/ Language: Русский / Genre:sf_social / Series: Жестокие игры

Умри ради меня

Эми Плам

«Париж называют Городом Света. Ну а для меня он стал Городом Ночи», — именно так начинает свою историю шестнадцатилетняя Кэти. После трагической смерти родителей девушка приехала в этот волшебный город просто потому, что здесь живут ее бабушка и дедушка. Случайно встретив незнакомца в маленьком кафе, Кэти и не подозревала, что с этого мгновения начинаются ее приключения. Мрачные тайны Парижа, более ста лет спрятанные от его жителей, откроют ей этот город с новой, неожиданной стороны.

Эми Плам

УМРИ РАДИ МЕНЯ

Это для тебя, мама.

Скучаю по тебе каждый день.

Любимые не умирают,
Потому что любовь бессмертна.

Эмили Диккинсон

ПРОЛОГ

Когда я впервые увидела статую на этом фонтане, я не имела представления о том, что представляет собой Винсент. Теперь же, когда я смотрю на неземную красоту двух слившихся фигур, когда я вижу прекрасного ангела с четкими мрачными чертами, сосредоточившегося на женщине, приютившейся в его руках, женщине, которая вся есть нежность и свет, — я вижу символизм скульптуры. Лицо ангела кажется полным отчаяния. Даже одержимости. Но оно отражает и нежность. Как будто он ждет, что это женщина спасет его, а не наоборот. И внезапно в моей памяти всплывает то, как меня называл Винсент: mon ange. Мой ангел. Я вздрогнула, но не от холода.

Жанна говорила, что встреча со мной преобразила Винсента. Что я дала ему «новую жизнь». Но ожидал ли он, что я спасу его душу?

1

Большинство знакомых мне шестнадцатилетних могли бы только мечтать о том, чтобы жить где-нибудь за границей. Но мой переезд из Бруклина в Париж после смерти родителей был чем угодно, кроме осуществившейся мечты. Куда больше это походило на ночной кошмар.

Я могла бы очутиться где угодно, правда, и это не имело бы для меня никакого значения, — я просто не видела ничего вокруг. Я жила в прошлом, отчаянно цепляясь за каждый клочок воспоминаний о моей прежней жизни. Это была жизнь, которую я воспринимала как должное, думая, что так будет вечно.

Мои родители погибли в автомобильной катастрофе ровно через десять дней после того, как я получила водительские права. Неделей позже, в день Рождества, моя сестра Джорджия решила, что мы должны покинуть Америку и жить у дедушки и бабушки во Франции. Я была еще слишком потрясена, чтобы спорить с ней.

Мы переехали в январе. Никто не ожидал от нас, что мы сразу же вернемся в школу. Поэтому мы просто существовали, пытаясь каждая на свой лад совладать с отчаянием. Моя сестра старалась забыть обо всем, каждый вечер отправляясь куда-нибудь с друзьями, которыми мы обзавелись во время летних каникул. Я же начала страдать агорафобией, боязнью открытых пространств.

Иногда, правда, я решалась выйти из квартиры и прогуляться по улице. А потом вдруг обнаруживала, что со всех ног бегу обратно, под защиту нашего дома, от подавляющего внешнего мира, где мне постоянно казалось, что небо валится на меня. А иной раз я просыпалась в таком состоянии, что у меня с трудом хватало сил для того, чтобы явиться к столу для завтрака, после чего я возвращалась в постель, где и проводила остаток дня, застыв от горя.

Наконец бабушка с дедушкой решили, что нам с сестрой полезно будет провести несколько месяцев в их загородном доме.

— Просто чтобы подышать другим воздухом, — пояснила Мами, что заставило меня упомянуть о том, что качество воздуха в Нью-Йорке и Париже и без того заметно различается.

Но как обычно, Мами была права. Весна, проведенная за городом, изменила все к лучшему, и к концу июня мы, хотя и оставались лишь тенями прежних себя, все же оказались достаточно функциональными для того, чтобы вернуться в Париж, к «реальной жизни». В том случае, конечно, если жизнь вообще теперь можно было назвать «реальной». Но по крайней мере, я все начинала сначала в том месте, которое любила.

Нет такого места, которое я предпочла бы Парижу в июне. Хотя я и проводила здесь каждое лето с самого раннего детства, я все равно не привыкла к особому парижскому гулу, заполнявшему летние улицы. Свет здесь совсем не такой, как в других местах. Он как будто проливается прямо из сказки, и сияние, рожденное взмахом волшебной палочки, заставляет вас чувствовать себя так, будто с вами в любой момент может случиться что угодно и вы бы ничуть этому не удивились.

Но на этот раз все было по-другому. Париж оставался таким же, каким был всегда, вот только я изменилась. Даже искрящийся, сияющий воздух этого города не мог рассеять тот покров тьмы, который прилип к моей коже. Париж называют Городом Света. Ну а для меня он стал Городом Ночи.

Это лето я в основном провела в одиночестве, сразу погрузившись в однообразный ритм. Сначала я завтракала в темной, набитой старинными вещами квартире Папи и Мами, а потом проводила все утро в одном из маленьких парижских кинотеатров, из тех, что круглосуточно крутят отличные фильмы, или бродила по какому-нибудь из своих любимых музеев. Потом возвращалась домой и остаток дня читала, потом ужинала, ложилась в постель и таращилась в потолок, а когда мне удавалось заснуть, на меня обрушивались кошмары. Утром я вставала — и все повторялось снова.

Единственным, что нарушало мое уединение, были электронные письма от друзей, оставшихся в Америке. «Как там Франция?» — так начинались все они.

Что я могла ответить? Что я подавлена? Опустошена? Что хочу, чтобы мои родители вернулись? Нет. Вместо этого я лгала. Я писала, что я по-настоящему счастлива, живя в Париже. Что это очень полезно для нас с Джорджией в том смысле, что мы все лучше говорим по-французски, потому что встречаемся с таким множеством людей… Что я дождаться не могу, когда, наконец, пойду в новую школу.

Но я лгала не для того, чтобы произвести впечатление. Я знала, что все мои друзья жалеют меня, и я просто хотела их успокоить, дать понять, что со мной все в порядке. Но каждый раз, когда я нажимала на кнопку «отправить», а потом перечитывала отосланный текст, я осознавала, как велика пропасть между моей настоящей жизнью и той выдумкой, которую я создавала для других. И от этого мне становилось еще хуже.

Наконец я поняла, что на самом деле вообще не желаю с кем-либо общаться. И однажды вечером просидела добрых пятнадцать минут, держа пальцы на клавиатуре, в отчаянии пытаясь придумать что-нибудь хоть отчасти приятное, что можно было бы написать моей подруге Клодии. И тогда я, глубоко вздохнув, вообще уничтожила свой электронный адрес в Интернете. Компьютер спросил, уверена ли я в этом. «Ох, да», — ответила я вслух, щелкая «мышкой» по красной кнопке.

С моих плеч как будто свалилась огромная ноша. И после этого я закрыла ноутбук, засунула его в ящик письменного стола и не доставала до начала школьных занятий.

Мами и Джорджия постоянно подталкивали меня к тому, чтобы я начала выходить из дома и встречаться с людьми. Моя сестра постоянно звала меня с собой, когда она с компанией подруг отправлялась то позагорать на искусственном пляже у реки, то в какие-нибудь бары, послушать живую музыку, то в клубы, где они по выходным танцевали ночи напролет. Но через какое-то время она сдалась.

— Да как ты вообще можешь танцевать после того, что случилось? — спросила я ее, наконец, однажды вечером, когда она сидела на полу в своей спальне, накладывая косметику перед зеркалом в золоченой раме в стиле рококо, которое она сняла со стены и прислонила к книжному шкафу.

Моя сестра была мучительно прекрасна. Ее соломенного цвета волосы были подстрижены настолько коротко, что только такое лицо, как у нее, позволяло подобную стрижку, — лицо с удивительно высокими скулами. По коже цвета персика со сливками были разбросаны крошечные веснушки. И она была высокой, как и я. Вот только фигура у нее была совсем другой. Я бы кого угодно пристукнула ради того, чтобы иметь такие линии. А выглядела она на двадцать один вместо своих неполных восемнадцати.

Джорджия обернулась ко мне.

— Это помогает мне забыть, — сказала она, накладывая на веки тени нового оттенка. — Это помогает мне ощущать себя живой. Мне точно так же грустно, как тебе, Кэти-Бин. Но я не знаю других способов справиться с тоской.

Я знала, что сестра говорит правду. Я ведь слышала, как в те ночи, которые она проводила дома, Джорджия рыдала так, словно ее сердце разлеталось на кусочки.

— А тебе ничуть не поможет твоя хандра, — мягко продолжила сестра. — Тебе бы следовало больше времени проводить с людьми, чтобы отвлечься. Ты только посмотри на себя!

Сестра подтянула меня поближе к зеркалу. И повернула мою голову так, чтобы я отразилась в нем рядом с ней.

Видя нас рядом, вряд ли кто-то догадался бы, что мы сестры. Мои длинные каштановые волосы висели совершенно безжизненно; моя кожа, благодаря генам нашей матери, никогда не загорала, а теперь и вовсе была бледнее обычного.

И как же мои голубовато-зеленые глаза были не похожи на страстные, с тяжелыми веками, кокетливые глаза сестры! Мама называла мои глаза «миндалевидными», к немалой моей досаде. Я бы предпочла иметь нечто иное на своем лице, такое, что не стали бы сравнивать с орехами.

— Ты же просто великолепна! — сделала вывод Джорджия.

Моя сестра… моя единственная поклонница.

— Ага, скажи это тем толпам парней, которые собрались под дверью, — с гримасой ответила я, отодвигаясь от Джорджии.

— Ну, знаешь ли, вряд ли ты найдешь себе приятеля, если будешь все время проводить в одиночестве. И если ты не перестанешь торчать в музеях и кинотеатрах, ты скоро станешь выглядеть, как те особы девятнадцатого века из твоих романов, те, что вечно умирают от чахотки, или водянки, или от чего-нибудь в этом роде. — Сестра повернулась ко мне: — Послушай… Я не буду к тебе приставать и звать с собой, если ты сделаешь мне одно одолжение и выполнишь одно мое желание.

— Считай, что перед тобой фея-крестная, — ответила я, пытаясь улыбнуться.

— Возьми свои дурацкие книжки и выйди с ними на улицу, и устройся в каком-нибудь кафе. На солнышке. Или в лунном свете, мне все равно. Просто выйди из дома и вдохни немножко отличного грязного, пропитанного выхлопами городского воздуха в свои легкие девятнадцатого века! Окружи себя людьми, умоляю!

— Но я вижу людей, — начала было я, но сестра меня перебила:

— Каких? Леонардо да Винчи и Квентин Тарантино не в счет!

Я замолчала.

Джорджия встала и надела на плечо ремешок своей крошечной шикарной сумочки.

— Это ведь не ты умерла, — сказала она. — Умерли мама с папой. И им бы хотелось, чтобы ты продолжала жить!

2

— Куда ты идешь? — спросила Мами, выглядывая из кухни в тот момент, когда я взялась за ручку входной двери.

— Джорджия утверждает, что мои легкие нуждаются в выхлопных газах Парижа, — ответила я, вешая сумку на плечо.

— Она права, — согласилась бабушка, выходя в прихожую.

Ее лоб с трудом доставал до моего подбородка, но безупречная осанка и каблуки высотой в три дюйма делали ее намного выше. Хотя Мами не хватало лишь пары лет до семидесяти, она выглядела прекрасно, по меньшей мере на десяток лет моложе своего возраста.

Когда-то, учась в институте искусств, она познакомилась с моим дедушкой, преуспевающим торговцем антиквариатом, который обращался с ней так, словно она была одной из его бесценных древних статуэток. И теперь Мами проводила дни за реставрацией старых живописных полотен в своей студии со стеклянной крышей на верхнем этаже.

— Allez, file! — сказала она, стоя передо мной во всем своем компактном величии. — Вперед! Этот город способен немножко взбодрить малышку Катю.

Я поцеловала бабушку в мягкую, пахнувшую розами щеку и, схватив со столика у двери свои ключи, вышла через тяжелую деревянную дверь и спустилась по спиральной мраморной лестнице на улицу.

Париж делится на несколько городских округов, или районов, и у каждого из них есть свой номер. Наш, семнадцатый, — это старый, богатый округ. Если вам хочется жить в самом модном округе Парижа, в семнадцатый даже не суйтесь. Но поскольку мои бабушка с дедушкой живут совсем рядом с бульваром Сен-Жермен, битком набитым разными кафе и магазинами, и в пятнадцати минутах ходьбы от берега Сены, я не жалуюсь.

Я вышла за дверь, на яркий солнечный свет, и прошла мимо парка, лежавшего перед домом бабушки и дедушки. В этом парке было множество старых деревьев и зеленых деревянных скамеек, создававших впечатление, что Париж — это некий маленький провинциальный городок, а не столица Франции.

Шагая по улице дю Бак, я миновала несколько чересчур дорогих магазинов одежды, предметов интерьера и антиквариата. Я даже не приостановилась, проходя мимо кафе Папи: того самого, куда он водил нас с самого детства, где мы посиживали со стаканами воды с мятой, пока Папи болтал со всем, что движется. Сейчас мне меньше всего хотелось сидеть рядом с компанией его друзей или даже поодаль от них, на другой стороне террасы. Я должна была найти собственное кафе.

Я пыталась выбрать между двумя другими местными заведениями. Первое располагалось на углу, и внутри него было темно, а перед ним стоял ряд столиков прямо на тротуаре. Наверное, там было немного тише, чем в другом кафе. Но когда я вошла в него, я увидела длинный ряд стариков, сидевших на высоких табуретах у бара, и перед каждым стоял стаканчик красного вина. Головы медленно повернулись, чтобы изучить вновь пришедшего, и, когда пожилые джентльмены увидели меня, они были так потрясены, словно я заявилась сюда в костюме курицы. «Могли бы сразу повесить на дверях табличку — „Только для стариков“,» — подумала я, снова выходя на улицу и торопливо направляясь к другому местечку — шумному кафе в нескольких кварталах дальше по той же улице.

Благодаря стеклянному фасаду изнутри кафе «Сан-Люк», залитое солнцем, казалось огромным, а на его солнечной террасе стояло не меньше двадцати пяти столиков, обычно занятых. Когда я направилась к свободному столику в дальнем углу, я поняла, что это мое кафе. Я уже чувствовала себя так, словно бывала здесь постоянно. Я сунула сумку с книгами под стол и села спиной к зданию, так, чтобы видеть и всю террасу, и улицу с тротуаром рядом с ней.

Устроившись, я окликнула официанта и сообщила, что мне хочется лимонада, после чего достала экземпляр «Эпохи невинности» Эдит Уортон; книгу я выбрала из списка «летнего чтения» той школы, в которую должна была пойти в сентябре. И, окутанная запахом крепкого кофе, наплывавшего на меня со всех сторон, погрузилась в далекий книжный мир.

— Еще лимонада?

Французский голос добрался до меня сквозь улицы Нью-Йорка девятнадцатого столетия, грубо вернув в парижское кафе. Мой официант стоял рядом, напряженно держа над плечом круглый поднос и выглядя точь-в-точь как страдающий запором кузнечик.

— О, ну да, конечно… Ох… Вообще-то лучше я возьму чай, — сказала я, осознавая, что появление официанта означает то, что я просидела здесь уже около часа.

Есть во французских кафе такое неписаное правило: человек может просидеть за столиком хоть весь день, если захочет, но при условии, что будет что-нибудь заказывать один раз в час. Это нечто вроде платы за место.

Я без особого интереса огляделась по сторонам, прежде чем вернуться к книге, но, почувствовав, что кто-то пристально смотрит на меня с другого конца террасы, снова подняла голову. И когда наши глаза встретились, мир вокруг замер.

У меня возникло невероятно странное ощущение, что я знаю этого парня. Со мной и прежде такое случалось, когда мне вдруг казалось, что вот с этим незнакомцем я провела вместе часы, недели, даже годы. Но это всегда было односторонним чувством, как я давно уже убедилась: тот человек меня даже не замечал.

Но на этот раз все было иначе. Я могла бы поклясться, что он почувствовал то же самое.

По внимательному взгляду юноши я видела, что он уже довольно давно рассматривает меня. Он был потрясающе хорош собой, с чуть длинноватыми черными волосами, падавшими на широкий лоб, с оливковой кожей… Цвет его кожи заставил меня предположить, что он либо проводит много времени на воздухе, либо приехал из областей более южных и солнечных, чем Париж. А глаза, смотревшие в мои, были синими, как море, и окружены густыми черными ресницами. Сердце подпрыгнуло у меня в груди, а из моих легких как будто кто-то вдруг вышиб весь воздух до последней капли. И я, вопреки собственной воле, не смогла отвести взгляда.

Прошло несколько секунд, а потом юноша повернулся к двум своим приятелям, громко смеявшимся над чем-то. Все трое были молоды и красивы, и от них исходило невероятное обаяние, что подтверждалось взглядами абсолютно всех женщин, находившихся в кафе и попавших под их чары. Но если юноши и замечали это, то не обращали внимания.

Рядом с первым, синеглазым, сидел еще один невероятно красивый парень, очень крепкого сложения, с коротко стриженными волосами и темной, шоколадной кожей. Пока я наблюдала за ним, он обернулся и сверкнул улыбкой, как бы давая знать, что он понимает, почему я не в силах отвести глаза. Выведенная из некоего извращенного транса, я тут же уставилась в книгу, но лишь на несколько секунд; когда же я снова подняла голову, парень уже смотрел в другую сторону.

Рядом с ним, спиной ко мне, устроился третий из их компании, худощавый молодой человек со слегка загоревшей кожей и вьющимися каштановыми волосами; он оживленно рассказывал что-то двум друзьям, и те время от времени взрывались смехом.

Я всмотрелась в того, кто первым привлек мое внимание. Хотя он явно был немного старше меня, я решила, что двадцати ему еще нет. Он откинулся на спинку стула в чисто французской расслабленной манере. Но некий оттенок холода и жесткости в выражении его лица говорил о том, что эта его небрежная поза — всего лишь видимость. Однако это не значило, что он выглядел грубым. Скорее он казался… опасным.

И хотя он заинтересовал меня, я сознательно выбросила из мыслей лицо черноволосого юноши, рассудив, что безупречная внешность в сложении с опасностью, скорее всего, означает дурные вести. Я взялась за книгу и снова сосредоточилась на куда более благонадежных чарах Ньюланда Арчера. Но не удержалась и еще раз посмотрела в сторону троих юношей, когда официант вернулся с моим чаем. И, раздраженная, уже не могла снова войти в ритм повествования.

Когда получасом позже компания поднялась с мест, они снова привлекли мое внимание. Можно было без труда ощутить напряжение женщин, когда трое молодых людей шли через террасу. Как будто команда моделей, демонстрирующих белье от Армани, внезапно появилась в кафе, и все они разом сбросили с себя одежду.

Пожилая женщина, сидевшая неподалеку от меня, наклонилась к подруге и сказала:

— Здесь вдруг стало как-то не по погоде жарко, а? Тебе не кажется?

Ее подруга согласно хихикнула, обмахиваясь меню в пластиковой папке и нежно поглядывая на молодых людей. Я с отвращением покачала головой; конечно же, можно было не сомневаться, что все трое парней прекрасно ощущали взгляды десятков глаз, провожавших их.

И вдруг, подтверждая мою догадку, черноволосый юноша оглянулся на меня, убеждаясь, что я на него смотрю, и самодовольно улыбнулся. Чувствуя, как к щекам приливает кровь, я уткнулась в книгу, чтобы он не порадовался тому, что я краснею.

Я еще несколько минут пыталась читать, а потом встала. Сосредоточиться больше не удавалось, и потому я рассчиталась с официантом, оставила на столике чаевые и пошла обратно по улице дю Бак.

3

Жизнь без родителей и не думала становиться легче.

Я постепенно начала чувствовать себя так, словно застряла в толстом слое льда. Я застыла изнутри. Но я цеплялась за это оледенение; кто знает, что могло случиться, если бы я позволила льду растаять и начала бы вновь как-то относиться к миру вокруг меня? Я бы, наверное, влюбилась в какого-нибудь болтливого идиота и превратилась в совершенно беспомощное существо, вроде того, каким была в первые месяцы после гибели родителей.

Я так тосковала по папе… Его исчезновение из моей жизни было просто невыносимым. Со мной не было больше интересного француза, в которого каждый влюблялся в тот самый момент, когда заглядывал в его смеющиеся зеленые глаза. Когда он смотрел на меня и его лицо вспыхивало обожанием, я знала, что какую бы глупость я ни совершила в жизни, у меня всегда будет один поклонник и защитник, зритель, ободряющий меня.

Что касается мамы, то ее смерть просто разорвала мое сердце, как будто она была физической частью меня самой, частью, которую взяли и вырезали скальпелем. Она была мне родственной душой, «воспламеняющим духом», как она сама частенько говорила. Не то чтобы мы постоянно были вместе, не расставаясь, нет. Но теперь, когда ее не стало, мне пришлось учиться жить с огромной жгучей дырой, которую оставило во мне ее отсутствие.

Если бы я могла сбежать от реальности хотя бы на несколько ночных часов, тогда, возможно, часы пробуждения стали бы более терпимыми. Но сон был моим отдельным кошмаром. Я могла лежать в постели долго-долго, а когда, наконец, ощущала, что бархатные пальцы сна касались моего лица, то думала: «Наконец-то!» — но полчаса спустя просыпалась снова.

Однажды я вот так лежала в постели, глядя в потолок. Будильник показывал час ночи. Я подумала о долгой ночи впереди — и выбралась из постели, нащупывая одежду, в которой ходила этим днем. Одевшись и выйдя в коридор, я увидела свет, сочившийся из-под двери спальни Джорджии. Я постучала и повернула дверную ручку.

— Привет, — шепнула Джорджия. Она лежала на кровати полностью одетая, ногами к подушке. — А я только что вернулась, — добавила она.

— Тебе тоже не заснуть, — заметила я. Это не было вопросом. Мы слишком хорошо знали друг друга. — Почему бы нам с тобой не прогуляться? — спросила я. — У меня просто сил нет лежать без сна всю ночь. Еще только июль, а я уже прочитала все книги, что у меня были. Дважды.

— Ты с ума сошла? — удивилась Джорджия, переворачиваясь на живот. — Глубокая ночь на дворе!

— Ну вообще-то ночь только начинается. Всего час. На улицах полно людей. И кроме того, Париж — самый безопасный…

— …город на земле, — закончила за меня Джорджия. — Любимое выражение Папи. Ему бы следовало работать с туристами. Впрочем, ладно. Почему нет? Все равно заснуть не удастся.

Мы на цыпочках добрались до парадного вестибюля, тихонько открыли дверь и осторожно закрыли ее за собой. Выйдя в прихожую, мы остановились, чтобы надеть туфли, а потом шагнули в парижскую ночь.

Над Парижем висела полная луна, заливая улицы серебряным сиянием. Не говоря ни слова, мы с Джорджией направились к реке. Она всегда притягивала нас с тех самых пор, как мы еще в раннем детстве приезжали сюда, и ноги помнили дорогу.

Дойдя до набережной, мы спустились по каменным ступеням к пешеходной дорожке, что тянулась вдоль воды на многие мили через Париж и указывала на восток. Массивное приземистое строение Лувра виднелось на противоположном берегу.

Вокруг никого не было видно, ни на набережной, ни выше, на улице. Город затих, слышался только плеск речных волн да шум моторов редких автомобилей. Несколько минут мы шли молча, потом Джорджия вдруг остановилась и схватила меня за руку.

— Смотри! — прошептала она, показывая на мост Каросел (Carrousel), что нависал высоко над дорожкой, футах в пятидесяти впереди. Девушка примерно моих лет на вид стояла на его широких каменных перилах, опасно нависнув над водой.

— Бог мой, да она прыгнуть хочет! — выдохнула Джорджия.

Я в ужасе мысленно оценила расстояние:

— Мост недостаточно высок, чтобы она убилась.

— Это зависит от воды… насколько там глубоко. Она вот-вот упадет…

Мы стояли слишком далеко, чтобы рассмотреть выражение лица девушки, мы только видели, что она прижала руки к животу, глядя вниз, в холодные темные волны.

Потом наше внимание привлек пролет под мостом. Даже днем он выглядел пугающе. Под мостом в холодные ночи спали бездомные. Я вообще-то ни разу ни одного из них не видела, когда поспешно проходила под аркой моста, под которой царила гнилая сырость, я всегда торопилась поскорее выскочить на солнечный свет по другую ее сторону… Но я видела старые промасленные матрасы и нечто вроде перегородок, сооруженных из больших картонных коробок, из чего было ясно, что для каких-то несчастных туннель под мостом служил главным прибежищем в Париже. А сейчас из его потусторонней тьмы доносился шум драки.

Тут мы заметили движение на мосту. Девушка все так же неподвижно стояла на каменных перилах, но теперь к ней приближался какой-то человек. Он шел медленно, осторожно, как будто боясь испугать девушку. Когда он подобрался достаточно близко, он протянул вперед руку, предлагая девушке помощь. Я слышала тихий голос — мужчина пытался отговорить ее.

Девушка чуть обернулась, чтобы посмотреть на него, и мужчина протянул к ней вторую руку, убеждая отступить от края назад. Она покачала головой. Человек сделал еще шаг вперед. Девушка крепче обхватила себя руками — и прыгнула вниз.

Но это не было настоящим прыжком. Это скорее походило на падение. Девушка как будто приносила свое тело в жертву гравитации, позволив природе делать с ним что угодно. Она выгнулась вперед, и через секунду ее голова ударилась о воду.

Я почувствовала, как что-то тянет меня за руку, и только теперь осознала, что мы с Джорджией вцепились друг в друга, наблюдая за чудовищной сценой.

— Ох, боже, боже мой, боже мой, — повторяла Джорджия, едва дыша.

Мой взгляд, устремленный на залитую лунным светом поверхность воды, снова привлекло движение на мосту. Мужчина, пытавшийся отговорить девушку от прыжка, теперь стоял на перилах моста, и широко раскинутые руки превратили его тело в нечто вроде креста, когда он сильным движением бросился вперед и вниз. Время словно остановилось, и мужчина повис в воздухе, как огромная хищная птица, замершая между мостом и черной поверхностью воды.

И именно в эту долю секунды уличный фонарь, стоявший у самой воды, осветил его лицо. Я вздрогнула, узнав прыгнувшего вниз человека. Это был тот самый юноша из кафе «Сан-Люк».

Какого черта он мог делать здесь, почему пытался удержать юную девушку от попытки самоубийства? Знал ли он ее? Или оказался случайным прохожим, который решил вмешаться?..

Его тело бесшумно прорезало воду и исчезло.

Из-под моста донесся крик, из мутной черноты туннеля появились согнутые силуэты.

— Какого!.. — вскрикнула Джорджия.

Она умолкла, потому что внезапно коротко вспыхнул свет и раздался резкий металлический звук. Две фигуры выбрались из-под моста. Мечи!.. Они сражались на мечах!

Похоже, мы с сестрой одновременно вспомнили о том, что у нас есть ноги, и рванулись назад, к лестнице, по которой спустились вниз. Но прежде чем мы успели до нее добраться, из темноты материализовалась мужская фигура. Я даже не успела закричать, когда мужчина схватил меня за плечи, не позволив сбить его с ног. Джорджия застыла на полушаге.

— Добрый вечер, леди, — услышали мы мягкий баритон.

Я, наконец, сумела отвести взгляд от своей цели — лестницы — и посмотрела на человека, мешавшего мне дойти до нее.

— Пусти! — с трудом выдавила я, заикаясь от страха, и он тут же разжал пальцы.

Отступив назад, я обнаружила, что стою в нескольких дюймах от другого знакомого лица. Его волосы были спрятаны под плотной черной шапкой, но я бы узнала его где угодно. Это был мускулистый приятель того самого юноши, который только что нырнул в Сену.

— Не стоит вам бродить в одиночестве так поздно, — сказал он.

— Там, сзади, что-то происходит, — выдохнула Джорджия. — Какая-то драка.

— Это полицейская операция, — ответил он, поворачиваясь и слегка подталкивая нас в спины, чтобы заставить поспешить к лестнице.

— Полицейская операция с мечами? — недоверчиво спросила я, когда мы с сестрой уже трусцой бежали вверх по лестнице, сопровождаемые молодым человеком.

— Война с бандами, — коротко сказал он, уже оборачиваясь назад. — Я бы на вашем месте постарался удрать отсюда как можно дальше, — бросил он через плечо, устремившись вниз; он перепрыгивал за раз по нескольку ступенек.

Молодой человек бегом вернулся к туннелю как раз в тот момент, когда на поверхности реки, неподалеку от берега, появились две головы. Увидев обоих живыми, я вздохнула от облегчения.

Юноша, проводивший нас до лестницы, протянул руку ныряльщику и помог тому выбраться на берег.

Крик боли прорезал ночной воздух, и Джорджия схватила меня за руку:

— Бежим отсюда!

Я замялась:

— Подожди… может, нам следует что-то сделать?

— Что, например?

— Например, позвонить в полицию.

— Но они и есть полицейские! — не слишком уверенно возразила сестра.

— Да, верно. Только они совсем не похожи на полицейских. Готова поклясться, двоих из них я видела неподалеку…

Мы еще секунду-другую беспомощно стояли на месте, пытаясь найти хоть какой-то смысл в том, что только что увидели.

— Ну, может быть, они специальные агенты, работают под прикрытием, — предположила Джорджия. — Знаешь, ведь на этой улице, там, подальше, живет Катрин Денев.

— Ну да, и у Катрин Денев есть своя команда отчаянных парней, которые сражаются на мечах с теми, кто преследует знаменитостей.

И тут мы обе расхохотались, не в силах удержаться.

— Вообще-то смеяться тут нечему. Все очень серьезно, — хихикая, сказала Джорджия и вытерла слезы, выступившие на ее глазах от смеха.

— Знаю, — фыркнула я, стараясь взять себя в руки.

Мы посмотрели вниз, на реку. Девушка и ее спаситель исчезли, звуки сражения отдалились.

— Ну, в любом случае все кончилось, — сказала Джорджия. — Так что слишком поздно что-либо предпринимать, даже если нам бы того хотелось.

Мы повернулись к тротуару, и как раз в этот момент с лестницы за нашими спинами выскочили две фигуры. Боковым зрением я заметила их приближение и только и успела, что схватить за руку сестру, чтобы дернуть ее в сторону, с их дороги. Они промчались мимо нас, всего в нескольких дюймах, — двое огромных мужчин в темной одежде, в шапках, скрывающих лица. Под длинным плащом одного из них сверкнул металл. Прыгнув в припаркованную неподалеку машину, они запустили громко взревевший мотор. Но прежде чем исчезнуть, они медленно проехали мимо нас с сестрой. Я просто почувствовала, как они смотрели на нас сквозь темные стекла.

— На что уставился?! — пронзительно закричала Джорджия, и они включили скорость и умчались.

Мы некоторое время стояли на месте, ошеломленные и испуганные. Свет светофора сменился на зеленый, и Джорджия подхватила меня под руку, чтобы перейти улицу.

— Черт знает что за ночка, — произнесла она наконец, нарушая молчание.

— Мягко сказано, — заметила я. — Интересно, стоит рассказывать об этом Мами и Папи?

— Что? — Джорджия засмеялась. — И испортить все иллюзии Папи насчет безопасности Парижа? Да они после этого вообще нас из дома не выпустят!

4

Когда на следующее утро я вышла из дома, в утешающую безопасность дневного света, события минувшей ночи уже казались мне нереальными. В новостях не было ничего похожего на то, что мы видели. Но мы с Джорджией не могли забыть все так уж легко.

Мы несколько раз возвращались к обсуждению ночных происшествий, хотя это ничуть не приблизило нас к пониманию случившегося. Наши теории блуждали от вполне земных предположений о спектакле, разыгранном на свежем воздухе фанатами ролевой игры «Подземелья и драконы», до куда более драматичных (и смешных) сценариев о путешествующих во времени дамах и рыцарях.

Хотя я продолжала сидеть с книгами в кафе «Сан-Люк», я больше не видела загадочную компанию потрясающих молодых людей. Через пару недель я уже знала там всех официантов, а заодно и владельцев, и лица многих постоянных посетителей тоже стали мне знакомы. Маленькие пожилые леди с йоркширскими терьерами, которых они носили в сумках и кормили со своих тарелок. Деловые люди в дорогих на вид костюмах, без конца говорившие по сотовым телефонам и кокетливо смотревшие на каждую хорошенькую девушку, проходившую мимо. Пожилые пары, постоянно державшие руки под столом…

В один из субботних дней я устроилась за моим обычным столиком в дальнем левом углу террасы, читая «Убить пересмешника». Хотя я читала эту книгу уже в третий раз, некоторые моменты все равно вызывали слезы на моих глазах. И я как раз добралась до одного из таких эпизодов.

Я сразу впилась ногтями в собственную ладонь, так, чтобы мне стало больно, потому что обычно это помогало мне удержаться от слез на людях. К несчастью, на этот раз фокус не удался. Я знала, что глаза у меня покраснели и заблестели. «Только этого мне и не хватало — разреветься прямо в своем постоянном кафе, перед толпой людей, к которым я только-только начала привыкать», — подумала я, осторожно посматривая по сторонам, чтобы выяснить, обращают ли на меня внимание.

И тут я увидела его. Он сидел через несколько столиков от меня и смотрел так же пристально, как в первый раз. Да, тот самый юноша с черными волосами. Сцена на реке, когда он прыгнул с моста, чтобы спасти чью-то жизнь, уже ощущалась как некий сюрреалистический сон. Но он сидел здесь, в ясном свете дня, и пил кофе с одним из своих друзей.

«Ну почему?» — чуть не закричала я вслух. Почему я добралась до одной из самых трогательных страниц книги именно в тот момент, когда этот француз, слишком красивый для того, чтобы быть настоящим, смотрел на меня с расстояния меньше чем в десять футов?

Я резко захлопнула книгу и положила на стол деньги. Но как только я направилась к выходу, как пожилые женщины за соседним со мной столиком тут же встали и принялись хлопотать над своими многочисленными сумками с покупками. Я нетерпеливо топталась на месте, пока, наконец, одна из них не оглянулась.

— Ох, извините, дорогая, мы сейчас… Да вы же можете нас обойти!

И она буквально толкнула меня в ту сторону, где сидели молодые люди.

Я едва успела миновать их столик, как услышала негромкий голос у себя за спиной.

— Вы ничего не забыли? — спросил кто-то по-французски.

Я обернулась и увидела того самого юношу, стоявшего в нескольких дюймах от меня. Он был даже красивее, чем выглядел издали, хотя его внешность и портил тот самый налет холодности, который я заметила тогда, когда заметила его в первый раз. Я постаралась не обращать внимания на то, как что-то дернулось у меня в груди.

— Ваша сумка, — сказал он, протягивая мне мою сумку для книг, висевшую на двух его пальцах.

— Ох… — выдохнула я, ошарашенная его близостью.

Потом, видя сдержанное выражение его лица, я взяла себя в руки. «Он меня считает полной идиоткой из-за того, что я забыла сумку».

— Как это любезно с вашей стороны, — напряженно произнесла я, протягивая руку к сумке и одновременно пытаясь собрать те обрывки уверенности, что еще остались во мне.

Но он отдернул сумку, вынудив меня схватить воздух.

— В чем дело? — спросил он, явно забавляясь. — Зачем же злиться на меня? Я вроде как не крал ее.

— Ох, конечно же нет, — раздраженно бросила я, ожидая, когда он отдаст мою вещь.

— Значит?..

— Значит… все в порядке, спасибо, я ее просто возьму, — сказала я, снова протягивая руку и на этот раз хватая ремень сумки.

Но юноша не отпустил ее.

— Как насчет обмена? — предложил он, и уголки его рта дернулись в улыбке. — Я вам возвращаю сумку, а вы мне называете свое имя.

Я уставилась на него, разинув рот от изумления, а потом резко дернула сумку — как раз в тот момент, когда он ее отпустил. Все ее содержимое вывалилось на тротуар. Я лишь покачала головой:

— Отлично! Очень вам благодарна!

Как можно более грациозно я опустилась на корточки и начала собирать и складывать обратно в сумку помаду, тени, кошелек, телефон и около миллиона авторучек, карандашей и обрывков бумаги. Потом я глянула на юношу и увидела, что он рассматривает мою книгу.

— «Убить пересмешника». En anglais! — заметил он с оттенком удивления в тоне. А потом на отличном английском, хотя и с легким акцентом, добавил: — Прекрасная книга… а вы видели фильм… Кэт?

Я снова разинула рот.

— Но… откуда вы знаете мое имя? — с трудом выдавила из себя я.

Он поднял другую руку и показал мои водительские права, на которых красовалась моя на редкость плохая фотография. Я не в силах была посмотреть ему в глаза, хотя и чувствовала, как его взгляд буквально прожигает меня.

— Послушайте, — заговорил он, наклоняясь поближе ко мне, — мне действительно жаль. Я совсем не хотел, чтобы вы роняли свою сумку.

— Хватит щеголять своим прекрасным английским, Винсент, лучше бы помог девушке подняться и позволил ей уйти, — заговорил по-французски другой голос.

Я обернулась, чтобы посмотреть на друга моего мучителя — парня с волнистыми волосами, — который держал мою расческу и смотрел на меня с усмешкой, искривившей его небритое лицо.

Проигнорировав руку, протянутую мне Винсентом, я сама поднялась на ноги.

— Вот, возьмите, — сказал он, возвращая мне книгу.

Я взяла ее и смущенно кивнула.

— Спасибо, — коротко бросила я и как можно скорее выбралась из кафе на улицу, стараясь при этом не припустить бегом.

Пока я ждала зеленого света на переходе, я сделала ошибку, оглянувшись назад. Оба юноши смотрели мне вслед. Друг Винсента что-то говорил ему, покачивая головой. «Могу вообразить, что они теперь говорят обо мне!» — подумала я и застонала.

Красный свет сменился зеленым, и я перешла улицу, больше ни разу не оглянувшись.

5

В следующие несколько дней я постоянно тут и там видела лицо Винсента. На углу возле бакалейной лавки, на эскалаторе при подъеме из метро, на каждой из открытых террас кафе, мимо которых я проходила. Конечно, когда я присматривалась повнимательнее, оказывалось, что это вовсе не он. К моему немалому раздражению, я не могла выбросить его из мыслей, и, к еще большему раздражению, мои чувства метались от естественной осторожности к бессовестному желанию ввязаться в авантюру.

Но если говорить честно, я совсем не сердилась на собственную двойственность. Наконец-то мне было о чем подумать, кроме фатальной автомобильной катастрофы, — и еще я пыталась понять, чем я собираюсь заняться в жизни. Мне казалось, что до той катастрофы я уже разобралась с этим, но теперь будущее легло передо мной как вопросительный знак длиной в милю. Меня поразила мысль о том, что сосредоточенность на «загадочном парне» могла оказаться просто способом для моего ума дать мне передышку от растерянности и горя. И наконец я решила, что если это и так, я ничего не имею против.

Почти неделя прошла с тех пор, как я столкнулась с Винсентом в кафе «Сан-Люк», и, хотя я не отказалась от привычки читать там книги целыми днями, я больше ни разу не видела ни его самого, ни его друзей. И вот я, как обычно, уютно устроилась за угловым столиком, который уже считала своим личным убежищем. Я дочитывала очередной роман Уортона из школьного списка (мой будущий учитель английского языка явно был большим шутником), когда заметила пару подростков, сидевших на террасе напротив меня. Девочка с коротко подстриженными светлыми волосами застенчиво смеялась, а то, как она совершенно естественно склонялась к мальчику, заставило меня предположить, что они очень близки. Но когда я присмотрелась повнимательнее, я заметила, что они очень похожи между собой, хотя у мальчика волосы были золотисто-рыжими. Должно быть, это были брат с сестрой. И как только у меня возникла эта мысль, я поняла, что угадала.

В этот момент девочка вдруг вскинула руку, заставляя брата замолчать, и начала внимательно оглядывать террасу, как будто кого-то искала. Ее взгляд остановился на мне. Мгновение-другое она колебалась, а потом настойчиво махнула мне рукой. Я вопросительно посмотрела на нее, показывая на себя. Она кивнула, потом жестом предложила подойти.

Не понимая, что ей может быть от меня нужно, я встала и медленно пошла к их столику. Девушка поднялась, явно встревоженная, и очередным жестом попросила меня поспешить.

Как только я покинула свой укромный уголок у стены и обошла свой стол, как позади раздался оглушительный шум, и меня бросило на пол. Я почувствовала, как щиплет мои колени, а подняв голову, обнаружила на полу кровь, там, где только что было мое лицо.

— Mon Dieu! — отчаянно закричал один из официантов, перебираясь через опрокинувшиеся столы и стулья, чтобы помочь мне встать на ноги.

Мои глаза наполнились слезами от потрясения и боли.

Официант выдернул полотенце, заткнутое за его фартук, и промокнул мне лицо.

— Ничего страшного, просто маленький порез на брови, — сказал он. — Не бойтесь!

Я посмотрела на свои ноги и увидела, что джинсы порваны, а с одного колена содрана кожа.

Пока я осматривала себя в поисках других ран, до меня постепенно дошло, что на террасе царит мертвая тишина. Но люди смотрели не на меня; все посетители кафе ошеломленно уставились куда-то мне за спину.

Официант перестал промокать кровь, сочившуюся из моей раны, глянув через мое плечо. Его глаза испуганно расширились. Проследив за его взглядом, я увидела, что мой столик раздавлен в лепешку огромным куском каменной резьбы, сорвавшимся с фасада здания. Моя сумка валялась в стороне, но уголок книги, которую я читала, торчал из-под гигантского камня точно на том месте, где я только что сидела.

«Если бы я не отошла оттуда, я была бы уже мертва», — подумала я, и мое сердце заколотилось так быстро, что мне стало больно.

Я обернулась к тому столику, за которым сидели брат с сестрой. Но увидела только бутылку «Перье», два наполненных стакана и горстку мелочи рядом с ними. Мои спасители исчезли.

6

Я была настолько потрясена, что довольно долго просто не в силах была тронуться с места. Наконец, после того как работники кафе обрушили на меня половину своих запасов средств первой помощи, я решила, что в состоянии сама добраться до дома, и потащилась обратно, хотя ноги у меня как будто превратились в мягкую резину. Когда я подошла к дому, Мами как раз выходила наружу.

— Ох, милая моя Катя! — в ужасе воскликнула она, когда я рассказала ей о случившемся.

Уронив на землю свою любимую сумку от фирмы «Гермес», она крепко обняла меня. Потом, подхватив сумки, свою и мою, она повела меня в дом и тут же заставила лечь в постель, причем обращалась со мной так, словно я была калекой, лишившимся всех четырех конечностей, а не ее слегка поцарапанной внучкой.

— Катя, ты уверена, что тебе вполне удобно? Я могу принести еще подушек, если хочешь.

— Мами, все в порядке, в самом деле!

— А коленка все еще болит? Можно к ней что-нибудь приложить. Есть мази… а может, лучше немного приподнять ногу?

— Мами, в кафе уже вымазали на меня сто разных мазей! Всю свою аптечку истратили! Это просто царапина, честное слово!

— Ох, мое милое дитя! Подумать только, что могло случиться…

Бабушка прижала к груди мою голову и гладила по волосам до тех пор, пока внутри у меня не лопнуло что-то, и я, наконец, заплакала.

Мами сидела рядом, обнимая и утешая меня, пока я рыдала.

— Это просто потому, что я испугалась, — бормотала я сквозь слезы. — Я просто потому плачу, что испугалась…

Но на самом деле я плакала потому, что бабушка обращалась со мной точь-в-точь, как мама…

Когда домой вернулась Джорджия, я услышала, как бабушка тут же начала рассказывать ей о том, как меня «чуть-чуть не убило». Минутой позже дверь моей комнаты распахнулась и ворвалась сестра, бледная как призрак. Она молча села на край моей кровати и уставилась на меня расширенными глазами.

— Все в порядке, Джорджия. Я отделалась легкой царапиной.

— Бог мой, Кэти-Бин, а если бы с тобой что-то такое… У меня же никого не осталось, кроме тебя! Ты не забывай об этом!

— Со мной все в порядке. И впредь ничего не случится. С этого момента буду держаться подальше от разрушающихся зданий. Обещаю.

Она заставила себя улыбнуться и протянула руку, чтобы коснуться моей руки, но страх не исчез из ее глаз.

На следующий день Мами отказалась выпускать меня из дома, настояв на том, что я должна отдохнуть и «подлечить свои раны». Я повиновалась, чтобы успокоить ее, и решила половину вечера провести в ванне, с книгой. Но только тогда, когда я погрузилась в теплую воду, я поняла, как натянуты были мои нервы, потому что вдруг начала дрожать, как лист на ветру.

Да, я действительно не осознавала, как потрясло меня падение того камня, едва не угодившего мне на голову… и, лишь несколько раз добавив в ванну горячей воды, я начала понемногу успокаиваться. В конце концов я даже задремала, окруженная прозрачными облачками пара.

Когда на следующий день я проходила мимо «своего» кафе, оно было закрыто, а тротуар перед ним пересекала желтая пластиковая полицейская лента. Рабочие в ярко-синих комбинезонах устанавливали леса для строителей, которые должны были укрепить фасад. Мне нужно было искать новое местечко для чтения на открытом воздухе.

Я ощутила укол разочарования, когда поняла, что закрылось то единственное место, где у меня был шанс увидеть мою недавно возникшую привязанность. Кто знает, когда теперь мне удастся снова встретиться с Винсентом?

Мама начала водить меня по музеям уже тогда, когда я была совсем крошкой. Когда мы приезжали в Париж, она, бабушка и я отправлялись по утрам «вкусить немножко прекрасного», как говорила мама. Джорджия, которая успевала заскучать еще до того, как мы успевали подойти к первому живописному полотну, обычно предпочитала оставаться с отцом и дедом, которые сидели в каком-нибудь кафе и болтали с друзьями, деловыми партнерами и всеми, кто только оказывался рядом. Но мы, мама, Мами и я, бродили по парижским музеям и галереям.

Поэтому я была не слишком удивлена, когда несколько дней спустя на мое предложение пойти в музей Джорджия отделалась неким неопределенным ответом насчет «уже имеющихся планов».

— Джорджия, ты ведь постоянно жалуешься, что я никуда не хожу с тобой. А я тебе предлагаю кое-что интересное!

— Ну да, для меня это так же интересно, как для тебя мое приглашение пойти на гонки грузовиков. Скажи, когда придумаешь что-нибудь действительно любопытное.

И чтобы я не обиделась, Джорджия ласково сжала мою руку, прежде чем закрыть дверь своей спальни у меня перед носом. Touche.

Я в одиночестве отправилась в квартал Маре, лежащий на другом конце города от дома деда. Пройдясь по его узеньким средневековым улочкам, я, наконец, добралась до цели своего путешествия: похожего на дворец здания, в котором находился музей Пикассо.

Кроме альтернативной вселенной, предлагаемой мне книгами, вторым моим излюбленным пространством была музейная тишина. Мама говорила, что я в душе эскапистка, прячущаяся от действительности… что я предпочитаю воображаемые миры реальному. Это действительно так, я всегда могла отдалиться от окружающего меня мира и погрузиться в иной. И теперь готова была принять утешающий сеанс гипноза искусства.

Как только я прошла через гигантские двери музея Пикассо в его стерильные белые помещения, я ощутила: биение моего сердца стало замедляться. Я позволила теплу и покою музея укрыть меня, как мягкому одеялу. И как обычно, я шла и шла, пока не увидела картину, действительно захватившую мое внимание, и тогда села на скамью напротив нее.

Я позволила краскам впитаться в мою кожу. Изломанная композиция, искривленные очертания напомнили мне о том, как я чувствую себя саму изнутри, дыхание замедлилось. Остальные картины в этой комнате, охранник у двери, запах масляной краски в воздухе, даже проходящие мимо туристы слились воедино, превратившись в ровный серый фон для единственного квадрата цвета и света.

Не знаю, как долго я там сидела, пока мой ум не начал, наконец, постепенно выбираться из наведенного на себя транса, и тогда я услыхала негромкие голоса позади:

— Идем сюда. Только посмотри на краски!

Долгая пауза.

— Какие краски?

— Ну, говорили же об этом. Он переходит от яркой, дерзкой палитры, как на «Авиньонских девицах», к этой вот серо-коричневой монотонной мозаике в какие-нибудь четыре года. Какое позерство! Пабло всегда желал быть лучшим во всем, что бы он ни делал, и, как я на днях говорил Гаспару, что меня действительно выводит из себя, так это…

Я резко обернулась, желая увидеть источник этого фонтана сведений, и застыла. В каких-нибудь пятнадцати футах от меня стоял кудрявый приятель Винсента.

Сейчас, когда я увидела его вблизи, я была поражена его привлекательностью. В нем было что-то грубоватое — нечесаные грязные волосы, щетина на щеках, крупные обветренные руки, страстным жестом устремленные к картине… По виду его одежды, кое-где испачканной краской, я предположила, что он может быть художником.

Все это пронеслось в моей голове за долю секунды. А потом я уже видела только того, кто стоял рядом с ним. Юношу с угольно-черными волосами. Юношу, который поселился в темных уголках моего ума с того самого момента, когда я увидела его впервые. Винсента.

«Ну как тебя угораздило влюбиться в самого невероятного, самого недосягаемого юношу во всем Париже?» Он был слишком прекрасен и слишком отчужден, чтобы просто заметить меня. Я заставила себя отвести взгляд, наклонилась вперед и опустила голову на ладони. Но это не помогло. Образ Винсента неизгладимо впечатался в мой мозг.

И тут я поняла: то, что заставляло Винсента казаться холодным, почти опасным, на деле только разжигало мое любопытство, вместо того чтобы напугать меня. Да что со мной происходит? Я никогда прежде не интересовалась плохими парнями… это специальность Джорджии! У меня сжался желудок, когда я представила, что набираюсь храбрости и подхожу к нему, чтобы заговорить…

Но у меня не оказалось возможности испытать себя. Когда я, наконец, подняла голову, молодые люди уже исчезли. Я быстро подошла к проходу в следующий зал. Он был пуст. И тут же я чуть не выскочила из собственной шкуры, когда услышала за спиной:

— Привет, Кэти!

Винсент смотрел на меня сверху вниз, его лицо было в добрых шести дюймах надо мной. Моя ладонь сама собой взлетела вверх и прижалась к сердцу.

— Вот спасибо за сердечный приступ! — выдохнула я.

— Значит, у тебя вообще такая привычка — бросать где-нибудь сумку, чтобы завязать разговор? — Он усмехнулся и кивнул в сторону скамьи, на которой я сидела. Под ней валялась моя сумка для книг. — А не проще было бы просто подойти к парню и поздороваться с ним?

От легкой насмешки в его тоне вся моя нервозность разом улетучилась. Ее сменило яростное негодование, удивившее нас обоих.

— Конечно. Привет! — прорычала я, и мое горло сжалось от злости.

Быстро подойдя к скамье, я подхватила сумку и помчалась вон из комнаты.

— Погоди! — окликнул меня он, догоняя и стараясь приладиться к моему шагу. — Я совсем не хотел… Я имел в виду…

Я остановилась и вытаращилась на него, ожидая продолжения.

— Извини, — сказал Винсент, глубоко вздыхая. — Я, видишь ли, никогда не славился искусством остроумной беседы.

— Тогда почему бы не попытаться? — язвительно спросила я.

— Потому что. Ты… я не знаю… ты забавная…

— Забавная?! — Я отчетливо произнесла каждый слог этого слова и одарила Винсента самым презрительным из своих взглядов. Сжатые кулаки невольно поднялись до уровня бедер. — Итак, Винсент, будешь продолжать попытки оскорбить меня, или у тебя какие-то другие желания?

Винсент приложил ладонь ко лбу:

— Послушай, мне очень жаль… я просто идиот. А нельзя ли… не можем ли мы начать все с начала?

— Начать с начала что? — непонимающе спросила я.

Он чуть-чуть замялся, а потом протянул мне руку:

— Привет. Я — Винсент.

Я почувствовала, как прищуриваются мои глаза, как будто я взвешивала его искренность. Потом схватила его руку и встряхнула несколько резче, чем намеревалась.

— Я — Кэти.

— Рад познакомиться с тобой, Кэти, — смущенно произнес Винсент. Последовало молчание, секунды на четыре, в течение которых я продолжала пристально смотреть на него. — Ладно. Ты часто здесь бываешь? — неуверенно пробормотал он.

Я не выдержала и расхохоталась. Он улыбнулся с явным облегчением.

— Ну, вообще-то да. То есть я вообще не прочь поболтаться по музеям, дело не только в Пикассо.

— Поболтаться?

Винсент так хорошо говорил по-английски, что легко было забыть — это не его родной язык.

— Я хотела сказать — я люблю музеи. Очень, — пояснила я.

— А, хорошо. Понял. Ты любишь музеи вообще, но не Пикассо в особенности. Значит… ты приходишь сюда тогда, когда тебе хочется помедитировать?

Я улыбнулась, мысленно ставя ему отличную оценку за старания.

— А куда ушел твой друг? — спросила я.

— Сбежал. Юл не очень любит знакомиться с новыми людьми.

— Прелестно.

— Так ты англичанка? Или американка? — спросил Винсент, меняя тему.

— Американка.

— А та девушка, с которой я тебя видел, она…

— Сестра, — медленно протянула я. — Ты что, шпионил за мной?

— Две такие привлекательные девушки появились вдруг откуда-то… как ты думаешь, мог я это не заметить?

Волна радостного удовольствия прокатилась по моему телу от этих слов. Значит, он счел меня привлекательной. Но и Джорджию тоже, напомнила я себе. Волна растаяла.

— Слушай, в кафе при музее есть автомат, который варит эспрессо. Может, выпьем кофе, и ты мне расскажешь, что еще тебя интересует в музеях?

Он осторожно коснулся моей руки. Волна тут же снова оживилась.

Мы уселись за крошечный столик перед исходящим паром кофейным автоматом.

— Ну, поскольку я уже открыла абсолютно постороннему человеку, как меня зовут и из какой я страны, что еще он захочет узнать? — спросила я, размешивая пену в своей чашке.

— Ох, даже не знаю… размер обуви, любимый фильм, каким видом спорта занимаешься, чем тебя можно смутить… Можешь меня стукнуть, если я слишком любопытен.

Я засмеялась:

— Ну… Размер обуви — десятый, любимый фильм — «Завтрак у Тиффани», спортом не занималась и не занимаюсь, никаким и никогда, а смутить меня… ну, если все перечислять, до закрытия музея не успею.

— Вот как? И это все, чего я добился? — поддразнил он меня.

Я почувствовала, как все мои защитные механизмы ломаются от его неожиданного обаяния, от того, что он выглядел совершенно безобидным. И, поощряемая Винсентом, я рассказала ему о своей прежней жизни в Бруклине, с Джорджией и родителями. О наших каникулах в Париже, о моих друзьях, оставшихся дома, с которыми я теперь уже перестала поддерживать отношения. О моей безграничной любви к искусству и об отчаянии, охватившем меня, когда я поняла, что у меня абсолютно нет творческих способностей.

Винсент осторожно подталкивал меня дальше, и я выплеснула ему все: о любимых рок-группах, еде, фильмах, книгах, вообще обо всем на свете. И в отличие от большинства ребят моего возраста, с которыми я была знакома прежде, он, казалось, искренне интересовался каждой мелочью.

Вот только я не сказала ему о том, что мои родители погибли. Я упоминала о них в настоящем времени и сказала, что мы с сестрой перебрались к бабушке с дедушкой для того, чтобы учиться во Франции. Это не было полной ложью. Я просто хотела выглядеть как все другие девушки, обычные, которые не провели последние семь месяцев своей жизни, замкнувшись в своем горе.

Его стремительные вопросы не давали мне возможности самой о чем-нибудь спросить. Поэтому, когда мы, наконец, вышли из музея, я упрекнула его за это.

— Ладно, я перед тобой полностью раскрылась… ты знаешь обо мне даже слишком много, а вот я о тебе не знаю ничего.

— Ага, это как раз часть моего гнусного плана. — Винсент улыбнулся, а музейный сторож запер за нами дверь. — Как бы еще я мог рассчитывать на новую встречу, если бы выложил тебе все сразу, при первом же разговоре?

— Но мы не в первый раз разговариваем, — поправила его я, пытаясь не обращать внимания на то, что он, похоже, хочет назначить мне свидание.

— Верно, только в первый раз мне не удалось нечаянно тебя обидеть, — уточнил Винсент.

Мы прошли через садик при музее, в сторону сверкающих бассейнов, в которых с визгом плескались дети, радуясь тому, что в шесть часов вечера было еще достаточно жарко и солнечно.

Винсент шел, слегка ссутулившись, засунув руки в карманы. И я в первый раз почувствовала в нем легкий признак ранимости. Я тут же решила этим воспользоваться.

— Я даже не знаю, сколько тебе лет.

— Девятнадцать, — ответил он.

— А чем ты занимаешься?

— Учусь. Я студент.

— Правда? А твой друг говорил что-то насчет твоей службы в полиции. — Я не смогла удержаться и подпустила в голос сарказма.

— Что? — изумился Винсент, резко останавливаясь.

— Мы с сестрой видели, как ты спас ту девушку.

Винсент непонимающе уставился на меня.

— Ту девушку, которая прыгнула с моста Каросел во время схватки тех банд. Твой друг заставил нас уйти и сказал, что там проходит полицейская операция.

— Вот как? Он так сказал? — пробормотал Винсент, и на его лице появилось то самое жесткое выражение, которое было в тот раз, когда я впервые его увидела.

Он снова засунул руки в карманы и зашагал дальше. Мы уже подходили к станции метро. Я замедлила шаг, чтобы выиграть немного времени.

— Так ваша компания, что, агенты под прикрытием?

Я сама ни на секунду в такое не поверила, но постаралась произнести свое предположение как можно более искренне. Внезапная смена настроения Винсента заинтриговала меня:

— Что-то вроде того.

— Вроде группы спецназа?

Он не ответил.

— Но это ведь был по-настоящему храбрый поступок, кстати говоря, — настойчиво продолжила я. — То, как ты нырнул в реку. Но что та девушка делала под мостом, там, где дрались банды? — спросила я, пытаясь добраться до сути.

— Ну… пожалуй, я не могу об этом говорить, — сказал Винсент, внимательно рассматривая асфальт у себя под ногами.

— А, ну да. Конечно, — беспечно бросила я. — Просто ты выглядишь слишком молодо для полицейского.

Я не смогла удержать веселую улыбку.

— Я же тебе сказал… я студент, — возразил он, неуверенно усмехаясь в ответ.

Он, конечно, видел, что я ему не поверила.

— Да. Хорошо. Я ничего не видела. Я ничего не слышала, — театрально произнесла я.

Винсент рассмеялся, к нему вернулось хорошее настроение.

— Ну, тогда… Кэти, что ты собираешься делать в эти выходные?

— Ну… пока у меня нет особых планов, — призналась я, проклиная свои щеки за то, что они начали краснеть.

— А хочешь как-то развлечься? — спросил он с такой обаятельной улыбкой, что мое сердце забыло, что нужно биться.

Я кивнула, не в силах произнести ни слова.

Приняв мое молчание за готовность отказаться, Винсент быстро добавил:

— Знаешь, это ведь будет не то чтобы официальное свидание или что-то в этом роде. Мы можем просто побродить… можем… ну, погулять. Пройтись по Маре.

Я снова кивнула и, наконец, сумела выговорить:

— Это было бы здорово.

— Хорошо, тогда как насчет субботы? Днем. При всем честном народе. Абсолютно безопасно даже в компании парня, которого ты едва знаешь.

Он развел руки в стороны, как бы показывая, что ничего не прячет.

Я засмеялась:

— Не беспокойся. Даже если ты действительно из спецназа, я тебя не боюсь.

Но как только эти слова сорвались с моего языка, я вдруг осознала, что мне на самом деле было страшно. Ну, совсем немножко. Я снова попыталась понять, почему Винсент так действует на меня. Может быть, смерть родителей отчасти лишила меня чувства самосохранения, и я почти не ощущала грозящей мне опасности… А может быть, меня захватила та смутная аура непроницаемой отчужденности, которую он источал? Может быть, я воспринимала Винсента просто как вызов? Впрочем, каковы бы ни были причины, они действовали. Мне по-настоящему нравился этот юноша. И я хотела снова его увидеть. Хоть днем, хоть ночью, мне было все равно. Я приду.

Он вскинул одну бровь и хихикнул:

— Да не бойся ты меня. Как это… забавно.

Я тут же захохотала.

Кивнув в сторону бульвара, Винсент сказал:

— Юл, наверное, ждет меня там. Увидимся в субботу, да? Встретимся у метро дю Бак, ладно? В три.

— Суббота, в три, — подтвердила я, и Винсент повернулся и ушел.

Думаю, не будет слишком большим преувеличением, если я скажу, что на обратном пути мои ноги почти не касались земли.

7

Винсент ждал меня перед входом в метро. Мое сердце застряло где-то в горле, когда я попыталась понять (не в первый раз), что этот слишком-удивительный-чтобы-быть-настоящим парень мог найти в такой простенькой, старой… ладно, может, в целом хорошенькой, но явно несравнимой с ним по красоте… мне. Но все мои попытки выстроить внутреннюю защиту рухнули в тот момент, когда я увидела, как осветилось лицо Винсента при моем появлении.

— Ты пришла, — сказал он, наклоняясь ко мне, чтобы приветствовать посредством bises, особого поцелуя в обе щечки — почти без прикосновения, — которым так славятся европейцы. Я вздрогнула, когда его кожа задела мою, а щеки еще минут пять чувствовали тепло.

— Ну, так куда мы пойдем?

Для начала мы просто спустились в метро.

— Ты бывала в Сен-Поле?

Я покачала головой:

— Что-то не припоминаю.

— Великолепно, — сказал Винсент, явно довольный собой, но не пускаясь в объяснения.

Мы почти не говорили в поезде метро, но нас это не смущало. Не знаю, в чем тут дело, может быть, такова культурная традиция или сами поезда взывают к тишине, но, как только люди шагают с платформы в вагон, они тут же замолкают.

Мы с Винсентом стояли лицом друг к другу, держась за вертикальный стальной поручень, и рассматривали других пассажиров, а те в свою очередь рассматривали нас. Я упоминала о том, что рассматривание людей — любимое национальное развлечение во Франции?

Когда мы миновали какой-то поворот и поезд наклонился, Винсент схватил меня за плечо, чтобы поддержать.

— Мы еще и до места не добрались, а ты уже начал действовать? — со смехом спросила я.

— Конечно нет. Я джентльмен до мозга костей, — негромко возразил Винсент. — Я готов в любой момент бросить в грязь свой фрак, чтобы ты могла перейти лужу.

— Но я же не прекрасная дама, которой грозит опасность! — усмехнулась я как раз в тот момент, когда поезд остановился.

— Вот как? Ну, это неплохо, — признал Винсент, демонстративно испуская вздох облегчения. — В таком случае как насчет того, чтобы открыть дверь вместо меня?

Я хихикнула, дергая рукоятку, открывавшую дверь, и шагая на платформу.

Мы вышли со станции «Сен-Пол» прямо к массивной церкви Святого Павла, выстроенной в классическом стиле.

— А я здесь бывала в детстве, — сказала я Винсенту, всматриваясь в изукрашенный фасад. — Да! Когда я приезжала на летние каникулы к бабушке с дедушкой, я частенько играла с одной девочкой, которая жила вон там. — Я показала на здание неподалеку. — Ее папа говорил нам, что на этой улице в Средние века устраивались турниры. Мы с Сандриной иной раз усаживались на ступени этой церкви и делали вид, что мы смотрим средневековое состязание. — Я прикрыла глаза, возвращаясь в прошлое, на десять лет назад, оживляя в памяти звуки и краски наших воображаемых турниров. — Знаешь, я всегда думала, что если бы вдруг здесь могли материализоваться все призраки Парижа за многие-многие века, ты мог бы оказаться окруженным совершенно потрясающими людьми…

Я умолкла на полуслове, внезапно смутившись из-за того, что говорю с едва знакомым парнем об одной из своих любимых фантазий.

Винсент улыбнулся:

— Если бы я участвовал в турнире, ты оказала бы мне честь, даровав шарф, чтобы повязать на руку, прекрасная леди?

Я сделала вид, что ищу нечто в своей сумке.

— Не могу найти свою кружевную косынку. Как насчет салфетки «Клинекс»?

Винсент, расхохотавшись, обхватил меня за плечи и крепко их сжал.

— Ты просто изумительна, — заявил он.

— Это определенно шаг вперед после «забавной», — напомнила ему я, и мои щеки порозовели от удовольствия, хотя мне совсем того не хотелось.

Мы пошли по боковой дороге в сторону реки. На полпути Винсент вдруг шагнул в сторону и вошел в огромную деревянную дверь четырехэтажного здания, втащив меня за собой.

Подобно многим парижским жилым домам, этот дом имел внутренний двор, скрытый от улицы. Большинство таких внутренних двориков было едва больше солидной кровати по размерам, в них с трудом помещались контейнеры для мусора, и ничего больше. Но имелись и большие, в некоторых даже росли деревья и стояли скамьи, создавая тихое прибежище для жителей дома, где они могли укрыться от шумных улиц.

А этот двор был просто огромным, в нем разместились крошечные магазинчики и даже уличное кафе, и все это было разбросано между квартирами первого этажа; ничего подобного я никогда прежде не видела.

— Что это за место? — удивленно спросила я.

Винсент улыбнулся и коснулся моей руки, показывая на другую открытую дверь в дальнем конце двора.

— Это только начало! — пообещал он. — Здесь целых пять дворов, соединенных друг с другом, так что ты можешь бродить тут сколько угодно и не увидишь и не услышишь признаков внешнего мира. Здесь сплошь художественные галереи и антикварные лавки. Я подумал, что тебе понравится.

— Понравится? Да я просто в восторге! Это невероятно! — воскликнула я. — Просто поверить не могу, что никогда не бывала здесь прежде!

— Это местечко лежит в стороне от проторенных дорог.

Винсент, похоже, гордился своим знанием истинного Парижа. А я просто радовалась тому, что он предлагал мне исследовать подобные места вместе с ним.

— Да уж, можно не сомневаться, — согласилась я. — Оно почти полностью скрыто от посторонних взглядов. Но… ты ведь бывал здесь прежде. С чего начнем?

Мы неторопливо пошли мимо лавочек и галерей, набитых всякой всячиной, от старых афиш до древних голов Будды. В городе, полном летних туристов, в этих магазинчиках оказалось на удивление мало посетителей, и мы бродили здесь так, словно очутились в нашей личной сокровищнице.

Когда мы заглянули в лавку со старинной одеждой, Винсент остановился перед стеклянной витриной с драгоценностями.

— Ой, Кэти, ты мне не могла бы помочь? Мне нужно выбрать подарок для кое-кого.

— Конечно, — кивнула я, вглядываясь в витрину, когда хозяин магазинчика открыл ее для нас.

Я осторожно ощупала чудесное серебряное кольцо с выгравированной на нем цветочной гроздью.

— Что бы понравилось человеку твоего возраста? — спросил Винсент, трогая старинный крестик, украшенный драгоценными камешками.

— Моего возраста? — Я засмеялась. — Да я всего на три года моложе тебя. А может, и меньше, смотря, когда у тебя день рождения.

— В июне, — сказал он.

— Ну вот, значит, на два с половиной.

Винсент расхохотался:

— Ладно, твоя взяла. Я просто не уверен, что именно ей понравится. А у нее скоро день рождения.

Меня как будто ударили в живот. Ну что я за идиотка! Совершенно неправильно восприняла его внимание. Он явно видит во мне просто друга… друга с достаточно хорошим вкусом, чтобы помочь ему выбрать подарок для его девушки.

— Хмм… — протянула я, закрывая глаза и пытаясь скрыть свое уныние. Потом снова уставилась в витрину. — Ну, все зависит от того, что в ее вкусе. Носит ли она женственную яркую одежду в цветочках или… или предпочитает… ну… джинсы и футболки, как я?

— Уж точно не цветочки, — ответил Винсент, с трудом сдерживая смех.

— Что ж, тогда, думаю, вот эта вещица хороша, — решила я, показывая на кожаный шнурок, на котором крепилась серебряная подвеска в форме капли.

Правда, мой голос слегка дрогнул, когда я безуспешно попыталась проглотить застрявший в горле ком.

Винсент наклонился поближе к безделушке:

— Пожалуй, ты права. Она безупречна. Ты просто гений, Кэти.

Он вынул ожерелье из витрины и протянул хозяину лавки.

— Я тебя подожду снаружи, — сказала я и быстро вышла, пока Винсент рылся в карманах в поисках бумажника.

«Возьми себя в руки, не распускайся!» — выругала я себя.

Конечно, все это было слишком хорошо, чтобы оказаться правдой. Винсент был просто дружелюбным парнем, который сказал, что я привлекательна, но которому просто нравится гулять с привлекательной девушкой, а заодно купить старинное украшение для своей милой. «Интересно, какова она из себя?» Мои кулаки сжались так сильно, что ногти впились в ладони. Боль пошла на пользу. Она слегка ослабила жгучее ощущение в груди.

Винсент вышел из лавки, пряча в карман джинсов маленький пакетик, и закрыл за собой дверь. Увидев мое лицо, он застыл на месте:

— Что случилось?

— Ничего, — ответила я, качая головой. — Просто мне воздуха не хватает.

— Нет, — возразил он. — Тебя что-то встревожило.

Я снова решительно качнула головой.

— Ладно, Кэти, — сказал он, подхватывая меня под руку, — не буду заставлять тебя говорить.

От нажима его пальцев на мою руку я вся наполнилась теплом, но тут же мысленно оттолкнула это ощущение. Я настолько привыкла замыкаться в себе, защищаясь от мира, что это превратилось почти в рефлекс.

Мы миновали этот двор и очутились в следующем, мы молча шагали несколько минут, время от времени останавливаясь, чтобы заглянуть в какую-нибудь витрину.

— Ну, — заговорила я наконец. Я знала, что не следует этого делать, но удержаться не могла. — И кто она, твоя девушка?

— Не понял?

— Твоя девушка. Для которой ты купил ожерелье.

Винсент остановился и посмотрел на меня:

— Кэти, это украшение для друга… ну да, женского пола. Но это очень хороший мой друг.

Винсент явно был немного растерян. Я секунду-другую гадала, говорит ли он правду, а потом решила, что это лишнее.

Винсент всматривался в мое лицо:

— Ты подумала, что я попросил тебя выбрать украшение для моей возлюбленной? И из-за этого ты…

По улыбке, осторожно тронувшей его губы, я поняла, что он чуть-чуть не сказал что-то такое, что сильно бы меня смутило, и потому просто пошла вперед.

— Подожди, Кэти! — окликнул меня Винсент, догоняя и снова беря под руку. — Извини.

Я решила изобразить беззаботность:

— Но ты же меня предупреждал, когда предлагал прогулку, что это не свидание. Так с чего бы мне думать о твоей девушке?

— Вот именно, — кивнул Винсент, глядя на меня с деланой серьезностью. — Ну да, мы же с тобой просто друзья… и у нас дружеская прогулка. Не больше не меньше.

— Точно! — согласилась я, хотя мое сердце болезненно дернулось.

Тут Винсент расплылся в широкой усмешке, наклонился и поцеловал меня в щеку.

— Кэти, — прошептал он, — ну до чего же ты доверчива!

8

Я наслаждалась скрытым смыслом его слов ровно три секунды — до того как он решительно обхватил меня за плечи и повлек к выходу из волшебного пространства.

— Что… — начала было я, но холодное выражение его лица заставило меня умолкнуть, и я просто пошла туда, куда он меня вел, быстро, но все-таки не бегом.

Когда мы очутились на улице, он повернул назад к метро.

— Куда мы идем? — спросила я наконец, слегка задохнувшись от быстрой ходьбы.

— Я там заметил одного человека, с которым не хотел сталкиваться.

Винсент достал из кармана сотовый телефон и быстро набрал номер. Не дождавшись ответа, он попробовал другой номер.

— А ты не мог бы мне объяснить, что происходит? — спросила я, растерявшись от происшедшей с ним резкой перемены.

В одно мгновение Волшебный принц превратился в Тайного Агента!

— Нам нужно найти Юла, — ответил Винсент, говоря скорее с самим собой, чем со мной. — Его студия рядом, как раз за углом.

Я остановилась, а поскольку Винсент продолжал держать меня под руку, вынудила остановиться и его.

— От кого ты убегаешь? — спросила я.

Винсенту стоило немалых усилий совладать с собой.

— Кэти… пожалуйста, позволь объяснить все потом. Сейчас действительно важно найти одного из моих… друзей.

Волшебное чувство, охватившее меня, пять минут назад, растаяло. Теперь мне хотелось сказать Винсенту, чтобы отправлялся дальше без меня. Но, вспомнив, как в последнее время тянулись мои дни, я решила отбросить осторожность (и скуку) и последовать за ним.

Винсент привел меня к жилому дому, буквально истекавшему очарованием старого Парижа, — дом стоял рядом с церковью Святых Павла и Людовика. Мы поднялись по узкой винтовой лестнице на площадку второго этажа. Винсент стукнул в дверь один раз и тут же толкнул ее.

Стены мастерской были увешаны картинами вплоть до высокого потолка. Полулежащие обнаженные фигуры перемежались геометрическими городскими пейзажами. Невероятное смешение красок и форм было таким же ошеломляющим, как сильный запах масляных красок и разбавителя.

В дальнем углу комнаты на покрытой изумрудно-зеленой драпировкой кушетке сидела потрясающе красивая женщина. На ней был крошечный купальник, почти ничего не скрывавший, и она выглядела практически голой.

— Привет, Винсент! — поздоровалась она низким, прокуренным голосом, настолько подходившим к ее соблазнительной внешности, словно она купила их в паре.

Друг Винсента, Юл, вышел из маленькой ванной комнаты как раз за кушеткой. Вытирая какой-то тряпкой мокрые кисти, он сказал, не поднимая глаз:

— Винсент, приятель… А мы с Валери только начали. Жан-Батист дозвонился до тебя?

— Юл, надо поговорить, — сказал Винсент таким настойчивым тоном, что Юл резко вскинул голову.

Он удивленно посмотрел на меня, потом, глянув на лицо Винсента, потемнел.

— Что случилось?

Винсент откашлялся, выразительно глядя на Юла. И сказал, осторожно подбирая слова:

— Мы с Кэти гуляли в квартале Сен-Пол, и я там кое-кого увидел.

Видимо, Юл понял смысл его слов. Он прищурился.

— Выйдем, — сказал он, покосившись на меня, и сразу вышел за дверь.

— Я скоро вернусь, Кэти, — сказал Винсент. — Ох, ну да… это Валери, одна из натурщиц Юла.

Покончив на этом с формальностями, он выскочил следом за Юлом на лестницу, энергично захлопнув за собой дверь.

«Джентльмен даже в критической ситуации», — подумала я, восхищаясь тем, что он позаботился о том, чтобы познакомить меня с Обнаженной Красоткой, прежде чем оставить нас наедине.

— Привет, — сказала я.

— Bonjour, — со скучающим видом откликнулась натурщица.

Взяв лежавшую рядом книжку в мягком переплете, она углубилась в чтение. Я осталась у двери, рассматривая картины и пытаясь расслышать, что же происходит снаружи.

Голоса звучали приглушенно, и все же я уловила несколько слов.

— …без поддержки ничего не сделать, — говорил Винсент.

— Я с тобой. Третьим может быть Эмброуз.

Дальше последовала тишина, а потом Винсент заговорил с кем-то по телефону. Потом сказал Юлу:

— Он едет.

— Какого черта ты притащил ее с собой? — скептическим тоном поинтересовался Юл.

— Я дежурю двадцать четыре через семь. Она со мной потому, что у нас было свидание.

Голос Винсента легко прорвался сквозь деревянную дверь.

«Он назвал это свиданием!» — подумала я с таким удовольствием, которое могло бы показаться избыточным при данных обстоятельствах.

— Вот как раз поэтому ее и не должно быть здесь, — возразил Юл.

— Джи-Би говорил только то, что мы не должны приводить людей домой… так что не вижу причин, почему она не может прийти сюда.

Голоса зазвучали тише. Я подкралась поближе к двери, не сводя глаз с Валери, которая посмотрела на меня и тут же вернулась к книге. Ей явно было наплевать на то, что я подслушиваю.

— Пижон! Где бы мы ни находились в данное время, в этих местах запрещены… свидания. Или что-то в этом роде. Ты знаешь правила. В любом случае свидание закончено!

Наступила зловещая тишина. Я очень живо представила, как парни таращатся друг на друга, — а потом дверь распахнулась, и вошел Винсент, причем вид у него был виноватый.

— Кэти… мне очень жаль, но мне нужно кое-чем заняться. Я провожу тебя до метро.

Я рассчитывала услышать какие-то объяснения, но их не последовало.

— Ладно, все в порядке, — сказала я, стараясь сделать вид, что мне все равно. — Но тебе незачем провожать меня до метро. Я вполне могу и сама дойти. Заодно прогуляюсь тут вокруг по магазинам.

Он явно испытал облегчение, как будто как раз и надеялся на такой ответ.

— Ну, по крайней мере, вниз я спущусь вместе с тобой.

— Нет, не надо, все в порядке, — повторила я, чувствуя, как во мне собирается облако гнева.

Тут явно происходило что-то такое, чего я не понимала. Но все равно со стороны Юла было крайней грубостью потребовать, чтобы я ушла. Не говоря уж о том, что Винсент трусливо поддался другу.

— Нет, я настаиваю, — сказал он, открывая передо мной дверь и выходя на площадку.

Юл стоял там, скрестив руки на груди, и таращился на нас.

Винсент вместе со мной спустился по лестнице и вышел во двор.

— Прости, мне очень жаль, — сказал он. — Но кое-что случилось. Кое-что, о чем я должен позаботиться.

— Вроде той полицейской операции, хочешь сказать? — поинтересовалась я, не в силах скрыть сарказм.

— Да, вроде того, — уклончиво ответил Винсент.

— И ты не вправе об этом говорить.

— Не вправе.

— Отлично. Ну, полагаю, я тут поброжу по окрестностям, — сказала я, стараясь улыбкой замаскировать разочарование.

— Скоро увидимся, — сказал он, подавая мне руку.

Хотя он меня и не порадовал своим поведением, все равно его прикосновение согрело меня с головы до ног.

— Обещаю, — добавил он с таким видом, словно ему хотелось сказать гораздо больше.

А потом, сжав мою ладонь, Винсент развернулся и скрылся в доме. Его жест слегка улучшил мне настроение, и я пошла прочь, в общем не чувствуя, что просто убегаю, но все же и не слишком довольная поворотом событий.

Я направилась на север, пытаясь решить, то ли мне заглянуть в магазины на улице де Розьер, то ли прогуляться под тенистыми аркадами, окружавшими площадь семнадцатого века, которая называлась площадью Вогезов. Я не прошла еще и половины квартала, когда поняла, что в глубине души ничего этого мне не хочется. А хотелось мне узнать, что происходит с Винсентом. Любопытство просто разрывало меня на части, и если я не собиралась искать ответов, то лучше было просто отправиться домой.

Я остановилось возле стойки с блинчиками перед кафе «Дом» и стала ждать, пока продавец смажет маслом горячую, круглую блинницу. Я невольно думала о том, что Винсент вполне мог бы прийти сюда, чтобы съесть пару тонких блинчиков, и наблюдала за людьми, входившими и выходившими из станции метро на другой стороне улице. И как будто в исполнение моего желания я вдруг заметила Винсента, идущего ко входу в метро, вместе с Юлом. Они начали спускаться вниз.

«Вот сейчас я могу узнать, что скрывается за этими их полицейскими шарадами», — подумала я.

Винсент ведь сказал, что ему нужно кое о чем позаботиться. Ну, судя по его поведению в квартале Сен-Пол, скорее можно было подумать, что он должен позаботиться не о чем-то, а о ком-то. И я желала узнать, кто же это. Я рассудила, что если хочу продолжать встречи с Винсентом, мне следует разобраться в той таинственной деятельности, в которую он вовлечен.

— Et voila, mademoiselle, — сказал продавец, подавая мне блинчик на бумажной салфетке.

Я показала на мелочь, которую уже высыпала на прилавок перед ним, и, на ходу бросив: «Merci», помчалась ко входу в метро.

Проскочив через турникеты, я сразу заметила молодых людей, шедших к поезду. Когда я добралась до конца лестницы, я увидела, что они остановились в середине платформы. И прежде чем они смогли бы меня заметить, быстро села на одну из пластиковых скамей, что стояли вдоль стены.

И тут я увидела того человека.

Он стоял на расстоянии броска камнем от Винсента и Юла, на самом краю платформы, — аккуратно подстриженный мужчина лет тридцати с чем-нибудь, в темном костюме; в одной руке он держал портфель, другую прижимал ко лбу, низко опустив голову. Вид у него был такой, словно он плакал.

За многие годы поездок в парижском метро я много повидала странного: видела, как мочатся в темных углах бездомные, видела безумцев, рассуждавших о том, что их преследует правительство. Банды подростков, которые предлагали туристам донести их багаж и тут же исчезали с чужими вещами. Но я никогда не видела взрослого человека, плачущего на публике.

Волна воздуха, предшествующая появлению поезда, вырвалась из туннеля, и мужчина поднял голову. Спокойно поставив портфель на пол, он присел и, опираясь одной рукой на край платформы, спрыгнул вниз, на рельсы.

— Боже!..

Я ощутила, как с моих губ сорвался крик, и в отчаянии огляделась, пытаясь понять, видел ли это еще кто-нибудь.

Юл и Винсент обернулись в мою сторону, даже не глянув на мужчину на рельсах, хотя я показывала на него обеими руками. Не говоря ни слова, они обменялись кивком и тут же разошлись в разные стороны.

Винсент подошел ко мне и, схватив за плечи, попытался развернуть так, чтобы я не видела рельсы.

Сопротивляясь, я резко повернула голову и увидела, как Юл спрыгнул с платформы вниз и оттолкнул в сторону мужчину, уже рыдавшего в голос. И когда поезд находился уже в нескольких футах от него, он посмотрел прямо на Винсента и, чуть заметно кивнув, коснулся виска указательным пальцем, как бы небрежно салютуя.

Раздался чудовищный звук. Оглушительно завизжали, заскрежетали тормоза поезда, но было уже слишком поздно для того, чтобы предотвратить катастрофу, и тут же послышался громкий удар металла о плоть и кости. Винсент не дал мне увидеть само столкновение, но картина последней секунды отпечаталась в моем уме: спокойное лицо Юла, кивающего Винсенту, и поезд, несущийся на него…

У меня подогнулись ноги, и я покачнулась вперед, только руки Винсента удержали меня от падения. Со всех сторон раздавались крики, и громче всех завывал какой-то мужчина… Я почувствовала, как кто-то подхватывает меня и бежит. А потом вокруг стало тихо и темно, как в могиле.

9

Я очнулась от запаха крепкого кофе и подняла голову, прижатую к коленям. Я находилась на улице, сидела прямо на тротуаре, прислонившись спиной к стене какого-то здания. Винсент сидел на корточках передо мной, держа перед моим лицом крошечную чашечку горячего эспрессо, помахивая ею, как флаконом с нюхательной солью.

— Винсент, — выдохнула я, совершенно не задумываясь.

Его имя сорвалось с моих губ совершенно естественным образом, как будто я всю жизнь его произносила то и дело.

— Ты все-таки пошла за мной, — с мрачным видом произнес он.

У меня вдруг отчаянно закружилась голова, и одновременно в затылке возникла пульсирующая боль.

— О-о… — простонала я, поднимая руку и растирая затылок.

— Выпей это, а потом наклони голову пониже, между коленями, — приказал Винсент.

Он прижал чашку к моим губам, и я осушила ее одним глотком.

— Вот так-то лучше. Я отнесу чашку обратно в кафе, это рядом. Не двигайся, я сейчас вернусь, — сказал он, когда я закрыла глаза.

Но я не смогла бы пошевелиться, если бы даже и захотела. Я и ног-то не ощущала. «Что случилось? Как я здесь очутилась?» И тут ко мне вернулись воспоминания, окатив ужасом.

— Как ты, хватит у тебя сил сесть в такси? — Винсент уже вернулся и снова опустился на корточки передо мной. — У тебя сильное потрясение.

— Но… твой друг… Юл! — растерянно пробормотала я.

— Да, знаю. — Винсент нахмурился. — Но мы ведь все равно ничего не можем сделать. Нам нужно увезти тебя отсюда.

Он встал и махнул рукой, останавливая такси. Подняв меня на ноги и поддерживая сильной рукой, он прихватил мою сумку и повел к ожидавшей машине.

Винсент помог мне сесть на заднее сиденье и устроился рядом со мной; шоферу он назвал адрес на улице, находившейся совсем недалеко от моего дома.

— Куда мы едем? — спросила я, внезапно встревожившись.

Мой рациональный ум как бы похлопал меня по плечу, напоминая, что я нахожусь в машине с человеком, который не просто только что наблюдал за тем, как его друг погибает под мчащимся на него поездом, но и выглядит теперь таким спокойным, словно подобное случается каждый день.

— Я мог бы довезти тебя до твоего собственного дома, но думаю, лучше заедем ко мне, пока ты не успокоишься. Это всего в нескольких кварталах от тебя.

«Я, пожалуй, „успокоилась“ бы куда успешнее у себя дома, а не у тебя…»

И тут в мои мысли вторглось нечто новое: я осознала смысл его слов.

— Ты знаешь, где я живу? — пробормотала я.

— Я ведь уже говорил тебе, что слыхал об американках, появившихся по соседству. Помнишь? — Он обезоруживающе улыбнулся. — А кроме того, кто сегодня потащился следом за мной в метро?

Я вспыхнула, представив, сколько раз он мог видеть меня гуляющей вокруг дома, когда я даже не подозревала, что за мной наблюдают.

А потом я снова вспомнила Юла, метро… и содрогнулась от ужаса.

— Ты просто не думай. Не думай, — прошептал Винсент.

В тот момент меня просто разрывали совершенно противоположные чувства. Я была испугана и растеряна из-за безразличия Винсента к смерти Юла, и в то же время мне отчаянно хотелось, чтобы он утешил меня.

Его рука случайно задела мое колено, и мне невыносимо захотелось схватить эту руку и прижать к своему холодному лицу. Прижаться к Винсенту и больше не тонуть в волнах страха, грозящих окончательно захлестнуть меня. Судьба Юла слишком походила на судьбу моих родителей. Мне казалось, что смерть примчалась следом за мной через всю Атлантику. Она не отставала от меня, грозя унести всех, кого я знала.

И Винсент как будто услышал мои мысли, и его рука протянулась ко мне и вытащила мою руку, зажатую между коленями. И как только он сжал мои пальцы в своей ладони, меня мгновенно охватило чувство безопасности. Я откинулась на спинку сиденья, закрыла глаза и не открывала их до конца пути.

Такси остановилось перед стеной высотой футов в десять, с массивной железной калиткой. На ее прутьях изнутри были укреплены листы черного металла, полностью скрывавшие то, что пряталось за ними. Густые плети глицинии свисали с верха стены, и еще виднелись верхушки пары величественных деревьев.

Винсент расплатился с водителем, потом обошел машину и открыл дверцу с моей стороны. Потом подвел меня к калитке, на боковом столбе которой я увидела пульт современнейшей аудиовизуальной охранной системы.

Замок щелкнул после того, как Винсент набрал на пульте код. Потом он одной рукой нажал на калитку, приоткрывая ее, а другой мягко подтолкнул меня. Войдя внутрь, я задохнулась от изумления.

Я стояла в мощенном камнем дворе hotel particulier, одного из тех городских дворцов, которые богатые парижане строили в качестве своих резиденций в семнадцатом и восемнадцатом веках. Этот дворец был сооружен из крупных камней медового цвета, его венчала черная сланцевая крыша, под краем которой тянулись сплошным рядом мансардные окошки. Я только однажды видела вблизи подобный дворец, когда мама и Мами брали меня с собой на экскурсию.

В середине двора красовался круглый фонтан, чья темно-серая чаша была высечена из гранита; размеры чаши вполне позволяли поплавать в ней. Над плещущейся в ней водой возвышалась фигура в человеческий рост — это был ангел, держащий на руках спящую женщину. Ее тело виднелось сквозь тонкую ткань платья, изображенного скульптором так искусно, что тяжелый камень как бы превратился в тончайшую кисею. Хрупкую нежность женщины подчеркивала мужественная сила державшего ее ангела; его мощные крылья распахнулись над обеими фигурами, укрывая и защищая. Это был символ, соединявший в себе красоту и опасность, и он бросал некую зловещую тень на весь двор.

— Ты здесь живешь?

— Это не мой дом, но — да, я здесь живу, — ответил Винсент, шагая через двор к парадной двери. — Идем!

Я вспомнила, почему мы оказались здесь, и звук удара многих тонн металла о тело Юла снова раздался в моих ушах. Слезы, которые я сдерживала так долго, хлынули из глаз.

Винсент открыл резную дверь и ввел меня в огромный холл, с двойной лестницей, изгибавшейся вдоль стен, к балкону, нависавшему над комнатой. Над нашими головами висела хрустальная люстра размером с мини-фольксваген, а на мраморном полу, инкрустированном цветами и виноградными гроздьями, лежал персидский ковер. «Что за чудеса, куда я попала?» — подумала я.

Я прошла следом за Винсентом через другую дверь — в маленькую комнату с высоким потолком, в которой, похоже, ничто не менялось с семнадцатого века, и села на древний диванчик с прямой спинкой. Опустив голову на руки, я наклонилась вперед и закрыла глаза.

— Я сейчас вернусь, — сказал Винсент, и я услышала, как закрылась дверь, когда он вышел из комнаты.

Через несколько минут я почувствовала себя лучше. Откинувшись на спинку дивана, я стала рассматривать необыкновенную комнату. Тяжелые занавеси на окне не пропускали дневного света. Изысканная люстра, изначально предназначенная для свечей, а не для их электрических копий, торчавших в ней теперь, давала достаточно света, чтобы можно было рассмотреть множество картин, висевших на стенах. Десятки лиц давних французских аристократов, явно обладавших дурным характером, хмуро смотрели на меня.

Маленькая дверь для прислуги, скрытая в дальней стене, внезапно распахнулась, в комнату вошел Винсент. Он поставил на столик передо мной большой фарфоровый чайник в форме дракона и парную с ним чашку, и еще тарелку с тоненькими печеньями. Аромат крепкого чая и миндаля поднимался над серебряным подносом.

— Сахар и кофеин. Лучшее лекарство в мире, — сообщил Винсент, опускаясь в мягкое кресло в нескольких футах от меня.

Я попыталась поднять тяжелый чайник, но руки у меня дрожали так сильно, что чайник стукнулся о чашку, только и всего.

— Эй, позволь-ка мне, — сказал Винсент, наклонился к столику и наполнил чашку чаем. — Жанна, наша экономка, готовит лучший в мире чай. Ну, так говорят. Я сам предпочитаю кофе.

Меня ошеломила его легкая болтовня.

— Ладно, хватит. Просто замолчи, а?

Зубы у меня стучали друг о друга. То ли от потрясения, то ли от зарождавшегося ощущения, что тут что-то не так… ох не так…

— Винсент… кем бы ты ни был…

«Я в его доме, а сама даже его фамилии не знаю», — пронеслось у меня в голове.

— Твой друг погиб только что, а ты тут рассуждаешь со мной… — У меня сорвался голос. — Рассуждаешь о кофе?

На лице Винсента отразилось нечто вроде желания оправдаться, но он промолчал.

— Ох, боже мой… — тихо пробормотала я и снова заплакала. — Да что с тобой такое происходит?

В комнате воцарилась тишина, и я слышала, как гигантские старинные часы в углу отсчитывают секунды. Наконец я стала дышать ровнее и вытерла глаза, стараясь взять себя в руки.

— Это верно. Я не слишком умею выражать чувства, — заговорил, наконец, Винсент.

— Одно дело — не уметь выражать чувства. И совсем другое — сбежать после того, как твоего друга размазало поездом метро!

Осторожно, негромко Винсент сказал:

— Если бы мы там остались, нам бы пришлось объясняться с полицией. Они бы стали расспрашивать нас обоих, точно так же, как всех прочих свидетелей. Я хотел избежать этого… — Он немного помолчал. — Любой ценой.

Холодная маска Винсента вернулась, или, по крайней мере, я снова стала ее замечать. Онемение охватило мои руки, расползлось по всему телу, когда до меня дошел смысл его слов.

— Так ты… — Я задохнулась. — Ты кто? Преступник?

Его темные задумчивые глаза притягивали меня, хотя ум твердил мне, что нужно бежать отсюда. Бежать как можно дальше.

— Кто ты такой? Тебя разыскивают? Разыскивают за что? Ты что, украл все вот эти картины? — Я вдруг заметила, что кричу, и понизила голос: — Или натворил чего-то похуже?

Винсент откашлялся, выигрывая время:

— Скажем, так: я не из тех парней, кого твоя мама хотела бы видеть рядом со своей дочерью.

— Моя мама умерла. И папа тоже.

Слова сами сорвались с моих губ, не успела я и опомниться.

Винсент прикрыл глаза и прижал ко лбу ладонь, словно от боли:

— Что, недавно?

— Да.

Он серьезно кивнул, как будто начиная что-то понимать:

— Мне очень жаль, Кэти.

«Каким бы плохим он ни был, он беспокоится обо мне». Эта мысль возникла в моем уме так внезапно, что я не справилась с реакцией. На глазах выступили слезы. Я схватила чашку с чаем и поднесла к губам.

Горячая жидкость скользнула по горлу, в желудок, и ее успокаивающий эффект сказался немедленно. Мысли слегка прояснились. И как ни странно, но я ощутила, что лучше владею ситуацией. «Он уже знает, кто я такая, хотя я не знаю о нем практически ничего…»

Однако мое признание явно его потрясло. «Винсент то ли старается держать себя в руках, — подумала я, — то ли пытается что-то скрыть». Я решила воспользоваться преимуществом момента, чтобы кое-что выяснить.

— Винсент, но если ты… если тебе что-то грозит, то какого черта ты стараешься подружиться со мной?

— Я уже говорил тебе, Кэти, я давно тебя заметил. — Винсент тщательно взвешивал слова. — И ты выглядела как человек, с которым мне хотелось бы познакомиться поближе. Наверное, это была плохая идея. Но я вообще-то об этом не думал.

Пока он говорил, тон его голоса сменился с теплого на ледяной. Я не могла понять, то ли он злится на себя за то, что позволил мне впутаться в его непонятные делишки, то ли злится на меня за то, что я сама в них вмешалась. Но это было неважно. Его внезапная холодность все равно произвела эффект: я вздрогнула, как будто меня ударили.

— Я уже вполне в силах уйти, — сказала я, резко вставая.

Он тоже поднялся и кивнул.

— Да, я тебя провожу до дома.

— Спасибо, не нужно. Я знаю дорогу. Я… лучше не надо.

Эти слова произнесла рациональная, рассудочная часть моего ума. Та часть, которая требовала, чтобы я как можно скорее покинула этот дом. Но другая часть отчаянно сожалела о сказанном.

— Как хочешь, — ответил Винсент и снова провел меня через грандиозный холл и открыл дверь во двор. — Ты уверена, что все будет в порядке? — настойчиво спросил он, загораживая проем, ожидая ответа, прежде чем позволить мне уйти.

Я нырнула под его руку, проскочив в паре дюймов от его тела.

Моя ошибка состояла в том, что я вдохнула как раз в этот момент. От Винсента пахло дубами, травой, костром… От него пахло воспоминаниями. Долгими-долгими годами воспоминаний.

— Но ты выглядишь не слишком крепкой.

Его твердая скорлупа приоткрылась ровно настолько, чтобы можно было увидеть вспышку сострадания.

— Я в порядке, — возразила я, стараясь говорить как можно увереннее, и тут же, видя Винсента, стоявшего в дверях, спокойного и собранного, перефразировала ответ: — Со мной все хорошо, но вот ты… Ты только что потерял друга в ужасной катастрофе, а теперь делаешь вид, что ничего не случилось. Мне наплевать, кто ты такой или что ты натворил, чтобы удирать вот так. Но если все это на тебя не подействовало… у тебя большие проблемы.

Тень эмоций прокатилась по мрачному лицу Винсента. Он казался расстроенным. Что ж, уже хорошо.

— Я тебя не понимаю. И не хочу понимать. — Мои глаза прищурились от отвращения. — И надеюсь, что больше никогда тебя не увижу, — закончила я и направилась к калитке.

И тут сильные пальцы схватили меня за руку, и я резко обернулась… Винсент стоял совсем рядом. Он наклонился так, что его губы почти коснулись моего уха.

— Вещи не всегда таковы, какими они кажутся, Кэти, — прошептал он и осторожно отпустил меня.

Я бегом бросилась к калитке, которая уже распахнулась навстречу мне. Как только я выскочила наружу, она начала закрываться. Откуда-то из дома донесся грохот, как будто кто-то швырнул фарфоровую вещь на мраморный пол.

Я застыла на месте, глядя на мощную железную калитку. Интуиция говорила мне, что я сделала что-то не то. Что я неверно оценила Винсента. Но ведь все указывало на то, что он — нечто вроде преступника… А судя по грохоту, продолжавшему звучать в доме, похоже, он был довольно жесток и вспыльчив… Я покачала головой, пытаясь понять, как я могла настолько забыться при виде красивого лица.

10

В течение нескольких следующих недель я постоянно вспоминала все эти события, так и эдак, прокручивая их, как сломавшийся плеер. Да я и снаружи, наверное, выглядела так же. Я вставала по утрам, читала в каком-нибудь кафе, шла на первый попавшийся фильм, пыталась поддерживать разговор с Джорджией и бабушкой за ужином… Конечно, они видели, что со мной не все в порядке. Но им и в голову не приходило связать мое мрачное настроение с какими-то новыми причинами.

Каждый раз, когда Винсент врывался в мои мысли, я старалась его прогнать. Как я могла настолько ошибиться? Теперь тот факт, что он состоял в какой-то преступной организации, выглядел почти непреложным, особенно когда я вспоминала о ночи на реке. Должно быть, там шла некая война затаившихся банд, отбросов общества… «Но даже если он плохой человек, но все равно спас ту девушку», — ворчало мое сознание.

Но каким бы ни было прошлое Винсента, я не в силах была понять его отстраненность и холодность после гибели Юла под колесами поезда. Как вообще кто-либо может уйти оттуда, где только что погиб его друг, уйти ради того, чтобы самому скрыться от закона? От всего этого меня до костей пробирало холодом. В особенности потому, что я уже начинала что-то чувствовать к Винсенту.

Я вспоминала, как он поддразнивал меня в музее Пикассо. Пристальный взгляд, то, как он держал мою руку перед домом Юла. Тот покой, который я ощутила, когда он взял меня за руку в такси. Эти мгновения то и дело вспыхивали в памяти, напоминая, почему Винсент так мне понравился. Я снова и снова отгоняла их, переполняясь отвращением к самой себе из-за собственной наивности.

Наконец однажды вечером Джорджия зашла ко мне в комнату.

— Что с тобой происходит? — спросила она со своим обычным тактом.

Она уселась на ковер и бесцеремонно прислонилась спиной к бесценному комоду в стиле ампир, которым я никогда не пользовалась из страха сломать ручки ящиков.

— О чем это ты? — ответила я, избегая взгляда сестры.

— О том, черт побери, что с тобой происходит. Я твоя сестра! Я вижу, когда что-то не в порядке.

Я вообще-то и сама хотела поговорить с Джорджией, просто не знала, с чего начать. Как я могла бы рассказать ей, что тот парень, которого мы видели прыгающим с моста, на деле оказался преступником, с которым я вдруг стала встречаться… ну, то есть до того момента, когда увидела, как он удирает с места гибели своего друга, не пролив ни слезинки?

— Ладно, если не хочешь говорить, я могу просто начать угадывать, но я все равно вытащу это из тебя. Ты боишься идти в новую школу?

— Нет.

— Это из-за твоих друзей?

— Каких друзей?

— Да брось ты!

— Нет.

— Из-за мальчика?

Видимо, выражение моего лица меня выдало, потому что сестра тут же наклонилась ко мне, скрестив ноги в позе «а-ну-давай-выкладывай!».

— Кэти, почему бы не рассказать… ну, кто бы он ни был… пока дело не зашло слишком далеко?

— Ты мне не рассказываешь о своих парнях.

— Да просто потому, что их слишком много. — Джорджия рассмеялась, но тут же, вспомнив о моем мрачном настроении, добавила: — К тому же ни один из них и не стоит упоминания. Пока что.

Она выжидающе замолчала.

Мне было некуда деваться.

— Ладно… это один парень, который живет неподалеку, и мы вроде как встречались несколько раз, пока я не узнала, что он того не стоит.

— Не стоит почему? Он женат?

Я невольно хихикнула.

— Нет.

— Наркоман?

— Нет. То есть я так не думаю. Скорее он… — Я посмотрела на Джорджию, наблюдая за ее реакцией. — Скорее у него проблемы с законом. Ну, вроде как он преступник или что-то в этом роде.

— А! Да, я бы сказала — ничего тут хорошего, — задумчиво согласилась Джорджия. — Хотя мне было бы интересно познакомиться с таким.

— Джорджия! — воскликнула я, швыряя в нее подушку.

— Извини, извини. Мне не следовало так шутить. Ты права. Такой парень вряд ли годится в близкие друзья, Кэти-Бин. Но в таком случае почему бы тебе просто не похвалить себя за то, что ты вовремя спохватилась, и не поискать компанию поприличнее?

— Я просто поверить не могу, что так в нем ошиблась. Он выглядел просто идеалом. И с ним так интересно. И…

— Он хорош собой? — перебила меня сестра.

Я упала на кровать и уставилась в потолок.

— Ох, Джорджия… Он не просто хорош. Он потрясающ. Изумителен, глаз не оторвать! Но теперь это не имеет значения.

Джорджия встала и посмотрела на меня сверху вниз.

— Мне жаль, что у тебя ничего не получилось. Было бы здорово увидеть, как ты наслаждаешься компанией какого-нибудь пылкого француза. Я не хочу тебя подталкивать, но как только тебе захочется снова вернуться к жизни, вспомни, что можно хоть каждый день ходить на разные вечеринки.

— Спасибо, Джорджия, — сказала я, касаясь ее руки.

— Да я на все готова ради моей сестренки.

А потом не успели мы опомниться, как лето кончилось и пришла пора отправляться в школу.

Мы с Джорджией свободно говорили по-французски. Папа всегда говорил с нами на этом языке, к тому же мы проводили так много времени в Париже во время каникул, что французский стал для нас таким же родным, как английский. Поэтому мы могли бы пойти в старшие классы французской школы. Но французская система образования так сильно отличается от американской, что нам пришлось бы одолеть слишком много трудностей.

Американская школа в Париже — это одно из тех странных местечек, где эмигранты сбиваются вместе, защищаясь от чужого мира, и стараются делать вид, что они по-прежнему дома. Я видела в этой школе прибежище потерянных душ. Моя сестра смотрела на нее как на возможность завести побольше интернациональных друзей, к которым можно будет ездить в гости, в их родные страны, после окончания занятий. Джорджия обращалась с друзьями как с неким снаряжением, весело меняя одно на другое по мере необходимости, — не то чтобы намеренно, просто она ни к кому особо не привязывалась.

Что касается меня, то, будучи моложе, я знала, что мне предстоит провести два коротких года с этими людьми и что некоторым из них придется вернуться домой еще до того, как закончится учебный год.

В общем, едва войдя в тяжелые двери школы в первый день занятий, я прямиком отправилась в канцелярию, чтобы узнать расписание, а Джорджия сразу подошла к компании девушек, выглядевших слегка напуганными, и принялась болтать с ними так, словно знала их всю жизнь. В общем, наше положение в школе определилось в первые же пять минут.

Я не ходила в музеи с тех самых пор, как встретилась с Винсентом в музее Пикассо, и потому меня охватил легкий трепет, когда я однажды днем, после занятий в школе, подошла к Центру Помпиду. Наш учитель истории задал нам написать рефераты по каким-нибудь событиям, случившимся в Париже в двадцатом веке, и я выбрала волнения 1968 года.

Скажите «май шестьдесят восьмого», и любой француз тут же подумает о всеобщей бессрочной забастовке, парализовавшей экономику Франции. А я решила сосредоточиться на продолжавшемся неделю жестоком столкновении полицейских и студентов университета Сорбонна. Нам было предложено писать работу от первого лица, как будто мы сами участвовали в событиях. И потому вместо того, чтобы рыться в исторических монографиях, я решила просмотреть газеты тех дней, чтобы найти для себя подходящую фигуру.

Нужные мне материалы хранились в большой библиотеке, находившейся на втором и третьем этажах Центра Помпиду. Но поскольку остальные этажи занимал Национальный музей современного искусства, я предполагала объединить выполнение школьного задания со вполне заслуженным мной осмотром интересных произведений.

Устроившись в одной из библиотечных кабинок, я быстро просмотрела несколько микрофильмов о самых богатых событиями днях массовых беспорядков. Десятого мая произошли самые яростные схватки полиции и студентов. Я сделала несколько выписок, потом вернулась к заголовкам, выбирая передовицы. Трудно было представить, что такие жестокие события могли произойти совсем рядом, на другом берегу реки, в Латинском квартале, в пятнадцати минутах ходьбы от того места, где я сидела.

Я сменила подборку статей. Восстание было подавлено четырнадцатого июля, в День независимости Франции. Многие студенты, а заодно и туристы, приехавшие на праздник в Париж, оказались в больницах. Я сделала еще несколько выписок, а потом вернулась к тем двум страницам, на которых были напечатаны некрологи, к которым прилагались черно-белые фотографии.

И тут я увидела…

Примерно в середине первой страницы. Это был Винсент. Волосы у него были немного длиннее, чем теперь, но в остальном он выглядел точно так, как месяц назад. Оледенев, я прочитала текст.

«Пожарный Жак Дюпон, девятнадцати лет, родившийся в Ла-Боле, в Западной Луаре, погиб во время дежурства прошлой ночью, когда участвовал в тушении пожара. Здание, судя по всему, было подожжено взбунтовавшимися студентами с помощью коктейля Молотова. Дом номер 18 по улице Champollion был охвачен огнем, когда Дюпон и его сослуживец, Терри Саймон, бросились внутрь и начали выводить и выносить жильцов, не обращая внимания на сражение, идущее рядом, в Сорбонне. Дюпон, на которого упали горящие балки, скончался по дороге в госпиталь, и его тело доставили в морг. Двенадцать горожан, в том числе четверо детей, обязаны жизнью двум героям-пожарным».

«Но это не может быть он, — подумала я. — Разве что Винсент — точная копия своего отца, он мог ведь успеть произвести на свет ребенка до гибели… — Я вернулась к некрологу. — Девятнадцать лет в шестьдесят восьмом году… в принципе возможно, теоретически…»

Путаясь в мыслях, я стала искать букву «С». Терри Саймон. И нашла. Это был тот самый мускулистый парень, который выпроводил нас с Джорджией с места драки на берегу реки. На фотографии у Терри была пышная прическа в стиле «афро», но на лице играла та же самая уверенная улыбка, которой он одарил меня на террасе кафе. Это был определенно тот же самый молодой человек. Только более сорока лет назад.

Я недоверчиво прикрыла глаза, а потом снова их открыла — чтобы прочитать заметку под портретом Терри. И прочла то же самое, что о Жаке; разница была лишь в том, что лет ему было двадцать два, а родился он в Париже.

— Не понимаю, — прошептала я, тупо нажимая на кнопку «Печать», чтобы получить копии обеих страниц с фотографиями.

Вернув диск с микрофильмами, я в полном недоумении вышла из библиотеки и немного помедлила, прежде чем ступить на эскалатор, бежавший выше, на следующий этаж. Я могла бы посидеть в музее, пока не придумала бы, что делать дальше…

Мои мысли метались в разные стороны, пока я проходила через турникеты, в гигантскую галерею с высоченными потолками, — по ее центру стояли скамьи для туристов. Усевшись, я опустила голову на руки, пытаясь привести ум в порядок.

Наконец я подняла голову. Я находилась в зале, посвященном Фернану Леже, одному из моих любимых художников начала и середины двадцатого века. Я стала рассматривать двухмерные пространства, наполненные яркими чистыми цветами и геометрическими формами, и реальность вроде как начала возвращаться на свое место. Я посмотрела в тот угол, где висела моя любимая из картин Леже: с похожими на роботов солдатами Первой мировой войны, сидящими за столом, курящими трубки и играющими в карты.

Перед картиной стоял молодой человек, спиной ко мне; он чуть наклонился, рассматривая какую-то деталь композиции. Он был среднего роста, с коротко подстриженными каштановыми волосами и в небрежной одежде. «Где я могла его видеть?» — мелькнуло у меня в голове. Возможно, это был кто-то из моей новой школы?

А потом юноша обернулся — и я в изумлении разинула рот. Человеком, стоявшим в другом конце зала, оказался Юл.

11

Мое тело, похоже, окончательно утратило связь с умом. Оно само встало и пошло к фантому. «Или у меня умственное расстройство, начавшееся еще в библиотеке, — подумала я, — или передо мной стоит самый настоящий призрак».

Оба эти предположения выглядели более возможными, нежели их альтернатива, а именно: что Юл на самом деле остался в живых после того, как на него налетел поезд метро, и при том еще и ничуть не пострадал, не получил ни единой царапины.

Когда мне оставалось до него несколько футов, молодой человек заметил мое приближение и на секунду заколебался. А потом повернулся в мою сторону с совершенно пустым выражением лица.

— Юл! — сердито произнесла я.

— Добрый день, — спокойно откликнулся молодой человек. — Я вас знаю?

— Юл, это же я, Кэти! Я приходила в твою мастерскую с Винсентом, помнишь? И видела тебя в метро в тот день, когда… когда случилась катастрофа.

Теперь на лице юноши отразилось нечто вроде веселья.

— Боюсь, что вы меня с кем-то спутали. Меня зовут Томас, и у меня нет ни одного знакомого по имени Винсент.

«Томас, ну и ну!» — подумала я, и мне захотелось как следует встряхнуть его.

— Юл, я же знаю, что это ты! Ты попал в ту ужасную аварию… около месяца назад!

Он покачал головой и пожал плечами, как бы говоря: «Извините!»

— Юл, ты должен мне объяснить, что происходит!

— Послушайте… э-э… Кэти? Я понятия не имею, о чем вы говорите, но позвольте вам помочь… давайте-ка сядьте вот здесь, на скамью. Вы, должно быть, чересчур увлеклись учебой. Или просто переутомились.

Он подхватил меня под руку и потащил к скамьям.

Я вырвалась и остановилась, глядя на него и сжимая кулаки.

— Я знаю, что это ты! Я не сумасшедшая! И не понимаю, в чем дело. Но я обвиняла Винсента в том, что он так бессердечно сбежал с места твоей гибели. А теперь оказывается, что ты жив!

Тут я заметила, что говорю слишком громко и что в нашу сторону направляется охранник. Я окатила Юла бешеным взглядом, когда человек в форме подошел к нам и спросил:

— Какие-то проблемы?

Юл безмятежно посмотрел охраннику в глаза и ответил:

— Никаких проблем, сэр. Девушка ошиблась, приняла меня за кого-то другого.

— Это не так! — прошипела я себе под нос и ушла, быстро направившись к выходу.

Обернувшись и увидев, что Юл и охранник смотрят мне вслед, я поспешила выйти из музея и встала на идущий вниз эскалатор.

Я могла что-то узнать только в одном месте.

Поезд метро привез меня в свой район, хотя и полз невыносимо медленно, — но, наконец, я стремительно поднялась наверх со станции метро и зашагала к улице Грене. Остановившись перед мощной стеной, увитой цветами, я позвонила. Над моей головой вспыхнул огонек, я посмотрела прямо в объектив видеокамеры.

— Да? — через несколько секунд произнес чей-то голос.

— Это Кэти. Я… — Я умолкла, мгновенно растеряв всю свою храбрость. Но, вспомнив грубость последних слов Винсента, я заговорила с новой решимостью: — Я подруга Винсента.

— Его сейчас нет.

Мужской голос отдавал металлом, доносясь до меня из крошечного динамика в нижней части пульта.

— Но мне необходимо с ним поговорить. Могу я оставить ему сообщение?

— Разве у вас нет номера его телефона?

— Нет.

— И вы — его подруга? — В голосе послышался оттенок скептицизма.

— Да, то есть нет. Но мне нужно с ним поговорить. Пожалуйста!

Последовало недолгое молчание, а потом я услышала металлический щелчок, говоривший о том, что калитка отперта. Она медленно открылась внутрь. На другом конце двора, в проеме открытой двери, стоял какой-то мужчина. У меня упало сердце, когда я поняла, что это не Винсент.

Я быстро пересекла мощенное булыжником пространство и подошла к мужчине, пытаясь придумать, что же я могу сказать такого, что не заставило бы меня выглядеть сумасшедшей. Но когда я подошла поближе, все слова вылетели у меня из головы. Хотя мужчина выглядел лет на шестьдесят, его поблекшим зеленым глазам явно было лет двести, не меньше.

Его довольно длинные седые волосы были зачесаны назад и блестели, явно намазанные помадой, а на лице выделялся длинный, горбатый, благородного вида нос. И это лицо, и одежда носили на себе откровенную печать французской аристократии.

Если бы даже я не встречалась с людьми такого типа благодаря антикварному бизнесу Папи, я все равно узнала бы подобные черты, потому что не раз видела их на многочисленных портретах, висевших во французских дворцах и музеях. Старые семьи. Старые деньги. И этот вот дворец наверняка принадлежит ему.

Голос мужчины прервал мои размышления:

— Так вы пришли, чтобы повидать Винсента?

— Ага… то есть да, monsieur.

Он одобрительно кивнул, принимая мою поправку, соответствовавшую его возрасту и положению.

— Что ж, мне очень жаль сообщать вам это, но, как я уже сказал, его здесь нет.

— А вы не знаете, когда он вернется?

— Думаю, через несколько дней.

Я не знала, что сказать. Он уже повернулся, чтобы уйти, и я, окончательно растерявшись, ляпнула:

— Ну, я могу хотя бы оставить ему сообщение?

— И какого рода сообщение? — сухо поинтересовался мужчина, поправляя широкий шелковый галстук, украшавший его безупречно белую хлопковую рубашку.

— Можно… можно мне написать ему? — пробормотала я, хотя мне уже отчаянно хотелось просто сбежать. — Простите, что отнимаю у вас время, сэр, но не позволите ли вы оставить ему записку?

Он приподнял брови и мгновение-другое всматривался в мое лицо. А потом, открыв дверь пошире, чтобы я могла войти, сказал:

— Очень хорошо.

Я вошла все в тот же величественный вестибюль и подождала, пока старик не закроет двери за нами.

— Идите за мной, — сказал он и повел меня через боковую дверь все в ту же комнату, где Винсент угощал меня чаем. Показав на письменный стол и стул, он предложил: — Бумагу для письма и ручки возьмите в ящике.

— Да у меня все есть, спасибо, — ответила я, похлопав по своей сумке.

— Хотите, вам принесут чая?

Я кивнула, решив, что это даст мне выигрыш в несколько минут для обдумывания записки.

— Да, спасибо.

— Тогда Жанна сейчас подаст вам чай, а потом вас проводит. Вы можете оставить записку для Винсента ей. Aurevoir, mademoiselle.

Коротко кивнув, он вышел, закрыв за собой дверь. Я облегченно вздохнула.

Достав из сумки ручку и тетрадь, я вырвала листок и добрую минуту таращилась на него, прежде чем начала писать. «Винсент», — начала я. И еще немного подумала.

«Я начинаю понимать, что ты имел в виду, когда сказал, что вещи не всегда таковы, какими кажутся. Я нашла твою фотографию и еще фотографию твоего друга на страницах газет 1968 года, в некрологах. А потом, сразу после этого, увидела Юла. Живого и невредимого.

Я даже вообразить не могу, что все это значит, но я хочу извиниться за то, что наговорила тебе, да еще после той доброты, которую ты ко мне проявил. Я тебе сказала, что не хочу больше тебя видеть. Беру свои слова назад.

Объясни мне хотя бы, что происходит, помоги понять, чтобы я не очутилась где-нибудь в психушке, бормоча о мертвецах, бродящих среди нас.

Теперь твой ход.

Кэти».

Я сложила записку и подождала. Но Жанна так и не пришла. Я смотрела на древние часы, наблюдая за минутной стрелкой, и нервничала все сильнее и сильнее. Наконец я подумала, что мне, возможно, следует самой отправиться на поиски Жанны. Может, она ждет меня с чаем в кухне? В доме царила тишина.

Я вышла из комнаты и увидела, что дверь на другой стороне холла приоткрыта. Осторожно подойдя к ней, я заглянула внутрь.

— Жанна? — тихо окликнула я.

Ответа не последовало. Я открыла дверь пошире и вошла в комнату, представлявшую собой почти точную копию той, из которой я вышла. Здесь имелась такая же маленькая дверь в углу, как та, через которую Винсент вернулся с чаем. «Вход для слуг», — подумала я.

Открыв эту дверь, я увидела длинный темный коридор. С нервно колотящимся сердцем я пошла к застекленной двери в его конце; сквозь стекла пробивался свет. Дверь в конце коридора вывела меня в огромную, похожую на пещеру кухню. Там никого не было. Я, наконец, выдохнула, только теперь осознав, что боялась снова наткнуться на хозяина дома.

Решив в конце концов оставить записку в почтовом ящике, когда буду выходить на улицу, я пошла обратно по длинному, как туннель, коридору. Теперь, когда свет из кухни падал мне на спину, я увидела, что в коридор выходят еще несколько дверей, и опять — одна из них приоткрыта. Изнутри падал теплый свет. Может быть, это комната экономки?

— Жанна? — опять тихо позвала я.

И опять мне никто не ответил.

Я мгновение-другое постояла неподвижно, чувствуя, как что-то изнутри неудержимо толкает меня вперед. «Что я делаю?» — думала я, шагая к двери.

Окно в этой комнате, как и в других, было закрыто плотными занавесками. И свет исходил лишь от нескольких маленьких светильников, стоявших на низких столиках.

Я вошла в комнату и тихо прикрыла за собой дверь. Я понимала, что это настоящее безумие. Но рациональная часть моего ума проиграла сражение, и я теперь действовала на автопилоте, вторгаясь в чужой дом исключительно ради удовлетворения любопытства. У меня покалывало кожу, искры адреналина разбегались по телу, когда я начала осматриваться.

Справа от меня по обе стороны серого мраморного камина высились книжные полки. Над каминной полкой висели два огромных меча, скрещенные рукоятями. Другую стену покрывали фотографии в рамках, часть из них была черно-белыми, другие цветными. Все это были портреты.

На первый взгляд подборка казалась лишенной смысла. Одни люди на снимках были молодыми, другие — старыми. Несколько фотографий выглядели так, словно были сделаны лет пятьдесят назад, другие были современными. Единственным, что их связывало, была искренность: люди не видели, что их фотографируют. «Странная коллекция», — подумала я, переводя взгляд в другой конец комнаты.

В одном ее углу стояла большая кровать с балдахином на четырех столбиках, завешенная прозрачной белой тканью. Я подошла к ней поближе, чтобы рассмотреть как следует. Сквозь полог я увидела очертания человеческой фигуры, лежавшей на постели. У меня остановилось сердце.

Не решаясь вздохнуть, я отодвинула полог.

Это был Винсент. Он лежал прямо на покрывале, полностью одетый, лежал на спине, вытянув руки вдоль тела. И он совсем не походил на спящего. Он выглядел мертвым.

Я протянула руку и коснулась его пальцев. Они были холодными и твердыми, как у манекена. Отпрянув, я вскрикнула:

— Винсент?..

Он не шевельнулся.

— Ох, боже… — выдохнула я в ужасе, а потом вдруг заметила фотографию в рамке, стоявшую на столике у кровати.

На фотографии была я.

Задыхаясь, прижав ладонь к горлу, я попятилась, пока не наткнулась на камин, и тогда испустила вопль. И тут же резко распахнулась дверь комнаты, зажегся верхний свет. В дверях стоял Юл.

— Привет, Кэти, — зловещим тоном произнес он, а потом, снова выключив свет, кивнул и сказал: — Похоже, наша карта бита, Винс.

12

— Идем-ка со мной.

Лицо Юла выглядело мрачным. Когда он понял, что я не в состоянии двинуться с места, он взял меня за руку и повлек к двери.

— Но, Юл… — забормотала я, отчасти придя в себя и вернув себе дар речи. — Винсент умер!

Юл обернулся ко мне и внимательно всмотрелся в мое лицо. Должно быть, я выглядела как жертва эмоциональной травмы. Да я и говорила именно так, мой голос невыносимо дрожал.

— Нет, не умер. С ним все в порядке.

Он снова потащил меня вперед, в коридор. Я выдернула руку.

— Послушай, Юл, — сказала я, уже впадая в истерику. — Я же его потрогала! У него кожа холодная и твердая! Он мертвый!

— Кэти, — почти с раздражением заговорил Юл, — я не могу прямо сейчас с тобой разговаривать. Но ты должна пойти со мной.

Он мягко сжал мое запястье и повел меня по коридору.

— Куда ты меня тащишь?

— Куда бы мне ее утащить? — спросил Юл самого себя.

Но это не был тот тон, каким люди задают себе вопрос, ответ на который они уже знают. Его слова прозвучали так, будто он действительно этого не знал и ожидал, что ему кто-то ответит.

Я вытаращила глаза. Юл был сумасшедшим! «Может, он свихнулся там, в метро, угодив под поезд?» — подумала я. Но он мог быть и сумасшедшим убийцей, он мог убить Винсента и оставить его там, в кровати, а теперь хотел куда-то завлечь меня и тоже убить… Мои мысли неслись с бешеной скоростью, уже не подчиняясь мне: я как будто смотрела стремительно меняющиеся кадры… Перепугавшись окончательно, я попыталась высвободить руку, но Юл сжал ее крепче.

— Я тебя веду в комнату Шарлотты, — сообщил он наконец, найдя ответ на свой вопрос.

— Кто такая Шарлотта? — дрожащим голосом спросила я.

— Да не пытаюсь я ее напугать! — вдруг воскликнул Юл, резко останавливаясь. И раздраженно обернулся ко мне. — Послушай, Кэти… Я знаю, что ты потрясена, но ты сама виновата в том, что залезла в ту комнату. Я тут ни при чем. А теперь я хочу отвести тебя в другое место, чтобы ты немного успокоилась, и я не собираюсь делать тебе что-то плохое.

— А могу я просто уйти?

— Нет.

По моим щекам тут же покатились слезы. Я не могла их сдержать. Я была слишком растеряна и испугана, чтобы держаться спокойно, и в ужасе от того, что плакала на глазах Юла; последнее, чего бы мне хотелось, так это выглядеть слабой или хрупкой. Я уставилась в пол.

— Ну, что теперь? — спросил он, отпуская мою руку. — Кэти? Кэти? — Он явно смягчился. — Кэти!

Я посмотрела ему в глаза, вытирая слезы дрожащей ладонью.

— О, боже, я тебя напугал, — сказал он, впервые глядя на меня по-настоящему внимательно. И отступил на шаг. — Я все сделал неправильно. Я просто идиот.

«Поосторожнее! — мысленно предупредила я себя. — Он может просто притворяться. Но ему, похоже, немножко стыдно».

— Ладно, позволь тебе объяснить… — Юл замялся. — Ну, насколько я могу. Я не собираюсь тебя обижать. Клянусь, Кэти! И обещаю: с Винсентом все будет в порядке. Все не так, как может показаться. Просто мне нужно поговорить с другими… с другими людьми, живущими здесь, прежде чем я позволю тебе уйти.

Я кивнула. Юл уже выглядел куда более нормальным и здравомыслящим, чем несколько минут назад. И еще у него был настолько виноватый вид, что я почти (но не совсем) пожалела его. «Даже если я вздумаю сбежать, — подумала я, — мне все равно не проскочить через охранную систему калитки».

Юл снова протянул мне руку, на этот раз вполне мирно, как будто хотел утешающе коснуться предплечья, но я отшатнулась.

— Ладно, ладно, — произнес он, вскинув руки в жесте «Я сдаюсь». — Не буду я тебя больше трогать.

Он теперь казался всерьез расстроенным.

— Я знаю, — сказал он куда-то в воздух. — Я просто полный дебил. — Он направился по коридору в сторону холла. — Идем, Кэти, пожалуйста! — удрученно попросил он.

Я пошла за ним. А что мне оставалось?

Юл повел меня по двойной винтовой лестнице на второй этаж и снова по коридору. Открыв дверь в какую-то темную комнату, он включил там свет и остановился в коридоре, пропуская меня внутрь.

— Устраивайся здесь, — предложил Юл. — Я уйду ненадолго, — добавил он, избегая моего взгляда.

Дверь закрылась за моей спиной. Щелкнул замок.

— Эй! — закричала я, хватаясь за ручку двери и вертя ее.

Дверь была заперта.

— Извини, я должен был ее запереть. Мы не можем допустить, чтобы она бродила по дому…

Юл снова разговаривал сам с собой, уходя по коридору.

В общем, я оказалась в ловушке, потому что не могла же я выпрыгнуть в окно и перелезть через забор? «Нет, это просто что-то невероятное», — подумала я, пытаясь осмыслить тот факт, что я бессильна что-либо предпринять, пока кто-нибудь не отопрет дверь.

«Вообще-то можно было попасть в тюрьму и похуже», — вскоре решила я, оглядывая комнату.

Стены здесь были обиты розовым шелком, а по обе стороны окна висели тяжелые занавеси травянистого зеленого цвета, подвязанные лентами. Верхние части оконных рам имели форму сердец. В комнате стояла изящная мебель; это явно была спальня. Я села на обитую шелком кушетку.

Дрожь наконец утихла, и через какое-то время я позволила себе лечь на кушетку и опустить голову на подушку, подобрав ноги с пола. Я закрыла глаза, всего на секундочку, но потрясение и страх сыграли со мной злую шутку. Я мгновенно заснула как убитая.

Проснулась я, наверное, через несколько часов. Я увидела в окно ночное небо с первыми признаками рассвета, и на одно безумное мгновение мне показалось, что я лежу в своей кровати в Бруклине.

Потом мой взгляд остановился на большом канделябре, украшенном изысканными стеклянными цветами. Роспись на потолке изображала небо, и облака, и толстеньких ангелочков, державших целые охапки лент и цветов.

Секунду-другую я не могла понять, где нахожусь. А потом, все вспомнив, села.

— Проснулась? — послышался голос с другого конца комнаты.

Я посмотрела туда, откуда он звучал. Там была та самая девушка из кафе, с короткими светлыми волосами, — та, что спасла меня, не позволив обломку камня упасть мне на голову.

«Что она здесь делает?» — подумала я.

Она сидела, подобрав ноги, в большом кресле рядом с камином из резного камня. Медленно и неуверенно она поднялась и пошла ко мне.

Свет канделябра упал на нее, и волосы девушки засветились как полированная бронза. Щеки и губы у нее были точно такого цвета, как бархатистые розы в загородном саду Мами. Высокие скулы, прекрасные глаза ведьмовского зеленого оттенка…

Девушка остановилась рядом со мной и робко протянула руку, чтобы коснуться моей руки.

— Кэти, — сказала она негромко, сжимая мою руку и тут же отпуская ее. — Я — Шарлотта.

Я сидела на самом краю кушетки, с легким испугом глядя на нее.

— Это ведь ты спасла мне жизнь, — пробормотала я.

Она засмеялась, придвинула стул и села передо мной.

— Ну, на самом деле это была не совсем я. — Она улыбнулась. — Я хочу сказать, это была я, но не я спасала тебя. В общем, это все немножко сложно, — сказала она, кокетливо скрещивая ноги.

На ее шее висел кожаный шнурок с серебряной подвеской в форме капли.

«Значит, это и есть та девушка, с которой дружит Винсент», — со страхом подумала я, и мой взгляд скользнул с ожерелья к благородному лицу Шарлотты. Ей было примерно столько же лет, сколько и мне, ну, возможно, чуть-чуть меньше. Винсент говорил, что они просто друзья. Но я все равно продолжала гадать, насколько они могли быть близки.

— Тебе нравится моя комната? — спросила Шарлотта.

У меня упало сердце. «Она живет в этом доме!..»

— Я просто в изумлении, — кое-как выдавила из себя я.

— Мне нравится окружать себя красотой, — сказала Шарлотта, смущенно улыбаясь.

Ее по-мальчишески короткая стрижка и высокая тонкая фигурка, одетая в обтягивающие черные джинсы и поношенную полосатую футболку, ничуть не приглушали ее ошеломительной женственной красоты. Хотя казалось, что она как раз к этому и стремится. «Как бы она ни старалась, она все равно будет ошеломлять», — подумала я, мысленно опуская руки, потому что сразу поняла: я ни в какое сравнение не иду с Шарлоттой.

Я не могла говорить, потому что у меня сжалось горло от ревности, стоило мне подумать о том, что вот такая девушка может видеть Винсента каждый день. О том, что она просыпается вот в этой потрясающе прекрасной комнате и знает, что Винсент где-то неподалеку, в этом же самом доме…

А потом я вспомнила, как Винсент выглядел там, в спальне внизу, и попыталась изгнать из головы мелочные, низкие мысли. Хотя Юл и твердил, что Винсент не умер, мне он показался безусловно мертвым. Я просто не знала уже, что и думать. Но в любом случае ревность к этой девушке помочь мне не могла.

— А что случилось с Винсентом? — спросила я.

— А… вопрос на миллион евро, — мягко сказала Шарлотта. — И как раз на этот вопрос меня особо просили не отвечать. Похоже, мальчики мне не доверяют. Осмотрительность и такт не входят в список моих сильных сторон. И тем не менее они попросили меня побыть с тобой, на тот случай, если ты слишком разволнуешься и попытаешься сбежать, едва проснувшись. — Она немного помялась, выжидая, потом спросила: — Так ты собираешься бежать?

— Нет, — ответила я, потирая лоб. — Я хочу сказать, не думаю. — И тут же, опомнившись, вскрикнула: — Мои родные! Бабушка с дедушкой! Они же не знают, что и думать! Меня всю ночь не было дома!

— Нет-нет, они не волнуются, — с улыбкой возразила Шарлотта. — Мы им послали сообщение с твоего телефона, что ты останешься на ночь у подруги.

Сначала меня охватило облегчение, а потом я похолодела.

— Так я не могу уйти отсюда? Вы меня держите в плену?

— Ну, это уж слишком похоже на мелодраму, — сказала Шарлотта.

Ее глаза выглядели так, словно они привыкли многое впускать в ее мозг, почти ничего при этом не выпуская наружу. Глаза немолодой женщины, в которых иной раз вспыхивало отражение души юной девушки.

— Просто ты увидела нечто такое, чего тебе видеть не следовало. И теперь нам нужно решить, как справиться с этой ситуацией. Ну, знаешь… вроде небольших ремонтных работ. Ты словно надкусила яблоко познания, Кэти… Хотя я бы не стала тебя винить, уж очень хорош собой был змей.

— Так вы не собираетесь чего-то такого со мной делать? — спросила я.

— Ответ на вопрос зависит от тебя, — сказала Шарлотта, касаясь моей руки кончиками пальцев.

Теплый мягкий поток пролился по моему телу от этого прикосновения, я словно погрузилась в безмятежность…

— Что ты делаешь? — спросила я, глядя на то место на своей коже, которого она касалась.

Если бы я не чувствовала себя такой расслабленной, я наверняка бы дернулась и вскочила на ноги, напуганная странностью ее жеста. Шарлотта не произнесла ни слова, но уголки ее губ чуть приподнялись, когда она убрала руку.

Я посмотрела ей прямо в глаза и спросила:

— Значит, никто ничего плохого мне не желает?

— В этом я уверена.

В этот момент в дверь постучали. Шарлотта встала.

— Пора.

Она подхватила меня под руку. Я невольно посмотрела на подвеску на ее шее и заколебалась.

— В чем дело? — спросила она, трогая серебряную каплю.

Видимо, она что-то поняла по моему лицу, потому что выражение ее глаз изменилось.

— Винсент сказал, что это ты выбрала ожерелье. Я рада тому, что ты там была, мальчишки никогда ничего в таких вещах не понимают. — Она улыбнулась и дружески сжала мою руку. — Винсент мне как брат, Кэти! Между нами абсолютно ничего нет… кроме долгой истории и скучных подарков к дню рождения. Но ты эту традицию сломала. Он впервые подарил мне что-то, кроме новых дисков, которые только ему самому и нравятся.

Шарлотта засмеялась, и ревность, коловшая меня мелкими иголками, слегка поутихла. Шарлотта и в самом деле говорила о Винсенте по-родственному. Я взяла ее под руку.

Когда мы направились к двери, я заметила, что в этой комнате на стенах висят такие же разнородные фотографии, как и в комнате Винсента. Только здешняя подборка была оформлена в нарядные деревянные и эмалевые рамки, которые висели на красивых лентах.

— Что это за люди? — спросила я.

Шарлотта проследила за моим взглядом и, увлекая меня к двери, ответила:

— Эти? Ну, Кэт, хотя я не могу поставить себе в заслугу спасение твоей жизни, эти люди — те, кого я действительно спасла.

13

Шарлотта повела меня вниз по лестнице, по служебному коридору — к комнате Винсента. Она постучала в дверь и, не дожидаясь ответа, потащила меня прямиком к кровати Винсента. Я споткнулась на ровном месте, увидев, что он сидит в постели, откинувшись на подушки. Выглядел он слабым и бледным, как простыня. Но он был жив! Сердце подпрыгнуло у меня в груди — и от радости, что я увидела его живым, и от страха. Как такое возможно?

— Винсент? — осторожно заговорила я. — Это действительно ты?

Наверное, мои слова прозвучали чрезвычайно глупо. Да, он выглядел вполне самим собой, но, может быть, в него вселилось… не знаю, может, что-нибудь вроде пришельца или еще что-то такое? В тот момент все выглядело настолько странным, что я готова была поверить во что угодно.

Винсент улыбнулся, и я поняла, что это действительно он.

— Но ты… но ты же был мертвым!

Да, с моих губ слетели вот такие странные слова.

— А если я тебе скажу, что просто погрузился в очень глубокий сон? — услышала я тихий голос Винсента; говорил он медленно и явно с большим трудом.

— Винсент, ты был мертв! Я же тебя видела. Я тебя трогала. Я знаю… — На моих глазах выступили слезы, когда мне вдруг на мгновение вспомнился бруклинский морг и тела моих родителей, лежавшие на белых столах. — Я знаю, как выглядят умершие.

— Подойди, — сказал он.

Я чуть приблизилась к нему, не зная, чего ожидать. Винсент поднял руку, очень медленно, и прикоснулся к моей руке. Он не был холодным, как прежде, но все равно ощущался как-то… не совсем как живой человек.

— Видишь? — спросил Винсент, и уголки его губ чуть-чуть приподнялись. — Я живой.

Я отступила назад, отдернув руку.

— Я ничего не понимаю, — с подозрением произнесла я. — Что с тобой случилось?

Винсент как будто внутренне смирился с чем-то:

— Мне очень жаль, что я тебя впутал во все это. Я действовал эгоистично. Но я и не думал, что все обернется именно так. Я… я вообще не думал. Это очевидно.

Моя неопределенная тревога сменилась ползучим страхом перед тем, что могло произойти дальше. Я и вообразить не могла, какие еще открытия могли последовать за уже случившимся. Но некий тихий голос в глубине моего ума вдруг пробормотал: «Ты знала».

И тут я поняла, что это действительно так. Я знала.

Я понимала, что Винсент не такой, как другие. Я это чувствовала еще до того, как увидела его фотографию в некрологе. Это было нечто слегка отходившее от нормы, но настолько неопределенное, что его невозможно было уловить. И потому я не обратила на это внимания. Но теперь я была полна решимости все выяснить. Меня пробрало дрожью предвкушения. Винсент заметил эту дрожь и огорченно нахмурился.

Нас прервал стук в дверь. Шарлотта подошла к ней и открыла, и тут же шагнула в сторону, — и в комнату один за другим вошли несколько человек.

Первым появился Юл. Он подошел ко мне, осторожно коснулся моего плеча и спросил:

— Ну как, лучше себя чувствуешь?

Я кивнула.

— Прости, мне очень, очень жаль, что я так вел себя недавно, — раскаянно заговорил Юл. — Это просто была непосредственная реакция, попытка удержать тебя в стороне от всего… И от Винса тоже. Я был груб с тобой. Я просто не думал…

— Да ладно, все в порядке.

Из-за спины Юла появилась знакомая фигура; парень шутливо оттолкнул художника. Это был мускулистый парень с реки. Он посмотрел на Юла и спросил:

— Пытаешься подлизаться, да? — Потом он наклонился ко мне и протянул руку. — Кэти, я просто счастлив с тобой познакомиться. Я Эмброуз, — сообщил он густым, как патока, баритоном. А потом, перейдя на английский с безупречным американским выговором, добавил: — Эмброуз Бэйтс из Оксфорда, штат Миссисипи. Очень приятно увидеть соотечественницу в этой стране ненормальных французов!

Откровенно наслаждаясь тем, что сумел меня удивить, Эмброуз гулко расхохотался и хлопнул меня по руке, прежде чем сесть рядом с Юлом на диван и дружески подмигнуть мне.

Передо мной возник человек, которого я прежде не видела, и немножко нервно поклонился.

— Гаспар, — просто представился он.

Он был старше остальных, ему было под сорок или даже чуть за сорок. Высокий и сухопарый, он обладал глубоко сидящими глазами и дурно подстриженными волосами, торчавшими во все стороны. Гаспар сразу же отвернулся и отошел к сидевшим.

— А это мой брат Шарль, мы двойняшки, — сообщила Шарлотта, стоявшая рядом со мной во время процедуры знакомства.

Она вытолкнула вперед рыжую копию самой себя. Поклонившись и насмешливо поцеловав мою руку, Шарль саркастически произнес:

— Рад повидаться снова, не под дождем.

Я неуверенно улыбнулась ему.

Не знаю, показалось ли мне или действительно все отступили на шаг назад, — но у меня возникло впечатление, что в комнате остались только я и человек, появившийся передо мной. Это был тот самый вчерашний аристократ — владелец дома. Все остальные приветствовали меня вполне дружески, но хозяин не улыбался.

Стоя передо мной, он напряженно поклонился от талии.

— Жан-Батист Гримо де ла Ренье, — сообщил он, глядя мне прямо в глаза. — Хотя все те, кто сродни мне, члены клана, могут здесь жить, дом принадлежит мне, и прежде всего мне кажется, что ваше присутствие здесь весьма неразумно.

— Жан-Батист, — послышался из-за моей спины голос Винсента, — но это ведь вышло непреднамеренно.

Он лежал на высоких подушках, закрыв глаза, и выглядел так, словно все его силы ушли на несколько произнесенных им слов.

— Вы, молодой человек… именно вы нарушили все правила, приведя ее в этот дом, и это прежде всего. Я никогда не позволял никому из вас приводить сюда ваших возлюбленных-людей, но вы весьма бесцеремонно нарушили мой запрет.

Я почувствовала, что заливаюсь краской от его слов, только не знала, на что именно я отреагировала так бурно: то ли на слово «людей», то ли на слово «возлюбленных». Все окончательно утратило смысл.

— А что мне было делать? — возразил Винсент. — Она же только что увидела, как погиб Юл! Она была в шоке!

— Это была твоя проблема, тебе было и решать ее. Но прежде всего ты не должен был втягивать ее во все. А теперь тебе предстоит разобраться с последствиями.

— Ох, да зачем ты так, Жан-Батист? — заговорил Эмброуз, откидываясь назад и небрежно забрасывая руку на спинку дивана. — Это же не конец света! Мы ее проверили, она не шпион, это точно. К тому же она уж точно не первый человек, узнавший, кто мы такие.

Старик бросил на него испепеляющий взгляд.

Парень, представившийся Гаспаром, заговорил очень боязливо:

— Если мне позволят внести ясность… разница в том, что все прочие люди, пересекавшиеся с нами, были… э-э… были индивидуально выбраны из тех семей, которые много поколений служили Жан-Батисту.

Поколений?! Я похолодела от страха. По спине пробежали ледяные мурашки.

— Не забывайте, что вас, — продолжил Жан-Батист с нескрываемой неприязнью, — я знаю менее суток, и при этом вы уже вторглись в уединение моих близких. Вам здесь нечего делать.

— О, черт! — воскликнул Юл. — Не сдерживай свои истинные чувства, Гримо! Тебе, старина, явно необходимо научиться раскрываться и выражать себя!

Жан-Батист держался так, словно ничего не слышал.

— Ну, и что нам теперь делать? — спросила Шарлотта, обращаясь к хозяину дома.

— А ну, замолчите! Все! — судорожно вздохнув, заговорил Винсент. — Мы все друг другу сродни. Как члены клана. Кто за то, чтобы рассказать Кэти обо всем?

Эмброуз, Шарлотта, Шарль и Юл подняли руки.

— А чего хотите от нас вы? — Этот вопрос Винсент обратил Жан-Батисту и Гаспару.

— Сами разбирайтесь, — ответил Жан-Батист.

Он несколько секунд пристально смотрел на меня, а потом, развернувшись на пятках, быстрым шагом вышел из комнаты и со стуком захлопнул за собой дверь.

14

— Итак, — с усмешкой заговорил Эмброуз, потирая руки, — большинство побеждает. Значит, начинаем вечеринку.

— Давай сюда, — сказала мне Шарлотта, сбрасывая с дивана на пол пару больших подушек.

Усевшись на одну из них по-индийски, она похлопала ладонью по второй.

— Все в порядке, — заверил меня Винсент, видя, что я колеблюсь.

— Кэти, — заговорил Юл, — надеюсь, ты понимаешь: о том, что ты услышишь сейчас, ты не должна говорить ни слова за пределами этих стен.

Винсент произнес медленно и весомо:

— Юл прав. Теперь наши жизни — в твоих руках, Кэт. Мне очень неприятно возлагать такую ответственность на кого бы то ни было, но дело зашло слишком далеко. Ты обещаешь хранить нашу тайну? Даже… — У него как будто перехватило дыхание. — Даже если ты сегодня уйдешь и решишь никогда больше не возвращаться?

Я кивнула. Все ждали.

— Обещаю, — прошептала я, и это было единственным, что я сумела протолкнуть сквозь застрявший в горле гигантский ком.

Да, здесь происходило нечто чрезвычайно странное, а у меня было слишком мало фактов для того, чтобы попытаться угадать, что же это такое. Но после того как Жан-Батист небрежно произнес слово «люди», а Винсент с Юлом явно ожили после смерти, я понимала: я действительно влипла во что-то серьезное. И то, что я не понимала, во что именно я вляпалась, пугало меня до полусмерти.

— Юл… начинай ты, — предложил Винсент, и взгляд у него при этом был скорее мертвым, чем живым.

Юл, оценив ситуацию, решил проявить жалость:

— Может, будет лучше, если мы предложим Кэти спросить, что именно она хочет узнать?

«С чего же начать?» — подумала я, а потом вспомнила, с чего именно для меня все завертелось.

— Я видела ваши фотографии, твою и Винсента, в газете 1968 года, и там было сказано, что вы погибли на пожаре, — сказала я, поворачиваясь к Эмброузу.

Он кивнул с легкой улыбкой, поощряя меня продолжить.

— И как вы могли очутиться здесь?

— Ну, я рад, что мы начинаем с таких легких вопросов, — сказал Эмброуз, чуть наклоняясь в мою сторону. — Ответ может быть таким: потому что мы… зомби!

И он испустил ужасающий стон, разинув рот и оскалив зубы, а пальцы скрючив на манер когтей.

Увидев ужас на моем лице, Эмброуз закрыл рот и хлопнул ладонями по коленям.

— Да шучу я! — захохотал он, но тут же перестал смеяться и спокойно посмотрел на меня. — Хотя вообще-то нет. Мы — зомби.

— Да никакие мы не зомби! — возразила Шарлотта, и от раздражения ее голос прозвучал слишком высоко.

— Думаю, более правильным термином будет… ну… неумершие, — неуверенно предположил Гаспар.

— Призраки! — со зловещей усмешкой бросил Шарль.

— Да прекратите вы ее пугать! — сказал Винсент. — Юл?..

— Кэти, все это очень, очень запутанно. Мы сами себя называем ревенантами, выходцами с того света.

Я окинула взглядом всех их по очереди.

— Ре-ве-нанты, — медленно повторил Юл, явно решив, что я то ли не расслышала, то ли не поняла.

— Я знаю это слово. На французский оно переводится как «призраки»…

Мой голос дрогнул. «Я сижу в комнате, битком набитой монстрами, — подумала я. — Я совершенно беззащитна…» Но я не могла позволить себе утратить самообладание. Что они тогда со мной сделают? А что сделают, если я даже буду держать себя в руках? Если они не принадлежат к тому типу чудищ, которые умеют искажать воспоминания людей, я теперь знаю их тайну…

— Если исследовать корень этого слова, то на самом деле оно означает «того, кто возвращается после долгого отсутствия» или «того, кто приходит обратно», — педантично изложил свои соображения Гаспар.

Хотя в комнате было тепло, я почувствовала, что начинаю дрожать. Все они выжидающе смотрели на меня, как будто я была предметом их группового научного исследования. И что мне было делать? Шарль прошипел:

— Она точно собирается обозлиться и сбежать, как я и думал.

— Она не собирается злиться и убегать, — возразила Шарлотта.

— Ладно, идите-ка все отсюда, — заговорил Винсент гораздо более уверенным голосом, чем до сих пор. — Не обижайтесь, но лучше я сам поговорю с Кэти. Вы, ребята, только все запутали. Так что спасибо за поддержку, но… пожалуйста, уйдите.

— Да не за что!

Все затихли и уставились на Гаспара. Он тут же сбавил тон и уставился на собственные руки.

— Я хочу сказать… ну, если можно, — забормотал он смущенно, — что… Винсент, ты не можешь взять на себя все объяснения с человеком, я хочу сказать, с Кэти… Мы все, так или иначе, теперь вовлечены в это нарушение. Мы все должны быть уверены, что сведения, которые стали ей известны… и что ей пока неизвестно… ну, в общем… Кроме того, я ведь должен буду потом полностью отчитаться перед Жан-Батистом. Прежде чем ей будет позволено уйти.

Мое напряжение чуть-чуть ослабело. «Они собираются отпустить меня…» Это выглядело как слабенький огонек в конце туннеля.

— Я мог бы также… э-э… напомнить тебе, что ты слишком слаб даже для того, чтобы просто сидеть, — продолжил Гаспар. — В твоем состоянии как ты предполагаешь справиться с объяснением вещей настолько сложных и настолько важных для всех нас?

Молчание тянулось добрую минуту, и все смотрели при этом на Винсента. Наконец он вздохнул.

— Ладно. Я понимаю. Но бога ради, попытайтесь держаться в рамках… — Он посмотрел на меня и сказал: — Кэти, пожалуйста, подойди, сядь рядом со мной. По крайней мере, это даст мне иллюзию того, что я владею ситуацией.

Я подошла к кровати и молча смотрела на то, как Винсент с усилием поднимает руку, чтобы сжать мои пальцы. В то мгновение, когда наша кожа соприкоснулась, я ощутила тот же самый покой, как в момент прикосновения Шарлотты в ее комнате. Меня окатило волной тишины и чувства безопасности, как будто с того момента, как Винсент взял меня за руку, ничего плохого уже не могло случиться. Но на этот раз я понимала, что это должен быть какой-то сверхъестественный трюк.

Я осторожно села на край кровати, не отрывая глаз от лица Винсента.

— У меня нет болей, — заверил он меня, не отпуская моей руки. — Не осторожничай. И, Кэти, для начала потрогай меня как следует, — продолжил он погромче, чтобы все его услышали. — Убедись, что я не призрак.

— И мы не настоящие зомби, — с усмешкой сказал Шарль. — Иначе бы он уже откусил от тебя кусок.

Винсент не обратил внимания на его слова.

— Мы не вампиры, и не оборотни, и вообще не что-нибудь такое, чего тебе следовало бы бояться. Мы — ревенанты. Мы не люди… — Он немного помолчал, собираясь с силами: — Но и причинять тебе зло не собираемся.

Я постаралась взять себя в руки, прежде чем обратиться ко всем сразу как можно более уверенным голосом.

— Значит, вы все… умерли. Но на вид вы вполне живые. Кроме тебя, — добавила я с заминкой, оглянувшись на Винсента. — Хотя теперь ты выглядишь куда лучше, чем вчера вечером, — признала я.

Винсент был серьезен, почти мрачен:

— Юл, мог бы ты рассказать Кэти свою историю? Это, наверное, наилучший способ объяснения. Гаспар прав: я пока не в силах.

Юл посмотрел мне в глаза и заговорил, не отводя взгляда.

— Хорошо. Кэти, я понимаю, что все это прозвучит неправдоподобно, но я родился в 1897 году. В маленькой деревушке недалеко от Парижа. Мой отец был врачом, а мама — акушеркой. Я проявил художественный дар, и потому в шестнадцать лет меня отправили в Париж, учиться рисованию. Но мое обучение продолжалось недолго, потому что в 1914 году началась война. Я сражался с германцами два года, пока меня не убили во время одного из сражений в сентябре 1916 года. Битва при Вердене. На том бы все и кончилось… если бы я не проснулся три дня спустя.

В комнате было очень тихо. Я изо всех сил пыталась осмыслить услышанное.

— Ты… проснулся? — смогла, наконец, выговорить я.

Юноше, на которого я смотрела, явно было не больше двадцати лет, но он утверждал, что ему уже за сто…

— В строгом смысле он «ожил», — предложил другое объяснение Гаспар и даже палец вверх поднял, чтобы подчеркнуть свою мысль. — Не «проснулся».

— Я вернулся к жизни, — пояснил свою мысль Юл.

— Но как? — недоверчиво спросила я. Винсент сжал мою руку, поддерживая во мне храбрость. — Как ты мог вернуться к жизни, разве что на самом деле ты не был мертв?

— О, я умер! Тут нет никаких сомнений. Невозможно остаться в живых, если тебя разорвало на множество кусков.

Улыбка Юла превратилась в выражение сочувствия, когда он увидел, что я побледнела.

— Эй, дай ей передохнуть! — воскликнул Эмброуз. — Что ж мы все сразу на нее вывалили! — Он посмотрел на меня. — Тут дело в особом… как же это назвать? Не станем рассуждать о Сумеречной Зоне, это для кино… скорее дело в одном из законов вселенной, так мне кажется. Он гласит, что, если по ряду обстоятельств ты погибаешь вместо кого-то другого, ты впоследствии возвращаешься к жизни. Ты остаешься мертвым трое суток. А потом просыпаешься.

— Оживаешь, — поправил его Гаспар.

— Нет, ты именно просыпаешься, — стоял на своем Эмброуз, — и, если не считать того, что ты в этот момент голоден как зверь, ты опять такой же, как прежде.

— Вот только после этого ты не можешь спать, — добавил Шарль.

— Ты когда-нибудь слышал о вреде избыточной информации, детка? — в раздражении сжал кулаки Эмброуз.

— Кэти, — мягко заговорила Шарлотта, — умирание и оживление — по-настоящему тяжелые процессы для человеческого тела. Тебя как будто вышибает в совершенно другой жизненный цикл. Но «оживление» — действительно подходящий термин. Мы бываем настолько оживлены, когда просыпаемся, что больше трех недель не в силах остановиться и постоянно движемся, действуем. А потом наши тела отключаются, и мы спим, как убитые, трое суток. Вот как Винсент только что спал.

— Ты хочешь сказать, мы умираем на трое… — начал было Шарль, поправляя ее.

Но Шарлотта быстро его перебила:

— Мы не умираем. Мы теперь называем это «пребывать в бездействии». Наши тела как бы впадают в зимнюю спячку, но ум остается активным. А когда тела снова пробуждаются, мы опять возвращаемся к нескольким неделям абсолютно нормального состояния, только без сна.

Шарль пробормотал:

— Ну да, верно.

— В общем, можно сказать, что в основе своей история именно такова, — подсказал Гаспар.

— И ты вчера… был в бездействии? В спячке? — спросила я Винсента.

Он кивнул.

— Но теперь трое суток кончились. И почти месяц я буду в полном порядке.

— Ну, по мне, ты выглядишь не слишком хорошо, — возразила я, всматриваясь в его бледное, как воск, лицо.

— Требуется несколько часов, чтобы окончательно сбросить с себя спячку, — со слабой улыбкой пояснил Винсент. — Можно сравнить с операцией на сердце для человека. Ты не можешь просто вскочить с больничной койки сразу после того, как закончилась анестезия.

В этом явно был некий смысл. Если бы Винсент продолжил сравнения с людьми, я бы, наверное, лучше поняла суть всего этого невероятного сценария. Потому что, судя по тому, как все эти ребята спорили между собой, они не слишком привыкли объяснять другим то, что с ними происходило.

Я повернулась к Юлу:

— Значит, тебе больше ста лет?

— Мне девятнадцать, — ответил он.

— И ты никогда не постареешь? — спросила я.

— Ох, ну почему же, мы старимся! Посмотри на Жан-Батиста — он умер, когда ему было тридцать шесть, а теперь ему все шестьдесят! — ответил Шарль.

— А сколько было бы Жан-Батисту, если бы он не… ну… ну, ты понимаешь. — Я не могла подобрать нужные слова.

— Двести тридцать пять, — без колебаний ответил Гаспар и, окинув всех взглядом, спросил: — Могу я?..

Шарль кивнул, остальные никак не отреагировали.

— Когда мы в очередной раз оживаем, мы живем и старимся точно так же, как все люди. Но каждый раз, когда мы снова умираем, мы потом возвращаемся к тому возрасту, в котором умерли в первый раз. Юл умер, когда ему было девятнадцать, следовательно, каждый раз, когда он умирает, он опять начинает с девятнадцати. Винсенту было восемнадцать, когда он погиб, но он не умирал уже… сколько времени? Чуть больше года?

Шарль обращал свой вопрос к Винсенту, но я вмешалась:

— Что значит — «каждый раз, когда вы снова умираете»?

По моей спине поползли леденящие мурашки. Винсент крепче сжал мою руку.

— Ну, скажем, так: существует множество людей, которых необходимо спасти, — подмигнув мне, сказал Юл.

Я уставилась на него во все глаза, пытаясь понять, к чему он клонит. А потом до меня дошло.

— Тот человек в метро! — Я задохнулась. — Ты спас ему жизнь!

Юл молча кивнул.

— Но как… то есть я не…

Я не могла сформулировать ни одной из десятка мыслей, одновременно взорвавшихся в моем уме. Я вспомнила, как Винсент прыгнул в воду за девушкой, как Шарлотта спасла меня от обрушившейся на террасу каменной глыбы…

— Вы погибаете, спасая кого-то, и даже после смерти продолжаете это делать… — сказала я наконец.

Возможно, я говорила то, что и без меня было для них очевидно, но в моем уме, наконец, вспыхнул свет, когда я нашла верную формулировку.

— В том-то и причина нашего существования, — сказал Винсент. — Мы до конца своих дней связаны этой миссией.

Я внимательно посмотрела на него. Я просто не знала, как тут реагировать. Мой ум как-то вдруг опустел.

— Думаю, пора уже завершить сеанс вопросов и ответов, — сказал Винсент, обращаясь к своим друзьям. — Кэти явно перегружена информацией. А я слишком устал, чтобы продолжать.

— Но ты не можешь рассказать ей… — начал было Гаспар.

— Гаспар! — резко вскрикнул Винсент и тут же закрыл глаза от избыточного усилия. — Я… клянусь, я не расскажу Кэти ничего больше… ничего важного, не посоветовавшись сначала с вами. Клянусь.

Винсент осенил себя крестом.

— Ну, ладно, — сказал Эмброуз, вставая. — Поскольку мы закончили пугать человека… я хочу сказать, Кэти, — он подошел ко мне и ласково похлопал по плечу, — пора уже и подзаправиться.

И он вышел из комнаты.

Шарлотта мягко коснулась моей руки, пока остальные направлялись к двери.

— Идем, позавтракаешь вместе с нами. Думаю, что тебе все равно не будет позволено… — Она оглянулась на Винсента. — Уйти прямо сейчас.

— Который час? — спросила я, сообразив, наконец, что не имею ни малейшего представления о том, как долго спала.

Шарлотта посмотрела на наручные часы:

— Почти семь.

— Семь утра? — изумленно спросила я, не понимая, как я вообще могла спать в чужом доме, да еще при таких невероятных обстоятельствах. — Спасибо, но мне лучше задержаться и поговорить с Винсентом.

— Тебе нужно поесть, — негромко возразил Винсент. — Да и в любом случае сюда через минуту-другую примчится Жан-Батист — как только Гаспар доложит ему последние новости.

— Ну, так позволь мне побыть здесь до тех пор, — попросила я. — Я вас найду, когда Жан-Батист вышибет меня отсюда, — сказала я Шарлотте.

— Хорошо, — кивнула она с ободряющей улыбкой и вышла, аккуратно закрыв за собой дверь.

Я повернулась к Винсенту. Но прежде чем я успела что-то сказать, он произнес слово в слово то, что было у меня на языке:

— Знаю. Нам необходимо поговорить.

15

Мы остались наедине. Наконец-то. И то, чему следовало бы меня напугать — то есть то, что я очутилась одна в старом замке… рядом с существом, которое, как я только что узнала, было настоящим монстром, — ну, в общем, все это меня ничуть не пугало. Как ни странно, я ощущала только ужасную неловкость.

Я села на край кровати, глядя на Винсента, молодого человека, который выглядел так, словно стоял на пороге смерти. Но даже в таком состоянии он был прекрасен. Да, у меня имелись все причины для страха, но вместо того меня охватило новое, непонятное мне чувство. Мне захотелось защитить Винсента.

— Итак… — произнес он.

— Итак… ты бессмертен?

— Боюсь, да.

Вид у него был усталый и встревоженный, и впервые он казался ранимым. Мне вдруг показалось, что я держу в руках огромную силу. Впрочем, в данный момент, наверное, так оно и было, если говорить о нас обоих.

— Ну, и как тебе все это? — спросил Винсент.

— Ну… слишком много всего сразу. Но это, безусловно, многое объясняет. — Я почувствовала, как его пальцы сжались на моей руке. — Может, мне сейчас потому не страшно, что ты держишь меня за руку?

— О чем это ты? — Винсент неуверенно улыбнулся.

— Это одна из твоих сверхъестественных способностей, ведь так? И что это такое? Успокоительное Прикосновение или еще как-то?

— Сверхъестественных! — Винсент хихикнул. — Ну… Да, мисс Проницательность. И как ты об этом догадалась?

— Шарлотта уже проделала со мной такое недавно. И я сомневаюсь, что я бы легко справилась с тем потоком сведений, которые на меня обрушились, если бы ты не поддерживал меня.

Уголки губ Винсента слегка приподнялись. Его пальцы разогнулись, потом снова сжались на моей руке.

— Понятно. Но — нет, хотя я к тебе и прикасался, я не воздействовал на тебя «Успокоительным Прикосновением», как ты выразилась. Такого не происходит каждый раз, когда я до тебя дотрагиваюсь. Я должен этого пожелать. Но в данный момент ты, похоже, прекрасно сама справляешься.

Я посмотрела на столик у кровати и увидела, что моя фотография перевернута лицом вниз. А поверх нее лежала записка, написанная мной накануне. Казалось, это было уже много лет назад.

— Ты получил мою записку, — сказала я.

— Да. Она помогла мне понять, почему ты решила за мной проследить. — Винсент рассмеялся. — Я до сих пор поверить не могу в то, что Жан-Батист впустил тебя в дом. Так что это не только моя вина, но и его тоже, — то, что ты обнаружила меня в таком состоянии. Я, конечно, виноват в том, что вообще привел тебя в этот дом… Но я не позволю ему все сваливать на меня. И понять не могу, как ты сумела его убедить впустить тебя?

Винсент снова засмеялся, и это было похоже на смех победителя.

— Ты просто чудо, — сказал он, и его глаза излучали тепло.

Я просто купалась в этом тепле, но потом Винсент закрыл глаза и снова откинул голову на подушки.

— Ты как себя чувствуешь? — встревожилась я.

— Да все в порядке. Просто сильная слабость. Можешь мне принести кое-что с того стола?

Он кивком указал на сервировочный столик, стоявший неподалеку от изголовья кровати и нагруженный разными фруктами и орехами.

Я взяла тарелку с финиками и снова села рядом с Винсентом.

— Спасибо, — поблагодарил он, касаясь моей руки, и тут же стал брать по одной ягоде и класть в рот.

— Значит, ты покупал то ожерелье для Шарлотты, — сказала я, осторожно наблюдая за ним.

Винсент усмехнулся:

— Ну да. Поняла теперь? Мы с ней друзья. Она не моя девушка. Просто это человек, которого я знаю уже… последние полвека, так получается?

— Ну и что? — смутилась я. — Это не имеет значения.

— Нет, конечно, — согласился Винсент, изображая серьезность и торжественно кивая.

Я уставилась на собственные руки.

— Ты говорил, нужно некоторое время, чтобы восстановить силы после… ну, чего-то там. И когда ты встанешь на ноги?

— Это зависит от того состояния, в котором мы находились перед тем, как впасть в бездействие. Я не был ранен, никак не пострадал, так что к вечеру буду как новенький. Даже лучше, если точно.

Я видела, что Винсент совсем не привирает ради того, чтобы поднять мне настроение, но выглядел он таким изможденным, что я невольно испытывала жалость к нему.

— Ох, Винсент…

— Не так все плохо, правда, Кэти. И на самом деле полезно получить небольшую передышку… как бы подзарядиться, потому что после этого я же опять не смогу спать несколько недель. — Он умолк, увидев, что я нахмурилась. Потом продолжил: — Знаешь, не стоит нам обсуждать все это прямо сейчас. Просто не тревожься обо мне. Это мне следует тревожиться о тебе. Ты… ты как вообще?

Я закатила глаза к потолку и засмеялась:

— Ну, если ты сейчас не действуешь на меня какими-нибудь чарами и если я уже не умчалась с воплями из этого дома, то, полагаю, со мной все в порядке.

— Ты просто чудо, — повторил Винсент.

— Хватит мне льстить! — поддразнила его я. — Прибереги силы для следующей беспомощной жертвы, которую ты завлечешь в свою берлогу.

Смех Винсента был прерван звуком распахнувшейся двери. Я обернулась и увидела Жан-Батиста, быстро шедшего через комнату; следом за ним спешил Гаспар.

— Кэти, пойди найди Шарлотту и остальных, — негромко сказал Винсент. — Но когда тебе скажут, что ты можешь уходить, не сбегай просто так, зайди сначала ко мне. Пожалуйста.

Гаспар проводил меня до открытой двери.

— Они все в кухне, — сообщил он, показывая мне на дальний конец коридора.

А потом, предоставив меня самой себе, он закрыл дверь.

Я пошла на аппетитный запах свежего хлеба, к кухне, но перед вращающейся дверью приостановилась в неуверенности. Потом, нервно вздохнув, толкнула дверь и вошла в кухню. Вся компания сидела вокруг огромного дубового стола. И все разом оглянулись на меня.

Молчание нарушил Эмброуз.

— Входи, входи, человеческое существо! — сказал он, подражая героям «Звездного пути», хотя его слова прозвучали не слишком разборчиво, потому что говорил он с набитым ртом.

Шарлотта и Шарль засмеялись, а Юл показал на пустой стул рядом с ним.

— Значит, ты вполне пережила гнев Жан-Батиста, — сказал он. — Храбрая девочка.

— И очень глупая, раз пришла сюда, — добавил Шарль, не отрывая глаз от тарелки.

— Шарль! — укоризненно воскликнула Шарлотта.

— Но так оно и есть! — возразил Шарль.

— Чего бы тебе хотелось, милая? — перебил их добродушный голос, раздавшийся за моим плечом.

Оглянувшись, я увидела пухлую женщину средних лет, в переднике. У нее были круглые румяные щеки, а седеющие светлые волосы были сколоты в узел.

— Вы Жанна? — спросила я.

— Да, милая Кэти, — ответила женщина. — Это я и есть. Я уже наслушалась тут о твоих приключениях. Жаль, что не повстречалась с тобой раньше, но мне ведь, в отличие от прочих в этом доме, ночью нужно хорошенько выспаться.

— Так вы не… — Я замялась.

— Нет, она не одна из нас, — ответил за Жанну Юл. — Но семья Жанны служила Жану-Батисту с…

— Больше двухсот лет, — сообщила Жанна, перебив Юла и одновременно выгружая на тарелку Эмброуза огромный омлет.

Эмброуз одарил ее обаятельной улыбкой и сказал:

— Выходи за меня, Жанна!

И тут же наклонился и поцеловал руку, державшую сервировочную ложку.

— Во сне, милый! — засмеялась Жанна и легонько хлопнула его ложкой по пальцам.

Уперев руку в бок, Жанна уставилась в потолок, как будто пытаясь припомнить заученное стихотворение.

— Моим пра-пра-пра… несколько раз прадедом был слуга месье Гримо де ла Ренье, и он отправился вместе с ним воевать за Наполеона. И именно моего предка, которому тогда было всего пятнадцать лет, месье Гримо спас, оттолкнув его в сторону, когда на них неслось пушечное ядро… а сам погиб при этом. Юноша твердо решил доставить тело месье домой аж из самой России, чтобы похоронить его дома, и это было весьма кстати, потому что через три дня месье проснулся и уже сам мог позаботиться о молодом человеке. Вот с тех пор наша семья и служит месье.

Жанна изложила невероятную историю таким тоном и с таким видом, словно рассказывала о походе на рынок нынче утром. Должно быть, ей все казалось совершенно естественным, ей ведь рассказывали все это ее мать и бабушка. Но у меня снова загудело в голове.

— Ну, спасибо тебе, Жанна! — немножко рассердился Юл. — Кэти уже выглядела более или менее нормально, а тут ты со своим рассказом!

— Я в порядке, — возразила я, улыбаясь Жанне. — Мне бы только немножко кофе и хлеба…

Жанна зарядила зернами современнейшую кофеварку и включила ее, а потом шагнула к плите и достала из духовки противень с круассанами.

— С меня хватит, — заявил Шарль, отодвигая стул, и, равнодушно стукнув кулаком по кулакам Юла и Эмброуза, он вышел из кухни, даже не посмотрев в мою сторону.

Я посмотрела на всех по очереди.

— Я что-то не то сказала?

— Кэти, — хихикнув, заговорил Эмброуз, — ты должна помнить: хотя тело Шарля прожило уже восемьдесят два года, умственно он остался пятнадцатилетним!

— Пойду-ка я за ним, — оживленно произнесла Шарлотта, явно смущенная грубостью своего брата. — Пока, Кэти! — Она наклонилась ко мне и поцеловала в щеку. — Уверена, мы скоро снова увидимся.

— Да что тут вообще происходит? — спросила я, когда за Шарлоттой закрылась дверь.

Я самым странным образом разрывалась между желанием поскорее вернуться домой, к бабушке с дедушкой, увидеть своих настоящих, живых, теплых родных, — и желанием остаться здесь, среди странных существ, которые, едва познакомившись со мной, как будто уже принимали за свою. Или, по крайней мере, большая их часть принимала. И для меня не имело значения то, что они — не люди.

Прежде чем кто-либо успел мне ответить, дверь приоткрылась, внутрь просунулась растрепанная голова Гаспара:

— Кэти, ты можешь уходить. Но Винсент просил сначала заглянуть к нему.

И Гаспар снова исчез.

Когда я встала, Юл тоже поднялся и спросил:

— Хочешь, провожу тебя до дома?

Эмброуз кивнул и сказал с набитым ртом:

— Да-да, проводи ее!

— Нет, спасибо, я и сама могу дойти.

— Ну, хотя бы выпущу тебя за дверь, — решил Юл, задвигая свой стул под стол.

— До свидания, Жанна! Спасибо за завтрак. Пока, Эмброуз, — сказала я, когда Юл уже вежливо открыл передо мной дверь и пропустил меня вперед, а потом зашагал следом за мной по коридору к комнате Винсента. Я вошла внутрь, а Юл аккуратно прикрыл дверь за моей спиной, оставшись ждать в коридоре.

— Ну, и что они тебе сказали? — спросила я, подходя к кровати.

Винсент выглядел еще более бледным и слабым, чем прежде, но улыбался.

— Все в порядке. Я пообещал, что буду целиком и полностью отвечать за тебя.

Хотя я и не совсем поняла, что это значит, меня с одной стороны рассердила мысль о том, что ко мне приставляют няньку, а с другой — порадовало то, что я буду находиться под опекой Винсента.

— Сейчас ты можешь идти домой, — продолжил он, — но, как уже говорил Жан-Батист, ты никому не должна о нас рассказывать. Конечно, тебе все равно никто не поверил бы, но мы стараемся избегать любого внимания. — Я бросила на него насмешливый взгляд. — Тебе ведь приходилось слышать о вампирах? — хитро глядя на меня, спросил он.

Я кивнула.

— Конечно.

— И об оборотнях тоже?

— Само собой.

— А ты когда-нибудь слышала о нас?

Я отрицательно покачала головой.

— Вот это и называется «избегать внимания», милая Кэти. И мы отлично умеем это делать.

— Все, поняла. — Я вскинула руки.

— Можем увидеться через несколько дней? — спросил Винсент.

Я кивнула, внезапно охваченная неуверенностью относительно того, что может предложить нам будущее. Приостановившись у двери, я сказала:

— Береги себя…

И тут же почувствовала себя ужасно глупо. Он ведь был бессмертным. Ему незачем было «беречь себя».

— Я хочу сказать, отдыхай, — поправила себя я.

Он улыбнулся, забавляясь моим смущением, и отсалютовал.

— Миледи! — Юл шагнул ко мне, кланяясь, как швейцар из фильмов кинокомпании «Мерчант-Айвори», и предложил руку: — Вы позволите?..

Я невольно засмеялась. Юл изо всех сил старался загладить свое прежнее поведение.

Когда мы очутились в холле парадного входа, я забрала там свою сумку с книгами. Когда же я вышла из дома, Юл коснулся моей руки и сказал:

— Послушай… Мне очень жаль, что я был груб, ну, ты понимаешь… в моей студии и там, в музее. Клянусь, тут нет ничего личного. Я просто пытался оградить Винсента и тебя… да и всех нас. Но поскольку теперь уже слишком поздно об этом хлопотать, пожалуйста, прими мои извинения.

— Да понимаю я все, — сказала я. — Что еще ты мог сделать?

— Итак, она меня простила! — воскликнул Юл, прижимая ладонь к сердцу; вся его веселость мигом вернулась. — Ладно. Ты уверена, что тебе не нужен провожатый? — спросил он, подходя поближе.

Выражение его глаз поразило меня; в них было нечто большее, чем простоя дружеская забота о моем благополучии. Юл заметил, что я читаю выражение его лица, и кокетливо улыбнулся, приподняв бровь как бы в некоем вопросе.

— Все будет отлично, правда. Спасибо тебе, — заверила его я, краснея, и перешагнула через порог, на булыжники.

— Винсент тебя навестит, как только сможет! — сказал мне вслед Юл, засовывая руки в карманы джинсов.

Я помахала ему рукой и медленно вышла со двора на улицу, чувствуя себя так, словно мне снился некий длинный запутанный сон.

16

Выходные прошли как в тумане, потому что мое тело занималось одними делами, а ум — совершенно другими, то и дело возвращаясь в дом на улице Грене.

Я не знала, когда мне стоило ожидать каких-то вестей от Винсента. Утром в понедельник, когда мы с Джорджией отправились в школу, я заметила конверт, приклеенный клейкой лентой к входной двери, — с моим именем, написанным изумительными старомодными буквами. Я распечатала его и достала плотную белую карточку, на которой красовалась лаконичная надпись: «Скоро. В.».

— Кто такой В.? — спросила Джорджия, вскинув брови.

— Да просто тот парень.

— Который парень? — резко произнесла сестра, застывая на месте и хватая меня за руку. — Преступник?

— Да. — Я засмеялась, выдергивая руку и увлекая Джорджию к станции метро. — Только он никакой не преступник. Он…

«Он ревенант, нечто вроде неумирающего ангела-хранителя или весьма необычного монстра, который бродит вокруг, спасая человеческие жизни…»

— Он просто связался с некоторыми отчасти сомнительными людьми.

— Хм… Думаю, мне бы следовало с ним познакомиться.

— И не думай, Джорджия. Я вообще-то и не знаю, намерена ли я и дальше с ним видеться. Мне только того и не хватало, чтобы еще ты вмешалась и окончательно все запутала, когда я даже не решила, нравится ли он мне.

— О, он тебе нравится, это уж точно!

— Ладно, он мне нравится. Но я все равно не знаю, буду ли с ним встречаться.

Джорджия бросила на меня скептический взгляд.

— Правда, Джорджия! Я не могу пока этого объяснить. Давай не будем об этом говорить. Обещаю, если что-нибудь случится, — я обязательно тебе расскажу.

Дальше мы шли молча, но недолго, потому что уже через несколько секунд Джорджия сказала:

— Ты не беспокойся. Я и пытаться не стану увести его у тебя.

Я стукнула ее сумкой, и мы помчались вниз по ступеням на станцию метро.

Винсент говорил, что хотел бы увидеться со мной «через несколько дней», но шел уже четвертый день, и я начала с тревогой думать, когда же я его увижу снова, и увижу ли вообще. Может, он передумал насчет меня, как только набрался сил? Или, может быть, его заставил передумать Жан-Батист? Я лишь вспоминала записку Винсента и надеялась, что он рано или поздно появится.

Как только прозвенел последний звонок в четверг, я вышла за ворота школы и поспешила к автобусной остановке. Но тут же замедлила шаг, увидев на другой стороне улицы знакомую фигуру. Это был Винсент.

Его черные волосы блестели на позднем сентябрьском солнце, и он излучал энергию и бодрость. Винсент выглядел как какое-нибудь идеальное существо из древних мифов. «Вообще-то, он и есть идеальное мифологическое существо», — мысленно напомнила я себе. У меня перехватило дыхание. Хотя глаза Винсента скрывались за зеркальными солнечными очками, я видела, как изогнулись в улыбке его губы, стоило ему заметить меня в воротах школы.

Рядом с Винсентом стояла винтажная красная «Веспа», и, когда я пошла через мостовую, направляясь к нему, он поднял вверх два шлема такого же красного цвета. После четырехдневного ожидания я чувствовала себя настолько радостной, что мне хотелось обнять его. Но потом я вспомнила, как он выглядел тогда, когда я видела его в последний раз.

Ведь Винсент был близок к смерти. Он лежал там, в той кровати, почти без чувств, и это было похоже на сцену из старого черно-белого фильма ужасов. А теперь, спустя четыре дня, он стоял передо мной, и каждая клетка его тела источала здоровье. Да что со мной такое происходило? Мне же следовало бежать от него как можно дальше и как можно быстрее, а вовсе не стремиться в его объятия! «Он монстр, не человек», — напомнила я себе.

Винсент заметил, как я замерла, и, хотя уже собирался наклониться ко мне, тут же отступил на шаг и стал ждать, что я скажу или сделаю.

— Привет. Ты выглядишь куда как… живее прежнего, — сказала я, напряженно улыбаясь, хотя во мне все так же отчаянно боролись желание приблизиться к нему — и осторожность.

Он усмехнулся и потер ладонью шею; на его лице было написано нечто среднее между лукавством и извинением.

— Ну да. Прогулки, разговоры…

Винсент затих, внимательнее всмотревшись в меня.

«Ну же, решайся!» — мысленно подтолкнула я себя.

И, протянув руку, взяла у него второй шлем.

— Значит, это твое… возвращение с той стороны… было просто фокусом? — сказала я, надевая шлем на голову.

В глазах Винсента мгновенно отразилось облегчение.

— Ну да, надо же было тебе показать, как оно бывает.

Винсент засмеялся и, закинув одну ногу через седло мотороллера, протянул мне руку.

Я с некоторым опасением приняла ее. Рука была теплой. Мягкой. Смертной. Я села позади Винсента и запихнула все свои сомнения в самый дальний уголок ума.

— И куда мы едем? — спросила я, наконец-то позволив себе ощутить волнение, которое давно уже рвалось наружу.

— Да просто немножко прокатимся по городу, — ответил Винсент, трогая «Веспу» с места и направляя ее вдоль по улице.

Держаться за Винсента было истинно райским наслаждением, а уж поездка по Парижу на старой «Веспе» выглядела как самое лучшее приключение за много лет. Мы проехали по мосту через Сену и покатили вдоль реки. Вода поблескивала в лучах осеннего солнца.

Минут через двадцать мы добрались до Сен-Луи, одного из двух естественных островов в середине Сены, соединенных с материком и между собой мостами.

Винсент поставил мотороллер у ворот, прикрепив его к столбику цепочкой с замком, и мы, взявшись за руки, прошли по мосту и спустились по длинной лестнице к самой воде.

— Слушай, извини, что я не смог прийти раньше, — заговорил Винсент, когда мы шли по набережной острова. — У меня были кое-какие дела с Жаном-Батистом, нужно было их закончить. Так что пришел, как только смог.

— Все в порядке, — ответила я, стараясь сдержаться и не засыпать его вопросами.

Я предпочла забыть о тех странных, вполне фантастических событиях, что произошли в прошлые выходные. Мне хотелось сделать вид, что мы самые обычные парень с девушкой, которые решили прогуляться вдоль реки. Но все равно меня терзало назойливое ощущение того, что эти мечты очень скоро развеются.

Мы добрались до мыса, и тут узкая дорожка вывела нас на просторную террасу, вымощенную булыжником.

— Летом здесь всегда толпы народу, но в остальное время года никому и в голову не приходит сюда заглянуть, — сказал Винсент, поворачивая к северной стороне мыса. — Так что все это предоставлено нам двоим.

Присев на краю террасы, он расстелил на камнях свою куртку и протянул мне руку, предлагая сесть. Мне на мгновение показалось, что мы — последние люди, оставшиеся на земле. Что это рыцарь в сверкающих доспехах увез меня на свой маленький мирный островок посреди шумного города и хотел теперь, чтобы я провела рядом с ним несколько сказочных мгновений. «Это все не на самом деле, так просто не может быть».

Мы наблюдали за тем, как крошечные волны играют солнечными бликами на поверхности быстро бегущей голубовато-зеленой реки. Пышные, пухлые облака плыли по бесконечному пространству неба. Облака, которых мы почти не замечаем, торопясь куда-то между городскими зданиями. Об основание каменной стены громко плескалась вода, и эти звуки то и дело переходили в оглушительное крещендо моторных лодок, проносившихся мимо. Я закрыла глаза и позволила безмятежному спокойствию заполнить мои ум и тело.

Винсент коснулся моей руки, разрушив чары. Он озабоченно нахмурил лоб и, похоже, искал какие-то слова. Наконец он заговорил:

— Ты теперь знаешь, что я собой представляю, Кэти. Ну, по крайней мере, знаешь главное.

Я кивнула, гадая, что может последовать дальше.

— Дело в том, что… мне хочется как следует узнать тебя. У меня такое чувство к тебе, какого не было уже очень, очень давно… Но из-за того, что я… ну, то, что я есть… — Винсент немного помолчал. — Все становится слишком запутанным.

Я видела, какая боль отразилась на его лице, и мне захотелось прикоснуться к нему, утешить его, — но, собрав все остатки самообладания, я осталась сидеть неподвижно и придержала язык. Винсент явно обдумывал то, что собирался сказать дальше, и я не хотела ему мешать.

— Ты недавно пережила огромную потерю. И последнее, чего бы мне хотелось, так это еще более усложнять твою жизнь. Будь я обычным парнем, живущим как все, я бы и говорить не стал о таком. Мы могли бы просто встречаться, а дальше пусть бы все шло, как получится, и если бы что-то получилось — отлично. А нет, так разошлись бы в разные стороны.

Но я не могу так поступить с чистой совестью. Не с тобой. Я не могу допустить, чтобы человек, к которому я испытываю такие глубокие чувства, начал наше совместное путешествие, не понимая возможных последствий. Не зная, чем я отличаюсь от других. Что я понятия не имею, что может получиться, если все зайдет достаточно далеко… — Винсент, казалось, и страшился собственных слов, и был полон решимости сказать все до конца. — Мне вообще ненавистно говорить с тобой вот так. Как-то все… слишком быстро, слишком избыточно…

Он помолчал немного, потом посмотрел на наши руки, лежавшие так близко друг к другу, всего на расстоянии нескольких дюймов…

— Кэти, я не могу справиться с желанием быть рядом с тобой. Поэтому я и хочу тебе все выложить, чтобы ты подумала. Чтобы разобралась, чего тебе хочется. Я хочу попытаться… Представить, как оно может быть. Но стоит тебе сказать слово, и я сразу уйду, — потому что только ты сама знаешь, с чем тебе по силам совладать, а с чем — нет. И то, что будет с нами дальше, зависит только от тебя. Тебе не обязательно все решать прямо сейчас, но было бы здорово, если бы ты сказала, что ты думаешь о моих словах.

Подтянув под себя ноги, свисавшие с края набережной, я обхватила колени руками. И несколько минут молча раскачивалась взад-вперед, что очень редко себе позволяла. Я думала о своих родителях. О моей матери.

Она частенько поддразнивала меня из-за моей порывистости, но при этом всегда говорила, что я должна следовать зову сердца. «У тебя зрелая душа, — сказала она однажды. — Я не могу сказать того же о Джорджии, и, бога ради, ты тоже ничего ей не говори! Но у нее нет такой интуиции, как у тебя. Нет дара видеть вещи такими, каковы они есть на самом деле. И я не хочу, чтобы ты боялась получить от жизни то, чего тебе действительно хочется. Потому что мне думается: ты захочешь правильного».

Если бы только она видела сейчас, чего мне захотелось, она бы сразу взяла свои слова обратно.

Переведя, наконец, взгляд с проплывавших мимо лодок на Винсента, неподвижно сидевшего рядом со мной, я всмотрелась в его профиль. Винсент смотрел на воду, глубоко уйдя в собственные мысли. Но речь ведь даже не шла о выборе. Кого я пыталась одурачить? Я все решила в тот самый момент, когда увидела его, в чем бы потом ни старалась меня убедить рассудочная часть моего ума.

Я наклонилась к Винсенту. Протянув руку, я коснулась его кисти, осторожно проведя кончиками пальцев по теплой коже. Он повернул голову и посмотрел на меня с такой страстью, от которой у меня подпрыгнуло сердце. Я слегка задела губами его загорелую щеку и, собравшись с силами, произнесла слова, которые, как я знала, нужно было произнести:

— Я не могу, Винсент. Я не могу сказать «да».

В его глазах вспыхнула боль, отчаяние, — но не удивление. Он ожидал от меня именно такого ответа.

— Но я не говорю и «нет», — продолжила я, и он заметно расслабился. — И если мы будем продолжать наши встречи, мне кое-что понадобится.

Винсент низко, соблазнительно рассмеялся:

— Значит, ты выдвигаешь требования, да? Ну, давай, хочу услышать.

— Мне нужен неограниченный доступ.

— Это уже интересно. Доступ к чему, уточни?

— К информации. Я не могу продолжать, не понимая, во что впутываюсь.

— Хочешь узнать что-то прямо сейчас?

— Нет, но все равно мне не хочется испытывать ощущение, что ты что-то скрываешь.

— Вполне справедливо. В любом случае.

Легкая улыбка тронула его безупречные скульптурные губы. Я отвела взгляд, пока не растеряла всю свою храбрость.

— Мне нужно знать, когда наступит такой момент, что я не смогу видеть тебя какое-то время. Когда ты провалишься в этот свой летаргический сон. Потому что я не хочу тревожиться, подозревая, что тебя оттолкнула моя смертность. Или мои бесконечные вопросы.

— Согласен. Вот только… когда все идет спокойно, предупредить очень легко. Но если что-то случится… ну, что нарушит течение вещей…

— Вроде чего, например?

— Ты помнишь, как мы тебе объясняли, почему остаемся молодыми?

— Ох… Верно. — Ужасающая картина вспыхнула перед моими глазами: Юл, прыгающий на рельсы перед поездом… — Ты хочешь сказать, если тебе придется «спасти кого-то».

— Но я тогда позабочусь о том, чтобы кто-то из моего клана дал тебе знать.

Я вспомнила, что уже слышала это слово прежде.

— Почему ты говоришь «клан»?

— Клан, родня… обычно мы друг друга называем родней или «сходными».

— Звучит немножко по-средневековому, но, в общем, неплохо, — чуть насмешливо сказала я.

— Что-нибудь еще? — спросил Винсент с видом нашкодившего школьника, ожидающего наказания.

— Да. Конечно, это не прямо сейчас, но все же… ты должен познакомиться с моими родными.

Винсент открыто рассмеялся, и этот чудесный смех поразил меня, прозвучавшими в нем весельем и облегчением. Наклонившись, он обнял меня и сказал:

— Кэти… я так и знал, что ты девушка старомодная. Как раз мне по сердцу.

Я позволила себе несколько секунд таять в его руках, но потом отодвинулась и постаралась изобразить на лице максимальную серьезность.

— Я не хочу пока связывать себя, Винсент. По меньшей мере до следующего свидания.

И тут вдруг я почувствовала, что прежняя я — та, что жила в Бруклине еще до автокатастрофы, — как будто стоит рядом и рассматривает меня теперешнюю, ту, которой меньше года назад внезапно пришлось повзрослеть. Ту меня, которая была разбита трагедией. И я с изумлением видела себя сидящей рядом с потрясающе красивым юношей и говорящей ему такие осторожные слова. Как, черт побери, я умудрилась так быстро превратиться в столь рассудительную особу? Как я вообще могла сидеть там, стоически сопротивляясь тому, чего хотела больше всего в жизни?

Самосохранение. Это слово вспыхнуло в моем уме, и я поняла, что действую правильно. Все мое существо разорвалось на клочки, когда я потеряла родителей. И я не хотела отдаваться любви к Винсенту — а заодно и риску потерять его. Глубоко в душе я понимала, что с огромным трудом пережила «исчезновение» своих родителей. И могу не пережить новой потери.

17

— Идем, — сказал Винсент и, помогая мне подняться на ноги, поддержал меня.

Мы снова пошли по набережной, глядя на проплывавшие по темной зеленой воде лодки, за которыми оставался пенный след и разбегались крупные волны, плескавшиеся о камни под нашими ногами.

— Так как же ты… умер? Я хочу сказать, в первый раз, — спросила я.

Винсент откашлялся.

— А можно мне рассказать свою историю немного позже? — неловко спросил он. — Я не хочу окончательно ошарашить тебя, сообщив, кем я был прежде, я бы предпочел получить шанс сначала показать, кем я стал теперь.

Он осторожно, растерянно улыбнулся.

— Значит ли это, что и мне не следовало бы рассказывать тебе о своем прошлом? — неуклюже ответила я.

— Ох, нет! — простонал Винсент. — Тем более что я только-только начал понимать тебя. — Он сделал паузу. — Пожалуйста, просто пока не спрашивай… Любые другие вопросы, только не этот.

— Ладно, тогда как насчет… почему у твоей кровати стоит моя фотография?

— У тебя это мурашки вызвало? — со смехом спросил Винсент.

— Ну, вроде того, — призналась я. — Хотя я заметила ее через секунду после того, как обнаружила тебя в постели мертвым, так что мурашки уже поползли.

— Да, насчет твоей фотографии мы с Шарлоттой поспорили, — сказал Винсент. — А на стене снимки ты заметила?

— Да. И в комнате Шарлотты тоже. Она сказала, что это люди, которых она спасла.

Винсент кивнул:

— Да, это наши «спасенные». И после того как была спасена ты, мы оба заявили права на твой снимок.

— Как это? — не поняла я.

— Ну, ты ведь знаешь, что в тот день в кафе ты чуть не вошла в историю Парижа?

Я кивнула.

— Шарлотта позвала тебя, и ты именно поэтому вовремя ушла с того места, куда упал камень. Но Шарлотте сказал об этом я.

— Ты тоже был там? — удивилась я, застыв на месте и вытаращив глаза на Винсента.

— Да… духовно. Не телесно, — ответил Винсент, увлекая меня дальше.

— Духовно? Как это? Мне казалось, ты говорил, что вы не призраки.

Винсент коснулся моей руки, и я сразу почувствовала себя так, словно приняла хорошую дозу транквилизатора.

— Прекрати ты эти «успокоительные прикосновения»! Просто объясни. Я вполне с этим справлюсь.

Винсент оставил руку на месте, но теплый поток иссяк. Винсент виновато улыбнулся, как будто его поймали со шпаргалкой на экзамене.

Я, не хвастаясь, почувствовала, что действительно совсем неплохо управляюсь с ситуацией. Ведь, кроме того, что я узнала о бессмертии юноши, который мне нравился, я еще и на ходу познакомилась с тем, как действуют сверхъестественные силы… И я даже не испугалась. Не слишком испугалась. Ну ладно, если не считать того момента, когда я видела гибель Юла. И увидела снимки в некрологах. И наткнулась на «мертвого» Винсента в кровати. «Конечно, вполне понятно, что такое может вывести из себя», — решила я.

Винсент что-то говорил, так что я постаралась сосредоточиться.

— Вернусь к нематериальному. Мы с Шарлоттой и Шарлем обычно держимся вместе… это наш способ действия как ревенантов. Мы ходим втроем, когда… «гуляем». Так мы называем наше… э-э… патрулирование. И если что-то случается…

— Как тогда с Юлом в метро?

— Именно. Тогда остальные дают знать Жан-Батисту, который заботится о том, чтобы мы получили тело.

— И как он это делает? У него что, какие-то связи в городском морге?

Я сказала это шутя, но Винсент улыбнулся и кивнул:

— И в полиции, и в других местах тоже.

— Полезно, — кивнула я, стараясь не показать удивления.

— Очень, — согласился Винсент. — Они, наверное, думают, что Жан-Батист то ли нечто вроде гангстера, то ли некрофил, но те деньги, которые он платит за услуги, заставляют людей забыть о вопросах.

Я притихла, думая о том, каким сложным должно быть все это дело с неумиранием и спасением. А тут еще я появилась, нарушила тщательно отработанный порядок. Нечего и удивляться, что Жан-Батист не стал меня включать в список самых желанных гостей.

— Шарлотта ведь тебе объясняла, что, хотя наши тела в период бездействия мертвы, наши умы продолжают действовать? — Я кивнула. — Она немножко все упростила. На самом деле в первый из трех дней бездействия мертвы и тела, и умы. Все отключается, как будто мы — самые обыкновенные трупы. Но на второй день мы переходим в другое состояние — состояние только мертвого тела. И если мы были ранены в период после предыдущего бездействия, тела начинают сами собой исцеляться. А умы пробуждаются. И еще двое суток наше сознание как бы… отделено от тела. Мы можем путешествовать. Мы можем общаться друг с другом.

Я не могла в это поверить. Я слышала все новые «законы ревенантов». «Ну, страннее уже и быть не может», — подумала я.

— Вы можете путешествовать без тел? Теперь мне понятно, почему Шарль сказал, что вы — призраки.

Винсент улыбнулся:

— Когда наше сознание покидает тело, мы называем это состояние парением.

— «Парение» в смысле «полет»?

— Да, именно. И пока мы парим, у нас работает некое особое шестое чувство. Это нельзя назвать предвидением в чистом виде, но мы можем почувствовать, когда что-то должно произойти, и тогда другие спешат спасти кого-то. Это как бы взгляд в будущее, но только относительно того, что происходит неподалеку от нас, и за минуту-другую до события…

«Ну и ну… еще страннее!»

Винсент, похоже, ощутил, как я слегка замедлила шаг, и совершенно правильно предположил, что для меня это уж слишком. Он подтолкнул меня к каменной скамье, стоявшей на набережной, и мы сели; Винсент давал мне время для того, чтобы я хоть как-то осмыслила его фантастический рассказ. Перед нами качались в воде отражения зданий, стоявших вдоль реки.

— Я понимаю, Кэти, что все это звучит невероятно. Но это один из даров, которым мы обладаем как ревенанты. Одна из наших «сверхъестественных» способностей, как ты это называешь. Ты же видела нас с Юлом в метро. Но на самом деле нас там было трое. Эмброуз был рядом как парящий, и он дал нам знать как раз перед тем, как тот человек прыгнул вниз. Юл сказал, что возьмет это на себя, а я должен был не дать тебе увидеть его. — Винсент улыбнулся, явно сконфуженный. — И именно из-за Эмброуза мы столкнулись с тобой в музее Пикассо. Он увидел тебя снаружи и предложил нам с Юлом зайти в музей, чтобы «дать урок кубизма».

— Да откуда Эмброуз вообще мог знать, кто я такая? — недоверчиво спросила я.

— Заставить меня встретиться с тобой — это вполне в духе Эмброуза, он любит вот так пошутить. Я говорил о тебе с другими, еще до того, как мы спасли тебя в том кафе.

Винсент подобрал с земли сухой лист и принялся растирать его между пальцами.

— Говорил? — От изумления я просто задохнулась. — И что именно ты говорил?

— Ну… может, тебе и не захочется этого знать? — застенчиво улыбнулся Винсент. — Я в конце концов не могу выдать все свои тайны за один прием. Позволь мне хотя бы сохранить свое достоинство!

Я вытаращила глаза и стала просто ждать, что последует за этим. Но втайне я была взволнована этим открытием.

— В любом случае в тот день, когда тебя едва не убило камнем, я был в состоянии парящего, рядом с Шарлоттой и Шарлем, и я увидел, что кусок каменной резьбы вот-вот отвалится… увидел буквально за минуту до того, как это случилось. И сказал Шарлотте, что она должна заставить тебя отойти от того места, и она помахала тебе рукой, подзывая к себе. Поэтому мы оба и заявили претензию на твою фотографию для наших «Стен славы».

Винсент опять улыбнулся и перевел взгляд от останков листа на меня, желая увидеть мою реакцию.

— Но зачем эти снимки? Это что… — Я запнулась. — Трофеи своего рода?

— Нет. Это не ради самолюбования. Все гораздо глубже, — ответил Винсент, и улыбка на его лице сменилась выражением неуверенности. — Видишь ли, довольно трудно не стать… ну, одержимым, что ли… спасенными, в особенности теми, вместо которых мы умираем. Регулярно умирать не так-то легко. И трудно удержаться и не постараться после выяснить, что происходит с человеком, вместо которого ты умер. Изменила ли их жизнь близость смерти. Оказало ли какое-то влияние на них, на их родных или знакомых твое самопожертвование… и так далее. — Винсент усмехнулся: — И если мы не будем следить за собой, мы можем кончить тем, что начнем постоянно их преследовать. Тот, кто не предупрежден, легко попадается в такую ловушку. К счастью, у Жан-Батиста за спиной уже пара сотен лет неумирания. И он удерживает нас от попыток такого возвращения. — Винсент фыркнул. — В общем, мы потом приходим к спасенным и фотографируем их. Потом нам еще разрешается вернуться к ним дважды в состоянии парения, посмотреть, как у них идут дела. Но прочие контакты не поощряются. Дальше нам приходится удовлетворяться наблюдением только через Интернет.

— Так, значит, Эмброуз послал все ваши правила куда подальше, когда заставил нас встретиться в музее?

Винсент пожал плечами:

— Ну, правила уже были основательно нарушены. Я ведь говорил, мой интерес к тебе возник задолго до того, как свалился тот камень.

Винсент избегал моего взгляда. Бросив клочки листка в воду, он накрыл мою руку ладонью. Я чувствовала, как где-то в глубине моего ума раздается тревожный звон, пока я просеивала услышанное. А потом что-то щелкнуло…

— Винсент… так ты говоришь, что, хотя ты и не умирал вместо меня, ты стал «одержим» мною после спасения моей жизни?

— Более чем одержим, — признался Винсент, все так же глядя в сторону.

— Но если эта одержимость — нечто неизбежное, то чем я отличаюсь от других людей, спасенных тобой? Может, вся причина твоего интереса ко мне только в том и состоит, что я живу неподалеку и что ты не раз и не два меня видел? Ты меня спас, но вместо того чтобы исчезнуть из твоей жизни, как остальные, я то и дело появляюсь у тебя на глазах и подкармливаю твою одержимость. Откуда тебе знать, что ничего другого за всем этим и не кроется?

Винсент упорно молчал.

— Но ведь в этом все дело, разве не так? — настойчиво спросила я.

Охваченная страхом, я покачала головой. Желудок сжался в тугой комок отчаяния. Но я решилась продолжить:

— А я-то все гадала, как парень вроде тебя мог заинтересоваться такой девушкой, как я. Ведь при первых встречах ты вел себя так, словно я — просто одна из глупых поклонниц, а потом вдруг стал на меня смотреть такими глазами, как будто я — девушка твоей мечты. Так вот в чем ответ… Ко мне все это не имеет никакого отношения! Это просто некая неестественная привязанность к спасенным, свойственная ревенантам…

«Я так и знала, что всего этого не может быть на самом деле», — подумала я.

Винсент опустил голову на руки и сидел так довольно долго, потирая виски, пока, наконец, не заговорил:

— Кэти… я спас десятки женщин и ни к одной из них ничего похожего не чувствовал. А тобой я заинтересовался еще до того, как спас тебе жизнь. Да, признаю, факт спасения сделал тебя еще более незабываемой. Это было вроде подтверждения моим намерениям узнать тебя поближе. Может, я и держался как идиот во время нашего первого разговора, но, видишь ли, прошло слишком много времени с тех пор, как я позволял себе подобные чувства. Мне просто не хватает практики человеческих отношений. Ты должна мне поверить.

Я всматривалась в его лицо, ища хоть каких-то признаков лжи. Но Винсент выглядел предельно искренним.

— Ты должен быть честен со мной, Винсент, — сказала я. — И если ты вдруг поймешь, что я для тебя — просто одна из спасенных, с которой ты как-то умудрился сблизиться… я должна сразу об этом узнать.

— Я буду честен, Кэти. Я никогда не смогу солгать тебе.

— И не будешь скрывать от меня то, что мне следует знать.

— Даю слово.

Я кивнула. Солнце уже опускалось, в зданиях, высившихся над нами, начали загораться огни, и их отражения прыгали в воде, как мигающие свечи.

— Кэти, а что чувствуешь ты?

— Честно?

— Честно.

— Мне страшно.

— Давай я провожу тебя домой, — сказал Винсент с нескрываемым сочувствием.

Он встал и поднял меня.

«Нет!..» — пронеслось в моем уме.

И вслух я произнесла:

— Нет… не сейчас. Не надо, чтобы этот день закончился вот так. Давай еще что-нибудь сделаем. Что-нибудь обычное, нормальное.

— Ты хочешь сказать, что-то кроме разговоров о смерти, парящих духах и одержимости бессмертных?

— Было бы замечательно, — кивнула я.

— Как насчет ужина? — спросил Винсент.

— Отлично. Только мне надо сначала сообщить Джорджии, что я не буду ужинать дома.

Я достала из сумки свой сотовый и набрала сообщение: «Ужинаю не дома. Пожалуйста скажи П и М что я вернусь не слишком поздно».

Винсент взял меня за руку и сплел свои пальцы с моими, заставив проскочить через мое сердце некую искру. Мой телефон зазвонил, когда мы добрались до верха спуска. Это была Джорджия.

— Да?

— Итак, ты собираешься поужинать с…

— Итак, а зачем тебе это знать? — улыбнулась я, бросив короткий взгляд на Винсента.

— Ну, скажем, так: я серьезно отношусь к роли твоего законного опекуна, — промурлыкала Джорджия.

— Ты не являешься моим законным опекуном.

Джорджия рассмеялась:

— Так с кем ты?

— С другом.

— С В.?

— В общем, да.

— Ох, боже, а куда вы собираетесь? Я бы прошлась там и сделала вид, что случайно оказалась в нужном месте, мне просто хочется на него взглянуть.

— Ничего не выйдет, и, кроме того, я пока не знаю, куда мы пойдем.

Винсент застенчиво улыбнулся.

— Это Джорджия? — спросил он.

Я кивнула, и он протянул руку к телефону.

— Привет, это Джорджия, да? Я Винсент. Мне, видимо, следует попросить разрешения на свидание, прежде чем вести куда-то твою сестру?

Он засмеялся, и я могла бы поспорить, что Джорджия уже обрушила на него свои неотразимые чары.

Наконец Винсент сказал:

— Нет, не думаю, что сегодня в наших планах есть встреча с родственниками, но я уверен — мы очень скоро встретимся. Почему не сейчас, говоришь? — Винсент подмигнул мне, и я вздрогнула. Просто невероятно, как он на меня действовал. Весьма опасно. — Это тебе нужно спросить у твоей сестры. Она решает.

18

Мы сидели лицом друг к другу, за крошечным столиком в похожем на пещеру ресторанчике в квартале Маре. Десятки мигающих свечей освещали пространство вокруг нас. Мы скрестили ноги под столом, мои ноги между его ногами, и ощущение соприкосновения наших тел заставляло мою кровь бурлить с того момента, как мы уселись за стол, и до того, как мы вышли из ресторана.

Я изо всех сил старалась погасить ощущение того, что мы с Винсентом — уже пара. Это ведь было первое настоящее свидание. Кроме тех совершенно невероятных вещей, которые рассказал мне Винсент о себе, я ничегошеньки о нем не знала. Не время было забывать об осторожности. Я была полна решимости все прояснить.

— Ты весь день говоришь со мной по-английски и не сделал ни единой ошибки, — похвалила я Винсента, пока мы ждали, когда нам подадут еду.

— Если спишь так мало, как мы, то остается масса времени на такие вещи, как книги и фильмы. Я предпочитаю читать все на языке оригинала и смотреть кино без субтитров с переводом. Так что я сумел выучить любимые языки: английский, итальянский и кое-какие из скандинавских.

— Мне уже становится не по себе.

— Ну, если бы у тебя было столько десятилетий, чтобы учиться, ты бы точно меня обошла, — возразил Винсент, и его глаза в свете свечей были живыми и яркими.

Официант поставил перед нами тарелки.

— Bon apputit, — сказал Винсент, подождав, пока я возьмусь за вилку с ножом, и только после этого прикасаясь к своему прибору.

— Значит, ты ешь то же, что и все, — заметила я, наблюдая за тем, как Винсент отрезает кусочек от своего magret de canard.

— Что? А ты думала, я закажу сырые мозги? — с усмешкой откликнулся Винсент. — Вообще-то мне казалось, что мы собирались держаться подальше от всех этих разговоров о сверхъестественном.

— Но мне ведь не каждый день приходится ужинать с бессмертным, — пошутила я. — Так что ты уж дай мне небольшую фору.

— Конечно, мы питаемся, как все. И пьем то же, что все. Мы только не спим, кроме того времени, когда впадаем в бездействие, но это ведь нельзя считать обычным сном. Ну, а все остальное… как у всех. — Он нахально прищурился, и на его губах появилась сексуальная улыбка. — Во всяком случае, я так слышал.

Я покраснела и сосредоточилась на тарелке.

— Кэти?

— Ммм?..

— А как твое полное имя?

Я посмотрела ему в глаза.

— Кэйт-Бомон-Мерсье. Бомон — девичья фамилия моей мамы.

— Но это французская фамилия.

— Да. У меня французские корни с обеих сторон. Но вот давать ребенку в качестве имени девичью фамилию матери — это традиция американского Юга. А мама выросла именно там. Если точнее, то в Джорджии.

— Вот теперь все встало на свои места. — Винсент улыбнулся.

— А как насчет тебя?

— Винсент-Перье-Генрих-Делакруа. Два средних имени — французские. Перье — имя моего деда, а прадед был Генрихом.

— Звучит весьма аристократично.

— Может, когда-то давно и звучало, — засмеялся Винсент. — Но моя семья и в сравнение не идет с семьей Жан-Батиста. По нему сразу видно, кем были его предки.

— Жан-Батист, — пробормотала я. — Не похоже, чтобы я ему понравилась.

Винсент помрачнел:

— Я хочу, чтобы ты знала вот что. Хотя Жан-Батист мне как родной, все же его мнение о тебе для меня ничего не значит. Но если тебе хочется ему понравиться, могу тебя заверить: со временем так и будет. Ты только должна завоевать его доверие… а это нелегко. Но как бы то ни было, ты — со мной. И он будет уважать мой выбор и вести себя прилично. — Заметив сомнение в моем взгляде, Винсент быстро добавил: — Ну, в том случае, конечно, если мы и дальше будем встречаться. А я на это очень надеюсь.

Я кивнула, давая знать, что все поняла, и Винсент, явно испытав облегчение при виде того, что я не намерена продолжать обсуждать это после его более чем пылкой речи, поспешил сменить тему.

— Так вы с сестрой очень близки?

— Да, она старше меня меньше чем на два года, так что мы постоянно шутим, что могли бы быть и двойняшками. Но мы при этом очень разные.

— Как это?

Я принялась жевать, обдумывая при этом, как можно описать мою сестру, эдакую светскую бабочку, и при этом не представить ее пустышкой.

— Джорджия — абсолютный экстраверт. А я… ну, не то чтобы я уж совсем вся в себе, но я ничего не имею против одиночества. Моей сестре нужно быть с людьми двадцать четыре часа в сутки семь дней в неделю. Ее весь Нью-Йорк знал. Она постоянно умудряется находить самые веселые вечеринки, и ее постоянно окружает целая свита: разные рок-музыканты, диджеи, артисты, художники…

— Так, а ты… дай угадаю. Ты слишком занята чтением и походами по музеям, чтобы составлять ей компанию.

Я рассмеялась, увидев кривую усмешку Винсента.

— Нет, я иногда хожу с ней. Но я не попадаю в центр внимания, как Джорджия. Я просто ее младшая сестра, вот и все. Она заботится обо мне. И всегда предлагает мне кого-нибудь из своей компании, чтобы я не скучала.

Я не стала объяснять, что Джорджия постоянно пыталась подбирать мне именно «кавалеров»: каких-нибудь чудовищных битников, которые, к моему изумлению, с энтузиазмом воспринимали идею ухаживания за сестрой Джорджии. И несколько таких знакомств даже зашли чуть дальше… ну, не слишком далеко, но если кто-то из этих парней приходил на вечеринку Джорджии, а я тоже оказывалась там, я знала, что мне будет с кем потанцевать. Кто-то будет сидеть рядом, а может быть, попозже вечером и полезет ко мне целоваться где-нибудь в темном углу комнаты. Джорджия называла этих ребят «мальчики на вечеринку».

Но теперь, когда напротив меня за столом сидел Винсент, прекрасный, как сама жизнь, все те парни казались мне призраками. Тенями по сравнению с ним.

— Когда мы переехали сюда, — продолжила я, — меня немножко тревожило то, как она переживет свержение с трона ночной королевы. Но я ее недооценила. Она уже почти добилась такого же положения и здесь.

— Город другой, все остальное так же?

— Да, она почти каждый вечер проводит вне дома, и Папи с Мами не могут ей этого запретить. Но в отличие от Нью-Йорка я с ней не выхожу.

— Знаю, — кивнул Винсент, насаживая на вилку ломтик картофеля, но тут вдруг замер и бросил на меня быстрый взгляд, проверяя, заметила ли я его оговорку.

— Что? — удивилась я и тут внезапно вспомнила слова Эмброуза: «Мы ее проверили, она не шпион». — Вы за нами следили!

Чувствуя себя одновременно и польщенной, и оскорбленной, я быстро подтянула под себя ноги, спрятав их под свой стул.

— За Джорджией мы не наблюдали, только за тобой. И это был не я. По крайней мере, после того дня, когда мы разговаривали в музее Пикассо. После этого я почувствовал, что обязан предоставить тебе… личное пространство. За тобой наблюдали Эмброуз и Юл, и то лишь потому, что знали: я… я интересуюсь тобой, и они настояли на том, чтобы убедиться, что ты для нас не представляешь опасности. Но я сам никогда в тебе не сомневался. Честно.

— Опасности? — недоуменно переспросила я.

Винсент вздохнул:

— У нас есть враги.

— Что ты имеешь в виду?

— Давай поговорим о чем-нибудь другом, — предложил Винсент. — Вот уж чего мне совсем не хочется, так это впутывать тебя во что-то такое, что может оказаться рискованным.

— Но сам ты рискуешь? — спросила я.

— Мы не слишком часто пересекаемся с ними. Но если приходится, то это кончается тем, что обе стороны стараются уничтожить друг друга. Поэтому когда ты попросила меня быть честным, мне пришлось согласиться. Но я многие десятки лет учился защищаться. Так что тебе не о чем тревожиться.

Я вдруг вспомнила нашу с Джорджией прогулку по набережной.

— В ту ночь, когда я тебя видела… ты прыгнул в Сену за девушкой. А под мостом сражались какие-то люди. На мечах.

— А, ну тогда ты их уже видела. Это и были нума.

Даже само слово показалось мне зловещим. Я вздрогнула.

— Кто они такие?

— Они такие же, как мы, только наоборот. Неумирающие, но их цель — не спасение жизней. Их цель — уничтожение.

— Не понимаю.

— Мы обретаем бессмертие, когда умираем вместо кого-то, спасая чью-то жизнь. А они завоевывают вечность, отбирая жизни. Похоже, вселенной нравится равновесие. — Винсент горько улыбнулся.

— Ты хочешь сказать, они — воскресающие убийцы?

Ледяной нож панического страха прорезал меня насквозь.

— Не просто убийцы. Они все совершили предательство, доведшее кого-то до смерти.

Я резко, глубоко вздохнула:

— Погоди… погоди минутку. Что ты такое говоришь? Что любой, кто умрет после того, как предаст кого-то, и тот человек погибнет, превратится в бессмертного урода?

— Нет, не любой. Только некоторые. Так же, как у нас. Не каждый, кто погибает, спасая кого-то, воскресает. Я это объясню как-нибудь в другой раз… это немножко запутанно. Тебе только и нужно знать, что нума — дурные. Они опасны. И они не умирают только потому, что продолжают убивать. Задачу им облегчает их деятельность: они превозносят разных мафиози, поддерживают проституцию и торговлю наркотиками, а чтобы придать своим действиям видимость законности, покупают разные клубы и бары. И неудивительно, что в их мире возможность убийства и предательства возникает достаточно часто.

— И это… эти существа тогда дрались под мостом в ту ночь?

Винсент кивнул:

— Девушка, прыгнувшая с моста. Она была связана с ними. Они довели ее до самоубийства, а потом собрались рядом, чтобы убедиться: она именно так и поступит.

— Но она выглядела такой юной… Сколько ей было лет?

— Четырнадцать.

Я вздрогнула.

— А вы зачем там были? — спросила я.

— Шарль и Шарлотта там гуляли, Юл парил рядом. Юл все увидел вовремя и быстро вернулся домой, чтобы привести меня и Эмброуза. Когда мы прибежали туда, двойняшки удерживали нескольких нума под мостом, а девочка… ну, ты сама видела, что случилось. Я поймал ее как раз вовремя.

— А вы… справились… с теми бандитами? — Мне даже слово «нума» не хотелось произносить, оно почему-то очень плохо на меня действовало.

— Да, двоих. А еще парочка сбежали.

— Значит, вы не только спасаете людей. Вы и убиваете тоже.

— Нума — не люди. И если у нас появляется шанс уничтожить неумирающее зло, мы это делаем. Человек всегда может изменить свое будущее. Но нума — нет. Они встают на свой путь, еще будучи людьми. А когда превращаются в ревенантов, они теряют всякую надежду на спасение.

«Значит, Винсент все-таки киллер», — подумала я. Да, он убивал плохих ребят, но тем не менее убивал, и я просто не понимала, какие чувства это вызывает у меня.

— А та девушка, которая прыгнула с моста?

— С ней все в порядке.

— А ты одержим ею?

Винсент засмеялся:

— Нет, потому что уже знаю, что у нее все хорошо. — Под столом он зацепил мои ноги своими и подтянул к себе. Меня снова охватило тепло его тела. — Я сейчас очень рад тому, что ревенанты не умеют читать чужие мысли, потому что Жан-Батист просто убил бы меня, узнай он, что я рассказал тебе о нума.

— Что, нарушил закон секретности? — усмехнулась я.

Винсент улыбнулся:

— Да, но я доверяю тебе, Кэти.

— Все нормально, — ответила я. — Ты, наверное, уже знаешь это от своих шпионов, но мне некому обо всем этом рассказать, даже если бы я того захотела. Меня совсем не ждет толпа подружек, желающих услышать последние сплетни из мира бессмертных.

Винсент захохотал:

— Верно, не ждет. Но у тебя есть я.

— О, я буду вдвойне осторожна, чтобы не проболтаться о тех монстрах, что окружают тебя.

— Как это могло получиться — мы проговорили два часа, а я по-прежнему ничего о тебе не знаю? — пожаловалась я, когда мы вышли из ресторана.

— Что ты имеешь в виду? — удивился Винсент, заводя мотороллер. — Я тебе кучу всего рассказал о нас!

— О вас как о некоей компании — да, много, но о себе лично — ничего. — Мне пришлось кричать, чтобы он расслышал меня сквозь шум мотора. — Ты мне просто не даешь спрашивать. Сразу уводишь разговор в сторону.

— Давай садись! — со смехом ответил Винсент.

Я села позади него и обхватила его руками, чувствуя себя на вершине блаженства.

Мы пересекли реку и поехали в нашу часть города. Ветер трепал мои волосы, выбивавшиеся из-под шлема, а тепло тела моего… моего возможного кавалера согревало меня, и мне хотелось, чтобы мы ехали так до самого Атлантического океана, а не каких-то полчаса. Но когда на другом берегу Сены показался Лувр, Винсент замедлил ход и повернул мотороллер к реке. Он выключил мотор и набросил цепочку на столбик и только потом протянул мне руку и повел к реке.

— Ладно, спроси что-нибудь, — сказал он.

— Куда ты меня ведешь?

Винсент засмеялся:

— У тебя была возможность задать один вопрос. И ты вот так ее использовала? Ладно, Кэти. Раз уж ты так терпелива, я отвечу.

Мы ступили на деревянный мост Искусств, перекинутый через реку, и пошли на другую сторону.

Город сиял огнями, как рождественская елка, а вдоль мостов светились цепочки ламп, и от этого мосты выглядели величественными и неземными. Издали нам подмигивала Эйфелева башня, а отражение луны плясало на поверхности воды под нами.

Мы дошли до середины моста. Винсент мягко подтолкнул меня к перилам и, встав за моей спиной, обнял и прижал к себе. Я закрыла глаза и вздохнула, наполняя легкие отчетливым морским запахом, плывущим над рекой, и который я много лет подряд воспринимала как состояние покоя. Сердце стало биться медленнее, а потом, когда руки Винсента сжали мои плечи, снова ускорило ритм.

Мы стояли и несколько изумительных минут вместе смотрели на Город Света, а потом Винсент наклонил голову и прошептал:

— Вот ответ на твой вопрос — куда я тебя веду… в самое прекрасное место в Париже. И я здесь с самой прекрасной девушкой, которую мне посчастливилось встретить и которая, как я отчаянно надеюсь, согласиться встретиться со мной снова. И как можно скорее.

Я оглянулась через плечо и увидела его чрезвычайно серьезное лицо. Винсент медленно развернул меня лицом к себе. И добрую минуту смотрел на меня большими темными глазами, как будто стараясь запомнить каждую черточку моего лица.

А потом он поднял руку, чтобы смахнуть с моего лба упавшую прядь волос, и осторожно заправил ее мне за ухо, прежде чем коснуться губами моих губ.

Наши губы едва-едва соприкоснулись. Винсент как будто колебался, словно знал, чего именно он хочет, но боялся напугать меня. Внутри меня как будто натянулась некая струна, все мое тело издало негромкую, чистую ноту… Я медленно вскинула руки, чтобы обнять Винсента за шею, боясь, что резкое движение может разрушить чары. Но когда его губы снова прижались к моим губам, магия лишь усилилась, а одинокая нота превратилась в мощное крещендо, и все остальные звуки исчезли.

И Париж исчез, растворился. Плеск волн под нами, гудение автомобилей по обеим сторонам реки, шепот парочек, бредущих рука об руку… все куда-то подевалось, и мы с Винсентом остались одни на всей земле.

19

Что-то зашуршало в ногах моей кровати. Я заставила себя открыть один глаз и сквозь дымку прерванного сна увидела сестру, пристроившуюся на краешке. Она выглядела как-то уж слишком взволнованно для такого раннего утреннего часа. Или ночь еще не кончилась? Приподняв одну бровь, Джорджия приказала:

— Расскажи мне все! — А потом, потащив на себя одеяло, которое я натянула на голову, изобразила строгость: — Не расскажешь — не разрешу тебе снова с ним увидеться!

Застонав, я кое-как протерла глаза и с трудом приподнялась на локте.

— Который час?

Я зевнула, отметив про себя, что Джорджия полностью одета.

— У тебя ровно пятнадцать минут на то, чтобы собраться в школу. Я позволила тебе поспать подольше.

Я посмотрела на часы и поняла, что Джорджия права. В ужасе я сбросила одеяло и начала метаться по комнате, выхватывая из ящиков комода лифчик и трусики и роясь в куче чистой одежды, сложенной в кресле.

— Я подумала, что, если ты вернулась так поздно, тебе не помешает хоть немного выспаться, — ворковала моя сестра.

— Весьма тебе признательна, Джорджия, — пробормотала я, через голову натягивая красную футболку и бросаясь на поиски джинсов. А потом, внезапно вспомнив события прошедшего вечера, я резко села на край кровати.

— Ох, боже мой… — выдохнула я, чувствуя, как мои губы складываются в мечтательную улыбку.

— И что же случилось? Он тебя поцеловал?

Должно быть, ответ Джорджия прочитала на моем сияющем лице, потому что она подпрыгнула на месте и заявила:

— Так и есть! Я должна с ним познакомиться!

— Погоди, Джорджия, ты меня совсем смутила. Дай ты мне сначала разобраться, так ли он мне нравится, — возразила я, просовывая ноги в штанины и быстро натягивая джинсы повыше.

— Мы ведь уже говорили об этом, — сказала сестра, хватая меня за плечо и всматриваясь в меня секунду-другую. — И как мне ни жаль говорить такое, Кэти-Бин, только, судя по всему, разбираться уже поздно.

И она, пританцовывая, вышла из комнаты, смеясь и хлопая в ладоши.

— Рада, что сумела позабавить тебя с утра пораньше, — проворчала я и наклонилась, чтобы зашнуровать кроссовки.

Этот день пролетел быстро — я в мечтательном состоянии переходила из кабинета в кабинет и все уроки только и делала, что вспоминала вчерашнее. Признание Винсента в своих чувствах на берегу реки, ужин при свечах, а потом… мое сердце подпрыгивало каждый раз, когда я думала о поцелуе на мосту Искусств. И о том, как после этого Винсент отвез меня домой и еще раз поцеловал, коротко, но невероятно нежно…

И выражение преданности и даже благоговения, светившееся в его глазах, когда он обнимал меня, потрясло меня до глубины души. Я не знала, то ли мне пугаться этого, то ли ответить тем же… Но я пока не могла позволить себе ответить. Я была не готова снять оборону.

Во время обеденного перерыва я включила телефон, чтобы просмотреть сообщения. Джорджия всегда в течение дня присылала мне по нескольку пустых записочек, и конечно же два сообщения от нее уже пришли: в одном она жаловалась на учителя физики, а второе, тоже явно отправленное с ее телефона, гласило: «Я тебя люблю, детка! В.».

Я тут же написала в ответ:

«Мне казалось, я вчера велела тебе убираться прочь, французский шпионишка!»

Ответ Джорджии не заставил себя ждать:

«Уж будто бы! Твои красные щечки утром говорили о другом, лгунья! Ты в него втрескалась!»

Я застонала и уже хотела снова выключить телефон, когда заметила, что там есть еще и третье сообщение, от неизвестного абонента. Я прочитала: «Можно увидеть тебя после уроков? На том же месте, в то же время?»

Я набрала в ответ: «Откуда ты взял номер моего телефона?»

«Позвонил с твоего телефона на свой, когда ты выходила в дамскую комнату в ресторане. Поосторожнее с нами, мы все упорные охотники!»

Я засмеялась и снова поблагодарила свою счастливую звезду за то, что ревенанты не умеют читать мысли, хотя мне все же нужно было тщательно следить за собой в те дни, когда он парил над городом в роли невидимого призрака.

«Да трижды! Увидимся!» — написала я и остаток дня изо всех сил изображала внимание на уроках.

Он уже ждал меня, когда я вышла за школьные ворота. Мое сердце тут же забилось быстрее, стоило мне увидеть Винсента, небрежно прислонившегося к дереву у автобусной остановки. Я не смогла удержать широченную улыбку, расплывшуюся на моем лице.

— Привет, изумительная! — сказал Винсент, протягивая мне шлем, когда я уже подошла к его «Веспе».

Он снял темные очки и наклонился ко мне, чтобы поцеловать в щеки. И этот ничего не значащий жест, который во Франции повторяется десятки раз на дню, — при каждой встрече, и при каждом прощании, и когда ты с кем-то знакомишься, или случайно сталкиваешься с кем-то из друзей, — эти два коротких прикосновения внезапно обрели для меня совершенно другой смысл.

Мне показалось, что время остановилось, когда щека Винсента коснулась моей щеки, а мои легкие напрочь забыли, как втягивать в себя воздух. Винсент чуть отодвинулся от меня и наши глаза встретились, когда он наклонился ко второй моей щеке и едва заметно задел мою кожу губами. Я открыла рот, чтобы вдохнуть, пытаясь обеспечить мозг хоть каплей кислорода.

— Хм, — пробурчал Винсент, сияя. — Это было любопытно…

Его улыбка была такой заразительной, что я вдруг обнаружила, что хохочу, забирая шлем из его рук и надевая его на голову, и радуясь при этом возможности спрятать лицо, пока не сумею взять себя в руки.

— Поскольку сегодня уж слишком холодно, я тут подумал: может, тебе захочется выпить лучшего в Париже шоколада? — сказал Винсент, перекидывая ногу через мотороллер.

— Значит, теперь ты соблазняешь школьниц обещанием шоколада? Плохой ты человек, Винсент-Делакруа! — засмеялась я, пока он заводил мотор.

— А тогда зачем ты приняла мое предложение? — выкрикнул Винсент сквозь шум «Веспы», трогая мотороллер с места.

— Это намеренная доверчивость! — ответила я, обхватывая руками его теплое тело и от восторга закрывая глаза.

20

Этим вечером Джорджия сразу после ужина загнала меня в мою комнату.

— Ну и куда ты пропала после школы? Я тебя ждала!

— Винсент за мной заехал и повез в «Ле дю Маго».

У Джорджии расширились глаза:

— Ты встречалась с ним два дня подряд?

— Ну, сегодняшний день на самом деле не считается, мы там посидели минут пятнадцать… Мне пришлось убежать, потому что завтра у нас тесты, надо подготовиться.

— Неважно! Святая корова, это уже становится серьезным! — Джорджия уселась на край моей кровати. — Итак, давай рассказывай мне об этом твоем таинственном бывшем преступнике.

— Ну… — начала я, соображая, что именно можно сказать сестре. — Он студент.

— Где учится?

— Э-э… я вообще-то не знаю.

Джорджия посмотрела на меня с сомнением:

— Но что он изучает?

— А… литературу, кажется, — предположила я.

— Так ты даже понятия не имеешь, чем он занимается? И о чем же вы с ним говорили?

— Ну, просто о всякой всячине. Так, знаешь ли… Искусство. Музыка. — «Неумершие. Бессмертные. Опасные зомби…»

Я ни слова не могла сказать Джорджии обо всем этом.

Джорджия секунду-другую внимательно всматривалась в меня, потом рявкнула:

— Отлично! Если ты не хочешь мне о нем рассказывать, все в порядке! В конце концов, ты не слишком много знаешь о моей жизни, но ведь это не потому, что я что-то от тебя скрываю и не зову с собой. И пока больше ни о чем спрашивать не буду, потому что вижу уже: ты будешь помалкивать.

— Ладно, Джорджия… А с кем ты встречаешься?

Сестра покачала головой:

— Нет, ничего я тебе не расскажу, если ты сама мне ничего не скажешь.

Я взяла ее за руку и заговорила просящим тоном:

— Джорджия, я совсем не желаю намеренно исключать тебя из своей жизни. Ты же знаешь, мне было очень трудно… ну, и так далее. Но я, наконец, понемногу прихожу в себя и обещаю: я буду очень стараться.

— Значит, пойдешь со мной в выходные?

Я немного помолчала.

— Ну… хорошо.

— С Винсентом?

— Э-э…

Джорджия недвусмысленно посмотрела на меня, как бы говоря: «Ну вот, так я и знала!»

— Хорошо, хорошо! Мы придем вместе с Винсентом. Но пожалуйста, Джорджия, только не клубы!

Дурное настроение сестры мгновенно испарилось, она радостно опрокинулась на мою кровать.

— Отлично! Никаких клубов. А как насчет ресторана?

— Конечно. Только надо узнать, сможет ли он.

«Точнее, выяснить, будет ли он жив…»

— Позвони ему прямо сейчас! — потребовала сестра.

— Можно без тебя?

— Ладно, — согласилась Джорджия, вставая и целуя меня в лоб. Она подошла к двери, потом оглянулась. — Спасибо, сестренка. Я серьезно. Я очень рада, что ты вернулась.

Уличные фонари только еще начали загораться, когда мы с Джорджией подошли к станции метро. Винсент и Эмброуз, прислонившиеся к газетному киоску и о чем-то болтавшие, сразу выпрямились, увидев нас. Мое сердце буквально растаяло, когда Винсент подошел ко мне и поцеловал в обе щеки, а потом, повернувшись к Джорджии, одарил ее ослепительной улыбкой:

— А вы, должно быть, и есть официальный опекун Кэти… то есть, я хочу сказать, сестра. Джорджия, да?

Джорджия рассмеялась и кокетливо воскликнула:

— Нет, вы только подумайте! Кэти ловко с вами управилась!

Вид у нее был такой, словно она готова была простоять на месте весь вечер, глядя в глаза Винсенту.

— Джорджия! — окликнула ее я, качая головой.

Не обращая на меня внимания, Джорджия через плечо Винсента посмотрела на Эмброуза и подмигнула:

— Не беспокойся, Кэти-Бин! Видишь, Винсент пришел не один, чтобы я не скучала. И это…

— Эмброуз. В восторге от знакомства с очаровательной сестрой Кэти, — заговорил Эмброуз по-французски, искоса глянув на меня.

Я сразу все поняла. Если Джорджия узнает, что он американец, она засыплет его вопросами. Может даже, слишком большим количеством вопросов, хотя я была уверена, что у Эмброуза на все нашелся бы ответ.

— Так куда вы намерены нас повести, леди?

— Я подумала, что мы могли бы отправиться в один маленький ресторанчик в четырнадцатом округе, — ответила Джорджия.

Винсент и Эмброуз обменялись мимолетным взглядом, и тут зазвонил телефон Джорджии.

— Извините…

Она достала телефон, чтобы ответить.

— Тот район нельзя назвать нашим любимым, — тихо сказал Эмброуз.

— Почему? — спросила я.

— Это в основном «их» территория. Ну, знаешь, тех, о ком я тебе рассказывал. «Другая команда», — сказал Винсент, следя за тем, чтобы его не услышала Джорджия.

— Но что они могут сделать на улице, где много народу, да еще когда рядом с нами двое людей? — возразил Эмброуз. Он секунду смотрел в пространство перед собой, потом кивнул и повернулся ко мне.

— Юл велел тебе передать: «Привет, красавица!»

— Эй, поосторожнее! — предостерег его Винсент.

— И еще он говорит: «Что ты собираешься с ним сделать?!» — Эмброуз ткнул пальцем в Винсента.

— Так Юл… парит где-то здесь? Прямо сейчас? — изумленно спросила я.

— Ну да, — ответил Винсент. — Конечно, мы сегодня вышли не по официальным делам, но он настоял на том, чтобы отправиться с нами. Сказал, что не хочет пропускать веселую вечеринку.

— А я могу с ним поговорить? — спросила я.

— Когда мы в состоянии парящих, нас слышат только другие ревенанты, но не люди. Так что Юл слышит то, что ты говоришь вслух, но ответить может только через меня или Эмброуза, — пояснил Винсент. — Но тебе следует быть поосторожнее.

Он показал на Джорджию, уже закончившую разговор по телефону.

— Паршиво, — сообщила она. — Двое моих друзей собирались присоединиться к нам, но не смогут прийти.

— Вы позволите? — спросил Эмброуз, официальным жестом предлагая Джорджии руку.

Она восхищенно засмеялась, кладя пальцы на сгиб его локтя, и они направились к спуску в метро.

Когда они отошли подальше, я сказала:

— Привет, Юл!

Винсент хихикнул и сказал:

— Выглядит так, будто кто-то попался.

— О чем это ты? — удивилась я.

— Юл просит сказать тебе, что ему просто стыдно видеть, что ты заинтересовалась кем-то таким скучным, как я. Ему хотелось бы занять мое место и показать, как человек постарше умеет обращаться с дамами. — Потом он обратился к воздуху перед собой: — Конечно, конечно, приятель. На сколько ты меня старше, на двадцать семь лет? Ну, в данный момент нам обоим по девятнадцать, так что угомонись.

Я тут же провела мысленный подсчет. Юл ведь говорил мне, что родился в конце девятнадцатого века. Значит, Винсент должен был родиться в двадцатых годах… Я улыбнулась, откладывая новую информацию про запас. Если Винсент ничего больше не захочет мне рассказывать, возможно, я сумею что-то узнать и без него…

Мы вышли из метро неподалеку от кладбища Монпарнас, потом прошли по нескольким улочкам, предназначенным исключительно для пешеходов, где было множество разнообразных баров и кафе. И остановились у ресторана, перед которым толпились уже человек двадцать.

— Вот он! — с энтузиазмом воскликнула Джорджия.

— Джорджия, ты только посмотри, сколько здесь уже ждет народа! Нам никогда не получить столик!

— Стоило бы верить в свою старшую сестру, — усмехнулась Джорджия. — Здесь работает одна моя подруга. Спорим, нас посадят за столик прямо сейчас?

— Ну, вперед. Мы тебя здесь подождем, — ответила я, отводя Винсента и Эмброуза в сторону от толпы и на другую сторону улицы.

Мы прислонились к стене закрытого уже магазинчика и наблюдали, как Джорджия пробирается сквозь людские волны.

— Ты очень точно описывала мне свою сестру, — улыбнулся Винсент, обнимая меня за плечи и нежно прижимая к себе.

— Да, моя сестра — особое явление, — ответила я, наслаждаясь ощущением его руки.

Эмброуз стоял по другую сторону от меня, наблюдая за толпой и чему-то кивая, но вдруг замер и резко повернулся к Винсенту.

— Вин, Юл говорит, что только что заметил неподалеку одного из тех… В нескольких кварталах отсюда.

— Они знают, что мы здесь? — спросил Винсент.

Эмброуз покачал головой.

— Вряд ли.

Винсент убрал руку с моего плеча и сказал:

— Кэти, нам нужно уходить отсюда. Немедленно.

— Но Джорджия! — воскликнула я, глядя на стеклянную дверь ресторана.

Я видела внутри свою сестру, которая оживленно разговаривала с хозяйкой.

— Я ее позову, — предложил Винсент и поспешил ко входу в ресторан.

И в ту же минуту двое мужчин, шедших мимо, налетели на Эмброуза и с силой прижали его к стене. Он застонал и попытался вырваться, но они ударили его несколько раз и быстро зашагали прочь. Эмброуз опустился на тротуар.

— Эй! Стойте! — закричала я, когда они уже поворачивали за угол. — Кто-нибудь, остановите их! — во все горло завизжала я, обращаясь к собравшимся перед входом в ресторан.

Люди обернулись и посмотрели туда, куда я показывала, но мужчины уже скрылись из вида. Все произошло так быстро, что никто ничего не успел заметить.

— Винсент! — громко позвала я.

Винсент обернулся и, видя мою тревогу, начал пробиваться сквозь толпу ко мне.

— Эмброуз, с тобой все в порядке? — спросила я, приседая на корточки рядом с ним. — Что те уроды…

Я замолчала, увидев, что рубашка Эмброуза разорвана на груди и пропиталась кровью. Он не шевелился.

«Ох, помоги, боже, только бы он не умер…» — подумала я.

За прошлый год я уже повидала ужасов больше, чем за всю свою жизнь. И уже не в первый раз задала себе вопрос: «Почему именно я?» Обычно девушкам-подросткам не приходится так часто сталкиваться с доказательствами нашей смертности, с горечью прикидывала я, а внутри меня уже нарастало чувство паники. Я опустилась на колени рядом с недвижным телом.

— Эмброуз, ты меня слышишь?

Кто-то отделился от толпы и подошел к нам.

— Эй, что с парнем?

И как раз в этот момент Эмброуз содрогнулся и, опираясь на обе руки, начал подниматься на ноги. Встав, он запахнул куртку, чтобы скрыть кровь на рубашке, хотя на асфальт натекла уже заметная лужа.

— О, бог мой, Эмброуз, что произошло? — спросила я.

Я протянула руку, чтобы поддержать его, и он тяжело оперся на меня.

— Не Эмброуз. Это Юл.

Слова слетали с губ Эмброуза, но его глаза слепо смотрели прямо перед собой, в никуда.

— Что? — растерянно пробормотала я.

Винсент наконец подошел к нам.

— Послушай, — обратилась я к нему, — Эмброуза то ли ножом ударили, то ли еще что… И у него теперь бред. Он мне только что заявил, что он — Юл.

— Надо поскорее увести его отсюда, пока они не вернулись с подкреплением, чтобы забрать его тело, — тихо сказал мне Винсент и тут же продолжил громче: — Все в порядке, все в порядке, спасибо!

Он обращался к нескольким мужчинам, которые уже шли в нашу сторону. Потом он закинул руку Эмброуза себе на плечо.

— А Джорджия? — выдохнула я.

— Те, кто это сделал, видели, что ты стоишь рядом с Эмброузом. Тебе слишком опасно оставаться здесь.

— Я не могу бросить сестру! — возмутилась я, поворачиваясь к ресторану.

Винсент схватил меня за руку и потянул обратно.

— Она была в ресторане, когда они напали. Ей ничего не грозит. Идем! — приказал он, и я взяла другую руку Эмброуза и закинула себе на плечи.

Эмброуз мог идти, но выглядел очень слабым. Мы добрались до конца квартала, и там Винсент остановил такси и затолкал нас обоих внутрь; сев сам, он захлопнул дверцу. Я всматривалась в улицу, когда мы объезжали. Джорджии не было видно.

— Что это с ним? — спросил водитель, поглядывая нас в зеркало заднего вида; ему явно не нравился вид крупного парня, почти лежавшего на заднем сиденье.

— Напился, — коротко ответил Винсент, стягивая с себя джемпер.

— Ну, смотрите, чтобы он не загадил мне машину, — сказал водитель, с отвращением качая головой.

— Что там произошло? — тихо спросил меня Винсент по-английски, поглядывая на шофера, чтобы убедиться: тот ничего не понимает.

Он протянул свой джемпер Эмброузу, и тот, расстегнув молнию на куртке, затолкал джемпер себе под рубашку. А потом опустил голову на спинку переднего сиденья.

— Мы просто стояли там, и вдруг два какие-то парня придавили его к стене. И убежали, я и понять ничего не успела.

— Ты видела, кто из них это сделал? — спросил Винсент.

Я отрицательно качнула головой.

Эмброуз сказал:

— Это были они. Я не заметил их вовремя, иначе бы предупредил.

— Все в порядке, Юл, — ответил Винсент, осторожно кладя ладонь на спину Эмброуза.

— Почему ты называешь его Юлом?

— Эмброуза здесь нет. Это Юл, — сказал Винсент.

— Что?! Но как?..

Меня охватил ужас, я резко отшатнулась от обмякшей фигуры рядом со мной.

— Эмброуз или без сознания, или… мертв.

— Мертв, — откликнулся Эмброуз.

— Но он… он оживет? — едва выговорила я.

— Цикл начинается с начала, когда нас убивают. Первый день нашей бездеятельности начинается ровно в ту секунду, когда мы умираем. Так что не тревожься… Эмброуз вернется через три дня.

— А что сделал Юл? Вселился в него?

— Да. Он хотел увести Эмброуза с того места раньше, чем наши враги вернулись бы и забрали тело.

— Так вы и это умеете? Я хочу сказать, вселяться в кого-нибудь.

— Только в других ревенантов и только при определенных обстоятельствах.

— Например?

— Например, если тело в достаточно хорошем состоянии, чтобы передвигаться. — Видя мою растерянность, Винсент пояснил: — Если оно целое. И еще не наступило трупное окоченение.

— У-у! — скривилась я.

— Сама спросила!

Он посмотрел на водителя, который, судя по отсутствию у него интереса к разговору, ничего не понимал.

— А как насчет людей? — спросила я.

— Ну, если они живые, то да, но только с их разрешения. И они должны знать, что это очень опасно для человека — когда в одной голове функционируют сразу два сознания, — ответил Винсент, постучав себя по голове. — Если это затянется надолго, они могут сойти с ума. — Я вздрогнула. — Не думай об этом, Кэти. Такое очень редко вообще случается. Это просто нечто такое, что мы можем сделать в какой-то совершенно особой ситуации. Вроде вот этой.

— Что… я тебя пугаю до полусмерти, дорогая Кэти? — Эти слова слетели с губ Эмброуза.

— Да, Юл! — призналась я, наморщив нос. — Должна честно признать, прямо сейчас я до жути напугана.

— Круто, — сказал он, и на губах Эмброуза появилась улыбка.

— Юл, ты выбрал неудачный момент для шуток, — укорил его Винсент.

— Прости, приятель. Но мне не часто удается вот так подшутить над человеком.

— Может, ты бы лучше сосредоточился на том, чтобы по возможности уменьшить кровотечение? Водитель взбесится, если мы испачкаем ему машину, — прошептал Винсент.

— Погоди-ка, — спохватилась я, — но если те парни его уже убили, зачем бы им возвращаться за его телом? Да, собственно, зачем было вообще его убивать, если они знали, что он все равно через три дня оживет? — спросила я Винсента, не обращая внимания на весь сюрреализм его разговора с трупом.

Винсент как будто сначала взвесил, нужно ли рассказывать мне об этом. Но потом, посмотрев на тело Эмброуза, прислонившееся ко мне, зашептал:

— Это единственный способ уничтожить нас. Если они нас убивают, а потом сжигают труп, мы уходим уже навсегда.

Джорджия была в ярости. И я ее не винила за это.

К тому времени, когда мы добрались до дома Винсента, мы уже обменялись с ней сообщениями на эту тему.

Джорджия: «Куда вы провалились?»

Я: «Эмброузу стало плохо. Пришлось везти его домой».

Джорджия: «Почему ты не зашла за мной в ресторан?»

Я: «Пыталась. Не смогла пробиться сквозь толпу».

Джорджия: «Я тебя просто ненавижу, Кэйт-Бомон-Мерсье!»

Я: «МНЕ УЖАСНО ЖАЛЬ».

Джорджия: «Нашла тут нескольких знакомых, они спасли меня от окончательного унижения. Но тебя все равно ненавижу».

Я: «Прости!»

Джорджия: «Не прощаю!»

Мы с Винсентом пытались поддержать Эмброуза, но тот сам выбрался из машины, когда такси остановилось, оттолкнув наши руки.

— Уже сам справляюсь. Черт, до чего тяжелый этот парень! Как он вообще таскает с места на место всю эту гору мышц?

Когда мы подошли ко входу, Винсент немного растерянно обернулся ко мне.

— Я, пожалуй, пойду домой, — сказала я, подталкивая его вперед.

Он явно обрадовался моим словам.

— Я бы тебя проводил, если ты готова подождать несколько минут, пока я его устрою на месте.

— Нет, не надо, сама доберусь. Правда, — сказала я.

И как ни странно, я говорила искренне. Несмотря на все ужасы и странности этого вечера, я себя чувствовала совсем неплохо. «Я могу с этим справиться», — думала я, выйдя за калитку и шагая в сторону дома бабушки и дедушки.

21

Сердитая Джорджия — не самое приятное зрелище. Хотя я извинилась перед ней миллион раз, она все равно не желала со мной разговаривать.

Обстановка в доме стала неуютной. Мами и Папи старались делать вид, что ничего не замечают, но на пятый день после моего непростительного преступления Папи обнял меня и сказал:

— Почему бы тебе не зайти сегодня ко мне на работу?

Он оглянулся на надутую Джорджию и многозначительно посмотрел на меня, как бы говоря: «Не здесь же разговаривать!»

— Ты уже давным-давно ко мне не заглядывала, а у меня много нового, чего ты не видела.

И вот после школы я прямиком отправилась в галерею к Папи. Войти в его магазин было все равно что войти в музей. В приглушенном свете древние статуи выстроились по обе стороны комнаты, глядя друг на друга, а в стеклянных витринах красовались предметы искусства — глиняные, или из разных металлов, включая драгоценные, или еще какие-нибудь.

— Ma princesse! — взревел Папи, увидев меня; благоговейная тишина разлетелась вдребезги.

Я вздрогнула. Так в детстве называл меня папа, и после его смерти никто больше не произносил этих слов.

— Пришла все-таки! Ну, что ты вот так сразу видишь новенького?

— Вот его, прежде всего, — ответила я, показывая на фигуру атлетического юноши в человеческий рост.

Он выставил вперед одну ногу, а сжатую в кулак руку прижимал к боку. Второй руки и носа у скульптуры недоставало.

— А, мой грек! — воскликнул Папи, подходя к мраморной фигуре. — Пятый век до Рождества Христова. Истинная находка! В наши дни греческое правительство и не позволило бы вывезти его из страны, но я его купил у одного шведского коллекционера, семье которого он принадлежал еще с девятнадцатого века. — Папи повел меня мимо драгоценной гробницы, укрытой стеклянным футляром. — В наши дни не знаешь, с чем можешь столкнуться, иной раз источники бывают весьма сомнительными…

— А это что такое? — спросила я, останавливаясь перед большой черной вазой.

На ее поверхности было изображено красной краской около десятка или немного больше человеческих фигур в театральных позах. Это были две вооруженные группы, стоявшие лицом друг к другу, и во главе каждой из маленьких армий был обнаженный мужчина с яростным лицом. Предводители держали копья, готовясь швырнуть их друг в друга.

— Обнаженные воины. Интересно.

— А, ты об этой амфоре… Она лет на сто помоложе грека. Это схватка двух городов, а ведут армии нумины.

— Ведет кто?

— Нумины. Нумин в единственном числе. Разновидность римских божеств. Наполовину человек, наполовину бог. Его можно ранить, но не убить.

— Значит, они обнажены потому, что они боги? — спросила я. — Им не нужны доспехи? По мне, похоже на позерство.

Папи хихикнул.

«Нумин, странное слово», — подумала я и пробормотала себе под нос:

— Немножко похоже на «нума».

— Что ты сказала? — вскрикнул Папи, и его голова при этом дернулась от вазы ко мне.

Вид у него был такой, словно его кто-то ударил.

— Я сказала, что «нумин» звучит похоже на «нума».

— Где ты слышала это слово? — спросил дед.

— Не знаю… по телевизору?

— Очень в этом сомневаюсь.

— Я не знаю, Папи, — растерялась я, отворачиваясь от его лазерного взгляда и пытаясь найти в галерее что-нибудь такое, что помогло бы мне вывернуться. — Наверное, оно мне попалось где-нибудь в старых книгах.

— Хмм… — Дед не слишком уверенно кивнул, принимая мое объяснение, но взгляд у него остался встревоженным.

Когда Папи обнаруживал, что кто-то, кроме него, знает о всяких его архаичных богах и чудовищах, он всегда приходил в волнение.

— Спасибо, что пригласил меня сегодня, Папи, — заговорила я, спеша сменить тему. — Но ты ведь хотел о чем-то со мной поговорить? Кроме скульптур и ваз, да?

Папи рассеянно улыбнулся.

— Да, я просил тебя прийти, чтобы поговорить о том, что происходит между тобой и Джорджией. Что это, мелкая стычка, — спросил он, глядя на вазу, — или полномасштабная война? Конечно, это не мое дело. Просто я думаю, когда же вы, наконец, заключите перемирие и вернете в дом покой? Если все это протянется достаточно долго, мне, пожалуй, придется внезапно уехать по неотложным делам.

— Мне очень жаль, Папи, — сказала я. — Это полностью моя вина.

— Знаю. Джорджия сказала, что ты, вместе с какими-то молодыми людьми, бросили ее в некоем ресторане.

— Да. Но там произошло… в общем, несчастный случай, и нам просто пришлось уехать.

— И у вас не было времени даже на то, чтобы позвать Джорджию? — скептически поинтересовался Папи.

— Не было.

Папи взял меня за руку и повел в переднюю часть галереи.

— Вообще-то на тебя это совершенно не похоже, princesse. А со стороны твоих спутников выглядит не по-джентльменски.

Я кивнула, полностью с ним соглашаясь, но мне нечего было сказать в свою защиту.

Мы подошли к входной двери.

— Поосторожнее выбирай приятелей, с которыми проводишь время, cherie. Не у каждого такое доброе сердце, как у тебя.

— Прости, Папи. Я прямо сейчас поговорю с Джорджией.

Я обняла деда и вышла из полутемной галереи, моргая от яркого солнечного света. Купив в ближайшем цветочном магазине букет гербер, я отправилась домой, чтобы попытаться преодолеть рубеж и заключить мир с сестрой. Не знаю, цветы ли помогли или просто созрел момент для того, чтобы все простить и забыть, но на этот раз мои извинения были приняты.

Вместо того чтобы остудить мое желание видеть Винсента, слова Папи только подогрели его. Прошло пять невероятно длинных дней, и, хотя мы договорились встретиться в выходные и каждый день говорили по телефону и слали друг другу сообщения, все равно это время показалось мне вечностью.

Наладив, наконец, мир с Джорджией, я сразу схватилась за телефон, чтобы позвонить Винсенту. Но не успела я набрать номер, как на дисплее появилось его имя, мой телефон зазвонил.

— А я как раз собралась тебе звонить, — засмеялась я в трубку.

— Что ж, прекрасно, — донесся до меня его бархатный голос.

— Как Эмброуз, уже на ногах? — спросила я.

По моей просьбе Винсент ежедневно давал мне отчет о состоянии своего друга. На следующий день после того, как Эмброуз был заколот, раны начали затягиваться, и Винсент заверил меня, что, как всегда, Эмброуз будет «как новенький», когда проснется.

— Да, Кэти. Я ведь говорил, все в порядке.

— Конечно, знаю. Просто мне до сих пор трудно в это поверить, вот и все.

— Ну, ты можешь сама его увидеть, если захочешь прийти. Но может, лучше нам сначала прогуляться? И поскольку нам не удалось посидеть в кафе «Ле дю Маго» без того, чтобы кого-нибудь убили или покалечили, я подумал, можно было бы снова пойти туда.

— Согласна. У меня есть несколько часов до ужина.

— Заеду за тобой в пять?

— Отлично.

Когда я спустилась вниз, Винсент уже ждал меня, сидя на своей «Веспе».

— Быстро ты добрался, — сказала я, беря шлем из его рук.

— Приму за комплимент, — ответил он.

Это был первый холодный день в октябре. Мы сидели перед кафе на бульваре Сен-Жермен, под одним из высоких, похожих на фонари обогревателей, которые выставлялись возле всех уличных столиков сразу, как начинало холодать. Тепло обливало мои плечи, а горячий шоколад согревал изнутри.

— Да, вот это шоколад! — сказал Винсент, наливая в свою чашку густую жидкость и добавляя к ней горячего молока из второго кувшинчика.

Мы сидели и смотрели на проходивших мимо людей — в спортивных куртках, шапках и перчатках впервые в этом сезоне.

Винсент откинулся на спинку стула.

— Итак, моя дорогая Кэти, — начал он. Я вскинула брови, и он засмеялся. — Ладно-ладно, просто добрая старая Кэти. По нашему договору об обмене информацией я подумал, что должен ответить тебе на какой-нибудь вопрос.

— На какой именно?

— На любой, если только он будет касаться двадцать первого века, а не двадцатого.

Я немножко подумала. Что мне действительно хотелось знать, так это кем был Винсент до того, как вообще умер. В первый раз. Но он явно не был готов рассказать мне об этом.

— Хорошо. Когда ты умирал в последний раз?

— Около года назад.

— И как?

— На пожаре.

Я снова замолчала, гадая, как далеко он позволит мне зайти.

— А это больно?

— Больно что?

— Умирать. Я хочу сказать, что в первый раз это, конечно, то же самое, что любая другая смерть. Но вот потом, когда вы погибаете, спасая кого-то… это больно?

Винсент внимательно всмотрелся в мое лицо, прежде чем ответить.

— Да все точно так же, как у вас, людей, если вы, например, попадаете под поезд метро… Или задыхаетесь под грудой горящих бревен.

У меня по коже поползли мурашки, когда я попыталась представить, как человек… или ревенант… что ему приходится переживать весь ужас и всю боль смерти не один раз, но регулярно… По собственному выбору. Винсент прекрасно видел мою растерянность и взял меня за руку. Его прикосновение успокоило меня, но сверхъестественное воздействие было тут ни при чем.

— Но тогда зачем вы это делаете? Это что, некая великая потребность служения обществу? Или вы так возвращаете вселенной долг за свое бессмертие? Я хочу сказать, я весьма ценю то, что вы спасаете человеческие жизни, но после нескольких таких акций почему бы не позволить себе состариться, как Жан-Батист, а потом тихо умереть от дряхлости? — Я сделала паузу. — А вы вообще умираете от старости?

Игнорируя мой последний вопрос, Винсент наклонился ко мне и заговорил горячо, как на исповеди:

— Это похоже на неодолимый импульс, Кэти, вот почему мы это делаем. Как будто внутри нарастает некое давление, и в конце концов просто приходится сделать что-нибудь, чтобы получить облегчение. Вся эта филантропия или бессмертие того не стоят, чтобы переживать подобную боль и потрясение. Но мы не можем не делать этого, это просто в нашей природе.

— Да, но тогда как Жан-Батист сумел противиться… всему этому? И очень долго, ведь так?

— Чем дольше ты пребываешь в состоянии ревенанта, тем легче становится сопротивляться. Однако хотя у Жан-Батиста за спиной уже пара столетий, ему стоит гигантских усилий владеть собой. Но у него есть к тому серьезные причины. Он не может позволить себе умирать то и дело, потому что на нем лежит огромная ответственность.

— Ну, хорошо, — уступила я. — Я поняла, вы испытываете непреодолимую тягу к смерти. Но это не объясняет того, почему между смертями вы прыгаете в Сену, чтобы спасти самоубийцу. Ты ведь явно не собирался погибать в тот момент.

— Ты права, — согласился Винсент. — Случаи, когда мы погибаем ради спасения кого-то, не часты. Раз в год… максимум два раза. Обычно мы просто выручаем, например, хорошеньких девушек, не позволяя камням рушиться на их головы.

— Это было весьма учтиво с вашей стороны, — улыбнулась я. — Но я как раз об этом и говорю. Что вы получаете в награду за это? Или это тоже неодолимый порыв?

Винсент явно чувствовал себя неловко.

— В чем дело? Это разрешенный вопрос. Мы говорим о двадцать первом веке, — с легким вызовом произнесла я.

— Да, но мы немного ушли в сторону…

Пока Винсент всматривался в мое упрямое лицо, зазвонил его сотовый.

— Ух, он меня спас! — воскликнул Винсент, подмигивая мне и тут же отвечая.

Я услышала, что в трубке кто-то почти кричит, высоким паническим тоном.

— Жан-Батист с тобой? — быстро спросил Винсент. — Хорошо. Постарайся успокоиться, Шарлотта. Я скоро буду.

Он быстро достал бумажник и положил на стол деньги.

— Семейные проблемы. Я должен бежать.

— Можно мне с тобой?

Винсент покачал головой, вставая:

— Нет. Там… несчастный случай. И это может… ну, выглядеть не очень…

— Кто?

— Шарль.

— А Шарлотта с ним? Это она звонила?

Винсент кивнул.

— Тогда я хочу поехать с тобой. Она явно слишком расстроена. Я могу ее поддержать, пока ты… пока ты будешь заниматься тем, что необходимо.

Винсент бросил взгляд на небо, словно ожидая некоего божественного вдохновения, которое подсказало бы ему ответ.

— Видишь ли… это не совсем то, что бывает обычно. Как я и говорил… мы, как правило, умираем за кого-то один-два раза в год. И чистая случайность то, что Юл и Эмброуз разом погибли именно тогда, когда мы с тобой начали встречаться.

Мы подбежали к мотороллеру. Винсент отцепил замок с цепочки и надел шлем.

— Но это ведь твоя жизнь, так? И ты обещал ничего от меня не скрывать. И может быть, это как раз то, что мне следует увидеть, если я хочу понять, что на самом деле означает быть рядом с ревенантом.

Тихий внутренний голос говорил мне, что лучше бы мне отступить, вернуться домой и держаться подальше от «семейных» дел Винсента. Но я не обратила на него внимания.

Винсент одним пальцем коснулся моего упрямо выпяченного подбородка:

— Кэти, я действительно не хочу, чтобы ты со мной поехала. Но если ты настаиваешь, не буду тебя останавливать. Просто я надеялся, что тебе еще не скоро придется узнать самое худшее, но ты права: я не должен скрывать от тебя нашу реальность.

Надев шлем, я села на мотороллер позади Винсента. И мы поехали в сторону реки. Проскочив мимо Эйфелевой башни, мы повернули в маленький парк перед мостом Грене. Я знала это место, потому что именно здесь швартовались маленькие туристические катера, отправлявшиеся к центру Парижа.

Один из таких катеров был вытащен на берег, а перед ним собралась толпа встревоженных людей, которых сдерживали полицейские ограждения. На лужайке у самой реки стояли две машины «Скорой помощи» и пожарный автомобиль, фары у всех них были включены.

Винсент прислонил мотороллер к дереву, не потрудившись закрепить его цепочкой, и, схватив меня за руку, бегом бросился к полицейскому барьеру.

— Я родственник, — сказал он полицейскому.

Тот не двинулся с места, но вопросительно оглянулся на офицера.

— Пропустите его! Это мой племянник, — услышала я знакомый голос, и из-за сгрудившихся медиков появился Жан-Батист.

Он подошел к ограждению и отодвинул одну секцию, чтобы мы с Винсентом могли пройти. Винсент крепко обнял меня за талию, давая всем понять, что я иду с ним.

Теперь ничто не загораживало нам картину происшествия. И я увидела на берегу реки три тела. Одно находилось на приличном расстоянии от двух других. Это был маленький мальчик, лет пяти-шести, и он лежал на носилках, укрытый одеялом. Рядом с ним сидела женщина, тихо плакавшая и вытиравшая полотенцем волосы ребенка. В следующее мгновение два парамедика подхватили ребенка и посадили его так, чтобы он оказался спиной к двум другим пострадавшим; они о чем-то спрашивали малыша и женщину. С этим ребенком все было явно в порядке.

Но этого нельзя было сказать о другом теле, лежавшем в нескольких ярдах дальше. Это была девочка, примерно такого же возраста, как и мальчик. Вокруг ее головы расплылась лужа крови. Около малышки сидела потерявшая рассудок женщина, непрерывно что-то выкрикивавшая.

«Ох, нет! — пронеслось у меня в голове. — Мне этого не выдержать, не выдержать…»

Мне пришлось собрать все свои силы, чтобы просто стоять на месте и не разразиться слезами. Я понимала, что, если я сорвусь, пользы от меня не будет никакой.

И наконец, я посмотрела на третье тело, еще дальше — и это уже был взрослый человек. Не разобрать было, мужчина это или женщина, потому что все лицо заливала кровь. А тело было укрыто одеялом, только не ради тепла, в котором тот человек уже не нуждался. «Похоже, они постарались скрыть нечто совсем ужасное», — подумала я, а потом мой взгляд остановился на девушке, опустившейся на колени рядом с телом.

В отличие от других спасенных, Шарлотта не билась в истерике. Да, она горько плакала, но ее поза говорила скорее о поражении, чем о потрясении. Она положила руки на одеяло, как будто пыталась удержать брата, не дать ему взлететь в воздух. Когда Винсент окликнул ее, Шарлотта оглянулась, увидела нас и встала.

— Все будет в порядке, Шарлотта, — прошептал Винсент, обнимая ее одной рукой. — Ты ведь это знаешь.

— Я знаю, — всхлипнула девушка. — Но кому от этого легче, если…

— Тсс! — перебил ее Винсент, прижимая к себе. Потом он отпустил Шарлотту и мягко подтолкнул в мою сторону. — Кэти побудет с тобой. Если хочешь, отвезет тебя домой на такси.

— Нет. — Шарлотта покачала головой и одновременно схватилась за мою руку, как за спасательный круг. — Я подожду, пока вы не положите его в «Скорую».

Винсент повернулся ко мне и одними губами спросил: «Ты как, справишься?»

Я кивнула, и тогда он пошел к Жан-Батисту. Они вместе направились к третьей машине «Скорой помощи», только что подъехавшей. Из кабины выскочил Эмброуз, сидевший с пассажирской стороны, и выглядел он таким сильным и здоровым, как будто соскочил с плаката рекламы гимнастического зала.

Шарлотта снова опустилась на землю и провела рукой по одеялу, укрывавшему Шарля, словно пыталась согреть его своим прикосновением.

— Послушай, — тихо сказала я, — если не хочешь много говорить об этом, просто скажи… что именно случилось?

Шарлотта глубоко вздохнула, и ее вытянувшееся лицо дало мне намек на то, как бы она выглядела, если бы пребывала в своем настоящем возрасте. Подняв дрожащую руку, она показала на пустой туристический катерок.

— Та лодка. Ее арендовали для праздника, дня рождения кого-то из детишек. Мы с Шарлем просто гуляли тут неподалеку, и Гаспар парил рядом, и он нас предупредил как раз перед тем, как двое детей упали в воду. Шарль прыгнул в воду и достал одного ребенка сразу, как только тот очутился в реке. Он вынес его на берег, а я сделала мальчику искусственное дыхание. А Шарль поплыл за девочкой, но ее затянуло под винты… Он пытался ее достать, но ее уже ударило винтом… а потом и его тоже.

Шарлотта рассказывала ровным неживым голосом, но, едва закончив, снова тихо заплакала, и ее плечи задрожали под моими ладонями. Я чувствовала, как и на моих глазах вскипают слезы, и сильно ущипнула себя. «Держись, — мысленно приказала я себе. — Шарлотте не поможет, если ты начнешь реветь вместе с ней».

Я посмотрела вниз, на реку, на поверхности которой показались два полицейских ныряльщика. Парамедик, стоявший рядом с Эмброузом, тоже увидел их и быстро пошел к ним. Но пока он не оказался в нескольких футах от них и они не протянули ему какой-то предмет, я не задумывалась о том, что происходит.

Однако Шарлотта ощутила мое напряжение и тоже посмотрела на ныряльщиков.

— Ох, боже… они ее нашли, — неживым голосом произнесла она, когда парамедик взял у ныряльщиков пластиковый пакет, наполовину полный кровавой воды.

Из моих глаз снова потекли слезы, и сквозь них я с трудом рассмотрела, что лежит в пакете. И тут же я оцепенела, и у меня так сильно перехватило дыхание, как будто меня изо всех сил ударили в живот.

В пакете была человеческая рука.

22

Это случилось, когда парамедики положили тело Шарля в мешок для трупов и застегнули молнию. Пока я наблюдала за этим, труп раздвоился перед моими глазами… и теперь я видела тела своих родителей в двух таких же мешках, а мое тело пронеслось над Атлантикой, назад во времени, в морг города Нью-Йорка…

Они даже не дали мне посмотреть на папу. Но я все же настояла на том, чтобы увидеть маму, у которой якобы была «только» сломана шея и которая якобы выглядела лучше, чем мой истерзанный отец. И вот я снова стояла в той комнате, глядя на коралловые ногти на обнаженных ногах моей матери. Джорджия всхлипывала рядом со мной, пока я выдергивала пучки собственных волос и вплетала их в волосы мамы. Я знала, что ее должны кремировать, и я хотела, чтобы часть меня ушла вместе с ней. При этой мысли мои воспоминания оборвались, но я не хотела оставлять маму одну в ослепительно белой комнате…

— Кэти… Кэти?

Сильная рука повернула меня, лицо Винсента оказалось в нескольких дюймах от моего собственного лица.

— Что с тобой? Ты в порядке?

Я кивнула, не видя ничего вокруг.

— Почему бы тебе не поехать в машине «Скорой»? А я приеду домой на мотороллере, и там уже увидимся?

Я снова кивнула и попыталась хоть кое-как собраться с мыслями, втискиваясь в кабину между Шарлоттой и водителем.

Когда мы доехали до дома Жан-Батиста, у входа нас встретила Жанна. Она сразу подхватила под руку Шарлотту и повела ее наверх, в ее комнату, и все это выглядело так, словно проделывалось далеко не в первый раз. Сквозь окно холла я увидела, как Жан-Батист вручает водителю «Скорой» пачку банкнот, а Юл несет громоздкий мешок с телом в дом; войдя, Юл осторожно опустил мешок на пол. Я как-то сумела выбраться в коридор и дойти до комнаты Винсента, где упала лицом вниз на его кровать и наконец позволила себе зарыдать.

Я понимала, что плачу не из-за смерти Шарля. Она просто подтолкнула меня. Или, скорее, толкнула назад. И теперь я ощущала себя, сидящей на краю той же самой черной пропасти, от которой с таким трудом сумела недавно отползти. Меня переполняло желание наклониться вперед, совсем чуть-чуть, и разрешить себе упасть в утешающую тьму. Мысль о том, что можно разрешить сознанию покинуть тело, искушала. И мне ведь даже не придется потом разбираться с последствиями.

Кто-то сел на кровать, но я продолжала утыкаться лицом в подушку. Надо мной зазвучал теплый голос Винсента:

— Все в порядке, Кэти… Я знаю, очень тяжело видеть нечто подобное, и мне хотелось бы, чтобы ты этого не видела… Но ты должна помнить, что все это не настоящее… не настоящая смерть. И что для всего есть причина. Шарль спас маленького ребенка, отдав за него свою жизнь. Временно.

Слова Винсента проникали в мои уши, но не в мозг. Я никак не могла осознать, что он там говорит. В этом просто не было смысла, хоть как-то соответствовавшего всему тому, что я узнала и что испытала в жизни. Я не могла просто приглушить свои чувства, зная, что кого-то раздробило винтом лодки… даже если это была лишь «временная» смерть.

— Но Шарль… — пробормотала наконец я.

— С ним все в порядке. Его тело уже лежит в его комнате. И через несколько дней он будет в отличном состоянии. И с Шарлоттой все в порядке, потому что Шарль дома и она может наблюдать за его исцелением. — Винсент немного помолчал. — Так что я волнуюсь только за тебя.

Я попыталась как-то проанализировать все то, что он говорил, и думать об этом рационально, вот только все внутри меня сопротивлялось такой попытке. Я отодвинулась от Винсента и выдернула руку из его ладони. Я не могла даже посмотреть на него.

— Как вообще можно вот так жить? — спросила я наконец, и мой голос дрогнул.

— Ну, у нас было достаточно времени, чтобы привыкнуть, — ответил он, кусая нижнюю губу.

— И сколько именно?

Я произнесла это без выражения. Я знала, что Винсент скрывает это от меня по какой-то серьезной причине, но мне был невыносим тот факт, что я до сих пор так мало о нем знаю.

— Ты хочешь услышать это прямо сейчас? — со вздохом спросил Винсент.

— Я должна услышать это сейчас, — негромко возразила я.

— Я родился в 1924 году.

Подсчитать было нетрудно.

— Так тебе восемьдесят семь…

— Нет. Мне девятнадцать. Я умер в 1942, когда мне было восемнадцать. А потом, год спустя, погиб, спасая чужую жизнь. Так что теперь мне девятнадцать. И мне не приходилось бывать старше двадцати трех. И я никогда не был женат. И у меня никогда не было детей. И я никогда не испытывал чего-то такого, что заставило бы меня ощутить себя старше, чем я есть сейчас.

— Но все равно ты прожил восемьдесят семь лет. У тебя накопился опыт именно за такую жизнь.

— Ну, если ты именно это называешь жизнью, — покачал головой Винсент. — Но это же некая сделка. Компромисс. Я должен играть роль чего-то вроде ангела-хранителя, а в обмен получаю некую версию бессмертия.

В голосе Винсента слышалось нечто… горечь? Или, возможно, сожаление?

Он попытался улыбнуться, а потом умоляюще посмотрел на меня.

— Пожалуйста, Кэти… Может, пока довольно суровой правды? У тебя и без того был достаточно тяжелый день, и мне не хочется еще и расстраивать тебя всякой научной фантастикой.

Я кивнула. Он осторожно провел пальцами по моим волосам и отвел непослушную прядь мне за ухо. Я вздрогнула от его прикосновения и отпрянула.

— В чем дело, Кэти? Прошу, поговори со мной.

Мои мысли метались в разных направлениях. Наконец я посмотрела прямо в глаза Винсенту, собираясь с силами для того, чтобы сказать то, что сказать было нелегко.

— Я должна быть честной. Я никогда прежде ничего подобного не чувствовала. Я никогда… — Я перевела взгляд на потолок в поисках чего-нибудь такого, что дало бы мне храбрость продолжить, но, ничего не обнаружив, глубоко вздохнула, прежде чем снова посмотреть на Винсента. — Меня никогда не тянуло так сильно к кому-нибудь. Но если я позволю себе такие чувства к тебе…

Лицо Винсента оставалось неподвижным, но в глазах отражалась вся та мука, с которой он ждал вынесения неизбежного приговора.

Я заставила себя продолжить:

— Я даже представить не могу, что мне придется жить с тем, что случилось сегодня, и что это будет происходить регулярно. А уж когда настанет твоя очередь, все станет еще хуже. Мне не вынести даже мысли о том, что придется видеть тебя умирающим снова и снова. Это слишком напоминает мне о смерти родителей.

Я подавилась собственными словами и заплакала, и Винсент потянулся ко мне, но я вскинула руку, останавливая его.

— Если я позволю себе полюбить тебя, я просто не смогу с этим жить. Это же непрерывная агония… И знать, что ты будешь воскресать, или как там это можно назвать, мне недостаточно, потому что все равно придется снова и снова переживать твою смерть. Ты не вправе просить меня об этом. Я не могу.

Я резко встала, смахнула слезы и потащилась к двери. Винсент молча пошел следом за мной — по коридору, в вестибюль, — и молча стоял рядом, пока я брала со скамьи у входа свою куртку и крутила дверную ручку. Он распахнул передо мной дверь и, положив руку мне на плечо, мягко развернул меня лицом к себе:

— Кэти, пожалуйста, посмотри на меня… — Но я не в силах была поднять взгляд. — Я понимаю, — сказал он.

Я, наконец, подняла голову и встретила его взгляд. У него были провалившиеся глаза. Пустые.

— Прости за ту боль, которую я тебе причинил, — прошептал он и убрал руку с моего плеча.

Я повернулась, чтобы уйти, пока у меня еще хватало сил на то, чтобы его покинуть, а когда за мной захлопнулась калитка, пустилась бежать.

23

Я проскочила в свою комнату, не встретив ни бабушку с дедушкой, ни Джорджию, и сразу же заперлась. Когда я свернулась в углу своей кровати, время как будто остановилось, замерло. Я ощущала, что просто разрываюсь на части… с одной стороны, я была уверена, что поступила правильно, а с другой — уже через десять минут меня стали терзать сомнения, мне казалось, что я сама уничтожила все шансы на собственное яркое, полное надежд будущее. На любовь.

Хотя я знала Винсента совсем недолго, я чувствовала, что, если бы все продолжалось так, как началось, я бы окончательно его полюбила. В этом сомневаться не приходилось. Вот только наши отношения не могли быть неким приятным, легким романом. И если бы расстаться пришлось позже, мое сердце могло просто разорваться. В этом я была уверена.

При тех чувствах, какие я испытывала к Винсенту, я не могла рисковать, я не могла допустить, чтобы мне пришлось регулярно видеть его раненым, убитым или даже разорванным на части… А он ведь сказал, что и такое возможно: его так называемое бессмертие имело свои пределы. После потери мамы и папы я отказывалась терять еще одного любимого человека.

Я вспомнила старый афоризм, подходящий к случаю. «Лучше совсем не любить, чем потерять любовь». Я поступила правильно, уверяла я себя. Так почему же у меня возникло такое чувство, что я совершила величайшую ошибку в своей жизни?

Я поплотнее закуталась в одеяло и еще глубже погрузилась в отчаяние. Я позволила боли поглотить меня. Я это заслужила. Мне вообще не следовало открываться перед кем бы то ни было.

Несколько часов спустя Мами постучала в мою дверь и сказала, что пора ужинать. Я выдержала секунду, чтобы вернуть себе голос, а потом крикнула:

— Я не голодна, Мами, спасибо!

Через минуту-другую в дверь снова тихо постучали:

— Можно войти?

Это был голос Джорджии; не дожидаясь ответа, мои сестра и бабушка осторожно вошли в комнату. Сев на кровать по обе стороны от меня, они ждали.

— Это из-за мамы и папы? — спросила, наконец, Джорджия.

— Нет, на этот раз не из-за мамы и папы, — чуть ли не смеясь, выпалила я. — Ну, по крайней мере, не только из-за них.

— Дело в Винсенте? — сказала тогда Джорджия.

Я нервно кивнула.

— А что, этот… Винсент… — Я ощутила, как Мами и Джорджия переглянулись над моей головой. — Сделал тебе что-то плохое? — заговорила Мами, осторожно поглаживая мою спину.

— Нет, это я сама… Я просто не могу… — Но разве я могла объяснить им все? — Я не могу позволить себе сблизиться с ним. Мне кажется, что это слишком рискованно.

— Кажется, я понимаю, о чем ты, — сказала Джорджия. — Ты боишься снова кого-то полюбить. Боишься, что и он тоже исчезнет.

Я села, прижалась головой к плечу Мами и выдохнула:

— Все так запуталось!

Погладив меня по волосам и тихонько поцеловав в макушку, Мами тихо ответила:

— А так всегда бывает.

Я накупила целую кучу книг в английской книжной лавке, а потом снова спряталась в темном убежище своей комнаты, заявив бабушке, что собираюсь на все выходные «впасть в спячку». Она вполне меня поняла и, принеся мне поднос, нагруженный водой, чаем, фруктами, разными сортами сыра и крекерами, оставила меня одну.

И я погрузилась в чужие истории. В те редкие моменты, когда я откладывала книгу, моя боль тут же возвращалась, жаля и обжигая меня. Я чувствовала себя как та мишень, в которую в цирке бросают ножи. И избежать лезвий, летящих к моей голове, я могла только тогда, когда не позволяла себе думать. Время от времени я засыпала, но тут же снова просыпалась, потому что на меня наваливались мрачные, мучительные сны, которые тут же рассеивались без следа, стоило мне открыть глаза.

И я невольно время от времени оглядывалась через плечо, гадая, смогу ли я заметить Винсента, если он будет парить где-нибудь в тенях. «Интересно, заглядывает ли он ко мне, когда бывает в таком состоянии?» — думала я. Он ведь мог свободно плавать в моей спальне. А мог и не появляться здесь. Может быть, для него это был тот самый случай, о котором говорят: «С глаз долой — из сердца вон», и моей вспышки было достаточно, чтобы избавить его от желания видеться со мной.

«Но я же сама этого хотела», — мысленно твердила я.

Хотела ли?..

Если бы я позволила себе всерьез задуматься, это был бы конец. Поэтому я отключала свой мозг и позволяла телу просто существовать без помощи ума. И в общем, я вроде бы начала выгонять все это из памяти. Я вполне могла жить без Винсента. Я была вполне самодостаточна. Вполне независима. Может, я и не была счастлива, но и не особо грустила. Я просто… просто была.

Занятия в школе принесли облегчение. Они помогли дням протекать мимо меня в тупой монотонности. И наконец, возвращаясь однажды домой, я вдруг в момент одного из редких прояснений ума осознала, что прошло две неполных недели после того, как я оставила Винсента перед дверями его дома. А мне казалось, что прошло несколько месяцев… Получалось, что я поздравляла себя с окончанием марафона, когда удалилась лишь на несколько шагов от линии старта…

Когда я поднималась со станции метро наверх, я с удивлением увидела знакомую фигуру, стоявшую возле ближайшей телефонной будки. Это была Шарлотта. Заметив меня, она радостно вспыхнула.

— Кэти! — воскликнула она и, бросившись ко мне, расцеловала в обе щеки.

— Шарлотта… вот так сюрприз!

Я улыбнулась, с любопытством оглядываясь по сторонам, чтобы проверить, одна ли она пришла или с кем-то.

— Я тут жду Шарля. А, вот и он! — воскликнула она, глядя куда-то за мою спину.

Я обернулась. К нам шел Шарль, целый и невредимый, при руках и ногах, и выглядел он здоровее прежнего. Он нахмурился, увидев меня.

— А что эта человеческая особа здесь делает? — спросил он.

— Вообще-то у меня имя есть. А отвечая на твой вопрос, могу сказать: я здесь живу, — с вызовом произнесла я. — Ты не единственная персона в Париже, которая пользуется этой станцией метро.

— Нет, я имел в виду — что ты делаешь возле Шарлотты?

— Я просто наткнулась на нее. Случайно.

«А с чего это вдруг я начала оправдываться?» — внезапно рассердилась я.

— Я надеялся, что после того, как ты обошлась с Винсентом, мы больше никогда тебя не увидим.

— Эй… — Я старательно изобразила улыбку. — Я вообще-то тоже на это надеялась. Ладно, Шарлотта, приятно было повидаться. Мне пора.

Я повернулась, чтобы уйти, но Шарль крикнул мне вслед:

— Что тебе еще нужно от нас, мертвецов, а? Чего ты еще хочешь? Чтобы мы еще раз спасли тебе жизнь? Или хочется завести нас в смертельную ловушку, как ты завела Эмброуза?

— Что?! О чем это ты? — вскрикнула я, резко оборачиваясь.

— Ни о чем. Я ни о чем не говорю. Просто забудь, я ни слова не говорил, — выплюнул Шарль.

Засунув руки в карманы джинсов, он повернулся и пошел прочь.

Шарлотта посмотрела на меня с виноватым видом.

— О чем он говорил? Что я сделала? — выдохнула я.

— Ничего, Кэти. Ты ничего не делала. Не беспокойся, это проблемы Шарля.

— Да, но тогда почему он вот так на меня нападает?

Я просто оцепенела от потрясения.

— Эй, не хочешь ли прогуляться к реке? — спросила Шарлотта, не обращая внимания на мой вопрос. — Знаешь, я вообще-то надеялась, что рано или поздно встречусь с тобой, раз уж ты живешь здесь неподалеку. Но конечно, я тебя не искала нарочно. Просто не считала возможным гоняться за тобой по улицам.

— Только не говори, что ты за мной следила, — отчасти в шутку сказала я.

Но Шарлотта не ответила, хотя и усмехнулась по-кошачьи.

— Что? Ты действительно за мной следила?

— Да не пугайся ты! Винсент меня об этом не просил. Просто мы вообще интересуемся спасенными нами людьми, нам трудно от этого отказаться. Ну, и другие причины к интересу есть…

— Ты интересуешься мной?

— Да.

— Почему?

— Разве не понятно? Ну… ты — первая девушка, в которую Винсент влюбился после того, как стал ревенантом. И это уже само по себе интересно для всех нас.

— Я не желаю говорить… о нем, — тут же запротестовала я.

— Хорошо. Мы ни слова больше не скажем о Винсенте. Обещаю.

— Спасибо.

— И еще ты мне интересна потому, что… — На этот раз Шарлотта выглядела куда моложе своего пятнадцатилетнего тела. — Ну, я вроде как надеялась, что ты можешь стать мне подругой… конечно, до того, как ты сбежала. Довольно скучно постоянно общаться только с парнями. Хорошо еще, что там Жанна есть, а то бы я вообще с ума сошла.

Должно быть, на моем лице отразилась насмешка, потому что Шарлотта поспешила объяснить:

— Видишь ли, я же не могу просто взять и подружиться с кем попало, из людей, я имею в виду. Они бы не поняли. Но поскольку ты уже знаешь, кто мы такие…

Я мягко перебила ее:

— Шарлотта, мне, конечно, очень льстит то, что ты хотела бы со мной подружиться. Ты мне действительно нравишься. Но я настолько расстроена из-за Винсента, что если буду встречаться с тобой, то возникнет риск и встречи с ним, а это было бы для меня слишком трудно.

Шарлотта отвела взгляд и небрежно кивнула, как будто уже отдалившись от меня.

— Мне казалось, что ты большую часть времени проводишь с Шарлем, — сказала я.

— О, он в последнее время все больше держится сам по себе, — ответила Шарлотта, стараясь говорить беспечным тоном, хотя ей это и не слишком удавалось. И когда она продолжила, у нее дрогнул голос: — Так что с недавних пор мне приходится проводить в одиночестве куда больше времени, чем я привыкла.

Ее попытка выглядеть храброй не удалась, потому что я заметила слезинку, сползавшую по ее щеке, когда Шарлотта вдруг отвернулась.

— Погоди! — воскликнула я, хватая ее за руку и снова разворачивая к себе лицом.

Уставившись в землю, Шарлотта смахнула вторую слезинку.

— Извини. Просто в последнее время все стало как-то… тяжело.

«Похоже, не у одной меня со всем этим проблемы», — сказала я себе, и вся моя решительность рассыпалась при виде грустного лица Шарлотты.

— Ладно, хорошо… Давай пройдемся до реки.

Пустой взгляд Шарлотты встретился с моим взглядом, и она даже сумела улыбнуться, беря меня под руку; мы зашагали по улице в сторону реки.

Когда мы подошли к воде, я показала на древний магазинчик таксидермиста.

— Мы с мамой часто туда заходили, — сказала я. — Это вроде зоопарка, только звери неживые. И я теперь не могу пройти мимо этого места, не подумав о маме. Я не решаюсь зайти туда, боюсь, что просто не выдержу, рассыплюсь прямо посреди всех этих беличьих чучел.

Шарлотта засмеялась — на что я и надеялась.

— Я точно так же себя чувствовала после того, как умерли мои родители. Мне все о них напоминало. Париж еще много лет казался мне городом призраков, — сказала она, когда мы подошли к спуску на набережную.

— Твои родители умерли? То есть я хочу сказать, раньше, чем ты? — спросила я, и мое сердце снова переполнилось болью.

Мы пошли вдоль длинного ряда жилых лодок, пришвартованных у берега.

Шарлотта кивнула.

— Да, во время Второй мировой войны. В оккупацию. Родители печатали в нашей квартире, это рядом с Сорбонной, разные нелегальные издания… отец преподавал там. А немцы нашли все это и расстреляли их. Мы с Шарлем в ту ночь были у тети, а иначе, наверное, и нас тоже убили бы. Мы гордились нашими родителями и хотели продолжать их дело. Так что когда мы услышали о том, что начались облавы… — Шарлотта замолкла на мгновение, потом пояснила: — Немцы ловили иудеев, чтобы отправлять их в концентрационные лагеря. — Я кивнула, давая понять, что мне это известно, и она продолжила: — Мы спрятали в своей квартире нескольких своих школьных друзей и их родителей, в комнате с фальшивой стеной, где до того прятали печатный станок. Мы накопили достаточно продуктовых карточек, чтобы кое-как кормить их, и одежды у нас хватало, но через год один наш сосед все обнаружил и донес на нас.

Я застыла на месте.

— Да кто же на такое способен?! — в ужасе произнесла я.

Шарлотта пожала плечами и взяла меня за руку, заставляя идти дальше.

— В общем, мы сумели вывести этих людей в другое надежное укрытие, но нас с Шарлем на следующий день поймали и расстреляли.

— Просто поверить не могу, что такое происходило вот здесь, в Париже!

Шарлотта кивнула.

— Считается, что за время оккупации было расстреляно тридцать тысяч «сопротивленцев». Ну, по крайней мере, таковы официальные цифры. Кто-кто из расстрелянных на самом деле пытался бороться. Но остальные — это невинные люди, которых просто схватили и убили из мести за действия соотечественников.

— Но вы с Шарлем проявили немалую храбрость, спасая тех друзей.

— А разве ты не поступила бы так же? Разве можно было действовать как-то иначе?

Мы подошли к каменной скамейке и сели.

— Не знаю, — ответила я наконец. — Я, конечно, хотела бы надеяться, что тоже постаралась бы кого-нибудь спасти. Может, ты потому и стала одной из них? Я имею в виду ревенантов, — сказала я.

— Жан-Батист именно так и думает. Что в нас как бы заложена программа спасения других. Что это для нас естественно. Кто знает? — Шарлотта задумчиво помолчала. — Но что я знаю точно, так это то, что я могу избавить других от той боли, которую пережила сама, потеряв родителей… избавить, спасая чью-то жизнь, и от этого мне легче переносить постоянные мучения нашей собственной жизни.

Я кивнула, наблюдая за тем, как Шарлотта рассеянно отковыривает лак с ногтей.

— А что насчет Шарля? — спросила я наконец.

— Да это все та же история, — ответила Шарлотта. — Ему очень тяжело из-за того, что он не сумел спасти ту девочку на реке. Последнюю пару недель он… — Шарлотта как будто прикинула, как много она может мне рассказать, и продолжила: — Он стал просто одержим этим.

— Но он справится со временем? — спросила я.

Она пожала плечами:

— Я уже говорила об этом с Жан-Батистом, сегодня утром. Он собирается поговорить с Шарлем.

— Наверное, это поможет? — предположила я.

Шарлотта покачала головой, явно сомневаясь.

— Давай поговорим о чем-нибудь другом.

— Хорошо, — согласилась я, хватаясь за новую тему. — Значит, нелегко жить в доме, переполненном горячими, энергичными парнями? Ну, исключая Гаспара и Жан-Батиста, хотя и их, я думаю, можно назвать горячими на свой лад…

Я умолкла.

Шарлотта расхохоталась.

— Да, они стоят особняком, — согласилась она. — Но вообще, там атмосфера так переполнена тестостероном, что я удивляюсь тому, что у меня до сих пор усы не выросли просто из-за того, что я дышу этим воздухом!

Теперь засмеялась я. Все это звучало для меня настолько странно, как будто мы вдруг заговорили по-китайски. И казалось ненастоящим, хотя и ничего плохого я не ощущала.

Шарлотта осторожно улыбнулась мне, довольная тем, что ей удалось пробить мою защиту.

— Если честно, — призналась она, — они все для меня как родные. Мы ведь живем вместе не один десяток лет. Ревенантам, которые живут в сельской местности, приходится регулярно менять жилье, чтобы местные их не узнали после того, как они умрут, спасая кого-то. Они переезжают из одного загородного дома Жан-Батиста в другой. И большинство и них вполне этим довольно, но мне такое не нравится. Те люди, что рядом со мной, — моя единственная семья, и я бы никогда не смогла с ними расстаться.

— А у тебя когда-нибудь… — Я замолчала, не зная, насколько позволителен вопрос, который мне хотелось задать.

— Что? — с любопытством произнесла Шарлотта.

— Ну… у тебя когда-нибудь был близкий приятель? Возлюбленный?

Шарлотта вздохнула:

— Для меня затруднительно иметь возлюбленного, так же как и подругу. Для начала мне бы как-то пришлось объяснить, куда я исчезаю на три дня каждый месяц, но долго-то врать не удастся. И еще нужно чем-то оправдать исчезновение на несколько дней в те дни, когда я умираю. Нет, ничего не вышло бы. А случайные связи, как у Юла и Эмброуза, меня не устраивают. Уж если влюбляться, так всерьез.

— Но ты когда-то любила?

Шарлотта порозовела и уставилась на собственные руки.

— Да… Но он не… он не ответил мне взаимностью.

Она говорила так тихо, что ее почти не было слышно.

— Тогда почему бы тебе не встречаться с кем-нибудь из ревенантов?

Шарлотта чуть наклонилась вперед, и на ее губах появилась грустная улыбка, когда она обхватила себя руками и заглянула в воду.

— Нас не так уж много, так что и выбор невелик…

Я не знала, что и сказать на это, и потому просто взяла ее руку и сочувственно сжала. Шарлотта улыбнулась и сказала:

— Мне, пожалуй, лучше вернуться домой. Из-за Шарля. Спасибо, что поболтала со мной. Даже выразить не могу, как это приятно — пообщаться с девушкой.

Я чувствовала примерно то же самое. У меня так и не появилось подруг в Париже. И хотя дружить с Шарлоттой означало проводить время с человеком, который был практически членом семьи Винсента, я вынуждена была признать, что на самом деле была просто в восторге от общества этой девушки.

— Мы еще встретимся, — пообещала я.

«Если продолжишь это, то так или иначе все равно столкнешься с Винсентом, — произнес тихий голос у меня в голове. Но я ему ответила: — Заткнись!»

При этом я гадала, утихнет ли боль в моем сердце. Должна утихнуть, решила я. Чем дольше я не буду видеть Винсента, тем лучше буду себя чувствовать. Я была уверена в этом.

24

Но вместо улучшения на следующей неделе я чувствовала себя еще хуже, а к пятнице отчаяние уже просто захлестнуло меня, когда я осознала, что впереди еще одни выходные и мне совершенно нечем заняться, чтобы отвлечься.

Во время обеденного перерыва я включила телефон, чтобы просмотреть сообщения от Джорджии.

«Математика достала. Хочешь пойти со мной вечером?»

Я немного поколебалась, но потом заставила себя ответить:

«Куда?»

Сестра мгновенно прислала новое сообщение:

«Встретимся после уроков».

В четыре часа Джорджия ждала меня у школьных ворот, и на ее лице было написано нескрываемое изумление.

— Просто невероятно, Кэти-Бин! Ты действительно пойдешь со мной вечером?

— Зависит от того, что ты задумала, — с беспечным видом ответила я, стараясь не показать своего отчаяния. — Куда ты собралась?

— Я знаю один клуб в подвальчике, и там сегодня вечеринка с танцами. Хозяин — мой очень хороший друг. — Джорджия застенчиво улыбнулась. Конечно, моя сестра всегда была неисправимой кокеткой. — Серьезно, там, правда, крутое местечко, знаешь, это рядом с клубом «Оберкампф». Там всегда полным-полно музыкантов и художников, тебе понравится.

Хотя мое сердце совсем не стремилось к клубным развлечениям, ничего другого на выходные мне не светило. И на весь месяц вперед, если рассуждать здраво.

— Согласна, — сказала я. — Во сколько идем?

— Около девяти.

Мы сели в автобус, потом снова спустились в метро. Когда мы уже вышли на улицу, я сказала Джорджии:

— Знаешь, мне что-то пока не хочется домой. Пройдусь, пожалуй. Ты без меня не уходи.

— Я пока подберу для тебя наряд, — с улыбкой сказала сестра и повернула на нашу улицу.

А я отправилась в другом направлении, в сторону шумного бульвара Сен-Жермен, — но брела я по узким кривым улочкам, пересекавшим все пространство у реки.

На одном из углов находилось кафе с просторной террасой, то, куда меня в детстве водила бабушка, что бы полакомиться вкуснейшими тарталетками и печеными яблоками, которые подавались политыми сахарной глазурью. Это кафе называлось «Ла Палет», как палитра художника, и название сохранилось еще с тех пор, когда здесь собирались местные живописцы и скульпторы. Оно было намного дальше от нашего дома, чем те места, которые я обычно посещала, но вполне стоило того, чтобы в него заглянуть.

По улицам метался холодный ветер, и терраса, обычно занятая почти полностью, сегодня пустовала. Я вошла в теплое кафе, наполненное аппетитными запахами. Официант, поймав мой взгляд, показал на пустой столик, спрятанный в почти незаметной нише за входной дверью. Отлично. Незаметность — это было как раз то, чего мне хотелось.

Я уселась, поставила под стол сумку с книгами и начала в ожидании официанта рассматривать посетителей кафе. В одном из углов громко разговаривала компания студентов. Несколько столиков занимали деловые люди, разложившие перед собой документы. Необыкновенно красивая женщина лет под тридцать сидела в одиночестве.

Я сосредоточилась на ней. У нее были густые светлые волосы, почти белые, и они падали ей на плечи, и если добавить к ним высокие скулы и светло-голубые глаза, то женщину в общем можно было принять за уроженку скандинавских стран.

К ней подошел мужчина, до того стоявший у бара; ко мне он был обращен спиной. Он сел напротив женщины, взял чашку с кофе, стоявшую на столе, и выпил ее одним глотком. А потом потянулся к ее руке, бессильно лежавшей на скатерти.

Он что-то сказал женщине, и она опустила глаза. Я увидела, как по ее нежной щеке скатилась слеза, а мужчина машинально поднял руку, чтобы смахнуть ее. Потом он заправил за ухо женщины прядь платиновых волос очень знакомым мне жестом.

И тут вдруг мое сердце остановилось. Меня пробрало ледяным холодом; я схватила свою сумку и при этом уронила со стола на пол стеклянную солонку; та с шумом разлетелась вдребезги. Женщина посмотрела в мою сторону и что-то сказала собеседнику.

Он обернулся — и замер, и его лицо исказилось от бесконечного огорчения. Да, я не ошиблась. Это был Винсент.

И как раз в это мгновение передо мной возник официант, державший в руках веник и совок.

— Извините, — с трудом выдавила из себя я и, схватив куртку, висевшую на спинке моего стула, бросилась к выходу из кафе.

Всю дорогу домой я бежала, и лицо у меня онемело так, как будто мне вкололи могучую дозу новокаина. «Но ведь я сама его бросила, — напоминала я себе, — не наоборот. Так почему бы ему не найти кого-то еще?»

Мне в голову пришла мысль, что Винсент, возможно, лгал, говоря, что никого не любил с самой ранней юности. Он мог все это время встречаться с той великолепной блондинкой. Но мое сердце, даже будучи разбитым, твердило, что это не так. Винсент не мог мне лгать. И Шарлотта тоже, когда говорила, что я — первая девушка, в которую Винсент влюбился после того, как стал ревенантом.

К несчастью, сколько бы раз я ни повторяла себе, что Винсента нельзя винить, что именно я порвала отношения с ним, мне не становилось от этого легче.

Придя домой, я сразу отправилась в комнату Джорджии и распахнула дверь без стука.

— Идем! — выдохнула я.

Сестра улыбнулась и протянула мне короткое платье, отделанное кружевами.

25

Мы вышли из дома около девяти часов и сели в машину, ожидавшую нас. Я забилась на заднее сиденье рядом с двумя девушками, которых я видела в школе, а Джорджия устроилась на переднем сиденье и поцеловала в губы красивого парня, с которым я никогда прежде не встречалась.

Я знала, что Джорджия всегда так здоровалась с молодыми людьми, которые ей нравились, так что решила разузнать о подробностях позже. Джорджия представила нас друг другу.

— Лоуренс, он англичанин. Мэгс — ирландка. Ида — шведка. А это моя сестра Кэти, которой просто необходимо отлично провести вечер. Если она вернется домой скучающей, мне придется за это ответить. — Джорджия включила радио, и Лоуренс направил машину в сторону реки.

Нужный нам клуб находился в восточной части Парижа, в довольно примитивном окружении, но здесь находились излюбленные местечки художников, моделей и музыкантов, которые еще не сделали карьеру. Несколько баров в этом районе вошли в моду за последний год, и на тротуарах перед ними стояли маленькие компании в ультрамодной одежде; они дрожали от холода, куря на ветру.

Мы остановились перед каким-то зданием в переулке; дом, казалось, содрогался от оглушительной музыки, доносившейся изнутри. Перед дверью стоял здоровенный вышибала, в джинсах и белой майке-безрукавке, обтянувшей впечатляющие мускулы на его груди. Лоуренс прокричал что-то, заглушая рев музыки, и мужчина сделал шаг в сторону и распахнул перед нами дверь.

Внутри было огромное, как бальный зал, помещение, но вот высота потолка не превышала и восьми футов. Сбоку торчала кабинка диджея, а вдоль всей противоположной стены растянулась барная стойка, освещенная флуоресцентными лампами. Стены были выложены необработанным камнем, потолок поддерживали беспорядочно разбросанные колонны. Белые прожектора, установленные в углу делали неровные каменные стены театрально зловещими.

— Выпьем! — крикнула Джорджия, и мы все направились к бару. Лоуренс, говоривший с маслянистым английским акцентом, спросил, чего я хочу, и заказал нам обоим коку.

— Я — вечный водитель, — сказал он, подмигивая мне и улыбаясь.

Мы чокнулись стаканами, а потом повернулись спиной к стойке.

— Так вы с Джорджией?.. — заговорила я, предоставляя Лоуренсу продолжить.

— Нет, — возразил он, и от улыбки на его щеках появились ямочки. — Мне нравятся юноши.

— Так, поняла, — кивнула я, делая глоток из стакана, и мы принялись рассматривать помещение.

Я не уставала восхищаться великим даром Джорджии отыскивать совершенно новые, потрясающие местечки. В центре зала танцевали какие-то невероятно прекрасные люди, а другие стояли вокруг, приплясывая на месте. Я заметила в одном из углов знаменитую молодую актрису, окруженную поклонниками, а в большой нише в стене, на груде подушек, устроился солист из модной британской рок-группы.

Моя сестра стояла в нескольких футах от меня, целуя в щеку парня модельной внешности, когда я увидела чью-то массивную фигуру, пробиравшуюся сквозь толпу в нашу сторону. Люди хлопали этого человека по спине, а он продолжал двигаться к нам.

Когда он оказался уже в нескольких футах от Джорджии, она поставила свой стакан на стойку бара и вскинула руки, а мужчина подхватил ее за талию и поднял в воздух.

— Джорджия, моя соблазнительная южная красотка! — сказал он, опуская мою сестру на пол.

Я улыбнулась. Мы никогда не жили на юге, но тем не менее вопрос представлялся спорным. Джорджия с толком использовала те каникулы, которые мы проводили в родных краях мамы, чтобы научиться говорить с тем густым, тягучим акцентом, с каким могла бы говорить Скарлет О’Хара, продавая свои нижние юбки. И когда у Джорджии было соответствующее настроение, она пользовалась своим искусством, а заодно и своим именем, чтобы создать впечатление, будто происходит из какого-то куда более экзотического места, чем Бруклин.

Мужчина наклонился, чтобы поцеловать Джорджию в губы. И то, что этот поцелуй длился на целую секунду дольше, чем те, которыми сестра одаряла других, заставило меня заподозрить в этом человеке некую особенную личность.

Взяв мужчину за руку, Джорджия подтащила его ко мне. Теперь я, наконец, смогла рассмотреть его как следует, и только теперь обнаружила, что в нем соединилось все то, чего искала Джорджия в кавалерах. Ростом он был не меньше шести футов и пяти дюймов и при этом выглядел как нечто среднее между серфером и футболистом: выгоревшие на солнце светлые волосы и загорелая кожа, и при этом такая мускулатура, что он наверняка мог бы в одиночку пройти любую линию защиты на поле. Карие глаза мужчины были такими светлыми и прозрачными, что напоминали замороженный соус из сливочного масла и жженого сахара. А то, как он по-хозяйски обнимал Джорджию, укрепило мои подозрения.

— Наконец-то мы встретились! Младшая сестра Джорджии, да? Кэти? Я много о тебе слышал. А ты не говорила мне, что она такая хорошенькая, Джорджия!

Моя сестра ответила протяжно, на южный манер:

— А зачем бы мне было это делать? — Повернувшись ко мне, она сказала: — Кэти, это Люсьен. Он владелец этого бара.

— Приятно познакомиться, — откликнулась я.

Люсьен сжал плечи Джорджии и наклонился к ее уху, что-то шепча. Потом, выпрямившись во весь рост, подозвал бармена.

— Прелестная Джорджия Браун, — присвистнул Лоуренс, стоявший рядом со мной. — Теперь всю ночь — бесплатная выпивка. Твоя сестра просто волшебница.

— Я знаю, — кивнула я, наблюдая за тем, как Люсьен целует руку моей сестры перед тем, как позволить взволнованному менеджеру увлечь себя в толпу. Но он еще успел усмехнуться и подмигнуть мне.

В зале появилась компания неряшливых молодых людей; они пробирались к бару. Лоуренс наклонился ко мне и сообщил:

— Внимание, хулиганы! Эти ребята — новая группа в городе, и самая нервная.

Я вздохнула.

— И наверняка они тоже друзья Джорджии.

Лоуренс улыбнулся и кивнул. Бандиты уже подошли к нам. Один из них молча взял Джорджию за руку и вытащил на танцевальную площадку. Она наклонилась к нему и что-то сказала на ухо, а потом улыбнулась мне, когда один из компании шагнул ко мне и сжал мою руку.

— Алекс! — прокричал он, смахивая с глаз длинные волосы.

Мы танцевали рядом с Джорджией и ее приятелем довольно долго, пока звучали две следующие песни. Горящие голубые глаза Алекса и его заигрывающая улыбка заставили мое сердце снова забиться. То, как одобрительно парень смотрел на меня и как он улыбался, показывали, что он не против был бы выступить в роли моего «парня для вечеринок». Он был хорош собой. Он был человеком. Так почему же я не могла расслабиться и наслаждаться моментом?

Я, наконец, наклонилась к Алексу, чтобы сказать, что мне хочется пить. Он с сожалением посмотрел на меня и изобразил губами сексуальный поцелуй, когда я пошла прочь. Я же мысленно дала себе хорошего пинка за собственную глупость, но я знала, что больше мне не выдержать. Ни сегодня. Ни в другое время. До тех пор, пока лицо Винсента не выветрится из моего охваченного болью сознания.

К тому времени, когда я добралась до барной стойки, Лоуренс уже куда-то исчез, но бармен, увидев меня, машинально налил еще стакан коки. Я взяла его и отошла в сторону, чтобы сесть на огромную кожаную подушку у стены.

Прислонившись спиной к холодному камню, я несколько минут всматривалась в похожее на волны движение перемещающихся людей, а потом закрыла глаза. И позволила музыкальному ритму ввести свой мозг в некое подобие транса. Но через несколько секунд рядом со мной раздался низкий мягкий голос:

— Устала?

Открыв глаза, я обнаружила Люсьена, который схватил другую подушку и устроился рядом со мной. Я улыбнулась. Сейчас он уже не выглядел таким жестким, как в тот момент, когда пробирался через толпу, но все равно вокруг него словно витала едва заметная аура вечной мерзлоты. Я решила, что обладание одним из самых модных баров в городе наложило на него свой отпечаток.

— Не то чтобы устала, просто не хочется танцевать.

— Понятно. А у сестры Джорджии есть кавалер?

«Да, этот парень весьма прямолинеен…»

— Ох, нет, — ответила я. — Не в данный момент.

— Что ж, — заявил Люсьен, потирая руки для большей выразительности. — Отличная новость для моих друзей.

— Э-э… я вообще-то не выставлена на продажу.

— Но ты же не будешь возражать против того, чтобы знакомиться с какими-то людьми? — Он вскинул лохматую светлую бровь.

— Вообще-то…

Не желая слышать моего ответа, Люсьен встал, забрал мой опустевший стакан и унес к бару, и тут же вернулся с новым, полным.

— Ты должна прийти с Джорджией на вечеринку, которую я устраиваю через пару недель. Здесь будут все, кто хоть что-то собой представляет. — Он присел передо мной на корточки и протянул мне стакан: — И ты тоже будешь!

Он легонько похлопал меня по плечу, но я отреагировала неожиданным для себя образом: невольно отпрянула. По тому, как напряглось его тело, когда он вставал на ноги, я поняла: он это заметил.

«Да что со мной происходит?» — выругала я себя, сама удивленная не на шутку. Человек просто вел себя по-дружески… наверное, я просто слишком уж отвыкла от общества. Но прежде чем я успела сказать что-нибудь такое, что могло бы загладить неловкость, Люсьен уже отвернулся и заговорил с каким-то человеком, нетерпеливо ожидавшим его внимания. Я отпила глоток коки и проверила свой сотовый; еще не было и полуночи.

Встав, я пробралась между танцующими к Джорджии. Она бросила на меня озабоченный взгляд, и я покачала головой:

— Извини, Джорджия. Как-то мне все это… Пойду домой!

Мне пришлось кричать, чтобы она расслышала меня сквозь грохот музыки, и еще я махнула рукой в сторону двери, на тот случай, если она все равно не расслышит.

Джорджия кивнула.

— А ты не боишься возвращаться одна?

— Возьму такси.

Джорджия коротко обняла меня, а потом что-то сказала юноше, с которым танцевала. Он, улыбнувшись, взял меня за руку и повел через танцевальную площадку к выходу. Когда я получила в гардеробе свою куртку, он достал из кармана телефон и заказал для меня такси, потом вышел вместе со мной на улицу и подождал, пока рядом остановится машина.

— Спасибо! — крикнула я ему.

Он небрежно помахал рукой, уже возвращаясь к дверям клуба.

Открывая дверцу такси, я оглянулась на переулок и увидела Люсьена, стоявшего на улице перед дверью и говорившего по сотовому. Когда он поднял голову и встретился со мной взглядом, я вскинула руку, прощаясь. Он уверенно улыбнулся и отсалютовал.

Рядом с Люсьеном стоял худощавый молодой человек, и он обернулся, чтобы посмотреть, с кем прощается Люсьен, — но тут же поспешил встать ко мне спиной.

Я судорожно вздохнула, таращась на него, когда машина уже тронулась с места. Мне и секунды хватило, чтобы узнать юношу с горестным выражением лица. Это был Шарль.

26

Я не слышала, когда Джорджия вернулась домой, и проспала до позднего утра. А когда проснулась, меня охватило чувство ожидания.

Пока сон не до конца оставил меня, передо мной всплыло лицо Винсента. Он задумчиво оглядывал кафе, в котором я его видела накануне. А меня переполняли тоска и гордость. Этот темноволосый, красивый юноша был моим… При этой мысли я пришла в восторг — и медленно открыла глаза.

И тут же рассудок отбросил все фантазии, а сердце сжалось. Винсент не был моим. Он был чьим-то еще. А я снова провалилась в черную яму печали и сожалений, бывшую моей тюрьмой в последние три недели.

Решив пойти куда-нибудь, я выбрала для завтрака кафе «Сан-Люк», которое, как я уже успела заметить, снова открылось на днях.

Когда я проходила мимо гостиной, я увидела сидевшего в любимом кресле Папи; он читал газету и выглядел точь-в-точь как папа, только постаревший. В семьдесят один год он по-прежнему обладал пышной шевелюрой. А его благородный взгляд, унаследованный Джорджией, был, к несчастью, направлен точно на меня.

Дед смотрел на меня поверх газеты.

— Как поживает моя принцесса? — спросил он, передвигая на лоб очки для чтения.

Я подошла к нему.

— Отлично, Папи. Я собралась пойти позавтракать в кафе с Джеромом Сэлинджером. — Я держала в руке книгу, «Над пропастью во ржи», не успев еще положить ее в сумку.

Дед поймал мою руку и положил на подлокотник кресла, подавая знак: «Задержись на минутку».

Потом он мягко сказал:

— Мами тревожится из-за тебя. Не хочешь поговорить?

Я покачала головой, но при этом благодарно улыбнулась.

— Ты знаешь, я всегда рядом, если вдруг тебе понадоблюсь, — сказал Папи, возвращая очки на нос.

— Спасибо, Папи, — прошептала я, сжимая его руку, перед тем как уйти.

Я бы никогда не смогла рассказать ему о своих проблемах. Пусть даже я сказала бы, что порвала со своим кавалером, — он бы не понял этого по-настоящему. Они с Мами жили в идеальном, ничем не волнуемом мире своей мечты. Они по-прежнему бесконечно любили друг друга и занимались тем, что им обоим чрезвычайно нравилось. У них была нормальная, спокойная жизнь. Она текла ровно, устойчиво. У них было все то, чего хотелось мне.

Владелец кафе лично приветствовал меня, радуясь моему возвращению, и усадил в переднем углу помещения, где я могла обрести некое уединение. Я пила свой cafu crume и жевала круассан, погрузившись в книгу. Наверное, прошло около получаса, когда я, наконец, заметила, что кто-то сидит напротив меня. Это оказался Юл; он насмешливо посматривал на меня, и его светлые карие глаза искрились весельем.

— Итак, мисс Америка, ты думала, что сможешь просто разыграть исчезновение и избавиться от всех нас? Ничего не выйдет.

Я чуть не рассмеялась от радости, увидев его снова, но изобразила холодность, спрашивая:

— Что с вами происходит, покойнички? Вы меня преследуете, или в чем дело? Вчера вечером Шарль, а теперь ты!

— Ты видела Шарля?

— Да, он был в том клубе, куда я ходила, рядом с «Оберкампфом».

Я умолкла, видя изумление Юла.

— Что за клуб?

— Если честно, я даже не знаю, как он называется. Там не было вывески или чего-то в этом роде.

— Он с тобой разговаривал?

— Нет, я как раз уезжала, когда увидела его перед входом. А что?

Юл немножко подумал об услышанном, потом перевел разговор в другое русло:

— Ну ладно… так когда ты вернешься?

Моя улыбка тут же угасла:

— Я не могу, Юл.

— Не можешь чего?

— Не могу вернуться. Я не могу разрешить себе быть с Винсентом.

— Ладно, а как насчет того, чтобы быть со мной? — Увидев, как он игриво подмигнул, я рассмеялась. — Ну, ты не можешь меня винить за то, что я готов попытаться, — продолжил Юл, хватая мою руку, лежавшую на столе, и переплетая пальцы с моими.

Я немного смущенно улыбнулась и сказала:

— Ты неисправим.

— А ты краснеешь.

Я возвела взгляд к потолку и сказала:

— Поскольку ты молодой и красивый художник, Юл, у тебя, я уверена, большой выбор девушек.

— Ну, видишь ли, мы, покойнички, действительно имеем успех у разных цыпочек. — Он отпустил мою руку и откинулся на спинку стула, глядя на меня весьма нахально. — И раз уж ты так сурово отвергаешь мое внимание, считаю себя вправе признаться, что у меня даже несколько подружек, с которыми я встречаюсь по очереди, просто затем, чтобы не завязалось ничего серьезного.

— И одна из них — та почти неодетая натурщица, которую я видела в твоей студии?

— Вот как раз она — чисто деловая знакомая. В отличие от того, кем могла бы стать для меня ты, если бы ты все-таки дала мне шанс.

Он чуть надул губы, изображая нечто вроде поцелуя.

— Ох, Юл, довольно! — простонала я и хлопнула его по руке.

— Оу! — вскрикнул Юл, потирая ладонь. — Черт, ты не только хорошенькая, у тебя еще и удар что надо!

— Если ты задумал сидеть здесь и издеваться надо мной, то лучше бы тебе встать и поскорее вернуться в тот фантастический морг, в котором вы все живете, — сказала я.

— О-о-о! Она требует, чтобы бедный зомби удалился со стыдом! А что, если у меня есть кое-какие новости?

Я уставилась на него.

— Новости о чем?

— Новости о том, что Винс чахнет по тебе. Что он безутешен. — Теперь Юл говорил совершенно серьезно. — Он теперь не просто в техническом смысле бродячий покойник… он теперь и в эмоциональном смысле такой.

У меня сжался желудок, и мне пришлось потрудиться, чтобы мой голос зазвучал более или менее уверенно.

— Послушай, Юл, мне искренне жаль… Мне хотелось, чтобы все это могло продолжаться, но после того, как я увидела Шарля, которого принесли домой в мешке для трупов…

Я замолчала.

Юл смотрел на меня с вызовом. И это придало мне сил.

— Я не могу позволить себе влюбиться в Винсента, если это означает, что я должна буду постоянно думать о смерти. Мне хватило и того, что я пережила в прошлом году.

Юл кивнул.

— Я знаю об этом. И мне очень жаль твоих родителей.

Я глубоко вздохнула, и мое полное боли сердце как будто отвердело, когда я заговорила снова:

— Кроме того, не думаю, что вы были со мной откровенны. Я вчера видела Винсента с совершенно потрясающей блондинкой, и держался он с ней очень нежно.

Юл держался так, словно не слышал меня. Перевернув бумажный подносик, лежавший под его чашкой, он достал из кармана рубашки кусочек угля для рисования и начал что-то машинально чертить. Одновременно он заговорил, обращаясь ко мне:

— Винсент просил меня повидаться с тобой. Сам он боится приблизиться к тебе. Он говорит, что не хочет причинять тебе новую боль. Когда ты вчера умчалась из кафе «Ла Палет», он испугался, что ты неверно поняла увиденное. И судя по всему, так оно и есть.

Тут я не выдержала.

— Юл, я видела то, что видела! Чего уж тут непонятного?

Юл смотрел мне в глаза:

— Кэти, ты явно не дурочка, так что мне приходится предположить, что ты невероятно слепа. Женевьева — одна из нас. Она наш старый друг, она нам как сестра. Да, Винсент влюблен, только не в нее!

Сердце застряло у меня в горле.

Довольный тем, что, наконец, добился внимания, Юл сосредоточился на своем рисунке, продолжая при этом говорить:

— Он пытается во всем разобраться. Найти способ как-то все уладить. И просил сказать тебе об этом.

Юл бросил взгляд на меня, потом снова стал смотреть на рисунок.

— Неплохо, — пробормотал он.

И, встав, протянул мне результат своего труда.

На рисунке была я, сидящая в кафе. Я была похожа на Венеру Боттичелли, излучающую безмятежность и естественную любовь.

— Я здесь просто прекрасна, — с благоговением сказала я, переводя взгляд с рисунка на серьезное лицо Юла.

— Но ты действительно прекрасна, — ответил он, наклоняясь ко мне и целуя в лоб, после чего резко развернулся и быстро вышел из кафе.

27

Когда на следующий день после очередной читательской сессии в кафе «Сан-Люк» я вернулась домой, Мами как раз собиралась уходить вместе с каким-то гостем. Большинство ее клиентов — торговцы живописью и музейные хранители — приезжали в рабочие дни и встречались с ней в рабочее время. Так что если кто-то появлялся в выходные, можно было не сомневаться в том, что это — частный коллекционер.

Хорошо одетый мужчина стоял на площадке спиной ко мне, держа большой плоский пакет из коричневой оберточной бумаги и глядя на то, как Мами запирает входную дверь.

— Вы можете вызвать лифт, а картину я сама отнесу наверх, — сказала бабушка в тот момент, когда мужчина повернулся ко мне.

Это был Жан-Батист.

— Ох! — вскрикнула я.

Мгновенно похолодев, я пыталась как-то осмыслить это столкновение двух моих миров: клана умерших, с которым я чуть не завязала слишком тесные отношения, и моей собственной тихой, смертной семьи.

— О, дорогая девочка, я вас напугал! Примите мои извинения.

Голос Жан-Батиста звучал негромко и монотонно, как будто он читал некий свиток. Одет он был так же, как в тот раз, когда я увидела его впервые, — в дорогой костюм с узорным широким галстуком на шее; седые волосы были тщательно напомажены и зачесаны назад над аристократическим лбом.

— Кэти, милая, это мой новый клиент, месье Гримо де ла Ренье. Месье Гримо, это моя внучка Кэти. Ты вернулась очень вовремя, дорогая. Можешь отнести эту картину наверх, в мою студию? Боюсь, она слишком велика, чтобы поместиться в лифте.

Жан-Батист продолжал весело смотреть на меня, пока Мами открывала дверь крошечного лифта. Он приподнял бровь, и я почувствовала, как во мне закипает гнев. Его вторжение в мой мир ощущалось как некое насилие.

Наш лифт, как и во многих парижских жилых домах, был очень тесным. В него едва помещались два человека, стоявшие близко друг к другу, но втиснуть туда третьего или большую картину было уже невозможно.

Я осторожно взялась за упакованную в бумагу картину и начала осторожно подниматься по тем трем пролетам лестницы, что оставались до бабушкиной студии. Картина была в половину моего роста высотой, но раму с нее сняли, так что веса в ней было немного.

Я добралась до верха лестницы как раз тогда, когда Мами уже отпирала дверь студии, оживленно болтая с Жан-Батистом. Я уставилась в его прямую спину, гадая, что может «дядя» Винсента делать в моем доме. «Сначала Юл, теперь Жан-Батист!» — зло думала я. Что мне вообще делать, если «родственники» Винсента будут постоянно врываться в мою жизнь? После встречи с Юлом все мои чувства пребывали в растрепанном состоянии, но я была полна решимости придерживаться первоначального решения… я не желала тех страданий, которые грозили мне, продолжи я встречи с Винсентом.

Шагнув через порог, я глубоко вдохнула умиротворяющий запах старых картин и лака. Бабушкина студия всегда была одним из моих самых любимых мест.

Шесть маленьких комнат для прислуги, некогда занимавших весь верхний этаж нашего здания, объединили, создав одно большое рабочее пространство, а основательную часть потолка и крыши заменили световыми окнами с матовым стеклом, и от этого помещение наполнялось рассеянным светом.

Вокруг стояли на мольбертах картины, над которыми работала бабушка, реставрируя их. Потемневшие от времени работы старых мастеров, изображавших стада коров на пышных лугах, смотрели на сияющее красками полотно какого-то постимпрессиониста, избравшего своим сюжетом девушек, отплясывавших канкан… и явно шокировавших какую-то испанку, одетую в черную. Она косо поглядывала на них с другого холста, недовольно поджав губы и прикрываясь веером.

— Давайте-ка посмотрим, что там такое, — сказала Мами, забирая у меня картину и кладя ее на большой рабочий стол в центре комнаты. Она осторожно сняла бумагу, а потом перевернула картину, чтобы изучить ее. Это был поясной портрет молодого мужчины в темно-синем мундире, похожем на наполеоновский, и в высокой черной шапке с плюмажем. Художнику явно позировал сам Жан-Батист.

— О, как сразу видно фамильное сходство! — в благоговении воскликнула Мами, переводя взгляд с портрета на заказчика и обратно.

Наклонившись, Жан-Батист коснулся маленькой прорехи в холсте, как раз на уровне лба молодого человека.

— Вот, здесь порвано, — сказал он.

— Ну, разрез очень аккуратный, так что это легко будет исправить. Просто наложить сзади заплату, и, возможно, даже не придется подправлять красочный слой. Чем, вы сказали, это сделано?

— Я не говорил, но это был нож.

— Ох! — удивленно воскликнула Мами.

— Нет-нет, ничего страшного. Просто внуки резвились, понимаете? С тех пор им запрещено входить в кабинет, — сказал Жан-Батист, безмятежно глядя на меня.

— О, если вы могли бы немного подождать здесь… Я оставила книгу регистраций внизу, в квартире. Кэти, не предложишь ли месье Гримо кофе?

Мами кивнула на кофеварку, стоявшую на столике в углу, и вылетела за дверь, оставив ее открытой настежь.

Пожилой ревенант и я стояли, не шевелясь, пока не услышали гул пришедшего в движение лифта. Тогда Жан-Батист сделал шаг в мою сторону.

— Что вы здесь делаете? — почти зарычала я.

— Нам необходимо поговорить, — сказал он, и его властный голос ударил меня по нервам. — Юл сказал мне, что вы видели Шарля. Прошу, расскажите, где это было?

Я решила, что чем скорее я расскажу Жан-Батисту то, что он хотел услышать, тем быстрее он уйдет.

— Он стоял перед клубом, куда я ходила с сестрой, рядом с «Оберкампфом». Это было в пятницу, около полуночи.

— С кем он там был?

Хотя Жан-Батист следил за своим лицом, все же по тому, как подергивался уголок его рта, я догадалась, что дела обстоят не слишком хорошо.

— Выглядело так, словно он пришел туда один. А что?

Жан-Батист бросил короткий взгляд на дверь, как бы соображая, много ли у него времени в запасе.

— Я пришел сюда по двум причинам. — Он говорил быстро и тихо. — Первая — расспросить вас о Шарле. Он исчез несколько дней назад, после… — Жан-Батист с отвращением посмотрел на свой портрет. — После того как проткнул эту картину, бросая нож. Вторая — познакомиться с вашей семьей, не привлекая к себе особого внимания. Мне нужно было выяснить, откуда вы, каково ваше окружение.

Гнев вернулся ко мне в одно мгновение.

— Что? Вы за мной шпионите? Что вы вообще имеете в виду, говоря «откуда я»? Вас интересует, есть ли у семьи деньги? — Я с отвращением встряхнула головой. — Да, есть, но не так много, как у вас. И я вообще не понимаю, при чем тут это.

Я пошла к двери.

— Стоп! — резко приказал он, и я остановилась. — Деньги не имеют значения. Важен характер, атмосфера. Ваши бабушка и дедушка порядочные люди. И надежные.

— И что, их порядочности достаточно для того, чтобы реставрировать вашу картину? А без нее никак?

— Нет. Порядочность нужна для того, чтобы я мог быть уверенным. На случай, если нам придется раскрыться.

Когда смысл его слов начал доходить до меня, я окаменела. Он следил за моими родными, чтобы выяснить, достаточно ли я хороша для Винсента! Должно быть, он успел забыть, что между нами все кончено навсегда!

— Такой необходимости не будет. Можете не беспокоиться, месье Гримо. Я больше не намерена вторгаться в жизнь вашего драгоценного дома.

К моему ужасу, я почувствовала, как по щеке поползла слезинка, и сердито смахнула ее.

Напряженное лицо Жана-Батиста смягчилось. Легко коснувшись кончиками пальцев моей руки, он сказал:

— Но, милая девушка, вы должны вернуться. Винсент нуждается в вас. Он страдает.

Я уставилась в пол и затрясла головой.

Жан-Батист положил ухоженную руку мне на подбородок и заставил меня поднять голову, чтобы заглянуть в глаза.

— Он готов чем угодно пожертвовать ради того, чтобы быть с вами. Вы нам… ему ничего не должны, конечно, но я готов умолять вас просто прийти и выслушать его.

Моя решимость начала ослабевать.

— Я подумаю, — прошептала я наконец.

Жан-Батист кивнул, удовлетворенный.

— Спасибо…

У него даже голос надломился из-за того, что ему пришлось произнести слово, которое он явно произносил нечасто. Он быстро вышел за дверь и уже спускался вниз по лестнице, когда я услышала шум лифта.

Мами вошла в студию, глядя на свой ноутбук, а потом посмотрела на меня. И, растерянно оглядев пустое помещение, спросила:

— Э-э… а куда он подевался?

28

Шел дождь. Очень сильный. Я наблюдала за тем, как капли ударяются в мои огромные, от пола до потолка, окна, с такой силой, что отскакивают прямо в маленький водоем, образовавшийся на балконе.

С того момента, как несколько часов назад Жан-Батист говорил со мной, я непрерывно думала о Винсенте, сравнивая то, что говорил он сам, с тем, что сказал мне Юл в кафе. Винсент пытался во всем разобраться. Найти решение. Должна ли я дать ему возможность увидеть меня, или же это будет просто риском испытать еще более сильную боль?

«Что же лучше? — думала я. — Оставаться в спокойной одинокой безопасности или все-таки рискнуть и, не боясь боли, почувствовать себя живой?» И хотя мои разум и сердце тащили меня в разные стороны, в одном я была уверена: я не хотела, чтобы моя жизнь оставалась такой же, как в последние три недели, превращенная в пустоту, лишенная цвета, тепла и чувств.

Я подошла к окну и всмотрелась в темнеющее небо, надеясь, что ответ на мой вопрос вдруг появится там, написанный четкими буквами прямо на дождевых тучах. Потом я перевела взгляд на парк внизу — и увидела фигуру мужчины, прислонившегося к воротам. Он стоял прямо под дождем, без зонтика, и смотрел вверх, на мое окно. Я вышла на балкон.

Меня охватило холодным воздухом, и я мгновенно промокла насквозь, но зато теперь с высоты трех этажей я могла рассмотреть его лицо, обращенное вверх. Это был Винсент. Наши взгляды встретились.

Еще секунду я колебалась. «Надо ли?» — спросила я себя, но тут же сообразила, что для меня уже все решено. Бросившись назад в комнату, я схватила полотенце и вытерла лицо и волосы, одновременно разыскивая резиновые сапожки. Вытащив их из-под кровати, я помчалась по коридору, перед кухней натолкнувшись на Мами.

— Кэти, куда это ты? — спросила она.

— Мне надо выйти. Я тебе позвоню, если вдруг задержусь, — ответила я, надевая куртку и хватая зонтик.

— Хорошо, дорогая. Только будь поосторожнее. Там льет как из ведра.

— Я знаю, Мами, — сказала я, стремительно обнимая бабушку и прижимая ее к себе перед тем, как выскочить за дверь.

— Да что с тобой случилось? — успела я еще услышать до того, как дверь захлопнулась за моей спиной.

Выйдя из дома, я повернула за угол здания, к парку, а потом резко остановилась. Он был там… Стоял прямо под секущим дождем, смотрел на меня с таким выражением, что я замерла на половине шага. Это было выражение бесконечного облегчения. Как будто он посреди пустыни увидел озеро, полное прозрачной воды. Я поняла это, потому что и сама чувствовала то же самое.

Я уронила зонтик и прильнула к Винсенту. Его сильные руки обхватили меня и приподняли над землей в отчаянном объятии.

— Ох, Кэти… — выдохнул Винсент, прижимаясь лбом к моему лбу.

— Что ты тут делаешь? — спросила я.

— Просто пытаюсь быть как можно ближе к тебе, — ответил он, поцелуями осушая дождевые капли на моих щеках.

— И давно ли… — начала было я, но он меня перебил:

— Для меня это стало чем-то вроде привычки. Я просто стою здесь и смотрю, пока ты не выключишь свет. Я и не думал, что ты меня заметишь. — Он опустил меня на землю. — Но давай все-таки спрячемся от дождя. Пойдешь со мной? К нам. Мы можем там поговорить.

Я кивнула. Он подобрал мой зонтик и, держа его над нашими головами, обнял меня за плечи и всю дорогу прижимал к себе.

Когда мы вошли в неровно освещенный холл, я повернулась к Винсенту — и задохнулась. Он выглядел ужасно. Он похудел, глаза провалились, вокруг них темнели круги. В кафе я этого не заметила, потому что мой ум был занят другим (например, великолепной блондинкой). Но теперь, когда я стояла в паре футов от Винсента, сразу стало ясно, насколько он изменился.

— Ох, Винсент! — вскрикнула я, протягивая руку к его лицу.

— Я не очень хорошо себя чувствовал, — объяснил он, перехватывая мою руку до того, как я успела коснуться его щеки.

И как только его кожа прижалась к моей, внутри у меня все потеплело и растаяло.

— Пойдем в мою комнату, — сказал он и повел меня по служебному коридору к своей двери.

Занавески были отдернуты. В камине тлели золотые угли, в комнате пахло костром. Я смотрела на то, как Винсент бросает в камин растопку и тонкие поленья, чтобы оживить огонь. Покончив с этим, он подошел ко мне.

— Замерзла? — спросил он.

— Не знаю, от холода это или от нервов, — призналась я и протянула вперед руку, чтобы он увидел, как я дрожу.

Винсент сразу же обнял меня.

— Ох, Кэти, — пробормотал он, целуя меня в макушку.

Я почувствовала, как задрожали его губы, скользя по моим волосам.

Винсент обхватил ладонями мою голову и быстро заговорил, не пытаясь скрыть свои чувства:

— Я и сказать тебе не могу, как я боролся с собой в последние недели… Я хотел исчезнуть из твоей жизни. Оставить тебя в покое. Я хотел, чтобы ты могла жить обычной жизнью, спокойной. И я уже почти убедил себя, что поступаю правильно, пока не пошел посмотреть на тебя.

— Посмотреть на меня? Когда? — спросила я.

— С неделю назад начал. Я должен был убедиться, что с тобой все в порядке. Я несколько дней наблюдал за тобой, как ты уходишь из дома, как возвращаешься. Но не похоже было, что тебе стало лучше. Скорее наоборот. А потом Шарлотта подслушала, как твои сестра и бабушка разговаривали в кафе, и я понял, что ошибся, уйдя в сторону.

— И что же она услышала? — спросила я, и от дурного предчувствия у меня сжался желудок.

— Они очень тревожились о тебе. Говорили о депрессии. О том, что должны для тебя сделать. И что, возможно, Джорджии следовало бы увезти тебя обратно в Нью-Йорк.

Видя мое потрясение, Винсент усадил меня на диван и сел рядом. Продолжая говорить, он рассеянно гладил мои пальцы, и это движение и прикосновение позволили мне вернуться к реальности.

— Я поговорил об этом с Гаспаром. Он знает о нас так же много, как Жан-Батист, если не больше. О том, какова жизнь ревенантов. И в итоге я пришел к выводу, что мы могли бы быть вместе. Что от тебя для этого не потребуется слишком многого. И это может быть почти нормальная жизнь. Ты слушаешь?

Я кивнула, стараясь приглушить вспыхнувшую во мне надежду. Я ведь понятия не имела, что именно собирался сказать Винсент.

— Прости, что не рассказал о себе больше с самого начала. Я просто не хотел тебя пугать. Я думал, что это воздвигнет между нами барьер. Так что теперь я хочу начать все с начала.

Прежде всего — моя история. Я родился в 1924 году, как я тебе уже говорил, в маленьком городке в Бретани. Наш город был оккупирован вскоре после германского вторжения в сороковом году. Мы даже не пытались бороться. У нас не было оружия, да к тому же все произошло слишком быстро, чтобы можно было организовать сопротивление. Я тогда был влюблен в девушку, которую звали Элен. Мы вместе выросли, и наши родители были хорошими друзьями. Через год после начала оккупации я сделал ей предложение. Нам было всего по семнадцать, но в военной атмосфере и при неопределенном будущем возраст казался не имеющим значения. Моя мать убедила нас дождаться восемнадцатилетия, и мы с ней согласились. Наш город полностью зависел от немецкого гарнизона, расквартированного рядом, и мы должны были снабжать их пищей, выпивкой, вообще всем. А заодно и… ну, предоставлять разные неофициальные услуги…

Я слышала, как голос Винсента наполняется яростью по мере того, как он продолжал рассказ, но хранила молчание, понимая, что ему слишком тяжело возвращаться в памяти к тем дням.

— Я с моими родителями ужинал в доме Элен в тот самый вечер, когда в их дверь начали ломиться два пьяных немецких офицера, требуя вина. Отец Элен объяснил им, что они уже опустошили свой винный погреб, отдав все армии, что у него ничего не осталось. «А вот мы сами проверим!» — заявил один из немцев и, выхватив пистолет, приказал Элен и ее младшей сестре раздеться. Их мать бросилась к немцам, возмущенно крича. Они ее застрелили, а потом убили и мою мать, потому что она попыталась защитить подругу. Следующим стал мой отец.

Отец Элен попытался достать винтовку, которую он прятал за дверью, но не успел. Один из немцев схватил эту винтовку и выстрелил ему в ногу, а другой ударил меня пистолетом по голове, когда я набросился на него. Они нас не убили, но только для того, чтобы привязать, как следует… чтобы мы… чтобы мы могли видеть, что они сделали с Элен и ее сестрой. Элен пыталась сопротивляться. Тогда они и ее убили.

Голос Винсента надломился, но глаза оставались холодными как лед.

— Нас осталось трое, и я предложил остаться, чтобы позаботиться об отце и сестре Элен, но они попросили меня вместо этого рассчитаться с мерзавцами. И я в ту же ночь ушел в маки.

— А, так называлось Сопротивление? — тихо сказала я.

Винсент кивнул.

— Да, это были сельские отряды Сопротивления. Днем мы прятались в лесах, а по ночам прокрадывались в немецкие лагеря, воровали оружие и еду и убивали всех, кого могли. Однажды днем двоих из нас схватили по подозрению в том, что они накануне ночью участвовали в налете. И хотя сам я в той операции не участвовал, ее организовывал один из моих друзей. У немцев не было никаких доказательств. Но они были полны решимости заставить заплатить хоть кого-нибудь, все равно, кого именно. У моего друга дома остались жена и маленький ребенок. А у меня не было никого. Я заявил, что это я крал оружие, и меня расстреляли на городской площади, в назидание другим жителям.

— Ох, Винсент! — в ужасе вскрикнула я, прижимая ладонь к губам.

— Да все в порядке, — мягко произнес он, забирая мою руку и твердо глядя мне прямо в глаза. — Я ведь здесь, вот он я, не так ли?

Он продолжил рассказ.

— История на следующий день попала в газеты, и Жан-Батист, который как раз находился в одном из своих домов неподалеку, приехал в деревенский «госпиталь», куда меня отнесли. Заявив, что я — его родственник, он увез мое тело и присматривал за мной до тех пор, пока я не проснулся двумя днями позже.

— Но откуда он узнал, что ты… такой же, как он?

— Жан-Батист обладает особым даром… это способность видеть, нечто вроде радара, который обнаруживает неумирающих. Он видит ауры.

— Это вроде учителей из церкви «Новый Век»? — с сомнением спросила я.

Винсент рассмеялся:

— Ну да, немножко похоже на них. Он однажды пытался мне все это объяснить. Ауры ревенантов обладают особым цветом и вибрацией. И после первой смерти ревенанта Жан-Батист может его обнаружить даже за много миль. Он говорит, что это нечто вроде прожектора, направленного в небо. Именно так два года спустя он нашел Эмброуза, после того как его американский батальон был полностью уничтожен в сражении у Лоррена. Юл умер еще во время Первой мировой войны. Близнецы — во время Второй мировой. А Гаспар погиб в середине девятнадцатого века, когда воевали Франция и Австрия.

— Гаспар был солдатом?

Винсент засмеялся.

— Тебя это удивляет?

— Не слишком ли он для этого нервный?

— Он был поэтом, которого отправили воевать. Слишком чувствительная душа, он просто не мог видеть того, что видел на полях сражений.

Я задумчиво кивнула.

— Значит, почти все вы погибли в военное время?

— Просто во время войны чаще всего и появляются люди, готовые умереть за других. Конечно, это всегда происходит, но обычно остается незамеченным.

— То есть ты утверждаешь, что везде во Франции есть люди, которые могли бы вернуться к жизни… при определенных обстоятельствах?

У меня разболелась голова. Как-то все это было избыточно, хотя у меня имелось больше месяца для того, чтобы привыкнуть к мысли о том, что мир, в котором я живу, вдруг оказался совсем не таким, каким я привыкла его видеть.

Винсент улыбнулся.

— Кэти, это касается не только Франции. Могу поспорить, ты и в Нью-Йорке много раз сталкивалась с ревенантами, даже не подозревая того, что общаешься с зомби.

— Но почему ты? Я хочу сказать, почему именно ты? Наверняка ведь те, кто постоянно спасает жизни — ну, пожарные, или полицейские, или солдаты, — не просыпаются три дня спустя?

Винсент пожал плечами:

— Мы и сами до сих пор не понимаем, почему некоторые люди предрасположены к тому, чтобы превратиться в ревенантов. Жан-Батист думает, что это связано с генетикой. А Гаспар уверен, что это просто судьба, что кто-то из людей оказался избранным. Но доказательств этим точкам зрения нет.

Я пыталась понять, что сотворило Винсента и ему подобных: магия или природа? Вот только в моем уме эти две причины почему-то не разделялись, в особенности теперь, когда все естественные законы, которым меня учили, оказались перевернутыми вверх дном.

Винсент придвинул к дивану низкий столик и налил мне стакан воды. Я с благодарностью приняла его и сделала несколько глотков, наблюдая за тем, как Винсент снова занимается камином, подбрасывая в него поленья.

Потом он сел на пол напротив меня. Диванчик был достаточно низким, а Винсент достаточно высоким, чтобы его глаза оказались почти на одном уровне с моими, когда он продолжил рассказ, тщательно взвешивая каждое слово.

— Видишь ли, Кэти, я пытался разобраться, как все это работает. Я тебе говорил, что однажды дожил до двадцати трех лет. Я пять лет сопротивлялся потребности умереть. Меня тогда попросил об этом Жан-Батист, чтобы я дожил до того возраста, когда смог бы распоряжаться семейными бумагами. Это было трудно, но я выдержал. Жан-Батист дал мне это задание, потому что знал: я сильнее других. И к тому времени я уже долго наблюдал за тем, как сам он сопротивляется своим порывам. И потому знал, что это возможно. Та женщина, с которой ты меня видела на днях. В «Ла Палет»…

В глазах Винсента вспыхнула боль:

— Да, Женевьева. Юл мне объяснил, что вы просто друзья.

— Я надеялся, что ты ему поверишь. Я понимаю, что это должно было выглядеть… компрометирующе. Но я тогда попросил Женевьеву встретиться со мной, чтобы расспросить о ее собственном положении. Она замужем. За человеком.

Я разинула рот.

— Но… как же…

— В первый раз она умерла примерно в то же время, что и я. И незадолго до того вышла замуж. Ее муж остался в живых. И когда она очнулась, она вернулась к нему и с тех пор живет с ним.

— Но ему должно быть…

— Да, ему за восемьдесят, — закончил мою мысль Винсент.

Я попыталась представить себе прекрасную блондинку рядом с мужчиной, который годился ей в прапрадеды… Нет, такую жизнь я вообразить не могла.

— Они до сих пор безумно любят друг друга, но их жизнь не была легкой, — продолжил Винсент. — Она не могла сопротивляться потребности умереть, однако муж поддерживал ее, говоря, что это судьба и что она справится. Он всегда гордился ею, а она — им. Но ведь скоро придет его очередь умереть, и она останется одна. В общем, все это — вопрос выбора, но я не могу просить кого бы то ни было решать в мою пользу…

Винсент взял меня за руки. Ладони у него были теплыми и сильными, а от его прикосновения по всему моему телу пробежала радостная волна, осевшая в сердце.

— Кэти, — сказал он, — я могу оставить тебя в покое, держаться как можно дальше. Да, это будет жалкое существование, но я справлюсь, если буду знать, что ты счастлива. Но если ты хочешь быть со мной, я могу предложить вот такое решение: я стану сопротивляться смерти до тех пор, пока мы вместе. Я уже говорил с Жан-Батистом, и мы придумали, как мне с этим справиться. Я не хочу, чтобы ты то и дело переживала потрясение, видя мою смерть. Я ничего не могу поделать с тем, что на три дня каждый месяц ты будешь оставаться одна. Но остальное я могу контролировать. И буду. Если ты решишь дать мне шанс…

29

Ну и что я могла ответить?

Я ответила:

— Да.

30

Мы сидели на полу, прислонившись друг к другу и глядя на огонь.

— Ты проголодалась? — спросил Винсент.

— Вообще-то да, — призналась я и сама удивилась.

У меня совершенно не было аппетита уже… ну да, три недели.

Пока Винсент ходил в кухню, я позвонила бабушке.

— Мами, ничего, если я пропущу ужин? Я перекушу где-нибудь.

— Судя по твоему голосу, можно ли предположить, что ты поужинаешь с неким молодым человеком?

— Да, я сейчас у Винсента.

— Что ж, очень хорошо. Я надеюсь, вы с ним во всем разберетесь и вернетесь к нам, в мир живых.

Я вздрогнула при этих словах. Если бы бабушка знала…

— Нам с ним нужно о многом поговорить, — продолжила я. — Наверное, я вернусь поздно.

— Не беспокойся, милая Кэти. Но не забывай, что завтра тебе идти в школу.

— Не забуду, Мами.

Бабушка молчала так долго, что я уже подумала, что она повесила трубку.

— Мами? — окликнула я ее через несколько секунд.

— Кэти, — медленно произнесла она, как бы обдумывая что-то. А потом решительно продолжила: — Милая, забудь, что я только что сказала. Наверное, лучше окончательно разобраться в личных делах, чем проявлять рассудительность и думать о том, чтобы хорошо выспаться. Винсент живет с родителями?

— С родными.

— Вот и хорошо. В общем, если ты решишь провести там всю ночь, позвони мне, чтобы я не беспокоилась.

— Что?! — воскликнула я.

— Если из-за этого завтра будет трудный день, ничего страшного. Я тебе разрешаю остаться в доме родных Винсента… только не в его постели, конечно.

— Да между нами вообще ничего такого нет! — начала было протестовать я.

— Я знаю, — перебила меня бабушка. Я просто слышала, как она улыбается. — Тебе почти семнадцать, но рассудком ты гораздо старше. И я тебе доверяю, Кэти. Просто реши, наконец, свои проблемы и не думай о том, чтобы спешить домой.

— Это… это весьма… прогрессивно с твоей стороны, Мами, — пробормотала я, почти парализованная изумлением.

— Рада думать, что иду в ногу со временем, — пошутила она, а потом горячо добавила: — Живи, Кэти! Будь счастливой! Веселись!

И она повесила трубку.

«Моя собственная бабушка разрешает мне остаться на ночь у друга! Страннее ничего и не придумаешь, — решила я. — Это еще более странно, чем обещание Винсента не умирать ради меня».

Он вернулся с огромным подносом всякой еды.

— Жанна насквозь нас всех видит, — сообщил он, ставя поднос на стол.

Он принес толсто нарезанное холодное мясо, колбаски, сыр, багеты, пять или шесть сортов оливок. Еще на подносе были бутылки с водой и соком и чайник с чаем. В большой чаше громоздились экзотические фрукты, а на блюде с высокими бортиками были выложены пирамидкой миндальные печенья.

Я схватила маленький шарик свежего козьего сыра и затолкала в рот, сопроводив его ломтиком политого оливковым маслом помидора.

— Чувствую себя ужасно невоспитанной и испорченной, — мечтательно произнесла я, опуская голову на плечо Винсента.

Было так приятно прикоснуться к нему после трех недель объятий с подушкой…

— Отлично. Мне как раз того и хотелось, чтобы ты себя так почувствовала.

— Винсент, так чудесно просто быть рядом с тобой! Мне больше и не нужно ничего.

Он улыбнулся и сказал:

— Ну, там видно будет.

Пока мы ели, я вдруг вспомнила кое-что из того, что говорил мне недавно Жан-Батист.

— Винсент, а что случилось с Шарлем?

Он ответил не сразу.

— А что тебе сказал Жан-Батист?

— Что Шарль швырнул нож в его портрет и сбежал.

— Да. Ну, это только конец истории. А началось все с того несчастного случая на реке и потом еще сильнее запуталось.

— Но что случилось?

— В общем, на следующий день после спасения мальчика, когда ум Шарля проснулся, он уговорил Шарлотту помочь ему выследить мать погибшей девочки. И начал преследовать ее в виде парящего, его просто поглотило чувство вины из-за того, что он не сумел спасти ее дитя. Когда же еще через два дня его тело вернулось к жизни, он начал уже физически следить за той женщиной. Оставлял подарки у ее двери. Носил цветы в похоронный зал. Он даже явился на похороны той малышки.

— Звучит зловеще.

Винсент кивнул.

— Шарлотта очень тревожилась и все рассказала Жан-Батисту. Он поговорил с Шарлем и запретил видеть ту женщину. Он даже упомянул о том, что хочет отослать близнецов в один из своих домов на юге, чтобы Шарль мог подумать и опомниться. И вот тогда-то Шарль сорвался. Он был вне себя, он кричал, что все это до ужаса несправедливо. Что он совсем не хотел навсегда становиться ревенантом, что он не хочет жертвовать собой ради людей, которых даже не знает, и не хочет, чтобы его отправляли в изгнание за то, что он пытается участвовать в их жизни. Он проклинал Жан-Батиста за то, что тот о нем заботился после его первой смерти, что не позволил ему просто умереть, «как того требует природа». И вот тогда-то он и бросил нож в портрет.

— Ну, по крайней мере, он не бросил его в Жан-Батиста.

— Мог бы, если бы это причинило вред Жан-Батисту. После этого он сбежал из дома, и у Шарлотты случился нервный срыв. — Винсент немного помолчал. — Мы уверены, он вернется, как только немного успокоится.

— Мне кажется, у него еще до случая с катером были проблемы.

— Да. Ему всегда не нравилось то, что с нами происходит. Понимаешь, я не могу сказать, что сам уж очень много думал о смысле нашего существования, но… Ему было труднее, чем другим, смириться с этим.

«А, это могло бы многое объяснить», — подумала я, немного жалея Шарля.

— И давно он сбежал?

— Два дня назад.

— А, как раз тогда я его и видела, — кивнула я. — Вечером в пятницу. Точнее, ночью, сразу после полуночи.

— Да, Жан-Батист мне сказал. Но… значит, ты ходила развлекаться в клуб, без меня? — Он улыбнулся мне, поддразнивая.

Я готова была поклясться, что он пытается разрядить атмосферу переменой темы разговора.

— Да, пробовала танцами разогнать грусть.

— Помогло?

— Нет.

— Может, и помогло бы, если бы я там был, — с самодовольным видом сказал Винсент. — А не пойти ли нам как-нибудь потанцевать вместе?

— Ну, не знаю… Мне как-то не приходилось видеть, чтобы покойники танцевали. Думаешь, сможешь мне соответствовать? — пошутила я.

В ответ Винсент схватил меня за плечи и наклонился вперед, чтобы решительно прижаться губами к моим губам.

Все мои чувства мгновенно сконцентрировались на тех квадратных миллиметрах, где соприкасалась наша кожа. А потом Винсент отодвинулся, предоставив моему сердцу колотиться где-то в горле, как будто поцелуй сорвал его с привычного места.

— Это надо понимать, как «да»? — с трудом выдохнула я.

— Я скучал по тебе, — ответил Винсент и снова наклонился ко мне.

— Поздно уже. Тебе пора домой, — сказал Винсент после того, как мы пару часов провели на кушетке, обнимаясь и болтая разную ерунду.

— Вообще-то Мами сегодня дала мне особое разрешение — переночевать в вашем доме, если мне понадобится слишком много времени, чтобы разрешить все наши проблемы.

Я почувствовала, как по моему лицу сама собой расползается хулиганская усмешка.

— Что?! — По выражению лица Винсента я поняла, что наконец-то сумела сказать нечто такое, что его не на шутку поразило. — Твоя бабушка — на моей стороне?! Неужели чудеса никогда не кончатся?

— Я не совсем уверена, что она именно на твоей стороне. Скорее все-таки на моей. Или, может быть, на своей собственной. Она просто не хочет, чтобы я так отчаянно тосковала под крышей ее дома.

Винсент засмеялся.

— Ну, нам не следует обманывать ожидания Мами. Ты можешь спать в моей кровати. Мне она в любом случае не нужна. — Он подмигнул. — Да я вообще на все готов, лишь бы провести побольше времени с ma belle Кэти.

Я буквально растаяла изнутри.

Пока Винсент в очередной раз занимался огнем в камине, я встала и принялась бродить по его комнате, пытаясь по имевшимся здесь вещам лучше понять, что представлял этот загадочный юноша. Когда я подошла к тумбочке у кровати, я-то застыла. Вместо моей фотографии на нем стоял маленький букетик цветов.

— Я отдал твое фото Шарлотте, — пояснил Винсент, подходя ко мне сзади. — Мне было слишком тяжело видеть твое лицо каждый день, когда я думал, что больше не увижу тебя.

Я коснулась его руки, давая понять, что меня это не огорчило.

— Я тебе подарю другую. Должна сказать, тот снимок был не слишком удачным.

— Хорошая мысль, — кивнул Винсент, доставая из тумбочки цифровой фотоаппарат и поднимая его вверх, как некую добычу.

— Что, прямо сейчас? — поморщилась я, пытаясь представить, как я буду выглядеть на фото при такой усталости.

— А почему бы и нет? — возразил Винсент и, встав рядом со мной, одной рукой обнял меня за плечо, а другую вытянул, направив объектив камеры на нас обоих. — Стой спокойно. Вспышка сработает.

Он нажал кнопку спуска. И сразу развернул фотоаппарат, чтобы посмотреть на результат.

Я замерла, увидев себя стоящей рядом с этим подобным божеству молодым человеком. Глаза у Винсента были прикрыты, и в неярком свете комнаты круги под глазами почему-то делали его еще красивее, чем обычно, — хотя в его красоте появился некий налет мрачности.

А я… ну, я просто сияла. Рядом с ним я выглядела так, словно это и было мое самое настоящее место. Именно это я и чувствовала.

Мы уселись на кровать Винсента и проболтали допоздна. Наконец у меня стали сами собой закрываться глаза, и Винсент спросил, не хочу ли я спать.

— Нет, не хочу… но, наверное, это необходимо. Плохо, что ваша ревенантская бессонница ко мне не прилипла.

Я улыбнулась, стараясь сдержать зевоту.

Винсент достал из шкафа светлую голубовато-зеленую футболку и бросил ее мне через комнату.

— Как раз к твоим глазам подходит, — сказал он.

Я лишь покачала головой на это замечание, но втайне была довольна тем, что Винсент рассмотрел точный оттенок моих глаз. Футболка оказалась достаточно велика, чтобы закрыть меня почти до колен.

— Отлично, — сказала я и бросила взгляд на Винсента, который отвернулся лицом к стене.

— Валяй, действуй, — бросил он, не оглядываясь.

— А что это ты затеял? — со смехом спросила я.

— Ну, если мне придется наблюдать за тем, как Кэти Мерсье раздевается в моей собственной спальне, то, боюсь, я не смогу объяснить твоей бабушке, что здесь произошло.

Легкая хрипота в его голосе заставила меня пожелать, чтобы он тут же осуществил свою угрозу.

Натянув футболку через голову, я сообщила:

— Все, я в приличном виде.

Винсент обернулся и, посмотрев на меня, присвистнул:

— Более чем в приличном! Ты просто ужасно аппетитна.

— Я думала, ревенанты не едят людей, — поддразнила я его, невольно краснея.

— Я никогда не говорил, что мы не можем совершить такой ошибки, если нас вывести из себя, — возразил Винсент.

Гадая, будет ли и дальше наш разговор идти так же странно, я с улыбкой покачала головой, доставая из сумки телефон. И отправила Джорджии сообщение, прося сказать в школе, что я останусь дома «по личным причинам» и что во вторник принесу записку от бабушки.

И сразу после этого, сидя в кровати, прислонившись спиной к стене и опустив голову на плечо Винсента, я заснула.

Когда я проснулась утром, я была укрыта одеялом, а под головой у меня лежала мягкая пуховая подушка. Винсент ушел, но на тумбочке у кровати лежала записка:

«Тебе кто-нибудь говорил, как ты хороша, когда спишь? Мне ужасно хотелось разбудить тебя и сказать об этом, поэтому мне пришлось сбежать. Жанна приготовила тебе завтрак в кухне».

Натянув на себя вчерашнюю одежду, я сонно побрела по коридору к кухне. Когда Жанна увидела меня, она радостно вскрикнула, подбежала ко мне, обхватила мою голову пухлыми ладонями и расцеловала в обе щеки.

— Ох, Кэти, деточка! Как хорошо, что ты вернулась! Я была так рада, когда Винсент мне сказал, что ты здесь! А он, кстати, все утро только и делал, что ел! Какое счастье, а то я уж решила, что он объявил голодовку, но он ведь действительно был как больной из-за того, что ты его бросила… — Жанна вдруг умолкла и даже зажала рот рукой. Но тут же спохватилась и продолжила: — Ты меня не слушай, ты еще не проснулась, как следует… Садись, садись. Сейчас я тебе завтрак подам. Кофе или чай?

— Кофе, — ответила я, купаясь в ее внимании.

Мы с Жанной болтали, пока я ела. Ей хотелось все знать о моих родных, и откуда я родом, и каково это — жить в Нью-Йорке. Покончив с завтраком, я еще немного посидела в кухне, но мне очень хотелось поскорее увидеть Винсента.

Жанна прекрасно все поняла. Забрав пустую тарелку и чашку, она выставила меня из кухни.

— Уверена, тебе совсем не хочется весь день просидеть со мной. Поди-ка поищи Винсента. Он наверняка в спортивном зале.

— А где у вас спортивный зал? — спросила я, с удивлением узнавая еще об одной стороне жизни Винсента.

— Ох, какая я глупая, мне все кажется, ты здесь все знаешь, а ты у нас и была-то всего пару раз… Это в подвале. Дверь слева, когда выйдешь из кухни.

Я их услышала задолго до того, как увидела. Звон стали о сталь. Тяжелое дыхание, стоны, вскрики… Это было похоже на саундтрек к какому-нибудь фильму о боевых искусствах; звуки рождали эхо в тихом коридоре. Я спустилась по лестнице — и задохнулась, окинув взглядом зал.

Подвал был огромным, он занимал все пространство под домом. Каменный потолок выгибался арками. В верхней части стен виднелись крошечные окошки, должно быть, снаружи они располагались на уровне земли. Сквозь них в подвал пробивались солнечнее лучи, превращая танцующую в воздухе пыль в похожие на призраки светлые дымные столбы.

Стены были сплошь увешаны оружием и доспехами, здесь было все, что угодно, начиная от средневековых арбалетов, щитов, мечей, боевых топоров и пик и до более современных шпаг и охотничьих винтовок и старых армейских ружей.

В центре комнаты Винсент взмахивал тяжелым двуручным мечом, сражаясь с каким-то парнем, чьи черные волосы были связаны на затылке в хвост. Тот отражал удары своим оружием, тоже весьма грозного вида. Оба они двигались с ошеломляющей скоростью и энергией.

Винсент был одет в мешковатые черные штаны для занятий карате, но при этом на нем не было ни рубашки, ни обуви. Когда он поднимал и опускал меч, литые мышцы на его животе и широкой груди двигались. Винсент выглядел как ожившая скульптура, но он не был излишне накачан, как Эмброуз. Его тело выглядело безупречно.

После нескольких минут вульгарного подсматривания я, наконец, вошла в зал, и партнер Винсента тут же посмотрел на меня и кивнул.

— Кэти!

Винсент подбежал ко мне. Сжав мое лицо в ладонях, он нежно чмокнул меня в губы.

— С добрым утром, ангел мой! — сказал он. — Мы с Гаспаром тут тренируемся. Закончим через несколько минут.

— Гаспар! — удивилась я. — А я тебя и не узнала.

Сейчас, когда его растрепанные волосы были убраны с лица, он выглядел почти… нормальным, обычным. А в схватке он совершенно избавился и от неловкости, и от робости.

— Вот только не позволяй Гаспару одурачить себя внешностью безумного поэта, — сказал Винсент, угадав мои мысли. — Он с пользой провел последние полторы сотни лет, изучая технику боя, и он, между прочим, военный инструктор наших новичков.

Гаспар вложил меч в ножны. Подойдя ко мне, он отвесил короткий поклон и сказал:

— Мадемуазель Кэти! Должен сообщить, что это огромное удовольствие — снова видеть вас здесь. — Без меча в руке он быстро утратил стремительность движений и превратился в того самого нервного человека, которого я видела прежде. — Я хочу сказать… при данных обстоятельствах… ну, то есть, поскольку Винсент был так безутешен…

— Если ты остановишься на этом, — со смехом перебила его я, — мне все равно будет понятно, что это комплимент.

— Да-да! Разумеется. — Он пугливо улыбнулся и кивнул на меч Винсента, лежавший на полу. — Не желаешь ли попробовать, Кэти?

— А у тебя есть страховка от несчастных случаев? — захохотала я. — Потому что я ведь запросто могу угробить всех нас, если ты позволишь смертельному оружию очутиться в моих руках.

— Только, пожалуй, тебе лучше будет снять свитер, — сказал Винсент.

Я совершенно машинально стянула свитер и осталась в одной майке с бретельками. Винсент одобрительно присвистнул.

— Перестань! — шепнула я, краснея.

Гаспар вскинул меч, и его лицо сразу стало безмятежно спокойным. Он кивком головы предложил мне выйти вперед. Винсент встал за моей спиной, обхватив ладонями мои руки, сжавшие рукоять меча, чтобы направлять мои движения.

Меч выглядел так, словно его стащили у короля Артура, — такие можно увидеть в фильмах о рыцарях, которые сражаются в тяжеленных металлических доспехах. Его рукоять имела форму креста, и она была достаточно длинной для того, чтобы ее можно было держать обеими руками, и при этом еще оставалось много свободного места. Мы с Винсентом вместе подняли меч над полом. Потом Винсент разжал руки — и меч тут же рухнул на пол.

— Святая корова, да сколько же он весит? — воскликнула я.

Винсент хихикнул:

— Мы для тренировки берем самые тяжелые мечи, чтобы потом, когда нам в руки попадает оружие полегче, оно ощущалось бы как перышко. Возьми лучше вот этот, — сказал он, снимая со стены меч поменьше.

— Ладно, с этим я управлюсь, — развеселилась я, прикидывая вес нового оружия.

Гаспар стоял наготове, и я приблизилась к нему, сопровождаемая Винсентом, все так же державшим мои руки. Чувствуя, как его обнаженный торс слегка задевает мою спину, как теплая кожа задевает мои голые руки, я на секунду забыла, где я и что собираюсь делать, и меч склонился к полу. Заставив себя сосредоточиться, я подняла его. «Соберись!» — мысленно приказала я себе.

Гаспар и Винсент показали мне несколько основных фехтовальных движений, действуя очень медленно, потом перешли к более энергичным, боевым приемам.

Через несколько минут я уже совершенно запыхалась. И смущенно поблагодарила Гаспара, заявив, что уж лучше я продолжу урок как-нибудь в другой раз, с самого начала.

Забрав у меня меч, Винсент быстро обнял меня за талию и отпустил. И в следующие полчаса я со стороны наблюдала за тем, как они тренируются, то и дело меняя оружие и проявляя фантастическое мастерство во владении каждым из них.

Потом я услышала чьи-то шаги на лестнице, и в подвал вошел Эмброуз.

— Ну что, Гаспар, готов ты бросить забавы со слабаками и схватиться с настоящим мужчиной? — насмешливо спросил он, а потом, заметив меня, просиял улыбкой: — Кэти, рад тебя видеть! Значит, мы все-таки не сумели напугать тебя до полусмерти?

Я улыбнулась и покачала головой:

— И не надейся. Ничего у тебя не получится.

Он обнял меня, а потом откинулся назад, нежно рассматривая мое лицо.

— Ну, я только рад этому. Нам тут не помешает свежий глаз, да еще такой симпатичный.

Я подумала, что и для моего самочувствия полезно побыть в доме, битком набитом молодыми людьми, пусть даже в строгом смысле они не были живыми.

— Хватит болтать, Эмброуз! Может, ты и поздоровее меня, но у меня меч в руках! — окликнул его Винсент.

— Ох, в самом деле? — засмеялся Эмброуз и, протянув руку, снял со стены боевой топор высотой в собственный рост. — Давай посмотрим, как ты вот с этим справишься, Ромео!

С этими словами он бросился в центр зала, и я увидела схватку трех воинов, да такую, какую можно увидеть разве что в фильме, битком набитом голливудскими спецэффектами.

Наконец Винсент потребовал передышки:

— Не то чтобы я не был готов драться с тобой хоть целый день, Эмброуз, но у меня, видишь ли, свидание, а заставлять леди ждать — дурной тон.

— Лучше признайся, что начал уставать! — хихикнул Эмброуз.

Но тем не менее он опустил топор и дал возможность Винсенту выйти из схватки.

Винсент схватил лежавшее на скамье полотенце и вытер потное лицо.

— Я под душ, — сказал он. — Подожди минутку.

Он ушел в дальний угол зала и скрылся в сосновой кабинке размером с домашнюю сауну, с большой душевой насадкой над открытым верхом.

Эмброуз и Гаспар продолжали тренировку, и старший из них выглядел так, словно готов был сражаться много часов подряд, не требуя передышки. Я изумленно наблюдала за ними, за тем, как они останавливались только для того, чтобы поменять оружие, и снова начинали двигаться, причем Гаспар еще успевал при этом давать наставления, замечая даже мельчайшую ошибку ученика.

До того как я попыталась сама поднять двуручный меч, я и представления не имела о том, каким трудным может быть боевое искусство. В кино все выглядит так легко, герои запросто летают в воздухе, бегают по стенам и вообще занимаются акробатикой. Но здесь, видя облитые потом тела и лица, слыша тяжелое дыхание и хрипы, сопровождавшие движение, я осознала, что вижу по-настоящему захватывающее искусство. Эти мужчины были смертельно опасны.

Шипение душа умолкло, и Винсент вышел из кабинки в одном полотенце, обернутом вокруг его бедер. Он выглядел как некий бог с картины художника эпохи Возрождения. Его загорелая кожа туго обтягивала мускулистое тело, а черные волосы падали на лицо и плечи влажными волнами. Мне показалось, что все это — сон. А потом сон подошел прямиком ко мне и взял меня за руку.

— Ну что, пошли? — спросил он.

Я кивнула, потеряв дар речи.

31

Когда мы вернулись в его комнату, Винсент достал из встроенного в стену шкафа чистую одежду. И усмехнулся, посмотрев на меня.

— Собираешься смотреть?

Я вспыхнула и отвернулась.

— Так как, Винсент, — заговорила я, делая вид, что рассматриваю коллекцию фотографий на стене, хотя на самом деле прислушивалась к шороху одежды. — Сможешь в эти выходные прийти к нам на ужин, познакомиться с моими родными?

— Наконец-то она об этом заговорила! Вот только я, к несчастью, вынужден отклонить приглашение.

— Почему? — удивленно спросила я.

Я повернулась к Винсенту и увидела, что он уже направляется ко мне, искрясь весельем.

— Потому что я в эти выходные буду не в том состоянии, чтобы встречаться с твоими родными, а уж тем более вести беседу или даже просто сидеть достаточно прямо за столом.

— Ох, — выдохнула я, — ты что же, будешь спать? В смысле… как это… впадешь в состоянии бездействия?

У меня упал голос, когда я произнесла это странное слово.

Винсент взял со стола свой телефон и проверил календарь.

— Четверг, двадцать седьмое.

— Но это же как раз День Благодарения! У нас в школе каникулы в четверг и пятницу. Ох, как жаль, что тебя не будет рядом!

— Увы, время никого не ждет, в особенности таких, как я. Извини.

— Ладно, а если пораньше? — спросила я. — Сегодня у нас понедельник. Как насчет завтрашнего вечера?

Винсент кивнул:

— Это вполне возможно. Значит, назначаем свидание, и… я знакомлюсь с твоими бабушкой и дедушкой? А что мне надеть? — с легкой насмешкой спросил он.

— Ну, если на тебе не будет мешка для трупов, думаю, что угодно сойдет, — засмеялась я, снова поворачиваясь к фотографиям на стене.

Среди портретов прелестных детишек, потрепанных в боях солдат и бандитского вида подростков я увидела старую черно-белую фотографию юной девушки. Ее темные волосы были уложены в прическу в стиле сороковых, а у платья в цветочек были подкладные квадратные плечи. Девушка подняла обе руки к лицу, закладывая себе за ухо маргаритку. На ее губах играла веселая улыбка. Девушка была ошеломляюще хороша собой.

— Кто это? — спросила я, хотя еще до того, как вопрос сорвался с моих губ, я уже знала ответ.

Винсент подошел и встал за моей спиной, обхватив меня руками. От него пахло лавандовым мылом и шампунем со странным мускусным ароматом. Я прислонилась к нему.

— Это Элен, — тихо произнес он.

— Какая красивая… — пробормотала я.

Винсент опустил голову так, что коснулся подбородком моего плеча.

— Пока я не встретил тебя, я и не думал, что меня может заинтересовать какая-то женщина, кроме нее. После ее гибели вся моя жизнь была посвящена мести.

Слыша боль в его голосе, я спросила:

— А тебе удалось найти тех, кто это сделал?

— Да.

— И ты…

— Да, — ответил Винсент прежде, чем я выговорила нужное слово. — Но мне этого было недостаточно. Я должен был преследовать каждого из этих мерзавцев, кого только мог найти, и даже когда закончились худшие времена оккупации, мне было мало…

Тяжело было представить, что Винсент убивал людей, настоящих людей или ревенантов. Хотя теперь, когда я увидела, как отлично он сражается, я понимала, что он и его друзья могли бы, наверное, справиться с целой армией. Но что представлял собой человек, который половину столетия только и думал, что о мести?

Да, в нем таилось нечто холодное и опасное, то, что и привлекло, и встревожило меня, когда мы встретились… но все это имело свои причины. И теперь я знала, в чем они состоят. Я представила, как лицо Винсента искажается от ярости, и вздрогнула при этой мысли.

— В чем дело, Кэти? — спросил он. — Может, ты хочешь, чтобы я убрал эту фотографию?

Я только теперь заметила, что продолжаю смотреть на портрет Элен.

— Нет! — воскликнула я, оборачиваясь к Винсенту. — Нет, Винсент. Она — часть твоего прошлого. И меня совсем не пугает то, что ты продолжаешь думать о ней.

Не успев договорить, я поняла, что лгу. Меня пугала эта прекрасная девушка. Единственная любовь Винсента. И хотя ее прическа и одежда надежно удерживали Элен в далеком прошлом, все же Винсент так тщательно охранял память о ней, что это воздействовало на все, что он делал — и чего не делал, — с тех самых пор, как она умерла.

— Все это было очень давно, Кэти. Правда, иной раз мне кажется, что все случилось только вчера, но обычно чудится, что прошла целая жизнь. Да и в самом деле прошла целая жизнь. Элен ушла, и я надеюсь, что ты мне поверишь, если я скажу, что тебе не с кем состязаться, ни с ней, ни с кем-либо еще.

Он как будто хотел добавить что-то еще, но не мог подобрать слов. Я не стала его подталкивать. Меня устраивало то, что мы, наконец, оставили тему прежних возлюбленных. Я взяла Винсента за руку и отвела в сторону. Но хотя фотографии остались за спиной, неуверенность меня не покинула.

— Ты тут посиди пока, я скоро вернусь, — сказал Винсент и вышел из комнаты.

Я обратила свое внимание на книжные полки, где выстроились томики на разных языках, все вперемешку. Немалую часть книг на английском я знала. «Надо же, у нас одинаковые вкусы», — с улыбкой подумала я.

Заметив на нижней полке ряд пухлых альбомов с фотографиями, я вытащила один из них и открыла. На внутренней стороне обложки стояла написанная от руки дата: «1974–78», и я хихикнула, начав перелистывать страницы и рассматривая снимки Винсента в выразительной одежде хиппи, с длинными волосами и баками. Хотя в этом стиле самом по себе, определенно, было что-то глупое, Винсент все равно выглядел таким же привлекательным, как сегодня. В нем ничего не изменилось, кроме стиля в одежде.

Я перевернула следующую страницу и увидела Эмброуза и Юла, стоящих рядом с огромным африканцем. На следующей странице была Шарлотта с яркой косметикой и в едва заметном платьице; она стояла рядом с Шарлем, похожем на певца Джима Моррисона в молодости: растрепанные волосы, без рубашки, на шее — бусы в несколько рядов. Я невольно громко рассмеялась при виде этого снимка.

— Что нашла смешного? — спросил Винсент, закрывая за собой дверь. Он поставил на стол бутылку с водой и два стакана и подошел ко мне. — А, обнаружила мой тайный запас снимков для шантажа!

— Покажи и другие, им просто цены нет, — сказала я, наклоняясь и ставя альбом на место.

Выпрямившись, я обнаружила, что Винсент находится в нескольких дюймах от меня.

— Ох, не знаю, Кэти… Это слишком ранит мою гордость — позволить тебе увидеть себя в виде клоуна в течение почти всего двадцатого века. Тебе это дорого обойдется.

— Сколько? — выдохнула я, ошеломленная его внезапной близостью.

И невольно облизнула губы.

— Хмм… Дай подумать, — прошептал Винсент, обхватывая меня за талию и прижимая к себе.

Его пальцы скользнули к моей пояснице, и от этого у меня ноги стали как ватные.

— Пожалуй, придется тебе заплатить несколькими поцелуями вот сюда…

Он наклонил голову, его губы очутились в дюйме от моего уха, теплое дыхание коснулось кожи. По всему моему телу пробежали мурашки, когда Винсент прижался ртом к моей шее сбоку.

Я вздрогнула и инстинктивно глубоко вздохнула, когда он стал целовать меня, медленно продвигаясь к горлу. Когда он добрался до ямочки между ключицами, то остановился и сказал:

— А может, сюда…

И я почувствовала, как он осторожно дотронулся кончиком языка до ямочки.

Я застонала и обняла его за шею. Он прижал меня крепче и продолжил медленно, дразнящее целовать мое горло, пока не добрался до подбородка. Моя голова сама собой откинулась назад, и он подхватил меня ладонью под затылок, пока его губы добирались от подбородка к губам.

— Или сюда, — пробормотал он, прежде чем легко, очень легко коснуться моих губ.

Все мое тело напряглось от предвкушения. Я ждала, но больше ничего не произошло. Заставив себя открыть глаза, я увидела, что глаза Винсента закрыты и что его лоб наморщился от напряжения.

Он начал медленно отодвигаться от меня, его объятия ослабели.

Я ждала целую секунду. А потом в отчаянии обхватила его лицо ладонями и притянула к себе. Когда наши губы встретились, я сама прижалась к нему изо всех сил. Винсент чуть заметно качнулся вперед и вскинул одну руку, чтобы опереться на стену. Я ощутила плечами книжную полку и прислонилась к ней, прижимая к себе Винсента.

— Уау! — наконец выговорил он, выворачиваясь из моих рук. Отступив на шаг назад, он, задыхаясь, не позволил мне приблизиться к нему. — Кэти, я же не пытаюсь сбежать, — произнес он с насмешливым упреком. — И еще должен предупредить тебя, что моя спальня — не лучшее место для нападения на меня. Здесь я чувствую себя слишком слабым, кровать-то всего в двадцати футах от нас…

Я попыталась сосредоточиться на его словах, но никак не могла вернуться в реальный мир.

— Ты выглядишь слишком соблазнительно, — продолжил Винсент, тяжело дыша. — Так что мне довольно трудно устоять перед соблазном затащить тебя в постель прямо здесь и сейчас.

Он повернулся и быстро отошел от меня; раздвинув занавески и открыв окно, он впустил в комнату холодный ноябрьский воздух. Я почувствовала, как ледяное дыхание улицы слегка разгоняет туман в моей голове, и села на пол рядом с полками.

— Пожалуй, вон там тебе будет удобнее, — сказал Винсент, подхватывая меня на руки и перенося на диван. Потом он поставил передо мной стакан воды. — Не желаете ли остудить свой пыл, мадемуазель? — промурлыкал он с веселой улыбкой.

Я благодарно кивнула и жадно осушила стакан. Потом, протянув его обратно Винсенту, я развернулась к спинке дивана, чтобы спрятать лицо. «Ох, боже… Что я такое натворила?» — думала я, приходя в ужас от воспоминания о том, как набросилась на Винсента как раз в тот момент, когда он сам сообразил, что пора остановиться.

— Ну что, Кэти? — хихикнул Винсент, силой отводя мои ладони от пылающего лица.

— Извини… — с трудом выговорила я. Потом откашлялась. — Извини, я… я так налетела на тебя, да еще в твоей собственной комнате… Вообще-то я не…

— Все в порядке, — перебил меня Винсент, но вид у него был такой, словно он только что свалился с горы. Или вот-вот лопнет.

— Нет, не в порядке. Вообще-то у меня нет привычки вот так бросаться на людей. Я хочу сказать, я, конечно, уже целовалась в своей жизни, даже с тремя ребятами, но я в первый раз вот так потеряла голову. Это как-то… неловко. И я сама удивилась…

Винсент перестал, наконец, сдерживаться и захохотал во все горло. Потом, наклонившись ко мне и поцеловав в лоб, он сказал:

— Что ж, это был приятный сюрприз, Кэти. Дождаться не могу, когда снова выпадет такой шанс… но не здесь. В каком-нибудь более безопасном месте. Вроде Эйфелевой башни, и чтобы рядом топталась сотня японских туристов.

Я кивнула, втайне испытывая облегчение оттого, что Винсент желал продвигаться вперед не спеша, но в то же время гадала, почему это так.

Винсент угадал мои мысли.

— Это не значит, что я не хочу… зайти дальше. Поверь мне. Очень хочу. — Глаза Винсента пылали. Мое сердце колотилось как сумасшедшее. — Просто не сейчас. Я хочу насладиться тем, чтобы дать тебе возможность познать… многое, не доходя до главного. — Он скользнул пальцами по моему подбородку, по шее. — Ждать будет просто здорово, вот увидишь, хотя и не так легко.

Когда он наклонился, чтобы еще раз легонько коснуться губами моих губ, я почувствовала себя так, словно выиграла в качестве приза Идеального Кавалера. Мне конец. «Хотя прямо сейчас мне хотелось бы, чтобы он не был таким уж идеальным», — подумала я, потому что у меня ужасно подскочила температура из-за того, что он отодвинулся от меня.

Стараясь хоть как-нибудь отвлечься, чтобы избежать самовоспламенения, я поправила одежду и немножко пригладила встрепанные волосы.

— Лучше нам пойти куда-нибудь, пока я сам не забыл собственные слова. Я провожу тебя домой, — сказал Винсент, беря наши куртки и мою сумку.

Открыв дверь, он ждал, когда я до нее доберусь.

— Должен сказать, я вообще-то подозревал нечто в этом роде, — загадочным тоном произнес он.

— Подозревал что? — не поняла я.

— Что в этой с виду старомодной девушке на самом деле скрывается дикая львица, — засмеялся Винсент.

Закусив губы, я проскочила мимо него в коридор.

32

Когда я возвращалась домой тем вечером, это было похоже на пробуждение от долгого сна. Находясь рядом с Винсентом, я как-то забывала обо всей этой зловещей путанице с ревенантами, но все равно чувствовала себя так, словно бродила по фантастическим пейзажам Сальвадора Дали. Мир Мами и Папи после двадцати четырех часов пребывания в сюрреалистической картине выглядел невероятно спокойным и утешающим.

— Ну и как? — спросила меня Джорджия, когда мы уселись ужинать. — Как теперь обстоят дела с Винсентом? Помогла тебе вечеринка в пижамах, решили вы свои проблемы?

Она хитро усмехнулась, бросая в рот маленький кусочек хлеба.

Мами укоряющее похлопала ее по руке и сказала:

— Кэти сама нам расскажет то, что захочет рассказать, если решит, что нам нужно это знать.

— Все в порядке, Мами, — откликнулась я. — Джорджия просто не может удержаться от любопытства по отношению к моим делам, потому что о своих делах ей сказать нечего!

— Ха! — отреагировала Джорджия.

Папи закатил глаза к потолку, явно не понимая, как его мирный дом мог с такой скоростью превратиться в некое подобие женского клуба.

— Ну и? — спросила Джорджия, на этот раз льстивым тоном.

— Да, похоже, мы во всем разобрались, — сказала я и, повернувшись к Мами, спросила: — А можно, он завтра придет к нам на ужин?

— Конечно, — ответила бабушка с широкой улыбкой.

— Ого-го! — воскликнула Джорджия. — Кэти больше не будет сидеть взаперти в своей спальне! Надо мне пойти к этому парню и лично его поблагодарить.

— Эй, довольно, Джорджия! — остановил ее Папи.

— Сможешь поблагодарить его завтра вечером, — сказала я и поспешила сменить тему.

В семь тридцать на следующий вечер я получила от Винсента сообщение: «Привет, моя красавица. Не сообщишь мне код вашей входной двери?»

Я отправила ему четыре цифры и две буквы, и минутой позже прозвенел дверной звонок. Я нажала кнопку интерфона, открывая дверь на лестницу.

— Третий этаж, налево, — сообщила я в микрофон.

Мой пульс основательно участился, когда я открыла входную дверь и вышла на площадку, ожидая Винсента.

Он в одно мгновение одолел все три этажа, держа в одной руке огромный букет цветов, а в другой — какой-то пакет.

— Это для твоей Мами, — сообщил он, быстро наклоняясь и целуя меня в губы.

Мое сердце колотилось уже просто оглушительно. Винсент вопросительно вскинул брови.

— Предложишь мне войти или хочешь узнать, сумею ли я переступить порог без приглашения? — И добавил шепотом: — Я же ревенант, а не вампир, детка!

Выражение его лица заставило меня забыть о волнении, и, глубоко вздохнув, чтобы взять себя в руки, я потянула его за руку в квартиру.

— А вот и Мами, — пробормотала я, когда бабушка вышла к нам из кухни.

Она утром посетила свой салон красоты и теперь выглядела невероятно элегантной в черно-белом шерстяном платье и на каблуках в четыре дюйма.

— Так вы и есть Винсент, — сказала она, целуя его в обе щеки.

Запах гардении окутал нас. Мне очень нравились бабушкины духи… Она отступила на шаг, чтобы как следует рассмотреть Винсента. Похоже, Мами его высоко оценила, судя по выражению ее лица.

— Это вам, — сказал он, протягивая ей здоровенную цветочную гору.

— О, это же от Кристиана Тору! — воскликнула Мами, сразу заметив карточку флориста. — Как мило!

— Давай куртку, — предложила я, и Винсент быстро снял ее, оставшись в ярко-голубой хлопковой рубашке, заправленной в темно-коричневые вельветовые брюки.

Я просто поверить не могла в то, что этот убийственно красивый юноша принарядился и принес цветы только для того, чтобы произвести впечатление на моих родных. И сделал это ради меня.

— Папи, позволь представить тебе Винсента Делакруа, — сказала я, когда из своего кабинета появился дед.

— Рад с вами познакомиться, сэр, — вежливо произнес Винсент, когда они пожимали друг другу руки. Потом поднял свой пакет и сказал: — Это для вас.

Заглянув в пакет, Папи извлек из него бутылку и был явно поражен, когда присмотрелся к этикетке.

— Шато Марго, сорок седьмой год? Где ты это отыскал?

— Это подарок от моего дяди, он сказал, что уже имел удовольствие познакомиться с вами, мадам, — ответил Винсент, глядя на Мами.

— Вот как? — с нескрываемым любопытством произнесла Мами.

— Он совсем недавно приносил вам картину на реставрацию. Месье Гримо де ла Ренье.

У Мами расширились глаза:

— Жан-Батист Гримо де ла Ренье — твой дядя?

Винсент кивнул.

— Да, я живу у него с тех пор, как умерли мои родители.

— Ох… — выдохнула Мами и ее взгляд смягчился. — Как жаль… в этом вы с Кэти схожи.

Испугавшись, как бы мои родные не начали задавать слишком много вопросов, я взяла Винсента за руку и повела в гостиную.

— Не хочешь чего-нибудь выпить? — спросил Папи, когда мы устроились у камина. — Легкий коктейль?

— Было бы неплохо, спасибо, — кивнул Винсент.

— Да и я не откажусь, — сказала я.

Папи вышел, и как раз в это мгновение в гостиной появилась Джорджия.

В зеленом шелковом платье она выглядела просто ошеломительно, и мое собственное платье, простое, черное, выглядело по сравнению с нарядом сестры настоящей тряпкой. Винсент вежливо встал.

— Джорджия, — начал он, — я знаю, что Кэти уже извинилась за меня, когда мы бросили тебя там, в ресторане. Но я хотел и сам принести извинения. Я бы ни за что не поступил подобным образом, если бы не состояние Эмброуза. И все равно это было непростительно.

— Я всегда считала себя человеком понимающим, — сказала Джорджия с очень легким южным акцентом. — И если бы не был так хорош, я совсем не уверена, что простила бы тебя. Но, учитывая обстоятельства… — Она умолкла, неторопливо целуя его в обе щеки.

— Бога ради, Джорджия! — воскликнула я, недоверчиво качая головой. — Оставь мне хоть немножко!

— Я это понимаю так, что я прощен, — со смехом произнес Винсент.

Обеды и ужины во Франции могут тянуться часами. Особенно когда приглашены гости. К счастью, поскольку назавтра был школьный день, мы провели всего по полчаса за каждой переменой блюд. Мне совсем не хотелось, чтобы мои бабушка с дедушкой имели вдоволь времени и вышли бы за рамки простой вежливой беседы, проявляя слишком глубокий интерес к моему загадочному гостю.

— Итак, Винсент, я полагаю, ты студент? — спросил Папи, наслаждаясь горячими закусками.

Винсент ответил, что изучает право.

— В таком юном возрасте? Извини за любопытство, но сколько тебе…

Дед умолк, не закончив фразу, чтобы не задавать прямой вопрос, что было бы уж слишком невежливо.

— Мне девятнадцать. Но мой дядя нанимал мне частных учителей, так что я на пару лет обогнал сверстников.

— Повезло тебе! — одобрительно кивнул Папи.

После этого Винсент пресек личные вопросы тем, что начал расспрашивать сам. Папи с удовольствием рассказал ему о своем бизнесе и о путешествиях, которые он предпринимал ради поиска интересных вещей, о том, что такой поиск заводил его в самые разные места, от Среднего Востока до Северной Африки.

Винсент упомянул о своем интересе к антиквариату и к древнему оружию, и этой темы хватило на время главного блюда, нежного как масло бифштекса. Мами поинтересовалась у Винсента о коллекции живописи, принадлежавшей его дяде, и явно была поражена знаниями юноши о художниках, стилях и периодах.

К тому времени, когда мы добрались до десерта, Винсент и мои родные уже болтали и смеялись так, словно знали друг друга долгие годы. Винсент и Джорджия поддразнивали друг друга и меня, и я видела, как бабушка переводит взгляд с Винсента на меня и обратно, явно довольная тем, что видит.

И наконец, мы устроились в уютных креслах в гостиной с эспрессо без кофеина и блюдом шоколадных конфет, и Мами спросила Винсента, не хочет ли он прийти к нам снова — через две недели.

— Девятого декабря у Кэти день рождения, ей исполняется семнадцать, а поскольку она отказывается устраивать настоящий прием, мы подумали, что можем просто по-семейному поужинать дома.

— Вот это действительно интересно! — сказал Винсент, широко улыбаясь мне.

Я схватилась руками за голову.

— Да не хочу я устраивать суету из-за этого дня рождения!

Винсент окинул взглядом остальных и заявил:

— Ничего не поделаешь, другим-то этого хочется!

— Значит, договорились? — спросила Мами, одобрительно поглядывая на меня.

Я скривилась, но согласно кивнула.

— Ну, если уж тут начали направо и налево раздавать приглашения, как насчет того, чтобы пойти куда-нибудь со мной и Кэти вечером в пятницу, а, Винсент? — спросила Джорджия.

— Я бы с удовольствием, но у меня уже есть планы на тот вечер. — И Винсент подмигнул мне.

— И без Кэти, так? — с вызовом бросила Джорджия. — Ну, а она обещала моему другу Люсьену прийти в его клуб на вечеринку. И судя по тому, что я слышала, тебе бы лучше составить ей компанию, потому что он обещал собрать целую толпу самых красивых парней, каких только можно себе представить… — Джорджия замолкла на полуслове, увидев, как вдруг помрачнело лицо Винсента.

— Ты говоришь о Люсьене Пойтевине? — спросил он.

Джорджия кивнула.

— Ты его знаешь?

Винсент мгновенно налился гневной краской. Выглядел он так, словно готов был вот-вот взорваться.

— Я знаю о нем. И честно говоря, даже если бы я не был занят в пятницу, мне все равно пришлось бы отказаться.

Я видела, что Винсенту приходится прилагать огромные усилия к тому, чтобы выглядеть спокойным.

— Винсент! — шепнула я. — Что…

Он заставил меня замолчать, схватив мою руку и нечаянно (я надеюсь) сжав ее так, что мне стало больно. «Вот это уже совсем никуда не годится», — подумала я.

— И кто же такой этот Люсьен Пойтевин? — строго спросил Папи, хмурясь на Джорджию.

— Просто мой хороший друг, — резко ответила Джорджия, сердито глядя на Винсента.

В гостиной стало тихо. Винсент, наконец, чуть наклонился в сторону Джорджии и заговорил самым дипломатичным тоном:

— Я бы не стал об этом говорить, если бы не был уверен в этом на все сто процентов, но дело в том, что Люсьен Пойтевин недостоин даже того, чтобы находиться в одной комнате с тобой, Джорджия, а уж тем более — считаться твоим другом.

Все одновременно разинули рты. И Джорджия, кажется, впервые утратила дар речи. Вид у нее был такой, словно ее ударили. А потом еще и окатили ледяной водой.

Бабушка с дедушкой переглянулись, и ясно было, что они очень встревожены ночными похождениями Джорджии.

Джорджия злобно посмотрела на меня и Винсента, а потом резко встала и выбежала из гостиной.

Молчание нарушила Мами.

— Винсент, не мог бы ты как-то объяснить, почему ты думаешь, что Джорджии не следует иметь дела с тем человеком?

Винсент не отводил взгляда от кофейной чашки.

— Простите, что испортил окончание такого чудесного ужина. Просто я знаю многое о том человеке, и я бы не хотел, чтобы хоть кто-то из тех, кто мне дорог, оказался рядом с ним. Но больше я ничего сказать не могу. Еще раз приношу свои извинения за то, что расстроил вашу внучку в вашем собственном доме.

Папи, качая головой, вскинул руку, как бы говоря, что беспокоиться не о чем, а Мами встала и начала собирать чашки. Когда я присоединилась к ней, она заговорила:

— Не стоит так огорчаться, Винсент. Мы в нашем доме стараемся поддерживать определенный уровень открытости и честности, так что в твоих словах нет ничего дурного. Я уверена, Джорджия сама извинится перед тобой за свою вспышку, когда вы увидитесь в следующий раз.

— Я бы не стала этого утверждать, — пробормотала я себе под нос.

Услышав мои слова, Винсент мрачно кивнул.

— Ну, мне пора, — сказал он. — Уверен, завтра у всех вас немало дел.

— Я тебя провожу, — заявила я, намереваясь допросить его с пристрастием, как только мы очутимся снаружи дома.

Папи тоже встал, чтобы проводить гостя. Поблагодарив моих родных за приятный вечер, Винсент вышел в коридор. Я пошла следом за ним, взяла куртку и закрыла за нами дверь.

— Что… — начала было я.

Но Винсент мгновенно прижал палец к губам, и мы оба напряженно молчали, пока не очутились на улице. Как только входная дверь захлопнулась за нашими спинами, Винсент схватил меня за плечи и пристально всмотрелся в мое лицо.

— Твоей сестре грозит смертельная опасность.

Моя растерянность тут же перешла в тревогу:

— О чем ты говоришь? Что не так с этим Люсьеном?

— Он мой заклятый враг. Главарь парижских нума.

Мне показалось, будто кто-то схватил меня и изо всех сил швырнул о кирпичную стену.

— Ты уверен, что мы говорим об одном и том же человеке? — спросила я, отказываясь верить в услышанное. — Потому что когда я с ним познакомилась…

— Ты с ним встречалась? — задохнулся от ужаса Винсент. — Где?

— Да в том самом клубе, куда я ходила с Джорджией потанцевать.

— Это то самое место, где ты видела Шарля?

— Ну да… вообще-то Шарль именно с ним и разговаривал, когда я уходила. Я только не понимаю…

— Ох… Это ужасно, — пробормотал Винсент, закрывая глаза.

— Винсент! Объясни, наконец, что происходит! — потребовала я, ощущая поднимавшуюся к горлу тошноту.

Если Люсьен был таким чудовищем, что это могло означать для моей сестры? Я содрогнулась при мысли о том, как Джорджия тем вечером в клубе обменялась с Люсьеном поцелуем. Она явно ничего не знала о его темных делишках. Джорджия вообще ничего не видит дальше своего носа в том, что касается понимания людей. Бабушка однажды пожаловалась, когда одного из приятелей Джорджии арестовали за грабеж: «Она ничего дурного в людях не видит! Твоя сестра вовсе не глупа, просто у нее полностью отсутствует интуиция».

«На этот раз такой недостаток может оказаться фатальным», — подумала я.

Винсент достал из кармана телефон.

— Жан-Батист? Шарля захватил Люсьен. Я уверен. Да… буду через несколько минут.

— Пожалуйста, объясни мне! — умоляюще произнесла я.

— Мне нужно бежать домой. Можешь пойти со мной?

— Нет, — покачала я головой.

Я должна была вернуться и разобраться с тем беспорядком, который оставил в нашем доме ураган по имени Винсент.

— Я должен идти, — повторил он.

— Тогда я тебя немного провожу, — предложила я, — и ты мне все расскажешь по дороге.

— Хорошо, — согласился Винсент, беря меня за руку. Мы зашагали по ярко освещенной улице в сторону его дома. — В общем, Кэти… Ты ведь знаешь, что в каждой истории всегда есть плохой парень?

— Догадываюсь.

— Так вот, в моей истории плохой парень — это Люсьен.

— Что ты подразумеваешь под «твоей историей»? — неуверенно спросила я. — Я хочу сказать, это что означает, что вы стоите по разные стороны баррикад? Вы в разных командах?

Винсент покачал головой:

— Нет. Только он и я. Это давно началось.

— Погоди, — пробормотала я, складывая в уме кусочки головоломки. — Это не тот ли тип, о котором вы все то и дело упоминаете? «Тот самый», или как там? — Я помолчала, соображая. — Это не Люсьена ли ты видел в Сен-Поле… не его ли Юл заметил поблизости, когда Эмброуза ударили ножом?

Винсент кивнул.

— И кто же он такой?

— Когда он был человеком, во время Второй мировой войны, он состоял во французской милиции, или La Milice, военизированных частях, которые создало управляемое немцами французское правительство, чтобы бороться с Сопротивлением.

— Ты говоришь о режиме Виши?

— Да. Кроме того, что они преследовали и убивали членов Сопротивления, эти отряды еще и помогали отыскивать иудеев, чтобы отправить их в концентрационные лагеря. Они прославились своим умением пытать; они умели заставить говорить любого, кто попадал им в руки… Если честно, они были куда более опасными для нас, чем гестапо или СС, потому что были французами. Они говорили на нашем языке, они знали топографию городов, они были друзьями и соседями тех людей, которых предавали. — Винсент посмотрел мне в глаза. — Это было страшное время для моей страны.

Я кивнула, не говоря ни слова. Мы пересекли авеню с трехполосным движением и пошли дальше.

— Люсьен предал сотни человек, а не напрямую — так и тысячи, он отправлял своих соотечественников на смерть, пытал и убивал, чтобы продвигаться вверх по служебной лестнице. Он быстро достиг высокого поста в министерстве информации и пропаганды режима Виши.

В июне 1944 года группа бойцов Сопротивления, переодетых в форму милиции, ворвалась в здание министерства информации, куда ради безопасности переехали Люсьен и его жена. Была уже ночь. Бойцы нашли пару в постели и убили обоих.

У меня отвисла челюсть. Похоже было на то, что Винсент рассказывал о событиях, в которых участвовал лично…

— И ты тоже там был? — решилась спросить я.

Винсент кивнул.

— Да, вместе с двумя другими ревенантами. А остальные были людьми, и они не знали, кто мы такие.

— Но Люсьен-то тогда был человеком! А ты говорил, что ревенанты стараются не убивать людей.

— Вообще нам было приказано захватить Люсьена в плен, чтобы он мог ответить за свои преступления по закону. Но среди людей был один, чью семью Люсьен уничтожил лично, и он не смог сдержаться. Он застрелил их.

Я вздрогнула, представив себе всю эту картину. В подобных историях всегда ждешь, что зло будет наказано. Но если подумать о том, каково оно в реальности… быть застреленным в постели, вместе с женой… Это было слишком ужасно.

— Люсьен в ту ночь запомнил наши лица, и, когда он вернулся в качестве ревенанта, он начал охотиться на нас. Он сумел убить большую часть людей, участвовавших в операции, и со временем добрался и до двух других ревенантов. Остался только один я. Мы уже несколько раз сталкивались с ним, но он не сумел меня убить. И я его — тоже.

— Но тогда какого черта Шарль с ним разговаривал? — спросила я.

— Ты должна понять… Шарль — совсем не плохой. Он просто запутался. Я говорил тебе, что ему было очень трудно смириться с нашей судьбой. Это ведь действительно нелегко, постоянно умирать и оживать. Когда ты кого-нибудь спасаешь, а потом видишь, что этот человек радуется жизни, чувствуешь, что дело того стоит. Но иногда ведь получается не так, как хочется. Например, тот, кого ты спас при попытке самоубийства, повторяет ее, и уже успешно. Юнец, которому ты не дал умереть от наркотика, не видит в том причины изменить свою жизнь и снова окунается в то, из чего ты его вытащил. Как раз поэтому Жан-Батист и не хочет, чтобы мы наблюдали за спасенными.

Но хуже всего — это когда ты пытаешься кого-то спасти и терпишь неудачу. Шарль не сумел спасти ту девочку. Он, конечно, спас другого ребенка, но он не в силах сосредоточиться на успехе. Он одержим провалом. И тем, как теперь чувствует себя мать малышки. У Шарля доброе сердце, — тихо продолжил Винсент. — Может быть, даже слишком доброе и большое. И тот случай стал для него последней соломинкой. Я вижу только одну причину к тому, что Шарль отправился к Люсьену: он просто уже не может выносить нашу жизнь. Он хочет умереть. Если он сам дался им в руки, ему только и нужно, что попросить убить его и сжечь его тело. А они, конечно, будут только рады это сделать.

— То есть он задумал самоубийство?!

Я остановилась, охваченная ужасом при мысли о том, что Шарль намеренно отправился навстречу окончательной гибели.

— Похоже на то.

Винсент взял меня за руку и потянул вперед. Мы уже почти дошли до его дома.

— Но если Люсьен — настоящий убийца, то… что будет с Джорджией?

История Шарля меня потрясла, но в тот момент я могла думать только об опасности, грозившей моей сестре.

— Какие между ними отношения? — спросил Винсент.

— Похоже на то, что они встречаются… что у них настоящие свидания.

— Думаешь, это всерьез?

— У Джорджии ничего не бывает всерьез.

Винсент немножко подумал:

— Вокруг Люсьена всегда много женщин, и у него вроде бы нет причин убивать кого-нибудь вроде Джорджии. И если она сама не впутается в дела его банды, то, скорее всего, худшее, что ей грозит, так это то, что Люсьен ее как-то использует, а потом прогонит.

«Да уж, весьма утешительно, — подумала я, совсем не утешенная. — Сестра встречается с убийцей-маньяком, но если она не станет вмешиваться в его дела, все может обойтись…»

Хотя мне было все так же страшно, от слов Винсента паника слегка поутихла. Потому что Джорджию никогда не интересовали чьи-либо дела, кроме ее собственных.

Мы дошли до ворот дома Жана-Батиста. Винсент взял меня за руку:

— Послушай, мне очень жаль, если из-за меня между тобой и твоими родными возникнет какое-то недопонимание… но я просто не мог сидеть там и говорить о пустяках после того, как она упомянула о том… чудовище.

— Нет, ты был совершенно прав. И совсем неважно, как ты об этом заговорил, при всех или один на один. Джорджия в любом случае отреагировала бы одинаково.

— Ты должна с ней поговорить, — настойчиво произнес Винсент. — Даже если ее отношения с Люсьеном не зашли далеко, все равно она оказалась в компании опасных людей.

Я кивнула.

— Да, я постараюсь…

Опасность постоянно подстерегала и самого Винсента, и подобных ему. Но теперь риску подвергалась моя сестра, и все выглядело уже совсем по-другому. Я как будто стала ближе к Винсенту. У нас появился общий враг. И я очень надеялась, что Джорджия выслушает меня и постарается сбежать подальше от угрозы.

— А сейчас ты что собираешься делать? — спросила я.

— Я собираюсь позвать всех и начать охоту на Люсьена. — Голос Винсента упал на целую октаву, глаза вспыхнули гневом. Он выглядел по-настоящему пугающим.

— Но ты будешь осторожен, ведь да? — спросила я, и меня снова пробрало холодом от страха, когда я осознала, что именно он задумал.

— Если получится, я бы предпочел покончить с ним прямо этой ночью. Но по ряду причин я пока не могу его уничтожить. И если он не захочет быть найденным, нам его не найти. Козыри пока что в его руках. — Потом, видя выражение моего лица, Винсент немного смягчился. — Не тревожься, Кэти. Постарайся зайти к нам завтра после школы, если сможешь.

— Завтра к этому времени ты будешь жив?

— Да, — ответил он одними губами.

Но в его глазах я прочла нечто совсем другое. Он был готов на все ради того, чтобы уничтожить своего врага. И ясно было, что собственная безопасность его ничуть при этом не беспокоила.

— Мне неприятно оставлять тебя вот так, — сказал Винсент, привлекая меня к себе и осторожно касаясь губами моих губ.

Каждое соприкосновение с его телом вызывало во мне взрывы огненных искр. «Интересно, а опасность — это афродизиак?» — с любопытством подумала я. Но вслух говорить ничего не стала, только обняла Винсента и ответила на его поцелуй.

Он уж слишком быстро отстранился.

— Мне нужно идти.

— Я знаю. Спокойной ночи, Винсент. Пожалуйста, побереги себя.

— Спокойной ночи, mon ange.

Я тихонько постучала в дверь спальни Джорджии. Через секунду дверь резко распахнулась, в проеме возникла моя сестра, выглядевшая как настоящая фурия.

— Какого черта тебе нужно? — прорычала она, впуская меня в комнату и с шумом захлопывая дверь за моей спиной.

Я пристроилась на краю ее кровати, а она упала животом вниз на пол, на пушистый белый ковер, и уставилась на меня.

— Мне очень жаль, что Винсент смутил тебя перед Папи и Мами. Но из того, что он мне рассказал, ясно, что Люсьен — действительно поганая компания.

Джорджия почти прошипела:

— Ах, вот как? И что именно сказал Винсент?

— Сказал, что Люсьен состоит в… ну, в какой-то организации вроде мафии. — Я попыталась вспомнить, как именно в тот вечер в ресторане в Маре Винсент описывал нума. — Что его приятели занимаются самыми разными противозаконными делами.

— Например?

— Проституция, наркотики…

— Ох, дай передохнуть! — Джорджия закатила глаза к потолку. — Ты видела Люсьена. Он — предприниматель. Он владеет барами и клубами по всей Франции. За каким чертом он стал бы ввязываться в такие дела?

Она с отвращением посмотрела на меня.

— Но я не думаю, что Винсент все это выдумал, — заметила я.

— Вот как? — насмешливо бросила Джорджия. — А откуда он знает Люсьена?

— Он не знает, — солгала я. Чего мне совсем не хотелось, так это обсуждать с Джорджией то, как именно были связаны Винсент и Люсьен. — Он просто наслышан о его репутации. — Я немного помолчала, взвешивая, как далеко я могу зайти. — Он сказал, что говорят даже и то, что приятели Люсьена имеют отношение к убийствам.

Джорджия как будто была поражена, но только на мгновение, а потом она встряхнула головой:

— Уверена, что в том мире, в котором вращается Люсьен, творится немало темных делишек. Сама по себе обстановка там такова. Но это совсем не значит, что он связан с убийцами… Извини, но я в это просто не верю.

— Хорошо, — кивнула я, — ты и не обязана в это верить. Но ты собираешься снова с ним встретиться?

— Кэти, да мы с ним едва знакомы! Тут нет ничего серьезного. Мы и виделись-то лишь на публике. Я уверена, он кому-то назначает свидания, и я вообще-то тоже. Ничего серьезного!

— Ну, а если между вами ничего такого нет и если есть хоть небольшое подозрение в том, что он — человек плохой, то почему бы тебе просто… ну, понимаешь… перестать с ним видеться? Пожалуйста, Джорджия! Я не хочу тревожиться из-за тебя.

Слыша мой умоляющий голос, сестра как будто заколебалась на долю секунды, но тут же на ее хорошеньком лице появилось упрямое выражение.

— Я не обязана с ним встречаться. Но я собираюсь с ним встретиться! Я не верю ни слову из того, что наговорил о нем Винсент. И вообще, с какой стати ты и твой новый дружок вмешиваетесь в мою личную жизнь?

Я знала, что не могу сказать то, что заставило бы Джорджию передумать. Да и как бы я это сказала? «Мой друг ненавидит твоего потому, что Винсент — хороший зомби, а Люсьен — плохой зомби»? Я могла только надеяться, что сестра потеряет интерес к Люсьену раньше, чем случится что-нибудь дурное.

А сестра уже разозлилась не на шутку. Едва заметные веснушки, рассыпанные по ее лицу, начинали превращаться в гневные красные пятна. Я хорошо знала Джорджию, и знала, что, когда она доходит до такого состояния, доводы разума перестают на нее действовать. Я начала сползать с кровати, но тут Джорджия резко вскочила и толкнула меня к двери. Открыв ее, она ткнула пальцем в коридор.

— Уходи!

33

На следующее утро Джорджия умчалась в школу еще до того, как я вышла к завтраку. Папи, выглянув из-за газеты, устало спросил:

— Вы, девочки, начали Четвертую мировую войну, да? Или это уже Пятая?

В перерывах между уроками я не видела сестру, а после занятий она просто исчезла. Джорджия явно избегала меня, и мне это причиняло боль. Но я знала, что поступила правильно, предупредив ее насчет Люсьена. Винсент сказал, что с ней, может, ничего и не случиться. Но при данных обстоятельствах слово «может» звучало для меня слишком оптимистично.

Я по дороге домой завернула к Жан-Батисту, с улицы отправила Винсенту сообщение, и калитка была уже открыта в тот момент, когда я к ней подошла. Винсент ждал меня, и на его лице была написана такая же тревога, как накануне вечером, когда мы расставались.

— Есть новости? — спросила я, подходя к его комнате.

— Нет.

Он обогнал меня на шаг и открыл дверь, а сам отступил в сторону, вежливо пропуская меня вперед. «Есть свои преимущества в том, чтобы встречаться с юношей из другой эпохи», — подумала я. Хотя я и верю всем сердцем в равенство полов, все же рыцарское поведение ценю высоко.

— Мы всю ночь провели в поисках. Но выглядит все так, словно все нума в городе разом взяли и исчезли. Мы обошли все бары и рестораны, в которых они бывают, но там были только люди… и никаких следов нума.

— Это может означать реальную опасность, так, да?

Я попыталась вообразить, что может получиться из противостояния добрых и злых ревенантов. Неумирающих, носящихся с мечами прямо между перепуганными посетителями какого-нибудь бара…

— Опасность возникла бы, если бы они были там. Но прямо на глазах у людей они вряд ли решились бы напасть на нас.

Я подумала об Эмброузе, которого ударили ножом всего в нескольких футах от целой толпы людей, и заподозрила, что Винсент просто хочет меня успокоить.

— Но мы не нашли даже того, у кого можно было бы спросить… У нума нет какой-то постоянной резиденции, как у нас. Так что просто невозможно выяснить, где они прячутся.

— А как Шарлотта себя чувствует? — спросила я.

— Не слишком хорошо, — ответил Винсент. — Она сейчас ушла вместе с другими на поиски.

— А ты почему не с ними?

— Сегодня у меня «большая ночь». И я уже чувствую себя слабым. От меня не будет проку, если мы действительно на что-то наткнемся.

— И когда начинается… ну, твоя бездеятельность? — спросила я.

— Ночью, в течение ночи. В те вечера, когда начинается период бездеятельности, я обычно допоздна смотрю кино и поглощаю калории, потому что больше ни на что не гожусь. Как и все мы.

Винсент махнул рукой в сторону кофейного столика, на котором стояли чайный прибор и тарелки с разнообразными миниатюрными печеньями и пирожными.

Я насмешливо посмотрела на него:

— Жанна испекла?

— А кто же еще? — хихикнул Винсент. — Каждый раз, когда кто-то из нас выпадает из реальности, она устраивает вот такой королевский пир.

— Вот и хорошо, — сказала я, вскидывая голову и устраиваясь на диване с намерением разделаться с маленькими шоколадными эклерами. — А где телевизор?

— Ох, я его смотрю в нашей кинокомнате. Эмброуз просто помешан на кино, и он убедил Жан-Батиста устроить нам тут настоящий кинотеатр. Он в подвале, рядом со спортивным залом.

— Очень интересно было бы посмотреть, — решила я.

— Думаю, там внизу найдется парочка твоих любимых фильмов. Мы даже можем заказать пиццу и заодно поужинать. Чем не свидание?

— Самое настоящее свидание! Я согласна! — пискнула я, но тут же, чтобы скрыть свой энтузиазм, продолжила: — Но конечно, если ты не будешь скучной компанией. А иначе лучше я просижу всю ночь здесь, глядя в твои глаза вместо экрана.

Винсент немного помолчал, подозрительно всматриваясь в меня, потом, усмехнувшись, спросил:

— Сарказм, да?

— Да. — Я рассмеялась. — А ты быстро соображаешь для такого старичка.

— Проклятие, а я-то думал, что нашел, наконец, настоящую романтику! — пошутил Винсент, потом слегка замялся и посерьезнел. — Кстати о скучной компании… ты не прочь поговорить о том, что мы будем делать, пока я буду спать?

— Ничуть не против, — ответила я, пытаясь угадать, что последует за этими странными словами.

— Завтра я буду мертв умом и телом. И я бы предпочел, чтобы ты меня не видела, когда я не в состоянии буду с тобой общаться. Но начиная с утра пятницы, мой ум начнет функционировать. Вот я и хотел спросить… тебе не покажется, что я за тобой слежу, если… если я навещу тебя… в виде воланта, парящего?

— Хм… Знаешь, это самое необычное предложение, какое только мне приходилось слышать, — рассмеялась я. — Даже не знаю… а ты сможешь как-то дать мне знать, что ты там? Ну, например, написать призрачное сообщение? Или заставить мою авторучку двигаться?

Винсент покачал головой.

— Только если приду с кем-то таким, кто может меня слышать, вроде Шарлотты или Юла.

Подумав о вечном беспорядке в моей спальне, которого, как я понадеялась, Винсент еще не увидел втайне от меня, паря вокруг, я возразила:

— Но разве тебе не нужно будет ходить с кем-нибудь в дозоры?

Винсент улыбнулся, и в уголках его глаз собрались тонкие усталые морщинки.

— Да, конечно, если кто-то отправится на обход, я буду с ними. Но мне бы очень хотелось повидать тебя в период бездеятельности.

— Тогда почему бы мне не прийти сюда? — спросила я. — В таком случае кто-нибудь сможет заняться «переводом».

— Если ты не против, это было бы замечательно, — согласился Винсент.

Я заметила, что он оперся одной рукой о диван.

— Эй, с тобой все в порядке? — спросила я.

— Да. Хотя я начинаю слабеть. Пока не очень. — Он глубоко вздохнул и сел рядом со мной. — Значит, завтра у нас выходной, но я был бы рад увидеть тебя в пятницу.

— Договорились. Я приду утром. Поскольку завтра в Штатах День Благодарения, занятий у нас и завтра нет, и в пятницу. Я прихвачу с собой домашнее задание и буду его делать здесь.

Мы заказали пиццу и поуютнее устроились на диване, ожидая, пока ее доставят.

— Ты вчера поговорила с Джорджией? — спросил Винсент.

А я так старательно избегала этой темы, надеясь, что не придется рассказывать Винсенту о своем поражении!

— Мы и не говорили толком, — ответила я.

— А что случилось?

— Видишь ли, я ей не сказала, что ты знаешь Люсьена. Я побоялась, что она может передать это ему. Я просто попыталась объяснить, что тебе известна его репутация и что Люсьен и его приятели замешаны в определенного рода преступлениях. Но она мне не поверила. И заявила, чтобы мы с тобой не совали нос в ее дела.

— Ты расстроилась, — сказал Винсент, обнимая меня.

— Да. Расстроилась… не из-за того, что мы с Джорджией поссорились. В этом как раз нет ничего необычного. Я расстроилась, потому что боюсь за нее. Она мне сказала, что с Люсьеном виделась просто от случая к случаю. Но я все равно беспокоюсь.

— Ты сделала все, что могла, — попытался утешить меня Винсент. — Ты не можешь постоянно присматривать за своей сестрой. Постарайся просто выбросить все это из головы.

«Легче сказать, чем сделать», — мысленно усмехнулась я.

Когда привезли пиццу, мы спустились вниз, в кинозал, и устроились на здоровенном старом кожаном диване, чтобы посмотреть «Завтрак у Тиффани», диск который Винсент отыскал в их огромной коллекции. Сидя там, в темной комнате, пережевывая ломтики пиццы с грибами и пармезаном, я впервые почувствовала, что мы с Винсентом занимаемся чем-то таким, чем могла бы заниматься самая обычная пара настоящих людей… ну, если, конечно, забыть о том, что должно было произойти с Винсентом после полуночи.

Я ушла около девяти часов. Винсент настоял на том, чтобы проводить меня до дома, и мы неторопливо зашагали по темнеющим парижским улицам. Винсент выглядел слабым, как самый настоящий восьмидесятилетний старец. Трудно было поверить, что это тот самый юноша, который совсем недавно, несколько дней назад, размахивал мечом весом с диван. Когда мы дошли до нашей двери, он нежно поцеловал меня и повернулся, чтобы уйти.

— Будь осторожен, — сказала я, не зная, положено ли говорить «до свидания» тому, кто намерен следующие три дня провести в состоянии трупа. Винсент подмигнул и послал мне воздушный поцелуй, а потом повернул за угол — и исчез.

34

Мами спросила нас, хотим ли мы устроить традиционный обед, как полагается в День Благодарения, но ни мне, ни Джорджии этого не хотелось. Все американское напоминало мне о доме. А дом напоминал о родителях. Я спросила Мами, нельзя ли провести этот день как все остальные, и она согласилась.

Поэтому я провела День Благодарения в постели с книгой, стараясь не думать о своем друге, который тоже лежал в постели в нескольких кварталах от меня, только мертвый.

Утром в пятницу я совершила пятиминутную прогулку от своего дома до дома Жан-Батиста. Стоя перед массивными воротами, я набрала цифровой код, который прислал мне Винсент, и подождала, пока калитка откроется.

Подойдя к парадной двери, я остановилась, не зная, нужно ли постучать или можно просто войти. Но как только я подняла руку, дверь открылась, и передо мной появился Гаспар, нервно потиравший руки.

— Мадемуазель Кэти, — заговорил он, нервно потирая руки, — Винсент меня предупредил, что вы придете. Прошу, входите, входите.

— Есть какие-нибудь новости? — спросила я.

— К сожалению, нет, — ответил Гаспар. — Идем в кухню. Винсент мне говорит, чтобы я спросил, не хочешь ли ты кофе.

— Нет-нет, я только что позавтракала. Все в порядке.

— А, ну ладно. Винсент говорит, если ты хочешь пойти в его комнату, он готов помочь тебе с… триг? — Гаспар явно чего-то не понимал.

— С тригонометрией, — засмеялась я. И добавила, глядя в воздух: — Спасибо, Винсент, но я оставила учебник дома. Так что можешь заглядывать мне через плечо, когда я буду заниматься английской литературой и историей Европы.

Гаспар немножко нервно захихикал:

— Винсент говорит, что это я должен бы помочь тебе в этом. Ну да, по правде говоря, я видел довольно много исторических событий. Только мне не хочется надоедать тебе своими сказками.

Видно было, что помощь подростку в изучении истории была последним занятием, на которое Гаспару хотелось бы потратить это утро. Я вежливо отклонила его предложение, и он облегченно вздохнул.

— Шарлотты сейчас нет, но, как только она вернется, я ей скажу, что ты здесь, — заявил Гаспар, оставляя меня перед комнатой Винсента.

— Спасибо, — поблагодарила я.

Комната Винсента выглядела точно так же, как в тот раз, когда я увидела ее впервые. Занавески на окнах плотно задернуты. Огонь в камине погас. И холодный Винсент точно так же лежал на кровати. Я вздрогнула, увидев его неподвижное тело за прозрачным пологом.

Закрыв за собой дверь, я положила сумку на диван и подошла к кровати. Винсент был абсолютно неподвижен. В нем не было ни малейших признаков жизни. Меня поразило то, насколько он отличался от человека, погруженного в естественный сон, когда равномерно вздымается грудь, губы чуть заметно шевелятся при дыхании… Отодвинув в сторону полог, я осторожно села на край кровати и всмотрелась в Винсента; даже в смерти он был прекрасен.

— Вообще-то я себя чувствую немного глупо, разговаривая с тобой вот так, — сказала я, обращаясь к пустой комнате. — Такое ощущение, что ты вот-вот выскочишь из шкафа и повеселишься над тем, как меня одурачил.

В комнате царила тишина.

Немного поколебавшись, я все же медленно провела пальцами по его холодной руке, стараясь не вздрогнуть от ощущения нечеловечности его кожи. Потом еще более медленно наклонилась и большим пальцем потрогала его губы. Кожа была холодной, но мягкой, и меня пробрало дрожью, когда кончик моего пальца обвел безупречную линию рта Винсента. Осмелев, я ладонью погладила густые волнистые волосы, а потом прикоснулась к его губам губами. Но я ничего не почувствовала. Винсента здесь не было.

— Я пользуюсь ситуацией, — шепотом сообщила я, гадая, может ли он меня слышать, — потому что ты ведь сейчас не можешь возразить, так?

Хотя в спальне было по-прежнему тихо, мной завладело странное чувство — как будто кто-то пишет на доске, скрытой в моем уме… И это было очень трудное занятие. Как будто нужно было передвинуть нечто невероятно тяжелое. А потом в моей голове медленно возникли два слова: «Я твой».

— Винсент, это ты? — спросила я, потрясенная до глубины души.

Мое тело как будто превратилось в рождественскую елку, на которой разом загорелись миллионы огоньков.

— Ладно, если это ты, ты меня ошеломил. Но все равно, это здорово. А если это был не ты, тогда, должно быть, я окончательно свихнулась от того, что встречаюсь с покойником. Так что спасибо за испытание моего здравомыслия.

Я пыталась произнести это язвительно, но мне это не удалось, потому что я продолжала дрожать с головы до ног.

Я вполне явственно ощутила, как по комнате прокатилась волна веселья, но она была такой слабой, что я решила, что просто все выдумала.

— Теперь ты превращаешь меня в параноика, — заявила я. — И пока я не принялась изображать из себя Жанну д’Арк и слышать голоса, займусь-ка я лучше домашней работой по истории.

Тишина.

Оставив полог раздвинутым, чтобы видеть Винсента, я вернулась к дивану, достала книги из своей сумки и выложила их на кофейный столик.

И только тогда я заметила конверт, лежавший на тумбочке у кровати Винсента. На нем безупречным почерком Винсента было написано мое имя, и я поспешила извлечь из него лист плотной бумаги. В нижней части листа, по центру, красовались инициалы Винсента, окруженные виноградными листьями. Я начала читать.

«Кэти!

Мне не всегда удается наилучшим образом выразить свое отношение к тебе, так что я пользуюсь преимуществом момента, я ведь ни за что не смогу отвечать, когда ты это прочтешь, а следовательно, не смогу и все запутать.

Я хочу поблагодарить тебя за то, что ты дала мне шанс. Когда я впервые тебя увидел, я сразу понял, что нашел нечто невероятное. И с тех пор мне хотелось только одного — быть рядом с тобой как можно больше.

Когда я подумал, что потерял тебя, я разрывался между желанием вернуть тебя — и желанием сделать так, как будет лучше для тебя самой, я хотел, чтобы ты была счастлива. Но видя, как ты была несчастна в те недели, когда мы расстались, я набрался храбрости бороться за нас… найти какой-то способ все уладить. И когда я увидел твое счастье в те дни, когда мы вернулись друг к другу, я решил, что поступил правильно.

Я не могу обещать тебе простой жизни, Кэти. Мне хотелось бы превратиться в обычного человека и всегда быть рядом с тобой, не пугая тебя особенностями моего существования как „бродячего мертвеца“. Но поскольку это невозможно, я могу лишь заверить тебя, что сделаю все, что в моих силах, чтобы облегчить жизнь для тебя и дать тебе больше, чем мог бы дать обычный человек. Я пока представления не имею, как это сделать, но я надеюсь с этим разобраться. Вместе с тобой.

Спасибо, что пришла сюда, моя красавица. Мой ангел. Моя Кэти.

Всегда твой — Винсент».

Ну и что бы вы сделали, получив такое невероятно романтическое письмо — единственное любовное письмо в моей жизни, если уж на то пошло?

Я подошла к высокой кровати, взобралась на нее и уселась рядом с телом Винсента. Обхватив теплыми ладонями его холодное лицо, погладив темные волосы, я разревелась.

Я плакала о всех потерях моей предыдущей жизни. Я оплакивала ушедшие в прошлое дни, когда я просыпалась в своей прежней комнате, спускалась по лестнице — и видела маму и отца, сидевших за столом и ждавших меня к завтраку. Я плакала потому, что никогда больше не могла их увидеть и моя жизнь уже никогда не стала бы прежней.

И я думала о том, что после всех тяжких бед я нашла того, кто меня любит. Он не сказал этого, но я видела все в его глазах, я прочла это в его письме. Мой привычный мир исчез, исчез без следа. Но у меня все равно был шанс на счастье, пусть и в совершенно новом мире. Наверное, лучше было бы сказать — счастье в фантастическом фильме или даже в фильме ужасов, но тем не менее именно в этом мире я могла найти нежность, дружбу, любовь.

И хотя я все еще тосковала по прежней жизни, я знала, что мне дан второй шанс. И скрывался он именно здесь, висел перед моими глазами, как созревший фрукт. Мне только и нужно было, что протянуть руку и сорвать его. Но сначала мне необходимо было отпустить то, что я сжимала в руках до боли в пальцах: мое прошлое.

Мне предлагалась новая жизнь, в обмен на старую. И это ощущалось как некий дар. И я раскрыла руки навстречу ему. А потом плакала до тех пор, пока мои распухшие глаза не закрылись сами собой. И я заснула.

Когда через час я проснулась, в первые секунды я не могла понять, где нахожусь. А потом почувствовала рядом с собой холодное тело Винсента, и меня вдруг охватило чувство бесконечного покоя, и я вдруг стала намного сильнее, чем прежде.

Я услышала какой-то шум и, повернувшись, увидела, что в комнату заглядывает Шарлотта.

— Я уже заходила, но ты спала. Как ты, окончательно проснулась?

— Да, — кивнула я, садясь и соскальзывая с кровати.

— А, хорошо. — Шарлотта вошла в комнату и закрыла дверь. — Ты плакала, — сказала она, поцеловав меня в обе щеки.

Я не стала возражать.

— Ничего, уже все в порядке. Но ты и сама что-то не слишком бодро выглядишь.

Постоянное внутреннее сияние Шарлотты угасло, казалось, жизнь едва искрится в ней перед тем, как полностью угаснуть. Шарлотта выглядела печальной и изможденной.

— Это из-за Шарля, — сказала она.

— По-прежнему никаких вестей? — спросила я и потянула ее за руку, чтобы она села рядом со мной на диван.

Шарлотта безнадежно покачала головой:

— Я уже миллион раз пыталась до него дозвониться. Послала ему несколько десятков сообщений. Мы наблюдаем за всеми теми местами, где бывают нума, мы платим стукачам, мы даже обшарили старые склады, где, как мы подумали, они могли его спрятать. И так ничего и не нашли.

— Мне очень жаль… — Не зная, что еще можно сказать, я погладила Шарлотту по плечу.

— Он мой близнец, Кэти! Мы никогда не расставались, кроме периодов бездеятельности. У меня такое чувство, будто я потеряла половину самой себя. И я очень боюсь за него.

Я кивнула.

— Да, Винсент говорил мне о своих подозрениях.

— Я просто ничего не понимаю, — прошептала Шарлотта.

Она наклонилась ко мне, и я обняла ее хрупкое тело и прижала к себе.

— Винсент нас покидал ненадолго, но теперь говорит, что хотел бы поучаствовать в разговоре.

— Ладно, — согласилась я.

Шарлотта кивнула, послушала — и ее глаза наполнились слезами.

— Что он сказал? — спросила я.

— Он сказал: «Мы здесь все — потерянные души. И хорошо, что мы сумели найти друг друга».

«Винсент прав, — подумала я. — И хотя я сама не ревенант, я это тоже чувствую».

Я достала из сумки с книгами пачку салфеток «Клинекс» и дала одну Шарлотте.

Она промокнула мокрые глаза, а потом удивленно посмотрела на меня.

— Винсент говорит, что он сегодня утром говорил с тобой и что ты его слышала!

— А, так мне это не почудилось! — изумленно воскликнула я. — Спроси, что он сказал?

— Говорит, что сказал «Я твой».

— Точно!

Я спрыгнула с дивана и уставилась на тело Винсента, и только потом сообразила, что в теле его нет.

— Но как такое возможно? — спросила я Шарлотту. — Он ведь мне объяснял, что ревенанты могут общаться только между собой, когда они находятся в состоянии парящих.

Шарлотта снова немного послушала, потом ответила:

— Винсент говорит, он после того изучал вопрос. В старых документах говорится, что такие случаи очень редки, но иногда это бывает, если человек и ревенант много лет провели вместе. Но из «таких» я знаю одну только Женевьеву. И ее муж чувствует, что ей нужно, но ее слов на самом деле не слышит.

— Но мы-то вместе несколько недель, а не лет! — с сомнением произнесла я. — Как же это могло получиться?

— Винсент говорит, что понятия не имеет, но хочет еще раз попробовать, — взволнованно сказала Шарлотта.

— Отлично, — кивнула я, направляясь к кровати.

— Нет, иди сюда, — окликнула меня Шарлотта. — Если ты будешь смотреть на его тело, тебя это только отвлечет. Он говорит, что ты должна закрыть глаза и выбросить из головы все мысли. Как ты это делаешь в музее.

Я улыбнулась, вспомнив тот транс, в который впала в музее Пикассо, когда Винсент меня там заметил. Я закрыла глаза и стала дышать медленно, равномерно, позволив царившему в комнате покою проникнуть в меня. Постепенно я почувствовала то же, что недавно. Как будто кто-то пытается писать буквы в моем уме.

— Что ты слышишь? — тихо спросила Шарлотта.

— Я ничего пока не слышу. Это больше похоже на… как будто я вижу, что кто-то пишет буквы. Слова.

— Он говорит, что пытается визуализировать. Перестань пользоваться внутренним зрением, включи внутренний слух. Как будто прислушиваешься к музыке, которая доносится откуда-то издали. Постарайся ее услышать, уловить мелодию.

Я сосредоточилась — и начала слышать нечто вроде свистящего шума и треска, похожего на свист ветра в листве деревьев или на звуки статического электричества.

— Он говорит, не надо так сильно напрягаться, просто расслабься, — сказала Шарлотта.

Я расслабилась — и треск статики превратился в шорох, похожий на шуршание пластикового пакета на ветру. И тут я расслышала…

«Мост Искусств».

— Мост Искусств? — повторила я вслух.

— Ты говоришь о мосте через Сену? — растерянно произнесла Шарлотта, а потом кивнула. — Винсент говорит, что там произошло какое-то очень важное событие.

Я засмеялась:

— Ну… да. Мы там в первый раз поцеловались.

Глаза Шарлотты вспыхнули:

— Ох, боже… Я всегда знала, что Винсент станет ужасно романтичным, как только найдет подходящую особу. — Она откинулась на спинку дивана и прижала ладони к сердцу. — Как тебе повезло, Кэти!

Мы еще полчаса тренировались в передаче сообщений между живыми и неумирающими, и Шарлотта то и дело разражалась хохотом при моих бестолковых попытках ответить на глупые упражнения Винсента.

— Прочь… прочь от огурцов? — переспрашивала я в растерянности.

— Нет, ночь живых мертвецов! — стонала она от смеха.

Наконец я уже стала большую часть фраз разбирать правильно, хотя все равно не слышала голоса, произносящего их. Все это выглядело так, будто слова выскакивали из какого-то синего тумана и я пыталась их прочесть. И только по одному слову за раз.

— А не пора пообедать? — спросила я наконец.

— Точно! Самое время! И Винсент говорит, что пора сделать перерыв, да и Жанна давно нас ждет.

Когда мы явились в кухню, Юл и Эмброуз уже усердно занимались жареными цыплятами и рыбой, а Жанна сидела рядом с ними, внимательно слушая краткий рассказ об их утренней поисковой миссии. Увидев нас с Шарлоттой, она сразу вскочила и показала на приборы, уже приготовленные для нас.

— Эй, ребята, Винсент может разговаривать с Кэти! Представляете? В состоянии воланта! — с довольным видом сообщила Шарлотта.

Все замерли и уставились на меня, но через секунду Жанна опомнилась и заявила:

— А я ничуть не удивлена. Я вам всегда говорила, что ощущаю, когда вы тут летаете вокруг меня в этом вашем состоянии волантов. Да я могу даже сказать, который из вас здесь! Но вы же мне не верили!

— Это невозможно! — изумленно воскликнул Эмброуз и повторил то же самое, глядя в воздух: — Невозможно, Винсент!

— Нет, нельзя сказать, что абсолютно невозможно, — возразил Юл. — Винсент мне рассказывал, что он изучал записи Гаспара о примерах взаимоотношений людей и ревенантов и нашел там несколько примеров подобной связи.

— Это я знаю, — сказал Эмброуз. — Он и мне рассказывал. Но там же в основном упомянуты несущественные слухи… просто всякие странные истории.

Я с удивлением спросила:

— И что же это за «несущественные слухи»? Что-то такое, что мне следовало бы знать?

Эмброуз сунул в рот жареного малька и стал его жевать с хитрой улыбкой.

— Но ты ведь знаешь, что такое все эти сказки о призраках, Кэти, разные истории, которые рассказывают старые тетки, ты их множество слышала… а теперь припомни: во всех них есть капелька чего-то настоящего. Так что радуйся, что не натолкнулась на вампиров. — Он сунул в рот еще одну рыбешку, а потом встал, демонстративно потянулся, играя своими замечательными мышцами, и сказал: — Юл… не хочешь выйти поговорить где-нибудь?

Юл вытер губы салфеткой и тоже встал, прихватив свою тарелку, которую отнес в мойку.

— Спасибо, Жанна! Невероятно вкусно, как всегда! — Жанна просияла улыбкой. — Винсент, идешь с нами?

«Будешь тосковать без меня?» — выпрыгнули слова в моей голове.

— Нет, иди с мальчиками. Им, похоже, постоянно нужна нянька, — с усмешкой ответила я.

— Нет, не может быть… он опять говорил с тобой? — разинув рот, спросил Эмброуз.

Я кивнула и улыбнулась.

— Повезло некоторым, — сказал мне Юл, наклоняясь, чтобы поцеловать меня. — Чего бы я только не отдал, чтобы забраться в твою голову!

И вместо обычного поцелуя почти без прикосновения он на этот раз по-настоящему нежно поцеловал меня в щеку.

— Юл! — вскрикнула я, чувствуя, что краснею.

Он выпрямился, глядя в пространство, и вскинул обе руки, как будто защищаясь:

— Ладно, ладно, приятель! Все, я сдаюсь! Просто, видишь ли, я не привык к тому, чтобы в нашем доме бывали хорошенькие живые. Это ведь не часто случается. Собственно, такого вообще никогда не было. — Он повернулся, чтобы уйти, потом оглянулся на меня через плечо. — Пока, Кэти, и не забывай… я всегда под рукой в ближайшую пару дней, пока Винсент недостижим.

Он подмигнул. Я уже пылала и поспешила отвернуться, старательно не глядя на Юла, выходившего из кухни.

— Чего это он вдруг? — удивленно спросила Шарлотта.

— Честно говоря, понятия не имею, — простонала я.

35

— Останешься на ужин? — спросила Жанна, когда мы с Шарлоттой выходили из кухни.

— Вообще-то я об этом не думала, но было бы приятно еще раз увидеть Винсента… я хочу сказать, услышать Винсента… — Я помолчала, качая головой, поскольку собственные слова показались мне странными. — Когда он вернется. Да, останусь, спасибо!

Жанна кивнула с довольным видом и вернулась к своим хлопотам. Мы с Шарлоттой пошли по коридору.

— Я хочу позаниматься, Шарлотта, — сказала я, открывая дверь в комнату Винсента.

— Хорошо, — беспечно откликнулась она. — Но вообще-то это очень отвлекает — когда вокруг болтается какой-нибудь умерший парень, и, если тебя это достанет, можешь пойти в библиотеку наверху. Или в мою комнату. Я буду тренироваться в подвале.

— Ты тоже владеешь оружием?

Шарлотта горделиво кивнула и сказала:

— Конечно, у парней мускулы побольше моих, зато я двигаюсь быстрее, и, хотя я не могу махать мечом так же хорошо, как остальные, я неплохо владею карате.

— Уау! Уважаю! — воскликнула я.

— Хочешь пойти со мной? — спросила она.

— Нет-нет. Я позанимаюсь в комнате Винсента. Мне вроде как спокойнее, когда он рядом, — сказала я. — Даже если он… если его нет рядом. Кстати, вспомнила. Он ведь не может быть одновременно в двух местах, нет?

— Нет, он не может шпионить за тобой, если уж отправился на прогулку вместе с парнями. Впрочем, он может от них сбежать и вернуться домой. Но он этого не сделает.

Шарлотта сжала мою руку, промчалась по коридору и исчезла на лестнице.

Я позвонила Мами и сказала, что не приду к ужину.

— Джорджия тоже чем-то занята, — ответила бабушка. — Так что, наверное, мы с Папи воспользуемся случаем и поужинаем где-нибудь не дома. Если мы еще не вернемся, когда ты придешь, не жди нас!

Я засмеялась, услышав ее девчоночий тон.

День я потратила на изучение событий Первой мировой войны, которые теперь казались мне куда более интересными, потому что я лично знала кое-кого, сражавшегося в те дни. Время летело быстро; потом я перешла к английской литературе, которая, должна признать, была скорее удовольствием, чем работой.

И то, что тело Винсента лежало в нескольких футах от меня, ничуть мне не мешало. Скорее успокаивало. Когда я на мгновение об этом задумалась, меня в очередной раз поразила эта мысль: что я, сирота, оторванная от своих корней и вынужденная жить в чужой стране, наконец-то почувствовала себя дома. У очага.

Дочитав главу о писателях Викторианской эпохи, я услышала звон телефона Винсента, доносившийся со стороны кровати. «Как странно!» — подумала я. Ведь все, кто знал Винсента достаточно хорошо, чтобы звонить ему, были в курсе того, что он сейчас должен быть бездеятельным. Я пошла на звук, открыла ящик тумбочки у кровати и откинула крышку. На дисплее светилось: «ШАРЛЬ».

Мое сердце бешено заколотилось, когда я нажала кнопку ответа.

— Шарль? Это Кэти! Что с тобой? Где ты? Тебя все ищут!

Из трубки донеслось всхлипывание.

— Винсент там?

— Нет. Он в бездействии. Где ты?

— Он в бездействии, — вслух повторил Шарль, и тут же его голос перешел в прерывистый стон. Потом Шарль продолжил очень тихо: — Послушай… передай «моим», что мне очень жаль. Я не хотел, чтобы вот так случилось…

Его перебил металлический звук лезвия, выдергиваемого из ножен. И стук, когда телефон упал на пол, а потом — тишина…

— Ох, боже… Шарль! Шарль! — закричала я в трубку и тут же услышала низкий голос, ровный, как ледяное поле:

— Скажи Жан-Батисту, что, если ему нужно тело Шарля, придется ему самому прийти и забрать его.

— Что вы с ним сделали?! — завизжала я, и от ужаса мой голос прыгал и прерывался.

— Мы будем ждать его в катакомбах. Не придет, — значит, в полночь юный Шарль превратится в дым.

Трубка замолкла.

Дверь в комнату распахнулась, Шарлотта ворвалась внутрь с безумным видом:

— Что? Что случилось?

— Ох, Шарлотта… — Я почувствовала, как кровь отливает от моего лица, когда я протягивала ей трубку. — Позвони ребятам. Скажи, чтобы немедленно возвращались домой.

— Это насчет Шарля? — спросила Шарлотта, начиная дрожать с головы до ног.

Я молча кивнула.

Шарлотта быстро набрала номер:

— Юл, возвращайтесь немедленно! Есть вести о Шарле. — Она отключилась и сказала: — Они уже почти здесь. Вот-вот придут. Кэти… — Шарлотта всмотрелась в мое лицо в поисках повода к надежде. Но у меня таких поводов не было… — Он мертв, — сказала она.

Это было утверждение, а не вопрос.

— Да.

— И он у нума?

— Да.

Шарлотта опустилась на пол и прижала колени к груди. По ее побелевшим щекам потекли слезы. Я опустилась на колени рядом с ней и обняла за плечи, и как раз в это мгновение дверь снова распахнулась, появились Юл и Эмброуз.

— Что случилось? — спросил Юл, приседая перед Шарлоттой.

— Спроси Кэти, — всхлипнула она. — Ох, Эмброуз…

Она протянула руки к парню, сидевшему на корточках перед ней. Он тут же уселся на пол и крепко обнял ее, прижав к себе.

Я впервые увидела, что они прикоснулись друг к другу, и, несмотря на все потрясение, у меня что-то щелкнуло в уме. Между Шарлоттой и Эмброузом было что-то такое… Он обращался с ней так бережно, словно она могла сломаться. А она рыдала в его объятиях.

Значит, это именно Эмброуз был ее безответной любовью, о которой Шарлотта упомянула, когда мы разговаривали у реки. Тот самый, кто «не чувствует к ней того же самого». Она тогда говорила не о каком-то человеке. Она говорила об Эмброузе. Я только теперь это поняла.

— Кэти? — окликнул меня Юл, вырывая из задумчивости.

— Шарль позвонил на номер Винсента, — сказала я. — И спросил Винсента, а когда я объяснила, что тот в бездействии, попросил передать всем вам, что ему очень жаль. Он не хотел, чтобы все случилось именно так. А потом… ну, там как будто меч достали из ножен…

Шарлотта громко вскрикнула, и Эмброуз крепче обнял ее.

— Потом трубку взял кто-то другой и сказал, что, если вам нужно тело Шарля, вы должны до полуночи прийти за ним в катакомбы.

— В катакомбы?! — недоверчиво повторил Юл, глядя на Эмброуза.

— Надо же… А мы где только их не искали. — Голос Эмброуза звучал напряженно от бешенства. Шарлотта заплакала громче. — Тише, тише, — прошептал ей Эмброуз, наклоняя голову так, что его щека коснулась щеки Шарлотты. — Все будет хорошо.

— Винсент говорит, мы должны поскорее сообщить Жан-Батисту и Гаспару, — сказал Юл.

В ту самую секунду, когда я ощутила, что Винсент находится здесь, в комнате, я услышала слова: «Я здесь. Все хорошо».

Я облегченно вздохнула от того, что он рядом.

Когда мы все вместе поднялись наверх, я увидела Гаспара, выходившего из своей комнаты со словами:

— Хорошо, хорошо, Винсент, я поспешу. Что за паника? — спросил он и тут же, увидев искаженное болью лицо Шарлотты, пробормотал: — Ох, черт… Да. Понял.

Он открыл дверь комнаты, находившейся напротив его спальни, и жестом предложил нам войти.

Мы все ввалились в комнату, выглядевшую так, что ей бы следовало находиться в Версальском дворце. В дальнем ее углу бархатный полог спадал от самого потолка, скрывая за собой кровать. Зеркала и картины украшали стенные панели, а на стене напротив кровати висел гигантский гобелен с вытканной на нем сценой охоты.

Жан-Батист находился в середине комнаты; он сидел за изысканным письменным столом красного дерева и писал что-то чернильной авторучкой.

— Да? — спокойно произнес он и закончил недописанную фразу, прежде чем посмотреть на нас.

Я повторила все то, что уже рассказала остальным несколько минут назад.

— А тот, кто говорил после Шарля, представился? — спросил Жан-Батист.

— Нет, — ответила я.

И заметила, как все осторожно переглянулись.

— Это мог быть Люсьен? — задал очередной вопрос Жан-Батист.

— Я с ним только один раз говорила, в клубе, там очень шумно. Я действительно не знаю.

— Это наверняка ловушка, — сказал Гаспар, нервно переплетая пальцы.

— Разумеется, это ловушка, — согласился Жан-Батист. Он секунду-другую помолчал, потом кивнул и сказал: — Понимаю. — Поднявшись из-за стола и подойдя ближе ко мне, он сказал: — Винсент говорит, что твоя сестра собирается посетить некое сборище, которое Люсьен устраивает сегодня вечером.

Я совсем забыла об этой вечеринке.

— Ох, черт… да, это так! — выдохнула я, бледнея при мысли о той опасности, которая могла угрожать сестре. — Да, он устраивает большую вечеринку где-то рядом с площадью Данфер-Рошро. Какое-то место под названием «Джудэс».

— Данфер? — Эмброуз злобно рассмеялся. — Ну да, теперь ее так называют. Вот только прежде это была площадь Ада. Прямо над входом в катакомбы. Идеальное место для банды демонов, чтобы устроить там свою лавочку.

— Что ж, в этом уж точно есть смысл. В том, что Люсьен и его уроды разбили лагерь прямо среди мертвецов, — добавил Юл. — Там же миллионы старых скелетов под землей. И они наверняка сами добавили туда немало костей.

36

Я однажды уже спускалась в катакомбы, вместе с экскурсией для всех желающих. Катакомбы — это средневековые каменоломни, раскинувшиеся под всем городом, и они переполнены костями людей, умерших в Париже за многие столетия.

Париж стал большим городом полторы тысячи лет назад, и вполне понятно, что уже к семнадцатому веку все маленькие городские кладбища при церквях оказались переполненными. В некоторых документах говорится, что трупы плавали вокруг города, когда Сена разливалась. И наконец, городские власти закрыли все мелкие кладбища, выкопали останки и перенесли их в подземные пещеры под парижскими улицами.

Стены катакомб выложены костями их древних обитателей, из костей созданы разные рисунки и орнаменты, — сердца, кресты и так далее. Это было самое мрачное зрелище, какое только мне приходилось видеть. И подумать только, что находятся люди, добровольно проводящие там свое свободное время… Я содрогнулась, не в состоянии представить себе чудовищ, которых влекли бы подобные места.

— А он сказал, куда именно в катакомбы мы должны прийти? — спросил Жан-Батист. — Туннели тянутся на многие мили.

Я отрицательно качнула головой.

Гаспар вышел из комнаты и почти сразу вернулся, неся толстый рулон пергаментной бумаги.

— Вот карта городских коллекторов и катакомб, — сказал он.

— Отлично, — кивнул Юл. — Если Люсьен хочет, чтобы мы встретились с ним в катакомбах, когда он устраивает большую вечеринку, то, полагаю, в одном из его собственных клубов есть вход туда. В подвалах почти всех домов вокруг той площади есть спуски в катакомбы. Так что кому-то из нас нужно будет присмотреть за этим.

— Я тоже хочу пойти, — сказала я.

Все разом умолкли и изумленно уставились на меня.

— Зачем это? — спросил Жан-Батист.

— Моя сестра в опасности. — От волнения у меня надломился голос.

Юл осторожно обнял меня за плечи:

— Кэти, твоей сестре ничего не грозит. Люсьен и его банда нынче ночью охотятся за дичью покрупнее. Они только о том и будут думать, как им уничтожить нас. Так что какой-то человек — это последнее, что может занимать их мысли.

Эмброуз кивнул.

— И не сочти за обиду, Кэти, только с твоим владением боевыми искусствами ты будешь скорее помехой, чем помощью. — Он посмотрел на Жан-Батиста. — И кстати, мы ведь не можем оставить здесь тело Винсента без охраны, раз уж нума знают о его состоянии.

Жан-Батист бросил задумчивый взгляд на Гаспара и кивнул.

— Я останусь, — сразу согласился Гаспар, после чего расстелил на столе карту.

Все столпились вокруг нее, и каждый добавлял что-то свое при разработке плана.

— Ладно, Жанна уже приготовила ужин, — сказал, наконец, Жан-Батист. — Вам всем следует поесть или хотя бы взять что-то из еды с собой. Для схватки вам понадобится много сил.

Все с мрачным видом потянулись из комнаты. Совещание длилось меньше часа. Но было уже почти девять вечера, и конечный срок быстро приближался.

Юл задержался и вышел из комнаты Жан-Батиста вместе со мной.

— Винсент просит меня поговорить с тобой за него, потому что ваша возможность общения пока ограничена.

Я кивнула.

— Он говорит, что должен отправиться с нами. Нам понадобится его помощь, чтобы отыскать Шарля. И говорит, что просит тебя вернуться к родным… домой… и ждать там.

— Нет, — упрямо бросила я, а потом добавила, обращаясь к воздуху: — Нет, Винсент. Я жутко боюсь за всех вас, и за Джорджию тоже, и я хочу быть здесь, когда вы вернетесь.

Юл прислушался, потом сказал:

— Он согласен, что здесь, с Гаспаром, ты будешь в большей безопасности, чем дома. Но он просит тебя не беспокоиться из-за Джорджии. По крайней мере, не сегодня. Пока она будет оставаться в толпе гостей, ничего не случится. Они просто не станут устраивать драку на глазах у сотни людей.

«Доверься мне», — прозвучало у меня в голове.

— Я тебе верю, — ответила я.

Следующие полчаса выглядели сплошным переполохом, хотя и организованным. Жанна, выставив на кухонный стол огромное количество еды, исчезла в подвале. Я отправилась за ней в спортивно-военный зал и увидела, что она открывает и закрывает дверцы стенных шкафов. Из шкафов Жанна вытаскивала тяжелые сумки для инструментов и, открыв, расставляла на полу, причем действовала она так же уверенно, как хлопоча в кухне над круассанами.

— Чем я могу помочь? — спросила я.

— Ничем. Уже все готово, — ответила Жанна, выволакивая еще одну громадную сумку.

Внутри сумки оказалось множество специальных отделений, выложенных бархатом. И, видя формы и размеры оружия, висящего на стенах, нетрудно было догадаться, для чего предназначен этот футляр.

Первой вниз спустилась Шарлотта и тут же принялась снимать оружие со стен. Выбрав пару мечей, кинжал, какие-то предметы пугающего вида, похожие на летающие звезды ниндзя, и еще что-то, чему я вообще не могла подобрать названия, она уложила все в соответствующие отделения футляра для электрической гитары. Как бы для гитары.

Потом Шарлотта быстро разделась до нижнего белья и начала одеваться по-другому: сначала надела черную, плотно облегающую тело футболку с длинными рукавами, потом черные кожаные штаны, заправив их в высокие кожаные ботинки. Жанна помогла ей застегнуть нечто вроде бронежилета, а поверх всего этого Шарлотта натянула темный свитер на «молнии». К этому был добавлена жилетка из искусственного меха, в карман которой Шарлотта запихнула подшлемник. На этом процесс одевания закончился. Теперь Шарлотта выглядела как великий воин Аттила в женском облике. Устрашающе.

Все эти ее сборы заняли меньше пяти минут, и к тому времени, как Шарлотта была готова, в подвал спустились Эмброуз и Юл. Они тоже начали собирать свое вооружение.

Эмброуз наполнил двойной футляр целым арсеналом, состоявшим из боевых топоров, булав, мечей и прочих предметов пугающего вида. Жанна подала юношам одежду, а потом потерла ладони друг о друга и гордо огляделась по сторонам; она выглядела точь-в-точь как хлопотливая бабушка, собирающая внуков в школу.

— Так, значит, все эти военные штуковины только для того и приготовлены, чтобы сражаться с нума? — спросила я Шарлотту, подошедшую ко мне.

Страх уже начал стискивать мой желудок, как будто внутри у меня затаилась миниатюрная анаконда. Я боялась не за Винсента, потому что не думала, что Люсьен и его банда могут что-то с ним сделать, пока он пребывает в состоянии парящего духа. Но когда я увидела бронежилеты и прочую защитную одежду, я начала осознавать, что мои новые друзья готовы подвергнуть себя смертельной опасности.

— Ну, и кто первым собрался? Как всегда, да? — насмешливо сказала Шарлотта, глядя на Эмброуза и Юла, а потом повернулась ко мне, чтобы ответить на мой вопрос. — Нет, Кэти. Дело не только в нума. Спасать жизни не значит просто бросаться навстречу пулям или выхватывать самоубийц из-под колес поезда. Нам случалось служить и в спецназе, и работать телохранителями, и быть членами антитеррористических отрядов… — Она засмеялась, видя сомнение в моих глазах. — Да, и даже мне приходилось! Не однажды. Просто нужен соответствующий паспорт, косметика и прическа, чтобы выглядеть как должно.

Юл уложил в большую сумку арбалет и стрелы, а потом добавил к ним кинжалы и мечи. Подняв голову и заметив мой взгляд, он игриво подмигнул.

— Но почему вы не пользуетесь простыми пистолетами? — спросила я, совершенно озадаченная их сборами.

— Пользуемся, когда от нас этого ждут, — ответила Шарлотта. — Если сражаемся рядом с людьми, ну, в тех случаях, о которых я сказала… телохранители и так далее. Но пулей не убьешь ревенанта… — Она немного помолчала. — Или кого-то вроде нас.

Прежде чем я успела спросить, кого она подразумевала под «вроде нас», Эмброуз, зашнуровывая тяжелые ботинки с металлическими носками, крикнул:

— А кроме того, Кэти, согласись, что рукопашная схватка намного круче!

И я невольно рассмеялась. Эмброузу явно нравились драки.

— А много раз вам приходилось схватываться с Люсьеном и его бандой? — спросила я.

— И не сосчитать. Это часть вечной битвы, — ответила Шарлотта.

— Ну, если вы все еще здесь, это должно означать, что вы побеждаете?

Никто мне не ответил. Потом молчание нарушил Юл:

— Скажем, так: нас просто обычно бывает намного больше.

Змея внутри меня стиснула мои внутренности так, что я уже почти не могла дышать.

— Но бывает и так, что намного больше как раз их, — громко произнес Жан-Батист, вошедший в зал вместе с Гаспаром.

Шарлотта, Эмброуз и Юл выпрямились как по стройке «смирно», пока Жан-Батист прохаживался мимо них взад-вперед, осматривая их личное снаряжение и футляры с оружием.

— Все как надо, — сказал он, наконец, одобрительно кивая всем троим.

Он вынул из стойки для зонтов две самые обычные на вид трости и бросил одну из них Гаспару. Тот молниеносным движением извлек из трости меч и внимательно осмотрел лезвие.

Они определенно выглядели как настоящая маленькая армия, возглавляемая свирепым генералом. Но поодиночке каждый из них вполне мог сойти за музыканта, собравшегося на джазовый концерт, — ну, если, конечно, их оркестр предпочитал кожаную одежду.

Вся команда вышла через двойную дверь в дальнем конце подвала и поднялась по ступеням в задний двор, где стояли несколько машин, мотоциклов и мотороллеров. Жан-Батист сел в темно-синий седан, а Юл и Шарлотта выбрали внедорожник. Эмброуз погрузил свой багаж на огромный «Дукати» и с ревом запустил мотор мотоцикла.

Когда и все остальные моторы загудели, я крепко прижала руки к груди и стиснула зубы. «Это не моя битва, — твердила я себе. — Это их сражение». Но я все равно чувствовала себя беспомощной… как блондинка в опасности, какой я никогда не хотела бы быть.

Потом я услышала голос Винсента: «Как только мы там закончим, я вернусь к тебе».

— Будь осторожен, — пробормотала я.

«Со мной ничего не может случиться, — прозвучало в моей голове. — Мое тело здесь, с тобой».

— Тогда позаботься об остальных, — сказала я.

«Пока, Кэти, мой ангел!»

Машины дали задний ход и одна за другой плавно развернулись и выехали за ворота, в темную ночь, и исчезли.

37

Гаспар извинился и сказал, что будет в библиотеке, а мы с Жанной снова поднялись наверх, в кухню, не говоря ни слова. Я наблюдала за ней, когда она начала прибирать со стола. Она, должно быть, многое повидала, живя в этом доме… А мне необходимо было отвлечься.

— Расскажи мне о Винсенте.

Жанна заткнула посудное полотенце за фартук.

— Давай-ка я сначала приготовлю тебе кофе, — сказала она. — Если ты собираешься ждать их возвращения, тебе понадобится немало энергии.

— Это было бы замечательно, Жанна. Спасибо. А ты тоже выпьешь?

— Нет, милая. Мне надо возвращаться домой. Меня ждет семья.

«У нее есть семья!» — подумала я, сама не понимая, чему удивилась. Жанна, как и я, делила свое время между живыми и неумирающими. И я впервые ощутила некое родство с ней.

Она поставила на стол передо мной кофе и кувшинчик молока и села рядом.

— Ну… что я могу сказать тебе о Винсенте? — задумчиво начала она. — Видишь ли, мне было шестнадцать, когда я начала помогать моей матери здесь, в этом доме, я вместе с ней стирала и гладила белье. Это было… — Она произвела мысленный подсчет. — Ну да, тридцать девять лет назад. — Жанна откинулась на спинку стула и прищурила глаза, как будто пытаясь заглянуть в прошлое. — Винсент и тогда был точно таким же, как сейчас. Ну, может, на год старше или моложе. И все они, конечно, следовали моде времени, чтобы не выделяться. Так что волосы у него были немного длиннее, когда я его в первый раз увидела. И я подумала, что он очень красивый.

Жанна чуть наклонилась в мою сторону и подмигнула:

— Я и сейчас так думаю. Хотя он все такой же подросток, а я уже бабушка, у меня четверо внуков.

Она снова откинулась назад, улыбаясь собственной шутке.

Я напряженно ждала продолжения.

— Ну, в общем, тогда ревенантов было больше. Они жили по всему Парижу, в домах, принадлежавших семье Жан-Батиста. Теперь, конечно, поскольку ревенантов в Париже осталось немного, он сдает те дома. Настоящее состояние на них делает. — Жанна вздохнула и немного помолчала. — Ну, я знаю Винсента с семидесятых годов, и он всегда был… всегда страдал. Я полагаю, он уже рассказал тебе об Элен?

Я кивнула, и Жанна продолжила:

— В общем, из-за ее смерти — и из-за своей собственной, конечно, — он как будто закрылся эмоционально. Когда Жан-Батист нашел его, он был солдатом-пехотинцем. Судя по тому, что я слышала, никакая опасность Винсента не пугала. Он буквально сам лез на рожон. Как будто он пытался спасением сотен чужих людей изменить то, что не сумел спасти свою единственную. Действовал, как карающий робот. Прекрасный робот, надо заметить, и тем не менее… — Жанна моргнула и бросила на меня многозначительный взгляд. — И вдруг несколько месяцев назад он вернулся домой с искрой жизни в глазах. Я и представить не могла, что же такое произошло? А это была ты.

Жанна наклонилась ко мне и осторожно коснулась моей щеки кончиками пальцев. И улыбнулась.

— Ты прекрасная девушка. Ты вернула жизнь моему Винсенту. Может, он и силен духом, но душа у него нежная. И ты ее затронула. Все то время, что я его знаю, он руководствовался только местью и преданностью, и, кстати, возможно, что именно поэтому он и остался среди немногих выживших. Но теперь у него есть… — Жанна замолчала, хорошенько подумав над тем, что собиралась сказать. — У него есть ты. — Улыбка Жанны была полна сострадания. — Для тебя все это будет нелегко, Кэти. Но ты держись. Винсент того стоит.

Жанна повесила фартук на крючок у плиты, поцеловала меня и начала собираться.

— Я тебя провожу, — сказала я, внезапно осознав, что сейчас останусь в этом огромном доме в компании ревенанта ста пятидесяти лет от роду и мертвым телом моего возлюбленного…

— Ты как, в порядке? — спросила Жанна.

— Да, — солгала я. — Никаких проблем.

Мы подошли к гранитному фонтану, стоявшему в середине двора, и я села на край чаши, махая рукой вслед Жанне, торопившейся домой. Калитка бесшумно закрылась за ней. Я посмотрела на статую в центре фонтана — ангел, обнимающий женщину…

Когда я впервые увидела эту скульптуру, я понятия не имела, что представляет собой Винсент. Я никогда не слышала о ревенантах — ни о тех, что являются злобными убийцами, ни о тех, что посвятили свое существование спасению людей. Но уже тогда фигуры показались мне странными и пугающими.

И вот теперь я снова смотрела на неземную красоту двух соединенных фигур: красавец-ангел с суровыми, мрачными чертами, сосредоточенный на женщине, которую он держал на вытянутых вперед руках… и женщина, вся нежность и свет… и на этот раз понимала символизм скульптуры. Ангел был ревенантом, но добрым или злым? А женщина в его руках — она спала или была мертвой? Я присмотрелась повнимательнее.

На лице ангела было написано отчаяние. Или даже одержимость. Но и нежность тоже. Как будто он ждал, что женщина спасет его, а вовсе не наоборот. И тут вдруг в моем уме вспыхнуло то, как называл меня Винсент: мой ангел… Мой ангел. Я содрогнулась, но не от холода.

Жанна сказала, что встреча со мной преобразила Винсента. Что я дала ему «новую жизнь». Но ждал ли он от меня, что я спасу его душу?

Я посмотрела на женщину. Ее черты излучали благородную силу, а свет луны, отражаясь от ее каменной кожи, падал на лицо ангела. Он как будто был ослеплен этим светом… И я уже видела такое выражение лица: именно так смотрел на меня Винсент…

Меня охватила буря чувств: я была изумлена тем, что Винсент нашел во мне именно то, что искал; я испугалась, что не оправдаю его ожиданий; я усомнилась в том, что у меня хватит сил на то, чтобы нести такую ношу… все сразу. Но сильнее всего было желание дать ему то, чего он хотел. Быть рядом с ним ради него. Возможно, моя судьба заключалась в том, чтобы помочь Винсенту увидеть: в его существовании может быть и нечто большее, чем одна только месть. В нем может быть любовь.

Я чуть ли не бегом вернулась в комнату Винсента, запрыгнула на кровать и легла рядом с ним. На его холодном лице не было никакого выражения; его прекрасное тело представляло собой пустую оболочку.

Я попыталась представить Винсента таким, каким его описывала Жанна… яростным, мстительным солдатом. И хотя в моем воображении, прежде всего, возник образ Винсента с чуть прикрытыми глазами и сексуальной улыбкой, с какой он всегда смотрел на меня, я все-таки сумела увидеть его и гневным мстителем. В Винсенте всегда ощущалось нечто опасное, как и в остальных ревенантах.

Людей заставляет быть осторожными понимание того, что смертельная случайность может прятаться за любым углом, но Винсент и другие ревенанты не обладали такой осторожностью. Отсутствие страха перед ранением и даже смертью придавало им безрассудную уверенность, одновременно и волнующую, и пугающую.

Я провела пальцем по его лицу, думая о том, как в первый раз увидела его вот здесь в таком же состоянии. Тогда его мертвое тело вызвало во мне отвращение, но теперь во мне нарастала уверенность в том, что я сумею справиться со всем, что меня ожидало. Если я хочу быть с Винсентом, я должна быть сильной. И отважной.

Я услышала, как звякнул мой сотовый, подавая знак о пришедшем сообщении, и, соскочив с кровати, схватила его. Сообщение было от Джорджии: «Сбежала с вечеринки. Надо сейчас же поговорить».

Я: «Ты в порядке?»

Джорджия: «Нет».

Я: «Где ты?»

Джорджия: «Перед домом Винсента».

Я: «Что??! Откуда ты узнала, что я здесь?»

Джорджия: «Ты мне говорила».

Я: «Ничего я не говорила!»

Джорджия: «Мне нужно тебя увидеть. Какой код на калитке?»

Зачем сестра это делала? И что было делать мне? Джорджия, безусловно, нуждалась во мне, но я не могла просто так дать ей код.

Я: «Не могу дать код. Выйду поговорить».

Зазвонил звонок от входа. Я бегом промчалась по коридору к двери и включила видеокамеру. Над калиткой вспыхнул свет, камера направила объектив на мою сестру.

— Джорджия! — закричала я в микрофон. — Что ты здесь делаешь?

Услышав мой голос, сестра закричала в ответ:

— Ох, боже мой, Кэти, прости, мне так жаль!

— Что случилось? — спросила я, охваченная паникой, потому что увидела боль и страх на лице сестры.

— Мне так жаль, я так виновата! — простонала она, в ужасе прижимая к лицу ладони.

— В чем, Джорджия? Скажи, наконец! — почти визжала я.

— В том, что привела сюда меня, — услышала я низкий голос, и в поле зрения видеокамеры вышел Люсьен, тут же прижавший нож к горлу Джорджии. — Открой калитку, или я убью ее.

Эти ужасные слова поразили меня так, словно Люсьен вдруг очутился прямо передо мной, а не стоял по другую сторону запертых ворот.

— Прости меня, Кэти… — Джорджия тихо плакала.

Я протянула палец к кнопке с изображенным под ней ключом.

По лестнице за моей спиной бежал Гаспар.

— Не открывай! — крикнул он.

— Но он убьет мою сестру!

— Даю тебе три секунды до того, как перережу ей глотку, — донесся из динамика голос Люсьена. — Три…

— Я только возьму меч… подожди, пока я добегу до оружейной! — пронзительно закричал Гаспар, бросаясь ко мне.

— Два…

Я в отчаянии оглянулась на Гаспара, нажимая на кнопку. Калитка открылась.

— Запри за мной дверь, Гаспар, и не впускай их внутрь. Ты должен защитить Винсента! — быстро сказала я.

И выскочила из дома, со стуком захлопнув за собой дверь, — чтобы очутиться лицом к лицу с самим дьяволом.

38

Люсьен стоял во дворе прямо передо мной, прижимая нож к спине Джорджии.

— Добрый вечер, Кэти, — произнес он холодным, ровным голосом.

На его лице была написана жажда убийства, а огромное тело казалось еще в два раза больше сейчас, когда Люсьен нависал надо мной. Как Джорджия вообще могла найти что-то соблазнительное в этом чудовище, оставалось за пределами моего понимания.

— А теперь будь хорошей девочкой и впусти меня в дом.

— Я не могу, — ответила я. — Дверь заперта. Я ничем не могу тебе сейчас помочь, так что ты уж отпусти Джорджию…

Мне казалось, что этот раунд я выиграла, но я понятия не имела, что произойдет дальше.

— Гаспар, я знаю, что ты там! — крикнул Люсьен. — Так что выходи, или на твоих руках будет кровь этих двух человеческих существ.

Он еще не успел договорить, как дверь распахнулась и наружу вышел Гаспар, держа перед собой трость-меч.

— Нет, Гаспар! — ужаснулась я.

«Что он такое делает?» — пронеслось у меня в голове. Он ведь должен был оставаться в запертом доме и охранять Винсента. Ведь только моя сестра была во всем этом виновата…

Гаспар не обратил на меня внимания. Направляясь к нам, он спокойно сказал:

— Люсьен, ты просто больная злобная пиявка. Что заставило твой вонючий труп явиться к нашему скромному крыльцу в такой чудесный вечер?

В Гаспаре снова проснулся тот благородный воинский дух, который я видела в тот день, когда он тренировался в паре с Винсентом. Неловкий, застенчивый поэт превратился в грозного бойца.

Люсьен шагнул навстречу ему, а я схватила Джорджию за руку и оттащила в сторону.

— Надо бежать куда-нибудь, — прошептала я, не спуская глаз с мужчин.

— Ты, похоже, не слишком хорошо вооружен сегодня, что весьма прискорбно, — прорычал Люсьен.

— Мой клинок вполне соответствует тому кухонному ножу, которым вооружился ты, мерзкая личинка, — ответил Гаспар и мгновенно ринулся с мечом на Люсьена, оставив аккуратный разрез на щеке гиганта.

Но, несмотря на то что из раны потекла тонкая струйка крови, Люсьен даже не поморщился.

— Может, ножу он и соответствует, безмозглый телохранитель, но у меня есть подкрепление.

И Люсьен вдруг выхватил из-под куртки пистолет — и выстрелил прямо в лоб Гаспару.

Старший ревенант пошатнулся, когда пуля ударила его в голову. Дальнейшее я видела как в замедленной съемке: пуля вылетела из затылка Гаспара и со звоном упала на камни… Люсьен подхватил Гаспара, падавшего на него, и отшвырнул в сторону…

Я сжала руку Джорджии, и мы с сестрой помчались к воротам.

— Стоять, или я пристрелю обеих! — рявкнул Люсьен, направляя на нас пистолет и перешагивая через дергавшееся в агонии тело Гаспара.

Мы застыли на месте.

— А теперь обе вернулись сюда! — приказал Люсьен. — Пойдете со мной. — Он молча наблюдал за тем, как мы с Джорджией приближаемся. — Ближе!

Когда мы очутились на расстоянии вытянутой руки от него, он убрал пистолет в кобуру.

Потом, подобрав свой упавший на землю здоровенный нож, Люсьен взмахнул им в воздухе на манер мачете — и опустил на шею Гаспара.

Мы с Джорджией пронзительно закричали, вцепившись друг в друга, пытаясь спрятаться друг за другом.

— Немножко визга, да, леди? Ну, вы еще и не то увидите. Быстро в дом, обе! — велел он, доставая из кармана носовой платок и аккуратно вытирая нож, прежде чем направить его на нас.

Я послушно направилась в холл, не в силах оглянуться на Гаспара. Люсьен быстро осмотрелся по сторонам.

— А неплохо они тут устроились. — Его пронзительный взгляд метнулся ко мне. — Ну, показывай, где он?

— Кто? — дрожащим голосом спросила я.

— А как ты думаешь кто? Твой любовничек, — насмешливо бросил Люсьен, подходя ближе ко мне и ставя между нами Джорджию.

— Он… его здесь нет, — запинаясь, пробормотала я.

— Ах, как мило! Пытаешься защитить своего дружка-зомби? Но я ведь знаю, что ты врешь, Кэти. Шарль сказал мне, что Винсент сейчас в бездействии. А один мой коллега только что сообщил мне, что Жан-Батист со своей компанией, включая призрак Винсента, только что появились в назначенном местечке в катакомбах. Так что довольно игр, перейдем к делу!

— Я не поведу тебя к нему! — сказала я, отступая назад, чтобы уклониться от Джорджии, которую Люсьен толкал на меня.

— О, еще как поведешь! — спокойно заявил Люсьен, поднимая нож.

Лезвие сверкнуло в свете люстры.

Джорджия закричала:

— Не говори ему ничего, Кэти! Он собирается убить Винсента!

— Сучка, — взревел Люсьен и, схватив Джорджию за волосы, откинул ее голову назад и прижал нож к горлу моей сестры.

Я упрямо покачала головой и прошептала:

— Я скорее умру, чем пущу тебя к Винсенту…

Но, видя панический ужас в глазах Джорджии, я почувствовала, как внутри меня что-то сломалось.

— Вот и отлично, — сказал Люсьен. — Я вообще-то надеялся, что после визита сюда заберу Джорджию с собой, целую и невредимую, но теперь я склонен изменить свои планы.

Нож снова сверкнул, на этот раз, скользнув по побелевшей щеке Джорджии и опустившись к горлу. Она завизжал