/ / Language: Русский / Genre:love_contemporary

Во власти чар

Эйдриенна Стафф

Талантливая художница Джейми Пептон ведет замкнутый образ жизни, скрываясь от всего мира у себя в мастерской. Но вот однажды вечером таинственная сила будто гонит ее на улицу и плутая по городу, она набредает на загадочный магазин «Мистерии». И жизнь ее круто меняется.

Эйдриенна Стафф

Во власти чар

1

По яркому лику полной луны плыли облака. Таинственный покров окутал дом, в котором Джейми Пейтон работала над своей картиной. В какой-то миг могло показаться, что затемнение было преднамеренным. Джейми ощутила холодок на коже. Ее охватило странное предчувствие. Казалось, сейчас произойдет что-то необъяснимое и непредвиденное. Что-то…

И тут погас свет. Всего секунду назад Джейми, держа в руке кисть, пристально вглядывалась в незаконченную картину, и вдруг… абсолютная темнота.

— Черт!

Добравшись ощупью до двери, она щелкнула выключателем. Раз. Другой. Никакого эффекта. В чем дело? Джейми осторожно двинулась вдоль стен к окнам, на которые были опущены тяжелые клеенчатые шторы: городская жизнь не должна была отвлекать ее от работы. Джейми поддела край, штора взметнулась вверх, и в комнату ворвался свет.

На улице горели фонари, всюду светились витрины магазинов. Джейми нахмурилась. Открыв окно, она высунулась наружу и увидела, что в окнах ее собственного дома тоже горит свет. Проклятье! Кто бы мог подумать? Надо же было этому случиться именно в тот момент, когда у нее наконец что-то начало получаться. Видимо, в ее студии на верхнем этаже неисправна электропроводка или произошло короткое замыкание. Но почему именно у нее и почему именно сейчас?

С усилием продев пальцы сквозь спутанные волосы, она оглянулась в темноту своей комнаты. На мгновение ее, как в детстве, сковал страх. Ей почудились надвигающиеся призраки. Встряхнувшись, она быстро заходила по комнате, выдвигая ящики в поисках свечей. При этом Джейми задела коробку. Стоявшая на ней ваза зашаталась, и весь натюрморт рухнул на пол.

Джейми вскрикнула. Это случилось непроизвольно, она не успела даже подумать. Закусив губу, она наклонилась и начала поднимать осколки с выщербленного деревянного пола. Потянувшись за одним из них, она услышала, как в дверь постучали.

— Ну что там еще? — проворчала она, решив не обращать внимания, но тот, кто стоял за дверью, был очень настойчив. Собрав осколки в аккуратную кучку, она подошла к двери, накинула цепочку и выглянула в коридор.

— Да? — спросила она.

Стоявший за дверью молодой человек показался ей знакомым. По-видимому, это был один из ее соседей.

— Привет. Меня зовут Кент. Я из соседней квартиры, — сказал он, подтверждая ее предположение. — Я не хотел вас беспокоить, но услышал звон и какой-то возглас… — Он пожал плечами. — Я просто хотел удостовериться, что все в порядке.

Джейми слабо улыбнулась.

— Все в порядке, спасибо. Очень любезно с вашей стороны, но никаких проблем.

Он продолжал стоять.

— Правда, — добавила она. — У меня погас свет, и я налетела на что-то, что тут стояло. Я художница и…

— Я знаю, — перебил он. — Абстракционистка. Вы говорили мне, когда мы познакомились год назад. А я актер, из соседней квартиры, тот самый, который слишком громко включает музыку.

— О да, я помню, конечно, — слукавила она, почувствовав себя неловко. Ведь он пытался вести себя по-добрососедски. — Как-нибудь, на досуге, заходите поболтать.

Он улыбнулся.

— Это вы тоже говорили. Но даже не заглянули ко мне, ни на новогоднюю вечеринку, ни на кутеж в день святого Патрика… на пиво и все такое. Я даже немного обиделся.

— Наверное, я была занята. Очень сожалею, — натянуто сказала Джейми.

— Да ничего, — улыбнулся он. — Я просто думал, что мы могли бы стать друзьями.

— Да, это было бы неплохо. И спасибо еще раз за то, что вы ведете себя как добрый самаритянин.

— Никаких проблем. Если вам вдруг понадобится помощь, можете рассчитывать на меня.

— Спасибо, я так и сделаю. Спокойной ночи.

Она закрыла дверь и прислонилась к ней спиной, почувствовав странную дрожь. По правде говоря, небольшая помощь была ей нужна прямо сейчас, но она не решилась об этом сказать. Она никогда не могла обратиться за помощью, она всегда говорила: «Нет, спасибо, мне ничего не нужно». Просто Джейми была такой и ничего не могла с этим поделать.

У нее защемило сердце. Она хотела быть другой, открытой, теплой, отзывчивой. Всегда окруженной друзьями. Как это здорово, когда вокруг тебя улыбки и смех, кто-то обнимает тебя, кого-то сжимаешь в объятиях ты.

Джейми сдерживала непрошеные слезы. Она отстранилась от двери, отгоняя тяжелые мысли. «Черт побери, куда я засунула эти свечи?»

Наконец она зажгла две свечи и разместила их в разных концах комнаты. Завтра она скажет об этом своему домовладельцу. Она выяснит все с ним раз и навсегда. Или он обеспечит ей условия для нормальной работы, или пусть подыскивает себе другого жильца. Она переедет. Она найдет себе другую студию в Джордж-тауне или в другом месте округа Колумбия. Наверняка в объявлениях есть десятки предложений.

Потянувшись за старой газетой, она смахнула на пол всю полученную за неделю почту. Сверху оказался счет из электрической компании. На конверте крупными буквами было напечатано: «Последнее предупреждение».

Электрическая компания! Она прижала руку к губам. Телефонная компания! Квартирная плата! Она забыла оплатить все счета. Поглощенная своей последней работой, она забыла обо всем остальном. И во имя чего? Она так и не добилась того, чего хотела. Не добилась желаемой экспрессии, динамичности формы и теней. Ей не удавалось передать тот совершенный, но при этом неуловимый свет, который она видела в своем воображении. Пусть она будет проклята, если отступит. Джейми поспешила к мольберту, взяла кисть, макнула ее в краску…

И тут резкий порыв ветра, ворвавшийся через открытые окна, загасил ее свечи.

Это было уже слишком! Она не могла этого перенести. Неудачи преследовали ее одна за другой: сначала слабый успех ее первой персональной выставки, потом эта картина, и теперь погасший свет.

Она еле сдерживала слезы, ненавидя себя за слабость. Слезы подступали, и она слышала холодный недовольный голос отца, голос, полный презрения: «Посмотри на себя. Ты не умеешь себя контролировать. Что это, слезы? Разве ты ребенок? Неудачница?»

Его дух погнал ее из студии на улицу.

Перепрыгивая через две ступеньки, Джейми помчалась по лестнице вниз, держась за перила, чтобы не упасть. Она выбежала из подъезда на шумную улицу, наполненную звуками радио, доносящимися из машин, запруженную студентами и туристами. Небо над ее головой было затянуто странными свинцовыми тучами. Звук, казалось, поднимался к ним и, отражаясь, как в эхо-камере, возвращался обратно. Все же это было лучше, чем слышать тот голос.

Засунув руки в карманы джинсов и опустив голову, Джейми пошла по улице. Начинал накрапывать дождь. Свет освещенных витрин, огоньки автомобилей, огни светофоров, вспыхивающие то зеленым, то желтым, то красным светом, отсвечивали на мокром холсте тротуара. Блики сверкали как молнии и разливались, вытягиваясь и принимая причудливые очертания. Они изгибались радужными полукружьями у обочин, где бензин и грязь ложились на асфальт, как пастель на серую бумагу. Цвет и свет. Свет и цвет. Почему ей не удавалось так рисовать, добиться такой хаотичной красоты, такой свободы?

Тихо вздохнув, Джейми подняла лицо навстречу дождю. Так было легче скрыть слезы.

Она бездумно брела, поворачивая то налево, то направо. На город опустилась ночь, магазины закрылись. По мере того как дождь усиливался, улицы пустели. Но Джейми не хотелось возвращаться домой, туда, где ее ждали темнота, тишина, собственные мысли… и этот кошмарный голос…

Накинув капюшон трикотажной спортивной куртки, она повернула налево, оказавшись на узкой темной улице, на которой никогда раньше не бывала. Все здесь выглядело незнакомым. К ее недоумению, у нее возникло, однако, чувство, что ноги сами уверенно привели ее сюда. Но почему?

Впереди виднелся свет. Он разливался на тротуаре приветливым желтым теплом. Полустертая надпись выцветшей краской на стекле витрины гласила: «МИСТ Р ИИ». На витрине были выставлены странные вещи: старинные игрушки, серьги с фальшивыми бриллиантами, боа из перьев и шелковый цилиндр, хрустальные вазы, красная шелковая шаль с очень длинной бахромой. Это были разрозненные, не сочетающиеся друг с другом предметы, но они радовали глаз художника своей красотой. Джейми сразу же представила, как поставила бы хрустальную вазу на стол, накрытый шалью со свешивающейся бахромой, так, чтобы солнечный свет, пройдя через хрусталь, дробился на множество лучей. Нанося краску слой за слоем, она смогла бы передать всю эту красоту.

Находясь всецело во власти своего воображения, Джейми вошла в темноту магазина. Здесь царил хаос. Повсюду были беспорядочно навалены вещи. «В этом магазине такой же беспорядок, как в моей студии», — подумала Джейми и чуть не рассмеялась. Она провела пальцами по пыльному прилавку, погладила грани небольшой вазочки, заглянула в старинные ларцы из фаустированного стекла, помяла в руках потертые ткани, зашуршавшие от ее прикосновения.

— Добро пожаловать!

Джейми удивленно обернулась, пытаясь обнаружить, откуда исходит звук мужского голоса, и вздрогнула, когда из темноты выступил его обладатель. Им оказался крошечный старичок с гривой седых волос и проницательной улыбкой.

— Добрый вечер. Я очень рад, что вы зашли.

Джейми кивнула.

— Уверена, что в такой вечер, как сегодня, посетителей у вас немного.

— Нужен всего лишь один. Настоящий, — ответил старичок, и в глазах его что-то вспыхнуло.

Джейми попятилась и затрясла головой.

— О, боюсь, что разочарую вас. Мне ничего не нужно.

— Так ли? — Он поймал ее взгляд. — Мне кажется, никто из нас не останется разочарованным сегодня. Подойдите сюда. Смотрите, что у меня для вас есть.

Она заколебалась, нахмурилась. Живя в Джордж-тауне, она привыкла к тому, что там время от времени попадались странные личности, но к этому человеку она испытывала какое-то необычное чувство…

Распрямив плечи, она подошла к нему.

— Что вы хотите мне показать? Мне действительно не нужны никакие ювелирные украшения, и я не собираю старину.

— Тем не менее здесь кое-что есть для вас.

Старик достал из покрытого пылью ящика старинную, расписанную вручную шкатулку. Он поднял крышку, и петли отозвались скрипом. Внутри шкатулки оказались два ровных ряда тюбиков с краской. Они были аккуратно закрыты колпачками. Их было двенадцать, и все они дожидались своего часа.

Не думая ни о чем, Джейми медленно, удивленно и любовно провела кончиками пальцев по верхнему ряду тюбиков. Они казались теплыми, одушевленными и… заряженными странной энергией. Закусив губу, Джейми сразу же представила, как выдавила бы эту краску на мольберт, коснулась ее кисточкой из собольего волоса и нанесла первый волшебный мазок на белый, нетронутый холст.

Она быстро отдернула руку.

— А почему вы решили, что меня это заинтересует?

— А разве нет? — чуть усмехнулся старичок.

Потом улыбнулся, как Чеширский Кот.

— Может быть, да, а может быть, и нет. Но вы не ответили на мой вопрос.

Он пожал плечами, опустил глаза и занялся бисеринками, лежавшими на одном из подносов.

— Возможно, я ошибся. Может быть, вам нравится просто рассматривать…

— Нет, я возьму краски, — сказала она, трясущимися пальцами закрывая крышку шкатулки. — Я их беру. Сколько они стоят?

— Один доллар.

— Что? — Она удивленно засмеялась.

— Один доллар. Специальная цена для женщины, которая говорит, что ей здесь ничего не нужно… потому что она не знает, что ей нужно.

— Да нет, подождите…

— Возьмите это, — перебил он властным тоном и часто закивал, снова превратившись в улыбчивого старичка. — Возьмите это. Вы доставите мне удовольствие. Они сейчас свежие и яркие, но если останутся просто лежать на этой полке и засыхать, так зря и пропадут. Вы найдете им, безусловно, лучшее применение.

Да, — мягко сказала Джейми, горя нетерпением взять их в руки. — Но могу я заплатить за них настоящую цену, а то у меня такое чувство, что я вас обкрадываю?

— Нет, моя дорогая, вы доставите этим мне удовольствие. Считайте, что они предназначены для вас.

Говоря все это, он заворачивал шкатулку в коричневую бумагу и перевязывал ее бечевкой. Потом протянул сверток ей. И снова она заметила хитрый и загадочный блеск в его глазах.

Джейми почувствовала, что краснеет. Прижав сверток к груди, она протянула ему доллар и заторопилась к двери.

— Спасибо, — прошептала она, бросив быстрый взгляд через плечо. — Благодарю, — и вышла на улицу, в дождь.

Купив в магазине на углу свечей про запас, Джейми вернулась к себе в студию.

Вставив ключ в замок, она распахнула дверь в темноту.

— Да будет свет! — насмешливо произнесла она, чиркая спичкой.

Сваленные в беспорядке предметы и увешанные картинами стены вокруг нее приняли призрачные очертания. Она поставила один подсвечник на подоконник, один на кухонный стол и один на свой ночной столик, потом села и распаковала сверток.

Шкатулка была очень старой. Дерево было настолько истертым, что смотрелось как гладкая отполированная фанера. Роспись на крышке выцвела и была тусклой. Но внутри лежали двенадцать прекрасных сверкающих тюбиков с краской, упакованных каждый в глянцевую белую бумагу, на которой красивыми мелкими буквами были выведены на чужом языке названия. Она не могла прочитать то, что там было написано, но это не имело значения. Стоило повернуть колпачок на каждом тюбике, и появлялась краска: охра, умбра, светло-вишневая, желтый кадмий, шафрановая, берлинская лазурь, сажа, белая… и каждая из них необыкновенно красивая. Как мечты и грезы.

С бьющимся от нетерпения сердцем Джейми натянула на мольберт свежий холст. Она начнет сейчас же, немедленно, не теряя ни минуты, ни секунды. На этот раз у нее все получится. Непременно.

Как только она открыла краски, свет и тени замелькали в ее воображении, соединившись в образы, которые никогда не представлялись ей до сих пор. Она ничего не придумывала. Все получалось само собой, приобретало форму и набирало силу. Неудержимый импульс, рожденный в мозгу, передавался кончикам пальцев.

Держа в руке кисть, она делала один уверенный мазок за другим, позволяя краске вести себя. Ей грезились формы и образы будущей картины. Она находилась словно в трансе, позволив себе отключиться от реальности, войти в другое измерение, в другое состояние… следуя все дальше и дальше к чему-то таинственному. Ее рука подчинялась своей собственной воле. Холст расцвечивался, контуры возникали и перемещались. Краски струились, лаская грубую ткань холста. Холст теплел и оживал под поцелуями кисти и краски.

Вдруг она зевнула. Потом еще раз. Взглянув на часы, Джейми не могла поверить, что уже так поздно! Она рисовала несколько часов без перерыва, на одном дыхании. У нее вдруг стали слипаться глаза, стали тяжелыми веки, она ощущала усталость даже в ресницах. Вымыв кисти, Джейми потушила свечи и легла. Впервые за долгое время ее сны были свободны от ночных кошмаров.

Вечером следующего дня на другом конце города Эдвард Рокфорд, стоя в спальне перед зеркалом, внимательно разглядывал свое отражение. Что-то удерживало его здесь помимо его воли. Он понимал, что это безумие, но его не покидало странное ощущение того, что какая-то тень, какой-то призрак дрожит за его спиной, проникает в душу.

— Проклятие, — процедил он сквозь сжатые зубы. От напряжения у него заныл подбородок. Нахмурясь, он встряхнул головой, чтобы отделаться от непрошеных мыслей, но они остались при нем, все такие же мрачные и унылые, как все эти долгие месяцы и годы. Кажется, он не расстанется с ними никогда.

Как же быть сегодня? Ему не хотелось никуда идти. Мысль об очередном светском сборище, о душной комнате, заполненной болтающими людьми, была ему невыносима. Подумав об этом, он ослабил узел галстука и расстегнул верхнюю пуговицу накрахмаленной сорочки. Его темные глаза гневно вспыхнули. Не приходится рассчитывать на какое-то дружеское общение или что-то в этом роде. Это будет еще один вечер, проведенный в компании совершенно чужих людей, среди наигранного смеха и пустых разговоров. Это сводило его с ума. С ума! Он ощущал, как его чувства, его истинная суть бились, загнанные в клетку, ограниченные рамками, стремясь выйти из заточения, разрывая его сердце и душу.

Но нет!

Смотря прямо перед собой, в свои темные глаза, он осадил свой гневный пыл. Усмирил его. Загнал за решетку из мышц и костей, в клетку, которую он соорудил из воли и отчаяния.

Зачем идти? Беспокоиться? Останусь дома. Выпью. Почитаю. Не пойду!

Но что-то не давало ему покоя, гнало куда-то. Сегодня это чувство было сильнее, чем обычно. Оно было неистовым и непреодолимым. Куда оно звало? К каким надеждам? К каким мечтам?

Глупец!

Он холодно и горько улыбнулся. Его улыбка была такой насмешливой и такой пугающей, что у женщин, ждавших его внизу, в машине, побежали бы мурашки по коже. Если бы они могли это увидеть. Но этого никогда не случится.

— Никогда, — прошептал он, приняв бесстрастное выражение. Его темные-темные глаза не выдавали чувств.

Так, внешне бесстрастный и хладнокровный, он надел пиджак и вышел.

В этот самый момент в тишине студии раздался телефонный звонок. От неожиданности Джейми подпрыгнула. Держа в руке кисть, она направилась к телефону, который стоял на полу рядом с кроватью.

— Алло?

— Джейми? Привет, это Кент. Из соседней квартиры. Помните?

— Да, привет. Как дела?

Она нетерпеливо переминалась с ноги на ногу.

— Отлично. Я собираюсь сделать вам предложение, от которого вам не захочется отказаться. У моего друга есть три билета на сегодняшнюю презентацию в «Люперсайн». Это их фотовыставка. Отличные вещи! Вы идете с нами. Через час вам надо быть готовой.

Джейми покачала головой.

— Я не могу. Спасибо, но…

— Никаких «но» и «если». Вы будете в восторге. Нельзя же все время строить из себя отшельника. Скажите «да».

— Нет, я правда не могу. Я рисую и не хотела бы прерывать свою работу. С вашей стороны было очень мило подумать обо мне. Я очень признательна.

— Ясно. Знаете, что я сделаю? Я просто подсуну ваш билет вам под дверь. На случай, если вы сможете. Пока.

— До свидания.

Джейми с минуту смотрела на трубку, потом, нахмурившись, положила ее на место. Все утро и весь день она рисовала, находясь все в том же состоянии транса, как накануне вечером, и почувствовала раздражение, когда ее оторвали от работы. Меньше всего ей был нужен влюбленный сосед, караулящий ее под дверью. Словно опасаясь его внезапного появления, она окинула взглядом комнату и ахнула, широко открыв глаза.

Ее холст выглядел с этой стороны комнаты роскошно. От него исходил трепещущий живой свет. Казалось, он шел изнутри, от самой краски. Ошеломленная, она застыла на месте. Это был тот самый свет, который она видела в своем воображении, свет, который она видела до сих пор только в своих мечтах. Вот он… на ее картине!

Она неуверенно сделала шаг, подойдя поближе. Может быть это всего-навсего игра света, падающего через окна, невообразимая смесь смога и солнца. Может быть, ей все это только кажется. Она протерла глаза, измазав краской волосы и лоб, но ничего не произошло. Свет не изменился. Изумительный свет, прекрасный свет…

Но это был ландшафт!

На холсте оказался совершенно неожиданный пейзаж, который не был задуман ею: холмы и деревья, какое-то здание, угадывающееся в резких темных мазках умбры. Пейзаж был явно виден, несмотря на ее обычную абстрактную манеру письма. Это были ее мазки, такие же привычные, как ее подпись, характерные для нее яркие мазки, тонко нанесенные сверху. Но… пейзаж?

Она не рисовала пейзажей со времен начала занятий в художественной школе, когда ее отец, придя в студию и заглянув ей через плечо, вынес свой вердикт: «Да, способностями в этой области ты не блещешь».

Это больно ранило ее. Рана эта была свежа и поныне. Поэтому она совершенно не собиралась рисовать пейзаж, ни сейчас, ни когда-нибудь еще.

Неужели это возможно, рисовать то, что ты даже не собираешься рисовать? Она была поражена. На руках выступили мурашки.

Она осторожно подошла к мольберту и затаила дыхание.

Нервно покусывая нижнюю губу, Джейми взяла в руку кисть. Но кисть неожиданно показалась ей холодной и мертвой. Ее рука задрожала. Ей пришлось напрячь всю свою волю, чтобы закрутить все колпачки на тюбиках и вымыть кисти. Скоро в студии станет темно.

Может быть, ей стоит уйти ненадолго. Принять ванну, перекусить и пойти на презентацию. Ей вдруг показалось, что именно так и надо сделать. Она торопливо прошла в ванную, налила горячей воды, добавила морскую соль и, вздохнув, опустилась сквозь прохладную пену в приятное тепло. Закрыв глаза, она постаралась забыть обо всем. Никаких мыслей. Никаких страхов. Никаких грез. Ничего.

Джейми совершенно не подозревала о том, что должно было начаться… или уже началось.

2

Джейми увидела в конце улицы ярко освещенную галерею. Оттуда доносились голоса и смех.

Она помедлила, стоя во мраке, жалея о том, что вышла из своей студии, гонимая темнотой. Теперь темнота окутывала ее здесь, на этой городской улице, где лишь вход в галерею был ярко освещен. Там, внутри, были толпы людей. Она с неприязнью подумала об этом. Хуже того, это были толпы незнакомых людей, любующихся работой других художников.

Чувствуя себя хрупкой и прозрачной как стекло, Джейми стиснула зубы. Она отвела за ухо прядь своих чудесных пепельных волос и расправила плечи. Черт с ними! Она зайдет, посмотрит, поздоровается с теми, кого знает, а по дороге домой где-нибудь выпьет чашечку кофе со взбитыми сливками. Да, это будет отлично. Так она и сделает, заставит себя так сделать.

У входа, за границей освещенного круга, стоял одинокий мужчина, отчужденный и неприступный. Его раздражали накатывающийся из галереи шум и фланирующие там под руку парочки. Он казался непричастным ко всему происходящему, одиноким, молчаливым и загадочным. И тут он увидел ее.

Женщина нерешительно остановилась на полпути к галерее, слегка наклонившись вперед. Светлые, пепельного оттенка волосы обрамляли ее лицо с огромными глазами и полуоткрытым ртом. Она была очень привлекательна.

Страстное желание, словно нож, пронзило его сердце.

Он никогда не видел ее раньше. Она никого ему не напоминала. Он не мог даже разглядеть, какого цвета у нее глаза. Но было нечто такое в том, как она стояла, в ее отсутствующем взгляде, в том, как она подняла руку, чтобы отбросить волосы с лица, что необъяснимо завораживало и трогало его душу.

«Вот почему ты сегодня здесь, — прошептал ему внутренний голос. — Вот причина».

«Нет, — подумал он, почувствовав, что испугался впервые за долгие годы. — Нет».

Однако он медлил. Когда она приблизилась, он выпрямился, распрямил плечи, глотнул воздух. Пальцы его сжались в кулаки, и он засунул их в карманы. Наблюдая за ним, можно было подумать, что он готовится к сражению.

Джейми ничего этого не видела. Она пыталась определить обстановку, набираясь храбрости перед тем, как войти. Сделав шаг, она в нерешительности остановилась.

— Там довольно много народу. Джейми повернулась на голос и заморгала.

Мужчина, стоявший в тени, был таким красивым, что у нее перехватило дыхание. Справившись с собой, она ответила:

— Ну да. Вот я и не знаю, стоит ли делать решительный шаг.

— Что вас интересует?

— Простите?

— Если вы пришли сюда, чтобы посмотреть фотографические работы, то они стоят того. Прекрасное качество печати и отражают хронику событий. Но утром, в спокойной обстановке они доставили бы вам больше удовольствия. — Он помолчал, прищурив темные глаза. — Если вы здесь затем, чтобы себя показать…

Он не закончил фразу.

— Пожалуй, я лучше пойду, — сказала Джейми. Слегка пожав плечами, она подняла руку и отвела за ухо раздуваемые ветром волосы. — Спасибо за совет. Спокойной ночи.

— Подождите! — Выйдя из тени, он преградил ей путь. — Подождите. Вы позволите мне проводить вас домой?

Джейми недоверчиво хмыкнула. Это в этом-то городе? Он что, шутит… или сошел с ума?

— Нет, — решительно сказала она. — Тем не менее спасибо.

— Подождите.

Он тронул ее за руку и тут же поспешно сунул руки в карманы. Он был таким красивым, темноволосым, сильным, что она почувствовала себя загипнотизированной. Как олень в свете фар автомобиля. Она взглянула на него из-под полуопущенных ресниц, не двигаясь с места.

На его лице были написаны одновременно нетерпение и сдержанность. Зависит от того, куда посмотреть, подумала Джейми: на строгую правильную линию его красивого рта или в темные горящие глаза. Она не могла сделать свой выбор, чувствуя, что в темноте, окутавшей их двоих, идет незримая, но явная борьба.

Тут он наклонился к ней. У Джейми мелькнула сумасшедшая мысль, что он собирается ее поцеловать. У нее забилось сердце. Глаза широко распахнулись. Но он всего-навсего что-то сказал ей шепотом.

— Простите? — сказала она, покраснев. — Я не расслышала…

— Я сказал, что вы тут в безопасности: Всего метрах в пяти сотни две народу. Свет. Шум. Подождите минуту. — Потом добавил: — Пожалуйста.

— Зачем?

— Затем, что мне вдруг совершенно неожиданно захотелось поговорить, услышать чей-то голос. Затем, что, если вы уйдете, я буду вынужден вернуться туда, в это неистовое веселье, что называется, смешаться с толпой.

Его черные глаза были серьезны, но в голосе слышался сарказм. Напряженность между ними сразу исчезла. Она засмеялась.

— О нет, это смерти подобно!

— Иногда, — улыбнулся он, и словно свет зажегся в его глазах. Они по-прежнему были угольно-черными, гипнотизирующими, но стали неожиданно глубокими и теплыми. В них появилась загадочность и одновременно какая-то ранимость.

Джейми пожала плечами.

— Думаю что могу задержаться ненадолго…

Он протянул ей руку.

— Эдвард Рокфорд.

Его рукопожатие было сильным, кожа прохладной. Джейми вдруг показалось, что все это уже происходило, хотя, возможно, всего лишь во сне. Ощущение его руки было знакомым; она знала, что сейчас по ее руке побегут мурашки; память о его прикосновении жила где-то в глубине ее сознания.

Реальность вернула ее на место.

— Я Джейми Пейтон, — сказала она, поспешно отняв руку. — Итак, — парировала она, и в голосе ее послышались почти вызывающие нотки, — если вам все это так ненавистно, то что же вы тут делаете?

— У меня появилось такое чувство… — машинально начал он, но оборвал себя. Тряхнув головой, он начал новую фразу. — Я пришел сюда с друзьями. Это была их идея.

Интересно, что он собирался сказать, подумала Джейми. Но, может быть, лучше не знать об этом? Стараясь быть такой же сдержанной, она кивнула.

— То же самое со мной. Друг — вернее, сосед — дал мне билет, но я до последней минуты не была уверена, что пойду. Я была занята работой.

— А чем вы занимаетесь?

— Я рисую.

— Правда? А что вы рисуете?

Слова летали между ними, как птицы, щебечущие высоко в воздухе. Птицы перекликались тонкими нежными голосами, а где-то на горизонте собиралась гроза. Воздух стал плотным и заряженным электричеством. Раскаты грома были едва различимы: скорее ощущалась вибрация, чем слышался звук. Джейми кожей чувствовала — что-то надвигается. Это было смешанное чувство страха и ожидания. Она вела легкую и приятную беседу, а ее тело, каждый нерв, каждая клеточка были напряжены в тревожном ожидании.

— Абстрактные картины, — ответила она, не теряя нити разговора. — Большие полотна. Маслом. Иногда акварелью, но предпочитаю масло.

— Вы выставляетесь в какой-нибудь галерее?

— Есть несколько работ. Недавно у меня была персональная выставка, но не очень удачная.

Он поднял бровь, но не отвел взгляд.

— Зачем вы мне это сказали?

— То есть? — спросила она, скрестив на груди руки и сделав шаг назад.

Эдвард улыбнулся.

— Не пугайтесь. Я просто удивился, что вы добавили, что выставка была не особенно удачной. Уже то, что выставка состоялась — само по себе большое достижение. Я был бы чрезвычайно доволен…

— Меня мало волнует, были бы вы довольны или нет, мистер Рокфорд.

— Понятно. Но я был бы. Возможно, дело в публике, а не в художнике. Вам это не приходит в голову?

Она кивнула.

— Всякий раз, как я начинаю новую работу, — подтвердила она и улыбнулась, при этом взгляд ее тоже повеселел. Она тут же посмотрела в сторону. — Пожалуй, мне пора.

— Хотите продолжить работу в такой поздний час? Может быть, я уговорю вас поужинать? Выпить кофе?

— Нет. Спасибо, но нет.

— Почему нет?

— Потому что я так сказала.

Эдвард нехотя кивнул и посмотрел в сторону ярко освещенной галереи. Она увидела его застывший гордый профиль, жесткую складку на точеном лице. Странное желание охватило Джейми. Ей захотелось дотронуться до этого лица, разрушить маску самообладания, заставить повторить приглашение.

…О, она так хотела, чтобы он сказал это снова. Это было наваждением, но это было так.

Он снова посмотрел на нее.

— Задали вы мне задачу, мисс Пейтон. Передо мной дилемма. С одной стороны, вы были предельно честны и дали мне понять, что не горите желанием узнать меня получше. Вы хотели бы, чтобы я ушел. Исчез. Однако, с другой стороны… — он пожал широкими плечами, гладкая ткань его пиджака заскользила, словно вторая кожа, которую он хотел сбросить —…у меня появилось странное чувство, что…

Джейми, замерев, затаила дыхание. Но он остановился. Его глаза сузились, рот искривился в усмешке.

— Не обращайте внимания, — холодно закончил он. — Я сам не верю в то, что говорю. Забудьте об этом.

Джейми выдохнула воздух, кажется, вместе со своей душой. Ей стало грустно. Она вдруг почувствовала усталость, обыкновенную усталость. Она не понимала, что происходит, и не хотела понимать, не хотела испытывать все эти странные противоречивые чувства. Она хотела оказаться дома, одна, в своей студии, со светом или без него.

Она вздохнула.

— Ну, спокойной ночи. До свидания. Было приятно с вами познакомиться.

— Мне тоже, — ответил он.

Слегка улыбнувшись ему, она поправила на плече ремень сумки и сунула руки в карманы юбки.

— Спокойной ночи.

— Позвольте мне остановить для вас такси. Мне будет спокойней, если я буду знать, что вы в безопасности.

— О, это совершенно не нужно. Я всегда хожу пешком…

— Пожалуйста.

Без промедления Эдвард шагнул к краю тротуара и махнул рукой проезжающему мимо такси. Он распахнул ей дверцу, потом подошел к переднему окошку и протянул таксисту двадцатидолларовую банкноту.

— Она скажет вам, куда ехать.

Повернувшись, он улыбнулся ей, их глаза на мгновенье встретились. Он сделал шаг назад, махнул ей рукой, и машина уехала.

Джейми обернулась, но увидела вдалеке лишь очертания фигуры Эдварда Рокфорда. Словно это было не больше чем видение… А потом и оно исчезло. Наклонив голову, она потерла лоб в том месте, где ощутила пульсирующую боль.

— Какое-то время казалось, что вот-вот начнется гроза, — проговорил шофер, — но, кажется, она нас миновала.

«Она нас миновала». Какие печальные слова, говорящие об упущенных возможностях, несбывшихся надеждах, мечтах, растаявших как туман. И во второй раз за эту неделю Джейми заплакала.

3

Джейми не могла уснуть. Лунный свет пробивался сквозь окна студии. Ей чудились таинственные образы.

Она встала, зажгла свечи и села, выпрямившись, на жесткий кухонный стул, измученная и обессиленная. Как глупо сидеть без сна в два часа ночи. И почему? Из-за мужчины, красивого незнакомцы, который неизвестно откуда взялся и так же быстро исчез? Воспоминание о том, как учащенно бился ее пульс, когда он смотрел на нее, было свежо и сейчас… так же как острый укол зависти от успеха фотовыставки. Она опустила голову. Какое ужасное чувство! Оно было ненавистно ей, как ненавистно ожидание и желание. На что она надеялась? На то, что появится добрая волшебница и исполнит ее желание? Что успех и счастье неожиданно придут к ней? Что публика валом повалит на одну из ее выставок и кто-то, кого она полюбит, станет свидетелем ее успеха и разделит его с ней? Что произойдет чудо?

Странно встревоженная, она подошла к окну и облокотилась на подоконник. За окном были лишь звезды, вселенная, холодная и далекая, точки света на темном небе. Ее охватила паника. Она схватилась руками за подоконник, вглядываясь с надеждой в темноту в поисках успокоения, в поисках чего-то…

И тут она увидела ЕГО. Увидела на один миг его, высокого и широкоплечего, перед тем как он исчез в конце улицы, уйдя в темноту. Но он был здесь. Она была совершенно уверена в этом, как и в том, что это был тот самый человек, которого она встретила в этот вечер. Эдвард Рокфорд. Да. Она была так же уверена в этом, как в том, что ее зовут Джейми.

Она не почувствовала испуга. Она была поражена в какое-то мгновение, но не испугана. Как будто в душе была готова к тому, что он появится словно по мановению волшебной палочки, почувствовав, как ей плохо. Она была почти уверена в том, что он каким-то образом причастен ко всему необыкновенному, что случилось. Удивительный маленький магазинчик, старик и подаренные им краски, незаконченная картина… все это было каким-то непостижимым образом связано. И он, Эдвард Рокфорд, являлся центральной фигурой всего этого… ключом к разгадке.

Джейми громко рассмеялась, сжавшись в комочек и дрожа. Это же абсурд, и ты прекрасно это понимаешь, Джейми Пейтон, укоризненно говорила она себе. Это мог быть кто угодно: какой-нибудь парень, возвращающийся с боулинга; кто-то, прогуливавший свою собаку. Любой. Ты ведешь себя как ненормальная. Возьми себя в руки. Займись делом.

И словно магнитом ее потянуло к той картине.

Натянув на ночную рубашку длинную майку, она поспешила к мольберту и вгляделась в незаконченную работу. При свете свечей трудно было различить детали, но получалось совсем неплохо: глубина и гармония, насыщенные цвета… и этот, совершенно необыкновенный свет. «Значительно лучше, чем обычно, Пейтон», — подумала она и потянулась к шкатулке с красками.

Одно лишь прикосновение к ним сообщало ей энергию. Кисть дрожала в ее руке. Снова образы витали в ее голове, непрошеные и неудержимые: обрывки то ли воспоминаний, то ли желаний; то ли забытые, то ли придуманные лица; места, которые она когда-то видела и забыла или пригрезившиеся ей. Ничего реального. Она не могла бы их назвать. Но это было прекрасно и стимулировало ее чувства.

Джейми стояла в ночной рубашке и рисовала при свете свечей, вопреки всем канонам и здравому смыслу. Для нее не существовало ничего, кроме прикосновения кисти к холсту. Ничто не могло нарушить ее сосредоточенности.

Она стояла, слегка наклонив голову, воинственно работая кистью, часто дыша. Сердце ее колотилось, она не хотела останавливаться ни на мгновенье, чувствуя, что ее увлекает какая-то сила.

Она проработала больше двух часов. За окнами забрезжил рассвет, стали тяжелыми веки, и желание спать побороло желание работать. Моя кисти, она стояла спиной к картине и не взглянула на нее, гася свечи и ложась в постель. Пусть это будет сюрпризом для нее утром. Эта мысль увлекла ее.

Но, уснув в радостном ожидании, она ощутила тревогу, когда встала.

Это был пейзаж. В этом не было никакого сомнения. Были ясно видны высокие холмы, поросшие буйными лесами, извилистая дорога, дом.

У нее стало сухо во рту.

Такого не могло быть. Она рисовала абстрактно. Как всегда. И тем не менее это был пейзаж. Это было ясно как божий день. Горная местность. Дорога. Дом. Да же дверь в доме.

Напуганная, она попятилась. Она могла отмахнуться от изматывающих фантазий во время бессонной ночи, но утром все стало реально. Ее окружал знакомый мир. Должно было быть какое-то разумное объяснение всему этому, просто обязано было быть!

Но какое?

Если бы существовал кто-то, кому можно было бы показать картину и кто мог бы объяснить, что происходит! Может быть, она просто видела то, чего вообще не существует. Может быть, кто-то подшутил над ней, пока она спала…

Джейми замерла, вдруг разозлившись, охваченная чувством недоверия и страха. Она устала от всего загадочного и таинственного, чему не могла найти объяснения. Она хотела вернуться к нормальной жизни. К черту все это! Она забросит эти картины и начнет все сначала.

Подняв картину обеими руками, она сняла ее с мольберта, прислонила к стене и укрепила на ее месте новый, свежий холст. Но и этого ей показалось мало. Картина притягивала ее взгляд, манила ее. Она со злостью засунула ее подальше, в груду ненужных холстов. Вот так. В следующий раз она будет рисовать более осмотрительно.

Вечером того же дня, в семь часов, в ее дверь постучали. Джейми сидела и читала газету, ужасаясь тому, что в Восточной Европе бушуют гражданские войны, в городах царят насилие и голод. С радостью отбросив газету, она распахнула дверь.

Нельзя сказать, чтобы она очень удивилась.

— Добрый вечер. Надеюсь, я вас не побеспокоил.

На пороге стоял Эдвард Рокфорд, широкоплечий, темноволосый. В руках у него были цветы и коробка конфет в золотой упаковке.

Джейми кивнула и вышла в коридор, прикрыв за собой дверь.

— Как вы меня разыскали?

Он пожал плечами.

— Дж. Пейтон. Так значится в каталоге. — Он помолчал. Черные глаза пытливо смотрели ей в лицо. — Вы не против, если я войду?

— Не знаю, — сказала она, не стараясь быть вежливой. — Я пока не уверена, что хочу предложить вам войти. Я никогда так не делаю. Никогда. Слишком опасно.

— Вы правы. Никогда не надо подвергать себя риску.

Он сказал это с таким выражением, что Джейми не удержалась от улыбки.

— Не могу сказать, чтобы это было моим девизом, золотым правилом или что-то вроде этого. Я просто стараюсь быть осторожной, благоразумной.

— Правильно, — кивнул он, сдвинув брови над своими прекрасными черными глазами. Он огляделся с видом человека, которому было тесно в этом узком коридоре, как в клетке.

— Могу я пригласить вас поужинать со мной? Где-нибудь в людном месте. Безопасном. Можем поехать на такси. Я буду ждать вас внизу.

В этом не было ни капли здравого смысла, но он был неотразим. Он был так красив, выглядел так торжественно и при этом нервничал, как мальчишка.

— Хорошо. Пожалуй. Я буду готова через десять минут.

— Не спешите. А это для вас… Я… — Он хотел сказать что-то еще, но, замолчав, просто протянул ей розовые розы и коробку шоколадных конфет и положил руку на перила. — Я буду ждать внизу.

Закрыв дверь, она прислонилась к ней спиной, держа в одной руке цветы, а в другой конфеты.

— Просто невероятно, — прошептала она с пылающими щеками, к которым прилила кровь. Ей следовало отказать ему. Надо было спуститься и устроить ему взбучку за то, что он посмел побеспокоить ее. Какое самообладание у человека, которому Она накануне сказала «нет»! Ей надо было дать ему ясно понять, что она сказала это твердо. Но… так ли? Она закусила губу, не понимая, что сейчас чувствует. Чувствует себя польщенной? Очарованной? Заинтригованной? Нет, все было значительно сложней. Это была притягательность, которую она не могла понять и перед которой была бессильна. Она не могла удержаться и не спуститься к нему.

— Не перестаю удивляться тому, что вы здесь, — сказал он с улыбкой, которая и удивила, и обрадовала ее. Они сидели друг против друга за накрытым скатертью столом в тихом французском ресторанчике.

— Равно, как и я, — заметила Джейми, слегка усмехнувшись и вздернув подбородок. — Что же побудило вас пригласить меня, если вы были так уверены, что я не приму ваше предложение?

— Сам не знаю. — Он сказал это небрежно, но глаза выдали его. Он пожал плечами. — Мне необходимо было снова увидеть вас. Я решил разыскать галерею, в которой выставлены ваши работы, купить одну из них, а потом позвонить вам. Но я не мог больше ждать. Я должен был увидеть вас сегодня же. Я… не могу этого объяснить.

— О, вы достаточно все объяснили. Это даже немного… ошеломляет, я чувствую себя неловко.

— Я и сам чувствую себя не в своей тарелке.

Джейми действительно чувствовала это по его напряженному дыханию, по пульсирующей жилке на шее. Положив руки на колени, она так сжала пальцы, что у нее побелели суставы. Это было смешно, она ничего не могла с собой поделать.

— Ну мы с вами и парочка! — сказала она, наконец расслабившись. Откинув волосы с лица, подперев щеку рукой, она с улыбкой смотрела на него. Он наклонился к ней.

— У вас чудесная улыбка и красивые глаза.

— У меня? — удивленно засмеялась она.

— Да, у вас. Красивые глаза, серые, как мягкая фланель или грудка голубя. И в них такие же золотые искорки, как на небе в сумерки.

Джейми откинулась назад, вспыхнув от злости, и прикрыла лицо ладонью.

— Перестаньте. Хватит.

— Простите, — поспешно сказал Эдвард, на секунду дотронувшись до ее руки, и сжал свой бокал с такой силой, словно собирался раздавить его. — Я сожалею. Правда. Я хочу… Я не хотел смущать вас. Я буду осмотрительней.

И он сдержал слово. После того как у них приняли заказ, он говорил о погоде, о том, как бывает в округе Колумбия летом, о последнем концерте в Центре Кеннеди, о плавании под парусами в Чесапикском заливе. Он сидел, слегка отодвинувшись от стола, его пальцы сжимали ножку бокала, а взгляд был устремлен куда-то ей через плечо.

Это вполне устраивало Джейми, давало ей возможность открыто рассматривать его, не подвергаясь риску попасть под такой же пристальный взгляд этих черных жгучих глаз. То, что она считала красотой, было больше чем красота. Она чувствовала сильное влечение к мужчине, непреодолимое физическое влечение. Будучи широкоплечим, он производил впечатление стройного и гибкого человека. У него были сильные руки. Она почувствовала это, когда они шли под руку по улице, когда он помогал ей садиться в машину и выходить из нее по дороге в ресторан. Но чаще всего он глубоко засовывал руки в карманы или сидел, как сейчас, явно смущенный, напряженный, молчаливый и сдержанный.

Это было самое подходящее слово, внезапно поняла она. Сильнее всей его чувственности была именно сдержанность. Очевидная и непонятная. Почему? Кто он? Что произошло в его жизни, что заставило его прятаться за этой суровой сдержанностью?

Он поймал ее пристальный взгляд, и кровь прилила к его лицу. Джейми не могла поверить в то, что заставила его покраснеть.

— Извините. — Она поспешно опустила глаза и пригубила вино. — Очень вкусное вино. Мне нравится.

— Я рад.

«Прекрасно, — подумала она, — то густо, то пусто. Хорошо бы нам найти золотую середину, что-то нейтральное, не задевающее никого». Она ждала того, что он снова заговорит о погоде.

Но ее ожидания не оправдались. Вместо этого Эдвард, поймав ее взгляд, положил руки на стол, перед собой.

— Что бы вы хотели узнать обо мне, Джейми?

Он словно прочитал ее мысли.

Джейми замялась, но он быстро пришел ей на выручку.

— Пожалуйста, спрашивайте. С вашей осторожностью, вы наверняка хотите что-то обо мне знать.

— Не надо думать, что я неврастеничка или что-то в этом роде, — сказала Джейми, оправдываясь. — Я просто не хочу испытывать судьбу.

— Так же, как и я.

— Отлично, очко в нашу пользу, — насмешливо сказала она, улыбнувшись. — По правде говоря, мне многое хотелось бы узнать. Но я начну постепенно. Обещаю. Для начала спрошу, чем вы занимаетесь.

Он улыбнулся.

— Прекрасное начало. Хорошо. Я работаю на кабельном телевидении. Я вице-президент международного отдела, то есть занимаюсь продажей прав на распространение программ американского телевидения за океаном. В Европе. Азии. На Ближнем Востоке.

— О, путешествовать, должно быть, прекрасно.

— Меня это устраивает. Когда мне предложили учредить этот отдел, я организовал работу таким образом, чтобы иметь возможность много ездить.

— Да, я это понимаю. Побывать во всех этих местах, увидеть людей, познакомиться с их искусством, архитектурой. По-моему это изумительно!

— Вы правильно считаете.

— А вы? — спросила она, глядя на него широко раскрытыми глазами.

Он пожал плечами.

— Мое пребывание обычно ограничивается той или иной приемной; один пятизвездочный отель сменяется другим. В конце концов все начинает казаться одинаковым. Но, — он перегнулся через стол, его черные глаза были серьезными, — может быть, когда-нибудь мы сможем поехать вместе.

Джейми, засмеявшись, отмахнулась.

— Я подожду с этим. Это наша первая встреча. Может быть, мы решим, что между нами нет ничего общего и нас ничто не привлекает друг в друге.

— Что касается меня, это исключено.

Он сказал это мягко, глядя ей в глаза, став на мгновенье каким-то незащищенным.

«Нет. Надо умерить пыл, умерить пыл…» Она хотела так сказать, но вместо этого, кивнув, произнесла:

— Спасибо. Итак… расскажите мне о себе еще что-нибудь.

Опять минутная заминка.

— Ну, мне тридцать шесть, я холост. Целый день на работе. Я люблю свою работу. Я люблю, кроме того, театр, балет, оперу и студенческий баскетбол. Я… — Он вдруг усмехнулся и, в присущей ему мальчишеской манере, которая совершенно обезоруживала ее, пожал плечами. — Просто не знаю, что еще вам сказать.

— Вы разведены? Разошлись?

— Нет. — Кажется, он не собирался продолжать, но она наклонилась к нему и, подняв брови, ждала. Тогда он добавил: — Я никогда не был женат.

Хотя ей страшно хотелось спросить, почему, она не решилась… пока. Вместо этого, справедливости ради, она решила ответить откровенностью на откровенность:

— Я тоже. Я… ну, мне кажется, я всегда была слишком занята. Я вам сказала, что я художница? В-общем, я всецело поглощена этим, и у меня не остается ни времени, ни сил на что-то еще. Иногда мне кажется, что я ем, сплю и пью, не прерывая рисования. — Говоря все это, она оперлась подбородком на руку, подавшись вперед. Джейми говорила как обычно, очень быстро, глядя ему прямо в глаза… и потеряла нить разговора. — Я… что я говорила? — спросила она и, прикрыв лицо ладонью, засмеялась. — Ой, это, наверное, вино. Простите.

— Все в порядке. Вы говорили мне о своем занятии рисованием. Над чем вы сейчас работаете?

Она запнулась и насупилась.

— Не будем больше о моем рисовании. Дайте мне только шанс — и вы умрете от скуки.

— Мне нисколько не скучно. Я с удовольствием вас слушаю. Мне нравится, когда о работе рассказывают с таким пылом.

— Чрезмерным. Вечно меня заносит!

Она виновато вздохнула, опустив голову и уставившись на скатерть.

— Неправда. Кто вам сказал такую чушь?

Джейми подняла глаза, пораженная. Если бы она не потеряла дар речи, она бы прошептала: «Мой отец. Всю жизнь отец говорил мне это». К счастью, к тому времени; как к ней вернулась способность говорить, она уже взяла себя в руки.

— Спасибо, — проговорила она. — Мне было приятно это услышать. — Она просияла. — Вы действительно приятный человек?

— Мне давали и более лестные характеристики, и менее. Вы должны сами это определить.

— Возможно, я это и сделаю, — с неожиданной бравадой сказала Джейми.

И тут вдруг улыбнулась ему. Ей было с ним хорошо. По-настоящему хорошо. Она чувствовала себя привлекательной и желанной, и неотразимой, благодаря тому, как он смотрел на нее, когда она говорила, и тому, с каким вниманием ее слушал. Об этом говорил взгляд его черных глаз, его интерес, его восхищение. От этого кружилась ее голова, это опьяняло, как крепкое вино.

Нечто подобное, по-видимому, испытывал и он, потому что на какое-то мгновенье его сдержанность исчезла, и перед ней предстал совсем иной Эдвард Рокфорд: раскованный, порывистый, пылкий, обуреваемый страстями.

На секунду их взгляды встретились. Они почувствовали, что между ними возникло что-то волнующее.

Но это было слишком рано, слишком пугающе.

Джейми нервно засмеялась и поискала глазами официанта, метрдотеля, хоть кого-нибудь!

— Смертельно хочу еще этого вкуснейшего хлеба! — поспешно произнесла она. — Ммм… чудесные хрустящие французские булочки и настоящее масло. Иногда мне кажется, что я могла бы питаться только этим. И сыром! Конечно, я знаю, что это не очень полезно, я имею в виду сыр и масло, но зато как вкусно! Во имя такого наслаждения можно и пострадать. Вам не кажется?

— Конечно, — серьезно согласился он, но в голосе его слышался смех и теплое пьянящее одобрение.

Положив руку на спинку своего стула, он сидел, откинув голову, и смотрел на нее из-под черных бровей и ресниц, не спуская темных глаз с ее лица. В уголках его рта притаилась улыбка. Она видела его вздымающуюся от дыхания грудь, гладкую загорелую кожу шеи, строгую красивую линию подбородка.

Легкомысленное желание овладело Джейми. Ей захотелось протянуть руку через стол и прямо здесь, прямо сейчас дотронуться до него. Ей это было необходимо. Она страстно желала этого. Ей вдруг захотелось ощутить прикосновение к его коже, почувствовать то, что под ней, провести рукой по щеке, по подбородку, по лицу… ощутить под своей ладонью жесткость едва наметившейся черной щетины, гладкость щеки, щетку черных густых волос. Это было похоже на лихорадку, внезапное воспаление нервов. Это было странное и незнакомое, непреодолимое влечение.

Стиснув руки, она зажала их между колен.

В этот момент Эдвард наклонился над столом. Его рука скользнула мимо хлебницы, мимо свечи…

Джейми почувствовала, как заколотилось ее сердце. Но ничего не произошло. Наверное, у нее просто разыгралось воображение. Эдвард взял стакан с водой, сделал глоток и поставил стакан обратно.

Неизвестно откуда взявшийся официант налил им кофе и предложил десерт.

Джейми заколебалась. Ей было не до еды. Ее язык, ее губы, все ее тело были охвачены странным неистовым желанием. Но это не было желание отведать шоколадного мусса… или крем-брюле. Она жаждала вкусить запретный плод. Жаждала ощутить тепло, силу, испытать блаженство. Мечтала о неистовом объятии, жарком поцелуе, о мгновенье абсолютного и полного раскрепощения! Сейчас. В эту самую минуту. Она не должна, не может ждать ни секунды дольше.

Джейми знала, что он испытывает то же самое чувство. Она видела испарину, выступившую от желания на его коже, видела непереносимое томление в его глазах, почти ощущала жар его тела. Ее собственные пальцы, дотронувшись до него, обожгли бы его кожу, оставив на ней клеймо навеки. Все, что ей нужно было сделать, — это, преодолев разделяющее их пространство, коснуться его. Он бы немедленно откликнулся, вскочил со своего стула и заключил ее в объятия…

— Уходим?

У Джейми перехватило дыхание. Она заморгала. Все вокруг снова приобрело четкие очертания.

— Что? — спросила она, облизав сухие губы.

Он смотрел в сторону. Его глаза были прикрыты, лоб избороздили горькие морщины.

— Я спросил, хотите ли вы уже уйти?

— Да, конечно.

Он отодвинул ее стул и протянул ей руку.

— Хотите, чтобы мы пошли куда-нибудь еще? Выпили? Послушали музыку? Или хотите, чтобы я проводил вас домой?

Джейми почувствовала себя сбитой с толку и расстроенной. Все было плодом ее воображения, ее глупой фантазии. Совершенно очевидно, что ему было все равно: прийти, уйти… какая к черту разница? Наверное, ему было до смерти скучно, и он горел нетерпением вернуться к своей привычной жизни. Она тоже. Да. Это было глупо и смешно. Но ей не нужно его внимание, она не просила его об этом. На самом деле она с самого начала не хотела иметь ничего общего с этим человеком. Она должна была немедленно поставить его на место.

— Я лучше пойду домой. У меня есть дела, а завтра… мне надо рано приступить к работе.

Эдвард внимательно посмотрел на нее, прежде чем ответить, а когда заговорил, его голос абсолютно ничего не выражал.

— Хорошо. Я поймаю такси.

Всю дорогу до дома они не произнесли ни слова.

У ее двери он подождал, пока она вставит ключ в замок.

— Спокойной ночи, Джейми.

Она толкнула дверь и вошла.

— Спокойной ночи. Мне было очень приятно… — Она резким движением протянула ему руку: — Приятно встретиться с вами, Эдвард. Возможно, мы еще когда-нибудь увидимся.

Он взял ее руку, нежно и в то же время крепко держа ее своими пальцами. Он ничего не говорил, просто держал ее руку. Тепло его ладони передалось ее ладони, ее запястью, ее руке и окутало ее сердце. Сердце заныло. Она почувствовала, как ее охватывает странное томление. «О Господи! Только не это снова», — пронеслось в голове. Он продолжал держать ее руку и смотреть ей прямо в глаза. Потом отпустил ее.

— Ну, тогда спокойной ночи. Вы не боитесь входить одна?

— Нет, конечно.

— Хотите сначала зажечь свет?

— Разумеется.

Она щелкнула выключателем. Вспыхнул свет, обычный электрический свет.

— Ну вот и порядок, — сказала она, пряча за этими словами свои подлинные чувства. — Так что… спокойной ночи.

— Спокойной ночи.

Он повернулся и чуть ли не торопливо схватился рукой за перила.

Поджав губы и нахмурившись, она не спеша закрывала дверь, уверенная, что он остановит ее, придержит дверь рукой, поставит ногу на пороге. Она ждала этого даже тогда, когда замок тихо щелкнул.

4

Спустившись по лестнице, Эдвард остановился, прислонившись спиной к прохладной шлакобетонной стене. Закрыв глаза, он пытался овладеть собой. «Успокойся. Остынь».

Он старался подчинить тело своей воле, замедлить бешеный бег крови по венам, притупить острую боль в мышцах, эту боль страстного желания, которая разливалась пламенем по его плечам и рукам. О, как отчаянно хотелось ему коснуться ее, обнять, почувствовать близость к ней, ее гладкую кожу, тепло ее дыхания на своей щеке, прижаться своей грудью к ее груди.

Все, что ему оставалось сейчас, — это вытерпеть эту боль.

Она пожелала ему спокойной ночи. И это было все. Все, что он мог позволить себе желать. Невозможно было отрицать, что они испытывали физическое влечение друг к другу. Оно было невероятно сильным. Но существовало что-то еще, притягивающее его к ней, все глубже и глубже ввергающее в неизведанное, затягивающее, как пловца в пучину вод. Он вынужден был сопротивляться. Удержать равновесие. Он не мог позволить себе зайти слишком далеко.

Все, что требовалось, — держать себя в руках. Контроль над собой помогал ему держать дистанцию, не осложнять свою жизнь и уберечься от боли. Это была единственно разумная вещь в этом мире. Эта истина далась ему нелегко, и он был слишком умен, чтобы допускать одну и ту же ошибку дважды. Ни за что. Только не он. Он не будет очаровывать, околдовывать ее, одерживать победу, на этот раз нет. Он будет осторожен, сдержан, даже молчалив. Быть одному совсем не плохо. Его это устраивает.

Но сегодня одиночество ранило, так же как ее привлекательность: ее огромные серые глаза, горящие возбуждением, когда она говорит; ее улыбка, ее смех. То, как она играет со своими светлыми волосами, короткими, обрезанными на уровне подбородка, как, задумываясь, закладывает прядь за ухо; этот ушедший в себя взгляд.

Стоя сейчас один, он вспоминал каждый ее жест, все оттенки ее голоса. И эту неожиданную стеснительность, эту задумчивость, притаившуюся глубоко, словно песчинка внутри жемчужины. Что все это значило? Неужели кто-то обидел ее, нанес ей рану? Может быть, она поэтому так все время насторожена?

Он почувствовал злость и страстное желание защитить ее. Если бы это происходило сотни лет назад, он бы облачился в доспехи, оседлал боевого коня и умчался на битву с соперником. Он стал бы ее защитником, ее рыцарем в сверкающих Доспехах. Сто лет назад он бы схватил свой шестизарядный пистолет, вскочил на коня и поскакал на борьбу в открытом бою. Десять лет назад он бы снова взбежал по этой лестнице, забарабанил в ее дверь, не дал ей опомниться и обнял бы крепко. Десять лет назад…

Но не теперь. Нет. Теперь он стал умнее. Он будет контролировать свои чувства, сдерживать себя.

Но тогда почему же он чувствует себя так, словно сходит с ума? Его снова бросило в дрожь. Капельки пота выступили над верхней губой и бровями. Смахивая их одной рукой, он взялся другой за ручку двери и вышел на ночную улицу. Откуда-то доносилась музыка, улицы были полны людей, слышались гудки автомобилей и визг тормозов, из открытых окон неслись голоса.

Может быть, это был ее голос, она звала его? Но это было не так, как бы ему этого ни хотелось.

Стиснув зубы и прищурившись, он, не оглядываясь, пошел в сторону своего дома.

5

Джейми целыми днями была в своей студии. Упакованная в золотую блестящую бумагу коробка шоколадных конфет так и лежала, нетронутая, среди пропитанных скипидаром тряпок и невскрытой почты. Розовые розы завяли, их тяжелые головки поникли, но источали нежный и тонкий аромат. Этот запах наполнял студию. Иногда Джейми винила этот запах в том, что не могла рисовать. Он сводил ее с ума, как чрезмерная жара или луч солнца, падающий не под тем углом. Ни одна новая картина не нравилась ей. Она с легкостью выбрасывала их, но у нее не хватало духу избавиться от розовых роз… или притронуться к незаконченному пейзажу.

Пролетали ночи, Ее сны были полны странных и необъяснимых видений. Казалось, это происходило оттого, что она упорно избегала работы над той картиной. Заброшенный пейзаж снился ей по ночам. Она видела холмы, деревья, дорогу и тот дом. А в доме кто-то был. Она все время ощущала чье-то присутствие. Но чье? Кто смотрел оттуда? Кто ждал?

И тут ей снова приснился навязчивый кошмар. Она опять была маленькой девочкой, запертой на заднем сиденье большого черного автомобиля родителями, которые вышли на оживленную улицу и пошли вдоль нее. Она дергала и дергала дверные ручки, стучала и стучала в стекла, звала их, но они даже ни разу не обернулись. Другие люди останавливались, уставившись на нее, и ругались громкими сердитыми голосами: «Замолчи! Прекрати скандалить. Какая отвратительная девчонка!»

Она просыпалась в слезах. Ее подушка была мокрой, душа разрывалась от тоски. Вскочив с постели, она пыталась чем-то заняться, суетилась вокруг, прибиралась, но все время думала о том, как ей хотелось бы иметь такого друга, которому можно было бы позвонить и излить душу, закадычного друга, который бы выслушал ее, а еще лучше — примчался к ней, чтобы взять ее за руку, обнять и защитить от всего мира. Она нуждалась в таком друге. И ненавидела себя за это. Ненавидела свое сердце за то, что оно болело, губы за то, что они дрожали, руки за то, что они тряслись. Она ненавидела свои мысли, которые становились неуправляемыми и безжалостно возвращали её к черноволосому широкоплечему мужчине со жгучими глазами.

И тут ее настигал голос отца: «Разве я тебе не говорил? Тебе никто не нужен. Ты не должна ни от кого зависеть. Это к тебе должны на коленях приползать другие. Прекрати понапрасну тратить время на свое дурацкое рисование. Хватит быть ничтожеством…»

Джейми выбежала из студии.

Она сбежала по лестнице и оказалась на залитой утренним солнцем улице. Первое, что ей пришло в голову, был ресторан на углу, куда она и направилась. Она пила кофе и откусывала кусочки жареного хлеба в ожидании того момента, когда все духи попрячутся по своим углам.

Джейми не спеша возвращалась домой. По дороге она зашла в супермаркет. Поднявшись по лестнице, она еле отдышалась. У нее отваливались руки. Два пакета, набитых продуктами, потяжелели каждый, казалось, килограммов на пять, пока она несла их домой. Единственным ее желанием было бросить их на пол у двери, достать ключ и доковылять до студии. Ну и дьявольское выдалось утро!

Не успела Джейми ступить на верхнюю площадку лестницы, как кто-то выхватил пакеты из ее рук. Она сразу же почувствовала себя так, как будто за спиной у нее выросли крылья и она может летать.

— Доброе утро, — произнес Эдвард, глядя ей в глаза поверх торчащих из пакетов сельдерея и батонов.

— Эдвард! Что ты тут делаешь?

Она была слишком потрясена, чтобы скрывать свои чувства, слишком обрадована, к своему удивлению.

— Я звонил, но ты не отвечала. Я думал, что тебя нет. В тот вечер я пожалел, что не зашел, чтобы удостовериться, что все в порядке. Я не хотел мешать…

— А ты и не мешаешь, — сказала она, вдруг почувствовав, что у нее от радости кружится голова. Она ни на минуту ни о чем не задумалась. Широко распахнув дверь, она скользнула ему за спину и, упершись двумя руками в его широкую спину, втолкнула его внутрь. — Хочешь я накормлю тебя завтраком? Обедом? Не так часто случается, что мой холодильник полон. Могу предложить свежий кофе, я купила зерна, английские булочки, сыр…

Возбуждение передавалось от нее к нему, как электрический заряд, наполняя искрами и потрескиванием пространство между ними. Он улыбнулся.

— Не беспокойся. Я утащу тебя отсюда. В какое-нибудь замечательное место. В такое, где ты никогда раньше не бывала. Только назови то место, куда тебе всегда хотелось пойти, и твое желание исполнится. Куда? Любое.

— Таити, — ответил она, и ее глаза заискрились от смеха.

— Ладно, — нежно сказал он. — Пусть будет Таити.

Он улыбался, и на его лице было написано удовольствие. Это смягчило его точеные черты, сделало его еще моложе и красивей. В ней заговорил художник. Ей захотелось нарисовать его, запечатлеть это мимолетное состояние. Но в ней заговорила и женщина, которой захотелось прикоснуться к нему. Так она и сделала.

Почувствовав прикосновение ее пальцев на своей щеке, он замер, полузакрыв глаза, и затаил дыхание. Потом преодолел разделявшее их пространство и обнял ее. Обвив его шею руками, она встала на цыпочки. И тут он поцеловал ее. У него были теплые и мягкие губы. Поцелуй был жадным и нежным. Сначала он легко прижался своими губами к ее губам. Потом, простонав, стал страстно целовать ее. Жадно прильнув к ее губам, он упивался их сладостью, наполняя свою душу, как умирающий от жажды человек, неожиданно оказавшийся у источника с чудесной свежей водой.

Его страсть пробудила что-то в ней. Впервые в жизни она почувствовала безграничную радость поцелуя. Она готова была целовать и принимать поцелуи бесконечно, прижавшись своим телом к его телу, ощущая его тепло, откинув голову и с готовностью подставив губы.

Все в ней было наполнено жизнью. Она чувствовала каждый его мускул, его дыхание, каждой своей клеточкой ощущала контакт между ними.

Между ними! Это казалось непостижимым. Безумным. И вместе с тем таким естественным. По тому, как они подходили друг другу, по тому, как он чувствовал, насколько она нуждалась в том, чтобы ее целовали, обнимали и ласкали. Он знал о ней все, знал без слов, как будто они были единым целым. Казалось, так было предначертано судьбой, и она шла к этому всю жизнь, сама того не ведая.

Когда он поднял голову и взглянул ей в лицо, в глазах ее стояли слезы.

— Что такое, моя дорогая?

— Ничего, — ответила она, сморгнув слезы и протянув руку, чтобы погладить его по щеке. — Ничего не случилось. Все просто отлично. Я не могу этого объяснить…

— И не надо. Даже и не пытайся. Не сейчас. Позволь мне просто обнимать тебя, смотреть на тебя. Ты такая красивая, — прошептал он.

Она прижалась лбом к его груди.

— Вовсе нет, но я рада, что ты так думаешь.

— Да, я так думаю, — выдохнул он, нежно целуя ее в макушку, а потом подняв ее лицо за подбородок, чтобы поцеловать в нос, в губы, в подбородок. — Я думаю, я думаю.

Откинув назад своими пальцами его волосы, она обхватила ладонями его голову и прижалась губами к его губам.

Она будет целовать его бездумно, не задаваясь никакими вопросами, просто целовать, так, как ей хотелось. Дерзко и дразняще, проводя языком по его губам, ощущая сладость его дыхания, чувствуя его язык на своих губах. Будет целовать его неистово, потом мягко; то бесстыдно, то нежно! Она замрет в его руках, будет парить, как птица, и упадет камнем, так, чтобы он подхватил ее, вот так, как сейчас…

Эдвард почувствовал, как ее тело стало безвольным от изнеможения, словно ее сила и ледяная сдержанность, на которых она держалась, растаяли от жара их объятий. Обхватив ее узкую спину, он прижал ее к себе. Почувствовав прикосновение ее грудей к своей груди, он испытал боль тоски и потери, возбуждения и страха. Впервые за долгие десять лет, обнимая женщину, он испытывал подобные чувства. Обычно это ничего не значило для него, ничего. А сейчас грудь его разрывалась и сердце рвалось наружу.

Прервав ее поцелуи, он погрузил лицо в шелк ее волос. Дыхание его было частым и тяжелым. Его руки дрожали. Он попытался отстраниться, перевести дух, но она прильнула к нему.

— Подожди, дорогая. Подожди, Джейми… подожди минутку…

Он высвободился из ее объятий, повернулся к ней спиной, сложив руки на груди и ссутулившись. Его дыхание было громким, пугающим в безмолвии студии.

Джейми тронула его за плечо.

Выпрямившись, расправив плечи, Эдвард повернулся к ней и улыбнулся. Он дотронулся до ее щеки. Но его глаза потемнели. Опустив через секунду руку, он подошел к пакетам с покупками.

— Нужно достать что-нибудь отсюда перед нашим уходом?

— Нет, — ответила она, пытаясь прочесть то, что написано на его лице, устремив на него пытливый взгляд. Желание придало ей смелости. — Все в порядке, Эдвард? Ты не хочешь поговорить?..

— Конечно, хочу. О чем ты хочешь поговорить? — спокойно, с улыбкой спросил он. Прислонившись спиной к стене, он скрестил на груди руки.

Джейми все вдруг стало казаться смутным и неопределенным. Может быть, она вообразила, что в их поцелуях была страсть? Может быть, ей только показалось, что он испытал боль? Что происходит?

— Ну, и о чем же ты хочешь поговорить, Джейми Пейтон? Сказать тебе, как я рад тебя видеть? Я уже говорил, что жалею, что не вошел к тебе в тот вечер.

— Все в порядке. Я каждый вечер возвращаюсь одна, — ответила она, пытаясь сосредоточиться на его словах. Она так странно чувствовала себя, оказавшись между двух реальностей. Или между реальностью и фантазией. Загнанная в промежуточное состояние. Подумав об этом, она засмеялась.

Озадаченный, он посмотрел на нее черными прищуренными глазами.

— Что смешного?

— Да так, ничего. — Она пожала плечами и покачала головой. — Не имеет значения. Послушай, — спросила она с вызовом, — так ты ведешь меня на ланч или нет? У меня куча неотложных дел…

— Надеюсь, не таких уж важных… или приятных… как ланч в моем обществе, — ответил он шутливо, в тон ей.

Она улыбнулась, собираясь сказать в ответ что-то остроумное, но ее захлестнуло сильное чувство. Улыбка растаяла. Когда он стоял так близко, странные чувства поднимались откуда-то из глубины ее существа. Надежды. Желания. Она не могла с этим справиться. Да и не хотела!

— Джейми?

Его голос звучал глухо. Он наклонился к ней, протянул руки.

Но она не поддастся на это, черт возьми. Она будет спокойной. Будет выдержанной. Если он мог так себя вести, то и она сможет!

Оттолкнув его одной рукой, словно продолжая поддразнивать, она склонилась над пакетами с провизией.

— Что-то мне захотелось устроить пикник. Я сделаю сейчас бутерброды с ореховым маслом и мы пойдем куда-нибудь в парк. Солнце светит вовсю. Ни облачка. Как тебе эта идея?

Он удивленно поднял темную бровь.

— Но я обещал пригласить тебя на ланч.

— Нет, ты обещал мне Таити, — возразила она. — Но я никогда особенно не рассчитываю на обещания.

Эдвард попытался взять ее за руку, когда они шли по Джордж-тауну, но Джейми крепко держала в руке корзинку, размахивая ею, что удерживало их на расстоянии друг от друга.

Он сдался и засунул руки в карманы.

— Ты похожа на Красную Шапочку, — сказал он, бросив взгляд в ее сторону.

— Ну а ты тогда похож на Серого Волка… или Храброго Охотника.

— Что тебе нравится больше?

Она покачала головой.

— Ни то ни другое. С меня хватит волков, и мне совсем не хочется оказаться в ситуации, когда мне понадобится помощь. Нет уж, спасибо. Лучше всего было бы переписать сказку.

— Отлично. Вот этим мы и займемся, — серьезно сказал он, не сводя с нее глаз.

— Кто ты на самом деле? — настойчиво спросила Джейми, резко остановившись.

Он засмеялся.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Я хочу узнать правду. Кто ты, Эдвард? И что тебе от меня нужно? — Она смотрела изучающе своими большими встревоженными глазами. — Откуда ты взялся? Каким образом очутился в тот вечер в галерее? У моих дверей? Ты на самом деле хочешь узнать меня получше? Я устала играть в разные игры.

— Ты меня интересуешь больше, чем ты думаешь, Джейми Пейтон, — сказал он, взяв ее за плечи и наклонившись к ней. — Меня тянет к тебе. Я отчаянно хочу тебя узнать. Разве ты этого не чувствуешь? Разве ты не видишь, что я не могу тебя оставить? Видит Бог, я пытался, но, как видишь, вот я… — Он широко развел руки и опустил их. На его лице были написаны страсть и отчаяние.

Но это не удовлетворило Джейми.

— Почему? — настойчиво спросила она. — Почему тебя ко мне тянет, как ты говоришь? И почему это делает тебя таким несчастным?

— Несчастным? — Резко засмеявшись, Эдвард отошел на десяток метров, а потом вернулся. — Несчастным? Скажи еще, напуганным до смерти. Скажи, охваченным ужасом. Скажи… — он посмотрел на нее глазами, в которых светилась страсть, — скажи, счастливее, чем когда бы то ни было за многие годы. Воспламененным, потрясенным, счастливым. — Последние слова он произнес шепотом, приблизив к ней свое лицо. — О Джейми, я не могу этого понять. Я не нахожу этому объяснения. Я и не пытаюсь определить словами то, что свело нас вместе на том тротуаре, в тот вечер. — Он медленно покачал головой. Его взгляд был таким глубоким и открытым, что она могла заглянуть ему в душу. — Единственное, что я знаю, это то, что я чувствую нечто такое, такое, о чем не мог и мечтать…

Он пожал плечами, стараясь подыскать нужное слово, которое бы все объяснило, но при этом не казалось безумным, даже ему самому. И не нашел.

— Ты мне поможешь? Скажи, что думаешь ты. Скажи что-нибудь.

Она попятилась от него, чтобы он не смог дотянуться до нее. Его ответ выходил за рамки того, о чем она просила. Качая головой, она прошептала:

— Я не знаю, что сказать. Я… Я не хочу, чтобы все это происходило, Эдвард. Ты не понимаешь.

— Помоги мне понять.

— Не могу. Мне самой это непонятно. Единственное, в чем я уверена, это в том, что не хочу, чтобы со мной что-то происходило. Случилось много всего странного, и я хочу, чтобы все это прекратилось. Моя картина… видения… ты. Все это слишком.

— Слишком?

— Слишком, чтобы вынести.

— Слишком, чтобы вынести? — повторил он, проникая ей прямо в душу своим взглядом. — Интересная вещь, не правда ли, Джейми: мы оба старательно избегаем правды. Нет, не отворачивайся. Ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду! Я говорю тебе, что десять лет не испытывал ничего подобного, а ты даже не спросишь почему. Ты… нет, ты послушай!.. Ты уклоняешься от моих прикосновений, избегаешь любого упоминания о любви… и я не спрашиваю почему. Слишком, чтобы вынести, Джейми Пейтон? Мы оба живем с тяжестью внутри, которая кажется непереносимой, но мы живем с ней, и ты, и я. Разве не так? Справляемся. А счастье, возможное счастье… это пугает нас смертельно.

— Это ты пугаешь меня смертельно, Эдвард. Ты! Мы собирались на этот проклятый пикник, а вместо этого стоим на перекрестке и выясняем отношения. Мне это не нужно. И у меня настроение совсем не для пикника. Я иду домой!

— Чтобы снова спрятаться в своей студии?

— Катись ко всем чертям, Эдвард! Оставь меня в покое. Можешь забрать это… — Она швырнула корзинку ему под ноги. — Найди себе кого-нибудь еще для пикника, а меня оставь в покое!

Пока он наклонялся, чтобы поднять корзинку, Джейми бросилась бежать и исчезла в конце улицы.

Стиснув зубы, не обращая внимания на взгляды, направленные на него, Эдвард собрал продукты в корзинку и выпрямился, высокий и надменный. Слева от него, за невысокой каменной оградой, возвышалась старая церковь: Перешагнув через ограду, он пошел по тропинке и поставил корзину в дверях. Его внимание привлекла бронзовая доска.

Построена в честь Святого Иуды, покровителя всех отчаявшихся.

Кто бы мог подумать? Он засмеялся. Его горький смех заставил старого прихожанина повернуться и взглянуть на него с удивлением. Эдвард с силой толкнул дверь и вышел на улицу.

Вернувшись в студию, Джейми схватила розовые розы и швырнула их в мусор, рассыпав по деревянному полу потерянные лепестки.

6

— Взгляни на это, — сказала Джейми Карлу Виреку, прислонив к стене свою картину, ту самую. Вирек был спонсором ее первой выставки, и несколько ее больших полотен до сих пор украшали одну из стен его галереи. Она повернулась к ним спиной и снова указала ему на незаконченную работу, которую принесла.

— Ну, так что ты думаешь? Хлам, утиль?

— Интересная манера представлять работу… особенно свою собственную, — удивленно прокомментировал Карл, — но ты всегда была никудышной продавщицей. — Взглянув на Джейми, он пошевелил бровями, потом обратил все свое внимание на картину, щурясь, отступая назад, снова щурясь и придвинувшись ближе. — Это рисовала ты?

— Да, — кивнула она, затаив дыхание. — А что? Тебе кажется, что не похоже?

Он покачался на каблуках, облизнул губы.

— Так, вот теперь, когда я внимательно присмотрелся, я вижу, что это несомненно твоя картина: твои мазки, твой цвет. Но…

— Но?.. — подхватила она, горя желанием услышать от него, услышать от кого-то: «Господи, Джейми Пейтон, ты нарисовала пейзаж. Вот это сюрприз!» Ну, так скажи это, подумала она. Скажи и сохрани остатки моего разума. Но… что? Скажи мне.

Он бросил на нее искоса скептический взгляд.

— То, что я здесь вижу, не похоже на твою обычную работу. Здесь больше эмоций, тебе удалось схватить свет, что-то…

— Что? — снова подтолкнула его она, зная, что он собирается сказать.

Он усмехнулся.

— Я хотел сказать, что в этой картине есть что-то почти мистическое, но знаю, как ты относишься к вещам такого рода.

— О, — вздохнула она, окончательно сбитая с толку. — И это все?

— И это все? — повторил он, передразнивая ее. — Джейми, если ты нарисуешь для меня дюжину подобных картин, с такой экспрессией, с таким эмоциональным накалом, я смогу продать их все.

— О!

— О? Я говорю тебе, что ты достигла таких вершин в своей работе, что это может послужить поворотным пунктом во всей твоей карьере, а ты говоришь «О»? С тобой ничего не случилось?

— Я в полном порядке. Я думаю. — Она пожала плечами. — Это странно…

— Да уж.

— Нет, я имею в виду, странно, как я воспринимаю эту картину. Она сводит меня с ума, потому что я вижу… — Джейми остановилась, почувствовав себя глупо. Надо было исправить неловкость. — Я вижу нечто большее на этом полотне.

Карл озабоченно посмотрел на нее.

— И что же ты видишь, Джейми?

Его пристальный взгляд взволновал ее. Она не любила, когда ее разглядывали. Махнув рукой, она попыталась сменить тему.

— Да так. Глупости. Забудь об этом. — Она наклонилась и подняла картину с пола; потом начала заворачивать ее в оберточную бумагу. — Господи, я все время забываю, какая она тяжелая. Ты не можешь секундочку подержать ее, Карл?

— Разумеется, могу.

Он держал картину, пока Джейми дважды обвязывала ее бечевкой. Не выпуская картину из рук и нахмурившись, Карл произнес:

— Может быть, ты оставишь картину здесь, Джейми? Интуиция подсказывает мне, что она привлечет покупателей.

— Но она же еще не закончена.

— Но она очень красивая!

— Она не закончена, Карл, — засмеялась Джейми, отнимая у него картину и прижимая ее к груди.

— Тогда обещай мне, что немедленно начнешь работу над ней и, как только закончишь, сразу принесешь ее мне.

— Обещаю. — Она пожала плечами. — У тебя все мои работы.

— Но я хочу эту, Джейми, и как можно скорее.

— Ладно, хорошо, — сказала она, отступая к двери. — До встречи, Карл. И спасибо.

— Мне было очень приятно… Да, Джейми?.. Тебе надо бы есть получше. Что-то ты бледная и выглядишь усталой.

— Не хочу. Не буду. Не хочу, — Джейми снова и снова повторяла эти слова, словно молитву. Она не будет работать над этой картиной. Она стояла за мольбертом с полудня, начиная полотно за полотном, даже пыталась прибегнуть к старым, известным еще по художественной школе упражнениям, чтобы пришло вдохновение. Ничто не работало. Весь день пропал зря.

Сейчас была полночь. Окна были закрыты клеенчатыми занавесками. На столе стояла шкатулка с красками из маленького магазинчика. Она была открыта. А на мольберте красовалась ее картина, загадочный ландшафт, и… ждала.

В тот самый момент, когда она взяла в руку кисть, макнула ее кончик в краску и сделала мазок на этом самом полотне, ее сопротивления как не бывало. Она почувствовала, что все делает правильно. Это было как музыка. Как хорошее вино. Счастье… Оно переполняло ее, вытеснив страх, злость, печаль… вытеснив все это и наполнив ее душу радостью и уверенностью.

Она отдалась во власть красок. Отдалась разливу цвета, таинственным образом наполнившим ее воображение; неукротимой страсти рисования. Она не старалась ничего интерпретировать. Ни о чем не беспокоилась. Она просто рисовала до изнеможения.

А потом, рухнув в постель, уснула младенческим сном.

7

Джейми спала, когда раздался стук в дверь.

Он смешался с ее сновидениями. Она видела новый чудесный сон, в котором летела над лесистыми холмами. Она скользила легко и уверенно в сторону дома, а спину ей пригревало солнце. Она никогда не испытывала подобного чувства. Внизу, в том самом доме, ее ждал кто-то, кто ее любил. Там, у дверей. Она почти разглядела его…

На этот раз постучали сильнее, и Джейми проснулась. И услышала голос.

Она удивленно открыла глаза, потом села, взъерошила волосы и протерла глаза.

— Джейми?

Это был мужской голос, тихий, но настойчивый. Его голос.

Она решила не отвечать. Она будет сидеть молча, не обращая внимания, пока он не уйдет. Приготовившись к обороне, она прислонилась спиной к стене и сложила на груди руки. Но непреодолимое желание сыграло свою предательскую роль.

— Кто там? — спросила она.

— Это я… Эдвард Рокфорд. — Пауза. — Джейми, пожалуйста, дай мне минуту, чтобы все объяснить.

— Ха! — фыркнула она, вспомнив их ссору на тротуаре и сразу рассвирепев. — Уходи.

Она прислушалась, надеясь различить его шаги, но тишина была мертвой. Никакого движения.

— Ну, — спросила она, повысив голос, — ты еще не ушел? Я занята, у меня много дел, и я не могу тратить время попусту. Ты должен немедленно уйти.

Она снова подождала, подавшись к двери, чтобы лучше слышать. Напряженно прислушалась. Ничего.

— Ты ушел?

— Нет.

Джейми чуть не рассмеялась. Выпрямившись, она стиснула зубы и прищурилась. Ну и пусть стоит здесь, пока не пустит корни.

Разозлившись, она окончательно встала, умылась, почистила зубы, убрала ночную рубашку в ящик и натянула джинсы с майкой. Она сняла простыни и сложила диван-кровать. Войдя в кухоньку, достала кофейные зерна.

Тут она остановилась и прислушалась. Ничего.

Джейми нажала на кнопку кофемолки, и студия наполнилась звуками и густым ароматом свежесмолотого кофе. Поставив кофеварку, она налила в нее воды и приготовила свою любимую кружку.

— Ну, — произнесла она. — Ты еще не ушел?

Ни звука.

Она решительно направилась к двери, отперла ее и выглянула наружу.

— А, ты еще здесь. Я хочу взять свою газету…

Эдвард наклонился, поднял газету и протянул ей. Ему не будет позволено войти. Джейми подняла одну бровь, передернула плечами и уперла руки в бока.

— Можешь оставить газету себе. Ничего не имею против, — сказала она и повернулась, чтобы войти в студию.

— Джейми! Позволь мне войти, только на одну минуту. Пожалуйста.

— Мне бы не хотелось.

Ее глаза встретились с его глазами, этими черными, неистовыми, беспокойными глазами, которые влекли ее, все сильнее и сильнее…

— Ну ладно, войди, — проворчала она. — Но только на одну минуту.

— Спасибо.

— Не надо меня благодарить. Я не собираюсь доставлять тебе удовольствие. — Она налила себе в кружку кофе, уселась на единственный стул и, опершись подбородком на руку, спросила: — Ну так что?

Эдвард стоял посередине комнаты, засунув руки в карманы темных брюк. Голубая рубашка была распахнута на шее, рукава закатаны.

— Я пришел не затем, чтобы извиниться, — начал он, но Джейми оборвала его.

— Ну, тогда можешь отправляться.

Поставив кружку и положив ладони на колени, она смотрела ему прямо в лицо. На его губах заиграла слабая улыбка. Он глубоко вздохнул.

— Хорошо, тогда извини. Но я хотел бы все объяснить.

— Что?

— Я имею в виду тот день, то, что я говорил…

— Я уже сказала тебе тогда, Эдвард, я не хотела бы все это продолжать.

— Почему? Ты хочешь сказать, что тебе все безразлично? Таким будет твой ответ?

— Я не собираюсь ничего отвечать, ни тебе, ни кому бы то ни было. Я отвечаю сама за себя. Я взрослая, не завишу ни от кого и держу ответ только перед самой собой.

— Все это было бы прекрасно, если бы ты была счастлива.

— А я счастлива! Да как ты смеешь? Как ты смеешь говорить мне о том, что я чувствую? Кем ты себя воображаешь, гадалкой? Ясновидцем?

— Да нет, я просто человек, человек который неожиданно…

Он остановился, тяжело дыша, словно приблизившись к опасной черте и балансируя над пропастью. Еще один шаг и…

— Можно мне чашечку кофе, Джейми?

— Нет, — отрезала она.

— Джейми, разве ты не понимаешь меня? Не видишь, как мне тяжело?

— Тогда уходи. Иди домой, Эдвард…

— Я не могу. И не хочу. Я десять лет старался отучить себя чувствовать. Старался быть глухим к нежности, к заботе… любви. И очень преуспел в этом. Иногда мне даже удается обмануть самого себя. Смотрюсь в зеркало и вижу перед собой человека холодного и твердого, как гранит. Ничто меня не трогает. Ничто не волнует. А самое главное, ничто не могло затронуть мою душу. Но ты сделала это, Джейми. Ты.

Его взгляд смягчился, и прежде чем он опустил глаза, в них мелькнула незащищенность. А голос настойчиво продолжал:

— Джейми, в ту ночь, когда мы встретились, мне не хотелось уходить из дома. С меня было достаточно всех этих приемов, бессмысленных светских сборищ. Я не хотел туда идти. Но что-то заставило меня. О, не смотри на меня так! Я не собираюсь говорить, что это была какая-то сверхъестественная сила…

— Слава Богу, — сказала Джейми с нервным смешком, — а то я уже начала беспокоиться за тебя.

— Я и сам начал беспокоиться в последнее время, поверь мне. — Он усмехнулся, поймав ее настороженный взгляд. — Джейми, может быть, это была не более чем моя несбывшаяся надежда, безрассудный оптимизм, но я почувствовал в тот вечер, что должен пойти. А когда я увидел, что ты идешь мне навстречу, внутренний голос мне сказал: «Да, да! Это то, чего ты ждешь». Возможно, виной тому была твоя красота, может быть, то, как ты замялась в нерешительности, откидывая волосы с лица. Но мое… мое сердце, кажется, узнало тебя.

Джейми отпрянула.

— Может быть, я только напомнила тебе о том, что случилось десять лет назад…

— Нет! — резко сказал он, а потом повторил тише, глядя ей в глаза: — Нет. Потом, когда отъехало такси, я тоже подумал об этом. Искал причину в этом. Это бы так просто все объяснило. — Он криво усмехнулся. — И тогда, возможно, я смог бы забыть тебя. Но нет, Джейми, такому счастью не суждено было случиться.

Уголки ее губ опустились. Ее охватили те же горькие чувства, такое же смущение, такое же непреодолимое влечение.

— Тебе кофе с молоком? С сахаром? — спросила она, слабо вздохнув.

— Нет, просто черный, спасибо… сладкая, — поддразнил он.

Они оба рассмеялись. Налив кружку до краев, Джейми принесла ему кофе и села рядом с ним на диван. Слегка дотронувшись до его свободной руки, она сложила руки на коленях.

— Эдвард, что произошло десять лет назад? Может быть, ты мне сейчас расскажешь?

Он наклонил голову над кружкой, уставившись в темную жидкость, его мысли были далеко. Так продолжалось мгновенье. Потом он поднял голову и взглянул ей в глаза.

— Я был своенравным. Дерзким. Влюбился в девушку. Она отвечала мне взаимностью. Я уговорил ее сбежать, это звучало так романтично. Наплевать на все традиции. Что-то вроде этого. Она была из большой семьи со Среднего Запада, мечтала о свадьбе, пробном браке… и обо всем таком. А я таким образом хотел испытать ее любовь. Согласись убежать со мной! Пошли все остальное к черту… — Он проглотил ком в горле, безуспешно пытаясь справиться с дыханием, стараясь, чтобы в голосе не звучала боль. — По дороге случилось несчастье. Пьяный водитель. Она погибла.

— О Эдвард, — прошептала Джейми, и по щекам ее побежали слезы. — Я так тебе сочувствую… — Она дотронулась до его руки, прижалась щекой к его плечу. Ей так хотелось обнять его, прижать к своей груди, обнять так крепко, чтобы унять его дрожь, но все что, она могла сделать, — это погладить его руку.

Откинув голову, он закрыл глаза. У него ходили желваки, но он стиснул зубы и не произнес ни слова. Через мгновенье он поднял голову, провел рукой по лицу и сделал глоток кофе.

— Извини, — мягко сказал он. — Извини. Я впервые произнес это вслух.

— О Эдвард… — Джейми закусила губу. — Я хотела бы что-то сделать или сказать. Я так сожалею. Мне не следовало вызывать тебя на такую откровенность.

— Мне необходимо было сказать об этом! Разве ты не понимаешь, Джейми? — сказал он, повернув к ней свое лицо. Его колени коснулись ее колен. Его присутствие было осязаемым, она не могла его не замечать. — Все мои уловки, к которым я прибегал долгие годы, оказались бесполезными теперь. И причина в тебе. Потому что нравится мне это или нет, хочу я этого или не хочу, но ко мне вернулась способность чувствовать. Моя защита больше не работает. Я не могу больше притворяться. Не могу больше так жить.

— Ну так что же нам делать? Я не знаю, что делать. Не знаю, как быть.

Он притянул ее к себе, притянул так близко, что расслышал легкое биение ее сердца. Закрыв глаза, он прижался лицом к ее волосам.

— Я тоже не знаю, моя дорогая. Кажется, держать тебя вот так, как сейчас, единственно правильный ответ.

Он погрузил свое лицо в ее волосы, вдыхая аромат, чувствуя, как ее тепло проникает в него, возрождая его к жизни. Это нежное тепло заполняло пустоту внутри него.

Но она вырвалась.

— Эдвард, не сжимай меня так сильно.

— Почему? — обиженно и недоуменно спросил он.

Джейми покачала головой и выскользнула из его рук.

— Не знаю. Мне… мне так неудобно. Я… я не знаю. Просто…

— Разве ты не испытываешь ко мне никаких чувств? — спросил он, откинувшись назад, так спокойно, словно говорил о погоде.

— Чувств к тебе? — глупо повторила она, заморгав.

— Да, Джейми, чувств. Желания? Страсти? Хоть намека на любовь?

— Эдвард, я сказала тебе с самого начала, что не хотела быть втянутой ни во что. Я так занята, так поглощена своей…

— Я знаю, — резко сказал он, — поглощена своим рисованием. Да. Я знаю, как это важно для тебя. Это то, что ты можешь делать сама. Одна. Обособленно. То, что ты можешь делать, а потом сама себя казнить за это. Картины не особенно хороши. Не слишком хорошо продаются на выставке. Они…

— Ты понятия не имеешь обо всем этом. Это только еще раз доказывает, как плохо ты знаешь меня, как мало понимаешь. Я люблю рисовать.

— Это делает тебя счастливой?

— Конечно, это делает меня счастливой.

— Ну, тогда ты сейчас счастлива. Тебя устраивает та жизнь, которой ты живешь, а я незвано вторгся в нее.

— Я этого не говорила.

— А что же ты тогда говорила? — мягко спросил он, наклонившись к ней так близко, что она почувствовала его теплое дыхание на своем лице. Он пытался заглянуть в ее глаза. — Что ты хочешь сказать, Джейми?

— Я не знаю, — прошептала она, отводя взгляд в сторону, но он, нежно взяв ее за подбородок, повернул ее лицо к себе.

— Скажи мне, Джейми. Что тебе всегда хотелось сказать, когда рядом не было того, кто мог бы тебя услышать? Чем ты хотела поделиться, какой радостью, какой печалью, когда рядом не было того, кто мог бы подставить свое плечо? — обняв ее одной рукой, он притянул ее к себе. — Скажи мне, Джейми, скажи мне.

— Я не могу. Это не в моем характере.

— Я знаю, — шепнул он ей на ухо. — Знаю. Потому что мы с тобой похожи, ты и я. Но сейчас, здесь, ты можешь довериться мне. Говори все, что захочешь. Ты можешь открыть мне свою душу…

— И что потом? — вскочив, закричала она. Она стояла перед ним, выпрямившись, и глаза ее пылали гневом. — Я не могу сделать этого, Эдвард. Я не хочу. Это меня страшит.

— Я знаю. — Он вздохнул и положил руки на колени, опустив голову и чувствуя себя побежденным. Когда он поднял голову, На губах его играла спокойная самокритичная улыбка. — Сейчас я допью свой кофе и уйду.

— Я сожалею, — сказала она.

— Да нет, это я сожалею. — Он помедлил, уставившись на свои руки, потом поднял голову, и их взгляды встретились. В его глазах, глазах сильного уверенного мужчины, была мука.

Стоя в другом конце комнаты, Джейми чувствовала исходящую от него силу. Это была не просто физическая сила, это была сила духа. Он обладал мужеством, которое ей трудно было постичь, отвагой, которой она могла восхищаться, но которой не могла похвалиться сама. Такой мужчина не может потерпеть поражения в жизни. Только не он. Никогда.

С одной стороны, она, как ребенок, нуждалась в покровительстве и защите, с другой, будучи женщиной, испытывала импульсивный, стремительный и необычайный напор эмоций.

— Подожди! Давай я заварю свежий кофе, и мы поговорим. Я буду говорить, — покраснев, сказала Джейми. — Не уходи пока. Давай побудем еще немного вместе и посмотрим, что из этого получится. Идет?

— Идет, — усмехнулся он. Его черные глаза вспыхнули. — Как скажешь. — Он хрипло рассмеялся. — Удивительно! Джейми, скажи мне, что мне удалось сделать в конце концов правильно?

— Ничего, — засмеялась она в ответ, пытаясь не очень демонстрировать свои чувства. — Не очень обольщайся. У меня все еще остаются сомнения относительно тебя.

Она протянула ему чашку свежезаваренного кофе, и их руки встретились. Джейми почувствовала, как ее охватывает возбуждение. Она почувствовала тонкий запах его одеколона, увидела золотые искорки вокруг черных зрачков, почувствовала на расстоянии тепло его тела. Она быстро сунула руку в карман.

— Не убирай руку, — сказал он, беря ее руку. Его пальцы переплелись с ее пальцами. — Возьми меня за руку. Позволь мне коснуться тебя. Коснись меня сама.

Она хихикнула, как школьница, как девочка на первом свидании, — и взяла его руку в свои. Джейми сидела на диване рядом с ним. Их бедра соприкасались, пальцы были переплетены. По ее руке разливалось тепло, нежное успокаивающее тепло, которое растопило ее сомнения. Это было чудесно. Это было наслаждение. Подняв голову, она прижалась к его плечу и взглянула ему в лицо.

— Как хорошо, — прошептала она.

— Я рад, что ты так считаешь.

— Ты такой милый. Такой замечательный человек. Ты мог бы быть хорошим другом.

— Это как раз то, к чему я стремлюсь, — ответил он, глядя на нее с улыбкой. Он поцеловал ее в лоб. — Стать хорошим другом. — Еще один поцелуй. Самым лучшим другом. — Еще один. — Любовником…

Она отпрянула, но он притянул ее к себе, нежно, но крепко обнял и снова поцеловал. На этот раз в губы. Его губы были теплыми и нежными, сладкими, как мед.

— Это нормальные желания, Джейми. Не надо пугаться. Тем более меня. Ты не должна бояться меня.

Он снова поцеловал ее, нежно и с мольбой, и все ее сомнения исчезли, отступили в укромные уголки сознания. Подняв голову, чтобы заглянуть ей в глаза, он прочел в них то, на что надеялся. Улыбаясь, он наклонился, чтобы поцеловать ее снова.

Джейми прижалась к нему и прильнула губами к его губам. Ее руки коснулись его лица, кончики пальцев скользнули по его щекам, вискам. Обхватив его голову руками, она держала ее в своих маленьких ладонях, как только что обретенное сокровище. Сладкое тепло разливалось по ее телу, груди, животу, проникая в самую глубину. Она чувствовала себя счастливой и прекрасной, умиленной и порывистой. Поджав ноги, Джейми потянулась к нему всем телом.

Эдвард со стоном обнял ее, целуя и шепча ее имя. Потом, вытянувшись на спине, притянул ее к себе.

Джейми била дрожь. Она смеялась, не в силах остановиться. Потом уткнулась лицом ему в шею.

— Мистер Рокфорд… Я думала, что мы собирались поговорить.

— Говори, моя дорогая. Я твой слушатель поневоле.

Она поцеловала его в шею.

— О, откуда я знаю, что ты меня слушаешь?

— Я слушаю.

— А как я знаю, что ты реагируешь?

— Уверяю тебя, Джейми, я реагирую.

Она легонько куснула мочку его уха.

— О! А это еще зачем?

— Чтобы ты немного остыл.

— Остыл? Дьявол, я просто образец сдержанности. Вот я. Вот ты. Мы оба даже не скинули одежды. Если и это не сдержанность… — Он засмеялся. Потом повернул к ней свое лицо, удивленно подняв черную бровь. — Но я готов принять другие предложения, мисс Пейтон.

Она удостоила его быстрым влажным поцелуем в губы, потом, оттолкнувшись, вскочила, заправила в джинсы выбившийся край майки, откинула назад волосы.

— Мне кажется, нам не стоит уклоняться от разговора, мистер Рокфорд.

Он с сожалением вздохнул, но, едва бросив взгляд на ее лицо, спустил ноги с дивана и встал.

— Как скажешь, Джейми.

— Согласен?

— Конечно, согласен.

Тут он улыбнулся ей открытой улыбкой, прекрасной улыбкой, в ней светились забота и искренность. Это была настоящая улыбка друга, улыбка мужчины женщине.

От этого на глазах у нее выступили слезы. Закусив губу, она протянула руку и откинула с его глаз волосы.

— Ты не перестаешь удивлять меня, Эдвард. Удивлять и восхищать. — Она сглотнула слезы и принужденно улыбнулась. — Приготовить тебе что-нибудь? Хочешь есть?

— Я не голоден, а вот ты, должно быть, хочешь есть, я ведь поднял тебя с постели.

— Ты знаешь это? — Она посмотрела на него широко открытыми глазами. — Я действительно голодна. Несколько дней совершенно не могла есть, сейчас чувствую, что голодна как волк. Сварю яйца. Ты как любишь?

— Мне не надо, спасибо. А ты давай. Я…

— Нет, я не смогу есть, если ты будешь смотреть. Съешь хоть что-нибудь. Я могу сделать блины. Или английские булочки…

— Булочки было бы здорово.

— Здорово! Отлично! Ты посиди, а я все приготовлю.

— Ты не возражаешь, если я похожу тут и посмотрю? — спросил Эдвард и потянулся, заложив руки за взъерошенную голову.

Его красота приводила ее в трепет. Она вынуждена была отвернуться, чтобы скрыть растущее в ней возбуждение.

— Давай, действуй, — бросила она через плечо и занялась приготовлениями на кухоньке. — Откровенно говоря, там нечего особенно смотреть. Те полотна, что на полу, уже высохли. Можешь смотреть, сколько твоей душе угодно. Большая их часть ужасна. Единственная картина, с которой надо обращаться осторожно, та, что стоит на мольберте. Я работала над ней допоздна вчера ночью. Самое ужасное…

— О Господи!

Джейми обернулась.

Эдвард стоял перед мольбертом, оцепенев от изумления. От выражения его лица у нее побежали по спине мурашки.

— В чем дело? — прошептала она. — Что случилось?

Но он просто, схватившись за голову, уставился на картину.

Она подбежала к нему и легко коснулась его руки.

— Эдвард?

Он медленно повернулся к ней. Его глаза расширились. Были видны одни зрачки, черные как уголь.

— Это мой дом.

Джейми подумала, что сейчас упадет в обморок. Все вокруг нее закружилось. Только он и картина — два предмета реального мира — оставались на месте. Она судорожно вцепилась ему в руку.

— Что ты сказал?

Он покачал головой, лишившись дара речи. Его глаза сузились, он сосредоточенно нахмурился.

— Эдвард, что ты тут видишь? Скажи мне. Это очень важно! — вскричала она почти истерическим голосом.

Он встал между ней и картиной.

— Джейми, как ты это нарисовала? Как? Кто тебе сказал? Кто показал?

Сложив руки, она прижала их к подбородку.

— Я не понимаю, о чем ты говоришь, — прошептала она. — Перестань. Ты меня пугаешь.

— Это я тебя пугаю? — Он резко рассмеялся. — А как, по-твоему, чувствую себя, черт побери, я? Здесь… на твоей картине… мой дом! Мой собственный дом! Место, где я нахожу убежище, куда еду, чтобы скрыться от всего мира. Никто не знает об этом месте. Абсолютно. Кто отвез тебя туда? Как ты узнала?

Он произнес последнюю фразу шепотом. Запустив пальцы в волосы, он пристально смотрел на нее, потрясенный настолько, что оцепенело замолчал.

Джейми подняла голову.

— Значит… то, что ты тут видишь, — это пейзаж, правда? Ты хочешь мне сказать именно это?

Он повернулся, чтобы вглядеться в картину.

— Да, конечно. То есть, что здесь можно увидеть еще? Что ты хочешь этим сказать?

Теперь была ее очередь рассмеяться. И она засмеялась нервным смехом.

— Дело в том, Эдвард… что никто этого не видит. — Увидев его недоверие, она махнула рукой. — Нет, это правда. Все видят только абстракцию. Мою обычную… ну, может быть, более удачную, чем обычно, абстракцию. Форму и цвет. Так было задумано, и так они все видят. Они не видят пейзажа. Они не видят дом.

Говоря об этом, она стала успокаиваться или, во всяком случае, спокойнее смотреть на эту странную ситуацию. Сжавшись, Джейми проскользнула у него под мышкой и стала внимательно рассматривать картину.

— Странно то, что я не вижу этого, когда рисую. Только потом. Но здесь действительно нарисованы холмы, горы, хотя не знаю какие.

— Шенандоа, — глухо произнес он, прижав руку ко рту и полузакрыв глаза.

— …и дорога, видишь?

— Да, конечно.

— …а здесь дом.

— Это мой дом.

— …дом. И дверь. А здесь окно… — Она подошла ближе, всматриваясь в картину, разглядывая детали. Она почти вплотную приблизила свое лицо к картине, словно хотела рассмотреть какую-то маленькую точку. И тут ее рука замерла. И очень тихо она прошептала: — Я рисовала вчера очень поздно. У меня так устали глаза, что я не… в общем, как я уже говорила, я никогда ничего не рисовала сознательно на этой картине, но здесь, в окне… Видишь? Здесь в окне кто-то есть. И теперь я вижу, кто это. Посмотри.

Но, когда она повернулась к нему, он попятился. Он прижал руки, распрямил плечи, в темных глазах застыло дикое выражение.

— Нет, — сказал он. — Нет. Не говори больше ничего. Не надо.

Он отошел в дальний конец комнаты и, прислонившись к стене, тяжело дышал.

Она подошла к нему и встала рядом у стены, не касаясь его. Он не взглянул на нее. Он просто начал говорить.

— Скажи мне правду. Кто-то дал тебе фотографию моего дома, да? — Она покачала головой. — Кто-то, кто видел нас вместе, в вечер нашего знакомства? Кто-то с телевидения? Это была шутка? — Она покачала головой. — Джейми!..

— Я сказала тебе, Эдвард. У меня и в мыслях не было рисовать какой-то дом. Я рисовала абстракцию, а это вышло само собой, случилось помимо моей воли.

— Случилось? Это землетрясения случаются, приливы на море. А картины не случаются. — Он тряхнул своими темными волосами и глубоко вздохнул. — Я сдаюсь, Джейми. Если верить твоим словам, то совершенно непонятно, что происходит. Я просто не знаю, что сказать.

— Может быть, мы оба сошли с ума? — засмеялась она, хотя ее бросило в дрожь.

— Меня называли по-разному, не всегда это были лестные эпитеты, но сумасшедшим еще не называли никогда. — Он потер глаза, словно там сосредоточилась головная боль. — Я не знаю. Я просто не знаю.

В наступившей тишине Джейми украдкой взглянула на него.

— Эдвард, — мягко спросила она, — ты возьмешь меня туда?

Он посмотрел ей в лицо и машинально, как обычно, отрицательно покачал головой.

— А почему нет?

— Не могу. Я просто не могу. Я никого туда не вожу.

Она вопросительно подняла светлые брови.

— А я, значит, одна из многих?

— Я этого не говорил…

— Тогда, что же ты говоришь?

— Джейми, я… я даже не собираюсь туда. И, может быть, еще целую вечность не поеду. Это далеко. Я езжу туда очень редко, только когда жизнь становится невыносимой. Когда мне нужно где-то спрятаться, исчезнуть…

— Ты уже говорил это.

— Ну тогда не спрашивай меня больше.

— Но я должна. И нечего на меня злиться. Ты сам толкнул меня на это.

— Я? Толкнул? Я тебе говорил, что пытался, черт знает как, держаться подальше. Если бы я мог, я бы пригвоздил свои ноги к полу. Это не моя вина.

— Ну уж, безусловно, не моя! Я не хотела видеть тебя. Я даже не собиралась впускать тебя сюда сегодня утром, помнишь? И уж тем более не хотела рисовать эту картину… эту ужасную картину. Знаешь, я просто уничтожу ее!

В два прыжка она очутилась у кухонного стола и принялась нашаривать банку со скипидаром и тряпку.

Она бы выполнила свое намерение, если бы в ту же секунду он не оказался за ее спиной. Он обхватил ее руками, отнял банку и поставил ее обратно на стол.

— Нет, нет, не делай этого, Джейми. Спокойно… все будет в порядке. Спокойно… не делай этого.

— Но она пугает меня, — прошептала Джейми.

— Я знаю. И меня тоже немножко пугает. Я не понимаю этого. Это не укладывается в моем нормальном сознании. — Он повернул ее к себе и прижал к своей груди. Улыбнувшись, он попытался скрыть замешательство, которое выдавали его черные глаза. — Но мое сознание перестало быть нормальным с тех пор, как я встретил тебя. Кажется, я привык к сюрпризам.

— Может быть, это не такой уж плохой сюрприз, — с надеждой прошептала она, почти касаясь губами его шеи. Ровное биение его пульса успокоило ее. Она подняла голову. — Может быть, это какое-то прекрасное волшебство…

Он засмеялся и с такой силой обнял ее, что пол уплыл у нее из-под ног.

— Лучше я не скажу этого никому, а то люди могут подумать, что у тебя помутился рассудок.

— А мне все равно. Всю жизнь мне не было все равно, а теперь меня это не волнует.

Он снова засмеялся, качая головой.

— Отлично. Прекрасно. Неожиданное достижение, прозрение! Это именно то, что нам сейчас нужно!

Она рассмеялась вместе с ним, целуя его шею в том месте, где бился пульс.

— Ты сказал, что привык к сюрпризам…

— Да, привык. — Обняв ее, он бросил взгляд поверх ее головы на мольберт, стоявший в лучах яркого дневного света. — Джейми, — мягко спросил он, — кого ты видишь там, в окне?

Обернувшись, она набрала в грудь воздуха, словно собиралась совершить бесстрашный подвиг.

— Себя, — ответила она. — И я там улыбаюсь.

Эдвард прикрыл глаза. Его пульс вдруг забился учащенно. Он судорожно глотнул.

— Тогда придется мне взять тебя туда. Ты сможешь быть готова сегодня вечером? У меня днем совещание с президентом телевизионной компании, которое я не могу отложить, но к пяти я освобожусь. Самое позднее — к шести. Ты сможешь быть готова?

— Да. А ты уверен?

На долю секунды в его черных глазах мелькнуло сомнение, но он наклонил голову и поцеловал ее в губы.

— Я приду вечером. Будь готова.

8

— Можно я включу радио? — спросила Джейми после пятнадцатиминутной тишины в машине, которая действовала на нервы.

— Конечно. В бардачке компакт-диски. Можешь поставить, что хочешь.

Эдвард снова погрузился в каменное молчание.

«Это ошибка», — подумала Джейми, разглядывая пластмассовые коробочки. Она не могла сосредоточиться на названиях, все ее внимание было обращено на мужчину, сидящего рядом. Он был зол. Он сожалел о том, что согласился взять ее с собой. Это было видно по его поднятому подбородку, по тому, как потемнело его красивое лицо.

Откровенно говоря, ей тоже не особенно хотелось ехать туда. Это казалось естественным там, в ее студии, но сейчас выглядело глупым. Что она собиралась доказать? Чего собиралась достичь этим?

Эдвард услышал, как заиграла музыка, но эти звуки были приглушены шумом, который звучал в его голове. Кровь стучала у него в висках. В мозгу молоточками стучали голоса: «Идет заседание… Мне нужно пять минут… Эту проблему можешь решить только ты… Какими словами ты хочешь это выразить?.. Ты должен быть там!.. Эдвард… Эдвард… Эдвард…»

Потом его собственный голос, строгий, осуждающий: «Что, черт побери, ты делаешь, пригласив ее туда? Ты поплатишься за это, Рокфорд… поплатишься».

Проклятье!

Они обменялись настороженными взглядами, за которыми последовали напряженные вымученные улыбки, когда их машина вылетела на автостраду, оставив город позади.

Опустились сумерки. Они ехали с включенными фарами. В сознание врывались картинки окружающей сельской жизни и тут же исчезали. Джейми опустила свое стекло до половины, чтобы вдохнуть вечерний воздух, в надежде, что это охладит ее пылающую кожу. Она понимала, что следует что-то сказать. Это мучило ее, не давало покоя, но гордость не позволяла ей сделать это. Она молчала. Это его машина, пусть он и говорит!

А Эдвард боялся открыть рот, боялся того, что мог сказать. Никогда еще он не терял над собой контроль в такой степени. Внутри него, как крыса в клетке, металось раздражение, разрывая когтями все внутри. Это была его собственная вина, черт возьми. Только его вина, никого другого. И уж, конечно, не этой женщины.

Он бросил взгляд в темноту, и у него перехватило дыхание. Ничего удивительного в том, что он растерялся! Только посмотрите на нее! Ветер треплет ее волосы, откидывая их назад, открывая маленькое овальное лицо. Ее прекрасный профиль чеканно вырисовывается на темном фоне проплывающего мимо пейзажа.

Пейзаж! Вот ключ ко всей проблеме. Проклятье! Если бы не эта картина, они бы не были сегодня здесь. Не направлялись бы в это убежище в горах. Ничего этого бы не случилось!

Если бы не эта картина…

Эдвард чувствовал себя так, будто кто-то раздирал когтями его позвоночник. На его руках появилась гусиная кожа, дыхание стало учащенным.

Он больше не мог выдержать этого молчания и сказал первое, что пришло ему в голову.

— Ты знаешь, то, как ты сидишь и смотришь в окно, напомнило мне о моем отце. Ему нравилось водить машину, — Эдвард хмыкнул. — Вернее, ему нравилось, когда его возили. Он научил меня водить машину, когда мне было двенадцать лет, а летать, когда мне исполнилось шестнадцать.

Джейми поняла, что ей протягивают оливковую ветвь мира. С облегчением вздохнув, она заправила прядь волос за ухо.

— Правда? А это разрешается законом? — спросила она.

— Мы жили в северной Миннесоте, он и я. Там некого было особенно спрашивать, законно это или нет. Мой отец вообще был индивидуалистом.

— А чем он занимался?

— Пилотировал самолеты пожарной авиации, принадлежавшие одной независимой компании. Национальная Служба охраны лесов обращалась к нам, когда не могла справиться с пожаром.

— Это, наверное, страшно опасно.

— Он был так уверен в себе, что я никогда не думал об опасности. Он никогда не говорил о ней.

— Он сейчас жив?

— Нет. Когда он не занимался тушением пожаров, он опылял посевы. Девять лет назад он умер от эмфиземы легких.

— О, мне очень жаль.

— Да, мне тоже. Нам было хорошо вместе. Мы выезжали рано утром. Я вел машину, а он просто смотрел в окно, впитывая все, как губка: леса, озера, маленькие городки. Он знал, как каждый из них называется, мог сказать, были ли здоровы деревья, есть ли рыба в этих озерах. Я подшучивал над ним, спрашивал, что люди готовят на обед. — Снова засмеявшись, он взглянул на Джейми. — А ты? Вы были близки с твоим отцом, когда ты была ребенком?

Джейми почувствовала, как по коже пробегает холодок. Она откинулась на своем сиденье.

— Не особенно.

Эдвард посмотрел на нее, но вместо того, чтобы быстро сменить тему разговора или заполнить неловкую паузу, терпеливо ждал. Когда она ничего не ответила, он спросил:

— Почему?

Джейми пожала плечами.

— Мне кажется, я обманула его надежды.

Она почувствовала, как на нее накатываются старые чувства, как начинает пощипывать веки, как разливается холодное пламя гнева. Ей хотелось сказать: «Это не твое дело. Оставь меня в покое!» Но, как ни странно, на этот раз, когда она начала говорить, все обернулось по-другому.

Ее охватила печать.

Голос ее, чуть севший, звучал глухо.

— Мы тоже ездили вместе далеко. Жили на Манхеттене, а по выходным ездили отдыхать в Коннектикут. Обычно мы уезжали вечером в пятницу, когда он возвращался с работы. Он сажал меня спереди, рядом с собой. Мама любила сидеть сзади. Она брала свою атласную подушку и спала, чтобы быть в форме к вечеринкам, которые там устраивались поздним вечером. Так что я сидела рядом с ним, и он расспрашивал меня о том, как прошла моя неделя в школе. С кем я дружу, в какие комитеты меня выбрали, чему хочу учиться. И все это время за окном автомобиля мелькали холмы, становясь все темнее и загадочнее; деревья, почти черные, высокие и толстые. Я знала, что там водились медведи, волки, быстроногие пятнистые олени. Мне хотелось туда, к ним. Я мечтала выпрыгнуть из машины и убежать в лес… Но как только он замечал мой взгляд, он говорил: «Будь внимательной!» — или: «Что ты делаешь? Опять дуешься?» Он терпеть этого не мог, ненавидя любое проявление чувств, свидетельствующее о слабости.

— Какой негодяй! Я бы оторвал ему голову и засунул в глотку!

Джейми открыла рот от изумления, а потом начала хохотать. Она закрыла лицо руками. Плечи ее тряслись. Когда она отняла руки от лица, ей пришлось вытереть его тыльной стороной ладони.

Эдвард сжал рукой ее колено.

— Ты смеешься, Джейми, или плачешь?

— Сама не знаю, — прошептала она. — Правда, не знаю. Все прошедшие после этого годы у меня не хватало духу даже думать так, не то что произнести такое вслух.

— Но это правда.

— Возможно. Но такие вещи не принято говорить мистеру или о мистере Джеймсе Си Пейтоне младшем.

Эдвард внимательно посмотрел на нее.

— Джей Си Пейтон младший? «Инеткон Инкорпорейтед»? Это твой отец?

Джейми кивнула.

— Но по твоему тону, по тому, как ты о нем говорила, я думал, что он умер.

— Именно так я и чувствую. Все, что у меня осталось, кажется, это призрак его голоса в моем мозгу. Мерзкий призрак.

Он дотронулся до ее щеки.

— Настало время разделаться с призраками для нас обоих, я думаю.

Джейми отвернулась в темноту. Но в такой маленькой машине, в маленьком пространстве он хорошо слышал то, что она ответила.

— Ты мужественнее меня, Эдвард. Сильнее. А я, я научилась жить с этим.

— Но ты не должна…

— Не должна? Отлично. Только этого мне не хватало. Другого мужчины, который будет говорить мне, что я должна или не должна делать, что должна или не должна чувствовать!

— Ох! — прошептал он, опустив в раскаянии голову. — Кажется, опять я сказал не то. Извини.

— Забудь об этом.

— Нет. Я действительно раскаиваюсь, Джейми. Я не предполагал, что это прозвучит с диктаторским или шовинистическим оттенком, совсем не собирался говорить как твой отец.

— Но вышло именно так.

Линия ее рта была решительной, но подбородок дрожал.

— Извини. Я только собирался сказать, что ты тоже решительная и смелая и…

— Я? Ты, очевидно, спутал меня с кем-то еще.

— Нет, вовсе нет. Ты отважная, страстная, мужественная. Нет, не спорь со мной. Это так. Вот тебе пример. Ты ведь рисуешь? — Он дал ей достаточно времени, чтобы она прошептала «да», перед тем как продолжил. — А разве твой отец хотел, чтобы ты рисовала?

— Ты что, смеешься? Он запрещал мне это. Он говорил, что это ерунда, напрасная трата времени. Он смеялся надо мной.

— Так что твоей матери приходилось вставать на твою защиту.

— Моя мать была на верху счастья, когда забывала о моем существовании.

— Но ты рисуешь. — Он смотрел на нее, и по его лицу медленно разливалась улыбка. — Ты же рисуешь, правда, Джейми Пейтон?

Джейми поджала губы, но не могла спрятать улыбки, притаившейся в уголках губ.

— Да, рисую, Эдвард Рокфорд.

— Ну вот. Я доказал. И вот что я тебе посоветую. Когда он в следующий раз будет тебе докучать, скажи ему, чтобы он заткнулся.

— Непременно.

— Попробуй. Это может принести тебе облегчение.

— Ох, Эдвард, тебе кажется, это так просто. А это вовсе не так.

— Конечно, не так, ненаглядная моя. Если бы это было просто, это не продолжалось бы постоянно, терзая тебя все эти годы.

Его нежность обезоружила Джейми. Ее глаза увлажнились.

— Я справлюсь. Чаще всего я гоню от себя тяжелые мысли, печаль, но время от времени они переполняют мое сознание, мое сердце. Это… это трудно, всегда владеть собой.

— Я знаю, Джейми, — сказал он. — Я знаю. Но я знаю также, что ты заслуживаешь лучшего. Ты заслуживаешь того, чтобы тебя любили, боготворили, восхищались тобой… чтобы тебя не настигали тени прошлого. Расскажи мне о них, о том, что мучает тебя.

Она слушала его, подавшись к нему, тронутая его теплыми словами, но тут вдруг отпрянула и тряхнула головой.

Взглянув на нее, он увидел ее мрачное непреклонное лицо.

— Джейми?

Она не ответила, даже не прореагировала.

Он удивленно поднял бровь. Ему тоже было не занимать упрямства.

— Джейми? На что ты рассердилась?

— Я не рассердилась.

Он резко засмеялся.

— Ну конечно. Это так же верно, как и то, что океанская вода не соленая. Ты рассердилась, хорошо…

— Я не люблю, когда на меня давят и лезут мне в душу.

— Даже я?

— А кто ты, собственно, такой?

— Человек, который тебя любит.

Наступила мертвая тишина. Эти слова ошеломили их обоих, и они сидели теперь плечом к плечу, пытаясь понять, что же делать дальше.

Эдвард пожал плечами и запустил руку в свою шевелюру.

— Кажется, мы оба удивлены.

Джейми кивнула. Ее глаза были огромными, как блюдца. Она осторожно посмотрела на него, разглядывая его подбородок, линию его рта, сведенные брови.

— Я… я не знаю, что сказать.

Из его груди вырвался полустон, полусмех.

— Это уже о многом говорит само по себе.

— Нет, дело в том, что я… просто я не ожидала от тебя этих слов.

— А я и не собирался этого говорить. Это произошло само собой. Как твоя картина, Джейми. — Снова дразнящий смешок откуда-то из глубины. — Но, мне кажется, что это было и так очевидно.

— О!

— Да, «О!». Если бы это было не так, я бы не пригласил тебя сюда, — добавил он. — Я говорил тебе, что значит для меня это место. Я никогда никого не привозил сюда… до сегодняшнего дня.

Джейми начала бить дрожь. Ее дыхание стало слишком частым, слишком поверхностным. Она знала, что это — признак надвигающейся абсурдной паники, с которой ей никогда не удавалось справиться. Стараясь скрыть это от Эдварда, она заложила руку за голову, откинулась назад и закрыла глаза.

Его голос был теплым, как прикосновение, а прикосновение таким нежным, что на глазах у нее выступили непрошеные слезы.

— Давай, Джейми, поспи немножко. Я разбужу тебя, когда мы приедем.

Джейми, считавшая себя трусом, как трус, крепко сомкнула веки, призывая сон.

Увидев дом, который ждал его, притаившись среди сосен, Эдвард почувствовал прилив сомнений. «Что я делаю? — подумал он. — Я сошел с ума? Это же мое убежище, единственное безопасное место в целом мире. Как я мог пойти на это?» Какое-то мгновение он боролся с искушением повернуть назад и положить конец всей этой глупости. Но та сумасшедшая картина и эта красивая женщина были слишком неотразимы. Это был неподвластный ему поворот судьбы.

Он тихонько покачал головой и пробормотал: «Придется тебе посмотреть, что из этого получится, Рокфорд. У тебя нет выбора».

Протянув руку, он нежно тронул Джейми за плечо.

— Джейми… проснись. Мы приехали.

— Ч-что? — испуганно произнесла она, все еще находясь во власти сна. — Что случилось?

— Ничего не случилось, моя спящая красавица. Мы приехали. Давай я помогу тебе.

Прежде чем она успела возразить, он поднял ее на руки и понес по дорожке к дому.

Она подняла голову и, открыв глаза, увидела, что светит луна. Она как будто уснула в реальном мире, а проснулась в волшебной сказке. Эдвард нес ее мимо живой изгороди из ежевики, а впереди их ждал заколдованный замок.

Это было волшебство.

Потому что она знала этот дом, он был в глубине ее сердца, ее души. То, что видели ее глаза, подтверждала ее душа. Этот дом, этот прекрасный дом! Она видела его в мечтах. Она нарисовала его волшебными красками. Увидев старинную каменную кладку, любовно уложенные старые камни, крепкую каменную трубу, она представила, как уютно горит в камине огонь. Она воспринимала его тепло как выражение дружеского расположения.

Однако Джейми по инерции съежилась и застыла в его руках. Может быть, они слишком спешат? Может быть, она слишком многого ждет?

— Джейми? В чем дело? — спросил он, почувствовав, как она неожиданно напряглась.

— Ничего, — прошептала она ему в грудь. — Все в порядке, ты можешь опустить меня.

Ее нервозность придала ему храбрости.

— А я, может быть, не хочу опускать тебя, — поддразнил он, прижавшись своей щекой к ее щеке. — Может быть, я отнесу тебя на мою лужайку и буду держать тебя там всю ночь. Ложем твоим будет клевер, а крышей — звезды.

— Может быть, ты просто, как и я, боишься войти в этот дом.

Она понимающе взглянула на него. Светлые брови поднялись над огромными серыми глазами.

Он поставил ее на ноги. На его губах играла слабая улыбка.

— Ну тогда нам остается только одно, правда? Идем!

Взяв ее за руку, он повел ее по деревянным широким ступенькам крыльца вверх, остановился у двери и вынул ключ.

Джейми скользнула взглядом по фасаду.

— О, Эдвард, какой он красивый, даже красивей, чем я помнила.

— Помнила? — переспросил он и похолодел.

— Воображала! — поспешно поправилась она. — Мечтала. Не знаю. Но он прекрасен.

Она повернулась и дотронулась ладонью до массивной двери. Деревянная поверхность была гладкой, как шелк. Она казалась теплой и живой. Джейми потрогала дверной молоточек, вырезанный из дерева в форме птицы. Она подняла его и отпустила, прислушиваясь к эху звука, который, она знала, отражался в комнатах, рисовавшихся ее воображению.

— Ты можешь входить, Джейми, — прошептал Эдвард, распахивая дверь.

Но, как и всегда, Джейми удивила его. Она протянула ему руку.

— Давай войдем вместе, Эдвард. Мы должны войти в дом вместе.

Он глубоко дышал, не показав и вида, что почувствовал, как боль, будто стрела, пронзила ему сердце. Все вокруг, каждое слово, каждый жест, звезда на небе, казалось, было исполнено странной и прекрасной значимости. Он сделал глубокий вдох и взял ее за руку.

Он входил в эту дверь сотни раз, но никогда так, как сегодня.

В камине потрескивал огонь, который по просьбе Эдварда разжег присматривающий за домом сторож. Сегодня этот огонь казался сказочным, а язычки пламени — танцующими духами.

Очень высокий потолок пересекали деревянные балки. Когда-то они были деревьями, растущими вокруг. Казалось, что лес шагнул в дом, принеся с собой всю свою мрачную загадочность.

Это был его дом, и в то же время не его. Это был его дом. Это была ее картина.

Они вошли в дом вместе, и воздух вокруг них пришел в странное легкое движение. Кажется, далеко внизу еле уловимо перемещалась земля, там, где ступали их ноги. Все было как всегда, и все было по-другому.

— Тебе нравится? — прошептал Эдвард.

— Мне очень нравится! — засмеялась она. Смех ее прозвучал так легко и спонтанно, что казалось, она оставила все свои сомнения на крыльце. — Здесь чудесно, Эдвард. Просто чудесно! И так много твоего! Не могу поверить, что не заметила сразу, как этот дом похож на тебя. — Дурачась, она поджала губы, напрягла подбородок, распрямила плечи и продолжила, жестикулируя: — Взгляните, как все крупно и рельефно! Какие четкие и строгие линии! Непревзойденная планировка! Чуть суровая, но красивая, величественная. И несколько таких уютных местечек…

Взяв его под руку, она прижалась лицом к его плечу и улыбнулась.

У него замерло сердце. Это было то, о чем он всегда мечтал, чего так страстно желал. Но…

Не обращая внимания на его смятение, Джейми обняла его и, танцуя, увлекла дальше.

— Взгляни на этот огонь! Я знала, что здесь будет огонь. И мне нравится эта тахта. Смотри, здесь четыре… нет, пять подушек. Я знала, что здесь есть подушки. А это окно, видишь? — Она подошла к окну и, не раздумывая, отодвинула занавеску и выглянула в темноту за окном. — Видишь? Это я. В окне. Видишь?

Снова содрогнулась земля, отозвавшись дрожью в его душе. Эдвард позавидовал ее неожиданной уверенности. Глубоко в сердце он чувствовал страх и замешательство. Что здесь происходит? Что происходит с ними обоими? Реалист в нем требовал ответа. Должен же быть какой-то ответ.

— Иди сюда, — шепнула Джейми с другого конца комнаты. Но, прежде чем он успел ответить, она медленно подошла к камину. — Иди сюда, Эдвард, к огню.

Он облизал сухие губы. Его сердце застучало. Это был не тот ответ, которого он ждал, но он был неопровержимым.

Джейми улыбнулась ему.

— Иди сюда, Эдвард. Иди, посмотри на огонь вместе со мной. Смотри, какой радостный танец. Смотри, как огонь вспыхивает голубым и оранжевым. Смотри, как извиваются языки пламени. Иди сюда… не бойся.

— О, я не боюсь. — Голос его прозвучал хрипло. — Но лучше я все-таки останусь здесь.

— Нет, иди сюда. Я должна тебе что-то сказать.

У него закипала кровь. Дыхание стало тяжелым и частым, и он снова вынужден был облизать сухие губы. Он чувствовал себя так, словно услышал песню сирены. Неожиданно силы оставили его, воля ослабла.

— Я и здесь услышу то, что ты скажешь.

— Но я не смогу показать тебе. Подойди сюда, я тебе покажу.

Взглянув на нее из-под полуопущенных век, Эдвард начал улыбаться. Его губы дрогнули, но уголки рта были опущены.

Джейми усмотрела скрытую сексуальность в этой подавляемой улыбке, что дало импульс ее нетерпеливому возбуждению. Джейми страстно захотелось прикоснуться к нему, поцеловать его.

— Иди сюда, ко мне, — шепнула она в последний раз, зная, что ей не понадобится еще раз повторять это.

Когда он почти вплотную приблизился к ней, когда наклонил голову и поцеловал ее в губы, когда обнял ее, Джейми почувствовала желание ответить. До этого момента она и не предполагала, что сможет. Сейчас. Здесь. Так было предопределено.

Обняв его за шею, она ответила на его поцелуй, приоткрыв губы, вкусив его пыл, его страсть. Прижавшись лицом к его щеке, она ощутила теплый, слегка пряный запах его кожи. Это было восхитительно, аппетитно. Она прижалась губами к его шее и почувствовала, как по его телу пробежала дрожь. Стон, вырвавшийся из его груди, усилил ее чувства.

Волна страстного желания захлестнула ее, вытеснив все мысли. Она сильнее обхватила его за шею. Ее губы медленно прокладывали себе путь через его подбородок, к его сладким выжидающим губам.

Реакция Эдварда была бурной и пылкой. Продолжая обнимать ее, снова и снова шепча ее имя, он опустился на колени на коврик у камина. Согретая теплом горящего камина шерсть коврика была густой и мягкой, как мех.

Не задумываясь, Джейми отклонилась назад, потянув Эдварда на себя, и обхватила ногами его стройное сильное тело. К черту приличия! Для нее сейчас не существовало ничего, кроме этого мужчины, обнимающего ее, этого единственного мужчины… мужчины, которого она любила. Вот оно! Слово сказано! Хватит прятаться и притворяться. Огромный камень свалился у нее с души.

Она неожиданно оказалась во власти пламенного неодолимого желания и свободы от запретов. Запустив свои пальцы в густую черную шевелюру Эдварда, она прижалась губами к его губам. Ее язык скользнул по ним, чувствуя их сладость, и тут, когда он снова застонал, как она и ожидала, она позволила своему языку скользнуть в его открытые губы. Дерзко! Безумно! Чудесно!

Она никогда не делала ничего подобного. Никогда. Только в мечтах. И вот она положила начало этому… чему? Обольщению! От этой мысли кожа ее покрылась мурашками. О, как это было приятно! У нее кружилась голова от возбуждения, а еще от того, что Эдвард делал то, о чем она только мечтала. Она чувствовала повсюду прикосновение его губ, прикосновение его языка к своей коже. Его руки прокладывали путь огню. Своей широкой грудью он придавил ее к полу. Она была в добровольном плену, но все же в плену.

И вдруг он остановился. Поцеловав ее в губы страстным волнующим поцелуем, он приподнялся на руках, склонился над ней и заглянул ей в глаза.

Джейми испугалась, что он собирается что-то сказать, спросить о причинах, потребовать разумного ответа.

— О Эдвард! — выдохнула она, дрожа и чуть не плача.

Но он теперь знал все, что хотел знать. Он улыбнулся широкой ликующей улыбкой. Его тело было охвачено неудержимым страстным желанием. Отстранившись, он начал расстегивать свою рубашку. Это тут же вызвало ответную улыбку Джейми. Она почувствовала себя необузданной, беззаботной и свободной.

— Подожди, — прошептала она. — Позволь мне.

Она медленно расстегнула его рубашку, неспешно потянула ее край из брюк и распахнула, открыв темные волосы в вырезе белоснежной майки. Она поцеловала его грудь, потом, медленно двигаясь губами вверх по V-образному вырезу, обнаженную кожу на шее. Джейми почувствовала биение его пульса под своими губами. Его кожа была теплой. Скоро она покроется испариной, и темные волосы закудрявятся на его бронзовой коже. Его соски станут твердыми, грудь начнет вздыматься, затрудненное дыхание будет распирать грудную клетку.

Сердце сильно забьется.

Она знала это. Знала так, как будто уже чувствовала, знала, как и он, что ее тело станет влажным и отзовется болью, пульсацией, томлением. Она все это уже знала, хотя ничего еще не произошло… но все произойдет. Скоро, скоро! Ожидание было почти столь же прекрасным, как и реальность. Одно усиливало другое. У нее уже взмокли ладони, покалывало грудь. Она ощущала глубоко внутри боль и пульсацию.

С усмешкой Чеширского Кота, вся превратившись теперь в ожидание и желание, Джейми стащила рубашку с его плеч, с его рук и отбросила ее в сторону. Потом, схватив край рубашки, потянула ее, но не сняла до конца, оставив Эдварда в плену, пока целовала его грудь: сначала середину, потом над сердцем, потом… один твердый сосок, другой, слегка их покусывая.

Эдвард застонал и сдернул майку, снова став свободным, необузданным и опасным. Засмеявшись грудным резким смехом, сверкая глазами, он без слов схватился за край ее блузки и одним ловким движением, как фокусник, сдернул ее.

Она почувствовала, как его волосы щекочут ей грудь, потом прикосновение оставлявших влажный след губ. Отыскав губами ее груди, он начал целовать их через ткань лифчика, сначала нежно, потом все сильней. Ее соски стали твердыми, в них появилось ощущение покалывания и боли. Его рот, горячий и влажный, возбуждал их. Шелковый лифчик намок и прилип к груди. Тогда он просунул руки ей за спину, в первый раз коснувшись ее голой кожи, и расстегнул его. Лифчик упал на пол. За ним последовали шорты, а потом и трусики. Джейми дрожала с головы до пят. На какое-то мгновенье она по привычке почувствовала себя уязвимой, незащищенной, испуганной и несовершенной. Недостаточно хороша, недостаточно…

— Ты так красива, так красива, — прошептал Эдвард.

В его голосе звучало восхищение.

И она действительно почувствовала себя вдруг прекрасной, богиней! Такого никогда с ней не было раньше… но сейчас… да!

— Да! — шепотом ответила она, улыбаясь, хотя в уголках ее глаз засверкали слезы. — Ты тоже. Красивый, замечательный, потрясающий…

Он засмеялся гортанным чувственным смехом.

— Ты еще ничего не видела!

— И правда! — засмеявшись, ответила она, протянула руку, расстегнула его брюки и стала стягивать их с его бедер. Но не могла… не решалась… сделать то же самое с его трусами. О, это были необыкновенные трусы: шелковые, цвета бургундского вина, с нарисованной на них форелью. Джейми слегка, одними кончиками пальцев коснулась рыбки. Форель зашевелилась, устремившись вверх по течению. Джейми усмехнулась, прищурилась и закусила нижнюю губу. «О Боже! Я это сделала!» Ее словно ударило током, кончики пальцев как будто обожгло!

— Продолжай! — простонал он, смеясь.

Она покачала головой.

— Не могу!

— Нет, можешь, — засмеялся он и приподнялся на локтях. Его голова запрокинулась назад, глаза закрылись. Она видела, как на шее у него пульсирует вена. Его кожа покрылась капельками пота. — Продолжай! — выдохнул он.

Он был так красив! Бронзовый и золотой в свете лампы. Твердые мускулы, отливающие умброй темные волосы, четкая линия подбородка, ключиц, бедер. Рельефная линия мышц на плечах, крепкие мышцы брюшного пресса, движение мышц, все еще скрытое, там, где достаточно легкого прикосновения…

Тяжело дыша, он процедил сквозь сжатые зубы:

— О Господи, Джейми!.. Ты убиваешь меня. Продолжай…

Так она и сделала.

Теперь он, как и она, был обнажен, как и она, раним… так же полон страстного желания, так же дерзок. Они прикасались друг к другу, осыпали друг друга поцелуями, барахтались на ковре, как щенки, познавая силу и слабость своих тел и секреты друг друга, учась доставлять друг другу наслаждение.

— Да… да, здесь, — шептала она, извиваясь от его прикосновения.

— О, да… о, Джейми! — стонал он, склонившись над ней и лаская ее. — О, Джейми! О, дорогая! Сладкая! Сладкая, как мед. Слаще, чем…

— О, Эдвард, да! Еще! Мне очень мало…

— Что еще? Что ты хочешь, чтобы я сделал, Джейми?

— Ты знаешь! О, Эдвард, пожалуйста…

— Что? Что ты хочешь, Джейми? Скажи мне. Пожалуйста. Скажи немедленно…

— Я… Я не могу. Но ты знаешь…

— Скажи мне, любовь моя. Скажи мне…

— Давай займемся любовью, Эдвард. Сейчас. Сейчас!

Оперевшись на локоть, он потянулся за брюками и порылся в кармане.

Джейми услышала, как зашуршала фольга, и приподнялась, чтобы поцеловать его грудь.

— Мой герой, — прошептала она.

— Им я и хочу стать, — ответил он шепотом, накрывая ее своим горячим сильным телом.

— Ты уже им стал! — сказала она, приняв его в свое лоно.

Они занимались любовью на коврике, в темноте, и когда все кончилось, она почувствовала то, чего никогда не чувствовала раньше, о чем и не мечтала никогда. Испытав взрыв чувств одновременно с ней, он огласил своим криком тишину темного дома. Посмеиваясь, Джейми уткнулась в его плечо, потерлась, щекой об его кожу. Он громко смеялся, целовал ее ухо и что-то шептал, заглушая сам себя своим громким смехом.

— Что? — пробормотала она, уже погружаясь в сладкую истому.

— Я люблю тебя, — прошептал он снова и поцеловал ее волосы.

Продолжая крепко обнимать ее, он тут же уснул с улыбкой на губах.

9

Когда Джейми проснулась, в лицо ей светило солнце. Она была до плеч укрыта одеялом, под которым лежала голая, как новорожденный младенец.

— Эдвард? — прошептала она, приподнявшись на локте. Но она была одна на тахте, одна в просторной, залитой солнцем гостиной.

— Эдвард!

Внезапно вспомнив о случившемся, она поднесла руку ко рту. Неужели все это произошло на самом деле? А может быть, ей все приснилось? Может быть, она все еще спит?

Ее взгляд скользнул вокруг в поисках реальности, но все оказалось странным и загадочным: дом, с его древними каменными стенами, огромный камин, коврик, лежа на котором она и Эдвард Рокфорд занимались любовью. О, это было видение, которое Джейми не могла отогнать: они занимаются любовью, необузданно, страстно, отрешившись от всего. Ее сердце трепетало от воспоминания и оттого, что к ней пришла любовь. Благодаря какому волшебству все это появилось… эта картина, этот дом, этот мужчина?

Охваченная счастьем, она вскочила с тахты, прижимая к груди одеяло.

— Эдвард? — позвала она, и ее голос эхом отозвался в пустом доме. Куда делся этот человек? Он был ей нужен, и нужен немедленно.

Шлепая босыми ногами по деревянному полу, она брела из комнаты в комнату, рисуя в своем воображении его, сидящего за столом и пьющего крепкий кофе из любимой кружки. Кружка действительно стояла на столе, но Эдварда за ним не было. Она уверенно направилась в кабинет — прохладную комнату на теневой стороне, заваленную книгами, — потом дальше, в небольшую гостиную. Это отсюда, со стоящей здесь кровати он взял одеяло, которым накрыл ее.

Она быстро прошла в его спальню, где стояли громадная двуспальная кровать и тяжелая дубовая мебель. У камина приютилось мягкое кресло с перекинутым через подлокотник вязаным шерстяным пледом. Это была очень удобная комната, солнечная, но в то же время прохладная. Джейми очень бы хотела, чтобы у нее была такая комната, комната, в которой она чувствовала бы себя спокойно и счастливо. Конечно, она хотела бы поставить здесь, у окна, свой мольберт. Дневной свет, пробиваясь сквозь листву, падал бы мягкими золотыми лучами. А еще она хотела бы, чтобы у нее была собака. В этой комнате явно не хватало собаки, какого-нибудь большого старого пса, который бил бы здесь в тишине своим хвостом.

Она ясно увидела эту картину, как будто рисовала сцену, держа в руке кисть, и от этой воображаемой картины сердце ее запело.

Джейми заглянула в ванную комнату с огромной ванной, покоящейся на лапах. Повернув кран, она плеснула шампунь, чтобы сделать пену, и залезла в воду. О, как это было чудесно! Забыв обо всех своих заботах, она легла на спину, погрузившись в воду и опершись головой о гладкую прохладную фарфоровую поверхность, и закрыла глаза. Она даже не стала запирать дверь! «Пусть войдет, — думала она. — Пусть найдет меня! Приди, Эдвард Рокфорд! Я жду тебя!»

— Доброе утро!

— Боже мой! — выдохнула Джейми, нырнув по самый нос в пузыри. — Я… не слышала твоих шагов! Я хочу сказать, я надеюсь, что ты не возражаешь, что я расположилась тут, как дома…

Эдвард вошел и присел на край ванны.

— Конечно, не возражаю. Я как раз и хочу, чтобы ты себя здесь так чувствовала.

Он откинул ей со лба мокрые волосы, и, хотя больше не прикасался к ней, взгляд его черных глаз ласкал ее, проникая, кажется, сквозь мыльные пузыри и воду. Он упивался ею, как человек, умирающий от жажды.

Его обожание было опьяняющим! Улыбка появилась на губах у Джейми и озарила ее глаза. Она снова обрела смелость.

— Где ты был все утро?

Отвечая на ее улыбку, Эдвард выставил длинную ногу, обтянутую джинсами, и наклонился над ванной, чтобы поцеловать ее.

— Готовил тебе сюрприз, — ответил он и поцеловал ее снова, раздвинув своим языком ее губы. — Ммм, ты хорошо целуешься, — объявил он. — Это очень важно.

— Правда, да? Ну, тогда я рада, что выдержала это испытание! — засмеялась она.

— Я тоже рад. Я собираюсь долго целовать тебя, женщина.

Джейми охватила дрожь, как если бы по ее коже пробежали его пальцы.

— Собираешься, правда? Ну, мы могли бы начать прямо сейчас.

Не задумываясь, она обхватила его шею и ответила ему поцелуем, проведя языком по его гладким сладким губам.

Эдвард застонал. Гортанный звук вырвался из его груди.

Джейми затрепетала, услышав его. Сколько в нем радости! Сколько силы! Этот звук будоражил ее, сводил с ума. Она была готова на все, даже втащить этого роскошного мужика к себе в ванну!

— Даже и не думай! — снова засмеялся Эдвард, опершись руками о ванну. — Если я сюда влезу, мы уже не вылезем никогда! Ты добилась этого, женщина!

— Вам не запугать меня, мистер Рокфорд! — парировала она с бравадой, сверкая глазами.

— А, ты еще и сварлива? — усмехнулся он. — О, вы женщина постоянных сюрпризов и множества соблазнов, мисс Пейтон. Но… — Подняв руки, он освободился из ее мокрых объятий. — Я провел все утро в подготовке экстравагантного сюрприза для тебя и не собираюсь допустить того, чтобы он не состоялся. — Он протянул ей большое пушистое полотенце. — Вылезай отсюда, встретимся у входа в дом.

— Ну-у, Эдвард. — Она надула губы, сморщила нос и наклонила голову.

— И не пытайся околдовывать меня, чаровница. Вставай и марш отсюда! — И он пошел размашистыми шагами к двери.

Джейми поздравила себя. Такого не могло случиться. Может быть, она потеряла рассудок? Может быть, она во власти каких-то колдовских сил?

Но ее это уже не волновало.

В считанные секунды она уже стояла в дверях, в джинсах и спортивной рубашке, со все еще мокрыми волосами. Приложив руку к глазам, она прищурилась от яркого солнечного света, по каким-то неведомым причинам не горя желанием выйти из дома.

— Привет! — крикнул Эдвард, появившись из-за угла.

Сердце Джейми бешено заколотилось.

— Привет! — улыбнулась она, не сдвинувшись с места.

Он широко улыбнулся ей.

— Ты хочешь сначала позавтракать или уже готова к сюрпризу?

Она прижала руку к груди.

— Мне кусок в горло не полезет. Я просто не могу дождаться! Никогда не испытывала ничего подобного.

— Тогда пошли! — поторопил он, думая, что она сейчас сбежит по ступенькам и упадет в его объятия. Но этого не случилось. Она нерешительно мялась в дверях.

— Что? — спросил он. — В чем дело? На глаза Джейми набежала тень.

— Не знаю, — прошептала она, собираясь повернуть назад.

— Джейми! — Его тон заставил ее остановиться и посмотреть ему в лицо. — Джейми, что происходит? Ты можешь мне все сказать.

Джейми пожала плечами. Когда она наконец заговорила, голос ее звучал глухо.

— Тебе это может показаться нелепым, но я боюсь выходить из дома. Я так счастлива здесь. Не хочу, чтобы это счастье исчезло.

Эдвард взбежал по ступеням и обвил ее руками.

— О моя дорогая, оно не исчезнет! Оно настолько же реально и прочно, как этот дом. — Протянув руку, он с гордостью погладил старые камни. — Сегодня для нас весь мир окутан волшебством. Доверься мне.

Он наклонил голову и поцеловал ее, продолжая обнимать.

Когда Джейми подняла голову, в его черных глазах, как в зеркале, отражалось ее собственное удивительное счастье. Его уверенность передалась ей.

— Да, Эдвард, я так и сделаю, — кивнула она, и глаза ее засияли.

— Тогда чего же мы ждем?

Взяв его за руку, она сбежала по ступенькам вниз. Сойдя с лестницы, Эдвард повернул налево, ведя ее к окруженному забором выгону и стоящему на его краю сараю.

— Тебе нужна подходящая обувь, — объяснил он, пока они шли, — в сарае подберем тебе пару. Мы поедем кататься верхом.

— Что? — жалобно вскрикнула Джейми, пытаясь остановиться.

— Идем, тебе понравится. Я утром пригнал лошадей с высокогорного пастбища. Они уже оседланы и ждут. Еда приготовлена. Все на высшем уровне.

— О, это причинило тебе столько хлопот. — Она закусила губу. — Я просто не знаю, Эдвард. Может быть, мне лучше остаться здесь, посидеть на крыльце, позагорать, подышать этим чудесным загородным воздухом. Ты мог бы покататься верхом без меня…

— Я не хочу кататься без тебя. Я ничего не хочу делать без тебя.

Он обнял ее.

— Эдвард, правда, — слабо запротестовала она. — Не думаю, что у меня это хорошо получится.

— Все прекрасно получится.

Она нехотя пошла за ним по двору.

— Должна предупредить тебя, я только однажды ездила верхом, в летнем лагере. Мне тогда было тринадцать лет.

— Не волнуйся. Это все равно что ездить на велосипеде.

— Это я тоже не очень хорошо делаю.

Он засмеялся и, обняв ее за талию, притянул к себе. Почувствовав его так близко, она стала чуточку уверенней.

— Моя лошадь большая? Как ее зовут? — спросила она. — Куда мы направимся? У тебя западная манера езды или английская?

Смеясь, Эдвард оторвал ее от земли и закружил.

— Так много вопросов! Так много беспокойства! Ты просто расслабься, дорогуша. Постарайся получить удовольствие.

У входа в сарай он опустил ее на землю. У дверей лежала собака — большой черный Лабрадор, — положив голову на лапы. Одна голова была величиной с целую собаку. При звуке голоса Эдварда пес насторожился.

— Это Данте, — сказал Эдвард, представляя собаку.

Услышав голос, Лабрадор встал у ноги хозяина, поднял глаза, олицетворяя собой внимание и обожание.

— Хоро-о-ший пес, — поглаживая большую голову, проговорил Эдвард. — Это Джейми. Лучший друг. Веди себя с ней хорошо.

Словно все поняв, Данте подошел и ткнулся своей плюшевой мордой в руку Джейми.

Опустившись на колени, она потерлась щекой об его огромную голову.

— Какая красивая собака, — сказала она. — Мне очень нравится.

— Мне кажется, ваши чувства взаимны, — улыбнулся Эдвард и открыл задвижку на тяжелой деревянной двери. Маленький уютный сарай был пропитан душистым ароматом сена и теплым запахом лошадей. Одна из них, черная как уголь, заржала при их появлении. Гнедая подняла голову и посмотрела своим черным горящим глазом.

Джейми остановилась как вкопанная, почувствовав себя сразу маленькой и хрупкой. У этой лошади были здоровенные копыта и широкий, как бочка, круп. Она явно невзлюбила ее, Джейми. Джейми была уверена в этом так же, как в том, что это животное — та самая лошадь, на которой ей предстояло кататься.

— Почему все твои животные таких гигантских размеров? Не мог бы ты держать где-нибудь симпатичного маленького шотландского пони?

Эдвард только рассмеялся.

— А вот и мы, — объявил он, поравнявшись с ней и ведя обеих лошадей. В его руке были зажаты поводья. — Иди со мной. Я помогу тебе сесть в седло.

Эдвард, конечно, поджидал ее с гнедой лошадью, придерживая одной рукой ее голову, а другой стремя.

— У тебя есть стремянка? — спросила Джейми, скорчив гримасу.

Он снова рассмеялся. Раскаты сочного смеха сотрясали воздух.

— Перестань. Тебе понравится.

— Это ты так думаешь. — Сверху земля казалась Джейми далекой-далекой, далекой и прекрасной. Почувствовав седока, лошадь качнулась. Джейми ухватилась за гриву. — Хоро-о-шая лошадка. Хороший мальчик. Тпру!

Эдвард вскочил в седло и подъехал на своей лошади к ней. Обе его руки спокойно лежали на передней луке седла. Его длинные ноги, облаченные в джинсы и сапоги, казалось, были созданы для верховой езды. Он выглядел франтоватым и элегантным. Прекрасный всадник на черном как смоль скакуне. Она вообразила его одним из рыцарей Круглого Стола, черноволосым Галахадом или смелым Ланселотом.

— Стремена нормально?

Она озадаченно посмотрела на свои ноги.

— Кажется, да.

— Готова?

— Всегда готова, — тяжело вздохнула она.

— Ну тогда, вперед. Сначала не будем спешить…

— Сначала?

Он засмеялся.

— Только рысью. Следуй за мной.

Повернув коня, он поскакал по лугу. Данте не отставал от него ни на шаг. Гнедая, не дожидаясь команды, последовала за ними.

«Прекрасно, — подумала Джейми, — кто здесь кого слушается?» Она крепко держала поводья и предоставила своей лошади возможность неторопливо следовать за лидером.

Высокая трава была мокрой от росы. Полевые цветы качались и клонились от дуновения ветра. Сладко пахло зеленью. Ее лошадь бежала ровно и спокойно. О, да это было легко! Так, что она помнит? Каблуки вниз. Колени твердо. Руки должны ровно и свободно держать поводья. Спина прямая…

— Ну, нравится? — обернувшись, чтобы взглянуть на нее, спросил Эдвард.

— Я наслаждаюсь, — крикнула она в ответ.

— Я же говорил. Ты смотришься так, словно была рождена для верховой езды.

Она расплылась в улыбке.

— Спасибо. Мне очень хорошо. Мне кажется, я нравлюсь моему коню.

— Он без ума от тебя. Ты завоевала все наши сердца!

Джейми ничего не ответила, да этого и не требовалось. На ее лице сияла улыбка от уха до уха. Ей не хватало только ковбойской шляпы и лассо. Благодаря ему она чувствовала себя великолепно, просто великолепно!

Видимо, это было очевидно, потому что через мгновенье Эдвард повернул свою лошадь и поскакал рядом с ней. Одной рукой он свободно держал поводья, а другой откинул Джейми волосы с лица.

— Ты просто светишься! Если бы я знал, что это даст такой эффект, я бы вытащил тебя кататься верхом еще вчера вечером, — проговорил он, озорно подмигивая.

Джейми стала пунцовой. Это было первое упоминание о том, чем они занимались накануне вечером. Немедленно вся сцена возникла в ее воображении: они на полу, на ковре, мерцающий огонь, свет и тени на его прекрасном теле, прикосновения, звуки, накал…

Ее щеки пылали.

— Что это с тобой? — засмеялся он, прищурившись, чтобы лучше видеть. — Ты покраснела? Как это может быть, чтобы такая женщина — страстная, чувственная, необузданная…

— Эдвард!

Он откинул голову и захохотал.

Поджав губы, выставив вперед подбородок, Джейми пришпорила коня и помчалась рысью, спасаясь от прикосновения руки, Эдварда, но не спасаясь от его смеха. Этот смех был таким заразительным, что она вскоре начала посмеиваться сама. У нее тряслись плечи. О, этот мужчина! Этот мужчина! Почему он не может быть таким, как все, обычным, предсказуемым, управляемым? Почему она не может быть сдержанной? Почему не может…

— Джейми! — Он пустил свою лошадь галопом и теперь был так близко от нее, что его бедро касалось ее бедра. — Джейми… — Он так понизил голос, что ей пришлось напрячь слух и наклониться в седле к нему.

— Что?

Он обвил ее шею одной рукой, притянув ее поближе, наклонил свою темную голову к ее голове и начал пылко и жадно целовать.

— Я люблю тебя.

Его лошадь тихо заржала, ее — нервно отпрянула в сторону.

— Ой! — вырвалось у нее.

— Все в порядке.

Бросив свои поводья, Эдвард протянул руки, снял ее с седла и, помедлив немного, опустил на землю. Быстрым движением он перекинул ногу через переднюю луку своего седла и встал рядом с ней.

— О, — выдохнула она. — О Эдвард…

Откуда-то появилось одеяло, голубой квадрат среди полевых цветов. Снова волшебство, как те слова, которые он только что сказал. Неужели он действительно произнес эти слова среди бела дня, в реальности дня. Неужели он сказал это с такой страстью? Он на самом деле так думает? Иначе почему так стучит ее сердце? Почему кровь поет в жилах? Так радуется душа?

Взяв обе ее руки в свои, Эдвард опустился на одеяло и притянул Джейми к себе. Обвив ее своими длинными ногами, он крепко прижимал ее к себе, шепча ей на ухо такие нежные, такие ласковые слова, что слезы жгли ее веки. О, не стоит так, подумала Джейми. Лучше бы нам не торопиться, разговаривать, ездить верхом, что угодно, но не это… волнующие прикосновения, сладки поцелуи, топление.

Все мысли исчезли. Уголком глаза она увидела лошадиную голову, болтающиеся поводья, зубы с наслаждением жующие свежую зеленую траву — картину блаженства.

И тут она почувствовала всю эту свежую зеленую траву под собой, увидела над собой ясное голубое небо. Она обнимала мужчину, который любит ее. Человека, которого любит она! Она должна сказать ему, тоже сказать. Хватит бояться, говорила она сама себе. Нечего больше бояться. Скажи ему…

Но, прежде чем она это сделала, она почувствовала его губы на своих губах, прикосновение его рук, испытала удовольствие от тяжести его тела. Его жар, его сила, его страстное желание, его нежность, поддразнивания и обожание — все это слилось в чудесный любовный напиток, волшебный напиток, эликсир, который не оставил места раздумьям и опасениям, а только радости обладания друг другом.

Потом она лежала на спине, держа его руку и наблюдая за танцующими медленный танец облаками.

На этот раз она не уснет, хотя ее тело было охвачено покоем и счастьем. Ее конечности, словно сделанные из масла, плавились на солнце. Они существовали, она чувствовала их, но не в состоянии была двигать ими. Ее голова в одно и то же время витала в облаках и покоилась на подушке из ромашек. Ее дыхание — она чувствовала, как вздымается ее грудь, чувствовала, как высыхают капельки пота на груди от прохладного прикосновения ветерка, — было и его дыханием, заставляло биться оба их сердца. Все это было реальностью, правдой: любовь сделала общим даже их дыхание.

Повернув голову, она улыбнулась ему.

Эдвард ответил улыбкой. Его черные волосы были взъерошены и падали ему на лоб, черные глаза полузакрыты, а губы полуоткрыты. Он снова был похож на какого-то романтичного поэта, полубога… пришельца из другого времени, из другого мира. При взгляде на него ее бросало в жар. Он был не просто мужчиной. Он был сильнее, мужественнее и отважнее, чем требовалось от кого бы то ни было в реальной жизни.

Дрожа всем телом, она повернулась на бок и прикоснулась к его лицу. Он так красив! Так необыкновенно красив! Она прикоснулась к его губам, и он разомкнул губы и поцеловал кончики ее пальцев. Это взволновало ее. Просто поцелуй не должен был вызывать такого чувства. Попробую еще раз, подумала она, и снова прикосновение его губ вызвало легкое головокружение. Она прижалась своими губами к его губам и почувствовала, как воспарила ее душа.

— О, — нежно прошептала она, и, прежде чем она успела подумать, с ее губ сорвались слова: — О, я люблю тебя, Эдвард. Люблю.

— Что же ты тогда так дрожишь, моя дорогая? — прошептал он в ответ, обнимая ее.

— Потому что я еще никогда не была так счастлива. Это… это, как, как…

Запнувшись, она остановилась, широко открыв глаза и не находя слов.

Отстранившись, он вопросительно посмотрел на нее.

— Что ты хотела сказать?

— То, что я чувствую, Эдвард, — тихо ответила она, водя кончиком пальца по его губам, — невозможно описать словами. Такого со мной еще не было. Я только что это поняла. Чтобы описать то, что я чувствую, мне понадобится придумать новый язык.

— Давай придумаем новый язык вместе, — нежно сказал он, прижимая ее к себе. — Вот это, — он поцеловал ее в нос, — означает «Я тебя люблю». А это, — он поцеловал ее в губы, — «Я тебя обожаю». Это, — он просунул руку под ее спортивную рубашку и коснулся ее груди, — это означает…

— Я точно знаю, что это означает! — засмеялась она. — И полностью за это!

Прошло несколько часов, прежде чем, отведав вина, хлеба и сыра, они поскакали домой. На этот раз впереди была Джейми. Гнедая, которой перепало лишь одно яблоко от их ланча, торопилась к сараю. Джейми ровно держала поводья, ей даже не понадобилось направлять лошадь. Джейми пребывала в состоянии задумчивости. Солнце пригревало ей голову, цветы терлись о ее сапоги, покрывая их пыльцой. Ее переполняли мечты.

Она взглянула украдкой на Эдварда. Он был так неправдоподобно красив, что у нее перехватило дыхание. Это лицо. Это тело. Эта исходящая от него чувственность. Она никогда не сможет до конца насладиться им. Никогда! Может быть, когда они вернутся домой, с головы до ног в пыли, они проверят, смогут ли поместиться вдвоем в той старинной ванне на лапах!

Усмехнувшись, она бросила еще один взгляд украдкой через плечо.

— Что это означает, женщина? — засмеялся Эдвард и, пришпорив коня, поравнялся с ней. — Я поймал твой многозначительный взгляд!

— Это была страсть, неприкрытая страсть, — созналась она, отвечая ему счастливым смехом.

Он широко улыбнулся, сверкнули зубы, в темных глазах мелькнуло страстное желание. Удивление! Радость!

— Мне хочется лет сто, по крайней мере, ничего не делать, только любить тебя, Джейми Пейтон. Я подозреваю, что мне понадобится не меньше времени, чтобы узнать тебя.

— Меня? — Эта фраза удивила ее необычайно. Она рассмеялась, слегка пожав плечами. — Меня устраивают сто лет, но… честно говоря, я не такой сложный человек.

Черная бровь взметнулась вверх.

— А я считаю наоборот. Ты похожа на те розовые розы, которые я тебе подарил: лепесток за лепестком, слой за слоем они распускаются, каждый следующий такой же прекрасный, как предыдущий, раскрываясь во всей неувядающей красоте.

Джейми потеряла дар речи. На глазах ее выступили слезы и потекли по щекам.

Эдвард побледнел. Он положил руку ей на затылок.

— Джейми? Что случилось? Что я сделал?

Поймав его руку, она прижала ее к губам.

— Никто… никто никогда не говорил мне таких красивых слов.

— Тем хуже для них, — ответил он, и краска снова прилила к его лицу. — Но ты напугала меня!

— Прости. Ты застиг меня врасплох. — Ее голос еще дрожал, но глаза светились счастьем. — О, Эдвард, неужели все это действительно происходит не во сне?

Взяв ее за плечи, он глубоким взглядом посмотрел ей в глаза.

— Да. Все… на самом деле. Странное настроение охватило их обоих.

Притихшие, задумчивые, они не мешали своим лошадям брести медленно, опустив головы и пощипывая высокую зеленую траву. Никто из них двоих не торопился вернуться в дом. Природа окутывала их сладкой тайной, так же, как накануне ночью старый дом. Они пересекли небольшой ручей. Джейми неожиданно остановила гнедую и спрыгнула на землю.

— Давай посидим здесь немножко, — предложила она.

— Все что хочешь.

Эдвард привязал коней к нижним веткам ивы и кинул палку в ручей для Данте, который радостно включился в игру и прыгнул в воду.

— Какой же ты замечательный пес! — захлопала в ладоши Джейми, когда тот принес палку назад Эдварду.

— Отдай это ей, — приказал Эдвард, показывая на Джейми.

Данте послушно принес Палку к ногам Джейми. Она погладила его мокрую лохматую голову и забросила палку в ручей еще дальше. Джейми не могла удержаться от смеха, когда Данте, прыгая с камня на камень, вздымая брызги, трогал лапами плавающие палки, пытаясь определить нужную.

— Я не привереда, — крикнула она ему, смеясь. — Можешь принести мне любую. Сюда, Данте!

Эдвард сидел поодаль на поросшем травой холме, прислонившись спиной к старой корявой сосне, и наблюдал за ними.

Джейми повернулась и запустила в него сосновой шишкой, которая угодила ему в бедро. Когда он не прореагировал, она бросила другую, упавшую ему прямо в колени. Это вызвало сексуальную ухмылку.

— Мне казалось, что ты хотела посидеть и полюбоваться пейзажем, Джейми.

— Я и любуюсь.

— Ага!

— Правда. Я просто не хотела, чтобы ты подумал, что я забыла о тебе.

— Все в порядке. В данный момент я вполне всем доволен.

— Доволен? Да? — поддразнила она. Она встала, стряхнула с себя веточки и листья, а потом стала медленно подниматься по склону. — Ты мне кажешься одиноким. Забытым. Нуждающимся в обществе.

В глазах Эдварда было затаенное волнение. Джейми видела, что он пытался взять себя в руки, но ему это не удалось. Уверенность в этом возбудила ее.

Вот так постоянно происходило между ними. Уверенность и возбуждение ходили по кругу. Она впервые ощутила себя по-настоящему живущей и связанной с другим живым существом, самостоятельной и в то же время частью кого-то другого. Одна… и в то же время вдвоем. Снова волна головокружительного счастья захлестнула ее, вызвав дрожь и ощущение незащищенности.

— Иди, садись сюда, — сказал Эдвард, осторожно потянув ее и сажая к себе на колени. — Опять у тебя то выражение лица.

— Какое выражение? — едва дыша засмеялась она, уронив голову ему на плечо.

— Вот это, — прошептал он, касаясь ее лица тыльной стороной ладони. — От него сжимается мое сердце. Я… — судорожно сглотнув, он покачал головой. — Я не могу понять, то, что я чувствую, — это наслаждение или… боль.

— О Эдвард, я хотела бы, чтобы это было наслаждение. Я не хотела бы никогда быть причиной твоей боли. — Она наклонила его голову, чтобы достать его губы, и жадно поцеловала его, чувствуя, как все ее тело отзывается на этот поцелуй. Один только поцелуй, и лепестки раскрываются… — Да, — вздохнула она. — Я действительно верю, что между нами существует какая-то магия, Эдвард. Каким-то образом ты знаешь обо мне то, чего не знаю я сама, или то, что я глубоко прятала годами. И вот я чувствую, что я… такая же, какой была всегда, и в то же время настолько другая, что с трудом узнаю сама себя. Я даже не знаю, что скажу или сделаю в следующий момент. Не знаю, что меня ждет. Господи, совершенно неожиданно я стала сентиментальной. Это я, планировавшая весь свой день, все, от кукурузных хлопьев до разговоров. Это просто невероятно! Ха! — она запрокинула голову, широко развела руки и засмеялась. — Да никто меня теперь не узнает!

Он смеялся вместе с ней, обняв ее. Его глаза говорили обо всем.

Обхватив руками его шею, Джейми заговорила спокойно, почти торжественно.

— Ты сделал это, Эдвард Рокфорд. Это твоя заслуга.

— Нет, Джейми, — мягко сказал он. — Ты сделала это сама. В глубине твоей души всегда жило это: счастье, отвага… — он состроил ей гримасу, шевеля бровями, — и необузданная свободная женщина.

— Но это ты разбудил ее, окликнул по имени. И я благодарна тебе за это. И не спорь, — добавила она, снова целуя его.

— Последнее, что я хочу делать, — это спорить. Я наспорился на всю оставшуюся жизнь.

— Но не здесь. Не сейчас. Не со мной, — проникновенно сказала она, целуя его подбородок, пульсирующую ямку на шее. Сунув руки ему под рубашку и проведя ими по его груди, она почувствовала, как напряглись его мышцы, как он задержал дыхание.

— Пойду за одеялом, — сказал он.

— Я буду твоим одеялом, — шепнула она и, не раздумывая, стянула свою спортивную рубашку и расстегнула джинсы. Легкий ветерок и теплое солнце ласкали ее обнаженную кожу. Она чувствовала себя грешной и свободной, свободной от запретов, от страхов, от боязни лежать обнаженной со своим любимым на глазах всего мира. Когда Эдвард разделся, она стала целовать его тело, каждый кусочек этого золотого тела, каждый изгиб мышц, каждый сустав. Она касалась его плоти, впитывая ее красоту, удерживая в памяти, открывая прекрасное глазами художника и прикосновением любовницы.

Время остановилось для нее, точнее, она ускользнула от времени в безвременное пространство бытия, прикосновений, чувств и любви. Солнце сияло. Трава была свежей и мягкой. Она была здесь, сейчас. И он был здесь, сейчас. И это было единственное, что существовало… и Данте.

— Нет, Данте, не сейчас. Беги за дичью!

Сосны бросали длинные тени через холмы, на восток. Было уже поздно. Оба они устали, проголодались, но им лень было пошевельнуться.

— Надо бы нам собираться, — сказал Эдвард, вытянувшись на спине.

— Я знаю, — ответила Джейми, голова которой покоилась на его животе, а одна рука — на его теплой груди.

— Наверное, уже шесть или полседьмого.

— Не знаю. Я забыла свои часы.

— Я тоже.

Поднявшийся ветер шевелил макушки сосен. У ног Эдварда лежал Данте. При звуке их голосов он тяжело забил хвостом, утрамбовывая сосновые иголки.

— Почему ты назвал его Данте? — спросила Джейми.

Эдвард помолчал мгновенье. Потом тихо сказал:

— Потому что он прошел вместе со мной несколько кругов ада.

Джейми почувствовала, как боль кольнула ее сердце: Она повернулась на бок, прижавшись щекой к его голой груди.

— О Эдвард, прости. Я на время забыла о том, что существует что-то еще помимо этого места и этого момента.

Он коснулся ее щеки.

— Не существует.

Возвращаясь домой, Джейми снова скакала впереди. Она должна была туго натянуть поводья, чтобы гнедая не перешла в галоп. Бедная лошадь умирала от голода… или делала вид, что умирает.

— Еще долго? — крикнула Джейми через плечо.

— Что, прости? — спросил Эдвард, пустив свою лошадь рысью и поравнявшись с ней.

— Я только спросила, скоро ли мы доедем. Мне кажется, мой конь мог бы сейчас слопать целую лошадь.

Эдвард засмеялся.

— Еще пара миль. Дом вон там, дожидается нас. Нам осталось подняться на тот кряж.

Джейми покачала головой в удивлении.

— Как такое могло произойти, Эдвард?

Ему не надо было спрашивать, о чем она говорит.

— Я не знаю, — ответил он. — Не знаю, каким образом тебе удалось нарисовать мой дом, каким образом твоя картина оказалась связанной с секретом, который я так тщательно оберегал. Это одна из жизненных загадок, необъяснимая…

— Как Бермудский треугольник и неопознанные летающие объекты, — усмехнулась она.

— А кто был тот притаившийся мужчина, между прочим? — поддразнил он.

— Подожди! На этот вопрос я могу ответить! — заявила Джейми, наклоняясь в его сторону, но он засмеялся и пустил свою лошадь в галоп. — Потом! В ванне! А сейчас я доставлю тебя домой!

Он позволил черной лошади лидировать и быстро поскакал вверх по склону. Гикая, Джейми последовала за ним. Она смогла! Ей удалось! Это было потрясающе. Сегодня для нее не было ничего невозможного, ничего!

10

В старинной ванне на лапах действительно поместились двое.

Первым туда влез Эдвард, тонкий, мускулистый и прекрасный. При этом он бросил взгляд через плечо и заметил, что Джейми с восхищением смотрит на его ягодицы.

— Эй, — засмеялся он, — отключись!

— Ничего не могу поделать. Ты так неотразим, что я не отвечаю за свои действия.

— Иди сюда ко мне, — ласково позвал он, — и я заставлю тебя отвечать.

Его улыбка была широкой, грешной и заразительной.

Джейми сбросила халат с плеч, но, влезая в ванну, придержала его спереди.

— Я не знаю, — растягивая слова, произнесла она, — может быть, вода слишком горячая.

— Нет, — серьезно ответил он, откинувшись назад и потягиваясь, как кот.

— Слишком холодная? — прошептала она, быстро водя языком по губам.

— Не-а, — покачал головой Эдвард, глядя ей в глаза.

— Ты хочешь сказать, в самый раз? Лучше я сама попробую.

Наклонившись, она опустила пальцы в воду, потом скользнула ими по воде к его груди… и дальше, вниз, к животу.

Его губы полуоткрылись, дыхание стало прерывистым. Между ними возникло притяжение, волшебный ток шел от темных глаз к серым, от улыбки к улыбке, от кончиков пальцев к коже. Была ли это лишь волнующая непознанность тел друг друга? Новизна? Возбуждение?

Слишком ошеломленная, чтобы думать, Джейми положила ладони на его мокрые плечи и заглянула в глубину его темных горящих глаз. Обхватив одной рукой ее голову, Эдвард приблизил к себе ее лицо и поцеловал ее.

— Иди сюда, Джейми, у тебя уже мурашки.

— Мне нисколько не холодно, — прошептала она.

— Буду считать это комплиментом себе.

Джейми, улыбнувшись, сбросила халат на пол и шагнула в ванну, сев на приготовленное для нее место между его разведенными ногами.

Откинув голову ему на грудь, она улыбнулась.

— Совсем неплохо, мистер Рокфорд.

Вместо ответа он прижался губами к ее затылку и стал легонько покусывать ее шею.

По ее коже побежали мурашки. Она захихикала.

— Ты это часто делаешь, — шепнул Эдвард ей на ухо, осторожно прихватив зубами нежную мочку.

— Что? — спросила она, чуть дыша и охваченная дрожью.

— Хихикаешь, — ответил он, проводя языком по ее ушной раковине.

Она дернула плечом, засмеявшись и увертываясь.

— Я? Хихикаю? Никогда! Если существует что-то, что я никогда не делала, даже когда была маленькой, так это хихиканье.

— Так как же ты тогда называешь это? — спросил он, щекоча ее мокрые, скользкие бока.

Извиваясь, она захохотала и ударила его по рукам.

— Прекрати! Прекрати это! — смеялась она. — Ладно, я сдаюсь! Подтверждаю, что при чрезвычайных… — Она повернулась, встала на колени, обвила его шею руками и поцеловала, — …непредвиденных… — Она снова поцеловала его, — …обстоятельствах я, полагаю, могу и захихикать.

— И мне это нравится. Это так приятно, мисс Пейтон.

— А вы — замечательный человек, Эдвард Рокфорд. Приятный и милый. — Она запечатлела поцелуй на его груди, повыше сердце, и в тот момент, когда ее губы с наслаждением задержались здесь, зазвонил телефон.

Оба так и подпрыгнули.

Этот звук настолько напугал ее, что единственным узнаваемым из всех чувств, охвативших ее, была злость.

— Какого черта!

Эдвард вздрогнул так, как будто получил удар сзади. Он нахмурился, глаза его потемнели. Наклонив голову, он прислушивался к беспрерывным звонкам, но не шевельнул и мускулом. Он был весь как натянутая струна. Каждый нерв отзывался на эти звонки.

Когда звонки прекратились, Джейми прошептала:

— Кто это мог быть? Я думала, что никто не знает об этом месте.

— Никто и не знает. — Он провел рукой по своим мокрым черным волосам. — Нет. Но я оставил незавершенными так много важных дел, такой беспорядок в офисе… Я оставил этот телефон на всякий случай. Все, кто звонят, думают, что звонят мне домой. Но все предупреждены звонить только в случаях чрезвычайных ситуаций.

— О Эдвард, — нахмурилась Джейми, расстроенная и злая, — не может быть, чтоб это было так серьезно. Я хочу сказать, они же повесили трубку, правда?

— Правда, — ответил он, прижавшись своей грудью к ее груди и целуя ее. — Правда. Так что не беспокойся.

— Я и не беспокоюсь, — ответила она, но нахмуренные брови изобличали ее, — я просто думала, что это действительно потайное место, и не ожидала, что кто-то может нас побеспокоить.

— Никто и не побеспокоит.

— Обещаешь?

Настала очередь нахмуриться Эдварду.

— Джейми…

— Скажи, что обещаешь. Скажи!

— Джейми, я обещаю, черт возьми, не допустить, чтобы что-то испортило этот уик-энд.

— О! — надменно фыркнула она и вскинула голову. — Это чистое ренегатство.

— Совсем нет, — настаивал он, взяв ее за плечи и пытаясь повернуть к себе лицом.

Но Джейми была скользкой, как рыба. В одну секунду она отскочила в дальний конец ванны и села, подняв колени и обхватив их руками. Не отрывая от него глаз, она резко сказала:

— Дай мне, пожалуйста, полотенце.

— Джейми…

В его голосе слышалась обида, но она оставила это без внимания.

— Я просила полотенце. Пожалуйста.

— Сама возьми.

С высоко поднятой головой она вылезла из ванны и проследовала к вешалке для полотенец, которая была у него за спиной. Она обматывалась махровой купальной простыней, когда снова зазвонил телефон.

Прижав руки к груди, Джейми замерла.

Когда Эдвард встал, их взгляды встретились. В его глазах была такая же тревога.

Джейми пошла на попятный.

— Пожалуйста, Эдвард, не отвечай. Мы так счастливы здесь. Все так прекрасно. Лучше не может быть. Пожалуйста… не разрушай это.

Вместо ответа он подошел к ней и обнял ее. Он держал ее так, крепко прижав к своей груди, пока телефон не перестал звонить. Тут он улыбнулся ей, но улыбка эта не смогла скрыть набежавшую на глаза тень.

Джейми отвела взгляд, прижавшись щекой к его мокрому плечу и крепко обнимая.

— Спасибо, Эдвард. Спасибо. И ты не пожалеешь. — Она подняла глаза и выдавила смешок. — Знаешь что? Я приготовлю тебе что-нибудь потрясающее на ужин, и мы можем пойти погулять при лунном свете и посидеть у твоего чудесного камина…

Но вместо этого Эдвард пожарил на гриле во дворе лосося, а потом они занимались любовью, не спеша, с наслаждением, в его огромной дубовой кровати. Джейми, обессиленная, безмятежно уснула в его объятиях.

А Эдвард лежал без сна, на его красивом лице отражались противоречивые чувства. За окном поднялся ветер. Должно быть, изменится погода. Завтра наверняка будет гроза. Он слышал, как она надвигается, все приближаясь, окружая дом в лесу. Он крепче обнял спящую рядом женщину, но не посмотрел на нее. Пусть спит. Пусть его беспокойство никак не проявится и не коснется ее, не потревожит ее снов. С тем, что будет завтра, он и будет справляться завтра.

Утром они оба проснулись от телефонного звонка. Ничего не понимая спросонок, Эдвард потянулся к телефону, свалив аппарат с ночного столика на пол. Нащупав трубку, он прижал ее к уху.

— Да?

Голос на другом конце провода, хотя и был учтивым и вежливым, быстро вернул его к действительности Разговор был коротким и деловым. Джейми уловила только «До свидания».

Повесив трубку, Эдвард повернулся к ней.

Она уютно закуталась в одеяло и вопросительно смотрела широко открытыми серыми глазами.

— Это был президент телевизионной компании, — сказал Эдвард. — Сегодня они устраивают коктейль для голландского посла. Последние месяцы я вел переговоры с голландским телевидением, и этого голландского представителя я оставил без внимания в наш уик-энд. Мое присутствие необходимо. Но это всего-навсего означает, что мы должны выехать немного раньше, чем я планировал.

Джейми смотрела в сторону. Все должно было когда-нибудь кончиться. Она знала это. Она всегда это знала. Это был только сон, фантазия.

— Хорошо, — апатично ответила она. — Я понимаю.

Ее уступчивость удивила и обеспокоила его. И тут, прежде чем он успел подумать, его осенила идея.

— Пойдем со мной, Джейми. Это будет элегантно, очаровательно… один из типичных посольских вечеров. Не заставляй меня идти туда одного.

— Нет, это совершенно исключено.

Она нырнула под одеяло, в ее мозгу пронеслись яркие картины: вот она, нарядно одетая, стоит рядом со своим холодным, неодобрительно смотрящим отцом, который за секунду до того, как представить ее гостям, находит, что что-то не так: ее одежда, волосы, выражение лица. Он мог уничтожить ее одним лишь сказанным словом…

Ей стало так грустно, что она почти не слышала того, что говорил Эдвард. А он решил, конечно, что она просто упрямится. Отбросив уголок одеяла с ее лица, он крепко сжал ее плечо, чтобы она не могла отвернуться.

— Давай, Джейми Пейтон… мой друг, моя любимая. Пойдем со мной. Мы не задержимся там надолго. Мне только надо засвидетельствовать свое появление, покрутиться там немножко, очаровать посла, принести извинения представителю компании. И все. Я не слишком многого прошу.

Она кусала губы, опустив глаза, мрачная и унылая.

— Ну пожалуйста, — упрашивал он, наклонившись к ней так низко, что она чувствовала на щеке его теплое дыхание. — Пойдем со мной, Джейми. Ты послужишь мне алиби. Они только взглянут на тебя разок и сразу поймут, почему я исчез без всяких объяснений. — Он поцеловал ее, потеревшись шершавой щекой о ее нежную кожу. — Они начнут мне завидовать вместо того, чтобы осуждать. Ну скажи «да», Джейми. Скажи «да»…

— Ну хорошо, — согласилась она как можно любезнее, но глубоко в ее душе тлели угольки грусти, и достаточно было легкого дуновения ветерка, чтобы они разгорелись в пламя.

11

Эдвард подъехал к дому, в котором жила Джейми, и выключил двигатель.

— Мне подождать здесь, пока ты переоденешься или подняться с тобой? — спросил он, положив руку на спинку сиденья.

— Может быть, тебе лучше поехать домой, привести себя в порядок, а потом заехать за мной?

Он медленно покачал головой, на губах его появилась проницательная усмешка.

— Это исключено. Если я выпущу тебя из своего поля зрения, ты сбежишь.

— Какая чушь, — горячо возразила она.

— Да. Правильно. Ты еще скажешь, что такая мысль ни разу не приходила тебе в голову, мисс Пейтон, пока мы ехали всю дорогу в молчании до твоего дома.

— Не имеет значения.

Она вышла из машины и поднялась по ступенькам подъезда. Эдвард открыл ей дверь и поднялся вслед за ней на верхний этаж. Войдя в студию, он прислонился в ожидании спиной к двери, скрестив руки на груди.

Бросив на него сердитый взгляд, Джейми схватила черное шелковое платье и ворох разных других предметов и отправилась в ванную.

Пока она была там, Эдвард подошел к мольберту и посмотрел на ее картину, на которой был изображен его дом. Он стоял, зачарованно разглядывая ее. Как такое было возможно?

Но, с другой стороны… разве это было более странно, чем тот факт, что он стоял здесь в ожидании женщины, которую любил, с отсутствием которой не мог смириться даже эти несколько минут? Как такое возможно? Это было невероятно, непостижимо.

— Ты! — произнес он, грубо стуча по полотну. — Это твоя вина. Ты — неотъемлемая составная часть всей этой магий. Я не понимаю, может быть, и не пойму никогда, но черт возьми, я ничего не могу с этим поделать. Жребий брошен. C'est un fait accompli[1].

— С кем это ты тут разговариваешь? — спросила Джейми, выходя из ванной.

— Ни с кем, — поспешно ответил Эдвард.

— И ни больше ни меньше как по-французски?

— Неважно. Давай поговорим о тебе, — сказал он, с улыбкой подходя к ней. — Какая ты красивая!

— На самом деле? — спросила она, оглядывая свое маленькое черное платье, черные прозрачные чулки и туфли на высоких каблуках. — Ты уверен?

— О, моя дорогая, ты выглядишь очень красивой. И очень сексуальной. — Он наклонился к ней и поцеловал ее в щеку. — Соблазнительной. Очаровательной. — После каждого слова он делал паузу, сопровождаемую поцелуем, пока она, смеясь, не оттолкнула его.

— Хорошо. Хорошо. Ты доказал. Спасибо, — проговорила она, и тут их взгляды встретились. Она нежно улыбнулась, искренней улыбкой, впервые за долгие часы, и повторила: — Спасибо, Эдвард.

— Пожалуйста, Джейми. Это всего лишь правда.

Предложив ей руку, как истинный джентльмен викторианских времен, он подождал, пока она примет ее, и повел ее к двери.

— Это будет чудесный вечер, Джейми, вот увидишь.

Часом позже, в наступивших сумерках, они остановились у одного из небольших элегантных отелей в посольском районе Вашингтона. Швейцар помог ей выйти из машины, камердинер отогнал их машину в сторону. Ничего не оставалось делать, как взять предложенную Эдвардом руку и так, под руку с ним, войти в бальный зал.

Хрустальные люстры, покрытые глазурью скульптуры, бриллианты. Все здесь сверкало.

— О, я одета слишком скромно, — прошептала Джейми, прижимаясь к Эдварду.

— Глупости, — сказал он, с улыбкой глядя на нее. — Ты самая красивая женщина в этом зале.

В следующую минуту они растворились в толпе незнакомых людей, пожимая руки, улыбаясь, кивая, перебрасываясь словами. Мимо проплыл, словно высокий король, официант. Джейми не успела опомниться как в руке у нее оказался бокал шампанского. Она пригубила бледно-янтарный напиток. Шампанское сразу ударило ей в голову. Ей стало легче. Она снова могла дышать.

И тут возник голландский посол, элегантный государственный муж, весь во фраке, и поцеловал ей руку. Как восхитительно! И чего она боялась?

А потом какое-то движение около нее, голос, звучащий в ушах… голос, вдребезги разбивший весь этот сверкающий фарс.

Ее отец.

Она отпрянула, опрокинув бокал Эдварда на его рубашку, но все, что она могла сделать, — это уставиться на человека, который стоял перед ней и улыбался.

— Какой сюрприз, Джейми! Вот уж кого я меньше всего ожидал здесь встретить.

— Отец! Я… Я…

— Она здесь со мной, мистер Пейтон. Я Эдвард Рокфорд, мы с вами встречались, но…

— О, я прекрасно вас помню, мистер Рокфорд. Мы встречались на Североевропейских торговых переговорах. Я не ошибаюсь?

— Да, вы правы.

Говоря это, Эдвард обнял Джейми за талию, а потом, сделав вид, что хочет взять новый бокал, встал между отцом и дочерью, как надежная защита.

Но Джейми казалось, что он стал прозрачным, как стекло. Призрак ее отца заполнил комнату, оставил в стороне Эдварда и остальных гостей, чтобы найти ее, наброситься на нее.

Когда ее отец переключил свое внимание на появившийся поднос с закусками, Эдвард наклонился к ней и прошептал:

— Не обращай внимания, Джейми. Он будет выглядеть глупо. Помни, ты всегда можешь поставить его на место.

Джеймс Пейтон погрузил свои зубы в маленький холмик икры, в то время как его холодные змеиные глаза бегали по лицу Джейми. Но слова его были обращены к мужчине, стоявшему рядом с его дочерью.

— Эдвард… Вы не возражаете, если я буду называть вас просто Эдвард?

— Безусловно нет, Джеймс.

— Хорошо, — улыбнулся отец Джейми. — Эдвард, как давно вы знаете мою дочь?

Джейми рассвирепела. Она стояла здесь, рядом, а он выказывал к ней не больше уважения, чем когда ей было десять лет. Быстро допив остатки шампанского, она протянула пустой бокал Эдварду.

— Ты не мог бы налить мне еще? Пожалуйста.

Эдвард чуть усмехнулся. Слегка кивнув, он отошел, а Джейми повернулась к отцу.

— Если ты хочешь узнать что-то обо мне, ты можешь, черт возьми, спросить у меня самой.

Он улыбнулся ей примирительной улыбкой, в которой сквозило его обычное высокомерие, и взглянул на подошедшего к ним Эдварда.

— Я только собирался сказать, что ты наконец-то проявила здравый смысл, моя дорогая. Этот молодой человек заслуживает того, чтобы иметь с ним дело. Он проницателен, дерзок… истинный представитель сильных мира сего. — Его взгляд снова устремился на нее. — Ты удивила меня, вот и все. Удивила и порадовала.

У нее неудержимо забилось сердце.

И тут он, небрежно пожав плечами, добавил:

— Ну конечно же, выбор твоего одеяния свидетельствует о том, что тебе, как всегда, изменяет savoir faire[2].

Джейми задохнулась. Комната закружилась, и она вместе с ней. Повернувшись, она бросилась к двери, задев одну пару, толкнув другую. Эдвард поймал ее уже в дверях.

— Успокойся. Уходи, Джейми, но только высоко подняв голову и не спеша. Все в порядке. Я здесь, с тобой.

Выйдя в вестибюль, она прислонилась к стене рядом с высоким фикусом в горшке. Ее руки дрожали, она часто моргала, чтобы сдержать слезы.

— Я так сожалею, Джейми. Я и понятия не имел…

— Ты не виноват. Все в порядке. Правда. Ты можешь возвращаться, а я возьму такси.

— Не говори глупостей.

— Нет, это ты не говори глупостей, — сказала она, облизывая пересохшие губы. — Речь идет о бизнесе. Это важно для тебя. Возвращайся туда и…

— Хватит об этом, Джейми, — строго сказал он, беря ее за руку. — Я провожу тебя домой.

— Но я не хочу, чтобы ты провожал меня домой!

Люди оглядывались на них, а потом быстро отводили глаза.

Джейми почувствовала, как ее глаза быстро наполняются слезами. Она ненавидела себя за это! О, она ненавидела свое смущение, беспомощность, свои неподвластные контролю чувства.

И все это было написано на ее лице, когда Эдвард взял ее за подбородок.

Выражение ее глаз заставило его опустить руку. Он тяжело и глубоко вздохнул.

— Джейми, что бы он ни сказал…

— Ты хочешь узнать, что он сказал? — свистящим шепотом спросила она. — Он сказал, что, придя сюда с тобой, я впервые в жизни сделала правильный шаг!

Скорчив гримасу, Эдвард закрыл глаза.

— О Джейми…

— Тебе-то нечего расстраиваться. Ты должен быть счастлив. Ты ему нравишься. Он восхищен тобой. — В ее голосе слышался сарказм. — Он считает тебя достойным соперником, достойным внимания. Кем-то, кто может рассчитывать на его внимание…

— Хватит, Джейми. Уже хватит, — взорвался он.

Джейми поджала губы и задрала подбородок.

— Я отправляюсь домой.

— Я тебя провожу.

Он гордо прошествовал рядом с ней к двери, потом взял ее за руку и протянул камердинеру корешок квитанции.

Он бросил на нее взгляд, рассчитывая на ответную реакцию с ее стороны, но это было все равно что стоять рядом со статуей. Она шевельнулась только тогда, когда подъехала машина и камердинер распахнул перед ней дверцу.

Опустившись на сиденье, Джейми застыла, сложив на коленях руки.

Эдвард сел за руль.

— Давай поедем ко мне, Джейми. Мы можем поговорить. Я закажу нам что-нибудь на ужин.

— Спасибо, я не голодна и хочу домой.

— Ты позволишь мне войти?

Она уставилась в окно.

— Джейми, ты позволишь мне войти к тебе?

Его эмоции были неожиданно бурными. Для Джейми это было равносильно тому, как если бы она увидела полную комнату змей.

Она покачала головой.

— Я просто хочу вернуться домой. Хочу побыть немного одна. Пожалуйста, Эдвард, пожалуйста.

— Но почему ты так разозлилась на меня? Скажи.

— Потому что ты притащил меня туда.

— Это же чушь. Ты сама так сказала. Я понятия не имел о том, что он там окажется. Я не планировал этого. Так случилось.

— Так случилось, — эхом отозвалась Джейми, качая головой. — Кажется, в последнее время мы слишком часто повторяем эту фразу, ты и я. Проблема в том, что я не в восторге от того, что «так случается». Я за предсказуемость. Надежность. Точность.

— И я тоже. Но так не всегда получается.

— Раньше-то получалось.

Она свирепо посмотрела на него. Он поймал этот взгляд. Между ними, словно электрический ток, промелькнули злость и смятение.

Покачав головой, он посмотрел в окно.

— Я отвезу тебя домой. Мы продолжим разговор в другой день.

— Прекрасно, — сказала она, сидя прямо и неподвижно. Она окаменела. Она ничего не чувствовала. Ей не хотелось ни говорить, ни думать, ни чувствовать.

— Дело ведь не только в этом, правда? — спросил он холодно и отрешенно. — В чем же? За что еще ты на меня злишься?

Ну что она могла сказать? Разве могла она сказать ему, что если ее отец, которого она ненавидела, которому не верила, которого презирала больше всего на свете в эту минуту… что если он так благосклонно отозвался о ее спутнике, то что-то было не так? Разве могла она это сказать? Объяснить?

Но эта мысль терзала ее. Что-то тут не так. Она не уловила. Она была слепа. Глупа. Это ее ошибка… и лучше исправить ее немедленно, чем расплачиваться за нее позже.

Она часто заморгала, но слезы пролились и покатились по ее щекам. Она отвернулась и не произносила ни звука. Когда Эдвард остановил машину и вышел, чтобы подойти с ее стороны, она поспешно смахнула слезы и открыла дверцу до того, как он успел подать ей руку.

— Спокойной ночи, Эдвард. Пожалуйста, не поднимайся со мной. Мы поговорим… скоро.

— Когда?

— Я не знаю. Скоро. Я позвоню тебе.

— Ты действительно позвонишь?

— Да, конечно.

— О Джейми… — прошептал он голосом, в котором слышалась боль, боль, смешанная с печалью и смятением.

Это заставило ее поднять на него глаза. Она покачала головой, и глаза ее снова наполнились слезами. Она вынуждена была посмотреть вниз, в сторону.

— О! — дрожащим пальцем она притронулась к пятну шампанского на его накрахмаленной белоснежной рубашке. — Мне очень жаль, Эдвард. Я на самом деле сожалею. Я совсем не хотела, чтобы так случилось. Не хотела ничего из того, что произошло! Я очень сожалею!

Он попытался притянуть ее к себе, прижать к своей груди, но она вырвалась и скрылась в подъезде своего дома.

Прошло много времени после того, как стихло эхо ее шагов, а Эдвард все стоял здесь, у двери, которая захлопнулась перед ним. Он чувствовал себя как в аду. Ему казалось, что все светлое, все счастливое снова отняли у него. Снова!

Его охватило необузданное желание бить кулаком в эту дверь, рыдать, ругаться и выть на луну. Но это было исключено здесь, у всех на виду, на людной городской улице. Невозможно.

Стиснув зубы, он провел рукой по лицу и пошел назад. Он будет ждать. Он даст ей время и возможность подумать. Он вежливо предоставит ей возможность сделать первой следующий шаг. Он это сделает. Он сможет. Он сможет… …потому что должен. У него не было больше выбора. Даже если он сможет убедить свое сознание, что выбор есть, он не сможет убедить в этом свое сердце. Ему было все это предопределено судьбой: эта женщина, и только эта. Навсегда.

12

Спустя три дня Эдвард нарушил данное самому себе обещание. Он не мог ждать, пока Джейми сделает первый шаг. Он должен был позвонить ей. Закрыв дверь своего кабинета и попросив секретаршу отвечать на все звонки, он снял трубку. С минуту он обдумывал, что сказать, подыскивал слова. Существовали же какие-то слова, способные убедить Джейми, достучаться до нее, слова, которые могли тронуть ее. Ему только надо их найти.

Но он их не находил. Ни одной мысли, ни одной стоящей идеи. И так было все время с тех пор, как он видел ее в последний раз. Он чувствовал себя отрезанным от всего мира, брошенным на произвол судьбы, потерянным. Но сейчас его заставила действовать необходимость: ему предстояло лететь в Амстердам, чтобы закончить переговоры, и он не собирался, черт побери, уехать из страны, не повидав ее или, по крайней мере, не поговорив с ней.

Злость придала ему сил. Он набрал номер, прижал трубку к уху и стал считать гудки. Под мышками расплылись мокрые круги, рубашка прилипла к спине. Легче было бы одолеть вершину горы, чем это. Или заарканить лошадь. Провернуть многомиллионную сделку. Все что угодно!

На девятом гудке, как раз в ту минуту, как он уже хотел сдаться, Джейми сняла трубку.

— Алло?

Эдвард потер заболевшую переносицу.

— Привет, Джейми. Это я. Я знаю, ты не хотела, чтобы я звонил, хотела, чтобы у тебя было время подумать…

— Ничего. Как ты?

Он старался определить по ее голосу, было ей действительно интересно? Или нет? В какой степени? Он до боли хотел это знать, но заставил себя говорить тихо, спокойно и бесстрастно.

— Я в полном порядке. А ты?

— Прекрасно. — Пауза. Молчание, за которым неизвестно, что скрывалось. Потом снова ее голос, милый, но холодный и отстраненный. — Я целыми днями рисовала. Пытаюсь сделать кое-что новое. Натюрморт. Вообще-то ты застал меня в разгар работы…

— Извини. Я собирался подождать, пока ты мне не позвонишь…

— Мне казалось, что мы именно так и договорились.

— Да. Я знаю, но мне надо уезжать. Я должен лететь в командировку в Амстердам. На неделю или даже больше… Я… — Он покачал головой, прижав пальцы к вискам. Закрыв глаза, он продолжал: — Я не хотел уезжать, не увидев тебя. Нам необходимо поговорить.

— Когда ты летишь?

Его сердце подпрыгнуло.

— Не раньше чем завтра утром. Мой рейс в девять.

— О. — Он ждал, скрестив пальцы, но она быстро разрушила его призрачную надежду. — Так случилось, что я сегодня должна навестить подругу в Мэриленде и вернусь только завтра вечером… Очень сожалею.

Проклятье! Она все осложняла.

— Какую еще подругу? — требовательно спросил он. — Я не знал, что у тебя есть подруга в Мэриленде. А где именно в Мэриленде?

— В Оулни. — Она мягко засмеялась, но даже этот короткий звук быстро оборвался. — Эдвард, существует много такого, чего ты еще обо мне не знаешь. В действительности ты вообще плохо меня знаешь.

— Я люблю тебя, — сорвалось у него с языка прежде, чем он остановился. — И я хорошо знаю тебя. Я знаю, что ты напугана, чувствуешь себя несчастной и решила не давать волю эмоциям. Я знаю это. И понимаю. И если бы я распоряжался временем, я бы позволил тебе такую роскошь, как говорить «нет» так долго, как ты хочешь, пока ты в конце концов не поймешь, что ты тоже любишь меня, черт возьми, и единственное, что ты хочешь мне на самом деле сказать, — это «да». «Да, я люблю тебя». Вот, что ты хочешь мне сказать! Но вместо этого мы должны пройти через все это, черт побери…

— Эдвард, ты кричишь на меня, я не желаю этого слышать.

— Я еду к тебе. Прямо сейчас. Подожди меня.

— Я уже собиралась уходить…

— Ты сказала, что рисовала. Так что подожди меня. Дай мне десять минут, пять минут, чтобы поговорить с тобой…

— Не могу. Я опоздаю на поезд. Мне пора идти…

— Джейми, подожди!

Он швырнул трубку, схватил пиджак и бросился к двери.

— Мистер Рокфорд, у вас заказан разговор на три часа, и вас ждут.

— Позаботьтесь обо всем. Я приду позже.

Он остановил такси, сел и, подавшись вперед, неотрывно глядя в окно, с нетерпением подгоняя машину каждым своим мускулом, каждой клеточкой, пересек город. Не успела машина остановиться, как он уже распахнул дверцу.

— Спасибо. Сдачи не надо.

Перепрыгивая через две ступеньки, он помчался вверх по лестнице, марш за маршем.

Он достиг площадки шестого этажа как раз в тот момент, когда Джейми выходила из студии со спортивной сумкой в руке.

Преградив ей путь, он встал столбом на верхней ступеньке, кипя от злости и отчаяния.

— Ты даже не собиралась подождать меня?

— Я… я сказала тебе… я должна успеть на поезд.

— В Оулни.

— Да, — резко ответила она, бросив сумку и скрестив на груди руки.

— Джейми, не делай этого. Я знаю, что ты напугана. Я понимаю.

— Отлично. Прекрасно, Эдвард. Я очень рада. Потому что ты мне нравишься и я хочу, чтобы мы были друзьями…

— Друзьями? Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ. Нет, не перебивай и не уходи. Я люблю тебя, Джейми Пейтон, и знаю, что и ты любишь меня! Я знаю это, чувствую здесь… — Он хлопнул себя по груди ладонью. — Все равно мы справимся с этим. Справимся с печалью, страхом, всеми теми тяжелыми чувствами, о которых ты не хочешь или не можешь говорить. Мы…

— Кем ты себя воображаешь? Ты что, волшебник? Один взмах твоей волшебной палочки — и все прекрасно?

Глаза его сузились, но он не отрывал взгляда от ее лица, размышляя в недоуменье.

— Почему ты так злишься на меня, когда все, что я тебе предлагаю — это счастье?

— Из-за твоего высокомерия! Из-за твоей проклятой самонадеянности!

— Моего? Моей? — застонал он, широко раскинув руки. — Джейми, меньше всего меня можно обвинить в самоуверенности. Впервые за все десять лет я чувствую себя так, словно балансирую на туго натянутой проволоке на чудовищной высоте, а подо мной даже нет сетки.

Она заморгала, но тут же отвела взгляд в сторону.

— Но ты выглядишь высокомерным, ты ведешь себя… — Она замолчала, пожав плечами с безнадежной покорностью.

— Как? — спросил он, разводя руками. — Как? Как твой отец?

— Вот именно! — Она посмотрела снова ему в лицо. — Ты ведешь себя так, как будто знаешь ответы на все вопросы. Что мне надлежит делать, а что нет…

— Так вот оно что! О, мне следовало догадаться. Знаешь, я тебе скажу кое-что, Джейми. Я совершенно не похож на твоего отца. Ни малейшего сходства. Мне он не симпатичен. И я очень сожалею, что мы его встретили и он каким-то дурацким образом дал тебе понять, что я ему нравлюсь. Это не так. Он меня даже не знает. И… — Эдвард наклонился к ней. Его глаза горели неистово и страстно. — Что касается ответов на все вопросы, у меня их нет. Я в таком же замешательстве, как и ты, с той разницей… — тяжело дыша, он перешел на шепот, — что я знаю, что мы любим друг друга и так или иначе, но будем счастливы!

Джейми покачала головой, у нее подрагивали губы.

— Ты не понял. Мне не надо такого счастья, потому что я не могу переносить, когда я несчастлива. Не могу. Не могу больше. Мне нужно, чтобы все было просто, обыкновенно, поддавалось контролю, как это было раньше.

Наклонившись, она подняла свою сумку и прижала ее к груди.

— Эдвард, завтра ты улетаешь. Я… я думаю, что это к лучшему. У нас обоих будет время, чтобы подумать, сориентироваться. Ты можешь целиком посвятить себя бизнесу, а я рисованию. Это будет хорошо для нас обоих.

— Только не для меня.

Его глаза были влажными, мученическими.

Джейми смотрела в сторону.

— Да, это будет хорошо. И мы поговорим, когда ты вернешься. Ты увидишь… — Поднырнув под его руку, она начала спускаться по лестнице. — Увидишь, так лучше, — донесся ее голос с площадки пятого этажа.

Подождав в кафе на углу, пока Эдвард выйдет из подъезда и уйдет, Джейми отодвинула нетронутую чашку кофе, вернулась в студию и сняла телефон со стены.

Она сидела неподвижно, держа телефон на коленях и глядя в стену. Тысячи мыслей крутились у нее в голове, разбитый калейдоскоп, фокус которого невозможно было настроить. Ей хотелось одного — спать. Это было единственное, чем она занималась три прошедших дня.

На мольберте стояло полотно с контуром натюрморта… а вокруг, заполняя каждую клеточку пространства, были выполненные в карандаше наброски мужского лица, смуглого, красивого, знакомого лица.

Вскрикнув, Джейми запустила в картину туфлей, и все сооружение рухнуло на пол. Тогда она бросилась на постель и укрылась с головой одеялом.

13

Целый день Джейми пряталась от себя самой, от всего мира, от кого-то, кто постучал ей в дверь с возгласом: «Доставка!» Она не доверяла никому, а уж особенно себе самой. Она знала, что не способна сейчас принять никакого, даже самого незначительного решения. Она чувствовала себя измученной и опустошенной. В то же самое время ей казалось, что она снова переживает свое детство, самую ужасную его пору и не в состоянии хоть что-то изменить.

Необходимость заставит ее очнуться. Судьба вмешается.

Постепенно, шаг за шагом, так и происходило.

Началось с обыкновенного похода в магазин. Ей пришлось отправиться туда, потому что кончилось молоко, кончился кофе, а хлеб покрылся зеленой плесенью. Помимо этого все, что она пыталась рисовать, было настолько отвратительно, что она не могла смотреть на свои творения. Так что поход в бакалейную лавку казался спасением.

Вернувшись меньше чем через час, она застала на лестнице поджидавшего ее соседа Кента. Не дожидаясь, пока она поднимется на их этаж, он крикнул ей вниз:

— Джейми? Эй ты? Поднимайся скорей! У меня сюрприз для тебя.

Отлично. Джейми тяжело вздохнула, пиная каждую ступеньку последнего лестничного марша. Только этого не хватало!

Она нашла его около своей двери с охапкой роз в руках. Это были розовые розы.

— И это еще не все, — тараторил он, охваченный возбуждением. — Посмотри, сколько их в комнате! Трудно поверить, что во всем мире наберется такое количество роз. И все розовые! Ты когда-нибудь видела такое количество роскошных розовых роз?

Джейми лишь молча покачала головой, приняв охапку роз и пройдя в комнату, чтобы забрать остальные.

— Просто фантастические цветы! От какого-то поклонника наверняка, Джейми.

Она погрузила лицо в розовое душистое море и вдохнула.

Кент продолжал тарахтеть.

— Надо было видеть мальчишку-разносчика. Парень поднял весь этот груз на шестой этаж и чуть не отдал Богу душу. Я как раз спускался вниз за почтой и видел его. Он тяжело опустился у твоей двери, стучал и ругался. Он сказал, что вчера поднимался сюда с этими розами, потом спускался с ними, и будь он проклят, если ему придется тащить их снова обратно. Я сказал, что буду рад помочь… Оставь их, я хочу сказать, не носи! — Он засмеялся, очень довольный той ролью, которую сыграл в этом деле. Потом нахмурился. — Надеюсь, это было правильно?

Джейми собралась с мыслями и вежливо ответила:

— О, да. Спасибо, Кент. Это было очень любезно с твоей стороны.

— Всегда готов. Можешь рассчитывать на меня, твоего любезного соседа…

— Спасибо, Кент. Пока.

— Послушай, хочешь я занесу цветы к тебе? И твои продукты?

Джейми покраснела.

— Конечно. Спасибо.

Он вошел за ней, держа розы и озираясь в поисках места для них. Джейми видела, как он оглядел полупустую комнату, беспорядок в углу, где было подобие кухни, сваленные полотна, старенький диван, который был почти единственной ее мебелью. Особенно похвалиться было нечем.

Их взгляды встретились, и Кент усмехнулся.

— Ты как цыганка, вроде меня, а? Не пускаешь корней.

Он повернулся, прежде чем смог заметить, как по лицу Джейми разлилась боль. Положив розы на стол, он направился к двери.

— Увидимся. И запомни, если что-нибудь нужно, только постучи!

— Да. Спасибо, — пролепетала она.

У нее кружилась голова и дрожали колени. Если бы ей было свойственно это, она бы упала в обморок. Вместо этого Джейми прижала розы к груди и проглотила слезы. Справившись с собой, она достала из шкафа старый стеклянный кувшин и поставила в него букет. Маленький запечатанный конверт, приложенный к букету, упал на пол.

Дрожащими пальцами Джейми подняла конверт за уголок и извлекла из него крошечную белую карточку.

Если могут расцветать розы, то почему бы не расцветать и счастью? И любви?

Пожалуйста, Джейми, позвони мне или положи на место трубку своего телефона, чтобы я мог дозвониться до тебя. Пожалуйста. Я люблю тебя.

Эдвард.

Сзади на карточке значился номер его телефона в Амстердаме.

Джейми попятилась и остановилась, только наткнувшись на диван. Она села, держа карточку в руке, пытаясь разобраться в своих чувствах. Это было равносильно тому, чтобы стараться развязать огромный узел, в котором переплелись тысячи нитей: отец, детство, ее отношение к родителям, к себе, вопросы, которые задавал Эдвард, всегда задавал, настойчиво задавал. «И что ему не живется без меня?» — в голос заплакала она.

В сердцах она подбросила карточку в воздух. Ветерок подхватил ее и закружил по комнате, уронив возле телефона со снятой трубкой. Джейми, не дыша, уставилась на нее.

— Здорово! — прошептала она. — Вот уже и предзнаменования. Что дальше? Чудеса? Прорицатели? Хрустальные шары? О, если бы у меня была подруга в Оулни или где-нибудь еще, я бы ей сейчас позвонила.

На следующий день в десять часов утра в дверь громко постучали. Это было похоже на руку судьбы.

— Доставка!

Выронив карандаш, которым делала наброски, Джейми подошла к двери и, не снимая цепочки, выглянула наружу. Действительно за дверью стоял посыльный, на этот раз девушка в красных спортивных ботинках.

— Привет! Посылка для мисс Пейтон.

— Минутку, пожалуйста.

Джейми сняла цепочку и открыла дверь. Девушка вручила ей громадную коробку.

— Подождите, распишитесь вот здесь.

Протянув квитанцию, она на секунду забрала коробку, потом снова отдала ее Джейми и, стуча ботинками, побежала вниз по лестнице.

Джейми стояла, оцепенев, но, когда Кент открыл свою дверь и выглянул на лестницу, она исчезла, как черепаха, прячущаяся в свой панцирь. Прислонившись спиной к двери, она покачала головой.

— Прекрати! Прекрати это, Эдвард! Это неразумно. Глупо…

Но никакое самообладание не могло остановить ее и помешать развернуть посылку. Она должна была это сделать. Желание было непреодолимым.

Внутри большой почтовой коробки оказалась коробка гораздо меньшего размера в элегантной фирменной бумаге. Маленький золотой тюлень был прикреплен к пышному атласному банту. В коробке, упакованный в несколько слоев бумаги, лежал шарф, красивее которого Джейми никогда не видела. Полный жизни, яркий, земной и в то же время мистический рисунок радовал ее глаз художника. Сама ткань была невесомой, сотканной из лунного света и сияния звезд… или, во всяком случае, казалась такой. Такой она ее и почувствовала, набросив шарф на плечи. Подняв плечо, Джейми потерлась щекой о теплый нежный материал и сразу ощутила прикосновение Эдварда, пригрезившееся прикосновение издалека.

Магия.

— О Господи! — Она перестала дышать. Как ей поступить? Что ей теперь делать? Что будет дальше?

У нее не было ответа на этот вопрос… пока в дверь не постучал Карл Вирек, владелец галереи.

— Наконец! — сказал он, ворвавшись в студию. — Где она? Где та картина? Я беру ее сейчас, немедленно, и не хочу слышать никаких возражений. Я рассказал одному солидному покупателю об этой твоей новой работе, и он очень заинтересовался. Чрезвычайно заинтересовался. Он хочет увидеть ее сегодня же. Если повезет, я смогу в течение недели заплатить тебе за нее. И, моя дорогая девочка, — он поцеловал ее в щеку и направился к двери, — если ты нарисуешь еще несколько подобных, с такой же экспрессией и страстью, я все их продам так же быстро. Я смогу сделать тебя знаменитой вопреки тебе самой. И, Джейми… надо есть, ты выглядишь очень бледной.

И он удалился вместе с картиной.

Джейми была поражена. Она не знала, что делать. Теперь, когда пейзаж унесли, студия казалась опустевшей и лишенной души. Но это хотя бы она могла исправить.

Весь день и вечер она работала над новой картиной… и, как Джейми и надеялась, как и мечтала, за абстракцией вырисовывался пейзаж: пейзаж Эдварда, его деревья, его дом, его дверь. Она всецело отдалась рисованию и обнаружила, что изображает осенние листья; дымок, вьющийся из трубы; тень от невидимого сарая, падающую на землю, вызывающую в памяти тепло лошадей и сладкий запах сена. Происходила смена сезона, время медленно шло вперед на полотне. Как? Почему?

Джейми не могла ответить, она испытывала только желание рисовать. И рисовала до тех пор, пока не исчерпала одновременно запас красок и энергии. Тут она уснула на диване, положив голову на руку и закутавшись в шаль, завязанную концами на ее груди. Ей приснился Эдвард. Это был неясный эротический сон, в котором она целовала его, прикасалась к нему, чувствовала его прикосновения.

Утром она села на пол, положив на колени шкатулку с красками. Ей нужны были новые… и, более того, ей нужны были ответы. Это сводило ее с ума. Она поискала на крышке фирменный знак, адрес, но ничего не обнаружила. Она перевернула шкатулку, рассыпав сморщенные тюбики вокруг, но так ничего не нашла.

Ее охватило упрямство. Может быть, она не может разгадать загадку всей своей жизни, но уж эту-то маленькую загадку, она, черт побери, разгадает…

Вот что! Там была вывеска. Кажется, надпись на стекле витрины, старая выцветшая надпись полустертыми буквами. Там было написано что-то вроде «Мистика» или «Мистическое». Что-то вроде этого. Думай, Джейми Пейтон, думай!

Кусая губы, Джейми позвонила в справочную, но в ответ услышала: «Извините, но без точного названия или адреса, боюсь я не смогу вам ничем помочь».

Быстро натянув джинсы и майку, Джейми постучала в дверь Кента.

— Окажи мне любезность. Мне нужен телефонный справочник, ты мне не одолжишь? Я пролила на свой скипидар когда-то, и им невозможно пользоваться.

— Да, конечно, — сказал он, протирая глаза. — Сейчас дам. Может быть, войдешь?

— Да нет. Я тебя разбудила, да? Прости. Я не думала…

— Не переживай. Вот, держи. Тебе помочь?

Джейми уже перелистывала страницы, пытаясь удержать в одной руке тяжелую книгу. Ведя пальцем, она сначала просмотрела названия всех магазинов на «М», потом ту страницу, где названия магазинов начинались со слова «Антикварный». Нахмурившись, попробовала «Товары для художников». Все безуспешно.

— Проклятье!

— Я могу чем-нибудь помочь?

Она взглянула на Кента невидящими глазами. Взгляд ее серых глаз был устремлен куда-то далеко.

— Где же еще посмотреть… чтобы найти коллекцию странных вещей.

Он пожал плечами.

— Антиквариат?

— Уже пробовала.

— Хорошо. — Он задумался. — Как насчет «Предметы коллекционирования»… «Любопытные вещи»… «Ломбарды»… «Магазины уцененных вещей»… «Утиль»?

Она попробовала все это и со вздохом закрыла книгу.

— Ничего! И мы движемся в неправильном направлении. Эти вещи… в общем, они были еще более странными, чем все это. Весь магазин был очень странным. В нем было что-то… Я не знаю…

— Что? — спросил он, моргая, как сова.

— Что-то мистическое.

— Ну да, конечно, — засмеялся было он, но тут увидел выражение ее лица. — Ты не разыгрываешь меня? Ну тогда попробуй на «Магический». Тоже нет? Ладно, попробуй «Театральный реквизит»… Нет? Сожалею, но больше ничего не могу придумать.

Джейми, разочарованно, протянула ему справочник.

— Тем не менее спасибо, — мягко сказала она.

— А что это такое? — спросил он. — Какое-то место, где ты бывала?

Она кивнула.

— Тогда почему просто не пойти туда?

На ее лице опять появилось отстраненное выражение.

— Я думала об этом. Не знаю, смогу ли найти эту лавку.

— Я помогу. Не торопись сказать мне «нет». Позволь помочь тебе. У меня репетиция только в два, и я с удовольствием совершу утренний моцион.

— Спасибо, — сказала она. — Очень любезно с твоей стороны.

— Я делаю это с большим удовольствием. Иногда необходимо, чтобы тебе кто-то помог, понимаешь?

В ее голубино-серых глазах мелькнуло воспоминание. Она отвернулась.

— Ты сможешь выйти минут через десять?

— Да я буду готов через пять. Нет проблем.

Они ходили по улицам все утро. Джейми вела его. Время от времени ей казалось, что она уже у цели… но она так и не нашла той лавки. Она ни разу даже не вышла на нужную улицу.

В час дня они расстались с Кентом на автобусной остановке.

— Спасибо, что составил мне компанию. — Пожав плечами, Джейми выдавила улыбку. — Извини, что зря потратил на меня свой день.

— Совсем не зря. Я с удовольствием прошел… все сорок пять километров! — Засмеявшись, он вскочил в автобус. — Между прочим, для этого и существуют друзья.

Она почувствовала себя странно растроганной этой его фразой, сказанной одновременно и обыденно, и сердечно. Неужели это так просто для других людей? Только протяни руку — и тебя кто-то ждет? Попроси — и кто-то откликнется? Может быть, это первый, крохотный шаг к тому, чтобы стать открытой, раскованной, участливой и любящей, впустить кого-то в душу?..

И Джейми вдруг заревела, как маленький ребенок, прямо посередине улицы. Из глаз ее полились слезы и заструились по щекам. Как будто в ее душе произошел эмоциональный взрыв. Его невозможно было ни предупредить, ни сдержать. Дрожа, она сунула руку в карман, нашла бумажный носовой платок и высморкалась. «О Господи! Что же это со мной происходит?» Опустив голову, она уставилась себе под ноги и заспешила домой.

Вернувшись в студию, Джейми сварила себе чашку горячего шоколада. За окном все еще было двадцать два градуса, но горячий шоколад был одним из тех средств, которые, как она считала, помогали ей чувствовать себя лучше, как в детстве любимый медвежонок. Она думала, и над чашкой поднимался пар, в котором ей чудились образы: сначала ее мать, потом отец. Видения поднимались, двигались, исчезали. Потом возник странный старичок из той лавки. Его лицо расплылось в улыбке и тоже исчезло. И тут появилось лицо Эдварда. Красивое, полное страстного желания, дерзкое и требовательное. Даже будучи всего-навсего видением, он требовал слишком многого!

Она выпила шоколад до дна и вытерла ладони о джинсы.

— Возьми себя в руки, женщина! — громко сказала она, взорвав на мгновение безмолвие, царившее в студии. — Принимайся за работу. Делай что-то полезное.

Она начала опять рисовать, работая над пейзажем, потому что иного выбора не было. Она выжала из тюбиков все до последней капли, скрутив их, как тюбики с зубной пастой, но капли эти были такими же яркими и сочными, как тогда, когда она открыла тюбики. В первый раз она положила на ладонь все девять штук: берлинская лазурь, темно-красный, чисто белый, сажа, сиена жженая, охра, кадмий, киноварь, венецианский кармин. На полотне они обретали жизнь, теплые, трепещущие, сверкающие и вместе с тем нежные и глубокие… удивительно! Сама картина была удивительной, как и та, первая. Джейми сама это видела. Картина была прекрасной. Она была живой.

Отложив кисть, Джейми подошла к окну. На улице темнело. Ночь опускалась на Вашингтон. В Амстердаме сейчас очень поздно, за полночь. На шесть часов позже. Что же реальней — семь вечера или час ночи? Было еще сегодня или уже завтра? Что в действительности? И существовало ли вообще что-то реальное?

Эдвард… Что он сейчас делает? Сидит за столом в своем отеле и проглядывает записи, составляет корпоративные планы? Лежит в постели, спит и видит сны или лежит с открытыми глазами и думает? О чем? О ней? Положив одну руку на свою голую грудь, а другой прикрыв глаза, все думает о ней, скучая без нее, желая ее, нуждаясь в ней?

Эта мысль сжала грубой рукой ее сердце, выдавив до последней капли все ее эмоции: смятение, замешательство, страстное желание, страх и любовь. Такой боли она никогда еще не чувствовала. Не отдавая себе в этом отчета, она выглянула в ночь и прошептала его имя. Она не представляла, что сказать еще. Были же какие-то слова, должны были быть, но она не могла найти их, не могла произнести.

Джейми закрыла окно. Зажгла свет. И снова забылась тяжелым сном на неразобранном диване, укрывшись шалью.

Когда кто-то постучал ей среди ночи в дверь, она моментально проснулась. Ее чувства были обострены, и она была готова к этому. Накинув цепочку, она выглянула наружу, потом закрыла дверь и, сбросив цепочку, распахнула ее снова.

— Привет, — прошептала она.

Перед ней стоял Эдвард Рокфорд, с взъерошенными черными волосами, затуманенными глазами и однодневной щетиной на подбородке.

— Привет. Я вернулся из Амстердама. Не мог больше там оставаться ни дня.

Протянув руку, она втащила его в комнату.

— Иди сюда. Давай мне свой пиджак.

— Спасибо. — Опустившись на краешек дивана, он потер шею рукой. — Я тебя разбудил, да? Извини.

— Ничего. Сколько времени?

— Три тридцать утра. — Он посмотрел на свои часы. — Почти четыре. Извини.

— Все в порядке. Как странно…

— Как будто я не знаю!

Она мягко засмеялась.

— Я хотела сказать, что это странно, но я почти ждала тебя.

— Правда? — спросил он, встав и подходя к ней. — Ты хотела, чтобы я пришел?

Она посмотрела ему в глаза, глаза, которые обещали все на свете… и отвела взгляд.

— Не знаю, Эдвард. Я бы солгала тебе, если бы сказала другое.

— О, только не ложь! Нет, мне нужна суровая правда. К черту все мечты, предположения, надежды. Все это нам не нужно.

— Эдвард, не начинай.

— Хорошо, хорошо: Прости. Не шарахайся, пожалуйста. Я буду спокойным. Покладистым и разумным. Воплощение терпения! Правда. Пожалуйста, сядь со мной.

— Сажусь.

— Сядь поближе. — На лице его мелькнула обычная усмешка, но он тут же снова стал серьезным. — Джейми, нам надо поговорить.

— Знаю, — ответила она, встретив взгляд его черных глаз. — Я знаю, мне просто нужно было время, чтобы подумать.

— Вот это-то меня и пугает.

Она моргнула.

— Почему?

— Потому что ты позволяешь своей голове управлять твоим сердцем.

— Подожди минутку. Не ты ли говорил мне, что научился быть осмотрительным, осторожным…

— Да, и смотри, к чему это привело — десять горьких лет одиночества и отчаяния. Но хватит, Джейми. Хватит! Я примирился со всем этим. Все, что я делал, я делал, лишенный любви, и хотя все закончилось печально, я, по крайней мере, пытался. Но прошлое есть прошлое, а все, чего я хочу сейчас, — это настоящее… и будущее. Я хочу тебя. Я люблю тебя. И правда заключается в том, что ты тоже меня любишь…

Она встала.

— Ты говоришь за меня. Врываешься сюда и говоришь…

— Ты сама это сказала когда-то, на пике страсти. Сознайся!

С пылающими глазами она закусила губу.

— Я не собираюсь говорить ничего такого, что не хочу сказать.

— О, Джейми… говоришь ты это или нет, я знаю, что это правда. Я обнимал тебя. Я любил тебя. Я видел тебя засыпающей в моих объятиях. Я знаю, что ты меня любишь!

— Прекрасно. Тогда я подтверждаю это. Я тебя люблю.

Она снова села на диван, скрестив руки на груди.

— Спасибо, — мягко сказал Эдвард, улыбка промелькнула на его губах. — Это стоило того, чтобы лететь девять часов.

— Пусть это не вскружит тебе голову.

Джейми пыталась подавить улыбку, но это было очень трудно сделать.

Его счастье было слишком заразительным, опьяняющим. Это напугало ее.

— О Эдвард, не надо так. Не нужен весь этот натиск. Пожалуйста, давай поговорим. Пожалуйста, попытайся слушать, попытайся понять меня, понять, что я думаю.

— Единственное, что я хочу знать, — это то, что ты чувствуешь. В данный момент. Скажи мне. Открой свою душу. Дай мне заглянуть в нее. Не прячься за словами и за своей логикой…

— Но проблема именно в этом. Я должна. Я не могу по-другому.

— Не можешь или не хочешь? — Теперь на ноги вскочил он, навис над ней, уперев руки в подушки дивана и почти вплотную приблизив свое лицо к ее лицу. — Доверься мне, Джейми. Попытайся. Не упусти шанса. Доверься мне!

Упершись руками в его твердую, как стена, грудь, она оттолкнула его от себя.

— Видишь, ты совершенно не слушаешь меня. Все только ты, ты, ты… а не я!

Он не сдвинулся с места. Его взгляд жег ей душу.

— Мы. Мы, вместе, на всю жизнь и при любых обстоятельствах. Мы, двое, связанные, соединенные любовью. Вместе, а не поодиночке. Слушай меня, Джейми. Верь мне!

— Не могу. — Она проскользнула у него под рукой и отбежала в дальний конец комнаты. Ее трясло. Она плакала. — Не могу, Эдвард, ты слишком много хочешь.

— Конечно. — Он выпрямился, опустив руки. — Я все знаю, Джейми. Знаю, как тебе трудно. Но я только хочу тебя любить, хочу обнять тебя и дать тебе поплакать, чувствуя себя защищенной и любимой. Хочу чувствовать твои слезы на своей коже, точно так же, как хочу слышать твой смех, разгладить твои нахмуренные брови, заставить тебя хихикать, словно ты маленькая девочка.

— Но я не маленькая девочка! — возмутилась она.

Он закрыл глаза и потер виски.

— Старая история. Опять старая история. Ты позволяешь прошлому взять над собой верх, Джейми. Позволяешь ему контролировать твою жизнь.

— Это моя жизнь.

— Это наша жизнь! Наша. Мое будущее, так же, как твое. Я расплачиваюсь за бессердечие твоего отца.

— А кто тебя просит? И вообще, ты можешь взять и уйти и оставить меня одну. Никто не просит твоей помощи. Никто тебя ни о чем не просит!

— Но я буду делать это, Джейми. Буду делать все что угодно. Только скажи мне, что делать, какими словами доказать тебе, что я не такой, как он. Я не буду причинять тебе боль. Не буду!

Она отвернулась, плача.

Он обхватил ее руками, заключил в свои теплые объятия. Он чувствовал, как она дрожит. Ее слезы капали ему на руки.

— О моя дорогая, — шептал он, касаясь ее волос губами, — если я не могу найти нужных слов, чтобы убедить тебя, позволь моим действиям сделать это за меня. Джейми… Джейми, посмотри на меня. — Он нежно повернул ее к себе. — Джейми, взгляни на меня. Я здесь. Я летел девять часов, преодолел тысячи километров, чтобы быть здесь… потому что я люблю тебя. Ты нужна мне. Я хочу тебя. Я люблю тебя. И я здесь, Джейми. Разве твой отец сделал бы когда-нибудь такое? Пересек бы океан, чтобы быть с твоей матерью? Поставил бы свои чувства выше работы? Бросил бы все ради того, чтобы быть рядом с той, которой он нужен, которая его любит? Он бы сделал так?

Не дождавшись ее ответа, Эдвард покачал головой, закрыв глаза. Это было ужасно, обнимать ее и не чувствовать никакой реакции с ее стороны. Это была пытка… быть рядом и чувствовать ее холодность и упрямство, чувствовать ее закрытость.

— Скажи хоть что-нибудь, Джейми. Ради Бога, скажи что-нибудь! Ответь! Прояви свою любовь!

— Эдвард, я действительно люблю тебя. Ты хотел, чтобы я это сказала, и я сказала. Но… — В ее глазах была мука, губы подрагивали, по щекам катились слезы. — Разве это привело к чему-то? Теперь тебе этого мало. А я не могу дать тебе большего. Я даже не могу дать тебе того, что уже дала. Еще чуть-чуть, и я не выдержу. Я не настолько сильная и не такая мужественная…

— Джейми, любимая…

— Не надо! Не дави на меня! Ты меня слышишь? Ты слышишь, что я говорю? Я говорю «нет», Эдвард. Нет!

Он отшатнулся. Он всматривался в ее лицо. В его глазах была мука.

— Джейми, не делай этого. Если ты не хочешь сейчас связывать себя какими-то узами, мы не будем. Если ты не хочешь выходить за меня замуж, пусть остается все, как есть. Ты можешь даже ничего не говорить. Просто пойдем со мной. Поедем вместе в Европу, Джейми.

Закусив губу, она покачала головой.

— Нет, Эдвард, я не могу.

Он отвернулся. Она видела, как тяжело вздымается его грудь. Овладев собой, он повернулся к ней.

— В шесть утра вылетает самолет нашей корпорации. Я надеялся, что мы улетим вместе, навстречу нашему счастливому будущему… — Его голос выдал его. Он поднял широкие плечи и опустил их, пытаясь справиться с отчаянием. — Позвони мне, Джейми. Когда-нибудь. В любое время. — Она увидела его спину, его руку на ручке двери. Дверь открылась. — Я думаю, что мне лучше ехать в аэропорт.

Потом была пустота в дверном проеме, где он только что стоял, так и не дождавшись, чтобы она окликнула его. Тишина.

14

Было шесть часов утра. В этот самый момент взлетал самолет Эдварда, он улетел без нее. Осознание этого вывело ее из оцепенения. ОН УЛЕТЕЛ.

Она вдруг осознала, что происходит, что она чувствует и чего больше не хочет чувствовать. В одну секунду она превратилась из испуганного ребенка, забитого ребенка, долгие годы не знавшего любви, в женщину, которая добьется любви… которая возьмет свою судьбу в собственные руки.

Она сделает это. Она сможет. Ей предложил свою любовь мужественный смелый мужчина, и она будет ему равноправным партнером, его лучшим другом и любовницей. Да! Ее сердце принадлежало ей… не ее отцу, не ее матери, а ей. Ее душа была ее собственной и не жалкой, а сильной и наполненной надеждой, парусом, который вынесет ее, куда ей надо. Ее мысли, желания и мечты были подвластны ей, она могла объединить их с мечтами мужчины, которого любила.

Она сняла трубку телефона, но ничего не услышала. Тишина. Усмехнувшись, Джейми включила его в сеть, подождала гудка и позвонила в справочную.

— Телефон авиакомпании «Дельта», пожалуйста. Спасибо.

Первый рейс, на котором ей удалось получить место, вылетал по расписанию в 12.55 этого дня. Она села в кресло, пристегнула ремень, подняла столик и закрепила его. Ее жакет лежал в багажном отделении у нее над головой. Джейми была настолько возбуждена, что у нее дрожали руки.

Проходившая мимо стюардесса успокаивающе улыбнулась.

— Все будет в порядке, дорогая, успокойтесь.

Джейми чуть не рассмеялась вслух.

Она бы смеялась всю дорогу до Амстердама, если бы самолет когда-нибудь оторвался от взлетной дорожки, но он стоял на ней и не двигался с места.

Просидев так час, Джейми имела возможность обдумать все свои дальнейшие шаги. Она приземлится в Амстердаме завтра в половине шестого утра. Она наберет его номер, разбудит его и сообщит, что прилетела. Она примчится к нему, бросится в его постель, в его объятия! Совсем неплохой сценарий! Она уже у пути.

Или будет в пути, если этот чертов самолет когда-нибудь взлетит. О-о! Никогда не стоит говорить ничего плохого о самолете, на котором собираешься перелетать через океан. Ночью. В темноте.

— Прости меня, — прошептала она, погладив ручку своего кресла.

— Потеряли терпение? — спросила женщина, сидевшая слева от нее.

— Слегка, — улыбнулась Джейми.

— Уверена, что все в порядке. Через минуту-другую мы взлетим.

Прошел еще час, а они все еще оставались на земле. Потеряны два часа драгоценного времени их полета! Джейми хотелось закричать. Воздух в самолете был спертым и тяжелым. Кока-кола, которой бесплатно поили их, была теплой и противной. Сердце Джейми колотилось. Нервы были натянуты, как струны скрипки. Она была на грани слез.

Прозвучавший по внутренней связи голос пилота был отвратительным, под стать ее состоянию.

— Говорит командир корабля капитан Вагнер. Я приношу извинения за задержку, друзья, но у нас возникли проблемы с дверью заднего выхода. Мы вынуждены высадить пассажиров. Надеемся, что сможем объявить посадку через несколько часов. Пожалуйста, слушайте объявления. Еще раз приношу извинения за доставленные неудобства. Спасибо.

Салон самолета наполнился вздохами и стонами, когда самолет двинулся обратно к месту посадки пассажиров. Пассажиры, включая Джейми, гуськом покинули самолет. Джейми опустилась на жесткий стул с круглой спинкой в зале ожидания и попыталась читать журнал, который купила несколько часов назад.

Когда цифры на электронных часах аэропорта показали 4.30, Джейми решила изменить стратегию. Она позвонит ему отсюда. Загибая пальцы, она высчитала, сколько в Амстердаме времени. Уже пол-одиннадцатого. Она позвонит в отель, а если он задержался на совещании, то оставит для него сообщение, чтобы он знал, что она в пути.

С помощью телефонной карточки она набрала номер в Амстердаме. Ответила служащая отеля.

— Алло? Простите, вы говорите по-английски?

— Да, конечно, — ответила женщина по-английски с приятным акцентом. — Я могу вам помочь?

Джейми с облегчением вздохнула. Улыбаясь, она держала трубку в мокрой от волнения руке.

— Да, пожалуйста. Будьте добры, позвоните в номер мистера Рокфорда.

На мгновенье воцарилась тишина.

— Сожалею, но мистер Рокфорд выехал из номера.

— Эдвард Рокфорд, — ошеломленно повторила Джейми.

— Да, совершенно верно.

— Но он не мог. Я хочу сказать, что он возвращался домой, я знаю, но сегодня он вернулся. Сегодня вечером… Я… я уверена. Он дал мне этот номер, — настойчиво и упрямо повторила она.

— Очень сожалею, но он аннулировал последующее бронирование.

— Аннулировал? Он переехал куда-нибудь еще? В другой отель? — требовательно допытывалась она.

— Уверена, что нет. Мистер Рокфорд всегда останавливается у нас, когда приезжает в Амстердам. И… я проверяю по своим записям… да, телефонный звонок с просьбой аннулировать дальнейший заказ поступил из Штатов.

— О! — прошептала Джейми, от изумления потеряв дар речи. — О!

Кажется, женщина на другом конце провода почувствовала, что что-то не так.

— Алло? Вы слушаете? Могу я вам как-то помочь?

— Нет. Нет, спасибо. До свидания.

Повесив трубку, Джейми продолжала стоять неподвижно. «Без паники! Думай, Пейтон… все в твоих руках. Думай!»

С преувеличенным хладнокровием она бросила в автомат двадцатипятицентовую монету, позвонила в справочную, а потом набрала номер офиса на телевидении.

— Добрый день. Компания «Юниверсал». Чем могу быть полезна?

— Пожалуйста, офис Эдварда Рокфорда.

— Одну минуту, пожалуйста.

Все в порядке, сказала она сама себе, все в порядке. Он просто изменил планы.

— Алло, с вами говорит Донна Фрэй. Чем могу быть вам полезна?

— Мистера Рокфорда, пожалуйста.

— Сожалею, но мистера Рокфорда нет. Что-нибудь ему передать?

— Вы его ждете?

— Сегодня нет. Могу я…

— Он был — сегодня на работе? Он в Америке?

Она понимала, что ведет себя несколько безрассудно, но это было единственное, что ей оставалось делать, черт возьми!

— Боюсь, что все, что я могу вам сообщить, это то, что мистера Рокфорда здесь нет. Но если вы оставите сообщение, я с удовольствием передам ему, когда он вернется.

— А когда это произойдет? — Джейми понизила голос. — Пожалуйста, скажите мне хотя бы, он находится на пути в Голландию или он здесь, в городе? Я не знаю, лететь мне сейчас или нет, а уже объявляют посадку, насколько я слышу!

— Сожалею, но я…

— Неважно. Забудьте об этом.

Джейми стиснула зубы и швырнула трубку, но тут же подняла ее снова и набрала номер справочной. Слава Богу, номер его домашнего телефона там значился. Она набрала этот номер и стала считать гудки. Десять, одиннадцать… двенадцать. Никого. Никто не отвечает. Что же ей делать?

Опасаясь, что возникнет конфликт, она снова набрала номер его офиса.

— Мисс Фрэй? Это очень важно. Не могли бы вы мне только сказать, находится ли мистер Рокфорд здесь, в городе? Его домашний телефон не отвечает…

— Я очень сожалею, — мягко сказал женский голос, — и, если вы оставите сообщение…

— Хорошо, — устало согласилась Джейми. — Хорошо. Если он позвонит, скажите ему, пожалуйста, что звонила Джейми Пейтон и…

— Мисс Пейтон? Вы — Джейми Пейтон?

— Да.

— О мисс Пейтон, что же вы не сказали сразу! Мистер Рокфорд несколько дней пытался дозвониться вам из Амстердама. Он даже попросил меня позвонить в телефонную компанию. Нет… он сейчас не в Амстердаме. Его не было в самолете компании сегодня утром, а потом был какой-то странный звонок от него.

— Какой звонок? Откуда?

— Он не сказал. И вообще был сам не свой. Единственное, что он сказал, это то, что он не придет. И что он вообще не знает, когда появится. И что он собирается уехать.

— Уехать? Куда? Он вам сказал, куда он собирается?

— Нет, и я не могу представить…

Но Джейми уже не слушала. Она знала, где он, знала так же точно, как то, что она любит его и что он любит ее. Паника переросла в расслабляющую радость. Он там, ждет ее, в доме в лесу.

Проведя рукой по лицу, она сказала:

— Донна, у вас есть телефон его загородного дома? Телефон? Адрес? Хоть что-нибудь?

— Загородного дома? — повторила секретарша озадаченно. — Сожалею, но я ничего не знаю ни о каком загородном доме.

— Да, понимаю. Спасибо, тем не менее. И, Донна… Извините, что я бросила трубку тогда. Я сожалею.

— Все в порядке, мисс Пейтон. Разве можно сравнить это с… ммм… раздражением мистера Рокфорда, когда я не смогла убедить телефонную компанию направить к вам домой кого-то, чтобы включить телефон.

Ее шутливый тон заставил Джейми улыбнуться. Она уже знала, что с этой женщиной у них сложатся прекрасные отношения.

— Могу себе представить, — хихикнула Джейми.

— О, сомневаюсь. До свиданья. И удачи вам!

После безрезультатного разговора со служащей авиакомпании Джейми вместо денег положила в кошелек, в котором уже лежала мизерная сумма, оставшаяся после того, как она опустошила банковский счет, ваучер стоимостью 1100 долларов на покупку авиабилета и отправилась на такси домой. Едва доехав до границы Джорджтауна, они застряли в пробке. Произошла авария водопроводной сети. Улицы были заблокированы. Машины стояли. Никто никуда не двигался.

— Послушайте, я, пожалуй, выйду здесь, — вздохнув сказала Джейми.

— Ну, спасибо, леди! Вы мне так поможете!

— Извините.

Добавив к чаевым еще доллар, Джейми протянула деньги и, забрав свой чемодан, вышла из машины. Такси осталось стоять, зажатое в бесконечной веренице машин.

Было облачно и прохладно. Собирался дождь. Стараясь держать равновесие, Джейми несла чемодан попеременно то в одной, то в другой руке, а он становился все тяжелее.

Она ни о чем не думала и ничего не планировала. Главное сейчас — добраться домой, в студию. Она надеялась, что найдет запись на своем автоответчике или что Эдвард вот-вот позвонит. Она и сама попробует позвонить ему домой. И будет ждать.

А вдруг он не звонил? Вдруг сдался? Вдруг ее бесконечные «нет» измучили его и он решил, что все безнадежно?

Не может быть! Она со стуком опустила чемодан на землю. Перестань, Пейтон! Это не похоже на Эдварда. Совершенно. Ты снова терзаешь себя, прекрати! Эдвард для этого слишком сильный и мужественный. Нет. Он ждет. Ты только должна найти его. Она снова схватила свой чемодан и двинулась дальше. На самом деле все зависит от тебя, Джейми Пейтон. Если ты его достаточно любишь, если действительно хочешь стать счастливой, ты должна его разыскать.

С этой мыслью она повернула за угол… и вдруг в середине квартала увидела тот магазин. На его витрине красовалась свежая надпись «МИСТЕРИИ», а в уголке — табличка, на которой маленькими печатными буквами было написано: «ОТКРЫТО ПОЖАЛУЙСТА, ВХОДИТЕ».

15

Джейми открыла дверь. Зазвенели крошечные колокольчики, подвешенные на серебряной нити.

Старичок, вытиравший пыль на прилавке, поднял голову.

— Так-так, — улыбнулся он, моргая. — Какой приятный сюрприз.

— Вы меня помните? — ласково спросила Джейми, ставя свой чемодан в угол.

— Конечно, помню. Вы художница, которая купила мои краски.

Джейми кивнула.

— Они оказались очень необычными, — сказала она, внимательно наблюдая за его реакцией.

Он невинно улыбнулся.

— А может быть — вы очень необычный художник.

Она наклонила голову, соглашаясь.

— Да, — сказал она. — Возможно, так и есть.

— А что вы рисуете, позвольте вас спросить?

Она открыла рот, чтобы ответить, и тут же закрыла его, задумавшись, потом, усмехнувшись, ответила:

— Жизнь.

— А! Хорошая вещь, — мудро заметил старичок.

— Безусловно, — согласилась Джейми.

И тут она сделала то, чего совсем не собиралась делать, то, что показалось бы ей довольно глупым, если бы она задумалась над этим. Она спросила напрямик:

— Это волшебный магазин?

— О, — ответил он. — У меня есть кое-что из товаров для фокусников. Цилиндр с кроликом…

— Я совсем не это имела в виду, — сказала она, подходя ближе.

— А что же?

— Есть что-то странное в этом магазине…

— Странное?

— То есть мистическое, — поправилась она.

— Ну, в переводе с латыни мистерия — это то, что возбуждает любопытство и вызывает удивление. Конечно. Но так много загадочных вещей вокруг. Сама жизнь загадочна. Вы так не считаете?

— Конечно, считаю. Вот, например, я как-то пыталась найти ваш магазин. Я искала повсюду. Клянусь, мы прочесали вдоль и поперек весь этот район, мой друг и я, но так и не нашли вас.

— Очень сожалею. Я стараюсь быть здесь всегда, когда я кому-то нужен.

Она заморгала и прищурилась, чтобы лучше его видеть.

— Правда?

— Конечно.

— Так вот почему вы сегодня здесь.

— Возможно, вы правы, — снова улыбнулся старичок. — Хотя я надеюсь, вы пришли сюда не для того, чтобы снова покупать краски.

— Почему же не за этим?

— Я все распродал, — ответил он, махая метелкой из перьев, которой он смахивал пыль, как волшебной палочкой. — Между прочим, какое совпадение! Я как раз думал о вас сегодня утром.

Джейми затаила дыхание.

— Почему?

— Сюда заходил один джентльмен. Он показался мне каким-то расстроенным. Утомленным. Подавленным. Потерянным. Он вошел, чтобы разменять деньги для телефона-автомата, но мы разговорились, и он в результате купил краски.

Все вокруг перестало существовать. Время и пространство. У Джейми перехватило дыхание.

— А потом? — прошептала она.

— Потом? Что потом? Он ушел.

— Нет, не может быть, чтобы это было все, — настаивала она, ухватившись руками за прилавок так, словно это был край света. — Он оставил имя? Адрес? Хоть что-нибудь?

— Сейчас посмотрим, — сказал старик, заглядывая в старую лакированную коробочку, стоящую рядом с кассой. — Он просил меня отправить краски по местному адресу, но, кажется, оставил мне свою визитную карточку. Да, вот она. На ней адрес… на случай, если в магазине появится что-то, что может его заинтересовать.

— Я… — прошептала Джейми. Старичок только улыбнулся. — Простите… можно мне взглянуть на визитку? Пожалуйста!

Она дрожала от нетерпения.

И вот она держит карточку в руке:

Эдвард Рокфорд.

Вице-президент международного отдела

Она быстро перевернула карточку. Здесь чернилами был торопливо записан адрес:

250 Хиллтоп-лейн

Маунтн-вилледж, Вирджиния

— Маунтн-вилледж? — громко прочла Джейми. — Вы не знаете, где это?

— Кажется, он говорил, что это в северо-западной Вирджинии, в горах Шенандоа.

— Он не сказал вам, как туда ехать?

— Нет, моя дорогая, — улыбнулся старик. — Он не предполагал, что я доставлю ему подарок прямо к двери.

— Нет, он не знал. Но, — она закусила губу, ее глаза сияли, — я уверена, что у вас есть какая-нибудь карта.

— Какая-нибудь карта. — Щелкнув пальцами, он исчез за прилавком. Она слышала, как он бубнил: «Какая-нибудь карта… карта… посмотрим…» Он возник из-за прилавка. — Ага! Вот она. Восток Соединенных штатов. Это должно пригодиться.

— Отлично! — воскликнула Джейми. — А вы чудесный, замечательный человек! Спасибо. — Говоря все это, она раскладывала карту на прилавке, приглаживая ее ладонью. Дрожащим пальцем она провела по красным и голубым линиям. — Маршалл… Страсбург… Ларей… Хоксбилл… Маунтн-вилледж! — воскликнула она, танцуя от радости. — Вот это, здесь, смотрите!

— Кажется, неплохое местечко, — усмехнулся хозяин лавки, искоса взглянув на старую пожелтевшую карту.

— А, — да, да! Теперь там все золотое и багряное, деревья, тронутые осенью, а небо голубое и высокое, и облака белые и пушистые. И дом. И человек, который ждет… — Она замолчала, глубоко вздохнула. Глаза ее сияли счастьем. — …Он ждет меня.

Не произнеся больше ни слова, она повернулась и схватила свой чемодан.

— Я должна взять машину напрокат. До свидания. И спасибо!

Так, часом позже, Джейми оказалась за рулем взятого в аренду «форда», на пути из Вашингтона на запад, к горам Шенандоа, над которыми заходило солнце… и к Эдварду.

16

Пес встретил ее прямо у ворот, возле которых она поставила машину. Ей хотелось побежать, полететь на крыльях нетерпения к дому, но она заставила себя идти не спеша. Ночь окутала ее плечи прохладой, словно шалью.

Она дважды сбилась с пути на узких деревенских дорожках, но все люди были очень любезны. Объясняя ей дорогу, они неизменно улыбались, а одна женщина даже угостила ее чашкой кофе с домашним печеньем.

И наконец она на месте. Вот и дом, стоящий в тени деревьев, и всего в нескольких метрах — единственное светящееся окно.

Она постучала в дверь.

Никакого ответа. Тишина. Дом казался опустевшим и покинутым. Но Джейми была абсолютно уверена. Она не беспокоилась. Она забарабанила по двери кулаком. Такой стук невозможно было не услышать. Шаги. И знакомый голос:

— Кто там?

Она усмехнулась.

— Данте уже знает, а если ты хочешь узнать, то открой дверь…

Но дверь уже распахнулась, распахнулась раньше, чем она успела докончить фразу. Она распахнулась широко, и появился Эдвард. На его лице было написано изумление, уступившее место удовольствию, облегчению, боли, удивлению. На его лице отразилась полная палитра чувств, придя на смену обычному хладнокровию. Он так схватился за косяк двери, что побелели суставы пальцев.

— Джейми! Ты здесь! Как? Какими судьбами?

— Ты не хочешь предложить мне войти? — поддразнила она. Ее серые глаза сияли. — Не хочешь обнять меня и зацеловать до смерти?

У него дрогнул подбородок. Тяжело дыша, он наклонился к ней.

— Не раньше чем ты скажешь мне, почему ты оказалась здесь.

Она посмотрела ему прямо в глаза. Вся ее бравада испарилась, уступив место искренней прямоте.

— Я здесь, потому что я люблю тебя, Эдвард. Потому что ты мой лучший друг, мой любовник… и человек, с которым я хочу прожить всю свою жизнь. Потому что, любимый, — она протянула руку и коснулась его щеки, — потому что я не могу жить без тебя, не меньше, чем ты без меня.

— О Джейми, Джейми, дорогая, это правда? Правда? О моя дорогая, моя родная… О Джейми! — Он прижал ее к себе так сильно, что она чувствовала, как вздымается его грудь, слышала его тяжелое дыхание. — О Джейми, я так боялся, что ты позволишь своим страхам встать между нами. Так боялся, что ты будешь прятаться от меня, от жизни…

— Так почти и случилось, но видишь, я оказалась сильнее, чем ты думал. Нет! — поправила она себя, задрав подбородок и сверкая глазами. — Я сильнее и отважнее, чем мне внушали. И ты разглядел это во мне. Каким-то образом разглядел, несмотря на то, что я так старалась это скрыть от нас обоих. Ты освободил меня.

— Ты сделала это сама, Джейми, — возразил он.

— Послушай, — сказала она, уперев руки в бока, — не спорь со мной. У меня был невероятно трудный день, страшный день! — Она усмехнулась. — Я ведь пыталась улететь в Амстердам…

— Что? — засмеялся он, откинув ей волосы с лица, взяв ее лицо в свои ладони и наклоняясь, чтобы поцеловать. — Что ты сделала?

— Я купила билет в Амстердам, но что-то случилось с нашим самолетом, и он так и не взлетел. Я позвонила в отель в Амстердаме, а мне сказали, что ты аннулировал заказ. Тогда я позвонила Донне, которая мне сказала, что ты не появлялся в самолете вашей компании…

— Я не мог. Я не мог допустить того, чтобы нас разделял океан, но не представлял, что делать дальше.

— Эдвард, ты сделал все что мог. Дело было во мне. — При воспоминании о своих былых страхах и сомнениях она покачала головой. Теперь они исчезли, как туман, как наваждение. — Когда я подумала, что потеряла тебя, я уже не могла этого перенести. Как будто я держала счастье в своих руках, а потом выбросила его. И я сказала себе: «Нет! Хватит! Я хочу счастья. Я хочу будущего, заполненного любовью. И я хочу тебя!»

— А я хочу тебя, — выдохнул он, сверкая глазами. Обхватив ее руками, он погрузил свое лицо в ее светлые шелковые волосы, похожие на лунный свет, на звездную пыль. — О Джейми, сегодня утром… сегодня утром я бродил по пустынным улицам города. Я был в таком отчаянии. — При воспоминании об этом он еще крепче обнял ее. — Это была агония. Я не в силах был ее вынести. Я бродил и бродил. Мне так хотелось вернуться и поговорить с тобой еще раз, убедить тебя… заорать… закричать… заплакать… все что угодно, но заставить тебя выслушать меня. Но я боялся, что еще больше отпугну тебя. Я… я не знал, что делать. Но мне необходимо было еще раз услышать твой голос. Я собирался позвонить. Я вошел в тот магазин, ту маленькую лавку… и старичок там… он, кажется, понял все без всяких слов. Он…

— Он продал тебе краски, а ты дал ему свою визитку с адресом.

Отодвинув ее на расстояние вытянутой руки, Эдвард пристально посмотрел ей в лицо.

— Откуда ты знаешь?

— Потом скажу, дорогой. Рассказывай дальше.

— Да уже почти нечего и рассказывать. Наверное, я был не совсем в своей тарелке. Я не помню точно, что делал потом, куда поехал. Я только чувствовал, что должен ждать тебя здесь, знал, что, если ты решишь найти меня, ты будешь искать меня здесь.

— Я так и сделала! — Взяв его лицо в свои руки, она наклонила его голову к себе и стала целовать его губы, его глаза, нахмуренные брови. — Я нашла тебя! Потому что я могу сделать все. Могу смеяться и быть счастливой. Могу сказать тебе, что люблю тебя. Могу даже заглянуть в будущее.

— Ну давай, — сказал он, глядя ей в глаза немигающим взглядом своих черных горящих глаз. — И что ты там видишь?

— Я вижу нас с тобой вместе, всю жизнь и дальше… каждый день нашей жизни, каждое приключение, каждую прекрасную загадку, которую преподносит жизнь. — Таинственная улыбка заиграла на ее лице. Она понизила голос. Смешинки заискрились в нем, как пузырьки в бутылке шампанского. — Я вижу нас обоих через минуту в этом доме, скорее всего, перед камином… поцелуи, объятия и потрясающие любовные ласки. Подожди! Не перебивай! Никаких поцелуев пока, а то мой хрустальный шар может затуманиться! Потом, когда мы уже так устанем, что будем не в состоянии пошевелиться, вижу, мы будем лежать в объятиях друг друга и вместе мечтать о нашем будущем.

— Надеюсь, оно включает свадьбу. И скоро!

— О, да. Я это ясно вижу!

— А дети? Детей много?

— А… дети. Конечно. Число их не очень четко видно…

Он засмеялся, уткнувшись ей в шею.

— Отлично. Некоторые вещи пусть останутся сюрпризом.

— О, да. Должны остаться сюрпризы. И волшебство. Безусловно, должна быть и магия!

Встав на цыпочки, она снова поцеловала его, долгим страстным поцелуем, который привел их в дом, на коврик у камина.

Прервав поцелуй, Эдвард немного отстранился и посмотрел на нее широко открытыми от любопытства глазами.

— Ты же хотела рассказать мне о старичке из той лавки «МИСТЕРИИ».

— Потом, — ответила Джейми, прижимаясь своим телом к его прекрасному горячему телу. — Это чудесная история. Я расскажу тебе ее потом. Но, — добавила она, подмигнув, — я собираюсь послать ему приглашение на свадьбу. Мне кажется, он ждет его.