/ Language: Русский / Genre:nonfiction

Германский флот во Второй Мировой войне

Эдвард фон дер Портен

Предлагаемая книга является одним из лучших стратегических обзоров действий ВМС Германии во Второй Мировой войне

Портен Э.

Германский флот во Второй Мировой войне

Предисловие переводчика

"Теперь у нас есть свой растратчик, он же швейцар-пропойца. Эти два типа делают наше начинание совершенно реальным", — заметил однажды бессмертный Остап Бендер. Эта книга является доказательством "совершенной реальности" нашего проекта. Если гораздо более серьезные издательства нарушают собственные планы, если журналы выпускают следом за мартовским номером сентябрьский за прошлый год, то мы чем хуже? Вот я и решил сначала выпустить девятую книгу серии, а потом обратиться с седьмой и восьмой.

Сразу хочу уточнить. Эти книги находятся в производстве и безусловно выйдут в свет, своевременно или несколько позже. Выпуск восьмой — М.-А. Брагадин "Итальянский флот во Второй Мировой войне" — задерживается совершенно объективно. Эта книга будет иметь довольно толстое приложение — справочник по кораблям Королевского Итальянского флота, которое требует большого объема графических работ. Его просто не удалось успеть подготовить к планируемому сроку, а выпускать книгу без приложения не хотелось. Выпуск седьмой — А. Крозе "Голландский флот в войне" — задержан вследствие чисто редакционных неурядиц, за что я и приношу извинения читателям. Однако он тоже в ближайшее время выйдет из печати.

Вашему вниманию предлагается стратегический обзор деятельности германского флота в годы Второй Мировой войны. Эта книга достаточно сильно отличается от известного труда Ф. Руге и содержит ряд новых сведений.

Особенно рекомендую обратить внимание на главу, посвященную плану "Морской лев". Становится ясно, что эта операция с самого начала была блефом. Нкакой мало-мальски реальной опасности высадки фашистов в Англии НЕ СУЩЕСТВОВАЛО. Нельзя всерьез воспринимать стратегический десант масштаба группы армий, который в качестве основного высадочного средства имеет тандем "баржа самоходная — баржа несамоходная". Это же просто неприлично. Ла Манш чуть пошире сельской речки.

Еще один серьезный момент, не связанный впрямую с морской войной. Мало кто обращал внимание на достаточно известные цифры. Военное производство Британии и Германии в 1939 — 42 годах. А ведь англичане за этот период произвели больше танков, самолетов, пушек, винтовок, вообще всего. Только в 1944 году истощенная страна начала отставать от континентального колосса. Но к этому времени вопрос о высадке на Британских островах не мерещился никому даже в кошмарных снах.

Приведу ключевые цифры — производство самолетов. Ведь без господства в воздухе не могло быть никакой высадки, а на какое господство и на какой выигрыш воздушной Битвы за Англию можно рассчитывать, произведя самолетов в полтора раза меньше?

Немного об использованных аббревиатурах. (Ну куда мы без них?!):

Штаб РВМ это Штаб руководства войной на море — Seekriegsleitung.

Автор употребляет не вполне понятный термин "Оперативный морской штаб", который я заменил на используемый в нашей литературе. ОКМ — это отлично известное Верховное командование флота — Oberkommando der Marine.

Новый флот: Новые корабли и новая стратегия

июнь 1919 — сентябрь 1939

Линкор "Фридрих дер Гроссе", который был флагманским кораблем Императорского Флота Открытого моря в титанической Ютландской битве, поднял свой флаг в чужой гавани Скапа Флоу — гнезде британского Гранд Флита — через 7 месяцев после того, как закончилась война. По всему рейду германские флаги взлетели на мачты 73 военных кораблей. Ни одно орудие не выстрелило, салютуя, ни одно не выпустило снаряд в ответ. Однако "Фридрих дер Гроссе" тонул. Рядом с тонущими германскими кораблями молчаливо стояли британские корабли под гордым флагом Св. Георгия. Медленно как оседал в воду "Фридрих дер Гроссе", линейный крейсер "Фон дер Танн" постепенно кренился по мере того, как заполнялись водой его отсеки. Он сражался на Доггер-банке, прошел кровавый кошмар Ютландской битвы, потопил один из линейных крейсеров адмирала сэра Дэвида Битти — "Индефетигебл". Он выдержал схватку с линкорами Гранд Флита, хотя все его орудия вышли из строя, он сумел сохранить свое место в строю. Но это было в 1916, 3 года назад. И вот в спокойный полдень 21 июня 1919 он затонул — не пораженный градом вражеских снарядов, а затопленный собственным экипажем. Таким образом союзники лишились еще одного трофея. Рядом с ним тонули остальные великие корабли кайзеровского флота: линкор "Байерн", который в день Ютландской битвы еще не вошел в строй. Он так и не сумел сразиться с врагами Германии. "Кёниг", который возглавлял колонну германских кораблей, идущую под градом сосредоточенных залпов Гранд Флита. 12 остальных линкоров-ветеранов, 8 легких крейсеров, 50 эсминцев. Англичане отреагировали слишком поздно. Они мстительно расстреливали немцев, спасающихся с тонущих кораблей.

Великолепное деяние в Скапа Флоу помогло забыть кровавые дни начала ноября, дни Кильского мятежа, когда германские моряки отказались выйти в море и подняли мятеж, завершивший Первую Мировую войну. Оно свело к нулю значение печальной церемонии интернирования 21 ноября, когда флот проследовал к месту заключения между двумя колоннами британских кораблей и исполнил приказ адмирала Битти спустить флаг. Этот день в Скапа Флоу отметил начало истории нового германского флота, который перенял боевой дух старого флота. Вслед за этим самозатоплением немедленно родились планы воссоздания флота, хотя ближние перспективы были не слишком благоприятны.

После затопления и выдачи союзникам в качестве компенсации дополнительного тоннажа у флота остались только 8 совершенно устарелых броненосцев, 8 старых легких крейсеров, 32 таких же бесполезных эсминца и миноносца. Но даже это мизерное количество кораблей не удалось сохранить. По условиям Версальского договора флот Веймарской республики был уменьшен до 6 броненосцев, 6 легких крейсеров, 12 эсминцев и нескольких мелких вспомогательных судов. Учитывая остальные условия договора, можно было легко понять, что союзники стремились превратить германский флот в силы береговой обороны, крошечные по количеству и размерам кораблей. Договор позволял заменять линкоры и крейсера, достигшие 20-летнего возраста. Однако при этом водоизмещение линкоров не должно было превышать 10000 тонн, а орудия — 11". Размеры крейсеров ограничивались 6000 тонн и орудиями 6". Остальные корабли разрешалось заменять раньше, но эсминцы были ограничены 800 тоннами, а миноносцы — 200 тоннами. Германскому флоту запрещалось иметь самолеты, авианосцы, подводные лодки.

Личный состав флота был ограничен, как и остальных видов вооруженных сил. Всего было разрешено иметь 15000 человек, при 20 годах службы для матросов и 25 лет для офицеров.

Все время существования Веймарской республики флот не мог построить даже то, что разрешалось Версальским договором. В условиях бюджетных ограничений флоту пришлось начинать с нуля. Исследовательские и конструкторские работы были переданы гражданским фирмам, чтобы сохранить как можно больше офицеров для использования в будущем. В начале 1921 года корабли были разделены на 2 флота или эскадры, хотя даже старые корабли не предполагалось использовать ранее 1925 года. Несмотря на устарелый корабельный состав удалось решить ряд проблем с учетом будущих потребностей. Сюда относились траление, шифрование, дешифровка, средства радиосвязи.

Тем временем, каждый год кипели битвы вокруг бюджета, так как Рейхстаг не горел желанием выделять деньги на воссоздание флота. Флот частенько переходил рамки бюджета, и дополнительные средства расходовались на неутвержденные цели. "Черные фонды" были ликвидированы в 1928, но многие подготовительные операции продолжались втайне, благодаря секретному разрешению правительства. Флот договорился о строительстве быстроходных банановозов, чтобы позднее использовать их как вспомогательные крейсера. Было запланировано использование траулеров в качестве тральщиков. Частные самолеты нанимались для учений ПВО. Гражданские пилоты обучались по программе для военно-морской авиации. Разрабатывались новые самолеты и радиооборудование для них, строились прототипы.

С подводными лодками, которые нанесли союзникам в годы Великой войны такой чувствительный удар, дело обстояло немного иначе. Флот в 1922 приобрел пакет акций голландской компании в Гааге. Там нашли работу лучшие германские конструкторы подводных лодок. Эта группа действовала до 1935. Pазработанные ею проекты для некоторых стран позднее послужили основой для чертежей первых германских лодок.

А флот потихоньку занимался реализацией остальных кораблестроительных программ в рамках договоров. С 1925 по 1928 были построены 2 группы небольших миноносцев по 800 тонн. Был также построен первый легкий крейсер "Эмден". Он использовался в качестве учебного корабля и для демонстрации флага по всему миру.

Двадцатые годы были не только периодом медленного строительства. Это были годы интеллектуального брожения, внутри флота и вне его. Великая Война анализировалась умами, отточенными живыми воспоминаниями о национальной катастрофе. Министр обороны был назначен главнокомандующим всех вооруженных сил. Его штаб занимался выработкой единой военной стратегии, что происходило впервые в германской истории. Необходимость такого планирования стала первым уроком Великой Войны, но интеграция шла так медленно, что армия и флот сохраняли независимость еще лет десять. Сначала планирование было ориентировано на возможные проблемы, которые возникли после появления на карте нового государства — Польши. Роль флота предполагалось ограничить содействием армии или возможным союзникам в локальных войнах. Самой первой задачей было закрыть Балтийские проливы и не допустить соединения французского и польского флотов. Практичный человек, каким был адмирал Пауль Бенке, главнокомандующий флотом в 1920 — 24 годах, и адмирал Эрих Редер, быстро растущий морской офицер, верили, что флот должен сосредоточиться на решении этих задач. Они были вполне по силам существующему флоту, и это напоминало задачи, определенные молодому и тогда слабому Императорскому Флоту.

Концепции остальных командующих значительно различались, ставя под сомнение все принятые идеи. Вице-адмирал Вольфганг Вегенер отбросил прочь стратегию, которой руководствовался Императорский Флот в годы Первой Мировой войны. По его мнению одержимость идеей сражения, которая доминировала в умах германских моряков в последние годы Императорского Флота, была результатом неправильного прочтения "библии" — книги американского адмирала Альфреда Тайера Мэхена "Влияние морской силы на историю". Мэхен делал упор на сражении, чтобы завоевать господство на коммуникациях. Но гросс-адмирал Альфред фон Тирпиц сделал из сражения самоцель в пределах своего ограниченного стратегического мирка — Северного моря. Когда англичане отказались принимать бой на германских условиях и установили непрямую блокаду Северного моря, германский Флот Открытого Моря, кораблям которого не хватало дальности плавания, оказался не в силах повлиять на исход войны. Вегенер начал настаивать на захвате западного побережья Франции, чтобы перебросить туда германский флот. Из новых баз он мог угрожать жизненно-важным британским торговым путям в Северной Атлантике и возле Гибралтара. Такая угроза неминуемо привела бы к сражению и разрешению кризиса.

Книга Вегенера "Стратегия мировой войны" была опубликована в 1926. В ней он развивал далее свои взгляды. Вегенер утверждал, что Великобритания исторически враждебно относится к экспансии любой континентальной державы, поэтому укрепление Германии неизбежно приведет к столкновению с Великобританией. Чтобы успешно выйти из этого испытания, Германия должна стать океанской державой. Это требует создания большого, сбалансированного флота; приобретения баз, которые дадут свободный выход в критические районы Северной Атлантике — то есть в западной Норвегии и во Франции; проведения решительного сражения на торговых путях. Если Германия не сумеет заложить эти основы морской мощи, она должна создать союз, достаточно сильный, чтобы оспаривать британское господство на море. Британия же должна контролировать торговые пути Европы. Даже такое столкновение континентальных держав с морской мощью будет безнадежным при враждебной позиции США. По мнению Вегенера союз с США является самым верным способом гарантировать будущее Германии. Но поскольку ни построить мощный флот, ни сколотить союз Германии явно не удастся, из теории Вегенера следовал простой и печальный вывод — германская экспансия неизбежно приведет к катастрофе.

Однако теория Вегенера не стала евангелием для германского морского руководства. Для некоторых она была слишком радикальной, слишком общей и слишком туманной для серьезного рассмотрения. Другие отстаивали более специализированные подходы к решению проблем будущей германской морской мощи. Идеи Вегенера и его современников обеспечили молодым офицерам нового германского флота более твердую интеллектуальную почву, чем имел Императорский Флот. Однако нежелание считаться с политическим влиянием морской мощи (например влияние подводных лодок на вступление США в Первую Мировую войну) мешало широте мышления. Многие офицеры находили вопросы большой стратегии крайне интересными, но слабо связанными с практическими вопросами создания малого флота. Однако в течение 19 лет существования нового флота идеи Вегенера не раз проявлялись в его действиях.

В 1928 году, последнем году командования адмирала Ганса Ценкера, пришлось решать практические вопросы стратегии. Самые старые броненосцы были готовы на списание, и новый проект стал эпицентром шторма. Для штаба Ценкера выбор был очевиден. Постройка тихоходных, сильно бронированных мониторов (10000 тонн) для береговой обороны и использования в Данцигской бухте означала возвращение к жалкому статусу прусского флота. В этом случае возрожденный ВМФ становился куцым придатком армии. Альтернативой была постройка кораблей, пригодных для активных действий в океане в рамках договорных ограничений, что являлось крайне трудной задачей. Цель таких действий сразу становилась очевидной, как бы не пытались немцы объяснить это задачами сопровождения конвоев на Балтике. Рейхстаг раскололся, так как подобные корабли могли повлиять на мировой общественное мнение и были дорогими. Наконец была утверждена постройка "Дойчланда" — корабля, замечательного во всех отношениях.

Официально его водоизмещение было равно 10000 тонн, на самом деле оно было на 1700 тонн больше, несмотря на обширное применение сварки для облегчения конструкции корпуса. Его броня была слабой. Зато вооружение состояло из 6 — 11" орудий, как разрешал договор. В качестве двигателей были выбраны дизеля, что дало ему дальность плавания 21500 миль и скорость 28 узлов. Намерения тех, кто разрабатывал условия договора, оказались полностью расстроены. Добавочный тоннаж, как позднее было объявлено, был использован для усиления оборонительных качеств корабля, хотя это мало что дало. Любой военный корабль является компромиссом между прямо противоположными требованиями, и только добавочное водоизмещение дает более мощный корабль. Странно, но германские корабли были спроектированы для борьбы с кораблями, построенными в строгих рамках Вашингтонского договора 1922 — а Германия в нем не участвовала и могла не считаться с его ограничениями. Это были "договорные" крейсера, такие как британский "Эксетер" с его 6 — 8" орудиями, который капитан 1 ранга Ганс Лангсдорф на "Графе Шпее" разнес на куски в бою у Ла Платы.

"Дойчланд" был спроектирован как океанский рейдер, более мощный, чем любой корабль сильнее его и более быстроходный, чем любой линкор. Единственным исключением были 3 британских линейных крейсера. В случае войны с Францией предполагалось, что эти корабли вынудят французов использовать большую часть своего флота для эскортной деятельности, что освободит Балтийское и Северное моря, а также Северную Атлантику для германского судоходства. Их можно было использовать и в иной ситуации, например, если у Германии будут союзники.

Эти корабли дали Германии контроль над Балтикой и вызвали переполох за границей. Последовала немедленная реакция Франции, которая в ответ заложила 2 линейных крейсера типа "Дюнкерк". Чуть позднее США ответили постройкой линейных крейсеров типа "Аляска".

Обеспечивать действия карманных линкоров и других рейдеров должна была специальная система снабжения. В начале 1927 начались попытки установить контакт с бывшими сотрудниками системы снабжения флота, созданной в период Первой Мировой войны. В 1931 эта система была воссоздана. Ее можно было использовать только в строго нейтральных странах, она состояла из агентов, входящих в правление судоходных компаний. Они должны были поставлять грузы на германские торговые суда и по сигналу из Берлина отправлять их в море на встречу с рейдерами в потайных местах.

Осенью 1928 главнокомандующим германским флотом был назначен опытный, компетентный адмирал Редер. Он начал служить еще в Императорском Флоте. Он служил на флагманском корабле принца Генриха Прусского, на Дальневосточной эскадре, на линкорах в северном море. Учился в военно-морской академии, много путешествовал, писал для военно-морских журналов и ежегодников. Каждый новый пост позволял ему знакомиться с людьми, определявшими судьбы мировой морской мощи — гросс-адмиралом Тирпицем, создателем Флота Открытого Моря; адмиралом сэром Джоном Джеллико, командовавшим Гранд Флитом в Ютландском сражении; большей частью германских офицеров, отличившихся в годы первой Мировой войны. Служба на яхте кайзера ввела его в самые высокие круги.

Репутация Редера окрепла во время Первой Мировой войны. Во время всех походов и в 2 крупнейших сражениях он стоял на флагманском мостике линейных крейсеров "Зейдлитц" и "Лютцов" рядом с вице-адмиралом Францем фон Хиппером. Редер видел сражения двух величайших флотов за господство на море. В Ютландском бою он видел, как "Лютцов" был поражен 10 тяжелыми снарядами и торпедой. Вместе с адмиралом Хиппером Редер перешел сначала на эсминец, заливаемый каскадами воды падающих британских снарядов, а потом на другой линейный крейсер, чтобы восстановить командование разведывательными силами. После войны Редер занимал ряд чисто кабинетных постов и продолжал свою историческую и литературную работу.

Адмирал Редер был строгим служакой, усердным работником и исключительно практичным мыслителем. Он усердно работал над возрождением флота и видел свою главную задачу в создании компетентного офицерского корпуса и хорошо обученного и дисциплинированного рядового состава. Редер согласился с нарушениями ограничений Версальского договора и секретными приготовлениями, считая это мелочью, которая необходима для усиления крайне шатких позиций. Он поддерживал ограниченную роль флота в согласии с его ограниченными силами. Несмотря на изучение опыта действий германских рейдеров в первой Мировой войне, адмирал первым воспротивился созданию карманных линкоров, так как рейдерство в океане считал не входящим в задачи ВМФ. Однако он принял эти корабли и согласился со строительством новых, когда они доказали свое значение. Тезисы Вегенера он отвергал на том основании, что Германия никогда не будет воевать с Великобританией.

Хотя в личном плане Редер держался холодно и отчужденно, он выслушивал все мнения и был способен на живую беседу, особенно с глазу на глаз. Однако чувство небезопасности затрудняло ему общение с людьми вне его узкого кружка. Он часто повторял требование не выносить споры наружу, кроме того Редер был крайне чувствителен к критике, которую совершенно неправильно рассматривал, как покушение на свою власть. Он также стремился как можно больше контролировать операции, связывая инициативу офицеров в море детальными инструкциями и резко критикуя их методы ведения операций после возвращения. Во всем этом чувствовалось влияние Флота Открытого Моря, мало переменившееся после Первой Мировой войны.

Редер имел уникальную возможность в течение 15 лет руководить ВМФ с момента его создания до использования в бою. Его планирование и организация были великолепны. Но к несчастью для адмирала война началась слишком рано. Его флот отвечал самым высоким стандартам. Редер удерживал его вне политики и не позволял внешним силам вмешиваться в дела личного состава и организации. Он также сумел сдерживать нацистскую партию, сохранил корпус капелланов и нормальную религиозную службу.

Период с 1928 по 1933 были крайне напряженными для Редера и всего ВМФ. Были построены новые корабли, в том числе легкие крейсера (6000 тонн). Некоторые из них кроме турбин имели вспомогательные дизеля, что увеличивало их дальность плавания. В 1932 была создана и утверждена министром обороны новая кораблестроительная программа. В нее были включены эсминцы, миноносцы, торпедные катера и создание структуры для обеспечения действий авиации и подводных лодок. В случае подводных лодок планирование проходило под влиянием противолодочной школы. Проводились эксперименты с минами, тральным оборудованием, новыми тральщиками, новыми торпедными катерами. Развитие электроники привело к созданию радара. Производители оружия сумели пробиться на зарубежный рынок, что позволило им сохранить загрузку предприятий. Частные фирмы создали корабельные катапульты, авиаторпеды и авиационные пушки. Наконец начались морские маневры в Северном море, чтобы отработать методы береговой обороны в случае локальной войны, прежде всего против Франции и России. Впервые возникла идея формирования "оперативного соединения" — группы кораблей разного назначения. Однако даже на учениях не отрабатывалась война против Великобритании.

В 1933 Адольф Гитлер стал рейхсканцлером. Через несколько дней после прихода Гитлера к власти Редер имел первую встречу с ним. Стратегические идеи Гитлера были континентальными, основанными на теории сэра Халфорда Макиндера, которая предусматривала создание мощной базы в глубине континента, в Восточной Европе и Западной Азии. Однако с самого начала фюрер понял идеи Редера и согласился с ними. Они сошлись на том, что основой стратегии флота должно быть сохранение мира с Великобританией путем признания британского господства на море, которое было крайне важно для этой страны, имевшей обширную колониальную империю. Гитлер согласился как можно скорее обсудить соотношение сил на переговорах. По словам Гитлера заклятым врагом Германии и всей Европы является Россия. Война с Англией даже не обсуждается.

На Редера и руководство ВМФ произвело впечатление миролюбивое поведение Гитлера, хотя в их поведении постоянно сквозила определенная двойственность отношения. Ни один из высших офицеров флота, начавших служить еще под знаменами императора, не мог согласиться с лидерством австрийского ефрейтора, все совещания которого превращались в бесконечные монологи. Не потому, что он был грубияном. Его язык был не слишком грамотен, однако он обладал даром произносить импровизированные речи, захватывал аудиторию и показывал обезоруживающую доброту. С Редером он был формально корректен и вежлив, приветствовав идею Редера об установлении тесной связи между командующим ВМФ и главой государства. В первое время безжалостность, несправедливость и жестокость Гитлера не проявлялись. Массовая жесткость, развившаяся за годы войны, маскировалась его методами разделения власти, которые привязывали каждого руководителя к его узким ограниченным обязанностям. Особенности принятия Гитлером решений, когда он требовал от всех объективной информации, но отвергал факты, не укладывающиеся в подготовленную им заранее схему, уравновешивались его очевидными успехами в области внешней политики и потом и в военных предприятиях. Его сильной стороной были политика и психология. Он был способен использовать преимущества ситуации, хотя военные приготовления не были завершены. Его успехи маскировали множество слабостей, например неспособность скоординировать работу всех ветвей правительства над одной проблемой.

Самым важным в отношении ВМФ к Гитлеру было то, что флот оставался политически нейтральным, как того хотели оба. Но недостатки такого положения вскрывались слишком медленно. Флот обнаружил, что проигрывает в спорах с остальными видами вооруженных сил — особенно Люфтваффе, которыми руководил Герман Геринг.

Первым результатом деятельности при новом режиме стала новая пятилетняя кораблестроительная программа, основанная на Версальском договоре. Личный состав был увеличен, и к 1935 году в 3 раза превысил разрешенные договором рамки. В первый раз было запланировано нарушение положений договора.

Первым министром обороны в правительстве Гитлера стал генерал Вернер фон Бломберг, он же являлся главнокомандующим германскими вооруженными силами. Его штаб — Верховное командование вооруженных сил, OKW — было предназначено для объединения стратегических планов всех видов вооруженных сил и координации действий сначала 2, а потом и 3 служб. Позднее в OKW был создан штаб объединенных операций. В первый раз Германия получила единое военное руководство.

Однако система командования быстро начала разрастаться после создания министерства авиации под руководством Германа Геринга. Это новое учреждение теоретически имело одинаковый статус с министерством обороны, но на практике стояло выше его из-за положения Геринга в нацистской иерархии. Геринг немедленно начал в тайне создавать ВВС и попытался с самого начала захватить контроль над авиацией армии и флота.

Планы Геринга вызвали яростные споры по вопросам стратегии воздушной войны. ВМФ заявил, что ему требуется совершенно независимая авиация, специально обученная действиям над морем и имеющая специальные самолеты. Геринг оказался защитником единой авиации — возможно он просто не понимал все недостатки такой системы. Он считал, что должен руководить всей авиацией за исключением корабельных гидросамолетов. Даже те самолеты, которые должен был получать флот, должны были создаваться силами ВВС. Его целями в войне были господство в воздухе и стратегические атаки, поэтому он придавал мало значения сотрудничества с другими видами вооруженных сил. В его однобокости были исключения, например блицкриг 1939 — 41, однако они были гораздо более редки, чем казалось союзникам. То, что другим службам требуются свое оружие, свое обучение личного состава, свои коды и системы связи, Геринг просто отвергал. Вражда разгоралась.

Отчасти надеясь на изменение Версальских ограничений Редер в 1934 начал планировать строительство более крупных кораблей. Настало время строить еще 2 карманных линкора. 3 уже были построены и считались удачными кораблями, но Редер хотел получить более крупные и сильно вооруженные корабли. Гитлер не хотел тревожить иностранные державы поступками, явно противоречащими Версальскому договору. Поэтому он приказал Редеру начать проектирование более защищенного корабля. Но потом эти планы были изменены, и появились третья 11" башня. В этом случае водоизмещение доходило до 25000 тонн.

В этот период ВМФ по прежнему считал необходимым иметь рейдеры. Поэтому были сделаны секретные приготовления к переоборудованию 4 быстроходных торговых судов во вспомогательные крейсера. Необходимые орудия можно было получить у армии, однако проект был заброшен после ряда неприятных стычек. Но планирование продолжалось.

Строительство подводных лодок становилось все более и более реальным. Голландское конструкторское бюро спроектировало лодки для Турции и Финляндии. Они послужили основой для германских проектов. Финская лодка была частично спроектирована в Германии, и немцы испытывали ее, прежде чем передать финнам. Она стала прототипом первой серии германских малых прибрежных лодок — от U-1 до U-24 (250 тонн). Части для сборки этих лодок были тайно заказаны германским заводам. Редер предложил собрать 6 лодок к ноябрю 1934, чтобы иметь возможность использовать их в случае необходимости и начать воссоздание подводных сил. Гитлер отверг это предложение, но к началу 1935 все материалы были приготовлены. Именно тогда произошло резкое изменение перспектив германских вооруженных сил, что стало результатом агрессивной политики Гитлера.

В марте 1935 Гитлер открыто отверг ограничения Версальского договора. Он объявил об официальном создании ВВС под командованием Геринга в качестве третьей ветви военного министерства. Геринг также сохранил свой пост министра авиации. Морская авиация до некоторой степени попала в подчинение Герингу, когда были созданы Люфтваффе. По соглашению, подписанному в том же году, ВМФ должен был во время войны руководить военно-морского отделом Люфтваффе. Эта организация состояла из морских офицеров, переданных ВВС для этой цели. В ответ Геринг пообещал к 1942 году обеспечить создание 62 эскадрилий общей численностью около 700 самолетов со всеми необходимыми аэродромами и системой снабжения. На первый взгляд такое разделение выглядело разумным — однако оно не устраняло опасений тех, кто знал Геринга. После реорганизации авиация ВМФ, которую Редер характеризовал как "великолепную", начала приходить в упадок.

В июне 1935 был подписан Англо-Германский морской договор. Он стал жестом доброй воли со стороны Германии, показывающим, что она готова уважать геополитические интересы Великобритании, хотя и нарушила Версальский договор 3 месяца назад. Германия имела флот из 3 карманных линкоров, 6 легких крейсеров и 12 миноносцев. Теперь ей разрешили иметь флот, составляющий 35 % самого сильного в мире флота. Новый договор разрешал построить 5 линкоров, 5 тяжелых крейсеров, 11 легких крейсеров, 2 авианосца и 64 эсминца. Более того, если Англия увеличивала свой флот, то и эти цифры тоже увеличивались. Снова было разрешено строительство подводных лодок общим тоннажем 45 % от английского (или примерно 45 единиц на тот момент). Более того, можно было построить и 100 % от британского тоннажа за счет кораблей других категорий и после уведомления Великобритании. Но теперь Германии приходилось соблюдать ограничения на размер линкоров (35000 тонн), которые действовали после подписания Вашингтонского договора в отношении Британии. Германия подписала Лондонский протокол по подводным лодкам от 3 сентября 1936, согласно которому лодки должны были действовать строго по законам призового права. Он гарантировал безопасность пассажиров торговых судов и экипажей во время войны. Эти ограничения принимались во внимание не слишком долго, хотя в первые дни Второй Мировой войны германские лодки и пытались соблюдать призовое право. Однако развитие морской войны достаточно быстро сделало это невозможным.

В германском флоте этот договор был встречен с восторгом и теми, кто считал Великобританию потенциальным противником и теми, кто не желал войны с ней. По словам Гитлера с помощью этого договора Германия установит более тесные связи с Великобританией, признав ее господство на море. Германия не будет вовлечена в гонку морских вооружений, которую она не может выиграть и которая вызовет тревогу в Великобритании. Редер и все командование ВМФ согласились с этим. До самого начала войны Редер полагал, что амбиции Гитлера ограничиваются континентальной Европой, и потому можно будет еще достаточно долго поддерживать мир с Великобританией. В то же время этот договор радовал и офицеров, предвидевших неизбежную войну с Англией. Они полагали, что в случае войны силы Великобритании будут напряжены до предела, так как в войну вступит Италия и возможно Япония. Кроме того, ей придется обеспечивать прикрытие конвоев. В результате Германия сможет добиться равенства сил с Великобританией в Северном море. Однако эти выводы базировались на 2 предположениях. Во первых, война не должна начаться до того, как Германия завершит строительство кораблей, разрешенных новым договором. Во вторых, германские линкоры должны быть более новыми и мощными, чем английские.

28 июня 1935, через 11 дней после подписания договора, в Киле вошла в строй U-1. В 1934 году были построены закрытые, тщательно охраняемые эллинги, теперь они раскрылись, явив миру первую подводную лодку нового германского флота. К январю 1936 в состав флота вошли еще 11 малых подводных лодок. Все они были построены ДО подписания договора.

Первая флотилия подводных лодок носила имя героя-подводника Отто Веддингена. В ее состав вошли 3 малых прибрежных лодки (250 тонн). Ее командиром 28 сентября 1935 был назначен капитан 1 ранга Карл Дениц. Остальные подводные лодки использовались в качестве учебных. В течение года после подписания Лондонского договора были построены 24 малых лодки.

Любой анализ развития подводных лодок в межвоенный период и в годы Второй Мировой войны требует ясного понимания, что они из себя представляли. Понятие "подводная лодка", строго говоря, ошибочно. Скорее это "ныряющая лодка". До самого конца Второй Мировой войны лодки оставались в основном надводными кораблями. В надводном положении они находили свою жертву, преследовали ее, атаковали и удирали. Так было быстрее. На поверхности лодка могла выбирать оружие. Лодки погружались только чтобы избежать опасности или при попытке атаковать днем (что было совсем не типично). Под водой лодка теряла скорость и в некоторой степени безопасность, так как ее мог обнаружить асдик.

К 1935 подводные лодки значительно улучшили свои характеристики по сравнению с 1918 годом. Они могли действовать бесшумно; могли оставаться под водой гораздо дольше; могли наносить удар, не выдавая своей позиции, используя бесследные электроторпеды; могли более эффективно уничтожать корабли, используя торпеды с магнитным взрывателем, которые взрывались под килем. Улучшение радиостанций создало возможность реализации совершенно новых тактических и даже стратегических планов.

Карл Дениц был идеальным командиром для вновь созданных подводных сил. За время службы на флоте он приобрел обширные знания. Он в частности служил на легком крейсере "Бреслау", который вместе с линейным крейсером "Гебен" в 1914 году прорвался через все Средиземное море в Константинополь, что привело к вступлению Турции в войну. После войны он продолжал совершенствовать свои знания во время службы на разных кораблях. Кульминацией стало командование легким крейсером "Эмден" во время учебного плавания в Атлантическом и Индийском океанах. Однако именно 2 года службы на подводных лодках в период Великой Войны определили его будущее. Столь сильным было это впечатление, что в 1919 году Дениц решил остаться служить на флоте именно в надежде на возрождение подводных сил. Ожидание затянулось на 16 лет. Однако за это время он отработал новые тактические и стратегические планы использования подводных лодок. Когда настал день, он поднялся на мостик и вывел в море крошечную U-1, уже имея в голове план действий огромного флота океанских лодок, который поставит под угрозу само существование величайшей морской держав мира.

Примерно в это же время в Денице произошла серьезная перемена. Сведя вместе внешний формализм службы на надводных кораблях и почти братские отношения на подводных лодках, Дениц выработал краткость и резкость речей и приказов, которые он компенсировал личными отношениями с людьми. В оперативном центре или на совещаниях с командирами после возвращения лодки из похода Дениц уделял огромное внимание самым мелким фактам и предложениям. Он задавал наводящие вопросы, не избегая самых щекотливых тем. Потом, отбросив в сторону все формальности, адмирал приглашал офицеров на завтрак или обед, где царили отношения добросердечности и товарищества. Такое поведение наиболее ярко демонстрирует различия между Деницем и строгим и авторитарным Редером.

Дениц понял, что нельзя выиграть войну только с помощью guerre de course — нескоординированных ударов по торговому судоходству. Главный истребитель торговли периода первой Мировой войны — подводная лодка — остался тем же. Однако использовать его планировалось совершенно новыми способами. Он всегда держал в голове как главную цель "войну тоннажа" — максимальный потопленный тоннаж на день пребывания лодки в море. Но при этом в качестве единственного решающего театра Дениц избрал Северную Атлантику. Сильно защищенным конвоям он собирался противопоставить "управляемые операции", то есть массирование сил с помощью радио. Во время первых учений по групповым атакам Дениц попробовал руководить атакой с подводной лодки, находящейся в районе боя. Позднее, когда эффективность радиосвязи с береговым штабом значительно повысилась, он испробовал иной метод. Теперь первая лодка, обнаружившая конвой, становилась своеобразным радиомаяком, наводя на цель другие лодки, а Дениц изменял их диспозицию так, чтобы перебросить в район боя как можно больше лодок. Установив контакт с конвоем, лодки действовали независимо, атакуя ночью из надводного положения. Они прекращали бой с наступлением рассвета и выходили вперед по курсу конвоя, чтобы сосредоточиться для атаки на следующую ночь. Учения проводились с максимальным приближением к реальным условиям. В результате в начале ноября 1936 U-36, пытаясь прорвать кольцо охранения и провести атаку с малой дистанции, была протаранена и потоплена эскортным кораблем.

Тактика Деница требовала многочисленных "глаз", чтобы найти конвой, поэтому он хотел строить как можно больше средних лодок. Он чувствовал, что такие лодки будут более маневренны и менее уязвимы, чем большие. Однако высокие чины в командовании ВМФ решили, что выгоднее строить более крупные лодки (до 2000 тонн), чтобы использовать их в отдаленных районах как подводные крейсера. Кое-кто даже предлагал снять с лодок радиостанции, утверждая, что от них больше вреда, чем пользы. Рейдерская война столкнулась с войной тоннажа. Споры, как лучше использовать разрешенные Англо-Германским морским договором лимиты, вызвали 2-летний перерыв в строительстве. Наконец подводные крейсера были вычеркнуты из программ.

В 1935 была запланирована резко увеличенная кораблестроительная программа с учетом новых лимитов, возможностей верфей и наработанного опыта. Ее целью было достичь 35 % тоннажа британского флота к 1944 или 1945. Первым шагом стала постройка 2 увеличенных "Дойчландов" с дополнительной третьей башней. Эти небольшие линкоры или линейные крейсера имели водоизмещение 31800 тонн (официально было объявлена цифра 26000 тонн). Их 9 — 11" орудий выглядели достаточно скромно на фоне зарубежных линкоров, но броня была вполне нормальной. Они имели дальность плавания 10000 миль при скорости 19 узлов, а максимальная скорость 32 узла была очень высокой. Каждый корабль имел мощную среднюю артиллерию из 12 — 5.9" орудий и многочисленные зенитные орудия.

Эти корабли ("Шарнхорст" и "Гнейзенау") и следующая пара ("Бисмарк" и "Тирпитц") использовали котлы высокого давления с перегретым паром и турбины. Большие дизеля были бы выгоднее, однако их еще требовалось создать, а это задержало бы строительство линкоров.

Одновременно были заказаны 3 тяжелых крейсера, тоже превысившие официальное водоизмещение. На них были поставлены турбины, что ограничило дальность плавания, поэтому крейсера оказались не слишком полезны в Атлантике. 16 эсминцев той же программы тоже имели слишком малую дальность плавания по той же причине. Были заказаны 28 подводных лодок и множество мелких кораблей. С введением воинской повинности количество гардемаринов было увеличено, и для нужд быстро растущего флота готовилось все больше офицеров.

Кораблестроительная программа 1936 знаменательна началом строительства 2 линкоров — "Бисмарка" и "Тирпитца". Хотя Гитлер жаждал получить линкоры по 80000 тонн с 21" орудиями, Редер и его штаб сумели доказать фюреру, что 16" орудия отвечают любым мыслимым требованиям. Поэтому были спроектированы корабли под этот калибр, что было много дешевле и более практично в смысле базирования и ремонта. "Бисмарк" и "Тирпитц" имели 41700 и 42900 тонн соответственно и были вооружены 8 — 15" орудиями. Они выглядели сильнее современных им британских и французских кораблей. Однако немцы заявили, что водоизмещение этих линкоров составляет только 35000 тонн. Корабли имели очень мощную противоминную артиллерию — 12 — 5.9" орудий — и более 40 скорострельных зениток. Линкоры имели отличную систему разделения на отсеки и толстую броню, превосходную цейссовскую оптику и великолепные системы управления огнем. Они могли развить почти 31 узел, а их дальность плавания равнялась 8000 миль. Конструкторы создали самые мощные в мире линкоры и теперь собирались начать строить еще более мощные.

Быстро развивались береговые структуры. Были запущены завод по производству электро-акустических торпед и завод лодочных дизелей. На флот начали работать множество частных верфей. В частности они начали строительство специальных танкеров-судов снабжения, имевших очень высокую скорость — до 21 узла.

В эти годы иностранные дела мало касались флота. Все агрессивные действия проводили исключительно сухопутные силы. Начиная с выдвижения к Рейну и до Европейских кризисов 1938 флот был вынужден находиться в состоянии готовности на случай вмешательства иностранных держав, но большая часть его руководства пребывала в уверенности, что война остается такой же далекой. Американский акт о нейтралитете 1937 и Англо-Германский морской договор от этого года лишь укрепили подобную уверенность. Последний (Приложение к Лондонскому договору 1935 года) был достаточно странным документом, если его не принимать за элементарную попытку немцев уверить Англию в своей добросердечности. Основным положением договора было подтверждение лимита в 35000 тонн для линкоров, что Германия уже нарушила. Другой пункт предусматривал взаимный обмен информацией об отклонении от положений договора, если это будет вызвано действиями третьих стран. Следовало сообщать о постройке любых кораблей. (Редер позднее оправдывался, утверждая, что не хотел выступать зачинщиком гонки вооружений и потому никому ничего не сообщал. А дополнительный тоннаж линкоров пошел на усиление их оборонительных качеств. Довольно странное объяснение.)

К 1937 году в учениях начали принимать участие подводные лодки. Так как война с Францией считалась вполне вероятной, они должны были атаковать конвои из Северной Африки в Прованс. В ходе военных игр лодки показали свой потенциал. Они "уничтожили" хорошо защищенный конвой в Балтийском море, выйдя из Киля, а потом начали действовать в Атлантике и у побережья Испании. Дениц был убежден, что война с Британией не за горами и пытался убедить Редера больше внимания уделять подводным лодкам. Однако Редер отрицал возможность войны. Гитлер говорил, что ее не будет. Кроме того похоже, что Редер переоценивал силу английской ПЛО и считал, что у лодок нет никаких шансов.

5 ноября 1937 года Гитлер впервые объявил военному министру, министру иностранных дел и командующим тремя видами вооруженных сил, что его планы невозможно реализовать мирным путем. Хотя некоторые из них возражали и позднее были вынуждены подать в отставку, на Редера это кажется не произвело впечатления. Он заявил, что эта речь Гитлера, как и многие другие, преследовала совсем иные цели. Фюрер добивался отставки противоречивших ему людей — и добился ее. Гитлер сказал Редеру, что его заявления должны только производить впечатление и подталкивать к действиям, и их не следует понимать буквально. Редер также получил заверения Гитлера, что союзники выдали ему Чехословакию, и войны с Великобританией не будет. В самом крайнем случае можно ожидать локального конфликта. Морские операции по-прежнему должны быть ориентированы против Франции, Польши и России.

Следующим шагом Гитлера назначение самого себя военным министром и организация новых отношений OKW с тремя видами вооруженных сил. OKW под руководством генерала Кейтеля должно было "координировать" действия всех войск и обеспечивать "тактическую" поддержку. То есть ему следовало координировать промышленность, экономику, людские ресурсы и кроме того служить советчиком Гитлеру. Гитлер собирался обсуждать ситуацию с OKW и отдавать приказы командующим. Но на практике оказалось, что любой из командующих (армии, авиации, флота) может опротестовать решение OKW у Гитлера и добиться его отмены — хотя Редеру это было труднее, чем остальным, так как он имел самое слабое влияние на Гитлера.

В другом важном вопросе — распределении скудных ресурсов — германский флот находился в исключительно скверном положении. Он вообще был пасынком в вооруженных силах, так как большая протяженность сухопутных границ вынуждала военное руководство укреплять армию и ВВС в рамках оборонительной стратегии. Вдобавок военное министерство было настроено против флота. Гитлер и Кейтель защищали армию, Геринг сражался на авиацию. Именно Геринг, как ответственный за Четырехлетний План, отдавал приказы министерствам экономики, финансов и транспорта в делах, связанных с деятельностью вооруженных сил. Поэтому не следует удивляться, что строительство кораблей, даже подводных лодок, шло крайне низкими темпами. Самое большое, чего мог добиться флот — приказ Гитлера Кейтелю разобраться с какой-то проблемой. И Кейтель "разбирался".

Гитлер создал очень неэффективную систему командования, и тому имелось множество причин. Частично это можно объяснить диктаторским характером режима. Это мешает любой группе, особенно внутри вооруженных сил, набрать слишком большой вес. Именно это вместе с подозрительной натурой Гитлера заставило его сместить старое руководство вооруженных сил. Однако последствия такого процесса со временем нарастают. Если не удается найти замену, диктатору приходится брать на себя лично все больше и больше функций правительства. И скоро он тащит на себе непосильный груз — как случилось с Гитлером и Герингом.

Ликвидация управления создала вакуум, который заполняли люди, не имеющие достаточного опыта и знаний. Они ни коим образом не могли восполнить отсутствие высокопрофессиональной организации. Наивная вера Геринга в большинство теорий воздушной войны была просто детской, и его позиция определялась не его военными дарованиями, а политической преданностью. Может быть образование в широком смысле этого слова дало бы иные результаты, но Германия была не той страной, в которой образование разъясняет значение морской мощи.

У диктаторских режимов (которые вообще отличаются нестабильностью) есть одна особенность — попытка одной группировки добиться большей власти за счет других на первый план выдвигает личные мотивы. Этот фактор сказывается на политике гораздо сильнее, чем у других режимов. Создаются отдельные группировки, которые яростно борются между собой. Следствием этого является подавление инициативы на нижних этажах власти, которые политически чужды группировке, находящейся у власти. Ощущение неуверенности и постоянной личной небезопасности еще больше снижает эффективность работы нижнего звена.

Все эти факторы — политические назначения, дробление власти, недостаточное образование, излишняя личная власть — влияли на командную структуру Германии. Долгое время внутренние трения не были видны, но неудачи сразу вскрыли все недостатки.

В конце мая 1938 Гитлер впервые сказал Редеру, что он видит в Великобритании одного из противников Германии в не столь отдаленном будущем. Он хотел ускорить работы на 2 линкорах "Бисмарк" и "Тирпитц", подготовить строительство новых линкоров и добиться равенства в подводных лодках с Великобританией. Был создан план построить к 1943 или 1944 году 120 подводных лодок. Дениц запротестовал. Такая программа была недостаточной, так как он полагал, что война еще далека — крайне рискованное предположение. Редер и почти весь его штаб чувствовали, что ВМФ должен отстаивать концепцию сбалансированного флота. Он еще был уверен, что Гитлер не начнет войну в ближайшие годы и понимал, что изменение кораблестроительных программ будет воспринято, как враждебный акт.

В декабре 1938 Гитлер предложил отказаться от ограничений Англо-Германского морского договора, используя в качестве предлога строительство подводных лодок в России. На совещании в Берлине адмирал Эндрю Каннингхэм был проинформирован об этом. У него запросили разрешения построить еще 2 тяжелых крейсера, чтобы довести их количество до разрешенных договором 5, а также чтобы противостоять русской угрозе. Оба требования были выполнены.

В 1938 году армейский генеральный штаб предложил свои планы войны, где Великобритания считалась противником. ВМФ заявил, что не готов играть даже ограниченную роль, которую от него требовали эти планы. Армия ожидала, что флот свяжет британские надводные корабли и не позволит британскому флоту вмешаться, пока германские армия и авиация наносят решающий удар противнику.

В сентябре 1938 был создан военно-морской комитет под руководством капитана 1 ранга Гельмута Хейе. Комитет должен был выработать рекомендации по увеличению программ кораблестроения и пересмотреть перспективы Германии в войне против Великобритании. В качестве основного предположения члены комитета приняли постулат, что необходимы колонии, обеспеченные морские коммуникации и свободный доступ в океан, если Германия намерена стать мировой державой. Такие стремления должны были привести к войне с Британией и Францией, а конце концов вовлекли бы в войну от половины до двух третей земного шара. Так как Германия не могла выдержать подобного напряжения, задачей комитета было выработать план создания максимально возможных морских сил, которые позволял экономический потенциал Германии. Это означало создание сил, способных вести экономическую войну на атлантических коммуникациях Великобритании, что помогло бы выиграть ограниченную европейскую войну, нанеся удар по Англии.

Первым шагом стало рассмотрение всех идей, выдвинутых сторонниками различной стратегии. Потом следовало урезать их до разумных пределов. Среди идей было предложение Деница о массированном строительстве подводных лодок — после зимних маневров 1938 — 39 годов он потребовал не менее 300 лодок. Однако ни Деница, ни членов его штаба не пригласили участвовать в работе комитета. С ними даже не советовались. Это ясно показывало, что ВМФ руководят сторонники надводных кораблей. Первое предложение — Х-план — было просто нереальным. Контр-адмирал Вернер Фукс, отвечавший в штабе Редера за строительство кораблей, урезал его, попытавшись привести в соответствие с возможностями германских верфей. Получившийся Y-план подвергся незначительным доработкам и дал в результате 2 варианта конечного Z-плана. Редер упоминает о яростных спорах и склоках, сопровождавших работу комитета. Однако все конфликты разрешились, и он вместе с Фуксом представил Гитлеру эти 2 варианта.

Один из планов делал упор на подводные лодки, вспомогательные крейсера и карманные линкоры. Это было быстро и дешево. Другой план отстаивал создание сбалансированного, мощного флота, который будет наносить удары по британскому флоту и торговому судоходству. Это было медленно и дорого, однако обещало больше. Гитлер заверил Редера, что он получит время для строительства, и адмирал выбрал второй вариант. Редер настаивал, что каждый корабль должен быть мощнее соответствующего корабля флота противника.

Гитлер отдал предпочтение Z-плану перед остальными кораблестроительными программами в январе 1939. Перед Фуксом, который отвечал за строительство кораблей, была поставлена задача строить линкоры за 6 лет, хотя ранее предполагалось, что это займет 8 — 10 лет.

Ядро флота должно было состоять из 4 линкоров, которые были уже построены или строились. К ним добавлялись 6 суперлинкоров (56200 тонн, 8 — 16" орудий). В программу были включены 12 маленьких линкоров (20000 тонн, 12" орудия), 4 авианосца (от 19000 до 27000 тонн), 3 карманных линкора типа "Дойчланд", 5 тяжелых крейсеров, 44 легких крейсера, 68 эсминцев, 90 миноносцев, 248 подводных лодок разных размеров — от прибрежных до подводных крейсеров. Выполнение плана намечалось на 1948 год. Все новые корабли могли развивать скорость не менее 29 узлов и имели либо дизельные установки, либо комбинацию дизелей и турбин, что резко повышало дальность плавания. Они должны были стать в своих классах самыми сильными кораблями. Следовало держать в секрете их характеристики, чтобы помешать англичанам принять ответные меры.

Стратегические идеи, кроме использования строящегося флота представляли собой обычный набор операций, которые мог провести главнокомандующий. Прежде всего начиналась торговая война путем постановки минных заграждений эсминцами и действий подводных лодок на подходах к британским островам. Карманные линкоры, линейные крейсера, тяжелые и легкие крейсера, вспомогательные крейсера и подводные крейсера должны были действовать по всем океанам. Во вторых, флот, состоящий из старых броненосцев должен был изображать fleet-in-being в Северном море, чтобы связать британские линкоры. В третьих, когда англичане начнут испытывать трудности из-за рассеяния своих тихоходных кораблей для защиты конвоев и охоты на рейдеры, в море должны выйти главные силы флота, разделенные на 2 соединения. Они должны уничтожать конвои и их сопровождение. В состав каждого соединения включались по 3 суперлинкора, 1 авианосец, несколько легких крейсеров и эсминцев. Чтобы корабли флота могли полностью реализовать свой потенциал, они будут получать информацию и приказы из Берлина. Самым сильным аргументом в пользу такой стратегии было соображение, что боевая группа сможет сочетать в себе преимущества рейдера и ударного соединения. Не связанная оборонительными задачами, она будет представлять страшную угрозу. Если Германия сумеет найти союзников, которые свяжут часть британского флота, это может оказаться решающим фактором.

С точки зрения большой стратегии Z-план отбрасывал прочь стратегию кайзера в отношении остальных морских держав Запада — "и черт с вами". Он был отражением рискованной идеи — добиться победы одним мощным ударом, что напоминало план Шлиффена, созданный перед Первой Мировой войной. Создатели Z-плана в качестве ключевой фигуры для захвата господства в Северной Атлантике выбрали надводные корабли с большой дальностью плавания. Однако "Стратегия дробления сил", как ее можно было назвать, представляла собой коллекцию неразрешенных проблем. Во первых, предполагалось, что война с Великобританией не начнется ранее 1944 — строительство сбалансированного флота должно было занять не менее 5 лет. До того просто не будет иметься достаточного количества тяжелых кораблей. Во вторых, Z-план предполагал, что можно на короткий период обогнать Великобританию в гонке морских вооружений, что позволит использовать большой возраст ядра британского линейного флота. Он предполагал, что война начнется в 1944 — 48 годах, прежде чем Англия введет в строй свои новейшие линкоры.

Многие, в том числе Дениц и некоторые чины Штаба РВМ, не верили, что Британия останется нейтральной в случае дальнейшего продвижения Германии. Однако Редер, в основном под влиянием Гитлера, уверился, что будут предприняты все возможные политические шаги, чтобы успокоить Великобританию. Гитлер считал, что сильный германский флот сделает вступление в войну опасным для Британии и подтолкнет ее к сближению с Германией. Желание одновременно и запугать и добиться сближения весьма любопытно само по себе и отлично демонстрирует смесь ненависти и любви Гитлера, которая доминировала в его отношении к Британии. И в то же время оно показывает полное непонимание британского духа. Это заблуждение еще более укрепили трусость и слабость Чемберлена. В результате были повторены ошибки, которые совершил адмирал Тирпиц 40 лет назад.

Множество планов было расстроено при столкновении с реальностью. Z-план предполагал, что англичане в ближайшее время не будут строить линкоры, и что у них не будет союзников, имеющих сильные флоты. (Это предположение основывалось на переоценке влияния американских изоляционистов и полностью пренебрегало откровенно враждебным отношением к Германии администрации Франклина Д. Рузвельта.) Имелся и географический ограничивающий фактор. Узкие проходы в Атлантику представляли проблему, которая еще более осложнялась совершенствованием техники и методов воздушной разведки. Проблему нахождения баз для кораблей, поврежденных в Атлантике, так и оставалась нерешенной. Здесь не мог помочь даже захват французских портов, который в то время считался нереальным. Самый большой из французских сухих доков — док Норманди в Сен-Назере — был слишком мал для линкоров Z-плана. Кроме того все французские порты находились в зоне досягаемости британской авиации.

На тактическом уровне англичане могли не дробить свои силы, а сосредоточить их для решающего сражения, пойдя на временное увеличение потерь конвоев или даже вообще приостановив на какой-то период их движение. Можно было предвидеть, что флоту Z-плана будет не хватать авианосцев, но эту проблему со временем можно было решить, после того, как первый авианосец покажет свою значимость. В плане чувствовалась явная ориентация на артиллерию — даже авианосцы имели мощное артиллерийское вооружение, не говоря уже о 27 подводных крейсерах. Это не кажется слишком странным, если учесть доктрины 1939, а также погодные ограничения на действия авиации в Северном море и Северной Атлантике.

Реальной она была или нет, но стратегия дробления сил Z-плана была странной комбинацией концепций торговой войны и fleet-in-being. Она имела целью установление господства на море. Для Германии лишить Британию ее господства на море означало установить свое. Германскую морскую торговлю можно было на время приостановить, зато британскую — ни в коем случае. Эта стратегия поставила вопросы, на которые западным морским державам следует ответить и в преддверии атомного века: сосредоточение линейного флота максимальной силы, тогда как прикрытие многочисленных конвоев требует его распыления; уязвимость разбросанных кораблей перед локальным сосредоточением сил противника или контроль над жизненно-важными коммуникациями; безопасность концентрации флота перед атаками вражеских авиации и подводных лодок или безопасность рассредоточения, мешающая противнику вести поиски; пассивная оборона конвоев, баз и соединений флота или более активные оборона путем патрулирования ключевых точек или дальней блокады. Все эти проблемы 3 века решали путем сосредоточения огромных линейных флотов, организации блокады и конвоев. Германские морские стратеги открывали все это заново.

В начале 1939 в Z-план были внесены небольшие изменения. Было аннулировано строительство 12 малых линкоров в пользу 3 линейных крейсеров (32000 тонн, 6 — 15" орудий). Была выработана система приоритетов, которая на первое место выводила строительство линкоров (из-за долго времени строительства) и подводных лодок, которые могли служить временной опорой. Эту часть программы следовало завершить к 1943. Редер считал утверждение программы Гитлером гарантией того, что война с Великобританией не начнется в ближайшее время.

Дениц и его руководство подводными силами с подозрением смотрели на Z-план, так как не верили, что Британия останется нейтральной столь долго. В результате в случае начала войны в Атлантике могли действовать только лодки при поддержке карманных линкоров (которые были относительно дешевыми и могли рассматриваться как "пушечное мясо"). Эти люди считали подводные лодки оружием достаточно сильным, чтобы перерезать морские коммуникации противника.

Однако для создателей Z-плана подводные лодки были всего лишь рейдерами и частью гораздо более крупного сбалансированного флота. Они опасались придавать слишком большое значение одной системе оружия, так как ей успешно могли противодействовать современное противолодочное оружие или системы поиска — как произошло с подводными лодками в 1917 — 18 годах. Реакция англичан на резкое увеличение численности подводных лодок, как предполагалось, будет крайне негативной. Это послужило политической уздой для морского командования. Ему также приходилось считаться с любовью Гитлера к линкорам. Он гордился этими гигантами, символизирующими достижения технологии. Фюрер пытался запомнить множество технических деталей, использовал различные справочники, чтобы при случае щегольнуть своими знаниями. Это постоянно приводило Редера в замешательство, так как он не желал заниматься подобной ерундой, а старался втолковать Гитлеру принципы большой стратегии. В подобных условиях любая попытка перенести центр тяжести кораблестроительных программ на подводные лодки была обречена изначально.

К весне 1939 строились лодки 2 основных типов: средние лодки серии VII–C (770 тонн) и океанские лодки серии IX–C (1120 тонн). В конце 1938 и начале 1939 были проведены маневры на Балтике и в Атлантике. На берегу были проведены штабные игры, к которым были привлечены все старшие офицеры флота. Маневры были очень успешными. В январе Дениц сказал, что ему нужны 300 подводных лодок, чтобы добиться решающего успеха. Редер все еще верил, что войны в ближайшее время не будет. Однако летом он утвердил увеличение количества лодок в рамках Z-плана до 300, после того как лично посетил учения подводных сил на Балтике.

Это отнюдь не была полная победа Деница, чьи стратегические воззрения требовали отдать 75 % тоннажа средним лодкам, а остальное — океанским. Дениц выступал против подводных крейсеров, вооруженных тяжелой артиллерией, и новых малых прибрежных лодок. Редер же просто механически увеличил количество существующих лодок, сохранив первоначальные пропорции Z-плана: 15 % подводных крейсеров, 27 % океанских лодок, 42 % средних лодок, 16 % прибрежных.

Хотя Дениц добивался увеличения размеров своего подводного флота, он замедлил исследовательские работы по созданию нового двигателя для лодок — газовой турбины Вальтера на перекиси водорода. Необходимость немедленно ускорить строительство надводных кораблей и сложности, сопровождающие создание совершенно нового двигателя замедляли работы. Одной из стратегических идей Деница было постоянное дислоцирование лодок в океане, но в эти летние месяцы пришлось от него отказаться.

Планирование осложнилось весной 1939 из-за новых разногласий с Люфтваффе. В начале 1937 Геринг начал поговаривать о том, чтобы забрать в случае войны оперативный контроль над авиацией флота. В январе 1939 он сумел добиться пересмотра соглашения 1935 года. В совместном меморандуме после совещания Геринг и Редер объявили о создании нового поста — Генерал Люфтваффе при Главнокомандующем ВМС. Люфтваффе брали на себя минные постановки (при консультации с флотом), воздушные атаки вражеских кораблей в море, воздушную разведку при подготовке к бою и выделение авиации для действий в бою по требованию флота. Флот сохранял за собой воздушную разведку вообще и тактическое руководство воздушными силами в бою. Для этого Люфтваффе выделяли 9 эскадрилий дальних разведчиков, 18 многоцелевых эскадрилий, 12 авианосных эскадрилий, 2 эскадрильи бортовых гидросамолетов. Люфтваффе для использования на море должны были иметь 13 бомбардировочных эскадр. Все самолеты должны были строиться с учетом требований моряков. Была создана структура двойного подчинения. А с началом войны, когда Люфтваффе полностью увязли в боях над сушей, ситуация еще более усложнилась.

Иностранные дела на военно-морское планирование влияния почти не оказывали. Агрессивные действия Гитлера уравновешивались миролюбивыми заявлениями и дипломатическими маневрами. Речь о мире во время спуска "Бисмарка" в феврале 1939 резко контрастировала с захватом у Литвы Мемеля в марте того же года. В этих событиях принимал участие и флот. В апреле Гитлер разорвал Англо-Германский морской договор, не консультируясь с Редером. Этот бессмысленный и провокационный поступок флотское руководство восприняло как ясное указание на неизбежность войны с Великобританией. Но Редер хотя и был удивлен и встревожен, снова поверил заявлениям Гитлера. Кораблестроительные программы не изменились. В апреле Италия вторглась в Албанию, на что последовал совместный англо-турецкий договор о взаимопомощи. На это последовало заключение "Стального пакта", хотя на переговорах выявилась неготовность Италии вступить в войну ранее 1942.

Воинственную речь Гитлера, которую он произнес 23 мая перед своими офицерами, Редер всерьез не воспринял. Она была полна противоречий, а кроме того Гитлер утверждал, что Британия не станет воевать из-за Польского Коридора. Всю весну и начало лета Редер напоминал Гитлеру, что нужно удержать Англию в стороне от европейского конфликта. И Гитлер заверял его, что так и будет сделано. Но в речи 22 августа Гитлер ошарашил офицеров, заявив о подписании Советско-Германского пакта о ненападении. Он сказал, что Англия и Франция ничего не предпримут, и Польша изолирована. Редер снова поверил, что угрозы войны не существует, хотя и предупредил Гитлера, что в новом кризисе англичане могут и не отступить.

Тем временем началась подготовка к переводу флота в состояние повышенной готовности и отправке кораблей в море. Ничего необычного в этом не было.

Первые бои: Война против коалиции

сентябрь 1939 — апрель 1940

Война началась внезапно. 1 сентября 1939 года германские войска атаковали Польшу. Франция и Великобритания вступили в войну через 2 дня. "Надводный флот не сможет сделать больше, чем просто показать, что он знает, как нужно умирать отважно", — писал гросс-адмирал Эрих Редер, когда рухнули все его планы. Однако это мрачное пророчество не стало основой для действий немцев. Как только прошел первый шок, Редер и его штаб начали готовить активные действия.

Организация ВМФ требовала совсем небольших изменений, чтобы перейти на военные рельсы. Непосредственно под руководством Редера Штаб РВМ занимался стратегическим и оперативным планированием и прямым командованием рейдерами и их системами разведки и снабжения. Ниже штабных структур находились оперативные командования — Группы "Вест" и "Ост", которые отвечали за проведение морских операций и безопасность побережья. Большая часть крупных кораблей находилась в Северном море, и командующий флотом подчинялся Группе "Вест". Но в ходе особо важных операций Редер принимал командование лично на себя, что приводило к некоторому беспорядку и трениям в системе командования, особенно на первых этапах войны. Дениц в октябре был произведен в контр-адмиралы и командовал подводными силами. На этом посту он подчинялся только Штабу РВМ. Использование отдельных кодов подводными лодками вынуждало надводные корабли связываться с ними через Берлин. И это было не единственным недостатком системы.

В первый же день военных действий против Великобритании Редер встретился со своим штабом, чтобы пересмотреть планы флота в новой обстановке. В результате родился сильно сокращенный "План Z". Линкоры типа "Дойчланд", один из которых уже находился в море, должны были атаковать британское судоходство. 2 линейных крейсера должны были оставаться в Северном море — их присутствие там связало бы британские линейные крейсера и линкоры, ослабив потенциальное сопротивление рейдерам. Люфтваффе и минное заграждение (названное Западным Валом) в Германской бухте должны были предотвратить любые попытки союзников приблизиться к германским берегам и нарушить коммуникации в Скагерраке. Предусматривались стремительные рейды в районы Норвегии и Шетландских островов и к исландским проливам. Это заставило бы англичан разбросать свои силы.

От надводного флота не ожидали установления контроля над морем или хотя бы истощения сил Великобритании, что было основой стратегии в первой мировой войне. Вместо этого корабли должны были нарушать вражеские коммуникации, полагаясь на внезапность и отвагу. Предполагалось, что англичане проявят неповоротливость и нерасторопность, что облегчит действия германских кораблей. Удары по слабым пунктам растянутой системы британских коммуникаций должны были проводиться осмотрительно. Чтобы выжать максимум из имеющихся ограниченных сил, германские офицеры должны были избегать боя если только это не было абсолютно необходимо для достижения главной задачи.

Линкоры не предполагалось держать в отечественных водах, чтобы сохранить их. Они просто не могли действовать с приемлемой надеждой на успех в ключевых районах западнее и юго-западнее британских островов, известных как Западные Подходы. Расстояние в 2000 миль, которое следовало пройти, было только частью проблемы. Сначала следовало прорваться через проливы между Норвегией и Шетландскими островами на север, а потом на юг с той или иной стороны от Исландии. Большие расстояния означали, что линкорам потребуется дозаправка с танкеров в Атлантике, чтобы действовать более длительный период. Кроме того все понимали, что вывести корабли в эти районы возможно, зато вернуть их потом обратно в порты мимо поднятых на ноги англичан будет куда труднее. Так как у немцев не было ремонтных баз на берегах Атлантики, даже относительно небольшие повреждения могли привести к гибели корабля. По этой причине зона активных действий линкоров ограничивалась Исландскими проливами. Гораздо более мощный Флот Открытого Моря, кораблям которого не хватало дальности плавания, так и не решился на подобную отвагу.

Основной целью посылки в океан карманных линкоров на самом деле было не уничтожение торговых судов. Это был желательный, но побочный результат. Главной целью было решительное нарушение системы судоходства Британской Империи. Даже один карманный линкор в мировом океане должен был заставить союзников выделить большие силы для сопровождения конвоев, в том числе линкоры, прикрывать которые пришлось бы дополнительным эсминцам. Нехватка тех и других привела бы к более долгим перерывам в отправке конвоев, что неизбежно приводило к увеличению размеров конвоев. Обычная потеря эффективности судоходства при введении системы конвоев из-за уменьшения скорости и временной перегрузки портов привела бы усилена при увеличении размеров конвоя. И в то же время многим судам пришлось бы следовать без охранения, что превращало их в легкую добычу для любого противника. Чем больше районов попадало в сферу действия рейдеров, тем больше упала бы эффективность судоходства.

Стратегия полагала главным противником Великобританию. Предполагалось, что операции на суше не приведут к быстрому изменению обстановки. Гитлер был с этим не согласен, однако такую точку зрения разделяла большая часть армейского командования. Флот был настроен вести активные действия, а не пытаться сохранить силы для гипотетического случая торговли на мирных переговорах. Очень ограниченные ресурсы, частое изменение ситуации, иногда просто радикальное, не оставляли другого выбора как действовать на основе требований момента. Последствия такой политики в случае затяжной войны очевидны. Предпринимались попытки справиться с нарастающей нехваткой материалов, но с развитием конфликта распределение ресурсов страны тоже приобретало непредсказуемый характер и делало невозможным любое долгосрочное планирование.

Крупным кораблям должны были помогать все воды оружия, способные наносить удары по торговым судам. Подводная лодка давно была признана главным оружием, но их было крайне мало. Поэтому действия кораблей должны были поддерживать легкие силы путем минных постановок, самолеты, замаскированные вспомогательные крейсера и подводные лодки. Дениц раздраженно заметил в своем меморандуме, написанном в первый день войны: "Имея всего 22 лодки и перспективу строительства по 2 лодки в месяц, я просто не могу предпринять эффективных операций против Англии". Большое количество подводных лодок с обученными экипажами появилось только через 2 года. Германскому морскому верховному командованию требовалось чем-то заткнуть эту брешь в 2 года.

В 1939 году германский флот состоял из 2 линейных крейсеров — "Шарнхорст" и "Гнейзенау"; 3 карманных линкоров — "Дойчланд", "Адмирал Шеер", "Адмирал граф Шпее"; 2 тяжелых крейсеров — "Адмирал Хиппер", "Блюхер"; 6 легких крейсеров; 34 эсминцев и миноносцев, 57 подводных лодок. Однако из них только 22 были крупными океанскими лодками, способными действовать на Западных Подходах. Строились еще 2 линкора — "Бисмарк" и "Тирпитц" и тяжелый крейсер "Принц Ойген", которые должны были вскоре войти в строй.

В свою очередь англичане имели 15 линкоров и линейных крейсеров, 6 авианосцев, 59 тяжелых и легких крейсеров. Многие их корабли были старыми и менее быстроходными, чем германские. Французский флот имел 7 линкоров и линейных крейсеров, 2 авианосца, 19 тяжелых и легких крейсеров. Это были относительно новые корабли, быстроходные и сильно вооруженные. Однако все они были уязвимы для атак из-под воды и с воздуха.

Никакая германская кораблестроительная программа не могла нейтрализовать превосходство союзников и стоящие за ним ресурсы. В первый же день Редер полностью пересмотрел программы строительства новых кораблей, чтобы они отвечали изменению ситуации. Предполагалось достраивать только те линкоры и крейсера, которые могли войти в строй в течение 2 лет. Постройка 2 линкоров "Плана Z" была задержана, так же как и работы на 1 почти законченном авианосце и другом, еще стоящем на стапелях. Это означало, что далее не будут возмещаться потери никаких кораблей, крупнее эсминцев. Теперь многие рискованные предприятия становились просто невозможными.

Единственным возможным выходом было широкомасштабное развертывание строительства подводных лодок. Их производство увеличивалось с 20 до 30 единиц в месяц. В меморандуме Деница от 1 сентября 1939 указывалось, что необходимо иметь на позициях в Северной Атлантике 90 подводных лодок. Это означало, что всего в строю должно состоять около 300 единиц. Материалы для строительства 200 лодок имелись, но в первый год войны ожидалось лишь выполнение довоенной цифры — 2 лодки в месяц. Основным проектом стал VII–C. Департамент кораблестроения сосредоточил в своих руках контроль за строительством подводных лодок и предпринял меры для распределения заказов и рассредоточения производства. В ноябре были размещены первые заказы. Пытаясь решать проблемы удорожания строительства и нехватки материалов, Департамент практически не вел исследовательских и проектных работ.

В это время Служба Морской авиации состояла из 14 многоцелевых эскадрилий дальнего действия плюс 1 эскадрилья корабельных гидросамолетов — вместо обещанной 41 эскадрильи. Из обещанных 13 бомбардировочных эскадр имелись только 6. Однако Люфтваффе использовали свою собственную координатную сетку, свои коды и длины волн, поэтому взаимодействие между кораблями и авиацией становилось делом затруднительным. Еще больше ухудшало положение переоснащение промышленности, что полностью прекратило производство морских самолетов. Их отсутствие дало Герингу еще один повод настаивать на ликвидации морской авиации, как рода войск.

Флот хотел вести активную воздушную войну с упором на использование мин и торпед, которые он проектировал. Однако Геринг верил, что бомбы остаются самым эффективным оружием против кораблей. А в результате Люфтваффе вообще не вели никакой последовательной политики.

3 сентября Британия и Франция вступили в войну, чтобы помочь Польше. В этот момент германский флот развернул против поляков только легкие силы. 6 польских эсминцев и 3 подводные лодки сумели удрать от немцев, зато остальные корабли не делали вообще ничего. Только минный заградитель высыпал свои мины, так и не удосужившись снять предохранители! 2 старых германских броненосца, обычно используемых как учебные суда, и несколько тральщиков помогали армии и охраняли балтийские проливы. Все остальные крупные корабли были переведены в Северное море.

25 августа, за неделю до начала войны, германским кораблям за рубежом был отдан приказ следовать в отечественные порты. Англичане были слишком заняты рейдерами, и немцы использовали Мурманск для дозаправки и стоянки судов, которые пересекали Атлантику в высоких широтах, прежде чем спускаться на юг вдоль нейтрального норвежского побережья. Таким образом до Германии добрались почти 100 судов общим водоизмещением 500000 тонн. Многие из них доставили ценные грузы. Несколько судов было перехвачено противником, однако большую часть из них затопили собственные экипажи. Еще более 300 судов остались в нейтральных портах.

Англичане, как и предполагалось, в самом начале войны установили блокаду. Начав с длинного списка контрабанды к концу ноября англичане распространили контроль на весь германский экспорт. Даже нейтральные суда обыскивались на предмет наличия контрабанды. Нейтральные грузы проверялись в нейтральных портах, чтобы дать англичанам возможность лучше контролировать морскую торговлю. Капитаны таких судов получали британские сертификаты, которые позволяли им избежать захода в британские порты для досмотра, ведь такая процедура подвергала суда риску подорваться на минах или попасть под атаку самолетов. Блокада не нанесла такого ущерба экономике Германии, как в Первую Мировую войну, так как сохранилась торговля с Россией и странами Восточной Европы, а кроме того были накоплены большие стратегические запасы. Самым уязвимым местом оказалась доставка железной руды из Норвегии и Швеции. Каждый год там закупалось около 11 миллионов тонн руды, которую доставляли в Германию морем, летом — по Балтике, зимой — вдоль норвежского побережья. Балтийские маршруты были относительно безопасны, так как союзники не собирались вторгаться в нейтральные Швецию и Норвегию, зато норвежское побережье было открыто для любых атак, если только англичане собирались нарушить международные законы. Такая ситуация неизбежно должна была привести к конфликту.

Германский флот ожидал, что англичане испробуют методы Первой Мировой войны, чтобы отразить подводную угрозу, они так и поступили. Британские торговые суда попали под руководство Адмиралтейства еще до начала войны. Они получили инструкцию сообщать обо атаках по радио, предпринимать маневры уклонения в случае попыток досмотра, использовать против подводных лодок артиллерию и глубинные бомбы, а если представится случай — таранить. Самые быстроходные суда следовали особыми, часто меняющимися маршрутами и немедленно получили вооружение. Для тихоходных судов были организованы конвои. Кораблей сопровождения не хватало, а использование системы конвоев снижало эффективность судоходства на 25 — 40 %. Однако конвоирование судов повышало их шансы уцелеть. Подводные лодки не могли использовать артиллерию против конвоируемых судов, поэтому их ограниченные запасы торпед быстро истощались.

Кроме того англичане имели новый прибор, о котором немцы почти ничего не знали — асдик или подводные эхолокатор. Однако его эффективное использование требовало высокой квалификации и настойчивости. Для обнаружения лодки требовались 2 или 3 эскортных корабля. Один из них проходил над предполагаемой позицией лодки, сбрасывая глубинные бомбы, и все вместе они пытались восстановить гидролокационный контакт, когда затихало эхо взрывов бомб. Обычно эта процедура повторялась, иногда на протяжении нескольких часов.

Англичане имели слишком мало кораблей, чтобы организовать большое число эскортных групп, или вести атаки долгое время. К 26 сентября 1939 они однако заявили, что вскоре все британские суда получат вооружение. Также англичане создали не слишком надежную систему воздушного поиска. Обычно британские самолеты вынуждали лодку временно погрузиться. Действия англичан создали такую ситуацию, в которой немцы почти не могли выполнять положения призового права.

Так как Германия имела мало океанских подводных лодок, ее флот с самого начала начал использовать надводные корабли для постановки мин. Эсминцы и другие корабли ставили оборонительные заграждения вдоль побережья Германии, а подводные лодки минировали подходы к британским портам. Надводные корабли ставили смешанные заграждения из якорных контактных и донных магнитных мин. Контактная мина устанавливалась на определенной глубине и взрывалась, когда корабль налетал на нее. Трос, связывающий мину с якорем, был самым слабым местом в конструкции, так как тральное приспособление подсекало его и освобождало мину. Всплывшая мина уничтожилась артогнем. Донная магнитная мина покоилась на дне и взрывалась, когда стальной корпус корабля вносил искажения в магнитное поле Земли. Ударная волна взрыва, как предполагалось, должна была разрушить корму корабля. Донные магнитные мины были особенно эффективны, и немцы надеялись, что англичане не скоро найдут способ борьбы с ними.

Так как надежда Гитлера поладить с Францией быстро рассеялась, начиная с 23 сентября началось минирование французских вод. Редер настаивал на постановках мин с самолетов, хотя мин пока было маловато. В ноябре Люфтваффе неохотно совершили ряд вылетов. И еще раз летчики оказались правы: постановки с воздуха были неточными, и англичане обнаружили 2 мины на отмелях Темзы. Когда в 1940 году было готово большое количество авиационных магнитных мин, англичане уже создали методы из траления.

В общем минная война, которая теперь стала практиковаться постоянно, была в первые 6 месяцев войны очень успешна. Несмотря на безразличие Люфтваффе и ограниченные возможности малых подводных лодок (которые могли нести только по 6 — 8 мин) англичане потеряли 114 торговых судов водоизмещением почти 400000 тонн плюс 2 эсминца и 15 тральщиков. Линкор "Нельсон", 2 крейсера и 2 эсминца были повреждены. Косвенные результаты тоже оказались значительными, так как англичанам пришлось привлечь к расчистке заграждений много потенциальных кораблей сопровождения. Кроме того нейтральные страны в определенной мере снизили объем торговли с Англией из-за минной опасности. Англичанам даже пришлось по этой причине временно закрыть порт Ливерпуль. Немцы потеряли 2 подводные лодки и 2 эсминца, потопленные по ошибке собственными самолетами. Британская подводная лодка "Салмон" повредила 2 легких крейсера, когда они прикрывали выход на минные постановки 5 эсминцев. Эти потери были крайне умеренными. Анализируя операции, Морское Верховное Командование было огорчено лишь неспособностью Люфтваффе добиться больших результатов, особенно в отдаленных районах, которых не могли достичь надводные корабли.

Перед началом войны в море были отправлены все наличные подводные лодки. 3 сентября они получили по радио приказ о начале военных действий. Капитан-лейтенант Фриц-Людвиг Лемп на U-30, как и командир остальных лодок, развернутых в Атлантике, в первый день войны не видел никаких целей. Но после заката появился корабль. Он был затемнен и шел зигзагом, держась в стороне от обычных маршрутов. Лемп опознал его как британский вспомогательный крейсер — большой пассажирский корабль, получивший вооружение и используемый для патрульной или эскортной работы. Лемп вышел в атаку. Только после того, как первая торпеда попала в цель, ему открылась истина. Атакованный пассажирский лайнер "Атения", имевший на борту более 400 человек, начал посылать сигналы SOS. 4 корабля, в том числе 2 эсминца, немедленно откликнулись на призыв. U-30 поспешила прочь, даже не сообщив об атаке, так как Лемп не хотел нарушать радиомолчание. Находившийся не слишком далеко германский лайнер "Бремен" слышал этот SOS. Пытаясь спасти людей с "Атении", он тоже мог стать жертвой. Поэтому тяжелая реальность войны заставила его следовать прежним курсом, чтобы оказаться подальше от места происшествия. Пока собирались корабли-спасатели, нос "Атении" задрался вверх, и лайнер скрылся в волнах Атлантики. Вместе с ним погибли 120 человек, в том числе женщины и дети.

"Зверство!" — завопила пресса союзников. "Провокация Черчилля!" — отвечал доктор Иозеф Геббельс. Он утверждал, что англичане сами потопили "Атению", чтобы вызвать заново разговоры о "гуннской жестокости", так же как во время Первой Мировой войны родились россказни о "бельгийских погромах". Сначала Редер и Дениц ничего не знали. Гитлер отреагировал немедленно, он приказал не атаковать пассажирские лайнеры ни при каких обстоятельствах.

U-30 вернулась в базу в конце сентября. Только тогда Дениц узнал правду — но Геббельса уже нельзя было унять. Вместо благородного признания собственной ошибки он продолжал отстаивать шитую белыми нитками версию "провокации". Более того, чтобы получше замести следы, Дениц приказал вырезать страницу из бортового журнала U-30. Однако с нее было снято 8 копий.

Инцидент с "Атенией" стал первым в цепи событий войны внутри войны: серии заявлений и опровержений, обвинений и контробвинений, действий и репрессалий. Хотя союзники и не ожидали такого, германский флот начал войну строго придерживаясь положений призового права, записанных в Лондонском протоколе о подводной войне от 1936 года. Этот протокол требовал от подводной лодки соблюдать те же самые правила, которые ограничивали действия надводных кораблей. Они должны были остановить торговое судно и обыскать его, даже если это судно и было вооружено. Только в случае сопротивления подводная лодка могла отбросить все правила и не заботиться о безопасности пассажиров и экипажа. По этому протоколу спасательные шлюпки не гарантировали безопасности людей, если только рядом не находилось другое судно или события происходили вблизи от берега.

Теоретически такие правила могли дать англичанам некоторый выигрыш времени, если бы немцы рвались соблюдать их. Но военная необходимость быстро разнесла в клочья любые ограничения. Теоретически по тому же протоколу англичане не имели права вооружать торговые суда. Они могли продолжать посылать одиночные невооруженные суда через Атлантику, заявив, что те совершают переход на свой страх и риск. Ведь после досмотра и снятия экипажа их могут потопить.

Англичане, естественно, во всем обвиняли немцев, особенно после потопления "Атении". Более того, рискованность подобных действий в принципе была неоправданно высока. Англичане задолго до начала войны запланировали вооружение торговых судов и приказали им использовать свои рации не только для вызова судов на помощь экипажу, но и для сообщений военным кораблям, которые могли бы атаковать подводную лодку. Наличие орудий на торговых судах вынудило командиров подводных лодок самих решать, как будут использоваться эти орудия — для обороны или атаки, то есть до или после того, как подводная лодка предпримет какие-то действия. Принять подобное решение, стоя на качающейся, заливаемой волнами рубке уязвимой подводной лодки очень трудно. Англичане считали использование радио исключительно оборонительными действиями. Но командиры-подводники считали радиомолчание абсолютной гарантией собственной безопасности. Они полагали, что торговые суда использующие радио, становятся воюющей стороной, так как это помогает британской морской разведке — и были совершенно правы.

После приказа Гитлера "никаких пассажирских лайнеров" без предупреждения можно было топить: военные корабли; торговые суда, имеющие корабельное или воздушное прикрытие; суда, оказывающие любую форму сопротивления. Так как Гитлер все еще надеялся найти ту или иную форму политического соглашения с Францией и Англией после завершения польской кампании, он запретил подводным лодкам атаковать французские суда. Это было достаточно странно, так как в отношении британских судов ничего сказано не было. Немцы даже не останавливали французские суда, хотя они использовали радио, чтобы вызвать эсминцы, когда замечали подводную лодку. Действуя в условиях таких ограничений, те 8 или 9 лодок, которым в тот момент располагал Дениц, конечно же не могли нанести серьезного урона судоходству противника.

Через 2 дня после начала войны стало ясно, что никто не намерен соблюдать условия Лондонского протокола. 5 сентября капитан-лейтенант Герберт Шульце на U-48 остановил пароход "Ройял Скептр" выстрелом по курсу. Пароход немедленно начал вызывать помощь по радио и попытался удрать. Шульце остановил пароход выстрелом из 3.5" орудия, и большая часть экипажа спаслась. Однако радист продолжал посылать сигнал SSS (подводная лодка). Опасаясь повредить снарядами шлюпки, Шульце потопил пароход торпедой. Радист продолжал свою работу до конца и пошел на дно вместе с судном. Вскоре после этого Шульце остановил британский пароход "Браунинг" и приказал ему оказать помощь экипажу "Ройял Скептра" — к величайшему изумлению экипажа "Браунинга", который бросился по шлюпкам при первом же выстреле Шульце.

В первые недели войны британские суда раз за разом упрямо посылали сигнал SSS. В одном случае Шульце сам послал SSS: "Мистеру Черчиллю. Потопил британский пароход "Фирби". Пожалуйста, подберите экипаж". Это была не просто бравада, но и жалкая попытка соблюсти дух призового права.

Англичане однако не собирались прекращать сопротивление. Одно судно полагалось на свои орудия, другое пыталось пойти на таран. Германские командиры пока еще пытались согласовать свои действия с ограничениями Лондонского протокола. Капитан-лейтенант Генрих Либе спас экипаж горящего танкера, хотя тот уже использовал радио. Он отдал пленным спасательные жилеты собственного экипажа, так как не мог передать их на нейтральное судно. Другие командиры лодок попытались оказывать помощь раненым, ставить на ровный киль опрокинувшиеся спасательные шлюпки, передавали спасшимся воду, продукты, карты.

Учитывая полученный опыт и заявления англичан, что вскоре все суда получат вооружение, Редер сумел убедить Гитлера снять ограничения на действия подводных лодок. Шаг за шагом в конце сентября и начале октября были утверждены предложенные изменения. Все суда, использующие радио, могут быть атакованы без предупреждения. Французские суда теряют свой иммунитет. Призовое право не применяется в Северном море (чуть позднее это же было распространено и на Западные Подходы). Любые суда без огней, следующие у побережья Франции и Англии становятся целями. Нейтральные суда предупреждены, что любые действия, которые могут быть истолкованы как враждебные, приведут к возмездию. И вообще с обыском нейтральных судов в водах, омывающих Британские острова пришлось распроститься из-за слишком большого риска. Пассажирские суда под вражескими флагами все еще не подвергаются атакам.

Необходимость увеличить количество подводных лодок обсуждалась постоянно. Почти все совещания у Гитлера затрагивали вопрос ускорения строительства лодок. Редер даже убедил Гитлера посетить Вильгельмсхафен, чтобы посмотреть на подводные лодки и познакомиться с удачливыми экипажами. Предполагались закупки лодок за границей. Однако Гитлер отказался обсуждать этот вопрос с русскими, так как это означало приоткрыть свою слабость перед Россией. Италия и Япония отказались продавать лодки. Зато Япония и Россия предложили свои базы для действий лодок, что было принято. Германские лодки так и не начали использовать русские базы, зато одна из японских баз использовалась позднее до самого конца войны. В отдаленных районах предполагалось для ремонта и снабжения лодок использовать плавучие базы.

В первые недели войны борьба велась в рамках строгих ограничений, поэтому подводные лодки не могли использовать свои тактические преимущества. Ночные атаки — самое эффективное оружие подводных лодок — принесли только 3 % потопленного тоннажа. Но англичанам тоже пришлось нелегко. Они знали о слабости своих эскортных сил и пытались обеспечить защиту множеству кораблей, рассеянных по всему Атлантическому океану. Такое нелепое желание неожиданно предоставило германским лодкам ряд благоприятных возможностей.

Первая выпала 14 сентября на долю U-39 — и ее командир не замедлил воспользоваться случаем. Он выпустил 3 торпеды в авианосец "Арк Ройял", все 3 взорвались. Торжествовать экипажу U-39 пришлось недолго, так как 3 эсминца сопровождения немедленно атаковали лодку глубинными бомбами. Лодка попыталась уклониться, но была повреждена, и ей пришлось всплыть на поверхность. Эсминцы бросились к лодке, и экипаж покинул поврежденный корабль. Лодка затонула. Только попав на борт английских кораблей, немцы сообразили, что авианосец остался цел и невредим. Все 3 торпеды взорвались преждевременно из-за дефекта магнитного взрывателя. U-39 стала первой германской подводной лодкой, погибшей во Второй Мировой войне.

Через 3 дня капитан-лейтенант Отто Шухарт заметил в перископ 10000-тонный пассажирский лайнер. Затем позади лайнера промелькнул авианосный самолет. Лайнер быстро отвернул, и Шухарт не успел ни атаковать его, ни даже опознать. Чуть позднее, продолжая следить за лайнером, Шухарт заметил авианосец, который пока находился еще очень далеко, но шел прямо на лодку. Махнув рукой на лайнер, Шухарт переключился на новую цель. Ни эсминцы сопровождения, ни самолеты не заметили черную тень, мелькнувшую в воде, пока Шухарт маневрировал выходя в атаку. Однако авианосец шел зигзагом, и прошло 2 часа, пока лодке удалось занять подходящую позицию. Наконец авианосец резко повернул, подставив борт, и Шухарт выпустил 3 торпеды практически наугад, так как стрелял прямо против слепящего солнца. U-29 начала быстро погружаться, и все на борту напряженно ждали результатов. Экипаж лодки услышал 2 взрыва. Потом раздалась еще серия взрывов, как будто рвались боеприпасы и котлы авианосца.

Экипажу Шухарта предстояла неизбежная атака глубинными бомбами, которую лодке удалось пережить. Зато голландский лайнер "Веендам", невольный виновник и свидетель стычки, бросился на помощь эсминцам. Они сумели спасти 682 человека, однако 518 человек, включая командира авианосца, погибли. "Корейджес" быстро повалился на левый борт и перевернулся килем вверх. Немного продержавшись на воде, он затонул. Всего 15 минут отделяли попадания торпед от того момента, когда авианосец скрылся под водой.

Столкновения с двумя авианосцами подряд, конечно, были случайными. Однако следующая операция стала реализацией плана 25-летней давности. Немцы подпалили бороду королю Англии прямо в его главной военно-морской базе Скапа Флоу, точно так же, как Дрейк растрепал Армаду в бухте Кадиса. Для атаки был выбран упрямый капитан-лейтенант Гюнтер Прин. (Аналогичная попытка стоила 2 подводных лодок в Первую Мировую войну.)

Скапа Флоу — это обширный бассейн, окруженный островами. Все проливы между ними были блокированы затопленными судами, за исключением входных фарватеров, прикрытых разводными сетями. Немцы провели тщательную разведку Скапа с воздуха и с помощью подводной лодки, которую сильными течениями случайно затащило ко входу в гавань. Один пролив казался заблокированным ненадежно. Именно этим проливом в ночь на 13 октября U-47 пробралась в надводном положении в гавань Скапа. Течение едва не выбросило лодку на скалы, но быстрые уверенные маневры позволили провести лодку через узости. Мгновенная вспышка бледного северного сияния помогла Прину сориентироваться при входе, однако свечение погасло, когда Прин начал осторожно осматривать гавань. Прин быстро понял, что в этот день большая часть Флота Метрополии находится в море, однако все-таки выпустил 3 торпеды в цель, которую определил как 2 линкора. Он увидел только 1 попадание в более дальнюю цель. На самом же деле это было попадание в носовую часть единственного присутствовавшего линкора. Прин развернулся и выпустил торпеду из кормового аппарата. Снова безрезультатно.

Все еще находясь на поверхности в главной военно-морской базе Великобритании Прин медленно описал циркуляцию вокруг цели, чтобы перезарядить носовые аппараты. Гавань оставалась подозрительно тихой, несмотря на взрывы. Англичане решили, что они произошли внутри корабля. После этого Прин выпустил еще 3 торпеды. На сей раз все они попали в цель. Сначала у борта линкора вырос столб воды, затем взметнулась колонна пламени, когда начали рваться боеприпасы. Прин повернул лодку и повел ее к выходу из гавани. Великолепное маневрирование позволило ему ускользнуть с места величайшего позора Императорского Германского Флота, частично оплатив счета 25-летней давности.

U-47 благополучно добралась до дома, а англичанам осталось только объявить о гибели линкора "Ройял Оук" вместе с 833 членами экипажа. В Германии Прина встретили как национального героя. Редер и Дениц посетили его лодку в доке. Экипаж был на самолете доставлен в Берлин, где Прин получил Рыцарский Крест из рук восхищенного Гитлера, который полностью использовал представившиеся возможности поднять дух нации. Флот резко повысил свои акции в глазах Гитлера.

16 октября 1939, через 2 дня после получения сообщения об атаке Прина, Гитлер наконец согласился разрешить торпедировать любые вражеские торговые суда без предупреждения. Более того, было сделано предупреждение, что пассажирские суда, следующие в составе конвоев, могут быть тоже атакованы. Эти шаги были предприняты в ответ на действия англичан, которые создавали угрозу подводным лодкам со стороны торговых судов. Через месяц немцы сняли вообще всякие ограничения на атаки лодок против пассажирских судов, так как стало ясно, что те тоже вооружены. Однако об этом приказе не сообщили в открытую.

После того, как все вражеские суда без исключения, стали объектом неограниченной подводной войны, естественным следующим шагом становилось ограничение доступа нейтральных судов на Британские острова. Пан-Американская нейтральная зона, простирающаяся на 300 миль в Атлантику, и объявление зоны военных действий правительством США, которое запрещало американцам передвигаться в больших зонах опасности в восточной Атлантике, упростили задачу немцев. Они соблюдали зону нейтралитета, а заявление США вымело из района военных действий большую часть нейтральных судов. Остальные нейтральные страны получили рекомендации избегать опасных зон вокруг Британских островов.

1 декабря 1939 была объявлена первая "зона минной опасности", которая включала в себя мелководье вокруг Британских островов. Внутри этой зоны германские подводные лодки должны были топить торпедами все суда, исключая дружеских нейтралов. Все потопления следовало списывать на мины. Фактически, этот приказ объявлял неограниченную подводную войну на ограниченной акватории. Редер в декабре начал требовать расширения опасной зоны и объявления "осады Англии", но Гитлер не спешил. Однако некоторые страны, которые посылали свои суда в Англию, стали объектом репрессалий. 30 декабря был отдан приказ атаковать без предупреждения суда таких стран, начиная с Греции. Следовало увеличить количество атак, и постепенно война начала приобретать новый характер. В конце 1939 был отдан приказ "не спасать уцелевших", так как подводные лодки подвергались большой опасности, действуя вблизи от британских морских и воздушных баз. Этот приказ не распространялся на отдаленные районы. Теперь лодки сами определяли для себя правила действий, основываясь на собственной оценке ситуации. По мере создания новых систем оружия, создавались и новые правила войны.

Воодушевленный успехом Прина и тем, что британский флот был вытеснен в необеспеченные вспомогательные базы, Дениц продолжал ориентировать часть лодок на борьбу с военным флотом, хотя это означало ослабление усилий по уничтожению торгового тоннажа. Однако много возможностей было упущено из-за дефектов торпед. Самым печальным для немцев стал эпизод с U-56, которая отважно проникла внутрь завесы эсминцев и выпустила 3 торпеды в линкор "Нельсон". Все 3 попали в цель, но ни одна не взорвалась. Через несколько недель линкор "Барэм" был поврежден торпедой c U-30. Германский флот не ожидал слишком больших успехов от ограниченного числа лодок, однако те сработали неплохо. И это было только начало.

В начале войны 2 карманных линкора — "Дойчланд" и "Граф Шпее" — уже находились в море. Во время своих походов они, как и вспомогательные крейсера, отработали новые методы нарушения торгового судоходства. Системы радиоперехвата и расшифровки переговоров противника давали информацию о передвижении судов противника. Это позволяло штабу флота часто пересылать суммарную информацию рейдерам. Все маршруты, точки рандеву, абсолютно все имело свои кодовые названия. Поэтому командиру рейдера оставалось только слушать передачи штаба и отвечать однобуквенной радиограммой, указывающей на выбранный им вариант. Радио часто использовалось для введения противника в заблуждение. Карманные линкоры, линейные крейсера, вспомогательные крейсера, подводные лодки — все немецкие корабли часто изображали один другого или вражеские корабли. Иногда использовалась рация захваченного судна союзников. Обман в исполнении вспомогательных крейсеров превратился в подлинное искусство. Даже "Граф Шпее" соорудил себе фальшивые трубу и башню. Кроме великолепной оптики, германские корабли имели радиолокационный дальномер, действующий на дистанциях до 18,5 миль.

Немцы создали небольшую по размерам, но довольно эффективную секретную вспомогательную службу, обеспечивающую ведение войны в открытом океане: Секретную Службу Снабжения ВМФ. Созданная задолго до войны, она действовала только в нейтральных портах. Ее членами являлись служащие судоходных компаний, которые получили шифры и инструкции от офицеров связи военных кораблей, посещавших эти порты до войны. Деньги, персонал, переписка укрывались под личиной частного бизнеса. Задачей организации являлось обеспечение действий германских торговых судов, добывание необходимых припасов, погрузка их на суда и отправка этих судов в морен на рандеву с рейдерами. При определенных мерах предосторожности подобные рейсы можно было местным властям представить как обычные торговые рейсы. Эта служба занималась организацией переходов блокадопрорывателей, которые доставляли в Европу ценные грузы. В нескольких случаях она поставляла топливо подводным лодкам. Служба Снабжения хорошо функционировала до 1941 года.

В Германии в начале войны началось оснащение судов снабжения, чтобы дополнить действия нескольких танкеров специальной постройки. Эти вооруженные вспомогательные суда ВМФ посылались вместе с военными кораблями. Например "Граф Шпее" и "Дойчланд" имели по одному танкеру, которые ожидали их в пустынных районах моря рядом с зонами действий рейдеров. Единственной серьезной проблемой была передача грузов. Система использования тросовых беседок на идущих параллельно кораблях еще не была отработана. Использовались маленькие шлюпки или плотики, либо корабли швартовались друг к другу для передачи топлива. Эти методы были медленными, они повергали корабли риску в случае появления противника, так как приходилось стоять на месте. Но подобные операции проходили подальше от обычных судоходным маршрутов и помехи были мало вероятны. Захваченные суда, такие как танкеры или рефрижераторы, тоже становились источником добывания различных припасов.

В начале войны только "Граф Шпее" и "Дойчланд" были готовы к действиям в океане. 2 линейных крейсера "Шарнхорст" и "Гнейзенау", карманный линкор "Шеер" и 2 тяжелых крейсера проходили текущий ремонт или завершали тренировку экипажей. Линкоры "Бисмарк" и "Тирпитц" еще строились и требовалось 2 года, чтобы ввести их в строй.

"Дойчланд" и "Граф Шпее" ожидали приказов начать действия. Зоной действий "Дойчланда" была Северная Атлантика, тогда как "Граф Шпее" должен был оперировать в Южной Атлантике и Индийском океане. Кораблям было приказано немного задержать начало операций, так как Гитлер надеялся заключить соглашение с Англией и Францией после завершения Польской кампании и не хотел провоцировать эти державы.

23 сентября ограничения были сняты. "Дойчланд" находился в океане до середины ноября, когда он благополучно прорвал завесу британских вспомогательных крейсеров в Датском проливе между Исландией и Гренландией и вернулся домой. На его счету было всего 3 судна, из которых 2 он потопил. Третье судно — американское "Сити оф Флинт" — было укомплектовано немецким экипажем и попыталось проскочить в Германию через Мурманск вдоль норвежского побережья в норвежских территориальных водах. Захват этого судна вызвал скандал в Соединенных Штатах и других нейтральных странах, который англичане попытались использовать, предприняв попытку перехватить это судно. Однако норвежцы интернировали экипаж, а судно вернули законным владельцам.

Гитлера очень беспокоила судьба "Дойчланда" из-за его названия, которое имело большое пропагандистское значение. Однако Редер убедил его отложить возвращение корабля до поздней осени, когда долгие ночи помогут ему прорвать английскую блокаду. После возвращения карманный линкор был переименован в "Лютцов" в честь флагмана эскадры линейных крейсеров в Ютландском бою, чтобы противник не смог потопить корабль с названием "Дойчланд". "Граф Шпее", все еще находящийся в Южной Атлантике, получил приказ возвращаться только в следующем году.

Желание Гитлера отозвать "Дойчланд" иллюстрирует одну из самых серьезных проблем, стоящую перед Редером. Страхи Гитлера и его постоянное вмешательство в руководство операциями путали все планы. Гитлер так беспокоился о крупных кораблях, что не мог спать, если один из них находился с море. Он говорил Редеру: "На суше я герой. На море я трус". Например в начале 1941, когда "Шеер" находился в Индийском океане, Гитлер приставал к каждому флотскому офицеру с расспросами о его действиях. Ни один крупный корабль не мог выйти в море без его разрешения. И чем дальше, тем больше, потом он начал вмешиваться уже в тактическое командование, отдавая приказы о диспозиции подводных лодок, которые противоречили идеям Редера и Деница. Его исключительная осторожность и боязнь потерь, похоже, были вызваны опасением потерять престиж в глазах противника. Судя по всему, Гитлер психологически не мог примириться с мыслью, что может погибнуть самый крупный корабль. Он не мог смотреть на них, как на пушечное мясо ни при каких обстоятельствах, поэтому часто Гитлер накладывал такие ограничения на ведение операций, что мешал своему флоту вступать в бой. В то же время, не понимая внутреннего противоречия своих собственных взглядов, он требовал от флота сражаться с военными кораблями, а не с торговыми судами и требовал отваги от офицеров, которым запрещал сражаться.

Линейные крейсера "Шарнхорст" и "Гнейзенау" сначала изображали fleet-in-being в Северном море, пытаясь удержать на месте британские тяжелые корабли и облегчить операции рейдеров. С 8 по 10 октября 1939 "Гнейзенау" вместе с легким крейсеров "Кёльн" и 9 эсминцами совершил выход, пытаясь перехватить британские легкие силы и торговые суда у берегов южной Норвегии. Несмотря на поддержку 148 самолетов, противник не был обнаружен, так же безуспешны были действия авиации обеих сторон.

Линейные крейсера были названы в честь кораблей германской Азиатской Эскадры, действовавшей в 1914 году. Эти крейсера пересекли Тихий океан, уничтожили маленькую британскую эскадру в бою у Коронеля и сами погибли в бою у Фолклендских островов.

Новые "Шарнхорст" и "Гнейзенау" вышли в море 21 ноября под командой вице-адмирала Вильгельма Маршалла. Их главной целью было вынудить союзников держать как можно больше сил в Северной Атлантике. Кораблем, который мог воспользоваться этим, был "Граф Шпее" — корабль, названный в честь контр-адмирала графа Максимилиана фон Шпее, погибшего в бою у Фолклендов. Адмирал Редер, который контролировал действия всех кораблей, написал историю крейсерской войны в период Первой Мировой войны и хорошо понимал выгоды, которое принесет рассредоточение своих кораблей. Это заставит и противника разбросать силы на обширном пространстве и сделает его слабым повсюду. Однако сам он предпочитал сконцентрировать свои силы в мощный линейный флот, чему мешала политика Гитлера.

"Шарнхорст" и "Гнейзенау" сначала направились на север, а потом повернули на запад, тяжело раскачиваясь на высокой волне. Вечером 23 ноября они были все еще не замечены противником и находились в проливе между Исландией и Фарерскими островами. Наблюдатели "Шарнхорста" заметили крупный корабль, который на приказ остановиться ответил огнем и начал по радио звать на помощь. После этого англичанин начал ставить дымзавесу и под ее прикрытием попытался уйти. "Шарнхорст" получил 1 попадание, но его собственные 11" орудия быстро превратили противника в руину. Британский вспомогательный крейсер загорелся, что позволило открыть огонь и "Гнейзенау". Через 14 минут после первого выстрела британский корабли потерял ход, а экипаж начал просить о помощи сигнальным прожектором. "Шарнхорст" и "Гнейзенау" потратили почти 2 часа, подбирая остатки экипажа "Равалпинди" (16700 тонн). Это был единственный подобный случай с германскими кораблями во Второй Мировой войне.

Пожары "Равалпинди" были заметны очень далеко, а ситуация складывалась весьма неопределенная. К тому же далеко за кормой был замечен неясный силуэт (это был британский легкий крейсер "Ньюкасл"), поэтому линейным крейсерам пришлось покинуть место боя. Используя дымзавесу и превосходство в скорости, они легко оторвались от англичан. Решив, что дальнейшее продвижение на запад приведет его прямо в объятия встревоженного британского Флота Метрополии, Маршалл повернул на северо-восток, чтобы уклониться от британских разведчиков. Он провел 2 дня в высоких широтах, дождался ухудшения погоды и сообщения из Берлина о диспозиции английских кораблей. После этого Маршалл повернул на юг. Однако сильное волнение заливало носовые башни и мостики и принесло гораздо больше повреждений, чем единственный снаряд "Равалпинди". Однако этот же шторм укрыл его от англичан, и линейные крейсера сумели проскользнуть домой.

Редер чувствовал, что осторожная манера крейсерства помогает решить главную раздачу — вызвать рассеяние сил противника. Однако он не был согласен с отказом Маршалла вступить в бой с "Ньюкаслом", не прорываться в Атлантику и в то же время не возвращаться немедленно в Германию, если уж было принято решение отказаться от похода. Маршалл утверждал, что тяжелые корабли, не имеющие сопровождения, не должны подвергаться риску атаки торпедоносцев в условиях плохой видимости. Он считал критику Редера опасной попыткой ограничить свободу действий командира в море, который имел более ясное представление о ситуации. Действительно, уклонение Маршалла от боя с "Ньюкаслом" спасло его от столкновения с превосходящими силами Гранд Флита.

Тем временем "Граф Шпее" продолжал успешное плавание в Южной Атлантике. В начале сентября его самолет помог карманному линкору уклониться от встречи с британским тяжелым крейсером. В тот же день карманный линкор уклонился от встречи и с другим военным кораблем. 23 сентября он получил разрешение начать военные действия и через неделю потопил у берегов Бразилии свое первое торговое судно. Так как жертва успела отправить радиограмму, "Граф Шпее" перенес район крейсерства к мысу Доброй Надежды. В том же месяце судно снабжения рейдера, "Альтмарк", едва избежал неприятностей с самолетами "Арк Ройяла". Сигнальщики "Альтмарка" сумели убедить пилота, что он встретил американский корабль.

По предложению Штаба РВМ капитан 1 ранга Ганс Лангсдорф повел свой корабль в Индийский океан, чтобы ввести англичан в заблуждение. В середине ноября он потопил маленький танкер у юго-восточного побережья Африки. Вернувшись на маршрут Добрая Надежда — Фритаун, "Граф Шпее" в начале декабря захватил еще 2 приза. Оба судна успели послать сигнал RRR ("атакован военным кораблем"). Поняв, что эти радиограммы свели к нулю эффект диверсии в Индийском океане, Лангсдорф приказал легким орудиям вести огонь по мостику своей второй жертвы, чтобы помешать ей радировать. Три человека были ранены. Так появились первые жертвы. Уклонившись от возможного преследования, "Граф Шпее" пошел на встречу с "Альтмарком" дальше в океан. Там он принял топливо и припасы, передал пленных. Эту процедуру приходилось в среднем повторять 1 раз в 2 недели.

Лангсдорф очень хотел одержать хоть одну серьезную победу, прежде чем вернуться в Германию в январе 1940. Он надеялся перехватить конвой возле устья Ла Платы, ведь в этом районе имелось интенсивное судоходство. Атака конвоя очень вероятно привела бы к бою с кораблями сопровождения. Но Лангсдорф считал, что больше нет необходимости избегать повреждений, раз плавание близится к концу. Он мало опасался вражеских линкоров. Гораздо большую угрозу для него представлял быстроходный крейсер, который будет преследовать карманный линкор и призовет на помощь крупные силы. Чтобы парировать эту угрозу, Лангсдорф решил использовать тактику быстрого сближения с противником. Он предполагал, что успеет вывести вражеские корабли из строя раньше, чем они наберут скорость и начнут удерживать дистанцию вне дальности стрельбы германских орудий. Долгое плавание в тропиках снизало скорость "Графа Шпее" с 28,5 узлов до 25, поэтому преследователи легко могли висеть у него на хвосте. Такая тактика лишали "Графа Шпее" одного из его главных преимуществ — метких 11" орудий, гораздо более мощных и дальнобойных, чем артиллерия любых крейсеров. В то же время он учитывал, что перестрелка на большой дистанции приведет к огромному расходу боезапаса, пополнить который он не сможет.

Поход Лангсдорфа начался удачно. 7 декабря он захватил и потопил очередное судно. Жертва не успела отправить призыв о помощи. Теперь на счету рейдера числилось 9 судов общим водоизмещением 50089 тонн, ни одно из которых не было задержано в качестве приза. Лангсдорф гордился, что не погиб ни один моряк захваченных судов, а с пленными обращались хорошо. Его корабль был в отличном состоянии, дух экипажа был высок. Единственной неприятностью был сломанный мотор бортового гидросамолета, который предстояло ремонтировать несколько дней.

Первые лучи солнца 13 декабря ничего не приоткрыли перед наблюдателями "Графа Шпее". За 4 минуты до восхода солнца видимость увеличилась до 20 миль, легкая волна и слабых бриз обещали превосходный день. В этот момент наблюдатели заметил 2 тонкие мачты почти прямо по носу, которые двигались поперек курса "Графа Шпее". Вскоре были замечены еще 4 мачты. Главный дальномер на вершине надстройки развернул свои линзы в ту сторону. Дистанция до цели была 17 миль. Прозвучала боевая тревога, карманный линкор увеличил скорость и поднял стеньговые флаги.

Через несколько минут был опознан тяжелый крейсер "Эксетер". Его сопровождали 2 корабля, которые приняли за эсминцы. Лангсдорф решил, что они прикрывают конвой, который находится где-то еще дальше за горизонтом. "Граф Шпее" пошел прямо на вражеские корабли, которые росли в окулярах прицелов, по мере того, как сокращалась дистанция. Больше никаких кораблей не появилось, и вскоре стала ясна неприятная истина. Лангсдорф ожидал, что англичане будут делать то, что ему нужно, но нарвался вместо конвоя на ударную группу. 2 малых корабля оказались не эсминцами, а легкими крейсерами, каждый из которых был вооружен 8 — 6" орудиями. Коммодор Генри Харвуд, командовавший британской эскадрой, сделал точно такое же заключение о важности устья Ла Платы, что и Лангсдорф, и привел свою эскадру именно сюда, оставив без прикрытия районы Рио де Жанейро и Фолклендов.

Лангсдорф не пытался оторваться от противника, но все-таки повернул влево, намереваясь вести бой на параллельных курсах вместо стремительного броска на противника. Легкие крейсера шли параллельным курсом, понемногу сокращая дистанцию, "Эксетер" повернул на обратный курс и начал быстро сближаться. Главный калибр "Графа Шпее" открыл огонь с дистанции 10,5 миль. Когда дистанция стала на 1 милю меньше, "Эксетер" начал отвечать из своих 8" орудий. Стрельба немцев была великолепна, они накрыли "Эксетер" третьим залпом, а через 4 минуты добились попадания. "Эксетер" тоже накрыл противника третьим залпом. Тут же в бой на предельной для себя дистанции вступили "Аякс" и "Ахиллес". Сначала Лангсдорф никак не мог решить, по кому стрелять. Он приказал носовой башне обстрелять легкие крейсера, потом перенацелил ее обратно на "Эксетер". Это снизило эффективность огня "Графа Шпее". Но "Эксетер" вскоре получил попадание во вторую башню 670-фн снарядом. Башня была разрушена, мостик изрешечен осколками, которые перебили и ранили всех людей, кроме троих. Рулевое управление и средства связи были повреждены, корабль потерял управление. Капитан 1 ранга Ф.С. Белл восстановил управление с кормового поста, используя шлюпочный компас и цепь моряков для передачи приказов с мостика на кормовой пост. Крейсер снова вступил в бой.

"Эксетер" выпустил торпеды с правого борта, но "Граф Шпее" повернул и поставил дымзавесу. Он пытался помешать торпедной атаке легких крейсеров, оставив их за кормой, и теперь двигался параллельно "Эксетеру". Поворот "Графа Шпее" позволил ему уклониться от торпед "Эксетера", поэтому крейсер развернулся и выпустил торпеды из аппарата левого борта. Затем он снова лег на параллельный курс, продолжая получать попадания 11" снарядов. Затопления в носовой части заставили его сесть носом на 3 фута, крейсер имел крен 7<0176> на правый борт. Носовая 8" башня была разбита. Во многих местах возникли пожары, но кормовая башня продолжала стрелять самостоятельно. Артиллеристы использовали башенный дальномер и прицелы, а не информацию с КДП.

Тем временем легкие крейсера описали циркуляцию за кормой "Графа Шпее" и попытались сократить дистанцию, выйдя на противоположный борт. Оба корабля "шли на выстрелы" — то есть двигались прямо на всплески падений, пытаясь сбить с толку германских наводчиков. Это удавалось в течение 15 минут, но потом под бортом "Ахиллеса" взорвался снаряд, который осыпал осколками весь корабль. Этот близкий разрыв вызвал потери среди моряков в надстройках, особенно в КДП на мостике. Теперь КДП "Ахиллеса" давал неправильные установки, но расчеты башен продолжали следовать им. Так как никто не приказал башням вести огонь самостоятельно, стрельба "Ахиллеса" стала совершенно неточной, пока не были заменены погибшие в КДП. Тем временем самолет-корректировщик "Аякса" спутал всплески "Ахиллеса" и "Аякса" и полностью сбил наводку и своему кораблю. Его снаряды тоже начали ложиться далеко от цели. Однако Лангсдорф был слишком занят "Эксетером", чтобы воспользоваться замешательством на легких крейсерах.

После того, как легкие крейсера справились с затруднениями, Харвуд приказал им как можно быстрее сократить дистанцию. Это был рискованный маневр, так как он временно уменьшал огневую мощь англичан. Во время этого броска кормовые башни легких крейсеров не могли стрелять. Тем не менее, Харвуд сорвал банк. "Граф Шпее" круто отвернул от легких крейсеров и пошел на "Эксетер", который, еле передвигаясь, старался выйти из боя. На нем вышла из строя и кормовая башня. "Граф Шпее" перенес огонь кормовых 11" орудий на "Аякс" и "Ахиллес". Носовая башня продолжала стрелять по "Эксетеру". Все это время 5.9" орудия карманного линкора стреляли по всему, что попадало в их поле зрения, но без особого результата.

Харвуд сразу понял, в какое опасное положение попал "Эксетер". Он приказал легким крейсерам изменить курс, чтобы ввести в действие все орудия. С короткой дистанции 5,5 миль они обрушили на "Графа Шпее" ливень 112-фн снарядов, вынудив Лангсдорфа отвернуть, оставив "Эксетер" в покое. Немцы сосредоточили весь огонь на легких крейсерах. "Аякс" выпустил 4 торпеды, которые прошли мимо. Наконец "Аякс" заплатил за свою смелость, когда 11" снаряд разбил обе его кормовые башни. "Граф Шпее" тоже выпустил торпеды, но самолет "Аякса" заметил их, и крейсера легко уклонились. Когда дистанция сократилась до 4 миль в ход пошли даже 4.1" орудия "Графа Шпее". Снаряды вздымали фонтаны воды вокруг легко бронированных крейсеров, только умелое маневрирование и удача спасали их от рокового попадания. Харвуд приказал развить максимальную скорострельность и под прикрытием дымзавесы выходить из боя. Битва длилась 1,5 часа.

"Граф Шпее" получил около 20 попаданий, в основном 6" снарядами. Многие попадания не причинили никакого вреда. Например, 2 снаряда просто ударились о толстую броню кормовой башни, часть британских снарядов не взорвалась. Однако и остальных попаданий хватило, чтобы изрешетить надстройки. Карманный линкор потерял 36 человек убитыми и 58 ранеными. Сам Лангсдорф получил 2 осколочных ранения и был контужен. Шлюпки карманного линкора были уничтожены, многие вспомогательные орудия не могли стрелять, так как были разбиты их элеваторы, прямым попаданием было уничтожено 5.9" орудие. Много оборудования было выведено из строя. В палубе и бортах зияли пробоины, включая дыру в 6 квадратных футов возле ватерлинии и чуть меньшую пробоину ниже ее.

Легкие крейсера теперь держались за кормой "Графа Шпее", намереваясь преследовать его до темноты, после чего они могли сблизиться, уже не подвергая себя опасности. Поврежденный "Эксетер" медленно пополз на Фолклендские острова, потеряв 53 человека убитыми и многих ранеными. Командир "Графа Шпее" стоял перед трудным выбором. Беглый осмотр убедил его, что корабль недостаточно мореходен, чтобы прорваться в Германию. С этого момента все его мысли и поступки были направлены на сохранение корабля и экипажа. Он не смог правильно оценить ни тактическую, ни стратегическую ситуацию. Лангсдорф повернул в Монтевидео, отвергнув Буэнос Айрес, так как ил на мелководье в устье Ла Платы мог забить систему охлаждения дизелей. Так как Уругвай сохранял нейтралитет, он ожидал интернирования своего корабля.

Всю остальную часть дня и весь вечер 3 корабля медленно двигались к Монтевидео. "Граф Шпее" дал несколько залпов, когда преследователи подходили слишком близко. Он сочетал артогонь с дымзавесами. Во время этого странного перехода на пути карманного линкора оказался британский пароход "Шекспир". Его экипаж, как заколдованный, уставился на дула 11" орудий, даже не пытаясь покинуть судно. Лангсдорф хотел потопить его и даже радировал крейсерам, чтобы они подобрали экипаж. Однако видя, что люди остаются на борту, он отменил свой приказ. Германский капитан не хотел создавать прецедент, который мог ухудшить отношение к нему и его экипажу в нейтральном порту.

У англичан имелись свои проблемы. Во второй половине дня они заметили корабль, который приняли за германский тяжелый крейсер. Но это оказалось торговое судно с характерной трубой. Погоня продолжалась. Харвуд предположил, что "Граф Шпее" может попытаться прорваться в океан после наступления темноты. В этом случае немцы могли либо проскочить мимо крейсеров, либо просто уйти от них на высокой скорости, так как имели большую дальность плавания. Карманный линкор мог даже попытаться настичь поврежденный "Эксетер". В полночь Харвуд с огромным облегчением увидел, как "Граф Шпее" встал на якорь в Монтевидео. Его крейсера заняли позиции на выходе из порта, ожидая подкреплений и возможности дозаправиться топливом.

Время стало решающим фактором для Лангсдорфа. Ему позволили оставаться в порту достаточно времени, чтобы отремонтировать шлюпки и обшивку, однако он не мог дать англичанам время подвести подкрепления. Его запрос относительно времени ремонта и использования мастерских открыл дипломатическую битву относительно прав военных кораблей воюющих сторон. Лангсдорф запросил у уругвайского правительства 2 недели, заявив, что немореходное состояние его корабля оправдывает такой запрос. Англичане официально потребовали, чтобы "Графу Шпее" либо дали всего 24 часа, либо вообще интернировали. В то же время англичане попытались удержать Лангсдорфа в порту, приказав своим торговым судам покидать Монтевидео по 1 судну в день. Так как международные законы говорили, что торговому судну, покидающему нейтральный порт, следует дать фору 24 часа над военным кораблем противника, англичане надеялись просто приковать карманный линкор к месту и успеть перебросить в этот район подкрепления. Встретившись с прямо противоположными требованиями, уругвайцы нашли компромисс, разрешив "Графу Шпее" оставаться в порту 3 дня, начиная со следующего дня после прибытия, когда было завершено обследование состояния корабля.

Лангсдорф вскоре начал получать сообщения о подходе британских кораблей к устью Ла Платы. 15 декабря — на второй день стоянки — из Буэнос Айреса пришло сообщение, что наблюдатель на частном самолете видел 4 крейсера в устье реки. Собственный артиллерийский офицер Лангсдорфа сообщил, что лично видел линейный крейсер "Ринаун", авианосец "Арк Ройял" и несколько эсминцев через дальномеры КДП. Этот рапорт только подтвердил слухи (которые распускали англичане, заметим), что подкрепления уже близко.

В тот же день Лангсдорфу пришлось исполнить печальную обязанность — проводить в последний путь своих погибших моряков. На церемонии присутствовали бывшие пленные "Графа Шпее" и много сочувствующих уругвайцев. В конце церемонии все немцы отдали нацистский салют, все, кроме одного. Капитан 1 ранга Лангсдорф отдал погибшим традиционное военное приветствие на виду у фотографов почти всех стран мира.

У Лангсдорфа еще оставались в распоряжении 2 дня, и он запросил совет у Штаба РВМ. Он сообщил, что вблизи порта находятся британские военные корабли, и что он намерен попытаться прорваться в Буэнос Айрес, несмотря на риск засорить систему охлаждения дизелей. Если это будет невозможно, он хотел знать, имеет ли он право затопить корабль или может его интернировать. Хотя Редер и его штаб не верили в британские подкрепления (правильно не верили!), они не передали Лангсдорфу собственные разведданные, полагая, что командир "Графа Шпее", находясь на месте событий, более точно оценивает ситуацию. Они утвердили план Лангсдорфа относительно прорыва в Буэнос Айрес, но отвергли возможность интернирования.

На следующий день немцы в Монтевидео не смогли нанять самолет, чтобы уточнить позицию британских кораблей. В 18.15 англичане лишили Лангсдорфа свободы действий, отправив в море очередное судно. Хотя Лангсдорф имел целые сутки, чтобы попытаться внезапно вырваться из порта, он решил выходить в период между 18.15 и 20.00 — официальным концом стоянки — следующего дня. Англичане все это знали. В этот вечер он имел совещание с офицерами корабля, а потом с посольскими чинами. Прорыв с боем из бухты был отвергнут из-за малых глубин. Если "Граф Шпее" вступит в бой с англичанами и в результате повреждений увеличит осадку, он просто сядет на мель. Тогда он не сможет ни сражаться, ни взорвать самого себя, так как израсходует боеприпасы. Переход в Буэнос Айрес тоже был отвергнут. Если даже он туда попадет, выбраться в море из Буэнос Айреса будет гораздо труднее. И время по-прежнему играло на англичан.

В первой половине следующего дня Лангсдорф точно узнал, что "Арк Ройял" и "Ринаун" прибыли в Рио де Жанейро. Но даже это не изменило его оценку ситуации. В устье Ла Платы стояли крейсера, которые сковывали его действия. Он верил, что англичане либо навяжут бой "Графу Шпее" в устье реки, либо будут преследовать его, пока не прибудут их быстроходные тяжелые корабли.

17 декабря в 18.15 "Граф Шпее" покинул гавань Монтевидео с поднятым боевым флагом. За ним следовал германский транспорт "Такома". Толпы зевак на набережной и радиослушатели по всему миру напряженно ждали, что предпримут британские крейсера. За пределами 3-мильной зоны к немцам присоединились несколько мелких судов, пришедших из Аргентины. "Граф Шпее" остановился. На фоне заката люди увидели вспышку пламени на фоне темного корпуса. За ней последовал двойной взрыв. Клубы черного дыма вылетали по мере того, как грохотали новые взрывы. Море пламени охватило весь корабль.

Сэр Генри Харвуд, только что произведенный в контр-адмиралы и получивший рыцарский титул, подошел со своими кораблями к пылающим обломкам. Под командой у него были "Аякс", "Ахиллес" и его единственное подкрепление — тяжелый крейсер "Камберленд". Капитан 1 ранга Лангсдорф перебросил экипаж на маленьких судах в Буэнос Айрес. Он собрал всех вместе и обратился к ним в последний раз, закончив встречу старым военным приветствием. Той же ночью он завернулся в старый императорский военно-морской флаг, под которым сражался в Ютландском бою, и застрелился.

Лангсдорф провел прекрасную кампанию и плохой бой. Действия против торгового судоходства он вел с большим умением, но решение принять бой с военными кораблями было ошибочным. Еще больше ошибок он наделал уже в ходе боя — сначала позволил англичанам сократить дистанция, а потом разрешил уйти поврежденному "Эксетеру". Его беспокойство о своем корабле и экипаже были гуманны, но недальновидны. Он позволил англичанам преследовать себя и загнать в "ловушку Монтевидео", как он сам выразился в своем последнем письме.

Гибель "Графа Шпее" стала классическим примером проблем, стоящих перед рейдером на отдаленном театре. В нормальных условиях он быстро исправил бы свои небольшие повреждения и пополнил боезапас. Однако далеко от родины даже небольшие пробоины угрожали водонепроницаемости корпуса в плохую погоду. Лангсдорф не имел достаточно информации о силах противника. Ему не хватало боеприпасов для продолжения боя. Если бы второй бой в устье Ла Платы завершился неудачно, он даже не смог бы подорвать свой корабль.

Гибель "Графа Шпее" усугубила трудности Редера во взаимоотношениях с Гитлером. Еще до боя у Ла Платы Редер высказывался против посылки карманных линкоров в море, если только Италия не вступит в войну и не отвлечет на себя часть флота союзников. Гитлер не понимал всей сложности проблемы и полагал, что эти корабли могут сражаться с военными кораблями союзников, а не только нарушать их судоходство. Призрак решительной победы маячил перед ним. В свою очередь Редер считал, что карманным линкорам вообще незачем сражаться.

Стратегия крейсерской войны была успешна в том смысле, что заставляла англичан распылять силы и затрудняла торговое судоходство. Кроме того англичанам и французам приходилось проверять множество фальшивых сообщений о военных кораблях, вспомогательных крейсерах и подводных лодках. Организация системы конвоев была невозможна за исключением строго определенных зон, вдобавок они располагали слишком слабыми силами и могли прикрыть только немногие важнейшие районы. Еще больше осложняло проблему то, что рейдеры, как правило, были сильнее отдельного патрульного корабля. В начале октября британское Адмиралтейство свело 4 линкора и линейных крейсера, 13 тяжелых и легких крейсеров и 5 авианосцев в 9 поисково-ударных групп, чтобы преследовать германские рейдеры. Оно также держало 4 линкора, 2 легких крейсера и 1 авианосец на основных маршрутах следования североатлантических конвоев между Галифаксом и Британскими островами. В остальных районах приходилось прибегать к постоянным изменениям маршрутов судов. Таковы были результаты выхода в море 2 карманных линкоров.

После разгрома Германией Польши на западе началась "Странная война". Всю зиму войска неподвижно простояли на линиях Мажино и Зигфрида. Однако на море шла самая настоящая война. Торговые суда шли на дно в огромных количествах, учитывая небольшое число действующих германских подводных лодок. Даже когда они были вынуждены погрузиться из-за того, что неподалеку находились британские эскортные корабли, частенько оказывалось, что асдик не столь опасен, как надеялись англичане. Хотя он давал дистанцию и пеленг погрузившейся лодки, он не показывал глубину погружения. К своему удовольствию командиры лодок обнаружили, что могут увести лодку на глубину 400 футов и уклониться от глубинных бомб, и что они имеют полную свободу маневра вне радиуса действия прибора, который составлял всего 7 — 8 кабельтов. Так как подводные лодки действовали поодиночке близко к британским берегам, руководство коллективными атаками против конвоев практиковалось редко, так как формирование группы лодок было делом долгим. В порядке эксперимента первая из таких атак была проведена 17 октября 1939. В ней участвовали 3 лодки. Вместе они потопили 3 судна. Этот бой и несколько подобных операций показали, что подобная система будет эффективной только если будет иметься достаточное количество лодок для обнаружения конвоев.

Тактическое руководство в море оказалось не только ненужным, но даже и откровенно вредным. Одной лодкой приходилось постоянно находиться на поверхности вдалеке от конвоя, где она могла свободно использовать рацию без помех со стороны англичан. Однако в этот случае командир лодки имел не лучшее представление о ситуации. Чем сам Дениц в береговом штабе. Кроме того усиленное использование радиопередатчиков выдавало англичанам диспозицию лодок. Когда командная подводная лодка была вынуждена погружаться, управление операцией нарушалось. Такого недостатка не имел береговой штаб. К началу 1940 Дениц взял на себя все руководство действиями лодок. Он передавал разведывательную информацию, менял их диспозицию, назначал лодки-маяки. Установив контакт с конвоем каждый командир далее действовал самостоятельно. Попытки чрезмерной централизации закончились, когда штаб подводных сил и командиры лодок набрались опыта.

На всех встречах Редера с Гитлером регулярно поднимался один вопрос — следует увеличить подводный флот. Хотя каждое новое потопленное судно подтверждало правоту Редера, Гитлер упрямо считал, что сухопутная война имеет более высокий приоритет. Он все еще думал, что наступление на суше может привести к выходу Британии из войны. Ресурсов не хватало, и в марте 1940 конечная цель — постройка 30 лодок в месяц была сокращена до 25 лодок.

Программа строительства подводных лодок была примером попыток Гитлера найти компромисс между взаимоисключающими вариантами, которые мешали реализовать в полной мере каждую из альтернатив. Сначала он ссылался на Польскую кампанию. Потом возник Западный фронт. Чуть позднее он вспомнил, что производство танков остается просто смехотворным по сравнению с возможностями Германии. Ограниченные материальные ресурсы Германии были только частью проблемы. В начале войны не была проведена мобилизация промышленности и производство в гражданских областях промышленности не было сокращено. Если бы германское Верховное Командование планировало решительную войну с Великобританией, лодки пеклись бы как блины. Вспомним, что в свое время американцы строили каперы из сырого леса, лишь бы только корабль держался на воде. И в войне 1812 года американцы всерьез намеревались уничтожить британскую морскую торговлю.

В первые месяцы 1940 года крупные корабли получили передышку. Внимание британского и германского штабов сосредоточилось на последствиях похода "Графа Шпее". В феврале 1940 его судно снабжения "Альтмарк", имея на борту 299 пленных англичан прибыло в норвежские воды, проскочив через линию британских патрулей Исландия — Фарерские острова. "Альтмарк" шел в нейтральных водах гораздо южнее Бергена, когда были замечены британские эсминцы и крейсер. 2 эсминца подошли ближе, но германский капитан отказался остановиться. С помощью норвежских эсминцев он вошел в ближайший фиорд и встал там на якорь. Британский эсминец "Коссак" последовал за ним. Норвежцы заявили, что "Альтмарк" не вооружен и имеет полное право укрыться в нейтральных водах. "Коссак" отошел за инструкциями.

Ночью "Коссак" появился снова. Капитан 1 ранга Филип Вайэн потребовал от норвежцев провести "Альтмарк" в Берген для нового досмотра. Норвежцы отказались. Внезапно "Коссак" повернул прямо на "Альтмарк". Германский корабль попытался кормой вытолкнуть эсминец на берег, но эсминец ловко сманеврировал и встал у борта "Альтмарка". Английская абордажная партия бросилась на палубу "Альтмарка", живо напомнив эпоху Нельсона. В короткой, но яростной стычке 7 германских моряков были убиты. Моряки Вайэна освободили всех пленных под крики: "Флот здесь!" Этот поступок сделал Вайэна национальным героем и резко повысил популярность Первого Лорда Адмиралтейства Уинстона Черчилля, который лично отдал Вайэну приказ взять германский корабль на абордаж. Вайэн обнаружил, что "Альтмарк" был вооружен пулеметами, что заставило умолкнуть геббельсовскую пропаганду. Однако этот же эпизод породил серьезные сомнения: а могут ли норвежцы защитить свой нейтралитет, если та или иная сторона захочет его нарушить?

Однако один яркий эпизод не изменил положения Британии. Королевскому Флоту приходилось удерживать длинную линию блокады ограниченными силами. В феврале 1940 линейные крейсера "Шарнхорст" и "Гнейзенау" вместе с тяжелым крейсером "Хиппер" и эсминцами совершили поход в район Бергена и ничего не нашли, так как один из британских бомбардировщиков вовремя поднял тревогу. В свою очередь британский флот не смог перехватить германскую эскадру. Активность немецких кораблей держала британский флот на привязи. Англичане были вынуждены держать корабли и в море, и на базах, чтобы парировать возможные действия немцев. Такая диспозиция приводила к крайнему напряжению сил. Британская авиация тоже не могла проводить необходимое количество разведывательных полетов и наносить мощные удары.

Несмотря на грозные директивы и постоянные требования, Люфтваффе почти не оказывали помощи флоту. Спорадические атаки против британских кораблей и баз мало что дали. Они только породили ядовитые отзывы, что Люфтваффе совершает такие налеты лишь когда им нечем заняться. Осенью 1939 Геринг практически ликвидировал морскую авиацию. В связи с отсутствием современных самолетов прекратились даже разведывательные полеты. Налеты на южную Англию прекратились из-за высоких потерь. Действия разведчиков Люфтваффе оказались неэффективны и практически бесполезны. Несмотря на очевидные недостатки, Гитлер и Геринг весной 1940 прекратили разработку новых систем вооружения, которые не могли быть завершены в ближайшее время.

Редер никогда не имел определенной точки зрения на авианосцы. Сначала в октябре 1939 он полагал, что авианосец слишком уязвим и не слишком полезен в Северном море, где могут действовать базовые самолеты. Позднее он решил, что авианосец может действовать в Атлантике вместе с крейсерами. Но время от приказа до постройки корабля всегда велико. Вдобавок для авианосца не было самолетов. Проект завис в воздухе.

К началу войны оказались не готовы и вспомогательные крейсера. В течение первого года лишь несколько кораблей сумели выйти в море. Для этой цели использовались маленькие, неприметные суда. Германия имели примерно 250 судов водоизмещением от 5000 до 10000 тонн, но лишь немногие были пригодны для переоборудования в рейдеры — приходилось учитывать дальность плавания, скорость, состояние машин. Когда началась война и уже пошло переоборудование, над планами использования этих кораблей как-то особенно не задумывались. Большая часть решений приходилось принимать самим капитанам. Главным оружием вспомогательного крейсера была способность быстро менять свой облик и в гораздо меньше степени само вооружение. Обычно такие корабли несли по 6 — 5.9" орудий, пару торпедных аппаратов, зенитные автоматы, разведывательный гидросамолет. Они, как и карманные линкоры, могли оказаться опасной дичью для кораблей, отправленных охотиться за ними. В первое время проблема выхода в океан не была для них сложной. Обсуждался вопрос использования русских и японских баз. Была достигнута договоренность о проводке рейдеров Северным Морским путем. Однако все эти подготовительные меры дали результат только после Норвежской операции весной 1940.

Постановку активных минных заграждений эсминцами пришлось прекратить в марте 1940. Ночи стали короткими и не обеспечивали скрытность операций. Один-единственный раз Люфтваффе сработали нормально. В апреле — июне одновременно с весенним наступлением армии были поставлены более 1000 мин. Кроме того были нанесены ощутимые удары по судоходству. Потери союзников резко увеличились.

Начиная с марта 1940 Норвежская операция поглотила почти все силы флота. Гитлер и OKW поняли это, а потому весеннее наступление на Западном фронте поддержали лишь несколько подводных лодок и торпедных катеров. Бельгия и Голландия не считались важным приобретением, их базы располагались слишком близко к Британским островам, а Ла Манш был блокирован. В войну вовлекалось все больше и больше нейтральных государств, что облегчало действия флота. Отпадала необходимость разбираться с контрабандой и нейтральными судами, которые так портили кровь подводникам. Зато все признавали, что захват баз на Атлантическом побережье Франции может изменить стратегическую ситуацию. Однако и этот вариант всерьез не прорабатывался штабами. Верховное командование армии утверждало, что захват голландского побережья будет долгой и тяжелой операцией, а побережье Франции можно захватить только после 2 лет боев.

Норвегия: Отважный бросок

апрель 1940 — июнь 1940

Одним из уроков Великой Войны стало постоянное беспокойство Германии за свой северный морской фланг. Это привело к самой смелой операции, которую когда-либо предпринимал более слабый флот.

10 октября 1939 Редер во время встречи с Гитлером впервые упомянул о желательности приобретения Тронхейма в качестве военно-морской базы. Эти встречи происходили несколько спорадически (через 2 — 4 недели). Их дополняли регулярные рапорты представителя флота при ставке Гитлера. Кроме Редера, Гитлера, военно-морского адъютанта Гитлера на этих встречах присутствовали высшие чины OKW. Приглашались так же те командиры, которых мог касаться обсуждаемый вопрос.

Задолго до того, как был упомянут Тронхейм, Германский флот совершенно ясно представлял стратегическое значение Норвегии. Следовало ожидать, что англичане, как и в первую Мировую войну создадут минный барьер поперек Северного моря, который зайдет в норвежские территориальные воды — с разрешения норвежцев или без него. Такой барьер создавал помехи выходящим подводным лодкам, блокировал пути выхода военных кораблей, серьезно мешал вывозу железной руды из Швеции и Норвегии морем. Британское вторжение в Северную Норвегию и Швецию полностью перекрыло бы поступление железной руды. Британское наступление на южную Норвегию создало бы угрожающую ситуацию в Балтийском море и северной Германии, сделало бы весьма опасным торговое судоходство и тренировки подводных лодок, поставило бы все балтийское побережье Германии под удары вражеской авиации. Здесь можно было открыть второй фронт, что дало бы Британии решающее превосходство в войне.

Базы в Норвегии прикрыли бы бреши в оборонительном периметре Германии. Кроме того они дали бы ряд дополнительных преимуществ флоту, которые не могли предложить французские базы. Из Норвегии германские флот и авиация могли угрожать британским коммуникациям и самой Великобритании. Вдобавок Британия лишилась бы поставок железной руды и леса из Скандинавии.

Многочисленные надежные разведывательные данные из нейтральных источников (в том числе норвежских) указывали, что англичане интересуются Норвегией. Но для немцев проводить операцию в присутствии британского флота был очень велик. Считалось, что германская оккупация Норвегии приведет к значительным трудностям позднее, когда придется ее защищать. На этой ранней стадии войны Гитлер едва приступил к изучению вопроса.

Русское вторжение в Финляндию 30 ноября 1939 кардинально изменило ситуацию. После осуждения агрессии Лигой Наций союзники начали посылать военную технику в Финляндию через Норвегию. Так как доступ в юго-восточную Финляндию закрывали Германия и Россия, единственной возможностью союзников оказать широкомасштабную помощь был путь через северную Норвегию и Швецию. Поскольку такая операция совершенно очевидно противоречила нейтралитету этих стран, германскому военному командованию казалось совершенно очевидным, что союзники используют благоприятный случай одновременно захватить источники поступления железной руды в Германию. Обе стороны правильно оценивали ситуацию, однако до весны никто ничего не предпринимал.

В начале декабря, сразу после начала советско-финской войны, толчок развитию планов флота дал визит в германию лидера крошечной пронацистской норвежской партии. Видкун Квислинг и его товарищ Вильям Хагелин сначала повстречались с нацистским теоретиком по расовым вопросам Альфредом Розенбергом, который позднее свел их с Редером. Они предложили устроить в Норвегии переворот, используя в качестве предлога продление правительством собственным полномочий. Предполагалось, что обученные в Германии норвежцы с определенной германской помощью сумеют совершить такой переворот. Они также подчеркивали высокую вероятность вторжения англичан в Норвегию, что встретило бы благожелательно большая часть норвежцев, которые в то время сильно опасались России. Редер согласился устроить им встречу с Гитлером, но сразу же оговорил, что германское вторжение не может состояться в середине января, так как подобную операцию следует долго готовить.

На совещании с Гитлером 12 декабря 1939 Редер детально обрисовал преимущества и недостатки вторжения в Норвегию. Предупредив Гитлера, что подлинные мотивы действий Квислинга трудно угадать, Редер предложил OKW выработать 2 плана: операции в поддержку переворота Квислинга и прямого военного вторжения. Гитлер трижды встречался с Квислингом, после чего приказал OKW начать выработку планов на основе предложения Редера. Флот разрабатывал свои собственные планы в рамках общей операции, а капитан 1 ранга Теодор Кранке, как представитель ВМФ, работал над общим планом в штабе OKW.

На своей следующей встрече с Гитлером 30 декабря Редер подчеркнул опасность британского вторжения, а также возможное отсутствие сопротивления норвежцев германской высадке. Позднее на том же совещании он упомянул о действиях британских кораблей в северном море и подготовке флотом отправки в Атлантику подводных лодок, "Лютцова" и вспомогательных крейсеров. Эти факторы тоже должны были оказать влияние на ход Норвежской операции.

Январь и первая половина февраля 1940 прошли в проработке планов и сборе разведывательной информации о Норвегии. Изучались потребности в железной руде, оценивалась вероятность высадки англичан. Было отмечено, что Англия арендовала 90 процентов тоннажа норвежских танкеров. 13 января, когда флот получил наброски плана OKW, Редер уже был уверен, что англичане оккупируют Норвегию в самом ближайшем будущем. Однако некоторые чины в Штабе РВМ полагали, что англичане не рискнут пойти на это, так как немцы могли нанести ответный удар через южную Норвегию, Швецию и Данию. Кроме того они утверждали, что англичане рискуют ввязаться в войну с Россией. Позднее Штаб РВМ изменил свою точку зрения в отношении намерений англичан. Однако тактическая оценка возможностей англичан в Норвежской операции оказалась исключительно точной.

Следующая встреча Редера с Гитлером не была посвящена прямо норвежскому вопросу. Рассматривались планы действий в океане и потери, понесенные британским флотом. Однако они тоже были косвенно увязаны с планами Норвежской операции, детальный план которой был доложен Гитлеру на следующий день — 27 января. Гитлер все более убеждался в неизбежности вторжения в Норвегию, несмотря на определенные колебания, так как он был слабо знаком с комбинированными операциями на суше, на море и в воздухе. Инцидент с "Альтмарком" 16 февраля послужил ясным указанием, что англичане не уважают нейтралитет Норвегии, и что норвежцы сами не в состоянии его защитить.

21 февраля был назначен командующей предполагаемой операцией. На совещании 2 дня спустя Редер высказал Гитлеру свое мнение, что нейтралитет Норвегии все еще остается наиболее желательным условием. Пока Норвегия не попала в руки англичан, вопрос обороны ее побережья и каботажного судоходства не стоит перед немцами. Это было резонной причиной задержать начало операции, пока она не станет жизненно необходима.

1 марта 1940 Гитлер издал Норвежскую директиву, приняв точку зрения флота, что германское вторжение должно произойти только когда высадка англичан станет неизбежна. Операция, которой должен был командовать генерал Николаус фон Фалькенхорст, планировалась как внезапный удар небольших сил, переброшенных по морю и воздуху под прикрытием флота и авиации. Командование операцией, как обычно в нацистский период, осуществлялось по сложной схеме, раздробленной и слабо увязанной. Для тех, кто знаком с тесно связанным, объединенным командованием такой операцией, как высадка союзников в Нормандии, казалось, что 2 германских вида вооруженных сил ведут 3 отдельные войны. Это вполне оправдывало печальную шутку, что Вторую Мировую войну вели прусская армия, императорский флот и нацистская авиация. В Норвежской операции не было единого штаба, хотя оперативный отдел OKW генерал-полковника Альфреда Йодля и осуществлял общую координацию. Морские командования "Ост" и "Вест" руководили действиями флота, а Штаб РВМ Редера был готов вмешаться в случае необходимости. Штаб Люфтваффе в Берлине руководил действиями авиации. Генерал Фалькенхорст имел штаб из представителей всех 3 видов вооруженных сил и командовал действиями сухопутных войск, а также тактической авиации на поле боя. Только превосходное личное взаимопонимание в среднем и нижнем звене давало операции шанс на успех.

Люфтваффе должны были перебросить парашютные части в южную Норвегию, чтобы захватить аэродромы Осло и Ставангера, которые потом можно было бы использовать для переброски дополнительных войск на транспортных самолетах. Следовало выслать истребители и бомбардировщики для атаки британских сил, что могло приободрить норвежцев. Крейсера и более мелкие корабли должны были высадить войска в 4 различных пунктах в южной Норвегии от Осло до Бергена. Планировалось проходить мимо фортов прямо в гавань.

Самым отважным в этом плане было предложение атаковать Нарвик и Тронхейм в северной Норвегии. Войска должны были перебросить 1 крейсер и 14 эсминцев под прикрытием 2 линейных крейсеров. Предполагалось, что "Лютцов" отвлечет британский флот, прорываясь в Атлантику для атаки судоходства. Высадив войска, корабли должны были покинуть северную Норвегию в тот же день. Подкрепления следовало перебросить уже по суше и позднее. Суда снабжения для этих частей должны были выйти в море за несколько дней до выхода военных кораблей, чтобы прибыть на место одновременно с ними. Они должны были маскироваться под обычные каботажники. Подводные лодки предполагалось использовать в качестве разведчиков и для отражения британских контратак, когда войсковые транспорты войдут в фиорды. Подкрепления на первом этапе предполагалось перебрасывать только в Осло на третий и пятый день операции. Оттуда они должны были развернуть наступление по суше и подавить сопротивление, если такое будет.

Сначала операцию назначили на 3 марта, задолго до начала наступления в Нидерландах, чтобы не столкнуться с зимними штормами и плохой видимостью и опередить англичан. Потом был отдан приказ завершить всю подготовку к 10 марта, чтобы операцию можно было начать через 4 дня после отдачи приказа. 5 марта Йодль встретился с 3 командующими видами вооруженных сил, которые должны были руководить операцией. Как ни странно, в первый раз запросили мнение Геринга, хотя офицеры Люфтваффе уже давно участвовали в подготовке вторжения.

Ко времени следующей встречи Редера с Гитлером 9 марта операция находилась на финальной стадии отработки деталей плана. Трудности прорыва из северных портов после высадки войск обсуждался особенно тщательно. Редер подчеркивал необходимость сильного воздушного прикрытия возвращающихся кораблей. От Люфтваффе потребовали провести минные постановки в Скапа Флоу. Редер также предложил позволить русским захватить Тромсё в северной Норвегии. Однако Гитлер не согласился, было принято решение захватить этот город наступлением с суши.

Но британские планы тоже стремительно развивались. 10 марта Чемберлен выступил с обещанием оказать помощь Финляндии. Однако через 2 дня Финляндия заключила мир с Россией — это был единственный выход из сложившейся безнадежной военной ситуации. В германском Штабе РВМ возникла надежда, что мир может задержать высадку англичан в Норвегии. Однако разведывательные донесения и действия англичан против германских кораблей у норвежского побережья указывали на противоположное.

26 марта Редер снова предложил провести операцию как можно быстрее, указав, что если англичане и не отреагируют немедленно, они будут мешать перевозкам руды и возможно попытаются создать повод для собственного вторжения в Норвегию. Погода и полная готовность благоприятствовали немцам. И Гитлер решил, что настало время нанести удар. Однако он не назначил дату. Еще через 3 дня были уточнены последние детали, но опять дата не была названа, так как исключительно суровая зима создала проблемы — замерзли балтийские проливы. Большой Бельт, главный водный путь между датскими островами вскрылся только на первой неделе апреля. Теперь Гитлер заявил, что хочет изменить план. Он захотел оставить корабли в Нарвике и Тронхейме для поддержки армии. Но Редер сумел переубедить его в отношении Нарвика, указав, что корабли там будут неизбежно атакованы и уничтожены превосходящими британскими силами. Проблема поддержки Тронхейма так и осталась висеть в воздухе. Провал попыток ВВС заминировать Скапа Флоу и таким образом помешать англичанам еще более запутал проблему.

2 апреля наконец была установлена дата вторжения — 9 апреля. На следующий день корабли группы снабжения начали продвижение вдоль берегов Норвегии, маскируясь под обычные торговые суда. Министр иностранных дел Иоахим фон Риббентроп впервые был поставлен в известность о готовящейся операции.

С этого момента каждый ход одной стороны вызывал ответную реакцию противника. Оба противника начали свои операции практически одновременно — немцы опережали англичан всего на 1 день. Кроме того англичанам мешала необходимость создать видимость законности. Они надеялись провести высадки без боев, тогда как немцы оставили все надежды на помощь Квислинга и строили свои действия в расчете на внезапность.

Вечером 6 апреля мощные силы прикрытия и десантный флот вышли из портов и двинулись к берегам северной Норвегии. В состав этой армады входили 2 линейных крейсера, тяжелый крейсер "Хиппер" и 14 эсминцев. 10 эсминцев должны были высадить 2000 человек в Нарвике. Крейсер в сопровождении 4 эсминцев должен был высадить 1700 человек в Тронхейме. Линейными крейсерами временно командовал вице-адмирал Гюнтер Лютьенс, так как Маршалл находился в отпуске по болезни. Они должны были действовать в качестве прикрытия, а потом направиться к северу и постараться увлечь британские тяжелые корабли от берегов Норвегии. Хотя в состав этой группы планировалось включить "Лютцов", его машины оказались неисправны, и карманный линкор включили в состав одной из южных десантных групп. В море вышел вспомогательный крейсер "Орион", чтобы вызвать переполох в Северной Атлантике.

Остальные группы вышли чуть позднее к портам южной Норвегии и Дании. В них входили "Лютцов", тяжелый крейсер "Блюхер", легкие крейсера и мелкие корабли.

Главные силы немцев были обнаружены британской авиацией через день после выхода, но атаки не принесли успеха англичанам. Было похоже, что потерян важнейший элемент внезапности. Хотя немцы надеялись, что цель выхода останется неизвестной англичанам, которые могли предположить, что германские корабли пытаются прорваться в Атлантику.

Рано утром 8 апреля, за день до высадки, британский эсминец "Глоууорм", отделившись от эскадры, минировавшей норвежские воды, в сильный шторм налетел на эсминцы группы "Хиппера". Британский корабль сообщил о встрече и атаковал немцев. Вскоре в районе боя появился сам "Хиппер". Он завязал бой на короткой дистанции и попытался протаранить эсминец. Видя, что его корабль получил тяжелые повреждения и полагая, что гибель неизбежна, капитан-лейтенант Джеральд Б. Руп сам пошел на таран. "Глоууорм" сорвал 120 футов обшивки "Хиппера", крейсер принял 528 тонн воды. "Глоууорм" после тарана взорвался и затонул. За этот бой Руп получил Крест Виктории. Группа "Хиппера" проследовала далее в Тронхейм, хотя крейсер получил крен 4<0176> на правый борт, однако все его механизмы действовали исправно.

Англичане в это же утро объявили, что заминировали норвежские воды. Они отделили эскадру эсминцев, которая прикрывала минные постановки возле Нарвика, чтобы помочь обнаружить группу "Шарнхорст" — "Гнейзенау", которая по всем признакам направлялась в Атлантику. Через несколько часов немецкий войсковой транспорт "Рио де Жанейро" был потоплен у берегов южной Норвегии польской подводной лодкой "Орел", которая в сентябре прошлого года сумела прорваться в Англию. Некоторые германские солдаты сообщили спасшим их норвежцам, что они направлялись в Берген, чтобы защитить их от вторжения союзников. Просто невероятно, но норвежцы так и не объявили тревогу, а англичане не оценили значимости информации.

Утром на следующий день 9 апреля "Шарнхорст" и "Гнейзенау" в одиночестве рассекали штормовые волны возле Нарвика. Внезапно видимость улучшилась, и появился британский линейный крейсер "Ринаун". Он немедленно открыл огонь из 15" орудий с дистанции 9 миль, используя короткие промежутки между снежными шквалами. Через несколько минут немцы начали отвечать из своих 11" орудий. Дуэль длилась 10 минут, после чего немцы дали полный ход и медленно оторвались от пожилого преследователя. Погода была такой скверной, что 9 эсминцев, сопровождавших "Ринаун", не смогли вступить в бой. Лютьенс был полон решимости выполнить приказ и увести англичан за собой на северо-запад, подальше от берегов Норвегии. Однако он не собирался вести бой с кораблем, имеющим такие мощные орудия. В результате, прежде чем "Ринаун" пропал в снежных зарядах за кормой, "Гнейзенау" получил 3 попадания 15" снарядами. Один снаряд уничтожил систему управления огнем главного калибра, другой вывел из строя носовые 11" башни. Немцы добились только 2 попаданий в "Ринаун", не принесших никакого вреда. Так как Лютьенс выполнил свою задачу и увел за собой британский линкор, повреждения "Гнейзенау" были умеренной платой за этот успех.

10 эсминцев коммодора Пауля Фридриха Бонте проскочили Вест-фиорд в темное время суток не встретив противника. На рассвете они потопили 2 норвежских броненосца береговой обороны, которые отказались капитулировать. Эсминцы высадили свои войска прямо в город Нарвик. Бонте торопился назад. Однако 1 танкер из 2 был потоплен, и заправка шла слишком медленно.

В Тронхейме поврежденный "Хиппер" и 4 эсминца ввели в заблуждение норвежские береговые батареи сигналя морзянкой на английском языке. Только самая последняя батарея открыла огонь, но "Хиппер" быстро подавил ее. Город не сопротивлялся, и батареи были захвачены с тыла немецкими войсками, которые тут же подготовили их для отражения британского нападения.

В Бергене береговые батареи повредили учебный артиллерийский корабль "Бремзе" и легкий крейсер "Кёнигсберг", но сам город был быстро захвачен. Эгерсунд был без труда захвачен с моря, а Ставангер — воздушно-десантными войсками. Норвежский эсминец потопил германское судно снабжения, и сам был потоплен германскими пикировщиками, действовавшими с аэродрома, захваченного парашютистами. В Кристиансанде не удалось достичь внезапности, так как густой туман задержал подход немцев, но с третьей попытки корабли прорвались мимо батарей, которые были подавлены налетами бомбардировщиков.

Береговые укрепления Осло были самыми мощными, именно они нанесли самый сильный удар немцам. В самом узком месте Осло-фиорда, значительно ниже города, поднятые по тревоге артиллеристы добились нескольких попаданий в тяжелый крейсер "Блюхер". После этого торпеды с береговой батареи потопили его. "Блюхер" стал единственным крупным кораблем, потопленным в этот день. (Это немного напомнило историю его предшественника, броненосного крейсера "Блюхер", который был единственным кораблем, потопленным в бою на Доггер-банке в 1915 году.) Остальные корабли высадили свои войска еще ниже в фиорде и остались дожидаться, пока бомбардировщики подавят батареи, а парашютисты захватят аэродромы. Эта задержка позволила скрыться королю и правительству, а также вывезти золотой запас.

Через несколько часов стало ясно, что вторжение увенчалось блестящим успехом. Однако потери среди танкеров и судов снабжения, в основном от атак многочисленных британских подводных лодок, оказались велики. Это осложнило положение эсминцев в портах северной Норвегии. Дания была оккупирована в то же утро без помощи флота. На западных подходах к Скагерраку были выставлены оборонительные минные заграждения.

Однако самые тяжелые испытания флота были еще впереди. Корабли следовало вернуть в Германию из портов, где их легко мог блокировать и уничтожить поднятый по тревоге британский флот. Некоторые корабли отправились назад в ту же ночь. Однако британская подводная лодка "Труант" перехватила легкий крейсер "Карлсруэ" южнее Кристиансанда. Торпеды "Труанта" так повредили крейсер, что кораблям эскорта пришлось затопить его. Легкий крейсер "Кёнигсберг" не успел отремонтировать свои повреждения, и британские пикирующие бомбардировщики поймали его на следующее утро у стенки в Бергене. Крейсер получил 3 бомбы и заработал сомнительную славу первого в истории крупного корабля, потопленного вражеской авиацией. Люфтваффе отомстили, чуть позднее потопив британский легкий крейсер "Карлью".

Подход к Нарвику с моря лежал через длинный и узкий Уфут-фиорд, продолжение Вест-фиорда. Более мелкие фиорды, стиснутые скалистыми мысами, изрезали его берега. Сам город лежит на берегу одного из таких мелких фиордов ближе к восточному концу Уфут-фиорда. 5 германских эсминцев, пополнявшие запасы топлива у городской пристани, были захвачены врасплох атакой 3 британских эсминцев капитана 1 ранга Б.А.У. Уобертона-Ли. Торпедами и артиллерией англичане потопили 2 эсминца и 3 повредили. В бою, длившемся всего несколько минут, погиб и коммодор Бонте. Британцы отошли в главный фиорд, но вернулись еще с 2 эсминцами, чтобы потопить 6 торговых судов. Потом они направились в открытое море.

Отважная атака капитана 1 ранга Уобертона-Ли принесла ему Крест Виктории, который он так и не увидел. Когда англичане уже торжествовали победу, с противоположной стороны фиорда внезапно выскочили 3 германских эсминца, а еще 2 отрезали англичанам путь отхода. В последовавшем ожесточенном бою Уобертон-Ли был убит, а 2 его эсминца пошли на дно. Остальные 3 сумели удрать, хотя 1 из них был тяжело поврежден. На обратном пути возле устья фиорда англичане заметили и обстреляли германский транспорт. Он немедленно взорвался, так как перевозил боеприпасы для десанта.

Позднее в тот же день "Кёльн" покинул Берген, "Хиппер" и эсминцы вышли из Тронхейма, а "Лютцов" — из Осло. Линкоры тоже повернули домой, успешно завершив операцию по отвлечению флота противника от берегов Норвегии. Благодаря плохой погоде все благополучно избежали встречи с британским Флотом Метрополии, хотя "Хиппер" разминулся с противником буквально на волосок. 12 апреля крейсер присоединился к линейным крейсерам. "Кёльн" был замечен уже на подходах к берегам Германии. Только "Лютцов", которому предстояло пройти меньше других, оказался несчастливым. Подводная лодка "Спиэрфиш", с большой отвагой действовавшая глубоко в Каттегате, так тяжело повредила его торпедой, что карманный линкор с большим трудом удалось дотащить на буксире до порта. Он простоял на ремонте целый год. Более мелкие корабли сумели прорваться в Германию, понеся некоторые потери.

Нехватка топлива задержала 8 эсминцев в Нарвике. Они прождали целых 3 дня второго боя у Нарвика. Единственную поддержку им оказали подводные лодки Деница, развернутые вдоль побережья Норвегии. 13 апреля британский линкор "Уорспайт", прикрытый 9 эсминцами, двинулся через Вест-фиорд к городу. Впереди летел разведывательный гидросамолет. Германская подводная лодка, попытавшаяся под перископом выйти в атаку на линкор, налетела на камень, выскочила на поверхность и едва сама не стала жертвой. Наблюдатель самолета сообщил эскадре об эсминце, стоящем в засаде в крохотной бухточке. Потом самолет заметил другую подводную лодку выше в фиорде и потопил ее бомбами.

Британские эсминцы потопили стоящий в засаде корабль и вступили в схватку с 6 боеспособными германскими эсминцами. 15" орудия "Уорспайта" сделали бой скоротечным. Только 1 германский эсминец был потоплен в главном фиорде, остальные разбежались в разные стороны, однако так и не сумели спастись. К вечеру из 10 эсминцев, высадивших 4 дня назад войска в Нарвике, не осталось ни одного. 2100 уцелевших моряков присоединились к 2000 альпийских стрелков в городе и подготовились встретить англичан, если те высадятся, хотя им не хватало боеприпасов. Весь автотранспорт попал в руки англичан, когда их эсминец перехватил судно снабжения. Английские потери ограничились повреждением 2 эсминцев.

Редер обсуждал положение с Гитлером, когда начался второй бой у Нарвика. Предполагалось, что использование вспомогательных крейсеров частично компенсирует отсутствие в Атлантике "Лютцова". Предполагалось, что действия этих кораблей отвлекут силы англичан и помешают им нанести ответный удар всеми силами. Обсуждалось выделение подводных лодок для снабжения Нарвика и атак британских кораблей.

К берегам Норвегии и Англии были отправлены 30 подводных лодок — все, что имелось на тот момент, включая учебные флотилии. Дениц передвигал их с места на место, по мере изменения ситуации. Немцы надеялись, что такая концентрация подводных лодок принесет значительные результаты, но у подводников обнаружились свои проблемы. Два раза они не только не помешали противнику, но даже не заметили британские эскадры, идущие к Нарвику. Хотя отчасти в этом повинна плохая погода, данный случай только еще раз подчеркнул, что низкая рубка подводной лодки, качающейся на волнах, очень плохой наблюдательный пункт. Но когда начались ответные атаки англичан, подводные лодки нашли много целей.

2 аса-подводника, каждый из которых уже имел Рыцарский Крест, оказались в прекрасной позиции. В полдень 11 апреля капитан-лейтенант Герберт Шульце обнаружил тяжелый крейсер и выпустил по нему 3 торпеды. Он услышал один взрыв, но, увы, слишком далеко от цели. Остальные торпеды прошли мимо. Вечером того же дня он обнаружил еще 1 тяжелый крейсер. Все 3 торпеды взорвались преждевременно. На Деница обрушился целый поток подобных сообщений. Он приказал своим командирам использовать только контактные взрыватели, не трогая магнитные. Через несколько дней Шульце натолкнулся на "Уорспайт", покидающий Вест-фиорд после уничтожения германских эсминцев в Нарвике. Неисправные торпеды спасли линкор и 2 эсминца от больших неприятностей.

Через день наступил через Гюнтера Прина. Рубку его лодки U-47 украшал "Пыхтящий бык" Скапа Флоу. Прин обнаружил группу британских кораблей, стоящих на якоре несколькими перекрывающимися рядами северо-западнее Нарвика. Они выгружали войска для наступления на захвативших город немцев. После наступления темноты Прин вышел в атаку под перископом. В качестве целей он выбрал 2 крейсера и 4 транспорта и выпустил по ним 4 торпеды. Цели были абсолютно неподвижны. Но ничего не произошло! Прин отвернул в сторону и перезарядил аппараты. На сей раз он выпустил еще 4 торпеды, но уже из надводного положения. На сей раз прогремел 1 взрыв. Торпеда отвернула в сторону в попала в скалистый берег фиорда. Взбешенный Прин повел U-47 в море. Однако он выскочил на мель, а позади британские эскортные корабли уже обшаривали фарватер. Дав полный назад обоими дизелями, продув носовые цистерны и заставив людей раскачивать лодку, бегая взад — вперед, Прин сумел сняться с мели. Несмотря на глубинные бомбы англичан, Прин сумел выскочить из фиорда в море.

В отчаянии Дениц отозвал лодки из фиорда и вызвал начальника торпедного отдела. 17 апреля он снова приказал лодкам использовать магнитные взрыватели, но не в фиордах. Он отозвал все лодки от берегов южной Норвегии. Через 2 дня Прин обнаружил "Уорспайт" и выпустил по нему 2 торпеды. Единственным результатом оказался взрыв торпеды в конце пробега, который привлек свору эсминцев и стал причиной ожесточенной бомбежки. На следующий день он обнаружил конвой, но отказался рисковать лодкой и экипажем для еще одной бессмысленной атаки. Прин сказал, что не следует ждать, что он "будет сражаться с неисправной винтовкой".

Печальный счет норвежской кампании пополнили 4 подводные лодки в обмен всего на 1 британский транспорт. 14 атак против крейсеров, 10 против эсминцев и 15 против транспортов оказались бесплодными. Линкор "Уорспайт" 4 раза подвергался атакам. Самым важным вкладом подводных лодок в Норвежскую операцию стали 6 походов с припасами для егерей в Нарвик. Конечно, результат был бы совсем иным, если бы лодки имели надежное оружие.

Начиная с 14 апреля англичане и их союзники начали высаживать войска рядом с Тронхеймом и Нарвиком. Они захватили этот город и отогнали немцев вглубь полуострова. Люфтваффе мешали британским войскам и флоту. Они потопили легкий крейсер и несколько эсминцев, более мелких кораблей. Были повреждены несколько кораблей, в том числе тяжелый крейсер. Немецкие подкрепления хлынули в Осло. В южной Норвегии была быстро создана группировка войск, которая развернула наступление на север, чему союзники даже не пытались помешать. Британские подводные лодки потопили несколько германских судов, в основном в первые дни кампании, потеряв 2 лодки в первую неделю боев. Третья, минный заградитель "Сиил", подорвалась в Каттегате на германской мине. Она всплыла не без труда и была захвачена германскими охотниками за подводными лодками, так как не была оснащена подрывными зарядами.

Действия англичан принесли Гитлеру несколько тревожных моментов и создали ряд проблем для Редера. 22 апреля были рассмотрены несколько проектов: выход тяжелых кораблей с целью помешать переброске британских подкреплений; снабжение войск в северной Норвегии с помощью подводных лодок. Редер настаивал на минировании Скапа Флоу. Однако Геринг отказался, заявив, что его пилоты слишком неопытны для такой операции.

26 апреля большая часть подводных лодок освободилась для удара по торговому судоходству после отвода от берегов Норвегии из-за неисправных торпед. Пришлось также обсуждать такие меры обороны Норвегии, как минные заграждения, береговые батареи и противолодочные сети. Поводом к этому послужила неудачная вылазка французских кораблей в Скагеррак. Проблема обороны Норвегии беспокоила Гитлера всю войну. Он также предложил использовать крупные транспорты для переброски войск в Тронхейм. Но Редер сумел убедить его не предпринимать такого рискованного шага.

В этот период вспомогательные крейсера "Атлантис" и "Орион" впервые заявили о своем существовании. Они посылали радиограммы якобы от британских судов, атакованных рейдерами типа "Дойчланд", ставили мины, сами уничтожали британские транспорты. Таким образом они надеялись отвлечь на себя британские корабли.

В середине мая ремонт поврежденных "Хиппера" и "Гнейзенау" близился к завершению. Они могли выйти в море в начале июня. Чтобы облегчить положение германских войск в Нарвике, был запланирован обстрел британских позиций в Харстаде. После этого планировался поиск далее на север, чтобы перерезать британские коммуникации. Это могло облегчить положение германских войск в южной Норвегии. Под прикрытием этих кораблей предполагалось провести конвой в Тронхейм.

Между тем германское Верховное Командование не подозревало, что наступление германских войск на север от Осло при поддержке авиации уже решило исход боев на суше. Угроза наступления немцев со стороны Балтики через Швецию, необходимость перебрасывать войска Западный фронт, все более угрожающая позиция Италии, которая вынуждала перебрасывать корабли на Средиземное море — все это вместе взятое ускорило отступление англичан. 3 мая они оставили район Тронхейма, а 8 июня — Нарвик, предварительно взорвав все, что было можно.

Германская эскадра, состоящая из линейных крейсеров "Шарнхорст" и "Гнейзенау", тяжелого крейсера "Хиппер", 4 эсминцев и судна снабжения вышла в море 4 июня под командованием только что произведенного в адмиралы Вильгельма Маршалла. Она следовала на север 4 дня, после чего оказалась в гуще британских судов, вывозящих войска из Нарвика. 5 июня самолеты-разведчики сообщили Маршаллу о 5 группах британских кораблей. На следующее утро германские корабли вышли на широту Нарвика. Они заметили и быстро потопили пустой танкер и сопровождавший его траулер. Вскоре после этого были замечены пустой войсковой транспорт и госпитальное судно. Немцы его не тронули, а оно в свою очередь не стало использовать радио. Но транспорт водоизмещением 20000 тонн пошел на дно. В этот момент вмешалась группа "Вест", приказав оставить конвои "Хипперу" с эсминцами, а линейным крейсерам заняться военными кораблями, судоходством и складами в районе Харстада. Маршалл игнорировал этот приказ, так как авиаразведка ничего не сообщила ему о складах, а единственной достоверной информацией было сообщение о полном отсутствии судов в порту. Он отправил крейсер и эсминцы в Тронхейм для дозаправки. Это позволило им решить свою вторую задачу — атаковать британские корабли, угрожавшие прибрежному флангу германских войск.

Маршалл держал "Шарнхорст" и "Гнейзенау" далеко в море, выискивая цели (особенно авианосцы), о присутствии которых ему сообщала корабельная служба радиоперехвата. Буквально через 3 часа после того, как 8 июня он разделил свое соединение, на горизонте был замечен дымок. Стоял прекрасный солнечный день, видимость была почти предельной. Поэтому уже через несколько минут противник был опознан как авианосец "Глориес" и 2 эсминца. Ринувшись в атаку, "Шарнхорст" открыл огонь с дистанции 14 миль. Авианосец не имел самолетов в воздухе по причинам, которые так и остались неизвестными. Немецкие артиллеристы быстро добились попаданий в полетную палубу, вскрыв ее "как консервную банку" по словам Маршалла. Эсминцы "Акаста" и "Ардент" бросились в атаку на своих огромных противников, чтобы защитить беспомощный авианосец. Они поставили дымзавесу и открыли огонь из 4.7" орудий, после чего выпустили торпеды. Однако их отважный выпад стал просто самоубийством. "Глориес" уже горел, его топливо и боеприпасы пылали и взрывались. Авианосец потерял ход, и экипаж покинул корабль. "Ардент" был накрыт огнем 11" орудий и быстро затонул. "Акаста" выпустил последние торпеды. Их следы не были заметны, и потому капитан "Шарнхорста" ошибся в расчетах. Он в течение 3 минут выполнял маневр уклонения, а потом снова повернул на противника — и слишком рано. Британский эсминец был уничтожен огнем 2 линейных крейсеров, но "Шарнхорст" получил торпеду под кормовую башню и был тяжело поврежден. Адмирал Маршалл, который командовал немецкой эскадрой в самом успешном бою со дня сражения при Коронеле в 1914 году, повел свои корабли назад в Тронхейм, бросив англичан в море.

Вполне возможно, что торпеда "Акасты" спасла конвой с 14000 солдат, который находился в 100 милях дальше на север прямо по курсу у немцев. Эта торпеда также помешала немцам спасти остатки английских команд, так как они решили, что ее выпустила подводная лодка. Германская служба радиопомех была очень эффективна. Только через 2,5 дня жалкие остатки команд были обнаружены, спасти удалось всего 26 человек. Только тяжелый крейсер "Девоншир" перехватил часть сильно искаженной радиограммы "Глориеса", но не решился сделать запрос. На борту крейсера находился король Норвегии, и он был в 100 милях от района боя.

КВВС атаковали германские корабли в Тронхейме через 3 дня. Флот Метрополии, бессмысленно метавшийся между Фарерскими островами и Исландией, получая ложные сигналы тревоги, занятый эвакуацией Дюнкерка, сумел нанести удар только через 5 дней. Бомбардировщики "Арк Ройяла" нанесли удар по Тронхейму, несмотря на сильное противодействие истребителей и зенитный огонь. В "Шарнхорст" попала только 1 бомба и та не взорвалась. За это англичане заплатили 8 самолетами. 20 июня "Гнейзенау" и "Хиппер" вышли в направлении Исландии, чтобы прикрыть возвращение "Шарнхорста" в Германию. Однако подводная лодка "Клайд" сорвала этот выход, всадив торпеду в "Гнейзенау". Корабли вернулись в Тронхейм. Наконец все они вернулись в Германию, причем большая часть крупных кораблей тут же отправилась на ремонт. Так завершилась Норвежская кампания, но ее последствия ощущались еще очень долго.

Штаб РВМ обрушился на адмирала Маршалла за отказ от предложенного плана. Маршалл заспорил с Редером, утверждая, что командующий в море должен действовать по своему усмотрению, и что командование Группы "Вест" только мешало ему все время. Эти склоки довели Маршалла до болезни, и ему потребовался длительный отпуск для поправки здоровья. Через 2 года он сам был назначен командующим Группой "Вест", и решил, что полностью отомщен.

Маршалл стал вторым германским командующим флотом, ушедшим в отставку за пол года. Его предшественник адмирал Герман Бём тоже имел разногласия с Редером на роль командующего эскадрой и относительно использования тяжелых кораблей для прикрытия минных постановок с эсминцев в первые 2 месяца войны. Ему отдали пост командующего морскими силами в Норвегии. Следующим командующим флотом после Маршалла стал вице-адмирал Гюнтер Лютьенс, который пытался выполнять все приказы командования максимально точно. Это привело к самой крупной трагедии германского флота.

Пока длилась Норвежская кампания, Дениц потребовал расследовать причины отказа торпед, что привело к нескольким судебным разбирательствам. Механические дефекты устранялись один за другим, но только к февралю 1942 года удалось устранить неисправности установки глубины, а надежный магнитный взрыватель появился только в декабре этого года. До тех пор приходилось использовать улучшенный контактный взрыватель. Так как взрыв у борта корабля не столь опасен, как взрыв под килем корабля. Для уничтожения цели требовалось больше торпед. В результате корабли отделывались только повреждениями, а подводным лодкам приходилось досрочно завершать патрулирование после израсходования торпед.

Значение Норвегии, как базы для действий против Англии было не столько велико, как предполагалось ранее. После падения Франции в руки немцев попали порты Бискайского залива и аэродромы на берегах Ла Манша. Но доступ в Атлантику и к французским базам был бы гораздо труднее без баз в Норвегии. Норвежским портам не хватало оборудования, страну переполняли норвежские и британские шпионы, которые следили за всем и вся. Путь через Исландские проливы был опасен для надводных кораблей — хотя он и был гораздо короче и надежнее старого маршрута между Норвегией и Шетландскими островами, а потом мимо Исландии. Сама Исландия была оккупирована англичанами.

Отношение русских можно характеризовать как благожелательный нейтралитет. Как только они узнали о вторжении в Норвегию, они решили, что Германия пытается обезопасить свой фланг от действий союзников. Уже через год им пришлось оценить эти германские базы в новом свете.

Перевозки железной руды временно прекратились, но потом возобновились снова. Экономические выгоды оправдывали потери: доставка руды из Швеции теперь не подвергалась опасности, а торговля Великобритании со Скандинавией прекратилась.

Потери союзников на море составили 1 авианосец, 2 крейсера, 9 эсминцев, 6 подводных лодок, несколько мелких кораблей. Были повреждены 4 крейсера, 8 эсминцев и несколько других кораблей. Это было неприятно, однако терпимо. Если бы немцы имели более эффективные торпеды, все могло обернуться иначе.

Потери немцев оказались тяжелыми, но так и предполагалось. 1 тяжелый крейсер, 2 легких крейсера, 10 современных эсминцев, 4 подводных лодки и несколько мелких кораблей были потоплены. 2 линейных крейсера, 1 карманный линкор, 1 тяжелый крейсер и ряд других кораблей получили повреждения. Ремонт тяжелых кораблей затянулся, что было особенно плохо, так как позволило англичанам перебросить флот на Средиземное море. Но единственными потерями, которые повлияли на ход войны в океане, стали тяжелый крейсер "Блюхер" (вообще-то корабль с умеренной дальностью плавания) и 4 подводные лодки. Остальные корабли были пригодны только для прибрежной войны, и их гибель не изменила стратегической ситуации.

Но Германия потерпела серьезное поражение в сфере политики. Король Норвегии и правительство сумели спастись. Хотя немцы вынудили капитулировать норвежскую армию, они так и не сумели добиться поддержки народом своего режима.

А в целом Норвежскую кампанию можно считать блестящим военным успехом.

"Морской лев": Нерешительные победители

июнь 1940 — сентябрь 1940

"Зитц-криг" завершился 10 мая 1940. Германские танковые дивизии устремились на запад через Люксембург и Арденнский лес. "Странная война" дала в результате 50-мильный разрыв между французской армией на линии Мажино и британской армией на севере. Через несколько дней линия Мажино стала памятником французскому пораженчеству. Быстро забылась бравада песенки: "Мы развесим выстиранное белье на линии Зигфрида". Британские колонны, пытаясь вырваться из ловушки, бросились назад к спасительному побережью под неумолчный вой германских пикировщиков. А в ушах у них отдавался лязг германских танков, несущихся на юг. Потом немцы повернули на север, чтобы уничтожить британскую армию.

Эвакуация Дюнкерка в период 27 мая — 5 июня стала проблемой Люфтваффе, так как флот увяз в Норвегии. Торпедные катера потопили несколько эсминцев и других кораблей, но на этом участие флота в операции и закончилось. Маленькие германские подводные лодки, действующие в узких проливах, кишащих британскими эскортными судами, мало чего добились, хотя в это время они получили право вести неограниченную подводную войну. Мины не использовали, опасаясь политических последствий. Эвакуация союзников была великолепным примером решительных действий флота, несмотря на противодействие противника с воздуха. Однако и условия действий Люфтваффе тоже не были идеальными. Готовность англичан и французов пойти на серьезные потери сделала операцию возможной.

Голландский флот ушел в Англию, как и ожидалось. Он остался верен королеве в изгнании. Голландские морские базы вскоре начали использоваться германскими легкими силами.

Французский флот сначала покинул базы в Ла Манше, а потом и все Атлантическое побережье. Большая часть кораблей была отведена в Северную Африку. В руки немцев не попал ни один военный корабль. Коммандос германского флота следовали за армейскими танками, что бы захватить как можно больше кораблей, но их было слишком мало, чтобы действовать самостоятельно. Вообще неожиданно большая скорость продвижения сорвала любое планирование внезапных операций, чтобы захватить какие-то корабли раньше, чем французы успеют увести их или взорвать. Крайне сомнительно, чтобы армейское командование вообще придавало хоть минимальное значение подобным операциям, а взаимодействие видов вооруженных сил было как обычно плохим. Во время французского отступления большая часть наиболее ценных кораблей, таких как недостроенный линкор "Жан Бар" ускользнула буквально из-под носа у немцев, всего за несколько часов до того, как они ворвались в Сен-Назер. Так зенитная артиллерия линкора еще не действовала, пикировщики легко могли остановить недостроенный корабль, но…

Гитлер одержал свою величайшую победу и дал флоту самые благоприятные возможности начать океанскую войну против единственного оставшегося противника Германии. Однако прежде всего следовало выпутаться из клубка противоречий внутри военного руководства самой Германии и уже потом заниматься планированием действий в Атлантике. Ведь интересы Редера, Гитлера, Геринга и Гальдера (начальника Генерального Штаба армии) зачастую противоречили друг другу.

Уже в начале ноября 1939 года Редер начал ждать, что от него потребуют организовать вторжение в Англию, если армия начнет планировать форсирование Ла Манша. Он приказал Штабу РВМ изучить то, что казалось чисто академической проблемой. Результаты были отправлены в штабы армии и ВВС, чтобы показать, что такая операция имеет шансы на успех. Однако Люфтваффе высказались против, а армия выставила совершенно непомерные требования. Ни Гитлер, ни OKW не были проинформированы об этом, так как быстрого поражения Франции никто не мог предсказать. Ни в то время, ни позднее, никто не выступил решительно в поддержку плана "Морской лев" — планируемого вторжения в Англию. Однако потенциальные результаты такого вторжения все-таки дали толчок началу проработок.

В конце мая 1940, когда германская армия вышла на берега Ла Манша, Гитлер еще не думал всерьез о следующем шаге в войне против Британии. На совещании 21 мая 1940, когда Редер впервые представил результаты работы Штаба РВМ, они мало заинтересовали Гитлера. Редер сделал все возможное, чтобы подчеркнуть новые стратегические возможности, однако это дало мало пользы.

Неизбежный крах Франции не привел к заметным изменениям в ситуации. Размер армии был сокращен на одну пятую, и кроме флота больше никто не думал всерьез о плане "Морской лев". Действия армии ни в коем случае нельзя было расценивать как серьезную подготовку, скорее это была симуляция работы, чтобы отрапортовать в случае получения директивы. Французы запросили перемирия, и наступил звездный час Черчилля, когда он произнес свою знаменитую речь 4 июня, которая, впрочем, не произвела большого впечатления на Гитлера. 20 июня Редер доложил Гитлеру о мерах, предпринятых флотов в ходе подготовки вторжения, однако Гитлер никак на это не отреагировал. Редер подчеркнул необходимость добиться господства в воздухе, однако нет никаких указаний, что данный вопрос обсуждался со штабом Люфтваффе. Штаб армии считал операцию практически невозможной, и не делал ничего. Единственным признаком интереса Гитлера стало его посещение Западного фронта в сопровождении соратников по Первой Мировой войне. Он посетил Париж, где приказал готовить парад победы. После этого он провел конец июня и начало июля в Шварцвальде, отдыхая от дел. 6 июля он торжественно вернулся в Берлин — но почти сразу отправился обратно в свое горное убежище, где мало занимался вопросами руководства войной. Похоже, что он считал войну закончившейся.

Именно в первую неделю июля армия и OKW впервые обратили внимание на план "Морской лев". Но было потрачено еще несколько недель, прежде чем 1 июля штабы армии и флота начали обсуждение технических сторон проблемы. Поскольку в основной директиве утверждалось, что необходимо достижение господства в воздухе, все конкретные задачи войскам ставились, исходя из этого предположения. От армии потребовали рассмотреть вопрос поддержки десанта береговой артиллерией и обеспечить точную информацию о силах англичан. Люфтваффе должны были оценить шансы на достижение господства в воздухе, надежность этого господства и значение выброски воздушных десантов. Флот был самым слабым из 3 видов вооруженных сил, однако ему предстояло решить самые важные задачи. Он должен был обеспечить высадку войск и подавление британской береговой обороны, оценить потребность в судах и их наличие, выбрать наилучшие морские маршруты для высадки на широком фронте от 25 до 40 механизированных дивизий. Даже на первый взгляд проблема была крайне сложной, так как в этот момент немцы не имели вообще никаких крупных кораблей, которые были крайне важны для прикрытия армады транспортов и десантных судов.

3 июля англичане подтвердили свою решимость сражаться до конца, атаковав французский флот в порту Оран. Британия серьезно готовилась к затяжной войне, уничтожая любые морские силы, которые потенциально могли оказаться в руках Гитлера. Удар был нанесен, несмотря на заверения французов, что их корабли никогда не попадут в руки немцев. Решение англичан атаковать своего бывшего союзника подтвердило, что они не считают "Морской лев" чисто академической проблемой.

Через неделю OKW известило флот, что остальные виды вооруженных сил располагают ограниченными возможностями. Определив "Морской лев", как в основном транспортную проблему, Штаб РВМ заявил, что район Дувра — это единственное возможное место для крупной высадки из-за необходимости прикрыть десант от атак с моря и воздуха. От армии и ВВС потребовали определить их оперативные планы, однако при этом подчеркнули географические ограничения. Всплыли все старые вопросы, начиная с нехватки разведданных до сомнений в эффективности стрельбы береговых орудий через пролив.

11 июня Геринг встретился с Гальдером. Он заявил, что уничтожит КВВС в течение месяца или меньше. Но Редер, на которого упала самая тяжелая часть проекта, выказал гораздо меньше оптимизма, когда в этот же день встретился с Гитлером. Он отстаивал усиление действий подводных лодок и авиации в рамках объявленной Гитлером "осады Британии". Редер также предложил заставить англичан в полной мере ощутить тяжесть войны, попытавшись сократить британский импорт, заминировав Темзы и нанося удары с воздуха по таким городам, как Лондон и Ливерпуль. Он полагал, что такие действия могут заставить англичан пойти на переговоры. "Морской лев" становился последним козырем, пускать в ход который не рекомендовалось. Он требовал господства в воздухе, очистки от мин фарватеров следования десантной армады и прикрытия их с флангов плотными минными заграждениями. Подготовка операции такого масштаба легла бы тяжелым бременем на экономику Германии, особенно на ее речной транспорт. Гитлер вроде бы согласился с Редером, упомянув свои любимые тяжелые орудия, и перешел к иным проблемам. Он все еще не мог оценить значения "Морского льва".

Гитлер обсуждал британскую проблему с армейскими лидерами спустя 2 дня. Он отметил упрямое нежелание Британии идти на мирные переговоры и запросил рекомендации. 15 июля OKW издало приказ, основываясь на рекомендациях армии, в котором требовало готовности к проведению операции "Морской лев", начиная с 15 августа. 16 июля была выпущена Директива 16, застигшая флот врасплох. Перед ним встали совершенно неожиданные проблемы сроков и размаха операции. Директива 16 несла ясный отпечаток армейского мышления и имела элемент неопределенности: уничтожение Британии, как базы для высадки противника в Германии, предполагалось только "в случае необходимости". "Морской лев" предусматривал внезапную высадку войск на широком фронте от Рамсгейта до бухты Лайм (200 миль), причем Люфтваффе должны были сыграть роль артиллерии, а флот — саперов. Предполагалось, что КВВС будут уничтожены, поэтому тральные и минно-заградительные операции станут возможными, а тяжелая береговая артиллерия будет прикрывать действия на море. Итальянцы должны были связать большую часть британского флота на Средиземном море. Флот Метрополии предполагалось в Северном море сделать объектом мощных бомбовых и торпедных ударов. Отдельным вопросом был захват острова Уайт или побережья Корнуолла, а также использование парашютистов. Снова никто решительно не высказался в пользу вторжения. Операция начала все больше и больше затягивать Редера, особенно потому что армия начала проявлять к ней неожиданный интерес, рассматривая ее как на форсирование очень широкой реки.

Через 3 дня Редер послал OKW меморандум, в котором излагал точку зрения флота на эту проблему. Это совпало по времени с выступлением Гитлера в рейхстаге, в котором он сделал весьма туманные предложения мира Британии. Положения этого меморандума обсуждались до осени и без малейшего толка. Сначала Редер рассматривал проблему чисто механически. Поврежденные порты, имеющие ограниченные возможности, непредсказуемая погода, быстрые течения, высокие приливы были крайне опасны для десантных судов на открытом побережье. Затем оценивались оборонительные возможности англичан. Полностью расчистить британские минные заграждения не представлялось возможным. А германские мины вряд ли остановят британский флот, который может изолировать первую волну десанта на английском берегу, несмотря на помощь германского флота. Способность Люфтваффе сломить сопротивление КВВС и подавить оборону без помощи доставленной морем тяжелой артиллерии выглядела сомнительной.

Несмотря на эти огромные трудности, Редер утверждал, что нельзя сделать окончательное заключение, пока не будет решена транспортная проблема. Дальнейшие комментарии Штаба РВМ утверждали, что англичане хорошо подготовились к отражению высадки, используя все свои морские, воздушные и сухопутные силы, и застигнуть их врасплох не удастся.

Несмотря на оптимизм армии и OKW, уже планировавших операции, исходя из захвата Англии, Гитлер оставался не уверен в значимости "Морского льва". 21 июля было проведено совещание с участием Редера, главнокомандующего армией фельдмаршала Вальтера фон Браухича и начальника штаба ВВС генерала Ганса Йешоннека. Гитлер заявил, что у Англии не осталась союзников, и окончание войны с ней хотя и желательно, но не является крайне необходимым. Гитлер охарактеризовал "Морской лев" как смелую операцию против решительно настроенного противника и упомянул вопросы, поставленные Редером. Однако но утверждал, что необходимо использовать 40 дивизий, если уже будет решено начать вторжение. Из-за плохой погоды осень в Ла Манше, он определил 1 сентября как конечный срок подготовки к операции, а 15 сентября как дату завершения битвы в воздухе и постановки минных заграждений. Был обсужден ряд вопросов, касающихся морской части операции. Однако совещание закончилось заявлением Гитлера, что если к 1 сентября подготовка операции не будет завершена, это помешает реализации иных планов.

В течение всего периода планирования "Морского льва" было заметно странное отношение Гитлера к Англии — смесь ненависти и восхищения. Он не понимал морской мощи и опасался ее силы. По этой причине, а также потому, что Англию населял народ, родственный немцам, он хотел заключить с ними союз. Однако в то же время над ним витал призрак еще одного блестящего триумфа — особенно, если победы можно будет достичь с малым риском.

Весь июль и начало августа многие вопросы приняли конкретные формы. Было решено, что первый эшелон будет состоять из 100000 человек. Величина последующих эшелонов так и не была определена.

После Дюнкерка Люфтваффе почти бездействовали. Частые налеты малыми силами помогли летчикам освоить ночные полеты и испытать новые навигационные системы. Была опробована система радионаведения на цель в ночное время. Однако эти налеты причиняли мало вреда, и англичане получили время воссоздать КВВС. Только удары по прибрежным конвоям вынудили британскую авиацию вступить в серьезные бои. В этих стычках преимущество оказывалось на стороне немцев, так как их базы были достаточно близко, а англичанам не хватало времени сосредоточить свои воздушные силы. Но даже операции в прибрежных водах велись малыми силами, и потери обеих сторон оказались невелики. 21 июля Люфтваффе имели 3500 самолетов в составе 3 воздушных флотов. Истребительная авиация начала совершать большими силами вылеты в южную Англию в надежде, что истребители КВВС примут вызов. Это позволило бы перемолоть силы англичан. Но англичане не сумели организовать сосредоточение истребителей, и немецкие самолеты, которые имели малую дальность полета, просто не могли искать их. Когда начали совершать налеты бомбардировщики под прикрытием истребителей, произошло несколько столкновений, но результаты были совершенно неудовлетворительны для Люфтваффе.

Следующие несколько недель флот продолжал подготовку, исходя из требований Директивы 16. Однако было решено высадить 13 дивизий (260000 человек), а не 40. Пока никак не удавалось согласовать желание армии высаживаться на широком фронте и ограниченные возможности флота, способные обеспечить только узкий фронт высадки. Кроме того, армия требовала завершить высадку в течение 2 — 3 дней, а флот мог произвести ее только за 10 дней. Редер думал, что "Морской лев" получит высокий приоритет, и если удастся добиться господства в воздухе, к концу августа он сможет обеспечить выполнение основных требований.

Однако ведущаяся подготовка не означала, что Редер утвердил операцию. Он был по-прежнему осторожен. 31 июля на встрече с Гитлером он высказал наиболее развернутое изложение позиции флота. Указав, что 15 сентября может быть самой ранней датой, Редер вновь поднял старые вопросы, указав на уязвимость транспортов и необходимость более узкого фронта высадки. Потом он порекомендовал отложить высадку сразу на 8 месяцев — до мая 1941! Гитлер все еще настаивал на том, чтобы попытаться подготовить операцию к 15 сентября, отложив принятие окончательного решения, чтобы дождаться результатов массированного воздушного налетов, которые он приказал провести с 30 июля по 5 августа. После совещания он издал директиву, в которой подчеркивал, что намеченной датой является 15 сентября, однако подготовка будет продолжаться и позже, если будет принято решение задержать начало операции. При этом подготовка не должна была наносить ущерб экономике Германии.

Решающая воздушная битва началась на удивление мирно. Несколько ночей сбрасывались только листовки. В них излагалась "мирная речь" Гитлера, и сам факт использования листовок предоставлял англичанам шанс, которым они могли воспользоваться. Удары англичан по минно-тральным флотилиям и десантным судам Гитлер, похоже, в расчет не принимал. Не произвел впечатления на Гитлера и отказ англичан от посредничества шведского короля, который предложил организовать мирные переговоры.

Операция "День орла" была отложена до 15 августа по погодным условиям. Но в этот день в налете на Англию приняли участие 1790 самолетов. В течение последующих 2 недель самолеты Геринга наносили удары по самым различным целям. К операции было привлечено 2669 самолетов. Немцы бомбили прибрежные города и судоходство, промышленные центры (особенно авиазаводы), передовые аэродромы истребительной авиации, радиолокационные станции. Результаты были неясными, цели менялись изо дня в день, что отражало неопределенность в постановке стратегических задач. Массированный налет 15 августа стоил немцам 76 самолетов, но привел к небольшим результатам, так как КВВС отбили 4 из 5 основных ударов. Британские истребители очень эффективно действовали против бомбардировщиков, поэтому в следующие несколько дней количество бомбардировщиков в ударных группах упало менее одной четвертой, все остальные самолеты были истребителями. Слишком уязвимые Ju-87 были выведены из боя. Немцы временно потеряли тактическую гибкость, так как были вынуждены прикрывать собственные бомбардировщики, а не охотиться за британскими истребителями.

А на стратегическом уровне тоже разыгрывалась решающая битва. 7 августа произошла решающая встреча начальников штабов армии и флота — генерал-полковника Гальдера и вице-адмирала Отто Шнивинда. Представители флота опять указали на преимущества форсирования пролива на узком фронте и повторили, что требуется максимальная концентрация тральщиков, оборонительных минных заграждений, самолетов, береговой артиллерии и десантных судов. Но Гальдер уподобил такое сосредоточение попытке пропустить его войска через мясорубку. Вокруг Дувра местность крайне благоприятствовала обороне, и его танки начисто потеряют свободу маневра и внезапность действий. Главнокомандующий армии фельдмаршал Браухич поддержал Гальдера, и сам нашел поддержку в стенах OKW, так как Йодль все еще надеялся, что Люфтваффе сумеют сломать хребет англичанам.

Редер 13 августа попросил Гитлера принять решение. Фюрер ответил, что он сделает это после встречи с армейским командованием и уточнения результатов бомбардировок. Гитлер снова согласился с Редером, который считал операцию "Морской лев" крайним средством — если она провалится, это принесет Британии колоссальную победу.

Через несколько недель был выработан компромисс. Это не удовлетворило обе стороны, но было признано, что существуют ограничения по тоннажу. Высадка в бухте Лайм была отменена. Высадка в районе Брайтона на востоке превратилась в отвлекающую диверсию, там предполагалось высадить всего 4000 — 5000 солдат. В Рамсгейте высаживались примерно такие же силы парашютистов. Основную высадку производили 6 пехотных дивизий на относительно узком участке в течение 6 дней. Войска предполагалось перебросить в основном на баржах — 1722 баржи с 471 буксиром. Одновременно немцы предполагали использовать 1161 катер и 155 небольших транспортов водоизмещением от 3000 до 5000 тонн. Задачу прикрытия должны были решить Люфтваффе при поддержке 13 береговых орудий калибром от 11" до 15". Предполагалось поставить 6800 мин. В операции участвовали 27 малых судов с артиллерией калибром не более 3". Кроме того 4 пустых больших транспорта под прикрытием 4 крупных кораблей должны были направиться к северо-восточному побережью Англии. "Хиппер" и "Шеер" должны были выйти в район Исландии — Фарерских островов и, может быть, попытаться прорваться в Атлантику.

Немцы предпринимали поистине титанические усилия, но именно это указывало на их ужасную слабость. Войска первой волны получали в качестве высадочных средств крошечные, небронированные речные паромы, которые предполагалось спускать с тральщиков и тому подобных малых судов. По всей Западной Европе проходил сбор более крупных речных барж. Их спешно оснащали носовыми аппарелями, "бронировали" цементом и посылали по рекам в порты сбора от Булони до Остенде. Каждый из 3 видов вооруженных сил создал свой специальный тип десантного судна (несмотря на формальный приоритет флота), но наладить их производство в достаточном количестве к сроку не удалось. Главным высадочным средством должны были стать речные баржи, на них предполагалось перевозить таки, лошадей, артиллерию, технику и большую часть людей. Были разработаны планы буксировки их через пролив попарно с помощью буксиров. При этом скорость вряд ли превысила бы 5 узлов. При этом заранее планировалось, что некоторые караваны растянутся на 12 миль — при этом не учитывались волнение, ветер, течения, действия противника. Предполагаемое время перехода от германских портов до английского побережья было определено как 15 часов. При подходе к берегу баржи должны были развернуться в линию попарно — самоходная и буксируемая баржи. Затем начинался решительный рывок к побережью и высадка.

Части армии и флота в портах наладили самое тесное сотрудничество, но практика совместных действий оказалась минимальной, это в той операции, где опыт и налаженное взаимодействие важнее всего. Маленькие транспорты были гораздо быстроходнее и маневреннее барж, но время их разгрузки могло превысить 36 часов. Высадку на левом фланге, от Гавра до Брайтона, предполагалось провести с 300 малых судов, имеющих скорость около 7 узлов. Такое положение лучше всего оправдывало язвительный ярлык Himmelfahrtskommando — отряд, идущий на небеса.

Немцы достаточно точно оценили силы противника. Их армаду с каждого фланга могли немедленно атаковать 3 — 4 легких крейсера и до 20 эсминцев. Чуть позднее на помощь мог подойти весь Королевский флот — линкоры, линейные крейсера, авианосцы, тяжелые и легкие крейсера, эсминцы, сотни торпедных катеров и малых кораблей. Это сильно напоминало 1588 год, год принц Нассау держал свой флот в безопасности в устье Шельды, ожидая момента высадки испанцев в Англии. Испанский командующий герцог Пармский отказался влезть в капкан. Редер тоже весьма мрачно смотрел на перспективы высадки, какой бы результат не дали действия германских подводных лодок, мин и легких сил. Однако в отличии от герцога Пармского, Редер не мог ослушаться приказа своего властелина, хотя и продолжал призывать к осторожности на встречах с Гитлером.

В середине августа подготовка к вторжению еще продолжалась. Было сделано заявление о блокаде Британских островов, резко расширилась зона действий подводных лодок вокруг них. В первый раз из тяжелых орудий через пролив был обстрелян Дувр. Германское радио начало серию пропагандистских передач на английском языке, сея пораженческие настроения. Для этой же цели проводились имитации выброски парашютистов над Англией. Но несмотря на все это, Гитлер уже принял решение. Редера даже не поставили в известность, что начата подготовка вторжения в Россию. Гитлер признался некоторым из новоиспеченных фельдмаршалов, что не хочет рисковать. Он надеялся нанести поражение Британии без высадки, но вторжение может быть все-таки произведено, если обстановка сложится благоприятно. Точно определить мнение Гитлера в этот период крайне сложно, но все-таки похоже, что он отказался от высадки с облегчением.

В последнюю неделю августа подготовка шла полным ходом. Люфтваффе сосредоточились на решении одной, возможно ключевой задачи. Начиная с 24 августа летчики Геринга наносили удары по центрам управления Истребительного Командования КВВС и радиолокационным станциям. Эти центры позволяли КВВС сосредотачивать истребители в нужное время в нужном месте. Потеряв управление, британские самолеты часто вступали в бой в неблагоприятных условиях, их потери почти сравнялись с потерями немцев. Над КВВС нависла реальная угроза истощения сил.

В конце месяца, согласно плану, началась переброска судов в район Ла Манша. Корабли на переходе и в гаванях попадали под удары британских авиации и флота, а повреждениях внутренних водных путей вызывали серьезные задержки. В целом было потеряно около 10 процентов собранных судов.

В это же время армия отдала последние приказы, хотя ее командование с разочарованием и раздражением приняло вариант атаки на узком фронте со слабой защитой и при отсутствии подкреплений. Компромисс с учетом возможностей флота сильно повлиял на настроение армейских верхов. 3 сентября OKW определило 21 сентября как первую возможную дату начала вторжения. Приказ на исполнение следовало отдать за 10 дней до начала операции.

Роковой момент принятия окончательного решения близился. Гитлер произнес публичную речь, в которой обещал смести английские города с лица Земли в отместку за налеты КВВС на Берлин. Он также заявил, что если англичане задают себе вопрос о возможности германского вторжения — ответ прост: "Оно грядет". На самом деле Гитлер превосходно знал, что Люфтваффе не в состоянии одновременно бомбить английские города и поддерживать высадку. Но он уже сделал свой выбор.

7 сентября Лондон подвергся первому массированному налету 625 бомбардировщиков. Так началась героическая оборона Британии, вызвавшая восхищение всего мира. Начало воздушного блица означало смерть "Морского льва". Налет на Лондон сначала планировался как подготовительный удар за день до высадки, чтобы разрушить британскую систему управления. На самом деле этот налет стал приговором "Морскому льву".

Утром в день начала воздушного наступления Редер получил ошеломляющее известие, что Гитлер принял решение нанести Англии поражение без высадки войск. Флот продолжал подготовку, имея в голове назначенную дату. Уже началась постановка собственных минных заграждений и траление британских мин. Однако появились первые признаки того, что и Редер надеялся на капитуляцию Англии. Возможно, он просто решил, что найдена альтернатива крайне рискованному плану "Морской лев".

Следующие несколько дней приходили пессимистические сообщения. Погода была необычно плохой и мешала проведению полетов. Стало ясно, что Люфтваффе не смогли захватить контроль в воздухе над юго-восточной Англией.

11 сентября Гитлер отложил принятие окончательного решения еще на 3 дня. 13 сентября он заявил группе генералов, что ситуация складывается благоприятно для Германии, поэтому риск проведения операции "Морской лев" представляется неоправданным. 14 сентября Редер на очередной встрече представил Гитлеру свой меморандум. В нем адмирал еще раз подчеркивал опасность высадки десанта и настаивал на продолжении ударов с воздуха, чтобы держать Британию в постоянном напряжении. Гитлер согласился с ним. Были уточнены методы оказания давления на Англию, и окончательное решение было отложено в очередной раз — до 17 сентября.

После тяжелых потерь, понесенных Люфтваффе 15 сентября Гитлер решил отложить операция на неопределенный срок. <На самом деле 16 сентября. Немцы потеряли 60 самолетов против 24 английских, хотя англичане заявили об уничтожении 185 самолетов. А.Б.> на совещании 17 сентября 1940 года был положен конец серьезному рассмотрению планов вторжения в Англию.

Через 2 дня было приказано свернуть подготовку. Это означало прекращение сбора кораблей, что сократило бы потери от действий английской авиации. Хотя некоторые транспортные суда были привлечены к решению иных задач, они оставались в сборных пунктах. Только середине октября было приказано начать рассредоточение высадочных средств. Однако оно проводилось как можно незаметнее. Продолжали циркулировать слухи о возобновлении подготовки к высадке весной 1941 года.

"Морской лев" был мертв. Хотя формальные приготовления продолжались до февраля 1942, любой командир знал, что все кончено. После этого провал воздушного блица над Лондоном стал частным делом Люфтваффе, хотя это означало удар по теории воздушной мощи. Англичане отказались сдаться в годину несчастий.

Конечно, план "Морской лев" не отвечал воззрениям Редера на морскую мощь. Операцию нельзя было провести ни внезапным броском, ни в результате столкновения двух флотов. Повтор Норвежской кампании был невозможен, а нанести поражение британскому флоту германский не мог и надеяться. Для сухопутного мышления Гитлера самым серьезным сдерживающим фактором оказался призрак поражения на море. Именно это, а не материальные факторы стало решающим моментом.

План "Морской лев" был настолько напрашивающимся, что становился просто неизбежным. Но изучение вопроса привело к отмене операции, которая неизбежно завершилась бы кровавым побоищем во время форсирования пролива. В результате германская песня "Мы отплываем в Англию" улетучилась следом за бодрыми британскими куплетами про белье на линии Зигфрида.

Большая стратегия: Средиземное море

июнь 1940 — ноябрь 1942

Бегство британцев из Дюнкерка и неизбежная капитуляция Франции подтолкнули Муссолини к вступлению в войну, что он и сделал 10 июня 1940. Он надеялся получить долю в военной добыче. Немецкие танки мчались на юг от Ла Манша, все глубже врезаясь во Францию, захватили Париж и вынудили французов 25 июня подписать перемирие. Это произошло в том же самом железнодорожном вагоне в Компьене, в котором была подписана германская капитуляция в 1918 году.

Капитуляция Франции полностью изменила характер морской войны. Если ранее германский и итальянский флоты могли только обороняться, загнанные в прибрежные воды значительно превосходящими силами, то теперь положение этих двух флотов резко улучшилось. Хотя они по-прежнему уступали британскому флоту, сейчас они могли вести действия, рассчитывая по крайней мере на частные успехи. Растянутые британские линии снабжения оказались под угрозой нападений из отлично расположенных баз. Соответственно, англичане сами потеряли много прекрасных баз, что увеличило расстояние между опорными пунктами, а ряд баз теперь оказались в опасной близости к базам противника. Достаточно упомянуть базы во Франции и Французской Северной Африке, которые ранее использовались для действий против итальянцев. Колоссальное значение имели базы во Франции и Французской Западной Африке, используемые британскими кораблями и конвоями. И самыми важными оказались французские порты, которые теперь использовали германские подводные лодки и корабли.

В предстоящей морской войне большое значение имела французская колониальная империя и в меньшей степени французский флот. Эти проблемы были в основном политическими и их решение следовало искать в ходе тонких и сложных переговоров между лидерами Франции, Германии и Италии. При этом периодически вмешивались англичане, мешая кому-то карты. За неделю до подписания перемирия Редер предложил Гитлеру усилить германский флот путем умеренных реквизиций у французов. Но Гитлер немедленно отверг эту идею, полагая, что такие действия вызовут бегство французского флота в британские порты. В целом Редер продемонстрировал более гибкий подход к проблеме, и идея реквизиции французского флота больше не обсуждалась. Редер и Штаб РВМ надеялись, что после заключения перемирия появится возможность добиться сотрудничества с французским флотом, если сделать политические уступки режиму Виши. Гитлер полагал, что война практически закончилась, и уступки Франции должен делать Муссолини. Поэтому он не потребовал французской поддержки и не предложил почетных условий.

Муссолини втянул не желающую того страну в войну с определившимся исходом 10 июня, атаковав Францию. Он более четко оценивал стратегическую ситуацию, чем Гитлер, и запросил у немцев Тунис, некоторые порты Алжира и Корсику. Но так как он не сделал и попытки захватить все это в течение 15 дней войны, Гитлер ничего не дал ему при подписании перемирия. Французский флот, вместе с его базами в Средиземном море и Западной Африке был нейтрализован. Гитлер заверил, что Германия не потребует выдачи французских кораблей ни сейчас, ни в будущем. Такое завершение облегчило взаимоотношения между германским и французским флотами и позволило Германии использовать квалифицированных французских рабочих в портах Атлантического побережья для обслуживания своих подводных лодок.

Главнокомандующий французским флотом адмирал Франсуа Дарлан отдал категорический приказ, который запрещал передачу французских кораблей в руки иных держав. Заботу Гитлера о чести Франции можно объяснить его неспособностью захватить флот и полностью использовать стратегический потенциал сотрудничества с Францией. Мысль о сдаче флота была просто невыносима для Редера, который пережил затопление Императорского Флота в Скапа Флоу в 1919, а 20 лет спустя разрешил капитану "Графа Шпее" взорвать свой корабль, чтобы предотвратить его интернирование.

Некоторым оправданием неспособности Германии полностью использовать благоприятные возможности, открывшиеся с капитуляцией Франции, является враждебное отношение Италии. Первое время итальянский флот, который не ожидал начала войны ранее 1942 занимал оборонительную позицию, несмотря на громогласные заявления Муссолини. Итальянское Верховное Командование начало войну не имея оперативных планов и стратегических задач. Муссолини заявил своим советникам, что будет вести "параллельную войну. Не вместе с Германией, не за нее, а только за Италию рядом с Германией". Флотское командование заявило Муссолини, что не сможет ничего предпринять против объединенных англо-французских сил и ожидает только гибели флота и авиации. В результате, главной задачей флота оказалось сопровождение конвоев в Ливию, хотя все довоенные планы строились, исходя из предположения, что эта провинция имеет достаточные ресурсы. Кроме того флот наносил удары по британским конвоям и Мальте.

К моменту капитуляции Франции произошло несколько столкновений между французскими и итальянскими морскими и воздушными силами. Однако они ни в коей мере не изменили ситуации. После подписания перемирия можно было начать разработку более широких планов, включая атаку Мальты. Но итальянское Верховное Командование отвергло предложение флота захватить остров. Предполагалась короткая война, а ВВС обещали нейтрализовать слабо защищенную базу. Итальянская Восточная Африка была обречена в случае затяжной войны, так как находилась в полной изоляции.

Так обстояли дела в конце июня 1940. Итальянцы не желали помощи Германии, так как опасались, что это приведет к установлению немецкого господства, а в результате настоящее сотрудничество между двумя странами отсутствовало. Италия страдали и от собственной организационной неразберихи, так как ее командная структура сильно напоминала немецкую, хотя и совершенно случайно. OKW практически не обращало внимания на итальянские проблемы на Средиземноморском театре. Гитлер считал его мало значимым, несмотря на все рекомендации флота. Каждая сторона отправила в штаб союзника наблюдателей высокого ранга, но этим все и ограничилось.

Перспективы сотрудничества были не слишком блестящими. Однако итальянцы имели 6 линкоров, 19 крейсеров и множество эсминцев. Ряд кораблей строился или проходил модернизацию. Эти корабли были быстроходны и имели мощную артиллерию, хотя флот не был обучен ночным боям, не имел радара, гидролокатора, надежных систем ПВО. Положение Италии в центре Средиземного моря вынуждало англичан разделить флот на 2 части, что предоставило итальянцам просто фантастические возможности. Немцам следовало учитывать это в своих планах.

В новой стратегической обстановке Редер и Штаб РВМ быстро создали новый грандиозный план: Средиземноморский план. (Первым был известный "План Z".) Они видели, что 2 ключевых пункта британского господства на Средиземном море — Гибралтар и Суэц — крайне уязвимы. Захватив эти 2 базы немцы вынудят англичан покинуть Средиземное море. Это освободит итальянский флот для действий в Атлантике и Индийском океане и приблизит окончательную победу над Британией, так как теперь на британские коммуникации будут воздействовать гораздо более крупные силы.

Выдвижение германских войск на Средиземноморский театр должно производиться через Францию и Испанию, а возможно и через французские Северную и Западную Африки. После захвата Гибралтара французские и испанские лидеры будут вынуждены сотрудничать с Гитлером. В результате немцы получат базы в Испании и Французской Западной Африке, например Дакар, куда будут перебазированы германские и итальянские корабли. Эти силы будут серьезно угрожать британскому торговому судоходству в Южной Атлантике и Индийском океане. Германский флот уже прорвался в Атлантику, получив порты Бискайского залива. Там начали базироваться германские корабли и подводные лодки и группа итальянских подводных лодок. Однако эти гавани находились слишком близко к портам Великобритании, подвергались постоянным ударам и могли быть изолированы.

Предполагаемые южные базы находились вне досягаемости англичан. Это было особенно важно для надводных кораблей, которые оказывались исключительно уязвимы при налетах авиации на порт. Немцы приобретали еще одно преимущество. Новые ремонтные заводы ослабляли нагрузку на германские верфи, которые могли сосредоточить усилия на постройке новых кораблей, а особенно подводных лодок. Атлантическая фаза плана предусматривала многочисленные операции при минимальном риске. Считалась возможной безопасная оккупация Канарских островов, путем переброски туда подкреплений по морю и воздуху. Они должны были усилить испанский гарнизон после вступления Испании в войну. Эти острова были расположены исключительно удачно. Вместе с базами на европейском континенте и в Африке они обеспечивали превосходные возможности для действий подводных лодок и надводных рейдеров против британского судоходства.

А в это время в Восточном Средиземноморье, согласно этому же плану, следовало захватить Суэцкий канал. После этого войска могли начать марш через Палестину и французскую подмандатную территорию Сирия. Такие действия должны были оставить Турцию и вообще все Балканы без английской помощи, после чего они попадали в сферу германского влияния. Появлялась возможность спасти Итальянскую Восточную Африку. Когда ее порты становились пунктами базирования итальянского флота, британская торговля с Индией оказывалась под угрозой с нового направления. Британские нефтяные месторождения на Ближнем Востоке можно было легко захватить путем дальнейшего наступления на восток. Под угрозой оказывались русские нефтяные месторождения на Кавказе и все черноморское побережье. На северном фланге можно было нанести удар через Балтийское и Белое моря.

Германские морские стратеги утверждали, что Средиземноморская кампания не самоцель, а только средство экономии ресурсов. На западе политические приобретения, вроде африканских колоний, должны были поддерживаться небольшими силами армии и авиации, а также недолгим вмешательством флота, если потребуется. Но самая важная кампания — атака британского торгового судоходства в Атлантике — должна была продолжаться любой ценой. Рейды германских тяжелых кораблей должны были помочь операциям на Средиземном море, отвлекая на себя Гибралтарскую эскадру и Флот Метрополии и мешая перебрасывать подкрепления на помощь Александрийскому флоту. На востоке Германия не могла пустить в ход никакие морские силы, можно было использовать лишь несколько танковых дивизий, а также авиацию, чтобы действовать совместно с итальянцами.

Средиземноморский план германского флота основывался на решении сложных политических проблем. Однако под угрозой превосходящих сил германских армии и авиации трудно вообразить, что такие люди, как испанский фашистский диктатор генералиссимус Франциско Франко или француз адмирал Дарлан смогут долго противостоять давлению Германии. Позиция Германии была настолько выгодна, что Гитлеру требовалось сотрудничество только одного из них. Он даже мог стравить их между собой. Оккупация Гибралтара, Испанского Марокко и Канарских островов поставила бы под угрозу французские владения в Африке и блокировало бы Западное Средиземноморье. В качестве альтернативы можно было рассмотреть оккупацию французских колоний и захват Мальты, что поставило бы под удар Гибралтар и Испанское Марокко, а также разрезало бы Средиземное море посередине. В любом случае с точки зрения германского флота политические проблемы были прерогативой Гитлера, а не Редера. России можно было предложить компенсацию в Иране, Афганистане, северо-западной Индии в обмен на захват Дарданелл Германией.

Оборона обширных захваченных территорий должна была опираться на позиции в Средиземном море — на юге непроходимая Сахара, окруженная цепью мощно укрепленных портов на скалистых и негостеприимных берегах Северной Африки. Север "Атлантического вала" доложен был опираться на мобильные силы флота, действующие по внутренним линиям в Западной Европе. "Mare Nostrum" Муссолини должно было стать основной военной и торговой артерией Оси. Южную часть Северной Атлантики предполагалось сделать слишком опасной для британских кораблей, которые потеряли бы там все старые базы.

Так как Иосиф Сталин не хотел вести никакой иной войны, кроме чисто оборонительной, все ресурсы Западной Европы можно было сосредоточить против Британии и ее линий снабжения. Тогда шансы добиться капитуляции Британии становились достаточно хорошими, особенно если бы требования Гитлера оказались умеренными. Крайне сомнительно, чтобы Черчиллю удалось провести Великобританию через затяжную войну, если бы на островах начался голод. США в 1940 — 41 годах, какое бы решение не приняло политическое руководство, были просто не в состоянии мобилизовать достаточные ресурсы, чтобы решительно изменить положение Британии.

В начале июля 1940 Гитлер приказал начать практическую подготовку к реализации плана. Но в какой степени он этот план поддерживал, осталось не ясно. Он никогда открыто не выступал против, но даже когда он отдавал определенные распоряжения, его энергия и внимание были отвлечены другими фронтами. Он уже присматривался к России. Гитлер также много времени тратил на совершенно нереальные проекты, вроде захвата Исландии. Это ясно показывало, до какой степени плохо он ориентировался в вопросах морской стратегии.

Пока немцы колебались в отношении Средиземного моря, англичане действовали. В их глазах французский флот представлял собой опасность, чтобы оставаться реальной силой, несмотря на условия перемирия и все заверения французов. 3 июля 1940 все французские корабли в портах Великобритании были захвачены англичанами. Французский флот в Александрии был нейтрализован джентльменским соглашением между командующими — но только после того, как 4 июля французам на побудке продемонстрировали наведенные на них дула английских орудий. В Оране группа французских кораблей (2 старых линкора, 2 линейных крейсера, 6 лидеров, 1 гидроавианосец) получила ультиматум англичан, подкрепленный весомыми аргументами — 2 линкора, 1 линейный крейсер, 1 авианосец, 2 крейсера, 11 эсминцев. Французам предоставили выбор: проследовать в Англию или Вест Индию, либо затопить свои корабли. На размышления они получили 6 часов, так как могли прибыть подкрепления, или корабли успели бы поднять пары и прорваться в открытое море.

Дипломатия обеих сторон была плохой. Ультиматум был отвергнут, и французы начали готовиться к бою. Англичане крайне неохотно начали бой. Старый линкор "Бретань" загорелся, прежде чем успел дать ход. Через 11 минут после первого выстрела он перевернулся и затонул, унеся с собой 977 человек. Новый "Дюнкерк" получил 4 попадания 15" снарядами и был вынужден встать на якорь через несколько минут после того, как дал ход. Старый линкор "Прованс" выбросился на берег, чтобы не затонуть. Из тяжелых кораблей только новый линейный крейсер "Страсбург" покинул гавань вместе с 5 эсминцами и сумел оторваться от англичан. Шестому эсминцу тяжелым снарядом оторвало корму.

Через 3 дня англичане вернулись. Во время атаки торпедоносцев взорвался эскортный корабль, стоящий у борта "Дюнкерка". Взрывом его глубинных бомб линейный крейсер был тяжело поврежден. Через 2 дня в Дакаре авианосный торпедоносец повредил недостроенный новый линкор "Ришелье". Тем временем "Страсбург" прибыл в Тулон, который находился в неоккупированной зоне. Этот линейный крейсер стал ядром флота Виши, вокруг которого собрались крейсера и эсминцы, прибывшие из различных африканских портов. Позднее к ним присоединился временно отремонтированный "Дюнкерк".

Немцы быстро разрешили французскому флоту не разоружаться. В этот момент полной деморализации и разложения Франции открывалась возможность для радикальных политических действий, особенно если бы немцы связались с потрясенными и растерянными флотскими командирами. Но ничего не было сделано. Гитлер отправился на отдых в горах и ожидал предложения англичан о переговорах, продемонстрировав обычное отсутствие стратегической зоркости. Зато англичане снова ясно показали свою традиционно высокую заинтересованность в Средиземноморском театре и решимость оставаться там, даже ценой ослабления Флота метрополии. Как в дни Питта и Нельсона, они показали, что охотно пойдут на риск, уверенные в несокрушимости своей морской мощи, которая позволяет им быстро перебрасывать силы, достаточные для восполнения потерь, если таковые будут. Несмотря на недостатки техники и нехватку баз, англичане были готовы захватить инициативу и заткнуть бреши силами с других театров.

Итальянский и британский флоты провели несколько мелких боев, которые не изменили баланса сил, и германское Верховное Командование решило консолидировать положение на Средиземном море с нескольких направлений. 15 июля у Виши было запрошено разрешение использовать базы в Северной Африке. После отказа Гитлер решил не давить на французов. Немцы предложили итальянцам оказать помощь в наступлении на Суэц, но Муссолини чувствовал, что, приняв предложенные 2 танковые дивизии, он отдаст немцам контроль над "его" войной. Планировалось наступление на Гибралтар через Испанию.

В августе итальянский флот достиг пика своей силы, имея 5 линкоров, из которых 2 только что вошли в строй. Англичане тоже увеличили свои силы, теперь их Александрийский флот состоял из 4 линкоров и 2 авианосцев, не считая легких сил. Обе стороны приготовились к решительной схватке.

В начале сентября Редер и Гитлер снова обсудили планы относительно Гибралтара, Суэца и Канарских островов. Было принято решение позволить французскому флоту защищать колониальную империю от атак сил Свободной Франции и англичан, что в целом усложняло планирование. 23 сентября на Дакар обрушился ожидаемый удар. Но после трех дней боев французы отразили нападение, потеряв 2 подводные лодки и 1 лидер. Англичане потеряли 4 авианосных самолета, несколько кораблей были повреждены.

На следующий день Редер предпринял самую решительную попытку показать преимущества сосредоточения усилий против Англии, в частности на Средиземном море, а не против России. Он настаивал на продвижении к Гибралтару и Канарским островам с помощью Люфтваффе. Итальянцам следовало наступать на Суэц с помощью немцев. Он обрисовал Средиземное море как ось Британской Империи. Италию он назвал главной целью Британии, хотя сами итальянцы об этом не подозревают. Редер утверждал, что нужно торопиться, потому что вмешательство американцев становится неизбежным. Он указывал на преимущества, которые получит Германия, захватив Средиземноморье. Откроются возможность продвижения в Турцию и к Индийскому океану. Можно будет спокойно получать сырье из Южной Европы. Редер требовал приложить усилия, чтобы получить свободу действий во Французской Северной Африке, чтобы не дать сделать этого англичанам. Казалось, что Гитлер согласен. Он уже сомневался в помощи Франко, но решил попытаться получить ее. Гитлер также решил добиться помощи Франции в обмен на колонии, обещанные этим странам. Его также заинтересовали португальские владения — острова зеленого Мыса и Азорские, но Редер попытался отвлечь его от этого.

К середине октября с "Морским львом" было покончено, и планирование средиземноморских операций начало продвигаться ускоренными темпами. Части германского флота были готовы усилить испанский гарнизон Канарских островов до высадки парашютистов и вступления Испании в войну. Но 23 сентября план получил первую пробоину. Франко, на помощь которого так надеялись, на встрече с Гитлером отказался вступить в войну до тех пор, пока Германия не продемонстрирует ясного превосходства над англичанами, захватив Суэц или вторгнувшись в Британию. Как и во время переговоров с французами, Гитлер принял отказ Франко, хотя мог вынудить того согласиться.

Через 5 дней итальянцы вторглись в Грецию, хотя командование флота было против этого. Муссолини даже не проинформировал союзника. Это привело к чрезмерному распыления ресурсов итальянцев и роковому ослаблению армии, предназначенной для захвата Египта. Вдобавок греки предоставили свои базы на Крите, материковой Греции, островах Эгейского моря англичанам, которые наладили снабжение Мальты и стали угрожать итальянским конвоям. В результате открылся Балканский фронт, который понизил шансы нанести поражение англичанам. Вся эта затея не имела ни малейшего смысла, если бы был захвачен Суэц.

В начале ноября итальянцы все еще не желали принять помощь германских танковых дивизий. Однако Люфтваффе уже отправили в Италию более 400 самолетов. На совещании представителя OKW Йодля и OKM Шнивинда было решено, что присутствие англичан в Греции представляет угрозу нефтяным приискам Румынии, которые были жизненно-важными для германской экономики. Наступление, чтобы отрезать англичан путем захвата Суэца через Турцию, Палестину и Сирию было сочтено слишком трудным. Йодль подчеркнул заинтересованность Гитлера в захвате Гибралтара, а потом в приобретении Канарских островов и островов Зеленого мыса. Эта операция планировалась, как комбинированная, с участием армии, авиации и флота при помощи испанцев. Йодль также заверил Шнивинда, что Франция окажет помощь, и попросил уточнить, имеет ли значение для планов флота Португалия.

Пока OKW пыталось успокоить флот, противник нанес новый удар. Вскоре после заката 11 ноября 1940 британский авианосец "Илластриес" поднял крошечное соединение из 20 устарелых бипланов. 11 из них несли торпеды, а остальные — бомбы и осветительные ракеты. Их целью были итальянские линкоры в гавани Таранто. Самолеты проскочили плотную линию обороны и спикировали на линкоры, освещенные ракетами. 6 торпед попали в цель, что было исключительно высоким процентом. И натворили эти торпеды очень много. Единственное попадание отправило на дно старый линкор "Кавур". До конца войны он так и не был отремонтирован. Старый "Дуилио", получив тоже одну торпеду, вышел из строя на 6 месяцев. Новый "Литторио" получил 3 попадания и был благополучно отбуксирован в сторону, так как у него под килем осталась лежать невзорвавшаяся торпеда — магнитные взрыватели подводили не только немцев. Он вышел из строя на 3 месяца. Остальные линкоры были отведены в Неаполь, после чего в Восточном Средиземноморье не осталось итальянских тяжелых кораблей. Колоссальная тактическая и стратегическая победа стоила англичанам всего 2 самолетов. 1 летчик погиб, 3 были взяты в плен.

14 ноября Гитлер и Редер обсудили ситуацию и пришли к тем же выводам, что и Шнивинд с Йодлем. Но реальная опасность Средиземноморской кампании была ясно указана Редером. Он выступал против нападения на Россию, о чем Гитлер уже давно думал. Большую сложность для Редера представляло стремление Гитлера распылять силы на крайне опасные операции. В тот период подобной целью были португальские Азорские острова, которые Гитлер желал приобрести, чтобы его авиация могла действовать против англичан, а впоследствии — и против США. Редер обрисовал проблемы, связанные с захватом и удержанием островов, отметив, что значительную сложность создает нейтралитет Португалии. Гитлер думал, что англичане сами захватят их, не рассуждая, нейтральна Португалия или нет. Редер предпочитал удержать Португалию нейтральной и назвал другие острова — Зеленого Мыса и Мадейру — бесполезные для любой из сторон. 3 декабря на следующей встрече с Гитлером Редер вернулся к захвату Гибралтара, но Гитлера больше заинтересовал совершенно безумный проект приобретения иракских аэродромов для своей авиации.

Тем временем англичане попытались захватить инициативу в Африке. 9 декабря генерал-майор Ричард О'Конор начал наступление, имея всего 36000 человек. Наступление завершилось 7 февраля 1941 уничтожением итальянской армии, насчитывающей 200000 человек и захватом всей восточной Ливии.

Последний удар стратегической схеме Редера нанес лично Гитлер. 11 декабря директива OKW отменила операцию Испания — Гибралтар — Канарские острова, так как "изменилась политическая ситуация". 18 декабря фюрер подписал директиву 21 (план "Барбаросса"), которая предусматривала вторжение в Россию после окончания войны с Великобританией. Россию следовало сокрушить в ходе молниеносной кампании, в то время как флот будет продолжать действовать против англичан при поддержке авиации. В последний раз Редер высказал протест против русской кампании 27 декабря. Он повторил все стратегические идеи последних месяцев, однако Гитлер заявил, что Россию следует уничтожить и побыстрее. Директива 21 покончила со всеми надеждами одержать победу в войне на один фронт на Средиземном море и в Атлантике. В последующие несколько месяцев Южный фронт рассматривался только как вспомогательный, чтобы удержать Италию в войне, и сохранить возможность использовать захваченные плацдармы после завершения Русской кампании в конце 1941. Однако просто придержать исполнение средиземноморского плана было нельзя. Отложенный, он терял всякое значение, а русская кампания так изменила баланс сил, что Германия больше не получила возможности реализовать этот план.

Летом и осенью 1940 германские морские штабы рассматривали возможность распространения зоны военных действий на восток. Снова Гитлер проявил излишнюю осторожность, как и японцы. В июне 1940 японцам было предложено подписать военное соглашение, но только в сентябре был заключен 10-летний договор о взаимной обороне. Он имел совершенно откровенную антиамериканскую направленность, Британия была забыта. Редер продолжал утверждать, что германская стратегия требует наступления японцев на Сингапур, чтобы связать силы англичан на Дальнем Востоке, одновременно создавая угрозу английскому торговому судоходству в Индийском океане. Гитлер с этим согласился. Русско-японский пакт о ненападении от апреля 1941, как казалось Гитлеру, создает возможность для наступления японцев на Сингапур. Но через месяц положение в Японии можно было охарактеризовать словом "запутанное". Оно и в самом деле было таким. Ни одна из сторон не рвалась ознакомить партнера со своими секретами, не давала информации о военных планах, и все сражались, преследуя собственные цели — которые лишь случайно могли совпадать с задачами партнеров. Японско-германские клещи, смыкающиеся в Индийском океане, существовали только в воспаленном воображении германских стратегов.

Штаб РВМ полагал, что решение задач в Индийском океане может завести Германию гораздо дальше, чем кажется на первый взгляд. Средиземноморский план, который естественно венчал захват нефтяных месторождений Среднего Востока, мог получить поддержку японцев с запада. Они могли обойти Филиппины, заставив колониальную администрацию Голландской Ост-Индии и вишистов во Французском Индокитае предоставить Японии базы и доступ к сырью, которые позволили бы японцам взломать Сингапурский замок на воротах в Индийский океан. В 1940 и начале 1941 японцы еще ничего не делали, зато Рузвельт выдвинул принцип "Америка превыше всего", который дела вмешательство США в мировые события маловероятным. Но ничто не разбудило воображение Гитлера.

Весной 1941 началась Балканская кампания, которая была следствием провала итальянского наступления в Греции и являлась подготовкой к русской кампании. Германская армия должна была захватить весь Балканский полуостров, включая материковую Грецию. Гитлер считал всю эту кампанию чисто вспомогательной операцией, которая должна была удержать Италию в войне и прикрыть фланг Восточного фронта от ударов англичан. Он даже считал, что может потерять Северную Африку, так как это не вызовет серьезных последствий, хотя в конце концов германские танковые дивизии под командованием генерал-лейтенанта Эрвина Роммеля в феврале 1941 были отправлены в Африку.

Однако Редер видел в запланированном наступлении Роммеля в Северной Африке и захвате Греции возможность по крайней мере частично реализовать свои средиземноморские планы. Поэтому он отстаивал захват Греции. Итальянская морская авиация должна была блокировать доставку туда британских подкреплений. Он требовал поддержать восстание против англичан в Ираке и захватить Мальту. Редер лично высказал свои взгляды начальнику итальянского Морского Генерального Штаба, адмиралом Артуро Риккарди. Редер пытался подтолкнуть итальянский флот действовать более активно, несмотря на все свои недостатки. Давление на еще более высоком уровне привело к приказу итальянского Верховного Командования флоту поддержать действия Германии, перерезав линии снабжения Александрия — Греция.

Самой крупной операцией итальянцев стал выход к берегам Греции линкора "Витторио Венето" при поддержке 8 крейсеров и 13 эсминцев 26 — 30 марта. Командиру эскадры были обещаны поддержка с воздуха и авиаразведка. В первый раз в дело должен был вступить германский X авиакорпус. На второй день элемент внезапности был потерян, так как британский самолет-разведчик заметил итальянскую эскадру. На следующий день итальянские корабли, так и не дождавшись ни единого из обещанных самолетов, сами подняли 2 маленьких поплавковых разведчика. Они вскоре обнаружили группу британских крейсеров и эсминцев южнее Крита. Нерешительная перестрелка на большой дистанции прервалась, когда появились британские авианосные торпедоносцы, хотя их атака против "Витторио Венето" закончилась безрезультатно. Британских конвоев найти не удалось, зато поблизости находилась часть Александрийского флота. Поэтому операция была прекращена.

Всю вторую половину дня отступающие итальянцы отбивали атаки британских торпедоносцев и бомбардировщиков. Обещанных огромных сил итальянской и германской авиации не заметил никто. Во время одной из атак пикирующие бомбардировщики отвлекли на себя огонь зениток "Витторио Венето", что позволило 3 торпедоносцам выйти в атаку. Одна из торпед повредила левые винты линкора, корабль принял более 4000 тонн воды и потерял ход, находясь в 400 милях от гавани. Умелая работа аварийных партий позволила итальянцам запустить машины правого борта и довести скорость линкора до 20 узлов. Крейсера и эсминцы сопровождения образовали тесное кольцо вокруг поврежденного линкора.

После заката итальянцев атаковали 10 британских торпедоносцев. Несмотря на лучи прожекторов и плотный зенитный огонь, они сумели повредить тяжелый крейсер "Пола", который потерял ход. Линкор с сопровождением отправился в порт, но 2 тяжелых крейсера и 4 эсминца были отправлены на помощь поврежденному товарищу. Когда они уже подходили к стоящему на месте крейсеру, британские эсминцы осветили их прожекторами. 3 британских линкора буквально разнесли на куски итальянские крейсера огнем 15" орудий с дистанции 1,5 мили. Британские эсминцы с помощью огня противоминного калибра линкоров прикончили еще и 2 итальянских эсминца в короткой схватке. Перед восходом "Пола" был потоплен британскими эсминцами, которые сняли часть экипажа, еще находившуюся на борту. Вся операция стоила англичанам 1 самолета и 3 пилотов, тогда как итальянцы потеряли 5 кораблей и более 3000 человек.

Кровавый конец боя у Матапана еще более укрепил итальянцев в их нежелании действовать агрессивно в восточной части моря. Говоря строго, не германская настойчивость, которая привела к бою, послужила причиной катастрофы. Это было вызвано сложной и многозвенной пирамидой управления, которая сделала взаимодействие флота и авиации практически невозможным. В операции были задействованы 4 независимых штаба: итальянский флот, итальянские ВВС, германский Х авиакорпус и итальянский губернатор Додеканезских островов. И никто в мире — даже Гитлер и Муссолини — не могли приказать сразу всем четверым!

Несмотря на эту неудачу, Редер продолжал попытки доказать Гитлеру значимость Северной Африки. Кроме того, он считал, что англичане, при возможной помощи французского флота, могут принудить итальянцев к глухой обороне. Однако Гитлер по-прежнему мало интересовался Средиземным морем.

Больше интереса у Гитлера вызвали переговоры в мае 1941 с адмиралом Дарланом относительно ограниченного использования немцами Сирии, Ливана и Туниса. Однако переговоры превратились в пустую болтовню. Учитывая двуличную позицию правительства Виши, трудно вообще было ожидать, что переговоры приведут к какому-то конкретному результату. В начале июня англичане опередили немцев и сами захватили Сирию и Ливан. Этому наступлению французы не могли и не хотели эффективно противостоять, так как не собирались начинать войну с Британией.

Едва появившись в Африке, Африканский корпус резко изменил ход войны в пустыне. Нанеся удар 31 марта, Роммель погнал англичан на восток и выкинул их из Ливии. Держался только окруженный Тобрук, так как англичане снабжали его по морю. Англичане потеряли преимущество, достигнутое первыми победами, когда отправили много прекрасных войск в Грецию. Только нехватка топлива и угроза со стороны гарнизона Тобрука, который держался, несмотря на многочисленные атаки немцев, помешали Роммелю вторгнуться в Египет.

Тем временем германская армия в Европе за 3 недели прошла весь Балканский полуостров. Остатки британских войск эвакуировались на Крит и в Александрию, потеряв 12000 человек в бессмысленной попытке защитить Грецию. Британский флот понес крупные потери в кораблях от воздушных атак. Люфтваффе предложили захватить Крит, чтобы создать авиационную базу для действий против англичан и помешать им использовать аэродромы Крита для налетов на румынские нефтяные прииски. Оперативный Штаб OKW согласился с флотом и заявил, что Мальта важнее Крита. Но мысли Гитлера были устремлены на восток, и он особенно болезненно реагировал на угрозу нефтяным скважинам Плоешти. Он высказался в пользу захвата Крита.

Воздушно-десантная операция началась 20 мая. Последовала ожесточенная 12-дневная битва легко вооруженной пехоты. Англичане потеряли большую часть своего тяжелого оружия в Греции, а немцы не могли ничего подвезти морем, так как там господствовал британский флот. 2 маленьких германских конвоя были отброшены назад с тяжелыми потерями, но Александрийский флот понес тяжелые потери от действий Люфтваффе во время боев за остров и особенно во время эвакуации. В результате англичане потеряли 3 крейсера и 6 эсминцев протопленными. Были повреждены 2 линкора, 1 авианосец, 6 крейсеров, 7 эсминцев. Было потоплено и повреждено много транспортов. В критских водах повторился урок Дюнкерка — при господстве противника в воздухе флот может действовать в этом районе только ценой значительных потерь. Но в свою очередь немцы тоже понесли тяжелые потери. Их элитные парашютно-десантные и планерные войска были перемолоты и больше нигде не применялись.

Пиррова победа германской авиации дала Оси нависающую фланговую позицию над маршрутом Александрия — Мальта. Однако итальянцы не посмели вывести в море свой флот, чтобы уничтожить остатки британских сил, так как они прочно увязли в Сицилийском проливе и не были уверены в поддержке Люфтваффе. Итальянский флот также не сумел перехватить важнейший английский конвой с войсками и техникой, который пересек Средиземное море и помог стабилизировать Египетский фронт. По странному совпадению дорого обошедшаяся немцам победа на Крите решительно ничего им не дала, так как система снабжения через Грецию не была налажена. В результате в Африке не хватало авиабензина и самолетов. Не помогала даже близость Плоешти. Hефть следовало доставить в Италию для перегонки, а потом на остров. К 1941 Италия испытывала острейшую нехватку топлива и танкеров, поэтому Крит так и остался изолированной базой.

Но над всеми планами и операциями начала 1941 витала тень самой колоссальной игры в современной военной истории — надвигающаяся война с Советской Россией. В конце мая многие операции в Восточном Средиземноморье, включая наступление на Суэц, были отложены до завершения русской кампании. А успешное окончание русского похода ожидалось осенью этого же года. С учетом этого были остановлены многие перспективные операции. X авиакорпус, который был переброшен, чтобы поддерживать балканскую кампанию, в Сицилию так и не вернулся. Война на Средиземном море превратилась в серию кровопролитных боев — в них участвовало все: от линкоров до боевых пловцов — которые завершились тяжелыми потерями с обеих сторон. Итальянцы пытались перебросить подкрепления в Северную Африку, а англичане с Мальты пытались перерезать линии снабжения Африканского корпуса. Те же англичане пытались снабжать Мальту из Александрии и Гибралтара — это занятие оказалось самым опасным из всех конвойных операций.

Каждый конвой на Мальту в течение последующих полутора лет пробивался с боями с самого момента выхода из Гибралтара и до того момента, как транспорты входили в порт. Подводные лодки Оси располагались вдоль всего маршрута. Самолеты взлетали с аэродромов Сицилии и Сардинии. Торпедные катера караулили конвой по ночам в Сицилийском проливе и возле самой Мальты. Иногда вмешивался итальянский флот, используя даже линкоры. Более редкие конвои из Александрии встречали точно такие же препятствия.

Результаты часто оказывались для англичан катастрофичными. Однажды из 16 судов конвоя на Мальту пробились только 2, причем одно из них поврежденное. 5 судов были потоплены, 9 вернулись назад. Было потоплено 6 британских кораблей и 1 итальянский, повреждено — 16 британских кораблей и 3 транспорта и 2 итальянских корабля.

Все это повторялось раз за разом. Из 3 судов, покинувших Александрию, 2 были потоплены, а третье так повреждено, что ему пришлось вернуться назад. 1 поврежденный транспорт из 4 достиг Мальты, при этом было повреждено 9 кораблей. Когда транспорты пробивались на Мальту, очень часто германские бомбардировщики уничтожали их раньше, чем англичане успевали разгрузить. В свою очередь Мальта наносила не менее тяжелые удары по итальянским конвоям, следующим в Северную Африку. Нейтрализовать остров полностью не удалось, так как германские самолеты были отозваны.

Еще больше осложняла положение итальянцев усиливающаяся нехватка топлива. Летом 1941 года поставки не достигали и половины потребности. По мере того как росли запросы Восточного фронта, немцы не могли обеспечить поставок даже этого количества. Роммелю не хватало самолетов и припасов, которые также поглощал Восточный фронт. Встретившись с усилившимся сопротивлением англичан, он был вынужден начать отступление.

Была предпринята еще одна попытка склонить Англию к миру, прежде чем началась война на 2 фронта. Заместитель фюрера Рудольф Гесс 10 мая прилетел в Англию, но это была безнадежная попытка самого Гесса. Гитлер попытался убедить командующих 3 видами вооруженных сил и OKW в необходимости начать русскую кампанию на совещании 14 июня, однако Редер сохранил свой скептицизм. Он был уверен, что Россия сама не атакует Германию, а результатом войны станет потеря русского сырья, арктических баз и Северного Морского пути. Кроме того Россия будет угрожать судоходству на Балтике и сорвет тренировки экипажей, проводимые там. Это понизило бы эффективность действий германского флота на британских линиях снабжения. Редер по-прежнему считал торговую войну самой важной. Поэтому он желал мира с Францией и Норвегией и союза с Россией, так как это дало бы Германии полную свободу действий. Однако Редер не мог больше убеждать Гитлера в том, что война на 2 фронта это подлинное безумие, поэтому он молча повиновался приказам. Кроме того флоту требовался Ленинград, его портовые и ремонтные возможности.

Морская часть русской кампании была незаметной, так как главным врагом флота оставалась Британия. Возможности русского флота Редер совершенно правильно оценивал как минимальные. Даже легких сил хватило бы, чтобы удержать русский Балтийский флот за барьером минных заграждений в Финском заливе. Снабжение армии по морю не использовалось из-за большой скорости наступления. В Арктике наступление армии на Мурманск получило минимальную поддержку флота, но не сумела решить свою задачу. На Черном море легкие силы тоже оказывали армии ограниченную помощь.

Возможно, полномасштабная помощь флота могла оказать влияние на ход русской кампании 1941, но сомнительно, чтобы такая помощь решительно изменила ход событий. Единственной серьезной целью на морском побережье был Ленинград, и решающие битвы развернулись в центре России. На Русском фронте флот везде действовал по указаниям армии, но эти действия не носили агрессивного характера и в течение всей войны имели крайне ограниченное значение. Гитлер только один раз обратил внимание на русский флот. В сентябре 1941 он приказал развернуть силы германского флота на Балтике, чтобы помешать прорыву русских в Швецию. Однако это не случилось. В следующий раз положение на Балтике потребовало вмешательства главных сил флота только в конце 1944.

Гитлеровская "молниеносная кампания на уничтожение" началась 22 июня 1941. Сначала немцы одерживали на русских равнинах победу за победой. Русские войска сдавались в плен сотнями тысяч. Агрессоры захватывали город за городом, область за областью. Ленинград был осажден, и германские войска подошли к самым стенам Москвы — впервые после похода Великой Армии Наполеона в 1812. Однако в начала декабря германская армия застыла на месте. И это означало крах всех надежд на переброску немецких войск на Средиземное море.

В эти летние месяцы положение Оси на Средиземном море постепенно ухудшалось, так как Русский фронт полностью отвлек силы германской военной машины. Самым роковым обстоятельством оказалось отсутствие германских самолетов, которые могли разгромить мальтийские базы и помешать этому островному бастиону наносить удары по итальянским конвоям, идущим в Африку. Ситуация стала настолько ужасной, что в конце сентября по приказу Гитлера 6 германских подводных лодок были отправлены на Средиземное море. Первые 4 начали действовать уже в начале ноября. В декабре все подводные лодки, находящиеся в Атлантике, были расположены или западнее Гибралтара, или в самом Средиземном море.

Внезапное перераспределение лодок было фундаментальным изменением стратегии. Рассматривая поначалу Средиземноморскую войну как дополнение североатлантической торговой войны, Редер постепенно пришел к мысли о ценности ее как таковой. Основной стратегической ошибкой стало перераспределение подводных лодок, чтобы они могли поддержать Средиземноморские кампании, тогда как именно действия на Средиземноморском театре должны были обеспечивать действия лодок. Победа в Атлантике должна была принести победу на всех западных и южных европейских театрах. Победа на Средиземном море была важна, но ее значение ограничивалось этим замкнутым регионом.

Действия первых германских лодок знаменовали пугающее изменение немецких перспектив на Средиземном море. U-81 капитан-лейтенанта Фридриха Гуггенбергера прошла Гибралтарский пролив в надводном положении и провела пятницу 13 ноября — первый день в Средиземном море — уклоняясь от самолетов и подводных лодок. Дениц приказал капитану искать британскую эскадру, направляющуюся к Гибралтару с востока. Сразу после полудня он заметил несколько самолетов, потом линкор и наконец 2 авианосца. Все это соединение прикрывали 6 эсминцев, и оно направлялось прямо на U-81. Гуггенбергер поднял перископ, чтобы оценить дистанцию, скорость и курс целей и одновременно постараться удержаться подальше от эсминцев. Крупные корабли внезапно начали выписывать зигзаг, эсминец, шедший прямо на него, отвернул. Гуггенбергер дал залп 4 торпедами. Лодка стремительно нырнула на 360 футов. Экипаж услышал 2 глухих взрыва. После 3 часов погони и 130 разрывов глубинных бомб U-81 оторвалась от британских эсминцев.

В действительности в авианосец "Арк Ройял" попала только 1 торпеда, однако он получил сильный крен, и англичанам пришлось буксировать корабль в Гибралтар. Через несколько часов на авианосце начались пожары, и на следующее утро он затонул всего в 25 милях от порта и вероятного спасения. Названный в честь флагманского корабля английского флота, сражавшегося с Армадой, "Арк Ройял" был самым знаменитым и самым известным авианосцем Королевского Флота. В первый же месяц войны его безуспешно атаковала другая лодка. Несчитанное количество раз германская пропаганда объявляла о его "потоплении". Его гибель отметила начало нового тяжелого периода для англичан на Средиземном море.

Прекрасным солнечным днем 25 ноября лейтенант Ганс-Дитрих Фрейхерр фон Тизенгаузен использовал волнение, чтобы незаметно поднять перископ. И повел U-331 прямо на Александрийский флот. Сближение было настолько стремительным, что головной линкор едва не протаранил лодку, прежде чем она выпустила торпеды. Тизенгаузен выпустил 4 торпеды по второму линкоры, однако этот залп выбросил U-331 на поверхность. Рубка лодки показалась из воды прямо внутри строя британской эскадры под самым форштевнем третьего линкора. 45 секунд лодка болталась на поверхности, а потом рухнула на 820 футов. Эта глубина могла раздавить лодку как яичную скорлупу, но экипаж сумел восстановить управление и поднять ее на более безопасную глубину. U-331 благополучно уклонилась от атаки британских эсминцев. А наверху линкор "Барэм", ветеран Ютландского боя, получил попадания 3 торпедами. Через 5 минут взорвались погреба, и корабль разлетелся на куски. При этом погибли 862 человека.

Через 3 недели Александрийский флот потерял легкий крейсер "Галатея", который был торпедирован U-557. Потом настала очередь итальянцев. Ночью 18 декабря подводная лодка рядом с гаванью Александрии спустила 3 тихоходных электрических торпеды, которыми управляли 2 человека, сидящие верхом на них. Людям приходилось держать голову над водой, чтобы провести свои "рыбки" через заграждения в гавань. Там они опустились под воду. Один экипаж установил 500-фн боеголовку под линкором "Вэлиант". Другой прикрепил заряд к днищу линкора "Куин Элизабет". Третий установил заряд под большим эскадренным танкером, надеясь, что горящая нефть разольется по гавани.

Все 6 боевых пловцов были захвачены в плен — двое из них так быстро, что им пришлось провести несколько часов в трюме "Вэлианта". Один из итальянцев сообщил британскому капитану, что его корабль скоро взорвется, хотя не объяснил почему. Итальянца отправили обратно в трюм, пока не прогремел взрыв. Оба пленных остались целы. Через несколько минут вздрогнули от взрывов еще 2 корабля. Линейные силы Александрийского флота перестали существовать, хотя ни один из линкоров не погиб. Оба корабля пришлось отправить через Суэцкий канал на капитальный ремонт.

В то же самое время, когда итальянцы устанавливали мины под килями линкоров в Александрии, попала в беду и Мальтийская эскадра. Она совершала набеги на конвои, доставлявшие подкрепления Роммелю, и весьма преуспела в этом. Но однажды ночью эскадра влетела на минной поле. Погибли 1 крейсер и 1 эсминец, еще 2 крейсера были повреждены. Так завершилась история этого ударного соединения.

Когда Гитлер осознал серьезность кризиса на Средиземном море, он отправил туда самолеты и подводные лодки. В январе 1942 с аэродромов Сицилии начал действовать II авиакорпус. Начались опустошительные налеты на Мальту.

Еще больше помогла усилиям стран Оси на Средиземном море Япония, когда вступила в войну. Это вынудило англичан отправить на Дальний Восток линкор "Принс оф Уэллс" и линейный крейсер "Рипалс". Гибель "Арк Ройяла" и авария "Индомитебла" (авианосец сел на мель во время учебного похода в Карибском море) лишили линкоры воздушного прикрытия. Эти 2 линкора в сопровождении 4 эсминцев попытались сорвать высадку японских войск на восточном побережье Малайи. В результате они были быстро потоплены японской базовой авиацией. Англичанам пришлось отправить в Индийский океан 5 тихоходных линкоров и 1 авианосец. Хотя сотрудничество Германии и Японии ограничилось обменом военными миссиями, действия японцев оказали очень большой эффект на ход войны в Европе. Однако японское наступление в направлении Мадагаскара, о котором так мечтали германские морские стратеги, не состоялось. После катастрофического поражения при Мидуэе в июне 1942 стало ясно, что встреча войск Оси на Среднем Востоке не состоится.

Тем временем Редер все еще надеялся наладить сотрудничество с Дарланом на востоке, хотя добиться в этом направлении ему ничего не удалось.

А в целом ситуация на Средиземном море снова складывалась благоприятно. Мальта и Александрийский флот были ослаблены, Подкрепления к Роммелю поступали почти без потерь. 21 февраля 1942 Роммель начал наступление на Египет. Предполагался захват Мальты объединенными германо-итальянскими силами, как только Роммель продвинется настолько, что англичане не смогут вмешаться. Но в любом случае в феврале и марте Мальта была надежно блокирована, несмотря на отчаянные попытки англичан доставить на остров хоть какие-то припасы. Это привело лишь к тяжелым потерям.

Но планы оси рухнули, не выдержав груза успехов. Кампания против Мальты шла так успешно, что часть II авиакорпуса была отправлена на Восточный фронт, где готовилось наступление на Сталинград. Успешное наступление завело Роммеля так далеко, что он сумел убедить Гитлера временно перебросить остатки авиации из Сицилии в Египет. После новых успехов Гитлер решил, что захват Суэца лишит Мальту всякой ценности. Он опасался, что его парашютисты понесут такие же потери, как на Крите. Поэтому Гитлер с радостью принял новый план атаки Мальты. Он также потребовал, чтобы Роммель продолжал наступать и далее Суэца, чтобы прорваться к Кавказу и помочь наступлению на Восточном фронте. II авиакорпус остался разделенным между Восточным фронтом и Африкой.

В конце июля опасность с воздуха для Мальты уменьшилась. Англичане усилили авиацию на острове всеми возможными самолетами — тяжелыми четырехмоторными бомбардировщиками, торпедоносцами, пикировщиками, истребителями, оснащенными радаром ночными разведчиками, самолетами-осветителями. Пока армия в Африке гонялась по пустыне за миражом Пирамид, самолеты Мальты уничтожали конвои, от которых зависело исполнение желаний Роммеля.

1 июля англичане остановили Роммеля под Эль Аламейном — всего в 60 милях от Александрии. Муссолини, который прилетел в Африку и приказал привести на самолете белого коня, на котором планировал въехать в Каир, скоро потерял терпение и вернулся в Рим. Предполагалось, что остановка будет временной. Но чем дольше ждал Роммель, тем меньше шансов у него оставалось. Англичане наращивали силы гораздо быстрее, чем он. Его подкреплениям приходилось сначала пересекать Средиземное море, а потом еще двигаться тысячи миль по пустыне. В июле и августе битвы итальянских конвоев стали особенно ожесточенными. Нехватка топлива приковала итальянские линкоры к месту, тогда как англичане в случае необходимости привлекали даже корабли Флота Метрополии. К октябрю итальянские потери возросли до 44 % отправленного тоннажа. В свою очередь англичане потерпели одно из самых тяжелых поражений, когда летом попытались доставить снабжение на Мальту. Операция стоила им 1 авианосца, 2 крейсеров, 1 эсминца и 9 торговых судов потопленными и еще 3 военных кораблей поврежденными. На Мальту прибыли 3 целых транспорта и 2 поврежденных. Итальянцы потеряли 2 подводные лодки, еще 2 крейсера были повреждены.

С наступлением осени снабжение Африканского корпуса заметно ухудшилось. Мальта могла погибнуть от истощения, однако она измотала Роммеля ничуть не меньше. Последние шансы немцев на наступление в Африке сгорели вместе с погребальными кострами пылающих танкеров Оси.

Осенью 1942 ход войны начал изменяться не в пользу Германии. В октябре и ноябре захлебнулось наступление Роммеля. Британская армия Восточной пустыни нанесла ответный удар и в Третьей битве у Эль Аламейна разгромила немцев. В ноябре начался Сталинградский кошмар. На море германский флот покинул Атлантику и совершил стратегический отход в северные воды. Подводным лодкам пока еще везло, однако и они встречали все более ожесточенное сопротивление.

Хотя положение Французской Северной Африки давно вызывало определенное беспокойство, никто не мог знать точно, где союзники нанесут свой удар. Они в полной мере использовали мобильность, которую им давала морская мощь. Штаб РВМ не считал, что Французская Северная Африка находится под угрозой, пока существует французский флот. Он полагал, что более вероятна попытка захвата Триполи, после чего весь африканский корпус оказался бы в ловушке. Высадка англичан и американцев 8 ноября в Касабланке, Оране и Алжире застигла немцев врасплох. Они не угадали ни времени, ни места. Немцы и итальянцы не могли оказать никакого сопротивления, а французы после сложных переговоров через 3 дня прекратили сражаться.

Германское правительство запросило разрешения у французов оказать им помощь в защите Северной Африке от вторжения союзников. Однако представителям Гитлера было отказано. Вскоре немцы вынудили премьер-министра Пьера Лаваля дать им разрешение высадиться в Тунисе, но там они не могли ничем помешать наступлению союзников на суше. Тунис стал ключевым пунктом германской обороны на Средиземном море. Если немцы потеряют его, союзники смогут проводить конвои на средний Восток и в Россию через Персидский залив. Будет сэкономлен тоннаж, так как начнется использование гораздо более коротких маршрутов, а это в свою очередь позволит союзникам высадиться где-нибудь в Южной Европе. Немцы были полны решимости удержать Тунис. В Сицилийском проливе произошло еще одно жаркое сражение с английским конвоем. Итальянцы проигрывали войну на море, так как растущая морская мощь союзников позволяла им топить все больше и больше транспортов Оси. В марте и апреле их потери достигли 41 %. Итальянские моряки, доставлявшие грузы на торговых судах и военных кораблях прозвали этот маршрут "Дорогой смерти".

Как только войска союзников надежно закрепились в Северной Африке, Гитлер решил захватить Свободную Зону и защитить средиземноморской побережье от возможной высадки противника. Но более вероятно, что он хотел покончить с двусмысленной позицией французов. Перемирие формально оставалось в силе. Командующий французским флотом адмирал Поль Офан потребовал от Редера уважать нейтралитет французского флота. Флот оставался верным Петэну и в море не выходил. Редер ответил, что французскому флоту следует защищать Тулон без помощи германской армии. Он надеялся, что оба флота в будущем станут решать совместно общие задачи. Французы ответили, что они не против сотрудничества, однако будут защищать свою базу от кого бы не исходила угроза.

Гитлер знал об этом соглашении, он также знал, что захватить французский флот невозможно — и все-таки приказал сделать это. Французы затопили свои корабли. Господство на Средиземном море окончательно перешло к союзникам. Ни основательно потрепанный итальянский флот, ни немногие уцелевшие германские подводные лодки не могли серьезно сопротивляться огромной армаде союзников. Даже последняя попытка Редера убедить Гитлера попытаться нарушить баланс наступлением на суше — через Испанию на Гибралтар — не имела успеха. У немцев уже просто не хватало сил.

С этого момента германский флот уже ничем не мог помочь армии, кроме как хорошим советом. Во-первых, следовало удержать Тунис, чтобы по-прежнему перекрывать Сицилийский пролив; во-вторых следовало удерживать Сицилию, прикрывавшую Италию и Балканы. Однако маневренность морских сил союзников вынуждала немцев распылять свои силы по всем возможным пунктам вторжения, что не позволяло сосредоточить войска в одном месте и сбросить высадившийся десант в море. Новые попытки обсудить наступление на Гибралтар, а также рассмотрение вопроса высадки парашютных десантов в Гибралтаре, Александрии и Суэце просто не имели смысла.

Еще несколько подводных лодок были отправлены на Средиземном море, хотя потери там росли, а успехи падали. Последняя из них была потоплена осенью 1944. Опустился занавес на том театре войны, который так много обещал немцам в дни побед 1940 — 41.

Надводные силы: На всех морях планеты

июнь 1940 — май 1941

Поражение Франции в мае 1940 открыло для германского флота золотой век. В это время крупные корабли отважно форсировали исландские проливы, и германские орудия гремели на всех океанах Земли. Какие бы иные планы не приводились в исполнение, главной идеей оставалась одна — с Британией нужно сражаться на морях, перерезать ее артерии, отсечь Империю и союзников от европейской островной крепости.

С падением Франции германский флот впервые в своей истории получил базы на побережье Атлантики. Раньше германским рейдерам приходилось прорывать британскую блокаду, пытаясь выйти в Атлантический океан. Далее им приходилось действовать в открытом океане, не имея укрытий, и при этом одновременно избегая множества сильных ударных соединений союзников. Когда Франция потерпела поражение, а Италия вступила в войну, у англичан осталась лишь тонкая дозорная линия поперек Атлантики от Шетландиских островов до Гренландии, за которой стоял тихоходный Флот Метрополии и еще более тихоходные корабли сопровождения конвоев. От былой угрозы германским рейдерам остались жалкие воспоминания. Впервые германский флот получил свободу действий в океане.

Один за другим рейдеры покидали германские порты и направлялись в океан. Их суда снабжения и танкеры выходили из Франции, а захваченные призы отправлялись в эти порты, чтобы пополнить своими грузами стратегические запасы Германии. Эсминцы и миноносцы, которым не хватало дальности плавания, чтобы действовать в океане, обеспечивали их проход через Бискайский залив — самую опасную часть маршрута.

Каждый германский рейдер имел 3 задачи: топить суда, пустые или груженые, где бы их не обнаружил, артиллерией, минами, торпедами, подрывными зарядами; вызывать рассредоточение британского флота, что приводит к износу машин и изматывает экипажи; по возможности нарушать систему торгового судоходства. Пока германские тяжелые корабли будут действовать в океане, система движения британских конвоев будет нарушена, что приведет к перебоям в доставке грузов в те места, где они чрезвычайно нужны. Высчитать последствия этого просто невозможно.

Но не только британские военные корабли и торговые суда начали испытывать напряжение. Каждый британский самолет, отвлеченный для действий в океане, уже не сбрасывал бомбы на германские города. Под ударом оказались принципы британской большой стратегии. Пока германские тяжелые корабли находятся в Атлантике и портах Франции, гибралтарская эскадра англичан будет находиться в клещах между ними и итальянским флотом. Она не сможет решительно действовать на Средиземном море, так как может в любой момент понадобиться в Атлантике. Именно в этот период зимой 1940 — 41 года Африканский Корпус прибыл в Триполи.

Первыми вышли в море вспомогательные крейсера. Их корпуса были покрашены серым, коричневым или черным без единого белого пятнышка для большей скрытности в ночное время. Эти корабли были хорошо оборудованы, чтобы играть роль невинных торгашей, поднимая тот флаг, который был выгоднее в данный момент. Изогнутый форштевень выдавал, что они несколько быстроходнее, чем обычные купцы, но в остальном они ничем не отличались от сотен торговых судов Великобритании и нейтральных стран. На них устанавливались по 6 — 5.9" замаскированных орудий и от 2 до 6 торпедных аппаратов. Фальшивые надстройки прикрывали мелкие орудия, прожектора, дальномеры, дымогенераторы. В трюмах были устроены карцеры для пленных, каюты команды, холодильники, провизионки, дополнительные топливные цистерны. Экипаж был обеспечен неслыханными на военных кораблях удобствами — камбузы, пекарни, прачечные, лазареты, даже обувные мастерские и парикмахерские. Это должно было обеспечить более или менее сносную жизнь четырем сотням моряков, которым предстоит более года провести на корабле.

Первый из вспомогательных крейсеров, "Атлантис", покинул Германию 31 марта 1940, в начале июля за ним последовали еще 5 рейдеров, и еще 1 — в декабре. "Атлантис" направился в Южную Атлантику, но вскоре рейдеры начали действовать на всех океанах. "Комет", чье имя напоминало сверкание огней северного сияния, прошел на Тихий океан Северным Морским Путем согласно условиям советско-германского пакта. Ледоколы "Ленин" и "Сталин" сопровождали корабль, несущий нацистский флаг, за что Гитлер уплатил Сталину примерно 300000 $. Остальные рейдеры проходили через Датский пролив, многие из них с трудом уклонялись от британских подводных лодок у берегов Норвегии.

Второй рейдер "Орион" открыл серию успешных операций в Атлантике потопив несколько судов и посылая ложные сообщения "Атакован карманным линкором", чтобы вызвать замешательство у англичан во время проведения Норвежской операции. Потом он направился в Индийский океан. Штаб РВМ умело передвигал рейдеры из одного района в другой, обеспечивая их разведданными вплоть до времени выхода в море отдельных судов. Налаживалась координация действий рейдеров и их судов снабжения, блокадопрорывателей, призов, подводных лодок, крупных боевых кораблей, в сложных и постоянно меняющихся планах операций. Штаб даже высылал по требованию специальные ремонтные партии. Например однажды в Индийском океане встретились сразу 5 германских кораблей: "Атлантис", "Шеер", блокадопрорыватель и 2 приза. В другой раз состоялась встреча 6 кораблей, что оказалось самой крупной германской эскадрой в океане после Фолклендского боя в 1914 году.

После потопления "Орионом" первой жертвы, успехи следовали один за другим в течение полугода. Капитан рейдера начал действия в традиционной манере: выбрав вражеское судно, он давал предупредительный выстрел и посылал абордажную партию, чтобы снять экипаж и осмотреть судно — топить его или брать в качестве приза. Очень быстро такая процедура стала невозможна. Купцы отворачивали прочь, заметив подозрительное судно, часто посылали сигнал QQQ (вспомогательный крейсер) или RRR (военный корабль). В некоторых случаях это было полезно, учитывая дальнейшие планы рейдера, так как вызывало рассеяние британских сил и нарушение судоходства. Особенно полезны были искаженные сигналы, неправильные или частично заглушенные радиостанцией рейдера. Например, сигнал RRR с указанием только долготы мог заставить противника разбросать свои силы по всему Индийскому океану. Иногда рейдеры использовали рации захваченных судов, чтобы посылать такие сигналы.

Действия торговых судов очень быстро вынудили немцев перейти к атакам в сумерках или условиях плохой видимости, что часто означало долгое преследование. Но даже внезапная ночная атака не всегда приносила легкий успех. Отважные капитаны и радисты посылали сигнал RRR даже после того как прожектора или осветительные снаряды освещали их суда, а в темноте мелькали вспышки выстрелов. Некоторые суда пытались отбиваться, используя свои старые орудия, надеясь, что одно удачное попадание выведет рейдер из строя. Но сопротивление обычно быстро подавляли мощные залпы новых 5.9" орудий. Капитаны рейдеров начинали стрельбу с выстрелов, направленных на радиорубку. В результате совершенно неизбежно начали расти жертвы, призы часто оказывались так сильно повреждены, что их приходилось топить.

Смешно, но всемирному позору первым подвергся наиболее рыцарственный из капитанов, командир "Атлантиса" Бернхард Рогге. В яркий лунный свете апрельской ночью 1941 года Рогге заметил затемненное судно, следующее зигзагом. Он опознал цель как британский войсковой транспорт. Вполне резонны были опасения, что это может оказаться британский вспомогательный крейсер. Перед рассветом "Атлантис" сократил дистанцию и открыл огонь, быстро добившись 6 попаданий, которые уничтожили рацию англичанина, разбили машинное отделение и сделали несколько пробоин на ватерлинии. Корабль остановился. Только после этого его опознали. Целью оказалось нейтральное египетское судно "Замзам", бывший британский войсковой транспорт. На нем находилось 202 пассажира, в том числе 109 женщин и детей. Вдобавок, 140 пассажиров были американскими гражданами. Хотя положение и так было хуже некуда, еще больше усугубило сложность то, что 150 пассажиров оказались миссионерами, а остальные принадлежали у британско-американскому фельдшерскому корпусу. Большая часть экипажа в 107 человек спаслась с помощью шлюпок, бросив пассажиров на произвол судьбы.

"Атлантис" спас всех людей с судна, шлюпок, принял всех плававших в воде. Никто при этом не погиб, хотя христиане-миссионеры и моряки-мусульмане описывают происшествие по-разному. Рогге передал непрошеных пассажиров на судно снабжения "Дрезден", которое доставило из во Францию. Над этим событием витал призрак "Лузитании". Морское командование беспокоилось, что может произойти, если англичане потопят "Дрезден". Сумеют ли объяснения немцев перевесить человеческие жизни? Ведь "Замзам" вел себя крайне подозрительно и вез военную контрабанду.

Ко всеобщему облегчению "Дрезден" благополучно добрался до цели. Один из пассажиров написал статью для журнала "Лайф", которая точно отражала факты, хотя и была написана немного излишне живописно. Статью украшал снимок "Атлантиса", сделанный фотографом "Лайфа", который находился на борту "Замзама" и сумел спрятать пленку от немцев.

Другим капитаном, стрельба которого привела к международным осложнениям, стал командир "Виддера" Гельмут фон Руктешель (позднее он командовал "Михелем"). Его стремление расстреливать вражеские суда и нежелание подбирать спасшихся в сотнях миль от берега привели его в ряды военных преступников. Он был осужден на 10 лет заключения. Руктешель умер в тюрьме, один из двух из командиров германских кораблей, осужденных противником.

Артиллерия была основным оружием рейдеров, но не единственным. Они несли торпедные аппараты, но редко подходили на дальность торпедного выстрела к торговым судам. Торпеды использовались чтобы быстро топить ненужные призы. Самолеты были просто неоценимы в тех редких случаях, когда их удавалось использовать. Ни один из рейдеров не имел катапульты, поэтому самолеты могли взлетать только с поверхности моря в спокойную погоду. Они также имели привычку частенько ломаться. Большая часть капитанов использовала самолеты в качестве разведчиков, хотя некоторые приказывали летчикам срывать антенны торговых судов специальными крюками, бомбить их и обстреливать из пулеметов. Капитан 1 ранга Феликс Крюдер, командир "Пингвина", совершил самую отважную попытку использовать самолет во время ночной атаки танкера. Самолет оборвал танкеру антенны, пролетев между мачтами, обстрелял из пулемета и сбросил записку с приказом остановиться. Судно выполнило приказ. Когда подошел "Пингвин", Крюдер обнаружил, что его самолет сидит на воде, освещая танкер своими прожекторами. В ту ночь Крюдер захватил 3 судна, 2 других просто в темноте натолкнулись на "Пингвин".

Многие рейдеры несли большой запас мин. Они ставили их в самых разных местах, от мыса Доброй Надежды до Новой Зеландии. Это приводило к гибели судов и вызывало панику. Некоторые призы были переоборудованы во вспомогательные минные заградители, в том числе даже один танкер. Ведь никто не мог предположить, что танкер будет нести мины!

2 рейдера имели маленькие торпедные катера, способные развивать 40 узлов. Катер "Михеля" совершил 4 атаки, из них 3 успешные. Атака основывалась на внезапности, поэтому катер спускали после наступления темноты, чтобы он зашел в голову купцу. Потом он глушил моторы, пока жертва не подходила достаточно близко для пуска торпеды. Единственная неудача пришлась на дневную атаку, когда судно сумело уклониться от торпеды. Вдобавок его скорость позволила судну удрать от "Михеля".

В попытках увеличить эффективность поисков, капитаны рейдеров начали формировать дозорные линии, куда входили один — два рейдера, призы и суда снабжения. "Комет" неожиданно решил возродить одну из традиций Первой Мировой войны и обстрелять береговые сооружения. Он обстрелял остров Науру к северу от Соломоновых островов. Его снаряды уничтожили склады с фосфатами, нефтехранилище и другие сооружения, после того как радист рейдера предупредил радиста береговой станции, чтобы тот не вел передач. Одновременно было передано предупреждение населению острова с предложением покинуть опасные зоны во избежание напрасных потерь. Осложнить положение англичан могла налаженная система заправки и снабжения подводных лодок, которая позволила бы им увеличить сроки плавания и позволила бы действовать в ранее недоступных районах. Однажды рейдер даже взял лодку на буксир, чтобы увеличить ее радиус действия. Некоторые итальянские лодки, выскочившие из портов Итальянской Восточной Африки до того, как англичане блокировали их, заправились в море и сумели вернуться во Францию.

Некоторые призы оказались исключительно ценными, и следовало попытаться любой ценой привести их во Францию. Наиболее важными стали 2 норвежские китобойные базы, их танкер и 11 маленьких китобойцев. Все это было захвачено у берегов Антарктиды рейдером с исключительно подходящим названием — "Пингвин". Его радист подслушал переговоры норвежской китобойной флотилии, что позволило рейдеру пробиться сквозь льды к желанной добыче. Это был самый успешный радиоперехват. Все суда, кроме 1 китобойца, были отправлены во Францию. По пути англичане перехватили 2 китобойца, которые были затоплены, остальные прибыли на место. 3 больших судна доставили более 20000 тонн отчаянно нужного китового жира страдающей от блокады германской экономике. В другом случае капитан "Тора" с огромной неохотой затопил китобойную базу, имевшую на борту 17662 тонны жира. Он решил, что не сможет провести трофей во Францию сквозь кольцо блокады.

Другие призы оказались ценными для самих рейдеров. Карманный линкор "Шеер" захватил рефрижераторное судно "Дюкеза" с 3500 тоннами мороженого мяса и 15000000 яиц на борту. Добыча была отправлена в Южную Атлантику, где щедро раздавала грузы признательным германским рейдерам. Когда на "Дюкезе" кончился уголь, его взяло на буксир судно снабжения, а призовая команда жгла в топках дерево, чтобы только рефрижераторы продолжали работать. Один из вспомогательных крейсеров захватил угольщик, но затопил его, как бесполезный, не зная о "Дюкезе". В результате рефрижератор все-таки пришлось затопить. Захваченные танкеры были исключительно полезны для рейдеров, так как позволяли увеличить запас топлива. Остальные призы и суда снабжения служили в качестве плавучих тюрем.

Пленные становились проблемой, когда их количество увеличивалось. Однако высаживать их на берег или отсылать в нейтральные порты считалось нежелательным, так как они могли дать сведения о рейдере, главным оружием которого всегда была скрытность. Питание пленных тоже было серьезной проблемой, так как часто экипажи состояли из предпочитающих весьма специфический стол индусов или мусульман. Камбузы некоторых кораблей быстро начали напоминать собрание Лиги Наций. Разумного решения проблемы пленных так и не нашли, хотя немцы старались как можно больше людей удержать в своих руках. Самая тяжелая проблема встала перед командиром маленького "Тора" Отто Кёлером, который атаковал судно, имевшее на борту более 500 человек. Поймав радиограмму британского военного корабля, сообщавшую что он идет к месту происшествия, Кёлер поспешно удрал, оставив эту головную боль англичанам.

Проблему снабжения отчасти разрешало использование японских баз, сначала судами снабжения, а потом и самими рейдерами. До конца 1941, когда завершились походы первых 7 вспомогательных крейсеров, для их снабжения были использованы 36 судов снабжения и блокадопрорывателей и 22 приза. Большая часть их в конечном итоге была захвачена англичанами или затоплена. На одном из призов англичане обнаружили бортовой журнал "Пингвина". С другой стороны немцам посчастливилось захватить некоторые британские секретные документы на ряде призов. Это позволяло регулярно раскрывать шифры торгового флота и следить за передвижениями британских судов.

Способность судов менять свой облик и проводить необходимый ремонт была просто замечательной. Мачты, трубы, надстройки менялись как по мановению волшебной палочки. Часто для больше достоверности использовались такие детали, как присутствие "женщин" на борту. Рейдеры проводили кренгование прямо в океане, перекачивая топливо с борта на борт. Это позволяло поднять из воды часть днища, чтобы экипаж мог очистить его и подновить окраску. Водолазы проводили подводный ремонт, например на "Атлантисе" была заменена обшивка киля, поврежденная при посадке на мель. Несколько кораблей высаживали экипаж на берег, как правило на необитаемых островах в южных широтах. Командир "Атлантиса" Рогге дал своему экипажу отдых на коралловом песочке покрытого пальмами атолла Ванавана. Остров, казалось, сошел прямо со страниц романтической повести. Его экипаж провел Рождество на берегу другого острова, причем был организован настоящий рождественский карнавал с раздачей подарков.

Поддержание духа экипажа было самой большой проблемой во время долгих плаваний. Применялось все, что могло нарушить монотонную рутину. Для проведения праздников использовался любой подходящий повод — пересечение экватора, завершение кругосветки, год пребывания в море. Между прочим, этого достижения добились более половины рейдеров. Кинофильмы, любительские спектакли, музыка тоже помогали скрасить тяготы плавания, учений и одиночества. Экипаж "Корморана" с удовольствием оставил у себя пианино, снятое с одного из призов. На "Штире" разыгрывалась лотерея с призами более 3000 марок. На "Корморане" даже устроили маленький плавательный бассейн. Некоторые капитаны давали своим матросам "увольнительную" прямо на борту, не привлекая их к работам за исключением авралов.

Постепенно перед рейдерами начали возникать иные проблемы. На некоторых кораблях со старыми турбинами начались неполадки в машинах. Из-за повышенного расхода начали подходить к концу запасы топлива. Многие рейдеры имели дизеля, которые резко увеличивали дальность плавания, однако создавали проблемы с топливом. Некоторым кораблям приходилось днями и неделями буквально дрейфовать, ожидая прибытия танкера. Поломки, отключение котлов для экономии топлива, обрастание корпуса снижали скорость рейдеров. Они уже не могли догонять наиболее быстроходные и наиболее ценные суда противника.

Англичане настойчиво и последовательно боролись с угрозой надводных рейдеров. Только счастье спасало некоторые из них от гибели. "Орион" был обнаружен патрульным самолетом, который не смог раскрыть обман. В другом случае гидросамолет обнаружил британский крейсер, и это позволило рейдеру уклониться от неприятной встречи. "Атлантис" лунной ночью столкнулся с линкором типа "Нельсон" и авианосцем, но успел изменить курс и ускользнуть незамеченным. "Тору" выпало самое тяжелое испытание. Его в Южной Атлантике заметил и запросил опознательные легкий крейсер "Дурбан". "Тор" сообщил, что он — британское судно и проследовал далее. На следующий день история повторилась, на сей раз со вспомогательным крейсером "Чешир"! В первые годы войны англичане не имели надежной системы опознания судов и допускали обидные ошибки.

Однако германские рейдеры подстерегало много опасностей, даже не считая британские военные корабли и самолеты. Горящее судно едва не протаранило "Атлантис". В другом случае он едва не торпедировал сам себя, когда у выпущенной торпеды заклинило руль, и она, описав круг, проскочила в паре метров от форштевня рейдера. Много раз корабли попадали в страшные шторма. Одна из жертв "Пингвина" всадила ему снаряд прямо над минным погребом, но перевозбужденный английский артиллерист забыл ввинтить взрыватель!

Однако удача рейдеров начала постепенно подходить к концу. Первым это испытал на себе "Тор" (3862 тонны). Ему пришлось вступить в бой, оправдывая свое имя, когда все попытки обмана провалились. 28 июля 1940 у побережья Бразилии "Тор" обнаружил пассажирский лайнер. Стояло ясное солнечное утро, видимость была исключительной. Рейдер пошел к цели, но тут незнакомец сам повернул навстречу. Началась погоня. Расстояние между "Тором" и вспомогательным крейсером "Алькантара" (22209 тонн) постепенно сокращалось. Когда оно было всего 7 миль, капитан 1 ранга Кёлер принял неизбежное. "Тор" поднял боевые флаги, открыл орудия, развернулся поперек курса "Алькантары" и открыл огонь. Солнце стояло позади рейдера, что сделало работу наводчиков "Алькантары" крайне трудной. "Тор" давал частые 4-орудийные залпы и сразу добился попаданий. Из пробоин повалил пар, и английский корабль начал терять скорость, хотя тоже добился 2 попаданий. Кёлер под прикрытием дыма развернул корабль, выскочил на минуту, чтобы дать еще несколько залпов, и снова скрылся под прикрытием дымзавесы. "Тор" имел на борту 3 убитых и 4 раненых. "Алькантара" стоял на месте, пылая как костер. Кёлеру крайне не хотелось бросать поврежденный корабль, но слишком велик был риск получить роковое попадание.

Через 4 месяца "Тор" столкнулся с заменой "Алькантары". Другой британский вспомогательный крейсер внезапно выскочил из тумана всего в 4 милях от него. Снова Кёлер попытался удрать, надеясь укрыться в тумане и дымзавесах, но снова британский крейсер оказался слишком быстроходным. Быстро маневрируя на расстоянии 4 мили, "Тор" выпустил 2 торпеды и промахнулся. Однако немецкие артиллеристы добились множества попаданий в "Карнавон Кастл", временами давая залпы через 6 секунд. Через час после начала боя орудия "Тора" так раскалились, что их начало заклинивать. Боеприпасы на немецком вспомогательном крейсере начали кончаться, однако он пока оставался невредим. Внезапно "Карнавон Кастл" отвернул прочь, имея крен и множество пожаров. Кёлер позволил удрать и ему. Ирония судьбы в том, что на верфи Монтевидео для временного ремонта изрешеченного корпуса "Карнавон Кастла" использовали листы обшивки, снятые с обломков "Графа Шпее".

Плавание "Тора" продолжалось. Он пополнил боезапас и вернулся на торговые пути. Через 5 месяцев после боя с "Карнавон Кастлом" он попытался остановить большое судно предупредительным выстрелом по курсу с расстояния 5 миль. В этот момент и стало ясно, кем является встреченный незнакомец. Это был очередной крупный вспомогательный крейсер. Снова артиллеристы "Тора" сработали отлично, попав в цель первым же залпом. Уже через 3 минуты "Вольтер" горел. Вскоре он пылал как костер, но продолжал отстреливаться. Потом у "Вольтера" заклинило руль, и он начал описывать круги, продолжая получать новые попадания. Через час после начала боя "Вольтер" выкинул белый флаг, и Кёлер подошел поближе к пылающему кораблю. Он поднял с воды 197 человек, включая капитана. Еще через час "Вольтер" затонул.

"Тор" был единственным рейдером, который сражался с британскими вспомогательными крейсерами. Его превосходство в артиллерии, небольшие размеры по сравнению с высокобортными лайнерами и изрядное везение позволило все 3 боя завершить успешно.

Но рейдерам не всегда везло. Самый удачливый из них — "Атлантис" — на счету которого имелось 22 судна общим водоизмещением 145697 тонн, 22 ноября 1941 стоял без хода в водах Южной Атлантики. Рейдер провел в море 622 дня, пройдя 102000 миль. Один двигатель был разобран для замены клапана. За кормой болталась U-126, принимая топливо. Командир лодки завтракал вместе с капитаном 1 ранга Рогге, когда прозвучала тревога. На горизонте появился тяжелый крейсер "Девоншир". Он поднял бортовой гидросамолет. Подводная лодка немедленно погрузилась, а рейдер начал обычную игру в шарады с крейсером и самолетом, надеясь, что субмарина сумеет нанести удар. Временный командир лодки держал ее поближе к "Атлантису", надеясь, что крейсер начнет приближаться. Но британский крейсер как раз наоборот держался вдали, пока пилот гидросамолета внимательно изучал свои справочники, включая фотографии из журнала "Лайф", которые были сделаны со шлюпок "Замзама". Более часа командир крейсера не мог ни на что решиться, проверяя информацию и переговариваясь по радио с пилотом.

Наконец он пришел к выводу, что "Атлантис" не тот, за кого себя выдает, и "Девоншир" открыл огонь из 8" орудий с дистанции 10 миль. Спастись было невозможно, несмотря на дымзавесу. Рогге приказал покинуть корабль, когда снаряды начали крушить корабль. Крейсер ушел, как только "Атлантис" начал тонуть, но почти весь экипаж спасся. Подводная лодка поднялась на поверхность и приняла спасшихся. Они были разбиты на 3 группы — одна стояла на палубе, вторая находилась внутри лодки, третья была размещена в шлюпках. Группы регулярно менялись местами. Через 2 дня спасшихся подобрало судно снабжения "Питон".

Через несколько дней сам "Питон" был застигнут в компании подводных лодок тяжелым крейсером "Дорсетшир". Подводные лодки погрузились, одна даже попыталась атаковать, хотя и неудачно. "Питон" был затоплен, чтобы избежать ненужных жертв, когда крейсер открыл огонь. Экипажу "Атлантиса" снова пришлось спасаться в шлюпках, на сей раз плавание продолжалось целую неделю. Подводные лодки организовали спасение экипажей, и Дениц направил в этот район дополнительные лодки. Все благополучно вернулись домой, хотя одной из них пришлось по пути пережить атаку глубинными бомбами. Рогге получил Дубовые Листья к Рыцарскому Кресту из рук Гитлера, когда экипаж "Атлантиса" снова собрался вместе в Берлине.

"Пингвин" был обнаружен в Индийском океане гидросамолетом тяжелого крейсера "Корнуолл" через день после того, как рейдер уничтожил свою 28 жертву. Пилот уже почти поверил обману, однако его удивило, что никто не выходит на палубу, помахать самолету рукой. Капитан крейсера тоже был введен в заблуждение, поэтому он приблизился и дал предупредительный выстрел. Рейдер дождался, пока дистанция сократится еще больше, а потом открыл огонь. Он добился одного попадания, которое временно вывело из строя рулевое управление крейсера. Однако вскоре "Пингвин" получил попадание в минный погреб и через 11 минут после начала боя взорвался. Спаслись только 60 немцев и 22 пленника. Капитан 1 ранга Феликс Крюдер погиб.

"Корморан" тоже встретил крейсер. Он находился у берегов Австралии, когда заметил австралийский легкий крейсер "Сидней", идущий прямо на него. Этот корабль получил свое имя от корабля, уничтожившего самый знаменитый германский рейдер Первой Мировой войны — "Эмден" — в этой же самой части Индийского океана. Капитан 1 ранга Теодор Детмерс отвернул, пытаясь скрыться, однако вскоре был вынужден начать переговоры с крейсером. Рейдер попытался выдать себя за голландское судно, и крейсер ввязался в намеренно долгий обмен сигналами. Он подходил к "Корморану" с правого борта, намереваясь, похоже, провести рутинный досмотр торгового судна. Детмерс мог оценить 8 — 6" орудий крейсера, однако он заметил, что возле 4" универсалок никого не было. Часть экипажа "Сиднея" стояла, опираясь на леера. Детмерс приказал передавать по радио сигнал QQQ и поднять несколько сигнальных флагов, не имеющих никакого смысла в ответ на запросы прожектора крейсера. Наконец "Сидней" потребовал секретный опознательный.

Игра закончилась. Однако сейчас крейсер находился прямо на траверзе у рейдера на расстоянии менее 5 кабельтов, двигаясь на малой скорости. Детмерс выкрикнул приказ. На мачту взлетел военно-морской флаг и упали маскировочные щиты орудий. В течение 6 секунд безобидный купец превратился в вооруженный до зубов рейдер. Прогремел первый выстрел, за ним еще 3. Мостик "Сиднея" и КДП были уничтожены взрывами, и первый ответный залп прошел мимо. Детмерс видел, как падают люди возле торпедных аппаратов и на надстройках крейсера, скошенные огнем зенитных автоматов. На таком расстоянии невозможно было промахнуться. Рейдер выпустил 2 торпеды. Первая попала в носовую часть крейсера и подбросила его вверх. Одновременно снаряд снес крышу второй башни, и обе носовые башни прекратили огонь. Залпы "Корморана" сыпались через 4 — 5 секунд. Загорелся гидросамолет крейсера, его кормовая башня была уничтожена. На палубах, заваленных трупами, бушевали пожары. Стреляла только одна башня, но ее орудия сумели нанести "Корморану" смертельный удар. После попадания в машинное отделение на рейдере вспыхнул пожар.

"Сидней" повернул, как будто собирался таранить рейдер, но потерял скорость и прошел за кормой "Корморана". Артиллеристы рейдера продолжали садить в него снаряд за снарядом. Замолчали последние орудия крейсера. Тоже самое пришлось сделать и некоторым орудиям рейдера, так как расчетам приходилось поливать раскаленные стволы из пожарных шлангов. Теперь встали и машины "Корморана", но его орудия продолжали стрелять, пока не было выпущено около 500 снарядов калибром 5.9". Крейсер выпустил 4 торпеды, но самая близкая прошла в 100 ярдах за кормой рейдера. Детмерс приказал выпустить в пылающий крейсер еще 1 торпеду, которая тоже прошла мимо. Крейсер медленно скрылся в сгущающейся темноте.

Прошло еще 2 часа, экипаж "Корморана" все еще видел вдали зарево пожаров "Сиднея". Потом внезапно мигнула яркая вспышка, и все пропало. Немцы обнаружили, что все пожарное оборудование уничтожено, пожары в машинном отделении вышли из-под контроля, а вся машинная команда погибла. Экипаж покинул корабль, а вскоре после этого пожар добрался до минного погреба, и взрыв разнес корабль на куски. Спасшиеся проболтались в море несколько дней, и в конечном итоге противник спас 315 человек экипажа "Корморана" из 400. Однако из 644 человек экипажа "Сиднея" не спасся никто. Находясь в плену, Детмерс получил Рыцарский Крест.

Один за другим "Орион", "Комет", "Виддер", "Тор" добрались до контролируемых немцами портов. К середине ноября 1941 в море не осталось ни одного вспомогательного крейсера. Через месяц "Тор" вышел во второй поход, направившись через Ла Манш. Считалось, что Исландские проливы плотно перекрыты оснащенными радаром крейсерами. За ним в марте 1942 последовал "Михель", а в мае — "Штир". Обоим пришлось пробиваться через Ла Манш с боем под прикрытием сильного эскорта. Проводка "Штира" обошлась немцам в 2 миноносца и 200 убитых. В октябре во второй поход отправился "Комет", однако был потоплен британским миноносцем в Ла Манше. В феврале 1943 в эту рискованную игру попытался сыграть "Того", но получил повреждения и повернул назад. Еще 2 рейдера даже не пытались прорваться.

"Штир" за 5 месяцев плавания сумел поймать всего 3 судна. Он стоял без хода в точке рандеву, когда из тумана всего на расстоянии 2 мили выскочило большое судно. Капитан "Штира" немедленно дал полный ход и открыл огонь но купцу, который начал отвечать из единственного допотопного 4" орудия снарядами, весящими всего 31 фунт. Начался классический бой Давида с Голиафом, или дуэль "Сидней" — "Корморан" наоборот. Американское судно типа "Либерти" "Стефен Гопкинс" было названо в честь командира флотилии периода Американской Революции. Стрельба единственного американского орудия оказалась превосходной. Практически нулевая дистанция свела на нет преимущество немецкой системы управления огнем, и рейдеру пришлось уже сражаться за свою жизнь. Один снаряд разбил его рулевое управление. Другой уничтожил систему подачи масла к дизелям. В течение 10 минут "Штир" получил 13 попаданий и потерял ход, объятый пожарами. "Стефен Гопкинс" тоже остановился и начал тонуть. Поврежденные корабли стояли совсем рядом почти час. "Стефен Гопкинс" затонул первым, потом взорвался его противник. Командир "Штира" сделал невольный комплимент американскому судну, заявив, что сражался со вспомогательным крейсером. Судно снабжения рейдера подобрало уцелевших до того, как он взорвался, но экипажу американского судна пришлось проделать путешествие в 31 день к берегам Бразилии. Спаслось только 15 человек из экипажа в 57 человек. Невероятно, но "Штир" потерял только 3 человек, хотя 33 были ранены.

К началу 1943 года единственным действующим рейдером остался "Михель". Он странствовал по океанам, сея позади себя смерть и разрушение все лето и всю осень. "Михель" не мог прорваться домой сквозь кольцо британской блокады. 18 октября рейдер находился всего в 60 милях от Иокогамы, когда ночью был атакован американской подводной лодкой "Тарпон" из надводного положения. Он получил 2 попадания торпедами и попытался таранить лодку, но еще 2 торпеды прикончили "Михель". Эпоха секретных судов закончилась.

Всего они совершили 9 походов, но их результаты оказались скромными. Было уничтожено 129 судов водоизмещением более 800000 тонн. Примерно столько в течение года строили британские верфи. Сюда не входят суда, погибшие на минах, косвенный урон британской морской торговли и значение захваченных призов для экономики Германии.

Летом и осенью 1940, когда замаскированные рейдеры достигли пика своего успеха, вообще перспективы океанской войны выглядели блестящими. Было приказано достроить почти законченный авианосец, а заложенный крейсер оборудовать полетной палубой.

Удары Люфтваффе по торговым судам были ограниченными из-за подготовки операции "Морской лев", но Редер настаивал на усилении давления на порты и судоходство. В сентябре от промышленности впервые поступило большое количество мин нового образца, Редер требовал использовать их. Через неделю Гитлер заверил его, что постановка мин начнется очень скоро. Однако через месяц Редер потребовал расширить минные постановки с воздуха и начать бомбить британские верфи, особенно те, которые строили эскортные корабли.

В конце октября первый крупный корабль был окончательно готов к долгому походу. Это был карманный линкор "Адмирал Шеер", названный так в честь командующего Императорским Флотом Открытого Моря в Ютландском бою вице-адмирала Рейнхарда Шеера. После начала войны он прошел капитальный ремонт. С корабля сняли тяжелую башнеподобную фок-мачту, которую заменила обычная тонкая мачта.

В начале ноября "Шеер" проскочил через Датский пролив между Исландией и Гренландией. Остаться незамеченным ему помог жестокий шторм, такой сильный, что 2 человека даже были смыты за борт, несмотря на все предосторожности. Через 3 дня его гидросамолет заметил конвой, о выходе которого было известно Штабу РВМ. Капитан 1 ранга Теодор Кранке был извещен об этом конвое. Он направил свой корабль к конвою, но налетел на одинокое крошечное судно. Оно остановилось после первого же предупредительного выстрела, не попытавшись, к счастью для "Шеера", использовать свою рацию. Экипаж с помощью шлюпок перебрался на "Шеер". Судно было потоплено, а рейдер направился к конвою.

Вскоре после полудня из КДП на вершине надстройки были замечены мачты. Потом над горизонтом медленно выросли корпуса торговых судов. Ни один военный корабль не сопровождал конвой, хотя возбужденные наблюдатели тщательно изучили каждый силуэт. Потом одно судно вышло из строя и направилось в сторону "Шеера", ставя дымовую завесу, чтобы укрыть остальные суда. Одновременно оно выпустило красную ракету. Британские рации начали наперебой сообщать о появлении рейдера. Позади отважного защитника 37 судов конвоя сломали строй и бросились врассыпную. "Шеер" двинулся прямо на противника, который, судя по всему, был вспомогательным крейсером. С расстояния 10 миль карманный линкор открыл огонь из всех 6 — 11" орудий. 5.9" орудиям было приказано обстрелять танкер. Кранке удерживал дистанцию, методично разнося на куски вспомогательный крейсер. Он предпочитал потратить время и боеприпасы, а не рисковать повреждениями в самом начале плавания.

Противником немцев был "Джервис Бей" капитана 1 ранга Э.С.Ф. Феджина. Он держал свой корабль между "Шеером" и конвоем, пока работали рулевое управление и машины, хотя первым же попаданием капитану оторвало одну ногу и раздробило вторую. Хирург перевязал культю, и Феджин продолжал командовать боем. Мостик и орудия в средней части корабля были уничтожены, поэтому Феджин дополз до кормового орудия и управлял огнем, пока очередной снаряд не принес смерть. Крест Виктории, который Феджин получил посмертно, лишь в слабой мере характеризует проявленное им мужество.

Самопожертвование капитана 1 ранга Феджина и 200 человек его экипажа вынудили Кранке обратить против "Джервис Бея" всю артиллерию. Конвой получил драгоценные 22 минуты. Пока вспомогательный крейсер погружался в воду, Кранке с горечью следил, как конвой исчезает в сгущающейся темноте позади дымзавесы. Средняя артиллерия "Шеера" подожгла танкер. Орудия быстро переключались на следующую цель, как только предыдущая исчезала в огне. 2 часа рейдер метался среди разбегающихся судов конвоя. Радар помогал ему обнаруживать жертвы, а прожектора и трассирующие очереди удерживали их в поле зрения, пока не наступал черед тяжелых орудий заняться новыми целями. Пожары бушевали на палубах кораблей, гремели взрывы, осыпая рейдер осколками, по мере того, как жертвы гибли в пламени взрывов. Тут и там англичане пытались было отстреливаться из мелких пушек, но напрасно. С помощью торпеды было утоплено судно, которое груз удерживал на поверхности, несмотря на изрешеченные борта. Через 3 часа бойня завершались. Еще 5 судов присоединились к "Джервис Бею" на морском дне, а 3 судна были повреждены. Одним из них был брошенный командой горящий танкер. Однако на следующий день команда нашла свое судно все еще на плаву, сумела погасить пожары и привести в порт, откуда танкер недавно вышел.

Наступило время убираться. "Шеер" израсходовал одну треть своего 11" боезапаса и половину 5.9" снарядов. Можно было ожидать, что британский флот стянет в этот район значительные силы, поэтому Кранке хотел использовать темноту, чтобы оставить как можно больше миль между собой и преследователями. Благодаря сопротивлению "Джервис Бея" достижения "Шеера" оказались не столь уж высоки. Однако вся система следования британских конвоев оказалась расстроена на 12 дней, причем в течение недели ни один конвой не прибыл в порты Великобритании. В результате этого нападения все крупные конвои теперь сопровождались линкорами.

"Шеер" продолжил свое плавание длиной 161 день, пользуясь налаженной системой снабжения в море. В конце концов его занесло даже в Индийский океан. Его приключения в общем напоминали походы вспомогательных крейсеров, но эффект воздействия карманного линкора был гораздо сильнее. Кроме того он изобрел новый трюк. В носовой башне немцы у двух орудий поднимали стволы вверх, а у третьего — опускало вниз. Раскрашенный под британский военный корабль карманный линкор шел прямо на противника, так как становился поход на типичный британский крейсер с двухорудийными башнями. Это уловка обманывала неопытных капитанов торговых судов. Один из них не обращал внимания на "Шеер", пока тот захватывал идущее неподалеку судно. Он спохватился только когда чуть позднее был поднят германский флаг, а орудия были направлены на него самого.

19 февраля Кранке попытался остановить судно, на борту которого был нарисован американский флаг. Судно останавливаться не желало. Кранке в конце концов передал: "Немедленно остановитесь, не вынуждайте меня стрелять. Вы ведете себя подозрительно". Купец ответил: "Вы тоже. Вы действуете, как немцы". После этого судно передало по радио сигнал RRR. Фальшивый "нейтральный" флаг все еще болтался на мачте, когда немецкая абордажная партия поднялась на борт купца по шторм-трапу. Англичане очень не хотели спускать его. В другом случае "Шеер" остановил нейтральное греческое судно с "грузом Красного Креста" из Нью-Йорка на борту. В результате обыска выяснилось, что в каждом ящике под тонким слоем хлопка лежат патроны. Судно было потоплено.

В целом плавание "Шеера" напоминало поход "Графа Шпее" в том смысле, что тяжелые пушки сразу гасили мысль о сопротивлении. Поэтому среди экипажей 10 потопленных судов жертв почти не было. Только одно судно ночью попыталось отстреливать, и то лишь потому, что экипаж, ослепленный прожектором, не видел, с кем имеет дело.

"Шеер" едва не попался в Индийском океане, когда 2 судна подряд сообщили координаты рейдера перед тем, как сдаться. Кранке знал, что в этом районе находятся крупные силы англичан, но преследовавший его британский самолет потерял контакт. Кранке изменил курс, чтобы уклониться от крейсера, который проскочил совсем рядом с ним ночью. Было слышно, как он передает по радио, что не смог установить контакт. Еще от 2 крейсеров удалось ускользнуть, когда перепуганный купец послал сигнал RRR, приняв их за немецкий рейдер. Эти крейсера находились прямо по курсу "Шеера". Хотя англичане сосредоточили 7 крейсеров и 1 авианосец, "Шеер" сумел ускользнуть.

О награждении капитана 1 ранга Кранке Рыцарским Крестом было сообщено по радио. В механической мастерской корабля спешно изготовили импровизированный крест, который был торжественно вручен во время построения команды на квартердеке. Тогда же Кранке объявил, что корабль направляется домой. Он приказал выслать на судне снабжения радар, и, находясь в Южной Атлантике, карманный линкор хорошо подготовился к обратному прорыву. В конце марта 1941 "Шеер" прошел Датским проливом, заметив несколько британских крейсеров и благополучно уклонившись от них. На следующий день был замечен "линкор типа "Нельсон", но по ближайшему рассмотрению он превратился в айсберг. 30 марта, в день рождения капитана 1 ранга Кранке, "Шеер" прибыл в Берген. Через 2 дня он вернулся в отечественные воды, завершив самый успешный в истории поход германского корабля.

Тяжелый крейсер "Хиппер", названный в честь бывшего командира Редера в Ютландском бою, вышел через месяц после "Шеера". В начале декабря 1940 он проскочил через Датский пролив, воспользовавшись суматохой, которую вызвали действия "Шеера", а также обычной зимней погодой. Крейсер вышел в Атлантику и накануне Рождества обнаружил войсковой конвой, который следовал на Средний Восток. Атаку на рассвете отбил сильный крейсерский эскорт после обмена залпами, в котором попадания получили обе стороны. "Хиппер" через 2 дня вернулся в Брест, став первым германским кораблем, посетившим этот порт. Он завершил ремонт своих повреждений и ненадежных машин и снова вышел в море 1 февраля 1941. Крейсер потопил 1 судно, хотя и стал участником единственной скоординированной операции надводного корабля, самолетов и подводной лодки. Лодка заметила неэскортируемый конвой и донесла об этом. 5 самолетов атаковали его, добилась нескольких попаданий и лодка. Наконец на сцену прибыл "Хиппер" и потопил еще 7 судов из состава рассеявшегося конвоя, прежде чем 14 февраля отправиться в Брест из-за нехватки топлива. Через месяц он снова вышел в море и прорвался через Датский пролив за несколько дней до "Шеера". Пожирающие топливо турбины и частые поломки машин сделали крейсер плохим рейдером. Французская база, подвергавшаяся налетам британской авиации стала ненадежным убежищем, хотя "Хиппер" избежал повреждений.

Тем временем начались атаки эсминцев и миноносцев, базирующихся на порты Атлантического побережья Франции. Хотя они и добились некоторых успехов, но похвастать больше чем скованными легкими силами англичан не могли. К январю 1941 все эсминцы стояли в ремонте, в основном из-за ненадежных и неотработанных энергетических установок.

Весна принесла некоторое улучшение взаимодействия с Люфтваффе, несмотря на споры в конце 1940 года относительно использования торпедоносцев против британских кораблей. Гитлера воодушевил этот план, особенно после того, как он узнал об успехе британских торпедоносцев в Таранто. Редер воспротивился, так как Геринг намеревался использовать для этого самолеты, отданные в распоряжение флота для действий в Северном море. У Редера просто не хватало морской авиации, чтобы отдавать ее еще куда-нибудь. К несчастью идея торпедоносца, за которую выступал сам Редер повисла в воздухе из-за амбиций Геринга. Однако весной 1941 Люфтваффе стали искать более легких успехов, чем победа в Битве за Британию, и потому их бомбардировщики рьяно взялись за морские цели. Флот долго был уверен, что Люфтваффе смогут в одиночку топить по 300000 тонн в месяц наносить серьезные повреждения портам. В марте, апреле и мае 1941 Люфтваффе почти решили поставленную задачу. В апреле было потоплено 260000 тонн — самая высокая цифра. Большая часть верфей Глазго вышла из строя на срок от 3 до 7 месяцев, в Ливерпуле половина доков была просто уничтожена. Как раз когда с точки зрения Редера дела пошли на лад, вторжение в Россию вынудило Люфтваффе увести свои силы на восток.

Тем временем в Атлантику направились линейные крейсера "Шарнхорст" и "Гнейзенау". Впервые в своей истории германские линкоры отправились в такой поход. Они вышли из Киля 28 декабря 1940, но тут повернули обратно, так как получили повреждения во время шторма. 23 января они вышли снова и двинулись на N вдоль норвежского побережья, а потом направились в проход Исландия — Фарерские острова. Они вышли в точку южнее Исландии и там на рассвете заметили крейсер. Немцы на полной скорости отошли на NO, оторвавшись от противника. Адмирал Гюнтер Лютьенс избегал дневного боя с Флотом Метрополии, который ожидал выхода немцев. Через неделю линейные крейсера снова пошли на S и успешно преодолели Датский пролив, не замеченные англичанами.

Несколько дней движения на S вывели их на маршрут конвоев, идущих в Галифакс, и там оправдались самые смелые ожидания адмирала. Был замечен конвой, идущий на восток. Лютьенс разделил свое соединение. Один корабль расположился к северу от конвоя, второй — к югу, после чего линейные крейсера пошли на сближение. Их ожидал весьма неприятный сюрприз. Эскорт возглавлял линкор типа R. Хотя это был старый корабль, его 15" орудия были точно такими же, как на "Ринауне". А повреждения, полученные "Гнейзенау" во время Норвежской кампании не так уж давно, немцы не забыли. Инструкции Лютьенса, которые Штаб РВМ позднее счел слишком жесткими, вынудили его отвести оба корабля, хотя он мог попытаться одним кораблем оттянуть эскорт и атаковать конвой вторым.

Через 2 недели оба корабля направлялись назад по тому же маршруту, но находились дальше к западу. Там конвои, следующие в западном направлении, часто следовали без эскорта, так как разделялись на группы, следующие в разные пункты. В течение одного дня линейные крейсера нашли и потопили 5 судов, но англичане подняли тревогу и снова начали охоту. Лютьенс передвинул район операций на SO, чтобы атаковать конвои, огибающие Африку. Снова был обнаружен конвой в сопровождении линкора. На сей раз им был ветеран Ютландского боя "Малайя". Лютьенс вызвал 3 подводные лодки, чтобы они попытались уничтожить линкор. Лодки сумели потопить 4 судна, но даже не повредили "Малайю". Снова поднялась тревога, и эскадра Лютьенса умчалась на W, потопив по дороге еще 1 судно.

На маршруте в Галифакс Лютьенс вместе с 2 судами снабжения образовал 120-мильную поисковую завесу. За 2 дня "Шарнхорст" и "Гнейзенау" потопили 13 неэскортируемых судов и 3 захватили в качестве призов. Они направились в Брест, чтобы подготовиться к еще более крупной операции, назначенной на следующий месяц. "Гнейзенау" сумел избежать неприятной встречи еще с одним линкоров, который заметил его на короткое время. Дважды немецкую эскадру обнаруживали самолеты, однако она благополучно добралась до французских берегов. За 2 месяца плавания немцы 9 раз заправлялись в море. Их поход обошелся англичанам в 115622 потопленные тонны плюс серьезное нарушение распорядка следования конвоев. Линейные крейсера отвлекли на себя британские корабли, охотившиеся за "Хиппером", "Шеером" и вспомогательными крейсерами. Наконец, их возвращение в Брест косвенно прикрыло возвращение "Хиппера" и "Шеера" в Германию. Плавание оказалось не слишком удачным только из-за прикрывавших конвои линкоров. Обнаружение целей стало проблемой из разбросанных маршрутов и ограниченных поисковых возможностей германских кораблей. Оснащенные радарами суда снабжения и специальные подводные лодки радиолокационного дозора должны были оказывать помощь линейным крейсерам во время их следующего выхода, подготовка которого началась как только 22 марта 1940 линейные крейсера пришли в Брест.

Штаб флота разработал план крупнейшей операции, в которой должен был принять участие самый большой корабль в мире. Линкор "Бисмарк" с самого начала был странным кораблем. По приказу Гитлера он был назван в честь железного канцлера, который создал германскую нацию, но глубоко презирал флот. Его спутником был тяжелый крейсер "Принц Ойген", одолживший свое имя в австрийском флоте, после Первой Мировой войны прекратившем существовать. Крейсер был назван в честь австрийского союзника знаменитого герцога Мальборо, предка Уинстона Черчилля. Из этих 2 кораблей судьба уготовала "Принцу Ойгену" славу счастливчика, зато "Бисмарк" стал самым знаменитым и самым трагичным кораблем германского флота.

С самого начала планы пошли наперекосяк. "Шарнхорсту" требовался ремонт машин, который приковал его к Бресту. В апреле "Гнейзенау" получил первые повреждения от торпед и бомб самолетов КВВС и ВСФ, и потому тоже не мог выйти в море. Новый линкор "Тирпитц" должен был еще провести несколько месяцев в учебных плаваниях, обкатывая экипаж и налаживая работу машин и механизмов. "Хиппер" и "Шеер" проводили профилактику после Атлантических вояжей, а повреждения "Лютцова", полученные им в Норвегии, пока еще не были отремонтированы. "Бисмарку" и "Принцу Ойгену" предстояло отправиться вдвоем. Редер торопился выслать их море, пока арктические ночи еще достаточно длинны, чтобы помочь прорыву через Исландские проливы. Но неполадки в машинах "Бисмарка" задержали выход. Потом в апреле "Принц Ойген" наскочил на магнитную мину, что отсрочило выход еще на 2 недели.

Адмирал Гюнтер Лютьенс прибыл на север из Бреста, отдохнув после своего удачного похода с 2 линейными крейсерами. Его беспокоила нехватка опыта у зеленых команд и те силы, которые англичане могли развернуть в Атлантике. Он потребовал от Редера отложить выход, пока не будет готов "Шарнхорст" или даже "Тирпитц", но Редер отказался. Тяжелые корабли требовались в Атлантике немедленно. Германский подводный флот пока еще был слишком слаб, чтобы перерезать Атлантические линии снабжения. Кроме того подобная диверсия должна была отвлечь силы британского флота со Средиземного моря и помочь проводке конвоев с войсками Африканского корпуса. Это же обеспечило бы успех смелой высадки на Крит, которая была намечена на конец мая. Однако за всем этим маячили опасения: а не вступят ли США в войну? Что если усовершенствованные корабельные радары сделают прорыв невозможным уже в ближайшем будущем? Не превратятся ли германские линкоры в такую же немощную угрозу, прикованную к собственным портам, как случилось с кайзеровским Флотом Открытого Моря?

Лютьенс хорошо знал, что споры вокруг тактики и свободы действий командира соединения в море привели к отставке двух предыдущих командующих флотом — адмиралов Германа Бёма и Вильгельма Маршалла. Если он выступит против планов, которые ему предлагается выполнять, в реакции Редера Лютьенс не сомневался. И он не хотел стать третьим командующим флотом, снятым со своего поста.

18 мая 1941 все сомнения и дебаты отошли в прошлое. "Бисмарк" и "Принц Ойген" вышли в Атлантику. Адмирал Лютьенс был полон решимости исполнять приказы, к чему бы это не привело. А приказы были ясными: атаковать британское судоходство в Северной Атлантике, которое помогало Британии вести войну. Прорываться в океан по возможности без боя, но если таковой завяжется — сражаться до последнего. Главной задачей является уничтожение торгового тоннажа. Плавание продолжать пока это позволяет состояние корабля, после чего вернуться в Германию.

2 корабля прошли пролив Большой Бельт между Датскими островами, а потом Каттегат. После чего они направились в пролив Скагеррак к северу от Ютландского полуострова, который дал название крупнейшей битве германского флота 25 лет назад. Все вокруг дышало миром, пока корабли шли вдоль норвежского побережья и принимали топливо в тихом фиорде возле Бергена 21 мая. Воздушная разведка, проведенная 20 мая, сообщила, что Флот Метрополии стоит на якоре в Скапа Флоу. Однако утром этого дня была перехвачена британская радиограмма, в которой говорилось о 2 линкорах и 3 эсминцах, идущих на север. Это означало, что англичане настороже, хотя их разведка оказалась не слишком точной. Первое сообщение пришло, похоже, от британского агента на нейтральном шведском побережье. После этого снимки самолета-разведчика помогли англичанам опознать корабли. К полуночи "Бисмарк" и "Принц Ойген" были опознаны. Погоня началась.

Они направились на северо-запад, отпустив эсминцы сопровождения на широте Тронхейма. Под прикрытием начинающегося шторма тяжелые корабли пошли на прорыв. Самым важным фактором была скорость. Только когда они прорвутся в Атлантику их будут ждать корабли поддержки. В океане были развернуты несколько подводных лодок, которые вышли раньше. Они ожидали прорвавшиеся корабли. Скорость могла позволить им проскочить Датский пролив раньше, чем британские тяжелые корабли успеют перекрыть их. Ошибочные данные авиаразведки утверждали, что весь Флот Метрополии остается в Скапа Флоу. Это подталкивало использовать более дальний, забитый льдом пролив, так как более широкий проход между Исландией и Фарерскими островами находился ближе к британской базе.

22 и 23 мая "Бисмарк" и "Принц Ойген" пробивались сквозь дождевые шквалы и плотный туман возле кромки льдов, которая лежала возле Полярного круга. Видимость была ограничена несколькими милями из-за тумана. Когда корабли подошли к северо-западному берегу Исландии, оказалось, что свободный ото льда проход стремительно сужается. 80 миль. 70 миль. 60 миль… Ночью отдохнуть почти не удалось, так как солнце по-прежнему стояло на небе, но погода почти полностью заменила мрак. Почти, но не полностью. Внезапно из тумана, примерно в 7 милях от "Бисмарка", выскочил тяжелый крейсер "Суффолк". Английский корабль круто развернулся и бросился обратно в дымку. Теперь он висел на хвосте у немцев, посылая радиограммы. Гончие нашли дичь. Радисты "Бисмарка" перехватили сообщения "Суффолка", но что гораздо важнее, специалисты по электронике засекли работу поисковых радаров британского крейсера. Всего месяц назад, когда немцы еще планировали свой поход, "Суффолк" получил новый поисковый радар. До этого ни один из кораблей Арктического патруля не имел подобных установок, и германское корабли могли легко уклоняться от встречи с противником. Новый британский радар стал первым неприятным сюрпризом для офицеров "Бисмарка".

Через час из тумана впереди "Бисмарка" появился еще один британский тяжелый крейсер. "Норфолк" оказался на расстоянии всего 6 миль, и линкор приветствовал его залпами 15" орудий. 3 их них накрыли крейсер, осыпав его зазубренными осколками. Удача, дымзавеса и стремительное бегство в пелену густого тумана спасли "Норфолк" от гибели. Он занял позицию на левой раковине "Бисмарка".

Адмирал Лютьенс приказал увеличить скорость до 28 узлов для ночного броска через Датский пролив. Он отправил "Принц Ойген" вперед на место "Бисмарка", чтобы орудия линкора могли держать подальше британские крейсера. Налетавшие снежные заряды и туман временами скрывали преследователей и преследуемых. Однако постоянные импульсы британских радаров рассеивали надежды немцев скрыться. Лютьенс не разрешил повернуть назад и попытаться уничтожить крейсера с короткой дистанции. Возможно он опасался торпедной атаки в условиях плохой видимости или хотел получить пространство для маневра, выйдя в открытое море. Как бы то ни было, его корабли шли прямо на SW.

Внезапно в слабом утреннем свете германские наблюдатели увидели чуть впереди правого траверза черную кляксу дыма. Потом появился смутный силуэт, и почти сразу же — второй. КДП и башни развернулись в этом направлении. 8 — 15" орудий "Бисмарка" и 8 — 8" орудий "Принц Ойгена" задрали свои стволы высоко в небо, готовясь открыть огонь на предельных дистанциях. Наблюдатели опознали головной корабль как линейный крейсер "Худ", примерно равный "Бисмарку" по размерам, скорости, вооружению, однако уступавший ему по бронированию. Прямо за кормой у него шел новый линкор типа "Кинг Георг V", который был грозным противником со своими 10 — 14" орудиями.

Англичане стремительно шли на сближение почти под прямым углом. Старый "Худ" был уязвим для огня с дальних дистанций при большом угле падения снарядов, а зеленый экипаж его спутника имел недостаточно опыта для ведения боя на предельных дистанциях. Однако такой курс не позволял вести огонь 8 орудиям из 18, которые имели англичане. Британские корабли тяжело взрезали волны, которые осыпали каскадами брызг их полубак и слепили дальномеры башен. Сам факт присутствия 2 британских линкоров оказался полной неожиданностью для немцев — ни радар, ни гидросамолеты не выдали их. А из радиопереговоров 2 крейсеров и 6 эсминцев тоже нельзя было сделать подобного вывода. Все это было сделано в напрасной попытке захватить врасплох немецкую эскадру, хотя днем видимость быстро увеличилась до 12 миль, а немецкие экипажи находились на боевых постах. Вице-адмирал Ланселот Холланд позволил своему преимуществу 2: 1 сократиться до простого равенства.

"Худ" дал первый залп с расстояния 12 миль. Сопровождавший его "Принс оф Уэллс" немедленно последовали примеру адмирала. Немцы тоже открыли огонь. Лютьенс приказал сосредоточить огонь на головном корабле. Адмирал Холланд тоже приказал стрелять по головному, считая, что это "Бисмарк". Ошибку вызвало сходство силуэтов германских кораблей. Крейсера-преследователи не заметили, как немецкие корабли поменялись местами. Поэтому "Худ" открыл огонь по "Принцу Ойгену", но командир "Принс оф Уэллса" капитан 1 ранга Дж. К. Лич заметил ошибку адмирала Холланда и приказал стрелять сразу по "Бисмарку", не обращая внимания на приказ адмирала.

После нескольких пристрелочных залпов "Принц Ойген" добился попадания, и между мачтами "Худа" начался большой пожар. "Бисмарк" обстреливал эту же цель, давая залпы каждые 22 секунды. Артиллеристам "Худа" понадобилось всего 3 залпа, чтобы нащупать дистанцию до "Принца Ойгена", однако неопытный экипаж "Принс оф Уэллса", которому не мешали германские снаряды, первый залп положил в полумиле от цели и потратил еще 6 залпов, чтобы пристреляться по "Бисмарку". Адмирал Холланд шел на противника со скоростью 28 узлов, и его корабли продолжали получать попадания. Потом английские корабли начали медленно поворачивать на новый курс, чтобы ввести в действие всю артиллерию. Германские снаряды продолжали сыпаться на "Худ". А через 4 минуты после начала боя очередной залп "Бисмарка" накрыл "Худ". Через несколько секунд пламя взлетело выше мачт, последовал страшный взрыв с массой дыма и пламени. Огненный шар подбросил вверх стальные башни, какие-то обломки… И все затянул маслянистый черный дым. На мгновение из пылающего ада поднялись нос и корма линейного крейсера, а потом они опустились обратно и ушли под воду, унеся с собой весь экипаж в 1419 человек, кроме 3 счастливчиков.

"Принс оф Уэллс" круто повернул вправо, чтобы не столкнуться с тонущими обломками и через минуту сам попал под частый и точный огонь. Дистанция сократилась до 9 миль, и плотный строй британской эскадры позволил немцам перенести огонь без промедления. Линкор немедленно окружили всплески, достигавшие высоты 200 футов. Это мешало наводчикам видеть цель и снижало меткость стрельбы англичан. Вступили в бой 5.9" орудия "Бисмарка", которым ответили 5.25" орудия англичан. 15" снаряд попал в мостик "Принс оф Уэллса", перебив всех людей, кроме капитана и сигнальщика, и уничтожив некоторые системы управления огнем. Орудия линкора, вошедшего в строй всего 3 недели назад, отказывали одно за другим. Иногда он давал залпы всего 3 орудиями из 10. Через 2 подводные пробоины британский линкор принял около 600 тонн воды. 8" снаряд даже пробил броню погреба, но не взорвался. Дистанция сократилась до 7 миль, когда "Принс оф Уэллс" получил седьмое попадание. После этого британский линкор круто отвернул и поставил дымзавесу, ослепив германских наводчиков. Когда он накренился на повороте, кормовая башня окончательно вышла из строя. "Бисмарк" и "Принц Ойген" прекратили огонь, когда дистанция увеличилась до 10 миль. Через 20 минут после начала бой завершился.

Адмирал Холланд плохо провел бой, и только неподчинение капитана 1 ранга Лича спасло англичан от полного разгрома. Его решение стрелять сразу по "Бисмарку" дало время неопытному экипажу пристреляться, пока германские снаряды не сыпались на "Принс оф Уэллс". 2 — 14" снаряда попали в "Бисмарк", уменьшив его максимальную скорость с 31 узла до 28. Немецкий линкор получил дифферент 10, но что гораздо важнее — у него началась утечка топлива из носовых цистерн.

Лютьенс сообщил о блестящей победе германского орудия домой. А тем временем крейсера контр-адмирала У.Ф. Уэйк-Уокера возобновили преследование, присоединив к себе поврежденный "Принс оф Уэллс". "Суффолк" сообщил, что немцы снизили скорость до 24 узлов, и за "Бисмарком" волочится длинный хвост нефти.

Когда "Принс оф Уэллс" срывался вдали, на мостике "Бисмарка" разгорелся жаркий спор. Капитан 1 ранга Эрнст Линдеманн хотел добить поврежденного противника и вернуться в Германию для ремонта. Однако адмирал Лютьенс приказал сохранить прежний курс SW, ведущий в Атлантику. На это решение повлияли много факторов, а прежде всего то, что "Бисмарк" потерял скорость, тогда как "Принс оф Уэллс" сохранил ее. Кроме того немцы были убеждены, что перед ними флагман Флота Метрополии "Кинг Георг V", за которым стоят остальные корабли Флота Метрополии, и в случае продолжения боя они обязательно вмешаются. Лютьенс не хотел прорывать дымзавесы, за которыми могли скрывать вооруженные торпедами крейсера и эсминцы, а также самолеты-торпедоносцы. Он знал, что продолжение боя неизбежно заставит его возвращаться в порт для ремонта и пополнения запасов топлива и боеприпасов, тогда как он уже прорвался в Атлантику. Германские тактики считали именно прорыв самой трудной частью операции, и возвращение через узкие проливы считался предприятием крайне рискованным. Ведь взбешенный британский флот, действуя по внутренним оперативным линиям, получал серьезное стратегическое преимущество. Именно неточное опознанием второго британского линкора, судя по всему, стало основной причиной принятого решения. А ведь именно этой ночью штаб Группы "Вест" адмирала Альфреда Заальвахтера радировал из Парижа, что наиболее вероятным утренним противником "Бисмарка" был именно "Принс оф Уэллс". Но в любом случае Лютьенс решил исполнять приказ на операцию — прорываться в Атлантику для ведения торговой войны. Однако при этом он игнорировал 2 других приказа — в случае боя сражаться до конца и по возможности возвращаться в германские порты, а не во Францию, чьи города подвергались постоянным воздушным налетам.

Через 2 часа Лютьенс объявил о своем решении прорываться в Сен-Назер, единственный французский порт, имевший сухой док, способный принять "Бисмарк". К полудню его планы немного изменились. Он решил отделить "Принц Ойген" для самостоятельных действий на британских коммуникациях. А если "Бисмарк" не сумеет оторваться от преследователей, Лютьенс намеревался навести их на завесу подводных лодок, развернутых южнее Гренландии. Лютьенс сразу понял, что командующий Флотом Метрополии адмирал сэр Джон Тови будет концентрировать все свои силы, чтобы уничтожить "Бисмарк". Поэтому задача отрыва от преследователей становилась самой важной. Группа "Вест" предложила отойти в зону отдыха, если удастся стряхнуть погоню с хвоста.

Вечером "Бисмарк" повернул на преследователей и дал несколько залпов, вынудив их увеличить дистанцию. Это позволило "Принцу Ойгену" ускользнуть на SW в надвигающийся дождевой шквал, тогда как "Бисмарк" повел противников на SSW, чтобы на рассвете установить контакт с линией подводных лодок. Однако через 1,5 часа Лютьенс приказал повернуть на S. Похоже, он потерял надежду оторваться от оснащенных радаром крейсеров, и его все больше беспокоила ситуация с топливом. Такой поворот оставлял надежду на помощь подводных лодок и в то же время давал возможность встретиться с танкером.

Намерения адмирала Тови прояснились перед самым закатом, когда 9 "Суордфишей" атаковали линкор с разных направлений, прорвавшись через стену заградительного огня. От полного уничтожения старые торпедоносцы спасло лишь то, что снаряды пробивали полотняные конструкции не взрываясь. Их пилоты, сидящие в открытых кабинах, приблизились на расстояние 5 кабельтов, перед тем, как сбросить торпеды. Одна из них попала в поясную броню. Линкор лишь чуть качнулся, отвечая на взрыв, который не причинил никаких повреждений. Германские офицеры только удивились, почему в атаке принимало участие такая маленькая группа самолетов.

Этот бой показывает весь размах действий британского Адмиралтейства, которые оно предприняло после того, как отважный пилот сообщил, что германские корабли покинули норвежские фиорды. Поднятый по тревоге крейсерский патруль в Датском проливе стал первым шагом. Адмиралтейство расположило группу "Худ" — "Принс оф Уэллс" южнее Исландии, чтобы встретить немцев, с какого бы направления те не подошли — восточнее или западнее острова. Следующим ходом стала задержка авианосца "Викториес", который должен был доставить истребители на Мальту, хотя на борту корабля осталось всего 9 торпедоносцев. "Викториес" вышел вместе с флагманом Флота Метрополии "Кинг Георг V", на борту которого держал флаг адмирал Тови. К ним вскоре присоединился линейный крейсер "Рипалс". Эту группу сопровождали 4 легких крейсера и 7 эсминцев. Они имели приказ прикрывать проходы восточнее Исландии. В день гибели "Худа" авианосец устремился вперед в сопровождении крейсеров, чтобы провести вечернюю атаку. В это время Адмиралтейство пыталось собрать корабли, которые сопровождали различные конвои по всей Атлантике, и даже из Средиземного моря, хотя положение там было не из легких. Угроза "Бисмарка" считалась настолько серьезной, что Адмиралтейство отозвало Гибралтарскую эскадру (штаб Группы "Вест" сообщил об этом Лютьенсу). Адмирал Тови ожидал встречи со своей дичью на следующее утро, так как не сомневался, что торпедоносцы "Викториеса" снизили скорость германского линкора.

Через час после атаки торпедоносцев "Бисмарк" дал несколько залпов по своим преследователям, но безрезультатно. Чуть позднее этой же ночью Лютьенс приказал повернуть прямо во Францию. Час за часом "Бисмарк" мчался на SSW. На рассвете 25 мая на горизонте немцы не увидели ни одного британского корабля, но германские приборы с монотонной настойчивостью фиксировали работу радаров. Твердо веря, что англичане видят его, адмирал Лютьенс позволил себе редкую в этой войне роскошь — отправил длинную радиограмму с описанием боя в Датском проливе и описал создавшееся положение с учетом качества новых британских радаров. Группа "Вест" ответила, что судя по всему, англичане потеряли контакт 6,5 часов назад. Лучи их радаров доходили до "Бисмарка", но не возвращались назад к приемникам "Суффолка". Радисты "Бисмарка" сосредоточив внимание на приемниках радарного излучения пропустили то, что в регулярных сообщениях "Суффолка" ничего не говорится о координатах линкора. 6,5 часов "Бисмарк" был совершенно свободен и не подозревал об этом. Теперь он сам себя выдал своей радиограммой.

Британское Адмиралтейство спешно передало данные радиопеленгаторов на "Кинг Георг V", где штурманы нанесли пеленги на меркаторскую карту. Получилось, что немцы резко изменили курс и идут на NO — к проходе между Фарерскими островами и Исландией. Там они могли прорвать в Норвежское море и далее в Германию. Немедленно адмирал Тови и Адмиралтейство извергли поток приказов, перенацелив страдающие от нехватки топлива корабли к неохраняемой северной патрульной линии.

Усталые германские наблюдатели обшаривали горизонт, а обеспокоенные офицеры подсчитывали запас топлива и рассуждали, сумеют ли англичане восстановить контакт, если "Бисмарк" сохранит курс на Францию. Смысла в резких манерах уклонения никто не видел. Англичане, как все полагали, знают их примерные координаты. При нехватке топлива и работающем на противника времени самым лучшим выходом был кратчайший курс и умеренная скорость. День прошел очень спокойно. В ходе важнейшей операции у адмирала Лютьенса выпал часок, чтобы принять радиограмму от гросс-адмирала Редера с поздравлениями по случаю дня рождения и пожеланиями дальнейших успехов. Вскоре аналогичная радиограмма пришла от Гитлера.

Лютьенс использовал затишье, чтобы обратиться через корабельную систему связи к экипажу. Он благодарил команду за поздравления и поздравлял с победой над "Худом". Однако он пошел дальше. Он предупредил команду, что самое худшее еще впереди. Англичане соберут все силы и постараются отомстить за "Худ", и следует готовиться к борьбе не на жизнь, а на смерть. Неприятные ожидания носились в воздухе, самоуверенность команды начала потихоньку улетучиваться. Но врага не было видно ни в море, ни в небе.

Зато англичане такой передышки не получили. Их флагманский корабль находился всего в 100 милях от цели, когда был потерян контакт. Острое разочарование на борту "Кинг Георга V" усиливалось с каждым часом. Всю вторую половину дня и вечер поступали разочаровывающие донесения. 7 часов продолжалась гонка в пустынных северных водах, пока новая информация от службы пеленгации не заставила штаб адмирала Тови пересмотреть свои выкладки. Данные следовало нанести на карту в полярной проекции, а не в меркаторской! В это же время к подобному заключению пришло и Адмиралтейство. Еще раз корабли повернули, но уже далеко не все могли совершить бросок на SO. Большую часть эсминцев пришлось отправить в порты для дозаправки. Некоторые крейсера и авианосец "Викториес" оказались слишком далеко позади, к тому же на них тоже ощущался недостаток топлива. Они прекратили погоню, как и поврежденный "Принс оф Уэллс". Несколько конвоев пришлось убрать с предполагаемого пути следования "Бисмарка". Тихоходный, но мощный линкор "Родней" отделился от конвоя и пошел напересечку "Бисмарку". Во второй половине дня он находился в великолепной позиции прямо по курсу у немецкого линкора, но из-за ложных данных пеленгации забрался слишком далеко к северу. Он повернул назад на соединение с "Кинг Георгом V". Однако британский флагман отставал от своей дичи на 150 миль, и координаты "Бисмарка" до сих пор были только предположительными.

На рассвете 26 мая вахта "Бисмарка" все еще не видела никаких противников. Матросы, которым пришлось дремать на боевых постах возле орудий, уверяли друг друга, что завтрашний рассвет они встретят уже под прикрытием самолетов Люфтваффе, позади линии подводных лодок и в сопровождении эсминцев. К полудню контакта с противником не было уже 30 часов. Но затем из туч вывались низколетящая "Каталина". Ее встретил зенитный огонь, и летающая лодка тут же скрылась обратно в тучу, потеряв контакт. Но чуть позднее на горизонте появились 2 авианосных самолета, которые следовали за целью, наблюдая. Ближе к вечеру за кормой появился легкий крейсер "Шеффилд" и установил радиолокационный контакт. "Бисмарк" снова был обнаружен — но, видимо, слишком поздно для англичан.

Тем временем подводная лодка U-556 с трудом пробивалась сквозь высокие волны, чтобы достичь назначенной ей позиции в патрульной линии, которая должна была прикрыть отход "Бисмарка" в Бискайский залив. Капитан-лейтенант Герберт Вольфхарт на своем крошечном, заливаемом волнами мостике с особенным чувством получил этот приказ. Несколько месяцев назад, смеха ради, он подарил кают-компании "Бисмарка" тщательно разрисованную грамоту, в которой заявлял, что крошечная лодка U-556 (770 тонн) становится "крестным отцом" стального гиганта (41700 тонн) и обещает следить, чтобы его никто не обижал. Чуть позднее такой случай представился. Впереди показались вражеские корабли. U-556 стремительно погрузилась. В перископ Вольфхарт увидел линейный крейсер "Ринаун", рассекающий высокие волны на большой скорости, и авианосец "Арк Ройял", качающийся, словно пьяный. На палубе авианосца стояли готовые к взлету торпедоносцы. Это была Гибралтарская эскадра, единственное соединение тяжелых кораблей, которое еще могло перехватить "Бисмарк". В бортжурнале Вольфхарт записал:

"19.48. Тревога. Линкор типа "Кинг Георг" <ошибка> и авианосец, возможно "Арк Ройял", на большой скорости выскочили из тумана за кормой. Курс вправо, пеленг 170. Если бы только у меня были торпеды! Мне не требуется даже маневрировать — я в превосходной позиции для атаки. Никаких эсминцев, никакого зигзага! Я мог оставаться на месте и атаковать обоих. Торпедоносцы взлетают с авианосца. Я мог бы помочь "Бисмарку".

"Бисмарку" пока еще мало что грозило. Линейный крейсер "Ринаун" был старым и по бронированию уступал даже "Худу". Поэтому Адмиралтейство приказало вице-адмиралу сэру Джону Сомервиллу не вступать в бой с "Бисмарком", пока не подойдут другие линкоры. Если они успеют… Единственным шансом снизить скорость "Бисмарка" оставались торпеды "Суордфишей" "Арк Ройяла". На море бушевал шторм такой силы, что германские эсминцы были вынуждены оставаться в порту. Полетная палуба авианосца подпрыгивала на 56 футов, но все-таки 15 "Суордфишей" сумели благополучно стартовать. Один повернул назад, но остальные медленно пробивались сквозь шторм. Сквозь разрывы в тучах они обнаружили цель, разделились на ударные группы и вышли в атаку с разных направлений. 11 самолетов сбросили торпеды и отвалили, удивляясь, почему их не встречает зенитный огонь. Только после этого они обнаружили, что атаковали собственный легкий крейсер "Шеффилд"! 5 торпед взорвались преждевременно, от остальных "Шеффилд" спали только совершенно безумные маневры. 3 пилота вовремя опознали цель и прервали атаку.

Время было потеряно, однако едва не состоявшаяся трагедия дала ценную информацию. Дефектные магнитные взрыватели были заменены на обычные контактные, когда готовился вылет следующей волны. Еще раз бесстрашные британские пилоты бросили вызов стихиям на своих полотняных "авоськах". Они должны были выполнить атаку после заката солнца. Это был последний шанс англичан. На линкорах не хватало топлива для дальнейшей погони, а к рассвету "Бисмарк" окажется достаточно близко к берегам Франции, чтобы получить истребительное прикрытие. "Шеффилд" навел на цель очередные 15 "Суордфишей", которые ринулись в атаку сквозь огневую завесу 56 зенитных орудий разозленного гиганта. Сильнейшее волнение мешало германским наводчикам, а хрупкая конструкция "Суордфишей" позволяла мириадам осколков пролетать сквозь них, не причиняя особых повреждений. Немцы не сумели остановить атакующих. 11 торпед прошли мимо. 2 самолета не смогли сбросить торпеды. Четырнадцатая торпеда попала в пояс в районе миделя и вреда не причинила.

Пятнадцатая торпеда тоже попала в цель, но ее взрыв сначала не показался опасным. Она разбила отсек рулевой машины, но "Бисмарк" имел 3 винта и обычно в гавани маневрировал с помощью машин. Тем не менее сильнейший корабль германского флота был обречен. В момент взрыва торпеды рули были положены на борт и оказались заклинены в таком положении. Никакая сила не могла сдвинуть их. "Бисмарк" обрушился на "Шеффилд". Растерявшиеся англичане даже не сразу отвернули, хотя снаряды вздымали столбы воды вокруг крейсера. Наконец "Шеффилд" поставил дымзавесу и скрылся, потеряв 3 человек убитыми и 9 ранеными. Его радар был разбит. Однако сообщение "Шеффилда" вызвало восторг в Англии и уныние в Германии. "Бисмарк" кружил на месте, а потом медленно пополз на NW, навстречу волне и преследователям.

Отчаянная работа водолазов в затопленном рулевом отсеке не помогла освободить рули. Когда все их попытки завершились неудачей, стало ясно, что конец близок. Вопрос был лишь в точном времени.

На борту "Бисмарка" разыгрывались драматические сцены. Адмирал Лютьенс передал радиограмму: "Мы будем сражаться до последнего снаряда. Хайль фюрер!" Через несколько минут последовала еще одна радиограмма: "Фюреру Германского Рейха Адольфу Гитлеру. Мы будем сражаться до последнего, веря в вас, мой фюрер, и с твердой верой в победу Германии". Гитлер ответил: "Командующему флотом. Благодарю вас от имени германского народа. Экипажу линкора "Бисмарк". Вся Германия вместе с вами. Будет сделано все, что возможно. Ваша верность долгу укрепить наш народ в его борьбе за существование".

Еще оставалось немного времени, и Лютьенс попросил адмирала Редера наградить старшего артиллериста "Бисмарка" за потопление "Худа". Поэтому капитан 2 ранга Адальберт Шнейдер, которому оставалось жить всего несколько часов, получил личный приказ Гитлера о награждении его Рыцарским Крестом.

Но у остававшихся на борту линкора еще было время подумать о будущем, хотя мало кто мог на это будущее надеяться. Был подготовлен к запуску гидросамолет "Арадо", чтобы забрать бортжурнал и другие документы. Однако осколком снаряда "Принс оф Уэллса", попавшего в среднюю часть корабля, разбило трубу подачи сжатого воздуха к катапульте. Поэтому запуск самолета оказался невозможен. Наконец адмирал Лютьенс радировал с просьбой прислать подводную лодку, чтобы она забрала эти документы. Ни одна не прибыла вовремя. Бортжурнал с ценнейшей информацией о самом известном походе так и остался на борту до конца.

Германский флот делал все, чтобы изменить ход событий, однако поблизости оказалась только U-556. На лодке не осталось торпед, поэтому она могла только посылать сигналы, пытаясь навести остальные лодки, и следить за вспышками осветительных снарядов высоко в небе.

Вскоре после наступления темноты радар "Бисмарка" засек приближающиеся британские эсминцы. Очевидно, они намеревались атаковать линкор торпедами. На месте боя находились 5 эсминцев под командованием героя инцидента с "Альтмарком" капитана 1 ранга Филипа Вайэна. Он сопровождал конвой, но был отозван для прикрытия кораблей Флота Метрополии. Однако капитан 1 ранга Вайэн "пошел на звук выстрелов" по собственной инициативе. Снова и снова линкор встречал выпады эсминцев точными залпами 15" и 5.9" орудий. Это был первый ночной бой с использованием радара. Час за часом операторы радара видели, как британские эсминцы исчезают с экрана, увеличивая дистанцию, и появляются снова. С мостика линкора можно было различить только спорадические вспышки выстрелов орудий эсминцев, тогда как их осветительные снаряды заливали ярким светом штормовое море. Наблюдатели страдали от вспышек собственных залпов и внезапно обрушивающейся после этого темноты. Офицеры линкора проклинали невидимую опасность, так как следить за торпедами и уклоняться от них было невозможно. Перед рассветом эсминцы отошли. Ни одна из сторон не добилась результата. Эсминцы счастливо избежали повреждений, но зато утомили германских артиллеристов. Это сделало работу британских линкоров значительно более легкой.

А на рассвете появился и Флот Метрополии. Хрупкий линейный крейсер "Ринаун" из состава Гибралтарской эскадры остался за линией горизонта, чтобы не стать причиной новой катастрофы. Но зато на поле боя появились флагман Флота Метрополии "Кинг Георг V", на котором топлива оставалось только чтобы дотащиться до порта. Палуба "Роднея" была завалена ящиками с запасными частями, необходимыми для ремонта в Соединенных Штатах, куда и направлялся этот линкор. Кроме того у него на борту присутствовали 500 инвалидов, которым посулили спокойный вояж через Атлантику. К этим 2 линкорам, имевшим 10 — 14" и 9 — 16" орудий соответственно, присоединились тяжелые крейсера "Дорсетшир" и "Норфолк" с 8 — 8" орудиями каждый.

"Норфолк" был первым кораблем, который заметили наблюдатели "Бисмарка". Он появился на расстоянии 8 миль, но тут же постарался скрыться. Вскоре впереди появились 2 линкора. "Бисмарк" с помощью машин сумел довернуть вправо, чтобы могли стрелять все 8 орудий. Англичане дали первый залп в 8.47. Так как они стремились как можно быстрее сблизиться, то могли использовать только носовые башни. "Бисмарк" немного помедлил, а потом обрушился на "Родней". Он накрыл цель третьим залпом, что было большим достижением для утомленного экипажа. "Родней" повернул, чтобы задействовать все орудия. Тут же повернул и "Кинг Георг V". Немного погодя, с расстояния 10 миль открыл огонь "Норфолк".

"Бисмарк" не мог "двигаться на всплески", как делали англичане, и стал легкой мишенью. Одним из первых же залпов "Родней" разбил его вторую башню. Ударная волна и осколки обрушились на мостик, перебив почти всех. Точно так же сам "Бисмарк" всего 3 дня назад поразил мостик "Принс оф Уэллса". Система управления огнем "Бисмарка" была уничтожена, и башням пришлось стрелять самостоятельно, что еще сильнее снизило меткость. "Кинг Георг V" прошел параллельно "Бисмарку" на контркурсах на расстоянии 8 миль, стреляя всем бортом. С противоположного борта появился еще один противник — тяжелый крейсер "Дорсетшир". Он открыл огонь с дистанции 10 миль. На корме "Бисмарка" начался пожар. Потом загорелось в средней части корабля. Британские корабли сокращали дистанцию, по мере того, как слабел огонь немцев.

Снаряд за снарядом попадал в надстройки. Мачты, труба и мостик были изрешечены, башни разбиты на куски. Умолкшие орудия беспомощно задрали стволы в небо. Только третья башня продолжала спорадически отстреливаться. Английские линкоры пустили в ход 5.25" и 6" орудия, когда дистанция стала совсем небольшой. "Родней" и "Норфолк" выпустили торпеды, но промахнулись. Тогда линкоры подошли на расстояние 2 мили и принялись вбивать залп за залпом в пылающий корпус "Бисмарка". Он уже не отвечал. "Родней" выпустил 2 торпеды. Одна из них попала, и это было единственное в истории попадание торпеды с линкора в другой линкор. После этого 2 британских линкора пошли прочь, так как на них кончалось топливо. "Бисмарк" был совершенно беспомощен, но еще мог кое-как двигаться.

Несмотря на почти полное уничтожение надстроек, броня выдержала 2 часа этого ада. Водонепроницаемость корпуса сохранилась, а машины не пострадали. "Норфолк", который начал охоту на "Бисмарк" в Датском проливе, попытался прикончить его 4 торпедами, из которых 1 возможно попала в цель. "Дорсетшир" выпустил 2 торпеды в правый борт пылающей руины, добившись 1 попадания. Потом крейсер описал циркуляцию, и всадил торпеду в левый борт линкора. Это была 71 торпеда, израсходованная в ходе операции, и 7 попадание в "Бисмарк" — но линкор отказывался тонуть. Торпеды не могли пробить броню. Опасаясь, что англичане попытаются взять корабль на абордаж, экипаж открыл кингстоны и взорвал подрывные заряды, чтобы закончить эту драму. Величайшая трагедия германского флота завершилась, когда "Бисмарк" повалился на левый борт, перевернулся и затонул с развевающимся флагом. Это произошло 10 мая 1941 в 10.40.

По иронии судьбы германские подводные лодки сыграли зловещую роль в судьбе экипажа "Бисмарка". Штормовое море помешало U-74 вовремя подойти к линкоры и забрать его бортжурнал. Она кружила в районе боя на перископной глубине и была замечена "Дорсетширом" и эсминцем, которые стояли на месте принимая остатки экипажа линкора. Англичане немедленно дали полный ход. Они успели подобрать только 110 человек, остальные теперь были обречены. U-74 сумела подобрать только троих. Погибло более 2200 человек, включая адмирала Лютьенса и капитана 1 ранга Линдеманна.

Оправившись от катастрофы, которая последовала так быстро за блестящей победой, германский флот сделал свои выводы. С выходами в Атлантику было покончено. Авианосец не следовало достраивать, так как он не имеет надежды на прорыв в океан. Сразу после гибели "Бисмарка" англичане принялись систематически отлавливать суда его снабжения по всей Северной Атлантике, разрушив систему снабжения рейдеров. Воздушная мощь и радар — первого у немцев не было вообще, в второе слишком уступало английскому — сделали свое дело. Ограниченные силы англичан теперь имели почти бесконечные поисковые возможности и резко усилившуюся огневую мощь. Однако тяжелые корабли сыграли свою роль. Они отвлекли силы англичан из Средиземного моря. И они несли на себе тяжесть морской войны, пока немцы готовили новое оружие.

Наступила очередь подводных лодок.

Северная Атлантика: Подводное наступление

июнь 1940 — май 1943

После падения Франции начался "золотой век" германского надводного флота. Однако это же событие расширило и возможности подводных лодок. Когда появилась возможность превратить все порты западной Франции в базы подводных лодок, это привело к значительному сокращению времени перехода субмарин в узловые точки трансатлантических маршрутов, расположенные западнее Британских островов и известные как Западные Подходы. Нависла угроза над гибралтарским маршрутом, по которому транспорты следуют в Южную Америку и Индийский океан. Здесь нельзя было создать систему минных заграждений и патрулей, подобную той, что закупорила лодки в Северном море в конце Первой Мировой войны.

Результаты этого изменения ситуации множились день за днем. Сокращение времени перехода позволило даже малым лодкам действовать на Западных Подходах, время патрулирования крупных лодок значительно возросло. Использование ремонтных возможностей французских верфей значительно ослабило нагрузку на германские верфи, которые теперь могли сосредоточиться только на строительстве лодок. А рост количества лодок приводил к росту вероятности обнаружения конвоев, а следовательно и к большим успехам.

Сразу после падения Франции англичане передвинули маршруты следования конвоев к северным берегам Ирландии, в Северный пролив. Это создало дополнительную нагрузку на порты западного побережья. После выхода из войны французского флота большое количество британских эскортных кораблей оказалось связанным угрозой вторжения. Они выполняли задачи прикрытия главных сил флота во время многочисленных выходов, что значительно ослабило силы, брошенные на борьбу с подводными лодками.

15 мая 1940 года после трехмесячной передышки, вызванной проведением Норвежской кампании и необходимость ремонта и переоснащения подводного флота, первая лодка отправилась патрулировать на Западных Подходах. Несмотря на продолжающиеся неполадки с торпедами, которые удалось окончательно устранить только через несколько лет, U-37 нашли много дичи и мало егерей. Она потопила более 43000 тонн торговых судов. Следующие лодки подтвердили эти закономерности, обнаружив много одиночных судов и слабо защищенных конвоев. Обычно лодки обнаруживали конвои достаточно близко к английским берегам и уже не успевали собраться в волчьи стаи. Однако при столь легкой добыче совместные действия и не требовались. Было желательно сохранять радиомолчание, поэтому Дениц почти не пытался руководить действиями лодок, полагаясь на опыт и инициативу капитанов. Так как германская служба радиоперехвата лишь спорадически засекала конвои, подводным лодкам было гораздо выгоднее хранить молчание.

Подводные лодки, которым не мешал никто и ничто, начали сеять опустошение. Каждая действовала по своему усмотрению. Использовались атаки из надводного и подводного положений, залповая стрельба с дальней дистанции и одиночные торпеды после прорыва кольца эскорта. Иногда лодка занимала позицию впереди конвоя или на предполагаемом маршруте следования и тогда оказывалась буквально между колоннами транспортов внутри самого конвоя. Захваченные французские документы дали много ценных сведений о технике и методах действий британских противолодочных сил. Агрессивные командиры-подводники полностью использовали предоставляющиеся возможности. Это было время великих асов. Их список возглавлял капитан-лейтенант Отто Кречмер, который исповедовал смертельный лозунг "одна торпеда — одно судно". Это позволило ему довести свой счет до 200000 тонн.

Хотя и Дениц, и Редер были удовлетворены потопленным тоннажем, их беспокоила программа строительства подводных лодок. Даже через год после начала войны постройка лодок велась крайне низкими темпами. В конце мая 1940, в разгар боев на Западном фронте, эта проблема долго обсуждалась с Гитлером, и было принято решение сосредоточить усилия на долгосрочной программе строительства лодок и подготовки экипажей, а не на повышении нагрузки на уже существующие лодки. Это решение оказалось совершенно правильным. На том же совещании Гитлер пообещал начать концентрацию подводных лодок и самолетов, когда закончится кампания во Франции. Это обещание было повторено 4 июня в ответ на запрос Редера относительно замедления строительства лодок. Через месяц кампания во Франции подошла к победоносному завершению, поэтому Гитлер утвердил ускорение постройки подводных лодок. Однако это еще не был конец истории.

В июле первые лодки начали использовать в качестве базы Лориан. Гитлер согласился ужесточить подводную войну, объявив зону подводной опасности, почти такую же, как указом президента США большие районы Западной Европы были закрыты для американцев. Внутри такой зоны велась неограниченная подводная война, хотя эти слова еще не использовались. Исключение делалось только для госпитальных судов на заранее указанных маршрутах.

В конце месяца итальянцы послали одну лодку для пробы в Атлантику, и после этого предложили постоянно базировать группу своих подводных лодок во Франции, если немцы согласятся на это. Предложение было охотно принято, хотя Гитлер отказался разрешить германскому флоту принять эту группу под свое командование, чтобы не давать итальянцам оснований требовать аналогичного командования германскими частями. На нижних этажах было быстро достигнуто полное взаимопонимание между Деницем и контр-адмиралом Анджело Парона. Итальянские офицеры совершали выходы на германских лодках для ознакомления с условиями подводной войны в Атлантике. Сначала итальянские лодки выходили на патрулирование в зону Азорских островов, а потом Дениц передвинул их в Северную Атлантику. Хотя это удвоило количество действующих подводных лодок, результаты оказались полным разочарованием. Итальянские лодки значительно уступали германским по своим характеристикам, имели устаревшее оборудование, экипажи оказались совершенно необученными. Их методы действий были настолько старомодными, что итальянцы обнаружили всего несколько конвоев, не атаковали ни одного и не смогли навести на цель германские лодки. В результате итальянские лодки снова были сдвинуты в специальные зоны на юге около Гибралтара и берегов Западной Африки. Там они добились некоторых успехов, проводя дневные атаки из подводного положения или используя артиллерию. В Атлантике с сентября 1940 по май 1941 действовало около 30 итальянских лодок, после чего итальянское командование в связи с началом Греческой кампании решило отозвать их обратно в Средиземное море для борьбы с британскими конвоями и флотом.

В сентябре англичане обменяли свои военно-морские базы на 50 старых американских эсминцев. Знаменитая "миноносная сделка" привела к тому, что на совещании Редера с Гитлером позиция США была охарактеризована как враждебный нейтралитет. Однако для англичан эта сделка лишь немного смогла ослабить удар, полученный во время первой крупной битвы конвоев на Западных Подходах в сентябре — октябре. Эту операцию торжествующая германская пресса окрестила "Ночью длинных ножей". Она полностью оправдала ожидания Деница. В конце октября он смог подвести некоторые итоги, усовершенствовать методы и найти слабые места англичан. Дениц снова потребовал увеличить количество лодок. Он был убежден, что превратить первые успехи в полную победу можно будет только имея гораздо больше подводных лодок. За год войны он потерял 28 лодок, что точно равнялось поступлениям с верфей — тоже 28 лодок. Малые лодки были переведены на Балтику в учебные флотилии, поэтому в феврале 1941 года состав действующего подводного флота упал до 22 лодок.

Зимой 1940 — 41 годов усиливающаяся британская авиация отжимала германские лодки все дальше от берегов Британии. Это осложнило действия лодок. Зимние шторма, долгие ночи и увеличившееся расстояние между лодками позволяло конвоям легче проскакивать между ними. С ноября по январь на позициях находилось всего по 4 — 6 лодок одновременно. Во время Рождества это количество вообще сократилось до 1 лодки! В результате ни о каких совместных действиях не могло идти и речи, хотя лодки находились достаточно далеко от берегов Англии, чтобы преследовать конвой не один день. После установления контакта лодки зачастую поспешно расходовали все торпеды и возвращались в базу, оставляя в патрульной линии новые бреши.

В октябре 1940 Дениц перевел свой штаб из Парижа, где он располагался пока готовилась операция "Морской Лев", в Керневель вблизи Лориана. Это позволило ему иметь более тесный контакт с действующими силами, что Дениц всегда предпочитал. Там, на ежедневных совещаниях, он начал претворять в действительность планы, которые отрабатывал уже почти 5 лет. Каждый день приходили донесения и отдавались приказы. Анализировалась информация, получаемая от лодок, находящихся в море, и из других источников, например от службы радиоперехвата. На основе этого анализа вырабатывалась стратегия. После каждого похода тщательно анализировались рапорты капитанов лодок, а сам Дениц тщательно расспрашивал их.

Предполагалось, что через 6 месяцев появится достаточное количество лодок для регулярного применения групповой тактики. Поэтому можно было планировать создание патрульных линий. Северная Атлантика становилась решающим театром военных действий, и подводные лодки следовало сосредоточить именно там. Однако при этом их следовало увести из тех районов, где противолодочные силы англичан были настолько сильны, что вызывали падение потопленного тоннажа. Они должны были действовать в новых районах, пока результаты их патрулирования были удовлетворительны — и пока они могли собираться, маневрировать и сражаться. Как только выбирался район действий, немедленно создавалась патрульная линия, в которой подводные лодки должны были двигаться навстречу предполагаемому конвою в течение дня и действовать в течение ночи на встречных курсах, чтобы помешать конвою проскочить сквозь заграждение. Подводная лодка, обнаружив конвой, должна была навести на него своих соседей. Атака начиналась ночью после сбора лодок. В случае необходимости одна лодка должна была действовать в качестве радиомаяка, хотя часто в ходе боя эта обязанность передавалась от лодки к лодке. Основой стратегии Деница была попытка топить британские суда самым эффективным способом. Район, маршрут, наличие груза практически не принималось в расчет. Решающим фактором становился потопленный тоннаж в кишащей судами Северной Атлантике.

До сих пор лодки почти 2 года действовали практически без поддержки авиации. Однако Редер организовал встречу между Деницем и Йодлем, в ходе которой Дениц сумел убедить представителя OKW передать в распоряжение флота некоторое количество дальних разведчиков. Теперь командование подводных сил могло высылать до 12 самолетов на поиски британских конвоев. 7 января 1941 года одна авиагруппа в Бордо была подчинена командованию подводных сил. Геринг, вернувшись в свой штаб после приятной охоты, попытался отобрать ее назад, но Дениц отказался подчиниться ему. Тогда Геринг решил использовать другую уловку и создал новый пост в Люфтваффе — командующего атлантическими воздушными силами — которому должны были подчиняться действия дальних разведчиков. К счастью Деницу удалось наладить сотрудничество с этим офицером — бывшим морским летчиком.

На практики ежедневно имелись только 2 самолета — никак не 12 — которые вылетали из Бордо в район Западных Подходов и садились в Ставангере, обогнув Британские острова со стороны океана. Они часто обнаруживали конвои, но их донесения как правило грешили неточностями, время и расстояние разрушали все попытки прямого взаимодействия самолетов с лодками. Когда подводные лодки были отодвинуты в океан, они оказались вне радиуса действия разведчиков, и главной задачей самолетов стал сбор информации о стандартных маршрутах следования конвоев, что было крайне ценно для Деница.

Иногда удавалось организовать взаимодействие самолетов с подводными лодками и надводными кораблями, как правило в Бискайском заливе. Там все 3 вида оружия наносили удар по конвою, обнаруженному одним из них. Но мизерное количество выделенных самолетов сводило эти успехи почти на нет.

В Северной Атлантике количество патрулирующих лодок медленно росло, и в первые месяцы 1941 года перевалило за 10. Командиры, новички и ветераны, недурно поохотились. Они потопили почти 100000 тонн в январе, 42 судна общим водоизмещением более 200000 тонн в феврале. Потом эта цифра немного упала, так как часть лодок была отвлечена для диверсионных действий на южных маршрутах, но к июню снова поднялась до 200000 тонн. В январе 1941 года британский импорт упал по сравнению с январем предыдущего года более чем в 2 раза.

Морское верховное командование в этот период имело все причины для оптимизма. Надводные рейдеры тоже добились определенных успехов. Ожидалось, что вскоре и Люфтваффе смогут топить до 300000 тонн в месяц. Это означало, что в сумме Германия сможет уничтожать до 750000 тонн вражеского торгового тоннажа в месяц. Такая цифра могла выбить Британию из войны менее чем за год. Общие потери ее торгового флота уже составляли около 400000 тонн в месяц, тогда как британские верфи могли строить не более 200000 тонн. Казалось, что близка возможность сокрушить Англию — прежде чем суммарная производительность англо-американских верфей возрастет до 500000 тонн к 1942 году.

А в Атлантике "Молчаливый Отто" Кречмер продолжал наращивать свой счет. Среди его жертв имелись и вспомогательные крейсера, 2 из которых он послал на дно за одну ночь. Эти большие пассажирские суда патрулировали с умеренной скоростью и становились жертвами практически всех типов германских кораблей. "Джервис Бей" был потоплен "Шеером" после героического сопротивления. Еще 3 были уничтожены крошечным рейдером "Тор". 6 были потоплены подводными лодками. Кречмер вызвал на дружеское состязание по потопленному тоннажу Гюнтера Прина и капитан-лейтенанта Иоахима Шепке. Все трое находились в море и в начале марта 1941 года патрулировали к S от Исландии. Прин и Кречмер случайно встретились, когда выходили к одному конвою и обменялись сигналами. 8 марта подводная лодка Прина была потоплена глубинными бомбами со всем экипажем. Ровно через неделю эсминцы настигли U-100 Шепке, когда она уходила от сильно потрепанного конвоя. Лодка погрузилась, но после атаки глубинными бомбами была вынуждена подняться на поверхность, потеряв управление. Британский эсминец протаранил ее. Шепке был раздавлен форштевнем эсминца, а лодка затонула.

В то же время Кречмер атаковал этот же конвой, израсходовал все торпеды, потопив 6 судов, и пошел в базу. Он уже оторвался от кораблей эскорта и спустился отдыхать, когда вахтенный офицер заметил эсминец. Он ошибочно решил, что U-99 тоже обнаружена и скомандовал аварийное погружение. Один из эсминцев, только что уничтоживших U-100, с помощью асдика обнаружил лодку и атаковал ее глубинными бомбами. Она получила тяжелые повреждения и начала тонуть. У Кречмера не оставалось иного выхода, кроме как спешно всплывать. Не имея торпед, он был беспомощен. Поэтому Кречмер отправил радиограмму: "Атакован эсминцем глубинными бомбами, 50000 GRT, сдался в плен. Кречмер". После этого он приказал затопить U-99. Весь экипаж за исключением 3 человек был спасен противником и присоединился к 5 пленным с U-100. Кречмер стал лучшим подводником Второй Мировой войны, заслужив Дубовые Листья к своему Железному Кресту. На его счету имелись 1 эсминец и 44 торговых судна общим водоизмещением 226629 тонн.

В первую неделю марта были потоплены еще 2 подводные лодки. Встревоженный потерями, Дениц приказал лодкам отойти еще дальше в океан, если англичане создали новую систему противолодочного оружия. Как только он понял, что такие потери просто результат случайного стечения обстоятельств, подводные лодки были снова переведены в Северный пролив и на гибралтарский маршрут.

Весной 1941 года сияющие перспективы битвы за Атлантику начали понемногу меркнуть. Подготовка к вторжению в Россию отвлекла Люфтваффе от атак судоходства. Выход "Бисмарка" в Атлантику в конце мая стал последней попыткой крупного корабля действовать в океане. Вспомогательные крейсера продолжали свои операции, но их результативность падала. Некоторые из них погибли, другие получили приказ возвращаться. Становилось все более очевидным, что вся тяжесть борьбы падает на подводные лодки.

В конце лета британская ПЛО вблизи Британских островов стала значительно надежнее, резко увеличилось количество самолетов. Так как силы Деница тоже возросли, он в сентябре смог передвинуть район операций дальше к западу. Теперь создавались патрульные линии из 10, 15, даже 20 подводных лодок в тех районах, где по данным радиоперехвата ожидался конвой. Однако лодок было все еще слишком мало, чтобы перекрыть все возможные маршруты, поэтому многие конвои проходили без потерь. Однако если конвой удавалось обнаружить, в течение дня за ним велось слежение. Ночью наносили удар все имеющиеся поблизости лодки. Очень часто их было больше, чем кораблей эскорта, и торговые суда несли страшные потери. Например в середине сентября конвой потерял за 2 ночи к S от Гренландии 16 судов и был спасен от полного уничтожения только густым туманом, который помешал лодкам удержать контакт. В сентябре подводные лодки уничтожили 54 судна общим водоизмещением 208822 тонны.

Программа строительства подводных лодок наконец начала давать свои плоды, флот получал достаточное количество новых единиц. В июне 1941 года впервые был достигнут уровень 15 новых лодок в месяц. Но не только долгое время постройки, необходимость испытаний, обучения экипажа замедляли поступление новых лодок в состав действующего флота. Верфи тратили менее половины своих ресурсов на строительство новых кораблей, что крайне огорчало Деница. Львиную долю возможностей верфей занимал ремонт и переоснащение подводных лодок и надводных кораблей. Проблемы сырья, скорости постройки, планов верфей с монотонной регулярностью возникают на совещаниях Редера с Гитлером. Однако удовлетворительная программа так и не была выработана. Гитлер всегда соглашался с Редером и обещал поддержку, но требования других видов вооруженных сил всегда получали приоритет. Морская война должна была стать основной только после завершения русской кампании, которое ожидалось осенью 1941 года.

Штаб РВМ давно высказывался в пользу действий подводных лодок в отдаленных морях, чтобы помочь надводным рейдерам. В июне 1940 года первая лодка была послана в Южную Атлантику. За ней последовали другие. Это были более крупные корабли, чем те, которые действовали в Северной Атлантике. Они должны были нарушить британское судоходство, вызвать задержки в следовании конвоев, вынудить конвои рассыпаться. Эти лодки, а также первая группа, отправленная в район Фритауна в феврале 1941 года поработали отлично. Однако тоннаж в пересчете на день пребывания в море оказался ниже, чем у лодок в Северной Атлантике из-за долгого перехода. Они пополняли запасы с судов снабжения, высланных из Германии, блокадопрорывателей из нейтральных портов и с надводных рейдеров. Хотя были отправлены новые группы лодок, Дениц настоял на том, чтобы морское верховное командование не отвлекало слишком много лодок из Северной Атлантики. Он резонно указал, что там лодки добиваются более значительных результатов, а чтобы обнаруживать конвои требуется еще больше лодок.

В июне 1941 года после похода "Бисмарка" англичане переловили почти все суда снабжения, находящиеся в море. В июле подводные лодки лишились еще одного ценного места заправки. Под давлением британской дипломатии Испания запретила немцам использовать для этой цели Канарские острова. В результате сократилось время пребывания немецких лодок у берегов Западной Африки. До самой осени 1942 года тоннаж, потопленный лодкой за день пребывания в море, падал, так как британские противолодочные силы становились все мощнее. Наконец появились подводные лодки-танкеры, поэтому удалось послать группу лодок к Кейптауну и даже в Индийский океан, где они добились значительных успехов.

Подводные танкеры, впервые появившиеся в конце весны 1942 года были специальными подводными лодками, которые обеспечивали ударные лодки топливом, запасными частями, боеприпасами, торпедами, водой, медикаментами, оборудованием и даже людьми. В результате подводный танкер позволял ударной лодке находиться в море в 2 раза дольше.

Если подводные танкеры позволили лодкам начать действия в Южной Атлантике, весной 1943 года открылся еще один театр. Германские лодки начали действовать в Индийском океане, используя японскую базу в Пенанге, на западном побережье Малайского полуострова. Патрулирование там продолжалось до самого конца войны.

Одной из самых тяжелых проблем для Деница было постоянное стремление Гитлера и Штаба PВМ использовать подводные лодки для решения задач, к которым они были совершенно не приспособлены. Они служили в качестве метеорологических станций в Атлантике. Они охраняли побережья от вторжения, которое противник даже не планировал. Они сопровождали надводные корабли. Что самое плохое, их посылали в качестве аварийных команд на разные театры военных действий. Во всех этих случаях подводным лодкам приходилось играть роль отсутствующих надводных кораблей, авиации и даже баз. Для всех этих операций приходилось отзывать лодки из Северной Атлантики, что вызывало сокращение потопленного тоннажа. Кроме того некоторые из этих задач приводили к высоким потерям.

Обычно 2 подводные лодки в течение всей войны действовали в качестве метеорологических судов в Северной Атлантике. Это было совсем небольшое распыление сил, однако в январе 1941 года Гитлера начала всерьез беспокоить перспектива британского вторжения в Норвегию, которую он считал решающим военным театром. Он приказал собрать там все подводные лодки. Приказ был изменен, в Норвегию отправлялось всего 20 лодок, но и это стало серьезным ударом по операциям в Атлантике. В марте эти лодки были отданы в распоряжение адмирала, командовавшего морскими силами в Норвегии, что позволило наладить взаимодействие с остальными силами флота. Количество лодок в Норвегии постоянно менялось. Летом 1941 года оно сократилось, к началу 1942 года опять резко выросло, так как Гитлера снова обуяло беспокойство. Штаб РВМ согласился с Деницем, что подводные лодки должны топить как можно больше судов в Атлантике, но предупредил, что следует провести перераспределение сил, так как союзники все-таки могут высадиться в Норвегии. Подводные лодки могли решать сразу 2 задачи, одновременно нанося удары по следующим в Мурманск конвоям. Утверждения, что рост потопленного в Атлантике тоннажа есть наилучшая гарантия против всяких вторжений, и что подводные лодки не смогут отразить высадку десанта, Штаб PВМ просто отмел. А послать в Норвегию можно было только подводные лодки — других кораблей в Германии просто не имелось. Похоже, Гитлер окончательно запутался в собственной политике. Сначала он говорил о потопленном тоннаже, потом указывал на важность атак мурманских конвоев. Но совместить эти задачи было невозможно, так как эти конвои следовали редко и нерегулярно, а других целей в арктических водах просто не имелось. Подводные лодки достигли некоторых успехов в Арктике, особенно во время согласованных усилий по уничтожению конвоя PQ-17 в июле 1942, однако общий тоннаж на день патрулирования был очень низким, так как целей было мало, а сопровождение конвоев было сильным. К декабрю 1942 года количество подводных лодок в Норвегии снова сократилось, так как союзники высадились в Северной Африке.

Редеру обычно удавалось противостоять внезапно возникающим бредовым идеям Гитлера вроде постройки транспортных подводных лодок для вторжения в Исландию. Однако операции блокадопрорывателей и вспомогательных крейсеров все-таки приходилось проводить, несмотря на их более чем сомнительную ценность, так как других сил Редер просто не имел. В июне 1941 года несколько лодок были отправлены на Балтику, где они должны были помешать действиям русского флота, но в конце августа их отозвали, оставив русский флот в покое.

Самой бессмысленной и тяжелой затеей стала посылка лодок на Средиземноморский театр. С апреля по июль 1941 года Редеру удавалось противостоять требованиям Гитлера отправить лодки, чтобы помочь ведению Африканской кампании. Но в июле Гитлер решил проверить, могут ли итальянцы обеспечить надлежащую базу. В августе был отдан приказ, и, несмотря на протесты флота, в сентябре 6 подводных лодок были отправлены на Средиземное море, за ними последовали еще 6 в ноябре, а потом пришлось отправить еще несколько лодок. Такое распыление сил привело к резкому сокращению количества действующих в Атлантике подводных лодок. Дениц регулярно протестовал, как правило Редер его поддерживал, хотя и считал, что все-таки следует проявлять какую-то активность на Средиземном море, чтобы поддержать Роммеля и противостоять британскому наступлению в Северной Африке. Дениц указывал, что концентрация британского флота делает достижение успеха крайне маловероятным. Кроме того из-за господствующих течений любая подводная лодка, посланная в Средиземное море, почти не имеет шансов прорваться обратно в Атлантику, учитывая все более прочную британскую завесу в Гибралтарском проливе. К декабрю почти все лодки, имевшиеся на Атлантическом театре были сосредоточены либо на Средиземном море, либо западнее Гибралтара, так как от Деница потребовали держать в этом районе не менее 25 подводных лодок.

Подводные лодки добились определенных успехов на Средиземном море, потопив 1 линкор, 2 авианосца, пару крейсеров и несколько торговых судов, однако потери в лодках оказались очень велики из-за спокойных вод и мощных британских эскортных сил. Когда в середине декабря 1941 года подводные лодки в районе Гибралтара были освобождены для действий против судоходства на маршруте Гибралтар — Англия, они тоже не слишком преуспели, так как море здесь тоже было спокойным, а англичане резко увеличили свои противолодочные силы. Теперь у них впервые появились эскортные авианосцы. Подводные лодки уничтожили 1 авианосец, 1 эсминец и 2 транспорта, но при этом англичане уничтожили 5 лодок. В январе 1942 года пришел приказ ОКМ послать еще 2 — 3 лодки в Средиземное море. Остальные лодки из района западнее Гибралтара были передвинуты в Северную Атлантику.

США постепенно наращивали мощности своих верфей и оказывали Британии все более серьезную помощь. Редер убеждал Гитлера снять ограничения на атаки судов в зоне американского нейтралитета. Даже когда американцы начали конвоировать суда в Исландию и преследовать подводные лодки, Гитлер отказывался предпринимать что-либо против Соединенных Штатов, помня, что именно подводная война привела к вступлению США в Первую Мировую войну. Американские суда даже не подвергались обычному досмотру. Когда подводная лодка заметила американский линкор "Техас" и начала его преследовать внутри объявленной в июне 1941 американцами военной зоны, Гитлер отдал приказ, чтобы подводные лодки не атаковали корабли размерами менее крейсера, а случае атаки крупного корабля командир должен быть твердо уверен, что это неприятель. Эти приказы вывели из под удара самого опасного противника подводной лодки — эскортные корабли. Вскоре лодки получили небольшое облегчение, им было разрешено обороняться в случае атаки, однако это передавало инициативу противнику. Тем не менее Гитлер требовал избегать любых инцидентов, хотя отказался официально признать расширение американской зоны безопасности, отодвинувшее район патрулирования американских кораблей на сотни миль к востоку. Сначала ее граница в феврале 1941 года была проведена чуть западнее Исландии, а в июле была передвинута к востоку от острова.

Усиление американской активности неизбежно вело к столкновениям. Первым стал инцидент с "Гриром" в сентябре 1941. Подводную лодку U-652 преследовал эсминец. Когда раздались взрывы глубинных бомб, командир лодки решил, что виноват в этом эсминец, хотя на самом деле бомбы сбросил британский самолет. Подводная лодка выпустила 2 торпеды, которые прошли мимо. Только на следующий день командир лодки узнал, что это был американский эсминец "Грир". К тому времени эта стычка превратилась в серьезный инцидент, который позволил Рузвельту отдать приказ своим морякам обстреливать любую "гремучую змею Атлантики", которую они заметят. В октябре еще один американский эсминец был поврежден во время битвы конвоев, а через 3 недели еще один эсминец в подобном столкновении был потоплен.

11 декабря 1941 года Германия и Италия объявили войну Соединенным Штатам через 4 дня после японского удара по Пирл-Харбору. Так как германские лидеры не были предупреждены японцами заранее, они не смогли в полной мере использовать фактор внезапности. На американском театре не было ни одной лодки, и Дениц хотел сосредоточить там максимальные силы, прежде чем американцы укрепят свою оборону. Он не предполагал встретить конвойную систему или опытные силы ПЛО. Кроме того количество эскортных кораблей было смехотворно мало по сравнению с районом, который им надлежало прикрыть. Он планировал нанести удар, пока не усилится оборона района, а потом перенести усилия в новый район. Подводные лодки должны были действовать по одиночке, так как не предполагались встречи с конвоями.

Однако около 30 лодок из 90 действовали в Средиземном море и районе Гибралтара. Немало лодок требовалось для восполнения потерь. Поэтому требование Деница отправить 12 лодок к берегам США было сокращено вдвое. С середины января эта маленькая группа начала действия между рекой Св. Лаврентия и мысом Гаттерас. Немецкие подводники назвали этот период "Сезоном американской охоты" из-за невероятных успехов. Подводные лодки часто подходили прямо к американским портам. Они ожидали суда прямо на выходных фарватерах, и огни города ясно обрисовывали силуэты. После этого командир лодки мог выбрать самую важную цель, экономя драгоценные торпеды. Особенным вниманием пользовались танкеры, потом шли сухогрузы водоизмещением более 10000 тонн. Для уничтожения мелких судов и подранков использовалась артиллерия. Береговое население видело вспышки в ночи, слышало глухой грохот взрывов. На следующий день море выбрасывало трупы и обломки. И еще долго после того, как лодки торжественно вернулись во Францию, над водой торчали мачты потопленных корабли и по пляжам растекались нефтяные пятна.

Для командиров лодок это был второй счастливый период, напомнивший им успехи у берегов Англии в конце 1940. Один из них на радостях отправил Деницу такую радиограмму:

"Глухая ночь, чернильный тон,

У Гаттераса танкер тонет,

Печальный Рузвельт жалко стонет,

А у меня сто тысяч тонн".

Дениц не был удовлетворен паникой, которую посеяли лодки у американских берегов, и отправил небольшую группу лодок в район Новой Шотландии — Ньюфаундленда, и более крупную — в район Аруба — Тринидад — Кюрасао. Перерезав нефтяные артерии, она могла прямо ударить по военному потенциалу США. Полнейшая неготовность американцев к войне облегчала действия лодок. По радио велись переговоры открытым текстом, маяки светили, как в мирное время. Пусть и с запозданием, но американцы начали организовывать конвойную систему, эскортные группы, воздушное патрулирование — все то, что давно принесло успех англичанам. Однако первая подводная лодка была потоплена у берегов Америки только в середине апреля, через 3 месяца после начала кампании.

В Карибском море удар был нанесен в феврале. Одна из групп лодок начала действовать в многообещающий районе Мексиканского залива и западной части Карибского моря. Их количество было невелико, так как Гитлер требовал держать лодки в Норвегии. В это время патрулировали не менее 15 подводных лодок, но в конце апреля прибыл первый подводный танкер, что более чем удвоило эффективность действий лодок. За первые 6 месяцев американской кампании лодки уничтожили более 400 судов общим водоизмещением более 2000000 тонн, причем половина потерь пришлась на танкеры. Союзники постепенно усиливали ПЛО, в то время как немцам приходилось действовать на большом расстоянии от своих баз, что привело к сокращению результатов. Хотя отдельные лодки патрулировали у берегов Америки до самого конца войны, это производилось лишь в качестве диверсии. С мая 1942 лодки снова вернулись в Северную Атлантику, а с июля она стала главным театром военных действий.

Началась неограниченная подводная война против судов латиноамериканских стран. Поводом для этого служили враждебные действия этих стран. Но это мало повлияло на общую военную ситуацию.

Когда подводные лодки вернулись в Северную Атлантику, началась величайшая битва конвоев в этой войне. Она продолжалась с переменным успехом целый год. Сначала подводные лодки, казалось, вернули свою способность находить цели с помощью великолепной службы радиоперехвата и дешифровки и наносить мощные удары. Однако война не превратилась в простую гонку между подводниками и судостроителями, это была также гонка технической и военной мысли.

Сначала британские методы борьбы с лодками мало отличались от принятых во времена Первой Мировой войны, до некоторой степени улучшенных применением авиации. Подводные лодки имели прекрасные шансы уклониться от глубинных бомб, судов-ловушек, новых осветительных снарядов и ракет и нового гидролокатора, названного асдиком. Базовые патрульные самолеты заставляли подводные лодки погружаться и часто это вынуждало их терять контакт с конвоем, поэтому лодки отходили дальше в океан, чтобы избежать встречи с самолетами. Вне пределов действия авиации, в самой середине Атлантики, лежала "Черная Дыра", как ее называли союзники. Эта брешь медленно затягивалась, по мере того, как росли численность самолетов и их дальность полета. Однако в середине 1942 она все еще составляла 600 миль. Англичане испробовали множество способов, чтобы заткнуть ее хотя бы временно. Это были катапультируемые с торговых судов истребители, которые потом садились на воду. Но первое переоборудованное во вспомогательный авианосец торговое судно было быстро потоплено, и только в первые месяцы 1943 небольшие эскортные авианосцы начали сопровождать конвои. Более сильное сопровождение конвоев тоже меняло ситуацию, особенно когда имелось достаточное количество кораблей, чтобы создать внешнее кольцо охранения большого диаметра, которое мешало лодкам приближаться к конвою в дневное время, и усилить внутреннее кольцо охранению на ночь. Увеличенное количество эскортных кораблей означало, что теперь обнаруженную лодку будут преследовать долгое время, что резко увеличило потери подводных лодок. А количество эскортных кораблей увеличилось после налаживания массового производства эскортных миноносцев, фрегатов и корветов. Когда начало расти количество лодок, атакующих каждый конвой, союзники начали создавать специальные эскортные группы, которые придавались силам сопровождения конвоя. Были испробованы противоторпедные сети.

Счастливое событие в августе 1941 дало англичанам возможность наглядно оценить своего противника. Южнее Исландии подводная лодка U-570 типа IX была атакована, повреждена и поднялась на поверхность. Ее командир начал размахивать белой рубашкой в знак капитуляции. Над лодкой крутился самолет, который с помощью сигнального прожектора запугивал экипаж до прибытия кораблей, которые отбуксировали лодку в порт. К весне 1942 завершилось тщательное изучение характеристик лодки — скорости надводного и подводного хода, глубины и скорости погружения. Это помогло англичанам охотиться за другими немецкими лодками.

Если союзники стремительно совершенствовали тактику действий противолодочных сил и противолодочное оружие, то немцы выдвинули мало идей в этой области. В начале 1942 появилась химическая приманка, предназначения для создания помех асдику. Специальный патрон создавал облако пузырьков, которое отражало сигнал гидролокатора, как подводная лодка. Затем появились торпеды, которые шли зигзагом сквозь строй конвоя. После 2 лет доработки, вызванной провалами во время Норвежской кампании, был наконец создан надежный магнитный взрыватель. Новое оружие вызвало рост числа кораблей, потопленных единственной торпедой и большие потери среди экипажей, так как корабли тонули очень быстро. Гитлера это особенно обрадовало.

Начиная с июля 1942 англичане обнаружили, что подводные лодки посылают сигналы наведения, находясь позади конвоев, и оснастили корабли эскорта высокочастотными пеленгаторами (HF/DF — знаменитый "Хафф-Дафф"). Теперь корабли эскорта могли засекать переговоры лодок и своими атаками загоняли их под воду. При некоторой доле везения такая тактика могла прервать контакт лодки с конвоем, но в любом случае она мешала организовать массированную атаку.

Из всех систем оборонительного оружия одна была особенно важна. Уже в декабре 1941 Дениц заподозрил, что британские эсминцы используют радар, чтобы обнаружить приближение германских лодок к конвою. В первые месяцы 1942 потери подводных лодок в Бискайском заливе резко подскочили. Командиры лодок и технические эксперты усомнились, что в этом повинен только радар. Но в июне начались ночные атаки подводных лодок. Самолет подкрадывался на небольшое расстояние и освещал лодку мощным прожектором за несколько секунд до сброса бомб. Позднее технические эксперты подтвердили, что англичане используют самолетный радар и предложили в качестве контрмеры устанавливать приемники радарного излучения на рубке. Такие приемники существовали, и их начали устанавливать вместе с неуклюжими съемными антеннами — "Бискайскими Крестами". Однако эти установки давали только грубый пеленг, а не дистанцию, но в любом случае они позволяли лодке вовремя погрузиться и уйти от атаки. Погружения уменьшали эффективность подводных лодок, которые лучше действовали в надводном положении, но сокращали потери. Пока готовились приемники, подводные лодки получили приказ пересекать Бискайский залив в подводном положении, а от Геринга потребовали выделить 24 самолета для сопровождения поврежденных лодок обратно через залив. Подводные лодки также получили тяжелые многоствольные зенитные автоматы, резко увеличившие мощь зенитного огня. Лодки отразили первую волну атаки, но их мобильность снизилась.

В течение лета и осени 1942 Битва за Атлантику достигла своей кульминации. В июле, августе и сентябре немцы наконец достигли долгожданной цели — во Францию поступало по 30 новых лодок ежемесячно. Численность подводного флота резко подскочила от менее чем 100 лодок в январе до более чем 200 к концу года, несмотря на потерю 87 лодок. Все эти лодки получили отлично обученные экипажи, что обеспечил организационный гений контр-адмирала Ханс-Георга фон Фридебурга, первого заместителя Деница. В октябре были созданы 2 патрульные линии в центрально-атлантической бреши: одна на востоке, чтобы перехватывать идущие на запад конвои, вторая — на западе, для конвоев, идущих на восток. Расстояние между лодками в патрульной линии было сокращено до 15 — 20 миль, поэтому у конвоев почти не оставалось шансов проскочить незамеченными. Лодки в дневное время шли в направлении на конвой, а ночью — от него, поэтому темнота не могла спасти конвой. Количество лодок, атакующих отдельный конвой, возросло с 5 — 6 до 9 — 10, а иногда и до 20. Они преследовали добычу на протяжении тысяч миль, повторяя атаки в течение недели. Часто лодки бросали идущий на запад конвой, когда он приближался к зоне действия береговой авиации, чтобы переключиться на другой, идущий на восток.

Их успехи вместе с продолжающимися атаками в американской зоне и новым продвижением в Южную Атлантику привело к ежемесячному потоплению более чем 400000 тонн с мая по ноябрь, несмотря на то, что тоннаж на день пребывания лодки в море продолжал падать. Самая высокая цифра была достигнута в ноябре — 118 судов (743321 тонна). К концу года союзники потеряли почти 8 миллионов тонн, большую часть благодаря подводным лодкам. Однако за это же время они построили около 7 миллионов тонн. Подводные лодки выигрывали Битву за Атлантику, но их перевес был слишком мал. Кроме торговых судов великолепным 4-торпедным залпом подводной лодки U-73 был потоплен авианосец "Игл". Однако это произошло слишком поздно, чтобы изменить исход битвы у Эль Аламейна.

Осень 1942 также ознаменовалась новой вспышкой ожесточения, которое нагнетали обе стороны. Она началась случайной вспышкой жестокости, которую признали печальным стечением обстоятельств даже сами жертвы. U-156 капитан-лейтенанта Вернера Хартенштейна следовала к мысу Доброй Надежды, когда заметила британский конвой. В качестве цели был выбран лайнер "Лакония" (19695 тонн). Когда конвой находился в 500 милях от африканского берега, Хартенштейн ночью поднялся на поверхность, приблизился к конвою и выпустил 2 торпеды — или "угря", как их называли немецкие моряки. Обе торпеды попали в цель. "Лакония" сильно накренилась на правый борт, потеряла ход и начала тонуть. Ее рация продолжала работать, поэтому радист начал посылать сигнал SSS.

Когда U-156 осторожно подошла к жертве, стали видны спасательные шлюпки. Корабль совершенно очевидно тонул, однако 90 минут, которые занял этот процесс, показались Хартенштейну настоящей бесконечностью. Он собирался уходить из района, в котором его присутствие было обнаружено, однако в то же время хотел удостовериться в гибели судна. Поэтому он медленно направился к тонущему кораблю, прошел мимо плотиков, шлюпок и спасательных жилетов, обломков и слабеющих пловцов. И в один момент все переменилось. Стали слышны крики о помощи на итальянском языке. Ошеломленный командир приказал поднять несколько человек на палубу лодки.

И только тогда Хартенштейну открылся смысл происшедшего. На борту лайнера находилось по крайней мере 1800 итальянских пленных, захваченных во время боев в Северной Африке. Более 300 человек было убито при взрыве, так как торпеды попали в трюм, где держали пленных. Их стражей были 160 поляков, которые сами побывали в русском плену. Поляки постарались удержать итальянцев взаперти достаточно долго, чтобы 800 англичан — членов экипажа и пассажиров, в том числе 80 женщин и детей — заняли места в шлюпках. Пока Хартенштейн размышлял над этой проблемой, нос "Лаконии" глубоко погрузился, а корма поднялась. Лайнер нырнул в глубину, унеся с собой капитана и еще 1000 человек.

Хартенштейну предстояло принять нелегкое решение. Спасать уцелевших значило рисковать лодкой, а безопасность собственного корабля — самое главное для любого капитана. Приказав продолжать спасательные работы, он отправил радиограмму Деницу, в которой описывал ситуацию. Дениц, крайне встревоженный радиограммой, встал перед той же проблемой, что и Хартенштейн. Однако ему приходилось думать и о реакции итальянского правительства в зависимости от того решения, которое будет принято. Рассмотрев различные аспекты проблемы — безопасность от атак с воздуха, прекращение выполнения задания лодкой, моральное состояние — Дениц отправил приказ еще 4 лодкам из этой же группы, 2 лодкам из группы возле Фритауна и 1 итальянской лодке идти на помощь U-156.

На более высоком уровне Редер сообщил о происшествии французам, и те согласились выслать корабли из Дакара. Редер уточнил, что подводные лодки должны проводить спасательные работы, не рискуя сами, что было просто невозможно, если толковать этот приказ буквально. Гитлер поддакнул Редеру, указав, что операция в районе мыса Доброй Надежды не должна пострадать.

Хартенштейн провел ночь, подбирая людей. Задолго до рассвета он имел на борту лодки, рассчитанной на экипаж в 50 человек, более 200. Хартенштейн послал радиограмму открытым текстом: "Если какой-то корабль будет помогать спасению экипажа "Лаконии", я не атакую его, если меня самого не атакуют корабли или самолеты. Я подобрал 193 человека. Мои координаты 4052' S, 11026' W. Германская подводная лодка". Вскоре после этого ему стало известно решение Деница, но там имелось приказание быть готовым к погружению. Хартенштейн провел весь день, поднимая людей из воды и распределяя их по шлюпкам и плотикам, которые он буксировал за кормой.

На следующий день Дениц, уверенный, что французы помогут спасать людей, Дениц освободил 4 остальные лодки группы мыса Доброй Надежды от этой работы. Они не успевали прибыть вовремя, чтобы оказать реальную помощь. На третий день операции прибыла U-506 и приняла 132 человека, забрав половину груза U-156. Затем она двинулась на помощь толпе шлюпок и плотиков. Через день прибыла U-507, а еще через день — итальянская подводная лодка "Капеллини".

Четвертый день спасательных работ начался с обнадеживающего известия, что на следующий день появятся французы. Около полудня над U-156 появился американский 4-моторный самолет. Хартенштейн приказал развернуть импровизированный флаг Красного Креста длиной 56 футов. Артиллеристы не встали к зенитным орудиям. Сигнальным прожектором самолету передали, что лодка занимается спасением людей. После этого одному из англичан разрешили передать прожектором о своей национальности и о том, что на борту имеются женщины и дети. Самолет улетел. Через полчаса он снова появился, спикировал на U-156 и бросил 3 глубинных бомбы. Они не попали в подводную лодку, однако 1 бомба угодила прямо в шлюпку. Во второй атаке на лодку были сброшена бомба со взрывателем замедленного действия. Она взорвалась под водой наподобие мины, встряхнув лодку и повредив перископ, системы связи и моторы. Хартенштейн повернул к шлюпкам и приказал людям на палубе лодки прыгать в воду. Когда они это сделали, U-156 погрузилась и покинула этот район. Лодке пришлось вернуться во Францию для ремонта. В тот же день ночью Хартенштейн донес по радио о случившемся Деницу.

Штаб подводных сил отреагировал на эту новость очень нервно. Капитан 2 ранга Гюнтер Хесслер, начальник оперативного отдела, и капитан 1 ранга Эберхард Годт, начальник штаба, яростно возражали против продолжения операции. Однако единственное, что они смогли вырвать у Деница — это приказ находиться в готовности к погружению и не надеяться на милосердие противника. Дениц настаивал на продолжении операции, несмотря на намеренную жестокость союзников.

Причины атаки самолета были не столь просты, как казалось немцам. Самолет не понял сигналов прожектором. Ни экипаж самолета, ни его командование на острове Вознесения, не знали о радиограмме Хартенштейна. Когда пилот оценил ситуацию и заметил флаг Красного Креста, он по радио запросил инструкций. Командующий на острове Вознесения приказал обеспечить безопасность идущих в этот район британских спасательных судов. Он превосходно знал о потерях от действий подводных лодок в ходе Битвы за Атлантику. Он не имел приказа уважать флаг Красного Креста, и потому приказал самолету атаковать, несмотря на то, что это угрожало жизни уцелевших с "Лаконии".

Утром на пятый день операции штаб германских подводных сил понял, что 2 остальные лодки все еще перегружены спасенными. Положение усугубляло давнишнее презрение подводников к воздушной угрозе. Дениц сопоставил спасение людей с "Лаконии" и увеличившееся количество атак подводных лодок авиацией. Он считал, что подводная лодка становится объектом воздушных атак практически повсюду в открытом море и понял, что ни одну операцию теперь нельзя считать "завершенной". Дениц пришел к естественному выводу: подводной лодке нужно поддерживать максимально возможную надводную скорость и свести до минимума вахту на мостике, чтобы сократить время аварийного погружения. Это позволит ей уйти на безопасную глубину, пока приблизится замеченный самолет. Спасательные операции нарушали эти основные требования безопасности. Поэтому Дениц подготовил объемистый приказ, в котором он запрещал своим командирам заниматься этим опасным делом, но не отправил его. Все-таки он решил дождаться завершения операции.

В полдень U-506 была атакована, но успела погрузить достаточно глубоко к тому времени, когда начали рваться бомбы. U-506 и U-507 сохранили спасенных на борту и передали их французским кораблям, которые прибыли ближе к вечеру. После нескольких дней поисков французы нашли большую часть спасательных шлюпок, а еще через 3 дня итальянская подводная лодка передала своих пассажиров. Всего был спасен 1091 человек из 2732. Но, к сожалению, французы не нашли 2 шлюпки, которые добрались до суши через 4 недели. При этом на них остались в живых всего 20 человек из 119.

Дениц с большим облегчением узнал о прибытии французов. Затем он отдал свой "Приказ о "Лаконии". Он категорически запрещал спасательные работы, если только не предполагался захват важных пленников. Некоторые командиры лодок нарушали этот приказ, все-таки проводя спасательные работы, хотя это происходило очень редко. На суде в Нюрнберге Деница обвинили в совершении военных преступлений именно за этот приказ, который был истолкован обвинением, как приказ "убивать спасшихся". Однако адмирал был оправдан по этому пункту обвинения. 3 германские подводные лодки, которые участвовали в спасении людей с "Лаконии", были потоплены авиацией со всем экипажем в ходе последующих боев. Хартенштейн, ас-подводник с превосходной репутацией командира и порядочного человека, должен был стать начальником оперативного отдела в штабе Деница, сменив Хесслера, другого аса-подводника (который по случайному совпадению был зятем Деница).

В конце сентября ситуация на подводном фронте подверглась детальному обсуждению в штабе Гитлера. На совещании присутствовали Редер, Дениц и адмирал Вернер Фухс, имперский уполномоченный по кораблестроению, а также несколько технических советников. Дениц сообщил об успехах, но предупредил о возможных проблемах в будущем, подчеркнув, что угроза с воздуха может помешать лодкам атаковать из надводного положения. Гитлер усомнился в существовании воздушной угрозы в открытом океане. Дениц подчеркнул необходимость воздушной поддержки и поднял вопрос о новых системах оружия. Загоревшийся Гитлер дал добро на постройку новых лодок с высокой подводной скоростью. Он еще был полон оптимизма, так как его войска одерживали победы на всех фронтах.

То ли в результате выступления Деница на сентябрьском совещании, то ли из-за разногласий по вопросам дислокации подводных сил, то ли просто из зависти к растущему влиянию Деница, но Редер попытался ограничить его власть, хотя в марте Дениц был произведен в полные адмиралы. Сначала он приказал Деницу ограничиться оперативными вопросами. Дениц вызвал капитана 1 ранга Эриха Шульте-Монтига, начальника штаба Редера, и объяснил ему, что такое разделение обязанностей парализует любую работу и что приказ следует отменить. Такой прямой вызов власти Редера остался без ответа. Через несколько месяцев Редер снова послал Деницу план, в котором разделял боевую деятельность подводных лодок и учебную. Дениц написал Шульте-Монтигу, отметив неэффективность такой политики и пригрозил отставкой, если это будет сделано. Годт помчался в ставку Гитлера по собственной инициативе, но с разрешения Деница, и встретился с капитаном 1 ранга Карлом Йеско фон Путткаммером, флотским адъютантом Гитлера, описав ему ситуацию. Гитлера не стали вмешивать в склоку, но Редер отступил, когда его начальник штаба показал письмо Деница. Структура подводного флота осталась неизменной.

30 января 1943 Дениц, который всего несколько месяцев назад ожидал, что его отправят в отставку из-за его споров с Редером, был назначен главнокомандующим германским флотом одновременно с производством в чин гросс-адмирала. Редер был смещен в результате столкновения с Гитлером по проблемам действий надводных кораблей. Дениц сохранил командование подводными лодками, а капитан 1 ранга Годт и штаб подводных сил отправились в Берлин, чтобы руководить повседневной деятельностью субмарин.

В первые месяцы 1943 немцы располагали почти 200 подводными, и в это время в Битве за Атлантику вот-вот должен был наступить кризис. В декабре стояла штормовая погода, а в январе шторма еще более усилились. Однако 8 подводных лодок уничтожили 7 из 9 танкеров в составе конвоя, направляющегося в Северную Африку. Это было особенный успех, так как он подрезал запасы топлива у союзников во время Тунисской кампании. Действительно масштабная Битва за Атлантику развернулась чуть позднее. В сражении первой недели февраля 21 подводная лодка обрушилась на 63 торговых судна в сопровождении 10 кораблей эскорта, к которым вскоре присоединились еще 2. 12 торговых судов стали жертвами торпед подводных лодок, еще 1 затонуло после столкновения. При этом были потоплены 3 лодки, а еще 4 были повреждены. Зловещим знаком для Деница было то, что лишь одна лодка сумела прорвать кольцо эскорта. Она потопила 7 судов из 12. Умение, настойчивость и все большая доля везения требовались теперь, чтобы сражаться с усилившимся сопровождением конвоев и все более мощным прикрытием с воздуха.

В течение февраля и марта битва полыхала с переменным успехом. Но потопленный тоннаж резко подпрыгнул после зимней передышки. В феврале было уничтожено 380000 тонн, в марте — 590000 тонн. В течение 6 дней марта была потоплена 141000 тонн в ходе крупнейшей битвы с конвоем. 2 конвоя смешали строй, по ним день и ночь наносили удары 38 подводных лодок, из которых 19 смогли использовать торпеды. Они потопили 21 судно из 92. Силы эскорта в ходе битвы были доведены до 18 кораблей, однако они сумели потопить только 1 лодку и тяжело повредить еще 2. Британское Адмиралтейство было близко к отчаянию.

Победа в середине марта была самой крупной и последней. Позднее в том же месяце среди колонн конвоя был замечен эскортный авианосец. Снова германские лодки стали подвергаться внезапным атакам, когда находились на поверхности, несмотря на свои приемники излучения радаров. Конвои обходили места сосредоточения подводных лодок. Было приказано проводить атаки из подводного положения, так как дальние самолеты сделали пребывание на поверхности слишком опасным. Германские ученые ничего не знали о направлениях работы англичан и просто терялись в догадках: измена, излучение приемника радарного излучения, совершенно новый метод поиска, новая модель радара? Последнее казалось самым вероятным. И как оказалось потом — совершенно правильно. Это был новый коротковолновой радар, излучение которого не могли засечь приемники лодки, настроенные на более длинные волны.

Наконец долгая борьба завершилась "Черным маем" 1943, когда была потоплена 41 подводная лодка — примерно одна треть находившихся в море. Дениц приказал уцелевшим лодкам покинуть Северную Атлантику и занять позиции к SW от Азорских островов, где оборона противника была не столь прочной. В своих мемуарах Дениц откровенно признался: "Мы проиграли Битву за Атлантику". Эту битву, последнюю из решающих битв войны и во многих отношениях самую важную, Дениц вполне мог выиграть. Мог, если бы германское руководство отдало приоритет массовому строительству подводных лодок на более ранней стадии войны. Грозный противник Германии, Уинстон Черчилль, заметил: "Атаки подводных лодок были самым худшим злом. Самым умным для Германии было поставить на них".

Надводные силы: Ледяные моря

июнь 1941 — май 1945

Поход "Бисмарка" стал поворотным пунктом в действиях германских кораблей в Атлантике. После его гибели в мае 1941 германские корабли бездействовали. Гитлер издал приказ, устанавливающий строгий контроль над всеми передвижениями крупных кораблей. Ни один корабль не имел права вступать в бой с равными или превосходящими силами. Корабли должны были уклоняться от встречи с противником, если существовала возможность натолкнуться на превосходящие силы. Выходы в Атлантику были запрещены. Все переходы совершались только с личного разрешения Гитлера. Ни один линкор не мог выйти в море, если в этом районе находился британский авианосец. Редер пытался протестовать против этого приказа о "ненужном риске", но напрасно.

Редер был не единственным, кто обнаружил, что работать с Гитлером становится все труднее. По мере нарастания событий в 1941 становилось все яснее, что зреет кризис в германском верховном командовании. Непрерывная серия побед на суше, раздутая пропагандой, привела к тому, что Гитлер уверовал, что является "величайшим полководцем всех времен и народов". При такой точке зрения, да еще учитывая его подозрительную натуру, с ним стало невозможно спорить. Многие из тех, кто перед войной еще сомневался, попали под впечатление его успехов. Но остальные начали опасаться, что его амбиции перехлестнут возможности Германии и приведут к краху. Русская кампания сделала противоречия внутри командования особенно острыми. Гитлер отреагировал на это забирая в свои руки все больше власти. В декабре 1941 года после провала наступления на Москву Гитлер сместил главнокомандующего сухопутными войсками и сам занял этот пост. Генеральный Штаб был сильно ограничен в части работы по Восточному Фронту. И постепенно OKW начало терять свое значение, превращаясь в административный орган, занимающийся второстепенными фронтами.

Решения оперативного командования принимались в ставке Гитлера на совещаниях, которые он собирал 2 или 4 раза в день. Большая часть офицеров на этих совещаниях, в том числе и представители флота, только информировали его и получали приказы. Лишь немногие действительно обсуждали вопросы с Гитлером и могли повлиять на его решения. Командование было централизовано и персонифицировано до предела. Флот был вынужден действовать в дикой обстановке сиюминутных решений. Проводились регулярные личные встречи высших офицеров, их результаты оформлялись как директивы OKW.

В такой атмосфере Редер был поставлен в тяжелейшее положение. Он никогда не имел настоящего взаимопонимания с Гитлером, а гибель "Бисмарка" привела к потере большей части уважения, которое принес успех Норвежской кампании и удачные действия против торгового судоходства. Как обычно вмешался Геринг. К началу 1942 он установил полный контроль над всей авиацией сухопутного базирования, выделенной флоту. Потеря контроля имела небольшое практическое значение, так как усилия этих летных частей давно были минимальными. В области военного производства Альберт Шпеер был назначен министром вооружений, однако он был подчинен Герингу. Маршал авиации стал заместителем Шпеера по производству самолетов. Другие виды вооруженных сил не имели такого представительства в министерстве вооружений.

Несмотря на свои проблемы с Гитлером, Редер был полон решимости использовать свои надводные корабли повсюду, где это возможно. Сопровождавший "Бисмарка" "Принц Ойген" прибыл в Брест 1 июня 1941, после того, как повышенный расход топлива и неполадки в машинах вынудили его прервать крейсерство. Хотя англичане забрали сопровождение практически у всех конвоев, чтобы загнать "Бисмарк", "Принцу Ойгену" не удалось обнаружить ни одного корабля. "Лютцов" завершил ремонт повреждений, полученных во время Норвежской кампании, и через месяц Редер каким-то образом сумел вырвать разрешение на его выход в Атлантику. Однако у берегов Норвегии он получил попадание авиаторпедой и был вынужден вернуться. "Шарнхорст" и "Гнейзенау" были повреждены в Бресте во время налета британской авиации и оставались там до конца года.

Время летело, но крупные корабли продолжали действовать, хотя ситуация медленно изменялась. Самым предпочтительным для немцев было держать корабли в Атлантике как можно дольше, даже если они служили только как fleet-in-being, который приковывал к месту корабли Флота Метрополии в Англии и Соединения Н в Гибралтаре. Однако было совершенно ясно, что англичане сделают все возможное и невозможное, чтобы выкурить корабли из Бреста. Поэтому 30 мая командующий береговой обороной во Франции предложил послать эти 3 крупных корабля обратно в Германию через Ла Манш. Преимущество у такого решения было много: короткий маршрут; хорошие возможности организовать корабельное сопровождение и прикрытие с воздуха; хорошие гавани, где можно было укрыться в случае необходимости; гарантия безопасности от нападения британских линкоров; возможность глушения работы британских радаров. Однако этот маршрут имел и ряд серьезных недостатков: навигационные трудности и необходимость маневрировать на мелководье; узкие протраленные фарватеры. И уклоняться от торпед, бомб и снарядов предстояло на тех же тесных фарватерах. Редер сначала отказался разрешить переход линейных крейсеров, но приказал проработать возможность перехода "Принца Ойгена".

Однако события заставили Редера поторопиться против его собственного желания. Ситуация с жидким топливом в 1941 году постепенно ухудшалась, так как румынские месторождения отказались отрезанными от Германии во время Балканской кампании, а после этого все запасы начал поглощать Восточный фронт. К декабрю квота флота была урезана на 50 %, и надводным кораблям запретили любые операции, если только обстановка не складывалась исключительно благоприятно.

В августе англичане начали посылать конвои в Мурманск, так как это был самый короткий путь в Россию. Вдобавок Гитлера начал сильно беспокоить мираж британской высадки в Норвегии. Эта проблема постоянно всплывала на совещаниях с сентября 1941 по январь 1942. Редер высказывался за использование Брестской эскадры для коротких вылазок против конвоев на маршруте Англия — Гибралтар, как ранее делал "Хиппер". "Шеер" он хотел использовать в Атлантике вместе со вспомогательными крейсерами для отвлекающих операций. В норвежских водах он предполагал держать новый "Тирпитц", чтобы тот угрожал выходом к Исландским проливам и парировал угрозу англичан Норвегии. Однако топлива не хватало. В ноябре все эти предложения были рассмотрены, однако Гитлер не проявил энтузиазма в отношении атлантических походов. В начале декабря Редер снова потребовал свободы действий, отметив эффект вступления в войну Японии, которая отвлекла на себя большие морские силы союзников. Это же создавало возможность для "Шеера" использовать японские базы. Он также снова поднял вопрос о базе в Дакаре.

Мнение флота относительно Норвегии медленно менялось в течение декабря. Донесения о возможности британской атаки поступали все чаще, а вдобавок англичане предприняли несколько диверсионных рейдов. Редер хотел сосредоточить в Норвегии побольше авиации. Он верил, что самолеты совместно с "Тирпитцем" будут эффективно противостоять угрозе вторжения — или разгромят силы противника, если это потребуется. Редер все еще надеялся использовать остальную часть флота в Атлантике, чтобы держать британский флот в большем напряжении с учетом серьезных потерь, понесенных англичанами на Средиземном море и Тихом океане. Однако Гитлер оставался непоколебим. В конце декабря он потребовал вернуть домой Брестскую эскадру через Ла Манш, либо разоружить их, чтобы отправить орудия и артиллеристов в Норвегию. Он почти не верил, что корабли сумеют благополучно форсировать Исландские проливы и добавил, что в любом случае линкоры теряют свое значение. Редер не мог согласиться с этим. Он утверждал, что, находясь в Бресте, эти корабли сковывают огромные силы англичан. К середине января сопротивление Редера было сломлено. Он в последний раз заявил о своем несогласии, но представил план на утверждение Гитлера. Гитлер подчеркнул, что корабли будут неизбежно уничтожены, если останутся стоять в Бресте, и что внезапный прорыв — это единственный шанс спасти их. Это был тот тип операций, к которому он тяготел. Именно здесь в полной мере могла проявиться его мощь предвидения реакции противника на неожиданное развитие событий.

Планирование выхода было строго секретным и очень тщательным. Каждый знал, что он делает, но никто не знал почему он это делает. Вечером 11 февраля Брест был полностью изолирован. Корабли подняли пары, так что могли выйти в море после наступления темноты и пройти как можно больше под покровом ночи. Однако налет британской авиации вызвал задержку на 2 часа. Потом "Шарнхорст", "Гнейзенау" и "Принц Ойген" вышли в море. На большой скорости в сопровождении 6 эсминцев они направились к Ла Маншу. Единственная британская подводная лодка, патрулировавшая перед портом — по иронии судьбы "Силайон" (Морской Лев) — примерно час назад ушла для перезарядки батарей. Вице-адмирал Отто Цилиакс проскочил первый британский барьер, даже не заподозрив этого.

Добравшись до глубоководного фарватера, который уменьшал минную опасность, корабли попытались наверстать время, упущенное при воздушном налете. Они развили максимальную скорость, и попутное течение подгоняло их. Ясная, но темная ночь укрыла их от глаз англичан, одновременно позволив наблюдателям ясно различать катера, которые указывали протраленные фарватеры в минных заграждениях. К рассвету они пошли вошли в график, и погода начала ухудшаться. Видимость упала до нескольких миль, появились тучи и дождевые шквалы. Из всех портов по маршруты на соединение с эскадрой выходили группы легких кораблей, над головой кружили истребители, а противник пока еще не появился. Сразу после полудня немцы вошли в узости Дуврского пролива. После прибытия еще нескольких групп тральщиков и торпедных катеров силы эскорта достигла 60 кораблей. И по-прежнему не было никаких указаний на то, что англичане подозревают о выходе эскадры из Бреста, хотя она уже прошла более 350 миль. Внешнее кольцо кораблей сопровождения поставило дымзавесу, началось глушение британских радаров. Наконец проснувшиеся батареи Дувра послали несколько беспорядочных залпов по германским кораблям.

Англичане начали реагировать очень поздно. Цилиакс ожидал, что в это время уже будут идти тяжелые бои. С воздуха эскадру прикрывали 250 самолетов, прибывавших волнами по тщательно спланированному графику. Когда силы воздушного прикрытия были максимальными, появились первые одиночные британские самолеты и корабли. Это было просто смехотворное "соединение" — 5 торпедных и 2 артиллерийских катера, 6 древних торпедоносцев "Суордфиш" и горстка истребителей. Силы сопровождения быстро раздавили их, хотя англичане атаковали с безумной отвагой. Особенное впечатление на немцев произвела атака "Суордфишей". Торпедоносцы летели на высоте 50 футов под градом снарядов корабельных орудий, на хвосте у них висели истребители. Обшивка разлеталась в клочья, горели самолеты, гибли люди, но "Суордфиши" упрямо рвались вперед. Командовал этой группой капитан-лейтенант Юджин Эсмонд, ирландский доброволец и ветеран атаки самолетов "Викториеса" против "Бисмарка". Он был посмертно награжден Крестом Виктории. Из 17 членов экипажей в живых остались лишь 5, причем 4 были ранены.

Затем наступила передышка в 2 часа. В это время кораблям пришлось сбавить ход, так как они проходили узкий фарватер над особенно мелкими местами. С каждой минутой английский берег все дальше скрывался в дымке. Казалось, что корабли проскочили благополучно. Через 2,5 часа после прохождения Дуврского пролива "Шарнхорст" внезапно вздрогнул от страшного взрыва и остановился. Он подорвался на мине. Цилиакс приказал эсминцу подойти к борту линейного крейсера, чтобы снять его и штаб. В течение 30 минут корабль оставался неподвижной мишенью, но противник так и не появился. Его экипаж быстро выполнил срочный ремонт, и корабль двинулся следом за эскадрой. Когда Цилиакс приблизился к главным силам, его эсминец был слегка поврежден случайным разрывом снаряда и начал терять скорость. Был вызван еще один эсминец. Оба остановились, и в это врем над головой разыгралась новая воздушная битва. Цилиакс картинно перебрался на новый корабль, используя крошечную шлюпку.

Уже после полудня вдогонку за германскими кораблями были высланы несколько сотен британских самолетов. Однако плохая погода и отсутствие налаженного взаимодействия привели к тому, что лишь 39 бомбардировщиков и несколько торпедоносцев обнаружили цель. Они выходили в атаку мелкими группами. Лишь спорадически появлялись британские истребители, которые затевали стычки с германским воздушным прикрытием. Британские самолеты сумели повредить всего 2 миноносца. 5 старых британских эсминцев эпохи Первой Мировой войны, используя плохую видимость, сумели выйти в торпедную атаку. Один из них был тяжело поврежден, зато сами англичане не добились ничего. Наступление темноты положило конец атакам англичан, однако неприятности Цилиакса не завершились. Ночью "Гнейзенау" подорвался на мине, а "Шарнхорст" проделал это во второй раз. Он принял около 1000 тонн воды. Только счастливчик "Принц Ойген" остался цел. К рассвету все германские корабли находились в безопасности в своих портах.

Эта операция стала колоссальной пропагандистской победой для Гитлера. Он оказался прав. Англичане ожидали ночного прорыва через Дуврский пролив. Поэтому дневной переход застиг их совершенно врасплох. "Таймс" писала: "Вице-адмирал Цилиакс преуспел там, где потерпел неудачу герцог Медина-Сидония… Это самое страшное оскорбления для нашей морской мощи в отечественных водах с XVII века".

Интуиция Гитлера принесла тактическую победу, но вся операция стала окончательным стратегическим отступлением надводных сил флота. До прорыва через Ла Манш англичанам приходилось сопровождать атлантические конвои линкорами и держать крейсерские патрули в Исландских проливах на случай выхода "Тирпитца". В то время их поддерживал единственный линкор в Скапа Флоу. Как только германские корабли вернулись в Северное море, англичане сосредоточили свои силы на линии блокады и освободили значительные силы для использования на других театрах.

Через несколько дней после прорыва через Ла Манш "Гнейзенау" был тяжело поврежден во время налета бомбардировщиков и до конца войны в строй не вошел. Через 2 недели "Принц Ойген" потерял корму после атаки подводной лодки. Несмотря на эти неудачи на севере немцы сумели собрать мощные силы. В январе в Тронхейм прибыл "Тирпитц". За ним последовали "Шеер", "Лютцов" и "Хиппер", легкий крейсер и эсминцы прикрытия. Эффект этого сказался немедленно. Несмотря на все ограничения на свои действия после гибели "Бисмарка", слабую воздушную разведку, хроническую нехватку топлива и мизерные возможности порта, Редер считал, что корабли должны наносить удары. Перед лицом такой угрозы англичане резко усилили сопровождение мурманских конвоев и силы прикрытия. Им пришлось включить туда линкоры, авианосцы и множество крейсеров.

6 марта "Тирпитц" вышел в море вместе с 3 эсминцами, чтобы перехватить обнаруженные конвои. Погода была слишком скверной для проведения авиаразведки, о его выходе сообщила только британская подводная лодка, после чего 2 дня оба противника занимались бесплодными поисками. "Тирпитц" прошел всего в 60 милях от 3 линкоров и 1 авианосца Флота Метрополии. При этом командующий лотом вице-адмирал Цилиакс даже не подозревал, что те находятся в море. С конвоем он разминулся на расстоянии 75 миль. Один из германских эсминцев потопил отставшее судно. На обратном пути в Тронхейм "Тирпитц" был атакован 12 торпедоносцами с "Викториеса". Они действовали так решительно, что Цилиакс остался уверен — "Тирпитц" получил попадание по крайней мере 1 торпедой, которая не взорвалась. Остальные торпеды прошли рядом с бортом отчаянно маневрировавшего гиганта. Он сумел благополучно вернуться в порт. Начался двухлетний кошмар мурманских походов.

Для Штаба РВМ этот выход в очередной раз подтвердил опасность авиации для крупных кораблей и необходимость мощных сил авиации для поддержки их выходов в море. Одновременно был сделан вывод о необходимости уничтожения британских авианосцев. С тех пор эти вопросы поднимались с монотонной регулярностью. Самым простым решением проблемы была бы достройка германского авианосца. После этой операции Редер решил придержать свои крупные корабли, пока они не соберутся все вместе. Гитлер сразу согласился с этим предложением. Он также разрешил достроить авианосец, хотя в апреле Штаб РВМ высказал некоторые сомнения относительно наличия самолетов и озабоченность техническими проблемами. В мае и июне аппетиты флота возросли. Было решено перестроить несколько крупных пассажирских лайнеров во вспомогательные авианосцы.

Ночью 27 марта 1942 англичане отреагировали на угрозу "Тирпитца" налетом на Сен-Назер, единственный французский порт, который имел сухой док, достаточно крупный для ремонта этого линкора. Атака началась в полночь налетом авиации, который отвлек внимание немцев и позволил кораблям подойти на расстояние 2 мили к цели. С берега прожектором запросили опознательные. Затем прожектор осветил корабль, который был похож на германский миноносец, почему-то окруженный 18 катерами. Это был "Кэмпбелтаун" — один из 50 старых американских эсминцев, переданных Рузвельтом Черчиллю в обмен на базы. Как только германские прожектора нащупали эскадру, началась жаркая артиллерийская дуэль. Однако "Кэмпбелтаун" прорвался к цели, хотя его надстройки были изрешечены. Он врезался прямо в ворота дока Норманди. Экипаж затопил корабль, нос которого напрочно увяз в воротах. Коммандос спустились на пирс, чтобы уничтожить оборудование. Катера высадили дополнительные подрывные партии. Недолгий бой завершился почти полным уничтожением коммандос. Большая часть экипажа "Кэмпбелтауна" и катеров попала в плен.

На следующее утро на "Кэмпбелтаун" поднялась большая группа морских офицеров, чтобы осмотреть его и решить, как ремонтировать ворота дока. И тут взорвались 4,5 тонны взрывчатки, спрятанные в носовых отсеках эсминца. Погибли все немецкие офицеры, а ворота дока были уничтожены. Док больше нельзя было использовать. Некоторое время спустя в лагере для военнопленных был устроен торжественный сбор, на котором капитану "Кэмпбелтауна" зачитали приказ о награждении его Крестом Виктории! Эту же награду получили еще 5 человек.

Однако Редер и не думал о Франции, все его внимание было обращено на Арктику. Следующие 4 конвоя в Мурманск и обратные конвои, возвращавшиеся тем же маршрутом, подверглись нападениям эсминцев, подводных лодок и самолетов, среди которых появились торпедоносцы. Каждому конвою приходилось прорываться с боем, выдерживая серию жарких стычек, так как германские силы атаковали разрозненно, не поддерживая друг друга. Обе стороны несли потери, но бои не были решительными, и англичане с каждым разом смелели все больше, проводя очередной конвой.

Угрозы, чтобы быть эффективными, должны опираться на готовность действовать. Поэтому в начале июля на перехват конвоя PQ-17 вышли все имеющиеся тяжелые корабли. Быстроходная эскадра состояла из линкора "Тирпитц", крейсера "Хиппер" и 4 эсминцев, которые направились из Тронхейма в Вест-фиорд на соединение с более тихоходными "Шеером", "Лютцовом" и 6 эсминцами, вышедшими из Нарвика.

3 эсминца и "Лютцов" выскочили на мель, однако остальные корабли встретились в Альтен-фиорде, чуть к западу от Нордкапа, самой северной точки Европы. Они были готовы наброситься на конвой, когда он подойдет к мысу. Флот получил обещание, что авиация произведет интенсивную разведку и поддержит его действия. Подводные лодки были развернуты в море, и полярный день обещал все преимущества надводным кораблям и авиации. Однако они должны были действовать в кандалах приказа "избегать ненужного риска", который требовал сначала уничтожить вражеский авианосец, до того, как германские корабли начнут атаку. Однако Редер надеялся, что локальное превосходство немцев в воздухе в районе Нордкапа удержит англичан, и те не посмеют двинуть в этот район свои тяжелые корабли. Надежды Редера оправдались. Линкоры Флота Метрополии остались далеко на западе, а конвой двинулся к Нордкапу. Гитлер долго колебался, но наконец дал разрешение на стремительную вылазку, прежде чем англичане успеют подтянуть свои главные силы, и "Викториесе" сумеет пустить в ход самолеты. Англичане все это знали и отозвали крейсерское прикрытие конвоя, бросив его и противолодочное сопровождение на произвол судьбы.

Флот вышел в море во второй половине дня 5 июля и быстро был обнаружен британской подводной лодкой и самолетом. Через несколько часов эскадра была отозвана, так как случилось нечто невероятное: англичане приказали конвою рассеяться. Они не желали рисковать своими линкорами вблизи норвежских аэродромов, поэтому Первый Морской Лорд оставил конвой без всякой поддержки. Он приказал судам пробиваться поодиночке, надеясь, что таким образом повышает их шансы на спасение. Одного только слуха, что "Тирпитц" покинул свою базу в Тронхейме, оказалось достаточно. Панику, охватившую англичан, самолеты и подводные лодки использовали полностью. Охота превратилась в побоище. Две трети судов были потоплены. Вместе с ними на дно пошли техника и снаряжение: 210 самолетов, 430 танков, 3350 автомобилей и более 100000 тонн военных грузов. Немцам операция стоила 5 самолетов.

После катастрофы с конвоем PQ-17 англичане остановили проводку арктических конвоев на 2 месяца. На Средиземном море Роммель стучался в ворота Каира. Это отвлекло внимание Флота Метрополии от русских конвоев, ему приходилось заниматься мальтийскими. Американский флот пытался помочь надрывающимся англичанам, однако американские корабли один за другим уходили из Атлантики на Тихий океан, где силы адмирала Нимица все еще уступали японским даже после боя у Мидуэя. Немцы были удовлетворены своим успехом, но не могли развить его. Им оставались только бесполезные набеги на русское судоходство в Баренцевом море и обстрелы баз.

Германский Штаб РВМ запланировал далее использовать подводные лодки и самолеты против сильно защищенных конвоев, идущих в Россию, и надводные корабли против возвращающихся конвоев восточнее Нордкапа, так как предполагалось, что они будут иметь слабое сопровождение. Теория Деница об уничтожении тоннажа была принята надводными кораблями как руководство к действию скорее из упрямства, хотя на этом конкретном театре именно грузы, доставляемые для Красной Армии, были куда важнее пустых судов. Однако эта теория не согласовалась с приказом "никакого риска", который Гитлер повторял каждый раз, как только речь шла об очередной операции.

В начале сентября, когда положение русских под Сталинградом было близким к катастрофе, вышел конвой PQ-18. На сей раз подводные лодки и самолеты, попытавшиеся атаковать конвой, встретили горячий прием. Мощное соединение эсминцев в первый раз было дополнено эскортным авианосцем. Британские самолеты, действующие из Северной России, сделали море крайне опасным для германских судов и их сопровождения. Битва длилась несколько дней почти без перерыва. Обе стороны понесли тяжелые потери, но разрушить строй конвоя на сей раз не удалось. Немецкие самолеты перенесли тяжесть атак на эскортный авианосец "Авенджер", но не преуспели. Тем временем "Шеер", "Хиппер", легкий крейсер "Кёльн" перешли из Нарвика в Альтен-фиорд в качестве дополнительной угрозы.

Выход обратного конвоя был задержан, так что силы эскорта сумели прикрыть его. Это вынудило Редера отменить запланированную атаку надводными кораблями и оставить конвой подводным лодкам и самолетам. Им сильно помешала плохая погода, но подводные лодки сумели установить контакт и нанести несколько ударов. Когда все завершилось, выяснилось, что из 40 судов конвоя PQ-18 потоплены 13, также погибли 3 из 15 пустых судов обратного конвоя. Были потоплены 1 танкер, 1 эсминец и 1 тральщик из состава сил сопровождения. Уничтожены 4 британских самолета. Немцы в обмен потеряли 4 подводные лодки и 41 самолет. Это показало, что бои вокруг русских конвоев постепенно приходят в равновесие.

И еще раз события на Средиземном море вмешались в судьбу мурманских конвоев, оттянув британские морские силы. Поворотный пункт сражению у Эль Аламейна и решительное вторжение союзников в Северную Африку знаменовали начало конца Оси в "Mare Nostrum". Германские корабли, базирующиеся в Норвегии, совершали набеги в русские воды и ставили активные заграждения до следующего испытания их силы. Это не должно было затянуться. Отчаянное русское сопротивление в Сталинграде требовало помощи англо-американцев. В течение 3 месяцев переходы совершали лишь отдельные суда. Они благополучно прокрадывались мимо немецких баз темными осенними ночами в условиях плохой видимости, однако до цели добралось менее половины. В середине ноября из России в Исландию отправился конвой пустых судов. Его растрепал ужасный шторм, который одновременно помешал немцам нанести удар. Дело ограничилось парой атак подводных лодок. Погибли только 2 судна, а 26 сумели прорваться. Все эти действия в Арктике стали прелюдией к отправке зимних конвоев.

Переход конвоя зимой во многих отношениях разительно отличался от перехода летом. Почти полная темнота сводила к минимуму полеты авиации, поэтому большая часть германских самолетов была переброшена на другие фронты. Разведка с помощью кораблей тоже имела сомнительную ценность, так как теперь сутки состояли из 22 часов темного времени и 2 часов сумерек. Все это еще больше осложняли шторма, холод и сильное волнение. Англичане использовали для поисков и управления артиллерией усовершенствованный радар, поэтому многочисленные британские корабли, вооруженные торпедами, делали любой выход германских кораблей крайне опасным. Приказ Гитлера "избегать ненужного риска" сводил вероятность смелого решения к минимуму, так как связывал командирам руки в ситуациях, когда именно отвага могла стать решающим фактором.

В приказе Редера на операцию содержался один новый элемент. Кроме инструкции не спасать уцелевших, что было необходимо, чтобы не подвергать свои корабли риску, было указано, что следует мешать спасательным работам англичан. Это было уже кое-что новое в морской войне. Было официально признано, что для англичан наиболее ценным грузом являются экипажи судов. Но такой приказ был совершенно излишним, так как шансы людей на спасение в ледяных арктических водах итак были минимальны.

В конце декабря в Мурманск проскользнул один конвой, который не был атакован. Но следующий был обнаружен подводной лодкой. Несмотря на неблагоприятные условия для действий кораблей, OKW потребовало от флота помочь Восточному фронту. Это подтолкнуло Редера к действиям, и в море были отправлены "Лютцов", "Хиппер" и 6 эсминцев. Разрешение Гитлера было получено. Корабли быстро вышли в море, чтобы попытаться атаковать противника, используя 2 часа светлого времени накануне Нового Года. Через час после выхода в море вице-адмирал Оскар Кумметц, командир эскадры, получил совершенно немыслимый запретительный приказ. Такого не получал еще ни один командир эскадры, ведущей поиск противника. Ведь его в ночном мраке могло ждать все, что угодно, но… От адмирала Отто Клюбера — командующего Северным морским районом — пришел новый приказ. Он гласил: "В отличии от приказа на операцию в части, касающейся контакта с противником, вам следует действовать осторожно, даже если противник имеет равные силы. Нежелательно подвергать крейсера слишком большому риску". Редер знал о том, что Гитлер боится потерь, поэтому он послал осторожную радиограмму командованию Группы "Норд". Она прибыла слишком поздно, и Клюбер не успел передать ее Кумметцу. Поэтому в свою очередь командующий Северным морским районом решил подстраховаться и отправил по радио этот странный приказ.

Кумметц планировал зайти конвою с кормы, развернув 6 эсминцев в дозорную линию впереди себя. 2 тяжелых корабля должны были действовать самостоятельно и попытаться атаковать конвой с разных направлений. Каждому из них придавались по 3 эсминца. Хотя разделение сил было рискованным, оно имело четкую цель: отвлечь силы эскорта на тот корабль, который атакует первым, что позволит второму кораблю разгромить конвой. На рассвете Кумметц, державший флаг на "Хиппере", установил контакт с конвоем, находившимся к юго-востоку от него. Его эсминцы оторвались от крейсера, пытаясь найти конвой. Они имели короткую стычку с одним из британских эсминцев. "Лютцов" в это время находился к югу от конвоя, как и намечалось.

"Хиппер" с трудом двигался против сильного штормового ветра и высокой волны. Видимость резко менялась. Иногда она достигала 10 миль, но тут же налетал снежный заряд, и она сокращалась почти до нуля. Наблюдатели "Хиппера" заметили впереди по курсу эсминец, который ставил дымзавесу, чтобы прикрыть конвой. "Хиппер" попытался остановить его огнем 8" орудий, но лишь слегка повредил противника близкими разрывами. Появились еще 2 британских эсминца, преградив "Хипперу" путь к конвою. Немцам показалось, что они выпустили торпеды. Германские капитаны боялись таких атак сильнее чумы, так как перед ними постоянно маячил призрак поврежденного "Бисмарка".

"Хиппер" поспешно отвернул и завязал хаотичную перестрелку. Когда позволяла видимость, он стрелял из кормовых башен. Кумметц надеялся увести эсминцы за собой подальше от конвоя. Однако он быстро понял, что это не удается и приказал "Хипперу" снова повернуть на врага. Эсминцы яростно отбивались, но торпеды пока не использовали. "Хиппер" вертелся и крутился, но пробиться к конвою не мог. Кумметц вызвал на помощь свои эсминцы, чтобы те связали боем британские корабли сопровождения. "Хиппер" продолжал обстреливать их, и, как всегда, германские наводчики работали хорошо. Головной британский эсминец "Онслоу" был тяжело поврежден 3 — 8" снарядами. Отважный командир сил эскорта, капитан 1 ранга Р. Сент-Винцент Шербрук, был тяжело ранен. "Онслоу" отошел к конвою под прикрытием снежного шквала, который помешал "Хипперу" добиться новых попаданий. Второй эсминец прикрыл "Онслоу" дымзавесой.

Следующей целью "Хиппера" стал одиночный тральщик, который заблудился и неосторожно попал под огонь крейсера. Он был быстро выведен из строя. Кумметц приказал одному из своих эсминцев, которые только что появились в районе боя, прикончить тральщик. Эсминец "Акейтес", который прикрывал конвой дымзавесой, выскочил из нее в самый неудачный момент и был тяжело поврежден "Хиппером". Он успел скрыться, но продолжал путать Кумметцу карты своими дымзавесами. "Акейтес" затонул после боя.

"Хиппер" повернул на юг, а потом на запад после того, как появились еще 3 британских эсминца. Это были последние целые британские корабли. Если Кумметц знал это, он мог бы приказать "Лютцову" и эсминцам уничтожить беззащитный конвой, пока он сам разбирается с эсминцами. А пока "Лютцов" и его 3 эсминца бессмысленно кружили впереди конвоя. При отвратительной видимости командир "Лютцова" не мог отличить своих от чужих и никак не мог решиться что-либо предпринять. 3 британских эсминца снова затеяли смертельно опасную игру с "Хиппером", не рискуя использовать торпеды. Ведь если они пройдут мимо, эсминцы уже не будут представлять для крейсера никакой опасности. "Хиппер" сможет спокойно идти к конвою напролом. Вместо этого крошечные корабли обстреливали тяжелый крейсер из 4" и 4.7" орудий. Он в свою очередь близкими разрывами слегка повредил еще 1 эсминец, а потом снова отвернул, опасаясь торпед.

Наступил критический момент боя. Перед англичанами вплотную встала угроза уничтожения конвоя, так как командир "Лютцова" наконец решился атаковать его. Но тут на место боя примчались 2 британских легкий крейсера "Шеффилд" и "Ямайка" и открыли огонь по "Хипперу", укрываясь в северной, темной части горизонта. Их командир, контр-адмирал Роберт Барнетт, не имел ни малейших сомнений относительно своей задачи. Он пошел прямо на вспышки залпов, и его крейсера сразу накрыли застигнутый врасплох "Хиппер" беглым огнем 24 — 6" орудий, которые давали залпы каждые 20 секунд. Британские 112-фн снаряды не могли вывести из строя сильно бронированного противника, но дистанция боя быстро сократилась с 7 до 4 миль. "Хиппер" быстро получил одно за другим 4 попадания, причем один из снарядов пробил броню и затопил машинное отделение. Его скорость упала с 31 узла до 28 узлов, "Хиппер" повернул на легкие крейсера, открыл огонь по ним и поставил дымзавесу. Потом он на короткое время снова появился, дал несколько залпов и опять скрылся. 2 германских эсминца, один из которых добил поврежденный тральщик, внезапно выскочили из темноты и направились на соединение со своими кораблями, которые находились на расстоянии всего 2 мили. Однако они ошиблись, и "Шеффилд" бросился на таран. Крейсер проскочил мимо, но его орудия превратили германский корабль в пылающую развалину. Второй эсминец успел прикрыться дымзавесой. Тем временем "Хиппер" вышел из боя и направился на запад.

"Лютцов" за это время несколько раз попытался обстрелять конвой, но успеха не добился. 3 британских эсминца теперь переключились на него и отвлекли огонь карманного линкора на себя. Одновременно они надежно прикрыли конвой дымзавесой.

А Кумметцу предстояло принять трудное решение. Он приказал всем кораблям прекратить бой и направляться в порт. "Хиппер" обменялся несколькими залпами с 3 эсминцами, вышел из боя и направился домой, преследуемый на большом расстоянии британскими легкими крейсерами. Обе стороны открыли было огонь, однако ставки были слишком высоки, чтобы рисковать. Поэтому англичане сразу прервали бой, как только 8" снаряды накрыли "Шеффилд". Они увеличили дистанцию, но продолжали следить за противником, пока не удостоверились наверняка, что тот отступает. Трехчасовой бой завершился.

Приказ "избегать ненужного риска" вместе с уменьшением скорости "Хиппера2 и ухудшением видимости заставили Кумметца прекратить бой со значительно более слабым соединением противника. Эти его действия впоследствии одобрил Редер. Капитан 1 ранга Шербрук, эсминцы которого провели блестящий оборонительный бой, дождавшись прибытия помощи, заслужил Крест Виктории. Каждая из сторон потеряла по 1 эсминцу, англичане еще и 1 тральщик, зато "Хипперу" требовался ремонт в доке. Это более чем уравновесило повреждения британских эсминцев.

А тем временем переговоры германских кораблей произвели в ставке Верхового Командования Германии эффект разорвавшейся бомбы. Первым пришло донесение одинокой подводной лодки. Она находилась слишком далеко и не могла вмешаться, но все-таки передала: "По нашим наблюдениям битва достигла апогея. Я вижу красное зарево". Затем пришла радиограмма от Кумметца: "Прекратил бой и отхожу на запад". Гитлер был крайне встревожен положением под Сталинградом, где была окружена армия в 250000 человек. На суше действовал его приказ расстреливать всех, кто пытается отступать. Он постоянно скандалил с генералами, обвинял их во лжи, утверждал, что они не могут исполнять его приказов. В своей ставке в Восточной Пруссии фюрер с тревогой ждал исхода битвы с конвоем, надеясь, что сможет объявить народу о блестящей победе и с радостью встретить Новый Год. Эти две радиограммы подогрели его надежды на успех.

Но вечером ему показали сообщение британского радио, в котором говорилось о потоплении германского эсминца и повреждении крейсера. Гитлер спросил у вице-адмирала Теодора Кранке, представителя ВМФ при его ставке, почему нет никакой информации. Кранке объяснил, что необходимо соблюдать радиомолчание, а потом вызвал Штаб РВМ и потребовал послать запрос Кумметцу, чтобы уточнить обстановку. Редер запретил это, отказавшись запросить даже ответ одной буквой, хотя в ставке Гитлера бушевал настоящий шторм. Гитлер болтал с гостями и каждые полчаса дергал Кранке, пока вскоре после 4.00 не отправился спать.

Занялся первый день Нового Года, однако из Норвегии не пришло никаких известий. Кранке вызвал штаб флота и сумел узнать только что имел место бой с сопровождением конвоя и уточнил потери немцев. Вскоре после этого Редер прислал сообщение Кранке для передачи Гитлеру. Там говорилось, что информация задерживается из-за плохой работы телефона и радиопомех. Больше новостей не было. К полудню Гитлер пришел в состояние бешенства. Он подозревал, что флот нарочно скрывает информацию от своего фюрера — тем же самым иногда занималась армия. Он потребовал показать сообщения кораблей и разразился пламенной тирадой против крупных кораблей и их трусливых офицеров, совершенно забыв, кто именно отдал приказ "избегать ненужного риска".

Всю вторую половину дня Кранке требовал хоть каких-то известий из Альтен-фиорда. Он не получил ничего. В 17.00 его вызвали в ставку Гитлера, и тот опять обрушился на "бесполезные" корабли. Потом фюрер объявил, что принял твердое решение пустить на слом все тяжелые корабли, а их орудия и броню для сооружения "Крепости Европа", а экипажи разбросать по более активным легким кораблям. Единственное, что мог сделать Кранке — известить об этом Редера.

Наконец в 17.25 Редер сумел продиктовать Кранке отчет о бое, прибытие которого задержалось по целому комплексу причин. Гитлер спал. Но когда он проснулся, Кранке передал ему отчет. Но это уже не могло смягчить ярость Гитлера. Фюрер, который всегда действовал под влиянием минутных импульсов, даже и не думал о причинах происшедшего. Вечернее совещание превратилось для Кранке в кошмар. Обвинения сыпались градом. Корабли не сражаются до конца. Люфтваффе сделают то, что не смог сделать флот. Корабли не приносят пользы, но требуют много средств для их защиты. Их следует разобрать. Редера немедленно вызвали в ставку для встречи с Гитлером.

Кранке выпросил отсрочку в 5 дней, однако когда 6 января Редер все-таки появился, отношение Гитлера ничуть не переменилось. Гитлер начал с монолога об истории германского флота, упирая на неудачи надводных кораблей и провалы их командиров. Он повторил свое заявление о сравнительной ценности тяжелых кораблей, береговых орудий, подводных лодок и самолетов. Гитлер пытался уверить Редера, что списание крупных кораблей не есть признак упадка. Потом он приказал Редеру подготовить детальные предложения по списанию крупных кораблей, использованию их орудий, перестройке некоторых кораблей в авианосцы и ускорению строительства подводных лодок. У Редера почти не было возможности возражать, когда завершилась тирада, он попросил разрешения поговорить с Гитлером наедине. Он понимал, что это единственный шанс поговорить с фюрером разумно, так как он слишком часто работал на публику. Когда все вышли, Редер попросил отставки. Гитлер попытался переубедить адмирала, но Редер уперся. Он принял почетную синекуру и 30 января сдал дела. Это был конец 10-летней службы Редера Гитлеру. В качестве последней услуги Гитлер попросил Редера назвать имена двоих возможных преемников.

Вице-адмирал Кранке, который был не в силах изменить ход событий, отправился в Берлин, чтобы собрать побольше информации о бое. Он вернулся и попросил частной встречи с Гитлером. Кранке ранее был капитаном "Шеера" и командовал карманным линкоров во время долгого крейсерства в 1940 — 41 годах. Он не раз спорил с Гитлером, несмотря на гнев, обрушивающийся на его голову, и отстаивал свою точку зрения, опираясь на протоколы более ранних совещаний. Гитлер уважал таких людей, и потому согласился принять его. Он внимательно выслушал Кранке, который попытался исправить некоторые ошибки фюрера. Кранке опасался, что после беседы его отправят в концентрационный лагерь. Но когда все кончилось, Гитлер неожиданно поблагодарил адмирала и пожал ему руку!

Тем временем Редер решил попытаться в последний раз изменить ход мыслей Гитлера. Он подготовил меморандум в 5000 слов, который был по сути курсом основ морской стратегии. Редер подчеркивал сдерживающий эффект, который оказывало на союзников существование германского флота; возможности операций англичан против материковой Европы; возможность быстрой переброски сил англичан на Ближний и Средний Восток в случае ликвидации германских кораблей. Он приложил к меморандуму письмо, характеризуя списание кораблей, как крупную победу англичан, которую они одержат, не сделав ни одного выстрела. Редер утверждал, что это приведет в ликование противников Германии и в уныние союзников, так как для них это будет признак слабости и нехватка понимания принципов морской войны. Гитлер в очередной раз продемонстрировал именно это отсутствие понимания, полностью игнорировав меморандум.

В качестве возможных преемников Редер назвал генерал-адмирала Рольфа Карлса, который мыслил примерно так же, как он сам, и адмирала Карла Деница, на тот случай, если Гитлер решит сделать упор на подводную войну. Гитлер выбрал Деница. 30 января 1943 он произвел Деница в гросс-адмиралы. Этот чин сам Редер получил только 1 апреля 1939. Редер ушел в отставку и стал генеральным инспектором ВМФ. Это была почетная синекура. Основной обязанность Редера стала защита флота от постоянных нападок Геринга. Деницу он еще раз подчеркнул необходимость сохранить крупные корабли. Редер также указал, что следует действовать, не боясь никаких потерь.

Новый главнокомандующий резко отличался от Редера, хотя всеми его действиями руководил тот же самый профессионализм. Он признал, что флот многое теряет, не имея никого в ставке Гитлера, кто мог бы отстаивать интересы флота перед лицом таких персон, как Геринг, чье влияние достигло максимума. Дениц решил встречаться с Гитлером как можно чаще, чтобы знакомить его с точкой зрения флота на текущие события. Редер часто заставлял Гитлера знакомиться с короткими и сухими меморандумами, часто напоминающими учебные лекции. Дениц понял, что Гитлер действует под влиянием тщательно скрываемых внезапных импульсов, поэтому он предпочел удерживать контакт на личном уровне, беседуя персонально. Дениц принял риск попасть под вспышку гнева Гитлера, что боялся делать Редер.

Редер пытался сохранить независимость от Гитлера, держась на дистанции, и не преуспел. Деницу тоже этого не удалось, однако он сумел завоевать доверие фюрера и использовать это на благо флота. Он также защищал флот от вмешательства партии, и насколько это было возможно, добивался удовлетворения всех нужд флота.

За назначением Деница последовали и другие изменения. Он сохранил за собой общее командование подводным флотом, хотя капитан 1 ранга Эберхард Годт, его начальник штаба, принял на себя текущее руководство действиями подводных лодок вместе с чином контр-адмирала. Несколько стариков были отправлены в отставку, кое-кого задвинули подальше, когда упрощалась командная структура флота. Чуть позднее Дениц добился от Гитлера утверждения программы ускоренного строительства подводных лодок. Он передал все заботы по строительству лодок министру вооружений Альберту Шпееру. Шпеер создал весьма эффективный Центральный Комитет Кораблестроения, который сумел полностью мобилизовать возможности германской промышленности для строительства лодок. Для экономичного использования сохранившегося торгового тоннажа был создан пост имперского уполномоченного по судоходству.

Дениц погрузился в решение новых задач с такой энергией и бесстрашием, что просто непонятно, как Гитлер столь долго терпел его на этом посту. На одном из первых совещаний Геринг вставил свое обычное язвительное замечание относительно флота. Дениц резко оборвал его, посоветовав не лезть в дела флота, как он сам не касается дел авиации. Последовавшую паузу сломал смех Гитлера. Гитлер проникся доверием к человеку, который приказал собственным офицерам поправлять его даже перед фюрером, если командующий флотом допускает неточность. Такая честность была редкостной в ставке фюрера.

Для флота было хорошо, что командующим стал человек, способный хоть как-то повлиять на Гитлера. Временами Дениц одерживал свои победы на открытых совещаниях, иногда на личных встречах после яростных выпадов, которые Дениц встречал с обычной твердостью и объективностью. Но для всех вне узкого кружка приближенных Гитлер стал еще более упрямым и недоверчивым. Он стремился сосредоточить как можно власти в собственных руках, особенно в отношении армейских операций. Это рождало нервозность и неразбериху, так как Гитлер отдавал приказы, которые генералы считали бессмысленными и потому действовали по своей собственной инициативе. Гитлер обвинял их в трусости и измене и старался затянуть петлю у них на шее. Все это, вместе с цепью поражений, привело к заговору 20 июля 1944. Гитлер чудом избежал гибели, что еще более укрепило его фанатизм. Он окончательно уверовал в свою божественную миссию — привести Германию к победе. Вдобавок он становился все более упрямым, жестким и безжалостным.

Первым и самым важным вопросом для Деница, после того, как 30 января он принял командование, стала диспозиция крупных кораблей. Личный состав флота угнетали постоянные слухи о грядущих переменах, в которых обвиняли Деница. На первой встрече с Гитлером он не коснулся вопроса о крупных кораблях. Однако 9 февраля Кранке сообщил Гитлеру, что Дениц считает своим долгом отправить корабли в море, когда выпадет благоприятная возможность, но при этом требует для них полной свободы действий. Через 2 недели Дениц уже лично повторил то же самое предложение. Но сей раз он успел хорошо ознакомиться с проблемой, чтобы с уверенностью утверждать, что корабли имеют хорошие возможности успешных действий, а их списание не будет иметь практически никакого значения. Самым большим стратегическим эффектом линкоров была угроза, которую они представляли самим фактом своего существования. Он запросил у Гитлера разрешения списать 2 устарелых учебных броненосца, 2 легких крейсера, поврежденный "Хиппер", но использовать "Лютцов", "Шеер", "Принц Ойген", 1 легкий крейсер для учебных целей на Балтике (пока они не понадобятся в бою). Дениц предложил расположить "Тирпитц" и "Шарнхорст" с эсминцами сопровождения в северной Норвегии, чтобы оборонять побережье и атаковать русские конвои. Он также потребовал более действенной воздушной разведки. После жаркого спора Гитлер согласился, но сказал Деницу, что время докажет, что был прав ОН, а не адмирал.

6 сентября "Тирпитц" и "Шарнхорст" вместе с эсминцами вышли в море, чтобы обстрелять и уничтожить метеорологическую станцию на Шпицбергене. Это была, конечно, мизерная цель. Корабли вернулись без происшествий. "Лютцов" отправился в Германию для ремонта машин, а "Шарнхорст" покинул свою обычную якорную стоянку, чтобы ввести в заблуждение британскую разведку. "Тирпитц" стоял в глубине фиорда, окруженный противоторпедными сетями. Днем 23 сентября 1943 сверхмалая подводная лодка выскочила на поверхность внутри сетевого заграждения. Ее обстреляли из ручного оружия, и она снова погрузилась. Затем на поверхность вынырнули 4 человека и были немедленно подобраны одним из катеров "Тирпитца". Затем внутри сетей мелькнул еще один миджет. Британские пленные были допрошены, но отказались давать показания.

Капитан 1 ранга Ганс Мейер приказал задраить водонепроницаемые двери и перетянуть нос линкора на 150 футов вправо, выбрав швартовы. Затем он приказал развести пары, вызвать буксир и начать оттаскивать в сторону корму. Но тут почти одновременно взорвались 4 2-тонных заряда. 3 взрыва пришлись на носовую часть, но четвертый произошел прямо под машинным отделением. Корабль тяжело подбросило вверх. Погасли все лампы, и линкор получил крен на левый борт. На поверхность выскочил второй миджет, видимо поврежденный взрывом. Его встретил пулеметный огонь. Лодка снова скрылась подводой, причем из открытого люка успел выбраться только 1 человек. Еще 1 человек выбрался через 2 часа из затонувшей лодки. После войны оба командира миджетов получили Крест Виктории, за то что вывели из строя самый опасный корабль в мире.

Машины "Тирпитца" были повреждены, 2 башни заклинены, руль согнут. Было повреждено много оборудования, в том числе система управления огнем главного калибра. Вместо того, чтобы буксировать корабль в Германию, было решено ремонтировать линкор на месте. Линкор мог быть атакован и на переходе, и в доке. Вместо этого из Германии были присланы 700 рабочих. Был построен кессон, который позволил залатать пробоины в корпусе. Медленно ремонтировались машины. Так как "Тирпитц" остался на севере, это нервировало британское командование, не знавшее истинных размеров повреждений.

Выход из строя "Тирпитца" означал, что единственными боеспособными кораблями остаются "Шарнхорст" и несколько эсминцев. Ночи стали длиннее, и англичане возобновили проводку конвоев. В ноябре и декабре в Россию прошли 3 конвоя, 2 вернули назад. Видимость была плохой, как и год назад во время Новогодней Битвы. Но положение усугубляло превосходство англичан в радиолокаторах. В день Рождества 1943 года "Шарнхорст" и 5 эсминцев вышли на перехват направляющегося в Мурманск конвоя. Ухудшение ситуации на Восточном фронте, где германские войска непрерывно отступали, подтолкнуло флот на проведение этой операции. Но руководство флота испытывало определенные сомнения в мудрости такой операции. На сей раз командир эскадры контр-адмирал Бей получил от Гитлера полную свободу действий. Впервые в германской военно-морской истории эскадра могла сражаться без всяких ограничений. Но этот бой стал последним боем германского флота и последней дуэлью линкоров один на один.

Шесть кораблей вышли в море. Бушевал шторм, обычный для Нордкапа, позади остался мирный город, празднующий Рождество, которое наступило всего несколько часов назад. На следующее утро Бей приказал своим эсминцам образовать поисковую завесу в направлении SW, а линейный крейсер пока продолжал двигаться на N. Этот маневр разделил его соединение на 2 группы. Отвратительная погода снизила скорость эсминцев до 10 узлов.

Внезапно "Шарнхорст" был освещен разрывом осветительного снаряда, который выпустил легкий крейсер "Белфаст". Потом открыл огонь тяжелый крейсер "Норфолк", ветеран погони за "Бисмарком". Он сразу добился попадания и уничтожил носовой радар "Шарнхорста". Здесь же находился легкий крейсер "Шеффилд", принимавший участие в Новогодней Битве год назад, однако он был слишком далеко и не мог вести огонь. Линейный крейсер стал практически слеп на носовых курсовых углах. Бей повернул на S, выходя из боя, но потом все-таки попытался обойти крейсера и прорваться к предполагаемой точке нахождения конвоя, повернув сначала на O, потом на N. Крейсера под командованием вице-адмирала Барнетта, получившего этот чин за Новогоднюю Битву, пропали на севере.

Бей вызвал эсминцы, но сейчас они находились слишком далеко. Воздушная разведка проинформировала Бея, что на SW от него находится группа кораблей, которая блокирует ему обратный путь в Альтен-фиорд. Однако Бей продолжал двигаться на N. Он приказал эсминцам повернуть на W, чтобы найти конвой, позицию которого сообщила подводная лодка. Это снова увело эсминцы прочь от линейного крейсера.

Немного позднее полудня "Шарнхорст" снова был атакован крейсерами и снова отвернул. Через 20 минут начался бой, в котором "Норфолк" получил попадание 11" снарядом, разбившим башню и уничтожившим все радары, кроме одного. 2 крейсера оттянулись назад и теперь следовали за линейным крейсером, находясь вне досягаемости его орудий. "Шеффилд" из-за аварии в машине отстал. Бей повернул на S к базе. Он не сделал попытки оторваться от преследователей, вероятно решив, что более тихоходные крейсера, к которым подошли 4 эсминца, не могут ему угрожать. Бей приказал своим эсминцам возвращаться в Альтен-фиорд.

Через 4 часа после второго боя с крейсерами еще один осветительный снаряд разорвался над "Шарнхорстом". Но теперь на линейный крейсер посыпались 14" снаряды линкора "Дьюк оф Йорк" и 6" снаряды легкого крейсера "Ямайка" — еще одного ветерана Новогодней Битвы. Они находились в 6 милях на S от германского корабля. Радар сделал их стрельбу исключительно меткой. "Шарнхорст" был застигнут врасплох в третий раз, так как его носовой радар был уничтожен. Он повернул на O и открыл огонь, несколько раз доворачивая вправо, чтобы могли действовать носовые башни. Потом линейный крейсер пошел прямо на О, пытаясь оторваться от преследователей. "Норфолк" и "Белфаст" тоже некоторое время вели огонь, но не смогли удержать дистанцию, когда "Шарнхорст" дал полный ход. 2 линкора обменивались залпами тяжелых орудий. Но счастливчик "Шарнхорст" исчерпал отпущенный ему запас везения. Он получил попадание рядом с носовой 11" башней, которую заклинило. Вторая башня тоже временно прекратила огонь. Еще один снаряд попал в район миделя. Но линейный крейсер все-таки постепенно увеличивал дистанцию, несмотря на попадания 1400-фн снарядов, пока не получил попадание в корму. Он начал принимать воду, и скорость немного упала. Через 20 минут после начала боя дистанция увеличилась до 10 миль, что было слишком далеко для "Шарнхорста. А вскоре прекратил стрельбу и "Дьюк оф Йорк".

Настала короткая передышка. Наблюдатели "Шарнхорста" напрасно пытались разглядеть хоть что-то в мерцающем свете осветительных снарядов, рвущихся на кораблем. Средняя артиллерия линейного крейсера обстреляла 2 эсминца, которые пытались выйти в атаку с левого борта. Но в это время справа подкрались незамеченными еще 2, один из которых был норвежским. Внезапно наблюдатели заметили угрозу, и линейный крейсер попытался отвернуть — но слишком поздно, чтобы уклониться от всех торпед. Одна торпеда попала в котельное отделение, и скорость упала до 8 узлов. Отчаянная работа механиков позволила быстро дать 22 узла, но этого было мало.

После попадания торпеды конец был неизбежен. Артиллерийский огонь "Дьюк оф Йорка" и 3 крейсеров дополнили торпедные атаки 2 крейсеров и еще 4 эсминцев. Последний бой продолжался 36 минут. Пожары и взрывы прикончили обреченный корабль, но каждое его орудие стреляло до конца. "Шарнхорст" лег на правый борт, а после попадания еще нескольких торпед перевернулся и затонул. Британские крейсера и эсминцы бросились в облако дыма и пара, крутившееся на месте его кончины. Но ледяная вода прикончила почти всех уцелевших, которые пытались петь старинную немецкую морскую песню "На могилах моряков не цветут розы". Из экипажа в 1900 человек удалось спасти только 36.

Через несколько дней, когда "Дьюк оф Йорк" снова проходил в районе боя, адмирал сэр Брюс Фрезер выстроил почетный караул и приказал сбросить на воду венок в честь погибшего противника. Это венок означал больше, чем гибель одного корабля. Это был конец германского океанского флота, эпоха морской войны завершилась.

Потопление "Шарнхорста" покончило с попытками немцев эффективно воздействовать на мурманские конвои. До конца войны они потеряли не более 4 % отправленных судов.

В феврале "Тирпитц" счастливо избежал повреждений при налете русских бомбардировщиков, и к марту 1944 снова был готов к действиям. Но 3 марта внезапно появился 61 авианосный самолет. Они проскочили над горным хребтом и устремились на линкор, двигаясь между высокими берегами фиорда. Истребители подавили огонь зенитных орудий, а за ними атаковали пикирующие бомбардировщики. В течение 1 минуты на палубе разорвались 9 бомб весом 500 и 1600 фунтов. Через час вторая волна нанесла удар сквозь дымзавесу и добилась еще 5 попаданий. 122 человека убитых и более 300 раненых валялись на разгромленных палубах. Машины и 15" башни линкора остались целы, благодаря тяжелой броне, но корабль снова вышел из строя. Этот налет стоил англичанам 3 самолетов.

В июле авианосная авиация совершила новый налет на ремонтирующийся корабль. Но дымовая завеса расстроила атаку. В августе плохая погода сорвала еще одну операцию. Во время очередного налета линкор получил 2 попадания сквозь дымзавесу. Одна бомба безвредно грохнула о броню башни, зато вторая пробила 8 палуб общей толщиной 8" брони и не взорвалась. Третий налет в том же месяце оказался неудачным. В сентябре настала очередь британских тяжелых бомбардировщиков с аэродромов в России. Несмотря на дымзавесы, 2 бомбы разорвались рядом с линкором, а третья попала ему в носовую часть. После этого он был переведен в Тромсё, чтобы не попасть под русское наступление. Там "Тирпитц" предполагалось использовать как плавучую батарею. Бомбардировочное Командование взялось за него в октябре, но добилось только 1 близкого разрыва из-за плохой погоды.

Через 2 недели, 12 ноября, тяжелые бомбардировщики наконец нанесли роковой удар. Погода была отличной, а дымовую завесу немцы поставили с опозданием. Германские истребители получили невнятные приказы и просто не взлетели. 6-тонная бомба попала в среднюю часть корабля, вырвав из корпуса кусок длиной более 100 футов. Линкор резко накренился, взорвались погреба, и "Тирпитц" перевернулся, унеся с собой в могилу более 1000 человек. "Одинокий ферзь", который так долго влиял на океанскую стратегию союзников, наконец исчез с доски. Его судьба немного напоминала судьбу германского Флота Открытого Моря эпохи Первой Мировой войны. И тот, и другой представляли потенциальную угрозу для англичан и дорого им обошлись. Оба были уничтожены после того, как стали бесполезны. Злая ирония судьбы в том, что последний германский линкор носил имя создателя Флота Открытого Моря — гросс-адмирала Альфреда фон Тирпитца.

Задолго до гибели "Тирпитца" Штаб РВМ рассмотрел более общую проблему, чем действия в северной Норвегии. Союзники начали сосредоточение сил для вторжения в Западную Европу. Удар мог быть нанесен в любой точке от Нарвика до испанской границы, причем в любой форме — от диверсионного рейда до главного вторжения. Требовалось прикрыть очень растянутый фронт, в то время как не хватало ни людей, ни техники, ни вооружений. Поэтому строительство укреплений шло медленно. Расхождения в стратегических взглядах различных видов вооруженных сил были причиной плохо скоординированных действий и до и во время вторжения. Самой тяжелой проблемой с точки зрения флота было неэффективное использование мин, которые ставились слишком поздно и слишком мало, а часто и не там, где нужно.

Против союзников, высадившихся в Нормандии 6 июня 1944, можно было использовать лишь горстку эсминцев, миноносцев, торпедных катеров и подводных лодок. Большая часть из них быстро была уничтожена в море или прямо в портах во время бомбардировок. Остальные были выкинуты из Франции, после того, как союзники захватили все морские базы.

Сверхмалые подводные лодки и человекоуправляемые торпеды начали использоваться уже после завершения высадки. Сначала они имели некоторый успех, но их общее воздействие оказалось ничтожным. Им помогал фактор неожиданности, а после его потери все кончилось, хотя Дениц и уверял Гитлера в их эффективности.

После высадки в Нормандии перед Германией совершенно отчетливо встал призрак катастрофы. Однако союзники требовали безоговорочной капитуляции, что для некоторых военных было неприемлемо. И под фанатичным руководством Гитлера продолжалось безнадежное сопротивлении, хотя флот уже мало чем мог помочь.

Последними задачами германского флота стало то, что он раньше высокомерно считал ерундой: оказание помощи армии и защита балтийского судоходства и тренировочных районов, а также эвакуация котлов на Балтийском побережье. "Счастливчик" "Принц Ойген" начал кампанию в августе 1944, за ним последовали остальные тяжелые корабли. В сентябре, после капитуляции Финляндии, Балтика оказалась полностью открытой для русских, несмотря на все надежды Деница. Однако русские мало чего добились. Германские корабли продолжали успешные действия почти до самого конца, а их потери оказались небольшими. В конце концов авиация союзников уничтожила "Принц Ойген" и легкий крейсер.

Последней задачей Деница стала попытка хоть немного оттянуть перемирие, после того как последний приказ Гитлера сделал его фюрером германской нации. Это позволило бы армии и флоту увести как можно больше людей на запад из лап русских. Этот поступок показал, что немцы ясно предвидели дальнейшие раздоры в стане победителей, которые начнутся в мирное время.

Северная Атлантика: Подводная оборона

июнь 1943 — май 1945

"Черный май" 1943 — поворотный пункт битвы за Атлантику — стал последним из поражений Оси, которые поставили ее войска в положение обороняющихся. Битва при Мидуэе на Тихом океане в июне 1942 была первым. За ней в ноябре 1942 последовал Эль Аламейн в Северной Африке. Следующим в феврале 1943 стал Сталинград. Гитлер не стал обвинять морское командование за поражение подводных лодок, Дениц уже давно предупреждал его о росте противолодочных сил англичан, и Гитлер верил, что Дениц делает все, что в его силах. Поражение на конвойных маршрутах не было столь драматичным, как гибель "Бисмарка". Это было чисто морским событием и не подрывало веры Гитлера в себя, как в величайшего полководца всех времен.

Неудачи подводных лодок заставили принять крайне тяжелые решения. Было видно, что уже некоторое время назад кораблестроение союзников с избытком возмещало потери. В это же время оборонительные доктрины начали укрепляться в головах германского морского командования. Начали подумывать о потоплении такого тоннажа, который бы помешал союзникам высаживаться в Европе или Африке. Наконец на немцев обрушился последний удар — подводные лодки были вытеснены из Северной Атлантики.

Несмотря на тяжелые потери подводного флота, еще до появления новых средств борьбы с эсминцами и новых, антирадарных покрытий, новых систем ПВО, Дениц решил продолжать посылать лодки в море. Они по-прежнему оставались одним из основных средств ведения войны Германией. Лодки связывали огромное количество кораблей союзников, в десятки раз больше, чем их собственное количество. Союзникам приходилось сохранять систему конвоев со всеми ее последствиями. Большие производственные мощности отвлекались на строительство кораблей ПЛО и противолодочных систем оружия. И самое главное — большое количество самолетов отвлекалось от налетов на континент. Любые потери, которые подводные лодки могли нанести врагу, оставались ценным вкладом в военные усилия Германии. Однако они были вторичны по сравнению с тем истощением ресурсов союзников, которое вызывал сам факт присутствия лодок в Атлантике. Они все еще прямо влияли на ход войны, уничтожая особо важные цели, такие как мурманские конвои. Кроме того оставались еще 2 возражения против полного отзыва лодок из Атлантики. Первое: для лодок нового поколения требовались обученные, опытные экипажи. Второе: сосредоточение всех лодок в портах неизбежно привело бы к большим потерям во время бомбардировок, так как не хватало надежных убежищ.

Встреча Деница с Гитлером 31 мая 1943 была посвящена в основном проблемам подводных лодок. На этой встрече было сделано правильное заключение, что причиной гибели 36 или 37 лодок в течение месяца стали новые системы обнаружения, полученные авиацией союзников. Было признано, что подводным лодкам требуются новые детекторы радиолокационного излучения, системы глушения радаров, радарные буи-фоксеры, противорадарное покрытие рубок. Собственный поисковый радар все еще оставался мало эффективным. Он обшаривал горизонт слишком медленно и слишком узким лучом. Были затребованы новые самолеты для уничтожения самолетов-разведчиков союзников над Бискайским заливом. Однако Гитлер усомнился в реальности этой задачи и отказал. Вскоре ожидалось поступление на вооружение акустической торпеды, способной поражать эсминцы, началась установка на лодках новых зенитных автоматов. Как только завершится установка новых систем оружия, атаки на североатлантические конвои возобновятся.

Несмотря на смутные перспективы, Гитлер утвердил новую программу строительства подводных лодок — по 40 единиц в месяц. Все дела были переданы в руки министра вооружений Альберта Шпеера.

Мечты Гитлера о секретном оружии уже запали в головы адмиралов, и началось обсуждение перспектив пуска ракет с подводных лодок для борьбы с эсминцами и создание 16" ракет для обстрела городов. Против первого проекта выступил Гитлер, не веривший в него. Второй проект был отвергнут самим флотом, как непрактичный, хотя были проведены успешные пробные пуски ракет с лодок в подводном положении. Флот остановился на развитии не столь экзотических систем оружия. Остается только гадать, к каким результатам могли привести несколько ракет, разорвавшиеся на улицах Нью-Йорка.

Первые усилия ответить на воздушные атаки союзников в Бискайском заливе начали предприниматься уже в мае. На специальных платформах позади рубки на лодках начали устанавливать четырехствольные 20-мм автоматы. Некоторые лодки были вооружены еще сильнее и служили специальными ловушками ПВО. Они должны были сражаться с самолетами, чтобы поубавить у них смелости. Тогда лодки смогли бы передвигаться более свободно. Сначала такая тактика действовала. Одиночные британские самолеты становились жертвами лодок-ловушек. Воодушевленный Дениц приказал обычным лодкам пересекать Бискайский залив в надводном положении группами для оказания взаимной поддержки. Англичане ответили на это массированным применением самолетов. Авиагруппы атаковали лодки одновременно с нескольких направлений. В ход пошли ракеты воздух — поверхность. В коротких, но ожесточенных схватках обе стороны понесли большие потери. К концу лета лодкам пришлось пересекать Бискайский залив снова под водой, а ловушки ПВО были превращены в обычные лодки.

Остальную часть 1943 и весь 1944 года бои велись с прежней яростью — уже не ради победы, а ради выживания. Немцы начали использовать радарные фоксеры — резиновый баллон, который волочил за собой полосы фольги. Другим типом, использованным в Бискайском заливе, был буй с отражающей поверхностью. Новые фугасно-зажигательные снаряды к началу осени снова подтолкнули лодки вступать в дуэль с самолетами. Чуть позднее появился тяжелый зенитный автомат. В августе началось использование для борьбы с эсминцами акустических торпед. Новый детектор радиолокационного излучения заменил старую модель, хотя предположение, будто его собственное излучение засекала радиоаппаратура союзников, как выяснилось позднее, было ошибочным.

Тяжелые потери вынудили подводные лодки действовать поодиночке в ранее не посещавшихся ими районах. Но к августу 1943 года погибли 9 из 12 подводных танкеров, что крайне затруднило действие лодок. Однако, как только появились новые системы оружия, немцы совершили новую попытку дать бой в Северной Атлантике. В середине сентября группа подводных лодок атаковала конвой, добившись некоторого успеха. Особенно эффективны были акустические торпеды, использованные против кораблей сопровождения. Но к феврале 1944 года все закончилось, так как теперь гибло больше подводных лодок, чем торговых судов. С этого времени подводные лодки стремились только уцелеть. "Никакого ненужного риска" — таков стал их девиз.

Выбора у них просто не было, так как эффективность противолодочной обороны стремительно росла. С августа 1943 года быстроходные суда союзников начали совершать переходы самостоятельно, освободив эскортные корабли для формирования поисково-ударных групп, которые строились вокруг эскортных авианосцев. Эти авианосцы теперь были выведены из состава сил сопровождения конвоев, их место заняли танкеры и рудовозы, оборудованные временными полетными палубами. Теперь эскортные корабли сочетали выслеживание и атаки одиночных лодок. Как правило один корабль поддерживал гидроакустический контакт, а остальные атаковали всеми видами оружия. Самым эффективным из них был новый бомбомет "хеджехог", который выбрасывал серию маленьких глубинных бомб вперед по ходу корабля. Бомбы взрывались только попав в цель, поэтому попадания четко регистрировались и не нарушился акустический контакт. Появились более тяжелые обычные глубинные бомбы, весящие по 500 кг. Для защиты от новых германских акустических торпед были созданы специальные шумовые буи-фоксеры, которые буксировались позади корабля. Они отвлекали на себя торпеду, расстраивая работу ее системы наведения. Самолеты сбрасывали гидроакустические буи для прослушивания шумов подводных лодок, а после установления контакта использовали акустические авиаторпеды. Подводники сообщили о появлении шумовых буев, они полагали что эти буи изображают эскортные корабли, вводя в заблуждение командиров лодок. На мелководье использовались тралы с подвешенными зарядами. Некоторые из новинок эффекта на давали, но все вместе взятые они свели успехи подводных лодок до минимума.

Загадка с радаром была разгадана в августе 1943 года, когда удалось восстановить одну установку, собранную по кусочкам на сбитых британских самолетах. Были выяснены его характеристики. Немцы назвали эту установку "Роттердамским прибором", так как именно в этом городе был найден первый обломок. Оказалось, что германские радиолокаторы безнадежно уступают технике союзников. Даже воссозданный образец мало чем помог. Хотя можно было построить новые радиолокаторы, слишком часто подводным лодкам приходилось действовать под водой. А там они были почти беспомощны — слепы, глухи и малоподвижны. В апреле 1944 года был потоплен последний подводный танкер, а опыты по дозаправке топливом под водой вперед не продвинулись. Противорадарное покрытие дало некоторые результаты, однако оно никогда не использовалось широко.

Единственным решением проблемы было создание принципиально новой лодки — "настоящей" подводной лодки, имеющей большую дальность плавания и высокую скорость под водой. Еще до начала войны инженер Гельмут Вальтер предложил новый двигатель для подводных лодок, использовав газовую турбину и перекись водорода вместо воздуха в качестве окислителя. Развитие этой конструкции, как и радар, сдерживало консервативное мышление, а потом началась война, и в середине 1940 года Гитлер запретил вести разработки, которые потребуют более года для завершения.

В начале сентября 1942 Дениц понял, что подводная лодка нового поколения, за создание которой он всегда ратовал, потребуется очень скоро. Он высказал это на встрече с Гитлером, куда его пригласил Редер. Гитлер разрешил построить 2 экспериментальные лодки Вальтера. Через месяц он разрешил строительство 24 малых и 2 больших лодок.

На основе этих идей был создан совершенно новый корабль с подводной скоростью 24 узла. Это превышало скорость большинства эскортных кораблей. Лодка имела высокую маневренность, могла быстро менять глубину и скорость, запутывая своих противников. Большие лодки имели по 10 носовых торпедных аппаратов. К несчастью для Деница первые лодки могли войти в строй не раньше декабря 1944 года. Столь долгое время требовалось для отработки принципиально новых систем вооружения, и помешало использовать их во время войны.

Однако другая лодка была не столько радикально новой. В ноябре 1942 Дениц провел совещание с Вальтером и 2 ведущими конструкторами подводных лодок. Выяснилось, что работы над лодками Вальтера идут слишком медленно, поэтому Дениц указал на срочную необходимость в новой лодке и запросил совета специалистов. Вальтер предложил отработать трофейное голландское изобретение, складной воздуховод, который позволял обычной лодке идти под водой на дизелях и перезаряжать батареи, не всплывая. Это был шноркель. Вторым предложением стала большая лодка с новой обтекаемой формой корпуса, многократно увеличенной емкостью батарей для достижения высокой подводной скорости и увеличения дальности плавания под водой и имеющей шноркель для перезарядки батарей под водой.

Скорость для подводных лодок в конце войны стала главной характеристикой, именно это определяло все новые проекты. В середине 1943 первые чертежи были представлены Деницу. Это были 2 лодки, имеющие примерно одинаковые характеристики. Первая — малая лодка водоизмещением 200 тонн проекта XXIII. Второй была океанская лодка водоизмещением 1500 тонн проекта XXI. Первая лодка могла развивать под водой 13 узлов, вторая — 17 узлов. Дениц потребовал немедленно организовать их производство. Когда он решил, что флот слишком медленно строит корабли, то обратился к Шпееру. Шпеер выделил гражданских специалистов по организации производства, которые начадили массовое производство лодок, используя блочно-модульный метод постройки. В апреле — мае 1944 года планировалось достроить первую лодку, а к сентябрю довести скорость строительства до 36 единиц в месяц. Прототипы не строились. Отдельные части лодок производились на множестве разбросанных по всей стране заводов, секции собирались на 11 заводах далеко от моря. Окончательная сборка лодок производилась на 3 верфях.

8 июля 1943 Дениц представил этот план Гитлеру и получил его полное одобрение. Уже в апреле была построена первая лодка, к августу были достроены еще 8 единиц. Однако их строительство замедляли технические трудности, а с весны 1945 — постоянные бомбардировки. Однако зимой 1944 — 45 годов было налажено массовое производство обоих типов.

В те месяцы, когда лодки ожидали установки новой техники и вооружения, которые позволили бы им начать новый раунд битвы за Атлантику, они продолжали свою многогранную деятельность. На Дальнем Востоке была усилена группа лодок, базирующаяся с мая 1943 в Пенанге. Она потеряла свой танкер в январе 1945. После провала операций в Северной Атлантике стали невозможны походы блокадопрорывателей. Теперь 15 германских, несколько японских и итальянских лодок были переоборудованы для перевозки особо ценных грузов с Дальнего Востока. Однако большая часть их них погибла. Одна лодка была отправлена в Японию в качестве подарка, но она оказалась слишком сложной, и японцы не смогли ее скопировать.

В конце 1943 и начале 1944 года германские лодки усилили давление на мурманские конвои. Однако осенью 1944 года была потоплена последняя лодка в этом районе. В Арктику были переброшены новые подкрепления, чтобы парировать угрозу вторжения и для действий против мурманских конвоев, однако их успехи были невелики. В течение 8 месяцев в 1944 году обсуждались проблемы действий лодок в условиях, когда конвои сопровождают британские авианосцы. Дениц утверждал, что подводные лодки не смогут уничтожить их, но все-таки согласился выдвинуть несколько лодок на подходы к Скапа Флоу. Геринг утверждал, что его авиация слишком слаба, чтобы атаковать авианосцы, хотя и согласился перебросить несколько торпедоносцев в Норвегию. Ни одна из этих операций не повлияла серьезно на ход войны.

В марте 1944 года давление союзников стало настолько сильным, что командир U-852 после потопления торгового судна "Пелеус" обстрелял из пулемета спасшихся и обломки, чтобы скрыть все следы атаки. Чуть позднее в этом же походе его лодка была потоплена, а он попал в плен. 3 человека из экипажа "Пелеуса" спаслись. Они стали свидетелями на процессе, который завершился смертным приговором командиру лодки и артиллеристу. К чести германских подводников нужно сказать, что случай с "Пелеусом" был единственным проявлением жестокости с их стороны. Решительное сопротивление Деница не позволило реализовать идею Гитлера об уничтожении спасшихся экипажей. Приказ "Лаконии" не имел целью истребление людей, никто его так и не толковал. Несмотря на несколько неопределенную фразу "Спасательные действия противоречат основному требованию войны — уничтожению вражеских судов и их экипажей", этот приказ "Не спасать!" имел целью только увести лодки от атак с воздуха.

В июне 1944 тщательно спланированная операция дала союзникам еще одно прямое подтверждение возможностей подводных лодок. Американский эскортный миноносец "Шателейн" обнаружил и атаковал глубинными бомбами U-505. Поврежденная подводная лодка поднялась на поверхность. Ее палубы были обстреляны из автоматических пушек, а самолеты эскортного авианосца "Гуадалканал" угрожающе кружили над головой. Экипаж лодки бросился на борт, открыв кингстоны. На борту американских кораблей раздался древний клич: "На абордаж!" Группа моряков эскортного миноносца "Пиллсбери" высадилась на лодку, закрыла кингстоны, и U-505 стала первым вражеским кораблем, захваченным американцами за последние 100 лет. Самым ценным призом стала кодовая книга, оставшаяся на борту лодки.

Но подводные лодки продолжали сражаться. Несмотря на рост потерь, в конце 1943 — начале 1944 в море находились до 50 лодок ежемесячно. Весной 1944 началось использование шноркеля. Он не повысил ударную мощь существующих лодок, но позволил им заряжать батареи, не поднимаясь на поверхность. Приемник радиолокационного излучения ставился на головке шноркеля, что позволяло лодке хоть как-то "видеть". Подводную лодку, идущую под шноркелем, было трудно обнаружить асдиком. Но шноркель оставлял большой бурун, а временами самолеты просто видели подводную лодку на малой глубине, поэтому для переходов под шноркелем немцы предпочитали ночь. Подводная лодка с работающими дизелями не могла использовать свою гидроакустическую аппаратуру, поэтому в принципе полезный шноркель не стал панацеей.

Однако Дениц увидел в нем возможность нанести еще один удар по британским линиям снабжения. В мае 1944 группа лодок, оснащенных шноркелями, была послана в мелководные районы вокруг Британских островов, чтобы в случае атаки отлеживаться на дне между скал и рифов. Была достигнута определенная внезапность, поэтому после 1 июня были запрещены действия лодок, не оснащенных шноркелем. К сожалению, переход под шноркелем требовал гораздо больше времени и резко снижал эффективность лодок.

В марте подводные лодки были сосредоточены в тех секторах, где можно было ожидать вторжения. Союзники высадились в июне 1944 в Нормандии. 16 подводных лодок из Бискайского залива были брошены в Ла Манш. Предполагалось, что они нанесут союзникам какие-то потери и вызовут хаос на плацдармах в критический период. 19 лодок действовали в Бискайском заливе, несколько лодок были переведены к берегам Нормандии из Норвегии. Потери оказались высокими. За 2 месяца погибли 15 лодок и 21 корабль союзников. Однако лодки со шноркелем могли действовать и далее. Часть лодок была отправлена в Северную Атлантику, чтобы отвлечь часть сил союзников. Когда союзники прочно закрепились на берегу, потери подводных лодок сравнялись с потерями десантных судов, в августе лодки были отозваны. Несколько лодок использовались для доставки снабжения в осажденные порты, но после того, как союзники захватили французские порты с суши, уцелевшие лодки были переведены в Норвегию и Германию.

То, что подводные лодки смогли вести борьбу еще 2 безнадежных года — с мая 1943 по май 1945 — лучше всего характеризует Деница как командующего. Из 1170 подводных лодок 784 были потоплены, многие со всем экипажем. Более половины были уничтожены в течение последних 2 лет. Однако лодки продолжали выходить в море до апреля 1945 — как бы пытаясь искупить мятеж Флота Открытого Моря в 1918.

Несмотря на потери, маленькие достижения и усиление ПЛО союзников, Дениц с надеждой ожидал, когда войдут в строй новые лодки. В феврале 1945 малые лодки XXIII серии вышли к берегам Британских островов. Там они успешно действовали до самого конца войны, причем ни одна из 8 лодок не погибла. Они несли всего по 2 торпеды, поэтому их боевая ценность была невелика. Если бы у Германии было чуть больше времени, 31 лодка XXI серии, готовая к маю 1945, вместе с 8 малыми лодками Вальтера оказались бы серьезной угрозой.

Для больших лодок XXI серии, на которые надеялся Дениц, его штаб создал совершенно новый план действий, который полностью использовал возможности новых кораблей. Они имели шноркель и противорадарным покрытием головки. На ней был установлен приемник радарного излучения. Сверхчувствительные гидрофоны могли обнаруживать цели на расстоянии до 50 миль от погрузившейся лодки. Гидролокатор мог определить курс, скорость, дистанцию, количество и тип целей. Новые акустические торпеды не отвлекались на фоксеры. Появились торпеды, которые лодка могла выпускать под любым углом к цели. Винты лодки не производили шумов при скорости менее 5 узлов, их приводил в движение специальный бесшумный мотор с ременным приводом. Подводная лодка могла смело двигаться прямо под конвоем, где их нельзя были ни обнаружить, ни атаковать. Зато они могли выпускать торпеды с глубины 150 футов, не видя своего противника.

Характеристики новых лодок позволяли им противостоять всей мощи противолодочных сил союзников. Самолеты не могли засечь их ни визуально, ни радаром, так как новая тактика требовала от лодок оставаться под водой днем, а ночью следовать под шноркелем. Асдик, глубинные бомбы, хеджехог становились менее эффективны, когда резко возросли подводная скорость лодки и глубина погружения. Конструкторы XXI серии и штаб Деница, разработавший новую тактику, опередили союзников в технологической гонке. Битва за Атлантику могла начаться заново, и тактическое превосходство немцев могло поставить линии союзников в опаснейшее положение.

Были построены более 100 этих грозных лодок, многие экипажи уже закончили тренировки. Первая лодка вышла в море 30 апреля 1945. Она легко оторвалась от поисково-ударной группы, несколько дней проводила поиск, а потом обнаружила крейсер в сопровождении эсминцев. Лодка вышла в атаку и оторвалась от противника, даже не замеченная им. Новые методы атаки были совершенными. Новое оружие могло полностью изменить ход войны на море. Однако Гитлер покончил самоубийством неделю назад, и все эти совершенные лодки достались союзникам в качестве трофеев.

Эпилог

Влияние германской морской стратегии периода Второй Мировой войны на эпоху холодной войны

Германская стратегия не смогла предотвратить Вторую Мировую войну или выиграть ее. Она даже не помогла избежать полного разгрома. Такое заявление не может служить эпитафией германской стратегической мысли и ее значению в истории. Особенно тщательного изучения заслуживает германская морская стратегия. Проблемы обеспечения морских коммуникаций Запада в эпоху Холодной Войны во многом напоминают проблемы, с которыми сталкивались противники Германии с 1919 до 1945.

Германская морская стратегия разработала много смелых и умных планов. Стратегия рассеяния сил, которую применял надводный флот, хорошо действовала в первый период войны. Потом ее сменила стратегия уничтожения максимального тоннажа, которую можно было эффективно использовать после значительного увеличения численности подводного флота. Обе стратегии правильно пытались решить проблемы атлантических торговых маршрутов. Средиземноморская стратегия являлась вполне правильной, пока была дополнением Битвы за Атлантику.

Однако как правило стратегическая мысль опаздывала за текущими событиями. Переброска подводных лодок в Средиземное море была попыткой спасти одну кампанию ценой гораздо более важной Северо-Атлантической. В битве на мурманском маршруте правило уменьшения риска, которое приносило пользу в Атлантике, было еще более усилено, хотя в этом случае значительно лучше больше подходила политика принятия скалькулированного риска, так как немцы располагали гораздо большим количеством кораблей.

На тактическом уровне может показаться, что основной чертой немцев была осторожность. У германского флота не было ни времени, ни возможностей создать традиции, которые в минуту опасности помогают родиться Дрейку, Нельсону, Каннингхэму — человеку, который сможет тщательно разработать план, объединить свои силы и неумолимо приводить план в жизнь, твердо веря, что будет сделано все, что в человеческих силах. И тогда "фортуна улыбнется смелым". Условия для этого были крайне неблагоприятными. Германские командиры были прикованы к своим портам нехваткой топлива. Им не хватало взаимодействия с авиацией, им не хватало эсминцев и легких крейсеров для прикрытия и сопровождения линкоров. Им приходилось бороться с собственным личным составом, который слишком часто сменялся на кораблях. Однако все эти факторы не могут полностью объяснить философию, которая объявляет самозатопление более почетным, чем отчаянный бой. Она не может объяснить отсутствие инициативы у 6 больших эсминцев в Новогодней Битве, не может объяснить споры на мостике "Бисмарка", когда уходил поврежденный "Принс оф Уэллс". Нельзя обвинить никого из адмиралов в нехватке личной смелости. Скорее было нечто порочное в самой доктрине.

На стратегическом уровне привычка обвинять Гитлера во всех неудачах и приписывать все успехи военному руководству только мешает более ясно понять события войны. Провалы Гитлера как руководителя многочисленны, а его понимание морской стратегии всегда было младенческим. Однако он черпал силу в своих политических прозрениях, а его отвага часто базировалась на четком понимании образа мышления и способов действия противника. Однако в затяжной борьбе не достаточно отдельных ярких вспышек. Он не смог создать обоснованного долгосрочного плана, и когда перед ним лицом к лицу встала неприятельская морская мощь, он не смог изобрести ничего. Гитлер не мог заставить себя принять долгую войну на истощение, ни создать какую-то иную силу, которая смогла бы уничтожить господство противника на море.

Провалы Гитлера ясно иллюстрируют важность внутренних связей, которые жизненно важны для достижения национального успеха в сфере международных отношений при господстве силовой политики. Следовало объединить военную мощь и дипломатию, экономику и стратегию, планы вооруженных сил и большую стратегию. Необходимость объединения военных и политических действий показана неспособностью Гитлера использовать свои победы во Франции и Норвегии, чтобы создать основу для начала переговоров с Англией или приложения военной силы, чтобы заставить Англию принять его условия. Необходимость объединения экономики и стратегии иллюстрируется перенапряжением германских военных усилий, которые сначала сделали экономику совершенно негибкой — это привело к тому, что были запрещены исследования по жизненно-важной программе создания нового двигателя для подводных лодок. А позднее, когда война потребовала новых ресурсов, перестали удовлетворяться и запросы военных. Важность объединения независимых военных планов отдельных видов вооруженных сил и национальной большой стратегии показана. Отрицательно сказались разногласия и стремление к сепаратизму в высшем командовании гитлеровских вооруженных сил — например в вопросе использования авиации над морем — которые в конечном итоге привели роковым последствиям. В применении всех упомянутых принципов мера неспособности Германии перерезать атлантические коммуникации союзников была мерой ее поражения во Второй Мировой войне.

Из неудач германской стратегии следует извлечь уроки, чтобы не допустить новых войн, хотя войну можно вести, если существует надежда удержать ее в рамках цивилизованности. Стратегическое мышление может быть сдерживающим фактором при поиске разрешения международных конфликтов. Если бы положение тезисов Вегенера относительно значения морской мощи были бы поняты и оценены в 30-х годах, или политическая позиция Великобритании и ее военная твердость были правильно оценены в 1939, то Вторая Мировая война не началась бы.

Послевоенные решения Западной Германии показывают то, что Западная Германия стала активным членом Атлантической системы, служит признанием не только мощи Русской империи, но также и эффективности морской мощи Запада. Германские вооруженные силы вошли в состав сил Атлантического сообщества. Страна больше не пытается содержать отдельную систему вооруженных сил для обеспечения чисто национальных целей. И потому новый германский федеральный флот готовится защищать Балтийские проливы, чтобы помешать русским нанести удар по атлантическим морским путям с востока, но не для того, чтобы удержать Балтику, как базу против Атлантической системы.

Говоря более широко, пока кто-то разыскивает Утопию, остальные ударились в циничный национализм в разочаровывающем тупике Холодной Войны. Был установлен замечательный консенсус, который позволил ненавидящим друг друга мировым державам сосуществовать более 20 лет без войны. Атомная угроза — это недостаточное объяснение. Морская мощь Запада установила пределы могущества различных блоков точно так же, как Красная Армия стабилизировала силовые отношения в Центральной Европе. Тщательно поддерживаемый баланс сил создает в мире некоторое напряжение, хотя можно заметить, что в 1939 в мире царила меньшая напряженность, когда внутренние побуждения Гитлера доминировали на мировой арене. Баланс не совершенен, и он не гарантирует выживания. Однако примечательно то, что большая часть мира живет без войны уже почти четверть столетия. Войны происходят только в тех регионах, где нет правильного понимания баланса сил.

В большой стратегии завтрашнего дня влияние морской мощи Запада будет оставаться решающим фактором в мировом балансе сил. Ничто не заменит, да и не угрожает заменить в ближайшее время морские коммуникации, как основные пути перемещения товаров и войск Западного альянса. Понимая это, Соединенные Штаты размещают часть своей "решающей угрозы" на атомных баллистических подводных лодках, поэтому они строят авианосцы для атомной и ограниченной войн, совершенствуют свои десантные силы. Россия тем временем создала величайший и мире подводный флот, чтобы угрожать морским коммуникациям Запада. Все эти силы вносят свой вклад в равновесие страха, а также в стабильность, основанную на достаточно разумном анализе баланса мировых сил.

Меняются системы оружия, но Атлантический альянс сохраняет свою способность обрушивать военную мощь на отдаленные сухопутные театры, используя морские коммуникации. С другой стороны морские державы будут совершенно очевидно занимать оборонительную позицию в отношении защиты океанской торговли в случае любой крупной войны, включая тотальную, даже если она и закончится до начальной стадии всемирного Армагеддона. Еще раз численно более слабые флоты при поддержке авиации будут угрожать коммуникациям Запада. И еще раз морские державы должны быть готовы встретить такую угрозу — однако на сей раз с помощью эффективных методов, созданных в мирное время. Время несется все быстрее, технологии резко усложняются, и любые признаки слабости скорее всего будут использованы русскими стратегами, которые прилагают давление на всех уровнях конфронтации, от пограничных инцидентов до балансирования на грани мирового конфликта.

В очередной раз гегемония, которую морские державы Запада установили еще в XVI веке, находится под угрозой. Насколько хорошо послужит в будущем западным державам их морское наследие, развитая и продуманная стратегия и просто воля к победе? Угроза, которую представлял морским державам Запада германский флот в 1939 — 45, может служить хорошим предупреждением Атлантическому сообществу сегодня.