/ / Language: Русский / Genre:humor

Хорошая жена (The Good Wife). Жгут!

Эдуард Мхом

С предисловием адвоката Александра Селютина («Федеральный судья», «Право на защиту», Первый канал):

Роман Масленников и Эдуард Мхом

Хорошая жена (The Good Wife). Жгут!

Предисловие к проекту

Телесериалы — это птица Феникс нашего времени, которая находится в начале своего полета. Поможем же ей! Но как?…

Небольшой экскурс в историю. Стойкую неприязнь к сериалам в виде мыльных опер поколение образованных 30-летних городских жителей испытывает со времен «Санта-Барбары» и «Богатых…», которые «тоже плачут». А молодое поколение фанатеет от глупого российского сериального ширпотреба. За редким исключением!

Америка в очередной раз доказала свое первенство на Фабрике Грез. Российские зрители упиваются «Лостом», «Доктором Хаусом», «Кланом Сопрано», «Безумцами», «Подпольной империей», «Блудливой Калифорнией» и многими другими супер-качественными сериалами. И любовь к этому жанру постепенно возвращается.

Качественные сериалы достойны большего признания! Именно пропаганде качественного кино и посвящена данная книжная серия «Жгут!»

Немалый вклад подспудно внесли в данный проект российские независимые переводческие команды. Всем им выражена отдельная благодарность на страницах данного издания.

Хотите присоединиться к проекту? — «Отцитатить» свой любимый сериал, существенно дополнить изданные сборники, предложить что-то новое? Всегда — пожалуйста! Пишите по адресу — super@msk-pr.ru

Предисловие к изданию

Конечно, это не экранизация политического скандала экс-губернатора Элиота Лоуренса Спитцера. Вернее, не только. Со многими политиками случались подобные истории, да и не с политиками тоже.

«Хорошая жена» — это сериал про сильных женщин.

Алисия Флорик — адвокат, заслужившая право считаться с ней не только потому, что муж — «шишка» в прокуратуре.

Калинда Шарма — девушка с нестандартными навыками детектива и такими нестандартными сексуальными наклонностями. Она умеет докапываться до сути чтобы ей это ни стоило.

Диана Локхарт — железная леди, хотя и со слабостями к брутальным мужчинам. Только своей хорошей работой она заслужила предложения как быть федеральным судьей, так и защищать судейский корпус.

Венди Скотт-Кар — кандидат в генеральные прокуроры штата, с раком груди выстоявшая против сильной контр-кампании конкурента. Не победила, но и не ушла побежденной.

Пара афроамериканок — рабочие лошадки генеральной прокуратуры, сотрудница ФБР с бурей страстей в голове, отчаянная мамочка-адвокат, использующая ребенка в профессиональных целях, мама Питера Флорика, постоянно к месту и не к месту вступающаяся за сына. Все они, как это принято говорить — большие молодцы!

Не скажу, что «мужики подкачали» в этом сериале. Но — ей Богу — они как маленькие дети. Пока мужчины играют в свои игры, женщины по-настоящему воюют.

Одна серия — одно дело. Не то, что в «Юристах Бостона». И однако же «Хорошая жена» — крайне динамичная постановка. Больше всех дел, почему-то рассматривается по медицине. Наверное, это «конек» для всех крупных адвокатских контор — как нападать на фармацевтические компании, так и защищать их. Но есть и жутко современные дела. Патрик Эдельштейшн — только самый тупой зритель не узнал в нем Марка Цукерберга.

Поклонникам адвокатских сериалов нетрудно будет отметить, что в них герои пересекаются. Наверное, на американском кинорынке уже можно говорить о факте нового актерского амплуа. Все знали, кто есть из фильма в фильм — «герой-любовник», а теперь уже есть и герой-адвокат. Неплохое достижение в продвижении профессии!

Ридли и Тони Скотт — мастера круто замешанных детективов — выступили режиссерами «Хорошей жены», как Мартин Скорсезе стал в «Подпольной империи» исполнительным продюсером. Даже если это были бы «свадебные генералы», то можно было бы обойтись и без них. Фильмы реально стоящие, и зрителя своего они бы нашли в любом случае. Ну а если они и, правда, снимали эти фильмы? Тогда, не откладывая — смотреть обязательно!

Роман Масленников

предприниматель, директор PR-агентства ПРОСТОР Пиар и Консалтинг

Предисловие Александра Селютина

Смотрю сейчас этот фильм и постоянно помимо знаний о работе юристов много интересного нахожу о взаимоотношениях адвокатов в рамках работы и за ее пределами. Фильм рассказывает о жизни одной из юридических фирм Чикаго, которая сталкивается в процессе своей деятельности с различными проблемами — и клиентскими, и своими собственными. И успешно их решает, как правило, в рамках одной серии или чуть более.

Фильм захватывает с каждой новой серией все больше и больше и становится своего рода "наркотиком". При просмотре зачастую начинает чаще биться сердце — настолько ты вовлечен в процесс. Как будто и сам участвуешь в представлении интересов клиента и битве по отстаиванию его интересов.

Обещаешь себе посмотреть только одну серию и… никогда не можешь остановиться на этом. И смотришь еще. Даже если у тебя завтра процесс. Особенно, если у тебя завтра процесс! Это действительно заряжает желанием идти и побеждать!

Адвокат Александр Викторович Селютин

кандидат юридических наук, доцент

управляющий партнер фирмы «Селютин и партнеры»

О сериале

Коротко. «Хорошая жена» (англ. «The Good Wife») — американский телесериал в жанре юридической драмы, премьера которого состоялась 22 сентября 2009 года на телеканале CBS. Авторы сериала — Роберт и Мишель Кинг. В главных ролях — Джулианна Маргулис, Кристин Барански и Джош Чарльз. После успешного старта, сериал был расширен до полного сезона (23 серии, вместо первоначально заказанных 13 серий, а позже — продлен на второй сезон[1]. В 2012 году уже российские зрители могли лицезреть полный третий сезон. И судя по недвусмысленному окончанию, следует ждать продолжения.

Сюжет. Алисия Флоррик (Джулианна Маргулис) — жена чикагского прокурора и мать двоих детей. Её муж, Питер Флоррик (Крис Нот), оказывается в центре сексуального скандала, после чего оказывается в тюрьме с обвинениями в коррупции. Все заботы о семье ложатся на неё. Старый друг Алисии, Уилл Гарднер, устраивает её младшим адвокатом в свою юридическую фирму. Теперь Алисии придется вспомнить все свои навыки работы адвокатом и спустя 13 лет перерыва, начать свою карьеру с нуля. Всё это происходит на фоне последствий коррупционного скандала, предательства мужа и публичного унижения.

Ссылки. http://www.cbs.com/shows/the good wife/

и http://www.facebook.com/TheGoodWife

Авторский коллектив

Эдуард Мхом

Писатель.

Интерес к писательскому делу сформировался в раннем детстве, едва школьная программа продемонстрировала, что такое стихи. Жанр начал приобретать свои формы примерно тогда же, стоило лишь немного более углубленно изучить вопрос паранормальных явлений и лично столкнуться с парой из них.

Литературная деятельность всегда рассматривалась как хобби, которое гармонично сочеталось со вторым увлечением — музыкой. Вдохновение в обоих направлениях абсолютно одинаково, вопрос лишь в том, куда его решит выплеснуть человек: на нотный стан или на простую бумагу.

Трудовая деятельность не устойчива. Порой задачи требуют творческого подхода и проявления креативности, а иногда и простого знания технической стороны вопроса, либо наличия уймы времени.

Некоторые произведения можно прочитать здесь: http: //www.proza.ru/avtor/kazoom

Роман Масленников

PR-специалист, предприниматель.

Родился в 1981 году. Окончил Тверской государственный университет по специальности — "социология". Кандидат философских наук. Тема диссертации — "Интернет как социально-онтологическая проблема". В сфере PR и журналистики — более 10 лет. Пристрастен к группе "Мальчишник". Автор бизнес— и художественных книг.

Увлечения и интересы: спортивное и закаливающее плавание, электронная музыка. Коллекционирует корпоративную прессу закрытых городов России, нефтяных, газовых и других сырьевых компаний.

В PR-агентстве "ПРОСТОР: PR & Консалтинг" как генеральный директор занимается новыми проектами и направлениями, общим руководством и развитием компании. Дает частные консультации. Ведет свой журнал — самый популярный в Живом Журнале блог о PR в России: http://pr-maslennikov.liveioumal.com/

Творчество: http: //www.litres.ru/roman-maslennikov/

Благодарности

За культурное просвещение, качественные переводы и пропаганду качественного кинематографа выражается крайняя и категоричная благодарность и нижайший поклон следующим компаниям, студиям, релиз-группам, а также узкопрофессиональным переводческим сайтам и приложениям:

НоваФильм (www.novafilm.tv, http://ru-ru.facebook.com/novafilm)

ЛостФильм (http: //lostfilm.tv/)

www.Seasonvar.ru

АлекСофт (http://alexsoft.ru/about)

«Божья Искра»

BaibaKo.TV (http://baibako.tv/)

Кубик в кубе (kubik-v-kube.livejournal.com)

ДжиммиДжей. ру (http: //j immyj.ru/)

Кураж-Бамбей (http: //kuraj — bambey.ru/)

«БЯКО Рекордс» (http: //www.byako.ru/) www.zizazu.ru/

Ру Медиа

NewStudio (http: //newstudio. tv/)

1001cinema

Screadow (http://www.screadow.ru/)

OneFilm.tv (http: //onefilm.tv/)

Dream Records (http://dreamrecords.tv/) www.notabenoid.ru

настольное приложение "ВидеоЛюбитель" http://g8r.ru/

а также отдельно — переводческим коллективам телеканалов: Первый, НТВ, ТВ-3, Домашний, СТС и др.

И персоналиям:

Дмитрий «Г облин» Пучков, Денис Колесников, Хэнк Саныч Малдер, Андрей Кравец, Оля Кравцова и Руслан Габидулин, Инга Бу, Алексей Кузнецов, Константин Иванов и Анна Тух, Константин Погодаев, Илья Белкин, Джин "Vaxis" Лео, Мандей, Пайпер Мару, Тигри, Агент Трини, Сибиант, Захар Б., Рик 363, Сорк, БлидХарт, Пандора 2177, Джулия Войс, ЖЖ-сообществам chto_chitat (персонально — модератору stasik) и ru_kino (персонально — модератору nasstep) и всем всем всем, кто трудился, трудится и будет трудиться в поте мозга на окультуриванием населения России, не владеющего свободно английским языком!

СПАСИБО ВАМ БОЛЬШОЕ И ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ!

Жгут!

* * *

«His scandal — Her story». Его скандал — ее история.

* * *

— Мы не можем вести переговоры со стеной.

— Да, но вы можете снизить свои запросы. Учитывая доступные мне факты, ваши запросы слишком велики.

— А закон далек от совершенства, так что…

* * *

Я знаю, что у Селесты ошибочное представление насчет того, что если она что-то повторяет несколько раз, это становится правдой.

* * *

— Почему бы нам не сделать все совершенным?

— Я думал тебе нравилось несовершенство.

— Покер лучше шахмат.

* * *

— Еще не факт, что мы за это ответственны. В смысле, что еще ели эти дети? Вот что я хочу выяснить.

— О, да, отличная линия защиты. С такой картинкой люди будут рады услышать, что настоящая проблема в самих детях.

* * *

— Ничего, что я тут сижу?

— Дайан, ты здесь только как украшение. Для того, чтобы нас не вызвали в суд.

— Нет, я здесь как адвокат. Ты здесь работаешь над имиджем…

— И этот имидж прямо сейчас создает прецедент.

* * *

— Калинда, ты можешь обмануть кого-нибудь другого, но не меня.

— В чем я обманываю?

— Интерес, забота, дружба.

— А что, если я не обманываю?

— Тогда, давай будем друзьями.

* * *

— Спроси у Матана; это его дело.

— Он не поможет.

— Потому что он не хочет переспать с тобой?

* * *

Знаете, что надо делать, когда нет идей? Заткнуться к чертям!

* * *

В эфире это прозвучало так, будто вы только что это сказали.

* * *

Правильно, ты всегда ненавидел мою способность помнить.

* * *

— Первая ставка — орешек?

— Два — инфляция.

* * *

— Мы не касаемся друг друга, мы не раздеваемся. Мы говорим о нашем детстве, обо всем, кроме секса. Отсрочка удовлетворения должна увеличить удовлетворение.

— Да, но я провел последние три часа, занимаясь стиркой, и дети будут дома через пару часов, так что у меня правда нет времени на отсрочку удовлетворения.

* * *

— Мы просто должны оставаться людьми.

— И как это сделать?

— Найдите для этого местечко в себе и храните это чувство там.

* * *

— Я становлюсь скучным.

— Становишься?

* * *

— Ты теперь меня преследуешь?

— Всего лишь иду туда, куда ведет «Программа помощи», Кэри.

* * *

— И опять мне нужен мой советник, но где она?

— И опять, у нее есть работа, которая, как ни странно, часто вынуждает ее покидать офис.

* * *

— А Уилл и Диана не кусаются. Я не о них беспокоюсь.

— Ладно, тогда вот мой совет, Илай: не кусайте их. Хорошо?

* * *

И, между нами и тем, кому ты об этом скажешь: когда я попрошу, мне понадобится свой человек, когда я отсюда уйду.

* * *

— Я приношу вам доход?

— Да.

— Я стимулирую клиентов на лояльность?

— Да.

— Тогда я не могу уступать.

* * *

— Надо поговорить.

— О чем? Кое о чем. О ключевых фигурах, политических течениях.

— Правда? Вы выглядите достаточно умным, чтобы разобраться в этом самому.

— Я достаточно умен, чтобы понимать, что мне нужна твоя помощь, чтобы разобраться.

* * *

— Нам нужен отдел банкротств.

— Если и будет отдел, который переживет вторую волну кризиса, это будет отдел банкротств.

* * *

— Неважно, как высоко мы поднимаемся, все равно приходится плясать под чью-то дудку?

— Добро пожаловать в руководители.

* * *

— Имани, хочу представить вам Кэри Агоса. Он введет вас в курс дела.

— Уже ввел: максимальный срок для черного наркоторговца, скидка для белого убийцы.

* * *

— Нет, нет. Пожалуйста, сидите.

— Хиппи от правосудия?

— Эвелин испекла прекрасный хлеб с цуккини, если кто желает. Эвелин, тихонько, раздай его.

* * *

— Детектив, слышали ли вы о межрасовой идентификации?

— Конечно.

— Но вы ей не особо доверяете?

— Ну, считаю ли я, что некоторые белые путают чернокожих подозреваемых, потому что они с трудом отличают их друг от друга? Да.

* * *

— Ты понимаешь, что ты в гуще уголовного права?

— Мне нравится уголовное право. Мужчины здесть такие… традиционные.

* * *

— Мне кажется, что ты мне изменяешь.

— Только ради денег.

* * *

— И мы перегруппировываемся.

— Как что, как джазовый ансамбль?

— Нет, в новую фирму.

* * *

— Бюджет трещит по швам.

— И что же вы собираетесь делать? У нас есть кое-какие соображения.

— Например?

— Например, постучаться в несколько дверей. Поскандалить с несколькими богачами. Единственное, что я усвоил в этом мире — в конце концов, кто-нибудь да выручит.

* * *

Хотела бы я… Не знаю… Чтобы мир был другим.

* * *

— Не сочтите за цинизм, но это может пойти нам на пользу.

— Страдающий от чувства вины информатор, дающий показания с того света?

* * *

— Спасибо за это.

— Нет, не мне, это все Дэвид. Предполагается, что я все еще в напряженных с тобой отношениях, помнишь?

* * *

— Нам надо как-нибудь сходить вместе выпить, обменяться пошлыми историями.

— Страшными?

— Да. А я что сказала?

* * *

В тюрьме есть освежающая честность. Люди здесь не притворяются, они просто берут.

* * *

— И вы надеялись, что я смогу дать показания вместо него?

— Да.

— Почему я? Почему не О. Джей Симпсон?

— Разве присяжные поверят слову знаменитого женоубийцы?

* * *

Из отличников выходят профессора, из хорошистов — отличные судьи, а троечники становятся партнерами.

* * *

— Она моя племянница. Я же сказал, она моя племянница.

— Постойте-ка. Вы… вы же сказали, я сама решаю, кого нанять.

— Да, и я еще сказал, что она моя племянница.

* * *

— Знаешь, как лучше всего отомстить?

— Спрятать его блютус.

* * *

— Просто мне не нравятся женщины. Они… неинтересные.

— Что?

— Не люблю женщин. Они все со мной соревнуются.

— А мужчины — нет?

— Нет.

— У тебя есть друзья-женщины?

— Нет, но у меня и мужчин-друзей нет.

— Как печально.

* * *

— Деньги.

— Сколько денег?

— Вдвое больше, чем я получаю здесь.

— Ты продаешь свою душу.

— Не всю душу, всего лишь ее маленькие части.

* * *

— Знаешь, я слышала, адвокаты хороши в постели.

— Если тебе нравится сзади.

* * *

Ты похожа на копа, которому осталась всего неделю работать. Их всех убивают.

* * *

Это ваше сетевое подключение, дамочка. Вам с ним и жить.

* * *

— О, Боже, ты параноик.

— Нет, я вегетерианка.

* * *

— Что там происходит?

— Это мужские занятия. Офисное жульничество.

* * *

— Ты меня поймала, когда я валяю дурака.

— Одна и та же штампованная речь 18-й раз, и ты позволяешь себе немного абстрагироваться.

* * *

— Моя бывшая жена спала с одним из Бен Ладенов?

— Послушай, как бы там ни было, Араш Бен Ладен никогда не был причастен к какой-либо террористической деятельности.

— Ага, отлично. Она путалась с хорошим Бен Ладеном.

* * *

— Тут все такие милые.

— Ага. Юристы. Милейшие люди в мире.

* * *

Сколько раз Иисус осуждает в Библии геев? Ноль. Сколько раз Иисус осуждает разводы? Шесть раз. Но, послушать любого проповедника, кто по их мнению должен гореть в аду? Геи, а не ваши разведенные родители.

* * *

— Вы готовили для людей с пищевой аллергией?

— Возражаю, Ваша честь. Эти свидетельские показания нарушают закон об использовании засекреченных материалов.

— Состав еды? Да, это может разоблачить личности бойцов, которые там были.

* * *

— Ты будешь с ним встречаться.

— Я раньше никогда этого не делала.

— Никто не делал. Мы находимся в странном мире после 11 сентября. Никакие правила здесь не применимы.

* * *

— Дэнни невиновен.

— Поэтому он и на свободе.

— После того, как его пытали.

— Подожди, ты думаешь, сейчас кого-нибудь пытают, при твоем друге Обаме?

* * *

— Разве тебе не нужно на твою новую высокооплачиваемую работу?

— Они отложили начало на неделю.

— Как же. По-моему, у тебя нет никакой новой работы. Ты как одна из этих мамочек, что притворяются беременными.

— И часто ты с подобным сталкиваешься?

* * *

— Полагаю, вы бы хотели, чтобы я отказал в возбуждении дела, мисс Локхарт?

— конечно, Ваша честь.

— На каком основании?

— На том основании, что как же еще мне проводить полдня по четвергам, если не здесь, с вами троими?

* * *

У вас такой внушительный голос, когда вы так тихо говорите. Прямо мороз по коже.

* * *

— Знаешь, я… сказала маме что ухожу в новую фирму.

— О, Господи. Хочешь, я позвоню ей и скажу, что ты облажалась?

— Не пытайся меня приободрить.

* * *

Сексуальность — это значительная часть нашей культуры, которую изображают в кино, журналах и на ТВ. Однако на рабочем месте сексуальность легко может превратиться… в сексуальные домогательства. Так нечестно.

* * *

Даже слова, сказанные с намерением сделать комплимент, могут создать неблагоприятную рабочую среду.

* * *

— Быстро ты добралась.

— Да, есть такая штука, называется машина.

* * *

— Что за важное дело?

— Мой компьютер опять выкидывает штучки. Знаю, это звучит не так уж важно.

* * *

— Боб — коммунист?

— Бен. И Бена я бросила. Это новый. Хал.

— Ты встречаешься с теми, у кого имя длиннее одного слога?

* * *

Да, кличка Кличка только все путает.

* * *

— У нас проблема. Они думают, что раскрыли дело.

— Понятно.

* * *

— Нам нужна… пауза?

— Ты хочешь взять паузу?

— Боюсь, даже если мы так скажем, никакой паузы не будет.

* * *

— Слушайте, это была шутка. Я был тогда студентом.

— Да, но это шутка про оральный контакт с Санта-Клаусом. И выражение лица Санты только вредит делу.

* * *

У каждого кандидата в возрасте до 40 есть дурацкое фото, сделанное в колледже его придурковатым приятелем.

* * *

Ничто не является абсолютно хорошим. Чем старше я становлюсь, тем больше осознаю это.

* * *

— Это не имеет ничего общего с политикой Малви и с его моральными принципами.

— Да ладно, "обслуживать" Санту не аморально?

— Это не настоящий Санта, это статуя. И вообще Санты нет, так что и пениса не было.

* * *

Раньше я умел гадать на политической гуще, теперь я с трудом понимаю, почему люди здороваются со мной по утрам.

* * *

— Кэри, послушай, что я скажу, ладно? Я никогда не говорила этого раньше, но сейчас скажу это тебе. Ты готов? Я не лесбиянка.

— Я знаю много людей, которые не были кем-то, пока не встретили Калинду.

* * *

— Что мы можем сделать для тебя?

— Горите в аду вы оба. Страдайте каждый день своей жизни, думая обо мне.

* * *

— Это что, учительница?

— Да.

— Она выглядит, как девушка Бонда.

— Она учит пятиклассников.

— Наплевать, она не похожа на учительницу. Они не станут слушать, если она будет так выглядеть.

* * *

— Капитан Мойер, у вас есть возражения против гражданских представителй обвиняемой?

— Нет, Ваша честь. Мы это приветствуем. Хотя и за столом защиты немного тесновато.

* * *

Я знаю, что план был в том, чтобы через мистера Гарднера добраться до его клиента-наркоторговца, но я считаю, через мистера Гарднера мы должны добраться до… мистера Гарднера.

* * *

— Вам говорили когда-нибудь, что у вас механический голос?

— Что? Нет, что вы имеете в виду?

— Один из этих банковских голосов, который говорит вам, что ваш звонок очень важен и на него ответят в порядке поступления звонков?

* * *

— Ну, ты поймешь, когда поймешь.

— Глубокомысленно.

* * *

— Хлеб занимал важное место в пирамиде. Теперь он причислен к зерновым.

— И что нам делать?

— Объединить наши лоббистские усилия.

— Не поможет. Сейчас все вертится вокруг овощей.

* * *

Илай, знаете, как поступить вежливо, когда умираешь? Взять лопату самому.

* * *

— Я в состоянии позаботиться о своей жизни.

— Не только твоя, если влияет на мою.

* * *

— Илай, видишь этих адвокатов, снующих повсюду? Ты когда-нибудь задумывался, почему они так заняты?

— Потому что они инициативные?

— Потому что они не пытаются действовать в одиночку.

* * *

Марта была лучшим кандидатом, но, как обычно, в вашей фирме важно то, кого ты знаешь, а не что ты делаешь.

* * *

— Я принесу пару странных дел, и мы их обсудим.

— Конечно, все для вас, ребята из офиса прокурора.

* * *

— Мои клиенты, которые бы были выгодны тебе, которых я мог бы представить тебе, если бы я был настолько расположен.

— И как мне тебя настолько расположить?

— Не знаю. Я такой загадочный.

* * *

— Это вредит тебе.

— Делиться — это значит быть частью фирмы, зная, что если мне плохо, тебе тоже плохо.

* * *

— Что ты думаешь об обязательствах?

— Я думаю, что это то, что люди на себя берут.

* * *

— Я знаю, что прерывание — стандартный прием в современном дискурсе, но может быть, вы помните, что я говорил об этом?

— Вы сказали, что вам это не нравится.

— Да. А вы опять перебиваете.

* * *

— Заключайте сделку.

— Они хотят непредумышленное убийство.

— Непредумышленное — нет. Вторая степень, четыре года. Куда, черт побери, подевались все жесткие судьи?

* * *

— Это пуговица для ливреи из рога, примерно 1840 года, отличное клеймо сзади. Она прекрасна.

— Вы собираете пуговицы?

— Нет, но я ими очарована. Думаю, я немного помешана.

— Все так говорят.

— У меня есть свой блог о пуговицах — "Мир-пуговиц-Лизы", все в одно слово.

— О, вы должно быть, много в нем пишете.

— О, да, Я схожу с ума, если я не пишу в блог дважды в день — больше, чем сейчас.

* * *

— Я и забыла, насколько ты хорош в этом.

— Хорош в чем?

— В обаянии учителей.

— Это положение — они уважают положение.

* * *

Боже, как я ненавижу слово "блог".

* * *

Это действительно пробирает тебя — думать о том, как люди говорят приятные вещи и улыбаются, а потом никогда не навещают.

* * *

Вы понимаете? Думаю, что слово, которое вы подбираете — "Да".

* * *

— Это фальшивый акцент, верно?

— Да, я им пользуюсь, чтобы производить впечатление на женщин в музеях.

* * *

— Когда-нибудь тебе надо остепениться.

— Кто это сказал?

— Папа римский, думаю.

* * *

— «Раскол семьи».

— Ты шутишь. Сейчас тридцатые годы?

— Нет, мы — один из 7 штатов, сохранивших этот закон.

— Ага, в качестве шутки, как диковину со времен Великой депрессии.

* * *

— Я пришел к Дайане по личному вопросу.

— Да, они все личные.

* * *

— Вы наняли стриптизершу?

— Что? Нанял ли я эту женщину? Вы спятили?

— Пожалуйста, ответьте на вопрос.

— Нет, я не нанимал стриптизершу.

— Вы лжесвидетельствуете, сэр, это равносильно лжесвидетельству в суде.

— Спасибо. Давайте, спросите еще раз.

— Вы наняли эту женщину?

— Нет, я не нанимал стриптизершу, изображенную на этих фотографиях.

* * *

— Я никогда больше не смогу быть адвокатом?

— Точно.

— Боже, да вы шутник.

— Ага. Престарелый. Моя циничность просачивается как вода сквозь песок.

* * *

— Вы должны оказать давление на назначенного обвинителя.

— Как мне это сделать?

— Нет, вы ничего не делайте. Я это сделаю.

— И как вы это сделаете?

— Понятия не имею.

* * *

— Ты помнишь, прикрепила ли приложение к контракту?

— Нет.

— Ты не помнишь?

— Не помню.

— Ты помнишь, как подписывала приложение? Ты должна была подписать, как свидетельство ее подписи. Запишу это как "да".

— Я не помню.

— Запишу это как "да".

— Нет! Я не помню.

* * *

— Не знаю, Дайана. Это правительство. Мы же зарекались не брать подобные дела.

— Мы зарекались об идеализме.

* * *

— Мы решили взять ваше дело.

— Отлично. Спасибо.

— Но мы не можем принять наличные. Нам нужен банковский чек.

— Ага. Только в Америке виртуальные деньги важнее наличных.

* * *

— Я не хочу в тюрьму. До этой недели я никогда не думал, что могу там оказаться.

— Это делает тебя более человечным.

* * *

— Скажите, почему суд должен воспринимать вас всерьез?

— В силу солидности моих доводов.

— Значит, вы просите суд проигнорировать то, каким дураком вы себя выставляете?

* * *

Утечка информация никогда не бывает неизбежна.

* * *

Ничто не сравнится с толпой пьяных шифровальщиков.

* * *

— У тебя есть выбор.

— Люди всегда говорят «выбор», но имеют в виду «ультиматум».

* * *

— Доказательства были не в нашу пользу, но все прошло хорошо.

— Почему?

— Иногда мяч просто странно отскакивает.

* * *

Пожалуйста, присоединяйтесь к обсуждению продвинутых алгоритмов для учетверения эллиптической кривой.

* * *

— Я не рассказал тебе, потому что я не хотел, чтобы это стало…

— Ты не должен объяснять. Это судебное, а не личное.

— Если бы я тебе рассказал, это бы стало лич…

— Уилл, я адвокат.

* * *

— Хочешь угадать, что не так в этом фильме?

— В нем нет меня?

— Наши аргументы были убедительны.

* * *

— Твои аргументы. Меня там не было.

— Тогда мои аргументы были убедительны.

— Вы должны улыбаться.

* * *

— Я должен улыбаться?

— Да, потому что присяжные воспримут ваше отношение как враждебное, если оно… враждебное.

* * *

— Разве это конфликт интересов?

— Так и работают профи.

* * *

— Со взбитыми сливками вкуснее?

— А есть что-то, что не станет вкуснее со взбитыми сливками?

* * *

Знаешь, какая проблема с Сунь-Цзы? Он никогда не воевал с евреями.

* * *

— Ты думаешь, я вру?

— Я думаю, ты манипулируешь правдой, как профи.

* * *

— Вот и место, где творчество умирает.

— Нет, это этажом выше.

* * *

Я знаю, что ты считаешь себя полезной, но тебе не нужно разговаривать.

* * *

Это не нарциссизм, Ванесса. Это стратегия.

* * *

— Зеленая рамка не подходит.

— Почему? Охрана природы.

— Избиратели не думают "природа", когда видят зеленое. Они думают "плохая кожа". Посмотри на кампанию МакКейна.

— Это не лучшая твоя сторона.

— Ты знаешь. Тебе нужен цвет посветлее. Золотой — в самый раз.

— Стэйси считает его прямолинейным.

— Господи! В этом и плюс. Ты же не Нобелевскую премию хочешь выиграть.

* * *

— Ты говорил с кем-нибудь в баре?

— В баре? В каком баре?

— Бар "Адвокатский комитет по дисциплине и соответствию".

* * *

— Ну, ты забыл ночью свой носок. Я хотела вернуть его.

— Не забыл. Это не мой носок. Я что, Санта?

* * *

— Чем плох зеленый? Он очень хорош.

— Для деревьев и горохового супа — да. Но для буклетов кампании…

* * *

— Знаете, вы можете привлечься за мошенничество. От пяти до восьми лет в тюрьме.

— Вы лжете.

— Я работаю в юрфирме. Проверьте.

* * *

Не спорьте со страстью — она туманит мышление.

* * *

— Да.

— Да, в смысле "да" или "не-очень-хочу-но-моя-бывшая-жена-завалила-меня да"?

— А есть разница?

* * *

Я подавлен тем, что встаю в 9 утра вместо 5, хожу в спортзал вместо суда. Я очень скучаю по юриспруденции.

* * *

— Слышишь, Дайана? Это звук окончания пятой главы. "Падение закона: влияние войны на решения

Верховного Суда."

— Звучит как бестселлер.

* * *

Природа презирает вакуум.

* * *

— Донна, я чрезвычайно вас уважаю.

— Перестаньте, неправда. Я всего лишь заноза в заднице.

— Что ж, я очень уважаю занозы в заднице.

* * *

— Он пытается работать по-честному, Хортон. Он подбирает сотрудников по заслугам.

— Как раз так и обижают друзей. Видимо, я не заслужил.

* * *

— Почему ты всегда повторяешь то, что говорю я?

— Неважно, кто это сказал, ведь это правда.

— Да, но я сказала это.

— Ладно, я ухожу отсюда и буду говорить сам с собой.

* * *

— Я говорил тебе, я не беру на работу друзей.

— Ты понимаешь, насколько все странно? Друзья наказаны, а враги повышены.

* * *

— Разве ты не отдал ей свое кольцо выпускника?

— Я не отдавал ей кольцо. Она украла его. Она клептоманка.

* * *

Мне нравятся действия. Я не люблю… помогать другим работать.

* * *

— Уилл, ты не можешь формулировать вопрос. Она должна спросить сама.

— Ты шутишь.

— Дать подчиненному совет по юрвопросу — это юрконсультация.

* * *

— Я думал, ты зарабатываешь огромные бабки.

— Да, это про меня.

* * *

— Что теперь снижает мои шансы быть губернатором?

— Блог, который называется "Округиня Кук". В нем говорится, что офис Прокурора Штата — рассадник секса на рабочем месте, и что ты одобряешь это.

— И когда это блоги ошибались?

* * *

Закон — странная штука.

* * *

Говорить правду так… утомительно.

* * *

— У меня был клиент, который проиграл иск на отцовство несколько лет назад. Он утверждал, что имел место только оральный секс. Оказалось, что у его подружки была спринцовка.

— Какой путь: от надежд, идеалов, мечты, триумфа закона… к спринцовке.

* * *

— Отсутствие толерантности значит отсутствие толерантности.

— Верно. Только если ты не белый.

* * *

Для идеалов сейчас плохая экономическая ситуация.

Политика здешнего офиса может сделать людей параноиками.

* * *

Слушайте, все знают, что придется пойти на компромисс. Мы можем просто пойти на компромисс?

* * *

— Это было мое дело, но потом у меня случились некоторые юридические проблемы, и я был отстранен от адвокатской деятельности на 6 месяцев.

— Ты? Правда? Что случилось?

— Я срезал пару углов. Я — ловкий парень.

* * *

— Есть проблема. Я знаю, как относятся к адвокатам, которых переманили. Они — первые, кого увольняют. Они — те, кому не доверяют, вот почему вам меня не переманить.

— Проблема Локхард и Гарднер в том, что они ведут себя как семья. Они относятся к верности как к абсолютной добродетели.

— А это не так?

— Дома — да, на работе талант и профессионализм — вот что главное.

* * *

Американская Хоккейная Лига игнорирует травмы головы с тех пор, как впервые прикрепили металлическое лезвие к ботинку.

* * *

Я благодарен за предложение, но мой ответ будет: Чтоб меня черти взяли.

* * *

— У тебя проблема с тем, чтобы выигрывать дела для своих клиентов?

— Кого волнует клиент?

* * *

— Ты только что подставила себя под удар из-за юриста. Твое отстранение сделало нас уязвимыми.

— Я подставила себя под удар из-за будущего нашей фирмы.

* * *

— И вы уже знакомы с его честью Питером Данэвей.

— Рад снова видеть вас.

— И в равной степени — достопочтенного Харви Винтер.

— Ладно, нам надо укоротить приветствия, а то так весь день пройдет.

* * *

Джентльмены, так приятно встретиться с вами. В Чикаго, на мой взгляд, лучшее правосудие, которое можно купить за деньги.

* * *

Без мантий эти судьи — просто котята.

* * *

Каждый новичок здесь думает, что нужно изобретать колесо. Не нужно. Это колесо, оно хорошо работает.

* * *

Похоже, я бьюсь головой о бюрократическую стену сегодня, и мне не нравится тратить время на бесцельные встречи.

* * *

— Он сказал, что возможны последствия дальнейших вопросов.

— Да, похоже, Майк путает кнуты и пряники.

* * *

— Зачем ты это делаешь?

— Делаю что?

— Держишь мое место для меня?

— Ты этого не хочешь?

— Я не хочу, чтобы ты держала мое место из ошибочного чувства лояльности.

— Ты бы сделал то же самое.

— Нет, я бы не сделал. Нет, сделал бы, потому что это разумно. Дэвид Ли, Джулиус и Илай — это дети, которым сказали, что им нельзя игрушку, и они ее сильнее захотели. Но если они получат ее, они просто ее поломают, вот почему мы должны держать ее подальше от них.

* * *

Если ты хочешь поговорить о деле, давай поговорим о деле. Если ты хочешь поговорить о чем-то еще, мы можем поговорить о чем-то еще. Только не смешивай две эти темы.

* * *

— Что не так?

— Всё.

* * *

— Я остановлю вас.

— Не знаю, получится ли у вас…

— Я юрист. Будьте начеку.

* * *

— Как вам удается разбираться с делами, когда ваш муж на другой стороне?

— Не без деликатности.

* * *

— Что мне делать?

— Не спи ни с кем.

— И это позволит мне выиграть?

— Я бы голосовал за тебя.

* * *

— Мы хотим ее признания вины?

— Нет, мы просто хотим знать все факты.

* * *

— Где мой ботинок?

— У тебя на ноге.

— Да, а второй?

* * *

— Меган хочет подписать соглашение. Ее избили в тюрьме.

— Это эмоциональный шантаж.

* * *

Дети не хотят денег. Они хотят свободы.

* * *

Меня отстраняли на год. За употребление кокаина. Мои лучшие выступления произносились под кайфом. Но разве сейчас я не выгляжу спокойнее?

* * *

— Что ты делаешь?

— Я читаю книгу, которую написал.

— И как она?

— Не очень.

* * *

У меня есть то, что может тебя заинтересовать. Группа поддержки у барной стойки для юристов, подверженных санкциям, отстраненных от должности, без лицензии.

* * *

— Разве мы почти не сходили на свидание три года назад?

— Да, ты меня продинамила.

— Я была на реабилитации.

* * *

Люди лгут. А политики — это просто люди.

* * *

Проблема в том, что когда ты суешься с тем, что «люди врут», это только привлекает больше внимания ко лжи.

* * *

Люди считают, что с тобой что-то не так, если ты суетишься.

* * *

— Люди считают, что лжешь ты, потому что создаешь вокруг лжи суету.

— Это безумие.

— Это история на одни сутки. Она забудется, если мы не заглотим наживку.

* * *

— Но ведь это сойдет ему с рук.

— Это высшая лига, Алисия. Надо привыкать.

— И вы хотите, чтобы я не сдавалась?

— Да, еще ненадолго.

* * *

Я против разделения закона и политики. Вы, надеюсь, все понимаете? Мне нужно отойти.

* * *

Я знаю, что ложь может обойти полмира, пока правда обуется.

* * *

— Одна из опасностей отсутствия практики — это пойти по наклонной.

— С тобой?

* * *

— Ты хочешь, чтобы я остался в твоей жизни?

— Да.

— Тогда прекращай упрямиться.

* * *

— Никакой личной жизни.

— Правило мафии?

— Мы можем преследовать друг друга, но не семьи.

* * *

— Ты просто нечто.

— Я стараюсь.

* * *

Я выбрал кампанию, которой я управляю, но не консультирую.

* * *

— Ты не выглядишь счастливым.

— Да? В моем кабинете, где есть комиксы и фикус? Чего еще желать?

* * *

Тебе пора подрасти и играть роль мученицы. Вы здесь, как и я, только из-за денег.

* * *

Нельзя предвидеть, что скажет и как будет себя вести отчаявшийся человек.

* * *

— Мы не может взять дело, потому что вступим в конфликт интересов.

— Не согласна. Мы и так вступим в 50 конфликтов, когда просто дойдем до лифта.

* * *

Главный преступник города в одной переговорной вместе с влиятельным судьей города. Это я называю неразумно составленным расписанием.

* * *

Мне просто не нравится, когда говорят, что я действую политически разумно, когда я так и делаю.

* * *

Когда мы стали старой ссорящейся парой?

* * *

— Я не сделал ничего такого.

— Это Патрик Руни не сделал ничего такого и провел 20 лет в тюрьме.

* * *

Думаю, адвокаты не проявляют усердия, пока сами не попадут в неприятности с законом.

* * *

Вы не платите мне, чтобы я был вашим клиентом. Я плачу вам. Я плачу, чтобы не было сюрпризов.

* * *

— Расскажите о своей жизни.

— По существу, у меня нет жизни. Я живу юриспруденцией.

* * *

Я уважаю, как вы пошатнули этот мужской мир ради нас. Извините, если звучит как подхалимство. Но я ваш фанат.

* * *

— Мы встречались год. Я думала, мы поженимся. Но вы же знаете мужчин.

— Да. Я приношу извинения за весь наш пол.

* * *

— Ты мне не сказал.

— Я хотел, но забыл.

— Ты хотел узнать, будет ли мягким приземление?

* * *

— Он платил мне.

— Он платил деньгами?

— Нет. Он организовал встречу с моей девушкой. И это того стоило.

* * *

— Я с ней встречаюсь.

— Не хочу вмешиваться. А ты не мог бы уже держать свои штаны застегнутыми?

* * *

— Стыдно сказать, но я была заядлой курильщицей.

— Стыдно сказать, но я до сих пор такой.

* * *

— Вы этого не делали?

— Нет.

— Значит, нам нужно указать пальцем на кого-либо еще.

* * *

— Вы — адвокаты защиты. Вы прогрызаете дыры в обвинительных заключениях. Играем в игры с правдой.

— Когда вы вернетесь на свое место, вы сможете возмущаться снова. Но до этого нам нужно защитить вас.

* * *

— Что думаешь?

— Не вмешивайся. Рассосется само собой.

* * *

— Отличный парик.

— Я работаю в сфере недвижимости. Это производственная необходимость.

* * *

— Как вы думаете, дьявол существует?

— Нет.

— Я тоже так думал. Но когда я столкнулся с адвокатами, я передумал.

* * *

Нам нужен «смазочный фонд» для неподотчетных расходов. Чтобы ублажать клиентов. Это не первый мой опыт теневой экономики. Безошибочный ход, чтобы уберечь бизнес от вылетания в трубу.

* * *

Иногда я понимаю правила игры. А потом наступаю такие моменты, когда я думаю: «Что я здесь делаю?»

* * *

Я не могу усвоить одну вещь. Люди — лгут. А люди, которые судят — лгут больше всех.

* * *

— Я не лесбиянка.

— ???

— Ты спрашивала.

— Два года назад.

— Я хотела ответить. Я не лесбиянка. Я гибкая.

* * *

У меня редко не бывает слов. Но сейчас их у меня нет.

* * *

Я не пытаюсь канонизировать наше прошлое.

* * *

Извините, я писал смс своему адвокату. Смешно, что у адвокатов есть свои адвокаты. У него, наверное, тоже есть адвокат. Мы все бываем в геометрической прогрессии, как матрешки.

* * *

У тебя ребенок для обложки журнала «Материнство сегодня».

* * *

Вашей компании не нравится получать иски? Так пусть она не выпускает продукцию, которая не калечит людей.

* * *

— Элай Голд?

— Мне сказали, что вы здесь.

— А вы не в синагоге?

* * *

— Как вы себя чувствуете?

— Хорошо.

— Тогда я не буду винить себя за то, что скажу сейчас.

* * *

Мне снилось, что я умираю. Все просто делали то, что обычно. Им было все равно.

* * *

Если закон и научил меня чему-нибудь, так это не доверять хромым людям.

* * *

Мы шли по краю весь год. Это закрытая информация.

* * *

Они накрыли стол. Значит, все серьезно.

* * *

— Ты хочешь им это сказать?

— Нет. В подобных мерзостях ты лучше меня.

* * *

Мы здесь не для того, чтобы договориться. А чтобы уничтожить вас. Мы словно Буч Кесседи и Санденс Кид, а вы — отряд супер-полицейских.

* * *

Вам надо жить в одном доме. Не так, как вы женаты. А как в общежитии.

* * *

— Не отвечай на звонок. Они не смогут тебя уволить, если не смогут найти.

— Очень смешно.

* * *

— Ты мог не приходить, а все спустить на тормозах.

— Я просто хотел выйти и размять ноги.

* * *

— Я в замешательстве. Кажется, все разваливается.

— Ты выстроишь все заново. Ты этим и занимаешься.

* * *

Он поддерживает мою кампанию. Поэтому вы могли бы обвинить меня в коррупции для себя, но не для моей жены.

* * *

— Этот человек опасен?

— Да.

— И кто он?

— Мой муж.

* * *

Вы не проверяли, как там ваш лучший клиент — Патрик Эдельштейн? Он больше не ваш клиент. Он наш. Мы только что получили смс от него.

* * *

Они пытались продать дом, но не вложили в него и капли труда. Поэтому никто и не захотел.

* * *

— Дел полно.

— А когда дел не было полно?