Эрик Юрьевич Бутаков

Одиннадцать


Глава первая

Осеннее зимнее утро

<p>Глава первая</p> <p>Осеннее зимнее утро</p>

«Начнем, пожалуй, как обычно – с того места, где он проснулся. Несите щипцы».

Яркая вспышка света ударила по глазам! Резанула сквозь сжатые веки! Даже больно стало левому глазу. Сильно резанула! Так-то вот спишь-спишь и вдруг – НА-а! Может быть, конечно, это было продолжение сна, но, вроде, во сне ничего не взрывалось. Откуда «НА!»? Ефим не понял. Не понял, что произошло, и как-то даже жалобно, почти по-детски, спросонья, прохны… хрипел: «Э, это… вы это… свет погасите, а!»

Перевалившись на правый бок, он натянул на голову одеяло. Стало гораздо лучше глазам, но проявились другие неудобства в ощущениях: выяснилось, что во рту пересохло, и рот пересох, и из него невыносимо тянуло перегаром – это особенно чувствовалось здесь, под одеялом. Голова гудела и кружилась, как будто он пил, не просыхая… (чёрт его знает, сколько он пил!) во включенной центрифуге! В общем, сильно гудела сволочная голова! И не ясно было, где он находится: то ли под одеялом, то ли в гробу? Но об этом даже думать не хотелось (так эта сволочь-голова гудела!), и потому он об этом не думал. Сильно хотелось в туалет. Вот что тревожило очень! Но встать не было сил, как не было сил больше терпеть! Но он терпел – не было сил подняться…

Свет погас.

«Слава Богу!» – пронеслось в голове… и он тут же уснул.


Оп, свет снова зажегся, и ещё ярче, и опять ослепил. (Видимо, Ефим уже вытащил голову из-под одеяла – там же было не продохнуть от перегара). На этот раз он ничего не успел сказать – свет тут же погас. Лишь маленький ночничок где-то тихонько горел синим огоньком, или может быть это включился телевизор в соседней комнате и отражался в полировке мебели.

Откуда-то из глубин сознания, послышалось вдруг… Заиграло в оркестровой яме, зазвенело, зацарапало по тарелкам, тромбон хрюкнул, глухо стукнули по барабану, что-то звякнуло, похоже, корабельный колокол, и кто-то спросил: «Мир готов?» Ему ответили: «Готов!» «Поехали! Раз, два три…», – сказал голос. Заиграла музыка.

Ефим узнал музыку и голос:

«Свет в начале дня, в начале жизни… Изволь!..

Боль танцует польку на дне меня!

Брысь, я ладно сшит,

Я лишь увидел смысл жить.

Прыть тупая прыть

В ногах, в душе…»


– Кать! Выключи телевизор! – громко сказала женщина за спиной.

Она лежала рядом, он это тут же почувствовал – легкое прикосновение её теплого тела к спине. Сон, как рукой… Какой сон?! Сердце заколотилось, Ефим задохнулся от неожиданности и огромного выброса адреналина – так и с ума можно сойти! «Кто это?!» А повернуться было страшновато! В туалет захотелось сильней!

– Ну, ма-ам! Я уже не хочу спать! – хныкала девочка из соседней комнаты.

– Выключи, я сказала, или сделай потише – все ещё спят! Я кому говорю? – кажется, женщина собиралась встать – кровать позади Ефима заскрипела.

– Ну, мам! Вставайте уже, хватит спать!

Женщина все же встала и пошла в другую комнату, цыкая на ходу на девочку, дескать, потише давай!


Когда женщина вышла, Ефим переключил внимание от ушных раковин и кожи спины, на другие приемники измученного спиртом организма – красные (что, естественно, не видно было в темноте, но было именно так!) очи. И кое-что сразу стало проясняться! Перед ним висела темно-коричневая, тяжёлая штора до самого пола, стояла полированная тумбочка, блестел паркетный пол. Всё с виду казенное. «Похоже, я в гостинице, – подумал Ефим. – При чём здесь Кашин и Светка? Откуда Катюха?» (Он на сто процентов был уверен, что это всё их голоса, несмотря на то, что эти голоса звучали за спиной!) Ефим стал медленно поворачиваться, как будто боялся кого-то вспугнуть или на что-то взглядом нарваться.


– Разбудила тебя Катя? – Света ласково, извиняясь за дочку, улыбалась, стоя в проеме прохода в другую комнату. Она была в белом гостиничном халате с распущенными, соломенными от природы волосами. Глаза её немного косили, как всегда бывало у неё утром. Но когда это бывало?! Светку это не портило, ей это даже шло – немного ошарашенный после… хорошей ночи видок.

– А-га, – ответил Ефим, произнося вместо «г», что-то среднее между «х» и хрипом. – Сколько время? – зачем-то спросил он.

– Уже почти без двадцати пяти восемь. У нас уже почти обед – вот она и не спит, – ответила Света, поясняя, и тут же обратилась к дочке с серьезным материнским требованием. – Сделай потише, я сказала!

– Ясно! – промычал Ефим, продолжая незаметно осматриваться.

Света наклонилась, чмокнула его в щеку, улыбнулась и пошла в зал к дочке.

Ефим соображал:

«Так, похоже „Россия“. Я здесь уже когда-то был. Полу-люкс. Мы, кажется, приезжали именно сюда со Светкой когда ей стукнуло двадцать пять – в начале декабря девяносто шестого. Точно, так и есть! И Катюха была с нами. Ей тогда было лет пять. Но это же было в девяносто шестом – десять лет с тех пор прошло! Сейчас Катюхе пятнадцать. А Светка вернулась в семью. Тогда, кто там – в той комнате? И что за бред происходит вообще?! Сон? Галлюцинации? Или…» (А какое ещё могло быть «или»?)

Ефим снова, для верности «аккуратно и бережно» огляделся. (А сердце барабашило!) Не сон как будто!.. Потрогал постель: «Всё, вроде, настоящее. Это не сон?! А что это?… Короче, в туалет охота! Где мои шмотки?»

Его вещей нигде не было. По крайней мере, в этой комнате не было видно. Может, они в зале? Кстати, под одеялом он лежал голый. (Естественно, голый – он же со Светкой только что лежал!) Правда – бред какой-то!

– Пошли умываться, – сказала в «той» комнате Светка Кате и потянула её в ванную.

Та почти не упиралась.

В ванную комнату было два входа: из зала и прямо отсюда – из спальни. Слышно было, что в ванной уже льется вода. Света сказала: «О, как ты быстро! Задерни шторку!» – и послышался стук крышки унитаза.

Ефим соскочил. Его трусы оказались радом на паркетном полу. Он их мгновенно натянул, чтобы чувствовать себя гораздо уверенней – голый человек, как улитка без панциря – намного уязвимее, особенно в паху. («Холодный пол, черт!») Пытаясь не издавать шума, он заглянул в зал. Никого. Светка с дочкой в ванной – их слышно.

Его брюки, рубашка, кофта и куртка лежали на кресле. Тут же валялись носки, а у дверей стояли ботинки.

Ефим моментально оделся. И обулся.

Ключ от номера лежал рядом на столике. Он машинально сунул его в карман.

Тихонько открыв дверь, он выскользнул в коридор, пытаясь бесшумно защелкнуть замок. Получилось – бесшумно защелкнул.


Первым делом, он спешно пошел почему-то налево – ему казалось, что лифт должен быть там. Так и оказалось.

Лифт сразу открылся, стоило нажать кнопку вызова. Он вошел. Надавил на единицу. Двери закрылись, лифт медленно поплыл вниз. Заложило на мгновение уши. Потом отпустило.

Ефим перевел дух.

«Так! Что всё это значит? – думал он, разглядывая себя в огромном зеркале, которое являлось стенкой кабины лифта. Внешне всё было, как вчера… А что, кстати, было вчера?»

А вчера, десятого ноября, он прилетел в Москву, чтобы сегодня попасть на день рождения Палыча. Вчера утром его встретили, потом они заехали к Палычу на работу, свои вещи он оставил там… Там они немного выпили. Палыч дал сопровождающих,… А вечером вместо гостиницы Ефим поехал…

Он сунул руку во внутренний карман куртки.

«Портмоне?» На месте. Расстегнул. Паспорт, вложенный в портмоне, – на месте. «Слава Богу!» Кредитные карточки, пара дисконтных на бензин и в «книжный», визитки, один отсек полный всяких Долларов и Евро, второй – крупных российских денег. Денег много. «Нормально!»

Во втором внутреннем кармане куртки была ещё пачка Евро – штук сто, то есть, если верить номиналу, сто тысяч Евро в банковской упаковке и несколько (довольно много!) изрядно помятых купюр помимо упаковки сложенных пополам. «О-па? Не понял! На хрена столько нала? Ладно, потом разберемся, всё потом! Это, вообще-то, хорошо! – увидев деньги, он почему-то позабыл про все другие проблемы (а проблемы были – как минимум хотелось в туалет!). – Так, что там ещё есть?»

В остальных карманах куртки и брюк тоже были деньги, но мелкие деньги – мелочь всякая: десятки, полтинники, сотки… и фишка казино «Метелица» в 1000 Е. «Это откуда?»

Ещё была почти полная пачка легкого «Marlboro», помятый носовой платок да зажигалка «Zippo», подаренная Санычем на сорокалетие. В кармашке для телефона этой его новой, ещё хрустящей, куртки (он точно вспомнил, что купил её вчера, когда они поехали в центр и заехали в один из бутиков у ЦУМа) был его сотовый телефон «Nokia, N6680».

«Проверим!» Он нажал зеленую кнопку вызова на телефоне. Высветился последний номер. «Что за номер?» Он не мог вспомнить. Нажал, чтобы пошло соединение. Но умный телефон проинформировал: «Связь отсутствует».

«Ага, в лифте всегда так! – решил Ефим. – С улицы позвоню».

Но ещё у него в руках был ключ от номера, из которого он только что сбежал!

Звякнув, лифт остановился. Почти бесшумно, как будто шёпотом, открылись двери.

Ефим сунул ключ в карман.

В холле стояли, сидели и перемещались люди в зимних одеждах, уборщица безнадежно мыла пол.

Ларьки ещё не открылись – бабы в синих халатах расставляли внутри товар.

Всё это Ефим заметил, не задумываясь, – он спешил к выходу.

У выхода, сказав «Доброе утро» двум крепким парням-охранникам в коричневых костюмах с плоскими алюминиевыми значками на карманах, он вышел на улицу, заметив, как они ему кивнули в ответ.

На улице пробрасывал снег. Было ещё темно и холодно. Хотя фонари горели и машины мчались, как обычно они мчатся по Москве без тормозов и правил, не взирая на темень, слякоть и скользкий асфальт, а в темном небе красовались рубиновые звезды Кремля, один хрен было мерзко на душе и очень тоскливо на сердце. Как и должно было быть! Нету в этой Москве того «домашнего тепла», который есть в Родном Городе, даже если ты в нём, в этом Городе, выныриваешь рано утром из занесенной снегом гостиницы или из запотевшей сауны, или из другого какого уютно-веселого местечка, с похмелья, изрядно помятый, осенью, зимой, в слякоть, в мороз или в снег. В Родном Городе лучше – ты точно знаешь, куда направиться, даже если ты ещё и отговорку не придумал (по дороге что-нибудь в голову да придет). А в Москве – все чужаки, особенно, сами москвичи! Всегда одиноко, не знаешь, куда идти, как добраться, кругом огни, машины, воняет соляркой и чем-то ещё из метро… И люди толпами снуют.

Плюнув, Ефим пошел на Красную Площадь, к Собору Василия Блаженного. Почему именно туда? Кто его знает – пошел зачем-то туда! Патриот, наверное! Подняв воротник и втянув голову в плечи, спасаясь от небольшого ветра и мокрого снега.

Пройдя прилично, метров сто пятьдесят, уже почти начав подниматься по аллее к подземному переходу, он вдруг остановился и замер – что-то показалось! Несколько секунд он стоял, как вкопанный и… Обернувшись, Ефим увидел слева от входа в гостиницу синюю, неоновую надпись «Манхэттен-экспресс».

«Не понял! – промелькнула мысль. – Его же здесь уже сто лет как нету! Там же другой потом клуб был… Снова открыли его, что ли? Не может быть… А почему гостиница-то работает?.. Что, вообще, происходит, что такое?..»

Опять забилось его трепетное сердце (так и до инфаркта не далече!).

И вспомнилось Ефиму…

* * *

В ночном клубе «Манхэттен-экспресс» они были со Светкой в мае девяносто шестого, когда приезжали праздновать его день рождения. Это был вообще первый ночной клуб, который они посетили. Они что-то там много съели мясного, на удивление официантки, потому что в клубах, оказывается, так много не едят, тем более, мясного. Потом Валера Сюткин подключал какие-то кабеля, ползая под и около их столика, шоркаясь о них, и, мешая есть, потому что было очень тесно и темно. Потом Валера запрыгнул на сцену и улыбчиво, как он всегда делает, выдавливая из себя добряка, запел: «А я пою, а кто-то ест, а кто-то пьет…». На что Ефим отреагировал тогда по-своему почему-то зло, сквозь грохот колонок наклонившись к Светке, быстро вставил между строк: «Я пью и ем, а кто-то за щеку берет!»

– Что? – не поняла Света последних двух слов из-за шума.

– Я говорю, все нормально! – ответил Ефим.

– Да, спасибо! Всё здорово! – и Света, подняв руки, изобразила радость и танец… И продолжила поедать мясо.

– Пожалуйста, – буркнул Ефим и откинулся на спинку стула, с вилкой в левой и ножичком в правой руке.

(Ему ещё предстояло провести с ней первую московскую ночь вдали от её и своей, теперь уже бывшей, семьи… И он пока так и не понял, на хрена он её сюда приволок… А ей нравилось в этом гаме, среди огней и толкотни… Ей нравилось в Москве… В клубе… В гостинице… Ей всё нравилось… А ему почему-то перестало… Когда стало ясно, что теперь им ночевать в одной постели и жить почти неделю вместе, он увидел её другими глазами, и это его ошарашило – он представил себя на месте того человека, который остался с её дочкой дома и ждет её из «командировки». Очень хотелось бы послушать, что она ему будет плести, когда вернется? А чтобы было, что плести, он решил с ней так провести время, чтобы… («Ой, да не надо! – любой бы на моём месте так бы и сделал!» – сам с собой разговаривая, самому себе пояснил Ефим) А тут ещё этот Сюткин… (Кстати, через много лет он побывал на месте того человека,… послушал!)

Потом они пошли в vip-зал смотреть стриптиз с концумацией. Он тогда не знал, что такое «концумация». Когда посмотрел – показалось, что что-то понял, но так и не понял, что. И сейчас толком не понимает значения этого слова. Они, как парочка больных, пялились на мужика, который слюняво лапал почти голую девчонку. (Красивую, правда, «стерву» – так Ефим её тогда назвал, потому что был не один!) Она (или такая же), и к нему приставала, но не очень сильно – по-видимому, ей слегка мешала Светка, которая сама могла не хуже всё такое сделать, о чём и давала понять девице.

Потом они пошли в гостиницу и сделали, разумеется, по полной программе и сверх того, всё то, ради чего они сюда приехали. А потом, уставшие, но собой довольные, обнявшись, стояли голубки на балконе и смотрели с высоты на ночную Москву. А напротив, за Москвой-рекой, на невысоком длинном строении светилось слово «Мосэнерго». Светка сказала: «Смотри – никуда не сбежишь!», намекая на то, что её благоверный «и здесь и рядом» – он тогда работал в N-энегро. «Н-да!» – ответил тогда Ефим и увел её, довольную, обратно в спальню…

* * *

Видимо, ей очень понравилась тогда та поездка, раз она через полгода вернулась сюда с ним и с дочкой отмечать свой юбилей – двадцатипятилетие, очень расстроив своих родственников тем, что ушла от мужа к Ефиму… Кстати, дочку они брать не собирались, но её мамаша устроило всё так, что за несколько часов до вылета, ребенка не с кем было оставить. И Ефим, как новый мамин друг, предложил взять её с собой, купил билет, и взял с собой. Ему тогда казалось, что он такой молодец!..Ему самому-то тогда едва перевалило за тридцать, и он был порядочным, но богатым в то «мутное» время охламоном – меры ни в чем не знал… Но это всё дела житейские.

Сейчас же, по прошествии стольких лет, ему почему-то вспомнилась именно эта алая, как кровь, надпись на фоне ночного неба! (Потом эту надпись убрали. Заменили какой-то рекламой. Он знал это точно, потому что, приезжая в Москву, Ефим всегда останавливался в «России», вспоминал ночи, проведенные со Светкой, и смотрел на алую надпись с балкона, если балкон выходил на реку. А потом, её заменили. Тогда же он заметил, что и клуб там другой, не «Манхеттен» – с другим названием клуб, а может даже и просто ресторан – он туда больше никогда не заходил!) Но это когда было?…


Всё это моментально само собою всплыло в памяти от нескольких синих букв «Манхэттен-экспресс», загоревшихся слева над входом в гостиницу, и Ефим, вспомнив всё, машинально повернул голову направо. За рекой, на невысоком, длинном, старинном строении, горело красным-кровяным светом огромное слово: «Мосэнерго».

«Бба-бах! – взорвалось в голове. – Который год?!»

А снег продолжал сыпать с глубокого неба, тая на удивленном лице!


Прошла вечность, прежде чем Ефим тряхнул головой.

Он развернулся и быстро зашагал к Красной Площади.

Куранты коротко отбили – без пятнадцати восемь.

Ефим посмотрел на запястье правой руки – он носил часы на правой руке. «Под президента косишь?» – ехидно спрашивали от нечего делать друзья. Нет, он всегда носил часы на правой руке, сколько помнил у себя на руке часы, – ещё со школы. А вот теперь часов на руке не было. «В номере, наверное, оставил!» – решил он. И тут же пронеслась в гудящей черепной телевизионной коробке паническая мысль, даже не одна: «В каком номере?! Какой номер?! Кто там – в номере, вообще?! Что за бред?! Что происходит?! ……….. (потом пробел на несколько секунд, и вновь) ……….. Что происходит? Где это я?»

Он подходил к подземному переходу.

«Кажется, начинается паника, – сам с собой опять разговаривал Ефим. – Снег, темень, полные карманы денег. Непонятно, какой год, и здоров ли я? А может, сплю? Снег откуда? Точно, мистика какая-то! Светка, „Россия“, „Манхэттен“… Может, поехать к сестре в Нахабино – там может можно будет как-то спокойно разобраться в домашней обстановке? А если никакого Нахабино ещё нет? Если ещё не построили трудолюбивые турки этот военный городок, что тогда? Бред! Конечно, бред, – но такое уже было!»


Такое уже было однажды. Несколько лет назад, в метро «Китай-город». Он приехал по «фиолетовой» ветке, перешёл через переход по лестнице, чтобы пересесть на «оранжевую», но там оказалась опять «фиолетовая». Он был в смятении. Он вернулся обратно. Но и там была «фиолетовая». Он много слышал, что в Москве происходят неладные вещи, всякая чертовщина, еще со времен Булгакова, но попал в такой переплет впервые. «Что это? Петля во времени? Или что-то с головой?» Он вернулся обратно и нашел «оранжевую» ветку. Но рядом была и «фиолетовая». Кругом народу!.. Он уже запутался, откуда он приехал… Только гораздо позже он разобрался, что здесь так устроена станция – ни как обычно, а именно так – с двух сторон и «фиолетовая» и «оранжевая», чтобы вернуться нужно по переходу пройти. Но тогда, в тот момент он запаниковал. Потом с улыбкой вспоминал, как «запутался в петле времени». Смешно-то – смешно, но ощущение провала осталось. Вот и сейчас такая же потеха. Но гораздо хуже!


В подземном переходе, не смотря на ранний час, уже продавали буденовки, армейские значки, красные флаги, тельняшки, открытки, газеты и другую чепуху. Он остановился, глянул на газеты: «7 декабря 1996 года» – в углу «Российской», над портретом Ельцина стояла дата.

– А свежие газеты есть? – спросил он продавщицу.

– Еще нет, только вчерашние. Чуть позже подвезут, – ответила она, кивнув на ту, которую он разглядывал мгновение назад.

– Вчерашняя?! – удивился Ефим. – Вчерашняя…

– Да. Будете брать?

– Нет, спасибо.

Похоже, точно, закружилась голова.


Он вышел из подземного перехода (из-под земли) медленно, как зомби. Снега и ветра он, как зомби, не чувствовал. Он оглянулся на «Россию». Она стояла, как ни в чем не бывало. «А должна уже быть частично разобранной, – подумал Ефим и непроизвольно улыбнулся своей политически не корректной мысли. – Тьфу-тьфу-тьфу!» Обтерев лицо рукой, он достал сотовый и нажал кнопку. «07.48. 11.11.2006.» – высветил дисплей. Но связи по-прежнему не было.


Из перехода поднимался средних лет мужчина в старомодном, темном пальто и фетровой потертой шляпе.

– Извините, – сказал Ефим, – какое сегодня число?

– Восьмое, – ответил мужчина.

– Декабря?

– Декабря, – мужчина недоверчиво посмотрел на Ефима.

– А год?

– Ты что, парень, во времени потерялся? – спросил мужчина. – Восьмое декабря одна тысяча девятьсот девяносто шестого года от Рождества Христова. Ну, ты даешь! Выпил лишку вчера, наверное?

– Наверное, – согласился Ефим.

– Ну-ну, бывает, – мужчина прошел мимо, сказав на прощание: – Береги себя.

– Постараюсь, – пообещал Ефим, но в голове пронеслось:

«Какой, девяносто, блядь, шестой?! – и разозлило Ефима. – Вы что, все сговорились что ли?! Ух… вашу маму! Зла не хватает!»

Ефим закурил.

Вот тут-то голова закружилась по-настоящему. От выпитого вчера «лишку». И снова жутко захотелось в туалет. Поэтому не было времени вспомнить, что было вчера! «После, всё после обмозгуем. Сейчас нужно срочно отлить!» – решил он. А где тут отольешь? На Красной Площади, что ли? «Нет, надо идти к Охотному Ряду – там, кажется, стояли био-туалеты. У перехода на Тверскую, у бывшей гостиницы „Москва“. О! Точно – у „бывшей“! Заодно и посмотрю – стоит ли „Москва“. И „Интурист“! „Интурист-то на моих глазах разобрали!“ – решил Ефим, всё ещё не веря происходящему в районе гостиницы „Россия“, и скоро зашагал через Красную Площадь (он бы побежал, но не хотелось привлекать внимание – так рано утром никто по Площади Красной не бегает). И выкинул, на всякий случай, окурок – он почему-то решил (или когда-то запомнил), что на Красной Площади не курят, а встречаться из-за такого пустяка с милиционерами, которые здесь и днем и ночью тасуются, ему не хотелось – разобраться, сначала надо, что к чему и почему. А уж потом…

А снег всё шел, а снег всё шел… Липкий, падла, и мокрый снег.


Никаких биотуалетов не было и в помине. Впрочем, как и подземного комплекса магазинов «Охотный ряд». Там только начали рыть котлован, огородив забором площадь. Зато «Москва» и «Интурист» светились всеми окнами. Можно было бы чикануться или чокнуться, но первым делом Ефим юркнул в дыру забора, огораживающую площадь от котлована, и «справил естественные надобности», как говорили в Армии.

Вылезая обратно, он зацепился рукавом за гвоздь и слегка разодрал куртку на плече. Непроизвольно выругавшись (жалко – новая совсем), пощупав, – сильно ли порвал (оказалось – не совсем очень), он обтер налипшую на ботинки глину об мокрый асфальт и, попинав снег, потопав, чтобы наверняка очистить ботинки, Ефим снова закурил. Вот теперь, когда ничего не жало из нутри и снизу, можно было всё обдумать, вспомнить, попытаться понять, что происходит и определиться, как быть дальше.


Итак, вчера, после торжественной встречи в офисе Владимира Палыча, он и трое случайных друзей с вечеринки, поехали в «Метлу». Там немного «побродили» и уехали ещё куда-то. Последнее было, кажется, какое-то «Шерри» или «Черри», а может это и есть «Метелица» – всё перепуталось, но запомнилось точно, что это заведение находилось в нише посреди Нового Арбата, а как оно называется – какая разница? – он не помнил. Со дня на день казино должны были закрыть – вот Ефим и решил «на последок посетить их, чтобы было потом, что внукам рассказывать!» Туда надо – там-то он сориентируется, на Новом Арбате. Там они уже были порядком подкачены всякими висками и ромами, когда приехали вчера, но он отчетливо помнил, что когда пошел в туалет, было уже почти половина девятого утра… Да-да-да! Именно!.. Потом он вернулся, сел в кресло, выпил, заболела голова, он попросил таблетку от головы, выпил и её… Потом, как обрубило… То есть, это было уже, видимо, сегодня утром… Полдевятого… А сейчас?…

Он опять дернул правую руку. Часов не было. Тогда он выхватил телефон. «08.03.»

«Так, всё ясно – нужно срочно на Новый Арбат, посмотреть, что там происходит! Успею? Ну, а если не успею, то чё? Ванчё! Давай, вперед! Там разберешься!»

И Ефим быстро (опять не бегом) зашагал к Новому Арбату. Уж эту-то дорогу он знал хорошо: мимо конюшен, которые должны были сгореть и отстроиться заново, мимо библиотеки с памятником-мужиком, сидящим под снегом, мимо кинотеатра и Министерства Обороны – в подземный переход, и всё – на Новом Арбате («Старый» – слева, в закоулке – это знает любой Немосквич!). Сейчас он найдет своих компаньонов. Точнее, постарается их разыскать.


Как-то тусклее выглядел Новый Арбат, чем вчера вечером. Огней меньше, реклама старая. Магазины «угнетенные». Написано на стене: «Кафе Ангара». А этого кафе уже давно нет – последний раз там что-то было с надписью «Ангара», но, кажется, это был какой-то фешенебельный ресторан или магазин. А сейчас всё вокруг, как… Впрочем, почему как? Всё и все пытаются убедить его, что он в девяносто шестом. И, почти, убедили – он же про манеж, думал, как о конюшнях, которые «должны были сгореть и отстроиться»… А если сейчас девяносто шестой, то это означает…

Вспышка!

Ефим резко остановился, осененный, блин, страшной догадкой. Он сунул руку в карман, вытащил первую попавшуюся в руки купюру Российских денег и посмотрел на неё. Десятка с Красноярском, год издания -1997. «О-па-чки! Попадалово! Если девяносто шестой?!.. Если это так, то у меня нет денег! Почему? По кочану – их вообще ещё нет: не напечатали! Не выпустили! Не придумали ещё их даже внешний вид! Это все фантики. И Евро тоже не существует! Хотя за Евро, которых у меня в кармане на расстрельную статью, и я толком не знаю, откуда они взялись, если не считать, что я мог столько выиграть в казино, но это рассказ для дураков и налоговых инспекторов, могут и укатать при любом раскладе – будь то в прошлом или в настоящем! Уж больно они похожи на валюту! И как быть, уважаемый?…»

В кармане завибрировал телефон.

«О-го!» – вырвалось у Ефима.

Он быстро выдернул трубку. На табло горело «Маманя».

– Аллё!

– При-ивет! – голос матери был хорошо слышен. – Спите ещё?

– В смысле? – не понял Ефим. – Ты откуда звонишь?

– Из дома, – недоуменно ответила мать. – Не хочешь мать с Днем рождения поздравить?

– С Днем рождения? В смысле? – вообще всё запуталось в башке. – А какое сегодня число?

– Уже Одиннадцатое. Ты что, ещё не проснулся?

– Да уж, не скажи! Скорее всего, нет! Ноября?

– Что? – теперь не поняла мать.

– Ноябрь сейчас, я спрашиваю? – почти проорал Ефим.

– Конечно!

– А год, какой?

– У тебя всё нормально, сыночка? – В голосе матери послышалась тревога. – Ты как себя чувству…

– Нормально! Год, какой? – перебил её Ефим.

– Шестой.

– Девяносто шестой?

– Две тысячи шестой? Что с тобой? – мать уже ни на шутку была напугана. – У тебя всё нормаль…

– Всё отлично, мам! – обрадовался Ефим, вновь не дав ей договорить. – Я шучу, Мам! С Днем рождения тебя! Целую, и желаю тебе всего самого наилучшего. Потом прилечу… Я сейчас в Москве…

Он не успел договорить – телефон отсоединился.

И как не пытался Ефим повторить набор номера – телефон не реагировал, не было связи.

«Ну, это нормально! – Ефим улыбался. – Мозги мне не парьте своим девяносто шестым!»

Однако всё вокруг говорило об обратном.

«Ничего, сейчас разберемся!»

И Ефим смело, так сказать, целеустремленно зашагал к «Шерри», или «Черри», или в «Метелицу», или «Как Его Там», короче, туда, куда он не помнил, как называется, но точно знал, что это находится в нише на Новом Арбате.


Вот оно!

Он, не думая ни о чем, открыл двери и вошел.

– Доброе утро! – сказал ему огромный мужчина-охранник на входе. – Вы?…

– Я в туалет! – ответил Ефим. – Замерз.

– Пожалуйста, – мужчина указал, где находится туалет.

– Спасибо, я знаю, – сказал Ефим и направился в «мужскую комнату».


При входе он чуть не столкнулся с невысоким человеком в старомодном, темном пальто и такой же фетровой шляпе. Сделав пару шагов, Ефим остановился и резко обернулся.

– Нашелся во времени? – спросил его мужчина, улыбаясь.

– А вы кто? – в ответ спросил Ефим.

Мужчина открыл какую-то дверь между зеркалами и предложил:

– Зайдем, там всё и узнаем.

Зеркала отражали обоих.

– Я в туалет хочу.

– Уже нет, – заметил мужчина в шляпе.

И Ефим понял, что действительно, уже нет (но не подумайте только, что он уже… – просто расхотелось).

А зеркала продолжали отражать их обоих.

На шляпе и пальто у мужика были крупные капли от талого снега. Видимо, он тоже только что вошел. Ефим посмотрел на своё отражение. «Не понял!» – его волосы были сухими. И куртка тоже. Глянув вниз, он увидел свои чистые, начищенные до блеска (как ни странно) ботинки. Более того, они не оставляют мокрых глинистых следов – сухо и чисто на каменном полу. Вопросительно глянув на человека в мокрой шляпе и пальто, Ефим только и вымолвил: «Да уж, – видимо, нужно зайти».

Мужчина снова улыбнулся и дружелюбно кивнул в ответ.


За дверью оказался довольно длинный и узкий коридор, с множеством обычных офисных дверей по сторонам, достаточно освещенный, чтобы не напугаться. Мужчина, закрыв за собой «потайную лазейку», шел немного позади. Ефим не оглядывался – делал вид, что ему «по себе», брел, но прислушивался к каждому шороху за спиной. Коридор «уперся» в широкую и высоченную, в солидную и инкрустированную позолотой белую дверь. Вот только тут Ефим остановился и «нехотя» повернулся. Провожатого не было. «Странно! Наверное, шмыгнул куда-нибудь в боковой выход». Тогда он взялся за медную ручку и надавил её вниз. Дверь отворилась. «Придется заходить!»


– Ты где потерялся? – трое его компаньонов, с которыми он познакомился вчера в офисе, сидели за рулеткой, взъерошенные и возбужденные, делая ставки. – Вышел на минутку, а пропал почти на час?

Это был VIP-зал для богатеньких игроков. Ефим вспомнил эту комнату. Ещё он вспомнил, что выходил через эту дверь вчера (или сегодня утром) в туалет. Однако как говорят компаньоны, оказывается, это случилось около часа назад.

– Вот твои фишки, ты «одиннадцать» поймал, – сказал один из них – «главный», как его называл Ефим. «Главный» указывая на горку фишек, стоящих столбиками на рулеточном столе чуть в стороне от игроков. – А почему ты в куртке? Домой собрался?

– Нет, – ответил Ефим. – Не знаю.

– Снимай. Садись, поиграем ещё часок и поедем. Палыч звонил, обещал заехать через час. Выпей. Что-то вид у тебя больно усталый.

Ефим подошел к столику, за которым они вчера (или сегодня утром – он уже устал поправлять то, когда, что, и было ли вообще) выпивали, прежде чем сесть за рулетку. Сняв куртку и незаметно проверив внутренние карманы, – всё, вроде, на месте, он положил её на кресло, стоящее рядом со столиком. Налил себе из пузатой и дорогой бутылки коричневой спиртосодержащей жидкости и, покосившись по сторонам, залпом выпил всё до дна. Блаженное тепло разлилось по венам. Видимо, он действительно промерз, пока гулял по утренней Москве под мокрым декабрьским снегом… или ноябрьским?

– Какое сегодня число? – спросил Ефим у приятелей.

– Так уже одиннадцатое – утро, как никак, – ответили ему.

– А год, какой?

– Шутишь? Шестой.

– Две тысячи?

– Одиннадцатое ноября две тысячи шестого года от Рождества Христова. Ну, ты даешь! Выпил лишку вчера, наверное?

– Наверное, – согласился, удивившись, Ефим.

– Ну-ну, бывает, – «Главный» улыбнулся, смотря ему прямо в глаза. – Береги себя.

– Постараюсь, – ещё раз пообещал Ефим. – Голова болит, есть таблетка какая-нибудь?

– Виталя, у тебя есть таблетка для Ефима? – спросил «Главный» у своего напарника за столом. – Дай ему чего-нибудь от головы, если есть.

– Есть, конечно, – Виталя достал из внутреннего кармана коробочку. Вытащил из неё желтую таблетку и протянул Ефиму. – Вот – поможет.

– Спасибо!

Ефим отошел к столику с напитками, проглотил таблетку, запил её спиртным и присел на кресло. Голова немного гудела, но чувствовалось, что стало что-то происходить приятное, потому что краски стали ярче, свет приятней и теплей, и голоса дилера и игроков слышались особенно отчетливо. Через минуту Ефим на мгновение (как ему казалось) погрузился в сладкую дрему и, если говорить честно, он спокойно заснул.

Он спал почти час, и спал бы ещё. Но…


Из его новой куртки, что лежала на соседнем кресле, раздалась трель телефона (он три звонка вибрирует, потом начинает звонить). Ефим открыл глаза, секунду подумав и определившись, где он, протянул руку к куртке и достал телефон.

– Аллё?

– Что-то прервалось? – голос матери напомнил, что он уже с ней разговаривал.

– Да, мам! Поздравляю, говорю. Как ты? Ты дома?

– А где мне ещё быть? Что с тобой сегодня?

– Я сейчас в Москве. Утро здесь. Ещё, толком, не проснулся.

– Как ты там оказался? – удивилась мать.

– Я уже сутки в Москве. Вчера прилетел.

– Во, даёшь! Я ни сном, ни духом. Ты один?

Ефим вспомнил, как он проснулся в «России», но понял, что мать спрашивает, скорее всего, совершенно не об этом, поэтому ответил:

– Один, конечно. С кем же ещё?

– По-онятно! – мать любила иногда со вздохом растянуть гласные. – Ты надолго?

– Не знаю, ещё, посмотрим.

– Ну, ладно, сыночка, с Богом. Приезжай быстрее.

– Хорошо. С Днем рождения тебя ещё раз. Расти большой. Скоро буду.

Телефон отсоединился. Он засунул его обратно в куртку, ещё раз с удивлением наткнувшись на денежки во внутреннем кармане, налил в стакан и выпил с удовольствием теперь уже вишневого сока, и посмотрел на игроков.

Те, казалось, и не слышали и не замечали его, успевая делать ставки и поглядывая на шарик, катящийся и прыгающий в сиянии огней по колесу.

«Херня какая-то!» – решил Ефим, налил себе ещё вишневого сока, проглотил махом и пошел к столу. Подошел, оперся, собрал свои фишки, лениво поставил несколько штук. Играть уже не хотелось.

– Может, поедем?

– Поехали.

Странно, обычно игроков не оторвать!


Они вчетвером вышли из казино. На улице было уже светло и совершенно сухо – слепило яркое солнце, и никакого снега не было с прошлой зимы. Музыка лилась из бетонных стен, оповещая радиостанцией «Новый Арбат» об услугах и ценах близлежащих магазинов. Машины неслись в привычном бешеном темпе, люди в хороших одеждах шли по своим делам или просто спешили, все двигалось, вплоть до облаков – красивая и, все-таки ещё раз, яркая Москва жила в привычном бешенном ритме.


Подъехал джип с эмблемою «Лексус». Остановился. Владимир Павлович и его два соратника по путешествиям, Евгений Ефимович и Андрей Валентинович, вышли из машины и пожали Ефиму руку.

– Как отдыхается?

– С днем Рождения, Владимир Павлович.

– Спасибо, спасибо, Ефим Тимофеевич, – Владимир Павлович ещё раз пожал протянутую Ефимом руку. – Благодарю. Вы готовы?

«Вы готовы?» относилось только к Ефиму. Трое его компаньонов, которых Палыч назначил вчера развлекать Ефима, поздравив Палыча, сели в свой автомобиль и больше не показывались. Поэтому Ефим ответил только за себя: «Готов».

– Чудно. Тогда поехали! – и Палыч забрался на переднее сиденье.

Когда остальные уместились на широком заднем сиденье, как на диване, воитель спросил:

– На базу?

– В спортзал, – ответил Палыч и, повернувшись к Ефиму, добавил: – Там всё решим.

– Понятно, – с безразличным видом ответил Ефим, сам тем временем наблюдая, что изменилось вокруг за последний час, с момента восхода солнца.


«Там всё решим» означало, видимо, что собственно разговор о делах, ради которых он прилетел в Столицу, состоится в каком-то «Спортзале». Что за спортзал? Спортсмены, тоже мне! Хотя, как сказать… Но как после столь бурной ночи можно чего-то там решить? Однако, уже узнав довольно хорошо Владимира Павловича, которого он ещё прошлым летом на Байкале для себя окрестил «Старшой», Ефим решил, что, в сущности, какая разница – они ему обещали интересную работёнку, так что, как говорится, «будем посмотреть»! А пока он глазел по сторонам, в тайне надеясь, что в спортзал нужно будет ехать мимо гостинцы «Москва» и Охотного Ряда. Тогда станет ясно – спятил Ефим или ему всё приснилось, или… А что ещё может быть или?


Как по заказу джип проскочил на Тверскую, спустился к Кремлю и немного застрял в пробке у поворота к Госдуме. «Интуриста» не было – шло строительство. «Москва» была в разобранном состоянии, обнесенная лесами. По крышам Охотного ряда слонялись «гости нашего города» разглядывая фонтаны и грузинскую «архитектуру малых форм». Биотуалеты функционировали – к ним стояли небольшие очереди.

Владимир Павлович (Старшой) повернулся к Ефиму.

– Как настроение?

– Нормально, – ответил Ефим.

– Уставший ты какой-то.

– Будешь здесь… Всю ночь не спать… А «Россию» уже разобрали? – на всякий случай спросил Ефим.

– Ещё не всю! – непонятно, шутит он или говорит действительно именно о гостинице, ответил Старшой. – А что?

– Да так – интересно. Я там, вообще-то, часы забыл.

Владимир Палыч загадочно улыбнулся, кивнул и отвернулся к водителю, сказал ему:

– Включи музыку, пожалуйста.

– Слушаюсь, – почему-то ответил (штатский с виду) водитель и нажал на кнопку дорогущей магнитолы.

Из динамиков полилось:

«Жизнь, ни то, чтоб спесь —Такая сладкая стать…Кстати, на всё наделатьИ спать. И спать…»

Ефим вздрогнул. Посмотрел на соседей.

Те безразлично смотрели вперед, почти кимарили.

Краем глаза Ефим заметил, что Владимир Павлович смотрит на него в зеркало заднего вида. Хотя, по идее, там должен был быть виден только глаз (или два) водителя.

Владимир Павлович заметил взгляд Ефима, поэтому, наверное, спросил:

– Кашин нравится?

– Да, – однозначно ответил Ефим.

Ему не хотелось много говорить – что-то казалось здесь ни так – уж слишком всё они в цвет гутарят. И голова начинала болеть.

– Вслушайся в слова, – посоветовал Владимир Павлович. – Молодец парень – гуру как-никак.

– Гуру?

– Да, – однозначно ответил Старшой и замолчал, отвернувшись.

– Ты где-то куртку уже порвал? – зачем-то спросил, сидевший рядом, Андрей Валентинович, показывая пальцем на плечо Ефима.

– Да, – ответил Ефим, кивнув назад. – Вон там, на стройке Охотного Ряда.

– В смысле? – не понял Андрей Валентинович.

– Проехали уже… Голова у меня что-то опять, извиняюсь, разболелась.

Андрей Валентинович недоуменно пожал плечами и отвернулся.

– Можно музыку выключить? – спросил Ефим у водителя. – По мозгам колотит, как кувалдой.

– Выключи, – сказал Старшой водителю.

Тот выключил.

– Долго нам ещё ехать?

– Прилично.

– Я посплю чуток с вашего позволения, – сказал Ефим, обращаясь к Владимиру Павловичу. – Разбудите, когда подъедем.

– Конечно! – пообещал Старшой. – Отдыхай.

И уткнувшись носом в воротник и краем лба в стекло двери, сжав в кармане ключ от гостиничного номера «России», Ефим попытался заснуть.

Прошло несколько секунд, максимум – минута, и ему это удалось.


Глава вторая

Прошлым летом на Байкале

<p>Глава вторая</p> <p>Прошлым летом на Байкале</p>

Сейчас уже точно и не вспомнишь, какого числа в последней декаде июня Ефиму позвонил бывший одноклассник, а ныне заместитель директора туристической фирмы, друг детства, некто Николай и спросил:

– Ты числа десятого-пятнадцатого июля что делаешь?

Интересный вопрос, если учесть, что звонок прозвенел недели за три до названной даты. Ефим же не всевидящий, чтобы точно знать, что он делает числа десятого – пятнадцатого? Поэтому он честно ответил:

– Хер его знает! А что?

– Да нам тут позвонили из Улан-Удэ, спрашивают, сможем ли мы организовать проводника для москвичей от Рытого до Шартлая. Я подумал, что если у тебя есть время, может, проведешь? Ты же эти места знаешь. А? Как?

– Не знаю, Коля. Неожиданный вопрос. Подумать надо, может, и проведу.

– Ну, скажем так, для информации: трое москвичей и один из Улан-Удэ. Прилетают числа десятого. Хотят пройти от Рытого до Шартлая. От Аэропорта до МРС – на машине, их Уазик будет ждать в порту. В МРС ждет корабль. На корабле до Рытого. Потом пешком по берегу. На Шартлае – на корабль и обратно в МРС. Из МРС на машине – в Иркутск. На всё про всё – четыре дня. Вот, вроде бы и всё.

– И всё? А чего тут сложного?

– Ничего.

– Вот именно. А почему тогда я? А свои проводники у вас где?

– Да свои – кто где, заняты, в отпуске многие. А тут, скажем так, тебе места знакомые и заплатим немного: семьсот пятьдесят рублей за день, за четыре дня – три тысячи.

– Ясно, братишка! Там примерно тридцать километров пути, – начал Ефим подыгрывать дотошному до мелочей Коле. – Надо полагать, ваша фирма оценивает каждые мои десять километров в тысячу рублей. Значит, километр – в сотню, сто метров – десятка, десять метров – рубль, а метр пути, пройденный мною, стало быть, стоит десять копеек? – у Ефима было хорошее настроение и пятерка по математике за третий класс. – Отличная такса!

На том конце провода на секунду задумались.

– Ну, наверное, – в конце концов, прозвучало в трубке.

– Да ладно, Коля – я пошутил. В принципе, можно. Но я ещё подумаю, как у меня с работой. А так, в принципе, можно – я бы прогулялся. Но я подумаю до вечера, потом позвоню. Хорошо?

– Хорошо. Давай я вечером после работы зайду, и мы всё, скажем так, подробно обсудим. Хорошо?

– Давай.

Коля повесил трубку.


Вечером они всё обсудили, взяв бутылку.

Выяснилось, что эта троица из Москвы – какие-то шишки, которым делать нечего и они шарахаются по миру в поисках приключений. С ними – организатор данного перехода – какой-то геолог из Улан-Удэ. Эти трое – тоже вроде бы геологи. Короче, тайга им, как дом родной, а тогда какова роль Ефима в этом деле – непонятно. Коля и сам толком не знал, зачем они запросили проводника, но тут чего сказать – москвичи: чего им надо, то и предоставим, лишь бы платили. Ефиму тем более было по барабану – двадцать пять – тридцать километров пробежаться вдоль Байкала – за счастье, а то он уже засиделся в городе. И чем больше они наливали, тем проще казался путь, и Ефим почти согласился, сказав, что его могут свернуть, только непредвиденные обстоятельства – вызов в Москву к начальству, тяжелая болезнь, ураган или …. Или что-то ещё, о чем он ещё не знает – на всё воля Божья!

– Всё. Тогда, скажем так, я уже никого не ищу – как только дата прилета будет ясна – я с тобой свяжусь.

– А это точно будет числа десятого? Или могут быть переносы? Тогда мне нужно заранее знать… Чтобы с работой подсуетился и косяков не вышло. Я ещё финал хочу посмотреть.

– Точно. Скорее всего, точно. Если, скажем так, что-то изменится – я сообщу, – пообещал пьяный старинный приятель.

– Договорились! – Ефимка хлопнул Кольку по плечу. – Наливай!


Через неделю Коля позвонил и дал контактный телефон человека по имени Валентин из Улан-удэ.


Девятого июля рухнул, точнее, врезался в гаражный кооператив, «Аэробус А-300».

Ефим даже знал точно, в чей именно гараж! Много лет назад один его знакомый мужик получил всеми правдами и неправдами место под строительство гаража почти на взлетной полосе. Кто знал, что может лайнер в конце полосы соскользнуть сюда? Хотя теоретически тогда такая возможность рассматривалась, но практически все думали, что этого не может быть, поэтому гаражи давали лучшим из лучших. Этот мужик был заслуженный летчик-вертолетчик, и ему посчастливилось выловить там место под гараж. Когда он строил гараж, Ефим пару раз приезжал к нему на стройку. Помнится, он ещё тогда пошутил, стоя на крыше недоделанного строения, и глядя на взлетную полосу: «Тебе бы, Семёныч, телескопическую антенну, типа удочки, с растопыренными проволочными усами на гараж поставить: пошел самолет на посадку – ты её поднимаешь: „Платите, суки, а то не опущу!“ Миллионером будешь!» Его сын тогда диспетчером аэропорта работал, вот он и намекнул, что тот заранее бы ему сообщал, когда самолет на посадку идет, чтобы он вовремя удочку мог разматывать. Так что всё было очень даже «остроумно». Вот тебе и остроумно! Знать бы тогда что такое случиться! Хотя, если б даже и знать…. кто-то бы гаражи снес, что ли? Не повезло тебе, Семеныч… если конечно, ты за это время свой гараж не продал. Хотя, причем здесь Семёныч – столько людей ни за что погибло – вот уж кому не повезло! Прости Господи, Царствие Вам Небесное!


Группа, которую ждал Ефим, приземлилась на этом же рейсе и на таком же самолете двумя днями позже – одиннадцатого июля. (Финал чемпионата мира по футболу Ефим посмотрел).

Одиннадцатого июля денек выдался пасмурный. С утра моросил мелкий дождь, небо затянуло серой пеленой, и все предметы, люди и строения потеряли свою тень. Серо! (Вот откуда, наверное, значение слова «зеро»!) Стоило посмотреть в окно, становилось ясно – слизь. В Сибири вообще интересно, если солнце – то жара, марево, парево, жарево, духота. Если дождина – то холодина. Если моросит – хрен знает что: вроде и тепло, но в то же время, полный отстой – не знаешь, как одеваться. Склизко, нудно, тоскливо…

Но нужно было к восьми утра ехать в Аэропорт. И Ефим вызвал тачку.

Днем раньше он созвонился с человеком из Улан-Удэ, которого звали Валентин, и договорился о времени и месте встречи. Что-либо более подробное узнать не удалось. (Валентин был прилично пьян, что угадывалось даже через телефонную трубу). Окромя того, что его будет ждать в восемь у выхода из аэровокзала «Уазик-таблетка» с «бурятскими» номерами, то есть серии «03», и то, что ему нужно обязательно взять «гладкий» ствол против медведей, Валя ничего сказать не мог. Он постоянно повторял: «Нарезная пуля, это самое, медведя прошивает – бери гладкий. Нарезная – прошивает. Только гладкий, это самое, эффективно! Бери гладкий! Понял? Гладкий! Я тут, это самое, с друзьями, извини, но завтра всё решим. Бери, это самое, только гладкий! Понял? Гладкий. Там люди, это самое, серьезные. Не дай бог, медведя встретим – только гладкий, только гладкий! Он медведя, это самое, бьёт – аж отбрасывает!»…

Задолбал – «это самое» – Ефим отключился. И на том спасибо.

«Ладно, – решил Ефим, – разберемся!»


Наскоро собравшись, а чего особенно собирать, если идти по берегу? Спальник, пару свитеров, сапоги резиновые, комплект своих книжек в качестве сувениров, да кое-что перекусить, тем более что обещалось, что все продукты и прочее – за счет москвичей. Ефим помолился на дорожку (он серьезно относился к Байкалу, какой бы маршрут не предполагался), и поехал в Аэропорт.


В Аэропорту Уазик с бурятскими номерами был один. Ефима тоже сразу узнали – человек с рюкзаком и зачехленным оружием в Аэропорту был тоже один. (Ефим, как заказывали, взял с собой гладкий ствол, доподлинно зная, что медведей в тех местах уйма, не даром тот берег называется «Берегом бурых медведей» и относится к Байкало-Ленскому заповеднику, разрешение на проход через который так никто и не получил в турфирме старого приятеля).

Ефим пожал руку геологу-золотодобытчику Валентину и водителю Уазика Андрею, загрузил свой рюкзак на коробки с продуктами и выпивкой, закурил и, пока оставалось время до выхода прилетевших, стал расспрашивать, кто да что.

– Они вообще-то кто, эти ребята из Москвы? – спросил он Валентина.

Валентин тоже курил, сидя на соседнем кресле в салоне машины с настежь распахнутой дверью, чтобы проветривалось.

– Один, это самое, Старшой из них – Владимир Павлович бывший вице-премьер, тоже геолог, как и я, – ответил Валентин. – Мы с ним, это самое, уже несколько лет каждый год на Байкале время проводим. Классный мужик. Весь Байкал на корабле обошли. Весь облазили.

– Понятно. А остальные?

– Остальных я меньше знаю. Они первый раз на Байкале. Они по горам съезжать, это самое, любители.

– То есть?

– Ну, они на горы высаживаются с вертолета, а потом на лыжах по целине – вниз. Приколы у них, это самое, такие. Адреналин.

– Хорошие приколы. На горных лыжах – по целине. Интересно…

– Во, познакомитесь нормально, всё узнаешь. У одного, что постарше, это самое, титановый позвонок.

– Как это? – не понял Ефим.

– Ну, это самое, операция была, позвонок как-то там заменили. Короче, это самое, он с этим позвонком уже несколько лет живет… и нормально.

– А третий?

– А третий, тоже нормальный мужик.

– Ясно. Теперь ещё: какой маршрут конкретно, а то что-то я вчера не разобрал с твоих слов, что вы там планируйте и зачем я вам нужен, если вы вдоль берега прогуляться решили в компании таких экстремалов, как эти лыжники?

– Я вчера, это самое, с друзьями встретился – посидели маленько, – для начала, типа извинившись, сказал Валентин. – А маршрут такой: сейчас едем в МРС, там – на корабль, на нем – на Шартлай, потом по тропе – в верховья Лены, потом по верху выходим на реку Риты и по ней – через ущелье на мыс Рытый. Там – на корабль и – домой.

Ефим чуть не подавился дымом.

– Не понял?! А прогулка по берегу от Рытого до Шартлая?

– Не! Они, это самое, всё напутали. Наоборот: от Шартлая до Рытого, я говорил. Поверху, через верховья Лены и ущелье по Рите. Так договаривались… Они хотят там всё отснять – у них собой аппаратура, камеры и всё такое… О, выходят! – увидел Валентин, что из ворот накопителя появились люди. – Я, это самое, побежал встречать!

– Беги.

Валентин заспешил к воротам. Водитель Андрей пошел с ним помочь притащить багаж.

«Вот тебе здрасти, приехали!» – Ефим такого поворота (и маршрута) не ожидал. Хреново дело! А что делать?

Решил первым делом, пока никого нет рядом, позвонить на работу Коле и поблагодарить за полноту предоставленной информации и, возможно, обматерить тех, кто должен был держать это мероприятие на контроле и сообщать ему, Ефиму, обо всех изменениях.

Позвонил. Сказал, что хотел (материть никого не стал). Понял, что уже ничего они не смогут сделать. А ему уже не солидно заднюю врубать – придется лезть в горы в резиновых сапогах. Ехать до дому за горным снаряжением времени нет. «По ходу разберемся! – решил Ефим. – А на счет Рытого, это – вряд ли! Оттуда, ещё никто не возвращался!»


К машине первым подходил, видимо, их Старшой. Рядом, его огромный, но классный рюкзак, тащил Валентин.

– Вот, знакомьтесь, – сказал Валентин, – наш проводник.

– Владимир Павлович, – представился большой, высокий мужчина с «московской» бородкой и в бейсбольной кепке, протягивая Ефиму огромную руку.

– Ефим, – Ефим пожал эту руку.

Подошли остальные.

– Андрей Валентинович, – протянул руку седой человек с проницательным взглядом в шляпе, типа Челентано.

– Ефим.

– Евгений Ефимович, – поздоровался третий во всём черном, в ковбойской шляпе, очень похожий на капитана Кусто.

– Ефим, – повторил Ефим.

– Все в сборе? – спросил Владимир Павлович у всех. – Тогда в путь?

– Все, – подтвердил Валентин, – поехали. Андрюха, заводи!

Разместившись в салоне Уазика под контролем Старшого (у каждого, оказывается, здесь было свое место), команда тронулась в путь на МРС.


– Так, ну давайте определимся, что у нас и как, – сразу взяв бразды правления в свои руки, предложил Старшой. – Валентин, есть что-нибудь попить?

– Квас домашний. Моя сама делала, вкусный, – ответил Валентин и вытащил из-под ног пятилитровую пластиковую бутыль, полную кваса.

– Стаканы?

– Вот, – Валентин протянул стопку пластиковых стаканчиков, заранее приготовленных.

– Чудно, – оценил Владимир Павлович.

Ефим помог разлить квас, сам попил. Действительно, вкусный квас.

Утолив жажду, все расслабились и развалились в креслах, насколько те позволяли.

– Так, – сказал Старшой, вынимая из своего рюкзака небольшие ламинированные карты-картинки. – Вот наш маршрут.

– Да, это интересно, – сказал Ефим и пододвинулся поближе к Старшому. – Давайте обсудим.

– А чего обсуждать – всё уже решено. Валентин, ты таблички сделал? – обратился он к Валентину, который сидел рядом с водителем впереди.

– А как же?! Как договаривались!

– Покажи.

Валентин протянул две квадратные металлические пластинки с гравировкой, как на могилку. Все стали их рассматривать, передавая из рук в руки.

– Чудно, – сказал Старшой, – а клей не забыл?

– Это самое, обижаете, Владимир Павлович! Когда я что забывал?

– Ты молодец, Валентин! – похвалил его Старшой и обратился к Ефиму, протягивая ему ламинированную карту-картинку. – Вот значить, какой план действий: Сегодня садимся на корабль, утром приходим на Мыс Шартлай (вот он на карте), и сразу вверх. Находим исток Лены. Я высчитал, что исток должен быть выше и дальше, нежели тот, который считается официальным, так что мы удлиним Лену километра на четыре и официально это зарегистрируем. А на месте истока приклеим вот эту табличку.

Владимир Павлович показал одну из двух табличек с фамилиями участников перехода, которую изготовил Валентин. Фамилии Ефима там, естественно, не было.

– Далее, – продолжал Старшой, – идем вот по этому склону километров шесть-восемь к истоку Риты и спускаемся по ущелью на мыс Рытый. Там нас будет ждать корабль. На всё – про всё – четыре, максимум, пять дней.

– Угу, я понял, – ответил Ефим. – Только должен предупредить, что из ущелья Рытого ещё никто не возвращался, если туда заходил.

– Не так, – не согласился Владимир Павлович, – был один, кто спустился по реке вниз. Я в Интернете по этому вопросу всю информацию прочел.

– Что-то я таких не знаю.

– Значит, будем первыми, если таких не было. Я правильно говорю, Валентин?

– Это самое, абсолютно! – подтвердил Валентин.

– Чудно, – подытожил Старшой.

– Мужики, я серьезно, – не унимался Ефим, – не стоит туда даже суваться. Там говорят, магма близко подходит к поверхности, радиация большая…

– Да нет там никакой радиации, – немного раздраженно обрезал Владимир Павлович. – Я проверял. Нет там никакой радиации!

– Тогда медведей значит много. Там «медвежий угол» – так его называют местные.

– Ну, и что? У нас ружье есть?

– Есть.

– Какие тогда сомнения?

– Да, в общем-то, никаких, – выдохнул Ефим, понимая, что спорить бесполезно, и откинулся на спинку кресла. («По ходу разберемся» – решил, как обычно, он.)

– Так, ещё нужно заехать в какоё-нибудь магазин, взять кое-что. По дороге будут магазины?

– Сколько угодно, – ответил Ефим.

– Валентин, остановимся возле магазина. Ефим покажет где.

– Это самое, без проблем! – отозвался Валентин.

– Вот и чудно! – заключил Владимир Павлович.


Пока добрались до МРС по ходу бурханили, то есть выпивали и лили водку бурятским духам на священных местах, несколько раз, а значит, почти, подружились.

МРС – деревушка, стоящая у паромной переправы с материка на остров Ольхон. Там на причале их ждал корабль, типа «Ярославец» под именем (или названием) «Фрегат».

– Отлично! – сказал Ефим, потягиваясь у машины. – Будем буруздить просторы Байкала на фрегате – ни больше, ни меньше!

Андрей Валентинович, которого про себя Ефим окрестил «Титановый» и Евгений Ефимович, естественно, для Ефима – «Кусто», не переставали восхищаться пейзажами и щелкать на фотоаппараты кадр за кадром всю дорогу до Байкала. А снимать было что, несмотря на неважную погоду. Аппаратура у них у всех была, чего сказать, очень хорошая, из последних каталогов, видимо. И дорогая – жуть. «А как иначе?» – так, кажется, кто-то из них спросил.

Капитан корабля и его помощник помогли загрузить вещи, показали, где расположиться пассажирам и немедля отправились, прогудев на прощанье «удаляющемуся» поселку и Уазику с водителем Андреем, который остался их дожидаться четыре дня на берегу в машине.

Пятерка путешественников расположилась на корме, под натянутым брезентом, за столиком. Быстро нарезав закуски, они отметили минуты пребывания на Байкале, поздравили «дебютантов» с эти событием и начали звонить родным, чтобы похвастаться, где они сейчас плывут.

«Да, да – на Байкале! Прямо с корабля звоню! Ты не представляешь как здесь красиво! Да, всё нормально! Да! Целую. Потом расскажу. Ну, всё, пока!» – что-то в таком духе раздавалось с разных концов корабля.

Потом все снова присели за стол.

За нескучной беседой выяснилось, что Валентин забыл таблички в машине. Но ему никто не поверил, потому что он ничего не забывает, и все решили дождаться утра, когда Валентин сознается, что он их всё же взял, а сейчас просто хочет всех разыграть.

Потом обсудили немыслимое везение москвичей, которые взяли билеты на восьмое число, но после их поменяли на десятое, чтобы досмотреть финал чемпионата мира по футболу. А тот рейс, прилетев девятого, сгорел в Иркутском Аэропорту.

– Да уж, – сказал Ефим, – футбол иногда спасает жизни!

– Да уж! – подтвердили москвичи.

Ещё оказалось, что Владимир Павлович читал книгу Ефима о Байкале в Интернете.

Ефим тут же вручил ему весь комплект своих книг, пообещав остальным, что сделает то же самое, когда они вернуться в Иркутск.

Выпили, как полагается, за автора и столь интересного человека, как Ефим, с которым их так неожиданно свела судьба.

Ефиму было приятно. Попутчики сбросили напряжение первого знакомства и рассказали о себе, о своем хобби спускаться с нетронутых вершин (и про титановый позвонок, конечно же).

Всё было «чудно»!

Ближе к ночи, отведав подарок капитана в виде вяленого омуля, мужики утомились и разбрелись по каютам.

Ефим остался на палубе, так как выяснил, что у корабля нет локатора, а впереди ночь и широкие полосы тумана. Он серьезно относился к Байкалу, какой бы маршрут не предполагался – это уже говорилось. Поэтому он, чем мог, помогал капитану и его напарнику. И, в конце концов, поплутав в тумане, они причалили на дикий берег километрах в сорока от нужной точки причаливания, то есть от мыса Шартлай. А что делать? В таком тумане и ночью напороться на берег или другой корабль, как нечего делать. Ефим решил не рисковать. Раз уж его назначили Дерсу Узалой, он отвечает теперь за этих товарищей.

– Утром пораньше рванем и часам к восьми будем на мете, – пообещал капитан.

– Годится, – согласился Ефим и тоже отправился спать – завтра трудный день, в гору лезть, нужно отдохнуть.

А дождик тихонько стучал по железу Фрегата.


Утром в липком тумане обогнули мыс Рытый, дошлёпали до мыса Шартлай и причалили у зимовья егерей. Егерей, к счастью, не было видно, хотя посуда, нож, журналы «Охота и охотничье хозяйство» за 1996 год и прочая чепуха, валялись у костра. Ещё на берегу валялись сети, скомканные, как попало. Брезентовый полг, вместо двери, у зимовья был задран на крышу, то есть – заходи, бери, что надо! Казалось, что люди где-то здесь, наверное, «до ветру» вышли. Но не было людей! Вот и хорошо – лишний раз попадаться на глаза работникам заповедника, не имея разрешения на проход, вряд ли стоит.

Ефим уточнил у капитана, когда и где они их будут ждать.

Капитан сказал, что им нужно ещё в одно место проскочить, а послезавтра они вернуться и будут их ждать на Рытом.

Ефим настаивал, чтобы их ждали завтра с вечера – вдруг они раньше выйдут. Но капитан стоял на своём: послезавтра, с утра. Так ни о чём и не договорившись, разозлившись на команду корабля, Ефим обрезал:

– Завтра вечером вы должны быть на Рытом!

– Послезавтра утром мы там будем, – спокойно ответил капитан.

Ефим плюнул и спустился на берег, где его ждали «москвичи».

Корабль ещё остался на отстой, дожидаться погоды, а команда пошла по торной тропинке мимо зимовья в гору.


Не удобно тащиться в гору с ружьем на плече. Однако, учитывая, сколько здесь вывороченных камней, помета и медвежьих следов, это необходимо. Ефим шел первым, чтобы собой прикрыть команду, как настоящий проводник-телохранитель. Молодец! Команда пыхтела позади. Замыкал шествие, курящий на ходу, Валентин. А в вышине горы маячил узкий ледник, к которому и держали путь наши путники. «Далековато! – оценил Ефим. – Но делать нечего, нужно топать – у них ведь тоже трубы горят. Ничего, лишь бы вода была – дотянем». И он тянул.


А дождик то моросил, то появлялось солнце, и становилось жарко и всё парило. Постоянно хотелось пить!

Зато, какие виды! За спиной щелкали камеры.


Первый привал в живописном месте на обрыве над горной речушкой Шартлай.

(Ефим спустился к реке, набрал две пластиковых бутылки чистейшей воды, напоил путников).

Второй привал среди мокрых листьев Бадана и проклятых комаров у высохшего русла ручья, впадающего в непогоду в речку Шартлай. Вода кончилась. Это напрягало – нужно искать воду, чтобы остановиться и нормально пообедать.

Третий привал и обед, почти на километре над уровнем моря (Владимир Павлович постоянно замерял высоту и маршрут по своим супер-навигационным приборам) у бурлящего потока, теперь уже точно, горной реки.

– Чудное место. Разжигаем костер!

Все сбросили мешки и стали собирать хворост.

Ефим спустился к реке, набрал полные котелки и бутылки воды.

Из бутылок сразу выпили воду, пока закипала вода в котелках.

Разложили продукты.

– Сублиматы! – сказал Палыч, вытаскивая пакеты с сублимированными кашами, супами, мясом и т. п. – Веса не имеют, а калорийность, почти, как у натуральных.

Ефим взял пачку и оценил её вес.

Действительно, веса не имеют.

– А котелки из чего? – спросил он, так как их вес он оценил, когда спускался за водой. Трехлитровые котлы, казалось, тоже почти ничего не весили.

– Из титана, – ответил Владимир Павлович. – И посуда и ложки из титана. Всё из титана.

– Понятно, – улыбнулся Ефим и посмотрел на Андрея Валентиновича.

Тот понял его взгляд и улыбнулся в ответ.

Перекусили, покурили (курящие были только Ефим и Валентин), попили чай… и стали искать вилку, которую где-то выронил Андрей Валентинович.

«Вилки в походе, – думал Ефим не без улыбки, – титановые вилки!»

Никто не мог её найти – где-то в траве исчезла.

«Титановый титановую найдет!» – подумал Ефим, продолжая осматривать место там, где, как ему казалось, может «прятаться» вилка.

– Нашел! – Андрей Валентинович держал над головой свой столовый предмет.

– Я не сомневался, – сказал Ефим.

Андрей Валентинович опять улыбнулся в ответ.

– Ну всё, собираемся и в путь, – скомандовал Старшой.

– Я за водой схожу, – сказал Евгений Ефимович, взяв у Ефима пустые бутылки, – ты отдохни.

И стал спускать к речке с обрыва.

– Спасибо, – сказал Ефим.

«Кусто» обернулся, улыбнулся и кивнул:

– Без проблем!


Чем выше, тем подъем становился круче, идти становилось тяжелей. Тропа давно исчезла, стершись в каменных россыпях. Путники порядком утомились. Только Валентин казался двужильным, скакал, как сайгак по камням, и курил не переставая. (Хотя сайгаки по камням не скачут, но, думаю, понятно, что он был выносливым малым – геолог!)

А вот уже и ледник. Осталось совсем малость до вершины.

У Ефима перехватило дыхание.

– Подождите, – попросил он остальных, – перекурим немного.

Владимир Павлович сразу оценил ситуацию:

– Андрей, – обратился он к Андрею Валентиновичу, – где там твои таблетки? У Ефима похоже сердечко схватило.

«Ну, я бы так не стал категорично!» – подумал Ефим, но вслух ничего не сказал.

Андрей Валентинович достал из потаенного кармана пачку таблеток, оторвал одну, протянул Ефиму:

– Выпей, поможет.

Ефим проглотил таблетку, запил из потока горной речушки, хлебая ладонью, на всякий случай съел ещё и конфетку и пару галет, и почувствовал прилив сил.

Минут через сорок он уже был на вершине горы и поджидал своих «спутников», фотографируя их сверху (у него тоже был с собой маленький цифровой фотик, ни чета, конечно, тем аппаратам, что несли мужики из Москвы, но всё же).

«Хорошая таблетка!» – определил Ефим, подыскивая место для ночлега.

Дальше идти не было смысла – скоро ночь.

Мужики поднялись на гору, осмотрелись и согласились, что разбивать лагерь нужно где-то здесь. Желательно, где меньше ветра. А ветра меньше здесь быть не могло. Он рвал кедровый стланик, которым оброс весь склон горы, не пропуская к речке за водой, и тучи носились, как угарелые, то осыпая дождем, то превращаясь в туман, если «падали» под гору к Байкалу.

Однако место более-менее подходящее нашли, привязали палатки к стланику, переоделись в сухое, разожгли костер и стали готовить ужин, заодно оговаривая план действий назавтра. Решили так: завтра находим исток Лены в любом случае, приклеиваем табличку около него (они ещё не верили, что Валентин забыл её) и спускаемся вниз по тому же склону, по которому поднялись. На Риту не пойдем!

– Слава Богу! – проговорился Ефим.

– В следующий раз пойдем! – ответил Старшой.

– С вами хоть на край света на резиновой лодке! – подлизался Ефим.

– Вот и чудно! – остался доволен Владимир Павлович.


Природа дарила москвичам изумительные картины. Они бегали по склону, снимая её «подарки». Красиво? – Ни то слово! Прекрасно, удивительно, чудно! Да – чудно! Такое буйство красок: тучи, облака, куски бирюзового неба, горы, море, густой лес под склоном, горная долина… И солнце – то вырвется меж туч, то исчезнет, а от этого такие виды и панорамы! Красота! Прекрасно, удивительно, чудно!

Потом поели, немного пообщались, обсудив прожитый день, и пошли по палаткам.

Старшой спал один, в своей супер-качественной палатке.

Ефимович и Валентинович – совместно – в почти такой же.

Ефим и Валентин – тоже в одной, прорезиненной, надежной, но попроще гораздо.

Валентин решил перед сном покурить и задымил всю палатку изнутри.

– Дышать и так нечем, Валя! – обратился к нему Ефим. – Ты бы хоть голову высунул, что ли, и там покурил.

– Ничего! – сказал Валентин, и все-таки высунул голову, но лишь для того, чтобы затушить и выбросить бычок.

Ночью он ещё пару раз курил, чем очень нервировал Ефима.

Дождь хлестал по ткани палатки, но она не пропускала его вовнутрь. Зато конденсат капал всю ночь на голову и лицо. К утру все вещи были сырыми. А ружье потихоньку начало ржаветь.

Дождь хлестал всю ночь. Ветер выл до утра. Утром, как по заказу, они перестали хлестать и выть! Но солнцу вырваться из-за туч не удалось!

«Сырой» Ефим пошел разводить костер.


Пока закипала, с трудом добытая у кедрового стланика, речная вода, Валентин успел куда-то смотаться и найти исток Лены. Исток был в двух шагах от палаток. Точнее, метрах в ста. А Ефим – балбес, лез через чащу стланика за водой к другой воде! Зато всем остальным эта новость и находка понравилась, все пошли фотографироваться и засекать место и расположение истока, фиксируя его по приборам.

Отметили это дело приличным коньяком, который оказался в плоских фляжках московских гостей.

Отлично – никуда дальше тащиться не надо под холодным дождем, который опять пошёл.

– Всё, завтракаем, собираем палатки и – вниз, на берег, – определились первопроходцы. – Дело сделано!

Валентин, кроме шуток, забыл табличку в машине! На радостях его простили.


Спускаться по мокрым валунам под проливным дождем оказалось сложнее и опасней, чем подниматься. Но всё обошлось без травм. И камнепад прогрохотал в стороне. Удачно дошли до границы леса. Там отдохнули под мокрыми кедрами и потихоньку пошли к Байкалу. Ничего интересного при спуске – три-четыре привала, и вот, мокрые до нитки, в районе шести часов, путники вышли к зимовью.

Ефим ещё с обрыва углядел, что в воде у зимовья плещется десяток уток. «Отлично, – определил он, – егерей нет!» Так и оказалось. Хотя ощущение, что они где-то рядом, не покидало всех. Но их не было рядом. Их вообще не было.

– Вот, люди! – удивлялся Ефим, стягивая с себя мокрые одежды. – Всё побросали и испарились. Хоть бы зимовье закрыли. И посуду от костра унесли. Как будто минуту назад здесь были!

– Да, очень похоже, – согласился Евгений Ефимович.

– Так оно и есть, – сказал Андрей Валентинович.

Солнце жарило на берегу. Камни парили. А в горах бушевали грозы.

– Повезло с погодой, – оценил Валентин.

Команда стала раскладывать на прибрежных камнях сырые палатки и спальные мешки, чтобы просушить. Заодно на камни упали и мокрые личные вещи.

Осмотрели зимовьё. Нашли в бесчисленных мешках с провиантом лук и хлеб. Там всего было навалом, и жратвы и одежды, как на даче, как будто только что люди… Впрочем, это уже обсуждалось.

Ефим в своих резиновых сапогах зашёл в Байкал, зачерпнул котелки и поставил их на костер, который уже разжег Валентин.

– Пообедаем и решим, что дальше, – определился Владимир Павлович. – А пока просушить всё надо. Отдыхаем.

– Чудно! – ответил Ефим, удобно расположившись у костра в более-менее сухой одежде, с сигареткой в краешке губы.

– Согласен! – улыбнулся Старшой.


Люди отдыхали, вещи сохли, вода закипала.

– Пивка бы сейчас! После таких физических нагрузок, пиво – самое лучшее, что можно придумать. А, Андрей Валентинович, не отказался бы ты сейчас от пива? – спросил Евгений Ефимович «Кусто».

– Ни в коем случае! – подтвердил его слова Андрей Валентинович «Титан».

– Всё пиво на корабле! – сказал Валентин «Куряга». – Надо на Рытый идти – там пиво.

– У меня ещё коньяк остался, – улыбаясь, произнес Андрей Валентинович.

– О, это дело! Давай! – согласились все…

И живительная влага потекла по венам, наполняя блаженством уставшие, «сырые» тела.

Валентин закурил.

– На корабль идти надо – там много пива… и водки, – мечтательно заметил он.

– Что скажешь, Ефим? – спросил Старшой.

– Я думаю, никуда идти не стоит.

– Почему?

– Значится так, я тут прикидывал – дело такое: я вчера капитану говорю: «Завтра вечером жди нас на Рытом!» Он отвечает: «Утром послезавтра будем там, кой-куда ещё сходить надо!» Вы же слышали…

– Ну?

– Так вот, я как рассуждаю: «Кой-куда» – это означает не дальше Покойников…

– Это что такое? – спросил Евгений Ефимович.

– Это мыс так называется. Километров двадцать пять – тридцать отсюда, вон там, – и Ефим показал на дальний мыс, который вынырнул на секунду из тумана.

– Ничего себе название!

– Да! – согласился Ефим. – Как минимум, я два таких мыса на Байкале знаю. В смысле, с таким названием.

– Ну-ну, не отвлекайся, – попросил Владимир Павлович.

– Так вот, – продолжал Ефим, – если они урыли туда (а больше некуда – жилых мест, кроме этого, поблизости нет, а до того берега и обратно у них горючки не хватит), и всё же если решат сегодня вернуться на Рытый, то мимо нас не пройдут однозначно. А пойдут мимо, мы их тормознем. Да они и сами нас увидят в бинокль. Тем более что далеко от берега не пойдут – у них локатора нет, а туманы – вон какие, – и ещё могут лечь в любую секунду. Так что пойдут по кромке и мимо не проскочат. Значит, какой смысл тащиться тридцать километров туда, где нас не ждут, и ночевать в палатках, когда тут такое шикарное жилье, по таежным, разумеется, меркам. Крыша, стены, продукты. А пойдут мимо – тогда будут каюты и пиво. Это первое. Второе: если они на Покойниках и пойдут не сегодня, а завтра утром – варианты те же. В обоих случаях, идти тридцать километров не придется.

– Они уже на Рытом! – безапелляционно обрезал Валентин.

– Почему ты так решил? – спросил его Старшой.

– Я знаю, мне капитан сказал, что они сегодня будут на Рытом.

– Ты же слышал, что он Ефиму сказал.

– Ну и что? Я знаю, что они там. Сегодня идти надо!

– Сегодня уже времени нет, – ответил Ефим. – По темноте, по прижимам, в окружении медведей идти я бы не советовал. Тем более, на мыс Рытый.

– Да ну, а что такого? – отозвался Валентин.

«Тебе бухануть не терпеться!» – рассердился Ефим, а вслух произнес:

– Рассуждай реально, Валя, какой смысл? Даже если они и там, ночью все равно они в море не пойдут без локатора – ничего (по времени) не выигрываем. А если их там нет, придем вымотанные и будем в палатке трястись до утра. Там такое место, просто так ещё и не переночуешь.

– Да ничего особенного в этом месте нет! Мыс – как мыс!

– Не скажи!

– А что там такое? – спросил Евгений Ефимович.

– Не знаю, как сказать. Самим увидеть надо. Бабы там вообще находиться не могут. Кто туда из баб приходил, потом умирали. Там всякое твориться такое…

– Среди нас баб нет! – обрезал Валя.

– Это понятно. Но среди нас есть люди, которые способны рассуждать логически и трезво. Я правильно говорю, Владимир Валентинович? – обратился за помощью к Старшому Ефим, чтобы избежать напряженных отношений с упрямым Валентином.

Судя по всему, никому, кроме Валентина, не хотелось сегодня тащиться на неизвестный мыс Рытый. Тридцать километров по берегу на пороге ночи. Но все слушали доводы и оценивали ситуацию. Слово оставалось за Старшим.

– Я полагаю, что нужно остаться здесь до утра. Если Ефим прав – они мимо, действительно, не пройдут – ни вечером, ни утром. Если корабль уже на Рытом, в крайнем случае, можно по утру отправить двоих из нас на Рытый и пригнать корабль сюда за остальными. Я сам могу пойти. Или всем идти – заодно Байкал посмотрим (мы же и для этого сюда приехали!) Верно?

– Верно! – согласились почти все.

– А сегодня, действительно, смысла нет шагать по прижимам – до темноты не успеем. Хотя темнота – ерунда, но тем не менее. Будем слушаться проводника – он у нас опытный! Правильно?

– Конечно! – ответил Ефим.

– А раз так – остаемся!

Ничего более приятного Ефиму не хотелось услышать в данный момент. И он это услышал. (Внутри себя он ехидно хихикал – его взяла! Потерпишь без пива, Валюша!)

Закипела вода в котелке.

Люди стали разрывать пакеты с сублиматами.

Андрей Валентинович разлил остатки конька по кружкам.

Заработали челюсти и глотки.

Всё-таки, это здорово – горячая пища в походе!

А солнце ещё палило, и вещи сохли на камнях, всё было отлично.

Впереди ждал вечер бесед у таежного костра.


Покуда было светло, осмотрели и вычистили зимовье, чтобы не ночевать в грязи. Ефим растопил «буржуйку», резонно полагая, что ночью должно быть тепло, и чтобы вещи досохли.

Владимир Павлович отказался спать в зимовье и поставил свою палатку рядом у входа.

Солнце ушло за гору и сразу стало зябко. С моря подул паршивый, колкий ветерок.

Все лишнее занесли в зимовье. Сырое развесили по гвоздям. Сухое расстелили на нарах. Потеплее оделись, чтобы не простыть.

Готово! Можно идти к костру, пообщаться, помечтать, обсудить и этот прожитый день, поделиться впечатлениями, и всё такое. А то на подъеме и спуске особо не поговоришь – задыхаловка. А вот вечерком, под чаёк, под сигаретку (кто понимает) можно и погутарить, не забывая поглядывать в море, в надежде увидеть свой Фрегат (от пивка грех отказываться!).

Ещё вскипятили чаю, позаимствовав заварку в зимовье.

Ефим облачился в теплый, толстый, военный бушлат хозяев зимовья, расстелил свой коврик у костра и развалился на нем, покуривая и любуясь Байкалом.

Валентин пошел прогуляться вдоль берега, заодно посмотреть, какая дорога их завтра ждет. Он был настойчиво уверен, что корабля не будет.

Владимир Павлович сушил и чистил аппаратуру.

Тем же был занят «Титановый» Андрей Валентинович.

Евгений Ефимович в своей ковбойской шляпе присел у костра рядом с Ефимом.

– Неописуемо красиво! – вымолвил он, глядя в Море.

– Это точно, – согласился Ефим.

Из воды показалась голова нерпы.

– Вон нерпа, смотрите, – крикнул Ефим.

Все обернулись и стали с восторгом любоваться животным. Попытались сфотографировать, но нерпа нырнула, а после показалась уже значительно дальше, и фотографировать её уже не было смысла – черная точка на воде.

– Чудеса! Дикие места. Почти нетронутые цивилизацией. – Продолжал восхищаться Евгений Ефимович.

– Да Вы, батенька, романтик, – заметил Ефим. – Много, наверное, на своем веку повидали?

– Да, много повидал, – сознался «Кусто» Ефимыч.

– Признаться, мне тоже довелось по миру погулять…

И Ефим незаметно для себя, отвечая на, казалось бы, ничего не значащие вопросы, рассказал о своих планах, о своих интересах, увлечениях, жизненных перспективах, переживаниях и прочее, прочее, прочее, что с ним было, есть и, возможно, будет. Ещё они говорили о литературе, искусстве, прошлись по истории и работам Носовского и Фоменко, на что Евгений Ефимович сказал, что он больше склонен доверять Морозову, чем его продолжателям, и рассказал не простую судьбу и биографию этого ученого. Много было поучительного и интересного в их беседе для обоих собеседников. Потом к костру подсели Владимир Павлович и Андрей Валентинович. А чуть позже подошёл и Валентин, вернувшийся с «прогулки». Темы стали шире и значительнее. Выяснилось, что Ефим не простой проводник туристической фирмы – он вообще не проводник, у него отпуск кончается, вот он и лазает по горам от нечего делать. Он вообще много лазает по горам и скалам, по тайге и по болотам, когда приходит охотничий сезон, иногда прыгает с парашюта, иногда ныряет на глубины Байкала и Ангары с аквалангом за спиной. Пару раз ходил под парусом, служил в непростой географической точке, и вообще он человек интересный, который много путешествует и не скучно живет.

Да уж, на такие темы можно разговаривать вечно – рыбак рыбака, как говорится, видит издалека, навылет. Плюс – горы, море, запахи лета, треск костра и вкус крепкого лесного чая с листом дикой смородины, – располагают к этому. И, как оказалось, много тем и точек соприкосновения и интересов есть у этих людей, столь разных и живущих так далеко друг от друга, но духовно близких и, в сущности, имеющих родственные души, воспитанные на романтике, жажде приключений, путешествий и исследований.

Все было хорошо, интересно и спокойно.

Но часики тикали, туман сгущался, мгла наступала. И пока это была ещё бело-серая мгла из-за густого тумана. Вот в ней-то вдруг и неожиданно возник у берега теплоход!

Нет, не тот корабль, которого они ждали, – другой. Подошел к берегу. Постоял минут двадцать (довольно долго!), не зажигая огней. Потом медленно сдал назад и растворился в тумане. И всё – как будто и не было его вовсе. Мистика? Может быть, но Ефим успел его заснять, и на цифровой картинке он получился. Значит – реальный, материальный объект. Но зачем он подходил, и без огней ушел в туман? – непонятно!

– Вот такие «летучие голландцы» у нас бывают, – сказал Ефим. – Я думал, егеря пожаловали. Хорошо, что ушли. А то сейчас бы был переполох. И в зимовье тесно, и «кто да чё», и «где ваши разрешения»? Пришлось бы им врать, что я сопровождаю высокий чин из правительства России с двумя телохранителями из спецслужб.

– И был бы недалек от истины, – отреагировал внезапно Андрей Валентинович. – И прошло бы легко, поверь.

– Я понимаю, – отозвался Ефим. – Поэтому-то и говорил бы такое, что недалеко от истины. Сколько время?

– Начало двенадцатого.

– Нормально.

Интересная деталь: на природе, будь то Байкал, или степь, или тайга, почему-то людей точное время не интересует – «начало двенадцатого» – и всё! Скажи-ка так в городе: «начало двенадцатого», – задолбают вопросами: «А точнее?», «Сколько именно?» и тэ дэ, и тэ пэ. На эту деталь, на эту особенность ощущения времени, Ефим обратил внимание несколько лет назад, когда он и его приятели веселой, шумной компанией отправились на рыбалку в Монголию на озеро Хубсугул. Высокогорное (по Сибирским меркам) озеро Хубсугул считается «Младшим Братом» Байкала. «Младшим», наверное, потому, что оно значительно меньше, а «Братом» – потому, что из Хубсугула вытекает река Селенга, которая сотни километров несет свои воды по монгольским и бурятским степям в озеро Байкал. Кстати, многие виды рыб, которые водятся в Байкале, водятся и на Хубсугуле (почему-то принято говорить: «на Хубсугуле» а не «в»). Там есть и байкальский омуль, и хариус и много чего ещё (вот про нерпу ничего сказать не могу – не в курсе), но пока разговор не об этом. Место живописнейшее! Евгений Ефимович, наверное, просто растаял бы, увидев те места: заснеженные вершины гор, глубокое синее небо, холодную мелкую рябь воды, степные долины, где пасутся монгольские яки, а лебеди, гуси, утки – табунами, стаями и клиньями летают и носятся в вышине, вдали стоят юрты монголов, ни дорог, ни путей, только ветер, яркое солнце и тишина! (Хотя, Евгений Ефимович и ни такое видал!) Так вот, приехал туда Ефим с компанией на двух Уазиках, преодолев несколько разлившихся болотистых речушек, каменные россыпи, огромные корни прибрежных сосен и прочие природные преграды, и расположился лагерем у небольшой речки, впадающей в Хубсугул. Хотя и устали, как собаки, пока карабкались до места, но удочки настроили вмиг, потому что рыба в протоке так и прыгала из воды, просясь на сковородку. Много было рыбы – видно сразу. Монголы рыбу не едят. Видимо, по религиозным причинам, а может, просто ловить её не умеют – кто знает? птицу, почему-то, они тоже не едят. Так что, и рыбы, и птицы было море на озере. Наловили они с друзьями тогда… Короче, приходит утро, его сменяет день, потом, естественно, вечер, ночь, утро, день, ночь, день, утро, вечер, день… и всё – запутались!

– Какое число?

– Хрен его знает!

– Какой день недели?

– Нашел, что спросить!

Всё! Время остановилось!

О-па! И ты потерялся во времени!

Но за эти дни они уже сдружились с монголами, чье стойбище было недалеко – в километре, примерно, – от места стоянки компании. А по меркам Монголии – это два шага. Вначале, монголы просто приезжали на конях, садились на землю и втупую смотрели, а что же делают эти люди с той стороны? Проводник из местных (а у компании, естественно, был проводник, который привозил баранину, хвалил русскую водку и рассказывал о национальных традициях, обычаях, обрядах) советовал не обращать на это внимание. Дескать, это их земля, они здесь хозяева – куда хотят, туда садятся. Они же не мешают, не крадут, не лезут – просто сидят и смотрят. И пусть сидят. Но если вы начнете с ними общаться – тогда сами виноваты. Они начнут усиленно вам помогать, и не успеете оглянуться, как выпьют всю вашу водку и займут место у костра. Спасибо, конечно, что просветил, но как не общаться, когда живые люди сидят в двух метрах от тебя и смотрят, что ты там грызёшь. А ещё маленькие, босоногие (несмотря на довольно холодную почву) мальчишки и девочки с раскосыми глазами и черными косичками, явно не пробовавшие «сникерс», скромно стоят поодаль. Хочешь, не хочешь – угостишь. Но, чтобы не задарма, отправляешь взрослых монголов за дровами, просишь прокатиться на монгольской лошадке и активно общаешься, не обращая внимания на разницу языков. Сам становишься диким, чумазым и спокойным, как местные жители, которые часов не наблюдают, а время у них разделяется так: пришла пора – выгоняй стадо на пастбище, а холодно стало – в стойло. Что такое «день недели», да и что такое «неделя» (или «месяц» или «какой нынче год?») им знать незачем – лето, зима – что ещё надо? Классно им! А день или ночь – какая разница? Буквально два-три дня прошло, а всей компании казалось, что они здесь век живут. Потерялись во времени!


Вот об этом своем наблюдении Ефим и поделился с собеседниками у костра.

– Да, потеряться во времени нет ничего проще. Впрочем, как и найтись, – спокойно ответил Владимир Павлович.

– Потеряться – да, – согласился Ефим, – а вот найтись как, если потерялся?

– А сколько раз ты терялся, а потом находился?

– Не знаю. Не знаю, терялся ли я вообще.

– Подумай. Наверняка у тебя были ситуации, в которых, как тебе казалось, ты уже бывал. Обычно пишут, что человек во Сне порой переживает или видит что-то, а потом ему Наяву кажется, что он уже бывал в этом месте или переживал то, что приснилось. Было такое?

Ефим вспомнил, что однажды, точнее, дважды, ему снился сон, что он идет по каменному горбатому мосту, смотрит на протекающую внизу реку и видит больших рыб, стоящих против течения и медленно шевелящих хвостами. Через несколько лет, он шел по горбатому, старинному каменному мосту, бывшего венгерского города Ужгород, и его как током шибануло – внизу, в реке, против течения стояли большие рыбы и шевелили хвостами. Он тогда несколько минут не мог оторвать глаз, доподлинно зная, что это он видел во сне… и не раз!

– Да, было, – сказал Ефим.

– Ну, вот видишь. Ты же выбрался.

– Выбрался. Если, считать, что я куда-то вообще забирался.

– Забирался, забирался. Просто, ты сам пока этого не понимаешь. Человеческий мозг так устроен, что он способен без помощи «хозяина» найти выход в любой, особенно, в критической ситуации. Многие считают, что им Бог помог, и, скорее всего, они правы, если верить в то, что нашими действиями и мыслями управляют свыше.

– Возможно, – ответил Ефим, размышляя над сказанным.

– Возможно? Неужели ты станешь отрицать, что твой мозг способен вычислить в непроходимых джунглях листик на дереве, помеченный специально для тебя, скажем, вот такой полоской бумаги? – и Владимир Павлович прилепил к чурбану, на котором сидел Ефим, маленький, красный, бумажный ценник, который перед этим оторвал с упаковки сублимата.

На ценники стояла цифра «29». Ефимова память сфотографировала этот кусочек бумажки с цифрой. «По закону жанра, – подумал Ефим, – я наверняка где-нибудь увижу подобную наклейку и обязательно на каком-нибудь листике!»

– Знаете, Владимир Павлович, в детстве, я мечтал попутешествовать во времени. Но я всегда хотел, чтобы у меня был с собой учебник по физике (почему-то по физике, а не по химии или биологии, или ещё какой) и автомат Калашникова с кучей патронов. Я думал, что попади я в прошлое с таким комплектом подмышкой, я стану великим ученым и не дам себя в обиду, а скорее наоборот, если надо, всю их конницу положу. Потом, конечно, к этим мыслям приклеивались пуленепробиваемые, обязательно легкие, жилеты (точнее, стрелонепробиваемые). После – «поперли» БТРы, танки, в комплекте с другими умными книгами, в том числе, с чертежами самолетов и подводных лодок. Хотелось стать знаменитым и помочь тем несчастным, которые землю пахали и света белого не видели, не говоря про телевизор. И Чингисхану устроить! Правда, я то на той, то на другой стороне стоял, в зависимости от настроения, особенно, в Астраханском кремле: стоишь на стене – думаешь, как это всё можно защитить, стоишь перед стеной – думаешь, как всё это можно разломать. С Вами, наверное, тоже такое бывало?

– Конечно, бывало.

– Я так и думал.

Ефим подкурил от веточки, торчащей из костра, потянулся, выпрямив ноги, и смачно выпустил дым.

– Ну ладно, это самое, – сказал Валентин, – время уже позднее, может, спать пойдем? А то, что-то стало холодать.

– Да уж, пора, наверное, – согласились с ним.

И вся компания поднялась от костра и стала неторопливо собирать свои вещи и посуду.


Рано утром, как говорится в Сибирской глубинке, «ни свет, ни заря», стоило только начать сереть за закопченным окном зимовья, Ефим тихо поднялся, неслышно оделся и незаметно вышел из зимовья. Он всегда тихо и незаметно поднимался и выходил. Ну, во-первых, чтобы не будить товарищей, а во-вторых, если рано-рано утром тихо выйти из зимовья, можно многое увидеть в дикой природе, которая не ожидает твоего тихого выхода. На этот раз в воде, у самого берега, плескались утки, придавленные густым туманом к гравийной кромке. Ефим решил подкрасться к ним и попытаться сфотографировать. Ступая осторожно по графию, ставя ногу на носок и медленно перенося вес тела с ноги на ногу, как это обычно делается на утиной охоте, чтобы не шуметь и не щелкнуть случайно попавшей под подошву веткой, Ефим очень близко подошел к птицам. Но кадр удалось сделать лишь один – он не выключил фотовспышку. «Нормально, – не расстроился он, – зато подкрался! Навык ещё есть!»

Потом он огляделся, закурил первую, «пшеничную» сигаретку, поежился на утреннем прохладце, собрал, какой было, сырой хворост и разжёг костерок. Огонек затрещал, облизал шипящие веточки, заклубился едким густым дымком, потом разошелся как надо, осталось только подкинуть хорошую полешку. И сразу стало теплее, жизнь улыбнулась, начался новый день путешествия.

«Так, что сегодня? – размышлял Ефим. – Сейчас туман, выглянет солнце, начнется ветерок, туман разойдется, и появится наш Фрегат. Главное, его не пропустить!» Именно поэтому он встал раньше всех, чтобы корабль не прозевать. Не хотелось оказаться не правым, а то Валентин будет улыбаться, как вчера, а ему видимо придется сходить «прогуляться». Надо ждать!.. И, укутавшись в хозяйский бушлат, он «поглубже» сел на коврик у костра и уставился в Море, гоняя что-то свое, что известно многим, кто вот так же сидел рано утром и глядел в затуманенный холодный Байкал.


Когда встало солнышко и подул ветерок – туман от зимовья ушел. Но мыс, с которого должен отчалить их кораблик, ещё был укутан молочной, густой пеленой, и вряд ли в таком молоке их корабль стартует. Надо ещё ждать.

Проснулись мужики.

Валентин подошел, подкурил и спросил:

– Нету?

– Не-а, – ответил Ефим.

– И не будет – он на Рытом.

Ефим кисло улыбнулся, пытаясь дать понять, «как ты не прав, Валентин!»

Валентин пожал плечами и налил себе разогретого уже давно чая.

– Зря ждем. Это самое, двигаться надо, – продолжил он.

– Возможно, – отозвался Ефим. – Сейчас все проснуться, позавтракаем и там решим.

– Да, позавтракать надо, – согласился Валя.

– Доброе утро! – поприветствовал всех, бодро вышедший из зимовья Евгений Ефимович, и направился к Морю чистить зубы.

– Доброе утро! – появился Андрей Валентинович с зубной щеткой в руках и следом пошел за Ефимычем.

Они долго фыркали, плескаясь в холодной воде, а Ефим сказал Валентину.

– Во мужик, после такой операции, а по горам скачет, как молодой!

– Андрей что ли? – переспросил Валя.

– Да, – ответил Ефим. – Андрей Титанович.

– Да, это самое, крепкий мужик.

– Ни то слово!

– Вы чего такие хмурые? – большой Владимир Павлович с заспанным лицом, как скала встал у костра, пытаясь расчесаться. – Чего зубы не чистите?

– Мы курим! – пошутил Ефим.

– Это плохо, – вздохнул Старшой. – Бросать надо. Вон мужики – им всё нипочем!

Он показывал пальцем на берег, где принимали холодные утренние процедуры мужики, которым всё было нипочем, раздевшись по пояс.

Потом он вернулся к своей приземистой палатке, заполз в неё, и вылез уже с зубной щеткой.

– Пойдете? – спросил он у скрюченных у костра Валентина и Ефима, дымящих всякой гадостью.

– Нет, – ответили те, продолжая травиться.

– Как знаете.

И Владимир Павлович бодренько так зашуршал галькой, направляясь к воде.

По опыту знаю, – редко кто из курящих рано утром лезет в холодную воду!


Солнце палило, жара и безоблачное небо над головой! А Байкал был укутан густым туманом, и казалось, что раздуть его ни у какого ветра сил не хватит.

– Ну, какие прогнозы, Ефим Тимофеевич? – спросил Старшой.

Ефим взглянул на Море.

– Какие прогнозы? Туман. Ждать надо. В таком тумане они не пойдут.

– Идти надо, – сказал Валентин. – По дороге заберут, если пойдут.

– Придем, а их там нет, тогда что?

– Да там они!

– Ну, а если нету?

– Подождем.

– В палатке?

– Да там они.

Ля-ля, тополя, бесцельная трата времени…

Короче, всем стало ясно, что эти спорщики не уймутся. Поэтому Владимир Павлович, как Старшой и основной, сказал:

– Ждем до двух часов! Не будет корабля – идем на Рытый. Все согласны?

Все согласились.

– Вот и чудно!

Оставалось четыре (если не появится раньше корабль) часа безделья под палящими лучами июньского солнца на берегу Священного озера. Мужики разделись до трусов и решили принять ультрафиолет, говоря по-русски, позагорать.


Ближе к полудню Валентин повеселел, Ефим озверел. Ефим материл не проходящий туман, егерей, которые всё побросали и испарились, тех, кто «подсунул» корабль без локатора, негодный для путешествий по Байкалу, сублимированную пищу. Он говорил: Тушенка лучше. Сублиматы меня зае… «Заелся ты, Ефимушка! Держись! Чего раскис?»

Тогда мудрый Владимир Павлович, сидя у костерка, вдруг достал из нагрудного кармашка рубашки огромный драгоценный камень. Кажется, он назывался Топаз. Ненавязчиво так, взял и достал из кармашка камень, стоимость которого, по представлениям Ефима, равна стоимости всего оборудования, которое имеется сейчас у них на берегу. Возможно, что это и не так – Ефим ни черта не понимал в стоимости драгоценных камней, но то, где он хранился у Старшого, его удивило.

– Потерять не боитесь? – спросил Ефим. – Можно посмотреть?

– Не боюсь, – сказал Владимир Павлович, протягивая камень Ефиму. – Мой талисман, всегда со мной.

Голубой, как воды Байкала, отлично граненый, размером с грецкий орех, чудовищно красивый камень, очень необычно смотрелся в руке. Теперь понятно, почему многие лишаются голов вот из-за таких безделушек – было что-то притягивающее в мерцании граней.

– Красиво! – прошептал Ефим. – Очень красиво.

Посмотрев сквозь камень на солнце, он протянул его обратно хозяину и изумленно переспросил:

– Вот так в кармане? А если выпадет?

– Не выпадет! Талисман же. Талисманы не выпадают. Если выпадет, значит что-то произойдет.

И тут же по-привычке, Владимир Павлович прочитал целую лекцию о драгоценных камнях, потому что был геологическим доктором наук и академиком одиннадцати академий.

Ефим слушал. Для него была лекция познавательной. Он много не знал, и представить не мог из того, о чем сообщил Палыч. Интересно, есть повод для размышлений. Но чтобы вот так хранить этот дорогущий, стоящий целого состояния камень… Талисман! Ну и что, что талисман? И вот так спокойно!.. Хотя, это тоже повод для размышлений. А если учесть, что вся аппаратура, одежда, снаряжение и прочее, прочее с чем соприкасается Владимир Павлович, – есть самые последние образцы и изделия самого современного производства, то поводов для размышления о смысле жизни становится так много, что лучше … закурить.

И Ефим закурил.

Пыхтя сигареткой, он вышел на кромку воды, посмотрел на затуманенный мыс, с которого он ждал корабль, и смачно выругался.

– А вот это зря! – сказал Владимир Павлович.

– Что зря? – не понял Ефим.

– Ругаешься зря. Тем более у воды. Вода всё запоминает. И негативная энергия скапливается в ней. Зря ругаешься вообще, а у воды в частности. Есть доказательства, что структура воды изменяется, если даже стакан с водой поставить на надпись «Гитлер» или «Иисус». И от музыки её структура меняется. Вода запоминает и несет информацию. Так что, не советую ругаться…

– Вблизи водоемов, – договорил Ефим.

Подойдя к костру и присев напротив Владимира Павловича, Ефим сказал:

– Странное дело, вот мы сидим на берегу Байкала и говорим о таких вещах, о которых я несколько месяцев назад написал в своей книжке. Там среди героев разговор шел о том же самом – о живой воде, несущей информацию. Разговор происходил тоже на берегу Байкала. Странно, правда?

– Ничего странного, так часто бывает.

– Да, уж! – выдохнул Ефим и зачем-то поднялся. – С Вами ещё пару дней попутешествуешь и… Впрочем, я рад, что встретил Вас! И спасибо за лекцию. А книжку, которую я Вам подарил, обязательно прочитайте – сами удивитесь, насколько пересекаются темы. Там, кстати, у меня есть «предложение», как вместо Интернета можно использовать кран-смеситель для передачи информации в любую точку планеты. В шуточной форме, конечно, но все же…

– Обязательно прочту, – пообещал Старшой.

Ефим смотрел в Море.

Туман, – чтоб у него все было хорошо! – не расходился!

Водичка прибоем шуршала о камни, дай Бог ей здоровья!

«И чайкам спасибо за то, что ОРУТ!»


В час дня туман рассеялся. Корабль из-за мыса не появился.

Наскоро пообедав, упаковав вещи, команда была готова к старту.

Выждав ровно до двух, Старшой сказал: «Ну, с Богом!»

И все направились в сторону Рытого.

«Как и обещано было, проведу их тридцать километров по берегу!» – подумал Ефим, зарядив ружье и перекрестившись на дорогу.


Стоило выйти на мыс Шартлай, как тут же спугнули долговязого (по-мультяшному), рыжего, наглого лиса. Нехотя отбегая вприпрыжку к корявым, низкорослым лиственницам, он останавливался и недовольно лаял. А чего ему? Заповедник – страна непуганых дураков.

Потом была безветренная тихая заводь, кишащая хариусом, который плавился в неимоверном количестве, выпрыгивая «по пояс» из воды за липочаном – бабочкой-ручейником – любимым лакомством медведей и, как выяснилось, рыбы.

– Косяк – не меньше, – определил Валентин.

– Не меньше! – согласились все.

– А я спиннинг в машине оставил, – с досадой сказал Валентин.

– И ни только, – напомнил ему огромный человек с «московской бородкой», идущий рядом.

– Рыбку на корабле покушунькаем, – сказал Ефим. – Капитан обещал сети поставить, так что уха будет.

– Уха – это хорошо, – тихо произнес Андрей Валентинович, пыхтя под тяжелым своим черным мешком.

Видимо, ни только Ефима сублиматы зае… заелись видимо все!

И тут их путь прервал первый прижим.

– Ну, всё! Снимайте штаны – этот не облезем! – Ефим сбрасывал рюкзак. – Я первым проверю. Нормальный. Я его проходил. По пояс где-то. Но вода холодная. Давайте, я вещи перетащу. А вы за мной налегке.

Но все решили свою ношу нести сами и шагнули в холодную прозрачную воду.

Если бы в такую воду засунуть голову, то стыли бы уши. Но наши путники ушли в неё по пояс, и, стиснув зубы, чувствовали, как быстро стынут, становясь квадратными, другие нежные части тела. Поэтому прижим прошли быстро и весело!

Растираясь на берегу в своей ковбойской шляпе, Евгений Ефимович резонно заметил, что холодная вода моментально прибавляет силы любому уставшему путнику. Что он уже неоднократно замечал, что стоит окунуться в холодную воду, как усталость исчезает. Тело, как новое. И силы, откуда не возьмись.

– Вода – это жизнь! – напомнил Владимир Павлович.

Согласились, естественно, все.

Кратко обсудив «водную тему», все наконец-то оделись, обнаружив, что Валя исчез.

А Валентин в воду не полез. Он обошел прижим поверху. Он не захотел мочиться. Его гораздо позже заметили впереди на берегу, когда уже все стали сомневаться, а не сожрал ли его медведь, чьи следы и помет «украшали» белый байкальский песок. А Валя курил, сидя на камне, и думал, какой, это самое, бестолковый у них проводник – загнал всех в воду, вместо того, чтобы чуть подняться на уступ и обойти препятствие. Проводник, тоже мне! Тропу, это самое, не может найти – только языком чесать! Плюнул с досадой он в воду, щелкнул в сторону тлевший бычок, высказался не литературно, вульгарно и тихо, и… снова закурил.


Первый привал замечателен тем, что сварили классного чаю, и нерпа высунула из воды свою голову, метрах в десяти от берега. Как на картинки, глупая, смешная рожица, озиралась по сторонам, не понимая, что такое, кто тут чаи гоняет. А Андрей Валентинович, от неожиданности перепутав название, кричал: «смотрите, ондатра!» Но самое главное, что на этом привале Владимир Павлович начал свою новую лекцию о глобальном потеплении, которое приведет к глобальному оледенению, и Европа накроется медным тазом, как огромным ледником. Точнее, – наоборот. Плохо разбираясь в географических и геологических тонкостях данного вопроса, не очень представляя подлинный маршрут Гольфстрима, Ефим, тем не менее, понял, что максимум к двенадцатому году, он будет несказанно рад, что родился в Сибири.

«Европа не сможет обогреть свое население, если температура понизится, хотя бы на несколько градусов. Вымерзнет и перестанет существовать все сельское хозяйство, которое сегодня кормит Европу. Не хватит элементарных энергоресурсов, чтобы поддержать жизнь населения в тепле и уюте. Их просто негде взять. Человечество как-то пережило два потопа, о чем есть неоспоримые данные, как в Библии, так и в научных трудах современных ученых. Третий ему не пережить. Ледники тают, холодное воды меняют направление Гольфстрима, благодаря которому в Европе и поддерживается, до настоящего времени, тот мягкий климат, который и делает её комфортной географической точкой. Но наступят холода, и миром будут править две державы, которых этот фактор мало коснется, – частично Америка и Китай. И тогда Европа поползет в Среднюю Азию и в Арабские страны. А это уже мировая война. Ученые и правительства всех заинтересованных стран уже бьют тревогу, но пока тщетно. А времени крайне мало. По прогнозам, к десятому, максимум, – к двенадцатому году, должна произойти катастрофа. Москве тоже достанется. Если не предотвратить… В общем, нужно срочно искать решение этой проблемы!» – примерно так, если в кратко, можно пересказать то, что понял Ефим.

Владимир Павлович оперировал разными понятиями, приводил доводы, утверждал и доказывал на примерах свои размышления в данном вопросе. Честно говоря, он очень интересно рассказывал – все слушали, мягко выражаясь, разинув рты.

Потом облегченно вздохнули сибиряки Валентин и Ефим, взяв свои рюкзаки. Следом, задумавшись и озабочась, подняли мешки «европейцы» Евгений Ефимыч и Андрей Валентиныч. Улыбаясь и бодрясь, поднял свою ношу Доктор наук.

Залили костер, и пошли на мыс Рытый (кушать уху и пить пиво). На час и другой ходьбы, тем для переваривания хватит.

Примерно на середине пути от Шартлая до Рытого тропа, извиваясь, полезла в гору. Хоть в гору идти и не очень хотелось, но делать было нечего, пришлось подниматься. Довольно крутой подъем отнял достаточно сил для того, чтобы устав, люди вдруг увидели, какая красота открылась их взорам. Москвичи расчехлили камеры и, забыв про всё, стали «жечь пленку». Сверху Байкал ещё более, наверно, красив. И вот тогда-то Евгений Ефимович сказал, обращаясь к соратникам:

– А всё-таки здорово, что мы пошли пешком! Быть здесь и этого не увидеть – непростительно. Спасибо Ефиму, что дал нам такую возможность. Незабываемо! Я считаю, нам повезло.

– Спасибо на добром слове, Евгений Ефимович, – ответил Ефим. – Но ночная прогулка к «пивному ларьку», как считается у заброшенного зимовья, гораздо привлекательнее.

(Это он завалил камнями огород Валентина – не трудно догадаться)

– Нет! Ничто не сравнится с тем, что я здесь вижу. На всю жизнь останутся в памяти эти панорамы и виды, шум прибоя, запах травы и теплый ветерок. Никакое пиво не заменит мне этого. Хорошо, что мы пошли пешком. И именно днем, чтобы всё это видеть. Изумительно!

Евгений Ефимович заворожено смотрел в даль Сибирского Моря.

– Ещё раз спасибо, Евгений Ефимович. Вот вы – настоящий друг! А все остальные – лицемеры и подхалимы, – пошутил Ефим. – Вы ещё Рытого не видели. К вечеру там будет на что посмотреть. Обещаю.

И они двинулись дальше, щелкая «фотиками».


Мы так много говорим о Рытом, что пора бы уже до него и добраться.

Но прежде чем добраться до мыса, предстоит пройти тройную, недавнюю осыпь камней, заваливших прибрежный путь, а это означает, снова лезть в воду. И сосредоточить внимание на том, что берег усеян ни только следами медведицы с годовалым медвежонком и их свежими кучами, но и мокрыми камнями, «помеченными» зверьем. Они где-то совсем рядом!

И Ефим с плеча снимает двустволку.

Но всё обошлось! Наши путники присели еще разок отдохнуть на северном краешке мыса. Остается около пяти километров до того места, где должен их ждать корабль. Нужно настроится на последний рывок, набрать водички, успокоить бешено бьющиеся сердца.

Солнце ушло за гору. Через час начнет темнеть. За час мыс проскочить можно. Если он им позволит!

– А куда он денется? Мы уже почти пришли. Вперед!


Каменистый путь поперёк мыса был весь усеян эдельвейсами.

Потом из ущелья, в которое, по рассказам местных жителей, постоянно прилетают летающие тарелки, и вылетает река Риты, в вечернее небо уперлись пять темных лучей. Возможно, это солнце играет шутки, а возможно… черт его знает. Но красиво! Очень красиво… и необычно, скажем так.

Потом на пути из травы поднялись два медведя.

– Звери! – сказал Валентин.

Команда непроизвольно сжалась ближе к оруженосцу.

– Разойдитесь цепью! – крикнул Ефим. – Она должна видеть, что нас много. Иначе мы для неё что-то одно большое. А ей одно не страшно.

Все остановились и немного разошлись.

Медведица поднялась на задние лапы, посмотрела на людей, фыркнула, и её годовалый малец помчался в лысую гору.

Люди стояли. Медведица – тоже.

Ефим зарядил картечь в один ствол и грохнул в воздух, тут же перезарядив ружьё.

– Не стреляй! – крикнул Валентин. – Она сейчас пойдет на выстрел! Нельзя стрелять!

– Она сейчас почувствует запах пороха и свалит! – ответил Ефим. – Первый раз, что ли?

– Нельзя стрелять в таких случаях! – волновался Валя.

– Посмотрим, – ответил Ефим и пальнул в воздух, не выпуская из вида всё, что делает медведица.

А та понюхала ветер, развернулась и пустилась вдогонку за своим «малышом». Через двадцать секунд они были уже на вершине сопки.

– Во скорость! – оценил Андрей Валентинович.

– Перезарядиться бы я не успел! – отметил Ефим, прикинув, как быстро звери оказались вверху.

– Нельзя в таких случаях стрелять! – укорял Валентин.

– Посмотри, где мы, а где звери! – отвечал Ефим. – Завязывай, Валя! В следующий раз бери сам ружьё и не стреляй, когда увидишь медведей. Удачливые вы парни, – обратился он к остальным. – И нерпа, и лиса, и вот медведи – за одни сутки на Байкале увидели все прелести живой природы. Многие и за сотню поездок такого не видят. Кстати, лучи исчезли.

В небе над ущельем ничего не было.

– Пошли, мужики, нам ещё Риту преодолевать.

Река Риты постоянно меняет русла (во множественном числе – это верно). Огромные валуны, которые она выкидывает (именно, выкидывает, а не выносит), когда в горах идут дожди, перемешали на Рытом землю, деревья, траву, песок – всё, что попадалось на их пути. Наверное, ещё и поэтому Рытый называют Рытым – как «Котопиллер» прошел. Идешь – ноги ломаешь. А тут, вот тебе здрасти, бурный поток!

Разуваться не хотелось. Устали. Решили, что корабль все равно придет (если ещё не пришел), – там все и обсохнут. В воду сунулись в обуви.

Первым в своих резинках пошел Ефим.

Вода на перекате не сказать, что бы была мелкой – до колена, это как пить дать, но выйдя на том берегу, Ефим не без удивления обнаружил, что ноги сухие.

– Спасибо, Рытый! – поблагодарил он Мыс.

Все остальные, пройдя в «горных» ботинка через бурлящий поток, так же вышли сухими из воды.

– Ну, как вам? Чудеса? – спросил Ефим.

– Да, что-то такое есть! – согласились старшие товарищи.

– А вы говорите, – павлины!

После реки, ни один кадр не получился, сколько Ефим не пытался снять с удовольствием обнаруженный Валентином у берега «Фрегат». Мутно – и хоть ты тресни! Что к чему?

– Это Рытый! – определил он ещё раз сам для себя все необычности, и успокоился, довольный тем, что оказался прав.


А на корабле их ждало пиво, водка и тройная уха из сига, хариуса и омуля одновременно.

Не успели скинуть мешки и пропотевшую одежду, как Ефим заметил на столе уже начатую бутылку водки и законченную бутылку пива. «Кто бы это мог быть?» – ехидно улыбнулся он сам себе и пошел мыть руки – скоро за стол.


Путешествие и приключения окончены.

А личное знакомство только началось. (Мужики обменялись «майлами», «сотами», гражданскими и производственными адресами, обещая, непременно, связаться и прислать по адресам всё, что отсняли.)

После, под уху и водочку, с удовольствием вспомнили, как и что было, посмеялись, пошутили, поблагодарили и похвалили друг друга, разомлев в тепле кают-компании, и моментально захмелев с устатку и не евши. Даже Ефим сказал Валентину:

– Здоровья у тебя, брат, – на семерых! По тайге идешь, как сохатый! Одно херово – много куришь, причем в палатке. А так, всё ничего. Прости, если что ни так, братишка! Не держи зла. Ты классный мужик и всё такое. А разногласия в походе всегда есть и будут – иначе скучно бродить по тайге. Правильно я говорю?

– Это самое, никогда не стреляй, когда видишь медведицу с пестуном! – ответил Валентин.

– Иди ты в задницу, Валя. Я ему, б-ля, про Фому, он мне, ё-ха, про Ерёму. «Это самое!» тебе. Давай, лучше, наливай, брат, – смотри, Владимир Палыч тост сказать желают.


И в тот вечер каждый сказал тост! И даже «Титановый молчун» Андрей Валентинович, чьей силе воли Ефим не переставал удивляться на протяжении всего маршрута, двинул серьезную речугу.

А корабль шлепал по Морю, унося мужиков в МРС.


Глава третья

Спортзал

<p>Глава третья</p> <p>Спортзал</p>

Какой бы ни была Москва прекрасной, – а она прекрасна – спору нет, – однако Подмосковье гораздо красивей, удивительней и чище. Речь не идет о подмосковных городах, речь идет о подмосковной природе. О темных борах, о шустрых речках, об озерах, о долинах, о просторах бесконечных, о низком, бирюзовом небе над ними. Не даром наши прадеды выбрали эти места, и заселили их. А сколько крови пролито, чтобы отстоять эти долины и боры?! Красота и свобода, какая русской душе люба-дорога и необходима, дорого стоят! Одно сейчас не вяжется со старинной картиной – самолеты, исполосовавшие всю голубизну неба белыми шрамами. А в остальном, Подмосковье всё тоже и дышится в нем полной грудью, и гордость за Родину у каждого русича просыпается в душе!


– Просыпайся, Ефим Тимофеевич, приехали! – кто-то тронул Ефима за плечо.

Ефим открыл глаза.

В глазах стоял ещё попутный туман, и в голове гудело. Мушки «облепили» правую ногу, шея слегка затекла. Потерев лицо ладонями, разгоняя кровь по коже, пошевелив пальцами правой ноги и несколько раз согнув и разогнув её, хрустнув шеей, покачав головой из стороны в сторону, Ефим распахнул дверцу, спрыгнул и твердо уперся прямыми ногами в шарообразную землю!

Свежий ветерок обдувал и бодрил – благодать! Пахло весной: мокрыми деревьями и оттаявшей землёй. Хотя до весны было ещё, как до луны, но так иногда бывает, если осень теплая и день пригожий. Ефим потянулся, вдохнул полной грудью, сказал: «Ха» на выдохе, тряхнул головой, как пес, отгоняющей муху, хлопнул ладонями и, потирая их, произнес: «Всё – я проснулся! Где это мы?!»


Это была какая-то турбаза или дом отдыха, или санаторий, каких вокруг Москвы миллион и все похожи, как капли воды.


– Где это мы, Владимир Палыч? – повторил свой вопрос Ефим.

– Приехали, уважаемый. Теперь эта база будет твоим родным домом несколько дней. Поживешь пока здесь, а потом решим, как быть дальше. Вынимай свою сумку, проходи, гостем будешь.

Владимир Павлович стоял, потирая грудь, глядя в небо – видимо, он тоже наслаждался природой и погодой. Вообще говоря, этот сильный и волевой человек был довольно сентиментальным и, не смотря на свой возраст и социальное положение, романтиком до мозга костей – по крайней мере, так казалось Ефиму ещё со времен совместного путешествия по Байкалу.

– Я пока покурю – куда спешить? – сказал Ефим, вытаскивая свою сумку из машины. – А красота-то какая, Владимир Палыч?! Благодать?! А воздух-то какой?

– Это точно! – ответил Палыч, а затем поучительно добавил. – Ты давай, уважаемый, курить бросай – не хорошее это дело.

– Обязательно брошу, – пообещал Ефим и бросил себе под ноги на холодный асфальт свою дорожную сумку. – Брошу-брошу.

– Ну-ну, – ответил Палыч и направился к стеклянным дверям – ко входу в здание базы.

– Куда бы бычок для начала бросить? – буркнул Ефим, – Где тут урна?…

Он присел, погасил окурок об асфальт, растер в труху большим и указательным пальцем фильтр и почти незаметно бросил его на землю под старый дуб, стоявший в трех шагах на краю аллеи. Поднявшись, Ефим взял свою сумку и довольно легко заскочил на три ступеньки крыльца, ведущего к стеклянным дверям. Остальные попутчики и водитель были уже внутри. (Они не курили.)

Когда за спиной беззвучно захлопнулась дверь, Ефим поздоровался с портье (или с администратором), – он миллион раз заселялся в гостиницы и прочие дома отдыха и базы, но так никогда точно и не знал, чем портье отличается от администратора. Он поздоровался с женщиной за стойкой, которая оформляла какие-то бумаги, сверяя записи в них с записями в своих тетрадях. Она кивнула в ответ, не удостоив его даже взглядом. В место неё Евгений Ефимович произнес: «Паспорт готовь».

Ефим остановился подле стойки.

– С гречкой, с макаронами или, как Вы любите, с картошкой? – громко спросил он всех.

Евгений Ефимович посмотрел на него, не понимая. Все посмотрели на него. Даже женщина за стойкой оторвалась от своей писанины и посмотрела на него. Мир на секунду замер.

– В смысле? – Евгений Ефимович в такие моменты ещё больше походил на капитана Кусто, когда удивленно смотрел.

– Готовить паспорт с чем? Двоеточие. С гречкой? Запятая. С макаронами? Запятая. Или, запятая, как вы любите, запятая, с картошкой? Вопросительный знак! «Вы» – с большой буквы! – выговаривая каждое слово, пояснил Ефим и добавил, улыбаясь, не размыкая губ: – Это шутка такая, товарищи!

– А-а……

Мир разморозился и продолжил свое течение во времени. Никто ничего не ответил, не улыбнулся, не хмыкнул, не пожал плечами – все вернулись к своим делам и молчали, как будто здесь никто не шутил.

Ефим положил свой документ на стойку (его тут же взяли и стали из него женской рукой переписывать данные), нащупал в кармане сигареты и однозначно заключил:

– Не прокатила шутка. Юморок не удался. Лажеца вышла. Сплоховал…

И сунул сигарету в рот.

– У нас не курят, – вообще не гладя никуда, кроме своих розовых бумаг, женщина-администратор, авторучкой указав в сторону приклеенного к стене предупреждающего знака: «Сигарета с фильтром перечеркнутая красной полосой», продолжила ставить галочки в своих анкетах, сверяя документы с текстом.

– Понял, – сказал Ефим, бросил свою сумку на кожаное кресло у стены и направился к выходу. – Выйду, если я пока не нужен. Позовете, если что!

Народ молча (с пониманием) кивнул.


Ефима поселили в «Люкс». В нем было всё: огромный холодильник, домашний кинотеатр, прекрасная мебель с хрусталем и баром, компьютер с большим плоским дисплеем, огромная кровать, и все остальное, что полагается в подобных, недешёвых номерах.

– Неплохая берлога, – оценил он. – Жить можно.

– Значит так, – Владимир Павлович, оценив помещение, остановился посреди зала. – Мы сейчас поехали, а ты приводи себя в порядок, ополоснись, поспи, в баньку сходи, в бассейне поплавай, разомнись там… В общем – разберешься. Сейчас на базе никого… пока. И долго ещё никого не будет – не сезон. Ты один здесь. Осмотрись, прогуляйся, ознакомься… Еда в холодильнике, достаточно и… в общем, еду найдешь… Не скучай… главное, адаптируйся, к московскому времени привыкни. Какое-то время меня… нас…не будет – денек-другой. Точно не скажу, сколько…

– Здесь пиво есть? – Ефим кивнул на холодильник, перебив невзначай Владимира Павловича.

– Пиво есть, и, по-моему, там есть не только пиво, но не советую напиваться – тебе нужна будет светлая голова…

– И крепкое тело! – вставил Андрей Валентинович, который всё больше молчит, как всегда, а раз уж вставил, стало быть, знает, чего говорит!

– Вот именно! – согласился Владимир Павлович.

– Ясно, – Ефим открыл бар. – Владимир Павлович, я конечно понимаю – дела, но как вы смотрите, если мы по рюмочке вот этой бурды пропустим за ваш День Рождения и, кстати говоря, День Рождения моей мамани?

Владимир Павлович обвел взглядом присутствующих, погладил бородку и согласился.

– С удовольствием! Что за бурда?

– Коньяк.

– Коньяк – хорошо. Давай.

Ефим разлил по хрустальным рюмкам темную «горячую» жидкость. Заодно, тонко нарезал лимон и наломал шоколадку.

– Ну, с Днем Рождения! Здоровья, счастья, успехов, долгих лет!

– Спасибо.

Все выпили. Закусили.

– Чудно! – произнес Владимир Палыч, прожёвывая лимон. – Давай ещё по одной за твою матушку, и мы поехали – сегодня ещё столько дел…


Ефим проводил их до стеклянного выхода (женщина за стойкой исчезла, как и не бывало), пожал всем руки, пообещал, что не будет скучать и делать всё, чтобы была светлая голова, горячее сердце, чистые руки и печень без признаков камней. А первым делом, он пойдет, залезет в душ, «примет ванну, выпьет чашечку кофе», побреется, освежиться, и немного вздремнет.

– Ночка была сумасшедшая, – пояснил Ефим.

– Да, ночь у тебя была непростая, – хлопнув Ефима по плечу, согласился Владимир Павлович.

Ефим непроизвольно поднял вопросительно бровь.

– Раз уж у тебя будет времени много свободно, дам-ка я тебе задание на сообразительность, – предложил Владимир Павлович, не обращая внимания на его взгляд.

– Что именно?

– Без комментариев, чисто теоретически, попробуй за это время разработать методику подготовки среднестатистического человека, которому предстоит вдруг неожиданно оказаться в далеком прошлом, предположим, в тысяча сто одиннадцатом году.

– Вы серьезно?

– Да.

– Легко. Там есть бумага и ручка… Хотя, о чем я спрашиваю – там компьютер стоит. Он подключен к сети.

– Разумеется.

– Тогда, нет проблем!

– Вот и чудно! Ну, не скучай, до встречи, – Владимир Павлович ещё раз пожал руку Ефиму.

Остальные помахали ему из окон машины.

Ефим кивнул им в ответ.

Железные зеленые ворота базы сами открылись, пропустили джип, и сами закрылись. Базу опоясала глухая тишина и каменная, довольно высокая стена, которую Ефим только сейчас заметил, когда все уехали. Людей на территории не было. И голосов не было слышно – ни голосов, ни лая собак, ни визга пилорамы – тишина! Неуютно в незнакомом месте оставаться одному. Особенно, если учесть, что кто-то, все-таки, управляет воротами, а глаз – не кажет.

«Да и хрен с ними!» – решил Ефим и отправился в свой люксовый номер с цифрой «11» на дверях.

«Жизнь почти что спета.Но не допить, не допеть…Гнать, бежать и видеть,Дышать и петь…»

– самовольно затрещало в голове.


Ополоснувшись под душем, ступая босыми ногами по холодному полу, Ефим достал из своей сумки свежее белье и спортивный костюм, непроизвольно улыбнувшись промелькнувшей мысли: «А ведь ты, брат, трусы до этого момента с девяносто шестого года не менял

– Н-да! – согласился Ефим. – С тех пор, как нашел их на полу в гостинице «Россия». Что же это все-таки было?

Налив себе ещё коньячку, оставленного на столе после «посетителей», выпив рюмочку, Ефим понял, что спать расхотелось.

– Пойду, поброжу – разведаю, что это за база, – решил он. – Выспаться ещё успею.


Надев легкие тапочки-кроссы, в прихожей перед зеркалом Ефим два раза легко подпрыгнул на ковровой дорожке и технично отработал серию коротких, колких ударов в отражающегося противника, но тоже хорошего боксера, пригладил волосы и вышел в коридор. Дверь щелчком захлопнулась за спиной. «О-па, а ключи-то я не взял! – он надавил ручку, дверь податливо открылась. – Не захлопывается!» Он вернулся в номер, взял ключи, вышел, закрыл дверь на замок на всякий случай (один – не один, а в карманах денег – не меряно!) и вышел на середину пустого, не сильно освещенного, длинного коридора. Оглядевшись, Ефим решил пойти к прозрачным дверям с неказистой надписью на фанерной дощечке: «Столовая». Ничего, в сущности, не меняется, – и поверх евроремонта могут прибить разными гвоздями вот такую табличку на фанере.


Дверь в столовую была закрыта. И тогда он пошел направо, туда, где было написано «Спортивный Комплекс» и дверь нарастопашку. Сразу понятно, что пришел в спортзал: покрашенные зеленым полы из узких половых реек, пахнет потом и спортивным пользованным инвентарем, две раздевалки с силуэтом атлета и гимнастки над дверями в мужскую и женскую, соответственно.

«Эй!» – эхо разносит голос по залу, где сетью затянуты огромные окна от пола до потолка, где скучают баскетбольные щиты, маленькие футбольные ворота под ними, лавочки вдоль стен, целая стопка матов в дальнем углу.

В противоположной стене – ещё одна дверь. Там вход в другой огромный зал для рукопашных видов спорта, если так можно выразиться: ринг на постаменте, вокруг него груши, далее – татами и тяжелые черные чучела людей, «частокол» макивар, зеркала на стенах. Повсюду гири, гантели, штанги, тренажеры, снаряды для подкачки всех мышц и их групп, и снова лавочки, лавочки, а под ними – эластичные бинты, рваные лапы и перчатки.

Ещё дверь. Дверь в следующий зал. Этот зал для подготовки альпинистов: специальная стена с привинченными штуками из легкого шершавого пластика для цепкости пальцев, крючья в стене, страховочные тросы, другая дребедень для карабканья вверх, в том числе и в «камине». На полу – два сине-белых шлема, бухта шнура, на лавочке – обвязки, чья-то обувь, опять эластичные бинты, ещё связки шнуров, тальк в ведре, пустые бутылки минералки. В углу – шведская стенка и турники. Посредине – батут. Под «альпинистской» стеною – маты. Высота стены – метров двенадцать, – с неё тоже иногда сыплются маты. (Маты на маты, потом прилетает пассажир, сорвавшийся с верху: Бум! «А-а-а»… и снова маты!) Ефим улыбнулся и потрогал шершавые штуки для пальцев – хорошие штуки.

Далее надпись «Тир». Это уже интересней. За дверью, как и положено, «огневой» рубеж, а далее истыканная стена, изрисованная кровожадными зверями, – крупными хищниками и, как не странно, всякой мелочью, которую, в принципе, тоже едят и на которую так же охотятся. Грудных и во весь рост мишеней на человека – нет. Странно, тут так не любят зверюшек? Да и огневой рубеж – вовсе не огневой, а скорее «холодный». Огнестрельного оружия нет, может быть, пока нет или не видно – спрятано, как и положено, «у шкапчики». А вот всякой метательной всячины – полно: ножи, топорики-томагавки, звездочки-сюрикэн, копья, дротики, тут же – луки и стрелы, арбалеты, трубки, чтобы плеваться, пацанские жестянки в виде буквы «Ш» и, венец зекавского творения, – заточенная с краев алюминиевая миска. Вот тут Ефим оторвался! Всё, что было под рукой, полетело в деревянную стену, в бедных животных…. Но воткнулось не всё. Тогда он сходил за тем, что упало и, не отходя далеко, вонзил всё это в мишени. «Вот так-то, ребятки!» – предупредил он всех ребяток и пошел далее в узкий проход, ведущий, как выяснилось, к бассейну. А уже там, разгоряченный метанием, он разделся и плюхнулся в освежающе-прохладную воду.

Классный бассейн, со стеклянной крышей, с шестьюметровой вышкой, правда, вода «короткая» – двадцать пять метров. Зато надпись «сауна» очень привлекательна. И проплыв сто метров (четыре раза туда-сюда) он вылез, фыркнул, и мокрыми ногами, как мальчишка, на цыпочках, засеменил к сауне. Вспомнилось: «Приводи себя в порядок, ополоснись, в баньку сходи… Еда в холодильнике…» И где тут холодильник?

Оценив сауну, повалявшись на пологе, похлестав себя веничком, Ефим таки добрался до холодильника, выпил пивка, отдышался, захотел покурить, но вспомнил, что сигареты он забыл в номере. Не надевая мокрых после бассейна трусов, он влез в спортивный свой костюм, запихал босые ноги в кроссовки, и направился к себе в номер, помахивая мокрыми трусами.


Дверь в столовую оказалась распахнутой. Ефим заглянул вовнутрь. За столом обедала молодая особа, ловко и симпатично орудуя ножиком и вилкой, вкушая с аппетитом. Выжав за дверью на красную ковровую дорожку трусы, он спрятал их в карман, и вошел в столовку.

– Здрасти… – вежливо произнес он.

– Добрый день, – кивнула девушка, не прекращая есть.

– Приятного аппетита.

– Спасибо.

– Чем сегодня кормят?

– Едой, – девушка отрезала маленький кусочек мяса от большого куска на тарелке.

– Вкусной?

– Что? – не поняла она.

– Вкусной едой?

– Нормальной, – она махнула в сторону стойки-бара. – Там всё есть, если хочешь – наложи себе сам.

Это «наложи себе сам», как будто они давно знакомы, немного царапнуло Ефима, и он присел к ней за столик.

– Можно к Вам, а то все столы заняты, – глазами Ефим обвел пустой зал.

– Пожалуйста, – она, как ни в чем не бывало, продолжала есть.

– Водки хотите? – внезапно предложил он.

– Нет.

– А пива?

– Не хочу.

– А сигареты у вас есть?

Девушка положила приборы на салфетку, посмотрела в глаза Ефиму и твердо ответила:

– Я не курю.

– Я это понял. А курево-то есть или нету? Меня именно это интересует, – Ефима раздражала её манера не отвечать ему с улыбкой.

– Есть, но не про твою честь! – холодно отрезала она и продолжила обед.

– Не «про твою», а «про вашу»! – поправил девочку Ефим. – Когда это мы с тобою перешли на «ты»? Кстати, я и не прошу! Просто узнал – есть ли курево в этой богадельне!

– Есть, – она криво улыбалась.

– Спасибо. Опрос окончен.

Ефим встал и пошел к себе. Он почти разозлился. Дойдя до двери, Ефим демонстративно вытянул из кармана свои сырые трусы, и заявил ей:

– Переоденусь – вернусь. Мне – кофе и булочку в масле и с сыром. Сахара два, и без молока. И улыбайся, дочка!


Переодеваясь, Ефим курил… и думал о молодой особе из столовой. О симпатичной, кстати говоря, особе, которую он толком и не разглядел, но было и так понятно, что она хороша. Только злая какая-то! Для смелости и «сугреву ради», он замахнул рюмашку коньяку, взял упаковку пива из холодильника, контейнер с жареной кем-то камбалой, несколько кусочков хлеба, сигареты и зажигалку, и вышел из номера, напевая: «Верю в тебя, дорогую подругу мою – эта вера от пули меня темной ночь спасала…»


Столовая была заперта.

«Да, так я и думал! Хорошо, что рыбки взял. И где же ты?» – Ефим решил поискать девочку – где-то же она должна быть.

Он обошел всю базу, открывая все возможные двери, даже женскую раздевалку в спортзале, но её нигде не было. Тогда он решил выйти посмотреть её на улице, но входная дверь оказалась на замке. Он силой подергал дверь, но дверь не открылась. Тогда он громко произнес: «Замуровали, демоны!» И как был, с пивом и рыбой подмышкой, Ефим отправился в тир: «Проведем время на лоне природы, со зверюшками – всё развлекуха!»


Поставив пиво и камбалу на столик, Ефим взял, было, лук, но его внимание привлекла ещё одна дверь в глубине тира. «Странно, я её раньше не замечал!» Положив на место лук, он подошел к двери и толкнул её. Дверь была не заперта. Он зашел. За дверью было темно, но налево от двери, похоже, мерцал выключатель. Он нажал его.

– Вау!!!

Однажды по телевидению показывали какое-то китайское захоронение, которое отрыли археологи. Так вот, то захоронение представляло из себя подземное хранилище деревянных или глиняных воинов – целое войско. Терракотовое войско, кажется, так оно называлось. Здесь было что-то подобное. Только воины были не из дерева и не глиняные, а из какого-то, как сейчас говорится, композитного материала (или из резины, а может быть из пластика – короче, какой-то застывший немного гель). Но воины были в полном вооружении, в латах, со щитами… и разные воины – из разных эпох и стран. Рыцари (пешие, правда). Витязи, но без тигровых шкур. Хотя, и в шкурах были – австралопитеки или гуманоиды – как их там? Индейцы, папуасы, монголы, янычары. Ниндзя и самураи со страшными выражениями лиц. Видимо, ацтеки. Массаи с тонкими копьями и почти голые. Пираты с пистолями за поясом и абордажными палашами в руках. Мушкетёры или гвардейцы кардинала – этих хрен разберешь – с тонкими рапирами. Деревенские чуваки с палицами, цепами и вилами. Короче, – всякой вооруженной твари по паре, а то и по две, порой – целый взвод. А всего этих пластиковых, серьезных с виду ребят в полный рост – штук, наверное… много, не сосчитать! И каких только нет! И стоят, как-то интересно – как будто к бою готовы, и только и ждут, когда ты им под руку попадешься.

Ефим захохотал, увидев эту картинку!

– Привет, комбикосовые!

«Комбикосовые» молчали. (А чего им сказать?)

– Привет, говорю! – Ефим покачивал головой. – Чего насупились, орлы?

Ефим перегнулся через стол, за которым стояла пирамида с холодным оружием всяческих образцов, дотянулся и достал короткий «римский» меч.

– Ну, чё?! Кто из вас тут самый здоровый?! А?! Выходи фихтоваться!

Тишина.

– Однако сейчас развлечёмся! – развеселился Ефим. – Ловите!

И он швырнул короткий меч в «толпу».

Меч довольно удачно вошел по самую рукоятку в чернокожего малого с дротиком в правой руке. Эффект звуковой был таким, будто меч проникает в живую плоть. Ефим на секунду осекся – а не замочил ли он и впрямь какого-нибудь живого придурка, который здесь из себя манекена изображал?! Но «придурок» молчал, не стонал, не извивался от боли, и кровь не текла, и вообще, не рухнул на пол придурок – следовательно, он действительно комбикосовый!

«Фу!» – отлегло у Ефима.

Он достал железяку помощнее – хороший «булатный» меч, килограммов в пять-шесть весом.

«И как они этим махались?» – подумал Ефим.

– Сейчас узнаем! – пообещал он войску. – Сейчас узнаем!

Рубилово было не долгим – рука у Ефима через минуту устала, и уже толком ни рубила, ни колола, поэтому, он молотил их на второй минуте с двух рук!

Прилично «обработав» пяток «противников», Ефим задохнулся, опустил меч, сказал остальным: «Живите!» и побрел к стойке.

Но, повернувшись к ним спиной, он почувствовал неприятный холодок – вдруг нападут со спины. Тогда он «незаметно» выдернул из пирамиды секиру… и швырнул её в «толпу» с криком: «Не шалить!»! Звякнул о доспехи, она упала на пол.

– Ну вот – другое дело! – заключил Ефим. – Перекурите. Пойду, пивка принесу…. А потом продолжим!


Ефим вернулся в тир, взял своё пиво, прихватил лук и несколько стрел, вернулся, пиво и еду поставил на стол и… обстрелял войско. Стрелы практически не пробивали доспехи.

– Ну, ладно, – сказал Ефим, открывая баночку пива. – Хорошие у вас доспехи… Но обед – есть обед!

Удобно расположившись в полулежачем состоянии на постаменте в подземном зале «комбикосавых» воинов, Ефим попивал пиво, кушунькал камбалу и хлеб и разговаривал со «своим» обреченным на порубание войском, пьянея всё больше и больше.

– Никогда в жизни я не видел настоящего самурайского меча, а тут у меня в руках настоящий меч самурая. Как он называется? Катана, кажется? Хорошая штука – приятно держать в руках! Так и хочется рубануть кого-нибудь по башке! Ну, кто хочет?! Понимаю, что настоящий самурай, чтобы победить избегает боя. Но я-то, судя по всему, избегнуть боя не смогу – посмотрите, вас сколько!.. Хороша штука – этот самурайский меч! Ой, хорошая! Ну, что молчите, иракёзики? Повоюем? Вы, надо полагать, за свою «жизнь» много горя хапнули! Сколько раз вас напополам перерубали? А? Вот ты, Митсубиси, – обращался он к ближайшему «самураю», в полной амуниции и со зверским лицом. – Сколько раз тебе приходилось обратно «чиниться»? Молчишь? Правильно – настоящий самурай лишний раз рта не раскрывает. Давай, посмотрим, на что ты способен!

Ефим поднялся, затушил окурок в пустой алюминиевой банке и с зачехленным в ножны самурайским мечём направился с «Митсубиси».

Металлических деталей, защищающих «тело» самурая, оказалось совсем немного. Преобладали доспехи, сплетенные из конского волоса, кожи и ещё чего-то, чего Ефим не мог понять. Металлические вставки тоже были. Но их было так мало, по сравнению вон с тем типом, закованным в латы, что казалось, что самурай, в общем-то, и не защищен. Но это была обманчивая видимость. Подробно осмотрев доспехи «Митсубиси», Ефим понял, что оптимально классно этот «парень» упакован. И подвижность не нарушается, и попробуй, проруби. И Ефим попробовал! Не тут-то было – выдержал волос и кожа, и этот неизвестный мягкий материал…. Разукрашенное лицо самурая показалось ещё страшнее.

– Да, брат! С тобой встретиться на поле боя один на один – на хер надо! Машина для убийства! И, судя по всему, – тебе по барабану кого рубить. Просить: «Дяденка, не надо!» – здесь не прокатит. А ну-ка получи ещё!

И снова не прорубил!

– Так что же с тобой делать?! – и Ефим стал внимательно рассматривать возможные места, где можно прорубить.

«Скажите, меч хреновый! Нет, меч – что надо! И доспехи – что надо! Смотреть нужно внимательно, чтобы такого парня завалить. Не ожидал, честно сказать! Даже интересно!» – бурчал Ефим.

Внимательно осматривая костюм самурая, он стал анализировать и прикидывать, как можно нанести (и, главное, куда?) удар такому запыжованому парню, чтобы проколоть его или прорубить.

Он рубанул по руке. Кисть отвалилась.

– Нормально! Сразу бы так! Но как в бою я в руку попаду? Ты же верткий, гад! – и Ефим с силой рубанул «самурая» по плечу!

Вновь доспехи выдержали удар, защитив «хозяина»!

– Хорошие у тебя доспехи, братец. За ручку – извини, погорячился!

Ефим ввел клинок в ножны и пошел на свой постамент-лежанку отдыхать – надоело мучить «Митсубиси».

Меч он аккуратно поставил на специальную подставку над пирамидой: «Хорошая игрушка! Не устану это повторять!»

Покурил, поел немного, выпил ещё пивка, повалялся, глядя в потолок, потом присел и стал прикидывать, чем бы ещё «развлечься»? Решил, всё-таки, нашим, отечественным оружием побаловаться. «Возьму-ка я палицу, – определился Ефим. – Сколько раз на картинке видел эту штуку с шипами, а вот как она „работает“ – ни разу не довелось! Думаю, этот „шутильник“ я освою быстро!» Он улыбнулся, помотав из стороны в сторону этим серьезным оружием «против медлительных людей», как он сам для себя определил его статус, полагая, что резко такой игрушкой не махнешь – обязательно нужен размах, а это – время. «Я его освою – это точно! А чего там осваивать? Есть какая-то техника что ли? – и, завалив на плечо палицу, он почесал затылок, как на картине Васнецова, и, пожевывая жареную рыбку, крикнул куда-то поверх голов: – Эй, Люша Муромец, ты где? Спишь? Ну, спи-спи! А я пойду и мушкетеров отхуярю!

(Причем, в фамилии «Муромец» он ударение сделал на «Е»!)

Весело напевая, Ефим начал спускаться с постамента:

– Если сам вам шпаги дал,Как могу остановить яГрудь пронзающий метал,Кровопролитья, кровопролитья?

Размахнувшись неожиданно, он палицей влепил со всей силы, оказавшемуся под рукой, «тевтонскому рыцарю» по шлему-ведру. Шлем тут же погнулся. Спросив: «Ну, как ощущение? Ошеломляет?», он продолжил, вытягивая гласные:

– Кроовоопроолииииить-я, кровопроли-тья! Ну, кто тут, жабы, на Землю Русскую?!!!

Мушкетеры насторожились.


Глава четвертая

Александра

<p>Глава четвертая</p> <p>Александра</p>

Ефим проснулся в темноте. Сколько было времени – не известно. Но глаза быстро привыкли, так как, дверь в соседнее помещении – тир – была открыта. Нащупав баночку пива рядом с собой, Ефим ополоснул пивом рот, выплюнув всё обратно в банку, и приподнялся. Оказывается, он уснул прямо здесь, на постаменте, среди пустых банок, рыбьих костей, в компании «избитых» рыцарей. «А кто погасил свет?» Ефим встал, разминая шею.

«ЗззззззззззДюк!» – в тире кто-то стрелял из лука.


Ефим неслышно подошел к двери и заглянул во внутрь помещения.

«Его знакомая из столовой» стреляла из спортивного лука по войлочной мишени. Со стороны она красиво смотрелась в легком спортивном костюме, надетом на голое тело, особенно, когда тетива натянутого лука на мгновение перед выстрелом останавливалась посреди белой футболки, разделяя её выше пояса ровно посередине, между грудей. «Тюуууууу!..» – и стрела улетала. И футболка вновь прятала то, что только что так явно выделялось.

Не высокая и не низкая, а само то, сильные, отнюдь не короткие ноги, задница круглая, как надо, спина, голова-грудь, руки, мордаха и в профиль и в анфас – всё в пропорциях, всё здорово и смотрится очень привлекательно! Две тугие косички, как у скандинавских девочек. «Тохтэр дэр Дакота! – глядя на косички, решил Ефим. – Сильная, как молодая кобылица. Вот умеют же люди, вот такой маленькой деталькой, как две косички, привлечь к себе внимание. Вроде, мелочь, а уже антенка запиликала! Классно движется. Классно натягивает лук. Но лучше всего – наклоняется за стрелами. Что-то в ней такое есть, от чего невозможно устоять – хорошая девочка! Сколько ей? Лет двадцать пять, не больше! Так и манит ущипнуть её за задницу, как маленького ребенка. Ну что ж, пойду, познакомлюсь!»


– Привет, – сказал Ефим, прикрывая за собою дверь.

– Здорово, – не поворачиваясь, ответила она, выпустила стрелу, посмотрела, куда стрела попала, потом повернулась к Ефиму и спросила: – Всю меня «облапал»?

– В смысле? – не понял Ефим.

– Я думала ты кончишь – так долго пялился на меня.

– А я и кончил, не видно разве?! – ответил Ефим. – Ты у меня свет погасила?

– Я.

– Зачем?

– Ты храпел, как слон.

– А причем тут свет? Дверь бы прикрыла.

Не обращая внимания на его слова, она спросила:

– Умеешь из лука стрелять?

– Умею, конечно. Показать?

– Покажи.

– Смотри.

Ефим взял со стойки лук, взял стрелу, поднял лук вверх, опуская его, выпрямил руку, которая держала лук, чем натянул тетиву и, замерев на мгновение, выпустил стрелу. Стрела попала в желтый круг войлочной мишени.

– Девятка! – оценила она первый выстрел из незнакомого оружия.

– Ну, тоже неплохо для первого выстрела.

– Нормально.

– А ты здесь работаешь? – Ефим достал ещё одну стрелу.

– Типа того, – она выпустила свою стрелу по мишени.

– У тебя тоже девятка, – Ефим кивнул на её мишень.

– Вижу.

– А кем?

– Что, «а кем»?

– Работаешь, – Ефим попал в «яблочко». – Как?

– Бывает. Инструктором.

– Кого инструктируешь?

– Да, всяких алкоголиков, которые почем зря ломают тренировочные снаряды.

Ефим улыбнулся.

– Это ты про меня и комбикосовых.

– Про кого? – не поняла она.

– Про комбикосавых… я так тех воинов называю, которые в соседней комнате стоят.

– Почему, «комбикосовые»?

– Так мне больше нравиться! Так – смешней. Так Аркадий Северный когда-то пел: «В комбикосовых чулочках…» то есть, в капроновых, наверное, или в искусственных, видимо. Понимаешь? Но могу называть их и терракотовыми, если тебе так больше нравится.

– Мне всё равно.

Ефиму попалась тупая стрела с набалдашником для грызунов. Он перестал стрелять, вертя её между пальцев, как делают ударники вокальных инструментальных ансамблей.

– А ты инструктор чего?

Она тоже прекратила стрельбу и повернулась к нему.

– Всех видов рукопашного боя.

– У-тю-тю-тю, – засмеялся Ефим. – Всех-всех?

– Чего смешного?

– Да так! Не похожа ты на инструктора.

– Ты зря смеёшься. Сегодня – твой день.

– В каком смысле?

– Сегодня у тебя по плану полный контакт со мной.

– Да ты что? И кто эти планы составлял?

– Мне плевать, кто составлял – моё дело отработать, а там – сам разбирайся.

– Полный контакт, говоришь? А что это значит?

– Это значит, что тебе придется подраться со мной в полную силу.

Ефим засмеялся.

– Не смеши! Драться с красивой, маленькой девочкой… Не смеши! С таким же успехом я могу и в детский сад сходить – подраться. Или вон, комбикосовых я только что избил. Причем, неимоверное количество. Хватит с меня на сегодня полных контактов.

– Я, что могу поделать? – пожала она плечами. – Такая установка.

– Ты серьезно?

– Да.

– Ну, как знаешь.

Ефим мгновенно натянул лук, направил тупую стрелу в голову инструкторши и посоветовал:

– Лови!

И отпустил тетиву.

Стрела гулким ударом, почти в упор, ударила девочку в лоб, чуть выше правой брови, и отскочила от головы, как от мяча, куда-то в бок.

Девочка схватилась за глаз и согнулась моментально.

– Полный контакт – это мы любим! – отбросив лук, Ефим заломил руку девочки за спиной в болевом удержании, а на другую руку он намотал её косички. – Пошли!

И поволок её в зал для рукопашного боя, прихватив по пути моток альпинистского шнура.

Найдя подходящий станок, которым качают грудные мышцы, на перекладинах которого, на нужной высоте весела штанга с неимоверным количеством блинов («Это кто здесь такой сильный?» – мелькнула мысль у Ефима), он прижал шею девочки к грифу и быстро умудрился примотать её к штанге. Он так скоро это сделал, будто всю жизнь тренировался. Потом, так же ловко, он привинтил к грифу её руки…

Девочка нанесла короткий, но сильный удар ногой по голени Ефима, пока он возился с веревкой. Стерпев удар (отодвинувшись и встав так, чтобы она уже не могла «безобразничать»), он довершил начатое дело тем, что привязал к каждой её ноге по тридцатидвухкилограммовой гире. Девочке было и трудно, и больно поднимать свои красивые ножки – шнур больно врезался при каждом её неловком движении.

– Так-то лучше! – оценил Ефим.

Потом он нашел в аптечке, висевшей в углу над столом тренера, пластырь, и заклеил ей рану на лбу, предварительно обтерев ваткой кровь с лица и обработав рану йодом.

У девочки был беспомощный вид – прикрученные голова и руки к стальной перекладине, и ноги, отягощенные и обездвиженные гирями! Она была, практически, распята!

– Итак, полный контакт, – Ефим присел на стул напротив инструкторши. – Что получает победитель?

Он зло смотрела на него.

– Да-да, понял – побудь здесь!

Ефим сходил за пивом, прихватил сигареты, вернулся, завалился на стул, залпом выпил банку и закурил.

– Не жмет?

Она опять ничего не ответила.

– Ну, как знаешь.

Ефим встал, обошел вокруг своей жертвы, потрогал, надежно ли она привязана и… разорвал её майку. Две полные, довольно большенькие и упругие груди красиво повисли перед ним.

– Отлично, – сказал он сам себе, – но это ещё не всё!

Смачно затянувшись, он зашел к ней с тыла и сдернул с неё спортивные штанишки вместе с трусиками.

Она осталась стоять в столь неловком положении, полностью перед ним раскрытая и бессильная. (Но красивая от этого ещё больше!)

– Отлично! – ещё раз оценил Ефим и шлепнул её по заднице. – Как я этого хотел!

Потом он вернулся на место, сел напротив и, глядя ей прямо в глаза, спросил:

– Так что ты там говорила, для чего мы здесь?

Она молчала.

– Ты можешь говорить? – он потрогал её опухшую рану на лбу.

– Могу, – вдруг ответила она.

– Так, для чего мы здесь? Какие такие планы? Кто тут и что планирует за меня?

– Развяжи меня и надень мне штаны – я как дура себя чувствую!

– Ты хотела полный контакт со мной – получи! Правда, он ещё не полный, но все же… Давай, сначала поговорим.

Она молчала.

Он пил и курил.

– Честно говоря, наше знакомство я представлял совершенно по-иному. Извини, что пришлось сделать тебе больно, но ты так меня напугала предстоящей дракой, что у меня из рук выскользнула стрела. Если ты будешь хорошей девочкой – я тебя откручу. Сама оденешься. Понимаешь, скоро у тебя начнет все затекать, и ты взвоешь. А пока ты не взвыла, расскажи, зачем я здесь и что ты такое, раз у нас всё так «романтично» сложилось.

– Развяжи меня, пожалуйста – я всё расскажу. Рассказывать-то особо и нечего… Мне так стоять неудобно… и больно… развяжи, пожалуйста.

Ему вдруг действительно стало её жалко, когда она заговорила. И, даже, стыдно стало за себя – скрутил девчушку, здоровый конь!

Ефим вздохнул, поднялся, натянул ей штанишки и отмотал руки и голову.

Она, потирая руки и шею, сказала «спасибо». Повернувшись к нему спиной, прикрывая одной рукой и разорванной майкой свои красивые груди, она потихоньку принялась отвязывать с ног гири.

– А вот гирьки пока оставь! – сказал Ефим.

– Почему? – не поняла она, продолжая возиться с веревкой.

– Оставь-оставь! Так поговорим. Или я тебя обратно к штанге прикручу! – Ефим приподнялся.

– Хорошо, – она остановилась и присела на пол, прикрываясь. – Не буду, как скажешь, чего ты хотел узнать?

– Кто ты, что ты здесь делаешь, и что здесь за спарринг должен был быть? О чем ты говорила?

– Меня зовут Александра…

– Ну, наконец-то я узнал твоё имя, Сашенька! – Ефим улыбнулся и шлепнул рукой по своему колену. – Извини, что перебил – продолжай.

– Я действительно инструктор по самообороне и, если надо, то и нападению. Я хороший инструктор! Но ты оказался совсем не простой – я не ожидала… Урок мне будет…

– Спасибо! – Ефим наклонил голову.

Она ждала довольной улыбки, но не дождалась.

– Развяжи мне ноги.

– Посиди так.

– Ну, ладно, – согласилась она. – Мне сказали, что необходимо проверить твою общефизическую подготовку…

– Кто сказал?

– Не важно.

– Хорошо. Дальше?

– Я должна была провести с тобой спарринг в полном контакте.

– А почему – ты?

Она пожала плечами:

– Я лучшая.

Ефим хмыкнул.

– А здоровее тебя никого не нашлось?

– Любой, кто выглядит здоровее, дает повод сопернику приготовиться и оценить свои силы, рассчитать слабые стороны свои и его. Маленькая, как ты говоришь, девочка не вызывает подозрений… и противник проигрывает за минуту.

– Логично, – согласился Ефим. – Ну, и?…

– Я должна была оценить, на что ты способен.

– Оценила?

– Нет ещё.

– То есть? – удивился Ефим. – Ещё – нет?!

– Спарринг должен состояться – хочешь ты этого или нет. Сегодня, завтра, но он будет – это часть твоей подготовки.

– К чему?

– Откуда я знаю. Я должна дать свою оценку твоим способностям, когда спросят. А для чего всё это – не моё дело.

– А кто спросит?

– Да никто, скорее всего – тут везде камеры и всё пишется. Они сами увидят, и всё поймут…. Но моё мнение, тем не менее, тоже учитывается.

– Опа! – Ефим завертел головой, пытаясь обнаружить камеру. – Значит, все видели, как ты тут в полусогнутом состоянии без штанов стояла?

– Да.

– А если б я тебя изнасиловать решил?

– Изнасиловал бы – никто не помешал бы – это моя проблема.

– Тебе бы не помогли?

– Никогда не помогали.

– А что – было такое?

– Было.

– Вот как?…

– Там парень был зверски натренирован,… и злой, как черт. И дебил… Насиловал меня всю ночь. И никто не помог – мои проблемы. Но я выпуталась… Правда. мне потом это снилось часто… А теперь я часто это вспоминаю…

– С удовольствием? – Ефим прищурил глаза.

А она опустила глаза и ответила:

– Да.

Ефим допил банку.

– А запись взяла?

– Взяла. Смотрела на свои ошибки…

– И как он тебя …?

– Да, – она опять потупила взгляд.

– Ну что ж, понятно – развязывай ноги, раз ты такая честная. Если тебе так надо – пошли побоксуемся. Самому интересно посмотреть, что ты такое….

– Интересного будет мало! – она потирала затекшие ноги. – Сейчас, я тебя насиловать буду, урод вонючий!

В её глазах горел огонь! Злой огонь! Страшный огонь!

«От, сука!!!» У Ефима похолодела спина!

Она это почувствовала!

Он крепко взялся за стул!

Она покачала головой, забыв про рваную майку, и достала из-за спины, неизвестно откуда взявшуюся трехкилограммовую гантель.

Ефим соскочил со стула… Гантель ударило его в грудину. Дыхание перехватило! Но было поздно… жалеть, что он развязал эту тварь!

Удары сыпались со всех сторон – эта девочка была блестяще натренирована, к тому же – сильная, юркая, скользкая и безжалостная. Она всё делала быстрее него и успевала нанести удар, отскочить, и вновь нанести удар. А Ефим ещё и первый-то почувствовать не успевал. Лицо его уже через минуту было разбито, сильно разбито, очень сильно. В голове только слышался звон от летящих ударов, и по телу – шлепки, как будто по нему били лопатой. Ефим пытался уклоняться, защищаться и даже сам пробовал бить – да всё без толку, всё мимо, неказисто и коряво. Тогда оставалось одно спасение – бежать! Последний прием самбо – так это называлось в детстве.

Он оттолкнул её и побежал. Куда? «В бассейн!» – мелькнула мысль.

Сначала он проскочил «альпинистский» зал, спасаясь за батутом. Потом оказался в тире, но схватить ничего не успел – она его «оттеснила» к двери бассейна… «Только б сама копье не взяла!» – промелькнуло у него в голове…

– Не бойся! Я – ни ты! – как будто читая его мысли, неожиданно, крикнула она. – Я тебя голыми руками урою!

– Спасибо, Шура! – съязвил он и вылетел на кафельный пол бассейна.

Она за ним. Поскользнулась – упала, но тут же поднялась.

Он прыгнул в воду.

Она за ним…

Но она не успела долететь до воды, как он ей с силой вмазал по морде, потом ещё и ещё…. Ефим был килограммов на двадцать тяжелее – этим он и воспользовался. Он обхватил её ногами, а руками схватил её косы. Да так схватил и согнул, что пенопластовый канат оказался под её шеей. Вдвоем они весили прилично, и канат провис и затонул. Его-то голова осталась выше уровня воды, а её ноздри стали наполняться водой – он так удачно загнул ей голову. Наматывая на руки её тугие косы и сжимая её ногами, он не давал ей вырваться и держал её под водой. Она стала царапаться и воду хлебать. Но поняла, что тонет…

– Пей, сука! Сейчас отрусалю по полной программе!.. – зло орал он ей в лицо и плевал, кстати, тоже.

Но вода не пропускала слюну к её лицу. Плевки красной пеной расплывались по воде. Она видела их снизу, из-под воды – это жуткое зрелище она не забудет до смерти! (Так ей казалось.)

А он продолжал её топить.


Очнулась она примотанной к штанге. Ещё крепче, чем прежде. И полностью голая.

– С добрым утром! – поздоровался опухший, окровавленный и мокрый Ефим, сидящий на стуле напротив.

– Здорово, – прошептала она.

– Как водичка?

– Нормально.

И подумав о чем-то, она вдруг добавила:

– Тебе опять повезло.

– Да ты что?! – рассердился Ефим. – Опять?! Повезло?! Просто повезло?! Дура ты, детка! Твоя техника без головы – просто кусок юркого говна… А мне повезло! И всегда против тебя везти будет! Понятно?!

Он встал, взял её подбородок в пальцы и посмотрел ей в глаза.

Она смотрела, не боясь. И сказала спокойно:

– Сильно же я тебя!

– Это точно… Сильно… Но привязана ты! Ты заметила, кстати, что теперь полностью голая?

– Да плевать!

– Ха, – усмехнулся он, – вот как? Ну, что же… наверное…

И он обратно уселся на стул.

– Да, привязана я, – согласилась она. – А скажи, почему так?

– Серьезно?

– Конечно.

– А может тебя развязать?

– Тогда я тебя убью!

– А сможешь?

Она сдвинула брови… и честно сказала через пару секунд:

– Не знаю.

– Вот именно, дочка! Вот именно!..

– Но почему так?! – не выдержала она. – Почему?! Я же явно сильнее! Я ж таких, как ты… Да и тебя…

– Остынь, – перебил её Ефим. – Успокойся. Хочешь закурить? Нет? А я закурю.

Он закурил.

Она плакала. (От боли, от бессилия, распятая, мокрая, побитая и голая.)

– Тебя теперь, наверное, уволят, – Ефим растянулся напротив неё на стуле и смачно выпустил дым в потолок. – Как думаешь?

– Надеюсь, что нет. Честно сказать, ты первый, кто вообще, а ты дважды за вечер, победил меня… и ещё (стыдоба-то какая!) привязал меня! Голой! Насиловать будешь?

– А этот, который тебя всю ночь жарил? А все наблюдали…

– Я выдумала, чтобы ты развязал. Никто меня не жарил! Я наврала!

– Ну-у-у! Так может, покажем им настоящее кино? Как ты?

– Делай, что хочешь – ты победил!

– Естественно, я! Кто ж ещё-то?

– Но как? В чем причина?!

Вот теперь Ефим был воистину доволен и курил с наслаждением и рассматривал девочку не таясь… и морда и мышцы болели за это… Он оплатил за это мордой и мышцами… поэтому смотрел, наслаждался и был доволен!

– Знаешь, Саша, там, где я живу, есть река, а на реке есть коса, – начал он. – Серьезно, я сейчас говорю. Такая узкая, гравийная коса. Там, на краю косы, в тумане по утрам часто собираются утки и чайки… И я туда люблю по утрам бегать, вспугивать уток и чаек и дышать свежим и чистым воздухом реки! Но коса узкая – метра три, а на краю – и того меньше. И голая – ни дерева, ни кусточка – только гравий. И вот однажды, я на краю в тумане, а по косе прогуливается с овчаркой какой-то урод… И отпускает овчарку с поводка – меня не видит в тумане. А овчарка, вдруг, ни с того ни с сего, помчись на меня с диким хрипом – наверное, тоже не ожидала меня в тумане увидать! А мне куда – ни дерева, ни кусточка, ни палки – ничего, только гравий. Иногда бывает, наклонишься якобы за камнем, и собака останавливается, боясь. А эта, стоило мне наклониться, поскакала на меня с ещё большей злостью – видимо дрессированная была. Что мне оставалось? Я прыгнул в воду. Течение, к счастью, меня не снесло – с той стоны, куда я прыгнул, его почти не было. Стою по пояс в ледяной воде. И она автоматически за мной… Но я-то стою, а она-то плывет. Я её за холку, за ошейник на вытянутых руках и топить. Она сильная, брыкается, царапает меня и пытается цапнуть. Повозился я с ней прилично, крутился, как юла… Она жить хотела, сожрать меня хотела, хозяина, наверное, защитить пыталась (или выполнить его учения)… Но не смогла. Я её утопил… Потом руки разжал, и она уплыла по течению… А хозяин это всё видел… И ей не рискнул помогать, почему-то… Наверное, был педерастом… Потом я и его в воду загнал… Понятно?

– Понятно, – прошептала она.

– …… – он хотел было ещё что-то сказать, но…


– Браво! – кто-то захлопал за спиной у Ефима.

Ефим оглянулся.

– А вот и мой хозяин, – обреченно произнесла Саша. – А я уже всё – плыву по течению.

– Нет, Саша, я ещё держу тебя. Сейчас посмотрим, что это за хозяин.

И встав, и повернувшись к человеку, хлопавшему за спиной, Ефим спросил:

– Ты кто такой? – и бросил на пол окурок…

А с пола поднял арбалет.


Человек перестал хлопать и улыбаться – он понял, что Ефим может и на спуск нажать.

С виду ему было лет тридцать пять—сорок, короткая стрижка, довольно сильная фигура, спортивная одежда и особая примета – сломанное ухо. Такие уши Ефим видел у борцов, как правило, уже достигших мастерства. Возможно, что и перед ним стоя борец. Тогда тем более, нужно было держать его на расстоянии – черт знает, что у них тут у всех на уме.

– Не дури, Ефим Тимофеевич, – произнес человек со сломанным ухом.

– Кто здесь из нас дурит? – переспросил Ефим, всё ещё держа «на мушке» вошедшего. – Ты кто такой, я спрашиваю, а?

– Я директор этой базы, – ответил человек.

– А она?

– Инструктор.

– Ты всё видел?

– Да.

– Тогда скажи, что всё это значит?

– Что именно?

– Что это за херня? – Ефим начал злиться. – Я приехал, живу – никого не трогаю, а тут подавай вам спарринги в полном контакте!.. Вы здесь все ебанутые или только она?

Ефим ткнул пальцем Сашу в бок. Она стерпела, хотя её слегка перекосило.

– Ефим Тимофеевич, так надо – это тест, так сказать… На выживаемость. – Пытался объясниться «сломанное ухо».

– На выживаемость мою или вашу? – Ефим улыбнулся. – Чего ты мне мозги дырявишь – говори как есть, не ёрзай… А то я тебе ногу прострелю.

– Прежде чем сделать тебе предложение о дальнейшей работе, необходимо было понять, справишься ли ты с ней. Поэтому и был организован этот тест, и всё остальное…

– Что за работа?

– Я пока сказать не могу. Приедут твои друзья – всё объяснят. Я доложу, что этот тест пройден по высшей категории.

– И много ещё таких тестов? – Ефим не опускал оружие.

– Не знаю – смотря какой у тебя будет уровень работы. Но этот – уже точно закончился. А дальше, перед каждым тестом, ты будешь проинформирован, о том, что предстоит делать… Если конечно на работу дашь согласие.

Ефим на секунду задумался, не сводя глаз директора базы, спросил:

– А кого здесь готовят?

– Людей для специальной работы. Специальные поездки – довольно увлекательные, мне кажется, и интересные… Тебе, точно, понравятся.

– Ноль, ноль, семь?

– Типа того. Но не совсем так. Скорее, это путешествие за большой чужой счет в сказку, так сказать.

– То есть, мне предложат выполнять работу шпиона в другом государстве? В горячей точке?

– Нет, не в этом смысле – это точно я говорю.

– А что тогда? Экономический шпионаж?

– Да нет же! – директор засмеялся. – Кому он нужен?

– А потом – ликвидируют или подставят?

– Нет. Ты живой нужен. Будут очень стараться, чтобы ты выжил! Потому и проверяют тебя – справишься ли? Я лично тебя готовить буду… и вот – она, – «Сломанное Ухо» кивнул в сторону мокрой Саши.

Ефим почесал переносицу. Этот парень, похоже, не врал. Мог бы и не говорить ничего, а ведь говорит. Интересно девки пляшут…

– И много людей вы здесь наготовили?

– Не задавай вопросы Ефим Тимофеевич – знаешь же, что я на такие вопросы не отвечу. Ты ещё имена и адреса спроси… Сам понимаешь!

– Не понимаю…

«Да и черт с вами!» – подумал Ефим. Он вдруг ощутил, как он устал за эти сутки. Во, бляха, прилетел в «командировочку»!

Ефим опустил арбалет.

– Пойду я, отдохну, с вашего позволения, друзья мои – сказал он директору базы. – А ты развяжи девочку и скажи ей, чтобы он больше не хулиганила со мной. Хорошо?

– Хорошо, Ефим Тимофеевич. Отдыхай, конечно, – трудный денек выдался. Извини, что всё так получилась – работа такая. Потом сам поймешь… Зла не держи.

– Да не держу я зла – девочку жалко – она совсем замерзла на сквозняке, – и он ещё разок не сильно ткнул её пальцем в бок и снова шлепнул (напоследок) по заднице. – Так и манишь, зараза. Так и манишь… Ух!

(Саша совсем сникла и почти не шевелилась. Казалась, что всё происходящее, ей не интересно. Она, прикрученная к штанге, просто ждала, быстрей бы всё это уже заканчивалось.)

Потом Ефим положил арбалет на пол, направив стрелу в сторону стены, нажал на спуск, оценил, как глубоко вонзилась в штукатурку стрела, и пошел к выходу, не глядя на директора, который оставался слева.

– Ефим Тимофеевич, – вдруг позвал его директор, когда Ефим был уже почти у выхода.

Ефим остановился, повернулся, посмотрел на «сломанное ухо»:

– Что ещё?

Тот указал пальцем на аптечку в углу зала над столом – из неё Ефим пластырь доставал. До аптечки от директора было примерно такое же расстояние, как и от Ефима до директора.

– Вертикальная или горизонтальная? – спросил директор.

– Что «вертикальная или горизонтальная»? – не понял Ефим.

– Полоска на крестике, – пояснил директор, кивая на красный крест, нарисованный на деревянной дверце аптечки.

Ефим посмотрел на крестик.

– Ну, вертикальная…

Директор – «Сломанное Ухо» сделал почти незаметное глазу, но очень резкое и короткое движение. Свист, и …

Острая звездочка «сюрикэн» вонзилась в дверцу в аккурат по вертикальной полоске.

«Да, – подумал Ефим, – в горизонтальную было бы сложнее попасть. Надо было в горизонтальную сказать…»

Директор смотрел на Ефима из-под лобья. Его глаза улыбались, хотя лицо оставалось серьезным.

– И хули? – пожал плечами Ефим. – Молодец! Потом научишь!

* * *

– Ну и постояльца ты нам подсунул, Владимир Павлович! – директор спортивного комплекса, Геннадий Валерьевич, сидел за своим директорским столом и просматривал в своём компьютере запись всего того, что происходило вчера вечером в его залах. Он уже не первый раз её просматривал, силясь понять причину Сашиного поражения. Но так ничего не мог сам себе объяснить – всё было, как на ладони, и она не должна была проиграть! Но проиграла. Когда-то, теперь уже для всех давно, а для него, как вчера, он тоже проиграл в финале Олимпиады сопернику, который был явно слабее его. Это было всегда загадкой для профессионального спортсмена, каким был Геннадий Валерьевич. И это его злило.

Владимир Павлович повесил своё пальто в шкаф, поставил кейс на край стола и присел рядом с директором полюбопытствовать, что же там, в компьютере такого, что так удивляет Геннадия? Наверное, его протеже что-то вчера начудил:

– Что тут у нас?

– Вот – полюбуйся! – Геннадий включил момент, где Ефим топит Сашку.

Прищурившись, внимательно вглядываясь в монитор, Владимир Павлович во всех четырех картинках (четыре камеры стоят в бассейне) увидел то, от чего он остался доволен. Дойдя то места, когда Ефим швырнул окурок в объектив, оскалился и помахал ручкой, Владимир Павлович хмыкнул и попросил остановить.

– Это впервые? – спросил он у Геннадия Валерьевича.

– Первый раз за два года, – ответил директор.

– Чудненько! А как всё началось?

Геннадий переключил запись в самое начало, на то место, где Ефим подглядывает в приоткрытую дверь тира.

Не пропустив ни одного мгновения, вновь, ещё раз просмотрев последнюю сцену в бассейне, Палыч задумчиво сказал:

– Странно – он не должен был победить!

– Вот именно! – поддержал его тут же директор. – Вот именно! Непонятно, что он сотворил!

– Что он сотворил – понятно. Он сам рассказывает, что он сотворил. Это у него уже было с собакой. Но как он грамотно тот случай сюда перенес. Ты заметил?

– Да чепуха какая-то! Она не должна была проиграть! Сами видите – у него не было шансов…

– Где она? – Владимир Павлович вспомнил об Александре.

– У себя.

– Зови.

Геннадий Валерьевич нажал нужную кнопку на своём директорском пульте, занимавшем приличную площадь его стола, и почти сразу же в дверь постучали.

– Входи, входи, – крикнул он.

Дверь бесшумно открылась, вошла Саша. Её голова была перемотана, как на картине про героев-защитников Севастополя.

– Присаживайся, – предложил директор.

Она присела за стол, положив руки на колени, не касаясь столешницы.

Владимир Павлович присел напротив неё.

– Как ты? – спросил он по-отечески, но явно без сочувствия. (Она это чувствовала – им всем, наверно, радостно, что нашелся хоть один мужик, который ей «наподдавал», как они выражались).

– Нормально, – спокойно ответила она и посмотрела в глаза Палычу.

Тот непроизвольно улыбнулся – такого черного синяка он никогда не видел на столь милом, когда-то (до синяка), но распухшем теперь, личике. Сейчас она была карикатурным персонажем амазонки, попавшей в засаду. Ох, и сильно же она попала! «Нет, – подумал он, – действительно, прав, кто говорит, что война не для женщин!» А вслух произнес:

– Больно?

– Нет! Смотрится страшнее, чем на самом деле болит. Кожа нежная, девичья, – с сарказмом говорила она, – вот и опухла моментально. А вообще-то – ерунда. Верите?

– Верю, конечно! Тебе ли не верить? Ты у нас проверенный боец…

– Видели, какой я боец? – не затягивая в долгий ящик, Саша сама перешла к нужной теме, которую корректный Палыч не знал, с чего начать. – Что скажете?

Палыч был благодарен ей за этот переход.

– Скажи мне, почему так произошло? Он же не должен был… У него же нет ничего – ни подготовки, ни сил, ни выносливости – ничего. Он был пьяный… и прилично! Он не мог тебя… обыграть!

– Не знаю, – Саша положила локти на сто. – Сама не пойму. Мне должно было хватить минуты, чтобы его отключить. А мы провозились минут десять… Плюс он меня чуть не утопил… Не понимаю!

– Вы провозились тринадцать с половиной минут! – вставил директор. – И за это время он нашел способ тебя утихомирить! Скажи спасибо, что это тренировочный бой – так бы он ещё и отжарил тебя и башку тебе открутил!

– Спасибо, ГВ! – зло ответила Александра. – Насмотрелся, наверное, на мою аппетитную попку? Всю ночь глаз с монитора не спускал?

И она засмеялась над последним словом.

Но болела голова, и девочка быстро затихла.

– Ты бы лучше…

– Не ссорьтесь! – перебил директора Владимир Павлович.

И обратившись серьезно к Саше, спросил:

– Как думаешь – почему так?

– Повезло ему – можно было бы сказать. Но он сам рассказал, что уже подобное предпринимал – значит шёл осознано на это. И быстро сориентировался в критической для него ситуации. Хотя за это время он должен был задохнуться… А я не смогла выжать его… А он ведь курит! Не пойму! Да и в самом начале – он без разговоров, оценив мое преимущество, влепил мне стрелу в лоб, чтобы оглоушить. Так не поступал ещё никто – все считали, что с девочкой справятся без подручных средств и легко. Этот раздумывать не стал, всё рассчитал, всё понял, всё взвесил в долю секунды. И ещё – он не хотел меня бить, но унизить у него было желание, как бы на место меня поставить. А точнее, удовлетворить свое любопытство. Он, как будто, рассматривал меня, чтобы понять, нужна ему такая игрушка или нет. Раздев, он как доктор пробегался по мне глазами и пальцами. Без слюней! Даже обидно чувствовать себя выставленной напоказ, как шлюха на продажу. Насиловать бы не стал, но если не понравилась бы, то от досады ударил бы в лицо кулаком или пнул бы, чтобы я не зазнавалась – мне так кажется. Но не сделал этого – значит, наверное, понравилась. Или что-то ещё…

Владимир Павлович с интересом выслушал всё это, потом повернулся к «ГВ» и спросил:

– А ты как думаешь?

– Она права. Я внимательно (и он осекся)…. просмотрел запись – она права! – он зло глянул на Сашу, так как теперь его слова имели и другой смысл.

Саша улыбалась. Хотя это и было не очень-то симпатично с её-то синяком и перемотанной головой, как у чапаевца, но она с удовольствием улыбалась!


Владимир Павлович поднялся и стал расхаживать по кабинету, потирая подбородок и глядя себе под ноги. Размышлял. Потом остановился, поглядел на всех сверху и спросил:

– Как считаете, это – ОН?

– Похоже! – ответил директор.

– Не знаю! – Александра покачивала головой. – Я – не пойму. Мягкий, алкоголик, сейчас в библиотеке сидит, чего-то пишет… липкий какой-то. И в то же время, не скучает, не скулит, не пытается выбраться от сюда, находит себе занятие, и, что самое непонятное – стреляет, рубится, плавает, ползает по стене без страховки и на маты не валится. Не пойму! Хотя тест он прошел, мне кажется.

– Прошел! – согласился Владимир Павлович. – Включай его на второй круг – проверим. Точнее, будем проверять – может, справится. Если справится – то, значит, мы ЕГО нашли. А, как считаете?

– Включаем. Такого давно не было – любопытно! – согласился Геннадий Валерьевич.

– А кто он сейчас? – спросила Саша.

– Да, – поддержал её ГВ, – кто он сейчас? Что за чудо, которое нашу Сашу распяло в голом виде на штанге?

– Когда ж вы уйметесь? – улыбнулся Владимир Павлович, глядя, как эти двое глядят друг на друга.

– Он хочет, чтобы я с ним переспала! – заявила Саша, кивнув на Геннадия Валерьевича. – Давно мечтает! А я из принципа не буду.

– Нужна ты мне! – парировал директор. – У меня таких, как ты – миллион. Вон иди со своим победителем (Это слово было сказано с таким нажимом, чтобы принести разочарование Саше!) переспи, он это заслужил!

– С удовольствием!

– Может, ты по этому-то и проиграла?

– Может, ты по этому бабу в бой кидаешь, что сам уже ни на что не способен?

– Что?! – директора подбросило со стула.

– А то! Чего тут непонятного?..

– Хватит! – громко крикнул Палыч. – Надоели! Дело делать надо, а не спорить – оба хороши! Где он сейчас?

– В библиотеке, – директор сел на место.

– Вот видите – Он работает, а Вы тут грызетесь! – зачем-то без всякой логики заметил Палыч. – Давайте так, вы его готовите по полной программе! Договорились? Геннадий, ты за полгода сможешь из него человека сделать?

– Я из него чего хошь сделаю! За месяц! Только скажите!

– Не надо за месяц. Подготовь его к июню по полной программе! Чтобы курить бросил, пить перестал и был готов ко всему и на всё. Сможешь?

– Смогу! – не задумываясь, подтвердил директор.

– Теперь ты, Саша! – Палыч повернулся к Александре. – Говоришь, он на тебя глаз положил? Очень хорошо! Днем и ночью (ночью, если сама захочешь, конечно) будь с ним рядом. У тебя теперь персональный ученик – учишь его всему, что сама умеешь или сочтешь, что ему необходимо. Но очень хорошо учишь, классно учишь! Уверен – он пройдет дальше! Это – ОН! Я чувствую! Поняла?

– Поняла! – ответила Саша.

– Хорошо! Всем всё понятно?

– Всем, – ответил за всех директор.

– Вот и чудно! На этом всё – работайте. Я на связи.

Владимир Павлович достал из шкафа пальто, надел его, пожал руку директору и положил на секунду на Сашино плечо свою ладонь:

– Н-да,… Работайте! Удачи.

Вышел за дверь.

Дверь бесшумно закрылась, щелкнув.

Саша и ГВ посмотрели друг на друга… и громко засмеялись: Она была смешна с её перемотанной башкой и подбитым, почти черным, как у бичихи, глазом, а Он – был просто смешон – обломился мальчонка!


… Следующий день Ефим провел в плохом физическом состоянии. Инструкторша его всё же хорошо отметелила, – всё болело и ныло. Вначале он бродил от холодильника до кровати и от кровати до туалета пол дня день, щелкая пультом телевизора. Ближе к обеду он сходил в библиотеку, которая на базе тоже оказалась, и полистал разные книжки, размышляя над заданием Палыча. Пить вообще не хотелось, даже пива! Но сигареты кончились. К счастью, к обеду ему привезли от Владимира Павловича подарок в виде блока лёгкого Marlboro (последнего для него на долгое время), и инструкцию на понедельник. Оказалось, что в понедельник, когда наступит раннее утро, он должен будет сдать кровь, мочу и всё остальное, что потребуется – а это значит, что сегодня – воскресенье провести абсолютно без спиртного, «чтобы результаты анализов были корректными», и утром в понедельник ничего не употреблять в пищу. Честно говоря, по утрам он вообще никогда не ел – сигаретка и стакан чая в лучшем случае, чаще – только сигаретка и – «по коням!». Так что, это – не проблема. Кроме того, в размашисто исписанном листке инструкции ещё говорилось, что он должен пройти массу проверок, неимоверное количество различных диагностических обследований, чтобы «высококлассные специалисты» могли достоверно оценить его состояние. На хрена всё это надо – не говорилось. Да Ефим особо и не переживал – всё нормально – спи, отдыхай, телевизор смотри, вот только голова немножко гудит и девочек… впрочем, таких девочек, как здесь – лучше не надо. И он завалился в кровать с сигареткой во рту.


В понедельник база наполнилась народом – врачи, обслуга, какие-то парни… Ефим сдал утренние анализы, потом начались тесты и обследования. Он, обмотанный проводами и утыканный присосками, бегал, прыгал, плавал, лазал, шагал по ступенькам, или всякая такая дребедень на: «Раз, два, три, откройте рот, скажите: „А-а-а“». Один врач предложил ему сдать пункцию. «Хуюнцкию – ответил Ефим. – Пункцию тебе!» От него тут же отстали, и на этом инцидент был исчерпан…

Короче, до позднего вечера день был забит процедурами, а вечером все куда-то резко испарились, и база опять опустела. Эхо снова начало гулять по коридорам в тусклом мигании неоновых ламп дежурного освещения. «Ау!» «Ау-ау, – в ответ, – чего, блин, разорался?!»

Весь день, как ни пытался Ефим разглядеть Сашу, он нигде её не разглядел – вот тебе и «Ау»! «Уволили, девку!» – решил Ефим, и немного пожалел её – она ему нравилась. Вот так-то!

Часов в десять позвонил Палыч, поздравил с его «чудным» здоровьем, сказав, что все тесты и проверки Ефим прошел по «достаточно высокой оценке для его возраста и комплекции» (что за намеки, Палыч?!) и пообещал завтра появиться. «А пока – отдыхай!» – посоветовал он и отключился.

И Ефим достал из холодильника баночку, холодного пива и начал отдыхать.

«Щелк, тыщщщщььььь, буль-буль-буль» – холодные пена и пиво потекли золотистой, тоненькой струйкой из алюминиевой «башни» в горячее горло.

Ефим закурил и развалился в кресле, вытянув ноги. Благодать!

Зазвонил телефон. Местный телефон. Его сотовый вообще забыл, что такое звон.

Ефим поднял трубку.

– Аллё?

– Привет.

Ефим узнал её голос. Подпрыгнул? Нет – просто спину оторвал от спинки кресла. Что-то щелкнуло внутри, ёкнуло и моментально проскочило от головы к сидению. Он сглотнул пиво, чуть не захлебнувшись от газов (и на хрена в пиве газы?!), и ответил:

– Здорово.

– Узнал?

– Конечно.

После небольшой паузы:

– Поужинаем сегодня вместе?

– Давай! – он обрадовался! – Во сколько?

– Через пять минут, – она не знала, что ещё добавить, поэтому уточнила: – Хорошо?

– Хорошо, – он поставил банку на стол. – А где?

– У меня?

– У тебя? – это было неожиданно, Ефим хмыкнул. – А драться будем?

– Если захочешь.

– А ты – захочешь?

– Нет. Боюсь утонуть!

Ефим, хоть и понимал, что она шутит, но остался доволен ответом. Он улыбнулся, ещё глотнул пивка, но, уже не захлебываясь от радости и гордости за самого себя, спросил:

– А где тебя искать? Где это – «у меня»?

– Я живу напротив твоего номера. Дверь с цифрой двадцать два.

Вот те раз! Всё это время она была рядом, а он ни сном, ни духом!

– Правда?

– Открой дверь.

Ефим встал, сделал несколько шагов с трубкой у уха, открыл входную дверь.

Напротив, через коридор в трех метрах от него, в проеме двери, облокотившись на косяк, тоже с трубкой у уха, стояла милая девушка в легком платье, которое ей, кстати, очень шло и классно подчеркивало фигуру. Девушка улыбалась.

Ефим бросил свою телефонную (да что ты заело!) трубку в кресло, широкими шагами пересек коридор, обнял девушку, как будто давно ждал с ней этой «неожиданной» встречи, и расцеловал (да будь, что будет – он её хотел, и всё тут!).

Она не сопротивлялась. Тоже обняла его.

Потом он отступил на шаг, глупо улыбнулся, вдруг увидел свежий, небольшой шрам над её бровью, взял её лицо в ладони, прикоснулся губами к шраму, и попросил: «Прости меня, пожалуйста!»

У неё заблестели глаза, наполняясь слезами. «Ничего!» – тихо сказала она и прижалась к его плечу щекой.

Он гладил её волосы.

– Я искал тебя, – прошептал он.

– Я знаю.

– Следила?

– Да.

Взяв за плечи и немного отодвинув её от себя, он посмотрел ей в глаза:

– А почему не появлялась?

– Ждала, когда синяки сойдут, – и она пальцем прикоснулось к щеке под правым глазом – там сиял большой синяк, которого Ефим и не заметил сразу.

– Прости, – он снова прижал её к себе, жалея, что вообще задал эти вопросы.

– Ерунда, – она незаметным движением дала понять, что пора бы её отпустить.

И он отпустил.

– Зайдешь?

– Конечно! – ответил Ефим.

Она сделала шаг назад в глубину своего номера.

Он шагнул за ней.

И вошел.

Дверь бесшумно закрылась.

У наблюдателя на мониторе номер двадцать два исчезли звук и изображение – кто-то вырубил питание.

Наблюдатель улыбнулся и сообщил о происходящем директору.

Директор отреагировал спокойно, сказал: «Ничего не предпринимать – так надо!», а когда положил трубку, произнес с горечью и злостью «Сука ебучая!»

(Наблюдатель это отчетливо слышал по другому «каналу связи»!)


Глава пятая

Две единицы

<p>Глава пятая</p> <p>Две единицы</p>

– Ну, как ты тут время проводишь, Ефим Тимофеевич? Не скучаешь? – Владимир Павлович, доставал из своего кейса какие-то документы. – Надеюсь, с пользой? Вот результаты твоих анализов.

Ефим улыбнулся и глубоко сел в кресло.

– Заскучаешь тут! Прожитое время, уважаемый Владимир Павлович, прошло, как нельзя лучше, с пользой, – Ефим дурачился, он был рад увидеть Палыча. – Я выстрелом из лука попал девочки точно в лоб, потом мы подрались, потом я её чуть не утопил, а после привязал голой к штанге за шею и шлёпал, где не надо, говоря при этом гадости и наставления. Но всё обошлось и закончилось довольно романтично – теперь мы любовники.

– Вот как? – Владимир Павлович улыбнулся.

– Да-да, – подтвердил Ефим. – Еще я немного поработал в библиотеке на досуге, просматривая старинные гравюры и рисунки, чтобы выполнить ваше поручение.

– И как? Успешно?

– Конечно – чего сложного. Вот, – Ефим положил на стол два исписанных листка.

– Любопытно, – Владимир Павлович взял листы.

Инструкция по выживанию в далеком прошлом (наброски)

«Товарищи!

Это очень серьезная и ответственная миссия! А посему:

Общефизическая подготовка.

То есть, Вы должны уметь защитить себя ни только и не столько с помощью технических средств, но, скорее всего, Вам придется полагаться только на собственные силы, выносливость, силу воли, духа и характера. А, как известно, воспитание силы воли происходит посредством преодоления препятствий, то есть воспитание духа через воспитание тела. В физическом отношении Вы должны быть гораздо более подготовлены, чем большинство тех, кто вас будет окружать (в любом смысле этого слова). У Вас, наверняка, уже есть достаточно неплохие навыки и подготовка (иначе бы вы сюда не попали!), но, тем не менее. Вам предстоит: много ходить, бегать, подниматься в горы, на скалы, плавать, в том числе и под водой, прыгать в воду и ни только, развивать гибкость и мастерство рукопашного боя. И это лишь маленькая толика, того, что Вам на самом деле предстоит преодолеть во время общефизической подготовки. Мастеров спорта я из вас делать не собираюсь, но в необходимом тонусе ваше тело находиться будет. Уверен, среди Вас уже есть мастера.

Далее:

Умение работать с оружием и другими подручными предметами.

Надеюсь, понятно, что Вас ждут тренировки с использованием в качестве средств защиты ножа, меча, копья, топора, лука, пращи и тому подобных вещей, вплоть до обыкновенной палки или сучка. Но именно, как средств защиты, я подчеркиваю. Попробуйте избегать использования своих навыков, как средства нападения,… насколько это возможно.

Ещё:

Умение управлять транспортными средствами: лошадью, повозкой, телегой, санями, плотом, гребным и парусным судном, то есть всеми транспортными средствами, которые будут во время выполнения ваших заданий. Их не так много.

Далее, как у бойскаутов:

– Ориентирование на местности;

– Определение погоды (Важный фактор – небо Вам заменит телевизор);

– Преодолениеестественных и искусственныхпрепятствий: горы, реки, болота, завалы, стены, укрепления и тому подобное;

– Добывание пищи: способы и методы охоты, рыбалки, собирательства, изготовления и применения ловушек, умения выслеживать дичь, читать следы, загонять живность, охотится из засады и тому подобное, вплоть до охоты на крупных хищных зверей с тем набором оружия и навыков, которые у Вас имеются;

– Организация ночлега: строительство жилья, обустройство быта, ремонт личных вещей и изделий;

– Оказаниенеобходимой медицинской помощи себе и другим.

И многое другое, что постепенно и незаметно, параллельно с перечисленным, Вы освоите.

В разделе «избежание Болезни»:

– Прививки, само собой – необходимый и максимально возможный курс.

– Адаптация к условиям непривычной для Вас жизни: от обуви до зубочистки.

– Диета – специфические условия питания. Боюсь, Вам придется забыть о майонезе, кетчупе и тому подобном. Даже о картошке – Колумб её ещё не подвозил!

– Защита от ядов, опухолей, нагноений;

– Знание народной медицины и лекарственных трав и растений;

– Закаливаниеорганизма от такой мелочи, как простуда, но очень мешающей в определенных моментах.

Я не хочу перечислять всё, что Вам предстоит, чтобы не отнимать ваше время и энергию понапрасну, но обязан сказать, что с этой секунды Вы все некурящие и такая вещь, как расческа и ножницы будут Вами забыты на некоторое время.

Пожалуй, у меня всё. Спасибо за внимание.

Прошу пройти вот в эту дверь, которая приведет вас в зону карантина.

До новых встреч………»

– Очень даже неплохо! – похвалил Владимир Павлович. – Очень! Молодец. Похоже, пришло время тебе узнать кое-что – я для этого сегодня и приехал. Собирайся, пошли.

– А там, куда мы пойдем, пиво пьют?

– Там можешь делать всё, что хочешь. А вот если ты дашь добро, тогда уж извини – режим, диета и дисциплина. Ну, пошли-пошли – на месте разберемся.

– Далеко идти-то? По улице? Кстати, я давненько на воле не был, как бы мне ключик смастырить от входной двери, а? А то, я уже задыхаюсь, как рыба в аду! – и Ефим показал, как в аду задыхается рыба.

Владимир Павлович рассмеялся.

– Пошли, рыба, тут недалеко – по коридору налево. С ключиком чего-нибудь придумаем.

– Вот це дело! – Ефим напялил на босу ногу кроссовки. – Моя готова!

Недалеко по коридору налево оказался кабинет директора базы.

– О, да это же кабинет Сломанного Уха!

– Кого-кого? – Владимир Павлович остановился.

– Сломанное Ухо – борец, наверное, – уточнил Ефим.

– Он не просто «борец, наверное» – он серебряным призером Олимпийских игр по вольной борьбе был в своё время, – проинформировал Владимир Павлович.

– То есть, самый лучший из участников Олимпиады по этому виду спорта! – воскликнул Ефим, изображая всем своим видом изумление. – Молодец!

– Что значит «лучший из участников»? – спросил его Владимир Павлович.

– Он занял второе место, так?

– Да.

– Ну, так вот – лучший из участников.

– Не понял! – Владимир Павлович пригладил бородку. – Поясни.

– Чего тут пояснять? «Вице чемпион Олимпиады!» Не знаю таких! Чемпионов – знаю. Вице – нет! «Главное не победа, главное – участие!» Отмазка для слабаков! Фигня! На Олимпиаде – главное Победа! Есть только один чемпион, второе, третье, десятое место – фигня! Ты – либо Олимпийский Бог, либо – участник. Второе место – это лучший из участников. Сломанное Ухо – всего лишь лучший, пусть, самый лучший, но из участников. Вот так!

– Ты только ему такое не скажи – расстроится! – посоветовал (точнее – предупредил) Палыч.

– Вот и отлично – как только решу его расстроить, тут же и ляпну!

– Как знаешь, – Палыч покачал головой. – Ну да ладно, – заходим.

И Владимир Павлович открыл тяжёлую дверь.

В кабинете были двое: Сломанное Ухо и ещё какой-то мужик.

– Здравствуйте! – поприветствовал их Ефим.

– Здравствуйте, – ответил за всех незнакомец. – Меня зовут, Георгий Григорьевич. Я психолог.

– Ну, что я говорил? В строчку! – улыбнулся Ефим. – Как чувствовал.

– Не понял, – сказал Георгий Григорьевич.

– Мне бы только имя с отчеством не перепутать – у меня с этим вечная проблема. Ничего, если я вас случайно ни так назову?

– Ничего.

– Вот и ладненько, – Ефим пожал его неожиданно крепкую руку.

Потом он пожал руку «директора», и присел за большой полированный стол.

– Ну, что у вас там? Показывайте, чего принесли! Чем торгуете? – Ефим достал сигарету. – Я закурю?

Сломанное Ухо хотел было возразить, но ГГ, как окрестил его про себя Ефим, сказал:

– Конечно.

– Спасибо. Кто-нибудь ещё будет? – Ефим первым делом, естественно, обратился к ГГ, остальные не курили – он это знал.

– Нет, спасибо, я не курящий, – ответил Григорьевич Георгий.

– Я так и думал! – Ефим смачно выпустил дым в потолок. Ему нравилось раздражать Сломанное Ухо.

Когда все расселись (а расселись все сразу же и быстро) Георгий (так по-простому для себя назвал его в эту секунду Ефим) задал неожиданный, но не совсем не непредвиденный вопрос:

– Чтобы вы делали, Ефим Тимофеевич, если б вам реально предложили командировку в прошлое?

– Вы это серьезно?

– Абсолютно!

Ефим решил повеселиться – они его уже смешили! И он переспросил:

– В прошлое?

– Да, – подтвердил ГГ.

– Реально?

– Да.

– Без наебалова?

– Точно, – немного не ожидав такого вопроса, но тем не менее, безропотно его «проглотив», подтвердил Георгий Г.

– Согласился бы!

Небольшая пауза. Эти трое посмотрели друг на друга. А ГГ не унимался:

– Понятно. Хорошо. Но «Чтобы вы делали» – означает, как бы ты готовились, как бы себя тренировали, чтобы планировали взять с собой?… Понимаете?

– А! В этом смысле? Понимаю. Далеко в прошлое-то?

– А это имеет значение?

– Конечно. Одно дело, когда ты председатель ГубЧК в Одессе, и в цветущем мае стоишь на балконе, а у стола в глубине комнаты сидит подозреваемая во всех антиреволюционных грехах княгиня «N» – это одно. Другое дело, когда тебя – на галеру и – в Карфаген. Понимаете?

– И в чем разница?

– В Одессе мне нужен будет только маузер и спирт, а в Карфаген без «Калашникова», бронежилета и ящика гранат я не поеду. Еще мне понадобятся спички, палатка, бинокль, саперная лопатка для почесывания тела, нарубленное золото и серебро, пара сапфиров, хороший, бронзовый чан, чтобы я мог принимать ванны…

– Ну, всё-всё – вас понесло! А если ничего с собой взять невозможно? Тогда как?

– Серьезно?

– Да.

– Тогда, нужно подумать… Если бы мне пришлось готовить кого-нибудь к такому путешествию, то, пожалуй, я бы прочел короткую (а может быть, если хорошо подготовиться, то и длинную) вводную лекцию, олухам, которые на это дело согласились… или попросил бы у Владимира Павловича листочек в котором уже всё давно написано. Попросите – советую. – Ефим почесал затылок, продолжая курить, откупорил пиво. – Пиво кто-нибудь будет?

Все отказались.

Владимир Павлович положил на стол Ефимовы листы.

ГГ с любопытством принялся их читать.

– Любопытно, – прочитав, сказал Георгий Григорьевич. – А как же насчет утверждения, что бабочка, помахав крылышками на этой стороне планеты, способна изменить ход мировой истории и весь мир?

– Какая бабочка? Какие крылышки? Неужели вы будите утверждать, что если я иду к намеченной цели и под ногой у меня, под подошвой моего ботинка вместо одной песчинки будет две, то я не достигну цели, изменится вся моя жизнь, история и мир? Такое возможно, конечно, теоретически. Но бросив камушек в Волгу, я не остановлю её течения! В виду этого, я все же склонен утверждать, что данное событие настолько ничтожно, что оно не способно изменить вообще ничего. Так же и ваши действия в Прошлом, если вы, конечно, не полезете в политику, и не попробуйте стать во главе угла или Государства, как это сделали капуцины… сарацины… короче, какие-то там монахи – их орден какой-то (царствие им небесное), то тогда нечего опасаться за Историю. Ваша миссия – посетить, посмотреть, проанализировать, запомнить, передать. Кто такие, по-вашему, странствующие рыцари, давшие обед молчания? Вот именно! А обед молчания – это до поры, до времени, пока ваш мозг не начнет воспринимать речь окружающих вас людей. Вспомните из так называемой истории, что все рыцари, давшие обед молчания, были иностранцами. А как же иначе? Много чего отличает нашего рыцаря от жителей той местности, где он появится с гербом «Аэрофлота» на щите. И ещё, нет ни одного факта в истории, что такой рыцарь где-нибудь погиб или местные жители устроили бы на него облаву и убили его. Нет таких фактов. Ни одного! Но это я так – к слову. Вы сами узнаете, когда станете ими, – Ефим вышел в образ лектора, готовящего людей к путешествию во времени.

– Кроме того, – не унимался он, – необходимо привыкнуть не только к свободной и местной манере общения, но и (самое главное!) к запаху. Поймите, парфюмерии нет никакой, впрочем, как и косметики. От всех встречных наверняка пахнет слегка псиной, говном, чесноком и луком, потом, и чёрти ещё чем, что в силу физиологии преет и потеет. Так могут пахнуть в наше время только, так называемые, бомжи и геологи (я извиняюсь) по утрам, если ещё не успели покурить и (или) выпить.

(Владимир Павлович непроизвольно улыбнулся. А Ефим гнал вороных.)

– Да, вот ещё что нужно помнить:

Люди всегда собираются в стаи, когда чувствуют опасность. Природа, это ещё природа в них не уснула. Вспомните «Архипелаг Гулаг» – там, на пересылках выживали только те, кто был в стае, в толпе, так сказать, в шобле, короче – в группе. Одиночек убивали махом, раздевали тут же, и чуть ли не поедали. А ведь если посмотреть пристальней, там было много людей, прошедших войну. Герои войны, которые ходили за линию фронта, много раз ходили в атаки, в том числе и в рукопашные. Там, на фронте было все ясно: вот снаряды подвезли, вот харчи доставили, вот враг, вот предатель: «За Родину! За Сталина!» А тут, на пересылке все другое: незнакомое, необычное, непривычное – и всё, растаял человек, превратился в слизь и запаниковал. Сник (многие сникали). Но стоит собраться в стаю – опять всё восстановится, он уже сам казнит и милует. И сразу же забывается, кем он был минуту назад, когда попал в барак. Встретил корешей, и сам стал зверем, научился рвать на части таких же сникших, как он две минуты назад. Ясно? Так что, если встретился один рыцарь, то где-то рядом бродит ещё несколько пилигримов… с дубинами, скорей всего.

Слушатели обдумывали сказанное. Потом согласились:

– Резонно.

– Конечно, резонно. Теперь я бы хотел вас послушать, чего вы мне тут предложите?

Троица переглянулась.

Но «находчивый» ГГ опять задал вопрос вместо ответа:

– А приходилось ли вам слышать, Ефим Тимофеевич, что-нибудь о возможности путешествия в Астрале?

– Нам приходилось слышать о таких возможностях, – передразнил его Ефим. – Более того… Я вообще-то человек начитанный и любопытный, да к тому же ещё судьба подбрасывает мне интересных и необычных собеседников, как ни странно. И не благодарите! Так вот, был у меня один приятель, который этот вопрос сильно изучал, и одно время мне все уши прожужжал этим. Интересная, кстати, тема.

– Ну-ну, интересно, расскажите.

– Чё-то всё я рассказываю! Вы-то когда начнете?

– Всему свое время. Не будем спешить, ладно? Расскажите, нам интересно послушать.

– Ну, хорошо. Интересно так слушайте – я лично точно никуда не спишу.

– Да-да… – кивнул головой Палыч.

– Значит, – начал Ефим, – звали этого моего приятеля Женя. Или Женька, точнее. Так его все звали – Женька. Был он такой с виду неприметный, как многим казалось, но довольно неглупый – предприниматель и с деньгами нормально заработанными. Это было где-то в середине девяностых – в самый пик накопления капитала. Так вот, он этот капитал… Впрочем, это к делу не относится – расскажу о его астральных прибамбасах. Женька мне объяснял так, что в принципе каждый человек во сне совершает некое путешествие в Астральных сферах. Типа, его душа покидает тело и начинает бродить и во времени, и в пространстве. Он долго прогонял мне свою теорию, и утверждал, что при некоторых специфических условиях и при необходимой специальной тренировке, можно реально и осознанно добиться того, что ты, как бы, оказываешься в заданном месте и в заданное время. Кроме того, он утверждал (и настаивал, даже), что кое-что у него уже в этом смысле получается. Верить ему или не верить – был мой выбор. Однако, учитывая то, что этот парень не курил, выпивал немного или почти ничего, тренировался, был, в меру, замкнут, но не нелюдим и занимался йогой, то можно было согласиться, что что-то там у него получается. Нам же, выпивохам, курильщикам и лентяям негнущимся, трудно понять, чего там, на душе и в головах подобных пассажиров. Короче, я не то чтобы ему верил, но не исключал такую возможность, размышляя на эту тем сам, как мог. Во-первых, а почему бы и нет? Куда-то же отлетают наши души после смерти? Может действительно в Астрал? Кто знает? Но, даже дело не в том – это слишком сложно… Поговорим о живущих. А тут сразу напрашивается второе. А второе, с моей точки зрения, таково: невозможно человеку, пока он имеет физическую оболочку, путешествовать во времени. Не выдержит наш организм такой нагрузки. Да и как ему выдержать, если крутить стрелки назад, значить нужно будет обратно залазить в… чрево. Остается одно – путешествие не физическое. А это уже вовсе и не путешествие, казалось бы. Типа спишь, а тебе всё сниться. Одна загвоздка – если далеко залезешь, можно и не проснуться. А это уже риск, а, стало быть, что-то в этом путешествии есть. Я правильно рассуждаю?

– Продолжайте-продолжайте.

– А чего тут продолжать? Я могу только в своих фантазиях уходить в глубь веков. И только!

– А как вы думаете, с чем это связано?

– Что связано?

– Эта возможность в фантазиях путешествовать.

– Черт его знает! Я не сильно-то углублялся в подобные размышления. Но кое-что у меня все-таки есть. Я так думаю: Организм человека, по большому счету, это, наверное, какой-то биологический компьютер, который нам дан для временного использования, чтобы ощутить существование в физическом состоянии, так сказать, в состоянии материи. Тот небольшой срок, который нам отведен для использования наших биологических машин, которые, кстати, устаревают и физически, и морально, дает повод думать, что где-то в другом измерении, в другой субстанции, но всё-таки мы будем бродить по облакам. А как ещё? Не верю я, что после смерти – щелк! и шторки закрылись – темень, холод и ничего! Я не могу понять и представить, что вот сейчас мы сидим, говорим, чувствуем, а потом – хлоп! и ни Вас, ни меня, ничего – НИЧЕГО! А это позволяет мне быть любопытным человеком, использовать свою «машину» на все сто, пока она работает. А раз это всего лишь машина, значит, у неё есть материнское плато и, естественно, память. Память у каждого на начальном этапе загружена почти одинаково. И подключены мы к локальной, семейной сети. А вот в течение жизни мудрый человек её – свою память – пополняет и увеличивает, а «машины» для программного обеспечения станков и осуществления простейших операций с подручными средствами, работают в первоначально заданном ещё в ПТУ режиме, только слегка модернизируясь по велению времени, прогресса и более сложных операций на производстве. Внешний вид «машин», так сказать, дизайн – разный. Даже, у машин одного поколения, если не считать навесного оборудования, которое в простонародье называется «мода». А вот маркировки нет – поди, разбери принадлежность и сложность машины, её потенциал и скрытые способности. Всё познается опытным путем, с годами, с возможностью установить дополнительное плато, видеокарту, и прочую требуху, типа винчестера, дивиди-румов, колонок всяких и, разумеется, величины, качества и множества программного продукта.

Ефим глотнул пива из новой банки, знаком руки предложив другим присоединится.

Но другие отказались присоединяться.

Тогда он продолжил.

– А вот ещё нюанс – Глобальная Сеть! Глобальная Сеть много чего значит. Пока, значит, «машина» питается и пасется в семейной, локальной сети – всё вроде бы понятно. Но тут подключается Глобальная Сеть – и всё! «Машинка» начинает пахать на эту самую сеть! А у неё, черт бы её побрал, очень мелкая ячея… и липкая матрица. Тут тебе и институтская программа, и армейская военная тайна, и семейный бюджет и программа материнства-отцовства, психо-производственный компонент, налоговый кодекс, и вся херня! «Машинка» сама себе уже не хозяйка – она в Глобальной сети, а та по образу и подобию качает из неё всё, что хочет и втискивает в неё всё, что надо. Я вот, к примеру, не пойму как японцы на своих компьютерах печатают. Буквы – ясно! Их двадцать две или тридцать три, и всё путево – складывай в строчку или в столбик. А вот иероглифы? Как их-то складывать. У китайцев что-то около тридцати или шестидесяти тысяч иероглифов. У японцев, наверное, не меньше, есть ещё и Корея. Арабский мир – там ладно, вязь и без гласных – это ещё можно понять, это всё-таки буквы и они складываются в слова. Иврит – тот же случай, пусть даже все эти вязи справа налево – можно запрограммировать и так. А вот как иероглифы? Мне не понять! Меня нужно срочно в Японию отправлять, братцы мои ребятушки! А? – Ефим сделал вопросительную физиономию. – Что скажите?

– Как-то ты тоненько подошел, Ефим Тимофеевич, от размышлений до поездки! Может, погодим с поездкой? – предложил Владимир Павлович.

– Может и погодим, если вы мне все-таки когда-нибудь поведаете, какого Хэ я здесь делаю?

Палыч с ГГ переглянулись.

– Ну что я тебе говорил? – произнес Палыч глядя на ГГ.

– Я это уже понял, пока мы его тестировали… Черт! После его выступлений теперь слова кажутся неуместными и с двойным дном! Не давайте ему больше слово! – шутя, но громко произнес последнюю фразу Георгиевич…. Не-не – Григорьевич! (предупреждали!)

– Ну тогда объясни ему популярно, чего от него мы хотим, – посоветовал Григорьевичу Владимир Павлович.

– Постараюсь, – со вздохом согласился ГГ и обратился Ефиму с непременным подхалимажем: – Вообще-то смысл идеи вы уже наверняка уловили, Ефим Тимофеевич – вы человек понятливый…

– Тыр-тыр-тыр… – осадил его Ефим, – так и я умею. Ты давай, брат мой Гоша, (Ефим решил продолжить хулиганство) без этих штучек: «Я тебя люблю!», «Мы верим в тебя!», «Ты наша надежда и опора!» Ближе к телу, как говорил Ги дЭ. Хорошо?

– Хорошо, – не обиделся Георгий Григорьевич.

– Поехали!

Ефим развалился на стуле, приготовившись слушать.

Но тут его внимание привлек молчавший доселе Сломанное Ухо. Ефим в пылу ораторства позабыл совсем о нём. А тут – мало о нём вспомнил, так ему на ум пришла и ещё одна нехорошая мысль, и он её озвучил:

– Мужики, а много сейчас народу на меня смотрит?

«Мужики», конечно, поняли, о чем он спрашивает, но почему-то сразу не нашлись чего ответить, а только переспросили:

– Что?

– Что! Сколько сейчас любопытствующих сидит у мониторов и рассматривает меня… записывая каждое слово… и движение?

ГГ и Палыч опять переглянулись.

Ефиму это надоело.

– Мужики! – ещё раз обратился он к ним. – Мне это, ей Богу, надоело! Я вам что тут – подопытный, глупый кролик? Харэ уже тайны строить! Или мы разговариваем, или мы смешим друг друга!

– Вы уверены, что хотите знать всё? – повис вопрос.

– А я не знаю – не слышал ещё предложений! Так сколько человек меня сейчас видят?

– Еще двое.

– Ну, ладно – не буду спрашивать кто, а то опять начнется…

– Дежурный и Александра, – уточнил Палыч.

– Саша? – переспросил Ефим, и в голосе его послышались мягкие нотки.

– Да.

– Тогда это нормально. Давайте – что у вас там?

Георгий Григорьевич начал издалека и довольно долго продолжал свою нудную речь. Половина из того, что он произнес, Ефиму было неведомо, неинтересно и утомительно – передавать её полностью нет смысла. Однако вкратце всё сводилось к тому, что «современная наука сейчас стоит на пороге глобального открытия». Что «пока она ещё делает робкие шаги в этом направлении». И что «Ефим Тимофеевич может стать первопроходцем в этом направлении». А направление – ни больше ни меньше – гены человека. Дескать, в них-то и заложена вся информация от начала сотворения мира. Нужно подобрать «ключи к этому ларцу», и тогда человечество узнает свою подлинную историю. В некотором смысле Ефим прав, называя человека биологической «машиной». А вот раскрыть, разгадать код и прочитать память, скрытую в генах человека, – это задача современной науки. И так он долго и живописно распинался, что Ефим пожалел, что ГГ не на экране, а то бы отключил его. Но, как человек выдержанный и интеллигентный в некоторых ситуациях, Ефим дослушал до конца, то есть до того момента, когда ГГ остановился, произнеся последнее слово: «Вот!»

– «Вот – новый поворот, и мотор ревет, что он нам несет…» А Вы у психиатра давно были, Георгий? – спросил его, после некоторой паузы, Ефим.

Георгий вновь не обиделся, он другого и не ожидал – он уже достаточно изучил Ефима, наблюдая за ним, к тому же он и был тем самым психиатром.

– Ну, что скажешь? – прервал не ловкую ситуацию Палыч.

– А чего тут сказать? Красиво звоните, но неправдиво! Непонятно – почему я? Много беспризорных и бездомных людей, которые за понюшку табака готовы на любой эксперимент. А вы вызываете меня в Москву, увозите на «дачу», кормите, поите, даете книжки почитать,… и тэ пэ, и всё такое. А вот сегодня говорите: «Хотишь, мы к тебе в гены залезем?» Друзья мои, вы это серьезно?

– Вполне.

– Тогда скажите мне, а чего вам конкретно надо? Я думал, что «гену» любую можно выудить из чего угодно, тихо положить под микроскоп и рассматривать до посинения, затаив научное дыхание. Например, маленький кусочек кожи…

– Или капельку крови, – добавил ГГ.

– Или горсточку перхоти, – неожиданно врубил Сломанное Ухо (видимо, он тоже утомился, но кто его-то спрашивает?)

– Или приличный кусок ушного хряща, – не поворачиваясь и не смотря на Сломанное Ухо, тут же вставил Ефим.

Кто-то автоматически потер мочку уха.

– Верно, – согласился ГГ.

– Так зачем я вам весь… целый?

– Понимаешь, наука ещё не дошла до таких высот, чтобы читать ген по кусочку кожи и капельке крови – нет пока таких машин и оборудования, остается только одна природная «машина» – это сам хозяин гена, человек.

– А гипнотизеры? Они же что-то там для милиции делают, когда надо преступника поймать, а свидетель ни хрена не помнит – я в кино видел, – почти наивно улыбнулся Ефим.

– Гипноз – это возможность прочитать то, что заложено и накопилось в головном мозге. То есть, не далее жизни одного индивидуума. Глубже уже гипнотизер не способен читать, – совершенно серьезно ответил Георгий Григорьевич.

– Нннну-да, согласен, – Ефим достал ещё сигаретку. – Перекурим?

– Перекури, – ответил Владимир Павлович, взглядом осаживая Сломанное Ухо, желающего было возразить.

После недолгих размышлений, Ефим произнес:

– Мужики, если вы это серьезно и без подвоха, тогда поясните мне суть эксперимента. Я понял так: меня подсаживают на иглу, а я в коматозном состоянии говорю всё, что вижу, а вы тащитесь и записываете меня на видеокамеру и на диктофон, а потом анализируете, считая, что я, действительно, побывал в астрале, где-то в прошлом, и всё это мне не приснилось, всё это не галлюциногены, всё это взаправду? Так?

– Не совсем…

Ефим ухмыльнулся.

– Вы разыгрываете меня,… снимая на почти скрытую камеру? Или мне это снова снится?

ГГ и Палыч опять переглянулись.

И ГГ начал:

– Кстати – сниться! Расскажите, одиннадцатого числа утром, откуда вы вернулись в казино?

– И чё? – Ефим непроизвольно насторожился.

– Мужик в сером пальто и в шляпе вам нигде не встречался?

Ефим, сощурив глаза, вопросительно и вызывающе смотрел на говорящих (казалось, что говорят оба – и Палыч и ГГ). Но он пока молчал… медленно вскипая.

– Ключ в кармане, часов нет, денег – ой-ё-ёй! Да? Куртку на плече порвали! Новая куртка…

– Чего ты хочешь? – Ефим качал головой, готовый сказать много чего «хорошего». – Говори, – не томи, профессор.

– Хочу сказать, что вы уже начали свой эксперимент. Другое дело, что вы к этому относитесь спокойно, как к само собой разумеющемуся. Другим казалось, что они сошли с ума…

– Так я не первый?

– Нет, конечно. Поэтому я знаю, что и о чём я говорю. И я говорю, что пока вы лучший из кандидатов…

– А есть и ещё?

– Есть, разумеется.

– И много?

– Какая разница?

– Действительно. Мне по барабану. Ну, что там ещё у тебя?

Ефим откинулся на спинку и продолжил опустошать банку пива:

– Напьюсь я сегодня… Чтобы завтра думать, что всё это по пьянке мне приснилось. Давай, выкладывай – что там у тебя ещё есть?

Владимир Павлович – мудрый человек, чтобы спустить пары и успокоить оппонентов, спросил:

– Как тебе сама идея в принципе, Ефим Тимофеевич?

– В принципе – херня, а не идея… Но попробовать мне любопытно… Хотя бы потому, что вы уверяете, что я лучший… хотя это, ЕС-тес-НО, не главное… Ладно, расскажите, что от меня требуется. А я за это время подумаю, что вам ответить… Глядишь – и соглашусь… спьяну!

И ГГ рассказал.

То, что он рассказал – разглашать не имеет смысла – позиционировалось, как засекреченная информация. Однако методика подготовки любопытная.

Еще часа полтора-два Ефим спокойно пил пиво, слушал, как ему профессор и академик поясняют и рассказываю, что делать, когда и как, что его ожидает и на что он должен себя настраивать и подготовить… а Сломанное Ухо сидел молча и всё злился, как сыч!

Потом Ефим, ни говоря ни слова, ушел.

– Как думаешь, он нам поверил? – спросил Владимир Павлович Георгия Григорьевича.

– Нет.

– И мне так показалось.

– А это и не важно! Главное – он согласился.

– А не передумает?

– Теперь уже не передумает.

– Почему ты так уверен?

– Посмотри на него – он уже что-то начинает вспоминать.

– Думаешь, пока нет смысла ему выкладывать все карты?

– А это – ОН?

– Слышал, про эмблему «Аэрофлота»? И всё остальное…

– Да, – Георгий закусил губу, – это ОН, как пить дать! Я его себе другим представлял. А этот… Но пока ещё…

– Что – «пока ещё»?

– Пока он «угнетен» и «обезображен» цивилизацией – нет, это не совсем Он! Он же гнилой пока, как… Не понятно, как вообще он там оказался? Пусть пройдет второй уровень – и мы поймем, что не ошиблись, и он – даст Бог – сам всё вспомнит… Тогда и мы будем спокойны.

– Думаешь, он вспомнит?

– Если это тот, о ком мы думаем, обязан вспомнить!

– Точно?

– Без сомнений!

– Ладно, поживем – увидим!

Владимир Павлович посмотрел на скучающего директора.

– Геннадий Валерьевич, – «разбудил» он Сломанное Ухо. – Когда готов с ним вылететь на полигон?

– Да хоть сию минуту!

– Чудненько, – Палыч почесал бородку. – Три дня на подготовку, и вези его, к чертовой матери, в тайгу! Готовь! Сделай из него за зиму, что надо! Чтобы не пропал! А то всё…. Даже, подумать… Тьфу-тьфу-тьфу. Сделай, подготовь, одним словом! К июню, чтобы, как штык!

– Сделаю! – потирал руки ГВ. – Ой, сделаю! Как обещал! Подготовлю – не пожалеете! За полгода – так подготовлю!..

– Всё! Второго нашли, теперь у нас две единицы, остальное – по плану!

* * *

За ужином в Сашином номере шел, как бывает в таких случаях, обычный треп. Они уже стали очень близки, несмотря на то, что их знакомство длится двое суток, и всё произошло так быстро, неправдоподобно, неестественно, и неожиданно, но оба они были этим довольны, однако делали вид, что всё само собой разумеется, хотя на самом деле, куда там – разумеется! Всё совсем необычайно! Особенно то, что вот теперь они сидят друг напротив друга, жуют наскоро сварганенную пищу, еще мокрые у них волосы от бассейна, который они теперь переплывают вместе… Она уже такая податливая и ласковая, как кошечка, а он такой герой (и её парень!), читает ей свои стихи:

Быть может, он сказал: «Ну, всё – не буду!»И сиганул за борт с большого корабля!А может, шел по льду, шел за водой по льду…Любимый с детства пруд… Лед – «Хрусь!», вода кругом и далеко земля!

Ефим двумя пальцами отправил оливку в рот, пережевал её и закончил мысль:

– Не знаем мы причин,

тех, что толкают нас – уже больших людей,

Из теплых мест в пучину бытия!.. У меня – всё!

Она захлопала в ладоши:

– Здорово! Ты прямо сейчас это сочинил?

– Нет! Утром ещё, когда мне впаривали мозги про гены и про путешествия в астрале. Сейчас просто выпала честь тебе их рассказать.

– Ну, перестань!.. Правда?…

– Шучу! В обед, пока ты мне рассказывала, что видела на мониторе, пока меня «пытали»… как злился твой директор – вице-дрице-а-ца-ца и чемпион.

– Всё по-ня-тно с тобой! – она, как маленькая, ткнула его кулачком в плечо, но он почувствовал, совсем другое.

– Какая у тебя легкая лапка! – сказал он. – Как будто кувалдой ударили… вскользь.

Она посмотрела на него и улыбнулась.

– Ну вот допустим, ты научишь меня драться… А дальше что? – он налил себе холодной водки в рюмку.

Приподняв горлышко бутылки, он глазами спросил: «Ты ещё будешь? Подлить?» Она покачиванием головы ответила: «Нет. Мне уже хватит!» Он пожал плечами: «Как знаешь. А я накачу». И налил себе и ей в рюмку. «Давай!» – согласилась она и выпила.

Глаза её блестели от теплого света свечей (они свечи зажгли – было уже темно, а им хотелось уюта, теплоты и чтобы снег за окном завидовал им больше, чем тот придурок, который сидит где-то в наушниках и ни хрена не слышит уже которые сутки), от выпитого спиртного и радости совместной жизни. Ефим ей нравился. И ничего, что он курит – он обязательно бросит! А то, что про него говорили… Про неё, знаете, чего говорят?! Вообще с ума можно сойти!.. Хорошо, что он ей не проиграл… А то бы его уже выгнали… Она улыбнулась сама себе и заявила:

– А ты драться – не умеешь!

– Как ты – нет! – честно сознался Ефим, потирая автоматически всё ещё болевшие ребра. – Мне эта физкультура… Старый я, понимаешь.

– Перестань, – пьяная Саша махнула в его сторону ладонью, – ты же меня… победил.

– На суше тебе нет равных! – официально заявил Ефим. – Лару Кроуфт насмотрелась?

– Нет. О ней я узнала потом, когда мастера выполнила.

– Чего выполнила?

– Мастера. По кун-фу. По нашим меркам – мастер спорта. Понимаешь?

– Понимаю. И когда ты мастера выполнила… по кун-фу? Сколько тебе было?

– Двенадцать.

– Сколько?! – тут бы любой поперхнулся!

– Почти двенадцать.

– Почти?

– Мне на завтра двенадцать исполнилось.

– А сейчас тебе сколько? – неожиданно вставил он.

– Сейчас я трижды мастер, – уклончиво, но вполне понятно ответила она.

Ефиму это понравилось – ему нравились девушки двадцати шести лет. Впрочем, ему многие нравились… Но двадцати шести лет ему нравились почему-то особенно. Наверное, это связано с тем, что когда ему было лет восемнадцать-двадцать, а потом и двадцать один, двадцать два, двадцать три и так далее, на вопрос: «Сколько ей лет?» Он слышал ответ: «Бабе уже двадцать шесть, а она ещё не ….» И перечисление того, что она не успела к этому времени сделать. Когда ему стало тридцать, двадцатишестилетние стали младше его – малолетки, как ему (с удовольствием) казалось. Когда ему стало сорок – двадцатишестилетние теоретически ему годились в дочери. Теперь ему сорок три… «Так ты, дочка, ….» – мог бы произнести он…. Но он улыбнулся ей в ответ и сказал:

– Я не победил. Мне просто повезло. Я хитрый и опытный… конь. И мне повезло,… что ты теперь моя Никита! – и он взял её ладонь в свои руки нежно поцеловал её пальчики (нежно, как он умел, когда хотел – ну, вы, наверное, знаете, как это).

– Спасибо. Мне тоже повезло, – созналась она, а может быть, просто хотела ему понравиться и польстить – кто этих женщин поймет – бабе уже двадцать шесть, а она…

Он ещё замахнул стопарик.

– Нет, правда – научишь меня хлестаться? Как ты, чтобы время не терять и силы – пара секунд – и у других уже всё болит… и им хочется плакать!

– А ты научишь меня стоять до конца, как неваляшка.

– Как неваляшка? – это ему понравилось. – Как неваляшка – это хорошо… научу. А ты научишь?

– И я научу!

– Мы оба уважаемые люди! – произнес он голосом Аркадия Райкина.

Она пожала плечами в ответ – она не поняла.

Да и куда ей? Откуда она могла знать Аркадия Райкина? Так что, лишь он сам смешком оценил свою шутку, а её просто пальчиком нежно щелкнул по носу. Она не стала убирать свой носик. Хотя, если б хотела, наверняка выпустила бы ему кишки любым предметом, лежавшим на столе…

Она сидела радом с ним на краешке дивана. Он валялся расслабленный. Взяв его руку в свои ладони, и нежно поглаживая её, Саша сказала:

– Ты уже устал. Но я хочу тебе сделать подарок.

– Давай, – согласился Ефим.

– Я вчера нашла в «Науке и жизнь» интересную статью. Так, постой-ка, – Саша встала, подошла к столику, на котором у неё стоял компьютер, и взяла журнал, датированный номером три за две тысячи шестой год. – Вот тут статейка интересная – как раз для тебя. Всю читать не буду, но кое-что… Короче, в Новгороде в две тысяче пятом году археологи нашли какие-то берестяные письма, которые они датируют тысяча сто пятнадцатым – тысяча сто восемнадцатым, примерно, годом. Так, где здесь? А – вот! Так, в общем – кусок бересты, а на нем нацарапано три абзаца. Читаю…

– Может не надо? – Ефим сморщился. Он уже так устал от всей этой информации сегодня, и не сомневался, что заметка из «Науки и жизни» его доконает. – Давай завтра.

– Нет, сейчас. Это интересно – не пожалеешь. Правда-правда!

– Ну давай, – со вздохом согласился Ефим, расслабился, откинулся на подушку и закрыл глаза, чтобы быстрее заснуть, пока она читает.

А она читала:

«Первый абзац содержит следующий текст: «От МилоушЬ къ МарьнЬ. Коси ВЬликее пъехати бъ еи за Сновида»

(«Что за херня?!» – думал Ефим, лежа на диване) Саша продолжала:

«… Автор этого текста – Милуша – нам до сих пор не был известен. Зато с адресатом – Мареной – мы познакомились ещё в 1997 году, когда на Троицком раскопе была обнаружена адресованная ей берестяная грамота № 794. К ней же имеют отношение грамоты номер…» Так! – перебила сама себя Саша. – Это не интересно… так, где дальше?

Ефим вздохнул.

– Не вздыхай, дорогой – сейчас самое главное. Читаю дальше: «…Милуша рекомендует отдать замуж некую девицу по прозвищу Великая Коса за человека по имени Сновид. Выражение „поехать бы ей“, а не „пойти ей“ означает, что Сновид живет в какой-то иной местности….» Вот – самое главное: «Второй абзац начинается с обращения: «Маренко! Пей». Пить, надо полагать, необходимо по поводу сватовства Великой Косы. За обращением «пей» следуют слова, обозначающие женские половые органы, что можно понимать, как призыв праздновать сватовство всем знакомым Марене женщинам. Подобный словесный прием восходит ещё к индоевропейской традиции…»

Ефим открыл глаза.

Саша не останавливалась:

«Наконец, третий абзац – чисто деловой: «Рекла ти такъ Милоушя: Въдаи 2 гривене вецЬрашенеи». – «Сказала так Милуша: Верни 2 вчерашние гривны». Вероятно, Милуша была свахой и ей полагалось обусловленное вознаграждение…» Вот!

– Что «вот»? – Ефим приподнялся на локте.

– Всё! Всё, что я хотела прочитать.

– Всё? А что за слова-то в индоевропейской традиции?

– Сам смотри! – Саша повернула к нему иллюстрированную фотографию в журнале. – Прилагательное, которое идет после, я прочитать не смогла, но думаю, что это прилагательное, раз звучит всё вместе, и звучит, как призыв праздновать сватовство всем знакомым бабам. Что-то, наверное, вроде, «Общественная» или «Общеизвестная» – я не пойму значения этого прилагательного…

– Что ты всё за прилагательное переживаешь? – Ефим взял журнал. – Что тут за существительное?

– А ты не догадался?

– Включи свет… пожалуйста – ни хрена не видно! – Ефим присел на диване. – Что тут?

Саша включила свет.

Ефим от души расхохотался!

– О, сестренка! Спасибо большое! Ты мне окончательно развязала руки, чтобы я мог фантазировать по полной программе, а эти археологи развязали мне язык на полную катушку! Ой, спасибо, дорогая, за статейку! Вот, порадовала меня – старика! Теперь, стало быть, мне больше нечего рассказать про спортзал. Давай, объясним всем, что ты и Сломанное Ухо меня ещё полгода сверхусиленно тренировали здесь и где-то на Севере, на каком-то полувоенном полигоне. Что я научился стрелять из лука как следует, работать с удавкой и гарротой, фехтовать на шпагах, рубиться на мечах, плавать, скалы-стены покорять и всё прочее-прочее-проче… Курить даже бросил по системе Аллена Карра! Вот! И смело переносимся в начало июня в тайгу, на воздух, согласно программе подготовки, которую мне Палыч с ГГ втюрили, то есть, на «второй уровень». А? Что скажешь? Здесь так душно!

– Давай – я не против. А то уже многие, наверное, облизываются, предвкушая, что ты там ещё расскажешь про наши с тобой вечера и все эти ночи.

– Многих я уже задолбал этой тягомотиной в душном спортзале! Всё – перепрыгиваем в следующую главу, на природу!

– А что, ты так и не скажешь, что за слово в журнале?

– Сказать?

– Наверное.

– А удобно?

– То есть?

– Удобно ли, говорю, главу таким словом заканчивать?

– Так придумай что-нибудь!

– Хорошо. На бересте накарябано: «Маренко, пей, пизда…» и дальше непонятное слово. Александра думает, что это какое-то прилагательное, раз оно позволяет расшифровать текст, как призыв пить за здоровье всем знакомым Маренке женщинам. А я ничего не думаю по поводу прилагательного. А само слово, как обращение, я часто слышал, когда проходил мимо курящих школьниц, которые рассказывали подругам про то, как одна из их общих знакомых, нагло вчера на дискотеке пригласила не своего парня танцевать, или звонила ему, или что-то ещё в этом роде – короче, они её так же называли, но зло, и не предлагая пить на радостях! Они ещё добавляют слово «такая!» и другие прилагательные. Мне же лично хватает того, что всё это написанное – есть лишь индоевропейская традиция, к которой я довольно часто прибегаю, сам того не подозревая этого. И, если в 1115–1118 году на это никто не обижался, более того – две гривны «вчерашние» платили, так стоит ли нам – грамотным и знающим по чём фунт лиха, обижаться на индоевропейскую традицию в текстах провинциальных авторов? К тому же, видимо, в наши гены заложена информация, как правильно пишется и произносится это словечко… Смешно! «Наука и, знаете ли, Жизнь!» Вот, если позволите, я так и закончу эту главу. Что скажешь, Саша?

– Ты – идиот!

– Верно.


Второй уровень 

Испытание Первое

(встреча)

Испытание Второе

(опять встреча)

<p>Второй уровень </p>
<p>Испытание Первое</p> <p>(встреча)</p>

Проверка выносливости и способности выживания в условиях максимально приближенных к Предстоящим!


Условия испытания:

Необходимо преодолеть расстояние в 333,3 километра(по карте) от точки высадки до места базового лагеря, расположенного точно на Юге от места высадки. При этомдлинапройденного путии время, затраченное на выполнения испытания, значения не имеют. Маршрут и способы преодоления возможных препятствий на пути выбираются испытуемыми самостоятельно. Важно добраться до базового лагеря!

Испытуемые – группа 2 человека. По теоретическим показателям психологически совместимы. Имеют примерно одинаковую физическую и практическую подготовку.

Снаряжение и оборудование получают в точке высадки. Это необходимое и достаточное снаряжение для преодоления маршрута. Изготовлено из материалов и по технологии Предстоящих времен.

На протяжении всего маршрута за группой ведется непрерывное наблюдение.

В критической ситуации или схода группы с маршрута предлагается подать сигнал с помощью сжигания поясных ремней всех членов группы.


– Ну что тебе сказать про Сахалин? На острове нормальная погода! – пробурчал Ефим, возвращая бумагу пилоту. – Условия, как условия – других и не ожидал.

Вертолет гудел, и его бросало из стороны в сторону, как «осиновый лист». Ефим, прочитав условия, огляделся: «МИ-17», как было написано на борту вертолета, был на самом деле «МИ-8».

– А почему у вас написано, что он семнадцатый?

– А черт его знает, – ответил пилот.

– Странно, – Ефим почесал над бровью. – А может один плюс семь и будет восемь?

– Может и так, – не оборачиваясь, согласился пилот.

Ефим встал и прошелся по салону.

Консервная банка, ей богу. Щели, как в старом заборе, особенно в заднем отсеке, где лежали лопата, спиннинг, старый дерматиновый портфель и два веника.

– А веников тебе зачем два? – поинтересовался Ефим.

– Только на шторки не вставай – могут открыться, – ответил пилот, не расслышав вопрос.

– То есть? – не понял Ефим.

– Не вставай, говорю!

– Надо-то больно, – прошептал Ефим и улегся на лавку, ещё раз развернув бумагу, чтобы лучше запомнить.

Вертолет бросало, но это не было важным – Ефим незаметно уснул.


Через неопределенное время, Ефим почувствовал, что его кто-то трясет. Это был помощник командира – второй пилот, наверное.

– Прочитал? – спросил он.

– Да, – ответил Ефим.

– Всё понял?

– А чего тут понимать? – ответил Ефим, немного громче, чем шум винтов, который усилился, когда они залетели в распадок между гор.

– Верни, – попросил пилот.

Ефим протянул листок.

Пилот взял лист, сложил пополам, спрятал в нагрудный карман.

– Ну, а коль так, Ефим Тимофеевич, тогда раздевайся – приземляемся.

– Это ещё зачем? – не понял Ефим.

– Мы должны быть уверены, что, кроме того, что вам положено по условию, у вас больше ничего не будет. А как это узнать? Только так – выгрузить вас на поляну, в чем мать родила.

– А нательный крест? – Ефим теребил медный маленький крестик на тонком сермяжном шнурке, висевший на шее.

– Крестик оставь.

– Спасибо и на этом.

– Не за что.

– А одежда и снаряжение на поляне?

– Ты их получишь, как только встанешь на землю.

– А мой напарник? Когда я его получу?

– Ты его сам найдешь. Он где-то там уже. Точно не знаю где, но уверен, что не потеряетесь.

– То есть? – продолжил фразу Ефим.

– То есть он идет параллельным курсом. Вы одновременно высадитесь на землю.

– Понятно. Конспираторы хреновы! – сплюнул Ефим, стягивая одежду. – Даже чаем не напоите напоследок?

– Прости, Ефим Тимофеевич – не напоим. Не положено.

– Положенных – Е!.. – ну, в общем, вы меня понимаете, товарищ полковник! – огрызнулся Ефим.

– Понимаю, брат, – улыбнулся пилот. – Понимаю.

– Ну что ж, господа вертолетчики, тогда я готов. – Ефим остался в одних полосатых трусах в салоне приземляющегося вертолета. – Трусы сниму, когда земли коснемся. Не удобно как-то вам тут светить своё преимущество. Да и боюсь коки отморозить в вашей жестяной банке. Не возражаете, я надеюсь?

– Не возражаем, – ответил пилот.


Вертолет коснулся земли.

Ефим снял последний предмет одежды, положил его поверх остальных и произнес:

– Дарю на память. Смотри, не потеряй, солдатик!

– Верну в сохранности, – пообещал провожатый, открывая дверь пассажирского отсека. – Пошел!

– Сам пошел! – цыкнул Ефим и прыгнул босыми ногами на холодную траву. – Сколько время?

– Ровно полдень! – Машинально ответил пилот, скользнув взглядом по часам.

– Двенадцать, что ли?

Пилот кивнул:

– …

– И на том спасибо.

Поднялась лесенка, дверь захлопнулась.

Где мои вещи?! – крикнул Ефим…

С дугой стороны машины, со стороны «шторок» из запасного, видимо, выхода на поляну упал холщевый мешок, полный чего-то. Ефим заметил это падение и показал большой палец: «Данкэ!»

«Жув—жув-жув» рубили воздух лопасти над головой, холодный ветер прижимал траву, кусты и голую фигуру человека к земле.

– Сваливайте уже бляха-вашу маму-муха! – заорал Ефим и зло махнул рукой в сторону.

Пилоты махнули ему в ответ, дескать, пока, и «стрекоза» тут же взлетела, поднялась, наклонилась и ушла вправо за гору, как огромный зеленый автобус.

Вслед за ней, из-за спины, из-за небольших зарослей молодого осинника и каких-то кустов, стеной стоявших на краю поляны (скорей всего, над речушкой), тут же поднялась точно такая же машина, взяла курс и направилась следом.

Голый Ефим помахал и ей, но уже приветственно.

Через минуту всё стихло (оглушительная тишина!), только птички щебетали, да речка шумела в кустах.

– Стало быть, мой напарник где-то там за кустами, надо думать, за рекой, судя по шуму, – говорил сам себе Ефим. – Надо бы одеться – несолидно знакомиться голым. Тем более, там может баба оказаться – с них станется, уроды! Зря, что ли, они нас с разных сторон осиновой «ширмы» выгрузили? Конспираторы хреновы! Ладно, посмотрим, что тут у нас есть.

Ефим развязал не очень-то увесистый мешок. Пошурудив рукой только сверху, он сразу обнаружил одежду: самотканая рубаха, грубые шаровары, ичиги, шерстяные носки, вязаная кофта-душегрейка и меховая безрукавка. Трусов, естественно, никаких и в помине не было. По крайней мере, сверху их не было точно. А что там ещё завернутое в ткань и не мягкое, Ефим решил пока не распаковывать, чтобы время не терять и не устраивать здесь на поляне барахолку. Вот встретится с напарником (или напарницей) вместе всё и посмотрят, что у него, а что у него (или у неё! – черт бы их побрал с их загадками!)


Надев на себя штаны и рубаху, натянув на босу ногу ичиги, Ефим, выдернул из мешка топор, рукоятка которого так и просилась, чтобы её выдернули, положил этот самый топорик себе на плечо и, не спеша, пошел к «осиновой ширме», к реке, за которой, как он предполагал, должен был находиться его напарник. (Или напарница… Человек, одним словом!)


Когда до рощи оставалось несколько метров, Ефим услышал свист.

– Напарник, – крикнул он и свистнул в ответ.

Свист повторился снова.

– Слышу, слышу! – Ефим прикинул, откуда раздается свист.

Сориентировавшись, продравшись через кусты, Ефим вышел на обрывистый берег не очень широкой, но довольно шустрой речушки. На противоположном берегу стоял человек, одетый в похожую, как у Ефима, одежду, опершись правой рукой на небольшое копье-рогатину, придерживая левой такой же свой куль. Человеку было лет тридцать – тридцать с небольшим. Он был складно сложен, мускулист, здоровый, пожалуй, на голову выше Ефима. Человек смотрел, прищурившись, наморщив лоб, и из-под бровей, оценивающе и твердо. Крупные черты лица и этот взгляд убедили Ефима, что парень нормальный и видимо с характером.

«Ну, слава тебе Господи! – не баба! – пробубнил он и, чтобы заглушить шум речки, крикнул:

– Здорово напарник!

– Здорово! – ответил человек.

– Чего нахмурился, братишка?

– Я не нахмурился.

И «братишка» тут же улыбнулся лучезарной улыбкой, смущенно почесывая нос.

«Ну, это другое дело, – подумал Ефим. – Хоть не смурной», а вслух добавил:

– Меня Ефим зовут.

– Меня – Владимир, – ответил человек.

– Отлично. Сейчас переправимся – познакомимся, как следует! Я дерево срублю, – Ефим, прикидывая, чего бы срубить, – чтобы тебе перебраться. Годится?

– Давай! – согласился Владимир.

– Даю!

Со стороны Владимира подходящих деревьев не было, да и топор был в руках у Ефима, и одинокая, но нужная несчастная сосна стояла как раз там, где надо.

Прикинув ширину реки (метров десять, плюс-минус – не больше), Ефим постучал обухом для пробы по стволу, выбрал направление, куда её уложить и довольно быстро завалил беднягу.

Дерево рухнуло точно поперёк реки, застряв макушкой в прибрежных валунах и намертво закрепившись, как мостик.

– Как оно?! – с гордостью за свою работу спросил Ефим.

– Отлично! – улыбнулся Владимир.

– Хватит или ещё одну?

– Хватит-хватит, переберусь, – ответил напарник.

– Это, надо полагать, первое и самое легкое препятствие из предложенных для испытуемых, – подбодрил напарника Ефим, вспомнив «Условия», когда тот шагнул на переправу. – Как считаешь?

– Наверное, – балансируя с мешком в руках и опираясь на рогатину, негромко кряхтя, отвечал напарник-Владимир, аккуратно перешагивая через торчащие во все стороны сучья и ветки. – Со временем узнаем.

Ефим протянул руку, чтобы принять мешок.

Принял.

Спрыгнув со ствола на землю, теперь уже Владимир протянул руку Ефиму, и Ефим почувствовал крепкое пожатие.

– Нормалёк! – оценил он. – Вот теперь точно будем знакомы, ещё раз – Ефим.

– Ещё раз – Володя.

– Проходите, гости дорогие, на мою полянку, – Ефим с театральным жестом посторонился, пропуская гостя дорогого вперед.

– Спасибо, – ответил гость дорогой, – помоги.

Мужики ухватили мешок с двух сторон и вдвоем потащили его к тому месту, где Ефим оставил свои вещи.


– Ну что, брат Владимир, давай посмотрим, что у нас есть? – предложил Ефим, когда они остановились. – Вытряхиваем?

Как-то случайно ударение в имени напарника пришлось на последний слог, но это вполне понравилось Ефиму: прозвучало по-старинному – Владыка Мира, типа. И он улыбнулся.

А Владыка Мира предостерег:

– Давай! Только вытряхивай осторожно – вдруг там хрусталь или гитара!

– Или транзистор, – засмеялся Ефим, оценив шутку. – Или ка-ак жахнет банка с точёным магнием!

Володя тоже засмеялся.

Им обоим понравилось, что у каждого из них напарник «с юмором».

Из мешков на траву стали являться манатки и пожитки, как окрестили их друзья по несчастью.

– Предлагаю их раскидать на три кучи, – предложил Ефим. – Оружие-Охота, Одежда-Тепло, Инвентарь-Жратва. Идет?

– И – «Разное», – добавил Володя, доставая из своего мешка моток пеньковой веревки.

– И «Разное» – согласен, – согласился Ефим. – Побольше бы Разного. Всякого Разного, а не только комплектующих деталей для виселицы.

– Побольше бы Жратвы, – уточнил Вова. – Похоже, Жратвы нам совсем не положили.

– Разберемся, – как бы нехотя, как бы не переживая и не волнуясь, как бы совершенно не заботясь, махнул рукой Ефим. – Впервой, что ли?

(Хотя, на самом деле, такая потеха в глуши на полянке была впервой!)


Странно устроен человеческий мозг… Стоило только Ефиму понять, что его напарник чуть младше его, как он тут же решил, что он может им командовать. Учитывая, что Володя физически, наверняка, сильнее, то не стоило бы Ефиму брать на себя роль лидера среди таежных сопок. Но странно устроен человечески мозг… Володя, поняв, что Ефим чуть старше его, не противился тому, что Ефим распоряжается. Наверное, он был интеллигент – другого объяснения нет. И это устраивало обоих! По умолчанию! Каждый, почему-то, решил, что так и надо! И всё состыковалось,… как надо.

Но вернёмся к «трем кучам» плюс «разное».


Получилось следующее:

Первая куча: «Оружие-Охота»

Копье с кованым наконечником. Топор – тоже не заводской. Два небольших ножа в берестяных ножнах с легкими деревянными рукоятками; тесак – почти кинжал или, точнее, меч, цельный от кончика острия до рукоятки, которая поверх железа обмотана надёжно и крепко кожаной лентой (ручная работа); деревянный лук с костяными вставками и волосяной тетивой; колчан, типа тобус, так же из березовой коры; десять стрел с железными наконечниками и тройным, монгольским оперением из вороньего крыла. Плюс, четыре рыболовных больших крюка – тоже кованные, которыми ловить только акул; сетка из какой-то прочной нитки средней ячеи, длиною в три копья и шириной полтора метра. Длину копья – два метра, они измерили по шнурку нательного креста Ефима, который отрубил себе шнурок ещё на базе ровно в восемьдесят сантиметров, – как в воду глядел, что пригодится известная его длина. (У Володи тоже был металлический крестик на шнурке длиною в метр, потому что Володимир был и выше сантиметров на пятнадцать-двадцать и здоровее раз в семьсот, и ещё Вова заметил, что, в крайнем случае, крестик можно использовать, как наконечник). Шило-крючок (как бы там ни было, колющий предмет, хотя его лучше отнести к «разному») и десять плоских, самодельных гвоздей, похожих на те, которыми куют лошадей, но гораздо длинней – десять сантиметров.

«Одежда-тепло». Заметим сразу – оделись напарники одинаково – рубахи, штаны на вязках и ичиги на босу ногу. Как сговорились! А в мешках ещё нашлось: две пары шерстяных, рукотворных носков; две вязаные кофты-душегрейки; две меховые бараньи безрукавки; две смешные шапки-треухи, два плаща-балахона из плотной ткани. Примерив один из них, Ефим заметил, что он теперь похож на капуцина или монаха-странника, но всё равно хорошо – от дождя пригодится. Кроме того, две войлочные попоны-одеяла (широкие – дав на два метра), видимо, теплые; пара отрезов льняной, тонкой ткани шириной сорок сантиметров и длиной в полтора метра каждый. Два кожаных ремня-пояса с железной пряжкой-застежкой, которые, как говорилось в инструкции, можно сжечь, если всё осточертеет, и «окончательно распоясаться». (В чем секрет этих поясов? – непонятно. Видимых вставок, или чего-то подозрительного в их структуре не было: кожа да пряжка самая банальная. Чего там сжигать? Может, они всё врут, что ведут постоянное наблюдение. Уж пояса-то тут точно ни причём!) И почему-то одна левая рукавица из лосиной кожи.

«Инвентарь-жратва»: медный, кованый котел литров на десять-двенадцать, которому напарники были рады; две деревянные, грубо вырезанные ложки; два кожаных мешочка-кисета, в которых лежали кремень и трут; узелок с крупной кристаллической солью; примерно килограмм не шелушённой пшеницы в берестяном коробе; две сильно засушенные рыбины средних размеров и кожаный бурдюк литра на три.

– Хоть бы кружку положили! – посетовал Вова.

– Не говори, – согласился Ефим.

«Разное»: как уже говорилось, моток пеньковой веревки (тридцать метров); шесть сермяжных метровых шнурков, точно таких же, как на шее Ефима; костяная игла; моток дратвы в три с лишним метра; десяток очень тонких жилок разной длины в районе метра; и, самое главное, но, к сожалению, – одна! – приличная и легкая поняга с кожаными, прочными ремнями и вязками. В эту же кучу упали два куля – тара, так сказать.

– Не густо, – сказал Ефим. – Но «необходимо и достаточно», кажется, так это называлось в инструкции?

– Тяжёлое всё, – оценил Володя.

– Да уж, не облегченное – это точно! Но и не очень тяжёлое, если часть вещей на себя одеть. Мало всего – это да! А что поделаешь?

– Ничего не поделаешь. Хорошо, хоть это есть.

– Вот когда узнаешь преимущества современной туристской индустрии – всё легкое и удобное! Однако что есть, то есть…

Ефим, почесывая голову, смотрел на разложенные в траве вещи.

– А теперь информация, которую мы знаем, – сказал он. – Я знаю, что нам идти по карте триста тридцать три и три десятых километра точно на Юг. Что смущает? Словопо карте, это означает, что в натуре – километров на шестьдесят, а то и на все сто шестьдесят больше, если учитывать рельеф местности. Точно на Юг– насколько точно? И ещё я знаю, что время у нас не лимитировано, путь мы выбираем сами, и всё, что есть, то – есть – другого не будет. Захотим соскочить – можно сжечь ремни. Кажется – всё. А что ты знаешь?

– То же самое. И ещё мне пилот сказал: «Ровно полдень».

Ефима вспомнил слова своего пилота: «Пошел!», а потом, «Ровно полдень!»

– Точно! А вот, братишка, и наш первый косячок! Мне это тоже сказали. А знаешь для чего нам это нужно?

– Чтобы мы сразу сориентировались, где Юг, пока погода хорошая.

– Вот именно! Соображаешь!

– Ну, так давай ориентироваться. Сколько мы здесь уже?

– Час – не больше.

– Значит, сейчас около часа дня. Значит, солнце, пока ещё, почти в зените, стало быть – на Юге. Максимум – поправка на пятнадцать градусов. Давай определимся.

Володя воткнул копье в землю.

Сняв крестик, применяя его, как отвес, Ефим точно выправил копье по вертикали.

– Давай ещё пару жердей вырубим, чтобы не промахнуться, – предложил Володя.

– Давай три-четыре – копье же не оставим.

– Логично.

Через пять минут всё было готово: три вертикально воткнутых в землю осинки – торчали посреди поляны. Тень от каждой падала на то место, куда была вбита следующая. Значит завтра, можно будет точно определить полдень по тени, и сделать поправку. А пока и так сойдет.

– Наш Стоунхендж! – оценил Ефим. – Что там получается?

– Если грубовато, то, видимо, вот та вершина точно на Юге. – Володя указал на острую скалу на вершине далёкой горы в голубой полуденной дымке у горизонта.

Ефим сам посмотрел поверх вбитых кольев, соединив их взглядом по одной прямой напротив солнца, взял чуть левее на несколько градусов, и, действительно, выходило острая и очень приметная вершинка на горизонте – это Юг.

– Хорошо. Всё равно всё это не очень-то точно, но с таким ориентиром не потеряешься. Сколько до неё, как думаешь?

– А хрен его знает! По прямой – может пятнадцать, может двадцать. Когда пойдем под гору, а потом вверх – может и все двадцать пять или тридцать. Сейчас трудно сказать. Дымка. Нужно самим определится, где мы.

– Это мы, я так думаю, успеем сделать, главное выяснили, куда идти, – сказал Ефим, стягивая рубаху и ичиги. – Жара! Давай лучше подумаем, что жрать будем. Три сотни с гаком километров без жратвы идти бессмысленно и невыносимо – нужно кого-то убить. Согласен? А потом, нажравшись до отвала, заготовив провиант в дорогу, мы завалимся в траву и решим, что и как делать. Сориентируемся, определимся и отправимся в путь с полными желудками и мешками припасов. Как тебе такая схема?

– Вполне, – Володя разглядывал поляну и всё вокруг неё. – Тогда лагерь ставить надо. Сегодня мы уже явно никуда не идем. Я так понимаю?

– Никуда! Возможно и завтра – пока не добудем пищу. Давай ставить лагерь. Будем отдыхать «на даче» после столь долгого перелета.

Ефим вновь натянул ичиги и взял топор.


Судя по всему, напарник Ефиму попался нормальный – соображает, что делать и видно, что врубается. «Это хорошо. Это очень хорошо!» – размышлял Ефим.

О том же думал и Володя.

Пока они ещё только притирались друг к другу.


На северо-восточном краю поляны (а теперь-то точно было известно, что это северо-восточный край), у подножья лесистой сопки напарники обнаружили замечательный выворот – огромный ствол упавшей сосны с вывороченными корнями. Рядом с выворотом стоял огромный камень, Бог знает, как здесь оказавшийся. С одной стороны горка, позади лес, спереди этот валун – лучшего места и придумать нельзя!

– Ну, что, брат Владимир? Не вредный ты – смотри какое место! – Ефиму нравилось называть Владимира Владимиром, делая ударение на последнем слоге. Учитывая одежду и ту «игру», в которую они ввязались, это было логично.

– Наверное, мы оба не вредные, – хмыкнул себе под нос Володя.

– Не скажи, не скажи. Ладно, давай так, я пойду, нарублю жердей, – Ефим указал пальцем на осиновую рощу, – а ты пока лапника наруби. Нармалеус?

– Хорошо, – спокойно ответил Володя, достал из мешка мечь-тесак и стал приглядывать подходящие деревья.

– Вон, смотри сколько ёлок, – Ефим махнул в сторону горы.

– Я в курсе, – опять спокойно ответил Владимир и посмотрел на Ефима из-под бровей, наморщив лоб.

– Н-да, действительно, чегой-то я, – спохватился Ефим. – Разумеется. Ну, прости, брат – привычка командовать…

– Ничего, командуй. У тебя это получается.

– Да? Ну, ладно – буду. Как скажешь!

И они оба рассмеялись.

В приподнятом настроении, насвистывая, Ефим, перекинув топор через плечо, направился к осинкам.

Володя пошел вверх по склону к елям, проверяя на ходу насколько острый меч, точнее, кесарь-мачете.


Через час отличный шалаш был готов.

– Красота! – Ефим стоял и, улыбаясь, любовался жилищем. – А, Володя, красота?

– Отлично получилось.

– Молодцы мы с тобой – мастера!

– Жрать охота, – Володя покусывал травинку.

– Да, подсасывает уже. Давай думать, уже пора. Дом есть – пора забивать холодильник. С чего начнем?

– Давай бредень в речку для начала бросим. Может, рыбу поймаем.

– Отличное предложение! Давай, начнем с реки. А потом прогуляемся по округе, посмотрим, чем округа богата. Глядишь, рябчика на ужин подстрелим или ещё кого. Жратвы нам много надо!

Достали сетку. Достали веревку, шнурки, дратву. Ефим достал гвозди, крючки «на акулу» и мешочек с кремнем и трутом. Карманов не было, поэтому он все железо положил в рукавицу. Поверх, чтобы не звенели и не вывалились, запихал мешочек с кремнем, шнурки и дратву, и привязал рукавицу к своему поясу.

– А гвозди зачем? – спросил Володя, перематывая веревку через локоть и кисть большими кругами.

– Мало ли, может, табличку с объявлением приколотим, что мы были здесь.

Володя улыбнулся.

– Нет, серьезно?

– Если серьезно, может самолов какой-нибудь смастырим. Чтоб не возвращаться.

– Понятно, – Володя закинул кольца веревки на плечо. – Пшеницы ещё немного в рукавицу насыпь, если что – погрызем хоть пшено.

– Нет проблем!

Они взяли ножи, повесив их на пояса.

Меч-тесак и рогатину взял Вова.

Топор Ефим заткнул за пояс за спиной, взял лук и колчан со стрелами, который кое-как разместил у пояса.

– Ну и видок у нас, Володя. Богатыри!

– Скорее – охотники.

– Беспонтовые охотники, так точнее будет.

– Посмотрим.

– Посмотрим – это точно. Ну, двинули?

– К реке?

– Да.

И они двинули к реке. (Смешная парочка в старинных, неуклюжих одеждах.)


Не мудря и не теряя время, чуть ниже переправы, найдя подходящее место, они перегородили сетью речку.

Потом Ефим перебрался на другой берег к Володе, и они вышли на ту поляну, куда приземлился Владимир.

– Да-уж, посадочные места они выбрали почти одинаковые, – сказал Ефим, доставая стрелу. – Попробую, что за пушку нам дали – пристрелять надо.

Ефим уперся коленом в рукометь и, взяв лук за рога, попробовал его на прочность.

Лук оказался довольно тугим.

– Поможешь тетиву надеть? – спросил он Володю.

– Конечно.

Ефим ещё раз выгнул лук. Володя накинул тетиву на петли рогов. Ефим тихонько отпустил. Лук был в боевой готовности. Попробовав его на вытянутой руке, Ефим дернул тетиву. Та приятно зазвенела.

– Хорошая машина, – оценил Ефим и достал стрелу.

Сначала он просто выпустил стрелу вдоль поляны, чтобы оценить дальность, убойность и силу натяжения, как он выразился, машины.

Стрела довольно резко пересекла поляну и вонзилась в траву.

– О, хороший бой! Теперь проверим тебя на точность.

Он выдрал пучок травы, скрутил его в валик, бросил посреди поляны и пошел за стрелой, отсчитывая шаги.

Найдя стрелу примерно в тридцати шагах от травяного валика, Ефим натянул лук и выпустил стрелу по мишени.

Стрела пролетела гораздо выше.

Достав другую, он пустил и её.

Стрела воткнулась рядом.

Выстрелив ещё раз, он определил высоту «прицельной планки» и сделал царапину на рукоятке лука. «Так – это тридцать шагов! От неё и будем плясать!» – решил Ефим.

Подобрав стрелы, Ефим спросил Володю:

– Стрельнёшь?

– Потом – время не хочется терять. Пока ты стреляй – нормально получается.

– Спасибо, друг! – ответил Ефим, и они пошли в тайгу за поляну.

Решено было проверить места и поискать звериные тропы с «Володиной» стороны реки, так как на том берегу, они нашумели, да и склон горы слишком близко подходит к лагерю – будет дым от костра – по склону никто не пойдет. Хотя дымом провоняет вся ложбина, но здесь, за рекой вдалеке и тишине, по тропам, которые обязательно должны быть вдоль реки, животные, как им казалось, обязаны ходить без опаски. А куда им, собственно говоря, деться? Вот поэтому-то и пошли за реку.

И тропу нашли. Хорошую тропу. «Усеянную» свежим пометом разного вида парнокопытных.

– Хороша тропка, дичь есть! – сказал Вова. – Вверх пойдем или вниз?

– Пойдем вверх, посмотрим какую поганку можно копытным устроить! Если получится, тащить вниз будет сподручней. Ты делал когда-нибудь самоловы?

– Только читал. А ты?

– Пару раз делал. Но ничего не поймал.

– Надеюсь, теперь поймаешь.

– Я тоже, только на это и надеюсь. Выбора-то у нас нет, братишка. Обязательно нужно поймать! Жрать-то что-то надо!

– Значит поймаем!

– Хорошо бы! Посмотрим, как получится.

– Получится, я тебе точно говорю.

– Как скажешь! Ну, пошли, оптимист, спустимся обратно к реке, приготовим заподлянки, чтобы у тропы не сильно сорить.

– Пошли.


Первым делом, Ефим срубил небольшую сосенку. С одной стороны обтесал её, чтобы она получилась более-менее плоской и пробил её по всей длине через восемь-десять сантиметров гвоздями насквозь. Получилось нечто похожее на грабли-расческу метровой длины. Потом он ещё вырубил несколько березовых, прямых палочек разной длины, подрезал их, как ему надо и сказал:

– Вот, что можно здесь подготовить – готово, пошли, поищем, где всё это установить.


Примерно в километре выше по склону, звериная тропа пошла вдоль обрыва. Поперек её перегораживало упавшее дерево. Звери здесь должны были проходить под стволом. Слева, почти вплотную, к тропе подходила каменная стенка, справа – довольно крутой свал к реке. На краю обрыва валялась длинная сосновая лесина, почти без сучков.

– Отлично! – оценил Ефим. – Первую пакость здесь и устроим.

Прибив, на тонком конце лесины свою «расческу» острыми концами гвоздей кверху, напарники развернули лесину так, чтобы тяжёлый (очень тяжелый) её конец свисал с обрыва, а тонкий закрепили подготовленными березовыми палками за нижние сучки соседних деревьев, сразу за завалом. Что-то там помороковав, Ефим насторожил ловушку в надежде, что коза (или кто там ещё), проходя под завалившимся стволом, перешагнет через ствол лесины и наступит на плашку-сторожок. Тогда сработает отвес, легкий конец полетит вверх, гвозди воткнуться животному в тело и, возможно, животное, «прилипнув» к лесине, вместе с ней упадет с обрыва. Раненое так жестоко, оно далеко не уйдет, если вообще будет способно подняться. Замаскировав ловушку, как можно более тщательно, Ефим остался доволен ловушкой. Володя кивком головы одобрил «изобретение», а вслух произнес:

– Получилось бы только.

– Получится! Ты сам сказал.

– Значит получится! Что ещё?

– Пошли обратно, я там березку приглядел подходящую. Кое-что там насторожим.

Они вернулись вниз по тропе на несколько сотен метров.

Здесь Ефим задумал перегнуть березку, настроить сторожок, на который животное то же должно наступить, тогда береза резко выпрямится, и из земли взлетит вместе с березкиной вершиной веревка, унизанная рыболовными крючками «на акул». Если они зацепят животное, то станут крючками «на оленей», как пошутил Ефим. А уж если крюки зацепят, то бедолага ни только не сможет сойти с крючка, он ещё и к берёзе веревкой прижат будет.

Так всё и сделали.

– Живодерский метод, конечно, – оправдывался Ефим, – но что поделаешь? Жрать-то что-то надо. А наши тушки съедят сами зверушки, когда они упадут на тропе от голода.

– Да нормально всё! – успокоил его Владимир. – Мы ещё и ни такое придумаем! Сейчас, главное, поймать! А оплакивать животных и наши поступки будем, когда бульон закипит, я так понимаю.

– Ну, тогда другое дело! Спасибо, Владимир, пошли сеть проверим – наработались уже сегодня достаточно. Может, глупая рыба в сети попалась.


По дороге к дому Ефим подстрелил бурундука.

Тот высунул голову из-за пня-обломка в пяти метрах от Ефима, и стрела пронзила его башку насквозь.

– Не густо, но свежая бурундучатина на ужин уже есть. Еще пару таких полосатых и, считай, живем, Володя. – Ефим держал бурундучка за хвостик.

– А давай, тогда несколько плашек и на бурундуков (или белок) поставим.

– Ты знаешь как?

– Это-то я делал легко и сколько хочешь. Срабатывает.

– Давай.

И они «усеяли» лес самоловами на мелких грызунов, в качестве приманки используя щепотку не шелушённой пшеницы.

– Только бы птички не склевали.

– Будут клевать – по башке бревном получат, – заметил Володя. – Какая разница? – синиц наварим.

– Так-то да! – согласился Ефим. – Пригоршня вареных синичек – деликатес, кто понимает.

– Не смеши! – засмеялся Володя. – Побережём силы, а то всё на смех курам улетучится.

– Не боись! Смех – продлевает жизнь. Будем смуреть – перегрыземся и придется пояса сжигать. Кстати, нужно будет потом ещё раз проверить, что это за «телеграфные провода!»

– Мне кажется – херня всё это.

– Мне тоже так кажется. Ради шутки можно их сегодня же в костер бросить и посмотреть, как к нам вертолеты полетят.

– А если не полетят?

– Тогда два варианта: либо все это действительно херня, либо они нас как-то слышат и знают, что мы ради хохмы и поверки ради пояса сожгли. Но в любом случае, мы останемся без кожаных ремней. А веревкой обматываться нет желания. И неудобно. Ты как думаешь?

– Да, черт с ними – не будем сжигать! В крайнем случае, сварим – кожа идет на второе за милый мой.

– Это точно!

Вечерело. Солнце уже конкретно сваливалось за гору. Ещё час-полтора, и наступят сумерки. Впереди подкрадывалась первая ночь.

Но сперва, ещё нужно прожить первый вечер.

– Я на тот берег, – сказал Володя (они уже подошли к переправе), отдавая остаток веревки Ефиму. – Продерни шнур по длине сети, и оба конца мне перекинешь. А я уже, как неводом подтяну её к берегу. А там – дело техники.

– Ясно, начальник. Сделаем.

– Хорошо!

И Володя, уже легко и смело перескочил по бревнышку речку.

«Растут дети! – подумал Ефим и улыбнулся. Такой расклад ему нравился. – Вова тоже не простачок, и это хорошо! Нормальный напарник».


В сеть попало полдюжины тугих ленков.

– Ха! – крикнул Ефим. – Живем, братишка! Это, считай, на два дня точно!

– Повезло! – излучая довольство, подтвердил Володя.

– На ночь её оставляем, – сказал Ефим, намекая на сеть. – Пусть ещё нам что-нибудь поймает.

– Естественно! – согласился Вова. – К утру наверняка ещё зацепится.

– Так что, бурундучатина теперь на десерт. Уху хавать будем.

– Картошки бы, лучку… – размечтался Володя.

– Картошку ещё Колумб не привез. Он ещё не родился. Привыкай к условиям.

– Да я знаю. А помечтать все равно охота. Мы же её ели, знаем. Ладно, и на том спасибо! А то что-то я совсем оголодал, даже руки трясутся.

– Сейчас пожрем, бродяга! – Ефим нанизывал трепещущих рыбин на гибкую ветку, продевая её под жабрами через рот. – Сейчас так пожрем! Давай за котелком. И бурдюк прихвати. А я пока рыбу почищу.

– А сеть?

– Поставим, поставим. Сейчас почищу, и поставим. Ты как раз вернешься.

– Давай лук.

– И топор забери.

Ефим отдал Вове лук, колчан и топор.

Вова попутно забрал свою рогатину, кесарь и рукавицу с мелочёвкой.

– Бурундука я тоже почищу по ходу.

– Я быстро, – пообещал Володя и скрылся за кустами.

Ефим перестал нанизывать оставшихся рыбин, достал нож, надрезал, как полагается, шкурку бурундука от кончика лапки до кончика лапки мимо жопки, и «чулком» стянул шкурку с тушки. Потом распотрошил грызуна, промыл в реке этот комочек мяса. А уже после принялся рыбу чистить, справедливо полагая, что так мясо (пусть даже его мало) рыбой пахнуть не будет.


Стоило вспороть первого, здорового ленка, жрать захотелось ещё больше.

Вова пробирался через кусты, звякая котлом.


На предполагаемом месте костра Володя накидал мелко порванной бересты, желтых прошлогодних травинок, тоненьких-тоненьких сухих веточек сосны, сухой клочок лишайника, взял из мешочка шепотку трута, положил его на свою заготовку и для пробы легонько ударил ножом по кремню. Искры пролетели мимо трута. Он попробовал ещё раз, изменив угол удара. Искры засыпали трут. Трут затлел. Вова наклонился и принялся раздувать, сначала, тихо и осторожно, потом все более настойчиво и сильнее. Маленький, тонкий дымок, извиваясь, полез вверх. Володя подложил тончайшую пленку бересты, и та вспыхнула. Тут же Вова подбросил ещё бересты, огонек разгорелся, береста затрещала, запахло костром, стало веселей на душе. Владимир добыл огонь!

– Технично! – похвалил Ефим.

– Как учили, – улыбался Вова. – Кремень хороший.

– Ставим котел?

– Ставим.


Пока закипала вода, Володя смастерил из бересты два короба с невысокими бортами вместо тарелок и пару конусовидных стаканчиков, похожих на вафельные стаканчики для мороженого. Получилась неплохая посуда.

Решили сварить четырех ленков, а оставшихся двух подсолить и оставить на завтра. Тушку бедного бурундука тоже решили оставить на потом.

Ефим прогулялся к реке и нашел куст дикой смородины. Нарвав охапку листьев для «таёжного чая», он посмотрел в сторону костра. Володя ворожил у котла, огонь волшебно горел, подбрасывая искры к небу, которое уже порядком потемнело, и готово было высыпать звезды. «Надо будет ещё раз определиться по Югу, – решил Ефим. – Посмотрим, точно ли мы его нашли».

Стоит немного подождать, и на небе появятся ковши.

А пока он не спеша шёл к шалашу, к костру, к напарнику, к первой, скорее всего, холодной ночевке.

«Эх, жаль! Сигаретку бы сейчас! – размечтался Ефим. – И водочки бутылку!» Улыбнувшись самому себе, он ещё для комплекта добавил: «И пару грудастых девчонок!»

А спина его ощущала прохладу реки.


Парни ели уху. Почти пустую уху, если не считать горсть разварившегося пшена на дне котелка. Но бульон получился хороший, и рыба вкусная. Всё было нормально. Парни почти наелись. Ефим, разделавшись с последним рыбьим хвостом, попивал из «туеска» как из пиалы.

– Ты родом-то откуда будешь, Вова? – первым задал вопрос Ефим, посматривая на напарника глазами, прищуренными от дыма и любопытных мыслишек.

– Что – наелся? Пришла пора поговорить? – Вова поднял глаза на Ефима и улыбнулся.

– Ты почему-то всегда улыбаешься, – заметил Ефим.

– Из Москвы, – ответил Вова.

– О как! Из самого, что ни на есть, центра? С Красной Площади?

– С Ленинградского шоссе, точнее сказать.

– Понятно. Для меня Москва всегда была темным лесом. Никогда не мог понять, как вы в ней ориентируетесь Я лично – по метро: вышел – на тебе чего хотел. А по улицам начнешь ходить – всё, труба – заблудился. Ты-то как в Москве – ориентируешься?

– Конечно.

– Конечно… я от Кремля (от гостиницы Россия) до Арбата дойду легко. От Красной площади до памятника Пушкина запросто, даже через Кузнецкий мост. А вот от памятника Пушкина до Красной Площади по прямой если пойду, то обязательно в противоположную сторону уроюсь почему-то. Выйду из метро, увижу памятник и – пошел в другую сторону… Тянет меня в другую сторону и всё тут! Почему? – не знаю! Тысячу раз – и всё мимо кассы. Смешно самому! Кажется, точно же знаешь куда идти, но выйдешь из этого чертового метро опять не с той стороны, и снова всё перепутал – там этих выходов из метро… И нормальных, и с переходами, и из каких-то домов… Чуть ли не из квартир выходишь!.. Однажды из какого-то книжного магазина выполз… Издеваетесь, москвичи?! Накопали нор, первопроходцы!.. Как нормальному человеку в них не заблудиться?! – рассмеялся Ефим.

– Смешно, – улыбался Володя. – А как ты по лесу собираешься бродить, если в городе ориентацию теряешь?

– Но-но, мамаша! – Ефим погрозил пальцем. – Поаккуратней со словами! Что значит: «ориентацию теряешь»? За такие поговорки…

– Извини, – перебил Вова, опять улыбаясь, – Я не то имел в виду, разумеется. Я в смысле ориентирования на местности.

– Да я понял, – улыбнулся в ответ Ефим, довольный тем, что немного, так ненавязчиво напугал напарника. Ну, не напугал, но тормознул, на место, так сказать, поставил. Короче, что-то ему было приятно, и он добродетельно завершил: – Шучу я, братишка. Шучу. В лесу не потеряюсь, я думаю. Посмотрим…

– Веселый и находчивый, – хмыкнул себе под нос Володя, продолжая поедать улов.

– Вот именно – услышал его Ефим.


Минуту примерно они помолчали, но пауза неприлично затягивалась.

– Что с костями делать будем? Пригодятся? – нарушил молчание Володя, аппетитно обсасывая рыбу.

Ефим сам себе задавал уже этот вопрос. Но пока ответа для себя не находил. Поэтому, наверное, в слух рассуждать он начал издалека.

– Вот так нас учат быть прагматичными…

– Жадными, – перебил Володя.

Ефим посмотрел на него, хмыкнул и продолжил:

– Да – жадными. Запасливыми скрягами. Теперь мы Плюшкины – будем всё копить и собирать. А потому что у нас нет ничего! Точнее, всего не хватает! Где пиво? Где холодильник? Где мои трусы, черт возьми – я уже конец натер об эти жесткие штаны… у них такой шов – того и гляди, отпилит мне конец к вечеру, если весь день шагать будем. А где взять трусы?! Короче, если мы постоянно будем испытывать недостаток чего-либо, то, неровен час, скоро выйдем на тропу войны, стоит нам встретить кого-нибудь в лесу из людей, у которых есть сумки за плечами… и трусы! Начнем обозы грабить! Потом, где-нибудь в поселке я ларек подломлю… Даже сегодня, за один день в отсутствие цивилизации, можно вполне понять первобытных людишек, которые только и делали, что занимались грабежом. Странный промысел, правда? Но достаточно легкий… и прибыльный. «Славный парень – Робин Гуд!» Что же будет через неделю-другую? Мясо нужно! Иначе…

И Ефим откинулся на спину, вонзив взгляд в небеса.

– Так что с костями-то делать? – спокойно спросил Володя, не разделяя тревогу Ефима.

– Хрен его знает! Решай сам.

– Оставлю до утра в «тарелке». На всякий случай. Хули паниковать?

Ефим аж поднялся на локте. Посмотрел на приятеля, почесал затылок, наморщился, потеребил нос, чего-то там прикинул в мозгах и согласился, пытаясь быть превосходным:

– Правильно. Я тоже оставил. Может, это единственный биологический продукт, который нам завтра придется зажевать.

– Да, ладно – всё будет нормально! Чего ты расклеился? Будет день – будет и всё остальное. В том числе, и пища – сам же знаешь. Ты вон, какие сегодня переметы наставил – обязательно будет мясо – я уверен!

– Спасибо, брат! – искренне за поддержку поблагодарил Ефим. – Не расклеился я – устал от перелета, наверное. Не люблю я летать на вертолетах… Не обращай внимания. В первую ночь у меня всегда так. Завтра уже все смешным казаться будет. А в первую ночь всегда налетают тягучие думы. Не обращай внимания. Это просто смена обстановки. Я быстро адаптируюсь – потом ещё надоест, какой я, как ты говоришь, веселый и находчивый. Вот! Так что пока…

– Давай бульон допьем, – перебил Володя. – Я за водой схожу – «чаю» вскипятим. А то выливать жалко. Надо что-то делать, если прибило. А там тоска-старуха сама отвалит…

– Ты прав! Давай допьем, – согласился Ефим, не обращая внимания на то, что его перебили – он не слишком хорошо понимал, что он должен добавить после слов «так что пока», так что пока не огорчился, и посоветовал: – Котелок золой потри, чтобы жиру поменьше было.

– Я в курсе.

– Ну и отлично.

Допив бульон, мужики пошли каждый по своим делам, разгонять тоску-старуху: Вова за водой к реке, Ефим в «Стоунхендж», сориентироваться по звездам.

Выяснилось и подтвердилось ещё раз и ночью: Юг они определили точно – скала на горе была тютелька в тютельку на Юге и торчала, протыкая лунное небо как… (Ефим опять не смог подобрать культурные слова для сравнения фаллосообразной скалы на фоне ночного неба, обвинив во всём хандру первого неадаптированного вечера и мандраж перед предстоящей ночевкой в непривычной обстановке).


У костра в темноте под миллиардом рассыпанных звезд.

Потихоньку всё пришло в норму. Валяясь на циновке, глядя в небо и пожевывая травинку, Ефим размышлял о вечном.

– У тебя нет такого ощущения, что они над нами издеваются? – Он хворостиной поправлял угли в костре.

– В каком смысле? – не понял Володя.

– Что значит: триста тридцать три и три десятых километра на Юг, да ещё и по карте? Что значит, по карте три десятых? Зачем они вообще нужны эти три десятых?

– Это три градуса.

– Что? – Ефим поднял глаза на Вову.

– Ровно три градуса по меридиану с севера на юг, если никуда не сворачивать и именно по карте.

– То есть?

– Да это так – задачка за пятый класс: диаметр Земли примерно сорок тысяч километров, раздели на триста шестьдесят градусов, получишь сто одиннадцать и одну десятую километра. Триста тридцать три и три – это три градуса, – Вова, как бы нехотя правил нож камнем, найденным на берегу. – Мне это ещё в вертолете стало ясно.

Может, Вове в вертолете и стало ясно, а вот Ефим сразу не врубился, что это за подвох. Сейчас он испытывал прилив легкой досады, что так невнимательно учил географию в пятом классе. Но, тем не менее, не показывая вида, спросил, делая как можно более серьезный этот вид:

– То есть, если я тебя правильно понял, мы можем как-то определиться. Что значит три градуса?

– Можем, если у тебя есть транспортир, – Володя улыбнулся, на секунду оторвавшись от своего ножа.

Ефим улыбнулся в ответ и машинально выпалил:

– Нет, у меня только рейсмус!

И они оба засмеялись.

Через минуту, вернувшись к этой теме, Ефим предложил попробовать все-таки как-то определиться (или обозначить как-то) эти три градуса с помощью простейших приспособлений или самодельных приборов, попробовать…

– А смысл? – перебил его Вова.

– Не понял! – Ефим наклонил голову набок.

– Смысл? Ну, определиться не сложно: сейчас возьмем две твоих стрелы, одну подвесим параллельно земле, другую направим на Полярную Звезду и после как-нибудь закрепим их друг с другом, и высчитаем угол между ними, и поймем, на какой широте мы находимся. Это проще простого, если использовать диаметр котла, кусок бересты и что-нибудь ещё вместо линейки. Допусти, угол мы рассчитали и определились. Но три градуса, это такая мелочь и ошибиться в сотую или десятую, а то и на градус легко, если на глаз определять Звезду и горизонт. Толку-то? Чуть не под тем углом глянул на звезду – вот тебе уже и промашка на полградуса. А это – полста километров. Правильно?

– И что ты предлагаешь? Шаги считать? По-моему, лучше хоть некудышную, но иметь метку, чем совсем ничего. Промашка на полста километров, все же вернее, чем шаги считать.

– Ну, давай сделаем, пока небо звездное. Может ты и прав, – Володя поднялся от костра. – А то завтра облаков нагонит, ничего не разглядим в небесах. Пошли.

Ефим тоже поднялся, и они, взяв три стрелы, бечевку и ножи, опять отправились в «Стоунхендж».


Примерно через час они вернулись с деревянным треугольником в руках, сделанным из стрел, скрученных меж собой бечевкой. И разговор по теме «Как определиться на местности по долбанной системе координат» продолжился.


– Повесь его на сучек, – предложил Володя, кивнув на треугольник, – завтра по-светлу я сделаю какой-нибудь берестяной транспортир, рассчитаем угол.

Ефим повесил треугольник на сук, отошел на пару шагов, полюбовался «своим» детищем в свете костра и присел к огню.

– Ну хорошо, широту мы завтра определим посветлу, как ты говоришь, а долготу мы как узнаем? – Ефим ломал мелкие ветки, распаляя костер.

– Да никак!

– Почему? – не понял Ефим такого прямого и категоричного ответа.

– А как мы её узнаем без приборов? Никак! – Вова пожал плечами. – Часовой пояс я тебе могу сказать, но в каждом часовом поясе примерно по пятнадцать градусов. Триста шестьдесят подели на двадцать четыре и сразу ясно, что светило за час пятнадцать градусов наматывает.

– Это я знаю.

– Тем более. Если бы мы до секунды знали разницу от нулевого меридиана до того места, где мы сейчас сидим, ещё можно было бы высчитать. Да и то ошибка неизбежна. Я так думаю, что мы сидим сейчас где-нибудь на сто одиннадцатом меридиане – эти же всё нас на одиннадцать втискивают…

– Сто одиннадцатый и одна десятая! – Ефим поднял палец вверх.

Володя улыбнулся, оценив шутку.

– Это точно! Скорее всего. Так что, по-любому, мы собьемся и по широте и по долготе!

– И как быть? – Ефима начали одолевать сомнения, как они доберутся до так называемого базового лагеря.

– Никак! – опять без эмоций ответил Володя. – Помотаем километры, как-нибудь найдем этот чертов лагерь. Хорошо, если он находится на берегу какой-нибудь реки или озера! Там видно будет. Нам главное сейчас жратвы добыть! А уж со жратвой-то мы не пропадем! Правильно, Ефим?!

Вот, он впервые за всё это время назвал его по имени. И Ефиму неизвестно почему, но стало как-то спокойнее. Уверенность Володи давала свои плоды, если так можно выразиться. И Ефим спросил:

– А ты по жизни-то кто?

– В смысле?

– В смысле профессии. Учитель географии?

Вова засмеялся.

– Нет, я врач.

– Врач! – Ефиму понравился ответ. Врач – это хорошо, очень хорошо. И он уточнил: – Окулист?

Вова опять рассмеялся.

– Нет! Хирург. Травматолог. Стоматолог. Полевой акушер. Педиатр. Реаниматор. И много кто ещё! Но только не окулист. К сожалению.

– О как много всего! Когда успел?

– С детства. Династия врачей, – Вова махнул рукой. – Это долгая история.

– Но хорошая история! – оценил Ефим. – Очень хорошая.

– А ты кто? – Володя тоже интересовался напарником, но пока, от природной вежливости, разговор этот не заводил, а тут причина появилась.

– Я государственный служащий. Экономист, юрист, финансист… В общем, всё на «ист», но прошу не рифмовать!

Вова улыбнулся – он давно отрифмовал.

– Ещё я книжки о природе пишу. И в походы хожу. А ещё, говорят, у меня неплохо получается ловить зверьков. Вот завтра и посмотрим, так ли это?

– Хорошо бы, – почему-то вздохнул Володя.

– Да, хорошо бы! – согласился Ефим. – Вот, типа, и познакомились.

– Типа – да.

– А лет тебе сколько? – на всякий случай уточнил Ефим.

– Тридцать три.

– Ясно. Я почему-то так и думал. Всё на одиннадцать будем делить. Думаю, ты догадываешься, сколько мне.

– С четверки начинается?

– Да.

– Тогда догадываюсь.

– Вот и ещё раз познакомились.

– Это точно, – согласился Володя. – Будем спать?

– Давай, – на этот раз согласился Ефим.

И они укутались в свои войлочные одеяла, подбросив хвороста под таежный костер, который в специальной литературе называется «нодья».


Нодья тлела всю ночь и, в общем-то, хорошо грела, отражаясь от камня. В шалаше, под толстыми одеялами было тепло, не смотря на звездную ночь. Однако, как только начало светать и мир покрылся молочной дымкой, напарники, как по команде, проснулись, чувствуя давления в мочевом пузыре.

Потом они снова рубанулись и проспали ещё примерно часок.


Утро.

– Ну, что? Пошли смотреть «переметы»?

– Может, чайку сначала попьем? – Володя раздувал ещё тлеющие угли костра.

– Может, после, когда вернемся, попьем. Заодно, если Бог даст, может, и пожрем нормально. Дикого мяса в жирном бульоне! – Последние слова он произнес громко, как революционер, сжав кулак и театрально им тряхнув.

– Ладно, – согласился, улыбаясь, Вова. – Вот только костер раскочегарю, чтобы потом опять кресалом не дзынькать, и пойдем.

Володе нравилось, что Ефим остроумный малый и незакомплексованный для своих-то сорока с копейками лет. Вон как хорохорится, махая кулачком. Посмотрим, что он там за «ловец орлов»! А вслух добавил:

– Сейчас, ещё немного осталось! Сейчас разгорится.

– Логично, – Ефим, сжав губы и приподняв брови, махнул головой в полном согласии.

И огонь разгорелся.

Вова возился с обгоревшими головешками стволов и дровами, а Ефим собирал вещи, необходимые для похода к «переметам», как он назвал свои ловушки. Сеть решено было проверить после – когда вернутся. Куда из неё рыбка денется?


Бесшумно продвигаясь по звериной тропе, парни ещё издалека заметили, что загнутой попрек тропы березки с крюками «на акулу» нет.

– Сработало! – прошептал Ефим.

И они быстро, почти бегом бросились к ловушке.

На двух из трех крюках, глубоко впившихся в заднюю ногу и шею, подвешенная вниз головой, болталась кабарга. Увидев людей, она начала дергаться, пытаясь из последних сил, высвободится. Но крюки ещё сильнее впивались в тело бедного животного, принося ей невероятные страдания. Вова, не раздумывая, подбежал к маленькому оленю и проткнул измученное тело рогатиной, угодив точно в сердце. Кабарга дернулась последний раз, и глаза её стали мутнеть. Из, казалось, игрушечной пасти (но без клыков – то была самка) на траву закапала кровь.

– Готова, – определил Володя.

– Готова, – согласился Ефим.

– Снимаем, да свежевать будем?

– Нет. Думаю, не протухнет за полчаса, пойдем, посмотрим, что на следующей, – рассудил Ефим.

– А эту? С собой что ли?

– Пусть пока висит. Куда она денется? Не таскать же её? Пусть висит, пока теплая. Потом разберемся. Мы быстро – туда сгоняем и обратно.

– Как скажешь, – Вова обтирал пучком травы кровь с острия рогатины, – но я все же думаю лучше освежевать.

– Пошли, – тихо сказал Ефим.

– Нет, я всё же кишки вытащу, – Вова снимал с крючков кабаргу. – Сейчас – быстро! А то протухнет – мясо испортится.

– Ну, давай.

Володя, действительно быстро освежевал оленя и подвесил его обратно, намотав веревку на задние ноги.

– Вот, теперь нормально. Кровь, за одно, стечет.

– Хорошо, – согласился Ефим. – теперь идем?

– Конечно.

– Только тихо.

– Естественно.

И они, не теряя времени, и в глубине души довольные «уловом», двинулись дальше.


Вторая ловушка тоже «сработала».

На тропе, в лужи уже запекшейся крови, с конкретной пробоиной в черепе около глаза, валялась небольшая молодая косуля. Мухи уже облепили рану.

– Эта почти не мучилась! – Володя, вытащив нож, зачистил то место, где роились мухи. – Ухлопало её моментально. Даже уползти с тропы не хватило сил. Тык – готова!

– Ещё бы! Дыра-то в башке, как будто кайлом рубанули! Бедный Троцкий! – зачем-то добавил Ефим. – Спущусь с обрыва, гвозди заберу. А ты пока потроши эту. Знаешь как?

Володя улыбнулся:

– Издеваешься?

– Нет! Извини. Хирург и мясник – разные вещи. Потрошил раньше?

– Завязывай, Ефим! – Володя рассмеялся. – Иди за гвоздями! Разберусь.

– Как скажешь, начальник. Я, правда, без задней мысли… Извини, если что..

– Иди уж…

Володя достал нож, перевернул копытное и принялся за работу.

Ефим положил лишние вещи на тропу, взял лишь топор и начал аккуратно спускаться с обрыва к лесине, в которую он вчера вбил палку с гвоздями. Лесина валялась внизу недалеко.

В траве что-то зашуршало и поползло.

– Вова, тут ещё одна! – крикнул наверх Ефим, увидев в траве голову ещё одной козы. – Лук давай! Она ранена!

Ефим чуть не сорвался с обрыва, так спешил добраться до раненой козы и рубануть её топором по черепу, пока та не очухалась, и пока Вова будет там с луком возиться.

Коза пыталась подняться на ноги.

Первая стрела вонзилась ей в круп, и коза, не успев подняться, тут же присела.

Вторая стрела насквозь пробила шею.

Через секунду огромное копье с хрустом пробило животному спину, пригвоздив к земле.

– Хватит! – Крикнул Ефим. Он был в двух шагах от косули. – Меня не зацепи! Готова!

– Понял, – отозвался с обрыва Володя, все же держа наготове лук.

Оглядевшись, Ефим увидел неприглядную картину и понял, почему она была здесь и никуда не убежала: козе распороло брюхо и её кишки…

Впрочем, рисовать такие картинки пока нет смысла, ещё успеем, если надо будет… Именно поэтому косуля и не могла подняться… Ефим перерезал животному горло (облегчив страдания), и то, что тянулась по корягам и кустам из распоротого брюха. Главное, теперь мяса у них – завались!

– Веревку брось! – крикнул Ефим.

Вова скинул конец веревки.

Сделав петлю, Ефим затянул её на шее козы, предварительно выдернув стрелы и копье из тела, и скомандовал: «Тащи!»

Тушка животного, килограммов в сорок веса, тихонько поползла вверх, ломая ветки на пути, а Ефим помогал ей, как мог, «добраться» до тропы, где упирался Володя.

Потом он оторвал от лесины палку с гвоздями, и сам выбрался наверх обрыва, на тропу.

– А ты красавчик! – похвалил его Вова. – Признаться, я не очень-то верил, что мы поймаем чего-нибудь.

– Я сам не ожидал! – сознался Ефим. – Новичкам, как говорится, везет.

– Обожремся теперь! – Володя трудился, измазанный кровью.

– Заготовим с собой, – Ефим достал свой нож и принялся за вторую добычу. – Ты где так стрелять научился?

– Ефим, – Володя остановился и повернул голову к Ефиму, – как ты думаешь, почему я с тобой?

– Понял! – ответил, смутившись, Ефим. – Я всё никак не могу привыкнуть, что подготовка наша одинакова… почти. Прости, привык командовать! Пережитки профессии. Надо отвыкать! Не обижайся… Но копьем ты её классно! Как жахнет! Хрусь – прибил!

Вова улыбнулся и продолжил свое дело.

Ефим, гоняя свои мысли и изредка мотая головой, хлопотал со своим делом.

Оба предвкушали «Дикое мясо в жирном бульоне».

«Как тащить их теперь? Там ещё и кабарга!»

– Дотащим, – читая Ефимовы мысли, заявил Володя.

– А куда мы денемся?! – отозвался Ефим. – Вниз, с горы по тропе волоком допрём. А потом в речке ополоснем.

– Карасиков заодно можно будет проверить.

– Посмотрим. Карасики теперь никуда не денутся. Мы ещё тех не доели… И бурундучка… И косточки оставили на завтрак…

И они довольные захохотали.


Недостаток пищи – плохо! Неожиданный избыток её – новые проблемы и потеря времени. Теперь, чтобы мясо зазря не пропало, его нужно как-то сохранить, законсервировать, что ли. За день с таким количеством свежего мяса не справиться, придется оставаться ещё на какое-то время.


Полдня они провозились с мясом и изготовлением коптильни. Решили большую часть мяса закоптить – дольше сохранится и есть его можно на ходу, особо не теряя время на приготовление. Но чтобы закоптить, нужно найти подходящее место на берегу, вырыть самодельной деревянной лопатой (и двумя маленькими лопатками-совками, сделанными из лопаток большей косули, одна из которых, в конечном итоге, сломалась) хитроумную траншею, у которой с одной стороны будет дымить постоянный костер, а с другой стороны, под навесом из жердей, – будет коптиться, заранее подсоленное, подсушенноё и нарезанное длинными полосками мясо. Да ещё необходимо дров и зелёнки нарубить на всю ночь, чтобы костер не затухал. Берёза – не подойдет, говорят, она выделяет деготь, поэтому только осина пошла на коптильню и немного сосны для поддержания огня. Всё по науке! Но повозиться пришлось!

Когда коптильня «заработала», и первый дымок стал просачиваться сквозь дерн, уложенный поверх жердей навеса, им предстояло ещё позаботиться о содранных шкурах. Растянув их для просушки между стволов близко стоящих осинок и привязанных к ним перекладин, что отдаленно напоминало рамы, учитывая дефицит гвоздей, напарники выходили из положения как могли, используя острые веточки и веревку – шкуры жалко было бросать, – могут ещё пригодиться.

Ливер пожарили стазу же, и ели его пока работали. А кости и оставшиеся куски мяса поставили варить. (То, что влезло в котел при первой закладке. Вообще, закладок оказалось аж шесть!) За пару-тройку дней пути, если мясо проварить, как следует, и залить топленым жиром в какой-нибудь емкости, оно не испортятся. Косточки и кости, особенно позвонки – для навара и чтобы было, что обсосать в лесной темноте «после отбоя» у костерка под ночным звездным небом, рассуждая о смысле жизни и необъятных просторах космоса. Романтика!


Провозившись ещё, как им казалось, часов до шести, уставшие, но сытые и довольные, они наконец-то могли себе позволить завалиться у шалаша на свои войлочные одеяла. В котле кипело варево, плескаясь на угли. Но и в этом положении они не позволяли себе бездельничать: Вова взял треугольник-ориентир, сделанный ночью из стрел, и начал вычислять и вычерчивать прямо на войлочном одеяле круги и градусы, прикладывая то так, то эдак, треугольник к своим фигурам, начерченным угольком. (Потом, когда он решил, что его расчеты верны, Володя накалил на костре гвоздь и на войлоке одеяла «увековечил» свои рисунки, слегка подпалив войлок.) А Ефим решал проблему, куда сложить вареное мясо, залитое жиром. Туески из бересты могут сломаться, и жир днём на жаре потечет, вымазав все и без того дефицитные вещи, а шкуры ещё не высохли, чтобы из них сделать что-то похожее на бурдюки.

Чтобы не мешать Володе, и самому поразмыслить, он поднялся и пошел ещё нарубить дров и зеленых веток для коптилки и Иван-чая нарвать – надоела смородина – кислая горячая водичка. А заодно и шкуры ножичком почистить от жира – быстрее подсохнут, и вонять меньше будут. «Была проблема – где еды добыть, стала проблема – как еду сохранить. А ведь всё это ещё нужно будет тащить. Пусть даже копченое, разделанное и чуть-чуть облегченное, но мяса килограммов тридцать-сорок чистым весом. Плюс вещи. Знать бы, что так всегда удачно будет заканчиваться охота – другое дело, не пришлось бы столько тащить. Но кто его знает, что там впереди? Может, вообще ничего больше порядочного добыть не удастся. Придется экономить. Ей-богу, Плюшкиным станешь, и голова треснет от хозяйственных проблем. Кстати, что с головами делать? Варить их точно не охота! Но ничего: глаза бояться, руки делают. Всё устаканится. Было бы что хранить! Повезло сегодня. Значить так это кому-нибудь надо!» – и Ефим перекрестился, поклонившись небу.


Ближе к закату, когда коптильня чадила, как надо, когда мясо бурлило, как положено, когда солнце ещё не зашло за горизонт и висело пурпурным шаром в вечерней дымке, мужики прогулялись, проверили плашки. Из одной пришлось выкинуть дохлую мышь, в другой была задавленная маленькая птичка (и её тоже выкинули), а остальные были пусты, хотя и сбиты со сторожков. Крупу всю подъели лесные мелкие жители. Решили больше не настораживать ловушки, а два «удачливых» сторожка, которые ни бог весть что, но поймали, они забрали собой, предполагая, что потом пригодятся.

В сеть «забрело» всего три ленка. Сеть сняли, решив просушить перед дорогой дальней, чтобы не была такой тяжёлой. А рыбу решили подсолить и на ужин отведать малосольного ленка. Жаль, хлеба нет. Но зато есть Иван-чай у не большой, когда-то обгоревшей поляны, чуть ниже по течению реки. Прогулялись и туда. Нарвали листьев и попытались надергать корней, чтобы засушить их на костре и сделать муку, а из неё хлеб, как учили книжки по туризму. Но корни были настолько тонки и жалки с виду, напоминая собой белых червячков, что парни решили не тратить на эту затею время, и ещё набрали листа для заварки.


Когда село солнце, попробовали мясо. «Уже нормально! Но пусть ещё!» Потом «поковыряли» шкуры, посыпая их золой. Кое-что стало выходить из этой затеи.

– К завтру должны уже порядком подсохнуть! – предположил Володя. – Сделаем из них бурдюки, точнее, мешки для мяса. Должно получиться… Те мешки сразу пропитаются жиром… А эти – ещё какое-то время продержатся…

– А там, глядишь, мы и мясо сожрем! – подтвердил Ефим.

– Точно! – Володя кивнул головой, улыбнулся и кинул ещё горсть пепла на шкуру. – Чтобы мухи яйцами не липли.

* * *

– Как ты думаешь, сколько сейчас время? – Володя задумчиво глядел на костер, изредка пододвигая длинным прутом маленькие палочки, вывалившиеся из общей, жаром дышащей, кучи.

– Понятия не имею! – Ефим посмотрел на звезды. – Часов десять, наверное.

– Возможно… А может уже пол-одиннадцатого. Во сколько темнеет?

– Вова, спроси что попроще. Я упустил этот момент – не запомнил во сколько темнеет.

– Я тоже, – вздохнул Володя.

Ефим посмотрел на товарища.

– А чего ты вздыхаешь? Это важно?

– Да, нет. Просто, без часов уже как-то ни так. Как будто потерялся… во времени.

– «Потерялся во времени» – знакомая фраза, – Ефим вспомнил подземный переход возле храма Василия Блаженного, холодное зимнее утро, мужика в сером пальто и в поношенной шляпе… Как вчера всё было! Хотя уже больше полугода прошло. Тоже вздохнул и добавил: – Да, часы нужная вещь!

– Не говори! – согласился Вова.

Ефим привстал, опершись на руку, дотянулся до толстого сука (извиняюсь за каламбур!), бросил его в костер. Искры юркими змейками устремились в небо.

– Знаешь, братан, я придумал: давай, чтобы не грузиться и ночное время сократить, обсудим этот вопрос!

– Какой вопрос?

– Часы! Нужная вещь – часы! Помнишь, по телевизору как-то заставка была: «Нужные вещи», там про чайники рассказывали, про пишущие машинки, ещё про всякую дрянь… А в нашем положении нужная вещь – как раз само то. Я предлагаю: «Нужная вещь – часы!» А? Как ты?

Вова почесал переносицу.

– Помню, была какая-то заставка про вещи, точно. Про часы, говоришь…

– Я, когда в командировки раньше ездил, то в поездах заняться было нечем, мы и придумывали синонимы на какое-нибудь слово. Время пролетало незаметно, пока колеса стучали под полом. Так давай ночь ухлопаем! Итак, часы – только на ассоциациях, всё, что вспомнишь, говори.

– Часы, какие – наручные?

– Давай – наручные!

– Золотые часы! – тут же сказал Вова.

– Отлично! – Ефим кивнул головой, сжав «уточкой» губы. – Есть такие! Помню, у моей тётушки были такие: маленькие, на браслете с пружинками… браслет просто, как зажим работал: отогнулся, согнулся – запястье внутри. Зато золотые. Циферблат маленький, квадратный. Но я помню, почему-то стеклышко было мутное. У неё – мутное… я потом ещё такие видел – там не мутные были, а у тетушки – мутное. Но помню – золотые часы. Я первый раз тогда золотые часы увидел. И не очень-то поверил, что они золотые. Но они были золотыми. Они лежали на трюмо, а рядом пудреница была, мельхиоровая, а на крышке цветная картинка из глазури (кажется, так называется покрытие – как на орденах) «Ласточкино гнездо. Крым» Я почему-то думал, что это на Кавказе, на Черном море. Для меня тогда – что Крым, что Кавказ – один хрен, всё на Черном море. Мне было-то лет пять, наверное. Но пудреницу четко помню, на трюмо, на темно-коричневой полировке, а рядом – маленькие золотые часы с квадратным циферблатом, мутным стеклышком и браслетом, как клешни у рака…

– Это не глазурь, – вставил Вова. – Это эмаль.

– Точно, – улыбнулся Ефим. – Глазурь на пряниках. А-а, вот почему?… Наверное, мне пудреница пряник напоминала! Тетушка, кстати, куличи зашибатые делала! Наверное, поэтому пряники, пудреницы, куличи, золотые часы…

– А я помню, от деда ещё часы остались, военные: белый циферблат, тонкие стрелки, обычные цифры и… всё. Зато с войны ещё. Тогда они были на вес золота!

– Да, больше, наверное! Прикинь, как они нужны были! Вот сейчас: мы без часов, сидим, гадаем, который час. А тогда – проворонил, не дал зеленую ракету, батальоны в атаку не пошли – к стенке, провокатор! К стенке! Ну, или что-то около того. С трупов тогда часы снять было не западло. Трофеи!

– Они лежали в коробочке, вместе с орденами и наградными книжками. Еще там было его пенсне, – продолжал Володя. – Орден «Красной звезды». Я в детстве играл с ним, уронил, и откололся маленький кусочек эмали. Дед очень расстроился. А часы он хранил вместе с орденами. Дорогая память была!

– А он у тебя кем служил?

– Сначала артиллеристом был, потом в разведке. Он ещё до войны, кажется, Харьковский институт народного хозяйства окончил, охотфак. Так что в лесу, как у себя дома ориентировался. Тогда учили, ни как сейчас… да и леса были – дай Бог. А они с практики, как он говорил, не вылазили – всё в тайге, в тайге… Так что, когда пришло время – он в разведку пошел. И ведь, всю войну прошел!

– Повезло!

– Повезло – это точно. Но он был… умный, его голыми руками не возьмешь. Он рассказывал, помню, когда он ещё артиллеристом был, немцы в атаку пошли. Один немец на него бежал… Он, как дал очередью из ППШ, у немца голова отлетела, а он всё ещё бежал! Прикинь?

– Прикинул! ППШ – зверь машина! Вот – для артиллеристов часы – необходимая вещь: и углы там всякие вымерять и начала артобстрела…

– Это точно. Но и для разведчиков тем более!

– Для разведчиков – тем более. Я, кстати, где-то читал, что как-то наших разведчиков у болота немцы зажали, так они по лосиным следам через болота ушли! Наверняка, там среди них тоже охотовед был! – Ефим улыбнулся, глядя на Володю.

Володя намек понял, улыбнулся в ответ и добавил:

– А через минное поле – по следа лисицы. Она железо за два метра под землёй чует, на мину не наступит…

– Только где их, лисиц, напасёшься на каждое минное поле? – вздохнул Ефим. – Вот если бы лис выдавали, как сухпай… Н-да-уж….. Часы во время войны – нужная вещь!

– Помнишь товарища Сухова? – Володя даже привстал. – У него такие огромные были на руке. Во время Гражданской, наверное, такие только и были?

– И дефицит страшенный!

– Вот именно. Поэтому он их кинул чурбану, а тот часы в глаза не видел… пока рассматривал, на радостях, Сухов у него маузер хлоп из руки, потом бах, бах, бах всех остальных, и всё!

– Не, не всё! Там ещё один был – Абдула его толстой веревкой заарканил. «Ты как здесь?!» «Стреляли!» – Ефим передразнил Саида, которого он назвал Абдулой.

– Саид, – поправил его Володя.

– Да-да, Саид. Конечно, Саид. Карлсон.

– В смысле?

– Ну, артист тот же – Спартак Мишулин. В детстве всё спектакль по телику крутили про Карлсона – Спартак Мишулин его играл. А запомнился он, как Пан Директор в «Кабачке тринадцать стульев» – была такая передача, помнишь?

– Нет.

– Да, ты ещё маленький был, когда она кончилась. Там тогда первый раз фанеру крутили. Герои рты открывали, а им фонограмму из польских песен включали…

– Из польских? Почему из польских?

– Политика! Что, они должны были им «Битлов» врубать что ли? Запрещено было. А поляки – братья. Соцлагерь. Поэтому и звали их там всех «пан» да «пани» Пани Моника!.. Поляки – Запад, как не крути, а мы Запад хавали в любом выражении. Даже ГДР была – западнее некуда.

– ГДР – «была»?

– Была, была – республика. «Доиче демократишен републик» У нас – «Г», у них – «Д». Хотя, что «Г», что «Д» – в некотором смысле, один хрен, – Ефим сам засмеялся свой находке. – Так что слово «Давно» может звучать и по-другому!

И он ещё больше расхохотался.

– «Давно это было! Даненько!»

Тут уже Вова расхохотался.

– Давным давно, давным давно, давны-ым давно! – песню такую слышал… давно.

– Да уж, песня – давно!

– Давно её пели…

– За Данностью лет!

– Давно было говно, а стало угобрение!

– Это уже масло масляное, получается!

Ефим и Вова не переставали смеяться.

– Что-то ты давно у меня время не спрашивал!

– А ты давно не отвечал.

Уже начинали болеть животы.

– Завязывай, Вова – не могу больше. Вот ведь прибило!..

– Да, Фим….

– Какой я тебе Дафин?! Дафины во Франции!

– А что мне теперь говорить: «Га, Фим?!» – Вова вытер слезу под глазом, продолжая смеяться.

– «Графин!» В графине видит свою мать: «Мама, как ты туда попала!?» – тут же вспомнил Ефим кадр из «Городка» и воспроизвел его в деталях.

– «Дородок»? – спросил его Вова, задыхаясь от смеха.

– После! – ответил Ефим, держась за низ живота.


Вот так они коротали время, выдумывая всякую нелепость, меняя Друзь на Грузь, а потом уточняли, что Груздь это Друзьдь, точнее – Друзгь; и тут же появились, естественно, Грузья, а Друг стал Грудом; Дача – Гача – это нормально; Иппогром; Дигростанция. Донор и Гонор – это, решили они, однокоренные слова, так же, как и Дог с Годом. Слова стали коверкаться, но особо ничего на ум не приходило – веселье угасало. Животы приходили в норму, пора пришла позаботиться о дне (точнее, ночи) насущном (насущной). И Ефим задал резонный вопрос:

– Довягина говарилась?

– Говарилась, говарилась, – попробовал Вова кусочек мяса из котла. – Вигимо договалый был бычок. А ты что уже продологался?

Ефим улыбнулся:

– А ты шутить доразд!

– Не «доразд», а «доразг». А за доразда – ответишь!

– Ледко!..

И всё началось сызнова. Пока они окончательно не устали, пока не легли спать, пока (уже лежа доносились всхлипывания и смешки, когда вспоминалась какая-нибудь смешная белиберда, типа производные от: «Это вещь Вадима?» «Вадина!»), пока, пока, пока…

Короче, они уснули, так и не годоворив (тьфу ты, черт!)… не договорив про Часы…

А впереди ещё будет утро. И, наверняка, оно будет: «Гоброе утро!» Наверняка!

* * *

– Игра слов, это всего лишь игра слов. Более того, это игра букв, иногда символов или, даже, знаков.

– Что ты имеешь виду? – Володя грыз травинку.

(Они уже часа полтора шли вниз по склону горы, удаляясь от своей полянки – места их встречи. Утром, собравшись, как следует подкрепившись, упаковав вещички, они двинулись в путь, и теперь, от нечего делать, рассуждали, практически ни о чем. Точнее, Ефим прогонял Володе о том, как пишутся книги – сегодня их «нужная вещь» была «Книга». Коротали дорогу.)

– А, всё! Помнишь: «Казнить нельзя помиловать»? Куда поставить запятую? Этот прием знаком с детства, со сказок ещё. Напечатай это выражение в «Ворде» и компьютер подчеркнет зеленым слово «нельзя», задавая тем самым вопрос, куда поставить запятую. А ещё попробуй поставить в конце этого предложения «точку», «вопрос» или «восклицательный знак». Это игра знаков. А то, что мы меняли местами «г» и «д» – это игра буквами. Символами – та самая «собака» в адресах электронной почты или «двоеточие», «дефис», «правая круглая скобка». А словами – уже в масштабах текста – от самого маленького, до «Войны и мира». Понимаешь?

– Понимаю.

– Но это только начало, азбучные истины для любого начинающего шлёпольщика текстов. Всё что угодно можно написать, всё что угодно! Порой, не зная грамматики, правил, а иногда и языка, можно написать нечто такое, что будут читать. А куда денутся? – Ефим улыбнулся.

– В смысле, не зная языка?

– Ты какой язык в школе изучал?

– Английский.

– Ты часто, переписывая английские тексы, заданные на дом, понимал, о чём ты пишешь?

– Ну, это совсем другое дело…

– Другое дело? – перебил его Ефим. – Ты знаешь, что раньше в рукописных книгах гласных букв совсем не было? Сейчас, правда, тоже их нет в некоторых письменных языках.

– Ну, так – что-то слышал.

– Вот это «ну так – чё-то…» может привести к тому, что один переписывает. Потом другой, потом третий делает помарку в тексте, четвертый, не поняв, что это помарка, её копирует, а сам тем временем три кляксы засадил, пятый их скопировал и сам чего-нибудь в придачу напартачил… и пошло – поехало. Потом некий дятел берется всё это огласовывать, и втыкает, как ему кажется, правильные гласные. А другой дятел, взял первоначальный текст, и впихал свои гласные, пусть даже ему то же самое кажется, и он так же понимает тему. Но тексты уже разные будут из-за этих клякс и помарок. И смысл, разумеется, изменится. И это уже две разные книги получились, как бы об одном и том же, но под авторством разных дятлов. А потом эти книги ученые откопали где-нибудь в гробницах, в разных. И один прав, он же читал подлинник перевода, и другой прав – он тоже читал подлинник перевода. И тема у ученых одна, но они до усеру будут спорить, кто из них прав, столько копий наломают, разделят ученый мир на два лагеря, поддерживающий их и, в конце концов, к истине не придут! А все виной маленькая клякса и пара помарок! А Мир раскололся! А теперь, представь, нашли археологи в Египте на стенах гробницы иероглифы (или как они там называются) или где-нибудь в Перу какие-нибудь письмена, и взялись их срисовывать, как ты в школе «свой» английский, не понимая, что рисуют. Тщательно срисовывали – всё срисовали. Можно, конечно, сфотографировать, но, допустим, всё это происходило в конце девятнадцатого века, когда вскрыли пирамиды, а фотоаппаратов ещё не было. Срисовали. Но не учли, что где-то откололся кусочек штукатурки или трещинка какая-то повлияла на рисунок. И так далее… Переводят, до сих пор переводят, и потом преподносят нам, как истину. Напечатали в журнале, мы читаем… и что мы делаем? Мы верим. Ученые же! Они же всё знают! Для этого они и учились! А мы обязаны верить! Мы узнали, поделились информацией с близкими, естественно, интерпретировав немного (а без этого не получится), близкие наши рассказали друзьям уже со своими вставками и «помарками» и «кляксами», те другим, и… опять пошло-поехало – родился миф. Особенно скверно, когда тебе говорят свою интерпретацию или неточные данные взрослые, пока ты ещё ребенок. Детская память цепкая – потом трудно переубедить, особенно, если это твоя учительница говорила. Люди моего поколения – бедные люди. Им всё детство в школе внушали уважаемые взрослые дяди и тети, что коммунизм это хорошо, что наша цель – коммунизм. А потом – бах! И тот, кто был коммунистом, стал как раз наоборот – коммерсантом… ну, ты понимаешь. Так вот, написанному верить – не стоит. Ещё больше не стоит верить услышанному. Увиденному верить нужно обдуманно, а то, что дает телевизор – вообще не надо…

– Получается, вся наша жизнь – сон?

– Хуже!

– Как это?

– Сон во сне! С возможностью, точнее – с необходимостью, ложиться спать, что означает, ещё и там видеть сны. Помнить прошлое, не понимать, что происходит в настоящем и не знать, не предугадывать, не видеть будущего. Постоянно к чему-то стремиться. За что-то и о чём-то переживать, не достигать именно тех целей, которые запланировал, радоваться, что тебе не хуже чем другим или чем могло бы быть, ненавидеть многое и многих, жалеть, страдать, вечно терять и понимать, что всё равно сдохнешь, но, надеясь постоянно оттянуть свой конец, в любом смысле. Кошмар!

– Не понял, почему сон во сне.

– Ну, как тебе объяснить? – Ефим потер переносицу и помычал при этом. – У тебя, наверняка, было, что во сне, ты знаешь, что сейчас может произойти что-то ужасное, но ты знаешь, что спишь и надо только, скажем так, ущипнуть себя, тогда ты проснешься, и плохое не случиться. Бывает?

– Да много раз было.

– Вот я и говорю! А тогда, что такое, по-твоему, самоубийства?

Вова почесал затылок.

– Н-да – похоже на сон во сне.

– Одно херово – не знаешь где, как и каким проснешься! Это и сдерживает – а то все бы уже давно утопились. Но бояться – а вдруг там ещё хуже, чем во сне! Вдруг там ты… Впрочем, лучше не думать! Поэтому, самоубийц и считают грешниками, наверное, что те сами сваливают не домучавшись тут, с нами, на этом пузыре среди космических просторов, покрытом слегка коркой, плесенью лесов и болот, и укатанным в наши же продукты испражнения, некоторые из которых называются «асфальт», «бетон», «рельсы» и «моток провода».

– Ну ладно, ладно, – Вова остановился, снял понягу, прислонил её к сосне, сел рядом, опершись спинной о ствол. – Передохнем, давай. Ты от темы ушел! Тема: «Книга». Ну, давай, расскажи свой взгляд именно про эту нужную вещь. А ты с темы спрыгнул.

– Вольдемар! – Ефим тоже скинул мешок, прислонился к соседнему дереву. – Любезный, я ещё к теме и не подошел – это всё присказка. Дай докончить!

– Давай.

– Сень Кью. Книга, говоришь? Вот заходишь ты в книжный магазин, и что видишь? Надписи: «Отдел технической литературы», «Отдел художественной литературы», «Искусство», «Спорт», «Юридическая», «Детская» и так далее. Книга, как и любая нужная вещь, она для чего-то нужна. Я полагаю для себя так: Книга бывает информационная, художественная и развлекательная. Все словари, науку, справочники, законы и всю лабуду я отношу к информационной. Художественная – это понятно: выдумки, вымысел или пережитое автором, но в форме доверительного рассказа. Развлекательная – это фотоальбомы, репродукции, рекорды и тэ пэ. Я у себя дома посмотрел, у меня процентов тридцать художественной, процентов шестьдесят информационной, а остальное – «для эстетического наслаждения». Если книга нужна для работы – денег не жалеешь – НАДО! Развлекательная – по интересам: кому корабли, кому голые бабы – денег тоже, чаще всего не жалко, если сильно хочется. А вот с художественной – тут, брат, погодь! Гончаров «Обломов» – эту аббревиатуру, так сказать, знает любой, кто в школе учился. А кто читал? У меня она тоже стоит на полке. Лет тридцать, наверное. Я, помню, однажды, даже, брался из принципа почитать – чего зря стоит? Я, вообще, пытаюсь читать, всё, что покупаю. В большинстве случаев это удается. Но не всегда. Но я знаю, если книга хорошая – всё равно покупаю – может, пригодится. Некоторые – десяток-полтора лет простоят, украшая стенку, а потом – раз, и пригодилась. Справочники – вот те замусоленные, с загнутыми страницами, с пометками на полях… Это всегда в деле. Альбомы – посмотрел, положил, пришли гости – показал; и стоят, пылятся… Зато – есть и, если надо – посмотрю, полюбуюсь! Сальвадор Дали, Музеи всякие, про Байкал, Фотоальбомы, порнуха, награды Вермахта и тэ дэ… «Эстетическое наслаждение»! Но вернемся к «художественной литературе». Что такое хорошая книга? Общепризнанные – это первое! «Шерлок Холмс» – несомненно, каждый читал… если он читать умеет. «Граф Монтекристо» и «Три мушкетера» – тоже нет спора. Настольная книга хиппи «Степной Волк» – если ты хиппи, любую цену отдашь, но прочтешь. Если ты анархист – выложишь последние копейки за мемуары Махно. Философу интересны философы, любителю погорячей – «Эммануэль». Когда книги были дефицит – у тебя подписка на Дюма или Фейхтвангера – ты КОРОЛЬ! Сегодня книг – завались! Но выбираешь только…. Что ты выбираешь?

– Я?

– Ты. Что ты читаешь? Что ты любишь читать?

Вова зачесал репу.

– Вот так сразу-у? – не зная, что ответить, Вова подбирал слова. – Интересные книги читать люблю. Я, вообще-то, много читаю. Но больше…

– Понимаю, по медицине, по специальности…

– И это само собой, – перебил Володя. – Но я и художественной много читаю.

– Не сомневаюсь, – согласился Ефим, чтобы не ставить в неловкое положение друга. – Не сомневаюсь – медики народ интеллектуальный, они отдыхают когда, или спирт пьют, или читают. А читают они много, не меньше спирта.

– Издеваешься, что ли?

– Ничуть! Прости, если тебе так показалось, я просто зарапортовался – спирт вспомнил.

– Ладно, прощаю, – Вова достал бурдюк. – Пить хочешь?

– Да, хочу.

Вова подал воду.

– Поехали дальше? – спросил Ефим, возвращая бурдюк.

– Давай ещё посидим.

– Я не в этом смысле. Я – в смысле, продолжим беседу.

– А? Ну конечно, давай дальше.

Ефим вытер ладонью пот со лба, посмотрел на мокрую ладонь и сказал:

– Жара! Градусов тридцать – не меньше.

– Да, – согласился Вова.

– Кстати, о медицинской литературе, – продолжил мысль Ефим. – У тебя дети есть?

– Есть, дочка.

– Дочка? Хорошо. Ты книги видел, типа «В помощь молодым мамам»?

– Да, жена покупала такие, когда дочка родилась.

– Ты их читал?

– Пробежался, из любопытства.

– Я тоже читал, когда сын родился. Но, если б дочка не родилась, ты бы их купил?

– Нет, конечно!

– А «Марочник сталей и сплавов»?

– А нахера он мне нужен?

– Вот именно! А ведь очень интересная книжка, кто понимает!

– Наверняка.

– Точно! Вот и ответ: «А нахрена она мне нужна?» – Ефим поднял палец вверх. – Переходим к основному. Книга – либо нужна, либо «а нахрена»! Если, со специальной литературой (и «эстетической») всё понятно, то с художественной!.. Кровь нужна? Нужна! Титьки нужны? Нужны! И ни только! Лихо закрученный сюжет? Обязательно! И ещё, нечто то, что именно тебя интересует: ты любишь природу? Всё происходит в лесу, в прериях, в горах, на болоте, в пустыне… Ты мореман? Вот тебе пираты, броненосцы, подлодки! Летчику – небо, «пацанам – шампанского», как в песне пелось. Нравиться мозгой пошевелить – детектив. Кишки вспороть или выебать кого – Де Сад, Флобер. Флобер – тот вообще людей слонами давит, да не просто давит, а описывает, как давятся трубчатые кости и костный мозг с кусочками костной ткани растирается об острые придорожные камни. Де Сад – мальчонка рядом с ним. Хочешь про бабью долю? Есть «Бабья доля»! Так и называется, какой-то Сибирский автор, фамилию не помню, но, надо сказать, интересная книга, хорошая. Короче, если я хочу чего-то почитать, то покупаю то, что уже ищу и знаю, что понравится, либо вообще не покупаю, чтобы деньги на говно не тратить.

– На давно.

– На давно – да, извиняюсь! Автор – имеет значение. Если он Пупкин, как говорили в армии, я не куплю. Ну, не куплю – не раскрученная, в нормальном смысле, фамилия. Если он Достоевский – может, и куплю. Но Достоевский мне не нравился – ни одного рассказа не мог прочитать до конца, даже, до середины или на одну десятую, пока не узнал, что Фёдор Михайлович отсидел кучу лет. Сразу заинтересовало – и я прочитал много чего. Автор (и его судьба) имеет значение.

– А из современных тебе кто нравится? – Володя задал этот вопрос с каким-то только ему ведомым прицелом.

– Из современных? Лимонов нравится, но… Не надо! – Ефим остановил Володю, хотя тот и говорить-то ничего не хотел, а только посмотрел из-под лобья, как обычно. – Не надо! «Эдичку» я не читал. Но знаю, чего он там наворотил – его дело. У него есть много интересного и без этого. А кто ищет, как кто-то у негров болт сосет, тот пусть это и читает.

Ефим посмотрел вопросительно на Вову.

– Что? – спросил Вова.

– Ничего. Продолжать?

– Конечно. Я ничего против не имею.

– Ну, и хорошо, – Ефим продолжал. – Гришковец – нормально. Правда, когда я его читал, он нравился меньше, потом я его по телику увидел – вообще разонравился. Писатель ведет какую-то «попсовую» передачу – не нормально, как мне показалось. Потом на диске я увидел, как он читает свою книгу «Как я съел собаку». По-началу – я подумал, что он… не очень, но смотрел,… а потом и ещё смотрел,… А потом уже оторваться не мог,… а потом подумал: «Молодец, Гришковец! Молодец!» И понял, что Гришковец мне нравится. Современный писатель, нормальный. Плакаты, правда, по городу развесели – там он с похмелья и убогий какой-то – это зря. Но мне теперь по фиг – он уже мне нравится. Но это всё цветочки по сравнению с Сорокиным.

– С кем? – Вова удивился.

– С Сорокиным.

– Тебе давно нравится? – Вова улыбался.

– Давно – Сорокин? Или его говно, которое он так со смаком описывает? Ты сейчас буквы переставляешь?

– А, как хочешь, понимай.

– Говно мне его не нравится. Не нравится и его отрезанные соски и залупа отца во рту у мальчика, как Сталин Ленина в жопу жарит у меня вызвало отвращение и «Голубое сало» я читать не стал, раскрыв случайно именно на этом месте. Зато много чего другого я прочитал с удовольствием. Со смехом. И понял – это мы дураки. Парень смеется, а мы принимаем всё за чистую монету. Особенно, когда он, как Петька: «Сели на коня, „цок, цок, цок“ (вся книга), слезли с коня». Покупают ведь, ждут крови, говна и секса. А он и печатает нам – идиотам. Но и это цветочки. Купил я его книгу «Роман». Знаешь, Вова, я хоть и сам я чиркаю пером по эпистоляру, но тут!.. Я не был в церкви лет пять. На середине книги я пошел в церковь!.. Пару раз прослезился. Отличная книга. Если вырвать последних страниц двадцать – классика. Но зачем вырывать? Я их пробежался мельком – это для тех, кто от Сорокина ждет, как слоны давят людей до костного мозга. Получите! Дело вкуса.

Ефим помолчал малость, а потом продолжил:

– Знаешь, ещё я его видел в телеподколах «Розыгрыш». Там он повел себя, как нормальный мужик. Всё взял на себя и не ныл, как некоторые.

– Я видел эту передачу, – сказал Володя.

– Ну? По-мужицки же он себя вел? А?

– Нормально, – согласился Вова. – Нормально.

– Ну вот. От автора много зависит, – Ефим остался доволен. – Если бы он как чмо себя повел – всё! Я бы ему не поверил, и его «Роман» для меня бы (наверное) померк. Но он повел себя нормально. Достойно, как говорится. Ещё, хер его знает, как бы я повел себя в его ситуации!.. – Ефим почесал лоб. – Хер его знает…

Потом он спросил:

– Пойдем?

– Посидим ещё – куда торопиться?

– Хорошо. Тогда я скажу про Высоцкого. Вова, как актер, вначале был – никто! Смотришь фильм, там: «Вертикаль», «Хозяин тайги», «Карьера Димы Горина» и другие – названия не помню – видишь Высоцкого. И обязательно гитара. Поёт… Кто поет? Высоцкий. Как зовут героя – хрен его знает. Это – Высоцкий. Шукшин – вроде тоже Шукшин, но тот не так – тот герой фильма, играет, и смотришь не Шукшина, а фильм. Никулина же тоже смотришь, и знаешь, что Никулин, но смотришь фильм. А там – не клоун Никулин, а… И Миронов – «Федя, дичь!» – имен тоже не помнишь, но смотришь не Миронова… А Высоцкий – это Высоцкий. Потом был «Арап Перта Великого» – да, там он сыграл не Высоцкого. Жеглов – несомненно – это не Высоцкий… Хотя, замашки… Да ещё потом писать начали, что он в то время на игле сидел – вот и задумаешься, в каком он состоянии играл?… Но это фигня! Жеглов – это не Высоцкий. Тут он сыграл. «Маленькие трагедии» – я видел. Там он тоже сыграл! Дали человеку играть – начал играть… А до того, пока его зажимали – он играл Высоцкого. Но пусть кто-нибудь попробует сказать, что Высоцкий – чмо – я первый пасть порву! Потому что Высоцкий – это Высоцкий. И, знаешь, я первый раз прилетел в Москву, и первое, что я сделал – я поехал на могилу к Владимиру Семеновичу! Тогда ещё просто камень стоял. Вот что значит Автор! А Автор он был от Бога! А когда Автор от Бога, он уже вне времени, вне забот, вне проблем… со стороны. Хотя сам – душу рвет, как тот же Владимир Семенович и сказал бы. И это….. Бляха! Как тут сказать?! Пауза! Вова, ты не устал?

– Нет, Брат, – (Он первый раз назвал Ефима «братом»), – не устал. Интересно. Я и сам об этом думал – выразить не мог. Давай, дави!

– Спасибо, – Ефим почти прослезился. Глаза – точно заблестели. – Спасибо. Гоним дальше?

– Гони! – Вова улыбнулся. – В смысле – продолжай.

– Гоню. В смысле…. На чем я остановился?…

– Автор…

Вова не успел договорить, Ефим перебил.

– Автор – великая вещь! Жизнь автора и его произведения – спаяны. Хочешь бабло срубить? Всё! – бери лист и пиши заказную статью. Писать научили всех ещё в школе. Вот тебе ручка, вот листок – пиши. А если: «Никого не будет в доме, кроме сумерек одних…» или «„Меня ещё за то любите… за то, что я умру!“…. Вова, вот на такие строчки и нужен лист бумаги. Вот на такие строчки!.. А бабло… Ты стихи любишь читать?

– Нет.

– И я – нет! Я их просто не понимаю. Не понимаю! Но вот за такие строчки, Вова!.. Поэтов – до хуя! Как они сами себя называют, но, чаще, это – писари. Писарей – до… и выше гораздо. Книг – миллион. Миллиарды! Беру – пишу! Что читаем? Про секс… Про е или люблю – будем называть всё своими именами в индоевропейской традиции. Про драки. Про крутых парней и классных «тёлок». Про то, чего нам не хватает. Живет мужик, здоровый такой, в детстве тренировался, думал, что самый сильный… Потом жизнь прихлопнула! Женился. Жена наставила рога – проглотил, почти простил, просто смирился, чтобы не разводиться и имущество, купленное на деньги, которые он заработал, когда перегонял из Владика машины, не делить. Зато, как напьется – «На! Сука!» А он здоровый. А ей куда? – двое детей. Терпит и… потихонечку перепихивается на работе в кабинете у молодого начальника, в «Таёте» у старого знакомого – бывшего, допустим, Вероникиного друга, на свадьбе у подружки – нагло, в ванной комнате, в трех метрах (по прямой) от мужа, за четыре минуты, отодвинув бежевые плавочки вбок… И он ещё в неё и кончил (вышел, а она успела помыться)… Но на засадилове была, сама плохо, честно говоря, помнит, но была, и это она знает, чему и рада в душе! И муж-здоровяк опять с ветвистыми рогами: «А так ему и надо – нечего руки распускать! Скотина! Я всю свою молодость ему отдала!» А здоровяку что надо? Он рад, что шестиметровые доски умудрился перевезти в «Волге», открыв задние стекла и, как ежик, телепаясь по трассе… но доехал, довез полкуба бесплатно. Ещё он рад, что шестьсот рублей сделали возврата. Какого? Не важно! Сделали! Линолеум купил Хороший. По заводской стене. На хрена ему линолеум? Надо! Пригодится! Он счастливый человек – у него всего лишь сахарный диабет и вторая жена изменяет. И всё! Больше проблем нет! Утро, день, вечер… Каждый день – штукарь выручки набармил. Надо рассады матери купить. Теперь купит! Да – ещё Виталька канистру бензина по семнадцать продал. День – заебатый день!.. И таких, Вова, людей – подавляющее большинство. Бабы – само собой! У них дети… Им не надо творить – они и так творят… как минимум – детей. Как максимум – корки мочат, то есть – творят. Одним словом…если хотят. Короче, это уже разговор другого плана, и я их, честно говоря, не осуждаю (они порой со мной творят). Так вот, вернемся к Книге. Что может такой человек написать? Хотя…. Всё, как я уже сказал, зависит от автора. И от его взгляда на жизнь. Про умение излагать я уже и не говорю – это само собой. Был у меня учебник, «логика» называется. Там была хорошая фраза, типа: «Можно сказать „Санитар леса“, а можно сказать „Серый убийца“ – и то, и другое будет о Сером Волке». Вот и в книгах так же. Если автор озабочен, он пишет о том, о чем озабочен. Если автор шутник, как Сорокин, он шутит (правда, по-своему, черновато, но как умеет и хохочет). Если автор заноза, то его фамилия Задорнов. А если сопли любит – то, сам понимаешь, кто автор.

– Кто?

– Сам понимаешь.

Вова почесал затылок:

– Не знаю таких.

– Повезло. Значит, ты ещё таких не читал.

– Наверное, – Вова перестал чесать затылок.

Ефим продолжал.

– И у каждого творческого человека (не только писателя, а автора любого произведения, изобретения, открытия или конструктора) есть свой стиль. Откуда он берется? А ни откуда – он есть и всё! Дай нам с тобой нарисовать один и тот же предмет, – Ефим поискал глазами что-либо и наткнулся взглядом на нож, – вот нож, к примеру, так мы его нарисуем совершенно по-разному. У нас разный стиль, разное восприятие жизни и разные углы, точки, так сказать, зрения. Кроме того, я, допустим, начну рисовать нож с рукоятки, потому что по каким-либо причинам, именно она вначале привлекла мое внимание, а ты, возможно, начнешь с лезвия, потому что любишь «остренькое».

Вова улыбнулся.

Ефим скорчил гримасу в ответ, показывая нож.

– Вот, Вова, и в жизни так: один видит тупую рукоять, другой пробует пробежаться по лезвию. Это особенно чувствуется в произведениях. Босх. Знаешь такого?

– Конечно.

– Конечно. Вот видишь – «конечно!» А прикинь, что он рисовал. Порнуха, истязания, извращения… Парад уродов… И это в те-то годы, когда инквизиция, как нас уверяют, дробила кости киянкой за такие только мысли! А уж за картины… Но у него есть свой стиль! Свой, не смотря ни на что стиль, оставшийся на полотнах, не взирая на возможность расправы над ним! Так вот, этот человек умел картины творить, и болтяру забил на инквизицию – уж так хотелось выплеснуть мысли на холст! Вот это – Автор, вот это – Творец! Понимаешь?

– Конечно, понимаю.

– Пойдем?

– А может быть, на сегодня хватит? Разобьем лагерь, да поговорим. Всё равно идти ещё пару часов – не больше, а тут и место, вроде, подходящее.

Ефим осмотрелся вокруг.

Место не совсем, конечно, подходящее… да только идти уже никуда не хотелось.

– Согласен, – сказал он, и «поглубже» развалился, опираясь на ствол. – Поехали дальше, коллега?

– Погнали!

– Так вот, Босх – Личность! Босх – «это Голова!», как говорили мужички в «Золотом теленке»… И Леонардо да Винчи – Голова! Туполев – Голова, ничего не скажешь! Королев! Да и Гагарин – Личность, дай Боже! Тут порой в задрыпанную маршрутку сесть страшно, а он в ящике вокруг планеты!.. Все они – Голова! Кстати, о «Золотом теленке» – Ильф и Петров – две Головы, а их не существующий герой – Голова в двойне. И так бывает!

Вова улыбался, смотря из-под бровей.

– Чего смеёшься, – спросил Ефим.

– Твою голову рассматриваю.

– И как?

Вова откровенно засмеялся.

– Голова-голова!..

– Да иди ты!.. – Ефим встал. – Давай лагерь мастырить, после переговорим.

– Давай, – Вова тоже поднялся. – Не грузись, я без умысла.

– Само собой – я понимаю. Меня бы то же утомили твои рассказы про геморрой.

– Да нет – меня не утомили… Просто, ты с таким жаром рассказываешь… Театр одного актера, типа.

– Ладно, – Ефим прогнулся в спине, разминая мышцы. – Давай посмотрим, где шалашик пятикомнатный поставим.

Вова, опять, растянул в улыбке губы:

– Давай.

– Давай-давай, – выдохнул Ефим, выплюнул, попавшую в рот, сволочную мошку, вытер рукавом губы, и улыбнулся в ответ. – Давай!


На поляне, где они остановились на временный привал, который, по всему, перешел в место ночевки, кроме двух сосен, на которые они опирались спинами, и одной огромной ели, которая, бог знает, как тут выросла, не было больше больших деревьев – так, хилые осинки и кусты какие-то. И где же тут было разбивать бивак? Правда, река здесь делала приличный изгиб и была довольно мелкой, и с крупнокаменистыми берегами. Зато было сухо. И с Востока, как любят выражаться американцы в своих фильмах, поляна прикрывалась небольшим холмом. Однако жаркий день к этому времени суток стал превращаться в серую небесную массу, которая, так и гляди, перерастет в дождливый вечер и, не хочется даже говорить, в проливную ночь. Парни это понимали. Поэтому стоило хорошо подумать о надежной крыше над головой и непродуваемыми стенами, если вдруг непогода разыграется. Но идти дальше не хотелось – впереди, насколько было видно с холма, на который легко сгонял Володя, всё одно и тоже. Решили просто:

– Валим ель? – спросил Вова.

– Ель? – Переспросил Ефим.

– Ель! – подтвердил Вова.

– Валим! – согласился Ефим.

Свалили ель.

Её разлапистые ветви, плотные, если смотреть с низу в верх или с верху в низ, были, наверное, почти не проницаемы для дождя, но когда она упала, то от непроницаемости осталась только перспектива. Ель – она же, как зонтик – только в одном положении кажется непромокаемой, а положи её боком – она ещё и в себя дождь напитает. Тем не менее, ствол у неё был довольно широкий, кроме того, он не оторвался от «пня», который парни оставили на высоте около полутора метров, а ветви, как стропы, были длинными и гибкими. Можно было вполне что-нибудь придумать! И они вполне придумали.

– Елку жалко? – спросил Ефим.

– Жалко! – ответил Владимир. И добавил: – Надо ещё деревьев нарубить – сверху накроем на всякий случай.

Ефим кивнул в знак согласия, взял топор и пошел рубить осины.

Шалаш получился нормальный.

– Как учили! – Оценил Вова.

– Ништяк! – согласился Ефим.

– Разводим костер? – спросил Вова.

– Разумеется, – подтвердил Ефим.

И они развели костер.


Плевать на непогоду! Она вот-вот разыграется, а в котле уже закипает вода и набухает коричневыми шатрами над котлом пена, от, заложенного заранее в котел, большого куска мяса. Её – эту пену – приятно снимать деревянной ложкой… И выливать тут же на угли. Это означает, что есть что снимать, точнее, есть, что-то в котле, от чего набухает шатрами пена, которую нужно снимать деревянной ложкой. А запах! Запах! И предвкушение!

– А? – Вова попробовал бульон. – Ну ни зашибись ли?

– Зашибато! – Ефим нарезал подсоленных ленков. – Сейчас покушунькаем… а дождь всё равно будет.

– Да и хер с ним! – Вова чуть-чуть опусти чан пониже, чтобы угли его лизали, и меньше нужно было подбрасывать дров.

– Это точно! – Ефим втыкал по самую рукоять нож в мягкую землю, чтобы снять с него запах рыбы, потом поднялся и пошел к речке ополоснуть нож.

– Набери в бурдюк, – попросил Вова.

– Давай, – Ефим попросил кинуть ему бурдюк.

– Лови! – Вова кинул кожаное изделие, которое можно было окрестить «Ёмкостью».

Ефим изделие поймал.

– Еще что-нибудь у реки надо?

– Не, – Вова отрицательно покачал головой. – Комарам только скажи, чтобы сдохли!

Комары, действительно, задолбали!

Перед грозой (а подразумевалось, что будет гроза) эти кровососы задолбали – их даже дым не пугал. Немудрено, что через полчаса наши герои-пешеходы покрылись красными волдырями на всех, не защищенных местах. А те места, которые были защищены нетолстой тканью их одеяний, просто скрывали такие же волдыри. Однако и те, и другие – жутко чесались. Очень много матерных слов было сказано по этому поводу в адрес кровососов-паразитов, но делать было нечего – оставалось терпеть!

Вернувшись, Ефим спросил:

– Вот скажи мне, доктор, если бы это были малярийные комары, мы бы сдохли?

– Сдохли! – однозначно ответил доктор.

– Почему же тогда… – Ефим не закончил мысль, задумавшись, посмотрел на небо и продолжил: – А гроза, как пить дать, будет.

– Будет-будет.

– Так я вот о чём: скажи мне, доктор, если малярийный комар способен уложить одного человека, стало быть, тысяча комаров могут укатать тысячу людей.

– Разумеется, – «доктор» произнес это без тени сомнения.

– Тогда вопрос: Пошел в поход на Индию Александр Македонский. Пошло его многотысячное войско, которое в большинстве своем (не считая местных наемников) к Индийскому климату не приспособлено. Я был в Индии – там три времени года: зима, весна, лето. Зимой дожди месяца три, весной всё цветет, но влажность большая, летом – засуха. Так что, месяцев восемь самое время комарам плодиться и кусаться. Так вот, воины Македонского вступили в эту местность, и на них налетели полчища малярийных комаров. Что они будут делать?

– Жрать хинин!

– Хинин! Легко сказать! Где взять-то его на всех? Да и вообще, что такое «хинин»? Ты видел хинин?

– Видел, конечно.

– А я – нет! Но ты врач, а я… не врач. Среди легионов македонского, конечно, были врачи, но не думаю, что у них было несколько тонн хинина с собой.

– Скорее всего.

– Тогда ещё один вопрос: как они переносили малярию?

– А хрен его знает! – Вова попробовал варево, скинув в костер пену. – Нормально солёно!

– Хороший ответ, – Ефим покачал головой. – Как переносили дизентерию, тоже «хрен его знает!» Простуды – мелочь, но тоже – знает хрен! Эпидемия гриппа! Чума, Оспа, Тиф!!! А ведь не мудрено в походе – в дальнем походе – всё это подцепить!

– Не мудрено! – согласился Володя.

– Как они выживали?

– А никак, наверное! Гибли!

– Тогда, при умном раскладе, враги Македонского могли закинуть им, так сказать, бактериологическое оружие специально, при помощи каких-нибудь подношений или отравления колодцев на пути следования войска.

– Скорее всего, они так и делали.

– Скоре всего, скорее всего, – Ефим почесал затылок. – Скорее всего…

– А что ты по этому поводу грузишься?

– Да так – рассуждаю. Вот, я знаю, что на каждом пиратском корабле был врач. Этот врач не имел право участвовать в сражениях. Однако, по понятным причинам, добычу с ним делили поровну, если добыча была. Если пираты проигрывали – его вешали, как и всех остальных. Но врач был! Травматолог и хирург одновременно, скорее всего. Может быть, и травки какие знал. Но на корабле – это куда ни шло – сто-двести, пусть, – триста рыл, и – всё! А стотысячное войско с гонореей, как лечить?

Вова засмеялся.

– Почему с гонорей?

– Ну, какая разница с чем? – Ефим махнул рукой. – Понос, лихорадка, чесотка – один хрен поголовно все! Как их лечить?! И где гарантия, что и врач (или врачи) не помрут одними из первых, потому что с самого начала, с первого пациента, начнут принимать участие в их безнадежной судьбе и, наверняка, заразятся в походных-то условиях сами.

– Я об этом не думал, – Вова пожал плечами.

– Подумай, брат, подумай! Вдруг, ты станешь лекарем Александра Македонского и попадешь в его когорту! Подумай!

– Хорошо, подумаю, – пообещал Вова. – Я тут чаги отломил – заварим?

– Чагу? Как чай, что ли?

– Да.

– Ты пробовал чай из чаги?

– Нет, но много читал разных рецептов «таёжного чая». Когда сам был в тайге, у меня всегда была пачка нормального чая,… а то и две. Так что не довелось.

– Я тоже не пробовал.

– Так заварим?

– Заварим, конечно – интересно, что за муфеля? Жаль, котел один – придется ждать, пока мясо сварится.

– Подождем – куда спешить? Во, дождик закапал! – Вова протянул руку, ладонью вверх.

– А ты говоришь «куда спешить?».

– Дождик – фигня. Пройдет. А…

– А вкус чаги останется навеки! – перебил его Ефим.

– Точно! – согласился Володя.


Чай из чаги – лабуда! Слабое подобие дешёвого какого-нибудь зеленого Краснодарского чая, если в Краснодаре вообще зеленый чай есть. Да и налет на нёбе от него, как после…. чего-то вязкого, возможно, коричневого. И сколько не заваривай его – все бледная, прозрачная жижа. Ни чай – одно название.

– В следующий раз листья бадана заварим – они хоть слаще! – оценил чай Володя. – Фигня, а ни чай!

– Согласен – фигня! – Ефим сам пил из принципа – заварили же, вот и пей теперь из своего принципа.

– Сахарку бы ещё! – Вова посмотрел на Ефима.

– Мёду, скорее всего – откуда сахарок в тайге?

– Ну, или мёду.

– Вот не ценим мы прелести современной жизни! Сидели бы дома, попивали бы хороший крепкий чай с пышками, смотрели бы телик – тепло, сухо, вкусно, – Ефим указал пальцем на струю дождя, протекающего сквозь «крышу» их шалаша. – А тут: холодно, сыро, и шалаш получился колхозный – больше не будем елки валить!

– Да, шалашик – говно! – Согласился Вова, кутаясь в сырое одеяло. – Но ничего, гроза скоро кончится – обсохнем.

– В этот раз обсохнем, а потом?

– И потом обсохнем.

– Так-то оно так, но всё ж таки дома теплее,… – мечтательно произнес Ефим, глотая свою лабуду.

– Да, не ценим мы родную квартиру.

– Не ценим. Как дураки, сидя в тепле и уюте, нас тянет в тайгу задницу морозить и под дождем сидеть! Романтика, мать её!

– А в городе что? Сидишь дома – скучно, на подвиги тянет. Кому в тайгу, кому банки грабить – всё развлекуха. Побочный эффект современной жизни, цивилизации, как говорится – хорошего не ценим. Многие только и думают о деньгах.

– И о драгоценностях! – добавил Ефим.

– А на самом деле драгоценности – это то, что у тебя есть в данный момент. Руки, ноги, голова целы – и радуйся. У многих, у многих миллионов людей на земле нет и половины того, что есть в данную минуту у нас. Согласен?

– Согласен! – Ефим покачал головой в знак согласия (на природе, во время дождя все становятся сентиментальными и правильными, особенно если ещё идти миллион километров). – Квартиры свои тоже не ценим. Города свои не ценим. А ведь города, поэтому и построены, чтобы в них уютно жить и всё под рукой: магазины, кинотеатры, парки, транспорт, связь. А мы – дебилы! Нам всё мало! Сами не ценим и у других норовим драгоценности отнять! Зависть – чтоб её!.. С родителями и родными живем, абы как…

– Во! Придумал! – выпалил Вова. – Как мы делали: Драгоценности – Градоценности! А?

– Классно! – Ефим улыбнулся. – Классно! Способный мальчик! Градоценности! Да! Мёду бы сейчас!

– А лучше – медовухи!

– Лучше – медовухи!

На том и порешили.

Через час или полтора (или два – кто знает?) кончилась гроза.


Таёжный костерок – святое дело. Запах еловых веток, треск… Это уже миллион раз описывалось (в любом смысле, естественно опять!), поэтом продолжим сразу.

В сумерках, высушивая промокшие вещи у костра, наши парни вели непринужденную беседу, как всегда это делается в лесу, у костра, когда ничего не принуждает и делать-то нечего особо – жратвы же море! Вот и здесь, от нечего делать, Вова спросил:

– Как ты думаешь, что нас ждет в «базовом лагере»?

Ефим почесал давно небритый подбородок.

– Баня! И хорошая бритва!

Володя улыбнулся:

– Я понял. А всё-таки?

– Да чёрт его знает, чего они там напридумывали! Может, баня, а может, хрен в кармане… Что тоже неплохо для разнообразия.

– Н-да! – Вова провел ладонью по коротко остриженной голове. – Всю башку искусали, сволочи! На хрена нам меховые шапки дали? В них жарко, без них – вся голова искусана. Они предполагали, что будет зима?

– Они предполагали, что наши головы должны быть в тепле.

– Они…. – Вова смачно сплюнул, – Они ни хера не предполагали!

– Не знаю – не знаю, – Ефим швыркал «чай». – Как-то уж всё больно гладко получается. Ты прав, в конце пути, бля-буду какая-нибудь поганка нас ожидает… Да чего там, «в конце пути», мы ещё только сутки в пути – поганки скоро посыпятся! Как ты думаешь, мы с этой трухой справимся с медведем? Следов-то вокруг сколько!

– А чёй-то ты вдруг про медведя вспомнил? – Володя, спокойно развалившись на своем войлочном одеяле у костра, смотрел в темнеющее небо.

– Да так! Говорю же, что-то всё больно гладко идет. По закону жанра, мы должны нарваться на какого-нибудь людоеда или медведицу с медвежатами. И те нам прохода давать не должны! Вот я интересуюсь у тебя, как у копьеносца – справимся или нет?

– Справимся, конечно, – Вова потянулся. – И с медведем, и с двумя, и с медведицей… Справимся!

– Приятно слышать! Ты так спокоен?

– А чего волноваться – прибегут медведи, начнем волноваться. А пока – кури бамбук и расслабляйся. В крайнем случае – убежим… или на дерево залезем.

– В крайнем случае – придется принять бой.

– Да ну его нахер – бой! С Мишей примешь бой – потом долго птички будут его помет обклёвывать, выискивая в нём твои пуговицы. С Мишей лучше не шутить! У него на каждой лапе по пять огромных кинжалов! И силы не меряно – чуть зацепит – и всё, расползёшься по швам, как дешёвое повидло.

– Как гнилая дыня.

– Или, как гнилая дыня, – Вова присел. – Ты хочешь приключений?

– А как ты думаешь, на кой черт они нас послали, если не ожидать, что нас ждут «потрясающие» приключения?

Вова поморщился, подумал и согласился:

– Ты прав – иначе смысла нет. Но я думаю, будут болота, завалы, речки какие-нибудь шустрые… А вот о встречах с медведями, я как-то не подумал…. «По закону жанра», говоришь? А что, по «закону жанра» только встреча с медведями в лесу опасна?

– Нет! – Ефим зачерпнул ещё лабуды. – Ещё есть рысь, росомаха, змея какая-нибудь неожиданная. Но самое главное, должны быть «по закону жанра» беглые каторжники или «дикие» старатели, которым не выгодно, чтобы их видели и о них знали. Которые всех мочат, кого встретят, чтобы их не сдали. Которые человеческую жизнь не ценят, и ещё они сволочи приличные, и с ними не договоришься – только бой.

– Ну, бой так бой. И этих угомоним.

Ефим засмеялся.

– Вова, да я погляжу, ты вообще ничего не боишься!

– Ефим, старик…

– Но-но, мамаша! – Ефим поднял палец вверх. – Поосторожней с выражениями!

– Я, в смысле, «Старина»! Продолжу? Хорошо?

– Продолжи хорошо!

– Ефим, старина, вот ты много читаешь, много думаешь и пишешь, а как ты мыслишь, чему обучали молодых солдат в древние времена, года нужно было в поход идти? Того же Македонского?

– Я-то могу предполагать и много чего нафантазировать, – ответил старина-Ефим, – ты, лучше, поделись, как ты это представляешь?

Вова, хмыкнул, улыбнулся и ответил:

– Хорошо, я скажу, как я это представляю…

– Давай.

– Ну, во-первых, молодой воин – это пацан лет тринадцати, а то и меньше.

– Ну, возможно.

– Во-вторых, ещё силенки мало, опыта нету, кровь, хоть и видел, но только когда домашнюю скотину кололи – бате помогал сызмальства.

– Согласен.

– Никого сам не валил, значит – не блювал. Согласен?

– Согласен. Это всё «Во-вторых»?

– Да, но ещё не всё. Еще он владеть оружием не умеет, а чем умеет, так то оружие ещё, скажем, детское – легкое то есть. Ну, может быть, только лук настоящий… А меч, копье, щитик – всё подростковое, типа «джуниор».

– Тааак.

– В-третьих, пока опыту и мастерства ведения боя набраться было негде, и каждый взрослый, естественно и беспрекословно, считается сильнее. Малыш же не знает «радости победы». Верно?

– Верно. Дальше.

– А дальше вопрос: как молодую поросль «из нашей деревни» всему этому научить? Кого валить-то, чтобы запах крови и трупа почувствовал молодой юниорский коллектив?

– Кого?

– Некого покуда, как говорят «у нас в деревне». Но нужно обязательно найти! А то время уйдет, а мальчики и юноши останутся «необстрелянными» и в конкретном бою подведут – или в штаны наложат, или не смогут нанести нужный удар, чтобы спасти кого-нибудь из старших, подстраховать, да и самим защититься. Что делать?

– Логично.

– Логично, так логично. Ищем врагов! Если война где поблизости идет – ещё ничего – врагов можно целую связку достать. А если войны поблизости нету? Что тогда?

– Что?

– Тогда… – Вова хитро улыбнулся, – тогда «туристы».

– Туристы?

– Ну, в смысле, чужаки. Не из нашей деревни. Или кто-то по реке мимо проплывает не из нашей окраины, да ещё ни в наших одеждах, или странник одинокий… Но, – Вова подумал и сказал убедительнее, – лучше, если рядом война!

Ефим ухмыльнулся такому заявлению:

– Поясни!

– На войне, как на войне – это само собой, правильно?

– Конечно.

– Значит – пощады не жди!

– Тем более в то время, когда мораль и нравственность ещё не были научно обоснованы!

– Вот именно! Когда, этот – наш, а этот – ни наш! И ещё, он оккупант или, наоборот, побежденный.

– И-иииии? – Ефиму уже не терпелось узнать, куда Володя клонит, хотя уже ответ напрашивался сам.

– И тогда, – Вова встал над костром, огромный как скала, особенно с нижней точки зрения, так как Ефим всё ещё сидел на своем одеяле. – Тогда начинается жуть! В нашу деревню пришел обоз пленных! Баб – на каркалыгу, само собой! Малолетних детей как следует отпиздеть и в рабство, но сначала, скорее всего, тоже на какалыгу! А уж со взрослыми воинами, сам понимаешь – фантазия неиссякаемая. Самых знатных и, некогда, грозных – публично жестоко казнить. Остальных – на растерзание, пардон, для тренировки подрастающему поколению. А уж тут-то лютые малолетки, привыкшие с детства к крови домашних животных,… да ещё, если у кого брат или батя в сражении погиб с этими супостатами!.. Пожалуй, дальше не стоит! Додумай сам.

Ефим смотрел на возвышающуюся над костром «скалу».

– Тебя где учили, Вова? – после некоторой паузы спросил он.

– В медицинском институте.

– Да нет, брат – похоже, ты прошел курсы повышения квалификации в «Бухенвальде».

Вова опустился на своё одеяло:

– Ладно, скажешь тоже! Ты же сам просил тебе обрисовать.

– Да, согласен. В общем-то, правильная картинка. Даже, слегка галантная. Надо полагать, на медведя с рогатиной ты уже ходил?

– Ходил.

– И не раз.

– И не два.

– Судя по всему – удачно.

– Разумеется! Иначе бы…

– Иначе бы мы не пили чагу?

– Иначе бы – не пили.

– То есть, ты знаешь, что делать и как быть в случае шухера?

– С медведем?

– Ну, конечно, с медведем. С «дикими» каторжниками, что ли?

– Знаю. И с каторжниками знаю, что делать.

– Поделись.

– Мы идем тихо, почти неслышно, следы читать умеем. Мы понимаем, что если обнаружится хоть какое-то присутствие человека, то мы сами заинтересуемся, что это такое и кто там. Мы же предполагаем, что будем идти все свои сотни километров без какой-либо встречи. Ну, встретили? Ну, и что? Сами возьмем инициативу в свои руки, доверять никому не будем, и испугаются скорее нас – в таком-то одеянии, и с пиками, и с мечами, и с луком. Как из прошлого мы вынырнем! И напугаем сами кого угодно. А там разберемся… А если надо…

– Тебе уже приходилось убивать человека? – Ефим посмотрел прямо в глаза Володи.

Тот и не думал их отводить, смотрел спокойно и твердо в ответ, из-подо лба, как он это всегда делал и членораздельно ответил:

– Убивать – никогда! На операционном столе были летальные исходы. Но это другое – здесь я старался спасти. Но не смог! Это не убийство, как ты понимаешь…. Надеюсь.

– Разумеется. Понимаю. А откуда такая уверенность?

– Довелось в горячих точках поработать.

– Врачом на пиратском корабле? – улыбнулся Ефим.

– Что-то вроде того.

– Ну, тогда я спокоен! И медведей разгоним, и старателям неожиданным пизды дадим!

– Пиздячек, – поправил его Вова.

– Именно так, доктор! Вам виднее! Всё, теперь спокойно могу спать!

* * *

– Гоброе утро! – это теперь уже стало традиционным, видимо, приветствием.

– Гоброе, гоброе! Как спалось?

– Нормально! Замерз немного.

– Я тоже. Не досушили, видимо.

– Скорее всего. Ну, а в остальном – все нормально.

– Это радует. Раздуем костер?

– Конечно.


Таёжный костерок! Кто не знает из любителей хождения по лесу, что костерок в тайге… Да, что ты прицепилось!

Костёр трещал!

Котёл дымился!

(Котел парил!)

Согласен! Котёл парил! Носки дымились! (Так лучше?)

(Да)

Два! Два человека сидели у костра! Ждали, когда закипит вода, решая: чай или мясо?

Решили – чай! Мясо ещё вчерашнее осталось – подогреть на углях, а бульон – это в обед можно приготовить. Всё равно варить мясо надо – скоро завоняет!

И они насыпали в котел коричневых листьев бадана, накрошили чагу, накидали Иван-чая, смородиновый и брусничный лист. Ароматным должен получиться чаёк! Обязательно!

– Вова, скинь носок – уже дымиться, сейчас сгорит!


Во второй половине дня речка сделала изгиб и слилась с рекой более широкой, полноводной, таёжной и очень быстрой. Справа – вверх по реке – шумел, судя по всему порог. Смысла идти направо не было (да и «старенькая» речка мешала – её же тоже нужно было как-то переходить, а тут в устье она была и шире, и гораздо глубже), решили идти вниз по течению, искать подходящее место для переправы.

– Вот и первое серьезное препятствие, – сказал Вова, оценивая реку.

– Как будем преодолевать? – Ефим шел следом за Володей по краю берега, спотыкаясь о большие валуны.

– Посмотрим. Как-нибудь, придумаем.

– Не сомневаюсь, – Ефим не сомневался. Вот только скакать по курумнику было радости мало. – Может, перекурим?

– Сейчас, найдем подходящее место и перекурим. Вон, берег вверх полез. Заберемся на обрыв – там, скорее всего, местность плоская. Пошли туда.

– Пошли, – выдохнул Ефим и полез следом за Володей вверх на обрыв.

На обрыве, над рекой местность действительно была более ровная, камней не было – идти одно удовольствие. И река, как на ладони – далеко её видать!

Силы, как будто прибавились – идти стало веселей, рассматривая берега, выискивая подходящее место для переправы. Далекая, пока ещё, скала на Юге, особенно и не приблизилась.

– Сколько мы прошли, как думаешь? – спросил Ефим.

– Сегодня?

– Вообще.

– Вообще? Километров двадцать, максимум – тридцать, наверное. А ты как думаешь?

– Да, тем же себя тешу.

– В смысле? – Вова обернулся. – Ты думаешь – меньше?

– Думаю – меньше.

– Сколько?

– Километров восемнадцать, максимум – двадцать восемь!

Вова расхохотался:

– Ну, это ещё куда ни шло!

– Куда ни шло? – Ефим решил «убить» трудности юмором. – В Попен-Габен?

– В Габен-Попен! – ответил Вова. – В Габен!

– Курить-то будем, нет?

– Вон – река поворот делает. Дойдем до поворота, чтобы видеть, что там дальше, привалимся. Посмотрим, что он нам несёт?

– «Вот-вот-вот, новый поворот, и мотор ревет, Что он нам несет»…

– Тихо! – Вова рукой остановил Ефима.

– Что такое? – прошептал опешивший Ефим. Вова был не на шутку серьезен.

– Вороны, – в ответ прошептал Володя.

– Думаешь, падаль? – догадался Ефим.

– А что ещё?

– Ясно, – Ефим достал на всякий случай стрелу и вложил её удобно в руку.

(Лук он всегда натягивал перед выходом.)

– Видишь, они – то взлетают, то – вниз прыгают? – шептал Вова, сжимая рогатину. – Что-то их там, внизу, спугивает.

– Думаешь, Миша?

– Думаю! Больше некому. Так бы все внизу сидели. А они по соснам. И, слышь, как орут.

– Слышу, – глухой бы услышал.

– Потихоньку подойдем к обрыву, – Володя сбрасывал понягу. – Топор не забудь.

– Не забуду, – прошептал Ефим, скинув осторожно и свою ношу.

Пригнувшись, парни потихоньку стали приближаться к обрыву над загибом реки.

К краю обрыва они подкрадывались бесшумно, в полном напряжении и готовности ко всему, оглядываясь и явственно слыша внизу (не смотря на шум переката) ворчание зверя.

Знаками Володя показал, что это медведь, ещё не видя зверя.

Показал бы он такие знаки в другое время и в другой обстановке, Ефим в жизни бы не догадался, что речь идет о косолапом, а тут махом понял. Да он и сам знал, что это медведь – можно было не показывать. «По закону жанра!» – пронеслось в голове. «Как заказывали!» – промелькнуло в другой голове. И они взглядами поняли друг друга… и непроизвольно улыбнулись. Ефим пожал плечами. Вова немного развел рукой (развел бы и другой, да копьё-рогатина мешала).

Подползли к краю обрыва.

Внизу, на изгибе, на довольно широком наносе гальки медведь рвал какую-то оранжевую падаль, упершись в неё передними лапами.

Ефим поморщился, видя, как тянутся кишки из живота жертвы.

Вороны орали вокруг на деревьях и боком-боком скакали вокруг Мишкиной трапезы, пытаясь стащить кусочки. Медведь на них не обращал внимания, он рвал плоть и урчал. В какой-то момент, он перевернул «падаль». И сразу стало видно, что это человек в оранжевом спасательном жилете. Не понимая, что и зачем они делают, друзья, как по команде, не сговариваясь, соскочили, встав в полный рост, замахали руками и, что было сил, заорали!

Медведь от неожиданности отпрыгнул к реке.

Слыша крики, но, ещё пока не видя людей, он, на всякий случай, заревел.

Ефим с Володей, скинули с себя рубахи и принялись ими махать, чтобы напугать зверя, не прекращая кричать.

Медведь понял, откуда доносятся звуки, увидел людей и замер.

– Сейчас, если сука на нас полезет, стреляй в него, и ломимся вон к той сосне! – Вова показал на дерево, метрах в двадцати позади.

Ефим кинул взгляд на сосну – надо ещё умудриться на неё залесть. Но, благо, одиноко стоящие сосны, как правила ветвистые – это не была исключением. Вопрос: успеют ли оба вскарабкаться?

Вова, как услышал его мысли:

– Ломись первым, только лук не бросай. Если что, стрелами его нашпигуй! Успеем! Не ссы!

«Я и не ссу!» – успел подумать Ефим.

Медведь дернулся вперед, но тут же остановился и запрыгал на месте на всех своих четырех костях, недовольно ворча… как скотина!

– Пошел на хуй! – Орал Вова, размахивая рубахой. – Ломись, ублюдок! Урою, Кабан!

– О-па! Лошадь! – Вторил ему Ефим, отодвинувшись на метр от Володи в сторону, чтобы медведь понял, что их двое, а не единое большое, но одинокое перед ним орет.

Это сработало! Медведь увидел двух претендентов на его обед… и решил рокироваться – лето, жратвы много, кому надо на этих придурков нарываться? И поворчав для профилактики, он, оглядываясь, убрался в верх по реке, туда, откуда пришли парни.

– Хреново дело, – глядя ему в след, оценил Вова.

– Почему?

– За поворотом его видно не будет.

– Гоним его, пока мы на обрыве. А то, тоже поднимется, когда мы будем внизу – и тогда хер нам, а не сосёнка.

– Правильно! Погнали!

Парни погнали медведя, удаляясь, тем не менее, от спасительного дерева. Но выбора не было.

Хорошо, что Миша набирал ход, чувствуя, видя и слыша, что эти двое не унимаются.

Хотя затея была идиотская, конечно. Но выбора-то не было!

Осторожно, не нарываясь, мужики отогнали зверя, аж на ту сторону «старой» речушки, и, постояв и поорав ещё некоторое время на обрыве, дождавшись, чтобы медведь подальше ушел, они, тоже непрерывно оглядываясь, заспешили обратно к повороту реки, к трупу человека в спасательном жилете.

Вороны за это время облепили труп, как мухи, только большие и черные, жадные, жирные твари.

Прихватив по пути сброшенную поклажу, остановившись на обрыве и глядя вниз на ворон, они на секунду задумались.

– Не в кайф спускаться вниз обоим! Если этот хрен сверху на нас рухнет – жди беды! Что делать будем? – Володя всматривался в даль, откуда мог появиться Миша.

– Эта сука – людоед! – сказал Ефим. – Видел, с каким смаком он жрал? Говорят, что если раз…

– Да херня это всё! – перебил его Вова. – Если даже ни разу не жрал – нападет, фамилию не спросит.

– А этот жрал!

– Этот – жрал! Тем более! Что делать? Жги костер – я спускаюсь!

– Один что ли? А если он из-за поворота?…

– А что ты предлагаешь? – Вова был, как камень – таким его Ефим ещё не видел. – Там, внизу, поворот дальше просматривается. Если что – я на обрыв ломанусь.

– Легко сказать – обрыв-то не маленький! Ломанется он…

– А что ты предлагаешь?

– Вместе пойдем! Если что – хуяриться вместе будем!

Вова посмотрел исподлобья.

Ефим покачал топором.

– Пошли! – согласился Вова.

И они вдвоем, скинув свои баулы вниз, скользя по склону, спустились к реке.

Вороны разлетелись на деревья, не переставая орать!

Деревья эти были сухие и хилые – захочешь, не залезешь, так что, как возможность спасения они даже не рассматривались. Но для ворон… А чего им – воронам-дурам?!


– Ни-Хе-Ра он его покушал! – Вова стоял над трупом.

Ефим блевал в двух метрах от него в реку. Потом умылся.

– Извиняюсь – не привык юниор, – Ефим подошел к трупу.

– Бывает, – не обращая внимания на его слова, ответил Вова.

– Откуда он? – Ефим старался не смотреть на разорванного человека.

– А вон – посмотри, – Володя ткнул пальцем на образовавшуюся от снесенных рекой деревьев заводь.

Там, среди стволов, торчал нос затонувшей байдарки.

– Иди, посмотри, может ещё на плаву.

Ефим побежал к байдарке.

Довольно легко (с перепугу) вытянул её из воды, перевернул, выливая воду и осмотрел, не переставая оглядываться, внимательно осматривая берег реки и обрыв.

Трещина была, но «детская». Лодка вполне, как ему показалось, могла плыть. По крайней мере, если постараться, то до того берега на ней переправиться можно. Это его очень обрадовало. Ефим поставил лодку на воду и оценил пробоину. Вода еле сочилась – еле-еле. Придавил её своим весом – нормально, тоже самое, других пробоин не видно. «Сдюжит!» – решил Ефим, затянул лодку подальше на берег и бегом вернулся к Володе.

– Как? – спросил Вова, имея ввиду, естественно, лодку.

– Сдюжит! – Ответил Ефим. – Берем его и на тот берег, пока это сука не вернулась! Они вообще-то едой не делятся – как мы его отогнали?! Боюсь, ещё вернется!

– Вполне возможно, – Вова, как всегда, был не возмутим. – Тащи её сюда. Сможешь?

– Лодку? Конечно! Так, а может лучше его и вещи туда – к ней.

– Этот почти разложился, мягкий, развалится, – Вова кивнул на труп.

– Понятно! – Ефим хоть и старался не очень-то смотреть, но выбора не было. Да он уже и привык – первый шок прошел, проблевался, сейчас всё шло на автопилоте.

Пока Ефим корячился с лодкой, Володя достал из поняги пустой мешок и стал складывать в него те части тела, которые отделились по понятным причинам. Получилось, что вошло все тело в мешок. «Хорошо, – оценил он – но с воняющим ужасно трупом, перекинутым поперек борта, преодолевать быструю реку не очень-то приятно… свалится, как пить дать!» Вова сплюнул!

Ефим на башке и на горбу притащил байдарку.

– Двухместная, – сказал он. – Где-то ещё один должен быть.

– Перевезем этого, там посмотрим, как плавсредство сработает. Если выдержит – поищем второго. Весла-то есть?

– Одно есть. Но оно обоюдоострое, так сказать. С двух сторон лопасти. Там лежит, сейчас принесу.

– Тащи! – Вова осмотрел байдарку.

Если б не медведь, он бы, скорее всего, не решился сейчас вот так, сразу, без пробы переправляться на ней. Но тот берег был пологим, и просматривался поворот реки и этот склон, как надо. Если Миша в воду полезет – они его уработают на плаву – в этом он не сомневался. Поэтому, решил рискнуть. В крайнем случае, если байдарка не выдержит, то до середины реки, хотя бы, довезет. А там и вплавь они доберутся. Вода, только падла, холодная! И вещи, если потонут – жалко будет! Стрёмно будет без вещей! Но ничего – прочь дурные мысли – доберутся! Этому парню – вот кому не повезло! А там, спокойно, не переживая за Мишу, они всё устроят, как надо – да и чего ещё-то желать, есть шанс попасть на тот берег!

Вова сложил вещи в «грузовой отсек» под ногами в байдарку, привязал мешок с телом к носу лодки, посмотрел на Ефима, который был уже давно рядом и спросил:

– На байдарке когда-нибудь катался?

– Не разу! А ты?

– Сейчас покатаемся.

– Ты умеешь?

– А чего тут уметь? Научимся. Бери своё оружие и грузись. Вперед сядешь или на корму?

– «На корму»? Как профессионально! Ты умеешь! – Ефим надеялся получить утвердительный ответ. – Умеешь же?

– Сейчас увидим. Вон, смотри, кто пожаловал! – Вова кивнул вверх.

На обрыве стоял медведь и смотрел на них.

С виду он был спокоен.

У Ефима неприятно засосало в районе грудины. Волоски на спине, руках, голове и прочих местах, встали дыбом. Он схватил оружие и запрыгнул в байдарку.

Та покачнулась, как качеля.

– Осторожней, коллега! – осадил его Вова. – Перевернешь – хана нам. Аккуратненько. Сейчас отчалим, не вертись – перевернемся. Сиди спокойно, я погребу.

– Ты умеешь? – не унимался Ефим.

– Да умею-умею! Чего здесь уметь. Смотри за Потапычем, если начнет сползать с обрыва – дай знать – свалим. Но только не вертись.

– А ты куда? – не понял Ефим.

– Осмотрюсь.

– В смысле? – опять не понял Ефим.

– Да, подожди ты!

– Э-э, он сползает!!! – Ефим перешёл на крик.

Миша к счастью не быстро стал съезжать вниз, выставив передние лапы для торможения.

– Как в кино! – оценил Вова, глядя на обрыв. – Пидарас!

Вова оттолкнул байдарку, зайдя выше колен в реку, аккуратно сел (хотя Ефиму казалось, что лодка сейчас перевернется), взял у Ефима «обоюдоострое» весло, и они отчалили.

Их тут же подхватило течение, но Вова, судя по всему, умел управлять лодкой – берег быстро удалялся.

Миша носился уже по камням, рыча и прыгая, но он теперь был не страшен.

Какое-то время он бежал по берегу параллельно лодке, уносящейся «вниз», но расстояние от берега увеличивалось, и он остановился, не рискнув прыгнуть в воду.

– Отсосал! – кричал ему Ефим, стараясь не вертеться. – Он отсосал, Вова! Слышь?!

– Да тихо, ты! Не вертись! – Вова греб изо всех сил, стараясь как можно быстрее добраться до противоположной стороны. – Сейчас к тому берегу подойдем – там хоть заорись!

– Понял! – тихо сказал Ефим, и почувствовал, как захотелось какать. – Где-нибудь бы, это – напаскудить.

Вову затрясло от смеха:

– Не смеши, а то не доплывем! – Вова уже преодолел середину расстояния. – Терпи, бродяга! Смотри по сторонам – может, второго туриста увидишь.

– Точно! – вспомнил Ефим, какой они «груз» везут, и стал «сканировать» глазами берега.

Ничего оранжевого (а Ефим почему-то решил, что должно быть что-то оранжевое) на глаза не попадалось.

И медведь исчез.

«Тот» берег приближался.

– А ты классно управляешь! – похвалил он Володю. – Опыт?

– Первый раз!

– Да ну?!

– Ей Богу! Со страху!

– Со страху? Что-то я не заметил у тебя страх. Вот я чуть не обо… не напаскудил!

Вову это вновь рассмешило.

Посмеявшись, поставив лодку параллельно берегу (берег уже был в паре-тройке метров), он предложил:

– Идем вниз, пока плывется, найдем подходящее место – причалим. Свалим подальше от Миши, чтобы у него не было соблазна нас навестить вплавь.

– Резонно, – согласился Ефим, – вполне резонно!

Река повернула вправо, сделав дугу, скрывшую обрыв и место встречи с медведем. Зато она направилась прямиком на Юг – в аккурат к той далекой скале на горизонте.

– Замечательно! – оценил положение дел Володя.

– Чудно! – вспомнился Ефиму Палыч. – Чудно!

Но вода набиралась в байдарку.

– Километров пять, наверное отмахали! – предположил Ефим.

– Да, какие – пять? Километра три – не больше! – ответил Вова.

– Тоже неплохо, капитан! – весело отозвался Ефим. – У тебя как ноги? Мои уже конкретно в воде!

– Мои тоже. Плывем, пока можно.

И Вова приблизил лодку к берегу почти на метр.

– Смотри, не врежься! – остерег его Ефим.

– Не накаркай! «По закону жанра» – ты уже нашептал!

– Даже сверх того, – вздохнул Ефим, глядя на привязанный к лодке мешок. – Сильно воняет?

– А ты что – не чувствуешь?

– Чувствую… Но ты-то – ближе..

– Воняет, – согласился Володя и уткнул нос лодки в, откуда не возьмись, песчаный берег. – Приехали!

Лодку тут же повернуло по течению, но Ефим уже успел спрыгнуть в воду и удержал байдарку.

Затянув её вместе с «капитаном» почти на полкорпуса на песок, только тут он ощутил, как по-настоящему пахнет привязанный «груз», как сильно он хочет «напаскудить» и, не мешкая, но, поняв, что всё в порядке, и Вова уже тоже на твердой земле и вытягивает байдарку дальше, побежал к ближайшим кустам.

– Бедолага! – улыбнулся Вова. – Удачи!

– …. – в ответ Ефим рассмеялся.

– Мне бы тоже не мешало, – сам себе сознался Владимир.

Но стал распутывать мокрую веревку, пытаясь освободить мешок.


Минут через двадцать вернулся Ефим.

На песке лежал мешок, уже развязанный. А рядом оранжевый спасательный жилет.

– Не стал вытряхать? – спросил Ефим.

– Вытряхать? – переспросил Вова. – Да, вытряхать не стал – жуткое зрелище. Так похороним.

– А жилет, зачем снял? Пригодится?

– Я тоже сначала подумал, что пригодится… Но потом решил, что не пригодится. Раз его не спас – нам не пригодится.

– А снял зачем?

– Давай похороним его вон под тем деревом – Вова указал на сосну, метрах в трехстах от берега, одиноко стоящую среди «ржавой» прибрежной болотины. – Здесь калтус сплошняком, а под сосной почва должна быть получше. Там и закопаем.

– Прямо в мешке?

– Есть другие предложения?

Ефим сжал губы и тряхнул головой:

– Нет!

– Ну, раз нет – так и закопаем…. А оранжевый жилет на дерево повесим, чтобы потом нашли, кому надо. Родственникам, например.

– Ясно. Согласен. Грамотно. А то потом ищи эту сосну! – Ефим оценил Володину дальновидность.

Еще Ефим никак не мог понять его спокойствия, но в конечном итоге всё «списал» на «горячие точки», о которых вскользь упомянул Володя. «Горячие точки» против медведя… понятно, что значит «горячие точки».

– Вот, – Володя разжал ладонь, – часы его.

– Часы?

– Да, снял. Ему ни к чему, а нам пригодятся. Потом родным отдадим. Может, по ним и узнаем кто это.

Ефим взял с некоторым трепетом часы. Казалось, что и от них исходит запах. Но часы – есть часы, особенно в их ситуации. Поэтому Ефим одобрил:

– Правильно.

– Потащили? – спросил Володя, указывая глазами на мешок.

– Давай, – согласился Ефим.


Часа через два они вернулись на берег к лодке, которую они предварительно перевернули кверху дном, и разложили рядом с ней свой намокший скарб.

(Мясо окунули в воду – может хоть так сохраниться?)

– У меня такое ощущение, – сказал Ефим, – что мясо тоже пропахло.

– Оно и пропахло. Оно и без того пропахло…

– Всё равно, как жрать-то его теперь?

– Как жрать? Не знаю! Хочешь – выкинем?

– Не… – Ефим решил, что это лишнее. – Я привыкну! – пообещал он.

– Я – тоже! – сознался Володя.

Они устало присели на песок.

В глубине берега, на сосне, ярким маячком болтался на ветру спасательный оранжевый жилет.

– Ну, что дальше? – спросил Володя.

– Ты действительно хочешь знать моё мнение? – Ефим смотрел на Володю серьезно.

– Конечно!

– Знаешь, Вова, за последние часы твой авторитет в моих глазах так прыгнул, что теперь я в натуре думаю, имею ли я право тебе что-то советовать!

– Завязывай! – Вова посмотрел устало в глаза Ефима. – Ты мудрее!

– Да?! Спасибо! – Ефим не ожидал.

– Хули, спасибо? – Володя расклеивался, казалось, на глазах. – Устал я, давай, профессор, думай.

– Хорошо! – понял друга Ефим. – Я подумаю.

Володя моментально заснул минут на пятнадцать. Моментально, на теплом песке, в безопасности, как младенец – раз, и заснул!

Ефим оценил – да, он тоже не…. Титановый!

Пока Вова спал, Ефим перевернул вещи для просушки, не переставая думать о происходящем. А заодно проверил, не осталось ли чего в лодке. Ничего не было!

Когда Володя проснулся, Ефим объявил:

– Знаешь, братишка, я думаю надо искать второго.

– Мне даже приснилось, что мы его нашли… – Вова посмотрел на солнце. – Я долго спал?

– Нет, минут пятнадцать.

– Ладно, – Вова встал и начал разминать мышцы, делая повороты вправо-влево и круги руками, наклоняя голову до щелчков в шейных позвонках из стороны в сторону. – А почему ты думаешь, что их было двое?

– Лодка двухместная – вряд ли он один на двухместной пошел бы. Правильно?

– Да.

– Значит, где-то должен быть второй. Вопрос: где они перевернулись? А они, ведь, перевернулись – иного не дано! Верно?

– Верно. Я думаю на том пороге, который мы слышали на стрелке, помнишь?

– Помню, конечно. Я тоже думаю, что там. Следовательно, раз мы его слышали в устье «нашей» реки, значит он был совсем рядом. Как считаешь?

– Так же.

– Тогда два варианта: второй утонул конкретно или сидит вверх по течению на камнях порога.

– Почему именно два? Может, его в спасжилете унесло ниже по течению? Какой ему резон несколько дней сидеть на камне – давно бы прошел вниз и нашел своего друга.

Ефим задумался.

– Почему несколько дней? – спросил он.

– А сколько нужно времени, чтобы труп протух?

Ефим почесал черепок.

– Верно! Несколько дней на камне он не просидел бы – либо помер бы от страха, голода и холода, либо унесло вниз. По крайней мере, вдоль берегов я никого не заметил.

– Я тоже.

– Я внимательно смотрел! – Ефим сделал упор на слове «внимательно», чем рассмешил Вову.

– Ты медведя хуесосил, – Вова засмеялся.

– Я внимательно смотрел! – Ефим нахмурился.

– Ладно-ладно, не обижайся – я пошутил. Я тоже смотрел. Но, всё равно смешно, как ты медведя чморил!

– Чего смешного? Сам бы… – Ефим опомнился. – Хотя, ты и так сам!..

– Да, черт с ним, с медведем. Давай дальше рассуждай, профессор.

– Почему профессор?

– Ну, типа, умный, рассуждать любишь… и всё такое.

– Ладно, студент, – у Ефима отлегло, – слушай дальше. Я думаю так: здесь нам ловить нечего – ни дров, ни шалаша – сплошное болото. Да и ночевать здесь кайфа мало – парня мы тут похоронили. Поехали вниз. Не найдем никого – гадом буду, поднимемся вверх.

– На этой лодке не поднимемся.

– А кто сказал, что на лодке? Пешком пройдем. До порогов пройдем… Если не найдем никого… Но завтра… сегодня уже не в мочь – устали, и скоро вечер: нужно ночлег найти, соорудить лагерь путёвый и отдохнуть. А завтра… Оставим вещи у бивака и налегке проскочим вверх. Десятка (не больше) туда и обратно, десятка – за день управимся.

– А если он на камнях?

– Не – скорее всего он внизу. На каких камнях? Если жив – то жив! Но не на камнях. На камнях не выживешь несколько дней! Правильно? Сейчас проплывем, сколько времени хватит, и пока подходящее место для ночевки не найдем, а завтра встанем, как рассветет – и вверх. Согласен?

Вова повертел головой, оценил всё, что он видел вокруг и сказал:

– Согласен.

– Тогда прыгаем в лодку, и – вниз по течению, пока не найдем дрова, бивак и… или второго.

Так и сделали: прыгнули в лодку, загрузив аккуратно и надежно свои ещё сырые вещи и набухшую от воды жратву.


Течение ускорилось. Слева на дальнем берегу вырос холм. Река готовилась повернуть на Восток. Резко готовилась повернуть, проскочив между сопок. Там, скорее всего, тоже порог. Ландшафт изменился – болота остались позади, появилась вновь тайга.

– Табань к берегу! – Ефим хлопнул, сидящего впереди Володю. – Перекаты впереди. Здесь тормознемся – нормально здесь.

Вова причалил.

– Сколько мы проплыли, как думаешь?

– Километров семь, – Ефим так думал.

– Может быть, – согласился Володя. – Ничего не видел?

– Абсолютно.

– Я тоже.

Байдарку вытянули далеко от воды, достали вещи, нашли место для лагеря.

Лагерь нужно было сделать путёвый – на несколько дней, чтобы сходить вверх и вернуться, оставив вещи. Они и постарались.

Два часа рубили, обкапывали, обустраивали. Собирали дрова и хворост – получилось, как надо.

Зажгли костер (трут, благо, не промок!) и уставшие рухнули у огня, предварительно развесив намокшие вещи и позаботившись о сохранности мяса.

– Сколько время? – спросил Ефим.

– Если верить часам – двадцать минут девятого.

Ефим стоял на берегу, на кромке берега, глядя по течению вниз, туда, где река уходила между сопок.

– Лодку тут бросим?

– А что с ней делать? – наша гора там, – Вова показал на скалу, которая теперь уже значительно приблизилась.

– Жалко.

– Тащить что ли? – Вова ухмыльнулся.

– Нет, конечно. Просто – жалко, – Ефим поставил босую ногу на перевернутую лодку (ичиги сохли у костра).

– Ну, давай, её спалим – костер получится классный.

– Смеёшься, что ли? Это – вещдок. Затащим в кусты – потом легавые разберутся.

– Тоже верно, – Вова мешал в котле. – Пожрем – полегчает! Непростой день выдался.

– Надеюсь, это не специально, чтобы нас проверить!

– Конечно, нет! Стали бы они парня валить!

– Ну, а если они за нами постоянно наблюдают, значит, пришлют вертолет?

– Не факт! Ждать замучаешься! Давно бы прислали, ещё днем.

– Вот именно! – Ефим цыкнул сквозь зубы. – Когда надо – их нету.

– Да не видят они ни хера – так, нам головы морочат.

– Скорее всего, – согласился Ефим, поглаживая подбородок. – Скорее всего… Как там мясо?

– Нормально – минут через десять можно жрать. Через полчаса – ещё лучше будет.

– Подождем, – Ефим поморщился, вспомнив духан трупа. – Подождем.

– Как скажешь! Ты в поряде?

– Да нормально всё.


Прожитый день выдался не из простых. То, что было утром и то, что осталось к вечеру – было небо и земля. События, закрутившиеся так стремительно, отодвинули первые дни куда-то далеко и сблизили парней, как сближает первый бой новобранцев. Ефим, развалившись у костра, облокотившись на сухую лесину, выставив босые ноги к огню, смотрел на то, как Вова управляется со своими вещами: выворачивает их, пытаясь понять, сырые они или нет, развешивает у огня и на ближайшие ветки небольших сосен. Он так усердно этим занимался, что, в конце концов, Ефим не выдержал и усмехнулся:

– Ну ты, брат, даешь!

Володя, поднял голову (он в это время уже правил нож):

– Что именно?

– Ты отдохни – чего ты, как пчела без устали…

– А я и так отдыхаю.

– «Работа по дому – лучший отдых», так что ли?

– Да какая это работа – так, суета одна.

Ефим выплюнул травинку.

– Знаешь, Вова, а ты меня сегодня удивил!

– В каком смысле?

– Твой рейтинг в моих глазах взлетел на недосягаемую высоту – я это уже говорил. Ты что – вообще не боялся?

– Мишку?

– Ага – мишутку!

– Почему не боялся? Боялся. Я тоже это уже говорил. Как такого не бояться? Он здоровый – видел какой?

– Я-то всё видел, а вот ты, спокоен был, как индеец! Молодец! – Ефим смотрел на друга с гордостью.

Володю даже смутил этот взгляд, и он (куда делась та уверенность, резкость и твердость гранитная?) «застенчиво» улыбнулся и потер лоб:

– Да ничего такого – нормально всё.

– Да, – Ефим приподнялся и присел на лесину, – действительно, всё более, чем нормально! С тобой не пропадешь – я рад, что именно с тобой судьба свела.

Подбросив веток в костер, Ефим продолжил:

– А чего ты там хотел посмотреть, говорил: «Подожди, мне проверить надо?», когда эта дура уже на обрыве стояла?

Володя отложил нож, почесал заросший подбородок, вытер нос и ответил:

– Да, мне показалось, что он ещё живой был, когда на берегу оказался.

– То есть?

– Он от воды был довольно далеко, полз, мне кажется, это раз, во-вторых, кровь была на камнях в стороне от того места, где его мишка… хавал. А ещё, – Вова взял ветку и стал безотчетно «царапать» ею обуглившуюся головню в костре, – у него (я осмотрел его, пока ты за лодкой бегал), у него был череп расколот… и рука, кажется, сломана… не медведем. Мне кажется, он ещё живой был, когда до берега добрался.

Ефим встал.

– Это точно или тебе кажется?!

– Я же говорю, кажется. Почему и проверить хотел. Но многое о том говорит, что живой был. Я же говорю,…

– Это многое меняет! – Ефим стал расхаживать вдоль костра.

– Что меняет? – не понял Володя, подняв голову, посмотрел на шагающего в задумчивости Ефима.

– Всё меняет, – Ефим остановился. – Вот смотри: если он был живой и полз после «крушения», значит, нам его не подкинули…

– В смысле: «не подкинули?», – Вова удивленно поднял брови.

– Да хер их знает, что у них там на уме – могли просто труп положить на берег – мы бы всё равно на него наткнулись – другой же дороги нет. Может, они хотели посмотреть, как мы из этой ситуации – я имею ввиду медведя – выпутаемся. А может, таким образом, нам средство переправы подбросили. Может, то и другое, чтобы посмотреть, как мы себя поведем в такой ситуации. У них на уме – …. Мухи.

– Какие «мухи»? О чем ты? Зачем им труп сюда тащить, да и где его взять?

– Зачем? Я уже сказал – зачем. А взять его можно где угодно – в любом морге неопознанных и невостребованных трупов море – мне тебе, что ли объяснять? Ты что, в морге не бывал?

Вова почесал голову.

– Ну, а дальше? – спросил он.

– А дальше, – Ефим снова начал двигаться вдоль костра, – дальше так: если это не подстава, то второго искать по-любому надо… хотя бы, для собственного успокоения. Уйдем, а человек может где-то гибнет – я всё время, возможно, всю жизнь потом об этом думать буду, что здесь в глухомани, возможно, погиб человек, которого я мог бы, но даже не удосужился поискать. Понимаешь?

Ефим остановился напротив Вовы и посмотрел на него в упор:

– Мы бы всё равно пошли искать его – это так. Но одно дело, когда идешь искать «по правилам игры», так сказать, другое дело, когда это жизнь, и действительно несчастный случай. Я как рассуждал:… Ты его хорошо осмотрел?

– Хорошо… Насколько это было возможно в той ситуации.

– Давай конкретно, что ты видел? – Ефим присел около Володи.

– Голова пробита ранее – это факт. Медведь выгрыз (Вова поморщился) только мягкие ткани лица (Ефим поморщился). Рука сломана – на месте перелома отек и гематома – после смерти этого не было бы. Всё остальное было в таком состоянии, что толком сказать невозможно. Что ещё?… его мишка сильно… потрепал.

– Потрепал… Да уж… – Ефим вспомнил, как увидел медведя в первую секунду, когда он ещё не понимал, что медведь поедает труп человека. – Потрепал, ни то слово… Лица его, конечно, не разобрать было?

– Там почти не было лица, – Вова тоже поднялся с земли и сел на поваленный ствол. – Да и времени-то разглядывать не было. А почему ты думал, что это подстава? Так далеко они могли зайти?

Ефим подумал секунду и ответил:

– Посуди сам: труп не узнать – молодой, старый, кто такой, без опознавательных знаков…Кстати, может, наколки были? Были наколки?

– Не было.

– Вот – не было. Никаких приметных признаков: родимое пятно, шесть пальцев…

Вова непроизвольно улыбнулся:

– Ничего. Ничего не заметил… Хотя, я так сильно на это не смотрел… Но вот сейчас ты спросил, я точно помню, что из того, что я видел, ничего особенного не бросилось в глаза.

– А если б бросилось – запомнил бы?

– Конечно.

– Ну, ладно… Далее: и так, труп мы нткогда не опознаем и никогда не узнаем, кто такой. Это уже настораживает. Лодка! Как по заказу – в кустах рояль! Ни дальше, ни ближе, а здесь же, на берегу, в завале бревен его байдарка. Двуместная, к тому же. А второго – и следа нет! И весла. Одно, правда, но было бы два – это, явно, перебор! Согласен?

– … – Вова кивнул.

– Весло одно, но другого и не надо – оно, как два – с двух сторон. Правильно?

– … – Вова опять кивнул.

– Случайность?

– Не знаю! – Вова резко оттолкнулся от лесины, взял хворост и подбросил в огонь. – Не знаю! Но звучит… подозрительно. Могли бы и без трупа байдарку подбросить!

– Могли бы! Могли бы и не подбрасывать… А если он ещё живой был – ты понимаешь: в морге – это одно, а живого…

– Да! – согласился Володя. – Складно. Когда искать пойдем?

– Как расцветет. В ночь – смысла нету… Был бы фонарь…

– Костер поярче распалим – может сам увидит.

– Согласен! А с чего утром начнем, как думаешь?

– В смысле, «с чего»?

– Ну, куда пойдем – вверх, вниз?

– «Если я утону, ищите меня вверх по течению!» – писал Высоцкий, – Володя ломал ветки для костра, чтобы распалить поярче. – Вверх для начала пойдем. Если хоть какие-то следы обнаружим… там видно будет.

– Лодку с собой, на веревке потянем!

– Естественно – не пешком же обратно идти?! Да и Миша там… кровожадный. Ну, что – пожрем? Уже готово, наверное.

– Давай, – вздохнул Ефим. – Правда, чё-то аппетита нет – насмотрелся… так, в натуре, вегетарианцем станешь!

– Ничего – с непривычки всегда так! – выпалил Володя со знанием дела, суетясь возле чана.

Ефим искоса поглядел на него и ухмыльнулся:

– Знаток!

Вова сделал вид, что не расслышал.


Уже почти стемнело.

Володя хрумкал кости, как ни в чем не бывало.

Ефим смотрел на него, не решаясь приняться за мясо. «Вот так же с аппетитом…»

– Чего? – перебил его мысли Володя, почувствовав взгляд на себе.

– Ничего! – Ефим покрутил головой.

– Представляешь медведя?

– Хм! А ты как узнал?

– А ты на себя посмотри! – Володя отложил кусок. – Глаза бешенные!

– Извини.

– Да, ничего. Бывает. Ты ешь давай – всё это херня! Что с воблой делать будем?

– Чё? – не понял Ефим.

– С воблой что делать будем?

– А что с ней?

– Подмокла слегка – испортится.

– Не испортится. Ты её на углях подсуши – не испортится. Пусть лежит – самый не портящийся продукт. Соль, кстати, как?

– Соль – нормально, подпрела слегка, а так – нормально.

– Ну, и слава Богу! Без соли….

Справа, за шалашом, в кустах раздался треск!

Как по команде, парни отскочили от огня, моментально исчезнув за толстым стволом сосны. В руках у Ефима оказался топор, Володя крепко сжимал нож.

– Медведь? – прошептал Ефим.

– Не думаю, – ещё тише ответил Володя. – Медведь бы не шумел.

Все глаза были устремлены туда, за шалаш, откуда всё ещё слышался хруст веток! Огонь мешал разглядеть, что там происходит.

– Люди! – раздался не громкий, хоть и хриплый, но довольно писклявый голос.

– Второй? – спросил тихо Ефим.

– Вторая.

На поляну из-за деревьев вышла девушка, в оранжевом спасательном жилете, с голыми ногами, чумазая и сильно уставшая, судя по виду:

– Люди, – полуговорила, полухрипела она. – Люди, милые… Люди.

Ефим с Володей вышли из «укрытия».

– Люди! – девушка зарыдала и бросилась на руки Володи. – Люди, милые….

Слезы лились, её трясло, началась истерика.

– Тихо-тихо, всё нормально! – Володя подхватил, падающую девушку. – Тихо, родная, всё нормально!

– Люди, милые, люди…. – она не могла удержаться. – Дошла. Люди, я дошла. Спасибо вам! Люди…

– Люди мы, люди – тихо, успокойся, – Вова обнял её и погладил по голове. – Всё нормально, ты дошла, всё нормально. Сейчас обогреемся… Чайку попьем, успокойся, всё нормально.

– Спасибо Вам! – девушка, обессилив, соскользнула из Вовиных рук на землю и села, поджав под себя голые ноги. – Спасибо вам!

Ефим быстро снял с сосенки сохнувшее одеяло, автоматически проверил его – почти высохло – сложил потолще и, приподняв девчонку, подложил его.

– Так лучше будет, – сказал он, не зная, что ещё сказать.

– Спасибо… – девчонка рыдала и обнимала Володю за ногу.

Тот стоял, не шевелясь, и тоже не понимал, что делать, только приговаривал:

– Ничего, ничего, сейчас всё пройдет. Всё пройдет. Ты же нашла нас, всё нормально, – и пытался гладить её по голове, успокаивая.

Ефим снял второе одеяло и укутал девушку им:

– Пусть согреется.

– Ты ей бульона горячего налей! – сказал Володя, продолжая стоять, не отнимая девушку от ноги. – Пусть попьет!

– Понял! – Ефим быстро зачерпнул в «пакетик» бульон. – Вот, милая… Только не обожгись…

– Спасибо Вам… – девушка сквозь слезы, стала жадно пить бульон.

– Не обожгись, говорю.

Слыша его, не способная оторваться, она только в ответ кивала головой, продолжая глотать жидкость.

– Не мешай ей – пусть пьет… а то точно, ошпарится, – посоветовал Вова.

Ефим улыбнулся:

– А вы классно смотритесь.

Вова засмеялся в ответ:

– Скажи спасибо, что не мишка.

– Это – да! – согласился Ефим и, обращаясь шутливо к девушке, наклонившись, сказал: – Спасибо тебе!

Володя засмеялся ещё громче:

– Да дай ты человеку попить!

– У тебя, я вижу, тоже истерика!

Володя, продолжая хохотать, ответил:

– Похоже. Хочешь, тоже постоять? Поменяемся?

– Да иди ты! – Ефим только сейчас понял, чему рад Володя, да и он сам этому тоже стал рад – идти искать не надо! Поэтому добавил: – Молодец, девка! Сама пришла!

Девушка выпила бульон.

– Ещё? – Ефим взял у неё берестяной пакет-кружку.

– Если можно? – девушка отпустила Вову, немного успокоившись. Её пробил озноб.

– Поднимайся-ка, – сказал Вова «медицинским» тоном.

Девушка, опираясь на его руку, поднялась.

– Снимай это.

Володя помог стянуть сырой жилет.

– Тапочки тоже снимай. Майка мокрая?

(Девушка была только в футболке и плотных купальных плавках.)

– Мокрая, – ответила она.

– Её тоже снимай! – Вова пошёл к шалашу.

Достав вязаный свитер, шерстяные носки, баранью безрукавку и один из отрезов льняной ткани, он вернулся.

– Держи, – протянул он всё это, стоявшей уже в одних трусиках, девушке. – Переоденься. Штанов запасных нет, но из ткани, что-нибудь придумай – твои вещи высушить надо. И в одеяло укутайся. Сейчас ещё бульона налью. Голодная?

Девушка мелко потрясла головой, дескать, да, очень, и стала стягивать трусишки.

– Да ё-маё! Подожди, отвернёмся хоть!

Она наконец-то улыбнулась:

– Спасибо вам.

– Давай – не рассуждай, потом переговорим! – Вова отвернулся.

А Ефим, как сидел на валежине, так и сидел – отворачиваться не стал.

Девочку это нисколько не смутило.

Вова смотрел на Ефима и укоризненно качал головой.

Ефим пожал плечами и показал большой палец.

Володя засмеялся.

– Всё – можешь поворачиваться… доктор! – улыбнулся Ефим.

Девушка, укутанная в одно одеяло, стояла в теплых носках на втором.

Володя подал ей «пакет» с бульоном, а сам взял её мокрые вещи и пошел к реке.

– Ты куда, стирать?

– Да! Поставь её тапочки к огню! Смотри, чтоб не сгорели!

– Не сгорят! – Ефим оттолкнулся от валежины. – Врач – тоже мне! Да? – этот вопрос он уже задал девчонки, – голую девочку испугался!

Та в знак согласия, кивнула головой.

– Вот именно! – констатировал Ефим, – Где там твои тапочки?

Ефим наклонился, поднял обувь и аккуратно поставил их у костра, так, чтобы высохли и не сгорели.

– А ты присядь – чего стоишь-то?

Девушка опустилась на покрывало.

– Замерзла?

– Да, – тихо сказала она. – Но уже лучше.

– Голодная?

– Да.

– Давно здесь?

– Четыре ночи.

– Ни хрена себе! – вырвалось у Ефима. – И ничего не ела?

– Ничего.

– Ничего, милая, ничего. Сейчас отогреешься немного, покушаешь, всё будет нормалёк!

– Спасибо, – прошептала девочка и бесшумно заплакала.

– Тихо-тихо-тихо! – Ефим пожалел, что спросил. Но спрашивать-то всё равно когда-то надо.

– Тебя как звать-то?

– Маша.

– Маша – красивое имя. Известное. Мария! – Сказал Ефим, пытая приободрить девчонку.

Вернулся Володя с мокрыми вещами. Смастерил перекладину и повесил их поближе к огню.

– Быстрее высохнут, – пояснил он, хотя и так было ясно, что к чему.

– Её, Маша, зовут, – сказал Ефим.

– Да? – Володя повернул голову к Маше. – Очень приятно. Владимир.

– А я Ефим! – спохватился Ефим, и зачем-то добавил: – Тимофеевич.

– Очень приятно, – тихо сказала Маша, оторвавшись от «кружки».

– Наша Маша уже четыре дна ничего не ела, – сказал Ефим Вове.

– Пять. Я слышал – она сказала «четыре ночи», значит дней – пять.

– Ушастый ты наш математик! – хмыкнул Ефим. – Чё ты подслушиваешь взрослые разговоры?! – и посмотрел, улыбаясь, на Машу.

Маша опять улыбнулась.

– Во! Вишь (так и сказал: «Вишь!»), настроение у девочки улучшается. Сейчас девочка покушает, отогреется, и мы познакомимся, как следует! Правда, Маша?!

– Да, – кивнула головой Маша.

– Может, мяска ей дать? – спросил у «доктора» Ефим.

– Маленко можно. Потом, часа через два-три – ещё можно… Если не уснет.

– Как скажите, доктор! – Ефим выбрал самый мягкий кусок из котла, положил его на берестяную плашку, протянул Марии. – Кушай дочка… кушай. Отогревайся…


Девушка Маша, укутанная в войлочное одеяло, сидела всё так же на втором одеяле, уже со своей кружкой (Вова постарался!). Мужики вскипятили чай с травами, которые Вова нащипал в темноте и позиционировал (ах, какое слово!) их, как лечебные. Чаёк, действительно, казался ароматным. Особенно для девушки! Парни сидели на стволах и смачно швыркали. У костра было тепло и ярко – довольно большой был костер. А вокруг – непроглядная темень – даже луны не было на небе… и звезд – всё затянуто облаками. Но это было по ту сторону костра. А у огня, в компании… страшно не было!

Пришла пора «познакомиться, как следует» – девушка отогрелась, перестала ежеминутно рыдать … короче, пора было «лясы точить».

– Как чаёк? – для начала спросил Вова. – Нормальный?

– Да, очень вкусно! – согласилась девушка. – Спасибо вам.

– Не за что, – Вова почесал переносицу, сжав губы. – Ты не против, если мы поговорим? А?

Вова, прямой, как жердь, не знал, с чего начать. (А тут, собственно говоря, и знать-то нечего!)

– Конечно, – сказала Маша.

– Стоп-стоп-стоп! – вмешался Ефим. – Вы, как на допросе! Всё нормально, Маня. Нам просто интересно… Короче, сама понимаешь… У тебя, наверное, тоже есть вопросы? Есть?

– Есть, – Маша двумя ладонями держала кружку, как будто грела ладони.

– Вот давай, ты и спроси! – предложил Ефим. – Хорошо?

– Вы Алёшу не видели? – сразу спросила Маша.

– Так, «Алешу»! – теперь Ефим почесал нос. – Ты была с Алешей на байдарке? Правильно?

– Да! – Маша услышала про байдарку и сразу оживилась. – Вы видели его? Видели? Где он?

Ефим с Володей переглянулись.

Маша поймала их взгляды… Что-то в нутрии у неё екнуло… Стало страшно:

– Что?! Где он?! – назревала новая истерика.

– Подожди, – тихо сказал Володя, – не суетись. Всё нормально – мы хорошие парни, никто тебя не обидит! Просто, на счет Алеши твоего – тут такое дело… Сразу трудно сказать… Но, заверяю тебя, с нами тебе ничего не грозит…

От таких слов ей ещё более стало не по себе. Она уткнулась в кружку. Слеза текла по щеке.

– Ладно, не реви! Давай, как есть, мы тебе скажем, а потом, ты сама решишь… Нам с Володей пришлось…

Ефим и не знал, как закончить, пытаясь изобразить из себя доброго (так показалось Маше).

– Короче, девочка, – Ефим встал. – Умер твой Алеша – его медведь порвал… Прости!

Маша бесшумно заревела.

Ефим, встал, подошел к девушке, присел рядом и, теперь уже точно по-отечески, взял её за плечи, и прижал к себе:

– Прости, пожалуйста, что приходится тебе об этом говорить. Прости!

Машка заревела сильнее и крепче прижалась к Ефиму.

Ефим поднял брови, показывая Володе, типа: «А что делать?!». И погладил девочку по голове:

– Прости.

– Короче! – Вова встал. – Мы вчера случайно нарвались на него. Точнее, даже не на него, а на медведя. Там на берегу. Километров десять отсюда вверх…

Володя показал рукой, где именно.

– Медведь его… Короче, лучше тебе не знать! Медведя мы отогнали… Нашли лодку, потом медведь вернулся…

– Мы от медведя убегали! – зачем-то прошептал на ухо Машке Ефим.

Та подняла на него заплаканные глаза и спросила:

– Страшно было?

– Ни то слово! – «успокоил» её «папаша».

Маша посмотрела на Володю.

Освещенный костром, в ночи, он сам походил на большого медведя… Только белого – в своих светлых одеждах.

Вова продолжал:

– Мы перевезли его на вашей лодке на другой берег… Хорошо, что лодка рядом оказалась…

– И весло… – вставил Ефим.

– И похоронили,… – выдавил Вова.

Машка вновь заревела.

– Подожди, милая! – Володя присел на корточки рядом. – Ничего не поделаешь – так уж случилось. Вот – часы его.

Володя протянул Марии часы.

Та, увидев часы, плакать почему-то перестала.

– Возьми, – предложил Володя.

– Нет, – сказала Маша. – Пусть у Вас.

Володя пожал плечами и встал.

– Хорошо, пока пусть побудут у меня. Ты, теперь, расскажи, как ты сюда попала?

Маша попыталась сесть прямо.

Ефим отпустил её, поднялся и сел на прежнее место – на сваленный ствол.

Маша аккуратно положила свою «кружку» на край одеяла, на котором сидела.

– Мы на байдарке вниз спускались, – начала она. – Потом байдарка перевернулась. Алеша сидел впереди. Он сильно о камень ударился – я видела… Даже шлем сломался. Нас перевернуло. Я выпала из байдарки и держалась только за весло – я плавать не умею. Потом камни кончились. Алёша пытался меня вытянуть на берег за весло… но я отпустилась… оно выскользнуло. И он остался, а меня понесло… Я воды нахлебалась… Потом холодно стало, и я уже не помню… А там, – Маша показала в сторону сопки, под которую ныряла река, но которую сейчас видно не было в ночи, – меня к берегу притянуло. Я вылезла. Холодно было…

Маша заплакала.

– Я кричала Алешу… А он всё не шёл и не шёл… Потом стало темно… И ещё холоднее… Я ждала его на берегу, думала, он найдет меня… Я плакала… Страшно… Ночью очень страшно… Потом я замерзла… Утром было очень холодно… Потом…

– А где твой шлем? – Спросил Ефим, чтобы сбить её воспоминания и…. ещё кое для чего.

– Мой? Река унесла.

– Как это?

– Я им воду набирала. Он с дырочками… Я листики положила, чтобы дырочки не пропускали… Он набрался резко и вырвался… Я хотела его догнать… Но там большие камни – не успела… Его река унесла…

– Какого цвета шлем? – спросил Володя.

– Красного, – Маша взглянула на Володю. – А что?

– Ну, так, – Володя сделал попытку улыбнуться, – вдруг попадется.

Маша не поняла ответ.

– А потом ещё ночь пришла… А потом ещё, ещё… А сегодня я увидела, что по реке что-то плывет. Сначала ждала, думала мимо будут плыть… А потом увидела, что огонёк горит… И пошла на огонёк… Вот… И дошла,… – Машка опять заревела.

– Ну, всё! Ладно, хватит! Давай я тебе ещё чая налью! – Вова стал серьезным – ему надоели девичьи слезы.

Маша успокоилась.

– Давайте думать, как дальше? – Вова зачерпнул Машке чая.

– А чего тут думать? – Ефим себе тоже чайку зачерпнул.

– А вы как здесь? – вдруг спросила Маша.

Володя на секунду замер, Ефим хмыкнул.

– Действительно.

– Вы смешные такие, на туристов не похожи… такие интересные… как бандиты…

Ефим засмеялся:

– Скажешь тоже! Как!

Потом он ещё засмеялся и добавил:

– Мы из прошлых веков! – и показал свой лук.

– Чё, правда, что ли? – Маша удивленно раскрыла глаза.

– А то – нет? Видишь, какие у нас одежды! Одно слово – Викинги!

– Ну, перестаньте! Чего вы меня пугаете… А откуда вы тогда «байдарку» знаете?… – ей вновь что-то вспомнилось, но она удержалась.

– А ты не глупая, я посмотрю, – Ефим покачал головой. – Сориентировалась, что викинги слово байдарка знать не должны… Да?

– Да какие вы викинги… Одеты правда, – и она добавила тихо, опустив взгляд, – по-дурацки… Зато… – добрые. Прикалываетесь просто, наверное.

– Это точно – прикалываемся! – согласился Ефим. – Вот что нам теперь с тобой делать… ещё километров двести пятьдесят?

Ефим поцарапал тыкву.

– А, Вова? Что делать будем?

– Давай это утром обмозгуем. С собой возьмем – не бросать же здесь?

– Н-да, – тыква ещё царапалась. – Придется с нами топать.

Маша поняла, что это сказано ей, и спросила:

– Куда?

– Кто бы знал?! Точно на Юг! Ты знаешь, где Юг?

Маша отрицательно покачала головой.

– А вообще, ты знаешь, куда вы с Алешей плыли?

– Нет. Он плыл, а я и плавать-то не умею.

– Первый раз, что ли?

– Да.

– И сразу на горную речку, в пороги?

– Я же не знала… А он сказал, что это лучше, чем секс…

– Ооооойй! – вздохнул Ефим. – Дочка! Ты видела фильм «Скалолаз»?

– Видела.

– Вот там он тоже сказал свой девочке, что «это лучше, чем секс!». Чем кончилось? – Ефим развел руками. – Глазки удалялись, по сценарию, вниз!

– Я же не знала…

– Хорошо, – вставил Володя. – Как вы сюда добрались?

– На вертолете! – Вовин голос напугал Машку. – Алеша всё организовал. Он часто спускается по рекам…

– Сплавляется, – поправил Ефим.

– Что? – Маша оглянулась на Ефима.

– Сплавляется, говорю. Правильно – сплавляется, а не спускается.

– А-аа? – Маша задумчиво кивнула. – Поняла.

– Да, подожди ты, Ефим, – Володя присел на бревно. – Но-но, давай дальше.

– Ну, мы прилетели…

– Откуда?

– Из Красноярска.

Ефим и Вова переглянулись.

– Долго летели, – уточнил Вова.

– Не знаю – час, может два… Я не смотрела на часы… Мы пиво пили… и джин.

– Понятно. Потом?

– Потом нас высадили. Мы переночевали…

– В палатке?

– Да.

– А куда потом палатку дели?

– С собой взяли. Мы в ней два раза ночевали… В неё вещи заворачивали, чтобы не промокли.

– Какая палатка?

– В смысле?

– Ну, какая: большая, цвет какой?…

– А! Ну, синяя и желтая… небольшая…

– Спальники были?

– Конечно. Мы в спальниках спали. Алеша в палатку и спальники и рюкзаки заворачивал, когда в байдарку садились… чтобы не промокли, как он говорил. У байдарки, там впереди такой отсек для вещей…

– Утонула, видимо, – предположил Ефим. – Иначе, заметили бы – яркая, надо полагать.

– Скорее всего, – согласился Володя.

– А у вас карта была?

– У Алеши была какая-то…

– То есть, ты вообще не знаешь, где ты? – Ефим даже разозлился.

Маша это поняла, немного опешила и созналась тихо:

– Не знаю… где-то на севере, наверное. Алеша говорил: «На севере реки классные»…

И она заплакала.

– Не пугай девочку! – сказал Володя. – А ты не реви – мы выяснить хотим, куда идти… Потому что сами толком не знаем, где мы.

– Почему?

– Потому что нас тоже на вертолете, в тайгу….и, бля, без пива! – ответил Вова. – А идти точно на Юг триста с лишним километров. Километров пятьдесят, а то и меньше мы прошли… и тут на тебе – подарок в нагрузку!..

– Не пугай девочку! – посоветовал Ефим.

– Да я не пугаю. Я только не пойму, как можно вот так…

– А на нас-то посмотри – мы в её глазах… «прикалываемся!» Завязывай – чего ты разошелся? Каждый, как умеет, прикалывается, – и повернувшись к Марии, Ефим спросил: – Он твой муж?

Маша удивленно подняла брови:

– Муж? – потом хмыкнула. – Нет, не муж… так – друг, бой-френд, любовник… Точнее – я у него… У него есть жена. А мне с ним было интересно… Он смешной… и добрый…

– Тебе лет-то сколько?… любовник, – спросил Вова, глядя, по привычке, исподлобья.

– Семнадцать… ну, в августе будет восемнадцать…

Ефим засмеялся, видя, как Вова сжал губы.

– А чё? Кто понимает…

Вова развел руками.

Но потом ещё задал вопрос:

– Сколько вы должны были плыть?

– Километров? – переспросила Машка.

– Лет! – Вова тряхнул башкой. – Дней, конечно!

– Не знаю. Он сказал, что на Севере нас ждет баня. И всё…

– На Севере? Вы на Север плыли?

– Н-да, – Машка уже ни на шутку пугалась и не знала как отвечать. – Алеша сказал: «На Севере».

– А ты знаешь, что эта река всё это время шла на Юг?… и только здесь завернула. Знаешь? – Вова повысил тон.

– Вова, завязывай допрос с пристрастием – все реки текут на Север. Здесь, просто, видимо, первоначальная петля. А там, дальше, она завернет на Север. Они же не по линейке текут… как мы с тобой.

Вова осадил. Глотнул чаю:

– Да, извини – ты прав, – и, обращаясь к Машке, добавил: – Извини, не хотел обидеть. Не мое дело. Просто думаю, как завтра… Короче, братцы, давайте спать?!

– Во! Це дело! – Ефим поднялся. – Маша, ты не против, спать в одном шалаше с двумя «милыми»?

Маша улыбнулась:

– Нет!

– Во, и это дело! Расстелем одно одеяло по низу, другим накроемся. Извини, дорогая, но мы тебя положим посередине. Твои вещи уже, наверное, высохли – можешь надевать, но кофту и носки оставь себе на ночь. Приставать не будем – слово моряка! – Ефим развел руками и уже серьезно добавил: – Посередине теплее, а ты за эти ночи промерзла…. наверное. Ничего?

– Ничего, конечно. Спасибо. Я и не думала… думать, – Маша поднялась, потянулась за вещами, стараясь не наступать на землю в носках.

Володя подал ей её вещи.

Парни оба отвернулись.

– Ты когда моряком-то стать успел? – спросил Вова.

– Сегодня! – ответил Ефим.

– Я тоже! – подумав, сказал Вова.

– Серьезно?

– Я, правда, первый раз на байдарке плыл!

– Ну, ты даешь! – Ефим сжал губы и покачал головой. – А на меня орал: «Не вертись, перевернёмся!»

– Я от страха.

– От чего?

– От страха!

Ефим засмеялся:

– Всем бы так бояться! Шёл! Настоящие моряки говорят «шел», а не «плыл»!

– Ну, шел…

– Я готова! – сообщила Маша.

В отблесках костра её ножки казались….

Всё! Спать!

<p>Испытание Второе</p> <p>(опять встреча)</p>

– Ну, как она? – Ефим уже раздувал костер, когда Вова тихонько выполз из шалаша.

– Спит, бедолага, – Вова был в безрукавке, поверх рубахи и в плаще.

– Не замерз?

– Кто? Я? – Вова пожал плечами. – Маленко. А ты?

– Я тоже немного.

Предыдущие ночи они надевали и свитера, и безрукавки, и плащи, чтобы не замерзнуть. Сегодня ночью им пришлось поделиться с девочкой, поэтому они сами немного прозябли. Но костер затрещал, и жить стало веселее.

– Она всю ночь дрожала, – сказал Ефим.

– Да, я знаю – почти не спал. Это она ещё молодец – после четырех ночей в тайге и не заболела, и… с ума не свихнулась.

Ефим, соглашаясь, покачал головой.

– Как ты думаешь, как она ночевала эти ночи?

– Вот она проснется, ты у неё и спросишь, – сказал Вова, натягивая ичиги.

– Не понял! А ты куда?

Вова разминал мышцы, поворачиваясь влево-вправо, делая наклоны вперед и круговые движения руками.

– Пойду, на горку залезу, посмотрю что там, – Вова показал пальцем в чащу, точнее, куда-то за неё. – Думаю, с горы видно будет… По крайней мере, должно.

– Чай-то попей.

– Приду – попью. Ждать неохота, пока согреется. В гору пойду – и так согреюсь. Я махом.

Вова взял копье.

– Прихвачу на всякий пожарный.

– Конечно, – Ефим протянул бурдюк и холодный кусок мяса.

Мясо Володя взял, а по поводу бурдюка заметил:

– На хрена он мне? В гору тащить? Я по берегу пойду – может, что увижу.

– Ладно, – согласился Ефим и положил бурдюк на место. – Нож возьми.

– Само собой! Часы я тоже возьму, хорошо?

– Конечно.

– Засеку, сколько идти до горы… сейчас, почти, полседьмого – двадцать семь минут, – Вова грыз мясо. – Ну, я пошел.

– Давай.

Ефим проводил его до берега и посмотрел, что за дорога предстоит Володе.

Нормальная предстояла дорога. Правда, километра два до горы – не меньше. А потом ещё и в гору… «Ну, так-то правильно, – подумал Ефим. – Дорогу надо разведать. Я бы тоже пошел… Да вот Машка, если одна проснется – испугается».

И Ефим вернулся к костру.


Машка, как её назвал Ефим, вылезла из шалаша, стоило ему вернуться. Почти, тут же!

– Чего не спишь? – спросил Ефим.

– Писать хочу, – созналась Машка, даже не опустив глаза.

– А-а! – Ефиму и то стало неловко.

– Где можно?

– А хоть где, лишь бы не у шалаша.

– Угу, – Машка пошла к реке, за кустики.

Ефим выдохнул:

– Детская непосредственность.

– Что? – не расслышала Маша и оглянулась.

– Ничего – я сам с собой разговариваю.

– А-а, – она скрылась за кустами.

«Обостренный слух после четырех суток в тайге! – решил Ефим. – Это нормально!»


Чего-то Машка долго не возвращалась. Очень долго. Уже можно всяко сходить.

– Мань! – крикнул Ефим. – Всё нормально?! Ты где, я извиняюсь!

Ответа не последовало.

– Ма-ань! Слышь, не?!

– Я здесь! – послышался ответ, но в нем явно проступали бульканья слез.

– Что ещё случилось? – Ефим встал и пошел к берегу. – Я иду! Ты всё?

– Я здесь! – Машка, действительно рыдала.


Она сидела на корточках возле байдарки, гладила её и ревела.

– Ну-ну-ну, – поспешил к ней Ефим. – Не надо. Пожалуйста.

Он присел рядом и взял её руку, которой она гладила лодку, в свои ладони.

Она упала к нему на плечо и зарыдала.

От неожиданности Ефим повалился задницей на землю.

– Осторожней, родная – расшибемся.

Маша не обратила внимания на его слова, а только обняла его за шею руками и ревела ему в плечо.

Ефим сделал небольшую паузу. Потом, не торопясь, отцепил её руку от своей шеи, отодвинул немного Машку от себя, посмотрел ей в глаза, вытер слезинки на щеке, и ласково спросил:

– Ну, чего ты? Чего? Всё… в общем, всё пока ладненько, Маша. Понимаешь? Не реви, пожалуйста.

Маша приподнялась и села на борт лодки, вытирая щеки.

– Хорошо… я постараюсь.

– Ну и хорошо, – Ефим тоже поднялся. – Давай, сестренка, умоемся,… и жизнь сразу станет… лучше. Ты умывалась?

– Нет.

– Так давай умоемся.

– Давайте.

Ефим ухмыльнулся:

– «Давайте»!

Он стянул кофту вместе с рубахой, сразу став «с голым торсом» и в одном нательном крестике на шее.

– Сейчас освежимся!

Ефим наклонился к реке и стал плескать воду себе на лицо и грудь, протирая под мышками и шею. Всё это сопровождалось фырканьем и звуками: «У-а!». Потом он провел ладонями, полными воды, по коротко остриженной голове и резко поднялся.

– О, ништяк!.. Как говорится, кайф! – тут же добавил он.

Маша улыбнулась.

– Ну? Чего ждешь?

– А мыло есть?

– Мыла, к сожалению, нету!

– Ну, ладно.

Маша вдруг тоже стала снимать безрукавку, свитер и, подняв руки вверх, сняла через голову майку. Осталась тоже «с голым торсом». Хотя в её случае… это торсом не назовешь. Крестика, как заметил Ефим, у неё не было.

Ефим машинально отвел глаза.

– Я, имел виду, лицо сполоснуть, – сказал он, медленно поднимая глаза. – Замерзнешь.

– Не замерзну, – Машка присела к воде и стала одной рукой плескать на себя водичку. – Холодная…

– А то! Горная ведь! – Ефим вытирался рубахой, наблюдая, как откровенно, не стесняясь, моется девочка.

А девочка в дневном свете была куда как лучше, чем вчера – уставшая и заморенная. Девочка была довольно высокая – метр семьдесят – не меньше, фигурка, как на картинке, животик подтянут, ну, и естественно, груди – не большие, но симпатичные. Вчера ночью, когда она переодевалась он видел, что и где надо у неё аккуратно подстрижено. «Девочка ухаживает за собой, – подумал Ефим, – где-то, видно, ещё и тренируется – не жирная!»

Маша поднялась.

– А чем можно вытереться?

Ефим протянул ей свою рубаху:

– Только этим,… если не брезгуешь?

– Нет, конечно! – Маша взяла рубаху и принялась тщательно вытирать свое тело выше пояса.

– Мань, – обратился Ефим, – ты меня совсем не стесняешься.

От этого вопроса Мань автоматически прикрылась его рубахой.

– А надо?

– Не знаю, сама-то как?

– Я – не стесняюсь… Если Вас стесняет, то я могу…

– Ничего-ничего, – спохватился Ефим, – главное, что ты – не стесняешься… А я… Нам… Короче, Маша, делай, как считаешь нужным.

– Ой, смотрите, кто-то идет! – Машка подскочила к Ефиму и прижалась к нему. – Человек!

– Это – Вова, – сказал Ефим, морщась. (Машка была холодная, но то, что прижалась, было… Короче, Ефим поморщился… почему-то.)

– А куда это он?

– На гору пошел, дорогу посмотреть, – Ефим аккуратно, чтобы не обидеть, отодвинул Машку. – Кто знает, что нас ждет впереди?!

Маша спохватилась, поняла, что как-то не очень прижалась и отошла на шаг:

– Извиняюсь… Я автоматически… Думала,… – и она всхлипнула.

– Тихо-тихо-тихо! – остановил её Ефим. – Не начинай!

Она в ответ только мотнула головой, молча натянула майку, кофту и безрукавку.

Ефим надел свою сырую рубаху, а свитер закинул на плечо:

– Пойдем к костру?

– Да, – согласилась Маша.

– Чайковского?

– Что?

– Чаю, говорю?

– Да… Хорошо бы.

– И покушать не мешало бы тебе? Правда?

Маша улыбнулась, стесняясь.

– Не мешало бы… очень охота.

– Нормалёк, сестренка, – Ефим по-братски, но не сильно, хлопнул её по плечу. – Не грусти!

Она улыбнулась и легонько ткнула его кулачком в ответ:

– Не буду… брат, – и засмеялась.

– Во! Эт – другое дело, Маня! Молоток! Пошли!


Пока Володя бродил в гору, Машка поела и снова уснула. Ефим укутал её, как следует (по-братски), достал шило, и пошел к реке, к лодке.

На носу байдарки он нацарапал:

«Эта лодка принадлежит Алексею (потом он сделал пропуск, чтобы, когда проснется Машка, узнать фамилию и отчество). Сам Алексей похоронен километрах в 5–7 выше по течению (задрал медведь). Его подруга Маша (здесь тоже пропуск для фамилии и отчества) жива. Она с нами. Нас двое и она. Мы ушли строго на Юг! Километров через триста будет наша база. Часы Алексея у нас. Алексей живет: (он опять оставил место для адреса), а Маша: (и здесь пропуск)».

Свои координаты он пока царапать не стал – придет время, и если понадобится кому – через Машку найдут… или на базе встретят.

– Сгодится, прочитают! – решил Ефим, и отошел ещё на шаг, чтобы посмотреть, как видно. – Видно, нормально, можно лодку вообще вкапать, как столб, чтобы с воды было лучше видно…

– Ты чего тут кроишь? – Вова подошел не слышно и стоял за спиной.

– Блядь! – Ефим отпрыгнул. – Напугал! Не шути так больше!

Вова улыбнулся.

– Извини!

– Извини… Вот, черт тихий! Ты как так подошел незаметно?

– Да я нормально шел…

– Фу… – Ефим перевел дух. – Что там?

Володя понял о чем спросил Ефим. но сначала прочитал надпись.

– Правильно – нормально написал. Лодку вкопаем.

– Ну, как там дорога? – переспросил Ефим.

– Да, нормально… Лес, если прямо идти, через километр примерно кончается… может чуть больше… А там долина за ним. Лес по склону горы уходит туда, на Восток, – Вова показал рукой. – А долина, надо сказать, хуёвинькая – болотистая. Там речка петляет, вот и заболотило. Но так-то пройти, я думаю, можно: там озерки, вокруг них – кустарник, и всё больше кочкарь. Но не топь. Думаю, пройдем. От озера к озеру, потихоньку, не спеша… За болотом сразу наша гора… Довольно приличная… Скала на самом верху – поползать придется, видимо. Короче, выйдем на опушку – там сориентируемся.

– А вдоль болота, по кромке леса?

– Я же говорю, лес уходит налево… резко уходит, вдоль сопки. А болото влево тянется до горизонта почти. Посмотрим. Обходить – круг огромный… А по прямой – километров десять, максимум – пятнадцать… не больше, я думаю. Посмотрим.

– Посмотрим, нам спешить некуда. Выйдем на опушку – решим. Не хочется по болоту… Ичигам швах наступит.

– Ичигам – наступит.

– И у Машки обуви, считай, нет. Эти тапочки – только для комнаты. Сварганить бы ей чего-нибудь?

– Я уже думал об этом. Сейчас, какие-нибудь чуни сварганим… из шкур.

– Ты умеешь?

– А ты?

– Я не разу не делал.

– Я тоже…

– Как на байдарке?

Вова улыбнулся:

– Типа того.

– Ну, тогда я спокоен, – Ефим улыбнулся в ответ. – А может и нам из бересты какие-нибудь калоши сшить?

– Смысл? Размокнут – разойдутся. Только время терять.

– Да, – согласился Ефим. – Ну, пойдем, пожрем – голодный, наверное?

– Есть немного.

– Есть будешь много, разведчик. Сколько время-то?

– Одиннадцать без десяти.

– Ни хрена ты прогулялся, – Ефим хмыкнул.

– Как она? – спросил Вова, намекая, про Машку.

– Маха? Спит, бедолага.

– Не простыла?

– Кто о чём, а доктор о простуде. Нет – нормалёк. Помылась тут… так эротично…

– Кто о чем, писатель – об эротике,… – парировал Вова.

– Пошли, первопроходец! – Ефим и Вову по-братски хлопнул по плечу, но уже не по-детски.

– Пойдем-пойдем, – согласился Вова, – жрать охота!


– Машка, вставай – обедать пора! – Ефим раскладывал большие куски по берестяным плашкам.

(Машке он тоже уже плашку сварганил, пока она спала. И ложку свою решил ей отдать. А сам – поест руками, и бульон будет пить через край).

– Ей уже можно? – на всякий случай спросил Ефим у Вовы.

– Думаю, можно… немного, – Вова суетился, глотая слюну – проголодался.

– Я встала, – раздался голос из шалаша.

– Давай-давай, милая. подтягивайся,… – Ефим немного обжегся, – Ух… А! Вылазь, Маня, а то остынет!


Во время обеда Ефим сказал:

– Короче, братцы-кролики, сегодня у нас день подготовки – завтра болота штурмуем, я так думаю… Мань, ты шить умеешь?

– На машинке?

Ефим хмыкнул:

– На самолётике! – типа пошутил он. – На руках, конечно. Шилом.

– А что шить?

– Ичиги.

– Что? – не поняла Маша.

– Ну, ичиги,… чуни,… тарбаза,…унты,… сапоги, одним словом.

– Нет! – Маша, даже опешила немного.

– Я так и думал. Ладно, если что – поможешь.

– Конечно… Хлеба бы.

– А девочки же хлеб не едят! – съязвил Ефим.

– Так то – де-евочки! – ответила тут же Маша.

И все рассмеялись.


К вечеру чуни-ичиги были готовы. (Машка могла, не снимая своих тапочек, в них ногу просунуть). Молодец Вова – хороший портной!

Лодку вкопали, предварительно написав фамилии, отчества и адреса на пустых «участках». Ефим, на всякий случай, даже дату рождения Алексея вписал.

Пока суть да дело, Ефим смотался днём на опушку леса: «Посмотреть перспективу и тропу набить!» – как он выразился. Тропу-то он набил, а вот перспектива ему не очень-то, честно говоря, понравилась. Он вернулся немного разочарованный.

Машки сделали небольшой заплечный мешок – она стала хранительницей одеял и всякой берестяной чепухи. Килограммов шесть-семь получилось, точно… наверное.

Мясо уже подъедали – это и радовало, что меньше тащить, и огорчало – на той стороне болота нужно будет опять охоту устраивать. «Но, – решили они, – там видно будет, дойдем – разберемся!»

Короче, всё было готово, высушено, упаковано. Оставалось поужинать, выспаться и завтра, пораньше, в путь.


Но пошел, сука, дождь!

– Вот дождя нам не хватало! – сказал Вова, проникая в шалаш последним, и смачно выругался.

Маша даже ухом не пошевелила.

Ефим тем более ничего не сказал.

– Болота раскиснут – топь начнется! Как думаешь? – спросил Володя у Ефима.

– Чего раньше времени расстраиваться? Утром посмотрим. Может, пройдет.

– Не… этот зарядил, чувствуется, надолго! – Вова для контроля глянул на небо. – Надолго, сволочь!

– А у нас выбора нет, – «успокоил» всех Ефим. – Вместо зонтика, наденем на голову Машкин жилет и попрём. Маш, твой парень, судя по всему, зажиточный был, а чего он такие жилеты дешёвые купил?

– Завязывай, – перебил его Володя.

– Почему дешёвые? – спросила Маша.

– Ну, какой-то простой, из пенопласта. Сейчас, знаешь, какие жилеты есть? – с карманами, с зеркальцем, со свистком… а твой – уж больно простой.

– Завязывай, правда, – Вова располагался на покрывале, расстеленном поверх шкур. – этот жилет – самый надежный, он Машку спас! Правда же, Маша?

– …, – Маша кивнула.

– Вот! А ты говоришь!

– Н-да, наверное, – согласился Ефим. – Чем проще – тем лучше,… надежнее! Мань, а ты как там ночевала-то? Спала хоть?

– Я на горку залезла. Там сидела.

– А почему на горку?

– У леса страшно! Знаешь, сколько там всякого ночью шубуршится! Я на горку залезла – там хоть видно, кто идет.

– Н-да, – выдохнул Ефим. – Натерпелась, бедная!

– Ладно, пока шалаш не протекает, может покемарим маленько? – предложил Володя. – Я что-то сегодня устал.

– Спи, – согласился Ефим. – Я ещё мал-мал помозгую, как нам завтра быть.

– Ну, как знаешь! – сказал Вова, укутываясь в плащ. – Мань, ложись спать – философ долго ещё будет гадать на кофейной гуще.

– Да, кофеёк бы сейчас не помешал!

– Может тебе ещё девочек? – и Вова сам засмеялся, сказанной глупости. – Извиняюсь.

– Спи ты, швея-мотористка.

– Всё! Спокойной ночи!


Ночь пролетела со стуком капель по «крыше». Было тепло, зато! Но рассвет пришел поздно. Машка спала уже спокойно – не дрожала и не дергалась во сне, как в первую ночь. Вова похрапывал немного. Как спал Ефим – никто не знает – он последним заснул и проснулся первым. И ещё, так как он был ближе всех к выходу, он ночью несколько раз вставал подбросить дров в костер, чтобы тот не потух. Во время дождя, трут может отсыреть, а утро без костра – хреновое утро. Вот Ефим и старался – кочегарил вовсю! И утром костер был! Несмотря на непогоду!


Когда они вышли к болоту, все трое были уже изрядно мокрыми. Даже спасательный оранжевый жилет не спасал Маху от ливня капель, которые, то и дело, сыпались с ветвей деревьев, стоило немного дунуть ветерку. «И сверху – хлябь, и снизу – хлябь!» – выразился Ефим. «А посредине – ветер!» – добавила Маша.

– Замерзла? – спросил Ефим.

– Нет! – соврала Машка.

(Её голые ножки, выше «сапог» и ниже вязаной кофты, которая годилась ей, как платье, покрылись «гусиной» кожей.)

– Врё-ёшь!

– Правда, не замерзла.

– Ну, как скажешь!

Ефим отстал.

– Так! – Вова смотрел, как Илья Муромец, прислонив ладонь ко лбу. – Похоже, речушка сползает с вон той, «нашей» горы. Дождь шел всю ночь. Если так, то сейчас в неё со всей горы потоки стекаются.

Вова опустил руку.

– Что это значит? – спросила Маша.

– А это значит, Маша, что чем дальше мы будем заходить в эту болотистую долину, тем больше и больше будет подниматься вода… и, возможно, наступит такая минута, когда ни назад, ни вперед…

– Не пугай студентку, – сказал Ефим. – Возле озер почва нормальная – кусты везде. От озера к озеру – проскочим. Мы уже такое проходили. Десять километров – фигня… пройдем – не заметим.

– Уверен?

– Уверен. Это не болото – так, болотистая местность. Топи нет. Кочки, правда, неудобные, большие – по ним не попрыгаешь… а так-то – ничего, ерунда. Мы на охоте постоянно в таком месте прозябаем. Ерунда.

– Ну, как скажешь, профессор. Идем? – Вова посмотрел на Ефима.

– Идем, конечно. Мань, будешь между нами. Я первым пойду.

Вова, на всякий случай, достал веревку и протянул Ефиму копье:

– Держи – с ним удобней.

– Лук возьмешь?

– Конечно. Давай сюда.

– Всё, поскакали, – сказал Ефим. – Первая точка отдыха – вон те куты. Там наверное озеро… Лишь бы воды хватило… до речки.

– Воды тебе будет достаточно! – улыбнулся Вова.

– Ты знаешь, о чём я!

– Знаю, конечно.

– Погнали?

– С Богом! – Вова перекрестился.

Ефим тоже.

Маша тоже (на всякий случай!).


Первый километр, а может больше – на болоте, как на море, расстояние не поймешь, они проскочили в каком-то неимоверном темпе. Когда добрались до первых кустов, почти по пояс мокрые (между кочек все равно было много воды), все дышали, как паровозы.

– Задыхаловка! – сказал Ефим, валясь на твердь.

– Ты в таком темпе нас уморишь! – согласился Володя. – Иди потише, Сусанин. Мань, ты как?

– Фу-уу, устала!

– Вот, видишь – девчонку загнал.

– Понял, братцы, понял, – сказал Ефим и резко поднялся. – Пошли, посмотрим что за озеро.

– Сходи, посмотри – мы перекурим.

– Есть курить? – удивилась Маша.

– Ты что, дочка, куришь? – вспомнил старый анекдот Ефим.

– Немного.

Ефим улыбнулся ответу.

– Нет – это образно, так все викинги говорят, – пояснил он.

– Понятно, – Маня растирала ноги.

– Замерзли? – спросил Вова.

– Немного.

– Давай, разотрем, – предложил «доктор».

– Ладно, вы тут поворкуйте, а я посмотрю, что там, – Ефим стал подыматься на небольшой пригорок, который, видимо, опоясывал озерко. – Свисну, если что.


На озере плавали утки с утятами. Много уток. Ефима они не испугались, почти. Только отплыли к другому берегу и плавали у камышей.

«Наверное, линяют!» – предположил Ефим.

Он вернулся обратно.

– Мань, хочешь утят посмотреть?

– Хочу! – Маня оживилась.

– Тогда пошли со мной! Доктор, хорош, девочке ножки гладить!

Вова улыбнулся:

– Завидуй молча!

– Мань, иди сюда.


– Ой, утята! Посмотрите, ребята – уточки!

………..

– Как она? – спросил Ефим у Вовы.

– Устала. Это видно. Но крепится – делает вид, что всё в поряде.

– Дойдет?

– Мы сами сегодня хрен дойдем – дорога тяжёлая.

– И чё? Поворачиваем обратно?

– На кой?

– Там лес, дрова, наш лагерь. Дождемся, когда дождь закончится.

– А он скоро закончится! – Вова кивнул направо, на Запад.

Там резко обрывались тучи, и уже маячило голубое небо.

– Так что – дальше шагаем?

– Я думаю – да. Заночуем у озерка где-нибудь, если что.

– А время-то сколько?

Вова посмотрел на часы:

– Десять.

– Всего-то?!

– Мы уже больше часа по болоту идем! А прошли?

– Не важно! До вечера ещё, как до луны…

– Зато как выдохлись!

– Ничего, сейчас поймаем темп – полегчает. Или возвращаемся?

– Нет, идем дальше! – Вова был настроен идти.

– Океюшки, – согласился Ефим. Улыбнулся и добавил: – Часы – нужная вещь!

– Это точно! – в ответ улыбнулся Вова.


К двум часам они едва прошли половину пути – приходилось постоянно петлять, обходя лужи и топкие места… Грязные, мокрые, уставшие, они к счастью вышли к длинному, проточному озеру, вокруг которого росли ни только кусты, но и несколько берез. Озеро окружали камыши, в которых прятались табуны уток с пушистыми утятами.

– Во, здесь и пообедаем, – распорядился Ефим. – Как тебе, Вова?

– Согласен – хорошее место.

– Мань, устала?

– Очень! – созналась Маша.

– Маленькая моя! – ласково сказал Ефим. – Снимай обувь и одежу, какую можно – суши. Часа два здесь пробудем точно!

Маша, почти без сил опустилась на траву, пытаясь снять «сопливые» ичиги.

– Помочь? – спросил Вова, и без ответа стал помогать.

– Если можно, – тихо сказала Маша, и легла на спину.

– Лежи-лежи, – сказал Вова, – отдыхай.

Машка хотела заплакать, но Вова шутливо ей показал кулак.

– Не реветь! Отдохнем сейчас. Пожалуйста, не реви.

Маша улыбнулась сквозь проступающие слезы.

– Ефим, Манька совсем расклеилась! – крикнул Вова Ефиму, который ломал ветки для костра.

Ефим подошел.

– Как ты? – спросил он у Маши.

Та не успела ответить, Вова, стягивающий её склизкие ичиги, ответил за неё:

– Хуёво! Она четыре дня голодала – чего спрашивать? Это мы… надо было учесть.

– Понял. Ладно, передохнем пару часиков – там решим. Расслабляйтесь, ребята. Маня пусть поспит пока. Мань, поспишь?

– Да, – тихо сказала Маня.

– Переоденься только. Вова, поможешь ей? А я пока костерчик сооружу…. Супчик сварим… А?

– Помогу, конечно.

– Ну и ладненько!

Ефим вернулся к своему занятию по обламыванию веток.


Солнце жарило, как сумасшедшее! Это хорошо – вещи сохли. Ефим и Вова, обмотавшись, как папуасы, отрезами тканей, сидели у костра. Их штаны парили над огнем. Ичиги, носки, кофты – вся белиберда сушилась рядом. Манька, укутанная одеялами, спала недалеко, под берёзой. Комары жужжали и доставали. Но Маньку они не волновали!

– Хоть позагораем, – сказал Ефим.

– Её комары сожрут! – Вова посмотрел на Машу.

– За пять дней не сожрали, и теперь не сожрут.

– За пять?

– А за сколько? Сам же сказал – четыре ночи, пять дней.

– Точно. А я и забыл.

– Говори: «За шесть!» – не ошибешься! – посоветовал Ефим.

– Теперь уже, точно – за шесть.

– А я про чё? Как там мяско?

– Мяско уже воняет, – нерадостную весть сообщил Володя.

– До завтра не протухнет?

– До завтра – нет.

– А чего там осталось-то? Копченое – тоже воняет?

Вова поднес к носу кусок копченого мяса:

– Вроде, нет.

– Но-ка, дай! – Ефим понюхал сам. – Нормалёк!

– Нормальное?

– Вполне! – Ефим остался доволен. – Пойду, рогоза надергаю. Сегодня у нас на обед – «макарошки»!

– Давай-давай. Я углей накочегарю – чтобы лучше запечь, – сказал Вова.

– Давай-давай! – Ефим спускался к озеру, к камышам.


Маня проснулась, как разбитое корыто.

– Чё, Мань – хреново? – спросил её Володя, сразу поняв по виду, как ей тяжело.

– Да, – почти со слезами, спросонья ответила Маша.

– Ну, не реви – договорились же! Говори, что и как – поможем! Только, не реви! Мы же не бросим тебя, но знать надо, что и как… с тобой. Понимаешь?

– Понимаю, – Машка все-таки заплакала.

– Ой, бля! – выругался Вова. – Что случилось?

– У меня, кажется, началось…

– Что, началось?

– Низ живота болит…

Вова понял!

– Вековые?

– Что? – сначала не поняла Маша, а когда поняла – улыбнулась. – Да… вековые… кажется.

– Что кажется? Проверь.

Маша заглянула под одеяло, что-то там поделала.

– Начались.

«Ещё не легче! – подумал Вова. – Во, Фима обрадуется!», а в слух сказал:

– Ну и чего ревешь? Обычное дело – первый раз, что ли?

– Но мне и так неудобно… вы со мной возитесь….

– Заткнись! – грубо остановил её Вова, и сам удивился себе. – «Возитесь!» Никто с тобой не возится – ты одна из нас! Ты бы бросила меня, если бы у меня был насморк?

Маша поняла вопрос.

– Нет! – ответила она.

– Так а хули ты мне тут ревешь, когда у тебя всего лишь… Это же говорит о том, что ты вполне здорова.

– А вы, правда, доктор? – Маша с испугу перешла на «вы».

– Что сразу на «вы»-то?

– Не знаю! – Маша сидела на одеяле, плотно сжав ноги.

Вова понял, что к чему. Он встал, подошел к своей поняге, достал кусок всё той же льняной ткани (не использованный до ныне – как знал!) и протянул его Маше.

– Хватит?

– Хватит, конечно.

– Извини – другого ничего нет. Разберешься?

– Да! – Маша не знала, куда деть глаза – ей было так неудобно…

Вова постарался приободрить её улыбкой:

– Я, правда, доктор – врач.

– А какой?

– Всякий – какой хочешь! В твоем случае – педиатр!

Маша надула губки.

– Чего? – спросил её Вова.

– Почему, в моём – педиатр?

– Тебе лет-то сколько?

– Причем тут годы?

Вова рассмеялся:

– Не смеши – «годы!» В куклы, наверное, до сих пор играешь?

– Ага – в «Кенов»! – зло парировала Маша. – Нам в четырнадцать лет разрешили замуж выходить! Прикинь, сколько девочка должна узнать до этого времени, чтобы не слыть «фригидной лохушкой»?

– Кем? – не понял Вова. – Ты хочешь сказать, что в тринадцать?…

– А во сколько, если паспорт дают в четырнадцать?!

– Серьезно?! – Вова оторопел. – Ты не шутишь?

– Знаешь, что такое – «одноклассницы»?

– Нет.

– Это – суки ёбббнннн! – Машка прикрыла ладонью рот. – Извиняюсь… Попробуй, будь ни как все! У тебя уже паспорт, а ты ху…, – она осеклась, – не видела?

– Ты не шутишь? – Вова смотрел на неё из-подо лба, почёсывая, одновременно, переносицу. – Правда, да?!

– Отвернись! – Машка осмелела.

– Как скажешь! – Вова отвернулся. – Ну, дела-а!


– Ну, что, гаврики – готовы «макарошки» хавать? – коротконогий, мокрый, но почему-то весёлый Ефим, как пузатый китаец, поднимался на бугор, к костру, держа охапку мокрых корней в руках. – Чего приуныли, шантропа?

– Приуноешь тут! – отозвался Володя.

– Да ладно! – остановила его Маша.

– Что случилось? – Ефим свалил свою вязанку к костру. – Поругались, что ли? Завязывайте!

– Мань, сама скажешь? – спросил Володя.

– Сам скажи.

– У неё… проблемы, – сказал Вова.

– Начались, что ли? – Ефим крутил головой от одного к другому.

– Как ты угадал? – спросила Маша.

– А чего гадать? – как ни в чём не бывало, отреагировал Ефим. – Холодная вода – десять километров, четыре ночи на скале, дождь, страх, все дела – не мудрено. У баб всегда так.

Он протянул руки к костру:

– Окоченели! Мы как-то с Вовкой – друган мой – девочку, сбитую троллейбусом, в больницу везли… так у той, сразу кровь потекла. Мы ей говорили: «Только не спи, милая!», и трясли за щеки, чтобы не вырубилась. Доставили. И самое интересное, в тот же вечер, возвращаясь из больницы, ещё одну сбитую встретили! Та, правда, на своих двоих, с перепугу, убежала, придерживая разодранную юбку на ходу. У баб – всегда так – чуть что – потекло! Доктор, ты-то чему удивляешься?! Ещё вчера должно было начаться… Я уж, грешным делом, подумал, что Машка беременная… А так – нормально! Бабья доля! Мань, ты-то как, сама-то? Нормалёк?

Мань улыбнулась, говоря Володе, показывая на Ефима:

– Учись, доктор!

Вова почесал репу:

– Молодцы! Ухайдохали доктора!

– Чё ты, Вова?! Нормалеус! Давайте, корешки жарить – хорош ругаться. Манька, подтягивайся к костру! Как там мяско?! – Ефим попробовал бульон. – Соли маловато. Экономим?

– Экономим! Лучше мало, чем ничего.

– А воду, где набирали?

– В озере – где ещё?

– Не отравимся?

– Я туда пару веточек черёмухи кинул, – Вова показал на куст, Бог знает как, оказавшейся тут черемухи.

– От черёмухи – горчит! – сказал Ефим.

– Конечно! Если веник туда засунуть! А от пары веточек… – только дезинфекция.

– Ну, разгребайте угли – будем жарить хлебцы! – Ефим сам стал разгребать угли, валявшейся рядом веткой. – Теперь, Машутка, хлеб у нас будет! Ты – рада?

– Конечно.

– Извини, что я в неглиже – жизнь у нас, Маня, походная!

Ефим, как борец сумо, был обмотан лишь неширокой полоской ткани, в виде буквы «Т», и это его вообще не волновало. (Маше, кстати, нравилось тайком посмотреть на его круглый зад.)

– Ты ей дал ткань? – обратился он к Вове.

– Дал-дал – достали!

– Тыщь-тыщь-тыщь – не ссоримся! Нам ещё три градуса шагать! Мань, доставай чашки!

Вова вопросительно смотрел на странного Ефима.

– Ты, чего такой весёлый – обкурился что ли? – Вова «накрывал» на «стол».

– Было бы что! Не – просто настроение хорошее! Солнце, болота… друг, подруга… корешки, мяско… – чего грустить? А, если честно, чуть не утонул я – выбрался еле-еле! Там трясина! Братцы, пойдете за долбанным рогозом – осторожней, он в такой хреновой каше растет. Не успеешь оглянуться и тебя уже засасывает!..

– А чего не орал? – Вова даже перепугался.

– Я орал! До вас докричишься, поди!

– Серьёзно?

– Нет, блядь, шучу! – у Ефима моментально почему-то испортилось настроение. – Там такие заросли…

– Поодному, больше никуда не ходим! – заявил Володя. – Согласны?!

– Да! – тут же ответила Машка.

– Не возражаю, особенно, если Машка в туалет захочет! – улыбнувшись, саркастически согласился Ефим. – Чё ты выдумываешь? Вы, правда, не слышали?

– Нет, – сказал Вова, – не слышали.

– Къы! – щелкнул пастью Ефим. – Оглохли, значит!

– Извини, брат.

– А-а! – он махнул рукой. – Мань, ты из лука стреляла когда-нибудь?

– Нет, – ответила Маша.

– Сейчас, почавкаем – научу! Хочешь?

– Хочу.

– Тебе сильно плохо?

– Да, – Маша ответила не громко, мелко покачав головой.

– Научу! – пообещал Ефим. – Сегодня никуда не идем! Научу. Отдых!

Он умел уходить от плохого настроения.


Вечером, когда над болотом поднялся офигенно ровный, как «шесть копеек», диск луны, когда звезды мелкой дробью расстреляли дуплетом низкое небо, когда подползло лирическое настроение и все были сыты и хорошо отдохнули, Ефим «включил свой патефон».

– А что, ребятки, неплохо сидим, а?

– Начинай, – сказал Вова, лениво грызя корень рогоза, вкус которого напоминал картошку и орех одновременно. – Что тебе там ещё пришло?

– Ты меня уже, как никто, понимаешь, – Ефим довольно улыбнулся. – Мань, ты чего там застыла?

Маша сидела укутавшись, как индеец, в одеяло и смотрела в одну точку, где-то внутри костра. Не поднимая головы, не отводя взгляда от своей точки, она ответила:

– Думаю.

– О чём, если не секрет?

Маша отвела глаза от огня, посмотрела на Ефима и пояснила:

– Думаю – как будет завтра? Как по болоту пойдем? Что будет потом? Что дома творится? Вспоминаю, как я вас увидела. А если б не увидела?

– Не думай об этом – этого ничего нет.

– В смысле, нет?

– Ну, нет – и всё! Прошлое – прошло, будущего может и не быть! Есть только сия минута, ты, я, Володя, костер, звезды, утки на озере квакают, и все, что мы видим вокруг или как-то по другому ощущаем, например, вот тот корешок рогоза у Вовы во рту.

Вова, не обращая внимания на слова Ефима, уточнил:

– Утки – крякают.

– У кого – как. У меня – квакают. Всё относительно, Вольдемар.

Володя хмыкнул.

– Но-но, философ, давай, расскажи нам с Машей какую-нибудь свою историю – вечер с пользой пройдет! – Вова кинул недоеденный корень рогоза в костер. – Давно! Вкус, как у портянки!

– Откуда у тебя в памяти такое разнообразие вкусов, – Ефим откинулся на спину, уставившись на звезды. – И не разбрасывайся пищей, пожалуйста.

– Да, извиняюсь! – Вова почесал нос. – Ну, давай свою философию – вижу же, что что-то ещё тебе в сосуд познания накапало за сегодняшний день.

– А ты прав, мой юный Генрих, – говорил Ефим звёздам. – Ты, как всегда, прав. У тебя зоркий взгляд, сильные руки, стальные нервы. Ты непростой малый, с тобой путешествовать – одно удовольствие…

– А с тобой – польза – каждый вечер бесплатный ликбез.

– Рад услужить, помочь, объяснить, – казалось, что Ефим сам с собой разговаривает, уставившись в небо. – Красиво! Жаль, недолговечно… для меня…

– Чё, помирать собрался? – Вова кинул маленькую щепку в сторону Ефима, чтобы «разбудить» друга. – Чего ты там грузишься?

Ефим приподнялся и сел.

– Всё – звезды кончились, появился костер и вы. Что, ещё раз доказывает…. Братцы мои, товарищи – никакого пространства нет!

Вова наморщив лоб, грустно помахивая «шарабаном», улыбаясь, как идиот, согласился:

– Да! Да, брат, ты сильно нахлебался! Не ходи больше за рогозом… Я тебя очень прошу!.. пожалуйста.

– Смейтесь! Смейтесь, Паяцы! – Ефим встал, настроение его улучшалось, когда он входил в образ Горацио. – Смейтесь, жалкие смертные!

– Маш, не бойся – Фима иногда показывает театр одного актера – это нормально… и поучительно, порой. Как минимум – небезынтересно, – Вова улыбнулся Маше. – Мы так вечера коротаем. Подключайся.

– Подключайте свои радио и видеоприемники! – декламировал Ефим, расслышав последнее слово Володи. – Смотрите, слушайте, хотите – нюхайте, но, не будьте безучастны в эту единственную и неповторимую никогда секунду вашей жизни! Оп! И началась новая секунда, которая так же неповторима – ловите и её! Оп! Вот уже и третья!..

– Ты так до утра «опать» будешь! – Вова взял на себя роль критика. – Приступай к главному!

Ефим опустился на землю. Присел на свой расстеленный плащ.

– Ладно, слушайте, чего я думаю. Пространства нет!

– Та-ак!

– Нет его! Есть только наше субъективное восприятие чего-то такого, чего не пояснишь другим, так как не сможешь им дать свои глаза, уши, нос, язык, пальцы, вывернуться из своей телесной клетки-оболочки и предложить её товарищу, например, тебе, доктор. Я сижу здесь, ты сидишь там. Вокруг нас всё вроде бы одинаковое, но я воспринимаю всё вокруг по-своему, а ты – по-своему – у нас разные точки зрения. Стало быть, и пространства в данную секунду у нас разные. Я вижу звезды, ты – костер. О чем мы можем договориться, если начнем спорить? А ведь всё происходит на одном «острове» среди одних и тех же болот. Понимаешь?

– Пока не очень, – сознался Володя.

– А ты, Маша?

– Стараюсь! – созналась Маша.

– Молодцы, что стараетесь! Хотя… вам что делать-то? Поехали дальше! Вот, сейчас темно и мы, почти, не видим той «нашей» скалы…

– А почему она «ваша»? – вставила Маша.

– Не перебивай! – остановил её Вова. – Потом скажу. Продолжай, профессор.

– … Мы не видим скалы, потому что темно. Наше пространство сузилось по сравнению с дневным пространством. Туман вдруг упадет – пространство будет ещё меньше. Я закрою глаза, и моё пространство превратиться только в то, что я ощущаю руками и слышу, допустим. У слепых – своё пространство, у зрячих – своё, у глухих – другое, своё. А все они находятся в одной комнате. И это ещё не всё. Как я только что привел пример – разные географические точки отсчета этого пространства – и всё! пространство изменилось! Даже если набор чувств у нас одинаковый и работает нормально. Так что, нет никакого пространства – есть наше восприятие реальности. А мы называем его пространством.

– Что-то ты загнул, брат! – Вова на всякий случай посмотрел на звезды. – Вот когда за тобой медведь гнался, ты наверняка думал, как бы побыстрее свалить в дальнее «пространство», чтобы не остаться с Мишей в одном!

– Да! Вот именно! Мне и хотелось свалить в другое восприятие мира, от Миши, чтобы наши географические точки не пересеклись! Правильно говоришь! Ты же сам только что подтвердил мои слова.

– Не, мудрено, как-то! Ты давай чего-нибудь попроще.

– Во-во! Вам только попроще и давай! «Белые розы, белые розы»…, – запел Ефим. – Или: «Ветер с моря дул, ветер с моря дул»… Куда проще? Зато все знают, и сразу образ певца всплывает. Так?

– Да, – согласилась Маша.

– Конечно! – Ефим произнес это слово, четко выговаривая букву «ч». – Просто – потому что липко! Прилипло – и вся страна поет. Потому что, каждый способен воспроизвести эти звуки. А вот попробуй «Цепелинов» или «Дипапл» воспроизвести. Я уж молчу про Вагнера или Баха. Не каждый, далеко не каждый воспроизведет, поэтому остальным, кто не может, кажется: «Фу, дерьмо, классика!» А есть люди, которые, кстати, умеют читать ноты. Они смотрят в нотную тетрадь и слышат звуки. На концертах классической музыки такие люди покупают в фойе партитуры, чтобы следить за исполнением, читая ноты. Как мы покупаем программки в театре, так они покупают ноты. И не только слышат, но и, так сказать, видят музыку.

– Правда? – удивилась Маша.

– А чего ты удивляешься. Я дам тебе букварь – ты же сразу поймешь и увидишь, как мама мыла раму. А если я дам тебе китайскую грамматику, что ты увидишь? Закорючки, которые называются иероглифами. Но для тебя это непонятные знаки. А практически, любой китаец тебе объяснит: там написано, что мама мыла раму, стоя на бамбуковой циновке, выжимая тряпочку в воде, пахнущей лотосом. Ни так?

Маша пожала плечами.

– Так-так, Маша – точно тебе говорю! – Ефим улыбнулся озадаченной Маше. – Вот почему «Белые розы» – это шлягер, а «Тридцать восьмая симфония» – это классика.

Ефим приподнялся, подошел к котлу и зачерпнул себе чая (они же всё это время сидели у костра после ужина, и чай, само собой, уже был). Глотнув, продолжил:

– Так и во всём остальном! «Граф Монте Кристо». Сюжет прост и понятен – известная книга на весь мир, «классика для школьного чтения». «Пестрая лента» – элементарно, Вадсон! Целый музей несуществующего никогда человека – музей герою книги, которого мы воспринимаем, как когда-то живущего в натуре. «Три мушкетера» – ну тут Боярский сильно помог. А вот интересная фигня – Гончаров «Обломов». Аббревиатура известная всем… а кто читал? О чем книга «Доктор Фаусту»? «Игра в бисер»? Или «Война и мир»?

– «Война и мир» про войну с Наполеоном, – Маша читала эту книгу… не до конца, правда.

– Правильно, Маня! А о чем она?

– Ну, про войну.

– Верно – про войну. И про Мир. В смысле – не отсутствие войны, а Мир, как все страны, планета земля, общество людей, и тэ пэ. Правильно?

Маша задумалась, пожала плечами:

– Не знаю…

– Знай. Это так. Это вообще всегда так – важно, о чем книга, в чём смыл, идея, а сюжет забывается. И уж тем более имена героев, если они в анекдоты не попали. Наташа Ростова запомнилась, потому что она на балу с поручиком Ржевским частенько в анекдотах встречается… и не только на балу. Правильно? Прочитал книгу, сюжет забыл, но помнишь идею – значит, не зря читал. Стихи – необязательно учить наизусть, как машина, не понимая сказанного, как в школе заставляли. Прочти, проникнись, прочувствуй, что в них заложено – вот это польза. А то: «Ночевала тучка на груди утёса великана»… Чё ты понял? Что Лермонтов раньше всех проснулся? Или эти умники ещё говорят: «Как сказал Сократ…» И чё? Если ты помнишь, что кто-то что-то сказал, то, скорее всего, ты не врубился в сказанное. Всё уже когда-то кем-то говорилось… и ни один раз. Если ты понял смысл, то это стало уже частью тебя, твоим миром, твоей философией жизни… и ты выдаешь это уже, как своё собственное. А ни как мысли Сократа… Уверен, Сократ в тот данный момент, если он вообще это говорил, имел в виду совсем другое, ни то, что ты хочешь сказать. Прочитанные книги оставляют в тебе свои идеи, свои мысли, которые автор и хотел тебе преподнести с помощью своих героев. И не надо сюжет запоминать – в книгу не врубишься. Зря время потеряешь, если в книге нет идеи. Понимаете, братья и сестры?

– Скучно! – Вова встал и потянулся.

– Скучно? Скучно, конечно. Рассказы про мысли – всегда скучны, спать охота, если мозги не воспринимают. Конечно, если ещё и рассказчик жует себе что-то под нос – тогда вообще скучно. Книги про мысли – скука. Книги полные действия… «На балконе, драка завязалась на балконе! Он отбивался, как мог, но их было больше. Руки, уже не слушались руки, окровавленные от бесчисленных ударов по сопаткам этих гадов. Но этих гадов было больше. И они вытолкнули его за перила! „Всё! – подумал он. – Это конец!“ Его маленькое тело летело с небоскреба, неотвратимо приближая его к страшной развязке жизни. Сейчас будет удар, резкая боль – и бесконечность! А как не хотелось умирать! Но… О чудо! Он зацепился пиджаком о раму раскрытого окна на двадцать шестом этаже. Но предательская ткань начала трещать и расползаться. „Что делать, что делать?!“ – судорожно думал он. И вдруг он увидел, что там, за окном, в глубине комнаты, в тускло освещенном углу, на огромной кровати, несколько людей занимаются групповым сексом. И среди них была Она! Она – из-за которой всё и случилось, из-за которой он теперь висит на волоске между жизнью и смертью Она! Она! Она держала чей-то ужасно большой член в своих руках. И вот она, вдруг, у него на глазах начала!.. В глазах у него всё потемнело – он не хотел больше жить! Нет – не стоит жить! Это же из-за неё он… а она!.. и он почувствовал, как всё тело его обессилело, перестало бороться за жизнь и… ткань затрещала… Ещё мгновение, и он полетит вниз, в бездну городских джунглей, в поток машин, в бесконечность, в вечность! „А ты куда?!“ – чьи-то сильные, волосатые руки успели схватить его за воротник. „Нет, малый, не стоит этого делать!“ И руки втащили его в комнату. Она узнала его! Она узнала его! Не ожидала, но вот он здесь!»… Так лучше, не скучно?

– Не скучно! Продолжай – что там дальше было! – Вова искренне смеялся. – Вот, умеешь же, когда хочешь!

– Да-да-да, о чем с вами говорить? У вас на уме, Вольдемар, только драки, разврат и желание действовать, вопреки закону…. притяжения! Вот с вами – не соскучишься, Вольдемар. Ребятки, ребятки, – вздохнул Ефим, – ваше пространство в черепной коробке заполнено только прагматичными идеями: «А что дальше будет?», «А что я буду иметь?», «А как бы мне это успеть, достать, получить?» Прагматизм – философия уродов и нищих. Наслаждайтесь, чем есть, – в этом тоже кайф и много красивого. Посмотрите на небо!

Маша непроизвольно подняла голову вверх. Вова тоже. Ефим посмотрел, куда это они там смотрят?

– Ну, и что вы видите?

– Спутник летит, – сказала Маша.

– А ты, Вова?

Вова опустил голову и посмотрел на Ефима:

– А я смотрю, ты, брат, уже на небо насмотрелся! Как я с тобой во времени буду путешествовать? У тебя голова не болит?

Ефим не опускал голову – он продолжал смотреть на летящий спутник. Но ответил:

– Нет никакого времени!

Вова засмеялся:

– Здрасти! Теперь и времени у него нет! Опусти голову – а то и сам исчезнешь.

Ефим опустит голову, улыбаясь.

– Чего ты орешь?! Нет никакого времени. Путешествие во времени – это такая сказка. Ты что поверил, что мы можем теряться во времени? Всё происходит в наших «шарабанах». Даже если и гены они там перетряхнут, наколют нас химией, усыпят и отправят в астрал – всё равно мы останемся по содержанию в нашем теле – тела-то хер куда отправишь. Так что, все эти путешествия – наше воображение, сны, галлюцинации. А времени нет – «Опа!» Помнишь? И всё! Только – «Опа!» есть. Все остальное, лишь то, как мы себе это «Опа!» рисуем! Нет пространства, нет и времени – есть действительность, мимолетная, как вон та комета!

По небу чиркнула звезда.

– Ты больше не тони, Фима! А то мы не дойдем без тебя – кто нам будет байки травить?

– Доктор, ты доктор! Вот ты доктор, а всё играешь в солдатиков. Сказали – поверил! Приказали – выполнил! Живи своим умом, Пчёла! Не слушай никого, кроме самого себя. Твоя жизнь – только твоя. Твоя философия – только твоя. Твои мысли в твоём шарабане – только твои. Будь свободным и независимым.

– Это точно – слушать тебя, уже сил нет!

– А в чём разница? – спросила Маша.

– Разница в чём? – не понял Ефим.

– Ну, «свобода и независимость» – в чём разница.

– А-а? – Ефиму понравилось, что её заинтересовало. – Ну, во первых, пишутся и произносятся по разному.

Володя хмыкнул:

– Давай, теперь девочке засоряй мозги.

– А во вторых, – не обращая на обидные Вовины выпады, продолжал Ефим. – Если ты сам за себя платишь – это независимость. А если за тебя никто не думает, и ты решения принимаешь сам – это свобода!

– Про сексуальную независимость только ей не рассказывай, – вставил Вова. – «Своими руками»…

– Не слушай его – он свободен сегодня! Он здесь, на «острове» – свободен. И независим! Через месяц, в своей поликлинике он будет иметь бледный вид… и вспоминать мои слова. Он ещё сам этого не понимает. Запахи болота забудет, как тепло у костра – не вспомнит, нас с тобой из памяти сотрет, а идея – останется. Он даже где-нибудь «соплёй блеснет» – это точно! Видишь, как его зацепило! Ты-то как?

– Нормально, – Маша добрыми глазами смотрела на Ефима.

– Как животик?

– Болит немного. Я про него почти забыла. Пока вы…

– Рад что «мы» заставили своими баснями забыть про боль – тоже польза, слышь, Вова? А ты говоришь!.. Ладно, давайте спать – завтра нам болото штурмовать. Справишься, Маш?

– Постараюсь.

– Постарайся, милая. Только не молчи – если что, говори! Лучше ещё одну ночь проведем на болоте, главное не молчи. А если дойдем до «суши» – там и отдохнем нормально…я надеюсь. Правильно я говорю, доктор?

– Правильно, – Вова подложил дров в огонь.

– Ну вот, – поговорили. Не холодно тебе?

– Нет, – сказала Маша и грустно улыбнулась.

– Ничего-ничего, дочка – прорвемся! Потом с улыбкой будешь вспоминать свои приключения… Если, конечно… Ну, ладно – я спать заваливаюсь. Остальные – свободны… и независимы! Гут найт, друзья мои болотные, гут найт!


Следующий день воспринимается, как чавканье, сырость, комары, утки, трясина кое-где, пекло и усталость. Перекурили, и опять: чавканье, сырость, комары, утки, трясина кое-где, пекло, и ещё большая усталость. Но долгожданная «суша» под заветной горой – приблизилась! И вот они уже на твердой почве, в лесной полосе, у родничка, который они приняли издалека за речку, под горой со скалой на вершине, живые, насколько можно, здоровые, но усталые и грязные. Зато веселые, что всё позади. Ломают хворост и разжигают огонь.

– Манька! Ты человек, – веселится Ефим. – Ты – настоящий пацан! Вытерпела! Молодец! Переодевайся – мы сами дров натаскаем!

Маня, еле живая, но тоже счастливая, что болото прошла, еле шевеля руками, стала стягивать вонючие, мокрые чуни.

– Помочь? – спросил Вова.

– Нет – я сама – у вас и без меня забот хватает.

– Справишься?

– Конечно.

– Ну, как знаешь, – Вова продолжил рубить толстый сук старой, засохшей сосны.


Ближе к ночи, все так уделались, что было не до разговоров. Однако парни решили, что завтра день покажет, что там – за горой. Может её обойти можно будет, чтобы в лоб не штурмовать. По утру, Вова немного поднимется на гору и разведает, что дальше, с той стороны. А потом, когда они окажутся на той стороне горы, они настроят свои «приборы», и ещё раз определят, где Юг, выбрав следующий ориентир, если таковой (Вова надеялся) будет.

– А на хрена нам теперь ориентир? У нас часы есть!

– А ты уверен, что они идут правильно?

– Нет, – подумав, ответил Ефим.

– Вот, завтра и узнаем. В полдень.

– Если солнце будет.

Вова посмотрел на небо:

– А куда оно денется? С погодой пока везет.

– Согласен!

Перекусили, подсушили вещи, сполоснулись в ручье, и завалились спать, даже, не сделав шалаш – под открытым небом, на радость комарам.


Но утром планы изменились.

Раздувая костер, чтобы подогреть чай из свежих листьев бадана и прошлогодней брусники, которой поблизости оказалось в достатке, Ефим вдруг предложил:

– Я думаю, Вова, пойдем все вместе на гору. Чего ты туда-сюда будешь прыгать, как сайгак – силы лучше твои побережём. Потихоньку соберемся и пойдем все вместе. Машка уже очухалась от своих потрясений, спешить нам некуда, ну, пройдем десять километров, но ведь мы их пройдем. А, Бог даст, так и больше протопаем. Как считаешь?

– Я не против, – Вова сам хотел это предложить, но после вчерашнего разговора было не очень-то удобно всех на ноги поднимать.

– Вот и ладненько! – Ефим раздул огонь. – Сейчас Маня проснется, попьем чайку, пожуем, что осталось, и пойдем.

– Я не сплю, – раздался голос Маши из-под одеяла – он пряталась от комаров.

– А что, кстати, осталось? – поинтересовался Вова.

– А давай, поглядим! – предложил Ефим. – Давно пора ревизию сделать.

Всё, что было в мешках, высыпали на росистую траву.

Если из инвентаря, оружия и прочих нужных вещей осталось всё в целости и сохранности, то с продуктами питания назревал «апокалипсис», как выразился Вова, чтобы не произносить похожее на песца слово. Сырого мяса не осталось вообще – это ещё стало ясно за ужином, когда делалась «закладка продуктов в общий котел». Копченое мясо покрылось каким-то налётом, и начинало пахнуть, как минимум, болотом. Хотя его было неимоверное количество в аккуратно нарезанных длинных полосках, но оно могло протухнуть в любой день. И дело ни в том вовсе, что оно плохо прокоптилось – прокоптилось-то оно отлично – условия хранения не позволяли ему долго храниться. Мясо начинало быгать!

– Не прогрищемся? – заменив, как придумали, букву в слове, чтобы сгладить ненормативную речь перед дамой, спросил один у другого.

Другой ответит:

– Может быть. Дай понюхать.

Понюхав, соскоблив немного налета и пожевав мяса с места скобления, другой сказал: – День, от силы, с натяжкой – два, и – всё!

– Ясно! Прожарим на углях, чтобы наверняка.

– Всё, что ли?

– Нет, конечно! Только то, что сейчас есть будем.

– Подгорит.

– Что сгорит, то не сгниет.

– Согласен.


– Как себя чувствуешь, Маша? – Володя подсел к Марии и потрогал ладонью лоб. – Голова не болит?

– Нет. А что? Плохо выгляжу?

– Да нет – выглядишь ты, как всегда прекрасно. Боюсь, как бы болотная сырость и ночная прохлада свое дело не сделали.

– Спасибо за комплимент! – улыбнулась Маша (ей было приятно – Вова редко с ней так разговаривал – он вообще мало говорил). – Всё нормально. Не болею… В смысле, не простыла я.

– Понимаю, – Володя поднялся. – Просыпайся, чай пить будем. Хороший чай, с брусникой. Она разварилась, стала мягкой… эх, жаль, сахара нету!

– И мёда! – вставил Ефим (Он уже второй раз мёд вспоминает).

– Да, медку бы сейчас Марихе не помешало бы! – подтвердил Володя, и подмигнул Машке. – Да и мясо в мёде хранить милое дело – не прокиснет.

– Знаем-знаем, читали! – вставил Ефим.

– Молодцы.

– Может, пчёл поищем?

– Дурная затея – устанем искать, и не факт, что они нам позволят мед добыть. И Миша может там уже пасется – они около меда любят пастись. Ждут, когда дерево рухнет или ищут пути, как добраться до дупла. Дикие пчелы, как правило, в дуплах свои соты устраивают. А медведи, тут как тут – Мёд ведь!

– Да ты, я погляжу, начал словами оперировать, ВолодиМир.

– Есть малёха, – хмыкнул Володя, сам не ожидая, что получится так. – У кого научился-то? Зараза!

– Ладно-ладно, идите, ребята, чай пить! – Ефим зачерпывал берестяными пакетами-кружками варево из котла.


В начале десятого, судя по часам, тронулись в путь.

Машку одели в плащ-балахон, чтобы ветками не поцарапалась – в чаще с голыми ногами не находишься.

– Слушай, странный лес какой-то! – обратился Ефим к Вове. – Не находишь?

– Да я вот тоже смотрю,… – Вова сморщил лоб. – Их, как будто специально сюда набросали.

– Во-во, и я о том же.

В лесу очень часто, практически на каждом шагу, встречались довольно большие камни, которые «росли» не из земли, а были, как бы, брошены сверху. Некоторые – застряли между больших деревьев, некоторые – деревья свалили своим весом, и лежали поверх уже высохших стволов. И, чем выше поднимались ребята в гору, тем больше таких камней становилось. Потом, вообще остались одни камни, практически без целых, живых деревьев – каменная осыпь глыб, а между камнями – молодая поросль кустов и заросли Иван-чая. Идти становилось всё труднее и труднее – приходилось тупо перебираться с камня на камень, чтобы дойти до ровной кромки, за которой, как ожидалось, должен быть перевал. Скала, служившая Южным ориентиром, была чуть выше этой кромки. Но о скале пока никто и не думал – хотелось быстрее доползти до перевала. Вода в бурдюке кончалась, а источника воды никакого не предвиделось. На одном из привалов, когда оставалось, казалось бы, совсем чуть-чуть до кромки камней, Маша потеряла сознание. Пока её приводили в чувство – вода практически закончилась совсем. Но отступать не было смысла – вверх, гораздо меньше, чем вниз – пять часов уже потрачено на подъем. Правда, кто знает, будет ли там вода? Надеялись, что будет. И отдохнув плюс ко всему ещё что-то около часа, они вновь поползли вверх, внимательно приглядывая за Марией.

Вова первым выполз на кромку.

(Здесь я должен изобразить удивленный свист, но не представляю как это написать, поэтому напишу коряво)

– Фьюююуууууу-Фью!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! – Вова удивленно свистнул.

(Кажется, получилось так, что где-то зяблика убили! Но уж – как есть!)

– Что там? – Ефим полз метров на пятьдесят ниже, помогая Маше. – Что там, Вова?

– Ползите быстрее, сами увидите!

Эти слова, как ни странно, прибавили сил, и Машка с Ефимом доползли, на некоторое время, забыв об усталости, заинтригованные Вовиными словами.

Володя подал им тупой конец копья, помогая вскарабкаться на кромку.

Маша и Ефим, держась за руки, стоя на кромке камней, увидели то, от чего так удивленно, громко, но литературно непередаваемо, засвистел Володя.


– Вот тебе твоя новая реальность! – Вова протянул обе руки вперед.

– Новой реальности, Вова, не бывает – это просто реальность! Забери руки!

– Это – кратер? – спросила Маша.

Под ними был котлован, впадина, очень похожий на кратер вулкана, только не круглый а в форме овала, точнее – яйца, а ещё точнее – капли. Каменная осыпь, абсолютно голая, без единого намека на деревца и травинки, уходила вниз, а внизу блестело изумрудно-зеленоё озеро, длинной километра два и шириной, примерно, полтора. Причем, осыпь в остром конце «капли» была гораздо более пологая, чем на её тупом конце. Острый конец «капли», насколько можно было посудить на глаз, начинался в аккурат на Востоке, а тупой – заканчивался на Западе. «Их скала-ориентир» в данном случае была с Севера «кратера», а напротив её, в затененной, но, географически, Южной стороне находился небольшой ледник, который, видимо, и питал летом бирюзовое озеро водой.

– Что-то сюда с верху пизданулось, – от неожиданности увиденного вылепил Ефим. – Похоже, метеорит.

– Похоже! – согласился Володя. – Снес верхушку горы, навалил камней в лес и перекрыл пространство между сопками. Вчерашнее болото – это его работа, воде некуда уходить, вот она и затопила долину.

– Да и это озеро питает её водой, похоже. Ручей, из которого мы вчера и сегодня утром воду набирали, наверное, это вода из этого озера.

– Не исключено! – согласился Вова. – А как ровно жахнула – с Востока на Запад! Тютелька!

– А если с самолета посмотреть в лунную ночь, когда луна отражается в воде, получится большой глаз, – вставила Маша.

Мужики посмотрели на неё, подняв удивленно брови и расплывшись в улыбке.

– А, ведь, она права! Как на долларе – всевидящее око. Причем – левый глаз. А если луна полная, только что взошла и красная, то левый, воспаленный или злой глаз! – отреагировал по-своему Ефим.

– А если взлететь повыше над озером и обнаружить треугольник из каких-нибудь складок и наворотов ландшафта, то получится масонский знак! – воткнул всем в пику остроумно Володя.

И все засмеялись! От усталости и долгожданного удовольствия, что доползли, долезли, дотянули… Засмеялись, как говорится, спуская пары. (Пары!)

Они продолжали стоя глазеть, любоваться, и забыли про всё на свете – что-то здесь, правда, было завораживающее!


– Как ты думаешь, воду отсюда можно пить? – спросил Ефим у доктора, намекая про озеро.

Вова пожал плечами.

– Не уверен!

– Почему?

– А почему вокруг ничего не растет?

Ефим глянул ещё раз в «кратер».

– Да, действительно – не растет.

– И чаек не видно. Крачки, как минимум, должны здесь гнездиться – они везде гнездятся! Вообще ничего нету – как в пустыне! Почему?

– Не знаю, – сознался Ефим. – Действительно, странно. Жахнуло-то давно, судя по камням внизу – они уже ёлками поросли… А здесь – ни травинки.

И они оба посмотрели зачем-то туда, откуда пришли – назад, в сторону леса. Там всё росло и благоухало!

– Тунгусский метеорит? – спросил Володя.

– Вряд ли, – подумав, ответил Ефим. – Там, говорят, деревья повалены на несколько километров, точно по кругу. Здесь такого нет. Что-то другое.

– Смотрите, смотрите! Видели?! Что это?! – Маша почти перешла на визг и больно вцепилась Ефиму в руку.

Мужики оглянулись.

По глади воды расходились большие круги, как от брошенного огромного камня. Но они ничего не успели заметить.

У Маши были круглые глаза. В них явно читался испуг и удивление.

– Что ты видела? – Ефим посмотрел в эти напуганные глаза.

– Вы не видели?! Не видели?!

– Что не видели?!

– Вы не видели это?

– Что? – Володя положил руку на Машино плечо. – Что, Маша, ты видела?

Круги были слишком большими, чтобы их не заметить.

– Ну этот – пододеяльник.

Ефим непроизвольно засмеялся:

– Какой пододеяльник, Маня?

– Ну, что-то такое, белое, большое, как пододеяльник. Всплыл, чиркнул по воде и исчез. – Маша показывала на круги. – Вон, от него круги.

– Круги вижу, а пододеяльник – не видел, – Ефим посмотрел на Вову. – Ты видел?

– Я тоже не успел, – сказал Вова. – Ты, правда, видела? – обратился он к Маше.

– Ну конечно…

– Конечно – круги-то, откуда? – вставил Ефим. – Что-то мне не нравится это место.

– Присядем, посидим тихо, понаблюдаем чуток, – предложил Вова. – Может ещё раз булькнет.

Все тут же присели на теплые камни.

– Мне страшно.

– Тихо! – шепотом перебил её Ефим. – Не бойся.

Ефим легонько, в знак поддержки, сжал Машину ладонь.

Маша тряхнула головой, дескать, хорошо, я поняла.

Ефим приложил палец к губам.


Тихо просидели час. Ничего. Ни намека. Пекло и пить невыносимо захотелось всем.

Вова встал первым.

– Пошли, – сказал он. – Пошли! Обойдем по кромке до ледника, а там посмотрим – если внизу воды не увидим – за кромкой, надолбим лед. Лёд, должен быть нормальным… я думаю.

Выбора не было – всё согласились, навьючили свою поклажу и, аккуратно ступая по острым камням, стали обходить «кратер» по периметру.

На это дело ушло ещё часа три. Пить хотелось – хоть застрелись!

Причем, когда обходили кратер с «тупой стороны капли» и посмотрели вниз, в сторону леса, то леса там не обнаружили – до подножья горы был сплошной завал камней. Как будто их неимоверная сила «выплеснула» на склон, засыпав между сопками ложбину.

– Ну, что я говорил? – спросил Вова.

– А кто спорил? – переспросил Ефим.

Дошли до ледника, глянули вниз на лес, и с радостью обнаружили там шуструю речушку, окаймленную зарослями густой травы. Спуститься нужно было до неё метров триста, а может, пятьсот – ерунда! Зато там всё цвело и пахло, и пели птицы – не то, что во впадине, где голые, острые камни и, черт его знает почему, ядовито-зеленая вода! (С Машкиным пододеяльником где-то внутри!)

Хлебали воду, «как олени – с колен»!

Потом спустились ещё чуть ниже. Пока не нашли подходящее место для бивака – цветущую всеми летними таёжными цветами полянку. А когда её нашли, когда начали сооружать шалаш, когда затеплился огонёк в кучке хвороста и запахло елово-сосновым дымком… Когда уже не видно было голой каменной пустыни, а лишь гомон птиц и стрекот кузнечиков доносился со всех сторон… Когда жизнь потекла по иному руслу, и наступила новая – нет – иная реальность: теплая, летняя, безопасная, яркая, звонкая, душистая… Тогда… Хотя, между соснами ещё кое-где застряли, заросшие мхом и травой, с отколотыми краями глыбы, но это уже было в прошлом – странное озеро осталось позади!

Вова и Ефим шастали по полянке, занимаясь устройством быта, в набедренных повязках (как те парни из сумо). Машка бродила в длиннополой Ефимовой рубашке. Бродила бы тоже в купальном костюме, да время бродить так, ещё не пришло – стеснялась – потом позагорает.

В этом зеленом оазисе с невероятно большой и душистой травой чувствовалось, что Лето берет свои права и неуклонно наступает, накрывая своим жизнелюбием и теплым дыханием даже северную часть таёжной Сибири. А Лето в Сибири – это Жизнь, ребята! Хоть это и было уже да-алеко за полдень, даже перевалило за шесть часов, но это было на южном склоне горы и до вечера, как такового, было ещё, ой как много времени!

Маша, по совету Ефима, накопала лопаткой косули десятка полтора сладких луковиц саранки, цветы которой тут и там торчали в изобилии по всему склону. Еще ей попалось несколько тонких и очень жестких отростков дикого чеснока, что тоже было немедленно выкопано.

Ефим надергал на той стороне речушки приличную охапку молодой черемши.

Вова умудрился подстрелить рябчика, и теперь, вместо горького варева из копченого мяса, будет «птичий» бульон.

Честно сказать, там рябчика-то было с гулькин нос! С кулачок! Но это свежее мясо! А плесень копченой косули – на угли, и вдогонку к «птичьему» бульону. (Всего рябчика подразумевалось отдать Машке). Но витаминно-зеленый комплекс, как выразился доктор, и не горький бульон, предвещали нечто новое на ужин. Плюс остатки корней камыша и «жаркое» из копченостей… Жрать сильно хотелось всем!

– Сейчас бы супчика, да с потрошками!.. а, Шарапов, как ты? – пародировал Ефим героя известного фильма, обращаясь к Володе.

– Конфетку бы сейчас, – жалостливо сказала Маша.

– Я бы тоже сейчас банку сгущенки наебнул! – поддержал её Володя.

– Да, сладкого нам сильно не хватает! – согласился Ефим. – Надо пчёл искать – я говорил!

– Достал ты с пчелами, Фима! – Вова, как всегда, подтачивал нож. – Сожги ремень – тебе «сникерс» привезут.

– Ладно, острить-то! Кроме шуток, провизия кончается. Надо опять выходить на тропу войны. Как мы умудрились столько сожрать?! – Ефим пожал плечами, сжал губы и приложил пальцы к вискам, тут же их отбросив.

– Это тебе не на диване! Мы тут столько энергии тратим…

– Я дома, кстати, жру больше! От нечего делать откроешь холодильник: «Так, чего там у нас?» И напоролся, как свинтус!

– Во-во, – Вова показывал пальцем на Ефима, – слышала, Маша? Как свинтус.

Маша скромно промолчала.

– Ладно, пока время есть, доставай гвозди, – сказал Ефим. – Сейчас я ленивую ловушку сделаю – «олений башмак». Пока, суть да дело, поставим – глядишь – утром попадется какая-нибудь животина.

Вова достал кованые гвозди.

Ефим с помощью топора начал готовить «поганку».

Маша с интересом наблюдала за процессом.

Ефим соорудил раму двадцать на двадцать сантиметров – квадрат, туго и накрепко примотав по углам сермяжными ремнями. Потом вбил в каждую строну снаружи вовнутрь по два плоских гвоздя. Всего восемь. Расстояние между остриями гвоздей осталось сантиметров пять-шесть. Ефим эти гвозди немного загнул в одну строну, получилась что-то типа воронки. Потом он примотал к этой раме веревку и несколько раз проверил её на прочность.

– Сгодится, – после нескольких проб, сказал Ефим. – Пойду, поставлю.

– Можно я с тобой? – спросила Маша.

– Не, сиди лучше здесь – меньше народа – меньше следов. «Поганка» – дело тонкое!

Маша не обиделась – поняла.

Взяв лук, колчан со стрелами и топор, Ефим пошел за речку. Ему казалось, что там он найдет подходящее место. (А с другой стороны горы – они уже там так наследили – хрен какой зверь выйдет).

– Начинайте без меня, – уходя, сказал Ефим, кивнув на котел. – Приду – похаваю.

– Ни пуха! – сказал Вова.

– К черту! – ответил Ефим, и растворился в кустах.

– И ты думаешь, у него получится? – недоверчиво спросила Маша у Вовы.

– А ты думаешь, что мясо, которое мы едим, мы в супермаркете купили? – задал встречный вопрос Володя.

– Это он, что ли, поймал?

– Добыл! А не поймал. Он (тьфу, тьфу, тьфу) удачливый добытчик. Ловец орлов! Посмотрим, как на этот раз.

– Никогда бы не подумала, что на эту… квадратик, можно что-то поймать.

– Посмотрим, Маша. Давай, не будем загадывать… чтобы не сглазить. Хорошо?

– Да. Извини. Поняла. – Маша вздохнула. – Я могу быть хоть чем-то вам полезна?

Володя непроизвольно рассмеялся.

– А чего ты вдруг спрашиваешь? Чувствуешь себя… не очень востребованной?

– Нахлебницей! – уточнила Маша то, чего Володя не решился произнести.

– Перестань, – Вова тянул гласные.

– Перестань ты! Я же не дура – всё понимаю. Я вам, как обуза. Вы бы без меня уже далеко ушли. А я вам…

– Мань! – резко осадил её Вова. – Хочешь, чтобы я нагрубил? Чего ты начала?! Мы же не на соревнованиях – кто быстрее дойдет! С тобой, без тебя – кто знает, что было бы. Это же реальность! Действительность. Ничего не было и, вдруг, появилось! Ты что, Ефима не слушала? Ты – один из нас. Точнее, одна! И прошу тебя, завязывай ты эту бодягу – зла не хватает! Хочешь быть полезной – будь. Придумай сама что-нибудь. Мы тебя заставлять делать что-то не будем! Сама смотри. Мы же не спрашиваем тебя, чего ты хочешь?!

– Спрашиваете!

– Я не в том смысле.

– А я – в том.

– Ну, Мань… Короче, давай пожрем!

– Давай Ефима дождемся.

– Ты есть не хочешь?

– Хочу.

– Так что тогда?

– Давай, дождемся!

– Он часа через два придет – не раньше.

– Ну, и что?

– Ну,… чай хоть попьем?

– Если хочешь – пей, ешь, а Я буду ждать!

– У-ууу, – замычал Вова и положил ладонь на лоб, точнее – лоб в ладонь. – Маша, вон, видишь, меч лежит? Возьми его и сходи, наруби пихты для шалаша. Поняла?

– С удовольствием! – Маша взяла тесак и направилась, покачивая упругой попкой, которая «читалась» даже под долгополой рубашкой, рубить пихту для шалаша.

– Бабы….. это – пиздец! – тихо сказал Вова и завалился на одеяло покемарить!


Получаса не прошло, Ефим вынырнул из леса, волоча на привязи что-то вроде козы, а на плечах у него лежало что-то большое и пушистое.

Вова соскочил и быстро направился к Ефиму.

– Ха! – удивился он. – Так быстро?!

– Да тут, буквально, двести метров прошел, – Ефим скинул с плеч на траву огромную рысь, – Иду, смотрю, эта красавица косулю давит. Я сначала стрелу в козу засадил. А эта, сука, фыркает, урчит, шипит, дергается – не подпускает. Что было делать? Я и ей пару стрел засадил! Зато, теперь у Машки, шубка будет клёвая! Где она, кстати?

– Вон – лапник рубит! – Вова показал на дальний конец поляны, где голоногая Маша неумело работало мечом.

– Ну ты изверг! – засмеялся Ефим.

– Она без тебя жрать не садилась.

– Молодец! – оценил Ефим. – Освежуешь?

– Конечно! – Вова достал нож. Оставь обоих – обдеру здесь, у реки. В лучшем виде!

И хлопнув довольно Ефима по плечу, добавил:

– Везет же тебе, бляха… как утопленнику!

– Ладно-ладно, есть малехо! – Ефим лучезарно улыбался – приятно же, когда тебя хвалят, хотя, ты особо ничего и не сделал. – Ты при Машке такое не ляпни – сразу заревет, вспомнив Алёшу своего.

– Ну… конечно! – согласился Вова, вспарывая, первым делом, пузо косули. – Хорошая коза! Добрая!

– У кошки шкурку не попорти – Махе состряпаем манто. Пусть повоображает!

– Справлюсь! – заверил Вова. – Иди, зови её! А то она сейчас от радости, что ей дали поработать, все ветки в лесу отстрогает.

– Это точно!

Ефим, оставив Вову у речки, и, положив у шалаша лук, колчан и свой «олений башмак», направился на дальний конец полянки, помочь Машке притащить лапник.


– Манюня, здорово! Чем занимаешься, – цветущий Ефим подошел позади, разглядывая Машкины…

– О, ты уже пришел? Поставил уже?

– Уже поймал, Мань!

– Да ну?!

– Ну да!

– Так быстро?

– Так быстро!

– Обма-анываешь! – Машка сквасила рожицу.

– Чего мне тебя обма-анывать – сегодня будем кошатину кушунькать. Ела кошатину?

– Какую кошатину? – Маша не поняла о чем речь. – Кошечку что ли?

Она так мило произносило слово «кошечку»…

– Кошечку, кошечку – кошечку и козочку. Пошли, я помогу тебе ветки дотащить.

Ефим наклонился и поднял с земли практически все ветки, которые Машка с таким энтузиазмом нарубила.

– Ну, правда, – Машка семенила рядом, пока Ефим нес ветки, как носят снопы колосьев, позолоченные колхозницы на постаментах ВДНХ. – Какую кошечку ты принес?

– Рысь! – выпали Ефим, твердо произнеся букву «Р».

– Ры-ысь?! – удивилась «Манюня». – Она же опасная!

– Уже нет!

– Она, что, на тебя набросилась?

Ефим довольный рассмеялся.

– Не-ет. Хотя… Она хотела, конечно. Фыркала, ругалась… Здоровая! Лапищи огромные! А клыки! – Ефим набивал себе цену. – Но я, как Чинганчгук, достал свой лук… И скоро у тебя будет классная шубка…

Ефим тут же вспомнил песню свой юности и пропел томным голосом с сексуальным подтекстом:

– «Ты зайдешь лишь на минутку и сыграешь роль… И тебе подарит шубку Золотой король!..»

Он не помнил, по тексту король «Золотой» или «Голубой», поэтому, чтобы не огорчать уважаемых им авторов песни, он всегда пел «Золотой».

– А рысей разве едят?

– Кто как, а мы будем. Интересно же попробовать – я тоже не ел. Попробуем – узнаем. Не понравиться – выкинем!

– Выкинем? – в голосе Маши чувствовалось удивление. – А зачем ты тогда её убил?

– Самооборона! С одной стороны. С другой – прикинь, рысь подстрелить из лука! Не каждому дано… выпадает, в смысле. К тому же, Маня, нам ли жить в печали? Мы в глухой тайге, где каждый выживает, как умеет. У зверей шансов выжить гораздо больше, чем у человека. И коль, они попались на мушку… в смысле,… если они позволили себя подстрелить, значит, что-то у них не так. Значит они, либо тупые, либо… короче – выживает сильнейший! И хитрейший. Человек же, Маня, он же хищником себя только считает. На само деле, у него ни клыков, ни когтей. И панциря у него нет, и рога… не у всех. И лазать по деревьям он уже толком не может. И плавает он, как … это самое в проруби. Короче, у него ничего нет, кроме мозгов. А они-то и заменили всё остальное, чего не хватает. Вот и помогает человеку палочка с ниточкой и палочка с наконечником, чтобы выжить и прокормиться. Понимаешь?

– Понимаю. А козочка?… Ты сказал: «Козочка».

– И козочка есть.

– Ты и козочку застрелил? – Маша широко раскрыла глаза. – Так ты и козочку ещё уби… добыл? – вспомнила Маша, чему её Вова учил.

– Да! – Ефим растянул губы в улыбке. – Надо же вас – охламонов мне чем-то кормить! Приходится стараться! Сейчас такой ужин забабахаем – закачаешься! Вова, вон видишь – «чулки» снимает!

Вова, привязав козу за задние ноги к нижней ветке сосны, стягивал с неё шкуру привычным движение «профессионала». До рыси он ещё не дошел.

– Иди, помоги ему, – сказал Ефим. – Там, наверняка, нужно мясо помыть, разложить… он скажет. А заодно, посмотришь и научишься, как надо обдирать. Иди, помоги.

Машка положила меч у костра и побежала помогать Володе.

«Эх! Где мои семнадцать лет?!» – подумал Ефим, глядя, как Машка бежит помогать Володе.


– Ну, что, Шарапов?! Вот тебе и супчик с потрошками! На тройном бульоне! – Вова помешивал в котле своим тесаком.

– Я думал, у нас ты Шарапов, – Ефим заканчивал приматывать шкуры к самодельным рамам. – Смотри, какая огромная!

Рысья шкура была, пожалуй, даже больше шкуры косули.

– Повезло тебе, Маша. Почти с тебя размером.

Ефим закончил и подошел к костру.

– Чего ты там говоришь на тройном бульоне?

– Я не стал сливать бульон после рябчика…. Чтобы соль не тратить лишний раз. Добавил воды и вот: здесь ливер косули и ещё плюс рысье сердце и печень. Как думаешь, сочетаются? – Вова попробовал на вкус варево. – По-моему – вполне.

– А мне по барабану – я сожру, что угодно! Ты чесночок туда бросил?

– И чесночок, и несколько луковиц саранки – попробуем, что там за саранка такая.

– Попробуем! Гурманом так станешь, как пить дать! А, Маша?

Маша пожала плечами.

Её задача на сегодняшний вечер была, как следует нарезать полосками мясо, отделив его от костей. А потом всё сложить в один из оставшихся «бурдюков-мешков», сделанных из шкуры косули ещё на месте встречи Ефима и Вовы. После чего мужики готовы были мясо притопить в ручье, чтобы оно лучше сохранилось в холодной воде… и не привлекало запахом свеженины всяких хищников: от мелких, типа хорька, до крупных, типа… лучше не думать! Маша старалась вовсю, и, со свойственной девочкам аккуратностью и скрупулезностью, раскладывала всё «по полочкам», точнее, по кучкам.

– Маня у нас молодец! – похвалил её Володя. – Видел бы ты, Ефим, как она мне помогала. Ни одного лишнего движения – всё под рукой, благодаря Маше нашей!

Вова подмигнул Марии.

– Спасибо, конечно! Но Вы мне льстите! – Маша улыбалась – ей было приятно, что и она приносит пользу парням.

– Ничего подобного! – Вова надкусывал кусок мяса. – Нормально проварилось – можно хавать! И не думал Вам льстить, дорогая. Вы сегодня в ударе!

– То ли ещё будет! – пообещала Маша.

Ефим хмыкнул, развалившись на своем одеяле под сосной.


Бухлёр получился на славу!

– Вот когда жалеешь, что ты не верблюд! – Ефим, поддев на кончик ножа кусок печени (рысьей или козлиной – не разберешь – мелко нарезали), обкусывал, пытаясь не обжечься. – Жрал бы и жрал! Наел бы себе два горба, а то и три, и тащил бы их, один хрен, на себе, зато точно знал бы, что не испортится. А так – сколько не жри!.. Туалетной бумаги всё равно нема!

Машка засмеялась.

– Я почему-то тоже об этом подумала.

– Про бумагу? – сострил Ефим.

Машка надула губы:

– Фу-у! Про горб! – и сама засмеялась сказанному (на хрена ей горб?!)

– Не, лучше быть тюленем! – Вова нарезал парящее сердце на мелкие кусочки. – По-моему, у меня рысь – хотите попробовать?

– Давай! – все протянули свои плошки.

– Как? – Вова проглотил кусок.

– Отлично! – ответили все, проглотив,… но не поняв разницу, чего там отличного.

– По-моему, ничего особенного! – поправил всех Вова.

– А чего ты хотел? Это всего лишь сердце. Его вкус у всех одинаковый. Утром сварим, попробуем мяса – разницу ощутим… я думаю. Кошатина – она должна псиной пахнуть.

– Не порти аппетит! – Маша рвала с помощью зубов и рук неподатливый кусок.

– Посмотрим, – Вова уплетал за обе щеки. – Тебе, наверное, до этого только домашних хавать приходилось!

– Не хами, доктор! Я люблю животных! – Ефим перебрасывал с руки на руку горячий кусок печени. – «Мы их давили, давили! Давили, давили!..»

– А мне всё равно нравится! – Маша не отставала от парней, хрустела ливером.

– Попробуйте-ка сараночку! – Вова выловил ложкой из котла луковицы саранки.

– Мыло! – сказала Маша, прожёвывая «корнеплод».

– Давно! – согласился Ефим.

– А чесночок? – Вова выловил головки чеснока.

– Вкусно! – оценила Маха.

– Да! – подтвердил Ефим. – Жаль, мало.

– Вот ещё! Кому?

– Мне хватит, – сказала Маша.

– Ешь-ешь! – сказал Ефим. – Полезно. Целоваться, все равно, сегодня не будем.

– Кто знает! – Маша скорчила улыбку. – Не говори «Гоп»!

– «Гоп-стоп, мы подошли из-за угла!» – замурлыкал Ефим, пережевывая что-то ливерно-мясное, чтобы не острить по поводу этого. – Маня, веди себя поприличней.

– Приколись черемшой, Маша, – посоветовал Вова.

Черемша мелко нарезанная, пролитая уже застывшим салом, горкой торчала из берестяной плошки. Маша зачерпнула ложку.

– Эх, розовых пузатых собачек, напичканных выжимками оливы, не хватает! – заявил Ефим.

– Не портите аппетит, профессор, прошу же! – Вова ещё себе подложил какой-то кусок.

– Не-е-е! Ежики, напичканные рыбьей требухой, сегодня отдыхают! Факт! – Ефим не унимался.

– Я рада, что я с вами встретилась, мальчики! – вдруг выпалила Маша.

– Какой ценой? – Ефим сам не понял, чего он ляпнул.

Вова посмотрел на него с прищуром, сжал губы и незаметно махнул головой, дескать: «Ты чего?»

Ефим понял, закрыл глаза и медленно махнул головой сверху вниз, типа: «Понял, извиняюсь!»

Маша заметила их «перемигивания» и сказала:

– Я всё понимаю, ребята – это просто судьба….

– Судба-а,… – задумчиво повторил Ефим.

– Тихо-тихо про Судьбу, Маша! Не произноси лишних слов – а то, ни дай боже, сейчас профессора понесет – он же наелся!

А «профессор», закрыв глаза, замычал, пожевывая:

– «Судьба, прошу, не пожалей добра…»

– Эй, Тойота Караоке, сбацай-ка лучше чего-нибудь из вагантов! – Вова зацепил ложкой ещё одну луковицу саранки. – Кто «мыла» хочет?

Ефим молча подставил плошку.

– Витамины мне полезно!

Все засмеялись сытым смехом.

– Чего ржёте-то? Правда, говорю! Полезно мне! – Ефим смаковал луковицу. – Ржут, понимаешь!

Потом он вытянул ноги и откинулся на спину.

– Ху-у, бля-а! – утомленно выдохнул он. – Не, правда, чего я не верблюд?!

– Нагрузим тебя завтра – будешь!

– Не шути так, Вова. Я до завтра не доживу – лопну! Как надувная, зеленая грелка! Фу-у – обожрался! Чай у нас чё, бляха, через час только будет? Какого хрена они нам один котелок выдали?! Плесни бульону!

Ефим протянул свой пакет-кружку.

– Н-да, с бульоном тут не важно! – но Вова все-таки нацедил пол «кружечки».

– Спасибо, браток! – Ефим стал мелкими глотками пить бухлёрскй бульон. – Жирный-то какой!

– А ты как хотел?

– Чаю я хотел. Давай, приготовим чаю.

– Давай! – Вова не пошевелился.

– Я схожу за водой, – Маша приподнялась. – А чем котелок помыть?

– Возьми сажи и жир – получится мыло, – посоветовал Ефим. – И песком или илом – что там есть? – ещё промой. Только, сполосни, как следует! – Ефим дышал через нос, с явным просвистом между словами. Обожрался Ефим!

– Я с тобой, – поднялся Вова.

Ефим вопросительно посмотрел на него.

– А чего она одна в темный лес пойдет?

Ефим пожал плечами.

– Мне-то что? Хотя, вас, молодежь,…. – и он не стал договаривать фразу – было лень даже думать.

– Ну, сам посуди!

– Идите-идите, я что – говорю, что-то против, что ли?

– Ещё мяса подложить? – Вова вытаскивал из котла остатки.

– Подложи, – Ефим выдохнул громко и указал глазами на свою «посуду».

– Всё нормально? – осведомился Вова.

– Не знаю, – ответил Ефим. – Что-то мне хуёвенько… Как пьяный… Голова кружится……! Ладно, идите – всё нормалёк. Просто, объелся – сейчас пройдет. Чай тащите! Пить охота!

– Ну,… мы пошли.

– Да, идите же уже! – Ефим закрыл глаза, чтобы быстрее ушли эти люди… за водой.

Так он просидел несколько минут, обдуваемый свежим вечерним ветерком.

Голоса Володи и Маши звенели (но не разобрать о чем), смешиваясь с шумом речки, где-то позади, в лесу, на берегу.

Напротив потрескивал костерок, это было слышно, и глаза открывать не надо.

А вот где-то наверху, как ему показалось, послышался всплеск, как будто большая рыба ударила по воде хвостом. «Ну, даже если и ударила, то, как это можно слышать – мы ушли вниз, наверное, на километр, а то и больше? Мне всё это снится, я устал, обожрался, плаваю в астрале, артишок в Амстердаме, монгольские степи, полет на Венеру… Вот – опять всплеск!»

Ефим открыл глаза.

Напротив, по соседнему, усыпанному мелким щебнем склону, спускался вниз (в лес от «кратера») человек в сером плаще-балахоне, почти таком же, как у них с Володей. Старик, как казалось издалека, нёс в руках, прижимая к груди, довольно большой камень. Ефим оценил, что для старика тащить такой камень, наверное, не легкая забава. Но старик шел размеренно, не выпуская камень, и спускался всё ниже и ниже к полоске леса. Еще минута и он скроется в лесу.

Ефим встал, вышел из-под сосны, чтобы его было видно, и громко свистнул.

Старик остановился, посмотрел на Ефима, наклонил голову в приветствии, и вновь тронулся в путь, не обращая внимания на то, что Ефим махал ему руками изо всех сил. Человек в сером балахоне растворился в лесу.

Ефим остолбенел! Он молча стоял и смотрел на соседний склон, ничего не предпринимая. Старик же видел его, поздоровался и…ушел! Как?! В такой глуши кто-то кого-то встретил, поздоровался издалека и… ушел? Такого не бывает! Показаться не могло! Он ясно видел старика. Утром нужно будет сбегать на склон, следы посмотреть. А пока… может Вове сказать, а то вдруг из-за кустов неожиданно… но не хотел бы чтоб его заметили, не тащился бы напротив по склону… а камень ему на хера? Большой камендуля! На хера? Что-то здесь… Надо следы посмотреть, обязательно… завтра!

– Чего свистишь? – веселая парочка появилась из-за спины. – Леших пугаешь?

– Леших? – Ефим медленно повернулся. – Каких леших?

– Ну, леших, – Вова улыбался – чего тут непонятного? – Леших-леших, которые в лесу живут и улюлюкают!

– Улюлюкают, говоришь, – Ефим почесал голову, украдкой взглянув на склон (старика не было). – Они не улюлюкают, они камни куда-то таскают.

– Не понял? – Вова подвешивал чан с водой над костром. – На хрена им камни?

– Вот и я думаю, на хрена. Но ведь таскают!

– Да, брат, ты объелся и видимо крепко поспал! – Вова наконец-то справился с чаном, разогнул спину и спросил ещё раз:

– Свистел-то чего?

– Тебя звал, – соврал Ефим, – пить охота! А вы там, в пятнашки играете – орете на весь лес, как мамонты!

– Да он нас ревнует! – Маша стояла и улыбалась, выпалив эту глупость.

– Да-а!.. – Ефим махнул рукой. – Никто вас… А-а… Задолбало…

И не договорив ни одной фразы, он присел обратно под свою сосну.


Посреди ночи, сквозь сон Ефим опять ясно услышал всплеск. Он открыл глаза. «Что-то там все же плещется!» – Ефим посмотрел через входной проем шалаша на «улицу». Поляна была освещена луной, как днем.

Костер потрескивал.

«Надо отлить!» – Ефим тихо, чтобы не будить ребят, поднялся и аккуратно вышел наружу.

Луна, уже не полная, как «шесть копеек», но всё ещё большая, висела над поляной, как огромный фонарь. «Красиво» – подумал Ефим, и пошел в тень, за дерево.

Вернувшись обратно, он увидел Володю. Тот стоял и смотрел на склон, по которому вечером…

– Ты про него говорил? – шепотом спросил Вова, кивнув в сторону горы.

По горе, в том же точно месте, спускался так же медленно тот же старик, тащил камень. Потом он вдруг приостановился, повернулся к парням, кивнул и вновь пошел и растворился в лесу.

Парни несколько секунд стояли молча, рассматривая склон.

– Пойду, отолью, – спокойно, как он умеет, сказал Вова.

– Ага, – согласился Ефим, не отрываясь от склона.

Вова зашел в тень дерева.

Ефим по привычке подбросил дров в костер (который тут же яростно затрещал) и тихонько направился в шалаш за плащом – спать уже не хотелось, решил посидеть у костра.

Тихо пробравшись, пытаясь не разбудить Машку, Ефим потянулся за плащом… и резко отдернул руку – Вова мирно спал по другой бок Марии!

Ефим тут же оглянулся! Никого! Позади никого. Он медленно вытащил голову из шалаша и посмотрел в ту сторону, куда только что ушел «Володя» «отлить». Там – ни шороха, ни звука, никакого движения.

Ефим «задернул» голову в шалаш.

Прикоснулся пальцами к Вовкиному плечу.

Тот тут же открыл глаза и повернулся.

Ефим держал палец у рта.

– «Бери меч – у нас гости!» – практически одними губами сообщил Ефим.

Володя кивнул, что понял и тихо, но довольно быстро поднялся, уже держа в руках тесак (они всегда спали, чтобы тесак был под рукой).

Перевалившись через Маху, не задевая и не разбудив её, Вова оказался рядом с Ефимом у выхода.

– «Сколько?» – спросил губами Вова.

Ефим показал один палец и губами добавил: «Видел».

Вова покачал головой: «Понял!»

Ефим пальцем показал, в какую сторону ушел тот один.

Вова опять покачал головой: «Понял».

… По поляне скользнула тень! Резко! Но большая!

Мужики моментально оказались вне шалаша с мечами в руках, готовые на всё! Они крутили головами, стоя на чуть подогнутых ногах, напряженные, как тысяча пружин. Но…

…Тишина. Только потрескивает костер. На небе – луна… и еще какая-то спираль, как будто прозрачным гелием неумелый художник намазал на небе разводы по кругу. Прозрачная спираль, расползающаяся понемногу в безветренном небе.

Парни стояли на полусогнутых, как спартанцы. Прислушивались и смотрели во все глаза во все стороны.

– Может, тебе приснилось? – спросил, вдруг, Вова.

– Да!? А тень?

– Птица перед луной пролетела, – Вова выпрямился.

– И на небо насрала?… – Ефим тоже выпрямил ноги и спину. – Вон – ещё расползается.

«Гелиевая спираль» плохо, но ещё читалась на небе.

Вова пожал плечами и сделал шаг к шалашу, посмотреть, не разбудили ли Машку их фокусы.

– Стоп! – Ефим смотрел куда-то в темноту за деревья. – Вот он.

Вова глянул в туже сторону. И похолодела спина!

В тени за сосной стоял медведь, маленькими жуткими глазками в упор смотря на парней.

Секунда! И медведь тронулся с места, скачками приближаясь к ребятам.

– Опа! Опа! – Ефим принял стойку, выпятил челюсть вперед и свирепо, как самурай, смотрел на надвигающуюся машину. – Хау! Хау!

На последнем шаге медведь прыгнул вперед, выставив лапы!

Ефим, автоматически перенес вес тела на левую ногу, развернулся вокруг своей оси, оказавшись чуть сбоку протянутой лапы, и, что было силы, с разворота, рубанул! Хотел по голове, но попал по лапе! Не хватило длины рук!

Он почувствовал, как меч перерубил кость и такую твердую шкуру!

«Комбикосовый!» – мелькнула мысль.

Ефим отпрыгнул в сторону.

– На-а!!! – с другой стороны медведя, не понятно как умудрившись, Вова вогнал в бочину под переднюю лапу зверю свою рогатину и навалился всем телом на черенок.

Медведь, зависший на секунду в прыжке, завалился от толчка Володи, в горящий костер, перевернув чан и всё, что сушилось у костра. Запахло паленой шкурой. Медведь страшно заревел. Черенок сломался.

Ефим тут же нанес удар по тому, что оказалось рядом – по задней ноге и рассек её по вдоль! Медведь соскочил, сделал несколько прыжков от костра и в сторону от ребят, и урылся головой в поляну.

– Машку на дерево! – крикнул Ефим, схватив топор, вместо меча, и в два прыжка оказался рядом с медведем.

Пока медведь не поднялся, он со всей силы рубанул по затылку зверюгу! Топор вошел глубоко в череп… и застрял. Некогда было вытаскивать!

Ефим отпрыгнул и бросился к костру за мечом.

Вова, выхватив из шалаша, одуревшую Машку, практически сам закинул её на нижнюю, толстую ветку сосны и, успев сказать: «Лезь и ни звука!», кинулся к медведю на смену Ефиму, и хлестанул своим мечом медведя поперек позвоночника в районе крестца. Позвоночник хрустнул!

Медведь еще издавал какие-то звуки, когда Ефим, отпрыгивая на всякий случай после каждого удара, осыпал его пиздячками по спине!

– Да хватит, Фима! Он уже не поднимется! – спокойный, как индеец, Вова смотрел, как отводит душу Ефим. – Измочали всего!

– Урод вонючий! – бормотал Ефим, постепенно уставая «мочалить» мишку. – Вот, Урод вонючий!

Наконец-то поняв, что медведь уже никогда не поднимется, Ефим опустил меч, вытер пот со лба и засмеялся:

– Ай, да Сашка! Ай, спасибо, милая! Чтобы я без тебя делал?!»

– Кто это – Сашка? – спросил Вова.

– Тренер мой по… с мечом учила воевать! Ай, Сашенька моя! Что бы я делал, если бы не ты!? Эх, вернусь!.. С меня бутылка! Засажу по самые мормышки!

Тут уже засмеялся Володя.

Ефим уперся ногой в череп медведя и выдернул топор:

– Во, засадил! Давай перевернем.

Парни перевернули зверя.

Стоило ему рухнуть на спину, как Ефим, не говоря не слова, тут же отрубил ему башку:

– Вот теперь, точно, не поднимется! – Он ногой отодвинул голову от туши.

Вова выдернул обломок копья:

– Жалко – хорошая была машина.

– Кто? Медведь? – Ефим по-дурацки хихикнул.

– Да нет – рогатина, – улыбнулся в ответ Володя.

Ефим хлопнул друга по плечу:

– Пошли Машку с дерева снимать, охотник! Надеюсь, он один приходил.

– Пошли.


– Вот урод! – всё ещё бурчал Ефим, оглядываясь на Мишу.

– А черенок-то не выдержал, – Вова пнул ногой обломок древка, всё ещё сожалея о своем оружие.

– Они нам вечно брак подсовывают! – поддержал Ефим. – Маха! Ты жива?!

– Вот, сука! Действительно, урод! Носки сгорели! – Вова бросился к огню, пытаясь спасти носки.

– Мои носочки! – крикнул Ефим. – Сволочь!

Вова на вытянутой руке держал обгорелые наглухо носки Ефима.

– А твои где?

– А мои – на Машке!

– Вот, сволочь!

– Больше, кажись, ничего не сгорело.

– Ну, сволочь же! – Ефим взял носки. – Ну, ты скажи! У меня теперь лапки мерзнуть будут! – полушутя, полусожалея, причитал Ефим. – Убил бы, гада!

– А ты что сделал? – Вова подопнул к Ефиму отрубленную лапу.

– А? Как я его?! – Ефим смотрел на обрубок. – Классически! С разворотом!

– Красиво, было! Я думал, тебе хана, когда он прыгнул!

– Ну, щас! Хана! Да я таких пачками глушил! – Ефим расплылся в улыбке.

– Сейчас сможешь одним ударом ему лапу перерубить?

– Сейчас у меня руки… А, хрен с ними с носками – живы, и это главное, – выдохнул он, почувствовав, как хочется кАа… напаскудить. – Я сейчас! Машку снимай!

Вова засмеялся:

– Давай-давай… Маха, ты как? Давай, сползай – помогу.

Дрожащую Маху Вова аккуратно поставил на землю:

– Всё нормально?

Машка заплакала.

– Ну, началось! – Вова прижал её к себе. – Завязывай, Маша! Всё нормально! Всё-всё-всё!

Он вытер ей слезки.

– А Фима где?

– Фима? – передразнил Вова. – Фима удобряет лес! У него аллергия на медведей!

И Маша, наконец-то, засмеялась:

– А у тебя?

– А у меня – запор!

– А я писать хочу, – Маша присела, не отпуская руку Володи. – Извини!

Вова вздохнул, покачал головой и поднял голову к небу.

Светало. «Гель» растворился.


– Ну, ладно, братцы!..

Вся троица сидела между шалашом и костровищем.

– Я, говорю, давайте прикинем, что здесь у нас происходит, – Вова грыз травинку. – Кто что видел?

Ефим сплюнул на землю, приподнялся и повернулся к склону.

– Вон там, по склону, – показал он пальцем, – вчера, пока вы ходили за водой, я видел старика в балахоне, который нес камень. Старик остановился, когда я свистнул, кивнул мне и исчез вон в том лесу. Я думал, приснилось. Ночью пошел отлить. Отлил. Гляжу – ты стоишь и смотришь на старика. Мы вместе стали смотреть. Старик опять шел там же, тащил камень, остановился там же, кивнул нам и ушел в лес. Ты пошел вон за то дерево, а я подбросил в костер и заглянул в шалаш, чтобы взять плащ – спать не хотелось. Да, кстати, до того я слышал, каждый раз перед появлением старика, всплески воды… как будто с горы, из впадины. Так вот, я наклоняюсь за плащом, а ты, оказывается, на месте и спишь, как ни в чем не бывало! Кто тогда пошел в лес? Я запаниковал!.. Дальше ты знаешь…

– А тень? И спираль на небе?

– Какая спираль, – Маша резко подняла голову, повернулась к Вове.

– Тень промелькнула большая, – пояснил Вова, – потом на небе появилась какая-то спираль, как будто из прозрачного геля. Ну, как объяснить?…

Вова начертил в воздухе ладонью спираль.

– Вот такая… только больше… прямо в воздухе висела..

Маша посмотрела туда, куда кивнул Вова – на, уже совсем светлое, небо.

– Я тоже видела спираль, – тихо сказала она.

Парни переглянулись.

– Когда? – спросил Ефим. – Вчера?

– Нет. Когда на скале ночевала.

– Там? – Ефим показал в ту сторону, откуда они пришли.

– Да. Ночью. Я сидела, и вдруг вижу, тихо, без звука выходит из-за горы огромная сигара…

– По земле? – перебил Ефим.

– Нет! По воздуху. Выплывает… тихо. Не летит, а тихо выходит из-за скалы. Постояла над рекой и потом – фить! – и мгновенно улетела… стала, как маленькая звездочка. Я видела, как что-то белое сзади у неё горело, как спираль, крутилась. А потом, когда она улетела, на небе остался след… как спираль… прозрачная… и расплывалась постепенно… потом исчезла. Я подумала, что это дым от мотора. Но это был не дым… да и мотора не было слышно. Фить – и унеслась, как небывало. Я думала, что с ума схожу… или мне приснилось… мне страшно было,… – у Машки заблестели глаза.

Вова, по традиции уже, обнял её и… поцеловал в макушку.

– Н-да – дела! Нам, блядь, ещё инопланетян тут не хватало! – выругался Ефим. – Может, валим отсюда! Пока ещё какой-нибудь «Вова» из леса не вышел?! Не нравится мне здесь! А?

Все, как по команде, встали и молча начали укладывать вещи.

На память Ефим отрезал от отрубленной лапы медведя три когтя:

– Потом амулеты сделаю, – заявил он и швырнул лапу к остальной туше зверя.

– А остальное? – задал вопрос Вова.

– Да пусть валяется! Я его жрать не буду! А ты? Как? А? Будешь?

Вова пожал плечами – мне он тоже не нужен.

– Ну и пусть валяется тогда!

– Согласен! – Вова вздохнул, вертя в руках обломок копья.


Примерно через три часа после «старта», речка, вдоль которой шли наши путешественники, сделала загиб влево и привела их к натоптанной тропе. В этом месте через речку было переброшено два бревна, уже порядком потертых от времени и, видимо, чьих-то ног.

– Чудеса! – сказал Ефим. – Смотрите!

Тропа, ровная как стрела, вела точно на гору, проступая даже на мелкокаменистой россыпи у вершины, хотя вершина была ох как далеко уже! А за рекой она шла также ровно вниз, как натянутая струна, без единого поворота, ныряя вдали за пригорок.

Вова посмотрел на солнце, потом на часы, покрутил рукой, кое-что прикинул:

– Точно на Юг!

– Чудеса! – ещё раз подтвердил Ефим.

– Идем?

– А что делать? – задал резонный вопрос Фима. – Есть выбор?

– Нет! – Вова глубоко набрал ноздрями воздух и резко выдохнул. – Пошли!

Все ступили на «мостик».


Еще часов пять они шли по торной, прямой и ухоженной тропе, не решаясь сделать привал, на ходу глотая воду из бурдюка и пожевывая копченое мясо. Что-то гнало их без остановки вперед. Но ни одна веточка, ни один кустик не цеплялись, ничего не мешало идти. Даже камни или валежины не попадались на тропе – всё было ухожено, расчищено и утоптано. Иди, да иди! Вот только солнце уже давно стояло в зените и палило нестерпимо. Если б не листва!..

– Найдем ручей – остановимся, – сказал Вова.

– А найдем? – Ефим шел первым, держа всю дорогу, ещё со «старта», лук наготове. Топор он заткнул за пояс за спиной.

– Куда-то же она ведет. Наверняка, к воде! А куда? – Вова шел последним, не забывая оглядываться, держа в руке меч (обломок копья, как топор у Ефима, был у него заткнут за ремень у поясницы).

– Посмотрим, – Ефим резко остановился.

– Что?! – прошептал Володя.

Тропа впереди «ныряла» куда-то на спуск.

Ефим принюхался:

– Дымом пахнет! Чуешь?

Вова задрал голову вверх, как легавая, начал втягивать воздух:

– Точно.

– Люди?

– А кто ещё?

Ефим повернулся к Вове, скривившись в улыбке:

– Кого тут только нет.

Вова развел руками.

Ефим снял с плеча ношу:

– Я пройду немного вперед, разведаю.

– Мы за тобой, – Вова тоже снял ношу. – Метрах в ста будем позади – так, чтобы всё время тебя видеть. Заметишь что-нибудь необычное, резко шагни вбок. Идет?

– Понял, – Ефим ладонью вытер губы. Перекрестился. – Ну, я пошел.

– Давай!..

Из-за дерева на тропу вышел старик в сером балахоне.

Ефим моментально вздернул лук и направил на цель, растянув до упора тетиву! По спине пробежали холодные мурашки (причем, у всех сразу!).

– Стой, батя! Не шевелись!

– Здравствуйте, – спокойно сказал старик.

– Здорово! Ты кто такой? – быстро спрашивал Ефим, держа на прицеле старика и одновременно боковым зрением разглядывая всё вокруг, чтобы заметить любое движение.

– Живу я здеся! Жду вас. Встречаю. Опусти лук – не ровен час, сорвется.

– Не сорвется! Ты один?

– Один, один… – старик стоял спокойно, нечего не делая.

Вокруг тоже было всё тихо.

Ефим ослабил натяжку, но лук совсем опускать не стал.

– Кто ты, батя?

– Живу здесь.

– Ну, это я понял. А кто ты? Чего живешь-то тут?

– Как сказать? Живу, да живу. А звать меня Ефим,… как тебя.

Ефим тут же непроизвольно снова поднял лук на старика.

– Чёт ты мне не нравишься, отец Ефим – знаешь много!

– Это есть,… – старик улыбнулся. – Не бойтесь, я плохого не сделаю. Пойдемте ко мне, я вас уже давно жду. Пообедаем.

Ефим вопросительно посмотрел на Володю.

– Пошли – а что делать? – Вова был спокоен.

«Во, нервы!» – подумал Ефим, а вслух сказал, опустив оружие:

– Ну, веди, тезка – показывай свои апартаменты. Только, не шали – до греха не доводи – я нервный… после некоторых событий.

Старик ещё раз улыбнулся – казалось, он понимает, о чем речь. Повернулся и, не спеша, зашагал вниз по тропе.

Ребята, подняв баулы, последовали за ним.


– Дед!.. Ничего если я буду так тебя называть, батя? – Ефим шел следом за стариком.

– Называй,… – «дед» шел впереди, говорил, не оборачиваясь, но его было почему-то хорошо слышно.

– Ну, ладно… Отец. Это ты тропу натоптал? Скажи честно, – Ефим еле поспевал за стариком.

Остальные пыхтели позади.

– Я, – ответил старик.

– Всю тропу и… один?!

– Да.

– Так сколько же ты по ней ходишь?

– Много хожу, – дед не оборачивался.

– А вчера ты ходил?

– Вчера – нет. Сегодня пошел вас встречать.

– Дед, ты обещал правду говорить! – напомнил Ефим. – Неудобно, как-то, когда пожилой, солидный человек говорит неправду…

– А я и говорю правду! – перебил его старик.

– А я вчера тебя видел на горе!

– Сколько раз? – неожиданно прозвучал вопрос.

– То есть?

– Ты один раз меня видел?

– А откуда ты знаешь, что не один?

Старик остановился и медленно, без лишних движений, повернулся.

Ефим остановился, не подходя близко.

– Что? – спросил Ефим.

– Однажды, Ефим, ты сам себя можешь увидеть. Когда я первый раз увидел… когда я увидел, что я сам с собой поздоровался… Потом привык… если вдруг встречаю – не тревожусь.

Ефим стоял, смотрел на старика, открыв рот.

Потом его осенило, и он задал вопрос:

– Старый! А ты – это не я, случайно.

Старик улыбнулся:

– Нет! Не ты!

Дед развернулся и продолжил путь.

Ефим посмотрел на своих спутников.

Вова улыбался.

Маша, округлив глаза, ничего не понимала.

Ефим хмыкнул… и продолжил путь.

– Слушай, дед! Ну, ты же камни оттуда таскаешь?

– Да. За камушком я ходил третьего дня – при полной луне.

– И-ииии?…

– И больше не ходил. Только, когда луна полная, я хожу за камушком.

– Вот как! А зачем тебе «камушки»?

– Дом обкладываю. С камнями-то дом теплее!

– Да-а ты что-о?! А почему бы каждый день за камнями не ходить тогда? Далеко?

– Нет – недалеко. Однако, камень, он силу имеет только в большую луну. А так… камней и в реке набрать можно, только от них толку-то?

– А-а! – типа, понял Ефим. – Значит, у тебя волшебные камни? Только в полнолуние! А какую силу они имеют?

– Тепло дают… и свет…

Ефим непроизвольно хихикнул.

– А жрать они приносят?

– Нет.

– А жаль, да?

Теперь уже дед хмыкнул – это было слышно:

– Жаль.

– А тебе, сколько лет дедушка?

– С двадцать пятого года я.

– Солидно! – оценил Ефим. – Дай, угадаю: одиннадцатого ноября ты родился.

– Именно так.

– Шутишь?!

– Нет.

– Н-да всё больше и больше закручивается сюжет, – Ефим почесал очень давно небритый подбородок. – Далеко нам ещё?

– Нет, уже почитай пришли. Вот, сейчас на горочку… а за ней, почитай, и мой дом.

«Вот сейчас на горочку!» прозвучало издевательски. «Почитай, пришли», судя по «горочке» ещё километров…

– Дед, да тут ещё километров десять топать!

– Чуть больше, – не дрогнув, ответит дед.

– Чё, издеваешься что ли? Уморить нас решил?

– А вы устали?

Ефим мысленно оценил свое состояние. Он так и не понял – устал он или нет. Тогда он повернулся к Машке:

– Устала?

– Да, вроде, нет, – ответила Маша.

– Странно! А ты, Вова?

Вова отрицательно помотал головой:

– Бодряк.

– Хм! Очень странно! А время сколько?

– Четыре, – сказал дед.

– Четыре, – параллельно ему ответил Вова.

– Четыре? – удивился Ефим. – Мы десять часов в пути, без перекура, и – бодрячок?

– Земля-то навстречу бежит, – вымолвил старик.

Ефим рассмеялся:

– Дед, ты что – самолет, что ли? Земля с Востока на Запад бежит. А мы куда идем? На Юг!

– Был самолетом, – со вздохом ответил дед.

– Как это? – не понял Ефим.

– В сорок четвертом транспорт союзников из Приморья на Западный фронт перегонял. Так вот сюда и попал.

– Ты летчик, что ли?

– Был летчик. Давно.

– Давно? – со смешком переспросил Ефим и глянул на Володю.

Тот понял Ефима, но нахмурил почему-то брови.

Дед тоже хмыкнул:

– Не в том смысле, – заявил он.

– «Не» – в каком смысле? – удивился Ефим.

– Ты знаешь, в каком. Игра букв – так ты, кажется, говорил?

– Батя, ты меня пугаешь! Ты откуда всё знаешь? Подслушивал, что ли?

Старик промолчал.

– Я серьезно спрашиваю!

– Скоро сам узнаешь.

Ефим качнул головой:

– Н-дела-ааа! Всё знает! Дак, ты разбился, что ли?

– Да, – ответил старик.

– В сорок четвертом? – недоверчиво переспросил Ефим.

– В день рождения.

– Да ты что?! А как, жив остался… Ты жив остался? – вдруг решил спросить Ефим.

Дедушка засмеялся уже откровенно.

– А ты как думаешь?

– Я уже и не знаю, что думать – тут такие завихрении!

– Да остался-остался, – подтвердил старик. – Повезло.

– А что случилось-то? – не унимался Ефим.

Дед помолчал, видимо, вспоминая.

– Ночью перегоняли. А накануне, хоть и нельзя, спиртика выпили – день рождения, как ни – как! Молодые были – асы! Уже не первый раз в маршрут шли – казалось, всё можем… Вот и нарушили Устав. Ночью облачность вышла – затянуло. Вдруг, приборы запрыгали. Не пойму – где нахожусь, сбился. Это я часа через полтора понял, когда уже связи с ребятами не было. Вдруг, в облаках дыра! Я – туда! А снизу на меня кровавый глаз смотрит… А движок заглох! Я деревья на себя собрал и рухнул вот тут за пригорком… Так и живу там.

– А чё, сильно убился?

– Да ни царапины…. А машина – вдребезги!

– А чего не выбирался-то, асс?!

– А это уже другой разговор! – дед хитро улыбнулся (это и со спины было понятно!)

– Так расскажи.

– Придем домой – расскажу… и покажу… всему свое время!

– Стало быть, ты комсомолец?

– Комсомол у нас был.

– А-а! Ну, да! Ну, партийный, короче?

– Нет, в партию не успел вступить.

– В Бога веруешь?

– Даже не знаю! – сказал старик. – Библию тогда не читали, в церковь не ходили, что и почему – не знаю. До сих пор – не знаю. Мы же атеисты были. Так что, как в такового, как принято – нет.

– А как «не принято»?

– Сам говоришь, здесь много чего увидеть можно. И от атеизма ничего не останется. Хотя… «Бытие определяет сознание!» – в этом Маркс прав.

– Да ты подкованный на все сто! – улыбнулся Ефим. – Маркса читал!

– А то как?! Я же комсоргом в эскадрилье был, политинформации проводил!

– Ух, ты! В девятнадцать лет? И занесло же тебя, комсорг!

– В восемнадцать! – уточнил дедушка.

– Точно – в восемнадцать. Девятнадцать тебе в ноябре стукнуло. Не приземлился бы здесь, быть бы тебе, дед, секретарем ЦК КПСС после войны.

– Да уж, – вздохнул дед. – Девятое мая без меня праздновали.

Ефим вдруг встал, как вкопанный:

– Стоять, батя! – крикнул он.

Дед остановился.

Все, от неожиданности, замерли на месте!

– Сейчас медленно, не дергаясь, поворачиваешься, – Ефим натянул лук, – и не делай ничего – дернешься, прострелю нахер!

– Ты чего? – прошептала Маша Ефиму в затылок.

Ефим ей не ответил.

Старик медленно повернулся.

Ефим смотрел ему прямо в глаза:

– Откуда ты знаешь про девятое мая?

Старик ухмыльнулся.

– Чё ты ржешь? – грубо спросил Ефим. – Отвечай!

Старик молчал.

Это начало даже раздражать Володю.

– Чего молчишь, дед? – спросил он из-за спины Ефима. – Поясни свою осведомленность.

Дед ещё раз ухмыльнулся.

– Пойдемте, ребята, в дом – там поговорим. Вы не напугались, когда я вам ваши же слова цитировал, а два слова «девятое мая» вас напугали! «Цитировал» – тоже страшное слово из моих уст?

Ефим не знал, что на это сказать, но с места не шелохнулся.

– Ответь, сначала!

Дед вздохнул:

– За эти годы, тут столько народу побывало…

– Ни одного следа человека не видел на всем пути, если не считать… – Ефим не решился напоминать Машке про её друга.

– Понимаю, – сказал старик. – И от вас следов не останется!

Ефим крепче сжал лук.

– Пугаешь?!

– Нет. Если вернуться назад, то там, где вы сегодня ночевали, нет ничего – ни шалаша, ни костра, ни медведя!

Вот тут Ефиму действительно стало не по себе. Холодный пот побежал под мышкой. Стрела соскользнула.

Дед умудрился угнуться. Стрела улетела и воткнулась в пригорок, в тропу, дальше по ходу, далеко за спиной старика.

Дед укоризненно заметил:

– Я предупреждал, что может сорваться.

Ефим не понял, как это произошло! Но ещё больше не понял, как на таком расстоянии, можно было увернуться от стрелы?! Деду больше восьмидесяти лет! Если не врет, сука!

– Не вру! – сказал дед.

Ефим бессильно всплеснул руками!

– Дед, ты что – привидение, что ли?!

Он больше не доставал стрел, а шагнул к деду и протянул руку (решил: будь, что будет):

– Дай пять! Проверю на ощупь – может, ты из дыма сделан.

Старик, улыбнувшись, протянул руку в ответ.

Рукопожатие было более чем неслабым.

– Это от камушков? – Ефим кивнул на руку старика.

– От них, милых! – старик улыбнулся.

– Прости, батя! Чего-то я не понимаю… Не хотел!..

– Понимаю, – не обиделся старик. – Такое уже бывало. Пойдемте в дом.

И он развернулся и быстро зашагал по тропе вверх.

Ефим дошел до стрелы, вытянул её из земли, потрогал большим пальцем острый наконечник и посмотрел на Вову.

Вова смотрел из-под бровей на уходящего старика, сжав губы, и покачивал головой – ему это всё очень не нравилось!

– Ладно, пошли – там посмотрим, – тихо произнес Ефим, и направился вслед за дедом.


– Вот это домина – я понимаю! – и Ефим присвистнул.

Троица стояла на пригорке.

Чуть ниже, под горой, на широкой, квадратной поляне возвышался каменный дом. Ну, ни то чтобы дом был очень большой – просто, в этой глуши такое строение!.. Откуда?!

Дом стоял одноэтажный. Похоже, когда-то он был деревянным, но теперь, стены снаружи были обложены почти ровными, хорошо подогнанными друг к другу, камнями. Только крыша выдавала, что дом деревянный.

Сразу за домом из земли вытекал родничок, русло которого было аккуратнейшим образом так же выложено камнями. Вода в нем была горячая – это было видно даже сейчас – она парила. Родник имел ответвление, куда-то под дом, заложенное валуном. Но, если камень переставить – вода потечет под строение и выбежит с другой стороны, по такому же выложенному камнем, руслу. Это, наверное, и являлось «батареей» в зимнее время. Сейчас Родник проходил в полуметре от дома, пересекал поляну, в середине которой он превращался в каменную ванну-бассейн с аккуратной крышей, почти как у китайских пагод, вытекал из неё и шнырял в буйную заросль кустов.

За кустами, как пить дать, шумела река.

Еще на поляне была «летняя» кухня: длинный стол, какие-то деревянные приспособления-стенки, увешанные кухонным скарбом, небольшой домик из тонких бревен, типа зимовье.

Сразу за ним – лабаз, метрах в четырех над землей с прочной лестницей.

А всё остальное пространство поляны было аккуратно поделено клумбами, которые в конечном итоге заканчивались маленькой пасекой с тремя ульями.

Всё было, как на ладони.

Дедушка уже суетился на летней кухни, у выложенного камнями очага, который тихонько дымил – там что-то готовилось вкусненькое!

– О, как живут комсомольцы! – еще раз оценил Ефим.

– Интересно, он знает, кто такой Гагарин? – задумчиво произнес Володя.

– Он знает всё – даже то, что ты сейчас это спросил! – ответил Ефим. – Странный папаша!

– Ни то слово – «странный»! Какой-то он… загадочный.

– Он святой! – сказала Маша, заворожено глядя на полянку.

– Ма-ня! – позвал её Ефим, растягивая буквы. – Про-снись!

– Я не сплю, – спокойно ответила Маша. – Может он про Алёшу знает?

Володя тронул Машу за плечо:

– Пойдем вниз, спросим.

– Пойдем, – согласилась она.

Маша и Вова стали спускаться. Ефим остался на месте.

– Ты чего? – спросил его Вова.

– Идите – я сейчас! Осмотрюсь чуток.

– Хорошо, – согласился Володя, поправляя обломок копья за спиной.


Маша и Вова подошли к старику. Сбросили вещи. Маша присела на лавочку, Вова остался стоять.

– А он чего там остался? – спросил старик-Ефим.

– Так, любуется вашей поляной, – уклончиво ответил Володя.

А сам вдруг отчетливо услышал голос Ефима, стоящего очень далеко на пригорке и нечего не говорящего. По крайней мере, не было видно, чтобы Ефим орал или, хотя бы, рот открывал:

«Муфеля, какие-то, бля! Ровно, как в школе! Точно по линиям света. Ровный квадрат, метров триста, наверное, по стороне, не меньше…»

– Триста четырнадцать метров, если быть точным, – сказал Старик. Он тоже слышал голос Ефима, несомненно!

– Почему, триста четырнадцать? – непроизвольно спросил Володя.

– Знак «пи», знаешь такой? – старик нарезал самодельный каравай.

– Понятно! – ответил Вова, удивился хлебу, но некогда было удивляться, откуда старик знает про «пи», и он крикнул Ефиму: – Спускайся, Брат! Тебя слышно, как в бане!

– Почему, как в бане? – спросила Маша.

– Эхо там! – Вова махал Ефиму, чтобы тот спускался и молчал.

– В бане эхо? – удивилась Маша. – Никакого там эха нет.

– Не в ту баню ходила! – резко заметил Вова (ещё она ему не рассказывала про бани!).

Ефим сошел к «коллективу».

Сбросив понягу, он сел на лавку и вытянул ноги:

– У, блин, как устали-то, оказывается.

– Не мудрено, – не отрываясь от хозяйственных дел, отозвался старик. – Больше пятидесяти километров прошагали.

Ефим удивленно посмотрел на Вову.

Вова пожал плечами.

– Сколько время?

– Полседьмого.

– Ого! Двенадцать с лишним часов идем… а как будто часа три-четыре! Это сколько ж километров?

– Отсюда до места, где вы ночевали – пятьдесят пять с небольшим! – сказал дед.

Теперь Маша удивилась:

– Я никогда столько не ходила!

– Теперь – ходила, – дедушка улыбнулся ей.

Потом он выпрямил спину и посмотрел на Ефима.

– А ты, Ефим, шкуры так сгноишь! Что там за шкуры у тебя? Доставай!

– О, дед – да ты всё знаешь! Ты не летчик – ты прирожденный разведчик. Ты вообще, спишь хоть?

– Иногда я сплю, – сознался старик. – Но запах уже невыносимый из твоего мешка. И край торчит. Прополощи их вон там, чуть ниже ванны в ручье.

Ефим понюхал свой баул. Действительно, воняло гнилью!

Он развязал веревку и вытянул козью, а потом и рысью, ещё сырые, шкуры. Бросил их на траву.

– Ух, ты! – удивился Старик. – Ургу убили!

– Кого? – не понял Ефим.

– Рысь – Ургу! Она мне эту зиму так пакостила. Допросилась, матушка-кошка!

Ефим, подняв левую бровь, посмотрел на Володю.

Володя изобразил саркастическую гримасу на лице.

Ефим повернулся к хозяину поляны:

– И чё ты, дед, по ободранной шкуре кошку узнал?

– Только у неё такой опал.

Ефим хмыкнул, мотнул головой, и принялся стягивать ичиги, надетые на босу ногу (носки-то сгорели).

– Ничего, батя, если я босиком похожу?

– Ничего-ничего! Я бы вообще, вам советовал помыться. Вон там в ванне. Вода теплая, хорошая – сорок градусов. Там под навесом и мыльце есть, и бритва. Правда, мыльце самодельное. А бритва – опасная… Ну, если не порежетесь… и не побрезгуете, так давайте…

Маша больше всех обрадовалась предложению помыться!

– Ну, беги первая, – сказал Ефим. – Мы – после тебя. Помочь? – спросил он у деда.

– Ничего, я справлюсь – дело-то привычное. А вы пока осмотритесь, погуляйте. В хибару мою загляните – мож чего интересного найдете. Как дома, будьте. Сегодня, я предлагаю вам здесь остаться, заночевать. А завтра, не спеша… я путь укажу.

– Спасибо, отец! – Ефим посмотрел в глаза старику. – Извини, что я там, на тропе… глупо получилось – прости!

Дед ничего не ответил… но улыбнулся в ответ!

Босоногий Ефим взял шкуры и пошел ополаскивать их, по совету старика, за ванну-бассейн к ручью.

Проходя мимо «пагоды» он с удовольствием заметил, как «бесстыжая» Маша, не обращая ни на кого внимания, разделась донага, и медленно вошла в воду. Привыкнув к ней, Маша медленно присела, зачерпывая пригоршни воды и обтирая своё тело руками. Поймав на себе взгляд Ефима, она спросила:

– Хочешь ко мне?

– Хочу! – сознался Ефим. – В августе!

– Ну и дурак! – Маша «омыла» груди.

– По башке получишь! – пообещал Ефим, отвернулся и пошел прополаскивать шкуры.

Звонкий Машкин смех ещё долго стоял в ушах.


Теплый ручей действительно в зарослях «буйной» травы впадал в небольшую речушку. В этом месте впадения ручья в реку, цвело всё с таким остервенением, видимо, потому что теплая и хрустальная воды соединялись. Ефим, чтобы не глядеть на голую Машку (а так подмывало!), стал прополаскивать шкуры именно здесь. Толком не зная, что делать, он сполоснул шкуры и понюхал – запах исчез. «Ну, и нормалёк!» – решил Ефим и пошёл обратно, чтобы развесить шкуры где-нибудь в тени – он знал, что на солнце не стоит – затвердеют. Хотя и солнце уже было на исходе, но, все-таки, это было же солнце. Найдя подходящий сук, Ефим аккуратно развесил обе шкуры на нем, надеясь в душе, что сделал всё правильно. «Нашли скорняка!» – бурчал Ефим. Потом он вышел из «буйных» зарослей.

В бассейне Вова лежал на Машке. Та, раздвинув ноги и обхватив ими Вову, ещё и спину обвила руками и, откинув голову назад, часто дышала и всхлипывала, как сука! Вова возился на Машке, кряхтя, как… Картинка совсем неприличная! «Ну, что за люди?!.. – сплюнул Ефим. – Совсем оборзели!»

И шагнул обратно в заросли, чтобы не видеть этих извращенцев!

Пройдя в сторону по густой траве, он вышел на край поляны в районе ульев.

Пчелиная жизнь гудела угрожающе.

– Блин! И сюда ходу нет! – выругался Ефим, но попер, как танк, между ульев.

Пчелы его не тронули.

Для успокоения, выйдя на грядки, Ефим полюбопытствовал, что же на них растет? (А в глазах всё время стояла картинка: Машка и Вовка в одной ванне! И трясущаяся жопа, обхваченная тонкими ножками!)

На грядках рос дикий (уже, наверное, не дикий) чеснок, лук (такой же), картошка (он узнал её по еле-еле вылезшим росткам – тысячу раз окучивал. Откуда она здесь?!) и что-то ещё, пока не очень понятное, потому что ещё совсем молодое. Приятно пахло землёй… и какими-то далекими воспоминаниями из детства. Ефим, хоть и не был деревенским пацаном, но запах земли – всегда запах детства! Ефим посмотрел на тихий лес с молодой летней листвой, освещенный «поздним» солнцем, посмотрел на небо, безоблачное и глубокое, и почувствовал, как он всё-таки сильно устал! И он расстелился на тёплой земле между вкусно пахнущих грядок. Солнечные лучи приятно грели небритое лицо. Через минуту он незаметно заснул.

– Ты чё, брат?! Мы тебя потеряли! – выбритый, вымытый, свежий, как огурчик, Вова тряс Ефима за плечо. – Всё нормально?

Ефим тут же вспомнил его незагорелую задницу!

Заспано оглядевшись по сторонам, не увидев никого, кроме Вовы (Машка со стариком о чем-то смеялись возле стола), Ефим зло спросил:

– Как?!

– Чего? – не понял Володя.

– Ну, как? Всё? Обезвредил?

– Кого обезвредил? – Вова нахмурил брови.

– Вован, не делай глупые глаза! – Ефим приподнялся. – Я вас в бассейне видел!

– В каком бассейне?

– С Машкой!

– Тебе что – страшный сон приснился? – Вова не шутил.

– Ты Машку в бассейне… – Ефим осекся. – Ну, ты ей вдул?

– Кому? Махе, что ли? Ты чё – мух объелся? Она же… – пацанка совсем!

– Я видел вас!

– Кого ты видел?! – Вова постучал указательным пальцем по лбу. – Очнись, Фима – ты ещё спишь!

У Ефима опять похолодела спина (да сколько ж можно?!)

– Так, ты с ней не… спал?!

– Ефим… ку-ку… пойдем кушать! – Вова подал руку, чтобы Ефим встал.

– А кого я видел? – Ефим не понимал, но, опершись на Вовину руку, поднялся. – Ты с ней не трахался? Я же вас видел!

– Пошли жрать, блядь, достал непонятливый! – выругался Вова, развернулся резко и пошел к столу. – Не трогал я её!

– Не понял – бред какой-то! Галлюцинации опять? – Ефим посмотрел на дом старика, на старика, который всё слышит и всё знает, оглянулся, посмотрел на голую сопку напротив, на кровавое вечернее солнце, на холодную наползающую тучу, ощутил тревогу и вдруг всё понял!

Он резко обернулся на дом! Ну так и есть – над крышей дома не было печной трубы! Даже в зимовьях буржуйки стоят, а тут ни печи, ни поленницы, зато картошка растет и пчёлки жужжат! А вот птицы – молчат! Шестьдесят лет без печки?! Лажа же полная!

– Всё! Уходим отсюда! Однозначно! И быстро! – Ефим, не теряя времени, двинулся к летней кухне.


Машка уже ела какую-то кашу из глиняной чашки. Смеялась, рассказывая старику глупую историю из своей жизни.

Вова, тоже уже примостился рядом и готов был начать жрать.

– Уходим! – Ефим начал упаковывать свои вещи.

– Не понял?! – Вова остановил ложку у рта.

– Уходим, я сказал! Собирайтесь! Маха, соскочила – хорош жрать!

– Куда? – Маша округлила глаза.

– В жопу! – первое, что пришло в голову, выпалил Ефим. – Встала быстро!

Казалось, что старик всё понимал. Он молчал. Сидел, смотрел, улыбаясь, и молчал.

Ефим закинул понягу на плечо:

– Спасибо, отец! Извини, что не погостили – дела! Даст Бог – увидимся!

– Не даст! – спокойно ответил «отец».

– Тем лучше! – Ефим посмотрел на «соратников». – Готовы?

Те уже были готовы.

– Шкуры забрать не забудьте! – посоветовал старик.

– Батя! Шкуры – тебе! Урга твоя – тебе. И вот ещё тебе! – Ефим достал свою треухую шапку. – Чтобы зимой вспоминал меня – тёзку! Извиняй, если что не так. Прощай, батя! Удачи тебе! И долгих лет…

Старик молча кивнул, взял шапку и… перекрестил всех.

– Ты же атеист! – заявил Ефим.

Старик пожал плечами.

– Пошли! – Ефим твердо, не оглядываясь, направился в «дикие» заросли.

Он видел там брод через реку – туда и пошел.

Вова и, тем более, Машка, послушно двинулись за ним.

Машка глупо улыбалась старику: «Извиняюсь!», дескать.

Вова шел упруго и целенаправленно за Ефимом – оглядываться ему не было надобности! Ему здесь с самого начала всё не нравилось!


Перевалили за гору.

Стемнело, подул ветер, налетела гроза!

Дышать стало легче!

Молнии хлестали. Ливень лил, как из… (хрен с ним – повторим заезженное)…. как из ведра!

– Вырвались! – определил Ефим. – Вырвались – ставим шалаш!

– Переночуем под корнем! – Володя показал на вывороченный из земли огромный корень кедра. – Землянка – лучше не надо!

– Да! – согласился Ефим. – Ныряем туда, пока не промокли!

– Костер будем жечь?

– Да на хер он нужен – так пересидим!

В теплой хвое на земле, прижавшись друг к другу, они переночевали, не понимая, спят или нет!

Глаза открыли, когда солнце было уже высоко, и от грозы и след простыл!

– О-ооо! – потянулся Ефим, вылезая из-под корня.

Вова с Машкой разминались рядом.

– Как спалось? – Ефим смотрел на Машку, улыбаясь, четко помня, что он видел в бассейне.

– Я почти не спала, – ответила Машка.

– Не замерзла? – спросил её Вова.

– Абсолютно нет!

– Чего там у нас с продуктами? – спросил Ефим.

– Да, всё нормально… должно быть, – ответил Володя.

– Доставай.

– Может, подальше свалим? – предложил Вова.

– Согласен, – сказал Ефим. – Где моя большая… сумка?

Они ещё три с половиной часа шли точно на Юг, пока не наткнулись на маленькую речку среди сопок и небольшую полянку, утыканную черемшой.

– Привал, бродяги! – скомандовал Ефим и рухнул на спину, не снимая понягу. – Я выдохся!

Манька с Вовой, сняв свои пожитки, сели на них рядом, тяжело дыша.

Отдохнув чуток, запалили костер.

Сразу стало уютно и добро.

Достали котел, зачерпнули воду и поставили на огонь.

– Кошку или козу? – Ефим ехидно улыбался.

– Выкини, вообще, на хер кошку! – Вова зло распаковывал свой баул, норовя достать мешочек с солью. – Мань, соль у тебя?

Маня покопошилась в своем «рюкзачке»:

– Нет.

– У тебя, Ефим?

– Я вообще соль не трогал – ты же её носил.

Вова ещё раз «нырнул» в свою понягу.

– Нету! – Вова чесал шарабан.

– То есть? – Ефим почесывал нос.

– Ну, нету! Оставил, видимо!

– Шутишь? – Ефим хотел, чтобы Вова шутил.

– Забыл! – Вова почесывал выбритый вчера подбородок.

– Ты её вытаскивал? – Ефим посмотрел на Вову не зло, но с вопросом конкретным.

– Нет! – Вова вспоминал. – Нет! Точно, нет! Не было надобности… и нужды. Я, вообще, почти не распаковывался. А соль в рукавице была….. А где рукавица?

Вова прошарил всё – нет рукавицы!

Вывалили все вещи на траву. Перебрали – рукавицы не было.

– Что ещё в ней было? – спросил Ефим.

– Соль, остаток крупы и… твои три когтя медведя – всё, больше ничего.

– Старый педераст! – в сердцах сказал Ефим. – Мы бы и так тебе соли дали! Какого хера!..

– Может, я сам оставил – забыл?

– Ты же не распаковывался, говоришь…

– Не распаковывался,… – вспоминал Володя. – Рукавицу, точно, не доставал!

– А-а! – Ефим махнул. – Забыли!

– Про соль?

– Про старого педераста!

– А про соль?

– За неделю – не сдохнем! Идти осталось – половину, может, чуть больше! Копченое мясо достаточно просолено. От недостатка соли мы точно не загнемся! Единственное, что мы теряем, так это вкус пищи нормальный. А так…

– А он мне мёду дал! – Маша достала из кармана оранжевой своей жилетки туго свернутый лист лопуха, в котором было несколько, аккуратно нарезанных, золотистых сот, переполненных мёдом.

– У тебя, что там, карман был? – удивился Ефим.

– Есть! – подтвердила Маша.

– Что ещё там у тебя в кармане есть?

– Вот! – Маша достала презерватив.

Ефим хмыкнул:

– Всё?

– Всё.

– Положи обратно! Разозлишь – пригодится!

– Где же я рукавицу-то оставил? – бормотал Володя.

– Да, ладно – не грузись, – Ефим махнул рукой. – Старому соль – как оленям. Он восемьдесят лет соли не кушал. Пусть кушает! А рукавица ему зимой пригодится! Вертлявый… сволочь!

И Ефим рассмеялся:

– Легко отделались, братцы! Сахар вместо соли – тоже не ху-ё…. в общем, хорошо! Хорошо, что огниво не в рукавице лежало. И всё остальное, я имею ввиду, гвозди и крючки. А когти-то ты зачем туда положил, чтобы просолились?

– Не знаю – машинально сунул. А куда их было девать?

– А кремень ты откуда достал?

– Из короба из-под крупы.

– А крупу в рукавицу ссыпал?

– В узелок завернул и положил – её там было-то. А дратву, иглу, гвозди, шнурки, всю бодяку – в короб переложил. А что?

– Ничего! Повезло, значит.

– Повезло!

– Огниво береги, Вова. Хорошо?!

Вова усмехнулся:

– Хочешь, тебе огниво отдам – будешь хранителем огня?!

– Я без претензий, Володя. Извини, если обидел.

– На обиженных воду возят. Ладно, буду смотреть в следующий раз, – Вова закончил разговор и пошел посмотреть, как там вода, но не переставал удивляться, разговаривая сам с собой: – Как так получилось – ума не приложу?!

Вода закипела.

– Проварим, как следует мясо – и не заметим! Черемши пожрем, – сказал Ефим. – Не огорчайтесь, гаврики – на крайняк у нас есть очень соленая вобла!

А никто и не огорчался!


«Кошку» выбрасывать не стали.

Вова починил копьё.

К вечеру они свалили от «гиблого» места ещё километров на двадцать!


– Ну и какие планы на завтра?

– Пройти километров сорок. Лучше – больше! А какие ещё могут быть планы?

– Ну, мало ли? – Вова пожал плечами.

– Ты, кстати, часы проверил? – спросил Ефим.

– Проверил – как в аптеке.

– Это хорошо, – Ефим вздохнул.

– Чего вздыхаешь?

– Да всё из головы не выходит наш «дедушка». Какая-то странная история с нами приключилась. Вчера по запарке не было времени обмозговать. А сегодня, чем дольше идем и дальше уходим, всё всплывает в каком-то неестественном свете.

– Разумеется, в «неестественном»! Вообще, дурь какая-то! Чего только не бывает…. в лесу?! – Вова почесал затылок. – Я всё спросить тебя хотел… ты, это… вчера про нас с Машкой чего там говорил?

Машка, сидевшая рядом на одеяле, вопросительно подняла глаза на Ефима.

Ефим оглядел их обоих. Пристально оглядел.

– Можно я сам сначала вас спрошу?

– Конечно, – ответил Вова.

– А ты, Мань?

– Конечно, спрашивай.

– Ты вчера в бассейне что делала?

Маша хмыкнула и удивилась:

– Мылась!

– И всё?

– А что ещё?

– Может, что-то ещё было?

– Не понимаю! – Маша пожала плечами. – Рассказать, что именно мыла?

Теперь уже хмыкнул Ефим:

– Не сомневаюсь, что это был бы интересный рассказ. Особенно если в подробностях, но…

– Он видел, что мы с тобой в бассейне трахаемся! – выпалил Вова.

Маша посмотрела на Ефима. Она молчала.

– Ну? – спросил Ефим.

– Я вчера… когда залезла в теплую воду…. почувствовала сразу такое расслабление! Так тепло, приятно…. ну, сами понимаете… я так промерзла до этого…

– И?

– И потом я помылась, расслабилась и немного уснула прямо в воде… как в ванне.

– И тебе приснилось, что ты… – Ефим продолжать не стал, предоставив это Марии.

Мария опустила глаза и продолжила сама:

– И мне приснилось, что ко мне в бассейн пришел Вова, – она украдкой посмотрела на него. – И мы… в общем, мы занимались любовью прямо в воде.

И Маха быстро добавила:

– А когда я проснулась, я поняла что во сне я,… – здесь она осеклась и закончила так: – Ну вы понимаете?

– То есть, всё получилось?

– Да, можно и так сказать.

– И это тебе приснилось?

– Конечно! – Маша моментально подняла глаза на Ефима. – Конечно, приснилось!

– Ну, – вздохнул Ефим, – стало быть, я твой сон тоже видел!

Потом он хмыкнул и добавил:

– Осталось узнать, а у Вовочки получилось или нет? – и Ефим ехидно улыбнулся.

– А чего ты улыбаешься, профессор? Хочешь узнать – спроси у «Вовочки»!

Ефим «стер» улыбку:

– Я серьезно! Если что было – это ваше дело. Если ничего не было – это уже другое дело!

– Ничего не было! И я – серьезно! Ты ведь тоже «со мной» однажды ночью пописать выходил! Помнишь? А дел странных вокруг этого старика столько, что!.. Короче, давай закроем эту тему! Кстати, мылся и брился я уже после Машки! Хотя я бы тоже не отказался такой сон посмотреть… с окончанием! Так что, Маша, если ещё вдруг захочешь грёз – скажи! – пошутил Вова.

– А кого попало к себе в ванну не пускай! – поддержал друга Ефим.

– А я хочу «грёз» и говорю об этом прямо! – в унисон им ответила Маша.

И все трое громко засмеялись – напряжение прошло, всё прояснилось!

– Во у деда командировка затянулась! – сквозь смех заметил Ефим.

– А ведь где-то ждут его самолет! – подхватил Володя.

– А он даже не подозревает, что Гагарин уже в космос слетал! – добавила Маша.

Да, но это было уже серьезное замечание!

Смех тут же прекратился.

Друзья посмотрели друг на друга.

Через минуту Ефим предложил:

– Давайте, сегодня пораньше спать ляжем – прошлая ночь была… не легкой. Выспимся хоть. А завтра видно будет.

– Согласен. Завтра пораньше выйдем. Двигаться надо! А то мне уже осточертело по лесу шарахаться. Скорей бы дойти! – Вова поднялся. – Я пошел спать.

– Мы тоже!

И все поднялись.

* * *

– Нет, брат, я считаю, что в этом вопросе ещё много не ясного! Современная Наука, конечно, уже научилась производить хорошие галлюциногены, а вот путешествовать во времени – это уже Голливуд! Разве не так? – Ефим шел радом с Володей, Машка семенила чуть-чуть позади.

Уже часа четыре они поднимались в гору – судя по всему, их дальнейший путь должен будет проходить какое-то время по «горной стране». Лес постепенно редел – скоро нужно было ждать его границу – стали попадаться горные травы – толстые и очень мясистые с яркими цветами сиреневого цвета. Речка-ручей, летящая навстречу по «облизанным» валунам, шумела и брызгалась, обрамленная баданом и тонкими лиственницами, а потом вдруг превратилась в небольшой, но очень симпатичный водопад. Возле него наши путешественники сбросили поклажу и решили сделать привал, не переставая разглагольствовать о своих взглядах на проблему перемещения живой плоти во времени. Тут-то мы их и застали!


– Ну, хотя бы, теоретически это возможно, на твой взгляд?

– Нет!

– Почему? – Володя одновременно успевал собирать хворост для костра – какой привал без огня?

– Как почему, Вова? Ты будешь говорить, что залезешь в какую-нибудь железяку, нажмешь кнопку, замигают лампочки, загудит что-нибудь, пойдет дым – бах! И здравствуйте, Иван Васильевич!? Так? Чего ты, как маленький?!

– Я не об этом.

– А о чём?

– Теоретически. Не понимаешь?

– Разъясни мне, что значит «теоретически»?

– Ты живешь в Иркутске, садишься на самолет до Москвы, у тебя семь часов утра, прилетаешь в Москву – там полседьмого – полчаса ты выиграл?

– Ну, во-первых, прилетаю я полвосьмого.

– Не важно – допустим, что самолет хороший, и ты прилетаешь полседьмого – такое может быть?

– На истребители, может быть, я прилечу и в пять!

– Вот видишь! Два часа ты выиграл или нет?

Ефим почесал затылок, подумал,… сказал:

– Точка отсчета нужна!

– Не увиливай!

– Я не увиливаю! Точка отсчета нужна. Я прожил эти часы в самолете, как и положено – я же не виноват, что солнце опаздывает за истребителем, и Москва ещё не проснулась! Я-то прожил их, хочешь – не хочешь! Организм-то мой ел, пил, в туалет ходил, спал – изнашивался, короче…

– А стрелки на циферблате перевести-таки пришлось!

– «Таки»! Ты чё – Аркадий Северный, что ли?

– Не передергивай!

– Да я уже знаешь, сколько не передергиваю?… – и он посмотрел на Машу. – Причем тут это?

– Ефим Тимофеевич, как Вам не стыдно?! Я же рядом! – Маша «накрывала» на стол.

– Извини, Маня, сорвалось. А чего он фигню всякую говорит? – Ефим всплеснул руками. – Причем здесь железные стрелки и мой организм! Хоть так – хоть сяк! Вы оба не будете же утверждать, что если я начну на истребителе наматывать круги вокруг Земли с Востока на Запад быстрее Солнца, опережая его, то помолодею за месяц на полтора?

– А ты наматывал? – спросил Вова.

– Нет, – естественно ответил Ефим, – откуда у меня истребитель?

– А я вот видел по телику, что люди на «Конкорде», перелетая через Атлантику, были в недоумении, что они видели Солнце позади, когда взлетали и – на тебе раз – оно впереди, а они ещё не долетели!

– И они тут же помолодели на сутки! – съехидничал Ефим.

– Кто знает?! Может, и помолодели?

– Короче, Склифосовский, купи себе истребок и наяривай на нем вокруг Земли лет десять, а потом мы посмотрим, как ты помолодел… за штурвалом,… света белого не видя,… чтобы помолодеть…дэбил! – рассмеялся Ефим.

Вова распалил костер.

– Куплю – и вы посмотрите! – Вова решил не спускать Ефиму.

– Купи-купи! Только не переусердствуй! Когда почувствуешь, что тебе пора менять пеленки – приземляйся! А то, не ровен час, истребок прилетит, а за штурвалом у него сперматозоид – хвостиком так держит штурвал и головкой тычется в кнопочки… маленький… в поисках яйцеклетки,… которой в самолетике-то и нет – облом! Не родился ты, Вова! Зря наматывал!!! Истребок – хрясь! – пиздякнулся – деньги на ветер!

Машка засмеялась.

Вова тоже засмеялся:

– Да, с тобой, брат, бесполезно разговаривать – ты всё какими-то сюжетами размышляешь…

– Картинками, Вова, только картинками. До сюжетов я ещё не дорос. А «Постановлениями Правительства» когда начинаешь размышлять, то в башке появляются только буквы и параграфы, и номера статей, – и не одной картинки, окромя наручников, решёток, запреток… за то, что не исполнил в срок или халатно отнесся… и снова буквы, параграфы и… в общем, лучше и не думать! Так что, картинками, Вова, только – картинками! Это, как учить иностранный язык – сказано «тейбл» – представляй стол. А не буквы! А то, пока представишь буквы, потом вспомнишь, что они обозначают, собеседник свалит. «Тейбл» – стол! Кстати, найдите к слову «Стол» синоним! Замучаетесь искать!

Вова поставил котел на таганок:

– Чай или варим чего-нибудь?

– Чай! Я так думаю! Машутка, у нас есть, что перехватить, не готовя?

– Есть копченое мясо, – ответила Машутка.

– Тогда – чай! С мёдом! И с тухлыми копченостями! – Ефим был в «ударе». – Вы пока тут жрать готовите, я пойду «душ» приму! А то вы там – намылись, набрились – один я – чухан!

И не стесняясь никого, Ефим сбросил с себя все, что было на нем одето, и полез под холоднющий водопад!

«А-а-а-а!», «Ништяаааак!», «Уууууфффффф!» – и прочее, типа: «Зашибись водичка!» и «Фри-за-мо-беккер!» – долго доносилось из-под летящей с двенадцати метровой высоты струи, пока Ефим там «принимал душ»!

Приглаживая короткие волосы и скребя заросшую морду, Ефим вернулся, оделся (Маша всё, всё успела разглядеть!), и, протянув руки к огню, заявил: «Эх, нанайцы! Жизни вы ещё не видели! Манька! Ты знаешь, что такое „квадратура круга“? Ни хрена ты не знаешь, Манька! Потому что тебе, девчушка, не понять, что такое квадратура овальных яиц! А вот, залезь в водопад…. тогда ты поймешь… впрочем, Маня, тебе лучше не надо!»

Через минуту он согрелся и сказал:

– Ребята, вы такие закомплексованные!

Вова засмеялся:

– Попей чайку, Тимофеевич, а то там, видимо, обморозился.

– Я бы водочки сейчас засадил! – помечтал Ефим. – Хорошей, нашей, катаной водочки! …и сигаретку… с фильтром! … да и хер с ним – без фильтра! Курить у кого есть?

– Садись, чайку попьем! – ещё раз настойчиво предложил Володя.

– Не! Какого чайку? Вова, я предлагаю, давай вернёмся к старому пердуну и посмотрим, что там за перехлесты во времене, пространстве и… всё такое!

– Тебе это надо? – Вова положил ладонь на плечо Ефима. – Что случилось?

– Не знаю! – честно ответил Ефим. – Только меня колбасит, что мы уже два дня убегаем от того, чего сами не поняли, не разобрались! Вова, так не бывает! Здесь – в тайге, появляется какой-то хрен с горы… вертлявый… и начинается песня: ты Машку, вдруг, осеменяешь, а оказывается это вовсе не ты; он с камнями по пятьдесят километров ходит под полной луной; самолет какой-то придумал; пододеяльник под водой шныряет; сигара-ракета оставляет в воздухе следы; его заимка среди тайги… и всё такое – хуерга полная!.. Давай вернёмся – и разберемся!

– Тебе это надо?

– Надо! Я не понял, какого черта я иду куда-то на Юг, когда у меня под носом такие «мероприятия» получаются! У нас время не ограничено! Да, если и ограничено – какого хрена?! Разве не интересно понять, что там за фокусы происходят?! Маня, ты как думаешь?

Маша пожала плечами.

– Маня! Ты выдержишь ещё несколько дней пути? – серьезно спросил Ефим.

– С вами – выдержу! – однозначно ответила Маша.

– Видал? – обратился Ефим к Володе. – Куда она денется? – выдержит!

Потом, плюнув в костер, он настойчиво добавил:

– Если вы не пойдете – я, бля, один вернусь! Я должен понять, что это за потеха! Иначе, я потом всю жизнь буду гонять, что я видел и не понял… ты-то меня понимаешь, Вова?

Вова, конечно, его понимал, только возвращаться ему не хотелось – чего там выяснять? Прорвались – и ладно! Осталось-то – сотня-полторы километров! …А с другой стороны – он прав: что-то здесь не увязывается. И Володя ответил:

– Хорошо, братан, давай пожрем, покемарим, отдохнем, потом решим, что делать. Если надо – вернемся, если нет смысла – продолжим идти! Договорились?! Только сначала отдохнем и всё трезво взвесим.

– Без бозара! – заявил, почему-то очень кажущейся пьяным, Ефим. – Манька! Ты как?!

– Как скажете, – ответила Маша. – Мне тоже интересно.

– То есть? Интересно, кто тебя…

– Нет! – перебила Маша. – Не хами! Я, знаешь, не только для этого! Посиди четыре дня на скале без еды в купальнике – потом выгибайся, Ефим! Или я для вас дополнение к вашему грузу?

Это было серьезное замечание! Ефим не знал, что ответить, опешил от резкости, поэтому промямлил, как нашкодивший школьник:

– Мань, я это… я того… ну, не злись – я, правда…. я не то, чтобы обидеть – разобраться же надо – фигня какая-то… понимаешь?

– Понимаю! – ответила Маша. – Давай поедим! Тебе поспать надо – может, пройдет!

Маня, сама того не поняв, в одночасье стала полноправным членом коллектива!

Вова улыбнулся:

«Молодец. Машка – отбрила Фиму! – думал он. – А разобраться надо, Ефим прав. Особо домой я не рвусь, да и что там делать? Ну, допустим, вернусь я через недельку домой, в свой родной загазованный город, а то, что здесь было, буду отгонять от себя, да ведь, опять же прав Ефим, не получится! Что там за мужик с камнями? Да и остальное тоже. Это же и есть наша жизнь походная – необычное видеть и попробовать понять, что это значит! А километры – ерунда! надо – и ещё намотаем! Может быть, стоит вернуться? В крайнем случае – ремни запалим! Но опять, через бурелом и обратно – сквозь чащу? Неохота! Может, плюнуть на деда и уговорить Ефима не заниматься ерундой?»

– Слышь, Ефим, а чего мы вдруг так заспешили обратно к деду? – Володя зачерпнул чайку, добавил в него мёда и помешивал палочкой. – Можно же и так сделать: дойдем до «базы», посмотрим там чё-каво, поменяем одежду и снаряжение, я надеюсь, Машу отправим домой и вернемся! Где старый живет, мы знаем – точно на Севере от базы. Время-то у нас, сам говорил, не ограничено – так чего горячку пороть? И не будешь ты всю жизнь потом гонять, что не разведал, кто такой твой тезка! Может, нас на вертолете подбросят? К тому же, оружие возьмем на базе, – кто знает, кого мы ещё в лесу встретим? А оружие – есть оружие. Да и дед наш не простой чувак – мы же не знаем, чего он в своем самолете перевозил – не порожняком же он шел – нецелесообразно! А вёз он, скорее всего, патроны и оружие на фронт, по ходу дела. Ведь, не станешь же ты спорить, что за шестьдесят лет это человек только со своим табельным «ТТ» и парой магазинов к нему здесь выжил? Дед сам себе на уме – нам ещё далеко не все показал…

– Да он просто не успел! – вставила Маша. – Фима, как оголтелый, погнал нас, так мы и сами ничего разузнать не успели… и соль из-за этого оставили там!

– Тебя кто спрашивает?! – обрезал её Вова. – Не Фима, а Ефим Тимофеевич! «Фиму», блин, нашла!

На его взгляд, девочка уже оборзела! Она мало того перебрала в том, что Ефима построила, а тут ещё с пояснениями лезет. Не её дело – мужики сами разберутся!

У Маши округлились глаза!

– И не надо на меня так смотреть! – посоветовал Вова.

Маша опустила взгляд.

А минуту назад ей казалось, что она на равных с мужиками! Но ей указали на свое место. Обидно до слез. Но реветь она не хотела: разучилась за все это время. Да и чего реветь? Вова, в сущности, прав… но все равно, она же помочь хотела… Хотя, чем помочь?… короче, идут они …!

И Маша стала тихонько и с наслаждением пить чай, заметив, кстати:

– Я обратно не потащусь!

Вова хмыкнул.

Ефим улыбнулся.

А Машка громко швыркала и дулась, глядя на верхушки сосен!


– А что там старик говорил, что его камни и светят и греют? – Ефим, развалившись на одеяле, раздумывал, как быть дальше.

– Да, Бог его знает, – Вова ждал, чего там надумает Ефим. – Это, может быть, и элементарный кремень: чиркнешь, вот тебе и костер, и свет, и тепло.

– Да, – согласился Ефим. – Я как-то об этом и не подумал.

После небольшой паузы, он принял решение:

– Ладно, уговорили – идем дальше. Но на базе ещё вернемся к этому разговору! Лады?

Вова облегченно выдохнул:

– Лады!

Машка демонстративно молчала!


«Горная Страна» – высокогорье, практически плоское, если не считать небольших холмов, тут и там «обляпанных» узкими ледниками, из-под которых сочилась вода, собираясь в озера и убегая куда-то под камни ручьями. Красиво, конечно, но сурово: камни, обросшие лишайником, буйная зелень трав, у которой срок жизни лишь пара-тройка месяцев в году, и непрерывный ветерок, морщинящий эти самые озера. Кедровый и березовый стланик, редкие и небольшие «угнетенные» лиственницы, сырая, каменисто-болотистая почва. Нужно добавить так: «А Воздух, а Солнце, а Запахи, а Звуки? Одним словом: „Горная Страна“»! С холма на холм, обходя озера, иногда кидаясь снежками из рыхлых структур ледников, наша компания неуклонно продвигалась на Юг, пока ещё не видя конца и края этой горно-холмистой местности. Лишь справа высился огромный горный массив с обледенелыми вершинами, который, видимо, и сдерживал ветра, давая этой местности «дышать» спокойно. Но то было далеко и не по ходу движения, что, собственно говоря, очень радовало!

– Ну, что у нас здесь – по закону жанра? – спросил Володя.

– А ни хрена, – ответил Ефим. – Будем тупо шагать. Живности тут нет, разве что медведица с медвежатами гасится до поры до времени от больших самцов, пара кедровок, может быть, заплутавший архар вылезет на склон покрасоваться рогами. А всё остальное – топ-топ, пока ноги держат.

– Ну, значит, будем тупо топать!

– А я не хочу больше с медведицей встречаться, – заявила Маня. – Хватит – насмотрелась! Да и деревьев здесь нет, куда залезть можно.

– А кто нас об этом спросит: хотим мы или не хотим? – философствовал Ефим. – Поганка какая-нибудь всё равно произойдет…

– Или наоборот, что-то хорошее! – добавил Вова.

– Или ничего, пока не кончатся горы, – вставила Маша.

– Или и то, и другое, и третье! – резюмировал Ефим. – Хотя третье, в таком случае исключено или исключает первые два.

– Хорош мозги запаривать! – попросил Вова.

– Кто кому ещё запаривает? Расскажи лучше нам, как ты во времени собрался путешествовать, рыцарь ты наш одинокий… и одичавший.

– Одичавший – это ты. Видел бы ты свою небритую морду!

– Не надо, не надо! Человек, решивший отрастить бороду, всегда поначалу кажется небритым. Так что не надо пыли, мамаша! И все же, Вова, что там у нас с телепортацией?

Вова шел, постукивая древком копья о камни. Рядом пыхтел Ефим, обвешанный предметами средневековья. Маша, как монашка, в длинном балахоне, семенила тут же. Вова, глядя на эту картинку, непроизвольно рассмеялся:

– А чего мне думать – я уже бреду с вами, мои дорогие хоббиты, в поисках какой-то базы, черт знает где – в каких-то горах. Всё и так, как в сказке… а ещё этот дурацкий прикид: стрелы, луки, мечи, копье, девочка в спасательном жилете – смех, да и только! Мы уже бродим где-то в потустороннем мире – больше недели – и ни одной пластиковой бутылки! Человек попался один, да и тот, как выяснилось, с небес свалился – ты его подстрелить было хотел, а он от стрелы увернулся, как в мультике. Так что, Ефим ты наш дорогой, чего тебе ещё объяснять? Хотели отправиться в прошлое – получили!

Ефим почесал затылок: «А ведь прав Вова – всё именно так! Машкин жилет, правда, немного портит картину, но пока его не видно под плащом – всё именно так! Но жилет – это веское и самое главное доказательство, что мы в современном мире!» А вслух он отреагировал по-своему:

– А я понимаю, Вова, почему ты такой спокойный – тебя хрен чем удивишь! Ты же москвич! Ты с детства вырос в таком городе, где никого ничем не удивишь. У тебя же не город, а винегрет какой-то – намешано в нем столько всего!.. Так и в башке каждого москвича – сплошной винегрет! И у тебя в частности! Я приезжаю в Москву, и первый день не могу привыкнуть: голова кругом идет от суеты, скачки, от массы народу и всего, что со мной за день приключается, а я даже не говорю, чего я за этот день увидел! Тут тебе и блеск, и нищета, небоскребы и халупы, огни витрин и реклам, а рядом стройка, ремонт канализации, суперавто и прогнившие «Жигули», в которых живут бомжи… Москва, Москва! Человек с крыши свалится – как будто, так и надо: посмотрели, разошлись. Взрыв в метро, дым, пожарки, раненых тащат: посмотрели, разошлись. Дети в баскетбол играют посреди площади, девушки на батутах прыгают, артисты выступают: посмотрели, разошлись. Я как-то иду, глядь – Гоша Куценко стоит с какими-то ребятами. Я непроизвольно тормознулся. Гоша понял мою реакцию, улыбнулся. Я машинально поздоровался, он – тоже. А сердце уже колотится: «Гоша, Гоша Куценко!» Хочется своим быстрее сообщить: «Я Гошу Куценко видел!» Звоню, сообщаю! А мне говорят (из трубки, из Иркутска): «Ну, и что?» А действительно, ну, и что? Гоша да Гоша. Но нет ведь – звезда, на улице, не по телику! Для меня-провинциала – событие. А для москвичей, которые рядом со мной мимо Гоши прошли – обычное явление: они каждый день звезд встречают. Даже новости по ящику смотрятся не так, как дома – кажется, что диктор сидит где-то в соседнем доме! А так оно и есть! А кругом пар, мусор, моторы ревут и воняют, люди гомонят, и тут же прорываются запахи обалденного кофе, классическая музыка льется из какого-то окна, а в небе серебрятся самолеты! Москва! Чего тут только не намешано! Столица мира – одно слово!

– А я думала, Вашингтон – столица мира, – Маша слушала, разинув рот.

– Какой Вашингтон, Машенька?! Вашингтон только старается ею быть, сам себя позиционирует финансовой столицей мира. А Вашингтон рядом не валялся. Тем более, в финансовом смысле, я уж про другое и не говорю! Недаром испокон веков, Москва держала в кулаке весь мир, и весь мир был её придатком.

– Как это? – удивилась Маша.

– Да так, Маша – это долго объяснять! Буквально парочку примеров – для общего развития, если хочешь.

– Хочу.

– Ну, вот, к примеру, говорят, что русские работать не любят! Правильно говорят! Привычка. В генах! А чего работать, когда все дань платят. Идет караван по России: «Стоять! Десятину откати!» Не хочешь – палицей по башке! и всё наше! Россия – она же большая. Это на картах всегда рисуют неправильно, а на самом-то деле Россия охватывает практически всё восточное полушарие даже сегодня. Это, как мячик теннисный, в руку возьми, и все, что твоя рука закрывает, то и есть Россия! Америка – тьфу – маленькая страна. Америка, как от Иркутска до Москвы – всего пять тысяч километров. А у нас ещё и за Иркутском столько же до Владивостока, а уж до мыса Дежнёва – я и не говорю! А все это ещё неосвоенные земли! Типа, запас, на случай шухера. Какой Наполеон? Какой Гитлер?! Дятлы они! Мы с древних времен не работали – чего надо, нам и так давали! Золота было на Руси столько, что им стали купола крыть! Где ещё, в какой стране золотой запас государства на крыши стелили?! А мы стелили, стелим и будем стелить! В Европе, в бывших наших колониях, все привыкли работать! Да, привыкли – мы их и научили горбатиться на нас, чтобы нам было, чем крыши золотить! У нас, допустим, так: сломалась дверь у мужика! Он берет топор, бревно и рубит дверь – временно, как он считает – потом куплю путёвую, пока пусть эта постоит. То, что она скрипит – не беда! То, что косая – плевать! Сказал же – потом куплю, как деньги будут. А откуда деньги? Он и не задумывается – будут, и всё! На Западе дверь кто делает? Дедушка двери делал, прадедушка двери делал, сейчас папа двери делает и скоро по наследству свою мастерскую сыну передаст – тот тоже столяр. Вон и внучок уже чего-то там наждачной шкуркой себе натирает, как Буратино. Династия! Поэтому двери красивые, крепкие, эстетически привлекательные. Наш мужик их потом купит, когда деньги будут. Точнее, если останутся – денег ведь всегда только на водку и хватает! Но купит – факт! Мы бы тоже сейчас, будь мы европейцами, или кто там ещё, пахали бы с Вовой в мастерских, а не слонялись бы здесь по тайге, хрен знает зачем! Не спорю – мастеровитых людей и в России пруд пруди, и талантов много, и самородков! Но и это всё наш внутренний резерв – золотой запас России! Придет большая беда – мы за день голыми руками без рубанка смастырим то, чего европейцы за год не настрогают! А пока – хули напрягаться – и так всё хорошо! Идем, да идем! Понятно?

– Не очень!

– Что непонятно?

– Почему это нам все дань платили? Я думала, мы платили.

– Не совсем так. Так тебя учили, поэтому ты так и думала. А посмотреть с другой стороны: люди бьются за каждый клочок земли, а мы не бьемся почему-то. Почему? А у нас уже давно все есть – попробуй, отними! А откуда взялось, если мы всю жизнь, как ты говоришь, кому-то что-то платили? Петр Первый там пытался нам объяснить, что мы уроды. Окно какое-то в Европу нам рубил! А что, мы до Петра плохо жили? Да ничего подобного!

– А Чингисхан?

– Кто?

– Чингисхан!

– Кто это?

Маша вопросительно посмотрела на Ефима. Потом на Вову.

– Ты, чё – прикалываешься? Чингисхана не знаешь?

– Слышал, – сознался Ефим. – Много раз, много легенд, и даже в Улан-Баторе был в музее, где целый этаж посвящен этому мифическому герою. Хотя конечно, мифический он только отчасти – но почему он обязательно должен был быть завоевателем России, а не полноправным её жителем? Который, кстати, не Россию, а Европу-старушку на уши поставил, и все государства присоединил к России. А вот уж когда они из-под ига вышли, вот тогда они конечно доказали всему миру, что Чингисхан не их завоевывал, а Россию, и только её! А чего ему было Россию завоевывать, если он в ней родился, вырос и царствовал! И звали его в России не Чингисхан вовсе – это его западноевропейское прозвище, у нас он проходил под другим именем по всем делам царским! Как тебе такой ответ?

– Не согласна!

– А я и не пытаюсь тебя убедить. Я сразу сказал – сложный ответ, его изучать надо. И привел лишь несколько фактов для размышления. Думай, как хочешь… а я – как считаю. Правильно я говорю, Вова?

Вова нейтрально пожал плечами. И, усомнившись, спросил:

– А чем ещё докажешь, что Россия была во главе всего мира?

– А легко! Берем глобус… не карту мира – глобус! Карта мира искажает очень сильно, глобус – тот точнее. Берем глобус, берем циркуль, вставляем иголочку циркуля во Владимир, что недалече от Москвы, и начинаем писать на глобусе круги! И скоро обнаружим, что многие столицы мира (и современные, а уж тем более старые) ложатся ровненько на эти окружности. Причем таких окружностей будет не много – две-три, но они четко показывают, что расстояние от Москвы, точнее от Владимира – старой столицы Руси – находятся на одинаковом расстоянии. Почему? Потому что до них ехать одинаково – можно рассчитать, сколько нужно коней, провизии, почтовых станций и всё такое, чтобы царский указ к нужному сроку доставить во все концы земли! Какая ещё из столиц мира имеет такое географическое расположение? Никакая!

– А почему Владимир? – Маша смотрела всё так же с интересом.

– Потому что столицей был, когда Москва ещё строилась, Владимир! Как переводится твоё имя, Владимир? – спросил Ефим Володю.

– «Владыка Мира», – пробурчал Вова.

– Вот тебе и ответ, Машенька!

– Интересно! – Маша закусила губу. – А я совсем другое думала.

– А я, признаться, удивлен, что ты вообще чего-то думала! – разошелся Ефим. – Девочки в твоем возрасте, я извиняюсь, конечно, – к тебе это не относится, естественно, – думают совершенно о другом! А ты молодец – ты думала.

Маша хотела надуть щеки, но передумала – её же, вообще-то, похвалили.

– Не дури девушке голову! – посоветовал Вова.

– Маша, я дурю тебе голову? – спросил Ефим, подняв брови.

– Нет! Мне интересно.

– Вот, и я про то же! Владыка Мира – вы не угадали!

Вова хмыкнул, потер нос:

– Ну-ну, продолжай, красноречивый!

– А я, собственно говоря, уже закончил! К тому же, как мне видится, наша дорога, с позволения назвать эту россыпь камней, сейчас начнет спускаться вниз. Подойдем к краю, и скоро посмотрим, что нас ждет там – в глубинах пропастей или распадков! Осталось пара километров, если моё зрение и «дальномер» меня не подводят.

– Да, – согласился Вова, – километра два, и, видимо, будем спускаться.

– Слава Богу, – прошептала Маша.

– А сколько мы прошагали? – попытался уточнить Ефим у Вовы. – Как думаешь?

– А кто его знает? Но много – это точно! Устала Маня?

– Маленько есть.

– А ты Ефима побольше слушай – дорогу и не заметишь! Хорошо, что у нас с тобой есть такое «радио» в пути – с ним не соскучишься!

– Жаль, оно музыкальные номера не исполняет! – подхватила Маня.

– Вот это ты зря! – выдохнул Вова. – Не дай Боже оно сейчас ещё и запоет!

– Обидные слова ваши, профессор! – вступил в общую игру Ефим. – Чего ж Вы меня унижаете перед дамами?! Аль я, по-вашему, петь не умею? Али голос Вам мой не по нраву? Али все здесь раскручиваются на сильную пиздячку, извиняюсь за индоевропейский сленг? Али чё-каво?!

Все засмеялись.

Вова согласился:

– Хочешь – пой, а то страшно! Напугал, особенно последним обещанием!

– Не, сейчас не буду – после сбацаю! Вы ещё узнаете меня! Еще малышня моё имя будет писать на заборах!

– Ага – типа: «Цой жив!», точнее «Фим – достал!»

– Да идите вы на фиг! Балбесы! У самих голоса нет, слуха нет – вот и завидуете мне черной завистью. А было время! Я в оперных театрах…

– Подметал! – закончил фразу Вова.

– Вот! – Ефим развел руками. – Вот, Манечка, а ты говоришь… Глушат талант на корню, как Би-Би-Си!

– Ты наш золотой за-па-ас! – сказала Маня, растягивая последнюю «А».

– Эт точно, дочка! – согласился Ефим.


В своих насквозь промокших от ручьёв и ледников, ичигах ребята стояли на краю обрыва и, вздыхая, смотрели вниз.

– Колорадо! – сказал Ефим.

– Н-да, почти, Большой каньон! – подтвердил Вова.

– А, может, как-то обойти можно? – спросила Маша.

Все посмотрели налево, потом, посмотрели направо, ничего хорошего не увидев. Зато внизу, далеко внизу росли «пушистые» деревья и сверкала довольно широкая река.

– Как думаешь, сколько здесь? – Ефим повернулся к Володе.

– Метров триста, а то и пятьсот – сверху трудно угадать!

– Как на колесе обозрения, – сказала Маша, – выше макушек деревьев.

– Это – да-а!!! – выдохнул Ефим. – Но и это ещё цветочки! Потом бурная, широкая река, потом, скорее всего, непроходимый лес! Надеюсь до самой до базы!

Противоположный берег был далеко (глубоко) внизу и густым, сплошным зеленым ковром из вековых деревьев расстилался и уходил до самого горизонта на Юг.

Вова поднял камень и швырнул его. Глянул на циферблат.

Камень долго летел, тридцать семь секунд, пока не потерялся в кронах деревьев.

– Да, метров четыреста верных.

– А в обход?

– Направо – не видно конца края, налево – и того хуже.

– А вот там, если не спустимся сегодня, нас ждет проблема!

Ефим показал на Запад.

Из-за высоких гор наползали черные тучи.

– Гнилой угол! – заметил Ефим. – Дождь будет! Здесь ночевать – радости мало, даже шалаш не построить. А спускаться…. Времени сколько?

– Времени-то хватит, ещё и семи нет, а вот веревочка у нас хилая! – ответил Вова.

– Веревочка у нас говно! – уточнил Ефим. – На ней спускаться, считай, лучше сразу прыгнуть – только время терять! Короткая к тому же! Что делать будем, бродяги?

– Подумаем, – ответил невозмутимый Владимир и отошел от края. – По-ду-ма-ем!

– Думай. Федя, думай! – Ефим тоже отошел. – Я тоже пойду, подумаю!

– У тебя и на высоту аллергия, – засмеялась Маша.

Ефим её смех передразнил:

– Хе-хе тебе! Ноги уже отмерзли, дождь будет – вообще труба – скользко, не спустишься. А затянет на несколько дней – тут замерзнем – жечь-то практически нечего, только стланик, а он не горит, почти. Кислороду мало – воздух разряженный, и ветви сырые. Плюс, ещё, где ночевать? Так что, Маня, «хе-хе» тут неуместно. Не подглядывай, кстати, я пошел вон в те заросли!

И Ефим, сбросив свою поклажу и сняв с пояса холодное во всех смыслах оружие, направился… вон в те заросли.


Вова бродил вдоль обрыва, размышляя, посматривая вниз, выискивая наиболее безопасное место для спуска: «Теперь ещё и альпинистская подготовка нужна будет. Ефим-то ладно – он умеет, Машка как?! Её на веревке большей частью спускать придется! А здесь ни тот случай – здесь веревка только для успокоения – нужно будет спускаться на своих двоих, точнее – четырех. Как? Нужно искать спуск где-то дальше – здесь лезть – прав Ефим – труба! Значит, будем обходить! Где-то, наверняка, есть звериные тропы к воде – не может же это плато длиться на сто километров в обе стороны. Десяток, пусть, пятнадцать – это семечки. Через три-четыре часа один хрен, спустимся! Здесь слазить не будем – однозначно!» Вова бродил!

А Ефим нашел в стланике подходящее место, сидел и думал, примерно, о том же, только с более нецензурными выражениями!

Потом он встал и, как водится, посмотрел на то, что он наделал.

И его пригвоздило на месте!

Из кучи его «паскудства» вытягивался зеленый (уже не совсем, но всё же) листик «загубленной» карликовой берёзки к которому был приклеен маленький бумажный красный ценник с цифрой «29»!

«Неужели ты станешь отрицать, что твой мозг способен вычислить в непроходимых джунглях листик на дереве, помеченный специально для тебя, скажем, вот такой полоской бумаги?» – пронзило память голосом Палыча.

– Да нет, уважаемый! – засмеялся Ефим. – Не мозг мой вычисляет такие наклейки, а совсем наоборот!

И он ломанулся за топором и лопаточкой из лопатки козы.


– Что случилось? – спросил Володя, видя с каким остервенением, Ефим копошится в вещах, выискивая чего-то.

– Ещё не знаю! – ответил Ефим. – Я сейчас!

И с топором и с лопаткой Ефим умчался обратно в заросли.

– Что это с ним? – спросила Маша.

– Откуда я знаю? Чего-то привиделось, наверное! Пошел закапывать своё… давно! – и Вова улыбнулся.

Маша тоже.

– Странный он какой-то!

– Это не самое страшное, Маня! Я думаю, он что-то придумал! Посмотрим.


Ефим копал не глубоко. И выкопал!

«Рюкзак! В нем две бухты шнура-десятки по сто метров! Шесть карабинов с байонетной защелкой! Один ребристый эксцентрик! Гладкий эксцентрик! Эксцентрик Абалакова! Т-образных две закладки! Три закладки „медная головка“! Девять разных гексов! Четыре стоппера „лисья голова“! Скальные крючья: вертикальные, горизонтальные, комбинированные, профильные и из высоколигированных сталей! Страховочный шнур триста метров! Две обвязки! „Небесные“ крючья – три штуки! Десяток петель! Блок сигарет „Marlboro“ легкие! Бутылочка виски! Соль! Мороженное! Ириски! Пистолет „Магнум“ сорок пятого калибра с двумя пачками патронов! И ещё…» – размечтался Ефим, пока копал свою полуметровую яму!

Что можно раскопать под дерьмом? Вот именно! В лучшем случае, просто яму! Её-то Ефим и выкопал!

– Глупо как-то получилось! – сам себя проинформировал Ефим, когда понял, что наклеечка не сработала! – А я-то размечтался! Один – ноль, Палыч, в твою!

– Однако, твоя жопа наклейку нашла! Только никому об этом не рассказывай!

– Тебя не спросил!

– Не рассказывай! Мой тебе совет!

– А какого хера я здесь тогда копал?

– Придумай чего-нибудь!

Ефим плюнул в выкопанную яму, собрал «инструменты» и пошел к друзьям!


– Ты чего там делал? – спросил Вова.

– Говно закапывал!

– Так долго?

– Его у меня много!

Вова хмыкнул:

– Что-то не срослось?

– Не спрашивай, лучше! Лучше скажи, что Ты придумал? – Ефим бросил топор и лопатку к остальному скарбу.

Вова пожал плечами:

– А чего здесь придумывать – идем вдоль обрыва, пока не найдем спуск.

– В какую сторону?

– Я думаю, на Запад, в верховья реки. Она же поднимается, значит, обрыв уменьшается! Логично?

– «Вот так же человек – рождается и умирает – логично?» – вспомнил Ефим старый анекдот. – Согласен. Пошли, короче! Идем на грозу!

Ефим поднял свои вещи, закинул их за спину и молча пошел навстречу непогоде, в верховья реки, на Запад, куда глаза глядят, подальше от этого места, лишь бы идти и не вспоминать, как он лопаточкой раскидывал своё дерьмо по всему кедровому стланику в тайной надежде найти… пачку «Marlboro»! (За двадцать девять рублей за пачку!)

Вова и Машка, собрав свою ношу, поспешили за ним.


Дождь бил в лицо! Часа через два, это случилось. И если честно говоря, и по-русски, то дождь не бил, а …уярил в лицо, да ещё с такой силой, что казалось, будто в каждой капле собрался стакан воды – не меньше! И вот это все… и в лицо! Ефим пёр, как танк, промокший до нитки и промерзший до костей! Но пёр, как танк! Пока не услышал свист позади себя. Ефим оглянулся.

Вова стоял метрах в ста позади, держал за руку промокшую Машку и показывал пальцем куда-то на скалу:

– Вы мимо прошли, товарищ! – улыбался Вова. – Лучшего места нам сегодня не найти!

Ефим посмотрел туда, куда показывал Вова.

В расщелине между скал чернела пещера. Плоский огромный камень, упавший сверху, зацепился за старую лиственницу и край скалы, образовав над пещерой некое подобие козырька. Сама пещера, насколько было видно с этого места, была «выстлана» «ковром» из рыжих иголок лиственницы, скопившихся здесь за множество лет. Место, и вправду, очень хорошее.

Ефим, не говоря ни слова, развернулся и пошел к пещере.

– Довольно приличная дырка! – оценил он. – Лишь бы камень не подмыло, а то этот булыган нам на шарабаны свалится!

– Если будем внутри – не свалится! – Вова под камнем распаковывал вещи – там не было дождя, было сухо.

– Ночуем здесь? – спросил Ефим.

– Естественно! – Вова же уже распаковал вещи.

Машка дрожала от холода.

– Раздевайся! – скомандовал Ефим. – И укутайся в одеяло – я дров нарублю!

Он взял топор и пошел рубить старые, сухие хлысты стланика и ещё одну «угнетенную» лиственницу рядом.


Когда в пещере трещит огонь, когда накаляются камни и каменные стены «дыры», как выразился Ефим, отдают тепло, да так, что парит сырая одежда, то стук дождя за пределами пещеры только умиляет слух и не пугает своей холодностью, сыростью и…. хрен знает чем ещё, короче – не пугают!

Но это романтика, для тех, кто лежит на диване с книжицей в руках. А в пещере…

Одежда и обувь, развешенная вокруг огня, воняет, когда парит. Огонь, сука, тоже едко дымит! Но и это не беда! А вот, жрать охота! Ну, да ладно, – главное, сверху не льёт, а одеяла и бараньи жилетки спасают от зяби.

Ребята, практически голые, сидели, укутавшись в них.

Вода закипала.

– Чай? – спросил Вова.

– Первым делом! Потом, разберемся! Вяленное мясо ещё есть?

Маша покопалась в мешке:

– Есть! Ещё много…. Но воняет уже.

– Ничего! С душком – тоже нормально.

– Кошка протухла! – сказал Вова.

– Выкини её! Только – с обрыва! А то на её запах падальщики налетят! А мне сегодня боксоваться – сил нет!

Вова вытянул из мешка за лапы тушку рыси, понюхал для верности (а чего было нюхать – вонь, как на помойке!), определился, что выкинуть надо, и вышел с ней «на улицу»!

– Маня, как ты насчет секса? – спросил Ефим, ломая о колено хворост.

– Положительно! – не задумываясь, ответила Маня.

– Я так и знал! – Ефим подбросил в огонь.

– А что? – поинтересовалась Маня.

– Да так – просто спросил!

– Нет, серьезно?

– Не искушай, старушка, я в печали!

– Издеваешься?

– Нет, Маша! Не издеваюсь! Я бы тоже не прочь – вот только молода ты больно!

– Другим это нравилось.

– Другие,… – и Ефим промолчал.

– В сырой земле лежат! – за него договорила Машка.

– Я этого не говорил! – заметил Ефим.

– Ты об этом думал.

– Откуда ты знаешь?

– Да-а! Не трудно догадаться.

– Догадливая ты моя…

– Короче, ты секса хочешь?

– Маня, я просто спросил – так сказать, языком болтаю!

– Ну и дурак!

Ефим рассмеялся:

– Терпи до дому, малышка. Немного осталось!

– А что насчет августа?

– Августа?

– Насчет августа ты говорил.

– Я говорил насчет августа?

– Говорил-говорил! Когда мне восемнадцать исполнится…

– Вот в августе и поговорим.

– А сегодня? Нет?

– Сегодня – нет! – Ефим посмотрел на Машу. – Прости, милая.

– Почему? – не унималась Маша.

– По кочану! Подрасти, дочка! Вырастишь – мы с тобой таких дел наворочаем! – пообещал Ефим.

Маша подумала минутку и заявила:

– А с чего ты решил, что я малолетка?

– Так ты же сама сказала! – Ефим сморщил лоб.

– А я наврала! Девушки всегда врут, сколько им лет! Ты же сам говорил, что девушки в «моем возрасте» не думают! А я – думаю! Так может мне не семнадцать? А? Если я наврала – согласишься?

Ефим деланно засмеялся (хорошая идея).

– А чем докажешь? Паспорт есть?

– Откуда? Промежность зато есть! – Маша, чувствовалось, начала шалить!

– И что она мне докажет?

– А всё! Хочешь узнать?

– Хочу! – Ефим криво улыбался.

– Пожалуйста! – Маша скинула одеяло и слегка раздвинула…

– Чего ссоритесь? – Вова вернулся «вовремя»!

Маша мгновенно прикрылась одеялом.

Ефим громко выдохнул через губы, обтер ладонью лицо!

– Да так – об личном разглагольствуем, – сказал он.

– О сексе, что ли?

– Ты угадал! – тут же вставила Машка.

– И чего надумали?

– Машке сколько лет? – спросил Вову Ефим.

– Года двадцать два, – почему-то ответил Володя, хотя он и слышал, что Машка заявляла, что ей семнадцать почти, восемнадцать – в августе будет.

– С чего ты взял? – не понял Ефим.

– А ты на неё посмотри! В семнадцать лет девчонки такие, что ли? Подумай сам: тридцать три, сорок четыре, двадцать два – всё в елочку, и делится на одиннадцать.

Ефим посмотрел на Машку.

– У вас, правда, в бассейне ничего не было?

– В каком бассейне, Ефим? Мы на эту тему уже, по-моему, определились!

– Тогда почему… Маня, тебе, правда, сколько лет?

– Четырнадцать!

– Не пизди! – вырвалось у Ефима.

– А чего тогда спрашиваешь?

Ефим завалился на спину:

– Идите вы…

– Я серьезно, ребята! Давайте отогреемся!

– С двумя? – Ефим поднял брови! (Но кто это заметит в полумраке пещеры?)

– А чего? Каждая девушка об этом мечтает! – Маша, видимо, не шутила. – Вы же тоже мечтаете с двумя… И у вас, я не сомневаюсь, уже это было!

Ефим вспомнил, как у него и с тремя было!

О чём вспомнил Володя – нам не известно.

Но Ефим ещё не верил своим ушам:

– Каждая?

– Конечно! – Маша в отблесках костра казалась прекрасной!

– И потом ты всем будешь рассказывать?

– Конечно! Пусть завидуют!

Костер потрескивал, одежда парила, стены грели, паузу заполнило неловкое молчание… Но гром хрястнул так близко, что…

– Раздевайся! – сказал Володя.

– Я давно раздета! – Маша скинула одеяло.

Её нагота в пещере… шум дождя извне… горячие, мерцающие угли… запах женской плоти, откуда ни возьмись… усталость, нервное напряжение, которое тут же всё сдуло!.. и только увеличенные картинки тех, кто был в пещере!

– Ну, двадцать два, так двадцать два! – Ефим резко поднялся.

– Не знаю, как насчет – двадцать! Но два – легко,… как минимум! – Вова стянул с себя сырой свитер!

– Налетайте, ребята! – Маша – стерва остроумная, красиво раскинула волосы и медленно опустилась на спину. – Смелее, милые мои! Я люблю Вас!

– «Вот, сука!» – подумал Ефим (А может быть, он это и прошептал?).

– А ты – сука! – сказал Володя.

– Конечно! – подтвердила Маша, и протянула руки к обоим! – Конечно! Быстрее!


Утром ливень кончился. Они свободно нашли спуск и спустились в лес к реке. На берегу разожгли костер и стали сушить дальше свои вещи, думая как переправиться… и вспоминая, что произошло! По берегу, по мягкой зеленой травке, они ходили босяком почти нагие (в набедренных повязках, а Машка с голыми (красивыми) грудями!) и улыбались, как балбесы, друг другу. У Машки были томные глаза.

– Ладно, родственнички, – сказал Ефим. – Всё, конечно, хорошо – как переправляться будем?

Солнце жарило, Земля парила!

– Жрачки не осталось! – Вова вывалил на траву мокрые остатки вонючей пищи.

– Тут и сеть хрен поставишь! – заметил Ефим. – Может, синичек настреляем?

– Я это выбрасываю? – спросил Вова.

– Подожди! – Ефим размышлял. – Убьём кого-нибудь – потом выкинем. А пока… Подожди, брат, сейчас, что-нибудь смаракуем!

Река бурным потоком неслась между двух берегов, густо поросших сосново-лиственным лесом. Ширина её была метров двадцать пять! На том берегу, как и на этом, были только ядовито-зеленые заросли травы, кустов и деревьев!

– В котел воды не наливай – пусть раскалится и брось всю эту требуху в котел – может, прожарится! – посоветовал Ефим.

Вова так и сделал.

Запахло жареным мясом. Горько запахло.

Ефим натянул почти не высохшие штаны, такие же ичиги, натянул, явно, мокрую рубаху, взял лук, стрелы, нож и сказал:

– Пойду, прогуляюсь вниз по реке – может, подстрелю кого, а может, место для переправы найду.

– Давай, – согласился Вова.

– Найди! – попросила гологрудая Маша.

– Найду! – пообещал Ефим и ушел.

Метров через двести он остановился, обмочил сосну и немного вернулся назад.

Не выходя из-за кустов ольхи, он видел, как Машка и Вова тут же бросились заниматься…. Машка стояла на коленях… «Как тогда в бассейне, только наоборот!» – подумалось Ефиму.

«Вернусь – пусть попробует отказать! – решил Ефим, развернулся и пошел вниз по реке. – Мясо они жарят!..»

Какая охота?! Какая переправа?! Он только шел и думал о том, как они вчера… как эти сейчас… как вернется, и тогда…

Рябчики взлетали. «Ну, и что?!» Река делала поворот. «Ну, и что?!» Всякого много было – ну и что, что?!

Берег порвался небольшой заболоченной низменностью.

На той стороне этого болотца, в зарослях пахучих трав, что-то краснело.

Но, чтобы добраться до этого «что-то», нужно было, либо обходить болотце, либо брести по холодной воде по пояс, а может быть, и вплавь метров двадцать.

Но что-то уж слишком краснело! И привлекало!

Ефим положил лук и колчан, разделся, и ступил в воду: «Явно, какая-то фигня краснеет!»

Пройдя вброд протоку, он дошел и дотянулся до красного предмета.

«Ё-моё – Шлем! – Ефим вертел в руках шлем. – Красный шлем!»

На передней части, практически на лбу, на шлем были приклеены три наклейки: две желтые от бананов «Bonanza!» и одна от мандаринов – ромбик, черная «Maroc». Между дырочек внутри шлема застрял пожухлый листик.

Ефим долго разглядывал шлем – что-то ему это напоминало. Но верить в это не хотелось.

Он вернулся на «свой» берег, оделся и пошел в «лагерь».

Не доходя немного – не выходя из кустов, Ефим бросил шлем под сосну, а уже после вышел, как ни в чем не бывало.

Ребята готовили вовсю обед.

– Что, подстрелил чего-нибудь? – спросил Вова, увидев Ефима.

Ефим мимо ушей пропустил его вопрос, чем сильно удивил Володю.

Ефим подошел к Машке.

– Мань, – начал он, – у тебя какой шлем был, говоришь?

Маша подняла глаза на Ефима:

– В смысле?

– В прямом! – Ефим был очень серьезен, даже напугал Машку.

– Какой шлем?

– Да!

– Красный.

– Это ты уже говорила. Что ещё на нем было?

Маша посмотрела не доверчиво и немного лживо:

– Что ты имеешь в виду?

– Не крути, Маша! Особые приметы шлема!

– Да нет никаких особых примет.

– Может, номер был нарисован, или нацарапано что, или наклейка какая?

Маша опустила глаза.

Ефим схватил её за подбородок:

– Маша, пожалуйста, – это важно!

Вова смотрел на происходящее, сморщив лоб и потирая нос.

– Ну, не тая! – требовал Ефим.

– Мы когда… – начала неуверенно Маша. – ну, перед выходом на реку… я ему делала…

– Меня не интересует, что ты ему делала! Что ещё на шлеме могло быть? – Ефим смотрел ей в глаза своими стеклянными, страшными глазами.

– Ну, это… я ему делала… ласкала… в общем! – Маша выдернула подбородок. – А он жрал мандарины и бананы! А наклейки мне на лоб «приколачивал» – я в шлеме была – так ему захотелось! Доволен?!

Ефим сел, потом завалился на спину и уставился в небо!

– Чё такое? – подошел Вова.

– Пытает меня! – заявила Машка.

– Что делает? – не понял Вова.

– Издевается…

– Мандарины с наклейками «Maroc»? – Ефим поднял голову.

– Наверное… Я знаю, что ли? Черная такая – ромбиком.

– А бананы? – Ефим приподнялся на локтях.

– Не помню… кажется, желтая, как в комиксах, когда говорят – облачко со стрелочкой такое.

– И всё?

– А!.. Я ещё сердечко, кажется, на нём нацарапала… А может, я на его шлеме нацарапала… это ещё до этого было, не помню,… – Маша пожала плечами. – А что?

– Что случилось, Ефим? – спросил Вова.

– А вот что! – Ефим резко встал, пошел в кусты, вернулся со шлемом и бросил его на траву. – Твой?!

Маша подняла шлем. Узнала. Заплакала:

– Мой! Ты где его взял?

– Где, бль?! В… в лесу! На берегу – вниз по течению, в километре-полутора отсюда!

Вова потер лоб:

– Здесь?

– Здесь, здесь! Здесь, Вова! В ста километрах с лишним от места нашей встречи. На другой реке, надо полагать! Делала она! Хорошо, что делала – так бы хрен опознали! Как это объяснить?!

Вова посмотрел на Машку.

Та ревела, поглаживая шлем.

– Ты как думаешь? – спросил Вова у Ефима.

– А ты? – Ефим развел руками.

– Лажа какая-то! – заметил Вова.

– Вот и я говорю: «Лажа»!

– Н-да!..

– Что – н-да? Откуда он здесь?

Машка всё ещё ревела.

– Это невозможно! Может, совпадение? – Вова почесывал нос.

– Может! – громко сказал Ефим. – Машка, это точно твой шлем?

– Да! – и она показала нацарапанную надпись на «затылке»: «Машенька!», и сердечко с лепестками, как цветок. – Это я сама нацарапала!

– Вот это, точно, пи-сец! – Вова пошел к реке.

– Даже два! – согласился Ефим и пошел с ним вместе.

Они стояли на берегу и смотрели на быструю реку.

Вова жевал травинку.

– Что скажешь? – спросил Ефим.

– Не знаю.

– И я не знаю. При всём желании он здесь оказаться не должен был.

– Кто спорит?

– А как тогда?

Вова посмотрел направо – туда, откуда бежала река, вытекая между далеких гор, подернутых дымкой.

– Мы идем точно на Юг. Видел там с обрыва вдалеке холм?

– Видел, – подтвердил Ефим.

– Он точно на Юге – я проверял… по часам.

– Ты думаешь – нам туда?

– Как минимум.

– То есть, как минимум. Сколько нам ещё?

– Километров сто – сто десять, сто двадцать – не больше!

– До него раза в три меньше – это точно! Сто километров даже с обрыва не видно!

– Я знаю, – Вова продолжал грызть траву.

– И что тогда?

– Дойдем – посмотрим! Выбора-то нет! Как реку преодолевать будем?

Теперь Ефим зачесал череп.

– А, может, Машку тут оставим?

– В смысле? – Вова повернулся к Ефиму.

– А просто так – посмотрим, что получится…

– Вы меня бросить хотите? – Маша стояла за спиной.

От неожиданности и Ефим, и Вова вздрогнули.

– Панночка, – Ефиму на ум пришел старый фильм «Вий», – Привидение ты наше! Иди, оденься – стоишь, как Венера Миловская до ампутации!

– Ты бы мне это ночью сказал! – заявила Маша.

– И что?! Ты бы тут же согласилась! Ни так?

Машка развернулась и, обидевшись, пошла к костру.

– Может, зря? – спросил Вова.

– Может, – ответил Ефим. – Как переплавляться будем?

– Плот будем рубить! – ответил Вова. – Доставай топор.

– Двадцать пять метров – ерунда. Течение быстрое…

– Нас примерно туда и вынесет, где мы вчера на обрыве были.

– Ай! Пойду за топором. Скажи Машке, чтобы не дулась на меня,… и пусть шлем оденет, кода переправляться будем – он её уже один раз спас.

– Сам и скажи.

– Она меня не послушает…

– Куда она денется?

– Действительно,… – Ефим пошел за топором, присматривая по дороге подходящие деревья.


Плот мастерили до обеда. Но больше времени ушло, чтобы сделать пару длинных весел с уключинами и широкий руль на корме.

Получилось нормально.

– Поехали! – сказал Вова, как Первый космонавт. – На том берегу Ефим нам чего-нибудь раздобудет на ужин. Раздобудешь?

– Эт точно! – пообещал Ефим. – Прыгай, «жена»! – съязвил он, обращаясь к Машке.

– Прыгаю, «муженек», – ехидно добавила она. – Один из двух… и оба рогатых одновременно!

Вова посмотрел на Ефима.

Ефим на Вову.

Потом они посмотрели на Машку.

Та косо улыбалась.

Мужики рассмеялись.

– Может её все-таки, правда, оставить? – Вова плюнул в реку.

– Попробуй, оставь! – Машка тоже плюнула.

– Хорош грызться! – Ефим оттолкнул плот.

Река подхватила плот, завертела…. Но Ефим и Вова налегли на весла, а Машка, как заправский рулевой, выровняла деревянный «ковчег» на стремнине.

– Ты где научилась? – с удивлением спросил Володя.

– В Караганде! – зло ответила Машка. – Оставишь – расскажу!

Вова выдохнул громко и опять смачно плюнул в реку!

– Ох, прибудем на тот берег, я таких тебе там дам! – пообещал он.

– А я – нет… тебе больше! – пообещала Машка.

– Харэ! – крикнул на них Ефим. – Рулите к берегу, любовнички! А то – потонем!

Плот несся по реке, но медленно и верно, пересекал её!


Вечером опять всё сушили! Но ходили уже по противоположному берегу… полностью одетые! Вова с Машкой потихоньку рычали друг на друга, а ведь первым-то предложил оставить Машку не Вова!

Вот так-то, братцы! Секс и дружба… в походе – не совместимы!


– Почему вы такие дебилы, мужики? Стоит вам дать, как вы считаете, что теперь и ноги о нас вытирать можно? – Машка готовила ужин, рассуждая вслух.

– Тебя кто-то обидел, Маша? – спросил Ефим.

– Издеваешься?! Вы и обидели!

– А почему вы такие дебилы, бабы? Стоит с вами переспать, как вы считаете, что о вас мы ноги вытираем? – задал встречный вопрос Ефим.

Вова искренне засмеялся – хороший встречный вопрос.

Маша посмотрела на обоих:

– А это не так? – спросила она.

– Не так, милая! Не так! Это ты теперь все близко к сердцу принимаешь! А мы просто движемся дальше – вперед! Прости, если чем обидели! Не переспали бы мы прошлой ночью – ты бы и не дергалась, а выполняла бы все… советы, как миленькая! Не так?

Маша задумалась. Вспомнила, что было до этого – до прошлой ночи. Выяснилось, что Ефим-то прав – они ей всю дорогу что-то указывали… и довольно грубо…

Она согласилась:

– Ладно, согласна! Но и вы не хамите!

– Больно надо! – пробурчал Вова.

– Давай, ты не будешь нам указывать, что нам делать! – предложил Ефим. – Либо мы друзья, как и прежде, либо мы… шведская семья, и уже со всеми заморочками семейной жизни: ссоры, упреки, я это не буду, ты это не делай…. Херня же ведь! Правда?

Машка улыбнулась:

– А ты – не простой… мужик Ефим!

– А то! – улыбнулся в ответ Ефим. – Главное, что ты признала, что я мужик!

И они оба рассмеялись.

Вова тоже им помог посмеяться, хрюкая в рукав.


Утром залихватски светило Солнце! Порхали бабочки, жужжали пчелки и мошки, дрожали листики деревьев. Благоуханье речной травы и трав лесных, смешивалось с запахами сосновой хвои и ещё не нагретой земли. На небе где-то высоко-высоко болталось два белоснежных облачка, подчеркивая необычную синеву небес. Птицы пели на все голоса, журчала речка. «Благодать-то какая!»

Утро разбудило нашу троицу в хорошем настроении. Вчерашний «постсексуальный» угар испарился. Все немного застенчиво улыбались друг другу, готовя завтрак, и только красный шлем, надетый на воткнутое в землю копье, как голова проигравшего в сражении папуаса, тупил Ефима и Володю. Однако предстоящий путь, судя по всему, ожидался не сложным, так как сосновый бор, который они видели с обрыва, оказался довольно сухим, «чистым» и вполне проходимым. Сосны годами наперегонки тянулись к небу, не оставляя внизу своих сухих ветвей, что давало возможность гулять по нему, как по парку. И почва, выстеленная сосновыми иглами, была мягкой и «теплой». Птички где-то высоко в кронах поют! Так чего не идти по такому «парку»? Наверняка, ещё и белочки будут скакать по деревьям! А это уже свежий белковый продукт.


– Жрать надо чего-нибудь раздобыть, – сказал Вова, расстелив на мешковине остатки копченого мяса. – Совсем мясо «худое» стало!

Ефим подошел, посмотрел сверху вниз на мешок, оценил проблему и произнес:

– Ты прав!

Развернулся, отошел и сел на земле, упершись спиной в ствол сосны.

Вова повернул к нему голову:

– И что это значит?

Ефим поднял на него непонимающий взгляд:

– Что «это»?

– Это всё, что ты хотел сказать?

– А чего ещё надо? Ты – прав!

– А-а! – Вова улыбнулся. – В этом смысле.

И ничего не говоря, выпрямился, подошел к Ефиму, присел напротив на корточки и посмотрел ему в глаза.

– Что? – Ефим кивнул головой.

– Что с тобой?

– А что со мной?

– Я всё хотел спросить, чего ты там копал на обрыве?

Ефим улыбнулся, не разжимая губ:

– Да я видимо наклейку-ценник проглотил…

– И?…

– И! А пластик, знаете ли, долго не переваривается!

Вова через несколько секунд врубился, что имеет ввиду Ефим и начал ржать, когда врубился,… как конь!

– Так ты решил, что тебе кто-то знак оставил? – сквозь смех говорил Вова.

– Вот именно!

– И все там перекопал? – Вова хохотал до слез. – Всё с говном смешал!

Ефим тоже засмеялся:

– Да, именно так – все смешал!

– И глубоко выкопал?

– Полметра, наверное!

– А корни?

– Корни, камни, всякая дребедень – не земля, а издевательство! Всё выкопал, как бульдозер! – Ефим махнул слезинку. – Очень хотел найти! И знаешь что?

Вова понял «что» и сморщился, держась за живот:

– Не надо – я догадываюсь!..

Маша подошла к ним и молча смотрела, как они ржут. Потом незаметно и сама стала похихикивать.

– Когда Вова увидел, как она похихикивает, его вообще «порвало». А Машка подняла брови и спросила:

– Что?

Вова махнул рукой и ушел к костру.

Машка пожала плечами и ушла на берег посмотреть, как сверкает вода.

Ефим поднялся, подошел к копью и стал размышлять, рассматривая, висячий на нём шлем.

Потом он резко отстранился от шлема и копья, проходя мимо костра, хлопнул Вову по плечу и сказал: «Пошли!»

Вова не понял, куда, но послушно встал и пошел за Ефимом. Ефим шел к реке.

– Помоги! – Ефим взялся за один край плота, пытаясь его подтянуть к реке.

Вова взялся за второй край и помог Ефиму подтащить плот.

– Что ты хочешь сделать? – спросил Володя.

Машка стояла рядом и смотрела на происходящее.

Ефим выпрямил спину.

– Хочу отправить его по течению! А потом посмотреть, где… на какой реке он нам опять попадется! Возражений нет, я надеюсь – обратно же не поплывем.

– Согласен! – сказал Вова, и сам оттолкнул плот от берега.

Плот закрутился, набирая ход, и пошел вниз по течению.

– Веревки жалко! – заметил Вова.

– Чего не сделаешь ради эксперимента?! А веревка – всё равно фуфло! – и улыбнувшись, он добавил: – Я тебе потом новую, качественную Выкопаю!

Вова хмыкнул, мысленно заменив «п» на «к», и отправился готовить чай.

Поставив котелок на огонь, он решил прогуляться, проверить петли и плашки, которые он вчера вечером, когда уже все спать разошлись, решил на всякий случай поставить недалеко в лесу. На всякий який.

Ефим и Машка вернулись к костру и молча стали готовить то, что осталось из припасов. Через какое-то время Ефим пробурчал:

– Н-да! Это именно так и называется!.. скорее всего, – Ефим, наломав сухих веточек, стоя на коленях, пытался раздуть огонь, который по непонятной причине, вдруг погас.

– Что «именно так и называется»? – спросила Маша, колдуя над остатками пищи.

Ефим раздул-таки огонек, поморщился от дыма и, одним, не прищуренным, глазом посмотрев на Машу, ответил, улыбнувшись:

– Отношения в нашем коллективе «именно так и называются».

– А именно как? – Маша отложила нож и пристально посмотрела на Ефима.

Ефим расщурил второй глаз. Улыбнулся ещё шире и произнес громко и четко:

– «Теория разочарования» – Во как!

Машка вздохнула, махнула на него рукой, взяла свой ножик и продолжила готовить завтрак.

– Вот именно – сказал Ефим. – Именно то, что ты сейчас сделала, и есть «Теория Разочарования»!

– О чём спор? – вытягивая из леса огромную сухую ветку сосны, поинтересовался появившийся Володя. – В «паганках» – голяк. Ну, хоть, думаю, дров притащу! – пояснил он своё появление с этой лесиной.

– Вот и ещё одно подтверждение моей «Теории!» – Ефим, показав пальцем на Вову.

– А-а, – Машка ещё раз махнула на него рукой.

– Так о чём спор-то? – Вова бросил своё «бревно».

– О сущности бытия!

– Понятно, – Вова заглянул в котелок. – Опять дуркуешь? Ещё не закипело. Что жрать будем?

– Да, да, да! – доканывал всех Ефим. – Именно, именно так!

– Да уж давай свою теорию! – не выдержала Машка, сбросив с колен стряпню. – Вова, скажи ему! Он достал!

– Чего он там достал, – пытался пошутить Вова, показывая всем, что смотрит… на прореху.

– Дураки! – Маша встала и пошла куда-то к речке.

– Далеко не уходи – медведи скушают! – смеясь, посоветовал Ефим.

– Что с ней? – спросил Володя.

– Хрен его знает! Так, дуркует! Разочарована в нас! Надо полагать, что и мы в ней. Вот и козлим с утра. А я по этому поводу целую теорию выстроил.

– Понятно, – Вова наломал веток и подбросил в костер. – Если ты свою теорию преподавал ей специфически, удивляюсь, почему она всё ещё не повешалась!

– Не повесилась! – уточнил Ефим. – Я, брат, и преподать-то ничего не успел – только сказал, что есть у меня такая теория… А тут ты с «бревном». Мы все немного на взводе… от наших прошлых, вчерашних «побед». А я, как человек мыслящий, анализирую, что тут происходит! А поделиться не с кем: ты да она – один не верит, другая не понимает! Что остается делать? Я разговариваю с моим лучшим таежным другом – огнём. Он, хоть и молчит, – пощелкивает щелкает в ответ, если чего не догоняет. А не убегает к реке, как рысь семиведерная! – крикнул он в сторону реки.

– Что ты хочешь этим сказать? – Машка появилась из-за спины из-за сосны.

– Фу – напугала! – Ефим выдохнул, почувствовав, как мурашки носятся по всему телу. – Так и обсирениться можно!

– Что ты хочешь этим сказать? Кто тут семиведерная?! Я жирная, что ли, по-твоему?! – Машка наступала на Ефима, как придурок со складешком на электричку.

Ефим посмотрел ей так серьезно в глаза, что та остановилась, замерев.

– За-ко-ле-ба-ла! – пять раз открыв рот, пояснил Ефим. – Займись завтраком, дорогая!

Постояв ещё секунду-другую, Маша ничего не ответила, развернулась и пошла к костру готовить завтрак.

– Да ладно вам ругаться. Давай, Ефим, скоротай нам утро. А ты, Маня, послушай – он иногда любопытные вещи говорит – делать-то всё равно нечего! – Вова сгладил уголок.

– Вот цэ – дело глаголешь, хлопец, – похвалил его Ефим.

– Тебя не спросила! – параллельно ответила Маня.

– Хватит, а?! – Вова наморщил лоб. – Давай Ефим, пой свою песню, мы послушаем.

– Друзья мои, – начал красочно, по-театральному Ефим. – Вся наша жизнь – это полный облом! Нет ни минуты, нет ни дня, ни года, ни секунды, чтоб жизнь нас не разочаровала! Ты только думаешь, что щас наступит благодать – ай-нет! Облом, обвал, абзац, хреново дело! И так всегда! Родился – обломился! А уж помер – так засыпался! Я внятно выражаюсь?

И Машка, и Вова рассмеялись:

– Как идиот!

– Вот именно – вот вам и облом! А вы-то ждали! Но хватит о былом – продолжим! Итак, «теория разочарования» по-нашему, по-таежному: Родился человек, и всё-то ему нравится: и солнышко светит, и мамка рядом, и нет забот – играй и вырастай быстрей, сынок или дочура. И человек растет. Но вдруг возникает вопрос: «Мам, а где наш папа?» А что ему сказать? Нет, понимаешь, папы у нас. «Не называй, сынок, мишку папой!» Первый облом! У этого есть, и у той приходит, а у нас – нет! Это полбеды, если мамка хорошая и справляется – её теплоты хватит с лихвой. Потом ты думаешь: «Вот сейчас закончу школу с золотой медалью и поступлю туда, куда хочу!» Облом! Ни золотой медали (потому что её получила дочка завуча), не поступил с первого раза, куда хотел, поступил, куда хватило баллов. Разочарование! Но и это ещё ничего. Потом они – разочарования – просто пачками пошли: несчастная дружба, любовь, нет хорошей работы и прочее. И это, если в глобальном масштабе. А в мелочах, каждый день… разочарование на разочаровании. Утро только что было солнечным, оделся соответственно, вышел – дождь! Сказал: «Пилять!», и промок. На работу не опоздал, а всё равно начальник как-то косо смотрит. На работе завал – подвели поставщики, хотя ты им вчера сто раз звонил, напоминал. В обед салата не хватило! Ближе к концу рабочего дня из третьего цеха притащили отчет о выбраковке – сидел лишний час на работе, шурудил бумаги, опоздал к началу футбола: когда включил, было уже «ноль: один»! А если ты женат!..Маманя, SOS! Короче, всё понятно! И так – ну, каждый день, гори оно огнём! Вопрос: «Что делать?»

Ефим посмотрел на слушателей.

Те смотрели на него. Молчали.

– Чего молчите? – спросил их Ефим.

– А чего говорить-то? – спросила Маша.

– Спросите: «Что делать?»

– Зачем?

– Вам не интересно?

– Нет.

Ефим аж захохотал:

– Судя по вашим фейсам и затаенному дыханию, вам очень даже «не интересно!» Но чтобы такое услышать!.. Вот и ещё одно разочарование.

Машка тоже засмеялась – именно такую реакцию она и ждала.

– Ну ладно, – сказала она, – я пошутила. Нам интересно. «Что делать?»

– Разиньте рты и продолжайте слушать!.. Шутники…

Ефим зачерпнул чайку (чаёк ужа согрелся), глотнул и продолжал:

– Мало того, жизнь состоит из непрерывной цепочки потерь, так ты ещё, как существо разумное, понимаешь, что теряешь! И огорчаешься, или, как мы сегодня говорим, разочаровываешься. Так можно сойти с ума! Однако для баланса и чтобы не свихнуться, судьба подбрасывает нам очаровательные штучки. В виде достижения целей. Которые вначале и не воспринимаются, как счастье, а лишь с уходом времени кто-то вдруг осознает, что он Олимпийский чемпион! А остальные отдыхают в полном разочаровании! Но у них зато есть надежда! А у кого-то, кто Олимпийский чемпион, уже нет другой цели, покорена вершина – разочарование – и человек спивается бывает! Но бывает, чтобы не спился, стал тренером, или рекламирует товар, или что-то ещё – пока и в этом не разочаруется и все-таки не забухает! Вывод: к чему бы ты не стремился, акромя разочарования ты ничего не получишь за минутку удовольствия, которую тоже будешь потом вспоминать с разочарованием, потому что повел себя, как дурак и не сказал и не сделал того, что следовало бы сделать после. Короче, и вспоминать-то – не охота! Вот так-то, братцы!

Ефим допил свой чай.

– И к чему ты нам всё это говоришь? – ради интереса спросил Володя.

Ефим выплеснул остатки чая в костер.

– К тому! Вы цапаетесь, стоило нам переспать, потому что разочарованы и жалеете, что минутка вами упущена, а вы не сказали и не сделали, чего хотели. Вы (да и я тоже) неожиданно вдруг стали близки, а что теперь с этим делать, как восстановить границы отношений? – мы не знаем. Вот и рычим, как гиены у дохлой туши лошади.

Маша с Вовой смотрели на Ефима, не моргая. Они думали, Ефим дуркует, как обычно, а он, оказывается, решил наладить отношения, чтобы дальнейшая дорога была не такой тяжёлой. Только теперь они поняли, что он тут действительно думает за всех. Неудобно получилось! Но сознаваться в этом не хотелось. Поэтому Машка, правда, более мягким голосом, сказала:

– Ну, так-то – да! Ты прав, Ефим. Всё произошло, как-то неожиданно… и быстро… Ну, в смысле,… Короче, я об этом не жалею! Если вы не комплексуете, то мне вообще чего – я баба, и рождена, чтобы… от этого не комплексовать!

Вова почесал нос.

– А мне-то вообще, чего, дергаться? Мне было…зашибись! Машка, чего-то нервничает… А я её… не виню.

– Ох, ни хрена! Ещё бы ты меня винил! – взорвалась Машка.

Ефим вдруг громко, на весь лес запел:

«Мы слова найдем такие нежные,Что завидовать начнут красавицы,Тем единственным на свете женщинам,Которых любим мы!»

Эти оба затихли.

Ефим посмотрел на них и спросил:

– Кто заказывал чай с келявивой?

Эти оба улыбнулись.

Ефим предложил:

– Ребята, вяжите хернёй заниматься – нам ещё топать и топать! Если вы будете рычать, я буду разочарован. Маша, побереги свои нервы! А то на твоем красивом личике появятся лишние морщинки. И Вова – он же здесь не просто так – обидится, и у нас с тобой, Маня, начнутся проблемы: он бросит тебе помогать, а я, как человек почти что честный, возьму то, что он бросит на себя, и у меня прибавится забот. А мне этого совсем не хочется. Так что, давай, не будем выёживаться, дорогая. Мы тебя доставим и поцелуем на прощание… У нас с Вовой ещё такие планы впереди!.. Надеюсь, они нас не разочаруют!.. А, ребята?!.. Давайте так?!

Ребята молчали.

Тогда Ефим закончил:

– И ещё, парни, раз уж мы всё равно теперь практически больше, чем друзья, – помогать, а не гадить друг другу! Всем тяжело… но и там, куда мы едем, непонятно, будет ли легко. Сегодняшний день, эта секунда – и есть наша жизнь! Прошлое – прошло, а будущего может и не быть! Ну, братцы, чего мы? Улыбаемся… и всё путёво! Хорошо?

– Хорошо, – согласились «братцы-парни».

– Ну, и здорово! Есть же ещё и «Теория очарования», раз есть «Теория разочарования», – Ефим жестом попросил всех дослушать. – Буквально в двух словах!

В любом походе, в любом путешествии, наступает такой период, когда все от всех заколебались! И ходят, и не знают чего говорить, делать и тому подобное. хочется плюнуть на всё, и завалиться в траву. Но всегда есть кто-то, кто должен этого не допустить. Раз уж вы «выбрали» меня «командиром» я и пытаюсь вас подбодрить, развести рамсы и всё наладить. Вот если бы то, о чем мы тут говорим уже двое суток, я попытался бы написать, то читатель, наверняка бы выкинул книжку в бок, поднялся с дивана и сказал: «Задолбала тягомотина!» И правильно бы сделал! Читатель ждет действия, неожиданности, крутых поворотов. А тут автор взял, и затормозил динамику повествования. Изюм пропал! Нет жареного! Но жареное, я уверяю, ещё впереди! Поэтому, я вам вот что скажу:

Один мой хороший знакомый, Антон Кротов, – известный автостопщик – говорил и писал в своих книгах примерно так: «Не смотрите телевизор – там всё только плохое: самолет рухнул, состав с рельс свалился, болезни, война и всё такое. Выкиньте телевизор! Такая иллюзия жизни предстает перед людьми, познающими мир через средства массовой информации. Реально говоря, в мире в миллион-раз-больше мест спокойных, чем неспокойных, в миллион-раз-больше хороших людей, чем насильников и убийц, каждый день в миллион-раз-больше людей живет, чем умирает…» Здесь я с Антоном согласен. Более того, смерть – это мимолетное событие, занимающее несколько минут (пусть, часов) на фоне жизни. И если вдуматься (а я