/ Language: Русский / Genre:child_tale

Освободители своей отчизны

Эдит Несбит


Чудозавр. Сказки о драконах Ириус Москва 1993 Edith Nesbit

Эдит Несбит

Освободители своей отчизны

* * *

Все началось с того, что в глаз Эффи попало «что-то». Это «что-то» причинило ей очень сильную боль, точно горячая искорка, но в то же время казалось, будто оно имело ноги и крылья, как у мухи. Эффи терла глаз и проливала слезы. Это были не настоящие слезы, какими иногда плачут от обиды или огорчения, но те слезы, которые сами собой текут из глаз, хотя вы вовсе не чувствуете себя несчастной.

Ничего не добившись, она пошла за помощью к отцу. Отец Эффи был доктором и поэтому, конечно, умел вынимать всякие соринки из глаз — он это делал очень искусно при помощи кисточки, смазанной касторовым маслом. Удалив предмет, он сказал:

— Это чрезвычайно странно!

Эффи часто засоряла себе глаза, и ее отец, по-видимому, всегда находил это вполне естественным — может быть, немного неосторожным, но все же вполне естественным. Но он ни разу раньше не находил это странным. Она стояла перед ним, держа платок у глаза, и говорила:

— Мне кажется, «оно» еще не вынуто.

Люди всегда говорят это, когда засорят себе глаза чем-нибудь.

— О, нет! Оно вынуто, — уверил доктор, — вот оно на кисточке. Это, действительно, чрезвычайно интересно.

Эффи ни разу не слышала, чтобы ее отец сказал что-нибудь подобное о чем-либо, относящемся к ней. Она с любопытством спросила:

— А что на кисточке?

Доктор очень бережно понес кисточку через комнату и положил кончик ее под микроскоп, затем прикрутил бронзовые винты микроскопа и посмотрел одним глазом через верхнее стеклышко его.

— Удивительно! — заметил он. — Очень-очень удивительно! Четыре хорошо развитых члена, длинный хвостовой придаток, пять пальцев неравной длины и, однако, ни малейшего признака крыльев.

Существо, наблюдаемое им, немного побарахталось в касторке, и он уточнил:

— Нет, есть крыло. Похоже на крыло летучей мыши. Это, несомненно, новый вид. Эффи, беги к профессору и попроси его быть настолько любезным, зайти сюда на пару минут.

— Вы могли бы дать мне шесть пенсов, папочка, — сказала Эффи, — ведь я принесла вам этот новый вид. Я сберегла его в своем глазу, и глаз мой порядочно-таки болит.

Доктор был так доволен насекомым нового вида, что дал Эффи шиллинг.

Немного спустя явился и профессор. Он остался завтракать, и они с доктором с самыми радостными лицами ссорились несколько часов относительно имени и семейства существа, извлеченного из глаза Эффи.

Но за чаем случилось нечто новое. Брат Эффи, Гарри, вытащил из своего чая что-то, принятое им сначала за двухвостку. Он уж совсем собрался бросить его на пол и покончить с ним обычным способом, когда это существо начало встряхиваться на ложке, развернуло пару мокрых крыльев и шлепнулось на скатерть. Тут оно расселось, поглаживая себя лапками и расправляя крылышки, и Гарри воскликнул:

— Да ведь это маленькая стрекоза!

Профессор склонился над столом, прежде чем доктор успел молвить хоть слово.

— Я дам тебе полкроны за него, Гарри, мой мальчик, — в возбуждении пообещал он, затем осторожно переместил шевелящееся существо на носовой платок.

— Это новый вид, — объявил он, — и гораздо лучший экземпляр, чем у вас, доктор.

Живое существо оказалось крохотной ящерицей, приблизительно в полдюйма длиной, с чешуей и крыльями.

Итак, теперь у доктора и у профессора было по экземпляру нового вида, и оба были очень довольны.

Но прошло весьма немного времени, как экземпляры эти потеряли свою первоначальную ценность. В следующее же утро, когда мальчик, помогавший лакею, стал чистить обувь доктора, он вдруг бросил сапог, щетки и ваксу и закричал, что обжегся.

Из сапога выползла ящерица величиной с котенка, с большими, сверкающими крыльями.

— Ах, да ведь я знаю, что это такое, — воскликнула Эффи. — Это дракон, вроде того, которого убил Георгий Победоносец.

И Эффи была права.

В этот же вечер их собаку Таузера укусил дракон величиной с кролика, за которым он гонялся по саду, и на следующее утро все газеты были переполнены описаниями удивительных крылатых ящериц, которые появились по всей стране. Газеты не называли их драконами, потому что, конечно, в наши дни никто не верит в драконов; газеты, во всяком случае, не желали быть такими глупыми, чтобы верить в сказки.

Сначала показалось всего несколько подобных животных, но через неделю или две вся страна прямо-таки кишела драконами всех размеров, и в воздухе иногда летали целые рои их. Кроме роста, они все имели совершенно одинаковый вид. Они были зеленого цвета, покрыты чешуей и имели четыре лапы и длинный хвост, а также большие крылья, напоминающие крылья летучей мыши, но только крылья эти имели бледно-желтый, полупрозрачный вид, точно пластинки рыбьего клея.

Они также выдыхали огонь и дым, как и полагается всем настоящим драконам, но газеты все еще притворялись, будто думают, что это ящерицы, пока один особенно крупный дракон не схватил издателя Френда. С исчезновением Френда не осталось никого, кто мог бы рассказать остальным издателям, чему они не должны верить. Но после того, как из зоологического сада был унесен драконом самый большой слон, газеты перестали притворяться и напечатали заголовок крупными буквами: «Грозное нашествие драконов».

Вы себе и представить не можете, до чего это было ужасно и в то же время надоедливо. Огромнее драконы, конечно, были страшны, но стоило вам заметить, что драконы всегда рано ложатся спать, так как боятся холодного ночного воздуха, и вы могли сидеть дома весь день и чувствовать себя в полной безопасности. Но более мелкие виды были положительно невыносимы. Те, которые были величиной с двухвостку, попадали в мыло и в масло. Те, которые были величиной с собаку, забирались в ванны и, используя огонь и дым, находившиеся внутри них, обращали воду в пар, как только кто-нибудь отвертывал кран с холодной водой, причем неосмотрительные люди нередко сильно ошпаривались. Те из драконов, которые были величиной с голубя, залезали в рабочие корзинки или ящики комода и кусали вас, когда вы хотели достать иголку или носовой платок.

Легче было избежать встречи с теми драконами, которые были с барана, так как их можно было заметить издали. Но когда они влетали в окна и свертывались под вашим одеялом, где вы находили их, когда собирались ложиться спать, внезапная встреча обыкновенно причиняла сильное потрясение. Драконы подобной величины не ели людей, довольствуясь одним салатом, но они ужасно прожигали простыни и наволочки.

Конечно, Государственный совет и полиция сделали все, что можно было сделать. Правда, они не стали предлагать руку принцессы тому, кто убьет дракона. Это было хорошо в доброе старое время, когда на свете были всего-навсего один дракон и одна принцесса, но теперь было гораздо больше драконов, чем принцесс, хотя английская королевская семья довольно многочисленна. Кроме того, предлагать принцесс в виде наград за убийство драконов было бы напрасной тратой принцесс: каждый и так убивал драконов столько, сколько мог, по личному побуждению, без малейшей надежды на награду, лишь бы избавиться от этих противных тварей.

Государственный совет принял на себя сжигание всех драконов, сданных в его канцелярии между десятью часами утра и часом пополудни, и ежедневно можно было видеть целый поезд телег, фургонов и вагонов, полных мертвых драконов на той улице, где находился Государственный совет. Мальчики привозили тачки, полные дохлых драконов, и дети по пути из утренних классов заходили в канцелярии, чтобы оставить горсточку-другую драконов, принесенных в ранцах или носовых платках. И все же казалось, что число этих тварей нисколько не уменьшалось.

Тогда полиция воздвигла высокие башни из парусины, натянутой на деревянные рамы и обмазанной патентованным клеем. Когда драконы натыкались на эти башни, они прилипали к ним, как прилипают мухи и осы к липким бумагам, развешанным на кухне. После того как башни покрывались драконами, полицейский инспектор поджигал их, и они сгорали дотла вместе с налипшими на них животными.

И все-таки число драконов, по-видимому, увеличивалось изо дня в день. Магазины были полны всякой отравы для драконов, антидраконового мыла и непроницаемых для драконов оконных занавесок. Словом, все, что только можно было сделать, делалось. А число драконов все же продолжало возрастать.

Было очень нелегко определить, чем можно отравить дракона; дело в том, что они употребляли самую разнообразную пищу. Самый крупный вид ел слонов, пока можно было их достать, а затем перешел к лошадям и коровам. Другой вид не ел ничего, кроме ландышей, а третий питался исключительно министрами, пока их можно было раздобыть, а затем с аппетитом пожирал мальчиков в формах учебных заведений. Были и такие, которые предпочитали кирпичи, и трое из драконов этого размера в один день съели две трети огромной богадельни.

Но размер, которого Эффи боялась больше всего, был равен длине вашей столовой. Еще бы не бояться его! Ведь эти драконы поедали маленьких девочек и мальчиков.

Вначале Эффи и ее брат были очень довольны переменой в своем образе жизни. Было так весело бодрствовать всю ночь и играть в саду, освещенном электрическими фонарями. И звучало так странно, когда мама говорила, укладывая их спать:

— Доброй ночи, дорогие мои, спите крепко весь день и не вставайте слишком рано. Вы должны спать, пока не стемнеет совершенно. Ведь вам бы не хотелось, чтобы противные драконы поймали вас?

Но через некоторое время им все это очень надоело: они хотели видеть цветы и деревья, растущие в полях, видеть солнечный свет на дворе, а не через стеклянные окна и патентованные занавески, непроницаемые для драконов. Им хотелось также поиграть в траве, чего им не позволяли делать в освещенном электричеством саду из опасения ночной росы. И хотение это достигло такой крайности, что они принялись измышлять какую-нибудь причину, по которой они должны бы выйти на сверкающий, но опасный дневной свет. Они только не хотели ослушаться своей матери.

Но в одно прекрасное утро мать была очень занята приготовлением какой-то новой отравы для драконов, которую хотела положить в погреб, а отец перевязывал руку чистильщика сапог, которого оцарапал один из тех драконов, которые любили лакомиться премьер-министрами, когда их можно было добыть, и никто и не подумал повторить детям:

— Не выходите, пока не стемнеет совершенно!

— Пойдем теперь, — предложил Гарри, — это не будет непослушанием с нашей стороны. И я знаю в точности, что нам следует сделать, только не знаю, как за это приняться.

— Что же нам следует сделать? — спросила Эффи.

— Как что? Надо разбудить Георгия Победоносца, — ответил Гарри. — Он ведь был единственным во всей стране, кто сумел справиться с драконом, люди из волшебных сказок не идут в счет. Думаешь, Георгий Победоносец вымысел? Вот и нет! Он только спит и ждет, чтобы его разбудили. Только никто теперь не верит в него. Я слышал, как папа это говорил.

— Мы с тобой верим, — сказала Эффи.

— Конечно, верим. И понимаешь, Эффи, именно поэтому-то мы и могли бы его разбудить. Ведь нельзя разбудить кого-нибудь, в чье существование не веришь, не правда ли?

Эффи согласилась с этим, но где могли они найти Георгия Победоносца?

— Нам надо пойти посмотреть, — смело заявил Гарри. — Ты наденешь непроницаемое для драконов платье, сделанное из той же материи, из которой теперь шьют занавески. А я вымажусь весь лучшей отравой для драконов и… — Эффи забила в ладоши, принялась скакать от радости и закричала:

— Ах, Гарри! Я знаю, где мы можем найти Георгия Победоносца! В церкви Святого Георгия, конечно.

— Гм! — пробурчал Гарри, жалевший, что эта мысль не пришла ему в голову первому, — ты иногда не так уж глупа для девочки.

Итак, на следующий день, вскоре после завтрака, на заре, перед тем, как лучи солнечного заката возвестили наступление ночи, когда все будут на ногах и за работой, двое детей встали с постелей. Эффи завернулась в шаль из непроницаемой для драконов кисеи: у нее не хватило времени сшить себе платье, а Гарри весь страшно измазался новейшей отравой для драконов. Изобретатель гарантировал ее безвредность для детей и калек, и поэтому Гарри чувствовал себя в полной безопасности.

Затем они взялись за руки и пошли к церкви Святого Георгия. Как вам известно, церквей Святого Георгия несколько, но, к счастью, дети на перекрестке свернули на дорогу, ведущую к настоящей, и пошли под ярким солнечным светом, чувствуя себя очень отважными и находчивыми…

На улицах не было никого, кроме драконов. Город просто кишел ими. К счастью, ни один из драконов не был именно тех размеров, которые поедают мальчиков и девочек, иначе наша история здесь и окончилась бы. Драконы бродили по тротуарам, драконы сидели на дороге, драконы грелись у парадных входов общественных зданий, драконы чистили крылья на крышах, под жарким летним солнцем. Город весь казался зеленым от них. Даже когда дети вышли из города и пошли по дороге, они заметили, что поля кажутся зеленей обыкновенного от покрытых чешуей лап и хвостов, некоторые, из менее крупных видов, сделали себе асбестовые гнезда в цветущих изгородях из боярышника.

Эффи крепко-крепко уцепилась за руку брата, а когда внезапно толстый дракон задел ее ухо, она громко вскрикнула, и целая стая зеленых драконов поднялась при этом звуке с поля и взвилась к небу. Дети могли ясно расслышать стук их крыльев во время полета.

— Ах, мне хочется домой, — ныла Эффи.

— Не будь дурочкой, — уговаривал ее Гарри. — Неужели ты забыла о семи витязях и обо всех принцах? Люди, желающие стать освободителями своей родины, никогда не визжат и не просятся домой.

— А разве мы, — подняла глаза на брата Эффи, — разве мы освободители?

— Увидишь, — сказал Гарри, и они двинулись дальше.

Дойдя до искомой церкви, они нашли дверь открытой, но Святого Георгия там не было; поэтому они обошли кладбище, где и нашли вскоре большой каменный склеп Святого Георгия, украшенный снаружи его фигурой, высеченной из мрамора и одетой в латы и шлем, со сложенными на груди руками.

— Как бы нам умудриться разбудить его? — спрашивали они друг у друга. Гарри заговорил со скульптурой, но не получил никакого ответа. Он позвал громче, но Святой Георгий, по-видимому, не слышал. Затем Гарри настолько осмелился, что попытался разбудить великого победителя дракона, встряхнув его за мраморные плечи. Но Святой Георгий не обращал на эти усилия ни малейшего внимания.

Тогда Эффи принялась плакать. Она обняла Святого Георгия за шею, насколько мрамор позволил ей это сделать, поцеловала мраморное лицо и взмолилась:

— Ах, дорогой, добрый, милый, Святой Георгий, пожалуйста, проснись и помоги нам!

Тут Святой Георгий медленно раскрыл глаза, потянулся и спросил:

— Что случилось, деточка?

Дети рассказали ему все. Он повернулся на своей мраморной плите и облокотился на один локоть, чтобы лучше расслышать их. Но услышав, что драконов так много, он покачал головой.

— Ничего не выйдет, — вздохнул он, — их слишком много для бедного старого Георгия. Вам следовало разбудить меня раньше. Я всегда любил равный бой. «Один человек против одного дракона» был мой девиз.

В это самое время над головами их пролетела стая драконов, и Святой Георгий наполовину обнажил меч.

Но, когда стая скрылась вдали, он снова покачал головой и всунул меч в ножны.

— Я ничего не могу поделать, — сказал он, — обстоятельства сильно переменились с моего времени. Теперь все делается при помощи машин, должно существовать какое-нибудь средство избавиться от этих драконов. Кстати, какая у вас была погода за последнее время?

Эти слова показались такими нелюбезными и не идущими к делу, что Гарри не пожелал ответить на них, но Эффи терпеливо пояснила:

— Погода была очень хороша. Папа говорит, что никто не помнит подобной жары в нашей стране.

— А-а! Я так и полагал! — проронил Георгий задумчиво. — Да, единственным средством было бы… драконы не переносят сырости и холода — это единственное средство. Если бы вы могли найти краны…

Святой Георгий снова начал укладываться на свое мраморное ложе.

— Спокойной ночи, очень сожалею, что я не могу помочь вам, — сказал он.

— О, но это-то вы можете, — воскликнула Эффи. — Скажите нам, про какие краны вы упоминаете?

— Да такие же, как в ванной, — ответил Святой Георгий, еще более сонным голосом. — Там также есть зеркало, в нем виден весь мир и все, что происходит. Жаль, что я не могу… спокойной ночи.

И он упал навзничь на мрамор и через секунду снова спал крепким сном.

— Мы ни за что не найдем этих кранов, — приуныл и Гарри. — А представь, Святой Георгий проснулся бы, когда поблизости пролетал дракон того размера, который питается витязями. Ужас!

Эффи сняла свою непроницаемую для драконов вуаль.

— Мы не встретили ни одного размером с нашу столовую, когда шли сюда, — напомнила она. — Я уверена, что мы отлично дойдем.

Она накрыла Святого Георгия снятой вуалью, а Гарри натер, сколько мог, отравы для драконов со своих одежд на латы Святого Георгия, чтобы ничего не могло случиться с ним.

— Мы могли бы спрятаться в церкви, пока не стемнеет, — заметил он, — а тогда…

Но в эту минуту темная тень упала на них, и они увидели, что это дракон совершенно такого же размера, как их столовая.

Они сразу поняли, что все погибло. Дракон опустился на землю и схватил обоих детей своими когтями; он держал Эффи за ее зеленый пояс, а Гарри — за кончик куртки и затем, развернув большие желтые крылья, поднялся в воздух, громыхая, как вагон третьего класса при торможении.

— Ах, Гарри, — всхлипывала Эффи. — Он, наверное, скоро съест нас!

Дракон летел через леса и поля, так сильно взмахивая крыльями, что с каждым взмахом пролетал четверть мили.

Гарри и Эффи могли рассмотреть местность, над которой они пролетали; изгороди, реки, церкви и фермы пробегали под ними гораздо быстрее, чем пробегают по бокам самого быстрого курьерского поезда.

Дракон летел все дальше. Дети встретили в воздухе еще много драконов, летевших в разные стороны, но дракон величиной со столовую не остановился ни на минутку поговорить с кем-либо из них и упорно стремился вперед.

— Он знает, куда летит, — догадался Гарри. — Ах, если бы он уронил нас прежде, чем попадет туда!

Но дракон крепко держал их своими когтями и летел все дальше и дальше, пока, наконец, когда у детей уже начала кружиться голова, не опустился, гремя всеми чешуйками, на верхушку горы.

Там он лег на свой большой зеленый чешуйчатый бок, весь запыхавшийся: еще бы — столько пролететь! Но когти его крепко держали пояс Эффи и задний кончик куртки Гарри.

Вдруг Эффи озарило: да у нее же в кармане нож, который Гарри подарил ей в день рождения! Нож этот был дешевенький, и им даже с самых первых дней нельзя было точить ничего, кроме грифелей. Но Эффи все же умудрилась каким-то образом перерезать им свой пояс спереди и выползла из него, оставив у дракона в когтях всего один зеленый шелковый бант. Конечно, этим ножом ни в коем разе нельзя было отрезать хвостик куртки Гарри, и, тщетно провозившись довольно долгое время, она убедилась в этом и отказалась от непосильной задачи. Но с ее помощью Гарри кое-как удалось незаметно вылезти из рукавов; во второй лапе дракона, таким образом, осталась одна куртка. Затем дети пробрались на цыпочках к трещине в скале и заползли в нее. Щель была слишком узка для того, чтобы дракон мог заползти вслед за ними, поэтому они и остались там, рассчитывая состроить рожи дракону, когда он отдохнет настолько, чтобы снова встать и съесть их. Когда они действительно начали строить ему рожи, дракон страшно разозлился и принялся дышать на них огнем и дымом, но они забились дальше в пещеру, чтобы он не мог достать их, и, когда ему надоело выдыхать огонь и дым, он убрался восвояси.

Но они все же боялись выйти из пещеры, поэтому побрели дальше. И вот пещера расширилась и стала светлее и под ногами появился мелкий песок, а когда они добрались до самого конца пещеры, то увидели дверь, на которой было написано: «Помещение для всемирных кранов. Вход посторонним строго воспрещается».

Они, понятно, сейчас же приоткрыли дверь, чтобы заглянуть в нее, затем вспомнили, что им сказал Святой Георгий.

— Нам не может быть хуже, чем теперь, когда у щели ждет дракон, — заметил Гарри. — Войдем сюда.

И не раздумывая больше, они вошли в комнату с кранами и прикрыли за собой дверь.

Осмотревшись, они увидели, что находятся в помещении, высеченном из твердой скалы. Вдоль одной стены шел целый ряд кранов с фарфоровыми дощечками с надписями вроде тех, которые вы видите в ванных. Так как они оба умели читать двухсложные слова, а иногда и трехсложные, они сразу поняли, что попали в то учреждение, из которого регулируется погода. Здесь было шесть кранов с надписями: «Яркое солнце», «Ветер», «Дождь», «Снег», «Град», «Лед» — и множество маленьких: «Умеренно жарко», «Дождливо», «Южный ветер», «Погода, благоприятная для прорастания посева», «Катание на коньках», «Хорошая свежая погода» и так далее. Большой кран с надписью «Яркое солнце» был совершенно отвернут. Они не могли видеть солнечного света; пещера освещалась сверху окном с синим стеклом, поэтому они подумали, что солнечный свет изливается каким-нибудь другим путем, как при патентованных кранах нового устройства, вымывающих в кухнях нижние части стока для помоек.

Вскоре они заметили, что одна стена комнаты представляла собой огромное зеркало, смотря в которое, вы видели все, что происходило во всем свете и, главное, все сразу, чего при других зеркалах не бывает. Они увидели фургоны, сдававшие мертвых драконов в канцелярии Государственного совета; они также видели, как дома плакала их мама, потому что дети ее вышли на ужасный дневной свет, и она опасалась, что какой-нибудь дракон съест их. Они видели и всю Англию, точно огромную карту: зеленую — где находились поля, коричневую — на месте городов, и черную в тех местах, где добывают уголь, делают глиняную посуду, стальные изделия и химические составы. И везде — на черных местах, на зеленых и на коричневых — виднелась целая сеть зеленых драконов. Они могли видеть, что был еще светлый день и ни один дракон не ложился спать.

Эффи заметила:

— Драконы не любят сырости, — и попыталась завернуть кран с надписью «Яркое солнце», но кран этот, очевидно, испортился — вот почему так долго стояла хорошая погода и драконы успели вывестись.

Дети оставили в покое солнечный кран и отвернули снежный, а сами обратились лицом к зеркалу. Они увидели там, что драконы бегали и метались из стороны в сторону, как муравьи, когда вы имеете жестокость налить воды на муравейник — чего, конечно, вы никогда не делаете.

А снег валил все сильней и сильней!

Тогда Эффи отвернула также дождевой кран и немного спустя драконы начали барахтаться все слабее и слабее, а некоторые из них даже растянулись совсем неподвижно. Дети поняли, что вода потушила находившийся внутри них огонь и эти гады умерли. Тогда они отвернули градовый кран — этот последний только наполовину из опасения перебить окна в домах, — и вскоре уже не было видно ни одного шевелящегося дракона.

Тут дети поняли, что они действительно спасители своей родины.

— Нам поставят памятник, — сказал Гарри, — такой уж высокий памятник, как адмиралу Нельсону! Все драконы подохли.

— Надеюсь, что и тот, который караулил нас там, снаружи! — сказала Эффи. — Относительно же памятника, Гарри, я не так уж уверена, что мы его получим. Что теперь сделают с этой кучей мертвых драконов? Понадобилось бы много-много лет, чтобы их всех похоронить, а сжечь их теперь, когда они такие мокрые, совершенно невозможно. Хоть бы дождь смыл их всех в море!

Но этого не случилось, и дети начали чувствовать, что на поверку они вовсе не были так уж умны.

— Хотелось бы мне знать, к чему здесь эта старая штука? — спросил Гарри. Он отыскал какой-то старый заржавленный кран, вид которого показывал, что его не употребляли уже в течение нескольких столетий. Его фарфоровая пластинка с надписью была сплошь покрыта грязью и паутиной.

Когда Эффи протерла его кончиком своего платья — странным образом оба они вышли из дома без носовых платков — она увидела, что надпись гласит: «Отбросы».

— Давай отвернем его, — предложила она, — может быть, драконы туда провалятся.

Кран шел очень туго, ведь его так долго не употребляли, но вместе они кое-как повернули его и затем бросились к зеркалу, чтобы посмотреть, что произойдет.

На самой средине карты Англии уже открылась большая круглая дыра, края карты приподнялись, и дождевые потоки побежали к этой дыре.

— Ура! Ура! — закричала Эффи.

Торопливо вернулась она к кранам и отвернула все, которые только обещали какую-либо влагу: «Дождливо», «Переменчиво», «Хорошая погода для прорастания хлеба» и даже «Южный» и «Юго-западный» ветры, потому что она слышала, как отец как-то говорил, что эти ветры приносят дождь.

Теперь целые реки дождя изливались на страну и бурные потоки сбегали к середине карты, и целые водопады вливались в большую круглую дыру. Вода смывала драконов, и они исчезали в огромной водосточной трубе большими зелеными массами.

Вскоре не осталось ни одного дракона. Тогда дети прикрутили кран под названием «Отбросы» и наполовину прикрутили называвшийся «Яркое солнце» — этот последний был испорчен, поэтому они не могли закрыть его совершенно, а открыли «Умеренно ясно» и «Дождливо», и оба эти крана застряли; впоследствии их больше никогда нельзя было закрыть, чем и объясняется сырой климат Англии.

Но как Эффи и Гарри попали снова домой? Разумеется, по железной дороге.

А была ли нация благодарна им? Ну, нация сильно намокла. К тому же времени, как она снова просохла, она заинтересовалась новым изобретением для сушки сухарей при помощи электричества, и все драконы, конечно, были очень скоро забыты. Драконы вовсе не стали казаться такими важными, когда они исчезли, и, как вам известно, за их уничтожение никогда не было предложено никакой награды.

Но что же сказали папа с мамой, когда Эффи и Гарри вернулись домой? Дорогие мои, только дети, подобные вам, могут задавать такие глупые вопросы. Однако на этот раз я, так и быть, отвечу вам.

Мама сказала:

— Ах, дорогие мои, милые мои, вы целы, неужели вы целы! Ах, вы, скверные дети, как могли вы быть такими непослушными? Сейчас же ступайте спать!

Отец же их, доктор, сказал:

— Мне очень жаль, что я не знал, что вы собираетесь сделать! Мне было бы очень приятно сохранить хоть один экземпляр. Извлеченный мною из глаза Эффи я бросил, рассчитывая найти более совершенный. Я никак не ожидал такого быстрого исчезновения всего вида.

Профессор не сказал ничего, он только молча потирал руки. Он-то сохранил свой экземпляр — тот, который равнялся по величине двухвостке и за который он заплатил Гарри полкроны. Он, наверно, сохранился у него и поныне.

Вы обязательно должны упросить его показать его вам.