/ / Language: Русский / Genre:adv_history

Потерянный континент

Эдгар Берроуз


adv_history Эдгар Райс Берроуз Потерянный континент 1915 ru en Roland roland@aldebaran.ru FB Tools 2006-10-28 Library of the Huron: gurongl@rambler.ru 83BF9A5D-205B-4973-A3E3-754C3E3281A8 1.0 Edgar Burroughs The Lost Continent

Эдгар Райс Берроуз

Потерянный континент

I

С самого раннего детства меня странным образом влекла к себе тайна, окружающая историю последних дней Европы двадцатого века. Больше всего меня манили не столько общеизвестные факты, сколько предположения о неизвестных нам событиях, происходивших в течение двух столетий — с тех пор, как прекратилось человеческое общение между Западным и Восточным полушариями. Тайна Европы возникла по окончании Великой Войны — если только война эта закончилась.

Из скудного источника нашей цензурованной истории мы знали, что в течение пятнадцати лет после разрыва дипломатических отношений между Североамериканскими Соединенными Штатами и находящимися в состоянии войны народами Старого Света более или менее достоверные сведения из Восточного полушария в Западное все же просачивались.

Затем начали проводить историческую пропаганду, суть которой лучше всего выражает наш лозунг: «Восток — для Востока, Запад — для Запада», и все связи были прекращены законом.

Трансокеанская торговля была практически остановлена еще до этого из-за того, что воды и Атлантического и Тихого океанов были заминированы. Когда же прекратилась деятельность подводных лодок, мы не знаем, но последнее судно такого типа была огромная 0-138, выпустившая двадцать девять торпед в бразильский танкер у Бермуд в конце 1972 года, свидетелем чего оказался пан-американский торговец. Волнение на море и великолепное мастерство командира танкера дало возможность пан-американцу спастись и доложить об этом последнем из многочисленных нарушений торговли.

Одному лишь Богу известно, сколько сот наших древних кораблей стали жертвами пиратствующих стальных акул взбесившейся кровожадной Европы. Бесчисленные суда с людьми на борту ушли за горизонт на запад и на восток, чтобы никогда не вернуться; но никто не может сказать, где они встретили свой роковой час — перед изрыгающими смерть подводными лодками или среди бесцельно дрейфующих минных полей.

И затем возникла великая «Пан-Американская Федерация, соединившая под единым флагом все Западное полушарие от полюса до полюса и объединившая флоты Нового Света в самую могущественную боевую силу, когда-либо бороздившую семь морей — самый убедительный аргумент в пользу мира.

Со дня воцарения мира на пространстве от западных берегов Азорских до западных берегов Гавайских островов ни один человек ни с одного полушария не рискнул пересечь 30° или 175° западной долготы. От 30° до 175° все было наше — мир, процветание и счастье.

По ту сторону было великое неизвестное. Даже учебники географии моего детства ничего не говорили о том, что по ту сторону. Нас ничему не учили о том, что по ту сторону. Предположения обескураживали. За двести лет Восточное полушарие было стерто с карт и исчезло со страниц истории Пан-Америки. Даже упоминание его в художественной литературе было запрещено.

Наши корабли мира патрулировали тридцатый и сто семьдесят пятый градусы. Только секретные правительственные архивы могут дать сведения о том, какие корабли с той стороны они могли останавливать, но я, сам морской офицер, из служебных преданий сумел извлечь только то, что прошло уже два века с тех пор, как последний раз виднелся дымок иди парус восточнее 30° или западнее 175°. О судьбе провинций, лежащих по ту сторону, мы могли лишь гадать. Вполне вероятно, что они были захвачены военщиной, так стремительно выдвинувшейся в Китае после падения республики и отвоевавшей Манчжурию и Корею у России и Японии, а заодно поглотившей и Филиппины.

Двести шесть лет назад моим знаменитым предком, адмиралом Тарком, была вручена копия указа 1972 года именно китайскому главнокомандующему, и на пожелтевших страницах его дневника я прочел, что судьба Филиппин уже тогда была предсказана китайскими морскими офицерами.

Да, более двух столетий никто не пересекал 30-го и 175-го градусов до тех пор, пока случай не заставил меня пересечь их дважды — туда и обратно — и общественное мнение, возмущенное действующими до сих пор приказами наших давно скончавшихся предков, не потребовало, чтобы мою историю узнал весь мир и чтобы запрет, допускающий существование мира, процветания и счастья только между 30 и 175 градусами, был отменен.

Я счастлив, что стал орудием в руках Провидения и смог приподнять завесу над погруженной во мрак Европой, и что-то сделать для прекращения увиденных мною страданий, деградации и ужасающего невежества.

Я не увижу полного перерождения диких орд Восточного полушария — на это, может быть, уйдет жизнь многих поколений, настолько велико одичание, но я знаю, что труд этот уже начат, и я горжусь той долей в нем, что мои щедрые соотечественники мне предоставили.

Правительству я уже представил полный официальный доклад о своих приключениях по ту сторону тридцатого. В повести я хочу рассказать свою историю менее формально и, я надеюсь более увлекательно; правда, я всего лишь морской офицер и не обладаю ни малейшими литературными способностями, из-за чего возможности мои ограничены. Но меня обнадеживает то, что я пережил самые потрясающие приключения, какие только могли выпасть на долю цивилизованного человека за последние двести лет, и поэтому сами факты, не смотря на качество рассказа, будут держать вас в напряжении до самой последней страницы.

По ту, сторону Тридцатого! Романтика, приключения, чужеземцы, наводящие ужас звери — все волнения и стремительный ход жизни древних, — все, чего были лишены мы все эти скучные дни мира и прозаического процветания — все, все лежит по ту сторону тридцатого градуса, невидимого барьера между тупым, коммерческим настоящим и беззаботным, варварским прошлым.

Какой мальчишка не вздыхал по старым добрым дням войн, революций и мятежей; как я погружался в хроники этих старых дней, старых добрых дней, когда люди шли к местам трудов своих вооруженными, когда они нападали друг на друга с ружьями, бомбами и кинжалами, а улицы были обагрены кровью! Ах, это было время, когда жизнь ничего не стоила; когда человек, выйдя ночью, не знал на каком углу на него нападет грабитель и убьет его; когда леса и джунгли были полны дикими тварями, существовали еще дикари и страны еще были неисследованы.

Теперь же во всем Западном полушарии не найти человека, живущего в нескольких минутах ходьбы или, в крайнем случае, полета от школы. Берлоги самых диких зверей, обитающих на наших просторах, находятся либо на ледяном юге, либо на ледяном севере в государственных заповедниках, где любопытные разглядывают их и кормят хлебными корками из рук без малейшей опасности.

Но по ту сторону тридцатого! Я там был и вернулся обратно; теперь и вы можете побывать там, поскольку это больше уже не считается государственной изменой, наказуемой позором или даже смертью.

Меня зовут Джефферсон Тарк. Я лейтенант морского флота — великого Пан-Американского морского флота, единственного флота, который существует сейчас на земле.

Я родился в Аризоне, в Североамериканских Соединенных Штатах, в 2116 году от Рождества Христова. Таким образом, мне двадцать один год.

Еще в раннем детстве я устал от перенаселенных городов и городских районов Аризоны. Каждое поколение Тарков в течение уже более чем двух столетий представлено во флоте. И флот, и свободные, широкие, безлюдные просторы могучих океанов манили меня. И, естественно, я поступил во флот, начав с рядового матроса, как и полагается, чтобы досконально изучить нашу профессию. Продвижение по службе мое было стремительно, поскольку семья наша, казалось, впитала в себя тайны морского дела и способна была передавать их по наследству. Мы от роду офицеры, и я не исключение в раннем продвижении по службе.

В двадцать лет я уже командовал авиаподводной лодкой «Колдуотер» класса SS-96. «Колдустер» был одним из первых подводных авианосцев, что так великолепно показали себя с первого момента их спуска на воду и обладали при этом бесчисленными недостатками, к счастью, устраненными в более поздних моделях.

Уже когда я принимал командование, он годился только на металлолом; но старая как мир скупость правительства привела к тому, что судно продолжало активно служить, неся на своем борту двести человек во главе со мной, еще мальчишкой, и патрулируя тридцатый от Исландии до Азор.

До этого моя служба проходила в основном на борту громадных торговых кораблей военного времени. Это были и нашедшие себе применение старые военные суда, обременявшие налогами на их содержание жителей страны, и самые современные самоокупающиеся флотилии кораблей, на борту которых было достаточно места для плановых перевозок и военных учений, при том, что они к тому же перевозили грузы и почту с континентов на далеко разбросанные острова Пан-Америки.

Такая перемена в службе доставила мне большое удовлетворение, особенно потому что давала возможность обрести желанную ответственность командования, и я был склонен смотреть сквозь пальцы на недостатки «Колдуотера», преисполненный естественной гордости за свой первый корабль.

«Колдуотер» был экипирован для обычного двухмесячного патрулирования; месяц уже прошел, монотонность службы ни разу не нарушалась видом хоть какого-нибудь корабля и вдруг разразилось первое из несчастий.

Мы успешно справлялись с бурей на высоте более трех тысяч футов. Всю ночь корабль скользил над стремительно несущимися залитыми лунным светом тучами. Раскаты грома и сверкание молний сквозь случайные разрывы в стене тумана говорили о том, что буря продолжает бушевать на поверхности океана; но мы сравнительно легко скользили высоко над штормом. С наступлением рассвета облака под нами превратились в сияющее серебром и золотом море, нежное и прекрасное, но им нас было не обмануть — мы знали, какую тьму и ужас они скрывают.

Я сидел за завтраком, когда вошел мой главный инженер, и отдал честь. Лицо его было мрачно, и я подумал, что он несколько бледнее, чем обычно.

— В чем дело? — спросил я.

Он нервно потер указательным пальцем лоб — жест, характерный для него в минуты особого напряжения.

— Генераторы гравитационной защиты, сэр, — сказал он. — Номер первый забарахлил около полутора часов назад. Мы все время работаем с ним, но я должен доложить, что починить его невозможно, сэр.

— Второй номер нас прикроет, — ответил я. — А тем временем пошлем радиограмму о помощи.

— В том-то и беда, сэр, — продолжал он. — Номер второй остановился. Я знал, что так будет, сэр. Я уже докладывал об этих генераторах три года назад. Я предлагал их очистить. Принцип устройства абсолютно неверен. Они полностью износились. — Он мрачно ухмыльнулся: — Я, по крайней мере, могу быть доволен, что доложил правильно.

— А приличный запасной экран у нас есть? Сможем ли мы дотянуть до суши или, хотя бы, встретить помощь на полпути? — спросил я.

— Нет, сэр, — мрачно ответил он, — мы уже снижаемся.

— Это все, что вы можете доложить? — спросил я.

— Да, сэр, — сказал он.

— Отлично, — и отпустив его, я позвонил радисту. Когда он явился, я передал ему текст для радиограммы секретарю флота, которому докладывали напрямую все служебные суда на тридцатом и сто семьдесят пятом. Я объяснял наше положение и заверил, что пока хватит экранирующей силы, мы продолжим путь со всей возможной скоростью по направлению к Сент-Джонсу по воздуху, а когда будем вынуждены сесть на воду, то продолжим двигаться в том же направлении.

Авария произошла прямо над 30° приблизительно 52° северной широты. На поверхности штормовой ветер дул с запада. Пытаться выдержать такой шторм на поверхности было чистым самоубийством, поскольку «Колдуотер» не был рассчитан на плаванье на поверхности, разве что в условиях великолепной погоды. Под водой или в воздухе он был достаточно легко управляем в любую погоду, но без защитных генераторов он был совершенно беспомощен, поскольку не мог держаться в воздухе, а погрузившись под воду, не мог всплыть.

Все эти дефекты были устранены в более поздних моделях, но сознание этого нисколько не помогло нам в тот день на борту медленно оседающего «Колдуотера» посреди бушующего моря и шторма, неумолимо относящего нас в восточном направлении. А тридцатый градус был всего в нескольких узлах.

Как известно, пересечение тридцатого или сто семьдесят пятого было самым ужасным бедствием, которое только могло свалиться на командира корабля. Военный трибунал и разжалование проводились сразу же, за исключением случаев, причем частых, когда человек кончал жизнь самоубийством еще до того, как это несправедливое и бессердечное предписание делало его объектом всеобщего презрения.

— Он командовал, и он вывел корабль за пределы тридцатого! — Этого было достаточно. Он мог быть совершенно не Виноват, точно так же как и в случае с «Колдуотером»: ведь нельзя же было полностью отнести за счет моей вины непригодность генераторов гравитационной защиты. Но я прекрасно знал, что если сегодня нас отнесет ветром за тридцатый — что могло случиться в любую минуту при таком ужасающем западном ветре, завывающем внизу, — вся ответственность падет на мои плечи.

В каком-то смысле предписание было хорошим, поскольку с его помощью достигалась предусматриваемая цель. Все мы остерегались 30° на востоке и 175° на западе, и хотя мы должны были следовать вдоль них почти вплотную, ничто, кроме Божьей воли, не могло заставить нас пересечь их. Всем хорошо известна морская традиция, что хороший офицер ощущает приближением любой из линий, и что до меня, то я совершенно в этом убежден, как и в том, что компас находит север, не прибегая к скучнейшим процессам рассуждений.

Старый адмирал Санчес имел обыкновение утверждать, что чувствует запах тридцатого, а команда первого корабля, на котором я плавал, считала, что штурман Кобёрн знает по имени каждую волну вдоль тридцатого от 60° северной широты до 60° южной. Конечно, поручиться за это я не берусь.

Вернемся все же к моему повествованию: мы продолжали снижаться над поверхностью океана, борясь с западным ветром и стараясь изо всех сил не приближаться к тридцатому. Я был на мостике, и по мере того как мы переходили из пространства, сияющего от солнечного света в плотный туман облаков, а затем и в жуткий мрачный шторм, мое настроение падало вместе с кораблем и надежды испарялись.

Катящиеся валы были невероятной высоты, «Колдуотер» не был рассчитан на встречу с подобным. Его стихией был голубой эфир, высоко над свирепой бурей, и глубины океана, где никакой шторм не страшен.

В то время, когда я стоял, прикидывая наши шансы при посадке в пугающий водоворот под нами и одновременно подсчитывая часы, что нужно продержаться, пока подойдет помощь, радист вскарабкался по трапу на мостик, растрепанный и задыхающийся, и отдал мне честь. Достаточно было одного взгляда, чтобы понять, что что-то стряслось.

— Что еще? — спросил я.

— Рация, сэр! — закричал он. — Боже мой, сэр, я не смог передать радиограмму.

— А аварийная рация?

— Я сделал все, что мог, сэр. Я использовал все ресурсы. Связи нет, — он выпрямился и снова отсалютовал.

Я отпустил его, сказав несколько приятных слов. Я знал, что его вины в том, что механизм устарел и износился, как и все оборудование «Колдуотера», нет никакой. Лучше радиста не найти во всей Пан-Америке.

То, что рация вышла из строя, для меня было не столь важно как для него. Это вполне естественно, потому что так уж устроен человек, когда он падает, то ему кажется, что весь мир летит в пропасть. Я знал, что если этому шторму суждено отнести нас за тридцатый или утопить на дне океана, то никакая помощь нас не спасет. Я приказал послать радиограмму только потому, что это предусматривалось предписаниями, а не потому, что питал какие-то надежды на то, что это поможет в нашем отчаянном положении.

У меня было слишком мало времени для того, чтобы сопоставить совпадение одновременных повреждений рации и генераторов, так как «Колдуотер» уже опустился настолько низко над водой, что все мое внимание было, естественно, сосредоточено на том, чтобы посадить корабль достаточно мягко и не погубить его. Это было бы просто, если бы действовали генераторы — пустяковый маневр и судно входит под углом в сорок пять градусов под мощную волну. Мы бы вошли в воду, как горячий нож в масло, и погрузились под воду почти беззвучно — это я проделывал уже тысячу раз — но теперь я опасался погружать «Колдуотер» под воду, боясь, что ему уже никогда не подняться. Учитывая долговечность командира и команды, это условие для нас не подходило.

Большинство моих офицеров были старше меня. Джон Альварес, первый помощник, был старше меня на двадцать лет. Он был рядом со мной на мостике все время, что корабль скользил все ближе и ближе к громадным валам. Он следил за каждым моим движением, но, великолепный офицер и истинный джентльмен, воздерживался от комментариев или предположений, чтобы не смущать меня.

Увидев, что мы скоро коснемся поверхности, я приказал повернуть корабль бортом к ветру, и на мгновение мы зависли в таком положении, пока гигантская волна не настигла нас и мы не сели на ее гребень; тогда я отдал приказ резко повернуть и корабль опустился на поверхность океана. Мы вошли в подошву волны, мотаясь как туша дохлого кита, и начали борьбу с помощью руля и винтов, чтобы увести «Колдуотер» от неумолимого тридцатого.

Я думаю, что нам бы это удалось, даже при том, что чудовищные удары, нанесенные судну, повлекли за собой разрушения от носа до кормы и большую часть времени оно было наполовину под водой, но тут нас вновь постигла беда.

Мы, хоть и медленно, но двигались по курсу л казалось, что нам удастся выбраться. Альварес постоянно был рядом, поэтому я вынужден был приказать ему спустить вниз и отдохнуть, в чем он явно нуждался. Второй помощник, Порфирио Джонсон, тоже много времени проводил на мостике. Это был хороший офицер, но почему-то с первого момента встречи с ним я почувствовал к нему необъяснимую антипатию, не уменьшившуюся и позже, когда я понял, что мое быстрое продвижение по службе вызывает у него зависть. Он был на десять лет старше меня и на десять лет дольше служил во флоте, и мне кажется, что он никогда не забывал, что он уже был офицером, когда я только поступил во флот.

По мере того, как становилось все яснее, что благодаря моим приказам «Колдуотер» обходит шторм с наветренной стороны и есть надежда благополучно из него выбраться, могу поклясться, что тень беспокойства и разочарования на его мрачном лице становилась все более заметной. В конце концов он покинул мостик и спустился вниз. Не знаю, есть ли на его совести прямая вина в том, что случилось вслед за этим, но подозрения у меня в том остаются, что же до Альвареса, то он еще больше склонен к такому обвинению, чем я.

Утром, незадолго до того, как било шесть склянок, Джонсон вернулся на мостик после примерно получасового отсутствия. Он нервничал, ему явно было не по себе, что тогда не произвело на меня особого впечатления, но о чем мы с Альваресом впоследствии оба вспоминали.

Не более чем через три минуты после его возвращения «Колдуотер» внезапно начал терять ход. Я воспользовался телефоном, находившимся под рукой, нажал кнопку вызова главного механика из машинного отделения, но оказалось, что он в это время как раз взялся за телефонную трубку, чтобы позвонить мне.

— Моторы первый, второй и пятый вышли из строя, сэр, — отозвался он. — Нагрузку на остальные три будем увеличивать?

— Нам не остается ничего другого, — наклонился я над аппаратом.

— Они не выдержат, сэр, — возразил он.

— А вы можете предложить что-нибудь получше? — спросил я.

— Нет, сэр, — ответил он.

— Тогда задайте им перцу, лейтенант, — рявкнул я и повесил трубку.

И минут двадцать «Колдуотер» брыкался среди океана с тремя моторами. Сомневаюсь, что он продвинулся хоть на фут, но все же этого было достаточно, чтобы держать нос по ветру и, наконец, не приближаться к тридцатому.

Джонсон и Альварес стояли около меня, когда вдруг, без каких-либо видимых причин, нос корабля мгновенно развернуло и судно упало в пучины океана.

— Полетели остальные три, — сказал я и говоря это, я случайно посмотрел на Джонсона. Мне показалось, что губы его изогнулись в легкой удовлетворенной улыбке. Не знаю, может быть, мне и показалось, но плакать и рыдать он, во всяком случае, не стал.

— Вас всегда интересовало, сэр, великое незнаемое по ту сторону тридцатого, — проговорил он, — теперь у вас появилась прекрасная возможность удовлетворить ваше любопытство. — И теперь я уже с полной уверенностью мог видеть, как легкая усмешка искривила его верхнюю губу. По-видимому, от меня ускользнул легкий налет непочтительности в его тоне или манерах, что однако, заметил Альварес, так как он стремительно накинулся на него:

— Если лейтенант Тарк пересечет тридцатый, то и мы все пересечем его, и да поможет Бог тому офицеру или рядовому, что упрекнет командира за это!

— Я не желаю участвовать в государственной измене, — огрызнулся Джонсон. — Предписания совершенно ясно говорят о том, что в случае пересечения тридцатого все полномочия переходят к вам, и вы будете обязаны взять лейтенанта Тарка под арест и немедленно предпринять все возможное для возвращения корабля в Пан-Американские воды.

— Мне известно не будет, что «Колдуотер» пересек тридцатый, думаю, что никто из команды тоже об этом знать не будет, — с этими словами Альварес выхватил из кармана револьвер и прежде, чем я или Джонсон смогли ему воспрепятствовать, выпустил по пуле в каждый из приборов, находящихся на мостике, навсегда выведя их из строя.

Затем он отдал мне честь и удалился с мостика как истинное воплощение лояльности и дружбы: ведь если никто из команды и не сможет узнать, что лейтенант Джефферсон Тарк провел свой корабль по ту сторону тридцатого, то все узнают, что первый помощник совершил преступление, наказуемое разжалованием и смертью. Джонсон повернулся и пристально посмотрел на меня.

— Следует ли мне взять его под арест? — спросил он.

— Ни вам, — ответил я, — никому другому я бы не советовал.

— Вы соучастник преступления! — гневно закричал он.

— Мистер Джонсон, вы можете спуститься вниз, — сказал я, — и заняться распаковыванием запасных приборов и укреплением их здесь, на мостике.

Он отсалютовал и оставил меня, а я некоторое время простоял, уставившись на бушующие волны, погруженный в горькие мысли о несправедливой судьбе, постигшей меня, и о печали и позоре, которые я невольно навлек на свою семью.

Радовало меня только то, что у меня нет ни жены, ни ребенка, которым пришлось нести бремя позора до конца жизни. у

Размышляя о своем невезении, я еще более ясно, чем ранее, увидел несправедливость закона, утверждающего мою вину, и как естественный протест против несправедливости, во мне росло чувство гнева и параллельно я ощущал тот дух, что когда-то древние называли духом анархии.

Первый раз в моей жизни я почувствовал, что во мне, независимо от моего желания и сознания, все восстает против обычаев, традиций и даже правительства. Во мне буквально поднялась волна возмущения, начавшись с еретического сомнения в святости установленного порядка вещей — фетиша, правившего Пан-Америкой в течение двухсот лет и основывающегося на слепой вере в непререкаемость предвидения давно изживших себя догматов Пан-Американской федерации — и завершившись непоколебимой решимостью защищать свою честь и жизнь до последней капли крови в борьбе против слепых и бесчувственных предписаний, для которых неудача и измена — одно и то же.

Необходимо заменить испорченные приборы на мостике: каждый на борту должен знать, когда мы пересечем тридцатый. А после этого я должен сохранить то душевное состояние, что охватило меня, воспротивиться аресту и настоять на том, что я сам верну свой корабль, оставаясь на своем посту до самого возвращения в Нью-Йорк. И вот там-то я сам доложу обо всем и потребую довести до общественного мнения запрос о необходимости навсегда стереть мертвые линии на морях.

Я знал, что я прав. Я знал, что нет более верного, чем я, офицера в морской форме. Я знал, что я хороший офицер и моряк, и был не согласен с разжалованием и увольнением, которые мне грозили только потому, что какие-то доледниковые окаменелости объявили двести лет назад, что никто не имеет права пересекать тридцатый.

Но, даже занятый этими размышлениями, я продолжал выполнять свои обязанности. Я проследил за тем, чтобы был брошен якорь и команда уже закончила исполнение своего задания; «Колдуотер» мгновенно повернулся по ветру и ужасающая бортовая качка, вследствие того, что его болтало, стала гораздо слабее.

Потом я увидел, что Джонсон спешит на мостик. Глаз его был подбит и уже наливался синевой, губа разбита и кровоточила. Позабыв обо всем, белый от ярости, даже не отдав чести, он буквально взорвался:

— Лейтенант Альварес напал на меня! Я требую, чтобы он был взят под арест. Я застал его на месте преступления — он ломал резервные приборы, и когда я попытался помешать, он набросился на меня и избил. Я требую, чтобы вы арестовали его!

— Вы забываетесь, мистер Джонсон, — сказал я. — На корабле командуете не вы. Я сожалею о поведении лейтенанта Альвареса, но не могу позволить себе забыть о том, что причиной его поведения являются верность, самопожертвование во имя дружбы. Будь я на вашем месте, сэр, я бы последовал его примеру. В дальнейшем, мистер Джонсон, я намерен продолжать командовать кораблем, даже в том случае, если он пересечет тридцатый, и требую безоговорочного подчинения любого члена команды и офицеров до тех пор, пока не буду освобожден от своих обязанностей офицером более высокого звания уже по прибытии в порт Нью-Йорка.

— Вы хотите сказать, что вы собираетесь пересечь тридцатый и избежать ареста? — он уже практически вопил.

— Вот именно, сэр, — ответил я. — А теперь вы можете спуститься вниз и когда вы найдете нужным вновь обратиться ко мне, то будьте любезны вспомнить о том, что я ваш командир, и в качестве такового меня следует приветствовать, отдавая честь.

Он вспыхнул, секунду помедлил, затем отдал честь и, повернувшись на каблуках, покинул мостик. Вскоре появился Альварес. Он был бледен, и за те несколько минут, что мы не виделись, постарел, казалось, лет на десять. Отсалютовав, он очень просто и прямо рассказал мне, что он наделал, и попросил, чтобы я велел взять его под арест.

Я положил ему руку на плечо. По-моему, у меня слегка дрожал голос, когда пожурив его за совершенное, я откровенно дал ему понять, что моя благодарность ничуть не. меньше, чем его верность. А потом я обрисовал ему свое намерение пренебречь предписанием относительно запретных линий и самому повести мой корабль в Нью-Йорк.

Я не просил его делить со мной ответственность. Просто я заявил, что не подчинюсь аресту, и что прошу его, всех остальных офицеров и членов экипажа о безоговорочном подчинении моим распоряжениям вплоть до того момента, когда мы причалим.

При моих словах лицо его просветлело, и он заверил меня, что я могу быть уверенным в том, что он готов подчиняться моим командам по обе стороны тридцатого. Я поспешил сказать ему, что в нем я и не сомневался.

Шторм продолжал бушевать еще три дня, а поскольку ветер за эти дни изменился самое большее на румб, то я знал, что мы уже далеко по ту сторону тридцатого, продолжаем стремительно двигаться на юго-восток. Заниматься ремонтом моторов или защитных устройств было в таких условиях невозможно, но на мостике у нас уже был установлен полный комплект приборов: узнав о моих намерениях, Альварес принес из своей каюты еще один. Комплект же, за разрушением которого застал его Джонсон, был третий резервный, о существовании которого на «Колдуотере» знал только Альварес.

Мы с нетерпением ждали, когда же наконец покажется солнце, чтобы определить свои координаты, но наши ожидания были вознаграждены только на четвертый день, всего за несколько минут до полудня.

Пока велись вычисления, все члены экипажа буквально извелись от возбуждения. О том, что мы обречены пересечь тридцатый, команда узнала почти одновременно со мной, и я склонен думать, что парни все были счастливы (до смерти, потому что страсть к приключениям и романтика все еще были живы в сердцах мужчин двадцать второго века, хотя мало что давало этим чувствам пищу между тридцатым и сто семьдесят пятым.

Экипаж ответственности за происшедшее никакой не нес. Они безнаказанно могли пересечь тридцатый и без всякого сомнения вернуться домой героями. Но как отличалось от их возвращения возвращение их командира!

Ветер установился ровный, но по-прежнему северо-западный, море тоже стало спокойней. Команда, за исключением тех, кто исполнял свои обязанности внизу, собралась на палубе. Как только наши координаты были окончательно вычислены, я лично объявил о них возбужденному, заждавшемуся экипажу.

— Парни, — сказал я, выступив вперед и глядя поверх поручня на их запрокинутые загорелые лица. — Я знаю, вы ждете сообщения о местонахождении корабля. Так вот, оно установлено: мы находимся на пятидесятом градусе семи минутах северной широты и двадцатом градусе шестнадцати минутах западной долготы.

Я остановился и гудение оживленного обмена мнениями пробежало по толпе, сгрудившейся внизу. — По ту сторону тридцатого. Но никаких изменений среди командного состава, в расписании или дисциплине до того момента, пока мы не причалим в порту Нью-Йорка, не предвидится.

Сказав это и отступив назад от поручня, я неожиданно услышал гром аплодисментов на палубе. Подобного я ни на одном корабле мира никогда не Слышал. Я сразу вспомнил истории о добрых старых днях, что мне доводилось читать, о днях, когда корабль строили для битв, а корабли мира были военными, ружья стреляли отнюдь не на тренировках, а палубы были залиты кровью.

Теперь, когда море стало успокаиваться, у нас появилась возможность заняться моторами, а несколько человек я послал проверить генераторы гравитационной защиты, надеясь все же на возможность вновь запустить их.

Две недели мы провозились с моторами, причем было совершенно ясно, что они были испорчены преднамеренно. Я назначил совет для изучения и рапорта о бедствии. Но все, что удалось в результате выяснить, так это то, что среди офицеров было несколько человек полностью на стороне Джонсона, так как совет во время своего расследования занимался в основном его защитой, хотя никакого обвинения никто ему не предъявлял.

Все это время нас относило почти прямо на восток. Ремонт моторов шел настолько успешно, что можно было надеяться, что через несколько часов мы сможем двинуться с их помощью на запад к берегам Пан-Америки.

Я занялся рыбной ловлей, чтобы хоть немного развеяться, и в то утро я тоже отправился на одной из лодок «Колдуотера» порыбачить. Дул легкий западный ветер. Море поблескивало под солнечными лучами. Мы отправились в западном направлении, поскольку я решил ни в коем случае ни на дюйм не продвигаться на восток на сколько это было в моих силах. В любом случае никто не должен был иметь возможности обвинить меня в желании нарушить предписания.

На борту, кроме меня был обычный личный состав лодки из трех человек — вполне достаточно для управления лодкой малой мощности. Мне хотелось побыть одному, поэтому я не пригласил с собой ни одного офицера, и теперь просто счастлив, что не сделал этого. Единственно, о чем я сейчас жалею, что не взял с собой более храбрых ребят.

Наша рыбалка нам удалась, но мы ушли на запад так далеко, что «Колдуотер» скрылся из виду. Только после полудня я отдал приказ возвращаться на корабль.

Мы успели проделать лишь очень короткий путь на восток, когда один из матросов удивленно вскрикнул, указывая в восточном направлении. Мы все посмотрели туда и невдалеке над линией горизонта увидели силуэт поднявшегося в небо «Колдуотера».

— Они починили и моторы, и генераторы! — воскликнул один из матросов.

Это казалось невероятным, и тем не менее совершенно очевидным. Только в тот же день утром лейтенант Джонсон сказал мне, что он боится, что восстановить работу генераторов невозможно. Я поручил ему ведение этих работ, поскольку он всегда считался одним из лучших специалистов по гравитационной защите во флоте. Он был автором нескольких изобретений, примененных в более поздних моделях, и я убежден, что относительно и теории, и практики гравизащиты он знает значительно больше, чем кто бы то ни был из живущих в Пан-Америке.

При виде «Колдуотера», находящегося вновь под полным контролем, ребята радостно завопили. Меня же по непонятной причине вдруг охватило предчувствие беды. И не потому, что я предвидел скорое возвращение в Пан-Америку и допросы — ведь я уже подготовился к сражению, которое должно было последовать за моим возвращением. Нет, это было что-то другое, неопределимое и смутное ощущение, странным образом возникшее при виде моего корабля, все выше поднимающегося в воздух и движущегося по направлению к нам.

Мне недолго пришлось подыскивать возможное объяснение моей депрессии, потому что несмотря на то, что нас было прекрасно видно и с мостика аэро-подводной лодки и с палубы, где сгрудились сотни матросов, корабль проследовал прямо над нами на высоте не более пятисот футов над морем и устремился в западном направлении.

Мы все закричали, и я выстрелил из пистолета, хотя и прекрасно знал, что все, кому следовало, видели нас. Но Корабль, не сбавляя хода, продолжал движение в том же направлении, становясь все меньше и меньше, пока вовсе не исчез из виду.

II

Чтобы это могло значить? Ведь командование я поручил Альваресу, всегда самому верному из подчиненных. Я не мог даже думать о возможности предательства с его стороны. Нет, дело было в чем-то другом. Произошло что-то, что привело к тому, что командование на себя взял мой второй помощник, Порфирио Джонсон. Я был уверен в этом, но к чему все эти рассуждения? Тщетность предположений была слишком ощутима. «Колдуотер» бросил нас посреди океана. Без сомнения, никому из нас не суждено узнать почему.

Молодой матрос, сидевший на руле, развернул моторный катер, когда стало очевидным, что корабль проходит мимо, и сейчас мы продолжали двигаться в том же направлении, куда ушел «Колдуотер».

— Поверни катер обратно, Снайдер, — велел я, — держи его прямо на восток. Догнать «Колдуотер» мы не сможем, не сможем и пересечь океан. Единственно, что может нас спасти — это достичь ближайшей суши, а это если я не ошибаюсь, юго-западное побережье Англии. Ты слышал когда-нибудь об Англии, Снайдер?

— Это часть Североамериканских Штатов, которая была известна древним людям как Новая Англия, — ответил он. — Вы это имели в виду, сэр?

— Нет, Снайдер, — отозвался я. — Англия, с которой говорю я, — это остров континента под названием Европа. Там двести лет назад находилось могущественное королевство. А Североамериканские Соединенные Штаты и все Федеративные Штаты Канады когда-то принадлежали этой древней Англии.

— Европа, — буквально выдохнул один из матросов. — Мой дедушка частенько рассказывал мне истории о мире по ту сторону тридцатого. Он был жутко ученый и прочел много запрещенных книг.

— В этом я тоже похож на твоего деда, — сказал я, — потому что я тоже прочел гораздо больше, чем обычно читают морские офицеры, а ведь офицерам разрешено больше знать из области географии и истории, чем людям других профессий.

Многие из книг и бумаг адмирала Портера Тарка, моего предка, который жил двести лет назад, сохранились до сих пор и находятся в моем распоряжении. В них говорится об истории и географии древней Европы. Обычно я беру с собой в плавание несколько штук, а на этот раз я взял еще и карты Европы и ее морских путей. Как раз сегодня утром перед рыбалкой я их изучал и, к счастью, захватил с собой.

— Вы хотите попробовать добраться до Европы, сэр? — спросил Тейлор, молодой матрос, рассказавший о своем деде.

— Она ближе всего, — ответил я. — Мне всегда хотелось исследовать забытые земли Восточного полушария. Это наш шанс. Остаться в море, значит погибнуть. Никому из нас домой не вернуться. Давайте воспользуемся возможностью насладиться, пока мы живы, тем, что запрещено всем остальным — приключениями и тайной, что находится по ту сторону тридцатого.

Тейлор и Делкарт мое настроение поняли, но Снайдер был более скептичен.

— Это измена, сэр, — ответил ему я, — все верно, но не существует закона, требующего карать самих себя. Если бы мы могли вернуться в Пан-Америку, я бы первым настоял на возвращении, чтобы понести наказание. Но ведь все мы знаем, что это неосуществимо. Даже если наша лодка смогла бы доставить нас, то еды и питья у нас не хватит и на три дня.

— Мы обречены, Снайдер, умереть вдали от дома, не увидев ни одного из своих соотечественников, кроме сидящих в этом катере. По-моему, это достаточное наказание даже с точки зрения самого строго судьи.

Даже Снайдер был вынужден признать справедливость этих слов.

— Прекрасно, тогда давайте жить, пока живется, и наслаждаться приключениями и удовольствиями, что принесет нам каждый из грядущих дней, — ведь любой из них может стать последним.

Снайдер все равно, не смотря на мои слова, был полон страха, но Тейлор и Делкарт ответили искренним:

— Есть, сэр!

Они были сделаны из другого теста: оба сыновья морских офицеров. Они были аристократы по происхождению и отваживались мыслить самостоятельно.

Снайдер оказался в меньшинстве, поэтому мы продолжили путь на восток. По ту сторону тридцатого, да к тому же вдали от корабля, власть моя закончилась. Я сохранил лидерство только благодаря личным качествам и не сомневался в своей способности оставаться руководителем наших судеб до тех пор, пока это будет в человеческих силах. Я всегда был лидером и останусь им, пока существуют мой мозг и плоть и кровь. Искусству повиноваться Тарки обучаются с трудом.

Только на третий день мы увидели прямо впереди землю. Посмотрев карты, я решил, что это должны быть острова Силли. Но ветер был настолько силен, что я не решился пристать, и мы прошли севернее и вошли в Английский канал [1].

Думаю, что до этого меня никогда не охватывала подобная дрожь, что я испытал, осознав, что мы плывем по историческим водам. Мечты моей жизни, на исполнение которых у меня не было ни малейшей надежды, стали воплощаться в жизнь — но при каких печальных обстоятельствах!

Я никогда не смогу вернуться на родину. До конца дней своих я вынужден оставаться в изгнании. Но даже эти мысли не могли умерить мой пыл.

Я пристально вглядывался в водный путь. На севере виднелся скалистый берег Корнуолла. Я был первым американцем, чей взгляд покоился на нем впервые более чем за два столетия. Я напрасно искал признаки древней торговли, которая, если верить истории, усеяла поверхность Канала белыми парусами и задымила небеса бесчисленными трубами, но насколько мог охватить взгляд, колышущиеся волны Канала были пусты и безлюдны.

Ближе к полуночи ветер стих и море успокоилось, и после восхода я решил идти к берегу, чтобы попробовать высадиться — мы страшно нуждались в свежей воде и пище.

По моим наблюдениям, мы как раз миновали Рэм Хед, поэтому я решил войти в Плимутскую бухту и посетить Плимут. Согласно картам, город расположен недалеко от побережья, но кроме того там указан еще один город под названием Девонпорт, расположенный в устье реки Темар.

Я знал, однако, что невелика разница, какой город мы выбираем для высадки, потому что англичане издавна славились своим гостеприимством по отношению к морякам. По мере того, как мы приближались к устью залива, я начал высматривать рыбачьи лодки, думая увидеть их рано утром, занятые промыслом. Но даже когда мы уже обошли Рэм Хед и вошли в воды самого залива, я не увидел ни одного корабля. Не было видно ни бакенов, ни маяка, ни каких-либо других знаков для указания крупным кораблям фарватера, что привело меня в недоумение.

На заросшем густой растительностью берегу не было и следов зданий, не было и людей. Мы миновали залив и вошли в устье реки Темар в том же никем не нарушаемом одиночестве, что и в Ла-Манше. В той степени, насколько мы могли видеть, не было никаких признаков того, что нога человека вообще когда-либо ступала на землю на этом тихом берегу.

Я пришел в замешательство, а затем впервые меня заставила похолодеть догадка о происходящем.

Никаких следов войны вокруг не было. На всей протяженности видимой части берега было ясно, что в течение многих лет людей здесь не бывало. И все же я не мог заставить себя поверить, что не найду жителей Англии. Обдумав это, я сделал вывод, что невозможно, чтобы война еще продолжалась, и что люди ушли из этих мест туда, где легче защитить себя от захватчиков.

Но что же тогда произошло с их древними береговыми укреплениями? Что же здесь могло помешать вражеским силам высадиться и идти куда им угодно? Ничего. Я не мог поверить в то, что столь просвещенная в военном отношении нация как древние англичане, могла бросить по собственному желанию берег и великолепную гавань незащищенными, отдавая их в распоряжение врага.

Я все больше и больше приходил в замешательство. Тайна, окружавшая нас, была неразрешима. Мы высадились, и теперь я стоял на месте, где согласно моим картам громадный город должен был вздымать свои шпили и трубы. Но вокруг не было ничего, кроме заброшенной, каменистой земли, заросшей сорняками, ежевикой и густой высокой травой.

Даже если и стоял здесь когда-то город, то и следа от него не осталось. Неровность почвы предположительно можно было объяснить тем, что гигантская масса обломков постепенно в течение веков все зарастала и в конце концов скрылась под подлеском.

Я вытащил короткую абордажную саблю, которыми, как вы знаете, из уважения к традициям, вооружены и офицеры и матросы нашего флота, и концом ее принялся ковырять землю.

Лезвие вошло в грунт примерно на семь дюймов и наткнулось на что-то похожее на камень. Разрыхлив землю, я освободил этот предмет и вытащил из почвы. Это оказался старинный кирпич из обожженной глины.

Делкарта мы оставили охранять катер, но Снайдер и Тейлор сопровождали меня; теперь, последовав моему примеру, оба увлеченно занялись раскопками. Мы выкопали огромное количество таких же кирпичей и стали уже утрачивать свой пыл, когда Снайдер вдруг вскрикнул от удивления. Я обернулся к нему: он протянул мне человеческий череп.

Я взял его и стал внимательно разглядывать. Прямо посредине лба находилось маленькое отверстие. Этот джентльмен нашел свой конец, явно защищая свою страну от захватчика.

Снайдер вытащил еще одну находку — металлический шип и потускневшие, покрытые ржавчиной металлические украшения. Они лежали в земле прямо рядом с черепом.

Концом своей сабли Снайдер счистил грязь и ярь-медянку с самого большого украшения.

— Какая-то надпись, — сказал он и передал предмет мне.

Это был шип и украшения древнего германского шлема. За короткое время мы нашли еще много подтверждений тому, что там, где мы теперь стояли, произошла великая битва. Но я и тогда и теперь не в состоянии объяснить присутствие немецких солдат на побережье Англии так далеко от Лондона, который согласно мнению историков и был целью устремлений захватчиков.

Я могу предположить, что возможны два варианта: либо Англия была временно завоевана тевтонами, либо было предпринято столь широко масштабное вторжение, что немецкие войска одновременно высадились в огромном количестве в разных частях побережья Англии. Последующие открытия подтверждают подобный взгляд.

Мы еще некоторое время занимались раскопками при помощи сабель до тех пор, пока я не уверился в том, что у нас под ногами, разрушенный и мертвый, лежит в развалинах древний Девонпорт.

Я не мог сдержать вздоха при мысли о том, что принесла война по меньшей мере этой части Англии. Дальше на восток, ближе к Лондону, мы должны повстречаться с совсем иным. Там должна быть цивилизация наших английских собратьев, в течение двух веков продолжавшая свое развитие, как и у нас. Там должны быть великолепные города, возделанные поля, счастливые люди. Там нас примут как обретенных вновь родственников. Там мы наедем великую нацию, которую интересует мир по ту сторону тридцатого от нее, точно так же, как и меня всегда тянуло узнать, что же происходит у них.

Я повернул обратно к лодке.

— Вперед, ребята! — сказал я. — Нам надо подняться вверх по реке, наполнить бочонки свежей водой, раздобыть еды и топлива, чтобы завтра в полной готовности двинуться на восток. Я собираюсь в Лондон.

III

Мертвая тишина Девонпорта внезапно была нарушена выстрелом.

Он раздался явно неподалеку от того места, где был наш катер, и через мгновение мы все втроем уже бежали со всех ног к лодке. Как только мы достигли предела ее видимости, то обнаружили, что Делкарт склонился над чем-то лежащим на земле приблизительно в ста ярдах от катера. Когда мы позвали его, он помахал фуражкой и, наклонившись, поднял небольшую лань, чтобы показать нам.

Я уже был готов поздравить его с добычей, как нас напугал вопль донесшийся справа, чуть впереди от нас. Он, казалось, раздался в густых спутанных зарослях недалеко от того места, где стоял Делкарт. Это был жуткий, наводящий страх звук, подобного которому я в жизни не слыхал.

Взгляды наши обратились в ту сторону, откуда он шел. Улыбка замерла у Делкарта на губах. Даже на расстоянии, нас разделявшем, было видно, как он побледнел. Затем он быстро вскинул винтовку. В тот же самый момент создание, издавшее напугавший нас вопль, выдвинулось из-за скрывавших его ветвей настолько, что мы смогли его разглядеть.

Тейлор и Снайдер одновременно вскрикнули от удивления и ужаса.

— Что это? — спросил Снайдер.

Появившееся животное, тонкое, длинное и гибкое, в высоту достигало приблизительно половину роста высокого мужчины; оно было покрыто рыжевато-коричневым мехом с черными полосами; горло и живот были белые. По строению оно напоминало кошку — огромную кошку, преувеличенно колоссальную кошку с жестоким взглядом и дьявольским выражением щетинистой морды с оскаленными громадными желтыми клыками.

Зверь направился, крадучись, прямо на Делкарта, целившегося в него.

— Что это, сэр? — снова пробормотал Снайдер, и полузабытая картинка из учебника естественной истории всплыла у меня в памяти, и я узнал в жутком звере Felis tigris, тигра, чучела которого выставлялись на всеобщее обозрение и в Западном полушарии.

Снайдер и Тейлор были вооружены и винтовками и револьверами, а у меня был только револьвер. Выхватив у Снайдера из трясущихся рук его винтовку, я позвал Тейлора следовать за мной и мы рванулись вперед, крича, чтобы отвлечь внимание зверя от Делкарта до тех пор, пока мы не подбежим достаточно близко, чтобы выстрелы наши смогли достичь цели с наибольшим успехом.

Я закричал, чтобы Делкарт не стрелял, потому что я опасался того, что наши малого калибра стальные пули вместо того, чтобы убить зверя, задев, лишь еще больше разъярят его. Но Делкарт не понял меня, подумав, что я, наоборот, приказываю стрелять.

Когда раздался выстрел, тигр внезапно остановился как бы в удивлении, затем повернулся и вцепился себе в плечо зубами, после чего вновь направился к Делкарту, издавая ужасный рев. Он бросился с невероятной скоростью, не обращая внимания на пули, одну за другой летящие из автоматической винтовки храбреца.

Мы с Тейлором тоже открыли огонь по тигру, но несмотря на то, что он представлял собой прекрасную мишень, эффект был приблизительно таким же, как если бы мы принялись обстреливать его мыльными пузырями.

Он буквально как торпеда бросился на Делкарта и мы увидели, продираясь сквозь высокую траву, как он навалился и сбил парня на землю.

Благородный Делкарт не отступил ни на шаг. Двести лег мира не охладили кровь в его жилах. Даже оказавшись под зверем, он продолжал выпускать пулю за пулей ему прямо в морду. Даже в тот миг, когда я было подумал, что он погиб, я не мог сдержать чувства гордости за то, что он из моей команды, что мы одного поля ягоды, настоящий джентльмен Пан-Америки. И то, что он подтвердил на деле один из основных принципов приверженцев армии и флота о том, что военная подготовка необходима для сохранения личного мужества пан-американской расы, еще более усилило мою гордость за него. Ведь поколениями мы не встречались лицом к лицу с большими опасностями, чем несчастные случаи в обычной жизни высоко цивилизованного общества, поистине огражденного использующим лучшие достижения передовой науки, великолепно организованным и всемогущим правительством.

Еще на бегу нас с Тейлором поразило, что зверь, навалившийся на Делкарта, не терзает его, а лежит тихо и неподвижно, и только когда мы подбежали настолько близко, что дула наших ружей уперлись в голову животного, я понял, почему столь внезапно оборвалось нападение — Felis tigris был мертв.

Одна из наших пуль, или одна из последних пуль Делкарта поразили зверя прямо в сердце, и он умер, сшибив Делкарта на землю.

Через минуту парень с нашей помощью выбрался из-под трупа несостоявшегося убийцы, причем оказалось, что на нем— нет и царапины.

Делкарт ничуть не утратил своей жизнерадостности. Он вылез из-под тигра с широкой улыбкой на красивом как всегда лице, и даже я не смог ощутить дрожи его мускулов или хотя бы признаков возбуждения или нервозности в его голосе.

Затем мы все вместе начали искать объяснение присутствия этого дикого зверя так далеко от мест его обитания. Сведения, полученные мною из книг, говорили о том, что тигры практически не проживали за пределами Азии и что в двадцатом веке, во всяком случае, в Англии дикие животные на свободе не встречались.

Пока мы беседовали, Снайдер присоединился к нам и я вернул ему винтовку. Тейлор и Делкарт подобрали убитую лань и мы медленным шагом направились к лодке. Делкарт хотел снять шкуру с тигра, но я был вынужден не разрешить, так как обработать и сохранить как следует ее мы не могли.

На берегу мы освежевали лань, взяли с собой столько мяса, сколько могли поместить в лодке и уже отчаливали от берега, чтобы продолжить путь за свежей водой и топливом, как нас ошеломили вопли из кустов неподалеку.

— Еще один Felis tigris, — сказал Тейлор.

— Или целая дюжина, — добавил Делкарт, и пока он это говорил, один за другим появились восемь матерых тигров — великолепные экземпляры.

При виде нас они начали метаться как разъяренные демоны. Было ясно, что трех винтовок недостаточно и я приказал отойти от берега, надеясь, что тигры плавать не умеют.

И действительно, они сгрудились все на берегу, а затем начали расхаживать взад и вперед, угрожающе рыча и глядя на нас весьма неприветливо.

Заведя мотор и уже отплывая, мы слышали такие же призывы и из глубины зарослей. Казалось, этот ответ на призыв собратьев, мечущихся у кромки воды. Судя по разнообразию и величине территории, с которой эти звуки доносились, мы решили, что заброшенные земли населяет невероятное количество зверей.

— Они сожрали людей, — содрогнувшись, пробормотал Снайдер.

— Я думаю, ты прав, — согласился я, — судя по их наглости и отсутствию страха в присутствии человека, можно предположить, что либо люди им совершенно неизвестны, либо, наоборот, слишком привычны в качестве легкой добычи.

— Но откуда же они пришли? — спросил Делкарт. — Неужели они смогли добраться сюда из Азии?

Я покачал головой, но я был совершенно в тупике. Я знал, что немыслимо представить себе как тигры пересекают горные цепи, реки и вообще весь огромный европейский континент, чтобы из естественной среды обитания добраться в такую даль, и уж абсолютно невозможно вообразить, как они переплыли Ла-Манш. И все же они здесь и в огромном количестве.

Мы проплыли вверх по Темар несколько миль, наполнили бочонки свежей водой, а затем высадились на берег приготовить оленину и впервые плотно поесть с тех пор, как «Колдуотер» бросил нас. Но едва мы развели огонь и начали разделывать мясо, как Снайдер, постоянно оглядывавший окрестный ландшафт, тронул меня за руку и указал на заросли кустарника в нескольких сотнях ярдов от нас.

И я увидел слегка прикрытую листвой желто-черную шкуру большого тигра. А пока я его разглядывал, зверь величественно направился к нам. Через секунду появились еще и еще, и нет нужды говорить, что мы стремительно ретировались к лодке.

После еще трех попыток высадиться на берег и приготовить себе еду нам пришлось от этой мысли отказаться, так как каждый раз нам приходилось спасаться от тигров, и мы пришли к выводу, что страна попросту наводнена этими хищниками.

Оказалось также невозможным раздобыть необходимые ингредиенты нашего химического топлива, а поскольку его у нас оставалось мало, то пришлось установить мачту и идти дальше под парусом, чтобы горючее сберечь на экстренный случай.

Я должен честно сознаться, что мы без малейших сожалений распрощались со Страной Тигров. Как мы окрестили древний Девон, и добравшись до Ла-Манша повернули на юго-восток, собираясь обогнуть Болт Хэд и идя вдоль берега, пройти через Па-де-Кале в Северное море.

Я намеревался добраться как можно скорее до Лондона, потому что нам необходимо было обзавестись новой одеждой, встретиться с культурными людьми и услышать, наконец, прямо из уст англичан все о том, что произошло за двести лет с тех пор, как Восток был отделен от Запада.

Нашей первой стоянкой был остров Уайт. Мы вошли в Солент в приблизительно десять часов утра, и я должен сознаться, что когда мы подошли к берегу, сердце мое упало. Несмотря на то, что на карте маяк значился, его нигде не было видно. Нигде не было и следов живущих согласно картам людей. Мы прошли вдоль всего северного побережья острова в бесплодных попытках найти человека, и в конце концов высадились на востоке, там, где должен был бы находиться Ньюпорт, но где вместо этого были только трава, громадные деревья и дремучий лес и никаких признаков хоть чего-нибудь, сделанного человеческими руками.

Перед тем как высадиться, я велел ребятам заменить мягкие пули на стальные, запас которых был у каждого в поясе и в магазинах. Экипированные подобным образом мы могли легче управиться даже с тиграми, но следов их здесь видно не было, и я решил, что они остались на большой земле.

После еды мы пустились на поиски горючего, Тейлора оставили охранять катер. Я не мог по некоторым причинам оставить Снайдера одного. Я знал, что он был недоволен моим планом посетить Англию, и я не был уверен, что при первой же возможности он не бросит нас, забрав лодку и не попытается вернуться в Пан-Америку.

А в том, что он достаточно глуп, чтобы попытаться все это проделать, я был совершенно уверен.

Мы углубились приблизительно на милю в сердце острова и, проходя похожим на парк лесом, вдруг встретили, совершенно уже не ожидая этого, первые человеческие существа.

Приблизительно десятка два волосатых, полуголых мужчин отдыхали в тени громадного дерева. Увидя нас, они повскакали на ноги с дикими криками, похватав лежавшие рядом с ними копья.

Они умчались от нас ярдов на пятьдесят, затем повернулись и стали нас рассматривать. Явно осмелев из-за нашей немногочисленности, они начали потихоньку к нам приближаться, размахивая копьями и устрашающе вопя.

Они были невысокого роста, мускулистого сложения, to спутанными и тусклыми от грязи длинными волосами и бородами. Головы у них, однако, были хорошей формы, а глаза, несмотря на свирепое и воинственное выражение, были разумны.

Понимание этих особенностей, конечно, пришло позже, когда появилась возможность разглядеть их на более близком расстоянии и при обстоятельствах, менее чреватых опасностью и возбуждением. А в тот момент я увидел с изумлением, что там, где мы ожидали встретить цивилизованных и просвещенных людей, всего лишь дикари, пытающиеся на нас напасть.

Каждый из нас был вооружен винтовкой, револьвером и абордажной саблей, но пока мы стояли плечом к плечу перед наступающими дикарями, я почувствовал, что не хочу приказывать стрелять в них, сеять смерть и страдание среди незнакомцев, с которыми нам не из-за чего было ссориться. Я решил сохранять самообладание до того момента, когда мы сможем попробовать заговорить с ними.

Поэтому я поднял левую руку на головой, обратив ладонь к ним — самый естественный жест, означающий, с моей точки зрения, самые мирные намерения. В то же время я громко сказал им, что мы друзья, хотя, судя по их виду, они вряд ли могли знать пан-американский или староанглийский, что одно и то же.

В ответ на мой жест и слова они перестали вопить и остановились в нескольких шагах от нас. Затем, тот, кто был впереди остальных — явно главный или вождь — серьезно ответил на языке, хотя и в какой-то степени понятном нам, поскольку в основе его был английский, но до такой степени искаженный, что все-таки воспринимать его было трудно.

— Кто вы, — спросил он, — и из какой страны?

Я рассказал ему, что мы из Пан-Америки, но он только покачал головой и спросил, где это. Он никогда не слышал ни о ней, ни об Атлантическом океане, о котором я сказал, что он разделяет наши страны.

— Прошло уже двести лет с тех пор, как пан-американцы посещали Англию, — сказал я.

— Англию? — спросил он. — Что такое Англия?

— Но ведь это часть Англии! — воскликнул я.

— Это Велибитания, — заверил он меня. — Я ничего не знаю об Англии, а я живу здесь всю жизнь.

Я довольно быстро догадался о происхождении Велибитании. Без сомнения, это искаженное Великобритания — название, в прошлом обозначавшее гигантский остров, включавший Англию, Шотландию и Уэльс. Впоследствии мы слышали, как это название произносили Велибритания или Валибритания.

Затем я попросил его указать нам путь в Рид или Портсмут; но он опять покачал головой и сказал, что не знает таких стран. А когда я спросил, есть ли какие-нибудь города в этой стране, он не знал, о чем я говорю, поскольку никогда не слышал слово «город».

Я объяснил как мог лучше, сказав, что это место, где много людей живут вместе в домах.

— А, — воскликнул он, — так это лагерь! Да, здесь есть два огромных лагеря, Восточный лагерь и Западный лагерь. Мы из Восточного лагеря.

Употребление слова «лагерь» для того, чтобы описать скопление жителей в одном месте, навело меня на мысль о войне, и я спросил, кончилась ли война, и кто победил.

— Нет, — был ответ на этот вопрос. — Война еще не кончилась. Но она скоро кончится, а кончится как всегда тем, что западные убегут. Мы, восточные, всегда побеждаем.

— Нет, — сказал я, поняв, что он говорит о мелких межплеменных войнах своего острова. — Я говорю о Великой Войне, войне с Германией. Кончилась ли она и кто одержал победу?

Он нетерпеливо помотал головой.

— Я никогда не слышал ни об одной из этих стран, что ты говоришь.

Это было невероятно, но все же это было именно так. Люди, живущие там, где проходила война, Великая Война, не знали о ней ничего, хотя мы даже через двести лет после нее знали, насколько она была для них чудовищна, и живо интересовались ее событиями по ту сторону Атлантики.

Передо мной был житель острова Уайт, никогда не слышавший ни о Германии, ни об Англии! Я внезапно обратился к нему с новым вопросом.

— А какие люди живут на большой земле? — показывая рукой направление, спросил я.

— Никто не живет, — ответил он.

— Давным-давно, говорят, наши люди жили там по ту сторону воды, но дикие звери их так пожирали, что они перебрались сюда на бревнах и плавнике верхом, и никто не осмелился вернуться обратно из-за ужасных тварей, которые живут в этой страшной стране.

— А другие люди когда-нибудь приплывали к вам на кораблях? — поинтересовался я.

Он никогда не слышал слово «корабль» и не знал, что это такое. Но он уверял меня, что до того, как появились мы, он думал, что кроме велибитанцев, то есть восточных и западных жителей древнего острова Уайт, людей на свете больше нет.

Уверившись в нашем дружелюбии, наши новые знакомые повели нас в свою деревню или, как они ее назвали, лагерь. Там было около тысячи обитателей, ютящихся в грубо сделанных хижинах, пищей которых служила добытая на охоте дичь и те продукты моря, что можно было раздобыть недалеко отходя от берега. Ведь у них не было лодок, да они и не подозревали о существовании таких средств.

Оружие у них было самое примитивное, просто грубо обработанные пики с грубо заостренными кусочками металла, прикрепленными к концу. Они не знали ни литературы, ни религии, а единственный закон, который они признавали, был закон силы. Огонь они получали с помощью кремня и огнива, но большинство питались сырой пищей. Брак им был неизвестен, и зная слово «мать», они не знали того, что я подразумеваю под. словом «отец». Особи мужского пола сражались за женскую благосклонность. У них было распространено детоубийство и уничтожение стариков и физически неполноценных.

Семья состояла из матери и детей, а мужчины жили то в одной хижине, то в другой. Благодаря их кровавым дуэлям, их в численном отношении всегда было меньше, чем женщин, так что хижин на них на всех хватало.

В деревне мы провели несколько часов, причем стали объектом величайшего любопытства. Жители изучали нашу одежду и все наши вещи и задавали бесчисленные вопросы о стране, из которой мы прибыли, и о способе передвижения.

Я расспрашивал их об исторических событиях, но их знания ограничивались пределами их острова и их собственной дикой, примитивной жизни. О Лондоне они и не слыхивали и уверяли меня, что на большой земле я людей не встречу.

Очень опечаленный увиденным, я покинул их и мы втроем вернулись к катеру, сопровождаемые сотнями мужчин, женщин и детей.

Когда мы отплыли, раздобыв нужные ингредиенты для нашего химического топлива, велибитанцы в молчаливом изумлении от нашей изящной лодки, танцующей на сверкающей воде, выстроились вдоль берега и следили за нами до тех пор, пока мы не исчезли из виду.

IV

Утром 6 июля 2137 года мы вошли в устье Темзы — впервые, насколько мне известно, за двести двадцать один год киль судна с Запада разрезал эти исторические воды!

Но где же буксиры, лихтеры, баржи, плавучие маяки и бакены, все те бесчисленные приспособления кипучей жизни древней Темзы?

Ушло! Все ушло! Только тишина и запустение там, где когда-то было средоточие мировой торговли.

Я поневоле сравнивал этот когда-то в прошлом великий водный путь с гаванями близ нашего Нью-Йорка, или Рио, или Сан-Диего, или Вальпараисо. Они стали такими, каковы они сейчас за двести лет ненарушаемого мира, который у нас, военных, принято проклинать. Что же за тот же период лишило воды Темзы их былого величия?

Будучи военным, я мог найти только одно объяснение — война!

Я опустил голову и уныло отвел глаза от пустынных и удручающих окрестностей, и в молчании, которое никто из нас явно не собирался нарушить, мы продолжали плыть по обезлюдевшей реке.

Мы добрались до места, где согласно моей карте, должен был быть когда-то Ирит, где я увидел небольшое стадо антилоп, причем недалеко от берега. Поскольку у нас опять закончились запасы мяса, а я оставил все надежды найти город на месте древнего Лондона, то я решил высадиться и подстрелить несколько штук.

Подумав, что они должны быть робкими и пугливыми, я решил поохотиться на них один и велел парням сидеть в лодке и ждать, пока я их не позову оттащить туши.

Осторожно пробравшись сквозь заросли и остерегаясь скрытой ловушки, я как раз почти добрался до добычи, как в этот момент увенчанная рогами голова вожака внезапно поднялась и замерла, а затем все стадо как по сигналу медленно двинулось в глубь острова.

Поскольку передвигались они не торопясь, я решил за ними последовать, пока они не остановятся покормиться.

Я шел за ними не меньше мили, пока, наконец, они вновь ни остановились и принялись пастись на густейшей, роскошной траве. Все время, что я шел за ними, я держал глаза нараспашку и уши на макушке, чтобы не упустить появление Felis tigris, но пока никаких признаков зверя не было.

Я стал поближе подбираться к антилопам, собираясь выстрелить в большого оленя, как вдруг увидел нечто, что заставило меня забыть о добыче.

Это была фигура гигантского серо-черного создания, чьи плечи высились в двенадцати-четырнадцати футах над землей. Никогда в жизни я таких животных не видел, да и не сразу узнал: настолько в жизни оно отличалось от тех чучел, что были выставлены в наших музеях.

Но все же я догадался, что это могучее животное должно быть Elephas africanus или, как их обычно описывали в старину — африканский слон.

Антилопы на громадного зверя не обращали ни малейшего внимания, а я настолько увлекся зрелищем мощного толстокожего, что забыл выстрелить в оленя, а затем это стало и невозможно.

Слон, шевеля своими громадными ушами и помахивая коротким хвостом, объедал нежные побеги каких-то кустов. Антилопы шагах в двадцати от него продолжали пастись, когда внезапно совсем рядом с ними раздался ужасный рык и я увидел как огромное желто-коричневое тело буквально вылетело из скрывавшей его зелени позади пасущихся животных и одним прыжком оказалось на спине маленького оленя.

Моментально сцена из тихой и мирной превратилась в неописуемый хаос. Перепуганная жертва издавала, агонизируя, вопли. Ее собратья убежали в разных направлениях. Слон, подняв хобот, громко затрубил и неуклюже рванулся напролом через лес, ломая деревца и топча кусты на бегу.

Грозно рыча над телом своей жертвы стоял могучий лев — подобного не видели глаза ни одного пан-американца двадцать второго века. Я первый удостоился зрелища поистине «царя зверей». Но как отличался этот демон со свирепым взглядом, полный жизненной силы и энергии, настороженный, рычащий, в великолепной сверкающей шубе от пыльных, траченных молью чучел в стеклянных клетках наших душных музеев.

Я никогда не надеялся, да и не думал увидеть живого льва, тигра или слона, если воспользоваться обычным для древних языком, — а он мне кажется менее искусственным, чем тот, которым пользуемся мы — и вот теперь я стоял и с чувством, похожим на благоговение, смотрел на то, как это царственное животное, стоя над тушей своей жертвы, рыком оповещает мир о своей победе.

Я был настолько захвачен этим зрелищем, что для того, чтобы получше разглядеть огромного льва, я встал на ноги и стоял во весь рост шагах в пятидесяти от него.

Некоторое время он меня не видел, так как его внимание было отвлечено убегающим слоном, и у меня было достаточно времени, чтобы полюбоваться его великолепными пропорциями, большой головой и густой черной гривой.

Какие мысли успели пробежать у меня в те короткие минуты, что я стоял, объятый восторгом! Я искал удивительную цивилизацию, а нашел монарха-зверя в королевстве, где когда-то правили английские короли. Лев царствовал, непотревоженный; в нескольких милях от того места, где когда-то правило одно из самых могущественных правительств, когда-либо известных человечеству простиралось его царство рычащей дикости.

Это было ужасно; но мои размышления об этих печальных превратностях судьбы были внезапно прерваны. Лев обнаружил меня.

Мгновение он стоял молча и неподвижно, почти как пыльное чучело, но только мгновение. А затем, с ужасающим ревом, ни секунды не сомневаясь и без предупреждения, он бросился на меня.

Он отказался от уже убитой добычи у него под ногами ради более лакомого куска — человека. Беспощадность, с которой он, великий хищник современной Англии охотился на человека, навела меня на мысль, что каковы бы ни были их аппетиты в прошлом, вкус человеческой плоти для них был приятен.

Вскидывая винтовку, я возблагодарил Бога, древнего Бога моих предков, что я заменил пули в моем оружии, так как, хотя это был мой первый опыт с Felis leo, я знал, что моя великолепная винтовка будет столь же бесполезна, что и игрушечное ружье, если я не сумею всадить первую же пулю в жизненно важный центр.

Невозможно поверить, какую скорость может развить нападающий лев, пока сам этого не увидишь. Это животное по своему строению явно не рассчитано на длительный бег. Но что касается сорока или пятидесяти ярдов, то тут, я думаю, ни одно животное с ним не сравнится.

Несмотря на то, что он молниеносно напал на меня, я, к счастью, головы не потерял. Я почувствовал, что ни одна пуля не сможет поразить его сразу же. Сомневался я и в том, что мне удастся пробить выстрелом его голову. Однако, оставалась надежда выстрелить в область сердца или, что еще лучше, ранить его в плечо или переднюю лапу и, тем самым остановив, выиграть время, чтобы пустить еще пули и покончить с ним.

Я прицелился в его левое плечо и когда он был уже почти надо мной, спустил курок. Это остановило его. С жутким ревом, полным боли и ярости, животное перевернулось и упало на землю почти у моих ног. Я тут же всадил еще две пули, а пока он пытался подняться, злобно царапая землю, я всадил еще одну пулю ему в позвоночник.

Это прикончило его, я должен признаться, что я был этому чрезвычайно рад. Прямо позади меня было огромное дерево и я прислонился к его стволу, вытирая пот с лица, вызванный жарой. Волнение и напряжение совершенно опустошили меня.

Я немного постоял, отдыхая, и как раз собирался направить свои шаги обратно к лодке, когда что-то просвистело в воздухе. Затем раздался глухой удар об дерево, поскольку я успел увернуться. Я повернулся и увидел, что тяжелое копье вонзилось в дерево буквально в. трех дюймах от того места, где была моя голова.

Оно прилетело несколько сбоку и не тратя время на определение направления, я скользнул за дерево и, обойдя его, вышел с другой стороны, чтобы разглядеть своего потенциального убийцу.

На этот раз на меня напали люди — копье не давало возможности думать иначе — но до тех пор, пока они не застали меня врасплох или со спины, бояться их было нечего.

Я осторожно обходил деревья пока, наконец, не достиг полного обзора того места, с которого прилетело копье. Когда же мне это удалось, я сразу же увидел, как из-за куста появилась человеческая голова.

Парень был очень похож на тех, кого я видел на острове Уайт. Он был волосатый и непричесанный, а когда он в конце концов вышел на просматриваемое место, то я увидел, что и одет он по той же примитивной моде.

Некоторое время он постоял, высматривая меня, а затем двинулся вперед. Сразу же вслед за ним появились еще, точь-в-точь как он, несколько человек, покинули скрывающую их зелень кустарника и последовали за первым. Двигаясь так, чтобы деревья нас разделяли, я пробежал немного назад, а «найдя кустарник, который мог бы меня хорошо скрыть, я спрятался за ним, чтобы выяснить силы и вооружение этой компании, прежде чем пуститься с ними в переговоры.

Я совершенно не собирался заниматься бессмысленным уничтожением кого-либо из этих несчастных. Я предпочел бы поговорить с ними, но использовать свое мощное оружие на них я не хотел.

Я еще раз осмотрел их из своего нового укрытия. Отряд составляло человек тридцать мужчин и одна женщина — девушка с явно связанными за спиной руками, которую тащили за собой двое мужчин.

Они двигались медленно, вглядываясь в каждый куст и часто останавливаясь. Около тела льва они задержались и я мог видеть, как они жестикулируют, по повышенным голосам можно было понять, как они взволнованы моей добычей.

Но затем они вновь принялись искать меня и пока они приближались, я увидел, с какой необоснованной жестокостью стража девушки с ней обращается. Она споткнулась недалеко от места, где я скрывался, в то время как основная часть отряда уже прошла. Тогда один из стражей грубо дернул и ударил кулаком в лицо.

Мгновенно кровь моя закипела, и забыв все предосторожности, я выскочил из своего укрытия и налетел на парня, свалив его одним ударом.

Мои действия были столь неожиданны, что застали и его и его напарника врасплох; но последний быстро вытащил нож из-за пояса и злобно ринулся на меня, издав одновременно дикий крик тревоги.

Девушка отступила назад, широко раскрыв глаза от изумления, а затем мой противник напал на меня. Его первый удар я парировал предплечьем, одновременно нанеся ему мощный удар в подбородок, заставив его тем самым отшатнуться. Но почти сразу же он опять напал на меня, и все-таки в этот краткий миг я успел вытащить револьвер.

Я видел, что его напарник медленно поднимается на ноги, а остальные уже тоже направляются ко мне. Времени на споры без оружия уже не было, тем более, что парень вновь напал на меня, взмахнув своим грозно выглядевшим ножом, поэтому я прицелился ему в сердце и спустил курок.

Он беззвучно опустился на землю и я повернулся ко второму из атакующих. Он тоже рухнул и я остался один рядом с удивленной девушкой.

Основной отряд был шагах в двадцати, но передвигались они стремительно. Я схватил ее за руку и потащил за собой за ближнее дерево, потому что увидел, что воины готовят свои копья.

Спрятав девушку за дерево, я вышел навстречу врагу, крича, чтобы они остановились и выслушали меня. Но в ответ они издевательски завопили и швырнули в меня несколько копий. К счастью, ни одно из них в цель не попало.

Я понял, что придется сражаться, хотя мне было ненавистно убивать. В надежде, что большего не потребуется, я уложил еще двоих, заставив остальных на время остановиться. Я опять предложил им прекратить бой. Они же приняли это как признак страха перед ними и, выкрикивая что-то злобное и издевательское, вновь бросились вперед, чтобы уничтожить меня.

Теперь уже было совершенно ясно, что я должен их сурово покарать, или погибнуть и оставить им девушку на растерзание. Ни того, ни другого делать у меня не было ни малейшего желания, поэтому я выступил из-за дерева и снова со вниманием и сноровкой, приобретенными после долгих тренировок, принялся стрелять.

Один за другим дикари падали, но им следовали на смену другие, злобные и кровожадные, пока, наконец, несколько из них не сообразили, насколько мое современное оружие превосходит их примитивные копья. Продолжая гневно орать, они отступили на запад.

Теперь в первый раз у меня появилась возможность обратить внимание на девушку, которая, пока я сеял смерть среди ее и моих врагов, стояла молча и неподвижно.

Она была среднего роста, с хорошей фигурой, с тонкими, четко очерченными чертами лица. Лоб у нее был высокий, а глаза и красивые и разумные. Постоянное пребывание на солнце позолотило ее гладкую, бархатную кожу, что только подчеркивало, несмотря на синяки, прелестное впечатление юной женственности.

На лице ее было выражение не страха, но опасения, насколько я мог понять, а глаза продолжали оставаться удивленными. Она стояла довольно прямо, руки ее все еще были связаны, а взгляд спокойный и гордый.

— На каком языке ты говоришь? — спросил я. — Ты меня понимаешь?

— Да, — ответила она. — Он похож на мой. Я велибританка. А ты кто?

— Я пан-американец, — сказал я. Она покачала головой: — Что это?

Я показал на запад. — Это далеко отсюда, через океан.

Ее выражение немного изменилось. Она слегка нахмурила брови. Выражение опасения чего-то усилилось.

— Сними свою шапку, — попросила она, и когда я сделал, что она хотела, она явно почувствовала облегчение. Потом она наклонилась и заглянула мне за спину. Я быстро повернулся, чтобы посмотреть, что она там нашла, но ничего не обнаружил. Я посмотрел на нее и увидел, что выражение лица у нее опять изменилось.

— Ты не оттуда? — и она указала на восток. Это была лишь половина вопроса. — Ты не оттуда через воду пришел?

— Нет, — заверил я. — Я из Пан-Америки, далеко отсюда на запад. Ты когда-нибудь слышала о Пан-Америке?

Она отрицательно покачала головой. — Мне все равно, откуда ты, — объяснила она, — если только ты не оттуда, а я уверена, что не оттуда, потому что у людей оттуда на голове рога, и у них есть хвост.

Мне очень трудно было сдержать улыбку.

— А что это за люди — оттуда? — спросил я.

— Это плохие люди, — отвечала она. — Некоторые из наших не верят, что они такие. Но у нас есть легенда — очень, очень старая легенда, что люди оттуда когда-то напали на Велибританию. Они пришли по воде, и под водой, и даже по воздуху. Их пришло великое множество, и они заполнили землю как великий серый туман. Они принесли с собой гром, молнию и дым, которые убивают, и они напали на нас и убивали тысячи и сотни тысяч. Но под конец мы отбили их к краю воды, назад в море, где многие утонули. Некоторые спаслись, и их наши люди преследовали и последовали за ними — мужчины, женщины и даже дети. Это все. Легенда говорит, что наши люди никогда не вернулись. Может быть, их убили всех. Может быть, они еще там. Но в легенде еще говорится, что когда мы отбили тех людей обратно через воду, они поклялись, что вернутся и тогда на берегах не останется никого живого, кроме них. Я боялась, что ты оттуда.

— А как называли этих людей? — спросил я.

— Мы их только называем «люди оттуда», — ответила она, показывая на восток. — Я никогда не слышала другого имени.

В свете моих знаний истории нетрудно было угадать национальность тех, кого она описала просто как «люди оттуда». Но какое же чудовищное опустошение должна была принести Великая Война, чтобы не только стереть с лица этой великой страны все следы цивилизации, но и название и имя врага из памяти и языка населяющего ее народа.

Единственная гипотеза, с помощью которой я был в состоянии как-то объяснить происшедшее, заключалась в том, что страна в результате войны совершенно обезлюдела, за исключением небольшого количества детей, рассеянных по разным местам. Этих забытых детей замечательным образом хранило Провидение, чтобы они вновь заселили землю отцов. Дети, без сомнения, тогда были слишком малы, чтобы потом своим детям передать что-либо кроме предположений о катаклизме, потрясшем их родителей.

Профессор Корторан после моего возвращения в Пан-Америку, высказывал другую теорию, причем в ней были кое-какие серьезные соображения, вызывающие уважение. Он исходил из того, что это за пределами человеческих инстинктов — покинуть маленьких детей, в то время как я утверждал, что англичане так и вделали. Он более склонен к тому, что изгнание врага из Англии происходило одновременно с победами над врагом на континенте, и что англичане скорее всего эмигрировали из своих разрушенных городов и залитых кровью полей на материк в надежде найти во владениях поверженного врага города и фермы, которые смогут заменить им то, что они потеряли.

Ученый признает также, что хотя затянувшаяся война скорее усилила, чем ослабила родительскую привязанность, но другие гуманные инстинкты ею могли быть и приглушены, и важнее, могущественнее всего стал закон выживания наиболее приспособленных. И в результате массового исхода, когда перебраться через Ла-Манш или Северное море смогли только сильные, разумные и умелые вместе со своими отпрысками, в несчастной Англии остались беспомощные обитатели поселений для слаборазвитых и психически ненормальных.

Мои возражения относительно того, что современные обитатели Англии совершенно в умственном отношении нормальны и поэтому не могут в качестве предков иметь безмозглых лунатиков, профессор отмел в сторону, утверждая, что безумие не обязательно передается по наследству, а если даже это и так, то во многих случаях возвращение в естественные условия спустя несколько поколений стирает все следы недуга мозга и нервов у потомков маньяков, потому что в древние времена причиной этих заболеваний могла быть именно высокая цивилизация.

Для меня лично теория профессора Корторана особой обоснованностью не обладает, но я должен признаться, что я пристрастен. Никому, естественно, не хочется верить в то, что предмет его величайшей привязанности является потомком бессвязно бормочущего идиота и неистового маньяка.

Но я забываю о последовательности своего повествования — последовательности, которой я хочу придерживаться, хотя и боюсь, что все время буду отходить от нее, столько размышлений вызывает путь от таинственного прошлого англичан до современной истории велибританцев.

Беседуя о девушкой, я вдруг осознал, что она до сих пор связана, и извинившись, вытащил нож и перерезал сыромятные ремни на ее руках.

Она поблагодарила меня, улыбнувшись так нежно, что и за более трудную службу для меня бы было лучшей наградой.

— А теперь, — сказал я, — позволь мне проводить тебя домой и передать тебя под защиту друзей.

— Нет, — в ее голосе прозвучала тревога, — ты не должен идти со мной — Бакингем убьет тебя.

Бакингем. Знаменитое имя в древней истории Англии. То, что оно сохранилось, а с ним и множество других прославленных имен, является одним из наиболее сильных опровержений теории профессора Корторана; к сожалению, никаких других путей к прошлому это не «только не открывает, но наоборот, добавляет таинственности.

— А кто этот Бакингем, — спросил я, — и почему он хочет убить меня?

— Он подумает, что ты меня украл, — ответила она, — а так как он сам хочет получить меня, то убьет любого, о ком он подумает, что тот желает меня. Несколько дней назад он убил Веттина. Моя мать однажды говорила мне, что Веттин был моим отцом. Он был король. Теперь Бакингем король.

Да, судя по всему, здесь люди немного более развиты, чем на острове Уайт. Может быть, это даже рудимент цивилизованного правительства — признание вожака, вождя королем. Кроме того, у них сохранилось слово «отец». Произношение девушки, далеко не идентичное нашему, все же было гораздо ближе ему, чем исковерканный диалект Восточных людей на острове Уайт. Чем дольше я говорил с ней, тем больше я надеялся найти здесь, среди ее народа какие-то свидетельства или традиции, которые помогли бы разгадать историческую загадку двух столетий. Я спросил ее, далеко ли мы от города Лондона, но она не поняла, о чем я говорю. Тогда я попытался объяснить, описав большие здания из камня и кирпича, широкие улицы, парки, дворцы и бесчисленное количество людей, но она печально покачала головой…

— Здесь поблизости таких мест нет, — сказала она. — Только в Лагере Львов есть места из камня, где у зверей берлоги, но в Лагере Львов нет людей. Кто туда осмелится пойти! — Она даже вздрогнула.

— Лагерь Львов, — повторил я. — А где это и что это такое?

— Это вот там, — она показала на реку в западном направлении. — Я видела это издалека, но я никогда не была там. Мы очень боимся львов, потому что это их страна, и они сердятся, что человек пришел сюда жить.

— А далеко отсюда, — и она указала на юго-запад, — страна тигров, она еще хуже, чем земля львов, потому что тигров намного больше, чем львов и они больше любят человеческое мясо. Здесь тоже давно были тигры, но и львы, и люди нападали на них и выгнали.

— А откуда пришли эти дикие твари? — спросил я.

— О, — ответила она, — они здесь всегда были. Это их страна.

— А они не убивают и не едят твоих людей? — задал я вопрос.

— Часто, когда мы их нечаянно повстречаем, и нас мало, чтобы убить их, или когда они слишком близко подходят к нашему лагерю. Но они редко охотятся на нас, потому что они находят нужную еду среди оленей и дикого скота, а потом мы тоже делаем подарки, ведь мы же незваные гости в их стране. Вообще мы живем хорошо, не ссоримся с ними, но я бы все-таки не хотела с ними встретиться, если в моем отряде мало копий.

— Я хотел бы побывать в этом Лагере Львов, — сказал я.

— О нет, ты не должен! — закричала девушка. — Это будет ужасно. Они съедят тебя. — Она задумалась, но затем повернулась ко мне со словами: — Теперь ты должен идти, потому что Бакингем может прийти в поисках меня в любую минуту. Они уж давно должны были узнать, что— я ушла из лагеря — за мной очень следят — и выйти за мной. Иди! Я подожду здесь, пока они не придут в поисках меня.

— Нет, — ответил я. — Я тебя одну не оставлю на земле, кишащей львами и другими дикими тварями. Если ты не хочешь, чтобы я пошел с тобой к лагерю, то я подожду здесь до тех пор, пока они не придут за тобой.

— Иди, пожалуйста! — взмолилась она. — Ты спас меня, и я спасла бы тебя, но тебя ничто не спасет, если ты попадешь в руки к Бакингему. Он плохой человек. Он хочет, чтобы я стала его женщиной, потому что так он сможет быть королем. Он убьет всякого, кто подружится со мной, потому что боится, что я стану женщиной другого.

— А разве ты не сказала, что Бакингем уже король? — спросил я.

— Он король. Он сделал своей женщиной мою мать после того, как убил Веттина. Но моя мать скоро умрет — она уже очень старая — и тогда мужчина, которому я буду принадлежать станет королем.

Только после долгих расспросов я, наконец, понял суть дела. Оказалось, что право наследования передавалось по женской линии. Мужчина просто был главой семьи его жены — вот и все. Если она оказывается старшей женщиной «королевского» дома, то он был королем. Очень наивно девушка объяснила, что редко случается, что бывают сомнения в том, кто мать ребенка.

Именно в этом и заключалась вся важность положения девушки в общине и в стремлении Бакингема присвоить ее себе, хотя она мне сказала, что не хочет быть его женщиной, потому что он плохой человек и будет плохой король. Но он был человеком могущественным и не было никого, кто осмелился бы противоречить его желаниям.

— Почему бы тебе не пойти со мной, — предложил я, — если ты не хочешь стать женщиной Бакингема?

— А ты бы хотел взять меня? — спросила она, — а куда?

Действительно, куда! Об этом я не подумал. Но прежде чем я успел ответить, она покачала головой:

— Нет, я не могу оставить своих людей. Я должна остаться и сделать все, что только смогу, даже если Бакингем получил меня, а ты должен сразу же уйти. Не жди, пока не станет поздно. Львы уже давно не получали от нас жертв, и Бакингем первого же чужестранца отдаст им в дар.

Я не совсем понял, что она хотела сказать и уже хотел переспросить, как сзади на меня навалилось тяжелое тело и огромные руки сдавили мне шею. Я приложил все усилия, чтобы освободиться и повернуться лицом к своему противнику, но уже в следующее мгновение я был схвачен полудюжиной могучих полуголых мужчин, в то время как десятка два других окружили меня, причем двое из них схватили девушку.

Я сражался как мог за свою и ее свободу, но перевес сил бы слишком велик. И все же я был удовлетворен хотя бы тем, что. задал им хорошую трепку.

Когда же они одолели меня и связали мне руки за спиной, девушка, сочувственно на меня глядя, сказала:

— Очень плохо, что ты не сделал так, как я просила тебя, потому что случилось все так, как я боялась — Бакингем заполучил тебя.

— А который из них Бакингем? — спросил я.

— Я Бакингем, — прорычал могучий немытый детина, со злобным и важным лицом, чванно прохаживаясь передо мной. — А ты кто такой, что украл мою женщину?

Девушка заговорила и попробовала объяснить, что я ее не крал, а наоборот, спас от людей из «Страны Слонов», которые ее утащили.

Бакингем только фыркнул в ответ на ее объяснение и скомандовал идти на запад. Мы шагали где-то около часа прежде чем дошли до скопища убогих хижин, сделанных из веток, покрытых шкурами и травой и кое-где подмазанных грязью. Вокруг лагеря была сделана изгородь из молоденьких деревьев, наверху заостренных и обожженных.

Частокол этот служил защитой и от зверей и от людей. Внутри под его защитой проживало свыше двух тысяч человек; их хижины стояли очень близко друг к другу. Иногда жилища почти полностью были вырыты под землей, а шесты и шкуры сверху служили скорее защитой от солнца и дождя.

Более старая часть лагеря состояла почти полностью из землянок — видимо, это была исконная форма укрытия, которая постепенно сменялась более сухими и проветриваемыми помещениями. Я подумал, увидев землянки, что это пережиток военных землянок, столь знаменитых и постоянно использовавшихся людьми во время войн двадцатого века.

Женщины были одеты в легкую оленью шкуру, обернутую вокруг бедер и больше ничего, поскольку стояла теплая летняя погода. Одежда мужчин тоже состояла из единственного предмета туалета, чаще всего из шкуры, добытой во время охоты. И у мужчин, и у женщин волосы были перевязаны сыромятными ремнями, закрывавшими лоб и завязанными сзади. За эту кожаную ленту у многих были засунуты перья, цветы, а то и хвосты мелких млекопитающих. У всех на шеях были ожерелья из зубов или когтей диких животных, много носили и металлических ручных и ножных браслетов.

Фактически все это были несомненные признаки самого примитивного развития — раса еще не поднялась даже до уровня ведения сельского хозяйства или разведения домашних животных. Это были охотники — самый нижний слой в эволюции человеческой расы, известный науке.

И все же, когда я смотрел на их красивой формы головы, красивые лица и разумные глаза, трудно было поверить, что я не среди своих. Только приняв во внимание их образ жизни, убожество одежды, полное отсутствие даже признаков роскоши, я был вынужден признать, что они, и правда, всего лишь невежественные дикари.

Бакингем отобрал у меня мое оружие, хотя у него явно не было ни малейшего подозрения в его предназначении, и когда мы дошли до лагеря, он демонстрировал с гордостью одержанной победы и меня и мои руки.

Обитатели лагеря сгрудились вокруг меня, изучая мою одежду и вскрикивая от изумления при каждом новом открытии — пуговицах, пряжках, карманах и клапанах. Это было просто невероятно, ведь рукой было подать до того «места, где всего двести лет назад был расположен величайший город мира.

Они привязали меня к маленькому деревцу посреди одной из кривых улочек, девушку же они. отпустили сразу же как мы вошли в поселок. Она поспешила к большой хижине почти в центре лагеря, а люди приветствовали ее, выражая всячески свое уважение.

Вскоре она вернулась с красивой седовласой женщиной, явно ее матерью. Старшая женщина держала себя с королевским достоинством, что выглядело потрясающе среди такого примитивного убожества.

По мере того, как она подходила, люди освобождали ей и ее дочери путь. Когда они подошли и остановились передо мной, старшая женщина обратилась ко мне.

— Моя дочь рассказала мне, — сказала она, — как ты освободил ее из рук людей страны слонов. Если бы Веттин жил, с тобой обращались бы хорошо, но теперь меня взял Бакингем, и он король. Тебе не на что надеяться с таким животным, как Бакингем.

Тот факт, что Бакингем стоял в шаге от нас и был слушателем заинтересованным, ничуть не смягчило ее выражений.

— Бакингем — свинья, — продолжала она. — Он трус. Он напал на Веттина сзади и воткнул свое копье в него. Он долго королем не будет. Кто-нибудь скорчит ему рожу, и он убежит и прыгнет в реку.

Люди начали хихикать и хлопать в ладоши. Бакингем побагровел. Ясно было, что он далеко не популярен.

— Если бы он посмел, — добавила старая леди, — он бы сейчас убил меня, но он не посмеет. Он слишком большой трус. Если бы я могла, я с радостью помогла тебе. Но я всего лишь королева — средство, которое помогает передавать незапятнанной королевскую кровь еще с тех дней, когда Велибритания была могущественной страной.

Слова старой королевы очень заметно подействовали на толпу любопытных дикарей, окружавшую меня. Когда они поняли, что старая королева относится ко мне дружелюбно и что я освободил ее дочь, их интерес ко мне стал более дружелюбным тоже, и я услышал много голосов в мою защиту и просьбы не обижать меня.

Но теперь вмешался Бакингем. Он совершенно не собирался терять добычу. Неистово грозя всем, он приказал людям разойтись по своим хижинам, а двум своим воинам велел оттащить меня в убежище в одной из землянок поблизости от его хижины.

Здесь он швырнул меня на землю, связав мне колени и привязав их сзади к моим запястьям. Там они меня и оставили лежать на животе — в самой неудобной и неестественной позе, причем вскоре к этим неудобствам добавилась еще и боль веревок, врезавшихся в тело.

Всего несколько дней назад мысли мои были заняты тем, как я буду принимать приветствия от культурных англичан в связи с моим прибытием в Лондон. Сегодня я собирался сидеть на почетном месте на банкете в одном из самых изысканных клубов Лондона, принимая знаки уважения и восторга.

А в действительности я лежу со связанными руками и ногами, правда, практически на том месте, где когда-то в старину стоял Лондон, но вокруг только первобытная дикость, а я — пленник полуголых дикарей.

Думал я и о том, что же с Делкартом, Тейлором и Снайдером. Будут ли они разыскивать меня? Они могут никогда меня не найти, даже если и будут, да и что они смогут предпринять одни против целой орды диких воинов?

Если бы я только мог предупредить их! Я подумал о девушке — несомненно, она могла бы переговорить с ними, но как мне с ней связаться? Придет ли она повидать меня до того, как меня убьют? Казалось невероятным, что она хотя бы не попытается помочь мне; и все же я начал припоминать, что она даже не пробовала заговорить со мной после того, как мы попали в деревню. В тот же момент, как ее освободили, она поспешила к матери. И хотя она с матерью вернулась, она не заговорила со мной даже после этого. Я начал испытывать сомнения.

В конце концов я решил, что единственный человек, кто дружественно ко мне относится — это старая королева. По какой-то необъяснимой причине мой гнев против девушки и ее неблагодарности стал приобретать поистине колоссальные размеры.

Долгое время я ждал, что кто-нибудь придет ко мне в мою темницу, кого я смогу попросить передать словцо королеве, но меня, видимо, забыли. Неестественная поза, в какой я вынужден был лежать, стала просто невыносимой. Пока мне не удалось частично перевернуться набок, я весь извертелся и перекрутился. Но теперь мне был частично виден вход в мой подвал.

Вскоре мое внимание привлекла какая-то тень и вскоре появилась детская фигурка, двигавшаяся на четвереньках. И наконец маленькая девочка подползла ко входу и осторожно вползла внутрь. Глаза ее были широко раскрыты от ужаса и любопытства.

Я молчал, чтобы не спугнуть ее. Но потом, когда глаза ее привыкли к полумраку в помещении, я улыбнулся.

Выражение страха в глазах моментально сменилось ответной улыбкой.

— Кто ты, малышка? — спросил я.

— Меня зовут Мэри, — ответила она, — я сестра Виктори.

— А кто такая Виктори?

— Ты не знаешь кто Виктори? — удивилась она.

Я покачал головой.

— Ты спае ее от людей из страны слонов, и ты еще говоришь, что ты ее не знаешь! — воскликнула она.

— О, так она Виктори, а ты ее сестра! Я не слышал ее имени. Поэтому я не знал, о ком ты говоришь, — объяснил я. Так это маленький гонец. Судьба стала много добрее ко мне.

— Ты можешь кое-что сделать для меня, Мэри? — спросил я.

— Если сумею.

— Иди к своей матери, королеве, и попроси ее прийти ко мне.

Она сказала, что все сделает и с прощальной улыбкой оставила меня.

Я ждал ее возвращения в течение долгих часов, совершенно изведясь от нетерпения. Прошел день, наступила ночь, но никто ко мне не пришел. Захватившие меня в плен не принесли мне ни еды, ни питья. Сыромятные ремни, впиваясь в мои распухшие руки и ноги, причиняли мне мучительную боль. Я подумал, что они либо забыли обо мне, либо хотят, чтобы я умер от голода.

Один раз я услышал сильный шум в деревне. Мужчины кричали, женщины вскрикивали и стонали. Через некоторое время все стихло и наступила долгая тишина.

Прошла, наверное, уже добрая половина ночи, когда я услышал звуки около хижины. Похоже было на сдавленные всхлипывания. Затем на фоне чуть более светлого входа появился силуэт. Кто-то вошел внутрь хижины.

— Ты здесь? — прошептал детский голос.

Это была Мэри. Ремни больше не причиняли мне боли. Чувство голода и жажды исчезли. Я понял, что больше всего страдал от одиночества.

— Мэри! — воскликнул я. — Ты хорошая девочка. Ты пришла все-таки. Я уже начал думать, что ты не придешь. Ты передала мои слова королеве? Она придет? Где она?

Всхлипывания усилились, и она распростерлась на земле, подавленная горем.

— Что такое? — спросил я. — Почему ты плачешь?

— Королева, моя мать, не придет к тебе, — всхлипывая, проговорила она. — Она мертва. Бакингем ее убил. Теперь он возьмет Виктори, теперь она королева. Он нас держал запертыми в нашей хижине, боится, что Виктори убежит, но я выкопала дырку у задней стены и вылезла. Я пришла к тебе, потому что ты спас однажды Виктори, и я подумала, что ты можешь спасти ее еще раз, и меня тоже. Скажи мне, что ты можешь.

— Я связан и беспомощен, Мэри, — сказал я. — Иначе я сделал бы все, что могу, чтобы спасти тебя и твою сестру.

— Я освобожу тебя! — вскричала девочка, подползая ко мне. — Я освобожу тебя, и ты сможешь пойти и убить Бакингема.

— С радостью! — согласился я.

— Мы должны спешить, — продолжала она, неумело возясь с тугими узлами на уже ссохшихся сыромятных ремнях, — потому что Бакингем скоро придет за тобой. Он должен принести жертву львам на рассвете, перед тем как он сможет взять Виктори. Для того, чтобы взять королеву, надо принести человеческую жертву!

— А я должен быть этой жертвой? — спросил я.

— Да, — дергая узел, ответила она. — Бакингем хотел жертвоприношения еще с тех пор, как убил Веттина, тогда он мог бы покончить с моей матерью и взять Виктори.

Мысли мои были печальны и не только из-за трагической судьбы, на которую я был обречен, но в основном они были порождением размышлений о печальном упадке когда-то просвещенной расы. В какие пучины невежества, жестокости и суеверий была погружена восхвалявшаяся английская цивилизация двадцатого века, и из-за чего? Всему причиной была только война! Я почувствовал, как с меня облетает шелуха освященных веками доводов в пользу войн.

Мэри трудилась над ремнями, что стягивали мое тело. Они оказались слишком прочными для ее нежных детских пальчиков. Но она уверяла меня, что освободит меня, если только «они» не придут слишком скоро.

Но, увы, они пришли. Мы услышали, как они подходят и я велел Мэри спрятаться в углу, иначе ее бы нашли и наказали. Больше ничем она помочь мне была не в силах, так что ей пришлось отползти в поистине стигийский мрак позади меня.

Вошли двое воинов. Тот, кто шел впереди воспользовался единственно возможным методом определения моего расположения в темноте. Он медленно продвигался, злобно пихая ногой все впереди. В конце концов он пихнул меня ногой в лицо. Тогда он узнал, где я.

В следующий момент меня грубо вздернули и поставили на ноги. Один из парней проверил и подтянул путы на моих ногах. Я едва мог удерживаться на ногах сам. Меня протолкнули через низкий вход и потащили за собой. Отряд из тридцати-сорока воинов ждал нас на краю углубления ярдах в ста от хижины.

Нам протянули руки и вытащили наверх. После этого начался долгий путь. Мы продирались через подлесок, мокрый от росы, при свете факелов. Но факелы предназначены не для освещения дороги — это было просто случайно. Они были рассчитаны на то, чтобы отпугивать громадных хищников, чье мурлыканье, кашель и рычанье слышались неподалеку.

Шум был ужасный. Вся страна, казалось, кишела львами. Из окружавшего нас мрака грозно блестели желто-зеленые глаза. Мой эскорт был вооружен длинными тяжелыми копьями. Копья были постоянно наготове и для дичи, и как я понял из обрывков разговоров, для львов, которые не побоятся огня ради возможности попробовать человеческого мяса. Именно для этого копья и были все время наперевес.

Но ничего подобного не случилось во время этого жуткого пути к смерти, и с первыми бледными проблесками зари мы добрались до своей цели — открытого места посреди густого леса. И здесь я, наконец, увидел во всем великолепии первые свидетельства древней цивилизации — разрушенную временем каменную арку.

— Вход в Лагерь Львов! — пробормотал кто-то из отряда охрипшим от благоговения голосом.

Здесь отряд опустился на колени, в то время как Бакингем начал декламировать странную, похожую на молитву песнь. Она была довольно длинная, и я помню только часть, что-то вроде:

Бог Велибритании, мы

Падаем перед тобой,

Приносим тебе дар свой,

Ты величайший король!

Покорны тебе мы!

Лагерю нашему мир дай!

Боже, храни короля!

Затем все поднялись и подтащив меня к разрушающейся арке, привязали меня к огромному, разъеденному коррозией медному кольцу, вделанному в арку.

Никто из них, даже Бакингем, явно не испытывали ко мне какой-либо личной вражды. Конечно, они были грубы и жестоки как примитивные существа на заре развития человеческой расы, но они не пытались дурно со мной обращаться.

К рассвету количество львов вокруг нас очень сократилось, во всяком случае, шуму от них стало гораздо меньше, и Бакингем со своим отрядом исчез в лесу, оставив меня наедине со смертью. Я слышал ворчание и рык зверей, затихающий синхронно с песней, которую отряд продолжал петь. Похоже на то, что львы не заметили, что на завтрак им оставили меня и вместо этого продолжали сопровождать исповедовавших веру в них.

Но я знал, что это ненадолго, и хотя я не хотел умирать, мне хотелось, чтобы уже все было позади и на меня сошло мирное забвение.

Голоса людей и львов замирали вдали, пока вокруг меня не воцарилась полная тишина, нарушаемая только нежными голосами птиц и легким шелестом летнего ветерка в листве.

В таком мирном лесу было просто невозможно поверить в то, какие чудовищные вещи могут произойти, если только какому-нибудь льву доведется взглянуть на меня или понюхать арку.

Я приложил все усилия, чтобы освободиться от пут, но добился только того, что они стали еще туже. Тогда я затих и долгое время перед моим мысленным взором проходила жизнь. Я старался представить себе удивление, недоверие и ужас своей семьи и друзей, если бы можно было бы хоть на секунду уничтожить расстояние и они смогли увидеть меня у врат Лондона.

Врата Лондона! Где же толпы спешащих на торговые рынки после ночи удовольствий или отдыха? Где звяканье трамвайных звонков, автомобильные гудки, шум и рокот густой толпы?

Где они все? И когда я задавался этим вопросом, одинокий исхудалый лев выступил из густых джунглей в дальнем конце вырубки. Величественно и бесшумно царь зверей медленно приближался к воротам Лондона и ко мне.

Испугался ли я? Боюсь, что испугался, и сильно. Я знал, кто приближается ко мне, поэтому я выпрямился, расправил плечи, глядя льву прямо в глаза и ждал.

Это был не лучший способ умирать — в одиночестве, со связанными руками, будучи разорванным зубами и когтями дикого зверя. Нет, это не красивая, не прекрасная смерть.

Лев был уже на полпути ко мне, когда я сзади услышал слабый звук. Гигантская кошка остановилась. Она начала бить себя хвостом по бокам вместо того, чтобы просто помахивать кисточкой на его конце, а тихое мурлыканье перешло в громовое рычание.

Я попытался вытянуть шею, чтобы хоть краем глаза увидеть, что же такое вызвало ярость в стоявшей передо мной твари, как оно прыгнуло в арку и стало около меня — загорелое и прелестное видение с приоткрытым ртом, вздымающейся грудью и развевающимися волосами — около меня, уже не надеявшегося на спасение.

Это была Виктори, сжимавшая в руках мою винтовку и револьвер. За замшевый пояс, поддерживающий туго обтягивающую гибкое тело замшевую юбку, был заткнут длинный нож. Она положила оружие к моим ногам и вытащив нож, перерезала ремни. Я был свободен, а лев приготовился к охоте.

— Беги! — закричал я девушке, нагибаясь и хватая оружие. Но она продолжала стоять около меня, в руке ее сверкало лезвие ножа.

Лев теперь не шел в нашем направлении, а как бы летел, делая громадные прыжки. Я поднял винтовку и выстрелил. Это был удачный выстрел, ведь у меня не было времени как следует прицелиться, и когда животное зарычало и покатилось на землю, я встал на колени и возблагодарил Бога моих предков.

Затем, все еще стоя на коленях, я повернулся и, взяв руку девушки в мои, поцеловал ее. Она улыбнулась и положила другую руку мне на голову.

— Странные обычаи у вас в стране, — сказала она.

Мне ничего не оставалось как улыбнуться, когда я подумал, каким странным показалось бы мое поведение моим соотечественникам, если бы они увидели меня коленопреклоненным на том месте, где когда-то был Лондон, и целующим руку английской королеве.

— А теперь, — поднялся я на ноги, — тебе надо возвратиться в лагерь, где ты будешь в безопасности. Я провожу тебя до тех пор, пока ты не сможешь сама безопасно продолжать путь. Тогда я попробую вернуться к своим товарищам.

— Я не вернусь в лагерь, — ответила она.

— Но что же ты собираешься делать?

— Я не знаю. Но я не вернусь, пока Бакингем жив. Я лучше умру, чем вернусь к нему. Мэри приходила ко мне после того, как они забрали тебя из лагеря и рассказала мне. Я нашла твое странное оружие и последовала за ними. Мне часто приходилось прятаться в деревьях, чтобы львы не достали, это заняло время, но я пришла вовремя, и теперь ты свободен и можешь возвращаться к своим друзьям.

— И оставить тебя здесь? — спросил я.

Она кивнула, но несмотря на ее храбрый вид, я знал, что ее пугает эта мысль. Конечно, я не мог ее оставить одну, но что я мог, обременённый заботами о женщине, да к тому же и королеве: я просто терялся в догадках. Я указал ей на это, но она только пожала красивыми плечами и показала на свой нож.

Было совершенно очевидно, что она чувствует себя в силах защитить себя.

Тут послышался звук голосов. Он шел со стороны леса, через который мы шли сюда из лагеря.

— Они разыскивают меня, — сказала девушка. — Где мы спрячемся?

Прятаться мне не улыбалось. Но подумав о бесчисленных опасностях, подстерегавших нас и об относительно малом количестве оружия, я решил отложить битву с Бакингемом и его воинами и сберечь патроны для ситуаций, когда стычки не избежать.

— А они будут нас преследовать здесь? — спроси я, показывая на путь под аркой, ведущий в Страну Львов.

— Никогда, — отвечала она, — во-первых, они не будут знать, что мы осмелились пойти туда, а во-вторых, они сами не посмеют.

— Тогда мы отправимся в Лагерь Львов, — сказал я.

Она вздрогнула и прижалась ко мне.

— Ты осмелишься?

— Почему бы и нет? — удивился я. — Здесь нам Бакингем не опасен, а кроме того, ты же уже два раза за два дня видела, что львы с моим вооружением опасности не представляют. А потом, моих друзей легче искать в этом направлении, потому что река Темза протекает через Страну Львов, как вы ее называете, а мои друзья ждут меня ниже по реке. Неужели ты не осмелишься пойти со мной?

— Я осмелюсь следовать за тобой куда угодно, — просто отвечала она.

И я повернулся и прошел под огромной аркой в город Лондон.

V

По мере того, как мы все больше углублялись на территорию того, что раньше было городом, следы человеческого существования здесь в прошлом становились видны все чаще и чаще. В миле от арки бурная растительность, подлесок и деревья покрывали небольшие насыпи и холмики, образованные, по-моему, развалинами давнего прошлого.

Но затем мы подошли к кварталу, где разрушенные стены все же высились в печальном молчании среди заросших травой могил их павших собратьев. Ослабевшие и увитые древним плющом, стояли эти памятники горя, изувеченные шрамами и ранами от шрапнели и бомб.

Несмотря на наши ожидания, в этой части Лондона не было следов логовищ большого количества львов. Хорошо утоптанные мягкими лапами тропинки, ведущие в зияющие отверстия окон или дверей встретились нам лишь несколько раз, и один раз мы увидели дикую морду огромного черногривого самца, наблюдавшего за нами с разрушенного балкона.

Дойдя до Темзы, мы прошли вдоль ее берега, мне не терпелось собственными глазами увидеть знаменитый мост, а кроме того, я знал, что река выведет меня в ту часть Лондона, где находились Вестминстерское Аббатство и Тауэр.

Поняв, что сектор, через который мы проходили, несомненно, был когда-то отдаленным и поэтому не был так застроен большими зданиями, как центральная часть старого города, я был уверен, что дальше вниз по реке я смогу видеть большие руины. Хотя бы часть моста тоже должна сохраниться, в конце концов, так же, как и стены многих великих сооружений прошлого. Может быть, там можно будет увидеть более сохранившиеся здания, чем мы видели в районе мелких построек.

Но когда я подошел к части города, относительно которой я и надеялся, что она сохранится лучше, то обнаружил, что разрушения в ней гораздо больше, чем где-либо.

В одном месте из глубины Темзы поднимался на несколько футов над водой одинокий, бесформенный каменный холмик. А на другом берегу, напротив, валялись сваи, поросшие растительностью.

Я был вынужден поверить, что это было все, что осталось от Лондонского моста, потому что больше нигде вдоль реки не было ни малейшего следа быков или боковых устоев моста.

Обходя основание поросшего травой здания, мы внезапно наткнулись на развалины, сохранившиеся лучше, чем нам уже доводилось видеть. Сохранившийся нижний и часть второго этажа должно быть когда-то были великолепным общественным зданием, а теперь они высились среди кустарника и деревьев, а могучий, роскошный плющ увивал их до самого верха.

Во многих местах все еще проглядывал серый камень, гладко отесанная поверхность которого была испещрена боевыми шрамами. Сумрачный портал печально зиял перед нами; сквозь него виднелись мраморные стены.

Страстное желание войти было слишком сильно. Мне хотелось рассмотреть интерьер этого памятника уже мертвой цивилизации. Быть может, сквозь этот же портал, в эти же мраморные залы входили Грэй и Чемберлен, Китченер и Шоу, ушедшие с другими великими людьми в небытие.

Я взял Виктори за руку.

— Пошли! — сказал я. — Я не знаю названия этого великого сооружения, догадки мне тоже не помогут. Может быть, это был дворец твоих предков, Виктори. Сидя на великом троне внутри него, твои предшественники могли распоряжаться судьбами половины мира. Пошли!

Должен сознаться, что когда мы вошли в ротонду этого громадного здания, мною овладело чувство восхищения и благоговения. Предметы старинной мебели все еще стояли там, где ее разместил человек два века тому назад. Они были покрыты пылью, обломками камня и штукатуркой, но сохранились настолько прекрасно, что я едва мог поверить, что прошло уже двести лет с тех пор, как их последний раз видели человеческие глаза.

Держась за руки, мы проходили из одной огромной комнаты в другую. Виктори все время задавала вопросы, и впервые я начал осознавать кое-что относительно великолепия и власти расы, породившей ее.

Великолепные драпировки, теперь истлевшие и рассыпающиеся в прах, все еще висели на стенах. Были здесь и стенные росписи, изображающие великие исторические события прошлого. Виктори впервые увидела изображение лошади и была совершенно очарована огромной картиной, написанной маслом, на которой изображалась атака какой-то древней конницы на полевую пушечную батарею.

На других картинах были пароходы, линкоры, подводные лодки и странно выглядевшие поезда — все маленькое и устаревшее для меня, но великолепное для Виктори. Она мне сказала, что хотела бы остаться здесь до конца жизни, чтобы каждый день смотреть на эти картины.

Мы переходили из комнаты в комнату до. тех пор, пока не вошли в громадную палату, мрачную и темную, так как высокие и узкие окна в ней были совершенно завиты и переплетены плющом. Мы начали ощупью пробираться вдоль одной из отделанных деревянными панелями стен и постепенно осваиваться во тьме. Все вокруг было пропитано неприятным едким запахом.

Мы прошли почти половину громадного помещения по диагонали, когда низкий рык из дальнего конца комнаты внезапно остановил нас.

Напрягая во мраке зрение, я посмотрел на возвышающийся в другом конце зала помост. На помосте стояли два огромных кресла с высокими спинками и большими подлокотниками.

Английский трон! Но что это такое странное на нем?

Виктори внезапно взволнованно стиснула на мгновение мою руку.

— Львы! — прошептала она.

Ну конечно, львы! Развалясь на помосте, лежала примерно дюжина львов, а на одном из тронов, свернувшись клубочком, устроился львенок.

Пока мы стояли, ошеломленные зрелищем ужасных созданий на троне английских венценосцев, низкий рык вновь повторился и огромный самец медленно поднялся.

Его сатанинские глаза были сквозь полумрак устремлены прямо на нас. Он обнаружил вторгшихся на чужую территорию. Какое право человек имел пребывать в зверином дворце? И опять он раскрыл свою гигантскую пасть, издав на сей раз громкое предостерегающее рычание.

Моментально восемь — десять львов тоже поднялись на ноги. Огромный самец, увидевший нас, уже двинулся в нашем направлении. Я держал винтовку наготове, но какой жалкой показалась мне она по сравнению с этой ордой!

Передний перешел на медленную рысь, за ним последовали и другие. Рычали теперь все и звук их мощных голосов, отдававшихся в залах и коридорах дворца эхом, составил жуткий, дикий громоподобный хор.

Вожак прыгнул и среди ада кромешного коротко и сухо прозвучали один за другим три выстрела. Три льва, дергая лапами, покатились на пол. Виктори дотронулась до моей руки с быстрым: — Сюда! Здесь дверь, — секундой позже мы уже были в маленькой прихожей у подножья узкой каменной лестницы.

Мы как раз отступали, Виктори прямо за мной, и один из оставшихся львов выскочил из тронного зала и прыгнул к лестнице. Я вновь принялся стрелять, но страшные твари в погоне за нами прыгали прямо через погибших собратьев. Единственное, что спасало нас, то, что лестница была очень узкой, и одновременно лишь один лев мог атаковать, а туши убитых мною затрудняли передвижение остальных.

Мы, наконец, дошли до самого верха. Там был длинный коридор, в котором было много дверей. Одна, прямо за нами, была плотно закрыта. Если бы только нам удалось ее открыть, то может быть в комнате мы смогли найти укрытие.

Оставшиеся в живых львы устрашающе рычали. Я видел, что один из них очень медленно пробирается вверх по лестнице.

— Попробуй открыть эту дверь, — обратился я к Виктори. — Посмотри, может, она откроется.

Она побежала к ней и толкнула.

— Поверни ручку! — закричал я, видя, что она не знает, как открыть дверь, но он» не знала и что я подразумеваю под ручкой.

Я пустил пулю в позвоночник приблизившегося льва и скользнул к Виктори. Первая попытка ничего не дала. Заржавевшие петли и разбухшее дерево ее крепко держали. Но в конце концов она поддалась и как раз в тот момент, когда очередной лев поднялся на верх лестницы, я втолкнул Виктори внутрь.

Затем я повернулся, чтобы ответить на новую атаку дикого врага. Один из львов упал на бегу, другой свалился у моих ног, после чего я проскользнул внутрь и захлопнул дверь.

Быстро оглядевшись, я увидел, что в маленьком помещении, где мы укрылись есть только одна дверь, и со вздохом облегчения на секунду прислонился к толстой стене отделанной панелями, что защищала нас от буйных демонов.

Между двух окон в комнате стоял стол. На противоположном конце его лежала небольшая кучка чего-то белого и коричневого. Минутку передохнув, я пересек комнату, чтобы посмотреть, что это. Белое оказалось человеческими костями — череп, шейные позвонки, руки и несколько верхних ребер. А коричневое — рассыпавшиеся в пыль военная фуражка и гимнастерка. В кресле перед столом лежали еще кости, но большая часть скелета лежала на полу под столом и около кресла. Двести лет назад человек умер, сидя за столом и спрятав лицо в руки.

Под столом находилась также пара позеленевших и почти сгнивших военных сапог со шпорами. В них лежали человеческие кости ног. Между тоненькими косточками рук сохранилась древняя авторучка, которую, судя по всему, время не затронуло, а записная книжка в металлическом переплете прикрывала косточки указательного пальца.

Зрелище было ужасное и одновременно трагическое — последний обитатель великого Лондона.

Я поднял записную книжку. Листы ее подпортились и слиплись, только местами сохранились предложения и отдельные слова, которые еще можно было прочесть. Первое, что я смог прочесть где-то в середине книжечки:

— Его величество сегодня отбыл… е… чество попала … чера. Бог даст, она не умрет… я воен… губернатор Лон…

А дальше:

— Ужасно… сотни смертей сегодня… хуже, чем бомбард…

Ближе к концу я нашел следующее:

— я обещал его вел… н найдет меня здесь, когда вер… один.

Самый читаемый отрывок был на следующей странице:

— Слава Богу, мы выбили их. Не осталось ни одного … на английской земле: но какой ужасной ценой. Я старался убедить сэра Филиппа уговорить людей остаться. Но они обезумели от страха перед смертью и гнева на врага. Он рассказал мне, что в прибрежных городах все сидят на чемоданах… в ожидании, что их перевезут… Что же станет с Англией, если не останется никого, кто восстановит ее разрушенные города!

И последний кусок:

— …один. Только дикие звери… Лев рычит под окнами дворца. Думаю, люди больше напугались диких зверей, чем смерти. Но они все ушли, все, и куда? Насколько лучше будет на континенте? Все ушли — только я остался. Я обещал его величеству, что когда он вернется, то увидит, что я верен своему долгу: я буду ждать его. Боже, храни короля!

Вот и все. Храбрый и навеки безымянный офицер благородно умер на своем посту, храня верность своей стране и королю. Забрать его смогла только смерть.

Некоторые из отрывков были датированы. По некоторым буквам и цифрам, что можно было с трудом прочесть, я смог вычислить, что конец наступил где-то в августе 1937 года, да и То полной уверенности у меня нет.

Дневник, наконец-то, разъяснил одну из весьма занимавших мое воображение тайн, и я удивился, что не догадался сам об этом — откуда взялись в Англии африканские и азиатские животные.

За годы содержания в зоологических садах, они смогли приспособиться в Англии и к дикому образу жизни, на что, собственно, они и были природой рассчитаны, и получив свободу, начали усиленно размножаться, в отличие от содержащихся в неволе экзотических животных в Пан-Америке, которых становилось все меньше, пока в течение двадцать первого века они не вымерли совсем.

Дворец, если он им был, находился недалеко от Темзы. Комната, где мы были заточены, выходила на реку, и я решил бежать в этом направлении.

О том, чтобы пройти через дворец, не могло быть и речи, но снаружи львов могло и не быть. Стебли плюща, обвивающего окно, были толщиной в мою руку. Я знал, что нашу тяжесть они выдержат, и поскольку скрываясь здесь, мы ничего не выигрывали, то я решил воспользоваться плющом и идти вдоль реки по течению в направлении к катеру.

Естественно, присутствие девушки меня очень связывало. Но оставить ее я не мог, хотя понятия не имел, что делать с ней после того, как мы воссоединимся с моими компаньонами. Я был уверен, что она будет испытывать затруднение и замешательство, но она ведь абсолютно ясно дала мне понять, что никогда не вернется к своим, пока существует опасность стать женой Бакингема.

Я был ей обязан жизнью и, помимо всех других соображений; этого было достаточно. Кроме того, моя благодарность и честь требовали вынести все испытания ради нее. Тем более, она ведь была королевой Англии. Но самым могущественным аргументом в ее пользу было то, что она женщина — женщина в беде — и при этом молодая и очень красивая.

И хотя я тысячи раз мечтал, чтобы она вернулась в свой лагерь, я ни разу не дал ей этого понять, и даже наоборот, делал все, что в моих силах, чтобы услужить ей и уберечь ее. Теперь я все время благодарю Бога за это.

Слушая как львы бродят около закрытой двери, мы с Виктори подошли к окну. Я обрисовал ей свой план, и она уверила меня, что сможет спуститься по плющу без всякой помощи. Если честно, то на мой вопрос об этом она даже слегка улыбнулась.

Выбравшись наружу, я принялся спускаться и в нескольких футах от земли, оказавшись прямо напротив узкого окна, я был поражен звуком жуткого рыка у меня над ухом. Затем громадная когтистая лапа протянулась из отверстия, чтобы схватить меня и в оконном проеме я увидел львиную морду.

Отпустив плющ, я спрыгнул на землю, спасшись от львиной лапы из-за того, что он зацепил толстый побег плюща.

Тварь подняла жуткий шум, разбегаясь и бросаясь на широкий оконный выступ, вцепляясь клыками в камень в тщетной попытке достать меня. Но отверстие было слишком узко, а каменная кладка очень солидна.

Виктори продолжала свой спуск, но я попросил ее остановиться над окном, и когда лев появился вновь, я всадил ему в пасть пулю 33-го калибра. Виктори в ту же секунду скользнула вниз прямо мне в руки.

Рычанье обнаруживших нас зверей, результат моего выстрела — все это вызвало такой рев диких обитателей дворца, что трудно себе представить.

Я боялся, что вскоре разум или инстинкт подскажут им, что следует выйти из дворца, и они двинутся по нашим следам к реке. И действительно, не успели мы достичь ее, как лев обогнул угол строения, откуда мы только что убежали, и встал, озираясь, как бы в поисках нас.

Мы с Виктори припали к земле, прячась в кустах почти на берегу, когда к нему подошли и другие. Животные принялись нюхать землю, но,, к счастью, к нам они не приближались, видимо из-за того, что нас прикрывало окно.

Затем черногривый самец поднял голову, насторожив уши и сверкая глазами, и посмотрел прямо на куст, под которым мы лежали. Я готов был поклясться, что он обнаружил нас, и когда он сделал несколько коротких и торжественных шагов в нашу сторону, я поднял винтовку и прицелился. Но через мгновение, показавшееся нам вечностью, он отвернулся и уставился в другом направлении.

Я испустил вздох облегчения, то же сделала и Виктори. Я смог почувствовать, как трепещет ее тело, так как мы лежали прижавшись так тесно, что даже щеки соприкасались, когда мы смотрели в одну и ту же маленькую щелочку в листве.

Я повернулся к ней, чтобы ободряюще улыбнуться, поскольку лев не увидел нас. И когда я как раз поворачивался, она тоже обернулась ко мне, без сомнения с той же целью. Так или иначе, мы одновременно обернулись, и губы наши встретились. В глазах Виктори появилось удивление, и она отдернула голову в явном смущении.

Я же испытал самое странное ощущение за всю свою жизнь. Необычный трепет пронизал меня, закружилась голова. Это было что-то необъяснимое.

Будучи офицером и вращаясь в лучшем обществе нашей федерации, я естественно, видел много разных женщин. Вместе с другими я смеялся над утверждениями ученых о том, что современный человек в сравнении с мужчинами прошлых лет — холодное и бесстрастное существо, то есть над тем, что любовь как великая страсть больше не существует.

Не знаю, но теперь мне кажется, что они были более правы, чем нам казалось тогда, во всяком случае, если речь идет о современной женщине. Мне доводилось целовать многих женщин — молодых и красивых, средних лет и старых — часто не имея оснований их целовать, но никогда я не испытывал такой странной и в то же время восхитительной дрожи, что последовала за случайным прикосновением моих губ к губам Виктори.

Это явление заинтересовало меня, и мне страшно захотелось продолжить эксперимент. Но какая-то другая, новая и необъяснимая сила остановила меня. Впервые в жизни я почувствовал замешательство в присутствии женщины.

Что могло произойти дальше. Сказать не могу, потому что в этот момент великолепная дьяволица-львица, чьи глаза оказались зорче, чем у ее господина и повелителя, обнаружили нас. Она, рыча и скаля желтые клыки, рысью направилась к нашему укрытию:

Я секунду помедлил, надеясь, что ошибся и что она может свернуть в сторону. Но нет — она перешла на галоп, тогда я выстрелил, но пуля, хоть и попала ей в грудь, не остановила ее.

Взревев от боли и ярости, тварь буквально полетела на нас. Следом за ней шли остальные. Положение наше казалось безнадежным. Мы находились на обрыве над рекой. Дороги к бегству не было, и к тому же я знал, что даже мой современный автомат ничто перед лицом стольких диких зверей.

Оставаться на месте было просто самоубийством. Мы оба встали. Виктори смело встала рядом и я принял единственно возможное решение.

Схватив девушку за руку, я повернулся и в тот момент, когда львица ворвалась в противоположный конец зарослей кустарника, потащил Виктори за собой и прыгнул вместе с ней с края берега в воду.

Я не знал, любят ли львы воду, не знал я и то, умеет ли Виктори плавать, но перед лицом немедленной и ужасной смерти решил попытаться.

В этом месте поток бежал близко к берегу, так что мы тотчас же оказались на большой глубине и к моему глубокому удовлетворению, Виктори тотчас же всплыла наверх, выгребая сильными ударами рук, успокоив все мои страхи на ее счет.

Но облегчение длилось недолго. Львица, как я уже говорил, была сущим дьяволом. Она постояла, уставившись на нас, а затем как молния бросилась в реку и быстро поплыла за нами.

Виктори была впереди меня.

— Плыви на тот берег! — закричал я ей.

Мне пришлось плыть, загребая одной рукой и держа мое драгоценное оружие над головой, что очень мешало мне. Девушка видела, что я плыву много медленнее, чем она, и что львица бросилась в воду, и что же она сделала? Она повернула назад ко мне.

— Давай! — заорал я, — плыви на другой берег и спускайся вдоль по реке, пока не встретишь моих друзей. Скажи им, что я послал тебя и приказал, чтобы они защищали тебя. Давай! Давай!

Но она подождала, пока мы не сравнялись и я увидел, как она вытащила свой длинный нож и зажала его между зубами.

— Делай, как я велел! — рявкнул я, но Она покачала головой.

Львица стремительно догоняла нас. Она плыла молча, подбородком почти касаясь воды, изо рта ее текла кровь. Значит, легкие ее были задеты.

Она была уже почти рядом со мной. Я видел, что через мгновение она достанет меня передними лапами или схватит громадной пастью. Я чувствовал, что пришло мое время, но я собирался умереть в бою. Поэтому я повернулся, лег на воду, поднял винтовку над головой и стал ждать.

Виктори в порыве не менее свирепой смелости, чем преследовавшее нас бессловесное животное, плыла прямо ко мне. Все произошло так стремительно, что я даже не могу вспомнить по порядку калейдоскоп событий. Я знаю, что поднялся высоко в воде и зажав в руке винтовку, нанес чудовищный удар животному по голове, знаю, что видел Виктори со сверкающим лезвием в руке около зверя, что громадная лапа упала ей на плечо и что я камнем ушел под воду.

Я всплыл, все еще сжимая винтовку, и увидел, что на расстоянии руки львица бьется в агонии. Едва я выплыл, как зверь перевернулся, бешено заработал лапами и спустя миг пошел ко дну.

VI

Виктори нигде не было видно. На поверхности Темзы я был один. В этот короткий миг, как мне кажется, я испытал наибольшие душевные мучения, чем в течение всей богатой событиями жизни, и до и после. Всего несколько часов назад мне хотелось отделаться от нее, а теперь, когда ее не стало, я был готов отдать жизнь, чтобы вернуть ее назад.

Я медленно поплыл к тому месту, где она исчезла, надеясь, что может быть, она все же всплывет, и у меня будет возможность спасти ее. Только я повернул в этом направлении, как передо мной забурлила вода и голова ее показалась на поверхности. Я собрался подхватить ее, но счастливая улыбка осветила ее личико.

— Ты не умер! — закричала она. — Я искала тебя на дне. Я думала, что удар, что тебе достался от нее, лишил тебя сил, — и она оглянулась в поисках львицы.

— Ее нет? — спросила она.

— Подохла, — ответил я.

— Твой удар этой штукой, которую ты называешь винтовкой, оглушил ее, — объяснила она, — и тогда я подплыла к ней и вогнала свой нож ей в сердце.

Господи, что за девушка! Мне остается только предполагать, что могла бы в таких обстоятельствах сделать пан-американка. Конечно, им не приходится закаляться в борьбе с невзгодами и опасностями дикой первобытной жизни.

Вдоль того берега, что мы только что покинули, прогуливалось уже десятка два львов, рыча самым устрашающим образом. Вернуться мы не могли и потому поплыли к противоположному берегу. Я пловец сильный, и не сомневался в своих возможностях пересечь реку, но насчет Виктори уверенности у меня не было, поэтому я плыл прямо сзади нее, чтобы в случае необходимости оказать ей помощь.

Конечно, на противоположный берег она вышла не такой свеженькой, как когда только прыгнула в воду. Виктори — чудо. Каждый день приносил тому все новые доказательства. Меня поражали не только ее смелость и жизнеспособность. У нее была голова на прелестных плечах и достоинство! Да, она когда хотела, могла быть королевой!

Она рассказала мне, что на этом берегу львов гораздо меньше, но гораздо больше волков, весной собирающихся в огромные стаи. Теперь они где-то севернее, и нам нечего бояться, если мы и повстречаем нескольких.

Самой первой моей заботой было разобрать и высушить оружие, что оказалось довольно сложно, потому что на мне не было и нитки сухой. Но в конце концов солнце и бесконечное вытирание дали себя знать, хотя масла для смазывания у меня не было.

Мы поели диких ягод и какие-то корешки, что нашла Виктори, и пустились вновь вниз по реке, поглядывая, что творится на одном берегу и нет ли катера около другого; Я думал, что Делкарт, естественно лидер в мое отсутствие, может повести лодку вверх по реке в поисках меня.

В этот день ни катера, ни дичи мы не встретили, и ночь нам пришлось провести под звездами на пустой желудок. От диких зверей нас ничто не защищало, поэтому я большую часть ночи не спал, оставаясь начеку. Но нас никто не потревожил, хотя с другого берега доносился львиный рык, и один раз мне послышался звериный вой несколько севернее нас — должно быть, волчий.

Тем не менее, это была не слишком приятная ночь, и я твердо решил, что если нам доведется еще ночевать под открытым небом, то надо будет обеспечить какое-нибудь укрытие на случай нападения.

К утру я задремал, и солнце было уж довольно высоко, когда Виктори разбудила меня, легонько тряся за плечо.

— Антилопа! — шепнула она мне на ухо, а когда я поднял голову, показала в направлении вверх по реке. Встав на колени, я посмотрел туда и увидел самца, стоявшего на холмике ярдах в двухстах от нас. Между мной и животным было хорошее прикрытие, поэтому, хоть я и мог бы его достать и за двести ярдов, я все-таки решил подойти поближе, чтобы быть уверенным, что добуду мясо, в котором мы так нуждались.

Я преодолел уже около пятидесяти ярдов — животное продолжало мирно пастись — так что я решил подойти еще ярдов на пятьдесят. Вдруг животное подняло голову и посмотрело в направлении вверх по реке. Поведение его показывало, что оно насторожилось из-за чего-то, что мне видно не было.

Поняв, что оно может сорваться и умчаться, и тогда я его упущу, я вскинул винтовку. Но пока я это делал, животное подскочило и одновременно из-за холмика раздался звук выстрела.

На мгновение я обалдел. Если бы выстрел шел снизу по реке, то я бы решил непременно, что это кто-то из моих парней. Но кто бы мог выстрелить из огнестрельного оружия в диаметрально противоположном направлении, кроме нас с «Колдуотера»?

Виктори была сзади, и я махнул ей, чтобы она легла, как и я, за куст. Мы видели, что антилопа мертва, и ждали в укрытии, кто же явится за всей добычей.

Ждать пришлось недолго, и я увидел голову и плечи мужчины, склонившегося над холмиком. Радостно закричав, я вскочил: это был Делкарт.

Услышав звук моего голоса, Делкарт приподнял винтовку, готовясь отразить атаку врага, но через мгновение узнал меня и помчался нам навстречу. Следом за ним шел Снайдер. Они оба были удивлены, увидев меня на северном» берегу реки, но особенно их поразила моя спутница.

Я представил им Виктори, сказав, что она королева Англии. Сначала они подумали, что я шучу. Но когда я рассказал им о своих приключениях, и они поняли, что я искренен, то поверили мне.

Они рассказали, что когда я не вернулся с охоты, они последовали за мной вглубь берега и встретили людей из слоновьей страны и имели короткую и одностороннюю битву с ними. Потом они вернулись на катер с пленником, который и объяснил им, что я, должно быть, попал в плен к людям из львиной страны.

С пленником в качестве проводника они отправились в поисках меня вверх по реке, но медленно продвигались из-за непорядка с мотором, и в конце концов, после того, как стемнело, остановились на ночлег полумилей выше того места, где провели ночь мы с Виктори. Мимо нас они должны были пройти в темноте, и почему я не слышал шум винта, я не знаю. Может быть, правда, это было как раз тогда, когда львы на том берегу подняли совершенно оглушительный шум.

Взяв антилопу, мы все вместе вернулись на катер, где повстречались и с Тейлором; он был счастлив видеть меня живым, как и Делкарт. Что касается Снайдера, то честно сознаюсь, он особого энтузиазма по этому поводу не проявлял.

Тейлор нашел ингредиенты для нашего химического топлива, и именно процесс их дистилляции, а также неполадки в моторе и оказались причиной промедления в Поисках меня.

Пленник Делкарта и Снайдера был мощный парень из слоновьей страны. Не смотря на их уверения, он до сих пор не мог поверить, что его не убьют.

Он уверял нас, что его зовут Тридцать-шесть, а поскольку он едва мог сам досчитать до десяти, то я подумал, что он и понятия не имеет, что значит его имя. Быть может, оно перешло к нему от воинского номера его предка, служившего в английских войсках во время Великой Войны рядовым, а может быть, это был номер какого-то знаменитого полка, где этот предок служил.

Теперь, когда мы воссоединились, мы стали держать совет, чтобы определить, какого курса мы будем держаться в непосредственном будущем. Снайдер все еще был за то, чтобы вернуться в море и возвращаться в Пан-Америку, но более здравое суждение Делкарта и* Тейлора было: нам там не выжить и двух недель.

Столь же скверным вариантом было оставаться в Англии, где в таком случае нам предстояло быть под угрозой нападения диких зверей и людей одновременно. Я предложил пересечь Ла-Манш и удостовериться, не сможем ли мы там обнаружить более просвещенное и цивилизованное население. Я был уверен, что все-таки какие-то следы древней культуры и величия Европы должны оставаться. Может быть, Германия осталась хотя бы такой же, как в двадцатом веке, потому, что как и все пан-американцы, я полагал, что победу в Великой Войне одержали немцы.

Снайдер возражал против этого предложения. Он сказал, что и так скверно, что мы зашли так далеко. Он не хотел бы ухудшать положение, перебравшись на континент. Результатом этих высказываний было то, что я окончательно потерял терпение, и сказал ему, что он будет делать то, что я считаю лучшим, поскольку я намерен осуществлять командование в отряде, а они — мне подчиняться так же, как будто мы все еще на «Колдуотере» в Пан-Американских водах.

Делкарт и Тейлор тотчас же заверили меня, что они ни на секунду не предполагали ничего другого, и что они готовы следовать за мной и подчиняться мне так же, как по ту сторону тридцатого.

Снайдер не сказал ничего, но взгляд его был угрюм. И снова у меня, как и раньше, да и как значительно позже, возникло сожаление, что судьба распорядилась так неудачно, что он стал членом команды катера в тот памятный день, когда мы расстались с «Колдуотером».

Виктори, получившая право голоса на совете, была полностью за поездку на континент, или куда угодно, где она могла бы увидеть что-нибудь новое и испытать новые приключения.

— А потом мы можем вернуться в Велибританию, — сказала она, — и если Бакингем еще не умрет, мы сможем его поймать и убить, и тогда я смогу вернуться к своим, и мы все будем жить в мире и счастье.

Она говорила об убийстве Бакингема с таким же беспокойством, как говорят, например, о предполагаемом уничтожении овцы; она не была ни жестокой, ни мстительной. На самом деле, Виктори была очень милой и женственной женщиной. Но по ту сторону тридцатого человеческая жизнь немногого стоила — наследие тех кровавых дней, когда от восхода до заката тысячи погибали в окопах, когда их укладывали в тех же окопах и прикрывали грязью, когда немцы использовали их тела как дрова и жгли костры, когда уничтожали женщин, детей и стариков, а большие пассажирские суда торпедировали без всякого предупреждения.

Тридцать-шесть, поверив, что убивать мы его не собираемся, был так же счастлив сопровождать нас, как и Виктори.

Никаких приключений при переходе пролива не было, и монотонность путешествия оживлялась чисто детским восторгом Виктори и Тридцать-шесть от безопасного плавания и удаленности от суши.

Вся компания, за исключением, может быть только Снайдера, была в великолепном настроении, смеялась и шутила, или с интересом обсуждала, что нас ждет в будущем: что мы найдем на континенте и каковы его жители — варвары или цивилизованные люди.

Виктори попросила меня объяснить разницу между ними, а когда я попытался это сделать по возможности четко, она воскликнула с веселым смешком:

— Ой, значит, я варварка!

Я не смог удержаться от смеха, согласившись, что да, она варварка. Она не обиделась, приняв это за шутку. Но некоторое время спустя она глубоко задумалась и замолчала. Наконец, она взглянула на меня, сверкнув зубами в улыбке:

— Если бы ты взял эту штуку, что ты называешь «бритва» и срезал волосы с лица Тридцати-шесть, и поменялся одеждой с ним, то ты бы стал варваром, а Тридцать-шесть — цивилизованным человеком. Между вами разница только в оружии. Одень тебя в волчью шкуру, дай нож и копье и отправь в леса Велибритании — как бы тебе могла помочь твоя цивилизация?

Делкарт и Тейлор улыбнулись в ответ на ее слова, а Тридцать-шесть и Снайдер просто покатились со смеху. Тридцать-шесть своей реакцией меня не удивил, но Снайдер смеялся, по-моему, гораздо громче, чем того требовал повод. Вообще, как мне казалось, Снайдер пользовался любой возможностью, даже малейшей, чтобы продемонстрировать мне неповиновение, и я был намерен при первой же попытке по-настоящему нарушить дисциплину всерьез напомнить Снайдеру, что я все еще командир.

Мне было неприятно, что он постоянно посматривал на Виктори, потому что я знал, что он за человек. Но поскольку не было необходимости оставлять девушку наедине с ним, я беспокойства за ее безопасность не чувствовал.

После случая с обсуждением варварства, отношение Виктори ко мне ощутимо изменилось. Она стала чуждаться меня, и когда наступила очередь Снайдера сесть за штурвал, она пересела к нему под предлогом, что хочет научиться управлять катером. Я подумал, что она догадалась об его антипатии ко мне и разделяла его компанию, чтобы досадить мне.

Снайдер, конечно, тоже воспользовался ситуацией. Он часто наклонялся шепнуть что-нибудь на ухо Виктори, и много хохотал, что для него было очень необычно.

Разумеется, мне до этого дела не было; но по какой-то необъяснимой причине меня страшно раздражало зрелище того, как они сидят рядышком и явно наслаждаются обществом друг друга. Это привело меня в такое скверное настроение, что я даже не получил удовольствия от последних часов путешествия на континент.

Мы собирались высадиться на сушу около древнего Остенде. Но когда мы приблизились к берегу, то не обнаружили никаких следов человеческих поселений вообще, не говоря уж о городе. После того, как мы высадились, то обнаружили ту же унылую пустыню, что и на Британских островах. Создавалось такое впечатление, будто здесь и не ступала нога цивилизованного человека.

Учитывая наш опыт с Англией, трудно было преодолеть чувство разочарования и обманутых надежд, да к тому же к серьезному страху за будущее примешивалось раздражение из-за продолжающейся фамильярности между Виктори и Снайдером, что отнюдь не способствовало выходу из душевной депрессии.

Я злился на самого себя, что позволяю себе так болезненно на это реагировать. Я не хотел себе признаться, что сержусь на эту маленькую дикарку, что мне не все равно, что она делает и что я опустился настолько, что испытываю личную неприязнь к обыкновенному матросу. И тем не менее, так оно и было.

Не найдя ничего, что могло бы нас задержать у когда-то существовавшего Остенде, мы отправились вдоль побережья в поисках устья Рейна, где я все же предполагал заняться поисками цивилизованных людей. Я собирался обследовать Рейн до тех пор, пока это позволит катер. Если цивилизации мы там не найдем, то вернемся в Северное море, пройдем вдоль побережья до Эльбы и проследуем по Эльбе и Берлинским каналам. Тут, в конце концов, и я в этом был уверен, мы обязательно найдем то, что ищем, а если цивилизация исчезла и там, то, значит, Европа вернулась в эпоху варварства.

Погода стояла прекрасная, мы великолепно продвигались по маршруту, но повсюду вдоль Рейна мы встречали одно и то же — ни единого следа не только цивилизованного, но даже дикого человека.

Никакого удовольствия от изучения современной Европы, как я раньше предвкушал, я не получал — я был несчастен. Виктори тоже изменилась. Мне было вначале так хорошо с ней, но начиная с путешествия через Ла-Манш я держался от нее в стороне.

Хотя она держала голову высоко, у меня было ощущение, что она сожалеет о своем дружелюбии по отношению к Снайдеру, потому что заметил, что она его постоянно избегает. Он же, наоборот, вдохновленный ее дружелюбием вначале, использовал все возможности оказаться поближе к ней. Ничего мне так не хотелось, как найти подходящее извинение для того, чтобы врезать ему как следует. Причем, что парадоксально, мне было страшно стыдно, что я затаил на него злобу. Я понимал, что дело во мне, но что случилось, я понять не мог.

В течение нескольких дней все оставалось по-прежнему, и мы продолжали свое путешествие вверх по Рейну. Я надеялся на обнадеживающие признаки в Кельне, но Кельна не было. Не было городов и вдоль реки до этого места, опустошение было явно больше, чем могло быть только в результате пролетевших веков. Пушки, бомбы, мины сравняли с землей все здания, воздвигнутые человечеством, и ничем не сдерживаемая природа прикрыла страшные следы человеческих грехов и преступлений великолепной зеленой мантией. Прекрасные деревья поднимали свои стройные вершины там, где когда-то прекрасные соборы вздымали свои купола, а прелестные полевые цветы безмятежно расцветали на земле, когда-то залитой человеческой кровью.

Природа возродила то, что когда-то человек украл у нее и испоганил. Стадо зебр паслось там, где кайзер мог озирать свои войска. Антилопа мирно отдыхала на лугу, заросшем маргаритками, где двести лет назад пушка посылала устрашающие снаряды, сеявшие смерть, ненависть и разрушение трудов человеческих и божьих.

Нам было нужно мясо, но я даже помедлил — так не хотелось нарушать покой и мир грохотом выстрела и смертью одного из прекрасных созданий. Но есть надо — пришлось стрелять, правда, я предоставил сделать эту работу Делкарту, и через минуту у нас было две антилопы и пустой ландшафт.

После еды мы погрузились в лодку и продолжили наш путь вверх по реке. В течение двух дней мы плыли среди все той же первобытной нетронутой природы. Около полудня второго дня мы высадились на западном берегу реки, и, оставив Снайдера и Тридцать-шесть стеречь Виктори и катер, мы с Делкартом и Тейлором отправились на поиски дичи.

Мы шли уже около часа, углубляясь внутрь страны, но ничего не нашли, затем появился маленький благородный олень, которого Тейлор уложил метким выстрелом с расстояния двухсот ярдов. Идти дальше было уже поздно, мы сделали крепление из ремней и парни потащили оленя к катеру, а я успел еще пройти сотню ярдов в надежде еще чем-нибудь пополнить наши запасы.

Мы прошли почти половину расстояния до реки, как вдруг я столкнулся лицом к лицу с человеком. Он был такой же первобытный и неопрятный, как и велибританцы — лохматый, неумытый дикарь, одетый в рубаху из шкуры, выделанной вместе с головой животного, которую он накинул на голову как шапку или капюшон, что придавало ему устрашающий и жестокий вид.

Парень был вооружен копьем и дубинкой, свисавшей вдоль спины на ремне, надетом на шею. Ноги его были обуты в сандалии из шкуры.

При виде меня он остановился, затем повернулся и помчался в лес и, хотя я ободряюще кричал ему вслед по-английски, он не вернулся и больше мы его не видели.

Встреча с дикарем вновь укрепила мои надежды на встречу с более просвещенными людьми, стоящими на более высокой ступени развития, и с легким сердцем я продолжал свой путь к реке.

Я все еще шел впереди Делкарта и Тейлора, поэтому и к Рейну вышел первым. Я дошел до самой кромки воды и лишь тогда заметил, что что-то неладно.

Лодки не было. Секундой позже я заметил человеческое тело на берегу. Подбежав, я увидел, что это Тридцать-шесть. Я остановился и, приподняв голову велибританца, услышал слабый стон, слетевший с его губ. Он был жив, но было ясно, что он очень плох.

Тут подошли Делкарт с Тейлором и мы все вместе принялись ухаживать за ним, надеясь, что он придет в себя и расскажет, что произошло и что стало с остальными. Первой моей мыслью было — нападение дикарей. Наш маленький отряд был взят врасплох. Тридцать-шесть был ранен, а остальных взяли в плен. Эта мысль была как удар в лицо — я был оглушен ею. Виктори в руках невежественных дикарей! Это ужасно. Я даже встряхнул Тридцать-шесть, пытаясь привести его в чувство.

Я поделился своими предположениями с ребятами, но Делкарт отклонил их, сделав всего одно движение: он откинул львиную шкуру, наполовину прикрывавшую грудь велибританца, открыв аккуратную круглую ранку — сделать такую можно было только выстрелив из винтовки.

— Снайдер! — воскликнул я. Делкарт кивнул. Веки раненого дрогнули и он открыл глаза. Он посмотрел на нас и сознание медленно проступило в его взгляде.

— Что случилось, Тридцать-шесть? — спросил я.

Он попытался ответить, но закашлялся, что было вызвано кровотечением легких, и измученный, снова упал на землю. Некоторое время он лежал как мертвый, но потом заговорил почти неслышным шепотом:

— Снайдер… — он помолчал, попробовал заговорить опять, поднял руку и показал вниз по течению реки. — Они пошли… назад, — содрогнулся и умер.

Никто из нас не сказал ни слова. Но я думаю, что наши мысли были одинаковы: Виктори и Снайдер украли лодку и покинули нас.

VII

Мы стояли около тела погибшего велибританца, бессмысленно глядя на реку, которая приблизительно в четверти мили от нас ниже по течению делала крутой поворот на запад и терялась из виду, как будто все мы надеялись, что увидим, как возвращается наш драгоценный катер — жизнь или смерть в чуждом диком мире.

Я скорее почувствовал, чем увидел, как Тейлор перевел свой взгляд на мой профиль, и когда повернулся к нему, выражение на его лице напомнило мне о моем офицерском долге и ответственности.

Отразившаяся на его лице полная безнадежность была, должно быть копией того, что я чувствовал сам, но в это мгновение я уже овладел собой и принял твердое решение скрывать свои собственные дурные предчувствия и подбодрить остальных.

— Мы пропали! — было написано на лице Тейлора так ясно, будто напечатано большими буквами. Он думал о катере, и только о катере. А я? Мне хотелось думать, что и я тоже. Но я должен признать, что гораздо более печальным, чем утрата катера, чувством, точившим мое сердце, было горе, безысходное, которое я сам от себя хотел скрыть, но оно настолько переполняло меня, что в горле даже появился комок, не дававший возможности выговорить ободряющие слова моим спутникам.

Но затем, к моему облегчению, нахлынул гнев, гнев на предателя, бросившего троих своих соотечественников в таком ужасном положении. Мне хотелось вызвать в себе такое же чувство гнева и по отношению к женщине, но почему-то не удалось, и я все время искал извинений для нее — ее молодость, ее неопытность, ее дикость.

Поднявшаяся во мне злоба уничтожила мою временную беспомощность. Я улыбнулся, и Тейлор слегка повеселел.

— Мы последуем за ними, — сказал я, — есть шансы, что мы перехватим их. Они не смогут передвигаться так быстро, как Снайдер надеется. Ему надо будет останавливаться, чтобы раздобыть горючее и еду, кроме того, катер вынужден идти по всем изгибам, а мы сможем срезать, двигаясь напрямую. У меня есть карта — слава Богу, она всегда при мне, а с ее помощью, да с помощью компаса мы добьемся преимущества.

Мои слова, похоже, действительно их подбодрили, и они были готовы тотчас же выступить в путь. Причин для задержки у нас не было, и мы двинулись вдоль реки. Пока мы топали, основным вопросом, который мы обсуждали, поскольку все мы думали только об этом, было, что же мы сделаем со Снайдером, когда поймаем. Ходьба настроила нас на оптимистический лад, и мы были уверены, что нам удастся его догнать. Ведь сама мысль о том, чтобы остаться жить в этом диком краю до конца жизни, была просто невозможна.

Что касается наказания для Снайдера, то мы ни к чему определенному не пришли, потому что Тейлор был за то, чтобы его расстрелять, Делкарт настаивал на повешении, в то время как я, сознавая всю тяжесть его преступления, не мог заставить себя покарать его смертью.

Меня интересовало, что Виктори нашла в таком человеке, как Снайдер, и почему я все время ищу извинений и пытаюсь оправдать ее действия. Она же для меня ничто. Кроме того, что я испытывал к ней естественную благодарность за то, что она спасла мне жизнь, она для меня ничто, я ей ничего не должен. Она маленькая полуголая дикарка, а я джентльмен, офицер величайшего в мире флота. Никаких общих интересов у нас быть не может.

Эти размышления оказались столь же огорчительными, что и предшествовавшие им, и сколько бы я ни старался перевести свои мысли в другую область, мне все равно мерещилось загорелое овальное лицо, улыбающиеся губы, открывающие белые ровные зубы, смелый взгляд без тени коварства и обрамляющая это самое прелестное для меня видение беспорядочная масса вьющихся волос.

Каждый раз, когда этот облик возникал передо мной, мною овладевала холодная ярость и ненависть к Снайдеру. Я мог простить ему катер, но если он обидел ее, он должен умереть и умереть от моей руки, я это твердо решил.

В течение двух дней мы следовали вдоль реки в северном направлении, срезая путь где можно, но нас ограничивали звериные тропы, шедшие параллельно реке. Как-то после полудня мы смогли срезать узкую косу, что сэкономило нам много миль, поскольку река в этом месте делала большую петлю.

Мы решили здесь остановиться: день был тяжелый, и честно говоря, я думаю, что мы все думали, что теперь мы сможем догнать катер только благодаря случаю.

Незадолго до этого мы подстрелили оленя, и пока Тейлор с Делкартом готовили еду, я спустился к воде, чтобы наполнить наши фляги. Я уже заканчивал свое дело, и когда выпрямился, то увидел, что из-за излучины реки что-то плывет. Какое-то время я не мог даже поверить своим глазам. Это была лодка.

Я заорал, зовя Делкарта и Тейлора, сразу примчавшихся ко мне.

— Катер! — закричал Делкарт, — и верно, это был катер, спускавшийся по реке. Что же это такое? Как же мы его пропустили? И как же нам добраться теперь до него, если Снайдер и девушка обнаружат нас?

— Его сносит течением, — сказал Тейлор, — я никого там не вижу.

Я стащил с себя одежду, Делкарт последовал моему примеру. Тейлору я велел оставаться на берегу, стеречь одежду и оружие. Он, кстати, мог нам пригодиться там больше, потому что имел возможность выстрелить в Снайдера, если тот нас обнаружит и примется стрелять сам.

Мы стремительно поплыли наперерез подплывающему катеру. Я был более быстрым пловцом, чем Делкарт, и доплыл до средины канала одновременно с лодкой. Ее несло кормой вперед. Я схватился за планшир и быстро подтянулся. Я ожидал выстрела в тот момент, когда окажусь в поле зрения захватчиков, но выстрела не последовало.

Снайдер в одиночестве лежал на дне лодки. Я понял, что он мертв, еще до того, как забрался в лодку и наклонился над ним. Я не стал задерживаться около него и помчался к пульту управления и нажал на стартовую кнопку. К моему облегчению, механизм заработал — катер был невредим. Изменив направление, я подобрал Делкарта. Он был изумлен увиденным и сразу же принялся обследовать тело Снайдера в поисках признаков жизни или объяснения причины смерти.

Парень умер уже давно — он уже окоченел. Но обследование Делкарта дало свои результаты — чуть повыше сердца зияла рана — разрез длиной около Дюйма; такие раны — результат удара острым ножом. В руке он сжимал прядь длинных коричневых волос — у Виктори были коричневые волосы.

Говорят, что мертвые не могут говорить, но Снайдер свою историю рассказал так же явственно, как если бы мертвые губы его раскрылись и во всеуслышанье обо всем объявили. Скотина напал на девушку, и она защитила свою честь.

Мы похоронили Снайдера около Рейна, даже камнем не отметив его могилу. Скоты надгробных камней не достойны.

Повернув лодку вверх по течению, мы погрузились в нее. Когда я сказал ребятам, что намерен отыскать девушку, они не возражали.

— Мы нехорошо думали о ней, — согласился Делкарт, — и чтобы искупить свою вину, мы хотя бы должны ее найти и спасти.

Все время, что мы шли вверх по реке, вплоть до нашей последней стоянки, мы каждые несколько минут выкликали ее имя, но ее не было. Тогда я решил вновь повторить наше путешествие, оставив Тейлора в лодке, в то время как мы с Делкартом прочесывали оба берега в поисках хоть каких-то следов высадки Виктории.

Ничего найти нам неудалось, пока, наконец, мы не достигли места несколькими милями выше того, где я увидел дрейфующую лодку. Там я увидел остатки костра.

Виктори всегда носила кремень и огниво при себе, и я был уверен, что костер этот разводила она. Но куда же она пошла после этого?

Пошла ли она вниз по реке, чтобы быть поближе к своей родной Велибритании, или отправилась вверх, чтобы отыскать там нас?

Я окликнул Тейлора и послал его на другой берег за Делкартом, чтобы собраться и обсудить наши планы на будущее.

В ожидании их я продолжал стоять и глядеть на реку, повернувшись спиной к лесам, простиравшимся далеко на восток. Делкарт как раз влезал в лодку на противоположном берегу, когда я вдруг почувствовал, что кто-то схватил меня за обе руки и за талию: на меня напали одновременно трое или четверо; у меня из рук выхватили винтовку, а из-за пояса револьвер.

Какое-то время я боролся, но поняв, что усилия бесплодны, я прекратил борьбу и повернул голову, чтобы посмотреть на противника. В тот же момент еще несколько человек обошли меня с другой стороны, и к своему великому изумлению я увидел солдат в форме, вооруженных винтовками, револьверами и саблями; лица их были черны как уголь.

VIII

Делкарт и Тейлор были уже на середине реки и направлялись в нашу сторону. Я крикнул им, чтобы они держались поодаль, пока не выяснится, каковы намерения моих захватчиков. Ребята хотели освободить меня. Но чернокожих солдат было больше сотни, причем они были хорошо вооружены. И я отдал команду Делкарту оставаться в безопасности до тех пор, пока я их не позову.

Молодой офицер звал и манил их рукой. Но они отказались приблизиться, тогда он что-то приказал, в результате чего мне связали руки за спиной, и вся компания отправилась прямо на восток.

Я заметил, что на всех воинах были шпоры, что мне показалось странным, но когда мы прибыли в их лагерь, то выяснилось, что это кавалеристы.

В центре долины стоял бревенчатый форт, на каждом из четырех углов которого было по блокгаузу. Когда мы подходили, я заметил табун кавалерийских лошадей, пасущихся с внешней стороны форта. Это были маленькие, приземистые лошадки, но потертости от седел говорили о их предназначении. Внутри палисада на высоком шесте развевалось знамя, какого я никогда не видел и о каких никогда не слышал.

Мы промаршировали прямо в огороженный поселок, где отряд разошелся, за исключением четверых стражей, которые повели меня куда-то под наблюдением молодого офицера. Он повел нас через плац, где были установлены легкие пушки, в бревенчатое строение, перед которым стоял флагшток.

Меня провели внутрь, и я предстал перед старым красивым негром с военной выправкой, державшимся с большим достоинством. Как я узнал позже, он был полковником, и именно ему я обязан самым гуманным обращением все то время, что я был его пленником.

Он выслушал рапорт младшего офицера, затем повернулся ко мне и принялся меня расспрашивать, но безрезультатно. Тогда он вызвал ординарца и отдал какие-то указания. Солдат откозырял и вышел, вернувшись минут через пять с полосатым стариком с белой кожей — точно таким же первобытным дикарем, как я повстречал в лесу в тот день, когда Снайдер украл катер.

Полковник хотел, как видно, использовать старика в качестве переводчика, но дикарь обратился ко мне на языке, столь же непонятном, что и язык чернокожих. Старый офицер, покачав головой, оставил свои попытки и велел меня куда-то отвести.

Меня отвели в караульное помещение, где я увидел человек пятьдесят белых, одетых в звериные шкуры. Я попытался заговорить с ними, но ни один из них панамериканского не понимал, да и я никак не мог разобраться в их жаргоне.

Больше месяца я пробыл там в качестве пленника, с утра до вечера выполняя различные случайные работы в штабе. Остальные пленники работали гораздо тяжелее меня, и лучшим обращением я обязан только доброте и проницательности старого полковника.

Я ничего не знал о том, что произошло с Виктори, или Делкартом, или Тейлором, да и непохоже было, что мне суждено было когда-нибудь об этом узнать. Меня это Страшно угнетало. Но я исполнял свои обязанности по возможности наилучшим образом и старательно изучал язык захвативших меня в плен.

Для меня было тайной, кто они и откуда пришли. Похоже было на то, что это аванпост какой-то могущественной черной нации, но я не представлял, где эта нация проживает.

К белым они относились как к низшей расе и обращались с нами соответственно. У них существовала литература, и большинство из них, даже рядовые солдаты, были страстными читателями. Каждые две недели пропыленный насквозь всадник гнал свою заезженную клячу с почтой и привозил раздувшийся мешок в штаб. На следующий день он на свежей лошади отправлялся на юг, таща солдатские письма в неизвестную мне далекую страну, откуда они все прибыли.

Войско ежедневно отправлялось, иногда верхом, иногда пешком, как я понял, в патрулирование. Я решил, что небольшие силы в тысячу человек были рассчитаны лишь на установление авторитета отдаленного правительства в завоеванной стране. Позднее я узнал, что мои предположения были верны, и что это был всего лишь один из огромного количества однотипных постов, расставленных вдоль новой границы владений черной нации, в чьи, руки я попал.

Их язык давался мне медленно, но я уже мог понять, что говорят мне, и мог вполне понятно ответить. Первым делом я увидел, что ко мне относятся как к рабу — так относились ко всем попавшим к ним белым.

Почти каждый день приводили новых пленников, и недели через три после того, как я был взят в плен, с юга пришел отряд всадников на смену одному из базирующихся здесь. В лагере после прибытия свежего пополнения было большое ликование, встречались старые друзья и завязывались новые знакомства. Но, конечно, самыми счастливыми были те, кого сменяли.

На следующее утро они отправлялись в путь, и пока они собирались на плацу, нас, пленников, вывели из наших жилищ и построили перед ними. Было принесено несколько длинных цепей с кольцами между звеньями через каждые несколько футов. Сначала я не мог догадаться, для чего предназначены эти цепи. Но скоро я об этом узнал.

Несколько солдат защелкнули первое кольцо вокруг шеи могучего белого раба, затем, один за другим остальные из нас были выведены на свои места, и работа по заковыванию нас в кандалы шея за шеей продолжалась.

Полковник наблюдал за процедурой. Вдруг взгляд его упал на меня, и он сказал что-то молодому офицеру, стоявшему около него. Тот подошел ко мне и знаком велел мне следовать за ним. Я повиновался, и меня отвели к полковнику.

К этому времени я уже кое-что понимал на их языке, и когда полковник спросил меня, не предпочту ли я остаться при нем в качестве слуги, я постарался выразить свое согласие насколько можно более выразительно. Я уже достаточно насмотрелся на жестокость рядовых по отношению к белым рабам, чтобы не испытывать желания отправиться в поход на неизвестное расстояние, прикованным за шею, тем более, что солдаты собирались подгонять нас большими кнутами для того, чтобы рабы передвигались побыстрее.

Пленники, а их было более трехсот, вышли из ворот навстречу судьбе, мне неизвестной. Бедняги знали не больше о том, что ожидает их впереди, за исключением того, что их ведут куда-то, где они будут продолжать делать то, что умели до того, как их взяли в рабство черные завоеватели, а рабство для них окончится вместе с жизнью.

Мое же положение изменилось. Меня из штаба перевели обслуживать жилище полковника. У меня стало больше возможности свободно передвигаться, мне больше не надо было спать в одной из тюрем для рабов — у меня была своя каморка около кухни в бревенчатом доме полковника.

Мой хозяин всегда был добр ко мне, и с его помощью я быстро выучил язык и узнал многое о людях, захвативших меня в плен, что до сих пор составляло для меня тайну. Полковника звали Абу Белик. Он был полковником абиссинской кавалерии; название страны мне ничего не говорило, но полковник Белик уверял меня, что это древнейшая цивилизованная страна в мире.

Полковник Белик родился в Аддис-Абебе, столице империи, и до последнего времени командовал императорской дворцовой охраной. Зависть, амбиции и интриги одного из офицеров привели к тому, что он утерял расположение своего императора и в качестве знака неудовольствия повелителя был переведен на пограничную заставу.

Честолюбивый, пятьдесят лет назад еще молодой император Менелек XIV знал, что по ту сторону великих вод лежит огромный мир. Он однажды даже пересек пустыню в северном направлении и долго глядел поверх голубых морских вод на будущее своей империи.

Там лежал мир, который надо завоевать. Менелек занялся строительством громадного флота, хотя его народ морских переходов не совершал никогда. Его армия переправилась в Европу. Сопротивление им было слабым, и в течение пятидесяти лет его солдаты все отодвигали границы дальше и дальше на север.

— Желтые люди с востока и севера теперь оспаривают наши права здесь, — сказал полковник, — но мы победим, завоюем мир, принеся христианство пребывающим во мраке язычникам и Европы, и Азии.

— А вы христианский народ? — спросил я.

Он удивленно посмотрел на меня, утвердительно кивнув.

— Я христианин, — продолжал я, — мой народ — самый могущественный в мире.

Он улыбнулся и снисходительно покивал, совсем как отец ребенку, высказывающему детское суждение в противовес высказыванию взрослых.

Тогда я решил доказать мою правоту. Я рассказал ему о наших городах, нашей армии, нашем великом флоте. Он отплатил мне той же монетой, потребовав цифр, и в конце концов я вынужден был признать, что мы значительно превзошли их только во флоте.

Менелек XIV был непререкаемым правителем всего африканского континента, всей древней Европы, за исключением Британских островов, Восточной России и Скандинавии, а кроме того, владел огромными пространствами и процветающими колониями в тех местах, где когда-то были Аравия и Турция.

Он имел постоянную армию численностью в десять миллионов человек, а его народ владел белыми рабами численностью в десять — пятнадцать миллионов.

Полковник Белик, в свою очередь, был очень удивлен, узнав о великой нации по ту сторону океана, а когда он узнал, что я морской офицер, то стал обращаться со мной с еще большей деликатностью, чем раньше. Ему было трудно поверить моим заверениям, что в моей стране чернокожих немного, и они находятся на более низкой ступени социальной лестницы, чем белые.

В стране полковника Белика положение было прямо противоположное. Он считал белых существами низшего порядка, и уверял меня, что даже немногие свободные белые в Абиссинии никогда не могут занять социального положения, хоть сколько-нибудь сопоставимого с положением черных. Они живут в самых бедных кварталах, в маленьких поселках для белых, и черный, вступивший в брачный союз с белой женщиной, или черная женщина, вышедшая замуж за белого, подвергаются социальному остракизму.

Вооружение и амуниция у абиссинцев значительно примитивнее, чем у нас, но очень эффективны в войне с плохо вооруженными европейскими варварами. Их винтовки очень похожи на пан-американские магазинные винтовки двадцатого века, но в магазине у нее только пять патронов, да один в патроннике. Они невероятной длины, причем даже у кавалерии, и бьют с огромной точностью.

Абиссинцы очень красивая черная раса — высокие, мускулистые, с великолепными зубами и правильными чертами лица, явно семитского происхождения — я говорю о чистокровных абиссинцах. Это патриции — аристократия. Офицеры в армии почти полностью представлены именно ими. Среди солдат доминирует низший негритянский тип с более толстыми губами и широким, плоским носом. Эти люди, как мне объяснил полковник, набраны из завоеванных племен, проживающих в Африке. Это хорошие солдаты — храбрые и верные. Они умеют читать и писать и преисполнены чувства собственного достоинства и гордости, которого не хватало, судя по известным мне древним африканским исследованиям, их прародителям. В целом же несомненно, что черная раса под управлением людей того же цвета кожи в течение двух последних сотен лет развивалась значительно лучше, чем под властью белых в течение всей истории развития человечества.

Пленником маленького пограничного форта мне довелось пробыть чуть больше месяца, а затем полковник Белик получил приказ поспешить на восточную границу с большей частью своих подчиненных, оставив в форте только один эскадрон. Поскольку я был его личным слугой, то сопровождал его тоже, верхом на абиссинском пони.

Мы стремительно передвигались в течение десяти дней в самом сердце древней Германской империи, останавливаясь только тогда, когда нас заставала ночь и стараясь быть поближе к воде. По пути нам часто попадались маленькие заставы типа той, в которой размещался полк полковника Белика, причем всюду в это время оставалось по эскадрону или отряду, нужному для защиты, основные силы все ушли по приказу на северо-восток — в том же направлении, что и мы.

Полковник, естественно, не посвящал меня в причины приказа. Но стремительность нашего передвижения и то, что все возможные силы были направлены на северо-восток, убеждали меня в том, что что-то жизненно важное грозит или даже случилось уже с доминионом Менелека XIV в этой части Европы.

Поверить в то, что обычный бунт белых дикарей мог послужить причиной мобилизации таких сил, что мы встретили, сойдясь с ними в одной точке, я не мог. Шла бесчисленная кавалерия, инфантерия, бесконечные артиллерийские фургоны и пушки, нескончаемые потоки повозок с экипировкой, амуницией и провиантом.

Здесь я впервые увидел верблюдов — громадные караваны, навьюченные самыми различными, но тяжелыми ношами; видел я и слонов, выполняющих те же функции, караваны их растягивались на многие мили. Это было чудесное зрелище, исполненное варварской роскоши — люди и животные, шедшие с юга были ярко разукрашены, что контрастировало с серой пограничной формой, к которой я уже привык.

До нас дошли слухи, что едет сам Менелек, и вспышка волнения, вызванного этим сообщением, в войсках мне показалась чрезмерной — ведь у нас уже на протяжении веков правителями были самые обыкновенные люди, осуществлявшие руководство на протяжении лишь нескольких лет.

Увидев такую реакцию, я стал раздумывать, каков же эффект присутствия повелителя среди войск во время битвы. Мне стало очень интересно, что бы могло дать такое оживленное состояние, доходящее почти до истерики, во время сражения с равным во всех остальных отношениях республиканским войском?

А если император отсутствует? Что же тогда? Это тоже очень интересно.

На одиннадцатый день мы добрались до нашего места назначения — окруженного стенами приграничного города тысяч на двадцать жителей. Прежде чем попасть к воротам города, нам пришлось миновать несколько озер и пересечь несколько старых каналов. В городе много зданий, за исключением их каркасов было построено из древнего кирпича и хорошо вытесанного камня. Это, как мне сказали, было взято из руин древнего города, стоявшего когда-то на том же самом месте.

Название теперешнего города было Новый Гондар. Стоит он по моим предположениям, на развалинах древнего Берлина, одно время бывшего столицей старой Германской империи, но теперь ничего, кроме строительного материала, использованного для нового города, от него не осталось.

Когда мы приехали, город был нарядно украшен флагами, вымпелами, великолепными коврами и стягами — слух оказался верным: должен приехать император.

Полковник Белик предоставил мне максимальную свободу, разрешив ходить куда и. где мне будет угодно после выполнения моих весьма скромных обязанностей. Благодаря его доброте я провел много времени, осматривая Новый Гондар, беседуя с его жителями и буквально исследуя город чернокожих людей.

Поскольку на мне была полувоенная форма со знаком личного слуги офицера, то даже чернокожие обращались со мной довольно вежливо, хотя по их манерам было видно, что я для них все равно что грязь под ногами. Они отвечали на мои вопросы, беседовать же со мной они не хотели. Все, что я узнавал, все сплетни, я услышал от других рабов.

Войска приходили с запада и юга и уходили на восток. Я спросил старого раба, сметавшего на улице мусор в маленькие кучки, куда идут солдаты. Он удивленно посмотрел на меня.

— Ну, воевать с желтыми людьми, конечно же, — сказал он. — Они перешли границу и направляются к Новому Гондару.

— А кто победит? — спросил я.

Он пожал плечами: — Кто знает? Я надеюсь, что желтые люди, но Менелек могуществен — желтым людям придется потрудиться.

На тротуарах собирались толпы посмотреть въезд императора в город. Я тоже занял свое место среди них, хотя терпеть не могу толпу, но я рад, что остался, потому что смог стать зрителем такого великолепного варварского зрелища, какого никогда ни один пан-американец увидеть не мог.

Вниз по широкой улице, может быть даже когда-то исторической Унтер-ден-Линден, приближался сверкающий кортеж. Во главе его на конях двигался полк гусаров в красной форме, черных как ночь. За ними на верблюдах ехали отряды стрелков. Император сидел в золоченом седле под балдахином на спине громадного слона, так увешанного богатыми драпировками и украшенного искрящимися драгоценными камнями, что видны были лишь глаза и ноги животного.

Менелек, довольно грузный человек, довольно пожилой, но держался он с достоинством, приличествующим прямому потомку пророка, каким он себя считал.

Глаза у него были умные, но хитрые, а черты лица отмечены чувственностью и жестокостью. В молодости он, должно быть, был довольно красив, но сейчас внешность его была отвратительна — для меня, во всяком случае.

Следом за императором двигались полки за полками самых разных родов войск, среди которых были даже полевые пушки на слонах.

Непосредственно за императорским слоном в окружении войск шел огромный караван рабов. Старый подметальщик улиц, стоявший рядом, объяснил, что это дары из отдаленных районов от командиров пограничных фортов. Большую часть из них составляли женщины, предназначенные, как я понял, для гаремов императора и его фаворитов. Старик, увидев этих несчастных белых женщин, бредущих навстречу своей несчастной судьбе, сжал кулаки, и я, разделяя его чувства, был столь же беспомощен, не в силах изменить их участь.

В течение недели войска проходили через Новый Гондар, двигаясь все время с юга и запада в восточном направлении. Каждый новый контингент привозил императору дары. С юга везли ткани, украшения и драгоценности; с запада рабов — с запада везти больше было нечего.

Судя по количеству женщин-рабынь, они знали слабость своего императора.

А затем появились солдаты с востока, далекие от той радостной уверенности, с какой они шли с запада и юга, — их везли в крытых фургонах, окровавленных и страдающих. Сначала это были маленькие партии по восемь-десять человек, а потом по пятьдесят, сто человек, пока, наконец в один прекрасный день не привезли тысячу искалеченных и умирающих солдат.

Тогда-то Менелек почувствовал неуверенность. В течение пятидесяти лет его армии покоряли все земли, по которым проходили. Поначалу он лично предводительствовал, затем стало достаточным его пребывания в сотне миль— от линии боев: для малых сил было достаточно сознание того, что они сражаются во славу своего повелителя, чтобы одерживать победы.

Как-то утром Новый Гондар был пробужден громом канонады. Это был первый намек жителям города, что враг теснит императорские войска. С фронта неслись покрытые грязью верховые курьеры. Свежие войска спешно направились из города к месту боев, а около полудня выехал и Менелек в окружении свиты.

В течение трех дней можно было слышать не только канонаду, но и треск ружей — бои шли не далее, чем в двух лигах от Нового Гондара. Город был переполнен ранеными. Непосредственно за пределами города велись земляные работы. Даже самому непросвещенному было ясно, что Менелек ожидал дальнейшее отступление.

И действительно, императорские войска отошли, а точнее, были выбиты врагом за эти защитные укрепления. Артиллерийские снаряды начали рваться уже в городе. Менелек вернулся и занял свои апартаменты в каменном здании, который все называли дворцом. В этот вечер наступил перерыв в военных действиях — было заключено перемирие.

Полковник Белик велел мне одеть его к семи часам на торжество во дворце. Среди смерти и поражения император решил дать банкет для своих офицеров. Я должен был сопровождать и обслуживать своего хозяина — я, Джефферсон Тарк, лейтенант Пан-Американского флота!

В уединении полковничьего жилья я уже привык к своим лакейским обязанностям, легким благодаря доброте моего хозяина, но мысль о появлении на публике в качестве обычного раба пробудила все мои тонкие чувства. Но делать было нечего, пришлось подчиниться.

И все же я до сих пор не в состоянии включить в повествование описание того чувства унижения, что я испытывал в тот вечер, стоя позади моего хозяина в молчаливой готовности, то наливая ему вина, то нарезая ему мясные кушанья, то обмахивая его большим опахалом из перьев.

Хотя я его любил и уважал, но сейчас, оскорбленный положением, я мог бы вонзить в него нож. Но в конце концов долгий пир закончился. Столы были убраны. Император поднялся на возвышение в конце комнаты и уселся на трон, после чего началось веселье. Только древняя история знала такое — музыканты, танцовщицы, жонглеры и тому подобное.

Около полуночи церемониймейстер объявил, что сейчас приведут рабынь, которых император получил в подарок к приезду в Новый Гондар, и после того, как повелитель выберет себе понравившуюся, остальных он подарит присутствующим. Ах, какая поистине королевская щедрость!

Открылась маленькая боковая дверь и ввели бедняжек, затем их выстроили в длинный ряд перед троном. Ко мне они были спиной. Я мог видеть только иногда профиль какой-нибудь из девушек посмелее, оглядывающих помещение и пышные сверкающие форменные одежды офицеров. Это были профили юных хорошеньких девушек, но ужасом они были отмечены все. Я содрогнулся, представив себе их печальную участь, и отвернулся.

Я слышал, как церемониймейстер скомандовал им пасть ниц перед императором, слышал, как они опускались на колени и касались головами пола. Затем вновь раздался его голос, резкий и повелительный.

— Пади, рабыня! — вскричал он. — Повинуйся своему господину!

Я взглянул, привлеченный тоном, которым он произнес эти слова, и увидел тоненькую, прямо держащуюся фигуру в центре распростертых на полу девушек, с руками, скрещенными на груди и высоко поднятой головой. Она стояла спиной ко мне, я не видел ее лица, но мне хотелось увидеть выражение дикой молодой львицы, столь открыто выказывающей неповиновение среди стада перепуганных овец.

— Пади! Пади! — орал церемониймейстер, наступая и наполовину вытащив меч из ножен.

Кровь моя закипела. Стоять в бездействии, пока негр оскорбляет храбрую девушку, принадлежащую моей расе! Я инстинктивно шагнул вперед. Но в этот момент Менелек поднял руку, останавливая своего офицера. Император выглядел заинтересованным, но отнюдь не рассерженным поведением девушки.

— Давайте узнаем, — сказал он спокойным приятным голосом, — почему эта молодая женщина отказывается выразить почтение своему повелителю, — и он сам задал этот вопрос непосредственно ей.

Она ответила ему по-абиссински, но с акцентом и с ошибками, что продемонстрировало ее недавнее знакомство с этим языком.

— Я не встаю на колени ни перед кем, — промолвила она. — У меня нет повелителя. Я сама повелительница в своей стране.

Услышав ее слова, Менелек откинулся на троне и оглушительно расхохотался. Следуя его примеру, что судя по всему, было обычной и необходимой процедурой, гости старались превзойти один другого в усилиях хохотать еще громче императора.

Девушка на это только еще выше вскинула подбородок — даже спина ее выражала полнейшее презрение к завоевателям. Наконец, Менелек восстановил тишину одним движением бровей, и каждый из верных гостей сменил веселую мину на соответствующий хмурый взгляд.

— И кто, — спросил Менелек, — ты такая, и как называют твою страну?

— Я Виктори, королева Велибритании, — ответила девушка так быстро и неожиданно, что я захлебнулся от удивления.

IX

Виктори! Здесь, и рабыня черных завоевателей! Я сделал еще один шаг к ней, но более здравые мысли удержали меня — ничем я не мог ей таким образом помочь, надо действовать втихомолку. Мог ли я и таким образом ей помочь, я не знал. Все казалось за пределами моих возможностей, но я все равно буду пытаться сделать все.

— И ты не преклонишь колени передо мной? — продолжал Менелек.

Виктори решительно покачала головой.

— Тогда я тебя выберу первой, — сказал император. — Мне нравится твое мужество, а сломить его будет еще большим удовольствием для меня. Не волнуйся, этим я займусь сегодня же ночью. Отведи ее в мои покои, — обратился он к офицеру, стоявшему рядом.

Меня удивило, что Виктори очень спокойно последовала за офицером. Я попробовал идти следом — я должен был быть рядом с ней, чтобы поговорить или помочь по возможности. Но пройдя из тронной залы через несколько других помещений, в том числе и по длинному коридору, я увидел, что дальнейшее следование за ними невозможно, поскольку перед комнатой, в которую офицер ввел Виктори, стоит страж.

Офицер почти тотчас же появился вновь и отправился обратно в направлении к тронной зале. После того, как страж велел мне уходить, я спрятался за дверью, а когда он повернулся ко мне спиной, я пробрался в комнату напротив, так что офицер, уходя, меня не заметил — комната была неосвещена. Долгое время я оставался там, наблюдая за часовым у двери комнаты, где томилась Виктори, и выжидая более благоприятных обстоятельств, чтобы попасть туда.

Я не пытаюсь полностью описать мои ощущения в тот момент, когда я увидел и узнал Виктори, потому что описанию они просто не поддаются. Я никогда не мог себе даже представить, что вид человека может так на меня подействовать, хотя я постоянно думал о ней, но думал как о потерянной для меня: мертвой или в лучшем случае за сотни миль на запад, что для меня, в сущности, было то же самое.

Я был исполнен странного, безумного желания быть рядом с ней. Не только, чтобы помочь или защитить ее, я жаждал дотронуться до нее, обнять. Я сам себе удивлялся. Что еще поразило меня — это чувство необъяснимого подъема, охватившее меня с того момента, что я ее увидел. Зная, что участь ее хуже смерти, зная, что я сам могу погибнуть, защищая ее, я был счастливее, чем когда-либо — только потому, что вновь увидел фигурку маленькой язычницы. Объяснить я этого не мог, это сердило меня; присутствие женщины никогда раньше не вызывало у меня таких ощущений, а ведь у меня были связи с красивейшими женщинами.

Казалось, я уже годы провел, прячась за дверью в плохо освещенный коридор дворца Менелека XIV. Печальный свет газового рожка слабо освещал черное лицо караульного. Казалось, парень врос корнями в пол. Было такое впечатление, что он никогда ни повернется, ни уйдет отсюда.

Вскоре после того, как я спрятался, опять раздались звуки канонады. Перемирие окончилось, вновь начались военные действия. Очень скоро после этого раздался грохот разрыва снаряда уже в городе, и затем время от время слышался грохот взрыва недалеко от дворца. Желтые люди снова бомбардировали Новый Гондар.

Сразу же по коридору в разных направлениях засновали по своим делам офицеры и рабы, а потом появился и сам император, мрачный и разгневанный. Его сопровождало несколько слуг, которые по его повелению остались около двери в покои, куда он вошел один и где находилась Виктори. Я было дернулся, чтобы последовать за ним, но коридор был переполнен людьми. В конце концов, они разошлись по своим комнатам по ту сторону коридора.

Какой-то офицер с рабом вошли в комнату, где прятался я, что заставило меня укрыться в другом, совершенно темном углу. Уходя, раб зажег там свет, поэтому следовало найти себе другое место для укрытия.

Тихонько ступив в коридор, я увидел, что там не осталось никого, кроме караульного перед императорской дверью. Он поднял глаза, как только я вышел из комнаты. Я пошел прямо на него, мгновенно приняв решение и изобразив раболепие, в чем преуспел; он потерял бдительность и подпустил меня ближе, чем на длину своей винтовки. А затем уже было слишком поздно — для него.

Молча и внезапно я ухватился за шейку приклада, одновременно нанеся ему чудовищный удар кулаком между глаз. Он удивленно откачнулся, не в силах подать голоса, тогда я вырвал у него ружье и одним ударом уложил его.

Через секунду я ворвался в комнату. Она была пуста!

Я огляделся в безумном разочаровании. В комнате оказалось еще две двери. Я подбежал к ближайшей и прислушался. Да, за ней слышались голоса, один из них был женский. В нем не было страха, он был ровный, спокойный и полный презрения. Это был голос Виктори.

Я нажал на ручку и резко толкнул дверь — она открывалась вовнутрь — как раз вовремя: Менелек набросился на девушку и потащил ее в дальний угол. В этот же момент за стенами дворца раздался страшный грохот — снаряд разорвался гораздо ближе всех предыдущих. Шум взрыва скрыл звуки, сопровождавшие мое внезапное появление.

Но сопротивляясь, Виктори повернулась так, что Менелек увидел меня. Она ударила его кулаком в лицо, а он начал ее душить.

Увидев меня, он дал волю гневу.

— Что это значит, раб? — закричал он. — Вот отсюда! Вон отсюда! Живо, не то я убью тебя!

Вместо ответа я кинулся на него, ударив прикладом. Он отшатнулся, уронив Виктори на пол, затем громко закричал, зовя стражу, и пошел на меня. Я ударил его снова и снова, но у него, наверно, был бронированный череп.

Он попытался подойти ко мне вплотную, ухватившись за ружье, но я был сильнее и, выхватив винтовку у него из рук, отбросил в сторону и схватил его за горло. Стрелять я не хотел, боясь, что звук выстрела привлечет многочисленную стражу из дальнего конца коридора.

Мы боролись, нанося друг другу удары, роняя мебель, катаясь по полу. Менелек был крепкий мужчина, и боролся он за свою жизнь. Он все время звал стражу, наконец мне удалось стиснуть его горло, но было поздно. Крики его были услышаны, и в комнату внезапно ворвалось человек двадцать, вооруженных до зубов.

Виктори схватила с полу винтовку и проскользнула между мною и ими. Я повалил черного императора на спину, сдавливая руками его глотку.

Остальное произошло за какую-то долю секунды. Над нами раздался треск, а затем в комнате — оглушительный взрыв. Комната наполнилась запахом пороха и гари. Наполовину оглушенный, я поднялся, оставив безжизненное тело противника, и увидел, что Виктори пытается подняться на ноги и повернуться ко мне. Дым медленно рассеялся и моему взору открылись поверженные тела стражников. Снаряд через крышу угодил прямо в охрану, прибежавшую, чтобы защитить императора. Чудом ни Виктори, ни я не пострадали. Комната представляла собой развалины. В потолке была огромная дыра, а стены, отделяющей комнату от коридора, больше не существовало.

Пока я поднимался, Виктори тоже встала и шагнула ко мне. Но когда она увидала, что я невредим, она остановилась посреди разгромленной комнаты, глядя на меня. Выражение ее лица было неясным — я не мог понять, рада ли она мне или нет.

— Виктори! — закричал я. — Слава тебе, Господи, ты цела!

И я подошел к ней, ощущая такую радость в сердце, какой мне не доводилось испытывать с того момента, как я узнал, что «Колдуотер» должен пересечь тридцатый.

Никакой радости в ответ я не увидел, наоборот, она в гневе топнула ножкой.

— Почему именно ты должен был меня спасти! — воскликнула она. — Я ненавижу тебя!

— Ненавидишь меня? — изумился я. — Почему ты меня ненавидишь? Я не ненавижу тебя. Я… я… — Что я мог ей сказать? Я был уже совсем рядом с ней, когда меня будто озарило светом. Почему я не понял этого раньше? Мне сразу стали понятны все необъяснимые для меня ощущения, что я время от времени испытывал с того момента, что впервые повстречал Виктори.

— Почему я ненавижу тебя? — повторила она. — Потому что Снайдер сказал — он сказал, что ты пообещал меня ему, но он меня не получил. Я убила его и хотела бы убить и тебя!

— Снайдер солгал! — вскричал я. И я схватил ее и обнял, и заставил выслушать меня, хоть она боролась и сопротивлялась как юная львица. — Я люблю тебя, Виктори. Ты должна знать, что я люблю тебя — что •я всегда любил тебя, и что я никогда не мог бы дать такого подлого обещания.

Она чуть притихла, но продолжала попытки оттолкнуть меня. — Ты назвал меня варваркой! — сказала она.

Ах вот в чем дело? Вот что продолжает терзать ее. Я прижал ее к себе.

— Ты не можешь любить варварку, — продолжала она, но сопротивление прекратила.

— Но я люблю варварку, Виктори! — воскликнул я. — Самую дорогую дикарку на свете.

Она подняла на меня глаза и, обвив своими гладкими загорелыми руками мою шею, прижалась губами к моим губам.

— Я люблю тебя — я всегда любила тебя! — проговорила она, спрятала лицо у меня на плече и всхлипнула.

— Я была такая несчастная, — сказала она, — но я не могла умереть, потому что думала, что может быть, ты жив.

Пока мы так стояли, забыв обо всем, интенсивность бомбардировки увеличилась: снаряды теперь сыпались на дворец каждые тридцать секунд.

Долго оставаться там означало верную смерть. Возвращаться тем же путем было безрассудно не только потому, что коридор представлял собою развалины, но и потому, что по другую сторону его могло быть слишком много императорских слуг, которые захотели бы остановить нас.

В комнате была еще одна дверь, ведущая в противоположную сторону. Оказалось, что она ведет в третью комнату с окнами во внутренний дворик. Поглядев в окно, я увидел, что он пуст, а окна на противоположной стороне неосвещены.

Я помог Виктори вылезти, затем вылез и сам, и мы вместе пересекли двор. В стене напротив оказалось много дверей, между которыми были маленькие окошки. Мы постояли, прислушиваясь около одной из широких деревянных дверей, и услышали лошадиное ржание.

— Конюшни! — прошептал я, толкнул дверь и вошел. Из города доносился взволнованный шум и близкие звуки боя — треск тысяч ружей, вопли солдат, хриплые команды офицеров и сигналы горнов.

Бомбардировка прекратилась так же внезапно, как и начиналась. Я решил, что враг ворвался в город, потому что доносившиеся до нас звуки были звуками рукопашного боя.

Я ощупью пробирался по конюшне, пока не нашел седла и уздечки для двух лошадей. Но потом, в темноте, мне удалось обнаружить только одну лошадь. Двери на улицу тоже были открыты, и мы могли видеть, как великое множество мужчин, женщин и детей спасается бегством в западном направлении. Солдаты, пешие и конные, тоже участвовали в этом безумном исходе. Тут и там можно было увидеть верблюда или слона несущего на себе офицера или сановника. Было совершенно очевидно, что город может пасть в любой момент — достаточно было взглянуть на обезумевшую от ужаса толпу.

Беззащитные женщины и дети гибли под ногами лошадей, верблюдов и слонов. Рядовой стащил генерала с лошади, и вскочив на нее, умчался по переполненной людьми улице на запад. Женщина схватила ружье и размозжила голову придворному сановнику, чья лошадь затоптала ее ребенка. Вскрики, проклятья, команды, мольбы неслись отовсюду. Это было ужасное зрелище, запечатлевшееся навсегда в моей памяти.

Я оседлал и взнуздал единственную лошадь, оставшуюся в конюшне явно по недосмотру, и немного отступив в темноту конюшни, мы с Виктори стали смотреть на ошалело мечущуюся толпу.

Войти в ее гущу значило обречь себя на большую опасность, чем та, которой мы подвергались, оставаясь внутри. Мы решили подождать, пока поток чернокожих не начнет иссякать, и больше часу простояли, а шум боя все явственнее доносился из восточной части города. Среди бегущей на запад толпы стало все больше и больше появляться солдат в форме, пока они совсем не заполнили улицу. Это было не отступление в полном боевом порядке, а повальное, страшное, беспорядочное бегство.

Сражение шло уже совсем рядом: выстрелы слышались на нашей улице. Затем прошла буквально горсточка храбрецов — маленький арьергард, медленно отступавший на восток и с лихорадочной торопливостью отстреливавшийся от еще невидимого нам врага.

Но и их оттесняли все дальше и дальше, пока напротив нашего укрытия не показался первый ряд вражеских войск. Это были люди среднего роста с кожей оливкового цвета и миндалевидным разрезом глаз. В них я узнал потомков древнего китайского народа.

У них было хорошее обмундирование и великолепное вооружение, сражались они смело, сохраняя отличную дисциплину. Я был так поглощен волнующими событиями на улице, что не услышал появления отряда у нас за спиной. Это была небольшая группа победителей, захватившая дворец и теперь осматривавшая его.

Они нас застали настолько врасплох, что мы оглянуться не успели как стали их пленниками. Эту ночь мы провели под стражей за восточной стеной города, а на следующее утро отправились в долгий поход на восток.

Жестокость захватившие нас по отношению к пленникам не проявляли, а по отношению к женщинам были даже уважительны. Мы шли много дней — так много, что я потерял им счет. Наконец мы дошли до китайского города, расположенного на месте бывшей древней Москвы.

Это был всего-навсего маленький пограничный город, но хорошо построенный и хорошо содержащийся в порядке. В нем базировались огромные военные силы, а кроме того, здесь находился и конечный пункт железной дороги, пересекавшей современный Китай вплоть до Тихого океана.

Все, что мы видели в городе, носило печать высокой цивилизации, и в сочетании с человечным отношением к пленникам во время долгого и утомительного путешествия дало мне возможность надеяться, что можно будет обратиться к какому-нибудь высокопоставленному офицеру.

Общаться с ними мы могли только при посредстве переводчиков, владевших абиссинским. Но их было много, вскоре после того, как мы прибыли в город, я уговорил одного из них передать мою просьбу командующему войском во время возвращения из Нового Гондара о разрешении на беседу с каким-нибудь высокопоставленным должностным лицом.

Ответом на мою просьбу был приказ явиться к офицеру, которому мою просьбу передали. Я шел в сопровождении сержанта и переводчика. Со мной была и Виктори — мне удалось получить разрешение, чтобы она оставалась со мной; после того, как нас взяли в плен, я ни разу не оставлял ее одну.

К моему большому удовольствию, офицер, к которому мы были доставлены, бегло говорил по-абиссински. Он был поражен, когда я рассказал ему, что я пан-американец. В отличие от других, с кем я разговаривал после прибытия в Европу, он был хорошо знаком с древней историей, осведомлен и с положением в Пан-Америке в двадцатом веке, и задав мне несколько вопросов, убедился, что я говорю правду.

Когда же я рассказал ему, что Виктори — королева Англии, он выказал значительно меньше удивления, объяснив, что во время последних экспедиций по бывшей России они обнаружили много потомков древних знатных и королевских семей.

Он тотчас же выделил нам комфортабельный дом, обеспечил нас прислугой и деньгами и вообще всячески демонстрировал нам свое внимание и доброту.

Он мне сказал, что немедленно телеграфирует императору, и в результате нам было велено как можно скорее отправляться в Пекин и представиться правителю.

Путешествие мы провели в удобном поезде, проехав через страну, которая по мере нашего продвижения на Восток, становилась все более процветающей и благополучной.

При дворе мы были приняты с большой теплотой; император проявил крайнюю заинтересованность в состоянии современной Пан-Америки. Он рассказал мне, что хотя он лично крайне сожалеет о строгих законах, установивших барьер между Востоком и Западом, он понимает, так же, как и его предшественники, что признание пожеланий великой Пан-Американской федерации способствовало сохранению мира на земле.

В его империю входит вся Азия и острова на Тихом океане вплоть до 175° восточной долготы. Японская империя больше не существует, она завоевана и поглощена Китаем уже более ста лет назад. Филиппины Являются одной из наиболее развитых колоний Китайской империи.

Император рассказал мне, что создание этой великой империи и распространение цивилизации среди разнообразных и диких народов, ее населявших, потребовало больших усилий в течение почти двух столетий. После того, как он вступил на престол, он убедился, что усилия оправдались и обратил свое внимание на возрождение Европы. Его задачей стало вырвать ее из рук чернокожих и приступить к работе по возвращению находящихся в глубоком упадке народов до того высокого уровня развития, что был свойствен им до начала Великой Войны.

Я спросил его, кто же победил в этой войне. В ответ он печально покачал головой:

— Быть может, Пан-Америка, Китай и чернокожие Абиссинии. Те, кто в войне не участвовали. А сражавшиеся стороны добились лишь взаимного уничтожения. Вы же видели все, и вы лучше, чем кто-либо другой, можете осознать, что ни одна из сторон в этой войне победы не одержала.

— Когда же она закончилась? — задал я еще один вопрос.

Он вновь покачал головой.

— Она еще не окончена. Официально в Европе мир не был заключен. Через какое-то время не осталось никого, кто мог бы заключить мир, а примитивные племена выживших продолжали воевать между собой, потому что ничего лучшего в качестве условий существования они не знают. Война разрушила созданное человеком — война и эпидемии разрушили самого человека. Бог даст, больше никогда не будет подобной войны!

Вам всем известно, что Порфирио Джонсон возвратился в Пан-Америку, привезя Альвареса, закованным в цепи; известно и то, что судебный процесс Джона Альвареса привел к народной демонстрации, проигнорировать которую правительство не могло. Его красноречивое выступление в защиту — не себя, а меня — вошло в историю, таковы были его результаты. Вам известно, что флот был отправлен в Атлантику на поиски меня, что законы, запрещающие пересечение от тридцатого до сто семьдесят пятого, отменены навсегда, и что офицеры были доставлены в. Пекин, прибыв в тот самый день, когда мы с Виктори поженились в присутствии всего императорского двора.

Мое возвращение в Пан-Америку было совсем не таким, как я себе представлял год назад. Вместо того, чтобы быть объявленным предателем родины, я был провозглашен героем. Хорошо было вернуться домой, приятно было быть свидетелем теплого отношения к моей милой Виктори, а когда я узнал, что Делкарта и Тейлора обнаружили в устье Рейна и они находятся на пути в Пан-Америку, то я стал испытывать радость уже ничем не омраченную.

И вот теперь мы возвращаемся обратно, — Виктори и я, а с нами люди, военное снаряжение и полномочия по возвращению Англии ее королеве. Опять я пересеку тридцатый, но насколько изменились условия!

Для Европы начинается новая эпоха. Просвещенный Китай с востока и просвещенная Пан-Америка с запада — две великие мирные силы, которые Бог сохранил для возрождения очистившейся и прощенной Европы. Я через многое прошел, много страдал, но я выиграл и получил две величайшие награды. Одна из них — возможность спасти Европу от варварства и дикости, а вторая — маленькая и самая великая дикарка и победа — Виктори.