/ Language: Русский / Genre:child_tale

Принцесса из башни

Эдит Несбит


Чудозавр. Сказки о драконах Ириус Москва 1993 Edith Nesbit

Эдит Несбит

Принцесса из башни

* * *

Маленькая белая принцесса всегда просыпалась в своей маленькой белой кроватке, как только скворцы начинали свою болтовню на жемчужно-сером рассвете. Как только леса начинали просыпаться, она взбегала маленькими босыми ножками вверх по витой лестнице башни, становилась на самом верху ее в своей белой сорочке и посылала воздушные поцелуи солнцу со словами:

— Доброго утра, прекрасный мир!

Затем она снова сбегала по холодным каменным ступеням, одевалась в короткое платьице, чепец и фартучек, и начинала свою ежедневную работу. Она подметала комнаты и готовила завтрак, мыла блюда, чистила сковородки и все это она делала потому, что была настоящей принцессой. Из всей прислуги, которая должна была служить ей, осталась ей верна только старая няня. Теперь няня была стара и слаба, и принцесса не позволяла ей заниматься нелегким делом, а исполняла все домашние работы сама.

Ее звали Сабринеттой, и она была внучкой Сабры, которая вышла замуж за Роланда, после того как тот убил дракона, и по справедливости вся страна принадлежала ей: принадлежали ей леса, которые тянулись вдаль до самых гор, и долины, которые постепенно спускались к морю, и красивые поля ржи, маиса и проса, и оливковые сады, и широкие виноградники, и даже сам маленький город с его башнями и колокольнями, его высокими, крутыми крышами и оригинальными окнами.

Но когда отец и мать Сабринетты умерли, поручив управлять королевством ее двоюродному брату, пока она не вырастет, он, будучи очень злым принцем, отнял у нее все, и все слуги ее перешли к нему; а теперь из всех владений ей ничего не осталось, кроме большой непроницаемой для драконов башни, которую выстроил ее дедушка, знаменитый Роланд, и из всех ее слуг — одна старая няня.

Благодаря такому образу жизни Сабринетта первая во всей стране увидела чудо.

Рано-рано-рано, когда все горожане крепко спали, она взбежала по винтовой лестнице на вершину башни и посмотрела через поля туда, где виднеется зеленый ров, заросший папоротниками, и изгородь из розового колючего шиповника, а за ними лес. Стоя на своей башне, Сабринетта заметила, что кусты шиповника начали вздрагивать и шевелиться и затем что-то очень яркое и блестящее, извиваясь, выползло из них, забралось в полный папоротников ров и затем поползло обратно. Оно выползло всего на минутку, но принцесса совершенно ясно рассмотрела его и сказала сама себе: «Боже мой, какое странное, блестящее, яркое существо! Будь оно немного больше и не знай я, что они давно уже встречаются только в сказках, я могла бы подумать, что это дракон».

Существо, каково бы оно ни было, действительно очень походило на дракона, но в таком случае оно было слишком мало; походило оно также на ящерицу — только для этого оно было слишком велико. Оно было длиной с коврик, который лежит у вашей кроватки.

— Как жаль, что оно так поторопилось уползти опять в лес, — сказала Сабринетта. — Конечно, я здесь в полной безопасности в своей непроницаемой для драконов башне; но, если это точно дракон, он достаточно велик, чтобы съесть человека, а сегодня первое мая, и дети отправятся в лес собирать цветы.

Когда Сабринетта окончила все хозяйственные работы, она надела свое молочно-белое шелковое платье с вышитыми на нем крупными ромашками и снова поднялась на вершину башни.

Целая толпа детей шла через поле в лес нарвать ландышей и боярышника, и звуки их смеха и пения доносились до верхушки башни.

— Как я надеюсь, что это не дракон! — сказала Сабринетта.

Дети шли группами по два, по три, по десять, по двенадцать, и их красные, голубые, желтые и белые платья расцветили все поле.

— Это похоже на зеленый шелковый плащ, усыпанный цветами, — заметила принцесса с улыбкой.

По два, по три, по десять и по двенадцать дети стали исчезать в лесу. Солнце сияло, небо было ясно, а поля совершенно зелены, и все цветы отличались необычайной яркостью и свежестью, потому что было первое мая. Внезапно тучка набежала на солнце, и тишина прервалась раздавшимися издали криками. Подобно разноцветному потоку, дети устремились из леса и с громкими криками побежали по полю. Голоса их донеслись до принцессы на башне:

— Дракон! Дракон! Дракон!!! Откройте ворота! Дракон идет сюда! Огненный дракон!

И они промчались по полю в ворота города, и принцесса услышала, как ворота захлопнулись с громким стуком, и все дети скрылись из вида. Но по другую сторону поля изгородь из розового шиповника затрещала и стала ломаться, и что-то очень большое, сверкающее и ужасное потопталось с минуту в папоротниках, наполнявших ров, и снова скрылось в чащу леса.

Принцесса спустилась вниз и рассказала обо всем своей няне, а няня сейчас же заперла огромную дверь башни и положила ключ в карман.

— Пусть они заботятся сами о себе, — сказала она, когда принцесса стала просить, чтобы ее выпустили из башни и позволили пойти помочь присмотреть за детьми. — Моя обязанность — поберечь тебя, моя драгоценная, и я так и сделаю. Как я ни стара, я все же еще сумею повернуть ключ.

Что оставалось бедной принцессе? Сабринетта снова взобралась на верх башни и плакала каждый раз, как только вспоминала о детях и огненном драконе. Она, конечно, знала, что ворота города проницаемы для драконов и что он может войти в город, как только ему этого захочется.

Дети побежали прямо к дворцу, где принц пощелкивал своим охотничьим бичом, и рассказали ему, что случилось.

— Хороший спорт! — заметил принц и приказал сейчас же вывести свою свору гиппопотамов.

Он имел обыкновение охотиться за крупной дичью с гиппопотамами, и горожане не обращали бы на это особого внимания, если бы он не гарцевал по улицам города со всей сворой, прыгающей и ревущей от радости вокруг него. Когда он это делал, зеленщику, имевшему палатку с товаром на базарной площади, всегда становилось очень грустно; а продавец посуды, расставлявший свой товар на тротуаре, бывал разорен на всю жизнь.

Принц выехал из города со всеми гиппопотамами, скачущими и резвящимися вокруг него, а жители стремглав попрятались в дома, едва услышали голос его оравы и звуки охотничьего рожка. Свора промчалась сквозь ворота города и через поля на охоту за драконом. Очень немногие из вас, не видавшие своры гиппопотамов на полном бегу, будут в состоянии представить себе картину подобной охоты. Начать с того, что гиппопотамы не лают, подобно собакам, — они хрюкают, как свиньи, очень громко и злобно. Затем, конечно, никто не может требовать от гиппопотамов, чтобы они прыгали. Они попросту прорываются сквозь изгороди и протаптывают себе дорогу по не скошенному хлебу, причиняя серьезный вред урожаю и страшно досаждая фермерам. Правда, на всех гиппопотамах были ошейники с их именами и адресом, но, когда фермеры приходили во дворец жаловаться на вред, причиненный их урожаю, принц всегда говорил, что поделом им, раз оставили свой хлеб стоять у всех на дороге, и никогда ничего за это не платил.

И когда теперь он выехал со своей сворой, какой-то человек из жителей города прошептал: «Как бы мне хотелось, чтобы дракон слопал его!» — что, конечно, было очень нехорошо с его стороны; но ведь это был такой злой принц.

Гиппопотамы охотились по полям и по степям; они почему-то миновали лес, а на остальных местах следов дракона не было заметно. Он был пуглив и не желал показываться.

Но как раз в ту минуту, когда принц начал думать, что дракона вовсе не существует и все рассказанное ему лишь измышление расстроенного воображения, его любимый старый гиппопотам подал голос. Принц затрубил в рог и закричал:

— Ату его! Ату его!

И вся свора помчалась под гору, к оврагу у леса. Там совершенно на виду лежал дракон величиной с баржу, горящий, как пламя в очаге, выдыхающий огонь и дым и оскаливший сверкающие зубы.

— Охота окончена! — воскликнул принц.

И действительно, она была окончена. Дракон, вместо того, чтобы вести себя, как подобает всякой порядочной дичи и убежать, бросился прямо на свору, и принц с высоты слона, на котором он восседал, должен был видеть, к крайнему своему неудовольствию, как его призовая свора была проглочена штука за штукой в одно мгновение драконом, за которым он собирался поохотиться.

Это было ужасное зрелище! Из всей своры, которая выскочила так весело под звуки рожка, теперь не осталось ни одного детеныша гиппопотама, и дракон заботливо осматривался, чтобы убедиться, не забыл ли он чего-нибудь.

Принц соскользнул со своего слона с противоположной стороны и побежал в самую густую часть леса. Он надеялся, что там дракон не прорвется через кусты, так как они росли очень плотно.

Он принялся ползти на руках и коленях совсем неподобающим принцу образом и, наконец, найдя дупло в дереве, влез в него. В лесу было совершенно тихо; ни треск ломающихся ветвей, ни запах гари не пугали принца. Он опорожнил серебряную охотничью фляжку, повешенную у него через плечо, и вытянул ноги в дупле. Он и не подумал пролить хотя бы одну слезинку по своим бедным ручным гиппопотамам, которые ели из его рук и верно следовали за ним во всех его охотничьих удовольствиях в течение стольких лет. Ведь это был фальшивый принц с кожей вроде пергамента, волосами вроде половой щетки и каменным сердцем! Он не пролил ни одной слезинки, а попросту уснул.

Когда он проснулся, было совершенно темно. Он выполз из дерева и протер глаза. Лес вокруг казался совершенно темным, но в овраге поблизости виднелся красный отблеск. Это был костер из хвороста, и подле него сидел юноша в отрепье, с длинными желтыми волосами, а вокруг костра лежали спящие фигуры, которые тяжело дышали.

— Кто ты? — спросил принц.

— Я Эльфин, свинопас, — назвался юноша в отрепье. — А вы кто?

— Я Докучный, принц этой страны, — ответил тот.

— А что вы делаете вне стен вашего дворца в такое время ночи? — удивился свинопас.

— Я охотился, — гордо ответил принц.

Свинопас рассмеялся:

— Ах, так это вас видел я? Охота была хороша, не правда ли? Я со своими свиньями наблюдал за нею.

Все спящие фигуры захрюкали и захрапели, и принц увидел, что это были свиньи; он догадался об этом по их манерам.

— Если бы вы знали столько же, сколько знаю я, — продолжал Эльфин, — вы могли бы сберечь свою свору.

— О чем это ты говоришь? — надменно спросил Докучный.

— Да о драконе, — ответил Эльфин. — Вы отправились на охоту за ним не тогда, когда следовало. За драконом надо охотиться ночью.

— Нет, покорно благодарю, — сказал принц, у которого по спине пробежала холодная дрожь. — Дневная охота достаточно хороша для меня, глупый свиной сторож.

— Отлично, — сказал Эльфин, — делайте, как знаете, только дракон выйдет на охоту за вами вернее верного. И мне ничуть не будет вас жаль, глупый принц.

— Ты ужасно дерзкий мальчишка! — взорвался Докучный.

— О, нет, я только правдив, — возразил Эльфин.

— Ну, так скажи мне правду в таком случае. На что ты намекал, говоря, что если бы я об этом знал, я сберег бы свою свору?

— Вы не особенно складно выражаетесь, — заметил Эльфин, — но послушайте: что вы мне дадите, если я вам это скажу?

— Если ты мне скажешь — что? — допытывался принц Докучный.

— То, что вы желаете знать.

— Я ровно ничего не хочу знать, — отрезал принц Докучный.

— В таком случае вы даже глупее, чем я думал, — сказал Эльфин. — Неужели вы не желаете знать, как покончить с драконом, прежде чем он покончит с вами?

— Это было бы недурно, — допустил принц. — Покончить с этим отродьем. Только ты, небось, скажешь, что надо запастись терпением?

— Ну, у меня вообще довольно мало терпения, — признался Эльфин, — а теперь, могу вас уверить, его осталось совсем немного. Так что вы мне дадите, если я скажу вам?

— Половину моего королевства, — ответил принц и, подумав, добавил. — И руку моей кузины.

— По рукам! — сказал свинопас. — Итак, по ночам дракон становится совсем маленьким! Он спит под корнями этого дерева. Я пользуюсь им, чтобы разжечь мой костер.

И действительно, там, под деревом, виднелся дракон в гнезде из обожженного мха, и он был длиной всего с ваш мизинец.

— Как я могу убить его? — загорелся принц.

— Не знаю, можете ли вы вообще убить его, — сказал Эльфин, — но вы можете унести его, если у вас есть, во что его положить. Ваша охотничья фляжка, пожалуй, сгодилась бы на это.

Вдвоем они ухитрились при помощи палочек, опалив себе немного пальцы, подтолкнуть дракона, пока не заставили его вползти в охотничью фляжку, после чего принц крепко навинтил крышку.

— Теперь, когда мы поймали его, — сказал Эльфин, — отнесем его скорее домой и положим печать на горлышко бутылки, тогда уж он не сможет вылезти оттуда. Пойдемте, завтра мы разделим королевство, и тогда у меня будут деньги, чтобы купить прекрасные одежды, в которых я мог бы посвататься к принцессе.

Но злой принц давал обещания вовсе не с тем, чтобы их исполнять.

— Ступай! Ступай! Что ты болтаешь? — заорал он. — Это я нашел дракона, и я же заключил его во фляжку. А о королевстве и сватовстве я не заикался ни слова. Если ты скажешь, что я тебе это говорил, я сейчас же отрежу тебе голову!

И он обнажил меч.

— Хорошо, — сказал Эльфин, пожимая плечами. — Мне, во всяком случае, гораздо лучше, чем вам.

— Что ты хочешь этим сказать? — зашипел принц.

— Да ведь у вас есть всего только одно королевство и в придачу дракон, а у меня две чистые руки и семьдесят пять прекрасных черных свиней.

И Эльфин снова уселся у своего костра, а принц отправился домой и рассказал своему парламенту, какой он умный и храбрый, и, хотя он и разбудил всех нарочно для этого, они не рассердились, а только сказали:

— Вы действительно отважны и умны.

Ведь они отлично знали, что случается с людьми, не сумевшими угодить принцу.

Затем первый министр торжественно приложил государственную печать к горлышку бутылки, и бутылка была поставлена в казначейство, которое оказалось самым прочным зданием во всем городе, так как было сделано из одной меди, со стенами толщиной в железнодорожный мост.

Бутылку поставили между мешками с золотом, и младший секретарь младшего чиновника последнего лорда казначейства получил приказ просидеть всю ночь возле нее и посмотреть, не случится ли чего-нибудь. Младший секретарь ни разу в жизни не видел ни одного дракона и, что еще важнее, не верил, что и принц когда-либо видел такового.

Итак, младший секретарь был очень рад, что его оставили тут. Ему дали ключ от казначейства, и, когда все служащие вернулись в свои постели, он впустил нескольких из младших секретарей других правительственных департаментов, и они превесело провели время, играя в прятки между мешками с золотом и катая по полу крупные бриллианты, рубины и жемчужины из больших ящиков слоновой кости.

Им было очень-очень весело, покуда медное казначейство не стало все больше и больше нагреваться, и младший секретарь не закричал:

— Посмотрите на фляжку!

Фляжка, запечатанная государственной печатью, увеличилась втрое против своего прежнего объема и раскалилась почти докрасна, и воздух становился все теплее и теплее, а бутылка разбухала все больше и больше. Тут все младшие секретари решили, что здесь слишком жарко для них и выскочили наружу. И в ту самую минуту фляжка лопнула, и из нее вылез дракон, страшно раскаленный и увеличивающийся с каждой минутой: он начал поедать мешки с золотом и пощелкивать бриллианты, рубины и жемчужины, как вы щелкаете орехи.

Ко времени завтрака он съел все сокровища принца, и, когда принц пошел прогуляться по улице в одиннадцать часов, он встретил дракона, выползающего из разломанных дверей казначейства; из пасти его еще капало расплавленное золото. При виде этого принц повернул обратно и побежал, словно за ним гналась сама смерть. Когда он подлетел к непроницаемой для дракона башне, маленькая белая принцесса увидела его, сбежала вниз и впустила, после чего захлопнула непроницаемую для драконов дверь перед самой огненной мордой дракона, который сел у дверей и начал подвывать, так как ему страшно хотелось съесть принца.

Принцесса провела принца Докучного в самую лучшую комнату, накрыла стол скатертью и дала ему сливок и яиц, белого винограда, меда, хлеба и еще много других вкусных вещей и угощала его так радушно, будто это был совсем не злой принц, отнявший у нее королевство и присвоивший его себе, — ведь она была настоящая принцесса и имела золотое сердце.

После того как принц наелся и напился досыта, он попросил принцессу показать ему, как отворяется и затворяется дверь. Няня спала, и некому было сказать принцессе, чтобы она этого не делала, поэтому она и исполнила его просьбу.

— Ключ надо повернуть вот так, — показала она, — и дверь останется закрытой. Но если вы его повернете девять раз в обратную сторону, дверь сейчас же распахнется.

И она распахнулась. В ту самую минуту, как это случилось, принц вытолкнул принцессу из ее башни, как раньше вытолкнул бедняжку из ее же царства, и снова закрыл дверь.

Итак, бедная принцесса очутилась на улице, на другой стороне которой сидел и выл большой дракон; но он даже не попытался съесть ее, потому что, хотя старая няня об этом и не подозревала, драконы не могут есть белых принцесс с золотыми сердцами.

Принцесса не могла пройти по улицам города в своем молочно-белом платье с вышитыми на нем маргаритками, без подобающих такой особе шляпы и перчаток, поэтому она повернула в другую сторону и побежала через луг к лесу. Она ни разу не выходила из своей башни до этого дня, и мягкая трава под ногами казалась ей райским ковром.

Она устремилась в самую густую часть леса, потому что не знала, из чего сделано ее сердце, и боялась дракона. Там, в овраге, она наткнулась на Эльфина и его семьдесят пять прекрасных черных свиней. Он играл на свирели, а хрюшки весело танцевали вокруг.

— Ах, Боже мой! — взмолилась принцесса. — Защити меня, пожалуйста, я так боюсь.

— С удовольствием, — сказал Эльфин, протягивая к ней свои сильные руки. — Теперь ты в полной безопасности. Что тебя так напугало?

— Дракон, — сказала она.

— Так, значит, он выбрался из серебряной фляжки, — заключил Эльфин. — Надеюсь, он съел принца?

— Нет, — ответила Сабринетта, — но почему ты этого желаешь?

Тогда он рассказал ей о постыдном обмане принца.

— И он обещал мне половину своего королевства и руку двоюродной сестры, принцессы, — добавил Эльфин.

— Ax, Боже мой, какой стыд! — ужаснулась Сабринетта.

— Что с тобой? — спросил свинопас. — Это ужасно, или, по крайней мере, мне так показалось. Но теперь он может оставить себе королевство, как половину, так и целое, если я могу удержать, что имею сейчас.

— А что это? — спросила принцесса.

— Да тебя, моя дорогая, — сказал Эльфин, — что же касается принцессы, его двоюродной сестры, — прости мне, мое сердце, — но, когда я попросил ее руки, я еще не видел настоящей принцессы, единственной принцессы, моей принцессы.

— Ты подразумеваешь меня? — спросила Сабринетта.

— А кого же еще? — спросил он.

— Да, но ведь пять минут тому назад ты еще не видел и меня.

— Пять минут тому назад я был свинопасом, а теперь возле тебя я принц, хотя мне и придется, может быть, пасти свиней до конца моей жизни.

— Но ты не просил у меня моей руки, — напомнила принцесса.

— Ты сама попросила меня охранять тебя, — сказал Эльфин, — и я буду охранять тебя всю свою жизнь.

Итак, этот вопрос был решен, и они стали говорить о действительно важных вещах вроде дракона и принца, и Эльфин все еще не знал, что с ним говорит сама принцесса, хотя уже отлично понял, что у его собеседницы золотое сердце, о чем и повторил ей много-много раз.

— Вся беда, — сказал Эльфин, — заключается в том, что у меня нет непроницаемой для дракона фляжки. Теперь мне это ясно.

— Ах, неужели дело только в этом? — обрадовалась принцесса. — Я легко могу тебе добыть такую; ведь все, что находится в моей башне, непроницаемо для драконов. Мы должны непременно сделать что-нибудь, чтобы покончить с драконом и спасти детей.

Она отправилась за непроницаемой для драконов фляжкой, но не позволила Эльфину идти с собой.

— Если то, что ты сказал, правда, — говорила она, — если ты уверен, что у меня золотое сердце, дракон не причинит мне никакого вреда, а кто-нибудь непременно должен остаться здесь, возле свинок.

Эльфин был совершенно уверен в том, что утверждал, и согласился отпустить ее одну.

Принцесса нашла дверь башни открытой. Дракон терпеливо ждал принца на улице, и, как только он открыл дверь и вышел, дракон съел его, хотя он оставил башню всего на минутку, чтобы отправить письмо своему премьер-министру, в котором извещал, где он скрылся, и просил прислать пожарных, чтобы справиться с этим огненным чудовищем. Затем дракон отправился обратно в лес, так как уже наступал час, когда он становился маленьким на ночь.

Сабринетта вошла в башню, поцеловала свою няню, приготовила ей чашку чаю и объяснила, что намерена делать дальше, а также рассказала, что у нее золотое сердце и поэтому дракон не может съесть ее. Няня поверила, поцеловала ее и отпустила.

Сабринетта взяла непроницаемую для драконов флажку, сделанную из особой меди, и побежала обратно в лес, к оврагу, где Эльфин сидел среди своих жирных черных свиней и ожидал ее.

— Я думал, что ты никогда не вернешься, — сказал он, — ты проходила целый год, по меньшей мере.

Принцесса села возле него, среди свиней, и они держали друг друга за руки, пока не стемнело; тогда показался дракон, ползущий по мху, обжигая его на пути и становясь все меньше и меньше. Наконец, он свернулся в клубок на ночь под корнями дерева.

— А теперь подержи фляжку, — попросил Эльфин и принялся подгонять и подталкивать дракона маленькими палочками, пока тот не вполз целиком в непроницаемую для драконов фляжку. Но вдруг они заметили, что крышка от фляжки затерялась.

— Это пустяки, — сказал Эльфин, — я всуну в горлышко свой палец вместо пробки.

— Нет, давайте я это сделаю, — попросила принцесса, но, конечно, Эльфин ей этого не позволил. Он заткнул фляжку пальцем, и принцесса закричала:

— К морю, к морю, беги к прибрежным скалам!

Оба понеслись во всю прыть к морю, и семьдесят пять свинок побежали за ними длинной черной вереницей.

Фляжка в руках Эльфина все больше и больше нагревалась, потому что сидевший в ней дракон все сильнее и сильнее извергал пламя и дым. Эльфин не выпустил фляжку из рук, пока они не достигли края прибрежных скал, где в темно-синем море и пенился огромный водоворот.

Тогда Эльфин поднял бутылку высоко над головой и швырнул ее в самую середину водоворота.

— Мы спасли всю страну! — воскликнула принцесса. — Ты спас маленьких детей, дай мне твои руки!..

— Не могу, — тихо сказал Эльфин, — я уже больше никогда не буду в состоянии взять твои дорогие руки в свои: мои совершенно обгорели.

И это было правда: на том месте, где должны были находиться его руки, виднелись только черные угольки.

Принцесса принялась целовать их и плакать над ними. Она оторвала куски от своего мелочно-белого шелкового платья, чтобы перевязать их, и они оба пошли назад к башне, чтобы рассказать няне обо всем. А свинки сели у дверей башни и принялись ожидать чего-то.

— Вот самый храбрый человек в свете, — говорила Сабринетта. — Он спас страну и маленьких детей; но, ах! его руки! его бедные, милые, дорогие руки!

Тут дверь отворилась, и в комнату вошла самая старшая из семидесяти пяти свиней. Она подошла к Эльфину и стала тереться об него, издавая слабое, ласковое хрюканье.

— Посмотрите на это милое существо, — сказала няня, вытирая слезинку, — оно знает, оно все знает!

Сабринетта поласкала свинку, потому что у Эльфина не было рук, которыми он мог бы погладить кого-нибудь.

— Единственное лекарство против драконовых ожогов, — продолжала старая няня, — это свиной жир, и верное животное знает это…

— Я бы не сделал этого даже за целое царство! — воскликнул Эльфин и погладил свинку, как мог ласковее, своим локтем.

— Разве нет никакого другого лекарства? — спросила принцесса.

Теперь еще одна свинка просунула свой черный пятачок в дверь, затем еще и еще одна, пока вся комната не наполнилась целой массой черных, лоснящихся спин, толкающих друг друга и стремящихся каждая скорее добраться до Эльфина.

— Есть еще одно, — сказала няня, — ах, эти милые привязчивые животные — они все желают умереть за вас.

— В чем же заключается это второе средство? — спросила Сабринетта тревожно.

Няня подергала тесемки своего чепца, словно они мешали ей дышать, и почему-то вздохнула:

— Если человек обожжен драконом и известное число живых существ готово умереть за него, достаточно, чтобы каждый из них поцеловал обожженное место и пожелал от глубины своего любящего сердца, чтобы оно залечилось.

— Число этих существ? Число! — закричала Сабринетта.

— Семьдесят семь, — еще глубже вздохнула няня.

— У нас только семьдесят пять свинок, — сказала принцесса, — а со мною это составит семьдесят шесть! Может, хватит этого?

— Нет, должно быть точно семьдесят семь, — повторила свое няня, — а я, прости меня, Господи, уж так стара, что и за живое существо не считаюсь. Выходит, ничего не попишешь, ему придется приделать пробковые руки, — заключила няня.

— Я знал про семьдесят семь любящих существ, — сказал Эльфин, — но мне никогда не приходило в голову, чтобы мои милые свинки любили меня до такой степени и моя дорогая также… Но, конечно, средство от этого становится еще более невозможным. Зачем мне здоровые руки, если не станет вас? Однако есть еще одно волшебное средство, которое излечивает ожоги, полученные от драконов, но я охотнее весь обгорел бы дочерна, чем женился на ком-нибудь, кроме тебя, дорогая!..

— Но на ком же ты должен жениться, чтобы излечить свои ожоги? — спросила Сабринетта.

— На принцессе. Этим способом и Роланд излечил свои ожоги.

— Вот как! Подумайте только! — удивилась няня. — А я никогда и не слышала об этом средстве, как я ни стара!

Но Сабринетта обхватила руками шею Эльфина и держала его так крепко, будто никогда больше не хотела отпустить.

— В таком случае все отлично, дорогой, храбрый мой Эльфин! — воскликнула она. — Ведь я принцесса, и ты будешь моим принцем. Пойдем, няня. Мы повенчаемся сию же минуту.

Итак, они пошли, и все свинки последовали за ними, двигаясь с большой торжественностью попарно. И как только Эльфин был обвенчан с принцессой, руки его совершенно зажили. Народ, которому осточертел принц Докучный со своими гиппопотамами, радостно приветствовал Сабринетту и ее мужа как законных повелителей страны.

На следующее же утро принц и принцесса вышли из города посмотреть, не выбросило ли море дракона на берег. Они нигде не могли его заметить. Но когда они посмотрели вдаль по направлению к водовороту, то увидели столб пара. Рыбаки рассказали им, что вода на несколько миль вокруг водоворота была так горяча, что отлично годилась для бритья! Вода там горяча и сейчас, из чего следует, что злоба этого дракона была так велика, что воды всех морей было недостаточно, чтобы охладить его.

Принц и принцесса милостиво и мудро правят страной. Няня живет с ними и не делает ничего, кроме самого легкого шитья, да и то, когда ей уж очень захочется этого. Принц не держит никаких гиппопотамов, и поэтому чрезвычайно любим народом. Семьдесят пять преданных свинок живут в белых мраморных свинарнях с бронзовыми ручками и надписью «Свинья» на карточке, прибитой к дверям. Дважды в день их моют греческими губками с мылом, надушенным фиалками, и никто не имеет ровно ничего против, когда они следуют за принцем во время его прогулок, так как они ведут себя прекрасно — всегда идут по дорожкам и исполняют приказание: «Траву не топтать».