/ Language: Русский / Genre:nonfiction

С чего начинаются сборники...

Элеонора Раткевич


nonfiction Элеонора Раткевич С чего начинаются сборники... ru ru Roland ronaton@gmail.com FB Tools 2006-01-12 http://publ.lib.ru OCR & SpellCheck: Молчаливый Глюк, Хоси B97A1E00-F0F6-4C66-8840-89367E6129BE 1.0 Время золота, время серебра ЭКСМО Москва 2005 5-699-14463-3

Элеонора Раткевич

С чего начинаются сборники

Смешалось все — мечи, герои, маги…

Куда ведет тропинка на бумаге?

Откуда, из каких глубоких лет

Приходят к нам драконы и рассвет?

С. Раткевич

Ksania: Ну вот и я прочитала книгу и вернула себя из добровольного изгнания с форума.

Здорово, конечно, — кто бы сомневался!

Только мне ужасно жаль королеву — жену Джеральда. Это же ужас — прожить жизнь рядом с таким человеком, а сердце его навсегда отдано другой!

Ela: О чем и я тоже думала. И было мне наитие. И сочинился у меня в голове фанфик. Где данная проблема разрешена вполне себе гармонично. И лишь одно мне душу ковыряет — ведь если я его запишу и обнародую, все здешние любители несчастий в финале налетят и забьют меня тапочками во имя неприкосновенности Гаттиного сюжета.

Так что без спроса — ни-ни.

Алькор: Ну, если Гатти не возражает…. ТО С УДОВОЛЬСТВИЕМ ПОЧИТАЮ!!!

Gatty: Эла, я буду очень рада, ты не представляешь, как мне там всех жалко. Только почему фанфик? Просто еще что-то из истории новенького мира, которым был бы не прочь стать не только моим, но и чьим-нибудь еще.

Ksania: Уй-й, здорово-то как!

Kite: Правда, здорово! А то мало так, хочется еще. И хорошие концы — это замечательно! Мне тоже было королеву жалко… Тогда, может, Эла, еще напишете о том, как Эдмонд вернется к своим друзьям?

Ela: М-мм… считайте, уговорили. Сделаю. И пускай любители несчастных финалов и прочих душераздирательств не кидаются в меня тапочками (а если что, я за вас за всех спрячусь, вот!)!

Так с чего же все-таки все начиналось? С этого полушутливого разговора в сети? Ведь я никогда раньше не писала продолжений — а это удовольствие, на мой взгляд, сильно смахивает на пробежку по минному полю: попробуй сообрази, куда ступить, чтобы не взлететь на воздух в виде отдельных деталей! В своем мире хотя бы относительно знаешь, что и где расположено, а с героями можно так или иначе договориться — если они в хорошем расположении духа, а ты не предлагаешь им что-то такое, что идет вразрез с их характером. Но ведь даже свои персонажи горазды выкидывать с автором штуки, самовольничать и устраивать ему сюрпризы — оглянуться не успеешь, как кто-то женится, кто-то погибает, кто-то, вопреки твоему замыслу, остается в живых — даже свои!.. что уж тут говорить о чужих? В мир, созданный не тобой, входишь осторожно и держишься вежливо — как и подобает ГОСТЮ. Не ты возводил этот дом — тебя сюда пригласили… так и нечего переставлять мебель, ломать перегородки, закладывать старые окна и прорезать новые.

Но ведь именно это мне и предстояло сделать — и ведь никто за язык не тянул, сама напросилась!

И где пролегает та грань, когда деликатность становится неспособностью? И другая — та, за которой пребывание в чужом тексте переходит в откровенное хамство? Где черта, отделяющая интерпретацию от отсебятины?

Как ни странно, мне помогли вовсе не писательские навыки — навыка работы в чужих мирах у меня не было — а… актерские, из времен художественной самодеятельности. Актер — не писатель, выдумывать он может только в заданных границах: есть у тебя авторский текст, и никуда ты от него не денешься. И мир не ты придумал, и героя, которого играешь, не ты сочинил — и ты не вправе пересобачивать их, как твоей душеньке угодно. Но вложить в героя всю свою душу ты вправе — более того, обязан. Только тогда он будет жить. Так может быть… может быть, история, которую я так весело взялась продолжить, это… это просто — сцена? Декорации выставлены, эпоха обозначена, роль написана — и я просто-напросто снова выхожу из левой кулисы, чтобы в рамках, установленных не мной, этот мир смог жить еще раз — только теперь уже моим дыханием?

Не знаю, насколько мне это удалось — но, во всяком случае, я старалась. В конце концов, посвящение к «Crataegus sanguinea» было проставлено в день моего рождения — вроде как подарок, верно? А подарок на день рождения — он ведь твой, и с ним можно делать что заблагорассудится — даже продолжение к нему написать?

Так с чего же все начиналось — с подарка на день рождения и разговора в сети? Или еще прежде этого разговора — с моей сумасшедшей… нет, даже не веры — уверенности в том, что Эдмонд, считая свою грядущую вторую смерть последней и окончательной, ошибся. Он так любил эту землю, он отдал ей себя целиком, без изъятия — дважды! — так неужели же эта земля его отпустит? И разве Эдмонд из тех, кто может позволить себе бросить то, что любит? Нет уж — такой, как Эдмонд, из любого рая сбежит, лишь бы помочь и спасти! Ни он Олбарию оставить не может, ни она — его. Какая там окончательная смерть — да получаса не прошло, как он догнал Дженни! В чем-чем, а в этом я была уверена неколебимо.

А может, все началось еще раньше? Гораздо, гораздо раньше…

По правде говоря, в официальной истории Ричарда III Йорка, знакомой большинству из нас по трагедии Шекспира, я усомнилась очень давно — после первого же прочтения этой самой трагедии в возрасте пятнадцати лет. Как замечательно выписан образ Ричарда — этакая квинтэссенция зла! Законченный злодей, который процветает — потому что рядом с ним нет ни одного по-настоящему хорошего человека, и вот великое зло, имя которому Ричард, тянет за те крохотные ростки зла, что можно отыскать в каждом, и у него это отлично получается, ведь он так умен… стоп! УМЕН?!

Противники Ричарда говорили о нем многое — но у всякой клеветы все же есть свой предел. Никто и никогда не посмел назвать Ричарда идиотом. Вот и шекспировский Ричард — человек умный… и что же он делает — несомненно, от большого ума? Сначала объявляет брак своего покойного брата незаконным, а его детей — бастардами, чтобы расчистить себе дорожку к трону. Но на этом троне он чувствует себя несколько неуверенно — и для пущей легализации собирается… нет, ну вы не поверите — жениться на сестре тех самых мальчиков, которых объявил незаконнорожденными! На такой же насквозь незаконной дочери — дочери своего брата! На своей собственной племяннице!

Право же, от удивления трудно в себя прийти. Ну как женитьба на незаконнорожденной принцессе может сделать более легальным пребывание на троне абсолютно законного короля? Не говоря уже о том, что такой брак — это все-таки инцест. Неужто подданные будут в восторге от короля со склонностью к кровосмешению? И легко ли добиться разрешения на подобный брак у папы римского — брак не просто близкородственный, а инцестуозный впрямую, без всяких отговорок? То есть договориться, наверное, можно… это ж какие деньги уплатить придется — представить, и то страшно! Опустошить казну, обвенчаться с незаконной дочерью своего брата, поставив тем самым под сомнение акт о незаконности его брака, а значит, и незаконнорожденности его детей — да практически снова провозгласить их законными наследниками престола! — вызвать возмущение подданных… зачем?! Это, по-вашему, действия человека умного? Воля ваша, но подобную историю невозможно скормить даже пятнадцатилетней школьнице!

А ведь именно это и приписывали реальному Ричарду!

Тут-то и лопнула официальная версия, лопнула с треском. А взамен возникло стойкое убеждение, что во всей этой истории что-то крепко не так — уж очень в ней концы с концами не сходятся. И поэтому, когда в свет вышла «Дочь истины» Джозефины Тей, противостоящая безобразной клевете на погибшего Ричарда, я была вполне готова воспринять информацию о подлинном Ричарде Йорке.

А потом появился «Довод королей».

Ни для кого ведь не секрет, что прототипом Сандера Тагэре послужил Ричард III — такой, каким он был на самом деле. И когда я наконец-то обзавелась выходом в Интернет, я пришла к Вере Камше на форум из любви не только к ее книгам, но и к Ричарду: чтобы мы, такие сторонницы Ричарда, да общего языка друг с другом не нашли — быть того не может!

Ричард Йорк погиб пятьсот двадцать лет тому назад — и все-таки можно сказать без преувеличения, что познакомил и сдружил нас с Верой именно он. Кто сказал, что мертвые падают, как камень, в колодец истории? Иной камень сияет сквозь толщу темной воды — и острый луч этого света пронизывает тебя насквозь, и ты уже не можешь остаться равнодушным. Луч короля-рыцаря, павшего пятьсот двадцать лет тому назад при Босворте, не угас, не рассеялся в темной воде безвременья и даже не утратил способности высекать пламя. Первым отблеском этого пламени для Веры был Сандер Тагэре. Вторым оказался Эдмонд Доаделлин.

Нет, как хотите, а я просто не могла отказаться, не могла не прикоснуться к его истории хоть краешком!

И не только я одна. Эдмонд оказался таким же сердечным и доброжелательным, как и его прототип. Вначале он впустил в мир Олбарии меня — а потом и Сергея. Очень уж его задела фраза о гномах, опьяневших от воздуха и света — а ведь и вправду опьяневших после своих подгорных глубин… но пьяный трезвому не ровня — так, может, не все гномы… может, Маэлсехнайли с его ордой — если и не исключение, то, во всяком разе, не правило? Мир Эдмонда Доаделлина оказался с этим согласен — и теперь в нем живут не только гномы-захватчики, а и совсем, ну совсем другие гномы.

А потом в этот мир пришел — и не откуда-нибудь, а из очень даже научной фантастики! — Владимир Серебряков. Ну как же мне было не подрасспросить коллегу с высшим медицинским образованием о природе гномов? Началось с расспросов — а закончилось самым настоящим исследованием, пусть и кратким, зато вдумчивым и подробным.

Когда Сергей закончил повесть «Искусство предавать», он удивленно сказал: «Этот текст написал не я. Честное слово». Что ж — в каком-то смысле можно сказать, что все эти тексты написали «не мы» — честное слово! Нас всех вел мир, возникший на острие луча, имя которому — Ричард Йорк.

И поэтому закончить повествование о том, как и с чего начинался этот сборник, я хочу стихотворением, которое я написала год назад, — посвящение Ричарду и его воинам, павшим при Босворте. Отчего-то мне кажется, что оно наилучшим образом объясняет, как и почему возникли все тексты, входящие в этот сборник.

Мы вернемся — травой из-под снега, слезой из-под век;
Мы вернемся — неведомым ветром в пронзительном сне…
Мы легли в эту землю — и сделались ею навек:
Это наши улыбки цветут на лугу по весне!

Мы — земля, черный щит от любой клеветы,
Мы — заслон от вранья, лихолетья и грязных вестей.
И, не ведая смерти, горят белизною цветы -
Это молодость наша сияет гербом на щите!

Наш погубленный смех оживает биеньем струны,
И дыхание наше вливается в шепот листвы…
Мы исполнили долг — и с победой вернулись с войны,
Вопреки безвременью — с победой: ведь мы — это вы!