/ / Language: Русский / Genre:det_irony / Series: Кошки-мышки

Напиши мне про любовь

Элизабет Питерс

Писатели не похожи на простых смертных, а уж авторы любовных романов и вовсе необычные люди. Нелегко изо дня в день воспевать любовь, страсть и ревность, но гонорары стоят трудов. Прознав про писательскую конференцию, языкатая и язвительная библиотекаршаЖаклин Кирби решает немного отвлечься от скучной университетской жизни. А страсти на `любовной` конференции и в самом деле бушуют нешуточные: убита знаменитая журналистка, которая грозилась вывести на чистую воду всех авторов знаменитых бестселлеров. Убийство обставлено столь хитроумно и тонко, что лишь нестандартный подход способен принести результаты. И Жаклин, от души наслаждаясь ролью сыщицы, принимается за дело, в ходе своего необычного расследования она узнает немало любопытного. В частности, Жаклин выясняет, что написать бестселлер проще простого, по крайней мере, для нее, а потому, поймав убийцу, можно разнообразить размеренную жизнь в университетском городке знойными страстями, пусть и выдуманными. А заодно слегка обогатиться. Но это потом, сначала нужно раскрыть преступление, поскольку полиции без помощи мудрой Жаклин не обойтись.

Элизабет Питерс

Напиши мне про любовь

Глава 1

1

"Проснувшись, Блейз обнаружила, что лежит на мягком шелке, окутанная волнующим ароматом незнакомых благовоний. Прохладный ночной бриз — дыхание пустыни, исполненное страсти, — ласкал ее обнаженную плоть. Обнаженную?! Едва она осознала это, тихий крик слетел с ее чувственных губ. Где же одежда? Чьи неведомые и алчущие руки сорвали покровы с ее беспомощного тела? И где она находится?

Матовые лампы не замедлили пролить свет на последний вопрос. Шелковый шатер укрывал ее от ночного неба, за приоткрытым пологом загадочно мерцали звезды. Внезапно звезды заслонил темный силуэт. Пригнувшись, человек вошел в шатер, и Блейз трясущимися руками попыталась прикрыть свою наготу. Это был тот самый араб, что беззастенчиво разглядывал ее на базаре. Пронзительные ярко-голубые глаза смотрели на Блейз из-под складок куфии, скрывавшей лицо.

— Вы не араб! — опешила Блейз. — Я узнала эти глаза... Вы... вы...

— Ваш супруг.

Куфия упала — и она действительно увидела лицо Ланса, графа Дептфордского; его красивые губы изогнулись в усмешке.

— Пришел заявить о правах, в которых вы, любовь моя, столь долго мне отказывали. Вас смущает мой маскарадный костюм? Что ж, это легко исправить. — С этими словами он скинул арабский балахон.

Взгляд Блейз скользнул по бронзовой груди, испещренной белыми шрамами — следами бесчисленных дуэлей; по узкой талии, плоскому мускулистому животу, вниз, к..."

* * *

Жаклин вытаращила глаза.

— Боже мой! — выдохнула она изумленно. — Да это же «Страстный турок»!

— Разве?

Жаклин подняла взгляд от страниц «Раба страсти». Вытянув шею, стюардесса пыталась заглянуть через ее плечо. Жаклин услужливо приподняла книгу.

У стюардессы загорелись глаза.

— Новый роман Валери Вандербилт! Я его еще не читала. Обожаю ее книги, а вы?

Жаклин глянула на бумажную обложку. Блейз с распущенными иссиня-черными локонами возлежит на шелковых покрывалах, а наготу ее целомудренно прикрывает могучее туловище графа Дептфордского. Название книги и имя автора переливались багряным атласом.

— Валери Вандербилт? — повторила Жаклин. — Признаться, мне в руки впервые попал ее шедевр.

— Она просто божественна! — Стюардесса благоговейно вздохнула. — Говорят, на самом деле Валери — графиня или что-то в этом роде, но знатная родня отвергла ее из-за многочисленных любовных связей. А эта книга про турка, да?

— М-м... вроде бы нет, — замялась Жаклин. — Вы меня не так поняли. — Она покосилась на уставленную ровными рядами бутылок и бокалов тележку. — У вас есть виски? Я бы выпила. Двойную порцию.

Восемь утра — не самый подходящий час для выпивки; но авиакомпании давно уже смекнули, что некоторые пассажиры пытаются заглушить нервозность спиртным. Жаклин отнюдь не испытывала страха перед полетом, но почему бы не выпить для поднятия духа?

К ее пожеланию присоединился хор нервных голосов — пассажиров мучила жажда. Торопливо извинившись, стюардесса занялась делом. Приняв из ее рук бокал, две миниатюрные бутылочки и крошечный пакетик окаменелых орешков, Жаклин предложила:

— Если хотите, отдам вам книжку, когда дочитаю.

— Правда? Как чудесно! Но... вы ведь не успеете прочесть ее до Нью-Йорка...

— Успею, не волнуйтесь.

— Ой, как мило с вашей стороны! Книги так дорого стоят. Я проглатываю четыре или пять штук в неделю, а это довольно накладно, даже при том, что мы с подругами обмениваемся...

В проход высунулась голова и, свирепо вращая глазами, что-то буркнула; следом за головой возникла рука с банкнотой.

— Да-да, сэр, сию минуту. — Улыбнувшись Жаклин, девушка двинулась дальше.

Расправившись с виски, Жаклин все же решила, что пока не готова вернуться в благоухающий шатер. Надо было заказать тройную порцию, подумала она. Ладно, теперь по крайней мере можно рассчитывать на услужливость стюардессы. Четыре-пять таких книженций в неделю? Если все они в том же духе, что «Раб страсти», удивительно, как заядлые читатели вообще сохранили способность разговаривать, тем паче связными фразами.

Она повернулась к иллюминатору. За бортом расстилалась серая пелена. Последние две недели в Небраске каждый божий день лили дожди. Фермеры рвали на себе волосы, газеты упоенно предрекали неурожай, а стало быть, повышение цен и всеобщее отчаяние. За те три года, что Жаклин прожила в Небраске, фермеры непрерывно рвали на себе волосы, а газеты смаковали близкий апокалипсис. То стояла одуряющая жара, то начинались трескучие морозы, то воцарялась библейская сушь, а то впору было вспомнить о Ноевом ковчеге. Словом, климат Небраски отличался на редкость капризным нравом и за эти годы изрядно осточертел Жаклин. И три дня назад, уныло вслушиваясь, как дождь барабанит в окно, она не выдержала:

— Хватит! Пора выбираться из этого болота, пока я вконец не рехнулась!

— М-да, болото еще то, — отозвался Джеймс, поудобнее пристраивая ноги на пуфик и протягивая руку за бокалом. — И куда же ты намылилась?

— В город! — Отчаянным жестом Жаклин ткнула в окно. За кирпичными строениями колледжа простирались бескрайние пустые поля. — В любой город. Желательно туда, где нет дождя.

— Тогда лучше всего в Каир. Или в Рим.

— Европа мне не по карману.

Джеймс Уиттиер, заведующий кафедрой английского языка и литературы Колдуотер-колледжа, взирал на Жаклин с коварной усмешкой. Этой стройной фигурой могла бы гордиться и женщина вдвое моложе; не то чтобы Джеймс был официально уведомлен о точном количестве прожитых Жаклин лет, но он понимал, что при двух взрослых детях ей наверняка за сорок. В золотисто-каштановых волосах не было ни единой седой пряди, и Джеймс, хорошо знакомый с уловками, к которым прибегают дамы, дабы скрыть этот признак старения, готов был поклясться, что шевелюра его подруги не ведала краски. На Жаклин был халат на редкость попугаистой расцветки: зеленый цвет мешался с аквамарином, синева — с алыми сполохами. Халат этот тоже был отлично знаком Джеймсу, и солидный возраст одеяния вкупе с последним заявлением Жаклин пробудил в профессоре любопытство.

— А мне казалось, ты собиралась этим летом за границу.

— Мне тоже.

— И что же произошло?

Стремительно развернувшись, Жаклин свирепо уставилась на него поверх очков. Тот факт, что она не сделала попытки вернуть окуляры на их законное место, был дурным знаком. Очки Жаклин служили барометром ее настроения и в минуты раздражения своей хозяйки норовили соскользнуть на нос.

— Что за неуемное любопытство, Джеймс! Кстати, знаешь, как тебя называют твои студенты?

— Я знаю, как меня зовут студентки, — отозвался Джеймс, картинно проводя рукой по седой шевелюре и расцветая в знаменитой кривой ухмылке.

— Можешь не растрачивать на меня свои чары, — сердито буркнула Жаклин. — Мистер Длинный Нос. Нет, пожалуй, мне больше по вкусу Дедуля Джимми.

— Дедуля, говоришь? Ну-ка иди сюда, я покажу тебе дедулю...

— Я не в настроении.

— Хм. — Джеймс счел, что сейчас не время напоминать Жаклин о прозвищах, которые студенты сочинили для нее. Она-то мнила себя беспристрастным, холодным и ироничным наблюдателем. А на самом деле была любопытна не меньше Джеймса и куда охотнее совала нос в чужие дела, когда полагала, что ее совет и помощь могут пригодиться, — а так Жаклин полагала почти всегда. При этом она была свято убеждена, что на свете нет более сдержанной и менее любопытной особы. А если в какому-нибудь смельчаку взбрело в голову доказывать обратное, бедняге пришлось бы несладко.

Продолжать расспросы по поводу ее изменившихся планов на лето Джеймс счел неразумным. Вероятно, на что-то подрастратилась. Все равно из нее ничего не выудить: по части своих личных дел Жаклин скрытна до безумия. Даже как-то не по-женски, уныло подумал Джеймс. Ну ничего, как-нибудь да выяснит правду.

— Мы могли бы прокатиться на несколько дней в Новый Орлеан, — предложил он. — Или в Сан-Франциско.

— В Сан-Франциско тоже вечно льют дожди. Я еду в Нью-Йорк!

— "Я"?

— Да, я!

— Вот как, значит, — опечалился Джеймс. — Первая трещина в цитадели любви. Первый увядший цветок в букете. Первый...

Больше метафоры на ум не шли. Он осушил бокал.

Жаклин села в кресло напротив, спихнула его ноги с пуфика и водрузила свои собственные.

— Первая кислая виноградина во фруктовом салате духовного единения.

Джеймс знал, что он не первый мужчина в жизни Жаклин, — не был даже уверен, что единственный. Их роман развивался с вынужденной осторожностью, ибо члены опекунского совета университета все еще свято верили в традиции прошлого века. По официальной версии, они с Жаклин вместе трудились над написанием учебника. Портфельчик, который Джеймс неизменно таскал с собой, направляясь к ней в гости, вызывал смешки и понимающие улыбки коллег и ехидные замечания студентов. И как удивились бы насмешники, узнай они, что в портфеле и правда лежали три главы учебника. Время от времени они с Жаклин даже работали над ним.

Однако их отношения давно уже превратились в привычку, и Джеймс хорошо понимал это. Вот в этом кресле он сидел уже четырнадцатое воскресенье. Сейчас они вымоют грязную посуду, а затем отправятся ужинать в «Старый амбар». Все радости супружества — без сопутствующих неудобств. Джеймсу были по душе такие отношения. А вот Жаклин, очевидно, нет.

Она принялась разбирать стопку бумаг и газетных вырезок и вдруг объявила:

— Я еду на писательскую конференцию!

— Хочешь сэкономить и выдать поездку за деловую?

— Естественно.

— Но ведь ты не писательница.

Жаклин ткнула пальчиком в сторону портфеля:

— А учебник? Мы же его все-таки пишем, верно?

— Медленно, — вздохнул Джеймс. — Очень медленно.

— Как бы то ни было, я библиотекарь. Знаешь, библиотека, книги, писатели... Даже мерзавцы из департамента налогов способны уловить здесь связь.

Джеймс улыбнулся. Война Жаклин с местной налоговой инспекцией давно уже стала университетской легендой. Как-то раз она попыталась получить налоговую скидку на новый телевизор — мотивируя это тем, что ей по долгу службы необходимо смотреть интервью с писателями.

— И на какую же ты едешь конференцию?

Жаклин взмахнула газетной вырезкой:

— Всемирная конференция авторов любовно-исторического романа. Ничего другого отыскать не смогла. Съезд Ассоциации книготорговцев был в прошлом месяце, а Библиотечная ассоциация собирается в Бирмингеме. Там я со скуки сдохну.

— Любовно-исторические романы, — повторил Джеймс. — Понятно. И много романов ты прочла за последнее время?

— Ну... за последнее время ни одного. Но в молодости я их обожала! «Узник Зенды», «Унесенные ветром»...

— А-а... «Унесенные ветром».

— Совсем неплохая книга, — заметила Жаклин.

— Угу.

— Джеймс, в чем дело? — Жаклин подозрительно уставилась на него. — По-моему, ты глумишься. Мне знакома эта ухмылка.

— Просто я не уверен, что финансовая инспекция на это купится, вот и все. В университетских библиотеках не так уж много романов. Тем более любовных.

— Значит, придется самой что-нибудь написать. Кстати, неплохая мысль. По слухам, они очень хорошо продаются.

— Это уж точно... Что ж, и правда отличная идея. Так, давай поглядим: две недели в Нью-Йорке, к четвертому июля вернешься... к началу сентября твоя рукопись должна быть готова.

— Прибереги свои плоские шутки для студентов, — холодно заметила Жаклин. — Я в курсе, что работа над книгой не такое простое дело, как полагают читатели. Но без ложной скромности...

— Не сомневаюсь, что тебе это по силам. — Несколько секунд Джеймс пытливо смотрел на нее, затем кивнул: — Да, я уверен: у тебя бы получилось. Когда едешь?

* * *

Джеймс отвез ее на машине в Омаху. По дороге они болтали об университетских делах, о погоде, но нарочитое дружелюбие Джеймса не обмануло Жаклин: он все еще болезненно переживал из-за того, что она не позволила ему поехать с ней. Типичный мужчина, усмехнулась Жаклин про себя. Их самолюбие столь уязвимо, что они все воспринимают как личное оскорбление.

Джеймс не заговаривал о своей обиде, однако демонстрировал ее иначе: ехал так медленно, что Жаклин всерьез начала волноваться, не опоздает ли на самолет. А когда высказала свои опасения вслух, Джеймс бодро отозвался:

— Да еще уйма времени!

И правда, они прискакали к стойке регистрации за несколько секунд до того, как по радио объявили, что посадка на нью-йоркский рейс заканчивается.

— Говорил же тебе, что успеем, — снисходительно заметил Джеймс. — Ну ладно, желаю хорошо повеселиться. И вот тебе маленький прощальный подарок.

Он сунул Жаклин старательно упакованный сверток.

— Книги? Как мило с твоей стороны, Джеймс.

— Ты говорила, что давненько не читала исторических романов. Здесь два самых популярных — по крайней мере, так мне сказали. — Джеймс сдержанно пожал ее руку и улыбнулся. Это была широкая зловредная улыбка, столь же неотразимая, как у Чеширского кота. Улыбка эта словно поглотила всю нижнюю часть его лица.

Вот так Жаклин Кирби, заместитель директора библиотеки колледжа Колдуотер, бакалавр и магистр гуманитарных наук, славившаяся своим откровенным интеллектуальным снобизмом, оказалась владелицей двух томов, озаглавленных «Раб страсти» и «Малиновый цвет любви».

2

Вопреки расхожему мнению, библиотекарши отнюдь не чопорные старые девы не от мира сего, обитающие в своей унылой скорлупе, — они прекрасно знакомы с тем, что расплывчато именуется массовой культурой. В сущности, библиотекарши — вполне обычные люди, и если вы неожиданно заглянете к ним в гости, то рискуете застать их за просмотром «мыльной оперы» или свежего номера «Плейгерл». И лишь по чистой случайности Жаклин оказалась не знакома со свежайшими хитами книжной индустрии. «Я не покупаю книги в супермаркетах, — не раз говаривала она. — В супермаркетах я покупаю фрукты и туалетную бумагу». Она вообще не особо тратилась на книги. Библиотекарю нет нужды их покупать. Книги — это единственный товар, которого у библиотекарей в избытке.

Подбадривая себя виски, Жаклин читала со все возрастающим интересом, не обращая внимания ни на облака за иллюминатором, ни на тоскливые взгляды стюардессы. Наконец она захлопнула «Малиновый цвет любви» и улыбнулась, поймав ищущий взор бортпроводницы. Девушка едва ли не бегом кинулась к ней.

— Вам что-нибудь принести, мэм?

Жаклин обдумала предложение.

— Полагаю, что сумею обойтись без скотча. Присядьте на минутку, если есть время.

— Ой, не могу! Через полчаса мы приземляемся.

— Я дочитала «Раба страсти». И этот роман тоже. Хотите?

— Д-да, спасибо! Вы уверены, что не...

— Уверена, — твердо ответила Жаклин.

— Эту книжку я тоже не читала! — Стюардесса пожирала глазами «Малиновый цвет любви». — Валери Фицджеральд... она здорово пишет, но Валери Вандербилт лучше. Но больше всех я, конечно, обожаю Валери Валентайн! А вы?

— Увы, я ее не знаю, — покаялась Жаклин, слегка ошеломленная обилием всевозможных Валери.

— Не может быть! Тогда обязательно, обязательно почитайте! Я вам даже завидую! Она просто великолепна. Знаете, она будет почетным гостем на конференции. Мне ужасно хотелось поехать туда, но не удалось взять отпуск. Надеюсь, что сумею проскочить хотя бы на одно заседание.

— Я как раз туда направляюсь, — сообщила Жаклин.

— Правда? Потрясающе! Но... я не знала... так вы тоже писательница? Под каким именем вы пишете?

— Пока что я еще ничего не опубликовала, но планирую взять псевдоним «Валери фон Хенцау».

— Красиво звучит.

— Мне тоже так показалось.

— А знаете, вы и вправду похожи на писательницу, — с восторгом заметила девушка. — Ну, я хочу сказать... у вас бы чудесно получилось, если бы... в том смысле... — Замявшись, девушка густо покраснела.

— Я пишу для людей, скажем так, более зрелого возраста, — объявила Жаклин. — У некоторых из нас все еще свежи в памяти романтические истории былых времен, и я стремлюсь воссоздать эти прекрасные мгновения для тех, кто уже слишком стар, чтобы пережить их наяву.

Ответить на это, в общем-то, было нечего, и стюардесса с неуверенной улыбкой ретировалась, прижимая к груди книжки, Устроившись поудобнее, Жаклин извлекла из глубин своей сумки экземпляр «На руинах любви» — в надежде, что строгий стиль этого произведения поможет ей избавиться от пресыщения страстью. Однако, когда пилот объявил посадку, в глазах Жаклин появился лихорадочный блеск. Похоже, конференция обещает немало интересного. Скорей бы уж!

3

Пока автобус с авиапассажирами толкался в гуще транспортного потока, Жаклин смотрела в окно, испытывая прилив ностальгии. Уже три года, как она покинула Нью-Йорк ради пасторальных красот сердца Америки. Принять такое решение ее побудили вполне веские основания: во-первых, представлялась возможность сменить дряхлую директрису библиотеки в Колдуотере (правда, та по-прежнему не собиралась на пенсию, вопреки всем предсказаниям); во-вторых, Нью-Йорк — город жуткой дороговизны; и, в-третьих, хотелось поселиться подальше от любимых отпрысков, которые, уже взрослые и теоретически самостоятельные, слишком часто проявляли дотошный интерес к личной жизни родительницы, а также содержимому ее кошелька и холодильника. Детки нередко навещали «мамулю», почти всегда в компании лиц противоположного пола, и Жаклин улавливала зловещие признаки того, что вот-вот станет бабушкой. А когда эти предзнаменования воплотятся в жизнь — в чем не приходилось сомневаться, — она предпочитала находиться за тысячу миль. Никаких яростных возражений по поводу статуса бабушки как такового или младенцев вообще у Жаклин не было; тем не менее приличное расстояние виделось ей разумной предосторожностью — ведь будет чертовски обидно, если все это свалится на нее прежде, чем она успеет унести ноги. Однако теперь чувствовала, что вернулась на свою духовную родину.

Автобус выгрузил большую часть пассажиров на Центральном вокзале. Вдохнув приличную дозу угарного газа, Жаклин подхватила чемодан и зашагала по улице. Близился полдень, и она отлично знала, что в этот час поймать в Нью-Йорке такси практически невозможно. И потом, ее отель находился на Пятьдесят третьей улице, всего в пятнадцати минутах ходьбы от вокзала.

К тому времени, когда Жаклин добралась до Пятой авеню, она уже вновь обрела повадки жителя большого города: ловко протискивалась сквозь бреши в толпе и перебегала улицы на красный свет. Излишне говорить, что это искусство требует предельной сосредоточенности и служит признаком, отличающим жителей Манхэттена от туристов. Последние обычно растерянно жмутся к стенам, пытаясь укрыться от обезумевшей толпы. Жаклин обуревал соблазн полюбоваться витринами, особенно книжных магазинов, — единственный торговый ряд Колдуотера не баловал разнообразием. Но она устояла. Времени только-только хватало на то, чтобы зарегистрироваться в отеле и переодеться перед торжественным открытием конференции — официальным обедом, на котором будет представлена «таинственная почетная гостья».

Забронировать номер в отеле «Харрисон», где проводилась конференция, Жаклин не удалось, но ее гостиница располагалась прямо напротив. А кроме того, здесь предлагался «специальный сезонный» тариф со значительной скидкой. Обстановка гостиничного номера напоминала убранство стандартного американского мотеля: две двуспальные кровати; протертое ковровое покрытие на полу и прикроватная лампа, намертво закрепленная в таком месте, что читать в постели можно было, лишь вывернув шею и скосив глаза. Вид с тридцать пятого этажа открывался на зеленеющий Центральный парк и верхушки небоскребов. Парк оставил Жаклин равнодушной — деревьями и травкой она была сыта по горло, — но высотные здания с таившимися внутри чудесами вызвали у нее прилив нежности: ведь так долго она была лишена этих чудес. «Сакс», «Олтман», «Лорд», «Тейлор»... Не сказать, чтоб ей было по карману отовариваться в этих шикарных магазинах, но даже просто поглазеть на витрины — огромное удовольствие после бутиков Колдуотера, торгующих уцененными товарами. А музеи! Кстати, в Метрополитен-музее открыты новые Египетские галереи, а в Залах костюма проводится любопытная, как она слышала, выставка. Но не музеями едиными жив человек, а у Жаклин были весьма эклектичные вкусы. Надо непременно разыскать старых друзей и проконсультироваться по поводу ночных клубов, кафе и бистро, ибо мода в этих областях менялась стремительно, и Жаклин допускала, что ее излюбленные забегаловки вполне могли кануть в небытие. Даже тот очаровательный бар для геев на Семьдесят девятой, где у нее было столько знакомых.

Жаклин вздохнула, отвернулась от окна и принялась разбирать вещи. Еще в самолете, где-то на середине «Раба страсти», она заподозрила, что ее туалеты не соответствуют духу конференции. В чемодане не было ни одной прозрачной блузки, ни юбок с игривыми рюшечками — впрочем, их у нее вообще не было. Ладно, этой проблемой можно будет заняться позже, а сейчас сойдет и строгий полотняный костюм. Жаклин оглядела себя в зеркале, решительно расстегнула на блузке две верхние пуговки и взбила волосы романтическим ворохом. Так-то лучше. Теперь осталось взять сумочку и...

Последнее было не так просто, как кажется. Хотя Жаклин утверждала, что ее сумки не больше, чем у других женщин, они были несомненно объемистее тех, что предпочитало большинство дам. А еще у них была странная особенность — разбухать как на дрожжах, и никто, включая саму Жаклин, не знал доподлинно, что же лежит внутри. Студенты Колдуотер-колледжа взирали на сумки Жаклин с суеверным трепетом — с того самого дня, когда на вручении дипломов она извлекла из таинственных глубин зонтик, непромокаемый плащ и пару резиновых сапог. Само по себе это, может, и не было бы столь удивительно, если бы не метеопрогноз, суливший ясную погоду без осадков. Церемония вручения проходила на открытом воздухе, и, когда хляби небесные разверзлись, Жаклин единственная из всех участников не промокла.

Помимо прочих достоинств, сумка с успехом могла сойти за оружие или же таран. Последнее свойство очень пригодилось Жаклин, когда, выйдя из отеля, она очутилась в гуще толпы, наводнившей тротуар. На Шестой авеню транспортная пробка тянулась на несколько кварталов и галдеж стоял невообразимый.

Когда Жаклин добралась до перекрестка, загорелся зеленый свет и раздосадованные водители с новыми силами принялись выражать недовольство: клаксоны гудели, голоса все яростнее выкрикивали непечатные фразы. Какое-то такси задело бампер ехавшей впереди машины; пожилая женщина, сидевшая за рулем, высунула из окошка искаженное злобой лицо и что-то выкрикнула. Слов ее Жаклин не расслышала — в отличие от шофера такси, который ответил в том же тоне, но по-испански. Жаклин мысленно взяла себе на заметку несколько слов, коих прежде не слышала.

Перекресток заблокировали два автомобиля весьма необычной наружности. Оба были с откидным верхом, что теперь не так-то часто увидишь на дорогах Америки. И оба ядовито-розового цвета.

За рулем первого авто сидел, несомненно, уроженец Нью-Йорка: нимало не смущенный сыпавшимися со всех сторон оскорблениями, он со скучающим, отстраненным видом невозмутимо смотрел прямо перед собой, и ухом не ведя. Пассажиры были не столь хладнокровны. Одна дама сползла с сиденья, так что виднелась только копна светло-медных волос. Ее соседка неопределенного возраста, напротив, сидела прямо, словно аршин проглотила. Красотой она от природы не страдала, а сочетание морковной шевелюры и багрового румянца с розовой шляпкой, розовым платьем и розовыми же перчатками производило жутковатое впечатление.

А вот третий пассажир... Жаклин даже привстала на цыпочки, чтобы лучше видеть. В этот момент молодой человек поднялся, продемонстрировав свой наряд во всем великолепии: белая рубашка, расстегнутая до пупа; облегающие черные брюки; красный атласный пояс-шарф и черная накидка с алой подкладкой. Полы накидки распахнулись, когда молодой человек вскинул руки, приветствуя зевак, — те ответили нестройным воем. Одни из зрителей засмеялись, другие нахмурились, а водители такси дружно выругались. Слева от Жаклин кто-то охнул и что-то невнятно пробормотал. Она разобрала только слово «классный».

Жаклин обернулась. Девица невысокого росточка старательно вытягивала шею. Поймав взгляд Жаклин, она хихикнула и повела плечами.

— Кто это? — одними губами спросила Жаклин.

— А бог его знает! Но до чего же хорош! Наверняка из этих, писателей. — Девица ткнула пальцем в гостиницу на противоположной стороне улицы.

— Ах да! — с воодушевлением подхватила Жаклин. — Настоящий Зорро, Робин Гуд и Дон Жуан в одном лице. Что ни говори, не перевелись еще романтики. Да и романисты.

— Что-что?

— М-да, и правда красавец! — весело заключила Жаклин.

Солнечные лучи поигрывали на пушистой темной поросли, выставленной напоказ в расстегнутой рубашке молодого человека. Автомобиль резко тронулся с места. От неожиданности молодой человек довольно неуклюже плюхнулся на сиденье, но тут же расцвел в широкой улыбке.

Жаклин сочла за благо тоже продолжить путь. Если пассажиры розовых автомобилей и есть те самые почетные гости, мероприятие, вероятно, начнется с опозданием, но все равно стоит занять местечко получше. Лавируя между застывшими автомобилями, она пересекла Шестую авеню, но перед входом в отель задержалась, чтобы еще разок оглянуться на странную процессию. Теперь ей был хорошо виден второй автомобиль — старинный «кадиллак» с откидным верхом. Его владелец, вероятно принадлежавший к элитным кругам коллекционеров старинных авто, пришел бы в ужас от нынешнего вида своего детища. «Кадиллак» нарядили словно на карнавал: от радиаторной решетки до заднего бампера машина была задрапирована белыми кружевами. На капоте красовался золоченый купидончик. К боковой дверце кто-то прицепил, будто родовой герб, картинку: парочка золотых сердечек, увенчанных короной, в окружении омерзительно жирненьких ангелочков.

На заднем сиденье было трое пассажиров: лысеющий мужчина средних лет с безразличным и непроницаемым лицом; рядом сидела седая дама, смахивающая на провинциальную домохозяйку, и...

Строго говоря, у каждого свое представление о красоте — словом, это дело вкуса. Истинная красота ценнее алмазов и впечатляет гораздо сильнее. Среди красоток экрана и сцены лишь единицы по праву носят это звание: грим, хитрости освещения и прежде всего гипнотический дар пресс-агентов и рекламных фирм создают дутый образ, не имеющий ничего общего с красотой в общепринятом смысле.

Но девушка в розовом ландо была по-настоящему красива. Сидя между своими увядшими спутниками, она выглядела словно роза на грядке с кабачками. Она была поистине само совершенство: безупречное сложение, чудесная кожа, тонкие черты и дивный цвет лица. Волосы, струившиеся по плечам, были не желтыми и не белесыми, а золотистыми, с рыжеватым отливом, и блестели под ярким солнцем точно шелковые нити. Овал лица девушки напоминал сердечко — округлые щечки изящно переходили в маленький, чуть заостренный подбородок. Открытое платье, или блуза (ниже талии Жаклин ничего разглядеть не могла), слепило белизной, а кружева подчеркивали длинную шею и обнаженные руки совершенной формы. Однако красота девушки не была классической — нежный румянец и округлые формы скорее вызывали в памяти прелестниц кисти Буше или Фрагонара.

Процессия продвинулась вперед еще на один фут. Восторженные вопли зрителей могли посоперничать с шумом, производимым панк-группой. Краснолицый полисмен отважно ринулся в гущу событий и тотчас исчез в толпе водителей, которые, потеряв терпение, вылезли из автомобилей и теперь с угрожающим видом приближались к диковинным лимузинам. Жаклин неохотно покинула сцену.

Расписание конференции, вывешенное в вестибюле отеля, откомандировало ее на бельэтаж, где проходила регистрация участников. У Жаклин в глазах зарябило от обилия розового и белого кружева, бумажных сердечек и золоченых купидончиков. За регистрационным столиком, задрапированным нежно-розовой гофрированной бумагой, восседали три сурового вида особы в розовых сарафанах. Напротив красовались выставочные стенды издателей с яркими плакатами. «Роман при свечах», «Давняя любовь» и «Любовь при лунном свете» — плакаты наперебой рекламировали книжные серии. «Лунный свет», очевидно, специализировался на всевозможных Валери: Жаклин углядела несколько экземпляров «Раба страсти» и стопку книг с именем писательницы, от которой была без ума давешняя стюардесса, — Валери Валентайн.

Пока Жаклин любовалась декором, к ней подплыл усатый господин в костюме-тройке:

— Мадам, ищете себе агента? Я представляю...

Жаклин взяла у него визитку. В конце концов, чем черт не шутит.

Еще один стенд, чуть в сторонке, своим кустарным исполнением весьма смахивал на школьную выставку рукоделия. Бело-розовые бумажные фестончики обрамляли шаткую арку; над аркой реяло знамя, на котором чья-то старательная, но не слишком умелая рука вывела: «Обсчество паклонников Валентайн». Жаклин оглядела стайку девочек, сбившихся вокруг стенда. Любопытно, не здесь ли прячется великий каллиграф? Девицы являли собой вполне достоверную выборку своей возрастной группы: худенькие и пухлые, миловидные и простоватые, и у большинства были или пластинки для исправления зубов, или прыщи, или и то и другое.

С приглашением в руках Жаклин приблизилась к регистрационной стойке.

— Это что, фанатки? — спросила она, указывая на паклонниц мадам Валентайн.

Одна из суровых регистраторш подняла взгляд от бумажек, которые сортировала, и ответила, словно извиняясь:

— Уверяю вас, это вовсе не самые типичные представители наших читателей. Если в вняли моему совету, этих вертихвосток вообще бы сюда не пустили. Покупали бы билеты наравне со всеми остальными.

— Да у девчушек-то и денег таких нет, — возразила ее сердобольная коллега. — Знаете ведь, что миссис Фостер сказала насчет поклонников? «Держите их на расстоянии, но поблизости». Слушаю вас, мисс. Вы автор или издатель?

Жаклин задумалась. Надо полагать, альтернативными категориями были «поклонники» и «прочие», то бишь «всякий сброд». Ни то ни другое ее не прельщало.

— Автор, — решительно объявила она и тут же получила чистую именную бирку, программку и пачку билетов — на все мероприятия конференции.

Выудив из сумки ручку, она написала на бирке свое имя: «Ж. Кирби» — и прицепила к карману пиджака. Бирка была ярко-красного цвета, в форме сердечка.

По идее, аляповатое убранство автомобилей и бельэтажа должно было подготовить ее к встрече с залом, и все же на мгновение Жаклин лишилась дара речи. Застыв в дверях, она обвела взглядом помещение. Дело было даже не в изобилии пресловутых сердечек, бумажных кружев и блестящих купидончиков — к ним она уже успела привыкнуть. Более всего Жаклин потрясли воздушные шары — их были сотни: розовые, красные, белые и даже несколько лиловых, они гнездились повсюду, парили под потолком стаей летающих тарелок. Отпихнув с дороги розовый шарик, Жаклин переступила порог.

Большинство мест были уже заняты — и немудрено, ведь близилась половина первого, а по расписанию церемония должна была начаться в полдень. В дальнем конце зала, на сцене, задрапированной в красный бархат и украшенной (разумеется!) бумажными сердечками, стоял стол — для ораторов и таинственной гостьи. За ближайшими к сцене столиками не было ни единого свободного места, но Жаклин углядела стул, занятый лишь норковым полупальто и сумочкой. Остановившись позади него, она легонько дотронулась до сидящей рядом дамы и с приветливой улыбкой сказала:

— Простите, но это мое место.

От такой наглости хозяйка норкового манто чуть не задохнулась — но сдалась, ограничившись злобным взглядом и невнятным «неужели?». Жаклин ответила еще одной лучезарной улыбкой. Писательская бирка дамы была приколота чуть ниже огромного декольте, оголявшего плечи, которые следовало упрятать как можно тщательнее. Рисунок ее шифонового платья тоже впечатлял: на розовом фоне кучковались огромные красные розы. А лицо дамы невольно вызвало в памяти Жаклин старинную поговорку про заднюю часть лошади.

Плюхнувшись на освободившийся стул, Жаклин запихнула сумку под стол, ноги водрузила на сумку и открыла программку.

— Вы не знаете, здесь можно курить? — раздался робкий голосок слева.

Жаклин оглянулась. На вид девушке было не больше восемнадцати. Мягкие каштановые волосы обрамляли круглое открытое лицо; вздернутый носик щедро усеян веснушками, а из-за очков в роговой оправе неуверенно смотрели голубые глаза. Платье под цвет глаз, с длинными рукавами и скромным вырезом «лодочкой». Жаклин, увлекавшаяся коллекционированием каталогов «заказы почтой», где-то уже видела рекламу этой модели. Сопроводительный текст уверял потенциальную покупательницу, что в этом наряде она будет выглядеть «настоящей леди, вплоть до кончиков пальцев». В данном случае реклама не соврала.

— Я не вижу никаких запретительных табличек, — ответила Жаклин.

— Но и пепельниц нигде нет.

Как и официантов. Жаклин достала из-под стола сумку; порывшись, извлекла тусклую металлическую коробочку и откинула крышку:

— Вот.

— Но...

— Она специально для этого предназначена. — Жаклин вздохнула: — До сих пор таскаю ее с собой, хотя бросила курить.

— О... А я как раз собиралась вам предложить...

— Спасибо. — Жаклин взяла сигарету. — Честно говоря, я бросаю курить раз в месяц.

Новая подруга изучала именную бирку Жаклин.

— Боюсь, я не читала ваших книг. А-а, вы, наверное, пишете под псевдонимом!

— Нет. — Жаклин с наслаждением затянулась. — Я вообще не пишу.

— Но ваша бирка...

— Я соврала.

— О!..

— Но вы-то ведь не соврали, верно? — У девушки тоже была красная писательская бирка. Ее звали Сьюзен Моберли. — А я тоже не читала ваших книг. Если, конечно, вы не Валери Вандербилт.

— Если бы! Она-то уже сделала себе громкое имя. А я только-только начинаю. Моя первая книга выйдет осенью.

— Непременно прочту. Как называется?

— Я хотела назвать ее «Священный заговор». Действие происходит в Англии, в правление Ричарда Второго, и я взяла название из...

— Мне известна эта речь.

— Да?.. Но мой редактор счел это название неподходящим. И предлагает другое — «Темная ночь любви».

— Понятно.

От уклончивой интонации Жаклин веснушчатые щеки Сьюзен вспыхнули.

— Это совсем не такая книга, — словно защищаясь, пролепетала она.

— Сколько сцен изнасилования?

— Две. Но на самом деле они не такие уж...

— Как насчет содомии? — не унималась Жаклин. — Инцест? Садомазохистские оргии, порка, цепи, расчленение?

Лицо Сью сделалось ярко-алым — в тон воздушному шару, который очень кстати приземлился на столик. Жаклин стало стыдно за свою резкость.

— Вам, наверное, нелегко приходится, — предположила она.

— С чего вы взяли...

— Чем вы зарабатываете на жизнь, Сьюзен Моберли?

— Преподаю в школе. В шестом классе.

— Это заметно. А откуда вы родом? Айова, Канзас?

— Я живу в маленьком городке в Небраске, Вы о нем и не слышали.

— Ну, это как сказать.

— Вы, жители Восточного побережья, считаете моих земляков провинциалами, деревенщиной. А мы, между прочим, тоже знакомы с...

— С содомией, инцестом и садомазохизмом? Не сомневаюсь. Но лично в вас я замечаю хороший вкус и ум. Неужели изображение женщины как добровольной жертвы, мечтающей, чтоб ее унизили и обесчестили, вас не раздражает?

Прежде чем Сью успела ответить, дама в норке, которая все это время увлеченно подслушивала, горячо воскликнула:

— Вот тут я с вами полностью согласна! Никогда не позволяю, чтоб моих героинь эксплуатировали. Они у меня независимые, сексуально свободные женщины, которые сами вершат свои судьбы.

Развернулась оживленная дискуссия. Писательницы, сидевшие за столиком, дружно согласились с хозяйкой норки: их героини тоже сплошь независимые и сексуально раскрепощенные. А вот менее маститые авторы зачастую попадаются в эту ловушку.

Жаклин была не настолько знакома с жанром, чтобы уличить дам во лжи, но уловила фальшивые нотки в слишком уж яростных протестах. Разговор ей быстро наскучил, она перестала слушать и теперь развлекалась, ударяя по воздушным шарам, которые медленно опускались, по мере того как из них вытекал гелий.

— Я умираю с голоду, — пробормотала Сью. — Как вы думаете, когда мы будем есть?

— А бог его знает. — Жаклин порылась в сумке. — Хотите половинку шоколадного батончика? — Она сунула в рот другую половинку и добавила: — Наверное, почетная гостья задерживается. Когда я сюда шла, на улице была солидная пробка, главными виновниками которой стали два розовых автомобиля с откидным верхом.

Дама в норке злобно фыркнула:

— Очень похоже на Хэтти! Небось забыла получить разрешение на прекращение движения транспорта ради своей дурацкой процессии.

— Ну нет, забыть Хэтти не могла, — вступила в беседу еще одна дама, сидевшая напротив Жаклин. — Скорей всего, она попросила разрешения, а ей, естественно, отказали. Вот она и поперла без всякого разрешения.

— Хэтти? А кто это? — поинтересовалась Жаклин.

— Не знаете Хэтти?! Ну, дорогая, вы явно с луны свалились. Это ведь она организовала эту конференцию. Хэтти — президент Всемирной ассоциации авторов любовно-исторического романа.

— Боже правый, — почтительно протянула Жаклин. — А я и не знала. Стало быть, Хэтти зарабатывает на жизнь тем, что организует конференции?

Дама напротив заквохтала, как ведьма из «Макбета»:

— Милочка, Хэтти Фостер — литературный агент! Агент с большой буквы. Все лучшие писатели этого жанра — в ее конюшне: Вандербилт, Валентайн и Виктор фон Дамм — все!!! Так что она монополист.

— Серьезно? — Любопытство Жаклин было неподдельным. Подводные течения в издательском бизнесе были ей неведомы, и ее интересовало практически все.

— Вы только представьте, она прибрала к рукам не одно громкое имя — а все! Если какой-либо издатель вздумает делать деньги в этой области, ему приходится иметь дело с Хэтти, а уж она своего не упустит, еще та акула! Иначе говоря, Хэтти сама выбирает себе клиентов из авторов-новичков. Большинство из них готовы пойти на убийство, лишь бы она ими занималась. Идиоты!

Именной ярлык у говорившей был розового цвета. Нетрудно сообразить, что к этой категории относились агенты, — уж очень явственно звучала горечь в голосе женщины. Дама в норке, которая во время тирады агентши выказывала признаки волнения, с нервическим смешком воскликнула:

— Все громкие имена, Пэт? Так-то уж и все?

— Что? Э-э... нет-нет. Не все. — Агентша судорожно улыбнулась. — Милые леди, все вы, несомненно, знакомы с прославленной Розалиндой Роман. Моя клиентка — прошу любить и жаловать.

— Пэт, дорогая... Дамы, уверяю вас, Хэтти вовсе не единственный хороший агент.

Повисла неловкая пауза. А затем все заговорили одновременно. Под прикрытием шума Сьюзен вполголоса заметила:

— Готова поспорить, что уж Розалинда наверняка пойдет на убийство, лишь бы попасть в конюшню Хэтти.

Неожиданно взвыли трубы — и тут же захлебнулись жалобным стоном, словно кто-то поспешно выключил запись. Бархатный занавес позади сцены поднялся, и в зал прошествовала простоватая немолодая женщина, которую Жаклин видела в одном ландо с юной красавицей. Даму встретили нестройным одобрительным хором. Возможно, гости радовались не только прибытию главы Ассоциации авторов любовно-исторического романа, но и забрезжившему появлению еды.

С виду женщина была самой заурядной тетушкой Хэтти — лучезарная улыбка, поблескивающие стекла очков и пышный бюст; из неаккуратного седого пучка местами выбивались пряди волос. Воркующим голоском с заметным вирджинским акцентом она поприветствовала гостей, выразила надежду, что они еще не умерли с голоду, весело посмеялась над собственной шуткой и представила почетных гостей, которые по одному возникали из-за бархатного занавеса. Оказалось, что молодой человек с волосатой грудью и в черной накидке — это Виктор фон Дамм. За ним последовала Эмеральда Фитцрой, автор романа «Любовь расцветает в сумерках», — рыжая дама из первого автомобиля, а затем Валери Вандербилт. Вопреки ожиданиям Жаклин, автор «Раба страсти» явно была особой весьма застенчивой; медно-рыжий парик сполз ей на глаза, пока она суетливо усаживалась на стул, который любезно придержал для нее Виктор.

Последовало напряженное молчание, нарушаемое лишь урчанием пустых желудков.

— Ну а теперь настал момент, которого все вы так ждали! — объявила Хэтти. — Итак, наша таинственная гостья. Догадываетесь, кто она? Девочки, можете ли вы поверить нашему счастью? Вот она, Королева Любви собственной персоной! Самая любимая, самая красивая, самая талантливая из авторов во всем огромном мире — Валери Валентайн!

Что до Жаклин, так она ждала прибытия чего-нибудь съестного, но не все гости были столь циничны. Бурными аплодисментами было встречено появление прекрасной юной девушки с золотистыми волосами. Вся в белой кисее, она величественно и плавно взошла на сцену под руку с высоким, невероятно красивым мужчиной во фраке и при белом галстуке. Он галантно усадил ее в троноподобное кресло по соседству с Хэтти и сам устроился рядом.

Хэтти протянула руку к микрофону, но ее речь потонула в шумной суете дюжины официантов. Мечтая поскорей покончить со скучной и утомительной работой, они принялись проворно метать еду на столы и плескать вино в бокалы. Хэтти снова уселась в кресло.

Угощение оказалось типичным для дамского официального обеда — цыпленок по-королевски, холодный мясной рулет (по штуке на гостя), салат-латук (заметно увядший) и французский соус в бутылочках. Гвоздем программы был десерт — пирожные в форме сердечек с четырьмя глазированными клубничками, кокетливо выглядывающими из-под щедрого слоя взбитых сливок. Затем официанты загрузили столики сосудами с чаем и кофе, и участники конференции — если и не довольные, то по крайней мере сытые — переключили свое внимание на пищу духовную.

— А кто этот мужчина с Валери?.. О господи! — с благоговейным ужасом воскликнула Жаклин. — Как вы их различаете?

— Очень просто, — ответила Сью. — Поклонники Валери Вандербилт называют ее Ви-Ви. Валентайн фигурирует под своей фамилией. А это ее возлюбленный, граф Девонширский.

— Графу Девонширскому восемьдесят четыре года, и он уже шестьдесят лет счастливо женат на кузине английской королевы.

— Правда?

— Без понятия, — улыбнулась Жаклин. — Но готова поставить последний доллар на то, что это существо не имеет ни малейшего отношения к английской аристократии.

— Может, он граф Девонбрукский или что-то в этом роде.

— Того не легче!

— Наверное, все это просто ужасно, да?

— Ужасно? — Жаклин выловила из своего кофе сдувшийся лиловый шарик. — Да я сто лет не получала такого удовольствия!

4

Послеобеденные речи были, к счастью, краткими; как радостно объявила Хэтти, они «чуток выбились из графика» и ей бы «только парочку словечек сказать».

Клише громоздились одно на другое, почерпнутые в основном из романтической поэзии.

— Кто лучше нас знает, что любовь сметает все преграды? — ворковала Хэтти.

Жаклин зевнула.

— Любовь зла — полюбишь и козла! — не так чтобы очень тихо изрекла она.

— За любовь можно отдать все! — разливалась Хэтти.

— И немножко за бутылку, — добавила Жаклин. — Это все из виршей одного малоизвестного поэта по имени Чарльз Дибдон.

— Ш-ш! — сердито прошипела дама в норке.

Сью тихонько рассмеялась.

Но Жаклин не нуждалась в ободрении. Откровение Хэтти «Любовь — это райские кущи, а рай есть любовь» вдохновило ее на «Любовь, как корь, — заразная хворь».

— Мир полон любви! — настаивала Хэтти.

Жаклин решительно покачала головой, подбирая крошки с тарелки:

— Нет уж, увольте. Лично я сыта по горло любовью. До тошноты. «Мутит меня, с души воротит...»

— Вы, наверное, преподаете английскую литературу, — предположила Сьюзен, когда Хэтти под жидкие аплодисменты уселась наконец на место.

— Я библиотекарь, — рассеянно отозвалась Жаклин.

Ее все больше занимало странное поведение Валери Вандербилт. Та хотя и сидела сгорбившись, уткнув нос в тарелку, но время от времени, когда отправляла очередную порцию пищи в рот, вскидывала глаза, и черты ее показались Жаклин знакомыми. Она мысленно перебирала всех знаменитостей и полузабытых приятельниц — и вдруг вспомнила. Невероятно... Тут, будто повинуясь телепатическому импульсу, Ви-Ви посмотрела в сторону Жаклин. Выражение неприкрытой паники тотчас исказило ее лицо — и Жаклин убедилась в своей правоте.

Официанты принялись сгребать со столов пустые тарелки, и почетные гости потянулись за кулисы. Ви-Ви метнулась было к бархатному занавесу, но на ее пути возникла внушительная фигура тетушки Хэтти.

— Увидимся, — поспешно бросила Жаклин Сью и устремилась в погоню.

Ви-Ви заметила ее приближение и попыталась ускользнуть. Ринувшись наперерез официанту, Жаклин загнала ее в угол.

— Джин! Сколько лет, сколько зим! Я бы узнала тебя где угодно, ты так великолепна!

— Вы ошиблись, — промямлила Ви-Ви, высунув нос из-под парика. — Меня зовут...

— Джин Фраскатти! Ты по-прежнему Фраскатти или же...

— Тсс! Не произноси мое имя!

Вообще-то надо было иметь очень наметанный глаз, чтобы разглядеть знакомые черты спустя двадцать лет, да еще под толстым слоем грима. Цвет лица Джин был на несколько тонов светлее, нежели запомнилось Жаклин, а нарисованные ярко-красной помадой губы совсем не соответствовали природным контурам. Но когда-то они были подругами, и пусть Джин изменила внешность, но ей не под силу было изменить мимику и жесты.

— Ладно, как скажешь, — согласилась Жаклин. — Но я и правда очень рада тебя видеть.

— Подожди... — Ухоженные коготки вцепились в ее рукав. — Боже правый, надо же было встретить именно тебя... Что ты здесь забыла?

— Я вездесуща, — ничуть не обидевшись, ответила Жаклин. — Но ты-то как здесь очутилась? Неужели...

— Да... Да! Что толку отрицать? — с отчаянием воскликнула Джин.

— Да вроде бы незачем. Я так поняла, никто не знает твоего настоящего имени?

— И никто не должен узнать! — Голос Джин сорвался. — Обещаешь? Никому не скажешь?

— Нет, если ты не хочешь.

— Поклянись. Поклянись... именем Вана Джонсона.

Жаклин невольно рассмеялась:

— А я и забыла про него!

— Да ты же с ума по нему сходила.

— А-а, прошлогодний снег... Ну ладно. Клянусь памятью Вана Джонсона. Полагаю, при нынешних обстоятельствах — хотя будь я проклята, если понимаю, в чем тут соль, — ты не захочешь, чтобы я снова к тебе подходила.

— Нет. То есть да! Погоди минутку. — Помолчав, Валери-Джин продолжала: — Если я попрошу оставить меня в покое, ты ведь оставишь, правда?

— Разумеется.

— Но мне бы хотелось с тобой поговорить. О боже, мне просто необходимо поговорить!

— Вот и отлично.

— Но только не здесь. К тому же сейчас какая-то идиотская лекция.

— А где?

— После лекции. Давай встретимся... О господи! — Сдавленно вскрикнув, Джин вдруг рванулась прочь, пошатываясь на высоченных каблуках.

Жаклин обернулась посмотреть, что же так испугало старинную подругу. Впрочем, Джин многого не надо — помнится, она до смерти боялась жуков, мальчишек, летучих мышей и мало ли чего еще.

Прямо на Жаклин надвигалась дама в потертом твидовом костюме — высокая, плотного сложения, с решительными чертами и заметными усиками, — но шариковая ручка, которой она размахивала, не казалась настолько пугающей, чтобы обратить Джин в стремительное бегство. Хотя... Сумка, перекинутая через плечо дамы, была не меньше тех, что носила Жаклин, и в данный момент матрона как раз доставала оттуда блокнот. Да у нее же на лбу написано, что она журналистка!

— Вы какая будете из Валери? — поинтересовалась усатая дама, нацелив ручку на Жаклин.

— Пока никакая. Если напишу роман, то назовусь Валери фон Хенцау.

— Недурно, — ухмыльнулась дама. — Значит, ваша бирка...

— Сплошное вранье.

— Ясно.

Жаклин изучила именную бирку собеседницы. Чуть ли не впервые за день она увидела знакомое имя.

— "Д. Дюберстайн". Так вы Дюбретта? Та самая, что ведет светскую хронику?

— Случается, меня величают и другими... э-э... именами. — Острые черные глазки Дюбретты пытливо вперились в Жаклин. — Вы, часом, не с Валери Вандербилт разговаривали?

— Угу, я страстная почитательница ее таланта.

— Да что вы? Забавно. По выражению вашего лица я решила, что вы обвиняете ее в каком-то преступлении.

— Просто она такая застенчивая...

— Она явно что-то скрывает. Видно невооруженным глазом. Хотела бы я знать...

Жаклин преградила Дюбретте путь.

— Кстати, я и ваша поклонница тоже! — заявила она. — С интересом читаю вашу колонку.

— И как часто?

— Ну...

— Так я и думала. — Дюбретта расхохоталась. — Нет, дорогуша, вы слишком умны, чтобы интересоваться подобной чепухой.

— Мне запомнился один скандал, о котором вы писали. Пару лет назад. Насчет сексуальных домогательств в мэрии.

— Ах, это! Меня тогда чуть не уволили. Читатели предпочитают скандалы со звездами, а не с безвестными чиновниками.

— Нет, серьезно, отличный был цикл статей. — Джин теперь уже наверняка успела удрать, и Жаклин могла себе позволить быть искренней. — Вас следовало выдвинуть на Пулицеровскую премию.

Черты лица Дюбретты от природы не были созданы для нежных эмоций, а за долгие годы в весьма циничной профессии еще больше ожесточились, но взгляд, которым она одарила Жаклин, был полон признательности. Гордость, благодарность и приязнь читались в мимолетной улыбке, но акула пера тут же нарочито угрюмо буркнула:

— Вы на какую из лекций собираетесь?

— На ту, что про рекламу и саморекламу. Пожалуй, там будет занятнее всего.

— Это точно.

Несколько секунд они молча шли рядом, затем Дюбретта спросила:

— А что вы здесь делаете? Не для печати — мне просто любопытно.

Жаклин отлично знала, что грош цена этому «не для печати», но знала также, что ее персона слишком незначительна, чтобы удостоиться упоминания в колонке Дюбретты. К великому сожалению. Высоколобые обитатели респектабельного Колдуотера клеймили позором «примитивные и возмутительные сплетни», что не мешало им взахлеб читать колонку тайком. И Жаклин с превеликой радостью появилась бы в ней.

— Я библиотекарь, — пояснила она. — Захотелось прошвырнуться в Нью-Йорк и при этом получить командировочную скидку.

Они последними покинули зал.

— Надо припудрить нос, — сообщила Жаклин. — Возможно, мы с вами еще встретимся.

Дюбретта ухмыльнулась:

— Займу для вас местечко.

— Зря тратите время, Дюбретта. Я ни за что не предам Валери Вандербилт. Каленым железом не выбьете из меня правду!

На том они и расстались.

Жаклин в самом деле пудрила нос, когда вдруг сообразила, что среди лиц, отражающихся по соседству с ее собственным, одно как будто сверлит ее взглядом — точнее, ее отражение. Это не был очередной призрак из прошлого — лицо совсем юное, могло бы принадлежать ее дочери, а то и внучке... (При этой мысли Жаклин поморщилась.)

Откровенно говоря, внучка из этой девицы получилась бы на любителя. Толстенному слою тонального крема оказалось не под силу скрыть зарубцевавшиеся и свежие прыщи; розовые тени для век, нанесенные щедро и неумело, придавали девице сходство с кроликом, а маленькие глазки, жирные щеки и нос пуговкой навевали воспоминания об одной душевнобольной свинье, которую некогда знавала Жаклин. Свинку величали незатейливо — Тупица. В минувшем феврале хозяин свинки, мистер Джонс, превратил Тупицу в отбивные, к горячему одобрению друзей и соседей.

Отвернувшись от зеркала, Жаклин оказалась нос к носу с этим видением. Шагнула в сторону — девица туда же. Она была не из мелких — ростом с Жаклин и значительно шире. Платье ничуть не скрадывало ее габаритов, хотя было явно от дорогого портного: несколько ярдов кисеи свободными складками ниспадали от гофрированной кокетки, рукава с буфами — размером с хороший воздушный шар.

— Что такое? — осведомилась Жаклин.

— Хочу с вами поговорить.

— Мы знакомы?

— Меня зовут Лори Туппер.

— Какое совпадение, — пробормотала Жаклин, вспомнив о покойной свинке.

— Что?

— Нет-нет, ничего. — Именная бирка девицы была белого цвета. — Если вы из фанов, то ошиблись адресом. Я не имею отношения к породе Валери.

— Еще бы! — презрительно фыркнула Лори. — Я президент Общества поклонников Валентайн. Мне известны все крупные авторы.

— И что же вам надо от меня, уважаемая Лори Туппер?

— Вы писательница?

— Нет.

Жаклин попыталась обойти Лори, но та клещом вцепилась в ее рукав.

— Слушайте, я вас не знаю, так что, думаю, вы новичок в этом бизнесе. Хочу вас предупредить: держитесь подальше от этой жуткой женщины. Она всеми силами будет пытаться выбить из вас информацию. Из кожи вон лезет, лишь бы облить грязью всех авторов. Особенно Валентайн.

— Какая женщина?

— Дюберстайн! — Лори выплюнула это имя, словно тухлятину. — Она настоящая сука. Пошлая, мерзкая сука. Неужели не читали, что она накропала вчера про Валентайн? Боже, до чего дешевые уловки...

— Все ясно. — Порывшись в сумке, Жаклин протянула Лори салфетку. — Вытрите рот.

Лори машинально промокнула салфеткой струйку слюны, стекавшую по подбородку.

— Как же я ее ненавижу! Не вздумайте с ней связаться. Она вас уничтожит, смешает с грязью. Она спит и видит, как бы навредить Валери Валентайн. Но черта с два ей это удастся! Она не знает, с кем связалась! Я не позволю...

Жаклин скользнула в сторону, оставив Лори бормотать угрозы и истекать слюной.

Лекционный зал был полон, но Дюбретта, издалека углядев Жаклин, поманила ее к свободному креслу рядом с собой.

— Ну разве не весело? — с издевкой спросила она.

— Лично я в восторге.

— Ага, значит, вы питаете слабость к извращенцам и чудикам.

— Возможно, — улыбнулась Жаклин, — во всяком случае, они куда интереснее так называемых нормальных людей.

— Если хотите, могу показать вам самых чокнутых, — предложила Дюбретта.

— С удовольствием. Вот только теряюсь в догадках, с какой стати вы носитесь с такой мелкой сошкой, как я.

— Так уж и теряетесь? — Они обменялись понимающими улыбками, затем Дюбретта серьезно добавила: — Если честно, чертовски приятно поболтать с неискушенным наблюдателем, который не прячет камень за пазухой и вдобавок обладает очень приличным коэффициентом умственного развития.

— Продолжайте, милая Дюбретта! Обожаю лесть. — Но Жаклин чувствовала, что в словах акулы пера есть доля искренности. Впрочем, кукушка хвалит петуха... Ведь вознести хвалу мастерству журналистки — самый верный путь к ее сердцу и доказательство недюжинного ума.

Ораторы и гости стали рассаживаться на сцене. Верная своему обещанию, Дюбретта называла самых именитых. Скрюченная старушка лет восьмидесяти, тяжело опиравшаяся на трость, — это Розмари Рэдли, автор «Бутона страсти». Неуклюжий длиннорукий громила, смахивающий на гиббона, — Руби Граустарк, автор семнадцатитомной саги о Токевилях, в которой история проклятого судьбой семейства прослеживается от средневековой Англии до Мексики девятнадцатого века.

— Руби? — переспросила Жаклин. — Имя-то женское...

— Среди авторов любовного романа затесалось несколько мужчин, — с усмешкой заметила Дюбретта. — Это одна из немногих профессий, где принадлежность к мужскому полу является недостатком. Ведь читатели — на девяносто восемь процентов женщины, и, по мнению издателей, они предпочитают книги, написанные женщинами.

— А как же он? — Жаклин кивнула на мохнатогрудого красавца.

— Фон Дамм? О, это одна из самых блестящих идей Хэтти! — неохотно признала Дюбретта. — Она решила, что красивый, сексапильный мужик будет хорошо продаваться, — и оказалась права. На самом деле его зовут Джо Кирби. Эге... А вы двое, часом, не родственники?

— Рядом не лежали. Хотите верьте, хотите нет.

— Я верю только показаниям, данным под присягой, да и то не всегда. — Дюбретта что-то пометила в своем блокноте. — Джо — безработный актер, которого Хэтти взяла на эту роль. А его так называемые книжки строчат всякие-разные скучающие домохозяйки из Бруклина.

Она даже не потрудилась понизить голос, и несколько дам из предыдущего ряда обернулись, дабы пронзить ее взглядом. Одна из них заявила с хорошо поставленным бостонским выговором:

— Прошу прощения, мисс, но вы ошибаетесь. Виктор знает женское сердце и душу как мало кто из мужчин, и он сам, до последней запятой, пишет свои замечательные книги.

Лицо Дюбретты расплылось в широкой лягушачьей ухмылке.

— Уяснили картину? — обратилась она к Жаклин.

— Начинаю потихоньку, — весело отозвалась та.

Тут на сцену торопливо забралась Хэтти. Гул голосов разом стих. Дюбретта принялась рыться в кармане:

— Черт, и куда я задевала сигареты?

В ходе поисков на пол вывалились всевозможные предметы — мятые салфетки, визитные карточки, талоны на кофе и мыло, розовая бирка в форме сердечка. Жаклин нагнулась, чтобы помочь собрать все это, и уже хотела вернуть вещи хозяйке, как вдруг взгляд ее упал на розовое сердечко, Это была не запасная бирка, как она предполагала. На сердечке было нацарапано послание: «Прекрати, грязная сука, а не то пожалеешь!»

И рядом рисунок, столь же корявый, как буквы на плакате поклонниц Валери Валентайн. Похоже на крест...

Глава 2

Хэтти начала тронную речь. Легонько подтолкнув Дюбретту, Жаклин прошептала:

— Это что, шутка?

Дюбретта глянула на розовое сердечко и досадливо поморщилась:

— Малолетка чертова. Как только умудрилась... Ерунда, потом объясню.

Жаклин нашла семинар еще более увлекательным, чем ожидала. Она-то думала, что выступать будут литературные агенты, редакторы и издатели, А вместо этого публику услаждали модный фотограф, стилист, представитель известной косметической линии и модельер. На роль подопытного кролика из зала выбрали оцепеневшую от восторга девушку, и мастера принялись над ней колдовать. Когда они закончили, девицу было не узнать: щедро нагримированная, в парике и золотой парче, она напоминала восковой манекен. На тот случай, если у кого остались сомнения насчет цели этой демонстрации, Хэтти пояснила:

— Дорогие мои, никогда не выходите из образа — романтика, вечная романтика! Нет-нет, не оглядывайтесь на меня — для старой тети Хэтти поезд давно ушел, так что не берите с меня пример, но прислушайтесь к тому, что я говорю! А уж если ничто не помогает, так у нас есть мистер Джонсон, который фотографирует всех знаменитых красавиц, и он-то вам расскажет, как сделать ваши снимки более выигрышными.

Мистер Джонсон поведал о хитростях освещения, грима и — в безнадежных случаях — помощи аэрографа.

— Драгоценные мои, все хотят видеть ваши глаза, так что смотрите прямо в объектив! И думайте при этом: «Я люблю тебя, камера!»

Не считая спорадических смешков, Дюбретта почти не обращала внимания на речи; временами она что-то строчила в блокноте, но глаза ее так и стреляли по сторонам, перебегая от зрителей к гостям на сцене. Среди последних была и несчастная Валери Вандербилт, лицо которой почти целиком закрывал парик. Едва семинар закончился, Валери-Джин рысью устремилась к выходу, и Дюбретта вскочила на ноги. Жаклин вцепилась в ее руку:

— Так что насчет этой писульки с угрозой?

Дюбретта попыталась освободиться, но Жаклин не отпускала. Пожав плечами, Дюбретта капитулировала.

— А-а... Девчонка — президент клуба почитателей Валери Валентайн. У нее не все дома: вбила себе в голову, что я стремлюсь уничтожить ее кумира, вот и подсовывает мне идиотские записочки.

— С Лори я уже познакомилась, — сообщила Жаклин. — А вы разве не хотите развенчать ее кумира?

— Иконоборство — моя работа и... — Выдержав паузу, Дюбретта со зловредной улыбкой добавила: — Мое истинное наслаждение. Если в я раздобыла компромат на Валентайн — уничтожила бы ее за милую душу, можете не сомневаться. Пойдемте, познакомлю вас с красавчиком Джо.

Она направилась к сцене, где стайка воздыхательниц окружила Джо, он же Виктор фон Дамм. Автор попеременно целовал ручки и раздавал автографы.

Жаклин последовала было за Дюбреттой, но ее перехватила холеная дама из Бостона:

— Простите, вы подруга этой особы?

— Дюбретты? Только сегодня с ней познакомилась.

— Что ж, тогда буду откровенна. Вам незачем с ней знаться. Это беспринципная и глубоко непорядочная женщина — неподходящая компания для леди.

— В самом деле?

— Вы же слышали, что она сказала про Виктора! — Пухлое лицо в мгновение ока превратилось в злобную маску горгоны Медузы. — Это гнусная ложь! Не верьте ни одному ее слову. Единственное чувство, ведомое этой подлой твари, — ненависть, Ей следует заткнуть рот! Пусть даже силой!

Жаклин ошарашенно молчала. В следующую секунду перекошенное лицо дамы смягчилось. Она ласково улыбнулась:

— Поймите, дорогая, я ведь о вас беспокоюсь.

— Очень мило с вашей стороны. Не хотите познакомиться с мистером фон Даммом? Кажется, он раздает автографы.

— Ну что вы, разве можно! — Пухлые щечки порозовели от смущения. — На мой взгляд, это ужасно грубо — навязывать свое общество людям, которым вас даже не представили.

— Кое-кто получает удовольствие от подобной назойливости.

— Возможно. Но только не Виктор — он такой застенчивый, такой ранимый. Разве вы не видите, как ему неловко?

Жаклин с сомнением посмотрела на фон Дамма. По ее мнению, механическая отлаженность движений Виктора объяснялась не робостью и скованностью, а откровенной скукой. Когда Дюбретта вытянула его из плотного кольца обожателей, он заметно расслабился.

Мужской красотой вкупе с обаянием юности Жаклин было не удивить, тем не менее она ощутила слабый, но четко локализованный трепет, когда Виктор фон Дамм очутился рядом. Она вдруг почувствовала себя мелкой и незначительной, и не только потому, что Виктор был на несколько дюймов выше, — просто он умел подавлять. Возможно, ежедневно упражнялся в этом искусстве, равно как и в целовании ручек, ослепительных улыбках и испепеляющих взглядах. Ей вдруг стало противно, и, когда он взял ее руку, Жаклин пресекла попытку красавца поднести ее к губам. Последовало нечто вроде раунда армрестлинга. Победила Жаклин, но лишь потому, что Виктора невольно отвлекла Дюбретта:

— Джо Кирби — Жаклин Кирби. А вдруг вы все-таки родственники?

— Дюбретта не может без своих шуточек, — произнес Виктор сочным баритоном и одарил Жаклин пламенным взглядом. — Хотя я был бы счастлив оказаться вашим родственником, прекрасная дама.

— Да брось, Виктор, Жаклин не из поклонниц! — фыркнула Дюбретта. — Она подруга Ви-Ви.

— Всего лишь знакомая, — поправила Жаклин. — Я без ума от ее книг. И сочла нужным сказать ей об этом.

— М-да? А назвать-то хоть одну книжонку можете? — скептически спросила Дюбретта.

— "Раб страсти"! Особенно мне нравится эпизод, где Блейз спасает Ланса от кастрации. Эту страшную участь ему уготовила эмиресса Баллахули. Она, то есть эта самая эмиресса, жаждет превратить его в свою забаву, и единственный способ заполучить его в свой гарем — это...

— Боже правый! — с чувством воскликнула Дюбретта. — С меня довольно. Пойду поохочусь за другими жертвами. Увидимся. — И мелкой рысью устремилась прочь, зажав блокнот под мышкой.

— Дюбретта ваша приятельница? — осторожно справился Виктор.

— Всего лишь знакомая, — повторила Жаклин. — Вряд ли мне бы хотелось стать ее подругой. Лучше не путаться под ногами, когда кто-нибудь пальнет в нее из засады.

— Да, всеобщей любимицей Дюбби не назовешь, — согласился Виктор, машинально скребнув по волосатой груди. — Извините, — спохватился он, поймав взгляд Жаклин.

— Чешется, да? — участливо спросила Жаклин. — Я про клей.

Деланая улыбка вмиг покинула лицо Виктора.

— Как вы догадались?

— Левый верхний уголок чуть-чуть отходит. И потом, в прочих местах вы не отличаетесь волосатостью. Держу пари, чтобы отрастить бороду, вам потребуется несколько месяцев.

— Черт, — досадливо буркнул Виктор, прикрывая отклеившуюся поросль гладкой загорелой рукой.

— Рада была с вами познакомиться, мистер фон Дамм. — Жаклин сделала шаг к дверям.

— Не уходите!

— Вас наверняка ждут дела. По-моему, Хэтти вас ищет...

— А с чего еще, думаете, я к вам жмусь? — с обезоруживающей откровенностью прошептал Виктор. — Пойдемте-ка отсюда. Потом навру Хэтти, что вы хотели взять у меня интервью, или еще что-нибудь. Вы ведь писательница?

Обняв Жаклин за плечи, он повел ее к выходу.

— Я библиотекарь.

— Когда-то я тоже хотел стать библиотекарем, — с грустью поведал Виктор.

— И что же стряслось?

— Моя смазливая физиономия, будь она неладна, — вот что стряслось. Это прямо проклятие какое-то. Заезжий искатель талантов с киностудии выбрал меня для маленькой роли в кино. Фильм с треском провалился, Но я оказался в Голливуде и затерялся в местной тусовке, без гроша в кармане, даже на автобусный билет до дома денег не было.

— Значит, вы актер.

Виктор резко остановился и уставился на Жаклин.

— Что это со мной? И что с вами? Неужели гипнотизм? Вам что, все подряд изливают душу и делятся тайнами?

— Это мое проклятие, — со вздохом призналась Жаклин. — Я вовсе не стараюсь вызвать людей на откровенность. Если честно, мне есть чем заняться, помимо выслушивания чужих исповедей. Джо... Виктор... мне без разницы, как вас по-настоящему зовут, и, если вы скажете, что ваши книги на самом деле пишет команда дрессированных мартышек, я лишь пожму плечами. А теперь, с вашего позволения, я хотела бы выпить.

Несмелая и чертовски обаятельная улыбка превратила Виктора фон Дамма в Джо Кирби, безработного актера. Если прежде он был обольстителен, то теперь стал просто неотразим. Жаклин помимо воли улыбнулась в ответ.

— Вы и правда прекрасная дама! — сказал Джо; его натуральный голос был на несколько тонов выше, чем у Виктора.

— Ах, оставьте! Я слишком стара и цинична. — Тем не менее позволила взять себя под руку.

— Вы поистине прекрасны в сравнении с этим сборищем старых ведьм, с которыми я общаюсь, Все в них фальшиво, от размалеванных физиономий до вымышленных имен.

— В театре все притворство, — заметила Жаклин. — Если вы так это презираете, значит, выбрали не ту профессию.

— Согласен. А трудно выучиться на библиотекаря?

— Шутите?

Джо испустил стон, достойный пафоса Виктора фон Дамма.

— Хотел бы я говорить серьезно! Как я мечтаю послать ко всем чертям этот вонючий бизнес. Устроиться на работу в школу где-нибудь на Аляске или в Юте...

— Что же мешает?

Они вышли в фойе. Джо напрочь позабыл о своей роли. Черная накидка жалко обвисла на поникших плечах, походка сделалась шаркающей, как у старика.

— Не могу. Я не могу даже рассказать вам... Хм. Дюбретта вроде бы говорила, что вы подруга Ви-Ви?

— Говорила. А я отрицала.

— Да, но... Вот что я вам скажу, — задумчиво произнес Джо. — Поболтайте с Ви-Ви. Она ведь так несчастна, знаете? Скажите ей, что я... Поговорите с ней. Пойдемте, угощу вас коктейлем.

— Боюсь, не получится. — Разговор напомнил Жаклин, что надо встретиться с Джин. Они не успели назначить рандеву, и Джин не знала, где Жаклин остановилась, так что разумнее всего подождать ее в вестибюле. Но подойдет ли она, если Жаклин будет не одна?..

Жаклин уже собралась было распрощаться с Виктором-Джо, когда услышала знакомый голос, который сейчас срывался от волнения:

— Но это слишком дорого! Я не могу платить сто десять долларов в сутки! Вы же обещали, что...

Клерк за стойкой прервал поток возражений Сью; он говорил вполголоса, но Жаклин уловила несколько слов:

— ...скидки строго лимитированы... ошибочно забронирован... ничем не могу помочь.

Подбородок Сью задрожал; прозрачная слезинка образовалась в уголке глаза и скатилась по гладкой округлой щеке.

— Посмотрите на эту слезу, — тихо сказал Джо. — Она словно алмаз. И даже следа не оставила на ее гриме. Кто эта девушка?

— А кто интересуется — Джо или Виктор фон Дамм?

— Я. — Джо глядел как зачарованный. — Еще во время обеда ее заметил. Она сидела неподалеку от сцены. Словно роза среди сорняков. Или породистый котенок в окружении бродячих кошек... В чем дело?..

— Рядом с ней сидела я, — невозмутимо сообщила Жаклин.

— Да? — рассеянно отозвался Джо. — Черт, она плачет! А этот мерзавец клерк...

Рыдающие женщины были не внове служащему отеля. Пожав плечами, он равнодушно отвернулся. Джо решительно шагнул вперед.

К своему ужасу, Жаклин услышала собственный голос:

— Сью, если вам негде остановиться...

Лицо девушки, только что поникшее и грустное, вмиг засветилось от счастья, на щеках заиграли ямочки. Это преображение окончательно сразило Джо. Жаклин его не представила, а он и не пытался привлечь внимание Сью — лишь молча стоял в сторонке и смотрел, пока Сью не отошла.

— Черт! — досадливо ругнулась Жаклин. — Вот за что я себя ненавижу. И кто меня за язык дергал?

— Не знаю, но это был вероломный трюк. Я как раз собирался...

— Видимо, это и решило дело, — сухо обронила Жаклин.

— Что вы имеете в виду? Да у меня были самые благородные намерения! Девушка явно не местная, она... Похоже, она... Наверное, из Юты или с Аляски... — Джо мечтательно вздохнул. — Так с чего же вы кинулись ей на помощь? Ведь явно не от доброты душевной.

— Нет, конечно. Из экономии, В моем отеле всем наплевать, один или два человека проживают в номере. Сью заплатит половину, так что выгода очевидна.

Джо уже потерял интерес к разговору.

— Пойду-ка лучше прослежу, чтобы она не попала под машину.

— Даже если она из Юты или с Аляски, ей хватит ума самостоятельно перейти дорогу.

— Да, но... вы только послушайте, что там творится. Прямо бунт какой-то. Еще увидимся, мисс... э-э...

— Кирби! — прокричала Жаклин. — Надеюсь, вы запомните.

Джо бросился следом за Сью, его черная накидка картинно воспарила и, к огромному разочарованию Жаклин, почему-то не застряла во вращающихся дверях.

Проклиная себя за неискоренимую склонность совать нос в чужие дела, Жаклин заняла пост у одной из золоченых колонн, украшавших вестибюль. Долго ждать ей не пришлось. Джин уже давно пыталась привлечь ее внимание: светлый парик то и дело мелькал за толстым стеклом сувенирного магазинчика, между книжным стеллажом и полкой со стопкой футболок. Как только Жаклин дала понять, что заметила бывшую подругу, парик исчез.

Забившись в дальний угол магазина, Джин сгорбилась под прилавком с сувенирами и, когда Жаклин коснулась ее плеча, вздрогнула.

— Тебе не помешает выпить, — посоветовала Жаклин.

— Только не здесь!

— А где?

— Где угодно, только не здесь. — Джин нервно заламывала руки.

— Мой отель — через дорогу.

— У тебя отдельный номер?

— Нет, только что обзавелась соседкой. Возможно, сейчас она как раз там. Но, ей-богу, это же нелепо! Ладно, пошли в бар моего отеля. Ну же!

Ухватив подругу за руку, Жаклин потянула ее к выходу. Под опекой Жаклин несчастная слегка ожила, но на улице обнаружилось, что упоминание Виктора-Джо о бунте было не лишено оснований. Поначалу Жаклин решила, что тетушка Хэтти устроила еще один парад. Но оказалось, дорогу перегородили вовсе не машины, а люди. Толпа заполонила и тротуары. Повсюду пестрели плакаты и слышались возгласы, сливавшиеся в нестройный хор:

— Позор любовным романам! Насилию — нет! Ненавидим любовные романы, потому что в них любят насиловать женщин!

— Для лозунгов тяжеловато, но в напоре не откажешь.

Джин, которая была на несколько дюймов ниже Жаклин, все еще пребывала в неведении о цели демонстрации. Жаклин услужливо прочла ей несколько надписей:

— "Долой похоть!", «Долой Валентайн, насилие и секс!», «Пишешь любовные романы — унижаешь женщин». Ага, вот еще один: «Все Валери, руки прочь от любви!» По-моему, этой к тебе относится.

Тут до Джин дошло.

— Господи! — пролепетала она. — Я должна выбраться отсюда! О боже, боже, боже!

— Успокойся, они тебя даже не видят. — Жаклин привстала на цыпочки. — Ого! Глянь-ка — это случайно не Бетси Маркхэм?

Оказавшись между молотом и наковальней (где-то позади притаилась коварная Дюбретта, впереди — и вовсе кошмар), Джин прямо-таки оцепенела от свалившейся новости. Женщина, на которую указывала Жаклин, и правда была их однокурсницей. Высокая, стройная, с короткими седеющими волосами и худощавым, довольно симпатичным лицом. Либо Бетси услышала голос Жаклин, что маловероятно, — либо обладала завидным шестым чувством, столь свойственным всем революционерам, но она вдруг в упор посмотрела на Жаклин, расплылась в улыбке и опустила свой плакат прямо на голову полисмену. Плакат Бетси советовал всем Валери убираться восвояси.

Бетси вместе с полицейским исчезли в водовороте борющихся тел. Жаклин поторопилась увести свою очумелую подопечную.

Джин вышла из ступора, только когда они уселись в кабинке полутемного бара.

— Итак? О чем сыр-бор? — поинтересовалась Жаклин, после того как официант принес выпивку.

Джин как следует приложилась к своему мартини. Затем срывающимся голосом произнесла:

— Ты бы не спрашивала, если в почитала мои книжки.

— Я читала. «Раба страсти». Не далее как сегодня утром, в самолете.

— "Раба стра..." — Джин передернуло. — О господи!

— До того отвратительно, что просто дух захватывает, — вдохновенно продолжала Жаклин. — Изумительно, неподражаемо ужасно. Не говоря уже о том, что половина — чистейшей воды плагиат, особенно подробности мужской анатомии. Неужели думаешь, что я когда-нибудь смогу забыть «Страстного турка»? Джин кисло улыбнулась и, сдвинув парик на затылок, отхлебнула мартини, а затем, уже более спокойно, сказала:

— Никто, кроме тебя, не заметит. Разве что еще полдюжины замшелых специалистов по викторианской порнографии.

— Стало быть, ты полагала, что никто из нас не прочтет твою книгу?

— Да хоть бы и прочли, мне наплевать. — То ли алкоголь, то ли облегчение от признания прибавили Джин смелости. — Авторских прав я не нарушила: «Страстного турка» не переиздавали уже лет сто. Кто, скажи на милость, подаст на меня в суд?

— Только не я, дорогая. Тот скромный томик здорово скрасил последние месяцы учебы. Кстати, ты защитила кандидатскую?

Казалось бы, этот невинный вопрос должен был отвлечь и успокоить Джин. Но вместо этого в ее глазах вновь появилось затравленное выражение.

— Докторскую, — прошептала она.

— Поздравляю.

— Я доцент.

От новых поздравлений Жаклин воздержалась — судя по тону Джин, та ждала скорее соболезнований.

— В этом году, — замогильным голосом продолжала Джин, точно Дельфийский оракул, предрекающий гибель Афин, — меня зачисляют в штат.

— Да? — Тут Жаклин сообразила. — А-а...

— Угу. — Джин кивнула. — Если только узнают, что я... сама понимаешь...

Подвизаясь в академических кругах, Жаклин без труда уловила скупые намеки и еще более туманную логику Джин и перевела на нормальный язык:

— Значит, если твои коллеги пронюхают, что ты пишешь мягкое порно, теплого местечка в университете тебе не видать как собственных ушей. Джин, неужели ты всерьез в это веришь? На дворе не 1850 год и даже не 1950-й.

— Теплое местечко? Да я вообще лишусь работы! Сама знаешь, какая в университетах система: дотрубив до определенного возраста, либо получаешь повышение, либо вылетаешь. А мне уже почти... сама знаешь сколько. По-твоему, это очень весело — искать работу в моем возрасте, соревнуясь с юными самоуверенными всезнайками?

У Жаклин оставались сомнения насчет правоты подруги, но она отлично знала, насколько зыбки и ненадежны пути к успеху в научном мире. Конкуренция была поистине беспощадной: на всякий пост метило с дюжину квалифицированных претендентов, и сдвинуть чашу весов мог самый незначительный фактор. Но главное, Джин всей душой верила в опасность, и никто бы не сумел ее разубедить.

Жаклин попыталась зайти с другой стороны:

— Ну и что, если потеряешь работу? Наверняка ты зарабатываешь кучу денег на своих книжках.

— Точно, — печально согласилась Джин. — Зарабатываю.

— Ну и отлично! Кого волнует мнение отсталых и скучных профессоров?

— Меня.

— А-а...

— Мне очень нравится преподавать. Я просто обожаю университетскую атмосферу — тишина, уважение... Ой, да ты все равно не поймешь. Ты ведь всегда была смутьянкой.

— Я?! — возмутилась Жаклин. — Да я само смирение...

Джин хихикнула:

— Ага, помнишь, как ты усадила всех чернокожих футболистов из команды «Вашингтон Парк» в первом ряду, когда профессор Хоффмейер читал лекцию по наследственным расовым особенностям?

Жаклин отмахнулась:

— Твоя беда в том, что ты стыдишься своих книжек. И приписываешь это презрение своим коллегам. Если ты так ненавидишь свои романы, почему не бросишь писанину?

— Не могу.

— Да почему?

— Ну... — Джин смущенно заморгала. — Я зарабатываю кучу денег... ну и... привыкаешь к определенному уровню жизни...

— И на что ты тратишь денежки? На шмотки? Вряд ли.

Джин вспыхнула и нервно поправила съехавший на ухо парик.

— Это ты про мой наряд?.. Знаешь, я вообще-то так не одеваюсь, только когда вынуждена. В том смысле, что...

— Так на что же ты их тратишь?

— Ну... на разное. Покупаю много книг...

— Боже правый, и зачем мне это надо?! — в сердцах вскричала Жаклин. — Видать, совсем рехнулась. Ведь каких-то полчаса назад я уверяла Виктора фон Дамма, что мне до смерти надоели чужие откровения, и вот, пожалуйста, сама напрашиваюсь...

— Виктор?! И что же он тебе рассказал?

— Ничего особенного. Мне удалось отделаться от него прежде, чем... Ну ладно, — вздохнула Жаклин, — его Кое-что отвлекло, вернее, кое-кто. Любопытно, как там Сью?.. О чем я говорила?

— О Викторе.

— То есть о Джо.

— Он сказал тебе свое настоящее имя?

— Не совсем так. Сказал не он. А сам Джо признался, что спит и видит, как бы стать библиотекарем.

— Бедняжка Джо, — пробормотала Джин.

— А еще он сказал, что ты несчастна. И намекнул, что вас с ним связывает некая страшная тайна. А также посоветовал поболтать с тобой: мол, меня ждут шокирующие откровения. Но... — Жаклин властно подняла руку. — Но я не желаю их выслушивать. На кой черт мне стенания двух глупцов, которые, очевидно, не понимают, что выгодно устроились и гребут деньги и славу лопатой? Что у вас за проблемы? Можешь не отвечать. — Она сделала движение, собираясь встать.

Джин ухватила ее за рукав:

— Джекки, прошу тебя...

— Оставь! — Жаклин зевнула. — Если думаешь, что меня растрогают древние и неуместные прозвища... — Но встать больше не порывалась.

Помолчав, Джин тихо заговорила:

— Я читала насчет того дела в Риме. В каком-то журнале.

Спросить: «Какого дела?» — было бы чистейшим жеманством. История та получила широкую огласку, поскольку среди действующих лиц фигурировал всемирно известный ученый, да и лейтенант Ди Кавалло, что вел расследование, не имел ничего против огласки — и славы. Задумчивая улыбка тронула губы Жаклин. Остров Капри... маленький отель неподалеку от развалин дворца Тиберия, уединенный пляж, который они случайно обнаружили... Погрузившись в приятные воспоминания, она забыла про Джин.

— А была еще другая история, в Англии, — что-то насчет общества по реабилитации короля Джона...

— Ричарда. Откуда ты узнала?

— Однажды на какой-то вечеринке разговорилась с одним историком, его звали Найджел Стрэнгвейз. Болтали о том о сем, и вдруг он...

— И что этот тип сказал обо мне? — Глаза Жаклин сузились.

Джин собиралась с мыслями достаточно долго, чтобы убедить Жаклин: отзыв Найджела явно нуждался в редактуре.

— Э-э... что произошло убийство — или попытка убийства — и ты его раскрыла. А еще сказал, что ты... э-э... замечательная женщина.

— Хм, — недоверчиво отозвалась Жаклин.

— Так ты правда раскрыла то дело?

— Да.

— Значит, ты разбираешься в подобных вещах?

— "В подобных вещах"? Джин, да что у тебя с головой?! И как тебя вообще держат в университете?

Джин пропустила колкость мимо ушей. На лице ее застыло напряженно-сосредоточенное выражение.

— Я имела в виду преступления. Ведь шантаж — это преступление, верно?

— Тебя кто-то шантажирует?

Вопрос был задан в лоб, и Джин пошла на попятную, отвела глаза в сторону — и тут же внимание ее привлек кто-то или что-то. Взгляд ее застыл, а в следующую секунду, тихо вскрикнув, она выскочила из кабинки и растворилась в толпе.

Жаклин ожидала увидеть Дюбретту, а посему не знала, радоваться или нет, когда узрела долговязую фигуру другой своей бывшей однокурсницы. Завидев Жаклин, Бетси помахала рукой и устремилась навстречу.

— Так и знала, что ты тут втихомолку напиваешься! — весело крикнула она и плюхнулась на стул, где только что сидела Джин.

— Оставь эти штучки. Ты искала не меня. И кстати, почему ты не за решеткой?

Бетси провела рукой по седеющим волосам.

— О'кей, искала я не тебя, а глоток-другой чего-нибудь этакого. Официант! Почему не за решеткой, спрашиваешь? Дорогуша, да я забыла, как выглядит каталажка! Главное для революционера — опыт, со временем насобачиваешься, приобретаешь кое-какие навыки... — Она подняла глаза на официанта. — Джин со льдом, пожалуйста.

— Видимо, я слишком долго проторчала в глуши, — вздохнула Жаклин. — Мне казалось, что если ударить копа по башке, то...

— Не так уж сильно я его ударила. — Бетси нежно улыбнулась. — Сколько ж лет прошло, Джекки? Выглядишь классно. А что за дамочка только что отсюда слиняла? Кого-то она мне напомнила.

— Прошло почти двадцать лет, — педантично ответила Жаклин. — Чем ты...

— На ней был такой же прикид, как на всех этих сучках-романистках. Как тебя угораздило затесаться в их компанию?

— А с чего ты так против них окрысилась?

Бетси ухмыльнулась:

— Поиграем в вопросы и ответы? Ладно, не хочешь — не говори. Но любой, кто прочтет хотя бы одну из этих похабных книжонок, поймет, почему я их не выношу. Ты сама-то читала?

— Целых две. А ты?

— Не подловишь, можешь не стараться! — весело ответила Бетси. — Читала, и не две, а двести. До того хороши, что, боюсь, моим мозгам уже не оправиться. Но ты-то, Джекки, у нас всегда слыла умной девушкой. Как ты терпишь такую чушь?

— А с чего ты взяла... — Жаклин оборвала себя на полуслове. До смерти надоело уклоняться от ответов; любопытно, она еще в состоянии изъясняться простыми фразами? Надо попробовать. Заметив стоящую рядом даму, Жаклин объявила: — Это Дюбретта Дюберстайн. Дюбретта, познакомьтесь; Бетси Маркхэм. Скажите, Дюбретта, а вы... Нет-нет, всё! Больше никаких вопросов.

— Не сумела отыскать свободный столик, — пояснила Дюбретта. — Не возражаете, если присоединюсь к вам?

Возможно, так оно и было. Народу в баре все прибывало, и журналистка уже некоторое время топталась у стойки. Как долго, Жаклин не знала. Вполне вероятно, Дюбретта углядела, как она беседует с Джин-Валери. Но революционерка Бетси тоже заманчивая добыча для репортера, а блокнот у Дюбретты всегда наготове.

— Вы из пикета? — поинтересовалась она.

— Завидная проницательность, — похвалила Жаклин, разглядывая солдатскую униформу Бетси, всю в нашивках и бляхах.

— На что жалуетесь, Бетси? — спросила Дюбретта.

Гласность — бальзам на душу пламенного борца. Лихорадочно сверкнув глазами, Бетси зачастила:

— Авторы любовных романов увековечивают образ женщины, который по своей сути устарел! Он продиктован пренебрежительным отношением к женщине, а потому пагубен! Все тот же миф: мол, женщины мечтают, чтобы их изнасиловали. А мужчины, между прочим, по-прежнему в это верят; и когда женщина-писательница потворствует этому их отвратительному заблуждению — это не просто унизительно, а настоящее предательство!

Дюбретта строчила как заведенная.

— "...настоящее предательство", — удовлетворенно повторила она.

— Мужчины до сих пор одержимы образом, созданным больше ста лет назад в «Страстном турке», — вдохновенно продолжала Бетси. — Они... Джекки? В чем дело?

— Нет-нет, ничего, — отмахнулась Жаклин, подавив смешок.

— Ты ведь помнишь эту книжку, правда? Мы все ее читали. Как там звали ту девицу, английскую красотку?..

— В современной любовной прозе и впрямь немало от «Страстного турка», — поспешила вставить Жаклин. — Ты права, Бетси, сплошь и рядом героиню насилует сексапильный красавец, и пускай он в конечном итоге в нее влюбляется — это отнюдь не компенсирует ее мучений.

— Вот именно! — страстно вскричала Бетси.

Жаклин расслабилась: ее отвлекающий маневр сработал.

Бетси горячо продолжала:

— В современной так называемой художественной литературе, куда ни ткни, всюду женщину превращают в жертву. Возьмите ужастики или триллеры — кого там обижают и притесняют? Кого терроризируют, преследуют и истязают? Красивую молодую девушку — вот кого!

— Это все? — Дюбретта отложила ручку.

— Нет, черт возьми! — негодующе воскликнула Бетси. — Я могу еще долго говорить.

— Все в том же духе? Нет-нет, деточка, все это очень хорошо, но не могу же я повторяться на протяжении целой колонки. Неужели у вас не найдется ничего конкретного на этих людей?

— Найдется? Что, например?

Жаклин едва сдержала улыбку, а Дюбретта громко фыркнула:

— Именно это меня и раздражает в вас, реформаторах. Вы до чертиков наивны! Ходите взад-вперед, горланите свои лозунги о равенстве и справедливости, временами двинете копу по башке — да-да, моя золотая, я видела, как вы огрели бедняжку Джексона Биллингса, — и чего в итоге добиваетесь? Да ни черта! Неужели не понимаете: чтобы разоблачить и прижать к стенке врага, надо не гнушаться грязных уловок — как не гнушаются их они!

Бетси, которую не вогнало бы в краску любое непечатное словечко, сделалась пунцовой, когда ее обвинили в наивности. Почуяв в Дюбретте потенциальную союзницу, она подалась вперед:

— А вы именно это пытаетесь сделать — разоблачить их?

— Охотиться надо за теми, кто наверху, — поучала Дюбретта. — Большинство авторш — бедные простодушные недотепы вроде нас с вами, которые всего лишь стараются заработать. Они-то и есть настоящие жертвы эксплуатации — их вынуждают кропать ерунду, которая им самим противна, а заработанные гроши вытягивают издатели и агенты.

— Гроши? — вскричала Бетси. — Да вы знаете, сколько деньжищ гребут фон Дамм, Валентайн и Вандербилт?

— Можете охотиться за ними, если хотите, — невозмутимо ответила Дюбретта. — Но вы упускаете главную фигуру, которая за всем этим стоит, — паучиху в центре липкой паутины. Хэрриет Фостер. Да-да, старая добрая тетушка Хэтти. Также известная под именем Хэтти-четвертак. Большинство агентов берут десять процентов, от силы пятнадцать. Хэтти берет двадцать пять. А уж сколько она гребет неучтенкой — одному богу ведомо. Ничего бы не пожалела, лишь бы вывести на чистую воду эту слащавую, вечно улыбающуюся сучку. Если в мне только удалось...

Голос ее вдруг сорвался на хрип, и Дюбретта умолкла. Бетси подняла было руку, чтобы в лечебных целях хлопнуть журналистку по спине, но Жаклин удержала ее:

— Нет-нет, не надо. Что с вами, Дюбретта?

Через несколько секунд та расслабилась. Достала из сумки маленький пластиковый пузырек, вытряхнула пилюлю и проглотила.

— Все время забываю принимать эту отраву, — смущенно выдавила она.

— Все в порядке? — забеспокоилась Жаклин.

— Совершенно. Три пилюльки в день — и старинные ходики продолжают тикать. А теперь, Бетси, милочка, послушайте моего совета. Забудьте о своих плакатах и расплывчатой злости. Вам необходимо сделать мишенью насмешек конкретных людей. Смех — самое сильное оружие в мире. Если вы сумеете выставить на посмешище этих мерзавцев, разоблачить их притворство, лживость...

— Продолжайте! — Бетси ловила каждое слово Дюбретты.

Две седеющие головы склонились друг к другу. Какое-то время Жаклин прислушивалась, но вскоре потеряла интерес, поскольку лекция Дюбретты сводилась к общим принципам сенсационных разоблачений.

Неприязнь Дюбретты к Хэтти Фостер граничила с ненавистью. Ужимки Хэтти и ее подопечных — в особенности их вкус в области дизайна — были смешны и нелепы, что делало литераторов-романтиков более чем уязвимыми для сатиры, в которой Дюбретте не было равных. Но всем очевидная глупость — скудная пища для газетных сплетен. Тут требовалось что-то более завлекательное, желательно какая-нибудь страшная и позорная тайна. Любопытно, задумалась Жаклин, эта самая лживость, которую мечтала разоблачить Дюбретта, имеет какое-то отношение к намекам, что подбрасывали ей Джо и Джин? Если так, то в воздухе явственно попахивает шантажом. Но что тетушка Хэтти может иметь против беспечного и безобидного актера-неудачника Джо?

От раздумий ее оторвало внезапное молчание, воцарившееся за столиком, Жаклин моргнула и обнаружила, что Дюбретта с Бетси сверлят ее негодующими взглядами.

— Джекки, мы же разговариваем! — возмутилась Бетси.

— И кто вам мешает? Я и рта не раскрыла.

— Ты пела!

— Неужели?

— Я-то надеялась, что ты с этим справилась. — И Бетси пояснила Дюбретте: — Раньше Джекки всегда так делала — когда становилось скучно, она принималась напевать.

— И что же я пела? — с интересом спросила Жаклин.

Бетси вздохнула:

— Начала с «Расцвета любви». Потом перешла к «Старой, нежной песне любви», а уж затем — к «Пускай бегут года».

— Ну что ж! — Подхватив сумку, Жаклин поднялась. — Раз я мешаю вашей интеллектуальной беседе, то, пожалуй, откланяюсь.

Мурлыча себе под нос, она взяла у портье ключи от номера и направилась к лифту. «Пусть чередой годы прошли, свою любовь мы сберегли...»

Любовь и страсть, ревность и ненависть были, разумеется, не чужды Жаклин. Не найти более благодатной почвы для этих чувств, нежели влажные и тенистые университетские рощи. Однако, хотя Жаклин довелось стать невольной участницей нескольких расследований убийств, никогда прежде ей не приходилось окунаться в атмосферу, буквально пропитанную ненавистью. Все здесь друг друга ненавидели.

Но это лишь доказывает, рассуждала Жаклин, что авторы дамских романов не лучше и не хуже, чем прочие представители рода человеческого. Поражало иное — контраст между кружевными сердечками с одной стороны и ядовитыми перепалками — с другой. Сентиментальность и ехидство были сплетены в причудливый и нелепый клубок.

Пассажиры лифта испытали немалое облегчение, когда Жаклин вышла на своем этаже, по-прежнему напевая.

В номере никого не оказалось, но Сьюзен здесь побывала: ее ободранный чемоданчик робко забился в угол, а туалеты не заняли и четверти платяного шкафа. На тумбочке лежала записка: «Я ушла с Виктором! Огромное Вам спасибо! До скорой встречи. Не могу передать, как я Вам благодарна за Вашу доброту! Сью».

— Ого! — воскликнула Жаклин.

На тумбочке высилась еще и стопка книг в бумажных переплетах. На обложке верхней книжки юная дева млела в объятиях высокого и смазливого индейца. Сползающая с плеча девушки блузка готовилась вот-вот окончательно ее покинуть, а сама прелестница прогнулась назад под углом, немыслимым для человеческого позвоночника. Мрачное доселе лицо Жаклин слегка просветлело. Сбросив туфли, она поудобнее устроилась на кровати и подтянула к себе «Нежданные ветры страсти».

Глава 3

1

"Поведя широкими плечами, Длинная Стрела небрежно скинул лук и колчан со стрелами. На его бронзовой груди заиграли мускулы.

— Я буду звать тебя Анемон, Цветок Ветра, — произнес он по-английски, но с гортанным выговором. — Это цветок любви в моем племени, ибо он гнется от ветра страсти.

— Нет, — прошептала Флейм и попятилась, дрожащими руками пытаясь натянуть обрывки блузки на полные груди. У молодого воина загорелись глаза.

— Иди ко мне, Цветок Ветра. — Он отбросил в сторону кожаную набедренную повязку. Точно завороженная, Флейм уставилась на..."

— Жаклин?..

— Черт, — буркнула Жаклин. Она и не услышала, как в замке повернулся ключ.

Сьюзен смущенно улыбнулась:

— Извините, я не хотела вам мешать.

— Ничего страшного. — Заложив страницу, Жаклин захлопнула книжку. В конце концов, она отлично представляла, что же так заворожило невинную Флейм. Ни у кого из читателей «Страстного турка» не могло остаться сомнений на сей счет.

— Мне казалось, вы ужинаете с Виктором.

— Я передумала.

Жаклин с интересом наблюдала, как котенок пытается походить на льва. Это было так занимательно, что она вмиг позабыла все свои благие намерения не лезть куда не просят.

— Что случилось? — спросила она, с трудом скрывая нетерпение.

Сью подошла к окну и задумчиво уставилась на Центральный парк.

— Да в общем-то ничего, — ответила она с деланным смешком. — Просто... я поняла, что он за человек. Эти его слащавые манеры — он обожает рисоваться, лишь бы глупые женщины перед ним заискивали... Вообще-то я понимала, что Виктор самовлюбленный болван, и согласилась пойти с ним только потому, что считала его забавным... — Голос ее сорвался.

Материнский инстинкт был развит у Жаклин гораздо сильнее, чем она признавала, но охи-вздохи и море слез виделись ей не самым удачным курсом лечения. Внимательно посмотрев на вздрагивающие плечи Сью, она бодрым голосом попросила:

— Раз уж вы на ногах, будьте добры, принесите мне стакан воды!

Пряча лицо, Сью прошаркала в ванную и через несколько минут вышла с прилипшими ко лбу мокрыми прядями и виноватой улыбкой.

Жаклин приняла из ее рук стакан.

— Спасибо. Надеюсь, вы не возражаете — я позаимствовала у вас книжку.

— Ну что вы! Берите сколько угодно. Вы не представляете, как я вам благодарна...

— Ерунда. Это я вам благодарна — за возможность расширить круг чтения. Книги нынче так дорого стоят.

Сью легла поперек кровати.

— Я очень ценю вашу тактичность. Но незачем избегать этой темы. Я совсем не расстроена и отнюдь не против того, чтобы об этом поговорить.

Жаклин, видя, что независимо от своего желания вот-вот станет наперсницей бедной девушки, откинулась на подушки и смирилась.

— Тогда давай перейдем на «ты», — предложила она. — Этот тип к тебе приставал? Ты уж извини меня за старомодную терминологию — мало я прочла любовных романов и не успела выучить ключевые слова.

— Да нет же, господи! — Сью вновь натужно усмехнулась. — С такими-то вещами я умею справляться.

— Не сомневаюсь, — пробормотала Жаклин. Значит, Джо не приставал — и Сью разочарована.

Некоторое время девушка молчала. А затем хлынул поток слов:

— Поначалу он был так мил! Мы зашли в какой-то уютный бар, выпили, разговаривали... Ему всего двадцать девять, вы знали? Я сказала, мол, как замечательно, что он пользуется таким успехом, а он ответил, что ему наплевать на деньги, что он устал от подхалимажа и притворства, хочет бросить все к черту и вновь зажить простой, нормальной жизнью... Я рассказала ему о своем городке, и Виктор с радостью заявил, что это именно то, о чем он мечтает...

Подбородок ее задрожал, и Жаклин поспешила вмешаться:

— И что же случилось, что разрушило такую романтическую атмосферу?

Ее голос подействовал как ушат холодной воды. Подбородок Сью окаменел, девушка бросила на Жаклин обиженный взгляд, тем не менее продолжала:

— Случилось то, что все это оказалось сущим трепом. Вдруг появилась эта женщина... Хэтти. Сразу закудахтала: ах, я знала, Виктор, что непременно найду тебя в твоем любимом баре, и неужели ты забыл о встрече с Бартоном и Ридом?

— Это издатели? — уточнила Жаклин.

— Да. Виктор свирепо на нее посмотрел. А она вдруг глянула на меня и говорит, причем очень любезно: «Деточка, надеюсь, вы меня простите? Теперь-то я понимаю, почему Виктор позабыл о скучной деловой встрече. Отчего бы вам не пойти с нами? По вашему красному ярлычку я вижу, что вы тоже писательница, так что вашей карьере наверняка не повредит, если вы познакомитесь с мистером Бартоном».

— Уж это точно, не повредит, — кивнула Жаклин. — Если откровенно, я удивлена, что Хэтти тебе это предложила. Вроде бы она не славится филантропией.

— Вот тут-то мистер Виктор фон Дамм и показал свою истинную сущность! Вскочил, будто на ежа сел, схватил Хэтти за руку — и был таков. Даже не извинился, буркнул что-то вроде «Увидимся». Хэтти и та смутилась, но не успела и рта раскрыть, как он ее уволок.

— Поразительно, — пробормотала Жаклин.

— Ничего поразительного! Просто он самовлюбленная, эгоистичная свинья, вот и все! Ведь та женщина, в зале, правду сказала — Хэтти самый крупный литературный агент, и у меня была возможность заинтересовать ее. Но драгоценный Виктор не терпит конкуренции, даже такой несерьезной.

— Не торопись с выводами, — посоветовала Жаклин. — Мало ли...

— Ну нет, урок пошел мне впрок. Больше я на такую удочку не клюну. Жаклин, вы... ты ужинала? Если нет, можно тебя пригласить?

— Спасибо, но я уже договорилась поужинать с друзьями. А сколько, кстати, времени? Ого, да я уже опаздываю!

Когда она выбегала из комнаты, зазвонил телефон.

— Может, это тебя, — предположила Сью.

— Нет-нет, у меня нет ни минуты, — отмахнулась Жаклин. — А вдруг это Виктор, хочет попросить прощения?

Сью фыркнула, однако, закрывая дверь, Жаклин отметила, с какой прытью девушка бросилась к телефону.

Пулей пролетая через холл, Жаклин услышала, как кто-то выкрикнул ее имя, но даже не замедлила шаг и не оглянулась. Она считала, что неприлично опаздывать на ужин, который подруга вызвалась собственноручно приготовить, да и романистами с их проблемами была сыта по горло. В конце концов, она приехала в Нью-Йорк, дабы от души насладиться нелепостью конференции и развлечься, а не участвовать в групповой психотерапии.

2

Вернулась она поздно, но Сью не спала. Жаклин мельком глянула на обложку книги, которую читала девушка.

— "Энни из «Зеленых башен»"? Так, попробую угадать: это новая версия, где молодой сексапильный доктор Гилберт соблазняет Энни на поле фиалок.

— Купила в киоске, когда выбегала за гамбургером, — пояснила Сью. — Надо же было чем-нибудь заесть горечь от неудачного романа. Ты ходила по магазинам?

Положив плоский чемоданчик на кровать, Жаклин размяла затекшие мышцы.

— Вроде и не тяжелый, а руки оттягивает. Какие там магазины! Просто одолжила шмотки у подруги. А то мои туалеты не совсем в духе события.

Откинув крышку чемоданчика, она вытащила платье — светло-сиреневый муслин рассыпался воздушными складками. Сью ахнула:

— Какая прелесть! Это настоящее брюссельское кружево?

— Видимо, да. — Жаклин нахмурилась. — Платье, правда, слегка вышло из моды. Джоан надевала его на прием, устроенный королевой, года два назад. Но вот шляпка к нему и впрямь божественна.

— Такая большая... — неуверенно протянула Сью, глядя на щедро украшенную цветами шляпу.

— Мы слегка добавили ленточек и цветочков.

Жаклин примерила шляпу. Сью невольно прыснула, но тут же прикрыла рот рукой:

— Ой, извини...

— Именно такой реакции я и добиваюсь, дорогая. Погоди, вот увидишь ансамбль целиком! Там еще есть зонтик, отделанный оборочками, и длинные белые перчатки.

— А что еще?

— А еще вечернее платье для послезавтрашнего бала. — Захлопнув чемоданчик, Жаклин жеманно улыбнулась. — Пожалуй, пусть это будет сюрпризом. Понимаешь, из моих знакомых у Джоан больше всех денег и самый ужасный вкус, Повезло мне на друзей.

— Ты сумасшедшая! — восхищенно заметила Сью.

— Ну спасибо на добром слове! Так, а теперь — на боковую! Завтра я должна быть свежа и неотразима.

Аккуратно развесив платья в шкафу, Жаклин направилась в ванную.

— А звонили тогда тебе, — сообщила Сью.

— Кто? — на ходу бросила Жаклин.

— Он не представился. Но звонил еще раз, где-то с час назад... — Жаклин исчезла в ванной, и Сьюзен повысила голос: — Когда я сказала, что ты не вернулась, он на меня нарычал.

В дверном проеме появилась голова Жаклин в белой пластиковой шапочке с надписью «Команда пловцов Колдуотер-колледжа».

— Нарычал?

— В буквальном смысле слова. Я спросила, не хочет ли он что-нибудь передать, а этот человек рявкнул: «Скажите, что ей не удастся вечно от меня бегать!» — и бросил трубку.

Белая шапочка склонилась набок.

— Тенор или баритон?

— Баритон.

— Ага. — Голова Жаклин снова исчезла. — Черт! — послышался ее голос.

— Знаешь, кто это?

В ванной зажурчала вода. Сьюзен, не дождавшись продолжения, вернулась к Энни из «Зеленых башен».

3

— Ну как? — Жаклин придирчиво вгляделась в зеркало.

— Здорово! — воскликнула Сью. — И зонтик очень к месту. Но я думала, ты прибережешь его для вечернего коктейля.

— На коктейле мой безвкусный наряд наверняка будет не одинок, и это ослабит эффект. А вот на завтраке я рассчитываю произвести фурор. Поторопись, хочу занять местечко поближе к сцене.

Всадив в шляпу две булавки длиной с саблю, Жаклин подхватила сумку и жестом поманила Сьюзен, которая последовала за ней с веселой улыбкой.

Пока они шли через вестибюль, головы исправно поворачивались им вслед, а на Шестой авеню какой-то таксист даже крикнул:

— Эй, дамочка, клумбу не потеряйте!

Жаклин кокетливо помахала ему рукой.

Пришли они рано, но несколько гостей уже расселись. Застолбив два стула в первом ряду, у самой сцены, Жаклин принялась устраиваться поудобнее. К ней тут же робко приблизилась молодая женщина и попросила автограф. Жаклин вывела с завитушками: «Валери фон Хенцау».

— Ну, ты даешь! — воскликнула Сьюзен, когда охотница за автографами попятилась, не сводя глаз со шляпки Жаклин. — Ты ведь не...

— В данный момент я как раз пишу. — Открыв сумку, Жаклин извлекла оттуда блокнот, шариковую ручку и небольшой термос с кофе. Отвинтив крышку термоса, наполнила чашку Сью, затем свою. — Собираюсь накропать любовно-исторический роман. Кабы знала, какие богатства можно заработать подобной халтурой, давно бы этим занялась. Так что извини, какое-то время я не смогу поддерживать беседу. Вполне вероятно, пока суд да дело, успею закончить первую главу.

И, склонив голову, принялась торопливо строчить. Сью попыталась заглянуть через плечо Жаклин, но поля шляпки надежно скрывали блокнот.

Жаклин исписала с полдюжины страниц крупным, размашистым почерком, как вдруг ее вдохновение грубо нарушил тихий вскрик Сьюзен. Строго говоря, охнула девушка не впервые — чуть раньше, войдя в творческий раж, Жаклин сдвинула шляпу на затылок, давая Сью возможность прочесть написанное. Но теперешний «ох» был очень уж жалостным. Оторвав глаза от будущего шедевра, Жаклин обнаружила нависшего над ними Виктора фон Дамма.

Впечатление усугублял его наряд — до блеска отполированные ботинки, брюки, впивавшиеся в бедра, и гусарский ментик, сдобренный золотистыми галунами, золотистыми полосками, золотистыми пуговицами и вдобавок отороченный мехом. Молча оглядев красавца с ног до головы, Жаклин бросила Сью:

— Безвкусный — не самое подходящее слово для этого костюмчика, верно? Мои ровесники назвали бы его выпендрежным, но у твоего поколения наверняка найдутся более сильные термины.

Виктор перестал рисоваться и обратился к Сью:

— Мне надо с вами поговорить. Я должен объяснить...

— Не нужно никаких объяснений. Я все понимаю. И не хочу причинять вам неудобства. А то мало ли — вдруг подпорчу вам карьеру? Жаклин, извини, но мне надо в уборную. Столько выпила кофе...

Сью вскочила и стремительно юркнула к выходу, оставив Виктора стоять с разинутым ртом. Он повернулся, собираясь поспешить за девушкой, но Жаклин схватила его за рукав.

— Вы же не пойдете за ней в женский туалет.

— Д-да, пожалуй... Тогда, может, вы с ней поговорите? Скажите, что я... — Он запнулся.

Все прочие места за столиком были уже заняты, за исключением стула справа от Жаклин — там расположились ее сумка и шляпа, и ни у кого не хватало смелости предложить их убрать. Но Виктора заметили и пожирали восхищенными взглядами. Одна перезрелая дама с замутненными страстью глазами протянула к нему дрожащую руку:

— Извините... Виктор...

Не отрывая взгляда от Жаклин, Виктор схватил простертую длань и звучно чмокнул воздух в дюйме от нее.

— Теряете сноровку, — заметила Жаклин. — И накидку, кстати, тоже. Сейчас вот эта лямка соскользнет...

— Черт! — Виктор поправил сползающую накидку. — Лучше я пойду, пока не... Прошу вас, объясните Сьюзен... Она не понимает. Я не мог допустить, чтобы она... Черт!

Он затравленно оглядел дрожащих от восторга матрон. Некоторые из них тянули к нему руки, вдохновленные смелостью своей товарки.

— Ви-Ви просила вам кое-что передать, — торопливо прошептал он. — Зайдите к ней после завтрака, комната 1215. О боже, они уже здесь! — И бросился наутек, снова едва не потеряв часть своего туалета.

— Хм, — подытожила Жаклин и, плеснув себе еще кофе, вернулась к литературному творчеству.

Не прошло и пяти минут, как ей снова помешали. Чья-то недрогнувшая рука смахнула ее сумку с соседнего стула, и жизнерадостный голос произнес:

— Спасибо, что заняла мне местечко!

Жаклин насупилась:

— Привет, Бетси. Вообще-то я...

— Не вздумай сказать, что припасла местечко для кого-то другого. Эти штучки мне знакомы.

Жаклин со вздохом захлопнула блокнот:

— И как это называется — проникновение в лагерь противника?

— Идея Дюбретты! Жаль, что я сама не додумалась.

— Между прочим, шпионы дольше остаются нераскрытыми, если маскируются во вражескую униформу.

На Бетси были те же, что и накануне, мешковатая рубашка и брюки цвета хаки. Широкоплечая, мускулистая, с короткой стрижкой, она походила на юношу — точнее, на мужчину средних лет в великолепной физической форме, ибо лицо ее несло на себе печать бесчисленных сидячих забастовок и маршей.

— Но значки-то я сняла, — заговорщицки поделилась Бетси. Затем оглядела Жаклин, от шляпы до широкой юбки, и покачала головой: — Кто бы говорил. Более нелепого одеяния в жизни не видала!

— Спасибо за комплимент. А почему ты ни против чего не протестуешь?

— Именно этим я и занимаюсь. — Откинувшись на спинку стула, Бетси сложила руки на груди. — Да не дергайся ты, я и рта не раскрою. Собираюсь просто наблюдать. А где ты раздобыла кофе?

— Принесла с собой, — Бетси потянулась к сумке, но Жаклин ее обескуражила: — Больше нет, Так, кажется, сейчас начнется — вот и тетушка Хэтти.

— О! — Бетси встрепенулась.

Вернулась Сью, Она с любопытством посмотрела на Бетси, и Жаклин их познакомила.

— Ага, значит, вы из этих дурочек? — обрадовалась Бетси, глянув на красную именную бирку Сью. — И как же вас угораздило вляпаться в эту пакость, деточка? С виду вы вроде бы не идиотка.

Жаклин вздохнула:

— Мне нравится твоя манера внедрения во вражеский стан — прямо как бульдозер.

— Вы вчера участвовали в марше протеста? — спросила Сью.

— Я его организовала, — с гордостью сообщила Бетси. — Вот, возьмите бляху — дарю. — Из кармана рубашки она достала значок: ярко-зеленая надпись на желтом фоне гласила: «Нет — изнасилованиям!» — Берите-берите, не стесняйтесь! Или, может, вы за изнасилования?

— Нет, конечно!

— Дай мне! — Жаклин прицепила бляху к сиреневому лифу и одобрительно цокнула. Бляха и впрямь смотрелась очень стильно. — Жалко, свою не прихватила, с надписью «Событие века», — огорчилась она. — С одной стороны эта, а с другой...

Но Сьюзен и Бетси ее не слушали. Сью рада была познакомиться с очередной эксцентричной приятельницей Жаклин, а Бетси воспылала надеждой обратить девушку в свою веру.

— Готова поспорить, вы только начали кропать эту мерзость, — с улыбкой сказала она. — Подумайте, на какой позорный и пагубный путь вы встали! Еще не поздно бросить.

— И найти спасение в лоне революционеров! — подхватила Жаклин и пропела: — Глори, глори, аллилуйя...

— Заткнись, — оборвала ее Бетси. — Поговорим потом, Сью, Старая кошелка сейчас раскроет варежку, и я хочу кое-что записать.

— Раз, два, три, проверка... — прошелестела Хэтти в микрофон.

Столик на сцене сегодня был не столь щедро украшен авторами: присутствовали только Виктор фон Дамм и Эмеральда Фитцрой. Хэтти уже собралась обратиться к публике, но тут Виктор перегнулся через пустой стул, отделявший его от Хэтти. Та поспешно прикрыла ладонью микрофон, однако зрители успели услышать:

— Лично я убираюсь отсюда ко всем чертям. Не хочу...

Улыбка тетушки Хэтти застыла. Она что-то ответила Виктору, он снова уселся, и Хэтти начала речь.

Бетси прилежно записывала каждое слово в своем новеньком блокноте. Жаклин припомнилась старая университетская шутка: конспектирование лекций — это перемещение слов из записей профессоров в тетрадки студентов, минуя мозги и тех и других. По сути, речь старушки состояла из снова и снова повторявшихся приветствий и обзора мероприятий дня. После чего Хэтти взяла в руки вилку и в зал ворвались официанты с подносами.

Жаклин, любившая плотно поесть, мигом проглотила жесткий, как подошва, омлет, перченую колбасу и тост, затем перешла к бутерброду с сыром, который предусмотрительно захватила с собой.

— А где остальные? — спросила Бетси.

Жаклин неуверенно заглянула в сумку:

— Я взяла только один.

— Да я не про сыр, тупица, — про писателей. Нет именно тех, кого мне больше всех хотелось бы видеть, — этих ваших Валери.

— Валери Валентайн не собиралась приходить, — просветила ее Сью. — Она ведь самая яркая звезда и вряд ли станет показываться на публике больше одного раза в день. Наверное, появится вечером на коктейль-пати.

— А вторая?

— Может, заболела.

Жаклин подозревала, что предположение верно, хотя и не в том смысле, который вкладывала Сью. Видать, нервы Джин все-таки сдали от напряжения. А может, подружка надумала взбунтоваться? Жаклин не сомневалась, что прибыть на конференцию Джин вынудили, — скорее всего, старушка Хэтти. Чтобы избежать разоблачения, Джин пошла бы на все — настоящая мечта шантажиста.

Но это вовсе не обязательно значило, что все прочие авторы подвергались такому же нажиму. Большинство из них горели желанием лишний раз покрасоваться на публике. Однако перемена в настроении Джо-Виктора позволяла предположить, что в полку бунтовщиков прибыло. Только вчера он вроде бы наслаждался нелепым торжеством, а сейчас, после своей вспышки, погрузился в мрачное молчание, ни разу не подняв глаз от тарелки.

Жаклин подумывала, не обсудить ли эту интригующую тему с Бетси, но решила, что не стоит. Зачем делать за революционеров их работу?

В заключение завтрака прозвучали речи двух гостей — рецензента любовных романов и редактора, который воздал хвалу писателям — за то, что помогают ему зарабатывать кучу денег. Виктор направился было к столику Жаклин, но Хэтти вовремя ухватила его за воротник и увела.

— Знаешь его? — спросила Бетси, от которой не укрылась эта немая сценка.

— Кого?

— Вон того роскошного мачо в наряде Веселой вдовы. Не понимаю, как так получается, — с грустью продолжала Бетси, — но почему-то самые фактурные мужики всегда оказываются самовлюбленными свиньями.

Пожав плечами, Жаклин двинулась к выходу, Сьюзен поспешила следом.

— Ты на какой семинар?

Жаклин заглянула в программку, напечатанную — разумеется! — на розовой бумаге.

— Никак не могу выбрать между «Как писать эротический любовно-исторический роман» и «Классический образ героя-любовника». Виктор наверняка отправится именно туда.

— Значит, я иду на другой. — Сьюзен поджала губы.

— Погоди-погоди, это еще не все. Как тебе «Романтические наряды для героинь и авторов»? Или вот: «Создание настроения — лунный свет, напудренные парики, шпаги и корсеты, почитание девственности».

— Твоя подруга права! — вырвалось у Сью. — Это просто отвратительно! Сплошная похоть и примитив! Я иду гулять — хочу глотнуть свежего воздуха.

И она убежала, прежде чем Жаклин успела сообщить, что на Манхэттене не так-то просто раздобыть свежий воздух.

Жаклин вновь уткнулась в программку. Семинар про «создание настроения» казался самым дебильным, а значит, самым занимательным, но, с другой стороны, ведь она поставила себе цель — написать эротический любовно-исторический роман. И пусть она на сто процентов уверена в своей способности сотворить бестселлер без посторонней помощи — чем черт не шутит, вдруг семинарчик подкинет какие-нибудь полезные идеи.

Сиреневым облаком Жаклин проплыла по фойе, хватая на ходу рекламные буклеты со стендов издателей. И вскоре наткнулась на Дюбретту.

— Глазам своим не верю! — воскликнула акула пера. — Не возражаете, если я вас щелкну?

— Ничуть.

Жаклин принялась послушно позировать. Зонтик приподнять вот так, шляпку надвинуть, чтобы закрывала лицо... Жаклин вертелась и гримасничала, пока Дюбретта не объявила:

— Все, довольно. От большинства моих читателей сатира ускользнет, но кое-кто ее уловит. «Одна из писательниц на...»

— Ну уж нет, никакой анонимности! — возмутилась Жаклин. — Мой псевдоним — Валери фон Хенцау.

— Как скажете. — Дюбретта застрочила в своем блокноте. Жаклин нахально заглянула ей через плечо, но та язвительно хмыкнула: — Придется потерпеть до свежего номера. Никто, кроме меня, моей скорописи не прочтет. Видели сегодня утром мою колонку?

— Угу. И как только ваше перо не растворяется в таком обилии желчи?

— Погодите — кажется, я напала на занятный след. Если удастся, взорву к черту всю эту... Что за дьявольщина?.. Вы кто, гипнотизерша? Интересно, я единственная идиотка, изливающая вам душу?

— Нет. Кстати, как вы себя чувствуете? Лучше?

— Со мной все отлично. А почему вы... А-а. Да нет, все в порядке, Врожденная пакость, но с этим можно справляться.

Жаклин внимательно посмотрела на журналистку. Сегодня Дюбретта выглядела какой-то серой и больной.

— Не стоит со мной откровенничать, — беспечно отмахнулась Жаклин. — Отродясь не была любопытной.

— Думаю, должна вас предупредить, — медленно проговорила Дюбретта, — что охочусь за вашей подружкой. Ой, да оставьте эти ужимки! Я говорю о Валери Вандербилт, чья благородная родня отвернулась от нее из-за ее бурной и шокирующей сексуальной жизни. А на самом деле Джин Фраскатти — кроткая и тихая профессорша, которая, вполне возможно, в последний раз целовалась с мужчиной лет тридцать назад.

— Как вы узнали?

— Честно говоря, по наитию, — самодовольно улыбнулась Дюбретта. — Вы ведь ровесницы. У меня возникло подозрение, что вы вместе учились. А ваша подружка Бетси сообщила мне, где именно. Я отыскала одну знакомую профессоршу, которая хранит все университетские журналы, и — voila.

— Неплохо, — признала Жаклин.

— Таким образом, имеем уже две дутые фигуры, — радостно потерла руки Дюбретта. — Джин и Джо — оба фальшивки, слепленные милой старушкой Хэтти. Но они — мелкота, мальки; крупная рыбища — это сама Хэтти, и сдается мне... Черт, снова меня понесло! Пойду, пожалуй, пока не проболталась.

Жаклин не стала ее задерживать и отправилась на семинар, суливший обучение эротическому жанру. Но не успела сделать и пары шагов, как чья-то рука вцепилась в ее плечо.

— Я же велела вам держаться подальше от этой подлой твари! Вы кто, одна из ее шестерок?

Прыщавая физиономия Лори находилась всего в нескольких дюймах, а голос девицы срывался на визг, предвещавший близкую истерику.

Жаклин сориентировалась мгновенно:

— Ой, Лори, какое чудесное платье! Оно даже лучше, чем вчерашнее! Где ты его достала?

Лори на миг замерла с открытым ртом, но, вместо того чтобы с новой силой накинуться на Жаклин, запинаясь пробормотала:

— С-сама сшила.

Комплимент Жаклин был совершенно искренним. Платье — воздушная фантазия из кружев, оборочек и пышных нижних юбок — совсем не смотрелось на тучной фигуре Лори, но тем не менее было великолепно сшито, пусть даже ткань в нежную розочку была заляпана жиром и шоколадом.

— Правда? Какая же ты умница! А откуда взяла выкройку?

— Да просто... срисовала с картинки в музее, — буркнула Лори.

— Так ты шила без выкройки? Потрясающе!

Выражение благодарности и гордости на лице Лори невольно пробудило жалость в Жаклин, хотя тяжелая рука девчонки по-прежнему держала ее в плену. Жаклин понимала, что завоевала лишь временное преимущество. Она огляделась: коридор опустел — должно быть, семинары уже начались.

— Я всю одежду сама себе шью, — хвасталась тем временем Лори. — А еще я сшила вечернее платье для Валери Валентайн... — Она запнулась. Лицо потемнело от ярости; пальцы еще сильнее впились в руку Жаклин.

— К черту! — разозлилась та и, взмахнув тяжелой сумкой, заехала Лори прямо в живот.

Девчонка взвыла так, что кровь в жилах застыла, и рванулась вперед, пригвоздив Жаклин к стене. Слезы ручьем стекали по ее круглой физиономии.

В принципе Жаклин могла запросто сбежать, но нельзя же оставлять человека в таком разобранном состоянии. Высвободившись из-под массивного тела Лори, она дружески похлопала ее по мощному плечу:

— Ну же, возьми себя в руки. Не так уж сильно я тебя ударила.

Трубный вой Лори привлек внимание. Из раскрывшихся дверей высунулись любопытствующие лица, и вскоре в коридоре образовалась небольшая толпа. Вперед выдвинулась тетушка Хэтти собственной персоной.

— Что вы сделали с бедной девочкой?! — Она оттеснила Жаклин и ласково обняла Лори. — Ну-ну, деточка, успокойся.

— Что я с ней сделала? Если вы имеете хоть какое-то влияние на эту нервную особу, убедите ее показаться врачу. Девица совсем чокнулась.

— Она ударила меня! — скулила Лори. — Я ничего не делала, только остановилась поболтать. А она взяла и ударила меня! — И мисс Туппер стиснула Хэтти в судорожном объятии.

— Ну полно, полно, детка. Пойди-ка умойся, милочка, и успокойся. Тетя Хэтти разберется с этой подлой женщиной.

Шмыгая носом, Лори ретировалась.

Жаклин брезгливо скривилась.

— Девчонка просто ненормальная, — повторила она. — Крыша едет полным ходом. Иначе говоря, она нуждается в помощи.

— Знаю, — буркнула Хэтти. — Но вы наверняка чем-то ее расстроили...

— Со мной ваши штучки не пройдут! — оборвала ее Жаклин. — Эта истеричка буквально напала на меня. Мне ее жаль, но комплекс вины вешать на меня не надо.

— Но я же не сторож при ней, — запротестовала Хэтти. — Если у вас есть претензии... Погодите-ка. Где=то я вас видела. Это не вы беседовали с Дюбреттой Дюберстайн?..

— Мы с ней знакомы, — осторожно ответила Жаклин.

Широкая, вопиюще ненатуральная улыбка расползлась по лицу тетушки Хэтти.

— Милочка, я так сожалею о случившемся! Вы уж простите, что была так резка с вами, просто я слегка расстроилась. Да и вы, наверное, тоже. Почему бы вам не заглянуть ко мне в номер и не выпить чайку?

Уговаривать Жаклин не пришлось. Беседа со знаменитой тетушкой Хэтти обещала быть куда веселее, чем семинар по лунному свету и похоти.

Хэтти трещала без умолку, со своим фальшивым южным акцентом:

— Боже, какое чудесное платье! Я еще во время завтрака вас заметила и подумала: надо же, до чего же великолепный наряд! Не могу передать, как я огорчена, что вам пришлось понервничать. У этой бедной девочки столько проблем. Я пытаюсь ей помочь, но что я могу сделать? Знаете, она ведь из вполне приличной семьи. Денег куры не клюют. Но сами знаете, как нынче бывает — пьянство, недостаток внимания... ну, вы меня понимаете. Ну вот мы и пришли. Вы здесь чуток посидите, вот в этом уютненьком кресле, а я пока чайничек поставлю.

Роскошное убранство люкса как нельзя лучше подкрепляло слова Дюбретты — Хэтти превратила любовь в отличный источник дохода. Гостиная с балконом, спальня с ванной, кухня... Если уж цена одноместного номера тут зашкаливает за сотню долларов в день, то эти шикарные апартаменты явно влетели в кругленькую сумму.

С подносом в руках впорхнула Хэтти.

— Не стоило мне отрывать вас от семинаров, — заметила Жаклин, рассудив, что лучше заговорить первой, иначе такой шанс может вообще не представиться.

— Ну что вы, милочка, не волнуйтесь. По правде сказать, я не отвечаю за поведение Лори — ни в малейшей степени! — но бедняжка видит во мне что-то вроде матери. На мой взгляд, люди должны помогать друг другу по мере сил.

Жаклин едва удержалась, чтобы не расхохотаться, — настолько не вязался с тетушкой Хэтти образ этакой добросердечной старушки: глаза ее были пусты, как окна заброшенного дома, а материнский инстинкт, если он вообще имелся, здорово напоминал инстинкт паучихи. Кстати, а пауки и впрямь пожирают своих отпрысков? Пока Жаклин размышляла над этой естественнонаучной проблемой, Хэтти продолжала щебетать:

— А в последнее время девочка и в самом деле стала слишком нервной. Конечно, ее вывела из равновесия встреча с нашей звездой, с блистательной Валери Валентайн. Девочка так идеализирует Валери. Непременно, непременно поговорю с Лори и посоветую вести себя посдержаннее.

Вообще-то Жаклин собиралась предложить несколько иной рецепт, но решила, что никакого толка не будет. Когда же эта болтливая клуша подберется к сути? Вряд ли тетушка Хэтти станет долго ходить вокруг да около.

— Вы давно знакомы с Дюбреттой? — словно невзначай поинтересовалась Хэтти.

Жаклин улыбнулась:

— Недавно.

— Такая умная женщина. Даже слишком, вы не находите? Наверное, мне следовало возмущаться по поводу тех ужасных вещей, которые она говорит обо мне и моих друзьях, но я просто не в силах ее ненавидеть, милочка, — слишком уж она несчастная. Это зависть, вот что это такое. Дюбретта никогда не ведала экстаза любви, вот и срывает злобу на тех, кому посчастливилось срывать цветы страсти.

— Цветы страсти... — изумленным эхом откликнулась Жаклин и тут же встрепенулась: — А вы давно ее знаете?

Это был выстрел наугад, лишь бы остановить тошнотворный поток ханжества. Но оказалось, она задела Хэтти за живое. Бесцветные ресницы старушки затрепетали, и она поспешно буркнула:

— Нет.

— Странно... почему-то из ее слов я поняла, что вы старинные знакомые, — рассеянно пробормотала Жаклин, сделав глоток чая. Он был ужасен — из дешевых пакетиков, и к тому же совсем жидкий. Наверное, Хэтти бросила один пакетик на целый чайник.

— А что еще она говорила? — Хэтти решительно поставила чашку на блюдце и разом избавилась от фальшивого акцента. — Что у нее на уме? Послушайте, мисс... миссис... кстати, как вас зовут?

Жаклин ткнула в свой ярлык. Ногти она покрасила в тон платью, так что ее пальцы выглядели в точности как у трупа в начальной стадии разложения.

— Кирби, — прочла Хэтти. — Я должна вас знать?

— Пока нет. Я... — скромно потупилась Жаклин, — пишу свой первый любовно-исторический роман. Если хотите, пришлю вам рукопись, когда закончу...

— Ага, понятно. — Хэтти шаловливо погрозила ей пухлым пальчиком. — Что ж, вполне возможно, у вас недурно получится. Вы обладаете талантом...

— Пустить пыль в глаза? — подсказала Жаклин.

— Чувством меры, — поправила ее Хэтти. — Ладно, почитаю вашу рукопись — если и вы взамен окажете мне маленькую услугу.

— Мне нечего рассказать вам о Дюбретте. Она вас недолюбливает — но вряд ли это для вас новость.

— Разумеется.

— И ей бы хотелось... кажется, она сказала «раздобыть что-нибудь» на вас. Но и это наверняка не новость. К тому же незачем волноваться, ведь вам нечего скрывать.

— Упаси боже! Конечно, нет! — Хэтти от души расхохоталась. — Надо полагать, она распускает гнусные сплетни обо мне и моих авторах?

— О да! — Жаклин тоже рассмеялась.

Повисло молчание. Видя, что ее тонкие намеки не увенчались успехом, Хэтти отбросила околичности:

— Что именно?

— Простите?

— Что она говорила? Я должна знать.

— Но совсем не обязательно от меня. Я всего лишь сторонний наблюдатель, — возразила Жаклин. — Зритель, если хотите, И не вмешиваюсь в чужие дела.

Само собой, она уже сделала свой выбор. Хэтти была хищницей, вероломной пронырой. Даже на приличный чай поскупилась.

— Лори твердит, что Дюбретта охотится за Валентайн, — сказала Хэтти. — Конечно, девочка она чересчур впечатлительная, но...

— Ну, мне пора, — засобиралась Жаклин. — Спасибо за чудесный чай.

Вперив в нее цепкий взгляд из-под тяжелых бровей, Хэтти с расстановкой произнесла:

— Мне бы хотелось взглянуть на вашу рукопись, дорогая, но я так занята. Возможно, у меня не найдется времени, чтобы ее прочитать.

— Понимаю.

— Я знала, что вы поймете.

Еще бы не понять — Хэтти не сумела бы высказаться яснее: узнайте, мол, что замышляет Дюбретта, и я пропихну вашу книжку. Столь откровенная попытка сторговаться не удивила Жаклин — ее потрясло то, что Хэтти, похоже, в отчаянном положении, раз предлагает взятку случайному человеку. Возможно, она просто не поверила, что ее знакомство с Дюбреттой чисто шапочное. Очевидно, с точки зрения Хэтти, попытка не пытка: ведь, даже получив нужную информацию, она способна ничтоже сумняшеся забыть про свою часть сделки.

Жаклин расцвела в сладчайшей улыбке и со значением произнесла:

— Возможно, мы скоро увидимся.

— Надеюсь. — Улыбка Хэтти была не менее сладкой и не менее значительной. Старушка грузно поднялась. Аудиенция была окончена.

Но не успела она проводить свою гостью к выходу, как внезапно распахнулась дверь, которую Жаклин раньше не заметила, и раздался взволнованный голос:

— Говорю тебе, я больше не в силах это терпеть. Я должна поговорить с Хэтти... Хэтти?

Валери Валентайн — а это была именно она, Королева Любви, — остановилась как вкопанная. Сейчас она еще больше походила на героинь своих книжек: растрепанные золотистые волосы перехвачены белой атласной лентой, стройную фигурку обволакивало воздушное неглиже, на которое ушло столько ткани, что хватило бы обить несколько двуспальных кроватей. При виде Жаклин фиалковые глаза девушки широко распахнулись.

— Валери, дорогая... — За ее спиной возник мужчина и положил руки ей на плечи. Он был не настолько уродлив, как Валентайн прекрасна, но эта пара невольно вызывала в памяти сказку про красавицу и чудовище.

Мужчина с пухлыми щеками, которого Жаклин видела в автомобиле вместе с Валери Валентайн и тетушкой Хэтти, первым нарушил молчание:

— Извините, Хэтти. У вас гостья?

— Как видите, — резко ответила та. — Очень мило, что зашли, миссис Кирк.

— Кирби, — поправила Жаклин. Не обращая внимания на ощутимые тычки тетушки Хэтти, она стояла как стена. — Я, конечно, понимаю, что у вас дела, но не могу уйти, пока не скажу милой мисс Валентайн, как я ею восхищаюсь. Это такой восторг — слов не нахожу!

Валери Валентайн шагнула вперед, будто ее подтолкнули в спину.

— Мне тоже очень приятно познакомиться с моими читателями, — бесцветно отбарабанила она. — Именно в вас я черпаю свое вдохновение. И всегда чувствую... Как вы сказали? Кирби? — Стряхнув руки, пытавшиеся удержать ее, она подошла к Жаклин.

Хэтти неохотно представила всех. Пухлощекого человечка звали Макс Холленстайн, он был импресарио Валери Валентайн. Когда он пожимал руку Жаклин, их взгляды встретились и она почувствовала в нем врага не менее опасного, чем Хэтти. Его блестящие карие глаза казались усталыми и пугающе проницательными, а в изгибе тонких губ угадывалась не только ирония, но и словно недовольство собой. Враг ли он или ей показалось? В любом случае мистер Холленстайн понимал, что Жаклин не просто очередная почитательница Валентайн. Поклонников не приглашали испить чайку с великой тетушкой Хэтти.

— Миссис Кирби, а какая из книг Валери Валентайн вам больше нравится? — спросил он с насмешливой улыбкой.

— Я обожаю их все!

Улыбка человечка сделалась еще шире. Но, прежде чем Холленстайн успел продолжить свой допрос, Хэтти пояснила:

— У миссис Кирки произошла неприятная встреча с Лори. Меня всерьез беспокоит эта девочка.

— "Беспокоит"? «Встреча»? — Макс скривился. — Ваши эвфемизмы восхищают меня, Хэтти. Надеюсь, миссис Кирби, вам не требуется врачебная помощь.

— Благодарю, мистер Холленстайн, я ничуть не пострадала.

— Не выношу эту девчонку! — вырвалось у Валентайн. — Она просто омерзительна. Меня от нее тошнит. Я ведь уже говорила вам, Хэтти, держите ее от меня подальше.

— А я уже говорила вам... — Хэтти клацнула зубами. — Хорошо, хорошо, милочка, я постараюсь. А теперь мне пора бежать — встреча с издателем.

— Приятно было с вами познакомиться, миссис Кирби, — добавил Макс.

Жаклин не оставалось ничего иного, как откланяться. Она повернулась к Валери:

— Я без ума от ваших книг!

— Очень рада, — пробормотала девушка и, одарив Жаклин взглядом, который на лице не столь девственно-невинном выглядел бы хитрым, чирикнула: — Позвольте подарить вам одну.

— О, чудесно! — с еще большим жаром выкрикнула Жаклин.

— Это всего лишь карманное издание, но... подождите секундочку! — Девушка исчезла за дверью. Номер люкс явно был просторнее, чем предполагала Жаклин: в дверном проеме просматривалась не смежная комната, а коридор, уходящий в неведомые дали. Итак, тетушка Хэтти держит свою главную звезду и ее импресарио в буквальном смысле у себя в стойле.

Вскоре Валентайн вернулась с книжкой в руках. Рисунок на обложке мало чем отличался от уже виденных Жаклин. Правда, на сей раз мускулистый герой частично был одет в униформу — армейские сапоги и тесные синие штаны с лампасами. Валентайн протянула книгу Жаклин, как вдруг Макс попытался перехватить ее:

— Дорогая, а посвящение ты написала?

Лицо девушки застыло. Но Жаклин проворно схватила книжку, опередив Макса, и, открыв ее, воскликнула:

— Ой, мисс Валентайн, как приятно! Я буду бережно хранить ее и никогда никому не позволю даже взглянуть — ведь эти милые слова адресованы лично мне! Ну а теперь не стану вас больше задерживать.

Хэтти проводила ее до двери. На пороге Жаклин словно невзначай оглянулась: Валентайн обессиленно упала в кресло, а Макс молча наблюдал за ней, и на губах его играла загадочная улыбка.

Жаклин запихнула книгу поглубже в сумку. Надпись и в самом деле была чертовски личной. Она гласила: «Помогите мне, умоляю, помогите!» А ниже, не к месту, жалкое и избитое: "С наилучшими пожеланиями Валери Валентайн ".

Глава 4

1

На семинар, посвященный эротике, Жаклин поспела аккурат к гвоздю программы — лекции на тему «Акт любви: будьте оригинальны». Краем уха прислушалась к примерам оратора. Ничего оригинального — во всяком случае, для тех, кто читал «Страстного турка».

Прежде чем прийти сюда, она позвонила в номер Джин, но никто не ответил. Возможно, подруга устала ждать и вышла — или же прячется в шкафу, кусая ногти и время от времени бормоча: «О господи!» Жаклин сердито покачала головой. Джин прямо как тряпка половая — угораздило же ее вляпаться в паутину, в центре которой, словно паук-людоед, притаилась Хэтти...

Кстати, кажется, черные пауки все-таки пожирают своих супругов, а не детей?.. Какая разница — метафора все равно сгодится. «Загляни на огонек», — позвал муху паучок. Вот Джин и заглянула и сама вручила Хэтти оружие, чтобы шантажировать себя. Оставалось надеяться, что угроза разоблачения — единственное оружие, которым располагала Хэтти против Джин.

Большинству ее высоколобых коллег наверняка наплевать, но Джин всегда была труслива как заяц.

Жаклин невольно улыбнулась, вспомнив ночь, когда староста их общежития едва не поймала Джин со «Страстным турком», — или то был какой-нибудь другой из шедевров викторианской порнографии, которые они тайком передавали из комнаты в комнату, замаскировав в оберточную бумагу? Чтобы привести Джин в чувство, потребовалось два часа и полбутылки дешевого красного вина, бережно хранимого в книжном шкафу. Сколько у них было общих секретов — долгие сокровенные беседы о Жизни, Мужчинах и Сексе, а еще оргии обжорства и следом — изнурительные диеты...

— Клубничный джем и взбитые сливки! — выкрикнул лектор.

Жаклин встрепенулась, но, дослушав до конца, поморщилась: чертовски банально и ничего сексуального. И вернулась к своим размышлениям.

Надо каким-то образом вырвать Джин из когтей тетушки Хэтти, и незамедлительно. Весь этот любовно-исторический бизнес попахивал гнильцой, во всяком случае та его ветвь, что находилась под чутким руководством Хэтти. К этому выводу подталкивало многое: зловещие намеки Джо-Виктора, неуклюжая попытка Хэтти сторговаться, мольба о помощи мисс Валентайн, странное поведение Лори. Девчонка явно страдает каким-то умственным расстройством, возможно усугубившимся благодаря наркотикам, но при этом, кажется, испытывает некую неосознанную тревогу. Пусть даже Лори толком ничего не знает, обостренная интуиция, свойственная многим душевнобольным, подсказала девочке, что ее идола снедает страх. Да и сама мисс Валентайн явно с небольшим приветом, раз прибегла к столь избитому приему, как царапанье записок в книжке. Допустим, она слышала о сыщицких талантах Жаклин Кирби. Например, от Джин. Любопытно, в заговор вовлечены все лучшие авторы из конюшни Хэтти? И что за роль отведена загадочному человечку по имени Макс Холленстайн?

Жаклин была на седьмом небе. Безусловно, давняя дружба вынуждала ее к действиям, но не последнюю роль играло и негодование. Тетушка Хэтти не только угостила ее жидким чаем, старухе еще хватило наглости предложить взятку ей, Жаклин Кирби! До чего же приятно будет уничтожить эту паучиху! За этой женщиной тянулся зловонный и зловещий шлейф, словно склизкий след змеи... Неплохо, подумала Жаклин, раскрывая блокнот, Можно будет использовать при описании злодея сэра Уилфреда Блэкторна.

2

Сьюзен со стуком закрыла дверь:

— Ты не пошла на церемонию награждения?

— А стоило? — Жаклин даже не подняла глаз от книги.

— И тебе не интересно, кто победил?

— Неособенно.

— Валери Валентайн! — От избытка эмоций Сью пнула ногой кровать. — Во всех трех номинациях. А ты... ты читаешь ее книгу?

— Угу, грешна. Вообще-то я писала свою, но фонтан вдохновения иссяк. Вот и решила немножко подкачать помпу — так сказать, постимулировать.

— Кошмар.

— Отнюдь. — Дочитав главу до конца, Жаклин закрыла «Прощальный лепесток». — Совсем неплохо. Даже хорошо. Даже более чем хорошо. Что касается характеров, стиля, развития сюжета и иных литературных критериев — на две головы выше всех прочих любовных романов, которые мне довелось прочесть. И рядом не лежало. А эта пошлая обложка абсолютно не отражает ни сюжета, ни настроения.

— Знаю, — тихо ответила Сью. — Ведь именно ее книги вдохновили меня на то, чтобы начать писать. Черт! Это так несправедливо! У нее есть все — внешность, талант, слава, богатство...

— Но нет любви, — возразила Жаклин. — Граф Как-его-там явно рекламный трюк, и единственный мужчина в жизни бедняжки Валентайн, похоже, ее стареющий импресарио.

— Значит, ей это самой не надо. — Теперь Сью пнула ножку стула. — Она могла бы заполучить любого. Все по ней с ума сходят.

Тут на Жаклин снизошло озарение.

— Но Виктор вовсе не влюблен в Валентайн, — заметила она.

— Видела бы ты их сегодня, не говорила бы так. — Теперь Сью пнула комод. — Он ни на шаг от нее не отходил, все кланялся как китайский болванчик, ручки целовал да... А Хэтти то и дело отпускала прозрачные намеки насчет истинно королевской любви — мол, Король и Королева любовного романа...

— Ага, вот, значит, свежая идея старушки Хэтти! Видимо, граф не справился с ролью.

Ее предположение ничуть не утешило Сью.

— Ненавижу эту красотку! — прошипела она. — Валентайн, Валентайн... Все ей в руки само идет. Убила бы!

— Не говори так, — осадила ее Жаклин.

Плечи девушки поникли. Она присела на край кровати.

— Я не хотела, просто вырвалось.

— Понимаю. Но больше так никогда не говори. А кого еще наградили?

— Главные награды достались Валентайн — за лучший любовно-исторический роман, за лучший любовный роман на историческом фоне и лучший классический любовно-исторический роман.

— Вроде бы номинации слегка перехлестываются, — с сомнением протянула Жаклин. — А больше никто ничего не завоевал?

— Виктор победил в категории «Главный мужчина любви», — фыркнула Сью. — А Валери Вандербилт получила «Историческую сагу». И все авторы из-под крылышка Хэтти, по странному совпадению.

— Да, кстати, только что вспомнила... — Жаклин потянулась к телефону. — Одну минутку... Джин? Где тебя черти носили? Я весь день тебе названиваю... Ну, большую часть дня. Уже счет времени потеря... Что? Я думала, ты хочешь... Знаю, что поздно. Но я пыталась... Ладно. Мне тоже надо с тобой поговорить. Потом?.. Хорошо. До встречи. — Она повесила трубку. — Ну, дорогая моя Сью, пора нам готовиться к вечеринке. Я и не знала, что уже так поздно.

— Я не пойду.

— Еще как пойдешь! Ты же не ребенок, чтобы дуться.

— Никто и не дуется.

— Кроме того, мне нужен фон — человек нормального вида. Не бросай меня — я куплю тебе пару коктейлей, а потом поужинаем и всех всласть обсудим.

На лице Сью мелькнул проблеск интереса.

— Велика жертва! — улыбнулась она. — Выпивка бесплатная.

— Бедная ты невинная овечка. — Жаклин спустила ноги с кровати. — Бывала я на таких сборищах: за свой дорогущий билет ты можешь даром получить один коктейль. А потом — предоставлена самой себе, и с каждой проглоченной тобой капли тетушка Хэтти не преминет поиметь свою долю.

— Ну... А что ты наденешь?

— То же, что и утром. Только добавлю несколько штрихов.

Со шляпы теперь свисала кружевная оборка дюймов в пять шириной — она закрывала Жаклин брови. А среди цветов и бантиков на полях примостилось чучело какаду с распростертыми линялыми крыльями. У какаду был один красный стеклянный глаз, второй отсутствовал. С ушей Жаклин до самых плеч свисали каскады вызывающе фальшивых аметистов, а простые серые чулки до середины икр украшали крошечные сердечки.

Макияж она наложила не скупясь. Свои широкие скулы «завуалировала», по совету давешнего лектора, с таким рвением, что они смотрелись как заснеженные острова среди грязного моря. А под тяжестью черных накладных ресниц веки Жаклин загадочно полуприкрылись.

Напряженно пытаясь разглядеть свое отражение в просвет между краем вуали и ресницами, Жаклин накрасила губы лиловой помадой и обернулась к Сьюзен.

— Ну как?

— Не пойдешь же ты в таком виде?!

— Не пойду? Ха! А ну-ка, одевайся поживее! Или ты собираешься разгуливать в нижней юбке? А знаешь... — задумчиво протянула Жаклин, — неплохая мысль, между прочим.

Сью порывисто схватила с вешалки платье и попятилась, словно опасаясь, что Жаклин выпихнет ее из номера в исподнем.

— Ты ведь шутишь, да?

— В принципе на завтрашнем балу это было бы эффектнее. Это ведь бал-маскарад; все остальные будут тонуть в оборках и шуршать кринолинами. А мы сделаем тебе парочку разрезов на кружевном лифе, порвем нижнюю юбку в нескольких стратегически важных местах — и будешь вылитая Блейз, героиня «Раба страсти», тщетно пытающаяся прикрыть свои непорочные прелести от похотливых глаз султана. Можем даже обесцветить тебе локон — у Блейз в смоляных кудрях затесалась серебристая прядь...

— Перестань! — Сью натянула платье и так резко рванула молнию, что та застряла.

— Повернись, — велела Жаклин и, воюя с молнией, пробормотала: — Знаешь, в чем твоя беда? У тебя нет чувства юмора.

— Есть!

— Так-с, дай-ка на тебя взглянуть.

Сьюзен одернула юбку и смущенно выпрямилась.

— Хм.

— Тебе не нравится мое платье?

Жаклин покачала головой:

— Чувственный стиль тебе не идет. Черный — не твой цвет. Горловина слишком высокая. Юбка чересчур длинная. Не говоря уже о том, что...

Девушка сердито уставилась на нее, и Жаклин одобрительно улыбнулась:

— Ну вот, умница! Когда кто-то с тобой груб, не плачь — злись и ругайся. Просто я хочу сказать, что ты одна из немногих здешних писательниц, кому стоит носить то, что Хэтти считает романтическим нарядом. Оборочки, кружавчики, бантики и рюшечки смотрятся нелепо и смешно на престарелых совах вроде Валери Вандербилт или Эмеральды Как-бишь-ее. А тебе образ инженю был бы очень к лицу. И кстати, сними очки.

— Но я без них слепа как крот.

— Сразу видно, что пропустила лекцию на тему, как себя продвигать. Разве ты не хочешь стать преуспевающей романисткой?

— Что-то уже сомневаюсь...

— Вот как? Ладно, обсудим потом. Пора идти.

3

Как и предсказывала Жаклин, некоторые из гостей не уступали ей в броскости нарядов. Эмеральда Фитцрой оголила свои дистрофичные ключицы, напялив декольтированное платье из малиновой тафты, цвет которого чудесно оттенял ее землистое лицо. Еще одна писательница, с которой Жаклин не имела счастья познакомиться, явно нарядилась в творение собственных рук — платье из розового муслина было беспорядочно облеплено розовыми, красными и лиловыми сердечками. Только вот беда — дама запамятовала выдернуть наметку. Однако попугайчик спас Жаклин от безвестности — он парил над головами, злобно щурясь своим единственным красным глазом.

В дверях Жаклин и Сьюзен обменяли пригласительные билеты на бумажки, позволяющие угоститься одним коктейлем.

— Что я тебе говорила! — хмыкнула Жаклин, когда они пристроились в очередь к стойке, за которой бармены плескали разноцветные жидкости в маленькие пластиковые стаканчики.

Разобравшись с этим первым и главным пунктом программы, Жаклин оглядела собравшихся. В углу жалобно пиликал струнный квартет; плоды его стараний были почти неуловимы, разве что подойти вплотную. В зале стоял несмолкаемый галдеж, гости без устали разговаривали — кто друг с другом, а кто и сам с собой. Последние, видимо, являлись поклонниками и репетировали восторженные речи, обращенные к кумирам. На разноцветные именные бирки можно было даже не смотреть — и без того не составляло труда отличить издателей от писателей, поклонников от журналистов. Как? Да очень просто — по одежде. Поклонники постарше облачились в стандартные «вечерние» или «коктейльные» платья своей юности — длинные рукава, высокие воротники. Кое-кто стойко потел в меховых жакетах.

Писатели по большей части упорно старались соответствовать романтическому образу. Мелькнуло даже несколько широкополых шляп со страусовыми перьями, хотя ни одна из них, с удовлетворением отметила Жаклин, не могла сравниться по размерам с ее собственной. Издатели, журналисты и литературные агенты пошли на символические уступки «духу события», нацепив розовые рубашки и платья, но большинство щеголяло в типичных нью-йоркских деловых костюмах, скучнее которых во всем мире не сыскать.

Именно на этих личностях и сосредоточила Жаклин свое корыстное внимание. Она еще не решила, какое из издательств осчастливит своей рукописью, но за минувшие дни научилась различать самых крупных акул. Вот та миловидная блондинка, смахивающая на героиню книжек, которыми она столь успешно торгует, была помощницей редактора одной из ведущих серий — «Потерянной любви». Высокая широкоплечая дама в строгом костюме — Марго Барристер, главный редактор «Унесенной ветром любви», а ее спутник, грациозный молодой человек с белокурыми локонами до плеч, — Робин Бернстайн, редактор конкурирующей серии «Любовь при свечах». Ходили слухи, будто «Любовь при свечах» прогорела на девятнадцатом веке и теперь сфокусировалась на более ранних исторических периодах, в частности на эпохе неолита.

Глядя на вымученные улыбки редакторов, Жаклин сообразила, что они обмениваются ядовитыми любезностями. По слухам, «Унесенная ветром любовь» перебежала дорогу «Любви при свечах», воспев в своем очередном опусе неземную страсть неандертальца и кроманьонки. Возможно, размышляла Жаклин, ей самой тоже стоит перенести действие из Франции пятнадцатого века в средний палеолит. Особого труда это не составит — мечи заменим на каменные топоры, вместо замка будет деревушка на сваях близ озера. А злодеем станет коварный шаман...

— Хочу еще выпить, — объявила Сью, подталкивая Жаклин локтем. — Как мне это сделать?

Раздосадованная тем, что прервали ее творческие думы, Жаклин довольно резко буркнула:

— Пойди купи билет. И мне тоже, если не трудно. — Она достала двадцатидолларовую банкноту из лилового атласного ридикюля, на который неохотно сменила свою бездонную сумку. Без сумки она чувствовала себя раздетой и беспомощной, но искусство требует жертв, а сумища ну никак не сочеталась с ее ансамблем.

— Спасибо!

Сьюзен растворилась в толпе. Брови Жаклин под кружевной оборкой насупились. Но затем, пожав плечами, она выкинула Сью из головы — довольно с нее простодушных овечек, которых надо защищать от них самих и окружающего мира.

Вдоль одной из стен вытянулся ряд столов под белыми скатертями и с обычными прибамбасами — там красовались рекламные безделушки издателя, спонсирующего коктейль-пати. Среди прочей ерунды бросалась в глаза огромная репродукция обложки последней книги Валентайн — той самой, что попала к Жаклин. Неподалеку маячила и сама мисс Валентайн. Густо накрашенные губы Жаклин изогнулись в одобрительной улыбке.

Композиция была верхом романтической безвкусицы, но весьма успешно изолировала Королеву Любви от почитателей, которые — как надеялась тетушка Хэтти — в противном случае растоптали бы ее. Белые заборчики, увитые искусственными виноградными лозами и розочками, окаймляли небольшое пространство — по замыслу, милый садик. Пол устилала синтетическая травка. Антураж «садика» составляли несколько скамеечек и растений в кадках. И в этом загоне картинно расположилась Хэтти со своими «лошадками». Кособокая арка из пластмассовой зелени нависла над причудливой скамейкой, где неподвижно, словно восковая кукла, восседала мисс Валентайн в компании «графа Девонбрукского», а на спинку скамьи картинно опирался Виктор фон Дамм, вновь облачившийся в наряд узника Зенды: черные брюки и белая рубашка навыпуск. Сама тетушка Хэтти, задрапированная в строгий серый атлас и с огромным букетом роз, приколотым к монументальной груди, устроилась за столиком — и не сводила глаз с Валентайн.

Поначалу Жаклин решила, что Ви-Ви отсутствует под благовидным предлогом, как вдруг заметила неподвижную фигуру, пытающуюся укрыться за увитой фальшивыми розами решеткой и резиновым фикусом в кадке.

Установив местоположение звезд, Жаклин орлиным взором обвела прочую публику и с радостью углядела немало знакомых лиц. Давешняя жеманная дама из Бостона целеустремленно пробиралась в направлении «садика», явно к Виктору фон Дамму; Эмеральда хмуро поглядывала в сторону самостийной «беседки» — ее не пригласили в круг элиты; худосочная агентша жадно стреляла глазами по сторонам в поисках клиентов; лысый и ангельски розовощекий Макс Холленстайн явно засыпал комплиментами главного редактора «Любви при лунном свете». Ого, а вот и революционерка Бетси, почти неузнаваемая в цветастом шелковом платье, золотистых босоножках и медно-рыжем парике — точной копии того, что на Джин (очевидно, самая популярная модель в этом году).

Взгляд Бетси лихорадочно метался по залу. Завидев Жаклин, она скорчила гримаску и исчезла за спиной массивного джентльмена, скорее всего издателя, А уже в следующую секунду Жаклин пожалела, что не обзавелась собственным издателем-толстяком, которого можно использовать как ширму.

Сегодня на Лори было свободное розовое платье в восточном стиле, щедро расшитое золотом. Когда ее подведенные глазки заметили Жаклин, та едва поборола трусливое желание спрятаться под стул. Но девчонка приветствовала ее более чем дружелюбно:

— Здрасьте, миссис Кирски. Знаете, мне ужасно стыдно за случившееся. Я себя неважно чувствовала — тошнило меня. А потом вырвало.

— Очень жаль, — искренне посочувствовала Жаклин.

— Да не, ничего, теперь все нормально. Меня часто тошнит.

— Может, тебе не стоит пить? — Жаклин покосилась на розовый стаканчик в руке Лори.

— А это диетпепси. Я на диете. Сегодня весь день ничего не ела, кроме шоколадки и кусочка сыра.

— Молодец.

— В общем, тетушка Хэтти велела мне извиниться. Говорит, что вы подруга Валери Валентайн. Я так поняла, вы специально подкатывали к той тетке, чтобы разузнать, чего ей надо, а потом рассказать Валентайн.

Любопытство в Жаклин одержало верх над отвращением.

— Можно тебя кое о чем спросить, Лори?

— Конечно.

— Скажи, а что именно Дюбретта Дюберстайн пытается сделать с мисс Валентайн?

— Пишет о ней разные враки, — пояснила Лори. — Видали этот ее блокнот, который она вечно с собой таскает? Так вот, там полно всякой мерзости про Валентайн. Например, будто она лесбиянка, или фригидная, или бывшая наркоманка. И все такое.

— Но какая, собственно, разница... Разве для тебя что-нибудь изменилось бы, узнай ты, что все это правда?

— Но это неправда!

— Конечно, нет. Так зачем переживать из-за глупого вранья?

Лори посмотрела на загончик, где восседала Валентайн, и пробормотала:

— Она самое красивое существо на свете... Настоящий ангел. И поливать ее грязью — это все равно что... это как...

— Богохульство?

— Да-да, вот именно. — Лори энергично закивала. — Вы меня понимаете.

— Да, понимаю.

Лори улыбнулась:

— Валентайн была права — вы хорошая. И я рада, что с вами поговорила. А теперь мне пора возвращаться к ней. До свидания, миссис Кирки.

Жаклин угрюмо проводила взглядом девицу, утопающую в розовом облаке. Необычное сочетание омерзения и жалости, которое пробуждала Лори, нельзя было назвать приятным чувством.

— Умеете вы не затеряться в толпе, — раздался рядом знакомый голос. — Где раздобыли дохлого голубя?

— Это, к вашему сведению, какаду, — возразила Жаклин, оборачиваясь к Дюбретте. — А вы, как я погляжу, тоже в маскараде.

Дюбретта поправила громадный букет, целиком закрывавший полу ее пиджака.

— В точности как у Хэтти, только вдвое больше. И зачем я только пытаюсь быть забавной — вы всего лишь вторая, кто уловил мою шутку.

Дюбретта принялась рыться в сумке. Жидкость в ее бокале едва не выплеснулась.

— Что вы ищете? Может, помочь?..

— Ну уж нет. — Дюбретта крепко прижала к себе сумку. — Никому не дозволено прикасаться к моей сокровищнице. А сегодня здесь полно подарочков. Если хотите, можете подержать это пойло.

Жаклин взяла бокал. Дюбретта стала копаться в сумке обеими руками и наконец извлекла сигарету.

Зажгла ее, после чего забрала свой стакан. Жаклин жадно вперилась в сигарету и, раздувая ноздри, пыталась втянуть дым, который выпускала Дюбретта. В лиловом конверте-ридикюле не нашлось места для сигаретной пачки, которую она приобрела, терзаемая муками совести, а потому Жаклин решила, что пора снова бросить курить.

— Что-то вы сегодня веселая, — заметила она.

— Я не пьяна, если вы это имеете в виду. Всего лишь третий бокал. Хотя имею право нализаться как следует — есть что отпраздновать, а мама учила меня никогда не упускать бесплатную выпивку.

— Так уж и бесплатную?

— Ага! Главная прелесть моей профессии — никогда не приходится платить за выпивку, — улыбнулась Дюбретта. — Мои жертвы усиленно спаивают меня — надеются, что язык развяжется.

— Ну и как, срабатывает?

— А вы как думаете? — Дюбретта жестом указала на тщетно пытающуюся спрятаться за резиновым фикусом Валери Вандербилт. — Поздоровались уже с подружкой?

— Почему бы вам не оставить ее в покое? — рассердилась Жаклин.

— Да она не лучше торговца наркотиками. Чушь, которую кропает госпожа Вандербилт, разрушает мозги почище героина, В каком-то смысле ваша подружка хуже всех в этой компании, Они-то из кожи вон лезут, выдают лучшее, на что способны. Их «лучшее» — жалкая халтура, но они-то не понимают разницы. А она — понимает.

Сраженная меткостью анализа, Жаклин умолкла. С трудом верилось, что Дюбретта так благородна и беспристрастна, как хочет казаться, но журналистка безошибочно поставила диагноз: Джин страдала от болезненного презрения к самой себе.

— Чушь! — все-таки фыркнула Жаклин.

— Чушь? А я думала, вы со мной согласитесь. На чьей же вы стороне?

— Ни на чьей. Да, мне не по вкусу качество этих книжек, но точно так же я против всего; что попахивает цензурой. Кто вы такая, чтобы говорить людям, что им следует или не следует читать? Кроме того, не все они так уж плохи. Вы читали книги Валентайн?

— Валентайн. — Взгляд Дюбретты остановился на хрупкой фигурке в золотой короне. — Ничего себе штучка, верно? Красива, удачлива, умна... О да, я прочла все, что она написала. Очень хорошо. Кабы Хэтти не захомутала ее и не навесила ярлык «королевы любви», она смогла бы сделать себе имя как серьезная писательница.

В голосе Дюбретты прорывалась какая-то странная, чуть ли не злорадная нотка. Она прижала сумку к груди, будто младенца, и тихо произнесла:

— Только поглядите на нее. Подобная красота кажется нереальной. Она словно женщина из легенды — Гуиневер, прекрасная Розамунда, Елена Троянская...

Жаклин поежилась. По чистому ли совпадению все перечисленные дамы благодаря своей красоте были обречены на гибель или позор? Вроде бы не так уж много Дюбретта выпила, но ведет себя очень странно.

Тут к ним подошла Сью. Вручила Жаклин бокал и пригубила свой с таким жеманством, что Жаклин заподозрила: девушка наверняка разжилась еще одним на стороне.

— А вы кто, милая дева? — спросила Дюбретта. — Тоже из конюшни Хэтти?

— Увы, не повезло, — с горечью ответила Сью.

— Не спешите с выводами, детка. Еще до исхода ночи будете благодарить господа за то, что не связались с этой сворой.

Виктор склонился и что-то шепнул мисс Валентайн — та с улыбкой посмотрела на него. Сьюзен фыркнула:

— Ну и позер!

— Виктор? Уж это точно! — согласилась Дюбретта. — Не вздумайте в него влюбиться: он прожженный обманщик, с этой его смазливой физией — слишком смазливой, если уж на то пошло... А вон там, гляньте, — и впрямь симпатичный мужичок. И между прочим, глаз с вас не сводит.

— Слишком старый, — покачала Сью головой, скользнув глазами по мужчине, на которого указывала Дюбретта.

— Ну, поседел он раньше срока, — заметила Жаклин. — Но для тебя и впрямь староват.

— Ваш друг? — с любопытством спросила Дюбретта.

— Уже нет.

Жаклин подняла бокал в ироническом приветствии. В противоположном конце комнаты профессор Джеймс Уиттиер ответил тем же, с еще большей иронией во взгляде. Жаклин поманила его жестом — Джеймс отрицательно качнул головой. Жаклин пожала плечами — Джеймс тотчас направился к ним.

Заинтересованная этим обменом знаками, Дюбретта наблюдала за Джеймсом.

— В моем вкусе! — объявила она. — До чего ж шикарные волосы! А морщины только прибавляют мужчине шарма. И с виду вроде бы умен.

— А я и правда не дурак, — сообщил Джеймс, слышавший большую часть этой речи. — И еще у меня потрясающее чувство юмора. А кто вы, проницательная Дама?

— Дюбретта Дюберстайн, — представила Жаклин. — И не делай вид, будто не знаешь, кто она такая, — ты каждый день читаешь ее колонку. Дюбретта, позвольте представить вам профессора Джеймса Уиттиера, заведующего кафедрой английского языка Колдуотер-колледжа, штат Небраска. Выдающийся ученый и гнусный подхалим.

Протягивая руку для приветствия, Дюбретта слегка переместила сумку — ремешок зацепился за цветы, и пышный букет полетел на пол. Джеймс нагнулся за букетом, Дюбретта нырнула следом. Их руки встретились среди цветов; правда, поэзию мгновения слегка подпортила проволочка, некстати впившаяся Джеймсу в палец. Печально оглядев увядшую бутоньерку, Дюбретта запихнула ее в сумку и поинтересовалась:

— Вы ее бойфренд?

— Нет! — хором ответили Жаклин и Джеймс.

— Просто он случайно оказался в Нью-Йорке одновременно со мной, — пояснила Жаклин. — Спонтанно так, да?

— С каких это пор я обязан сообщать тебе о своих намерениях?

— Я же тебе сообщила.

— И ясно дала понять, что мое общество нежелательно. Намеки я, слава богу, понимаю. — Джеймс надменно скривил губы. — Ты хотела побыть одна, вот я и оставил тебя в покое. И лишь по чистой случайности оба мы оказались...

— И ты не пытался привлечь мое внимание вчера в вестибюле? — не унималась Жаклин. — И не звонил дважды... нет, трижды?

Лицо Джеймса выражало благородное негодование.

— Я с самого начала собирался посетить этот спектакль. Он обещал стать событием, заслуживающим внимание знатока халтуры. И пока что оправдывает мои ожидания, так что надеюсь... Черт, где ты откопала эту шляпу?

— Прости, — мягко произнесла Жаклин, — я не хотела тебя обижать. Поверь, Джеймс, я вовсе не специально тебя игнорировала.

— Правда?

Они не сводили друг с друга глаз.

— Оставить вас наедине? — спросила Дюбретта.

— Нет, — отрезала Жаклин. У Джеймса вытянулось лицо, и она поспешила добавить: — Но, думаю, Джеймс заслужил компенсацию за мою неумышленную грубость. Давайте познакомим его с тетушкой Хэтти и ее бандой.

— Отличная мысль! Мне, кстати, надо кое о чем поговорить с Хэтти.

Когда они проходили мимо сцены, квартет заиграл «Историю любви».

Джеймс подтолкнул Жаклин локтем:

— Только, бога ради, не вздумай петь!

— "Как, с чего начать? Мою историю, чтоб вновь не повторять..." Ладно, ладно... Какой же ты зануда, Джеймс!

— Как тебе книжки, что я преподнес?

— Ты открыл для меня новые горизонты наслаждения, о Джеймс! — пылко отозвалась Жаклин.

Толпа зрителей у ограды «садика» поредела: профессионалы, засвидетельствовав свое почтение, занялись более серьезными вещами — выпивкой и сделками. Лишь несколько робких матрон стояли столбами, пожирая глазами Виктора фон Дамма, да еще дамочка, судя по виду литературная агентша, отчаянно пыталась привлечь внимание Валери Валентайн. Бдительная Хэтти мигом блокировала эти попытки.

Внезапно Джеймс воскликнул:

— Это еще что такое? — И указал на бесформенный силуэт, притулившийся у ворот.

Лори сидела, скрестив по-турецки ноги, а складки ее розового платья клубились вокруг массивного зада, напоминая лужицу от растаявшего клубничного мороженого. Она быстро обернулась, напомнив Жаклин сторожевого пса. Но тут же заулыбалась:

— А-а, миссис Кирски.

— Привет, — отозвалась Жаклин.

— Твоя подружка? — заинтересовался Джеймс.

Тут и тетушка Хэтти увидела надвигающуюся процессию. Отогнав поверженную соперницу, она расправила пухлые плечи и приготовилась отразить новую угрозу.

— О, да вы только поглядите, кто к нам пожаловал! Дюбретта, дорогая, как мило с твоей стороны снизойти до нашего презренного общества! О, и хорошенькая подружка Виктора тоже здесь! И миссис Кирк!

— Ее фамилия Кирби, — вмешалась Дюбрела. — Такая же, как и у Джо.

Хэтти будто и не слышала.

— Кто такой Джо? — спросил Джеймс у Сьюзен.

Та беспомощно пожала плечами:

— Я вообще не понимаю, что тут происходит.

— А кто этот томный красавец? — кокетливо прищурилась Хэтти. — Готова поспорить, крупный издатель или инвестор.

— Учитель, — ответствовала Дюбретта, пока Джеймс смущенно теребил галстук. — Преподаватель английского языка и литературы. И если у него есть лишние деньги, я бы посоветовала вложить их куда-нибудь еще.

— Дело в том, дорогой профессор, что милая Дюбретта нас не любит. — Хэтти продемонстрировала все свои зубы. — Мы представляем наиболее успешно развивающуюся область издательской индустрии, контролируем более сорока процентов рынка книг в мягкой обложке, и лично я...

— Это сегодня, Хэтти, дорогуша, — перебила ее Дюбретта, баюкая свою сумку. — Сегодня! Мой вам совет, профессор: лучше подождите до завтра, прежде чем вкладывать деньги в любовные романы.

— Значит, собираешься написать о нас очередные пакости. — Деланая улыбка Хэтти не померкла. — Так ради бога, милочка! Ты же знаешь старый добрый закон рекламы...

— "Упомяните мое имя, неважно как". Но знаешь, Хэтти, тебе может не понравиться, как я упомяну твое имя в ближайшем выпуске. Я же обещала, — продолжала Дюбретта без тени улыбки, — что в один прекрасный день сквитаюсь с тобой. Это было очень давно, но я не забыла.

На мгновение на лице Хэтти, словно в зеркале, отразилась неприкрытая злоба, сквозившая во взгляде репортерши. Но, прежде чем она ответила на угрозу, раздался тихий голос:

— Миссис Кирби. Здравствуйте, миссис Кирби.

Валери Валентайн поднялась с такой непередаваемой грацией, что вмиг приковала все взгляды к своей стройной фигурке. Джеймс громко сглотнул. Жаклин хмуро покосилась на него.

— Заходите, прошу вас, — пригласила мисс Валентайн. — Присоединяйтесь к нам.

Казалось, тетушку Хэтти вот-вот хватит удар, однако она взяла себя в руки.

— Какая чудесная мысль! Мы все замечательно поболтаем.

Дюбретта первая прошествовала в ворота, следом — Джеймс, смачно наступив Жаклин на ногу, ибо зачарованно пялился на улыбающуюся Королеву Любви. Поклонницы зашлись от зависти и восторга, когда Виктор склонился над рукой Жаклин.

— Где вы были? — шепнул он. — Ви-Ви вас искала.

— Плохо искала, — парировала Жаклин, Чучело попугая качнулось, будто согласно кивая.

Джо-Виктор ничего не ответил и с надеждой во взоре повернулся к Сьюзен. Девушка проигнорировала его протянутую руку и, гордо вздернув носик, продефилировала мимо. Виктор поплелся следом, оставив Жаклин в компании дохлого попугая.

Она мрачно наблюдала за Джеймсом. Этот номер его программы ей был превосходно известен: пристальный, жгучий взгляд, глубокий выразительный голос и цитаты из поэтов елизаветинской эпохи. «Ужель тот самый лик, что двинул в бой сто тысяч кораблей? — вопросил он, беря руку мисс Валентайн. — И чьим велением сгорели башни Илиона?»

Мисс Валентайн слушала раскрыв рот. Сью продолжала игнорировать Виктора, да так нарочито, что это смахивало на пародию. На «графа» никто не обращал ни малейшего внимания, да и он, похоже, никого не замечал. Можно было только гадать, что за мысли (если таковые имелись) бродили в его красивой голове.

Жаклин вовсе не отмахнулась от мольбы мисс Валентайн о помощи, но она не представляла, как на нее ответить. Ведь Валентайн была в буквальном смысле слова пленницей тетушки Хэтти. И Жаклин не могла придумать способа с ней связаться, не нарушив секретности, соблюсти которую явно стремилась девушка. Даже если мисс Валентайн сама снимет трубку, она не сможет говорить свободно, не рискуя быть подслушанной. Жаклин решила подождать, пока девушка сама найдет какой-нибудь выход. Правда, пока что это представлялось проблематичным. Вокруг слишком много народу. И хотя Хэтти поглощена беседой с Дюбреттой — не слишком сердечной, судя по их мрачным лицам, — старуха то и дело поглядывала на Валентайн. Что ж, рассудила Жаклин, стоит воспользоваться всеобщей зацикленностью на Королеве Любви, чтобы тем временем поговорить наконец с Джин. Но, повернувшись к фикусу в кадке, с которым пыталась слиться ее подруга, Жаклин наткнулась на загадочный взгляд Макса Холленстайна.

— Очень рад снова вас видеть, миссис Кирби. Может, вам удастся убедить Ви-Ви выйти и встретиться с почитателями.

Огромные глянцевые листья фикуса яростно закачались, и тоненький голосок пропищал:

— Он меня знает! Я встречалась с ним два года назад, на заседаниях Ассоциации по изучению современного языка.

— Ты о Джеймсе? Да он наверняка тебя не вспомнит, Джин! У него ужасная память на лица, а сейчас ты выглядишь...

В один прыжок Джин лихо преодолела забор и смешалась с толпой. Макс восхищенно присвистнул.

— Она была чемпионом нашего корпуса по прыжкам с места, — гордо сказала Жаклин.

— Ага, вот откуда вы знакомы. Стало быть, вам известна ужасная тайна нашей Ви-Ви.

— Ничего мне не известно. В отличие от вас. Может, просветите, чем вызваны зловещие тучи, нависшие над этим избранным обществом? Что за чертовщина со всеми творится?

Глаза Макса расширились в притворном ужасе.

— "Нет розы без шипов; чистейший ключ мутят песчинки..."

— «...солнце и луну скрывает тень затменья или туч»[1], — подхватила Жаклин. — Правда, Хэтти даже с натяжкой не назовешь розой, вы не находите?

Макс хмыкнул:

— А она, кажется, и впрямь не в себе. Наверное, уловила милую шутку Дюбретты. И что она так болезненно реагирует — не пойму.

— А вас не бесят нападки Дюбретты?

— Не стоило бы признаваться, — Макс нарочито виновато покосился на Хэтти, — но, если честно, едкие шуточки Дюбретты меня забавляют. Она сильная личность и обладает чертовски острым умом. А ее нападки, как вы их называете, совершенно безвредны — только воздух сотрясают.

— Но тогда почему так нервничают Хэтти и Джин?

— Дорогая миссис Кирби, — уже серьезно заговорил Макс, — вы явно заразились от Ви-Ви паранойей. Я не раз пытался убедить вашу приятельницу, что незачем тревожиться: если научный мир и впрямь узнает о ее второй профессии, самое худшее, чего ей стоит опасаться, — над ней станут подшучивать.

— Но для Джин это серьезная угроза.

Брови Макса взлетели вверх.

— А она всегда была такой... э-э... — Он деликатно помедлил.

— Неврастеничкой? Нет. Застенчивой, робкой, консервативной — да. Но в таком жутком состоянии я ее никогда не видела.

— Но это ведь ее первое появление на публике, — возразил Макс. — Даже опытные актеры испытывают страх перед сценой. И не забывайте о Лори. Не у одной Валери Валентайн нервы сдают от этого бедного создания. В ряды фанатов зачастую стекаются крайне неуравновешенные личности — правда, в нашей отрасли это не так распространено, как в других, особенно в кино и на телевидении, но...

— Но Хэтти привнесла в свою, как вы говорите, «отрасль» немало элементов шоу-бизнеса. В этом и заключается одна из причин ее успеха.

— Верно. Это способствовало ее успеху, но и здесь есть свои побочные явления. Одно из них — Лори.

— Понятно. Кое у кого из фанов чердак не в порядке, а так все тип-топ.

— Вот-вот. — Макс рассмеялся. — Но я забыл о правилах хорошего тона, а душка Хэтти, разумеется, никогда о них не знала. Позвольте предложить вам вина. — Он жестом указал на столик, где были расставлены бутылки и бокалы.

Хэтти отнюдь не забыла о приличиях, а может, решила, что с Дюбреттой самый верный подход — это ее напоить. В общем, на пути к столику с напитками старуха с Максом столкнулись, на полном ходу и к невыгоде Макса. Придя в себя, он довольно невнятно пояснил:

— Хотел предложить миссис Кирби бокал вина.

— Мы сейчас все выпьем! — торжественно объявила Хэтти.

Они с Максом обменялись взглядами, после чего старушка потянулась к бутылке.

— Я сам, Хэтти, — небрежно обронил Макс.

Позднее, когда стало крайне важно восстановить ход событий, Жаклин никак не могла решить, насколько эта сумятица была спонтанной, а насколько — спланированной. Все прочие гуськом потянулись к столу — все, кроме мисс Валентайн. Даже «граф» встал, к облегчению Жаклин, — она уже начала опасаться, не помер ли фальшивый аристократ.

Розовая глыба на полу за заборчиком медленно колыхнулась и поднялась, словно лава, переливающаяся через жерло вулкана.

— Вы сказали, что я смогу подать ей вино.

— Ну, Лори... — начала было Хэтти.

— Вы же обещали!

— Господи... ладно. Но только будь очень осторожна.

— Да-да, конечно. — Лори шагнула к воротцам.

— Мне не нужно вина, — поспешно возразила Валентайн. — Честное слово, я не хочу.

— Я буду осторожна, — повторила Лори с обожанием во взоре и неуклюже двинулась к столу.

Она чуть не налетела на Джеймса — едва успев отскочить с ее пути, тот нашел убежище подле Жаклин.

— У девчонки явно не все дома, — буркнул Джеймс себе под нос. — Что тут за ведьмин шабаш?

— Когда я с ней разговаривала полчаса назад, она была вроде в порядке, — пожала плечами Жаклин.

— Прошу прощения, что, кроме вина, нечего предложить, — заговорил Макс, пытаясь соблюсти светские условности, а Лори между тем нависла над ним. — Это любимое вино мисс Валентайн — весьма приятное бордо; кроме того, красное вино как нельзя лучше подходит к теме нашей конференции.

— А я, признаться, рассчитывала на розовое, — улыбнулась Жаклин.

Макс расцвел в ответной улыбке, а тетушка Хэтти виновато сказала:

— Да-да, я тоже хотела его заказать, но наша Вэл не любит розовые вина. А Макс не имеет понятия, как создавать нужное настроение.

В бутылке, которую выбрал Макс, вина оказалось лишь на один бокал. Он отставил его в сторону:

— Здесь какой-то осадок. Открою другую. Нет, Лори, не трогай, мисс Валентайн это не понравится.

Мисс Туппер недоуменно посмотрела на него и снова потянулась к бокалу, который Макс поставил на стол. Открывая новую бутылку, он терпеливо повторил:

— Возьми другой, Лори.

Та будто и не слышала. Рука ее зависла над бокалом. Макс разлил вино. И не в пластиковую дешевку, а по настоящим хрустальным бокалам, красиво оттенявшим рубиновый блеск бордо.

— Вот, возьми, — все так же терпеливо повторил Макс, выбрав бокал, наполненный лишь наполовину, возможно не слишком доверяя твердости руки Лори.

Но Лори, будто завороженная, смотрела на первый бокал, не собираясь брать тот, что ей предлагал Макс. Не дожидаясь, пока фанатка определится с выбором, Валентайн плавно скользнула к столу.

— Я возьму этот, — заявила она, хватая первую попавшуюся посудину. — Не хочу, чтобы мне прислуживали.

Лицо Лори горестно сморщилось, слезы хлынули потоком, увлекая за собой макияж.

— Вы же говорили, что я подам ей вино! Вы же обещали!

— Бога ради! — Хэтти вырвала у Валентайн бокал и поставила обратно на стол. — Ну вот, подай. Возьми любой, Лори... бери вот этот.

Передача была торжественно совершена, хотя прекрасное лицо мисс Валентайн застыло в отвращении. Ей настолько не хотелось дотрагиваться до руки Лори, что она едва не выронила бокал. Повинуясь сигналу тетушки Хэтти, Лори побрела обратно к своему посту. Остальные, вздохнув с облегчением, разобрали бокалы с вином.

Жаклин так до конца и не поняла, что же произошло в последующие решающие секунды. Джеймс и Макс склонились друг к другу, обсуждая вино. Сьюзен и Виктор-Джо удалились в уголок, где могли поговорить без посторонних. Валери Валентайн брезгливо взирала на свой непочатый бокал, будто рука Лори оставила там следы. Дюбретта с тетушкой Хэтти, молча стоя рядом, пригубили вино. А «граф»... нет, она совершенно не помнила, где он был и что делал.

Внезапно бокал выпал из руки Дюбретты — однако не разбился, приземлившись на мягкое зеленое покрытие. Дюбретта согнулась пополам, прижав руки к животу. Хэтти, стоявшая к ней ближе всех, отшатнулась.

Дюбретта рухнула на пол.

То ли она сама, падая, то ли остальные, бросившиеся на помощь, задели столик, и он опрокинулся. Вино хлынуло кровавым потоком, заливая искусственную траву. Бокалы, подпрыгивая, пустились в пляску смерти.

Жаклин первая очутилась подле Дюбретты. Та дышала часто и прерывисто.

— Забыла... таблетки... — с трудом выговорила она.

Жаклин осторожно отобрала у Дюбретты сумку и перевернула ее вверх дном. Оттуда посыпались монеты и всякие мелкие предметы, среди них — пластиковый пузырек с пилюлями. Жаклин поймала его на лету и принялась судорожно возиться с крышечкой, проклиная продиктованные лучшими побуждениями нормы фармацевтической промышленности. Справившись наконец с пробкой, она вытряхнула одну пилюлю и сунула ее в перекошенный рот Дюбретты. Кто-то протянул бокал. Вино. Возможно, не самый удачный выбор, но другой жидкости под рукой не было. Приподняв голову Дюбретты, Жаклин помогла ей сделать глоток.

— Вызовите врача, и побыстрее! — распорядилась она.

— Может, среди публики найдется! — Макс Холленстайн метнулся к воротцам, но тетушка Хэтти решительно встала у него на пути:

— Черта с два. Люди и без того пялятся. Поднимите ее и унесите отсюда.

— Скорее, — торопила Жаклин, держа руку на запястье Дюбретты. Пульс был слабым и неровным.

Взгляд репортерши затуманился. Внезапно на лице ее проступило удивленное выражение.

— Голу... — невнятно прошептала она. — Глю...

Слабое биение под пальцами Жаклин дрогнуло и исчезло.

Глава 5

1

Жаклин схватила пудреницу Дюбретты, потерла зеркальце рукавом и поднесла к ее губам.

— Где этот чертов врач?!

— Виктор побежал за ним. — Сьюзен, хоть и побледневшая, отлично владела собой. Девушка опустилась на колени. — Ну как?

— Никак. — Отбросив зеркальце в сторону, Жаклин рванула ворот жакета Дюбретты и с силой надавила на грудь. — Без толку, — пробормотала она. — Сью... ты умеешь делать искусственное дыхание?

Девушка молча кивнула, придвинулась ближе и, склонившись, приникла губами к губам Дюбретты. Жаклин принялась массировать грудную клетку.

— ...четыре, пять... давай, Сью...

Им уже казалось, что эти движения они повторили тысячу раз, когда наконец вернулся Виктор в сопровождении высокого мужчины в очках и ярко-красной жилетке. Путь пришлось прокладывать сквозь перешептывающуюся толпу. Оглядев место действия, эскулап поскреб в затылке и спросил:

— Где больной?

Его замешательство было вполне понятно: мисс Валентайн лишилась чувств, вокруг нее суетились Макс и «граф», а Лори, заламывая руки, отчаянно рвалась к своему павшему идолу — Хэтти и Джеймсу стоило немалых трудов ее удержать.

— Здесь. — Жаклин встала. — По-моему, это сердце.

— Как обычно, — последовал сухой ответ.

Доктор поспешно поддернул брюки и опустился на колени. После короткого осмотра он произнес:

— Что ж, очевидно, вы правы, мадам. У нее было больное сердце?

— Какая теперь разница! — Оставив Лори на попечении Джеймса, Хэтти нависла над врачом. — Она умерла или нет?

— Умерла, — коротко бросил врач; поднявшись отряхнул пыль с брюк и, тронув Сьюзен за руку, уже мягче добавил: — Бесполезно, деточка. Мне очень жаль.

— Да она и знать не знала эту женщину! — вскричала Хэтти. — О чем ревет? Не пойму. Послушайте, доктор, необходимо убрать эту... это отсюда. У нас здесь как-никак праздник.

Осознав, что оказался под прицелом сотни любопытных взглядов, доктор невольно попятился.

— Я не кардиолог, — поспешно сообщил он. — Я дерматолог и не... Ничего не могу сделать. Да я ничего и не сделал — вы сами видели... Вы бы лучше сообщили... э-э... властям. Прошу прощения... — И торопливо растворился в толпе.

На смену ему явился один из служащих отеля, которого, как и Хэтти, больше всего волновало, как бы побыстрее очистить территорию от «беспорядка». Тело старательно завернули в простыню и вынесли через служебный вход. После чего Хэтти глубоко вздохнула и принялась размышлять, как быть дальше.

Мисс Валентайн, уже в сознании, но бледная и потрясенная, тяжело опиралась на руку Макса. Джеймс и Лори застыли в схватке — силы явно были равными. Сью, безутешно рыдая, нашла убежище в объятиях Джо-Виктора, на лице которого сквозь маску сдержанности невольно прорывалась радость. Сквозь брешь в увитой розами решетке Жаклин углядела отблеск медно-рыжего парика и принялась протискиваться к нему, но, едва Хэтти откашлялась, парик исчез.

— Итак, к делу! — объявила Хэтти. — Профессор... какого черта вы вытворяете? Я же велела вам убрать отсюда эту девицу.

Джеймс выкатил глаза, но ответить был не в силах. Хэтти продолжала:

— Виктор, оставьте в покое эту красотку и помогите Максу отвести мисс Валентайн в номер. А вы... — Она перевела взгляд на Жаклин, но та ее опередила:

— Я позвоню в полицию. Или, может, ее уже вызвали? — Она иронически оглядела служащего отеля. Тот мрачно кивнул:

— Да, мадам. Я об этом позабочусь.

— Но... — начала Хэтти.

— Придется, мадам. На сей счету нас четкие инструкции. В случае внезапной смерти...

— Но она умерла от сердечного приступа, — не сдавалась Хэтти. — Так сказал доктор.

— Это простая формальность... неприятная, но неизбежная... так полагается...

— Сукин с... — вырвалось у Хэтти, но, вмиг овладев собой, она вновь вошла в привычный образ: — Прямо не ведаю, что говорю. Я так расстроена, — пояснила она зрителям по ту сторону заборчика. — Валентайн, детка, пойдите прилягте. Тетя Хэтти придет к вам, как только все уладит.

Проворно перебравшись через хлипкую загородку, она засеменила к возвышению, где музыканты с похвальным усердием продолжали наяривать «Это любовь, любовь, любовь!». Макс увел Валентайн. Джо, нагло игнорируя генеральский приказ, заботливо проталкивал Сьюзен сквозь толпу. Лори, прервав поединок с Джеймсом, устремилась следом за Валери Валентайн. Тяжело дыша, Джеймс обессиленно опустился в кресло. А Жаклин с ужасом поймала себя на том, что проникновенно вторит квартету:

— "Когда сердце твое замирает в груди..."

Она умолкла. За решеткой из роз вновь показался знакомый парик, однако на сей раз не исчез, когда Жаклин приблизилась.

— Давно ты здесь?

— Я все видела. — Зубы Джин выбивали нервную дробь. — О боже, боже... Что же теперь будет?

— Откуда мне знать? На твоем месте я бы отсюда слиняла.

— Пойдем со мной. — Дрожащая рука протянулась к ней сквозь просвет в решетке.

— Не сейчас. Поговорим позже.

Душещипательная мелодия прервалась, и зазвучал воркующий голос тетушки Хэтти:

— Дорогие друзья. Мне ужасно не хотелось бы омрачать нашу радостную встречу...

Джин испарилась. Отряд официантов ворвался в пасторальный загон и рьяно принялся наводить порядок. Столик вновь поставили на ножки, непочатые бутылки вина выстроили аккуратной батареей, а грязные бокалы убрали. Один из официантов, опустившись на колени, вытирал разлившееся вино, другой сметал в мусорное ведро осколки. Должно быть, кто-то раздавил один или несколько бокалов — ведь Жаклин отчетливо помнила, как они подпрыгивали на резиновом полу, целые и невредимые.

Главное — поспешить. Нагнувшись, она подхватила блестящий осколок чуть ли не из-под веника — осторожно, чтобы не пролить те несколько капель жидкости, что сохранились в его изгибе. Затем подскочила к человеку, вытиравшему пол:

— Это я заберу с собой! — И выхватила у него тряпку.

Ошарашенный официант безмолвно повиновался.

Зажав под мышкой микроскопическую лиловую сумочку, Жаклин огляделась в поисках помощи. Поделом ей, надо было брать свою обычную торбу.

Все, кроме Джеймса, ушли. Жаклин решительно двинулась к нему, и профессор неохотно оторвался от созерцания распоротого шва на плече своего пиджака.

— Возьми-ка! — распорядилась она. — Да нет же! Вот это. Какой же ты бестолковый, Джеймс! Да что с тобой?

Джеймс, галстук которого сбился куда-то под ухо, а седая шевелюра напоминала раскуроченное воронье гнездо, был слишком зол, чтобы говорить, даже если бы Жаклин предоставила ему такую возможность.

— Возьми мою сумку, — велела она. — Вытащи у меня из-под локтя. Открой. Достань платок. Разверни его... Вот так.

От мощного аромата фиалковой туалетной воды, исходившего от платка, нос Джеймса задергался, как у кролика.

— Не стану спрашивать, что у тебя на уме, — буркнул он. — Даже не собираюсь.

Жаклин положила осколок хрусталя на платок, кружевные края которого были расшиты лиловыми цветочками. Заляпанная вином тряпка отправилась в полиэтиленовый мешок для мусора, реквизированный с тележки уборщиков.

— Спасибо, Джеймс.

— Я не намерен спрашивать, что ты задумала, — повторил он.

— А зачем спрашивать? Человек твоего недюжинного ума...

— Ты уже уходишь или соберешь еще немножко мусора?

— Джеймс, мы не можем уйти. Скоро сюда явится полиция.

— Полиция? О боже, только этого не хватало. Пошли.

К ним подскочил один из официантов с сумкой в руках:

— Простите, мадам, это ваше?

Невнятно поблагодарив, Жаклин перебросила сумку через плечо и продолжила:

— Нам не следует уходить. Полицейские захотят опросить свидетелей.

— Но все остальные ушли, — возразил Джеймс.

— Тем более. Мы должны исполнить свой долг.

— Черт, какая же ты противная, когда фарисействуешь! Так ты идешь со мной или нет?

— Нет.

Джеймс с достоинством удалился. Жаклин поправила сумку на плече — и тут вдруг ее осенило: это же сумка Дюбретты. Поспешно и — как она от души надеялась — незаметно Жаклин смешалась с толпой удалявшихся гостей, отыскала в уголке вестибюля свободный диванчик, присела и выпотрошила сумку.

Собрал ли официант все ее рассыпанное содержимое, Жаклин не знала, но полагала, что собрал: слишком уж долго он ползал по ковру. М-да, а барахла в сумке Дюбретты не меньше, чем в ее собственной. Внушительная куча пожитков была обильно посыпана табаком. Старательно отряхивая каждый предмет, Жаклин укладывала их обратно в сумку. Салфетки, расческа, губная помада, компакт-пудра, ключи, сигареты, спички, бумажник, кошелек с мелочью, письма и счета, чековая книжка, декоративный букет (смятый и увядший), тюбик зубной пасты...

— Хм, — вырвалось у Жаклин.

Вернув на место большую часть причиндалов, она отложила те несколько, что требовали более тщательного осмотра. В бумажнике нашлось с десяток купюр (пересчитать Жаклин не потрудилась), пачка кредитных карточек и черно-белый снимок симпатичной молодой девушки. Фотография явно старая: темные волосы девушки подстрижены «под пажа» — стрижка, модная в студенческие времена Жаклин. Любопытно, это Дюбретта в юности? Вроде бы разрез глаз и форма носа те же. Невольно вспомнив застывшее лицо Дюбретты, Жаклин поежилась и захлопнула бумажник.

Так, смотрим дальше... Полупустая аптечная склянка с маленькими желтыми таблетками; на этикетке — название, показания к применению и дозировка. Позаимствовав у Дюбретты ручку и клочок бумажки — чек из гастронома, Жаклин старательно списала все сведения с этикетки, после чего бросила пузырек в сумку.

Среди писем только одно было личным. Адресованное «Дюбретте» и отправленное на адрес газеты, где публиковалась ее колонка, оно начиналось словами: «Ахты поганая старая ищейка!»

Видать, кто-то из почитателей ее таланта. Письмо тоже полетело в сумку.

Остался только один предмет. Жаклин торопливо пролистала стенографический блокнот. Тот самый, в котором журналистка не раз строчила за последние несколько дней. Страниц восемнадцать-двадцать были испещрены скорописью — на взгляд Жаклин, совершенно непонятной.

Не без труда она запихнула блокнот в свой лиловый «конверт». Крохотная сумочка вся перекорежилась и встопорщилась, но тут уж ничего не поделать. Жаклин встала и стряхнула с юбки табачные крошки.

— Какая мерзость! — не выдержала близсидящая дама.

Жаклин глянула на засыпанный ковер.

— Точнее не скажешь! — охотно согласилась она и едва успела поймать слетавшие с носа очки. Вернув их на положенное место, она отправилась на поиски субъекта, из которого можно было бы вытянуть необходимые сведения.

Ноги привели ее к кабинету в служебной зоне отеля. Рассудив, что если постучит, то, скорей всего, нарвется на совет идти своей дорогой, она попросту повернула ручку двери и вошла.

На Жаклин уставились четыре пары глаз. Голова Дюбретты завалилась набок; глаза ее еще не остекленели и поблескивали, словно журналистка была рада видеть знакомую.

— Эй! — воскликнул один из троих мужчин.

— Какого черта!.. — начал второй.

Жаклин закрыла Дюбретте глаза и коротко бросила:

— Кто тут у вас главный?

Мужчина, который сказал «эй!», насупился и натянул простыню на лицо умершей. Второй тоже нахмурился и привстал. Третий продолжал сидеть как сидел, зажав двумя пальцами сигарету, дымок от которой плавно струился к потолку.

Одет он был опрятно и со вкусом, чуть ли не пижонски, хотя наметанный глаз Жаклин сразу определил, что костюмчик явно с распродажи. Темно-бордовый галстук гармонировал с полоской на носовом платке, торчащем из нагрудного кармана, и выставленными на обозрение носками. Высокий лоб обрамляла челка — отчасти седая, отчасти смоляная. Густые черные брови, абсолютно прямые, шли строго параллельно морщинам, прорезавшим чело. Элегантность и изящество облика портили лишь два неуместных штриха: белый шрам, пересекавший левую щеку от подбородка до уголка глаза, да пластиковая розочка в петлице.

— О'Брайен, — коротко представился он. — А вы кто такая, мадам?

Вместо ответа Жаклин скептически заметила:

— Мистер О'Брайен, розочка не вяжется с вашим ансамблем.

— Согласен, не очень стильно, — кивнул О'Брайен. — Она была приколота к рукаву Дюбретты. А где вы взяли ее сумку? — И добавил, скорчив гримасу, от которой уже на правой щеке залегла глубокая складка: — Она совершенно не вяжется с вашим ансамблем.

Жаклин опустилась на стул, который по чистой случайности освободил один из мужчин. Тот возмущенно выпучил глаза, но не успел и рта раскрыть, как О'Брайен распорядился:

— Вы свободны, Келли, Здесь больше нечего делать.

— Я тоже ухожу, — буркнул третий. — Пустая трата времени, а у меня его и без того в обрез. Хватило же у вас наглости вытащить меня сюда, чтоб я вам сообщил, мол, у вашей Дюбретты ходики свое оттикали.

Когда оба вышли, О'Брайен вперил холодные серые глаза в Жаклин, которая расположилась с видом человека, пришедшего надолго. Он протянул руку — и Жаклин отдала ему сумку.

— Благодарю. Откуда она у вас?

— Официант решил, что это моя.

— Вы родственница?

— Нет. Просто подумала, что следует сразу же принести сумку вам.

— Что вы и сделали. Честно говоря, не пойму, — задумчиво протянул О'Брайен, — почему вы все еще здесь.

— Разве вы не хотите ни о чем меня расспросить?

Очевидно, прорезанные складками щеки означали у О'Брайена улыбку. Жаклин улыбнулась в ответ.

— У нее в сумке лежат таблетки. Что-то вроде дигиталиса.

— Всем известно, что у Дюбретты было больное сердце.

— Значит, вы верите, что смерть была естественной?

— Я ни во что не верю, — грустно отозвался О'Брайен, — Ни в Санта-Клауса, ни в добрых фей, ни в справедливость, ни в истину. Когда получу медицинское заключение, у меня будет официальное мнение о том, как она умерла. А в данный момент я не знаю ничего, что противоречило бы моему неофициальному мнению о том, что с ней случился сердечный приступ. Вы можете предложить хотя бы один веский довод, почему я должен сидеть здесь и обсуждать все это с вами?

— Нет, — признала Жаклин.

— Да полноте! Придумайте же какую-нибудь причину. По сравнению с тем, что уготовано мне на остаток ночи, это просто освежающая передышка. Хотелось бы продлить ее.

Жаклин буркнула что-то себе под нос. О'Брайен склонил голову набок:

— Что вы сказали?

— Ничего.

— Мне послышалось что-то насчет моей мамы...

— Это все ваше больное воображение, — чопорно отозвалась Жаклин. Затем достала бумажник из разбухшей лиловой сумочки, стараясь, чтобы О'Брайен не заметил остального ее содержимого. Вынув из бумажника карточку, она протянула ее полицейскому: — Как вам такая причина?

Визитка слегка обтрепалась по краям, но ветхость лишь добавляла ей изящества. Надпись в золотой тисненой рамке была выведена готической вязью. Держа карточку в вытянутой руке, О'Брайен с легкостью перевел:

— "Держатель оного, миссис Жаклин Кирби, является почетным членом отряда карабинеров города Рима, в звании младшего лейтенанта". Заверено печатью и подписано Гвидо Ди Кавалло.

— Вы его знаете?

— Был как-то на одной полицейской конференции, где он выступал. Восходящая звезда.

— Верно.

— Почетный карабинер, значит, — протянул О'Брайен. — А еще пишете любовно-исторические романы?

Он смотрел не на бирку с именем, а на шляпу. Жаклин кокетливо поправила головной убор.

— Я библиотекарь. Из Колдуотер-колледжа, штат Небраска.

— Вашу мать! — О'Брайен вдруг расхохотался, но столь же резко оборвал себя. — Извините, миссис Кирби.

— Да ничего, и не такое слыхала, — кротко отозвалась Жаклин.

Не подозревая, чем вызвана эта обманчивая мягкость, О'Брайен продолжал:

— Вы занятная женщина, и я бы с удовольствием с вами пообщался, но, боюсь, мне пора. Вы, конечно, в курсе, что эта визитка дает вам право на вежливое «здрасте» от Департамента полиции Нью-Йорка, но не более того. — Он вернул ей карточку.

— Отлично знаю, — кивнула Жаклин. — Просто надеялась привлечь ваше внимание.

— Уже привлекли, — заверил ее О'Брайен. — Весьма сожалею, но дела вынуждают меня устремиться в ином направлении.

Жаклин смиренно склонила голову и встала, зажав под мышкой зеленый полиэтиленовый пакет для мусора. Смирение это тоже было дурным знаком; возможно, О'Брайен что-то заподозрил, ибо вдруг взялся за ручку двери.

— Миссис Кирби, вы что-то еще хотели мне сказать?

Жаклин невинно заморгала под кружевной вуалькой:

— Ничего, мистер О'Брайен! Ничегошеньки.

— Признаться, поначалу я принял вас за одну из этих писак, рвущихся к славе, — пояснил О'Брайен, сопротивляясь ее попыткам повернуть ручку. — Я и без самозваных сыщиков знаю, что Дюбретта не пользовалась всенародной любовью. Но если у вас есть какие-то важные улики, я с радостью выслушаю.

— Как только что-нибудь такое обнаружу, непременно сообщу!

О'Брайен наконец открыл дверь и Жаклин вышла, прижимая к себе мусорный мешок. В коридоре она обернулась и кокетливо помахала ему на прощание. В ответ О'Брайен вынул розу из петлицы и тоже помахал.

2

Жаклин ничуть не удивилась, когда в вестибюле своего отеля обнаружила Джеймса.

— Знаешь, я решил простить тебе твое возмутительное поведение, — объявил он.

— Твое великодушие бьет наповал. Извини, Джеймс, мне надо переодеться. Это платье вызывает у меня разлитие желчи.

— Я поднимусь с тобой.

— Нет.

— Значит, подожду здесь, — не отставал Джеймс, правда уже с меньшим энтузиазмом.

— Не стоит беспокоиться.

— Я заказал столик в «Ле Перигорд».

Жаклин заколебалась. Тогда Джеймс разыграл главный козырь:

— Платить буду я.

— Ну что ж...

* * *

Джеймс вынужден был признать, что только Жаклин могла войти в изысканный французский ресторан с зеленым мусорным пакетом в руках и в сиреневой шляпе диаметром в два с половиной фута, Она позволила уговорить себя оставить шляпу в гардеробе, но расстаться с мусорным мешком категорически отказалась. Выждав, пока она выберет самые дорогие блюда в меню, Джеймс небрежно указал на зеленый кошмар, поверх которого элегантно покоилась одна из лиловых туфелек Жаклин.

— Что ты задумала?

— Ты же сказал, что не будешь спрашивать.

— А ты сказала — и совершенно верно, между прочим, — что это и без того очевидно. Вообще-то я прекрасно знаю, что у тебя на уме, Играешь в сыщицу.

Глаза Жаклин блеснули точно зеленые рубины, озорно, дразняще; Джеймс находил этот взгляд очаровательным, когда он был адресован кому-нибудь другому.

— Милый Джеймс. Ты тоже хочешь поиграть.

— Я собирался предложить тебе воспользоваться моим солидным опытом... — Это прозвучало столь пафосно, что Джеймс не удержался и расплылся в своей знаменитой кривой усмешке. — Угадала. Я тоже хочу поиграть. Но черта с два стану изображать Ватсона при Шерлоке Холмсе, если ты на это рассчитываешь.

— Вообще-то я хотела спросить твоего совета...

— В кои-то веки... Ладно. Спрашивай. Я весь внимание.

Выуживая улиток из их убежищ, Жаклин кратко изложила ход событий вплоть до смерти Дюбретты.

— Понимаешь, Джеймс, атмосфера была буквально наэлектризована, пропитана ядом и страстями. Я и не подозревала, что писатели столь алчны и эгоистичны. Они ничуть не лучше профессоров и академиков.

— Безусловно. Только мы редко убиваем друг друга.

— Думаю, писатели тоже. Разумеется, я сбрасываю со счетов обычные словесные преувеличения вроде «Убила бы эту женщину», «Чтоб ей сдохнуть!» и так далее. Это лишь слова, у каждого из нас порой срывается с языка... Но в данном случае кое у кого были серьезные основания пожелать Дюбретте смерти. Уже несколько лет она охотилась за Хэтти Фостер — сама призналась сегодня вечером. А еще Дюбретта сказала, что раскопала сведения, которые уничтожат Хэтти или, по крайней мере, нанесут ей серьезный урон. Намеки эти были столь же тонкими, как талия тетушки Хэтти. И вдобавок Дюбретта прижимала к себе сумку, будто мешок с золотом. Я убеждена, что улики — в этом блокноте.

Она достала из вечерней сумочки блокнот и передала Джеймсу. Когда до него дошло, что это такое, робкий, законопослушный профессор вмиг превратился в сыщика-любителя.

— Ты украла это у Дюбретты? — пробормотал он. — Бог мой, Жаклин, не может быть!

— Ничего я не крала. Блокнот лежал в ее сумке. Официант отдал сумку мне по ошибке.

— Н-но... но... Ты должна передать записи полицейским!

Жаклин раздраженно сомкнула зубы на последнем из брюхоногих.

— Некий О'Брайен считает, что смерть Дюбретты была вызвана естественными причинами. Он едва снизошел до меня, Джеймс! Почти что шлепнул по заднице и посоветовал топать домой и засесть за вязание!

— Неужели? Ну, тогда понятно... Но послушай, Жаклин, ведь не исключено, что он прав. Сейчас ты рассуждала о мотивах, и оба мы знаем, что это самая уязвимая часть дела. А как насчет способа преступления и... гм... возможности?

Он был так доволен собой, что у Жаклин не хватило духу насмешничать.

— А что с ними такое, Джеймс?

— Я был настолько занят борьбой с этой юной психопаткой, что не уследил за развитием событий. Но если Дюбретта была убита, то не иначе как с помощью яда, который ей подбросили в бокал с вином. А вино... Что это ты так на меня смотришь?

— Совершенно согласна с твоим первым выводом, но вот второй... не слишком ли огульный? Мы ведь не знаем, что еще она ела и пила за вечер, Некоторые яды действуют не сразу.

На Джеймса ее логика особого впечатления не произвела.

— Если ты сомневаешься, что вино было отравлено, зачем тогда прихватила образцы?

— Я же не сказала, что вино не было отравлено. Сказала только, что это не единственная возможность. Само собой, надлежащее расследование смерти Дюбретты не обойдется без анализа остатков вина. Жаль, что мне не удалось сграбастать все грязные бокалы; официант уже убрал их, когда я собралась с мозгами, а мне как-то не хватило смелости броситься следом за ним и выхватить поднос из рук. Однако, — уже веселее продолжала Жаклин, — важнее всего разбитый бокал. Ведь вся компания держала бокалы в руках, когда перевернулся столик, значит, разбитый бокал наверняка Дюбреттин. Все прочие, что упали вместе со столом, были без вина. Более того, бокал Дюбретты не разбился, когда упал. Помню еще, как он подпрыгивал...

— Видимо, кто-то нарочно его раздавил! — воскликнул Джеймс.

— Возможно. А вино, которое вытирал с пола официант, пролилось из бутылки. Надо и его тоже проверить.

— У меня есть знакомый химик в здешнем университете, — с готовностью вызвался Джеймс.

Жаклин уже хотела сказать: «У меня тоже», но вовремя спохватилась. Учитывая некоторые подробности ее прошлого, было бы слегка неловко, окажись ее и Джеймсов химик одним и тем же лицом. И потом, Джеймсу будет приятно, если она доверит ему эту работу. Пускай воображает, будто они равноправные партнеры в расследовании.

Убрав ногу с мусорного пакета, она пододвинула его Джеймсу и попросила:

— Постарайся уговорить его, чтоб завтра же все проверил.

— Постараюсь. Но знаешь, Жаклин, по-моему, другие возможности подсунуть яд и обсуждать нечего. Вечеринка началась в пять — стало быть, вряд ли Дюбретта поужинала перед приходом, а если бы ей что подмешали за обедом, это давно бы уже подействовало.

Жаклин понимала, что Джеймс просто не в силах расстаться со своей теорией, а также с захватывающей и леденящей душу мыслью, что на его глазах свершилось убийство, и посему не стала больше возражать. К тому же что толку обсуждать другие гипотезы — вполне возможно, половина жителей Нью-Йорка была бы не прочь избавиться от Дюбретты Дюберстайн, и немало из них могли проделать это минувшим днем. По сути, не о чем было говорить, не имея результатов химических исследований, но эта мысль ни Жаклин, ни Джеймсу даже в голову не пришла.

— Вопрос не в способе, а в возможности, — рассуждала Жаклин. — Как яд попал в бокал Дюбретты?

После довольно ожесточенного спора им удалось достичь согласия по нескольким пунктам. В первой бутылке вина оставалось лишь на один бокал. Вторая бутылка была закупорена и запечатана — оба наблюдали, как Макс ее открывал. Могло ли постороннее вещество оказаться в бутылке уже после того, как вынули пробку? Маловероятно, практически невозможно. К тому же неразумно — зачем отравлять целую бутылку, если, конечно, злодей не планировал массовое смертоубийство.

А разошлись они во мнениях по поводу дальнейшего перемещения бокалов с вином. Джеймс настаивал, что кто-то — кто именно, он не мог вспомнить — забрал бокал, который Макс отставил в сторону, заявив, что там сильный осадок. Жаклин была совершенно уверена, что к этому бокалу никто не прикасался. Да что там — даже насчет своих собственных бокалов они не пришли к единому мнению! Джеймс утверждал, что передал Жаклин бокал, который вручил ему Макс. Она же отчетливо помнила, что свой бокал получила от самого Макса. Валери Валентайн сама выбрала бокал, очевидно первый попавшийся, затем его отняла тетушка Хэтти, а Королеве Любви напиток вручила Лори, в свою очередь получив его от Хэтти. Лори дотрагивалась не только до первого, с осадком, бокала, но и до нескольких других. Бокалы, что наполнил Макс, во время истерического припадка Лори стояли на столе, и любой мог незаметно сыпануть яд в какой угодно. Единственное, на чем сошлись оба сыщика-любителя, — это что ни один из них не имел ни малейшего представления, как к Дюбретте попал ее бокал.

— У меня всегда вызывали недоверие детективные романы, в которых каждый из гостей точно знает, кто сжимал стакан в руке, а кто отвернулся в тот или иной момент, — проворчал Джеймс. — Так или иначе, ясно, что убийца вполне мог подсыпать Дюбретте яду. А теперь давай-ка составим список подозреваемых.

Возглавляла список, безусловно, тетушка Хэтти. Именно ей угрожала Дюбретта разоблачениями — какими бы они ни были, — и именно Хэтти развела суету вокруг абсолютно прозаической процедуры. Спровоцировав свару между Валентайн и Лори, она отвлекла всеобщее внимание, а тем временем могла заняться бокалом Дюбретты.

— И вдобавок она готовит отвратительный чай, — заметила Жаклин.

Джеймса не обмануло ее показное легкомыслие, но в чем тут дело, он пока не понимал. Не желая подводить Джин, Жаклин не стала распространяться об отношениях между тетушкой Хэтти и писателями. Лишь вскользь упомянула о слухах: мол, Хэтти держит своих подопечных на голодном пайке — в финансовом смысле. Джеймс вопросительно глянул на Жаклин, пожал плечами и перешел к следующему кандидату в убийцы.

Лично у него наибольшие подозрения вызывала Лори. Жаклин согласилась, что особа крайне неуравновешенна и враждебно относилась к Дюбретте — собственно говоря, угрожала ей, — но при этом умолчала, что, на ее взгляд, пристрастное отношение Джеймса к Лори было отчасти вызвано личной неприязнью.

Они сошлись на том, что наилучшей возможностью подбросить яд в бокал располагал Макс. Именно он откупоривал бутылку и разливал вино. Если Дюбретта раскопала какие-то скандальные сведения о Валери Валентайн, то у импресарио звезды были самые веские причины заткнуть репортерше рот.

Затем настал черед мисс Валентайн — ее имя произнесла Жаклин. Джеймс тотчас отмахнулся, заявив, что тут и обсуждать нечего.

— Но у нее тот же мотив, что и у Макса, — возразила Жаклин.

— Чушь!

Последними на очереди оказались Джо-Виктор и Сьюзен. Джеймс заявил, что Виктор темная лошадка, но отказался пояснить свою мысль. Сьюзен же, на его взгляд, явно ни при чем. Жаклин скрупулезно занесла обоих в свой список.

— Ну вот и все кандидаты, — заключил Джеймс, знаком попросив официанта подлить ему кофе. — Давай теперь поговорим о мотиве.

Кое о ком Джеймс не знал, и Жаклин сочла за благо промолчать. Правда, всерьез подозревать Джин было трудно. Хотя... бреши в увитой розами декоративной решетке были достаточно широки, чтобы просунуть руку и украдкой подбросить в бокал яд.... Но даже если Джин сумела бы подсыпать яд в открытую бутылку — или даже в один из бокалов, — как бы она позаботилась, чтобы отрава попала к нужному человеку? Тем не менее Жаклин занесла в свой список и Джин. Что-то было явно не так в книжно-романтическом бизнесе, и, пока она не выяснит, что за секреты таятся в сердцах Ви-Ви и Виктора фон Дамма, нельзя сбрасывать подругу со счетов. И необходимо поскорее с ней поговорить.

— Счет, пожалуйста, — попросила она официанта и повернулась к Джеймсу: — Мотив в этом блокноте. Прямо сейчас им и займусь.

Заметно помрачневший Джеймс взял чек, скромно притулившийся с краю стола, и на миг лицо его исказилось от испуга. Судорожно сглотнув, он протянул официанту кредитную карточку и вновь погрузился в печаль.

— С каких это пор ты заделалась шифровальщиком?

— По-моему, это называется «дешифровщик». А ты с каких?

Однако Жаклин приняла предложение Джеймса не брать такси, а прогуляться, Ночь выдалась чудесная — для Манхэттена. Время от времени легкий ветерок врывался в улицы-каньоны, а над Рокфеллеровским центром низко нависла полная луна. Жаклин намеревалась позвонить Джин, как только придет, — того требовала совесть, а также детективная лихорадка. Однако вместе с ключом портье вручил ей записку, и Жаклин поняла, что обязательства перед Джин придется опять отложить.

Проиграв сражение со шляпой, Джеймс положил подбородок на плечо Жаклин, пытаясь прочесть записку. Она услужливо приподняла листок.

— Валентайн хочет со мной встретиться.

— Пойдешь?

— Вообще-то уже поздно...

— Не так уж. Слишком много всего случилось, поэтому и кажется позднее, чем на самом деле. И потом, она пишет: «Сколько бы времени ни было».

— Я умею читать. — Жаклин повела плечом, сбрасывая подбородок Джеймса.

— Полагаю, нам следует пойти.

— Нам? — Она резко обернулась. Джеймс едва успел увернуться от клюва одноглазого какаду.

— Мы же равноправные партнеры, разве нет?

— Ага, только к мисс Валентайн ты намылился вовсе не потому. Красавица Валери не для тебя, Джеймс. Она далекая, мерцающая звезда, до которой простым смертным не дотянуться.

Распознав завуалированное согласие, Джеймс взял Жаклин под руку и устремился к вращающимся дверям.

— Это из Суинберна? Или ранний Китс?

— Это Кирби. Нарабатываю багаж романтических клише. — Она не стала пояснять зачем, а Джеймс благоразумно не спросил.

3

Жаклин едва дотронулась до звонка, как дверь люкса Хэтти распахнулась. При виде гостьи усталые карие глаза Макса оживились.

— Очень любезно с вашей стороны было прийти, миссис Кирби. Валентайн в отчаянии. Вбила себе в голову, что...

— Это она? Макс, это миссис Кирби?! — Мисс Валентайн бросилась навстречу гостям. Ее воздушные одежды опали, как дохлые мотыльки, когда Макс остановил ее и предостерегающе обнял.

— Вэл, милая, дай же миссис Кирби отдышаться. Почему бы нам не присесть?

Войдя в гостиную люкса, Жаклин испытала неуютное ощущение «дежа вю». Махровые розы на портьерах и мебельных чехлах невольно вызывали в памяти пластиковые цветочки «садика», да и лица перед ней были все те же. Валери Валентайн и Макс, тетушка Хэтти и Виктор фон Дамм, «граф», напоминавший восковую фигуру, сбежавшую из музея мадам Тюссо, и Джин, жалко сгорбившаяся в кресле. Не хватало только чокнутой Лори и Сьюзен. Очевидно, Хэтти затянула лассо и вернула Джо-Виктора в стойло.

Первой заговорила тетушка Хэтти. Приторная сладость ее голоса пробудила в Жаклин самые мрачные предчувствия.

— Деточка, я буду так благодарна, если вы нам поможете. Почему же не сказали, что вы известная сыщица?

Жаклин откашлялась и вежливо поинтересовалась:

— А кто вам сообщил?

Сгорбленная фигура Валери Вандербилт дернулась. Хэтти мельком глянула на нее и заворковала:

— Ну что вы, деточка, все и так это знают! Так вот, миссис Кирби, вы обязательно должны нам помочь. Этот полицейский может появиться с минуты на минуту...

— О'Брайен?

— Кажется, его так зовут. Он вот-вот придет, а наша милочка мисс Валентайн вбила себе в голову нелепую идею, будто...

— Это не идея, а правда! — Точно облако, окутанное розоватой предрассветной дымкой, Валери Валентайн сбросила руки Макса и шагнула к Жаклин. — Миссис Кирби, вы должны мне помочь! Кто-то пытается меня убить!

* * *

4

Жаклин взяла дрожащие руки девушки в свои.

— Присядьте, — тихо велела она. — Вот сюда, на софу. Что вы такое говорите, мисс Валентайн? Ведь умерла Дюбретта.

— Это была ошибка. — Вцепившись в руки Жаклин, Валери с усилием выдохнула: — Яд предназначался мне.

— Яд? — Брови Жаклин исчезли под кружевной каймой шляпы. — Но, мисс Валентайн, Дюбретта умерла от сердечного приступа. Во всяком случае, так считает полиция. Зачем кому-то желать вам зла?

Прежде чем девушка успела ответить, Хэтти громко вскричала:

— Ну уж это, милочка, глупый вопрос, вы уж меня извините! Такая девушка, как Валентайн, наживает врагов только самим фактом своего существования. Все остальные писатели прямо-таки зеленеют от зависти, а сотни мужчин...

— Все остальные писатели? — повторила мисс Вандербилт.

— О, вас я не имела в виду, Ви-Ви! — С неторопливостью, граничащей с оскорблением, Хэтти смерила взглядом Джин. — Вы хорошо пишете, но до Вэл вам далеко, сами знаете.

— Прошу прощения... — Джеймс почувствовал себя забытым. Он вгляделся в Джин. — Мы с вами раньше не встречались? О, конечно же, вы доктор Джин Фраскатти. Мы виделись два года назад в Лос-Анджелесе, на конференции Ассоциации по изучению современного языка. Я еще подумал, что ваша работа о Ричарде Втором была... Доктор Фраскатти?

Он поспешил поддержать Джин, которая качнулась, прижав ладонь ко лбу.

— Слишком поздно! — истерически пискнула она. — Жребий брошен, бой проигран... Где же кубок? Там еще осталось немного яда...

Усаживая ее в кресло, Джеймс сочувственно потряс головой.

— Не стоит так переживать. Был тяжелый день, все устали, но... Ви-Ви? Кажется, миссис Фостер назвала вас Ви-Ви? Не вы ли автор «Раба страсти»?

Джин била дрожь, она не сводила с Джеймса взгляда, полного отчаяния.

— Великолепно! — воскликнул тот. — До чего же умная женщина! Готов поспорить, в нашей нищей профессии вы единственная кредитоспособная фигура!

— Великолепно? — тупо повторила Джин. — Великолепно? Я умная?

— Скольким из нас хватило соображения повысить свои жалкие доходы, воспользовавшись незаслуженно забытыми литературными шедеврами? — Примостившись на подлокотнике кресла Джин, Джеймс расцвел в обаятельнейшей улыбке. Бледные щеки Джин вновь порозовели, она смотрела на Джеймса с робким обожанием.

Отметив, что этот сектор взят под контроль, Жаклин вновь повернулась к Валери Валентайн:

— Конечно, многие завидуют вашей красоте и успеху, но люди не убивают друг друга из зависти.

— Нормальные — не убивают, — едва слышно отозвалась Валентайн.

— Ах, Лори! — Хэтти театрально хлопнула себя по лбу. — Как насчет Лори?

— А что насчет Лори? — не поняла Жаклин.

— Разумеется, мне жаль бедное создание, но все мы знаем, что с головой у нее непорядок. Ах, как я себя ругаю! — разливалась Хэтти. — Да-да, это я виновата! Должна была предвидеть...

— Не говорите глупости, Хэтти, — оборвала ее Валентайн. — Девчонку эту я не выношу — меня от нее просто воротит, — но она ни за что не причинила бы мне вреда. Она же меня обожает.

— От любви до ненависти один шаг... — невнятно пробурчала Хэтти. — Впрочем, я не утверждаю, что это обязательно Лори. А как насчет той девушки — учительницы...

— Что за бред! Чушь несете, и сами это знаете! — Джо-Виктор шагнул к Хэтти, и его накидка взметнулась черным крылом. Хэтти и ухом не повела, даже когда Виктор потряс перед ее носом кулаком.

— Конечно, мне очень неприятно думать, что это могла быть милая крошка Сью. Но, Виктор, ведь ты так нехорошо с ней поступил, правда? Поухаживал, а потом бросил... Она же знает о твоих чувствах к мисс Валентайн.

Ужас и недоумение смешались на лице Виктора фон Дамма, вмиг превратив его обратно в Джо Кирби.

— Я... Вэл... с каких это пор мы... Я не... она никогда...

— Бога ради, Хэтти, думайте, что говорите! — возмутился Макс. — Плетете какую-то ерунду! Конечно, все мы сегодня говорим глупости — и немудрено, после всего случившегося. Уверен, что утром все предстанет совсем в ином свете.

— Но этот полисмен направляется сюда, — не сдавалась Хэтти. — Миссис Кирби, вы мне нужны... Я хочу, чтобы вы...

В дверь позвонили.

— Не нужна я вам, — отозвалась Жаклин. — Не знаю вообще, какого черта вам нужно. Может, адвокат?

— Боже упаси! — Раздув ноздри, Хэтти шумно выдохнула. — Зачем мне адвокат? Я намерена просить полицию защитить бедняжку Валентайн. — С этими словами она засеменила к двери.

Жаклин не составило особого труда раскусить неожиданную перемену в отношении Хэтти к смерти Дюбретты, да и к самой Жаклин, кстати, тоже. Забрезжила хорошая реклама, и Хэтти тотчас почуяла радужные перспективы. Жаклин живо представила заголовки: «Королеве Любви угрожают. Кто пытался убить Валери Валентайн? За дело взялась известная частная сыщица...» И рядом фотография миссис Кирби, лукаво улыбающейся из-под полей сиреневой шляпы.

Жаклин ничего не имела против того, чтобы появиться в газетах, но будь она проклята, если позволит Хэтти манипулировать собой. Одно дело — выставлять себя дурой, намеренно и с удовольствием, но совсем другое — когда дуру из тебя делает кто-то другой.

Не успела она решить, как быть, а к ним уже присоединился О'Брайен. И первым делом пристально уставился на нее.

— Ого, да это, кажется, миссис Кирби! Рад снова вас видеть, мэм. Мое почтение, мисс Валентайн... мистер фон Дамм... мисс Вандербилт... ваша милость... — Плохо скрываемое веселье в голосе прорвалось наружу, когда он обратился к «графу», который был непроницаем как всегда. О'Брайен повернулся к Джеймсу: — Мистер?..

Тот вытянулся во весь рост.

— Профессор Джеймс Уиттиер. Заведую кафедрой английского языка и литературы в Колдуотер-колледже.

— Понятно. — О'Брайен задержал взгляд на мусорном мешке, который Джеймс держал под мышкой. — Сожалею, что вынужден потревожить вас в такое время, миссис Фостер. Но у меня небольшая проблема, которую надеюсь разрешить с вашей помощью.

— Слава богу, что вы здесь, инспектор! — Хэтти мертвой хваткой вцепилась в его руку.

— Лейтенант, — скорбно поправил О'Брайен.

— Какая разница? Вы офицер полиции, и ваш долг — защищать нас, невинных граждан. Взгляните на бедное дитя... — «Бедным дитем» была мисс Вален-тайн, которая вздрогнула, когда Хэтти ткнула в нее пальцем. — Инспектор, вы должны защитить ее от злодея, который пытался убить нашу малышку. Он непременно попытается еще раз, и тогда...

— Минуточку, мэм, — перебил ее О'Брайен. — Я впервые слышу о покушении на жизнь мисс Валентайн. Когда это случилось?

— Ну как же, сегодня вечером, конечно! Бедная Дюбретта погибла по ошибке. На самом деле яд предназначался мисс Валентайн.

О'Брайен посмотрел на Жаклин. Та покачала головой:

— Я тут ни при чем, О'Брайен. Разве я упоминала о яде?

— Но это и так было ясно из...

— Единственное, что я сделала, — перебила Жаклин, повысив голос, — это спросила, согласны ли вы, что Дюбретта умерла своей смертью. А все прочее — домыслы мисс Валентайн.

О'Брайен перевел взгляд на героиню драмы. Хотя лицо его оставалось непроницаемым как скала, красота девушки возымела свое действие: тон лейтенанта заметно смягчился.

— Расскажите, в чем дело, мисс Валентайн.

Как и многие писатели, Королева Любви не отличалась хорошо подвешенным языком.

— Ну... э-э... там вышла путаница с бокалами. Я должна была взять один, потом взяла другой, а в конце концов мне не достался ни тот ни этот. А Дюбретта взяла тот, который предназначался мне.

О'Брайен заморгал:

— Нельзя ли еще раз и с самого начала, мисс?

На лице Валентайн застыл испуг. Она изложила ситуацию как могла и явно не в силах была ничего разъяснить. На помощь ей пришел Макс:

— Суть в том, лейтенант, что никто не знает наверняка, кому какой бокал достался.

— А вас я и не заметил! — огорчился О'Брайен. — Вы кто?

Макс улыбнулся:

— Меня многие не замечают, лейтенант, — не бросаюсь в глаза. Я Макс Холленстайн, импресарио мисс Валентайн. Вино по бокалам разливал я и, пожалуй, знаю не больше остальных — то есть совсем немного. — После чего поведал О'Брайену, как все случилось, тактично умолчав о настояниях тетушки Хэтти, чтобы Лори позволили вручить бокал Валери Валентайн, и подытожил: — Честно говоря, не представляю, как бы кому-то удалось схимичить с конкретным бокалом, если вас именно это интересует, Их передавали туда-сюда, точно обделавшихся младенцев.

— Но она взяла мой бокал, — настаивала Валентайн. — Тот, что Хэтти вырвала у меня. Хэтти поставила его на стол, а Дюбретта взяла. Выпила не больше половины — и упала.

Скрытый смысл этого страстного и весьма оригинального заявления ускользнул от Хэтти — на вопросительный взгляд О'Брайена она ответила недоуменной гримасой.

— Что ж, мисс Валентайн, — О'Брайен вздохнул. — Заключение коронера я еще не получил, но, похоже, у Дюбретты случился сердечный приступ. Это должно вас успокоить. Если, конечно, у вас нет врага.

— И не один, а целых сто! — воскликнула Хэтти. И развила эту тему, более или менее в тех же выражениях, что и несколько минут назад. Но когда О'Брайен спросил, нельзя ли, мол, поконкретнее, Хэтти выпучила глаза, картинно смешалась и наконец изрекла:

— Прежде всего, ее ненавидела Дюбретта.

— Хотите сказать, что она подорвалась на своей же мине? — О'Брайен скривился. — Только не Дюбретта. Она была слишком умна, чтобы совершить такую глупую ошибку. Дело в том, мисс Валентайн, — и вы все, господа, — нет никаких оснований считать, что было совершено убийство, Кому-либо из вас известны сведения, противоречащие этому заявлению?

Все молчали.

— Ну же! — подбадривал О'Брайен. — Может, письма с угрозами или... Слушаю, миссис Кирби!

— Возможно, это не имеет отношения к делу... — начала Жаклин.

Вместо того чтобы ухватиться за столь интригующее замечание, О'Брайен с готовностью согласился:

— Возможно. Итак, дамы и господа, оставляю вас с миром. Ах да... чуть не забыл, зачем пришел. Куда-то подевалась одна штуковина, принадлежавшая Дюбретте. Никто не видел сегодня вечером ее блокнота?

Лица присутствующих выражали недоумение. О'Брайен уточнил:

— Она всегда носила с собой стенографический блокнот. В красной обложке. Говорила, что яркий цвет облегчает его поиски.

— Верно, — кивнула Жаклин. — Она и вчера что-то писала во время лекции.

Воцарилось напряженное молчание. Наконец Джо-Виктор робко предположил:

— Может, он у нее в сумке? Помню, она прижимала ее к себе обеими руками, словно боялась, как бы не украли.

— Точно, — присоединился Макс. — Вы нашли ее сумку, лейтенант?

— Нашли. Но блокнота там не было.

— Но это значит... — Хэтти осеклась.

— Да-да, миссис Фостер?

— Странно. Может, она не брала его сегодня с собой?

— Блокнот был неотъемлемой частью Дюбретты, — возразил О'Брайен. — С таким же успехом она бы вышла из дома без одежды.

— Господи, да кому какое дело до дурацкой тетрадки? — фыркнула Хэтти. — Лейтенант, я требую приставить охрану к бедняжке Валентайн.

— Если бы я счел, что она нуждается в охране, то приставил бы, — отрезал лейтенант. — Больше никто ничего не желает сказать насчет блокнота Дюбретты? Что ж, ладно. Миссис Кирби, я бы хотел перекинуться с вами словечком. Наедине.

Все взгляды устремились на Жаклин. Джеймс шагнул вперед.

— На что вы намекаете, лейтенант? Если вам надо поговорить с миссис Кирби, я настаиваю на своем присутствии.

— Не глупи, Джеймс. — Жаклин встала, крепко зажав под мышкой сумочку-конверт. — Мы с лейтенантом сегодня уже разговаривали; наверняка он хочет что-то уточнить.

Она пригвоздила Джеймса ледяным взглядом. Джин робко коснулась его руки:

— Профессор Уиттиер, прошу вас, не уходите.

Сделать выбор между двумя дамами, одна из которых явно не жаждала его общества, а вторая умоляла остаться, Джеймсу было нетрудно.

— Но, миссис Кирби... — начала Валентайн.

— Не волнуйтесь, дорогая, — успокоила ее Жаклин. — Вам ничего не грозит. Я займусь этим делом.

О'Брайен придержал дверь, и она величественно выплыла в коридор.

— Каким делом? — спросил он, и складки на его впалых щеках обозначились резче.

— Если нет никакого дела, с чего это вам так не терпится отыскать блокнот Дюбретты?

— Полагаете, что лучший способ обороны — наступление? Почему бы вам не отдать мне блокнот, миссис Кирби?

Они вошли в лифт.

— Откуда такая уверенность, будто он у меня? Дурацкий у нас с вами разговор получается, — съязвила Жаклин. — Пять вопросов подряд и ни одного ответа.

— Два из пяти задали вы. Ладно, дам вам один ответ. Чемоданище Дюбретты кто-то обыскал. Она была заядлой курильщицей и никогда не носила портсигар, так что дно ее сумки и все содержимое должны быть засыпаны табаком. А оказалось — ничего подобного.

— Отлично! — восхитилась Жаклин. — Но в вашей логике есть несколько изъянов.

— Не пытайтесь навесить это на официанта, — предостерег О'Брайен. — Там было больше сотни наличными. Уважающий себя вор не оставил бы такую сумму.

— Она могла сама почистить сумку. Перед тем как идти на вечер. И это все, что вас терзало, О'Брайен?

— Вообще-то я собирался просить вас о любезности. Если вы не слишком устали, мне хотелось бы кое с кем вас познакомить.

— Хорошо.

— Это недалеко отсюда и не займет... Вы сказали «хорошо»?

— Да.

— Без вопросов, уверток и встревоженных охов-вздохов?

— Но я вовсе не встревожена. И надеюсь, вы сами скажете с кем, когда сочтете нужным.

— Вы несносны!

— Мне это уже говорили.

На машине О'Брайена не было никаких опознавательных знаков, но место парковки — строго под табличкой «Стоянка запрещена» — выдавало официальный статус владельца авто. Когда они выехали на шоссе, лейтенант сказал:

— Я везу вас к сестре Дюбретты. Она хочет поговорить с человеком, который последним видел ее сестру живой.

— Признаться, вы меня удивили. Много всего знаете — а с виду не скажешь.

— Я тут поболтал кое с кем из свидетелей. Обычная практика, миссис Кирби, рутина. — О'Брайен свернул на Пятьдесят четвертую улицу — тотчас раздался визг тормозов и брань водителя машины, с которой он едва не столкнулся. — Не могли бы вы снять шляпу, миссис Кирби? — с трудом сдерживаясь, попросил лейтенант. — Ни черта не вижу справа.

— Простите. — Жаклин потянулась к шляпе.

О'Брайен с тревогой покосился на парочку длинных стальных булавок, которые она из нее извлекла.

— Уберите их подальше, ладно?

Воткнув булавки в шляпу, Жаклин бросила ее на заднее сиденье. О'Брайен инстинктивно пригнулся.

— А вы, часом, не сунули эти смертоносные штучки Дюбретте в трахею?

Жаклин ответила презрительным молчанием.

Улицы кишмя кишели любителями вечерних пробежек и собачниками. Жаклин всегда дивилась, почему жители Нью-Йорка, которые платят за квадратный фут жизненного пространства чуть ли не больше всех в мире, отдают предпочтение крупным породам — ретриверам, доберманам, сенбернарам. Мимо прошла пожилая пара, ведущая на поводке одинаковых ирландских волкодавов; хотя еще вопрос — кто кого вел...

Вскоре О'Брайен остановил машину у многоквартирного дома, возведенного во времена, когда архитекторы могли позволить себе пофантазировать. Кирпичный фасад, башенки и зубчатые стены с бойницами в стиле Тюдоров — настоящие средневековые укрепления. На звонок ответил привратник, который подозрительно вглядывался в полицейского, пока тот не показал удостоверение.

В квартиру Дюбретты их впустила полная седая женщина. Она попыталась улыбнуться, но губы ее дрожали, а глаза были заплаканы.

— Извините, что так поздно, Энни, — сказал О'Брайен.

— Ночь и день для нас на одно лицо, Патрик. Уж вы-то должны знать.

— Как она? — негромко спросил О'Брайен.

Женщина скорбно покачала головой:

— Впервые я благодарна господу за то, что она такая, какая есть. К счастью, она не... Тсс.

— Кто это, Энни? — раздался веселый молодой голосок из комнаты в конце коридора. А в следующий миг в дверях возникла хозяйка.

Лицо ее Жаклин видела на фотографии из бумажника Дюбретты, но с трудом узнала — настолько черты женщины заплыли жиром. При росте не больше пяти футов сестра Дюбретты была устрашающе толста. Однако кожа ее была свежей и гладкой, а улыбка, которой она приветствовала их, лучилась радостью.

Нагнувшись, О'Брайен поцеловал ее в щеку.

— Это та дама, о которой я тебе рассказывал. Миссис Кирби, познакомьтесь с Пруденс, сестрой Дюбретты.

— Проходите в гостиную, миссис Кирби. Хотите кофе или еще что-нибудь?

— Нет, спасибо.

Вслед за ней Жаклин прошла в милую, хотя и обшарпанную комнату. Она служила одновременно кабинетом и гостиной — вдоль стен высились Книжные шкафы, и бок о бок стояли два письменных стола.

— Присаживайтесь, пожалуйста, миссис Кирби, — предложила Пруденс.

— Зовите меня Жаклин. Я познакомилась с вашей сестрой всего несколько дней назад, но она вызывала у меня большую симпатию и восхищение. Я очень, очень вам сочувствую.

Пруденс опустилась на софу — свое излюбленное место, судя по продавленным подушкам. Слезы застилали ей глаза.

— Вы пытались помочь ей. Я хотела поблагодарить вас и спросить, она... она...

— Все случилось внезапно, — мягко сказала Жаклин. — Она не почувствовала боли, только... только мимолетное удивление.

— Еще бы не удивиться! — пробормотала Пруденс. — Дюбби не верила, что с ней может что-то случиться. Она ничего не сказала? Я надеялась... может, она спрашивала обо мне.

— Она произнесла какое-то слово — дважды его повторила. Тогда я не поняла, но теперь... Наверное, это было ваше имя — уменьшительное. Пру...

Пруденс кивнула. После намеков, оброненных экономкой, Жаклин ожидала, что сестра Дюбретты не совсем здорова, но, за исключением проблемы веса, у нее вроде бы никаких изъянов — ни умственных, ни физических.

Из груди экономки вырвалось сдавленное рыдание.

— О чем вы плачете, Энни? — спросила Пру.

— Прости, Пру...

— Не представляю, о чем можно плакать! — Голос Пру сорвался на визг. Она заговорила быстро и монотонно, на одном дыхании: — Ко мне пришли мои поклонники, а вы стоите и плачете? Хотите посмотреть, где я работаю, миссис Кирби? Вот мой письменный стол, рядом с Дюбреттиным. Я сейчас как раз тружусь над книгой. Издатель все торопит и торопит меня, хочет выпустить ее к осени. Он возлагает на эту книгу большие надежды. Уже потратил полмиллиона на рекламу.

Пребывая в ужасе и оцепенении, Жаклин, однако, заметила, как напрягся О'Брайен, точно тигр, изготовившийся к прыжку. Длинная речь Пруденс дала ей время собраться с мыслями. Хозяйка вскочила, на удивление легко и проворно, и знаком поманила ее к столу, Жаклин послушно повиновалась.

— Вот все мои произведения, — гордо объявила Пруденс, делая широкий жест. Шкаф был забит книгами в бумажных обложках. Жаклин узнала несколько имен. — Разумеется, я пишу под разными псевдонимами, — поспешно продолжала Пруденс. — Спрос на меня так велик. Работа отнимает все время. Не только само творчество, но еще и читательские конференции, презентации, раздача автографов, обеды с издателями и все такое. А письма от читателей! Я считаю, что должна отвечать на все письма. Дюбретта мне помогает. Она вообще мне очень помогает. А это ее стол, рядом с моим. Она скоро придет. Задерживается. Очень нехорошо с ее стороны — опаздывать. Мне надо ответить на кучу писем. Энни, вы сварили кофе? Знаете, Дюбретта всегда пьет кофе, как только порог переступает. Придется нам сегодня допоздна поработать. На столько писем надо ответить...

— В таком случае не буду отнимать у вас время, — сказала Жаклин. — Большое вам спасибо. Я очень благодарна, что вы позволили мне прийти.

— Всегда рада встретиться с моими читателями. — Робкая улыбка осветила лицо Пруденс. — Скорей бы Дюбретта пришла! Знает ведь, что я волнуюсь. А у меня столько дел... — Повернувшись спиной к Жаклин, Пруденс принялась перекладывать бумаги на письменном столе.

Экономка проводила их в прихожую.

— Вы справитесь? — мягко спросил О'Брайен.

— Да-да. Это ведь... — Экономка криво улыбнулась. — Это обычное дело. Она всегда так себя ведет, когда Дюбретта задерживается. Не волнуйтесь, Патрик. Я умею с ней обращаться.

— Если что — звоните мне.

Они молчали, пока не сели в машину и О'Брайен не завел мотор.

— Давно вы знакомы с Дюбреттой? — спросила Жаклин.

— Почти двадцать лет. Она была начинающим репортером в «Нью-Йорк пост», а я только-только пришел в полицию. Она доводила меня до безумия. Где бы ни случалась уличная драка, убийство или облава на наркоманов, Дюбретта всегда оказывалась в гуще событий, размахивала этим своим проклятым блокнотом и лезла с вопросами. — О'Брайен помолчал. — Настоящая была женщина.

— И вы подружились.

— Да.

— А Пруденс?

— Она была очаровательным созданием. Хрупкая, шустрая, и всегда смеялась. Гордость университета. От ухажеров отбою не знала, но Дюбретта охраняла ее как сторожевая собака.

— Могли бы меня предупредить. Не ради меня — ради нее.

— Я бы не допустил, чтобы вы чем-то ее расстроили. — Глаза его подозрительно блестели.

— Кошмар, — Жаклин поежилась.

— Вы хорошо держались, — буркнул О'Брайен.

Они остановились у светофора на Сорок четвертой. В сиянии уличных фонарей Парк-авеню казалась тихой и словно вымершей, но эта безмятежная тишина была обманчивой.

Загорелся зеленый свет. О'Брайен нажал на газ.

— Это случилось в шестидесятые — разгул наркомании, если помните. Я был на дежурстве в ту ночь, когда поступил вызов: юная девушка, передозировка героина в сочетании с фенциклидином... Одна из сотен... Но ее имя было мне знакомо... Возможно, просто несчастный случай — ошибка в дозировке. Но ведь она никогда не притрагивалась к этой дряни. «Я еще маленькая», — говорила. Одно дело — выпить бокал-другой, для веселья, но наркотики — никогда. Что ее заставило? Она не могла или не хотела говорить. Но до этого пыталась опубликовать свою книгу. Только что вы видели, во что вылились ее фантазии.

— А еще я вижу, куда вы клоните, — заметила Жаклин, — Но даже если она пережила жестокое разочарование или стала жертвой... скажем, некоего представителя издательских кругов, это еще не повод для самоубийства.

— Вы так думаете, миссис Кирби? Господи, да эти девчушки режут вены из-за рок-звезд и голодают ради какой-то дикой мечты о красоте, пока не заработают малокровие. А у Пру и раньше случались... эмоциональные проблемы. Было с чего — Дюбретта как-то намекнула; родительское пренебрежение, жестокое обращение и бог знает что еще. Возможно, передозировка разбудила болезнь, которая рано или поздно все равно бы проявилась.

— Очень может быть.

Ни один из них не произнес вслух напрашивающийся вывод: чем бы ни была в действительности вызвана болезнь Пруденс, Дюбретта выбрала Хэтти Фостер на роль козла отпущения. Ей требовалось возложить на кого-то вину, а до настоящего злодея, возможно, было не добраться.

О'Брайен затормозил перед отелем, но мотор не выключил.

— Так как насчет писем с угрозами, миссис Кирби?

Жаклин давно ждала этого вопроса. Она едва знала Патрика О'Брайена, но уже успела проникнуться уважением к его способностям и острому уму. Она потянулась за шляпой, покоившейся на заднем сиденье.

— Дюбретта получила несколько таких писем. Их даже письмами не назовешь — скорее записочки, бессмысленные и неразборчивые. Говорила, что их пишет девица, которая является президентом фан-клуба Валери Валентайн.

— Как ее зовут?

— Лори Туппер, — неохотно ответила Жаклин. — Но записки ничего не значат, О'Брайен. Лори всего семнадцать, и она не совсем...

— Картина ясна.

— Лори не могла отравить вино Дюбретты.

— Вы по-прежнему настаиваете на яде, миссис Кирби?

— Спокойной ночи, лейтенант О'Брайен.

— Спокойной ночи, миссис Кирби.

Жаклин ухитрилась вылезти из машины вместе со своими пышными юбками и шляпой без посторонней помощи — швейцар отеля, бросив на даму быстрый взгляд, счел за благо не вмешиваться. Она была настолько поглощена своими мыслями, что едва не затоптала мужчину, который попытался заговорить с ней, как только она вошла в вестибюль. Глянула сквозь него и вихрем пронеслась мимо, не успел тот и рта раскрыть.

Впрочем, незнакомцу удалось догнать ее у стойки портье, где к ним присоединились еще две женщины. Жаклин хватило беглого взгляда, чтобы оценить ситуацию. И тут же вся троица хором затараторила:

— Миссис Кирби, я представляю «Дейли багл»... Миссис Кирби, я хотела спросить... Простите, это вы миссис Кирби?

— Нет, — без запинки отозвалась Жаклин.

Чуть ли не вырвав у портье ключ, она направилась к лифтам. Репортеры устремились следом, извергая поток вопросов. Жаклин перешла на бег, трио — за ней. Метнувшись через вестибюль, она втиснулась в лифт, двери которого уже закрывались.

Зная, что они не отстанут, прибудут на соседнем лифте, Жаклин, очутившись на своем этаже, бросилась бегом по коридору, зажав в руке ключ и мысленно готовясь к драке перед дверью номера, но никто из газетных писак не догадался устроить там засаду — а может, у них просто не было денег для достойной взятки. Жаклин открыла дверь и быстро захлопнула ее за собой. Темно, хоть глаз выколи. Обругав про себя провинциальную зацикленность Сью на экономии, она ощупью нашарила выключатель.

И на несколько секунд оцепенела.

Вся одежда была сорвана с вешалок и разбросана по полу. Оба чемодана перевернуты вверх дном. Матрасы перекособочены, простыни и одеяла валялись кое-как, все до единого ящики выдвинуты.

Жаклин переложила лиловую вечернюю сумочку-конверт из одной руки в другую. До сего момента она и не вспоминала о блокноте Дюбретты.

Глава 6

1

"В комнате царил полнейший разгром. Скованная ужасом, Блейз взирала на надругательство, учиненное над ее спальней. Да-да, она именно так это воспринимала — как насилие, попрание ее чести. Грубые, липкие руки копались в ее белье, дотрагивались до ее шелковых..."

Жаклин встряхнула головой. Кажется, она излишне увлеклась любовными романами.

Первое, что она сделала, — подобрала с полу платье, которое собралась надеть на бал. Вполголоса чертыхаясь, повесила его на плечики и разгладила смявшиеся оборки. После чего перешла к следующему неотложному делу — быстренько осмотрела номер. Разбойника она не нашла, да и не рассчитывала, боялась другого — что обнаружит где-нибудь Сьюзен без сознания, а то и похуже. Ни под кроватью, ни в ванной девушки не оказалось, а насчет шкафа Жаклин не сомневалась — был бы там труп, она бы его не проглядела.

Сменив надоевшее до омерзения лиловое одеяние на халат и приведя комнату в относительный порядок, Жаклин улеглась на кровать, обложившись всеми четырьмя подушками, и закурила.

Ничего из ее пожитков не пропало, если не считать нескольких дешевых украшений. Будем надеяться, Сью не настолько глупа, чтобы оставить деньги или драгоценности в чемодане. Если так, они, скорей всего, тю-тю.

Впрочем, позариться на бижутерию было ошибкой. Ни один профессиональный вор, даже начинающий, не спутает с настоящими ее серьги с искусственным жемчугом и позолоченную цепочку. И однако ж, только профессиональный вор сумел бы забраться в номер, не оставив на двери следов взлома.

Блаженно затягиваясь, Жаклин бросила взгляд на дверь, запертую на ключ и цепочку. Преступник проник сюда этим путем, не иначе. Никаких балконов и пожарных лестниц поблизости от ее окна нет. Замок в порядке. Испытанный способ с использованием кредитной карточки, знакомый всем любителям триллеров и детективных сериалов, с этим замком не сработал бы. Возможно, на свете и нет такой штуки, как совершенный замок, но в данном случае самое вероятное объяснение... Жаклин потянулась к телефону.

Ночной портье поначалу встревожился, но когда Жаклин заверила его, что не собирается заявлять об ограблении, вознегодовал. Просто исключено, чтобы ее ключ дали постороннему человеку. Служащие отеля обязаны следить...

Поблагодарив, Жаклин повесила трубку. Если кто из обслуги и дал чужаку ее ключ, наверняка не признается. Честно говоря, у нее всегда были сомнения насчет порядков в здешней гостинице: ни один клерк ни разу не спросил у нее документы — молча вручал ключ, который она просила. При том что постояльцы ежедневно сменялись, немыслимо было бы запомнить, какое лицо в каком номере проживает.

Жаклин взялась за блокнот Дюбретты. Просто удача, что у нее не было времени переодеться, — иначе запросто могла оставить блокнот в гостинице. А еще повезло, что провела вечер в компании офицера полиции. Кабы она отправилась поглазеть на витрины и прогуляться в одиночку...

Надо будет утром отдать блокнот О'Брайену. Жаклин никогда не испытывала симпатии к героиням детективных романов, которые с ослиным упрямством придерживали улику, которая, окажись она в руках полиции, во-первых, позволила бы разрешить загадку уже на 50-й странице и, во-вторых, подвергала упомянутую ослицу опасности быть похищенной, убитой или, того хлеще, изувеченной. Однако час поздний, у бедняги О'Брайена выдался трудный день; жестоко было бы вытаскивать его из постели.

Лицемерно успокоив таким образом свою совесть, Жаклин закурила еще одну сигарету и взялась за работу.

Представление о кодах и шифрах она почерпнула из романа Дороти Сейерс «Вот вам его труп» и одной забавной книжки про шифры, якобы использованные Шекспиром. И полагала, что этого хватит.

Однако беглый просмотр записей в блокноте подтвердил то, что Жаклин подозревала с самого начала. Дюбретта пользовалась не обычным шифром, а, как она сама и говорила, скорописью собственного изобретения. Жаклин, получившая образование во времена, когда женщинам рекомендовали приобрести секретарские навыки, дабы не остаться без работы, и сама недолго помучилась над стенографией, но потом решила, что лучше уж драить полы. И сейчас в блокноте Дюбретты она узнала некоторые общепринятые стенографические значки, но напрочь забыла, что они значат, — вот разве что косая линия вместе с запятой, означавшая «Дорогой сэр» по системе Грегга. Данное открытие, вместо того чтобы ободрить, ввергло ее в полное уныние. Не говоря уже о том, что вряд ли Дюбретта писала черновики деловых писем в своем одиозном блокноте, символ этот появлялся в середине страницы, в окружении прочих значков. Ясное дело, это не «дорогой сэр». Если Дюбретта использовала эту закорючку не в первородном значении, то же самое она, вероятно, вытворяла и со всеми остальными. И даже при блестящем знании стенографии проку бы кот наплакал.

Жаклин сроду не отличалась скромностью, но она понимала, когда проигрывала. Правда, при этом не сомневалась, что сумела бы расшифровать записи, будь у нее достаточно времени. Выделить группы символов, найти самые распространенные... Что-то в этом роде. Но даже если ей это под силу, специалист, вооруженный компьютером, справится быстрее.

Интересно, О'Брайен именно поэтому хотел завладеть блокнотом или же он просто сводит воедино все концы? Судя по тому, что лейтенант говорил, полиция вполне удовлетворена версией, что смерть Дюбретты вызвана естественными причинами. Однако Жаклин чувствовала, что сам О'Брайен отнюдь не удовлетворен. Пускай отрицает сколько угодно, но он явно что-то подозревает. Конечно, лейтенант ни за что не признает ее правоту. Сожалея о необъяснимом эгоцентризме всего мужского пола вообще и О'Брайена в частности, Жаклин покачала головой, засунула блокнот под подушку и взялась за «С веткой ивы грустно стоя».

В третьем часу она выключила свет. Сью так и не объявилась. Жаклин понадеялась, что та весело проводит время, и уснула сладким сном невинных младенцев. Ей снилось, что она бежит по палящим пескам пустыни, а погоняет ее Патрик О'Брайен, верхом на страусе, одетый в свободный бурнус, форменные брюки с лампасами и лиловую шляпу с дохлым попугаем.

2

— Газеты видела?

— Как ты можешь говорить о газетах в такой момент? — пробормотала во сне Жаклин, обвивая руками бронзовые плечи О'Брайена. — И не мог бы ты снять эту шляпу?

— Ой, извини. Ты спала, да?

Жаклин приоткрыла один глаз. В лицо ей ударил солнечный свет. Она зажмурилась.

— Твое фото на третьей странице! — Сьюзен зашуршала газетой под носом Жаклин.

Жаклин села. Накануне она не удосужилась заплести косу, и теперь бронзовые космы падали на лицо, щекоча нос и забиваясь в рот. Она раздраженно отбросила волосы. Сью рассмеялась:

— Выглядишь прямо как одна из героинь Валери Валентайн — в изящном беспорядке и сонная от любви.

— Сонная оттого, что не выспалась! Как ты посмела разбудить меня в такую рань, да еще таким бодреньким голосочком!

— Я принесла тебе кофе. — Сью присела на соседнюю кровать и протянула ей пластиковый стаканчик. — Моя мама точно такая же бука по утрам. Я подумала...

Онемев от злости, Жаклин одним глотком осушила стаканчик с кофе.

— Я была с Джо, — продолжала Сью и, зарумянившись, мечтательно уставилась на потолок. — Он такой милый. Знаешь, чего ему на самом деле хотелось бы? Отыскать тихий городок, где-нибудь на Среднем Западе, и поселиться там. И он хочет, чтобы я...

— Знаю я, чего он хочет! — прорычала Жаклин. — И слушать об этом больше не желаю!

— Нет-нет, ты ошибаешься! Джо не такой. Мы не... мы просто разговаривали.

— Всю ночь?

— В ночном кафетерии. Там я и купила для тебя кофе.

— Очень любезно, — смилостивилась Жаклин; кофеин наконец-то добрался до ее мозгов. — Дай-ка газету.

Газет было две — «Таймс» и менее уважаемая «Дейли бланк», где подвизалась бедная Дюбретта. «Тайме» обошлась с «романтическими» писателями с презрением, которого они заслуживали, однако «Дейли бланк», никогда не отличавшаяся сдержанностью, расщедрилась на подробности. Тетушка Хэтти, должно быть, в экстазе катается по полу, подумала Жаклин. Задаром разжилась такой рекламой!

В заголовки романисты не попали, но врезка на первой странице вводила читателей в курс дела — как и предполагала Жаклин, используя фразы типа «Кто пытался убить Валери Валентайн?», «Королеве Любви угрожают», «За дело взялась известная сыщица».

Добравшись до третьей страницы, Жаклин хотела уже спросить: «Что это за толстощекое чучело в...» — когда узнала себя. Снимок был сделан накануне фотографом Дюбретты. С зонтиком через плечо, в надвинутой на брови шляпке, Жаклин таращилась на читателя. Подпись гласила: «Знаменитая частная сыщица?» Трудно было винить редактора за вопросительный знак.

Там же были снимки мисс Валентайн и Виктора фон Дамма. Сама же статья являла собой нагромождение намеков и нелогичных выводов, все вертелось вокруг главных вопросов: «Кто вручил Дюбретте роковой бокал?», «Было ли вино отравлено?», «Есть ли в прошлом этой изысканной и талантливой молодой писательницы мужчина, доведенный до безумия ревностью и мучимый страстью?»

— Легко сказать, да нелегко доказать, — пробормотала Жаклин.

— Ты о чем?

— Мысли вслух.

Мало того что в статье переврали фамилию Жаклин, так ее еще обозвали профессором астрофизики одного из известных восточных университетов, а также писательницей, чьи «бестселлеры вышли под псевдонимом». Она, дескать, «избегает шумихи, позволяя местной полиции пожинать лавры за раскрытые ею дела». Представив реакцию О'Брайена, Жаклин злорадно усмехнулась.

Репортер, мерзавец, выжал все, что мог, из не взятого у нее интервью. «На вопросы нашего корреспондента мисс Кирски ответила своим низким, грудным голосом, что в настоящее время не вправе обсуждать подробности следствия. Ходят слухи, что она работает в тесном сотрудничестве с Департаментом полиции Нью-Йорка. Когда лейтенанта Патрика О'Брайена спросили о взаимоотношениях мисс Кирски с полицией, он отказался это комментировать».

Жаклин громко расхохоталась.

— Что смешного?

— Да все!

— А ты правда профессор астрофизики? — робко поинтересовалась Сью.

Впервые Жаклин не испытала искушения приврать.

— Милая моя девочка, ты отлично знаешь, кто я такая. Я все тебе рассказала в первый же день нашего знакомства.

— Но... я подумала, может, ты под «крышей»...

— Под чем, под чем? Неужели ты поверила во всю эту галиматью насчет того, что я сыщица? Разве тебя не учили в колледже, что печатное слово не есть священно и неприкосновенно? Иначе говоря, не верь всему, что читаешь в газетах.

— Джо говорит, что ты сыщица. Валери Вандербилт рассказывала ему, что...

— Забудь. А что еще сказал Джо?

— О чем?

— Он сказал, что его настоящее имя — Джо Кирби?

— Да. А вы с ним точно не?..

— Точно. А сказал он тебе, что книжки Виктора фон Дамма пишут на самом деле две домохозяйки из Бруклина?

— Ну...

— И тебя это не тревожит?

— Джо объяснил, как все случилось... — Сью упорно избегала взгляда Жаклин. — Все это затея Хэтти Фостер. Многие книги пишут подставные лица. Например, автобиографии или мемуары звезд Голливуда, политиков и... Имя настоящего автора нигде не фигурирует, но все и без того знают... Так часто поступают. В этом нет ничего плохого...

— Однако по сути это мошенничество, — мрачно заметила Жаклин. — Может, не с точки зрения закона, но уж с точки зрения нравственности — точно. Кроме того, твои примеры совсем из другой оперы. Люди покупают мемуары знаменитой актрисы не потому, что их написала эта актриса, а потому, что они — про эту актрису. И на самом деле здесь нет никакого обмана. Но слава и репутация Виктора фон Дамма зиждутся на его книгах. А Виктор фон Дамм — никто. Его просто не существует.

— Ему это опротивело, — тихо произнесла Сью. — Он хочет выйти из игры.

— Что ж не выходит?

— Он собирается. Но чтобы все уладить, нужно некоторое время. Не может же он просто взять и уйти.

— Почему же? Ладно... — Жаклин решила пощадить Сьюзен, которая смотрела на нее полными слез глазами. — Вряд ли он рассказал тебе о том, что...

Зазвонил телефон. Жаклин с отвращением уставилась на него:

— Какому идиоту вздумалось звонить в такое время?

— Сейчас восемь тридцать.

— Черт. — Аппарат снова зазвонил, и Жаклин схватила трубку: — Да?

Сью тактично удалилась в ванную, позволив Жаклин не сдерживать эмоции.

— Нет, Джеймс, ты меня не разбудил. Извини, что разочаровала. Но это не значит, что я в настроении с тобой разговаривать в такую рань.

— Что значит — в такую рань? Сейчас полдевятого.

— Когда я в отпуске, полдевятого — это безумная рань.

— Когда ты легла?

— Не твое дело.

— Да я вовсе не интересуюсь твоей светской жизнью, Жаклин, помилуй! Всего лишь пользуюсь своим правом коллеги-сыщика, чтобы спросить, какие сведения ты вытянула из О'Брайена.

— У меня нет никакого желания обсуждать это в такую...

— Может, встретимся за завтраком?

— Что за гнусное предложение!

— Тогда за обедом.

— Где?

— В «Алгонкине», в полдень.

— Ну...

— Так я и думал, что на это ты купишься, жадная снобка.

Жаклин едва успела повесить трубку, как телефон опять зазвонил.

— Ну что тебе еще? — злобно рявкнула она.

— Сью, — раздался робкий, удивленный голос. — Можно ее?..

— Вы же расстались всего полчаса назад.

— Ну и что? Разве я не имею права?..

— Почему вы не сказали ей правду?

Повисло молчание. Затем голос Виктора фон Дамма с аристократической надменностью произнес:

— Не понимаю, что вы имеете в виду.

— Я тоже, — призналась Жаклин, потирая лоб. — Сью сейчас занята, перезвоните позже. — И положила трубку.

Она ожидала, что Джо воспротивится столь грубому отлупу, и не удивилась, когда телефон тотчас затрезвонил снова. Но не успела она выдать наспех подготовленную уничижительную речь, как услышала воркующий голосок:

— Доброе утро, миссис Кирби. Надеюсь, я вас не разбудила?

— Какого черта?..

— Оч-чень хорошо! Я подумала, вы уже наверняка встали и занимаетесь слежкой. Видели, как нас осветили в газетах?

— Видела, и на мой взгляд, это самое...

— Эти мальчики из нью-йоркских газет такие шустрые, правда? Я вот зачем вам звоню, миссис Кирби: хочу сказать, что на одиннадцать утра созвала пресс-конференцию. Думаю, так будет легче всего управиться с этими неприятными делами, ну, в том смысле, что репортеры способны свести с ума, если с ними не сотрудничать. В конце концов, они всего лишь выполняют свою работу. Номер четыреста пятнадцать в моем отеле — ровно в одиннадцать. Не опаздывайте.

— Нет.

— Что вы сказали? — неуверенно переспросила Хэтти.

— Я сказала — нет. В том смысле, что не приду.

— Но... но... вы должны прийти. Я уже пообещала человеку из «Таймс»...

— Тетушка Хэтти — можно вас так называть? — уясните себе одно. Не знаю, каким образом вы подчинили себе ваших запуганных до смерти авторов, но я не из вашей конюшни. Пускай они пляшут под вашу дудку сколько душе угодно. Я в эти игры не играю.

На том конце провода послышались звуки борьбы и невнятные возгласы. Затем уже другой голос запыхавшись произнес:

— Миссис Кирби...

— Мистер Холленстайн?

— Просто Макс. Я невольно услышал, что говорила Хэтти, и не виню вас за то, что отвергли ее... приглашение.

— Обычно вы более удачно подбираете слова, мистер... Макс.

Импресарио хмыкнул.

— Не принимайте это на свой счет — Хэтти со всеми так разговаривает. Но мне бы хотелось, чтобы вы к нам присоединились, ради вашего же блага, если не ради мисс Валентайн. Одному богу ведомо, что ляпнет Хэтти, когда у вас не будет возможности постоять за себя.

— Как вам не стыдно, Макс! — услышала Жаклин негодующий возглас Хэтти и следом ответ Макса:

— Помолчите, дорогая Хэтти. Миссис Кирби?

— У меня много дел.

— Думаю, вам следует прийти.

— Что-то произошло?

— Мне бы не хотелось обсуждать это по телефону.

— Ладно, приду. Будьте так любезны, передайте от меня Хэтти, чтоб убиралась к черту, хорошо? — И шлепнула трубку на рычаг.

Открылась дверь ванной, и появилась голова Сью.

— Что случилось?

— С чего ты взяла?

— Ты так кричала...

— Ага. — Жаклин с наслаждением потянулась. — Боже, здорово это бодрит! Кофе еще есть?

— Извини...

— Ничего. Давай там в темпе, ладно?

Голова Сью исчезла, Проглотив кофейную гущу, Жаклин с сожалением посмотрела на пустую чашку. Потом перевела взгляд на телефон, но тот молчал. Отбросив одеяло, она вылезла из постели и с опаской приоткрыла дверь.

Коридор был пуст. Поделом Хэтти, ишь, раскатала губищи на повышенное внимание прессы! В мире, расшатанном войнами, коррупцией, голодом и ядерной угрозой, смерть одной журналистки — мелкое событие. Возможно, о ней забыли бы уже через день, если бы Хэтти позволила, но она явно не собиралась этого допустить.

На сей раз Жаклин взяла трубку только после четвертого звонка.

— Что еще? — смиренно пробормотала она.

— Это ты, Джекки?

— А кто же еще? Я только и делаю, что отвечаю на телефонные звонки.

— Это я, Бетси.

— Знаю.

Ответ явно обескуражил Бетси — та замялась. Выждав несколько секунд, Жаклин подбодрила ее:

— Ну и?

— Ты видела газеты?

— Видела.

— Это правда?

— Что — правда? Слушай, Бетси, какого черта тебе надо?

— Я же там была... — неуверенно протянула Бетси.

— Знаю. Я тебя видела. Бога ради, давай ближе к делу.

— Это правда, что... Кто-то действительно пытался у...

— Насколько мне известно, официальная версия такова: никто ничего и ни с кем сделать не пытался. Дюбретта умерла от сердечного приступа.

— Но в газетах пишут...

— Вот вам еще пример несовершенства нашей образовательной системы.

— Что?

— Я-то думала, что ты настоящая бескомпромиссная революционерка, но чудится мне трусость...

В отличие от Сью, Бетси была отлично знакома со специфической манерой Жаклин вести беседу. Она тотчас возмущенно вскинулась:

— Господи, ну неужели ты не можешь разговаривать как нормальный человек? Я понимаю, что весь этот бред насчет покушения на жизнь Валентайн, скорее всего, очередной рекламный трюк. Но если нет?.. Я ведь была там, Джекки, красовалась в этом отвратном платье и мерзком парике, будто шпионка. Твоя же идея, сама знаешь! Какой-нибудь злобный коп запросто может расценить все, что я болтала о Королеве Халтуры, как угрозы.

— Ну это уж ты загнула, Бетси!

— Да ну? А ты читала колонку Дюбретты сегодня утром?

— Некогда было. Уже несколько часов сижу на телефоне.

— Она процитировала парочку моих перлов. Выдернув из контекста. Можешь называть меня трусихой, но я предпочитаю встретить беду во всеоружии. Джекки, я могу на тебя рассчитывать?

— С радостью выступлю в качестве свидетеля, — заверила ее Жаклин. — Скажу, что ты пустозвонка — предпочитаешь молоть языком, а не действовать. Словом, мокрая курица!

— Джекки!!!

— Ладно, успокойся. Просто ты делаешь из мухи слона, устраиваешь бурю в стакане воды, а также заранее создаешь себе трудности. Я буду держать ухо востро и дам тебе знать, если произойдет что-то интересное.

Бетси рассыпалась в благодарностях, и Жаклин повесила трубку, размышляя о необъяснимой склонности людей находить утешение в куче бессмысленных афоризмов.

Эх, Бетси! Врага бояться — в живых не остаться. (Кстати, тоже хорошая фраза!) Однако резон в ее словах есть, и какой-нибудь въедливый сыщик может счесть, что у Бетси имелся мотив. Жаклин достала тетрадку и внесла имя Бетси в список подозреваемых. Не то чтобы она всерьез полагала, будто Бетси отравила вино, но истинный детектив должен быть беспристрастен.

Прислушиваясь к шуму воды в ванной, Жаклин решила, что еще несколько минут Сьюзен в комнате не появится, и достала из-под подушки блокнот Дюбретты. Ночью ее посетила парочка идей.

Одна из них как будто давала ниточку... Жаклин настолько увлеклась, что не сумела быстро среагировать, когда дверь ванной открылась и вышла Сью, соблазнительно задрапированная в полотенце.

— Ч-черт! — буркнула Жаклин, пытаясь усесться на блокнот.

— Ой, а это... не тот блокнот, который искал вчера детектив?

— Нет.

— Джо рассказал, что полицию интересует блокнот в красной обложке...

— Я случайно его прихватила.

Объяснение было столь жалким, что даже Сьюзен не поверила. Склонив голову набок, она насмешливо посмотрела на Жаклин. Та мрачно зыркнула на нее и проговорила:

— Сегодня же отнесу его в полицию. Как только ты выйдешь из ванной и позволишь мне наконец принять душ.

— Я забыла зубную пасту. — Сьюзен достала из тумбочки тюбик и скрылась.

Жаклин вернулась к своим изысканиям, но путеводная ниточка исчезла. Проклятье! Мало того что Сьюзен сбила ее с мысли, так еще выудила обещание передать блокнот полиции. Разумеется, она и так собиралась это сделать, но теперь придется поспешить. Сью запросто может разболтать про блокнот своему ненаглядному Джо — девица пребывает в той дебильной стадии влюбленности, когда не терпится рассказать единственному и неповторимому обо всем на свете, А уж на сдержанность Джо и вовсе надежды мало, так что вскоре всемогущий лейтенант О'Брайен будет знать наверняка то, что уже подозревает.

Жаклин рассмотрела несколько способов доставки собственности Дюбретты по назначению. Проще всего положить блокнот в конверт и опустить в почтовый ящик. Однако она не слишком доверяла почтовой службе Соединенных Штатов — блокнот может идти до адресата две-три недели, а то и вообще затеряется. Кроме того, это был вариант для труса. А она, Жаклин Кирби, не боится какого-то там полицейского!

Надежнее всего доставить бандероль самолично. Жаклин взялась за телефон. Телефонистка снабдила ее номером местного полицейского участка, где и обнаружился О'Брайен.

— Хотите поговорить с ним, мэм? — справился дежурный сержант.

— Нет-нет, — поспешно ответила Жаклин.

Признаться, не предполагала застать О'Брайена на работе спозаранку. Он вроде бы намекал на ночное дежурство. Что ж, значит, навещал Пруденс Дюберстайн в свободное время.

Сью все еще плескалась в ванной, и Жаклин вернулась к газете. Колонка Дюбретты была на своем обычном месте и никаких разоблачений не содержала. Жаклин на это и не рассчитывала: у Дюбретты не было времени облечь в статью раздобытые сведения. Вместо этого колонка предлагала вниманию публики саркастический обзор событий предшествующего дня, в том числе описание марша протеста и интервью с Бетси, главной фигурой движения «Женщины Объединяются Против Сексизма».

Жаклин, питавшая слабость к акронимам, мысленно сложила начальные буквы упомянутой организации и решила посоветовать Бетси сменить название.

По мере чтения брови Жаклин поднимались все выше. Должно быть, вчера, после ее ухода, Бетси с Дюбреттой неплохо приняли на грудь. Впрочем, пьяная или трезвая, Бетси всегда отличалась невоздержанностью на язык. Заявления типа «Ядовитые пиявки, которых надо истребить» и «Безмозглые подонки, по которым никто плакать не будет» и вправду можно истолковать превратно.

Она уже собралась постучать в дверь ванной, когда Сью наконец выплыла оттуда в кружевной ночнушке.

— Извини, пожалуйста, — робко пробормотала она, глядя на Жаклин большими голубыми близорукими глазами.

— Прекрати ты за все на свете извиняться! — проворчала Жаклин. — Ляжешь спать?

— Только на пару часов. А потом встречаюсь с Джо. Ты не знаешь, Хэтти случайно не отменила сегодняшние семинары?

— Вряд ли. Да и зачем?

— Пойдешь на утреннюю конференцию?

Красный блокнот лежал на виду на кровати. Сьюзен старательно избегала на него смотреть. Жаклин взяла блокнот и картинно потрясла им.

— Я иду возвращать вот это в полицию. Потом обедаю с другом в «Алгонкине», если кому-то интересно. Но прежде намерена выпить две, а то и три чашки кофе. Позднее позвоню и сообщу тебе свои дальнейшие планы.

— Да я же не шпионю... Просто спросила.

— О'кей, о'кей.

Едва Жаклин скрылась в ванной, как услышала телефонный звонок. Нимало не смущаясь, она приоткрыла дверь и прислушалась. Слов разобрать не сумела — видимо, Сью забралась под одеяло вместе с телефоном, — но нежное, интимное воркование невольно вызвало у Жаклин улыбку. Сама она так давно не испытывала ничего подобного, что воспоминания казались столь же далекими, как история Древнего мира, но до чего же это было чудесно! Хотелось надеяться, что у Сьюзен это продлится подольше. Может, Джо серьезно к ней относится, а может, и нет. Видимо, он сыт по горло писателями-романтиками и возрадуется любому, кто не из этой «отрасли», а Сью настолько доверчива, что поверит всем его словам. Но ведь Джо не был с ней честен, Хэтти, несомненно, его шантажирует, так же как и Джин, но если у нее нет ничего серьезнее маскарада с фон Даммом, что мешает Джо показать ей нос и идти своей дорогой? Он не такой трусливый заяц, как Джин, да и не сделал ничего противозаконного. Если только...

Закрыв дверь, Жаклин принялась чистить зубы. Она не сомневалась, что сумеет выбить правду из Джо, и не таких в бараний рог могла скрутить. Если бы только было больше времени! Все происходило так стремительно, что она не успевала уследить, а между тем страдала и ее собственная книга.

Дел выше крыши — и все такие захватывающие! Лицо, смотревшее на нее из зеркала, светилось от предвкушения. «Неплохо, — с удовлетворением подумала Жаклин, — учитывая, что спала я всего пять часов. Пожалуй, сделаю мою героиню чуть постарше — лет сорока пяти. Ведь читатели — а судя по конференции, многие из них средних лет — охотнее отождествят себя с героиней, которая ближе им по возрасту, чем с двадцатилетней свистушкой. Мудрейшая женщина племени, жрица богини... (Вот только какой богини? А, ладно, потом придумаю.) Желанная для всех мужчин, но священная».

"Ее быстрая и легкая фигурка, облаченная в оленью шкуру, едва прикрывавшую наготу, грациозно двигалась по тропинке к храму. Наблюдая из-за кустов, Лурх Охотник облизнул губы. Ради того чтобы обладать этой женщиной, он готов был навлечь на себя гнев Великой Богини..."

3

Прихлебывая кофе, Жаклин увлеченно строчила сразу в двух тетрадках. В первой жрица Уна разбиралась с Лурхом Охотником, вырвавшись из потных объятий сластолюбца и повергнув его ниц с помощью Священного Жезла прежде, чем злодей успел добраться до оленьей шкуры.

"Трепещущим пальцем она указала на задыхающегося, обессиленного негодяя, распростертого на тропе, и вскричала:

— Гнев Великой Богини да падет на тебя, осквернитель священной девственницы!"

Во второй тетрадке множились мысли по поводу расследования. Жаклин была благодарна Максу Холленстайну за то, что импресарио вырвал у тетушки Хэтти трубку, ибо сгорала от желания побывать на пресс-конференции. Но отказать хищнице Хэтти было делом принципа, и, если бы Макс не извинился и не взялся ее уговаривать, пришлось бы изобретать благовидный предлог. Однако ее согласие означало, что придется слегка пересмотреть планы. Жаклин в задумчивости уставилась на список дел.

Жаль, но кое-что не терпит отлагательства. С Джеймсом она встречается в двенадцать. Ресторан «Алгонкин» находится всего в трех кварталах от библиотеки и в четырех — от полицейского участка, Если она сначала отнесет блокнот, то придется сделать большой крюк. Но тут уж ничего не поделаешь. Брать с собой на пресс-конференцию блокнот Дюбретты — значит нарываться на неприятности. Тот, кто обшарил комнату, наверняка искал именно блокнот. А лейтенант О'Брайен не только подчеркнул важность блокнота, но и вдобавок практически обвинил ее в укрывательстве улики. Люди, которые слышали его слова, наверняка заявятся на пресс-конференцию, и нет никаких оснований полагать, будто интерес к блокноту внезапно пошел на убыль. Словом, блокнот придется отнести в полицию немедленно, тут и думать не о чем.

Ну... почти немедленно.

Дабы не подвергаться соблазнам магазинных витрин Пятой авеню, Жаклин дошла по Шестой авеню до Сорок второй улицы, а там свернула на Пятую авеню и поднялась по лестнице, охраняемой двумя каменными львами. Копировальные машины на третьем этаже все были заняты; пришлось ждать. Когда аппарат освободился, Жаклин старательно скопировала исписанные страницы блокнота Дюбретты и, запихав кипу бумаг в сумку, уступила место потерявшему терпение студенту-индусу в тюрбане и с бородой.

Сорок вторая улица — одна из самых оживленных магистралей Манхэттена, по которой транспорт движется в обоих направлениях. Даже закаленные жители Нью-Йорка опасаются перебегать Сорок вторую на красный свет, хотя без конца грешат этим на других улицах, с односторонним движением. Однако, стоя на тротуаре, они толкаются и подпрыгивают от нетерпения, лишь бы не пропустить ни одной секунды, когда поток транспорта остановится. Протиснувшись к мостовой, Жаклин изготовилась к броску. Уже около половины одиннадцатого, ей надо опустить в ящик конверт с блокнотом Дюбретты и успеть в отель «Харрисон» до одиннадцати.

Едва загорелся зеленый свет, толчок в спину швырнул ее вперед, да с такой силой, что она с размаху ударилась животом о бампер такси и, хватая ртом воздух, неуклюже повалилась на мостовую. По ней тут же прошлось не меньше дюжины ног.

Однако обитатели Нью-Йорка вовсе не такие бездушные роботы, какими их принято считать, Дюжина других ног проворно обошла Жаклин, а несколько рук протянулись, чтобы помочь ей встать.

— Не делайте этого! — завопил хор голосов. — Эй, дамочка, вы в порядке? У нее может быть сотрясение мозга или перелом ноги. Эй, дама, не двигайтесь, пока не убедитесь, что с вами все о'кей!

Сквозь пелену оцепенения Жаклин все же сообразила, что желательно поскорее убраться с проезжей части. Поддерживаемая двумя добрыми самаритянками, она доковыляла обратно к тротуару и, привалившись к фонарному столбу, решила оценить ущерб.

По большей части он был косметическим — грязь и огромное жирное пятно посреди бледно-зеленого платья, ободранные коленки и безвозвратно потерянные колготки.

Одна из самаритянок, толстая негритянка, попыталась отряхнуть ее платье.

— Деточка, вы как? Может, лучше присядете?

— Моя сумка, — выдавила Жаклин. — Такая большая, белая, с ремнем...

Машины снова неслись по улице как угорелые, и между колесами не виднелось никакой сумки. Да Жаклин и не надеялась ее увидеть.

Вторая женщина покачала головой:

— Ей-богу, что за нечестивцы! Едва не убили бедняжку, лишь бы сграбастать ее сумочку! Если хотите, я...

— Нет-нет, спасибо, я вам очень благодарна за помощь. — Жаклин выдавила улыбку и, как только зажегся зеленый свет, пулей устремилась через дорогу.

В сквере, окружавшем библиотеку, злодею укрыться было негде. Вероятнее всего, когда она упала, вор подхватил ее сумку и, перейдя Сорок вторую, смешался с толпой пешеходов. На противоположной стороне улицы выстроились в ряд офисные здания и магазины. Если она поторопится...

Сумку Жаклин нашла у третьего по счету подъезда. Как она и предполагала, вор поспешил от нее освободиться — слишком большая, бросается в глаза, а значит, опасна. Жаклин обрадовалась и одновременно удивилась тому, что нашла сумку прежде, чем она попалась на глаза более корыстному воришке. Из сумки не пропало ничего, кроме блокнота и пачки копий.

Жаклин опасливо оглянулась через плечо. Очевидно, вор шел за ней по пятам от самого отеля. Иначе как бы узнал, что свернутые в трубочку листки — копии страниц из блокнота?

Лихорадочно размышляя, она снова нервно огляделась по сторонам и, прихрамывая, побрела к себе в отель. Не будучи склонной к угрызениям совести, Жаклин, однако, не слишком гордилась своим поведением. Мало того что лишилась важной улики, так еще предстояло объясниться с О'Брайеном. Если бы Сью не увидела проклятый блокнот и (скорее всего) не разнесла эту новость всему миру — не без помощи Джо, — Жаклин смогла бы просто отрицать, что вообще держала его в руках. А что, если — мелькнула малодушная мысль — купить другой блокнот, нацарапать там какую-нибудь ерунду и выдать его за тот, что видела Сью?

Может, она бы и поддалась этому постыдному порыву, но судьба не дала ей шанса принять решение. К тому времени, когда она добралась до отеля, ободранные коленки нещадно саднили, а выражение лица услужливо подскочившего швейцара поведало Жаклин, что выглядит она еще хуже, чем себя чувствует. Кое-как она доковыляла до лифта и почему-то не удивилась, заметив знакомый силуэт.

Сегодня на О'Брайене был светло-серый костюм, а галстук, носки и полоска на носовом платке в нагрудном кармане — темно-зеленого цвета. При виде Жаклин его маска невозмутимости на мгновение дала трещину.

— Не может быть... У вас его отняли?

— Без комментариев, — буркнула Жаклин.

Лейтенант проследовал за ней в лифт. В присутствии посторонних он благоразумно помалкивал.

— Отвалите, О'Брайен! — прошипела Жаклин, когда они вышли на ее этаже.

— Вам всегда хотелось это сказать, правда?

— У вас что, нет других дел?

— У меня есть дело к вам.

— Потом. Сами видите, мне надо переодеться.

— Я с вами. — В мгновение ока О'Брайен выхватил у нее ключ и, прежде чем Жаклин успела возразить, добавил: — Думаю, будет лучше, если я войду первым.

Жаклин пожала плечами:

— Нет необходимости — комнату обыскали вчера вечером. А сегодня утром...

— Что утром?..

— Потом.

Лейтенант открыл дверь. Сью задернула занавески, и в комнате царил полумрак. Жаклин включила свет:

— Видите? Все тихо-спокойно. Это Сью. Она спит.

Полицейский покосился на неподвижный силуэт на кровати:

— Вы уверены, что она жива?

— Прекратите свои идиотские шутки! — процедила Жаклин сквозь зубы.

Лицо О'Брайена сморщилось в его фирменной зловещей улыбке. Привалившись к стене, он сложил руки на груди.

— Я подожду в коридоре, миссис Кирби. Если кто-нибудь выпрыгнет из шкафа с топором, просто крикните.

Жаклин захлопнула дверь перед его носом. Сью заворочалась.

— Что такое? — сонно спросила она.

— Спи, спи.

Десять минут спустя Жаклин вышла из комнаты в темно-синем костюме, с полосками лейкопластыря на коленях и кислой миной на лице.

— Быстро вы, однако, — заметил О'Брайен. — Позвольте предложить вам руку?

— Не позволю. — Прижав к себе сумку, Жаклин торопливо зашагала к лифту.

Лейтенант не отставал.

— На пресс-конференцию спешите?

— Я опаздываю. Так что, если не возражаете...

— Такие мероприятия никогда не начинаются вовремя. Неужели вам не любопытно, почему я ждал вас в столь драматический момент?

— Вы хотели со мной поговорить. В номере меня не было. Вы знали, что я буду на пресс-конференции, — похоже, вы все знаете, — поэтому ошивались поблизости, надеясь, что я загляну переодеться. Неужто у вас нет других обязанностей?

— Вы очень проницательны и любезны, миссис Кирби, но меня не так-то просто сбить со следа. Ваши рассуждения в целом верны, но вы упустили одну важную деталь. Блокнот. А теперь, бога ради, не отнимайте у меня время и не отрицайте, что он у вас был. Я это знаю, как и многие другие.

— И все благодаря вам, — злобно прошипела Жаклин.

Лифт спустился в вестибюль. Она вышла, О'Брайен пристроился рядом.

— Здесь я перед вами в долгу, — удрученно произнес он. Жаклин удивленно покосилась на него. — Но отчасти вы и сами виноваты. Я принял вас за романтическую дурочку, которой вздумалось поиграть в сыщицу. Мне и в голову не пришло, что блокнот может иметь значение, но я до чертиков разозлился, что вам хватило наглости удрать вместе с ним. Позднее я подумал...

— Что Дюбретту, возможно, убили?

О'Брайен схватил Жаклин за руку и развернул к себе лицом:

— Погодите минутку. Только одну минутку.

— Ого! — Жаклин поежилась. — Ну, лейтенант, вы меня и напугали. Полагаю, это и есть зверства полиции. Эй, господа, поглядите-ка на этого...

— Миссис Кирби. — О'Брайен ослабил хватку. Ему потребовалось еще секунд двадцать, чтобы овладеть своим голосом. — Дайте же мне сказать, зачем я пришел, и можете идти на все четыре стороны.

— Так уж и быть.

— Я всего лишь хочу...

Странное поведение респектабельной с виду пары не осталось без внимания. На них уже поглядывали, а один дородный джентльмен неторопливо двинулся в их направлении. О'Брайен заулыбался, Жаклин тоже растянула губы. Улыбки были чертовски неубедительны, но здоровяк остановился, смерил О'Брайена задумчивым взглядом и повернул в другую сторону.

— Очень скоро, — вполголоса заметил полицейский, поправляя галстук и по-прежнему лучезарно улыбаясь, — кое-кто свернет вам шею, дражайшая миссис Кирби.

— Ближе к делу, лейтенант! Мне некогда.

— О чем я там говорил? Ах да. Я, значит, задумался. Не о том, что Дюбретту убили, нет, мэм. А о том, что ее блокнот может представлять опасность, — по причинам, никак не связанным с убийством. Дюбретта мечтала устроить скандал вокруг авторов любовных романов. И среди ночи меня вдруг осенило, что я подставил вас под удар, когда обмолвился, будто вы могли украсть блокнот Дюбретты. Вот я и зашел к вам, потому что решил... И судя по всему, — О'Брайен опустил взгляд на заклеенные пластырем колени Жаклин, — был прав. Так?

Жаклин демонстративно глянула на часы.

— Как ни забавны эти словесные поединки, мне пора. Так что буду краткой. Я действительно обнаружила, к своему немалому изумлению, что блокнот Дюбретты каким-то образом оказался в моей сумке.

— И заметили это только вчера вечером, когда вернулись в отель, — любезно подсказал О'Брайен.

— Как вы догадались? Кто-то забрался в мой номер, пока меня не было, и перерыл все там вверх дном. Полагаю, банальный гостиничный воришка...

— Черта с два вы так полагаете.

— ...и, поскольку ничего ценного не пропало, я решила забыть об этом инциденте. Было уже поздно, когда я наткнулась на этот пресловутый блокнот. Не хотелось вас ночью беспокоить, но Сьюзен, моя соседка по комнате, вам скажет — если уже не сказала, — что я собиралась отдать блокнот полиции сегодня утром. По существу, я как раз направлялась в участок...

— Нуда, нуда... — пробормотал О'Брайен.

Жаклин потребовалось усилие, чтобы не взорваться.

— Именно так. Я собиралась перейти Сорок вторую улицу, когда кто-то толкнул меня сзади. К счастью для меня, машины уже остановились, но я налетела на такси и упала на... колени. А когда пришла в себя, сумка моя исчезла. Правда, вскоре я ее нашла, у дверей соседнего здания, но блокнот бесследно испарился.

Она не видела смысла упоминать о пропаже скопированных страниц. Их уже нет, так зачем о них говорить?

— Машины, значит, уже остановились, — повторил О'Брайен.

— Логично мыслите, лейтенант. Мне это тоже пришло в голову. Конечно, нельзя утверждать наверняка, но если подлец не ошибся в расчетах, полагаю, он не собирался меня серьезно калечить. Так, слегка помять, чтобы самому в суматохе улизнуть вместе с уликой.

От этого заключения О'Брайен, к великому раздражению Жаклин, отмахнулся. Очевидно, ему было наплевать, раздавили ее насмерть или слегка помяли.

— Вы прочли... Конечно же, прочли! Что было в блокноте?

— Я не смогла прочесть. Хотите верьте, хотите нет.

— Верю. Личный шифр Дюбретты был чем-то вроде ее торговой марки. Вы хоть понимаете, миссис Кирби, что, если бы этот блокнот попал к нам, мы сумели бы расшифровать ее записи?

— А какая вам разница? — наивно спросила Жаклин. — Ведь речь идет не об убийстве, верно?

Полицейский отступил на шаг.

— Всего хорошего, миссис Кирби.

— Ради бога! — Жаклин уже развернулась к двери, потом остановилась. — Лейтенант!

— Слушаю, миссис Кирби.

— Я хочу заявить о нападении. На углу Сорок второй улицы и Пятой авеню. Кто-то толкнул меня под колеса такси и украл мою...

— Всего хорошего, миссис Кирби! — процедил О'Брайен сквозь зубы.

4

Пресс-конференция с треском провалилась. Прибыли только три репортера и ни одного фотографа. От Жаклин проку было мало. Она сидела в уголке тихо, как мышка, в своем темно-синем костюме, балансирующих на кончике носа очках и с выражением коровьей тупости на лице. Репортеры ее попросту не замечали, в том числе и одна из дамочек, что пыталась накануне взять у нее интервью. А когда Хэтти отрекомендовала ее как знаменитую сыщицу, которая расследует покушение на жизнь мисс Валентайн, у Жаклин сделался такой испуганный вид, что вчерашняя журналистка прыснула со смеху, а остальные скептически заулыбались. Несколько прямых вопросов — и стало ясно, что у Хэтти нет никаких улик в пользу убийства или покушения на убийство. Репортеры захлопнули блокноты и побрели на поиски новых сенсаций — эта овчинка выделки не стоила.

Хэтти устремила злобный взгляд на Жаклин:

— Вы меня подвели, миссис Кирски! Унизили!

Одно в тетушке Хэтти радовало — никогда не приходилось сомневаться насчет своего места в иерархии ее ценностей. В отличие от прочих действующих лиц этой трагикомедии, загадочности в старушке не было ни на грош. И свою враждебность она демонстрировала просто и доходчиво — перевирая фамилию Жаклин. Когда они ладили, тетушка Хэтти произносила ее правильно и без запинки.

— Унизить я вас не могла, — живо возразила Жаклин. — Вы и без того так низко пали, что дальше некуда. Чего вы надеялись добиться этим дурацким спектаклем? И где ваши лошадки? Впечатление было бы куда сильнее, притащи вы мисс Валентайн, томно вздыхающую и заламывающую лилейные ручки.

— Валери слишком расстроена, — буркнула Хэтти. — Если вы думаете, что это всего лишь рекламный трюк...

— И не сомневаюсь, что это рекламный трюк. А где Макс?

— Вместе с Вэл. Ее нельзя оставлять одну. Она...

— Вы появились здесь только в четверть двенадцатого. А где были раньше?

— Ходила по магазинам. У меня кончились...

— Вас кто-нибудь видел?

И без того массивный бюст тетушки Хэтти раздулся до устрашающих размеров.

— Это что, допрос с пристрастием?!

— Где Лори?

— Откуда мне знать? Обычно девчонка околачивается в фойе, поджидая Валери.

— Мне надо с ней поговорить.

— И кто вам мешает, скажите на милость?

Жаклин устремилась к выходу.

— Макс хочет вас видеть, — безразлично обронила тетушка Хэтти.

— Мне некогда. Тороплюсь на обед.

Начни старушенция ее увещевать, Жаклин непременно бы ушла. Но молчание старой шельмы насторожило ее.

— Что-то случилось?

Квадратный подбородок Хэтти обмяк.

— Что за чертовщина? Пытаешься помочь этим детям, отдаешь им всю себя, и что получаешь взамен? Они попросту вонзают тебе нож в спину. Ни в чем понадеяться нельзя!

Ее тон взывал к состраданию, но был насквозь фальшив, как и южный акцент; однако Жаклин уловила непритворную печаль.

— Позвольте я угадаю! Очевидно, мисс Валентайн пришла к выводу, что никто не пытался ее убить. Именно это Макс хотел мне сообщить.

— Когда я думаю, что могла бы из этого сделать... — пробормотала Хэтти с отсутствующим взглядом. — Порой так и хочется задушить юную мерзавку!

— В самом деле?

— Образно выражаясь, — поспешно добавила старушка. — Ведь я люблю эту деточку, как родное дитя.

— Выше нос! — подбодрила Жаклин. — Сейчас вышла осечка, но, думаю, вам будет приятно узнать, что я на вашей стороне. Дюбретту убили. Мы обе это знаем, и я намерена выяснить, кто это сделал.

Для ухода со сцены реплика была хороша, и Жаклин решила ретироваться, не дожидаясь реакции Хэтти, — опасалась, что старуха не оценит ее предложение о сотрудничестве.

5

Кормили в «Алгонкине» отменно, но не только поэтому Жаклин здесь нравилось. Как заметил Джеймс, она страдала литературным снобизмом, а этот старый отель хоть и обтрепался по краям, однако сохранил шарм былых времен, когда здесь устраивали свои знаменитые склоки Дороти Паркер, Тербер и Росс[2]. Роскошного котяру Гамлета сменил другой кот, и он с таким же сознанием собственного превосходства сидел перед газетным киоском, уютно поджав лапки под белоснежную грудку.

Коктейль-бар был излюбленным местом встречи литературных и театральных знаменитостей, а также тех, кто мнил себя таковыми. Жаклин с радостью отметила, что Джеймс занял столик. Он был не один. Прямые седеющие волосы сидевшей рядом женщины бесформенно свисали до плеч, на лице, кроме бледно-розовой помады, не наблюдалось никакой косметики; одета женщина была в строгий темный костюм с наглухо застегнутой белой блузкой.

Джеймс был явно увлечен беседой с этим синим чулком. Жаклин нахмурилась и решительно двинулась к ним. Только когда женщина подняла голову и улыбнулась, Жаклин узнала Джин.

После обмена натянутыми приветствиями Джеймс сказал:

— Вот, пытаюсь уговорить Джин составить нам компанию.

— Мне не хочется вам мешать, — робко заметила Джин, — но я могла бы объяснить... Джекки, почему ты так на меня смотришь?

— Значит, вот так ты обычно одеваешься?

— Ну да. А что?

— По мне, уж лучше Валери Вандербилт. У нее хотя бы есть стиль.

Джин негодующе вспыхнула, и Джеймс тут же поспешил ей на выручку:

— Послушай, Жаклин, оставь при себе свои колкости! Я убедил Джин выбраться из шкафа, образно говоря. Она согласилась рассказать нам о своих делах с Хэтти.

— Давно пора! — фыркнула Жаклин. — Минутку... — Она поймала пробегавшего официанта и заказала мартини. Затем откинулась на спинку стула и выжидательно уставилась на Джин. — Вперед, дорогая!

— Я так глупо себя вела, — начала Джин. — А Джеймс помог мне во всем разобраться. По его словам, проблема эта выеденного яйца не стоит. Я последовала его совету, поговорила с Хэтти, и теперь все в порядке, как он и предсказывал.

Она с обожанием посмотрела на Джеймса, который откашлялся, безуспешно пытаясь выглядеть скромником. У Жаклин чесался язык заметить, что это было очевидно любому, у кого найдется хоть унция здравого смысла, вдобавок то же самое и она сама говорила Джин. Но, видимо, Джин — из тех туповатых баб, которые слушают советы, только когда они исходят от мужчин. Опасаясь, однако, что здоровая критика застопорит поток информации, Жаклин лишь нарочито покашляла и промолчала.

— Расскажи ей о своей беседе с Хэтти, — подбодрил Джеймс.

— Ну... В общем, я сказала Хэтти, что мне надоело писать и я больше не хочу быть Валери Вандербилт. И знаешь что? Она сказала: отлично, если я так решила. Ей жаль меня терять, но главное — чтобы я была счастлива. И она никому не расскажет, что я была Валери Вандербилт!

Судя по восторгу Джин, можно было подумать, будто она выиграла на скачках. Официант принес Жаклин мартини, и вовремя — она очень нуждалась в тонизирующем средстве.

— Минутку, — заговорила она. — Позволь уточнить. Старушка Хэтти тебя освобождает. В обмен на что?

— Ни на что. — Джин растерянно заморгала. — Ах да, я разрешила ей пользоваться именем Вандербилт. Она подберет кого-нибудь еще, кто станет писать под этим псевдонимом. Так в книжном бизнесе все время делают. Вспомни Александра Дюма или серию про Нэнси Дрю...

Жаклин отметила про себя, что у тетушки Хэтти потрясающий талант обосновывать и облагораживать сомнительные сделки. Ей бы в политику...

Джин в эйфории молола какой-то вздор, пока Жаклин ее снова не перебила:

— И сколько процентов она тебе заплатит?

— За что?

— За использование имени Вандербилт. Ведь его придумала ты.

— Ну, не совсем. Хэтти...

— А я-то считала, что научный мир увяз в лицемерии, — пробурчала Жаклин себе под нос. — Давай начнем с начала, Джин. Как ты попала в романтический бизнес?

История была длинная и запутанная, и Джин еще больше ее затуманила, не желая обсуждать сомнительное поведение Хэтти и собственную дурость. Короче, Джин тайком почитывала любовные романы, пока не решила попробовать свои силы. Она уверяла, что сделала это развлечения ради, но под нажимом Жаклин признала, что и о деньгах тоже думала. Кроме того, не последнюю роль сыграл тайный вызов, на который попадаются многие студенты-филологи: дескать, это так плохо написано — конечно, я сумею лучше.

Закончив рукопись — не без помощи нескольких забытых шедевров викторианской порнографии, — Джин решила послать ее Хэтти. Старуха ответила быстро и обнадеживающе. Она, мол, в восторге от книги. Это просто сенсационно! Она сочтет за честь заняться новым шедевром и нисколько не сомневается в успехе.

Хэтти без труда убедила Джин взять псевдоним. Пребывая в благоговейном ужасе от становящейся явью мечты и прельщенная возможностью заработать, Джин подписала контракт.

Опасаясь за свою анонимность, Джин не общалась с другими авторами, а потому не сразу поняла, что подписанный договор был форменным грабежом. Когда же зародились слабые подозрения, она прогнала эти мысли. В общем-то, нормальная реакция — люди готовы на что угодно, лишь бы не признавать, что совершили жуткую глупость. Даже сейчас Джин пыталась отразить нападки Жаклин. Да, в издательском бизнесе не обязательны письменные контракты между авторами и литературными агентами, но некоторые агенты настаивают на них; допустим, двадцать пять процентов — это чуть выше средних комиссионных... Ну хорошо, это более чем вдвое выше средней доли агента. Нет, Хэтти никогда не пересылала ей копии гонорарных ведомостей, но с каждым разом чеки были все солиднее, и нет никаких оснований подозревать...

Жаклин решила оставить щекотливую тему. Милая старушка ободрала Джин как липку, и тут уж ничего не поделать. Двадцать пять процентов комиссионных — просто возмутительно, но Джин на это согласилась, к тому же в письменной форме. А дополнительные комиссионные, которые Хэтти урывала из гонораров, наверняка как-то легализованы. Возможно, сравнив издательские экземпляры ведомостей с чеками, которые она получала, Джин смогла бы доказать мошенничество, но только путем долгой, ожесточенной и дорогостоящей тяжбы, а на это такая мямля в жизни не пойдет. Кроме того, ей ведь тогда придется сознаться, что она — Валери Вандербилт.

Жаклин не сомневалась, что тетушке Хэтти принадлежат права на псевдоним Валери Вандербилт — и бог знает на что еще. Много она бы дала, чтобы прочесть подписанный Джин контракт; не исключено, что там содержится оговорка, мелким-мелким шрифтом, в соответствии с которой Джин может быть помещена в алжирский бордель, если откажется настрочить еще шестнадцать похотливых книжек на условиях Хэтти, джин, судя по всему, никогда в глаза не видела эту писульку. И удивляться тут нечему; в делах высоколобые интеллектуалы смыслят не больше школяров, а трогательная убежденность в том, что они умнее всех на свете, делает их еще более уязвимыми.

Итак, сложившееся положение не слишком удручало Джин, пока тетушка Хэтти не сочла, что той необходимо посетить любовно-историческую конференцию. Вот тогда-то Джин и пришла в ужас. А стоило ей отказаться, и старушка не преминула использовать ее страх перед разоблачением, сделав его оружием против своей подопечной. Джин лишится работы, если откроется правда? Чушь. Да коллеги умрут от зависти, когда узнают, что она всемирно известная писательница. Джин слишком скромна, вот в чем ее беда. Какая жалость, что у нее нет друга, который рассказал бы всему миру, до чего же она замечательная!..

— Очень в духе дорогуши Хэтти, — кивнула Жаклин. — Но ты, Джин, и впрямь безнадежна. Почему ты не предложила ей засунуть этот контракт в задницу?

— Джин не склонна к грубости, — подал голос Джеймс, которому надоело оставаться в стороне. Он ласково похлопал Джин по руке. Ее блеклое лицо тотчас порозовело от радости.

— Так или иначе, теперь все в порядке, — промямлила она. — Благодаря Джеймсу... и... — Джин покосилась на помрачневшую Жаклин и быстро добавила: — И тебе, Джекки. Я столько переживала из-за ерунды. Вечная моя слабость. Стоило мне взглянуть проблеме в лицо, и она сама разрешилась, а Хэтти была так любезна...

Жаклин громко хмыкнула. Она-то не сомневалась, чем была вызвана перемена в тетушке Хэтти, и любезность была тут совершенно ни при чем. Когда Джин попала в ее конюшню, Хэтти только-только начинала свою гнусную карьеру, и ей потребовалось несколько лет, чтобы усовершенствовать свой оригинальный подход к продвижению авторов. Наиболее выигрышным аспектом оказался внешний шик, а этим качеством Джин, увы, не обладала. Она была скорее обузой, и новая Ви-Ви наверняка будет сногсшибательной красавицей, актрисой или моделью, которая сумеет держаться и вести себя в обществе как подобает.

— Ну, мне пора бежать, — засобиралась Джин. — Я и так отняла у вас столько времени.

— Погоди минутку, А что насчет остальных авторов, к примеру Валери Валентайн и Виктора фон Дамма? С ними Хэтти тоже заключила аналогичные контракты?

— Если честно, Джекки, я ничего не знаю об их делах с Хэтти — ну, за исключением того, что всем известно. Например, про то, что Джо лишь выступает в роли Виктора. Он говорил, что хочет порвать с Хэтти, очень зол на нее. Но в подробности никогда не пускался.

— А Валентайн?

Джин скривилась:

— С Валентайн никто не может поговорить. Хэтти сторожит ее ночью и днем.

— Разве? По крайней мере разок ты с ней побеседовала, — со значением сказала Жаклин.

Джин покраснела.

— Ой... насчет твоих детективных талантов... Ты уж меня извини. Я была так расстроена, что сама не ведала, что говорю. Это случилось дня два назад. Хэтти беседовала с каким-то издателем, и Валентайн вырвалась из-под ее крылышка. Она заметила, что я... расстроена, и спросила, что произошло. Не то чтобы ее это волновало, — мстительно добавила Джин, — просто она скучала, вот и проявила любопытство. Не помню точно, что я сказала, в таком смятении была, но, возможно, произнесла слово «шантаж» и сообщила, что собираюсь посоветоваться с тобой и... Больше я с ней ни разу не разговаривала. Честное слово!

Метрдотель сообщил Джеймсу, что столик в Дубовом зале готов. Джин тотчас ретировалась, с явным облегчением убегая от дотошных расспросов Жаклин.

Едва Джеймс и Жаклин взялись за меню, как к ним подошел официант.

— Простите, но, по-моему, это вы только что сидели в баре с дамой в сером костюме — за вторым столиком от входа? Боюсь, произошел несчастный случай.

Джеймс едва не опрокинул стол. Официант поспешно добавил:

— Кажется, она не пострадала, только испугалась. Я подумал, что вы захотите...

— Да-да, конечно. — Джеймс наконец ухитрился встать. — Где она?

Жаклин поспешила следом.

— Сохраните за нами столик, — крикнула она официанту. — Мы сейчас вернемся.

Джин распласталась в кресле, Недостатка внимания она не испытывала: швейцар похлопывал ее по плечу, официант протягивал стакан воды, а Джеймс уже стоял рядом, заламывая руки. Когда подошла Жаклин, он как раз требовал доктора, директора ресторана, полицию и виски — именно в таком порядке.

— Я не хочу виски, — прошептала Джин, приглаживая взъерошенные волосы.

— А я хочу! — заявил Джеймс. — С вами все в порядке? Что произошло? И почему никто не вызовет врача?

Жаклин сразу же определила, что официант был прав. Джин растрепана, вся в царапинах, на юбке — следы соприкосновения с грязным тротуаром, но в целом жива-здорова. Отправив Джеймса приглядеть за их местами — всегда надо помнить о главном, — Жаклин отвела подругу в дамскую комнату.

— Мои чулки... — скулила Джин.

— И сумка пропала, — заметила Жаклин.

— О господи. — Джин обвела помещение ошалелым взглядом. — И правда. Пропала! А там все мои кредитки и косметика...

— А семейные драгоценности? Наличные?

— В Нью-Йорке я никогда не ношу при себе наличных. Я...

— Значит, это скорее неудобство, чем катастрофа. Ты случайно не разглядела человека, который ее забрал?

— Человека?.. Ну еще бы! Ее трудно не заметить. Это была Лори, мерзкая девчонка!

Глава 7

1

Вернувшись в Дубовый зал, Жаклин жадно схватила меню.

— Умираю с голоду! Любопытно, у них есть улитки?

— Как можно говорить о еде в такой момент? — возмутился Джеймс. — Где Джин? Где полиция? Что ты сделала в отношении...

— Джин я посадила в такси и отправила обратно в отель — она скорее лишится последнего пенни, чем появится на публике в рваных колготках. Она сама позвонит в полицию и сообщит о случившемся... О-о! Улитки под соусом!

— Ты вчера ела улиток.

— Хочу поесть и сегодня. В Колдуотере их днем с огнем не сыскать.

— И слава богу, если хочешь знать мое мнение. — Джеймс потер лоб. — Да что я все об улитках? Что случилось с Джин? Почему ты не расскажешь мне, что творится вокруг?

— Расскажу, расскажу, не торопи. — Сделав заказ и вынудив Джеймса последовать ее примеру, Жаклин поудобнее устроилась на кожаной банкетке, после чего коротко и четко поведала о последних событиях, думая между тем: нет худа без добра, злоключения Джин отвлекут внимание от ее собственных и положат конец едким замечаниям Джеймса по поводу потери блокнота.

— Очень в твоем духе, — усмехнулся он. — Если в отдала вчера вечером блокнот О'Брайену или мне...

— Джеймс, ты упускаешь главное: сегодня утром в десять тридцать блокнот Дюбретты уже был у вора. К чему нападать на Джин?

Отвлекающий маневр сработал. Отправив в рот паштет, Джеймс задумался.

— Вариантов два, — наконец изрек он. — Либо за блокнотом охотятся двое или больше людей, либо за ним вообще не охотятся.

— Но только его и украли из моей сумки, — возразила Жаклин. — Его да еще копии, которые я сделала. Там лежали две мои собственные тетрадки, но их не тронули.

— Вор считал, что найдет в блокноте то, что искал, Но не нашел и поэтому по-прежнему ищет.

— Не он, а она. Джин уверена, что с ног ее сбила и стащила сумку Лори.

— А ты? Ты не видела того, кто тебя толкнул?

— Нет. Но уж малышку Лори наверняка бы заметила, если в она таскалась за мной сегодня утром. Как сказала Джин, ее трудно не заметить.

— Стало быть, ты склоняешься к моей первой версии.

Жаклин выудила последнюю улитку из раковины.

— Склоняюсь, но не уверена. Что, если блокнот использовали для отвлекающего маневра? Допустим, некая группа людей желает завладеть записями Дюбретты, но в то же время существует и другой предмет, который кое-кому нужен еще больше?

— Например?

— Вариантов множество. Может, в тюбике зубной пасты она хранила микрофильмы. Или...

— Зубной пасты? Зачем Дюбретта носила при себе зубную пасту?

— Не знаю. Но носила же. Возможно, неукоснительно следовала советам стоматологов — чистить зубы после еды. Джеймс, ты уходишь от темы.

— Я даже не знаю, какая у нас тема.

— Убийство, — напомнила Жаклин, пока официант убирал тарелки. Тот даже не поморщился: «Алгонкин» — излюбленное пристанище писателей-детективщиков. — Точнее, убийства — во множественном числе, — уточнила Жаклин, шлепнула на стол тетрадку и достала ручку.

— Но произошло только одно. Если это вообще было убийство.

— Я имею в виду, что намеченной жертвой, возможно, была не Дюбретта. Мисс Валентайн поначалу полагала, что яд...

— Какой яд?

— Джеймс, ты что, решил вывести меня из себя? Яд — это по твоей части. Виделся со своим другом-химиком?

— Да. Чертовски унизительная вышла беседа, — неохотно ответил Джеймс. — Сначала мне пришлось выслушать кучу глупых шуток о своей личной жизни.

— А при чем тут твоя личная жизнь?.. А-а, понятно.

— Но я вытерпел это издевательство, — продолжал Джеймс с видом мученика. — Решил, пусть уж лучше он думает, будто одна из моих дам пыталась меня прикончить, чем выкладывать правду.

— Очень мудро с твоей стороны.

— Угу. А еще он подробно и не без сарказма поведал мне, что существует сотня ядовитых веществ, а не имея представления, что именно искать...

— Джеймс, прошу тебя, хватит размусоливать вещи, которые я и так знаю. Короче. Он сделает анализы?

— Да.

— И не злись. Когда?

— На это уйдет какое-то время.

— Что ж, за анализы отвечаешь ты. О чем там я говорила? Ах да. Похоже, мисс Валентайн отказалась от версии покушения, но здесь есть над чем подумать. Если произошла ошибка, значит, потенциальными жертвами могут быть несколько человек. На мой взгляд, логичнее всего прикончить тетушку Хэтти, да и Лори я бы сама вполне могла отправить к праотцам.

— Неужели?

— Вот что мы сделаем. — Жаклин отодвинула тетрадку в сторону, чтобы официант смог поставить перед ней тарелку с телячьими почками. Левой рукой она принялась ловко орудовать вилкой, правой же продолжала строчить. — Составим список подозреваемых и рассмотрим всевозможные мотивы.

— Но это самое нелогичное, что...

— Итак, Хэтти. Дюбретта ей угрожала. Мы ведь согласны, что у Хэтти был мотив убить Дюбретту? Отлично. Возможно, милая старушка также хотела избавиться и от Лори. Не исключено, что она использует девчонку для всяких противозаконных делишек — похищать, например, сумки или отравлять напитки... Лори становится все более неуравновешенной и может стать очень опасной, если заговорит. Далее, мисс Валентайн. Если честно, не представляю, зачем бы Хэтти ее убивать. Она ведь основной источник прибылей старой паучихи. Но кто знает? Валентайн явно чего-то боится. Быть может, она знает о мошеннических проделках Хэтти и грозится пойти в полицию.

— Каких проделках?

— Не будем сейчас об этом, Идем дальше. Дюбретта. Она ненавидела Хэтти всей душой. Но здесь я согласна с О'Брайеном — Дюбретта не совершила бы такой глупой ошибки, не выпила бы яд, который приготовила для Хэтти. И потом, у нее в руках уже было орудие мести. Разоблачение, унизительная тяжба — куда больше удовольствия, чем быстрая смерть.

Видя, что Джеймс ожесточенно жует и вряд ли сумеет возразить, Жаклин быстро набила рот. С полминуты за столом царило молчание. Первой отжевалась Жаклин.

— Те же самые возражения и насчет того, что Дюбретта пыталась убить кого-то еще. Она никогда бы не выпила смертоносное зелье собственного приготовления. Мисс Валентайн? Она была одной из мишеней Дюбретты и...

— Ну это уж слишком! — вознегодовал Джеймс. — Эта девушка невинна как овечка.

— Уверена, что Лори с радостью примет тебя в фан-клуб Валери Валентайн, — съязвила Жаклин. — Как я уже говорила, у красавицы имелась отличная возможность отравить вино.

— Каким образом? Я вообще не понимаю, как кто-то мог подсыпать отраву.

— Оставим пока это. Лори вызывает у Валентайн отвращение, а девчонка эта — из тех, что хранят верность до гроба, так что для Вэл единственный способ от нее избавиться — кокнуть девицу. Лори единственная в тот вечер пила диетпепси, но с радостью проглотила бы стакан болотной жижи, попроси ее об этом Валентайн. А заявляя, будто ей грозит опасность, красотка Вэл отводит от себя подозрения.

Джеймс с сомнением покачал головой. Жаклин перевернула страницу.

— Далее. Макс Холленстайн. Тот же мотив, что и у Валентайн. Если Дюбретта угрожала его клиентке... Ни у него, ни у Валентайн не было причин убивать Хэтти — если только они не решили, что смогут без нее обойтись, поскольку Вэл уже сделала себе имя. Любопытно, какие комиссионные Хэтти дерет со своей фаворитки? Двадцать пять процентов составили бы кругленькую сумму. Теперь Джо. Он же Виктор фон Дамм. Дюбретта знала его настоящее имя, и его это не тревожило. Но я подозреваю, что у Хэтти есть на Джо какая-то еще удавка. Может, у парнишки проблемы с наркотиками или он беглый маньяк. Чтобы не отправиться за решетку или выбраться из сетей тетушки Хэтти, он пришьет кого угодно. В последнее время Джо становился все норовистее и нетерпеливее. Причин убивать Лори у него не было, разве что отвращение, которое она у всех вызывала. Бедное дитя...

— Бедное дитя? — Джеймс очнулся от оцепенения, в которое ввергли его дикие теории Жаклин. — Да она же самая главная подозреваемая! Облапала своими жирными пальцами все бокалы и вдобавок люто ненавидела Дюбретту.

— Ну да, ее можно заподозрить, — согласилась Жаклин, — но только если намеченной жертвой была Дюбретта. Сомневаюсь, чтобы Лори захотела убить тетушку Хэтти или Валентайн. Перейдем к Сьюзен... Что ты хотел сказать, Джеймс?

— Не все ли равно? — мрачно отозвался тот.

— Девушка вызывает наименьшие подозрения, но я плохо ее знаю — возможно, у нее в голове винтиков не хватает. Она испытывает зависть к Валентайн по профессиональным и личным мотивам. Затем Джин. Даже трусливый зайчишка укусит, если его в угол загнать. Не хочешь быть дичью — становись охотником. Дюбретта знала всю подноготную Джин. Хэтти ее шантажировала. Валентайн — в высшей лиге Хэтти и затмевает Джин...

— Но ведь одно другому противоречит, — простонал Джеймс. — Или Джин хочет выйти из книжного бизнеса, или же хочет стать там первой и главной, но не то и другое одновременно.

— Все зависит от того, кто был намеченной жертвой, — пояснила Жаклин тоном терпеливой мамаши, вдалбливающей прописные истины бестолковому ребенку. — Возможно, Джин просто ломала комедию, делая вид, будто хочет выйти из игры, в то время как на самом деле мечтает стать Королевой Любви. Это, конечно, всего лишь умозрительные рассуждения...

Ее задумчивый взгляд остановился на Джеймсе. Он поежился:

— Если ты и меня занесешь в этот список...

— Тут есть над чем подумать. Внезапно вспыхнувшая страсть к неотразимой мисс Валентайн. Благородное желание защитить прекрасную деву от клеветников. — Жаклин просияла, — А что? Мне нравится.

— Не смешно.

— Еще об одном человеке мы забыли.

— Мэр Нью-Йорка? Фрэнк Синатра? Майкл Дуглас?

— Граф Девонбрукский.

— Детка, ты рехнулась! Это же марионетка, андроид, робот. Наверное, Хэтти каждое утро заводит его ключиком.

— Он темная лошадка, — упорствовала Жаклин.

— Очень темная.

— Надо с ним поговорить. Знаешь, что мы сделаем, Джеймс? Мы поделим подозреваемых. Ты берешь на себя женщин, а я — мужчин.

Лицо Джеймса просветлело, но тут же вытянулось.

— Не возьму, если туда входит Лори.

— Если хочешь мисс Валентайн, придется взять и Лори.

— По-моему, она меня недолюбливает.

— Жалкий трус.

— Отлично. Тогда я выхожу из игры.

— Но это не игра, Джеймс.

Опустив глаза, Жаклин томно коснулась ресницами изящно вылепленных скул, а ее губы печально изогнулись. Редкое зрелище, ибо ее зеленые глаза даже в самые интимные моменты насмешливо поблескивали. Джеймс обнаружил, что у него перехватило дыхание, но тут же призвал на помощь все свое самообладание.

— Ты всерьез считаешь это убийством?

— А ты разве нет?

— Все это чертовски призрачно, Жаклин... Догадки, гипотезы, если бы да кабы... Как интеллектуальная игра, пусть и дурного толка, это забавляет, но... — Он пожал плечами.

— Это было убийство, Джеймс.

— И как же его совершили?

— Есть у меня парочка идей, но они настолько зыбки, что для полной уверенности надо кое-что разузнать. — В зеленых глазах блеснули знакомые искорки. — Знаешь, почему Холмс никогда не посвящал Ватсона в ход своих мыслей? Потому что сам еще ни до чего не додумался.

2

Перед уходом Джеймс неохотно согласился встретиться с Жаклин на заседании конференции.

— В четыре часа «Лотерея Любви», — пояснила она. — Главный приз — свидание с Виктором фон Даммом. Ты ведь не захочешь такое пропустить?

Джеймс ответил пространно и непечатно. Однако, когда Жаклин напомнила, что по большей части поклонницы Виктора годятся ему в матери, и притом настолько увлечены, что в присутствии своего кумира страдают размягчением и без того скудных мозгов, согласился, что и впрямь забавно будет понаблюдать, как Виктор управится с престарелой и онемевшей от счастья воздыхательницей. Они расстались вполне по-дружески, и Жаклин поспешила в отель «Харрисон». Форум издателей любовных романов должен начаться в половине третьего, а ей хотелось ознакомиться с ними, прежде чем выбрать одного для своей книги. Представлены были все ведущие издательства. Перед длинным столом стояло не меньше пятнадцати стульев. Тетушка Хэтти, возвышаясь на трибуне, осыпала замечаниями обслугу — те в темпе расставляли микрофоны, стаканы и графины с водой, раскладывали блокноты и карандаши. Старушка делала вид, будто не замечает Жаклин, пока та не похлопала ее по плечу.

— О, здравствуйте, миссис Кирски! Пришли на наш слет? Вы бы лучше подыскали себе местечко, будет столько народу...

— Я подумала, что вас заинтересует мой отчет по поводу убийства Дюбретты.

— Тсс! — Хэтти оттащила ее в сторону. — Не хочу, чтобы подобные толки сорвали собрание. Это ведь профессиональный форум, понимаете. Мы не можем позволить трагедии, сколько бы ужасной она ни была, помешать нашей работе.

— О боже... — Жаклин поникла. — Значит, я больше не смогу быть знаменитой сыщицей?

Хэтти смерила ее подозрительным взглядом, после чего решила, что она шутит, и жеманно хихикнула.

— И во что я вас только втянула! Как же нехорошо с моей стороны! Но я не нарочно. Валентайн и правда была сама не своя. Бедное дитя, такое чувствительное, нервное создание... творческая натура, сами понимаете. Но теперь она уже справилась.

— Стало быть, все в порядке? Никаких треволнений?

— Ни единого. — Хэтти рывком вернула на место сползший с груди букет белых орхидей.

— Должно быть, вы запамятовали предупредить Лори, что все тревоги позади.

— О чем это вы, милочка?

— Совсем недавно Лори сбила с ног Джин и стащила ее сумку.

— Что?! — Удивление старушки было неподдельным. Усики над верхней губой задрожали, как у кролика. — Эта безмозглая дурочка... Вы уверены?

— Джин узнала девчонку. Что ей было нужно Хэтти?

— Откуда же мне знать, что творится в голове этой ненормальной? — Хэтти покачала головой. — Не представляю, что с ней такое.

— А как насчет наркотиков?

— Да ведь вся молодежь ими балуется, — отмахнулась старушка безразлично. — Ну ладно, осталось всего ничего. Завтра вечером конференция завершится и с Лори будет покончено. Прошу прощения, миссис Кирк, я должна открывать форум.

Жаклин отыскала свободный стул. Уследить за переменами настроения Хэтти — задача не из легких, но сейчас ее интересовала Валентайн, а не Хэтти. Старушенция — натура прагматическая: коль скоро рекламный трюк не удался — ну и черт с ним. Но почему передумала Валентайн? И передумала ли?

Отмахнувшись на время от этой заботы, Жаклин прислушалась к дискуссии. Адресована она была скорее писателям — нынешним и будущим, — чем читателям. В зале присутствовало больше сотни дам. Очевидно, все мнили себя способными написать любовный роман (а может, уже написали). Издатели на удивление откровенно рассказывали о своих требованиях, да так подробно, что Жаклин невольно подумала: почему бы не запустить болванку сюжета в компьютер и запрограммировать, чтобы каждый раз всего лишь изменять имена персонажей?

Героини должны быть красивы, пышногруды и «с чертовщинкой». «Нежная Юность» желала видеть их неразбуженными, но способными на чувственную страсть. «Потерянная Любовь» желала видеть их чувственными, и точка. Герои могут быть брюнетами, рыжими или блондинами — главное, чтобы у них были волосы. Для «Потерянной Любви» в принципе сгодится и седина, но редактор предупредил, что это довольно рискованно, — лучше слегка посеребрить виски, и хватит, Некоторые признавали и упитанных героинь, лишь бы толстушка была соблазнительной и непременно сбросила излишек веса до конца книги.

Жаклин все подробно записывала. Особенно ее потрясла юная кудрявая издательница, которая предостерегла:

— Ваша героиня не должна быть неразборчива в связях. Она может прыгать в постель с мужчиной каждые сорок страниц, но при этом обязана быть в него влюблена. Или изнасилована, разумеется.

Жаклин подняла руку.

— А как насчет «Вечного янтаря»? — с серьезным видом спросила она.

Половина собравшихся рассмеялась, вторая половина пришла в недоумение. Выступавшая озадачилась, затем изрекла:

— Из любого правила бывают исключения, но только если вы действительно понимаете, что делаете.

Жаклин не стала записывать этот совет.

К тому времени, когда заседание закончилось, в голове Жаклин теснилось множество идей, а еще неприятное ощущение — быть может, Бетси и ее ЖОПСы все-таки правы? Некоторые издатели предупредили, что их героини должны быть «раскрепощенными», независимыми и гордиться своей чувственностью. Отлично — с этим Жаклин не спорила. Однако те же самые издатели выступали против беспорядочных связей. Но разве более раскрепощенно — отдаваться против своей воли, нежели искать «амурных приключений» (по выражению одной из старомодных издательниц) ради собственного удовольствия? Слово «любовь» повторялось до того часто, что набило оскомину. Героини все были сплошь моногамными — в душе, если не на деле — и ближе к хэппи-энду покоряли героя и превращали его в такого же однолюба.

На самом деле все эти книги были антифеминистскими и антиженскими — не только из-за похотливого интереса к изнасилованию, но и потому, что навязывали давно устаревший взгляд (придуманный и старательно культивируемый мужчинами): мол, в жизни женщины нет иной достойной цели, кроме как посвятить все свое время, силы и сексуальные возможности одному-единственному мужчине. Насколько Жаклин могла судить, между новыми и старыми романами было лишь одно различие: любовь заменила брак как необходимое условие, чтобы лечь в постель.

Не слишком довольная, она направилась в Буковый зал, где победительнице «Любовной Лотереи» должны были вручить Виктора фон Дамма. Но насладиться этим зрелищем ей, увы, было не суждено.

В вестибюле ее ждал Джеймс, хотя узнать его оказалось непросто: нижняя губа распухла, увеличившись чуть ли не вдвое; огромный кровоподтек на виске был в тон широкой царапине на подбородке. Жаклин поспешила к нему, и Джеймс с мученическим видом вытянул руки. На запястьях алели яркие полосы.

— О, Джеймс! — растерянно выдохнула Жаклин.

— Это все, что ты можешь сказать?

— Когда это случилось?

— Только что.

— Только не говори, что это...

— Вот именно.

— Джеймс, милый... Неужели все так серьезно?..

— Ты чертовски права, это серьезно! Эту девку надо запереть в психушке. Она поджидала, когда я выйду из своего номера. А потом затолкала меня обратно и... и...

— Ударила по голове?

— Нет, я упал, — ответил Джеймс, уже более спокойно. — Она сбила меня с ног, черт возьми! На минуту я потерял сознание. Тогда она... она... уселась на меня верхом. Если засмеешься, клянусь, я тебя убью!

— Да я не смеюсь. — И правда, дрогнув на мгновение, лицо Жаклин сохранило серьезное выражение. — Она тебя связала?

Джеймс кивнул:

— Моим же галстуком! И, срывая его, едва не задушила. А пока я лежал и хватал ртом воздух, эта мерзавка перевернула всю комнату вверх дном. Побросала все на пол, выдернула все ящики...

— Что, и под матрас заглянула?

— Какая разница!!! Все равно проклятого блокнота там не было.

— Я просто спросила, Джеймс. Продолжай!

— Нет, под матрас она не заглянула. Тщательным обыском ты бы это не назвала. На все про все ей хватило пары минут. Карманы моего пиджака она тоже обшарила. А потом сбежала, оставив дверь нараспашку.

— Кто-то увидел тебя и пришел на помощь?

— Нет, я сам развязался. Знаешь, Жаклин, девица окончательно спятила. Я заявлю в полицию.

— Да, так будет лучше. — Выражение лица Жаклин из серьезного сделалось мрачным. — Постарайся поговорить с О'Брайеном, если сумеешь. Давай встретимся здесь же, в баре, примерно через час.

— Примерно через час я буду весь в пластыре, А ты куда?

— Скоро вернусь.

Жаклин отыскала Хэтти за самодельной сценой: старушка подклеивала волоски к груди Виктора.

— Снова вы? — недовольно буркнула агентша. — Хотите с ума меня свести?

— Я ищу Лори.

— Да не знаю я, где она, и знать не хочу. Стой спокойно, Виктор.

— Чешется, — пожаловался Джо-Виктор. — Эй, миссис Кирби. Когда увидите Сью, передайте ей, пожалуйста...

— Помолчите, Джо! Хэтти, мне не до шуток. Только что Лори напала на моего друга и устроила разгром в его номере. Я должна ее найти.

— Ого! — негромко присвистнул Джо. — Говорил я вам, Хэтти, что эта девчонка с приветом.

— Я не отвечаю за ее поступки! — отрезала Хэтти. — И не пытайтесь втянуть меня, миссис Кирски. Лори совершенно не в себе, Нельзя верить ни единому ее слову.

— Мне нет до вас никакого дела! — взорвалась Жаклин. — Мне нужна девчонка. Надо отыскать ее, пока она не натворила бед. Где Лори живет? У вас есть ее адрес, телефон? Кто ее друзья?

— Адреса я не знаю. Ее фамилия Туппер, и живет она то ли на Парк-лейн, то ли на Пятой авеню. Джо... то есть Виктор! Ты прекратишь ерзать?

— С кем она дружит? — не отставала Жаклин. — Она ведь президент фан-клуба Валери Валентайн, верно? Кто еще в него входит? Где они?

— Наверное, где-то поблизости, — равнодушно ответила Хэтти.

Понимая, что от старухи больше ничего не добиться, Жаклин оставила ее в покое. За дверью дожидалась группа поклонниц, и среди них — несколько девушек, которые в день открытия топтались рядом со стендом мисс Валентайн. Жаклин вцепилась в ту, что стояла ближе всех, с глуповатыми глазами навыкате.

— Я ищу Лори.

Глаза девицы, казалось, вот-вот выскочат из орбит.

— Откуда мне знать...

— Эй, полегче, вы ее задушите! — вмешалась дурнушка в очках.

— Извини. — Жаклин отпустила пучеглазую фанатку, и та юркнула за спину подружки. — У вашего клуба есть вице-президент?

— Это я, — заявила дурнушка.

— Ты подруга Лори?

— Можно и так сказать, — последовал осторожный ответ. — А что она натворила?

— Мне надо с тобой поговорить. — Она отвела девочку в сторону. — Как тебя зовут?

— Мередит. Мередит Кац. А вас?

— Жаклин Кирби.

Губы Мередит насмешливо изогнулись, на зубах блеснула металлическая пластинка.

— Та самая знаменитая сыщица?

Жаклин криво улыбнулась в ответ.

— Что ты делаешь в этой компании... э-э... поклонниц?

Мередит продемонстрировала свой недюжинный ум, восприняв это как комплимент:

— Да они в общем-то ничего. А мне нравится, как Валентайн пишет.

— Мне тоже. Послушай, Мередит... вряд ли тебя кто-нибудь называет Мерри.

— Это точно.

— У Лори крупные неприятности. Я хочу ей помочь.

— Какие неприятности?

— Ее могут арестовать за разбойное нападение.

— Ну и ну! — Мередит задумалась, но особого удивления не выказала. Наконец девочка медленно произнесла: — Пожалуй, вы можете считать меня подругой Лори, поскольку у нее больше нет друзей, только наш фан-клуб. Она всегда была немного с придурью, но в последнее время совсем с катушек слетела. Мне ее жаль, но... откуда я знаю, что вы действительно хотите ей помочь?

— Придется поверить на слово. Да, это риск. Как и все остальное в жизни.

— Мне надо подумать.

И Мередит погрузилась в размышления. Жаклин покосилась на вход в Буковый зал, где билетерша проверяла билеты. Девочки-подростки кучковались сбоку.

— Почему они не заходят? — поинтересовалась Жаклин. — Тебя ждут?

— Смеетесь? — Мередит хмыкнула. — Билеты на конференцию стоили триста баксов. У большинства из нас нет таких денег. Мы собрали взносы, чтобы Лори смогла туда попасть.

— Лори должна была покупать билет? — удивленно переспросила Жаклин.

— Завтра днем будет бесплатный прием для поклонников, — пояснила Мередит. — Чай с печеньем и беседа с тетушкой Хэтти.

— Значит, часть ваших взносов идет тете Хэтти? Я угадала?

— Половина. Точнее, они идут в национальный фонд. Догадываетесь, кто его ответственный секретарь?

— Как же я раньше не сообразила? — пробормотала Жаклин. — Старая шельма своего не упустит.

— Сделаем так, — решилась Мередит. — Если я увижу Лори, то передам, что вы хотите с ней поговорить. Она иногда у меня ночует. Но где Лори сейчас, я не знаю. Обычно слоняется поблизости, ждет, когда появится мисс Валентайн, если не бегает по поручениям тетушки Хэтти.

Слово «тетушка» было произнесено с нарочитой иронией, и Жаклин, чтобы сделать девчонке приятное, ответила одобрительным смешком.

— Поручения? — повторила она. — Что за поручения, Мередит?

— Да самые разные — сходить за кофе, отнести вещи Хэтти в химчистку. Не удивлюсь, если Лори чистит ей туфли и стирает белье.

— Я бы тоже не удивилась. — Сколь ни занимательна была беседа, а время поджимало. — Как ты думаешь, Лори может быть дома?

Тонкие губки Мередит изогнулись.

— У нее дома никого нет, кроме служанки. Предки в Европе, как обычно. Может, она и там, но вряд ли.

— Понятно. — Жаклин вырвала из тетради страницу и принялась быстро строчить. — Вот номер моей комнаты и телефон отеля. Мередит, это очень важно. Постарайся убедить Лори, что я на ее стороне.

— Ладно. — Мередит взяла записку. Жаклин снова порылась в сумке:

— Слушай, я не пойду на это мероприятие. Хочешь, отдам тебе свой билет?

— Вы не шутите?

Жаклин протянула ей билет. Несколько секунд Мередит пожирала его глазами, после чего благородно произнесла:

— Мы будем тянуть жребий. Спасибо.

— Желаю повеселиться!

Ни в одном из залов отеля Лори не было. Воспользовавшись служебным телефоном в вестибюле, Жаклин позвонила в люкс тетушки Хэтти. Трубку взял Макс Холленстайн. Когда Жаклин объяснила, зачем звонит, в его голосе тоже зазвучала тревога.

— Честно говоря, я боялся, что случится нечто подобное. Не далее как вчера пытался убедить Хэтти поговорить с родителями девочки, предупредить, что с ней не все в порядке, но...

— ...вы же знаете Хэтти, — закончила за него Жаклин. — Насколько я поняла, родители Лори все равно в отъезде. Вы ее сегодня не видели?

— Нет. Подождите, спрошу у Валери.

Жаклин услышала категорический ответ мисс Валентайн, но Макс прилежно повторил его:

— Она говорит, что не видела Лори со вчерашнего вечера. Чем я могу помочь?

— Сейчас, пожалуй, ничем. Но если вдруг ее увидите, задержите и сразу же позвоните мне.

Простившись с Максом, Жаклин перешла к телефону-автомату и заглянула в справочник. На Пятой авеню фамилия Туппер значилась лишь единожды. Жаклин набрала номер.

После нескольких гудков она повесила трубку и на мгновение замерла в нерешительности, но затем определилась с выбором. Необходимо проверить все места, куда может отправиться Лори, тем более что их по пальцам пересчитать. И как ни обидно расходовать время, придется заглянуть домой к девочке.

Такси она поймала весьма эффектно — решительно проследовала в начало очереди перед отелем и, взмахнув удостоверением почетного карабинера перед носом супружеской пары, нырнула в машину.

Когда такси притормаживало у очередного светофора, Жаклин принималась строчить в своей тетрадке. Застать Лори дома она не рассчитывала, а потому хотела сочинить записку поубедительнее.

Здание с видом на Центральный парк подтвердило слова тетушки Хэтти, что родители Лори — люди состоятельные. Некоторые квартиры в этом величественном старинном доме переходили из поколения в поколение и стоили поистине астрономические суммы. Соответственно строгой была и охрана, но респектабельная внешность Жаклин вкупе с бойким враньем позволили ей миновать охранника и очутиться в лифте прежде, чем он сообразил спросить название школы, в которой она якобы работала учителем.

Служанка оказалась дома, просто ленилась подходить к телефону. Несмотря на наличие охранника в подъезде, квартира была оснащена множеством замков и засовов. И вновь сработало заявление Жаклин, будто бы она учительница Лори.

Дверь открыла женщина лет сорока в опрятном домашнем платье; ее жесткие черные волосы, заплетенные в тяжелую косу, были уложены вокруг головы. Явно пользуясь отсутствием хозяев, она сменила туфли на стоптанные домашние тапочки.

— Лори ньет дома, — объявила она. — Ми-истьер и ми-исис Туппер ньет дома. Оньи скоро вьернутся.

Речь была явно заучена наизусть. Как только Жаклин принялась расспрашивать женщину, запас английских слов иссяк. Она лишь качала головой, снова и снова повторяя зазубренные фразы.

Жаклин перешла на беглый, пусть не безукоризненный испанский:

— Где Лори? Я иметь нужду с ней поговорить. Это важная срочность.

— Сеньора, вы учительница испанского? — неуверенно протянула служанка.

— Я учительница английского! Эта юная особа не ходить в школу сегодня и вся неделя. В котором часу есть вероятность ее вернуться домой?

Служанка ответила весьма выразительно: закатив глаза и подняв плечи.

— Кто знает?! Странно у вас здесь все, в Америке. Никакого уважения к отцу и матери! В моей стране все иначе.

На рояле в гостиной Жаклин заметила большой студийный портрет, запечатлевший мужчину и женщину в вечерних туалетах. Их лица словно сработали с одной матрицы, и не потому, что они были похожи друг на друга, — нет, просто их растили, воспитывали и одевали одни и те же модные фирмы.

Жаклин вручила горничной записку, настоятельно попросив отдать ее Лори, как только беглянка объявится.

Визит не прошел впустую — теперь Жаклин яснее понимала суть проблем Лори. Очевидно, это классический случай Гадкого Утенка, которого отвергли красивые и благополучные родители. Чем больше они пилили дочь насчет веса и внешности, тем больше Лори ела и опускалась.

Понимая, что без толку ловить такси в час пик, Жаклин побрела пешком. В седьмом часу она добралась до бара, где ее дожидался Джеймс.

— Ох, ну и денек! Ты связался с О'Брайеном?

— Нет, не застал.

— Черт возьми, Джеймс...

— А что я должен был ему сказать? Ты даже не сообщила, куда идешь и когда вернешься.

— И о нападении не заявил, да?

Джеймс опустил взгляд:

— Не хочу, чтобы у девчонки были неприятности.

— Черта с два! Тебе просто было стыдно, не хотелось признавать, что тебя уложила на лопатки семнадцатилетняя соплячка. Много бед выпало на мою долю за долгую и трудную жизнь, но нет ничего хуже мужского самолюбия. А ну, живо вставай!

Сдернув Джеймса с табурета, она вытащила его из бара.

— Отправляйся прямиком в полицейский участок, это на Западной сорок первой, неподалеку от Бродвея. Лучше пешком, так быстрее. Если О'Брайена снова не окажется на месте, оставь записку с просьбой позвонить мне. Но в любом случае заяви о нападении и подай жалобу.

— А я думал, ты сочувствуешь девочке. Ведь для нее это обернется уголовным делом. Неужели нельзя найти Лори как-то иначе?

— Быстро — нет. Даже если я заявлю, что она пропала, чего я не вправе сделать, полицейские будут тянуть несколько дней, прежде чем что-то предпримут. А в случае заявления о нападении и избиении они обязаны действовать немедленно.

— А почему это так важно?..

— Джеймс, ты идешь или нет? Если сам не понимаешь, объясню потом. Зайди ко мне в номер, когда побываешь в полиции.

— Так-то лучше. А что мы будем делать в твоем номере?

— Я буду ждать. А что будешь делать ты, мне без разницы, лишь бы не рассчитывал на мое участие.

Джеймс хитро прищурился:

— Пойду, если пообещаешь накормить меня ужином. Теперь твоя очередь.

— А я и не собиралась ужинать.

— Тебе никто и не предлагает.

— Ладно, так уж и быть, ужин за мной. Иди же!

— До встречи, — И, весело помахав на прощание, Джеймс удалился.

Некоторое время Жаклин смотрела ему вслед, и на губах ее блуждала двусмысленная улыбка.

3

К облегчению Жаклин, Сьюзен обнаружилась в номере целой и невредимой, без синяков и прочих отметин. Сидя перед зеркалом в белой нижней юбке и кружевном бюстгальтере, девушка явно прихорашивалась перед выходом.

— Тебе лучше? — обернулась она к Жаклин.

— Лучше по сравнению с чем? — Тут Жаклин сообразила, что Сью имеет в виду ее утреннюю сварливость. — Нет, — ответила она, поразмыслив.

— А в чем дело?

Ох, как Жаклин не хотелось ей рассказывать! Сью была очаровательна в расцвете девичьей любви — сияющее лицо, лучистые глаза, этот не поддающийся объяснению свет, который исходит из сердца и словно окутывает человека... Достав тетрадку, Жаклин старательно записала последнюю фразу.

Сью надела платье и покрутилась перед зеркалом:

— Ну как тебе?

— Только что купила?

— Как ты догадалась?

Жаклин достала из сумки ножницы и отрезала магазинные ярлыки. Наряд был выдержан в модном ныне стиле ретро: маленький лиф с низким вырезом, пышная юбка в оборках, кружевные вставки и отделка узкими голубыми ленточками.

— Ты именно это имела в виду, говоря о романтическом стиле? — с улыбкой спросила Сью.

— Оно великолепно... на тебе. — Жаклин вздохнула и мечтательно произнесла: — Как же мне всегда хотелось быть хорошенькой.

— Ноты наверняка была... то есть ты и сейчас...

— Я никогда не была хорошенькой. Яркой — да, но красивой — никогда. Ну да ладно. — Испустив еще один вздох, Жаклин вернулась к делам насущным: — С кем идешь веселиться?

— С Джо, конечно. — Сьюзен придирчиво разглядывала свое безукоризненное личико.

— А мне казалось, у него сегодня рандеву.

— Ерунда, — отмахнулась девушка. — Он просто угостит коктейлем победительницу «Любовной Лотереи» и быстренько от нее отделается.

— Гм. Не окажешь мне услугу?

— Конечно!

Жаклин протянула ей пластиковое ведерко:

— Принеси немного льда. Я жду звонка и не хочу покидать номер.

Сьюзен замешкалась, наблюдая, как Жаклин достает из чемодана бутылку скотча.

— Собираешься все это выпить? — с ужасом спросила она.

— Увы, нет!

К возвращению Сью Жаклин успела переодеться в павлиний халат. Ее юбка с блузкой покоились на вешалке в полной боевой готовности, на полу стояли туфли. Крышка бюро была завалена пакетиками со съестным — чипсы, орешки, крекеры, сырные палочки. Из сумки Жаклин достала сандвичи и еще один пакетик с орешками.

— Спасибо, — поблагодарила она, забирая ведерко со льдом.

— Ждешь гостей? — Сьюзен покосилась на перекочевавшие из ванной стаканчики для зубных щеток.

— В некотором роде. И кстати, должна тебя кое о чем предупредить. Ты сегодня видела Лори?

— Лори? А-а, эту девицу.

— Эту девицу. Так видела?

— Нет. А что?

— Возможно, тебе повезло. — Жаклин рассказала о случившемся и с радостью отметила, что реакция Сьюзен говорила скорее о доброте душевной, чем о сообразительности.

— Бедная девочка. Надеюсь, ты ее найдешь.

— Может статься, ты найдешь ее раньше меня, — мрачно отозвалась Жаклин. — Оба человека, на которых она... э-э... с которыми она вступила в контакт, — мои друзья. Не уверена, что в ее поведении есть какая-то логика, поэтому не знаю, что она сделает дальше, но ты можешь стать ее мишенью. Так что будь осторожна.

— О господи! — Сью вытаращила глаза. — Ты правда думаешь...

— Не знаю. Где ты встречаешься с Джо?

— Внизу, в вестибюле.

— Хорошо. Не выходи из отеля. Вряд ли она рискнет зайти внутрь, но на улице ты ее законная добыча. Предупреди Джо. Скажи ему — это очень важно, Сью, — скажи, что если он увидит Лори, то должен ее задержать. Двинуть ей в челюсть, под дых, что угодно, но задержать. Понятно?

После ухода Сьюзен Жаклин устроилась в кресле, обложившись с одного бока скотчем, а с другого — телефоном. Она предполагала, что бдение может оказаться безрезультатным, но боялась рисковать. С каждой минутой ее тревога все возрастала. Основания для этого были — взять хотя бы Лори, — но что-то еще не давало покоя... Опасность, опасность... Слово это пульсировало в голове Жаклин.

Когда появился Джеймс, она уже уговорила половину орешков и пакетик картофельных чипсов. Открыв дверь, снова уселась в кресло.

— Ну, что скажешь?

Джеймс снял пиджак, ослабил галстук и тут обратил внимание на импровизированный бар.

— А я думал, ты экономишь...

— Есть определенный уровень, ниже которого я ни за что не опущусь. Угощайся.

Он налил себе виски, придвинул стул поближе к ней и уселся.

— Это что, и есть ужин? — кисло вопросил Джеймс. — Очень мило.

— Видел О'Брайена? — Жаклин стряхнула его руку со своего плеча.

— Его там не было.

— Джеймс...

— Я оставил записку, — поспешно продолжал Джеймс. — И составил жалобу. Они сказали, что сразу же этим займутся.

— Ха!

— А что еще я мог бы сделать?

— Например, держать при себе свои руки. Мне не до развлечений. Ты так и не уяснил картинку.

— Нет, не уяснил. Да что ты так волнуешься? Это мне бы следовало переживать. — Он дотронулся до шишки на своем интеллектуальном челе и печально добавил: — Я, между прочим, нуждаюсь в сочувствии и нежной заботе.

— Видать, от этой шишки у тебя слегка повредились мозги, — последовал незамедлительный ответ. — Впрочем, ты не наблюдал Лори во всей красе, как я. В последние дни она демонстрировала стремительную смену настроений, от агрессивности к дружелюбию и слезливости. Тут явно попахивает наркотиками...

— Может, она всего лишь психопатка? — Джеймс закинул ноги на кровать.

— Всего лишь? Суть в том, что ее болезнь прогрессирует. Девочка становится все более буйной, неуправляемой. Она явно за чем-то охотится и может пойти на что угодно, лишь бы это раздобыть. Будь ты дряхлым стариком и ударься головой об угол туалетного столика, а не об пол...

— Я понимаю, что ты имеешь в виду. — Джеймс поморщился. — Но за чем Лори охотится, ты хоть догадываешься?

— Может, и ни за чем. Не исключено, что это плод ее больного воображения. Но меня волнует другое — возможно, кто-то подкинул ей эту мысль.

— Хэтти?

— Логичнее всего. Но в принципе кто угодно мог манипулировать Лори, сказав ей, что Валери Валентайн в опасности. Допустим, к примеру, что неизвестный убийца велел ей раздобыть блокнот Дюбретты. Теперь блокнот у мистера или миссис Икс, но мерзавец не сумел связаться с Лори и сказать ей, чтоб прекратила поиски. Или же ее попросту не остановить. И теперь не только Лори опасна для окружающих, она и сама в опасности, так как может пострадать от человека, который ее использует. Если мы ее отыщем, то, возможно, узнаем, кто нацелил ее на поиски блокнота.

— У тебя нет ни единого доказательства в поддержку этой теории, — вздохнул Джеймс.

— Нет.

— Но в одном ты права, — великодушно признал он. — Ты предупредила остальных, что она может на них напасть?

— Надеюсь, что да. Поскольку я не имею представления, по какому принципу она выбирает жертвы, то не могу утверждать, что охватила всех, но я предостерегла Сью, а она скажет Джо. Хэтти и Макс Холленстайн знают о случившемся. Еще я позвонила Бетси. Не застала ее дома, но оставила сообщение на автоответчике, попросив срочно связаться со мной.

— Бетси?

— Ой, я и забыла, что ты с ней не знаком. — Жаклин рассказала Джеймсу о революционерке Бетси. — В этой истории она играет второстепенную роль, но Лори, с ее навязчивым неврозом, может решить, что логичнее всего искать блокнот именно у Бетси. Ведь она была знакома с Дюбреттой, недолюбливает мисс Валентайн и вдобавок моя подруга.

— Значит, ты сделала все, что смогла, — утешил ее Джеймс. — Так расслабься, в чем же дело?

Последовала схватка, прерванная стуком в дверь, который отвлек Джеймса и позволил Жаклин высвободиться, не применяя физического насилия, о чем она уже подумывала. Поправляя на ходу прическу, она устремилась к двери, за которой оказался О'Брайен.

— О, лейтенант, как любезно с вашей стороны! Составите нам компанию?

— Благодарю. — О'Брайен вежливо кивнул взъерошенному и смущенному Джеймсу. — Слышал, вы меня искали, профессор.

— Искал. Я приходил в участок и составлял иск.

— Знаю. И очень сожалею. Надеюсь, вы в порядке?

Ни в голосе, ни в лице полицейского не было и тени веселья, но Джеймс покраснел.

— Конечно, я в порядке. Она сбила меня с ног!

— Сумасшедшие порой проявляют поразительную силу, — серьезно заметил О'Брайен.

Джеймс промолчал. С видом человека, который выжал из ситуации максимум забавы, не нарушая приличий, О'Брайен повернулся к Жаклин:

— Миссис Кирби, вы хотели меня видеть?

— Присядьте, — предложила Жаклин, — и выпейте.

— Спасибо. — О'Брайен плеснул в бокал немного виски и бросил кубики льда.

— А я думал, вам не положено пить на службе, — съязвил Джеймс.

— Я не на службе, — невозмутимо отозвался О'Брайен, присаживаясь на кровать. — Вы о чем-то хотели со мной поговорить, миссис Кирби?

— Смотря по обстановке. Мне следует объяснить, почему необходимо как можно скорее отыскать Лори?

— Нет. По крайней мере, у меня есть свои причины поторопиться с ее поисками. Не знаю, совпадают ли они с вашими. У вас очень богатое воображение, миссис Кирби.

— Что за причины?

— Но это же очевидно. За последние двадцать четыре часа девочка напала на двоих человек. Или на троих?

Он вскинул брови. Жаклин уже научилась читать по бровям О'Брайена. Сейчас они выражали минимум сомнений.

— Нет, не думаю, что мою сумку выхватила Лори, — ответила она.

— Ведь в противном случае вы бы об этом уже сказали? Как по-вашему, она еще на кого-нибудь нападет?

— Возможно.

— Это радует. Если вы назовете имя, я смогу организовать охрану.

— При вашей-то нехватке людей? — усмехнулась Жаклин. — Я уже предупредила — или попыталась предупредить — потенциальные жертвы.

— Тогда зачем вам понадобился я?

Жаклин начинала терять терпение.

— По нескольким причинам. Во-первых, по поводу аутопсии Дюбретты.

О'Брайен изящно пригубил виски.

— Аутопсии не будет.

— Но...

— Симптомы соответствуют смерти от сердечного приступа. Много лет она лечилась у кардиолога. По словам врачей, состояние ее было стабильным, но серьезным и... Всякое случается. Порой она забывала принять лекарство, да и вообще совсем о себе не заботилась. — Жаклин поморщилась, и лейтенант добавил, словно защищаясь: — Миссис Кирби, это еще мягко сказано, что у нас не хватает людей. Офис коронера до потолка забит трупами. И мы не собираемся копать и выполнять лишнюю работу там, где нет на то оснований.

Джеймс демонстративно посмотрел на часы:

— Ну что ж, понятно. Да, Жаклин? Спасибо, что зашли, лейтенант.

— Нет проблем, — ответил О'Брайен. — Я сегодня вечером свободен. Отличный скотч, миссис Кирби.

— Наливайте еще.

— С удовольствием.

Едва сдерживая досаду, Джеймс прорычал:

— Не лучше ли нам сделать заказ, Жаклин? В такое время обслугу не дождешься.

— Ей-богу, Джеймс, неужели ты не можешь думать о чем-то еще, кроме своей утробы? — возмутилась Жаклин. От столь несправедливого обвинения Джеймс лишился дара речи. Жаклин продолжала: — Через дорогу есть гастроном. Мне большой гамбургер. И кофе. А вам, лейтенант?

— Сэмми делает отличные сандвичи с креветками, — сообщил О'Брайен. — От кофе тоже не откажусь.

— Но ведь ты... — пролепетал Джеймс. — Ты говорила, что пригласишь меня на ужин.

— Ну да. — Жаклин достала кошелек. — Ни в чем себе не отказывай, Джеймс.

После ухода Джеймса О'Брайен уселся на его стул.

— Ужасная вы женщина, миссис Кирби.

— Я подумала, что при нем вы не сможете свободно говорить.

— Правильно подумали. Только вот я не уверен, что горю желанием свободно говорить в его отсутствие.

— Не будем терять время. Он скоро вернется. Вы ведь тоже считаете, что Дюбретту убили.

О'Брайен невозмутимо выдержал ее пристальный взгляд.

— Ага, — довольно кивнула Жаклин, — считаете. У вас есть что-то конкретное или одна только интуиция?

На лице О'Брайена четче обрисовались складки, что означало улыбку.

— Нет такого зверя, миссис Кирби, разве что в той макулатуре, чтением которой вы явно злоупотребляете. Мои подозрения — если их вообще можно так назвать — произрастают из того, что Дюбретта сказала мне четыре или пять дней назад, когда я в последний раз видел ее живой.

— Ну? — Жаклин подалась вперед.

— Я заскочил навестить Пруденс, а когда уже собирался уходить, вернулась Дюбретта. Мы перекинулись парой слов, и я спросил, над чем она работает. Обычный разговор — порой она отпускала какие-нибудь намеки, порой отшучивалась и советовала мне следить за ее колонкой. На сей раз она рассмеялась. Но потом сказала... «Знаешь, — говорит, — это, конечно, не скандал века. Никакой тебе коррупции в правительстве. Так, один старый должок. Но если мне удастся это провернуть, то получу самое большое удовлетворение с тех пор, как занялась этим бизнесом. — И со смехом добавила: — Учти, О'Брайен, если я на днях коньки отброшу, то не от сердечного приступа».

— Ну вот!

— Черта с два. Это не улика, миссис Кирби.

— Может, и нет. Но отлично вписывается в мои теории.

— Я так понял, рано или поздно вы поделитесь своими теориями со мной, независимо от моего желания их выслушать. — Голос О'Брайена стал жестче. — Уясните одно, миссис Кирби. Я не играю с вами в Шерлока Холмса. Официально дело не просто закрыто, по сути дела-то и не было. Сам я заглянул к вам в свободное время потому... а, к черту. В общем, я разговариваю с вами потому, что вы якшаетесь с этой шайкой психов, что живут через дорогу. И не намерен ни советоваться с вами, ни обмениваться информацией, ни прислушиваться к вашему мнению. Если хотите со мной чем-то поделиться, я над этим подумаю. И — точка.

— Само собой, лейтенант, у меня есть дела поинтереснее, чем играть с вами в Шерлока Холмса. Кроме того, если в я и решила поиграть, то уж не с вами.

— Тогда не тяните кота за хвост. Скоро ваш бойфренд вернется.

Глаза Жаклин вмиг превратились в малахитовые щелочки, но она сдержалась.

— Хэтти Фостер — агент трех ведущих авторов в любовно-историческом жанре, плюс под ее крылышком еще несколько светил поменьше. Как поведала мне ее завистливая соперница, Хэтти монополизировала любовно-исторический рынок. А на рынке этом ворочают огромными деньгами. Издатели любовных романов заявляют, что в их руках сорок процентов...

— Я знаком с цифрами.

— Рада за вас. Так вот, старушка Хэтти живет припеваючи за счет авторов, которых держит в упряжке, и не только потому, что за них хорошо платят, но и потому, что она стрижет с их гонораров куда больше, нежели ей причитается. Комиссионные Хэтти и без того вдвое выше обычных, но она еще и подворовывает у своих подопечных, хотя я и не могу этого доказать. Писателей легко обмануть — они такие наивные.

На каких условиях Хэтти работает с Валентайн, я не знаю. Эта девушка была ее первой значимой клиенткой, по сути с нее и начался успех Хэтти. Валентайн нужна ей не меньше, чем тетушка Хэтти самой Валери. Да и Макс Холленстайн, импресарио Валентайн, весьма неглупый человек, так что вряд ли Хэтти там много мухлюет. С остальными — дело другое. Виктор фон Дамм — нечто вроде чудовища Франкенштейна: Хэтти собственноручно создала его из двух пишущих домохозяек и безработного актера. Здесь она вполне могла бы заявить, что вправе рассчитывать на большее, чем обычные агентские проценты, поскольку сам по себе Виктор фон Дамм столько не заработал бы. И правда, весьма оригинальная затея. Ведь в любовно-романтическом бизнесе преобладают женщины-авторы, а немногие затесавшиеся мужчины пишут под женскими именами. Но Виктор фон Дамм — уникальное явление, шикарный парень от литературы.

Роль Виктора играет — в буквальном смысле слова — Джо Кирби. Но ему это до смерти надоело. Он хочет выйти из игры, да Хэтти не выпускает. Чем она его держит — тайна за семью печатями. Если бы у меня был доступ к полицейским досье, — со значением заметила Жаклин, — я бы проверила Джо.

— В принципе неплохо бы проверить подноготную всех авторов, — согласился О'Брайен. — Включая эту самую Валери Вандербилт.

— Валери Вандербилт — на самом деле Джин фраскатти, профессор английской литературы. Хэтти ее тоже шантажировала, но иначе. — И Жаклин рассказала о дилемме Джин.

Брови О'Брайена взлетели вверх.

— Но это же бред! Ваша подружка просто чокнутая.

— Для нее это была серьезная угроза.

— Достаточно серьезная, чтобы убить? Нет, так не пойдет, миссис Кирби. При расследовании убийства меньше всего надо думать о мотиве — по той простой причине, что некоторые люди убивают по причинам, которые мы с вами сочли бы абсурдными. Но в данном случае у нас нет мотива. Ну, допустим, раскопала Дюбретта, что Виктор фон Дамм — актер, а Валери Вандербилт — стыдливая профессорша. И что с того? Да она могла растрезвонить это по всему свету, никто и ухом бы не повел. Даже читателям этой романтической белиберды наплевать. Это, с позволения сказать, разоблачение сократило бы доходы вашей тетушки Хэтти долларов на пять, а сама она столь толстокожа, что стыд ей неведом. Да, ей не по вкусу были колкости Дюбретты, но она попросту отмахивалась от них, как вы отмахнетесь от назойливого комара.

— А как насчет обиды Дюбретты на Хэтти? Она сказала вам, что это старая обида...

— Это ведь Хэтти отклонила первую книжку Пруденс, много лет назад, — пояснил О'Брайен, сразу помрачнев. — Тогда она была главным редактором в одном из издательств и славилась своими ядовитыми отказами. С тех пор Хэтти Фостер так и не сумела завоевать расположение Дюбретты. Но опять же — что с того? Говорю вам, миссис Кирби, здесь нет мотива.

Жаклин открыла было рот, но О'Брайен жестом остановил ее.

— Мне необходимо выяснить две вещи. Во-первых, было ли что-нибудь — какие-то слова, движения, внешние признаки, — хоть что-нибудь, что не вписывалось бы в смерть от сердечного сбоя?

— Глупый вопрос, О'Брайен. Сердечный сбой — это не медицинский термин. Существуют различные болезни сердца, с множеством самых разнообразных проявлений.

— Ничего другого я и не ожидал от вас услышать. А как насчет возможности? Вы видели, чтобы кто-то что-либо бросал в один из бокалов? Кто-то вручил Дюбретте ее бокал? Мог ли кто-то подстроить так, чтобы ей достался определенный бокал?

— Ну...

— Вот-вот. Можете развлекаться, подыскивая мотив, хоть до Судного дня, миссис Кирби, но если вы не сумеете объяснить мне, как это можно было сделать, толку не будет.

— Есть у меня одна мысль, — надменно заявила Жаклин. — К сожалению, я была так занята другими делами, что не хватило времени ее проверить. — Она вдруг нахмурилась и нервно хлопнула в ладоши: — Черт! Почему эта девчонка не звонит?

Сообразив, что это вовсе не попытка сменить тему, а Жаклин по-настоящему встревожена, О'Брайен поинтересовался:

— А с чего вы решили, что она вам позвонит?

— Может, и не позвонит, — Жаклин рассеянно провела рукой по волосам. — Но вчера мы с Лори вроде бы неплохо ладили, и я оставила для нее сообщения у ее лучшей подруги, у служанки в ее квартире и у Макса с Хэтти. Если девочка и обратится ко мне, то лишь по одной причине: больше ей не к кому пойти. Теперь, когда у нее неприятности, Хэтти попросту прогонит Лори, а Валентайн ее всегда терпеть не могла. — Жаклин помолчала, затем повторила: — У нее никого больше нет.

— Понятно.

Тишину нарушил бесцеремонный стук в дверь.

— Дьявольщина! — ругнулась Жаклин. — Вот уж не думала, что он так быстро обернется.

— Гастроном Сэмми закрывается в пять. Как вам, возможно, известно.

— Конечно, известно. А еще мне известно, что Джеймс не успокоится, пока не потратит все мои деньги. Я прикинула, что ему потребуется по меньшей мере полчаса, чтобы найти местечко, где до сих пор отк... — В дверь снова постучали, на сей раз еще более решительно. — Пожалуй, лучше его впустить, — смирилась Жаклин.

Но когда открыла дверь, то очутилась нос к носу с Бетси Маркхэм, Жаклин вытаращила глаза, но не успела и слова сказать, как Бетси отпихнула ее в сторону и захлопнула дверь.

— Кажется, за мной охотятся легавые, — выдохнула она. — Ты, видать, не преминула... — При виде О'Брайена она оцепенела. — О черт!

— Добрый вечер, мисс Маркхэм. — Лейтенант поднялся.

— Привет, О'Брайен. — Бетси рухнула на кровать. — Да сядьте вы! Не выношу эту вашу любезность!

— Я так поняла, вы знакомы, — заметила Жаклин, по-прежнему стоя у двери.

— Угу, — кивнула Бетси.

— Мисс Маркхэм частый гость в моем участке, — пояснил О'Брайен. — Кстати, мисс Маркхэм, Джек Биллингс просит, чтобы в следующий раз вы с ним полегче. А то у него шишка с Плимутскую скалу.

— Извиняюсь. Чертов плакат выскользнул из рук.

Бетси залилась густой краской, на фоне которой все равно выделялся зеленовато-лиловый синяк под левым глазом. Но в следующую секунду над смущением возобладало чувство юмора.

— Опоздала ты с предупреждением, — усмехнулась она, показывая на синяк. — Если, конечно, имела в виду ту здоровенную деваху, которая отколошматила меня сегодня днем.

— Когда? — отрывисто спросила Жаклин.

— Часа три-четыре назад. Я собралась на встречу исполнительного комитета нашего движения. Не успела выйти из дома, как эта махина на меня наскочила. Хотела вырвать у меня рюкзак. — Бетси кивнула на бесформенный рюкзак, валявшийся на кровати рядом с ней. — Ну я ей и показала прием карате... знаете... — С душераздирающим кличем она взвилась вверх, вскинув руки. Жаклин с лейтенантом невольно вздрогнули. — Вот так, — довольно пояснила Бетси, усаживаясь на кровать. — Двинула ей в плечо, а девчонка развернулась и засветила мне кулаком в глаз.

— Не надо! — взмолилась Жаклин.

— Да я ж только показать хотела. — Бетси обиженно поникла. — Как насчет выпивки?

Жаклин щедро плеснула в стакан виски.

— Вижу, рюкзак по-прежнему при тебе.

— Наверное, она передумала. — Бетси пожала плечами. — Вообще-то девчонка вытряхнула все его содержимое, покуда я извивалась под ней на тротуаре. Ох и орала же я, скажу тебе! Но в этом городе фараонов не дозовешься.

— Значит, жертв уже трое, — повернулась Жаклин к О'Брайену, который пропустил мимо ушей последнее замечание Бетси.

— Хорошо считаете, — похвалил тот.

— А когда вернулась домой с собрания, нашла на автоответчике твое сообщение, — продолжала Бетси. — Вот и решила зайти сказать тебе, что думаю о твоих друзьях. А о чем, интересно, думает Хэтти Фостер, используя эту корову в качестве наемницы?

Жаклин и О'Брайен переглянулись.

— Это не моя идея, — загадочно объявила Жаклин.

— Хм, — отозвался О'Брайен, еще более загадочно.

Появление Джеймса положило конец дискуссии.

— Пришлось тащиться аж до Бродвея и Сорок второй, — пожаловался он, водружая на стол протекающий бумажный пакет.

— Полагаю, ты не сообразил прихватить еще одну бутылочку скотча, — вздохнула Жаклин, с грустью глядя на жалкие остатки виски.

— К счастью, у меня есть лишний сандвич. — Джеймс уставился на Бетси.

— Ой, что вы, мне бы не хотелось вам мешать, — замахала руками Бетси.

Контраст между ее выговором выпускницы пансиона благородных девиц и армейским комбинезоном поразил воображение Джеймса. Он замер, приоткрыв рот и во все глаза глядя на революционерку.

Жаклин познакомила их.

— Как поживаете, — машинально промямлил Джеймс, не сводя взгляда с фингала Бетси, которая в свою очередь изучала его шишки и синяки; затем оба хором воскликнули: «Лори?»

Общая беда, как известно, сближает. Джеймс повторил свое приглашение, и Бетси позволила уговорить себя угоститься сандвичем с яичным салатом. Они обменялись впечатлениями о встрече с Лори, в один голос утверждая, будто она застала их врасплох. Бетси продемонстрировала свой прием карате, а Джеймс в красках описал, что бы он сделал, если в случайно не поскользнулся и не ударился головой.

— Разумеется, меня кое-что сдерживало, — пояснил он чопорно. — Мама с детства мне втолковала, что нельзя бить женщину.

— А как же равноправие! — возмутилась Бетси.

— Да-да, равноправие прежде всего! — обрадовался Джеймс и проникновенно добавил: — Большинство моих одноклассниц были в два раза выше и толще меня.

Жаклин с лейтенантом молча жевали, при этом Жаклин не сводила взгляда с телефона.

Звонок раздался около восьми. Рука Жаклин метнулась к аппарату, будто вспугнутая гремучая змея.

— Макс? — повторила она, покосившись на О'Брайена. — Серьезно? Когда? И что сказала?

Послушав несколько минут, она поблагодарила и повесила трубку. Затем повернулась к лейтенанту.

— Только что звонила Лори. Макс говорит, она лопотала что-то бессвязное. Повторяла, что кто-то пытается ее похитить, и спрашивала, в порядке ли мисс Валентайн. Он попробовал выяснить, откуда она звонит, но ничего толком не добился. Ему показалось, девочка упоминала Виллидж[3].

Бетси вскочила:

— Так пошли искать!

— Ее и без того куча народу ищет, — невозмутимо обронил полицейский. — И потом, где именно в Виллидже вы собираетесь искать?

— В любом случае это дело полиции, — заявил Джеймс, заметно встревожившись. — Не будете же вы гулять по аллеям Манхэттена в такое время. Если не Лори, так кто-нибудь другой нападет, чего доброго.

Они все еще спорили, когда снова зазвонил телефон. На сей раз Жаклин молча слушала. Положив трубку, поправила сползшие на кончик носа очки. Они тут же снова сползли.

— Ну? — подбодрил Джеймс.

— Звонила Мередит, подруга Лори. Наверное, та позвонила ей сразу после разговора с Максом. Все время хихикала и повторяла, что она как царь Мидас: к чему ни прикоснется, все превращается в золото.

— Мать честная! — ахнула Бетси.

— Она сказала, где находится? — спросил О'Брайен.

Прежде чем Жаклин ответила, вмешался рассудительный Джеймс:

— Никому из вас не приходит в голову, что она могла попросту вернуться домой?

О'Брайен ничего не ответил, но Жаклин встрепенулась:

— Послушайте, лейтенант, вы все же установили наблюдение за ее домом, да? А как же нехватка людей, о которой вы тут плакались? Надеюсь, вы сообразили, что, завидев полицейскую машину, она и близко туда не подойдет?

О'Брайен досадливо поморщился:

— Только если кто-то из моих людей допустил грубый ляп. Лори не возвращалась домой, иначе мне бы сообщили.

— Мередит поняла, что она находится в музее, — сказала Жаклин.

— В Виллидже есть музей? — поинтересовалась Бетси с невежеством уроженца Нью-Йорка.

— На Манхэттене сотня музеев. — О'Брайен изучал очки Жаклин, готовые вот-вот покинуть ее нос. — Но все они сейчас закрыты.

— Может, она ошивается снаружи, — не отставала Бетси. — Проверьте музеи, О'Брайен. Эту корову заметить проще простого — при ее-то габаритах, да еще в наряде, смахивающем на средневековую ночнушку. Такой прикид даже на Манхэттене...

— Что? — подскочила Жаклин, в то время как О'Брайен, не в силах далее сдерживаться, потянулся к ее очкам. — Что на ней было надето?

— Ну, знаешь, какое-то жутко старомодное тряпье, грязно-белое, с кружевами и оборочками.

О'Брайен снова потянулся к очкам, но промахнулся, ибо Жаклин стремительно развернулась и принялась шарить в куче предметов, раскиданных по крышке бюро. Наконец она нашла то, что искала, — туристический буклет, красочно расписывающий достопримечательности и магазины Нью-Йорка. Лихорадочно полистала, остановилась, пригляделась; затем швырнула буклет на пол и сорвала с себя халат.

Джеймс издал осуждающее мычание, О'Брайен вытаращил глаза. Не обращая на них внимания, Жаклин кинулась к шкафу, сорвала с вешалки юбку и блузку и в мгновение ока влезла в них.

О'Брайен ожил и принялся методично отряхивать крошки.

— Куда направляемся?

— В Метрополитен! Как я сразу не догадалась...

Институт костюма проводит выставку «Романтический образ». Должно быть, именно там Лори скопировала свое платье. Она ведь сказала, что сама его сшила. Мы с ней еще поболтали о нарядах... Лори похвасталась, что шьет платье для мисс Валентайн. Точная копия старинного туалета.

— Но музей закрыт, — запротестовал Джеймс.

— Сегодня нет. Открыт до девяти.

Бетси подхватила свой рюкзачок:

— Пошли!

— Нет, — возразила Жаклин, — ты останешься здесь. Хотя... Вряд ли она позвонит... По словам Мередит, Лори разразилась руганью, когда услышала мое имя, так что я, очевидно, снова в немилости. Но если мы двинем туда всем скопом, то лишь спугнем ее.

— Я доставлю вас до музея за десять минут, — невозмутимо объявил О'Брайен. — Сейчас восемь пятнадцать.

— А я, пожалуй, не поеду, — слабым голосом пробормотал Джеймс.

Не теряя времени, Жаклин устремилась к двери, следом потянулись Бетси и О'Брайен. Джеймс же потянулся к бутылке, но замер, уставившись на аккуратные синие туфли-лодочки, мирно стоящие у только что захлопнувшейся двери. Жаклин умчалась на охоту в домашних шлепанцах.

4

О'Брайен припарковал машину под знаком «Стоянка запрещена». Колеса еще крутились, а Жаклин уже резво скакала по монументальной лестнице, оставив спутников далеко позади.

К тому времени, когда О'Брайен с Бетси добрались до входа, Жаклин скрылась из виду. Охранник у дверей долго и нудно объяснял, что музей вот-вот закроется, еще один охранник предложил сдать рюкзак Бетси в камеру хранения. Решительно избавившись от обоих стражей порядка, О'Брайен беспомощно оглядел огромный холл, от которого в разных направлениях ответвлялись галереи.

— Где выставка костюма?

— Это вы меня спрашиваете? — Бетси многозначительно глянула на свою потрепанную армейскую форму.

О'Брайен вынужден был обратиться к охраннику.

Они прошли через египетские залы, продираясь сквозь поток посетителей, и спустились по эскалатору. Здесь им вновь сообщили, что музей закрывается, и О'Брайен представился. В замешательстве оглядев искусно затемненный выставочный зал, где манекены в человеческий рост демонстрировали экстравагантные одеяния, он подошел к девушке за прилавком, торгующей сувенирами и открытками.

— Сюда только что заходила женщина?

В любое другое время этот вопрос был бы встречен в лучшем случае с улыбкой. Однако девушка живо отозвалась:

— Рыжая, высокая? Сбежала вниз по эскалатору и пролетела мимо меня, прежде чем я успела ее остановить. Она из полиции? Что происходит?

Вместо ответа О'Брайен обернулся к Бетси:

— Стойте здесь. Задержите ее, если попытается выйти.

— Есть! — Бетси замерла в стойке кунг-фу.

О'Брайен окунулся в полумрак. Охранники тактично оттесняли посетителей к выходу. Отмахнувшись от опеки, лейтенант, все больше нервничая, двинулся по полутемному залу. Манекены были отделены от зрителя лишь веревочным барьером. Их замысловатые и вычурные костюмы выглядели совершенно достоверно — все эти туалеты когда-то носили живые люди, в них щеголяли красотки и кавалеры былых времен. Почему-то от этого становилось не по себе. Контраст между настоящей одеждой и пустыми, безглазыми лицами, затянутыми коричневой тканью, создавал жутковатый эффект, который усугублялся освещением: сами фигуры были подсвечены, а разделяющее их пространство тонуло во мраке, «Венский вальс», лившийся из скрытых динамиков, неизвестно почему навевал ассоциации с пляской смерти.

Завернув за угол, О'Брайен невольно отпрянул, наткнувшись на фигуру, закутанную в черное с ног до головы: от шляпки с плюмажем до кончика черного зонтика, поднятого в угрожающем жесте. С полей шляпки свисала прозрачная черная вуаль, лишенное черт лицо, задрапированное черной тканью, казалось, вопросительно уставилось на лейтенанта пустыми глазницами.

Из-под черной руки, сжимавшей черный зонтик, высунулась голова Жаклин.

— Ее здесь нет!

О'Брайен достал из нагрудного кармана носовой платок и вытер лоб.

— Откуда вы знаете? Да здесь почище комнаты ужасов в музее восковых фигур.

Жаклин мельком оглядела нависший над ними зловещий манекен.

— Сто лет назад так полагалось одеваться вдовам. Забавно, правда? Лори не смогла бы замаскироваться под одну из этих красавиц, даже натянув на голову чулок, если вы об этом. Она слишком большая. Эти наряды рассчитаны на женщин, которые носили такие тугие корсеты, что вздохнуть как следует не могли. Немудрено, что они то и дело в обморок грохались.

— Я сюда пришел не на лекцию о моде, — процедил О'Брайен. — Вообще-то я не знаю, зачем сюда пришел. Идиотская затея, миссис Кирби. Если девчонка и была здесь, то ее и след простыл.

— Была. Ее запомнил один из служащих. Так, я возвращаюсь к главному входу. Может, поймаю ее в дверях.

И Жаклин исчезла, прежде чем О'Брайен успел ее остановить. Уклонившись от объятий синего оборчатого платья искусной работы и от игривого кружевного пеньюара, лейтенант вернулся к сувенирному прилавку, где его ждала Бетси. Забыв о боевой стойке, она с робким интересом рассматривала экспонаты.

Расспросив служителей музея, О'Брайен убедился, что залы костюма уже очистили от посетителей, но когда один из стражей предложил лейтенанту поговорить с директором, О'Брайен отказался. У него не было никаких оснований настаивать на тщательном обыске здания. Да, Лори запомнили. Никто не видел, как она выходила, но все в один голос твердили, что выходов несколько.

Ругаясь вполголоса, О'Брайен поднялся по лестнице.

— Все это нелепо и смешно, — бросил он, оглянувшись на Бетси. — И как только я позволил этой женщине затащить меня сюда!

— А в общем-то тут интересно, — отозвалась Бетси. — Вы заметили вон то коралловое шелковое платье, с плиссированной юбкой и хрустальными бусинками? Конечно, такие наряды — символы угнетения женщин, но все же они довольно...

Злобно рыкнув, О'Брайен понесся прочь.

В вестибюле Жаклин не оказалось. Последних посетителей настойчиво спроваживали через парадные двери, но ее среди них не было. О'Брайен с Бетси вышли на улицу. Стоя на верху лестницы, лейтенант внимательно огляделся, благо окрестности были ярко освещены. Слева, за балюстрадой, он заметил мелькнувшую копну рыжеватых волос и устремился туда.

Увидев его, Жаклин яростно замахала руками. О'Брайен и не подумал остановиться. Перегнувшись через перила, он поинтересовался:

— Чем занимаетесь?

— Вы не могли бы испариться? — прошипела Жаклин. — Мне показалось... вон в тех кустах мелькнуло что-то большое и белое. Если Лори решит, что я одна, то, возможно...

— Бросит в вас камень, — закончил О'Брайен. — Где она... оно... в общем, то, что вы видели?

— Там!

— Стойте здесь. — О'Брайен свирепо глянул на подошедшую Бетси: — Обе! — И не спеша двинулся по дорожке вдоль здания музея.

— Самонадеянный болван! — буркнула Жаклин.

— Да нет, он не так уж плох, — весело возразила Бетси. — Где-то даже симпатичен — если тебе нравятся язвительные здоровяки. Может, мне лучше пойти с ним, мало ли что?

— Отличная идея!

Не успела Бетси отправиться следом за О'Брайеном, как Жаклин устремилась в противоположном направлении. Она шла очень быстро, почти бежала, но ведь фасад музея простирается аж на два квартала. Когда О'Брайен, весьма поверхностно обследовав указанный ею район, вернулся, то увидел, как она сворачивает на тропинку, ведущую в парк с южной стороны музея.

— Черт, я же велел ей стоять на месте!

— По-моему, она просто пыталась от нас избавиться, — заметила Бетси. — Очень в духе Джекки. Никогда не позволит...

О'Брайен, не слушая, кинулся за Жаклин. Бетси не отставала, продолжая выкрикивать на бегу:

— Она никогда не позволяет, чтоб ей мешали. Может свести с ума, но свое дело знает. Возможно, Джекки действительно видела девочку.

Пешеходная дорожка вдоль южной стороны музея сначала идет параллельно Семьдесят девятой улице, а затем разветвляется. Не раздумывая, О'Брайен свернул направо. Не сказать, чтобы там было совсем безлюдно: просторы парка отважно бороздили редкие бегуны да собачники, но по мере того как О'Брайен с Бетси углублялись в темные дебри, становилось все пустыннее. Наконец впереди мелькнула «дичь»: Жаклин шла неторопливо, небрежно размахивая сумкой; в неверном свете фонарей растрепанные волосы отливали ярко-красным.

— Миссис Кирби! — разорвал тишину крик лейтенанта.

Жаклин обернулась, и, резко свернув с тропинки, нырнула в темноту.

О'Брайен припустился со всех ног. Бетси на мгновение замешкалась, а когда догнала лейтенанта, тот уже крепко ухватил Жаклин за руку. Та буквально оцепенела от ярости, но не сопротивлялась. О'Брайен властно спросил:

— Если я вас выпущу, будете стоять на месте?

Жаклин коротко кивнула.

— Все равно мы опоздали. Лори сбежала.

Лейтенант отпустил ее, Жаклин потерла руку и принялась поправлять взъерошенные волосы.

— Ты правда ее видела? — спросила Бетси.

— По-моему, да. Кто-то шел за мной, прячась в темноте.

— Вполне возможно, уличный грабитель, — буркнул О'Брайен. — Миссис Кирби, вы что, рехнулись? Неужели не слышали о веселых приключениях в ночном нью-йоркском парке?

— Я прекрасно знаю...

— В некоторых местах тут и десяти минут не продержишься! — с жаром продолжал лейтенант. — Пойдемте-ка отсюда.

Жаклин молча поплелась в сторону Пятой авеню, остальные последовали за ней. Немного погодя О'Брайен произнес:

— Я позвоню и сообщу, что видел девчонку. Хотя, ей-богу, я-то никого не видел... Может, кто-нибудь исхитрится ее поймать, когда она будет выходить из парка.

Но Лори отыскали лишь на рассвете следующего дня. Заметивший ее бегун поначалу решил, что девушка спит: она лежала, по-детски подложив ладони под голову, юбка прикрывала колени. И только приглядевшись, он понял, что у нее проломлен затылок.

Глава 8

1

В восемь тридцать, едва получив рапорт, О'Брайен уже стоял у двери номера Жаклин. Поспешность, с которой она ответила на его стук, и ее напряженное, застывшее лицо подсказали лейтенанту, что она не спала. О'Брайен еще и рта не раскрыл, а Жаклин уже все поняла — хватило одного взгляда. Лицо ее разом обмякло и состарилось.

— Мне очень жаль, — вымолвил О'Брайен. — Мы старались.

— Сукин сын, — отчеканила Жаклин и, потуже завязав пояс своего павлиньего халата, отступила на шаг: — Зайдите.

О'Брайен покосился на свернувшийся калачиком силуэт на одной из кроватей:

— Не хотелось бы потревожить... ее?

— Ваши остроты сегодня особенно не к месту, — отрезала Жаклин. — Это, как вам известно, Сьюзен Моберли. Садитесь и рассказывайте.

— Спасибо, я постою. Мне вообще не следовало приходить. По официальной версии, Лори стала жертвой уличного грабителя. Ей пробили голову и украли сумку.

— Где ее нашли?

— Неподалеку от музея. Знаете игровую площадку в районе Восемьдесят шестой? Вот там она и лежала, под кустами. Девочку обнаружили около семи утра. По заключению коронера, к тому времени она была мертва шесть или семь часов.

— Что-нибудь необычное? Бросьте жеманничать, О'Брайен, — вас бы здесь не было, кабы вы решили, что бедную Лори попросту ограбили.

— Нет никаких оснований сомневаться. Разве что... — О'Брайен замялся. — Дело в том, что ее как будто аккуратно уложили — расправили одежду, сложили руки, закрыли глаза, И вообще, она выглядела... умиротворенно, что ли.

— Так... А что еще?

— Ваш гипотетический убийца не оставил лоскута своего галстука в ее сжатом кулаке, если вы об этом.

— Орудие убийства?

— Камень. Валялся рядом на земле, со следами крови и волос. Да, да, — продолжал лейтенант, предвосхищая следующий вопрос Жаклин, — на отпечатки пальцев проверили. Но на такой неровной поверхности отпечатков не остается.

— Что вы намерены делать?

— Возвращаюсь на работу. Дел по горло: два ограбления, шесть нападений, парочка изнасилований, три пьяных дебоша. А день только начался. Всего доброго, миссис Кирби.

— О'Брайен...

— Да? — откликнулся тот уже с порога.

— Сегодня последний день конференции. Вечером — бал.

Лейтенант внимательно посмотрел на Жаклин. Распущенные волосы бронзовым потоком разметались по плечам, на ногах были все те же драные шлепанцы, в которых она накануне устремилась на поиски Лори.

Уголки губ О'Брайена дрогнули.

— Миссис Кирби, желаете, чтобы я стал вашим эскортом?

Лицо Жаклин исказилось от ярости, и бравый лейтенант тотчас пожалел о своем предложении.

— Забудьте, — коротко бросил он.

— Это костюмированный бал, — проворчала Жаклин. — Джеймсу, конечно же, не понравится, но... лейтенант, почту за честь, если вы согласитесь меня сопровождать. — Она расцвела в ехидной улыбке. — Даже подберу для вас наряд!

— Уж здесь вы бы отвели душу! Премного благодарен, но костюмом я займусь сам. Во сколько?

— В девять. Если, конечно, вы не захотите прежде со мной поужинать.

— Нет, спасибо. Сегодня меня что-то не тянет на гамбургеры. Итак, до встречи в девять.

Едва он ушел, фигура на соседней кровати зашевелилась, и на Жаклин уставились два сонных голубых глаза.

— Мне снился такой забавный сон, — промурлыкала Сью. — Будто приходил тот симпатичный полисмен и приглашал тебя на бал.

— Это был не сон. — Водворив очки на место, Жаклин погрузилась в раздумье. — Он бы все равно туда заявился, — пробормотала она, обращаясь скорее к себе самой, чем к Сью. — Это его последний шанс поймать убийцу. К завтрашнему утру подозреваемые расползутся на все четыре стороны, и задерживать их он не вправе. Гибель Лори не изменила официальную точку зрения на это дело. Поэтому он...

— Л-лори? — Сьюзен поперхнулась. — Погибла?!

Пока девушка одевалась, Жаклин все ей рассказала.

2

Джеймсу и впрямь не понравилось.

— Ты же сама говорила, что я смогу пойти с тобой. Решила соблазнить О'Брайена или нанять его телохранителем?

— Я могла бы ответить, что вовсе не говорила, будто ты сможешь со мной пойти, что я вообще не звала тебя в Нью-Йорк и что твои нападки на О'Брайена — чистейшей воды ребячество и наглая клевета. Но вместо этого просто замечу, что ввиду недавней трагедии твоя реакция на редкость бестактна.

Джеймс положил в кофе очередную ложку сахара и стал лихорадочно размышлять, как бы сменить тему. Они завтракали в кафетерии недалеко от его отеля. Жаклин пришла первой, рядом с ней на столике лежала книга.

— Вижу, ты читаешь последний роман Валентайн, — осторожно проговорил он.

Отвлекающий маневр сработал успешнее, чем Джеймс надеялся, и по причинам, которых он и не предполагал.

— Угу, стараюсь понять, что нынче в ходу, — пояснила Жаклин. — Для моей книги, сам знаешь.

— Нет, не знаю... Во всяком случае... я думал, ты шутишь. Ты ведь шутишь, правда?

— Отнюдь.

— Интересное название. О чем? — Он кивнул на творение Валери Валентайн, оставив без внимания литературный почин Жаклин, чем оскорбил ее до глубины души. Глаза ее сузились.

— Героиня теряет возлюбленного, который уходит к другой женщине, а сама она, в надежде вернуть его, обращается к сатанизму и черной магии.

— Звучит банально.

— Ничего подобного! Валери Валентайн внимательно изучила Алистера Кроули с компанией — отвратная была шайка сатанистов, если помнишь, — и изобразила подобную секту. Бедняжка Магдалена и не подозревает, во что вляпалась, пока не становится почти слишком поздно. Есть несколько очень сильных описаний ее борьбы со злом — в секте и в своей собственной душе. Полагаю, — плавно продолжала Жаклин, — ты сообразил, откуда взято название?

Джеймс тут же продекламировал:

— "В такую ночь Дидона, с веткой ивы грустно стоя на берегу морском, манила друга вернуться в Карфаген"[4]. «Венецианский купец», акт пятый, сцена... э-э...

Жаклин ждала. Джеймс заулыбался, чрезвычайно довольный собой. Жаклин скупо улыбнулась в ответ.

— Ну а теперь, если ты закончил с литературными комментариями, — заговорила она с подозрительной кротостью, — может, вернемся к тому, что вынудило меня вырвать тебя из объятий Морфея? К гибели семнадцатилетней девочки.

— Мне жаль Лори, — мрачно отозвался Джеймс. — Но ведь я едва был с ней знаком. И если ты хочешь, чтобы я скорбел по каждой жертве растущей ныне преступности, то мне придется носить траурную повязку до конца жизни.

— Ее убили. — Глаза Жаклин были холодны и темны, как жадеит.

— Конечно, убили. Надо же было додуматься — болтаться ночью в Центральном парке...

— Джеймс, умерь свою глупость! Ее убил тот же тип, что расправился и с Дюбреттой.

Джеймс наверняка возразил бы, дай Жаклин ему возможность. Но она не дала.

— Сегодняшний бал — наш последний шанс поймать убийцу, прежде чем делегаты конференции покинут Нью-Йорк. Ты мне поможешь или нет?

— С каких это пор тебе нужна моя помощь? — Однако две из четырех морщин на лбу Джеймса разгладились, и Жаклин раздула чахлое пламя интереса, пустив в ход грубую лесть.

— Как по-твоему, зачем я попросила тебя сопровождать Джин на балу?

— Чтобы избавиться от меня и самой заняться О'Брайеном.

— О'Брайен мне нужен, чтобы произвести арест, как только я разоблачу убийцу. Я читала об арестах, но не уверена, что смогла бы...

— Да ты не шутишь! — Джеймс внимательно посмотрел на нее. — Ты действительно думаешь... Кто?

Жаклин ответила ему кристально чистым взглядом:

— Один из трех, Джеймс. В этом я уверена. Если ты мне поможешь, мы сумеем исключить двоих из подозреваемых еще до вечера.

— Ну нет! — Джеймс истово затряс головой. — Надоело мне сидеть и выслушивать твои туманные намеки, прямо как в классических детективных романах. О помощи просишь ты, а не я. Так что давай выкладывай, кого ты подозреваешь и почему, — особенно почему, — а уж потом я, возможно, и помогу тебе. Но только возможно.

— Ты форсируешь события. — Жаклин задумчиво взглянула на его заляпанную яичницей тарелку, позволяя Джеймсу полюбоваться своими длинными загнутыми ресницами. — Честно говоря, не хотелось раскрывать карты раньше времени — ведь я могу ошибаться. Но ты мне нужен. Если только так я смогу рассчитывать на твою помощь...

— Только так, черт возьми! — угрюмо подтвердил Джеймс, расправив плечи.

— Ладно. Подозреваемых трое — Хэтти, Макс и... Джин.

Последнее имя пробило броню невозмутимости Джеймса.

— Джин? Да как такое могло прийти тебе в голову?! Неужели ты впрямь думаешь?.. Значит, поэтому ты хочешь, чтобы я ее сопровождал?

— Да! — Жаклин подалась вперед, пригвоздив Джеймса взглядом. — Пока что убиты двое. И думаю, опасность угрожает еще одному человеку. Убийце необходимо избавиться от него сегодня ночью, прежде чем делегаты разбегутся в разные стороны. Если мы не сумеем исключить никого из подозреваемых, придется наблюдать за всеми тремя, глаз с них не спускать. Это будет нелегко. Наша задача — предотвратить очередное убийство, но не предотвращать покушение на убийство!

— Иными словами, ты предлагаешь использовать невинного человека как приманку, — медленно произнес Джеймс. — Дьявольская затея, Жаклин.

— Ничего другого придумать не могу. В любом случае этот человек в опасности.

— Ты могла хотя бы предупредить... Кто это?

Жаклин прерывисто вздохнула и скромно вымолвила:

— Я.

3

На углу Пятой авеню и Пятьдесят третьей улицы они расстались. Джеймс решительно зашагал в сторону Шестой авеню, чтобы сесть там на автобус, идущий к городским окраинам.

— Не слезай с этого своего химика, пока не получит результаты, — напутствовала Жаклин. — Мне все равно, что ты ему скажешь, лишь бы он понял, что дорога каждая минута.

Как только Джеймс скрылся из виду, Жаклин устремилась в библиотеку. Конечно, нехорошо было обманывать Джеймса, но она утешалась тем, что все же сказала ему часть правды. Наглой ложью было только одно заявление. Не ее вина, если он сделал ошибочные выводы.

Она провела в читальном зале час, но вышла оттуда сумрачная. Жаклин была уверена, что находится на верном пути, вот только никак не могла отыскать весомых улик. Лавируя меж студентами, туристами и прочими бездельниками, загоравшими в компании каменных львов, она взвешивала возможные альтернативы и пришла к выводу, что консультации со специалистами вряд ли чем-то помогут. Большинство из них черпали опыт из книг, которые она уже прочла.

Удрученно пожав плечами, она достала свою тетрадку и обдумала следующий шаг. Возможно, за день что-нибудь да произойдет.

На Пятой авеню, между Сорок второй и Пятьдесят девятой, осталось всего пять крупных книжных магазинов. Жаклин не купила ни единой книжки, однако, закончив обход, получила отличное представление о том, что пользуется спросом в романтической области. Позиции Валери Валентайн, Королевы Любви, были незыблемы. В продаже имелось не меньше шести ее книг, и везде они занимали самые почетные места на полках, а вдобавок кучами громоздились возле касс в картонных коробках, которые Жаклин про себя окрестила помойками. Далее, со значительным отрывом, шла Ви-Ви — в продаже три книги, одна «помойка» на каждые пять «помоек» Валентайн; и следом в спину ей дышал Виктор фон Дамм. Вместе эти трое занимали почти половину пространства, отведенного любовно-историческому роману. Если Хэтти и не монополизировала рынок, то уж точно контролировала весомую его долю.

Один из магазинов оформил целую витрину в духе любовной конференции (бумажные сердечки и купидончики) и представил там последнюю книгу мисс Валентайн. Опус вышел сразу в двух видах — подарочное издание в твердом переплете и подешевле, в мягкой обложке. Правда, «экономичное» издание превосходило форматом обычные карманные и напечатано было на более приличной бумаге. Как Жаклин успела уяснить, сие являлось отступлением от правил и свидетельствовало о высоком спросе на Валентайн. «Дорасти» до твердой обложки удалось лишь немногим ведущим романистам — и это всего за несколько лет! По большей части такие книги выходили в дешевых бумажных переплетах. Очевидно, издатели Валентайн полагали, что ее читатели раскошелятся на вчетверо большую сумму, лишь бы книга жила дольше. И судя по всему, их расчет оправдался.

Когда Жаклин закончила обход, время близилось к обеду, так что она заглянула в итальянскую закусочную и подкрепилась спагетти и клубничным пирогом со взбитыми сливками, убеждая себя, что недосып надо компенсировать хорошим питанием.

Заморив червячка, Жаклин перешла к следующей стадии расследования и, реализуя свой план, возникла в холле отеля, где проводилась конференция. Семинары и лекции шли полным ходом — по-видимому, известие о гибели Лори не испортило настроения участникам. Единственным исключением была группка, сгрудившаяся вокруг стенда с аляповатым плакатом.

Жаклин неохотно приблизилась, терзаемая смутным ощущением вины за случившуюся трагедию; ничем не оправданное чувство, но его явно разделял кое-кто из поклонниц Валери Валентайн. Несколько девочек отошли при ее появлении. Мередит, напротив, шагнула вперед. Ее квадратное, некрасивое лицо было лишено всякого выражения, однако карие глаза, увеличенные толстыми стеклами очков, смотрели жестко и осуждающе.

— Я пыталась! — воскликнула Жаклин. Вовсе не это она собиралась сказать, но слова будто сами вырвались из глубокого омута вины в душе.

— Молодец, — процедила Мередит, Жаклин с мрачной иронией подумала, что сама она ответила на аналогичное заявление О'Брайена куда резче.

— Как вы узнали? — спросила Жаклин.

— Этот ваш фараон рассказал. О'Брайен, кажется?

— Угу. Мередит, можно тебя на минутку?

Пожав плечами, девочка отделилась от компании. Жаклин тщательно подбирала слова. Важно было узнать, доверилась ли Лори подружке, но меньше всего ей хотелось втянуть Мередит в историю, которая уже унесла две жизни.

— Лори не говорила тебе, чем она вчера занималась?

— Вы имеете в виду эту возню насчет блокнота? Нам О'Брайен рассказал. Нет. Лори ни словом не обмолвилась.

— Но ты ведь знала, что она злится на Дюбретту Дюберстайн.

— На нее многие злились. — Мередит покосилась на стайку перешептывающихся с сумрачным видом девиц. — Дюбретта писала всякие гадости о конференции и о нас, фанатах. Мол, она бы подумала, будто нам залили мозги розовой патокой, если в точно не знала, что ни у кого из нас вообще нет мозгов.

— Если она так говорила, значит, не была знакома с тобой.

На сей раз лесть не возымела действия.

— Мне хватает ума сообразить, что вас с О'Брайеном что-то беспокоит, — холодно заметила Мередит. — К чему все эти вопросы?

— Не могу рассказать.

— По крайней мере откровенно. — Мередит обиженно поджала губы.

— Не могу даже задавать вопросы, — буркнула Жаклин себе под нос. — Еще один, Мередит, последний. Скажи, из вашей группы только Лори тесно общалась с мисс Валентайн, тетушкой Хэтти и прочими авторами?

— Только она. Нам разрешалось поклоняться на расстоянии. И платить взносы, разумеется.

— И ни одна из вас не выполняет никаких поручений Хэтти или Валери?

— Нет. Вы задали уже два вопроса. — Но вместо того чтобы отвернуться, Мередит колебалась. Наконец сказала: — Вы ведь своя в их компании...

— Едва ли. А о чем ты хотела меня попросить?

— Пусть они... пусть... — Мередит подыскивала слова. И вдруг ее прорвало: — Такое впечатление, будто Лори была просто... всего лишь вещью. Только что она была здесь, и вот ее нет, а всем до лампочки!

— Кажется, я тебя понимаю. Ты хочешь, чтобы Хэтти каким-то образом выразила сожаление...

— Ну... да.

— Попробую что-нибудь сделать. А что бы ты хотела? Несколько слов в память об умершей?

— Лори была бы очень рада. Знаете, она сшила для Валентайн платье. Просто изумительное, я видела, Она так старалась... Если бы Валентайн надела его вечером, а Хэтти что-нибудь сказала... — Голос девочки сорвался, по щеке скатилась огромная слеза.

— Узнаю, как бы это устроить, — пообещала Жаклин.

— Ладно. — Мередит поджала губы. — Спасибо.

— Не надо меня благодарить. — И Жаклин отошла, оставив Мередит с ее командой.

4

Либо газеты еще не связали гибель Лори с писателями-романтиками, либо — что виделось Жаклин более вероятным — их это не заинтересовало. В коридоре перед номером тетушки Хэтти не было ни единой журналистской души. Однако по поведению Хэтти можно было подумать, будто ее люкс на осадном положении. На стук Жаклин долго не отвечали, затем старуха приоткрыла дверь, не снимая цепочки, и настороженно уставилась в щелку. При виде Жаклин она ничуть не обрадовалась.

— Что вам надо? Я занята.

— Я тоже. Много времени у вас не отниму, но не хотелось бы драть глотку и задавать вопросы через дверь.

Недвусмысленная угроза привела к желаемому эффекту. Хэтти открыла дверь и перешла на свое привычное кудахтанье:

— Лапочка, простите бога ради, если ненароком обидела. Мы все в таком состоянии, что вы себе и представить не можете. Бедное дитя...

— Знаю. А вам кто сообщил?

— Этот милый полисмен... Келли... или как его там?.. зашел несколько часов назад и сказал. Милочка, вы даже не представляете! Мисс Валентайн просто убита горем...

Утверждение это подкрепляли сдавленные крики, доносившиеся из комнаты Валентайн, однако, прислушавшись, Жаклин засомневалась, что красавица горюет из-за Лори. Она твердила как заведенная:

— Нет, не буду, не буду! Говорю тебе, я этого не сделаю!

— Чего она не сделает? — заинтересовалась Жаклин.

Улыбка тетушки Хэтти застыла.

— Не забивайте себе голову, дорогая. Ведь вас это не касается, правда?

Она попыталась было преградить Жаклин путь, но та ловко обогнула старушку и уселась в кресло.

— Мне хотелось бы поговорить с мисс Валентайн и мистером Холленстайном. Не исключено, что я смогу помочь. Ведь мы должны помогать ближним своим, если это в наших силах, верно?

Тетушка Хэтти уловила намек, но не успела ответить, как в дверях появился Макс.

— Мне послышалось... ах, это вы, Жаклин. Рад вас видеть. Может, вам удастся вразумить Вэл?

— С радостью попробую! — Одарив хозяйку номера лучезарной улыбкой, Жаклин поудобнее устроилась в кресле. — А в чем проблема?

Макс провел рукой по лысине.

— Понимаете, Валери очень нервная и чувствительная натура. Она очень тяжело восприняла известие о гибели этой несчастной. Вэл... впрочем, если не возражаете, зайдите и сами посмотрите.

— Не возражаю! — Жаклин с готовностью вскочила.

— Макс... — угрожающе начала Хэтти.

— Но надо же что-то делать. Сколько это может длиться? А к Жаклин она очень тепло относится... Одну минутку, Жаклин, я скажу ей, что вы здесь.

Макс исчез за дверью. Дамы сидели с приклеенными улыбками, словно парочка горгулий, пока он не вернулся и не сообщил, что мисс Валентайн будет рада видеть миссис Кирби.

Вторая половина люкса состояла из апартаментов поменьше, которые можно было сдавать либо отдельно, либо — отперев дверь — как часть ансамбля. Помимо выхода в коридор, там имелось еще три двери, две из них были закрыты. Третья вела в спальню Валентайн.

Комната была уютная, однако без избытка роскоши; сквозь широкие окна открывался вид на парк. Но балкона, как в гостиной Хэтти, не было. Не самая подобающая обстановка для Королевы Любви и ее импресарио, подумала Жаклин. Хэтти-четвертак заграбастала львиную долю жилой площади.

Мисс Валентайн лежала поперек двуспальной кровати, уткнувшись подбородком в ладони. В гневе она выглядела не менее пленительно, чем когда была при полном параде и дежурной улыбке. При взгляде на ее пухлые губки поэты наверняка пустились бы в треп насчет лепестков розы, а разметавшиеся по хрупким плечам волосы пенились, точно кипящее золото.

На соседней кровати лежало вечернее платье из розового дамаста, с рисунком в виде бутонов хризантем, пышную юбку украшали гирлянды из жемчуга и бисера. Кружева ручной работы окаймляли оборки, а также широкий лиф с изящными крохотными рукавами-фонариками. Удлиненная талия и пышные юбки принадлежали к иной эпохе, и Жаклин подозревала, что знает имя модельера. Платье было точной копией творения великого Уорта, которое она видела накануне в Метрополитен-музее.

— Я его не надену! — вскричала Валентайн. — И не пытайтесь меня уговорить. Хэтти с Максом все утро увещевают, меня уже тошнит от их нотаций. Сказала — не надену, и точка.

— Это то самое платье, что сшила для вас Лори? — спросила Жаклин. Она и без того знала ответ, но с трудом верила, хотя и прежде отмечала портняжное мастерство Лори. Платье было настоящим произведением искусства.

— Именно, — кивнул Макс. — Бедняжка трудилась над ним несколько недель...

— Месяцев, — поправила Жаклин, любуясь изящной вышивкой и безукоризненно выполненной отделкой из бисера. — Наверное, начала, как только открылась выставка, в апреле.

— Естественно, Валери была очень рада и польщена, — продолжал Макс, украдкой покосившись на мисс Валентайн, которая отнюдь не выглядела ни обрадованной, ни польщенной. — Хэтти сообщила девочке размеры Вэл, и на прошлой неделе, как только мы приехали в Нью-Йорк, устроила примерку. Вэл собиралась надеть платье на сегодняшний бал. Оно перекликается с темой ее последней книги, действие которой, как вы знаете, происходит в конце викторианской эпохи. Там даже есть эпизод, когда Магдалена появляется на балу в платье от Уорта...

— Я помню этот эпизод, — перебила Жаклин. — Мисс Валентайн, платье просто чудесное. Почему вы не хотите его надеть?

Уронив голову на постель, Валери скрестила руки на затылке. Из-под золотистой копны раздался сдавленный голос:

— Она мертва, вот почему. Это мерзко... Все равно что снять одежду с покойника.

Тут не выдержала тетушка Хэтти:

— Но это же глупо, Вэл, милочка! Тем более важно, чтобы ты надела платье. Вроде как дань памяти, неужели не понимаешь? Допустим, глупые поклонницы довели тебя до бешенства, но ты же не хочешь оттолкнуть их?! Ты просто не можешь позволить себе...

Только Жаклин собралась предостерегающе пнуть старую дуру в лодыжку, как мисс Валентайн положила конец тираде. Приподнявшись на обеих руках, она завизжала. Это был исключительно музыкальный визг, подобно фанфаре на золотой трубе, и столь же пронзительный. Завладев вниманием публики, Валентайн прекратила визжать и заговорила:

— Вы сто раз это уже твердили, сил моих нет больше слушать. Я не надену это чертово платье! Ей-богу, стоит мне влезть в него, и я чувствую, как ее руки касаются меня, — холодные, мертвые руки, словно куски мороженой свинины.

Сравнению этому недоставало изящества, но образности было не занимать. Макс поморщился, а Жаклин с трудом поборола внезапное желание отхлестать это красивое лицо — и приняла решение: мытьем или катаньем, но она заставит мерзавку надеть платье.

— Я отлично все понимаю, — кротко заговорила она, присаживаясь на кровать рядом с обезумевшей Королевой Любви. — И восхищаюсь вашей чуткостью. Вы считаете, что было бы бестактно надеть платье, которое, несомненно, станет самым красивым туалетом на балу. Все будут вам завидовать. В мире есть только одно такое же платье, и оно хранится в музее. Да, вы совершенно правы, отказываясь выставлять себя напоказ.

На лице Валентайн проступило озадаченное выражение. Жаклин легонько похлопала по изящной ручке с розовыми ноготками:

— Да, дорогая, я согласна. Но кто-то все же должен его надеть. Наша дорогая Хэтти права, подруги Лори были бы рады такому знаку внимания. Особенно если Хэтти выступит с короткой прочувствованной речью. Перед приходом к вам я как раз говорила об этом с девочками. И реклама получится... Интересно, оно подойдет Сьюзен? У вас, по-моему, один размер...

— Сьюзен, — повторила Валентайн. — Та девица, с которой у Виктора шуры-муры? Приземистая училка?

— Почему же приземистая? — удивилась Жаклин. — У нее очень милая фигурка, хотя, конечно, и не такая чудесная, как у вас. В лиф придется подложить ваты — для этого платья необходима красивая грудь и плечи, которые выгодно ее подчеркнут. Но, думаю, я сумею подогнать. Можно забрать с собой?

— Нет! — Валентайн вскочила. — Я не знаю... — Метнувшись к соседней кровати, она робко коснулась пальчиком кружевной оборки.

— Надо же, целиком кропотливая ручная работа! — вполголоса восхитилась Жаклин. — Теперь такого днем с огнем не сыщешь. Пожалуй, какой-нибудь французский кутюрье и смог бы его скопировать, но за какие деньги! Тысячи, сотни тысяч долларов!

Валентайн провела рукой по лифу. «И почему я раньше не замечала, — подумала Жаклин, — до чего у нее цепкая ладошка — словно изящная клешня».

— Я пока не решила, — выдавила мисс Валентайн. — Возможно...

— В общем, дадите мне знать. — Жаклин поднялась. — Мне бы хотелось получить платье не позднее пяти часов. Чтобы подогнать его для Сью, уйдет немало времени.

Ответа она не дождалась. Макс улыбнулся и, встретившись глазами с Жаклин, подмигнул.

Вообще-то Жаклин рассчитывала поговорить с Валентайн наедине, но уже поняла, что не стоит и надеяться.

— Не могли бы вы мне помочь? — робко заикнулась она. — Я была бы так благодарна за совет.

— Что? — вздрогнула Валентайн. — Я? Вам?

— Ну да. Видите ли, я пишу книгу и никак не могу подобрать название. По-моему, от названия многое зависит. А ваши — такие удачные, все как на подбор.

— Спасибо, — рассеянно поблагодарила маститая писательница и вновь взглянула на платье.

— Я тут придумала одно, но хотела посоветоваться с вами...

— Валери! — резко бросил Макс.

— Что? Ой... извините, миссис Кирби. Вы хотели...

— "Вернуться в Карфаген", — перебила Жаклин. — Вот такое название я придумала. Конечно, это цитата...

— Не пойдет. — Тетушка Хэтти покачала головой. — Нужно, чтоб было больше...

— Страсти? — подсказала Жаклин. — Спасибо, Хэтти. Мисс Валентайн, а вы как думаете?

— Я согласна с Хэтти. Это довольно невыразительное название, миссис Кирби. Вы не обижайтесь...

— Нет-нет, никаких обид! Я очень ценю ваше мнение. И кстати, переходя к другим, более важным делам, я хотела задать несколько вопросов. Можно?

Макс с Хэтти, не сговариваясь, шагнули к ней и взяли под белы руки.

— Нашей девочке надо отдохнуть, — проворковала Хэтти, а Макс добавил:

— В гостиной нам будет гораздо удобнее, Жаклин.

Они покинули Королеву Любви, которая задумчиво разглядывала бутоны хризантем на розовой ткани.

— Полагаю, разговор пойдет о... об этой девочке, — начал Макс, закрывая дверь. — Мне не хотелось напоминать об этом Вэл и сводить на нет вашу отличную работу. Очень ловкий ход, Жаклин.

— Да, — нехотя согласилась Хэтти. — Спасибо вам.

— Но это не было хитростью. Если мисс Валентайн откажется надевать платье, мне бы хотелось его забрать. Не выбрасывать же в канаву!

— О, этого мы не допустим! — заверила ее Хэтти.

В том, что не допустит, Жаклин не сомневалась. Еще бы — теперь, когда старушенция узнала стоимость наряда в звонкой монете!

— Я хотела спросить насчет вчерашнего звонка Лори.

— Меня не было весь вечер, — отмахнулась Хэтти. — Так что мне нечего сказать.

— В котором часу вы вернулись?

— Кажется, около часа. Я... Эге! К чему это вы клоните, милочка?

— Лори была убита между полуночью и часом. С кем вы провели вечер?

— Черт возьми! — взревела Хэтти.

Макс торопливо зажал ей рот ладонью.

— Идиотка! — произнес он негромким, ровным голосом. — Хотите, чтобы вас услышала Валери?

Старушка нахохлилась, но утихла. А Жаклин поздравила себя с тем, что в который раз низверглась с высот одобрения в зияющую бездну презрения тетушки Хэтти, — но не слишком огорчилась.

— Девочка стала случайной жертвой насилия, характерного для нашего общества, — сказал Макс. — Именно так заявил нам лейтенант О'Брайен.

— В самом деле? Как интересно. А он спросил, где вы были прошлой ночью, Макс?

— Здесь, и рано лег спать, как и мисс Валентайн. Даже не слышал, как вернулась Хэтти.

— Ясно.

Мнение Жаклин об уме этого маленького человечка выросло еще на одну зарубку, когда он даже не попытался возмутиться ее намеком. Вместо этого мрачно добавил:

— А насчет звонка Лори — по-моему, я все уже рассказал. Если помните, я вам позвонил сразу же.

— Очень признательна. А что именно она говорила?

Но Максу нечего было добавить к тому, что он поведал раньше. Сначала Лори позвала тетушку Хэтти, а узнав, что наставницы нет, попросила позвать мисс Валентайн.

— Вэл, разумеется, не захотела с ней разговаривать, а я не видел резона ее уговаривать, девчонка еле языком ворочала, в буквальном смысле слова. Я передал ей, что вы пытаетесь с ней связаться, а она ответила... в общем, выругалась. Потом забубнила что-то насчет платья, которое сшила для мисс Валентайн; признаться, для меня все это звучало бы китайской грамотой, даже будь она в себе, — какие-то вытачки, проймы... Я упорно спрашивал, где она находится. По-моему, Лори назвала Виллидж, но могу ошибаться.

Тетушка Хэтти нарочито уставилась на свои часы:

— Прошу меня извинить, миссис Кирски, но я опаздываю на семинар...

— Ухожу, ухожу. — Жаклин неспешной походкой двинулась к двери, а Макс, как заведенный, рассыпался в благодарностях. Уже взявшись за дверную ручку, она остановилась, будто осененная внезапной мыслью. (Этот трюк она взяла на заметку из своего любимого детективного сериала и давно мечтала опробовать его на практике.)

— Кстати... а что сталось с графом Девонбрукским?

— С кем, с кем? — озадаченно переспросила Хэтти.

5

— Кем, говоришь, ты будешь?

— Арабской принцессой, — улыбнулась Джин. — В моем последнем романе речь шла...

— Ах да! «Раб страсти».

Костюм, разложенный на кровати Джин, состоял главным образом из розового шифона — или его дешевой имитации. Жаклин с сомнением оглядела прозрачные шаровары, символический лиф, расшитый блестками, и груду розовой вуали. Затем перевела скептический взгляд на тощую фигуру подруги.

Джин покраснела.

— Естественно, вниз я надену боди. И колготки — знаешь, такие, с трусиками?

Жаклин попыталась представить этот ансамбль, возможно вкупе с блузкой, если Джин застесняется, — и воображение услужливо разгулялось.

— Вечно ты критикуешь мои наряды! — обиделась Джин, без труда прочтя ее мысли. — А сама что наденешь?

— Пока не решила.

Джин отвернулась к кровати и сделала вид, будто взбивает вуаль. Затем хитро глянула через плечо на Жаклин:

— Дорогая, а спутник у тебя есть или идешь одна?

Прислонившись к стене, Жаклин сложила руки на груди.

— Джеймс заходил, да?

— Ну да, совсем недавно. Ты же не против, правда, Джекки? Мне бы не хотелось похищать твоего кавалера.

У Жаклин язык чесался ответить: «Неужели?» — но, вспомнив студенческие годы, она решила, что сама в долгу перед Джин. И не такая она стерва, чтобы рассказывать подруге, как пришлось уламывать Джеймса стать ее эскортом. Но уж если Джин позволит себе еще подобные колкости...

— Я иду с О'Брайеном, — сообщила Жаклин.

— С полицейским? — Глаза Джин широко распахнулись. — Ну... э-э... он довольно мил.

— Угу, как гремучая змея. И лично я сомневаюсь, что он посещает подобные мероприятия удовольствия ради.

Она ждала, что столь зловещий намек вызовет у запуганного кролика писк и конвульсии, но Джин напряглась.

— Никак не откажешься от своей версии насчет убийства? Право, Джекки, пора уже повзрослеть и бросить играть в детские игры. По словам О'Брайена, полиция считает, что Дюбретта умерла от сердечного приступа, а Лори убил грабитель...

— О'Брайен был здесь? Утром?

— По-моему, с его стороны было очень любезно заглянуть, чтобы меня успокоить.

Жаклин заскрежетала зубами. Пока что О'Брайен всюду опережал ее. Любопытно, он задает те же самые вопросы, что и она, или же идет другим путем? Оба вели к одной и той же цели, и Жаклин ни на миг не усомнилась, что О'Брайен столь же прямодушен, как она сама.

— Полиция, может, и считает, но только не О'Брайен! Он весьма хитер, Джин. Будь с ним осторожна.

— Мне не о чем тревожиться. — Джин закрыла вуалью пол-лица и разглядывала себя в зеркало. — Мне нужно... — Выплюнув забившуюся в рот вуаль, она продолжила: — Нужно поярче нарисовать глаза. Как по-твоему?

— Да, — откровенно подтвердила Жаклин. (Ресницы Джин были еще серее, чем ее волосы, а бледно-голубые глаза казались водянистыми.) И ехидно добавила: — Ты поэтому и выбрала такой наряд — чтобы спрятать лицо от вездесущих репортеров?

— Ну что ты! — Джин продолжала любоваться своим отражением, прилаживая вуаль и так и сяк. — Это меня больше не волнует.

— В самом деле?

— Да. Абсолютно не волнует. — Голос Джин звучал нежно и мечтательно. — Все уладилось, больше не о чем тревожиться.

6

Перед уходом Жаклин выяснила, что накануне вечером Джин также вернулась рано. По крайней мере, она так утверждала. Джин жила в гигантском отеле-муравейнике и вполне могла, прихватив ключ от номера с собой, незаметно пройти в любое время.

Следующим пунктом программы Жаклин был роскошный, хотя и несколько обветшалый особняк, где Бетси прожила всю свою жизнь. Вокруг высились офисные здания, и это соседство создавало любопытный эффект: казалось, дом Бетси вжался в землю в страхе быть раздавленным. М-да, раньше тут, конечно, было попросторнее, но сам дом, по прикидкам Жаклин, тянул на кругленькую сумму.

Ее надежда, что хотя бы здесь она опередила О'Брайена, рассеялась, едва Бетси открыла дверь.

— Так-так, вот и третий мушкетер. Всего чуть-чуть разминулась с лейтенантом.

— Скорее уж три всадника апокалипсиса.

— По-моему, их было четверо.

— Тебе напомнить, кто был четвертым? — Следом за хозяйкой Жаклин прошла в холл. Чудесную старинную мебель покрывал толстый слой пыли, а в лиможской люстре тускло мерцала единственная лампочка — остальные перегорели.

— Пиво будешь? Или, может, еще чего-нибудь? — радушно предложила Бетси.

— Нет, спасибо. Я на минутку, поговорить.

— Тогда пошли наверх. Хочу тебе кое-что показать.

— Честно говоря, я удивлена, что ты по-прежнему здесь обитаешь. — Жаклин брезгливо отдернула руку от липких перил. — Почему не снимешь квартирку в Виллидже или еще где?

— Веришь или нет, но здесь дешевле. Все расходы оплачивает страховой фонд. А значит, большую часть своих доходов я могу отдавать ЖОПСам и прочим организациям, в которых состою. Если бы я переехала, пришлось бы платить за квартиру. Знаешь, сколько стоит жилье на Манхэттене?

— Так этот дом не твой? — заинтересовалась Жаклин.

— Мой, конечно. Но продать его я не могу. — Бетси хмыкнула. — Мама с папой были невысокого мнения о моем благоразумии, не говоря уже о политических взглядах. Свободных денег у меня нет, капиталом управляют разные фонды. Да так оно, пожалуй, и к лучшему. Возиться с деньгами — это такая тоска, правда?

— Не знаю, — печально отозвалась Жаклин.

Распахнув дверь, Бетси провела гостью в спальню — скромную, если не сказать аскетичную. Мебель, вероятно, перетащили сюда с чердака, где в былые времена обитала какая-нибудь горничная. Железная кровать, дешевый сосновый комод, два стула, стол, самодельные книжные стеллажи, забитые книгами в бумажных переплетах, — вот и вся обстановка. Ах да, еще голый пол. Жаклин не знала, грустить или злиться, — похоже, эмоциональное развитие Бетси остановилось в шестидесятые годы.

Но тут Бетси достала кое-что из стенного шкафа, и Жаклин застыла, приоткрыв от изумления рот. Не часто ее заставали врасплох.

Бетси держала наряд в высоко поднятых руках, чтобы подол не касался пыльного пола.

В сравнении с туалетом, созданным Лори для Валери Валентайн, одеяние казалось почти простеньким. Однако блуза из гофрированного шелка и прямая юбка не оставляли сомнений в имени модельера.

— Фортуни! — восхищенно выдохнула Жаклин. — В Институте костюма я видела нечто подобное, правда коралловое, а не бирюзовое, но...

— Знаю, сама вчера вечером видела. А потом вспомнила, что у мамы было такое. Пришла домой и вырыла его с самого дна сундука на чердаке. Сорок лет пролежало скомканным, а можно подумать, будто только что из чистки-утюжки.

— Эти чудесные складки — один из фирменных знаков Фортуни.

Когда совсем недавно Жаклин восхищалась копией творения Уорта, то всего лишь оценила по достоинству мастерство художника. Но чувство, овладевшее ею сейчас, можно было назвать жаждой — нет, скорее вожделением. А как божественно это платье смотрелось бы на ней! Жаклин помнила мать Бетси — красивую женщину, обладавшую безукоризненным вкусом; неряшливая одежда дочери доводила ее до безумия. Миссис Маркхэм была примерно одного роста с Жаклин. А этот цвет, на фоне ее огненно-рыжих волос, будет просто...

Жаклин судорожно сглотнула:

— Сколько ты за него хочешь?

— Я не собираюсь продавать мамины вещи! — Бетси явно была шокирована. — Вообще-то я решила надеть его сегодня на бал. Что скажешь?

И приложила к себе платье.

Жаклин покосилась на массивную бронзовую этажерку со стопкой любовно-исторических романов и невольно задалась вопросом, случалось ли кому-то убивать из-за платья. Юбка от Фортуни была длинновата Бетси — подол волочился по полу. Ее мальчишеская фигурка хорошо впишется в строгие линии, но эти общипанные седые космы и костлявые веснушчатые руки...

Усилием воли она отогнала фривольные мысли и сосредоточилась на серьезных делах, с которыми и пришла.

— Не знала, что ты собралась на бал.

— Да вот, подумала — почему бы не сходить? Правда, кавалера у меня нет. Попросила было О'Брайена, но он сказал, что занят. А как насчет твоего дружка профессора?

— Он будет с Джин. — Жаклин присела на кровать. Оба стула были заняты — на одном валялись драные джинсы, на другом — бюллетени, призывающие присоединиться к маршу протеста в Вашингтон с неясными целями.

— Черт. Ну и ладно. Слушай, а что, если я пойду с тобой? Мы и раньше так делали.

Жаклин взвесила все «за» и «против». В обеих чашах весов присутствовала реакция О'Брайена на компанию Бетси. Поразмыслив, она решила — так ему и надо, а вслух сказала:

— Отлично. Приходи в отель в полвосьмого, там и оденемся. И вот еще что...

— Да? — Бетси пыталась разглядеть себя в маленьком зеркальце над комодом.

— Не делай ничего с платьем, пока я не увижу его на тебе, — взмолилась Жаклин. — Я сама все подгоню. Не вздумай даже торчащую ниточку отрезать. Обещаешь?

— О'кей.

Жаклин облегченно вздохнула. Бетси была человеком слова. Хотя в принципе вполне могла взять ножницы и обрезать бесценную ткань по колено, если в мешалась. При этой мысли Жаклин содрогнулась.

Наблюдая, как Бетси приседает и изгибается в тщетных попытках обозреть целиком свою фигуру в зеркальце площадью шесть квадратных дюймов, она заметила:

— Признаться, все эти годы я и не подозревала, что тебя интересуют шмотки. По-моему, и в платье-то никогда тебя не видела — не считая того отвратного маскарада на коктейль-вечеринке. Ты что, влюбилась? Или распрощалась с феминизмом?

— Одежда не имеет отношения к феминизму, — снисходительно пояснила Бетси. — Нет никакого противоречия между борьбой за права женщин и стремлением хорошо выглядеть.

Поскольку этот очевидный факт был известен Жаклин уже двадцать лет, трудно было не согласиться. Но тем не менее стоило поискать причину у столь резкой смены взглядов.

— И все-таки, почему именно сейчас? Вроде бы романтические балы тебя никогда не привлекали.

— Это мой последний шанс раздобыть компромат на Хэтти-четвертак и прочих свиней! — бойко ответила Бетси, явно считая объяснение исчерпывающим. — В конце концов, Дюбретта так и не нашла того, что искала, верно? В газетах не появилось никаких разоблачений.

— Если она что и нашла, все сгинуло. — Вдаваться в подробности Жаклин не видела смысла, Очень похоже на Бетси — даже не стала допытываться, почему Лори на нее напала. Безумные люди совершают безумные поступки — вот и все.

Но подобное отсутствие любопытства могло объясняться и иначе. Интересно, подумала Жаклин, пришло ли это в голову О'Брайену? Наверняка пришло, от него мало что ускользало. Но относиться к этому всерьез не хотелось. Да, Бетси значилась в ее списке подозреваемых, но только ради проформы, чтобы придать работе завершенность.

Бетси незачем было похищать блокнот Дюбретты.

Бетси не могла быть тем неизвестным злодеем, что толкнул ее на мостовую. У нее иная специализация — бить людей по голове плакатами.

Продолжая разглядывать себя в зеркало, Бетси произнесла уже другим, более серьезным тоном:

— Знаешь, мне бы хотелось узнать, за чем она охотилась. И не только потому, о чем ты думаешь. Мне нравилась Дюбретта.

— Мне тоже, — искренне сказала Жаклин.

7

Оставалось нанести последний визит — Виктору фон Дамму. Утомленное светило только что покинуло последний симпозиум — из тех, на которых ведущие издатели любовно-исторических романов распинаются насчет своих былых успехов и грядущих планов. Жаклин выдернула Джо-Виктора из толпы и объявила, что хочет с ним поговорить.

— Пойдемте ко мне в номер, — предложил тот, ероша волнистую смоляную шевелюру и с неприязнью косясь на обступивших его поклонниц. — Только там я могу рассчитывать на минуту покоя.

Жаклин приветливо помахала благовоспитанной даме из Бостона, с обожанием взиравшей на своего кумира, и поспешила за Виктором.

— Ведут-то себя как прилично, — подивилась она. — Пуговицы от вашей рубашки не отрывают, локоны на память не срезают. Так на что же вы жалуетесь? По-моему, обожание толпы — это часть сделки.

— Они все время на меня пялятся! — истерично воскликнул Джо. — Зависнут — и таращатся. Стоит мне зайти в бар, а за соседним столиком уже трое-четверо из их компании. Сидят и пялятся, пялятся, пялятся!

— А чего вы хотели, разгуливая в таком туалете? — Просторная белая рубашка Виктора была явно не первой свежести. — У вас нет другой рубашки? — не без ехидцы спросила Жаклин.

— Хэтти — скряга, не желает тратиться на лишние наряды, — усмехнулся Виктор. — Ну вот мы и пришли. Прошу.

Его апартаменты являли собой яркий пример скупости тетушки Хэтти. Поскольку развлекать поклонниц и издателей от Джо не требовалось, номер ему достался самый обычный, однокомнатный, — ни гостиной, ни бара, только спальня. Он двинулся прямиком к чемодану и достал бутылку.

— Выпьете со мной?

Жаклин покачала головой. Джо-Виктор откупорил бутылку и поднес к губам.

— Высший класс! Валяйте в том же духе, скоро превратитесь в алкоголика. Вы и без того уже мошенник, лицемер, обманщик...

— Вы не понимаете. — Джо заткнул горлышко и поставил бутылку на стол. — В том-то и суть: сегодня последнее явление публике Виктора фон Дамма. Все, конец!

— В самом деле?

— Ей-богу, я серьезно. — Он плюхнулся в кресло. Угрюмая маска потихоньку сползала с красивого лица, и из-под нее робко проглядывал Джо Кирби. — Странное дело, — продолжал он уже голосом Джо, более высоким и неуверенным, — чем ближе к развязке, тем труднее мне держаться. Казалось бы, проведя в этом дерьме два года, мог бы потерпеть еще несколько часов.

— Возможно, вас терзают мысли о близкой кончине, — предположила Жаклин.

Джо печально посмотрел на нее.

— Не любите вы меня, миссис Кирби, верно?

— Я вам не доверяю. Вы слабак, Виктор-Джо, — безвольный, нерешительный, ненадежный. Водите Сьюзен за нос, обращаетесь с ней словно с марионеткой — дергаете то вверх, то вниз. У вас не хватает пороху осуществить свои благие намерения. С чего бы мне верить, что на сей раз вы говорите серьезно?

— Все изменилось. Хэтти согласилась меня отпустить.

— Понятно, — Голос Жаклин источал сарказм. — А все это время вы, стало быть, боролись, пытаясь вырваться из паутины. Этакая беспомощная мушка в лапах паука.

— Контракт хуже паутины, — вздохнул Джо. — Видели бы вы эту бумажку, миссис Кирби. Она обязывает меня до конца жизни выполнять все, что пожелает дорогая Хэтти.

— Зачем же вы его подписали?

— Я был на мели. — И, помолчав, мрачно добавил: — А еще я был глуп.

— М-да... — отозвалась Жаклин чуть мягче, и Джо нерешительно поднял глаза.

— Миссис Кирби, честное слово, я твердо намерен выйти из игры. Имя фон Дамма принадлежит Хэтти. К написанию книг я никогда не имел никакого отношения, я всего лишь наемный актер. К следующему публичному показу она запросто найдет кого-нибудь другого на роль Виктора.

— Вашего двойника, что ли? — с сомнением протянула Жаклин.

Затем ее глаза задумчиво сузились, а очки поползли к кончику носа. Джеймс без труда распознал бы эти симптомы — буйная фантазия Жаклин взялась за работу.

— Знаете, что можно сделать? — предложила она. — Виктор фон Дамм мог бы умереть. Героически. Спасая девушку от насильников или ребенка из-под колес автомобиля...

Джо отшатнулся:

— Ну уж...

— Да нет же, на самом деле вам не придется умирать. Просто пустить такой слух. А затем тетушка Хэтти могла бы раскопать целый сундук рукописей Виктора фон Дамма и издавать себе потихоньку, одну-две в год — в черных переплетах и с какой-нибудь стильной ремаркой вроде «Памяти Виктора посвящается». Виктор фон Дамм мог бы стать поистине культовой фигурой, идолом. Только поглядите, что случилось с Валентино, Джеймсом Дином и Элвисом Пресли. Скорбящие дамы в траурных одеждах толпами осаждали бы вашу могилу. В сувенирных киосках нарасхват шли бы ваши книги и локоны — их запас вы бы время от времени пополняли (будьте уверены, она вам заплатит), пузырьки с водой, которой омывали ваше истерзанное, окровавленное тело...

— Боже правый! — ахнул Джо. — Миссис Кирби, да вы еще хуже Хэтти! В жизни не слышал большей мерзости... Неужели сработало бы?

— Вы еще спрашиваете! — Творческая энергия переполняла Жаклин. — Да это был бы величайший рекламный трюк века. Знаете, я, пожалуй, продам эту идею Хэтти. И заставлю ее раскошелиться.

— Но вам не обойтись без трупа, — смущенно заметил Джо. — Не бывает геройской гибели без тела героя.

Жаклин отмахнулась:

— Это не проблема. Могу с ходу предложить три-четыре варианта, а я ведь еще не начинала как следует над этим думать. Итак... Виктора похитили, когда он спасал невинную девушку из лап бандитов. Тело так и не нашли. А вместо могилы мы бы построили кенотафий. Или же он прыгнул за борт корабля вслед за упавшим ребенком и утонул. Мог сгинуть в какой-нибудь «горячей точке»... Безутешная Хэтти опознает труп... Господи, Джо, возможности поистине безграничны!

— Вы меня пугаете.

— Хэтти была бы круглой идиоткой, если бы не ухватилась за эту идею! И тогда вы соскочили бы с крючка — если в самом деле этого хотите.

— Хочу! Мы со Сью решили пожениться.

Жаклин с трудом оторвалась от грез о геройской кончине Виктора фон Дамма.

— В таком случае я поговорю с Хэтти. Но при одном условии. Я могу понять, как вы угодили в ее лапы, хотя и считаю вас тряпкой, раз так долго терпели. Также я могу понять, почему вы не хотели, чтобы Сьюзен с ней путалась. Чего я не понимаю — так это ваших колебаний. То вы открыто бунтуете против старой ведьмы, а затем она дергает за леску — и вы при ней. Только ли контракт виноват в вашем раболепстве? И почему она передумала и отпустила вас?

— Никогда не знаешь, что у Хэтти на уме, — угрюмо буркнул Джо. — Но, по-моему, больше всего ее волновала эта конференция. А для меня она оказалась последней каплей. Я и раньше показывался на публике — ток-шоу, встречи с читателями, раздача автографов и все такое. И вроде бы ничего. Все равно что в спектакле участвуешь — пару часов на сцене, а потом снимаешь грим — и домой. Но здесь все иначе. Хэтти ни на минуту не оставляла меня в покое. А потом я познакомился со Сью. Она такая искренняя, такая невинная, в ней нет ни капли притворства. Именно она, сама того не ведая, помогла мне понять всю эту пошлость и убожество...

Теперь Жаклин поняла, почему Джо не привлекали к созданию опусов Виктора фон Дамма. Даже по сомнительным меркам любовно-исторического романа его стиль был вялым и бесцветным.

— Ладно, попробую помочь, — пообещала она. — Вообще-то, Джо, я пришла, чтобы кое о чем вас спросить. Вы сегодня виделись с лейтенантом О'Брайеном?

— Да, он был здесь пару часов назад. Что-то не так, миссис Кирби?

Жаклин расцепила крепко стиснутые зубы:

— Да н-нет, ничего. Он сказал вам про Лори?

Джо кивнул:

— Мне очень жаль. Бедняжка, видимо, совсем тронулась, раз вздумала разгуливать по парку в темноте. Но может, для нее так лучше. Судьба к ней не слишком благоволила.

— Хм... О'Брайен спрашивал, где вы были вчера вечером?

— Я был со Сью. Наверное, вы лучше меня знаете, когда она вернулась. Мы часов не наблюдали. — При виде серьезного выражения лица Жаклин мечтательная улыбка Джо померкла. — О'Брайен сказал, что она стала жертвой обычного грабителя. Это так?

— Нет. Лори убил тот, кто расправился с Дюбреттой Дюберстайн.

Лицо Джо сделалось пепельно-серым.

— Вы шутите...

— Такими вещами я не шучу.

— Да, но... о боже. — Джо закрыл лицо руками. — Вы только что бросили меня обратно в паутину, — пробормотал он.

— Каким образом?

— Этим-то меня Хэтти и держала. — Джо поднял голову. — Помните, как она пыталась извлечь рекламную выгоду из смерти Дюбретты? Попытка не удалась — пресса не клюнула на идею, будто намеченной жертвой была Валери Валентайн. Тогда Хэтти отказалась от затеи с убийством. Я думал, что это был не более чем рекламный трюк. Но она сказала мне, что перед смертью Дюбретта прямо обвинила Сью.

— Что?!

— Что она обвинила Сьюзен... — устало повторил Джо. — Вы ведь тоже слышали ее последние слова. Дюбретта прошептала имя Сью. Хэтти грозилась сообщить в полицию, если я стану ей перечить.

— Бога ради!.. — Жаклин заметила тень Виктора фон Дамма, благородно приносящего в жертву свою честь ради спасения дамы сердца. Она не знала, веселиться ей или язвить. — Дорогой Джо, большего идиотизма я в жизни не слышала. Даже если Дюбретта и произнесла имя Сью — а я не уверена, что именно она сказала, хоть и была к ней ближе всех, — у Сьюзен не было никаких причин желать ей зла. Надо совсем выжить из ума, чтобы всерьез отнестись к такому обвинению.

— Наверное, вы правы, — вздохнул Джо, отгоняя призрак Виктора фон Дамма. — Но у Сью были основания желать смерти мисс Валентайн — во всяком случае, некоторые могли так решить. Говорю же, миссис Кирби, вы не представляете, что значит иметь дело с Хэтти Фостер. Она словно вас гипнотизирует, понимаете? Вы доходите до такого состояния, что верите всему, что она говорит.

— Странно. На меня она оказывает обратное воздействие. Я дошла до того, что не верю ни единому ее слову.

— Похоже, я вел себя как последний дурак.

— Похоже.

— А теперь вот вы говорите, что Дюбретту убили. — Джо потряс головой. — Не знаю, что и делать.

— Для начала перестаньте верить всему, что слышите! — Жаклин встала. — Ну, мне пора.

Джо удивленно посмотрел на нее:

— Вы хотите сказать, что и вам нельзя верить?

— Запомните вот что. — Жаклин назидательно подняла вверх палец. — Сегодня вечером много чего произойдет. Будьте начеку. Последите за Сью. И будьте готовы сделать все, что я вам скажу.

Она вышла, а Джо продолжал зачарованно глазеть на то место, где только что был ее указательный палец. И впрямь мечта гипнотизера. Немудрено, что тетушка Хэтти так легко им помыкала. Но для Сьюзен это даже к лучшему: чуть-чуть сноровки — и девушка сможет вертеть им как захочет. Джо являл собой яркий пример того, как обманчива бывает внешность. За атлетическим фасадом супермена-мачо пряталось мягкое, податливое, наивное существо, отчаянно нуждавшееся в человеке, который твердо и нежно обратил бы его на путь истинный.

Жаклин была донельзя довольна своим планом расправы с Виктором. По сути, она считала его гениальным. Эх, если в ее посетило столь же гениальное озарение по поводу реальных убийств! В головоломке отсутствовало одно, самое важное звено, и хуже всего было то, что она почти нашла ответ. Что-то маячило в подсознании, словно знакомое слово, которое никак не можешь вспомнить. И чем упорнее Жаклин пыталась поймать ускользающую мысль, тем дальше та забивалась.

8

Вернувшись к себе в номер, Жаклин услышала из-за двери ванной шум душа. Рассудив, что Сьюзен еще долго будет прихорашиваться, она решила заняться делом. Набросив старый павлиний халат, пристроила обе подушки в изголовье кровати, любовно разложила на тумбочке гамбургер в промасленной упаковке, горчицу, кетчуп, два шоколадных батончика, яблоко, пачку сигарет и зажигалку, пристроила два картонных стаканчика с кофе. Затем достала из сумки тетрадь и ручку. Совсем запустила она свой роман, однако. Ну да ничего — теперь, когда остальные проблемы улажены... Вроде бы она все просчитала — ну, или почти просчитала... И беспокоило ее не то, как поступить с полученными сведениями, а согласится ли О'Брайен участвовать в ее затее.

Впрочем, что толку сейчас ломать над этим голову? Жаклин надкусила гамбургер, размазав горчицу по подбородку, и принялась писать.

Когда Сьюзен выпорхнула из ванной, Жаклин уже приканчивала шоколадный батончик, строча не переставая.

— Ой! — обрадовалась девушка. — Ты вернулась.

Жаклин на миг оторвалась от писанины. На Сью был махровый халат, на голове розовые бигуди, а лицо густо вымазано каким-то месивом. Она смахивала на туземную знахарку.

Не потрудившись ответить, Жаклин вернулась к своему творчеству. Сью бочком подобралась к ней и заглянула через плечо. Спустя некоторое время она робко пробормотала:

— По-моему, мамонты и медные орудия труда существовали в разные эпохи.

— Уна только что открыла медь, — не поднимая глаз, буркнула Жаклин.

— Ах да! — Сью прочитала вслух: — «Уна открывает медь».

— Потом объясню, — рассеянно добавила Жаклин. — Давай помолчим, а? Хочу закончить главу.

Исписав еще две страницы, она поставила в конце фразы огромный восклицательный знак, захлопнула тетрадь и, потянувшись за сигаретой, заметила:

— Больно радужный у тебя вид.

Трудно было точнее описать эмоциональное состояние Сьюзен, но вот как Жаклин это углядела — большой вопрос. Лицо девушки было наглухо заштукатурено коричневой маской. Присев на соседнюю кровать, она загадочно посмотрела на Жаклин сквозь целебную грязь.

— Ты весь день где-то ходишь, вот я и не успела тебе сказать... Угадай, что случилось?

— Вы с Джо решили пожениться, — беспечно ответила Жаклин.

— А... Ты что, виделась с Джо?

— Час назад. Кажется, мы придумали, как вырвать его из когтей Хэтти.

— Правда? Но он говорил, что Хэтти согласилась...

— Поверил ягненок волку — у Хэтти семь пятниц на неделе. Но моя идея придется ей по душе. Сью, ты соображаешь, что делаешь? Ты знакома с этим человеком всего несколько дней.

— Ну прямо как моя мамочка, — расхохоталась девушка.

— Черт.

— Да нет, мне даже нравится.

— Ты неправильно меня поняла.

— У меня никаких сомнений. Джо просто замечательный! Мы полетим домой вместе, он познакомится с моими родителями и поищет место учителя в начальной школе. — Сью восторженно перевела дух. — Подумать только, еще позавчера я жалела, что приехала на конференцию.

— А что будешь делать со своей книгой?

— Я рада, что ты спросила, потому что хотела узнать твое мнение. — Торжественный тон в сочетании с сиянием ярко-голубых глаз в просветах грязевой маски были до того комичны, что Жаклин с трудом удержалась от смеха. А Сью продолжала: — Я решила сама выбрать название. И выброшу все куски, которые меня вынудил вставить редактор. Ну, знаешь, эпизоды...

— "Клубничку"? — подсказала Жаклин.

— Да. Сама я такого в жизни бы не написала, А если не смогу продать рукопись — что ж, все равно не стану угождать порочным вкусам.

— Приятно слышать.

Вот порадуется Бетси — в ее полку прибыло.

— Я рада, что ты со мной согласна. — Сью скользнула взглядом к тетрадке Жаклин, но не стала пенять ей на непоследовательность: уж в ее рукописи «клубнички» хватало с избытком.

Жаклин, со своей стороны, умолчала о мрачных событиях, которые, по ее расчетам, должны случиться вечером. Зачем портить девочке удовольствие? Жаклин никогда всерьез ее не подозревала. Сьюзен была героиней, а Жаклин всегда обижалась на авторов детективных романов, которые делали преступницей героиню, лишая таким образом читателей хеппи-энда, которого те по праву ждали.

Только она затолкала в рот остаток шоколадки, как зазвонил телефон.

— Авво, — прочавкала она в трубку.

— Это кто?

Жаклин проглотила:

— Я, кто же еще. Джеймс?

— Разумеется, кто же еще.

— Ну?

— Все пробы отрицательные.

— Что?

— Все пробы...

— Не глухая. А что он искал?

— Ну как обычно — стрихнин, мышьяк, синильную кислоту...

— Джеймс, садовая голова! Всего этого и быть там не могло. Разве ты не помнишь симптомы Дюбретты?

— Не помню, поскольку ничего не видел, и тебе это отлично известно. Если ты знала, что этих ядов там не было, почему не сказала мне? Держишь меня за дурака!

Утверждение было не лишено оснований, но Жаклин решила, что сейчас не время для пререканий.

— Важно было исключить все возможности, — туманно заявила она и, не давая Джеймсу спросить, какого дьявола имеет в виду, на одном дыхании продолжала: — Ты говорил с подозреваемыми?

— Алиби нет ни у кого.

— И это все, что ты можешь сказать?

— В общем и целом — да. И чтобы выяснить это, я угрохал полдня. Когда обходил их по первому кругу, никого не застал дома. Не понимаю, почему нельзя было просто позвонить?

— Я уже тебе объясняла почему. Когда задаешь вопросы, очень важно следить за выражением лица, интонацией и мельчайшими, едва уловимыми нюансами.

— Нюансы были слишком неуловимы для меня, — проворчал Джеймс. — Твою странноватую подружку-феминистку я отловил только ближе к пяти. Спросил, где она была вчера между полуночью и часом, а она рассмеялась и предложила мне бросить Джин и отправиться на бал вместе с ней.

— Что поделать, уж такой ты неотразимый, Джеймс. Что сказала Бетси?

— Что не видит причин, почему бы мне не пойти с ней.

— Я не о том. Где она была вчера ночью? — Не то чтобы ее это интересовало, но надо ж было Джеймсу почувствовать себя полезным.

— Сказала, что была дома, смотрела «Шоу Опры». Это ее любимая передача.

— А о чем там говорилось, спросил?

— Спросил, — самодовольно подтвердил Джеймс. — Более того, сверился потом с телепрограммой. Правда, она могла сделать то же самое. Или же видела "передачу, когда показывали в первый раз. Вчера был повтор.

— Молодец, Джеймс. Ты отлично поработал. Я тобой горжусь. Ну пока.

— Минутку! Ты не сказала...

— Мне срочно нужно позвонить, Джеймс. До встречи.

Разговор о Бетси напомнил Жаклин, что она кое о чем забыла, и по причинам, которые ох как не хотела признавать. Все в мире суета сует, сказал мудрец, и был он прав... Она была настолько очарована потрясающим костюмом Бетси, что напрочь забыла, зачем почтила подругу визитом. Возможно, это опять-таки ни к чему не приведет, но непозволительно пренебрегать ни одной ниточкой. Жаклин набрала номер Бетси.

К телефону долго никто не подходил, и Жаклин собралась нажать на рычаг, когда услышала, как на другом конце провода снимают трубку.

— Где тебя черти носят? — воскликнула она.

— На чердаке. Знаешь, в мамином сундуке еще столько всякой всячины! Я нашла веер, атласные тапочки — мне они, правда, малы, но...

— Ничего страшного, — оборвала ее Жаклин дрожащим от волнения голосом: ее ступни были на несколько размеров меньше, чем у Бетси. Все суета сует... — Забыла тебя кое о чем спросить, Бетси. Вчера ты сказала, что Лори, когда на тебя напала, что-то бормотала себе под нос, пока обшаривала твой рюкзак. Что она говорила?

— Неужели, думаешь, я помню? — возмутилась Бетси. — Знаешь, Джекки, когда тебе только что засветили в глаз, а на хребте сидят триста фунтов, возникают проблемы со слухом.

— Ну постарайся, — не отставала Жаклин.

— Так... Она говорила о Валери Валентайн — какая та милая, красивая и все такое. Это она сказала, как только меня ударила. Я попыталась встать, а она оседлала меня и начала сыпать оскорблениями. К примеру, назвала меня трусливым желтоклювым дятлом.

— Надо же!

— Забавно, до чего оскорбительны бывают некоторые названия пернатых, если применить их к человеку. Мало того что дятел, так еще желтоклювый. Видать, бедняжка переболела желтухой, с осложнениями на мозги. Еще она назвала меня желтобрюхой пиявкой. Желтый дом по ней плакал!

— Желтый... — повторила Жаклин.

— Ну все? А то мне надо переделать еще уйму дел, чтобы быть у тебя в полвосьмого. Пока, Джекки!

Бетси дала отбой. А Жаклин отрешенно сидела с трубкой в руке, пока не услышала монотонный механический голос: «Пожалуйста, повесьте трубку. Пожалуйста, повесьте трубку...»

Сьюзен забрала телефон из ее оцепеневших рук и поставила на место.

— Что случилось? — с тревогой спросила девушка. — Плохие новости?

— Новости... — пробормотала Жаклин. — Новости... Ей-богу, вот это новость!

Вскочив с постели, она сорвала с себя халат, молниеносно оделась и была уже на пути к двери, когда Сью пришла в себя:

— Ты куда? В чем дело? Я могу помочь?

Жаклин остановилась:

— Время. Сколько времени? — И бросила взгляд на часы, после чего они хором объявили:

— Пять двадцать пять.

— Библиотека, наверное, уже закрыта, — продолжала Жаклин. — Молись, чтобы хоть какие-нибудь книжные магазины работали! — И пулей вылетела из номера, оставив Сьюзен с открытым ртом.

9

Через сорок пять минут она вернулась преображенная: на губах играла довольная улыбка, глаза сияли.

— Все в порядке? — осторожно справилась Сью, Жаклин удивленно вскинула брови:

— Конечно. Почему спрашиваешь? — Бросив сумку на кровать, она с наслаждением потянулась, — Начну-ка я лучше собираться! Скоро на бал! Трам-там-там-там-там, пам-пам, пам-пам!.. — Под звуки «Венского вальса» она уплыла в ванную и закрыла за собой дверь.

* * *

Ровно в семь тридцать явилась Бетси с платьем от Фортуни, небрежно засунутым под мышку, и с бумажным пакетом в руках. Вид у нее был как у пышущей здоровьем нищенки после удачного набега на мусорный бачок.

Отобрав платье, Жаклин аккуратно повесила его на плечики, а Бетси тем временем извлекла из пакета свежие находки — пару чудесных атласных туфелек в тон платью, длинные белые перчатки (потрескавшиеся и пожелтевшие) и веер из страусовых перьев, по большей части облезших до остова. Веер и перчатки Жаклин откинула в сторону, невзирая на яростные возражения Бетси. После чего взяла в руки одну из туфелек.

. — Ты ведь не собираешься их надеть?

— Я подумала, может, отрезать мыски? — Из рюкзака Бетси выудила пару кусачек.

— Дотронешься до туфель — и я тебя зарежу, — на полном серьезе пообещала Жаклин. — Неужели тебе больше нечего обуть?

Бетси вытянула ногу в кроссовке. Жаклин застонала.

— Сью!

Из ванной высунулась Сью. Маску она уже смыла, один глаз был полностью готов: увлажняющий тон, тени, подводка, накладные ресницы.

— Привет, — несмело поздоровалась она.

— Салют! — жизнерадостно откликнулась Бетси. — Ты знаешь, что у тебя только один глаз накрашен?

— Какой у тебя размер обуви? — спросила Жаклин.

Гиблое дело — ножки Сью были такими же миниатюрными, как она сама, а у Бетси — широкие, как лопаты, должно быть от частых маршей по бескрайним американским дорогам.

— Пойдешь и купишь, — велела Жаклин.

— Магазины уже закрылись. — Бетси неуклюже плюхнулась на кровать. — А-а, наплевать, пойду в кроссовках.

От образного ответа Жаклин революционерку вмиг сдуло с кровати.

— У меня где-то были белые босоножки, — робко протянула Бетси. — Если найду...

— Иди и найди. — Жаклин подтолкнула ее к двери.

Бетси ретировалась.

— И что я так переживаю, не пойму! — патетически воскликнула Жаклин.

— Просто ты очень добрая и милая, — неуверенно ответила Сьюзен.

Жаклин так на нее зыркнула, что девушка тотчас снова скрылась в ванной. А когда появилась, второй глаз тоже был при накладных ресницах. Жаклин между тем трудилась над своим бальным платьем. Бантики и искусственные цветы только успевали отлетать в разные стороны. Когда она закончила, от платья осталась самая суть — простой лиф с узкими бретельками и пышная юбка; белый шелк, комбинированный с атласом, — очень стильно.

— Красиво, — похвалила Сью. — Но без всех этих штучек, которые ты отрезала, в нем не осталось ничего забавного.

— Мне не до забав, — буркнула Жаклин.

10

Изящная и восхитительная, в платье а-ля пастушка кисти Ватто, с посохом в руке и плюшевым ягненком под мышкой, Сьюзен упорхнула на встречу с Джо. Жаклин тем временем тщетно пыталась облагородить облик Бетси, которая напоминала трансвестита, ограбившего музей. Макияж только усугубил дело, что же до белых пластиковых босоножек — кроссовки не многим им уступали. Жаклин решила проблему — подтянула подол ровно настолько, чтобы Бетси об него не спотыкалась, прикрыв таким образом пляжную обувку, а излишки юбки собрала на талии. В итоге образовался бугор, который худо-бедно маскировала блуза. После чего без восторга оглядела творение своих рук.

— Но волосы, волосы! — проворчала она. — Кто тебя стриг, местный брадобрей садовыми ножницами?

— Но есть же парик. Помнишь, тот, что я надевала на коктейль?

— Какая пошлость! Минутку. Кажется, у Сью найдется то, что нам требуется.

К щипцам для завивки Бетси отнеслась с неожиданной покорностью, даром что Жаклин дважды прижгла ей шею. Выдернув из облезлого веера парочку перьев, Жаклин приколола их к черной бархатной ленте (также позаимствованной у Сью), которой и перевязала короткие кудряшки подруги.

— Не так уж плохо, — оценила она, заметно повеселев.

Похвалу она адресовала себе, любимой, но Бетси этого не ведала и с восхищением уставилась в зеркало:

— Здорово я выгляжу, правда?

— Отойди вон туда, в угол, и помолчи, — приказала Жаклин. — У меня на сборы осталось десять минут. О'Брайен наверняка явится тютелька в тютельку.

— О'Брайен? Ты идешь вместе с ним? С этим подлым шпиком? Да ты что! А почему он не сказал?

— Мы обе идем с ним. — Жаклин натянула платье через голову.

— Интересно, как он нарядится?

— Неужто не догадываешься?

Жаклин проворно уложила волосы в пучок на затылке. Томные локоны и кокетливые завитки обрамляли ее лицо в духе моды былых времен, правда, каких именно, Бетси затруднилась с ходу вспомнить. Прикрепив к лифу платья широкую голубую ленту, идущую наискось, от плеча к бедру, Жаклин довершила ансамбль, увенчав голову диадемой, инкрустированной горным хрусталем, которую утром приобрела в лавке старьевщика, после чего воскликнула:

— Voila!

— Императрица Евгения! — восхищенно прошептала Бетси. — Нет, погоди... кажется, знаю... Александра! Супруга Эдварда Седьмого.

— Отлично.

— В конце концов, по образованию я историк. Главное — волосы. У Александры тоже были рыжие волосы.

— Каштановые, — строго поправила Жаклин. — Ничего лучшего я наспех соорудить не могла. Ага, — встрепенулась она, когда раздался стук в дверь. — Однако же, вовремя. Это наверняка О'Брайен.

Она поспешила к двери, следом, путаясь в платье, засеменила Бетси, хихикая и строя догадки:

— Карл Второй? Лицо у него в самый раз — смуглое, насмешливое... Или Джордж Вашингтон? Вот бы поглядеть на него в белом парике!

— Ты на ложном пути, — бросила через плечо Жаклин и распахнула дверь.

О'Брайен вынул изо рта трубку, снял шляпу и церемонно поклонился. Шляпа была войлочная, настоящая охотничья, а тяжелое пальто с капюшоном доходило ему до середины икр.

— Могло ли быть иначе? — риторически вопросила Жаклин и протянула руку жестом, царственность которого ничуть не умаляли сползшие на кончик носа очки в роговой оправе. — Добрый вечер, мистер Холмс.

Глава 9

1

Никаких возражений по поводу компании Бетси лейтенант О'Брайен не высказал, даже когда она повторила свою идиотскую остроту насчет трех мушкетеров. Впрочем, на случай его возражений Жаклин припасла объяснение — дескать, у них не романтическое свидание, и оба это отлично знают — и очень досадовала, что не выпало случая его представить.

В холле они поймали на себе несколько веселых взглядов, но, едва переступив порог соседнего отеля, органично вписались в столь же экстравагантную толпу. Прошел слух, что ожидается появление важных персон, в числе которых и поклонники жанра, вынужденные скрывать свое прискорбное увлечение. До Жаклин донеслись обрывки рассуждений на эту тему, перемежающиеся уже привычным профессиональным жаргоном.

— А я думала, ты сидишь в наших днях, — заметила одна молодая дама другой, чей древнеегипетский наряд вполне оправдывал сомнения спутницы.

— Сменила профиль, — был ответ. — За современность меньше платят.

— О... первая леди? — воскликнула дородная матрона в платье, расшитом искусственными бриллиантами, которые весело искрились при каждом вдохе и выдохе ее монументальной груди.

— И большая поклонница Виктора! — восторженно ответила ее подруга.

Гости с энтузиазмом играли в угадайку. А вы, простите, не герой того сериала, который показывают по, ночам? А вы, часом, не член королевской семьи? А может, Кеннеди? Или Рокфеллер?

Убранство танцевального зала являло собой апогей дурного вкуса. Начать с того, что все вокруг было выкрашено в розовый цвет, даже огромный рояль. Смокинги музыкантов были расшиты розовыми блестками. Вдоль стен красовались беседки, увитые пластиковой зеленью и искусственными розочками. В люстрах горели розовые лампочки, выгодно оттенявшие лица дам, но когда под одной из люстр остановился О'Брайен, Жаклин показалось, что его вот-вот хватит апоплексический удар.

Сам он, однако, пребывал в счастливом неведении:

— Ну что ж, миссис Кирби, вот мы и здесь. Не соблаговолите посвятить меня в свои планы?

— Прежде всего, вам лучше звать меня Жаклин. Мы ведь пытаемся играть влюбленную парочку.

— Да ну? А вам не кажется, что наша спутница несколько портит впечатление? — Он покосился на Бетси, которая вцепилась в его руку.

— Пожалуй, — согласилась Жаклин. — Бетси, будь добра, сгинь ненадолго.

— Куда?

— Куда хочешь. Пойди посиди в беседке, притворись розочкой. Поброди. Вот там стоит симпатичный господин, вроде бы незанятый, — вон, видишь, в костюме Юлия Цезаря.

— Но он же лысый!

— Юлий Цезарь тоже был лысым. Иди.

Бетси неохотно удалилась.

— Она сегодня как-то иначе выглядит, — заметил слегка озадаченный О'Брайен.

— Надеюсь, — отозвалась Жаклин, живо припомнив свои титанические старания. — Итак. Какие новости со времени нашего последнего разговора?

— Еще одно изнасилование, два убийства, пять краж со взломом...

— Вы знаете, что я не об этом.

— Задавайте вопросы, миссис... Жаклин.

— Что показало вскрытие тела Лори?

— У нас очень смышленый коронер. Он сразу сообразил, что ей размозжили череп.

— Полагаю, он не удосужился провести тест на наркотики, — продолжала Жаклин, с трудом сохраняя самообладание.

— Как ни странно, удосужился. Результат отрицательный. Ни марихуаны, ни героина, ни кокаина, ни...

— Отлично.

— Отлично?

— Вы нашли ее сумку?

— В этой истории чересчур много места занимают сумки, — пожаловался О'Брайен. — Кстати, чемодан, который вы волочите на себе, не сочетается с вашим туалетом.

— Так надо. Ну?..

— Нашли. В мусорной урне ярдах в семистах.

— Что в ней было?

— Ни денег, ни наркотиков.

— А лекарства?

— Пузырек с аспирином и упаковка антацидов. А еще два шоколадных батончика и пакетик орешков.

— Негусто.

— Ладно, я свое отыграл. Теперь ваша очередь.

— В смысле?

— Что вы задумали?

— Ах, это. Собираюсь уличить убийцу Дюбретты и Лори. А вы проведете арест.

— Здорово! Знаете, кто это?

— Да.

— И можете доказать?

— Я знаю, как это было проделано. И частично могу доказать. Но чтобы уличить убийцу, придется пойти на маленькую хитрость.

— Бога ради! — взмолился О'Брайен. — Только не говорите, что рассчитываете на чистосердечное признание преступника! Усадите подозреваемых рядком, кратко изложите суть дела, а затем неожиданно обернетесь и ткнете пальцем: «Это были вы, коварный злодей! Сознавайтесь!»

— Все будет не так.

— Еще бы! Зачем, по-вашему, я сюда пришел, Жаклин?

— Потому что считаете, что Дюбретту убили.

— Да просто у меня мелькнуло подозрение, что вы задумали какую-то глупость. И хоть я в жизни не встречал более несносной женщины, тем не менее не хочу, чтоб вы стали третьим трупом.

— Ага! — обрадовалась Жаклин. — Все-таки считаете, что Дюбретту...

— Что я считаю, не имеет значения. Есть такой пустяк, как улики. Только в романах убийца признает вину и любезно глотает яд, избавляя полицию от забот по сбору доказательств, которые убедили бы присяжных, что налицо преступление, Кстати, это отнюдь не гарантирует обвинительного приговора. Строя свои блестящие умозаключения, вы случайно не обошли вниманием столь ничтожный пункт, а? А если вы задумали подстрекнуть убийцу, выбрав себя в качестве потенциальной жертвы, чтобы я тем временем его или ее изловил, — и не мечтайте. Я прилипну к вам как банный лист и ни на шаг не отойду.

— Именно этого я и хочу, — шепнула Жаклин, хлопая ресницами. — Тсс... Сейчас начнется бал.

Взревели трубы, заглушая гомон голосов. К микрофону шагнул дирижер, переливаясь всеми цветами радуги: блестками был усыпан его смокинг целиком, а не только лацканы.

— Дамы и господа, — начал он, косясь на бумажку, которую держал в руке. — Э-э... Давайте поприветствуем... что это, черт побери, за слово? Ага!.. блистательную Королеву Любви, которая и откроет бал.

Отвернувшись к своей команде, он взмахнул палочкой — оркестр разразился бравурным маршем.

Люди неуверенно затоптались, вертя головами и пытаясь угадать, откуда появится Королева Любви. Хэтти планировала торжественное появление своих «лошадок», однако, со свойственной ей беспечностью, не позаботилась о том, чтобы расчистить проход. В итоге процессию в мгновение ока поглотила толпа восторженных зрителей; правда, в конце концов они расступились, освободив центр зала. Из свалки возникла раскрасневшаяся и раздосадованная Хэтти под руку с Виктором фон Даммом.

Верная своему образу «Мой поезд уже ушел», Хэтти выглядела на редкость неряшливо и старомодно, начиная от растрепанных седых косм и кончая бесформенным линяло-розовым платьем. Что означал сей наряд (если вообще что-то означал), Жаклин затруднялась определить.

Впрочем, сиротское одеяние Хэтти с лихвой компенсировало великолепие Виктора. Его высокие черные сапоги и белые брюки были столь тесны, что трудно было представить, как он сгибает ноги в коленях, — и правда, походка его навевала ассоциации с поступью почетного караула на генеральских похоронах. Туника была густо расшита золотом, через плечо переброшен отороченный мехом жакет.

Позади этой пары, на безопасном расстоянии от меча, являвшегося частью костюма Виктора, шла мисс Валентайн под руку с «графом». Атрибутами последнего были белые галстук и фрак, усыпанный фальшивыми алмазами, и лента какого-то (явно неканонического) ордена. При виде «графа» Жаклин негромко выругалась, а когда О'Брайен с любопытством покосился на нее, покачала головой.

Валентайн надела платье Лори. Красота девушки сияла бы и сквозь грязные лохмотья, но чудесное платье подчеркивало ее, как искусно сработанная оправа оттеняет драгоценный камень. Среди прочих нарядов — взятых напрокат либо самодельных — замечательному творению Лори не было равных.

В противоположном конце зала, в первом ряду зрителей, Жаклин углядела Мередит. Девочка была без маскарадного костюма, если не считать таковым линялые джинсы и мужскую рубашку. Жаклин подозревала, что подобным образом Мередит выражала свое презрение этому действу. Однако лицо девочки засветилось от радости, пусть смешанной с обидой, когда мимо проплыла Королева Любви. Жаклин пихнула О'Брайена в бок. Ей пришлось проделать это дважды, ибо лейтенант, как и все прочие присутствовавшие мужчины, самозабвенно пожирал глазами мисс Валентайн.

— Вон там Мередит, — шепнула она. — Подруга...

— Вижу.

— Любопытно, где она раздобыла денег на билет?

О'Брайен не ответил.

— А вы случайно не находили в сумочке Лори ее билет? — спросила Жаклин.

— Я решил, пускай кто-нибудь из девочек им воспользуется, — буркнул О'Брайен. — Они же за него заплатили.

Хэтти с трудом взобралась на сцену и сграбастала микрофон. Но едва она представила таинственных гостей — жену конгрессмена, о котором никто и слыхом не слыхивал («выборы есть выборы, дорогая, а эти люди по крайней мере умеют читать»), и второразрядного актера из дневной «мыльной оперы», зрители вмиг утратили интерес. Растущее нетерпение публики вынудило Хэтти поскорее свернуть свою речь, напоследок возопив:

— А сейчас Королева Любви откроет бал!

Оркестр заиграл «Голубой Дунай», и Валентайн с «графом» закружились в вальсе. Жаклин покачала головой:

— Избито. И вдобавок под него чертовски трудно танцевать.

Уж это точно, особенно в том похоронном темпе, который взял оркестр. Однако «граф» не подкачал, чувствовал себя как рыба в воде, и Жаклин сообразила, почему его выбрали для этой роли. Розовый луч прожектора, поплутав немного, отыскал танцующую пару; кружась и плавно скользя в волшебном сиянии, они и впрямь выглядели романтично. Пышные юбки Валентайн покачивались, разметавшиеся волосы напоминали нимб. Тут тетушка Хэтти вскричала: «Все танцуют!» — и чары рассеялись.

На приглашение откликнулось всего несколько человек. Женщины превосходили мужчин количеством как минимум в десять раз. Жаклин, обожавшая вальс, с надеждой взглянула на О'Брайена. Тот покачал головой, и складки на его щеках обозначились резче.

— Простите, ваше величество. Боюсь, не смогу услужить.

— М-да, мало кто из мужчин умеет танцевать вальс.

— Вальсирую я божественно, — заверил ее О'Брайен. — Но только не в этих одеждах.

— Почему бы вам не снять пальто?

— Это часть моего маскарадного костюма.

Огорчение Жаклин еще больше усугубилось при виде Джин, восторженно кружащейся в объятиях Джеймса. Ее кавалер был при всех регалиях главы шотландского клана. Своими длинными ногами Джеймс всегда кичился и сейчас усердно приседал и вертелся, лишь бы юбка повыше задиралась. Беда в том, что от этих маневров просторные шаровары Джин тоже парили в воздухе, окутывая, словно вуалью, обоих, и в конце концов Джеймсу пришлось остановиться, чтобы размотать прозрачные тряпки, обвившиеся вокруг его туловища. Отнюдь не случайно он подвел свою партнершу к тому месту, где стояли Жаклин с О'Брайеном. Джеймс сделал вид, что не заметил ее, но Джин, раскрасневшаяся от восторга и розового освещения, посмотрела подруге прямо в глаза и победно улыбнулась.

— Не желаете присесть? — церемонно предложил О'Брайен.

— Раз не хотите танцевать, угостите даму выпивкой.

— Изволите дамский бокал пунша?

— Лучше я изволю дамский бокал виски. Наверняка здесь есть бар, где берут наличные. Хэтти вряд ли упустит шанс потуже набить мошну.

За «Голубым Дунаем» последовал другой вальс.

Еще несколько парочек дерзнули выйти в круг. Жаклин углядела Бетси, чеканившую шаг в объятиях Юлия Цезаря, и Сьюзен, мечтательно плывущую со своим ненаглядным Джо. Мисс Валентайн танцевала с импресарио. Они являли на удивление гармоничную пару, несмотря на лысину и брюшко Макса. В танце мистер Холленстайн поистине преобразился. Пусть ему недоставало профессиональной отточенности движений фальшивого графа, зато вальсировал он с шиком. Одет Макс был в обычный парадный костюм.

Мимо вновь проплыли Джин с Джеймсом, нарочито не замечая свою оставшуюся на бобах подругу. О'Брайен вновь справился, не желает ли Жаклин присесть. Она повторила свое недавнее предложение. Лейтенант вздохнул и сдался.

Бар они отыскали без труда — дорогу указывали таблички в виде сердечек со стрелками. Бизнес спорился — все столики были заняты. За одним из них Жаклин увидела Эмеральду Фитцрой в парике Марии-Антуанетты и платье с кринолином, Рядом с ней сидела агентша, которую Жаклин встретила на званом обеде. Дамы увлеченно беседовали, едва не соприкасаясь головами.

О'Брайен занял очередь к стойке, а Жаклин примостилась в сторонке. Вскоре она заметила еще одно знакомое лицо. У стойки бара, словно приклеенный, сидел граф и потягивал шампанское. Взяткой или иными путями, но он завладел безраздельным вниманием одного из барменов, и бокал графа не оставался пустым дольше нескольких секунд. Жаклин затруднялась определить, что ее больше восхищало — быстрота, с какой граф наливался шампанским, или же бессмысленное выражение его лица. Внезапно «аристократ» повалился вперед, точно срубленное дерево, прямиком в объятия Эмеральды Фитцрой. Столик перевернулся. Агентша вскочила. Эмеральда застыла в ступоре, на коленях ее покоилась голова графа.

— Боже! Он мертв! — раздался чей-то визг.

2

О'Брайен подскочил к упавшему, на секунду опередив Жаклин. Отпихнув с дороги столик, он уложил графа на пол.

Эмеральда заголосила. Жаклин с силой встряхнула ее:

— Замолчите! Он не умер.

— Пьян в стельку, — подтвердил лейтенант. — Ну же, Пьер, открой ясны очи! — Он отхлестал графа по щекам. Отклика не последовало, разве что губы графа растянулись в блаженной улыбке.

— Вы его знаете? — спросила Жаклин.

— А как же! Пляшет на Ист-Сайде, в одном из этих баров топлесс-поплесс. Ребята заметают его примерно раз в два месяца. Эй, детка, проснись! Пора.

Граф приоткрыл один глаз, увидел склонившегося над ним О'Брайена, передернулся и снова закрыл глаз.

— Уй-йдите, — промямлил он. — Я нич-чего так-кого не сделал.

— Нарушение общественного порядка в нетрезвом состоянии, — ласково поведал О'Брайен.

Граф широко распахнул оба глаза, в которых читалось возмущение.

— Я не н-нарушал. Вот, поглядите... — Он слабо взмахнул руками, очевидно указывая, что полностью одет.

Какой-то доброжелатель уведомил Хэтти об инциденте с ее протеже. Плотно сжав губы и яростно сверкая глазами, старушка протиснулась сквозь кольцо зевак и предприняла попытку спасти положение.

— Он болен! Знаете, подобные наследственные заболевания встречаются в старинных фамилиях... Ваша светлость, позвольте я провожу вас в ваши покои.

Граф хихикнул:

— Я бы предпочел милашку Виктора. С-слушай, старая вешалка, а как насчет п-прибавки к жалованью? Ты меня з-задаром имеешь.

— Уберите его отсюда! — рявкнула тетушка Хэтти. Подоспевшие официанты подхватили графа.

Нежно обвив за шею того, что помоложе, граф послушно дал себя увести.

Хэтти откинула с потного лба кудряшки и свирепо уставилась на Жаклин:

— Если хоть одно слово просочится в прессу...

— Не смешите! — отмахнулась Жаклин. — Здесь тридцать свидетелей, вам не под силу заткнуть всем рты. И потом, дорогая Хэтти, публике на это наплевать. Однако у меня есть к вам заманчивое предложение... — Она настороженно огляделась. — Не здесь. Где мы можем поговорить без помех?

Хэтти замялась. Неприязнь к Жаклин боролась в ней с любопытством и невольным уважением. Наконец она решилась:

— В полдесятого у оркестра перерыв. Тогда и поговорим.

И удалилась, на ходу поправляя корсаж.

— Одного из подозреваемых вычеркиваем, — заявила Жаклин. — Почему вы не сказали, что знакомы с графом?

— А зачем?

— Впрочем, я его и в расчет не брала.

— А зря. Он, несомненно, наименее вероятный кандидат в убийцы.

О'Брайен поставил на место опрокинутый стол и жестом указал на пустой стул. Эмеральда, едва ее освободили от графа, нетвердой поступью покинула зал, ее примеру последовало большинство остальных посетителей.

— Присаживайтесь, а я принесу вам шампанского, — предложил О'Брайен. — Кстати, я намерен составить вам компанию при встрече с Хэтти.

— Разумеется.

Когда лейтенант вернулся с вином, к ним присоединились Джеймс и Джин. При ближайшем рассмотрении Жаклин убедилась, что Джин и впрямь надела белую водолазку с длинным рукавом под свой расшитый драгоценностями лиф. Эффект не поддавался описанию, но Джин, казалось, этого не ведала — лицо ее разрумянилось от радостного волнения.

— Это правда? — жадно спросила она, усаживаясь и собирая на колени пригоршни розового шифона. — Он умер?

— Всего лишь напился, — ответил О'Брайен.

— Да что вы! Вот уж поделом Хэтти. Что за скряга! За что заплатила, то и получила.

— Ты знала, что он актер? — поинтересовалась Жаклин.

— Ну... конечно, я знала, что он не граф. Я же не полная дура. Джеймс, милый, мне бы так хотелось бокал шампанского.

— Возьми мой, — предложила Жаклин, которая рассчитывала на что-нибудь покрепче. — Я к нему не притрагивалась.

Повисла мучительная пауза. Глаза Джин широко распахнулись. О'Брайен ехидно улыбнулся.

— Впрочем, ты и так слишком много выпила. -

С этими словами Жаклин одним глотком осушила бокал. — Джеймс, потанцуешь со мной?

— Э-э... да, конечно.

По дороге к танцевальному залу Джеймс взял ее под локоток и доверительно спросил:

— Что происходит? Неужели она действительно подумала...

— По-моему, милая Джин сводит старые счеты, — ответила Жаклин. С дружбой, похоже, отныне покончено; Джин, вероятно, и сама не сознавала глубину своей тщательно запрятанной неприязни. — А может, ты и раньше потчевал ее выпивкой, и ей это понравилось, — добавила она уже беспечнее.

— Я угостил ее ужином. Ты ведь сама велела пригласить ее куда-нибудь. Тоска была смертная. Она не убийца. А обыкновенная зануда. И танцует ужасно.

Оркестр играл «Вальс веселой вдовы». Жаклин положила руку на плечо Джеймса и пробормотала:

— Бедный мой Джеймс.

Некоторое время они вальсировали молча, не считая мурлыканья Жаклин. Впервые Джеймс не выказывал недовольства, даже когда она принялась с чувством переводить избитые строки:

— "Хоть не услышала я от тебя ни единого слова любви..."

Рука Джеймса напряглась.

— Какая ж ты чудачка! — нежно прошептал он.

— А мы чудесно танцуем, правда?

— Было бы чудесно, кабы не твой ридикюль. — Джеймс прижал ремешки сумки, но та продолжала шлепать Жаклин по мягкому месту. — Ты не могла бы сдать ее в гардероб?

— Нет.

Джеймс закружил ее в пируэте, отчего сумка запрыгала как чертик на ниточке.

— Значит, идешь по следу? — не унимался он.

— В десять тридцать у меня встреча с тетушкой Хэтти. — Жаклин ойкнула, приняв очередной удар сумки. — Хочу, чтобы все там были, особенно ты, Джеймс.

— Где?

— В ее люксе. Как только увидишь, что я ухожу с ней, следуй за нами. Захвати с собой Джин и позаботься, чтобы Сьюзен с Виктором тоже пришли. С ними я сама переговорю, но очень важно, чтобы они присутствовали.

Мелодия завершилась на томной, пронзительной ноте.

— Люблю тебя! — пропела Жаклин.

— Рад слышать. Продолжим?

— Не сейчас. Я хочу, чтобы ты... — Жаклин осеклась, отчасти потому, что не знала, что дальше сказать, а отчасти потому, что увидела кое-что, требующее немедленных действий. Она устремилась вперед, увлекая за собой Джеймса. — Потанцуй с мисс Валентайн! — торопливо прошептала она. — И не подпускай ее к бару. Это очень, очень важно.

Джеймс нахмурился:

— А я думал, ты...

— Тсс. Пожалуйста, Джеймс!

Макса и Валентайн они перехватили у входа в бар. Жаклин рассыпалась в бурных приветствиях.

— Я так рада, что вы решили надеть это платье! — фонтанировала она. — Ни на ком другом оно не смотрелось бы так восхитительно. Помните моего друга, профессора Уиттиера? Он весь вечер только о вас и говорит. Не подарите ему танец, мисс Валентайн?

Джеймс зыркнул на Жаклин, но не нашелся, что возразить.

— Я буду вспоминать об этих чудных мгновениях всю долгую, морозную зиму в Небраске, — с чувством произнес он, простирая руки.

— Такая мольба тронула бы и каменное сердце, — хмыкнул Макс. — Иди, дорогая. Я знаю, сколь суровы зимы в Небраске.

Церемонно передав мисс Валентайн Джеймсу, он повернулся к Жаклин:

— Мы собирались зайти подкрепиться. Не составите компанию?

— Лучше потанцуем. Вы так замечательно вальсируете, Макс.

— Почту за честь. — Они вышли в центр зала; Макса, судя по всему, не заботило, что Жаклин на голову выше его. — Великолепно, — одобрительно заметил он. — Вы тоже хорошо танцуете, дорогая. Но надеюсь, Хэтти распорядилась, чтоб играли не только вальсы. При всей моей к ним любви, подозреваю, что в большом количестве они могут приесться.

Взгляд его скользнул в сторону, когда мимо проплыла Валентайн, розовое сияние в объятиях Джеймса.

— До чего ж она красива! — заметила Жаклин. — Вы давно знакомы?

Макс невольно сбился с шага, когда в бок ему ткнулась вездесущая сумка.

— Извините, — смутилась Жаклин.

— Что вы, я сам виноват, — галантно отозвался тот. — Однако признаюсь, не перестаю дивиться, зачем женщина, обладающая очевидным вкусом, таскает с собой предмет, столь дисгармонирующий с этим прелестным платьем.

— Проклятье! — ругнулась Жаклин, когда сумка ударила его во второй раз. — Давайте лучше присядем.

— Как скажете. — Макс подвел ее к одному из кресел, стоящих вдоль стены. — "Дай сядем здесь, — пусть музыки звучанье нам слух ласкает..."[5]

Жаклин одарила его долгим внимательным взглядом:

— Любите Шекспира?

— Порой мне кажется, что иностранцы ценят его больше, чем соотечественники. Позвольте принести вам что-нибудь выпить?

— В баре такая толкучка!

— Немудрено. Большинству гостей больше нечем заняться. Соотношение полов ограничивает танцы. Хэтти у нас мастер на грандиозные задумки, но слабовата в тактике.

— У меня есть одна идея, которую я хотела бы с ней обсудить. Она согласилась встретиться со мной в антракте. Буду рада, если вы тоже придете, Макс. Для меня не секрет, как она прислушивается к вашим советам.

— Только когда дело касается мисс Валентайн. В