому же, примерно за год до конца войны потеснили Сарутоби, и Минато занял его место - однако эти тенденции лишь набирают обороты, и у нас есть где-то от полугода и больше. На нашей стороне однозначно Сенджу, Узумаки - через Кушину - Нара и Яманака. Хатаке... Какаши является чуунином и поэтому уже может представлять свой клан в Совете Кланов, и он, скорее всего, тоже присоединится к нам. Абураме всегда были союзны Сенджу, так что они с нами точно, Акимичи так же поддерживают союз с Яманака и Нара, так что они тоже на нашей стороне.

Кто еще остается? Инузука, Хьюга, Курама и Учиха - последние в союзе. Они в явном меньшинстве. Однако Каге избирают не только кланы - кроме глав кланов, на таких собраниях всегда присутствуют командир джонинов и глава АНБУ, глава медкорпуса и старейшины. Семь против восьми... Но решение всегда утверждает дайме. Кого еще можно переманить? Хотя нет, не так - кто может составить конкуренцию? Новый Хокаге должен быть бесклановым и без пятен на репутации, поэтому Данзо и Джирайя отпадают. По силе проходит Като Дан по прозвищу "серебряный генерал", являющийся командиром джонинов, и он уже изъявлял подобные намерения - но в каноне он был убит. Выживет ли он сейчас? Честно говоря, не знаю, но он вполне может составить Минато конкуренцию, и что в таком случае с ним делать, я понятия не имею.

Ситуация еще далека от идеала. Утешает только то, что у Дана схожая политическая программа, и поэтому он даст нам то же время.

Однако, как оказалось, я волновалась зря. Уже после окончания официальной части мне удалось столкнуться с Минато, и у нас состоялся крайне любопытный разговор. Блондин был в обществе незнакомого мне темноволосого и темноглазого молодого мужчины лет двадцати на вид.

- О, Карада, я рад, что ты пришла! - воскликнул блондин, только заметив меня. - Ты даже на письма последние годы не отвечала.

- Прошу прощения, Минато, у меня был весьма напряженный график, - я лишь мило улыбнулась в ответ. - Прими мои поздравления.

- Да, спасибо, - как он улыбается... Кушине с ним повезло. - Ты говорила, что мы будем вместе... Как видишь, сбылось. Может, еще что-нибудь нагадаешь?

Хм, а это шанс...

- Я посоветую тебе беречь и свою жену, и учеников, - на этот раз мой тон был совершенно серьезен. - Это поможет нам всем избежать множества проблем в будущем. В горах даже мелкий камень может повлечь за собой лавину...

Голубые глаза сразу заледенели. Неужели мои предостережения он воспринимает настолько серьезно?

- Благодарю, - спокойно кивнул он... и вновь безмятежно улыбнулся. Удивительный человек! Тем временем Намикадзе повернулся к своему знакомому. - О, я же еще вас не представил! Фугаку, это Карада Хадзиме, мы с ней одно время работали в команде. Карада, это Учиха Фугаку, мой друг...

Вот как... Значит, Учиха. В каноне что-то говорилось про союз и вообще крепкую дружбу и Минато, и Кушины с Учихами, но я точно этого не знала. Значит, уже девять кланов - не стоит забывать и про Курама - что обнадеживает. Теперь Дану точно ничего тут не светит...

Уже под самый конец празднования, когда я уходила, меня буквально отловила Цунаде. Пришлось пройти за ней в один из залов поместья, надежно защищенный барьерами.

- Мито-сан и Тока-сан передают свою благодарность, - произнесла она, удостоверившись в функциональности барьеров. - И еще Мито-сан собиралась перебираться в Отогакуре, она считает, что обучение Кушины-чан уже окончено.

- Камуи ее переправит, - кивнула я. Да... Пришлось разрабатывать системы транспортировки через механизм обратного призыва. Вообще, механизм забавный - пользоваться обратным призывом, а затем возвращаться к заранее оставленной метке. Вот только их количество было весьма и весьма ограниченно - я могла поставить лишь десять, и четыре уже потратила - на Утатоши, Отогакуре, наш штаб и Коноху. Поскольку клоны пользовались и моим контрактом, и контрактом Орочимару, то наши системы перемещения друг друга дублировали. А так жаль, что накрылась система телепортов... Некоторые надежды я возлагала на Конструкторское Бюро и техники Минато, но не особо рассчитывала на результат. - Что-то еще?

- Да, - Сенджу-химе выглядела необычайно серьезной. - Мы получили информацию по... Барьеру Бурь и рассмотрели ее , так что было бы любопытно узнать о планах касательно Конохи, особенно в свете планов экспансии.

Ну да, логично...

- Миру шиноби необходимо объединение, - твердо произнесла я. - Так что страны объединятся под властью дайме страны Чая. А скрытые деревни... Одна деревня просто не потянет на себе все это, и, как бы мне не хотелось, решение с филиалами - не вариант. Предполагается, что каждая деревня будет отвечать за свой регион, и все они будут равными...

- Кроме одной, - прищурилась блондинка.

- Да, это логично, - не осталась в долгу я.

- И пост Каге после объединения уготован мне, верно?

Какое-то время мы молчали. Зачем, раз все понятно? Да, нам на это потребуется немало времени, но и результат будет соответствующим - как и цель, для которой он является средством.

Честное слово, если бы не эта угроза, я бы даже не думала о чем-то подобном...

- Потребуется много времени, - наконец произнесла Цунаде.

- Я планирую жить долго, - оставалось лишь пожать плечами в ответ.

На этом, в принципе, наш разговор и окончился... Я уже планировала идти, когда голос блондинки окликнул меня у самого порога.

- Что у тебя с Орочимару?

Честно говоря, этого вопроса я не ожидала, и потому на целый десяток секунд застыла, обрабатывая информацию. Действительно, кто Орочимару для меня? Коллега, наставник, напарник... Человек, давший мне смысл жизни. Я и сама не знаю, что к нему чувствую, но порой его поступки вгоняют меня в ступор. Пожалуй, сейчас я не смогу дать ответа.

- По мне, твой вопрос нелеп, - криво усмехнулась я, оглянувшись. - Даже если упустить, что моему телу тринадцать лет, это не имеет смысла.

- Тогда, при нашем знакомстве, все это было лишь игрой?

- Затеянной им самим, - подтвердила я.

- Не пойми меня неправильно, - скрестила руки на груди ирьенин. - Однако Орочимару и так много терял. Мы с Джи знаем его с самого детства... Хоть он и эгоист, и самовлюбленная сволочь, но за него мы порвем любого. И если ты что-нибудь выкинешь, то мы первые доберемся до тебя.

Неожиданно... и в то же время вполне логично. Их отношения еще не успели испортиться, да и они знают друг друга уже больше двадцати пяти лет.

- Я и не сомневаюсь в ваших силах, - коротко рассмеялась я. - Но можете не беспокоиться. Я буду верна ему, пока не сочту, что мой долг отдан.

***

По дороге в ставку, пользуясь тем, что мы идем вдвоем, мы заскочили в Отогакуре. У нас была всего пара дней, и надо было потратить их максимально эффективно. Именно поэтому я и была здесь, в Большом Зале в здании Второй Октавы, как, впрочем, и другие ключевые фигуры Отогакуре. Рицко, Нему и Ноно - как занимающие ключевые посты мои клоны, Сенджу Нанами, Узумаки Кентаро, Фума Такеши как лидеры остальных Октав, Узумаки Сайто и Такуме Рьюмэй как сотрудники Конструкторского Бюро и Такуме Кикьё, Рьюдоин Масару с Кедоин Шуухей как главы кланов. Узумаки Мито тоже присутствовала, так как должны была получить пост командира джонинов уже на днях... и, естественно, Орочимару.

К этой встрече мы готовились серьезно. Глава Отогакуре и, как я надеялась, самый высокопоставленный шиноби в будущем должен был производить соответствующее впечатление - и он его производил. Черный кожаный плащ без знаков отличия, кроме скрипичного ключа на спине, и полевой камуфляж... Просто и со вкусом, и в то же время очень удобно. Сам коллега принял это как данность, мельком похвалив удобство одежды. Впрочем, многим хватило и этого, чтобы впечатлиться - так как истинную личность основателя Отогакуре из всех присутствующих знали только я, клоны и Мито. Так что нужный эффект был достигнут...

- Думаю, все присутствующие здесь осведомлены о проблеме Барьера Бурь, - начал Орочимару, не дожидаясь, пока все придут в себя. Действительно, каждый из присутствующих получил папку с соответствующими материалами... - Встает лишь проблема, как реагировать на все это. Думаю, каждый из вас понимает, что просто так оставить мы это не можем, угроза вторжения никуда не денется, даже если мы будем это отрицать. Мы должны быть готовы к этому, и для этого нам придется объединить мир шиноби.

Орочимару говорил спокойно, не повышая голос - и эффект был ярче, чем от хорошо подготовленной речи. По залу прокатилась волна шока, правда, вскоре сменившаяся деловым любопытством.

- Мне интересны ваши планы по... экспансии, - с небольшой заминкой поинтересовался Такеши Фума, невысокий рыжеволосый шиноби, молодой глава клана барьерщиков, оправившийся от шока первым. - В материалах, которые вы нам предоставили, было указано, что вы получили данную информацию два с половиной года назад. Какие вы уже предприняли меры?

Саннин кинул взгляд на меня, и мне осталось лишь потупиться. В день того самого разговора с главами кланов Нара и Яманака он затребовал всю информацию по принятым мерам, и я выдала ему планы, в которые посвящены новая партия выращенных Камуи и Рицко клонов проекта "Рёдзиро", а также инструкции, переданные им. Учитывая, что мы ускорили взросление этой партии, а Рицко с Камуи создали им уже работоспособную СЦЧ, то эта партия уже два года как действовала на территории стран Моря, Водоворота и Волн... Белый Змей тогда, слушая доклад, хватался за голову и матерился, да так, что даже я почерпнула кое-что новое для себя. Но план уже был в стадии реализации, так что ему ничего не оставалось делать. И все же, как вспомню... Так, отставить эмоции.

- Наши оперативные группы уже действуют на территории стран Моря, Волн и Водоворота, - произнес он. - По последним данным, вероятно принятие коронного договора всеми тремя странами в течении этого года. Также запущены проекты касательно ряда других стран. Сама операция носит высший приоритет и имеет секретность уровня "трипл-эс".

Так оно и есть. Честно говоря, тут опять нам сыграло на руку подписание договора о ненападении с Киригакуре. Лишившись точки приложения сил и подстегиваемые необходимостью окупит войну, туманники сначала обратили взгляд на страну Ветра, однако не остановились на этом. За эти два с половиной года была уничтожена Гетсугакуре, а страна Луны вошла в состав страны Воды. На очереди была страна Морей, у которой не было своего поселения шиноби, лишь пара кланов - и поэтому она была первым кандидатом. Клоны проекта "Рёдзиро" повсеместно распространяли слухи об особом положении страны Чая: на улицах под видом путешественников, на рынках как торговцы, в ресторанах и поместьях аристократии... НЛП тут тоже пришлась кстати. По отчетам клонов, можно было ожидать вхождения Моря в состав Страны Чая в ближайшие месяцы. И я не опасалась, что они решат пойти по нашему пути и, основав скрытую деревню, объявить о нейтралитете - у них перед глазами еще жив пример Скрытой Луны, да и нет у них Узумаки, с которыми всегда считались.

Со страной Волн будет еще проще. Туману нужны ресурсы, а страна Волн даже не сможет оказать сопротивление - у них нет даже кланов шиноби. Дайме там совсем не дурак, и, как и дайме страны Моря, предпочтет смене династии вассальную клятву. А страна Водоворота... Она всегда контролировалась Узумаки, даже дайме был из аловолосых - и сейчас осталась полностью беззащитна. Узумаки Кентаро осталось лишь пальцем поманить...

Затем будут континентальные страны. Первая - страна Рек, как ближайшая к нам. В самом начале войны, пока еще Коноха с Суной не заключили союз, там прошло множество сражений, и положение страны крайне бедственное. Да еще и обе скрытые деревни не подчиняются дайме напрямую, заключая лишь временные договоры о сотрудничестве... Там будет гораздо сложнее. Придется перетравить между собой обе деревни, после чего предложить дайме свою помощь. Этот план тоже вступил в силу, однако там потребуется еще минимум четыре года. А потом - другие мелкие континентальные страны. Плюс еще после войны и Вода, и Ветер будут сильно ослаблены, на чем можно будет сыграть...

По залу опять пронеслась волна удивления. План был оценен по достоинству.

- Опасность срыва операции высока, - спокойно произнесла Мито. - Страна Чая просто не обладает необходимыми ресурсами, чтобы переварить подобный кусок. Нам потребуется время.

- Оно у нас будет, - возразил Кедоин Шуухей, уже что-то прикинув. - Война затянется на ближайшие два-три года, во время которых нас не тронут. А затем... Сунагакуре обладает недостаточной военной мощью, в Киригакуре обстановка накаляется, и вполне вероятна смена власти. Пока что опасность представляет только Конохагакуре.

И осторожный такой взгляд на Орочимару. Всем известно, к какой деревне принадлежит Белый Змей.

- Коноха не представляет опасности, - твердо произнесла я. Сейчас на мне был плащ с тремя желтыми полосами на рукавах, недвусмысленно подчеркивающий мой статус, а Ноно стояла за левым плечом. Взгляды тут же переместились на меня, впрочем, удивления в них не было. Последние годы детей тут тренируют по ускоренной программе, и никто уже не удивляется чуунинам тринадцати лет. - В ближайший год или два там сменится власть, и весьма вероятно заключение союзного договора.

- Допустим, - коротко кивнул Такуме Кикьё, высокий светловолосый и кареглазый мужчина, характером совсем не похожий на своего младшего брата. - Однако Кумо и Кири, вероятней всего, понесут в войне наименьшие потери.

- У них и без нас достаточно проблем, - покачал головой Шуухей. - Банды нукенинов в пограничье... Да и Кумо всегда охотилась за улучшенными геномами, коих достаточно в Конохе и Кири. Думаю, после войны они продолжат свое дело, если ничего не случиться за последующий годы.

Забавно. Помнится, Минато в каноне в одиночку успешно сражался против крупных групп вражеских шиноби - от сотни и больше. Так что да, их потери будут сравнительно невысоки - но не настолько, чтобы им не понадобилось время на восстановление. А про мелкие поселения можно вообще молчать...

- В таком случае, о защите с их стороны мы можем не беспокоиться, - вмешался в дискуссию Рьюдоин Масару. - Что нам известно о противниках?

Очередной взгляд Орочимару на меня - и я киваю, начиная отчет.

- Наши противники принадлежат к совершенно иной расе. Внешне ничем не отличаются от нас с вами. Они не в состоянии использовать чакру без длительных тренировок, и логично предположить, что даже после оных у них будет преобладать инь-компонент чакры. Имеют слабую устойчивость к ядовитым веществам. Однако они многократно превосходят нас технологически. В качестве вооружения я могу назвать роботов, которые напоминают металлических марионеток, но более автономных и действующих согласно заранее отданным инструкциям, и не исключено, что даже при их создании. Также есть все основания предполагать наличие средств передвижения в водном и воздушном пространстве, кроме того, не исключено, что наш противник владеет средствами для мгновенного перемещения в пространстве. Более подробную информацию по ряду образцов вооружения и защитных средств может предоставить Конструкторское Бюро.

Сами эти факты меня настораживали. Если чакросистема характерна только для людей внутри барьера, то почему она была у меня? И почему Орочимару ничего не сказал про то, что мои физические характеристики схожи с аналогичными показателями вторженцев?

- Я передаю слово Узумаки Сайто, - замахала руками Нему, самоустраняясь от ответа. Аловолосый ученый только поморщился, но, тем не менее, начал доклад.

- Так точно. Конструкторским Бюро были изучены образцы вооружения и доспехов вторженцев и выявлены их принципы работы. Все оружие можно распределить на три группы, и различается оно по количеству снарядов и их размерам. Самое небольшое, короткоствольное, маркировки "1", имеет размеры двадцать на пятнадцать сантиметров, количество же снарядов составляет двадцать штук. Следующее по размерам гораздо больше и явно требует управления двумя руками, имея длину шестьдесят сантиметров, количество же снарядов к нему составляет сорок штук единовременно. Самое последнее, номер "3", предназначено для боя на дальней дистанции и имеет длину в полтора метра, однако патроны к нему самые крупные, хоть по их количеству схоже с образцом "2". Все оружие работает на принципе ускорения снарядов, и после проведения испытаний мы установили, что только джонины, специализирующиеся на тайдзюцу и кендзюцу, могут уклоняться от подобных снарядов. В остальном оружие по форме и внешнему виду несколько схоже с мушкетами страны Снега. Привлеченные гражданские специалисты оттуда вынесли вердикт, что нечто подобное без использования фуиндзюцу невозможно создать в ближайшие сто лет.

Со всех сторон послышались потрясенные шепотки. Эту информацию мы в доклады для всех присутствующих здесь мы не включали.

- Попрошу тишины, - Сайто, судя по всему, заметно нервничал. - Мы смогли воссоздать принцип оружия с помощью фуиндзюцу, и себестоимость этого проекта крайне низка. В качестве снарядов могут служить обычные сенбоны и кунаи, и мы рассматриваем возможность предоставления такого оружия генинам Отогакуре, естественно, - короткий поклон в сторону Орочимару, - с вашего позволения. Касательно их доспехов у нас тоже есть некоторые подвижки. Нам удалось активировать их и испытать в полевых условиях. Кроме самой защиты, предоставляемой железным покрытием, доспехи могут создавать барьер, удерживающий техники вплоть для В-ранга в течении получаса или же пять техник А-ранга, после чего барьер уничтожается, и нам не удалось его восстановить. Помимо этого, в шлемы встроено странное устройство, обеспечивающее видение в темноте, и его мы смогли повторить. На этом все. Более подробная информация в папках у каждого из вас.

Собравшиеся зашелестели бумагами, в то время как я задумалась. Не только флейты, но еще и пистолеты... Пожалуй, и впрямь можно будет использовать клонов Хизаши как снайперов.

- Есть еще кое-что, - подала голос Нему после того, как все закончили чтение. Получив одобрительный кивок Орочимару, она продолжила. - Согласно теории чакры Карады-сан, было выяснено, что даже гражданские при должных усилиях могут обучаться искусству шиноби, пусть и не столь эффективно. В связи с этим я предлагаю открыть в Академии дополнительные классы на первой ступени и подталкивать гражданское население к обучению детей там по упрощенной программе, тем самым создавая ополчение.

- Невозможно, - покачал головой Узумаки Кентаро. - Чакросистема гражданских куда менее пластична, чем потомственных шиноби, и большинство из них не смогут достигнуть даже уровня чуунина...

- Однако смогут держать в руках оружие, - возразила Нему. - Хотя бы со взрыв-печатями и фуин-свитками они смогут работать, а в свете последних исследований Конструкторского Бюро, можно поручить им фуин-оружие. Подобное ополчение нам может пригодиться... К тому же, ваши слова, Кентаро-доно, не имеют под собой основания. Мне лично известен пример, когда человек с дефектами СЦЧ смог развить чакросистему до уровня джонина.

И еще так смотрит на меня. Теперь все внимание привлечено ко мне. Похоже, у этой реплики моего клона будут последствия...

- Нему, не отвлекайся, - отстраненно произнесла я.

- Прости, шеф, - взмахнула руками она. - Так вот, предполагается создать систему льгот и субсидий для тех семей, где ребенок пойдет в Академию на первую ступень обучения; вводить всеобщую воинскую повинность я считаю нерациональным. По результатам прохождения первой ступени, а также по результатам медицинского обследования будет осуществляться допуск ко второй ступени. Недопущенные получат звания шиноби Е-ранга и будут находиться в запасе или, по желанию, выполнять миссии, которые в других поселениях шиноби носят ранг D. Я предлагаю также понизить ранг этих миссий, а в число миссий D-ранга включить, к примеру, сбор ингредиентов в труднодоступных для гражданских местах. Список будет дополняться, этот проект пока что в стадии разработки. На этом у меня все.

- Рационально, - произнес Орочимару. Этот вопрос даже не выносится на согласование...

На этом, в принципе, и закончилась официальная часть заседания. А вот неофициальная... На ней остались только Орочимару, я и клоны.

- У меня доклад из страны Дождя, от одной из Риок, - первой начала Ноно. - Там пришла к власти некая организация "Акацуки" под предводительством некоего Яхико, но фактически - Узумаки Нагато, однако сейчас их положение является шатким, так как им противостоят остатки людей Ханзо Саламандры. Если оказать им помощь сейчас - как гуманитарную, так и войсками - то это сильно обяжет "Акацуки".

- Узумаки Нагато... - нахмурился Орочимару. - Тот ребенок с ринненганом, верно?

- Хай.

Если бы не снятие псевдо-личности, я бы ликовала. Осталось для полного счастья только спасти Обито, и проблема с "Акацуки" будет полностью решена, даже толком не возникнув.

- Что со средствами? - поинтересовался саннин. - Два года назад нам впритык хватало.

- Продажи работ Узумаки Сайто растут, - отчиталась исполняющая главы Второй Октавы. - К тому же, в казну поступают доходы от миссий с участием Узумаки и ирьенинов, которые оплачиваются не ниже В-ранга. Также клан Рьюдоин вполне успешно управляется с бизнесом, и наши доходы растут. Затраты на помощь стране Дождя будут высоки, однако нам хватит, если не вводить новых проектов категории "трипл-эс-плюс".

Наконец-то начали окупаться...

- Тогда мы окажем помощь "Акацуки", - Орочимару лишь кивнул. - Предоставьте подробный отчет по финансовому положению Отогакуре.

- Хай, - вытянулась по струнке Рицко. - В казне Отогакуре на данный момент находится 42 миллиона рё. Ежемесячные траты составляют шестнадцать миллионов рё, ежемесячная прибыль - двадцать один миллион рё. С введением обсужденных сегодня проектов наши траты в месяц составят девятнадцать миллионов рё. На помощь стране Дождя нам потребуется десять миллионов рё единовременно и по полтора миллиона ежемесячно. Расходы учтены с учетом непредвиденных обстоятельств. Также в скором времени планируется выпуск серии книг, процент от продаж которых пойдет в казну Отогакуре. И, для сравнения... Казна Такуме но Сато до войны - тридцать миллионов рё в среднем, казна Кусагакуре - двадцать шесть, казна Танигакуре - двадцать три. Нам пока далеко до первой пятерки, казна каждой из которых состоит из сотен миллионов Рё, но среди мелких деревень мы уже на первом месте.

Да, вполне неплохо. Особенно если учитывать, какие мы суммы тратим на образование, медицину и оснащение.

- Что с проектом "Девятка Звука"?

- В состоянии разработки. Этот проект тянет из нас почти по два миллиона ежемесячно, но шесть из девяти эксклюзивных образцов вооружения готовы. Камиширо-но-Яри, Эдо Тенсей, Забимару, Зангецу, Вабиске и Сюн Сюн Рикка уже помещены в хранилище категории "трипл-эс". Выпуск образцов Бенихиме и Судзумуши назначен на этот год. Последними в очереди стоят Черные Сапоги, их выпуск назначен на второй квартал следующего года. Подбор кадров уже ведется, уже найдены кандидаты на владение Сюн Сюн Риккой и Зангецу, это Узумаки Акихиро и Райден, эмигрант из Кумогакуре. Предоставить их личные дела?

- Да, пожалуй, - вздохнул Орочимару.

Мне тоже оставалось лишь вздыхать. У нас остался еще день, а работы тут - выше крыши... И даже сворачивание псевдоличности не спасало от тоски.

Как хорошо, что я все-таки не глава Отогакуре...

Глава 23.

Шиемико лишь вздохнула - и встала из-за стола, потягиваясь. Бумажной работы было много, но всю ее на секретарей переложить не получалось: всегда найдется тот, кто готов дать взятку, лишь бы какой-нибудь документ случайно и совершенно незаметно выпал из стопки. Так что все сама, все сама... Кивнув аловолосой охраннице-шиноби на выходе из кабинета, правительница было вышла в сад и неспешно отправилась к беседке, но остановилась на пороге.

- Моэко-сан, передайте моей внучке, что я хотела бы ее увидеть.

У нее было достаточно тем для размышления. Шевеления в странах-соседях не могли не остаться незамеченными для СБ, и выводы она сделала правильные. В стране Морей велись споры о том, что надо бы заключать вассальный договор, и стоял лишь вопрос - с кем. Из вариантов были только страны Воды и Чая, как самые близкие и наиболее влиятельные соседи, однако страна Воды проигрывала хотя бы тем, что участвовала в войне, и как раз-таки стремилась заполучить себе новый кусок территории. А люди - такие существа, которые любят поступать наперекор... И прибывшее вчера вечером посольство только подтверждало эту гипотезу.

Она бы только порадовалась, если бы это был единичный случай. В результате такого расширения территории страна Чая получала бы флот - как военный, так и гражданский - и верфи, не говоря уже о новой территории. Но если бы! В стране Волн гуляли похожие настроения, вызванные страхом перед шиноби Киригакуре, которые, казалось бы, словно специально создавали себе репутацию кровожадных маньяков. Убей покровавей, подвесь повыше...

Никаких доказательств у нее не было, вот только совпадения настораживали. А в политике совпадений не бывает, только чей-то умысел.

- Шиемико-баа-сама, вы хотели меня увидеть? - отвлек ее от мыслей звонкий голосок. Между кустов роз стояла пятилетняя девочка в нарядном кимоно и накинутом на плечи хаори. Рыжевато-золотистые волосы были уложены в сложную прическу, взгляд оранжевато-карих глаз был теплым. Шиеми-химе - под этим именем знали ее придворные и горожане. Риока - так ее звали на самом деле. Ее будущее тело, ее путь к бессмертию, шанс превратить страну Чая в великое государство.

- Да, Шиеми-чан, - даже тут она не может поговорить с человеком Карады напрямую. А все та же охрана, у которой ниже уровень допуска! Однако и без разговора напрямую можно многое спросить и многое узнать. - Как твои тренировки?

- Акаги-сан хвалит меня, - улыбнулась девочка. Это означало, что все идет по плану. Да, ее тело тренировали как шиноби... Никогда не помешает иметь для врага несколько сюрпризов. Сама женщина изучала теоретический аспект ниндзюцу, но даже не применяя их она получит ряд преимуществ. Шиноби, если не умирали в бою - что было почти всегда - могли похвастаться долгой жизнью и отменным здоровьем. - Она говорит, что я могу достичь успехов при должном усилии.

- Путь шиноби - не твое, - вздохнула правительница. - Когда-нибудь тебе придется принять бремя власти. Пусть и не в ближайшие три-четыре года, но все же...

Три-четыре года... Ее тело протянет еще лет пять, и поэтому через эти самые три-четыре года ей придется переселяться, чтобы не рисковать лишний раз. Риока лишь кивнула, показывая, что все понимает.

- Мне остается лишь с честью исполнить свое предназначение, - улыбнулась она. - Шиемико-баа-сан, вас что-то тревожит?

- Да, - вздохнула дайме. - Скоро наша страна станет сильнее, но я не знаю, к чему это приведет, и что привело к этому.

- Я не знаю. По мне, это подарок судьбы, - пожала плечами девочка. Вот оно как... Значит, все-таки их рук дело.

- Однако Судьба особа своенравная, и подарки порой преподносит с подвохом, - в столь добрые намерения верится с трудом. - Порой за минуты счастья приходится расплачиваться горем и печалью. Может, и за этот дар судьбы придется платить...

- А может и нет, - улыбается Риока. - Знаете, Шиемико-баа-сама, я недавно услышала одну интересную поговорку. "Делай, что должно, и свершиться, чему суждено"...

Все отрицают. Ну - то, что у Отогакуре есть свои на это планы, и так было очевидно.

- Спасибо тебе за этот разговор, Шиеми-чан, - вздохнула женщина. - Не смею больше тебя задерживать.

Вернувшись в кабинет, она лишь упала на стул и спрятала лицо в ладонях. Шанс, такой шанс! Вот только за него придется заплатить - как и за шанс на продление жизни. Жена ее сына мертва вот уже как почти шесть лет, и все это время в ее теле находится еще одна Риока. А что будет, когда она сама сменит тело? С ее "смертью" при дворе поднимется вой. Многие уже вьются вокруг ее сына, надеясь получить влияние на него, и ведь получают же... Именно его пророчат на роль ее наследника, и после смерти ему суждено стать лишь марионеткой, которая развалит страну. И даже ссылкой ничего не решишь!

А это означает, что Сеймея придется убить.

По губам скользнула горькая усмешка. Ее и так называли мужеубийцей, а теперь, похоже, будут называть и сыноубийцей. Но... Она лучше убьет одного за другим всех своих близких, чем допустит повторения той картины, которую она видела в детстве. Тогда, в возрасте девяти лет, юная и донельзя наивная Шиемико-химе сбежала из дворца в город, будучи не в силах сопротивляться любопытству - и потом в ужасе убегала оттуда. Слишком уж разительным оказался контраст между бросающейся в глаза роскошью дворца и нищетой Утатоши. И это еще была столица... Юная химе тогда весь день в шоке бродила по городу и смотрела на людей, голодных и больных. И именно с того дня она приняла решение изменить свою страну, вознести ее на вершину.

Вот только порой ей кажется, что никакие средства не оправдывают эту цель.

***

Вновь лаборатория, и вновь колбы с клонами - но все же многие из них гораздо старше. Рицко проходила между рядами капсул с довольным видом. Сегодня ее внутренний хомяк получил отменный улов, от которого хотелось петь и пританцовывать. Новые образцы, новые образцы! Оригинал до отъезда из Конохи успела провести несколько операций в госпитале, и там разжилась кое-чем интересненьким. Генетический материал еще одной Хьюги радовал, конечно, но не так сильно, как другое. Учиха! И именно этот образец ее так радовал. Пятая Октава как раз недавно разработала технику, позволяющую развивать чакросистему пациента. После отданной Хьюгами техники выращивания чакроканалов это не имело бы смысла, если бы не одно но - додзюцу.

Экспериментируя на нескольких клонах Хизаши Хьюга, вызванная из столицы Акаги выяснила, что, примененная на додзюцу, эта техника просто "сжигает" глаза, тогда как на обычных глазах она дает совершенно другие результаты: если подать чакру через расширенные чакроканалы, то можно было видеть в темноте. Эдакий ноктовизор, да... Не очень мощно, но удобно и полезно, и таким образом Отогакуре получает свое псевдо-додзюцу, пусть и слабенькое. А вот для стандартных додзюцу же нужен был иной метод - постепенное изменение чакроканалов, что снимало своеобразную "блокировку", и додзюцу активировалось. Так что теперь на черном рынке будут стабильно появляться шаринганы... А бьякуганы - нет, ибо самим нужны. В случае чего, можно будет подкупить Данзо лишней парой красных глазок. Да и Орочимару давно мечтал о теле с шаринганами...

Были и другие образцы, пусть не столь интересные, но нужные. К примеру, ДНК и образцы инь-чакры каждого из учеников Минато. Подстраховка, так сказать... Впрочем, не только этих троих, но и других полезных людей, к примеру, Узумаки Кушины или Като Дана. Так, на всякий случай, а то мало ли что?

... впрочем, сегодня она пришла сюда не за этим. Помотав головой, Рицко оторвалась от вида рядов капсул за стеклом, подтерла метафорические слюни и обернулась к операционному столу, где лежало тело светловолосого парня лет восемнадцати-девятнадцати на вид. Образец ДНК Намикадзе Минато, впрочем, как и совсем свежий слепок его личности подарят Отогакуре диверсанта, так сказать, для особых поручений. На случай, если Шимура Данзо останется жив к рождению Узумаки Наруто.

- На какой стадии процесс? - обратилась она к клону из созданного два года назад М-корпуса, особого подразделения Пятой Октавы. Все члены этого корпуса были первоклассными ирьенинами и менталистами, но самым главным их достоинством было то, что все они были клонами, и поэтому просто не упустили бы информации на сторону.

- Заканчиваю выращивание чакрокаппиляров, - отозвалась Ямамото Мидори... по крайней мере, именно так клон была записана в архивах. - И все же, я не думаю, что пропускной способности чакроканалов, стандартной для А-ранга, хватит.

- Это решать не тебе, - осадила подчиненную Рицко. Та лишь промолчала, а спустя минуту отошла от тела блондина.

- Готово, Рицко-сан. Мне приступать к выращиванию чакроканалов у Кадзи Рангику?

- Да. Подготовь ее тело к расконсервации. И попроси кого-то из ваших наложить ей стандартную общую матрицу личности, что ли...

- Хай.

Стоило только двери за ней закрыться, как Рицко подошла к операционному столу и положила руку, окутавшуюся сонмом серебристых искр чистой инь-чакры, на лоб их будущему разведчику. Передать матрицу полностью... Спустя какие-то секунды она обессиленно отступила от стола, а пациент завозился и открыл глаза.

- Это же сколько мы с Фугаку вчера выпили? - тихонько пробурчал себе под нос он и сел... после чего ошеломленно уставился на нее. Ну что же, пора вводить в курс дела. - Карада?

- Нет, - мягко улыбнулась клон. - Я образец Рицко, административный заместитель Карады в Отогакуре. Я владею всеми ее воспоминаниями восьмилетней давности, и, может быть, в какой-то мере являюсь ею. Однако, по сути, я лишь техника.

На совершенно круглые глаза Намикадзе было приятно посмотреть. Оригинал права, он действительно забавный...

- Я в Отогакуре? - наконец произнес он. - Я что, умер, раз оказался тут?

М-да, с этим могла быть наибольшая сложность.

- Нет, - честно ответила Рицко. - Скорее наоборот. Дело в том, что настоящий Намикадзе Минато в данный момент, скорее всего, находится в Конохе.

- Настоящий? Что за...

- Нам в силах не только поменять человеку тело, но и копировать его личность. По сути, вы являетесь клоном Намикадзе Минато.

Эта новость его действительно ошарашила. Какое-то время ее собеседник сидел, просто глядя в пустоту.

- Зачем? - наконец спросил он.

- Честно? - прищурилась Рицко. - От вас потребуется подменить одного человека, если что-то в наших планах пойдет не так, а планы всегда имеют тенденцию идти не так. Мы могли бы послать клона с копией личности Карады, но будет куда рациональней идти вам, так как вы лучше ориентируешься там в обстановке и ваши поведенческие модели будут наиболее актуальны.

В то, что клон согласится, она искренне верила. Не даром же ставила ему закладки!

- И в кого же? - глухо произнес ее собеседник, запустив пальцы в волосы.

- В твоего и Кушины ребенка, - равнодушно отозвалась женщина. Парень напротив вздрогнул. - Ты прекрасно знаешь, что она джинчурики, и что при родах печать, сдерживающая биджу, ослабевает. Мы консультировались со специалистами Узумаки и выяснили, что повторная постановка печати убьет Кушину. Так что остается лишь ваш ребенок, так как Узумаки способны наиболее безболезненно переносить заключение в них биджу. Однако, если что-то пойдет не так, мы сможем вытащить ребенка, а ты займешь его место, переселившись в клона этого ребенка. Однако, если такие меры не пригодятся, то ты сможешь присоединиться к любой из групп в Отогакуре или же уйти, естественно, после изменения внешности и постановки закладки на неразглашение информации.

Максимум честности, минимум словестных кружев. Ее собеседник это оценил, и нервный смех прокатился по помещению.

- Вот теперь я верю, что ты не Карада...

- Я создана на ее основе. Карада была бы точно такой же, как я, будь она более циничной...

Окончить фразу Рицко не успела - отвлек знакомый огонек чакры, стремительно приближающийся по коридору. Ну, вот и второй акт спектакля... И точно: дверь распахнулась, а Нему застыла в дверном проеме.

- Эй, Рицко, я тебя везде обыскалась... - ее голос затих, а затем в помещение словно ворвался ураган. Это гиперактивное существо принялось буквально виться вокруг клона, постоянно тыкая в него пальцем. - Ух ты! Что, уже запускаете в эксплуатацию? А настоящий так же выглядит?

- Нему... - ласково произнесла женщина. - Хочешь сдохнуть?

- Все-все, больше не буду! - взмахнула руками егоза, после чего повернулась к блондину. - Привет! Меня зовут Нему, хотя по документам я значусь как Хансей Нему. Я заведующий Конструкторским Бюро и исполняющая обязанности главы Восьмой Октавы. Приятно познакомиться!

- Да, мне тоже очень приятно, - ошеломленно произнесла ее жертва, после чего повернулась к Рицко. - Раз я не настоящий Намикадзе, то как мне теперь называться?

Ученый довольно заправила прядку за ухо.

- Кадзи Рёдзи, - самодовольно произнесла она. Жаль, никто тут кроме них не знает, что обозначает это имя... - Все изменения уже занесены в базу данных. Пока что ты чуунин, приписанный ко Второй Октаве, но твоим куратором станет Нему... на первое время. Все инструкции будешь получать через нее.

- Пойдем! - схватила за руку Рёдзи Нему. - Я тебе устрою экскурсию!

- Идите, идите, - кивнула Рицко в ответ на вопрошающий взгляд Кадзи. - Только... Нему, не забудь выдать ему маску. Лицо чуть подправим через несколько дней, сейчас пока некогда, а пускать слух, что Намикадзе Минато связан с Отогакуре, нам пока рано.

Стоило только им уйти, как женщина устало оперлась о стол. Все это было слишком тяжело... И слишком многому надо было научить Кадзи Рёдзи. Ему в обязательном порядке надо изучит НЛП, да еще и не помешает овладеть несколькими стихийными техниками. Какие там стихии были у Наруто в каноне, Фуутон? Да еще и Катон от Кьюби... Изучение неродной стихии отнимает у шиноби много времени - как показали эксперименты, надо затратить от полугода с поддержкой трех клонов, чтобы научиться разрезать лист потоком воздуха шиноби, у которого родной стихией является Дотон, или же пустить волны по воде шиноби с Катоном. А еще ведь надо будет подкинуть умникам из Узумаки задачку по созданию или поиску печати для создания псевдо-джинчурики, чтобы запечатать лишь часть чакры биджу. Тогда, в самом худшем случае, подмену Наруто не заметят...

А ведь есть еще и другие дела. Надо будет сейчас разобраться с Кадзи Рангику, надо будет проинспектировать Академию. Да и еще недавно в Отогакуре пришли шестьдесят Узумаки с другой запасной базы их клана... Взрослых и обученных Узумаки! Да, это усилит Отогакуре, но на данный момент лишь послужило причиной появления головной боли.

Слишком много работы, слишком много. И так уже сколько лет... Порой ей хотелось просто лечь и сдохнуть.

***

Нагато нервничал. Ему не в первый раз доводилось вести переговоры, но никогда в таком масштабе. Предложение помощи... И, самое главное, от кого. Девушка, сидевшая за столом напротив него, была ему прекрасно знакома. Хоть они виделись всего один раз, но впечатлений тогда хватило за глаза.

- Значит, нам предлагает помощь Коноха, Карада-сан? - склонив голову набок, произнес Узумаки.

- Отчего же сразу Коноха... - передернула плечами девушка... Хотя какая девушка! Его ровесница, всего-то младше на год. - Коноха, конечно, замечательное поселение, но я там всего лишь на миссии. Людям, которых я представляю, просто выгодна стабилизация обстановки в стране Дождя.

Ну-ну. И что же это за люди? Флейты за плечом и характерная черная куртка с цветными полосами на рукавах отчетливо намекают на принадлежность к Отогакуре. Помнится, когда он узнал о перемене ситуации в стране Чая, то лишь удрученно вздыхал - у них просто не получится провести что-то подобное, нет силы, с которой бы считались.

- Помнится, ваши люди заявляли, что Отогакуре не ввязывается в Третью Войну Шиноби.

- А у вас тут Третья Война Шиноби? - округлила глаза собеседница. - Нет, у вас тут гражданская война. А мы всего лишь оказываем вам гуманитарную помощь...

- И прочую, - нахмурился аловолосый шиноби. - Информацией, да и своих людей введете... Вот только какова цена?

- Просто со временем выплатите все, - прикрыла глаза щатенка. Она сама-то в это верит? - Мы предоставляем вам беспроцентный кредит на двести лет. Потянете?

Двести лет... Просто невероятное условие, учитывая, что большинству деревень шиноби лишь немногим больше сотни лет. Да и сумма не такая уж и большая, чтобы ее так растягивать... Впрочем, оной суммы ненадолго хватит. Чтобы додавить остатки людей Ханзо - да, а вот чтобы восстановить страну Дождя - нет.

- Вряд ли это единственное ваше условие, верно?

- Верно. Нам нужно подписание союзного договора по завершению войны. Тогда мы сможем продолжить оказывать вам помощь.

Слишком заманчиво, слишком... Но это - единственная их надежда на быструю победу. Главное не только победить, главное - сохранить жизни как можно большего количества своих людей. И Яхико согласится с ним, как и Конан.

Поэтому Узумаки лишь улыбается. Он готов рискнуть.

- Обсудим условия поподробней?

Глава 24.

Эти два дня пришлось мотаться, как белке в колесе. Мало всех дел в Отогакуре, так пришлось еще вызывать Норио и лететь в страну Дождя и обратно. Однако мы все успели, и в назначенное время добрались к ставне на границе со страной Водопада. Даже не успели там толком отдохнуть, как получили задание, казалось бы, простое. Но длительное... Так называемый "затяжной рейд в тылы противника с целью добычи ресурсов". А если попроще - нам поставили грабить караваны с чакропроводящим железом, двигающиеся от шахт в стране Земли к Ивагакуре, а все награбленное запечатывать и сдавать начальству. В состав группы вошли Орочимару, как специалист по незаметному проникновению, Хизаши как сенсор и я как диверсант - все же пришлось раскрыть эту свою специализацию. Больше народу брать было нельзя, это бы поставило под вопрос всю секретность миссии - и часто возвращаться было тоже нельзя, мы уходили минимум на два месяца. Хорошо, что нам дали три дня на подготовку! Я почти все это время мастерила взрыв-теги и распихивала их по печатям в теле... Под конец третьего дня масса моего снаряжения в два раза превышала массу моего тела, и только тогда я почувствовала, что готова. Орочимару, глядя на эти приготовления, только посмеивался...

Но, наконец, мы выступили.

Через страну Травы нам удалость пробраться незамеченными - да и не через всю страну, все же линия фронта чуть сдвигалась. А вот уже на границе со страной Камня возникли проблемы в виде поста чуунинов, которых пришлось погружать в гендзюцу, чтобы пройти незаметно. Дальше мы двигались с максимальной осторожностью, и раз в пять километров Хизаши ненадолго активировал бьякуган, чтобы осмотреться. Несколько раз приходилось останавливаться, прятаться и скрывать чакру, пропуская крупные отряды Ивы. Мои печати, скрывающие чакру, были заполнены уже на тысячу единиц каждая, притом, что когда мы выходили из лагеря, они были полностью пустыми. И только к исходу первой недели мы таким ходом добрались до городка возле шахт по добыча чакропроводящего железа, Миябику. Раз в месяц отсюда выходили караваны, и как раз завтра должен был выйти следующий.

- Значит так, - склонился Орочимару на выданной нам карте. На оной были отмечены четыре городка и четко выделенные дороги от них к Рисовому тракту, одному из главных сухопутных торговых путей, лежащего в трех днях пути пешком отсюда. - Нам необходимо забрать груз до того, как караван достигнет Рисового тракта. В охране восемь шиноби, двое из них джонины. Желательно все провернуть незаметно, чтобы получить фору по времени, и без шума.

Мы расположились за городом, окружив наш лагерь одним из защитных барьеров, затрудняющим обнаружение сенсорами. Уже темнело, и надо было заканчивать совещание как можно быстрее... Пусть мы с Орочимару и модифицировали глаза в Отогакуре и могли теперь видеть в темноте, но светить подобную способность перед Хизаши не хотелось, причем, "светить" чуть ли не в прямом смысле - при подаче чакры в глаза радужка начинала слабо светиться, что не могло остаться незамеченным.

- Предлагаю следующую схему, - задумчиво произнес Хьюга. - Я дежурю, Карада отвлекает внимание гендзюцу, а вы забираете цель нашей миссии.

- Вполне рационально, - кивнул Белый Змей. - Карада, сколько продержишь иллюзию на восьмерых?

Хм... Я объективно оценила запасы чакры в печатях. Иллюзии, конечно, вещь не слишком затратная, но массово в одиночку применяется редко. Для каждого ведь придется создавать собственную иллюзию... А учитывая, что в группе наверняка есть сенсор, именно на него будет уходить большая часть чакры.

- Час, - ответила я. Остальное надо будет оставить на отход и на возможный бой. - Справитесь?

- Вполне.

Впрочем, был разработан и резервный план на случай провала этого - а именно, план боя. Орочимару удерживал противников на месте змеиными техниками, а я же должна буду закидать их бомбами. Но такой исход нежелателен, так как привлекал к нам внимание, а мы рассчитывали на фору по времени.

... утром мы выдвинулись вместе с караваном. Ближе всего шла я, так как могла скрывать чакру лучше остальных - благодаря тем же печатям. Вот только мне пришлось все запасы потратить ночью, опять же на создание взрыв-тегов, чтобы как можно дольше оставаться незамеченной. Я при максимальных усилиях могла заполнить обе печати за восемь часов, но этого было и не нужно - как я поняла из подслушанных разговоров, сенсор у них был слабенький, не сильнее меня, так что я сливала в печати только половину чакры. Я двигалась практически вплотную к каравану, всего метрах в двадцати в лесу, передвигаясь только будучи уверенной, что меня не видят. Состав группы я тоже выяснила - трое стихийников с Дотоном, трое специализируются на тайдзюцу, сенсор и ирьенин. Ну, могло быть и хуже...

Вечером, когда они остановились на привал, мы стали готовиться к операции. До завтра нельзя было тянуть - это было бы слишком предсказуемо, и именно перед выходом к крупным торговым путям шиноби, сопровождающие караваны, обычно усиливают бдительность, потому что на таких трактах нападения разбойников и шиноби редки. Как-никак, каждая скрытая деревня считает своим долгом патрулировать такие пути, находящиеся на своей территории... С патрулями же нам связываться было нельзя.

Перед началом операции мы все спрятали свои протекторы и натянули тканевые маски. Береженного, все же, Ками бережет... Да, Ива не сможет не понять, шиноби какой деревни грабят ее караваны, но незачем им знать, кто именно, все же все мы втроем состоим в Книге Бинго, и за нами могут послать потом не только стандартные команды "Гранита", но и кого-нибудь из корпуса охотников за головами - "Камнепад", аналога ойнинов Тумана. Все одели рации, и мы с Хизаши заняли свои позиции.

- Первый готов.

- Второй готов. Все чисто, нас пока не заметили.

- Третья готова.

Наши оппоненты разбились на четыре смены по два человека, причем сенсор дежурил во второй - все же большинство нападений происходило как раз именно в эту смену, атакующие обычно предпочитали усыпить бдительность. Мы же... Мы планировали отступить от смены. Дождавшись, пока циркуляция чакры замедлится до состояния спящего, Хьюга дал отмашку.

- Начинаем.

Ну что же...

Я начинаю формировать иллюзию. Первым делом накрываю спящих Нехан Шойя, чтобы ненароком не проснулись, а затем начинаю плести кое-что особое для обоих караульных и нескольких еще не заснувших караванщиков, сидящих у костра. Чуть корректирую эмоции последних, добавляя веселья и смелости, и смещаю акценты внимания - и они целиком и полностью сосредотачиваются на разговоре. А вот для шиноби... Одного, что стоит спиной к каравану, заставляю пристально вглядываться в лес, концентрируя его внимание на шевелящихся от ветра листьях, а вот для второго, рыжеватого болтливого чуунина, который не замолкал весь день, формирую подобие Осой Хо, изменяющее его восприятие времени, вкупе со слабым подобием Нехан Шойя, так что он вынужден бороться со сном и ему потом будет казаться, что его смена пролетела очень быстро.

- Все готово, - отчитываюсь я. Поддерживать иллюзию для такого количества человек нелегко, и поэтому я сложила печать концентрации и стараюсь не двигаться и даже реже дышать.

- Я начинаю, - коротко отозвался Орочимару.

Моя точка обзора весьма удобна - просматривается вся поляна возле дороги, на которой и остановился обоз. Телеги поставлены кругом, а в самом центре разожжен костер, около которого и сидят гражданские. Шиноби уснули под телегами, а двое дозорных с моей точки наблюдения стоят справа и слева. Вот я вижу смутные силуэты Орочимару и двух его земляных клонов, прикрытые Мейсай Гакуре, подбираются к каравану, приподнимают тканевый полог одной из телег и начинают вытаскивать ящики со слитками железа, запечатывая их в свитки. Четыре, пять, шесть... На их место отправляются распечатанные из другого свитка ящики, груженные камнями. Закончив с первой телегой, Белый Змей с клонами перешел ко второй.

А вот мне удерживать иллюзию становилось все сложнее. Восемь шиноби, причем двое из них бодрствующих, и десяток гражданских... Обычно гендзюцу такого масштаба поддерживаются двумя-тремя шиноби, а тут мне приходилось трудиться одной. Чакра утекала как вода сквозь пальцы, и за то время, что Орочимару с клонами обчистил две телеги, я лишилась добрых трех сотен единиц, все же количеством чакры приходилось восполнять сложность концентрации.

Шиматта! Один из дозорных, тот рыжий чуунин, начал потягиваться, явно борясь с наведенным сном - и пришлось вложить в иллюзию для него еще с полсотни единиц.

- Первый, поторопись, - тихо произнесла я.

- Сколько еще удержишь иллюзию? - голос Орочимару был обеспокоен.

- Еще минут пятнадцать.

- Успеем.

Вывод: я себя переоценила. Подобные иллюзии я в одиночку могу удерживать лишь двадцать-двадцать пять минут, не дольше. Если же рассматривать то обстоятельство, что оба караульных были чуунинами, то напрашивается вывод о неэффективности этой техники.

- Готово, - еще через семь минут произнес саннин. - Уходим.

Прыжок - и он скрывается под сенью деревьев, а я ощущаю, как он с Хизаши двигаются ко мне. Операция почти завершена... Полностью снимаю с каравана иллюзию, но создаю еще одну, и оба шиноби поворачиваются на хруст веток в противоположной от нас стороне. Все. Я срываюсь прочь, к огонькам чакры напарников. Сейчас нам надо просто оказаться как можно дальше отсюда...

Первая операция прошла как по маслу, и вызванный Норио отправился в Коноху, груженный полной сумкой фуин-свитков - а мы двинулись дальше, ко второму шахтерскому городу, Масакибе. Времени у нас было не так уж и много, так как ограбленный нами караван доберется до Ивы через неделю, а ящики могут проверить в любой момент, и тогда данная схема больше не сработает. Из Масакибе обоз должен был отправляться только через два дня, так что это время мы решили отдохнуть. Восемь часов в сутки кто-то из нас, пряча чакру, проводил в городе, а остальные двое были в лагере, расположенном за городской чертой. Лично я использовала свои часы отдыха для разучивания новых техник звука на основе воздушных дзюцу из свитка голубей. Та же базовая Кадзи но Нами была слабой, но быстрой, а Дай Кадзи но Нами была мощной, но медленной. Звук же... Я же говорила, что много техник Фуутона основано на выдохах? Вибрации горла позволяли усилить такие техники, и если Кадзи но Нами имела С-ранг, то Ото но Нами была уже А-ранга, конечно, имея соответствующие затраты чакры. От пятидесяти единиц и выше! Так что меня тут будут спасать только накопители. Дай Кадзи но Нами я пока не решилась перерабатывать: во-первых, она бы потянула на S-ранг, а во вторых, она минимум требовала три сотни единиц, даже будучи непереработанной. Похоже, при следующем визите в Хатонотанши мне придется ставить новые печати, да и надо бы озаботиться накопителем для чакры...

Впрочем, такой отдых быстро кончился, и мы вышли следом за караваном. В этот раз мы работали по прежней схеме, но затем... Затем стало гораздо сложнее. Первый караван добрался до Ивы, где и обнаружили пропажу, а затем был и второй. Третий нам пришлось работать уже предельно осторожно, замаскировав себя и клонов под погрузчиков и просто подменив ящики при переносе со склада, но уже после проверки. Затем мы ограбили еще три склада - и за нас взялись всерьез.

Что ни говори, а чакропроводящее железо - весьма дорогой из-за своей редкости материал. В стране Земли всего четыре месторождения, у страны Молнии их пять, в странах Огня и Воды всего по три, а у страны Ветра только два. Кроме этих стран, месторождения есть только в странах Рек и Чая, но у нас они были открыты лишь недавно и засекречены на высшем уровне, как и в стране Рек, где таким ресурсом владеет Такуме но Сато. Есть еще и страна Железа, вот уж где достаточно месторождений... Но с самураями предпочитают не связываться, несмотря на всю потенциальную выгоду от вхождения страны Железа в состав какой-либо из Элементарных Наций. Оружие из такого железа очень дорого - не меньше двадцати тысяч рё за меч. Нехило, да? Это учитывая, что за миссию А-ранга шиноби получал около тридцати тысяч. Такое оружие могли себе позволить только джонины, или же шиноби из весьма богатых кланов. А теперь прикиньте вес каждого изделия. А ведь те шесть партий, что мы украли, тянули тонн на тридцать... Конечно, Коноха получила не все, пять тонн были тайком отправлены в Отогакуре.

Из этого можно сделать вывод, что наши действия нанесли серьезный урон экономике страны Земли вообще и Ивагакуре в частности. Всего за полтора месяца! Мне оставалось лишь мысленно злорадно похихикивать, а внутренний хомяк потирал лапки... И ведь нам такое удалось лишь чудом - Ивагакуре просто не ожидала такой наглости на подвластной ей территории, поэтому и охрана караванов была столь немногочисленной. Вот только дальше бы нам продолжить не удалось, по всем дорогам постоянно проходили патрули шиноби. Можно сказать, Скрытая Скала переходила в оборону...

Нам передали приказ не высовываться пару месяцев, что мы с радостью выполнили. Ну как... Не дословно, конечно. Добычу чакропроводящего железа мы прекратили, взявшись за обычное - ресурсы лишними не бывают. Конечно, пришлось половину отправить в Коноху, тогда как вторую мы зажилили, объяснив это Хизаши разработкой нового проекта по приказу Сарутоби, "важного и секретного". Да, мы совсем обнаглели - и что? Хьюги будут копать весьма осторожно, да и на Сарутоби уже можно валить много чего, ему недолго на должности Каге осталось находиться. Впрочем, толком разгуляться мы не успели, и в скором времени пришел новый приказ - пошуметь, чтобы отвлечь внимание от ряда проводимых в Ивагакуре мелких диверсий. Вот это пожалуйста! Это уже мои сокомандники, странно переглянувшись, отдали мне на откуп, и там-то я развернулась. По маршруту, которым мы следовали, постоянно взрывались мелкие аванпосты. Тактику я всегда использовала одну и ту же - незаметный подход с сокрытием чакры, минирование местности и отступление с подрывом. Пару раз меня видели, и я готова была поклясться, что награда за мою голову в Книге Бинго выросла. Несколько раз я была ранена, но мне помогал Хизаши. И каждый раз мы уходили с помощью моего призыва, скрываясь в облаках... Несколько раз мы успевали отступить лишь чудом, когда Хизаши засекал подходящие к аванпостам группы шиноби, или же когда их там изначально было много.

Однако... Это не могло продолжаться долго. Три месяца спустя мы получили новый приказ.

Участие в силовой операции.

От нас требовалось воспрепятствовать подходу войск к мосту Каннаби, что на самой границе стран Травы и Земли. Мы были одной из немногих диверсионных групп, что в данный момент действовали на территории страны Земли, и командование обещала нам поддержку, но намекало на то, что она может не успеть. Эту миссию нам поручили только из-за Орочимару, который хоть и был бойцом поддержки, но имел S-ранг.

- Ну что, друзья-товарищи, мы влипли, - констатировала факт я.

- Не будь столь пессимистична, - покачал головой Хизаши. - От нас потребуется просто немного отвлечь внимание.

- Немного, ага, - буркнула я. - Мы просто не сможем задержать их сколь-либо надолго. Там не будет никого ниже чуунина, и по переданной нам информации, Ива готова подтянуть порядка пяти тысяч шиноби. Это обещает быть вторым самым массовым сражением за всю историю войны после битвы при Узушио...

- Ты забываешь о нашей специфике, - осадил меня Орочимару. Я к тому времени уже ходила взад-вперед по поляне, нервно размахивая кунаем. - Мои барьерные техники и призыв, твоя мания все взрывать... Хизаши будет координатором. Нам не ставится задача положить там всю армию, мы должны сократить ее численность. Да и тут всего ничего до фронта, если что, мы успеем отступить.

- Вполне рационально, - кивнул Хьюга. - Вот только связь у нас будет от силы на первые пару минут, прежде чем противники заглушат эфир.

- Значит, придется уложиться в эти пару минут, - кивнул саннин. Все верно, сражения шиноби ведутся в очень короткие промежутки времени... - Есть наметки по плану.

- Заминировать все к Джуби и подорвать разом, - хмуро буркнула я.

- А потом я выпущу погулять Манду, - довольно улыбнулся Белый Змей. Что? Мой план принят к рассмотрению? - Да и массовые атаки с барьерами никто не отменял. Тогда мы минируем местность...

- Я также призову голубей, и мои клоны с них будут забрасывать местность Баку Сюрикен, - я предвкушающе усмехнулась. - И звуковые техники...

Главное лишь, чтобы чакры хватило. У меня печати на руках заполнены чакрой, и еще остался запас печатей... Хватит на минирование, но впритык. Зато как жахнет-то!

На подготовку у нас был всего день, и поэтому пришлось выложиться на полную. Мои и Орочимару клоны буквально перерывали поле на пути к мосту, устанавливая печати плотным слоем. Как признался сам Хизаши, сверху это выглядело своеобразной аномалией чакры... Это заметят и вражеские сенсоры. Как и то, что противников всего трое - и именно поэтому пойдут напролом. Если все получится, я стану первым шиноби, кто использовал тактику минных полей...

Так что, как говорится, в назначенный день, в назначенный час мы были на поле битвы. Ну как "на поле"... Над полем парили с два десятка птиц, на высоте где-то метров в двести. Ниже нельзя было пока что опускаться, а то нас просто снесет взрывной волной, а поднявшись выше, мы бы просто потеряли контроль над ситуацией. Касательно техник я не беспокоилась - лишь немногие техники S-класса имеют дальность поражения свыше семидесяти метров, и в основном это техники Райтона или Фуутона, да и я обеспокоилась тем, чтобы нам не сразу заметили. Над полем вился густой туман, пропитанный чакрой, а сами мы скрывали нашу... в отличие от клонов, стоящих буквально посреди клона - те, наоборот, специально выпускали ее в окружающее пространство, выступая в качестве приманок.

Орочимару сейчас находился на одной птице со мной, так как я должна буду его после взрыва Шуншином транспортировать на землю, дабы он смог вызвать змей. На всех остальных были мои клоны, на создание которых потребовалась ВСЯ чакра из одной из печатей. Хизаши же сидит на птице, парящей рядом, заранее активировав бьякуган. Впрочем, я и без его помощи чувствовала, что противник уже неподалеку, да и видела его тоже. Когда пять тысяч шиноби несутся по лесу... бр-р-р. Ни о какой скрытности и речи быть не могло, лес буквально ходил ходуном. Высыпавшись на поле, они, не останавливаясь, полетели прямо на клонов.

- Начинай, - приказал Орочимару.

Всегда пожалуйста!

- Кац, - я сложила печать концентрации, активируя взрыв-теги под полем. А ведь для активации каждого нужна чакра... Мой резерв мгновенно опустел на четверть.

Но зато как жахнуло! Взрывная волна заставила голубей подняться повыше, и я еле удержалась на спине Норио - оставалось лишь порадоваться, что Орочимару придержал меня. А вот внизу буквально расцвело море пламени... Красиво. Я действительно понимаю Дейдару с его манией все взрывать.

Сенсорика просто не работает, слишком много вокруг чакры - и поэтому Хизаши, уловив мой взгляд, лишь виновато пожимает плечами и деактивирует додзюцу, чтобы не перенапрягать глаза.

Интересно, скольких людей я сейчас убила?

- Карада, - негромко произнес Белый Змей, когда море пламени под нами начало утихать. Значит, пора. Я только киваю, беру его за руку, складываю печать - и мы перемещаемся Шуншином к самой границе огненного моря. Жар опаляет кожу... А тем временем саннин начинает складывать печати, после чего опускает руку на землю. Обзор заволакивает облако дыма.

- Опять вызвал?

Ну ни... ничего себе! Манда был огромен. Нет, не так - ОГРОМЕН. Теперь я верила, что эта змеюка может просто своей массой проутюжить все поле битвы. Мы стояли на его голове, но тут было достаточно место, чтобы разместить с пять-шесть полных боевых четверок шиноби.

- Да, - криво усмехнулся Орочимару. - Как насчет того, чтобы просто порезвиться тут?

- Тут? - повел головой змей. - Вы, я вижу, и без меня неплохо повеселились... Ну да ладно.

Похоже, канон приукрасил характер этой змеюки... Стоило нам только соскочить с его головы, как змей ринулся в бой чуть ли не с улюлюканьем. Похоже, потребуется дальнейшее рассмотрение этого вопроса... Однако не стоит отвлекаться. Дотронувшись до рации, я передала приказ Хизаши.

- Командуй клонам атаку.

- Так точно.

Белые птицы опускаются ниже, готовясь проутюжить местность звуковыми ударами и ковровыми бомбардировками, и лишь два голубя летят в нашу сторону. Все же я не рискну использовать Шуншин в воздух... А нам пора уходить. Я уже вижу сквозь почти утихшее пламя, как где-то местами поднимаются вверх колонны, созданные техниками Дотона, и мелькают всполохи молний. Если мы останемся дальше, то наши жизни будут в опасности. Однако сегодня прорыв Ивы остановлен, а значит, наша миссия выполнена.

- Отходим, - Орочимару тоже понимал это. Как раз и подошли голуби... Мы запрыгнули на спину Норио, и белокрылый, захлопав крыльями, поднялся в воздух. Оглянувшись, я окинула взглядом поле битвы. Где-то еще догорали пожары, кто-то помогал оттаскивать раненых в стороны, кто-то пытался остановить Манду техниками Дотона, а те, у кого были ниндзюцу Райтона, пытались достать голубей с клонами на них. Их уже было гораздо меньше, и на моих глазах как раз рассеялся один из клонов, а голубь, на котором он летел, вернулся в Хатонотанши. Да... Шиноби Ивы и Кумо, кроме ниндзюцу, отдают предпочтение тайдзюцу и кендзюцу, что сыграло с ними плохую шутку сегодня.

- Эх, надо будет как-нибудь повторить... - вздохнула я с абсолютно счастливым видом. Орочимару как-то странно покосился на меня. - Что?

- Нет, все нормально, - усмехнулся он и потрепал меня по волосам.

- Эй! - я возмущенно воскликнула. - Может, хватит уже?

- Просто у тебя забавные волосы, - усмехнувшись, этот гад отвернулся, оставив меня закипать от возмущения. Нет, я конечно понимаю, что кудрявые волосы у шиноби редкость, но это же не повод...! - И возмущаешься ты тоже забавно.

Честное слово, не лети бы мы сейчас - я бы отвесила кое-кому пинка.

Книга Бинго Кумогакуре но Сато.

Запись 4803

Имя: Карада Хадзиме.

Ранг: А+.

Принадлежность: Конохагакуре но Сато.

Внешний вид: вьющиеся каштановые волосы, желтые глаза. Особые приметы отсутствуют.

Особенности: ученый, является ученицей Белого Змея. С высокой вероятностью имеет доступ к его исследованиям, ведет свои исследования.

Слабости: тайдзюцу.

Клички: Музыкант, Безумный Подрывник.

Предупреждение: менталист, мастер гендзюцу. Замечено использование техник на основе звука, как ниндзюцу, так и гендзюцу. Замечено нестандартное использование Шуншина. Замечено использование техник Фуутона с помощью флейт. Владеет призывом. Предпочитает использовать взрывные печати в невероятном количестве.

Способности: ирьенин, мастер гендзюцу, менталист, ученый, стихийник Суйтона и Фуутона.

Цена за голову в Конохе: -

Цена за живую в Суне: - 100 000 рё

Цена за живую в Кири: - 800 000 рё

Цена за голову в Кири: - 70 000 рё

Цена за голову в Иве: - 15 000 000 рё

Цена за голову в Кумо: - 10 000 000 рё

Глава 25.

В ставку мы возвращались с радостью. Наконец-то нормально отдохнуть... Вот только первым делом нас направили на доклад к Шимуре. Коротко отчитавшись ему, мы были отправлены отдыхать и писать отчеты - вот только далеко я не ушла. Практически на выходе из палатки Данзо меня поймал Минато и буквально закружил в воздухе.

- Ну ты и дала, Карада, - восхищенно произнес Намикадзе, наконец поставив меня на землю. - Взрыв был виден даже отсюда! Наши, конечно, говорили, что кто-то взрывает посты Ивы, но я и подумать не мог, что это ты!

- Как говорил один человек, "взрыва бомбой не испортишь", - улыбнулась я. - Как вы тут? Кажется, я столько всего пропустила!

- Ну, мои ученики уже все стали чуунинами... - пожал плечами блондин. - Недавно видел Иноичи-сана, на него навесили обучение Ибики. А вообще... Вы нам здорово помогли за эти месяцы. Мы получили необходимую передышку, и наши потери снизились.

- Теперь все будет иначе, - покачала головой я. - Второй такой рейд по территории страны Земли невозможен.

- Не только, - вздохнул Минато. - Это была союзная армия Ивы и Кумо. Так что все, тебе с твоей тактикой проход туда заказан...

- А в оборону лагеря меня после устроенных там художеств не поставят, - печально заключила я. Действительно, все это весьма и весьма грустно... - Наверное, к госпиталю припишут или к менталистам.

- Смотри, как бы учебную команду не дали, - беззлобно подколол друг. Ну уж нет, не надо мне пока что такого счастья!

Первым делом, после краткого отдыха, мы засели за отчеты - и их оказалось действительно много. Все же мы действовали на территории страны Земли почти четыре месяца, и успели там многое награбить и подорвать. Да, как говорится, отчеты - самое тяжелое в работе командира... А ведь до этой миссии я была токубэцу-джонином! Но по ее завершению нам с Хизаши выдали звания полных джонинов.

А потом нашу команду расформировали. Хизаши был приписан к корпусу сенсоров и покинул лагерь, отправившись с новой командой в новый рейд, вглубь страны Молний, впрочем, как и Минато со своими учениками. Я и впрямь оказалась приписана к корпусу менталистов, работая на допросах - и опять же ежедневно занимаясь написанием этих самых отчетов. А Орочимару... Орочимару должен был вернуться в Коноху.

Жизнь начала втягиваться в своеобразный ритм. Хоть я и не выходила за пределы раненых, проявления войны я наблюдала каждый день. В госпиталь, куда я вернулась на работу, постоянно приносили раненых, да и участвовать в допросах тоже приходилось часто. Вот только все было не так уж и радужно - если раньше мы уверенно теснили Иву, то теперь установился паритет. Мы не отступали дальше, но и они нас подвинуть не могли. Наконец-то начали сказываться проблемы Ивы с чакропроводящим металлом... А еще я узнала кое-что, из-за чего весь остаток того дня проходила с улыбкой на лице. Как правило, в Ивагакуре на последнем курсе Академии преподавали тактику боя, и в рамках этой дисциплины рассказывалось, боя с какими вражескими шиноби следовало избегать любыми средствами. В этом списке была вся троица саннинов, успевших и тут отметиться, там был и Минато: в частности, при встрече с ним рекомендовалось бежать. Я тоже попала в этот списочек, и рассказы обо мне забавляли. Мол, я подбираюсь незаметно, подобно Нурарихёну. Взрывы они тоже упомянули... Особенно меня позабавила награда. Пятнадцать миллионов в Иве и десять в Кумо! Причем вариант "взять меня живой" даже не рассматривался. Ох, чую, возвращаться в Отогакуре мне будет небезопасно - мои же клоны меня вполне могут сдать, за такие-то деньги. Это, конечно, не тридцать с лишним миллионов, которые бы назначили за Момочи Забузу, но тоже весомый кусок.

После той самой первой битвы у Каннаби было тяжело. Очень. Нам с Орочимару удалось уничтожить около полутора тысяч шиноби, а спустя пару часов после нашей атаки войска Конохи буквально проутюжили их лагерь, вырезав почти полностью - удалось убежать лишь единицам. Это было последней нашей победой: Ива воспользовалась тем, что частично остабила нас, и перешла в наступление. Как оказалось, армия состояла в основном из шиноби Кумо, которые были преданы союзником - а Ива частично сумела сохранить свою силу, чем сейчас активно пользовалась. Сейчас они элементарно пытались измотать нас, и можно с уверенностью сказать, что у них это получалось. Лично мне, чтобы везде успевать, пришлось урезать сон до четырех часов в сутки, иначе не хватало время ни на госпиталь, ни на отдел дознания. Тренировки пришлось вообще урезать до минимума, оставив лишь разминочный комплекс тайдзюцу, чтобы не терять форму... Честно говоря, мне тогда казался, что мир сократился до пределов госпиталя, отдела дознания, полевой кухни, моей палатки, ежедневных собраний джонинов и ежедневных отчетов из Отогакуре, на которых у меня вессно не хватало времени.

Я сама не заметила, как прошел года, однако из этого странного транса меня выдернула одно слово, сказанное кем-то на собрании джонинов. Канзаки. В тот миг я вспомнила и обо всех своих планах касательно команды Минато, так что мне захотелось глухо выматериться. Однако оглядевшись, я успокоилась - Минато сидел неподалеку, а рядом с ним был Какаши, который явно чувствовал себя неуютно. Хм?

- У нас появился шанс отвоевать позации, - вещал тем временем Шимура. И почему я его раньше не слушала? На протяжении всего этого года я на собраниях дремала вполглаза, устроившись в задних рядах. - По донесениям разведывательных групп, в данный момент к фронту приближается множество отрядов Ивагакуре. Наш информатор сообщает, что завтра ночью будет предпринята еще одна попытка прорыва через мост Каннаби, и поэтому предпринято решение его уничтожить.

Особых возражений это не вызвало - еще бы, территория не наша, восстанавливать не нам. А тем временем Шимура начал зачитывать список команд, которые будут учавствовать в миссии: как в уничтоженнии моста, так и в сооруженнии ловушки для противника и уничтожении оного. И, естественно, туда попали команды Минато... и я. Все-таки, за те четыре месяца в стране Земли я создала себе определенную репутацию... Но зато теперь я смогу быть спокойна за Обито, так как прослежу за ним лично. Благо, Намикадзе предоставил мне такую обязанность, попросив временно приписать к его команде.

В итоге - мне останется только защитить детей на миссии.

... уже после собрания блондин сам подошел ко мне вместе с учеником. Хех, забавно... Я раньше и не думала, что Какаши на год младше моего нынешнего тела.

- Рада тебя видеть, Минато, - приветливо улыбнулась я другу. - Жаль, что я упустила момент, когда ты вернулся.

- Да мы прибыли из страны Молний только на днях, - пожал плечами Намикадзе. - Кстати, поздравь Какаши. Его буквально вчера повысили до джонина...

- Поздравляю! - я искренне улыбнулась. - Теперь бумажной работы будет еще больше!

Хатаке только передернул плечами. Уже, видимо, успел оценить...

- Как у вас тут дела? - тем временем поинтересовался Минато. - Кажется, я многое упустил...

- На самом деле, не очень, - мне оставалось лишь вздохнуть. - Однако тебе лучше спросить у кого-то еще, я последнее время с головой ушла в работу и потеряла связь с внешним миром. Итак, что мы будем делать с миссией?

- Ну, ты же слышала, что я иду вместе с отрядом ликвидации... - неопределенно потянул Минато. - Позаботишься о моих?

- В этом нет необходимости, сенсей, - неожиданно подал голос Какаши. - Наш уровень силы позволяет справиться с нашей частью миссии самостоятельно.

- Это если забыть о разнообразных непредвиденных обстоятельствах, - отстраненно заметила я. - Что ты будешь делать, если ваша группа будет вынуждена разделиться, к примеру, если кого-то из товарищей возьмут в заложники?

- Я завершу миссию любой ценой, - холодно произнес сын Белого Клыка. - Те, кто не выполняют миссий - мусор.

Вот этого ответа я и добивалась! Минато с недоумением взглянул на ученика, потом с интересом на меня - и, удовлетворившись моим кивком, прикрыл глаза в знак благодарности. Ну все, кого-то ждет промывка мозгов...

- Мы потом поговорим на эту тему, Какаши-кун, - Намикадзе сжал плечо ученика. - Карада, как насчет того, чтобы собраться всем вместе и обсудить ваш план действий?

- Я только за.

За остальными учениками Минато долго идти не пришлось - Обито и Рин обнаружились на полевой кухне, за обе щеки уминая ужин. Хм, кажется, я начинаю разделять эту странную симпатию Цунаде к детям... Намикадзе дождался, пока оба закончат, и только потом отозвал их. Собрались мы у него в палатке.

Расстелив карту, блондин начал разговор.

- Вот, смотрите, - так, что у нас там... ничего хорошего. От моста и до моста - чистое поле, можно пройти лишь под обрывом реки, по узкой кромке пляжа, но эта зона будет просматриваться только так. - Потребуется лишь подойти и заминировать мост, печати подорвут уже за вас. Но у врага несут дежурство сенсоры, и от вас потребуется подобраться скрытно и так же скрытно уйти, не пользуясь чакрой. Карада, есть какие-то идеи?

- Мой контракт почти бесполезен, - я покачала головой. После наших похождений в стране Земли к голубям уже не относятся как к птицам мира. Наоборот, среди шиноби появилась забавная поговорка: "Голубь - птица-диверсант. Прилетел, нагадил и улетел". - Шуншин тоже применять нельзя. Разве что я могу помочь с улучшенными образцами взрывных печатей, да и только...

- Значит, пойдем пешком, - пожал плечами Обито. - Теги нам выдадут?

- Да, - подтвердил Минато. - Как пойдете?

- Думаю, можно по реке, пройти по ее дну... - я потерла подбородок. У меня еще сохранились трофейные респираторы из страны Дождя, аж шесть штук спокойно лежали в одном из фуин-свитков, так что вполне хватит. - Снаряжение у меня есть, хватит на полчаса действия.

В принципе, использования респираторов от нас не ожидают. Это тактика скорее Кири или Аме, чем Конохи.

- Все расстояние пройти не успеем, - вздохнул Какаши. Действительно, если от лагеря до моста всего минут пять бегом по ветвям, то без использования чакры выходит час, если делать крюк, чтобы остаться незамеченными, а нам еще отходить. - Нам придется сделать крюк через лес, и только потом уже выйти к реке. Иных путей я не вижу.

Да, так и есть.

- Тогда действуйте следующим образом, - немного подумав, произнес Минато. - Какаши, будешь командиром. Пойдете следующим образом - ты первый, вторым Обито, затем Рин, и замыкает Карада. Когда будете отходить, Обито пойдет первым, затем Рин, потом Карада, а Какаши будет замыкающим. Остальное... Разберетесь по обстоятельствам?

- Хай!

- Да!

- Разберемся.

- Тогда я пошел, - устало кивнул блондин. - У нас еще совещание отряда ливидации... Ваш выход назначен на семь вечера, в девять вы должны быть на месте, к полдесятому мост должен быть заминирован.

Сейчас только пять часов... Да, есть еще немного времени.

- Удачи, сенсей, - улыбнулась Рин. - Отпразнуем повышение Какаши-куна, когда вернемся, ладно?

- О, точно... - устало провел Намикадзе ладонью по лицу. - Да, обязательно. Какаши, прими мой подарок заранее, - с этими словами он достал из подсумка кунай-каэде, с печатью на рукояти. Да, это действительно ценный подарок... Тем более, что дает шанс спастись в сложной ситуации. - Все остальное потом, ладно?

- И от меня, - порывшись в рюкзаке, медик протянула своему напарнику аптечку. - Вот, с повышением, Какаши-кун...

Обито лишь фыркнул. Ну да, вечный соперник, тем более за сердце девушки...

- Я не готовил подарок, - наконец нехотя произнес Учиха. - Прости, что ли...

Какой же он ребенок... Впрочем, с какой-то точки зрения его вполне можно понять.

- А я пока что подарок дарить не буду, - я пожала плечами. Взгляды скрестились на мне. - На моей родине верят, что подарок, врученный заранее, приведет к беде.

- Ты и не должна, - немного помолчав, произнес Какаши.

Ну-ну. Если все пройдет хорошо, то мой подарок лишний раз поможет этому ребенку выжить. Если же не очень... то другой подарок ему пригодится.

Вскоре Минато ушел, а мы остались вчетвером. В палатке повисло напряженное молчание.

- Думаю, нам надо узнать немного о техниках друг друга, чтобы иметь представление о тактике действий... - наконец нерешительно произнесла я. Шиматта, я действительно не знаю, что с ними делать! Хатаке замкнуть в себе и сосредоточен на своей утрате, Учиха на него хронически обижен и будет делать все ему назло. Надежда лишь на Рин, как на миротворца в их команде...

... и эта надежда оправдалась.

- Думаю, это вполне здравая идея, - улыбнулась ирьенин. - Меня зовут Нохару Рин, я чуунин и ирьенин С-ранга. Кроме ирьедзюцу, немного владею тайдзюцу.

Я сдержала улыбку. Рин - просто прелесть. Оба парня ее уважают и прислушиваются к ней, так что сейчас я одержала маленькую победу.

- Учиха Обито, чуунин, - первым последовал примеру девушки ее воздыхатель, поправив желтые очки-маску. - Есть несколько огненных техник, опять же тайдзюцу.

Я перевела взгляд на Какаши. Ну?

- Хатаке Какаши, джонин, - наконец произнес беловолосый шиноби. - Владею Райтоном и кендзюцу, есть контракт с собаками. А вам, Карада-сан, представляться нет нужды. Карада Хадзиме, джонин и диверсант. Владение Суйтоном и Фуутоном, гендзюцу и контракт с голубями. Прозвища - Музыкант и Безумный Подрывник, слабости - тайдзюцу.

М-да... Вот она, обратная сторона репутации. Слишком уж многое обо мне известно. Вот только над думать сейчас не об этом, а о том, что делать. Если пойдем без использования чакры, то нас гарантированно не засекут - но, насколько я помню, в каноне дети встретили команду Ивы и были вынуждены принять бой. В какой-то степени это нам на руку, так как можно просто залить местность чем-то вроде Киригакуре но дзюцу, в результате чего нас просто нельзя будет почуять, и мы сможем спокойно применять техники вплоть до С-ранга, не боясь быть обнаруженными. Надо будет просто добиться того, чтобы со стороны все выглядело так, будто мы проиграли, и тогда мы сможем относительно спокойно двигаться дальше. Но... есть еще кое-что. Мне внушает опасения уровень моих товарищей. Если их арсенал таков, как они говорят, то они скорее по уровню слабые чуунины, и лишь Какаши на уровне сильного чуунина - такое ощущение, что ему впихнули это звание просто чтобы сделать командиром группы. А это значит, что в случае боевого столкновения мне нельзя полагаться на них полностью.

- Яре-яре, я и не думала, что настолько известна, - натянув на лицо милую улыбку, отозвалась я. - Ну да ладно, у меня есть одна идея. Какаши-кун, не возражаешь, если я выскажу свои соображения?

- Говори.

- Итак, в ближнем бою я могу полагаться лишь на тебя и Обито, - кивнула я. Рин собиралась было что-то сказать, но я перевела на нее взгляд. - Рин-чан, ты боец поддержки и медик, а значит, тебе надо экономить чакру, и поэтому гораздо лучше будет, если ты будешь держаться за спинами своих товарищей. Если вдруг что-то пойдет не так и мы окажемся связаны боем, то именно на тебя будет возложено выполнение миссии.

- Хай... - нехотя отозвалась она. Ну куда же ты лезешь, девочка...

- Тогда будем двигаться обратной "свиньей", - тем временем продолжила я. - Обито-кун и Какаши-кун впереди, Рин в центре и я сзади. В случае столкновения с противником вы его сдерживаете, а я накрываю гендзюцу или звуковыми техниками.

- Вполне приемлемо, - кивнул Хатаке. - Только не используй на близкой дистанции взрыв-теги.

- Эй, я хоть и подрывник, но не самоубийца! - оставалось лишь возмутиться. Действительно, я еще не подставляла своих товарищей. - Кстати, надо бы выбить из снабженцев побольше снаряжения...

- А у тебя разве нет запаса? - хитро прищурился Учиха. Вот же...

- Есть, но взрыва бомбой не испортишь, - невозмутимо отозвалась я. - К тому же, если нам придется вступить в бой и разделиться, то каждый из нас должен будет иметь необходимый запас взрыв-тегов. Да, у меня есть кое-что особое, но если разделимся, то мощности просто не хватит...

Кстати, да! Вытащивиз креплений на поясе почти все свитки, кроме двух, я разложила их на полу. Отобрав отдельно пять штук, я протянула Рин.

- Вот, это Дайбаку, усиленные снаряды. У меня их всего восемь сейчас, на подрыв моста должно хватить. Тебе большая часть, так как нам, быть может, придется разделиться. Каждый из нас получит еще по одному, чтобы усилить взрыв, - проведя инструктаж, я вытащила из подсумка с горсть металлических шариков, покрытых узорами печатей, и опять же протянула ей. - Это Баку Сюрикен, для живых противников. Спустя секунду после активации распечатывается сотня сюрикенов, причем с ускорением, в результате чего они летят по непредсказуемым траекториям. Сразу после активации советую использовать Кавариме, иначе и тебя заденет.

Версию Баку Сюрикен, где вместо сюрикенов кунаи со взрыв-печатями, я ей не отдала. Слишком шумно, если ей придется вступить в бой отдельно от нас... Из оставшихся же свитков я выпотрошила взрыв-печати и разделила на четыре равные кучки, три из которых мои товарищи тут же рассовали по карманам и подсумкам. Остается лишь порадоваться, что на свойства тегов намокание не влияет... Осталось еше несколько пустых свитков. Создаю двух водяных клонов, почерпнув запасы чакры из одной из печатей - и тут же запечатываю их, отдавая свиток Рин.

- На всякий случай. Не пригодятся в бою, помогут быстрее заминировать мост.

Напоследок мы успели заскочить к ребятам из снабжения. Ох, какая там была баталия... Неизвестный мне генин, только услышав мое имя, отказался выдавать мне печати сверх нормы, оправдывая это распоряжением командования. Пришлось вызывать секретаря Данзо, некоего Торуне. Его появление сбавило пыл моего оппонента, но ненамного. А я в очередной раз поняла, что каким бы не был мир, а коменданты и иже с ними всегда одинаковы. У меня были только два сравнения для этого генина, заведующего складом - легендарная душащая жаба и Хьюга Араши, только эти двое из всех известных мне существ могли так цепляться за свое. Но это сражение осталось за моим внутренним хомяком, и мы снова распределили взрыв-теги.

А затем... настало время выхода.

Наш путь лежал на юг от лагеря, через поле, лес и бамбуковые заросли у самой реки. Мы должны выйти ниже по течению от моста, пройти по дну и потом так же спуститься вниз по течению, вернувшись в лагерь той же дорогой. Весь путь бы занял полчаса от силы, и запас был дан нам на случай непредвиденных обстоятельств. Двигались мы молча, не говоря ничего лишнего. Обито с самого начала активировал шаринган, а я мониторила местность сенсорикой - и это нам здорово подсобило, когда на выходе из леса я засекла два огонька чакры. Вот же...! Чувствую как генинов, но не факт. Противник тоже не дурак и должен был предусмотреть такой ход, и я сомневаюсь, что охрана там ниже джонина.

- Стоп, - тихо произнесла я. - Двое, прямо по курсу, в трех километрах от нас. Вероятней всего, джонины.

- Я разведаю, - кивнул Какаши и, прокусив палец, начал складывать печати. Хлопок дыма, и перед ним появляются три пса - серый, белый и черно-белый. Хм... Интересно, а знаменитый Паккун еще щенок или его даже нет?

- Шиба, Уруши, Гуруко, - склонился Хатаке перед псами. - Нужно разведать обстановку. Шиба, прямо по курсу двое джонинов, возьми их на себя. Имена, особенности речи, желательно - специализация. Уруши, Гуруко, вам надо разведать местность до реки правее и левее нашего курса. Осмотритесь на наличие ловушек и засад.

- Будет сделано, - мотнул головой серый пес и первым помчался прочь, а затем и его товарищи последовали его примеру.

- Итак, планы меняются, - обернулся к нам беловолосый джонин. - Два варианта развития событий. Если этот пост единственный, а второй далеко, то ты, Рин, под присмотром Карады проскальзываешь мимо и продолжаешь выполнять миссию, а мы зачищаем засаду и присоединяемся к вам. Если же нет, пойдем на прорыв.

- Нерационально, - возразила я.

- Что?

- Боевая мощь Обито ниже моей, к тому же, к тем двоим может подтянутся подкрепление, - начала пояснять я. - Не стоит так уж сразу отрицать его отсутствие. Вряд ли джонин В-ранга и чуунин смогут остановить более двух джонинов, а поскольку Коноха отправляет команды от трех человек и больше, то, покончив с вами, они начнут преследовать нас с Рин. Я предлагаю подменить меня Обито, а самой принять участие в ликвидации противника.

- Также нерационально, - возразил это мелкий. Ар-р-р... Как же меня это раздражает! Обито и Рин переводили взгляд с одного из нас на второго. - У тебя больше опыта в подобных диверсиях.

- С этим справится и генин! - сердито зашипела я. - А вы вдвоем можете не справиться с засадой...

- Допустим, - неожиданно произнес мой оппонент. Что, неужели согласился? - Других возражений нет?

- Вражеские сенсоры заметят смерть своих, - покачала головой я. - Если примем бой, то вспышки чакры просто укажут на это.

- Есть идеи? - приподнял бровь Хатаке.

- Есть, - поморщилась я. Вот только малость рисковая... - Киригакуре дзюцу, техника сокрытия в тумане. Туман насыщен чакрой и глушит всю сенсорику напрочь, так что не только противник окажется слеп, но и мы. И... Туман мешает шарингану тоже. Техники вплоть до С-ранга будут незаметны, и посмертный выброс чакры туман тоже скроет. Вот только я не знаю, на сколько меня хватит, я эту технику использовала только на тренировках, в бою еще не успела опробовать.

- Значит, придется рискнуть, - покачал гововой Какаши. - Хорошо, план принят...

Тем временем вернулся Шиба, тот серый пес. Почесав лапой за ухом, он начал доклад.

- Двое мужчин в жилетах Ивагакуре, оба вооружены ниндзято. Вероятнее всего, рукопашники или мастера Дотона. У обоих есть рации.

Паршиво... А доклады остальных псов заставили опечалиться еще больше. Засад было две, в пяти километрах выше и ниже по течению - тоже двойки, и тоже имели рации. Тут всего ничего, и стоит только нам начать, как подкрепление будет уже через минуту-другую. И помощь не позовешь, большинство наших готовятся к атаке, там сейчас каждый шиноби на счету... Радовало только то, что за этой линией засад больше не было вообще никого до самой реки.

По идее, нас должна страховать еще одна команда с той же задачей, все же не доверят всего одной группе без особого опыта подобную миссию, но это лишь по идее, и уверенности у меня нет. Можно, теоретически, попробовать пробраться через них в печати, с помощью моего контракта, но это сразу даст понять, кто тут на миссии и с какой целью.

А еще... Я могу оставить их тут и проскользнуть сама, проскользнув мимо засад и пройдя по дну, так будет и быстрее, и проще. Вот только это означает рискнуть Какаши с командой, а я не могу допустить появления Акацки, и предпочту провалить миссию, но спасти Обито и Рин.

- Действуем по первому варианту, - вздохнул Какаши. - Мы с Карадой вступаем в бой, она запускает Киригакуре дзюцу, а вы вдвоем под прикрытием техники проходите к реке, следуя за Шибой. Как закончим, сразу к вам.

Как закончим... Нам тут светит завязнуть надолго. Распечатав из свитка два респиратора, я протянула их "двойке прорыва".

- Держите, что ли. И удачи вам...

Подготовка к атаке заняла еще минут пять - Какаши счел необходимым разбросать заготовки для Каварими, я убрала флейты в свиток, чтобы заранее не выдать себя, а затем мы двинулись вперед, тщательно скрывая чакру. Спустя минут десять двойка Ивы оказалась в прямой видимости.

Мы рискуем. Двое этих, да еще шестеро... Риск высок, и вполне вероятно, что если мы и выйдм живыми из боя, то сможем похвастаться инвалидностью и вылететь со службы. И если я все же смогу сменить тело - Ни Рэй ждет меня - то Какаши умрет...

Значит, надо работать быстро. Значит, надо работать их качественно. Значит, надо выложиться на полную.

Ну да ладно, хватит размышлений.

Начинаем.

Единственная печать, преобразование чакры - и местность начинает заволакивать густой туман, а сенсорика сразу смолкает. Наши противники начинают настороженно оглядываться... Я начинаю первой, метнув сенбоны с колокольчиками - и запуская гендзюцу. Осой Хо за основу, потом накладываю множество мелких слоев, которые должны быть страховкой. Где-то поменяю расположение камушка под ногами, где-то переставлю в другое место пучок травы, где-то уберу или добавлю сочленение на стволе бамбука. Всего около пятидесяти слоев... Ну, с Ками! Какаши срывается вперед, вытаскивая из ножен танто, и тут же на одного из противников обрушивается град ударов, на которые он еле успевает отреагировать. А вот второй... С ним надо заканчивать быстрей, как бы я не хотела лишний раз не светить технику Яманака. Складываю пальцы характерной рамочкой, ловлю в прицел второго...

- Шинтен буншин.

Я никогда раньше не использовала эту технику в бою, только в тренировочных спаррингах с клонами, но каждый раз ощущения от ее использования выбивали меня из колеи. Смотреть на мир сразу двумя парами глаз... У меня плохо получалось контролировать захваченное тело во время этой техники, и поэтому я-джонин Ивы просто застыла, как, впрочем, и я-джонин Конохи. Но если во втором случае мне была необходима неподвижность для сохранения консультации, то в первом я словно кричала "Убей меня!". И Какаши намек понял: разорвав дистанцию с первым своим противником, он вскрыл второму горло, через доли секунды после того, как меня выкинуло из того тело.

Минус один. Осталось пятеро.

Иллюзию для одного человека поддерживать было гораздо легче, так что я сосредоточилась на нем. Моя выходка с напарником того джонина выдала еще живому шиноби Ивы наличие иллюзиониста тут, так что он попытался стряхнуть илллюзию, сорвав сразу с десяток слоев. А затем еще раз, и еще... Вот только Какаши тоже не терял времени зря, и наш противник обзавелся незапланированными природой отверстиями в теле.

- Минус два, - произнес Хатаке. Тоже вел отсчет?

Я только хотела сказать что-то язвительное, как все чувства хором взвыли "Опасность!". Вот же... Сен Нагаре! Водный купол закручивается вокруг нас - и вздрагивает от сильного удара. Видимо, подкрепление уже подоспело...

- Врассыпную, - выдыхает Какаши, и на его место тут же падает чурбачок. Ушел... Насколько я помню, ближайший тут был метрах в пятидесяти. Ну ладно, пора бы и мне честь знать. Отменяю технику - и тут же ухожу Шуншином.

Ого, а картинка-то веселая. Двое противников резво отдаляются, а еще двое, блондин и шатен в жилетах Ивы, стоят около опадающего купола. Разделились... Мое появление в вихре листьев не прошло незамеченным.

Продолжим. Набираю воздух в легкие - и наношу звуковой удар. Переработанная Ото но Нами сжигает за раз половину резерва, сейчас не время экономить чакру.

- Фус!

А-ранговая техника... Вот и довелось опробовать ее. Противников отбросило на десяток шагов сразу. Медлить нельзя. Шуншин! Появляюсь в воздухе нал одним из них, и звуковая волна просто впечатывает его в землю. Вот только приземлиться и добить я не успеваю, меня буквально сносит ударом в сторону. Остается только перегруппироваться в воздухе и упасть на ноги, затормозив по земле еще и руками. Шиматта! Шатен начинает складывать печати, и завершает цепочку печатей Змеи, отвечающей за преобразование чакры Дотона. Приходится резко менять местоположение, так как земля у меня под ногами взрывается сонмом кольев. Шуншин - и я оказываюсь рядом с ними, бросая себе под ноги сразу три шарика Баку Сюрикен, а затем опять ухожу Шуншином. Активация! По поляне разлетаются сюрикены. Однако, к сожалению, мои противники еще живы, хоть и ранены... А свой резерв полностью пуст, и приходится использовать резерв печатей.

Шуншин - и я вновь в воздухе над ними, на этот раз над блондином.

- Фус!

Его впечатывает в землю. Добить! Выхватываю из подсумка единственный лежащий там кунай и приземляюсь на дезориентированного шиноби, вгоняя ему лезвие в глаз. Еще минус один. Ухожу в сторону...

Шиматта! Неужели я настолько предсказуемо? Я отпрыгиваю в сторону, а в том месте, где я только что стояла, на уровне моей шеи воздух вспарываем меч второго, шатена. Шиматта, шиматта, шиматта! Какой же он быстрый! Меня уверенно теснят, и за несколько секунд я получила с десяток порезов, притом один на лице - впервые за всю войну. Неужели не повезло напороться на мастера? Уклоняюсь от диагонального удара, отпрыгиваю в сторону...

... и неожиданно понимаю, что все кончилось.

В руки и ноги второго джонина Ивы вцепляются выскочившие из-под земли собаки, а затем ему пробивает грудь сгусток молний. Тут же собаки изчезают, тело падает... и я вижу стоит Какаши с залитым кровью лицом. За его спиной застыл Минато. А он-то что здесь делает? Этот вопрос я и озвучила.

- Какого биджу?

- Потом объясню, - друг хмурится. - Вам вообще не должен был кто-то встретиться, но, очевидно, в штабе завелась крыса. Я почувствовал лишние огоньки чаркы возле одной из своих меток и счел нужным переместиться. Какаши в тот момент только вышел за границу твой техники... Что с Рин и Обито?

- Продолжили выполнение миссии, - отчиталась я, поднимаясь с земли. Первым делом надо помочь напарнику... - Какаши, ты серьезно ранен?

- Глаз, - поморщился он, а я подавила нервный смех. Кажется, история стремится вернуться на круги своя... - Минато-сенсей, какие будут дальшейшие инструкции?

- Карада, окажи Какаши первую помощь, - начал отдавать распоряжения Намикадзе. - После присоединитесь к Обито с Рин. В лагерь пока возвращаться не торопитесь, будем ловить шпиона в вашем присутствии. Ждите меня тут, я потом провожу вас. Тела запечатайте.

- Хай!

- Хай!

Минато лишь кивает головой. По лицу ничего прочесть не получается, а чужие эмоции из-за техники Киригакуре мне сейчас недоступны, но отчего-то мне явственно кажется, что он зол. А затем... он уходит. Просто раздается раскат грома, и его уже нет тут.

Ох... Что-то люди Шимуры работают из рук вон плохо. Уже третий на моей памяти случай утечки информации на сторону, причем затрагивающий только меня. И если бы не Минато, то мы бы уже были мертвы...

- Давай помогу, - я подошла к Какаши, доставая один из свитков. Молодой джонин лишь кивнул и присел, чтобы мне было удобней его рассматривать, я же опустилась на землю вслед за ним. Впервые лечу что-то серьезное у кого-то из своих близких... Так уж сложилось, что за всю войну мне приходилось максимум затягивать раны и сращивать кости у своих сокомандников, а в госпиталь именно ко мне никто не попадал. Так что сейчас я волнуюсь - и не беспричинно. Мне хочется материться: у Хатаке задето глазное яблоко, и невосстановимо. Такое лечат только ирьенины S-ранга, все же глаз является невероятно сложным органом, зачастую используется просто пересадка - все же это гораздо проще... - Глазное яблоко придется извлекать, иначе начнет гнить.

- Извлекай, - кивнул парень. Удивительное хладнокровие... - Пересадка возможна?

- Да, - кивнула я. Все же придется для него раскошелиться на особый подарок... И я даже знаю, на какой. - Нерв я трогать тебе не буду, пересадку проведем через несколько дней.

Так... Медчакрой вытянуть бесформенный кусок тела из глазницы, потом Шосеном затянуть шрам и срастить разрубленное веко. Оной же медчакрой - обеззаразить. Ну вот и все... Теперь надо будет занятся другими травмами. Джентельменский комплект, мать его! Синяки, порезы, ссадины и пара трещин в лучевой кости.

- Почему ты осталась? - неожиданно спросил Какаши, когда я закончила лечить его. - Мы вполне могли умереть...

О, точно. Я оторвалась от обработки своих порезов медчакрой. Что бы ответить?

- Зато бы мы выполнили миссию и спасли наших товарищей, - пожала плечами я. - Знаешь... У меня когда-то был выбор - рискнуть жизнью и спасти своих или бежать, как мне то приказывали. Я рискнула, нарушила приказ, и почти вся моя группа выжила.

- Те, кто проваливают миссию - мусор, - упрямо произнес этот ребенок.

- А те, кто предает своих товарищей - еще хуже мусора! - резко произнесла я знаменитую фразу Обито. - Утерянное экономическое или политическое влияние можно восстановить, отобранную территорию можно вернуть, врага можно устранить в другой раз. Но жизни ты не вернешь...

Смерть - мой самый главный враг. И я не собираюсь отдавать этому врагу своих людей...

- Я подумаю над этим, - немного помолчав, отозвался Хатаке. Неужели получилось?

Глава 26.

Рин с Обито вернулись через сорок минут. Девушка, увидев раненого товарища, заохала и засуетилась вокруг его, но узнав, что ничего нельзя с этим сделать, приуныла. Я было ожидала вспышки ревности от Обито, но он смотрел на Какаши с сочувствием, и даже без эмпатии можно было почувствовать его раскаяние. После их прихода мы еще ненадолго задержались, запечатывая тела противников... А затем даже мы поняли, что началось. Со стороны моста раздался грохот, а сквозь почти расползшееся Киригакуре дзюцу было видно зарево. Еще спустя каких-то пятнадцать минут за нами пришел Минато, и мы направились в лагерь. От нас даже ничего особого не требовалось - нас сразу распустили по палаткам. Зато потом... Я сама проводила допрос некоего Цукино Мизуки, совсем молодого генина, у которого мать была из Ивагакуре. Мальчик подслушал наш разговор тогда в палатке и передал его - вот только он не знал, кто именно разговаривает, и не смог передать точные характеристики. Можно сказать, нам повезло. Как и тогда, когда подошел Минато...

А уже под утро я засела за письмо в Отогакуре. Мне срочно требовался глаз для Какаши, так как я чувствовала себя отчасти виноватой в его увечье. Не заподозрила ребенка! А ведь стоило бы, сама пользуюсь той же тактикой... Письмо было отправлено с вызванным Тоширо, а я сама уже утром отправилась к Минато, просьбу прийти от которого передал Обито.

Намикадзе в палатке своей команды экстренно собирался. Увидев меня, он только кивнул и вернулся к прерванному процессу.

- Меня отзывают в Коноху, - отстраненно произнес он. - Как и Иноичи-сана, Шикаку-сана и Чозу-сана. Я знаю, что отзывают также Шимуру...

Началось. Сарутоби смещают.

- Желаю удачи, - кивнула я. - Верю, ты справишься.

- А если нет? - на мгновение остановился на месте блондин. Мандраж, как же это мне знакомо...

- Коль женился на химе - изволь становиться дайме, - усмехнулась я, переиначивая нашу поговорку на местный лад. - Минато, я верю, что Иноичи гонял тебя не зря. Ты справишься.

- Стать Каге - одно, - вздохнул он. - А удержать пост...

- Ты справишься, - уже в третий раз повторила я. - Минато, все будет хорошо... Твоя популярность после рейда в стране Молний и вчерашнего побоища просто на высоте, так что командир джонинов, обязанный представлять их мнений, выступит в твою пользу, а именно Като Дан сейчас является твоим единственным конкурентом. Да и не верю я, что вы с ним договоритесь...

- Спасибо, - нервно улыбнулся Намикадзе.

Лагерь он, как и остальные отозванные, покидал в девять утра. А уже к полудню мне пришла посылка из Отогакуре, и, воспользовавшись предоставленным отгулом, я завалилась к Какаши.

- Вот, - прямо перед ним на землю был поставлен деревянный ящик. - Выбирай.

Хатаке открыл ящик - и вздрогнул. И я его понимаю... Там было три колбы, в каждой из которых был глаз. Активированные шаринган, бьякуган и стандартное псевдо-додзюцу Отогакуре, подобранное под цвет его второго, карего глаза.

- Откуда? - только спросил он, явно готовый схватиться за рукоять танто.

- Клановое ирьедзюцу, - отовралась я. - Создание полной генетической копии, причем рабочей. Не беспокойся, мы с никого эти глаза не вырезали, все законно.

- Вот только Учихи меня за шаринган живьем сожрут, - буркнул Хатаке. - Да и Хьюги...

- Как раз об этом я и хотела поговорить, - я уселась на землю рядом с ящиком и достала из кармана лоскут ткани. - Вот, перешьешь протектор сюда, и ни один Хьюга не поймет, что ты носишь в глазнице. Рассказать про преимущества и недостатки каждого?

- Ну давай, - нахмурился Какаши. - Хотя, как верный деревне шиноби, я уже должен бежать докладываться АНБУ...

- Не обманывай меня, - оставалось лишь покачать головой. - Как будто я не вижу, что ты предан сенсею, а не деревне. Так вот... Шаринган, на первый взгляд, самый сильный. Позволяет копировать чужие техники, приемы тайдзюцу и так далее... Зато и минусов до хвостов Джуби. Тянет чакру постоянно - раз, всегда активен - два, для использования должен быть открыт - три. Конечно, проблему с активированием можно решить генной терапией, - я крутанула в ладони два шприца. - Болезненно, но действенно в восьмидесяти процентах случаев. Зато, используя его, ты рано или поздно спалишься. Бьякуган на первый взгляд послабее, всего лишь позволяет видеть чакру даже в СЦЧ, но и минусов у него поменьше. Проблему с активацией можно опять же решить генной терапией, а видеть им можно и через повязку. По идее, с ним тоже можно повторять техники, если разобраться в чакропотоках, но о джуукене даже не мечтай. И третий - вроде бы простой глаз, может разве что видеть в темноте. Минусов нет вообще, но и с преимуществами не густо.

Какаши молчал.

- Хотел бы я знать, почему твой клан еще не подмял под себя весь мир... - наконец вздохнул он. - Один лишь вопрос: зачем? Ты могла бы дать мне обычный глаз, и все были бы довольны.

- Ты - ученик Минато, и этим все сказано, - прямо ответила я. - Уже к завтрашнему вечеру твой учитель оденет бело-красный плащ, и ему потребуется поддержка. Поначалу его будут поддерживать все, но такое положение просто не продлится долго. Ему нужны верные люди, чтобы служить опорой его власти, а ты верен ему. Соответственно, ты должен быть достаточно сильным, чтобы Минато был в безопасности.

С каждым моим словом единственный глаз парня напротив округлялся все больше и больше. М-да, теперь вижу, что он может выражать им целую гамму эмоций...

- А Рин с Обито? - прищурился мой собеседник.

- И они тоже, - кивнула я. - Я позабочусь о каждом из них.

- Вот как... - потянул Хатаке, оперевшись подбородком о кулак. - И как же мне достичь этой силы?

- Три плана, по числу глаз. Если возьмешь шаринган - мои люди дадут тебе необходимое количество техник. Если возьмешь бьякуган - снабдим оружием, все же эти глаза идеальны для снайпера. А если выберешь обычный глаз, то подтянем в кендо.

- Хм... - немного подумав, произнес молодой джонин. - Бьякуган лучше, да и не обнаружат его, а даже обычный глаз после этой ночи вызовет вопросы. Вот только... Зачем это все тебе? Твоему клану выгоден Минато-сенсей на посту Каге? Или вы собираетесь подмять под себя Коноху?

- Кто знает... - пожала плечами я. - Я сегодня впервые контактировала с кланом за много лет. Коноха клану, да и мне лично, не нужна - слишком уж много грязи и скелетов в шкафах накопила эта деревня за время своего существования. А вообще... Я действую самостоятельно, от своего имени.

- А сенсей?

- Он мой друг.

Вижу, не убедила его. Но эту битву я все равно выиграла - Какаши своего сенсея боготворит, и сделает все ради его блага.

Я не ошиблась со сроками - уже утром, через два дня, в лагере стало известно, что Сарутоби Хирузен взял самоотвод, а Йондайме Хокаге стал молодой бесклановый джонин Намикадзе Минато. Что тогда началось... Минато действительно пользовался бешеной популярностью, и наш лагерь можно было сравнить с толпой футбольных фанатов. Разве только погромов не было и не пил никто, но это объясняется военным положением.

Та битва при Каннаби значила весьма много. Нам удалось остановить последнюю, отчаянную атаку армии Ивы, после чего мы начали их теснить. Фронт постоянно передвигался, зайдя уже на территорию страны Земли. Через две недели после той битвы мы подписали мирный договор с Кумо, а через четыре месяца подошли вплотную к столице. Ива капитулировала. Третья Война Шиноби формально завершилась победой союза Конохагакуре и Сунагакуре. Неформально - деревни умылись кровью, устали воевать и решили десятилетие-другое подлечить раны.

А мы возвращались в Коноху.

Людям после войны нужны были зрелища - и поэтому администрация Хокаге из возвращения устроила целый парад, и входили мы в Скрытый Лист в праздничной атмосфере. Впереди шли герои войны... Оглядывая первую группу, я узнавала знакомых. Вот Сарутоби Асума, получивший от шиноби Кумо прозвище Окопная Метла, а от наших - Золотой Генерал. Рядом с ним шагал доживший до конца войны Като Дан, Серебряный Генерал. Тройка саннинов в полном составе, как и первое поколение Ино-Шика-Чо, совсем юная девушка лет четырнадцати, на год младше моего нынешнего тела, Като Шизуне, заслужившая прозвище Ядовитый Сенбон...

Я тоже шла среди них. Безумный Подрывник... Когда в захваченных нами городах узнавали, что с армией пришел Безумный Подрывник, все волнения сразу прекращались. Вот такую я себе заработала репутацию, да...

Все это мне напоминало войну в Ишваре из аниме "Стальной Алхимик". Герои войны - на самом деле жестокие убийцы, в моем мире заслужившие бы срок за военные преступления. Через сколько всего нам пришлось пройти, чтобы дожить до конца? Тому же Асуме на момент начала войны было всего девять лет... Третья Война Шиноби длилась целое десятилетие. А что мы получили? Боевой опыт и контрибуции от Ивы - вот и все. Неравноценный обмен, верно?

***

Домой они пришли относительно рано - просто не стали задерживаться на празднике в честь победы, как многие на том настаивали. Им можно, они не публичные лица...

Глядя, как Карада разувается в прихожей, Орочимару улыбался. Наконец-то дом станет прежним... Вернутся запахи нормальной, съедобной еды - но, самое главное, вернулась она сама. Эти два компонента делали уютным даже их необжитые комнаты в Отогакуре, не то что этот дом.

- Какие планы? - поинтересовался он, заходя в гостиную.

- Спать, спать и еще раз спать, - монотонно отозвалась напарница, кидая джонинский жилет на диван. Как же она изменилась за те почти полтора года с последней из встречи... Волосы так и не отрастила, вероятно, ему на зло, еще больше загорела и обзавелась шрамом на щеке. Наверное, было некогда нормально затянуть... - Знаешь, последние две недели я спала по три часа раз в двое суток. Так что могу с чистой совестью следующие двадцать четыре часа просто проспать.

- Не выдержишь, - усмехнулся он. - Я же тебя знаю, уже с утра начнешь над новым проектом работать.

- И начну! - мотнула волосами она. - Ты сам знаешь, что надо. Обстановка в стране Дождя полностью стабилизировалась, и нам надо посылать послов в Аме и принимать их посольство. Страна Чая поглотила страны Морей, Волн и Водоворота, и сейчас проект "Рёдзиро" действует на территории страны Рек. В стране Воды идет грызня за власть, а в Кири новый Мидзукаге, и политику Ягуры ты сам знаешь...

- Знаю, - спокойно произнёс Белый Змей. - И что с того? Один день это потерпит...

- А еще тут у нас дела! - продолжала расхаживать по комнате девушка, размахивая непонятно когда вытащенным из подсумка кунаем. Что у нее за привычка такая, а? - Надо подтянуть учеников Минато до более-менее приемлемого уровня, надо продолжить свои исследования, да и про Шимуру забывать...

- Карада, - окликнул он ее по имени. - Я скучал.

В абсолютной тишине звук упавшего на пол куная казался просто оглушительным. Карада так и застыла с поднятой рукой. И неизвестно, чем бы это кончилось, если бы не раздался хлопок двери.

- Сенсей, я вернулась! - раздался на весь дом голос ученицы. - Почему вы так рано ушли, Орочимару-сенсей?

Анко, навязанная ему старейшинами ученица, застыла на пороге гостиной... чтобы потом вновь начать говорить. Кого-то она напоминала ему болтливостью, да....

- О, ты и есть Хадзиме? - это создание тут же атаковало коллегу вопросами. Пф, как не вовремя... - Сенсей много рассказывал о тебе! Я слышала, ты воевала на фронте с Ивой! А ты видела Йондайме-сама, когда воевала там?

Напарница провела ладонью по лицу, словно стряхивая что-то, а затем улыбнулась.

- Конечно. И рада познакомиться с тобой, Митараши Анко. Я тоже слышала о тебе, и только хорошее.

Хм... И откуда Карада узнала имя его ученицы?

***

В тот вечер я засиделась допоздна. Пришли новые отчеты из Отогакуре, и надо было все рассмотреть, а на ряде бумаг поставить резолюцию - или же отклонить, особенно те, что за авторством Нему.

Новостей было много. Шиемико-сама собиралась сменить тело в ближайшее время, и оставила запрос на усиление команды охраны и команду ликвидации, чтобы устранить своего сына и его жену. Судзу Кана закончила гастроли по стране Чая и собиралась в турне по материку, на что и спрашивала разрешение. В Отогакуре обучалась ирьедзюцу Кадзи Рангику, к тому же была готова первая партия клонов проекта "Кадзи", призванных под видом детей внедриться в разные поселения шиноби, пройти там обучение и подобраться максимально близко к власти. Кадзи Рёдзи тоже обучался, осваивая Катон и Фуутон, готовясь в будущем занять место Узумаки Наруто, если мы не сможем раньше свалить Данзо со старейшинами. Снаряжение для Девятки Звука было полностью готово, и сейчас производился отбор кандидатур на владение этими артефактами. Готовы наконец-то были и преобразователи чакры Дотона и Суйтона, и стандартные образцы вооружения...

- Все не спишь? - оторвал меня от работы голос Орочимару. Крайне недовольный коллега стоял на пороге кухни, скрестив руки на груди. - А ведь кто-то хотел отдохнуть...

- Если хочешь, чтобы я отдохнула - помоги, - я протянула ему одну из папок, с отчетами по Академии. Саннин только хмыкнул и уселся рядом за стол. - В конце концов, далеко не все это проходит по моему ведомству...

- Нам так еще пару лет работать, так что держись, - хмыкнул он. - Слушай, тут все и так понятно... Ты с твоими темпами работы уже должна была закончить.

- Просто задумалась? - улыбнулась я.

- И о чем же?

- Об этой войне. Никто из Элементарных Наций так и не выиграл...

- Ну, это закономерно, - вздохнул мой собеседник. - Когда сражаются две армии, побеждает ворона, сидящая на ветке...

- Именно поэтому в войне победила Отогакуре, - захлопнула одну из папок я. - Почти не понесли потерь, получили прибыль, захватили месторождение чакропроводящего железа в стране Морей, запаслись оружием, расширили территорию влияния...

- И без войны, - улыбнулся саннин. Только сейчас замечаю, какая у него улыбка... В памяти невольно всплывает разговор в гостиной тогда, и приходится применить самогендзюцу, чтобы остаться спокойной. Наверное, он тогда просто сказал это, чтобы я успокоилась... - Переговоры, переговоры, переговоры...

- Ну, шиноби мы или где? - я улыбнулась в ответ. - Разведчики, диверсанты... И действуем соответствующе.

Кому интересно – рисунки к этой части здесь - http://samlib.ru/img/e/ekzar/selbstmatt-2/index.shtml