/ Language: Русский / Genre:love_history

Открой мне свою тайну

Эдна Мир

Тяжелая автокатастрофа резко изменила жизнь Джеферсона Тэйлора: любимая девушка ушла к другому, а сам он навсегда остался инвалидом. Жгучий стыд за свое искалеченное тело превратил Джеферсона в угрюмого отшельника. Ванесса Лонг за приличное вознаграждение согласилась развлечь богатого нелюдима во время уик-энда и влюбилась в него с первого взгляда. Но даже такой красавице не сразу удалось взять эту крепость.

Эдна Мир

Открой мне свою тайну

Scan, OCR amp; SpellCheck: Larisa_F

Мир Эдна М 63 Открой мне свою тайну.

– Роман. – Пер. с немецкого Н.А. Медведевой. – М.:

АО „Издательство «Новости»", 2000. – 160 с. (Серия «Счастливый случай»)

Оригинал: Edna Meare «Wenn du mich so streichelst…», 1990

ISBN 5-7020-1162-7

Переводчик: Медведева H.A.

Аннотация

Тяжелая автокатастрофа резко изменила жизнь Джеферсона Тэйлора: любимая девушка ушла к другому, а сам он навсегда остался инвалидом. Жгучий стыд за свое искалеченное тело превратил Джеферсона в угрюмого отшельника. Ванесса Лонг за приличное вознаграждение согласилась развлечь богатого нелюдима во время уик-энда и влюбилась в него с первого взгляда. Но даже такой красавице не сразу удалось взять эту крепость.

Глава 1

Ванесса Лонг встревоженно подняла голову от чертежной доски, услышав на улице голос своей подруги.

Сразу вслед за этим распахнулась входная дверь, и яростный порыв ветра, предвестник грозы, ворвался в комнату вместе с Сарой.

– Я маленькая Кристель с почты! – пропела она и, приплясывая, подлетела к Ванессе, словно веером обмахиваясь двумя желтыми каталожными карточками.

– Миссис Соммерсет шлет нам привет, – хихикнула Сара, встав перед чертежной доской. – Тут печенье для тебя, пилы-дрели для меня, и в придачу – о-ля-ля! – Она выбросила вверх левую руку, которую все это время прятала за спиной, и вручила Ванессе большой белый конверт.

– Приглашение на уик-энд к миссис Ричмонд! Ну, что ты на это скажешь?

– С какой стати нас приглашают на королевский пир к миссис Ричмонд?

Радость на хорошеньком личике Сары погасла. Она вздохнула и опустила руки.

– Ну скажи, почему ты не можешь просто вскочить и крикнуть: «Черт, вот это классно!» – упрекнула она Ванессу, обидевшись на ее сдержанную реакцию. – Или: «Сара, детка, это супер!» Почему ты холодно, как говорящая рыба, спрашиваешь, каким образом нам досталось это приглашение?

– Потому что я больше не верю в чудеса, – усмехнулась Ванесса. Но все же взяла из рук Сары конверт и скептически покрутила его.

– Ну читай же, что там написано, – нетерпеливо потребовала Сара.

«ПРИГЛАШЕНИЕ

Миссис Вероника Ричмонд имеет честь пригласить мисс Сару Монтгомери 15-го числа сего месяца на праздничный уик-энд…»

Ванесса опустила открытку.

– Когда миссис Соммерсет нам что-то предлагает, то всегда с задней мыслью. В чем дело? Выкладывай!

Сара отвернулась и углубилась в изучение своих длинных, ухоженных ногтей.

– Ты все окна закрыла? Скоро начнется гроза.

– Гроза начнется сию минуту и прямо здесь, в этой комнате, – возмутилась Ванесса. – Скажи, наконец, что эта Соммерсет требует от нас за приглашение, или я выбью из тебя признание силой.

Сара опустилась на один из плетеных стульев, которые в прекрасной компании с настоящим алжирским седлом для верблюда, столиком «под барокко», купленным в универмаге, и лампой начала века в стиле «модерн» претендовали на господствующее положение в комнате.

– Итак, во-первых, ты должна разработать дизайн фирменной упаковки для компании, выпускающей разные продукты, – принялась наконец излагать по порядку Сара. – Во-вторых, я могу сделать фотографии продукции фирмы, выпускающей инструменты, и в-третьих… – на этом пункте Сара нервно кашлянула, – мы должны или, вернее, я должна заснять общество, собирающееся у миссис Ричмонд.

– Но ведь это не все? – не отставала Ванесса. – Это только цветочки?

Сара в отчаянии стиснула руки.

– Да… ну… э-э… – Она снова откашлялась. – Я сразу сказала этой Соммерсет, что ты будешь не в восторге, но, Вэнни, умоляю тебя, ведь мы совсем на мели. Наш холодильник напоминает эхо в Скалистых горах, он такой же гулкий от пустоты. Нам нужны деньги.

– Что мы должны делать? – Ванесса не поддалась на эмоции. Она встала и подошла к стулу, на котором сидела Сара, что совсем не облегчило той признание.

– Значит, так, у миссис Ричмонд есть старинный приятель, несколько нелюдимый…

– О нет, дорогая, я не верю, что ты взялась за такое задание!

– Да выслушай же ты меня наконец! – взорвалась Сара. – У этого человека какие-то нелады с ногами, он не может ходить или что-то в этом роде. Во всяком случае, как сказала Соммерсет, он всех сторонится и никуда не выезжает, кроме как на уик-энды к миссис Ричмонд, и той хочется, чтобы он тоже при этом получил хоть какое-то удовольствие…

– Но не с нами!

– …чтобы он повеселился, – продолжала Сара, – с кем-то приятно поболтал, поел, выпил. И поэтому мы должны – точнее, ты должна явиться туда и слегка его оживить. Представь себе, ни много ни мало – двести пятьдесят баксов за день!

– Просто фантастика! – В возгласе Ванессы не было ни капли восторга. – Выходит, за двести пятьдесят долларов я должна пойти в постель к парню, страдающему, ко всему прочему, физическим недостатком.

Сара страдальчески закатила глаза.

– У него нет физического недостатка, – со вздохом возразила она. – Так, всего-навсего, пара комплексов. Ты должна его развеселить, помочь расслабиться, больше ничего.

– Развеселить, ха! – Ванесса присела на верблюжье седло. – А что я стану делать, если он и впрямь расслабится? – Она отвела со лба прядь длинных светлых волос и с недобрым любопытством сверкнула на Сару глазами. – А как эта Соммерсет вообще на меня вышла, а? Почему именно я?

Сара откинулась на спинку стула и закрыла глаза. На улице первые капли дождя зашлепали о брусчатку. Отдаленные раскаты грома и резкие порывы ветра предвещали начало освежающей летней грозы.

– Потому что миссис Ричмонд ищет, естественно, уверенную в себе, жизнерадостную женщину, – устало пробормотала Сара. – Просто она вбила себе в голову, что этот человек должен повеселиться на ее празднике. К тому же Соммерсет не представляет себе, чтобы он смог вдруг чересчур развеселиться.

– Так, значит, она себе не представляет? – Голос Ванессы был полон сарказма. – Насколько же близко в таком случае наша Соммерсет его знает?

– Понятия не имею. – Сара широко зевнула. – Меня интересуют только двести пятьдесят в день да плюс мои две сотни за фотографии. Я в буквальном смысле подыхаю с голода, и за квартиру уже тоже пора снова платить. Прошу, Вэнни, не отказывайся, не то первого числа следующего месяца я сварю обед из тебя.

– Выходит, ты вполне серьезно настаиваешь на том, чтобы я легла в постель с психом ради перспективы набить желудок? – возмущенно крикнула Ванесса.

Вслед за ее вспышкой раздался мощный раскат грома. Сара округлила глаза и растерянно вгляделась в потемневшую комнату. Она устало потянулась. С шести утра Сара была на ногах, бегала по агентствам в поисках работы. Сегодня она раздобыла целых три предложения, а Ванесса вместо благодарности собачится, как рыночная торговка.

– Все, что от тебя требуется, это немного приветливости. За это ты сможешь наедаться до отвала в буфете миссис Ричмонд да еще класть в карман по двести пятьдесят баксов наличными. И так три дня. Послушай, Вэнни, ведь это рай. Неужели ты этого не видишь?

– Все, что я вижу, это жирный, хромой, старый сластолюбец, который вцепится мне в юбку, прежде чем я успею хотя бы попробовать знаменитые корзиночки с икрой миссис Ричмонд, – сухо возразила Ванесса. – И я уйду оттуда такой же нищей и голодной, какой пришла.

– Но почему бы не попытаться? – теряя терпение, уговаривала ее Сара. – Я сошью нам два красивых платья из ткани с последней распродажи.

Ванесса пригладила ладонями волосы.

– Я подумаю, ладно?

Саре пришлось временно удовлетвориться этим. Она достаточно хорошо знала подругу, чтобы понимать, когда и на какую тему с ней лучше не спорить.

За ужином Ванесса сама вернулась к спорному вопросу.

– Что точно рассказала Соммерсет об этом задании? – захотела выяснить она.

Они уселись на крохотной терраске, чтобы насладиться последними лучами заходящего солнца. Гроза давно закончилась, оставив после себя чистый теплый воздух.

Сара разглядывала длинные стебли томатов, которые Ванесса вырастила вокруг террасы. Из соображений экономии газон и цветочные клумбы со временем уступили место грядкам с овощами, превратившими девушек из-за отсутствия прибыльных заказов чуть ли не в вегетарианок.

– Эй, Сара, я с тобой разговариваю.

Сара оторвала взгляд от бурых плодов и повернулась к Ванессе, вяло жевавшей редиску.

– Ты имеешь в виду дизайн?

– Нет, черт побери! – Редиска едва не попала Саре в голову. – Ты отлично знаешь, что я имею в виду Ричмонд! Что сказала об этом Соммерсет?

Сара схватила помидор и покрутила его в руках, прежде чем решительно надкусить.

– Двести пятьдесят долларов в день, – жуя, объясняла она. – Мы должны взять с собой купальники и легкую одежду, поскольку праздник будет проходить, в основном, в саду, но Соммерсет считает, что кое-что поторжественнее тоже не повредит.

– Сара! – Голос у Ванессы стал подозрительно тихим. – Все это нисколько меня не волнует. Я хочу знать то, что связано с клиентом!

– Ах так. – Сара смущенно усмехнулась. Значит, речь идет об интроверте – очень замкнутом человеке, видимо с трудом заводящем знакомства. Твоя задача – просто попытаться его расшевелить, пробудить в нем хоть какую-то активность и вообще его… ну, скажем, обслужить.

– И как далеко заходит это обслуживание?

– Нет, не в спальне, это Соммерсет железно пообещала. Кроме того, у нее серьезное агентство. Она не настолько глупа, чтобы рисковать своим добрым именем. – Сара наклонилась вперед и пристально посмотрела на Ванессу. – Вэнни, ты должна быть для этого мужчины только компаньонкой. Если он захочет, чтобы ему почитали газету, окажи ему эту любезность. Но если он пожелает, чтобы ты спела ему на ночь колыбельную, смело говори «нет».

– А если он будет мне абсолютно несимпатичен?

Сара взяла очередной помидор из большой стеклянной миски.

– Тогда стисни на три дня зубы и думай о семистах пятидесяти зеленых, гарантирующих нам не один приличный обед. – Она обтерла помидор о свои вылинявшие джинсы и впилась в него зубами. – Слушай, Вэнни, ты только представь, сколько долларов сразу попадет в нашу кассу! Это означает, что мы сможем оплатить жилье, бензин для «чери» и заполнить холодильник. Это тебя не привлекает?

Ванесса покачала головой.

– Нет, если речь идет об отвратительном нелюдиме, который к тому же становится похотливым, как фавн, после двух стаканов первосортного виски.

Прежде чем ответить Ванессе, Сара положила на тарелку надкушенный помидор и аккуратно промокнула салфеткой губы.

– Сама подумай, Вэнни… – Подозрительный взгляд подруги подсказал ей, что это не лучшее начало. Она встряхнулась. – Ну ладно, я уже дала согласие. Отказаться мы не можем. Прошу тебя, спрячь сомнения и поедем на уик-энд. Думай только о шикарном угощении и деньгах, и ты выдержишь самого мерзкого придурка.

Раздался звонкий шлепок. Надкусанный помидор прямиком угодил в хорошенькое личико Сары.

– Ты безмозглая, пустая обжора! – раскричалась Ванесса. – Ты что, ни о чем, кроме жратвы, не можешь думать? Почему ты сама этим не займешься, если так помешана на деликатесах и деньгах?

– Потому что я должна фотографировать праздник, коза! – рявкнула в ответ Сара, стирая с майки остатки помидора. – Не могу же я бегать по пятам за знатными гостями в количестве более тридцати человек и одновременно служить нянькой. Неужели ты не понимаешь?

– О, я все понимаю. – Ванесса никак не могла успокоиться. – Кроме одного: почему няньку должна изображать именно я?

Сара огорченно бросила салфетку на стол.

– Потому что я по своей глупости полагала, что ты обрадуешься. – Она встала и с грустью посмотрела на Ванессу. – Но снова ошиблась. Ну что ж, тоже неплохо, посидим на помидорах и хлебе с луком. Я все равно давно забыла вкус сочного бифштекса.

С этими словами она повернулась и пошла прочь, не обращая больше внимания на Ванессу. Она была уже у двери террасы, когда подруга ее остановила.

– Я поеду с тобой, если эта миссис Ричмонд в письменной форме гарантирует мне, что я, во-первых, не обязана с этим типом спать, а во-вторых, имею право сразу уехать, если этот человек мне категорически не понравится.

Вечерние птицы в ветвях вдруг опять защебетали громче! Сара обернулась и с интересом взглянула на Ванессу.

– Но семьсот пятьдесят долларов должны быть выплачены авансом? – с надеждой спросила она.

– Это уж как сумеешь договориться, – усмехнулась Ванесса. Она встала, подошла к Саре и по-дружески взяла ее за локоть. – Если тебе удастся выторговать эти условия, я поеду. В противном случае пусть миссис Ричмонд ищет другую компаньонку.

– Она не сможет! – с ликованием воскликнула Сара. – Праздник состоится через три дня. Поэтому на поиски нет времени. Либо она берет тебя на твоих условиях, либо ее шизанутому гостю придется скучать. Я позвоню ей завтра утром. – Сара снова села за стол и принялась за очередной помидор. Она с аппетитом вгрызлась в него и весело подмигнула Ванессе. – Передать ей, что ты требуешь оставить за собой право бросать в мужчину различные предметы, если он окажется монстром?

– Не дури, – так же весело предупредила Ванесса. – Лучше жуй и веди себя прилично. У нас будет много работы, ты должна быть в форме.

Вилла Вероники Ричмонд в Уайлдбиче живописно расположилась на краю скалистого берега, напоминая орлиное гнездо. С дороги усадьба выглядела изысканно и идиллически. Окруженный огромным парком, сияющий белизной дом красовался на зеленой лужайке, как драгоценный камень на бархате.

Само место, где должен был проходить праздник, располагалось слева от виллы. Над облицованной мрамором террасой были натянуты яркие навесы, чтобы по-летнему одетые гости при желании могли укрыться в тени.

Чуть поодаль, несколькими ступенями ниже, сверкал на солнце бассейн, вокруг которого стояли столы и стулья, а с деревьев свисали разноцветные гирлянды, трепетавшие на легком полуденном ветерке, словно разморенные жарой птицы.

Вечером место праздника должны были освещать факелы и фонарики, а ансамблю исполнителей музыки «кантри» предстояло развлекать гостей и вдохновлять их на танцы.

– Ой, как это похоже на «вкусное детское мороженое мистера Белмена», – удивилась Ванесса, когда «чери» подкатила к вилле, над окнами которой пестрели маленькие полукруглые маркизы. – Знаешь, такие ужасно яркие порции мороженого, украшенные крохотными бумажными зонтиками и игрушечками.

– Да, да! – кивнула Сара. – Жутко сладкие, но мечта всех ребятишек. Я обязательно должна заснять дом.

– Надеюсь, что пленка у тебя не слипнется. – Ванесса засмеялась и вырулила на посыпанную гравием стоянку, где их уже ждал слуга в ливрее.

Стоило «чери» остановиться, как он бросился к ней и распахнул дверцу. Пока Сара и Ванесса шли к дому, маленькая машинка была припаркована среди сплошных «роллс-ройсов», «мерседесов» и «шевроле», на фоне которых выглядела еще меньше, чем была на самом деле.

Миссис Вероника Ричмонд ожидала девушек в своей рабочей комнате. Это была привлекательная женщина лет сорока пяти, которой пришлось преждевременно схоронить своего богатого супруга. Взамен он, однако, оставил ей солидное состояние, более чем удвоенное ею благодаря потрясающему деловому чутью.

Раз в год Вероника вознаграждала себя шумным праздником за неустанные труды и компенсировала свою разочарованность в собственном сыне, чей интеллектуальный коэффициент являлся одной из семейных тайн.

Когда Сара и Ванесса вошли в изящный кабинет, Вероника сидела за массивным письменным столом, склонившись белокурой головой над конторскими книгами, которые читала с таким же увлечением, с каким иные зачитываются закрученными детективами.

– Ах, вы наверняка дамы из агентства миссис Соммерсет. – Она улыбнулась стоящим перед ней девушкам, взяла конверт из корзины для хранения бумаг и протянула его через стол. – Ваш гонорар, семьсот пятьдесят долларов. – Конверт не был конкретно направлен ни Саре, ни Ванессе, а лег точно посередине. – И дополнения к договору, на которых вы настаивали, тоже там. – Вероника тонко усмехнулась. – Надеюсь, что вы довольны.

Ванесса взяла конверт и сунула его в сумочку.

– Я – Сара Монтгомери, – поспешила представиться Сара. – А это – моя подруга Ванесса Лонг. Она будет выполнять поручение.

– Что ж, тогда… – Вероника поднялась из-за стола и протянула Ванессе холеную руку. – Тогда я рассчитываю на успешное сотрудничество. Мистер Тэйлор – человек чрезвычайно замкнутый, но очень приятный. С ним произошел тяжелый несчастный случай, и он психологически все еще сильно страдает от его последствий. Я надеюсь, что вам удастся немного отвлечь его.

– Как я узнаю мистера Тэйлора? – по-деловому осведомилась Ванесса.

– Он с трудом передвигается, – так же по-деловому ответила Вероника. – По этой причине мистер Тэйлор пользуется черной тростью с серебряным набалдашником. Его легко узнать. – Затем она повернулась к Саре. – Я хочу портретную фотографию каждого гостя и столько моментальных снимков, сколько получится, – объяснила хозяйка дома. – Фотографии пришлете мне, а я потом вставлю их в рамки и отправлю в качестве сюрприза гостям.

– Да, мадам, – выдохнула Сара, подавленная элегантностью миссис Ричмонд.

Та снова тонко усмехнулась. Идеальный макияж скрывал малейшие неровности ее красивого лица.

– В таком случае желаю вам приятного времяпрепровождения.

– Спасибо, – пробормотала Ванесса, схватила Сару за руку и вытащила из представительного кабинета.

За дверью их уже поджидал другой слуга. На нем тоже была яркая опереточная ливрея, в которой он явно неуютно себя чувствовал.

Слуга повел девушек на верхний этаж по длинному, покрытому ковровой дорожкой коридору в их комнату.

– Bay! – вырвалось у Сары, когда он открыл дверь. На самом деле это была не комната, а мечта о клубничном мороженом со взбитыми сливками. Все, начиная с кроватей под балдахинами и заканчивая гардинами на окнах, было выдержано в белом и розовом тонах. Белая лакированная мебель пышно драпировалась облаками тюля и шелка, а ноги по щиколотку утопали в мягком ворсе розового ковра.

– Я же говорила, что здесь рай, – благоговейно прошептала Сара, когда слуга удалился из комнаты.

– Но в каждом раю есть свой змей, – напомнила Ванесса, хмуро разглядывая бело-розовый туалетный столик. – Не забывай, для нас это Тэйлор. Не распаковывай пока чемоданы.

– Вечно ты каркаешь! – надулась Сара.

Но, чтобы не спорить с Ванессой, она не стала трогать чемоданы, принесенные лакеем, а достала свое фотоснаряжение и выбрала нужные объективы, которые собиралась взять потом с собой.

Глава 2

Девушки появились на террасе не раньше чем через час, и к этому времени там уже находилась большая часть гостей.

Сара тихонько присвистнула от изумления, увидев всю эту одетую с небрежной элегантностью публику, среди которой сразу отметила несколько знакомых лиц.

К ним поспешила Вероника Ричмонд.

– А вот наконец и вы, мои милые. – Особый тембр ее чуть хрипловатого голоса предназначался для тех, кто стоял неподалеку. – Идемте, я хотела бы познакомить вас с моим сыном Энтони.

С этими словами она подошла к группе молодых людей, оживленно беседующих около бара.

Стоило Веронике в сопровождении Сары и Ванессы подойти к ним, как разговор смолк.

– Тони! – Вероника остановилась рядом с молодым человеком, на лице которого выделялись круглые, навыкате, тусклые глаза, словно глядящие сквозь того, в кого они упирались. Но когда миссис Ричмонд слегка подтолкнула вперед Ванессу, в этих глазах мелькнуло что-то вроде легкого интереса.

Ванесса скупо кивнула ему, а Вероника начала представлять девушек.

– Это мисс Ванесса Лонг, молодая, но многообещающая художница.

Какое преувеличение! На самом деле она всего лишь живущий впроголодь рекламный дизайнер.

– А это мисс Сара Монтгомери, которая своей камерой навеки запечатлеет наше общество. А это… – Вероника взяла Энтони за локоть и приблизила к себе. – Это мой сын Энтони Ричмонд. Тони, можно я пока оставлю дам под твое покровительство? Желаю всем вам хорошо повеселиться!

Взгляд Тони жадно прилип к декольте Ванессы, щедро открывавшее слегка загорелую кожу. Сара сшила платье по простой выкройке из женского журнала, прилагавшейся к каждому номеру. Несколькими нехитрыми приемами ее можно было так изменить, что даже неопытные портнихи быстро создавали по ней целую коллекцию очаровательных платьев.

Платье Ванессы состояло из зеленого лифа, сшитого практически из одной широкой полосы ткани, оставлявшей спину открытой, а спереди сходившейся в острый треугольник. Юбка была присборенной и пышной, напоминая формой воздушный шар, что было одно время в моде.

Тони все еще не сводил глаз с Ванессы.

– Сегодня ужасно жарко, – сказала она, чтобы отвлечь его от своей груди. – Я бы не возражала чего-нибудь выпить.

– Ох, я тоже, – присоединилась Сара, которая не могла не заметить голодного взгляда Тони. – Что предлагается в баре?

Своими словами девушки вызвали лихорадочную активность не только у Тони. Остальные джентльмены едва ли не наперегонки кинулись потчевать их прохладительными напитками.

– Неплохо, если за тобой так ухаживают, – сказала чуть позже Сара, когда подруги прогуливались по лужайке со стаканами в руках. – Только этот Тони очень уж противный. Глаза как у настоящей жабы.

Ванесса молча кивнула. Она искала своего подопечного, но среди веселящихся, жизнерадостных людей не видела ни одного угрюмого инвалида.

– Сразу атакуем буфет? – спросила Сара. Ванесса покачала головой.

– Сначала я хочу познакомиться со своим клиентом. До этого я от волнения все равно не смогу проглотить ни кусочка.

– О'кей. – Сара, в виде исключения, проявила редкое единодушие. – Тогда я займусь работой. Если я где-нибудь встречу этого типа, то подам тебе дымовой сигнал.

И она повернула направо, в сторону буфета, где сейчас толпилось большинство гостей.

Ванесса побрела к бассейну, но там было пустовато. Лишь две-три парочки сидели под пестрыми зонтами, совершенно разморенные жарой, которая в этот полуденный час тяжелым колпаком накрывала землю.

Джеферсон Тэйлор ненавидел любые празднества. Он с удовольствием уклонился бы и от этого, но тем самым обидел бы свою старую приятельницу Веронику, чего ни в коем случае не мог и не хотел допустить.

Вероника оставалась верной ему на протяжении всех тяжелых, скверных лет, неизменно подбадривая, когда остальные друзья от него отвернулись. Поэтому Джеферсон послушно упаковал свой чемодан, с которым обычно летал, и отправился в Уайлдбич, чтобы принять участие в ненавистном ежегодном празднике на свежем воздухе.

И вот он сидит около бассейна в тени пестрого зонтика, не спасавшего от жары, которая, казалось, только еще больше застаивается под ним, и наблюдает за толпой гостей, разоряющих холодный буфет.

Чем богаче люди, тем больше в них жадности. Любой из этих одетых у Бенеттона, Гуччи или Луи Ландона господ запросто мог позволить себе съедать ежедневно по килограмму русской икры, но здесь они, словно пираньи, набросились на бутерброды, хотя на таком пекле еда никак не могла доставлять удовольствие.

Сам он, Джеферсон Тэйлор, не смог бы сейчас проглотить ни кусочка. Все равно пища для него была не наслаждением, а необходимостью поддерживать силы своего разрушенного, неуклюжего тела, которое он ненавидел не менее остро, чем праздники и вообще жизнь.

Он дважды пытался покончить с ней, и дважды его возвращали из окончательного небытия.

Психотерапевт и Вероника пытались тогда внушить ему, что его существование нужно и прекрасно. В конце концов Джеферсон со всем согласился, лишь бы от него отстали, но в глубине души по-прежнему считал, что он просто слишком труслив, чтобы сделать последний шаг. Во всяком случае, он перестал травить свой и без того надорванный организм и погрузился в работу.

Внимание Джеферсона привлекла девушка, медленно приближавшаяся к месту, где он сидел. Он инстинктивно положил прислоненную к столу трость себе на колени в качестве явно отпугивающего барьера.

Девушка как будто споткнулась, потом как ни в чем не бывало пошла дальше. Джеферсон недовольно смотрел, как она уселась рядом с ним, под ближайший зонтик, положила одна на другую длинные загорелые ноги и с наслаждением сделала большой глоток из стакана, который принесла с собой.

Нельзя было отрицать, что она красива. Джеферсон с легким интересом рассматривал ее безупречную фигуру и длинные белокурые волосы, рассыпавшиеся по спинке кресла.

Редкое сочетание, мелькнуло у него в голове. Белокурая, зеленоглазая, но не бледная и без единой веснушки на носу. Ее кожа напоминала дорогой бархат, такая гладкая и нежная, что хотелось протянуть руку и погладить ее.

Джеферсон вздохнул и отвел взгляд. Это не для него! Девушка слишком молода и слишком красива. Она принадлежит к числу либо алчных до денег гиен, либо жизнерадостных мотыльков, занятых лишь поиском развлечений! То есть в обоих случаях чересчур утомительное занятие для него, которое в итоге могло привести только к разочарованию.

Так это мистер Тэйлор! Ванесса узнала его по черной трости, которую он при ее приближении положил на колени. Она остановилась на мгновение, поскольку портрет, который мысленно нарисовала, нисколько не совпадал с реальностью. Потом Ванесса решительно двинулась дальше.

Правда, она поставила условие, чтобы ее подопечный не был неприятным или невыносимым. Во всяком случае, внешне Тэйлор нисколько не напоминал звонаря собора Парижской Богоматери. Чтобы выяснить, как обстоит дело с его характером, Ванессе необходимо было познакомиться с ним поближе.

Она села за соседний столик и с облегчением закинула ногу на ногу.

– Нужно запретить праздники в такую жару, – вздохнула Ванесса, вволю напившись. Она одарила Джеферсона приветливо-заинтересованным взглядом и убрала со лба светлые пряди. – Слишком душно, чтобы веселиться.

Джеферсон не хотел ни сам с кем-то заговаривать, ни выслушивать мнения других. Однако эта девушка производила милое, безобидное впечатление. Настроение Джеферсона не улучшилось бы, обидь он ее угрюмым молчанием, так что он решился на лаконичное ворчливое «да».

Ванесса искоса взглянула на него. Поняв, что, кроме сухого согласия, ни единое слово больше не сорвется с губ Тэйлора, она повернулась к нему красивой спиной и закурила сигарету.

Если он не желает разговаривать, она ничего не сможет изменить! Даже за двести пятьдесят долларов в день!

Поэтому Ванесса удобно откинулась на спинку кресла, попивая свой напиток и наблюдая за гостями, все еще толпящимися вокруг канапе.

«Почему ты с ней не поговоришь?» – мысленно спросил себя Джеферсон, уставившись в красивую спину девушки. – «Потому что хочу покоя», – ответил он сам себе. – «И невыносимой скуки», – поддразнил первый голос.

Джеферсон нервно вздохнул. Если он сейчас заговорит с девушкой, то она, скорее всего, пристанет к нему как репей, потащит танцевать и плавать, будет ждать от него каких-то поступков, на которые он не способен. Отказывать потом будет еще неприятнее, чем скучать среди всех этих веселящихся людей!

Ванесса допила свой стакан и поднялась. Напиток из маракуйи и ананаса очень освежал в жару, поэтому она позволит себе вторую порцию.

– Ваши сигареты! – задержал ее голос Джеферсона.

Ванесса остановилась и повернулась к нему.

– Вы забыли свои сигареты, – буркнул Джеферсон, уже раскаиваясь, что обратился к ней.

Ванесса взглянула на столик, на котором действительно осталась пачка сигарет рядом с золотой зажигалкой, рекламным сувениром. Потом перевела зеленые глаза на Джеферсона Тэйлора. Как может человек выглядеть таким угрюмым, когда над ним сияет с небес солнце?

– Спасибо, сэр. – Ванесса изобразила небольшой шутливый поклон. – Но если это не слишком нарушает ваше благородное уединение, я бы с удовольствием вернулась за этот стол. Только принесу себе какой-нибудь напиток. – Ее взгляд упал на пустой стакан Джеферсона. – А вам что-нибудь захватить? – непроизвольно вырвалось у нее.

– О… – Джеферсон смущенно сглотнул. Он понял, что ведет себя довольно нелепо.

Ванесса вернулась и взяла его стакан.

– Что в нем было? – Она понюхала и слегка передернулась. – Ба, да это алкоголь! На таком пекле! Так что, принести вам опять нечто подобное или все-таки что-нибудь менее крепкое?

Джеферсон нервно играл с тростью, лежащей на коленях.

– Я выпью то же, что и вы, – промямлил он. И сразу, чтобы не выглядеть законченным идиотом, добавил крайне нелюбезно: – Но не воображайте, что я не в состоянии сам принести себе напиток. Я совсем не такой немощный и никчемный, как вам представляется.

– Разве я сказала что-то подобное? – возмутилась Ванесса. Это нечто! У него мгновенная аллергия даже на минимальную приветливость. – Вот! – Стакан со стуком вернулся на столешницу. – Продолжайте демонстрировать дурное настроение и сами возьмите себе напиток. И раз уж вы в такой отличной форме… – Стакан Ванессы с тем же яростным вдохновением последовал за первым. -…То и мне тоже что-нибудь принесите. Но благодарить я вас не буду!

Джеферсон не смог не рассмеяться. Девушка оказалась с характером.

– Ладно, все в порядке, – попытался он ее успокоить. – Я принимаю ваше предложение.

– Слишком любезно с вашей стороны. – Блеск в зеленых глазах Ванессы ясно говорил о том, что она все еще злится. – Я было подумала, что вы хотите вступить со мной в длительную дискуссию.

И она забрала оба стакана и удалилась, не оставив ему времени передумать.

Когда она спустя десять минут вернулась со свежими напитками, Джеферсон решил отказаться по отношению к ней от своего недовольного, ядовитого тона, по крайней мере, частично. Может, это и неплохо – поговорить со вспыльчивым человеком? Во всяком случае, она показалась ему не такой пресной и вялой, как другие дамы.

– Пожалуйста, на сей раз маракуйа и ананас со льдом. – Ванесса улыбнулась, ставя стакан перед Джеферсоном. Она хотела уйти со вторым стаканом за свой столик, но Джеферсон задержал ее.

– Почему бы вам не пересесть ко мне? – Ему даже удалось растянуть строгие губы в улыбке, что сразу сделало его намного моложе.

Ванесса бросила на него скептический взгляд.

– Лучше не надо, – пока еще вежливо отказалась она. – А то у меня создалось впечатление, что вас тяготит даже ваше собственное общество.

Улыбка на лице Джеферсона погасла.

– Черт побери, садитесь! – Это прозвучало как приказ, а не просьба. – Если я приглашаю вас разделить мое общество, то именно это и имею в виду.

– А если я не желаю сидеть вместе с рявкающим грубияном, то и не делаю этого! – огрызнулась Ванесса, уже всерьез разозлившись.

Еще немного, и она выплеснула бы содержимое своего стакана в лицо Джеферсону. К счастью, ее гнев заглушил тоненький, но упорный голосок, очень настойчиво предостерегавший от такого поступка. Поэтому Ванесса поспешила поднести стакан к губам.

Джеферсон в душе усмехнулся. Он разгадал истинное намерение Ванессы.

– О'кей, о'кей, – пошел он на уступки и, ловко схватив Ванессу за подол, когда та собиралась проскользнуть мимо него, удержал ее.

В ответ Джеферсон получил острый, как бритва, взгляд, но не сдался.

– Я приношу извинение за грубое поведение и искренне прошу вас посвятить мне немного времени. Ну что, так лучше?

Ванесса быстро проглотила заготовленный резкий отказ. Этот человек совершенно открыто потешался над ней, но, поскольку он показал краешек белого флага, она, в свою очередь, решила не упускать шанс и попытаться выполнить злосчастное поручение.

– Ладно, – все еще колеблясь, пробормотала Ванесса. – Давайте попробуем. Я только возьму свои сигареты.

Когда она вернулась к Джеферсону, тот сидел, удобно развалившись в кресле, и с удовольствием потягивал напиток. Черная трость была опять прислонена сбоку – в знак того, что Тэйлор готов поступиться частью своей внутренней замкнутости.

– Кстати, простите, я действительно чурбан, – покаялся он, когда Ванесса села за его стол. – До сих пор вам не представился. – Джеферсон чуть подался вперед со своего кресла и одарил Ванессу едва заметной ироничной усмешкой, за которую она имела полное право снова на него разозлиться.

– Тэйлор, Джеферсон Тэйлор. – Усмешка превратилась в улыбку, стала более дружелюбной. – Мои друзья зовут меня Джефом.

– Ага, мистер Тэйлор, – недобро ответила Ванесса. – Мое имя Ванесса Лонг, я рада с вами познакомиться. – Она нахмурилась. – Скажите, вы не скончаетесь в этом пуловере?

На сей раз ей все же удалось на какой-то момент сбить его с толку. Он моргнул и слегка покачал головой.

– Нет, я к нему привык.

– Ну не знаю, – скептически посмотрела на него Ванесса.

Ей сразу бросилось в глаза, что Джеферсон, несмотря на жару, был единственным гостем, одетым в длинные бежевые полотняные брюки и свитер с длинными рукавами. Остальные джентльмены почти поголовно надели шорты-бермуды, повсюду пестрели яркие летние рубашки, а некоторые решились выйти на лужайку просто в купальных трусах и сетчатых майках.

– Что касается меня, то я охотно позволяю своей коже дышать, – заметила Ванесса и отвела со лба челку.

Джеферсон Тэйлор, по ее мнению, должен был попросту запариться в своем наряде. Его лоб покрылся капельками пота, но он тем не менее не собирался переодеться во что-то более легкое, свободное.

– Если бы я располагал такой же красивой кожей, как у вас… – Его взгляд оценивающе прошелся по ее декольте. -…То, безусловно, выставил бы ее на всеобщее обозрение.

– Но ведь вы мужчина, – энергично возразила Ванесса, которую неожиданно смутил взгляд его темных глаз. – Для мужчины красота не имеет такого значения.

– Вот как? – Кажется, эта тема его заинтересовала. – Тогда что же, по вашему мнению, имеет значение, если мы говорим о мужчине?

– Характер! – выпалила Ванесса. – Характер и сексапильность, вот что делает мужчину интересным.

– Ну и как, я обладаю этими качествами?

Ванесса почувствовала, что покрывается испариной. Какого черта она затронула такую скользкую тему! В сущности, никого, кроме самого Джеферсона, не касается, во что он одет. Но нет, вечно она со своим дурным языком опрометчиво лезет вперед, и вот… На этом месте Ванесса приостановила самокритику и испытующе взглянула на своего собеседника.

«Ну ясно! Я его натолкнула на идею!»

Девушка совершенно отчетливо прочитала по лицу Джеферсона, что голова его в данный момент занята не летней жарой или решением сложной математической задачи. Джеферсон Тэйлор выглядел абсолютно так же, как и любой другой мужчина, сообразивший, что у него появился определенный шанс.

– А ну-ка, скажите, – прервал взбудораженные мысли Ванессы его приятный низкий голос. – Во мне есть эта – как вы только что замечательно выразились – сексапильность?

Душ, полцарства за холодный душ! Ванессе показалось, будто ее охватило огнем. А тут еще этот Джеферсон Тэйлор со своими дурацкими вопросами! Ей вдруг безумно захотелось, чтобы он убрался подальше, а сама она оказалась в спокойной уединенности своей комнаты. Но чуда, к сожалению, не произошло, и Ванессе нужно было хоть как-то ответить на его вопрос.

– Откуда мне знать! – наконец выдавила она. – Я не могу с определенностью об этом судить, да и вообще у меня другие хобби.

– Другие хобби? – Джеферсон был явно озадачен.

– Да, другие хобби, – подтвердила Ванесса, радуясь, что нашла в результате иную тему. – Например, роликовые коньки или гонки в ящиках из-под мыла. Это когда катятся наперегонки в самодельных тележках под горку. А вы уже поднимались на воздушном шаре?

– Нет, – покачал головой Джеферсон.

– Тогда вы должны обязательно как-нибудь попробовать. Наверху чудесно и так спокойно. Только птицы глуповато поглядывают. Я думаю, что вы обиделись из-за того, что кто-то вторгся в ваше уединение…

«Боже, что за чушь я несу!» – выругала себя мысленно Ванесса, но сейчас она явно была не в состоянии ясно мыслить. Вызвано это было как сильным впечатлением, произведенным на нее Джеферсоном, так и взглядом, которым он на нее смотрел.

Но смотрел он на нее совсем не тем неприятным голодным взглядом, как Энтони Ричмонд, нет, у Джеферсона была абсолютно другая манера разглядывать ее, и именно это с каждой минутой все сильнее беспокоило Ванессу.

– Черт возьми, прекратите наконец, что вы на меня уставились! – вырвалось у Ванессы. – Это заставляет меня нервничать и чувствовать неуверенность.

– Простите. – Джеферсон с трудом подавил насмешливую улыбку. – Я ни в коем случае не хотел докучать вам.

Он немного изменил позу в своем кресле, повернувшись к Ванессе профилем, и остановил свой взгляд на бассейне, в котором жизнь била ключом.

– Так лучше? – осведомился Джеферсон с явной иронией в голосе, не глядя на Ванессу.

– Да, спасибо, – процедила она.

– Расскажите мне, как вы познакомились с Вероникой, – неожиданно попросил Джеферсон, когда разговор между ними уже грозил окончательно иссякнуть.

Ванесса вздрогнула. Что на это ответить?

– Ну так… – Девушка в отчаянии прикусила губу. – По работе, – вывернулась она. – Моя подруга должна здесь фотографировать, и миссис Ричмонд оказалась настолько любезной, что пригласила и меня тоже.

Ух, проскочила! Ванесса в изнеможении закрыла глаза.

– А кто вы по профессии? – продолжал допытываться Джеферсон.

Ванесса взмахнула ресницами и мило ему улыбнулась. Это была безопасная область: о своей работе она могла говорить часами, не выдавая истинной причины пребывания здесь.

– Я занимаюсь рекламной графикой, в общем, я хороший, но, к сожалению, совершенно невостребованный дизайнер. – Она негромко засмеялась, увидев недоумение на лице Джеферсона. – Знаете, нет заказов. Но ничего. Придет время, и меня обязательно оценит босс какой-нибудь крупной фирмы. А пока буду по-прежнему выращивать помидоры и морковь.

Теперь уже Джеферсон покачал головой, выражая полное непонимание. Девушка просто скакала с одной темы на другую.

Ванесса, заметив его растерянность, лаконично поведала о причинах увлечения овощеводством, и Джеферсон издал низкий приятный смешок.

– По крайней мере, вы умеете находить выход из положения, – промолвил он и добавил более серьезным, с оттенком восхищения, тоном: – Вы не хотите легко сдаваться, а пробиваетесь наверх. Даже без реальной перспективы добиться когда-либо своей цели.

– Что значит «без реальной перспективы»? – возмутилась Ванесса. – Я вам не какой-то мелкий художник-любитель, я училась своему ремеслу основательно. Почему же в один прекрасный день мне не получить вполне реальный шанс?

– Не волнуйтесь, – мягко вставил Джеферсон. – Я не хотел вас обидеть. – Действительно не хотел, но почему-то все время вызывал у Ванессы гнев. Однако у этой малышки в крови чистейший динамит. – Просто забудьте мои слова, хорошо? Давайте снова помиримся и будем наслаждаться чудесным днем.

Теперь Ванесса почувствовала себя неловко.

– Мне очень жаль, – промямлила она. – Иногда я бываю несколько несдержанной. Моя подруга Сара считает, что у меня темперамент тротиловой шашки.

Джеферсон онемел, потом откинул голову и захохотал. Ванесса с изумлением констатировала, что лицо его вдруг помолодело на несколько лет. И вообще – это открытие снова заставило ее занервничать, – он оказывался в высшей степени интересным мужчиной, когда выходил из состояния угрюмости.

Его черные волосы были густыми и здоровыми, чувствовалась рука хорошего парикмахера, который, правда, не смог совладать с упрямым вихром на макушке. На лице выделялись, когда он был в добром расположении духа, выразительные глаза, в глубине которых плясали маленькие довольные искорки.

Прямой нос с тонкими ноздрями свидетельствовал о впечатлительности его натуры, красивый рот с полными губами указывал на чувственность, а сильный подбородок с ямочкой посередине говорил об изрядной доле своенравия.

Чрезвычайно взрывоопасная смесь, притягивающая Ванессу и одновременно пугающая.

– Да, да. Я думаю, что это очень точное сравнение, – сказал, все еще смеясь, Джеферсон. У него были сильные руки с длинными худыми пальцами, вид которых вызвал в Ванессе желание, чтобы они ее погладили. – Ради Бога, оставайтесь такой, какая вы есть, – задыхаясь от смеха, посоветовал Джеферсон. – Тогда никто и никогда не одержит над вами верх.

– А я и не собираюсь позволить кому-либо одержать надо мной верх, – возразила Ванесса. Она подняла свой стакан, показывая, что пьет в честь Джеферсона. – И не собираюсь париться в этом пекле, – с улыбкой добавила она. – Мне хоть и очень приятно с вами беседовать, но сейчас неудержимо тянет искупаться в холодной воде. А как вы на это смотрите? Давайте вместе проверим, не пересохло ли еще море?

Перемена в его лице произошла с испугавшей Ванессу быстротой. Из открытого, веселого собеседника он мгновенно снова превратился в хмурого брюзгу, каким она его увидела в момент знакомства.

– Нет, – отказался он с обидной резкостью. – А вы идите себе. Я не хочу, чтобы у меня на глазах с вами случился тепловой удар.

Ванесса прикусила нижнюю губу от смущения. Что же она неправильно сделала? Почему вдруг Джеферсон так на нее разозлился?

Ее взгляд упал на трость, прислоненную к его креслу, и в ту же секунду она готова была дать себе пощечину, но Джеферсон не оставил ей времени для извинений.

– А я пойду в бар и возьму себе еще один напиток – с алкоголем! – сердито буркнул он. – Ну что же вы, бегите, а то море и впрямь пересохнет. Мы увидимся позже, надеюсь, – прибавил он тише и, как показалось Ванессе, против своей воли.

– Да, увидимся позже, – с несчастным видом пролепетала она, стыдясь собственной бестактности.

Глава 3

Ванесса преодолела уже половину пути к террасе, когда ей пришла в голову одна идея.

Она быстро развернулась и снова подошла к столику Джеферсона.

Не говоря ни слова, девушка взяла одну из разноцветных бумажных салфеток и на глазах у удивленного Джеферсона в мгновение ока соорудила необычную фигурку, так быстро, что он не успевал следить за ее ловкими пальцами.

– Вот! – Ванесса критически осмотрела со всех сторон свое произведение и поставила его на стол перед Джеферсоном. – Это Хэнк, лягушонок. Он хочет составить вам компанию, пока я буду купаться.

Не дожидаясь реакции Джеферсона, она круто повернулась на каблуках и убежала.

Когда Ванесса вошла в комнату, в глаза ей бросилась округлая попка Сары, туго обтянутая алыми шортами, уже заставившая вытаращиться на себя немало мужских глаз.

– Эй, что ты тут делаешь? – спросила Ванесса, озадаченно разглядывая красный задок.

– Ищу свой бикини. – Голова Сары вынырнула из кучи тряпок, которые она разворошила в поисках нужной вещи. – Черт, Вэнни, никак не могу его найти. Ты случайно не знаешь, куда я его дела?

Ванесса нагнулась, подняла с пола крохотное нечто и, растопырив пальцы, помахала им в воздухе.

– Ты имеешь в виду бело-зеленый предмет с лямками? – небрежно осведомилась она.

– Да, да. – Сара продолжала нервно рыться в чемодане.

– Предмет, о котором Тимоти сказал, что он не больше почтовой марки? – продолжала допытываться Ванесса, раскачивая бикини в поднятой руке.

– Да, черт побери! – Сара уже докопалась до дна чемодана.

– В таком случае… – Ванесса разжала пальцы, и клочок материи изящно спланировал на каштановые волосы Сары. – Тогда возьми этот, пока ты не нашла другой.

Сара вскочила, схватила упавший ей на голову бикини и рассерженно посмотрела на него.

– Вечно ты со своими глупыми шутками! – сердито буркнула она. – Когда-нибудь я тебе страшно отомщу.

– Ах, Сара! – рассмеялась Ванесса. – Хватит дурить, лучше пойдем купаться… Скажи, пока ты преследовала бикини, не попался ли тебе на глаза мой купальник?

Сара хоть и нахмурила гневно лоб, но все же наклонилась и протянула Ванессе цельный купальник клубничного цвета, лежавший в ворохе других вещей.

– Я хочу к морю, – сказала Ванесса, спуская с плеч платье. – Где-то здесь должен быть проход. Ты его уже обнаружила?

Сара кивнула.

– Прямо от террасы к пляжу по скалам ведет узкая лестница, – объяснила она, уже успокоившись. – Вероника много лет назад велела выбить в скале ступени, чтобы иметь частный пляж. Теперь он до того частный, что даже чайки, пролетая над ним, закрывают глаза. Противный Тони с жабьим лицом очень на это упирал.

Она прервалась и повернулась к Ванессе, уже натянувшей на себя плотно облегающий тело купальник. – Кстати, о противном. Ты беседовала с вполне приличного вида мужчиной. Это был твой нытик?

Ванесса смущенно посмотрела на нее.

– Да, – неохотно подтвердила она. – И он не только вполне прилично выглядит. Нет, Сара, он просто супер! Когда в хорошем настроении.

Сара опустила трусики, в которые как раз собиралась влезть, и с тревогой взглянула на Ванессу.

– Скажи, задание начинает доставлять тебе удовольствие? – Ее темные глаза заблестели от любопытства. – Уж не готова ли ты влюбиться в своего подопечного?

Ванесса собрала волосы в толстый конский хвост и начала его заплетать.

– Не то чтобы влюбиться. – Ответ прозвучал немного невнятно, поскольку она держала в губах неоново-красную резинку для волос. – Но если он не станет еще угрюмей, то это занятие может мне даже понравиться. – Она взяла изо рта резинку и обмотала вокруг косы. – Знаешь, я должна обращаться с ним крайне осторожно. Этот человек – словно сырое яйцо, одно неловкое движение, и разбил. С моим характером это нелегко. Но если я немного постараюсь, мы как-нибудь переживем этот уик-энд.

– Ну, пожалуйста! – Сара комично упала на колени и умоляюще сложила ладони. – Пожалуйста, пожалуйста, постарайся. Здесь так классно. Я даже восьмой части блюд в буфете еще не попробовала, ни одного танца не станцевала. О, Вэнни, я не хочу отсюда уезжать.

– Но ты же можешь остаться, – рассердилась Ванесса. – В конце концов, твоя работа никак не связана с моей.

– И все-таки, – скептически возразила Сара. – Я только боюсь, что когда схлестываются два упрямца, из этого не может получиться ничего хорошего.

Ванесса закрепила косу на затылке заколкой гигантского размера и накинула смелый пляжный халатик, сшитый Сарой на допотопной швейной машинке.

– Хватит каркать, – смеясь, потребовала она. – Все получится. Ты наконец готова? Мы можем идти на пляж?

– Готова, – объявила Сара, возясь со своими длинными шортами.

Ей, как и Ванессе, тоже хотелось поскорее окунуться в прохладную свежесть моря, чтобы отдохнуть от жаркого дня, проведенного, в основном, с камерой перед глазами и Энтони Ричмондом за спиной. При этом Энтони требовал большего внимания. Его бесконечная глупая болтовня основательно потрепала Саре нервы, и она была счастлива, когда ей удалось улучить момент и сбежать от него в комнату.

Однако, когда девушки, с пляжными полотенцами под мышкой, вышли на террасу, именно Энтони подскочил к ним, словно за ним гнались разъяренные фурии, и навязался показать дорогу к морю. Ванесса и Сара, с испорченным настроением, вынуждены были поплестись за ним.

Но в воде Тони крупно не повезло. Обе девушки были давними, хорошо тренированными пловчихами, которым ничего не стоило мощным кролем оставить его далеко позади. У Тони, с его изнеженным телом, тренировавшимся лишь в подъеме стакана с виски, не было никакого шанса.

Уже через несколько метров его легкие, десять лет впитывавшие сигаретный дым, начали задыхаться, а вялая мускулатура отказывалась ему подчиняться.

Поэтому он развернулся, еле дыша, из последних сил добрался до спасительного песка и, передохнув, уныло зашагал назад, к своим алкогольным забавам.

Джеферсон Тэйлор поймал себя на том, что высматривает строптивую головку с белокурыми длинными волосами, когда, тяжело опираясь о трость, заковылял через лужайку к своему постоянному месту.

Он немедленно и энергично призвал себя к порядку.

Ванесса в конце дня исчезла. Джеферсон видел, как она в сопровождении длинноногой брюнетки и этого безмозглого Энтони направилась к лестнице, ведущей на пляж.

Наверняка они там внизу, среди скал, праздновали свой собственный уик-энд. Понятное дело! И Джеферсону, кроме того, был прекрасно известен Энтони Ричмонд!

Перед ним простирался бассейн, освещенный подводными прожекторами. Прислуга сложила зонтики, и снова симметрично расставила кресла вокруг столиков. Джеферсон подошел к своему столу, выдвинул вычурное садовое кресло и удобно расположился в нем.

Ансамбль музыкантов на маленькой импровизированной эстраде играл мелодии шестидесятых. Некоторые из них были знакомы Джеферсону с юности, когда он еще был почти мальчиком и эти песни сводили с ума целое поколение тинейджеров.

«Сан-Франциско» и «Калифорния»… Он тихонько подпевал, глядя на танцующие пары, кружившиеся перед ним на лужайке.

Сам он уже никогда не сможет быть таким беззаботным, не сможет так свободно и плавно двигаться, как эти молодые люди. А ведь когда-то Джеферсон очень любил танцевать. Кэндис была замечательной партнершей, легкой, словно перышко. Стоило закрыть глаза, и он ощущал прикосновение ее гибкого, теплого тела, терпкий запах духов.

– Добрый вечер, сэр! – Звонкий голос Ванессы прервал его воспоминания. – Вы хорошо следили за Хэнком? Знаете, он ужасно чувствительный и сразу падает духом, если с ним грубо обращаются!

Джеферсон с трудом возвращался в реальность. Он растерянно заморгал, пока, наконец, не понял, что перед ним стоит Ванесса, пританцовывая с двумя тарелками в руках и чуть насмешливо улыбаясь, от чего сердце его вдруг заколотилось сильнее.

– Джеф, – поправил он ее и попытался принять более удобную позу. – Я же сегодня днем сказал, что друзья называют меня Джефом. А что касается вашего вопроса, да, я следил за Хэнком, но он оказался не слишком разговорчивым.

– Значит вы неправильно его слушали, – удовлетворенно засмеялась Ванесса, поставила тарелки на стол и села напротив Джеферсона. – У Хэнка очень тихий голос. И еще, вероятно, он робел. Видите ли, сэр, у лягушонка ужасно чувствительная душа.

– У меня тоже, – нетерпеливо буркнул Джеферсон. – Поэтому забудь наконец это дурацкое обращение «сэр». Мне кажется, что каждое «вы» и «сэр» из твоих уст старят меня на целый год. – Он вздохнул, рассматривая пары, кружащиеся под знаменитого «Мистера Тамбурина». – Еще один «сэр», и я превращусь в библейского старца. По крайней мере, буду себя таковым ощущать.

Джеферсон говорил, не глядя на Ванессу. Но, когда раздался негромкий смешок, он повернул к ней лицо.

– Просто Джеф, – рявкнул он, в ярости из-за неловкости, вызванной собственным неуклюжим поведением.

– О'кей, о'кей! – Ванесса подняла брови и посмотрела на Джеферсона, как смотрят, вероятно, на кошку, неподобающим образом разгуливающую по обеденному столу. – Я же не глухая, Джеф. – Она с легким укором в глазах кивнула и подвинула к Джеферсону один из столовых приборов. – Тогда и ты зови меня Ванессой, а лучше Вэн, – великодушно разрешила она. – Иначе я стану казаться себе страшно старой, а это было бы довольно несправедливо. Я имею в виду, если ты вдруг окажешься по сравнению со мной подростом, а я превращусь в старуху.

Против такой логики Джеферсону было нечем возразить. Чтобы скрыть неловкость, он быстро уткнулся в тарелку, с интересом разглядывая уложенные на нее деликатесы.

– Приятного аппетита! – Ванесса засмеялась и с наслаждением принялась за еду. Джеферсон последовал ее примеру. Лишь позже, умяв больше половины изысканных салатов, он сообразил, что ест, во-первых, с удовольствием, а во-вторых, без обычных возражений. Ванесса обладала силой внушения, выражавшейся не только в словах.

Джеферсон почувствовал, что его сердце опять чуть быстрее забилось, когда он взглянул на Ванессу.

– Можно мне оставить Хэнка у себя?

Ванесса подняла голову. В тусклом свете разноцветных фонариков Джеферсон отчетливо видел ее лицо с блестящими глазами.

– Пожалуйста, – ответила она. – Хэнк ведь тоже ищет друга.

– Это замечательно. – Джеферсон мысленно ругал себя за примитивный ответ. Он поспешил склониться над тарелкой, прежде чем его выдали искорки, загоревшиеся в глазах.

Некоторое время они молча ели. Потом Ванесса аккуратно сложила свой прибор, промокнула салфеткой губы и с облегчением откинулась на спинку кресла.

Вечер выдался сказочный. Полная желтая луна вместе с гирляндами фонариков освещала парк. Теплый воздух был словно специально создан для нежных чувств, ласковых мелодий и романтических свиданий.

– Сегодня я – Золушка, – задумчиво пробормотала Ванесса. – Надеюсь, что время остановится, тогда я смогу сохранить свой хрустальный башмачок.

– А я думаю, ты – принцесса! – Джеферсон даже не понял, как произнес эти слова.

Ванесса, усмехнувшись, очнулась от наваждения.

– Но Золушка тоже иногда хочет пить, – улыбнулась она. – Что принести? Бар здесь никогда не иссякает.

– Ну нет, – энергично воспротивился Джеферсон. – Теперь это моя забота.

И, поскольку Ванесса на сей раз не стала возражать, он медленно поднялся.

Когда Ванесса вдруг увидела его стоящим перед собой во весь рост, она чуть не онемела. Джеферсон оказался гораздо выше, чем она предполагала. С внушительной высоты он посмотрел вниз на нее, коротко и немного смущенно улыбнулся и пошел в направлении террасы.

Действительно чертовски привлекательный мужчина! – пронеслось в голове у Ванессы, когда она глядела ему вслед. Рядом с ним она будет казаться карликом. Но какое это имело значение? Он принадлежал к породе мужчин, с которыми женщина чувствует себя под защитой.

– И они же представляют собой наибольшую опасность, – вслух сказала себе Ванесса. – Будь осторожна, Вэнни, иначе ты потеряешь остатки рассудка, прежде чем прокричит петух.

Когда Джеферсон вернулся через добрую четверть часа с шампанским в ведерке со льдом под мышкой и двумя бокалами в левой руке, он хоть и чувствовал себя все еще неловким и медлительным, но одновременно испытывал своего рода азарт, который помогал преодолевать неудобства.

Ванесса, как ребенок, обрадовалась шампанскому. Она взяла у Джеферсона бокалы и смотрела, как он наполняет их пенящимся напитком.

– За красавицу и чудовище, – тихо произнес он, протянув Ванессе бокал.

– Кто из нас будет чудовищем? – поддразнила она, кокетливо прищурив глаза.

Джеферсон не ответил. Блестящие зеленые глаза, влекущий алый рот вдруг лишили его дара речи.

– Я тебя предупреждаю! – Ванесса перешла на шепот, зовуще и жарко вторгающийся в уши. – Когда раздастся бой часов, я не превращусь в прекрасную принцессу.

– А я не превращусь в сверкающего золотом принца, – хрипло заметил Джеферсон и наклонился к ней.

Губы Ванессы оказались мягкими и прохладными. Это был не тот поцелуй, которым обмениваются парочки в легком подпитии, поддавшись настроению летней ночи, или люди, внезапно влюбившиеся друг в друга и сгорающие от жадной страсти. Нет, поначалу это было осторожное исследование и прощупывание, пока не присоединилось новое чувство, быстрее погнавшее кровь по жилам.

Словно обжегшись, они отпрянули друг от друга и торопливо пригубили шампанское.

Оркестр играл «Зеленую, зеленую траву».

Ванесса обхватила тонкими руками шею Джеферсона. Он даже не осознал, что уже двигается с ней в такт музыке, медленно и ритмично, целиком растворившись во взаимной близости.

Тело его было крепким, да, жестким и полным скрытой мощи. Когда Ванесса теснее прильнула к нему, то почувствовала его жизненную силу, заторможенную железной волей и потому выражавшуюся лишь в легком подрагивании, передающемся самой Ванессе в качестве тайного послания.

Как, должно быть, волнующе – быть любимой этим мужчиной!

Одно прикосновение его рук, ласково поглаживающих ее обнаженную спину, сводило Ванессу с ума. А что с ней будет, если эти руки станут смелее?

«О Боже, – с иронией подумала Ванесса, – и ты, глупая коза, еще боялась, что этот человек может начать к тебе приставать. А сейчас только об этом и мечтаешь!»

Она прижалась лицом к груди Джеферсона и тихонько засмеялась, вспомнив, что миссис Ричмонд пришлось даже добавить к договору пункт, защищающий Ванессу от посягательств Джеферсона на ее добродетель.

Теперь же Ванесса сама хотела, чтобы Джеферсон не вздумал эту добродетель оберегать.

Он потянул Ванессу к себе, и они оказались так близко друг к другу, что сквозь тонкую ткань платья она ощущала каждый мускул его тела.

К сожалению, в этот момент музыканты заиграли более быстрые мелодии и заставили их очнуться.

– Ух! – Ванесса отпила большой глоток шампанского. – Сейчас мне стало по-настоящему жарко. Но это было прекрасно, просто сказка.

Джеферсон почувствовал себя на седьмом небе. Впервые за многие годы он отважился танцевать – или хотя бы двигаться в такт музыке. После Кэндис, Ванесса стала первой женщиной, которую он обнял и повел под нежную мелодию. Это было изумительное ощущение. Джеферсон всем сердцем желал, чтобы этот вечер никогда не кончался и он смог бы навсегда удержать Ванессу около себя.

Что за нелепая идея, – мысленно оборвал он себя. Ванесса была слишком непоседливой, чтобы долго выдерживать рядом такое тяжелое на подъем бревно. Но в этот вечер она все-таки хоть на самую малость принадлежала ему, и он хотел полностью насладиться этим ощущением, не поддаваясь мрачным мыслям, уже готовым его атаковать.

Джеферсон задвинул их подальше, в самый задний ящичек своего мозга, и нырнул без оглядки в глубину зеленых глаз, сверкающих в свете праздничных фонариков.

Ванесса в это время тоже пыталась бороться со своими предчувствиями и с собственной взбунтовавшейся совестью. Гонорар в двести пятьдесят долларов за день вдруг камнем лег на сердце. Ей было стыдно вспоминать, что она заключила с Вероникой Ричмонд позорную сделку. Джеферсон никогда не должен о ней узнать, поскольку Ванесса догадывалась, насколько глубоко потрясет этого чувствительного человека тот факт, что его старая приятельница специально наняла девушку, чтобы вдохнуть в него праздничное настроение.

– Привет, отшельники! – вторгся в невеселые мысли Ванессы жизнерадостный голос Сары. Ванесса поспешно опустилась в садовое кресло и невинно улыбнулась подруге.

Сара появилась в компании подвыпивших Энтони Ричмонда, чьи стеклянные глаза немедленно вперились в декольте Ванессы, и Грэма Дархэма, лихо размахивающего бутылкой красного вина и ухмыляющегося в сторону Джеферсона, обстоятельно устраивающегося в кресле.

– Классная музыка, – заметил Грэм, сев рядом с Джеферсоном. Язык у него слегка заплетался.

Энтони занял стул рядом с Ванессой, так что Саре не оставалось ничего другого, как сесть между Энтони и Грэмом.

Пока шел оживленный, веселый разговор, Энтони устроил под столом стремительную атаку на колено Ванессы. Она от неожиданности так безжалостно впилась ногтями в его руку, что Тони в ужасе завопил.

Все взгляды устремились на него.

– Эй, Тони! – Грэм укоризненно покачал светловолосой головой. – Ты всегда устраиваешь такой шум из-за какого-нибудь муравья или комара? – И повернулся к Джеферсону, подозрительно разглядывающему Энтони. – У него врожденная инсектофобия. Его матери следовало бы послать его к психиатру.

– Чем быстрее, тем лучше! – Ванесса злорадно усмехнулась и схватила свой бокал, а Энтони предусмотрительно отодвинулся от нее подальше.

– Коза, – пробормотал он при этом только для ее ушей, за что получил еще одну презрительную усмешку.

Джеферсону потребовалось какое-то время, чтобы смириться с присутствием посторонних. Ведь в тот момент, когда нагрянула пьяная компания, он находился на полпути к раю, но во внезапном возвращении на землю было и что-то положительное. Оно помогло ему не потерять окончательно голову.

Он прислушивался к болтовне за столом, поглядывая тайком на Ванессу, откинувшуюся на спинку кресла и вежливо посмеивающуюся над довольно плоскими шутками Грэма.

Она была молодой, сильной и, главное, точно знала, чего хочет. Такой сгусток энергии быстро заскучает рядом с ним. Лучше бы не тешить себя иллюзиями, тогда Ванесса не сможет причинить ему боль.

Джеферсон внушал себе эту идею, а также многие другие, такие же трезвые, но, когда Ванесса вдруг подняла голову и его настиг взгляд ее зеленых глаз, эти замечательные мысли разлетелись во все стороны, как испуганные куры.

– Я пошла спать, – объявила Ванесса и встала. – День был длинным и достаточно напряженным.

Она послала все еще обиженно молчащему Энтони шуточный воздушный поцелуй, помахала всем остальным и собралась уходить.

– Подожди. – Джеферсон проклинал свою негнущуюся ногу, мешавшую ему немедленно вскочить и побежать за Ванессой.

– Подожди, Вэнни, мы пойдем вместе. Для меня день тоже был довольно длинным.

Прекрасно догадываясь, какие мысли закопошились под гладкими лбами присутствующих, он выбрался из своего кресла и пошел к Ванессе, остановившейся в ожидании.

– Спокойной ночи, – насмешливо попрощался он и демонстративно взял Ванессу под руку.

– Спокойной ночи, – раздалось так же насмешливо в ответ, и из всех троих только Энтони не сумел скрыть своего разочарования.

– Теперь им есть о чем посплетничать, – усмехнулась Ванесса, медленно шагая рядом с Джеферсоном к дому.

Он остановился и внимательно посмотрел на нее.

– Да, пойдут слухи, – задумчиво сказал он. – Если тебе неприятно, я вернусь.

В ответ Ванесса от души расхохоталась. Ее охватил такой приступ веселья, что ей пришлось ухватиться за Джеферсона, который не мог от нее не заразиться и тоже засмеялся.

– О, Джеф, – снова прыснула, едва отдышавшись, Ванесса. – Зачем портить людям настроение? Дадим им поговорить. – Она приподнялась на цыпочки и чмокнула его гладко выбритую щеку. – Вот так, пусть пережевывают. Теперь можно идти в дом.

Джеферсон беспрекословно подчинился.

Как во сне, он прошел за Ванессой через террасу, где большая часть гостей все еще толпилась вокруг бара и буфета, словно опасаясь, что в следующую минуту все куда-то исчезнет и они погибнут от голода и жажды.

В самом доме им встретились только люди из обслуживающего персонала, уставшие до изнеможения и потому почти не обратившие на них внимания. Позади у них остался тяжелый рабочий день, а впереди ждала еще более напряженная ночь. Тут уж не до того, чтобы глазеть на свежеиспеченную парочку, рука об руку поднимающуюся на верхний этаж.

Глава 4

В коридоре горело только аварийное освещение. Джеферсон проводил Ванессу до двери в ее комнату и лишь там уступил своему желанию еще раз ее обнять.

Ванесса прильнула к нему, будто только так и можно было отреагировать. Именно эта доверчивость и естественность ее порыва чуть не свели его с ума.

С ним была девушка, принимавшая его таким, каков он есть, не испугавшаяся ни его резких манер, ни неуклюжего тела, а он не находил в себе мужества полностью ей отдаться.

Только слабоумный не ухватился бы обеими руками!

Ванесса оказалась изумительно мягкой и теплой. Тело под его руками дрожало от ожидания, поцелуи ясно говорили Джеферсону, как она его жаждет.

Он погрузился в этот поток, позволил себя увлечь, кровь в нем забурлила, стремительно понеслась по жилам.

Джеферсон привлек Ванессу к себе, прижался к ее бедрам, чтобы она почувствовала его возбуждение. Она ответила на его страсть коротким гортанным смехом.

Когда же она, прильнув к нему, начала соблазнительно извиваться, он окончательно потерял остатки заботливо хранимого здравомыслия. В данный момент ему нужно было только одно – все узнать об этой девушке, исследовать ее тело, доводившее его до безумия, трогать и изучать ее кожу, пока между ними не останется ни единой тайны.

Ванесса не сопротивлялась, когда Джеферсон спустил лямки ее платья и уткнулся губами в полные округлости ее груди. Она тянулась к нему, тихо постанывая, когда кончик его языка заскользил по нежной коже, и сама начала ласкать его тело.

Но когда Ванесса дотронулась до самого интимного места, Джеферсона охватила паника.

Как бы ни приятны были ему ее прикосновения, как бы ни хотелось немедленно заняться с ней любовью – допустить этого было нельзя! Не сейчас и уж, конечно, не в дверях! Это сделало бы их отношения какой-то дешевкой, превратило в мимолетное пошлое приключение, которым иногда утоляют голод, как гамбургером в Макдоналдсе.

К тому же имелось кое-что, к чему он должен был подготовить Ванессу, прежде чем целиком ей отдаться. И вообще, возможно, она слишком молода, чтобы понять и принять его.

С ужасом он заметил, что чуть не зашел чересчур далеко в этой игре. Он сам был почти не в силах остановиться. Руки Ванессы продолжали гладить именно ту часть его тела, которая самым чувствительным образом реагировала на ее ласки и лишала последней решимости сопротивляться.

Лишь мысль о том, что неизбежно последует, дала ему силы оторвать от себя Ванессу и слегка отстранить ее.

– Нет, Вэнни, – тихо взмолился он. – Не сейчас, не так быстро.

Она медленно открыла глаза и удивленно посмотрела на него. Этот взгляд, этот отблеск блаженства, еще игравший в зеленых глазах, причинили ему боль, сделали бесконечно трудным отказ от дальнейшей нежности. Но он взял себя в руки и еще дальше отстранился от Ванессы, чтобы не поддаться ее магнетизму.

– Дай нам время, – сказал он, стараясь не обидеть ее. – Мы не должны торопить события, ты меня понимаешь?

– Нет. – Голос Ванессы звучал так, словно она все еще витала в мечтах. – Я тебе не нравлюсь?

– Черт побери – еще как нравишься.

Джеферсон отбросил все сомнения и схватил ее в охапку, осыпая лицо бесчисленными быстрыми поцелуями, от которых у нее перехватило дыхание.

– Ты мне нравишься гораздо больше, чем это тебе нужно, – невнятно пробормотал он. – Было бы намного лучше, если бы ты выбрала себе нормального мужчину.

Теперь уже Ванесса оттолкнула от себя Джеферсона.

– Что за разговоры? – ничего не понимая, набросилась она на него. – Это твоя обычная хандра, игра в кошки-мышки или ты всего лишь не можешь решиться?

– Да, я робею, – тихо сказал Джеферсон. – И немного страшусь того, что будет, поскольку догадываюсь, чем это кончится.

– Послушай, от тебя можно устать, – раздраженно вздохнула Ванесса.

Переменчивость настроений, восторг и внезапное охлаждение, которые он ей демонстрировал, заставляли ее нервничать и злиться. Она не понимала, чего он боится, и ей даже казалось, что он ее разыгрывает.

– Пожалуй, сегодня ты меня уже слишком переутомил. – Ванесса повернулась и открыла дверь. – Возможно, к утру ты станешь решительнее.

– Ванесса! – Тон его голоса задержал ее. – Видишь ли, я не хочу играть, для этого я достаточно стар. А ты, боюсь, слишком молода, чтобы воспринимать любовь как серьезное обязательство. – Он подошел к Ванессе и осторожно обнял ее. – Для тебя пока еще все легко, все игра, позабавиться и забыть, когда она пройдет. Но для меня… – Джеферсон запнулся и пристально взглянул ей в глаза. – Нет, ты права. Видимо, я действительно не могу решиться, потому что боюсь.

– Боишься? – покачала головой Ванесса. – Чего ты боишься?

– Навредить тебе. – Джеферсон наклонился и поцеловал ее в лоб. – Боюсь причинить тебе боль, если мы сейчас поспешим. Прошу тебя, Вэнни, дай нам время получше узнать друг друга, тогда ты сможешь меня понять.

– Я думаю, что и сейчас уже понимаю тебя, – негромко произнесла Ванесса.

Она подняла голову, и Джеферсон пошел навстречу ее невысказанной просьбе. Он горячо ответил на ее поцелуй, подтвердив тем самым, что страстно ее желает и что сожалеет, не позволяя себе поддаться этому желанию.

– Дай нам время, – еще раз попросил он, когда Ванесса отстранилась. – Ровно столько, сколько нужно, чтобы мы оба хоть немного осознали, что с нами происходит.

Ванесса ничего на это не ответила, еще раз приподнялась на цыпочки, чмокнула Джеферсона в губы и выскользнула, прежде чем тот снова успел ее обнять.

Она быстро захлопнула дверь, словно хотела быть абсолютно уверенной, что не окажется снова в его объятиях.

Джеферсон еще немного постоял около ее двери, прислушиваясь к тому, что происходит у него в душе.

Он влюблен! На самом деле влюблен, температура подскочила с нулевой отметки до точки кипения, и так стремительно, что в голове не укладывалось.

– Она слишком молода для тебя, – вслух сказал он себе, медленно шагая по коридору к своей комнате.

Ну и что? – спросило неразумное сердце, совсем вышедшее сегодня из-под контроля. – Что в этом плохого? Зачем ты вечно все усложняешь?

Я не усложняю, я только сохраняю трезвость, – возразил рассудок.

– Нет, я идиот! – воскликнул Джеферсон, лежа час спустя на холодной простыне одинокой постели без всякой надежды заснуть – из-за тоски по Ванессе. – Я идиот! – повторил он. Голос громко и четко разнесся в тишине комнаты.

Никто ему не возразил.

Завтрак был сервирован в столовой виллы Ричмондов, размером напоминавшей зал. Поскольку постояльцы покидали свои комнаты в разное время, то прислуга расставила на длинных сервировочных столах большие блюда с подогревом, с помощью которых гости могли сами обслужить себя, когда им этого хотелось.

Когда Джеферсон подошел к этим столам, то оказался прямо напротив Энтони Ричмонда, нагружавшего свою тарелку обжаренным беконом и яичницей. На тыльной стороне его кисти красовался большой пластырь.

Джеферсон не смог сдержать легкой усмешки, заметив пластырь. Ну конечно, память о Ванессе! Это не девушка, а взрывное устройство.

Между Джеферсоном и Энтони существовала неприязнь, тянувшаяся еще с детских лет Тони.

В те годы Энтони не выносил высокого смуглого мужчину, поскольку всегда казался себе в его присутствии младенцем. А позже – из-за того, что Джеферсон обычно обращался с ним несколько пренебрежительно.

С тех пор Энтони вырос, ему исполнилось двадцать три, и его неприязнь к Джеферсону превратилась в настоящую враждебность, а со вчерашнего вечера – в черную ненависть.

Прошло немало времени, прежде чем Энтони понял, что его мать любит этого человека. Но Вероника, будучи на добрый десяток лет старше Джеферсона, не имела иного шанса, кроме как стать его доброй приятельницей.

И все же она хранила ему верность, даже тогда, когда его, изуродованного, прикованного к креслу и злого как тысяча чертей, выпустили из клиники.

Да, с течением лет состояние Джеферсона улучшилось, но его болезнь, по мнению Энтони, украла у него самого значительную часть материнского внимания, и этого он Джеферсону никогда не простит.

Окончательно же взбесил Энтони тот факт, что Вероника додумалась обеспечить предмет своей тайной страсти девушкой.

Энтони не поверил собственным ушам, когда это услышал.

Вероника Ричмонд, владелица пятисотмиллионного бизнеса, перед которой трепетали все директора и многие политики, раздобыла для этого хромого урода девушку, лишь бы только парень не скучал во время уик-энда!

Это настолько потрясло Энтони, что даже вызвало у него расстройство желудка. Но его вероломная натура быстро победила временную слабость.

Наняв компаньонку для своего обожаемого приятеля, Вероника совершенно упала в глазах Тони. А то, что Джеферсон Тэйлор попался на удочку, доказало Энтони, каким наивным был на самом деле этот инвалид.

Но две вещи продолжали по-прежнему злить Энтони. Во-первых, он вынужден был самостоятельно оплачивать из карманных денег свои походы в определенные заведения. Веронике никогда не приходило в голову приукрасить невзрачную внешность сына с помощью жирного чека, чтобы им заинтересовалась какая-нибудь хорошенькая девушка. И во-вторых, эта Ванесса Лонг бесцеремонно его отшила!

Энтони еще вчера вечером обиженно пожаловался на нее матери и попросил Веронику увеличить гонорар Ванессы на пятьдесят долларов – с распоряжением, чтобы кое-какие услуги были оказаны и ему, Тони.

В результате этих переговоров Энтони получил звонкую пощечину и был назван безмозглым идиотом.

Но сейчас он расквитается с Джеферсоном за все несправедливости, которые ему пришлось вынести!

– Привет, Джеф! – осклабился Энтони, оказавшись рядом с Джеферсоном.

Тот кивнул, взял тарелку и с любопытством поднял крышку над одним из подносов.

– Хорошо выспался? – с наигранной любезностью осведомился Энтони и, когда Джеферсон в ответ лишь опять кивнул с отсутствующим видом, с удовольствием принюхиваясь к жареному филе, добавил: – Ну, могу себе представить.

– Вот как, значит, можешь? – отозвался Джеферсон, не поднимая на него глаз. Он взял специальный прибор и стал накладывать себе на тарелку основательную порцию мяса и лука.

Впервые за многие годы Джеферсон снова испытывал радость от завтрака и начала нового дня. Он не хотел, чтобы Энтони своей глупой болтовней испортил ему настроение.

За ночь Джеферсон принял решение насладиться этим уик-эндом с Ванессой. Даже если чувства подталкивали его к другому ходу событий, он все равно хотел развивать их отношения очень осторожно, чтобы сразу не отпугнуть девушку.

Если Ванесса успеет привыкнуть к нему, к нему и к его тяжелому характеру, тогда, возможно, ее не испугает его искалеченное тело.

Но это дело далекого будущего, которым Джеферсон в данный момент не хотел заниматься.

Энтони с отвращением наблюдал за тем, как Джеферсон заковылял прочь, держа тарелку в левой руке, а правой тяжело опираясь о трость. Он почти добрался до двери, когда Энтони вновь окликнул его.

– После ночи с этой темпераментной куколкой у меня бы уже ни на что не осталось сил.

Джеферсон замер. В первый момент ему захотелось повернуться и швырнуть тарелку в лицо Тони, но затем гордость и давно копившееся презрение к Энтони одержали верх над гневом.

Однако дурацкое хихиканье Тони стало сильным испытанием для его терпения.

– Да, да, у мамы хороший вкус.

Джеферсон не понял смысла этого замечания. Он покачал головой и посмотрел на Энтони, как смотрят на ребенка, рассказывающего придуманные им самим небылицы.

Но Энтони не отказал себе в удовольствии полностью просветить своего врага.

– Малышка оказалась очень дорогой, к тому же маме пришлось долго искать, пока она не нашла то, что нужно. – Его выжидающий взгляд источал злорадство. – Правда, за двести пятьдесят баксов за ночь любая девушка, наверно, пойдет в постель с калекой. Но ведь мама хотела обеспечить высшее качество, ты должен это подтвердить.

– Вероника всегда ценит высшее качество. – Голос был хриплый и едва повиновался Джеферсону. Тарелка в его руке опасно покачнулась, но он не доставил Энтони удовольствия и не швырнул в него жареным мясом. – Вероника ценит качество и стиль, вот только с тобой у нее ничего не получилось. – И он захромал прочь из столовой, унося с собой ядовитый хохот Энтони, вызывающий у него тошноту.

Дом, тем временем, проснулся, чтобы начать новый день. Джеферсон слышал, как хлопают двери и веселые голоса желают друг другу доброго утра или обмениваются шутками.

Он поставил тарелку в холле на один из зеркальных столиков и поспешил, насколько позволяла ему больная нога, в сад.

Так он и ковылял, сам не зная куда, с силой втыкая трость в гравий, пытаясь подавить омерзительную тошноту.

– Доброе утро, сэр! – Джексон, его шофер, сорвал с головы фуражку, увидев хозяина, и побежал к темному лимузину, представительно расположившемуся между «роллс-ройсом» и «ягуаром». – Куда поедем, сэр?

Джеферсон непонимающе уставился на шофера. Постепенно до него начал доходить смысл произнесенных слов.

– Э-э… да. – Джеферсон кивнул и рассеянным жестом провел по лицу. – Просто покатаемся, Джексон.

Он сел в автомобиль, откинулся на подголовник и закрыл глаза.

Ванесса готова была этим утром петь, плясать, скакать, кричать, кувыркаться, и все это одновременно, но мягкая ирония Сары помогла ей, хотя бы физически, остаться на земле.

– Ты же знаешь, от любви глупеют, – предостерегающе подмигнула Сара, когда они спускались по лестнице на первый этаж.

В столовой они встретили Энтони, сияющего, как медная пуговица, и Грэма, толком еще не проснувшегося. Только Джеферсона, к огорчению Ванессы, нигде не было видно.

Она неохотно подошла к буфету, где уже паслось немало гостей, и вяло взяла себе яичницу, когда подошла ее очередь.

– Видишь, так всегда бывает, – шепнула сзади Сара. – Сначала пропадает аппетит, а потом разум.

– Ах, замолчи! – сердито огрызнулась Ванесса.

Ее злило, что отсутствие Джеферсона так удручающе на нее действует. Что же тут страшного, если его не оказалось за завтраком в столовой, как она ожидала?

Может, он еще спит или уже сидит на своем излюбленном месте у бассейна и уминает огромную порцию омлета, пока она здесь предается унынию.

Ванесса отставила тарелку и отвернулась от деликатесов, приготовленных на завтрак. Она не могла проглотить ни кусочка, зато сердце у нее колотилось как сумасшедшее, стоило ей только подумать о Джеферсоне.

– Мне плохо, – извиняясь, пробормотала она и сбежала из столовой, переполненной людьми. Сара проводила ее насмешливым взглядом.

Джеферсон не сидел на своем обычном месте, и вообще его нигде не было.

Ванесса невесело поплелась в комнату, надела свой купальник клубничного цвета и отправилась к морю.

Через час она вернулась на террасу, где уже собралось большинство гостей, но Джеферсон по-прежнему отсутствовал.

Ванесса видела, как Сара шныряет с камерой среди отдыхающих в поисках интересных кадров, видела Энтони, который сегодня явно находился в отличном настроении, а также Веронику Ричмонд, оживленно беседующую с сенатором Нейлом Саузерсом. Но Джеферсона и след простыл.

Ванесса угрюмо принесла себе из столовой сухой тост и кофе, села на любимое место Джеферсона и начала без аппетита жевать.

– Поехали назад на виллу, Джексон, – сказал Джеферсон и расслабленно откинулся на сиденье.

Он принял решение. Люди довольно часто разочаровывали его, унижали, обманывали, и всегда он себе клялся: в следующий раз ты будешь умнее, смеется тот, кто смеется последним!

Но Джеферсон и представить себе не мог, что Вероника Ричмонд способна устроить ему такое унижение.

Именно та женщина, которая прошла с ним через самые мрачные времена, та, которой он безраздельно доверял, учинила ему такое. Но, хотелось ему думать, она, скорее всего, и сама не понимала, как сильно оскорбила его этим.

Наверняка она лишь хотела доставить ему удовольствие, нанимая Ванессу. Ванессу Лонг, девушку, в которую он чуть не влюбился, потому что она показалась ему не такой глупой, бесчувственной и поверхностной, как другие женщины. Но в данный момент это служило лишь слабым утешением.

Джеферсон до боли прикусил губу, вспомнив о пылких поцелуях перед дверью Ванессы. Он хотел быть осторожным, только чтобы ее не напугать! На самом же деле, будь у него хоть две головы и пять ушей, она все равно отдалась бы ему.

Двести пятьдесят долларов! Он жестко рассмеялся, мысленно представив себе эти купюры. Все-таки достойная цена!

Джеферсон решил ни в коем случае не доставить Энтони радости своим поспешным бегством. Нет, он выдержит этот уик-энд до последней секунды и возьмет то, за что Вероника так щедро заплатила.

За двести пятьдесят долларов можно рассчитывать на некоторое усердие!

Ванесса отработает каждый цент, который получила, – и пусть только попробует разыгрывать из себя невинность! Вчера он поверил в сыгранную ею роль веселой, милой девушки, сегодня он знает о ней куда больше. Ванесса, в сущности, обычная дорогая куртизанка, и Джеферсон с удовольствием проверит ее способности.

На сей раз он будет смеяться последним, и никто не посмеет шутить над ним. Он вдруг обнаружил, что месть может приносить удовлетворение.

– Поезжайте немного быстрее, Джексон, – с улыбкой велел он, заметив, что лимузин еле тащится по дороге. – Во-первых, я голоден, а во-вторых, на вилле в Уайлдбиче меня ждет чертовски дорогой подарок.

– Слушаюсь, сэр. – Джексон отдал честь и нажал на газ.

Ванесса даже не старалась скрыть радость, заметив среди гостей высокую сухопарую фигуру Джеферсона Тэйлора.

Она почувствовала его присутствие еще до того, как увидела. Ее сердце по непонятной причине вдруг забилось быстрее. Ванесса, подталкиваемая беспокойным ожиданием, обернулась и обнаружила, что он идет к ней.

С этого момента уши ее не воспринимали разговоров соседок. Разве могло ее интересовать, у какого портного шьет миссис Корнхэм свои платья или что таблетки от мигрени помогают миссис Лоногэн также и в критические дни?

Когда Джеферсон оказался рядом, Ванесса не смогла произнести ничего, кроме едва слышного «Привет, Джеф». Сегодня он тоже не отказался от брюк и рубашки с рукавами, но ее сверкающая белизна оттеняла смуглость его кожи, а темные джинсы, разумеется, очень дорогой марки, обтягивали узкие бедра и подчеркивали стройность длинных ног.

– Ты давно меня ждешь? – спросил он с точно отмеренной долей чувственности, сделавшей ватными ее колени.

– Да… нет, – запуталась она и с ужасом поняла, что заливается краской под его взглядом. – Я думала, что ты еще спишь.

Единственным ответом была мимолетная, с оттенком понимания, улыбка.

– Милые дамы, разрешите на некоторое время похитить у вас мисс Лонг? – с самой обаятельной миной обратился он к миссис Корнхэм, и ее тусклые, невыразительные глаза немедленно засияли.

Миссис Лоногэн, вмешавшись, дала разрешение тонким голоском маленькой девочки, и Ванесса, уставшая от их глупостей, с облегчением пошла вслед за Джеферсоном.

– Столпотворение действует мне сегодня на нервы, – сказал Джеферсон по пути к своему излюбленному месту у бассейна. – Я осмотрел город и немного погулял.

– Ах вот что! – Ванесса удивленно покосилась на него. – Ты осматривал город? Мы с Сарой сначала думали, что ты любишь поспать, но Энтони нам объяснил, что у тебя срочное совещание.

– Энтони тоже не все знает, – возразил Джеферсон резче, чем собирался. И более спокойным тоном добавил: – Не могу же я ему сказать, что уик-энд у его матери раздражает меня.

– Конечно, не можешь, – усмехнулась Ванесса. – Хотя, полагаю, он вообще бы не понял, что ты имеешь в виду.

Они подошли к бассейну и сели в покрытые белым лаком садовые кресла, которые прислуга ранним утром почистила, отполировала и расставила по местам.

В бассейне плескалось человек двадцать, а то и больше, воздух был наполнен их смехом и визгом. Время от времени на Ванессу попадали брызги прохладной воды. Это было даже приятно, поскольку полуденная жара казалась сегодня еще более невыносимой, чем накануне.

– Чем ты, собственно, занимаешься, когда не участвуешь в праздниках? – неожиданно спросила Ванесса.

Ей вдруг захотелось узнать все, что хоть сколько-то было связано с Джеферсоном, и он охотно согласился удовлетворить ее любопытство.

– Я занимаюсь экструдерами, то есть червячными прессами. Это такие аппараты, в них сверху что-то закладываешь, а снизу это вылезает в виде бесконечной нити или чего-то в этом роде.

– Значит, ты имеешь в виду такие штуки, которые безостановочно выдают макароны, собачий корм, телефонный кабель и конфеты? – перечислила Ванесса. – В большинстве случаев можно только по вкусу или цвету разобрать, еда это или бельевая веревка. Однако полной уверенности все равно нет.

Джеферсон вздрогнул, но быстро принял невозмутимый вид.

– Ну да, в какой-то степени ты права, – добродушно признал он. – Экструдерная техника пока еще находится в зачаточном состоянии. Но когда-нибудь нам, возможно, удастся с ее помощью решить мировую продовольственную проблему.

– Боже упаси! – поморщилась Ванесса. – Даже не хочу себе это представлять. – Она передернулась и скептически взглянула на Джеферсона. – Несколько лет назад я смотрела один фантастический фильм, так в нем все крутилось преимущественно вокруг желтых и зеленых кружочков, причем никто не знал, откуда они появлялись, но все должны были их жевать, поскольку никакой другой пищи на свете больше не было и…

– Я знаю этот фильм, – перебил ее Джеферсон. – Но так далеко индустриализация не зайдет.

– Ну, не знаю. – Ванессу его слова не убедили, но ей не хотелось портить прекрасный день спорами на экологическую тему, к тому же ее интерес к экструдерам несколько угас. – Чем ты еще занимаешься? – стала допытываться она. – Расскажи, что ты любишь есть, какое у тебя хобби и так далее.

Джеферсон сдержал язвительную усмешку. Так, мисс разыгрывает перед ним интересующуюся его жизнью подругу. Но теперь Ванесса уже не сможет его обмануть, и он не собирался выкладывать ей подробности своей личной жизни.

– О, я часто разъезжаю по делам фирмы, – не задумываясь, ответил Джеферсон. – Так что времени на хобби или друзей почти не остается.

– Жаль. – Ванесса огорченно нахмурилась. – Раз ты постоянно в разъездах, то у тебя, естественно, мало возможностей поддерживать тесную дружбу. Мне бы это не подошло. Я скорее из породы домоседов.

Если бы! Джеферсон чуть не захохотал, но вовремя проглотил готовую вырваться насмешку.

– Стало быть, ты постоянно живешь здесь, в Уайлдбиче?

– Да, с шести лет. Моя сестра переехала сюда с мужем, а я последовала за ней в погоне за солнцем и красивой жизнью.

И преуспела в этом, – мысленно добавил с сарказмом Джеферсон. А вслух сказал:

– Но разве на Востоке у тебя не было бы больше шансов? Промышленность там развита гораздо лучше.

Ванесса откинула за спину свою длинную косу. Раз сто, не меньше, она уже клялась этим летом с ней расстаться, но так, наверное, никогда и не решится.

– Конечно, ты прав, – сказала она. – Но за это время я успела обзавестись массой друзей, здесь живет моя сестра с мужем и ребятишками. Мне было бы ужасно трудно с ними расстаться.

«При твоих расценках я бы тоже не тронулся с места. Больше ты столько нигде не заработаешь», – свирепо подумал Джеферсон.

– И время от времени удается подработать, – с оптимизмом добавила Ванесса.

Джеферсон украдкой нащупал трость. Жара действовала на него, он мечтал о холодном душе и теле Ванессы, которое выглядело еще более соблазнительным в нежно-желтом легком наряде.

Почему бы не устроить вместе с этой хорошенькой девушкой маленькую сиесту?

– Что-то здесь жарковато, – сказал он как бы между прочим. – Пойду к себе в комнату и подожду, пока к вечеру не станет попрохладнее.

Ванесса, словно очнувшись, посмотрела по сторонам. В парке сейчас почти никого не осталось. Большинство гостей, видимо, разбрелось по комнатам. Сары тоже нигде не было видно.

– Тогда и я устрою послеобеденный отдых, – улыбнувшись, заявила Ванесса.

Она с обычной гибкостью поднялась и стала терпеливо ждать, когда Джеферсон встанет с кресла.

Глава 5

В доме царила прохлада, особенно приятная после пекла в саду. Мраморный холл, в зеркалах которого отражалась вошедшая пара, был погружен в послеобеденную тишину.

Поднявшись наверх, Ванесса одарила Джеферсона дружеской улыбкой и посмотрела на него сияющими невинностью глазами.

– Мне направо, тебе налево. – Ванесса указала на коридор, ведущий к комнате Джеферсона.

Но Джеферсон не собирался позволить ей так легко от него отделаться. Левой рукой он схватил ее узкое запястье. И потянул на себя, пока не почувствовал манящие округлости ее тела.

Ванесса была только в легкой блузке с широким вырезом и в коротких прилегающих шортах, оставляющих открытыми длинные загорелые ноги. На талии наряд был перехвачен тонким пояском.

Джеферсону достаточно было лишь спустить узенькие лямочки, и перед ним во всей красе открылась бы грудь. Но он не спешил.

Он медленно наклонился, прижался губами к ее яркому, ждущему рту и начал ласкать его языком.

И сразу ощутил ее готовность. Ванесса ответила ему со страстью, удивившей ее саму. Тело Джеферсона было жестким и мускулистым, и она физически чувствовала его нарастающее возбуждение, дающее о себе знать натиском, ритмичным напором.

Рука Джеферсона лежала на ее талии. Ванесса не сопротивлялась, когда он еще сильнее притиснул ее к себе, а его язык тем временем исследовал ее рот, скользил вдоль зубов, возбуждал чувствительную внутреннюю оболочку губ.

Ванессу охватила такая страсть, какой она никогда раньше не испытывала. Она заставила ее двигаться, скользя по его телу, пока он не застонал от желания.

Джеферсон предпочел бы пойти с Ванессой в свою комнату, но то, что она с ним творила, лишало его возможности сделать хотя бы шаг. Сейчас он желал только одного – чтобы она не останавливалась.

Задыхаясь, он чувствовал, как ее пальцы пробрались под его рубашку и начали гладить голую спину. Потом они отправились ниже, обхватили бедра, впились в них. Ванесса медленно и ритмично скользила по его телу и одновременно целовала с такой самозабвенностью, что он буквально оглох и ослеп.

Их объятия становились все более бурными. Оба давно забыли, что все еще находятся в коридоре. У Джеферсона осталось только одно желание – целиком раствориться в этом сладострастии и овладеть Ванессой.

Тем сильнее было отрезвление, когда она неожиданно отстранилась.

Джеферсон растерянно заморгал, но затем услышал голоса, доносившиеся из холла.

– Черт! – сердито буркнул он и, тяжело вздохнув, провел рукой по лбу. – Здесь не подходящее для наших планов место. Пошли. – Он схватил руку Ванессы, лежавшую на его плече. – Пойдем! – потребовал он снова. Из голоса исчезла вся нежность, уступив место новому хозяйскому тону.

Нетерпение, с которым обращался с ней Джеферсон, отрезвило Ванессу. Она отступила на шаг и покачала головой.

– Нет, – торопливо сказала она. – Прошу тебя, не нужно. Ты сам вчера говорил, что все идет слишком быстро. Я еще ничего не понимаю. – Она поднялась на цыпочки и оставила на его щеке поцелуй, молящий о сочувствии.

В ответ он сухо рассмеялся.

– А что тут понимать? – презрительно фыркнул он. – Я хочу с тобой переспать, это что, настолько непостижимо?

Ванесса отдернула руку и отпрянула.

– Нет, ты выразился совершенно ясно и недвусмысленно. Но вчера ты требовал от меня понимания, а сейчас мне так же трудно быстро решиться.

– Что? – Джеферсон ткнул трость в покрытый ковром пол и оперся о нее обеими руками. – Ты, видимо, шутишь? Или решила взвинтить расценки? Мне что, следует приплатить еще полсотни, чтобы лечь с тобой в постель? Проклятье, Ванесса, у тебя цены, как у «Тиффани»! Что, черт побери, ты даешь взамен?

Ванесса одним прыжком оказалась на лестнице.

– О чем ты говоришь? – воскликнула она, хотя отлично знала ответ. – Меня нельзя купить!

Улыбка Джеферсона напоминала оскал пса, готового укусить.

– Я говорю о гонораре, который выплачивает тебе Вероника за каждый день в моем обществе, – прорычал он и приблизился к ней, тяжело опираясь о трость. – В это вознаграждение включены все услуги, я подчеркиваю, все! За одни любезные ужимки цена была бы действительно чересчур высокой.

Мысли Ванессы смешались от ужаса. Смертельно побледнев, она уставилась на Джеферсона. От влечения и нежности, которые она к нему испытывала, не осталось и следа. Она ощущала только унижение, ей было стыдно, как никогда в жизни, но постепенно к этому чувству присоединилась холодная ярость.

– Нет, Вэнни, за эту цену ты продалась с потрохами, – продолжал издеваться Джеферсон. – Так что кончай разыгрывать передо мной чопорную девственницу и пойдем-ка ко мне в комнату.

Теперь он подошел к ней вплотную, снова ткнул тростью в пол, оперся на нее и выжидательно смотрел на Ванессу.

Значит, меня перехитрили, с горечью подумала она, одновременно понимая, что в буквальном смысле прижата к стене и у нее не осталось никакой возможности сбежать.

Когда она заметила, с каким презрением смотрит на нее Джеферсон, ей захотелось кусаться от злости. Он излучал уверенность в том, что Ванессе никуда от него не деться, и наслаждался ощущением власти. Но при этом совершенно упустил из виду ее темперамент.

Внезапно, совсем для него неожиданно, она рванулась вперед. Прежде чем Ванесса сама осознала, что делает, она точным ударом ноги выбила из-под него трость, ловко присев, выскользнула из его захвата и была такова, пока он, судорожно балансируя руками, искал опоры, за которую можно было бы схватиться.

Убегая, она услышала, как его тяжелое тело грохнулось на пол. Все ее инстинкты были настроены на бегство, гнали по коридору к комнате, добежав до которой она с такой силой захлопнула за собой дверь, что Сара от страха чуть не свалилась с роскошной кровати.

Торопливо, трясущимися руками, Ванесса заперла изнутри замок и со стоном прислонилась к стене.

– Эй, ты что, с ума сошла – так врываться в комнату, – с осуждением покачала головой Сара и снова устало откинулась на подушки.

В следующий миг разразилась гроза, спугнувшая с кроватей всех гостей в соседних комнатах. Туфли, флаконы духов, расчески, щетки, мусорная корзина вместе с содержимым, да, даже настольная лампа и изящная ваза полетели через комнату, и только в одном направлении – в Сару, спрятавшуюся от бомбардировки под одеяло.

Ванесса перешвыряла все, что ей попалось под руку, потом с яростным воплем кинулась на розовую кровать под балдахином и начала колошматить по одеялу.

– Прекрати! – взвизгнула Сара, прикрыв голову руками, чтобы уберечь ее от внезапного нападения. – Прекрати наконец, ты, сумасшедшая!

– Сумасшедшая? – Голос Ванессы срывался от бешенства. Одним рывком она сорвала с Сары одеяло. – Я не сумасшедшая, я тебя ненавижу!

Сара подозревала, что услышит что-то в этом роде, но не прочь была бы узнать, чем вызвала такой гнев.

– Пожалуйста, перестань, – взмолилась она, не в силах вырваться из грубой хватки Ванессы. – Не расстраивайся так.

К счастью, в этот момент в дверь возмущенно заколотили. Ванесса оставила Сару и соскочила с кровати.

В один прыжок она очутилась у двери, повернула ключ и распахнула ее настежь.

В коридоре стояли Вероника Ричмонд и ее сын Энтони.

– Что, черт побери, здесь происходит? – поинтересовалась недовольная шумом Вероника, но инстинктивно отшатнулась, столкнувшись с горящим взглядом Ванессы.

– Ха! – Ванесса отступила на шаг в сторону, чтобы Вероника полностью насладилась царящим в комнате хаосом. Она с удовлетворением отметила, что у миссис Ричмонд отпала от ужаса челюсть при виде разбросанных повсюду вещей и трясущейся, растрепанной Сары.

– Здесь все выглядит словно после войны, – не без восхищения заметил Энтони.

– Не только выглядит, – проскулила с кровати Сара, со стоном ощупывая голову. – На самом деле разразилась Третья мировая война. В комнате дрались русские, немцы и китайцы, а я оказалась прямо на линии фронта.

– Что вы с ней сделали? – Вероника направила в обвинительном жесте указательный палец на Сару, испепеляя взглядом Ванессу.

– Лучше спросите, что эта баба сделала со мной! – огрызнулась Ванесса. – И вообще, вы ведь тоже замешаны в этой игре, не так ли? Разве вы не гарантировали мне строжайшее соблюдение тайны? Разве не должно было все остаться в секрете, чтобы не травмировать этого бедного мистера Тэйлора? И не вы ли подписали дополнительное соглашение, которое должно было защитить меня от всех неприятностей?

Вероника, не привыкшая, чтобы с ней разговаривали в подобном тоне, от удивления лишь молча кивала.

– Тогда как же могло произойти, что именно этот мистер Тэйлор настаивает на любовном свидании, которое, как он уверяет, ему положено в качестве оплаченной услуги?

Вероника нервно сглотнула.

– Я… я не понимаю, мисс Лонг, – задыхаясь, сказала она, чтобы выиграть время.

– Ах, не понимаете? – Голос Ванессы дрожал от презрения. – Тогда я выражусь еще яснее. Мистер Тэйлор настаивает на том, чтобы за эти двести пятьдесят долларов переспать со мной. Отсюда я делаю вывод, что он совершенно точно информирован о сделке, которую вы с моей двуличной подругой хотели провернуть у меня за спиной.

– Со мной?! – Сара одним прыжком соскочила с кровати. – О нет, Вэнни, я не имею к этому никакого отношения.

– Ах, заткнись! – злобно рявкнула Ванесса. – Ты способна за сандвич продать даже родную бабушку.

– Фу, Ванесса! – Глаза Сары заблестели от слез. – Как ты можешь говорить подобные гадости? Мы знакомы с шести лет, даже живем вместе, и как же ты можешь заявлять, что я хотела тебя продать. О, Вэнни, я думала, что мы подруги, что ты должна меня знать.

– Вот именно, – с сарказмом откликнулась Ванесса. – Поэтому я и знаю, до чего ты прожорлива. Я бы ни за что не отправилась с тобой в пустыню без провизии.

Энтони хохотнул было над удачной, по его мнению, шуткой, но взгляд матери подсказал ему, что мнение это никто, кроме него, не разделяет. Он сразу умолк и втянул голову в плечи.

– Мисс Лонг, – обратилась к Ванессе Вероника, успевшая вернуть самообладание. – Я заверяю вас, что ни мисс Монтгомери, ни я не были заинтересованы в том, чтобы столь подлым образом обмануть вас. Напротив, единственное, в чем я на самом деле заинтересована, так это в том, чтобы Джеферсон никогда не узнал об этой истории. Я чрезвычайно дорожу его дружбой. То, что он узнал об этой… договоренности, наверняка испортит наши отношения, а как раз этого я хотела при всех обстоятельствах избежать.

Вероника бросила на Ванессу испытующий взгляд. Девушка явно немного успокоилась, с ней уже можно было разумно разговаривать. Вероника осторожно протянула руку и дотронулась до плеча Ванессы.

– Прошу вас поверить мне, мисс Лонг, – дружеским тоном сказала она. – Я совершенно точно ничего не говорила Джеферсону о вашем задании. Для меня просто непостижимо, как он мог об этом узнать.

Ванесса задумчиво нахмурилась. Она бы охотно поверила словам Вероники, но недавняя выходка Джеферсона не позволяла ей это сделать.

– Итак, соблюдение тайны с вашей стороны не вызывает сомнений, – вмешалась в разговор Сара. – Но мне хотелось бы подчеркнуть, что я тоже никому не проболталась.

Вероника опустилась на единственный уцелевший стул, который Ванесса не опрокинула в приступе бешенства, и утомленно прикрыла глаза.

– Кто сказал, что не сам мистер Тэйлор нанял Ванессу? – пристала к ней Сара, когда Вероника не отреагировала на ее слова. – Может, он на самом деле искал развлечений не слишком невинного свойства, а вы ему помогали?

Теперь уже Вероника не выдержала.

– Мисс Монтгомери! – Ее голос срывался от возмущения. – За кого вы меня принимаете? Мои уик-энды известны хоть и свободным, но приличным стилем, и ни один из моих гостей до сих пор не обнаруживал у себя в постели девочку по вызову. Это наглость – приписывать мне подобные поступки!

– Ба! – Ванесса презрительно фыркнула. – Это был бы не первый прием в Уайлдбиче, в котором принимают участие самые дорогие девушки, чтобы подсластить полную стрессов жизнь господ директоров.

– Но не у меня! – закричала Вероника. – Не в моем доме. Я не потерплю этих гнусных обвинений.

– А кто же, скажите пожалуйста, в таком случае проболтался? – осведомилась Сара, вздернув брови.

На какое-то время стало так тихо, что можно было услышать шум душа в соседней комнате. Когда Вероника нарушила тишину, ее голос ожесточился от затаенного гнева.

– Я это выясню, милые дамы. Правда, пока еще не знаю как, но можете не сомневаться. – Она встала и окинула Ванессу задумчивым взглядом. – Мне очень жаль, что в результате разглашения тайны вы подверглись оскорблению, мисс Лонг. Все, что я могу вам предложить в данный момент, это мое извинение – в надежде, что вы его примете.

– О'кей, – пробормотала Ванесса. Она повернулась и пошла к своей кровати. – Возможно, все это лишь результат общих пересудов. Кто-то краем уха услышал, другой подхватил, и пошло-поехало. Бла-бла-бла, дело известное. – Ванесса невесело засмеялась. – В любом случае, мне урок, чтобы никогда не впутываться в такие истории, – добавила она.

Вероника со вздохом кивнула.

– Да, это была дурацкая идея. А ведь всего полчаса назад я считала ее блестящей.

– Вероятно, кто-то из прислуги протрепался, – предположила Сара.

Вероника покачала головой.

– Кроме вас двоих знала только миссис Соммерсет, больше никто. Я вела дело совершенно секретно.

Энтони, до сих пор молча наслаждавшийся этой сценой, вдруг хихикнул.

– А про меня ты забыла, мама? Я тоже знал.

– Ты? – Вероника перевела взгляд на сына. – Неужели ты, недоумок, хочешь сказать, что я могла посвятить тебя в такие щекотливые обстоятельства?

Ах, как здорово! Наконец-то Энтони оказался в центре всеобщего интереса и смог досадить своей матери. Сколько лет он ждал этого триумфа, и вот он настал. Ура!

– Нет, рассказать ты мне ничего не рассказывала, – пояснил Энтони. – Но вела себя совсем не так осторожно, как тебе казалось. Я как раз стоял у двери в твой кабинет, когда ты разговаривала по телефону с мисс Монтгомери. Сара потребовала внести вполне определенные изменения в договор, и вы долго на эту тему дискутировали. Я слышал каждое слово.

– Энтони! – резким тоном приказала Вероника. – Будь любезен, пройди со мной в кабинет!

Только теперь Энтони сообразил, что сам себе выкопал яму. Его и без того невзрачная фигура совсем съежилась, и, втянув голову в плечи, он поплелся вслед за матерью.

– Бедный Тони, – прыснула Сара, когда за ними закрылась дверь.

Помириться с Сарой было для Ванессы нетрудно. Не слишком сложным оказалось и привести в порядок комнату, поскольку Вероника прислала на помощь одну из горничных. Но снова появиться перед Джеферсоном казалось Ванессе непосильным делом, как если бы от нее потребовали отнести на себе мельничный жернов из Уайлдбича в Лос-Анджелес.

Сначала она даже хотела сразу уехать, но Сара смогла ее под разными предлогами отговорить.

Поэтому около девяти часов вечера девушки опять отправились в сад.

Джеферсон угрюмо сидел на своем привычном месте и сделал вид, что не узнал Ванессу, когда та появилась на террасе.

Ни в этот вечер, ни на следующее утро они не обменялись ни словом, старались обходить друг друга стороной, но беспрерывно сталкивались во всех углах и закоулках дома, как это часто случается с одержимыми взаимной ненавистью людьми.

По крайней мере, Ванесса уговорила себя, что ненавидит Джеферсона. Всякий раз, когда они встречались и ее сердце начинало вдруг безрассудно колотиться, а глаза Джеферсона смотрели сквозь нее, она мысленно внушала себе, что он отвратителен, мерзок и совершенно невыносим. Но глупое сердце продолжало метаться в тоске, не слыша голоса рассудка.

И лишь в воскресенье вечером, когда первые гости начали садиться в свои лимузины, чтобы попасть на последний вертолет в Лос-Анджелес, Ванесса набралась изрядной храбрости и направилась к Джеферсону, сидящему, как обычно, у бассейна и потягивающему коктейль «гавайский закат».

– Джеферсон, мне нужно с тобой поговорить, – без обиняков приступила к сути дела Ванесса. – Мы с Сарой едва сводим концы с концами. Кроме заказов на фотографирование инструментов и упаковочный дизайн, у нас больше ничего нет. А надо еще платить за квартиру, за материал для работы, за бензин для машины, телефон и так далее. – Она запнулась в ожидании реакции Джеферсона, но он продолжал смотреть мимо нее. – Предложение Вероники показалось нам выигрышем в лотерею, – решительно продолжила, несмотря на его отсутствующий вид, Ванесса. Она сделала первый шаг, теперь должна довести дело до конца. Если Джеферсон и после этого не сможет ее простить, это его проблема. В любом случае, она перед ним извинится, и совесть ее будет чиста.

– Мне действительно было нелегко принять это предложение, но, черт побери, Джеферсон, жить-то надо! И все выглядело очень порядочно и чисто, пока не вмешался этот идиот Энтони. – Она глубоко втянула в легкие воздух, чтобы восстановить дыхание и силы для заключительных слов. – Мне жаль, что все так вышло, и я хотела бы перед тобой извиниться. Вот так, Джеф, теперь можешь больше не рассматривать невидимую точку, потому что я ухожу.

И Ванесса повернулась и стремительно побежала прочь. Лишь перед входом на террасу она остановилась. Казалось, что девушка на что-то решалась. Потом, словно боясь передумать, она помчалась назад к Джеферсону.

– Вот! – Маленькая белая карточка появилась на столе перед Джеферсоном. – Позвони мне, если у тебя не будет никакого варианта получше.

На сей раз Ванесса ушла окончательно.

Джеферсон растерянно смотрел ей вслед, пока она не исчезла в доме. Белокурая коса болталась из стороны в сторону, как запыхавшийся маятник, так быстро она неслась.

Ни взглядом не удостоив карточку, лежавшую прямо перед ним, Джеферсон поднялся, тяжело опираясь на трость, и поднял стакан. При этом взгляд его все же упал на листок. По внезапному наитию он взял его и сунул в карман брюк.

Глава 6

– Я просто не понимаю, с какой стати должна делать салат с улитками? – Ванесса вошла на кухню с двумя кочанами в перепачканных землей руках и положила их на мойку. – И, главное, не могу понять, по какому праву эти бестии претендуют на львиную долю. Завтра куплю специальную отраву.

– А что сказано в Библии? Они не сеют и не жнут, но Господь дает им пищу, – процитировала Сара, резавшая в этот момент помидоры на тонкие кружочки. – Оставь божьим тварям что-то на пропитание. Ничего страшного, если они обгрызут пару листочков.

Ванесса ничего не ответила. Она знала безграничную любовь Сары к животным, простирающуюся даже на змей и вонючих скунсов. Дискутировать с ней на тему бессовестной прожорливости улиток – только зря терять время.

Ванесса отправилась в ванную, чтобы отмыть от земли руки и привести себя в порядок перед визитом к сестре.

– Почему ты не ешь «Стингеловские острые крекеры», их ведь улитки не любят? – раздался из кухни голос Сары, когда Ванесса закалывала перед зеркалом длинные волосы в пучок.

– Потому что нахожу их отвратительными!

Ванесса последние четыре недели работала над новым проектом по заданию компании «Стингел».

Первые эскизы упаковки она сдала несколько дней назад, и «Стингел» немедленно дал ей новое поручение. Фирма даже выслала пробные партии своего ассортимента, которые целыми ящиками стали прибывать в дом.

Поскольку бонус был щедрым и разнообразным, Ванесса смогла порадовать им всех друзей и детишек своей сестры Дэйдри, но им «Стингеловские острые крекеры» и «Стингеловские нежные крекеры» уже надоели хуже горькой редьки. Все труднее становилось находить благодарных потребителей.

– Может, нам устроить благотворительный базар? – крикнула из кухни Сара.

Ванесса натянула вылинявшие джинсы.

– У меня и без фирмы «Стингел» врагов предостаточно.

В этот момент зазвонил телефон. Ванесса поспешила в гостиную, при этом ей пришлось перепрыгнуть через верблюжье седло и афганские подушки для сидения, загораживавшие проход, и взяла трубку.

– Алло! – сказала она.

– Говорит Джеферсон Тэйлор.

От страха трубка едва не вывалилась у Ванессы из рук.

– Ванесса, это ты?

Она сглотнула и кивнула головой.

– Да, – торопливо выдохнула она, сообразив, что Джеферсон ее не видит.

– Прекрасно! – Тон у него был наигранно оживленным. – Ты сказала, что я могу позвонить, если у меня не будет никакого варианта получше.

– Да. – Ванесса откашлялась. – Ведь сегодня воскресенье. Ты действительно не нашел ничего получше, чем позвонить мне?

Его смех, теплый и хрипловатый, раздался прямо у нее в ухе.

– Нет, Вэнни. Мои воскресенья обычно скучны до смерти.

– А мои нет! – засмеялась Ванесса. – У нас вечно что-то случается, даже если я не сражаюсь с улитками.

– Прости, что ты сказала? – не понял Джеферсон.

– Ах, не бери в голову, – поспешно уклонилась она. – Значит, ты скучаешь? – Она прикусила губу, чуть призадумалась и импульсивно предложила: – Хочешь съездить со мной к моей сестре? У нее трое малышей, развлечение там тебе гарантировано.

– С удовольствием, – немедленно согласился Джеферсон, к большому удивлению Ванессы. – Где мы встретимся?

– Я за тобой заеду! – быстро воскликнула она. – В час, тебя это устраивает?

Джеферсона устраивало все, что угодно, лишь бы не торчать на четырнадцатом этаже перед телевизором.

Недели, прошедшие после уик-энда у Вероники, были просто ужасными. Джеферсон перессорился со всеми, с кем только мог, сам себе осточертел и проклинал все на свете.

Даже заключение великолепной коммерческой сделки в Нью-Йорке не улучшило его настроения, поскольку постоянно и повсюду, в самых немыслимых ситуациях, перед ним вдруг всплывало лицо Ванессы.

Джеферсон совсем запутался. Он не знал, как отделаться от мыслей о Ванессе, особенно в это воскресенье. В его ежедневнике не значилось ни делового обеда, ни визита куда-либо. Джеферсон был свободен, и ни одна душа не хотела провести с ним этот день. Он долго боролся с собой, прежде чем взял телефонную трубку и набрал номер Ванессы. Но он непременно хотел снова ее увидеть. Ведь Ванесса предложила ему связаться с ней, если у него не будет «варианта получше», а сегодня, в это пустое, тягучее воскресенье, у Джеферсона вообще не было никакого варианта.

Он назвал ей адрес и, затаив дыхание, ждал ее согласия.

– О'кей. – Ее смех прозвучал для него музыкой. – Я приеду вовремя. Оденься попроще. Крошки Дэйдри способны погубить любой костюм.

Стоило «чери» въехать в ворота, как дети выскочили из дома.

– Мама, у тети Вэн новый друг! – Билли-младший от возбуждения подпрыгивал, как резиновый мячик, пока его сестра Санни стеснительно сосала большой палец и с любопытством вглядывалась в машину.

Кэсси, овчарка, сопровождала лаем радостное приплясывание Билли. Вообще-то, она обязана была изображать стража дома, но ее радушное собачье сердце раскрывалось навстречу каждому посетителю – неважно, доброму или злому.

– Не бойся, – повернулась Ванесса к Джеферсону, уже взявшись за ручку дверцы. – Если судить по гвалту, то здесь должно находиться с десяток ребятишек и не меньше пяти псов, на самом же деле это всего-навсего три маленьких монстра и одна мягкая игрушка крупного размера.

– И кто из них кусается? – ухмыльнулся Джеферсон.

– Только Малыш-Фил, но он пока еще лежит в коляске.

Дверь машины распахнулась прежде, чем Ванесса успела открыть ее изнутри, и Билли-младший вместе с Санни повисли у нее на шее.

– Ты мне что-нибудь привезла? – с надеждой осведомился Билли после обязательного приветственного поцелуя.

– Да, – просипела Ванесса, поскольку тоненькие ручки Санни перекрыли ей доступ воздуха. – Вот, Джеферсона. Поздоровайтесь с ним, но не так бурно, а то он побоится вылезти.

Санни взглянула из-за плеча Ванессы на Джеферсона, который все еще сидел в машине, с улыбкой наблюдая забавную сценку. Ее глаза зачарованно остановились на серебряном набалдашнике его трости.

– Ой, какой красивый.

Санни обожала все, что блестело и украшало. Она поползла по Ванессе, пока не смогла настолько наклониться вперед, чтобы дотянуться ручонкой до набалдашника. Ее маленькие нежные пальчики с благоговением погладили блестящий металл.

– Ты его носишь только по воскресеньям, Джеф?

– Конечно, – влез Билли и тем самым освободил Джефа от необходимости отвечать. – Как Олд Прайд, он ведь тоже каждое воскресенье ходит в церковь со своим лакированным зонтиком. А на неделе носит вместо него такую потрепанную рухлядь, просто смех.

Любопытство Санни было этим полностью удовлетворено. Она шустро слезла с колен Ванессы и с громким криком «мамочка, мамочка» помчалась в дом.

Ванесса тем временем продолжила борьбу за право выйти из машины. В каждый ее приезд повторялась одна и та же схема. Приветствовать ее сначала прибегали дети, а потом – Кэсси. Если бы только Кэсси наконец отвыкла прыгать ей при этом на колени! «Чери» была слишком мала, чтобы на одном сиденье у нее мог поместиться взрослый человек со взрослой овчаркой на коленях!

– Билли, будь добр, сними с моей шеи это чудовище, – задыхаясь, попросила Ванесса, вжавшаяся лицом в шерсть Кэсси, чтобы спрятаться от ее длинного языка.

Билли-младший издал пронзительный свист, от которого заложило уши, и Кэсси стремглав слетела с колен Ванессы, но осталась сидеть около машины в настороженной позе.

– И что вы только творите с животным? – простонала Ванесса, без сил вылезая из «чери». – Мне кажется, что она от воскресенья к воскресенью становится все тяжелее и тяжелее.

Билли тут же вступился за свою любимицу.

– Ну и что? Фил ведь тоже растет, – пояснил он с типично детской логикой. – И тоже становится толще. Папа говорит, что фил похож на Будду из китайской лавки Вонга.

– Папа, как всегда, преувеличивает, – подала голос Дэйдри, успевшая выйти из дома и незаметно подойти к машине.

Она сердечно чмокнула Ванессу в щеку и повернулась к Джеферсону, которому после некоторых усилий удалось выбраться из крошечной «чери».

– Это Джеферсон Тэйлор, – поспешила познакомить их Ванесса. – Джеф считает воскресенья ужасно скучными днями, поэтому я и взяла его с собой.

– Ну, после этого вы наверняка полюбите спокойные воскресенья! – Дэйдри засмеялась, протягивая Джеферсону руку. – Я Дэйдри, старшая сестра Ванессы и виновница всего этого хаоса. Добро пожаловать в Блэкуотер, Джеф.

– О, дети у вас прелестные, – поспешил заверить ее Джеф, а Кэсси принялась увлеченно грызть его трость.

– Прекрати, невозможное животное, – испугалась Дэйдри. Одной рукой она энергично шлепнула собаку, а другой поймала Билли, устроившего охоту на Квебека, семейного петуха.

– Пойдемте в сад, – пригласила она гостей. – Я приготовила кофе и свежие блинчики. А ты, чудовище, – это относилось уже к пытавшемуся улизнуть Билли, -… помоешь руки и доставишь папу и Фила. Пусть Джеф увидит весь масштаб катастрофы.

Кэбиджи купили маленькую ферму более десяти лет назад у пожилой супружеской пары. В доме было лишь три комнаты, но партнерство Уильяма и Дэйдри оказалось чрезвычайно плодотворным, были пристроены другие помещения, и теперь дом напоминал коробку из-под обуви, к которой шаловливые детские ручонки совершенно произвольно приклеили различных размеров ящички и коробочки.

Сад был предметом особой гордости Дэйдри. Никто из ее сорванцов не отважился бы даже на цыпочках подойти к ярким клумбам или дотронуться до роз, пышно цветущих вокруг лужайки.

Посреди обширного газона Уильям соорудил красивую перголу – галерею, увитую диким виноградом и клематисом и защищавшую от слепящей полуденной жары. Стол в ее тени был уже накрыт. Когда гости расселись, из дома появился Уильям Кэбидж, нагруженный подносом, который он поставил на стол.

– Брусничный торт! – объявил он и сдернул салфетку. – Домашнего приготовления – моего личного!

– Ой, Билл, что ты еще натворил? – спросила потрясенная Ванесса.

– Я его тоже об этом уже спрашивала, – усмехнулась Дэйдри. – Но он клянется, что у него просто было хорошее настроение. Кстати… – Она показала на Джеферсона. – Уильям, это мистер Джеферсон Тэйлор, а это…

– Уильям, – перехватил у нее инициативу Билл. – Рад с вами познакомиться.

– Тетя Вэн, а куда ты дела Тимоти? – ни с того ни с сего ляпнула Санни. Ее нисколько не смутило, что родители от ужаса затаили дыхание.

– Тимоти пришлось остаться в клинике, – объяснила Ванесса и протянула Джеферсону трость, которую тот прислонил к своему стулу. – Видишь ли, сейчас появляется на свет столько малышей, что он никак не мог уехать.

– Ага. – Санни рассеянно кивнула. Ее интерес переключился на муху, плавающую в какао.

– Как дела у Сары? – быстро спросила Дэйдри, пока ее дочери не пришла в голову новая тема. – И что с заказом от фирмы «Стингел»? Есть прогресс?

– У Сары все в порядке, а…

– Ну что, разве Фил не похож на Будду Вонга?

На сей раз беседу нарушил Билли-младший. Он поднес к Джеферсону хорошо упитанного младенца и без предупреждения водрузил ему на колени.

Но малыш совершенно не был с этим согласен. Его круглая мордашка сердито сморщилась, когда Джеферсон взял его за ручку, и Филип немедленно издал такой оглушительный рев, что вся компания нервно вздрогнула.

Дэйдри забрала у Джеферсона крикуна, сунула в орущий рот соску и со вздохом опустилась на стул.

– Может, хоть теперь мы сможем спокойно поесть?

– Сможем, если ты запрешь наконец всю троицу в курятнике, как я требую перед каждой едой уже сколько лет, – ухмыльнулся Уильям. – Билли, сними со стола цыпленка и посади его в траву, где ему место.

После этого и впрямь появилась возможность более-менее спокойно насладиться брусничным тортом Уильяма и блинчиками Дэйдри.

Во время еды разговор крутился вокруг общих тем. Непринужденные манеры Кэбиджей помогли Джеферсону преодолеть замкнутость и принять участие в беседе. Здесь никто за ним украдкой не подглядывал, никто не задавал деликатно сформулированных вопросов. Семья легко приняла его в свой круг и посвятила в мелкие повседневные проблемы, и потому он перестал напоминать сам себе неожиданную посылку, содержащую, возможно, взрывчатое вещество.

Ванесса показалась ему сегодня еще более красивой и милой, чем он ее запомнил. Разговаривая с сестрой и зятем, она иногда, будто случайно, касалась руки Джеферсона, и от ее прикосновения он внутренне вздрагивал.

В эти спокойные послеобеденные часы он не хотел мучиться вопросами типа: что было бы, если бы, а вел себя так, словно Ванесса на самом деле ему принадлежала.

Он был ее возлюбленным, а этот похожий на добродушного плюшевого мишку Уильям был его другом, с которым они могли обсудить последние футбольные новости, а дети называли его «дядей».

А вечером он поедет домой с Ванессой. Не исключается, что они заедут в его квартиру, займутся любовью или просто посидят вместе…

– Джеф! – Звонкий мальчишеский голос Билли заставил Джеферсона очнуться от прекрасных видений наяву. Маленький кулачок стучал по его негнущейся ноге, большие детские глаза смотрели выжидательно. – Джеф, давай посмотрим с Санни и тетей Вэн скалы? Там можно так здорово полазать.

Джеферсон с трудом сглотнул тяжелый комок, застрявший вдруг в горле.

– Посмотреть-то Джеф может, – пришла на помощь Ванесса. – Но я думаю, что полазать не удастся. Почему бы нам не показать Джефу море? Он построит вам потрясающий замок из песка.

Санни сползла со своего стула и встала перед Ванессой.

– А Джеф правда умеет строить из песка замки? – недоверчиво спросила она.

– Еще какие! – заверила Ванесса. – Джеф – лучший на свете строитель песочных замков. Вот увидите. А если вы не будете носиться как бешеные, он расскажет вам по дороге на пляж историю о волшебных воронах.

Дети немедленно пришли в восторг. Они с криками понеслись в дом, чтобы взять с собой игрушки, а Джеферсон с трудом поднялся с кресла.

– Пожалуйста, не разрешайте им слишком долго сидеть в воде, – попросила Дэйдри, не обращая внимания на неуклюжесть его движений. – Они сегодня уже купались до обеда.

– Я прослежу за этим, миссис Кэбидж, – пообещал Джеферсон и в награду получил благодарный хлопок по плечу от Уильяма.

– Что ж, тогда я смогу минут пять поваляться под черешней. Освободиться от этой парочки – все равно что получить отпуск. Вы не хотели бы забрать с собой и Фила?

– Ох, не знаю. – Джеферсон оглянулся в поисках помощи на Ванессу. – Мне показалось, что я ему не очень понравился.

– Ну ладно, ничего, – ухмыльнулся Уильям. – Я бы тоже не взял с собой крикуна. Трое ребятишек – перебор для одного мужчины. Это женское дело. Они выдерживают, поскольку не имеют ни сердца, ни нервов. Но мы, со своими чувствительными…

Дальнейшие рассуждения были оборваны мощным толчком. Дэйдри нанесла своему супругу резкий удар в спину.

– Будь поосторожнее, папаша, – предупредила она и вдруг очень напомнила Джеферсону Ванессу. – Иначе останешься сидеть здесь наедине с тремя детьми, одной собакой, семью козами и сорока курицами, а я прекрасно проведу время во Фриско.

– «Ты выбрала прекрасное время, чтобы меня бросить, Люсиль», – насмешливо процитировал Уильям и тут же поспешил под свою черешню, поскольку кофейник в руках Дэйдри угрожающе нацелился в его голову.

– Это мой четвертый ребенок, – засмеялась она, когда супруг очутился вне зоны слышимости. – И самый невоспитанный. Надеюсь, что Вэнни окажется умнее и найдет себе поддающегося воспитанию мужа.

– Только если фирма «Стингел» и дальше будет оплачивать свои заказы продуктами, – усмехнулась Ванесса. Она взяла у сестры из рук нагруженный поднос и собралась его отнести. – То, что они производят, просто ужасно. Если мне не удастся в ближайшее время поработать на «Жареных цыплят» или «Китайскую кухню», придется решиться и действительно выйти замуж.

Джеферсон наблюдал, как она спешит легкими, стремительными шагами к дому. Рядом с юной грацией Ванессы его движения должны были напоминать дерганья деревянного болванчика. Он со вздохом отвернулся и взглянул прямо в голубые глаза Дэйдри, внимательно следившие за ним.

– Она, конечно, иногда ведет себя безобразно, но на самом деле очень милая, – тихо сказала Дэйдри, заметив его взгляд. – Что Вэнни требуется, так это партнер, на которого она могла бы время от времени опереться. – И поторопилась добавить, испугавшись, что слишком разоткровенничалась: – Ох, кажется, дети идут.

И действительно, в этот момент из дома выбежали Билли и Санни, нагруженные ведерками и совками, в сопровождении Ванессы, державшей под мышкой подстилку и надувного лебедя.

Внезапно, пока троица приближалась к нему, Джеферсон поймал себя на мысли о том, какой хорошей матерью была бы Ванесса своим собственным детям. Если они унаследуют ее темперамент, у него очень скоро будет весьма веселая семейка…

На этом месте Джеферсон энергично оборвал дальнейшие размышления.

– Ты чудесно выглядишь, – тихо сказал он, когда Ванесса оказалась рядом с ним.

Она слегка запыхалась, ее упругая крепкая грудь вздымалась и опускалась от прерывистого дыхания.

Джеферсон глубоко вздохнул и машинально взял за ручку Санни, доверчиво прижавшуюся к нему. Его затопило теплое ощущение счастья, когда он коснулся нежной детской кожи.

«А кто такой Тимоти?» – очень захотелось ему спросить у малышки, но он вовремя прикусил язык.

Вместо этого он сжал ее ручонку, очень осторожно, но бесконечно ласково. Санни взвизгнула от удовольствия и прислонилась рыжеватой головкой к его руке.

– Ты милый, – сказала она с откровенностью, на которую способны только дети.

Глава 7

Замок из песка получился, правда, очень маленький, зато он был украшен ракушками и гладкими стеклышками, которые Джеферсон и дети нашли на пляже.

Джеферсон был по-настоящему горд за свое произведение, на которое малыши как раз водружали фантастический флаг, сделанный из палочки и бумажной салфетки, которую Дэйдри сунула в пляжную сумку.

– Я же говорила, что он лучший на свете строитель песочных замков! – похвалила Ванесса, когда Джеферсон опустился рядом с ней на подстилку.

– Надеюсь, что мне удастся снова подняться, – засмеялся он и с наслаждением вытянулся. – Значит, замок тебе понравился? Тогда я нареку его «Замком Красавицы».

– Спасибо. – Ванесса повернулась и легонько погладила его по плечу. – Красавица обожала чудовище, ты это знаешь?

На какое-то время между ними повисло странное, словно потрескивающее, молчание, потом Джеферсон немного изменил позу и положил руку на голую, горячую от солнца спину Ванессы.

– Я хотел бы попросить у тебя прощения, – сдавленно прошептал он. – За все, что я тебе сказал и подумал. Я был очень глуп. Слеп в своей оскорбленной гордыне.

– Ш-ш-ш! – Ванесса легла на песок и стремительно приложила к губам Джеферсона указательный палец. – Пожалуйста, помолчи. Никаких извинений, никакой нервотрепки. Давай наслаждаться этим днем.

Наслаждаться этим днем! Джеферсон почувствовал, как в нем поднимается волна горечи. Наслаждаться! Как будто это так просто, когда рядом с ним лежит в обтягивающем купальнике девушка, красивая, молодая, полная жизни, в то время как его собственное тело, изуродованное безобразными шрамами, должно прятаться под джинсами и хлопчатобумажным свитером.

Джеферсон издал хриплый звук, похожий на сухое рыдание, и резко отвернулся.

Он чувствовал ладонь Ванессы на своем предплечье, ее тепло проникало сквозь тонкую ткань, а потом она склонилась над ним.

Джеферсон закрыл глаза и замер в ожидании ее поцелуя.

Когда губы Ванессы прикоснулись к его губам, он испытал подобие шока. Позволив ее языку скользнуть вдоль своих сомкнутых губ, он разомкнул их, и с блаженством ощутил, как язык скользнул в его рот.

Изнутри накатывали теплые волны. Язык Ванессы был ловким и проворным, он поглаживал и дразнил, пока Джеферсон не застонал от желания.

– Эй, сейчас же прекрати кусать мою тетю Вэнни! – Гневный окрик Билли заставил их в ужасе отпрянуть друг от друга.

Билли, возмущенный предполагаемым нападением на любимую тетушку, стоял перед ними с ведром и лопаткой в руках.

– Разве мама с папой никогда не целуются? – спросила Ванесса, оправившись от первого испуга.

– Целуются, – хмуро признал Билли. – Но папа при этом маму не кусает.

– Послушай, Билли. – Ванесса постаралась скрыть под серьезной миной свою улыбку. – Мы с Джефом целовались. Но мы забыли, что не одни, и поэтому поцелуй получился немного… немного более горячим. Но мы были ласковы и не делали друг другу больно. Ты мне веришь?

Билли бросил лопатку и плюхнулся рядом с Ванессой. Несколько секунд он просидел совсем тихо, уставившись перед собой с глубокомысленно наморщенным лбом, потом поднял голову и внимательно посмотрел на любимую тетю.

– Да, теперь я понимаю, – серьезно и с достоинством заявил Билли-младший. – Квебек тоже всегда долбит своих наседок клювом по головам, когда ужасно их любит.

– Ну, я тебя уверяю, что Джеф не долбит по голове того, кого ужасно любит, – чуть не подавилась от смеха Ванесса. – Джеф просто хорошо ко мне относится, понятно? Ты с этим согласен?

Билли задумчиво посмотрел сначала на Ванессу, затем на Джеферсона.

– Да, – великодушно согласился он и, повернувшись к Джефу, добавил: – Не думаю, что мне понравится тетя Вэн с лысиной на голове.

– Я придерживаюсь такого же мнения, – прыснул Джеферсон, не в силах сдержаться. – Короче, договорились. С этой минуты я буду обходиться с твоей тетей осторожнее, а ты обо всем забудешь.

– О'кей. – Билли схватил свою лопатку и вскочил. – Санни! – Его вопль вспугнул стаю чаек, мирно дремавших в расселинах скал. – Санни, пошли, будем играть в пиратов! – И он помчался к замку из песка, который его младшая сестренка самозабвенно украшала фантиками от конфет.

Расставание с Кэбиджами далось Джеферсону нелегко.

Когда «чери» покатилась со двора, все семейство, включая собаку, кур и коз, выстроилось, чтобы махать вслед уезжающим, пока машина не исчезла за поворотом дороги.

– Ну что, это воскресенье не показалось тебе скучным? – поддразнила Джеферсона Ванесса, когда «чери» доехала до развилки на Уйалдбич.

– Оно было чудесным, – сонно пробормотал Джеферсон.

За полчаса дороги до города они не обменялись больше ни словом. Джеферсон чувствовал себя уставшим от непривычной активности, но довольным и счастливым.

– Джеферсон! Эй, Джеф! – Негромкий оклик Ванессы вырвал его из полудремы. Он растерянно оглянулся, прежде чем понял, что они стоят около его дома в Уайлдбиче.

– Ох, извини, – пробормотал Джеф, пытаясь размять негнущиеся суставы. – Я, наверное, немногословный попутчик.

– Зато храпишь ты очень выразительно. – Ванесса засмеялась и вышла из машины.

– Подожди, я тебе помогу, – по-дружески предложила она, заметив, с каким трудом Джеферсон выбирается из автомобиля.

– Что, я храпел? – ужаснулся он, даже забыв воспротивиться ее помощи. – Я еще никогда в жизни не храпел! Ты просто хочешь меня разозлить!

– Ладно, – с улыбкой уступила Ванесса. – Раз ты это говоришь, значит, так оно и есть. В конце концов, ты спишь один дольше, чем… – Ванесса слишком поздно сообразила, что ступила на скользкий лед. – Ну ладно. Ты ведь устал, правда? – Она сделала смущенный жест и повернулась. – Мне было приятно провести этот день с тобой. Позвони мне снова, когда тебе будет скучно.

– Вэнни! – Оклик Джеферсона заставил Ванессу остановиться. – Прошу тебя, впереди еще длинный вечер, а мне уже сейчас тоскливо.

Короткий смешок подсказал ему, что Ванесса его поняла. В свете прожекторов стоянки он видел, как она пожала узкими плечами, повернулась к нему и обеими ладонями пригладила волосы.

– У меня еще есть бутылка вина и вкусный омар, – заманчиво похвастался Джеферсон. – Они ждут не дождутся, чтобы их уничтожили.

Ванесса закинула руки ему на шею.

– А я хотела бы погулять с тобой по пляжу, – тихонько проворковала она, прижавшись лицом к его груди. – Это куда полезнее, чем наедаться на ночь, и к тому же утомит тебя.

Джеферсон был готов сейчас даже полезть с Ванессой на Эверест, если бы она от него этого потребовала, а ей всего-то захотелось небольшой романтической прогулки вдоль моря.

Ему пришло в голову, что он до сих пор еще ни разу не был на пляже в Уайлдбиче, хотя от Албукерке-роуд до моря было меньше пяти минут ходу. Из своей квартиры на четырнадцатом этаже он мог видеть пляж, а в тихие ночи, когда ветер дул с моря, спал под шум волн.

Пора, давно пора было Джеферсону нанести морю визит вежливости.

Они вместе прошли через сад, прилегающий к дому, мимо круглого бассейна, в котором Джеферсон тоже ни разу не купался, как не спускался он и по вырубленным в скале ступеням, ведущим мимо соседних домов к пляжу.

У подножия лестницы терпение Ванессы лопнуло. Одним лихим прыжком она перепрыгнула три последние ступеньки и со смехом приземлилась на теплый песок.

– Разве не замечательно? – сияя радостью, воскликнула она, когда Джеферсон встал рядом с ней. – Только посмотри, мы совсем одни. Ох, до чего я люблю эти ночи у моря!

Джеферсон, еще не пришедший в себя от ее рискованного прыжка, лишь молча кивнул.

– Давай пройдемся, – сказала Ванесса, не обращая внимания на его молчание. Она сняла легкие босоножки и зарылась в песок пальцами ног, поджидая Джеферсона, тоже освобождавшегося от ботинок и носков.

Песок был сухим и теплым от солнца, весь день его прогревавшего. Джеферсон почти забыл, до чего это приятно – ощущать его ступнями. Время от времени он останавливался, погружая, как и Ванесса, ноги поглубже в песок, где он уже был холодным и мокрым, и смотрел при этом на море, в котором отражалась большая белая луна.

– Знаешь что? – Ванесса вдруг резко обернулась и без всякого предупреждения бросилась к нему в объятия. – Мы пойдем плавать! Посмотри, сколько лунного серебра в воде. Это значит, что тот, кто в нем искупается, получит вечную молодость.

Прежде чем он успел что-либо ответить, Ванесса сняла через голову пеструю майку, выскользнула из джинсов и уже бежала в воду, одетая лишь в крохотные трусики, пока он все еще пытался разобраться в своих весьма запутанных чувствах.

Плавать! Психотерапевт в клинике постоянно ему об этом твердил, но, с тех пор как Джеферсон покинул госпиталь, он ни разу не спускался в бассейн. В подвальном этаже его виллы имелся бассейн настоящего олимпийского размера, но, поскольку сам он предпочитал жить где угодно, только не в этом огромном уединенном доме, то пользовалась им исключительно прислуга.

– Джеф! – Зов Ванессы прервал его размышления. Он нерешительно приблизился к кромке воды и увидел, что она уплывает мощными гребками.

При каждом взмахе руки в воздух взлетали тысячи брызг, сверкавших и переливавшихся словно бриллианты в лунном свете, прежде чем исчезнуть в ночи.

Следуя импульсивному порыву, Джеф сорвал с себя рубашку и медленно ступил в воду. Она оказалась удивительно теплой и шелковистой. Он чувствовал, как расслаблялись его мышцы, по мере того как он заходил все глубже и дальше.

О, какой приятной была вода, как освежала и ласкала кожу, каким легким делала тело, словно он и не таскал за собой этот никчемный одеревеневший балласт.

– Ну, разве не здорово? – раздался голос Ванессы совсем рядом с ним. Он обернулся и увидел, как она, вся залитая лунным светом, стоит в воде, словно русалка, сказочное существо с длинными мокрыми волосами, прилипшими к телу. На ней не было ничего, кроме крошечных трусиков, закрывавших лишь самое запретное.

Джеферсон хотел отвернуться, но не мог отвести глаз от ее безупречной фигуры, от кожи, мерцающей в лунном свете.

Неторопливо, прекрасно понимая, что Джеферсон следит за каждым ее движением, Ванесса подняла руки, слегка откинулась назад и провела ладонями по длинным мокрым волосам.

Потом она повернулась, и Джеферсон увидел, что она действительно идеально сложена. Красивая полная грудь, тугая симпатичная попка, узкие бедра, длинные стройные ноги. Женщина, прекрасная, как мечта.

Джеферсон напрягся. Затаив дыхание, он смотрел, как она приблизилась к нему и обняла за шею. Когда ее грудь коснулась его мокрой кожи, он не смог больше сопротивляться. Подавив стон, он так крепко прижал Ванессу к себе, что та едва не задохнулась.

Все, что он минуту назад ласкал глазами, сейчас оказалось под его чуткими пальцами и было таким упругим и бархатистым, что он не мог насытиться. Прохладные губы Ванессы еще сохраняли вкус морской воды. Наслаждаясь ими до головокружения, он гладил ее, с радостью отмечая, как в ней нарастает возбуждение, все сильнее и сильнее передающееся ему.

У нее были нежные умелые руки, заставлявшие пылать его кожу в тех местах, до которых они дотрагивались. И Джеферсон, и Ванесса давно забыли об окружающем их мире, не замечая ни мягкой приятной воды, плещущейся вокруг их щиколоток, ни теплого ветра, подсушивающего кожу.

Осталось одно горячее желание, принуждающее Джеферсона осыпать Ванессу все более смелыми ласками, исследовать губами ее тело, пока она не застонала от вожделения и не ответила на его поцелуи с такой страстью, что кровь застучала у него в висках.

Он сам подвел ее руку к тому месту, где ему больше всего хотелось ее ощущать. Она не сопротивлялась, а нежно поглаживала его, пока он, прижавшись лицом к ее мокрым волосам, задыхаясь, наслаждался этим новым поворотом их жгучего объятия.

Джеферсон почувствовал, что она осторожно прижалась к нему, ее рука скользнула под пояс брюк и замерла там на какой-то момент, пока ему не показалось, что он сейчас умрет от нетерпения и возбуждения. Лишь тогда Ванесса аккуратно потянула вниз молнию джинсов.

Джеферсон ритмично двигался под ее пальцами, сам того не осознавая, а Ванесса, прижав правую руку к его животу, пыталась левой стянуть с его бедер мокрую непокорную ткань. Это было нелегко, поскольку Джеферсон не делал никаких попыток ей помочь. В конце концов Ванесса схватилась обеими руками за джинсы и одним рывком стащила их вниз.

Почти в тот же момент Джеферсон с такой силой оттолкнул ее от себя, что Ванесса не удержала равновесия и довольно неловко шлепнулась в воду.

– Проклятье, это что, твоя манера отказываться? – заорала она, придя в себя от неожиданности.

– Мне… мне очень жаль, – растерянно пробормотал он.

Собственная грубая реакции шокировала его самого. Как объяснить Ванессе, почему он так отреагировал? Как сказать, что больше всего на свете он боялся испуга и отвращения на ее лице?

– Пожалуйста, Вэнни… – Джеферсон тяжело сглотнул. – Прости, я не хотел сделать тебе больно. Это лишь…

– Ах, забудь! – Ванесса одним прыжком поднялась на ноги. – Только не начинай бормотать дурацкие извинения, иначе я взорвусь. Не хочешь – не надо.

– Ванесса! – Джеферсон почувствовал себя таким несчастным, что ему стало по-настоящему плохо. – Прошу тебя, не будем ссориться. Это все – моя вина, я знаю, но не могу иначе. Все произошло настолько быстро, что я…

– Да, черт побери, да! – Ванесса больше его не слушала. Она была оскорблена и унижена, и это унижение заставляло ее кипеть от гнева. В бешенстве она кинулась на берег, натянула на мокрые плечи майку, подобрала джинсы и босоножки и понеслась, даже не взглянув в сторону Джеферсона, который все еще стоял в воде и беспомощно смотрел ей вслед.

В своей слепой ярости Ванесса не заметила трость Джеферсона, лежавшую на песке. Споткнувшись о нее, она буквально задохнулась от гнева.

Не долго думая, девушка схватила дорогую вещь, подняла колено и – хрясь – переломила палку пополам. Вот так, получилось неплохо!

Потом она помчалась к своей машине и уехала.

* * *

– Что ты сделала? – На лице Сары возмущение сменялось веселостью, и наоборот, поскольку она никак не могла решить, ругаться ей или хохотать. Впрочем, она слишком устала как для первого, так и для второго, поэтому просто откинулась на подушки и прикрыла глаза. – Ты поступила подло, – пробормотала она, лишь бы что-то сказать.

– Я? – вскинулась Ванесса, вообще, к сожалению, не уставшая. – И это ты говоришь именно мне? Как, по-твоему, себя чувствуешь, когда тебя сталкивают с небес на землю?

– Отвратительно! – Сара была уже готова снова заснуть, но острые коготки Ванессы вернули ее в реальность.

– Ой! – Сара подпрыгнула в кровати и полностью проснулась.

Ванесса удовлетворенно ухмыльнулась.

– Скажи, что мне делать с этим чудовищем? Как ты считаешь, я должна его забыть, списать, или думаешь, что у меня еще остался самый крохотный шансик?

– Я думаю, что смогу дать тебе разумный ответ завтра, если ты дашь мне сейчас поспать, – выпалила Сара, потирая расцарапанную руку.

– О'кей. – Ванесса встала и бросила на подругу укоризненный взгляд. – Тогда я всю ночь проворочаюсь без сна, размышляя над своей проблемой, и завтра у меня будет очень плохое настроение…

– Ладно, – отмахнулась Сара. Она обняла руками поднятые колени, уперлась в них подбородком и преданно улыбнулась Ванессе. – Мне кажется, что твой Джеферсон принадлежит к той породе мужчин, которые хотят или все, или ничего. Вероятно, прежде чем он позволит тебе затащить себя в постель, он должен сначала выяснить, играешь ты с ним или же относишься более-менее серьезно. – Сара вытянула ноги и снова упала на подушки. – Джеферсон – не мужчина на одну ночь. Так что подумай хорошенько, хочешь ли ты пойти на риск прочной связи.

– Черт! – Ванесса раздраженно нахмурилась. – Тысяча чертей! Неужели все так сложно?

– Боюсь, что да. – Сара не смогла удержать легкой улыбки. – И если ты собираешься завоевать его доверие, то должна прекратить издевательства над его тростями.

– Ну надо же, сколько проблем вокруг одного мужчины! – Ванесса тяжело вздохнула и повернулась к двери. – Теперь придется всю ночь об этом думать. Ну ладно, хоть ты хорошо выспись, Сара. Спокойной ночи.

– Спокойной ночи, Вэнни.

На улице понемногу светало. Ванесса стояла у окна своей спальни, уставившись в молочную серость начинавшегося утра, постепенно гасившего свет луны.

День новый, а заботы старые. Ванесса тихонько вздохнула. Старые заботы – гора стингеловских острых и нежных крекеров с бесконечным сроком годности и сердце, полное неясных желаний. Хотелось надеяться, что у забот и желаний более короткие сроки хранения, чем у стингеловских крекеров!

Глава 8

Доктору Тимоти Кули основательно осточертело постоянно отказываться от и без того скупо отмеренного свободного времени из-за своего статуса холостяка.

«Ты не сможешь за меня подежурить в выходные дни? – вечно приставали к нему. – Ты же знаешь, у Кэти день рождения, я хочу сходить с ней в зоопарк». Или, что Тимоти еще сильнее ненавидел: «Ты сможешь заменить меня на ночном дежурстве? Саманта просто бесится, потому что видит меня только в халате со стетоскопом на шее».

Все его коллеги были женаты или помолвлены, один он, Тимоти, оставался свободным и ни с кем не связанным, и именно этот факт превратил его в главного козла отпущения клиники Германа Колмэни.

Но теперь он сыт по горло! Тимоти тоже хотел время от времени получать свободный уик-энд или хотя бы два выходных дня подряд! Он почти забыл, как выглядит его Сара. Это беспокоило его тем сильнее, что она не давала о себе знать. Уже несколько дней от нее не было звонка, и подозрение, что кто-то другой, у кого больше свободного времени, охотится в его угодьях, крепло практически с каждой минутой.

Коллега Тимоти, доктор Рэйнхард, отреагировал весьма уязвленно, когда Тимоти категорически отверг его просьбу поменяться дежурствами. Но Тимоти в данный момент было на это совершенно наплевать.

Когда в субботу под вечер он стоял с букетом роз перед маленьким, выкрашенным в розовый цвет деревянным домиком на Вайоминг-стрит, все его мысли были сосредоточены на Саре.

К большому его разочарованию, на звонок открыла Ванесса.

– Привет, Тим. – Она отступила в сторону, чтобы впустить Тимоти, и уставилась на его темный костюм. – Ты идешь на похороны?

– Нет, – обиженно возразил Тимоти. – Я хотел бы видеть Сару. Нужно срочно кое-что с ней обсудить. Пожалуйста, позови ее.

Ванесса прошла впереди него в гостиную, в которой стоял и ее огромный чертежный стол. Она остановилась перед ним и жестом предложила Тимоти единственный свободный стул.

– Все это – рекламные пакеты, – объяснила Ванесса в ответ на удивленный взгляд Тимоти. – Тебе нужны макароны, собачий корм или детское питание? У нас тут все есть. Уже два месяца мы с Сарой получаем кучу заказов от фирмы «Стингел». Ребята хорошо платят и вдобавок целыми ящиками присылают нам на пробу свою продукцию. Да, «Стингел» оказался для нас прорывом, теперь все идет как по маслу.

Тимоти кивнул и потрясенно опустился на стул. Действительно, когда-то уютная комната напоминала склад, в котором громоздились ящики и картонные коробки.

– Где Сара? – спросил Тимоти, бережно придерживая на коленях розы.

– Должна вернуться с минуты на минуту, – сообщила Ванесса. – Она торчит где-то в Уэст-Пойнте, снимает весенние модели для одной нью-йоркской текстильной фирмы.

– Похоже, у вас произошли кое-какие изменения, с тех пор как я видел Сару в последний раз. – Тимоти вздохнул. До него с пугающей ясностью дошло, что он практически ничего не знает о новой жизни своей Сары. И «его» ли она вообще?

– Да, многое изменилось, – откликнулась Ванесса, склонившись над чертежной доской. – У нас стало меньше свободного времени, с недавних пор мы не волнуемся из-за квартирной платы, и нас завалили рекламными подарками. – Она подняла голову и взглянула на Тимоти, выглядевшего довольно потерянным среди всех этих ящиков и коробок.

– Взять у тебя цветы?

– Нет, что ты! – Тимоти испуганно прикрыл букет руками. Розы являлись неотъемлемой частью задуманного действия, сейчас они были нужны ему еще больше, чем он заранее предполагал, чтобы прельстить Сару своей идеей.

– Значит, завянете вместе, – пробормотала Ванесса.

Она углубилась в свои эскизы и скоро вообще забыла о присутствии Тимоти.

Темно-синий «мерседес» свернул на Вайоминг-стрит и медленно поехал мимо голубых, желтых и розовых фасадов. У дома номер 0245 он остановился.

Джеферсон хмуро посмотрел на зеленый «датсун», припарковавшийся у въезда, и со вздохом откинулся на спинку сиденья.

Стоит ли заходить в этот дом или лучше бесшумно исчезнуть? Ведь он не видел Ванессу ровно четыре недели, не говорил с ней, даже не послал ей в качестве примирительного жеста букет цветов или коробку конфет.

После неприятного происшествия на пляже Джеферсон сломя голову помчался в Нью-Йорк и там, как сумасшедший, ринулся в работу, чтобы забыть Ванессу и все, что о ней напоминало. Но впервые спасительница от любых проблем, антистрессовая таблетка под названием «работа», не помогла ему.

Вместо того чтобы забыть Ванессу, он только чаще о ней вспоминал. Да, Джеферсон даже поймал себя на том, что во время серьезнейшей конференции он, грызя карандаш, мечтал о ней, в то время как бурная дискуссия проходила мимо его ушей.

Постепенно Джеферсону стало ясно, что он никогда не обретет покой, если хотя бы не предпримет попытки помириться с Ванессой.

Поэтому в пятницу вечером он поднялся по трапу в самолет на Лос-Анджелес – и вот сидит с колотящимся сердцем в своем автомобиле и пытается набраться мужества, чтобы войти с покаянием в этот дом.

Он почувствовал, что его шофер Джексон наблюдает за ним в зеркало заднего вида. Джеферсон заставил себя собраться и взялся за ручку дверцы.

– Подождите, пожалуйста, здесь, Джексон, – сказал он, вылезая из машины. – Это будет недолго.

Убежденный в том, что он получит самый резкий в своей жизни отказ, он захромал к дому и нажал на звонок.

* * *

– Должно быть, это Сара! – пробормотала Ванесса, не поднимая головы от чертежной доски. – Наверняка снова забыла ключ. Открой, пожалуйста.

Тимоти не нужно было просить дважды. Полный радостного предчувствия, он вскочил и помчался к двери.

Мужчины уставились друг на друга, как на одно из семи чудес света. Их лица выразили сначала разочарование, потом подозрение и, под конец, антипатию.

Все-таки соперник! – мелькнуло в голове у Тимоти.

Этот, значит, оказался шустрее меня! – подумал Джеферсон.

Затем оба надели маски безличной вежливости и обменялись кривыми улыбками.

– Я хотел бы поговорить с мисс Лонг, – сказал Джеферсон и расправил плечи, чтобы запугать предполагаемого соискателя.

Но Тимоти полностью потерял к нему интерес. Раз этот человек спрашивает Ванессу, значит, он не ухаживает за Сарой. Это обстоятельство все меняло и делало в его глазах Джеферсона гораздо симпатичнее.

– О, проходите, сэр, – радостно пригласил он гостя. – Ванесса стоит над своим кульманом. – И Тимоти повел его в комнату. Он постучал сосредоточенно работавшую Ванессу по плечу и улыбнулся. – К тебе с визитом.

Ванесса опустила карандаш и повернулась.

– Джеферсон! – Этот возглас выразил всю шкалу охвативших ее чувств, в то время как она смотрела на гостя округлившимися, изумительными глазами, а тот смущенно ей улыбался.

Он все-таки пришел! Ванессе хотелось завопить от счастья, но в последний момент она сдержала неуместный порыв и, демонстрируя сдержанность, прислонилась к чертежному столу.

Только не показывай чрезмерной радости, уговаривала она себя. Этот негодяй целых четыре недели тебя томил. Пусть теперь помучается!

Джеферсон был готов к любым испытаниям, лишь бы Ванесса снова не выставила его за дверь. На языке у него вертелись тысячи прекрасных слов, но присутствие Тимоти сдерживало словесный поток.

– Вэнни… – Даже два этих коротких слога дались Джеферсону с трудом. – Вэнни, я… я должен… я хотел бы… ну, да…

– Что «ну, да»? – Ванесса вскинула брови.

Джеферсон собрал все свое мужество и на одном дыхании выпалил:

– Нам нужно кое-что обсудить, но без посторонних. Пожалуйста, отошли куда-нибудь мальчика.

Тимоти, который успел опять сесть на свой стул, обиженно вздрогнул. Что сказал этот человек? Мальчик? Джеферсон снова стал ему неприятен.

– Этот мальчик, как ты соизволил выразиться, на самом деле доктор Тимоти Кули. – Ванесса сопроводила свое пояснение надменной улыбкой.

Ей стоило больших усилий изображать холодность, ужасно хотелось броситься в объятия Джеферсона, но удерживали гордость и воспоминание о его оскорбительном отказе.

– Доктор Кули – Джеферсон Тэйлор! – познакомила она мужчин, с большим удовлетворением наблюдая, как лицо Джеферсона помрачнело от ревности.

– Доктор Кули ждет Сару. Видимо, тебе придется приехать в другой раз, если ты не хочешь разговаривать при нем.

Джеферсон засиял. Этот маленький доктор с небесно-голубыми детскими глазами не имел никакого отношения к Ванессе! Только это имело значение!

Если бы позволила негнущаяся нога, он подпрыгнул бы от радости. Но пришлось ограничиться тем, чтобы взять руку Ванессы и сердечно ее пожать.

– Пожалуйста, Ванесса, пойдем со мной. – Все препятствия вдруг исчезли. – На улице ждет мой автомобиль. Мы поедем в такое место, где никто не помешает нам поговорить. – Джеферсон взглянул в сторону Тимоти, оскорбленно уставившегося на свои цветы. – Вы ведь не будете возражать, если вам придется подождать Сару в одиночестве? То, что нам нужно обсудить с Ванессой, чрезвычайно важно.

– Нет, нет, – растерянно промямлил Тимоти.

– Вот видишь! – Джеферсон ослепительно улыбнулся Ванессе. – Прошу тебя, пойдем, нам необходимо поговорить, в конце концов, откровенно.

Ванесса нерешительно прикусила нижнюю губу.

– У меня очень много работы, – вымолвила она наконец. – Фирма «Стингел» дала мне выгодный заказ, я должна…

– Ванесса, только сегодня, – взволнованно перебил ее Джеферсон. – Только сейчас. Если ты после этого не захочешь меня больше видеть, я обещаю тебе никогда не вторгаться в твою жизнь и не отвлекать от работы. Пожалуйста, Ванесса.

Взгляд его темных глаз вызвал у нее боль. Она стремительно отвернулась.

– Могу я вам что-нибудь предложить? – спросила она, лишь бы потянуть время. – Может быть, крекеры? Тим, какие ты хочешь? Сладкие или острые?

– Сладкие, пожалуйста, – послушно откликнулся Тимоти.

– А ты? – Ванесса все еще не решалась взглянуть на Джеферсона. – Насколько я могу судить, ты предпочитаешь что-нибудь поострее. Стало быть, «Стингеловские острые крекеры».

– Ты что, всерьез предлагаешь мне стингеловские крекеры? – не поверил своим ушам Джеферсон. – Опомнись! Я пришел не есть, а разговаривать с тобой.

Теперь Ванесса осмелилась поднять на него глаза.

– Ты сам не захотел иметь со мной дела, – упрекнула она его. – Неделями не даешь о себе знать, а сейчас я должна сразу все бросить, чтобы выслушивать твои пустые извинения. – Она сорвалась с места и бросила Тимоти красно-синий пакетик, содержащий «Стингеловские нежные крекеры».

Тимоти поймал его и сосредоточенно занялся открыванием, чтобы не привлекать внимание спорщиков к своей персоне.

– Господи, Вэн! – взмолился Джеферсон. – Что я должен сделать, чтобы вытащить тебя из этого дома? И как мне добиться, чтобы ты меня выслушала?

Ванесса протянула и ему пакетик крекеров, но Джеферсон так угрюмо на него посмотрел, что она бросила его обратно в ящик.

– Хорошо, – заявила она наконец. – Я пойду и выслушаю то, что ты хочешь сказать. Но предупреждаю: если твои отговорки окажутся слишком дурацкими, я дам «Стингелу» долгосрочное поручение, которое на целый год обеспечит тебя сладкими крекерами.

Взрыв его радости поразил не только Ванессу. Даже Тимоти перестал от изумления жевать.

Ванесса торопливо схватила сумку и, покачивая головой, направилась к двери.

– Тимоти, передай, пожалуйста, Саре, что я не знаю, когда вернусь домой. Пусть меня не ждет.

– Да, – послушно кивнул Тимоти.

Ему было все равно. Главное, что Сара скоро появится, а эта сумасшедшая пара исчезнет, не успев загубить ему все дело.

Впервые в жизни Ванесса действительно лишилась дара речи. И не на десятую долю секунды, а на несколько минут.

Когда голос вновь стал ей подчиняться, она смогла произнести только благоговейное, от сердца идущее «вау!».

Стоявший у нее за спиной Джеферсон с улыбкой наблюдал, как осторожно, стараясь наступать в собственный след, она шагает по толстому ковровому покрытию. В центре комнаты она остановилась.

– О Джеф, это просто сказка.

Джеферсон, не склонный обычно к хвастовству, гордо кивнул. Восторг Ванессы заставил его взглянуть другими глазами на квартиру в Уайлдбиче.

До сих пор она была для него лишь местом, где можно переночевать, но сейчас и он внезапно заметил, что солнце желтым золотом вливается сквозь ряд высоких окон и что на террасе цветет гигантский гибискус.

Ванесса повернулась к нему и с улыбкой покачала головой.

– Да, ты держишь меня в напряжении.

Джеферсон подошел и обнял ее.

– Это ты должна объяснить мне поподробнее.

– Ты спрашиваешь, почему я считаю, что ты меня напрягаешь? – Ванесса негромко рассмеялась. – Ты ни с того ни с сего устраиваешь грубую ссору, четыре недели от тебя ни слуху ни духу, потом подъезжаешь с помпой на лимузине с личным шофером к моему дому, смотришь преданными собачьими глазами, не обращая ни малейшего внимания на мои переживания. Ты ведешь себя как заколдованный принц, Джеф. Постоянно превращаешься из чудовища в добра молодца и наоборот. Ну что, разве это не напряг?

– Но в целом это тебе все-таки нравится? – тихо спросил Джеферсон.

– Ты в своем уме? У меня с кровообращением все в порядке, мне не требуется контрастный душ. – Она тряхнула головой так, что длинная коса взлетела, потом добавила уже помягче: – Вот квартира мне нравится. Просто класс.

Ванесса прошла мимо Джеферсона и вышла через высокую двустворчатую дверь на террасу. Вид, открывшийся перед ней, заставил ее во второй раз за этот день онеметь от восхищения.

Джеферсон обладал здесь, наверху, настоящим сказочным замком! Он не только владел прекрасной, наполненной воздухом квартирой, но и мог наслаждаться панорамой, способной привести в экстаз любого художника.

Отсюда, сверху, Ванесса могла рассмотреть весь город, дремлющий в мареве послеполуденной жары. Отели на берегу пестрели яркими зонтами, и ряды фонтанов непрерывно орошали сверкающими каскадами бесконечные изумрудные газоны.

Ванесса видела пляж, радостных людей, барахтавшихся в воде, бесчисленные зонтики и тенты, под которыми распластались блестящие от масла для загара тела.

Далеко, на горизонте, где небо и море касались друг друга, плыл какой-то корабль, а у скал, где лишь маленькие деревянные домики гнездились между гигантскими каменными глыбами, море неустанно пыталось обрушить отвесные гранитные стены.

Это было захватывающее зрелище, и Ванесса самозабвенно смотрела, как волны, высотой с дом, неутомимо бились о скалы, превращаясь в пену. Только когда Джеферсон мягко дотронулся до ее плеча, она обернулась к нему.

– Здесь замечательно. Ты знаешь, что и впрямь живешь в замке? Я тебе завидую.

– Тогда приходи сюда так часто, как захочешь, – тихо промолвил Джеферсон. – Я дарю тебе террасу вместе с панорамой и вон теми белыми облачками в небе.

Ванесса не поддержала его игривый тон. Она хотела наконец получить ответы на вопросы, которые уже несколько недель мучили ее.

– Ах, перестань! – оборвала она Джеферсона несколько резче, чем ей самой хотелось. – Скажи мне в конце концов почему ты вдруг рассвирепел на пляже и после этого долго не давал о себе знать. Что, черт побери, произошло между нами не так?

На какой-то момент показалось, что Джеферсон хочет снова отмолчаться. Но он решился.

– Сядем, – предложил он.

Ванесса прекрасно чувствовала его неуверенность, но заартачилась, как упрямая кобылка, и осталась стоять, вцепившись в перила террасы и тряся головой.

Джеферсон вздохнул и в одиночку ушел под тень красной маркизы, защищавшей часть террасы от солнца.

Он неторопливо расположился в одном из кресел, прислонил трость к стене дома и с облегчением откинулся на подушки.

– Для меня там слишком жарко. Но если ты хочешь получить солнечный удар, пожалуйста.

– Черт побери, Джеф, хватит! – гневно заорала она. – Ты болтаешь, болтаешь, болтаешь, но только ходишь вокруг да около. Если ты не приступишь к делу, я уйду.

И она действительно сделала вид, будто собирается убежать, но потом все же неохотно пошла под маркизу и села на садовые качели с навесом: яркие подушки выглядели соблазнительно удобными.

Глава 9

Джеферсон отвел глаза.

– Шесть лет назад я попал в тяжелую автомобильную аварию, – начал он без всякого вступления, стремительно, боясь, что решимость его оставит.

Ему было невыносимо тяжело открыться перед Ванессой. Страх наткнуться на непонимание или – что еще хуже – вызвать у нее неприязнь, сдавливал ему горло, но пути назад не было. Либо он расскажет Ванессе свою историю, либо их отношения закончатся, так толком и не начавшись.

– Как все несчастные случаи, этот тоже произошел по глупости и неосторожности. Я хотел непременно испытать свой новый автомобиль, «феррари», которым очень гордился.

Джеферсон запнулся и молча посмотрел на черную трость, прислоненную к стене.

– Короче говоря, я ехал слишком быстро и в конце концов врезался в каменную ограду. При ударе меня так зажало, что пришлось вырезать, как из консервной банки.

Джеферсон снова замолчал, набираясь сил для следующих фраз.

– Я провел в различных клиниках в общей сложности два года, – продолжил он прерывающимся голосом. – Вначале казалось, что я потеряю ногу. Но врачи действительно сделали все, что могли. Как видишь, им удалось собрать меня по кусочкам, и я кое-как могу двигаться.

– Ты неблагодарный, – перебила его Ванесса, качая головой. – Говоришь, что можешь «кое-как двигаться», а на самом деле в состоянии бегать. Ты должен быть счастлив, а не брюзжать.

– Да, я могу бегать, – раздраженно буркнул Джеферсон. – Правда, только с помощью вот этой штуки, – он показал на трость, – но, как бы там ни было, я могу стоять вертикально. Но ты еще не знаешь всего, ведь то, что собрали врачи из кусочков, даже отдаленно не напоминает человеческую ногу. Это перекошенное, обезображенное нечто, при виде которого меня самого охватывает ужас.

Последние слова Джеферсон выпалил скороговоркой. Потом прикрыл глаза и стал ждать реакции Ванессы. Она была мгновенной.

– Ага! – Ее голос звучал сухо. – И по этой причине ты отказываешься снимать джинсы.

Джеферсон облегченно вздохнул.

– Да, Ванесса. Я сам с трудом выношу это зрелище. Как же будут реагировать остальные?

– А от меня ты ждешь, что я с воплем убегу куда глаза глядят? – без лишних эмоций дополнила она.

Джеферсон все это время старался на нее не смотреть, но сейчас обернулся и взглянул ей в лицо.

– Мне страшно, – честно признался он. – Я боюсь тебя испугать. Одна любовь уже разбилась о мое тело, об эту ужасную ногу. Ванесса, я не хочу снова это испытать.

Он опустил голову и начал закатывать правый рукав своего пуловера.

– Посмотри сюда, Вэнни, – тихо потребовал Джеферсон, не глядя на Ванессу. – По сравнению с тем, что врачи сделали из моей ноги, это верх эстетики.

Он поднял руку и протянул ее через стол к Ванессе, и она, нахмурившись, стала разглядывать широкий шрам, вздуто змеившийся от плеча почти до запястья.

– Хорошо, мы познакомились, – сказала Ванесса, на которую шрам не произвел убийственного впечатления. – Стало быть, ты носишь рубашки с длинным рукавом и брюки, даже когда земля плавится от пекла, лишь бы уберечь других от вида твоего увечья?

Когда Джеферсон кивнул, она поднялась и подошла к нему, не обращая внимания на его угрюмость.

– И ты наотрез отказываешься снять передо мной эти идиотские длинные штаны?

Джеферсон не выдержал взгляда ее зеленых глаз.

– Господи, я пытаюсь объяснить тебе, что я не мерзкий лягушонок, которому достаточно поцелуя, чтобы превратиться в прекрасного принца, – простонал он, когда Ванесса склонилась над ним. – Я хочу, чтобы ты это поняла, прежде чем мы…

Он замолчал и попытался оттолкнуть ладонь Ванессы, лежавшую на его щеке, но Ванессу не так легко было смутить. Обхватив ладонями его лицо, она повернула его к себе и заставила посмотреть в свои глаза.

– Пока я поняла одно – каждое утро ты стоишь перед зеркалом и говоришь себе: «Боже, как я безобразен!». С годами это настолько вошло в твою плоть и кровь, что ты уже не можешь думать иначе. Знаешь что, Джеферсон Тэйлор? – Ванесса отпустила его лицо и выпрямилась. – Ты трус.

Джеферсон непонимающе уставился на нее. Замкнутый, закомплексованный – с этим он еще мог бы согласиться, но трус?

– Ты окопался за своей болячкой, как за каменной стеной, – безжалостно продолжала Ванесса. – Прячешься за ней, лишь бы только не подпускать к себе новых людей, потому что боишься, что они могут тебя разочаровать. И если кому-то вдруг удается заглянуть через эту стену, то он обязан подписать тебе гарантийный талон на вечную дружбу и верность, прежде чем ты откроешь ему дверь. Но я не позволю себя шантажировать, Джеферсон.

Она вызывающе взъерошила его густые волосы. Джеферсон не смог сдержать взволнованную дрожь, когда ее пальцы коснулись кожи на его голове.

– Меня тебе придется принять без права на возврат. Ты должен либо положиться на наличие во мне некоторой доли разума, достоинства и чести, либо вычеркнуть из своего списка. Решайся на одно из двух.

Джеферсон застонал. Разговор оказался еще труднее, чем он опасался. Ванесса и в самом деле не относилась к числу людей, облегчающих партнеру выход из затруднительного положения. Но разве этого он хотел? Разве он не мечтал услышать от Ванессы, что она принимает его таким, каков он есть, без «но» и «если»?

– Дай мне немного времени, – еле слышно попросил Джеферсон. – Дай нам обоим время. Меня все еще одолевают мои страхи, я не могу так быстро от них избавиться. Пожалуйста, постарайся это понять.

– Ты долго был знаком с той девушкой? – спросила Ванесса, положив руку ему на затылок.

Джеферсон кивнул.

– Мы были помолвлены. К тому моменту, когда случилась авария, моя фирма находилась в стадии становления. Я только выпутался из долгов и начал получать некоторую скромную прибыль. За время болезни я потерял все свое состояние, а когда к тому же выяснилось, что я навсегда останусь инвалидом, Кэндис перестала появляться в клинике. Ее сестра вернула мне кольцо.

– А сколько времени вы были знакомы до этого? – допытывалась Ванесса.

– Пять лет, – буркнул Джеферсон. Он положил голову на плечо Ванессы и наслаждался ее близостью. Потом снова заговорил: – Кэндис была, как я свято верил, любовью всей моей жизни. Уже был назначен день свадьбы, я купил для нас чудесный дом, между нами все было ясно, пока этот несчастный случай не разрушил полностью мое… наше будущее. – Джеферсон издал хрипловатый безрадостный смешок. – Знаешь, я ведь могу ее понять. Какая молодая женщина захочет связать себя с беспомощным калекой, к тому же нищим. Кэндис была слишком живой, слишком резвой и, к сожалению, слишком избалованной, чтобы остаться со мной. Сразу после разрыва она вышла замуж за одного маклера, который сейчас должен купаться в деньгах. Думаю, что она счастлива.

– Не смотри на это с таким ожесточением, – ласково посоветовала Ванесса. – Чувства со временем меняются. Представь себе, что вы могли пожениться. Ты уверен, что ваш брак был бы счастливым? Я думаю, что ты еще раз отделался легким испугом. – Она наклонилась и чмокнула Джеферсона в лоб. – Но все давно в прошлом, и тебе не следует постоянно о нем вспоминать. И, главное, пора вылезать из брюк, иначе от тебя действительно разбегутся все девушки.

– Ты не можешь выражаться менее откровенно? – буркнул Джеферсон, покраснев до корней волос.

Губы Ванессы, полные чувственного желания, касались его щек, и поэтому возмущаться было трудновато.

– Это мое убеждение, – шепнула она прямо ему в ухо.

Теплое дыхание Ванессы щекотало его, и Джеферсон почувствовал, что все тело покрылось мурашками.

Все сомнения вдруг как ветром унесло. Вожделение, тлевшее в нем с той ночи на пляже, ярко вспыхнуло и охватило его целиком.

Джеферсон посадил Ванессу к себе на колени, взял в ладони ее лицо и поцеловал со страстью, выдавшей ей все его неутоленные желания.

Она не оказала сопротивления, когда его руки скользнули под ее тонкую блузку. Его пальцы нежно гладили совершенные округлости ее груди и дразнили розовые соски, пока они не напряглись от возбуждения.

Потом, когда Ванессе уже показалось, что она больше не вынесет напряжения, Джеферсон приподнял ткань и припал губами к ее груди. Она целиком отдавалась его ласкам, стремилась к нему навстречу, радостно ощущая нарастающее в нем желание.

Но пляжный опыт научил Ванессу выдержке. Джеферсон просил дать ему время, чтобы завоевать ее доверие. Когда его рука скользнула под подол мини-юбки и хотела сдвинуть в сторону тоненькие трусики, Ванесса быстро соскочила с его колен, обняла за шею и прижалась губами к его рту.

Сейчас нельзя терять голову, уговаривала она себя, пытаясь одновременно ласками отвлечь Джеферсона от своего тела.

Наконец она почувствовала, что он расслабился под ее поцелуями. Теперь она могла осмелиться осторожно спустить вниз молнию на его джинсах и потрогать то, что до сих пор томилось в темнице.

Джеферсон негромко застонал, когда Ванесса начала его поглаживать, не отнимая своих губ от его рта. Он предпринял новую попытку найти путь под пеструю юбку, но ласки Ванессы лишали его возможности сосредоточиться на чем-то другом, кроме собственных ощущений, от которых у него перехватывало дыхание.

Все его чувства были направлены на достижение экстаза, который в любой момент мог волной накатить, обрушиться, унести с собой. Джеферсон спрятал лицо в волосах Ванессы и, затаив дыхание, ждал.

– Мне кажется, мы заходим слишком далеко. – Мозг Джеферсона воспринимал голос Ванессы лишь как музыкальный фон для охвативших его ощущений. Только когда она вдруг так внезапно от него отстранилась, что он удивленно вскрикнул, Джеферсон сообразил, что Ванесса хочет прервать игру.

Он открыл глаза и растерянно смотрел, как она отвернулась от него и направилась к качелям.

Если бы она вылила ему на голову ушат ледяной воды, его досада не могла бы быть сильнее, чем сейчас.

Тело мучительно отказывалось смириться. Джеферсон издал хриплый возглас и негодующе топнул ногой.

– Проклятье, Вэнни, если ты хотела отомстить за ту ночь на пляже, то точно выбрала момент. Ты что, совсем ничего не поняла из того, что я тебе сказал?

Ванесса остановилась.

– Разумеется, я тебя поняла, – ответила она с невинной миной. – Именно по этой причине я и прервала наши ласки. – Она улыбнулась и соблазнительно погладила себя по бедрам. – Ты просил меня дать тебе время, я это и сделала, как тяжело это ни было.

Джеферсон скрипнул от злости зубами. Он прекрасно понимал, что Ванесса обернула против него его же собственное оружие, и осознание того факта, что ей ничего не стоит обвести его вокруг пальца, поджарить и съесть, когда захочет, привело его в бешенство. Но он даже не имел права роптать.

Проклиная все на свете, он поднялся с кресла и пошел в квартиру.

Ванесса с облегчением вздохнула, когда его высокая фигура скрылась за стеклянными дверями. Это давало ей время, чтобы поймать разбегающиеся во все стороны мысли и разложить их по полочкам. К сожалению, некоторые из них не желали поддаваться классификации. Поэтому, когда Джеферсон снова появился на террасе, он застал Ванессу глубоко погруженной в размышления.

– Вот. – С этим словом он положил на стол перед ней ключ. Джеферсон напряженно ждал, когда она его возьмет. Наконец Ванесса подняла голову и недоуменно посмотрела на Джеферсона.

– Ключ от моего замка, – с улыбкой пояснил он. – Ты можешь приходить сюда, когда захочешь.

Ванесса потрясенно сглотнула. Ведь она ожидала, что Джеферсон разозлится, а он вместо этого сделал ей такое предложение, словно между ними и не произошло ничего, вызвавшего у него гнев.

Она схватила небольшой ключ и беспомощно покачала головой.

– Ох, Джеферсон, боюсь, что нам придется узнать друг о друге массу вещей, – подавленно прошептала она. – Прежде всего, мне очень хотелось бы понять, когда ты говоришь именно то, что думаешь.

– Я и думаю и говорю, что не играю с тобой, и ты тоже не должна этого со мной делать, – возразил Джеферсон с некоторой резкостью. – Если тебе это ясно, стало быть, ты все поняла.

Вместо ответа Ванесса схватила его за шею и потащила к себе, чтобы дотянуться губами до его лица. Он сразу откликнулся на ее ласку и начал долго и самозабвенно ее целовать.

– Хватит! – Задыхаясь от вновь проснувшейся в Джеферсоне страсти, Ванесса вырвалась из его объятия и вскочила. – Значит, я буду приходить в твой замок, раз ты мне это разрешаешь, – сказала она, отвернувшись. – Спасибо за доверие.

Джеферсон молча положил руки на ее бедра и крепко прижал к себе. Ванесса не сопротивлялась. И с какой стати?

Бессмысленно пытаться бежать от собственных чувств. Джеферсон магически притягивал ее, желание физической близости с ним было почти болезненным, и Ванесса не хотела больше бороться с этим.

Она начала медленно поворачиваться к нему, а взгляд ее в это время был направлен на бассейн в саду, вокруг которого собрались некоторые жильцы дома, устраивающие веселую вечеринку.

– Ты знаешь тех людей внизу? – спросила Ванесса.

– Нет. – Голос Джеферсона звучал хрипло. – Я никогда не хожу к бассейну.

– Жаль. – Ванесса заставляла себя сосредоточить внимание на пестрой толпе вокруг бассейна, но это давалась все тяжелее, поскольку Джеферсон все теснее прижимался к ней.

– Кажется, они очень милые люди. – Она вздрогнула, когда его руки дотронулись до ее груди. – Тебе не хочется с ними познакомиться?

– Не… сейчас. – Ему стало трудно говорить. Джеферсон прикрыл глаза и зарылся лицом в ее волосы.

– Почему? – не отставала Ванесса.

– Потому что… ах… – Джеферсон не смог ответить. Соблазняющие движения Ванессы сводили его с ума. Он хотел наслаждаться ею, хотел, чтобы ее гибкое тело прижималось к нему до тех пор, пока горячее желание, разгоняющее кровь по жилам, не вспыхнет наконец долгожданным пожаром…

– Джеферсон, почему ты не хочешь?

– Потому что думаю сейчас совсем о другом, – хрипло шепнул Джеферсон, так притиснув к себе Ванессу, что ей стало нечем дышать. – Единственное, что меня в данный момент захватывает, это ты и то, что ты со мной делаешь. Умоляю, ради всего святого не останавливайся, иначе я сойду с ума.

– Да? – Глаза Ванессы заблестели от задорной улыбки. Она развернулась в его объятиях и чмокнула в горячие губы. При этом рука ее осторожно юркнула под его рубашку.

Кожа у Джеферсона оказалась на ощупь теплой и нежной. Ванесса на несколько секунд прикрыла глаза, чтобы полностью сконцентрироваться на его теле и насладиться волнением, которое передавалось ей от него. Но, когда его руки снова двинулись под ее мини-юбку, она очнулась от грез.

– О нет! – Она решительно отпихнула его руки. – Все соседи нас увидят.

– Тогда пойдем внутрь, – дрожащим голосом предложил Джеферсон.

Он неохотно позволил Ванессе отстраниться от него.

– А сейчас ты мог бы предложить мне что-нибудь выпить, – улыбнулась она через плечо, когда расстояние между ними увеличилось.

Джеферсон, который шел, опираясь о трость, растерянно моргнул. Когда до него дошел смысл ее слов, лицо его приняло сердитое выражение, но, к удивлению Ванессы, он сдержался. Ожидаемой вспышки гнева не последовало.

– Мне сейчас не хочется с этим возиться, – сказал он. – Но мы могли бы пойти вместе. Ты бы взяла стаканы, а я бутылки.

– И соседи нас не увидят, – добавила Ванесса.

– Точно! – Голос сорвался на шепот. Он вытянул руку и приложил ее к груди Ванессы, словно спрашивая, желательны ли дальнейшие ласки.

Никакой реакции не последовало, и Джеферсон осмелел. Он продвинулся до маленького твердого кончика груди, вырисовывавшегося под тонкой материей. Когда пальцы коснулись его, Джеферсон сразу почувствовал, что он еще сильнее затвердел, прямо-таки выдвинулся ему навстречу, и не оставалось ничего другого, как его поглаживать, пока Ванесса не начала тихонько стонать.

– Может, все-таки пойдем внутрь? – вкрадчиво спросил Джеферсон, не прерывая ласки.

Ванесса округлила глаза и недовольно оттолкнула его.

– Прекрати немедленно! Ты же хотел меня побаловать. И поэтому сейчас пойдешь в квартиру и принесешь мне чего-нибудь выпить, понял?

С этими словами она отвернулась и с подчеркнутой непринужденностью уселась на качели.

Джеферсон помедлил, потом, опираясь на трость, нагнулся вперед и пристально посмотрел на Ванессу.

– Ты меня дважды обвела вокруг пальца, – заметил он с легкой ироничной улыбкой на губах, которая никак не могла успокоить Ванессу. К тому же глаза слишком гневно сверкали, а голос вибрировал от злости. – И дважды я попался на твою удочку. Предупреждаю тебя, Ванесса! Я, может, и не очень проворен, но выпороть тебя пока еще сумею. Так что кончай свои игры!

Он не стал дожидаться ее ответа, а выпрямился и ушел, не оборачиваясь.

Глава 10

Вода была приятно теплой, шелком прикасалась к коже, распаленной дневной жарой.

Ванесса перевернулась на спину и лежала, глядя в усыпанное звездами небо.

Если бы сейчас упала звезда, она бы загадала, чтобы этот вечер никогда не кончался. Ванесса вздохнула и снова перевернулась на живот.

Мощными гребками она направилась к Джеферсону, державшемуся за край бассейна.

– Ну что, разве не здорово? – счастливым голосом спросила она, подплывая к нему.

Джеферсон кивнул. Да, очень здорово! Он чувствовал себя легким и свободным, чего не случалось уже много лет. Это был не вечер, а сказка, и Джеферсон хотел, чтобы Ванесса никогда больше не исчезала из его жизни. Она была единственным существом, способным придать его жизни новый смысл, наполнить радостью даже тихую виллу в Рочестере.

Джеферсон отпустил кромку бассейна. Здесь было неглубоко, он вполне мог стоять.

Ванесса скользнула к нему и обхватила руками за шею.

– Спорим, что я еще превращу чудовище в прекрасного принца? – негромко сказала она и прижалась щекой к его голой груди.

Он ощущал ее всем телом. Ванесса встала на цыпочки и принялась ласково и пылко его целовать.

На ней практически ничего не было. Малюсенькие трусики и треугольнички размером с почтовую марку на груди не представляли серьезной преграды для рук Джеферсона. Он просто сдвинул трусики в сторону, открыл молнию на своих джинсах и прижал к себе Ванессу так плотно, чтобы она смогла понять его намерение.

Сначала показалось, что она пойдет ему навстречу, но потом девушка отстранилась, легонько оттолкнулась и уплыла от него на спине.

Джеферсон почувствовал, что глаза его наполняются слезами разочарования. Он с трудом сглотнул их, рывком задернул молнию и зашлепал к лесенке.

Ванесса уже вылезла из бассейна. Она тщательно вытиралась, когда Джеферсон вышел из воды.

– В какую игру ты со мной играешь? – рявкнул он севшим от злости голосом.

Ванесса обернула вокруг тела махровое полотенце и повернулась.

– Я не играю! – крикнула она через плечо. – Я только стараюсь быть разумной. – И она исчезла в одной из голубых кабин для переодевания, стоявших вокруг бассейна.

Джеферсон разочарованно опустился на один из шезлонгов и уставился в звездное небо.

Когда Ванесса спустя, как ему показалось, целую вечность вышла из кабины, Джеферсон повернул голову и хмуро посмотрел на нее.

Она нисколько не испугалась его гнева.

– Спокойной ночи, Джеферсон. – Голос звучал мягко, но недвусмысленно. – Спи крепко и думай обо мне.

– Завтра я снова еду в Нью-Йорк, и там у меня будет мало времени, чтобы думать о чем-то, кроме работы! – процедил Джеферсон, сам понимая, насколько по-детски это звучит. Но он никак не мог побороть охватившее его чувство бесконечного разочарования.

– Бедный Джеф! – Ванесса наклонилась, чмокнула его в щеку и удалилась.

Джеферсон слышал, как ее высокие каблучки застучали по плиткам. Клик, клик, клик… Стук быстро удалялся и скоро где-то исчез.

Только тогда Джеферсон сообразил, что Ванесса приехала к нему не на своей машине. Он торопливо поднялся и поспешил по выложенной плитами дорожке, ведущей из сада на улицу.

Когда он, задыхаясь от напряжения, вызванного быстрой ходьбой, очутился на большой парковочной площадке, то увидел лишь освещенное такси, в котором Ванесса уезжала от него.

Джеферсон провожал его взглядом, пока такси не исчезло за поворотом дороги.

Когда Ванесса этой ночью опять вернулась в свой маленький розовый деревянный домик, она чувствовала себя легкой, как воздушный шарик. В жилах вместо крови играло шампанское, душа пела.

Она весело помахала на прощанье таксисту и распахнула белую лакированную дверь.

– Ой, Вэнни! – Сара пулей выскочила к ней, едва Ванесса успела сделать первый шаг по направлению к гостиной.

По телевизору показывали телевикторину, а по радио шли «Ускользающие тени», любимый детективный сериал.

Ванесса опустилась на стул, сквозь шум пытаясь разобрать Сарину взволнованную скороговорку.

В доме произошли некоторые перемены. Все ящики и коробки исчезли, царил обычный пестрый порядок, радующий глаза Ванессы.

– Мы с Тимми все продали во второй половине дня на «блошином рынке», – гордо объявила Сара, заметив удивленный взгляд Ванессы. – А новая поставка пойдет в детский дом. Тимми связан с ними через клинику.

– Ага, – рассеянно кивнула Ванесса. – А как дела у Тима?

Она хотела проявить вежливость, хотя все ее мысли были заняты Джеферсоном. Сара подошла поближе и сунула Ванессе под нос свою маленькую ручку.

– Вот! – В голосе звучала гордость. – Настоящий бриллиант. Мы с Тимоти теперь помолвлены.

– Неужели ты с голодухи на это решилась? – вырвалось у Ванессы. – Сара, скажи честно, ты любишь маленького доктора?

– Маленького доктора? – Сара справедливо возмутилась. – Ты действительно обозвала его «маленьким доктором»? Если да, то за ночь ты превратилась в заносчивую глупую индюшку, с которой я отныне не хочу иметь никакого дела.

– Сара! – Ванесса вскочила и обняла сопротивляющуюся подругу. – Прости, пожалуйста, не сердись на меня. Я хотела только подразнить тебя. На самом деле я ужасно за тебя рада. От всего сердца поздравляю!

– Нисколько ты не рада! – проворчала Сара, но уткнулась лбом в плечо Ванессы – в знак того, что больше не сердится.

– Нет, рада, Сара. – Ванесса немного отодвинула подругу от себя и посмотрела на нее искренними глазами. – Послушай, это же просто хит! Ты и Тим – ваш союз непобедим.

– Да, правда? – Сара была полностью утешена. – Мы хотим пожениться через три месяца, с церковью и колокольным звоном, и ты будешь свидетельницей. Ты согласна, Вэнни, не так ли? Ты же сделаешь это для нас?

– Да, да, но кто будет вторым свидетелем?

– Клеренс Лауэр, студенческий друг Тимоти, – блестя глазами, сообщила Сара. – О Вэнни, я так рада, это будет свадьба года.

– Тогда нам предстоят суматошные недели. – Ванесса засмеялась, хотя сердце у нее чуть-чуть заныло при мысли, что скоро она останется в маленьком домике одна. – Мы должны придумать свадебное платье, – сказала она, лишь бы заглушить эту мысль. – И соорудить гирлянды, написать приглашения, составить меню…

– Стоп, стоп! – смеясь, вмешалась Сара. – Мы с тобой займемся оформлением, а мои родители в Лос-Анджелесе – столом.

– Отлично. – Ванесса опустилась на ближайший свободный стул. – Это облегчит нам работу. И все-таки, Сара, выходить замуж – утомительное дело. Давай тащи сюда шампанское, мне нужно подкрепиться.

Повторять не пришлось, Сара уже выскочила из комнаты и через несколько минут вернулась, размахивая, как трофеем, большой бутылкой шампанского.

Ванесса решительно выбросила из головы все мысли о Джеферсоне, и начался праздник на двоих в честь раскрасневшейся от счастья Сары.

Еда в «Пек-Малетте», испанском кабачке, была недорогой и вкусной. Сара и Ванесса охотно посещали это заведение, когда получали через агентство миссис Соммерсет очередную работу. Но сегодня они пришли сюда, чтобы отметить свой потрясающий успех в фирме «Стингел», дающей им обеим все новые и новые задания.

– Если бы они только не забрасывали нас всеми своими изделиями! – заметила Ванесса, со смаком разделывая аппетитного лангуста. – Почему бы им не прислать нам на пробу пару шикарных платьев?

– Ты становишься жадной! – Сара засмеялась и радостно подмигнула Ванессе из-за бокала с красным вином. – А знаешь, что случается с жадинами?

– Привет, красотки!

В беседу девушек вмешался Фрэнк Корлин и переключил их внимание на себя. Он с улыбкой подошел к их столику и по-дружески хлопнул Ванессу по плечу.

Фрэнк, так же как и они, нередко захаживал в агентство миссис Соммерсет, с той разницей, что у него, художника по шелку, было еще меньше шансов на рынке вакансий, чем у девушек. Деньги на посещение «Пек-Малетты» он чаще всего добывал, подрабатывая таксистом, и потом, сидя над паэльей и красным вином, ждал чуда – появления спонсора.

– Ну, Вэн? – Фрэнк с любопытством повернулся к Ванессе и снова хлопнул ее по плечу. – Как бегает «чери»? Есть проблемы или у тебя друг механик?

Ванесса взглянула на Фрэнка.

– Не знаю я никакого механика. Ты должен придумать что-то пооригинальнее, чтобы расколоть меня на стакан вина.

Фрэнк пододвинул свободный стул и уселся на него.

– Значит, это не вашу тачку разбирают на улице, – успокоился он и принюхался к бокалу Сары. – А я подумал, что у вас трудности, и хотел предложить свою помощь.

– Наша «чери» в полном порядке, – заявила Сара и отобрала у Фрэнка свой бокал. – Отлично бегает. Так что будь любезен, дай нам хотя бы спокойно поесть.

– Ты уверен, что на улице кто-то возится над какой-то «чери»? – еще раз удостоверилась Ванесса, в которой постепенно зарождалось беспокойство. – Я хочу сказать, над какой-то «чери», которая выглядит, как наша?

Фрэнк кивнул и опять потянул к себе бокал Сары.

– Это точно. Я же не слепой. Но если это не ваша…

Он не успел закончить фразу. Ванесса бросила свой прибор на стол и выскочила из заведения, не обращая внимания на удивленные взгляды других гостей.

– Лучше мне пойти за ней, – решила Сара. – Вэнни может Бог знает что натворить в гневе.

Справедливость ее слов наглядно подтвердила бурная сцена, разыгравшаяся в этот момент перед «Пек-Малеттой».

Ванесса сразу увидела свою обожаемую «чери» – а также синюю задницу, торчащую с правого переднего сиденья. Кто-то занимался тщательной проверкой бардачка или еще чего-то внутри машины. Ванесса не стала терять время на выяснения, кто это был и что он искал.

В несколько прыжков она очутилась у своей машины, энергично замахнулась и нанесла зверский удар ногой по синей джинсовой заднице.

Почти одновременно улицу огласили два пронзительных вопля, потом задница сползла вниз, а Ванесса, словно резиновый мяч, запрыгала по мостовой, пока не осела, повизгивая.

Джеферсон охотно выразил бы сочувствие, однако его диафрагма предательски подвела его и заставила сдавленно прыснуть.

От Ванессы не укрылось его веселое настроение.

– Если ты пришел посмеяться надо мной, то лучше уходи, – возмущенно прошипела она. – Мне не нужны люди, насмехающиеся над моим несчастьем.

Джеферсон постарался изобразить серьезную мину и склонился над Ванессой, чтобы ее поцеловать.

Ванесса легонько шлепнула его по щеке и с благодарностью приняла розы, которые он положил на кровать.

Джеферсон со знанием дела рассматривал причудливую конструкцию, к которой была подвешена туго забинтованная правая нога Ванессы. Шесть лет назад ему самому пришлось провести более двенадцати месяцев в похожей позе. Поэтому Джеферсон лучше кого бы то ни было понимал, каково сейчас Ванессе; и все равно смешливый чертик внутри никак не хотел угомониться.

Он приехал в Уайлдбич всего несколько часов назад и сразу велел Джексону ехать на Вайоминг-стрит. Но вместо Ванессы дверь ему открыла Сара.

От сообщения, что Ванесса лежит в больнице, у него потемнело в глазах, но когда он узнал подробности происшествия, то не смог удержаться от смеха.

К тому же эта история была так характерна для взрывного темперамента Ванессы, что он ни на секунду не усомнился в ее правдивости.

– Ох, Вэнни, ты и впрямь стихийное бедствие! – Джеферсон снова захохотал, хотя ему было ее жалко. – Что можно сломать палец, ковыряя в носу, я уже слышал. Но чтобы кто-то так пнул задницу автомобильного вора, что сам сломал ногу, это… – Джеферсон не смог договорить, сотрясаясь от нового приступа смеха.

– Я защищалась! – возмущенно воскликнула Ванесса, не находя все это таким уж смешным, как, впрочем, и вор, вынужденный после инцидента лежать только на животе. – А что, по-твоему, я должна была делать? Помочь парню очистить машину?

– Нет, нет! – Джеферсон вытер тыльной стороной кисти выступившие на глазах слезы. – Ты все сделала правильно, но извини, я наверняка не единственный, кто смеется над этой историей.

На это Ванессе было нечем возразить.

Все врачи и медсестры госпиталя Германа Колмэни обсуждали, хихикая, ее сломанную ногу, и главный врач, каждое утро навещавший Ванессу, тоже не мог сдержать скрытой усмешки, проверяя повязку.

Джеферсон немного успокоился. Он наклонился, чтобы заглянуть ей в глаза.

– И все же мне хочется дать тебе один добрый совет. Отвыкай понемногу от своих вспышек гнева, хотя бы по отношению ко мне. Я, например, вынужден пользоваться тростью. И мне не очень хочется менять ее каждые две недели.

– Сделай запас! – ядовито процедила Ванесса. Она бы и сейчас с удовольствием выместила злость на трости Джеферсона, но перевязка с постоянным натяжением лишала ее даже малейшей возможности проявить активность.

– Тебе, по крайней мере, удобно здесь? – поинтересовался Джеферсон, чтобы сменить опасную тему.

Ванесса поправила подушку и откинулась на нее.

– О да! – Она приторно улыбнулась. – Здесь просто сказка. Первоклассный сервис, трехзвездочная кухня и великолепно вышколенный персонал. Я себя чувствую как на личной яхте Онассиса. Не хватает только, чтобы кто-то раскачивал мою кровать.

– Ну, видишь! – Джеферсон решил подхватить ее ироничный тон. – Тогда ты легко перенесешь здесь несколько недель, а потом мы в качестве вознаграждения действительно отправимся на яхту. Нравится тебе такая перспектива?

– Нет, – не сменила гнев на милость Ванесса. – Я хочу выбраться отсюда немедленно. Меня ждет масса работы, которую я должна срочно выполнить, чтобы оплатить больничные счета. А во-вторых, здесь можно сдохнуть от скуки.

Джеферсон вздохнул. Палата была совсем неплохой, но он знал, как быстро все это надоедает до смерти. День за днем перед носом один и тот же календарь, рисунок ковра, морщины на обоях, которые можно нарисовать по памяти, и к тому же вечно ноющая спина. Тянущая боль, недостаточно сильная, чтобы досаждать по-настоящему, и все же такая неприятная, что начинаешь ненавидеть каждого, кто в полном здравии подходит к твоей постели.

– О счетах не волнуйся, – сказал Джеферсон, чтобы успокоить Ванессу. – А что касается заказа от «Стингела», я это улажу. В любом случае ты останешься в обойме.

– Окажи мне любезность, Джеферсон, – недовольно возразила Ванесса. – Бога ради, не вмешивайся и ни в коем случае не оплачивай мои счета. Если пропахшие карболкой коршуны заметят у тебя в кармане больше десяти центов, они запрут меня здесь на годы.

– В порядке исключения на сей раз я не сделаю по-твоему, – парировал Джеферсон. – К счастью, в настоящий момент ты не в состоянии защищаться, и это происшествие, возможно, и в будущем удержит тебя от жажды мести.

Джеферсон заметил слезинку, неожиданно покатившуюся по ее щеке, и мысленно дал себе затрещину. Ну что он за бесчувственный болван!

– Как ты относишься к шикарному круизу? – поспешил предложить он. – На одном из этих лайнеров класса люкс, курсирующих через все семь морей. Там бы ты жила в настоящем суперотеле, и твоя нога раскачивалась бы сама по себе. Мне не пришлось бы об этом заботиться.

– Идиот, лучше позаботься о себе самом! Несмотря на грубость слов, голос Ванессы вдруг зазвучал совсем слабо, тихо и мягко. - Я хочу, чтобы ты был со мной мил, поцеловал бы меня наконец и перестал сердить.

Она подставила губы, и Джеферсон даже с излишней готовностью откликнулся на ее предложение.

Его поцелуй был полон нежности. Ванесса ответила ему так пылко, что у него забурлила кровь. В висках застучало, голова закружилась.

Целую неделю он был вынужден жить без этих губ. Вкус их свежести преследовал его даже в конференц-залах. От тоски Джеферсон не мог ночью спать, а днем есть, но зато сейчас он наконец держал Ванессу в своих руках, и все мелкие пакости, которые она проделала с ним во время уик-энда, были полностью забыты.

Когда его пальцы погладили ее грудь, Ванесса высвободилась из его объятия и упала на подушки.

– Тебе разрешается только целовать меня, – с улыбкой напомнила она, затем взгляд снова затуманился гневом. – И объяснить этому идиоту, главному врачу, что меня надо выпустить!

Джеферсон отказался от идеи успокоить ее. Он выпрямился, машинально разгладил полотняные брюки и посмотрел на Ванессу глазами строгого директора школы.

– Вот как раз этого я и не сделаю, – категорично заявил он. – Потому что это очевидная бессмыслица. Будешь ли ты вести себя послушно или ругаться с утра до вечера, все равно останешься здесь, но если и дальше станешь так беситься, то тебя лишат посещений. Но это только твоя проблема. Она никак не повлияет на тот факт, что в течение следующих трех недель ты пролежишь в госпитале.

– Бессердечное, безобразное чудовище! – вскипела Ванесса. Если бы она могла хоть что-то бросить или растоптать! Но нет, ей оставалось лежать бревном и терпеть все, что с ней вытворяют.

Джеферсон снисходительно усмехнулся в ответ на ее вспышку.

– Я сам знаю, что не Адонис. Если тебя так раздражает мой облик, я лучше пойду.

Сказал и сделал.

Потерявшая дар речи от изумления Ванесса наблюдала, как он небрежно ей махнул и, опираясь о трость, пошел к двери. Он уже взялся за ручку, когда Ванесса очнулась от оцепенения.

– Джеф!

Джеферсон не отпустил ручку, но обернулся.

– Пожалуйста, Джеф, останься еще ненадолго. – Ванесса выглядела совсем потерявшейся среди всех этих гирь и струн. Джеферсон почувствовал, что от ее вида сердце его тает как воск.

– А ты будешь вести себя прилично, если я останусь? – все-таки спросил он, чтобы хоть частично сохранить лицо.

Ванесса кивнула. Джеферсон, вздохнув, сдался и вернулся к ней.

Когда он опустился в кресло для посетителей, Ванесса взяла его руки и прижалась лицом к ладоням. Довольная, она наслаждалась его близостью, успокаивающей ее сердце.

Глава 11

Следующие недели подвергли чувства Джеферсона суровому испытанию, но он не позволил гневным выходкам Ванессы отпугнуть себя. Преданно и верно он проводил у ее кровати все свое свободное время, непоколебимый в своем стремлении хоть как-то скрасить ей неприятные больничные будни.

И все же он вздохнул с облегчением, когда врачи объявили, что выписывают Ванессу.

С ногой, закованной в гипс, и палкой, она, конечно, была не в состоянии развить свою обычную бешеную активность, но радость от вновь обретенной свободы сделала Ванессу настолько покладистой и мягкой, что даже родная мать ее бы не узнала.

Отдохнувшая и полная вдохновения, она вернулась к своему чертежному столу, чтобы закончить незавершенные работы.

Их скопилось немало, но, поскольку Джеферсон часто летал в Нью-Йорк, а Сара трудилась одновременно для трех фирм, у Ванессы оставалось достаточно времени, чтобы сделать необходимые эскизы.

Несмотря на загруженность, это были спокойные, даже блаженные недели. Ванесса строго-настрого запретила себе ломать голову над своими проблемами, хотя ее все больше и больше беспокоило, что Джеферсон хоть и одаривал ее ласковым вниманием, но дальше этого дело не шло.

Когда-нибудь она все равно заставит его избавиться от своего смехотворного комплекса и снять брюки. Однако Ванесса чувствовала бы себя намного увереннее, если бы знала, как этого добиться. Во всяком случае, в данный момент Джеферсон не демонстрировал готовности посвятить ее в тайны своего тела.

Впервые после окончания школы Ванесса доверила свои волосы профессиональному мастерству парикмахера. Сейчас, когда ее заработки начали превышать расходы, ей захотелось по-настоящему себя побаловать. Да и ее белокурая грива стала ей потихоньку надоедать. Насколько практичнее все эти веселые короткие стрижки, с которыми после плаванья достаточно нескольких взмахов расчески – и снова шикарно выглядишь.

Мастер Вэндел, в чьи чуткие руки отдала себя Ванесса, потрясенно всплеснул этими самыми руками и категорически отказался выполнить ее просьбу.

– Нет, никогда! – вскричал он, театрально возмутившись. – Это пиршество природы, это сокровище – и обрезать, обкорнать? – Он задрожал, как осина на ветру. – Вы не можете, не имеете права требовать от меня подобного кощунства.

Он запустил руки в белокурые волны и стал задумчиво перебирать их пальцами, чтобы Ванесса увидела в зеркале, как каждый волосок золотой нитью падает ей на плечи.

– Может, на столько… – Мастер Вэндел расставил большой и указательный пальцы сантиметров на десять. – Но ни в коем случае не короче. Это был бы просто грех. Чуть подровнять – и они будут струиться еще красивее, а спереди… – Он снова ловко подхватил волосы. – Так, да – вот именно так мы сможем подрезать их спереди. Это придаст вашему лицу задорное выражение, но не короче, мадам…

– Не короче, – со вздохом капитулировала Ванесса, и на этом лекция мастера Вэндела закончилась.

Его слова, впрочем, не слишком ее убедили, но, когда мастер взялся за ножницы, сомнения Ванессы стали улетучиваться с каждым его движением, за которыми она с интересом наблюдала в зеркале.

Вэндел выстриг широкую ступенчатую челку, неровную по нижнему краю, состоящую из прядей разной длины, что действительно внесло в ее облик какую-то удаль. Она выглядела весело и дерзко и с каждой минутой все больше себе нравилась.

Остальные волосы были укорочены сантиметров на десять, высушены феном и заколоты в кокетливый узел, который Ванесса по желанию могла украсить платком или яркими лентами.

Ванесса так ликовала по поводу своего нового имиджа, что даже позволила уговорить себя придать волосам блеск. Пока впитывалась смесь из трав, ланолина и ароматических эссенций, она велела принести себе кофе и стопку журналов и искренне наслаждалась заслуженным баловством.

Работы ей пришлось переделать очень много. Ванесса почти не выходила из дома, стараясь наверстать упущенное, Да еще этот проклятый, любимый Джеферсон со своей брючной манией! Было всего лишь справедливо, что она позволила себе некоторую роскошь после всех невзгод, обрушившихся на нее в последнее время.

Самой первой в стопке лежала «Светская неделя», журнал для любителей сплетен, рассказывающий, в основном, о тусовках и интрижках верхних десяти тысяч.

Ванесса с любопытством схватила журнал, на обложке которого красовался портрет одной из звезд мыльных опер.

Она начала его просматривать, время от времени отпивая кофе из чашки. Внезапно Ванесса остановилась и пролистнула несколько страниц назад. Одна фотография показалась ей странно знакомой. Она поставила чашку с кофе на прикрепленную к стене подставку для цветов и поднесла журнал так близко к глазам, что очертания стали нечеткими.

Да, действительно, со снимка усмехалась физиономия Джеферсона рядом с красивым лицом незнакомой девушки. Он небрежно обнимал правой рукой свою спутницу, которая держала пальчиками с ярко-красным маникюром бокал шампанского, и по-светски привычно улыбалась в камеру.

Они производили впечатление абсолютно счастливой пары, а их поза свидетельствовала об интимности отношений.

Ванесса лишь тогда заметила, что у нее дрожат руки, когда картинка поплыла у нее перед глазами. Она опустила журнал.

Фотография, один из случайных кадров, за которыми Сара ежедневно охотится на приемах и вечеринках. Ни о чем не говорящий и ничего не значащий, уговаривала себя Ванесса. Но неудержимое стремление все выяснить заставило ее прочитать текст под снимком.

Она снова взяла в руки журнал и попыталась расшифровать буквы под фотографией Джеферсона.

Главной сенсацией традиционного ежегодного супер-гала-приема промышленников, состоявшегося в нью-йоркском отеле «Хилтон», оказалось появление главы продовольственной корпорации «Стингел» Джеферсона Тэйлора, слывущего крайне сдержанным по натуре человеком, в сопровождении эффектной спутницы, очаровательной Пенни Силверуотер, знаменитой Розы из одноименного фильма…

Ванесса запнулась. «Роза»? Она никогда о таком фильме не слышала, но неважно! Она торопливо читала дальше.

Весь вечер пара так влюбленно ворковала, что отныне все нью-йоркское общество задается вопросом, когда же раздастся звон свадебных колоколов.

Джеферсон Тэйлор, которому помимо фирм, выпускающих продукты, принадлежат также различные текстильные и станкостроительные предприятия, считается самым желанным холостяком Америки. Ему тридцать семь лет, и естественно предположить, что он мечтает о семье и наследнике, который когда-нибудь продолжит его многомиллиардное дело…

Нет, никто ничего не продолжит, если он не снимет штаны, с сарказмом подумала Ванесса, продолжая читать.

Пенни Силверуотер, которой даже удалось заманить на танцплощадку никогда не танцующего Тэйлора, откровенно наслаждалась, как заметили все присутствующие, обществом своего интересного поклонника, державшегося очень раскованно. Похоже, что Джеферсон Тэйлор, которого раньше преследовали неудачи в личной жизни, нашел наконец свое настоящее счастье.

Ванессе пришлось трижды прочитать текст, прежде чем до нее дошел его смысл. А когда он до нее дошел, кофейная чашка для лучших клиенток мастера Вэндела чуть не полетела через весь салон.

Ванесса проявила неслыханную для нее сдержанность и позволила просушить ей волосы феном, да что там, даже разрешила Вэнделу уложить их и побрызгать лаком, ни разу не возроптав.

Вот только перестала смотреться в зеркало, чем очень разочаровала мастера.

Она покинула салон, оставив там солидную сумму, зато прихватив с собой «Светскую неделю». За такие деньги мастер сможет легко пережить эту утрату.

Глава 12

Инструкторша по лечебной гимнастике покинула квартиру час назад. Несмотря на чрезвычайно эффектную фигуру и приятный характер, Джеферсон терпеть ее не мог.

Боли во время и после каждого сеанса лишили бы привлекательности любые самые упругие груди и самые разлюбезные слова, и злость, накапливающуюся в нем за тренировку, было очень трудно подавить.

Джеферсон лежал на широкой кровати и пытался сконцентрировать свои мысли на солнечных бликах на потолке, чтобы забыть грызущую ногу боль.

Боли – это хороший знак, всегда говорила мисс Лоуренс, но Джеферсон не мог отделаться от подозрения, что она самым коварным образом лжет. Что хорошего в том, что целый час не можешь пошевельнуться, поскольку отдает аж до поясницы?

Снаружи в замок вставили ключ. Джеферсон облегченно вздохнул. Ему всегда становилось лучше, когда он знал, что Ванесса рядом.

Сейчас она подойдет к кровати. Джеферсон слышал ее легкие шаги по ковру. Ванесса приложит ладонь к его щеке и скажет: «Ну что, бедный мой», и тогда…

– Ну что, проклятый обманщик! – Гневный голос Ванессы обрушился на Джеферсона, как ледяной душ, но это было далеко не все, что на него обрушилось.

Первым в него полетел довольно потрепанный журнал, затем в воздух взметнулась целая стая пакетиков с крекерами.

Ванесса действительно явилась во всеоружии!

Хоть ей это и было нелегко, но она доволокла до лифта, а потом и до квартиры Джеферсона три картонки с «Нежными стингеловскими крекерами», которые еще лежали в багажнике «чери».

Собственная продукция Джеферсона летела теперь по спальне в одном направлении – к кровати, с которой он мог подняться только с огромным трудом.

Когда же Джеферсон попробовал достать свою трость, которую инструкторша прислонила к стене, Ванесса одним прыжком опередила его, схватила дорогую вещь и на глазах ужаснувшегося Джеферсона играючи переломила ее пополам, благо опыт у нее имелся.

Обломки с воплем: «Эй ты, радуйся, что я не сломала тебе шею!» – были брошены к его ногам.

Этим она переполнила чашу его терпения.

С проворством, которого Джеферсон сам от себя не ожидал, он подскочил к Ванессе, резко толкнул ее в спину, отчего она свалилась на кровать, и оказался сверху, прежде чем она успела даже попытаться встать.

Левой рукой он вжал ее в подушки, а правой принялся лупить по круглой заднице, не обращая внимания на яростный вой. Ванесса вырывалась и барахталась, но без надежды на успех.

Джеферсон настолько вошел в раж, что хотел расквитаться с ней за все мелкие и крупные пакости, которые она ему причинила.

Лишь когда гневные вопли превратились в беспомощное, жалкое повизгивание, Джеферсон закончил экзекуцию, однако жертву свою предусмотрительно не отпускал.

– Я тебя предупреждал! – прохрипел он, с трудом восстанавливая дыхание. – Перестань меня злить и, главное, прекрати ломать мои трости и швырять в меня чем попало. Я не позволю тебе вечно злоупотреблять своей добротой.

– Причем тут твоя доброта? – заорала Ванесса и попыталась резко перевернуться, но Джеферсон еще глубже втиснул ее в подушки.

– Отпусти меня! – придушенно крикнула Ванесса. – Немедленно меня отпусти, ты… ты… – В ярости Ванесса никак не могла найти подходящее слово, чтобы охарактеризовать Джеферсона. – Вонючий скунс! – закончила она наконец фразу, лишь бы не показать своей слабости.

– Нет, пока ты ведешь себя как полоумная, – хладнокровно возразил Джеферсон. – Я отпущу тебя, только когда ты успокоишься и трезво растолкуешь мне, из-за чего так на меня обозлилась.

– Ты двуличный человек! – Ванесса предприняла новую попытку освободиться, но Джеферсон, несмотря на свое увечье, оказался в данный момент победителем. – Двуличный! Аферист! Обманщик! – Как же, черт побери, еще его обозвать, чтобы он обиделся и отпустил ее наконец? – Подлец!

Все, теперь она истратила весь свой запас ругательств. Некоторое время Ванесса молча ждала реакции, но Джеферсон оставался абсолютно невозмутимым, только по-прежнему крепко вжимал ее в подушки, не ослабляя хватки.

В конце концов Ванесса сдалась первой. У нее заболела спина, и нечем было дышать. Теперь она мечтала лишь о том, чтобы хоть на пять минут оказаться вне пределов досягаемости Джеферсона и свободно вздохнуть.

– Джеф? – Ее голос прозвучал едва слышно и очень смиренно.

– Да?

– Пожалуйста, отпусти меня.

– Ты будешь вести себя прилично?

– Да, конечно.

– Значит, мир?

– Да!

Давление на спину исчезло. Ванесса с облегчением почувствовала, что может повернуться и выпрямиться.

Джеферсон сидел рядом с ней на кровати и с подозрением наблюдал за ней.

Ванесса поднялась, прекрасно понимая, что он следит за каждым ее движением.

Она подошла к окну и выглянула на улицу, где несколько ребятишек катались на скейтборде.

– Когда я покину эту квартиру, то уже навсегда, Джеф, – тихо сказала Ванесса, не отрывая глаз от играющих детей. – Я больше не хочу тебя никогда видеть и не хочу никаких твоих великодушных заказов. Ты достаточно надо мной позабавился.

– Я позабавился? Над тобой? – В голосе Джеферсона слышалось искреннее изумление. – Ты ничего не путаешь?

– Ах, оставь! – В тон Ванессы снова вкрался гнев, что заставило Джеферсона медленно и осторожно приподняться.

– Ты столько времени подпихивал нам стингеловские заказы, засыпал нас этой жуткой дрянью собственного производства и при этом вволю веселился над нашей неосведомленностью, вместо того чтобы просто сознаться, что ты и есть мистер Стингел. – Ванесса резко обернулась и испуганно отпрянула, увидев, что Джеферсон неслышно встал сзади и смотрит на нее. Но все же продолжила: – Передо мной ты разыгрываешь несчастного калеку, который с трудом стоит на ногах, а в Нью-Йорке полночи танцуешь в «Хилтоне».

Ванессу снова понесло. Ее зеленые глаза яростно сверкали, когда она обвиняла Джеферсона во всех смертных грехах.

– Какая там брючная мания! Не смеши меня! Эта дешевка Пенни наверняка знает каждый шрам на твоем теле и постоянно уверяет тебя, что ты прекрасно выглядишь. – Ванесса вздернула подбородок и бросила на Джеферсона ядовитый взгляд.

– При твоих миллионах ты и впрямь можешь не опасаться, что какая-то женщина тебе откажет. Но нет… – На этом месте Ванесса сделала передышку, чтобы глотнуть воздуха про запас и метнуть последнюю молнию. – Тебе гораздо интереснее обвести вокруг пальца такую глупую корову, как я. Но теперь с этим покончено! – Она развернулась и больно пнула Джеферсона в живот. – Я сыта по горло тобой и твоими штучками, Джеферсон Тэйлор, и добровольно отказываюсь от удовольствия лицезреть голого мистера Стингела!

Закончив эту свою тираду, Ванесса хотела прошмыгнуть мимо Джеферсона, но его рука метнулась вперед и, словно стальными клещами, обхватила ее предплечье.

– Прежде чем ты уйдешь, я тоже не прочь высказаться на эту тему, – процедил Джеферсон сквозь сжатые зубы. – Во-первых, ты меня никогда не спрашивала, чем я, собственно, занимаюсь, если почти всю неделю провожу в Нью-Йорке, а во-вторых, – в этом ты по-своему права – мне нравилось хоть для кого-то не быть «великим мистером Стингелом».

– Знаешь, хватит рассказывать сказки! – со злостью перебила его Ванесса. – Надо же, бедный «простой мистер Тэйлор», ах, такой ужасно замкнутый человек, такой закомплексованный, рот боится открыть. Как же! Одно притворство! А на самом деле ты развлекаешься, как любой нормальный мужчина, и с Пенни у тебя нет никаких комплексов, мешающих снять…

– Тихо! – Его окрик и гнев, сверкнувший в глазах, действительно заставили Ванессу замолчать.

– История с Пенни была чисто деловым соглашением, не имеющим к нам с тобой абсолютно никакого отношения, – хрипловатым голосом сказал Джеферсон, когда Ванесса притихла. – А то, что пресса из этого раздула, нисколько меня не трогает. Что же касается нас двоих, то я именно от тебя узнал, что ты работаешь на мою фирму. Правда, потом я немного помог, чтобы освободить тебя от необходимости подрабатывать на вечеринках в качестве подружки для одиноких джентльменов. Ты мне рассказала, что вы с Сарой голодаете, поэтому я распорядился, чтобы вы получали посылки. А в остальном… – Тут Джеферсон вздохнул и измученно закатил глаза. – А в остальном, я до смерти в тебя влюбился и ни в коем случае не хотел потерять.

Он, кажется, немного успокоился, пока говорил, поскольку уже не сжимал так сильно ее предплечье.

– Видишь ли, деньги делают человека привлекательным, – продолжил он с оттенком иронии. – Мне встречалось немало женщин, готовых посулить рай на земле, лишь бы добраться до моих денег. Но я их не хочу. Я хочу девушку вроде тебя, честную, веселую, со здоровой волей к выживанию и уверенностью в собственных силах. Для тебя деньги – не главное. Ты всегда в первую очередь видишь человека, и именно это мне нравится.

– Ага! – Гнев Ванессы еще далеко не прошел. – И поскольку все это настолько тебе понравилось, ты решил целое лето разыгрывать из себя простого, психически травмированного Джеферсона.

– О'кей! – Он снова схватил ее покрепче. – Похоже, есть только один способ с тобой справиться. Придется лупить твою симпатичную маленькую попку, пока ты не сдашься, или…

– Никаких или! – прошипела Ванесса, но уже снова лежала на кровати.

Она хотела вырваться, но Джеферсон ухватил ее за ремень джинсов и бросил на подушки.

Какой-то момент они молча смотрели друг на друга, словно соревновались, кто кого переглядит, потом Джеферсон наклонил голову, прижался губами к упрямому рту Ванессы и поцелуем заставил ее подчиниться, хотя она искренне этому противилась.

Но Джеферсон совсем не собирался идти на уступки, несмотря на то что Ванесса крутилась под ним, как сумасшедшая, пытаясь его оттолкнуть. В результате под тяжестью его тела она чуть не задохнулась.

Но вдруг, совершенно неожиданно, сквозь туман злой ярости проступило что-то новое.

Ванесса на мгновение прекратила попытки освободиться, и сразу каждой клеточкой ощутила на себе тело Джеферсона, все его мышцы, тесно прижавшиеся к ней. Она закрыла глаза и начала осторожно и в то же время провоцирующе двигаться под ним.

Борьба трансформировалась в любовную игру, развеявшую весь гнев Ванессы. Она гладила его кожу, пока та не запылала под ее пальцами, а сама продолжала свой соблазнительный, заманивающий танец.

Это был чудовищно прекрасный способ потерять рассудок. Джеферсон не знал, как долго сможет еще выдерживать эту игру, но поцелуи Ванессы, ее губы, ее руки, ее гибкое тело не оставляли ему времени на размышления.

Кровь застучала в висках. Он поднял голову и, с трудом переводя дыхание, набрал в легкие воздух, пытаясь справиться с охватившей его дрожью, но тут пальцы Ванессы скользнули под его рубашку и стали поглаживать нежную, чувствительную кожу под мышками.

На мгновение Джеферсон отдался этой ласке, но затем решительно отстранился.

Несколькими движениями он освободился от мешавшей одежды и снова обнял Ванессу, прежде чем та успела получше рассмотреть его.

Она не оказала никакого сопротивления, когда Джеферсон начал стягивать с ее плеч блузку, а с бедер – джинсы. И то, и другое было небрежно брошено через всю комнату на пол, а Джеферсон склонился над Ванессой и стал нежно и пылко ее целовать.

Постепенно он покрыл этими легкими поцелуями все ее тело, пока она не вырвалась со стоном из его объятий.

Боясь дышать, с закрытыми глазами, он лежал, ощущая ее взгляды на своем теле, на своей коже. Сердце подпрыгивало от волнения до горла, страх перед ее реакцией становился все сильнее, но прежде чем он перерос в панику, Джеф почувствовал на своей груди ее теплую кожу, потом губы, исследовавшие то, на что досыта насмотрелись глаза.

Джеферсона затопила волна нежности и желания. Он так крепко прижал к себе Ванессу, что слышал стук ее сердца.

Некоторое время они так и лежали, тесно обнявшись, прильнув друг к другу. Потом Ванесса призывно изогнулась ему навстречу, и он наконец, наконец-то, нашел дорогу к ней.

На мгновение Ванесса удивилась интенсивности чувств, вызванных в ней его объятием, и тут же все мысли смешались в водовороте наслаждения, жажды и безграничного самозабвения.

– О чем ты думаешь? – спросил Джеферсон, когда прошел первый угар. Они лежали, обнявшись, голова Ванессы устроилась на его плече.

– О чем я думаю? – Ванесса тихонько засмеялась. – О твоей подруге Веронике Ричмонд, о своей семье и об этой дешевой Пенни. Обо всех сразу.

– Насчет Пенни – это старая история, – честно признался Джеферсон. – Я пошел с ней на этот праздник, чтобы исполнить ее давнишнее желание. Что-то вроде прощального подарка, потому что уже знал, что нашел женщину своей жизни. – Он еще крепче прижал к себе Ванессу. – Тебе придется поверить мне на слово, поскольку сама Пенни улетела с одним биржевым маклером в Европу. Ты не сможешь у нее спросить.

– Ладно. – Ванесса с наслаждением потянулась. – Я тебе верю.

– Спасибо, – сухо сказал Джеферсон. Потом наклонился над ней и снова начал путать ей мысли своими жаркими поцелуями.

В следующую минуту оба забыли обо всем на свете.

– Скажи, как ты смотришь на то, чтобы пригласить Веронику в качестве свидетельницы? – вдруг спросил Джеферсон между двумя очень волнующими поцелуями. – В сущности, она во всем виновата.

Ванесса растерянно округлила глаза.

– Какой еще свидетельницы?

– На свадьбе, – пояснил Джеферсон.

Ванесса вздохнула.

– Ты считаешь, что мы должны пожениться? – Она выпрямилась и недоверчиво посмотрела на него. – Ты хорошенько все обдумал? Я имею в виду… я думаю…

– Я думаю, что ты просто скажешь «да», – нетерпеливо перебил ее Джеферсон. – И к этому ты могла бы прибавить еще что-нибудь милое, например: «Я люблю тебя», или хотя бы: «Ты мне ужасно нравишься». Что-нибудь такое, что приятно звучит. Ты способна сосредоточиться?

Ванесса глубокомысленно наморщила лоб.

– Ладно, придется мне на сей раз сдаться, – сказала она немного погодя. Потом наклонилась, прижалась щекой к лицу Джеферсона и ласково его погладила. – А что касается твоего второго требования, мой милый, лучше я не буду говорить, а покажу.

И Джеферсон пожелал, чтобы это было сделано немедленно.

Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.