/ Language: Русский / Genre:sf_social

Реаниматоры

Eldar Morgot


1

   В приемной начальника Внешней Разведки Космических Сил Земной Конфедерации чинно сидел молодой темноволосый землянин в форме лейтенанта флота. Он почтительно поглядывал на снующих мимо адъютантов и молоденьких секретарш в юбках защитного цвета, настолько коротких, насколько позволяла Инструкция. Пару раз секретарши довольно игриво осматривали молодого лейтенанта, заставляя его краснеть до корней волос и сосредотачиваться на рассматривании своих космических ботинок. Девушки победно хихикали и убегали, а их место занимали ответственные физиономии адъютантов со снисходительно приподнятыми бровями и безупречными прическами. Впрочем, снисходительность сразу сменялась растерянностью, едва тыловые крысы замечали боевые медали на груди молодого офицера. Скромность и молодость лейтенанта настолько не вязались с этими наградами, что изумленные адъютанты трясли безукоризненными головами и бежали дальше, сжимая в холеных руках электронные папки с приказами и донесениями.

   Раскрылась дверь, и высунувшаяся голова штабного офицера многозначительно уставилась на посетителя.

   - Лейтенант Айет Ларса! - воззвала голова.

   - Я! - встрепенулся молодой человек, поспешно вскакивая.

   - Адмирал Симмонс ждет вас. Следуйте за мной.

   Молодой человек по имени Айет Ларса послушно проследовал за штабником и вскоре предстал перед самим адмиралом Дж. Симмонсом, высоким офицером с пронзительным взглядом. Утверждали, будто Симмонс - единственный старший офицер во всем Флоте, у которого в голове мозги, а не жидкость для смазки флиттерных двигателей. Пожалуй, ВР - единственное место в армии, во главе которого ну никак нельзя поставить придурка. Разведка все - таки. Все эти сведения мгновенно пронеслись в голове Айета. Он постарался унять волнение и вытянулся.

   - Вольно, - сказал Симмонс, с любопытством рассматривая худощавого и кареглазого лейтенанта. - Фронтовик?

   - Так точно, - ответил Айет, слегка расслабившись.

   - Плацдарм С на Ротаре? - тихо спросил Симмонс, раскрывая небольшую электронную папку и косясь на монитор.

   - Да, адмирал, - Айет с удивлением смотрел на папку. Надо полагать, на экране компьютера также информация про лейтенанта Ларса. Странно. Вроде ни в чем не провинился за последнее время...

   - Страшно было? - Симмонс откинулся на спинку кресла и перевел взгляд на подчиненного.

   - Немного, - признался Айет, переступая с ноги на ногу. Он все еще не совсем понимал, к чему клонит адмирал. Не подозревал Айет и о причинах визита под очи столь высокого начальства. И это еще мягко сказано. Вызов к Симмонсу простого лейтенанта - событие вообще из ряда вон выходящее. Айет незаметно оправил мундир и терпеливо ждал объяснений.

   - Ну, хорошо, - кивнул Симмонс, захлопывая папку. Затем он снова перевел взгляд на экраны компьютеров. - Скажи мне, сынок, что ты знаешь о Невозвращенцах?

   - Невозвращенцы? - слегка растерянно переспросил Айет, поднимая на адмирала карие глаза. - Группа ученых, покинувшая Землю тридцать лет назад и улетевшая в дальний космос, но куда именно, неизвестно...

   - Могу добавить, что случилось это во время Последней Смуты. - Симмонс поднялся и подошел к трехмерной карте известного космоса, - задолго до появления моффов. Но ученые эти не одни улетели, лейтенант. С собой они захватили двадцать тысяч детей, грудных детей.

   - Адмирал? - удивленно раскрыл глаза Айет.

   - Ты не ослышался, лейтенант, - усмехнулся Симмонс. - Они забрали всех сирот, брошенных детей....Хотя столь драматические события происходили во время Смуты, я до сих пор теряюсь в догадках, как им удалось провернуть такое! Двадцать тысяч младенцев! Только представь.

   - Для чего же им понадобилось столько детей? - спросил Айет.

   - И дети все были абсолютно здоровы, кстати, - Симмонс указал на карту. - Видишь этот участок?

   - Дикие Звезды? - поразился Айет, - но...

   - Дурацкое название, - фыркнул Симмонс. - Как в дешевом боевике. Впрочем, неважно. Что известно про так называемые Дикие звезды? Практически ничего. Изредка туда летают чартерные звездолеты, перевозящие колонистов на пограничные колонии. В этом столь примечательном районе вовсю действует разный сброд: пираты, нелегальные рудоразработчики, контрабандисты, в общем, полным полно кандидатов для тюремных астероидов. Последняя Смута превратила когда - то перспективный, хоть и отдаленный район в настоящий рассадник преступности и анархии. Где-то на этих системах у тамошних пиратов имеются базы, откуда они совершают нападения на колонии Конфедерации, а по последним данным, их эмиссары даже умудрились проникнуть на Землю. Пока мы заняты бесконечной войной с моффами, нет никакой возможности отправить туда хороший флот с десантом, чтобы уничтожить это осиное гнездо. Ты знаешь, лейтенант, Дикие Звезды далеко от Нейтральной Зоны и вряд ли в ближайшее время моффы вздумают наведаться туда. В противном случае они давно бы напали на две колонии в этом участке. Недавно наши патрули захватили звездолет, перевозящий контрабанду. Допросив капитана, мы выяснили, что у пиратов и в самом деле имеется большая база на одной из планет в районе Диких Звезд. Местоположение этой планеты контрабандисту неизвестно, но он сообщил очень любопытные сведения: оказывается, не так давно к пиратам прибыл некий таинственный землянин, вернее много землян, причем капитан утверждает, что прибыли они из какой-то близкой к Диким Звездам системы. Предводитель посетителей встретился с пиратским начальством и предложил им крупную сумму за кое-какую работу. Пираты должны будут доставить ГРУДНЫХ ДЕТЕЙ из детских домов и приютов со всей Конфедерации.

   Адмирал Симмонс испытывающе посмотрел на пораженного лейтенанта.

   - Но...- Айет напряженно обдумывал полученную информацию. - Пираты должны выкрасть детей?

   - Нет, - улыбнулся Симмонс. - С помощью денег они обязались заполучить детишек с Земли и колоний, действуя предельно осторожно и гуманно.

   - Значит, - сказал Айет, - таинственные земляне и есть Невозвращенцы, те самые, что тридцать лет назад покинули Землю в неизвестном направлении. Кажется, им понадобились новые младенцы. Но для чего?

   - А вот это, сынок, и предстоит тебе узнать.

   Айет ждал этой фразы, но все равно разволновался и отвел глаза к карте.

   - Инструкции? - спросил он несколько секунд спустя.

   - Ты даже не поинтересовался, почему выбрали именно тебя, - проговорил Симмонс.

   Айет решил промолчать. Адмирал одобрительно кивнул. Кажется, он не ошибся в выборе.

   - Инструкции, лейтенант, получишь очень скоро. Прежде чем расстаться, я должен еще кое-что сказать тебе. Рядом с пограничными колониями гиперрадары зарегистрировали несколько странных сигналов. Хм, ты встрепенулся?

   - Чужаки? - возбужденно спросил Айет.

   - Не исключено, лейтенант Ларса, не исключено. Но запомни, твоя задача не состоит в поисках новых планет с разумными обитателями, хотя, конечно.... С инопланетянами общался?

   - Да, адмирал. С ротарианами, заразианами и нуксанцами. Также прошел кое-какую подготовку.

   - Кое-какую? - засмеялся Симмонс, снова раскрывая личное дело Айета и читая вслух: - Правила Первого Контакта, Курсы Лингвистики, Языкознание, Филология, Теория изучения языков без гипнообучателя и т.д. Ты довольно скромен, Ларса!

   - Инструкции? - позволил себе повторить Айет.

   - Получишь от командира.

   - Командира, адмирал?

   - Хм, вижу, ты не слишком этим доволен? - Симмонс устало потер переносицу. - Впрочем, другой реакции я не ожидал. Ваша группа состоит из трех человек. С тобой летят капитан Дайслер и старший лейтенант Урсаис. Это не первое для них задание. В нашем нелегком деле ты еще новичок, но твои заслуги и исключительная выживаемость, проявленная в боевых условиях, заставили остановить выбор на тебе. Не скрою, - Симмонс тяжело вздохнул, - у нас большие проблемы с кадрами. Много опытных разведчиков погибло, а готовить новых нет ни времени, ни денег. Да что там говорить, когда только недавно отвоевали у моффов несколько планет в Нейтральной Зоне и с огромным трудом отразили второй десант на Ротаре. Противник пока ничего не предпринимает. Новый удар готовит, скорее всего. Почти затишье, если не считать рейдов перехватчиков и продолжающейся осады Тибальда. В общем, все плохо, как обычно, по выражению одного генерала из штаба на Орфее.

   Симмонс умолк и снова оглядел Айета с головы до ног.

   - Справишься, сынок? - спросил он.

   - Так точно! - отсалютовал Айет.

   - Вот и отлично, - усмехнулся адмирал. - И прежде чем пожелать тебе ни пуха, ни пера...Я хочу, чтобы ты знал: там, куда вы направляетесь, фактически не действуют законы Земной Конфедерации. В случае опасности некому будет придти тебе на помощь, кроме твоих товарищей и некому будет исправлять твои ошибки, а быть может, вам придется разделиться. Самое главное: в случае провала мы почти ничем не сможем вам помочь. Почти ничем. Все ясно?

   - Да, адмирал, - Айет встретился с Симмонсом взглядом. - Буду стараться не подвести вас.

   - Не сомневаюсь, - кивнул Симмонс. - Удачи!

   Айет отдал честь, повернулся на месте и вышел. Адмирал посмотрел юноше вслед и со вздохом покачал головой.

   - Удачи, сынок, - повторил он. - И как же я хотел сейчас оказаться на твоем месте вместо того, чтобы торчать за этим дурацким столом и смотреть на тупые рожи моих адъютантов!  

 2

    Когда Айет ступил на борт небольшого пассажирско-торгового звездолета "Звезда Востока", его уже ждали. Капитан Отто Дайслер и старший лейтенант Хосе Урсаис находились в трехместной пассажирской каюте, в которой под видом обычных пассажиров вся разведгруппа отправлялась на пограничную колонию Зеро, находившуюся в районе Диких Звезд.

   Айет поздоровался с коллегами, поставил тяжеленный вещмешок на койку и повернулся к молча наблюдавшим за ним Дайслеру и Урсаису. Все трое были облачены в обычную одежду колонистов: космические штаны, не менее космические куртки со значками первопроходцев и тяжелые ботинки с магнитными подошвами. Некоторое время агенты молча смотрели друг на друга.

   - Путь предстоит неблизкий, - нарушил молчание Дайслер, высокий голубоглазый блондин лет сорока. - Прежде чем начать подготовку, хочу предупредить, чтобы ты называл нас по имени...

   Айет сдержал улыбку. Перестраховываются. Или просто не знают его, Айета, прошлое. Обижаться не стоит.

   - ... для нас ты - Айет, - продолжал Дайслер невозмутимо, - а мы для тебя Отто и Хосе.

   - Колонисты, - вставил коренастый здоровяк Урсаис, - колонисты, летим на планету Зеро по делам.

   - Мы тоже с Зеро? - спросил Айет, усаживаясь.

   - Нет, - Дайслер покачал головой, - с Тибальда, беженцы. На Зеро хотим разузнать обстановку и выяснить цены на землю. Можно было конечно по Сетке узнать, но посмотреть своими глазами, это ж совсем другое дело, верно?

   - Действительно, - согласился Айет, развязывая свой мешок. - У вас то же самое, что и у меня?

   - Не трогай мешок, - поднял руку Урсаис. - Да, такой же набор. Оружие, таблетки на все случаи жизни и небольшой гипнообучатель. Вдруг Невозвращенцы говорят по-китайски? Впрочем, мы наслышаны о твоих талантах и способности изучать языки за рекордное время.

   - С гипнообучателем легче, - улыбнулся Айет.

   Дайслер хотел что-то сказать, но в это время в открытых дверях каюты появился член экипажа, бородатый толстый мужчина в очках.

   - Устроились, ребята? - приветливо поинтересовался он, поглаживая необъятный живот. Темные глаза за очками внимательно осмотрели каюту.

   - Когда старт? - спросил Дайслер, хмурясь. Кажется, бесцеремонный визит толстяка ему не понравился.

   - Скоро, - заулыбался бородач. - Не забудьте, после сигнала необходимо пристегнуться. Будут перегрузки.

   - Вы очень любезны, - нетерпеливо проговорил Урсаис. - А почему такая задержка?

   - Идет война, - вздохнул толстяк, поправляя очки. - В первую очередь взлетают военные корабли, а мирным звездолетам, вроде нашего, приходиться ждать очереди...Мы как раз разрешения на старт ожидаем. Кстати, меня зовут Брамс, Бонифаций Брамс, помощник капитана. Друзья зовут меня Бонни, ха-ха!

   - Очень приятно, - еще сильнее нахмурился Дайслер, всем своим видом показывая, что разговор окончен.

   Но Брамс медлил. Айет вдруг заметил, что помощник капитана как-то странно смотрит на вещмешки. И лишь когда Урсаис напомнил, что они хотели бы побыть одни, космонавт спохватился и стал пятиться к выходу.

   - Простите мою навязчивость, - смущенно проговорил Брамс уже из коридора, - я недавно в пассажирском флоте и плохо разбираюсь в сервисе...Приятного полета!

   Дайслер захлопнул дверь и закрыл на электрический замок.

   - Он на вещмешки смотрел, - сказал Айет, насупившись.

   - В самом деле? - засмеялся Урсаис, хлопая Айета по плечу. - Да ты вошел в роль, дружище!

   - Он смотрел! - упрямо повторил Айет. Ему что, не верят?

   - В вещмешках ничего такого нет, - мягко произнес Дайслер, заметив досаду Айета. - Конечно, бластеры и гипнообучатели дорого стоят, но все же это не самородки с Назарета или алмазы с Дагоберта. Короче говоря, ничего, чтобы могло...- Дайслер умолк и перешел на тайный язык жестов ВР.

   Опасается жучков, догадался Айет, внимательно следя за знаками.

   "Я же проверил, - передал Урсаис, - здесь чисто".

   "На всякий случай, - ответил Дайслер, кивая Айету.- Понимаешь код ВР?"

   " Понимаю" - просигналил Айет.

   "Когда выйдем в гиперпространство, - продолжал Дайслер, удивленно переглядываясь с Урсаисом, - ты получишь все известные данные о Невозвращенцах. Затем мы их уничтожим и окончательно превратимся в честных роботяг-колонистов". - Что касается нашего нового знакомого Брамса и его повышенного к нам внимания...- уже вслух произнес Дайслер, - мне кажется, это обычное любопытство, присущее космонавтам, которые месяцами ничего не видят кроме звезд на обзорных экранах. Наверняка он и других пассажиров точно так же разглядывает. Но все равно, Айет, ты молодец, раз уже сейчас проявляешь столь похвальную наблюдательность.

   Айет еще некоторое время хмурился и кусал губы, но потом все же успокоился. Уж кому-кому, а его новым товарищам опыта не занимать. Раз они сказали, что все в порядке, значит так и есть.

   Раздался долгожданный предупреждающий сигнал, и разведчики уселись в противоперегрузочные кресла, тщательно закрепив ремни безопасности. Несколько секунд спустя утробно заурчали планетарные двигатели "Звезды Востока", с каждой секундой становясь все выше и громче, пока не перешли на пронзительный вой. Короткая пауза и звездолет рванулся вверх. Пассажиров со страшной силой вдавило в кресла. Айет почувствовал, что задыхается. Ничего себе перегрузки, так даже в десантной капсуле не давило! А каково остальным пассажирам? Они ведь обычные люди, военную подготовку вряд ли проходили...

   Раздался еле различимый мерный гул. Задействовали искусственную гравитацию, догадался Айет. Мучения, наконец, закончились. Разведчики дружно выдохнули воздух. "Звезда Востока" находилась на дальней орбите и ждала разрешения на выход в надпространство. Вскоре на потолке каюты зажглась зеленая лампа, возвещающая о начале разгона. Спустя минуту лампочка бешено замигала. Разгон начался.

   - Тебя вообще тошнит? - спросил Урсаис у Айета.

   - Как "тошнит"? - не понял Айет.

   - Ну, по жизни тебя тошнит?

   - Вообще то да, но...

   - Тогда вооружись кульком, - скривился Дайслер, - не хватало еще, чтобы тебя...

   Дайслер не договорил, так как именно в эту секунду "Звезда Востока" вышла в гиперпространство. Приступ головной боли и тошноты едва не лишил Айета сознания. Да-а, военные корабли выходят в гипер куда мягче, чем эта старая развалина. Наверняка барахлят полевые генераторы, так ведь и угробить пассажиров недолго. И как "Звезда Востока" еще летает?

   Когда стало чуть-чуть легче глотать слюну, и опасность испортить новую куртку остатками завтрака миновала, Айет с трудом повернул голову и увидел ярко горящую желтую лампочку. "Звезда Востока" шла на гипердвигателе, и гул надпространственных моторов заставлял стены каюты вибрировать мелкой дрожью. Айет посмотрел на кряхтевших от избытка впечатлений Дайслера и Урсаиса.

   - Ты, вижу, уже пришел в себя, - с уважением произнес Дайслер, расстегивая ремни. - Где служил, парень?

   - Во флотской разведке, - улыбаясь, ответил Айет. - Ну, будем готовиться? Вы обещали данные предоставить.

   - Флотская разведка? - хором переспросили агенты.

   - Да, - растерялся Айет, - а что, что-нибудь не так?

   Дайслер с Урсаисом молча переглянулись. Айет непонимающе пожал плечами. И что это на них нашло?

   Дайслер извлек из своего мешка светящуюся голограммами папку и протянул Айету.

   "Возьми, - просигналил он, - как ознакомишься, нажмешь на кнопку, и записи исчезнут"

   Айет кивнул, принимая папку.

   - Так ты воевал? - вдруг спросил Урсаис.

   - Немного, - признался Айет, поднимая брови.

   - Извини нас, Айет, - серьезно проговорил Дайслер. - Мы приняли тебя за зеленого юнца, а ты оказывается...

   - Лучше б я юнцом был, - улыбнулся Айет. На него вдруг нахлынули воспоминания. Юноша вздрогнул и провел рукой по лбу, словно отгоняя неприятные мысли.

   ...Плацдарм С на Ротаре. Это, казалось бы, простое словосочетание давно уже стало легендой. Айет был одним из первых, кто высадился на планете. Его подразделение получило задачу обеспечить безопасность высадки основных сил земного десанта. Большую часть капсул передового отряда моффы уничтожили еще в воздухе, но уцелевшие десантники сумели высадиться и закрепиться на небольшом участке земли на окраине ротарианского города Сим-ях. К ним пробралось около сотни ротариан, вооруженных бластерами. Айет помнит их возбужденные радостные лица. Родниковые глаза сияли от счастья, ведь земляне все-таки начали вторжение, чтобы отбить Ротар у моффского оккупационного корпуса. Солдаты лихорадочно стали собирать установки мобильных дезинтеграторов вокруг периметра захваченной территории. Ротариане рыли окопы. Айет вдруг заметил выражение лица командира отряда, разговаривающего по рации. Лицо командира стало серым, он отбросил рацию и зачем-то проверил свою бласт-винтовку. Айет посмотрел на небо в ожидании планетарных истребителей поддержки. Но истребители не появлялись. А потом в воздухе появился гул. Гул стал трансформироваться и вскоре перешел в резкий визг.

   - Молекулярная атака!! Ложись!!

   Моффские снаряды разрывались, словно капли чудовищного ливня. Айет понял, что первая волна вторжения захлебнулась, что планетарные истребители сбиты, и что моффы начинают уничтожение горстки земных солдат. Сначала молекулярный обстрел, затем в бой пойдут роботы-самоходки и моффские десантники. Сверху атакуют перехватчики... Капли разрывов приближались, и Айет инстинктивно прижался к земле. Глупо, ведь от молекулярного снаряда никакой окоп не спасет, но инстинкт самосохранения не хотел внимать никаким доводам. В метрах тридцати от Айета молекулярная мина разворотила окоп вместе с десятком землян и ротариан. В воздух полетели куски земли и человеческой плоти. Мины свистели со страшным визгом...

   Старый гипердвигатель мерно гудел. Айет вздрогнул и снова провел ладонью по лицу. Дайслер и Урсаис внимательно смотрели на него.

   - Все в порядке? - спросил Дайслер очень тихо.

   - Конечно, - кивнул Айет и уселся на койку, открыв папку. Он уже успокоился, хотя бисеринки пота, выступившие на лбу, еще выдавали его состояние.

   Айет прочитал первое предложение: " Невозвращенцы - по непотвержденным данным, группа ученых, покинувшая Землю около тридцати стандартных лет назад. Имена неизвестны..." Айет глубоко вздохнул и расправил плечи. Он стал читать дальше и вскоре узнал удивительные вещи. Невозвращенцы прихватили с собой не только двадцать тысяч детей, но и около двух десятков звездолетов средних размеров плюс шесть дредноутов, не говоря уже об истребителях и других малых кораблях. Как именно они умудрились увести с Земли целый флот, история умалчивала. Количество беглецов-взрослых - тоже загадка, но судя по количеству угнанных кораблей их никак не меньше трехсот человек, а может и больше. Кроме того, ВР выудила из смутных времен тридцатилетней давности данные о том, что среди Невозвращенцев имелись физики, математики, космобиологи, врачи, инженеры, химики, даже архитекторы. Удивление вызывало наличие лингвистов и филологов. Странно, подумал Айет, зачем Невозвращенцам потребовались языковеды? Физика и математикой - понятно, но языкознание? Бежавшие увезли с собой значительные запасы золота и платины, а также радиоактивные вещества для гипердвигателей. Больше никакими точными данными по техническому оснащению Невозвращенцев ВР не располагала. Предполагалось, что ученые прихватили с собой огромнейшие компьютерные данные и разного рода производительные мощности для обустраивания новой колонии. Для темных времен Последней Смуты все это являлось значительным, сенсационным поступком, поражавшем воображение своей организацией и размахом. Айет поднял глаза к потолку. Как же все странно и непредсказуемо в этой жизни. Ведь если бы не появление моффов, враждебных людям гуманоидов, то, скорее всего земляне, едва оправившись от Последней Смуты, начали бы новую мировую войну, теперь уже в космосе. И лишь страшная опасность со стороны моффов заставила землян на время забыть распри. Была создана Конфедерация Государств Земли и Колоний. Заключен военный союз с ротарианами для общего отпора врагу. Удивительно, но именно после начала войны с моффами были обнаружены новые планеты и установлены контакты с разумными гуманоидными расами: лонкитами, нуксанцами и заразианами. Негуманоиды пока не встречались. Пока...Айет снова углубился в записи. Так, информация по детям. Десять тысяч мальчиков и столько же девочек! Совпадение? Вряд ли. Что задумали Невозвращенцы?

   - Прочитал? - поинтересовался Дайслер.

   - Да, - Айет захлопнул папку и нажал едва заметную кнопку в самом углу светящейся обложки. Когда он раскрыл папку снова, от записей не осталось и следа.

   - Теперь что? - спросил он, качая головой.

   - Ничего, - улыбнулся Урсаис, - если не считать исторического полета на Зеро, самую окраину изученного космоса. На Зеро наш связной. Последние данные получим от него.

   - Почему ВР решила, что планета Невозвращенцев находится именно в этом районе Диких Звезд? - хмуря брови, просигналил Айет. - Они ведь могли явиться откуда угодно.

   - В самом деле, этого мы не знаем, - согласился Дайслер, - но именно в этом районе зарегистрированы многочисленные гиперпространственные колебания, именно здесь к пиратам прилетали таинственные земляне и договаривались о поставке детей. Возможно, они явились из другого района, но то, что это Невозвращенцы, мы почти уверены.

   - В чем же заключается наша задача? - удивился Айет. - То есть, я хотел сказать, что конкретно мы будем делать, чтобы выяснить тайну наших клиентов? Извините, наверное много глупых вопросов задаю...Как зовут связного?

   - Подожди, Айет, не спеши так, - засмеялся Дайслер, - вот прилетим на Зеро и... Связного зовут Таатир.

   - Ротарианин? - широко раскрыл глаза Айет.

   - Да, - кивнул Урсаис, пряча улыбку. - Таатир ротарианин, но даже в знаменитой ротарианской разведке мало кто знает о его существовании, не говоря уже про ВР. У него небольшой звездолет, думаю, нам он сильно пригодится.

   - Начальство упоминало про гиперколебания и возможность обнаружения разумных рас в этом районе, - задумчиво добавил Айет.

   - Мы давно догадываемся об этом, - подтвердил Дайслер. - Задержанные контрабандисты утверждают, что пираты якобы уже вступили в контакт с этими таинственными чужаками, но как они выглядят, что из себя представляют и на какой стадии развития находятся, неизвестно. Но одно знаем наверняка: они летают в космос и открыли теорию поля вместе с гиперпереходом, хотя и сделали это сравнительно недавно и вряд ли вышли за пределы нескольких звездных систем вокруг своей планеты. Впрочем, повторяю, это лишь догадки. Пираты, например, не меньшая головоломка для нас, чем чужаки.

   - Найдем и вступим в контакт? - возбужденно заерзал Айет.

   - В первую очередь мы должны обнаружить Невозвращенцев, что же касается чужаков, поиски внеземной жизни пока не входят в наши планы. Но, если придется с ними столкнуться, то непременно применим твои обширные знания по установлению первого контакта!

   Дайслер и Урсаис весело рассмеялись. Айет поначалу смутился, но вскоре присоединился к смеху товарищей. Новые напарники нравились Айету.

   - Повеселились, и хватит, - с этими словами Дайслер растянулся на койке и закрыл глаза. - Давайте отдыхать. Через четырнадцать часов будем на Зеро. Надеюсь, эта старая калоша не развалится при выходе из гипера...

   Старшие агенты вскоре уснули, а Айет долго не мог сомкнуть глаз, ворочаясь на жесткой койке в тщетных попытках устроиться поудобнее. Но матрац, в лучших традициях кораблей-развалюх, был набит не то кирпичом, не то обтесанным булыжником. Впрочем, не только чудо-матрац мешал Айету спать. Невозвращенцы, чужаки, пираты, ротарианин по имени Таатир - все это так живо рисовалось в воображении, что поворочавшись около часа, Айет сел на койке, уткнул подбородок в колени, решив сидеть до тех пор, пока наконец все эти мысли не оставят его в покое и не позволят уснуть.

   - Не спится? - вдруг промычал со своей койки Урсаис.

   - Не получается, - признался Айет, завистливо косясь на безмятежно храпящего Дайслера.

   - Уж постарайся, - пробормотал Урсаис, отворачиваясь к стенке, - а то ведь на Зеро будешь как курица варенная...Пароль знаешь?

   - Какой еще пароль? - удивился Айет.

   - Для Таатира, - зевнул Урсаис. - Нас то он знает, а вот тебя...

   - Так разве я не с вами буду?

   - Будешь...Но все равно, пароль следующий: "УТИКА"...

   - "УТИКА", - повторил Айет, прислушиваясь к гудению гипердвигателей.

   Полчаса спустя ему удалось таки уснуть.   

  3.

     Нет ничего хуже, когда звездолет выходит из гиперпространства, а ты в это время спишь, да к тому же лежишь в койке, а не в кресле космонавта. Сон взрывается тысячами жалящих огненных игл, впивающихся в твое сознание. Короткий кошмар, переходящий в явственную тошноту и страшную боль, раскалывающую голову.

   Зеленая лампа на потолке бешено мигала. Айет скатился на пол, где уже корчились от боли Дайслер и Урсаис.

   - Мы в обычном космосе, - Урсаис с трудом поднял руку, чтобы взглянуть на часы, - но почему...прошло только одиннадцать часов. Почему так рано?

   - И без предупреждения...шайзе, так ведь и пассажиров можно угробить. Теория поля - это ведь не лифт остановить...

   С этими словами Дайслер поднялся на ноги и с самым решительным видом вытащил из вещмешка бластер. Эти действия он сопровождал отборными немецкими ругательствами. Айет с трудом сел и принялся тереть виски. Боль уходила медленно, но он все же поднялся, слегка покачиваясь.

   В двери постучались. Разведчики сразу насторожились и переглянулись.

   - Кто там? - хмурясь, спросил Дайслер.

   - Это я, господа, - раздалось снаружи, - Бонифаций Брамс, господа, помощник капитана. Откройте, пожалуйста.

   - Что случилось? - Урсаис уселся на койку и прикрыл глаза. - Почему так рано и без предупреждения вышли в обычное пространство? Гипердвигатель барахлит?

   - Господа? - раздался удивленный возглас Брамса. - Предупреждение было. Мы уже у Зеро. Так вы откроете? С вами все в порядке?

   - У Зеро? - поразился Дайслер, кивая Айету.

   Молодой лейтенант открыл дверь, и в каюту вошел приветливо улыбающийся Бонифаций Брамс. Айет остался стоять возле дверей, спиной к коридору. Он снова стал тереть пальцами виски, потому что в глазах до сих пор плавали красные круги, а голова болела, хотя уже не так сильно. Вдруг Айет заметил округлившиеся глаза Дайслера и вскочившего Урсаиса. Затем вспышка. Словно во сне Айет увидел в руке Брамса дымящийся бластер. Толстяк медленно повернулся к застывшему от ужаса юноше. Айет хотел было крикнуть, но что-то тяжелое обрушилось на его голову, и он рухнул без сознания.

   - Готов, кажется, - необычайно высокий и мускулистый человек в космическом комбинезоне опустил бластер, рукояткой которого он ударил стоявшего у дверей молодого колониста. - Жаль парня, но что поделаешь...Надеюсь, у этих найдется что-нибудь интересное. Что-нибудь, что может нам пригодиться.

   - Как всегда, бережешь заряды, Кор? - ухмыльнулся Брамс. - Что остальные?

   - Капитан убит. Члены экипажа вместе с пассажирами тоже, - гигант Кор сморщился и обратил взор на вещмешки на койках. - Клянусь жуками! Гипнообучатель и бластеры. Хороши колонисты!

   - Больше ничего нет? - поинтересовался Брамс.

   - Этого мало? - удивился Кор. - У капитана, между прочим, полным-полно платины в сейфе. Да, Бонни, здорово ты все придумал: наняться на службу на самой Земле, да еще и половину команды из наших ребят набрать!

   - Учись, приятель, - Брамс задумчиво вертел в руках бластер Дайслера. - А помнишь, как все были против? Слишком, мол, долго, кричали они. Странные люди! Не понимают, дуралеи, что мы с голоду перемрем, а может и со скуки, если по-прежнему будем сидеть на Белом Цветке, изредка грабя все эти вшивые поселения вокруг Зеро! Необходимо мыслить глобальнее!

   - Бонни, Кор, - в дверях появился еще один пират. - "Крутой мужик" только что вышел из гипера неподалеку. Через десять минут вышлют челнок.

   - Отлично, - Брамс подмигнул Кору. - Все, мотаем отсюда. Отключайте энергию и двигатели.

   - А трупы?

   - Трупы? - вздохнул Брамс. - Прости, господи... Оставьте здесь, не потащим же этих бедолаг с собой для похорон. Да и времени нет.

   - Тебе всегда жаль убитых, - покачал головой Кор.

   - А тебе нет?

   Кор снова покачал головой, схватил вещмешки, и вскоре каюта опустела. Едва пираты покинули помещение, Айет Ларса слабо застонал и открыл глаза. Мимо раскрытой двери прошло два человека в космических ботинках. Они тащили что-то тяжелое, кряхтя и ругаясь. Айет медленно поднял руку и прикоснулся к затылку. Кровь. Голова разбита. Шум шагов и отборная брань постепенно утихли. Морщась от боли, Айет повернул голову и замер от ужаса. Рядом лежал Дайслер, а на койке в неестественной позе застыл Урсаис. Вместо лиц у разведчиков чернели страшные обугленные маски. Мертвы. Сожжены из бластеров в упор.

   Раздался отдаленный шум и скрежет. Айету показалось, что к ним приблизилось какое-то небольшое космическое судно, он отчетливо слышал звук абордажных присосок.

   Так, нужно подняться на ноги. Айет схватился за койку и с трудом сел, опершись о стену. Затем вытащил из кармана пакет первой помощи. Разорвал зубами целлофан, извлек бинт и вылил на голову дезинфицирующее средство, затем смазал рану специальной мазью для остановки кровотечения. Проделав все это, Айет стиснул зубы и соорудил на голове импровизированную повязку, едва не потеряв сознание во время этой операции. Неожиданно погас свет. Айет затаил дыхание. Затем освещение загорелось снова, правда, на этот раз более тусклое. И тут юноша услышал свист и со страхом догадался, что это улетучивается воздух. Усилием воли Айет кое-как выкарабкался в полутемный коридор, твердо решив не оглядываться на безжизненные тела товарищей. Свист усилился. Айету стало душно. Постепенно выпускают воздух, понятно...Где же корабельные скафандры? От мысли о том, что Брамс и его бандиты могли повредить скафандры или унести с собой, по спине Айета пробежал холодок. В эту минуту юноше почему-то не пришло в голову, что даже если он найдет скафандры, запасы воздуха в них все равно не безграничны и рано или поздно...

   Несколько минут спустя Айет уже ковылял по коридору в сторону шлюзовой камеры. Голова страшно болела, а в душном воздухе стоял запах обугленной человеческой плоти. Свет часто мигал, с каждой минутой становясь все тусклее и тусклее. Вскоре Айет заметил, что заметно потерял в весе, и шаги даются намного легче, чем раньше. Гравитация, догадался юноша. Отключили реактор и генераторы поля. Искуственная гравитация уменьшается параллельно с количеством кислорода в атмосфере агонизирующего корабля. Скоро на борту "Звезды Востока" воцарится невесомость. Айет прибавил шаг, хватая воздух широко раскрытым ртом, но кислорода уже не хватало, и вскоре стало двоиться в глазах. Он принялся хвататься за стены коридора. А еще Айету стало холодно. Безжалостная космическая стужа уже начала медленно пробираться в умирающий звездолет, отсек за отсеком, палуба за палубой, стремительно пожирая последние остатки жизненного тепла. Пару раз Айет спотыкался о необычайно легкие трупы пассажиров и членов экипажа и проходил мимо распахнутых кают, в которые он старался не смотреть, но откуда исходил страшный запах....

   Когда Айет, наконец, добрался до шлюзовых камер, сила тяжести ослабла настолько, что юноша в буквальном смысле подлетел к скафандровым нишам. Посиневшими от холода пальцами он разбил пластмассовый желоб и нажал аварийную кнопку, стараясь не думать, что кнопка может попросту не сработать. При этом Айет задыхался и находился на уровне потери сознания от нехватки воздуха. Ниша раскрылась, и Айет, теряя последние силы, залез в громоздкий допотопный скафандр, включил подачу кислорода и облегченно набрал полные легкие воздуха. Отдышавшись, он прикрепил к скафандру все три имеющиеся в наличии баллона с кислородом. Затем он задействовал систему автономного питания и магнитные подошвы, позволяющие стоять на ногах, а не болтаться под потолком, словно древний космонавт на орбитальной станции. Постепенно он согрелся. Единственное, что доставляло Айету неудобство, это уже полностью воцарившаяся на борту "Звезды Востока" невесомость и почти кромешная темнота. Айет проверил, работает ли фонарик на шлеме. Работает. Нужно беречь энергию. Сколько там кислорода? На шесть-семь часов...Айет помрачнел. Плохо, очень плохо. Так, теперь необходимо побыстрее отыскать центральную рубку и гиперпространственную рацию. Айет пошлет сигнал во все стороны. Если исходить из того, что они пробыли в надпространстве около двенадцати часов, то Зеро должна быть где-то рядом. Если так, то сигнал бедствия обязательно засекут и за ним вышлют спасательный корабль. В самом худшем случае спасатели будут здесь через четыре часа. Кислорода хватит и даже еще останется. Ура!

   Воодушевленный этими вполне логичными раскладами, Айет поспешил в центральную рубку, в которой надеялся отыскать гиперрацию. В дороге, переставляя ноги в магнитных ботинках и смешно размахивая невесомыми руками, Айет думал о том, что неужели экипаж не мог запастись еще парой-другой баллонов с кислородом. Проходя мимо дверей своей каюты, Айет не выдержал и заглянул внутрь. Некоторое время он скорбно смотрел на окоченевшие тела товарищей, с которыми он не успел даже как следует познакомиться. Юноша тяжело вздохнул и двинулся дальше. Снова заболела голова. Айет проверил индикаторы аккумуляторов. Если учесть запасные батареи, энергии часов на восемь...

   Гиперрацию Айет нашел не сразу. Она стояла в углу, рядом парило мертвое тело капитана "Звезды Востока". Стараясь не смотреть на труп несчастного космонавта, Айет приблизился к заветному передатчику и увеличил яркость фонарика. У рации имеется автономная батарея для аварийного использования, так что...Айет застыл на месте. Батарея была разбита вдребезги, вокруг плавали обломки. По самой рации тоже кто-то очень старательно заехал тяжелым предметом. Что-то прикоснулось к Айету сзади. Юноша вздрогнул и оглянулся. Мимо проплывало мертвое тело еще одного члена экипажа. Видно он пытался оказать сопротивление, а рацию разбили случайно, во время борьбы. Или все же намеренно? Впрочем, какая разница....

   Некоторое время Айет Ларса смотрел на остатки рации, затем выключил фонарик и закрыл глаза. В рубке царила почти кромешная темнота, лишь несколько тусклых ламп слабо мигали на потолке. Один за другим проплыли мимо два космических ботинка.

   - Вот и приехали, - обреченно заключил Айет, открывая глаза и в полном отчаянии уставившись на почти невидимую в темноте рацию.

   - Приехали, - повторил он через пять минут и медленно направился к выходу.

   В коридоре Айета встретила кромешная тьма, и он был вынужден снова включить фонарь, чтобы не натыкаться на стены. Первые минуты отчаяния и безысходности странным образом сменились спокойствием, и Айет снова обрел возможность здраво мыслить.

   - Плохо с рацией получилось, - бормотал он, медленно переступая ногами в магнитных подошвах. - А звука нет никакого и в помине, хотя я и стучу ногами со всех сил. А почему? А потому, дорогой друг Айет, что звук лишь в атмосфере распространяется...Интересно, куда это я путь держу? Правильно, ищу пустую каюту, где смогу спокойно и с чистой совестью умереть от удушья, как и подобает герою-космонавту...

   Рассуждая подобным образом, Айет обошел весь звездолет вдоль и поперек. Он еще питал слабую надежду, что где-нибудь посчастливится отыскать баллоны с воздухом и продлить жизнь хотя бы на несколько часов. Но поиски оказались тщетными. Айет забрался в пустую каюту и застыл стоя на ногах, ведь в невесомости не особенно поваляешься на койке. Перед тем, как выключить фонарик на шлеме, Айет взглянул на индикаторы воздуха. Один баллон уже пуст, осталось два. Стиснув зубы, Айет уменьшил подачу кислорода. Сразу стало душно, но так он протянет несколько часов. Ну а потом? Конец, удушье, смерть...Айет вдруг улыбнулся. Удивительное дело, но осознание приближающейся неминуемой гибели почти не волновало юношу. Или это травма головы сказывается? Айет вслушался в окружающую мертвую тишину и неожиданно ему стало мучительно, до слез, жалко себя. Это несправедливо! Неужели он выжил после удара по голове лишь для того, чтобы погибнуть от нехватки кислорода?

   Изредка Айет включал фонарь, освещал пустую каюту с плавающими предметами обихода и зияющую пропасть черного коридора. Так прошло два часа. Айет уже дышал ртом, потому что вдыхаемого носом воздуха не хватало, и организм решительно восставал против такого голода. Мысль о смерти всё не укладывалась у Айета в голове, все его существо не могло поверить, не хотело смириться с тем, что примерно через час наступит страшная развязка.

   Полчаса спустя Айет в первый раз потерял сознание, но тут же пришёл в себя. Вокруг по-прежнему царила темнота, но он уже слишком слаб, чтобы ужасаться подобным жутким обстоятельствам. Айет почти ни о чем не думал, сознание стало мутным, лишь обрывки мыслей изредка проносились в слабо ноющей голове. Поэтому юноша не сразу понял, в чем дело, когда стены каюты неожиданно задрожали мелкой вибрирующей дрожью. Айет инстинктивно включил фонарик. Перед глазами всё двоилось. Вибрация повторилась. Айет не верил собственным ощущениям, хотя причиной подобной тряски могли быть только абордажные присоски другого корабля. Напрягая последние силы, юноша поспешил в коридор и направился к шлюзовым камерам, откуда исходил наиболее мощный источник вибрации.

   По мере того, как Айет приближался к цели, силы его таяли, а жалких остатков кислорода хватило бы в лучшем случае минут на пять, и то на самом экономном садистическом режиме, от которого перед глазами Айета уже два часа стояли черные и красные круги.

   Когда вибрация достигла кульминации, ударил яркий свет, и он невольно зажмурился. Открыв глаза, юноша увидел перед собой две высокие фигуры в черных скафандрах. Какие странные скафандры...Айет протянул руку незнакомцам в чёрном. Он уже находился в полубессознательном состоянии и почти утратил возможность соображать. Последнее, что успел увидеть Айет, были две неясные фигуры, протягивающие ему руки с тремя пальцами. Тремя...Айет слабо встрепенулся при виде этих рук, но в следующее мгновение его голова уже беспомощно болталась в шлеме. Незнакомцы в черных скафандрах поспешно подхватили бесчувственное тело землянина и затащили в шлюзовую камеру.   

4

   Айет Ларса открыл глаза и увидел над собой картину ночного неба с незнакомыми созвездиями. Звезды сияли так красиво, что молодой землянин блаженно улыбнулся и пришел к выводу, что видит красивый сон. Затем его взгляд скользнул вниз. Айет резко сел и принялся озираться по сторонам, как затравленный зверь. То, что он поначалу принял за звездное небо, оказалось потолком с необычайно искусным трехмерным изображением чужих созвездий.

   Айет сидел на огромной подушке светло-бежевого цвета, находилась сия подушка посреди круглой комнаты с овальным потолком с иллюзией ночного неба. Стены чертога имели такой же как и у подушки приятный бежевый цвет, кое-где наблюдались следы неких предметов, прикрепленных когда то к стенам, но теперь снятым. Айет вознамерился вдохнуть побольше воздуха, но тут же застыл на месте и схватился за лицо. Что это такое? В носу трубка какая-то, и не одна, а несколько, тонкие. К поясу прикреплен небольшой ящичек с сверкающими лампочками, слегка напоминающий радио. Трубки идут к ящику. Айет осторожно ощупал трубочки, изучил радиообразное устройство и решил, что это ни что иное, как дыхательное устройство неизвестной конструкции и такого же таинственного предназначения. Зачем на него нацепили все это? Айет нахмурился, затем вдохнул воздух ртом и почувствовал головокружение, а в глазах сразу потемнело. После подобных экспериментов он твердо решил дышать исключительно с помощью носа, окончательно уверовав, что зря вставлять трубки в нос ему не стали бы.

   После упражнений с дыхательными процессами. Айет еще раз внимательнейшим образом изучил помещение.

   Тут Айет вспомнил про разбитую голову и осторожно потрогал макушку. Так, кто-то поменял повязку. И странная какая-то повязка, пушистая на ощупь. Бинт, что ли, такой? Качая головой и посвистывая дыхательными трубками, Айет осторожно поднялся и прошелся по мягкому, покрытому пушистым белым ковром, полу взад и вперед. Затем встал как вкопанный и снова принялся озираться. Он вспомнил. Черные фигуры с ТРЕМЯ пальцами на длинных руках, тащащих его куда-то.

   - Спокойно, Айет, - дрогнувшим голосом проговорил юноша, - спокойно, дружище. Кажется, спасли тебя не люди...

   Не люди! Айет с трудом подавил приступ животного ужаса. Эта комната никак не могла быть творением человеческих рук. Чужаки. Спокойно, спокойно...

   - Можно войти? - раздался странный гортанный голос.

   - Можно, - машинально ответил Айет, совершенно не соображая, что говорит.

   В бежевой стене возникло отверстие, и в комнату проникли две высокие фигуры. Айет раскрыл рот от изумления и снова вдохнул чужой воздух ртом, отчего у него опять помутнело в глазах. Придя в себя, землянин вытаращил глаза и инстинктивно попятился.

   - Кто вы? - набравшись храбрости, спросил он. - Это вы меня спасли?

   Перед Айетом стояли две гигантские птицы. Птицы, или вернее, существа, происходящие от птиц, так как все их тело оказалось покрытым белоснежными перьями. Несколько вытянутое туловище с двумя руками и тремя пальцами на каждой руке, две длинные ноги, совсем как у цапли, почти без перьев, в каких-то немыслимых блестящих ботинках. Присмотревшись, Айет обнаружил, что ботинками эту обувь можно назвать с натяжкой, так как вся ступня с тремя длинными пальцами совершенно открыта и покрыта густыми белыми перьями. Но не это было самым удивительным в пернатых чужаках. За спинами у них имелось по паре крыльев! Айет сглотнул и машинально подумал, что у его спасителей не четыре конечности, а все шесть: две руки, две ноги и пара крыльев! Наконец, на плечах необыкновенных существ сверкала круглыми глазами желтого цвета крупная голова, отдаленно напоминающая совиную, с коротким клювом и высокими кошачьими ушами с кисточками. Одежды на чудо-птицах не наблюдалось, если не считать черных поясов, с которых свисали непонятные короткие палки неизвестного происхождения. Айет еще раз со свистом вдохнул воздух носом и протянул вперед ладони.

   - Я пришел с миром, - охрипшим от волнения голосом начал юноша, - я ваш друг.

   - Тебе лучше? - свистящим голосом поинтересовался один из чужаков. Присмотревшись повнимательнее, Айет догадался, что это самка, судя по меньшим размерам и более изящным конечностям.

   - Ты был ранен, - добавил второй чужак покрупнее, явно самец. - Друзья-БАНДИТЫ бросили тебя?

   Чужаки уставились на Айета. Их совиный взгляд заставил землянина поежиться.

   - Нет, что вы, - поспешно ответил он, - я вовсе не пират. Наоборот, я стал жертвой их вероломного нападения на наш звездолет...

   Откуда эти птицеподобные знают стандартный космоарго?

   - Куда летел ваш корабль? - спросил самец, переглядываясь с самкой

   - На планету Зеро.

   - Ты из тех, что зовутся колонистами и беженцами из-за далекой войны, что ведет ваша родная планета? - просвистела самка.

   - Вы совершенно правы, - Айет все никак не мог привыкнуть не дышать ртом и не вздыхать.

   Эти белоперые знают про пиратов, слышали о колонистах и даже имеют представление о войне с моффами. И в космос летают. А на Земле ничего про них неизвестно. Что неудивительно, космос велик...

   - А может, ты из Тех, Кто Прячется? - многозначительно свистнул самец.

   - Как вы сказали? - насторожился Айет.

   - Те, Кто, Прячется, - взмахнул крыльями самец. - Они почти никогда не дают о себе знать и лишь изредка мы сталкиваемся с их кораблями, когда ищем полезные ископаемые на безжизненных планетах.

   - Почему вы спасли меня? - в упор спросил Айет, решив изменить тему разговора, хотя почти не сомневался, Те, Кто Прячется - не кто иной, как Невозвращенцы. Юноша решил пока не затрагивать это важный вопрос. Неизвестно еще как сложится его собственная судьба. Ведь вполне может случится, что эти разумные птицы возьмут и слопают его на ужин. Или на завтрак. Не исключено, что и на обед. Разные бывают варианты.

   - Так почему? - повторил он.

   Чужаки вдруг заспорили между собой, взмахивая крыльями. С удивлением вслушивался Айет в странный щелкающий и присвистывающий язык, на котором разговаривали, вернее свистели хозяева. Такой и с гипнообучателем непросто будет выучить...

   - Мы засекли колебания в ноль-поле, - ответила, наконец, самка, - и решили исследовать район. Затем ваш корабль обнаружили. В ужас пришли от увиденного там. Почему вы убиваете себе подобных?

   - Если бы я знал, - махнул рукой Айет.

   - Ты еще был жив, - расправил крылья самец, - не могли же мы бросить тебя на произвол судьбы. Праматери завещали нам никогда не оставлять в беде нуждающегося...Разве ты по-другому бы поступил?

   - Нет, конечно, - смутился Айет и робко улыбнулся. - Можно мне несколько вопросов задать?

   - Задавай, - свистнула самка, - только чтобы вопросы были приличные.

   Айет со свистом вдохнул и выдохнул воздух.

   - Скажите, - начал он, указывая на дыхательные трубки, - насколько я понимаю, в вашей атмосфере несколько повышенное содержание кислорода. Я хочу сказать, для меня?

   - Немного совсем, - подтвердил самец, - если снимешь дыхательный аппарат, начнутся проблемы, опьянеешь и долго без него нельзя, реакция твоего организма может оказаться плачевной. А вот если мы окажемся в привычной для тебя атмосфере, нам постоянно не будет хватать воздуха.

   - Понятно, - кивнул Айет. - Э...э...простите за нескромный вопрос. Насколько я могу судить, вы - самец, а вы - самка? И...и как вас зовут?

   - Ты не ошибся, пришелец. Мое имя- Ио, я - Младшая Мать в Северной Стае, что живет в предгородских холмах. А это - Оа, он служит у Великой Матери ааонов. Оа - мой...муж.

   - Ааоны - это вы и есть? - Айет оглядел стены комнаты. - Где мы находимся сейчас? На вашем звездолете?

   - Нет, - удивленно свистнул Оа, - мы доставили тебя в Северный Город, дабы ты предстал перед Высшим Советом Северных и Южных Стай.

   - Даже так, - протянул Айет, окончательно убеждаясь, что кушать его пока не будут. - Космоарго откуда знаете?

   - Некоторое время назад к нам прилетел старый пришелец на маленьком корабле. Он недолго прожил, но обучил кое-кого из наших вашему межплеменному языку, который вы называете космоарго.

   - Это был колонист? - удивленно спросил Айет.

   - Колонист?

   - Такой как я? Землянин?

   - Мы не знаем, - пошевелила крыльями Ио. - Его лицо всегда было закрыто шлемом, мы никогда не видели его клюва. Перед смертью он сказал, что знание языка поможет нам против других бескрылых. Непонятно, что он имел в виду. Но он подарил нам одну драгоценную вещь и попросил спрятать в надежном мечте несколько контейнеров. Сказал, что множество плохих пришельцев будут искать содержимое этих ящиков.

   - И что же в этих контейнерах? - полюбопытствовал Айет.

   - У нас нет привычки рыться в чужих вещах, - щелкнул клювом Оа, - но контейнеры мы спрятали.

   Айет погрузился в размышления. Похоже, таинственный старик - пират или контрабандист, а в контейнерах награбленное добро или деньги. Но почему он не снимал маску? Из-за атмосферы? Зачем же все лицо закрывал? Странно. Айет прикусил губу, чуть не откусив одну из дыхательных трубок.

   - Он был похож на меня?

   - Не поняла, самец.

   - Ну у него было 2 ноги и две руки?

   - Да... Почти.

   - Почти? - насторожился Айет.

   - Он все-таки повыше был и на руках у него по четыре пальца, а у тебя всего пять.

   Айет уставился на ааонку. Четыре пальца. Мать моя галактика... Чужак.

   - Вы так и не увидели его лица? - спросил он.

   - Нет. Он попросил нас не делать этого, когда умрет.

   - Понятно...

   Ио что-то просвистела своему спутнику. Оа приблизился к стене и приложил трехпалую ладонь. Айет в это время глотал антимикробные таблетки и пищевые таблетки, которые по-прежнему хранились в нагрудном кармане. Эти птицы даже не потрудились обыскать его. Доверчивые какие...Тьфу! Айет скривился. Незабываемый конечно вкус у этой гадости. В эту минуту стена стала прозрачной, и первое, что увидел Айет, было ослепительно-голубое небо с редкими облаками и яркое солнце, яркие лучи которого освещали окружающие заснеженные холмы, покрытые густым лесом.

   Пораженный землянин подошел к прозрачной стене и восхищенно воззрился на удивительную картину.

   - Северный Город, - раздался за спиной свист Младшей Матери Ио. - Сейчас мы на одной из верхних башен.

   Айет посмотрел вниз, на заснеженные улицы между красивыми серебристыми башнями, а в воздухе вокруг парит множество ааонов! Неожиданно небо закрыли набежавшие облака, и пошел небольшой снег. Снежинки весело кружились при помощи ветра, дувшего с холмов, среди которых и раскинулся Северный Город. Мимо Айета стремительно промчалось несколько ааонов. Белоснежные крылья уверенно рассекали воздух. Юноша проводил их восхищенным взглядом, затем снова сосредоточился на архитектуре. Почти все здания города крылатых ааонов представляли собой высокие квадратные башни, на вершинах которых Айет заметил отдыхающих жителей, время от времени помахивающих крыльями. Каждая серебристая башня светилась множеством разноцветных электрических огней, настолько ярких, что даже на фоне сверкающего снега они выделялись и хотелось зажмуриться от их сияния. Айет так и сделал, постоял некоторое время с закрытыми глазами, затем снова взглянул вниз и заметил какой-то механизм, медленно двигающийся между башнями.

   - Очиститель улиц. Снег убирает, - пояснила Ио.

   - Снегоочиститель? - удивился Айет. - Зачем же он нужен? Вы вроде по земле не ходите.

   - Просто не нравится, когда улицы завалены снегом, - расправил крылья Оа. - Кроме того, мы иногда ходим пешком, для тренировки мышц.

   - Чтобы ноги не атрофировались? - засмеялся Айет.

   Ио и Оа переглянулись, затем задрали совиные головы и закудахтали, как заправские курицы. Айет догадался, что ааоны смеются.

   - Хорошо шутишь, пришелец, - накудахтавшись вволю, сказала, наконец, Ио. - Кстати, ты должен увидеть город вечером, когда загораются все огни, а жители прикрепляют к крыльям фонарики.

   - Представляю, - кивнул Айет, вспоминая ослепляющие лампы на домах. Ночью, наверное, ему придется носить очки, чтобы не ослепнуть. Осталось найти местного окулиста.

   - Где вы берете энергию?

   - У нас много электростанций на силе воды. Мы также используем силу ветра и солнца.

   - Вот как? - оторвался Айет от разглядывания ромбовидных разноцветных окон на ближайшей башне. - Атомные станции тоже есть?

   - Радиация? - почему-то взволновалась Ио. - Раньше были, но мы решили их закрыть, из соображений безопасности. Атомную энергию мы используем на космических кораблях.

   - Как давно вы открыли теорию гиперперехода? - осторожно спросил Айет.

   - Ноль-поле и ноль-переход? Недавно. Успели исследовать несколько звездных систем, затем столкнулись с такими же как ты на одной безжизненной планете. Нас обстреляли, с тех пор проявляем осторожность, но нам очень хотелось бы узнать побольше про таких пришельцев, как ты, про Тех, Кто Прячется, и про твою далекую планету, про ваш народ и про войну, которую он ведет.

   Ио возбужденно захлопала крыльями. Оа присоединился к подруге, и в течении нескольких минут Айет Ларса терпеливо слушал громкое хлопанье. Наклонившись, землянин поднял белоснежное перо и осмотрел со всех сторон. Интересно, что скажут ааоны, узнав про моффов, про ВР, про его, Айета, задание? Может, помогут в поисках Невозвращенцев? Несмотря на гибель Дайслера и Урсаиса, задание по-прежнему в силе. Адмирал Симмонс наверняка уже в курсе исчезновения "Звезды Востока". Интересно, что он предпримет? Новых агентов пошлет. Скорее всего. Ведь Симмонс считает первую группу погибшей. Но Айет жив! Юноша слабо улыбнулся, вслушиваясь в шум перьев своих спасителей. Какой-то Матери хотят его представить, вспомнил он. Кажется, здесь в почете матриархат. Впервые в жизни Айет пожалел, что он не женщина. Ему стало смешно от таких мыслей и он прыснул.

   - Как твое имя? - вдруг спросила Ио. - У тебя ведь есть имя?

   - Айет, - не без достоинства представился юноша, - Айет Ларса.

   - Айет Ларса, - торжественно свистнул Оа, с явным напряжением выговаривая непривычное имя, - ты приглашаешься на Высший Совет Северных И Южных Стай, где предстанешь перед Великой Выборной Матерью всех ааонов. Отправляемся немедленно!

   - Как же я отправлюсь? - резонно спросил Айет. - К сожалению, таких красивых крыльев у меня нет.

   - Не волнуйся, Айет Ларса, - успокоила его Ио, - мы понесем тебя в специальной сети. Полет будет недолгим.

   - А сеть прочная? - озабоченно поинтересовался Айет. - Не порвется? А то еще упаду...

   Ааоны снова весело закудахтали и замахали крыльями. На Айета посыпались перья, и юноша тоже стал хохотать. Эти простодушные птицы вызывали искреннюю симпатию.

   - Снова шутишь, - довольно щелкнула клювом Ио, - жаль только, что ты самец.

   - Не вижу разницы! - возмущенно запротестовал Оа. - Не слушай её, Айет. Ио еще не до конца избавилась от предрассудков. Самцы и самки давно равны. Надеюсь, на твоей планете самцы также добились равных с самками прав?

   - Почти, - кашлянул Айет, пряча улыбку. - Но мы тоже боремся за наши права. Эмансипация не дремлет... Вся власть самцам!  

 5

   Если бы Айет знал, какой холод ждет его снаружи, то немедленно потребовал бы самую тёплую шубу на всем Аао. Но, будучи в неведении, он легкомысленно залез в большую металлическую сеть, концы которой держали четыре самца такого богатырского телосложения, что Ио с Оа казались по сравнению с ними маленькими птенцами.

   - Готов, Айет Ларса? - повернула совиную голову Ио.

   - Всегда готов, - бодро отвечал Айет, храбро смотря вперед.

   - Тогда держись!

   Прозрачная стена ушла вниз, и морозный воздух обжег несколько опешившего землянина целой кучей колючих пляшущих снежинок. Айет вообразил было себя Дедом Морозом, а парящих рядом ааонов-оленями в упряжке, но холод быстро избавил его от романтических сравнений. Так что вскоре землянин исправно стучал зубами, вцепившись в летающую сеть. Ааоны-носильщики дружно взмахнули крыльями, и Айет вознесся в розовевшее от заката небо. Рядом мерно помахивали крыльями Ио и Оа.

   Но несмотря на лишения, Айет с любопытством смотрел по сторонам, искренне восхищаясь поистине фантастическим видом Северного Города ааонов. Тысячи и тысячи разноцветных огней искрились и сверкали внизу яркой мозаикой, в ночном воздухе взад и вперед носились блестящие фонарики, словно стаи гигантских светлячков, это ааоны летели по своим вечерним делам, выстроившись в длинные, мигающие всеми цветами радуги вереницы. Величественные серебристые башни с разноцветными ромбовидными окнами тоже блестели, гармонично вписываясь в окружающий фейерверк из ламп, фонариков и белоснежных крыльев. На некоторых башнях Айет заметил огромные светящиеся символы. Именно символы, что-то вроде букв, или, скорее, иероглифов, причудливые комбинации ромбовидных знаков с черточками с кругами неправильной формы.

   - Ваша письменность? - прокричал Айет, поворачиваясь к летящему слева Оа.

   - Ты не ошибся, - подтвердил борец за права ааонских самцов. - Это одна из наших письменностей.

   - Одна? - поразился Айет. - У вас их много?

   - У каждой группы Стай - своя.

   Некоторое время Айет тихо сидел в своей сети, переваривая столь сногсшибательные сведения, но затем холод вывел его из состояния прострации, и он принялся усиленно дышать на посиневшие руки.

   - Долго еще? - жалобно вопросил Айет. - Околел уже!

   - Скоро! - просвистела Ио. - Потерпи немного, самец.

   Окончательно стемнело, и замерзший Айет, подняв голову, увидел самое удивительно здание, которое ему когда-либо приходилось видеть в своей жизни. Дружно взмахивая могучими крыльями, ааоны обогнули небольшой заснеженный холм, весь в сверкающих башнях, и взяли курс на сияющее в ночи огромное строение в форме гигантского ааона с распростертыми крыльями, возвышающегося над Северным Городом. У Айета захватило дыхание. Исполинское здание сверкало красными и синими огнями, верхняя часть в виде головы ааона с огромными желтыми прожекторами вместо глаз была освещена несколькими дополнительными прожекторами, установленных на расположенных вокруг башнях. Неимоверное количество ааонов, сверкая сигнальными фонариками, парили рядом со зданием, наполняя морозный воздух шумом тысяч белоснежных крыльев.

   - Что это? - наконец обрел дар речи Айет. - Вот это красота!

   - Рада, что Великий Дом Собраний нравится тебе, - удовлетворенно свистнула Ио.

   Ааоны-носильщики между тем принялись мигать сигнальными фонариками. Через минуту появилось несколько ааонов в сверкающих желтых поясах. Они окружили новоприбывших, и вся процессия понеслась вниз, к огромному входу-отверстию в "груди" статуи. Айет покрепче схватился за сеть, стараясь не обращать внимания на удивленные взгляды и возбужденное хлопанье крыльев ааонов вокруг.

   Вблизи гигантское строение казалось еще более величественным и фантастическим на вид. Но, несмотря на всё свое восхищение, Айет был безмерно счастлив, что самый необычайный полет в его жизни подошёл, наконец, к концу, так он почти не чувствовал рук и ног от холода.

   Когда ааоны и Айет влетели внутрь здания, ослепительный свет заставил юношу зажмуриться. Мощная струя горячего воздуха положила конец его страданиям. Осторожно приоткрыв глаза, землянин тут же вытаращил их до пределов, максимально дозволенных природой. Исполинская статуя оказалась полой изнутри. Сотни, если не тысячи ааонов восседали на длинных рядах, амфитеатром тянущихся по внутреннему периметру здания. Айету показалось, что он очутился в гигантском курятнике, полном свиста, кудахтанья и шума множества крыльев. Большое количество электрических ламп освещало оживленно гомонящее общество, а между третьим и четвертым рядами блестело четыре гигантских ромбовидных экрана. Именно экрана, потому что Айет вдруг увидел на них собственную растерянную физиономию. Значит, историческое прибытие бескрылого чужака транслируется по местному телевидению. Замечательно. Будет, что внукам рассказать.

   Самцы-носильщики медленно спланировали прямо на середину площадки нижнего уровня. Айет выбрался из сети, и его небритое лицо тут же появилось на экранах крупным планом. Ио и Оа отпустили носильщиков и ступили на выпуклую возвышенность посреди площадки нижнего уровня. Немного поколебавшись, Айет присоединился к ним. Заработали невидимые моторы, и возвышенность стала медленно подниматься вверх, сопровождаемая оживленным хлопаньем крыльев и любопытным свистом. Айет заметил какого-самца, нацелившегося на него продолговатый ящик с длинной ромбовидной трубой с мигающими лампочками. Кажется, местный телеоператор. Ничего удивительного. Действительно, что странного в том, что существа, открывшие теорию поля, изобрели также и телевидение?

   Выпуклая площадка со скрипом остановилась. Айет поднял глаза. Тысячи желтых глаз изучают его со всех сторон. Смотрят, не отрываясь. Еще сглазят. Айету стало смешно, что за глупые мысли в голову лезут...

   Ио толкнула его крылом. Айет повернулся и увидел прямо перед собой незнакомую самку важного вида, восседавшую в пятом ряду. Самка сверкала необычайно пушистым белоснежным опереньем. Начальство, мелькнуло в голове юноши, он сразу догадался, что это сама Великая Выборная Мать Северных и Южных Стай. Вокруг атаманши крылатых существ сидело, нахохлившись, несколько гигантов-самцов внушительнейшего вида. Охрана, решил Айет. Юноша заметил, что Ио и Оа почтительно прикрыли лица белоснежными крыльями. Айет тут же старательно скопировал эти движения, прикрыв ладонями небритое лицо, как можно шире растопырив пальцы.

   - Молодец, пришелец, - услышал Айет одобрительный свист Оа.

   Айет убрал с лица руки и решил присмотреться к Великой Матери и ее окружению повнимательнее. Кроме амбалов-охранников, рядом с ней большое количество расфуфыренных самок. Так, сама верховная мамаша...

   Кроме сверкающей ухоженной шерсти, шефиня ааонов щеголяла ярко-красным поясом и сжимала в холеной руке трехцветный фонарик, постоянно меняя цвета с красного на синий, с синего на жёлтый и обратно. Не поворачивая головы, Айет шёпотом поинтересовался, для чего Верховная Мать, вертит этим странным фонарём, словно регулировщик движения.

   - Три цвета власти, - пояснила Ио. - До открытия электричества, мы летали с особыми трехцветными камнями, которые светились в темноте. Теперь же символ власти, священный фонарь, несколько видоизменился, но суть осталась той же...

   - Понятно, - кивнул Айет, поправляя носовые трубки, - она управляет вами вроде как...

   - Куда ты летел на погибшем корабле? - вдруг спросила Великая Мать. Её негромкий голос, усиленный мощными динамиками, разнесся по огромному залу. Наступила тишина.

   На экранах возникли надписи. Перевод, догадался Айет, ведь Великая Мать задала вопрос на космоарго. Неплохо...

   - Самец, не молчи, - прошипела Ио, толкаясь крылом, - отвечай!

   - Да, да, - спохватился Айет. - Я летел на планету Зеро, это наша колония, там я...

   - Зачем? - свистнула Выборная Мать, чуть прикрыв жёлтые глаза.

   - Я... - замялся Айет. - Я...разыскиваю кое-кого. Вернее, меня послали, чтобы я нашёл тех, кого вы называете "Теми, Кто Прячется". Но на наш звездолёт напали бандиты. Если бы не помощь ваших подданных, меня ждала неминуемая смерть.

   Айет умолк. Он и сам не знал, зачем открыл ааонам всю правду. Впрочем, какой смысл скрывать что-либо? Ему в любом случае понадобится помощь этих существ, лучше уж с самого начала говорить начистоту. Тем более, после гибели товарищей, он - командир миссии ВР в районе Диких Звёзд. Миссии, состоящей из одного человека...

   - Откуда ты прилетел? - задала Мать новый вопрос. - С дальних систем?

   - Очень дальних, - закивал Айет. - Долго лететь в ноль-поле.

   - Как долго?

   - Целую ночь, - наугад сказал Айет, хотя понятия не имел, сколько длятся местные сутки. Не сто же часов, в самом деле.

   Поднялся страшный шум. Ааоны захлопали крыльями и возбужденно закудахтали. Айет заткнул уши, а Выборная Мать изумленно расправила крылья.

   - Так долго? - переспросила она. - Как называется твоя планета, бескрылый пришелец?

   - Земля, - выпятил грудь Айет, - самая прекрасная планета во Вселенной!

   - Не сомневаюсь, - вежливо щелкнула клювом Выборная Мать. - Правда, что ...Земля ведёт войну?

   - К сожалению, правда.

   - Против кого?

   - Мы называем их моффами, - Айет медленно обвел взглядом ряды ааонов. - Они...они дышат фтороводородной атмосферой.

   - Фтор? - поразилась Мать. - Ты ничего не путаешь, бескрылый? Разве может органическая жизнь зародиться во фтороводородной атмосфере?

   - Наверное, может, - пожал плечами Айет. - Моффы ведь существуют. Мы и сами не верили, но факты - вещь упрямая...Они напали на ротариан, союзников Земли десять лет назад, и с тех пор идёт война. Некоторые системы уже несколько раз переходили из рук в руки. Например, Ротар атаковали дважды, отбиться удалось с трудом.

   - Ротариане...- Выборная Мать пристально смотрела на Айета. - Тоже земляне?

   - Нет, чужаки, гуманоидная раса.

   - Гуманоидная? - свистнула Мать. - В смысле, без крыльев?

   - Да, что-то в этом роде.

   - Ужас, - заявила ааонка. - Продолжай, самец.

   - Кроме ротариан, - продолжил Айет, - мы вступили в контакт со следующими разумными расами: лонкитами, заразианами, нуксанцами и алерианами. Обнаружено несколько планет со следами погибших цивилизаций.

   - И все они летают в космос? - тревожно поинтересовалась Выборная Мать.

   - Моффы точно летают, - пояснил Айет, косясь на собственное изображение на телемониторах. - Ротариане - тоже космическая раса. Лонкиты летали к звёздам в незапамятные времена, сейчас они отказались от всего и предпочитают жить, как первобытные люди. Покаяние у них там...Остальные - на разных уровнях развития, от Бронзового века до межпланетных двигателей и огнестрельного оружия.

   - Пришелец, - медленно просвистела Выборная Мать после короткого молчания,- хочу сказать, что...

   Айет затаил дыхание. Чисто интуитивно он почувствовал, что решается его судьба.

   - ...что я безмерно счастлива твоему появлению, а главное тому, что во Вселенной оказалось столько разных народов, хоть и бескрылых. Почему вы воюете? Не лучше заключить мир с этими моффами? Разве им нужны кислородные планеты?

   - Ваше Величество, вы правы! - подхватил Айет. - мы и сами теряемся в догадках, почему моффы напали. Ведь земляне миролюбивы и...

   - Миролюбивы? - в сомнении пошевелила крыльями Выборная Мать. - Кто же тогда те, что атаковали твой корабль или наших разведчиков в соседней звездной системе? Не сказала бы, что они отличались миролюбием!

   - Бандиты и отщепенцы, - заявил Айет. - Правительство Земли, к сожалению, не в состоянии пока контролировать дальние колонии. Даже на Зеро один-единственный боевой крейсер, да то такой ветхий, что удивительно, как он вообще летает. В этом районе имеется еще целый ряд полудиких поселений, про некоторые из них вообще ничего неизвестно, кроме того, что они существуют. Данные о колонизации утеряны во время последних волнений на Земле...Это отчаянные люди, и колонии предоставлены самим себе, среди них есть базы пиратов, вот только где именно...Здесь же обосновались и так называемые Невозвращенцы, Те,Что Прячутся. Кстати, почему вы их так прозвали?

   - Потому что, они прячутся, - раздался "исчерпывающий" ответ Великой Матери. - Изредка мы натыкаемся на их корабли, когда исследуем окрестные звёзды. Однажды даже радиосвязь удалось установить, но разговора почти не было. Иногда перехватываем радиосигналы и регистрируем ноль-колебания. В конце концов мы пришли к выводу, что Те, Кто Прячется попросту не желают никого видеть и ни с кем общаться. А ты вот их разыскиваешь, пришелец. Для чего?

   - Давно, - проговорил Айет, свистя носовыми трубками, - хаос царил на планете Земля, хаос, грозящий перерасти в очередную глобальную войну. Группа людей вместе с двадцатью тысячами грудных детей на нескольких звездолётах покинула планету. В неизвестном направлении. Некоторое время назад выяснилось, что Невозвращенцы появились среди пиратов Диких Звёзд и "заказали" новых детей, естественно за надлежащую плату.

   - И тебя послали, чтобы узнать, зачем Тем, Кто Прячется снова понадобились птенцы? - понимающе свистнула Выборная Мать. - Интересно, конечно...

   - Я остался один, - Айет расправил плечи, - мои товарищи пали от рук бандитов вместе с членами экипажа и пассажирами...Прошу у вас помощи, Великая Выборная Мать!

   Снова оглушительное кудахтанье.

   - Помощи? - удивленно переспросила Мать. - Какая именно помощь нужна, Айет Ларса?

   - Доставьте меня на Зеро, пожалуйста.

   Наступила гробовая тишина. Айет осторожно покосился на телеэкраны, на которых застыло в раздумье сосредоточенное лицо Выборной Матери. Молчание затянулось, Айет обеспокоенно оглянулся на Ио с Оа. Неужели он сказал что-то не так?

   - Если мы выполним твою просьбу, - тихий голос Великой Выборной Матери заставил Айета вздрогнуть, - и доставим тебя на планету Зеро, не подставим ли мы Аао под удар пиратов? Не окажемся ли втянутыми в бессмысленные конфликты бескрылых? Ответа жду я, пришелец.

   - Не знаю, - признался Айет. - У вас гиперпространственная рация?

   - Есть. Осталась от старого пришельца. Но она испорчена и не работает. Умеешь чинить гиперпередатчики бескрылых?

   - Нет, - помрачнел Айет, опустив голову.

   - Значит, единственный способ отправить тебя на Зеро - это ноль-корабли Аао, - Выборная Мать задумчиво пошевелила роскошными крыльями. - Ноль-корабль способен исследовать ближайшие системы, Зеро отыскать можно, вот только...Предоставить звездолёт тебе? У нас всего несколько ноль-кораблей, на них нет вооружений. Войны запрещены.

   - Значит, вы отказываетесь помочь?

   - Корабль старого пришельца разбит, - медленно просвистела Выборная Мать.

   - А то бы вы передали его мне?

   - Может быть. А насчет помощи... - Выборная Мать с шумом расправила крылья. - Я должна подумать. Узнаешь о нашем решении через тридцать дней и ночей. Ответ после Священного Кормления.

   - Тридцать дней? - поразился Айет. - Но...

   - Спешишь куда-нибудь? - осведомилась ааонка, обращая царственный взор на Ио с Оа. - Вы двое берёте бескрылого под свою опеку. Он - наш гость и объявляется неприкосновенным. Любой, кто обидит или оскорбит пришельца, ответит перед Собранием! Пусть он учит языки Аао. Не беспокойся, твои Невозвращенцы никуда не денутся.

   - Я надеялся на более быстрое решение, - слегка обиженно заметил Айет.

   - Нет, - отрезала Мать, - мы должны всё обдумать.

   - Вы? Я полагал, что...

   - Я не абсолютная правительница. Посмотри вокруг, самец. Перед тобой делегаты от всех Стай Аао Юга и Севера. Им решать твою судьбу. Решение ты слышал, можешь улетать со своими Попечителями Ио и Оа. Они позаботятся о тебе. До встречи на Священном Кормлении!

   Айету оставалось лишь смириться с положением вещей. Площадка медленно опустилась, под свист и хлопанье крыльев землянин хмуро залез в сеть и поднял воротник куртки. Ио призвала самцов-носильщиков, и несколько мгновений спустя шесть ааонов и один бескрылый самец взмыли вверх и, мигая сигнальными фонарями, скрылись в морозной ночи.

   Великая Выборная Мать дождалась, пока пришельца унесли из Зала Собраний и многозначительно воззрилась на притихших крылатых депутатов.

   - Представители Стай Аао! - провозгласила Мать на общем языке ааонов. - Вам решать, что делать с бескрылым самцом, помочь ему или же изгнать с нашей планеты. Тридцати дней и ночей достаточно, чтобы узнать того, кого мы спасли от страшной смерти в космосе. Станет понятно, что движет этим самцом, каковы его истинные помыслы. Быть может, он злой и жестокий представитель своей расы, но возможно, сердце его преисполнено доброты и не знает злых умыслов. Если он благороден и добр, мы пригласим его на Священное Кормление, где окончательно прояснится сущность Айета Ларса. Мы не ошибёмся...

6

   Первое, что Айет вытребовал у Ио с Оа, было роскошной шубой из белоснежных перьев ааонов. Юноша сразу облачился в пахучую и теплую обнову, моментально вообразив себя ааоном, правда, без крыльев.

   - Откуда перья? - спросил он, с удовольствием поглаживая удивительно мягкую поверхность шубы.

   - Выпадают, - объяснила Ио. - Не выкидывать же. Вот и шьём шубы. Иногда на дальний север летаем, а там очень холодно.

   Отдельная башня со всеми удобствами, принадлежащая Ио и Оа, находилась в южной части Северного Города. Оказавшись внутри, Айет обнаружил, что для него уже приготовлено некое подобие гамака. Здесь же, между подвесной постелью и телеромбом, размещались спальные скамейки хозяев башни. Айет смутился и спросил, не будет ли он своим присутствием мешать личной жизни Ио с Оа. Последние некоторое время недоуменно смотрели на юношу, не понимая, что тот имеет в виду, затем дружно задрали совиные головы и весело закудахтали. Наконец Ио объяснила удивленному Айету, что спаривание у ааонов весной, но даже если бы сейчас была весна, он никак не помешал бы, по той простой причине, что любовные игры и ухаживания происходят в воздухе во время полёта.

   - Представляю, что творится весной, - покачал Айет головой.

   - Ужас! - подтвердил Оа. - Самки гоняются за самцами, и всем очень весело.

   На следующий день гостеприимные хозяева взяли Айета на экскурсию, во время которой познакомили его с множеством ааонов, встречавших землянина удивительно приветливо. Они наперебой приглашали бескрылого самца в гости. Айету показали космодром и несколько ослепительно-белых кораблей ромбовидной формы. Айет удивленно рассматривал непривычные очертания чужих кораблей. Затем поинтересовался у Ио, сколько кораблей защищают Аао на орбите.

   - Ни одного, - свистнула ааонка.

   Айет сразу помрачнел, но очередные увлекательные пейзажи надолго отвлекли его от тревожных мыслей. В предместье Северного Города, между покрытыми заснеженными деревьями холмами, раскинулась Долина Героев, настоящий музей под открытым небом.

   Сотни огромных статуй, узнал позже Айет, изображающие известные личности ааонской истории, впечатляли воображение, и Долина Героев по праву считалась самым знаменитым местом во всём Северном Городе. Ио и Оа спикировали вниз, прямо к подножию одной из статуй в виде некоего деятеля, указывающего крылом вверх, не иначе как к звёздам. Айет оправил свою шубу и выпрыгнул из сети в снег. Он поднял руку и притронулся к светлому материалу, из которого была изваяна статуя. Похоже на мрамор, с несколько тёмным оттенком с едва заметными тёмными пятнышками. Задрав голову, Айет пришёл к заключению, что в высоту колосс достигает ста метров. Как же ааоны сооружают такие высоченные скульптуры? Айет озадаченно хмыкнул и огляделся. Между статуй парило много ааонов. Айет заметил нескольких самцов, обрабатывающих огромный камень какими-то инструментами, похожими на молотки. Куски камня сыпались в снег.

   - Ваятели, - объяснил Оа, - новую статую делают.

   - Каким образом вы такие глыбы доставляете? - спросил Айет, разглядывая крылатых скульпторов.

   - По воздуху, конечно, - последовал спокойный ответ. - Не тащить же по земле такую тяжесть.

   - По воздуху! - повторил Айет, широко раскрывая глаза.

   - Ну да. Сотня ааонов поднимают камень в воздух большой сетью.

   - Сетью? Разве нельзя попросту привязать камень к какому-нибудь летательному аппарату?

   - Раньше так и делали. Однажды канат лопнул, и глыба рухнула вниз, повредив несколько бесценных статуй! - Ио взмахнула крыльями. - Так что решили мы вернуться к способам предков. Запомни, пришелец, грубая машина не заменит крыльев. Никогда не заменит!

   - А точность? - не унимался Айет. - Разве не вычислительные машины и компьютеры управляют вашими кораблями? Крыльями не вычислишь гиперпространственный курс!

   - В этом ты прав, самец. Но скажи, способен ли бездушный механизм создать нечто подобное?

   Ио указала трехпалой рукой на скульптуры. Оа согласно щёлкнул клювом.

   Айет не нашёлся, что ответить. Кажется, птицы правы. Там, где красота, не место холодному расчёту и бесчувственному прагматизму современного земного искусства. А уж Айет насмотрелся его вдоволь.

   - Тем более эту, - благоговейно продолжала Ио, указав вперёд.

   Айет посмотрел в указанном направлении и увидел гигантскую даже по меркам Долины Героев скульптуру, походившую по форме на Зал Собраний. Та же гордая осанка, те же распростёртые крылья и большие жёлтые глаза, ярко выделяющиеся на общем бежевато-белом фоне. Ио и Оа прикрыли глаза крыльями и замерли. Айет заметил, что все пролетавшие мимо ааоны также повторяли этот жест почтения.

   - Великая Праматерь Ея, - тихо свистнул Оа, опуская крыло. - В незапамятные времена она провозгласила на Аао вечный Мир. Прекратились нескончаемые войны между Стаями, наступило мирное время, продолжающееся по сей день. Именно Ея объявила, что все идолы всех Стай - ОБЩЕПРИЕМЛИМЫ, ей принадлежат сова о том, что неважно, какому Идолу поклоняется Стая, важны дела твои, и что нет плохих Стай или дурных идолов, есть плохие ааоны.

   - Просто Индира Ганди какая-то!

   - Что, самец?

   - Я говорю, почему у вашей Еи такие жёлтые глаза? Камни или краска?

   - Хочешь взглянуть поближе? - предложил Оа.

   Айет согласно залез в сеть. Ааоны быстро подняли его прямо к лицу статуи. Сияющие глаза изваяния, необычайно крупные, почти в кулак величиной. Айет вздрогнул. Затем притронулся к левому глазу. Точно камень, скорее всего драгоценный. Стоит наверное кучу денег...

   - Перед своей смертью старый пришелец завещал нам эти камни, - Ио словно прочитала его мысли. - Он настоял, чтобы мы приняли этот подарок и использовали для украшения изваяния Еи.

   - Как звали пришельца? - любуясь камнями, спросил Айет.

   - Он умер, так и не назвав своего имени. Когда мы спрашивали, говорил, что имя его никогда и ни для кого ничего хорошего не значило. А ещё просил остерегаться его соплеменников, то есть землян... Ты не обиделся, самец?

   - Нет, - задумчиво сказал Айет, - не обиделся...Землян, значит? Скажите, про товарищей он ничего не рассказывал?

   - Ничего, самец. Лишь то, что они погибли. Летим дальше?

   - Летим.

   Несомненно ,думал Айет, "старый пришелец" - пират, а камни захвачены во время налёта на какую-нибудь колонию или торговый корабль.

   - Камни...- поднял голову Айет. - Он украл их?

   - Нет! - возмутилась Ио. - Нашёл на безжизненном спутнике в заброшенной шахте.

   - Значит, не грабил никого....

   - Если и украл, - вмешался Оа, - то добыча в контейнерах, которую мы храним по его просьбе. К СОКРОВИЩАМ старого пришельца мы ни за что не притронемся, даже к блестящему металлу, что он так просил нас взять.

   - Разве золото не ценится здесь? - удивился Айет такой бескорыстности.

   - Ценится, землянин. Используется для изготовления АИ, денег. Но ЧУЖОГО никогда ааоны не возьмут, тем более отнятого у других, быть может, ценой их собственной жизни. Даже эти два камня мы не хотели брать, но старый землянин поклялся, что нашёл их. Понимаешь, Айет Ларса?

   - Понимаю, - насупился Айет. Аи какие-то. Нужно будет обязательно взглянуть местную валюту, решил он.

   Некоторое время спустя уставший Айет предложил лететь уже домой. Ааоны согласились, и они отправились к своей башне. Всю дорогу назад Айет молчал. Увиденное и услышанное дало ему богатейшую пищу для размышлений. Итак, где-то на Аао спрятаны сокровища старого пирата, награбленные им в космосе. А товарищи его погибли все. Странно всё это. Айет поднял воротник шубы, пряча лицо от пронзительного ледяного ветра, дувшего с гор. Снова пошёл снег, принесенный внезапно набежавшими синевато-чёрными тучами. Ио и Оа включили дополнительные фонарики и прибавили ходу, чтобы успеть домой, пока снегопад не усилился.

   Закрыв глаза, Айет прислушивался к свисту ветра и чувствовал, как тают на лице колючие снежинки. Ио сказала, что ни один корабль не охраняет орбиту. Неужели ааоны не осознают опасность представляют эти сокровища, и эти камни-глаза истукана Матери Еи? А вдруг подонки вроде Бонни Брамса пронюхают про Аао, про сокровища? Айет не сомневался, Брамс наверняка наслышан о пропавшем старшем коллеге, бандиты знают друг друга если не лично, то понаслышке уж точно. Что, если они уже ищут пропавший звездолёт старого пирата?

   Айет вспомнил про Невозвращенцев и нахмурился. Почему они контактируют с преступниками? Для чего понадобились им дети? А может...Юноша вздрогнул. Может, ставят какие-нибудь страшные опыты? От таких мыслей Айет даже заерзал в сети и раскачал её, чем сразу же вызвал недовольные взгляды Ио с Оа, велевших ему сидеть смирно и не мешать полёту. Айет притих, снова погрузившись в свои мысли, не замечая усиливающегося снегопада и резких порывов ветра. Ему просто необходимо попасть на Зеро и отыскать связного, ротарианина по имени Таатир. Тем более, что запас пищевых таблеток не безграничен. Айет наглотался антимикробных капсул и даже отважился пить местную воду. Геройство это пока не увенчалось фиолетовыми прыщами. Пока. Ааонскую воду организм землянина усваивает, кажется. А как насчёт пищи? Разумные птицы употребляют в основном зерновые культуры, выращиваемые в теплицах. На холмах Айет видел каких-то птиц, хотя и не рассмотрел поближе. Других животных он пока на Аао не обнаружил, если не считать пауков с множеством ног, в незначительном количестве обитающих в верхних ярусах ааонских башен. Как объяснила Ио, уа (так звались паучки) животные безвредные и приносят счастье.

   - В самом деле? - воскликнул тогда Айет. - Подарите парочку, для удачи?

   Но Оа сказал, что уа к бескрылому не пойдут, так как не любят даже общество ааонов, а уж к бескрылому и подавно не приблизятся.

   Айет выразил сожаление и добавил, что всегда мечтал завести домашнего паучка. Потом спросил, какие ещё животные водятся на прекрасной планете Аао. На это он получил ответ, что в лесах живности полным-полно, в основном крылатые существа, но встречаются и бескрылые, даже хищники попадаются. В океанах тоже организмов пруд пруди.

   Итак, животные имеются. Кажется, все ааоны - вегетарианцы, а, как известно из истории, вегетарианцы на дух не переносят пожирателей мяса убиенных животных. Айет со свистом вздохнул через нос. Что ж, придётся пока клевать зерно. Главное - не закукарекать в одно прекрасное утро...Это в том случае, что Айета не забракуют на Священном Кормлении, и остаток своих дней он проведёт среди птиц-ааонов. Заманчивая перспектива, ничего не скажешь.

   На протяжении нескольких следующих дней Айет, сопровождаемый, а вернее носимый Ио и Оа, облетал населённую часть материка Аао взад и поперёк. Он осмотрел несколько городов и множество селений разумных птиц. На планете было три материка, но один находился почти на северном полюсе, второй чуть ли не на южном, и лететь туда можно было только на специальных аппаратах. Разрешения на подобные экспедиции давала Выборная Мать. Айет загорелся было лететь, но потом передумал открывать полюса, узнав от Ио, что температура в арктических областях не поднимается выше минуса семидесяти.

   Отказавшись от географических изысканий, Айет вернулся к изучению заселенной части материка, единственного из трёх, где можно было жить, не рискуя замерзнуть ночью насмерть. Причём северная часть материка мало чем отличалась от полярных областей, так там было холодно.

   Ио и Оа показали Айету леса, состоящие из исполинских деревьев с необычайно толстыми стволами и ветками. Кора имела светло-зелёный цвет, и отличалось совершенно гладкой поверхностью. Казалось, некий великан тщательно обработал ее поверхность шкуркой, да ещё и лаком покрыл. Разглядывая чудо-леса, Айет высказал мнение, что летом деревья покрыты листьями. Ио подтвердила это гениальное предположение, прибавив, что короткой весной снег тает, и из земли появляются многочисленные насекомые и ярко-белые цветы. За короткой весной следует не менее короткое лето, а затем воцаряется осень, стремительно переходящая в длинную и морозную зиму.

   - Жаль, сейчас не лето, - с сожалением просвистела Ио, - ты бы увидел ночи, когда вокруг светло, как днём!

   - Белые ночи, - кивнул Айет. - Действительно, жалко. Но ничего, приеду к вам летом туристом. Есть здесь хорошая гостиница с бассейном?

   Ааоны непонимающе переглянулись, и Айет засмеялся при виде их растерянных лиц.

   Во время этих экскурсий Айет увидел, наконец, представителей местной фауны: бескрылых животных, похожих на маленьких белых медведей с удивительно кошачьими головами. Кошко-медведи проворно лазали по деревьям, как заправские обезьяны. Между исполинскими стволами порхали птицы, хотя, присмотревшись, Айет понял, называть эти создания птицами можно лишь с большой натяжкой. Кроме пары крыльев, каждая птица имела по две ноги и две руки, которыми она весьма уверенно хваталась за ветки. Таких существ в лесах водилось великое множество, причём самых разных видов, хотя и в основном белоснежной маскировочной окраски.

   По вечерам, когда Оа и Ио переставали смотреть ромбовизор, транслирующий не то сериалы, не то спектакли вперемешку с речами Выборной Матери, в такие вечера Айет штудировал вместе с ааонами историю планеты Аао.

   Суровые природные условия и скудность пищевых ресурсов наложили неизгладимы отпечаток на историю крылатых жителей планеты. Сотни лет ( Айет выяснил, что сутки на Аао составляют 28 часов, а год - 400 дней) разрозненные Стаи соперничали, воевали, борясь за еду, за пространства. В результате некоторые Стаи исчезли навсегда. Иногда одни Стаи объединялись с другими, чтобы разгромить общих врагов. Чаще всего Стаи Севера враждовали с южными. Чуть ли не каждый день в воздухе разворачивались ожесточенные сражения, а изобретение огнестрельного оружия сделало эти битвы ещё кровопролитнее. Так продолжалось до тех пор, пока на страницах истории Аао не появилась новая фигура - знаменитая праматерь Ея. Она положила конец войнам, объединила Стаи Севера и заключила со стаями Юга вечный мир. Именно Ея придумала выращивать зерно в специальных теплицах и вуаля: отпала необходимость убивать ближнего своего за горсть пшена. Зачем, если теплица даёт вдоволь пищи? А когда все сыты и довольны, хочется жить в мире и спокойно растить детей, а не носиться в ночи, размахивая оружием. Кроме того, Ея упорядочила разработку полезных ископаемых и вращение ааонской валюты.

   - Аи? - переспросил Айет. - Я помню, вы говорили...Можно взглянуть поближе? Надеюсь, это не глыба камня, а?

   - Нет, какая глыба, - свистнул Оа, протягивая Айету тяжёлый круглый шарик, просверленный посередине.

   Айет поднёс к глазам круглый аи. На поверхности - многочисленные символы вперемешку с изображением крыльев.

   - Сначала Ея хотела ввести единый аи, - пояснила Ио, - но это едва не привело к новой войне. Сейчас у каждой группы родственных Стай свой собственный аи, но все они принимаются в расчёт.

   - А что в основном покупается? - спросил Айет, разглядывая слиток чистой платины.

   - Много чего. Зерно, древесина, строительные материалы, черная жидкость - нефть. Разве всё перечислишь? Ещё учителям, что обучают птенцов, платят аи.

   - Капитализм с человеческим лицом, - философски заключил Айет. - Ребята, вы оказались намного умнее землян, скажу я вам.

   На Аао существовали довольно развитые капиталистические отношения, если, конечно, можно назвать капитализмом общество, где частная собственность разрешена, но государство владеет монополией на добычу платины, нефти, а также на космические разработки и пищевые теплицы. Образование и медицина почти бесплатны, за них брали мизерные деньги, вернее мизерные аи. Процветал малый и средний бизнес, в основном в сфере строительства и обслуживания. Достижением местной демократии являлось избрание Великой Выборной Матери всеми Стаями Севера и Юга, хотя матери Стай избирались старыми методами, то есть по наследству. Но в любой момент Стая могла собраться на съезд и объявить завравшейся Матери импичмент, а потом выбрать новую правительницу из родственников старой главы Стаи. С незапамятных времён на Аао господствовал матриархат, но в последние годы самцы подняли головы и весьма успешно боролись за свои права. Оа гордо сообщил Айету, что именно Великая Праматерь Ея первой обратила на это внимание, сказав, что "самцы-такие же ааоны, как и самки, они воины, охотники и даже сильнее самок физически", даже в умственном отношении ничем не уступают. Так почему же, сказала Ея, самцы должны иметь меньше прав, чем самки?!

   Настоящим прорывом стало открытие электричества и атомной энергии. Были построены первые космические корабли, совсем недавно открыта теория поля и вместе с ней тайна гиперперехода. Начата разведка пространства возле соседних звёзд. Обнаружены богатые запасы полезных ископаемых на нескольких безжизненных планетах.

   Изучая историю Аао, Айет отметил для себя три удивительных вещи. Первое: строжайшее табу на войну в любых проявлениях, настолько сильное, что кроме небольших групп по поддержанию порядка, никаких войск или военизированных соединений не существовало. Айет узнал, что во времена Еи всё имеющееся в наличии оружие собрали и закопали в знак запрещения самой мысли об убийстве себе подобных. При этом Праматерь Ея произнесла знаменитый спич насчет ненужности оружия и что понадобится оно лишь в том случае, если появится необходимость. Странно немного. Конечно, ничего нет лучше спокойствия и мира, но если нападет безжалостный враг, тут уже не до пацифизма...

   Второе. Айета поражало удивительное стремление ааонов максимально следовать старинному образу жизни. Народ, открывший дорогу к звёздам, по-прежнему предпочитал летать на далекие расстояния с помощью крыльев, даже не пытаясь ввести в обращение общественный транспорт. Айет не преминул высказать вслух своё недоумение по этому поводу, но получил несколько надменный ответ, что, дескать, если ааоны перестанут летать и начнут разъезжать на машинах, то зачем же тогда им крылья?

   Наконец, третье - институт Выборной Матери. Правительницу избирали КАЖДЫЙ год на Совете Стай, причём одна и та же самка не могла быть избрана три раза подряд, но вполне могла баллотироваться снова через год после последнего избрания.

   Ну а самым удивительным на планете Аао был язык крылатых существ, вернее языки, так как у каждой группы Стай имелся собственный, зачастую сильно отличающихся от других язык. Как и полагается страстному филологу, Айет усердно приступил к изучению местных наречий, особенно общего межплеменного языка, который сложился из жаргона Бродячих Стай ещё до появления Праматери Еи. Вскоре выяснилось, что все Северные Стаи говорят на схожих языках , языки большей части Стай Юга также родственны друг другу. Кроме того, на Юге жило несколько десятков Стай, языки которых даже для местных языковедов представляли загадку, происхождение неясно, а родственные связи не установлены.

   Айет старательно запоминал названия Стай их языков, изучал несколько странную религию, если конечно можно назвать местные культы религией. У каждой Стаи имелся свой набор Идолов, часто полузабытых и непонятных даже самим поклоняющимся. Даже Ио не смогла дать вразумительный ответ, чем отличается Главный Идол её Стаи в форме старого ааона от почти такого же истукана соседей.

   - Самки специально забыли, - язвительно замечал при этом Оа. - Смотри, Айет, ВСЕ Идолы - самцы. О чём это говорит? В незапамятные времена на Аао правили самцы. А когда самки захватили власть, то не замедлили уничтожить даже след от тех времён. Мы поклоняемся идолам, даже не зная их истории! Предки, как же...Самцы ведь, видишь, Айет?!

   Ио молча и сердито хлопала крыльями, Айет усмехался, записывая названия и термины с помощью авторучки с чернилами из сока местного растения. Вскоре он назубок знал не только все Стаи, но и семьи ааонских языков и наречий со всеми группами и подгруппами.

   Но, несмотря на столь явные успехи, Айету с трудом давался общий язык ааонов. Как и в прочих языках, в нём было около сорока звуков, причём согласных всего шесть, все остальные гласные. Одного лишь звука "А" имелось шесть вариантов. После двухнедельной зубрежки Айет едва мог изъясняться на межязыке, человеческая гортань с огромным трудом воспроизводила все эти непередаваемые трели и свисты ааонских глоток. В конце концов, терпение Ио лопнуло, и она заявила, что нынешних познаний Айета вполне достаточно и что пусть уж лучше бескрылый самец говорит на земном языке, а к межязыку ааонов прибегает лишь в случае крайней нужды.

   - Как же вы космоарго выучили? - обижался Айет и добавил по-ааноски: - Моя выучиться старайся!

   - О, молчи, самец! - ужаснулась Ио. - Ужасный акцент, а ошибки, ошибки! Как мы выучили космоарго? У вас много согласных, но языки ваши все равно примитивнее ааонских! Правда, Оа?

   - Думаю, Айету необходимо время, - возразил Оа. - Он будет говорить лучше, вот увидишь. Нужно помочь ему, Ио. Пришелец терпелив.

   - Ладно, - проворчала Ио, - буду учить тебя дальше. А ты покажешь нам земные письмена?

   - Конечно, - обрадовался Айет. - все покажу! Их очень много.

   - Все виды земной письменности знаешь? - удивились ааоны.

   - Большую часть. Я же языковед.

   Час спустя по хронометру Айета, когда Ио и Оа, нахохлившись и сложив крылья, уже спали, Айет тихо слез с гамака и включил маленькую электрическую лампу рядом с ромбовизором. Посмотрев на мирно посапывавших ааонов, он раскрыл свои записи, сделанные на местной желтоватой бумаге, и погрузился в мир свистов и трелей.  

7

   Наступил долгожданный день Священного Кормления. Айет Ларса соскочил со своего гамака ни свет ни заря и самым бесцеремонным образом растолкал своих друзей ааонов. Ио и Оа недовольно махали крыльями и требовали оставить их в покое. Ио при этом сонно заявила, что еще даже солнце не поднялось, и что Кормление-то Священное никуда не денется. И ааоны снова закрыли совиные глаза. Но Айет не успокоился до тех пор, пока крылатые супруги не проснулись окончательно. Глядя на их хмурые физиономии, Айет проглотил пищевую таблетку и запил её водой. Оа что-то свистнул на языке своей Стаи. Землянин вопросительно уставился на Ио. Та расправила крылья и пояснила:

   - Оа сказал, что ты спешишь, словно птенец в первый полёт. А еще, что ты...

   - Дальше переводить не нужно! - запротестовал Оа, поднимая трехпалую руку. - Айет Ларса, готовься к полёту. Сейчас, мы с Ио поедим и отправляемся.

   Пока ааоны завтракали, Айет облачился в свою шубу и занял место в летательной сети. Ааоны критически осмотрели прутья и, не найдя никаких повреждений, закончили техосмотр и вылетели из башни в морозный утренний воздух Северного Города.

   - Глядите, глядите! - закричал Айет. - Вы видите?

   - Видим, конечно, - рассердилась Ио. - Сиди смирно, самец, не мешай лететь.

   С каждой минутой розовевшее небо над башнями ааонов принимало в себя новые и новые группы крылатых горожан. Тысячи разумных птиц парили вокруг изумленного Айета, наполняя утренний воздух свистом и кудахтаньем. Северные Стаи собирались вместе, чтобы совершить полёт к южному океану на встречу со Стаями Юга. И Великое Кормление начнётся.

   - Здорово! - не скрывал восхищения Айет, вертя головой с риском вывихнуть шею.

   А вокруг сети Айета царило настоящее белоснежное царство. Даже восходящее солнце скрылось за рассекающими воздух мощными крыльями. Айет посмотрел вниз и увидел под собой нескончаемые белые армии ааонов. Оа указал ему на маленьких ааонов, вылупившихся весной. Маленькие белоснежные фигурки уверенно размахивали еще неокрепшими крыльями, стараясь ни в чём не уступать взрослым. За малышами следовали ааоны постарше, следя, чтобы дети не отстали. Время от времени они брали маленьких на руки, и юные ааоны послушно отдыхали, терпеливо ожидая разрешения вновь присоединиться к старшим.

   - Через год, - гордо просвистела Ио, - мы с Оа тоже поведём наших первенцев на первое в их жизни Кормление!

   - Океан! - провозгласил Оа, поворачивая голову к Айету.

   Молодой землянин вцепился в сеть и устремил взор вниз, где лесистые заснеженные холмы сменились скалистым побережьем, о которое, разбрасывая сверкающие брызги, накатывал волны ааонский океан. Айету вскоре стало жарко. Они же на юге, температура здесь повыше. Айет распахнул шубу.

   - Южные Стаи! Южные Стаи! - услышал он вопли справа и слева.

   Щурясь от встречного морского ветра, Айет увидел новые нескончаемые эскадрильи, стремительно приближающиеся к побережью. Несколько минут, и ааоны Юга и Севера, сверкая фонариками, смешались в воздухе, закружились в немыслимом, непостижимом воздушном танце.

   - Что происходит? - прокричал Айет, у которого заложило в ушах и зарябило в глазах от сверкающих перьев и фонариков.

   - Танец Приветствия, - пояснила Ио, с завистью поглядывая на носящихся вокруг собратьев.

   Неожиданно свист и кудахтанье прекратились, наступившая тишина была тут же нарушена громким завыванием длинных труб замысловатой формы, которые несли огромные самцы из личной охраны Великой Выборной Матери. Вскоре явилась и сама Выборная Мать вместе с многочисленной и пышной свитой представителей Стай в разноцветных блестящих поясах и красочными фонариками на ухоженных крыльях. Тысячи ааонов выстроились в воздухе в идеальном порядке. Ио и Оа, неся сеть с Айетом, также заняли место в первых рядах своей Стаи. Айету показалось, что Выборная Мать почти по-человечески кивнула ему. Пока он вертел головой и протирал глаза, правительница вылетела вперёд и подняла руки.

   - Спокоен ли океан, ааоны Севера и Юга? - громко просвистела она, и ее голос, усиленный динамиками на спинах самцов-охранников, разнесся вокруг.

   - Спокоен!! - грянул ответ.

   Едва не оглохший от этих воплей, Айет Ларса увидел, что ааоны вокруг принялись что-то доставать из поясов. Он вопросительно посмотрел на своих спутников. Ио протянула землянину что-то, завернутое в блестящую бумагу. Юноша развернул сверток. Кусочки боа-мучного изделия из зерна, основного продукта питания на Аао.

   - Так смотрите же вниз! - продолжила речь Выборная Мать, принимая из рук почтительного охранника порцию боа.

   Множество ааонов плюс один землянин дружно уставились вниз. Неожиданно Айет увидел, как темноватые воды неведомого океана вспучиваются и покрываются блестящими плескающимися телами, став похожими на некое живое существо.

   - Священные рыбы вынырнули! - загремел из динамиков голос Выборной Матери. - Идолы земли и моря, Идолы всех Стай благосклонны к нам, дети крыльев! Я вижу, Идолы ВСЕХ Стай довольны, Священные Рыбы ждут. Так начнем же. Я первая бросаю боа вниз, и да сопутствуют мир и благополучие нашим Стаям!

   - Вечный Мир!! - взревели ааоны.

   - Ура!! - закричал Айет.

   Выборная Мать разжала ладонь, и кусочки боа полетели вниз. Там где они упали в воду, Священные Рыбы затеяли отчаянную потасовку, сопровождаемую радостным свистом ааонов. Айет решил, что рыбы проголодались не на шутку.

   Целое море боа посыпалось вниз, к большому удовольствию Священных Рыб, чавканье которых разнеслось на несколько километров.

   - Можно и мне кинуть? - спросил Айет у Ио, но та не успела ответить.

   - Пришелец Айет Ларса! - многозначительно произнес голос Выборной Матери из ближайшего динамика. Айет вздрогнул.

   Правительница Аао вместе со свитой и охраной подлетела близко к его сети. Айет отчётливо видел трехцветный фонарик власти в руках Матери и искусно выгравированный пояс на белоснежном теле.

   - Ты можешь бросить, пришелец.

   Юный землянин дипломатично потрогал заложенное ухо, помедлил, затем протянул вперед ладонь с зажатым в ней боа. Оглядел окружающее его белоснежное царство. Оа одобряюще щёлкнул клювом. Айет свистнул носовыми трубками и взглянул вниз.

   Неожиданно косяки прожорливых Рыб разошлись в разные стороны, будто испугавшись чего-то. Над поверхностью появилась черная гигантская туша с двумя хвостами и острыми шипами на блестящей спине.

   - Мать-Рыба! Мать-Рыба! - загалдели ааоны.

   Айет зажмурился и бросил вниз свою лепту боа. Затем отважился открыть левый глаз, чтобы узнать, приняло ли чудо-юдо угощение. Словно во сне он увидел, как чудовищная рыбина раскрыла исполинскую пасть и ловко заглатывает падающие кусочки боа. Кушает!

   Секунда, и землянин едва не оглох от радостного свиста и шума тысяч крыльев. Что-то радостно вопили Ио с Оа, раскачивая его сеть так возбужденно, что Айет был вынужден схватиться за прутья, чтобы не болтаться как птица в силке.

   - Священное Кормление УДАЛОСЬ! - громогласно провозгласила Выборная Мать. - Мать-рыба приняла пищу из рук бескрылого пришельца. - А это означает...

   - Друг!! - дружно заскандировали ааоны. - Друг! Друг!

   Айет в растерянности оглядывался.

   - Мать-Рыба приняла пищу из твоих рук, - повторила правительница, пристально рассматривая смущенного землянина. - Она могла вынырнуть и раньше, но предпочла появиться именно в тот момент, когда ты протянул пятипалую руку. Мое первое впечатление подтвердилось вместе с отзывами твоих попечителей Ио и Оа. Айет Ларса, в душе у тебя нет зла, намерения твои честны и искренни, народ Аао поможет тебе всеми возможными средствами. Мы согласны предоставить один из звездных кораблей для полёта к планете Зеро и помочь тебе вернуться на родину!

   Ааоны одобрительно засвистели. Обрадованный Айет восторженно наблюдал, как гигантская рыбина внизу с достоинством доедала бесплатное угощение. Он отправится таки на Зеро и встретится с Таатиром. Ура!

   В этот всесторонне радостный момент с небес совершенно неожиданно упал некий предмет, издававший при этом такой пронзительный вой, что даже шум тысяч крыльев был не в состоянии его заглушить. Среди ааонов возникла лёгкая паника. Самцы-охранники окружили Выборную Мать белоснежным заслоном. Айет не верил собственным ушам, потому что подобные завывающие звуки мог издавать лишь идущий на посадку звездолёт.

   - Что это такое? - вопросила Ио.

   - Космический корабль! - пришёл в себя Айет, уставившись в направлении, где скрылся неожиданный гость из космоса. - Быстрее, летим в Северный Город!

   - Космический корабль? - раскрыл клюв Оа.

   Удивительная новость разнеслась среди крылатого общества как вихрь, и Выборная Мать велела всем Стаям немедленно лететь вслед за неизвестным кораблем. Кроме того, все шесть ааонских звездолётов получили срочный приказ подняться по тревоге.

   Уверенными взмахами крыльев Ио и Оа вырвались вперёд. Бравые самцы охраны остались позади. Айет оглянулся. Сплошная стена из крыльев и возбуждённо щелкающих клювов. Все летят назад, к Северному Городу. Плотной стеной. Вот черт, почему ему стало не по себе? - Куда спешим? - глухо спросил он у Ио.

   - Как куда?! Ты ведь сам рвался только что в город! Ведь это космический корабль, пришелец! ЧУЖОЙ корабль! Неужели не понимаешь, что это значит для нас?

   - Да понимаю я...- мрачные предчувствия продолжали терзать Айета. Что это за корабль? Как очутился на Аао? На Земле и Ротаре даже понятия не имеют о существовании такой планеты.

   Подул холодный встречный ветер. Айет поспешно поднял воротник своей самой тёплой в галактике шубы. Может, это колонисты-разведчики? А может...Айет похолодел.

   Стаи уже влетали в расположение Северного Города. Айет вертел головой в разные стороны в поисках приземлившегося корабля, но тщетно. Звездолёт чужаков пропал, словно и не летел к Северному Городу полчаса назад. Может, свернул и сел в другом месте?

   - Где же корабль? - разочарованно свистнул Оа, когда они медленно парили над башнями. - Исчез!

   - Нет, - покачал Айет головой, - никуда он не исчез. Ио, где ваши звездолёты?

   - Думаю, скоро прилетят. Ты обеспокоен, Айет Ларса. В чём дело?

   - В чём дело? - машинально повторил Айет, оглядывая холмы. В воздухе между тем появлялись всё новые и новые ааоны, прибывавшие со стороны океана. - Я не...

   Характерный звук. До боли знакомый звук! Айет повернул голову к холму, за которым начиналась Долина Героев.

   - Планетарные двигатели...- прошептал землянин.

   Над холмом завис звездолёт небольших размеров. Судя по внешнему виду, построен землянами. Сероватый, слегка обшарпанный корпус. Выставленные вперёд бласт-орудия. Бласт-орудия выставлены...

   - Ио! Оа! - со всех сил закричал землянин, раскачивая сеть. - Быстрее, летим отсюда! Кричите другим, пусть убегают, то есть, улетают! Скорее!!

   - Что такое? - поразилась Ио, недоумённо переглядываясь с Оа. Парившие вокруг ааоны удивленно взирали на неистово раскачивавшего сеть пришельца.

   - Бласт-установка в боевом режиме! -кричал Айет. - Они сейчас откроют огонь!! Быс...

   И в эту секунду чужой корабль дал залп, словно выплюнул искрящееся пламя. Лазерные лучи, шипя, ударили по городским башням и ааонам в воздухе. Несколько башен загорелось, множество ааонов рухнули вниз.

   - Ах, сволочи! - застонал Айет, не силах оторвать взгляд от атакующего корабля.

   Ио и Оа, наконец, опомнились и стремглав рванули вверх, подбадриваемые криками Айета, ожидающего второго залпа.

   А основная масса ааонов уже находилась в городе и бестолково толпилась в воздухе. Айет слышал, как тяжело дышат Ио и Оа. Неужели чужой корабль даст залп по скоплению крылатых существ? Нет! Юноша припал к сети.

   Шипение. Новый залп. Толчок. Айет закрыл глаза. Рядом закричала Ио. Воздух свистел в ушах. Юноша увидел, что они падают вниз, а Оа безвольно уронил голову на плечо своей подруги. Правое крыло ааонки обожжено. Лазерный ожог. Собрав последние силы, Ио пыталась спланировать с помощью здорового крыла. Айет вцепился в сеть. Земля стремительно приближалась.

   У самой поверхности Ио удалось выйти из смертельного пике. Она всё же задействовала обожженное крыло и спасла всех троих от неминуемой гибели. Кроме того, им сильно повезло, потому что падение смягчил глубокий сугроб.

   Айет отпустил Оа, тяжелое тело которого он поддерживал во время вынужденной посадки. Выплюнул снег и взглянул вверх, где чужой корабль продолжал вести варварский огонь по беззащитным ааонам. Юноша с трудом поднялся на ноги и, утопая в снегу по колено, помог Ио перевернуть Оа и осмотреть раны.

   - Пришелец Айет Ларса, - дрожащим голосом спросила Ио. - Что это за оружие? Как...как можно было придумать такое? Оа...

   Айет молчал. На теле его крылатого друга Оа зияли страшные раны. Весь правый бок обожжён. Боевой лазер. Оа был жив, но пребывал в глубоком шоке и не приходил в себя. Ио положила трехпалую ладонь на лоб мужа и взглянула на Айета. Юноша не выдержал и отвернулся, сжимая кулаки. Смешанное чувство стыда и ярости захлестнуло его. Стыда за подобных ему людей, способных безжалостно расстреливать в упор безоружные существа. Ярости, заставившей стиснуть зубы и до крови закусить губу.

   - Руки вверх, красавчики!

   Айет повиновался и медленно повернулся. Ио заворчала и заслонила своим телом Оа.

   - Смотри-ка, понимают, уроды пернатые!

   Из-за деревьев появился высокий землянин в био-скафандре и бластером в руках. Десант высадили, мелькнуло в голове Айета. Что же делать...

   - Эге! - воскликнул землянин, замечая Айета. - Да это человек! Вот это да...Эй, скорее сюда!

   На зов явилось еще несколько субъектов в биологических скафандрах.

   - Ио, ни слова, - прошептал Айет, рассматривая скрытые пластинами шлемов лица бандитов. - Что бы я ни говорил, соглашайся и подтверждай. Ясно?

   - Хорошо, - тихо свистнула Ио. - Это земляне?

   - К сожалению, да...

   - Кор, - обратился один из незнакомцев к высокому землянину, и Айет вздрогнул, услышав это имя. - Приближаются шесть звездолётов. Нужно сматывать удочки.

   - Звездолёты? - удивился Кор. Его безликая голова в защитном шлеме повернулась к Айету. Тот молча ждал. Оставалось лишь надеяться, что Кор не узнает в небритом человеке в нелепой шубе молодого колониста с "Звезды Востока".

   - Ладно, - кивнул, наконец, Кор. - Этих двоих берём с собой.

   Ио встрепенулась, но взгляд Айет пригвоздил ее к месту. Ааонка покорно дала себя связать и даже не пошевелилась, когда пираты грубо сжали больное крыло.

   - Она же ранена, - запротестовал Айет, - и не сможет далеко улететь!

   - Умолкни, приятель! - проворчал один из пиратов и склонился над Оа. - С этим что делать?

   - Он мертв, - сказал Айет. - Мертвец вряд ли вам пригодится.

   Рядом с деревьями опустился маленький флиттер. Айета и Ио бесцеремонно затолкали внутрь. В последний момент ааонка оглянулась в сторону бесчувственного Оа. Идущий за ней конвоир толкнул Ио прикладом бласт-ружья. Ааонка едва не упала.

   - Ей необходим врач! - Айет подхватил Ио, помогая подняться.

   - Не волнуйся, - успокоил его Кор, - подругу твою мы подлечим. А сейчас помолчи и не мешай. Это в твоих же интересах!

   Айет подчинился, поняв, что недобрая ухмылка ничего хорошего не сулит. Он одобряюще улыбнулся Ио.

   Когда автоматические двери закрылись, несчастная ааонка стала хватать воздух широко раскрытым клювом. Айет вытащил из носа дыхательные трубки, вдохнул земного воздуха и с тревогой стал наблюдать за мучениями Ио.

   - Что это с ней? - поинтересовался Кор, снимая шлем.

   - Кислорода не хватает, - пояснил Айет, беря ааонку за руку, - пожалуйста, помогите!

   - Твоей крылатой подружке придется потерпеть, - пожал плечами Кор, - на корабле что-нибудь придумаем, да и крылышко подлечим. А то еще помрет невзначай. Жаль будет такую курочку!

   Пираты захохотали. Айет стиснул зубы и отвернулся. Он слышал как тяжело дышит Ио. Айет вдруг почувствовал чей-то взгляд и поднял глаза. Кор. Великан пристально смотрит на него. Неужели узнал? Айет опустил голову и принялся рассматривать грязный пол.

   Несколько минут спустя флиттер влетел в шлюзовые камеры пиратсткого корабля. А когда над Северным Городом появились, наконец, шесть ааонских звездолётов, агрессоры уже находились на орбите и готовились к разгону для выхода в гиперпространство.     

8

     Кор сдержал слово. Сразу же после выхода в надпространство, в маленькой каюте, где держали взаперти Айета и Ио, появился невысокий пожилой человек в белом халате. У посетителя были короткие седые волосы и большие голубые глаза под густыми седеющими бровями. Он настолько не походил на головорезов Кора, что пораженный Айет не выдержал и поинтересовался, кто же он такой и что делает на этом корабле.

   - Балинский Сергей Иванович, доктор, - недружелюбно буркнул посетитель. - И помолчите, молодой человек. Не мешайте.

   Айет умолк, во все глаза глядя на необыкновенного доктора. Последний извлёк из кармана сумки некий прибор с длинными трубками и подступил к задыхающейся Ио.

   - Как вас зовут, милая моя? - спросил Балинский, поворачиваясь к Айету. - Она понимает космоарго?

   - Ио, - тихо сказал Айет, - её имя - Ио.

   Балинский хмыкнул и осторожно надел на лицо Ио прибор с трубками, прикрепил его над клювом, закрыв дыхательные отверстия. Улыбнулся и ловко подсоединил респираторную трубку к маленькому прибору в своих руках.

   - Ну-ка, голубушка, - проговорил он, поворачивая рычажок на приборе, - вдохните.

   Ио повиновалась и облегчённо свистнула. У Айета отлегло от сердца. Прибор оказался ни чем иным как респиратором для ааонов, чтобы дышать в земной атмосфере.

   - Прикрепите на поясе, - продолжал доктор Балинский, протягивая респиратор ааонке. - Как вы, конечно, догадались, это довольно простое устройство увеличивает содержание кислорода в вдыхаемом нашей гостьей воздухе. Смотрите, не потеряйте! Новый прибор я собирать не намерен.

   - Спасибо, - просвистела Ио и протянула доктору ладонь, - ты очень добрый самец.

   Балинский с улыбкой покачал головой и занялся обожжённым крылом Ио. Взял пробу крови, нахмурился, быстро изучил под микроскопом. Затем обработал раны какой-то мазью и перевязал.

   - Вы наверняка опасаетесь, что у Ио могут начаться аллергические реакции на атмосферу корабля, - сказал Балинский, пряча в сумку инструменты. - В респираторе есть фильтр, что же касается бактерий, однозначного ответа пока дать не могу, необходимо изучить кровь. Впрочем, я почти уверен, метаболизм этого прелестного существа мало чем отличается от нашего. Вот вы, юноша, ведь жили и принимали пищу на планете вашей подруги? Принимали? Ага, вы же живы. Почему же Ио должно стать плохо, а?

   - Не могу понять, - снова спросил Айет, - что такой человек как вы, делает на пиратском корабле. На преступника вы не очень похожи.

   - Не очень? - усмехнулся доктор. - Приятно слышать.

   - Вы врач, - продолжал Айет, - а работаете на бандитов!

   - Оставим это бессмысленный разговор, юноша, - вздохнул Балинский и направился к выходу. - Приятного полёта!

   Вскоре после ухода Балинского явился член экипажа с мисками в руках. Айет присмотрелся. Кашеобразная масса омерзительного вида.

   - Овсянка, - объявил космонавт, - как раз для пташки-белоснежки!

   Выдав эту фразу, остроумный пират поглазел немного на Ио и оставил узников одних. Айет осторожно понюхал содержимое миски. Пахнет овсянкой. Молодой землянин вооружился ложкой, прикрепленной ко дну миски, и попробовал. Вкус оказался вполне сносным, и проголодавшийся Айет принялся уплетать за обе щёки, хотя еще с детства ненавидел овсянку всем сердцем. Он вообще не помнил ни одного воспитанника приюта, где рос Айет, который бы любил овсянку. Но настоящая еда всё равно лучше пищевой таблетки. Даже если это овсянка.

   Ио безучастно разглядывала свою порцию, косясь на облизывавшего ложку бескрылого самца. Заметив это, Айет посоветовал ааонке попробовать земную пищу.

   - А если отравлюсь? - резонно засомневалась Ио.

   - От воздуха у тебя перья ещё не выпали, - сказал Айет. - Думаю, и от каши тебе ничего не будет. Питаться же нужно, в конце концов. Вряд ли у наших гостеприимных друзей отыщется боа...

   - Думаю об Оа, - неожиданно просвистела ааонка. - Как думаешь, самец Айет Ларса, он жив?

   - Конечно, - убеждённо проговорил Айет, ковыряясь в своей миске. - Уверен, его нашли и лечат. Оа парень крепкий, выкарабкается!

   Ио распростёрла здоровое крыло и слегка пошевелила перевязанным. Ничего не ответив на уверения Айета, она молча принялась за еду, неуклюже орудуя непривычной земной ложкой.

   - Нравится? - спросил Айет

   - Боа лучше.

   Айет облегчённо вздохнул. Он искренне восхищался своей крылатой подругой. В отличии от, например, жительницы Земли, Ио не стала убиваться, ничего не есть и не пить, беспокоясь о судьбе Оа. Она просто скрыла боль глубоко в себе, с каким-то непостижимым самообладанием решив просто есть земную кашу, чтобы не ослабнуть от голода. Прагматизм? Может быть. Интересно, может именно благодаря этим качествам на Аао господствуют самки?

   Полёт в гиперпространстве оказался недолгим, и когда корабль снова вышел в обычный космос, Айет и Ио встретили это событие, забравшись в кресла, где благополучно глотали слюну во время гиперпрыжка. Переход оказался на удивление мягким, и Айет решил, что кораблём управляет современный компьютер, да и генераторы поля на пиратском звездолёте явно последней модели.

   Прислушавшись, Айет уловил утробный гул планетарных двигателей. Так, корабль приближается к какой-то планете. Он отер со лба неожиданно выступивший пот. Неужели они приближаются к пиратской базе? Очень интересно. И до Невозвращенцев оттуда далековато. А может, повезёт встретиться с кем-то из них? Некоторое время Айет обдумывал эту многообещающую перспективу, затем помрачнел и взъерошил отросшие волосы. Если корабль держит курс на логово пиратов, вряд ли пленников выпустят оттуда живыми.

   Пока Айет Ларса предавался этим жизнерадостным мыслям, а Ио дремала, сложив руки на белоснежном животе, прошло два часа. Пиратский звездолёт увеличил мощность планетарных двигателей. По характерному вою Айет догадался, что они выходят на дольнюю орбиту, чтобы с каждым новым витком приближаться всё ближе и ближе к неведомому миру, пока, наконец, не пойдут на посадку.

   Мимо их каюты несколько раз проходили члены экипажа, и до слуха пленников доносились отрывки разговоров. Как и подобает классическому пиратскому кораблю, команда пиратского звездолёта представляла собой настоящий интернационал. Айет явно различил русскую, английскую и испанскую речь плюс несколько говоров непонятного происхождения, смахивающих на жаргоны колонистов.

   Корабль завибрировал, и Айет поспешно усадил Ио в противоперегрузочное кресло, затем устроился сам. Едва успел застегнуть ремни безопасности, как начались перегрузки.

   - Сволочи, - разозлился Айет, - хоть бы предупреждение дали, что на посадку идут...

   Ио стоически изучала потолок. Айет крякнул и решил терпеть молча.

   Перегрузки вдавили пленников в кресла со страшной силой.

   - Идолы Стай! - не выдержала Ио. - Даже крылом не пошевелить!

   - Садимся, - с трудом ворочая языком, сообщил Айет, - ещё чуть-чуть надо потерпеть и всё...

   Вой планетарных двигателей немного утих. Айет пошевелил затекшими членами, затем помог Ио выбраться из перегрузочного кресла. Судя по работе двигателей, корабль уже в нижних слоях атмосферы и маневрирует для посадки.

   Вскоре планетарные моторы почти утихли, зато тут же подали голос тормозные двигатели и посадочные механизмы. Ещё пять минут спустя корабль совершил мягкую посадку и замер. Корабельный компьютер снова удостоился одобрения Айета. Наступила тишина.

   - Твой первый космический полёт на корабле землян благополучно завершен, Ио. Поздравляю. Как впечатления?

   - Верится с трудом, самец. А ты часто летал?

   - Часто, - вздохнул Айет, проводя рукой по лицу, словно отгоняя мрачные мысли.

   - Что с тобой, Айет Ларса? Тебе плохо?

   - Нет, всё в порядке, - прошептал Айет, - всё в порядке...

   Летал Айет часто, это уж точно. Картина боя на Ротаре вдруг снова встала перед юношей, он потёр переносицу. Нет, не нужно это вспоминать...

   Раскрылись двери. В проёме маячило двое пиратов. В том, что повыше, Айет узнал того самого остряка, что потчевал их кашей.

   - А ну, подъём! - велел "овсянщик", угрожающе размахивая бластером. - На выход!

   Айет и Ио повиновались и проследовали в коридор, где их поджидали еще два молодчика самого решительного вида.

   - Вперёд, - веско приказал "овсянщик". - И не оглядываться, а то сожгу обоих, к такой матери!

   Получив столь мрачные инструкции, пленники покорно дошли до конца коридора и остановились перед автоматическими дверьми, над которыми тревожно мигала красная лампочка. Конвоиры выжидательно уставились на другую лампу, имевшую более обнадёживающий зеленый цвет.

   - Как светофор, - заметил Айет.

   - Молчи, сволочь, - лениво рявкнул "овсянщик", поворачивая к Айету небритое лицо со свирепо вращающимися глазами.

   Но Айет осмелел окончательно, решив, что раз уж их не прикончили сразу, значит, для чего-то они Кору понадобились.

   - Побрились бы, ребята, - ухмыльнулся Айет, сам небритый как партизан, - а то ведь смотреть на вас страшно.

   "Овсянщик" кротко вздохнул и со всего размаха заехал Айету кулаком в лицо, заставив последнего сразу же разувериться в особой важности своей персоны. Юноша сплюнул кровь, а Ио подняла голову и весело закудахтала, шевеля крыльями.

   - Ещё раз раскроешь пасть без разрешения, я тебе все зубы выбью, - пообещал "овсянщик". Понял, урод?

   - Понял, - мрачно кивнул Айет, сердито поглядывая на веселящуюся ааонку.

   Загорелась зеленая лампочка, и автоматические двери растворились. Пленников бесцеремонно вытолкали наружу, где их уже ждали Кор с подчиненными и доктор Балинский в белом халате.

   - Самец Айет Ларса, - изумленно свистнула Ио, - где мы?

   Айет не отвечал. Как он и предполагал, их вывели на поверхность планеты. Юноша вдохнул свежий, пахнущий пряностями воздух и стал озираться по сторонам.

   Звездолёт приземлился посреди огромного поля, усаженного гигантскими цветами белого цвета на прямых двухметровых стеблях. Над цветами-великанами летали насекомые с сиреневыми двойными крыльями и четырьмя антеннами на квадратных черных головах. Одно из таких насекомых пролетело совсем близко, и Айет невольно отшатнулся от жука устрашающего вида, длиной в целый метр и полуметровыми крыльями как у колибри. Но жук стремительно отпрянул, словно наткнулся на невидимую преграду. Около особенно крупного цветка он напал на насекомое поменьше, имевшее ярко-красные крылья и всего лишь одну антенну между двумя фасеточными глазами. Завидев несущегося жука, насекомое словно по волшебству изменила цвет крыльев с красного на белый и почти слилось с окружающими цветами. Тщетно. Жук клацнул гигантскими челюстями и сожрал жертву прямо в воздухе. Всё длилось несколько секунд.

   - Инфракрасный луч, - услышал Айет голос Кор и вздрогнул, - не переносят почему-то инфракрасного излучения. Мы установили заслон, но горе тому, кто вздумает погулять в поле и собрать букетик белых цветов! Жуки-антенщики съедят его живьём!

   Айет поёжился и снова уставился в поле. Среди цветов возвышались невысокие столбы, аккуратно выкрашенные в белый цвет. Похоже, именно они излучали инфракрасное освещение, столь не любимое местными жуками-антенщиками. Затем Айет медленно повернулся вправо и раскрыл глаза ещё шире. Кор довольно засмеялся. Пираты дружно подхватили смех начальника. Один лишь доктор Балинский остался невозмутимым. Ио удивлённо засвистела.

   Направо от корабля возвышалось огромное здание с множеством сверкающих окон и входов. Чуть поодаль большое количество строений поменьше, фасад исполинского сооружения скрывал их истинное количество. По воздуху летали взад и вперёд летательные аппараты самых разнообразных конструкций. Некоторые вылетали за периметр инфракрасных излучателей и подвергались яростным атакам жуков-антенщиков, пикирующими на металлические борта флиттеров целыми стаями, но отскакивающих в бессильной злобе, будучи не в силах причинить вред. Айет заметил многочисленные провода и солнечные батареи гигантских размеров. Между зданиями и во дворах, очищенных от цветов, двигалось в разные стороны множество людей и даже ротариан, хотя последних наблюдалось значительно меньше. От места посадки к центральному зданию вела белая дорожка, окружённая зарослями белых цветов.

   Айету стало жарко. Щурясь от ярко-жёлтого солнца, он сделал шаг вперёд. Движения давались необычайно легко. Сила тяжести, догадался он. Гравитация уступает земной процентов на десять. Юноша скинул с плеч ааонскую шубу и расстегнул ворот рубашки. Очень жарко. Каково же привычной к морозам Ио в этом пекле?

   - Ну, как вам наша планета? - поинтересовался Кор. - Нравится?

   - Чудесное место, - хмуро ответил Айет, - вот только жарковато немного.

   - Ничего, привыкнешь. А как твоя подруга, не расплавится от жары-то, а?

   - Я привыкну, - гневно свистнула Ио, шевеля перевязанным крылом.

   Айет заметил, что ааонка двигает крылом почти без затруднений. Неужели зажило? Впрочем, даже если так, что толку? Он покосился на стаю жуков, пролетавшую неподалёку. Далеко не улетишь .

   - Следуйте за мной.

   С этими словами Кор ступил на белую дорожку и направился к комплексу зданий. Подталкиваемые прикладами Айет и Ио двинулись следом. Сзади топали пираты, оживленно болтая, а позади всех задумчиво вышагивал доктор Балинский и что-то бормотал себе под нос.

   Когда до зданий оставались считанные метры, а людей встречалось всё больше и больше, навстречу им из центрального здания вывалила целая толпа, оглашая воздух громкими воплями. Кор велел остановиться. Пленники непонимающе смотрели, как к инфракрасным столбам подтащили изо всех сил сопротивляющегося человека в рваном комбинезоне. Десятки рук вытолкали несчастного в поле, прямо в заросли белых цветов. Поскользнувшись, человек упал, но тут же вскочил, с животным страхом озираясь по сторонам. Ио вдруг засвистела и взмахнула крыльями. В толпе раздался хохот, от которого Айет похолодел от ужаса.

   Несколько жуков-антенщиков напали на человека в рваном комбинезоне, и сдавленный крик жертвы утонул в плотоядном щёлканье страшных челюстей. В одно мгновение жуки обглодали несчастного, на землю посыпались окровавленные кости, на которые тут же накинулись какие-то маленькие жуки, повылезавшие из многочисленных нор у оснований стеблей цветов. Айет почувствовал, что его сейчас вырвет. Ио прикрыла глаза здоровым крылом. Минута, и от костей не осталось и следа. Толпа возбужденно гудела.

   - Здорово, а? - прогудел Кор. - Все отходы уничтожены, утилизированы!

   - За что же его так? - тихо спросил Айет, наблюдая как веселая толпа мужчин и женщин растекается по дворам комплекса зданий.

   - Может украл что, - пожал плечами Кор, - или должен кому.

   - Украл, - повторил Айет потрясённо.

   - Ага. Собаке собачья смерть. Так, двигаем дальше!

   Айет схватил Ио за трехпалую ладонь и, не дожидаясь удара прикладом, зашагал вперёд, тщетно пытаясь отогнать мрачные мысли.   

9

   Впрочем, то, что Айет и Ио увидели внутри основного здания, поразило их ещё сильнее, нежели удивительные пейзажи планеты белых цветков.

   Осматривая огромный внутренний зал, освещённый множеством электрических ламп, и несколько этажей, амфитеатром его окружавших , Айет пришёл к выводу, что когда-то здесь было поселение колонистов. С этажей на него глазели люди, а внизу, на широкой и идеально чистой площадке играли дети, которые тут же бросили свою игру, едва заметив пленников. И если Айет почти не привлек их внимания, то Ио имела большой успех и даже позволила детишкам ощупать здоровое крыло. Однако конвоиры во главе с "овсянщиком" разогнали детвору и втолкнули чужаков в довольно вместительный лифт с прозрачными стеклянными стенами. Кор нажал кнопку на панели управления, и элеватор стал медленно подниматься. Доктор Балинский молчал по-прежнему, словно и не замечая происходящего вокруг.

   Айет размышлял. Если это бывшая колония, а судя по зданию, так оно и есть, то куда же колонисты подевались? А может,пираты это колонисты? Айет озадаченно почесал небритый подбородок и покосился на каменное лицо Кора. В гиперпространстве они летели не больше часа. Значит, эта планета находится недалеко от Аао, а, следовательно, и от Зеро. Вот только что это за планета...Во времена Последней Смуты и даже в первые годы войны с моффами транспорты с колонистами стартовали чуть ли не каждый день. Большая часть эмигрантов обосновывалась поближе к Земле, и вскоре оказалась в самом пекле боевых действий. Тибальд, например, до сих пор в блокаде. Но некоторое количество колоний, таких как Зеро, было основано очень далеко, а некоторые даже до Последней Смуты. Многие транспорты вообще пропали без вести. С несколькими колониями пропала связь во время Смуты, восстановить её до сих не удавалось. И это не считая таинственных Невозвращенцев, которых так "успешно" разыскивает Айет. Юноша еле заметно улыбнулся, но тут же помрачнел, вспомнив, страшную сцену, разыгравшуюся на его глазах совсем недавно. Что это за люди, способные бросить живого человека на съедение жукам-монстрам? Хорошо колонисты...

   - Выходи! - приказал Кор.

   Айет и Ио взялись за руки и вышли из лифта. Их отконвоировали по широкому коридору к высоченным дверям со старомодными железными ручками. На стенах коридора Айет заметил бледные квадратные пятна. Похоже, здесь раньше висели картины или фотографии. Возможно, на них были изображены колонисты или открывшие планету первопроходцы. Впрочем, если не считать голых стен, то вокруг царила идеальная чистота, не то, что во всех этих боевиках, где пираты и бандиты почему-то сплошь грязнули и ковыряются в носу. Эта мысль рассмешила Айета, но он тут же осекся, увидев страшные глаза "овсянщика". Тогда Айет старательно скорчил скорбную мину и принялся грустно вздыхать, как и полагается несчастному пленнику. Пусть эти недоноски думают, что Айет Ларса пал духом. Вообще, все конвоиры на свете любят, когда пленники имеют несчастный вид. Несчастны, значит, потеряли надежду на спасение. А потерявший надежду узник - мечта всех честных тюремщиков. Поэтому Айет продолжал усердно вздыхать, наблюдая за реакцией "овсянщика". Ага, успокоился, гад! Пусть думает, что Айет смирился.

   Приблизившись к двери с антикварными ручками, Кор дипломатично кашлянул и три раза постучался.

   - Да, да, войдите! - раздался приветливый голос.

   Айет вздрогнул. Он, конечно, ожидал услышать его, но...

   В большой и со вкусом обставленной комнате за старомодным столом сидел помощник капитана "Звезды Востока" Бонифаций Брамс. Толстяк аппетитно жевал, наклонившись над тарелкой с бутербродами, и время от времени вытирая губы накрахмаленной салфеткой. На столе мигал портативный компьютер, со всех сторон заставленный аккуратными стопками книг. Брамс был похож на старшего менеджера какой-нибудь строительной фирмы, выкроившего минутку, чтобы поесть, а затем опять погрузиться в мир балок, кирпичей и строительных блоков.

   - Здравствуйте! - воскликнул Брамс при виде гостей. - Боже всемогущий! Что это за птица, господа?

   - Ты про которого? - озадаченно спросил Кор.

   - Про того, что с перьями, идиот.

   - А-а - протянул Кор. - Этот, то есть эта....Их там целая планета, Бонни. Цивилизация!

   - Планета, говоришь? - Брамс поправил очки и перевёл взгляд на Айета и сузил глаза.

   - Да, мы сделали кое-какие снимки, но появилось шесть кораблей....

   - И вы удрали? - Брамс продолжал сверлить Айета взглядом.

   - Шесть кораблей, - обиделся Кор. - Но мы много наснимали и сможем, разобравшись, сопоставить наши силы и того...Ну, ты ведь понимаешь, шеф.

   Ио с достоинством расправила крылья и по-ааонски посоветовала приунывшему Айету не робеть.

   - Не бойся, самец. Я с тобой.

   - Что это она там свистит? - поднял брови Брамс, сделавшись похожим на удивлённого Санта-Клауса. - Ты понимаешь, сынок? - спросил он у Айета.

   - Нет, сударь, - не поднимая глаз, ответил Айет.

   - Кажется, мы где-то встречались, молодой человек. Кто ты такой?

   - Колонист, сударь, - Айет тщательно обдумывал каждое слово. - Наш корабль летел с Земли...

   - Вот как, с Земли, значит?

   - Так точно, - Айет продолжал строить простака. - Вы ведь знаете, идёт война. Мы направлялись к Зеро, чтобы потом... Короче говоря, капитан у нас был не дурак выпить. По пьянке неверные данные ввёл в борткомпьютер, а компьютер у нас древний. В результате - неправильно вычисленный гиперкурс. Вышли из надпространства, не долетев до Зеро, и обнаружили совершенно случайно планету этих крылатых.

   - Как интересно...- закивал Брамс, не сводя с пленника пристального взгляда внимательных серых глаз. - Что же дальше?

   - Нам повезло, что не попали в протуберанцы какой-нибудь звезды из-за нашего пьяницы! Прежде чем уйти в гипер снова, ему вздумалось исследовать планеты этой системы. И случилась беда...Отказали тормозные двигатели, и мы врезались в планету, как хороший метеорит.

   - Кошмар! - сочувственно сморщился Бонифаций Брамс. - Вы же здорово ударились, такие посадки-скверная вещь, скажу я вам. Но как же ты выжил, сынок, а?

   Айет заметил в глазах пиратского босса недоверчивый огонёк. Нужно быть настороже, этот добродушный на вид толстяк очень не прост. Айет уже открыл было рот для соответствующего лживого ответа, но вмешалась Ио.

   - Этот бескрылый был на пёрышке от смерти. Мы с трудом его выходили. На голове до сих пор шрамы.

   Айета прошиб холодный пот. Ио ведь не знает, что именно Кор - причина этих шрамов. Если пираты догадаются, в чём дело...

   Пока молодой разведчик покрывался гусиной кожей, Брамс поднялся на цыпочки и осмотрел голову Айета. Убедившись в наличии шрамов, старикан как будто успокоился, и зловещий огонёк в его глазах на время угас. Айет по привычке вздохнул носом. Получается, пираты не могут даже предположить, что на "Звезде Востока" мог кто-то выжить. Поэтому и не узнали в нём мельком виденного колониста, которого, как им казалось, отправил на тот свет присутствующий здесь Кор. Затем в голову Айета пришла мысль о том, что как же он мог умудриться попасть в лапы пиратов два раза. А ещё говорят, в одну воронку дважды снаряд не попадает. Ещё как попадает!

   Брамс щипнул бороду и подошёл к трехмерной карте космоса. Айет услышал, как за спиной вздохнул до сих пор молчавший доктор Балинский. Кор и конвоиры задумчиво пялились в пустоту. Ио хранила спокойствие.

   - Покажи свою систему, - попросил Брамс вежливо.

   - Зачем? - парировала Ио. - Вы же были на Аао. К тому же не разбираюсь я в ваших картах, самец с перьями на лице.

   - Логично, - хмыкнул Брамс. - Как ты сказала, с перьями на лице, да? А ведь верно! - Брамс указал на светящуюся точку на карте. - Вот ваша планета. Смотрите, мы же соседи, честное слово. Может посольствами обменяемся, а? Мосты, так сказать, наведём.

   Ио молчала, никак не отреагировав на остроумие Брамса. Айет заметил ухмылку Кора и уловил новый вздох Балинского. Да уж, эти наведут мосты...

   - Как твоё имя, милочка? - Брамс ласково смотрел на Ио поверх очков. - Меня вот Бонифаций, для друзей Бонни. А тебя?

   - Ио, самец.

   - Какое имя красивое! - восхитился толстяк. - Ио! Очень, очень красивое.

   - Говори конкретнее, самец, - свистнула Ио, не обращая внимания на подающего ей знаки глазами Айета. - И без тебя знаю, что у меня красивое имя.

   - А скажи мне, пожалуйста, Ио, - улыбнулся Брамс, - не посещал ли вашу прекрасную планету один старый землянин?

   Айет вздрогнул.

   - Не понимаю, о чём ты, бескрылый.

   Ио была само спокойствие. Айет тоже напустил на себя маску глуповатого простодушия, хотя сердце его отчаянно колотилось.

   - Старик этот наш друг, - проговорил Брамс, ни дать ни взять, настоящий Сильвер из старинного романа про морских разбойников. Айет напряжённо следил за лукавым выражением лица пиратского начальника. Вот только кому он чёрную метку пошлёт, неясно пока. А Брамс продолжал держать речь.

   - Много стандарт-лет назад он пропал вместе с кораблём и командой. И мы, его безутешные друзья, вот уже сколько времени ищем по всей бескрайней Галактике! Значит, никто к вам не прилетал?

   - Нет, - отрезала Ио.

   - Жаль, - огорчился Брамс, - очень жаль, моя пушистая...А я так надеялся услышать хоть что-то обнадёживающее от тебя! Ах, какая досада.

   Пока Брамс с делающей ему честь искренностью изображал печаль и сожаление, Кор продолжал ухмыляться, а Балинский вздыхать, у Айета немного отлегло от сердца, хотя тревожные мысли по-прежнему не выходили у него из головы. Ио - молодец, не растерялась, даже вида не подала, что знает про старого пирата. Итак, бескрылый старый самец, окончившие дни свои на Аао и оставивший имущество приютившим его ааонам, и есть тот "друг", кого столь усердно разыскивают Брамс сотоварищи. Айет вспомнил про жёлтые камни, украшающие изваяние праматери Еи. Наверняка и в сундуках старого пирата немалые сокровища хранятся. Вот за чем гоняются пираты. Айет украдкой взглянул на благодушное лицо Брамса. Если они снова отправятся на Аао...Да нет, вряд ли. Что может их заинтересовать на холодной заснеженной планете? Ничего. Нет, стоп! Кор хвалился насчет фотоснимков, произведенные его кораблём во время рейда. Айет закусил губу. Но обдумать эту мысль как следует не успел, потому что Брамс снова обратился к нему.

   - А что же с ТОБОЙ делать, юноша? - ласковей прежнего спросил Брамс, глядя на Айета, как змея на кролика. - Ио твоя пригодится нам, правда я ещё не придумал в чём именно, но обязательно придумаю. А вот ты... Пожалуй, ты у нас можешь стать...

   - В поле его! - вставил "овсянщик" с энтузиазмом. - Пусть его жуки сожрут с потрохами.

   - Ещё раз, - не поворачивая головы, проговорил Брамс, - ещё раз ты меня перебьёшь, и жуки будут ужинать тобой. Понял, невоспитанный молодой человек?

   - Понял, - в ужасе пролепетал "грубиян", а Айет не выдержал и злорадно улыбнулся, заставив "овсянщика" покраснеть от злости.

   - Ужасная невоспитанность, - вздохнул Брамс, качая головой. - Воспитываешь, воспитываешь, а толку никакого. Эх, неблагодарные! Не правда ли, доктор Балинский?

   - Правда , - кивнул врач, вздрагивая. - Вы, Бонифаций, просто железный человек. С ангельским терпением.

   - Увы! - подхватил Брамс, зачем-то оглядывая Айета с головы до ног. - Кажется, знаю, куда тебя определим, сынок.

   Кор снова ухмыльнулся, в сотый, наверное, раз за последние полчаса. Правда теперь его ухмылка отличалась особенной широтой и ничего хорошего для Айета не предвещала. Встревоженный землянин заметил мрачного как туча Балинского и довольную физиономию Брамса, стоявшего с видом Колумба, только что открывшего Америку.

   - Будешь бойцом, - провозгласил Брамс, усаживаясь в свое кресло и раскрывая книгу. "Древнегреческая литература" - машинально прочел название Айет. Какой ещё боец?

   - Бонифаций, - вмешался Балинский, - может не стоит? Он молод, я найду ему работу...

   -" Раб нерадив, - стал декларировать Брамс, поднимая руку. Балинский умолк, - не принудь господина повелением строгим, сам никогда не возьмётся за дело с охотой. Жребий печального рабства избрав человеку, лучшую в нём половину Зевс истребляет..." Ах, какие слова замечательные, правда, Сергей Петрович?

   - Что значит "бойцом"? - спросил Айет. - Вы хотите, чтобы я участвовал в набегах?

   Присутствующие уставились на него. Затем все, кроме Балинского и Ио, расхохотались. От этого смеха по спине Айета прошёл холодок. Угрюмый взгляд Балинского тоже не прибавил ему энтузиазма.

   - Что они имеют в виду, Айет Ларса ? - свистнула Ио. - Против кого ты сражаться будешь?

   - Не знаю, - обречённо отвечал Айет, облизывая пересохшие губы, - не знаю...

   Продолжая потихоньку смеяться, Брамс махнул рукой. Конвоиры вытолкали Айета в коридор. Ио осталась в кабинете пиратского босса. Айет ощутил пристальный взгляд Балинского и отвернулся.

   "Овсянщик" грубо толкнул пленника в спину и приказал пошевеливаться. Айет тяжело вздохнул и покорно зашагал вперёд. Про Невозвращенцев он уже не думал.     

10

    Айета заперли в маленькой каморке на одном из нижних этажей. В комнатушке оказалась койка, и недолго думая, Айет улегся на жесткое ложе. Измученный последними событиями, почти мгновенно уснул, будучи не в силах больше ни о чём думать и беспокоиться.

   Он проспал несколько часов и пробудившись, обнаружил перед собой поднос с едой. И какой едой! На подносе дымился внушительный кусок жареного мяса, вареные овощи, хлеб из муки грубого помола, похожая на молоко жидкость и несколько гидропонных яблок на десерт. Айет осторожно понюхал угощение. Странно, может, они каюту перепутали? Наконец махнув на всё рукой и решив не ломать голову зря, Айет жадно принялся за еду, оказавшуюся необычайно вкусной. Насытившись, отодвинул поднос и погрузился в раздумье. Одно из двух: или Брамс и его люди сошли с ума, или же его кормят на убой. Айет в сомнении почесал нос. Первый вариант отпадал сразу. Конечно, человек, ставший бандитом и убийцей, уже ненормален, но не настолько, чтобы раскармливать пленника, словно кредитора, которому должен кучу денег. Второй вариант тоже не годился. При всей кровожадности, ни Брамс, ни Кор на людоедов не похожи.

   Некоторое время спустя явился охранник и принес новый поднос с ещё более обильной пищей. Айет снова объелся, а потом долго терялся в догадках, силясь понять, чего же от него хотят. Брамс сказал, что Айет станет бойцом. Интересно, конечно. Были у Айета кое-какие предположения на этот счёт, но он решил пока не думать об этом. Улегшись на койку, закрыл глаза. Где сейчас Ио? Что с ней сделали колонисты? Затем мысли Айета как-то сами собой обратились к Невозвращенцам. Похоже, адмиралу Симмонсу точно придётся посылать новых разведчиков, потому что от лейтенанта Ларса сейчас не больше пользы, чем от погибших Дайслера и Урсаиса. Это называется, влип так влип. Айет трагически вздохнул. Ведь вполне может случится так, что он всю оставшуюся жизнь проведёт на этой Богом забытой планете да и то лишь в том случае, если не прикончат в ближайшее время. Боец...Айет перевернулся на бок и уставился в стенку.

   Когда доставили третий поднос, молодой землянин уже ничему не удивлялся и снова завалился спать после еды. Ему оставалось только ждать.

   И Айет дождался. Когда он с достоинством доедал содержимое подноса номер четыре, двери тюрьмы растворились, и на пороге возник криво ухмыляющийся "овсянщик".

   - Вставай, боец, - недобро приказал пират. - Пора.

   - Куда это? - бодро поинтересовался Айет.

   - Увидишь. Вставай, тебе говорят!

   Айет повиновался и был бесцеремонно вытолкан на этаж, где его появление встретили криками и улюлюканьем сотни обитателей пиратской цитадели. Множество мужчин, женщин и детей толпилось на этажах и указывало на него пальцем.

   - Боец идёт, боец!

   - Ой, смотрите, боец!

   - Боец! Боец!

   Сопровождаемый этими доброжелательными криками, Айет продефилировал по всему периметру третьего этажа и вскоре оказался в небольшой комнате, где его поджидало три человека в грязных комбинезонах. Присмотревшись, Айет заметил на их шеях металлические ошейники. "Овсянщик" что-то приказал обладателям ошейников, те услужливо засуетились.

   На Айета надели длинную железную рубаху, похожую на кольчугу, обмотали ноги необычайно толстой и прочной кожей, и обули в тяжеленные ботинки с гигантскими выступающими носками и стальными подошвами. Затем Айет получил перчатки из такой же кожи, что и обмотки на ногах и подпоясался ремнём, с которого свисали кривой тесак и короткая дубинка с насаженными железными шипами.

   Пока он, широко раскрыв глаза, наблюдал, как безмолвные люди в ошейниках облачают его в доспехи, улыбающийся "овсянщик" протянул ему шлем космонавта, обтянутый кожей с несколькими дополнительными стальными пластинами. Смысл происходящего постепенно стал доходить до Айета, убеждавшегося в правоте своих самых мрачных предположений. Он машинально водрузил на голову усовершенствованный шлем, стараясь не обращать внимания на издевательскую ухмылку "овсянщика".

   -Ну-ка, повернись, - с удовольствием проговорил тот. - Хорош, ничего не скажешь!

   - Я должен сражаться? - задыхаясь под душным шлемом полуутвердительно спросил Айет, хотя ему уже все было ясно.

   - Дошло, наконец? Догадливый...

   - Против кого? - собрав всё свое мужество, спросил Айет. Неожиданно какая-то мальчишеская злость охватило всё его существо. Эти подонки решили испугать его? Не выйдет, твердо решил он. Вот только под ложечкой сосёт предательски...

   - Против кого? - повторил он. - Сколько их будет?

   - Кого? - опешил "овсянщик".

   - Людей, против кого мне предстоит сражаться.

   "Овсянщик" не ответил. В дверях появилась некая личность в длинных белых одеждах и тёмных солнцезащитных очках, похожая на ходячую рекламу крема против загара. В руках рекламообразный сжимал длинный посох, на верхнем конце которого с завидным постоянством зажигался и гас маленький фонарик.

   - Боец готов? - осведомился обладатель чудо-посоха.

   - Готов, Распорядитель, давно готов, - доложил "овсянщик".

   - Веди за мной, - брезгливо приказал Распорядитель, поправляя очки. - И не отставайте. Господин Брамс не любит ждать, а уже пять минут десятого!

   Подгоняемый конвоиром, Айет вышел из комнаты, не без труда передвигая закованные в броню ноги. Снаружи его снова встретили радостными воплями. "Овсянщик" затащил новоиспечённого бойца в лифт вслед за Распорядителем, и элеватор поехал вниз.

   Когда они опустились ниже уровня первого этажа, Айет попросил разрешения снять шлем. Распорядитель милостиво сделал такое одолжение. Лифт продолжал опускаться. Получается, пиратская цитадель уходит глубоко под землю. Айет неловко загремел доспехами, заметил ухмылку "овсянщика" и отвернулся. Некоторое время он наблюдал, как мимо мелькают чёрные стены шахты.

   - Нервный боец, - важно изрёк Распорядитель.

   - Точно! Интересно, долго протянет, а?

   Айет осторожно ощупал тесак и покосился на "овсянщика". А что, если заехать дубинкой прямо в лицо этому подлецу, а потом...Что потом? Куда идти, куда бежать? Айет совершенно один в этом осином гнезде, если не считать Ио, судьба которой неизвестна. Его легко изловят и сделают что угодно, например, бросят на съедение жукам-антенщикам. Айет поежился и решил отложить побег до более благоприятных обстоятельств.

   Кабина лифта со страшным скрипом остановилась. Двери разошлись, и до слуха Айета донёсся рёв толпы. Куда его привели? Громыхая ботинками, молодой землянин прошёл еще одни двери и очутился на середине круглой площадки. Снова раздался вой толпы, да такой, что Айет едва не оглох.

   Подняв голову, Айет обнаружил, что стоит в середине амфитеатра с круглой ареной, вокруг которой расположились ряды многочисленных зрителей в пестрых одеяниях. Зрителей были сотни, если не тысячи, они были отделены от арены металлической решеткой, звенья которой оказались прикреплены к нескольким столбам, походившим на те, что излучали инфракрасные лучи для отгона жуков. Для чего же подобные столбы здесь? Айет присмотрелся повнимательнее и заметил электропровода, тянущиеся от решётки куда-то в темноту за зрительские трибуны. По всей видимости, по проводам шёл ток.

   - Друг Айет, - прошептал он, оглядываясь, - от души поздравляю тебя! Теперь ты гладиатор и будешь биться на арене, как Спартак. Неожиданный пассаж, ничего не скажешь...

   Вдруг до слуха Айета донёсся знакомый свист. Он поднял голову и увидел сидевшего в третьем ряду Бонифация Брамса, а рядом с ним - Ио. Ааонка что-то одобряюще свистела и махала крылом, но из-за оглушительных криков разобраться было невозможно. Рядом с Брамсом восседал гигант Кор, взирающий на бойца с людоедской улыбкой садиста со стажем. Здесь же находился доктор Балинский, мрачный и задумчивый по-своему обыкновению. Кивнув Ио, Айет отвернулся и вдруг заметил некоего землянина, настолько непохожего на окружающих его вопящих субъектов, что юноша удивлённо раскрыл глаза и уставился на этого человека. Лицо незнакомца было закрыто белым капюшоном, а белоснежные длинные одеяния резко выделялись на фоне пёстрой беснующейся толпы. По правую руку от необычного зрителя сидел розовокожий ротарианин в обычной космической куртке и с любопытством смотрел на Айета. Затем склонил светловолосую голову к соседу в капюшоне что-то прошептал тому на ухо. Землянин в белом коротко кивнул, а ротарианин снова перевёл взгляд родниковых глаз на готовящегося к схватке бойца.

   Между тем Бонни Брамс поднялся и поднял руку. Как по волшебству наступила тишина.

   - Друзья, - с чувством провозгласил Брамс, - перед вами молодой боец с отменным здоровьем и отличными мускулами. Он специально отобран, чтобы доставить удовольствие жителям Колонии Белого Цветка. Надеюсь, вы по достоинству оцените его храбрость, боевую выучку и ловкость. Итак, поприветствуем храброго колониста, бойца, ему нужна поддержка!

   Толпа восторженно взвыла. Брамс с кряхтением уселся, пробормотал: "Хлеба и зрелищ!", затем махнул рукой. Рядом с Айетом словно из-под земли появился Распорядитель.

   - Удачи, парень, - голосом эшафотного священника сказал он, проверяя на бойце доспехи. - Не спеши, береги дыхание. Будь внимателен и протянешь дольше...Ну, ни пуха!

   Обнадёжив Айета этим жизнерадостным напутствием, Распорядитель поспешно покинул площадку. Айет остался один. Юноша надел шлем и снял с пояса дубинку, стараясь не обращать внимания на пот, заливавший лицо. Распорядитель обслюнявил палец и осторожно прикоснулся к решётке. Раздалось шипение, и он отдернул руку, улыбаясь. Айет сильнее сжал оружие. Его предположения подтверждались: решётка под напряжением. Но для чего тогда эти столбы?

   Два человека в ошейниках с трудом опустили два рычага, расположенных рядом с площадкой. Радостно загалдели зрители. Перед Айетом мелькнуло встревоженное лицо Ио.

   На конце площадки медленно сдвинулась плита. Показалось черное отверстие, ведущее вниз. Неужели противник (противники) вылезет из подземелья? Айет удивленно смотрел на отверстие, почти не слыша рева болельщиков. Затем до его слуха донесся какой-то приглушенный звук и отдаленное хлопанье. Непонятные звуки усиливались с каждой секундой. Айет вдруг уставился на ближайший столб, походивший на инфракрасные столбы, те, которые...Холодный пот прошиб Айета с головы до ног.

   Из отверстия с грозным жужжанием вылетел метровый жук-антенщик и взмыл к верху клетки. Айет в ужасе попятился и едва не упал под смех и улюлюканье зрителей. Жук щёлкнул челюстями, ударился о прутья решётки, получил порцию тока с инфракрасным излучением и с негодующим стрекотом отлетел от решетки, чтобы в следующее мгновение стремительно спикировать на отступившего в дальний конец площадки Айета. Гигантское насекомое атаковало, широко раскрыв смертоносные челюсти. Айет едва успел уклониться, услышав как рядом с головой щёлкнули челюсти. Жук развернулся в воздухе и пошел в новую атаку. Толпа изнывала от восторга. Айет сделал шаг назад и поднял дубинку. Антенщик снова открыл челюсти, но землянин снова увернулся и даже заехал жуку дубинкой по боку. Жук был отброшен в сторону, и Айет побежал к центру площадки, спеша выбраться из угла, куда его загнали страх и первая атака летающего противника.

   - Не бойся, Айет, - шептал юноша, наблюдая, как жук делает новый заход для атаки, - у тебя два варианта: или победишь, или же этот летающий таракан съест тебя вместе с доспехами, шлемом и ботинками...Заранее смирись с обоими вариантами и будь спокоен...Легко сказать!

   Эти слова невольно вырвались у Айета когда напавший слева жук ударил челюстями по его плечу и победно взмыл вверх, торжествующе жужжа. Плечо горело, Айет скосил глаза и увидел, что челюсти оторвали значительный кусок "кольчуги", прихватив заодно немного мяса. Рана кровоточила. И тут Айет снова почувствовал прилив мальчишеской злости. Он встретил вернувшегося жука серией ударов дубинкой. Удар, ещё удар, и вскоре монстр упал к ногам бойца со сломанными крыльями, бессильно щёлкая челюстями. Айет взмахнул тесаком и разрубил жука пополам. Затем поднял лицо к вопящей от избытка чувств толпе.

   Горячка боя уже стала проходить, Айет вознамерился было облегчённо вздохнуть, но снова поднялся Брамс и опять махнул рукой. При этом предводитель пиратов смотрел на тяжело дышащего бойца с почти отеческой улыбкой. Айет встревожено огляделся.

   Так и есть! Из открытой плиты снова доносится страшное жужжание. Айет схватился за дубинку, потом за тесак, почти ничего не видя перед собой из-за заливающего глаза пота.

   - Боец! Боец! - скандировала толпа.

   Из отверстия один за другим вылетели три жука и по примеру первого взмыли к верху, где получили свою порцию инфракрасных лучей и электрошока. Пока они приходили в себя, Айет пытался пробудить в себе тот яростный порыв, что так здорово помог несколько минут назад. Тщетно. Страх и отчаяние стали охватывать его при виде метровых тел с сиреневыми крыльями, четырьмя антеннами и мощными челюстями в квадратных головах. Айету вдруг почудился свист Ио. Он судорожно вздохнул.

   Триада жуков пошла в атаку.

   Он отбил удар первого жука и увернулся от второго. Третий антенщик почему-то не стал нападать, а улетел за своими собратьями. Воспрянувший было духом Айет вдруг заметил, что жуки выстроились в самую настоящую шеренгу и атакуют его одновременно. Он бросился в сторону, но немного поздно: новая рана, в этот раз на бедре.

   Боль опять оказалась мощным катализатором для мужества Айета. Страх и растерянность переросли в отчаянную ярость, помноженную на инстинкт самосохранения. Айет завопил что-то нечленораздельное и принялся воинственно размахивать оружием, ожидая атаки.

   - Ага! - закричал он, отбиваясь от наседавших жуков. - Подлецы крылатые!

   Совершенно неожиданно Айет во всё горло принялся декламировать стихи, хотя и сам не знал, для чего он это делает. Просто не мог больше молчать.

   - Воздвиг я памятник вечнее меди прочной! - выкрикнул Айет первую строку. Его дубинка рассекала воздух над головой. - И зданий царственных превыше пирамид...Ага, получай, сволочь!

   Жук отлетел в сторону, остальные шарахнулись от дубинки, и обрадованный землянин с чувством продолжал:

   - Его не едкий дождь, ни Аквилон полночный, ни ряд бесчисленных годов не истребит...Получай, получай, получай!!

   С переломанными крыльями жук рухнул на землю. Айет добил его под восхищенные стоны зрителей и с трудом увернулся от двух антенщиков, спикировавших на него сверху.

   - Нет, весь я не умру, - торжествующе кричал Айет, - и жизни лучшей долей...избегну похорон, и славный мой венец...а-а, гады!.. всё будет зеленеть, доколь на Капитолий...получил?!.. с безмолвной девой верховный ходит жрец!

   Жуки атаковали Айета с двух сторон. Один из них мощным ударом челюстей превратил щепы дубинку, а второй ранил в ногу. Айет упал на одно колено.

   - Весь я не умру...- яростно проговорил он, чувствуя, как красная пелена медленно застилает глаза. - И жизни лучшей долей...

   Из последних сил Айет вонзил тесак в глаз жука. Оставшееся насекомое отпрянуло в сторону, и именно это спасло Айета от неминуемой смерти. Он выдернул клинок из мертвого жука и стал ожидать последней атаки, стоя на колени.

   - Избегну похорон... - шептал Айет, наблюдая за маневрами жука. - И славный мой венец...

   В глазах снова потемнело, юноша в отчаянии вонзил нож в землю для равновесия. С каким-то стоическим спокойствием он наблюдал, как жук-антенщик стремительно нырнул вниз, промчался мимо теряющего сознание бойца и скрылся в отверстии в углу площадки. Поле боя осталось за Айетом.

   Шумными рукоплесканиями встретили зрители бегство жука. Бонифаций Брамс поднялся с кресла, озадачено почесал бороду и принялся что-то говорить, обращаясь к толпе и показывая на Айета пальцем.

   Юноша поднялся, качаясь в разные стороны. Волоча правую ногу, сделал несколько шагов к краю площадки. Брамс продолжал говорить, но Айет почти его не слышал. Он обессиленно уселся на землю и вдруг увидел перед собой землянина в капюшоне и его спутника-ротарианина, подошедших к самой решетке.

   - Кто ты, парень? - спросил ротарианин. - Не здешний. Колонист?

   Айет взглянул на человека в белом капюшоне и с трудом повернул гудящую голову в сторону ротарианина. Нечто непонятное, подсознательное заставило юношу вздрогнуть и напрячься. На короткое мгновенье его сознание прояснилось, он впился глазами в удивлённого ротарианина и прежде чем окончательно потерять сознание, произнёс одно единственное слово.

   - Утика!

   Ротарианин вытаращил родниковые глаза и схватился за бластер. Подошли Распорядитель и несколько человек в ошейниках. Они подняли Айета и потащили его тело к выходу под одобрительные крики зрителей.

   - Знаешь его? - спросил землянин в капюшоне, поворачиваясь.

   - Нет, - ротарианин убрал руку с рукоятки бластера. - Впервые в жизни вижу.      

11

   Как и подобает доблестному победителю жуков, Айет Ларса получил самую тщательную медицинскую помощь. Его накачали антибиотиками, перевязали раны, и измученный боец проспал в своей камере почти четырнадцать часов.

   Когда Айет, морщась от боли, доедал завтрак, двери тюрьмы раскрылись, и хмурый охранник велел выходить.

   - Подожди, я доем, - возразил Айет.

   - Заткнись и выходи! - разозлился охранник, хватаясь за оружие.

   Айет покорно вздохнул, поднялся и, хромая, проследовал в коридор, где был встречен целой стайкой детей, радостно выкрикивающих: "Боец, боец! Победитель жуков!"

   "Победитель" заулыбался и подмигнул детворе. Конвоир хмуро приказал пошевеливаться. Айет помахал детишкам рукой и зашагал вперёд, чуть прихрамывая и сопровождаемый восхищёнными взглядами жителей цитадели. Заметив эти тенденции, Айет гордо приосанился и важно поинтересовался, куда, собственно, его ведут.

   - Тебя купили, - последовал короткий ответ.

   - Купили?! - поразился Айет. - Как это? Я что вам, чайный сервиз, что ли? Кто меня купил?

   - Посланник Заказчиков.

   - Какой ещё Посланник? - спросил Айет уже в лифте. - Что за Заказчики?

   - Увидишь, - проворчал конвоир, нажимая кнопку нужного уровня. - Скажу лишь, ты произвёл на него впечатление. Кажется, он хочет взять тебя в телохранители для своего босса.

   - Да ну? - протянул Айет, осторожно ощупывая перевязанное плечо. - И начальник Брамс вот так просто продал меня, такого классного бойца?

   - Ну ты и придурок! - засмеялся пират. - Да таких как ты, у нас пруд пруди. Любой жук стоит дороже, чем сотня недоносков вроде тебя. Просто Заказчик отвалил за твою шкуру столько бабла, что Бонни отдал тебя, не задумываясь. А Заказчик глупец. Столько деньжищ за такого урода !

   - Сам ты урод, - заявил Айет, смекнув, что охранник уже ничего не сможет с ним сделать, как с чужой собственностью.

   - Я урод?! - задохнулся конвоир. - Ах, ты...

   Но тут лифт остановился, и Айет, мерзко ухмыляясь, вышел наружу, о души сожалея, что не встретил по дороге своего друга "овсянщика", чтобы расхохотаться тому в лицо. Озлобленный охранник, яростно вращая глазами, бессильно смотрел в спину торжествующему Айету и скрежетал зубами.

   Оказавшись на поверхности планеты, Айет с наслаждением вдохнул полной грудью. Настроение повышалось с каждой секундой, и будущее уже не рисовалось в таком мрачном виде, как раньше. И в самом деле, что может быть страшнее жуков, которых он столь доблестно победил?

   - Забирай, - услышал он голос охранника, - теперь он твой!

   Айет повернулся и увидел того самого ротарианина, что столь внимательно наблюдал за перипетиями боя с жуками. Конвоир ещё раз яростно стрельнул глазами в сторону Айета и ушёл. Ротарианин медленно приблизился к щурившемуся от солнца Айету и самым внимательным образом осмотрел последнего с головы до ног. Затем обошёл сзади и даже пощупал мускулы.

   - Хватит уже тискать, - сморщился Айет. - У меня ещё не зажили геройские раны.

   - Извини, - родниковые глаза внимательно изучали юношу, - я не хотел причинять боль.

   Айет вздохнул и перевел глаза на далёкие инфракрасные столбы, за которыми белело беспокойное море долговязых цветов и носились едва различимые точки жуков-антенщиков. Ротарианин хранил молчание.

   - Слушай, - не выдержал Айет, - долго будешь на меня пялиться? Это ты меня купил?

   - Нет.

   - А кто же?

   - Заказчики.

   С этими словами ротарианин протянул землянину ошейник.

   - Убери это от меня! - отшатнулся Айет. - Я же не убегу никуда.

   - Имя? - ротарианин отбросил ошейник в сторону.

   - Айет Ларса.

   - Теперь, Айет Ларса, повтори слово, которое ты сказал мне после боя.

   - Слово? - вздрогнул Айет.

   - Именно.

   Айет сжал кулаки и повёл плечами. Он всё вспомнил. Зачем же он сказал тогда пароль? Внутренний голос подсказал. Глупости. Внутренних голосов не бывает.

   Ротарианин терпеливо ждал. Айет решился.

   - Утика, - медленно произнёс он и уставился на собеседника.

   - Карфаген, - еле заметно улыбнулся ротарианин.

   - Ты - Таатир?! - воскликнул Айет. - Но я не...

   - Не предполагал встретить меня здесь? - тихо засмеялся Таатир.

   - Да... Я полагал, ты...вы ждёте на Зеро.

   - Многое изменилось, - нахмурился связной. - Что с твоей группой?

   - Все погибли, - помрачнел Айет. - Брамс и его люди проникли на наш корабль под видом наёмных космонавтов. Перебили команду вместе с пассажирами, а потом Кор...

   - Кор! - словно ругательство проговорил ротарианин.

   - ...да, Кор. Я получил удар по голове, был принят за мёртвого. Затем бандиты заглушили реактор, отключили энергию и гравитацию. Стал улетучиваться воздух..

   - Ну а ты? - раскрыл глаза Таатир.

   - Добрался до скафандров. Хотя всё равно погиб бы от удушья, не появись ааонский звездолёт.

   - Существо с крыльями, которое привёз Брамс, и есть ааон?

   - Да, её зовут Ио, и она - мой друг, - Айет оглянулся в сторону цитадели. - Ио по-прежнему в лапах Брамса.

   - Интересно, - задумчиво заметил Таатир, - как же ты умудрился снова попасть к пиратам?

   - Кор и его люди совершили посадку на Аао. Меня и Ио схватили...Я хочу, чтобы вы знали, ааоны-разумные существа, открывшие Единую теорию поля и гиперпереход. Они в опасности!

   - Почему же? - удивился ротарианин. Зачем Брамсу атаковать целую планету? Это ведь не колония шахтёров на астероидах.

   - Много лет назад, - тихо сказал Айет, - на Аао прилетел старый пират на корабле, битком набитом платиной и золотом...

   - Великий Сим, как в виртофильмах!

   - ... я сам видел два огромных драгоценных камня желтого цвета, которые ааоны вставили вместо глаз на одной из своих статуй.

   - Камни Жёлтого Цветка?! - воскликнул Таатир. - Ты уверен? Кор видел их?

   - Вряд ли, - покачал головой Айет. - То есть, я надеюсь, что не видел.

   - Имя старого пирата - Масинга, - пояснил Таатир, вглядываясь в горизонт. - Знаменитый старик, клянусь Симом! Постоянно нападал на рудники и шахты, грабил астероиды и поселения старателей. А может, и не грабил...Говорят, он захватил что-то необычайно ценное. А наш друг Бонифаций Брамс много лет ищет след Масинги... Взгляни-ка вон туда, Айет. Видишь, флиттер летит?

   Айет посмотрел в указанном направлении и на самом деле увидел приближающийся летательный аппарат, издали похожий на жука-антенщика, вот только жуки не забираются так высоко.

   - Флиттер Невозвращенцев, - пояснил Таатир. - Будут здесь минут через пять.

   - Заказчики и есть Невозвращенцы?! - выпалил Айет. - Так и знал!

   - Ты очень догадлив, клянусь Великим Симом, - улыбнулся Таатир. - Теперь слушай внимательно, землянин. Ты - раб, купленный Представителем Заказчиков по моей просьбе. Никогда не заговаривай со мной в присутствии Невозвращенцев. Помни, ты-слуга и принадлежишь мне. Будешь охранять меня в этом осином гнезде. Нет, - Таатир снова усмехнулся, - охрана мне не нужна, это просто легенда для Заказчиков. Всё ясно, землянин?

   - Так ты служишь у Невозвращенцев, - пораженно сказал Айет. - Но как же...

   - Некоторое время я бесцельно торчал на Зеро, но до Невозвращенцев оттуда так же далеко как Брамсу до сокровищ Масинги. Присоединился к здешнему сброду и вскоре сумел втереться в доверие к главе миссии Невозвращенцев на этой вшивой планете. Не смотри на меня так, землянин! Ничего я про них пока не знаю. Легче сдвинуть с места солнце этой системы, чем что-нибудь узнать про Невозвращенцев...Единственное, чем я занимаюсь, это переговоры с пиратами по детям. Хотя и здесь Невозвращенцы особо не спешат. А Брамс попросил время на составление плана. С тех пор и составляет.

   - Неужели бандиты станут атаковать колонии, чтобы захватить детей?

   - Нет. С помощью золота, полученного от Невозвращенцев, Брамс собирается покупать младенцев на Земле и колониях подальше от Нейтральной Зоны и моффов.

   - Значит, у Брамса есть люди на Земле?

   - А как, по-твоему, они пробрались на ваш корабль под видом честных космонавтов? Всё, больше ни звука. Флиттер заходит на посадку. Поговорим позже. Кстати, Представителя Невозвращенцев зовут Мурсили.

   - Мурсили? - улыбнулся Айет. - А помощника - Навуходоносор?

   - Тише! - зашипел Таатир, и Айет послушно уставился на грязные носки своих космических ботинок, как и подобает послушному слуге.

   Небольшой флиттер приземлился плавно и почти без шума. Скрипнули амортизаторы, через несколько секунд на белые плиты выскочило семь человек в длинных белых одеждах и бласт-ружьями в руках. Айет украдкой наблюдал за молодыми лицами с бородами и без, средней длины волосами и примерно равным количеством брюнетов, блондинов и шатенов. Последним появился тот самый землянин в капюшоне, который вместе с Таатиром наблюдал за боем Айета с жуками. С пояса землянина свисал бластер внушительных размеров. Он подошёл к Таатиру и откинул капюшон. Открытое круглое лицо с аккуратно постриженной чёрной бородой, живые чёрные глаза, в которых светится неподдельный интерес. На вид не больше тридцати, как впрочем и остальным. Странно, подумал Айет, этот симпатичный молодой человек вовсе не похож на людоеда, питающегося младенцами.

   - Приветствую господина Мурсили, - поклонился Таатир. - Вот боец, о котором я говорил недавно.

   - Тот самый храбрец, гроза жуков? - со странным акцентом поинтересовался Мурсили, разглядывая Айета. - Имя?

   - Айет Ларса.

   Мурсили одобрительно кивнул что-то сказал своим людям на неизвестном языке. Айет вздрогнул и навострил уши. Что за язык? Айета охватило то мучительное чувство, когда разгадка где-то рядом, но поймать её не удаётся. Языки его профессия, но это наречие ему не знакомо совершенно! Хотя нет, несколько слов Айет всё же разобрал, значит, где-то он уже встречался с этим языком. Если так, то почему...Искусственный язык?

   - Брамс содрал с нас громадную сумму, - прервал Мурсили размышления Айета, снова поворачиваясь к нему. - Впрочем, Таатир так просил за тебя, что в конце концов я решил, ты стоишь таких денег. К тому же, ты бы неминуемо погиб в ближайших боях, а человеческая жизнь дороже любых сокровищ. Бог Грозы помог нам, Брамс согласился на эту сделку.

   Бог Грозы? Айет стал лихорадочно перебирать в памяти земные религии и культы. Вообще то Бог Грозы имеется во многих верованиях. Айет возбуждённо переступил с ноги на ногу. Выходит, Невозвращенцы увезли с Земли не только детей, но религию. Или создали новую? Для чего потребовалось новая религия людям, основавшим в космосе колонию? Айет почти не сомневался, что среди покинувших Землю учёных было немало атеистов. Их вообще много в научной среде, они таким образом скрывают неумение объяснить многие явления природы. Новая религия. Новая загадка....

   - Иди за мной, слуга, - приказал Таатир, напуская на себя грозный вид.

   - Зачем же так грубо? - поморщился Мурсили. - Называй его по имени, Таатир. Ясно? По имени, а то я тебя уволю.

   - Слушаюсь, - склонился Таатир, поворачиваясь к тщательно изображающему радость Айету. - Слуга Айет Ларса, следуй за мной во флиттер.

   - Так то лучше! - обрадовался Мурсили. - Таатир, проследи, чтобы Айета накормили.

   С этими словами сердобольный Невозвращенец скрылся во флиттере. Айет и Таатир двинулись следом. Остальные Заказчики ступили на борт последними. Машина неспешно поднялась над цитаделью и вскоре мчалась над бескрайними просторами белых цветов. Жуки-антенщики бессильно щёлкали челюстями под крыльями, отлетая с яростным жужжанием.

   Айет сидел напротив Таатира в удобном кресле, рядом с большим иллюминатором, так что юноша мог наблюдать как внизу проносятся белые цветы, изредка сменяющиеся небольшими озёрами и болотами. Невозвращенцы не появлялись, и Айет решил, что даже во флиттере они окружают себя тайной.

   - Видал? - проворчал Таатир, ёрзая. - Клянусь Великим Симом, всегда вот так.

   - Как?

   - Прячутся вечно! - Таатир сердито расчесал рукой роскошные светлые волосы.

   - Они молоды, - задумчиво сказал Айет.

   - Говори шёпотом! - прошипел ротарианин. - Здесь наверняка жучки стоят.

   - Хорошо, - заговорщически кивнул Айет, наклоняясь к Таатиру. - Я говорю, что Мурсили и его людям на вид не больше тридцати лет. Получается, они из числа тех детей, что увезли Невозвращенцы тридцать лет назад.

   - Это я и без тебя понял, - махнул рукой ротарианин. - Эти ребята зря времени не теряли, клянусь Симом! Что за язык они используют? Мне знакомы некоторые земные языки, но ничего подобного не слышал.

   - Может, искусственный язык, - сказал Айет, - что-то вроде эсперанто. Для меня он тоже загадка, хоть я и филолог. Необходимо время, чтобы установить связи с другими языками, если они вообще существуют. Из немногих слышанных мной фраз я понял пару слов.

   - И?

   - Индоевропейского происхождения, - покачал головой Айет, - но язык это не похож ни на германские, ни на романские, ни на славянские и уж тем более не на индоиранские или северо-индийские. Ни на греческий, ни на албанский, ни на армянский. Может имеет связи с кельтскими, которые я плохо знаю.

   - Ты все их изучал? - с уважением спросил Таатир.

   - Изучал, да что толку? - Айет повернулся к иллюминатору. - Мало изучал, получается...Хм, а может, какой-нибудь кавказский язык, а?

   - Кавказские языки тоже индоевропейские?

   - Нет, там на самом деле множество разных семей и групп...Некоторые, как например, грузинский относятся к иберийско-кавказским языкам. В этих языках имеется довольно внушительный пласт индоевропейских слов, проникших в них в глубокой древности, когда протогрузинские племена вступали в контакты с индоарийскими племенами, пополнив свой язык небольшим количеством индоевропейских словесных элементов...Эх, Таатир, этногенез такая штука, с ума можно сойти.

   - Итак? - спросил Таатир.

   - Итак, - вздохнул Айет, - время, время и ещё раз время. Плюс возможность слышать этот язык и делать записи. Языки изучать это тебе не из бластера стрелять.

   - Из бластера тоже трудно.

   - Не спорю...      

12

   Выйдя из флиттера, Айет увидел всё те же инфракрасные столбы. Он подумал, что неплохо было бы открыт здесь фирму по производству таких столбов и заработать немного. За столбами, вызвавшими в Айете предпринимательские порывы, располагалась выложенная классическими для планеты белыми плитами площадка. На классической площадке возвышалось красивое четырёхэтажное здание с множеством сверкающих на солнце окон. Ничего особенного, обычный дом, пара антенн на крыше, аккуратный газончик перед входом.

   - Что-то вроде посольства, - объяснил Таатир, когда они шли за Мурсили по дорожке, петлявшей среди белых цветов. - Брамс предоставил им полную свободу действий, они освободили место от цветов и построили здание. Как тебе травка перед входом?

   Внутренне убранство "посольства" оказалось похожим на цитадель Брамса. Такая же круглая площадка "холл" и четыре этажа амфитеатром. Разница заключалась в том, что пиратов этажей был намного больше.

   Невозвращенцев в здании было немного, вместе с Мурсили и его людьми Айет насчитал не больше тридцати человек. Все щеголяли в длинных белых одеждах, кое-кто имел оружие, а кто и нет. На прибывших почти не обратили внимания, лишь удостоили мимолетными взглядами.

   Мурсили отпустил своих солдат, оставив лишь двоих. Знаком пригласил Таатира и Айета следовать за ним, как оказалось, в его апартаменты на первом этаже.

   Представитель Заказчиков-Невозвращенцев занимал две небольшие комнаты со скромной мебелью и голыми стенами. Единственное, чего у Мурсили было вдоволь, это несколько мощных компьютеров с мерцающими голографическим экранами и стол заваленный бумагами.

   - Ну, Айет Ларса, - Мурсили уселся в кресло, - расскажи о себе.

   Айет оглянулся на скромно примостившегося у дверей Таатира, но лицо ротарианина осталось непроницаемым. Ах, да, вспомнил юноша, он ведь слуга и телохранитель. Нужно играть роль дальше.

   - Господин Мурсили, - начал Айет, изображая простака, - рассказывать особо нечего. Родился я на Земле, в бедной семье...

   Мурсили невозмутимо выслушал "правдивую" историю, изредка улыбаясь краешками рта. Невозвращенец опускал свои чёрные глаза, принимался пощипывать аккуратно остриженную бороду. Вдохновенный Айет заливал ещё довольно долго, с каждой минутой становясь всё увереннее. Наконец, он умолк и робко взглянул на молчащего Мурсили.

   - Ты отлично сражался, Айет Ларса, - произнёс Невозвращенец, поднимая голову. - Справиться сразу с четырьмя жуками!

   - Спасибо, - не без гордости поклонился Айет.

   - Проходил спецподготовку?

   Айет напрягся. Нужно хранить спокойствие.

   - Нет, господин, - замотал он головой, - что вы, я простой колонист.

   - В самом деле? - усмехнулся Мурсили. - В таком случае колонисты могут захватывать целые планеты.

   Невозвращенец помолчал и некоторое время изучал Айета. В его глазах плясали хитрые огоньки. Айет покосился на словно окаменевшего Таатира. Конечно же, Мурсили заметил, что для простака-колониста Айет подозрительно хорошо владеет оружием. Он засомневался в надёжности своей легенды, но отступать поздно.

   - Хорошо, - снова подал голос Мурсили, - ты поступаешь в распоряжение Таатира, слушайся его. Он многому научит. Теперь ступай, комнату тебе покажут и проведут инструктаж. Думаю, ты знаешь, бежать отсюда невозможно, сразу за столбами начинаются заросли цветов и летают очень злобные жуки-антенщики. Ясно?

   - Так точно! - вытянулся Айет. - Вот только...

   - Да? - поднял брови Мурсили.

   - Мой друг...вернее подруга, ааонка по имени Ио, - сказал Айет, не обращая внимания на яростные взгляды Таатира, - осталась у Брамса.

   - Для колониста ты слишком дерзок и решителен, - без тени гнева проговорил Мурсили. - Она тебе так дорога?

   - Ио мой друг, - Айет посмотрел прямо в глаза Невозвращенцу, - нельзя ее оставлять там.

   Таатир в ужасе зажмурился, ожидая неминуемой вспышки гнева Заказчика. Но тот весело засмеялся, и даже два охранника у дверей с улыбками закивали головами.

   - Ты смелый человек, Айет Ларса, - продолжая смеяться, проговорил Мурсили, - и друзей не забываешь, даже инопланетных. Странное качество для колонистов, извечно страдающих ксенофобией, а?

   Снова хитрые искорки в чёрных глазах. Айет увидел, что Таатир отирает лицо и взывает к Великому Симу. Он разобрал что-то вроде "глупого землянина", которому Сим обязан дать "немного мозгов".

   - Таатир, - решил Мурсили, - лети к Брамсу. Выясни, сколько он хочет за эту Ио.

   - Но господин, этот бандит заломит такую цену, что...

   - Знаю, что заломит. В любом случает, попытайся соблазнить его хорошей порцией платины. Ты же знаешь, нам необходимо сотрудничество с этими симпатягами-колонистами. Не правда ли, Айет Ларса?

   - Что? - вздрогнул Айет.

   - Я говорю, ты ведь согласен, что с Брамсом нужно дружить?

   Опять эти хитрющие глаза! Что же ответить?

   - Не знаю, господин, - скромно потупился Айет. - Вы хозяин, вам и решать.

   - Конечно, - улыбнулся Мурсили, - конечно...Таатир, покажи Айету его комнату. И не забудь про крылатую подругу. Как бишь её?

   - Ио.

   - Вот-вот, Ио. Ступайте.

   Когда двери закрылись, Мурсили некоторое время задумчиво сидел в кресле, затем отослал охранников и подошёл к столу, на котором мигала гиперпространственная рация.

   Как и предполагал Таатир, Брамс вежливо, но твёрдо отверг все предложения насчёт продажи Ио. При этом он выразился в том духе, что, мол, общение с существом вроде Ио - великая честь и душевная отрада, и что он не расстанется с ней ни за какие деньги. Таатир попробовал поторговаться, но Брамс был непреклонен. Ротарианин возвратился ни с чем.

   Пока Таатир вёл переговоры, Айет успел хорошо отдохнуть в отведенной для него комнате. У него также появилась возможность все обдумать в спокойной обстановке. Почему Мурсили приставал с каверзными вопросами? Такое впечатление, что Невозвращенец пытался поймать Айета на лжи. А может, Мурсили уже понял, что Айет не тот, за кого себя выдает? Мимо комнаты кто-то прошёл, громыхая ботинками. Итак, допустим, Мурсили всё знает. Почему же не разоблачил обманщика Айета на месте? Где логика?

   Раздались голоса. Мимо проходило двое Невозвращенцев. Айет соскочил с кровати и долго прислушивался к удаляющемуся разговору. Он разобрал несколько слов: ЗИГ, УГ, ЕСМИ, НЕБИС. Снова чувство близкой разгадки охватило Айета. Так, слова индоевропейские или индоиранские, скорее индийские. ЕСМИ - похоже на ЕСТЬ и латинское ЭСТ. НЕБИС, НЕБИС...так это же НЕБО! Айет замер и провел рукой по лбу. Индоевропейский язык. Может, всё же кельтский или искусственный, как эсперанто? Айет даже застонал и в сердцах ударил кулаком по двери. Когда он прыгал на одной ноге, прижимая к груди ушибленную ладонь, пострадавшая от его рук дверь растворилась, и перед Айетом возник мрачный как туча Таатир.

   - Зачем двери ломаешь, землянин? - проворчал ротарианин. - Может тебе успокоительное вколоть? Это мы можем.

   - Сломаешь эти двери, как же, - замотал головой Айет, разглядывая некоторое покраснение на суставах пальцев. - Успокоительного не надо. Лучше скажи Мурсили, чтобы обмотали двери мягким материалом.

   - Это ещё зачем?

   - Затем, чтобы разволновавшиеся узники в трудную минуту аффекта имели возможность сорвать злость без риска переломать руки и ноги...Что Ио?

   - Ничего, - отрезал Таатир. - Этот жирный гад Брамс, не хочет отдавать ни за какие деньги, чтоб его Сим покарал.

   - Что теперь? - встревожился Айет.

   - Пошли к Мурсили, он хочет тебя видеть.

   Айет не стал спрашивать, зачем его вызывают под очи начальства и быстро вышел из комнаты. Таатир покачал светловолосой головой, пробормотал что-то насчёт "психованных землян" и медленно направился следом.

   - А-а, колонист Айет Ларса! - встретил их Мурсили. - Как отдохнул?

   - Почти не спал, господин.

   - Чего так?

   - Я думал.

   - Думал, говоришь, - чёрные глаза Мурсили сузились. - Думать-это похвально, очень похвально...Ладно, господин Мыслитель, к делу! Таатир уже сообщил тебе печальные известия? Наш друг Брамс, да покарает его Бог Грозы, отказывается отпускать твою подругу. Даже за деньги.

   - Сволочь! - не выдержал Айет.

   - Думаю, ты прав, но дела это не меняет. Положение представляется мне безвыходным. Жаль Ио, но...Брамс нужен нам для Миссии. Не сообщу же я Табарне, что собираюсь нападать на Брамса и испортить всё дело.

   - КОМУ сообщите?! - Айет вцепился в оторопевшего Таатира.

   - Табарне, - повторил Мурсили, улыбаясь. - Колонист Айет Ларса, ты снова разволновался?

   - С ума сойти...- чуть слышно прошептал Айет, вдруг понимая, что Мурсили снова хитрит и не стал бы просто так говорить эти слова. Неужели...Нет, чушь! Этого просто не может быть. Абсурд.

   - Землянин, очнись! - призвал Таатир, с удивлением смотря на словно громом пораженного Айета. - Ты забыл про свою Ио?

   - Нет! - словно сбрасывая оцепенение, воскликнул Айет. - Господин Мурсили, я всего лишь слуга и ...

   - Говори смело, - кивнул Невозвращенец. - Ты что-то придумал?

   - Господин Мурсили, позволь нам с Таатиром выкрасть Ио!

   - Спятил! - ужаснулся ротарианин. - Великий Сим...Господин Мурсили, не слушайте его. Кажется, после боя с жуками он слегка повредился в уме.

   Смеющимися глазами Мурсили рассматривал упрямо хмурившегося Айета, и последнему снова показалось, что Невозвращенец всё про него знает и в душе посмеивается над неуклюжими попытками Айета скрыть правду. Почему же тогда...Табарна! Холодный пот выступил на лбу юноши, а в голову снова полезли невероятные фантастические мысли.

   - Хорошо, - неожиданно согласился Мурсили, улыбаясь удивленному Таатиру, - я, пожалуй, дам вам флиттер, но смотрите, если попадётесь, я от вас отрекусь и заявлю, что вы бежали, угнав флиттер. Устраивает такой вариант?

   - Устраивает! - обрадовался Айет, возбужденно толкая в бок обреченно качающего головой Таатира. - Когда можно лететь?

   - А когда хотите, - пожал плечами Мурсили, - хоть сейчас.      

13

    Когда солнце планеты Белых Цветов уже клонилось к горизонту, из курчавых облаков на посадочную площадку Центральной Цитадели приземлился небольшой флиттер. Из крылатой машины с достоинством вышли один ротарианин и один землянин. Таатир щеголял своей обычной космической курткой и не менее космическими штанами. Наряд венчали сверкающие ботинки с магнитными подошвами и бластер столь внушительных размеров, что от одного лишь его вида хотелось немедленно рыть окопы. Светлую шевелюру Таатира украшала ротарианская шапочка с множеством боковых дырочек. Что касается его спутника Айета Ларса, то юноша изменился до неузнаваемости. С разрешения Мурсили и под смех молодых Невозвращенцев Айет обзавелся поддельной бородой радикального чёрного цвета, облачился в длинные белые одежды, а на голову накинул капюшон. При этом Мурсили радостно призвал в свидетели не кого-нибудь, а самого Бога Грозы и авторитетно заявил, что наряд очень к лицу Айету, и что он ну просто вылитый Заказчик.

   Новоиспеченный Невозвращенец и Таатир гордо проследовали по дорожке, ведущей к Цитадели, не обращая внимания на пялящихся на них зевак.

   - Куда теперь? - шепнул Айет, после того как они проникли в здание и остановились, делая вид, что с интересом разглядывают этажи и разношерстную толпу вокруг.

   - Тихо ты! - яростно зашипел Таатир. - Я же сказал, говори поменьше. А если уж раскрыл рот, землянин, то говори с акцентом, как Невозвращенцы. О Великий Сим, дай этому парню мозгов хоть на некоторое время!

   - Я достаточно умён и без твоего Сима, - обиделся Айет.

   Таатир хотел было ответить, но их окликнули. Агенты ВР оглянулись и увидели доктора Балинского, подошедшего к ним сзади.

   - Здравствуйте, - сказал Балинский уставшим голосом. - Вы к Бонни?

   - Да, доктор, - Таатир многозначительно взглянул на Айета. - мы к господину Брамсу по поручению Представителя Мурсили.

   - Я провожу, - вызвался Балинский. - Вы не против?

   - Отнюдь! - улыбнулся Таатир, делая страшные глаза Айету.

   - Да, - с соответствующим акцентом подхватил Айет, стараясь говорить как можно гнусавее, - будем весьма рады.

   Балинский удивленно взглянул на Невозвращенца, но ничего не сказал и направился к лифту. Таатир и Айет яростно толкаясь, пошли следом.

   То, что через несколько минут увидел Айет в покоях Брамса, повергло его в лёгкий шок. Начальник кровожадных пиратов Колонии Белого Цветка, сосредоточенно оттопырив нижнюю губу, сидел вместе с Ио за столом и играл с ааонкой в карты! Ио задумчиво изучала свои карты, время от времени шевеля белоснежными крыльями м многозначительно посвистывая. Оба игрока были так увлечены игрой, что даже не заметили появление посетителей. Наконец, Балинский кашлянул, и Бонифаций Брамс, вздрогнув, повернулся, а Ио недовольно засвистела.

   - А, Таатир! - воскликнул Брамс, смешивая карты. - Какие новости от многоуважаемого Мурсили?

   - В карты играем, господин Брамс? - вежливо улыбнулся Таатир.

   - Играем, - Брамс вперил взгляд в закрытое капюшоном лицо Айета. - Эта крылатая девушка постоянно меня обыгрывает!

   - Это естественно, - довольно свистнула Ио. - Интеллект у самцов никуда не годится, а у бескрылых и подавно!

   - Позвольте представить моего спутника, - ротарианин незаметно толкнул скромно молчащего Айета, - сегодня он сопровождает меня. Его имя...

   - Суппилулиума, - дружелюбно прогнусавил Айет

   - Как, пардон? - удивился Брамс.

   - Суппилулиума, - отчеканил Айет, - от Мурсили.

   - Красивое имя... - Брамс принялся щипать бороду и вдруг взорвался: - Клянусь всеми жуками-антенщиками! Сколько раз говорить вашему Мурсили, мне необходимо время для выполнения заказа. Время, время и еще раз время! Или он думает, что я вот так просто пошлю мои людям на Земле радиограммы, а ещё через недельку прибудет транспорт с детишками?! Может, всё же возьмёте клон? Это легко устроить.

   - Нет, - Таатир покачал головой, - Заказчики считают клонирование человеческих эмбрионов преступлением. Воспроизводить отдельные органы - да, но полное клонирование - никогда!

   В эту минуту доктор Балинский прикрыл глаза и побледнел.

   - Так вот, - продолжал Брамс, - передайте драгоценному господину Мурсили, что ему следует набраться терпения и подождать. Я же жду! Я, презренный в некотором роде бандит, имею куда больше терпения, чем Мурсили и все эти красавцы Заказчики в белых балахонах. Между прочим, я не спрашиваю, на кой чёрт Заказчикам понадобилась аж тысяча младенцев! Захватывать силой вы мне запретили, и я вынужден искать сирот с помощью гуманных методов, а на гуманность нужно время и терпение! Клянусь жуками...

   Пока Бонифаций Брамс топал ногами и призывал в свидетели жуков-антенщиков, Айет незаметно, как ему казалось, шагнул к Ио и еле слышно просвистел пару фраз по-ааонски. Ио чуть не выронила от неожиданности карты, но быстро успокоилась и принялась насвистывать песенку. Как видно, эти куплеты понравились фальшивому Невозвращенцу, и он снова открыл рот, чтобы ответить, но тут на его плечо легла чья то рука. Айет обернулся. Доктор Балинский.

   - Имитируете свист этого прелестного существа, - очень тихо сказал Сергей Петрович.

   - Что вы, - отшатнулся Айет, - вам показалось.

   Балинский не ответил, лишь слабо улыбнулся и сделал вид, что внимательно слушает разглагольствования Брамса. Айет взглянул на спокойно перебирающую карты Ио, но свистеть больше не решился.

   Наступила ночь. По всей Цитадели зажглось мягкое ночное освещение. На втором этаже комплекса появились две тени: Таатир и Айет Ларса в камуфляжном балахоне. Агенты ВР на цыпочках проследовали мимо храпящих на весь этаж часовых и проникли в лифт. Элеватор двинулся с места со страшным скрипом и поднялся на четвёртый этаж, где располагались покои Бонни Брамса.

   Предательский шум, издаваемый лифтом, наводил ужас на двух полуночников. Наконец двери раскрылись, и разведчики ступили на заветный четвёртый этаж, но тут же замерли на месте, столкнувшись с сонным охранником, протирающим глаза и со сползающими штанами. При виде двух неизвестных, охранник зевнул во весь рот и вполне резонно возжелал узнать, что собственно ротарианин и Невозвращенец делают в столь поздний час на этаже не кого-нибудь, а самого Бонни Брамса? Пришлось Таатиру ловким приёмом ротарианской борьбы погрузить любознательного часового в глубокий сон. Затем, кряхтя и озираясь, друзья оттащили бесчувственного пирата в угол и завалили его бумагами и картонами, в изобилии валявшимися около шахты лифта. Незадачливый охранник не приходил в себя, хотя и издавал активные жизнелюбивые звуки вперемешку с ужасным запахом перегара. Айет заткнул нос и сказал, что когда этот пьянчуга проспится, то вряд ли вспомнит, что с ним случилось ночью и откуда на голове такая огромная шишка.

   Разобравшись с бдительным часовым, диверсанты прокрались мимо нескольких вооружённых пиратов, спавших в обнимку с бутылками метрах в двадцати от места, где так вероломно был стукнут по голове их товарищ. Во время этого маневра Айету казалось, что сердце его вот-вот выскочит из груди, а Таатир одними губами бубнил молитвы Великому Симу и проклинал день и час, когда встретил психа-землянина по имени Айет Ларса.

   Действуя таким образом и мужественно обливаясь холодным потом, друзья подошли наконец к цели своей полной опасностей миссии, а именно к дверям опочивальни верховного предводителя Колонии Белого Цветка Бонифация Брамса. Таатир вытащил бластер и нацелил его в коридор. Айет тихо свистнул по-ааонски.

   Скрипнула дверь и показалась Ио, похожая в темноте на ангела с клювом. Айет радостно вздохнул.

   - Самец Айет Ларса, пожалуйста, не говори больше на межязыке Стай Аао.

   - Почему? - оскорбился Айет.

   - Твоё произношение не просто ужасно, а невероятно ужасно, - Ио огляделась и остановила взгляд жёлтых глаз на нервно сжимающем бластер Таатире. - Этот длинноволосый самец твой друг, Айет Ларса? Вы непохожи.

   - Да, я друг! - обозлился Таатир. - И конечно же не похож на землянина, упаси Великий Сим! Я с Ротара. Теряем время, девушка!

   Ио расправила крылья и хотела как следует ответить обнаглевшему самцу-ротарианину, но сдержалась, удостоив Таатира взглядом, полным нескрываемого презрения. Айет призвал спорщиков к спокойствию, и ааонка присоединилась к своим спасителям, чтобы вместе с ними начать обратный героический переход до лифта.

   Элеватор снова стонал, словно мартовский кот, и беглецы со страхом вслушивались в эти звуки. Но им везло. Ни один нормальный часовой не упустит возможности поспать на посту. Не таращиться же как идиот в пустоту, когда можно обнять бласт-ружьё и подремать часок-другой. Тем более, что вражеского нападения не ожидается ещё как минимум тысячу лет.

   Поэтому вся троица благополучно спустилась на первый этаж и выбралась на свежий воздух, где призывно белела дорожка, ведущая к спасительному флиттеру. Инфракрасные столбы мигали маленькими экономными фонарями, слабо освещая передние шеренги белых цветов. Жуков пока не наблюдалось, но из страшных рассказов Таатира Айет знал, что хитрые монстры, никогда не спят и по ночам рыскают в поисках заблудившихся колонистов, самоубийц и дураков.

   Когда показался флиттер, и Айет уже собирался победно выдохнуть воздух, начались неприятности. Ио забарабанила пальцем по респираторному ящику на поясе и угрожающе раскрыла клюв.

   Рядом с флиттером стояло пятеро вооружённых белоцветочных колонистов. Они подозрительно вглядывались в приближающихся беглецов. Айет сразу вспотел под своим капюшоном. Таатир даже шагу не убавил и уверенно направился прямо к флиттеру, непринуждённо улыбаясь.

   - Стой, кто идёт? - услышали они любимую фразу часовых всех времен и народов.

   - Свои, - елейным голосом откликнулся Таатир, кладя куку на рукоятку бластера.

   - Свои? - усомнился один из пяти пиратов, выходя вперед. - Почему крылатая Ио с вами? Разве Бонни не...

   Что именно "Бонни не", Айет так и не узнал, потому что Таатир молниеносным ударом отправил пирата в нокаут. Пока остальные ошеломленно пялились на своего отрубившегося коллегу, Таатир как молния обрушился на них, и через секунду еще три колониста валялись без сознания.

   - Чего стоите?! - выкрикнул ротарианин. - Помогите же, чтоб вас Сим покарал!

   Айет и Ио вняли страстному призыву и обрушили на остававшегося на ногах пирата град ударов руками,

   ногами и крыльями. В результате бедняга быстро присоединился к своим товарищам. Интернациональная триада Ротар-Земля-Аао возликовала и уже торжествовала победу, когда за их спинами раздалось шипение, и лазерный луч опалил землю прямо перед ногами Айета, заставив Ио спешно ретироваться в воздух и отлететь в сторону. Айет и Таатир обернулись.

   Не меньше десяти пиратов во главе с Кором спешили к полю сражения. Их предводитель снова прицелился, и Таатир, мгновенно оценив обстановку, схватил Айета в охапку и затащил во флиттер.

   - Ио! - вырываясь, кричал Айет. - Там же Ио!

   Смертоносный луч, шипя как подставленная под холодную воду раскаленная сковородка, впился в проём над их головами, заставив их охнуть и повалиться на металлический пол. Таатир выждал секунду, бросил оружие Айету и побежал к креслу пилота.

   Показались торжествующие пираты. Впереди всех храбро размахивал бластером Кор. Айет принялся стрелять из своего лазерного пистолета, и прыть бандитов сразу поубавилась при виде вставшей перед ними огненной стены, заставившей их с воплями отпрыгнуть назад, залечь и занять стратегическую оборону.

   - Ага! - Айет показал Кору кулак. - Получили?!

   В этот критический момент Таатир рывком поднял флиттер в воздух. Включив мощные прожекторы, машина взмыла над белыми цветами, оставив Кора и его людей бессильно топать ногами внизу. Айет высунулся из открытой двери и принялся звать Ио. Секунду спустя тело Айета пробрала дрожь. Он услышал зловещее жужжание. Жуки!

   - Ио! - закричал Айет, выставляя бластер. - Где ты?

   - Здесь! - раздался свист из темноты.

   Айет помчался к Таатиру и призвал его немедленно начать кружить в воздухе и не подниматься высоко.

   - Возвращайся к дверям, землянин! - рявкнул Таатир. - И без тебя знаю, что нужно кружить. Великий Сим! Вали отсюда, жуки могут залететь в открытые двери!!

   Задыхаясь, Айет побежал назад. У дверей он плюхнулся на живот и снова стал звать Ио и вглядываться в темноту.

   Неожиданно раздался шум крыльев. Айет заметил, как справа, в лучах прожекторов мелькнуло белое тело Ио. Там же похолодевший от ужаса землянин заметил несколько теней, метнувшихся за ааонкой с утробным жужжанием. Пока Айет облизывал пересохшие от ветра губы, во флиттер как вихрь ворвалась Ио, а за ней два огромных жука-антенщика с широко раскрытыми челюстями. Айет что-то закричал, упал на спину и открыл огонь. В результате этих геройских действий оба жука были мгновенно убиты, но из ночной темноты появился ещё один и стремительно атаковал несколько оторопевшего Айета. Но Ио мощным ударом белоснежного крыла отправила антенщика обратно за борт. Опомнившийся Айет бросился закрывать двери, но мощный удар по борту флиттера свалил молодого землянина с ног, а Ио упала за борт, потому что ещё один лазерный луч впился прямо в то место, где секунду назад находилась ааонка.

   Айет подполз к наполовину закрытым дверям и выглянул. В двух-трёх метрах от флиттера, отчаянно работая крыльями, летела Ио. Почему Таатир так гонит? Ио ведь не успевает! Айет заметил несколько ярких огней, стремительно мчащиеся за ними. Кор и его люди погрузились во флиттер и гонятся за ними! Причём в боевую машину, вооружённую бласт-орудиями, не то что эта древняя развалюха для загородных пикников от Мурсили. Раздалось новое шипение. Айет зажмурился. Словно фейерверк, лазерные лучи потянулись к убегающему флиттеру. Один из них попал в цель. Флиттер затрясло со страшной силой, а Айет убедился, что пиратских летательных аппаратов не один, а несколько. Но тряска позволила Ио подлететь к открытым дверям почти вплотную.

   - Давай руку! - Айет свесился за борт, рискуя свалиться в заросли цветов. - Давай же...

   Таатир снова прибавил ходу. Ротарианин не подозревал, что Ио снова оказалась за бортом, а предупредить его не было никакой возможности: Айет понятия не имел, где находится переговорное устройство, если оно вообще где-нибудь находится. Ио снова стала отставать. Айет проклинал всё на свете и собрался опять бежать к Таатиру с требованием сбавит скорость, как Кор дал новый залп. В этот раз пиратские наводчики прицелились получше, сразу несколько лазерных молний впилось во флиттер, и машина завертелась воздухе как волчок. Именно это позволило выбивавшейся из сил Ио дотянутся рукой до Айета и снова очутиться на борту. Айет захлопнул дверь. Вовремя, потому что Таатир справился с управлением, и флиттер стал резко набирать высоту.

   Айет и Ио даже не успели как следует порадоваться, как новые выстрелы бласт-орудий превратили флиттер в настоящее решето. Машина вздрогнула и стала заваливаться на бок. Появился тяжело дышащий Таатир. Родниковые глаза полны ужаса.

   - Моторы разбиты, - выпалил ротарианин, - в кабине пилота пожар. Еле выбрался!

   - Падаем? - вопросил Айет, улавливая тот страшный свист, который обычно сопровождает терпящие катастрофу летательные аппараты.

   Таатир лишь развел руками и воззвал к Симу. Айет ощутил тяжесть в животе. Свист усилился, флиттер падал вниз как раненая птица. Из кабины пилота понесло гарью. Неужели конец? Удар будет страшным...

   Но если Таатир с Айетом уже прощались с жизнью, то ааонка вовсе не собиралась отправляться на тот свет. Ио открыла дверь, и свист стал еще страшнее и пронзительнее.

   - Глупые самцы!

   С этими обнадёживающими словами Ио подскочила к оторопевшим Айету и Таатиру, схватила бескрылых подмышки и вылетела из падающего в пустоту флиттера.

   Когда Айет открыл глаза и отодвинул от них несколько больших белых крыльев, где-то рядом оглушительно бухнул взрыв, яркая вспышка осветила бескрайние белые просторы и рыскавших над ними жуков. В зареве пожара беглецы увидели три больших флиттера, кружащих над местом взрыва. Сделав несколько кругов над дымящимися остатками, белоцветочная эскадрилья, победно завывая моторами, удалилась в темноту.

   Мерно помахивая крыльями, среди перьев которых Айет не без удивления обнаружил несколько светящихся фонариков, Ио медленно парила над цветами, крепко прижимая к груди бескрылых самцов с Земли и Ротара.

   Зарево пожара ещё долго освещало им путь, и Айет в страхе озирался, ожидая появления жуков.

   - Самец Айет Ларса, не дёргайся, а то уроню и тебя скушают жуки.

   - Они и так могут нас скушать! - замогильным голосом сказал Таатир, указывая на несколько черных теней, стремительно несшихся со стороны уже угасающего пожара. - Прямо в воздухе.

   - Идолы Стай! - вскричала Ио, переходя на более интенсивное маханье крыльями. - Стреляй же, самец!

   - Кор заметит вспышку! - простонал Таатир. - Они не успели отлететь далеко.

   Но Айет уже выстрелил по жукам, свалив одного. Антенщики моментально разделились и снова стали нагонять Ио. Айет стрелял и стрелял, но жуков как будто становилось больше. Неожиданно Ио резко затормозила и рванулась в сторону. Воздух со свистом вырывался из ее дыхательных трубок. Те несколько жуков, которые преградили ей путь, немедленно присоединились к погоне, оглашая воздух бодрым жужжанием. Вскоре за ними гналось не меньше тридцати монстров, и всё новые и новые отряды антенщиков присоединялись к дикой гонке.

   Ио выбивалась из сил. Айет с тревогой прислушивался к ее тяжелому дыханию. Жуки держались на расстоянии, явно опасаясь лазерных лучей, но отставать не собирались. Айет обнаружил, что в обойме осталось всего три заряда. Три заряда против всех жуков планеты! Можно правда уменьшить мощность, и три заряда превратить в шесть, но что толку...

   - Тьфу ты! - в сердцах крикнул Айет. - На Ротаре и то было лучше!

   - Ты воевал на Ротаре?! - раскрыл рот Таатир.

   Айет молчал, наблюдая за жуками.

   - Великий Сим! - воскликнул Таатир. - Почему ты не дал мне крылья?

   Ио что-то свистнула, задыхаясь. Айет был вынужден потратить драгоценный заряд на подлетевших слишком близко троих жуков. Антенщики разлетелись, отступив к основной группе. Погоня продолжалась. Впереди, сверкая фонариками, мчалась уставшая Ио, таща на руках Таатира с Айетом, за ними, пощёлкивая челюстями, неслись жуки-антенщики и победно оглашали бескрайние белые просторы жужжание нескольких десятков крыльев.

   Айет понимал, как только жуки убедятся, что запасы лазерных зарядов у беглецов иссякли, они тут же разойдутся веером, легко нагонят Ио, и всё, поминай как звали.

   И тут потерявшие надежду беглецы увидели перед собой яркие огни, принадлежавшие большому флиттеру, словно ниоткуда появившемуся впереди. Бласт-установки машины грозно рявкнули. Жуки бросились врассыпную и сломя голову принялись удирать в спасительную темноту.

   Задыхаясь, Ио влетела в открывшиеся двери и повалилась на пол. Из под крыльев выбрались не верящие в свое спасение Айет и Таатир.

   - Где мой флиттер? - услышали они

   Перед тяжело дышащими беглецами стояли Мурсили и несколько Невозвращенцев в балахонах.

   - Бесполезно, - махнул рукой Мурсили, критически разглядывая троицу. - Позже поговорим. О, Бог Грозы, ну и наломали же вы дров! Кто отвечать будет, а?

   Невозвращенец вдруг заулыбался и что-то сказал подчиненным. Айет превратился в слух при первых же звуках неизвестного языка. Неизвестного, но до боли знакомого.   

14

    Конечно, Брамс устроил грандиозный скандал. На следующий же день он примчался в "посольство" Заказчиков и потребовал объяснений. При этом он заявил, что ну никак не ожидал подобных действий от многоуважаемого Мурсили.

   - Их было двое! - кричал Брамс, оглядываясь на мрачного Кора и не менее мрачного доктора Балинского. - Один в белых одеждах, как у ваших людей, господин Мурсили!

   - С ума сойти, - сочувственно скривился Мурсили. - Уверяю вас, дорогой Бонни, вы что-то путаете. Что же сталось с этими двумя негодяями?

   - Ребята сбили их флиттер, подлецы погибли, но вместе с ними и крылатое существо, к которому я так привязался! Она даже в карты меня обыгрывала...

   Брамс прослезился.

   - Это недоразумение, - вежливо возразил Мурсили, - никто из моих подчинённых никуда вчера не летал.

   - Да? - усомнился Брамс, прищуриваясь. - Второй налетчик очень походил на ротарианина, негодяй напал на моих людей, нанеся им увечья и травмы.

   - Бедняги! - посочувствовал Мурсили. - Надеюсь, им уже лучше?

   - Они утверждают, что ротарианин очень похож на вашего Таатира!

   - Таатир? - удивился Мурсили. - Что вы, милый Бонифаций! Действительно, вчера он находился в Цитадели, но вернулся вечером, задолго до драматических событий, столь красноречиво вами описанных.

   Появился Таатир. Ротарианин поклонился Мурсили и с достоинством воззрился на кипящего от гнева Брамса. Стоявший в группе Невозвращенцев Айет прикусил губу, чтобы не рассмеяться. Неожиданно он поймал на себе взгляд доктора Балинского. Сергей Петрович еле заметно кивнул и усмехнулся, оставив Айета терзаться смутными сомнениями.

   - Хм, действительно, - Брамс разглядывал Таатира, - этот чужак и в самом деле жив и здоров, как жук. Кто же тогда проник в мою опочивальню?

   - Понятия не имею, командор, - пожал плечами Мурсили. - Может, вам следует установить более надежные системы слежения? Налетчики опередили вашу доблестную охрану, командор. Впрочем, злодеи мертвы, Бог Грозы покарал нечестивцев, осмелившихся потревожить ваш покой! А вашу крылатую любимицу жаль.

   - И не говорите, - вздохнул Брамс, поворачивая голову и замечая Айета. - Знакомая физиономия! Как вам этот боец, годится?

   - Великолепный экземпляр! Выносливый и не слишком тупой.

   - О, моя бедная Ио! - снова принялся сокрушаться Брамс. - Лучше б я вам ее продал, господин Мурсили!

   Айет отважился взглянуть на Балинского. Тот словно ждал это взгляд и мгновенно кивнул юноше. Айету снова стало казаться, что доктор про него что-то знает. Нет, глупости! Ну что может подозревать этот пожилой молчаливый человек? Айет посмотрел на уже прощающегося с Мурсили Брамса. Командор пиратов пожал руку Представителя Заказчиков и выразил надежду, что в самое ближайшее время Мурсили получит обещанных детей. Мурсили растрогался или сделал вид, что растрогался и заявил, что Бонни Брамс всегда желанный гость в их представительстве.

   Откланявшись и наговорив кучу комплиментов, Брамс терпеливо выслушал ответные любезности и, в сопровождении Кора и Балинского, покинул зал приема гостей. Во дворе их ждал тарахтевший моторами флиттер.

   -Не нравится мне этот Мурсили, - задумчиво сказал Брамс, ступая на трап. - Что думаете, янычары мои, а?

   - Да, что-то темнит он, - согласился гигант Кор, радуясь что спросили его мнение.

   Балинский промолчал. Брамс внимательно взглянул на доктора и погладил бороду.

   - В любом случае, платина и золото этих клоунов в балахонах важный аргумент, но...Уверен, мне нагло соврали, Мурсили в курсе ночных событий. Ладно, господин Мурсили, придет время, по-другому поговорим! Вполне возможно, что...

   - Что? - спросил Кор.

   - Ничего! Посмотрите, какая орава дармоедов у нас в Цитадели, а работать никто не хочет. Никакими набегами их не прокормишь, плантаций хватает лишь на то, чтобы не помереть с голоду. А окрестные колонии уже давно не те. Чувствует мое сердце, придется на новые, так сказать, просторы выходить! Платина платиной, но взгляните вокруг, что видите? На этой проклятой планете нет ничего, кроме жуков и белых зловонных орхидей!

   - Давайте найдем другую планету, - предложил Кор, - переселимся туда и всё.

   - Ох, ну и дебил же ты! - засмеялся Брамс, прислушиваясь к вою моторов. - Сколько у нас звездолётов? Больших транспортов, вроде тех, что во время Смуты увозили колонистов. Сколько? Молчите. Ну и куда полетим, а? Поиски новых планет это вам не кратковременный налет на планету, координаты которой известны. Для космической разведки необходимо совсем другое, господа. Представим, что нам повезло, планету нашли, так ведь туда как то перебраться нужно. Чтобы эвакуировать население Белого Цветка, потребуются большие транспорты, штуки три минимум, а у нас лишь один дредноут и куча мелюзги. Знаете, сколько транспортник стоит? Хотя конечно, найти поблизости планетку, да еще и с кислородной атмосферой, и чтобы без зверей страшных и бактерий...заманчиво как! Какая, говоришь, атмосфера в мире, откуда родом несчастная Ио?

   - Кислород, - нарушил молчание Балинский, - содержание, правда, больше чем нужно и передвигаться следует в специальных дыхательных приборах. Плюс холодный климат.

   - В самом деле? Там на тебя напали звездолеты, Кор.

   - Именно там. Шесть.

   - Побежденные выигрывают...- пробормотал Брамс. - Ты сказал, что произвел съемку. Видеосъемку, надеюсь?

   - Нет, - признался Кор, - фото...

   - Иного от тебя и не ожидал. Фотографии изучил?

   - Да нет, все времени не было как-то.

   - Конечно, - трагически оттопырил губу Брамс, - думать должен только я. Так взлетим мы сегодня или нет, а?!

   В этот момент пилот, словно услышав замечание командора, закончил разогрев двигателей, и флиттер поднялся в воздух, чтобы через несколько секунд уже мчаться над белыми просторами, разгоняя на своем пути насекомых и жуков-антенщиков.

   После отъезда пиратской делегации Айета и Таатира отправили по своим комнатам. Вежливо, но твердо Мурсили велел им не выходить в течение двух часов. Впрочем, милостиво разрешил общаться, а не сидеть в одиночестве. Айет хотел что-то сказать, но Таатир молча схватил его за руку и потащил за собой, не дав высказаться. В комнате ротарианина их встретила Ио, не принимавшая участия в диалоге с Брамсом по конспиративным причинам. Он тут же засыпала Айета вопросами про Брамса, и молодой землянин был вынужден терпеливо отвечать. Таатир завалился на кровать и раскрыл ротарианскую книгу-рукопись.

   - Почему нельзя выходить? - недовольно просвистела Ио.

   - У Невозвращенцев сейчас общее собрание, - оторвался от книги Таатир, - и не хотят, чтобы мы шатались по зданию. И зачем такие предосторожности? Все равно не поймем ничего.

   - Тем не менее, - заметил Айет, - не хотят при нас говорить. Язык этот...

   - Определил происхождение, землянин?

   - Нет! - Айет взъерошил волосы. - Но кое-какие соображения имеются.

   - Не поделишься? - отложил книгу Таатир. - Ты же специалист у нас по языкам. Но прежде чем откроешь нам страшную тайну языка Заказчиков, скажи, почему ты скрыл, что воевал на Ротаре?

   - Вообще не стоило об этом говорить, - смутился Айет.

   - Но почему? Ты воевал на моей родной планете. Разве не гордишься этим?

   - Нет, - прошептал Айет, поднимая глаза. - Разве такими вещами можно гордиться?

   - Да? - теперь настала очередь Таатира смущаться. - Ладно...давай лучше про язык наших хозяев поговорим. Ты его идентифицировал?

   - Не уверен, - обрадовался перемене темы Айет. - Дело в том что мои версии просто не могут быть правдой, а сделанные выводы настолько невероятны, что...Мне нужно ещё время, чтобы убедиться окончательно.

   - Вот как? - зевнул Таатир. - Хорошо, как убедишься, не забудь сообщить. Скоро меня позовут, я должен подготовить один груз для корабля, опечатать и упаковать. Старт скоро.

   - Груз? - вздрогнул Айет. - Какой такой груз?

   - Точно не знаю. Несколько ящиков, кажется с экземпляры местной флоры и фауны. Наверно решили отправить местных жуков и пару цветов для исследований.

   - Ты будешь опечатывать ящики? - с волнением спросил Айет, возбужденно хлопая Ио по крылу. Ааонка недовольно отодвинулась от обнаглевшего самца.

   - Ну, буду, - лениво ответил Таатир, снова раскрывая книгу. - И что с того? Уж не собрался ли ты лететь вместо замороженных жуков?

   - Именно.

   Ротарианин подскочил на кровати и вытаращил на улыбающегося Айета родниковые глаза. Ио с нескрываемым интересом наблюдала за этой немой сценой. Воистину, решила она, все самцы одинаковы.

   - Великий Сим тому свидетель, - к Таатиру наконец вернулся дар речи, - кажется на арене один из жуков сильно заехал челюстями по твоей дурной голове. Или шутишь так, землянин?

   - Я абсолютно серьезен, - заверил Айет. - ты должен упаковать меня в ящик и погрузить в корабль Невозвращенцев. Только подумай, Таатир, это же реальный шанс попасть на их планету! Другого такого случая не будет.

   - Айет, ты сошел с ума, - тихо возразил Таатир, - я объясню, почему. Во первых, ты превратишься в сдобное тесто с начинкой из костей во время старта, так как не будешь сидеть в перегрузочном кресле. Даже если тебе каким-то чудом удастся пережить взлет, неминуемо погибнешь при выходе в гиперпространство. Ты хоть представляешь, что такое гиперпрыжок без кресла?

   - Представляю, - пробурчал Айет, - уже прыгал...

   - Во второй раз может не повезти! Сбрендишь с ума, превратишься в параноика или идиота, пускающего слюни. Понимаешь или нет? Идем дальше. Допустим, ты еще жив, в здравом уме, сидишь в ящике. Но ведь впереди выход в обычное пространство, затем посадка, снова перегрузки. Уверен, приземление окончательно прикончит то, что от тебя к тому времени останется. Невозвращенцы поместят твой труп в кунсткамеру с надписью "Неизвестная форма жизни, скорее всего, мутант" Улавливаешь мою мысль, землянин?

   - Улавливаю. Разве нельзя установить импровизированное защитное кресло в ящик и как-то прикрепить к дну контейнера?

   - Можно, конечно. Тем более, что груз намертво прикрепляется к полу, не мне тебе об этом напоминать, тоже мне, космонавт! Старт назначен на завтра, пожалуй я бы сумел придумать что-нибудь и спряжать тебя, дурака, на корабле Невозвращенцев.

   - Видишь! - обрадовался Айет. - Это же единственный шанс хоть что-то узнать про них.

   - Если тебя обнаружат, могут убить, имей в виду. И что я скажу Мурсили, когда он спросит, а куда это подевался боец, за которого он выложил столько денег?

   - Придумай что-нибудь. Отправляйся к Брамсу, будто со мной вместе, потом возвращайся и скажи Мурсили, что я остался в Цитадели по уважительной причине. Например, за девицей приударил и...Качаешь головой?

   - Если я такое расскажу, Мурсили отправит меня голышом погулять в поле к жукам, - Таатир вздохнул, вертя в руках книгу-рукопись, так что придется придумать что-нибудь поправдоподобнее. Например, скажу, что ты умер. И кстати, буду недалек от истины!

   - Не хорони меня раньше времени!

   Тут вмешалась Ио.

   - Самец, мне кажется, план очень рискованный. Перегрузки при старте и посадке - это серьезно и вполне может тебя убить, даже если самец Таатир установит защитное кресло. Розовокожий не инженер-проетировщик и вряд ли сумеет соорудить полноценное кресло. Очень опасно...

   - Ты думаешь? - засомневался Айет, почесывая подбородок. - Таатир, на Земле мне сказали, что у тебя есть звездолет и ты мог бы...

   - Лететь за тобой и с помощью гиперпространственных колебаний вычислить их курс, и это в случае, если Невозвращенцы ослепнут. Ты это хотел сказать, землянин?

   - Да. Я ошибаюсь?

   Таатир помрачнел.

   - Мой корабль в ангаре на Зеро! Ты что же, воображал, что я мог вот так запросто прилететь сюда на своем звездолете. Да я только два года втирался в доверие к людям Брамса на Зеро, пока меня не привезли сюда! Целую легенду о преступном прошлом сочинил! Потом уже к Невозвращенцам нанялся.

   Айет молча уселся на кровать рядом с возмущенным Таатиром и стал задумчиво наблюдать, как Ил проверяет фонарики в роскошных крыльях. Теперь его план уже не казался особенно привлекательным. Наоборот, задуманное предприятие все больше смахивало на безумную авантюру, чем на обдуманное действие. Это только в женских детективах следователь женщина знает все наперед. В реальной же жизни...

   - Я должен это сделать, - сказал наконец Айет, сам себе удивляясь. - Как еще по-другому сумеем мы выяснить местоположение планеты Невозвращенцев?

   - И как ты это узнаешь, самец? - насмешливо свистнула Ио. - Или может в голове у тебя вмонтировано навигационное устройство по Единой теории поля?

   Таатир засмеялся, но упрямо хмурившийся Айет был непреклонен. Ротарианин поднял глаза к воображаемому небу и взглянул на земные часы.

   - Хорошо, землянин. Я помогу тебе, но остаюсь при своем мнении. Если тебя застукают, а тебя обязательно застукают, нам с Ио придется переселяться к Брамсу.

   - Без Ио, - вмешалась ааонка. - Я же погибла, глупые вы самцы.

   - Действительно, клянусь Великим Симом! - воскликнул Таатир. - Итак, безумный план свихнувшегося с ума Айета Ларса состоит в следующем: он летит вместе с Невозвращенцами, Таатир, как последний идиот, прячется среди людей Брамса, а Ио остается в лапах Мурсили! Кстати, Айет, я дам тебе кое-какие координаты для гиперрации, вдруг удастся добраться до нее...Данные о Зеро и этой вшивой планете, да покарает десница Великого Сима ее бандитствующих обитателей! Если что, сообщишь мне...

   - Куда это тебе? - удивился Айет. - На Зеро собираешься?

   - Все может быть. Ио, не боишься оставаться здесь одна?

   - Ничего самцы в капюшонах мне не сделают. Ради моих перьев Мурсили пожертвовал флиттером. Я ему нравлюсь, как и Брамсу. Я вообще нравлюсь самцам. Интересно, Мурсили играет в карты?

   Таатир снова засмеялся. Айет тоже изобразил веселье, но у него это плохо получилось. В конце концов, утешал он себя, вряд ли полет с Невозвращенцами страшнее моффских молекулярных мин и атмосферных торпед. Почему же тогда под ложечкой сосет? Наверно, он боится. Айету вдруг стало смешно. Он вспомнил слова своего командира на Ротаре, сказанные им перед атакой моффских десантников: "Бояться можете сколько хотите, но проявлять трусость я вам не позволю!"      

15

     Таатир проделал все на совесть. В большой ящик, незаметно прибавленный им к остальному грузу, ротарианин установил импровизированное кресло с противоперегрузочными ремнями такого же импровизированного свойства, и привинтил это кустарное сидение к днищу лжеконтейнера. Последний, вместе с настоящими контейнерами, был намертво прикреплен к грузовому настилу.

   Явился Мурсили и самым придирчивым образом проверил груз. Невозвращенец тщательно ощупал каждый контейнер, а у потайного ящика почему то задержался дольше других, решив проверить на устойчивость. Пока покрасневший Мурсили тщетно пытался сдвинуть ящик, кожа на лице Таатира несколько раз меняла цвет с розового на бледно-бежевый и обратно. Наконец Заказчик одобрительно хмыкнул и выразил удовлетворение от осмотра.

   Едва Мурсили удалился, Таатир осторожно постучал по контейнеру.

   - Как ты там, Айет?

   - Порядок, - донесся голос из недр ящика. - Только немного темно.

   - Не помни одежду Невозвращенцев, - напомнил Таатир, косясь на проходивших мимо Заказчиков и делая вид, что поправляет ремни, - запомни, старайся не издавать никаких звуков. Если все будет хорошо после старта, разгона ты не почувствуешь, но тебе станет плохо во время прыжка в гипер. Я сделал все, что в моих силах. Надеюсь, мое кресло не позволит тебе превратиться в костяной кисель с глазами...

   - Спасибо, - раздался бодрый шепот Айета, - приятно слушать обнадеживающие слова!

   Таатир стукнул по контейнеру кулаком и лучезарно улыбнулся заглянувшему в грузовой отсек Невозвращенцу.

   - Береги бластер и заряды, - продолжил он напутствия минуту спустя, - фонариком, что Ио дала, особе не свети. Надеюсь, в туалет ты не захочешь по крайней мере часов пять-шесть.

   - Я тоже питаю такую же надежду, - отозвался Айет, - не хочется попадаться со спущенными штанами.

   - И запомни, как только звездолет совершит посадку, в твоем распоряжении будет пятнадцать минут, чтобы выбраться, спрятаться среди ящиков смешаться с командой, которая на наше счастье щеголяет в капюшоно-балахонной униформе. Так что шанс будет, землянин, правда очень маленький шанс. Если повезет, то дальше уже действуй по намеченному тобой самому безумному плану в Галактике.

   - Еще раз спасибо за добрые пожелания, - сказал невидимый Айет. - Когда летишь к Брамсу?

   - Сейчас же. Кстати, Мурсили летит вместе с тобой. Всё, землянин, пора, - голос Таатира дрогнул. - Удачи и да хранит Великий Сим твою безмозглую голову!

   С этими словами ротарианин осмотрел контейнер в последний раз и направился к выходу, вежливо раскланиваясь со встречными членами экипажа.

   - Удачи, - пробормотал Айет, включая фонарик и освещая убежище размером метр семьдесят на метр семьдесят. Затем проверил ремни безопасности на кресле и затянул их потуже. Выключил фонарик и стал ждать.

   Вскоре Айет услышал как взревели планетарные двигатели и почувствовал едва ощутимую вибрацию, обычную для старта космического корабля. Он закрыл глаза, хотя мог и не делать этого, так как в контейнере царила почти кромешная тьма. Лишь снизу, где Таатиром было вырезано несколько воздушных отверстий, проникало небольшое количество света.

   Рев двигателей становился все громче и постепенно начал переходить в характерное завывание. Чтобы отделаться охватившего его волнения, больше смахивавшего на обычный страх, Айет живо представил стартующий корабль. Из дюз вырываются огонь и дым, сосредоточенные лица членов экипажа, застывших на своих местах. До сих пор определенное количество звездолетов взрывается при взлете или посадке. Айет вдоволь наслушался страшных историй про корабли, у которых отказывал гипердвигатель или пилот совершал ошибку при вычислении гиперкурс. Такой корабль выходил в обычный космос и оказывался в протуберанцах какой-нибудь звезды, сгорая как спичка вместе с экипажем. Или еще более ужасная вещь-угодить в метеоритное поле. Защитный экран не выдерживает натиска сотен и сотен космических тел, и превратившийся в решето корабль становится блуждающей гробницей, несущей в себе мертвый экипаж. Сейчас, когда гипердвигатели более усовершенствованы, подобный случаи стали редкостью, но раньше, когда люди только- только учились использовать на практике Единую Теорию Поля, некоторые звездолеты первых поколений уходили в гиперпространство и не возвращались никогда. Или же возвращались, но с экипажем, сошедшем с ума и утверждавшем, что видели какие-то эфемерные призрачные существа, что время вокруг них как будто остановилось, а предметы выглядели смутными и расплывчатыми...Айет поежился и вспомнил, как в Академии преподаватель рассказал жуткую историю про звездолет, вернувшийся из гиперпространства с членами экипажа, тела которых были вплющены в стены и переборки корабля! По всей видимости, во время прыжка произошло смещение гиперпространственных координат, и несчастные космонавты стали жертвами аномалий между измерениями. Именно тогда приняли решение прекратить опыты по Единой Теории Поля и ограничиться использованием лишь части Теории для гиперпространственных полетов и не пытаться выяснить, что же находится там, за пределами известных измерений и пространственных координат.

   Айет глубоко вздохнул и открыл глаза. Какие еще страшные истории он знает? Только не по Теории Поля! Юноша улыбнулся. Собираюсь избавиться от страха, подумал он, а в голову всякие кошмары лезут...Бывает еще вот что: при посадке отказывают тормозные двигатели, с душераздирающим воем корабль несётся вниз, к поверхности планеты, чтобы через некоторое время превратиться в груду искореженного металла вперемежку с изуродованными телами...

   Вой двигателей достиг апогея. Айет вцепился в свое импровизированное кресло. Началось.

   Когда звездолет Невозвращенцев ринулся ввысь, страшная невидимая сила вдавила Айета в кресло. От перегрузок он на некоторое время потерял сознание. Когда пришел в себя, а бешено стучащая в висках кровь несколько успокоилась, Айет с трудом пошевелил затекшими членами. Голова раскалывалась от боли, к горлу подступила тошнота.

   - Не хватало еще заблевать чудо-контейнер Таатира, - прохрипел Айет жизнерадостно, думая о предстоящем прыжке. - Еще успеется...

   Планетарные двигатели умолкли. Сейчас пилот начнет ввод программы для выхода в гиперпространство. Айет храбро пялился в темноту, но все его существо замерло в ожидании. Представьте себе, что сидите в запечатанной бочке и ждете, когда ее сбросят с утеса в бушующее море...

   Если можно представить потемнение в глазах, когда и так сидишь во тьме, то с Айетом случилось именно это. Звездолет вышел в гипер, а сидящий в контейнере молодой землянин едва не сошел с ума от приступа тошноты и ужасного головокружения, обрушившихся на него. Айет застонал и обхватил голову руками. Тошнота усиливалась, перед глазами плавали красные круги, он стал задыхаться, чувствуя - еще немного и снова потеряет сознание. Но неожиданно все прошло. Обессиленный Айет долго сидел без движения и не мог придти в себя. Затем принялся отирать мокрое от холодного пота лицо. Предсказания Таатира сбывались: удивительно еще, как он вообще жив остался. Айет выдавил из себя подобие улыбки. Радоваться рано. Впереди не менее приятные мероприятия вроде выхода в обычное пространство и посадки. Но первый и самый важный шаг сделан, он жив, хоть и едва не отдал Богу душу во время всех этих входов и взлетов. Исходя из приобретенного ценного опыта, Айет надеялся, что удастся пережить и последующие испытания.

   Полет в гиперпространстве довольно скучная вещь, хотя и необычайно спокойная. После пережитых волнений Айет даже немного подремал, убаюканный урчанием гипердвигателей. Поспав, юноша извлек из недр балахона бутылку с тонизирующим напитком, полученную от заботливого Таатира и сделал пару глотков. Подкрепившись, Айет обратил мысли к Невозвращенцам, на планету которых он летел в запечатанном контейнере. Незадолго до полета Айет сказал Таатиру и Ио, что у него уже есть кое-какие соображения насчет языка Заказчиков. Айет и сам не верил в мыслям, что так упрямо лезли ему в голову. Но новые факты и доводы заставляли его хмуриться и озадаченно качать головой в темноте. Одно несомненно: язык индоевропейский. Искусственный или же...Нет, сказки! Плюс его воображение. Но факты, проклятые факты...Хватит о языке. Айет надеялся, что на планете Невозвращенцев он получит ответы на свои многочисленные вопросы. Если, конечно, Заказчики захотят отвечать на его вопросы. Айет заерзал в кресле. Мурсили и его людям на вид не больше тридцати лет. Значит, они из тех детей, которых увезли во время Смуты. Двадцать тысяч. Они выросли, наверняка нашли себе пары, следовательно, и потомство уже имеется! Десять тысяч пар, у каждой, скажем, по три ребенка. Это уже тридцать тысяч детишек. Айет глубоко вздохнул. Эти тридцать тысяч вырастут, заведут детей. А может, у них не по три ребенка, а все пять. Или десять. А это уже целый народ, целая новая цивилизация.

   Когда корабль вышел в обычный космос, Айет снова перенес мучительные ощущения. Тошнота и головная боль надолго превратили его в безвольное тело, скрюченное в кресле. Боль уходила медленно, цепляясь за каждый сантиметр тела Айета, но в конце концов отступила окончательно, оставив свою жертву в совершенно обессиленном состоянии.

   Пока Айет Ларса приходил в себя и безуспешно старался не думать о предстоящей посадке, глубоко в недрах звездолета проснулись планетарные двигатели. Вскоре уверенный гул невидимых механизмов окончательно помог Айету выйти из оцепенения. Он даже поднялся с кресла и с оханьем выпрямился. По расчетам Айета, полет на планетарных двигателях займет несколько часов, прежде чем корабль приблизится к планете.

   Расчет Айета оказался верным. Пилот Невозвращенцев в течение трех часов вел корабль на планетарных двигателях, готовясь выйти сначала на эллиптическую орбиту, чтобы затем с каждым новым витком приблизиться к планете вплотную и пойти на посадку.

   Часы пролетели незаметно. Айет слишком натерпелся во время драматических перепитий своего драматического полета зайцем, чтобы обращать внимание на время. Наоборот, он наслаждался передышкой, готовясь к финальному испытанию. Когда планетарные двигатели взревели с новой силой, возвещая о входе в верхние слои атмосферы, Айет вздрогнул и потуже затянул ремни противоперегрузочного кресла.

   Удар, полученный при входе в атмосферу, лишил Айета сознания, но время, проведенное в беспамятности позволило почти не ощутить страшных перегрузок, исполинская сила которых снова навалилась на юношу невидимым прессом. Когда Айет открыл глаза , звездолет уже парил над поверхностью планеты.

   Тут Айет пришло в голову, что он вполне удачно пережил взлет, гиперпрыжок и самую трудную часть посадки. Первая часть "безумного", по выражению Таатира, плана увенчалась успехом. Впереди Айета ждало то, что литераторы любят обозначать загадочным выражением "новые испытания". Землянин старательно вытер лицо, затем включил фонарик и проинспектировал белые балахонные одеяния. Прислушавшись, Айет уловил уже отчетливо различимый визг тормозных механизмов: пилот маневрировал перед заходом на посадку.

   Снова появилась вибрация. Визг тормозных моторов достиг наивысшей ноты. Несколько минут и замерший в кресле Айет ощутил довольно сильный толчок, затем скрежет стабилизаторов и новую тональность в работе двигателей, перешедших в другой режим работы.

   Едва двигатели утихли, Айет поспешно расстегнул ремни и подступил к стенке контейнера. Вооружившись маленьким ломом с крюком на конце, который пожертвовал для него Таатир, Айет просунул лом в дыхательное отверстие и осторожно нажал. Стенка контейнера отошла в сторону на удивление легко.

   Выбравшись наружу, Айет припал к земле и осмотрелся. Небольшой грузовой отсек почти пуст, если не считать нескольких контейнеров. Нужно спешить. Айет принялся лихорадочно демонтировать кресло в своем контейнере. На это ушло около пяти минут. Раздались голоса. Айет вздрогнул и схватился за бластер. Уже идут. Так быстро? Землянин поспешно спрятал составляющие кресла в ящике со сверхпрочным пенопластом, предназначающемся для перевозки чувствительных грузов. Едва он проделал это, как раздался шум шагов и громкий разговор на таинственном языке Невозвращенцев. Душа у Айета сразу ушла в пятки и землянин спрятался за большой контейнер. Но голоса почему то удалились, и переведший дух Айет вылез из убежища и тщательно придал куче пенопласта благопристойный вид, утрамбовав его руками. Закончив с креслом, Айет бросился к контейнеру, вытащил из сумки небольшой сверток и положил его в привинченный ко дну контейнера ящик, затем накидал для пущей убедительности пенопласта и прибил доски обратно. Таким образом, Айет превратил свой фальшивый контейнер в контейнер настоящий. В оставленном в ящике свертке находились прекрасно сохраненные образцы белых цветов. Единственное, что не пришло Айету в голову, было то, что Невозвращенцы, увидев содержимое контейнера, зададутся вполне резонным вопросом: зачем понадобился такой огромный ящик для перевозки нескольких экземпляров гербария.

   Заскрипели засовы, и чья то уверенная рука стала снимать пломбу с запечатанных дверей грузового отсека. Айет спешно отступил под защиту контейнеров, накинул на голову капюшон и стал ждать.

   Если бы в отсек зашло двое или трое Невозвращенцев, то наверняка бы заметили, что их вдруг стало четверо. Но на счастье притаившегося за ящиками Айета, в отсек ввалилась целая орава Невозвращенцев, причем большая их часть не принадлежала к членам экипажа. Это было заметно по любопытным глазам и активным движениям голов в разные стороны. Айет услышал незнакомую речь и вспомнил наказ Таатира все время молчать и не выделяться, благо, что все Невозвращенцы ходили в одинаковых одеяниях радикального белого цвета.

   Величественно зевая, члена команды стали распределять встречающих. Судя по красноречивым жестам, Невозвращенцы собирались тащить тяжеленные ящики на собственных плечах. Интересно, почему у них нет дроидов-погрузчиков?

   Мимо прошло семь субъектов в капюшонах. Айет пожелал себе ни пуха ни пера, и присоединился к процессии, подступившей к самому большому ящику. В нем, как сказал Таатир, находилось около ста жуков-антенщиков. Бросая из-под капюшона осторожные взгляды, Айет услышал короткую команду, вместе со всеми приподнял контейнер, и потащил его к выходу. Не веря своему счастью, Айет проследовал к трапу, возле которого заметил Мурсили, с задумчивым видом разглядывающего свои аккуратно остриженные ногти. Айет опустил голову еще ниже и прошел мимо с замирающим сердцем. Он не видел, что Представитель Заказчиков вздрогнул, заметив на боку одного из следовавших мимо Невозвращенцев сумку, которой у других грузчиков не наблюдалось. Но останавливать процессию Мурсили не стал и отвернулся.

   Когда восемь подлинных Невозвращенцев и один фальшивый вытащили контейнер на трап, Айет наконец понял, почему у его новых друзей нет погрузчиков. Вокруг амортизаторов царила такая слякоть, переходящая в болото, что любой механизм рисковал застрять в жиже. Айет озадаченно насупился. А как же гидравлика, воздушные дроиды, наконец? И неужели Невозвращенцы не могли построить хоть какое-то подобие космодрома с приличной взлетно-посадочной площадкой?

   Вскоре Айет понял и причину такой любви Невозвращенцев к капюшонам. Он взглянул на затянутое тучами небо и сильнее нахлобучил на голову собственный капюшон. Вскоре яростно забарабанил дождь, тяжелые капли бились о металлическую обшивку корабля. Айет поежился.

   Пока он привыкал к метеоусловиям, Невозвращенцы принялись о чем то переговариваться между собой, не иначе, обсуждая варианты спуска контейнера вниз, где вокруг корабля прыгало по лужам множество встречающих в капюшонах, Айет Ларса решил с высоты трапа немного изучить окружающую местность и с этой целью немного отодвинул от глаз капюшон.

   Несмотря на сильный дождь, Айет обнаружил, что звездолёт приземлился на холмистой местности, сплошь покрытой длинной, стелющейся по земле травой бледно-зеленого цвета. Пока землянин разглядывал траву, дождь прекратился, словно его кто-то выключил. Выглянуло не очень яркое жёлтое солнце. И тут случилось такое, что Айет чуть не свалился вниз от удивления. Под лучами светила трава вдруг зашевелилась и буквально на глазах её травинки выросли на несколько сантиметров! Издалека могло показаться, что невысокие холмы ожили и шевелятся. Пока изумлённый Айет пялился на необыкновенную тра?ву, солнце опять скрылось за серыми облаками, и снова пошёл дождь. Трава замерла в ожидании нового появления живительного светила.

   Оторвав наконец взгляд от удивительной травы, Айет увидел на большом холме неподалёку целую группу строений, утыканных антеннами и солнечными батареями. Интересно, зачем им солнечные батареи, ведь похоже что здесь постоянно идёт дождь. Строения имели красивую форму и были выложены из кру?пного камня. Весь комплекс был окружён двойной крепостной стеной из такого же камня. Это походило на декорацию. изображающую средневековые земные замки, но несколько флиттеров, пролетевшие над стенами города невозвращенцев, доказывали обратное. В крепостной стене имелось пять высоких башен с маленькими окнами - бойницами. Кроме того, Айет заметил несколько конусообразных входов - тоннелей, возле которых виднелись фигурки с похожим на бласт-винтовки оружием в руках. От покрытой лужами и чудо-травой площади, на которую приземлился корабль, к городским стенам тянулось некое подобие тоннеля, вернее дорожка, покрытая сверху толстым прозрачным целлофаном в форме полукруга. По бокам дорожки раскинулись многочисленные плантации с растущими на них неизвестными Айету растениями. Грядки были заботливо укрыты прозрачными тентами, накинутыми на короткие столбы, соединённые между собой длинными тросами. Тросы очень походили на электрические провода, тянущиеся куда-то за корабль Как раз в этот момент планетарные двигатели выключились окончательно, и до слуха Айета донесся шум падающей вниз воды. Именно туда тянулись провода- тросы и высились многочисленные столбы, опутанные бледно-зелёной травой. Айет предположил, что по всей видимости у Невозвращенцев имеется ничто иное как гидроэлектростанция, причем исполинских размеров, судя по доносящемуся оттуда грохоту.

   В конце концов Невозвращенцы закончили совещаться и возобновили выгрузку контейнера. У трапа спущенный-таки контейнер деловито окружили многочисленные Невозвращенцы-встречающие, до этого топтавшиеся в лужах и нетерпеливо поглядывавшие вверх. Воспользовавшись тем что количество деятелей в балахонах вокруг контейнера увеличилось в три раза, Айет Ларса бросил последний взгляд на ставший почти родным звездолёт, в котором он совершил столь незабываемое путешествие, затем конспиративно опустил капюшон на самые глаза и зашагал по мокрой траве к целлофановому тоннелю, что вел к городским стенам .Достигнув сухого тоннеля, Айет облегчённо вздохнул и присоединился к небольшой группе Невозвращенцев, вразвалку движущихся к городу.

   Выглянуло мимолётное солнце, заставив Айета вздрогнуть при виде стреми?тельно выросшей на несколько сантиметров зелёной травы, травинки которой моментально опутали тоннель, словно сотни извивающихся змей. Стараясь не пялиться на уже выдохшуюся траву, замершую в ожидании следующего появления солнца, Айет продолжил свой путь, но вскоре снова остановился, заметив белые округлые желобки на прозрачных стенах тоннеля. Он довольно долго рассматривал их, пока не догадался, что видит перед собой электрические лампы, предназначенные для освещения тоннеля в ночное время. Айет покачал головой и вознамерился было продолжить путь, но снова остановился, воззрившись на белую доску, прикреплённую к одному из столбов. самой доске ничего необычного не было, но вот надпись на ней повергла Айета в настоящий шок. Землянин стал как вкопанный, в результате чего сзади на него налетел какой-то Невозвращенец. Что-то смущённо пробормотав в оправдание, Заказчик пошёл своей дорогой, время от времени оглядываясь на незнакомца,

   Если первая надпись была написана латинскими буквами на понятном Айету космоарго. и вещала, что "При малейших признаках прорыва травы немедленно сообщить в Службу Контроля", то вторая часть агитационного воззвания была изображена с помощью совсем других знаков. Именно эти знаки так поразили Айета и заставили его замереть на месте с раскрытым ртом

   -Клинопись ,-прошептал Айет потрясённо. -Этого не может быть...Вот уж на самом деле: два плюс два-четыре!      

16

   По вечерам, когда некого было убивать и грабить, главный пиратствующий колонист Бонифаций Брамс любил сидеть в одиночестве и раскладывать пасьянс. В такие часы предводитель колонистов Белого Цветка находился в благодушном настроении и за раскладыванием карт продумывал обычно разные кровожадные планы по захвату добычи, всяческих разбойных нападений и укрепления своей агентурной сети на Земле, которой Брамс очень гордился.

   Пасьянс не получался и нахмурившийся Брамс смешал карты. Пока земляне и их дружки - ротариане воюют с моффами, у Бонни Брамса всегда будет возможность спокойно обустраивать свои дела. Толстяк поправил очки и мечтательно улыбнулся .Конечно, его помощник Кор - безмозглый кретин, но даже такой придурок как он говорит правильные вещи насчёт необходимости искать но'вую планету. Потому что здесь, среди этих дурацких белых цветов и жуков-людоедов, у людей Брамса не очень много шансов построить то образование, о котором он столько лет мечтает. Нет, нет, Брамс вовсе не горит желанием заделаться новым Наполеоном или Леоном Европейским, знаменитым деятелем, восстановившем независимые государства Европы и распустившего Евросоюз. Но долго так продолжаться не может, рано или поздно война с моффами закончится, причём совершенно неважно, в чью пользу. Победитель возьмется за таких людей как Брамс. Следовательно, нужно найти другую планету, чтобы... Брамс тихо засмеялся. В этом свете планета Белых Цветов со своими жуками-антенщиками становится куда более привлекательным пристанищем, чем казалось раньше. Так что же делать? Куда, как говорится, податься? Денег не хватает, а скудные плантации и гидропонные установки дают урожай, количество которого едва хватает на пропитание оравы дармоедов-колонистов.

   Земляне, что много лет назад основали эту колонию, заложив здесь шахты, совершили слишком много судьбоносных ошибок, прямым следствием которых был захирение шахт, недовольство жителей колонии и наконец восстание. И конечно, Последняя Смута на Земле. Последняя Смута. Брамс криво улыбнулся. Ну какой идиот мог придумать такое идиотское название? Впрочем, неважно. Кто восстановил порядок и дисциплину в колонии? Кто уничтожил зарвавшихся руководителей колонии? Кто? Бонифаций Брамс! А почему произошло восстание? Как обычно, из-за плохого распределения продуктов. Голодные колонисты, недовольные несправедливыми раздачами пищи, взялись за оружие. Они даже слушать не желали аргументы руководства колонии о том, что на Земле началась Последняя Смута, и что теперь жителям колонии продется самим становиться хозяевам собственных судеб. Но Колонисты не хотели понимать, что шахты никому на Земле уже не нужны, что корпорация, владевшая этими разработками, давно превратила существование, что на далёкой Земле царит хаос и что уже не прибудет корабль с продуктами питания по льготным це'нам...

   Бонни Брамс всегда был против насилия. Но иногда всё же приходится доставать бластер из кобуры, чтобы выжить. И колония выжила! Брамс организовал набеги на соседние звёздные системы, где находилось множество поселений. Некоторые сумели отбиться, на других люди Брамса обнаружили лишь трупы и пожарища, третьи удалось хорошенько пощипать и обеспечить колонию Белого Цветка необходимыми жизненными ресурсами. Вскоре Бонифаций стал хозяином близлежащего района космоса. Но потом его взор обратился к далёкой Земле, переживавшей трудный период восстановления после страшных лет Последней Смуты. Как раз началась война с моффами. Брамсу удалось создать на казалось бы недосягаемой для него Земле и ближних колониях мощную сеть своих аген'тов, часто занимающих крупные должности ,и с их помощью провести множество блестящих операций по захвату кораблей и новых колоний. Но проблема заключалась в том, что расстояние до Земли было слишком велико, и особенно'го контроля Брамсу добиться так и не удалось. А ему так хотелось этого пресловутого контроля! Но теперь уже было поздно. Вот если бы он позаботился об этом раньше и отбыл на Землю лично лет этак пятнадцать назад, ко'гда только-только окончилась Последняя Смута, вот тогда...Что и говорить, жаль!

   Затем появились Заказчики и предложили Брамсу огромные деньги за мла'денцев сирот с Земли. Сказать по правде, Брамса вовсе не интересовало, зачем этому напыщенному индюку Мурсили понадобились дети.

   Брамса удивили условия Заказчиков - никаких похищений и насилия! Они просят раздобыть детей мирным путём. Интересно каким же образом? Отправиться в многочисленные приюты и предложить деньги за всех сирот младше двух лет? Впрочем, в одном Мурсили прав: он-Заказчик, и его совершенно не интересует, как люди Брамса станут находить детей. Деньги балахонщики платят хорошие, но всё равно их мало для закупки больших тран'спортов и осуществления планов Брамса. А может, не нужно дёргаться, и оста'ваться здесь, под защитой жуков-антенщиков? Вполне может случиться, что всё так и произойдёт, ведь всегда нужно иметь под рукой запасной вариант, в смысле, всегда нужно иметь место, куда бежать в случае неприятностей. Конечно, можно сбежать и одному, но Брамс и так потратил кучу денег на обуче'ние своих молодчиков, чтобы вот так просто бросать их на произвол судьбы. Брамс вовсе не был сентиментален, нет, скорее, он был прагматичным человеком. Он усмехнулся. Садистов вроде Кора он вряд ли пожалеет, но на Белом Цветке много женщин и детей. Их нельзя бросать.

   Брамс задумчиво посмотрел на колоду карт в своих руках и снова вспомнил про Масингу и его легендарные сокровища. Поговаривали, что

   старый разбойник награбил столько платины и золота, что на них можно купить курортный астероид рядом с Землёй. До сих пор Брамс не терял надежды выйти на след старого пирата, но пока все попытки шли прахом. Да и как иначе? Всей жизни может не хватить, чтобы исследовать хотя бы Дикие Звёзды. А сколько в них планет?! Масинга мог спрятать сокровища где угодно, например на безжизненной планете с ядовитой атмосферой. Или того хуже: сбросить их на планету с двойной гравитацией, на поверхности которой вес космонавта увеличивается вдвое, а слишком долгое пребывание на таком мире грозит самыми тяжкими последствиями для здоровья Да, космические расстояния настолько огромны и непредсказуемы ,что...Может всё же погрузиться в корабли и начать исследовать чужие планеты, может повезёт и...Нет, глупо .Лавры космических первопроходцев вовсе не привлекают Бонифация Брамса. А Масинга и его сокровища...Ещё когда колония Белых Цветов исправно платила налоги в земную казну и никакой Последней Смуты не было и в помине, имя Масинги наводило ужас на пиратов района Диких Звёзд. Он появлялся очень редко, иногда не больше двух раз в плане'тарный год, Никто не знал, где и когда следует ожидать нападения Масинги. Причем нападал он всегда на своих же коллег - корсаров. Все эти вшивые колонисты чуть ли не Робин Гудом его считали и боготворили. Тьфу! Брамс выругался. Не знали даже толком, как он выглядит и как его настоящее имя. Ходили странные слухи, иногда совершенно фантастические.. Масинга - лишь кличка. Некоторые утверждали, что он землянин, другие, что ротарианин, третьи, что он и вовсе чужак. Помнится, один из таких всезнаек доказывал, что Масинга - негуманоид, чужак из далекой звездной системы Надо же, негуманоид! Сказки. Хотя, Масинга никогда не снимал маску, закрывавшую лицо и никогда не здоровался за руку. Брамс принялся тасовать карты и раскладывать их на столе. Может, сейчас пасьянс получится? Имя Масинга - земное...А может, и правда кличка. Ещё до Брамса доходили легендарные слухи о двух огромных драгоценных камнях, захваченных Масингой в одной из его последних набегов. Камни Жёлтого Цветка...

   Брамс снова смешал карты и нажал потайную кнопку, скрытую в ножке стола. Явился часовой с заспанными глазами,

   -На посту спал, подлец?- сердито поинтересовался Брамс.

   -Что вы, командор,- испугался часовой, вытягиваясь,- как я мог...

   -Конечно,- махнул рукой Брамс.- Вызови мне Кора и Балинского...Да, и скажи Кору, чтобы он прихватил с собой фотографии. Он знает, какие.

   Часовой со всех ног побежал выполнять приказание. Брамс критически посмотрел часовому вслед, щипая свою бороду Вот таким людям, способным зас'нуть на посту, он доверяет свою жизнь, Кошмар...

   -Нужно всё-таки установить с "кабинетами" Кора и Балинского прямую связь, - пробормотал Брамс,- как в лучших домах Земли, Ротара и Ближ'них Колоний, а то неприлично уже: посылаю за ними всяких идиотов...Впрочем, пусть побегает, и так жиром все заплыли, бездельники. Связь им подавай! Нет ,пусть всё будет по-старому.

   Пока Брамс бормотал свои многозначительные изречения, в его кабинете появились гигант Кор и доктор Балинский в своем белом халате, Кор держал в руках пакет со стереофотографиями, сделанными им во время короткого рейда на планету Аао. Балинский был как всегда мрачен.

   -А-а,- воскликнул Брамс при виде своих помощников,- мои верные друзья и советники! Кор, принёс снимки? Отлично.

   -Есть новости,- заявил Кор, ухмыляясь.

   -И какие же?

   -Прилетел Таатир.

   -Ага!- вскинулся Брамс, хищно прищурив глаза.- Ротарианская собака заяви'лась одна или же снова с тем рабом, что дрался с жуками?

   -Один,- вмешался Балинский,- он прилетел один. Мало того, выпытывает у наших людей, когда полетит ближайший корабль на Зеро.

   -Зеро?- нахмурился Брамс.- Этот розовокожий прилетел к нам как раз с этой вшивой колонии. Нельзя спускать глаз с этого Таатира. Что же касается его хозяина Мурсили...

   -Несколько часов назад стартовал звездолёт Заказчиков,- тихо произнёс Балинский, осматривая свой безупречно чистый халат.

   -Мурсили,- веско продолжал Брамс,- и этот Таатир наверняка воображают, что я поверил бредням, что они плели вчера утром. Неужели они принимают меня за полного идиота? Обидно,клянусь всеми жуками! Это Таатир похитил Иo! Они думают, мы поверили, будто флиттер похитителей разбился вместе с ними. Флиттер-то разбился, но там скоро появился аппарат Заказчиков. Беглецы спаслись, не сомневаюсь в этом. А к Мурсили мы отправились, для того, чтобы, видя наше "отчаяние",Заказчики окончатель'но возверовали бы, что сумели нас обмануть. Какие люди всё же подлые, а?

   Брамс замолчал, задумчиво разглядывая карту с изображением весёлого джокера, подмигивающего ему. Балинский еле заметно улыбнулся,

   - Но обмануть нас они так и не смогли!- заулыбался и Кор.

   - Смогли!- взорвался Брамс, отбрасывая "джокера".-Где были твои люди, когда этот подлец Таатир крался к моей спальне? Они только и знают, что спать или напиваться до потери сознания. Таатир ,и тот Заказчик, что был вместе с ним, могли спокойно зарезать меня прямо во сне! Молчишь, идиот?!

   - Странно,- поднял голову Балинский.

   - Что "странно"?- отдуваясь, спросил Брамс, грозно поглядывая на виновато потупившегося Кора.

   - Мурсили предлагал за крылатое существо большие деньги. Мы отказались. И тогда он идёт на такую рискованную операцию, жертвует флиттером и вообще, все это так нелогично... А если бы мы поймали Таатира и его спутника Заказчика?

   - Мурсили бы от них отрёкся!-покачал головой Брамс.

   - От ротарианина-да, -но от Заказчика- вряд ли.

   - А-а,-протянул Брамс,-ты хочешь сказать, что Мурсили не стал бы посылать одного из своих людей, рискуя тем, что захватив Заказчика в плен, мы могли бы выбить из него все их паршивые тайны. Получается, Заказчик, что проник в наш комплекс вместе с Таатиром, был вовсе не Заказчик, а кто-то другой. Но кто это может быть?

   - Например, тот раб, которого Кор захватил на Аао и который утверждал, что он потерпевший крушение колонист.

   - Раб, говоришь?- почесал бороду Брамс.- Да, что-то здесь не так, чтоб я в жука превратился,

   - Раб-землянин,- продолжал Балинский ,-за которого Мурсили почему-то заплатил такие огромные деньги, что на них можно было купить два десятка таких рабов. Таким образом, выстраивается весьма любо'пытная цепочка: Мурсили, Таатир, покупка раба-колониста, затем попытка вы'купить ,наш отказ, и наконец, дерзкое похищение крылатого существа. После этого они стараются замести следы. Таатир снова появляется здесь, а Мурси'ли скорее всего улетел на своем корабле несколько часов назад,

   - Может и остался,- возразил Брамс, переходя от почёсывания к пощипыванию бороды.- Гиперколебания засекли? Впрочем, они наверняка совершают многоступенчатый полёт и несколько раз выходят в открытый космос, заметая сле'ды... Всё же я думаю. что Мурсили остался!

   - Может быть,- спокойно ответил Балинский. - Но Мурсили платит нам боль'шие деньги за детей, которых наши люди будут искать на Земле и колониях. Нет смысла сейчас искать планету Заказчиков. Зачем убивать курицу, несущую золотые яйца? К тому же война с Заказчиками нам не к чему, а постоять за себя они сумеют.Значит,нам лучше сделать вид, что мы купились на их обман.

   - Да,да,ты прав,-пробормотал Брамс.-Но что делать с Таатиром? Для чего он так рвётся на Зеро? Вот что, установите за ним слежку и...

   - Его нужно схватить!-гаркнул Кор,сжимая здоровенные кулаки.

   - Не стоит,-поморщился Балинский, но Брамс прервал его.

   - А почему бы и нет? Мы выбьем из подлеца все, что он знает. А потом ска'жем Мурсили, мол, пропал или ещё- что-нибудь в этом же духе. Доктор, ты недоволен?

   -Мне кажется, лучше проследить за ним,-сказал врач,-и узнать, что- же он хочет на Зеро.

   - А если у него там сообщники? Нет, дорогие друзья, ротарианина нvжнo брать сейчас.

   Брамс поднялся со своего кресла и медленно обошёл стол. Кор подобострастно повернулся. Балинский не двинулся с места

   - Кор,- произнёс Брамс, сделав вокруг стола три круга,- ты займёшься Таатиром.Но смотри мне, чтобы без шума! Вполне возможно, что у Мурсили здесь есть ещё люди...Доктор, не хмурься! Конечно, неплохо было бы просле'дить за ним до самого Зеро, но там у нас нет таких возможностей как здесь Я не хочу, чтобы Мурсили что-нибудь заподозрил...Хорошо,Кор,а ну-ка,давай сюда фотографии с Аао.

   Гигант протянул Брамсу пакет со снимками. Тот осторожно вытащил стопку стереофотографий и разложил их на столе. Балинский подошёл поближе.

   С удивлением смотрели колонисты на изображения заснеженных холмов, величественных лесов и могучего ааонского океана. Вот фотография большой группы ааонов,застывших в свободном полете, Затем ааонский город. Высокие башни, сверкающие разноцветными огнями. Гигантская статуя изображающая ааона с распростёртыми крыльями, на самом деле оказавшаяся огромнейшим домом, и тысячи электрических огней, освещающих это фантастическое сооружение. Брамс не выдержал и восхищённо зацокал языком. Вдруг он замер и медленно придвинул к себе большую стереофотографию, на которой была запечатлена часть заснеженного поля, уставленного огромными статуями, некоторые из которых уходили далеко вверх. Особенно выделялась гигантская статуя какого-то ааона,у подножия которой толпились многочисленные летающие сущест'ва,а в воздухе парило не меньше белоснежных ааонов.Брамс впился глазами в. изображение статуи и вскочил на ноги.Кор и Балинский непонимающе взглянули на него.

   - Увеличить!-рявкнул Брамс,протягивая фотографию опешившему Кору.-Вот эту часть, где лицо этой статуи. Пошевеливайся!

   Кор поспешно выбежал из комнаты, а Брамс испытывающе взглянул на доктора Балинского.

   - Ты не заметил?

   - Что именно?-удивился врач.

   - Глаза.

   - Чьи глаза?

   - Статуи, доктор ,статуи, - Брамс на мгновение прикрыл глаза и шумно выдохнул воздух.-Её глаза...

   Прибежал Кор и положил на стол увеличенную фотографию. Все трое устави'лись на прекрасно изваянное лицо крылатого существа. Неизвестный скульптор изобразил черты лица пернатой ааонки, а глаза статуи сверкали неугасимым жёлтым огнем, который излучали два огромных сияющих камня ярко-жёлтого цвета"

   - Камни Жёлтого Цветка!- выдавил из себя Брамс, чувствуя, что ему вдруг стало тяжело дышать. - Так вот где Масинга совершил свою последнюю посадку. Великий Боже...

   - А может это вовсе не камни Жёлтого Цветка?-усомнился Балинский.

   - Они, они, родимые, - сказал Брамс прерывающимся голосом. - Не спутаю их ни с чем, тем более что я потратил часы, изучая изображения этих камней!

   - Сокровища Масинги -сверкнул глазами Кор, зачем-то облизываясь .- Мы их всё-таки нашли! Одни камни стоят столько, что...

   - Невероятно,- тихо проговорил Балинский, - но кажется, это и вправду они, Камки Жёлтого Цветка. Невероятно...

   - Итак, уважаемые господа,-Брамс, не отрываясь, смотрел на лице ааонской статуи.- Всё как в лучших домах Земли, Ротара и Ближних Колоний: есть благородные герои, то есть мы, и есть сокровища старого плута Масинги. Что ж, приятно, когда есть стимул!

   Кор радостно засмеялся, заулыбался и Брамс, лишь Балинский никак не выразил своей радости.Впрочем, он и так почти никогда не смеялся.   

17

   Низко опустив скрытое капюшоном лицо,агент ВР Айет Ларса медленно шагал по целлофановому коридору к стенам города . Он твердо решил больше на останавливаться и не пялиться на надписи, чтобы не вызывать недоуменных взглядов Невозвращенцев. Но пройдя примерно половину пути Айет снова замер, потому что навстречу шло несколько женщин вместе с детьми самого разного возраста, от совсем грудных до пяти - шестилетних. Женщины были одеты в нарядные бежевые туники, кожаные сапожки и красивые разноцветные накидки и плащи. У одной из них, высо?кой блондинки, на поясе висела портативная рация. Дети, мальчики и девочки, выглядели здоровыми и весёлыми.

   -Кажется, я был прав,- прошептал Айет,, возобновляя путь. - Зря время Невозвращенцы не теряют и активно пополняют свои ряды. Очень трогательно...

   Остаток пути Айет провёл в размышлениях. Удивительная надпись, а вернее знаки, которыми она была написана, не выходила у него из головы. Он снова сопоставил удивительные факты и открытия, сделанные им до этого, прибавил к ним надписи клинописным письмом, и получалось, что...Но Айет в который уже раз одёрнул себя и решил, что в любом случае, его предположения в ближайшем будущем подтвердятся, или же наоборот, будут с позором опровергнуты. С этими резонными мыслями он достиг городской стены и вошёл в конусообразный вход в стене, выложенной из камней, которые вблизи оказались поистине гигантскими. Как Айет заметил ещё с трапа корабля, стена имела два ряда, вторая её часть была выложена камнями поменьше, но выглядела такой же прочной и ухоженной.Пройдя через вход, Айет обнаружил впереди новый конусообразный вход с новыми охранниками, Таким образом, проникнове?ние в крепость было невозможным без прохождения сквозь двойные ворота с двойной же охраной.

   Подняв голову, Айет не без удовольствия обнаружил, что внутри крепости дождь не идёт, вернее, дождь то шел, но тяжёлые капли не достигали города Невозвращенцев, потому что над городом сверкали огромные прозрачные поло?тнища ,натянутые на многочисленные столбы. Благодаря этому нехитрому изобретению Невозвращенцы избегали сомнительного удовольствия ежедневно мокнуть под практически непрерывным дождём.

   Налюбовавшись на антидождевой целлофан, Айет зашагал но выложенной камнями улице ,по обе стороны которой возвышались аккуратные невысокие здания в один, изредка в два этажа. Каждый из домов стоял на каменном фунда?менте, стены были сделаны из кирпича, покрытого штукатуркой. Крыши имели плоскую форму, а на улицу выходили застекленныу окна Айет покачал головой, словно стараясь отогнать наваждение, потому что всё,что он видел перед собой, казалось ему сном или даже не сном, а невероятной и эфемерной фантазией. Но факт оставался фактом, сколько Айет не щипал себя, город не пропадал, и в конце концов он махнул рукой, решив воспринимать всё как должное и не позволять удивлению мешать думать, даже если из дома напротив вдруг вылетит огнедышащий дракон и спросит у Айета. который час.

   Драконы пока нигде не наблюдались, но пищи для размышлений прибавлялось с каждой минутой. Вскоре Айет вышел на маленькую площадь, посередине которой бил небольшой фонтан. Вокруг фонтана играли дети и находилось множество женщин, весело переговаривающихся друг с другом, Айет приблизился к компании и уселся рядом с фонтаном, сделав вид, что решил немного передохнуть возле воды, На него почти не обратили внимания. Только две молодые девушки, что сидели ближе всех, бросили на него быстрый взгляд и дружно засмеялись. Айет улыбнулся в ответ и обратился в слух, когда девушки заговорили между собой. Айет уже улавливал целые фразы, хотя большую часть диалога ещё не доходила до его понимания. В мозгу Айета снова стала зреть разгадка. разгадка невероятная и удивительная. Он повернулся к фонтану и увидел на дне мозаичную картину, которая повергла его в настоящий шок. В чистой прозрачной воде Айет увидел изображение двух бородатых мужчин в высоких остроконечных шапках. облаченных в короткие белые туники, опоя?санные красными поясами и с копьями в руках. Одна из фигур, та что была повыше, угрожающе подняла руку, сжимающую копье. Кроме копий, на поясах у бородатых фигур висели мечи. Справа застыло изображение извивающегося змеиного тела, длинное туловище которого три раза сплелось восьмёркой. За змеем сверкало искусное изображение пламени, а из угрожающе раскрытой пасти чудовища вырывался огонь.

   Айет закрыл глаза и потёр пальцами виски. Затем снова воззрился на изображение под водой.

   -Дракон Иллуянка, - прошептал юноша, покрываясь испариной. - Это же дракон Иллуянка! Но... как такое возможно? Неужели мои безумные догадки подкрепляются неопровержимыми доказательствами? Предположения, от которых мне хотелось самого себя отправить в психушку, сменяются фактами, от которых тоже можно сойти с ума...А может, я уже спятил? Гм...

   Айет поднялся и быстро покинул площадь с фонтаном и изображением Иллуянки и богов-героев, борющихся со змеей. Землянин углубился в довольно ожив?лённую улицу, полную гуляющих Невозвращенцев, мужчин и женщин, Детей было великое множество, они весёлыми стайками бегали по каменной мостовой. С приглушенным гулом над целлофаном пролетел небольшой флиттер, и детвора дружно задрала головы вверх, восхищенно пораскрывав рты. Айет быстро прошёл мимо лавок, возле которых толпились Невозвращенцы с сумками в руках. На низких каменных прилавках Айет заметил картофель, помидоры и лук, а также несколько овощей неизвестного происхождения. Так, значит Невозвращенцы выращивают здесь земные культуры! Айет прикусил губу, замедляя шаг, делая вид, что рассматривает товар. Почему-то он вспомнил об антибактериальных таблетках,которыми напичкал его Таатир. Фиолетовыми прыщами Айет пока не покрылся, а раз уж здесь живут люди, то есть Невозвращенцы, то значит и Айету нечего бояться. Тем более, на планете, где выращивают помидоры, Ободренный этими мыслями, Айет ускорил шаг, решив отложить изучение товарных отношений Невозвращенцев и выращивание лука на более поздний срок, но заметил, что мне гие покупатели держат в руках какие-то бумажки. "Неужели деньги?" - подумал Айет.

   В это время мимо Айета проехала какая-то наземная машина, похожая на катер с колесами, за ней ещё несколько, оглашая воздух скрипом гусениц и сверкая начищенными частями кузова, Народу на улицах становилось всё больше и больше. Айет смотрел по сторонам, но не видел ни одного старого лица. Всем Невозвращенцам, попадавшимся ему на пути, как мужчинам так и женщинам на вид было не больше тридцати лет. Но одного старика Айет всё же увидел. Высокий пожилой мужчина, ласково улыбаясь, медленно шёл по улице в сопровождении стайки детей, Молодые Невозвращенцы почтительно уступали дорогу, и Айет тоже сделал шаг в сторону, с любопытством смотря на старика, одетого как обычный Невозвращенец, то есть в длинные белые одежды., и лишь сверкающий яркими камнями медальон, висевший на груди пожилого мужчины, выделял его из окружающей толпы. Айет шумно выдохнул воздух, провожая старого Невозвращенца взглядом. Неужели этот человек-настоящий Невозвращенец, то есть один из тех легендарных ученых, что покинули Землю тридцать лет назад, спасаясь от Последней Смуты? Айет расправил плечи и направился дальше. Несколько минут спустя он вышел к огромной площади, буквально бурлящей народом. Наверху, над самым целлофановым щитом парило несколько флиттеров. Айет с трудом пробрался сквозь толпу и умуд?рился занять место на небольшом возвышении, с которого он и ещё несколько счастливчиков могли беспрепятственно наблюдать за происходящим.

   Центральная часть площади была освобождена от наседающей толпы многочисленными стражниками с бласт-винтовками, которые ,взявшись за руки, устроили что-то вроде живого кордона. В центре образовавшегося круга Айет с замиранием сердца увидел величественное здание с плоской крышей и имеющее продолговатую прямоугольную форму. Рядом со зданием возвышалось огромное сорокаметровое изваяние, изображавшее сидящего человека с протянутыми вперёд руками. Колоссальная фигура восседала на постаменте из двух каменных львов с угрожающе разинутыми пастями. Неизвестный бог был одет в длинные одежды, его лицо, обращенное к смотрящим на него,поражало величественностью и правильностью черт. Восхищенный Айет опустил глаза вниз и обнаружил, что почти все каменные плиты, которыми была выложена площадь, были покрыты многочисленными рельефными изображениями, среди которых изобиловали портреты двух бородатых богов, сражающихся со Змеем Иллуянкой, несколько женских фигур, человек, стоящий в позе боксёра, а также множество животных, львов и особенно быков. На белых стенах прямоугольного храма, в небольших нишах, Айет также заметил несколько статуй львов, быков и огромных человеческих фигур с поднятыми руками,сжа?тыми в кулаки,точь в точь таких, что и изображения "боксёров" на плитах под ногами зрителей и охранников.

   Из прямоугольного храма появилась целая вереница женщин в нарядных одеждах и блестящих украшениями головных уборах. Впереди женщин несколько высоких мужчин вели по поводу четверых огромных быков, рога которых украшали цветы и разноцветные ленты. Айет едва не свалился вниз от удивления. Откуда у Невозвращенцев быки? Когда же из боковой улицы через толпу пронесли несколько клеток со львами, Айет лишь покрепче схватился за камень, на котором он сидел. Львы были выведены из клеток и привязаны к нескольким столбам, возвышавшимся рядом с входом в храм

   Между тем ,на плоской крыше храма, появились какие люди. Приглядевшись, Айет заметил что все они были пожилого возраста. Их белые одеяния украшали сверкающие драгоценными камнями медальоны. Один из пожилых Невозвращенцев вышел вперёд и поднял руки над головой. Старик щеголял длинной седой бородой, а его медальон был самым большим среди других.

   Бородатый Невозвращенец обратил свой взор к толпе и тысячи молодых людей дружно принялись скандировать одно-единственное слово:

   -Табарна!

   -Табарна!

   -Табарна!

   -Табарна! - пробормотал и Айет, едва не оглохнув от рёва исполненных, энтузиазма Невозвращенцев.

   В это время белобородый простёр руки к гигантской статуе бога сидящего на постаменте из двух каменных львов. Женщины внизу также воздели украшенные браслетами руки. Упиравшихся быков два раза провели мимо беснующихся на привязи львов. Айет осторожно осмотрелся, но не увидел на окружающих его лицах признаков фанатизма или религиозного опьянения. Наоборот, в глазах Невозвращенцев царили веселье и какое-то детское озорство. Так блестят глаза детей, которых впервые привели в исторический музей.

   Одна из жриц вышла вперёд и вновь воздела руки вверх.

   -Иксунас! - громко выкрикнула женщина, и многочисленная толпа дружно подхватила это несомненно важное обращение.

   -Иксунас! Иксунас!

   Иксунас? Айет нахмурился, потому что не припоминал бога с таким именем. Но постойте, икс-это похоже на математический термин, означающий неизвестное, его можно также использовать в значении"некто", 'кто-то".Что же то?гда означает приставка "-унас"? Айет вдруг вспомнил, как Мурсили упоминал Бога Грозы. Айет не выдержал и громко засмеялся, не обращая внимания на недоуменные взгляды, которыми его награждали Невозвращенцы, находящиеся рядом с ним. Впрочем,мгновение спустя уже Айет изумлённо вытаращил глаза потому что сначала один Невозвращенец, затем ещё несколько тоже стали смеяться поглядывая на Айета, Через несколько секунд хохотала уже вся площадь, а жрицы и жрецы с быками и львами удивлённо переглядывались, время от времени поднимая головы в сторону белобородого Невозвращенца. Но тот тоже с недоумением взирал на хохочущую толпу под своими ногами. Медленно, очень медленно губы старика разошлись в улыбке, и пожилые Невозвращенцы тоже рассмеялись. Один лишь Айет вежливо улыбался, стараясь больше не выделяться среди таких впечатлительных людей, какими оказались Невозвращенцы. Он решил вернуться к Иксунасу. Иксунас. Это было уже слишком.

   Наконец смех сошёл на нет, и церемония продолжилась. Нa несколько секунд из-за серых туч выглянуло солнце, и яркие лучи заиграли на плечах сидящего колосса. Толпа возобновила скандирование имени Йксунаса. Белобородый Невоз?вращенец с улыбкой смотрел вниз, где молодые мужчины и женщины вдруг вски?нули руки с букетами зелёной травы вперемешку с бледно-голубыми цветами и закидали ими фыркающих быков я яростно рычащих львов. В результате жрицы жрецы, а также все животные оказались в буквальном смысле заваленными целым морем цветов. Прелестно, подумал Айет. Просто дети цветов какие-то.

   В воздухе воцарился довольно сильный запах, издаваемый цветами, а Невозвращенце радостно переговариваясь, снова принялись скандировать приветствия Иксунасу, обращая взоры то на львов с быками, то на сидящего истукана. Наблюдая за происходящим, Айет Ларса Вернулся к своим размышлениям. Иксунас-это имя бога, скорее всего Бога Грозы, про которого упоминал Мурсили, а быки и львы ,по всей видимости какие-нибудь священные животные, отождествленные с образом бога по имени Иксунас.

   Цветочный запах был настолько сильным, что Айет не выдержал и несколько раз громко чихнул, чем немало повеселил Невозвращенцев вокруг себя. Айет вежливо присоединился к смеху, хотя самому землянину было вовсе не до смеха. Спрыгнув вниз, Айет кое-как пробрался через толпу и снова очутился на ули?це, по которой он достиг площади с сидящим богом. Быстрым шагом добравшись до фонтана с изображением Иллуянки, Айет с облегчённым вздохом уселся рядом у источника и с наслаждением смочил лоб прохладной водой. На ма?ленькой площади не было ни души, как видно все убежали на большую площадь прославлять Табарну с Иксунасом. Айет ещё раз оглянулся, затем откинул надоевший капюшон и снова ополоснул лицо.

   Выводы пока следующие: язык Невозвращенцев, удивительные клинописные знаки, изображение Иллуянки, сидящий каменный колосс, бог Иксунас и титул Табарны-всё это звена одной и той же удивительной цепи, в существование и реальность которой верилось с огромным трудом. Но Айет всё видел своими глазами и слышал собственными ушами. Он вдруг вспомнил про Мурсили. Мурсили...Это имя вполне вкладывается в эту удивительную цепочку, хотя поначалу Айет и не придал этому совпадению особого значения. Мало ли кому придёт в голову так или иначе назвать своего ребенка. Айет вытащил из сумки фляжку и сделал несколько глотков. Мурсили,как и другие молодые Невозвращенцы - это несомненно дети, которых учёные взяли из приютов и детских домов. Айет улыбнулся. Случись Последняя Смута на несколько лет позже, и вполне возможно, что и он попал Вы в число тех десяти тысяч сирот из которых Невозвращенцы создавали бы свою новую цивилизацию. Новую ли? Но Айет Ларса родился лишь через несколько лет после бегства группы учёных. Его родители, как и миллионы других, сгинули в тёмные времена Последней Смуты, продолжавшейся так долго...Айет сделал новый глоток и снова улыбнулся. Площадь вокруг него была по-прежнему пуста. Айет подумал о том, что не плохо было бы что-нибудь поесть и вслед за фляжкой извлёк из сумки кусок хлеба из гидропонной муки. Маловато, конечно, но потерпеть можно. В ближайшем будущем Айет надеялся досконально изучить язык Невозвращенцев и стать полноправным членом их общества. А как известно, полноправные члены общес?тва обычно хорошо питаются.

   -Ну выучу я язык, - вслух сказал Айет, глядя в воду, - а потом что? может, мне стоит стать Табарной и только после этого открыть Невозвращенцам мою страшную тайну?

   Услышав шорох, Айет обернулся и от неожиданности свалился в фонтан, подняв целую кучу брызг. Когда фыркая и выплёвывая воду, он поднялся на ноги, то увидел перед собой хохочущего Мурсили, а с ним ещё несколько Невозвращенцев, также держащихся за животы.

   -Айет Ларса, - давясь от смеха, проговорил Мурсили,-извини,мы не хотели так тебя напугать. Прощаешь?

   -Прощаю, - ошеломленно ответил Айет, вылезая из фонтана и оставляя за собой мокрый след.

   -Айет Ларса, - стал серьёзным Мурсили, хотя весёлые огоньки продолжали играть в его глазах,-я хочу сказать. что мы искренне восхищаемся твоими действиями.

   -Да? -робко спросил Айет, собираясь с мыслями. - Но как же вы...

   -Ты-атент ВР,-без тени злобы сказал Мурсили,-и твой друг Таатир-тоже. Скорее всего, тебя послали, чтобы хоть что-нибудь узнать про таинственных Невозвращенцев, то есть нас. Правда вызывает некоторое удивление, что тебя послали одного. Или ты был не один? Что же касается Таатира, то скорее всего он-ваш связной на планете Белых Цветов. Ну как, я прав?

   -Но... -начал Айет, усаживаясь на парапет фонтана, -так значит, с самого начала вам всё было известно?

   -Конечно, Айет Ларса. А как ты думаешь, зачем бы я тратил столько денег на твою покупку? Когда Таатир, про которого кстати мы всё знали, стал так настойчиво просить тебя выкупить, то есть выкупить раба, едва не погибше?го в бою с жуками-антенщиками, я сразу догадался, что всё это неспроста, К тому же, ты что-то выкрикнул в горячке боя, причем услышав твои слова Таатир страшно разволновался, хотя и попытался скрыть от меня своё волнение. Это ,наверное, был пароль, да?

   -Да,-кивнул Айет, совершенно раздавленный столь неожиданным разоблачением .-Это действительно был пароль...

   -Нет, я всё-таки гений, -радостно заулыбался Мурсили, - Вот только твои смелый план...Айет, ведь ты мог погибнуть во время старта или посадки, А гиперпрыжок?

   - Так значит, вы и это знали? - тихо спросил Айет.

   -Нет, я заметил тебя когда ты так старательно тащил контейнер. Вернее будет сказать, тогда я лишь что-то заподозрил. По моему приказу грузовой отсек тщательно обыскали, были найдены части сборного кресла, которое ты спрятал в пенопласте...Айет Ларса, ты сумасшедший! Если бы узнал раньше, то мы бы вытащили тебя из твоего ящика. Ах, хитрец Таатир, и ты тоже хитрюга ,Айет Ларса! Как вы меня провели... Поистине, Бог Грозы одарил тебя излишней храбростью!

   -Бог Грозы-это Иксунас? -спросил Айет, уже окончательно придя в себя. -А город ваш, надо полагать, называется Хаттуса?

   -Верно, Хаттуса, - удивился Мурсили.-Но как ты догадался?

   -Прибавил два плюс два, - усмехнулся Айет и вдруг стал декламировать:

   "Солнечный бог небес, человечества пастырь!

   Ты из моря выходишь, из моря-сына небес, и устремляешься вверх, к небесам.

   Солнечный бог небес, господин мой!

   Рождённым людьми и диким зверем в горах, псу ,и свинье, и насекомому в поле

   ?Всем ты даешь то, что дано им по праву! Изо дня в день..."

   Мурсили и Невозвращенцы за его спиной в изумлении смотрели на Айета. На глаза Мурсили выступили слёзы, и он что-то спросил у Айета на языке Невозвращенцев.

   -Говори медленнее, -попросил его землянин, - а ещё лучше, пока на космоарго. Я знаю эти стихи наизусть и вызубрил их на языке оригинала. На вашем языке...

   -Откуда ты знаешь про Бога Солнца ?- дрогнувшим голосом спросил Мурсили. - Кто ты на самом деле, Айет Ларса?

   -Я - лейтенант Айет Ларса, -сказал Айет, - служу во Внешней Разведке Дальнего Космоса. В счастливые мирные времена, когда не нужно было ни в кого стрелять, я изучал языки, особенно древние, старые цивилизации и их историю. Стараюсь по мере сил заниматься этим и сейчас.

   -Ты знаешь ещё стихи? - Мурсили уселся рядом. - Как ты узнал, что наш город зовётся Хаттуса?

   Айет Ларса слабо улыбнулся, взглянул на напряжённые лица Невозвращенцев и снова стал читать выученные им ещё в детстве стихи:

   "И взял его за руку и шёл с ним к горе Хатти.
   И устремил свой взор на страшный камень,
   И вот увидел страшный камень,
   И от злости изменился цвет его лица.
   Сел Бог Грозы на землю, и рекой текли его слёзы
   И промолвил тогда Бог Грозы с увлажненным взором:
   Кто может смотреть на такой ужас?
   Кто осмелится с чем-то подобным вступить в борьбу?.."

   Невозвращенцы потрясенно молчали. Айет поднялся на ноги и глядя прямо в глаза Мурсили, тихо и уверенно заговорил:

   -Это песнь про Бога Грозы и его брата Тасмиса... Не они ли убили дракона Иллуянку? Мурсили, я учил эти стихи ещё будучи подростком, но стихам этим больше четырёх тысяч лет! Язык, на котором вы говорите, уже тысячи лет, как мёртв! Твоё имя - Мурсили, вашего правителя зовут Табарна, вы пользуетесь древнейшим способом письма -клинописными знаками, а ваш город на?зывается Хаттуса. Страна же ваша, вернее, планета, вне всяких сомнений зовё?тся ХАТТИ, вы говорите на НОВОХЕТТСКОМ или несийском языке! Я долго, очень долго не мог, не желал в это поверить, потому что языка этого больше нет, как нет и хеттов - древнего исчезнувшего навсегда народа, легендарных хеттов,жителей Малой Азии...Скажи мне, Мурсили, что здесь происходит? ПОЧЕМУ вы разговариваете на НЕСУЩЕСТВУЮЩЕМ языке?

   Мурсили медленно провёл рукой по лбу и взглянул на серьёзные лица своих сопровождающих. Затем снова обратил взор чёрных глаз на взволнованное лицо Айета. Постепенно на лице Мурсили проступила слабая улыбка.

   -Ты молодец, Айет Ларса, - тихо произнёс он, улыбаясь всё шире и шире .-Пойдём с нами, и ты всё узнаешь...

   -Значит, я нрав Вы... - ХЕТТЫ?!

   -Ты прав, Айет Ларса ,- Мурсили накинул на голову капюшон .- Добро пожало?вать в Хаттусу, столицу планеты Хатти, землянин Будь же гостем ХЕТТОВ, гостем ВОЗРОЖДЁННОГО народа! Идём же скорее Табарна ждёт тебя...

   Словно лунатик, Айет шёл рядом с Мурсили, почти не слыша обменивающих?ся мнениями Невозвращенцев. И хотя он уже давно обо всём догадывался, всё равно, слова Мурсили повергли впечатлительного Айета в шок. ХЕТТЫ. Великий Боже...      

18

   Ночью Айету приснился удивительный сон. Перед ним вдруг мигом пронеслись тысячи лет, и вот он, Айет Ларса, попадает в древнюю страну, видит многолюдные города и деревни, смотрит на марширующих мимо него воинов в белых одеяниях, Затем свет, яркий свет. Огромный, сверкающий огнями зал. Окруженный вельможами, на троне восседает человек в украшенной драгоценными камнями короне. Айет кланяется ему, Царь милостиво кивает и поднимается на ноги,

   -Айет Ларса ,- слышит он голос правителя, - признайся, ты ведь думал, что мы исчезли навсегда? Ты полагал, наша древняя культура потеряна безвозвратно?

   Царь засмеялся. Айет вдруг услышал за спиной шум крыльев, и, оглянувшись, с изумлением видит ааонку Ио, приземлившуюся рядом с ним.

   -Самцы вообще лишены какой-либо фантазии, - презрительно свистнула Ио, - прости его, Великий царь, Табарна..,

   Айет открыл глаза и резко подскочил на своей роскошной постели из нескольких перин, на которую его уложил отдыхать Мурсили. Айет стал вспоминать события вчерашнего дня. Мурсили и его люди отвели разоблачённого агента ВР в какой-то двухэтажный дом с плоской крышей. Уставший Айет принял предложение отдохнуть и завалился спать, а улыбающийся Мурсили пообещал придти завтра и отвести Айета не куда-нибудь, а к самому Табарне для соответствующего разговора.

   Полежав немного на спине и изучив аккуратно выкрашенный белый потолок, Айет опустил глаза вниз. осматривая небольшую комнату, в которой, кроме роскошной кровати, стоял стол, два стула, а в углу красовался умывальник аж с двумя кранами. Туалета нигде не наблюдалось, и Айет со вздохом заключил, что с санитарными целями придется немного поблуждать по дому,

   Айет сел и медленно потёр виски, Слишком много приключений и удивительных событий выпало на его долю в последнее время. Мурсили сказал "Возрождённый народ." Что он имел в виду? Неужели Невозвращенцы возродили хеттский или несийский язык, а заодно и культуру древних хеттов вместе с религией и обычаями? Да,на культурном поприще они постарались;изображения,гигантские статуи, обряды -лишнее тому подтверждение. Айет вздохнул и стал одеваться. Итак, планета Хатти, город Хаттуса, язык - хеттонесийский, люди-хетты. Айет засмеялся. Звучит, конечно отлично, не дать не взять, история болезни какого-нибудь психа. Но кому, а главное зачем пришло в голову возрождать целый народ? Да и возрождение ли это? Ведь молодые Невозвращенцы генетически принадлежат к другим, современным народам. Или может, все же правы те ученые, что утверждают, что именно язык ивместе с культурой и есть та основа, составляющая принадлежность к тому или иному этносу? По этой логике современные французы вовсе не галлы, а... Гм, кто же они тогда? Самоназвание их происходит от германского племени франков, а язык это искаженная латынь. Да при чем тут французы? Айет снова принялся тереть виски. Язык, да, язык... Каким образом Невозвращенцы восстановили язык, на котором вот уже несколько тысяч лет никто не говорит? Последние хетты были ассимилированы ассирийцами около 8-го века до нашей эры. Айет мечтательно уставился на потолок. Многие учёные на Земле сошли бы с ума, узнав, что он, Айет Ларса, здесь видит. Подумать только, Возродить погибший язык,народ,культуру! Это же чудо...

   В двери постучались, и голос Мурсили осведомился, можно ли войти. Айет ответил утвердительно, и Невозвращенец, как всегда улыбаясь, вошел в комнату.

   -Доброе утро, землянин! Ты готов?

   -Готов к чему? - пробурчал Айет ,надевая куртку космонавта.

   -К визиту к Табарне! - воскликнул Мурсили.-Он ждёт тебя. Тулия уже собрана, а потом мы тебя,пожалуй,представим Панкусу.

   -Тулия? Панкус? - вяло переспросил Айет .- Тулия - это царский совет а панкус - собрание воинов? Ну, молодцы...

   -Для агента ВР неплохая осведомленность, - засмеялся Мурсили.- Видно, ты провёл определённое количество ночей с книгой в руках. В Тулию входят ГЛАВНЫЕ В0ЗРОДИТЕЛИ, а в Панкус - лучшие из молодых, в том числе и я.

   -Рад за тебя, - пробормотал Айет. - Не сомневался, что ты лучший из лучших...Кстати, чтоб ты знал, господин хетт или как там вас, не все разведчики такие тупые, как тебе кажется. Что же касается книг, хотя читать сейчас чуть ли не стыдно, я горжусь, что люблю читать!

   -Конечно ,- миролюбиво кивнул Мурсили, открывая дверь. - Да, еще одна вещь. Мне, как человеку,непосредственно общавшемуся с тобой в течение довольно продолжительного времени, разрешено присутствовать на тулии. С ума сойти, правда?

   Айет хмыкнул и отправился к умывальнику, затем вытребовал у сияющего Мурсили информацию насчёт дислокации уборной и, наконец, чувствуя во рту омерзительный вкус пищевых таблеток, вышел во двор, а затем и на улицу. Выход Айета совпал с мимолетным появлением местного солнца, и лучи застенчивого светила осветили небритое лицо землянина-книголюба. Мурсили и ждавшие его на улице Невозвращенцы в один голос заявили, что солнце тоже благоволит землянину. Польщённый Айет взглянул на солнечные блики, играющие на целлофановой защите города Хаттуса и живо представил себе, как сейчас за стенами города растёт зелёная трава, ростки которой так ждут редкого появления солнца, чтобы моментально вырасти на несколько сантиметров, а затем замереть в ожидании нового появления живительных лучей.

   Стояло раннее утро, и электрическое освещение кое-где ещё горело. Народу на улицах было немного, но зевающий Айет увидел длинные вереницы детей под присмотром взрослых, куда-то торопившихся, хотя и зевавших вместе с Айетом.

   -Идут в школу, - пояснил Мурсили.

   Вскоре Айет и его спутники вышли на большую площадь,которая теперь была пуста. Лишь у засыпанного цветами подножия сидящего колосса зевало несколько часовых с бласт-винтовками в руках. Как видно их поставили охранять сидящего бога, чтоб его никто не украл. Завидев Айета и компанию, часовые вытянулись и состроили зверские лица. Но едва Айет и его спутники скрылись за левым львом постамента, как часовые дружно зевнули и вернули себе тот презрительно-безразличный вид, всегда отличавший честных часовых всех времён и народов.

   -Мурсили, - спросил Айет, когда они подходили к конусообразному входу в храм, - Бог, что сидит на постаменте из двух львов - Бог Солнца?

   -Да, - подтвердил Мурсили,- Ты не ошибся, Это действительно Солнце.

   -А как же Иксунас-Бог Грозы? Разве не к нему обращались жрицы , протягивая руки вперёд?

   -Нет, землянин, это не совсем так. Ты ведь ушёл раньше и не дослушал до конца. Бог Грозы Иксунас находится здесь, в этом храме, как и Телепину - бог всего живого.

   -Телепину, - прошептал Айет, качая головой, - хеттский вариант умирающего и возрождающегося бога! Осирис, Адонис, Телепину. Ты веришь в богов, Мурсили? Молишься например перед тем, как сесть за штурвал флиттера?

   Мурсили не ответил, лишь улыбнулся и ускорил шаг.

   Изнутри храм оказался единым цельным помещением со сверкающим полом и множеством ниш в стенах. В нишах находились многочисленные статуи разных богов и богинь. Мурсили указал на одну из них и сказал, что это и есть Телепину. Взглянув в указанном направлении Айет увидел каменное дерево, у ствола которого стоял сам Телепину,держущий в одной руке свирель, а в другой-веточку с распускающимися цветами. Статуя Телепину, как и остальные изваяния богов, была выполнена необычайно искусно, и Айет не стал скрывать восхищения. У подножий многих статуй лежали целые горы цветов, принесённых сюда жителями планеты Хатти. Особенно много цветов было у ног бога всего живого Телепину.

   Айет обвёл помещение взглядом. Этот храм не похож на молебные места древних хеттов. Легендарный народ Малой Азии не строил таких грандиозных залов предпочитал строения, быть может такие же по размерам, но несколько простые по устройству. Древний хеттский храм-зто множество мелких помещений, которые группируются вокруг мощённого двора. Невозвращенцы же устроили немного по-другому, явно позаимствовав некоторые элементы у греков и римлян. А может, и нет? Про хеттов известно очень мало, так может быть, они и строили что-то подобное?

   Пока Айет размышлял на архитектурные темы, в конце новохеттского собора его ждала ещё одно удивительное открытие. Он встал как вкопанный, к немалому удовольствию Мурсили, и уставился на огромную золотую статую бородатого бога с палицей в руках.

   -Это бог Грозы Иксунас?

   -Да, - почтительно сказал Мурсили, - это именно он, Великий и Справедливый Иксунас, Бог Грозы...

   -Только на колени не становись пока...Он из золота? - Айет задрал голову, чтобы получше рассмотреть статую,

   -Из золота, - подтвердил Мурсили, - из чистого золота.

   Айет долго и восхищённо смотрел на великолепную статую. Но как, каким же образом удалось Невозвращенцам в течении каких-то тридцати лет создать такое? Как сумели они воздвигнуть эти величественные храмы, эти совершенные статуи, воссоздать эти шедевры культуры?

   Некоторое время Айет восхищался, переступал с ноги на ногу и щипал себя, силясь проснуться, пока откуда-то сбоку не появилась целая группа Невозвращенцев, облачённых в длинные белые одеяния и с блестящими медальонами на груди. Мурсили вытянулся в струнку и толкнул локтем Айета. Обернувшись, молодой землянин вздрогнул при виде пожилых лиц мужчин и женщин, стоявших перед ним. Их было человек двадцать, они приветливо и открыто смотрели на Айета. Впереди стоял тот самый белобородый Невозвращенец, управлявший вчерашней церемонией по закидыванию львов и быков цветами. У Айета вдруг пересохло во рту. Он неожиданно осознал, перед кем стоит лицом к лицу. Адмирал Симмонс, наверное, сошел бы с ума от такой встречи.

   -Здравствуй, молодой человек, - улыбнулся белобородый. - Твое появление здесь убеждает нас в том, что Земля наконец то вспомнила про нас. И мы ещё не решили, хорошо это или плохо.

   -Отвечай Табарне, не молчи, - прошипел Мурсили, снова толкая Айета.

   -Простите, - спохватился Айет,- я не...

   -Я прекрасно понимаю твои чувства, - продолжал Табарна. - А еще я понимаю, что тебе очень многое хочется узнать.

   -А вы расскажете?

   -Что толку скрывать? - пожал плечами Табарна.- Кстати, меня зовут Олаф Бергер, наши дети зовут меня Табарна Олаф. Мурсили сказал мне, что ты обо всём догадался сам. Изучал древние цивилизации, Айет Ларса?

   -Да,...Табарна Олаф, - ответил Айет. - Древний Восток, исчезнувшие языки и культуры...Так я могу задавать вопросы?

   -Можешь, юноша.

   -И вы на все ответите?

   -Уж постараюсь,- улыбнулся Олаф, - Спрашивай смело.

   -Вы и другие учёные покинули Землю тридцать лет назад?

   -Да,- ответил Невозвращенец, - восемьдесят два учёных улетело во время Последней Смуты. Сейчас нас осталось сорок один человек. Годы летят и смерть берёт своё.

   -Вы покинули Землю на довольно внушительном числе кораблей ,- обдумывая каждое слово, продолжал Айет, - но я не буду пока спрашивать, как вам это удалось...Для чего вы взяли с собой столько детей-сирот?

   -Чтобы ВОЗРОДИТЬ.

   -Хеттов возродить?

   -Ты прав, юноша.

   -Но.. - Айет облизал пересохшие губы .- Как же...как вам удалось это сделать?

   -Как и подобает учёным, - усмехнулся Табарна Олаф, - мы захватили с собой не только корабли, оружие и продовольствие. Мы также увезли огромное количество книг и данных о древних цивилизациях. Кроме того, обширнейшая база данных имелась в памяти наших компьютеров, вместе с самыми современными сведениями о языках, как древних так и современных, их словарный запас, лексика, фонетика, грамматика, связь с другими языками... В их числе был и так называемый несийский или индоевропейский хеттский язык. Таким образом, с помощью специальных обучающих программ и упорного труда, мы фактически растили двадцать тысяч детей в настоящей, если так можно выразиться, хеттской обстановке. Язык древних хеттов, исчезнувший тысячи лет назад, снова стал живым языком, хотя конечно мы добавили к нему некоторые современные символы и понятия, так как вряд ли в древнем языке можно найти слово, обозначающее, например, генератор или аккумуляторная батарея. Впрочем, это детали... Возрождённый язык стал родным для этих детей. Шло время, летели годы, и наши дети достигли совершеннолетия. Всё это время мы вместе с детьми изучали эту довольно суровую планету, открытую нашими разведчиками ещё до Большого Побега, строили этот город, названный нами Хаттуса, как и древнюю столицу хеттов. Мы возвели стены, дома и храмы, максимально стараясь сделать окружающую нас среду похожей на оригиналы.

   -Этот храм не похож на хеттский, - тихо возразил Айет. - Много греческих элементов.

   -Ты опять прав, молодой человек, - одобрительно кивнул Табарна. - Мы решили не следовать слепо тем образцам, что дошли до нас из глубины веков и в самом деле внесли в НОВОХЁТТСКУЮ архитектуру другие, чуждые ей элементы...На этой планете, юноша, почти всё время идёт дождь, но имеются богатейшие гидроресурсы, дающие нам энергию, а также запасы золота и платиновых руд. Статуя Иксунаса, которую ты видишь перед собой, из чистого золота.

   -Я видел в городе лавки с товарами, - сказал Айет, - а рядом с ними покупателей с бумажными деньгами в руках. Это и в самом, деле деньги? Вы создали банковскую систему?

   -Не совсем так, Айет Ларса. Действительно, ты видел бумажные знаки, которые можно назвать бумажными деньгами, так мы решили отказаться от чеканки золотых или платиновых монет. Отказались мы совсем недавно, а то, что ты видел, это пока еще эксперимент, что-то вроде временных госзнаков. Мы пока не знаем, чем это закончится. Тулия ведает несколькими заведениями, которые на Земле назывались бы банками. Что же касается строя на Хатти, то скажу, что это капитализм с большим процентом государственных монополий, например, монополий на добычу драгоценных металлов, энергетику, ещё кое-что

   - Понятно. Что-то вроде России в начале 21 века. Так называемая "суверенная демократия". Только вот помните, чем это закончилось? Полным крахом.

   - Помним, - нахмурился Олаф. - Мы тоже кое-что читали, лейтенант.

   - Рад за вас. - Айет решил сменить тему разговора, - Вы называете Бога прозы Иксунасом, так как науке по сей день неизвестно имя этого хеттского божества, имеется лишь окончание его имени "унас". И вы решили добавить приставку "икс"?

   -Ты не только хорошо образован, но и весьма наблюдателен. Как ты уже знаешь, мы решили в некоторой степени возродить и религию хеттов, хотя о ней осталось очень мало достоверных: сведений .Многое из того, что ты видел на площади, восходит к древним традициям, но многое мы придумали и добавили сами. К сожалению, мало что известно о религиозных верованиях древних хеттов.

   -Для чего вам понадобилась религия? - спросил Айет, стараясь собраться с мыслями, пчелиным роем носящимися в голове.

   -Мы подарили молодым Невозвращенцам язык, мы вместе с ними возрождаем великую погибшую культуру. Нам показалось тогда, что без веры этим молодым людям будет трудно жить и развиваться...

   - Ролевики - оптимисты... - пробормотал Айет.

   - Что?

   - Ничего. Но почему религия хеттов? Почему не христианство, например? Ислам, индуизм? Вуду, наконец?

   -Не знаю, - покачал головой Табарна. - Так получилось. Эта вера в хеттский пантеон, как мы надеемся, лишена фанатизма и мракобесия, скорее, это красивая и романтичная легенда, похожая на сказку...Ты ведь сам знаешь прекрасные стихотворения про Бога Грозы, про Солнце, человечества пастырь. Мурсили рассказал мне про это. Разве они не прекрасны? Похоже, ты христианин?

   - Да, - кивнул Айет. - Вот только...

   - Только?

   - Фанатизма и мракобесия нет ни в одной крупной религии Земли, - тихо сказал Айет. - Это люди приносят их в веру, именно люди отравляют ее человеконенавистничеством и ксенофобией.

   Табарна Олаф нахмурился еще сильнее и покачал седой головой. Мурсили переступил с ноги на ногу. Члены Тулии молча буравили Айета взглядами. Айет кашлянул. Наверное не стоит слишком их злить, решил он.

   -Скажите,- проговорил он через минуту, - как вам удалось восстановить язык...То есть, я хотел сказать, для чего вы сделали это? Почему вы решили восстановить именно хеттов?

   -Мы возродим не только хеттов, - спокойно ответил Табарна Олаф.

   -Что вы сказали? - раскрыл рот Айет, оглядываясь на Мурсили, словно ища у того поддержки.

   -Я всего лишь выборная глава тулии. - усмехнулся Олаф. - Тулия и панкус уже готовят новые проекты, рассчитанные на сотни лет. Ты наверное знаешь, что кроме индоевропейского хеттского, то есть несийского, древние хетты использовали так называемый протохеттский язык, то есть язык настоящих хеттов, имя которых взяли себе пришельцы - индоевропейцы, наводнившие Малую Азию в древности, и смешавшиеся с местным протохеттским населением. Ты, кажется, немного удивлён, юноша? Так вот, кроме несийско-хеттского языка, все молодые Невозвращенцы хорошо знают и протохеттский неиндоевропейский язык, который, как известно, принадлежит к когда-то могучей семье языков, теперь почти исчезнувшей.

   -Вы... вы... - Айет изумленно смотрел на Олафа,- вы хотите...восстановить ещё.?

   -Ты прав, юноша. Именно в этих целях мы связались с Брамсом, чтобы он хотя бы раз в жизни сделал что-нибудь полезное, а именно-доставил нам новых сирот,из которых новое поколение Невозвращенцев-Реаниматоров возродит новые народы!

   -То есть, урартов и хурритов?

   -Совершенно верно. Языки хурритов и урартов очень похожи. Наши компьютерные обучающие программы уже давно готовы, молодые учителя, хорошо владеющие протохеттским языком, родственным урартскому и хурритскому, готовы принять тысячи детей сирот, которые получат настоящий дом, новую родину и новые родные языки. Но самое главное: будут возрождены ещё две погибшие культуры, еще два языка, еще два народа выйдут из небытия и возродятся! У молодых Невозвращенцев рождаются всё новые и новые дети, через несколько десятков лет на планете Хатти уже будет целый народ хеттов, а к ним присоединятся заново рождённые хурриты и урарты!

   -А потом между ними начнётся война, - мрачно усмехнулся Айет, отпивая из своей фляжки, -как это всегда бывало на Земле!

   -Мы постараемся найти новые планеты с кислородной атмосферой ,- возразил Олаф,- надеюсь, что в течении ближайших нескольких десятков лет мы обнаружим хотя бы две-три такие планеты. Космос велик! У нас грандиозные планы.

   -Какие же? - поинтересовался Айет не без иронии. - Создать вечный двигатель?

   -Молодой человек, - грустно улыбнулся старый учёный, - ты наверное и без меня знаешь, сколько народов, этносов, сколько прекраснейших культур, языков исчезли навсегда. Я говорю про хеттов и урартов? Зачем ходить так далеко. Посмотрите, сколько языков ,сколько малых народов исчезли за последние две-три сотни лет? Сколько самобытных народностей перемолола страшная мельница ассимиляции? Сколько сейчас существует наций, от которых остали'сь одни лишь названия? Некоторые из них пытаются возродить свой язык, а для некоторых уже слишком поздно! Молодой человек...Сейчас я могу сказать, что язык и в определённой степени культура хеттов восстановлены. Возродился ,восстал из пепла древний народ. Надеюсь, лет через двадцать то же самое можно будет сказать и про хурритов с урартами. Но по ночам, перед тем как погрузиться в сон, я думаю о других исчезнувших племенах, одни из которых пропали в незапамятные времена, а другие чуть ли не вчера. Мне кажется, что из глубины истории и страшного забвения они взывают к нам и просят вернуть их. к жизни... Пока рано об этом говорить, но после урартов и хурритов мы собираемся начать программу по реанимации малых народов и этносов, исчезнувших совсем недавно, хотя многие из них пропали бесследно и возродить ив уже невозможно, так как почти ничего неизвестно об их языках .Затем, наши внуки и правнуки вновь обратятся к древним цивилизациями, я мечтаю о возрождении шумеров и лидийцев, древних египтян и эламитов, фригийцев и этрусков. Некоторые из них настолько загадочны, что даже от их языков осталось слишком мало сведений, чтобы их можно было легко восстановить. Но я всё равно верю и надеюсь, с помощью археологических открытий на Земле мы сможем добиться своего. Думаю, новые лингвистические технологии также помогут нам на этом сложнейшем поприще. Ведь даже язык хеттов заставил нас немало потрудиться, прежде чем удалось более или менее восстановить этот язык при помощи сложнейших лингвистических компьютерных программ. Это задача на сотни лет вперед, самая благородная на свете задача по возрождению погибших народов и культур! Да...Ты качаешь головой?

   -С огнем играете, - сказал Айет.

   -Вот как?

   -Вы можете выпустить из бутылки страшного джинна... Кто даст гарантию, что из ваших благородных начинаний не вылупится что-нибудь страшное и неуправляемое? А может вам придет в голову возродить гуннов и появится новый Атилла? Я потрясен вашими планами, но не могу сказать, как я к этому отношусь... Где вы возьмёте столько детей для своих прогрессивных экспериментов?

   Сказав это, Айет на секунду прикрыл глаза, чувствуя страшную усталость. Кем себя возомнили эти люди? Богами?

   -Молодой человек!- покачал головой Табарна Олаф .- Я понимаю природу твоих опасений, хотя и могу поспорить насчёт игры с огнём...Что же касается детей-сирот, то я хорошо знаю землян. К сожалению, всегда найдутся тысячи и тысячи сирот, брошенных детей и жертв войн и потрясений. Наша цивилизация сопровождалась, сопровождается и будет сопровождаться людскими страданиями и горем, а дети из приютов и детских домов - всего лишь небольшая часть этих страданий...

   -Если вы такие добросердечные, - не выдержал Айет, - помогли бы лучше людям, вместо того, чтобы бежать с Земли! И вообще, господин Табарна, я всё ещё не определился, как же мне относиться ко всему этому. Ваши начинания грандиозны, но.. .

   Айет развёл руками.

   -Не будем спорить, - произнёс Олаф. - Но я всё же продолжу свою мысль насчёт детей... Считаю, что пусть эти дети станут зародышем для возрождающихся их небытия народов, чем будут постоянно ощущать себя лишними в жестоком земном обществе.

   - А в вашем обществе значит все законно и пушисто?

   - Снова смеешься, Айет Ларса? - вздохнул Олаф. - По крайней мере, законнее, чем на многих колониях!

   -Но это незаконно, - возразил Айет.

   -Почему? Мы усыновляем детей из приютов.

   -Усыновляете? - удивился Айет .- Для чего же тогда вам понадобился Брамс?

   -Мы не желали показываться на Земле, - нахмурился Олаф, - не хотим участвовать в ваших безумных делах. Пусть уж лучше пираты Брамсы действуют от нашего имени.

   -Ха! - воздел руки Айет. - А вы уверены, что они не похитят детей, господа гуманисты?

   -У нас договор с Брамсом, - уверенно ответил Невозвращенец, - Он запрещает всякое насилие. Кроме того, у нас имеются способы проследить за деятельностью белоцветочных колонистов. На Земле проследить! - многозначительно добавил старик.

   Айет потёр переносицу. Кажется, на нашей любимой планете Земля, кроме эмиссаров Брамса, орудуют и агенты Табарны Олафа. И всё это под носом у высокого начальства Земли и Ротара!

   -Надеюсь, вы не используете клонирование, - сказал Айет

   Члены тулии всполошились, услышав про клон. Мурсили побледнел как полотно, Айет прикусил язык, смекнув, что ляпнул что-то глупое и недопустимое.

   -Клонирование человека - тягчайшее преступление ,- повысил голос Табарна Олаф.- ПОЛНОЕ клонирование запрещено, если только речь не идёт о клонировании РАЗРЕШЁННЫХ органов. Среди нас был один учёный, попытавшийся клонировать людей, чтобы молодых Невозвращенцев стало больше. Он навсегда покинул планету Хатти. Это случилось двадцать пять лет назад.

   -Прошу прощения, -смутился Айет, - я не хотел оскорбить вас...

   -Кстати, молодой человек,-вдруг оживился Олаф,-как твой напарник ротарианин объяснит нашим людям твоё таинственное исчезновение?

   -Никак, - обрадовался Айет перемене темы разговора, - он уже улетел к Брамсу

   -К Брамсу? - нахмурился Олаф.

   Мурсили схватился за голову и что-то выкрикнул по-хеттски. Пожилые Невозвращенцы стали переговариваться между собой. странно поглядывая на молодого землянина. Айет недоумённо посмотрел по-сторонам, не понимая, что это нашло на его собеседников.

   -Айет Ларса! - простонал Мурсили. - А где Ио?

   -Она осталась с твоими людьми ..-пояснил Айет с видом студента, получившего двойку за работу, которую он считал эталоном знаний.

   -Слава Богу Грозы Иксунасу! Но зачем, зачем, скажи мне, Таатир отправился к Брамсу?

   -Чтобы избежать ваших вопросов насчёт меня.

   -Глупый землянин! - возопил Мурсили. - Неужели ты думаешь, что Брамс полный идиот?! А что, если он что-нибудь заподозрит и решит схватить Таатира? Не знаю как ты, а я видел его хитрые глаза во время последнего визита! И я сильно подозреваю, что Брамс догадался, кто похитил вашу крылатую Ио. Для этого ему нужно было всего лишь прибавить два плюс два!

   -Что же делать? - растерянно спросил Айет.

   -Лететь на планету Белых Цветов, - вмешался Табарна Олаф. - Мурсили,успокойся! Ты виноват не меньше. Мы были обязаны предвидеть, что Таатир может предпринять этот шаг. Немедленно пошли нашим людям гиперпространственную радиограмму и готовь звездолёт к старту...Я лечу вместе с вами!

   Айет вдруг уставился на- верховного Невозвращенца и судорожно выдохнул воздух. Если люди Брамса схватят Таатира, то под пытками ротарианин может рассказать про сокровища Масинги, спрятанные на планете Аао. Юноша провел ладонью по лбу и снова почувствовал страшную усталость. Если Брамс пронюхает про камни Жёлтого Цветка, то колонисты не преминут совершить на Аао соответствующий рейд со всеми грабительскими последствиями. Хотя, может всё ещё не так страшно, и Таатир по-прежнему на свободе. Если же его всё-таки сцапают, Айет надеялся, что ротарианин не выдаст, вернее, вряд ли белоцветочные пираты вообще зададут ему такой вопрос. И действительно, откуда Таатиру знать про Аао и сокровища?

   Эти мысли несколько успокоили Айета. Он взглянул на статую Иксунаса. Лицо золотого идола было спокойным и преисполненным величественности. "Мне бы твою уверенность", - завистливо подумал Айет.      

19

    Айет ошибался. Он не подозревал, что благодаря фотографическому таланту Кора, Брамс уже давным-давно всё прекрасно знает про сокровища старого космического флибустьера Масинги. Но Айет Ларса ошибся не только в этом Таатира всё-таки схватили. Это случилось когда ротарианин пытался узнать время отлета ближайшего чартерного рейса на Зеро. К немалому удивлению Таатира, ему скрутили руки и отвели к кровожадно пощипывающему бороду Брамсу для соответствующего диалога с пристрастием. Единственное,в чём Айет оказался прав, было то, что Брамс и не собирался выпытывать у Таатира сведения насчёт Масинги, сокровищ и Аао, по той простой причине, что и без Таатира всё прекрасно знал.

   В комнате, куда охранники грубо втащили связанного Таатира, кроме самого Брамса, как всегда находились доктор Балинский и гигант Кор.

   -Это произвол, - возмущённо выкрикнул Таатир. - Как вы смеете задерживать служащего Заказчика Мурсили? Это вам так просто с рук не сойдёт!

   -Да ладно! - поднял брови Брамс, с самым зловещим видом протирая очки, как палач протирает свой топор .- Ты, приятель, не волнуйся так, нервные клетки не восстанавливаются...

   Ничего не понимая, Таатир уставился на непроницаемые лица колонистов. Он конечно же понимал, что попался. Но что известно этим молодчикам? Здесь Таатир мог только гадать.

   -Мы тебя отпустим, - одел очки Брамс ,- если ты нам ответишь на некоторые, так сказать, вопросы. Но предупреждаю, станешь нас обманывать, мы тебя побьём, очень больно. Ну а если проявишь героизм и будешь упорно молчать, как последний дебил, мы тебя бросим на сведенье жукам-антенщикам, причём скушают они тебя не сразу, а постепенно. Интересно, как это возможно?

   Брамс сузил глаза, вперивая в Таатира угрожающий взгляд. Розовая кожа ротарианина приняли светло-бежевый оттенок.

   -Не дай бог тебе узнать,-медленно проговорил Брамс, - КАК жуки будут есть тебя постепенно...

   -Что вам от меня нужно? - хрипло спросил Таатир.

   Кор садистически оскалился. Балинский стоически вздохнул и как-то странно посмотрел на пленника.

   -Для чего твой расфуфыренный Мурсили выкупил раба-колониста? - тихо спросил Брамс.

   -Не знаю, - мотнул головой Таатир.-мало ли что придёт в голову Заказчику !

   -Врёшь, собака, - ласково улыбнулся Брамс. - Ну да ладно, в это я ешё могу поверить...А теперь скажи мне, почему ты и раб-землянин похитили крылатое существо?

   -Это клевета. -заявил Таатир. - Гнусная ложь...

   -Конечно, - вздохнул Брамс, отворачиваясь.

   Кор со всего размаха ударил Таатира в лицо. Голова ротарианина беспомощно дернулась. Таатир сплюнул кровь и исподлобья взглянул на Брамса.

   -Будешь говорить? - повернулся Брамс. - Знаешь, я очень не люблю насилие, но когда того требуют некоторые обстоятельства...Дорогой мой Таатир, быть злодеем в тысячу раз труднее, чем скучным и банальным положительным героем. Хорошим человеком быть необычайно легко. Совершай себе добрые поступки и все. Никаких тревог, волнений и угрызений совести. Другое дело -злодейство. Чтобы стать злодеем, нужны сила воли, упорство,решительность,ясность мысли! Ты меня понимаешь, приятель?

   -Да, тяжёлая ноша, - согласился Таатир и зажмурился в ожидании нового удара.

   -Ты чего глаза закрываешь? - обиженно спросил Брамс. - Я ведь ещё не договорил ,а ты уже... Итак, вы похитили мою Ио, с которой я так здорово играл в карты. Кто ты такой на самом деле, Таатир? Кто твой приятель по имени Айет Ларса?

   -Я Таатир с планеты Ротар, - мрачно произнёс пленник. - Из-за войны бежал на Зеро. А с Айетом я познакомился, когда Мурсили решил его купить. Никого мы не похищали.

   -Опять обманываешь, - сокрушённо покачал головой Брамс, кивая Кору.- Вот теперь, можешь зажмуриться,,

   Новый удар свалил Таатира на пол, где он долго извивался, не в силах подняться из-за связанных рук. Брамс с улыбкой, а Кор и охранники с хохотом наблюдали за тщетными попытками Таатира подняться на ноги. Доктор Балинский что-то пробормотал сквозь зубы, затем подошёл к мучающемуся Таатиру и помог ротарианину встать, усадив его на стул.

   -Видишь,Таатир,какой гуманист наш доктор !-воскликнул Брамс. - А я вот сейчас отошлю его делать прививки, кто тогда сжалится над тобой? Ты влип,уважаемый господин с Ротара, и даже великий Сим, ваш покровитель тебе уже не поможет. Знаешь, если бы я был ни твоём месте, то развязал бы язык и во всём признался. Ведь чистосердечное признание, как известно из уголовных законов, весьма и весьма смягчает вину и соответственно наказание.

   -Ничего я не знаю, - упрямо сказал -Таатир.

   На этот раз одним ударом Кор не ограничился. Через несколько минут всё лицо Таатира превратилось раздутую кровавую маску. Балинский поморщился и вмешался снова,

   -Так мы его вовсе убьём, - сказал врач, качая головой. - Давайте лучше запрем этого красавца и дадим хорошенько подумать. Он придёт в себя, поостынет, и в конце концов поймёт, что молчать и упираться по крайней мере глупо, что кулаки Кора-это безобидные игрушки по сравнению с тем, что его может ждать впереди. Пускай Таатир посидит взаперти до утра. Завтра он станет поразговорчивей, я в этом уверен.А у нас и без него много тем для обсуждения. Я имею в виду предстоящею нам операцию

   -Хм, - задумался Брамс,- пожалуй ты прав, господин эскулап. Кор, распорядись.

   Гигант с сожалением вытер руки и кивнул охранникам. Таатира подняли на руки и потащили к дверям словно мешок с мукой.

   -И помни, что я тебе сказал, - бросил вдогонку Брамс, - жуки-антенщики -страшная вещь!

   Когда полубесчувственного ротарианина вытащили в коридор, Ян Брамс несколько раз задумчиво щипнул бороду и повернулся к Балинскому и по-прежнему сжимавшему и разжимавшему кулаки Кору. Ну почему, подумал Брамс, почему сила у этого гиганта не в голове а в руках! Несправедливо устроен этот мир. Почему-то в бандиты постоянно прут те, кто плохо учился в школе. Брамс хмыкнул, поглядывая на Кора. Этот, кажется, даже в школу не ходил. Другое дело-доктор Балинский. Серьёзен и умён, а главное: мало говорит. А если и раскрывает рот, то всегда вовремя и по делу. Брамс украдкой взглянул на сосредоточенное лицо доктора. Интересно, вспоминает ли он своё прошлое, те памятные события, случившиеся двадцать пять лет назад? Брамс еле заметно улыбнулся. Ах, какое было время! Он, Бонифаций Брамс, как это не странно, тоже когда-то был молод. И как же радовался Брамс, когда гонимый своими товарищами доктор Балинский присоединился к колонии Белого Цветка ! К заново рожденной колонии! Какое время было...

   -План готов, - сказал Балинский ,отодвигаясь подальше от Кора.-Осталось уточнить кое-какие детали.

   -Готов уже? - обрадовался Брамс. - Да ты работаешь быстрее жука-антенщика! Сколько понадобится людей и кораблей?

   -Много. Все корабли и не меньше пяти тысяч человек.

   -Так много? -удивился Брамс.-Так это же...Постой, все наши пятнадцать звездолётов и крейсер?

   -И пять тысяч людей, - вставил Кор,изумлённо качая головой.-Да это целое вторжение, а не набег.

   -Конечно,-кивнул Балинский .-Не забывайте, планета Аао-это не поселение бедолаг-шахтёров на безжизненной планете с ядовитой атмосферой. Судя по снимкам и рассказам Кора, эти крылатые существа уже освоили полеты в космос, а значит вполне могут организовать должный отпор. И при желании просто задавят нас своей численностью. Но когда Кор высадился рядом с ааонским городом, прошло не меньше часа, прежде чем они пришли в себя и подняли корабли по тревоге. Более того, Кора даже не пытались атаковать, когда он выходил на орбиту. О чём это говорит? В первую очередь о полном отсутствии каких-либо навыков ведения боя и отражения нападений подобного рода. Скорее всего, у ааонов нет и противовоздушной обороны. Все это наводит меня на мысль, что при правильной постановке дела и тщательном организации наш рейд может увенчаться полным успехом. Единственное, что беспокоит меня, это то, что мы понятия не имеем, где ааоны хранят сокровища Масинги. Так что, в самом худшем случае придётся довольствоваться камнями Жёлтого Цветка, тем более, что они стоят столько, что...

   -Ты уже послал разведывательный корабль?- погладил бороду Брамс.

   -Конечно, Бонни. Разведчик достигнет Аао и произведёт дополнительную фотосъемку. Меня в первую очередь интересует местоположение их космодрома. Будет неплохо, если мы уничтожим корабли ааонов на земле.

   -Отличный план, - одобрил Брамс. - Остаётся лишь готовить наших бездельников к историческому рейду. Но мне не нравится, когда ты говоришь, что мы можем не найти сокровища Масииги .

   - Почему не сможем? Если удастся уничтожить технику ааонов, то времени для поисков у нас будет предостаточно.

   -Есть ещё одно препятствие, - нахмурился Балинский.

   -Снова препятствие, - сокрушённо проговорил Брамс. - Везде только одни препятствия... Что за препятствие?

   -Атмосфера планеты Аао и её климат.

   -Уф, это уже не одно а два препятствия, - протянул Брамс. - Понимаю,дружище,понимаю. . .На Аао слишком большое содержание кислорода в атмосфере для нас. Не смертельно, но можно опьянеть!

   -Несмертельно? - усмехнулся Балинский. - Говорят, некоторые сходили с ума в таких условиях. Нам понадобится защита. Пяти тысяч биоскафандров у нас нет и вряд ли когда-нибудь будет. Придется делать особые респираторные устройства, примерно такие же, что я собрал для Ио, с той лишь разницей, что если ааонке требовалось больше кислорода в нашей атмосфере, то нам соответственно потребуется меньше в ааонских условиях,

   -Без биоскафандров?-поёжился Кор.-Знаете,как там холодно, и неизвестно какая зараза может водиться в воздухе.

   -Приятно общаться с умными людьми, - иронически сказал Балинский.-Все пять тысяч наших людей будут подвергнуты вакцинации и получат запас антибактериальных таблеток, тем более, что добра этого у нас навалом. Остается проблема холода. Необходимо будет заказать на Зеро кое-какую тёплую одеж'ду и сделать это как можно скорее.

   -Вот и договорились,-заключил Брамс. - Когда мы будем готовы?

   -В лучшем случае, через несколько дней. Если предложить колонистам на Зеро хорошую сумму, то нас не только завалят утеплённой униформой, но и своих матерей продадут в придачу. На Зеро кстати тоже холодно, как в морозильной установке.

   -А нескольких дней хватит? - усомнился Брамс. - Пять тысяч снарядить это тебе не просто так.

   -Хватит, - уверенно сказал Балинский .-Мои люди уже на Зеро и скоро всё будет готово.

   -Молодец ,- восхитился Брамс.- Хоть бы все мыслили как ты!

   -Не смешно ,-обиделся Кор.

   Брамс захохотал. Балинский даже не улыбнулся .Доктор поднялся и спросил разрешения выйти, сославшись на организационные работы. Брамс сделал такое одолжение, и Балинский вышел, оставив Брамса подшучивать над насупившимся Кором.

   Когда наступила ночь, и уставшие пялиться в темноту часовые один за другим уснули в самых разных позах, на этаже, где располагались тюремные номещения,появился человек, закутанный в чёрный плащ. Он приблизился к ближайшему храпящему часовому и принюхался к пустой бутылке, валяющейся рядом.

   -Отлично,-прошептал незнакомец .-Всё-таки куда легче действовать, когда охрана нашего славного комплекса подчиняется непосредственно мне. Это я поставил сюда этих парней, любящих немного выпить.Результат,как говорится, на лицо. Разгильдяйство, но всё же приятно...

   Человек в плаще огляделся по сторонам. Все тихо, лишь доносится храп бдительно спящих охранников. Он набрал комбинацию цифр на кодовом замке. Двери камеры раскрылись, и незнакомец проник внутрь.

   Таатир вздрогнул и резко сел на своей койке.

   -Кто вы?-воскликнул ротарианин.-Что вам нужно?

   -Тише! - зашипел незнакомец. - Часовых перебудишь!

   Таатир закрыл рот рукой и вытаращил здоровый глаз. Сердитый посетитель между тем откинул капюшон.

   -Доктор Балинский! - отшатнулся ротарианин.

   -А кого ты ждал, Великого Сима? - поинтересовался Балинский. - И говори шепотом, прошу тебя. Если меня здесь с тобой застукают, то я буду вынужден заявить, что ты выбрался из камеры, похитил из моей собственной спальни и притащил сюда, чтобы съесть!

   Таатир никак не отреагировал на подобный вариант развития событий и молча ожидал, когда наконец доктор Мандельштам объяснит цель своего визита. Ротарианин нахмурился. Вдруг это провокация?

   -Вы и ваш друг Айет Ларса-агенты земной ВР, - вдруг сказал Балинский .- Молчи, ротарианин! Мы тут не полные идиоты, во всяком случае я уж точно не идиот.

   -Я не думаю, что вы идиот,-в полном замешательстве ответил Таатир.

   -Спасибо за комплимент. - усмехнулся Балинский. -А скажите, ваша Ио осталась у Заказчиков? Опять молчите. Молчание-знак согласия.

   Врач уселся на койку рядом с Таатиром. Ротарианин инстинктивно отодвинулся.

   -Боитесь меня ,- улыбнулся доктор ,-впрочем, это неудивительно...Итак... Мои патрон Бонифаций Брамс знает, что знаменитые сокровища Масинги вместе с не менее знаменитыми камнями Жёлтого Цветка находятся на планете Аао, во время кратковременного визита на которую ваш друг Кор произвёл кое-какие снимки?

   -Вы знаете про...-осёкся Таатир.

   -И в самое ближайшее время, - безжалостно продолжал Балинский ,-в соответствии с гениальным планом, сочиненным мной, будет произведён рейд, а вернее будет сказать, нападение на планету Аао с целью захвата сокровищ и выковыривания камней Жёлтого Цветка из глаз ааонской статуи.Судя по тому, что Кору почти не было оказано сопротивление, пять тысяч наших ребят без особого труда захватят город ааонов. Да и другие города тоже. И к сожалению,одним грабежом не ограничатся, а займутся убийствами, бесчинствами и поджогами, то есть будут действовать по всем правилам. Как в лучших домах Земли, Ротара и Ближних Колоний!

   -Зачем вы рассказываете мне всё это? - спросил Таатир, не зная, что и думать.

   -А затем, дорогой друг, что вы сейчас отправитесь к вашему другу Айету и предупредите его о готовящемся вторжении. Надеюсь, вам удастся связаться с вашим глубокоуважаемым начальством, на Аао прибудет пара-другая земных или ротарианских дредноутов, битком набитых десантниками. В результате, едва мы заметим, что Аао защищена, то сразу же улетим восвояси.

   -Почему я должен вам верить?

   -Можете верить, а можете и нет.

   -А вдруг это провокация? - подозрительно тряхнул светлыми волосами Таатир. - Я убегаю, а на самом деле...

   -Что на самом деле?

   Таатир не нашёлся, что ответить и потупился, стараясь не обращать вни'мания на боль в боках, помятых Кором,

   -Больше я вам ничего не скажу, - сказал Балинский - Надеюсь, Заказчики оценят мои благородные действия

   -При чём тут Заказчики? - вздрогнул Таатир.

   -Ни при чём, - поспешно сказал Балинский, вставая. - Как там ваш напарник Айет Ларса?

   -Надеюсь, с ним всё в порядке.

   -Да? - переспросил Балинский - Скажите мне одну вещь, Таатир. Зачем вы прилетели сюда, в самое логово Брамса? Ведь вы должны были понимать, что сильно рискуете,и что мы догадались о вашей роли в похищении Ио.

   Таатир упрямо молчал, опустив светловолосую голову. Балинский хмыкнул и накинул на голову капюшон.

   -Вы владеете ротарианской борьбой?- неожиданно поинтересовался Балинский.

   -Владею, - поднял глаза Таатир. - А в чём дело?

   -Значит вы сумеете так ударить часового, чтобы он не проснулся, но и не умер?

   -Но как же я открою дверь?

   -Неважно - махнул рукой Балинский. - Если у часового хватит ума, то он что-нибудь придумает. Например то, что вы подняли крик, и он был вынужден открыть двери и посмотреть в чём дело. А ещё лучше, если наш дорогой Бонифаций Брамс, который и так везде видит измену, предположит, что двери вам открыли ваши таинственные сообщники.

   -Хорошо, - Таатир пристально взглянул на собравшегося уходить Балинского. - Я хотел ещё кое-что сказать вам.. У нас с Айетом нет гиперпространственной рации. Связаться с Землёй мы не можем, остаётся надеяться только на Заказчиков.

   -Что ж,- вздохнул Балинский, - тем хуже для вас...

   Доктор открыл дверь и осторожно выглянул наружу. Затем он вытащил из кармана сложенный лист с голографическими знаками и протянул его Таатиру.

   -Здесь координаты планеты Аао, - сказал он,- так, на всякий случай.. Прощайте, Таатир. Если вам удастся выбраться из комплекса, то снаружи вы найдёте флиттер, заранее приготовленный мною для вас. Идите осторожно, но не останавливайтесь! Удачи!

   С этими словами Балинский вышел и, осторожно переступив через храпящего часового, скрылся в темноте, думая о том, что с его стороны было очень неплохим шагом поставить всего лишь одного охранника, позаботившись при этом, чтобы тот был пьян как стелька.

   Таатир некоторое время неподвижно сидел на своей койке, затем поднялся, три паза помолился Великому Симу, и выбрался в коридор. Наклонившись над разоспавшимся часовым, Таатир несколько раз опускал и снова поднимал сжатую особым способом ладонь, примериваясь. Наконец, рука ротарианина резко опустилась вниз. Раздался сдавленный стон, услышав который, Таатир замер, ожидая появления часовых с других концов этажа. Но те или не услышали или тоже спали, хотя минуты через две до слуха беглеца донеслись отдалённые голоса . Таатир уже собирался бежать обратно в свою камеру, но голоса утихли и снова воцарилась тишина. Таатир осторожно перевернул часового на спину, вытащил из его пояса бластер и прислушался к дыханию колониста. Отличный получился удар.Этот парень ещё будет жить и даже бегать по женщинам.

   Убедившись в жизненной стойкости охранника, Таатир выставил вперёд бла'стер, когда в голову ему пришла новая мысль. Ротарианин стал сдирать с бесчувственного охранника куртку и ,скинув свою космическую кустку, переоделся в колониальное платье. Кроме того, ротариании старательно скрутил и спрятал за шиворотом свои длин'ные волосы. Затем повязал голову жёлтой повязкой, снятой с головы незадачливого часового. И наконец облик новоиспечённого пирата Таатира довершили огромные тёмные очки из комплекта биоскафандра обнаруженные им в одном из карманов трофейной куртки. Закончив переодевание. Таатир бросил свою куртку в камеру, затащил тяжёлое тело часового туда же и с огромным трудом уложил на койку лицом к стене. Проделав все эти важные манипуляции Таатир снова выбрался в коридор, где ему пришлось остановиться для раздумий над тем, как же ему спуститься вниз, на лифте или по лестнице. Оба варианта были ему не нравились. Лифт скрипел как старая строительная лебедка, а на лестнице могли находиться дополнительные часовые. Таатир поправил очки, и спустился по лестнице ,оказавшейся совершенно пустой. Ротарианин с благодарностью поглядывал на тусклые ночные лампионы, благодаря которым даже если кто-нибудь из пиратов встретится ему но пути, то вряд ли заметит розовую кожу и разбитую губу беглеца.

   Словно тень, Таатир выскользнул во двор, забрался во флиттер и через несколько секунд уже мчался по направлению к строениям Невозвращенцев. Ротарианин не знал, что за несколько минут до его появления во дворе, Балинский придрался к стоявшим во дворе часовым за какую-то мелочь и увёл их для объявления соответствующего выговора. Но Таатир всего этого не знал, хотя и не переставал удивляться странному отсутствию пиратов во дворе.

   Сидя во флиттере, Таатир радовался как ребёнок. Конечно побег не удался бы без помощи доктора Балинского. Зачем он помог Таатиру бежать? Пока Таатир терялся в догадках, доктор Балинский, влепив выговор часовым во дворе, в сопровождении нескольких колонистов решил совершить обход постов. Во'зле тюремных камер доктор многозначительно посмотрел на сопровождающих и поинтересовался, куда делся часовой. Часового нигде не было. Балинский заволновался, и открыл дверь, оказавшеюся почему-то незапертой.

   -Дневное освещение! - с чувством закричал Балинский - Тревога!!

   Вскоре все население комплекса бегало, кричало и ничего при этом не понимая, а доктор Балинский топал ногами, возмущался и потрясал кулаками перед бледными как смерть часовыми . Между тем из камеры вытащили находившегося без сознания часового и содрали с него куртку Таатир.

   -Измена! - кричал Балинский .-Предательство! Кто-то напал на этого несчастного и выпустил узника! Позор!!

   Явились зевающий во весь рот Брамс и Кор с заспанными глазами.

   -Что за шум? - осведомился белоцветочный предводитель.- Земной десант высадился?

   -Если бы! - в сердцах ответил Балинский. - Ротарианин бежал!

   -Что? - поразился Брамс, выпучивая глаза. - Но...

   -В нашей среде предатель, -горько сказал Балинский. - По всей видимости, у Заказчиков, кроме Таатира, есть еще агенты среди наших людей...

   Пока в колонии Белого Цветка назревал шпионский скандал, Таатир продолжал свой полёт на флиттере, не переставая думать о загадочных мотивах, подвигнувших Балинского на помощь Таатиру. Затем ротарианин вспомнил про планируемый пиратами рейд на Аао и помрачнел.

   -Великий Сим! - вслух сказал Таатир, замечая вдали огни комплекса Заказчиков - Айет улетел к ним и неизвестно, что с ним сталось...Ну ,а я? Вот прилечу сейчас , а Myрсили и спросит:"Ага ,явился! Где же твой друг Айет?" Как бы не оказалось,что у колонистов мне было бы безопаснее...

   Когда флиттер приземлился во внутреннем дворе комплекса, и Таатир, удивлённый тем, что никто не бежит к нему с криком "предатель",с виноватым лицом вылез из машины, первое, что он увидел было озадаченное лицо Айета Ларса. За землянином приветственно махала крыльями Ио, а чуть поодаль стояли улыбающийся Мурсили и незнакомый старикан с длинной белой бородой.

   -Таатир, ты откуда? - с радостным удивлением спросил Айет.

   -Оттуда, - поражённо ответил ротарианин, косясь на белобородого Невозвращенца.- Кто этот старик?

   -У меня много новостей, - проговорил Айет ,-причем удивительных!

   -Да ну? - нахмурился Таатир. - Удивительных, говоришь? У меня тоже есть кое-какие новости, землянин.

   Что-то в голосе Таатира не понравилось Айету. Юноша с тревогой вгляделся во внешне непроницаемое лицо ротарианина, замечая заплывший глаз и разбитую губу Таатира. За спиной Айета вдруг тревожно засвистела Ио.

   -Я что-то чувствую, - пожаловалось ааонка, шевеля белоснежными крыльями, - слышите, самцы, я что-то чувствую...      

20

   Когда Айет узнал, что Бонифацию Брамсу все известно про сокровища Масинги, он впал в уныние. Что же касается Ио, то казалось, ааонка сошла с ума и с громким свистом взмыла к потолку. С огромным трудом Айет нашел в себе силы рассказать Таатиру про планету Невозвращенцев, про их не то безумную, не то прогрессивную программу возрождения языков и народов, про хеттский язык и другие удивительные вещи, что ему довелось повидать в Хаттусе. Пока Таатир слушал с раскрытым ртом, изредка призывая в свидетели Великого Сима, Мурсили и Табарна Олаф о чём-то шептались и замолчали, когда сверху, словно разгневанный ангел перед битвой Армагеддона, спустилась Ио.

   -Отвезите меня на Аао, - потребовала она.

   -Но это очень опасно, возразил Табарна Олаф, - вам лучше остаться здесь и переждать.

   - Переждать ? - удивился Айет. - Разве вы...

   -Таатир, - прервал его Олаф, протягивая ротарианину стереофотографию. - Это доктор Балинский?

   -Это он, - подтвердил ротарианин, разглядывая фотографию,- правда здесь он молод.

   Табарна медленно поднялся и облокотился о сверкающую лампами стену.

   -Ты его знаешь?

   Старый Невозвращенец глубоко вздохнул и, не сказав ни слова, снова уселся. Айет заметил, как бьётся жилка на виске старика. Выходит, Олаф знает доктора Балинского? Но как такое возможно? Ведь они не могли нигде встречаться. Может, они знали друг друга ещё по Земле, до отлёта первых Невозвращенцев? Олаф по-прежнему молчал и кажется вовсе не собирался объяснять причины своего волнения.

   -Он помог мне бежать, - услышал Айет тихий голос Таатира.

   Айет снова перевёл взгляд на напряжённое лицо Табарны Олафа и с изумлением заметил капельки пота, выступившие па лбу у старика. Новая тайна. Айет опустил голову. Сколько будет ещё этих тайн и загадок? Надоело уже.

   -Я хочу лететь на Аао,-упрямо повторила Ио. - Вы ДОЛЖНЫ доставить меня туда, самцы. Слышите, что я говорю?!

   -Сколько у вас кораблей, Ио?-сиросил Айет

   -Шесть ,самец Айет Ларса.

   -Вооружение на них имеется?

   -Нет, - взмахнула крыльями Ио. - Никакого оружия на наших звездолётах нет и не будет!

   -Не будет,значит?-переспросил Айет. - Ну, тогда дело плохо, эмансипированная ты моя. Если Балинский не врет, и нападавших будет пять тысяч человек при поддержке боевых звездолётов, флиттеров и молекулярного оружия, то они просто-напросто сметут вас вместе с вашими распрекрасными статуями.

   -Опасно,- вмешался Мурсили, - очень опасно...

   -Разве вы нам не поможете? - в упор спросил Айет.

   -Я не... - Мурсили беспомощно оглянулся на мрачного как туча Табарну Олафа.

   -Нам нужна только гиперпространственвая рация, сказал Таатир.

   -Зачем?

   -Мы хотим послать на Землю радиограмму и попросить помощи. Через неделю-другую прибудут наши корабли с десантом,и тогда Брамсу не поздоровится.

   Табарна Олаф почему-то усмехнулся. Наступило неловкое молчание, даже Ио прекратила хлопать своими роскошными крыльями. Все выжидательно смотрели на старого Невозвращенца. Один лишь Мурсили разглядывал свои ногти.

   -Нет, - поднялся Олаф. Мурсили также вскочил на ноги, по-прежнему не поднимая глаз.

   -Нет?! - Айет потрясённо переводил взгляд с каменного лица Олафа на смущённого Мурсили и обратно.

   -Нет!- повторил, словно отрезал Табарна.-Мы ни во что не вмешиваемся, это наше правило. Я имею в виду крупные конфликты и потрясения. Мне от души жаль крылатый народ, но я не могу рисковать безопасностью наших детей, не могу подвергать риску то хрупкое равновесие, на построение которого у нас ушло столько сил, крови и пота...Нет, это невозможно. Простите меня.

   -Но...-проговорил Айет -но гиперрация! Мы ведь не просим вас самим участвовать в этом конфликте. Гиперрации вам нечего бояться. Мы лишь пошлём гиперрадиограмму и...

   -Нет, -повысил голос Табарна.

   -Но ведь вы должны понимать, что головорезы Брамса камня на камне не оставят на Аао. Прошу вас, помогите!

   -Нет! - Табарна Олаф накинул на голову капюшон. - На этой планете находится наше представительство. Я не могу подвергать его опасности. Я всё сказал. Единственное, что я могу для вас сделать, это дать небольшой звездолёт и пожелать счастливого пути. А теперь уходите, вам сообщат, когда будет готов корабль.

   В наступившей тишине Айет Ларса медленно поднялся со своего места и молча направился к дверям. Таатир и Ио вышли ещё раньше него. Мурсили встрепенулся и хотел было что-то сказать, но взгляд Олафа заставил его замолчать. В дверях Айет остановился, и повернул голову.

   -Возрождаем народы? - криво улыбнулся он.. - Да вам всем полагаются медали за проявленный гуманизм. Ах, как это благородно. возвращать к жизни исчезнувшие в глубине веков этносы и забытые, но прекрасные культуры! Сейчас вы возродили хеттов, на очереди урарты и хурриты, а за ними и другие народы, многие и многие языки и культуры, реанимировать которые вы так хотите! Вот только возникает у меня очень простой вопрос, господа реаниматоры. Вы воссоздаёте павших, но не хотите подать руку помощи тем, кому угрожает опасность самим быть уничтоженными и стёртыми с лица земли, подобно вашим хеттам и урартам, которых вы столь сердобольно вознамерились вернуть к жизни ...Или,может,вам нужно, чтобы народ, нация, раса погибли, и лишь тогда у вас возникнет спортивный интерес, давайте, мол воссоздаем этих несчастных? Вы-просто эгоисты от науки...

   -Довольно! -поднял руку Олаф.

   -Нет, не довольно! - повысил голос Айет,- не довольно, господин главный реаниматор! Поначалу я искренне восхищался вашими замыслами, хотя и не все ваши планы вызвали у меня одобрение. Но несмотря на некоторую бесшабашность и игру с огнем, я восхищался вами! Но теперь я начинаю понимать, что интересует вас не судьбы народов, отдельных людей и существ, а лишь сам процесс восстановления. Вы похожи на селекционеров, выводящих новую мясную породу на убой, чтобы она давала побольше мяса! Эгоисты от науки, кто дал вам право брать на себя обязанности Господа Бога, кто разрешил вам тревожить то, что погибло навсегда? О, вы скажете, что я ошибаюсь, что вы стремитесь восстановить всё то прекрасное,что так незаслуженно и безжалостно было уничтожено её величеством историей. Вы скажете, что лишь хотите дать новый шанс погибшим народам... Ну-ну, господа реаниматоры,вперёд! А вы разрешения у мёртвых спросили? Нет? Ха-ха-ха! Желаю успеха в ваших благородных начинаниях...Мы летим на Аао, готовить планету к отражению врага. Приятно оставаться!

   Мурсили не выдержал и закрыл лицо руками, что-то забормотав по-хеттски. Айет гордо поднял голову и вышел к ожидавшим его Таатиру и Ио. Айет не мог видеть глаз Табарны Олафа. Старый учёный, воссоздатель культуры хеттов, дрожащими руками расстегнул ворот своей белоснежной рубашки и медленно опустился в кресло. Олаф чувствовал ,как жжёт его взгляд молодого Мурсили, но так и не поднял глаз.

   Несколько часов спустя небольшой звездолёт с Айетом Таатиром и Ио на борту уже выходил на орбиту, чтобы вскорости начать разгон для выхода в гиперпространство.

   Когда приступ тошноты, обычно охватывающий космонавтов во время гиперперехода, отступил, Айет вылез из своего кресла и подошёл к украшенным клинописными знаками обзорным экранам.

   -Ну, что,-тихо проговорил Айет, задумчиво поглядывая на вспыхивающие точки единого поля на экранах, - есть у вас какой-нибудь план?

   -Никакого плана нет, - вздохнул Таатир.

   Ио хранила молчание. Ааонка даже не поднялась с неудобного для её массивного тело кресла. Она молча смотрела в какую-то точку перед собой.

   Координаты доктора Балинского оказались верными, и в рассчитанное время звездолёт вышел в обычный космос рядом с планетной системой Аао. Ротарианин дал команду компьютеру задействовать планетарные двигатели, и звездолёт-подарок Невозвращенцев стал медленно углубляться в систему Аао.

   До входа в атмосферу у интернационального экипажа было ещё несколько часов, и Ио уже начала предвкушать избавление от опостылевшего ей дыхательного аппарата, а Айет с Таатиром принялись примерять респираторные устройства, уменьшающие содержание кислорода во вдыхаемом воздухе. Эти приборы передал им перед стартом Мурсили. Молодой Невозвращенец почти не поднимал глаз, но при прощании растрогался и не смог сдержать слёз, от которых Айету стало нехорошо на душе. Слишком уж слёзы Мурсили походили на оплакивание обречённых на верную гибель. Йо даже не подала трёхпалой ладони самцу в капюшоне. Айет и Таатир не менее сухо попрощались с Мурсили, хотя и видели, что Невозвращенец искренне огорчён.

   Дыхательный аппарат - вещь страшно неудобная. Это всё равно, что носить две пары брюк одновременно. И если у Айета уже имелся опыт о вставлению в нос различных дыхательных трубок, то Таатир долго вертел головой,постоянно поправляя непривычный прибор и стараясь придать ему максимально удобное положение. Видя мучения Таатира,даже мрачная Ио не выдержала и насмешливо засвистела, а Айет и вовсе захохотал. Таатир было надулся, но потом засмеялся тоже. Некоторое уныние, нашедшее на всех троих после отказа Табарной в помощи, постепенно проходило. И в самом деле, какой смысл волноваться о тех вещах, которые уже нельзя изменить? Именно эта жизнерадостная мысль посетила Айета, пока они смеялись и подмигивали друг другу. Но через несколько минут Ио перестала хлопать крыльями и отвернулась к экранам, на которых уже появилось изображение Аао. Из космоса мир ааонов казался жемчужиной зеленовато-белого цвета, сверкающей на искрящемся звёздами фоне всепоглощающей черноты космического пространства.

   Раздался характерный ноющий сигнал, возвестивший, что компьютер переключается на вход в атмосферу. Таатир, Айет и Ио пристегнули ремни, стараясь при этом не кривиться при мыслях о предстоящем входе в слои атмосферы. Корабль начал сложный маневр выхода на орбиту и успешно проделав несколько витков, приблизился к Аао на максимально допустимое расстояние.

   -Держитесь, - скривился Таатир, - входим в атмосферу.

   Наконец перегрузки отступили, но началась тряска. Таатир громко поблагодарил Великого Сима , когда компьютер включил тормозные двигатели. Ио уже деловито расправляла--крылья, не обращая на тряску ни малейшего внимания. Звездолет находился в нижних слоях атмосферы и вскоре на обзорных экранах появился ааонский океан.. Айет сразу вспомнил, как он кормил ааонских священных рыб, и как сама Мать - Рыба удостоила его своим вниманием.

   Вскоре звездолёт стремительно мчался над заснеженными холмами и исполинскими деревьями. Ио страшно разволновалась, поминутно требовала немедленно приземляться, вызывая улыбку Айета и раздражение Таатира. Наконец, вдали показались первые башни Северного Города, а рядом со звездолётом на безопасном расстоянии уже летели крылатые существа. Ио принялась оглушительно свистеть и размахивать крыльями. Айет и Таатир заткнули уши и попросили Ио немного помолчать, тем более, что её всё равно никто не слышит.

   -Мы свободно вошли в атмосферу и безо всяких помех подлетаем к городу, - покачал головой Таатир. - Ну а вдруг мы не хорошие ребята Таатир и Айет, а кровожадные и беспощадные пираты? Кошмар...

   -Глядите! Глядите!- засвистела Ио, прыгая возле обзорных экранов. - Долина Героев!

   Гигантские статуи ааонских деятелей и мыслителей во всей красе появились на экранах. Видящий их впервые Таатир восхищённо затряс шевелюрой, а когда он увидел величественную скульптуру Праматери Ей, то и вовсе потерял дар речи.

   -Камни Жёлтого Цветка ,- тихо пояснил Айет.

   Через несколько минут космический корабль совершил посадку рядом с огромной статуей-домом в виде страстно распростёртого крылья ааона.

   -На планете Аао утро, - сообщил Айет, сверяясь с показаниями компьютера. - Сильный ветер. Мороз. Таатир, одевай дыхательное устройство и шубу, что ради тебя пожертвовал Мурсили.

   - Благодарю, пробурчал ротарианин .косясь на радостно свистящую Ио. - Вот кому праздник!

   -Самцы, одевайтесь быстрее -нетерпеливо- свистнула Ио, щелкая клювом.-Долго я вас буду ждать?

   -Идём, идём,- Айет подключил респираторное устройство, воткнул в нос дыхательные трубки и облачился длинную, почти до пят, довольно уродливую на вид шубу с трубковидными рукавами.- Эх, с сожалением добавил он, - вот у меня была шуба, так шуба! Ты бы видел ее, Таатир. Из перьев ааонов, натуральная...

   -Самцы, быстрее же! - не выдержала Ио и помчалась к трапу. Айет и Таатир переглянулись и последовали за ааонкой, на ходу поправляя респираторные трубки, от которых страшно чесался нос, и постоянно путаясь в полах своих длинных шуб.

   Ио как вихрь вылетела на трап и в порыве радости взмыла в полный кружащимися снежинками воздух. Когда на трапе появились Айет и Таатир, свист возвратившейся на родину ааонки доносился уже откуда-то сбоку.

   -Великий Сим, - застучал зубами Таатир, пряча руки в карманы. - Ну и холод! Ну и ветер! Как они здесь живут вообще?!

   -Ненормальные, - согласился Айет, пряча голову в плечи от сильного ветра.

   Их встречали. Множество ааонов с криками и свистом парили вокруг .Айет заметил среди них униформообразные жёлтые пояса охраны выборной Матери. Что ж ,отлично .Похоже, всё начальство уже здесь.

   Крылатые существа всё прибывали и прибывали. Таатир ошеломленно взирал на тысячи белоснежных крыльев, сверкающих разноцветными фонариками, которые проносились мимо него в причудливом замысловатом танце. Айет важно поглядывал по-сторонам, и взирал на растерявшегося Таатира с плохо скрываемым превосходством .

   Откуда-то сверху, прямо из месива перьев и клювов, спикировала Ио и приземлялась рядом с Айетом и хлопающим глазами Таатиром. Ааонка постоянно всматривалась куда-то и глухо кудахтала.

   Неожиданно из массы свистящих ааонов решительно вылетел какой-то самец и с громким посвистыванием подлетел почти вплотную к кораблю. И хотя он летел в тени, которую отбрасывал гигантский каменный колосс с распростёртыми крыльями, Айет всё равно узнал его и радостно вскрикнул. Таатир недоуменно взглянул на радостно махавшего рукой юношу ,а Ио уже мчалась к самцу, оглашая заснеженные холмы оглушительным свистом.

   -Ио! - закричал самец, из последних сил работая крыльями.

   -Оа!

   Они встретились в воздухе и закружились, словно две большие сверкающие снежинки, в безумном радостном танце. Ааоны подняли восторженный гвалт, и окончательно осмелев, уже летали над самим кораблём.

   -В чём дело? - спросил Таатир, с невольной улыбкой наблюдая за носящимися в воздухе Ио и Оа.

   -Да ничего такого,-откликнулся Айет, дыша на замерзшие руки. - Просто Ио встретила своего...гм, мужа, которого считала погибшим.А подобные встречи, господин ротарианин, всегда приятны. Ты как думаешь?

   Таатир лишь покачал в ответ головой, чувствуя, что у него замерзли уши, а их удлинённые, свойственные ротарианам мочки на ощупь стали похожи на две мягкие сосульки. Айет снова улыбнулся и затопал ногами, стараясь согреться. А Ио и столь чудесно выживший Оа ещё долго кружились в радостном танце, и даже усилившаяся метель не могла им в этом помешать.      

21

   -Это и есть оружие, закопанное по приказу Великой Праматери Еи?! - изумлённо спросил Айет.

   Таатир тихо засмеялся, с ласковым юмором поглядывая на толпившихся вокруг ааонов.

   -А что, разве мало? - поинтересовалась Выборная Мать, расталкивая крыльями телохранителей.

   Только что десять самцов огромного роста откопали неимоверное количество оружия, зарытое в незапамятные времена во имя Вечного Мира и запрета на войну. Едва оружие показалось на свет после сотен лет забвения, ааоны возбуждённо захлопали крыльями и оглушительно засвистели, некоторые и вовсе не выдержали наплыва чувств и взмыли в морозный воздух, где ещё долго летали взад и вперед, будучи не состоянии успокоиться. Пожалуй, одна лишь Ио сохранила невозмутимый вид. Оа очень хотелось выразить свои чувства громким свистом при виде ужасного легендарного оружия, но он сдержался, поглядывая на свою серьёзную подругу. Выборная Мать внешне казалась спокойной, но и но ней было видно, какой наплыв эмоций она испытывает.

   Айет медленно спустился в яму, полную оружия, и взял в руки длинный ржавый предмет с кривоватым дулом и подобием приклада. Ааоны загалдели. Землянин отбросил ружье и вытащил короткий кривой меч, а затем длинное, покрытое ржавчиной копьё. Вооружившись подобным образом, юноша с видом Дон Кихота взглянул на ааонов снизу вверх.

   - Самец Айет Ларса, - свистнула Выборная Мать, - не правда ли, внушительный арсенал?

   Таатир снова засмеялся, на этот раз намного громче, привлекая к себе удивлённые взгляды. Ио что-то шепнула Оа и насупилась пуще прежнего.

   - Что же ты молчишь? - осведомилась Выборная Мать, косясь на Таатира

   - Глядя на эту груду оружия, - тихим голосом произнёс Айет, - в голову мне пришёл отличнейший план по отражению нападения Брамса.

   - Вот как? - оживилась Мать. - Говори же, самец, не бойся. Что за план?

   - Когда нападут белоцветочные колонисты, мы вооружимся этими мечами, копьями вместе с ружьями и мужественно накроемся белыми простынями. Совершив этот смелый маневр, мы медленно, очень медленно поползём в сторону кладбища...

   - Кладбище? - свистнула Ио. - Что ты несешь, самец?

   - А знаете, почему медленно? - замогильным голосом продолжал Айет.

   - Нет, - ошеломленно свистнула Выборная Мать. - Почему?

   - Чтобы не создавать панику! - Айет отбросил древнее ааонское оружие и схватившись за голову, пару раз пнул ногой кучу металлолома под озадаченный свист ааонов.

   Кряхтя и вспоминая Великого Сима, в оружейную яму спустился Таатир. Ротарианин поднял с земли железный щит с полустёртым изображением ааонской башни, и засмеялся в третий раз, наблюдая как Айет рвёт себе волосы от отчаяния.

   - Дорогие друзья, - провозгласил Таатир, отбрасывая щит,- к сожалению, вынужден вас огорчить. С таким оружием супостататов не одолеть. Это не оружие, а экспонаты для исторического музея. Очень скоро к нам в гости заявится Бонифаций Брамс, плюс пять тысяч головорезов, не знающих пощады...Конечно, мы с Айетом очень счастливы, что вы соблаговолили созвать Совет Стай и после бурных трехдневных дебатов отменили таки табу на войну до полного и безоговорочного изгнания потенциальных агрессоров, но...Клянусь Великим Симом! Бандиты вооружены лазерным и молекулярным оружием. Дезинтеграторами и молекулярными установками. Вы хоть представляете себе, что такое взрыв молекулярной мины?

   - Мы с их оружием встречались, - подал голос Оа, - я сам едва выжил...

   - Кор и его люди совершали всего лишь разведку и не особенно старались устроить здесь показательные стрельбы, - Таатир хлопнул по плечу раскачивающегося взад и вперёд с обхваченной руками головой Айета. - На этот раз они доставят сюда молекулярные миномёты и гранатомёты, плазменные бласт-установки и прочую смертоносную всячину. Не дай вам Великий Сим узнать, что такое действие дезинтеграторов ! Хотя вы можете благодарить Великого Сима за то, что у пиратов нет на вооружении атмосферных торпед или планетовзрывателей!

   Наступила гробовая тишина. Через несколько секунд её прервало бормотание Айета про то, что как раз планетарных торпед им и не хватало. Выборная Мать озадаченно щёлкнула клювом и сложила крылья. Пошёл небольшой снег, и Айет подставил лицо обжигающе-холодным снежинкам. Он даже вытащил из носа дыхательные трубки и, набрав полные ладони снега, с наслаждением умылся. Таатир лишь плечами пожал и отвернулся. Один лишь вид снег вызывал у ротарианина дрожь.

   Айет поднялся и повернулся к куче древнего оружия спиной, Ааоны выжидательно смотрели на чужака без крыльев, словно надеясь услышать от него что-нибудь обнадёживающее. Но молодой землянин казался на редкость мрачным и упорно молчал. А как ааоны его воодушевляли несколько часов назад! Он дурак, и поверил. Вот выкопаем, кричали эти крылатые хвастуны, оружие, что наши предки закопали, и опалим Брамсу крылья! Сбывается, мол, пророчество Праматери Ей, и оружие снова будет извлечено на свет, чтобы Стаи сумели постоять за себя. Айет тяжело вздохнул и подошёл к Выборной матери.

   -Мне нужна карта Аао, - сказал он, - самая подробная карта всего материка, как его обитаемой, так и необитаемой частей. Конечно, вряд ли пираты сунутся на другие материки, если только не хотят превратиться в ледяные статуи, но всё же... Я также хочу осмотреть место, где вы прячете сокровища Масинги ,чтоб ему пусто было! Угораздило же его прилететь помирать именно на эту планету! Вы тоже хороши...

   - А мы при чём, самец? -обиделась Выборная Мать,

   - Когда Масинга, или как там звали этого чужака, дарил вам камни, он просил вас выставлять их напоказ, да так, что их с другой планеты видно?

   - Нет, - свистнула Мать. - Ты самец, не нагнетай так обстановку...Масинга сказал, чтобы мы прятали эти камни, но мы решили украсить глаза Праматери Еи!

   - Так я и думал, - вздохнул Айет ,оглядываясь на Таатира. - Мне необходимо осмотреть Северный Город и другие города. Еще нужен список всех Стай и места их постоянного, так сказать, базирования, то есть проживания.

   Из ямы появился Таатир, таща за собой ааонское копьё со ржавым наконечником. При виде ротарианина Айет не смог сдержать улыбки, несмотря на всю серьёзность положения, в котором они находились.

   - И ещё одна вещь, господа, - продолжил Айет, поворачиваясь к притихшим ааонам. - Сокровища Масинги должны будут спрятаны в самом недоступном месте вашей прекрасной планеты, например, где-нибудь на полюсе или же дне океана. А ещё можно спрятать их в животе Мать-Рыбы.

   Ааоны засвистели.

   - Да пошутил я, пошутил... Спрятать нужно не только сокровища, но и камни Жёлтого Цветка. Предлагаю извлечь их из глазниц статуи Ей и тоже куда-нибудь запрятать.

   Услышав такое, ааоны снова подняли возмущённый свист, и один зa другим принялись взлетать вверх, где и стали носиться над ямой с оружием, свистя и кудахча с самым оскорблённые видом. Айет с Таатиром заткнули уши. Взмахнув крыльями, к космонавтам подпрыгнули Иo и Оа. Ааонка ничего не стала говорить, лишь поднесла палец к совиной голове и совсем по-земному покрутила им у виска. Этот красноречивый жест Ио почерпнула из своего опыта общения с Брамсом.

   - Кажется, ты сказал что-то на редкость неприличное, землянин, - прокричал Таатир. - Судя по их реакции, легче открыть секс-шоп в Новом Дубае, чем обезобразить их любимую статую!

   Когда страсти накалились до предела ,в воздух с достоинством вознеслась Выборная Мать Северных и Южных Стай. Дорогу ей своими накаченными крыльями прокладывали солидные самцы-охранники .Выборная Мать зажгла все фонарики на своих крылях, и ааоны успокоились как по волшебству.

   - Как всё просто, шепнул Таатир хмурящемуся Айету, - зажёг нужный свет, и все молчат как миленькие, мне бы такие фонарики...

   Добившись тишины, Выборная Мать приземлилась прямо перед несколько смущённым Айетом. Ио и Оа почтительно попятились. Самцы-охранники тоже вознамерились было приземлиться, но Выборная Мать раздражённым жестом велела им оставаться в воздухе и ждать приказаний.

   - Почему мы должны осквернять статую Великой Праматери Еи? - обратилась Выборная Мать к Айету, - Самец, мне кажется, ты не совсем понимаешь, о чем говоришь и что предлагаешь!

   -Да?- скрестил руки на груди Айет. - Наверное, вы должны догадываться, каким образом Брамс пронюхал про камни. Скорее всего, Кор, как и полагается приличному разведчику, снял на стереоплёнку некоторые пейзажи вашей живописной планеты. Подозреваю также ,что Кор, будучи искренне восхищён видом Долины Героев, произвёл несколько снимков на память, в том числе и возле статуй. Затем он летит домой, показывает фотографии Бонифацию Брамсу, а Бонифаций Брамс, если только он не круглый дурак, а он не круглый дурак, замечает своими орлиными глазами прекрасные камни, украшающие лицо каменной Еи ."Ara!"-говорит Брамс, садистически улыбается, многозначительно поглядывает на подчинённых и отдаёт мудрый приказ готовиться к нападению. Нападению на нас с вами, дорогие друзья. Ясно, что в первую очередь они постараются заграбастать Камни Жёлтого Цветка. Они ведь понимают, что Аао-не колония бедолаг-шахтёров и может случится что угодно, а значит, необходимо захватить камни, стоящие неимоверных денег, а затем уже со спокойной совестью прочесать планету в поисках остальных сокровищ Масинги. Так что выбирайте, крылатые красавцы и красавицы, или мы спрячем камни и сокровища в надёжное место или же... Думаю, вы меня понимаете, ребята.

   Ааоны снова загалдели, и даже фонарики Выборной Матери не сразу их успокоили. Когда порядок всё же был восстановлен, главная ааонка вплотную приблизилась к Айету и взглянула ему в глаза.

   - Пожалуй ты прав,самец,-просвистела она. - По нашим законам, я ,как Выборная Мать, имею право в случае чрезвычайной ситуации принимать единоличное решение без одобрения Совета Стаи. Ты и твой розовокожий друг получите всё необходимое, а я, со своей стороны, сделаю все от меня зависящее.

   - Спасибо за доверие, - облегченно вздохнул Айет, многозначительно поглядывая на Таатира. - Ещё бы я попросил передать в наше распоряжение моих друзей Ио и Оа. - Айет с улыбкой кивнул просиявшим друзьям. - И несколько толковых ребят для коммуникации. Нам потребуются переговорные устройства.

   - Да будет так, - провозгласила Выборная Мать, расправляя крылья и с явным неудовольствием глядя на ждущих её в воздухе охранников .- Кого ты хочешь ,самок, я надеюсь?

   - Можно пополам, - осторожно сказал Айет. - Самки, конечно, существа умнейшие, но и самцы мне не помешают, для разнообразия.

   - Это потому, что ты сам - самец, - насмешливо свистнула Выборная Мать, готовясь взлетать. - Кстати, всё забываю тебя спросить, твоё непосредственное начальство на Земле - зто самки?

   - Конечно, - заверил ее Айет.- У нас в космическом отделе я - единственный самец, да и то лишь благодаря моим некоторым, гм...способностям. Каждый день я имею счастье общаться с командным составом, состоящем исключительно из женщин.

   - Молодец. - одобрила Выборная Мать, для пробы пару раз взмахнув крыльями и обращая взор на усмехавшуюся физиономию Таатира. - А у вас как, розовокожий?

   - У нас самок вообще нет! - с серьезнейшим видом ответил Таатир. - Мы почкованием размножаемся.

   - Не слушай его, Выборная Мать! - Айет толкнул ухмыляющегося Таатир локтем в бок. - Он шутит. На Ротаре тоже правят самки. Правда ,Таатир?

   - Правда, - подтвердил ротарианин, мечтательно вздыхая.- Хорошо бы сейчас увидеть какую-нибудь хорошенькую..

   - Ваши планеты - пример для подражания, - заявила Выборная Мать. - Хоть бы у вас поучились наши борцы за равноправие самцов!

   С этими словами Выборная Мать величественно полетела в направлении Северного Города .Чуть позади следовал почётный караул дюжих телохранителей.

   - Не обращай внимание на самок, - возмущённо захлопал крыльями Оа ,- даже главных. Рано или поздно женский шовинизм будет окончательно искоренён. Айет, я ешё не рассказывал тебе про Оея Освободителя, триста лет тому назад боровшегося за права самцов? Он добился для нас права голосования. Это был истинный борец за свободу и равноправие!

   - Интересно было бы послушать, - поперхнулся Айет, замечая усмешку Таатира и яростные глаза Ио.

   Заручившись поддержкой Выборной Матери, Айет немедленно развернул бурную деятельность по подготовке к отражению нападения. Впрочем Айет прекрасно понимал, что отражение-это слишком громко сказано. Но несмотря на сомнения, он решил всё же действовать и первым делом отправил один из допотопных ааонских звездолётов на орбиту. Экипажу строго-настрого велели при появлении гиперпространственных колебаний и обнаружении вражеских кораблей немедленно посылать предупреждающее послание на Аао ,и тут же удирать изо всех сил. Остальные пять кораблей и звездолёт, подаренный Невозвращенцами, были спрятаны в горах к северу-западу от Северного Города. По приказу Айета и под чутким руководством Таатира все шесть звездолётов были тщательно замаскированы посредством снега и веток, так что заметить их сверху было довольно проблематично, если только пираты не устроят проникающую лучевую разведку местности. Айет надеялся, что такого крутого оборудования у Брамса нет. Землянин также уговорил Выборную Мать перерыть и завалить деревьями космодром, потому что Брамс непременно вознамерится его бомбить. Не найдя никаких признаков космодрома, в душу врага вкрадётся тревога, что конечно очень выгодно со стратегический точки зрения.

   - Ничего в душу им не вкрадётся, - не без скептицизма заметил на это Таатир, но возражать не стал.

   "Уничтожив" космодром, Айет мобилизовал все наземные и воздушные виды транспорта .И если от снегоочистителей и неуклюжих летательных аппаратов, что раз в год летели на полюса, толку ожидалось мало, то небольшой флиттер, прилагавшийся к кораблю Невозвращенцев, очень радовал Айета, несмотря на то, что в космосе он летать не мог, в отличие от комических спасательных челноков, которые обычно прилагаются к звездолетам. Айет лично совершил на нём инспекционные полёты, которыми остался весьма доволен.

   Ио и Оа командовали извлечением камней Жёлтого Цветка из статуи Праматери Еи и эвакуацией сокровищ Масинги в надёжное место.

   - Масинга, - сказал Айет, наблюдая за проносившимися под крыльями флиттера верхушками деревьев. Вдвоем с Таатиром они летели на север, к потайному месту, где ааоны прятали "потайное место" Масинги.- Странное имя для чужака.

   - Очень странное, - Таатир, задумчиво провел ладонью по волосам. - Земное. Может, все- таки землянин этот Масинга?

   - Ааоны говорят, что у него было по четыре пальца на руках.

   - Космос велик, - философски сказал Таатир, - а мы только едва - едва начали изучение небольшого участка нашей галактики. Кто знает, сколько разумных рас вокруг нас? Сколько кануло в лету? Про существование скольких из них мы так никогда и не узнаем?

   - Да, - пробормотал Айет, погружаясь в свои мысли. Флиттер мчался на север.

   Когда Айет и Таатир прибыли в "потайное место", скрытое в дремучем лесу рядом с Северным Городом, они обнаружили небольшую хижину, внутри которой находилась аккуратная могила, тщательно ухоженная. На холмике замерзшей земли блестел инеем космический шлем, увидев который Айет сразу напрягся, а Таатир что-то неразборчиво пробормотал по-ротариански.

   Айет провел пальцем в перчатке по холодной металлической поверхности шлема. Странные дуги шли по бокам шлема, на передней части блестело изображение золотого треугольника.

   - Все-таки чужак, - возбужденно проговорил Айет. - Это инопланетный шлем, видишь эти знаки? И металл какой-то странный. А форма?

   - Ио рассказала, что Масинга перед смертью уничтожил свой корабль.

   - Уничтожил?

   Айет и Таатир стояли перед остатками небольшого челнока, но никак не космического корабля. На искореженных листах обшивки чернела гарь, развороченные плиты почти не видны из-под сугробов. Айет присел на корточки и провел ладонью по металлу. Таатир молча смотрел на него. Снег падал крупными хлопьями вокруг,тишина окутывала их со всех сторон. Айет вздрогнул и поднялся. Оглушающе заскрипел снег под подошвами.

   - Явно челнок, - тихо сказал Таатир. - Слишком мал.

   - Где же корабль Масинги? - покачал головой Айет. - Неужели на орбите?

   - Мы бы обнаружили его.

   - Действительно. А если у расы Масинги звездные корабли такие маленькие?

   - Где же гиперпривод, ты его видишь?

   - Нет, не вижу... Но может, они обогнали нас по технологиям.

   Таатир хмыкнул.

   - В любом случае, сейчас это не имеет значения.

   - Теперь сокровище, - напряженно сказал землянин, стряхивая с ладоней снег. - Идем обратно в хижине. Подожди...

   Оглянувшись, Таатир увидел, как Айет сорвал с ближайшего дерева несколько веточек. Затем они зашли в хижину. Айет молча положил букет из веток на могилу. Таатир одобрительно кивнул. Затем их внимание переключилось на то, ради чего, собственно, они прилетели.

   Час спустя, когда флиттер нес их назад, Айет нарушил молчание

   - Как думаешь, Таатир...

   - Да? - ротарианин повернул голову.

   - Это действительно то, что мы думаем?

   Таатир молча кивнул и отвернулся. Айет вздохнул и снова погрузился в размышления.

   С всеобщего одобрения хижина была разобрана, а могила Масинги и остатки челнока тщательно замаскированы и засыпаны снегом. Сокровище было решено спрятать далеко на севере, что и было вскоре проделано. Место было настолько глухим, что даже Ио не решалась отлетать от флиттера больше чем на десять-пятнадцать метров. Стоял лютый холод, а неожиданно налетавшие стремительные порывы ветра, больше похожие на ураган, со страшной силой раскачивали исполинские деревья, засыпая флиттер целыми горами снега. В результате сокровища Масинги закапывали час, а флиттер откапывали в течении целых трёх часов

   Когда Айет взял курс на юг, поднялся страшный ураган и пришлось экстренно приземляться, рискуя при этом налететь на деревья. Ещё несколько раз Айет поднимал машину в воздух и столько же раз был вынужден совершать экстренную посадку. В конце концов после долгих мучений с грехом пополам удалось покинуть опасную зону, и флиттер вернулся в Северный Город, а натерпевшийся страха. Айет дал себе зарок никогда больше не летать во время ураганов, бурь и всевозможных вьюг. Хотя он тут же вспомнил про сокровище Масинги, и остаток дня провел , непрестанно думая о чудесной находке.

   На следующий день Айет сделал ещё одно заявление, повергшее Выборную Мать в лёгкий шок.

   - Всех детей необходимо эвакуировать в Южный Город, - решительно заявил Айет, рубя воздух ладонью, как древний революционер.

   - Даже только вылупившихся? - ужаснулась Выборная Мать.

   - Всех! - нетерпящим возражений голосом сказал Айет. - Ещё я бы попросил, чтобы в Южном Городе немедленно начались строительства подземных укрытий и убежищ.

   - Для чего нужны эти убежища? - недовольно щёлкнула клювом Выборная Мать.

   - Бомбёжки, Ваше Выборство, - вздохнул Айет, - бомбёжки...Кстати, мне в голову пришла ещё одна мысль.

   Этой мыслью юноша поделился с Таатиром. Ротарианин одобрил новое начинание. Выборная Мать даже не стала задавать лишних вопросов. Ааоны-стеклодувы изготовили два огромных стеклянных камня, покрытых особой жёлтой краской. Увидев эти изделия, Айет радостно потёр руки и признался, что никогда бы не отличил настоящие камни от этой фальшивки. Лжекамни были незамедлительно вставлены в глазницы статуи, вызвав восхищение Выборной Матери своей внешней подлинностью.

   - Я хочу, чтобы Брамс приземлился именно в Северном Городе! - объяснил юноша обозревавшей камни Выборной Матери. - Таким образом мы защитим Южный Город, куда мы отправим всех детей и стариков. Кроме того, если Брамс увидит что камней нет, то начнёт рыскать по всей планете. А это нам совсем не нужно.

   - Но Северный Город может подвергнуться этой...как её, БОМБАРДИРОВКЕ!- озабоченно свистнула Выборная Мать

   - Вряд ли! -сказал Айет. - Брамс не решится обстреливать город из бласт-установок так как так можно повредить статуи, а значит и Камни Жёлтого Цветка . Сомнительно, чтобы бандиты тратили заряды на никчёмную бомбёжку. Во-первых, они не ожидают встретить здесь серьёзное сопротивление, а во-вторых, колонисты наверняка надеются поживиться чем-нибудь в Северном Городе...Знаете, чем бандиты и пираты отличаются от военных? Нет? Военные сначала бомбят, а потом грабят, а бандиты наоборот: в начале грабят, а потом уже бомбят и стреляют. Трудно сказать, кто же из них лучше!

   Озадачив Выборную Мать этими изречениями, Айет передал верховной ааонке свою убедительную просьбу о внеочередном всеобщем собрании взрослых самцов и самок всех Стай для обсуждения кое-каких злободневных вопросов. Выборная Мать согласилась наложить такую резолюцию, и буквально за одну ночь миллионы крылатых существ заполнили воздушное пространство неподалёку от Долины Героев, вплоть до самого горизонта, а готовящемуся к выступлению Айету Ларса показалось, что он попал в сплошное крылатое царство из белых сверкающих перьев, мелькающих фонариков и гортанных криков на всех языках планеты Аао. Юноша кивнул глазеющему на это удивительное зрелище Таатиру, со свистом вдохнул побольше воздуха через нос и с решительным видом вышел вперёд,

   -Дорогие друзья! - просвистел он по-ааонски, косясь на возмущённо захлопавшую крыльями Ио, которая не могла слушать этот страшный акцент, с которым говорил бескрылый самец-землянин. Выборная Мать никак не отреагировала, а Оа одобряюще щёлкнул клювом: давай, мол, Айет, покажи этим узурпаторшам,что и самцы кое-чего стоят.

   - Друзья, - продолжил Айет, прислушиваясь к раскатам своего собственного голоса, распространяемого множеством мощных динамиков, подключенных к микрофону в антиветровом чехле их белых перьев, возле которого он стоял, словно рок-певец из 20-го века, - у меня для вас не очень приятные известия. Впрочем, они вам уже давно известны...Как известно, священные сокровища старого землянина Масинги спрятаны в надёжном месте. Пять тысяч бандитов, вооружённых до кончиков перьев, готовят вероломное нападение на планету Аао, и с огромным стыдом я вынужден признать, что подавляющее число бандитов принадлежит к моей расе, расе землян. Это безжалостные и бесчувственные существа, их цель-захват Аао, заполучение камней Жёлтого Цветка, которые завещал вам Масинга. По моей просьбе, Великая Выборная Мать уже отдала мудрое распоряжение об эвакуации детей и стариков в Южный Город, где уже полным ходом идёт сооружение подземных убежищ. Что касается нас с вами, мы все покинем Северный Город. Все Южные Стаи, а также Стаи, проживающие вдали от Северного Города, должны будут сосредоточиться у побережья океана в лесах и ждать тем приказаний Выборной Матери. О дислокации остальных Стай будет сообщено особо. Что касается детей, то их отправка в Южный Город продиктована из соображений безопасности. У противника имеются быстрые корабли и флиттеры вооружённые мощным оружием, и мы не хотим рисковать птенцами, оставляя их рядом с родителями. Я знаю, как вам тяжело расставаться с детьми, но к сожалению, это необходимо. Конечно, наилучшим вариантом было бы спрятать детей где-нибудь в другом месте, но проблема подвозки продовольствия и обеспечения энергоресурсами и водой, а самое главное, острейшая нехватка времени на позволяет нам сделать это"Поэтому дети будут находиться в Южном Городе до тех пор, пока там будет безопасно. Если же их нахождение станет там опасным, то тогда мы будем вынуждены перемещать их в другие места, проживание в которых не так комфортно.

   Айет замолчал и медленно обвел взглядом волнующееся море белоснежных перьев и щёлкающих клювов. Неожиданно в душу Айета закрался страх. Он возложил на себя огромную ответственность за целую планету, за миллионы жизней, за целый мир. Множество судеб теперь зависит от него, молодого лейтенанта Космических Сил Земной Конфедерации. Справится ли он с этой ношей, имеет ли право распоряжаться судьбой целой планеты? Может лучше просто-напросто посоветовать ааонам прятаться, пока пираты не улетят восвояси? Айет закрыл глаза, собираясь с мыслями. Как же много от него зависит! Имеет ли он право... Не за это ли Айет ругал самонадеянных Невозвращенцев, осмелившихся вмешаться в ход истории? Юноша открыл глаза. Ведь он выступал с речью впервые в жизни.

   - Нас с вами в сотни раз больше чем пиратов, - но враг вооружён лазерным и молекулярным оружием, которого нет в нашем распоряжении, если не считать трёх бластеров. Но кое-какие методы борьбы имеются и у нас . Не вступая с ним в открытый бой, мы в состоянии оказать сопротивление, достойное ваших предков! Я не хочу пугать вас...Скажу лишь, что впереди всех нас ждут суровые испытания. Скоро я встречусь со всеми Матерями Стай Севера и Юга для выработки плана общих согласованных действий, Я очень надеюсь на вашу поддержку и ваше мужество и да поможет нам в этом Господь Бог, Великий Сим и Великая Праматерь Ея вместе со всеми идолами Стай Севера и Юга!

   Айет обвел взглядом белоснежное море вокруг. Секунда звенящей тишины, и воздух взорвался оглушительным боевым кличем ааонов.

   Айет увидел возбуждённое лицо Ио и что-то радостно свистящего ему Оа. Но что именно хотел сказать Оа, юноша так и не услышал. Сердце молодого землянина сжималось от тяжёлых предчувствий. Морозный ааонский ветер обжигающе дул с севера, но Айет почти не обращал внимания на его яростные порывы. Страшные воспоминания ротарианских боёв вдруг нахлынули на Айета. Стоящий рядом Таатир с тревогой заметил, как изменился в лице его друг.

   - Айет, что с тобой, тебе плохо?

   - Пока ещё нет, - вымученно улыбнулся Айет, - пока ещё нет...   

22

   Бонифаций Брамс находился в превосходном расположении духа, и даже лёгкий приступ тошноты при выходе из гиперпространства никак не отразился на его круглом бородатом лице. Брамс даже потёр руки при виде зеленоватого шара планеты, появившегося на обзорных экранах белоцветочных кораблей. Сидящий рядом доктор Балинский изучал данные, выдаваемые корабельными компьютерами на экран внешнего обзора. Бонни Брамс и доктор находились на борту старого земного крейсера, брошенного когда-то на одной из колоний пятьдесят лет назад. Люди Брамса нашли и отремонтировали старый звездолёт, превратив в ударную силу всей колониальной эскадры. Крейсер носил гордое имя "Крутой мужик", которое очень нравилось всем жителям колонии Белого Цветка.Всем, за исключением доктора Балинского.

   Вслед за "Крутым мужиком" из гиперпространства появилось двенадцать звездолётов поменьше, причём самых разнообразных конструкций Среди них имелся даже бывший корабль-ресторан с отелем внутри. Теперь в комнатах бывшего отеля с надписями "Нажмите на кнопочку-явится дежурный по этажу" располагались бравые колонисты и примеряли респираторные дыхательные устройства, впихивая в носы непривычные трубки. Вооружение разношерстной эскадры составляли бласт-орудия и лазерные дезинтеграторы, один вид которых внушал уважение, больше смахивающее на обыкновенный страх. Самый большой дезинтегратор находился на "Крутом мужике". Что касается атмосферных торпед, то их, как и предполагал Айет Ларса, у Брамса не было, хотя они и представляли из себя предмет его постоянных мечтаний. Но современное вооружение военного комплекса Земли и Ротара было пока для пиратов недоступно. Впрочем, для ааонов и бласт-орудий двадцатилетней давности вполне хватит.

   Несмотря на старания Балинского,а вернее, благодаря этим стараниям, "великий" рейд за сокровищами Масинги задержался больше чем на неделю. Всё это время Балинский терпеливо разъяснял раздражённому Брамсу, что ещё не всё готово, что задерживается поставка зимнего обмундирования с Зеро. На самом же деле одежда была давно готова, но доктор тянул время надеясь, что Айет и Таатир воспользуются этим подарком и как следует подготовятся к приёму незваных гостей, а главное, вызовут на помощь землян и ротариан, желательно в составе из пяти-шести дредноутов с тысячами этак двадцатью космодесантниками вместе с летающими танками, бронемашинами и всепланетными переносными орудиями, стреляющими молекулярными снарядами. Доктор очень надеялся, что завидев такие полчища, Брамс не станет геройствовать, вернее идиотствоватъ, а сочтёт за лучшее ретироваться с самой максимально возможной скоростью. А там глядишь, выследившие гиперколебания земляне и ротариане появятся и в колонии Белого Цветка...

   На одном из экранов появилась сосредоточенная физиономия Кора.

   - На орбите маленький корабль, - сообщил гигант.

   - Серьёзно? - проворчал Брамс, почему-то раздражаясь. - Надеюсь, он не собирается нас атаковать?

   - Что ты, Бонни,- пожал плечами Кор. - Звездолетик уже скрылся, наверное сиганул на посадку, завидев нас.

   - Хм, - задумался Брамс и забарабанил пальцами по колоде карт, лежащей перед ним. - Пасьянс может разложить? - добавил он задумчиво.

   Балинский молча наблюдал, как Брамс раскладывает карты, что-то неслышно бормоча. Неужели Таатир и этот Айет Ларса не сообщили на Землю? Если бы земляне или ротариане были здесь, то давно бы заявили о своем присутствии. А может они всё же на Аао, прячутся в засаде? Да нет, вряд ли. Зачем прятаться от тринадцати кораблей с устаревшим вооружением, когда можно смело идти в атаку? Итак, по всей видимости космическое пространство вокруг планеты Аао чисто, если не считать удравшего кораблика, Доктор взглянул на томящееся от ожидания лицо Кора. Никаких землян и ротариан на Аао нет и кажется уже не будет. Балинский вздрогнул, когда Брамс смешал карты. Это означало, что глава пиратов принял решение. Что ж, он сделал всё, что мог.

   - Всем кораблям, - тихо сказал Брамс. - Приближаемся к планете. Выходим на орбиту. На посадку идём в указанном мною районе.

   - Есть! - обрадовалось изображение Кора, исчезая.

   Брамс задумчиво сложил карты и повернулся к Балинскому.

   - Доктор, ты пасьянс раскладывать умеешь?

   - Нет, -покачал головой Балинский ,хотя и умел.

   - Не умеешь? - с сожалением проговорил Брамс .- Это так успокаивает нервы!

   Вскоре все тринадцать белоцветочных кораблей вышло на ближнюю орбиту, и колонисты заняли места в противоперегрузочных креслах. Когда начались перегрузки, Балинскому пришло в голову что хорошо ещё, что у Брамса нет десантных капсул и всем звездолётам приходиться совершать посадку...Хорошо? Он попытался улыбнуться, но у него ничего не получилось. А может плохо?

   Брамс первым поднялся со своего кресла и велел Кору немедленно лететь в район, где находились гигантские статуи и Камни Жёлтого Цветка.

   Через полчаса белоцветочная эскадра уже парила под облаками, находясь над Северным Городом. Удовлетворённо улыбаясь, Брамс приказал садиться между двумя большими холмами на окраине города, как раз в том месте, где начиналась Долина Героев. Место посадки было выбрано не случайно, так как представляло из себя большое заснеженное поле и идеально подходило для приземления. Брамс схватился бы за карты, если б узнал, что Айет Ларса всерьез подумывал о превращении этого поля в ловушку из замаскированных ям, и лишь нехватка времени и появление пиратов не позволили ему претворить этот план в жизнь.

   Душераздирающий вой планетарных и тормозных двигателей нарушил тишину и покой снежных холмов и жилых домов-башен. Электричество не было выключено, хотя солнце столо в зените и было то самое редкое на Аао время, когда не шёл снег, а небо было почти чистым, если не считать довольно внушительных облаков, медленно приближающихся с севера. Даже обычный для этой суровой планеты ветер совершенно успокоился и лениво раскачивал ветки исполинских деревьев на окрестных холмах. Казалось, сама природа замерла, рассматривая и оценивая непрошенных гостей.

   "Крутой мужик" приземлился первым, за ним спустились и остальные корабли. В воздух взметнулась снежная пыль, а когда она опустилась, из недр звездолётов уже вовсю прыгали вооружённые люди с торчащими из носа дыхательными трубками и облачённые в утеплённые куртки, штаны и шапки. Вооружение захватчиков составляли бласт-ружья и бластеры, многие тащили ручные молекулярные гранатомёты и сумки с гранатами. Затем выкатили молекулярные миномёты, несколько устаревшие, но вполне боеспособные,3а пехотой появилось несколько бронированных машин, похожих на танки и десять флиттеров, вооруженных бласт-установками и молекулярными пушками. Машины моментально взмыли в воздух для охраны десанта, уже начинавшего занимать предварительные боевые позиции.

   Позже остальных на землю Аао ступили Брамс и доктор Балинский.Брамс был облачён в шубу из ааоновских перьев, конфискованную им у Айета Ларса. Охрану высокого начальства обеспечивало до тридцати здоровенных колонистов самого зверского вида. Внизу Брамса и Мандельштама уже поджидал Кор.

   - Ну, как дела, как высадка? - поинтересовался Брамс, ощупывая носовые трубки и поправляя прибор на поясе. - Боже, ну и холод здесь!

   - Высадка идёт отлично! - радостно сообщил Кор. играя бластером. - Наши люди уже разбились на отряды и ждут приказаний.

   - Признаки туземцев есть? - спросил Балинский , внимательно оглядывая снежные холмы и высящиеся за ними первые башни и статуи слева.

   - Никак нет! Вокруг ни души. Датчики живых организмов молчат, - Кор пуще прежнего завертел в руках бластер. - Наверное, все пташки в страхе улетели, испугавшись наших кораблей.

   - Бластер убери, идиот, - поморщился Брамс, кутаясь в трофейную шубу, а то выстрелит ещё...Улетели, говоришь? Хм, сомневаюсь, приятель, очень сомневаюсь! Что скажешь, господин доктор?

   - Думаю, нужно начать продвижение в город,- сказал Балинский, - а также в сторону гигантских статуй. Если туземцы бежали, то половина дела уже нами, вернее ими, сделана, камни Жёлтого Цветка в наших руках! Оставив в городе и рядом со статуями сильные отряды с техникой, мы полетим искать остальные сокровища. Если здесь находятся остатки космического корабля, то мы их найдём без особого труда. Я предлагаю немедленно отправить несколько флиттеров на разведку близлежащих территорий.

   - Гм, горючее они много жрут -заметил Брамс.- А горючее денег стоит.

   - Флиттер - не звездолёт, - усмехнулся Балинский ,-скорости слишком разные. Когда ты мчишься с бешенной скоростью над поверхностью на планетарных двигателях, то многого не разведаешь, хотя компьютерная съемка - вещь тоже серьёзная. Кстати, горючее для планетарных двигателей тоже стоит немало, разве не так? К тому же здесь сложный холмистый рельеф и лететь на скоростном звездолёте на низких высотах опасно даже с автопилотом. Параметры не те!

   - У нас ещё космический челнок есть, - вставил Кор с умным видом.

   - Есть, - согласился Балинский ,-но я посоветовал бы поберечь наш единственный челнок. Я вообще считаю, что он стоит всех наших ржавых кораблей вместе взятых.

   -Ладно, уговорил,- проговорил Брамс, поднимая голову к небу, где набежавшие облака уже заслонили солнце. - Действуй как считаешь нужным.

   Пока колонисты совещались, природа Аао пробудилась и перестала стесняться. Пошёл снег, а неожиданно и резко усилившийся ветер быстро превратил снегопад в довольно сильную метель. Брамс и Балинский на бронированной машине отправились в Долину Героев, где с большим удовлетворением убедились, что камни на месте и никуда не исчезли вместе с жителями города. Правда, Балинский обратил внимание на полузасыпанные снегом следы гусениц, ведущие от статуи с камнями. Доктор взглянул вверх, затем опять на гусеничный след. В этот момент радостно потирающий руки Брамс предложил немедленно лезть за камнями, не дожидаясь пока метель успокоится.

   - Не стоит, - поспешно проговорил доктор.

   - Почему? - удивился Брамс.

   - Мы только потеряем зря время, - объяснил Балинский. - Необходимо исследовать этот город из башен и статуй и везде понаставить наших людей. Всё равно разведка флиттерами отменяется. В такую погоду лететь нельзя.

   Эти доводы убедили Брамса, и пираты, разделившись на несколько отрядов, стали углубляться в Северный Город при поддержке бронированных самоходок, которые медленно двигались впереди пехоты. Ещё одна группа заняла Долину Героев, причём возле статуи Праматери Ей Балинский поставил ни много ни мало пятьдесят человек и пригрозил, что за камни охранники отвечают не только головами, но и другими, не менее важными частями тела. Нагнав на охранников страху, Балинский поспешил к несколько помрачневшему Брамсу, сидевшему в большом кресле, установленном прямо в сугробе. От снега Брамса защищал гнущийся на ветру гигантский зонтик специально вынесенный из "Крутого мужика". Брамсу было холодно, но он упрямо сидел в своём кресле и слушал доклад вытянувшегося по стойке "смирно" Кора. Первое, что сквозь порывы ветра услышал подошедший Балинский, был изумлённый возглас Брамса.

   - Как! Что значит "пуст"? Доктор, ты слышал?

   - Башни и улицы совершенно безлюдны, - развёл руками в перчатках Кор. - Мои люди обыскали почти все дома, но никого там не нашли. Думаю, крылатые существа убежали, то есть улетели...Бонни, здесь очень холодно! Давай найдём хорошую башню с отоплением, а?

   - Помолчи... - Брамс задумчиво прислушался к всё усиливавшему завыванию ветра. - Что-нибудь стоящее в башнях нашли?

   - Немного платиновых вещиц, явно монет, Вот...-Кор порылся в кармане и извлёк несколько ааонских монет-аи в форме просверлённых посередине платиновых шариков.

   - Деньги! - Балинский взял аи в руки и стал рассматривать странные знаки на поверхности ааонской валюты. - Вы только посмотрите! Ведь это письменность. Видишь эти знаки, Бонни?

   - Вижу, - Брамс принял из рук Кора ещё один аи и взвесил его в руке. - Тяжёлый...

   - В городе этих шариков довольно много, - продолжал доклад Кор, - мы даже обнаружили башню, внутри которой оказались настоящие сейфы. Правда они пусты, не иначе, пташки успели увезли всю платину!

   - Что-то вроде хранилища? - покачал головой Брамс, щурясь от ветра и наблюдая как мимо его кресла с зонтиком утопая в снегу, марширует отряд колонистов утеплённой униформе. - Значит, или здесь залежи платиновых руд или же ааоны открыли эти самые залежи на какой-нибудь ближайшей к ним планете...

   - За городом мы нашли теплоэлектростанции, - возобновил свой отчёт Кор, - и ещё много чего: помещения, похожие на заводы и мастерские, телестудии, цеха забитые аппаратурой, тепличные плантации с автоматическим регулированием температур, пустые склады с остатками неизвестного зерна. А ещё в городе есть огромная статуя, похожая вот на эти, но жилая!

   - Жилая? - вздрогнул Брамс. - Как жилая?

   - Она полая изнутри, вся сияет электрическими огнями и имеет большой вход, в который мы забрались с большим трудом. А внутри всё похоже на огромный курятник с телеэкранами и электричеством с отоплением. Думаю, тебе следует на это взглянуть.

   - Что ж, поехали, доктор? - повернулся Брамс. - Ты не против? А то я и вправду замёрз уже...

   Балинский молча кивнул в ответ. Он продолжал хранить молчание, когда подъехавший бронированный танк принял их в себя и направился в Северный Город, потому что лететь туда не было никакой возможности из-за всё усиливающегося снега и ураганного ветра.

   Брамс сидел тихо, изредка что-то бормоча себе под нос. Балинский не выдержал и вылез из люка на броню самоходки, где мёрзли Кор и охранники. Несмотря на холод, доктор восхищённо крутил головой по сторонам, удивляясь высоким башням, снежным холмам и исполинским деревьям, вблизи оказавшимся ещё более величественными. Поселение ааонов не было похоже на современный город, полный грязи и смрада. Где сейчас увидишь в городах столько деревьев и этот девственный снег на холмах?

   По улицам Северного Города рыскали вооружённые колонисты. Балинский поежился от принизывающего ветра. Итак, жители покинули город. Значит, Таатир и Айет предупредили их о грозящей опасности. А может, они даже не прилетели на эту планету? Балинский провёл пальцем по полосе снега на броне движущейся через растущие сугробы машины. Нет, Таатир и Айет здесь, это точно. Наверняка именно им пришло в голову заменить камни. То, что камни Жёлтого Цветка заменены на фальшивки, доктор почти не сомневался. Почти. Он видел следы гусениц возле статуи. Скорее всего, крылатые существа увезли драгоценные камни в надёжное место, куда спрятаны и остальные сокровища старого Масинги. Но разве только в сокровищах дело? Брамс говорил про платиновые руды, а платиновые руды - это огромное богатство. Само собой, Брамс захочет завладеть богатствами Аао. А для того, чтобы сделать это, необходимы две вещи: захватить планету, что уже почти сделано, и второе: нейтрализовать жителей. Как это сделать? Геноцид? Нет, поморщился Балинский, вряд ли Брамс пойдет на такое. Есть и другое решение : оттеснить аборигенов из ареала их обычного проживания.

   Самоходка приблизилась к огромному зданию в виде распростёршего крылья ааона, и Балинский вместе с соблаговолившим вылезти их башни Брамсом получили возможность воочию убедится в грандиозности этого удивительного сооружения. Брамс спрыгнул в снег и задрав голову, в восхищении уставился на строение.

   - Но...где же вход? - спросил он, поворачиваясь.

   - Наверху, - показал рукой Балинский. - Видишь это отверстие? По-моему, так и должно быть, ведь летающим существам куда легче и удобнее залетать в такие здания,нежели входить.

   Поглазев на здание и решив изучить его поподробнее позже, Брамс и Балинский возобновили свою экскурсионную поездку и изъездили на танке весь город. Они побывали на пустых складах, в которых ааоны хранили зерно, осмотрели теплоэлектростанции, хотя немного допотопные, но в рабочем состоянии, работающие на тёмной жидкости, смахивающей на мазут. Кроме того обозрели несколько гидро и одну атомную станцию с заглушенным реактором. Брамс что-то удовлетворённо бормотал себе под нос, а когда увидел мазутообразную жидкость, то и вовсе стал потирать руки от радости. Затем настала очередь телестудии, мастерских с непонятным на первый взгляд оборудованием. Нигде не было ни души, что только убеждало Балинского в подготовленности туземцев к визиту нежданных гостей.

   - Молодцы какие, - вдруг сказал Брамс. Балинский удивленно взглянул на него.

   - Кто молодцы?

   - Пташки эти, кто ж еще... Как думаешь, доктор, если попытаться, может, удалось бы мирно с ними договориться?

   - С танками и бластерами?

   - Ты же знаешь, что Белый Цветок долго не прокормит нашу ораву, доктор!

   Балинский ничего не ответил. Брамс некоторое время ждал ответа, затем отвернулся.

   Несколько часов спустя, к несказанному удовольствию Брамса, ветер стих, снегопад ослаб, и даже выглянуло солнце. Кор тут же поднял в воздух четыре флиттера и отправил их на разведку в разные стороны. Брамс занял самую удобную по его мнению башню, в которую были с завидной оперативностью перетащены столы, кресла, компьютеры, огромная кровать, а также обогреватели, благо, что электричество в городе имелось в количестве более чем достаточном. Усадив перед собой зевавшего Балинского, Брамс, к ужасу доктора, достал колоду карт и, сосредоточенно оттопырив нижнюю губу, стал раскладывать свой любимый пасьянс."Чтоб ты провалился со своим пасьянсом!"-беззлобно подумал Балинский, прислушиваясь к голосам и скрежету гусениц, доносившихся с улицы. Но внешне доктор никак не показал неудовольствия, наоборот, изобразил на лице живейший интерес и принялся с чувством наблюдать за проблемами складывания

   всех четырёх мастей от шестёрок до тузов.

   - Нам нужна эта планета, доктор, - вдруг сказал Брамс, не спуская глаз с разложенных карт, - очень нужна, можно сказать, необходима.

   - Из-за платины и нефтепродуктов?

   - Хм, я всегда говорил, что ты один умнее всех моих людей вместе взятых, - кивнул Брамс. - Конечно же ты прав, приятель. Платина - вещь серьёзная, но нефть ещё серьёзней. Если из платины местные туземцы чеканят монету, а нефть используют на свои энергонужды, то запасов и того и другого должно быть во внушительных количествах...Ты видел атомную станцию? Правда теперь она заглушена, но всё равно, атомная промышленность, космические корабли... Кстати, а космодром мы не обнаружили!

   - Не обнаружили, - подтвердил Балинский. - Может он где-нибудь далеко на севере или юге, в нежилой замерзшей зоне.

   - Может быть... Так вот, я ещё хотел сказать, что на этой планете нет проклятых жуков-антенщиков!

   - Но атмосфера не совсем подходит для нас ,- возразил Балинский, поправляя дыхательные трубки, - да и климат не ахти, мягко говоря. Очень холодно, постоянные ветры, и даже ааоны живут лишь на части одного из трех материков планеты.

   - Да, здесь не курорт, - улыбнулся Брамс. - Но кто мешает нам просто-напросто присоединить этот мир к нашей планете Белого Цветка? Да тут одних полезных ископаемых столько, что....

   - А местные крылатые жители? - тихо спросил Балинский.

   - Посмотрим, что с ними делать. Если получится, оттесним их куда-нибудь в дикие места.

   - А если не получится?

   - Не знаю, - вздохнул Брамс.

   - И это говорит доблестный шеф белоцветочных колонистов? - засмеялся Балинский.

   - Ты предлагаешь их всех поубивать? - вдруг взорвался Брамс. - А?! Что молчишь, господин эскулап? Тоже думаешь, что я садист хренов, да?!

   Балинский ошеломленно смотрел на Брамса.

   - Я не... - начал он, но Брамс не дал ему договорить.

   - Знаешь, о чем я мечтаю, доктор? Нет? Ты будешь смеяться, но мечтаю я о спокойной жизни...

   Сказав это, Брамс некоторое время изучал собеседника, слегка прищурившись. Балинский молча ждал продолжения. Но Бонифаций Брамс больше не сказал ничего, потому что явился Кор в заснеженной куртке, а с ним несколько колонистов, тащащих огромный сундук..

   - Что за ящик? - спросил Брамс. - Где вы это откопали, ребятки?

   - Не очень далеко отсюда, - гордо сообщил Кор, грея руки у обогревателя. - Там остатки космического челнока, старые остатки. Кажется, пташки пытались спрятать их от нас, но мы всё равно обнаружили их!

   - Челнок, - Брамс провел рукой по крышке. - Это всё, что там было?

   - Началась страшная буря, Бонни...

   - И вы решили валить? - насмешливо спросил Брамс. - Герои хреновы.

   - Странно, - нерешительно сказал Кор, переминаясь с ноги на ногу.

   - Что странно?

   - Странный челнок какой-то.

   Балинский впился взглядом в пирата.

   - Говори, - приказал Брамс. - Что в нём странного?

   - Не земной и не ротарианский.

   Наступила тишина. Слышно было,как ветки постукивают по окну. Брамс потер переносицу.

   - Не земной? - прошептал он. - А ведь ходили слухи, что Масинга-то не человек. Что скажешь, доктор?

   - Не знаю, - покачал головой Балинский. - Я тоже слышал об этом...

   - То, что Масинга - чужак.

   - Да... Масинга сам по себе - легенда. Ведь рассказывали же, что никто никогда не видел его лица.

   - И если там только челнок, - тихо сказал Брамс, - где же корабль Масинги? На орбите его нет... Ладно, открывайте!

   Один из колонистов принялся возиться с сундуком. Все напряженно наблюдали за его действиями. Брамс что-то шептал себе под нос. Балинский попытался разобрать слова, но тщетно.

   Сундук наконец раскрылся.

   - Что это такое? - очень тихо спросил Брамс, доставая из сундука длинную железную палку и рассматривая остальные ржавые железяки, которыми был до краев набит сундук - А где сокровища?

   Сокровищ не было. Балинский наклонился, извлёк из груды металлолома аккуратно сложенный бумажный листок и развернул его.

   - "Фиг вам!" - громко прочитал он вслух.

   - Что "Фиг вам"?! - вскинулся Кор . - Кому фиг? О чем ты, доктор?

   - Здесь написано "Фиг вам", - пояснил Балинский, пряча улыбку. - Вот, посмотри сам.

   Кор схватил листок, прочел написанное и побагровел. Балинский покосился на почему-то отвернувшегося Брамса. Плечи белоцветочного предводителя тряслись от смеха.   

23

   Наступила долгая ааонская ночь. Уставший от раздумий о дальнейшем наступлении вглубь планеты, Бонифаций Брамс давно уснул, прижимая к груди листок с надписью "Фиг вам". Спал доктор Балинский, иногда улыбаясь во сне. Громко храпел гигант Кор.Большая часть колонистов Белого Цветка тоже отошла к заслуженному отдыху, расположившись в освободившихся башнях Северного Города. Не слишком многочисленные часовые терпеливо дождались того часа, когда электрическое освещение на улицах города стало медленно затухать, пока не превратилось в тусклое подобие ярких вечерних огней. Не успели фонари и лампы как следует перейти в ночной режим освещения, как рассеянно поглядывавшие на незнакомые созвездия часовые стали дружно зевать возле своих костров, разведённых прямо на улицах. Вскоре они начали дремать и лишь самые бдительные из них время от времени поднимали головы, озирались по сторонам и подкидывали в костры дрова и сухой уголь, найденные ими на заброшенном складе бежавших ааонов.

   Примерно за час-полтора да рассвета, на окраине Северного Города, рядом со стоянкой бронированных машин, из-за ствола гигантского дерева выглянуло две головы. Вслед за головами появилось два гуманоидных тела в маскировочных белых шубах без каких-либо признаков крыльев. Бескрылые крадучись сделали несколько шагов по снегу, ежесекундно замирая и прислушиваясь. За их спинами, между деревьями раздался слабый свист и хлопанье крыльев. Оба гуманоида без крыльев бросились на землю и выхватили оружие, очень похожее на земные бластеры.

   - Ты можешь им свистнуть, чтобы не шумели? - спросил Таатир, поднимая голову и всматриваясь в зарево ближайшего костра, вокруг которого клевало носом несколько часовых.

   - Могу, конечно,- прошептал Айет Ларса и тихо свистнул что-то очень нелестное по-ааонски. Возня в лесу утихла.

   - Эх, нам бы рации! - прошептал Таатир. - Да нельзя, подлецы наверняка все частоты прослушивают...

   В это время, к ужасу космонавтов, в лесу снова зашумели неугомонные ааоны. Айет и Таатир замерли.

   Как оказалось, один из часовых имел особенно острый слух. Пират вскочил на ноги и долго вглядывался в снежные холмы и смутные очертания деревьев. Затем он оглянулся на спящих товарищей, придирчиво осмотрел самоходки и, совершенно успокоившись, снова уселся рядом с костром, подкинув пару дров.

   - Сел, гад, - прошептал Айет, поднимая голову и сплёвывая снег. - Ах, как жаль, что флиттеры они держат в другом месте!

   - Помолчи, землянин, - зашипел Таатир и порывшись в шубе, достал ааонский фонарик. -Великий Сим не дал вашей расе даже капельку терпения и усидчивости...Ты готов?

   - Готов! - Айет отёр снегом лицо.

   Таатир несколько раз включил и выключил фонарик. В лесу раздалось хлопанье крыльев. Мгновенье, и в воздух над холмами взмыла длинная вереница сверкающих огней. Огней было не меньше трёхсот, если не больше, они перегруппировались в воздухе и ринулись вниз, где сладко спали у своего костра беспечные захватчики. Одновременно и Айет с Таатиром начали свой маневр, по-пластунски направившись к вражеским танкам.

   От исходящего из воздуха шума крыльев часовые разомкнули-таки сонные вежды и,раскрыв рты, некоторое время ошеломленно наблюдали, как из ночных небес на них стремительно несётся что-то вроде Рождественской ёлки. Причём ёлка эта яростно свистела и хлопала крыльями.

   -К оружию! - слабо крикнул тот самый бдительный колонист, который добросовестнее других относился у ответственному делу часовых.

   Его товарищи едва успели взяться за бласт-винтовки, как несущиеся на них разноцветные огни превратились в яростно щёлкающих клювами белоснежных ааонов. Начался самый настоящий бой, и на планете Аао пролилась первая за последние столетия кровь. На помощь атакованным часовым прибежали другие колонисты и открыли по ааонам огонь из лазерного ручного оружия. Ааоны понесли потери, но их камни и ржавые копья, а также неожиданность нападения быстро посеяли панику среди метавшихся между кострами часовыми. К тому же, потеряв несколько своих товарищей, ааоны взмыли вверх, в спасительную темноту предварительно выключив фонарики в крыльях. В результате окончательно сбитые с толку часовые не знали куда стрелять, а из темноты на их головы обрушился настоящий ураган из камней, копий и других смертоносных предметов. Урон был небольшим, но зато эффект огромным. А когда в пиратов полетели снежки, неразбериха стала полной.

   Пока рядом с холмом кипел бой, Айет и Таатир подобрались к самоходкам и прикрепили к гусеницам небольшие ящички с романтично тикающими механизмами. Оба героя-диверсанта пощадили лишь две машины, потому что взобрались на их покрытую снегом броню и, отвинтив люки, спрыгнули вниз, в кабины управления самоходками. Через несколько секунд взревели двигатели и бегущие со всех ног к месту боя полусонные колонисты узрели, как прямо на них мчатся два танка. Ааоны уже скрылись в темноте, оставив на поле боя несколько своих товарищей. Потери пиратов были куда более ощутимыми.

   В то время, пока замеревшие на месте колонисты смотрели, как два танка почему-то мчатся к центру города, разбрасывая вокруг кучи снега, сработали взрывные устройства. С оглушительным грохотом вся бронетехника Бонни Брамса взлетела на воздух. Паника усиливалась с каждой минутой. Она удвоилась, когда Айет и Таатир открыли яростную стрельбу из лазерных установок. Ни землянин, ни ротарианин почти не целились, и лазерные лучи не попадали в вопящих от ужаса белоцветочников, но паники эта стрельба прибавила ещё больше.

   Когда Брамс, протирая глаза, в одних трусах выскочил на снег, он едва успел отскочить в сторону, потому что мимо него как вихрь промчалось две самоходки, а за ними что-то невнятно кричащие пираты.

   - Что это такое?! - вопросил Брамс, схватывая за шиворот невесть как оказавшегося рядом Кора. - Откуда танки? Куда они едут? Что там взорвалось? Отвечай, идиот!!

   Подбежал Балинский, протянул Брамсу белую шубу, и в изумлении уставился вслед удалявшимся танкам. Брамс в ярости тряс Кора, требуя объяснений, но великан лишь ошеломленно икал и ничего не говорил. Брамс завопил что-то нечленораздельное и размахнулся, чтобы хорошенько ударить по зажмурившемуся великану. Но провести экзекуцию Браме не успел, потому что прямо в глаз ему ударил снежок, и предводитель пиратов Белого Цветка опрокинулся навзничь, задрав ноги. В следующее мгновение на мечущихся захватчиков посыпались новые снежки. Твёрдые, наполовину замерзшие куски снега падали вниз, словно тяжёлые снаряды, ударяли по головам, калечили и сбивали с ног. Колонисты снова открыли беспорядочную стрельбу вверх. Во время одной из попыток, доктор Балинский на мгновение увидел огромное количество белоснежных крылатых существ с горящими яростью глазами. Затем вновь наступила темнота, а град убийственных снежков продолжался, заставляя колонистов искать убежища в башнях.

   Между тем захваченные Таатиром и Айетом танки продолжали триумфальное шествие по вражеским тылам. Больше всего Айет боялся, что как бы какой нибудь умник из числа колонистов не догадался пальнуть по ним из молекулярного гранатомёта или ещё из чего-нибудь в таком же духе. Но опасения юноши были напрасны. Почти всё молекулярное оружие находилось либо в разряженном состоянии либо благополучно взорвалась вместе с бронетехникой, а паника и хаос, воцарившиеся в среде оккупантов, лишили их возможности соображать.

   Но исключения всегда бывают, вернее случаются, и один такой умник нашёлся. Мчавшийся впереди Таатира Айет с ужасом увидел долговязого колониста, нацелившего на него ручной молекулярный гранатомёт устаревшей, но вполне смертоносной конструкции. Айет лихорадочно схватился за гашетки лазерных бласт-установок, но очень трудно одновременно управлять машиной и ещё куда-то там стрелять, тем более, что танки Брамса автопилотом снабжены не были. К тому же Айет всего в третий раз в жизни управлял танком. Поэтому неудивительно, что лазерные лучи прошли мимо молекулярного снайпера, невозмутимо готовящегося как следует пальнуть по цели и взрывом страшной молекулярной гранаты разнести взбесившийся танк в клочья.

   В этот критический момент откуда-то сверху, из полутёмных грозных небес, на пирата обрушился целый град огромных снежков. Один из этих экологически чистых снарядов ударил снайпера прямо по голове. Гранатомётчик охнул и повалился в снег, выронив так и не пригодившийся для общего дела гранатомёт. На земле пират приподнял было голову, но на его беду, как раз в это время, в полном соответствии с законами гравитации, падал тяжёлый гранатомёт. Оружие так врезало незадачливому вояке по голове, что тот отрубился окончательно и выбыл из боя, не совершив ничего геройского. В воздухе над поверженным врагом пронеслось несколько теней, и вопящий от радости Айет услышал знакомый свист Ио и её призыв "бей вонючих бескрылых самцов".

   Избежав опасности, Айет погнал свой танк прямо к Долине Героев, туда, где стояли звездолёты захватчиков, а самое главное, находились флиттеры Брамса. Таатир отставал и двигался следом, стреляя по разбегавшимся колонистам, горланя ротарианские боевые песни. Очень скоро оба танка, при поддержке неослабевающего града снежков, копий, и камней, а также благодаря всё ещё не ослабшему элементу внезапности, прорвались к месту стоянки флиттеров.

   На обзорных экранах Айет заметил фигурки колонистов, заметавшихся вокруг воздушных машин. В наушниках возник голос Таатира, возвещавший о том, что он готов к стрельбе. Оба самоходных механизма несколько замедлили свой крейсерский ход и вскоре остановились примерно в ста метрах от ближайшего флаттера. Не сговариваясь, Айет и Таатир сделали одно и тоже движение. Молекулярные пушки самоходок медленно нацелились на мирно стоящие флиттеры. Айет не без злорадства заметил, как бросились врассыпную пираты.

   Небо над холмами слева уже порозовело, и первые робкие лучи восходящего солнца медленно, но верно начали освещать величественные статуи в Долине Героев,

   - До технике оккупантов,- закричал Айет, - огонь!!!

   Таатир тоже что-то выкрикнул по-ротариански, страшные молекулярные пушки грозно и с чувством рявкнули, и в следующее мгновение два вражеских флиттера утонули в бушующем пламени, а мощнейшее давление, образовавшееся на месте взрывов молекулярных зарядов опрокинуло третий флиттер и закачало четвёртый.

   - Ага! - в восторге затопал ногами Айет Ларса - Получили, самцы бескрылые?!

   Тут Айет вспомнил, что и сам принадлежит к разряду обескрыленных самцов, и на новую цель наводил орудие уже молча. Таатир проделал то же самое. Новый залп, и еще два флиттера уничтожены, а три повреждены. После этого Айет и Таатир обнаглели окончательно и перенесли огонь на звездолёты, полностью выведя из строя три маленьких корабля и даже нанесли определённый ущерб "Крутому мужику".

   - Айет, Айет,- услышал торжествующий юноша тревожный голос Таатира, заставивший его прекратить любоваться огненным заревом, поднявшимся над, местом посадки противника.

   -Ч то такое? Стреляем снова?

   - Сзади нас большой отряд колонистов, - сообщил Таатир, - вижу молекулярные переносные установки. Пора сматываться, клянусь Великим Симом!

   - Переносные? - Айет рывком двинул танк с места.

   - Куда ты? - ужаснулся Таатир, увидев как танк Айета помчался по направление к кораблям.

   - Давай за мной! - крикнул Айет. - По кораблям они стрелять не будут. Может быть не будут...

   - Великий Сим! - простонал Таатир, запуская двигатели, - Но установки, установки на кораблях...

   Айет не сбавил хода, хотя от слов ротарианина его прошиб холодный пот, он лишь вцепился в рычаги управления и стиснул зубы. Если колонисты хотя бы немного придут в себя, а уже давно пора, и додумаются задействовать лазерные корабельные дезинтеграторы, то.. Айет замотал головой и взглянув на обзорный экран заднего вида, убедился, что Таатир следует следом. Вражеские звездолёты приближались с каждой секундой. Танки промчались мимо дымящихся флиттеров и устремились в спасительный проход между двумя холмами, за которыми начинался лес и где можно было спрятаться или на худой конец бросить танки и бежать куда глаза глядят. Но эта спасительная дорога проходила совсем близко от стабилизаторов самого большого и грозного звездолёта колонистов, а именно "Крутого мужика". Айет услышал крики и снова скосил глаза на экраны. Преследовавший их пеший отряд не сбавлял хода, но открывать огонь из мобильного оружия бандиты не решались, боясь повредить собственные же корабли.

   - Айет, слышишь меня?- позвал Таатир.

   - Слышу, что такое?

   - Погляди туда, землянин, - ротарианин почему-то охрип.

   Хотя Таатир не сказал точно, куда следует глядеть, Айет инстинктивно взглянул на колониальный крейсер, до которого оставались уже не больше двухсот метров. Поднимая кучи снега и ледяной пыли, танки стремительно мчались к спасительной лазейке, но Айет уже ничего не видел, кроме длинного крутящегося жерла, дуло которого вдруг ожило на носовой части "Крутого мужика". Дезинтегратор, мелькнуло в голове Айета. Он даже не мог отереть лицо, заливаемое потом, так как руки его, не менее потные от напряжения были заняты управлением. Против дезинтегратора слабенький защитный экран самоходки не спасёт. Лазерный дезинтегратор - это оружие, предназначенное для боёв в космосе, например, на орбите, когда необходимо проделать хорошую дыру во вражеском корабле или уничтожить спутники планетарной обороны, противника.

   Все эти мысли стремительно пронеслись в голове Айета. Словно завороженный он смотрел, как дезинтегратор целится по мятежным самоходкам. Как во сне юноша услышал сдавленный крик Таатира. До "Крутого мужика" оставались уже считанные метры. Неожиданно оцепенение прошло, и инстинкт самосохранения заставил Айета открыть огонь из молекулярной пушки. Но взрывы лишь коснулись поверхности вражеского дредноута. Защитный экран! Они включили защитный экран и не жалеют энергии! Айет закрыл глаза.

   Лазерный дезинтегратор дёрнулся и выстрелил. Мощнейший луч предназначенный для пробивания энергетических экранов защитного поля космических кораблей,впился в снег совсем рядом с левой гусеницей танка Айета. Взрывная волна подняла машину в воздух, и Айет в ужасе обхватил руками голову. Но на его счастье, самоходка перевернулась в воздухе и плюхнулась в огромнейший сугроб, в результате чего молодой землянин лишь слегка разбил себе голову и ушиб руку. Пока не верящий в то, что остался жив, Айет лихорадочно пытался снова завести заглохший мотор, адская лазерная машина ухнула во второй раз, и мчавшийся танк Таатира перевернулся и загорелся. Прямого попадания не было и на этот раз, в противном случае Айет с Таатиром уже давно бы были на том свете. Вражеский стрелок не отличался особой меткостью, что впрочем было и неудивительно. Стрелять из лазерного дезинтегратора по танкам - это примерно то же самое, что палить тараканам из охотничьего ружья. К тому же на старых пиратских кораблях отсутствовала автоматическая система наведения, и колонистам приходилось орудовать установкой вручную.

   Айет резко затормозил и помчался назад, к дымящемуся танку Таатира. У него есть от силы три-четыре минуты, пока дезинтегратор не будет снова готов к стрельбе. Остановившись возле подбитой машины, Айет выскочил наружу и обнаружил, что Таатир уже выбрался из своего танка и куда-то ползёт, оставляя в снегу кровавый след. Задыхаясь, Айет оглянулся и увидел бегущих к ним торжествующих колонистов. Судя по злорадным физиономиям, они получили приказ взять дерзких налётчиков живьём. Наверное поэтому по Айету и не палили из бластеров и бласт-ружей. Юноша плюхнулся в снег рядом с Таатиром и в отчаянии осмотрелся по сторонам. Уже совсем светло, наступает день, и ааонов нигде не было видно. Скорее всего, они улетели, так как атаковать вооружённого лазерным оружием врага при дневном свете - это самоубийство.

   Айет выхватил бластер и стал, поливать огнём снег перед бегущими к нему пиратами. Те благоразумно залегли и открыли ответную пальбу. Айет взвалил на спину потерявшего сознание Таатира, с огромным трудом взобрался на броню танка и затащил ротарианина внутрь. Через мгновенье моторы взревели снова, и танк помчался к спасительному проходу между холмами. Едва машина рванулась с места, как новый выстрел дезинтегратора взметнул кучу снега рядом с удирающим танком. Стартуй Айет на три секунды позже, и его танк разлетелся бы по окрестностям в виде покореженных кусков металла пополам с остатками бравых агентов ВР. Но несмотря на такое везение, взрывная волна снова ударила по самоходке, правда на этот раз так и не сумела перевернуть её, а усиленно глотающий слюну Айет так прикусил губу от волнения и страха, что кровь потекла у него по подбородку.

   Больше дезинтегратор выстрелить так и не успел. Когда оружие снова было готово к стрельбе, танк Айета уже промчался мимо стабилизаторов крейсера, не обращая внимания на стрельбу из бластеров, открытую какими-то храбрыми колонистами, и скрылся между двумя заветными холмами. Оставшиеся сзади колонисты и повылезавшие из укрытий осиротевшие пилоты флиттеров вместе с членами обслуживающего персонала с большим энтузиазмом принялись взбираться на холм, таща несколько молекулярных миномётов, чтобы с господствующей высоты выпустить по танку пapy - другую мин и теперь уж точно и без помех взорвать его раз и навсегда. План был хорош, тем более, что с высоты холма удирающий танк казался идеальной мишенью. Но к сожалению, не все хорошие планы претворяются в жизнь, даже такие хорошие,как этот. Когда несколько миномётов уже устанавливались в снегу, а колонисты-наводчики злорадно потирали руки в перчатках, плотоядно поглядывая на не слишком удалившийся танк, из-за деревьев на соседнем высоком холме вылетело крылатое существо, что-то сжимающее в трехпалых руках. Это была Ио. Замеревшие от такого неожиданного пассажа бандиты увидели, как прямо на них нацелен молекулярный гранатомёт. Колонисты закричали от страха, и словно колобки покатились с холма вниз. Ио яростно свистнула, злобно щёлкнула клювом и открыла огонь. Молекулярная граната взорвалась со страшным грохотом, уничтожив почти все миномёты и прикрыв таким образом отступление Айета.

   - Самцы! - с нескрываемым презрением просвистела Ио, отбрасывая гранатомёт.

   Ааонка сделала над холмами победный круг и скрылась среди деревьев. Вскоре она вместе с участвовавший в нападении ааонами присоединилась к мчавшемуся с прежней скоростью танку Айета.

   Лишь удалившись на несколько километров и явно устав объезжать деревья и вилять по неглубоким оврагам, Айет остановил танк, выслал Оа с несколькими самцами на разведку и занялся головой Таатира. Рана оказалась неопасной, а ротарианин пришёл в себя ещё до оказания медицинской помощи. Айет перевязал ему голову, и вскоре танк продолжил свой путь по холмам и лесам, изредка ненадолго застревая в снегу, а парившие сверху ааоны ещё долго слушали победные песни, доносившиеся из кабины самоходной машины. От подобных звуков гордо летящая впереди Ио насмешливо посвистывала. Самцы есть самцы.   

24

   Айет постарался уехать как можно дальше на трофейном танке. В северных лесах под его началом сгруппировалось огромное количество ааонов. Все остальные были разбиты на крупные группы, которые Айет назвал "Группировки Временных Вооружённых Сил планеты Аао по отражению вероломной агрессии колонистов Белого Цветка". Эти многотысячные "группировки" ааонов Севера и Юга были расположены таким образом, что Брамс и его люди оказались в самом настоящем кольце. Правда сами оккупанты этого пока не знали. Разведчики Айета постоянно находились в воздухе, и любое движение агрессоров моментально становилось известным Айету Ларса.

   Но молодой землянин и представить не мог, какое впечатление произвёл его ночной рейд на самодовольных захватчиков. Причём не только впечатление, но и существеннейший урон.

   Несколько помрачневший Бонифаций Брамс с пластырём под посиневшим глазом сидел в своей башне и раздраженно слушал доклады Кора и Балинского о потерях, которые составили четыре уничтоженных флиттера, ещё четыре выведены из строя, три звездолёта получили повреждения, требующие срочного ремонта. Кроме того, ночные диверсанты взорвали все танки, угнав два из них. Один,правда, удалось подбить.

   - Говоришь, это были не крылатые, - резко прервал Брамс нудно перечислявшего потери Кора.

   - Нет, Бонни, два гуманоида. Один явно землянин, второй похож на ротарианина. Судя по тому, что им удалось угнать танки...

   - Таатир и Айет Ларса, - словно ругательство выкрикнул Брамс и нервно забегал по башне, время от времени ударяя ногой нижнюю часть большой реи, на которой ещё недавно сидели прежние хозяева башни.

   - Нет, - резко повернулся белоцветочный предводитель, впиваясь глазами в Балинского,-это мы во всём виноваты! Ты, доктор дорогой, твои люди допустили, что подлый ротарианин сбежал от нас! Среди нас измена, везде измена, скоро я сам себе перестану доверять...Мы виноваты, и я в том числе, потому что недооценили людей, сумевших обвести нас вокруг пальца. Прибыли как на курорт...Начиная с этого дня, приказываю удвоить, нет, утроить, а ещё лучше удесятерить бдительность! Я хочу, чтобы наши люди были переведены на полный боевой режим, а даже малейшее пьянство строго наказывалось. Кор, ты удвоишь количество часовых, за безопасность отвечаешь головой. Я не шучу, если твои пьяницы проворонят ещё такой рейд, пеняй на себя! Господин эскулап, немедленно организуй установку мин...Нет, к жукам мины! Против нас же крылатые...Да, и чтобы у всех были датчики живых организмов и чтобы проводилась трёхразовая перекличка! Всё понятно?

   - Бонни, нам всем нужно успокоиться, - сказал Балинский, - если мы будем действовать без дерганий, то аборигены и пара агентов ВР вполне нам по зубам.

   - Да? - разозлился Брамс. - А кто же тогда взорвал танки и почти все флиттеры? Только не говори, что их всего двое. Что, если тут целый отряд землян и ротариан прячется в лесах, что, если они с минуты на минуту ожидают подмогу? А может, не отряд, а...а целая дивизия, что тогда, я вас спрашиваю?

   Балинский молча ждал, когда Брамс успокоится. Дерзость ночного нападения изумила даже его, несмотря на то, что доктор не сомневался в боеспособности и храбрости ааонов. Но такой смелый и безрассудный рейд! Даже Брамс разнервничался, а он не из робкого десятка.

   - Предлагаю начать воздушную разведку оставшимися двумя флиттерами и челноком, - сказал доктор. - Кроме того, создать мобильные подвижные группы. Наверняка наши крылатые друзья прячутся в окрестностях и следят за нами.

   - Почему ты так думаешь? - спросил Кор.

   - Потому что я бы и сам так сделал, - усмехнулся доктор. - Необходимо отдать им должное: их первый ход стал полной неожиданностью. Подумать только, они забросали нас снежками!

   - Огромными снежками, - вставил Кор. - А мы ничего не могли поделать, так как проклятые твари прятались в темноте! Но ничего, я велю установить яркое освещение на круглосуточный режим, и с наступлением ночи фонари не будут тускнеть!

   - Какой ты умный, - Балинский снова улыбался. - Ну а если нам придётся отправляться,допустим,на юг и высаживать там десант для прочёсывания местности или поисков сокровищ Масинги? Не потащим же мы туда электростанцию!

   - Значит, мы должны действовать быстро, - задумчиво произнёс Брамс, уже окончательно успокоившись. - А насчёт десанта...Разве у нас нет переносных прожекторов и генераторов, чтобы обезопасить себя от нападения сверху?

   - Есть, конечно. Но не забывай, против нас воюет целая планета...

   - Так есть такие ресурсы или нет?

   - Есть, - помрачнел доктор, - но потребуется время.

   - Вот времени у нас хоть отбавляй, - заявил Брамс, протирая очки.- Дорогой мой эскулап, я, конечно ценю твою осторожность, но не настолько, чтобы сидеть сложа руки в этом дурацком городе. Или ты думаешь, нам привезут сокровища на блюдечке, как в лучших домах Земли, Ротара и Ближних Колоний? Ошибаешься, приятель. Надо мыслить и действовать, действовать и мыслить, а твоя светлая голова нам очень пригодится в сложившейся обстановке...И ещё одна вещь. Кор!

   - Я! - вытянулся великан.

   - Отправь один корабль на орбиту, понял? И немедленно.

   Кор поспешно побежал выполнять приказания, а Балинский проклинал про себя догадливость Брамса. Хитрец опасается нападения из космоса и хочет застраховаться, чтобы в случае чего успеть покинуть планету. При опасности все корабли уходят в гиперпространство, причем в разные стороны, и гипотетические земляне или ротариане будут гнаться уже не за двумя, а сразу за десятком зайцев. Балинский усмехнулся про себя. Если бы Брамс не был тем, кем он был, то доктор искренне восхищался бы предводителем пиратов. Брамс понимает, что если на Аао вдруг появятся земные дредноуты и ротарианские космодесантники с современным вооружением, то единственный способ спастись-это поспешное бегство. Но если Брамс так опасается нападения, почему тогда он так старается зацепиться за эту планету? Из-за платины и нефтепродуктов, ну и сокровища Масинги тоже не помешают. Или что-то еще? Балинский вздрогнул, ощутив на себе пристальный взгляд предводителя пиратов.

   - Готовь флиттеры к разведке, - закрывая здоровый глаз и осторожно ощупывая почти закрытое пластырем второе око, проговорил Брамс: - Ты знаешь, что делать. О результатах докладывать немедленно. Понятно, дорогой врач?

   Балинский согласно кивнул головой.

   - Я не слышу, - не открывая глаз, сказал Брамс.

   - Приступаю, - поспешно ответил Балинский, поправляя дыхательные трубки.

   - Вот и отлично... Доктор, подожди.

   Балинский оглянулся. Брамс дал знак Кору оставить их одних. Перед выходом гигант хотел что-то сказать, но передумал. Брамс подозрительно посмотрел на него, но Кор уже вышел.

   - Скажи мне, доктор, у крылатых много убитых?

   - Несколько, - удивленно ответил Балинский.

   - Да? - Брамс потер переносицу. - Хорошо, ступай. Стой!

   - Бонни?

   - Кор замыслил что-то.

   - С чего ты взял, шеф?

   - Знаю я его. Ладно, иди.

   Оставшись один, Бонифаций Брамс подошел к окну.

   - Красиво здесь, - тихо сказал он, погружаясь в глубокую задумчивость.

   В то время, когда бравые колонисты Белого Цветка оправлялись от ночного нападения, Айет тоже не терял времени даром. Старт одного из вражеских звездолётов не стал для него секретом. Новость принёс ему Оа, прилетевший с холмов рядом с Северным Городом, где он вместе с Ио и другими ааонами проводили разведывательные мероприятия. Итак, пираты решили следить за орбитой. Опасаются, что ааонам придет помощь?

   -Верно мыслишь, землянин, - кутаясь в шубу, согласился Таатир. - О, Великий Сим, помоги нам одержать победу побыстрее, если не хочешь, чтобы я замёрз на этой ледяной планете!

   Айет, Таатир, а также сама Выборная Мать со своими ответственными охранниками, плюс крупная группировка ааонов находились в небольшом селении, принадлежавшем маленькой Стае, жившей к северо-западу от Северного Города. Дальше на север уже были такие метеорологические условия, что жить там было решительно невозможно. Деревня могла похвастаться всего-навсего пятнадцатью башнями, располагалась она между, а вернее сказать,посреди двух крупных лесных массивов, и нужно было очень хорошо знать местность, чтобы туда добраться, не отморозив себе все, что только можно. С помощью ааонов-следопытов Айет и Таатир привели сюда свой ставший уже легендарным танк, а ааоны-техники тут же принялись возиться с моторами и удивлённо посвистывать при ознакомлении с земной техникой. Особенно Айета порадовало то, что для своих немногочисленных машин ааоны использовали дизельное топливо, как и колонисты Брамса. Хотя состав ааонской солярки несколько отличался от земного аналога, крылатые техники умудрились приспособить моторы танка к инопланетному горючему, что уже было похоже на чудо. Айет радовался как ребёнок, хотя почему-то не подумал о том, куда, собственно, он собирается на этом танке ехать.

   Полюбовавшись на урчащий моторами танк, Айет неожиданно потребовал, чтобы его взяли на разведку в окрестности Северного Города. Таатир также вызвался поучаствовать в столь интересном приключении ,но Айет стал уговаривать его остаться и охранять Выборную Мать, весьма оценившую такой юмор бескрылого чужака. Таатир надулся, сказал, что Айет не имеет права приказывать ему, самому секретному агенту ВР, и призвал Великого Сима немедленно покарать подлого землянина. Выслушав столь добрые пожелания ,Айет перестал смеяться и сказал, что если с ним что-нибудь случится, то дальнейшей обороной уже будет руководить Таатир, и что лететь вдвоём слишком рискованно. Скрепя сердце, ротарианин согласился, но заявил, что в следующий раз полетит именно он.

   Когда наступила ночь, и несколько ааонов во главе с Оа уже готовились поднять в воздух устроившегося в своей сети Айета, Таатир пожал на прощение руку юноши и задумчиво произнёс:

   - Интересно, как там доктор Балинский? До сих пор не могу понять, почему он меня спас. На сумасшедшего он не похож, значит, у него были на то веские причины...Впрочем, ты, Айет, тоже внешне не похож на сумасшедшего, а на деле псих - психом! Вот Балинский... Может, он просто хочет застраховаться, заручится нашей поддержкой в случае провала? Он даже предлагал мне вызвать подкрепление с Ротара!

   -Но Невозвращенцы нас до рации не допустили, - покачал головой Айет. - А что касается Балинского, я и сам теряюсь в догадках...

   Несколько минут спустя Оа и остальные ааоны дружно взмахнули белоснежными крыльями и скрылись в ночной темноте, неся в своих руках металлическую сеть с землянином. Разведчики летели с выключенными фонариками, но Айет не сомневался, что у пиратов имеются датчики живых организмов, которые они конечно же сейчас повключали, так как стали намного бдительнее и больше не позволят ааонам вот так просто подкрасться к ним и взорвать флиттеры и корабли. Следовательно, размышлял Айет, дрожа от холода в своей сети, им придётся проявлять максимальную осторожность. С другой стороны, в лесах и на холмах полно животных, а как известно, животные тоже считаются живыми организмами и весьма успешно отражаются на экранах датчиков движения.

   Пару раз разведчики спускались на землю из-за сильного встречного ветра и усиливавшегося снегопада, пережидая непогоду. В таких случаях Айет почти не чувствовал холода, потому что со всех сторон его окружали теплые пушистые тела его крылатых спутников. Когда, к некоторому неудовольствию пригревшегося Айета, ааоны продолжали свой путь, землянин старался поудобней устроиться в сети и, заложив руки в перчатках за укутанную голову, любовался незнакомыми созвездиями, если их не закрывали облака. Когда показывались звёзды, Айет восхищённо ерзал в сети, чем вызывал естественное раздражение Оа, советовавшего ему сидеть тихо и не дёргаться. Айет повиновался и больше не раскачивал сеть, хотя разочарованно свистел носовыми трубками, когда переменчивые облака Аао, гонимые неутомимыми ветрами, снова заслоняли ночное небо.

   - Айет Ларса, ты, что, заснул?

   Юноша вздрогнул и увидел перед собой лицо Оа.

   - Опасно спать на холоде, - заметил ааон, - так замерзнуть недолго...

   - Я не спал, - ответил Айет, глядя вниз, где неясно белели сугробы и виднелась темно-белая полоса леса. - Прилетели уже?

   - Да, садимся, - свистнул Оа. - До Северного Города отсюда всего несколько взмахов крыла. Видишь те холмы? За ними уже первые башни. Мы приземлимся вон там.

   - Смотри, фонарик мигнул ,-воскликнул Айет, указывая вниз, где между заснеженными деревьями несколько раз кто-то включил и выключил фонарь.

   - Это Ио подаёт нам сигнал.

   Вскоре Айет уже стоял по колено в снегу и напряжённо озирался по сторонам, хотя вряд ли что-то можно было разглядеть в окружающей почти кромешной тьме. Он включил фонарик и осветил тёмную стену исполинских деревьев, которыми буквально зарос невысокий холм, на который они приземлились несколько минут назад. Слева и справа тоже деревья. Сзади - склон, похожий на неухоженную горнолыжную трассу. Впереди, за деревьями, начинается небольшой овраг, потом ещё один заснеженный холм, а дальше уже башни начинаются. Айет выключил фонарь и прислушался. Тишина. Лишь обычные лесные шорохи.

   Услышав за спиной шум крыльев, Айет резко обернулся и увидел довольное лицо Ио. Ааонка щёлкнула клювом и некоторое время молча наблюдала, как из-за деревьев появляется Оа, а с ним остальные ааоны, в темноте похожие на приведения с крыльями.

   - К тебе легко подкрасться, Айет Ларса, - свистнула Ио, - так ведь и без крыльев можно остаться. Впрочем у тебя и так их нет!

   - Да, очень легко, - улыбнулся Айет, замечая появление из деревьев напротив ааонов Ио и качая головой при виде двух ааонских отрядов. Если подразделение Ио составляли самки, то прилетевшие вместе с Айетом были сплошь самцы - Ну, как тут дела, красавица ты наша?

   - Мы заметили множество бескрылых самцов-захватчиков. Они бродили по окрестным холмам и время от времени стреляли в разные стороны из своего огненного оружия.

   - Бродили? - вздрогнул Айет. - Но что они делали, в разведку ходили, что ли?

   - Странная разведка, - насмешливо захлопала крыльями Ио. - Если разведчики идут медленно по кругу, постоянно останавливаются и шумят на весь лес, то это уже не разведка, а... С ним, кстати, наш старый знакомый Кор. Самцы, в общем!

   Услышав это провокационное изречение, самки одобрительно закудахтали, а самцы возмущённо захлопали крыльями.

   - Ио, снова ты за своё! - сердито бросил Оа, - Когда, наконец ты поймёшь, что прошлого не вернёшь, что самцы - такие же равноправные члены нашего общества, что и самки!

   - Муж рассердился! - насмешливо свистнула Ио под дружный смех подруг.

   - Всё, дорогая моя, никогда больше вы не будете сильным и господствующим полом, кончилось ваше время. Мы сильнее вас физически, а в умственно плане ничем не уступаем!

   - Правильно! - поддакнул Айет, улыбаясь в воротник шубы. - Да здравствует равноправие и феминизм, то есть, не феминизм, ...а... менизм, вот!

   - Менизм? - переспросил Оа, не обращая внимание на яростный взгляд Ио. - Что это такое?

   - Ну,..- Айет поправил дыхательный аппарат. - Менизм - это движение самцов на моей родной планете Земля, и заключается оно в борьбе земных самцов за равные права с земными самками, которые в последнее время окончательно обнаглели, скажу я вам. Ну вот, например, еду я как-то в переполненном пассажирском летающем танке. Все места заняты, и я вынужден гордо стоять. И тут со своего сидения поднимается какая-то самка и с омерзительной пошлой ухмылочкой предлагает мне сесть. Представляете?!

   - И что дальше? - хором спросили Оа и Ио.

   - Дальше? - театрально взмахнул рукой Айет - Я с негодованием отвергаю это предложение! Ведь уступая мне своё место, самка как бы подчёркивает то, что я-самец, что я слабее её, и что уступая мне место, она ещё раз выражает своё снисходительно-жалостное отношение ко мне, которое самки лицемерно называют уважением. А это оскорбление!

   - Здорово! - выдохнул Оа под одобрительное посвистывание самцов, чего никак нельзя было сказать о самках, которые с самым мрачным видом щёлкали клювами.

   - И вообще, - вдохновенно продолжал Айет, - я уже вижу тот день, когда на ответственный пост Выборной Матери Аао будет избран первый в истории вашей планеты самец, и эта новая Выборная Мать, вернее Выборный Отец...

   Айет не договорил, потому что Ио, вне себя от подобных кощунственных заявлений, скатала большой снежок и метнула в своего же спутника жизни Оа. Но спутник жизни ловко увернулся, и снежок улетел далеко за деревья. Мгновенье спустя раздался оглушительный взрыв, на землю повалилось огромное дерево, расщепленное на две части, а в воздух взметнулось целое облако снежной пыли. Айет закричал и бросился на землю. Его примеру последовали как менисты так и феминистки планеты Аао. Подняв голову и выплюнув снег, Айет услышал отдалённые голоса и увидел мощные лучи света, неожиданно ударившие со всех сторон. Раздался свист, сначала слабый, а затем всё более и более мощный и завывающий. Ааоны растерянно захлопали крыльями, а Айета забила мелкая дрожь. Он узнал этот свист.

   - Быстрее летим отсюда! - закричал землянин, вскакивая на ноги. - Молекулярный обстрел!

   Едва Айет прокричал это, как раздался новый взрыв, потрясший вековые ааонские деревья. Когда несколько раз перевернувшийся от взрывной волны Айет открыл глаза, первое, что он увидел перед собой, было лицо Ио. Несколько сильных рук схватило Айета и рывком подняло его в воздух. Айет не без труда отодвинул от лица роскошные белые перья и стал считать ааонов. Его несла Ио, Оа тоже здесь, вокруг хлопают крыльями остальные. Неужели все уцелели?

   - Две самки и один самец погибли, - словно прочла его мысли Ио. Ааонка глухо свистнула, и несколько самцов прямо в воздухе развернули сеть, куда и поместили бескрылого землянина. Айет немного перевёл дух и вдруг заметил, что Ио смотрит на него.

   - Это я во всём виновата, - сдавленно просвистела Ио. - Если бы я не бросила снежок...

   - Молчи, Ио, - неожиданно повысил голос Оа. - Ты ни в чём не виновата. Если бы мы продолжили свой путь, то всё равно наткнулись бы на засаду, и потери наши тогда были бы намного больше... Айет Ларса, что это было?

   - Взрыв номер два - мина, выпущенная из молекулярного миномёта, -устало ответил Айет, - а вот первый...Ио бросила снежок в сторону оврага у последнего перед Северным Городом холма, и раздался взрыв. Скорее всего, наземная противопехотная мина на лазерных датчиках. Из земли выставляется маленький излучатель, направляющий вокруг себя лучи в радиусе пятнадцати метров. Любое живое существо или предмет совершившее малейшее движение в этом поле, становится жертвой мины с молекулярным зарядом...Расчёт очень прост: большая часть здешних животных летает по воздуху или лазает по деревьям и по земле почти не передвигается. Если бы Ио не бросила снежок, то наверняка мы натолкнулись бы на вражескую засаду или минное поле, где неминуемо погибли бы. Первый взрыв подал знак пиратам ,сидящим в засаде с миномётами наготове, и они успели выстрелить.

   - Если они знают, что мы летаем, - спросил кто-то из самцов, - какой смысл ставить наземные ловушки?

   - Хороший вопрос, - помрачнел Айет. - Скорее всего, на эту нашу уверенность и был расчет. К тому же, мы рядом с городом, и противник решил, что подбираться мы будем по земле.

   -Что теперь? - спросил Оа, тревожно поглядывая на потрясённое лицо Ио.

   -Летим назад ,- ответил Айет, - свяжемся по рации с нашими отрядами на юге и узнаем новости. Похоже, Брамс приказал заминировать всю местность вокруг Северного Города. Интересно, для чего? Неужели они собираются безвыездно сидеть там? Я не понимаю...

   Несколько раз поредевший отряд был вынужден опускаться на землю и пережидать поднимавшийся ураган. Во время этих остановок Оа как мог утешал Ио, но ааонка по-прежнему находилась в глубоком шоке и не могла придти в себя. Мысль о том, что она стала невольной виновницей гибели своих товарищей, не оставляла в покое Ио. Айет лишь вздыхал, наблюдая за страданиями своей крылатой подруги. На него вдруг нахлынули воспоминания. Первый бой на Ротаре... Снова перед ним глаза его командира, пославшего на смерть нескольких десантников, но спасшего этим всех остальных. В глазах Ио Айет увидел такую же боль. Командир подразделения Айета знал, что ротарианская подмога не успевает, и что им придется отступить, но десять солдат отдадут жизни за это ,прикрывая их отход. Командир знал, что они погибнут, что моффы уничтожат их всех до единого, но ему пришлось отдать такой приказ.

   Весь оставшийся путь Айета не покидали мрачные мысли. Его беспокойство удвоилось, едва он увидел внизу прыгающего и сигнализирующего ему рукой Таатира. Юноша стремглав выскочил из сети и подбежал к Таатиру.

   - Ну, как разведка? - мрачно усмехнувшись, поинтересовался Таатир.

   - Что случилось? -спросил Айет, чувствуя неладное.

   - Что случилось? - Таатир рассматривал приземляющихся ааонов. - Наши ааоны с юга сообщают, что Брамс на своём самом большом звездолёте и нескольких других покинул Северный Город, и приземлился рядом с Южным Городом!   

25

   Южный Город находился недалеко от побережья океана, и хотя в этом районе материка климат был несколько мягче, чем на севере, тем не менее снега, холмов и деревьев и здесь имелось в достаточном количестве. Именно в этом городе, по предложению Айета, в рекордно короткие сроки были сооружены подземные сооружения и убежища для детей и стариков. Теперь же землянин мучительно размышлял над причинами, заставившими Брамса уйти из северных земель и расположиться рядом с Южным Городом.

   Прибывших в Южный Город обходом со стороны моря Айета, Таатира и Выборную Мать встретила полнейшая неразбериха и хаос, а несколько Южных Стай, охранявших город, находились в состоянии близком к панике. Матери Стай яростно кудахтали перед Айетом, похожие в своем гневе на спятивших гигантских куриц.

   - Спокойно, девушки! - изо всех сил старался успокоить их Айет. - Всё будет в порядке...

   Но говоря о спокойствии, Айет вовсе не был уверен в своих словах.

   Землянин связался с другими Стаями, и вскоре крупные скопления ааонов были срочно переброшены в район Южного Города. Укрепив таким образом оборону, Айет несколько успокоился и вознамерился разведать обстановку. С этой целью он запланировал установить слежение за Брамсом, корабли которого приземлялись в нескольких километрах от города на большой равнине, удивительно ровной для холмистого ландшафта Аао. Но Айет не успел претворить в жизнь эти прогрессивные начинания, потому что примерно через час после того как в Южный Город прибыли подкрепления с севера, в небе над башнями появилось три пиратских флиттера. Находящиеся в воздухе ааоны спешно ретировались в сторону моря, а старики и дети укрылись в бомбоубежищах. Вскоре к старикам присоединились и бравые предводители ааонского сопротивления Айет и Таатир. Им оставалось лишь беспомощно сжимать кулаки и вместе со всеми вздрагивать от мощных взрывов, сотрясающих поверхность. Айет поднял было голову, но тут же потупился, увидев перед собой детей и стариков, смотревших на него, как ему казалось, с немым осуждением. Рядом что-то шептал по-ротариански Таатир.

   - Чего там ты бормочешь? - тихо спросил Айет.

   - Я говорю, - откликнулся Таатир, - хороши два начальника, прячущиеся с детишками в укрытии!

   Айет ничего не ответил, лишь насупился пуще прежнего.

   Бомбёжка продолжалась. Флиттеры, победно завывая, методично забрасывали на Южный Город молекулярными снарядами и палили по башням из бласт-установок. Земля над головами Айета и Таатира содрогалась ещё добрых полчаса, пока наконец колонисты не улетели. Когда Айет и Таатир выбрались наружу, первое, что они увидели, были вернувшиеся Стаи Севера и Юга, летающие над городом, вернее над тем, что от него осталось.

   - Великий Сим, - подавленно пробормотал Таатир. Айет молчал.

   Южного Города больше не существовало. Там, где всего час назад возвышались величественные башни, теперь зияли огромные дымящиеся воронки, лежали кучи камня и щебня и догорали остовы башен, покрытые почерневшим снегом. Рядом с Айетом приземлился какой-то ааон с потемневшим от гари оперением. Его жёлтые глаза вдруг уставились на Айета, заставив последнего отвернуться. Он ошибся. Он, Айет Ларса, жестоко просчитался. Бонифаций Брамс перехитрил его. И совершенно неважно, что действия колонистов с планеты Белого Цветка не поддаются логическому объяснению. Для жителей Южного Города это не имеет ни малейшего значения.

   Пока Айет пребывал в прострации, Таатир пришел в себя и отправил отряд ааонов на разведку. Разведчики вскоре вернулись и принесли удивительные известия. Брамс и его люди исчезли!

   - Исчезли! - потрясенно повторил Айет. - Но куда?

   - Самец Айет Ларса, - просвистела появившаяся из укрытия, где её охраняли самцы-охранники, Выборная Мать. - Уничтожены гидроэлектростанции. Подземные убежища обесточены. Дети и старики уже не смогут проводить там много времени. Враг разбомбил склады с продовольствием. У нас есть ещё запасы под землёй, но...Здесь очень много ааонов. Скоро начнется голод.

   - Да, - деревянным голосом ответил Айет, сам себя презирая в эту минуту. Продовольствие! Нужно было всё зерно прятать под землю, а не только его часть. Но они всё равно бы не успели...А что теперь? Айет стиснул зубы. "Я, я во всём виноват, - в отчаянии думал он, - Наполеон хренов!"

   Подлетел Оа с измазанным сажей лицом и что-то свистнул Таатиру на ухо. Ротарианин изменился в лице.

   - Что ещё случилось? - дрогнувшим голосом спросил Айет.

   - Пираты бомбят все города и селения подряд, - мрачно ответил Таатир. - Конечно, селения пусты, но всё равно Брамс стирает цивилизацию ааонов с лица земли! О, Великий Сим, куда же ты смотришь?!

   - Нужно атаковать! - вдруг заявила Выборная Мать, и сотни ааонов столпившиеся вокруг неё, воинственно засвистели.

   - Атаковать? -изумился Айет. - Вы хоть понимаете, что говорите?

   - Понимаем, -услышал Айет голос Ио. - Самец, нас - тысячи и тысячи, а врагов, уничтожающих наши дома, всего горстка!

   - Эта "горстка" вооружена лазерным, плазменным и молекулярным оружием. Вы хоть представляете себе, с чем мы имеем дело? Если атакуем, нас превратят в мясной фарш прямо в воздухе!

   - Нас и так уничтожают,изгоняют из собственных башен! - громко свистнул Оа. - Проклятые самцы-захватчики хотят всю Аао прибрать к рукам. Да и какая разница, если мне всё равно уготована голодная смерть где-нибудь на этих холмах или в северных пустынях. Враги уничтожают наши селения одно за другим, лишают энергообеспечения и запасов пищи, а те из нас, кто выживет и не погибнет от голода и холода, станут рабами бескрылых пришельцев!

   Айет взглянул на задумчивое лицо Таатира и удивился тому, что всегда осторожный ротарианин молчит и не высказывает своего мнения. Затем землянин перевёл взгляд на решительные физиономии вокруг. Айет тяжело вздохнул и, отвернувшись, стал наблюдать, как чёрный дым медленно поднимается к небу и смешивается с первым за сегодняшний день снегом.

   - Самец Айет Ларса, неужели ты испугался? - тихо просвистела Ио.

   Айет вскочил с камня, на котором он понуро сидел и сжал кулаки. Ааоны зашумели крыльями и попятились.

   - Прости меня, - Ио опустила совиную голову на плечо Оа, - не хотела тебя обидеть.

   - Я не обижаюсь,- ответил Айет. - Просто хочу сказать...будут жертвы, много жертв, если наше нападение провалится. Готовы ли вы к этому? Можете ли вы хотя бы на мгновение представить себе, что такое настоящая война? Хватит ли у вас сил? Не машите крыльями и перестаньте свистеть! Имеете ли вы право подвергать себя столь страшной опасности? На планете Аао - суровый климат, а вас - разумных обитателей - всего несколько миллионов. Для целого мира это так мало...Отдаёте ли вы себе отчёт, что если мы нападём на Брамса, то в порыве ярости пираты могут уничтожить всех вас, никого не пощадить? Или хотите умирать в пустынных снегах на севере, куда вас загонят оккупанты, разбив ваше наступление? Подумайте...Я не могу, я не смею взять на себя такую ответственность...Прошу вас, одумайтесь...

   Айет замолчал и оглядел собравшихся, к которым присоединялись всё новые и новые ааоны, со всех сторон летящие к развалинам Южного Города. Айет вдруг почувствовал страшную усталость, но всё же нашёл в себе силы улыбнуться. Да, нелегко быть спасителем целой цивилизации. Вернее, гробовщиком... Айет вздрогнул. Он тоже стал реаниматором? Смешно...

   - Твои слова преисполнены мудрости, самец Айет Ларса, - медленно проговорила Выборная Мать, - но я хочу повторить слова самца по имени Оа. Если уж умирать, то куда почётнее пастьсмертб. храбрых, защищая дом и стаю, чем бесславно замерзнуть в пустынных льдах севера. Ты говоришь, многие из нас погибнут... Что ж, чему быть, того не миновать. Мы выкопали оружие, спрятанное Великой Праматерью не для того, чтобы сложить перед захватчиками крылья и безвольно ждать, когда их отрежут! Время жить в мире и время воевать. Мы не так слабы, как представляют себе твои соплеменники. Наши звездолёты в полной сохранности, мы захватили кое-какое оружие...Айет Ларса и ты, Таатир, мы просим вас возглавить Стаи Севера и Юга для нападения на врага. Другого выхода у нас нет. И если Священные Воды и Духи Предков решили обречь нас на гибель и вырождение, то лучше умереть с гордо распростёртыми крыльями!

   Невозможно описать словами тот свист и гвалт, которые подняли ааоны, едва выборная Мать закончила свою речь. Айет и Таатир как всегда заткнули уши и долго ещё не могли убрать руки от голов, так как возбуждённая крылатая толпа ещё долго кричала и не могла успокоиться. Когда, наконец, наступила относительная тишина, Айет Ларса вышел вперёд и протянул вперёд руки, словно прося у слушателей помощи и поддержки.

   -Я принимаю вашу просьбу, - волнуясь, сказал юноша на межязыке ааонов, - но предупреждаю: шансы на победу очень малы, даже призрачны. Но несмотря ни на что, ваши слова убедили меня в том, что сидеть в лесах и прятаться нет никакого смысла....Я не буду скрывать от вас правды! Скорее всего, главный бандит Бонифаций Брамс, чтоб у него крылья отвалились, решил прочно обосноваться на вашей планете, и если сокровища Масинги не удовлетворят его аппетиты, то залежи платиновых руд, нефть и газ, которыми так богата Аао, всё эти богатства лишь разжигают его алчность...Я уже говорил про шансы. У нас есть один шанс из миллиона, если не из миллиарда. Единственный козырь - неожиданность. Брамс уверен, что ааоны запуганы и не посмеют ничего предпринять, поэтому он уничтожает города, разрушает экономику Аао, чтобы в конце концов добиться полного подчинения всех Стай!

   В то время, пока Айет, решительно рубя ладонью воздух и бросая в толпу пламенные взгляды, самозабвенно воскрешал в ааонах патриотические чувства, Таатир скромно стоял в сторонке и качал головой, слушая разглагольствования молодого землянина. Когда Айет, пережидая очередной всплеск восторженного хлопания крыльев, оглянулся на Таатира, то кроме скептицизма и сомнения ничего на лице ротарианина не увидел. Энтузиазм Айета мгновенно угас, словно свеча на ветру, юноша поправил носовые трубки и медленно, но верно спустился с небес на землю.

   - Как тебе моя речь?- спросил он смущённо. - Не слишком позорная?

   - Ты хоть сам веришь в то, что говоришь? - спросил Таатир, наблюдая за толпой.

   - Честно говоря, не очень, - признался Айет, - но представь себя на месте ааонов Я лишь ... хотел дать им надежду.

   - Призрачную надежду, землянин ,- вздохнул Таатир, - но пожалуй ты прав...Есть шанс, говоришь?

   - Таатир, - неожиданно заулыбался Айет, - не забывай, ведь для начальства мы с тобой давным-давно покойники. А теперь у нас появляется прекрасная возможность умереть весело и со славой,

   - Это только в книгах умирают со славой, - проворчал Таатир, - а весёлой смерть бывает лишь в умах маньяков.

   - Но ааоны всё равно решили атаковать, с нами или без нас. Ты же видишь, отговорить их невозможно, да и правы они, откровенно говоря...А может, бросим всё и улетим? Звездолёт у нас есть.

   - Я трусом и предателем не буду! - вскипел ротарианин. - Да как ты смеешь...

   - Приятно слышать, - вздохнул Айет. - Кстати, у меня уже имеются кое-какие мысли насчёт нашего безумного налёта на господина Брамса, чтоб он провалился!

   - Кто провалился - Брамс или налёт?

   - Оба!!

   Ааоны скоро узнали, какие именно мысли посетили их бескрылого самца-предводителя.Пока летательные аппараты Брамса бомбили остававшиеся поселения ааонов, Айет Ларса приказал собрать всё уцелевшее зерно, а Таатир создал что-то вроде народного контроля за выдачей продовольствия на душу населения. Дети и старики получали больше, взрослые самки и самцы - совсем немного.

   Брамс разбомбил всё, что только можно было разбомбить, включая теплицы и плантации, и теперь получалось, что атаковать всё равно придётся, потому что ещё неделя такого питания, и ослабевшие от голода ааоны попросту не будут в состоянии подняться в воздух.

   - Придётся, говоришь? - философски вопрошал Айет, проглатывая пищевую таблетку и морщась от отвращения.

   Упорядочив кое-как вопрос с зерном, Айет заикнулся было насчёт охоты на лесных пушных зверей, но вегетарианцы ааоны возмущённо загалдели и "пожирать мясо несчастных лесных" решительно отказались. Айет и сам терпеть не мог охоту, а самих охотников считал садистами, поэтому он почти с радостью согласился с этими доводами, гадая, что бы с ним сделали ааоны, заикнись он о таком кощунстве, как ловля рыбы. Наверное, возмущённые ааоны схватили бы его за ноги и бросили на съедение Мать-Рыбе. В конце концов Айет предложил в виде дополнительного питания шишки с лесных деревьев, вернее орешки из этих шишек. Скрепя сердце, ааоны пошли на такой шаг, хотя и заверили Айета, что негоже разумным существам кушать лесные орехи, словно птицы какие-нибудь. На это Таатир авторитетно ответил, что если нужно,не грех и ботинки поджарить.

   Последним гражданским начинанием, организованным Айетом, была заготовка дров и сооружения печей на "дровяном обеспечении",как выразился Таатир. Гидроэлектростанции и теплостанции были разбиты вдребезги, электричества не было,и тысячи ааонов ютились среди развалин, дрожа от холода по ночам. Таатир с помощью Оа организовал также сооружение импровизированных печей на угле и горючем, но времени на это было мало, к тому же дровяные печки сооружались как-то быстрее.

   После всех этих мероприятий Айет посоветовался с Таатиром, затем призвал к себе Ио и её верного спутника жизни, пламенного борца за права самцов Оа.

   - Ааоны готовы к последнему смертельному бою!- с пафосом просвистела Ио. - Командуй, самец и веди нас в битву!

   - Вперёд!- добавил Оа, чтобы не молчать ,словно забитый самец,

   - Поменьше энтузиазма, - поморщился Айет, - и побольше мозгов, а то битва эта и в самом деле станет для вас смертельной. Кстати, чем больше нас будет, тем легче пиратским артиллеристам будет по вам стрелять, мои храбрые, но безумные друзья...Как там корабли?

   - Готовы, - обиженно заявила Ио, оглядываясь на Оа. - На ваш звездолёт техники установили лазерные орудия и молекулярную пушку, снятые с бронированной машины, что ты привёл из стана бескрылых оккупантов.

   - Отлично, - потёр руки Айет, впервые за последние часы преисполняясь энтузиазмом. - А теперь слушай меня внимательно, девушка. Я хочу, чтобы ты с Оа отобрали из каждой Стаи по двадцать тысяч лучших бойцов.

   - Самок, конечно? - расправила крылья Ио.

   - Чем же хуже самцы?! - возмутился менист Оа.

   - И тех и других, - терпеливо проговорил Айет, замечая усмешку Таатира. - Пускай лучшие из них вооружатся трофейным лазерным оружием. Ах, нам бы парочку-другую молекулярных миномётов! Все остальные, забракованные вами вояки будут находиться в тактическом, или как там он называется, резерве. Снежки готовы?

   - Снежков столько, что уже нет места для новых! - гордо сообщил Оа - Врагу не поздоровится!

   - Не сомневаюсь... - пробормотал Айет, поднимаясь на ноги и подкидывая в костер несколько дров.

   - Как бы нам не поздоровилось! - оптимистично сказал Таатир голосом священника, читающего заупокойную молитву.

   Землянин и ротарианин переглянулись, дружно вздохнули и уставились на яркие языки костра, разведённого ими у разрушенной стены, где Айет и держал военный совет.

   - Не нойте, самцы! - свистнула Ио. - Стыдитесь!

   Айет с улыбкой покачал головой и огляделся.

   Вокруг, среди падающих и кружащихся снежинок, дымилось неисчислимое количество костров,которые вызывали у Айета самые противоречивые чувства. С одной стороны, не мёрзнуть же под открытым небом. С другой, могли налететь флиттеры Брамса. Но Айет держал в воздухе отряды разведчиков и поддерживал с ними постоянную связь. Даже если пираты и перехватят их радиопереговоры, все равно ничего не поймут.

   - Ты ненормальный, - говорил Таатир, лениво наблюдая за ходящим взад и вперёд Айетом. - Неужели ты снова вознамерился воевать снежками? Великий Сим, ну почему ты свёл меня на одной и той же дороге с этим психом?!

   Айет никак не отреагировал и снова закружил среди щебня и воронок. Почему-то юноше было легче думать, не стоя на месте, а именно расхаживая по кругу, в центре которого сидел Таатир и скептически поглядывал на неусидчивого "мыслителя".

   Над их головами промчалось несколько ааонов, сверкая разноцветными фонариками. Айет остановился и проводил их взглядом.

   - Что ищет Брамс? - не оборачиваясь, спросил юноша.

   - Чего? - удивился ротарианин, поднимая голову.

   - Сокровища Масинги, верно?

   Таатир поднял глаза к затянутому облаками небу, с которого как обычно валил снег, но ничего не ответил. Казалось, ротарианин говорил всем своим видом: "Как же ты мне надоел со своими мыслями, землянин!"

   - Гениально! - почему-то обрадовался Айет.

   - Опять?! - ужаснулся Таатир.

   - Не понимаю твоей иронии...Мы устроим Брамсу сокровища, но только в удобном для нас месте, возле которого организуем грандиозную засаду. Белоцветочники попадут в нашу западню, мы наносим удар, и противник в панике бежит, взывая к маме с папой. Ну как план, ничего?

   Медленно, очень медленно Таатир поднял руку в перчатке и по-земному покрутил пальцем у виска.

   - Тебе не нравится? - обескуражено спросил Айет. - Да не молчи ты так!

   - Айет, ты не просто ненормальный, ты к тому же еще и самоубийца, - соблаговолил ответить ротарианин. - Но в одном ты прав, к сожалению...Если мы хотим, что бы нас с тобой и с ааонами уничтожили не сразу, а постепенно, то и в самом деле лучше заманить колонистов в такое место, где прежде чем погибнуть как герои, мы смогли бы нанести пиратам максимальный урон. Ты знаешь, где находится такое чудесное место?

   - Знаю, - загадочно улыбнулся Айет.

   Снегопад усилился, а внезапно налетевший ветер быстро превратил его в метель. Землянин и ротарианин поспешили в центр разрушенного Южного Города, где под наспех сооружёнными деревянными навесами у многочисленных костров собирались тысячи и тысячи истощённых полуголодных ааонов. Айет услышал плач детей, чьё ещё совсем недавно густое оперение свалялось и поредело. Разведчики с деловым видом уселись у огромного костра рядом с нахохлившимися ааонами. Какой-то самец протянул Айету кусок чёрствого боа. Землянин свистнул в знак благодарности и поколебавшись мгновенье, отдал боа нескольким пожилым самкам, держащим на руках хныкающих и посвистывающих детей. Ааонки благодарно взглянули на бескрылого пришельца и принялись кормить малышей.

   Айет и Таатир, глотая слюнки, с завистью наблюдали за этим процессом. Им очень хотелось есть. Запасы пищевых таблеток подходили к концу, а ежедневная порция этих омерзительных препаратов и так была урезана ими втрое. Зато лишний вес сбросили, утешал себя Айет.

   Ветер усиливался. Под навес врывались целые эскадроны бешено вертящихся снежинок, но они мгновенно исчезали, попадая в обжигающее дыхание костра. Время от времени какой-нибудь ааон поднимался на ноги, чтобы подбросить в костёр дров. Среди белоснежных нахохлившихся птиц молча сидели Айет Ларса с планеты Земля и Таатир с планеты Ротар. В голову Айету непрестанно лезли разные мрачные мысли, какие-то смутные предчувствия не давали ему покоя. Айет прикрыл глаза, но он вовсе не собирался спать. Юноша обдумывал план предстоящего генерального сражения. Так прошло два часа, пока наконец Айет не встрепенулся и не подозвал к себе молодого самца, с головы до ног увешанного рациями, сумками и другими важными принадлежностями. Затем растолкал задремавшего Таатира и обратился к самцу-связисту.

   - Вызови ко мне, пожалуйста, Ио, Оа и всех Матерей. Ну и Выборная Мать тоже пусть прилетит, если захочет. Используй рацию смело, белоцветочники всё равно не понимают вашего языка, но и не слишком ори, а то заподозрят неладное. Понял, приятель?

   - Понял,- радостно свистнул самец и поспешил наружу, чтобы исполнить поручение, данное ему не кем-нибудь, а самим Великим Самцом Айетом Ларса, Тем Кто Командует Самками.   

26

-Нашли?!- не без театральности схватился за сердце Бонифаций Брамс, натужно свистя дыхательными трубками. - Где же? Ну говорите быстрее, вы меня до инфаркта доведёте!..

Перед взволнованным белоцветочным предводителем по стойке "смирно" стоял великан Кор и радостно улыбался. В углу комнаты, почти незаметный, молча сидел доктор Балинский и с явным интересом, хотя и без лишних эмоций, смотрел на Кора.

-Наша наземная группа заметила крупное скопище летающих тварей, - продолжил доклад Кор. - Подлецы были нами обстреляны, но всё же сумели удрать. Тогда я поднял по тревоге флиттер и бросился в погоню. Мы нагнали их примерно в восьмистах километрах отсюда, неподалёку от побережья океана.

-Зачем же ты гонялся на флиттере за несколькими ааонами, да ещё так далеко? - недовольно спросил Брамс. - У нас и так горючего не густо, а ты...

-Они что-то несли с собой, - возразил Кор, - несколько больших ящиков, ну я и подумал...Затем стало заканчиваться горючее, вернее его оставалось только на обратный путь, и мы открыли по ааонам огонь из бласт - установок. Они, конечно же, бросились врассыпную, но уронили несколько ящиков, хотя и сумели вернуться за ними...Там кругом одни холмы, за холмами небольшое поле, а за полем снова холмы, высоченные холмы, почти горы, покрытые снегом и деревьями. Дальше уже побережье океана...Большую часть своей ноши крылатые унесли с собой в сторону этой самой равнины за холмами, но один ящик мы нашли совсем рядом, он упал на единственное место, где можно было сесть. Мы привезли ящик сюда.

Кор кивнул, и двое колонистов не без труда подтащили к Брамсу большой сундук и приоткрыли тяжёлую крышку. Балинский поднялся и вышел из своего угла. - Молодец, Кор, - сказал Брамс и поманил великана к себе. Тот повиновался.

- Да, Бонни?

Брамс размахнулся и наотмашь ударил заместителя по лицу. Кор рухнул как подкошенный. Балинский прикусил губу, наблюдая за происходящим.

- За что? - прохрипел Кор. Брамс крадучись подошел к пирату и нанес ему страшный удар по ребрам. Кор взвыл от боли.

- Бонифаций, стой, - решил вмешаться Балинский, оттаскивая разъяренного Брамса от корчащегося на полу Кора. - Да что нашло на тебя?

Брамс немного успокоился и процедил, не глядя на Кора:

- Кто дал приказ ставить ловушки в лесу? Ты велел, идиот? Отвечать!

- Я, - в ужасе признался Кор, - но я...

- Молчать! - Брамс снова вскочил со стула, куда уселся минуту назад. - Еще раз выкинешь что-нибудь в таком духе, и, клянусь всеми жуками Белого Цветка, я подвешу тебя вниз головой за столбами на Цветке! Усек?!

Кор молча кивнул. Балинский помог ему подняться на ноги.

- Теперь давайте ваш сундук, - спокойно продолжал Брамс как ни в чем не бывало, потирая кулак.

- Ну- ка, что там у нас внутри?

Два колониста, провозившись некоторое время, откинули тяжулую крышку.

-Но он пуст! - воскликнул Брамс, поднимая голову.

- Что ты мне привёз?

- Взгляни на это, Бонни, - робко возразил Кор.

Брамс снова опустил глаза и вытащил из недр ящика незамеченный им поначалу кусок платины, на котором искусно были выгравированы изображения львов, тигров и других животных. Балинский присвистнул от удивления.

-Такие гравюры делались на первых рудниках, - прошептал Брамс, ощупывая драгоценную находку.

 - Но где же остальные ценности, Кор?

-По-всей видимости крылатые успели переложить содержимое сундука в другие ящики. Видишь, этот контейнер треснул посередине, скорее всего не выдержал удара о землю,

-Вижу, - тихо проговорил Брамс, не спуская глаз с платиновой гравюры. - Кажется, господа, мы нашли место, где крылатые прячут сокровища старого плута Масинги. Что скажешь, доктор?

- Не знаю, - задумчиво ответил Балинский, - похоже конечно на правду, вот только...

-Что "вот только"?

- Вдруг ловушка?

-Ловушка? - нахмурился Брамс.

- Не преувеличивай, господин эскулап. Ааоны уже наверняка дохнут с голоду, их города разрушены, электростанции взорваны, космических кораблей не видно, наверное ржавеют где-нибудь в лесу. Так чего же ты боишься?

Балинский еле заметно улыбнулся и удалился в свой угол, сохраняя такой же насмешливый вид. Брамс раздражённо смотрел на доктора, вертя в руках платиновую гравюру с рудников.

-Бояться нужно многого, Бонифаций, - ответствовал наконец Балинский, видя, что ярость Брамса растёт. - А ты уверен, что ааоны не утащили золотишко в другое место, они ведь поняли: Кор видел, как они несли эти сундуки. К тому же... Сколько,говоришь,до того места, Кор?

-Больше восьмисот километров.

-Будем считать, вся тысяча. Тысяча, - повысил голос доктор. - Наши флиттеры в лучшем случае долетят туда и смогут вернуться обратно без дозаправки, значит придётся тащить запасы горючего, а на флиттерах места почти нет. Или лететь туда на звездолётах. Флиттеров у нас осталось всего лишь три, и глупо будет вот далеко удаляться от нашей основной, если так можно выразиться, базы в этом городе, полном статуй. Если мы летим на звездолётах, то наталкиваемся на новую проблему. Как известно, космические корабли пока ещё на покрытые деревьями холмы садиться не в состоянии, следовательно посадку придётся производить на небольшом поле между холмами. А это, по моему глубокому убеждению, весьма и весьма рискованно. Легко угодить в засаду среди этих холмов и лесов.

-Молодец доктор, - засмеялся Брамс, хлопая себя по колену.

- Повторяю ещё раз: кажется, ты преувеличиваешь! Но я обязан прислушаться к твоим несомненно дальновидным доводам... Это "прислушивание" выразилось в том, что осторожный Брамс немедленно связался с космическим кораблём, находившемся на орбите Аао, велел прекратить пьянствовать и произвести из космоса фотосъёмку данного района Аао. Брамс не хотел посылать туда своих разведчиков, боясь спугнуть ааонов.

Капитан орбитального звездолёта показал завидное рвение и через несколько часов фотографии были переданы Брамсу при помощи спутникового аппарата видеосвязи. Как уже было сказано, Брамс не хотел посылать свои корабли к месту предполагаемого нахождения сокровищ Масинги. Ведь ааоны могли улететь вместе с ценностями ещё куда-нибудь, в такие дебри, что колонистам не сыскать до скончания веков. Полученные изображения поразили командира колонии Белого Цветка.

-Балинский, ты видишь? - изумлённо вопросил он, протягивая фотографии доктору. - Неужели мы нашли их?

Балинский молча перебирал снимки. Итак, на скрытой холмами равнине, ведутся интенсивные строительные работы, причём судя по характерным признакам, кроме надземных: сооружались также и подземные помещения. После ввода данных аэросъемки в компьютер колонисты снова связались с орбитальным кораблём, затребовав новые снимки. Вскоре поступили фотографии, и Брамс часами просиживал перед мониторами, изучая изображения. С каждой минутой он убеждался, что работы не липовые и ведутся на самом деле. Кроме того, ааоны неожиданно активизировались рядом с Северным Городом, постоянно засылая в окрестности разведгруппы. Был даже замечен их космический корабль, летевший на максимальной высоте, чуть ли не в верхних слоях атмосферы и который моментально скрылся, едва в воздух взмыл белоцветочный челнок.

- Они проводят отвлекающий маневр, - уверенно говорил Брамс, потирая руки, - хотят, чтобы мы не замечали их активности...

Когда же на орбите Аао неожиданно появился звездолёт ааонов и атаковал колониальный корабль колонистов-фотолюбителей, предположения Брамса насчёт тайного строительства и нахождения там сокровищ Масинги переросли в уверенность. Его не смутило, что орбитальную атаку проводил звездолёт земной конструкции, скорее всего управляемый одним из двух беглецов, находившихся здесь. Воспоминания о Айете Ларса немного тревожило Брамса, но всё же не настолько, чтобы не спать от этого по ночам. Атака провалилась, и корабль с позором отступил, обстрелянный белоцветочным звездолётом. Брамс торжествовал.

- Видишь, доктор, они догадались, что мы можем заснять их приготовления из космоса и решили атаковать наш корабль на орбите. Поздно, голубчики! Мы уже всё засняли! Теперь я уверен, там, у побережья, ааоны строят подземные секретные сооружения, чтобы спрятать там сокровища Масинги и запасы платиновых денег.

Балинский хотел было сказать, что совершенно нелогично со стороны ааонов и воюющих на их стороне инопланетников возводить какие-то грандиозные убежища, когда можно просто спрятать сокровища где-нибудь в горах или вообще в дупле какого-нибудь дерева, но решил промолчать. Действия противника даже его сбили с толку. Если там не засада, зачем тогда нападать на орбитальный корабль? А может, это сделано специально, чтобы колонисты клюнули на уловку и уверовали бы в то, что на равнине у побережья и в самом деле происходит нечто странное? Балинский озадаченно хмыкнул и в сомнении посмотрел на сияющее энтузиазмом лицо Брамса. Да, вот кому необходима, победа и как можно быстрее. Неужели всё же ловушка? Нет, вряд ли, ааоны совершенно обескровлены и рассеяны. Что могут сделать один ротарианин и один землянин? В любом случае Брамс твёрдо вознамерился атаковать, потому что есть там сокровища или нет, всё равно колонисты обязаны уничтожать любые очаги активности крылатых обитателей планеты. Балинский помрачнел. Если так будет продолжаться и дальше, то аборигены Аао, и без того не очень многочисленные, просто-напросто вымрут или же превратятся в дикарей, находящихся в рабстве у своих удачливых поработителей с планеты Белого Цветка. Хотя... Балинский вспомнил глаза Брамса, когда они смотрели на ночной город крылатых. Правда, этот же человек отдал приказ бомбить города Аао, и глазом не моргнув. А потом врезал Кору за то, что тот ставил на ааонов молекулярные ловушки.

 Балинский вздохнул и вздрогнул, потому что Бонифаций Брамс пристально смотрел на него. В конце концов Брамс оставил в Северном Городе тысячу человек и снарядил в поход всех остальных солдат, в том числе и восемь звездолётов, крейсер "Крутой мужик", а также два флиттера, которые погрузили на "Крутой мужик" и космический челнок Вооружение экспедиционного корпуса составили бластеры, бласт-ружья, молекулярные гранатомёты и миномёты, плюс лазерные установки и пушки на флиттерах и малых звездолётах, наконец несколько дезинтеграторов, среди которых особенно выделялся своей разрушительной силой и мощью дезинтегратор, установленный на флагманском "Крутом мужике". Командовал внушительной эскадрой лично Бонифаций Брамс. Вместе с доктором Балинским он находился на главном крейсере, Кору было поручено руководство возможной десантной операцией. Ранним утром белоцветочная армада покинула Северный Город и взяла курс на юг, к побережью океана. Полёт занял около часа, и когда цель уже находилась под стабилизаторами кораблей, Брамс приказал уйти в облака и только после этого пикировать вниз и начинать бомбёжку, как и было условлено заранее. Предполагалось таким образом сразу же внести в ряды ааонов панику, разогнать их по окрестным холмам и только после этих геройских действий садиться, высаживать десант и со спокойным сердцем захватывать потайные сооружения ааонов и искать платиновые деньги вместе с сокровищами Масинги.

 Белоцветочники так и поступили. Устрашающе ревя планетарными двигателями, все девять звездолётов вынырнули из облаков и решительно спикировали вниз, где уже отчётливо виднелись фигурки отчаянно разбегавшихся, вернее разлетавшихся в разные стороны ааонов. На обзорных экранах Брамс увидел множество странных машин, один космический корабль примитивной конструкции и большое количество недостроенных построек и выходящих на поверхность из снега подземных ходов. Через несколько секунд колониальная эскадра открыла по секретной ааоновской базе огонь из всех имеющихся средств."Крутой мужик" задействовал тормозные двигатели и резко замедлил ход. Из открывшихся ангаров словно коршуны вылетели два флиттера и присоединились к бомбёжке. Космический челнок остался на месте Брамс решил его поберечь. Все ааоны уже давным-давно удрали, скрывшись в окрестных холмах. В результате жестокой бомбардировки колонисты уничтожили вражеский звездолёт и все механизмы, находящиеся на земле. Лазерные лучи подожгли многочисленные деревянные постройки, молекулярные бомбы уничтожили недостроенные башни и вспахали заснеженное поле как огромный плуг, хороня под грудами земли подземные сооружения и засыпая входы в них. Брамс радовался как ребёнок. Некоторое время спустя белоцветочные пилоты пошли на второй заход. Земля грохотала, целые тонны снега и земли взметались в воздух, шипящие словно змеи лазерные лучи сменялись оглушительными разрывами молекулярных снарядов. Балинский закрыл глаза и не открывал их даже во время третьего захода на цель. Наконец,чрезвычайно довольный ходом сражения Брамс вывел крейсер из боя и велел Кору готовить высадку десанта. А малые корабли между тем уже заходили в четвёртый раз, постепенно превращая равнину в дымящееся вспаханное поле.

-Хватит, - сказал наконец Брамс,- а то все сокровища похороним.

Командир пиратов взглянул на экраны, на одном из которых выжидающе застыла физиономия Кора.

- Кор, дружище, готовь ребят, скоро высадка.

Кор радостно кивнул и исчез с экрана. Брамс отдал приказ всем кораблям прикрывать посадку "Крутого мужика" и затем садиться самим. В воздухе для прикрытия оставались оба флиттера,

-Боюсь, как бы мы не перестарались, - вздохнул Балинский, пристёгивая посадочные ремни. - Сокровища Масинги...

-Хватит причитать, доктор! - прервал его Брамс. - Ничего с ними не случилось, если эти сокровища находятся здесь, а если они здесь, то крылатые наверняка запрятали из в одном их подземелий, которые мы так славно разбомбили. А платину и золото, как и эти, как их... рукописи, огонь не берут! Понял, доктор?

- Рукописи? - пораженно переспросил Балинский, но Брамс лишь загадочно улыбнулся в ответ. - Ну а если они держали сокровища на поверхности? - возразил доктор.

- Дорогой врач, - засмеялся Брамс, - ты кажется ааонов за полных дураков принимаешь, в самом деле... Интересно, этот подлец Айет привёз сюда мою Ио? Я по ней скучаю и надеюсь поскорее отыскать её, желательно целой и невредимой..

- Конечно...- пробормотал Балинский, рассеянно прислушиваясь к вою двигателей. "Крутой мужик" совершил посадку посередине разбомбленной секретней базы ааонов. Как только утихли тормозные моторы, со страшным скрипом раскрылись шлюзовые камеры, и а снег стали прыгать белоцветочные колонисты в утеплённой униформе.

Когда три тысячи двести до зубов вооружённых десантников благополучно высадились, из недр старого земного крейсера появился великан Кор и немедленно приказал начинать планомерное прочесывание местности с целью выявления уцелевшего противника, не убежавшего в лес. Когда десантники, включив датчики живых организмов, веером разошлись по равнине, проверяя развалины на наличие притаившихся там ааонов, Кор сообщил Брамсу, что всё чисто и он может выходить. В сопровождении доктора Балинского Брамс появился на трапе с видом римского императора, только что покорившего пол-мира. Балинский с неприязнью посмотрел на Кора, докладывавшего обстановку и отвернувшись, принялся разглядывать дымящиеся развалины несостоявшейся базы. Один за другим пиратские корабли шли на посадку.

-Все садятся, - прошептал он, качая головой, - горючее берегут...

Затем доктор перевёл взгляд на заснеженную равнину, по которой разбрелись колонисты. После этих наблюдений внимание Балинского привлекли высоченные храмы, окружавшие небольшую равнину со всех сторон. Врач медленно повернулся вокруг собственной оси, не спуская глаз с холмов.

-Если бы я был на месте ааонов... - очень тихо произнёс себе под нос Балинский, поправляя непривычный дыхательный аппарат. Но доктор не договорил, что бы он предпринял, окажись на месте ааонов. Подошёл Брамс в сопровождении Кора, и Балинский был вынужден вступить с ними в опостылевший ему разговор насчёт сокровищ, гениальности Брамса и бедных крылатых, у которых оказалось так мало мозгов. Между тем вернулись некоторые десантники и доложили, что уничтожены двадцать вражеских машин, по-всей видимости землеройных, взорваны звездолёт крылатых и многочисленные постройки из камня и дерева, как законченные так и незаконченные. Кроме того, обнаружены многочисленные полузасыпанные входы в подземелья.

-Ура! - провозгласил Брамс, воздевая руки к небу, не обращая внимания на валивший с этого самого неба снег. - Теперь можно приступать к исследованию подземных сооружений.

И они приступили, а когда результаты исследований доложили нетерпеливо прыгающему вокруг костра Брамсу, энтузиазм на полном бородатом лице белоцветочного предводителя моментально угас и превратился в растерянность,

-Что значит: "неглубокие ямы и никаких подземелий"? - спросил он у глупо улыбающегося Кора. - Ты не путаешь?

- Нет, - замотал головой Кор - Мои люди всё тщательно проверили, нет там никаких подземных ходов и убежищ. Просто несколько десятков ям пяти-шести метров в глубину. Поначалу мы решили, что подземные ходы засыпаны землёй от разрывов и начинали копать, но всякий раз натыкались на мёрзлую землю, твёрдую как камень. Нету здесь никаких подземных сооружений, по всей видимости крылатые просто не успели вырыть их до конца и удрали, едва завидев нас.

- Да... - безликим голосом проговорил. Брамс, смотря прямо перед собой. - Не успели вырыть, конечно.

- Надеюсь, это не западня, - проговорил Балинский.

Брамс только фыркнул в ответ. Пока Брамс переваривал сведения о фальшивых подземельях, а доктор Балинский пророчествовал, в нескольких километрах от разбомбленной колонистами равнины, между двумя высокими, покрытыми вековыми деревьями холмами, словно из-под земли появилось два ааона, самец и самка. Это были Ио и Оа. Они осторожно взлетели к вершинам заснеженных деревьев и принялись рассматривать корабли пиратов в земной бинокль.

- Пора? - нетерпеливо свистнул Оа.

-Отстань, самец, - процедила Ио, отпихивая мужа крылом.

Оа яростно зашипел и, к изумлению Ио, обозвал её "самодуркой" и "узурпатором". Ио была так шокирована подобной смелостью, что едва не выронила бинокль, но вовремя подхватила его, что-то шепча про "обнаглевших самцов". Затем ааонка вытащила рацию.

- Понял, девушка, - Айет Ларса секунду помедлил и включил планетарные двигатели звездолёта, которые вскоре заглушили завывание обрушивающихся на побережье океанских волн. Сидящий рядом Таатир вознёс молитву Великому Симу, и занялся лазерными установками . Айет сосредоточенно смотрел на обзорные экраны. Когда визг планетарных двигателей достиг максимально высокой ноты, он испытывающе взглянул на осунувшееся лицо товарища и кивнул. Таатир, который несколько часов назад на этом самом корабле атаковал орбитальный корабль колонистов, слабо улыбнулся в ответ.

- Думаешь, они клюнули, Айет?

- Конечно, - ответил землянин, стараясь говорить как можно увереннее. - Они прилетели, разбомбили туфтовые сооружения и липовые ямы, приземлились, чтобы высадить десант. Я уверен, твои геройские действия на орбите убедили Брамса, что мы очень не хотели бы, чтобы колонисты снимали наши приготовления из космоса... А теперь нужно спешить, пока Брамс не заподозрил неладное. - Ио, Оа и Матери Стай готовы? Звездолёты?

- Готовы, - тихо ответил Айет, свистя трубками.

- Ну, с Богом!

Звездолёт плавно поднялся над холмами и на небольшой высоте помчался к равнине, где среди развалин фальшивой базы по-прежнему бродили белоцветочные колонисты. Десантники получили от Брамса приказ искать настоящее подземелье. Даже Кор в сомнении поджал губы, услышав такое приказание, а с лица доктора Балинского не сходила ироническая улыбка, очень злившая Брамса, который всё ещё надеялся что-нибудь отыскать среди гор снега, камней и обугленных деревяшек.

В тот момент, когда Бонифаций Брамс уже обдумывал план по свёртыванию неудавшейся операции и утешал себя тем, что по-крайней мере удалось разбомбить базу ааонов, как раз в этот момент пилоты двух флиттеров, находившихся в воздухе над равниной, обнаружили на своих радарах, что со стороны моря по направлению к псевдобазе очень решительно летят шесть воздушных объектов. Пилоты протерли глаза и пластинки шлемов, но факт оставался фактом - к ним действительно мчались пять ааонских кораблей и звездолет Айета и Таатира. Единственное, чего пилоты флиттеров ну никак не могли предположить, было то, что на пяти ааонских звездолётах никого не было, то есть летели они на автоматике и управлялись из специального переносного пульта управления, тщательно спрятанного в горах неподалёку на дне настоящей ямы.   

27

   Пилоты флиттеров вовсе не были дураками. Они довольно быстро приготовились к бою и сообщили вниз о намечающейся атаке. Получив столь сногсшибательные известия, Брамс некоторое время переводил взгляд с разинувшего рот Кора на одновременно хмурящегося и улыбающегося Балинского, затем засуетился и приказал как можно быстрее собрать разбредшихся в разные стороны десантников. После этого,с опаской поглядывая на затянутое тучами небо, велел готовить звездолёты к немедленному взлёту для отражения дерзкого нападения. К сожалению, все эти несомненно мудрые приказы несколько запоздали. Три тысячи двести колониальных десантников разошлись кто куда и для сбора требовалось время. Что же касается звездолётов, то космический корабль -не велосипед, вот сразу его о веста не сдвинешь.

   Все эти обстоятельства привели к тому, что через несколько минут над головами колонистов появилось целых шесть грозно завывающих аппаратов. Брамс задрал голову и с ужасом увидел, как несколько раз рявкнула вражеская молекулярная пушка. Затем послышалось шипение бласт-установок. Один за другим два остававшихся в распоряжении Брамса флиттера взорвались прямо в воздухе. Среди бегущих к своим кораблям колонистов уже начиналась паника. Брамс и Балинский заскочили в "Крутой мужик" с такой скоростью, что наверняка побили все олимпийские рекорды, причём не только по обычному бегу ,но и по спринту с препятствиями, коими являлись воронки и кучи почерневшего снега пополам с камнями и досками. Очутившись на борту родного корабля, пиратские начальники в сопровождении солдат помчались в центральную рубку. По дороге Брамс приказал немедленно открыть огонь по вражеским кораблям из всех имеющихся средств и продолжать подготовку к взлёту. Аналогичный приказ получили и капитаны остальных колониальных кораблей.

   Но Брамс не знал, что пять из шести атакующих его лагерь звездолётов не имеют экипажа и управляются по радио, а если бы узнал об этом, то вряд ли бы стал прятаться на борту своего крейсера. Впрочем пираты успели задействовать планетарные двигатели, включить защитные экраны и даже выставить бласт-орудия и дезинтеграторы. Еще несколько секунд, и врагу несдобровать. Но белоцветочникам как раз этих нескольких секунд и не хватило. К ужасу бравых оккупантов, пять из шести кружащих над ними звездолётов противника вдруг стали пикировать вниз, прямо на готовящиеся к старту корабли Брамса. Кое-кто из пиратов опомнился раньше других и даже открыл огонь, но было уже поздно...

   - Бей оккупантов!! - закричал Айет, от избытка чувств хватая Таатира за руку. - Ура-а-а!!!

   Корабль с Айетом и Таатиром на борту победно промчался над мечущимися в панике пиратами. Как раз в этот момент пять ааонских кораблей с душераздирающим визгом врезались в так и не взлетевший флот Бонифация Брамса. В одно мгновенье на том месте, где секунду назад готовились к старту грозные космические корабли, образовалась стена пламени, серия оглушительных взрывов потрясла окрестности, а мощнейшая ударная волна задела корабль Айета и Таатира и затрясла его в воздухе.

   -К-к-к-аа-к п-при по-по-посадке, - заикаясь от тряски, проговорил Таатир, вцепившись в своё кресло.

   -Ла-ла-ла-лазеры го-го-го-то-вы?- в тон ему спросил Айет.

   Ротарианин лишь кивнул в ответ. Айет увёл звездолёт вверх, выводя корабль из зоны возможного обстрела. Молодой землянин вытащил из-за пояса допотопный,но мощный передатчик, специально собранный для него ааонскими техниками.

   - Ребята, вы слышали взрыв, наши корабли-камикадзе уже удовлетворили мистера Брамса и его головорезов, чтоб у них крыло на лбу выросло! Пора и вам выступать, мы с Таатиром поддержим! Да поможет вам Великая Праматерь Ея!

   Бонифаций Брамс открыл глаза и радостно обнаружил, что жив и невредим. Рядом кто-то кашлял, скорее всего, доктор Балинский. Брамс рывком поднялся и с оханьем огляделся по сторонам. Мимо взад и вперёд бегали члены экипажа, мигал и вспыхивал свет, пахло дымом и горящей проводкой. Брамс бросился к пульту управления и компьютерам. Некоторые из них вышли из строя, но большинство всё же уцелело, и настроение Брамса сразу повысилось. Кашляя, подошёл Балинский.

   - Нужно выбираться отсюда, - многозначительно проговорил он.

   - Выбираться?! - возмутился Брамс. - Ты в своём уме, доктор? Сейчас восстановим управление и...

   - Вряд ли крейсер сможет сдвинуться с места без ремонта, - сузил глаза Балинский. - Я уже бегал за борт. Все наши корабли сильно повреждены.

   - Дезинтеграторы целы? - исподлобья глядя на доктора, спросил Брамс. - Отвечай!

   - Целы, но...

   - Вот и хорошо, - зловеще произнёс Брамс, сверкнув глазами. - Вызывай Кора, если он жив конечно, пускай собирает людей и готовит к отражению атаки.

   - Атака? деланно удивился Балинский. - Разве она будет?

   - Будет, приятель, - очень тихо подтвердил Брамс, проверяя оружие, - Эти Айет и Таатир действуют серьезно, как в лучших домах Земли, Ротара и Ближних Колоний... Эх, мне бы их в команду, такие дела провернули бы! Ладно...Теперь давай наведём порядок здесь. Вызывай Кора! Я займусь повреждениями, может не всё так страшно, как тебе показалось.

   Брамс был прав как всегда. Вскоре выяснилось, что Балинский на самом деле несколько преувеличил потери, так как Браме вскоре связался с действительно выжившим Кором, который изо всех сил старался прекратить панику и призвать десантников к порядку и дисциплине.

   - Бонни, - услышал Брамс голос своего гиганта-помощника, - наши датчики регистрируют что-то.

   - Что именно?

   - Множество живых организмов приближается к нам...

   - Ты уверен? - крикнул Брамс, но Кор молчал.

   Как раз в это время с окружающих холмов поднялись целые тучи "живых организмов", оказавшихся ааонами, и со всех сторон ринулись на колонистов Белого Цветка. Со стороны бы показалось, что на пиратов движется постепенно сужающийся белоснежный круг. Ошеломлённых оккупантов атаковали десятки тысяч ааонов в составе двадцати пяти Ударных Стай, каждой из которых руководила своя Мать, а общее руководство столь ответственной операцией Айет Ларса поручил Ио и Оа, который страшно гордился таким высоким доверием, оказанном ему, рядовому самцу, хотя и менисту.

   Когда полчища ааонов, оглашая всё вокруг яростным свистом, приблизились к противнику на приличное расстояние, Кор ещё только начинал искоренение паники и неразберихи в рядах своих подчинённых, решив при этом отложить разговор с Брамсом на неопределённое время. Напрасно Брамс взывал к Кору, великан даже рацию выключил, потому что ситуация была такая, что тут уже не радиопереговоров.

   Хотя около тысячи колониальных десантников снова были превращены Кором в в боевую единицу и эти солдаты лихорадочно готовили к бою молекулярные минометы, большая часть белоцветочников всё ещё в панике металась по разбомбленным просторам снежной равнины-ловушки. Что касалось потерь, то погибло пиратов немного, так как почти все они находились далеко от звездолётов, когда в них врезались корабли-камикадзе ааонов.

   Первый удар крылатой армии был страшен. На залегших среди развалин колонистов обрушился настоящий град копий, камней и огромнейших снежков. Казалось бы, что такое снежок по сравнению с бластерами. А теперь представьте себе, что с неба на вас сыпятся тысячи таких снежков, причём многие из которых обледенели и стали твёрдыми как камень Каждый из ааонов нёс на себе сумку, набитую снежками, и почти ежесекундно на отчаянно ищущих укрытие колонистов, сыпалось несколько сот тысяч экологически чистых снарядов! Убивать они почти не убивали, но калечили, оглушали, сбивали с ног. Затем уже ааоны с гиком и свистом пикировали вниз словно коршуны-альбиносы и добивали ошеломлённого противника копьями. Многие из них тут же вооружались отнятыми у врага бластерами.

   Но белоцветочные колонисты все-таки пришли в себя. Инстинкт самосохранения и многолетний опыт заставил их под градом снежков перестроиться, и открыть по увлекшимся ааонам яростный огонь. Вскоре заухали молекулярные гранатомёты. Смертельные заряды стали рваться прямо в воздухе, и ааоны понесли страшные потери. За несколько минут погибли сотни крылатых существ. Матери Стай, уступая яростным призывам Ио, были вынуждены свистеть отступление. Метнув последние снежки, стаи взмыли высоко вверх, туда, где вражеские снаряды и лазеры не могли их достать.

   Ио отправила Оа к Матерям Стай и связалась с Айетом, беспомощно летавшим над полем битвы, будучи не силах помочь, так как землянин опасался попасть по своим же. Тут пришли известия от Матерей.

   - Мы идём в повторную атаку! - сообщила Ио сдавленным голосом.

   - С ума сошла, девушка?! - ужаснулся Айет, замечая вытянувшееся лицо Таатира, не сводившего глаз с обзорного экрана, - По плану мы должны немедленно отступать! Они что там, с ума посходили? Всех Матерей разжалую...

   - Дезинтеграторы... - указал на экраны Таатир.

   - Ио, отставить атаку! - отчаянно закричал Айет. - Это чистое самоубийство!..

   - Матери не подчиняются, - услышали космонавты усталый свист .- Оа сообщил только что, они опьянены победой...Я не могу остановить их...

   Голос Ио оборвался, и до слуха Айета донёсся отдалённый боевой клич идущих в атаку ааонов. Землянин стиснул зубы и заложил такой крутой вираж, что у разведчиков потемнело в глазах. Звездолёт Невозвращенцев помчался вниз.

   - Ненормальные, - шептал Айет, проверяя по компьютеру готовность бласт-установок и единственной молекулярной пушки. Таатир молча смотрел на обзорные экраны. Звездолёт стремительно падал вниз.

   Ааоны атаковали снова, атаковали опрометчиво, не подозревая, что Кор уже собрал всех своих десантников и создал несколько самых настоящих батарей из молекулярных гранатометов установленных по кругу и направленных вверх. Летя вниз ааоны не знали, что колонисты уже давно пришли в себя и подготовились к новой атаке и даже ожидали её, мстительно поглаживая холодные стволы молекулярных орудий.

   Между тем мчащиеся на подмогу Айет и Таатир были вынуждены резко замедлять ход, инопланетники в отчаянии увидели ,что белоснежные тела снова заслонили собой всё пространство внизу, и космонавты опять оказались в патовой ситуации, будучи вынужденными кружить над равниной.

   - Не можем открыть огонь, - простонал Айет, хватаясь за голову . - Они снова всё закрыли, как веером!

   Яростно свистящие ааоны уже готовились метнуть вниз свои копья и снежки, как защищающиеся открыли огонь. Ручные гранатомёты и пузатые миномёты глухо и зловеще рявкнули и почти одновременно с ними выстрелил лазерный дезинтегратор с "Крутого мужика". Множество взрывов и огненная стена мгновенно поглотили стройные Стаи Севера и Юга. Молекулярные снаряды разрывались в самой гуще ааонов. Во все стороны летели перья и смешивались с падающим снегом.

   - Ио! Оа! - кричал Айет. - Отходите! Отходите! Неужели не слышат?

   Брамс тоже кричал, в волнении наблюдая за взрывами.

   - Доктор, прикажи этим идиотам прекратить огонь! - он схватил Балинского за плечо. - Ты слышишь?

   Балинский лишь покачал головой в ответ.Брамс чертыхнулся и бросился по коридору к выходу. Доктор побежал следом.

   Было уже поздно. Один единственный выстрел лазерного дезинтегратора привёл к тому, что в воздухе образовалось огненное облако, в которое угодили тысячи крылатых существ. Только сейчас матери Стай, те, кто остался в живых, отдали запоздалый приказ отступать. На это ушло ещё несколько драгоценных секунд, и успей пираты дать новый залп, то с ааонской армией было бы покончено. Но Бонифаций Брамс выскочил из своего убежища и, не обращая внимания на предостерегающие крики колонистов, бросился к ухмыляющемуся Кору.

   - Отставить огонь!!!

   Кор ошеломленно поднял руку. Пираты смотрели на задыхающегося от ярости Брамса. Ааоны улетели, избежав окончательного разгрома.

   Когда выжившие покинули зону обстрела, то оказалось, что количество погибших и раненых исчисляется тысячами. Это было страшное поражение и полный разгром. Столь удачно начавшееся сражение обернулось катастрофой неописуемых размеров.

   Ио бросила вниз ставший ненужным мешок со снежками и принялась озираться по сторонам, ища вреди беспорядочно летящих ааонов Оа. Когда к горлу ааонки уже стал подступать комок, Оа появился, а с ним несколько Матерей. Ио стремительно спикировала вниз и яростно обрушилась на Матерей,осыпая их ударами ног и крыльев. Оа попытался было остановить свею супругу, но тщетно: в воздухе образовался комок из перьев и яростно мелькающих жёлтых глаз.

   - Унижаться не захотели?! - вне себя от гнева свистела Ио, когда Оа и ещё несколько самцов оттеснили таки её в сторону. - Самец Айет Ларса поставил МЕНЯ над вами, а вы решили проигнорировать приказ, нарушили заранее обдуманный план и обрекли на смерть тысячи и тысячи ааонов, погибших из-за вашей непроходимой тупости! Клянусь всеми Идолами моей Стаи, я...

   Ио не договорила. Она вдруг увидела полные ужаса глаза Оа. Самец схватил Ио за руку и полетел куда-то в сторону, изо всех сил работая крыльями. Ио оглянулась и задрожала. В нескольких метрах от них с шипением появилось огненное облако и поглотило Матерей вместе с многими ааонами, на свою беду оказавшихся там же.

   - Без моей команды огонь из тяжелого вооружения не открывать! - голос Брамса был полон холодной ярости. - Атака противника отбита, они в панике отступали, а вы тратите боеприпасы почём зря. Кто выстрелил последним?!

   - Вторая батарея, Бонни, - сообщил Кор.

   - Где этот придурок? Подать его сюда!

   - Но, Бонни, крылатые в панике удирают...

   - Знаю, идиот!

   Брамс умолк и оглянулся на мрачного как туча Балинского.

   - Отчет о повреждениях?

   Кор стал докладывать. Урон был серьёзным, но всё же не настолько, чтобы кончать жизнь самоубийством. Защитные экраны немного помогли, и корабли-самоубийцы противника не смогли полностью уничтожить звездолёты Брамса, хотя и превратили некоторые из них в дымящиеся груды покореженного металла. Что ж, это война. Брамс стоически вздохнул и хотел было что-то сказать, когда над "Крутым мужиком" появился звездолёт Мурсили и открыл по яростный огонь по позициям пиратов. Снова атакованные с воздуха, на этот раз более мощными средствами, колонисты бросились врассыпную. Брамс сдержанно выругался сквозь зубы.

   Орудия корабля рявкнули и в мгновенье ока превратили белоцветочные батареи в кучу дымящихся обломков. Брамс снова чертыхнулся. Звездолёт, защищенный энергетическим экраном, это не беззащитный ааон со снежками в руках, чтобы сбить его понадобится более серьёзное средство... Ну ладно.

   - Доктор, пусть мобильные группы прячутся! Кор, эти олухи артиллеристы может опомнятся, а?! Или нас будут до утра поливать огнем?

   Наконец батареи "Крутого мужика" открыли огонь, но звездолёт-цель более серьёзная, чем крылатый ааон, а защитный экран отражал все выстрелы из молекулярных орудий, мощности которых явно на хватало для пробития защитного экрана. Помрачневший Брамс велел стрелять по наглецам из единственного дезинтегратора, что было затруднительно, так как дезинтегратор очень трудно нацелить на такую сравнительно небольшую цель, как космический корабль. Неприспособленность дезинтегратора к стрельбе по ближним целям сыграло с пиратами злую шутку. Если по ааонам можно было палить с закрытыми глазами, то есть, куда не попади, везде толпились крылатые аборигены, то сейчас Айет ловко уворачивался от неуклюжих огненных облаков. Взрывная волна часто всё же задевала вертящийся звездолёт, но защитный экран хотя и натужно трещал в такие моменты, но всё же выдерживал, а Брамс в сердцах ругался во всё горло. В конце концов белоцветочный предводитель отдал приказ сосредоточить огонь всех уцелевших бласт-установок на корабле противника, не без основания надеясь, что в конце концов защитный экран не выдержит и "треснет", образно выражаясь. Вскоре, к немалому удовольствию Брамса, в бой вступили орудия уцелевших кораблей, и мощь огня возросла почти вдвое.

   Защитный экран гудел так отчаянно, что души у Айета и Таатира несколько раз уходили в пятки. Огненные облака дезинтеграторов не смогли причинить маневренному кораблю ощутимого вреда, но плазменные установки... Айет решил перейти в наступление и сосредоточил огонь на "Крутом мужике", защитный экран которого был не особенно мощным из-за повреждений занесённых ему ааонскими кораблями-самоубийцами. Айет благодарил Бога, что у пиратов нет самонаводящихся атмосферных торпед, иначе их песенка была бы спета.

   Вскоре им удалось таки ослабить огненную мощь противника, в нескольких местах корпуса "Крутого мужика" вместо бласт-установок дымились развороченные дула. Айет и Таатир решили покинуть поле боя и присоединиться к уже скрывшимся за холмами ааонам, паническое бегство которых им с грехом пополам удалось-таки прикрыть. Во всяком случае, они думали, что прикрывали отступление своих друзей. И когда Айету уже казалось, что опасность осталась позади, Таатир неожиданно сообщил, что с севера к ним приближается какой-то летательный аппарат. Айет метнулся к экранам.

   - Боевой корабль средних размеров, - прочитал он и побледнел. - Брамс вызвал корабль с орбиты. Ну конечно, ведь его корабли взлететь не могут, мы их изрядно потрепали, вот он и...

   - Нужно удирать, землянин, - произнёс Таатир, не спуская родниковых глаз с экранов радарных определителей.

   Айет Ларса внял этой мудрой рекомендации и резко рванул корабль вверх, взяв курс на юг, но уйти космонавты на этот раз не успели. Под торжествующие крики повылезавших из развалин колонистов, из облаков вынырнул тот самый звездолёт с орбиты и стремительно пошёл в атаку.

   - Тип С, - сообщил Таатир, будто Айет не знал этого, - он больше нас. В тот раз, выполняя твоё дурацкое поручение на орбите, я едва унёс ноги, а вот теперь...

   - Уходим, - с этими словами Айет заложил новый крутой вираж и увеличил скорость.

   Колониальный корабль бросился в погоню, словно изголодавшийся коршун. Таатир хотел было сказать, что противник не только больше, но и быстрее по причине наличия более мощных планетарных двигателей, но решил промолчать, чтобы не нервировать и так бледного как смерть Айета. Одновременно ротарианин с ужасом заметил на экране новую точку приближающуюся к ним со стороны равнины.

   - Космический челнок! - завопил Таатир. - Брамс выслал челнок!

   - Разве мы не взорвали всё,что у них было?!

   - Похоже, что нет!

   Орбитальный звездолёт открыл огонь. Корабль Мурсили задрожал от прямых попаданий, но экран выдержал. Огрызнулся и маленький космический челнок, осыпав космонавтов целой кучей молекулярных снарядов, не причинивших впрочем никакого вреда. Тогда челнок перешёл на лазерное оружие и одновременно к кораблю-подарку Невозвращенцев потянулись невидимые в атмосфере ниточки лазерных лучей. Защитный экран уже трещал. Айет снова резко увёл корабль в сторону, а вражеские корабли бросились следом. Участники погони всё дальше и дальше удалялись от равнины, на просторах которой уже пришедшие в себя колонисты подсчитывали потери и даже начали тушить пожары.

   Новый залп. Экран снова трещит. Айет посмотрел на мрачного Таатира с судорожно выдохнул воздух. Долго так продолжаться не может, рано или поздно экран не выдержит и...Айет вдруг почувствовал как в глазах у него предательски защипало, а к горлу подступил комок. Ему вовсе не хотелось умирать вот так. Чушь какая...Разве может хотеться умирать хоть как-нибудь? Пираты снова стреляют, и снова трещит экран. Им не уйти.

   - Новые аппараты! - раздался удивлённый голос Таатира. - Их много!

   - Что ты мелешь? недовольно отозвался Айет, по-прежнему находясь но власти своих печальных мыслей насчёт приближающегося перехода в иной мир. - Какие ещё аппараты? Нас сейчас взорвут...

   Но колонисты почему-то прекратили огонь. Наконец и до Айета дошло, что происходит нечто странное и непонятное. Может, случилось чудо, и вражеские корабли столкнулись в воздухе и взорвались? Если так, то почему они не слышали взрыва?

   - Управляй кораблём, землянин! - рявкнул Таатир. - Повторяю, некие объекты, около тридцати, приближаются сюда с востока! А наши друзья-колонисты разворачиваются и улетают, представляешь?! Великий Сим...

   Оба космонавта с замиранием сердца воззрились на обзорные экраны, потому что таинственные летательные аппараты должны были вот-вот появиться в поле зрения. Ожил экран видеосвязи, по нему забегали волны, а из динамиков раздался треск.

   - На связь хотят выйти, -хриплым голосом сказал Айет. - Но для чего?

   - Наверное хотят сказать что-то вроде "Попались, гады!" - предположил Таатир без особого оптимизма. - Или будут требовать, чтобы мы садились, что конечно куда лучший вариант...

   Пока Айет и Таатир строили эти не слишком радостные теории, волны и помехи исчезли с экрана связи, и на космонавтов взглянуло до боли знакомое лицо.

   -О, Бог Грозы Иксунас! - услышали агенты ВР голос, показавшийся им чем-то вроде манны небесной. - Айет Ларса, Таатир, это вы?

   Некоторое время Айет и Таатир приходили в себя, пока не убедились, что всё это им не снится, и что с экрана на них в самом деле смотрит не кто иной как Мурсили. Оба корабля белоцветочников уже давно удирали изо всех сил. Мурсили улыбался, а за его спиной было видно как необычайно серьезный Табарна Олаф отдает какие-то распоряжения.

   Над покрытыми снегами холмами планеты Аао с достоинством двигался космический флот Невозвращенцев с планеты Хатти. Впереди летели истребители, двигались тяжёлые крейсеры и устрашающего вида дредноуты, рядом с которыми "Крутой мужи