/ Language: Русский / Genre:love_short / Series: Панорама романов о любви

И неба будет мало

Эдриан Маршалл

Можно ли простить любимому человеку предательство? Ивон Уэллинг подозревает, что ее муж Джерри, всегда такой чуткий и любящий, добрый и сильный — словом, идеал настоящего мужчины, — лжет ей. Ивон терзается подозрениями и в конце концов решает развестись с ним. Она наняла адвоката и привела в зал суда своих лучших подруг, чтобы те отстояли ее право — право уйти от мужа, который когда-то казался самым близким и дорогим человеком…

Эдриан Маршалл

И неба будет мало

*

Если верить статистике, то разводы в Америке составляют пятьдесят четыре целые и шесть десятых процента всех браков. Если верить статистике, то двадцать три процента американцев отрицательно относятся к разводу, а семьдесят два полагают, что развод — главный враг семейных ценностей. И если уж окончательно углубиться в статистические исследования, то можно выяснить еще один прелюбопытный факт: американские женщины становятся инициаторами развода в семидесяти восьми процентах случаев…

Но статистика «суха, а древо жизни вечно зеленеет», как сказал бы великий Гёте…

Почему люди встречаются, влюбляются и женятся, обычно понятно всем. Однако далеко не всем понятно, почему люди разводятся. Почему те, кто клялся у алтаря в вечной любви, начинают ненавидеть друг друга, да так сильно, что готовы платить адвокатам баснословные суммы, лишь бы оттяпать у своей некогда любимой половины часть состояния или чтобы больше никогда не видеть ее (или его) некогда любимого лица…

Брак по-американски — это, как правило, долгая и дорогостоящая процедура. Развод — еще более долгая и еще более дорогая. Но и это мало кого смущает. Люди продолжают жениться, разводиться, а потом снова жениться, наивно полагая, что готовы к новым отношениям на том простом основании, что у них уже есть один брак за плечами… И продолжают наступать на те же самые грабли, которые для большинства супружеских пар одинаковы: недоверие и ложь; непонимание и неумение слышать другого; эгоизм, неуверенность в себе и оттого постоянные придирки к своей второй половине, постоянное желание ограничить ее личную свободу… И никакой опыт того, первого, пробного брака не помогает им наладить новую семейную жизнь. А потому этим несчастным остается лишь вздыхать, ругать всех женщин (или мужчин) на свете и… снова искать адвоката.

О да, вы все поняли правильно. История, которую я хочу рассказать, будет посвящена разводу. Одному американскому разводу в одной американской семье, отличающейся от большинства других разве что тем, что оба супруга в ней писатели.

Итак, однажды Джерри и Ивон Уэллинги, прожившие вместе десять долгих лет и дожившие до розовой свадьбы, решили развестись. И кто знает, может, этой истории не было бы, если бы одного из представителей суда общей юрисдикции города Дримтаун не сняли с должности по обвинению во взяточничестве…

1

Этим утром Джерри Уэллинг выглядел неважно. Впрочем, именно так и полагалось выглядеть тридцатишестилетнему мужчине, выпившему накануне бракоразводного процесса приличное количество джина, скромно разбавленного тоником.

Еще дома, заглянув в ванную с целью побриться, Джерри увидел в зеркале какого-то неприятного типа. Лицо этого человекоподобного создания было не просто полным, как у Джерри, а каким-то одутловатым; глаза, опутанные алой сетью капилляров, выдавали трусость и слабохарактерность их обладателя; пухлые губы пересохли и покраснели по краям, словно незнакомец пил вчера не джин, как Джерри, а обжигающе горячий кофе. Весь облик незнакомца вызывал такую брезгливую жалость, что Джерри даже бриться не стал, а пошел в суд как есть, только зачесал назад всклокоченные волосы.

По счастью, в здании суда зеркал не было, так что Джерри не случилось увидеть незнакомца еще раз. Адвокат Джерри, Джордж Каммингтон, по поводу внешнего облика своего клиента скромно промолчал, зато Майкл Ридиган, пришедший на несколько минут позже адвоката, не упустил возможности поддеть друга:

— Здорово, Джерри! Почти холостяк… — Майкл хлопнул его по плечу, и вид у него при этом был такой, словно они встретились наутро после предсвадебного мальчишника. — Ты что, решил отметить развод заранее? Мог бы и мне позвонить, я составил бы тебе компанию. Да, вид у тебя помятый. Хорошо, что судья мужик. Он-то тебя точно поймет.

— Я бы не был так уверен, — мрачно покачал головой Джерри и кивнул на Каммингтона. — Как выяснилось, судью Куни сняли с должности. Рано или поздно это должно было случиться. Всем давно уже было понятно, что судья живет не по средствам. Хотя это уже не имеет значения. Важно, что слушание не перенесли, а ходатайство, которое составила адвокатша Ивон, передали другому судье.

Каммингтон важно закивал, словно призывая Майкла отнестись к этой новости с должной серьезностью;

— Ничего себе, — хмыкнул Майкл, на которого кивки Каммингтона не произвели ни малейшего впечатления. — И кто же будет вас разводить?

— Мне сказали, что гражданскими делами будет заниматься некто Таккер, — ответил за Джерри Каммингтон. — Но я ничего не знаю о нем. Его назначили совсем недавно, и откуда он взялся — тайна, покрытая мраком. Все станет известно только тогда, когда начнется процесс.

— Не повезло тебе, парень, — улыбнулся Майкл и хлопнул друга по плечу. — Да не страдай ты так. Все равно вас разведут. Адвокатша Ивон, говорят, жуткая феминистка. Она уж постарается. Да я бы на твоем месте радовался. У тебя начнется новая свободная жизнь. Вспомнишь, каково это — быть холостяком. Оторвемся с тобой на полную катушку. Я тут с такой цыпочкой познакомился — просто пальчики оближешь. А если я ее хорошо попрошу она найдет тебе красивую подружку…

Когда же ты заткнешься, вздохнул про себя Джерри, разглядывая довольное лицо Майкла, убежденного в том, что для мужчины свадьба — это первая смерть, а развод — вторая жизнь.

В любой другой день Джерри посмеялся бы над историями о его похождениях, но сегодня болтовня друга и его шуточки о браке вызывали лишь раздражение. Чтобы не видеть неуместного задора на лице Майкла, Джерри отвернулся к двери, большой и тяжелой, какой и должна быть дверь в храме правосудия.

Словно поняв нетерпение Джерри, дверь тут же открылась, впустив очередного участника представления.

Этой женщины Джерри раньше не видел, но сразу понял, кто она, по твердой, уверенной, по-мужски жесткой походке и по одежде: глухому брючному костюму темно-серого цвета, который оживляли лишь коралловые бусы.

И Каммингтон, и Майкл много слышали об адвокате, которого наняла Ивон. Ее — пол этого безликого существа можно было вычислить лишь по коралловым бусам — звали, кажется, Дафнис Фион. Или Фиона Дафнис?

Впрочем, Джерри было глубоко наплевать на то, как зовут этого цербера в коралловых бусах. Она будет общаться с ним лишь на слушании, если, конечно, судья не обойдется без этой нелепой процедуры и не разведет их раньше, чем Джерри вообще откроет рот. Во всяком случае, Куни, старый судья, развел бы их без проволочек: по словам Каммингтона, он вообще не считал развод серьезным делом, несмотря на довольно жесткие законы штата. Но принимать решение будет не Куни. Хорошо это или плохо, Джерри еще не знал.

Пройдя мимо Джерри с отсутствующим лицом — Джерри показалось, что на несколько секунд он стал невидимым, — Фиона Дафнис направилась к Каммингтону.

— Могу я поговорить с вами, мистер Каммингтон? — таким же тусклым, как и ее костюм, голосом поинтересовалась она.

— Конечно, мисс Даффин.

Значит, Даффин. Фиона Даффин. Миссис Феминистка, которая считает, что только адвокаты не имеют пола.

Адвокаты отошли в сторонку. Майкл, проводив их насмешливым взглядом и отпустив пару шуточек насчет коралловых бус, продолжил болтать о своей новой подружке.

Джерри проклял себя за то, что не пришел в здание суда позже, после Ивон. А вдруг она вообще не придет? Передумала разводиться? Нет, Ивон придет, вздохнул про себя Джерри. Выслала вперед своего цербера в бусах, лишь бы со мной не общаться.

Дверь снова открылась, и порог храма правосудия перешагнула худенькая старушка — миссис Твидди. Агнесса Твидди жила в доме по соседству с Уэллингами и ухаживала за самым роскошным садом с самым роскошным розарием в Дримтауне.

Как-то миссис Твидди сказала Джерри, что на розовую свадьбу подарит им несколько саженцев своих самых лучших роз. «А кто будет за ними ухаживать, миссис Твидди?» — смеясь спросила Ивон. Джерри тогда почувствовал досаду, а сейчас понял, что Ивон оказалась права. Ухаживать за цветами некому. Непонятно даже, с кем теперь останется Корни, их пес. Хорошо, хоть мама Генри, приехавшая погостить к сыну, взяла Корни на пару дней, пока их хозяева разберутся со своими делами.

Взгляд у Агнессы Твидди всегда был изучающе пронзительным, а теперь она прямо-таки вцепилась этим своим взглядом в Джерри. Джерри каждым нервом чувствовал, как старушенция сканирует его лицо и отмечает на нем признаки похмелья. Интересно, эта Даффин привлекла ее в качестве свидетеля? В любом случае Агнесса Твидди сейчас подойдет к нему и выразит свои «соболезнования», попутно просканировав его, Джерри, моральный настрой.

Черт возьми, ведь я же умею держать себя в руках! — разозлился Джерри и заставил себя улыбнуться Агнессе Твидди самой благостной из своих улыбок. Видно, выражение его лица изменилось слишком уж быстро, потому что сканер миссис Твидди заскрипел, а маленькие черные глазки аж расширились от удивления. На несколько мгновений Джерри и впрямь почувствовал себя лучше.

— Доброе утро, миссис Твидди, — вежливо поздоровался он.

— Не думаю, что это утро можно так назвать, — пробормотала миссис Твидди. — Вы, наверное, очень волнуетесь? У вас лицо такое… такое…

Пока миссис Твидди подбирала слова, Джерри подумал, что увиденное им в зеркале над раковиной сложно было назвать лицом. Может быть, за час все изменилось?

— …взволнованное, — не подобрав подходящего эпитета, выдавила миссис Твидди. — А что Ивон? Она еще не появилась? Знаете, Джерри, а я думала, что она все-таки вернется домой. Может быть, вам стоило быть чуточку настойчивее?

Благостная улыбка начала сползать с лица Джерри, но, к счастью, вмешался Майкл:

— С чего это он должен быть настойчивее? — раздраженно фыркнул он, смерив Агнессу Твидди презрительным взглядом. — Брак, знаете ли, нужен больше женщине, чем мужчине. Вот пусть женщина и пытается его сохранить. Мужчина-холостяк — товар, который не залежится на прилавке. А вот разведенная женщина… Согласитесь, даже название отдает душком.

Лучше бы ты молчал, вздохнул про себя Джерри. Миссис Твидди, по всей видимости, считала точно так же.

— Что значит — товар? — возмущенно поинтересовалась она у Майкла. — Что значит — душок? Развод одинаково плох и для мужчины, и для женщины. Вы что думаете, женщины любят разведенных мужчин? Как бы не так! Как только они слышат о предыдущем браке, сразу же задаются вопросом: а почему она с ним развелась? Наверное, у него были серьезные недостатки.

— Так, может, это он с ней развелся? — презрительно хмыкнул Майкл.

— Ну, в случае с Ивон и Джерри, как видите, все не так.

Господи, она и это знает!

Осведомленность Агнессы Твидди во всех вопросах, касавшихся ее соседей, всегда поражала Джерри. Но как она могла узнать, что на развод подала Ивон, когда Джерри сказал об этом только Майклу, а сама Ивон уже месяц странствовала по подругам?!

Воистину Агнесса Твидди, кроме прочих достоинств, обладает экстрасенсорными способностями.

Тяжелая дверь снова открылась, и в здание суда вошла женщина, при виде которой у Майкла свело шею. Он перестал доказывать миссис Твидди преимущества мужского развода и пристально посмотрел на стройную пышногрудую блондинку в алом платье.

Джерри подумал, что только Салли Мелон могла прийти в такое место, нацепив на себя открытое алое платье. По всей видимости, она считала, что в этом есть определенный шарм, и потому так откровенно и уверенно улыбнулась Майклу, который выпялился на нее совершенно неприличным образом.

Эти двое были давно знакомы и во многом похожи, но, к удивлению их общих знакомых, до сих пор не предприняли попыток сблизиться друг с другом. Джерри подозревал почему. Майкл был не прочь переспать с Салли, но Салли слишком хорошо понимала, что Майкл из тех мужчин, которые уходят первыми. А она, привыкшая любить играючи, не могла позволить себе проиграть в той области, в которой считала себя профессионалом.

На Джерри Салли Мелон посмотрела с полупрезрительным прищуром. Еще бы! У нее была прекрасная интуиция и великолепная наблюдательность — во всем, что касалось ее персоны, — и она не могла не заметить скептической усмешки, с которой Джерри оценил ее платье.

Салли приветливо помахала рукой Агнессе Твидди, но старушка ответила лишь вялым наклоном головы. Раньше у них были весьма теплые отношения, но в последнее время Джерри казалось, что Агнесса стала холодно относиться к подруге его жены. Впрочем, это наблюдение вызывало у него любопытство, не более. На Салли ему было наплевать точно так же, как и на ее вызывающий наряд.

Больше всего Джерри волновало другое: если Ивон не пришла вместе с Салли, значит, она живет у кого-то другого. У Хелен? У Марджори? Или, может, у кого-то еще?

Мысль о ком-то еще стальным обручем стиснула Джерри виски. Он уже не впервые после ухода Ивон думал о том, что она может найти себе другого мужчину. В отместку ему, Джерри. Или, что хуже, просто влюбиться. Перечеркнуть то, что было между ними, и начать жизнь с чистого листа.

Разве такое возможно? Джерри был уверен, что для него чистого листа уже не будет. А для Ивон с ее непредсказуемостью, с ее подчас непомерной наивностью — возможно все. И даже такое.

От этих мыслей у Джерри окончательно разболелась голова. Салли пыталась завязать разговор с миссис Твидди, Майкл осыпал комплиментами платье Салли, а Джерри чувствовал, что вот-вот задохнется от ядовитых Саллиных духов, которыми она словно для того и надушилась, чтобы он поскорее сдох. На несколько секунд Джерри затаил дыхание, но легче не стало. Погруженный в свои мучения, он не заметил, как порог здания суда перешагнул Генри.

Миссис Твидди жила справа от Уэллингов, а Генри — слева. Миссис Твидди была хозяйкой прекрасного сада, а Генри был хозяином заброшенного участка земли, поросшего какими-то пучковатыми кустарниками. Миссис Твидди была не в меру общительна и наблюдательна, а Генри… Приличная разница в возрасте дополняла их несходство, что, впрочем, не мешало миссис Твидди хорошо относиться к Генри, а Генри — помогать миссис Твидди в садовых работах, поднося старушке тяжелые баллоны с водой или разгружая привезенную для новых саженцев землю.

Джерри заранее скорчился в ожидании новых соболезнований. К счастью, Генри никогда не отличался многословностью. Он был частым гостем в доме Уэллингов, но Джерри редко слышал от Генри что-то большее, чем «да» или «нет». Джерри всегда поражала эта способность Генри молчать с отстраненным видом, когда остальные спорят. А спорили чаще всего Джерри и Ивон.

— Привет, Джерри, — немного помолчав, поздоровался Генри. — Не волнуйся, Корни остался с моей мамой. С ним все в порядке.

— Спасибо, Генри, — поблагодарил Джерри и почувствовал себя виноватым из-за того, что совсем позабыл о собаке, которую сплавил соседу на несколько дней. — Как он? Не соскучился?

— Нет, он в порядке, — утешил его Генри. — Только повыл немного сегодня утром и ел с неохотой. Доброе утро, миссис Твидди, Майкл, Салли…

Корни выл, а я даже не услышал. Немудрено, такое количество «снотворного», мрачно констатировал Джерри. Голова болела все сильнее, а Ивон все не было.

Наконец терпение Джерри было вознаграждено. Тяжелая дверь в который уже раз отворилась, и на пороге появилась Ивон. Впрочем, Джерри не сразу понял, что это была именно Ивон. В последний раз, когда он видел жену, у нее были золотистые кудри до лопаток и виноватый взгляд девочки-подростка. Ивон тогда почти не пользовалась косметикой, но теперь, как видно, собралась наверстать упущенное. А куда девался ее любимый мешковатый свитер, в рукава которого она постоянно прятала свои маленькие ручки?

Перед Джерри стояла отчаянная сорвиголова с коротким, почти мужским, каре и черными, как вороново крыло, волосами. На ней была узкая кожаная куртка и черные джинсы в обтяжку. Образ дополнял бордовый палантин, один край которого был небрежно перекинут через плечо, и длинные замшевые сапожки в тон. Губы Ивон были накрашены непривычно яркой помадой, контрастировавшей, как и черные волосы, с бледным, словно специально выбеленным лицом.

Если она хотела сразить Джерри одним ударом, ей это удалось. Очередное перевоплощение Ивон Уэллинг — а она была мастерицей таких сюрпризов — оказалось весьма успешным.

— Да, Ивон всегда умела удивлять, — раздался из-за спины Джерри голос Майкла.

Джерри затылком почувствовал ревнивый взгляд Салли. Кто теперь думал о ее алом платье? Появилась виновница торжества…

— Джерри, ты еще стоишь? — захихикал Майкл.

— Я бы с радостью прилег, да не на что. Если ты такой заботливый, сбегай за диваном, — не оборачиваясь, отшутился Джерри.

Ивон смотрела на него своим синим пронзительным взглядом, казавшимся еще синее из-за черной подводки и мерцающих серых теней, которые она щедро наложила на веки. Ивон уже была блондинкой, шатенкой, ярко-рыжей, пепельно-седой, но всех этих женщин объединяло одно: взгляд. Синий, как ночное июньское небо, колючий, как куст терновника, и ужасно цепкий, как репейник. Этот взгляд притягивал и не хотел отпускать. Но Джерри всегда удавалось от него уйти.

Вот и сейчас удалось. Взгляд Джерри скользнул по лицу Ивон: по маленькому носу, который он раньше называл пуговкой, по губам, крупным, выпуклым и четким, как барельеф, по чуть выпирающему вперед подбородку, разделенному мягкой ямочкой, которую Джерри раньше так любил целовать, — и дальше, вниз, по бордовому палантину, перехваченному декоративной булавкой.

Кажется, отпустило. Остерегаясь смотреть на Ивон, Джерри перевел взгляд на ее спутниц. Она пришла с Хеленой и О-Марджори, что рождало определенную надежду и означало, что Ивон все-таки живет у кого-то из подруг.

Неизменная Хелена была неизменно в своем любимом зеленом — жабье-зеленом, как часто насмешничал Джерри. Вид Хелены всегда вызывал у Джерри ассоциацию с прямой линией из школьного учебника по геометрии. Она была прямой во всем: и в своих платьях, и в своих, подчас весьма жестоких, высказываниях.

Хелена в отличие от Салли, отвергавшей брак как выдумку закомплексованных женщин, была замужем уже два раза и считала, что знает мужчин лучше, чем кто бы то ни было. Разумеется, все они были слабыми, мягкотелыми и беспомощными существами. Как-то раз Джерри заметил, что все браки Хелены напоминают инцест: она ко всем своим мужьям относилась так же, как не в меру строгая мать — к своим маленьким сыновьям.

С любовью у Хелены не вышло, зато она, в отличие от Салли и О-Марджори, сделала блестящую карьеру — начав с обычной продавщицы, она поднялась до владелицы собственной сети цветочных магазинов.

Джерри слабо представлял ее в роли милой цветочницы, торгующей нежными розами и гортензиями. Впрочем, он давно уже открыл для себя, что далеко не все люди представляют собой именно то, что пытаются собой представлять, а потому совершенно не исключал того, что стальная, геометрически правильная Хелена в глубине души хрупкая фиалка, чьи лепестки могут порваться от первых дождевых капель.

Из всех трех подруг Ивон Джерри нравилась только О-Марджори. Она была самой молодой, самой наивной и самой искренней по отношению к Уэллингам.

О-Марджори умела или восхищаться, или ненавидеть. И то и другое она делала с восклицанием «О!» («О! Какая отвратительная мусорная машина стояла утром у моего дома!» или «О! Ивон! Как чудесно ты сегодня выглядишь!»), которое стало не только ее визитной карточкой, но и прозвищем. Правда, вместо восклицания после знаменитого «О» делалась небольшая пауза. И это новое имя «О-Марджори» звучало и смешно и трогательно одновременно.

О-Марджори казалась хрупкой, как стебель экзотического растения. Голубые глаза, окаймленные густыми и светлыми ресницами, выглядели фантастически огромными на ее узеньком лице. Красотке Салли Мелон она проигрывала — как, впрочем, и все три подруги — лишь отсутствием пышной груди и неистовым желанием нравиться всем мужчинам без исключения.

Джерри не раз говорил Ивон, что ее подруга относится к той породе женщин, что вечно ждут принца на белом коне, но, увы, именно эта мечта приводит их к тому, что они остаются старыми девами. К несчастью, его прогноз О-Марджори пока не удалось опровергнуть. Джерри и Ивон с радостью познакомили бы ее с приятным молодым человеком, но, увы, им, как и самой О-Марджори, встречались лишь принцы без белых коней или белые кони без принцев.

О-Марджори оказалась единственной подругой Ивон, которая осмелилась подойти к Джерри и не только поздороваться с ним, но и сказать несколько утешительных слов. Джерри не хотел соболезнований, но О-Марджори его не жалела — она ему сочувствовала. Пожелав Джерри быть крепким и стойким, девушка вернулась в стан подруг, куда, к величайшему огорчению Майкла, ретировалась и Салли Мелон.

За Салли последовала и миссис Твидди, которая в разговоре с Ивон так сильно трясла головой, что из седого пучка высыпалось несколько тонких прядей.

Джерри снова уткнулся взглядом в бордовый палантин Ивон, но поднять глаза так и не решился. Последняя надежда рухнула с ее появлением. Этот новый облик прекрасной воительницы вряд ли позволит ей пойти на попятный.

Каммингтон, прервавший беседу с Фионой Даффин, подошел к Джерри и шепнул ему на ухо:

— Мисс Даффин от имени своей клиентки предлагает вам уступить.

— Замечательное предложение, ничего не скажешь, — усмехнулся Джерри и почувствовал, как железный обруч снова стиснул виски.

— Ваша жена и сама готова многим поступиться, — продолжил адвокат. — Она откажется от своих претензий на дом. Разумеется, в том случае, если мы решим дело полюбовно. Если вы скажете, что готовы аннулировать брак по обоюдному согласию.

Как же она хочет развестись, подумал Джерри, косясь на Ивон. Конечно, она не стала бы жить после развода со мной, но могла бы продать свою половину и получить хоть какие-то деньги. Не вернется же она к матери, в конце концов? А может быть, у нее действительно кто-то появился? И ей есть куда уйти?

— Так что, мистер Уэллинг? — напомнил о себе Каммингтон.

Джерри отвел взгляд от Ивон, которой по-прежнему что-то доказывала или объясняла настойчивая миссис Твидди, и сердито посмотрел на адвоката.

— Да дело не в доме и не в ней, а в принципе. Я хочу понять, почему она хочет развестись? Я не считаю себя таким уж плохим мужем. Вот пусть судья и решает: есть у нее основания для развода или нет. Я не стану так легко сдаваться.

— Я уже понял, что для вас это дело принципа, — важно закивал Каммингтон. — Но стоит ли из-за принципа жертвовать такой возможностью? Ваша жена готова отдать вам свою половину дома. Подумайте, как это удобно и выгодно для вас.

Джерри покосился на адвоката. Конечно, Каммингтон считает его идиотом. Да и много ли было в его практике мужчин, которые не хотят развода даже тогда, когда жена на все готова, лишь бы получить бумажку о том, что разведена? Судя по окаменевшему лицу уже немолодого Каммингтона, их и вовсе не было. Джерри растерялся. Он великолепно изложил бы свои доводы на бумаге, но объяснить это словами, тем более Каммингтону, не представлялось возможным.

— Мой ответ — нет, — бросил он адвокату. В конце концов, он платит Каммингтону. И уж точно не за то, чтобы тот советовал ему пойти на уступки.

— Значит, мы будем стоять на своем, — кивнул Каммингтон, сделав вид, что понял клиента.

— Майкл, у тебя есть что-нибудь от головной боли? — повернулся Джерри к другу.

Майкл снова глупо захихикал и разве что не в бок толкнул миссис Твидди, которая, поговорив с Ивон, снова примкнула к их компании. Ему, видно, хотелось, чтобы пожилая дама разделила его радужное настроение, однако лицо Агнессы Твидди выразило лишь недоумение.

— Да, на славу ты погулял, дружище, — не унимался Майкл. — У меня ничего нет, но за пять минут я, наверное, добегу до аптеки. Миссис Твидди, вы ничего такого с собой не носите?

Миссис Твидди возмущенно затрясла головой, словно речь шла о противозачаточных таблетках.

— Я не страдаю мигренями, молодой человек. И уж точно не мучаюсь от той болезни, что гложет сейчас нашего Джерри.

— А вы, мистер Каммингтон?

— Я вообще не принимаю таблеток. Предпочитаю лечиться народными средствами.

— Вот-вот, — просияла миссис Твидди. — Я всегда говорила, что лучше травок и сборов ничто не поможет.

— Тогда я спрошу у Салли.

— Нет, только не у нее, — взмолился Джерри. — Еще не хватало, чтобы Ивон узнала, какая болезнь меня гложет.

— Думаешь, по тебе не видно? — расхохотался Майкл. — Ох и наивный же ты. К тому же Ивон вряд ли этим удивишь. Не сомневаюсь, что она и сама вчера была не лучше твоего. Просто у женщин в этом деле есть одно неоспоримое преимущество перед мужчинами, и называется оно — косметика. Слой тонального крема — и никакого похмелья. Правда, больную голову этим не вылечишь.

— Угу, — мрачно кивнул Джерри. — Чью-то больную голову не вылечишь даже таблетками.

— Ты о чем, дружище?

— Я о том, что если бы ты так же быстро перебирал ногами, как чешешь языком, то давно уже был бы в аптеке.

Громкий хлопок двери, которую кто-то не потрудился прикрыть, проник Джерри в ухо, а оттуда — в голову, где отдался яростной вспышкой боли. Но еще худшую головную боль вызвала догадка о том, кто мог войти в здание суда именно таким образом. Нет, это был не судья.

Джерри обернулся и понял, что предчувствия его не обманули: неприступное здание суда взяла без боя Анжела Дженкинс — мать его благоверной.

— Черт возьми… простите, миссис Твидди… какой сюрприз… — продолжил веселиться Майкл. — Ивон тебя предупреждала, что эта бестия сюда пожалует?

— Конечно же известила, — саркастически усмехнулся Джерри. — Письмом.

— Берегитесь, она плюется ядом.

— Молодой человек, — раздраженно отозвалась миссис Твидди, — выбирайте выражения. Вы говорите о теще своего лучшего друга. И это уже не говоря о том, что она гораздо старше вас.

— Миссис Твидди, вы слышали, чтобы кто-то хорошо говорил о тещах? Даже о тещах своих лучших друзей?

— Дорогой Майкл, если бы вы знали, какой это тяжкий крест — быть тещей, то посочувствовали бы этим несчастным женщинам. Еще мой покойный муж, Ричи, говорил…

Джерри уже не обращал внимания на эту словесную перепалку. Если последняя надежда рухнула с появлением Ивон, то осколки этой надежды только что раздавила Анжела Дженкинс.

На довольно полном теле почтенной матроны красовался белоснежный костюм — еще бы, траурно-черный она надела на их с Ивон свадьбу, — а на лице играла торжествующая улыбка. Голос Анжелы Дженкинс немедленно услышали все, кто уже пришел в здание суда. Джерри был уверен — этот голос и мертвого может поднять из гроба.

— Ивон! Моя девочка! Я не сомневалась, что когда-нибудь это произойдет! — громогласно изрекла миссис Дженкинс, обведя всех присутствующих взглядом, исполненным радости и едва ли не гордости за дочь. — Наконец-то ты образумилась и бросила своего Тома!

— Джерри, мама.

— Да какая разница! Главное, что это наконец случилось!

Джерри показалось, что Ивон была обескуражена появлением своей матери не меньше, чем все остальные. В ее глазах или ему это тоже показалось? — промелькнуло нечто, похожее на страх и усталость одновременно. Однако новый имидж — видно, Ивон выбрала его не просто так — не давал ей расслабиться. Она сердито попросила мать говорить потише и не пялиться в сторону Джерри так, словно из того места, где он стоит, хлынула нефть.

На Джерри Ивон не смотрела ее слова были адресованы только матери. Джерри испытал не то раздражение, не то досаду: Ивон уже готовится к тому, чтобы начать воспринимать его как пустое место.

И все-таки встретила она кого-нибудь или этот новый облик, это новое «я» всего лишь очередная видимость перемен, попытка улизнуть от самой себя и спрятаться за этим черным панцирем, украшенным ярким пятном?

Словно в ответ на мысли Джерри, кто-то распахнул тяжелую дверь с такой легкостью, словно она была сплетена из ивовых прутьев. На пороге здания возник силуэт, до хрипа в горле знакомый Джерри. Темно-синий плащ, неизменно вьющиеся темно-каштановые волосы, обрамляющие бледное лицо, благородный профиль, печальный взгляд темных глаз, устремленный на Ивон. Ни дать ни взять, благородный рыцарь, осовремененный писательским воображением.

Ну конечно же Рассел Данкин — ее чертов редактор. Но какого дьявола он сюда приперся?! Утешать Ивон? Или, наоборот, порадоваться за нее, как ее мамаша? Ишь как заблестели глазки у миссис Дженкинс, когда она его приметила. Такого зятя ей хотелось бы иметь гораздо больше, нежели Джерри.

— Вот так поворотец, — ухмыльнулся Майкл. — Ты его ждал?

— Как вестей с того света.

— А вот Ивон, по-моему, вовсе не огорчена его появлением. Уж не из-за этого ли типа она так хочет с тобой разбежаться, а, Джерри?

— Не разбежаться, а развестись.

— Какая разница?

— Женись, тогда узнаешь.

— Еще чего. Мне пока жить охота.

— Заткнись, Майкл! — не сдержавшись, прошипел Джерри.

— Диву даюсь, как вы друг с другом общаетесь, — встряла миссис Твидди. — Вот мой покойный Ричи никогда не позволял себе так разговаривать с друзьями.

— А вы хоть раз видели мистера Твидди за стойкой бара на холостяцкой вечеринке? — ехидно полюбопытствовал Майкл.

— Мой муж никогда не ходил на вечеринки без меня.

Смотреть на сияющее лицо Ивон было невыносимо. Она, казалось, видела теперь только это бледное лицо и горящие глаза. А ведь он моложе ее лет на пять, не меньше. Впрочем, Ивон всегда давали меньше, чем ей было на самом деле.

Джерри снова почувствовал жуткую боль, опоясавшую виски, и повернулся к Майклу.

— Если я не выпью таблетки, то скончаюсь раньше, чем судья примет решение.

— Слушай, неужели тебе не любопытно посмотреть на свою бывшую и ее нового хахаля?

— Да оставьте вы его в покое, Майкл, — снова вмешалась Агнесса Твидди. — Не видите, ему и так плохо. Сходили бы лучше за аспирином.

— И правда, молодой человек, — поддержал старушку Каммингтон. — Зачем накалять ситуацию? Кстати, мистер Уэллинг. — повернулся он к Джерри, — мы, между прочим, можем перенести разбирательство из-за вашего скверного самочувствия. Может, у вас и температура поднялась? Это меняет дело.

— Нет, мы ничего не будем переносить, — почти прорычал Джерри. — Тем более из-за такой дурацкой причины.

— Как знаете, — обиженно кивнул Каммингтон.

Из-за спины Джерри неожиданно донесся спокойный голос Генри:

— Вот, Джерри, возьми. Я в них не разбираюсь, но фармацевт посоветовал мне аспирин.

Джерри обернулся и увидел, что невесть откуда появившийся Генри протягивает ему упаковку с шипучими таблетками.

— Когда ты успел? Я даже не заметил, что ты ушел. — Благодарно улыбнувшись соседу, Джерри взял таблетки. — Плохо только, что шипучие. Интересно, где в здании суда можно найти стакан воды?

— Придется потерпеть до начала слушания, — хмыкнул Майкл, задетый тем, что Генри успел сходить за таблетками, пока сам он отпускал шутки по поводу вновь прибывших.

— Да, там вам обязательно принесут воды, — кивнула миссис Твидди, недовольно косясь на Майкла. — Пока кое-кто упражнялся в остроумии, Генри сделал полезное дело. Спасибо вам, Генри.

— Спасибо, ты меня почти воскресил, — поблагодарил его Джерри. — Теперь осталось только дожить до прихода судьи.

— А вот, кажется, и она, — констатировал Каммингтон.

Все четверо обернулись к двери, которая на этот раз открылась и закрылась так тихо, что никто и не услышал. Вошедшая женщина спокойно прошла мимо людей, разбившихся на две группки, и направилась куда-то в глубь здания.

Джерри, которого головная боль окончательно лишила не только соображения, но и воображения, заметил только две вещи: судья оказалась женщиной и судья оказалась негритянкой.

Впрочем, и то и другое слишком уж сильно бросалось в глаза, чтобы на это не обратил внимания даже такой измученный человек, как Джерри.

2

— Надеюсь, это ненадолго затянется, — донесся до Ивон ворчливый и громкий шепот матери.

Уж лучше бы пришел отец, хмуро подумала Ивон, пытаясь не глядеть в ту сторону, где сидел Джерри. Не глядеть выходило плохо. Взгляд то и дело упирался в сердитый профиль Джерри. Ивон сразу обратила внимание на то, что муж… почти что бывший муж… осунулся и постарел за этот месяц так, словно прошло года три. К тому же он, кажется, еще и пристрастился к спиртному. Неудивительно, что он с такой жадностью пьет из стакана воду. Ивон еще там, в холле, разглядела те коварные признаки, которые раньше часто наблюдала в своем зеркале. К счастью, за этот месяц ей удалось справиться с дурной привычкой лечить свои тревоги и сомнения самым губительным и коварным способом: неразбавленным виски. А вот, Джерри, кажется, наоборот, ступил на этот шаткий мостик — иллюзию спасения от проблем.

Как будто он и это сделал мне назло!

Ивон снова услышала ворчание матери. На этот раз Анжела Дженкинс обращалась к сидящей рядом Хелене, но от этого ее раздраженный шепот не стал тише:

— А этот приперся со своим дружком-бабником. И адвоката нанял. Думает, он ему поможет. Ха! Видали мы таких адвокатов. Диплом-то небось купленный.

Ивон показалось, что ее мать слышат все, кто сидит в зале. Все-таки с длинными волосами было куда удобнее — они прикрывали кончики вечно краснеющих ушей.

— Нет, я смотреть не могу спокойно на этого Тома. До сих пор не могу поверить, Рассел, что моя дочь за него вышла. А ведь у нее были куда более достойные женихи.

Теперь на Рассела перекинулась. Ивон хорошо представила выражение лица своей матери в этот момент: с хитринкой, с прищуром, с дальним прицелом во взгляде. Не хватало еще, чтобы Рассел подумал…

— Мама, — не выдержав, обернулась Ивон. — Замолчи, ради бога. Даже полицейский у двери — и тот на тебя косится.

— Еще бы, делать-то ему нечего, — фыркнула Анжела. — Можно подумать, что он чем-то тут занят. Стоит у стеночки. Тоже мне, работник.

— Мама…

— А что, собственно, я такого сказала?

— Миссис Дженкинс, — осторожно вмешалась О-Марджори, выгнувшись над коленями Хелены, — вам не стоит говорить так громко. У вас слишком внушительный голос.

— У меня слишком глупая дочь. Была бы умнее, не вышла бы за Тома.

— Его зовут Джерри.

— О! Миссис Дженкинс, зачем вы так о дочери?

— Всем встать! Ее честь, судья Алисия Таккер.

В зал суда вошла негритянка лет пятидесяти, одетая в черную мантию. Ивон невольно сравнила ее походку с решительной походкой своего адвоката, мисс Даффин. Никакой решительности или торжественности в походке судьи не было. Она шла спокойно, так, словно зал суда был парком, а кресло судьи, стоявшее на возвышении, — обыкновенной скамейкой.

Невозмутимость нового судьи словно передалась залу: раздраженные пререкания, шиканья, недовольные шепотки мгновенно затихли. Присутствующие поднялись и по знаку судьи снова опустились на деревянные стулья, обитые темно-коричневым дерматином.

— Здравствуйте, — голосом, таким же невозмутимым и ровным, как и ее походка, начала судья. — Меня зовут Алисия Таккер. Я — новый судья по гражданским делам. Прошу простить мне некоторую проволочку — у меня было мало времени, чтобы ознакомиться с ходатайством миссис Уэллинг. Но теперь я в курсе дела. Итак, не будем терять время и приступим к рассмотрению бракоразводного дела номер Z. Ивон Уэллинг настаивает на расторжении брака со своим супругом Джералдом Уэллингом. Прежде чем начать разбирательство, я коротко напомню присутствующим в зале суда о законах нашего штата, касающихся бракоразводных дел. Насколько я знаю, мой предшественник, мистер Куни, не уделял им должного внимания. Итак, согласно…

Ивон покосилась на Фиону Даффин и заметила, как переменилось ее лицо.

Фиона уже говорила ей, что судья Куни не очень-то любил вдаваться в подробности бракоразводных дел, а потому не столько касался вопросов о личных претензиях разводящихся супругов, сколько решал их имущественные споры, если, конечно, таковые надо было решать. Именно поэтому Фиона Даффин была крайне огорчена, когда узнала, что на место Куни назначили нового судью. Это означало, что аннулировать брак будет не так-то просто, как казалось вначале. Фиона даже предложила Ивон пойти на уступки Джерри, но была крайне удивлена, когда Ивон так легко отказалась от своих претензий на дом. Услышав это, мисс Даффин заявила, что жертва слишком велика, но Ивон готова была заплатить даже такую цену за то, чтобы освободить себя от Джерри.

Какая разница? Она ведь все равно не сможет жить с мужем по-соседски, а продажа второй половины дома означает только одно: Джерри — впрочем, как и она сама — останется без комфортного жилья, к которому он привык.

Другая женщина на месте Ивон, не колеблясь, взяла бы то, что ей причитается по закону. Но Ивон так не могла. Она вообще никогда не умела рвать свое зубами. Может, поэтому Джерри всегда обращался с ней полуснисходительно, как с ребенком, который в пять лет все еще не умеет завязывать себе шнурки.

— Итак, для того чтобы принять решение, аннулирующее брак, — подытожила Алисия Таккер, — суд должен иметь веские основания, такие как: жестокое обращение одного из супругов по отношению к другому; моральная нечистоплотность одного из супругов; измена; обман — в его понятие входят отказ от желания иметь детей, ложное заявление о беременности, сокрытие предыдущего брака или детей от предыдущих браков; — пьянство или наркотическая зависимость. Все заявления, касающиеся вышеперечисленных оснований, должны быть подкреплены фактами и свидетельствами. — Судья обвела взглядом зал. — Ну что же, думаю, я достаточно подробно изложила все основания для принятия решения об аннулировании брака. Приступим к делу. — Алисия Таккер посмотрела на Фиону Даффин, а затем перевела взгляд на Каммингтона. — Стороны не пришли к согласию?

Каммингтон поднялся и важно изрек:

— Нет, ваша честь, мой клиент не готов пойти на уступки.

Фиона Даффин озвучила судье щедрое предложение Ивон, которое Джералд Уэллинг категорически отверг.

— Тогда, мисс Даффин, вы можете начинать.

Фиона вышла из-за стола и решительной походкой направилась к деревянному возвышению, на котором располагались кресло и стол судьи. Ее лицо не выражало никаких эмоций. Ивон поражалась выдержке этой женщины. Она бы никогда так не смогла. Вечно краснеющие кончики ушей сразу выдали бы ее волнение.

— Ваша честь, моя клиентка, миссис Ивон Уэллинг желает расторгнуть брак с Джералдом Уэллингом. Оснований на то у моей клиентки более чем достаточно. Чтобы доказать суду справедливость желания миссис Уэллинг, я прошу у вашей чести разрешения вызвать нескольких свидетелей.

— Мисс Даффин, можете приступить к опросу свидетелей, — ответствовала Алисия Таккер.

— Я вызываю мисс Хелену Колхэм, подругу миссис Уэллинг.

Лицо Хелены Колхэм было непроницаемо холодным. Прямая и строгая, она на мгновение показалась Ивон двойником Фионы Даффин, которого лишь по недоразумению одели в зеленое вместо серого.

Когда Фиона начала задавать Хелене вопросы, на Ивон вдруг накатило чувство глубочайшего отвращения ко всему происходящему. И усталости. Безграничной усталости.

Сама того не желая, Ивон покосилась на Джерри. Он выпил всю воду и теперь теребил пустой стеклянный стакан. Глаза мужа смотрели куда-то сквозь Хелену, и взгляд его показался Ивон таким же пустым и стеклянным, как тот стакан, что он вертел в руках.

Конечно, ему наплевать, раздраженно подумала Ивон. Он ведь устроил весь этот цирк только из-за своих дурацких принципов. Можно подумать, ему вообще было дело до того, что я ушла из дома. Не сомневаюсь, Майкл уже вручил ему утешительный приз. Нашел какую-нибудь красотку с пятым номером груди.

Тогда зачем весь этот бред? Зачем Хелена на свидетельском месте вещает с серьезным лицом о каких-то глупостях?

— Мисс Колхэм, расскажите суду о том, как Джерри Уэллинг обращался со своей женой. Давайте вспомним тот эпизод, когда миссис Уэллинг обратилась к своему мужу с невинной просьбой навести в доме порядок…

— Протестую, ваша честь! — крикнул Каммингтон. — Что значит — с невинной просьбой? Мисс Даффин пытается обелить клиентку и склонить вас на свою сторону. Мисс Колхэм еще не успела начать свой рассказ, а мисс Даффин уже берет на себя смелость делать выводы.

— Протест принят. — Алисия Таккер ударила по столу деревянным молотком. — Продолжайте без оценок, мисс Даффин.

— Хелена, — невозмутимо продолжила Фиона Даффин, — пожалуйста, расскажите присутствующим о том, что случилось, когда миссис Уэллинг попросила своего мужа убраться в доме.

— Это было в тот день, когда мы втроем — Салли Мелон, Ивон и я — собрались посидеть в кафе…

У каждого из нас есть свои нелюбимые занятия. Для Джерри Уэллинга этим занятием была уборка.

Мисс Диана Уэллинг, мать Джерри, была не слишком современной женщиной, а потому считала домашние хлопоты исключительно женским делом. Именно по этой причине Джерри-маленький, а потом и Джерри-большой, считал, что плита предназначена для того, чтобы хранить в ней противни, и что белье попадает в стиральную машину каким-то волшебным образом, совершенно без человеческого вмешательства.

Увы, этим восхитительным мужским иллюзиям суждено было разрушиться в тот самый день, когда Джерри и Ивон решили, что уже не могут жить порознь.

Мать Ивон Дженкинс, в отличие от матери Джерри, была довольно современной женщиной и понимала, что если оба супруга зарабатывают деньги, то и обустройством домашнего очага они тоже должны заниматься вместе. Поэтому Ивон-маленькая, а затем и Ивон-взрослая, не видела ничего сверхъестественного в том, что мужчина стоит у плиты, вооруженный поварешкой, или у раковины, вооруженный губкой для мытья посуды.

Джерри почуял неладное уже тогда, когда в первый вечер их переезда — тогда еще в съемное жилье — Ивон приготовила ужин, а после ужина вопросительно покосилась на Джерри.

— Все было очень вкусно, — пробормотал Джерри, который еще не расшифровал природу ее загадочного взгляда.

— Я рада, что тебе понравилось, — улыбнулась Ивон, до которой еще не дошло, насколько Джерри далек от того, чтобы понять ее намек. — Вот только мне не хочется, чтобы мы откладывали это на завтра.

— Что — это? — недоуменно поинтересовался Джерри.

— Посуду. Терпеть не могу просыпаться и видеть на кухне грязные тарелки.

— А-а… Так помой сегодня. Я приму душ и согрею для тебя постельку.

Лицо Ивон вытянулось, а брови поползли вверх.

— Я? — спросила она, все еще надеясь, что ослышалась.

— Погоди, ты что, хочешь, чтобы я это сделал? — ошалело уставился на любимую Джерри.

— Естественно, я ведь готовила.

— Да, естественно то, что ты готовила. Но совсем не естественно, что я должен мыть посуду.

— То есть как?

— Чего тут непонятного? Ты женщина, значит, ты моешь посуду, готовишь, ну и все такое.

— Все такое?! — не выдержала Ивон. — А чем же ты будешь заниматься, если я буду делать «все такое»? Валяться в постели?

— Ну почему же валяться. Я могу заняться делом, — пробормотал Джерри. — У меня статья не дописана, а мне нужно закончить ее к понедельнику.

— По-твоему, у меня нет дел, кроме этой посуды? — вспыхнула Ивон. — Я ведь тоже работаю, если ты не забыл. И вообще, что это за дискриминация? Почему я должна тянуть на себе дом только потому, что я женщина?

— Ну… — окончательно растерялся Джерри. — Вообще-то я так привык.

— От дурных привычек нужно избавляться, — отрезала Ивон.

— Да я даже не знаю, как мыть эту чертову посуду! — взорвался Джерри.

— Когда ты ел из нее, она не казалась тебе чертовой.

— Если бы я знал, что ты заставишь меня это делать, — брезгливо покосился Джерри на грязные кастрюли и сковородки, — я бы не стал ужинать.

— Отлично. Значит, будем питаться в ресторане.

— Не знал, что у нас такие большие гонорары, — ехидно заметил Джерри.

— Значит, сядем на диету, — сухо ответила Ивон.

В тот момент Джерри окончательно понял, что перемены неизбежны. Отныне ему предстояло не только жить вместе с Ивон, но и заниматься делами, которые до сих пор его не касались.

Ивон была упряма, но Джерри был еще упрямее. Поначалу они, подобно героям валлийской сказки про старуху и старика, которые никак не могли разобраться, кому же из них нужно встать и закрыть дверь, упорно ждали, кто сдастся первым. Но когда все тарелки, на которых с того памятного вечера разогревались лишь готовые пиццы, закончились, а слой пыли на телевизоре вырос до такой степени, что на экране можно было выводить пальцем надписи, для упрямцев настало время принять хоть какое-то решение. После домашнего совета, организованного Джерри, решение таки было принято.

Ивон и Джерри договорились все делать по очереди и расписали график уборки, готовки и мытья посуды на месяц вперед. Джерри пришлось познакомиться с запахом сгоревшего в духовке мяса, узнать, для чего предназначается «та мягкая цветная штуковина с шершавым верхом» и «та здоровая ложка с дырками», понять, почему рубашки лучше менять каждый день, и постигнуть наконец тайну стиральной машины. Эти маленькие открытия удивляли его, но не радовали.

Когда, уже будучи супругами, Уэллинги взяли кредит и обзавелись своим домом, Джерри решил позволить себе такую роскошь, как приходящая домработница. Это изрядно экономило время и нервы Джерри и Ивон. Однако в последний год выплаты за дом оказались настолько обременительными для семейного бюджета, что Ивон посчитала расточительством платить домработнице, и супругам вновь пришлось вернуться к старой схеме.

Джерри не смог воспринять эту новость с философским спокойствием. Давно забытые ужасы домашнего труда вернулись, и ему снова пришлось окунуться в ненавистный быт. Уборка превратилась в настоящий ад не только для Джерри, но и для Ивон, потому что Джерри не хотел убираться молча и спокойно. Он сыпал проклятьями в адрес падающей посуды, пылесоса, в котором переполнился мусорный мешок, поминал сатану всякий раз, когда находил на столе пепел — и Ивон вздрагивала, потому что была единственной курящей в доме, — он ходил по дому с таким видом, словно вчера ему сообщили о кончине близкого и горячо любимого родственника. Словом, в те дни, когда неумолимый график констатировал, что настало время Джерри, атмосфера в доме накалялась до такой степени, что Ивон испытывала мучительную потребность куда-нибудь сбежать. Но даже закрывшись в своем убежище — рабочем кабинете, — она не чувствовала себя в безопасности от скверного настроения мужа. Проклятья, крики и ругань доносились из-за двери.

Но в один прекрасный момент Ивон нашла выход. Во всяком случае, ей показалось, что нашла. Ивон попросту начала под разными предлогами уходить из дома, оставляя Джерри, вооруженного пылесосом и тряпками, наедине с его кровным врагом — уборкой.

Джерри воспринимал уходы Ивон как личное оскорбление. В глубине души он получал удовольствие от того, что Ивон мучается вместе с ним. В конце концов, это была ее идея — заставить его заниматься тем, что он ненавидит больше всего на свете. А теперь она уходит, чтобы не смотреть на его страдания. Вот это свинство!

Осознание собственного эгоизма угнетало Джерри еще сильнее, но справиться со своим необоснованным раздражением было не так-то просто.

И вот семнадцатого июня — именно этого утра Джерри ждал с таким страхом и отвращением — в дверь позвонили.

— Кого еще черт принес? — недовольно пробурчал Джерри, оттирая плиту от застывшей кофейной гущи.

— Это ко мне, — невозмутимо отозвалась Ивон, поднимаясь из-за стола. — Салли и Хелена.

— Ты что, пригласила гостей? — Джерри оторвался от плиты и посмотрел на жену таким взглядом, словно она решила устроить шабаш и позвала в гости ведьм. — Забыла, что у меня сегодня уборка?

— Такое забудешь, — хмыкнула Ивон. — Нет, просто мы решили сходить в кафе, — легкомысленно бросила она и убежала открывать дверь подругам.

— В кафе? Очень мило, — пробормотал Джерри стулу, на котором только что сидела жена. — Отлично, просто замечательно. Жена уходит развлекаться с подругами, а муж остается чистить семейное гнездышко. Очень современно.

Джерри покосился на недомытую плиту. Плита ехидно подмигнула ему кофейным пятном, которое он так и не успел оттереть. Джерри собрал всю волю в кулак и направился к плите, но на ходу задел локтем любимую чашку Ивон, которую та неосторожно поставила на самый край стола. Подхватить падающую чашку Джерри не смог — резиновые перчатки, которые он всегда надевал во время уборки, ловкости рук не прибавляли.

От любимой чашки Ивон остались лишь белоснежные осколки, разлетевшиеся по полу.

— Вот черт! — в сердцах воскликнул Джерри.

— В чем дело? — донеслось из прихожей. — Ты что-то разбил?

— Да, черт возьми! — огрызнулся Джерри. — А все потому, что кто-то оставляет посуду на столе, вместо того чтобы положить ее в раковину.

— Моя чашка! — Ивон застыла в дверном проеме, а за ее спиной Джерри разглядел две головы: одну, гладко зачесанную, — Хелены и другую, уложенную с кокетливой небрежностью, — Салли.

Увидев подружек Ивон, Джерри взбесился еще сильнее. Она как будто нарочно притащила их сюда, чтобы они поглазели на его унижение: он стоит в этих дурацких перчатках, с тряпкой в руках, да еще и разбил эту дурацкую чашку. Пускай это и любимая чашка Ивон!

— Да, твоя чашка, — подтвердил Джерри, словно до нее все еще не дошло, чью чашку он разбил. — Надо было убрать ее в раковину. Думаю, это спасло бы ей жизнь.

— Ты издеваешься?! — вспыхнула Ивон.

— Напротив, я совершенно серьезен. Привет, девочки! — насмешливо поздоровался с гостьями Джерри и помахал им рукой в резиновой перчатке. — Наверное, никогда не видели придурка, который занимается уборкой в выходной день, в то время как его жена уходит на прогулку. Вот он я!

— Ну хватит, Джерри, — холодно оборвала его Ивон. — Ты нарочно ее разбил? — кивнула она на осколки.

— Делать мне больше нечего. Ты так убиваешься, будто это была не чашка, а аквариум с рыбками.

— Это была моя любимая чашка.

— Когда ты разбила мои часы, я и слова не сказал.

— Потому что ты их терпеть не мог.

— Нет, потому что в отличие от тебя я отношусь к вещам философски и не имею дурной привычки к ним привязываться.

— Может, вы закончите спорить и мы пойдем? — поинтересовалась Хелена, глядя на Джерри немигающим взглядом.

— Да, действительно, — поддакнула Салли. — Не будем мешать Джерри делать его работу…

Последнее замечание было произнесено таким скептическим тоном, что Джерри стоило огромного труда сдержаться и не сказать Салли какую-нибудь гадость по поводу ее новой прически.

— Джерри, мы уходим, — покосившись на подруг, сообщила Ивон, как будто без ее слов Джерри совершенно не догадался бы, что сейчас произойдет. — Надеюсь, больше ты ничего не разобьешь?

Ивон сделала огромную ошибку, позволив себе этот вопрос. Если несколько секунд назад Джерри все-таки сдержался, то теперь его прорвало:

— Боишься, что я что-нибудь разобью, так убирайся сама! — Джерри бросил тряпку на стол и стащил с рук перчатки. — Раз я такой неуклюжий, можешь меня заменить. У тебя всегда получалось лучше.

— Даже не думай, — изменилась в лице Ивон. — Сегодня твоя очередь. Ты же такой принципиальный, вот и делай что должен.

— Я бы и делал, если бы ты не лезла ко мне с дурацкими вопросами!

— По-твоему, я дура?

— А кто еще может задавать дурацкие вопросы?

— Ну, это ни в какие ворота не лезет, — вмешалась Хелена. — Ты бы выбирал выражения, Джерри. Ивон все-таки твоя жена.

— Да что я такого сказал?! — окончательно рассвирепел Джерри. — Если Ивон делает из моих слов дурацкие выводы, я не виноват!

— Ну вот, опять. — Ивон сделала жертвенное лицо и повернулась к подругам. — А все почему? Потому что Джерри бесит, что я не хочу запираться в своем кабинете и работать под звуки его воплей.

Джерри и сам подозревал в себе то, что только что озвучила жена. Но знать о своих недостатках и слышать о них из уст другого — совершенно разные вещи. Проницательность Ивон дорого ей обошлась.

— Нет, девочки, — побелев от сознания собственной неправоты, произнес Джерри, — все это потому, что одна эмансипированная кретинка… думаю, Хелена прекрасно поймет, о чем я говорю… решила, что все это, — Джерри обвел взглядом кухню, — доставит мне массу удовольствия; А теперь она еще и издевается надо мной!

— Вот наглость! — вспыхнула Хелена. — Поосторожнее на поворотах, Джерри. Я ведь и в суд могу подать за оскорбление.

— Пойдем, Ивон, — поспешила поддержать подругу Салли. — Мужчины считают, что брак — это игра по их правилам.

— Идите-идите, — усмехнулся Джерри. — Давай, Ивон, учись. У тебя отличные учителя.

Ивон выскочила из кухни. Следом за ней, высоко подняв голову, направилась Хелена. Салли еще какое-то время демонстрировала свое презрение Джерри, а потом фыркнула и тоже ушла вслед за подругами. Джерри услышал, как хлопнула входная дверь, а потом опустился на корточки и голыми руками начал собирать осколки разбитой чашки. Любимой чашки Ивон…

В шесть часов вечера Джерри вытер со лба капельки пота, стянул с рук резиновые перчатки и понял, что Ивон обиделась не на шутку. Она до сих пор не пришла и даже не позвонила, хотя раньше всегда предупреждала его, когда вернется домой.

Хорошенькие дела. Джерри присел на тщательно пропылесосенный диван и мрачно покосился на телефон, стоящий на вытертом до блеска журнальном столике.

Может, позвонить самому? В конце концов, вина полностью на нем. Он оскорбил не только ее, но и ее подруг. И вообще, так не ведут себя с гостями, даже если те пришли нежданно-негаданно и застали тебя за самым гнусным занятием на свете.

Джерри позвонил Ивон, потом Салли, а потом Хелене. Ни та, ни другая, ни третья не желали его слышать. Аппарат Ивон был попросту отключен, а Хелена и Салли не брали трубки. Проклиная собственную несдержанность, Джерри попытался смоделировать возможное развитие событий. Первым, самым оптимистичным вариантом было то, что все три ведьмочки до сих пор сидят в каком-нибудь баре, потягивают коктейли — все, за исключением Ивон, которая всегда предпочитала неразбавленный виски — и перемывают ему, Джерри, косточки. Второй вариант был не таким оптимистичным, как первый: Хелена и Салли разошлись по домам, а Ивон, хорошенько набравшись виски, отправилась слоняться по городу. У второго варианта могли быть два финала: счастливый и не очень. Согласно первому, Ивон все-таки добиралась до дома. Согласно второму, на пути Ивон встречался красивый незнакомец, или маньяк, или и то и другое вместе и домой Ивон не попадала.

В половине девятого Джерри окончательно склонился ко второму варианту и, сделав очередную безуспешную попытку дозвониться до жены, выскочил из дома, чтобы предотвратить несчастливый финал.

Однако же спасать Ивон от незнакомцев или маньяков Джерри, к счастью, не пришлось. Его любимая женушка сладко спала на пороге, прижавшись щекой к стене из красно-белых кирпичей.

— Ивон… — Джерри присел на корточки рядом со спящей женой. — Ивон, ну что же ты сидишь на холодном…

Ивон, казалось, его не слышала. Глаза были плотно сомкнуты, немного распухшие губы слегка приоткрыты. Джерри не мог на нее сердиться — напротив, при виде спящей жены в нем проснулось умиление и что-то еще, о чем он не думал ни вчерашним вечером, ни сегодняшним утром.

— Ивон…

Джерри подхватил ее на руки, и она открыла глаза. Взгляд был синим, мутным, сонным, но Джерри разглядел забрезжившую в нем нежность, и у него сжалось сердце. Он отнес свое хрупкое сокровище в дом, уложил на диван и укутал пледом. Ивон замерзла так, что ее худенькие пальчики совсем сморщились, как веточки молодого дерева в весенние заморозки. Джерри опустился перед женой на колени и стал отогревать каждый пальчик своим горячим дыханием и не менее горячими поцелуями. Ивон молча смотрела на его макушку, и этой самой макушкой Джерри чувствовал, что она улыбается. Чтобы застать врасплох эту нежную улыбку; Джерри резко откинул голову и посмотрел на Ивон. Он не ошибся: она действительно улыбалась — нежно, робко и ласково — одним краешком губ. Так умела улыбаться только она, Ивон. И только ее, Ивон, улыбка могла сделать его по-настоящему счастливым.

Этой ночью они занимались любовью прямо в гостиной перед камином, который Джерри растопил специально для Ивон. И вовсе не потому, что она замерзла. Просто в ту ночь им обоим захотелось чего-то особенного, чего-то необычного, пьяняще-яркого, как их странная, немного истеричная любовь…

— Мисс Колхэм, повторите еще раз, как мистер Уэллинг назвал миссис Уэллинг.

— Эмансипированной кретинкой, — невозмутимо произнесла Хелена Колхэм. По всей видимости, за эти три года она успела позабыть о том, что это оскорбление было адресовано не только Ивон. — Именно так он обозвал мою подругу. А перед этим разбил ее любимую кофейную чашку, причем сделал это нарочно. Его злорадство заметила не только я, но и Салли Мелон. Джерри Уэллинг сделал это намеренно, чтобы разозлить Ивон. Ему не хотелось, чтобы Ивон пошла с нами в кафе. Ведь и меня, и мисс Мелон мистер Уэллинг, — Хелена с вызовом произнесла фамилию Джерри и при этом пристально на него посмотрела, — просто на дух не выносит.

— Протестую, ваша честь! — вмешался Каммингтон. — Свидетель говорит о своих личных впечатлениях, а это не имеет отношения к делу.

— Протест принят, — кивнула Алисия Таккер и внимательно посмотрела на Хелену. — Скажите, мисс Колхэм, а с чего вы взяли, что мистер Уэллинг нарочно разбил эту чашку? Он сам вам об этом сказал?

— Нет, — поникла разочарованная Хелена. — Но это было видно.

— То есть вы сами решили, что мистер Уэллинг сделал это нарочно. Ну бог с ней, с чашкой. Продолжайте, мисс Даффин.

Джерри криво усмехнулся. Все происходящее смахивало на комедию, причем не самого хорошего качества. Ну не глупо ли обсуждать в зале суда какую-то разбитую чашку? А сейчас, между прочим, Хелена Колхэм совершает настоящее преступление: ломает жизнь своей лучшей подруге. Наивно полагая при этом, что делает благое дело.

Джерри скользнул глазами по застывшему профилю Ивон. Ее как будто заморозили. Сложно поверить, что она дирижер всего этого спектакля. Притащила сюда своих подружек, которые говорят о каких-то глупостях, не понимая сущности их отношений. Ведь Хелена не может знать ни тех чувств, что испытывал Джерри, ни того, что последовало за этой ссорой. Но Ивон… Неужели она не помнит? Неужели забыла? Неужели действительно разлюбила и в ее памяти осталось только плохое, а все хорошее стерлось?

— Итак, — подытожила Фиона, — свидетельница показала, что муж моей клиентки оскорблял жену в присутствии посторонних людей, тем самым проявляя свою моральную нечистоплотность и унижая честь и достоинство миссис Уэллинг. К тому же подобное оскорбление — это самое настоящее жестокое обращение.

— Протестую, ваша честь! — Джерри с недоумением и восхищением покосился на своего адвоката: и как только ему не надоедает по сто раз на дню вскакивать, выкрикивая одно и то же слово: «Протестую!». — Мисс Даффин подменяет понятие «оскорбление» понятием «жестокое обращение». Да и с «моральной нечистоплотностью» я не соглашусь. Ну кто из нас хотя бы раз не сказал своей второй половине какую-нибудь глупость? Думаю, подавляющую часть присутствующих в зале суда, да и меня в том числе, можно смело обвинить в «моральной нечистоплотности».

В зале послышались смешки. Джерри и сам улыбнулся. Молодец Каммингтон, ловко он поддел этого цербера в бусах!

— Протест принимается, — кивнула Алисия. — Мисс Даффин, мистер Каммингтон прав: на жестокое обращение показания вашего свидетеля не тянут. Что до моральной нечистоплотности… Если каждая женщина будет подавать на развод из-за одного-единственного оскорбления, суд будет ломиться от подобных ходатайств и для бракоразводных процессов придется выделять не только отдельных судей, но и целые здания суда. Я полагаю, ваша свидетельница закончила?

— Да, ваша честь, — все с тем же непроницаемым лицом кивнула Фиона Даффин. — Я прошу позволения вызвать следующего свидетеля — мисс Салли Мелон.

— Вызывайте, — кивнула Алисия Таккер.

Салли Мелон — предмет вожделения Майкла, — демонстративно тряхнув кудрями, поднялась со стула и, покачивая соблазнительными бедрами, направилась к свидетельскому месту.

Настал твой звездный час, ехидно заметил про себя Джерри. Интересно, ты скажешь суду всю правду или кое о чем все-таки промолчишь?

Уста Салли Мелон изрекли, что будут говорить только правду и ничего кроме правды, но что-то подсказывало Джерри, что кое-какие факты красотка Салли оставит лишь в своей памяти…

3

Салли Мелон обвела зал взглядом, который Джерри хорошо помнил: в нем было сознание собственной значительности и превосходства. Салли Мелон умела сражать наповал, но то гипнотическое состояние, в которое Она повергала своих многочисленных поклонников, было таким же коротким, как бабочкин век. Проще говоря, Салли умела очаровывать, но не умела удерживать.

И этот секрет роковой красотки Джерри Уэллингу однажды удалось разгадать. Именно тогда он понял, почему на самом деле Салли Мелон меняет мужчин с той же скоростью, что и прически. Вопреки ее заверениям, что она не хочет серьезных отношений и брак для нее что-то вроде контракта на неодинокую старость, Салли рада была бы найти себе постоянного партнера, но, увы, не могла. За красивой и яркой внешностью прятались такой беспредельный эгоизм и холодность, что ни один мужчина, соблазненный ее роскошным телом и сладкими речами о свободе, не остался бы с ней надолго. Салли это чувствовала и, как только в отношениях появлялись первые проталины непонимания, собирала в свой компактный чемоданчик все светлые воспоминания о последних отношениях и давала деру, не забыв при этом оставить на подушке спящего мужчины запах своих приторных духов и громко хлопнуть дверью.

Салли подозревала, что Джерри раскрыл ее маленький секрет, и от этого он стал бесить ее еще сильнее. Впрочем, Джерри не льстил себе, думая, что под маской внешнего раздражения и презрения Салли носит то, в чем не желает признаться даже самой себе. Джерри действительно ей нравился. Очень нравился. Нравился настолько, что, дай он ей надежду на взаимность, она наплевала бы на чувства Ивон и пошла бы с ним за тридевять земель, забыв про свои рассуждения о свободе.

Но сейчас Салли была по другую сторону баррикады и усиленно помогала подруге обрести «свободу и счастье». И если Хелена искренне верила, что Ивон и правда станет счастливей, разведясь с Джерри, то Салли вовсе так не считала. Ею двигало лишь чувство мести: она попросту сводила счеты с Джерри.

— Меня всегда настораживало то, что Ивон уезжала от Джерри. Разве это нормально, когда жена буквально сбегает от мужа? Раз в два-три месяца Ивон звонила мне, Хелене или О-Марджори… то есть Марджори Флэм… и спрашивала, не пустим ли мы ее к себе на неделю-другую.

Алисия Таккер посмотрела на свидетельницу с интересом, а потом покосилась на Фиону Даффин в ожидании, что та задаст Салли вопрос. Но Фиона молчала, ожидая продолжения, поэтому судья решила сама выяснить то, что вызвало у нее любопытство.

— Скажите, мисс Мелон, а ваша подруга как-нибудь объясняла свои отъезды из дома?

— Да, — нехотя ответила Салли. — Она говорила, что ей надо сменить обстановку.

— А зачем?

— Видите ли, ваша честь, Ивон пишет детективные романы и работает в основном дома. Она говорила, что ей нужно время от времени менять место работы.

— А чем занимается мистер Уэллинг?

— Он тоже писатель. Только пишет не детективы, а какие-то ужасные истории, — презрительно усмехнулась Салли.

— Триллеры, вы хотите сказать? — уточнила Алисия Таккер.

— Что-то вроде этого.

— Значит, вам показалось неубедительным, что подруга приезжает поработать у вас?

— Да, ваша честь. Мне кажется, что, если людям хорошо вместе, они не бегают друг от друга.

— А вы не допускаете, что людям, которые проводят вместе двадцать четыре часа в сутки, просто необходима возможность друг от друга отдохнуть?

— Допускаю, конечно, — немного растерялась Салли и покосилась на адвоката. Никто не ожидал, что судья вмешается и начнет сыпать вопросами. — Но, видите ли, ваша честь, у меня были причины думать, что в отношениях между Ивон и Джерри не все гладко…

— Расскажите о них суду, — поспешила вмешаться Фиона, пока судья не задала очередного каверзного вопроса.

— Конечно, — с готовностью кивнула Салли. — Однажды я пришла в гости к Ивон, а Джерри ни с того ни с сего запустил в жену стаканом виски. Он мог бы попасть ей в голову, и, кто знает, чем бы это закончилось для Ивон…

— Мы не говорим о том, что могло бы быть, — перебила Салли Алисия Таккер. — Мы говорим о том, что было или есть. Так все-таки мистер Уэллинг попал в жену стаканом?

— Нет, ваша честь. Он промахнулся, и стакан разбился об дверь.

— Протестую, ваша честь! — снова крикнул Каммингтон. — Салли Мелон не могла знать о том, куда попал этот стакан. И вообще не могла видеть, что мой клиент целился именно в жену. В тот момент мисс Мелон находилась в гостиной. А сами супруги — на кухне.

— Это правда, мисс Мелон?

Салли кивнула, бросив на Каммингтона испепеляющий взгляд.

— Но я слышала, как Джерри кричал на Ивон, и еще слышала звук удара и звон разбитого стекла.

— А из чего вы сделали вывод, что мистер Уэллинг хотел попасть стаканом именно в жену? Может, он и метил стаканом в дверь?

— Мне сказала об этом Ивон, — объяснила Салли. — Уже после того, как вернулась в гостиную.

— Значит, вы ничего не видели?

— Однако же мисс Мелон слышала, как Джерри Уэллинг оскорблял жену, — перехватила инициативу Фиона Даффин. — Расскажите суду, мисс Мелон, что мистер Уэллинг говорил жене?

— Он называл ее алкоголичкой и упрекал в том, что она готова изменить ему с первым встречным, — изрекла торжествующая Салли.

— И что же, его обвинения имели под собой основания? — полюбопытствовала Алисия Таккер.

— Ну что вы, ваша честь. Никаких. Насколько я знаю, Ивон никогда не изменяла мужу, чего не могу сказать о нем…

— Протестую, ваша честь! Это оскорбление чести и достоинства моего клиента!

— Протест отклонен. — Алисия небрежно стукнула молотком по столу, а потом продолжила: — Мисс Мелон, объясните, что вы имеете в виду.

— То, что Джерри Уэллинг изменял своей жене, — невозмутимо ответила Салли.

Джерри смотрел на Салли и не верил своим глазам. Она обвиняет его в прелюбодеянии. По телу пробежал противный холодок. Джерри и сам не понял, почему ему вдруг стало так холодно. Не то от страха и стыда перед Ивон, не то с похмелья, которое мучило его все это проклятое утро.

Джерри не хотел смотреть на Ивон, но все-таки посмотрел. Ее обвиняюще синий взгляд тоже был устремлен в его сторону. Их глаза встретились, но лишь на мгновение. Ивон сразу отвернулась и набросила на плечи яркий палантин.

Значит, ей тоже холодно, подумал Джерри. Так же холодно, как и мне. Бог ты мой, ну зачем все это, если мы до сих пор можем согреть друг друга?

Рассел Данкин приподнялся и, склонившись над ухом Ивон, что-то ей прошептал. Джерри мгновенно согрелся. Наверное, гнев выбрасывает в организм какой-то гормон, от которого мгновенно становится жарко: не кровь, а пламя струится по венам, поджигая все на своем пути. Голова от этого пожара мутнеет, а в глазах — пелена дыма, сквозь которую и не разглядишь, что же происходит вокруг на самом деле.

Джерри не знал, что нашептал на ухо его жене Рассел Данкин, но, когда на ее губах заиграла улыбка, почувствовал непреодолимое желание встать и надавать этому худосочному юнцу по шее.

Может — к сожалению, а может — и к счастью, Каммингтон снова заголосил «Протестую!», после чего судья потребовала у Салли Мелон доказательств, подтверждающих ее заявление.

Джерри уже приготовился выслушать свой приговор, когда дверь в зал суда распахнулась и на пороге появилась… Диана Уэллинг, его мать собственной персоной…

Диана Уэллинг всегда была решительной женщиной, не терпящей полумер. Вот и сейчас она вошла в зал суда с таким невозмутимым лицом, словно судья и все присутствующие только и делали, что ждали ее появления. Заметив сына, лицо которого едва ли можно было назвать обрадованным, Диана стянула с руки тонкую сетчатую перчатку и помахала ему.

Еще одна сердобольная мамаша, обреченно вздохнул Джерри и сделал над собой усилие, чтобы улыбнуться матери. А ведь я просил ее не приходить. Но разве Диана Уэллинг слушает хоть кого-нибудь, кроме себя самой?

— Приперлась, — раздалось шипение из зала. — Только ее тут не хватало. Надо было хорошо воспитывать сына, чтобы потом не таскаться по судам. — Всю эту обличительную тираду Анжела Дженкинс не постеснялась произнести вслух и довольно громко. То, что хорошее воспитание, которое она дала своей дочери, не позволило самой Анжеле избежать появления в зале суда, не имело ровным счетом никакого значения. Разумеется, Анжела, как и ее дочь, находилась здесь только по вине Джерри, а если уж Джерри был виноват, то конечно же и без Дианы Уэллинг дело не обошлось.

Впрочем, Диана Уэллинг не любила и не умела оставаться в долгу. Она немедленно заявила обидчице:

— Следили бы лучше за своей дочерью, миссис Дженкинс. Болезнь вашего мужа, милочка, по-моему, и на ней отразилась.

— Мой-то муж хотя бы при мне, — ехидно парировала Анжела. — А вот ваш, как я слышала, сбежал куда глаза глядят и даже ребенок его не удержал!

Диана Уэллинг хотела было ответить родственнице очередной любезностью, но судье, которая все это время с любопытством наблюдала за почтенными дамами, их препирательства, по всей видимости, надоели.

— Достаточно оскорблений, — ровным голосом остановила она открывшую рот Диану. — Если вы хотите присутствовать на слушании, то молча пройдите в зал и займите свое место.

— Благодарю вас, ваша честь, — кивнула Диана. Она уселась рядом с Генри и, нацепив на нос очки, присмотрелась к Салли Мелон, которую на время оставили без внимания.

Однако Салли так и не удалось подкрепить свое заявление доказательствами, потому что, как только в зале затихли последние шепотки, в зал суда заглянул маленький человечек с очень важным лицом и, склонившись над судьей, что-то тихо ей сказал.

Алисия Таккер поднялась и обратилась к собравшимся:

— Прошу прощения, леди и джентльмены, но мне придется ненадолго вас оставить. В связи с этим я объявляю небольшой перерыв.

Кто-то вздохнул с облегчением, кто-то тихо выразил недовольство, а Джерри почему-то впервые за это утро почувствовал, что ощущение обреченности, с которым он вошел в здание суда, отхлынуло и пусть ненадолго, но уступило место крошечному проблеску надежды.

Джерри и сам не понял, откуда взялась эта неоправданная, взъерошенная надежда. Но ее появление обрадовало его настолько, что он почувствовал себя в силах похлопать по плечу Каммингтона и отпустить несколько шуток по поводу церберши-адвокатши Ивон…

Диана Уэллинг была заядлой кофеманкой, поэтому Джерри пришлось разыскать автомат и принести матери пластиковый стаканчик с горячим напитком.

Приняв стаканчик, Диана принюхалась к его содержимому и брезгливо поморщилась.

— Фи, какая гадость. Сразу понятно, что кофе дешевый.

— Извини, другого не было. Вообще-то здесь суд, а не кафе.

— Приличное, казалось бы, заведение, — не обратив внимания на иронию сына, продолжила Диана, — а кофе делают дрянной. Неужели судьи пьют такое пойло? Я в жизни не поверю. Ну как ты, дорогой? Надеюсь, эти люди, — кивнула она в сторону Ивон и ее окружения, — не успели наговорить про тебя гадостей? Впрочем, не сомневаюсь, что успели. И все-таки я не понимаю тебя, Джерри. Почему ты не дашь этой особе развод? Вы ведь все равно уже не будете вместе. Да и я никогда не одобряла этот брак. Ну что за семья, где жена заставляет мужа готовить и стирать рубашки? И вообще вытирает об него ноги? Никакого уважения.

Джерри подумал, что уважение, которое мать питала к отцу, не спасло ее от того, что он ушел к другой, бросив ее с годовалым ребенком на руках. При этом она умудрилась не только простить его, но и сохранить о нем светлую память.

У мистера Уэллинга-старшего, с которым Джерри так ни разу и не встретился, даже был свой уголок в доме: на одной из полочек красовались его фотографии и даже стояло несколько школьных наград. Диана настолько трепетно относилась к воспоминаниям о бывшем муже, что Джерри иногда казалось, что его отец на самом деле умер, а вовсе не обзавелся новой семьей.

Впрочем, Уэллинг-старший всегда исправно платил алименты, а на сыновнее пятнадцатилетие даже прислал огромную железную дорогу с открыткой, на обратной стороне которой написал о своем горячем желании увидеть сына. Однако сын не захотел ни встречаться, ни играть с новенькой железной дорогой — предметом зависти друзей, собравшихся на его дне рождения. Возможно, и желание отца было не таким уж горячим, поскольку открыток с предложениями встретиться больше не приходило.

А Диана Уэллинг по-прежнему носила фамилию мужа и хранила на чистенькой полке его фотографии. Может, надеялась, что мужчина всей ее жизни когда-нибудь вернется, поставит на пороге чемодан и скажет: «Дорогая, я понял, что ты самая лучшая женщина на свете».

— Джерри, я спрашиваю, зачем тебе все это нужно?

— Что?

— Да ты что, не слушаешь меня? — раздраженно бросила Диана и, сделав глоток кофе, вновь поморщилась. — Господи, ну какая же все-таки гадость. Зачем тебе эта алкоголичка, дорогой?

Анжела Дженкинс отличалась не только громким голосом, но и, как ни странно, великолепным слухом. Джерри давно уже заметил, что слова «алкоголичка», «алкоголик» — да и вообще любое слово или словосочетание, так или иначе связанное с употреблением спиртного, — будили в ней неукротимую ярость.

Щеки почтенной дамы залил густой сетчатый румянец — на ее тонкой коже постоянно лопались сосуды, — а в глазах промелькнула такая злоба, что на секунду Джерри даже испугался, что миссис Дженкинс выпрыгнет из кольца подружек Ивон и как тигр набросится на них с матерью.

Однако движения миссис Дженкинс больше напоминали движения пантеры. Она мягко выскользнула из ограждения тел и осторожной походкой направилась в их с матерью сторону.

Диана не сразу почуяла опасность. Но, когда лицо Анжелы оказалось прямо перед ее лицом, она мгновенно собралась, приготовившись к бою.

Джерри нашел глазами Ивон. Она внимательно слушала Фиону Даффин и все еще не замечала гигантских туч, собравшихся над ее головой, точнее за ее спиной.

— Вы, кажется, говорили о моей дочери, мисс Уэллинг? — обнажила клыки Анжела.

— У вас отличный слух, миссис Дженкинс, — оскалилась в презрительной усмешке Диана. — Да, верно, о вашей дочери. Точнее, о ее дурных пристрастиях, в которых виноваты ее родители.

— Мама, может быть, не стоит.

— Помолчи, Джерри.

— Вы, кажется, назвали мою дочь алкоголичкой, мисс Уэллинг?

— Вам не кажется, миссис Дженкинс. Все так и есть. Или вы считаете, что женщину, которая хлещет неразбавленный виски стаканами, можно назвать как-то еще?

— А как можно назвать мужчину, который изменяет своей жене? Который швыряет в нее стаканами и оскорбляет ее? Об этом вы не думали, мисс Уэллинг?

— Я говорю лишь о том, что видела собственными глазами. А вы гнусно клевещете.

— Я клевещу?! — взревела миссис Дженкинс. — Нет, это вы врете, мисс Уэллинг. Врете, потому что вам не хочется признать очевидное: ваш сын самый настоящий подлец!

— Мой сын?!

— Ваш сын. Гнусный подлец и… — От недостатка слов Анжела решила перейти к действиям. Она вырвала из рук у Дианы стаканчик с недопитым кофе, и, бог знает, что случилось бы, если бы невесть откуда появившаяся Ивон не схватила бы мать за руки.

— Идиотка! Старуха сумасшедшая! — не сдержалась Диана, до которой дошло, что ее новенький бирюзовый костюм мог быть испорчен кофейными пятнами. — Теперь мне понятно, в кого такая дочь!

— Мама, успокойся. — Джерри подошел к матери и взял ее за руку. — Зачем было устраивать весь этот цирк?

— Можно подумать, это я его устроила, — покосилась Диана на Анжелу. — Эта сумасшедшая хотела меня убить.

— Горячим кофе? — хмыкнула Ивон.

— На вашем месте я бы вообще помолчала. Похоже, вы копия своей матери. Ах, забыла. От отца вы тоже унаследовали кое-что не очень приятное.

— Видно, и ваш сынок кое-что от отца перенял. Правда, ваш муженек просто собрал вещички и смылся к другой, а сынок оказался похитрее. Хотел и в лодку сесть, и рыбку съесть, — прошипела Анжела.

— Если она не замолчит, я сама ее убью! — побелев, как костюм миссис Дженкинс, прохрипела Диана.

— Да успокойтесь вы обе! — Джерри слегка встряхнул мать и покосился на Анжелу. — Хватит, уймитесь. Не лезьте не в свое дело.

— Ничего себе — не в свое, — оскорбилась Анжела.

— Мама, пожалуйста, пойдем, — умоляюще посмотрела на мать Ивон.

— Учтите, я не спущу вам оскорблений, — отрезала Анжела и, вырвав у дочери руки, наконец-то удалилась.

Диана тоже удалилась, чтобы побеседовать с адвокатом сына.

Ивон и Джерри молча посмотрели друг на друга. В руках Ивон держала тот самый злосчастный стаканчик с кофе, которым ее мать чуть было не облила ее свекровь. Джерри инстинктивно потянулся за стаканчиком и дотронулся пальцами до пальцев Ивон. Пальцы были теплыми, но Джерри знал, что они согреты не изнутри, а снаружи — кофе в стаканчике еще не успел остыть.

На секунду он испытал чувство такой острой жалости к себе и к Ивон, что ему мучительно захотелось сказать жене что-то теплое, ободряющее. Но она отдернула руку, и желание Джерри мгновенно испарилось.

— Я только хотел взять стаканчик, — мрачно усмехнулся он. — Не бойся, я не кусаюсь. Или ты уже сама веришь в то, что пытается доказать твой адвокат? Жестокое обращение. Разве я был жестоким? Разве я хоть раз ударил тебя?

Глаза Ивон стали какими-то пустыми, как беззвездное ночное небо перед пасмурным утром.

— Нет, не ударил, — покачала она головой. — У тебя талант: ты бьешь очень больно, но не руками. И синяков потом никто не видит.

— Да что ты говоришь, Ивон? — растерянно пробормотал Джерри. — О чем ты?

— О тебе, Джерри. Думаешь, что если ты меня не трогал, то все у нас было хорошо?

— Ну, положим, не все, — насупился Джерри. — Я и не говорил никогда, что все у нас хорошо. Но ты знаешь, Ивон, я не видел и не вижу никаких причин разводиться. Во всяком случае, тебе не в чем меня упрекнуть.

— Неужели? — саркастически усмехнулась Ивон. — Ты только что одну из них озвучил.

— Какую же?

— Ты врешь. А если ты не врал, то недоговаривал. Между нами всегда была стена из этих твоих недомолвок. Я никогда не могла с тобой поговорить — ты всегда уходил в себя. Не знаю, что ты там прячешь, — Ивон стукнула кулачком по своей груди, — но пускать туда ты не хочешь никого.

— Да, я не умею выворачивать себя наизнанку, — холодно отозвался Джерри, убирая за спину руку, которую совсем еще недавно протягивал за стаканом. — Это ты могла напиться и вывалить на меня все свои проблемы.

— Мои проблемы? — криво усмехнулась Ивон. — Зачем ты пытаешься сохранить брак, Джерри? В браке проблемы общие, а не твои или мои. Признайся честно, ты делаешь это из принципа? Мне назло, как обычно?

— Делать назло — твоя прерогатива. Ведь ты Данкина не просто так сюда притащила, сознайся. Только не говори мне, что он пришел тебя поддержать. Мой редактор почему-то сюда не приперся.

— Рассел сам захотел прийти. Я его не звала.

— Ах он уже Рассел, — язвительно улыбнулся Джерри. — Я смотрю, вы быстро сблизились после того, как ты от меня ушла.

— Не перекладывай с больной головы на здоровую, — раздраженно перебила его Ивон.

— Злишься? Значит, я прав, — торжествующе ответил Джерри и тут же понял, что у него, в отличие от Ивон и Рассела, нет никакого повода торжествовать. — Черт возьми, а старик Шекспир был прав…

— Только не надо говорить про башмаки, которых я не износила, и про вероломство, которого не было, — хмыкнула Ивон. — Мы разошлись, и я считаю себя свободной. И оправдываться перед тобой не собираюсь. А если ты хочешь считать, что мы с Расселом любовники, на здоровье. Может быть, хотя бы это вразумит тебя дать мне развод.

— Вот как? — Джерри попытался растянуть губы в усмешке, но они не слушались. — Ну так можешь не обольщаться, дорогая Ивон. И твой Рассел пусть тоже губу не раскатывает. Развода ты не получишь.

— Это судье решать, — бросила Ивон и направилась к матери, которая все это время смотрела на дочь и зятя тревожным взглядом.

Наверное, мама боится, что мы помиримся, усмехнулась Ивон. Можешь не волноваться, дорогая мамочка. У Джерри нет шансов.

Судя по всему, Анжела Дженкинс именно этого и боялась. Когда Ивон подошла к матери, та немедленно набросилась на дочь:

— Ну что ты с ним болтаешь, Ивон? Можно подумать, этот писателишко скажет тебе что-то умное. Только и знает, что несколько стишков. А ты мне еще его расхваливала, когда вы познакомились: «Мамочка, он такой умный, мамочка, он читает стихи, мамочка, он пишет книгу». Ну и что он написал, твой гений? Несколько жалких книжонок, и те про всякую нечисть.

Ивон ничего не ответила и лишь покосилась на взбитый хмурыми морщинами лоб Джерри.

Когда мы познакомились, мама, то, казалось, и неба будет мало, чтобы открыть все звезды нашей любви…

4

— Ивон, признавайся, на какой диете сидишь?

— Да, расскажи-ка нам, подруга, что ты такое ешь, что совершенно не толстеешь.

Счастливая Ивон отвернулась от зеркала и смеясь посмотрела на двух молоденьких девушек, своих коллег.

— Мороженое тоннами и булочки с абрикосовым вареньем.

— Не может быть! — восхищенно выдохнула Элис.

— Все ты врешь, — недоверчиво покосилась на нее Лилиан.

— Честное слово, — пробормотала смущенная Ивон. — Просто я, наверное, в папу пошла. Он много ест, но при этом совершенно не толстеет.

— Везет же некоторым, — вздохнула Лилиан и потрепала себя за пухленькие щечки. — А вот я никак не могу похудеть.

— Не в этом счастье, — махнула рукой Элис. — Вот, например, Джерри Уэллинг. Он далеко не худой, даже полный. А женщины его обожают. Я знаю одну такую. Она мне вообще призналась, что готова провести с Уэллингом ночь и не претендовать на большее.

— Ночь с Уэллингом провести несложно, — деловито заявила Лилиан. — А вот удержать его — поди попробуй. Многие пытались. Но он ни с кем не встречается больше недели.

— А мне не нравится Уэллинг, — призналась Ивон. — Он какой-то… ненастоящий. Мне кажется, Уэллинг из тех мужчин, которые вечно делают вид, что никто им не нужен, а на самом деле привязчивый как собачонка. Просто не нашлось еще женщины, которая могла бы его приручить.

— А ты смогла бы? — захихикали девушки.

— Я уж точно не роковая женщина, — улыбнулась Ивон. — Да и ни к чему это мне. Я хочу влюбиться один раз и навсегда. А Уэллинг герой не моего романа. Когда я влюбляюсь, то всегда представляю себе нашу совместную жизнь, наше будущее. И даже — только не смейтесь — наши свадебные юбилеи. Представить Джерри Уэллинга рядом с собой на серебряной или хотя бы на розовой свадьбе я не могу. Нет, если Уэллинг и будет чьим-то мужем, то уж точно не моим.

Все трое расхохотались.

Ивон залезла в сумочку и с загадочным видом вытащила из нее сверток.

— Что это? — полюбопытствовала заинтригованная Элис.

— Платье, в котором я приду сегодня на вечеринку, — приложив палец к губам, ответила Ивон. — Только чур это секрет. — Она развернула сверток, и подруги ахнули, увидев, как из рук Ивон вылилась струя тонкой блестящей ткани нежного голубого цвета с желтыми разводами.

— Боже мой, только не говори, что ты купила его на распродаже, — прошептала восхищенная Элис.

— Вы же знаете, я не умею ходить по распродажам, — улыбнулась Ивон. — Мне купил его отец. Не знаю, где он его нашел, но я была просто в восторге, когда увидела. И с размером почти угадал. Правда, чуть-чуть великовато в груди, но из-за ткани и фасона этого совсем не заметно.

— Ты решила свести с ума бедняжку Фреда, — покачала головой Лилиан.

— Я решила быть сегодня особенной, — серьезно ответила Ивон. — Все будут в элегантных костюмах, а я — в этом легком воздушном платье. Оно будто свежий ветер… — Ивон прижалась к ткани лицом, — ветер перемен.

— Господи, какая же ты сентиментальная, — поморщилась Элис. — А с Фредом вы были бы хорошей парой. По-моему, он тоже сдвинут на романтике.

— Двое романтиков — это уже перебор, — резонно заметила Лилиан. — Один должен быть романтиком, а другой — прагматиком. Противоположности сходятся.

— Не люблю избитых истин, — заявила Ивон, убирая платье обратно в сверток. — К тому же, я уверена, мой мужчина не будет ни романтиком, ни прагматиком.

— И кем же он будет?

— Пока не знаю, — улыбнулась Ивон и рассмеялась, сама не зная чему.

Пери Хостера, главного редактора «Монинг роуз», все называли старым чудаком, а потому никто не удивился, когда он устроил вечеринку на крыше собственного дома. Правда, крыша, как и сам дом Пери, была довольно-таки приличных размеров, но подниматься на нее было не очень-то удобно, особенно тем дамам, которые пришли в туфлях на каблуках.

Ивон не повезло особенно: поднимаясь по узким железным ступенькам, она умудрилась сломать каблук на новеньких туфлях. Она хотела было огорчиться по этому поводу, но потом подумала, что глупо портить себе праздник из-за такой мелочи, как испорченные туфли. Именно поэтому, поднявшись, Ивон сняла с ног обе туфли, чем немедленно обратила на себя внимание всех присутствующих.

— Ивон, да вы настоящая Золушка, — объявил ей Пери, когда она подошла к нему поздороваться. — Вы абсолютно правы: к такому платью туфли вовсе не нужны. Да и крыша у меня чистая, так что на ней можно ходить босиком даже такими красивыми ножками, как ваши.

Ивон почувствовала, как зарделись ее уши, и тут же поймала на себе чей-то взгляд. Смотрел определенно мужчина — заинтересованно, оценивающе.

Повернув голову, Ивон тут же увидела, чей взгляд пытается просверлить дыру в ее виске. Это был Уэллинг. Джерри Уэллинг — секс-символ редакции «Монинг роуз». Ивон немедленно вспомнила недавний разговор с подружками, и кончики ее ушей зарделись еще сильнее. Но взгляда Ивон не отвела: она продолжала смотреть на Джерри Уэллинга, а тот без всякого стеснения — пялиться на нее.

Спутнику Ивон, молоденькому и немного стеснительному парню Фредди Бэтфорду, эта игра в гляделки пришлась явно не по душе. Он долго пыхтел, подбирая нужную фразу, а потом наконец осмелился напомнить Ивон о своем присутствии.

Чтобы не обижать его, Ивон все-таки отвела взгляд первой. Очень скоро Фредди убежал за бокалом шампанского для спутницы, а к Ивон присоединились Элис и Лилиан, обе в ослепительно-белых платьях.

— Мы специально оделись как близняшки, — хихикая объяснили девушки. — Ну как, забавно получилось?

Ивон хотела ответить, что получилось очень забавно, и рассказать про свою неприятность с каблуком, но над пышным белым облаком, которое представляли собой Лилиан и Элис, появилась темная туча — Джерри Уэллинг.

— Я не помешаю?

Голос у него был глубокий, как будто шел из самого сердца. Ивон поймала себя на мысли, что раньше не обращала внимания ни на его голос, ни на внешность — надо сказать, не слишком-то привлекательную.

Джерри Уэллинг был немного грузным и высоким мужчиной. Его лицо представляло собой какое-то парадоксальное смешение черт: над большими глубоко посаженными глазами нависла шапка светлых густых бровей; под носом, крупными длинным, разделенным у самого кончика маленьким желобком-ямочкой, причудливо изгибались губы, причем верхняя казалась короче и уже нижней, а нижняя слегка выпирала вперед. Мягкий, безвольный, как назвала бы его мать Ивон, подбородок дополнял это странное лицо и смягчал ироническую улыбку, которая то и дело возникала на его губах.

Пожалуй, единственным, что могло привлечь Ивон в этом лице, были глаза: светло-серые, с желтовато-зелеными разводами вокруг зрачка. Казалось, эти глаза никого не хотели пускать внутрь, предлагая наблюдателю довольствоваться лишь тем, что лежит на поверхности.

На вопрос Уэллинга Ивон почему-то сразу захотелось ответить резко и прямо, но Лилиан и Элис не дали ей этой возможности. Они тут же заявили Уэллингу, что он никому не может помешать, и сразу же поинтересовались его мнением насчет своих одинаковых платьев.

Уэллинг осыпал девушек комплиментами, затем настала очередь Ивон. Внимательно осмотрев ее босые ноги — Ивон показалось, что он рассматривает педикюр на каждом пальчике, — Уэллинг вынес вердикт:

— Пери был не совсем прав, когда сравнил вас с Золушкой. Вы больше похожи на Русалочку. Это платье струится как вода, а ваши босые ножки выглядят так трогательно, словно вы только что научились ходить.

— Да вы просто поэт, Джерри, — заметила Лилиан.

— Да, неплохо сказано, — согласилась Элис.

Ивон почувствовала себя неловко. Комплименты Джерри казались ей какими-то надуманными и не вполне искренними, как и сам Джерри Уэллинг.

Фредди вернулся с шампанским и был крайне огорчен, когда обнаружил Ивон в такой компании. Чтобы немного расслабиться, Ивон осушила сразу половину бокала. Уэллинг предложил выпить за женщин, которые любят и умеют меняться, и девушки его поддержали.

Казалось, от Джерри Уэллинга невозможно было отделаться. Несмотря на то, что Фредди изо всех сил пытался показать, что именно он кавалер Ивон, Уэллинг никуда не уходил и продолжал расточать ядовитый мед своих комплиментов. В какой-то момент Ивон с ужасом поняла, что вовсе не хочет избавляться от этого назойливого поклонника с сомнительной репутацией. И с еще большим ужасом осознала, что это поняли все, включая Фредди.

Вскоре Лилиан и Элис отделились от их компании, а Фредди окончательно заскучал. Ивон и раньше не испытывала к этому пареньку ничего, кроме дружеской симпатии, а теперь, на фоне Джерри, он окончательно превратился для нее в какое-то тусклое серое пятно. Ей не хотелось обижать его, и Ивон изо всех сил старалась втянуть беднягу в их с Джерри беседу.

У них с Джерри, к ее удивлению, оказалось довольно много общего. Он, как и она, мечтал закончить и опубликовать уже начатый роман; так же, как и она, он тонко чувствовал мелодику стихов, которые на него, так же, как и на нее, еще в детстве произвели неизгладимое впечатление. Подобно ей, он мечтал поселиться отдельно от матери, хотя последний вопрос она на время решила, сняв небольшую квартирку вместе с Лилиан и Элис.

Словом, Джерри Уэллинг перестал быть для Ивон мужчиной, о чьих любовных подвигах судачит вся редакция журнала «Монинг роуз». Отныне он стал для нее личностью. И личностью, в чем Ивон сразу же чистосердечно себе призналась, довольно интересной.

Однако о славе Джерри Уэллинга забыть было непросто. Будь на его месте мужчина столь же желанный, но с другой репутацией, Ивон не раздумывая позволила бы себе поцеловаться с ним в первый же вечер. Но с Джерри это было невозможно.

Нет, только не с ним, всю дорогу до дома — Джерри взялся ее проводить и поймал такси — уговаривала себя Ивон. Ни за что не буду целоваться с Джерри Уэллингом.

Однако все ее клятвы рассыпались в пух и прах, когда Джерри уже на пороге подъездной двери крепко сжал ее хрупкие плечи своими большими руками.

На мгновение Ивон почудилось, что луна подпрыгнула в облаках, как игрушка йо-йо, и повисла на невидимой резинке. Может, выпитое шампанское ударило в голову, а может… Ивон заглянула в серые глаза, и ей показалось, что они пустили ее внутрь, в свой тщательно оберегаемый от всех чужих мирок.

Значит, я не чужая, мелькнуло у Ивон, и эта внезапная мысль пронзила ее с такой силой, что она прижалась к Джерри всем телом. Он застыл, словно обескураженный ее прямотой и откровенностью.

Ивон поняла, что Джерри, привыкшего побеждать, этот жест удивил не меньше, чем ее саму. Но она не собиралась отстраняться. Ей было приятно чувствовать своим телом его большое и сильное тело, вдыхать его запах и ни о чем не думать, отложив все серьезные и несерьезные мысли до следующего мгновения, которое — во всяком случае, так ей казалось в тот миг — никогда не наступит.

— Ивон, — донесся до нее его глубокий, чуть хрипловатый голос.

Ивон как будто в первый раз услышала собственное имя. Она подняла голову и посмотрела на мужчину, который только что подарил ей первую в жизни радость — радость ощущать себя по-настоящему кому-то близкой.

— Что, Джерри? — спросила Ивон, чувствуя, как у нее снова загорелись уши.

— Да я и не знаю, что сказать, — ласково улыбнулся ей он. — Мы ведь и раньше виделись, верно? Но, знаешь, я никогда не думал, что на самом деле мы… мы так близки.

— Я тоже не думала. Скажу даже больше — ты откровенно меня раздражал. Кто мог знать, что мужчина, из-за которого женщины лишаются сна, на самом деле окажется таким мягким и душевным человеком?

— Это я-то мягкий и душевный? — насмешливо поинтересовался Джерри.

— Ты видишь здесь другого мужчину? Конечно, ты.

— Ну, раз я такой мягкий и душевный, то, может, угостишь меня чашечкой кофе?

Ивон слегка отстранилась и отрицательно покачала головой. Все-таки, несмотря на свою душевность, Джерри Уэллинг упрямо продолжал играть роль, в которой он ей совершенно не нравился.

— Я бы с радостью угостила кофе того Уэллинга, что стоял рядом со мной несколько минут назад, — ответила Ивон. — Но к тому Джерри Уэллингу, который стоит передо мной сейчас, у меня почему-то нет доверия.

Уэллинг вовсе не обиделся — напротив, его даже развеселила фраза Ивон.

— Во всем виновата моя проклятая репутация? — улыбнулся он.

— А ты, кажется, ею гордишься?

— Раньше гордился. А вот сейчас думаю, что без нее я чувствовал бы себя гораздо лучше. Во всяком случае, мне бы не отказали в чашечке кофе.

— Как-нибудь в другой раз, — устало улыбнулась Ивон. — А сейчас я хочу принять таблетку аспирина и улечься в теплую постельку. — Ивон мечтательно улыбнулась, и Джерри рассмеялся. В его смехе ей послышалась легкая досада.

Так даже лучше, подумала она. Если ему нужна была короткая и ни к чему не обязывающая связь, тогда он больше не захочет встречаться. А если нет… Но об этом пока рано думать.

Распрощавшись с Джерри, Ивон всю ночь крутилась в постели, пытаясь понять, что чувствует к ней этот мужчина и что она чувствует к нему. Поцелуя между ними так и не случилось. Но, вспоминая внезапный порыв, с которым она потянулась к Джерри, Ивон думала, что это было гораздо больше, чем поцелуй. Впрочем, сам Джерри мог считать по-другому.

Ивон понимала, что ее привлекает в этом мужчине совсем не то, что производило впечатление на остальных женщин. Ей не нравилась его развязно-элегантная манера сыпать комплиментами, ей не нравилась та небрежность, с которой он делал предложения вроде «пригласи меня на чашечку кофе», — во всем этом была какая-то неискренность, и, по всей видимости, чувствовала ее только Ивон.

Но она знала: если продраться сквозь все эти дебри, можно открыть для себя дивную поляну, заросшую цветами и залитую солнцем. И лучики этого солнца Ивон уже удалось разглядеть.

— Вот черт! — выругался Майкл, взглянув на часы. — Не думал я, что это действо так затянется. Да, не повезло тебе с судьей, Джерри. Какая-то эта Алисия Таккер бестолковая. Ну что она прицепилась к Салли Мелон с этим разбитым стаканом? Видела не видела — какая разница? Салли знает, что ты запустил в Ивон этим дурацким стаканом, и этого достаточно. Чего переливать из пустого в порожнее?

— Что-то я не пойму, Майкл, — недоуменно покосился на друга Джерри. — Ты на чьей стороне? По-моему, эта Алисия Таккер старается быть объективной. Мне говорили, что судьи-женщины проявляют чрезмерную солидарность к представительницам своего пола и всячески пытаются их оправдать. Наоборот, мне повезло с судьей. Другая, может, и не стала бы выяснять, что было с этим стаканом на самом деле, а Алисия…

— Твоя Алисия только оттягивает неизбежное. — Майкл похлопал друга по плечу и посмотрел на него так, словно их развод с Ивон был уже делом решенным. — Все равно вас разведут. И правильно. Верно ведь говорят, что хорошее дело браком не назовут.

— Господи, ну что за банальщина, Майкл?

— Любая истина банальна, дружище, — улыбнулся Майкл и снова покосился на часы. — А ведь я еще хотел забежать домой и принять душ перед свиданием. Нет, если так пойдет, я точно никуда не успею. А что это там Салли Мелон говорила про твои измены? Ты что-то от меня скрывал, дружище? — хитро покосился он на Джерри.

— А ты до сих пор не заметил, что все обвинение Фионы Даффин построено лишь на громких заявлениях и полном отсутствии фактов? — мрачно поинтересовался Джерри, которого этот вопрос беспокоил куда больше, чем Майкл мог предположить. — Каммингтон прав, у меня тоже возникло ощущение, что адвокатша жены пытается произвести впечатление на судью. Как она докажет мою моральную нечистоплотность? Или то, что я жестоко обращался с женой? Только одним способом: устроит представление, в котором подружки Ивон будут выставлять меня эдаким домашним тираном. Мол, я ее никуда не пускал, требовал, чтобы она занималась только домом, устраивал сцены. Да еще и изменял.

— Все женщины одинаковы, — хмыкнул Майкл. — Наступают нам на горло своими шпильками, а потом говорят, что это мы не даем им свободы.

— Не помню, чтобы Ивон жаловалась на отсутствие свободы, — задумчиво возразил Джерри.

— Зато сейчас она активно этой свободой пользуется.

— Ты о чем?

— Глянь-ка на этого типа, Дункина или как там его… Он так и вьется вокруг твоей женушки. И, по-моему очень скоро достигнет успеха. Если, конечно, уже не достиг.

Джерри покосился в сторону Ивон. Рассел Данкин смотрел на нее своими ангельскими глазками и, видимо, пытался ее рассмешить. Ему это удалось, потому что очень скоро колокольчиковый смех Ивон разлетелся по сумрачному холлу и достиг ушей Джерри.

Раньше ее смех вызывал у него умиление и радость, а теперь отозвался в сердце глухой болью. И Джерри понимал почему: раньше эти колокольчиковые переливы принадлежали ему, а теперь они предназначались другому мужчине.

Когда Ивон смеялась, ямочка на ее подбородке сглаживалась, становилась невидимой, и Джерри так хотелось поцеловать эту ямочку, чтобы вернуть ее обратно. Он смотрел на смеющееся лицо Ивон и чувствовал такое умиление и нежность, что ему казалось: вот-вот — и он задохнется от приступа необузданного желания. Ему так хотелось сгрести ее в охапку и зацеловать всю — от кончиков маленьких пальцев до ямочки на подбородке.

А Ивон словно не чувствовала и не замечала его желаний. Временами Джерри казалось, что она совсем еще ребенок: удивительно непосредственный, наивный, добрый и веселый. Иногда эта наивность и непосредственность злила его, на ее фоне он чувствовал себя стариком, хотя должно было быть наоборот, ведь считается, что женщины взрослеют куда раньше мужчин. Но гораздо чаще Джерри заражался ее веселостью и радовался вместе с ней.

Сегодня у него был особенный день. Он привез Ивон в маленький городок, что находился неподалеку от Дримтауна, в гости к бабушке, Нинель Уэллинг. Мать навещала ее очень редко, хотя и преданно чтила память о сыне Нинель и отце Джерри. Диана Уэллинг находила свекровь довольно милой старушкой, но слишком уж простоватой.

Джерри так не казалось. В его бабушке по отцовской линии было столько искренности и радушия, что всякий раз, приезжая к ней, он буквально воскресал душой. Нинель Уэллинг и Ивон Дженкинс были чем-то похожи, и Джерри не сомневался, что обе понравятся друг другу.

Так оно и случилось. Ивон, которая страшно волновалась перед этой встречей — она уже была знакома с матерью Джерри и опасалась, что бабушка ее жениха окажется таким же холодным и чопорным существом, — была приятно удивлена тем, что все ее опасения были напрасны.

Нинель накрыла на стол прямо в саду и накормила гостей вкусными домашними пирожками. Джерри всегда любил бывать у бабушки, и не только из-за пирожков. Нинель умудрялась создать в доме такую душевную и теплую атмосферу, что внуку иногда казалось, что он попал в добрую сказку.

В доме его матери, напротив, отовсюду веяло холодом. Даже от дорогого сервиза, который она купила специально для праздничных случаев. Диана Уэллинг так гордилась своим сервизом, что маленькие фарфоровые чашечки и блюдечки страшно было даже держать в руках.

Нинель, напротив, выставляла на стол самые обыкновенные чашки с ярким, незатейливым рисунком. И пить из этих чашек было одно удовольствие. Да и вопросы, которые Нинель задавала внуку и его спутнице, не содержали в себе никаких намеков. Нинель привыкла спрашивать прямо и получать прямые ответы. А тем, которые могли бы обидеть кого-то или задеть, она предпочитала не касаться.

Это качество Джерри особенно ценил в бабушке — в отличие от Дианы Уэллинг Нинель никогда не обсуждала с ним своего сына, отца Джерри, и никогда не настаивала на том, чтобы Джерри с ним встретился.

Категорически запретив Ивон помогать ей с мытьем посуды, Нинель попросила Джерри показать гостье сад и дом. Сад был действительно великолепным: просторным и ухоженным, дом — чистеньким и уютным. Но больше всего Ивон заинтересовал чердак, на который она всеми правдами и неправдами уговаривала подняться Джерри.

— Дался тебе этот чердак, — ворчал Джерри, отбиваясь от настойчивых просьб и уговоров Ивон. — Там нет ничего интересного.

— Для тебя, может, и нет. А для меня чердак — хранилище воспоминаний. Например, на чердаке родительского дома лежат мои детские игрушки. Мама хотела их выбросить, но, к счастью, отец уговорил ее их оставить. Это я его попросила.

— Зачем они тебе? — улыбнулся Джерри. — Только не говори мне, что ты до сих пор тайком играешь в куклы. Впрочем, я бы не удивился.

— В куклы я, конечно, давно уже не играю. Но все-таки эти игрушки — часть моей жизни, часть меня самой. Иногда, приезжая к родителям, я поднимаюсь на чердак, рассматриваю свои игрушки и вспоминаю, какой я была когда-то. Мне кажется, это очень важно — помнить, каким ты был. Если ты помнишь о своих ошибках, есть шанс, что ты не совершишь их впредь. Если ты вспоминаешь о своих достоинствах, есть надежда, что ты их не потеряешь.

— Любопытная философия. Нет, мне ничего подобного в голову не приходило. Я не хочу вспоминать, каким я был когда-то. Может быть, я просто не такой сентиментальный, как ты?

— Возможно, — пожала плечами Ивон. — А может, ты просто чего-то боишься?

— Чего, например?

— Страшного чудища с чердака, которым тебя напугали соседские мальчишки, — ответила Ивон и расхохоталась.

Джерри, который подумал, что Ивон начнет строить догадки насчет его реальных детских страхов, с облегчением вздохнул и нехотя повел ее на чердак.

Они поднялись по широким деревянным ступенькам. Джерри отодвинул щеколду и отпер дверь, которую Нинель не открывала уже много лет.

— Надеюсь, у тебя нет аллергии на пыль? — повернулся он к Ивон. — Здесь ее столько, что дышать будет нечем.

— Пытаешься меня напугать? — ехидно полюбопытствовала Ивон.

— Ну что ты, я только предупреждаю даму о грозящей ей опасности.

— Я, конечно, та еще трусиха, но с пылью бороться умею.

— Тогда пойдем.

Первым делом Ивон подошла к старенькому коричневому чемоданчику, крышка которого была оклеена яркими открытками с красивыми видами.

Когда-то Джерри под чутким руководством матери — Диана настаивала, чтобы Джерри заимел хоть какое-то хобби, которое, по ее мнению, могло бы помочь сыну найти контакт со сверстниками, — коллекционировал эти открытки. Коллекционера из Джерри не получилось — он так и не понял, зачем нужно копить в шкафу кучу вещей, от которых нет ни пользы, ни удовольствия, — но зато чемоданчик, который он собственноручно оклеил своей коллекцией, получился замечательным.

Диана Уэллинг, которой тогда принадлежал этот чемодан, стараниями сына не прониклась, а потому вручила его Джерри со строгим наказом не портить больше вещей и выбросить куда-нибудь эту безвкусицу. Безвкусицу Джерри не выбросил. Он спрятал ее под кроватью, а потом перевез в дом бабушки. Этот чемоданчик, как сказала бы Ивон, был хранилищем воспоминаний. Правда, в отличие от Ивон, Джерри не имел никакого желания заглядывать в него и ворошить прошлое.

Когда из всех ящиков, коробок, корзин и старых сумок Ивон подошла именно к этому чемодану, Джерри подумал, что у нее великолепная интуиция.

Вначале Ивон просто ходила вокруг чемоданчика, как такса возле лисьей норы, а потом, покосившись на Джерри, спросила:

— Он твой?

— У тебя что, экстрасенсорные способности? — хмыкнул Джерри.

— Нет. Просто я сразу подумала, что этот чемодан похож на тебя.

— Как можно? — насмешливо отозвался Джерри. — Мы ведь с тобой ровесники, Ивон, а ты уже записала меня в старики?

— Нет, я не в том смысле, что он старый, — улыбнулась она. — Мне показалось, что снаружи у него совсем не то, что внутри.

— По-твоему, я прикидываюсь? — продолжил подтрунивать над ней Джерри. — Ты сделала большую ошибку, что пришла на этот чердак со мной, Ивон. На самом деле я кровожадный маньяк. А в этом глупом чемодане вырезки из газет, в которых описаны мои злодеяния.

— Ничего глупого я в этом чемоданчике не вижу, — серьезно ответила ему Ивон. — По-моему, он очень даже милый. Это ведь ты его оклеил открытками?

— Я. Решил попробовать себя в качестве дизайнера. Но маме не понравилось.

— Неудивительно, — пробормотала Ивон. — А можно я загляну внутрь?

— Хочешь узнать, что у меня внутри?

— Анатомические подробности твоего строения меня не интересуют. Так что ограничусь тем, что открою чемодан. Если позволишь, конечно.

— Мне не нравится эта идея.

— Слушай, а может, ты и правда маньяк?

— Ладно уж, открывай. Если честно, я и сам уже не помню, что там валяется, — небрежно бросил Джерри.

Ивон открыла чемодан, и Джерри стало немного страшно. Словно она и правда заглянула в его душу и увидела все коробочки с его детскими страхами. Джерри действительно не очень хорошо помнил, что именно лежит в чемодане, однако его взгляд тут же уткнулся в школьный фотоальбом.

Многие люди с удовольствием показывают свои детские и юношеские фотографии, но Джерри Уэллинг к ним не относился. Именно поэтому он стащил из шкафа свой школьный альбом и замуровал его на чердаке бабушкиного дома. Логичнее было бы вообще выкинуть эти фото, но что-то помешало ему пойти на подобный шаг. Может, он боялся, что мать рано или поздно хватится альбома и потребует его вернуть. А может, не нашел в себе сил так жестоко расправиться с прошлым, каким бы неприятным оно ни было.

Он склонился над Ивон, с любопытством разглядывавшей содержимое чемодана, и вытащил альбом из-под самого ее носа.

— Что ты делаешь?! — возмутилась Ивон. — Я же хотела посмотреть!

— Там нет ничего интересного.

— Уверена, что есть. Иначе ты не стал бы его вытаскивать. Будь последовательным, Джерри. Раз уж ты позволил мне открыть чемодан, то дай посмотреть и фотографии.

— Вот именно — чемодан, — лукаво улыбнулся Джерри, пряча альбом за спиной. — О фотографиях речи не было.

— Отдай, — обиженным, совсем как у ребенка, голосом попросила Ивон.

— Ты что, собралась плакать? — засмеялся Джерри.

Ивон решительно поднялась и сделала несколько шагов по направлению к Джерри, а Джерри, почуяв опасность, сделал несколько шагов назад.

— Джерри?!

— Ивон?!

— Только одним глазочком…

— А вдруг ты увидишь там вырезки из газет?

— Ну и что? Я же хочу знать, кто ты такой, — улыбнулась Ивон и в следующую секунду уже пыталась вырвать альбом из рук хохочущего Джерри.

Он поднял руку, и Ивон пришлось подпрыгнуть, но ей все равно не удалось схватить альбом — Джерри был на две головы выше нее.

Устав от тщетных попыток, Ивон обиженно надулась, отвернулась и пошла к двери. Джерри опустил руку и посмотрел на серенький альбом — глупую книжку с фотографиями, из-за которой он поднял такую бучу.

— Ивон! — позвал он ее.

Она обернулась, и Джерри прочитал в ее глазах откровенное желание остаться.

— Извини, шутка была и впрямь дурацкой. Иногда я не могу себя заставить вовремя остановиться. Возьми, если ты, конечно, все еще хочешь его посмотреть.

Джерри протянул Ивон альбом, почти уверенный в том, что она уже не хочет смотреть фотографии. Но он ошибся. Ивон осторожно подошла к нему — словно все еще боялась, что он опять выкинет какой-нибудь номер, — и взяла у него альбом.

Устроившись на каком-то старом ящике, Ивон принялась рассматривать фотографии. Она не просила Джерри комментировать снимки, и за это Джерри был ей бесконечно благодарен. Узнает ли его Ивон в этом забитом толстяке с большими грустными глазами? Глупый вопрос — конечно, узнает. Ивон чувствует его, как ни одна другая женщина не чувствовала его раньше.

Джерри не хотел смотреть, но все же заглянул ей через плечо и снова увидел Щекастого — это «гордое» прозвище приклеилось к нему еще в младших классах.

Щекастый был толстым, неуклюжим, неуверенным в себе ребенком, который к тому же рос без отца. Друзей у Щекастого было мало, но и те немногие ребята, что водили с ним знакомство, относились к нему скорее снисходительно, нежели серьезно.

Отсутствие друзей Щекастый компенсировал не самым скверным занятием — чтением. Богатая библиотека Дианы Уэллинг — его мать не прочла и трети купленных ею книг — помогла мальчику раздвинуть узкие стены дома, оклеенные текстильными обоями скучного серо-голубого цвета, и вырваться в яркий, красочный мир, полный любви, жизни, приключений. Иногда, путешествуя по воображаемым мирам, Щекастый настолько забывал о том, кто он такой, что, возвращаясь в реальность, испытывал разочарование, граничащее с депрессией.

На одной из книжных полок Щекастый нашел томик Шекспира и, вдохновленный творениями великого поэта, начал писать стихи. Как и всякий поэт, Щекастый испытывал жгучее желание, чтобы его стихи хотя бы кто-нибудь прочитал и понял. Диана Уэллинг, кичившаяся своей интеллигентностью, была слишком холодна для того, чтобы чувствовать поэзию. А немногочисленные приятели Щекастого называли стихи скучищей и жутко возмущались, когда Артур Ромминг, учитель литературы, задавал учить стихотворения наизусть. Бабушка Нинель была прекрасным человеком, но, к несчастью, ничего не понимала в стихах. Щекастый долго думал и наконец решился показать свои стихи учителю.

Как это часто бывает с взволнованными и неуверенными в себе людьми, Щекастый забыл тетрадь со своими опусами в парте, а когда хватился ее, было уже поздно. Одноклассники читали его Стихи вслух и смеялись так, что в кабинете дрожали стекла. Глядя на своих сверстников, глумящихся над его стихами, над его душой, Щекастый испытывал целую гамму чувств: стыд, отвращение, гнев и мучительную жалость к самому себе.

Он не мог ничего сделать и только молча стоял, уставившись в одну точку.

Его мучения прервал учитель литературы: заглянув в кабинет и догадавшись, что происходит, он отобрал тетрадь у хохочущих подростков и унес ее с собой. Следующий урок литературы Артур Ромминг начал с разговора о поэтах.

Он говорил о великих поэтах и их трудном жизненном пути. Он говорил о чувствительности, которой наделены эти несчастные и одновременно счастливые люди. Он говорил о той безграничной смелости, с которой эти люди доверяют свою душу, свои мысли обществу, не всегда, увы, способному их оценить. И под конец своей речи он сказал о стихах Щекастого, которые понравились ему и заинтересовали кое-кого, кто смог бы помочь мальчику развить свой талант.

Так Щекастому удалось напечататься в газете — что, впрочем, не прибавило ему популярности в школе, напротив, смеяться над ним стали еще сильнее и злее, — а потом и выиграть в конкурсе начинающих поэтов. Артур Ромминг отнёсся к Щекастому как к взрослому и даже познакомил его с некоторыми поэтами и писателями, что не только подняло мальчику самооценку, но и помогло окончательно убедиться в том, что мир простирается далеко за пределами серых стен школы и дома.

В старших классах Щекастый, которому все-таки удалось завоевать право на имя Джерри Уэллинга, окончательно определился с выбором будущего рода занятий. Он решил стать писателем и, несмотря на горячие протесты матери, называвшей сына графоманом, поступил на литературный факультет в городе неподалеку от Дримтауна, куда и уехал, лишь изредка наведываясь домой.

Джерри не думал, что когда-нибудь вернется в Дримтаун, но, закончив университет, вдруг осознал, что его неудержимо тянет в родной городок. Вернувшись домой и устроившись на работу в известный журнал «Монинг роуз», Джерри продолжил работать над романом, который начал еще в университете.

Вряд ли обо всем этом догадывалась Ивон, листавшая альбом со старыми снимками. Но одно она понимала точно: Джерри ужасно не хотел вспоминать этого толстощекого мальчугана с огромными и грустными глазами…

— Вы сами когда-нибудь женитесь, Майкл, — снисходительно улыбнулась собеседнику миссис Твидди. — И я даже представляю себе ваш брак.

— И каким же он будет, по-вашему? — насмешливо поинтересовался Майкл.

— Вы женитесь, как это сейчас говорят, по залету. Одна из ваших многочисленных — в этом я не сомневаюсь — женщин забеременеет от вас и буквально силком потащит вас оформлять отношения. Эта женщина будет красивой, хитрой, но, увы, не слишком обезображенной интеллектом. Вскоре вы с ней заскучаете и снова вернетесь к прежнему образу жизни. Ваши интрижки какое-то время будут поднимать вам самооценку, и относительно долгий период вы будете упиваться иллюзией этакой яркой и насыщенной жизни. Жена будет постоянно следить за вами, а вы будете делать вид, что вас это бесит, хотя на самом деле ощущение того, что за вами следят, даже придаст вашей пресной жизни некоторую остроту. Вскоре и жена, и многочисленные любовницы опостылеют вам до чертиков и вам захочется выть от тоски, которую вы, Майкл, энергично начнете запивать алкоголем. Скорее всего, вы не разведетесь с этой женщиной и даже не сможете от нее уйти. Вы будете пилить ее, относиться к ней с презрением, но она по-прежнему будет оставаться вашей женой. Когда-то красавица, она располнеет и рано постареет, но вам на это будет уже наплевать. Все ваши чувства сведутся к постоянному глухому раздражению и к обиде на то, что жизнь так несправедливо обошлась с вами… — Миссис Твидди замолчала.

Такое страшное предсказание напугало даже Джерри. Он посмотрел на Агнессу Твидди, которая произнесла свою речь с совершенно серьезным лицом, а потом покосился на друга. Майкл, который, казалось, был не способен отнестись к чему-то серьезно, стоял с вытянувшимся лицом. Наконец ему удалось взять себя в руки, и он поспешил перевести все в шутку.

— Да уж, миссис Твидди, страшное будущее вы мне напророчили. Это вам стеклянный шар открыл или вы на куриных потрохах гадали?

— Я не гадалка, молодой человек, и не пророчица. Просто я немало людей повидала на своем веку. И браков тоже. В моем возрасте просто неприлично не иметь опыта. А делиться им с молодыми повесами вроде вас я считаю своей прямой обязанностью.

— Надеюсь, ваши прогнозы не сбудутся, миссис Твидди, — вмешался Джерри. — Майкл, хоть и редкостный мерзавец, но все же не заслуживает такой участи.

— Спасибо, дружище. И за мерзавца, кстати, тоже, — улыбнулся Майкл и в который уже раз посмотрел на свои наручные часы. — Ну это уж слишком. Мы торчим тут полчаса, а судьи все еще нет. Где она шляется? Может, болтает по телефону со своим хахалем?

— Подозреваю, у нее более важные дела, — сухо возразила миссис Твидди и повернулась к Джерри. — А вам не кажется странным, что подруга вашей жены, Марджори Флэм, беседует с мистером Каммингтоном? Он ведь ваш адвокат?

Джерри нашел глазами адвоката, который еще совсем недавно беседовал с Дианой Уэллинг. Теперь Каммингтон действительно говорил с О-Марджори. Что ей могло от него понадобиться?

Джерри пожал плечами и ответил миссис Твидди:

— Не думаю, что у меня есть повод для беспокойства. О-Марджори органически не свойственна подлость.

— Да, Марджори на такое не способна, — донесся голос у Джерри из-за спины. — Она честная, искренняя девушка. К тому же к Джерри она всегда относилась хорошо.

Джерри с удивлением посмотрел на возникшего из ниоткуда Генри. Надо же, он открыл рот, хоть его ни о чем не спрашивали. К чему бы это?

— Генри, старина, как ты считаешь, у меня есть шанс выбраться отсюда до пяти часов вечера? — скривился в улыбке Майкл.

Генри ничего не ответил, только пожал плечами. Майкл ему не нравился, и Джерри уже давно это заметил.

— Ну где же эта Алисия Таккер, черт бы ее… Извините миссис Твидди.

— Вы слишком беспокойный человек, Майкл, — заметила миссис Твидди. — Не стоит пытаться сесть сразу на оба стула. Если вы хотели поддержать друга, не нужно было назначать на этот день никаких встреч.

— А зачем, по-вашему, я сюда пришел? — сердито поинтересовался у нее Майкл.

— Не знаю. Может, посмотреть на шоу? — ехидно улыбнувшись, предположила старушка.

Слова миссис Твидди возмутили Майкла, но возразить он не успел — вернулась Алисия Таккер. Слушателям было объявлено об окончании перерыва, оказавшегося не менее напряженным, чем само слушание.

5

Джерри подозревал, что слова Салли так и останутся словами. Он оказался прав. Если у Салли Мелон и были доказательства его супружеской неверности, то она сочла за благо о них умолчать, озвучив лишь подозрения, которыми делилась с ней Ивон.

— Кроме всего этого, Ивон постоянно приходилось выслушивать его насмешки по поводу того, что она слишком… миниатюрная. И это в то время как ее муж постоянно заглядывался на женщин с большой грудью. Лично для меня, если бы я, конечно, могла оказаться в подобной ситуации — Салли с гордостью выпрямилась, демонстрируя всем свое великолепное декольте, — это было бы настоящим оскорблением. Кстати, один раз я видела, как Джерри Уэллинг обменивался на улице любезностями с какой-то девицей. И этой девицей была явно не миссис Уэллинг. Да, еще, — немного подумав, добавила Салли, — Джерри постоянно цеплялся к миссис Дженкинс, матери Ивон. И я даже слышала, как однажды он сказал Ивон о том, что ее мать старая ведьма. Так и сказал: «Ивон, да твоя мама вообще старая ведьма». И даже меня не постеснялся. По-моему, это ужасно оскорбительно.

Неугомонная миссис Дженкинс не удержалась и выкрикнула:

— Он постоянно меня оскорблял, это точно! И дочку унижал, Салли верно говорит!

Алисия Таккер сердито покосилась на беспокойную даму и стукнула молотком по столу.

— Миссис Дженкинс, надо полагать?

Анжела закивала головой.

— Я дам вам слово только тогда, когда вы займете место свидетеля.

Анжела фыркнула, а Джерри мысленно поблагодарил судью за то, что она наконец-то заткнула эту кобру.

Алисия Таккер молча дослушала рассказ Салли о том, что возмущало ее в муже подруги и, покачав головой, обратилась к мисс Даффин:

— По-вашему, весь этот лепет серьезное основание для развода?

Фиона Даффин, не ожидавшая такого прямого вопроса, несколько стушевалась, но все-таки ответила:

— Ваша честь, обычно, если жена подозревает мужа в измене, у нее есть на то основания. А мисс Мелон, кроме всего прочего, сказала, что Ивон Уэллинг делилась с подругой своими подозрениями насчет неверности мужа.

— Подозрениями, мисс Даффин. Но не более того. Вы ведь адвокат и должны не хуже меня понимать, что подозрения и факты разные вещи. Если бы суд осуждал преступника только на основании подозрений — сколько невинных людей сидело бы в тюрьмах!

— Но ведь у нас не уголовный, а бракоразводный процесс, — возразила Фиона Даффин. — И вы не выносите приговор, а всего лишь принимаете решение об аннулировании брака.

— Всего лишь, — усмехнулась Алисия Таккер. — Вы считаете, что процедура развода — это несерьезно? Во всяком случае, когда супруги не делят имущество? Если вы и впрямь так считаете, то глубоко заблуждаетесь, мисс Даффин. Брак — это серьезное решение, которое принимают двое взрослых людей, вполне взрослых для того, чтобы понять, какую ответственность они берут на себя, сделав этот шаг. Не зря наше законодательство предусматривает подготовку к браку: будущие супруги проходят медицинское обследование, ходят на специальные курсы по психологии семейной жизни. Ведь все это не пустая формальность, а попытка дать людям время и возможность понять, действительно ли они готовы к таким переменам. Развод не менее серьезный шаг, чем заключение брака. Решение о разводе нельзя принимать под влиянием чувств. Его нужно как следует обдумать. Муж и жена, прожившие в браке много лет, самые настоящие родственники. Как можно разорвать эту родственную связь? И как вообще можно принять такое решение, не будучи убежденным в том, что это единственно правильный выход из сложившейся ситуации? Если оба супруга твердо уверены в своем решении, закон не станет ставить им преград. Если же аннулировать брак желает лишь один из супругов, дело обстоит иначе. Значит, кто-то в этой семье хочет сохранить брак. Значит, для кого-то это важно. Разве мы не должны попытаться дать этому человеку еще один шанс? По-моему, несправедливо отказывать в помощи тому, кто в ней нуждается.

— Шанс, — скептически усмехнулась Фиона Даффин. — Это один шанс из тысячи. Вы ведь прекрасно знаете статистику разводов, миссис Таккер.

— Знаю, — кивнула Алисия. — Я и сама замужем. И тоже когда-то хотела развестись. И тоже думала, что у моего мужа лишь один шанс из тысячи спасти наш брак. Но я до сих пор замужем и, представьте себе, мисс Даффин, счастлива в браке. Впрочем, речь сейчас не обо мне. Простите, я немного отвлеклась… Итак, мисс Даффин, вы можете вызвать еще одного, двух, трех, четырех свидетелей, но если вы продолжите ту же линию, которой придерживаетесь сейчас — линию бездоказательных и безосновательных обвинений, — то мне ничего не останется, как принять по ходатайству миссис Уэллинг отрицательное решение.

Джерри не без удовольствия отметил, что непроницаемое лицо Фионы Даффин наконец-то омрачилось. Впрочем, Фиона могла вызвать в качестве свидетеля Анжелу Дженкинс или саму Ивон. Однако же она почему-то медлила.

— Ваша честь, могу я переговорить со своей клиенткой? — немного подумав, спросила судью Фиона.

— Да, — кивнула Алисия Таккер.

Под гробовое молчание зала Фиона подошла к Ивон и, склонившись над ней, что-то прошептала. Ивон отрицательно покачала головой. Джерри догадался, что Ивон только что отказалась давать показания сама и привлекать к этому свою мать.

Интересно — почему? — мелькнуло у Джерри. Ведь это было бы логично. Может, Ивон боится, что Анжела наговорит судье глупостей? Но почему она не хочет выступить сама? Видно, не так уж легко ей далось решение подать на развод. А вдруг у меня все-таки есть тот самый шанс? Один шанс из тысячи?

— Ваша честь, у меня больше нет свидетелей, — подтвердила Фиона догадки Джерри.

Анжела Дженкинс изменилась в лице и, приподнявшись со своего стула, что-то сердито зашептала на ухо дочери. Ивон шикнула на мать, но судья пристально посмотрела в их сторону, и обе замолчали.

— Ну что же, мистер Каммингтон — слово за вами.

Джерри с самого начала был уверен, что Каммингтон напрасно предложил Генри выступить на суде. Джерри всегда по-дружески относился к соседу, но дружба дружбой, а в свидетели надо было выбирать человека разговорчивого, такого, как Майкл. Но Майкл обладал чудесным свойством не замечать ничего, что его не касалось, так что об отношениях Джерри и Ивон он не смог бы сказать ничего конкретного. Вечно занятый своими романами или болтовней о них, он редко расспрашивал Джерри о его личных неурядицах, за что, впрочем, Джерри частенько был ему благодарен.

Что до Генри, то он был чересчур лаконичен и вряд ли мог сказать что-то такое, что тронуло бы судью. Джерри успокаивало только то, что Алисия Таккер была настроена сохранить брак, о чем открыто заявила в присутствии всех слушателей.

И все же, несмотря на позицию судьи, Джерри не чувствовал себя спокойно. Даже если Алисии Таккер удастся сохранить их брак на бумаге, где гарантия, что Ивон пойдет на попятный и вернется домой? Наивно было полагать, что какая-то бумажка повлияет на ее решение. Может быть, Ивон и не хотела войны, как он подумал вначале, но идти на мировую тоже не собирается. Джерри чувствовал холод, исходивший, от жены, даже тогда, когда она не смотрела в его сторону. Что-то окаменело внутри нее, что-то замерзло. И, глядя на нее, Джерри с ужасом думал: а вдруг это навсегда?

После стычки между их воинствующей родней Ивон говорила ему о жестокости. И действительно, никогда раньше Джерри не приходило в голову, что он был с ней жесток. Да, он опускался до крика, было и такое. Да, он часто недоговаривал, не рассказывал обо всем, что чувствовал, о чем думал. Но жестокость? Что такое жестокость? Разве были жестокими его безобидные подтрунивания над ее щупленькой фигуркой? Разве были жестокими его вполне оправданные упреки? Разве было жестоко молчать о том, что могло причинить ей боль?

Жестокость — это насилие. Разве Джерри хоть раз к нему прибегнул?

Джерри вспомнились его ссоры с матерью. Как-то раз — тогда ему было уже шестнадцать — он назвал ее жестокой женщиной. А ведь она ни разу не ударила его и не сделала ничего такого, чтобы услышать это оскорбление. И тем не менее Джерри назвал ее именно так. Потому что в тот момент действительно считал ее жестокой. Она без конца навязывала ему свою волю, свой образ мыслей, а если что-то шло не так, как она хотела, Диана могла сказать такое, что Джерри на долгие часы закрывался в комнате и плакал, уткнувшись лицом в подушку.

Ивон… Ведь Ивон никогда не плакала после их ссор. Может быть, поэтому он не понимал, не осознавал, что был жесток с ней? Может, ей стоило только расплакаться — и тогда бы он все понял? Джерри всегда говорил, что Ивон ведет себя как ребенок. Но дети обычно плачут, когда им больно. А вот Ивон не плакала. И как он должен был понимать, что причиняет ей боль? Особенно в последнее время, когда они постоянно задевали друг друга, вступая в словесные перепалки?

Мысли смешались в голове Джерри, и он почувствовал, что не в силах разгадать ребус, который загадала ему Ивон. Во всяком случае, сейчас. И надо было ему припереться на суд с похмелья. Голова уже не болела, но Джерри не мог логически мыслить и чувствовал себя так, словно кто-то подменил ему мозги куском сладкой ваты.

Оставив бесплотные попытки размышлять, Джерри прислушался к тому, что вещал Генри, взобравшийся на свидетельское место. Уже сам факт того, что Генри вешал, был достоин внимания.

— Скажите, Генри, вы считаете, что Джерри Уэллинг жестоко обращался со своей женой? — торжественно изрек Каммингтон.

— Нет, — четко и внятно объявил собравшимся Генри. Джерри подумал, что на этом красноречие соседа иссякнет, но ошибся. — Во всяком случае, я такого никогда не видел. Но, знаете, я бы, наверное, не поверил, если бы кто-то сказал мне, что Джерри жестоко обращался с Ивон.

— Вы ведь часто бывали у Уэллингов, Генри?

— Да, я часто бывал в их доме. И они ко мне иногда заходили попросить, чтобы я посидел с Корни. Корни — это собака Уэллингов, — объяснил Генри, повернувшись к судье.

Алисия Таккер кивнула с такой серьезностью, словно эта информация была исключительно важной для слушания. Джерри же показалось, что за этой серьезностью прячется улыбка, но не насмешливая, скорее дружелюбная.

— Вы можете охарактеризовать отношения между супругами?

Генри? Охарактеризовать? Джерри мысленно улыбнулся. Ох, зря Каммингтон посадил беднягу в свидетельское кресло.

— Ну что я могу сказать, — мягко улыбнулся Генри. — Мне нравилось бывать у них дома. В их присутствии мне всегда приятно было молчать. И вообще, когда Уэллинги только переехали и стали моими соседями, я сразу подумал, что они хорошие люди. Что касается их личных отношений… Честно сказать, я никогда в них не лез. Меня вполне устраивало то, что я видел и слышал. Знаете, — снова повернулся к судье Генри, — люди очень много говорят о химии, то есть влечении, на котором все строится. Лично я не считаю, что все дело в химии. Если для двоих главное химия, то это скорее любовники, чем супруги. На химии не построишь долгих и прочных отношений. Так вот, все это я к тому говорю, что у Уэллингов была не только химия, и я сразу это понял. Они оба — и Джерри и Ивон — очень похожи. У них и интересы общие, и работа. Им всегда было о чем поговорить друг с другом, это я замечал. А такое, знаете, редко бывает, когда два равных по интеллекту человека живут вместе. Оба они начитанные, о любом вопросе они имели собственное суждение. Делились друг с другом своими планами, хотя в последнее время все реже и реже. Конечно, Ивон и Джерри спорили, и это бывало, но мне всегда было их интересно слушать. А еще у них была очень забавная игра. Они придумывали всякие истории о незнакомых людях. Как-то раз Уэллинги пригласили нас с Марджори Флэм в кафе. Вот там-то я и узнал об этой игре…

— Протестую, ваша честь! — заявила Фиона Даффин, но Джерри уже не слышал, против чего протестует цербер в бусах.

Он вспомнил то маленькое уютное местечко, куда все четверо сбежали из дома, поддавшись на уговоры Ивон. Кажется, оно называлось «Смоук». Джерри тогда еще сказал Ивон, что она нарочно выбрала кафе с таким названием…

— А название в твоем духе, Ивон, даже не спорь. И когда ты наконец бросишь курить? — пробурчал Джерри, с неудовольствием наблюдая за тем, как жена вытаскивает из пачки очередную сигарету.

— Никогда, — огрызнулась Ивон. — Особенно если ты будешь уподобляться моей матери и пилить меня за каждую выкуренную сигарету и каждый глоток виски.

— Я — пилю? — рассмеялся Джерри и легонько дернул жену за локон, рыжей змейкой струящийся вдоль щеки. — Пилить — это женская прерогатива.

Ивон высунула язык и показала его Джерри. Джерри изобразил на лице выражение мальчишеской обиды.

— О, Джерри, ты не прав, — изрекла О-Марджори, все это время с улыбкой наблюдавшая за Уэллингами. — Мы нежные и хрупкие создания. И как нас можно сравнивать с этим ужасным инструментом?

— Жалко, что здесь нет Майкла, — ответил Джерри. — Уж он рассказал бы вам, как женщины умеют пилить.

— А я рада, что здесь нет Майкла, — возразила Ивон, закинув за плечи завитки ярко-рыжих волос. — Он бы начал, обсуждать каждую проходящую мимо юбку, а потом, что еще хуже, пригласил бы за наш столик какую-нибудь незнакомку.

— Красивую незнакомку, — уточнил Джерри. — Просто незнакомки Майкла не интересуют.

— О да, красивую и наверняка бестолковую, — добавила О-Марджори.

— Красивую незнакомку во вкусе Майкла Ридигана, — предложила свой вариант Ивон и рассмеялась.

Джерри посмотрел на смеющуюся жену и блаженно улыбнулся, подумав, что и правда напрасно он так по-стариковски разворчался из-за ее сигарет. Ямочка на ее подбородке снова разгладилась, и Джерри пожалел, что они притащили с собой Генри и О-Марджори. Будь они одни, он без всякого стеснения поцеловал бы жену, вернув на место свою любимую ямочку. Ивон заметила его улыбку и разгадала послание его затуманившегося взгляда. Она слегка вытянула губы и послала ему воздушный поцелуй.

К столику подошел молодой официант с забавной манерой постоянно повторять слово «так», которое он к тому же слегка растягивал. Джерри подумал, что заказы, сделанные клиентами, парень решил положить в основу какой-то научной работы.

— Принесите, пожалуйста, большую порцию куриных крылышек с острым соусом и бокал мартини.

— Та-ак… Большую порцию крылышек и один мартини.

— Мне, пожалуйста, двойной виски. Неразбавленный и без льда.

— Та-ак… Двойной виски, неразбавленный и без льда, — повторил официант, делая запись в свою книжечку.

Когда молодой человек удалился, Джерри озвучил свое шутливое предположение по поводу постоянно повторяемого «та-ак».

— О, я не удивлюсь, если все окажется именно та-ак, как ты говоришь, Джерри, — рассмеялась О-Марджори.

— Может быть, поиграем, Джерри? — предложила Ивон.

Джерри согласно кивнул, а О-Марджори и Генри с удивлением переглянулись.

— Сейчас мы расскажем вам забавную — а может, и не очень — историю об официанте, который обслуживает наш столик, — торжественно сообщила друзьям Ивон, — Разумеется, за правдивость этой истории ни я, ни Джерри ответственности не несем.

— Я начну первым, не возражаешь? — сказал Джерри, и Ивон подперла подбородок кулаком, приготовившись внимательно слушать. — Итак, наш молоденький официант студент и учится на факультете психологии. Жизнь у большинства студентов, как все мы знаем, непростая. И молодой человек, не имея тыла в лице обеспеченных родителей, вынужден в свободное от учебы время зарабатывать себе на хлеб. Вообще-то Симонс — кажется, это имя написано у него на бедже — хотел устроиться барменом, полагая, что эта профессия как нельзя лучше соответствует его образованию, ведь бармены, как все мы знаем, просто обязаны разбираться в человеческой психологии. Однако скромный опыт Симонса в приготовлении коктейлей не позволил ему получить желанную работу. Симонс не привык сдаваться и роптать на судьбу, потому и решил поднабраться опыта, начав со скромного места официанта. Чтобы совместить науку и работу, тему своей курсовой Симонс выбирал, исходя из возможности применить ее в ресторанном бизнесе. Он взялся исследовать вкусовые предпочтения людей в зависимости от их возраста и семейного положения. К примеру, приняв наш заказ, Симоне сделал вывод, что замужние женщины за тридцать, — Джерри выразительно посмотрел на жену, — могут отдавать предпочтение крепким напиткам вроде неразбавленного виски. А незамужние, которым за двадцать, — Джерри перевел взгляд на О-Марджори, — выбирают более легкие напитки…

— Из чего Симонс сделал следующий вывод, — перебила его Ивон. — Психика замужних женщин гораздо больше подвержена стрессам, нежели психика незамужних женщин.

О-Марджори, потягивавшая мартини, засмеялась так, что напустила пузырьков в свой стакан. Джерри хотел было обидеться, подумав, что Ивон кинула камешек в его огород, но роль занудного старика ему не очень-то нравилась.

— Расскажи лучше о его привычках, — предложил он жене.

Ивон повернулась к официанту так, чтобы тот не понял, что стал предметом пристального наблюдения, и начала:

— Симонс снимает жилье на северной стороне города. Его соседка и хозяйка дома — пожилая подслеповатая старушка, немного ворчливая, но все же добродушная. У старушки есть пес, которого Симонсу приходится выгуливать каждое утро. Он любит собак, и эта утренняя прогулка ему в радость. К тому же благодаря старушкиному псу он познакомился с соседкой напротив, у которой тоже есть собака. Соседка — симпатичная молодая девушка, и Симонсу нравится с ней флиртовать, однако планов на будущее он не строит, потому что предмет его воздыханий дочь обеспеченных родителей, которым, ясное дело, вряд ли понравится, что их балованное дитя встречается с каким-то официантом. Но не подумайте, что Симонс страдает из-за неразделенной любви. Он ни разу не влюблялся по-настоящему. Он никогда не терял головы и не делал необдуманных поступков. Его сложно назвать романтиком, он скорее прагматик. Симонс собирается жениться только тогда, когда закончит университет и устроится в жизни. Он уже знает, какая жена ему нужна. Так что девушка из соседнего дома не больше чем временное увлечение. Что до постоянных увлечений Симонса… Его утро начинается с чашки крепкого кофе, который Симонс варит после того, как выгуливает собаку. А еще он увлекается фотографией. В основном он фотографирует бездомных людей и стариков. Не думайте, что Симонс не отдает себе отчета в том, зачем он это делает. Здесь он тоже соединяет приятное с полезным. Он надеется встретить старость подготовленным. Вся его жизнь — это подготовка к грядущей старости. Таков уж Симонс.

— Послушать тебя, так эта старость уже наступила, — улыбнулся Джерри.

— Интересно, хоть что-нибудь из того, что вы рассказали, совпадает с действительностью? — поинтересовалась О-Марджори.

— Можешь спросить у Симонса, — шутливо предложил Джерри.

— О нет, на такое я не решусь, — смутилась девушка.

— А ты, Генри?

Генри отрицательно покачал головой.

— Конечно, все это фантазии, — признался Джерри. — Но, знаете, большинство людей живет именно этими фантазиями. Да ведь и наши представления друг о друге по большей части всего лишь предположения. А что есть предположения, как не фантазии, подкрепленные жалкой горсткой фактов? Вспомните, как часто мы фантазируем, когда влюбляемся? У предметов нашей влюбленности разве что крылья из-за спины не растут. Мы очаровываемся, а потом разочаровываемся так же легко, как очаровались. А все почему? Слишком много фантазий. В чем дело, Ивон? — Джерри поймал на себе пристальный взгляд жены.

Вместо ответа Ивон покачала головой и залпом допила остатки виски.

— Мне казалось, что влюбленных связывают не только фантазии, но и духовная близость, — сдержанно заметила Ивон. — Впрочем, сейчас ты скажешь, что это очередная фантазия. Ведь никто так и не смог объяснить ни любовь, ни влюбленность…

— Мне понравилось, что ты заставила Симонса выгуливать собаку и флиртовать с соседкой… — Джерри уже пожалел о сказанном, и теперь ему захотелось вернуть благодушное настроение жены. — Иначе он был бы совершенным занудой.

— Я бы хотела завести собаку, — задумчиво ответила Ивон.

— Так что же мешает? — поинтересовалась у подруги О-Марджори.

Ивон покосилась на Джерри.

— Нет, только не сваливай все на меня. Я никогда не был против собаки, ты знаешь.

— Вот именно, что ты не был против. Не противиться чему-то не значит хотеть этого.

— И чем это грозит в нашем случае?

— Тем, что, когда мы заведем собаку, ты скажешь: дорогая, это была твоя идея.

— И?

— И всю ответственность мне придется взять на себя.

— Тебя так пугает ответственность?

— Но ведь она и тебя пугает?

— Я мог бы подарить вам щенка, — неожиданно вмешался Генри. — У мамы недавно ощенилась собака, Лабрадор. Так что, если захотите…

Джерри вопросительно посмотрел на Ивон, а Ивон — на Джерри.

— Так мы хотим щенка?

6

— Протестую, ваша честь! — взвилась над столом Фиона Даффин. — Когда я беседовала со своими свидетелями, мне категорически запретили высказывать свое мнение. Так почему же мистер Каммингтон позволяет себе давать оценку отношениям между супругами?

— Хотел бы я знать, мисс Даффин, каким образом я ее давал?

— А вы считаете, мистер Каммингтон, что «крепкий брак, основанный на взаимных интересах», — уткнулась в свои записи Фиона, — это не оценка?

— Правильно, мисс Даффин! — не удержавшись, выкрикнула Анжела Дженкинс. — Пусть не лезет куда не следует!

— Миссис Дженкинс, прошу вас, оставьте свои комментарии при себе, — спокойно предложила разбушевавшейся даме Алисия Таккер. — Протест принят, мисс Даффин. Вывод, касающийся отношений между супругами, я сделаю сама, мистер Каммингтон.

— Мисс Даффин всего лишь возмущена тем, что показания моих свидетелей противоречат тому, что она пытается доказать суду, — бросив скептический взгляд в сторону Фионы Даффин, констатировал Каммингтон. — Неудивительно — на ее месте я бы тоже занервничал.

— Насколько я помню, предмет нашего обсуждения — отношения между Уэллингами, а не распри между адвокатами, — напомнила Алисия Таккер. — У вас есть еще свидетели, мистер Каммингтон?

— Да, ваша честь. Я хотел бы пригласить Марджори Флэм, друга семьи Уэллингов.

Марджори Флэм?! Ивон вздрогнула и обернулась к подруге. На лице О-Марджори не появилось ни тени смущения, словно она полагала совершенно естественным выступить на стороне мужа лучшей подруги.

Вот предательница, с досадой подумала Ивон и неприязненно покосилась на О-Марджори, которая как ни в чем не бывало поднялась со своего стула и направилась на свидетельское место.

Теперь понятно, что она так горячо обсуждала с Каммингтоном! Впрочем, О-Марджори всегда тепло относилась к Джерри. Как видно, переживания подруги не изменили ее отношения.

Ивон повернула голову к Джерри, но тот как будто и сам был удивлен не меньше ее. Да и кто бы мог подумать, что О-Марджори проявит такую решительность?

Хотя, подумала Ивон, если хорошенько разобраться, романтичная О-Марджори, вполне возможно, полагает, что примирение с Джерри станет для меня благом. Как глупо и наивно!

Даже если Алисия Таккер, которая почему-то сразу приняла сторону Джерри, откажется аннулировать их давным-давно развалившийся брак, Ивон все равно не вернется к мужу. Один шанс из тысячи, как сказала судья Таккер. И для того, чтобы Джерри получил этот шанс, небо должно обрушиться на землю…

Джерри поймал ее взгляд, и Ивон сердито отвернулась. Ей вдруг вспомнились слова все той же О-Марджори: «Когда вы не ссоритесь, то похожи на идеальную пару».

— Мне иногда кажется, что и ссоритесь вы для того, чтобы не казаться такими уж идеальными, — улыбнулась О-Марджори, теребя завязки на своей смешной детской шапочке.

— Не говори глупостей. — Ивон хотелось показаться сердитой, но улыбка все равно выскользнула наружу, выкатилась, как забытая бусинка из кармана.

Краем глаза Ивон заметила, что Джерри тоже улыбается, позабыв об их недавней перепалке. Он пытался натянуть на Корни комбинезон, но щенок яростно сопротивлялся такому насилию. Корни очень хотел гулять, но совершенно не желал облачаться в нелепый ярко-зеленый кусок ткани, который хозяин зачем-то пытался на него нацепить.

— Наверное, ему цвет не нравится, — засмеялась Ивон, глядя на тщетные старания Джерри.

— Отличный цвет, — пробурчал Джерри, пытаясь просунуть лапы Корни в маленькие рукавчики. — Ты хотела, чтобы мы одели его в розовый?

— Ты же знаешь, что я не люблю розовый.

— Когда-то я думал, что ты не любишь блондинок, — заметил Джерри, покосившись на золотистые волосы Ивон.

Ивон пожала плечами. Не объяснять же ему, что он так часто заглядывался на проходящих мимо блондинок, что ей ничего не оставалось, как привлечь к себе его внимание именно таким образом.

Наконец решимость Джерри пересилила упрямство Корни. Щенок был одет и готов увидеть свой первый в жизни снег. Стоило ему выскочить за порог, как он сразу же бросился гоняться за снежинками, так, словно они были живыми. Поняв, что снежинки вовсе не играют с ним в салки. Корни нырнул в сугроб и попробовал есть снег, решив, что это горка мороженого.

Джерри, Ивон и О-Марджори хохотали от души, глядя на проделки Корни, который никак не мог понять, с чем он имеет дело.

— Это снег, Корни, — объяснил щенку Джерри, — Обыкновенный снег. Для тебя, конечно, он необыкновенный, а вот для твоих родителей привычное дело.

— Родителей? — косо посмотрела на него Ивон. — Нет, я, конечно, люблю Корни как члена семьи, но мы вовсе не его родители. Мы хозяева. Обыкновенные хозяева, которые любят свою собаку. И вообще, я терпеть не могу, когда хозяева называют своих питомцев сыновьями или дочками. По-моему, звучит глупо и пошло.

— Ничего пошлого и глупого я в этом не вижу, — огрызнулся Джерри. — Что пошлого в том, что люди так любят своего щенка или котенка, что сравнивают его с ребенком?

— Не знаю. Но меня это раздражает.

— Тебя вообще раздражает все, что касается детей. Всегда, когда я пытаюсь поговорить с тобой о ребенке, ты начинаешь беситься и делать такое лицо, будто я с тобой поделился какими-то мерзкими подробностями вроде того, как сходил в туалет.

— Не драматизируй, Джерри.

— Да так и есть. Видела бы ты себя со стороны в такие моменты.

— О, Джерри, не надо так строго судить Ивон. Наверное, она просто еще не готова стать матерью, — вмешалась О-Марджори.

— Не готова? — хмыкнул Джерри. — Прости меня, но Ивон уже не восемнадцатилетняя девочка. Мама родила меня, когда ей было совсем немного за двадцать.

— Многие женщины рожают и после тридцати пяти, — фыркнула задетая Ивон. — И вообще, я не хочу об этом говорить.

— Вот видишь, — кивнул Джерри О-Марджори. — Опять. И выражение лица такое же.

— Какое?

— «Фи, какая гадость. Дорогой, ты что, хочешь превратить меня в инкубатор?»

— Ты сам все опошляешь, — раздраженно буркнула Ивон.

— Я просто пытаюсь понять, почему женщина за тридцать никак не может решиться завести ребенка.

— Заводят собаку, Джерри. И мы с тобой ее завели.

— Вообще-то я не собирался заменять ребенка собакой. Я надеялся, что Корни как-то подготовит нас к будущей жизни.

— К ребенку? — усмехнулась Ивон. — Что ж, можешь считать, что Корни нас подготовил. Точнее, не подготовил, а объяснил, почему мы не можем стать родителями.

— И почему же, хотел бы я знать?

Ивон отвернулась от мужа и повернулась к О-Марджори, словно этот сакраментальный вопрос задала ей подруга.

— Знаешь, с чего начинается теперь наше утро?

О-Марджори отрицательно покачала головой.

— С того, что мы с Джерри выясняем, кто пойдет гулять с Корни. Джерри толкает меня в бок и говорит, что он сидел за романом до трех часов ночи и не сможет подняться и открыть дверь, даже если в нее позвонит президент. Я объясняю ему, что сидела за своим романом до пяти утра, но Джерри отвечает мне на это густым храпом. Как ты думаешь, О-Марджори, кто идет гулять с собакой? — Когда подруга неопределенно мотнула головой, Ивон продолжила: — Конечно же я. Но это еще цветочки по сравнению с тем, что творится вечером. Вечером я в надежде на то, что Джерри исправит утреннее упущение и выгуляет нашего любимого песика хотя бы один раз, стучусь к нему в кабинет. Что же я слышу в ответ на свое предложение? А то, что к Джерри пришло вдохновение, так что сейчас отрывать его от романа настоящее кощунство. То, что мою музу спугнул скулеж Корни, никого не волнует. Я должна идти и выгуливать собаку, которая уже физически не может ждать, пока хозяева разберутся, чья муза важнее.

— Вы люди творческие, — мягко ответила О-Марджори, понимая, что этот возмущенный монолог адресован не ей, а хмурому Джерри. — Вам тяжело брать на себя ответственность.

— Увы, Джерри так не считает. Он просто перекладывает ответственность на меня, как видно полагая, что мой пол позволяет мне легче мириться с неудобствами. Не сомневаюсь, что с ребенком будет то же самое. Мне придется вставать по ночам, менять памперсы и заниматься кормлением в одиночку. Ведь я же женщина. Правда, Джерри?

— Иногда у меня возникает чувство, — повернулся Джерри к О-Марджори, решив продолжить традицию, начатую женой, — что я женился не на Ивон, а на Хелене Колхэм. Во всяком случае, подобные речи я слышу уже не впервые. Ивон не хочет готовить одна, потому что это дискриминация. Ивон не может убираться, потому что это дискриминация, и наконец, апофеоз всего этого феминистического идиотизма: Ивон не хочет ребенка, потому что и это дискриминация. Мне что же, рожать его самому? Чтобы Ивон не считала себя ущемленной?

— О, ну зачем ты так, Джерри?

— Пусть говорит, мне плевать. Если честно, я была бы не против. Но, увы, это невозможно. А вообще-то дело тут вовсе не в моем «феминистическом идиотизме». Просто в моей семье, в отличие от семьи Джерри, не было культа мужчины. Мой отец не считает зазорным взять в руки швабру и протереть пыль в гостиной. Он прекрасный кулинар. И всегда был замечательным отцом. Кстати сказать, его отцовство не сводилось к тому, чтобы гулять со мной в парке по выходным. Папа не брезговал менять мне памперсы и кормить меня из ложечки…

— Одно у него определенно хорошо получилось, — зло улыбнулся Джерри. — Поить тебя из бутылочки. То-то я смотрю, как ловко ты управляешься с виски.

Ивон вспыхнула. Ей впервые в жизни захотелось влепить Джерри пощечину, но она сдержалась.

— О, Джерри, ну нельзя же так, — поспешила вмешаться О-Марджори. — Шутки над родителями запрещенный прием.

— А он и не шутил, — усмехнулась Ивон, пытаясь скрыть за усмешкой слезы, подкатившие к глазам. — Оскорблять моих родителей Джерри считает каким-то особенным шиком. Наверное, сказываются детские комплексы. У него-то нет даже пьющего отца. А мать до сих пор трясется над старыми фотографиями мужчины, который послал ее ко всем чертям и ушел к другой…

— О, Ивон!

— Ну и стерва же ты!

— О, Джерри!

Зачерпывая комья рыхлого снега носками сапог, Ивон направилась к Корни, который все еще пытался разобраться в том, что такое снег, и внимательно обнюхивал сугроб около дома миссис Твидди. Ей мучительно хотелось куда-нибудь сбежать, скрыться где-нибудь, подальше от ядовитого взгляда Джерри и вообще от людских глаз. Ей хотелось плакать, но она еще в детстве поняла, что слезы никого не трогают. Напротив, делают людей еще злее. Если ты плачешь, значит, ты слабый, А если ты слабый, тебя можно бить. Лучший способ самоутверждения — довести противника до слез. А Джерри становился ее противником все чаще и чаще.

Ивон подставила лицо ветру и снегу. Когда глаза заволокла холодная бело-серая дымка, она почувствовала некоторое облегчение. Вот так бы стоять и стоять, чтобы не видеть и не слышать ничего вокруг.

Тем же вечером Ивон позвонила Салли.

— Салли, можно попросить тебя об одолжении?

— Без проблем, Ив. О каком?

— Я хотела сменить обстановку и поработать над романом у тебя. Дня три-четыре, не больше. Ты не против?

— Конечно нет, приезжай. Тем более я все равно собиралась заглянуть сегодня к О-Марджори.

— Отлично. Тогда я собираю вещи и мчусь к тебе.

— Жду, дорогая, до встречи.

Ивон положила в сумку ноутбук, зубную щетку, свой любимый широкий свитер и джинсы. Заглянув к Джерри, она застала его за работой. Он заметил сумку в ее руках и удивленно спросил:

— Куда это ты собралась? Уже почти десять.

— К Салли, — невозмутимо ответила Ивон. — Хочу поработать у нее. Корни отнял у меня много времени, и, боюсь, я не сдам книгу в срок.

— А обо мне ты не подумала? — поинтересовался Джерри. — У меня вообще-то тоже сроки.

— Джерри, не будь эгоистом. Мой отъезд тебя беспокоит только из-за того, что некому будет гулять с Корни. Я думаю, ты с этим справишься.

— Конечно, справлюсь. Но…

— Я поеду. Ты прав — уже поздно.

— Хочешь, я подвезу тебя?

— Нет, я уже вызвала такси.

— Ты надолго?

На секунду Ивон показалось, что Джерри и впрямь беспокоит ее отъезд.

— Не думаю. Обычно мы с Салли ссоримся уже через неделю.

— Ладно, — пожал плечами Джерри. — Поезжай. Удачной работы, Ивон.

— Спасибо, — прошелестела Ивон и скрылась за дверью.

А ведь ей даже показалось… Нет, это всего лишь ее иллюзии. Джерри не станет ее держать, даже если она соберется уйти насовсем. Что ж, уйти на время лучше, чем разойтись насовсем. И уж точно гораздо лучше, чем дышать воздухом, пропитанным раздражением и неприязнью друг к другу…

— Марджори, как вы считаете, мистер Уэллинг часто обижал свою жену?

Марджори Флэм посмотрела на подругу, ожидая наткнуться на взгляд, исполненный праведного гнева, но с удивлением поняла, что Ивон смотрит вовсе не на нее. Марджори показалось, что ее подруга вовсе не здесь, в зале суда, а совсем в другом месте. О чем она думает? Что видит?

— Мисс Флэм, отвечайте на вопрос, — напомнила судья.

Так и не угадав, о чем думает подруга, Марджори кивнула судье.

— И Джерри, и Ивон легкоранимые люди, — начала она. — Сами понимаете, людей творческих очень легко обидеть, задеть, вывести из душевного равновесия. А обида как опьянение. Ты находишься в каком-то тумане, сам не понимаешь, что говоришь…

— Ближе к делу, мисс Флэм, — покосилась на свидетельницу Алисия Таккер. — Мистер Уэллинг обижал свою жену?

— Я вела именно к этому, — объяснила Марджори. — Джерри обижал Ивон, да. И Ивон тоже обижала Джерри. Но они не хотели друг друга обижать. Просто иногда они говорили как будто на разных языках. В такие моменты они не были самими собой, они словно становились другими людьми, людьми, которые не понимают, чего хотят друг от друга и как добиться того, чего они хотят. Как будто кто-то лишал их способности мыслить, рассуждать, обсуждать свои проблемы. И они начинали говорить друг другу гадости, о которых потом горько жалели. Оба жалели…

— Мисс Флэм, — поспешил вмешаться Каммингтон, почувствовав, что дело принимает совсем не тот оборот, какой бы ему хотелось. — Но ведь мистер Уэллинг вел себя… в рамках приличия?

— Протестую, ваша честь! — Фиона Даффин так быстро вскочила со стула, что тяжелые бусы на шее подпрыгнули и ударили ее по подбородку. — Что значит «в рамках приличия»? Мне бы хотелось услышать более точную формулировку.

— Протест принят, — отозвалась Алисия Таккер. — Сформулируйте вопрос иначе, мистер Каммингтон.

— Хорошо, ваша честь, — кивнул Каммингтон. — Скажите, мисс Флэм, вы были свидетелем того, что мистер Уэллинг бил свою жену или принуждал к чему-то с помощью физической силы?

Марджори даже покраснела, услышав этот вопрос.

— Ну что вы, такого никогда не было. Джерри Уэллинг ни разу не ударил Ивон. Да, я слышала о той истории со стаканом, который Джерри запустил в Ивон, но это был единственный случай, когда он таким образом вышел из себя.

— Значит, мистер Уэллинг все-таки швырнул стаканом в жену? — поинтересовалась Алисия Таккер.

— Я этого не видела, — сдержанно ответила Марджори. — Мне рассказывала Салли.

— А сама миссис Уэллинг?

— Она рассказала мне, когда я спросила, правда ли это. Но…

— Ваша честь, но слова миссис Уэллинг — это слова жены, которая хочет развестись со своим мужем любыми способами, — покачал головой Каммингтон. — Миссис Уэллинг могла и солгать для того, чтобы подруги подтвердили, что у нее есть основания для развода.

Замечание Каммингтона вызвало явное неудовольствие многих слушателей, сидевших в зале. Фиона Даффин вскочила с очередным протестом; Анжела Дженкинс, вытянув шею, зашипела на весь зал, что «паршивый адвокатишка сам уже заврался»; миссис Твидди сделала попытку урезонить миссис Дженкинс; Диана Уэллинг молча качала головой, глядя свысока на весь этот цирк, устроенный невоспитанным семейством Дженкинсов.

А Марджори Флэм до сих пор пыталась понять, куда устремлен тревожный взгляд ее так надолго задумавшейся подруги…

— Ты заночуешь у О-Марджори? — поинтересовалась Ивон, стаскивая с плеча лямку дорожной сумки.

— Да. — Салли бросила перед Ивон пушистые тапочки. — А может, и нет. Вообще-то мне нужно, чтобы она нарисовала дизайн моей гостиной. Вот уж не знаю, сколько времени у нее на это уйдет.

— Задумала сделать ремонт?

— Уже давно. А ты снова поссорилась с Джерри?

— Нет, просто хочу сменить обстановку, — вымучила улыбку Ивон.

— Ага, и мужа заодно, — ехидно улыбнулась Салли. — Ну ладно, Ив, я побегу. Сама понимаешь, только О-Марджори займется дизайном гостиной бесплатно. Так что надо хватать быка за рога.

— Конечно, — кивнула Ивон.

Салли Мелон умела слушать только саму себя, и Ивон прекрасно знала об этом. Поэтому, когда за подругой захлопнулась входная дверь, Ивон испытала некоторое облегчение. По крайней мере, у нее есть возможность побыть одной и, возможно, даже заняться книгой…

Однако сумка так и осталась неразобранной, а Ивон, найдя в баре у Салли откупоренную бутылку виски, провела вечер наедине со стаканом и каким-то каналом, транслировавшим одну за другой старенькие комедии. Вволю наплакавшись и насмеявшись, Ивон почувствовала себя настолько уставшей, что уснула прямо на диване в гостиной.

Вернувшаяся только утром подруга заботливо укрыла ее пледом, а на сонный вопрос «ну как дизайн?» ответила какой-то туманной фразой, смысла которой Ивон — и сама туманная после вчерашнего свидания с виски — так и не уразумела.

Через несколько дней Ивон вернулась домой, где, как она надеялась, по ней скучали. Однако, как выяснилось, скучал по ней только Корни. Джерри дома не было, а на столе лежала холодная, как вчерашний ужин, записка, прочитав которую Ивон вдруг отчетливо поняла, что любовь — это не то, что можно начать сначала.

— Скажите, мисс Флэм, а часто ли Ивон Уэллинг была несправедлива к своему супругу?

— Протест, ваша честь! — На этот раз Фиона Даффин выразила свой протест так громко, что Ивон волей-неволей пришлось вспомнить, что она находится в зале суда.

Ну что на этот раз? Ивон покосилась на Фиону и вдруг поняла, что уже не чувствует ни обиды, ни горечи, ни стыда, а на смену всему этому пришли разочарование и усталость. Да, она подозревала, что получить развод будет не так легко, но кто знал, что новый судья растянет эту процедуру так, что она станет похожа на разбирательство какого-нибудь уголовного дела?

— Вообще-то речь сейчас идет вовсе не о моей клиентке, а о мистере Уэллинге и его отношении к супруге. Ведь это она хочет развода, ведь так?

— Протест отклонен, мисс Даффин, — покачала головой судья, и Ивон почувствовала еще большее раздражение. — Я хочу послушать, что ответит мисс Флэм.

— Я уже говорила, что и Джерри, и Ивон бывали друг к другу несправедливы.

Ну спасибо тебе, подруга, мрачно покосилась Ивон на О-Марджори.

— Но они никогда не делали этого сознательно. В пылу ссоры — да, такое, конечно, бывало. Но нарочно — никогда. Если бы хоть один из них мог промолчать, не ввязываться в ссору, уступить… Но они оба одинаково упрямы. Если честно, я думала, что со временем Джерри поймет, что идти на уступки лучше именно ему — он всегда казался мне более взрослым, чем Ивон. И я даже собиралась поговорить с ним об этом, но Салли меня опередила…

Салли? — удивилась Ивон. Вот это новости. Для того чтобы говорить с Джерри, его надо слушать. А слушать Салли категорически не умеет. Но главное, подруга ни словом не обмолвилась Ивон о разговоре с Джерри.

— И что же, разговор оказался действенным? — поинтересовалась Алисия Таккер.

— Честно говоря, я при нем не присутствовала, — призналась Марджори. — Накануне я делала для Салли дизайнерский проект ее гостиной, так что мы засиделись допоздна. Я легла спать, Салли уехала домой, а когда утром я заглянула, чтобы поговорить с Джерри, Салли уже была у него. Она сказала, что поговорила с Джерри, так что в моем вмешательстве нет нужды. Только просила меня не рассказывать об этом Ивон, потому что той не понравились бы все эти разговоры за ее спиной. Но, по-моему, после того разговора стало только хуже. Теперь я думаю, что мы с Салли напрасно полезли в отношения между Ивон и Джерри.

Ивон оглянулась и выстрелила взглядом в лицо Салли. Пунцовые щеки подруги говорили ярче всяких слов. Ивон почувствовала, как внутри закипает котел из гнева и ненависти. И еще она почувствовала, что если сейчас не скажет или не сделает что-нибудь, то ее просто разорвет изнутри. Не соображая, что делает, Ивон вскочила с места и спросила судью:

— Я могу задать свидетелю вопрос, ваша честь?

— Это так важно? — изумленно уставилась на нее миссис Таккер.

— Да, важно, очень важно.

— Задавайте.

— Марджори, это было в декабре?

Марджори, оторопев, кивнула.

— Это было после той нашей ссоры с Джерри из-за детей?

Марджори снова кивнула, все еще не понимая, что происходит с ее подругой.

— Салли приехала к тебе вечером, а потом сказала, что уедет домой?

— Да, — устав кивать, ответила Марджори. — А в чем дело, Ивон?

— Да в том, что никуда она не уезжала, — раздался голос из зала. — Все равно это всплыло, так что теперь уже нет смысла скрывать.

Ивон, даже не оборачиваясь, догадалась, что голос принадлежит вездесущей миссис Твидди.

Зал загудел как пчелиный улей. Алисия Таккер несколько раз стукнула молотком, призывая всех к тишине, а потом обратилась к миссис Твидди:

— В чем дело? О чем вы знали?

Миссис Твидди поднялась со стула, но обратилась не к залу, не к судье, а к Ивон:

— Я всегда знала, что моя наблюдательность — мой крест. Ивон, простите, я не могла вам сказать. Тогда мне казалось, что у вас с Джерри еще есть шанс. Когда я увидела Салли Мелон в полпервого ночи на пороге вашего дома, я сильно удивилась. Когда я увидела, что она выходит из вашего дома на следующее утро, я удивилась еще сильнее. Но когда я узнала, что все это время вас не было дома… Честно говоря, я была возмущена и обескуражена поведением мистера Уэллинга и вашей подруги. Впрочем, Джерри всегда мне нравился, и я быстро нашла оправдание его поведению, — усмехнулась миссис Твидди. — Но что до мисс Мелон… Я считаю, что настоящая подруга никогда такого не сделает. Но, честное слово, мне бы хотелось, чтобы вы об этом никогда не узнали, Ивон.

— Я понимаю, миссис Твидди, — пробормотала Ивон. — Вас-то я прекрасно понимаю, — повторила она, чувствуя, как внутри снова закипает злоба. — Но я не понимаю одного: почему мужчина, который изменил мне с моей лучшей подругой, не хочет дать мне этот чертов развод?!

Джерри увидел жгучий синий взгляд, полный ненависти, и в тот же момент почувствовал, как большой тяжелый мешок, который он тащил на себе все это время, рухнул куда-то вниз, в пропасть, которая разверзлась под его, Джерри, ногами.

Он расправил плечи, поднялся из-за стола и жестом остановил Каммингтона, который открыл было рот, чтобы что-то сказать ему.

— Сядьте, мистер Каммингтон, — попросил он адвоката. — Миссис Таккер, то есть… ваша честь, я хочу обойтись без посредников. Могу я сам быть своим адвокатом?

7

Салли Мелон, безусловно, нравилась мужчинам. И Джерри Уэллинг, безусловно, не был исключением из общего правила.

Втайне от жены и, быть может, от самого себя он видел в Салли ту самую роковую красавицу, которая способна вскружить голову любому мужчине. Сознавая, что его мысли о Салли далеко не безгрешны, Джерри компенсировал свое подавленное влечение тем, что критиковал и ругал Салли Мелон так, что Ивон искренне полагала, что муж ненавидит ее подругу, да и сам Джерри с неменьшей искренностью верил собственным словам.

Салли относилась к той породе женщин, что флиртуют практически со всеми мужчинами. Исключение составляли лишь старики, неудачники и те, кого Салли считала неудачниками. Джерри Уэллинг относился к третьему исключению. Салли всегда утверждала, что мужчина имеет право называть себя спортсменом только в том случае, если выиграл кубок, актером — если его фотографии печатают на обложках известных журналов, и писателем — если он получил литературную премию хотя бы за одно произведение.

Поскольку Джерри пока еще не удостоился ни одной премии, то, по мнению Салли, он причислял себя к писателям совершенно напрасно. Сама она, лениво пролистав книгу Джерри, подаренную ей Ивон, снизошла лишь до замечания, что это «довольно милое чтиво», скорее всего отметив про себя, что оно довольно посредственное.

Всякий раз, заходя к подруге в гости и обнаруживая, что Джерри где-то неподалеку, Салли Мелон не гнушалась тем, чтобы наградить его выразительно ничего не замечающим взглядом и бросить небрежное «ах, привет, Джерри, я тебя не увидела».

Нельзя сказать, что все эти невинные выходки роковой красавицы Салли Мелон ранили Джерри в самое сердце. Он воздавал Салли должное таким же полупрезрительным отношением, но в глубине души оба прекрасно понимали, что между ними может быть нечто большее, чем эта напускная неприязнь.

Впрочем, в одном Джерри был чист как младенец: он действительно не собирался изменять Ивон, и уж тем более с Салли. Все вышло как-то само собой, без особых усилий с его стороны.

Тем роковым вечером, когда Ивон уехала к Салли (Джерри догадывался, что причина, которую она назвала ему и своим подругам, не более чем предлог и не имеет к ее отъезду прямого отношения), Джерри погулял с Корни и честно уселся в рабочем кабинете, пытаясь снова поймать свою непредсказуемую музу.

Однако муза, как ни звал ее Джерри, не приходила. Диалоги выходили кривыми и неправдоподобными, а сами герои начинали откровенно чудить и делать то, что им заблагорассудится. Джерри злился и огорчался одновременно. Злился потому, что не успевал сдать рукопись в срок, а гнать совершенно не хотелось. Огорчался же потому, что вспоминал о том, как раньше они с Ивон обсуждали не только сюжеты своих будущих творений, но и подбрасывали друг другу интересные идеи. Ивон рядом не было, но, даже если бы она и сидела в своем кабинете, Джерри все равно не пошел бы к ней — любое обсуждение чего бы то ни было в последнее время заканчивалось ссорами.

Мысленно проклиная подлую музу, Джерри вымучил из себя три страницы, после чего, перечитав написанное, убил одной-единственной строчкой порядком надоевшего ему главного героя и спустился вниз, чтобы чего-нибудь перекусить.

К его огромному удивлению, в дверь позвонили. Джерри покосился на часы, а потом попытался представить, кому он мог понадобиться в это время.

Может быть, Ивон? — мелькнуло у него.

Мысль о том, что Ивон решила вернуться вот так, спонтанно, в полпервого ночи, настолько его обрадовала, что Джерри, к полной неожиданности для самого себя, буквально полетел к двери.

Увы, на пороге стояла не Ивон и даже не муза. Дверной проем украсила собой стройная фигурка Салли Мелон, укутанная в белоснежную песцовую шубку. Поначалу Джерри почувствовал себя разочарованным, но очень скоро розовые щечки Салли, ее надменно вздернутый носик, ее презрительно изогнутые пухлые губки показались Джерри очень даже привлекательными.

— В чем дело, Салли? — насмешливо поинтересовался он. — Разве Ивон не у тебя?

— У меня, — снисходительно кивнула Салли. — Может быть, изобразишь из себя джентльмена, Джерри, и впустишь меня перед тем, как задавать вопросы?

— Пожалуйста, заходи, — спокойно ответил Джерри и, сняв с Салли шубку, отметил, про себя разумеется, что без шубки Салли выглядит еще лучше, чем в ней.

На Салли был стильный черный свитер, расшитый по диагонали серебристыми колечками, и голубые джинсы, выгодно подчеркивавшие стройность ее длинных ног.

Черт возьми, ну о чем я думаю?! — спохватился Джерри. Во-первых, она подруга моей жены. А во-вторых, она приперлась ко мне в половине первого ночи явно не для того, чтобы я ее разглядывал.

— Может, выпьешь чего-нибудь? — машинально предложил он.

— Мне бы не помешало, — кивнула Салли, и Джерри понял, что эта снежная королева потихоньку начинает оттаивать и уже не смотрит на него ничего не значащим взглядом.

— Что будешь?

— Джерри, мы столько лет знакомы, а ты даже вкусов моих не знаешь, — усмехнулась она.

— Вообще-то я и не обязан, — для проформы огрызнулся Джерри. — Так что тебе налить?

— Смешай мартини с ананасовым соком. Кстати, у тебя случайно не найдется чего-нибудь перекусить? О-Марджори так озадачилась дизайном моей гостиной, что даже забыла предложить мне поесть.

— Ты была у О-Марджори?

— Да, она делает проект моей гостиной. Когда твоя жена вернется в родные пенаты, я займусь наконец ремонтом.

— Очень мило, — скептически усмехнулся Джерри, дав Салли понять, что информация о ремонте в ее гостиной трогает его так же мало, как синяк на коленке соседского мальчишки.

— Так ты дашь мне что-нибудь поесть или я должна умереть голодной смертью?

— Я не дам, так ты сама возьмешь, — засмеялся Джерри. — Ты не похожа на женщину, которая умрет от недостатка чего бы то ни было.

— К счастью, не похожа, — с улыбкой уточнила Салли. — Знаешь, будь по-другому, мне нелегко бы пришлось.

— Не сомневаюсь, — насмешливо кивнул Джерри. — Трудное детство, тяжелая жизнь. Ладно, пойдем, я покажу тебе, что есть в холодильнике.

— Надеюсь, у тебя есть мясо?

— Ты любишь мясо?

— Жить без него не могу. Я каждый день съедаю огромный бифштекс с кровью.

Джерри засмеялся, представив Салли поглощающей огромный бифштекс.

— Не верю.

— Честное слово, — принялась уверять его Салли. — Огромный бифштекс с кровью и салатник с овощами. Кстати, ты случайно не умеешь готовить бифштекс с кровью?

Джерри и сам не понял, как это вышло, но Салли Мелон удалось загнать его на кухню, поставить к плите и заставить поджарить два бифштекса. Именно с кровью — ничего другого Салли Мелон не признавала.

Салли пила мартини. Джерри почему-то решил вспомнить молодость — в последнее время он редко пил что-то крепче эля — и откупорил бутылку бренди. Это было удивительно, странно и одновременно жутко возбуждало: они с Салли сидели вдвоем на его кухне, ели бифштексы, пили, болтали и даже смеялись.

С каждым стаканчиком бренди Салли казалась Джерри все более естественной и привлекательной. Видимо, мартини вызвал тот же эффект, потому что с каждым бокалом блеск в глазах Салли становился все ярче.

Наконец, когда разговор коснулся браков, Салли озвучила цель своего визита. Она пришла, чтобы поговорить об Ивон.

Джерри на мгновение стало стыдно: за какой-то час он успел начисто забыть, что женат и что его жена сбежала из дома к той самой подруге, которую он сейчас так бесстыдно развлекает.

— Когда Ивон приехала ко мне, лицо у нее было, знаешь ли, невеселое. Конечно, она, как всегда, сказала, что ей надо сменить обстановку. Но и я, и О-Марджори уверены, что причина в другом. Во всяком случае, на этот раз. Я не сомневаюсь, что Ивон как писательнице нужно время от времени менять место работы, но сегодня… Знаешь Джерри, — волнующе-заговорщическим полушепотом произнесла Салли, — сегодня она выглядела совсем уж тусклой.

— Тусклой? В каком смысле?

— В прямом. Иногда смотришь на человека и кажется, что кто-то погасил в его глазах огоньки. Вот именно так было с Ивон.

— Хочешь сказать, что я погасил эти ее… огоньки?

— Не знаю, Джерри. Но выглядела она препаршиво. Да и вообще в последнее время стала какая-то замороженная, как рыба.

— И я, по-вашему, в этом виноват? — усмехнулся Джерри. — А ты ко мне пришла, чтобы я… — он многозначительно замолчал и посмотрел на Салли, ожидая, что она закончит фразу.

— Чтобы ты… ну в общем, чтобы ты был с ней помягче. Знаешь, твоя жена — хрупкий цветок, Джерри. И за ним нужен очень хороший уход.

— Уход, — повторил Джерри и, осушив остатки бренди, плеснул себе еще. — Я ухаживаю, Салли. Она хотела дом — и мы его купили. Один бог знает, в какие долги пришлось влезть, чтобы наконец за него расплатиться. Она хотела собаку — и мы ее завели. Но теперь ее снова что-то не устраивает. Знаешь, Салли, она как-то раз, еще на заре наших отношений, сказала, что ей «и неба будет мало». Так вот я вынужден был убедиться в том, что это так. Я не знаю, чего она хочет от меня. Да, Ивон — открытый человек. Но, честное слово, иногда я просто не могу ее понять. И неба будет мало, — задумчиво повторил Джерри. — Может быть, я просто не понял, что она имеет в виду?

— Неба будет мало? — насмешливо хмыкнула Салли. — А по-моему, у Ивон не такие уж большие запросы. В отличие от меня…

— А какие запросы у тебя? — поинтересовался Джерри и тут же пожалел о том, что это сделал.

Салли Мелон придвинула к нему лицо и, обвив руками его шею, поцеловала прямо в губы.

Краешком сознания Джерри понимал, что надо бы остановиться. Что у него есть жена, а Салли подруга его жены. Что как-то все это низко, гадко и неправильно. Но, увы, чем жарче губы Салли впивались в его податливый рот, тем меньше Джерри казалось, что он грешит.

В какое-то мгновение Джерри почудилось, что он вернулся в прошлое. В то прошлое, где он был молодым, ребячливым, дерзким. В то прошлое, где он нравился женщинам и где он оставлял их, а не они оставляли его. В то прошлое, где не нужно было нести груз ответственности за себя, да еще и за жену, которая казалась сейчас маленькой упрямой девчонкой. А Салли, эта взрослая опытная женщина, умело снимала его тревоги и словно наполняла его силами.

Поддавшись внезапному порыву, Джерри обнял Салли и ответил ей таким страстным поцелуем, что у нее перехватило дыхание. Она замерла в его объятиях, словно не веря в собственное счастье. А Джерри целовал ее губы, плечи, грудь и радовался тому, что может, что способен еще вызывать в ком-то столь сильные чувства.

Они с Салли так и не дошли до кровати и занялись любовью прямо на кухне. Джерри чувствовал такой прилив сил, словно он и вправду снова стал неженатым мужчиной в самом расцвете сил. Салли оказалась прекрасной любовницей: страстной, жаркой и опытной. И все-таки Джерри не оставляло ощущение, что ему чего-то не хватает. Чего именно, понять он не мог, да и меньше всего хотел об этом думать.

И только ранним утром, проснувшись в комнате, где очертания предметов искажал полумрак, Джерри понял, чего ему так не хватало этой ночью: нежности, чуткости и этой неподдельно детской слабости Ивон.

Салли Мелон, которая тем утром выглядела гораздо бодрее Джерри, явно напрашивалась на продолжение.

Охваченный безотчетным ужасом, Джерри смотрел на то, как она щеголяет по кухне в рубашке, которую еще совсем недавно они выбирали вместе с Ивон, как она ловко управляется с его посудой, готовит ему завтрак, как щебечет о том, что неплохо было бы сделать ремонт и в их «неприглядной кухоньке», которую когда-то Ивон спроектировала вместе с О-Марджори.

Раньше Джерри знал бы, что ему делать в такой ситуации. Но теперь… Теперь ему пришлось воскрешать старые навыки. Он хмуро позавтракал, сдержанно поблагодарил Салли за яичницу с беконом и всем своим видом постарался дать ей понять, что в его рубашке она выглядит по меньшей мере нелепо.

И Салли поняла. Об этом Джерри догадался по ее лицу, которое вдруг осунулось, по глазам, в которых, говоря ее вчерашними словами, выключили огонек. Но Салли Мелон утратила контроль над собой всего на пару мгновений. Затем Джерри увидел прежнюю Салли: полупрезрительную, ехидную, гордую и самодовольную. Эта Салли изо всех оставшихся сил делала вид, что не придает никакого значения той ночи, которая могла бы перевернуть ее жизнь, но никогда — жизнь Джерри.

Еще через полчаса Салли Мелон была умыта, накрашена, одета. Рубашка Джерри была небрежно брошена в кресло, и, если бы Джерри не знал, что было между ними на самом деле, он в жизни бы не догадался, что эту женщину только что жестоко оскорбили в ее лучших чувствах.

О-Марджори столкнулась с Салли уже в дверях. Джерри как раз провожал свою гостью. Выдержке Салли Мелон можно было только позавидовать: она держалась так, что ее невозможно было в чем-то заподозрить.

Джерри догадался, зачем пришла к нему О-Марджори, но разговаривать с ней, а тем более об Ивон, ему сейчас совершенно не хотелось. Впрочем, О-Марджори и не настаивала. Салли успела ей шепнуть, что разговор уже состоялся, но вряд ли принесет результаты.

Оставшись в одиночестве, Джерри не почувствовал облегчения. Он мучительно хотел позвонить Ивон, но мысль о том, что придется набрать номер Салли Мелон, вызывала у него отвращение. Он не собирался рассказывать Ивон о том, как провел вчерашний вечер. Ему просто хотелось услышать ее голос, теплый, мягкий, чуточку грустный, — голос, которого ему сейчас так не хватало…

Позвонить Джерри не решился. А в день возвращения Ивон он просто сбежал к Майклу. Да, он никогда не ратовал за то, чтобы спасаться от проблем бегством, но мысль о том, что придется смотреть в глаза жене и делать вид, что все как прежде, терзала его. Он оставил Ивон коротенькую записку и вернулся под утро, когда жена уже спала.

Не снимая пальто, Джерри пробрался в спальню и сел на краешек кровати. Лицо Ивон, освещенное желтым лучом фонаря, прокравшегося сквозь щель в шторе, показалось ему невинным, как у ребенка. Светлые волосы казались сотканными из золотых лучиков. Джерри протянул руку и погладил жену по волосам. Ивон не проснулась, только слегка мотнула головой во сне. Джерри наклонился к ее лицу и осторожно, со всей нежностью, на какую был способен, поцеловал милую ямочку на подбородке. Ивон по-прежнему сладко спала и не чувствовала, как руки мужа глядят ее теплое сонное тело. Не чувствовала ласковых поцелуев, которыми осыпал ее Джерри.

Впрочем, Джерри и не хотел ее будить. Сам себе он казался вором, пробравшимся под покровом темноты в чужой дом. Но самое страшное — он чувствовал, что Ивон больше не принадлежит ему. Она была красивой, невинной и далекой, как призрачное видение. Он больше не имел на нее права. Она перестала быть его Ивон…

— Протестую, ваша честь! — возмущенно выпалила Фиона Даффин. — У нас не уголовный процесс, а бракоразводный. К чему все эти сложности? Факт измены доказан, есть даже свидетели. Вот миссис Твидди подтвердит, что Салли Мелон провела ночь в доме мистера Уэллинга, когда его жены не было дома. Что тут еще доказывать? По-моему, все очевидно. Как минимум одно основание для развода все-таки есть…

Алисия Таккер мягко улыбнулась мисс Даффин и жестом попросила ее сесть.

— Насколько я помню, я никому не передавала своих полномочий. Поэтому, мисс Даффин, позвольте мне определить ход событий этого разбирательства. Что до обвинения в измене… Миссис Твидди видела лишь то, что мисс Мелон пришла к мистеру Уэллингу в половине первого. Если бы миссис Твидди провела возле своего окна всю ночь и видела, что Салли Мелон вышла из дома Уэллингов только под утро, тогда у нас были бы какие-то основания обвинять его в супружеской неверности. Но ведь мисс Мелон могла уехать домой, а потом, уже утром, вернуться, чтобы поговорить с мистером Уэллингом.

— Да это же полный бред! — выкрикнула Анжела Дженкинс. — Этот бабник изменил моей дочери, а вы, ваша честь, пытаетесь его выгородить! Вы что, не женщина?! Как вам не стыдно вставать на его сторону!

— Миссис Дженкинс, — не теряя самообладания, ответила Алисия Таккер, — я понимаю вашу обиду, ведь вы мать. Но прошу вас впредь обойтись без замечаний и подбирать выражения. Судья не принимает ничьей стороны. Судья должен быть объективен, и я следую этому правилу. Если мистер Уэллинг хочет говорить о своих отношениях с женой без посредников, так тому и быть. Он может отказаться от услуг адвоката — это его право. Что ж, мистер Уэллинг, начинайте. Надеюсь, вам есть что сказать.

Джерри глубоко вздохнул и посмотрел на Ивон. В ее взгляде он прочитал гнев, но, слава богу, не ненависть. Джерри никогда не был оптимистом, но почему-то в этот день он обрел способность находить плюсы даже в самых огромных минусах. И тот гнев, с которым уставились на него огромные ярко-синие глаза жены, позволил ему набраться смелости и заявить:

— Ваша честь, я хочу пригласить в качестве свидетеля свою жену Ивон Уэллинг.

В зале послышались возгласы: раздраженные, удивленные, насмешливые, но судья со свойственной ей невозмутимостью кивнула.

— Вызывайте своего свидетеля, мистер Уэллинг.

— Но, ваша честь… — попыталась вмешаться Фиона Даффин, шокированная просьбой Джерри не меньше, чем ее клиентка.

— Я вызываю Ивон Уэллинг, — отчеканил Джерри и снова посмотрел на Ивон.

— Цирк какой-то, — пробормотала обескураженная Ивон, но все-таки направилась к свидетельскому месту.

Джерри сложно было назвать непредсказуемым человеком, но на этот раз ему удалось ее удивить. Вначале оказалось, что его любовницей была ее лучшая подруга, потом он и вовсе выкинул номер: отказался от адвоката, позвав ее, Ивон, в свидетели.

Что ты делаешь, Джерри? — хотелось спросить Ивон. И главное — зачем ты это делаешь?

Ивон заняла свидетельское место и с вызовом посмотрела на мужа. Если он пытается делать ей назло — пускай так. Но он все равно своего не добьется. Он не выведет Ивон из себя, он не заставит ее расплакаться. И ему не удастся убедить судью в том, что во всех его грехах виновата она, Ивон.

— Ивон, сначала я хочу спросить тебя… — начал Джерри, и Ивон почувствовала, что он вовсе не так уж и уверен в себе, как ей показалось вначале. — Я хочу задать тебе вопрос: почему ты хочешь со мной развестись?

— Мне казалось, что на этот вопрос я ответила в самом начале слушания, — скептически усмехнулась Ивон.

— Нет, на него не ты ответила, а твой адвокат. А я хочу спросить тебя, Ивон.

— Ваша честь, — пискнула было Фиона Даффин, но судья жестом остановила протест.

— Хорошо, я отвечу еще раз, — стараясь сохранять спокойствие, произнесла Ивон. — Я хочу развестись с моим мужем, Джералдом Уэллингом, потому что он был жесток со мной, потому что он не был со мной откровенен, потому что он давил на меня и, наконец, потому что он лгал и изменял мне.

— Отлично, — кивнул Джерри. — Тогда я хочу спросить у тебя, Ивон: что, по-твоему, означает жестокость?

— Умышленное причинение боли другому человеку, — объяснила Ивон. — И боли не только физической, но и моральной.

— Хорошо, — снова кивнул Джерри. — Я даже готов согласиться со второй частью ответа. Но что касается первой… Ивон, разве я хоть раз делал тебе больно нарочно?

Ивон криво усмехнулась и покачала головой, словно говоря: «Ты неисправим, Джерри Уэллинг».

— Джералд Уэллинг изменил мне с лучшей подругой.

— Ты хочешь сказать, что он сделал это по чистой случайности? Так, походя, взял и переспал с ней? Я, или Джералд Уэллинг, если тебе так удобнее, не лгал. Да, этот Джералд Уэллинг сделал глупость, переспав с подругой жены. Но потом он страшно пожалел об этой глупости и не рассказал о ней жене, потому что не хотел сделать ей больно. Вот это было бы по-настоящему жестоко — сделать больно любимому человеку. Но ничего бы не случилось, если бы этот любимый человек, как обычно, не сбежал от проблем, не ушел из дома…

— Джералд Уэллинг, как всегда, пытается переложить ответственность на меня, — с презрительной усмешкой перебила его Ивон. — Джералд Уэллинг, может быть, скажет, что жена нарочно подослала к нему свою подругу?

— Да, я признаю, что виноват, — начал было Джерри, но его слова утонули в женском визге.

Он обернулся к залу и стал свидетелем зрелища, которое можно было назвать и ужасным, и комичным одновременно.

Миссис Дженкинс, которую, по всей видимости, упоминание о супружеской измене вдохновило на подвиги, нависла над Салли Мелон и мертвой хваткой вцепилась той в густую гриву белокурых волос. Салли изо всех сил трясла головой и махала руками, пытаясь попасть по лицу Анжелы, и при этом неистово визжала. Все, включая судью, сидели в каком-то оцепенении, не веря, что подобное может происходить в зале суда.

Первой опомнилась Алисия Таккер, которая стукнула молотком и крикнула в зал:

— Да разнимите же их наконец!

Полицейский, которого с самого начала слушатели воспринимали как часть обстановки, оторвался от двери и рванулся к дерущимся женщинам.

Второй опомнилась О-Марджори, которая опередила полицейского. Она вскочила со своего места и начала отдирать цепкие пальцы Анжелы Дженкинс от волос Салли Мелон. К ней на помощь ринулся Генри, схвативший миссис Дженкинс за плечи и потребовавший, чтобы она немедленно успокоилась и не позорила свою дочь.

Последний аргумент, слава богу, подействовал, и Анжела Дженкинс позволила О-Марджори освободить волосы Салли из плена своих рук. Правда, волосы все же порядком пострадали — Анжеле удалось вырвать целый клок.

— Вот что будет с теми, кто посмеет обижать мою дочку! — победно потрясая вырванным клоком перед лицом Салли, выкрикнула она. — Вот что будет со всеми шлюхами, которые положат глаз на чужое!

Ивон, до которой только что дошел смысл происходящего, вскочила со своего места и рванулась к матери, но Джерри схватил ее за руку.

— Сядь, Ивон. Не лезь в эту бучу. Там и без тебя разберутся.

Ивон вырвала свою руку из руки Джерри, но тут же подумала, что он прав. Какой смысл успокаивать мать? Она всегда была резкой и вздорной, ее никогда не интересовало мнение Ивон. Так почему сейчас, когда у Анжелы Дженкинс появилась возможность выместить на ком-то свою злобу, она прислушается к словам дочери?

Ивон вернулась на место. Судья стукнула молотком и заявила, что, если Анжела Дженкинс не прекратит подобным образом выказывать свое материнское негодование, она будет не только оштрафована, но и отправлена под стражу.

Последнее заявление вызвало приступ гомерического хохота у Майкла Ридигана.

Джерри еще в самом начале потасовки обратил внимание на то, что Майкл оказался единственным человеком, заливавшимся беззаботным смехом, глядя на то, как одна женщина таскает за волосы другую. Джерри вспомнились слова миссис Твидди о том, что Майкл на самом деле пришел, чтобы посмотреть на шоу. Что ж, этот пункт программы Майклу удалось осуществить.

Хотя Джерри давно уже привык к несерьезности Майкла, сейчас это его задело. Неужели Ридигану совершенно плевать на друга?

— Продолжайте, мистер Уэллинг, — утихомирив зал, обратилась к Джерри судья. — Надеюсь, миссис Дженкинс отнесется к моим словам со всей серьезностью и не будет больше нас отвлекать.

Джерри кивнул. Ивон выглядела подавленной, но изо всех сил старалась продемонстрировать мужу, что ему не удастся вывести ее из душевного равновесия. Джерри не понимал, зачем она нацепила на лицо эту маску, достойную Салли Мелон. Неужели она действительно считает, что он нарочно заставляет ее страдать?

— Ваша честь, могу и я сказать? — неожиданно донесся из зала голос Салли Мелон.

— Разве вы не все сказали на свидетельском месте? — поинтересовалась у Салли судья.

— Нет, мне есть что добавить. — Салли гордо тряхнула растрепанными волосами и с ненавистью посмотрела в сторону своей обидчицы, восседавшей на своем стуле с видом победительницы. — Анжела Дженкинс, мать Ивон, назвала меня шлюхой. Но я скажу вам вот что: ее дочь тоже не такая уж чистенькая и беленькая овечка, которой старается казаться.

— Да что ты несешь?! — побелела Анжела.

— Миссис Дженкинс, я вас предупредила, — напомнила судья и с интересом посмотрела на Салли Мелон. — Так о чем вы говорите, мисс Мелон?

— О Расселе Данкине, редакторе мисс Уэллинг, — кивнула Салли в сторону Рассела, который смущенно опустил глаза. — Он долго увивался за Ивон Уэллинг и добился-таки взаимности. А ведь это было еще до того, как Ивон и Джерри расстались.

— Ах ты…

— Миссис Дженкинс!

— Ну что, Ивон, разве не так? — уставилась на подругу Салли. — Расскажи своей маме и своему мужу, какая ты чистенькая!

— Ивон, о чем она? — повернулся к жене Джерри.

Ивон ожидала прочитать в его глазах глухую злобу и обиду, но вместо этого увидела боль.

— Мне кажется, сейчас это уже не имеет значения, — пробормотала она.

— Ваша честь, — напомнил о себе Рассел Данкин, — мисс Мелон не знает, о чем говорит. Да, я ухаживал за миссис Уэллинг, это верно. Но между нами…

— Уж лучше бы ты помолчал! — не сдержавшись, рыкнул на него Джерри.

Алисия Таккер снова стукнула молотком по столу.

— Пусть говорит миссис Уэллинг. Это ведь ее обвиняют в супружеской неверности.

Джерри снова повернулся к Ивон. Теперь она не выглядела ни злой, ни обиженной, ни подавленной. Ивон казалась опустошенной.

— А что говорить? — грустно улыбнулась она, глядя куда-то в пустоту. — Салли Мелон права: я действительно не чистенькая, не беленькая и уж тем более не овечка…

8

С Расселом Данкином Ивон познакомилась, когда решила принести свою рукопись в новое издательство. Она страшно волновалась, как, впрочем, и всегда, когда приходилось говорить с теми, от кого в ее жизни что-то зависело. Поначалу Ивон хотела направить к издателю своего литагента, но Рассел Данкин — тогда еще Ивон знала о нем лишь то, что у него приятный голос, — настоял на личной встрече с писательницей.

Ивон не любила личных встреч и все-таки согласилась. Издательство «Флай» было самым известным и крупным в Дримтауне, так что игра стоила свеч. Сидя в приемной и смакуя кофе, сваренный для нее услужливой секретаршей, Ивон мысленно перебирала возможные вопросы и придумывала на них ответы. Но когда вместо сердитого мужчины Ивон увидела перед собой молодого человека с кротким взглядом и мягкой, почти детской, улыбкой на лице, все ее страхи расползлись по углам залитого солнцем редакторского кабинета.

Долгое время Ивон не могла понять, почему эти кроткие темные глаза, обрамленные густыми ресницами, все время смотрят на нее с каким-то особенным вниманием, и наивно полагала, что так Рассел Данкин работает со всеми своими авторами. Однако очень скоро Ивон поняла, что этот внимательный взгляд обусловлен не только природной чуткостью красавца Рассела.

Случилось это тогда, когда Ивон в очередной раз приехала в редакцию, чтобы обсудить с Расселом Данкином синопсис своего нового детектива. Главным героем детективной истории на этот раз должна была стать собака — прототипом, разумеется, послужил Корни, — но Ивон не знала, как к этой идее отнесется Рассел. К тому же Ивон не терпелось поделиться хотя бы с кем-то своими планами.

Раньше в роли слушателя и строгого судьи выступал Джерри, но в последнее время он редко заглядывал в рабочий кабинет жены, и Ивон из нежелания казаться надоедливой перестала рассказывать мужу о своих замыслах.

Первым, что бросилось в глаза Ивон, когда она вошла в кабинет к Расселу, были цветы. Джерри так давно не дарил ей цветов, что Ивон не могла оторвать взгляда от этого праздничного букета из ярко-оранжевых и красных гербер, перевязанных золотистой тесемкой. За этим чудесным букетом Ивон не сразу заметила Рассела, поэтому, когда из-за широкой вазы с цветами раздался знакомый мужской голос, даже вздрогнула.

— Добрый день, Ивон.

— Простите, Рассел, — улыбнулась Ивон, увидев редактора. — Я вас не заметила за этим букетом. Какая красота, — кивнула она на букет.

— Это вам, Ивон.

— Мне? — Ивон оторопела. Во-первых, ей уже давно не дарили цветов, а во-вторых, ни один редактор не устраивал Ивон таких сюрпризов.

— Конечно, вам. — В подтверждение своих слов Рассел поднялся из-за стола, вытащил букет из вазы и протянул его Ивон.

Окончательно растерявшись, она машинально протянула руку и взяла букет.

— Спасибо, — пробормотала она. — Но это так… неожиданно. Я даже не знаю, что сказать. Простите, Рассел, но чем я его заслужила?

— Не знал, что женщина должна заслуживать цветы, — с улыбкой посмотрел на нее Рассел. — Прекрасная половина человечества имеет полное право получать букеты просто так, без каких-либо причин. А вообще, знаете, причина все-таки была, — немного подумав, сказал он. — Мне показалось, что в последнее время вы как-то погрустнели. Я не знал, что происходит у вас в жизни, но подумал, что вам не хватает праздника. Поэтому решил выбрать самые яркие цветы, которые только были в магазинчике. Надеюсь, я не ошибся.

— Нет, букет замечательный, — все еще пребывая в замешательстве, ответила Ивон. — Просто я… не могла и подумать, что вы сделаете мне такой подарок.

— Такой? — засмеялся Рассел. — Ивон, вас пора перевоспитывать. Вы говорите об обычном букете так, словно я подарил вам бриллиантовое колье. Впрочем, я погорячился. Пора перевоспитывать не вас, а вашего супруга, который, судя по вашей реакции, не балует вас такими сюрпризами… — Рассел осекся, поняв, что сказал лишнее. — Простите меня, Ивон. Я лезу не в свое дело и сам не знаю, что говорю. Наверное, сегодня такой день.

— Наверное, — кивнула Ивон, которой и возразить было нечего. Рассел был прав абсолютно во всем: начиная с того, что буднями она сыта по горло, и заканчивая тем, что с того момента, как Джерри подарил ей последний букет, прошло уже больше года.

Вскоре неловкость прошла, цветы до поры до времени были водружены в вазу, а Ивон начала посвящать Рассела в свои творческие планы. Против милого и смешного песика в качестве главного героя романа Рассел совсем не возражал, чем действительно поднял Ивон настроение. Под конец разговора он предложил ей обращаться к нему за помощью, если вдруг ей понадобится какой-то совет или консультация.

— Спасибо, — благодарно улыбнулась Ивон, теребя золотую ленточку на букете. — Иногда действительно надо с кем-то поделиться. И не столько спросить совета, сколько высказаться. После таких разговоров все как будто встает на свои места.

— Вы можете обращаться ко мне не только по делу, — добавил Рассел. — Может, вам захочется поговорить о том, что действительно вас тревожит.

— Спасибо. — На этот раз Ивон улыбнулась растерянной улыбкой. Рассел Данкин дарит ей роскошный букет, интересуется ее жизнью, подставляет ей свое плечо. Все это должен был сделать Джерри, но муж даже не заметил, что жена переменилась. Какая уж тут поддержка.

О том, что Джерри законченный эгоист, Ивон знала и раньше. Но почему Рассел Данкин так внимателен к ней?

Всю дорогу до дома Ивон пыталась подобрать слова, чтобы объяснить Джерри появление в их доме роскошного букета. Ей казалось, она не сделала ничего такого, за что ее можно было бы винить, но в то же время какое-то жгучее чувство не давало ей покоя. Оставив тщетные попытки определить его природу, Ивон поставила цветы в вазу, а на вопрос изумленного Джерри «откуда?» спокойно ответила чистую правду:

— Это от Рассела Данкина, моего редактора.

— Очень мило, — стальным голосом ответил Джерри и посмотрел на Ивон таким взглядом, словно только что увидел не цветы в вазе, а любовника в шкафу. — А я могу знать, с какой стати Рассел Данкин дарит букеты моей жене?

— Конечно, — столь же спокойно ответила Ивон. — Рассел заметил, что в последнее время я погрустнела, поэтому решил разбавить мою скучную жизнь чем-то ярким. Думаю, он считает, что это положительно скажется на моем творчестве.

— Ты издеваешься, Ивон?! — вспыхнул Джерри.

Ивон поймала себя на мысли, что она действительно издевается. И еще бы ей не издеваться — собственный муж, с которым она живет под одной крышей, даже не увидел, что ей плохо! Это заметил чужой мужчина, с которым она видится лишь изредка.

— А что ты хотел услышать, Джерри? — все еще пытаясь держать себя в руках, поинтересовалась Ивон.

— Правду, Ивон!

— Так я и сказала тебе правду. Слово в слово. Или мне нужно было соврать для пущей правдоподобности?

— Черт возьми, Ивон, почему ты приняла эти цветы от чужого мужчины?!

— Наверное потому, что мой мужчина не дарит мне цветов.

— Значит, если бы он подарил тебе бриллиантовые серьги, ты бы тоже не отказалась?! — с перекошенным от гнева лицом выкрикнул Джерри. — И объяснила бы это тем, что я тебе их не дарю?!

— Знаешь, а я, пожалуй, согласна с Расселом, — окончательно разозлилась Ивон. — Тебя и впрямь нужно перевоспитывать. Мало того что ты сам не даришь мне цветов, так еще и устраиваешь истерику из-за невинного букета.

— Перевоспитывать?! — рассвирепел Джерри и, взмахнув кулаком, одним махом сшиб со стола вазу с цветами. — Пусть твой Рассел катится ко всем чертям со своими дурацкими цветами и советами!

На грохот и крики прибежал Корни. Щенок испуганно посмотрел на хозяев и полез обнюхивать мокрые осколки, в которые превратилось то, что еще минуту назад называлось вазой.

— Корни! — крикнула Ивон, испугавшись, что щенок порежет себе лапу. — Фу, Корни!

Корни, испугавшись больше хозяйского окрика, чем разбитого стекла, отпрыгнул и угодил лапой в один из крупных осколков. Взвизгнув, он поднял переднюю лапу и принялся жалобно скулить.

— Вот видишь, что ты наделала?! — закричал на жену Джерри.

— Да это же ты ее разбил, Джерри! — ошалело уставилась на него Ивон.

Джерри хотел было ответить, что не он напугал собаку своими воплями, но Корни продолжал скулить, и хозяева вынуждены были на время забыть о своей ссоре. Ивон сбегала за бинтом и перекисью, а Джерри осмотрел пораненную лапу.

— Слава богу, ничего серьезного. — Джерри взял протянутый Ивон флакончик. — Порез неглубокий. Так, небольшая ранка. Бедняга Корни пострадал ни за что.

— Как и цветы, — напомнила Ивон и, присев на корточки рядом с Корни и Джерри, принялась гладить песика. — Они ведь тоже ни в чем не виноваты.

— Ты права, Корни, цветы и ваза тут ни при чем, — бросил Джерри, не глядя на жену. — Лучше бы я проехался кулаком по лицу твоего Рассела Данкина.

Ивон хотела было снова вспылить, но тут заметила на лице Джерри выражение такой по-мальчишески глупой злости, что вместо этого расхохоталась.

— Не вижу ничего смешного, — обиженно огрызнулся Джерри.

— Наверное, смешного тут и правда мало, — согласилась посерьезневшая Ивон. — Ты ведь не ревнуешь, а просто лаешь, как сторожевой пес, который охраняет свою собственность.

Джерри ничего не ответил, а Ивон наконец поняла, что за чувство жгло ее изнутри по дороге домой. В своей симпатии Рассел Данкин был не одинок. Ивон тоже влекло к нему.

— Да, я действительно разбил эту вазу, — кивнул судье Джерри. — Но я же не расколотил ее о голову Рассела Данкина? И не запустил ею в жену? Да, мне не стоило это делать. Но, ваша честь, ревность, по-моему, свойственна многим людям.

— Нет, ваша честь, — вмешалась Ивон, — Джералд не ревновал меня, ничего подобного. Так собака охраняет свою кость или… хозяйские тапки от гостей. Кто-то посмел шагнуть на его территорию, кто-то позарился на его жену, которую он давно уже перестал воспринимать как женщину. Только и всего. Это даже не ревность, ваша честь. В ревности есть хоть какая-то логика. А поведение Джералда было лишено всякой логики. Он бесился, в то время как сам изменял мне с моей же подругой…

— Не изменял, а изменил, — уточнил Джерри.

— Вы слышали, ваша честь?! — Анжела Дженкинс взмыла со своего стула. — Он сам признался! Вот шельмец!

— Ваша дочь не лучше, — донесся из зала голос Дианы Уэллинг. — Ее поведение еще отвратительнее. Джерри хотя бы не строит из себя жертву, а ваша дочь делает вид, что она невинна как младенец.

Алисия Таккер покачала головой.

Родители все-таки неисправимы.

Постучав молотком, она обратилась к женщинам:

— Дамы, прошу вас помолчать. Мисс Уэллинг, — повернулась она к Ивон, — если я правильно поняла, между вами и мистером Данкином ничего не было?

Ивон устало покачала головой и, глядя Джерри прямо в глаза, ответила:

— Нет, ваша честь. Я не собираюсь казаться чистенькой, сколько бы меня в этом ни обвиняли. Между мной и мистером Данкином кое-что все-таки было.

Ивон чувствовала: что-то не так. Если еще совсем недавно Джерри был просто мрачным и холодным, то теперь он и вовсе от нее отстранился. Сидел целыми днями, закрывшись у себя в кабинете, и выходил лишь затем, чтобы погулять с Корни или поесть.

Раньше Джерри хотя бы делал попытки что-то приготовить, а теперь питался исключительно готовыми продуктами, купленными в соседнем супермаркете. В этом он был не одинок: Ивон и сама частенько брала готовые продукты, а заодно покупала виски, который помогал ей скрасить ее угрюмое одиночество.

Поначалу Ивон сдерживалась — писать с хмельной головой удавалось плохо, — но очень скоро привыкла к новому образу жизни. Теперь, напротив, ей было куда легче выбросить из головы все лишнее после парочки стаканчиков виски.

Ивон не сомневалась, что у Джерри кто-то появился. Ночами он куда-то исчезал, правда ненадолго, но бывало, что возвращался только под утро. В ту злополучную неделю, которую Ивон прожила у Салли, Джерри встретил какую-то женщину и… привел ее домой.

Этот вывод Ивон сделала не только из поведения мужа. Было еще кое-что: маленькая, но красноречивая находка, которую Ивон случайно обнаружила на кухне.

Это была бусина. Красивая маленькая бусинка, оторвавшаяся от сережек или браслета. У Ивон было не так уж много украшений, и она сразу поняла — бусинка потеряна не ею.

Но тогда кем?

Салли и Хелена бывали в доме редко, предпочитая встречаться с Ивон на нейтральной территории. О-Марджори и вовсе не носила побрякушек. К тому же бусинка была определенно свежей: когда Ивон в последний раз залезала на нижнюю полку шкафа, ее там не было. Загадочная бусина появилась только после возвращения Ивон.

Если бы Ивон была более решительной, она непременно ворвалась бы к мужу в кабинет и устроила допрос с пристрастием. Но всякий раз, когда Ивон собиралась с духом, чтобы поговорить об этом с Джерри, ей вспоминались сцены, которые ее мать, Анжела Дженкинс, устраивала отцу. Воспоминания казались такими свежими, что Ивон зажмуривала глаза, с ужасом думая, что ей придется играть невыносимую роль обманутой жены, и отказывалась от принятого решения. Бусина смотрела на нее своим маленьким зрачком, исполненным немого укора, и вскоре Ивон избавилась от нее, выбросив в мусорное ведро.

А Джерри по-прежнему безмолвствовал у себя в кабинете, лишь подтверждая ее самые ужасные подозрения. Ивон поделилась с Салли и Хеленой, и обе, выслушав ее, согласились с тем, что дело нечисто. От них Ивон получила единственный совет: «разведись наконец с этим ужасным типом», а затем разговор плавно перетек в другое русло.

Салли, которая взялась отвезти подругу домой, попросила таблетку от головной боли, и Ивон, оставив Салли в гостиной, ушла на кухню за обезболивающим и стаканом воды, а заодно и виски. В баре Ивон уже успела перехватить пару стаканчиков виски, и теперь ей не терпелось выпить еще.

Растворив аспирин в стакане воды и плеснув в свой стакан виски, Ивон собралась было выйти из кухни, но тут почувствовала на себе чей-то сердитый взгляд.

В проеме двери стоял Джерри, чье лицо изображало страшное недовольство.

— В чем дело? — поинтересовалась Ивон.

— Ты что, пригласила в гости Салли? — спросил Джерри, закрывая за собой дверь.

— Вообще-то она моя подруга…

— Это я знаю, — кивнул Джерри. — И ты знаешь, что она меня бесит.

— Мне что же, порвать из-за тебя со всеми друзьями? — с вызовом спросила мужа Ивон.

— Я не прошу тебя ни с кем рвать. Просто мне не хочется видеть этого человека в своем доме.

— В своем? — переспросила ошеломленная Ивон. — Мне казалось, что он наш, а не твой.

— Конечно же он наш, — поправился Джерри. — Но это не умаляет моей неприязни к твоей… подруге.

— Бог ты мой, сколько иронии, — хмыкнула Ивон, отхлебнув виски. — Да ты исходишь желчью, дорогой.

— А от тебя за версту несет виски, дорогая. Думаешь, я не знаю, что ты пьешь каждый день?

— Что ты несешь, Джерри?! — вспыхнула Ивон, сознавая, что муж говорит чистую правду.

— Ты думаешь, бутылки, которые я утром нахожу на кухне, невидимые? Утром, когда мне приходится выгуливать Корни, который не может добудиться своей пьяной хозяйки!

— Не кричи на меня, Джерри! Не смей кричать!

— Да ты сама кричишь на меня, черт побери! Может, хватит хлебать этот проклятый виски?! — Джерри подскочил к Ивон и выхватил стакан из ее рук. — Скоро ты совсем сопьешься! Пропьешь все мозги! Ты алкоголичка, Ивон, неужели ты этого не понимаешь?! Я должен молчать, когда ты принимаешь подарки от первого встречного, как будто ты вовсе не замужем! Я должен молчать, когда ты спиваешься! Нет уж, дорогая, теперь я молчать не буду!

— Отдай, Джерри!

Ивон кинулась к нему, но Джерри сжал стакан в руке и поднял его высоко над ее головой. Ивон попыталась подпрыгнуть, но Джерри был гораздо выше ее. На секунду в памяти Ивон что-то промелькнуло, но воспоминание было настолько обрывочным и невнятным, что она не придала ему значения. Ее охватила слепая ярость. Ярость на человека, который не только отнял у нее этот проклятый виски, но и заставил ее разувериться в самом светлом чувстве — в любви.

— Отдай немедленно, Джерри! — снова крикнула она. — Не то я…

— Ивон, — уже тише и спокойнее перебил ее Джерри. В его голосе слышалась мольба. — Пожалуйста, Ивон, не надо. Давай попробуем начать все сначала.

— Сначала?! — Ивон посмотрела на Джерри, как на сумасшедшего. — Опомнись, Джерри! Как можно начать сначала то, что разбито, растоптано, опошлено наконец! Отдай мне этот чертов стакан! Может быть, это единственное, что у меня осталось!

— Нет уж. — На этот раз в голосе Джерри звучала холодная ярость. — Если хочешь, пей, дорогая. Только не в нашем доме! Нечего уподобляться своему алкоголику папаше!

Ивон и сама не поняла, как это произошло, но уже через секунду ее рука поднялась и проехалась по щеке Джерри. Джерри потрогал щеку и посмотрел на Ивон так, словно до него все еще не дошло, что случилось.

— Ивон, что ты делаешь?

— То, что ты заслужил. — Ивон развернулась и направилась к двери. Мимо нее со свистом пролетел какой-то предмет, который уже через несколько секунд звучно впечатался в закрытую дверь. Брызги и стекло полетели в разные стороны. Досталось даже кофточке Ивон, которую она тут же принялась отряхивать. — Джерри, ты что, спятил?! — закончив с кофточкой, обернулась она к мужу. — Ты же мог попасть мне в голову, псих!

— Жаль, что промазал, — криво усмехнулся Джерри. — Может быть, сотрясение заставило бы тебя завязать с пьянством.

— Псих и придурок! — бросила Ивон и, распахнув дверь, бросилась из кухни.

Нет, Ивон вовсе не боялась, что Джерри запустит в нее чем-нибудь еще. Ей просто не хотелось, чтобы он увидел ее слезы.

Салли Мелон, оказавшаяся невольной даже не свидетельницей, а слушательницей их ссоры, предложила поехать к ней, но Ивон отказалась, сделав подруге предложение посидеть в каком-нибудь баре. Салли согласилась, и Ивон потащила ее в «Смоук», по дороге заглянув в супермаркет и купив бутылку виски.

— Ивон, что ты творишь? — обеспокоенно спросила Салли у подруги, которая хлестала виски прямо из горлышка, не утруждая себя перелить напиток даже в банальный пластиковый стаканчик.

— Это анестезия, Салли, — пьяным смехом засмеялась Ивон. — Разве ты не знала? Выпьешь, и становится легче. Правда ненадолго — до следующего утра. Но потом снова можно выпить, и снова станет легче. Жаль, что нельзя напиться один раз и на всю жизнь.

— Он этого не стоит, — покачала головой Салли. — Он вообще тебя не стоит. Джерри редкостный сукин сын, к тому же неудачник. На кой он тебе сдался? Я бы на твоем месте давно уже развелась. Ты молодая, красивая, найдешь другого. Тысячу других. Зачем тебе этот Том?

— Ты говоришь совсем как моя мама, — хмыкнула Ивон, поправляя спутавшиеся волосы. — Во-первых, его зовут Джерри. А во-вторых, он не неудачник. Он талантливый писатель, хоть и редкостный зануда. Что до других… Глупо даже предполагать, что с кем-то будет иначе. Я не смогу с кем-то, Салли. Как бы ни банально это звучало, я разочаровалась в любви. Если уж с Джерри у меня не вышло — а ведь я любила его и люблю… наверное, люблю до сих пор, — то ни с кем другим ничего не получится. Но в одном ты права: лучше уж жить в одиночестве, чем в полном дерьме!

— Не говори глупостей, Ивон. Успокойся, в одиночестве ты не останешься. Я обязательно познакомлю тебя с каким-нибудь красивым молодым человеком.

— А потом еще с одним и еще с одним? — горько усмехнулась Ивон. — Я не хочу жить, как ты, Салли. Прости меня, но я не хочу того, что у тебя. Это тоже одиночество, но оно не для меня.

— Кто тебе сказал, что я одинока? — холодно поинтересовалась Салли у захмелевшей подруги.

— Никто, — пожала плечами Ивон. — Мне не нужны слова, чтобы понять, что ты мечешься от одного к другому в поисках тепла, которого тебе никто не может дать.

Салли делано засмеялась.

— Это пьяный бред, Ивон. Моя жизнь — свобода, а не одиночество.

— Как знаешь, — кивнула Ивон. — Но и такой свободы я тоже не хочу. Прости меня, Салли, я не должна так говорить. Ты права, это все из-за виски. Но трезветь мне чертовски не хочется.

В «Смоуке» Ивон увидела того самого официанта Симонса, который обслуживал их столик, когда они с Джерри веселились, не предполагая, какой кошмар их ждет впереди.

Алкоголь, наполнивший ее безудержным весельем, придал ей смелости, и Ивон, не обращая никакого внимания на Салли, пытавшуюся остановить подругу, подошла к официанту.

— Здравствуйте, — поздоровалась она.

Официант изумленно уставился на изрядно выпившую незнакомку.

— Вас ведь, кажется, Симпсом зовут?

— Нет, я Симонс, — вежливо поправил ее официант.

— Не сочтите за грубость, Симонс, но я могу задать вам несколько вопросов?

— Конечно, мисс…

— Миссис Уэллинг. Но это, похоже, ненадолго.

— Ивон! — подошедшая Салли схватила ее за руку и попыталась оттащить от растерянного официанта, но Ивон резко вырвала руку.

— Пусти! Я всего лишь хотела спросить. Симпсон, то есть Симонс, — снова повернулась она к официанту, — вы правда варите себе кофе каждое утро и гуляете с собакой?

— Нет, — покачал головой Симонс. — Я не гуляю с собакой, у меня вообще аллергия на собачью шерсть. А кофе — да, я действительно варю его каждое утро. И что в этом удивительного? Думаю, я не один такой, — немного обиженно добавил он.

— И еще один вопрос, Симпс… то есть Симонс… Вы хотите жениться только тогда, когда закончите институт, найдете себе приличную работу и купите дом?

— Ивон!

— Отстань, Салли!

Симонс улыбнулся так, словно его заставили отвечать на расспросы ребенка.

— Конечно, миссис Уэллинг. А как может быть иначе?

— Я же говорила ему, что этот Симонс старик, — пробормотала Ивон, когда Салли наконец удалось усадить ее за столик.

— Кому — ему? Что ты вообще привязалась к бедному парню? Думаешь, ему больше делать нечего, как болтать с пьяными бабами?

— Да ну тебя, — махнула рукой Ивон и, помахав рукой Симонсу, крикнула через весь зал: — Симонс, принесите, пожалуйста, виски!

— Ивон, да что на тебя нашло?! — возмутилась Салли. — Ты что, не могла подозвать кого-нибудь другого?

— Зачем, если я знаю Симпсона… то есть Симонса.

— Очень мило, — фыркнула Салли.

Ивон уставилась на подругу.

— В чем дело?

— Вот и Джерри всегда говорит, что бы я ни сказала: «очень мило». Это все, что я слышу от него в последнее время.

— Да забудь ты о своем Джерри, Ивон. Расслабься наконец. Хочешь, я найду какого-нибудь обаятельного красавца и приглашу за наш столик?

— А он будет говорить мне «очень мило»?

— Ты зациклилась, Ивон, — раздраженно пробормотала Салли. — Зациклилась на своем Томе-неудачнике.

— Он не Том. И не неудачник.

— Это я уже слышала. Может, ты все-таки передумаешь и поедем ко мне? Боюсь, я не смогу поднять тебя со стула, когда ты окончательно напьешься.

— Ты издеваешься надо мной, Салли, — мрачно констатировала Ивон. — И ты, и Джерри. Все надо мной издеваются, и никто не воспринимает меня всерьез.

— Да что за пьяный бред?! Мне это уже надоело! — окончательно разозлилась Салли. — С тобой невозможно говорить, Ивон.

— Я так не думаю, — возразил Салли Мелон приятный мужской голос.

Салли и Ивон одновременно подняли головы. К счастью, Ивон еще не так много выпила и узнала в мужчине, стоявшем возле их столика, своего редактора Рассела Данкина.

— Рассел? — удивленно уставилась на него Ивон.

— Привет, Ивон. Можно за ваш столик?

— Конечно. Только учтите, я не в лучшем виде, — призналась Ивон, сама не понимая, рада она или огорчена появлением Рассела. — И вряд ли вам удастся насладиться моим обществом, — усмехнулась она.

— Ваше состояние меня не смущает, — покачал головой Рассел. — В нем есть даже свой плюс. Выпившие люди всегда говорят то, что думают.

— Вот именно, — кивнула Ивон. — А это далеко не всем нравится, — покосилась она на Салли, которая несколько оживилась с появлением красивого незнакомца. — Знакомьтесь, Рассел, это Салли Мелон, моя подруга. Она с легкостью разбивает хрупкие мужские сердца и считает брак пародией на любовь.

— Рад знакомству, — кивнул Салли Рассел. — Но вашего мнения о браке не разделяю.

— Знакомься, Салли, это Рассел Данкин, мой редактор. У него есть замечательная привычка дарить своим авторам роскошные букеты.

— Так хорошо обо мне не говорил ни один из моих авторов, — снова улыбнулся Рассел.

— Ну вот и познакомились, — засмеялась Салли, и Ивон почувствовала, как от заливистого смеха подруги где-то внутри нее закипает раздражение.

Господи, да неужели я ревную к ней Данкина?! — пронеслось в голове Ивон. Только этого сейчас не хватало.

— А вообще вы оба очень хорошие люди, — добавила Ивон, испугавшись, что становится желчной. — Так что не обращайте на меня внимания и говорите, о чем вам захочется. А мне сейчас лучше помолчать.

Вопреки ее ожиданиям, Рассел Данкин не начал флиртовать с Салли. Наоборот, он начал выяснять, что послужило причиной такого необычайного воодушевления Ивон.

— Вы говорили, что мне не хватает праздника, Рассел. Так вот, я решила себе его устроить. Полагаю, под словом «праздник» вы имеете в виду несколько другое, но что поделаешь, если я не понимаю значения этого слова.

— Вы просто устали, Ивон, — попытался утешить ее Рассел. — Вам нужно отдохнуть, расслабиться. Видно, о вас некому было позаботиться.

— Я просто зануда, Рассел, — улыбнулась Ивон и залпом выпила виски, принесенный ей официантом. — Стареющая зануда, такая же, как и мой супруг, который понимает значение слова «позаботиться» так же превратно, как я понимаю значение слова «праздник».

— Ну вот, началось, — вздохнула Салли. — Вы правы, Рассел. Ивон действительно не умеет расслабляться. Во всяком случае, в последнее время это ей не удается. Видите, в каком она состоянии? — небрежно кивнула она в сторону Ивон. — Ее надо отвезти домой. Ко мне, разумеется. К мужу ей лучше не возвращаться. Она права, он не сможет о ней позаботиться.

Ивон покоробило, что Салли говорит о ней местоимениями.

— Я не настолько уж пьяна, Салли, — обиженно возразила Ивон. — И я никуда не хочу сейчас ехать. Мне хочется поболтать с вами. Честное слово, я больше не буду надоедать вам со своими проблемами.

— Так за чем же дело стало? Поедемте ко мне все вместе. Там и поговорим. В конце концов, подумай и обо мне, Ивон. Я даже выпить с вами не могу — я за рулем.

Последний аргумент показался Ивон весьма убедительным, и она согласилась. Рассел заявил, что будет только рад составить девушкам компанию. В машине Ивон немного мутило, но Рассел дал ей какие-то таблетки, после чего она почувствовала себя лучше.

— Что это? — спросила Ивон, кивнув на упаковку, которую Рассел держал в руках.

— Не беспокойтесь, я не собираюсь вас отравить, — засмеялся он. — Эта штука помогает от укачивания. Ну и немного снимает опьянение.

— Спасибо, — поблагодарила его Ивон. — Я и правда начинаю приходить в чувство. Но трезветь мне сегодня совсем не хочется. Хотя я представляю, как вам противно видеть меня в таком состоянии. Выпив, мы все становимся другими людьми.

— Знаете, Ивон, я всегда считал, что человека нужно узнавать всего: целиком и полностью. И принимать всего: со всеми его недостатками. Так что вы ничуть мне не противны. К тому же я не дурак и прекрасно понимаю, что вам сейчас плохо.

— Мне нравится ваша позиция, — улыбнулась ему Ивон. — Она честная и искренняя. И вообще, Рассел, вы кажетесь мне очень искренним человеком.

— Ивон всегда была наивной, — хмыкнула Салли. — Никогда не думала, что женщина может позволить себе быть такой.

— А по-вашему, женщина должна быть изощренной стервой? — насмешливо полюбопытствовал Рассел.

— По-моему, женщина не должна ни к кому поворачиваться спиной, — холодно ответила Салли. — Слишком уж велика вероятность, что в нее всадят нож. Нам приходится в этой жизни сложнее, чем мужчинам, и это надо учитывать.

— Неправда, — возразила Ивон. — Общество возлагает на мужчину больше ответственности, чем на женщину. Потому-то мужчины так от нее и бегут. Они должны быть сильными, смелыми, выносливыми, удачливыми, они всегда кому-то и что-то должны. Обществу, жене, детям, родителям. Женщины, правда, тоже должны. Но зачастую их долги совпадают с их желаниями. Хотя бывают и исключения.

— Подозреваю, что вы, Ивон, из числа исключений, — тихо произнес Рассел.

Ивон удивил его голос, ставший неожиданно таким тихим, мягким и глубоким. Ей даже показалось, что они одни в этой машине, а за рулем… Да какая разница, есть ли кто-нибудь за рулем? Ивон почувствовала, как ладонь Рассела мягко накрыла ее руку, как его пальцы ласково погладили ее пальцы. В этом прикосновении не было ничего пошлого, ничего вызывающего. Оно было нежным и ласковым. Через него по ее венам пробежало то самое тепло, которого ей так не хватало.

Ивон закрыла глаза, целиком отдавшись этому мгновению, полному тепла и нежности, понимания и легкой грусти оттого, что это мгновение должно закончиться. Ей не хотелось ни открывать глаз, ни убирать своей руки, согретой чужим теплом. Но больше всего в тот миг ей не хотелось думать ни о прошлом, ни о настоящем, ни о будущем. Отрезанная от всего остального мира одним мгновением, она испытывала настоящее блаженство…

Через несколько минут машина затормозила у дома Салли.

— Ну выходите, голубки, — пренебрежительно бросила им Салли. — Приехали.

Ивон вышла из машины и недоуменно посмотрела на подругу. Ей показалось или Салли действительно на что-то обижена? Может, Рассел задел ее высказыванием о стервах?

— Салли, все в порядке? — шепотом спросила Ивон. — Я тебя ничем не обидела? Или просто тебе надоело мое нытье в «Смоуке»?

— Успокойся, Ив, все в порядке, — невесело усмехнулась Салли. — Наверное, ты права. Я жутко одинокий человек.

— Ты уверена, что хочешь пригласить Рассела? Может, ты хочешь поговорить со мной? — продолжала настаивать Ивон.

Салли тряхнула головой и в одно мгновение превратилась в прежнюю, беззаботную красавицу.

— Я просто чертовски хочу спать, — подмигнула она подруге. — А вот ты, по-моему, боишься остаться один на один со своим кавалером. И кто еще совсем недавно твердил мне о том, что, кроме Джерри, ей никто не нужен?

— Я не хочу сейчас думать о Джерри, — вяло улыбнулась Ивон.

— Вот и прекрасно, — шепнула ей подруга. — Просто забудь о нем.

Сославшись на усталость и головную боль, Салли действительно скоро ушла спать, а Ивон с Расселом остались одни в ее гостиной. Ивон пренебрегла своим обычным правилом и заменила неразбавленный виски легким коктейлем.

— Напрасно вы это сделали, — предупредил ее Рассел. — Скоро у вас, как и у вашей подруги, заболит голова. Это железное правило всегда срабатывает: никогда не понижайте градус алкогольных напитков.

— Плевать на больную голову, — махнула рукой Ивон. — И вообще, я в вас верю, Рассел. Если что, вы дадите мне спасительную таблетку.

— Второе железное правило: никогда не принимайте алкоголь с таблетками, если вы не знаете о том, как они взаимодействуют. А вообще ваша подруга права, Ивон…

— Вы о чем?

— Вы ведь действительно очень наивны. Если бы я был не вашим редактором, а каким-нибудь коварным незнакомцем, то запросто мог бы смешать дьявольский коктейль из таблеток и опоить вас до потери сознания.

— Но вы мой редактор и вовсе не незнакомец. С незнакомцем я никуда бы не поехала. Впрочем… — немного подумав, добавила Ивон, — теперь я уже ни в чем не уверена.

— Теперь?

— Теперь, когда я поняла, что живу с незнакомцем.

— И все-таки, может быть, поделитесь своими проблемами?

— Опять терзать ваши уши занудством? Нет уж, увольте. И потом, Рассел, мне совсем не хочется вспоминать сегодня о том, что случилось.

— «Я подумаю об этом завтра»? — с улыбкой процитировал Рассел.

— Ну что вы, я вовсе не Скарлетт О'Хара. Скарлетт уже ушла и спит в соседней комнате, — кивнула Ивон в сторону спальни Салли. — Скорее я ее беспомощная подруга Мелани. Да и этим я, наверное, себе очень польстила. Ну вот, опять я впала в старческое занудство. Рассел, а давайте перейдем на «ты», раз уж все так получилось?

— Я бы предложил вам это и раньше, чем «все так получилось», — засмеялся Рассел. — Вот только не был уверен, что вам это понравится.

— Такие вещи не должны нравиться или не нравиться. Мне кажется, они должны происходить естественно, сами собой.

— Наверное, ты права. Только стеснительность никуда не денешь. Это, кажется, врожденное.

— Неужели ты стеснительный? — улыбнулась Ивон и покачала головой. — Может, это стереотип, но мужчина с такой внешностью, как у тебя, просто обязан быть…

— Развязным? Нахальным? А, забыл, еще жутким бабником, — печально усмехнулся Рассел. — Вот это меня, пожалуй, и губит. Женщины всякий раз смотрят на меня и думают: жуткий бабник, с ним, наверное, лучше не связываться.

— Значит, эти женщины не говорили с тобой… или не слышали тебя. Обычно, когда начинаешь говорить с человеком, все сразу встает на свои места. То есть, я хочу сказать, ты начинаешь понимать, кто перед тобой: свой или чужой, близкий или далекий, друг или любимый человек.

— Ты правда так думаешь?

— Раньше думала, — призналась Ивон. — А сейчас не знаю. Как будто все перевернулось вверх тормашками.

— Зато я знаю… — Голос Рассела снова стал тихим и нежным, как тогда, в машине.

— Что знаешь?

— Знаю, как заставить тебя забыть о том, что тебя так гложет. — Он придвинулся к Ивон и ласково взял в руки ее лицо. — У тебя такой испуганный взгляд.

— Испуганный? — тихо переспросила Ивон.

— Не совсем. У тебя взгляд человека, который делает что-то в первый раз.

— Да, все это словно впервые, — пробормотала Ивон.

Рассел наклонился к лицу Ивон и поцеловал ее в губы. Поцелуй был нежным, таким же нежным, как прикосновение его ладоней. Ивон показалось, что кто-то дал ей глоток теплого молока. И это было очень приятно. Но, увы, не более чем приятно.

Ивон позволила Расселу отстраниться первым и поняла по его глазам, что он догадался: продолжения у этой истории не будет.

— Прости меня, Рассел, — вздохнула Ивон. — Все прекрасно. Лучше не бывает. Глупо было бы говорить, что я не люблю тебя — ты ведь и так это понимаешь. Выходит, я просто хочу забыться. Но, поддавшись желанию, я не забудусь. Я только унижу нас обоих.

Рассел понимающе кивнул, и Ивон почувствовала, что бесконечно благодарна этому мужчине. Мужчине, которого она никогда не полюбит так, как любит Джерри.

Джерри почувствовал, как внутри раскрывает свои лепестки огромный холодный цветок пустоты. Он мог бы, конечно, предположить, что холод не более чем обыкновенный похмельный озноб, но эта холодная пустота имела совсем другую природу. И имя ей — одиночество.

Джерри посмотрел на Ивон. Да, он не ошибся, подумав еще тогда, после измены жене, что Ивон больше не принадлежит ему. Но Джерри и представить себе не мог, что Ивон — его Ивон! — может сжимать в объятиях другой мужчина. Да, между Ивон и этим типом, Расселом Данкином, не было ничего, кроме одного поцелуя, но мысль даже об одном поцелуе обжигала Джерри таким холодом, что он чувствовал мурашки на своей коже…

Ивон смотрела на него спокойно, и Джерри на мгновение показалось, что жена испытывает мстительное торжество и втайне наслаждается его муками. Ледяной цветок пустоты, распустившийся внутри, начал потихоньку таять от разгоравшегося под его стеблем пламенем гнева.

— Ну что ты молчишь? — ровным голосом спросила его Ивон. — Да, я не святая. Но и преступницей себя считать не намерена. Тебя, кажется, не очень-то мучила совесть, когда ты переспал с Салли Мелон.

— А ты как будто знала об этом, — с язвительной улыбкой ответил ей Джерри. — Знала и поехала с Данкином мне назло.

— Джерри, если бы я знала наверняка, поверь, никуда и ни с кем я бы не поехала. Я бы в тот же день собрала вещи и ушла бы куда угодно, лишь бы не видеть твоего лица.

— Вот как? — усмехнулся Джерри. — Выходит, тебе можно крутить со своим редактором, а для меня измена под запретом?

— Рассел Данкин не твой лучший друг, — заметила Ивон. — И я в отличие от тебя вовремя остановилась и не стала потакать маленькой закомплексованной девочке, которая сидит у меня внутри.

— О чем это ты?

— О твоем стареньком чемодане. Помнишь, на чердаке дома твоей бабушки? Ты изо всех сил старался спрятать свои воспоминания куда-нибудь подальше. Но у тебя ничего не вышло — они все равно вырвались наружу.

— Я не понимаю тебя, Ивон, — мрачно пробормотал Джерри, до которого уже начал доходить смысл слов, сказанных женой.

— О том, что в тебе проснулся тот самый неуклюжий щекастый подросток, которого третировали сверстники, а сверстницы попросту не замечали. О подростке, чья властная и холодная мать пыталась сделать с сыном то, что ей не удалось сделать с отцом — на веки вечные привязать его к себе. И этот подросток хотел свободы, жаждал выйти из-под контроля, желал получить самое лучшее, самое красивое тело — тело Салли Мелон. Этот подросток совершенно не думал обо мне. Ему было наплевать, что мне будет больно. Но лгал и скрывал от меня правду уже не подросток. Ее скрывал вполне взрослый Джералд Уэллинг.

— Может, и так, Ивон, — немного подумав, кивнул Джерри. — Может, все действительно так, как ты говоришь. Но тебе не приходило в голову, что, если бы ты в тот день не последовала своей обычной привычке со всех ног удирать от проблем, никакой щекастый подросток во мне бы не проснулся?!

— Удирать от проблем? — горько усмехнулась Ивон. — Нет, Джерри, я не от проблем удирала. Я пыталась дать тебе ту свободу, которую ты так боялся потерять. Я не хотела доставать тебя, как моя мать доставала моего отца. Я не хотела тебя контролировать. Но я думала, Джерри, я наивно полагала, что ты распорядишься этой свободой как взрослый человек. Но, увы, я ошиблась.

— Но это ведь ты, это ты всегда вела себя как ребенок! Это ты боялась ответственности, ты не хотела детей, потому что на самом деле сама еще не выросла!

— Да, я боялась ответственности! Но больше всего я боялась, что ты, не привыкший заботиться о ком-то, свалишь все на меня! Свалишь и еще оправдаешь свое поведение тем, что я женщина, что я должна тащить на себе все это в одиночку, как когда-то тащила тебя твоя мать!

— Оставь в покое мою мать! Твоя семья ничем не лучше моей. Отец выпивоха и подкаблучник, а мать… О твоей матери можно слагать легенды: она готова горы свернуть, лишь бы ее ненаглядная доченька снова вернулась под ее крылышко. Только ненаглядная доченька туда и не собиралась. Потому что в глубине души она свою мать ненавидит!

— Заткнись, Джерри! — не сдержалась Ивон. — Не выводи меня из себя!

Алисия Таккер стукнула молотком по столу Ивон и Джерри, раскрасневшиеся, с гневно горящими глазами, повернулись к судье.

— Пока вы выясняли отношения спокойно, это еще можно было терпеть, — обратилась к обоим судья. — Но вы, кажется, забыли, что находитесь в зале суда, а не у себя дома, где можно давать пощечины, разбивать вазы и метать друг в друга стаканы. Что ж, я выслушала достаточно. Мистер Уэллинг, у вас есть еще свидетели?

Джерри Уэллинг мрачно помотал головой.

— Значит, я объявляю перерыв. Нам всем нужно немного прийти в себя после такого бурного разбирательства. Подумайте о своем заключительном слове, мистер Уэллинг, и вы, мисс Даффин, — покосилась Алисия в сторону адвоката.

— Не нужно привлекать мисс Даффин, — попросила Ивон, поднявшись со своего места. — Я и сама могу сказать все, что считаю нужным.

— Вы тоже отказываетесь от услуг адвоката, мисс Уэллинг?

Ивон кивнула.

— Что ж, как хотите. Надеюсь, дело не только в вашем упрямстве. — Судья поднялась из-за стола, и все, кто сидел в зале, последовали ее примеру.

Джерри повернулся к Ивон.

— Ты это мне назло сделала? — кивнул он на Фиону Даффин, которая, казалось, даже испытывала облегчение от такого поворота событий.

— Почему ты считаешь, что я все делаю непременно тебе назло? — тихо спросила Ивон. — И потом, какое тебе дело до того, кто будет говорить эти последние слова, которые уже ничего не изменят?

— Какое мне дело? — с хмурой улыбкой переспросил ее Джерри. — А тебе не кажется, что речь идет не о бумажке, которую ты так хочешь получить, а о нашей жизни?

— О нашей? — усмехнулась Ивон. — Мне казалось, ты уже разделил все на твое и мое.

— Я не разделял. Это как-то само собой получилось, — уже мягче заметил Джерри. — Ты стала жить своей жизнью, я — своей. Когда-то ты говорила, что тебе и неба будет мало, что ты никогда не устанешь открывать в галактике нашей любви новые звезды. На словах это звучало красиво, а на деле… На деле этот тяжелый железный навес, который мы гордо называли своим небом, рухнул нам на головы. И раздавил нашу маленькую планету.

На глаза Ивон навернулись слезы. Она поспешила отвернуться, чтобы Джерри не успел их заметить.

— Ивон? — позвал ее Джерри.

— Что? — не оборачиваясь спросила она.

— Я ведь думал, что ты не умеешь плакать. А ты, оказывается, просто меня боишься.

— Я не боюсь.

— А как это назвать? Ты ведь всегда боялась, что я увижу твои слезы. Признайся, Ивон. Или ты прятала их только из пустой гордости?

— Не из гордости. — Ивон повернулась к Джерри, и он увидел два влажных следа, оставленных на ее щеках слезами. — Никакой тут гордости нет, Джерри, — глухо повторила она. — Ты прав, я всегда боялась плакать. У моей матери слезы вызывали лишь еще больший гнев. Если ты плачешь, значит, ты слабый. А я боялась показаться слабой, чтобы ты не сделал мне еще больнее.

— Ивон, я не хотел быть жестоким, — попытался оправдаться Джерри. — Я просто не понимал, что жесток. Так выхолило. Ты права, я эгоист, я привык, что все крутится вокруг меня. И я просто не замечал, что делаю тебе больно.

— У тебя еще есть шанс исправиться, — сквозь слезы прошептала Ивон.

— Есть шанс? Скажи — и я выполню любую твою просьбу. — Джерри сделал шаг по направлению к Ивон, но она вытянула вперед руку, словно умоляя его не подходить к ней.

— Дай мне развод.

Джерри замер. Тоненькая ниточка, все еще тянувшаяся между ними, внезапно оборвалась. Он посмотрел на Ивон пустым, ничего не выражающим взглядом и кивнул.

Ивон спустилась с возвышения и направилась к выходу из зала. Джерри смотрел на ее худенькую ссутулившуюся фигурку и чувствовал мучительное желание догнать ее, прижать к себе, вернуть и никуда больше не отпускать…

9

— Я даже не знаю, какое слово подобрать, чтобы дать имя всему этому абсурду. — Фиона Даффин посмотрела на Каммингтона, ожидая, что тот разделит ее возмущение, но Каммингтон лишь кивнул, впрочем выражение торжественности на его лице давно уже сменила усталость. — На разбор таких дел у судьи Куни уходило максимум двадцать минут. Да никто толком и не выступал — судья слушал лишь адвокатов. Разумеется, если речь шла только о разводе, а не о разделе имущества. Но эти, — Фиона Даффин пренебрежительно кивнула в сторону Уэллингов, — даже не собираются ничего делить. Хоть убейте меня, мистер Каммингтон, но я не возьму в толк, зачем нужно было превращать банальный развод в целое судебное разбирательство. Если бы этой Таккер удалось спасти брак, я бы еще хоть как-то ее поняла. Но вместо этого она только рассорила их окончательно. Всплыли такие подробности. Боже мой, он ей изменял, она ему чуть не изменила. Ну зачем нужно было превращать развод в театр абсурда?

— Между прочим, эта Марджори Флэм сама предложила выступить в качестве свидетеля. Мистер Уэллинг очень хорошо отзывался об этой девушке, поэтому я и принял ее предложение. Меня подкупило то, что она подруга его жены. Это должно было произвести на судью положительное впечатление. Кто ж знал, что эта Марджори вытянет на свет божий такую историю? — пожаловался Каммингтон. — И зачем нужно было отказываться от адвокатов? — покачал он головой. — Можно подумать, мы присутствуем на уголовном процессе. Действительно, все это так глупо, мисс Даффин, что даже и сказать нечего. Вы останетесь на окончание слушания?

Фиона пожала плечами.

— Не знаю, а вы?

— Понятно, что все закончится разводом, но я не люблю бросать начатые дела. Так что я, пожалуй, досмотрю до конца это абсурдное зрелище. Оставайтесь и вы, мисс Даффин. А после того, как все это закончится, мы с вами сходим куда-нибудь пообедать.

— Скорее поужинать, — улыбнулась Фиона, польщенная предложением коллеги. — Что ж, мистер Каммингтон, ничего не имею против. Уж нам-то с вами всегда найдется о чем поговорить.

— Полностью согласен, мисс Даффин. Кстати, раз мы с вами уже не представляем своих клиентов, предлагаю обойтись без «мистер» и «мисс». Обращайтесь ко мне просто — Джордж.

— А вы можете называть меня Фионой.

— Что ж, будем знакомы еще раз, — улыбнулся своей бывшей противнице Джордж Каммингтон.

— О, это я во всем виновата, — сокрушенно покачала головой Марджори Флэм. — Из-за одного неосторожного слова такая каша заварилась. Генри, я ведь хотела как лучше, понимаете?

Генри понимающе кивнул.

— Мне и в голову не приходило, что Джерри согрешил с Салли Мелон. Да и до сих пор в это не верится. Как он мог, Генри?! Но больше всего меня ужасает поведение Салли. Подруга, называется. О, я поняла, она ужасный человек, Генри. Мало того что Салли улеглась с Джерри в постель, так она еще и выдала Ивон. О, это бесчеловечно, Генри, — всхлипнула Марджори. — Мне так жалко Джерри и Ивон. Теперь они точно разведутся, хоть и любят друг друга. И я тому виной.

Генри присел на корточки рядом со скамейкой, на которой сидела Марджори Флэм, и взял худенькие ручки девушки в свои большие руки.

— Не вини себя, Марджори. Ты не виновата. Никто не заставлял Джерри тащить лучшую подругу жены к себе в постель. Это все химия. Обычная химия. У Джерри с Салли была только химия, и больше ничего. А у Джерри с Ивон — настоящее глубокое чувство. Только они оба были слишком большими эгоистами, чтобы его сохранить.

— О, теперь у них и вовсе нет шансов, — вздохнула Марджори.

— Один шанс из тысячи. Но все-таки он есть. Если, конечно, оба признают свои ошибки и поймут, в чем была их причина.

— Ты думаешь, он есть? — Марджори подняла к Генри свое заплаканное личико.

— Я верю в Уэллингов, — улыбнулся ей Генри. — Люди, рядом с которыми так легко молчать, просто обязаны быть счастливыми.

Диана Уэллинг глотнула остывший кофе и даже не поморщилась. Анжела Дженкинс протянула ей раскрытый сверток, в котором лежали румяные пирожки.

— Угощайтесь, — предложила она. — Наверняка ведь с утра ничего не ели.

— Спасибо, — улыбнулась Диана и взяла пирожок. — Вы сами пекли?

— Нет, муж постарался. Если что и есть в нем хорошего, так это то, что он вкусно готовит, — вздохнула Анжела и откусила кусочек пирожка. — Он ведь мне и предложил их взять. Как знал, что разбирательство затянется.

— Мне и в голову не могло прийти, что все будет происходить именно таким образом, — поделилась с Анжелой Диана. — Все думали, что ходатайство будет рассматривать старина Куни, а он скор на разбор. Он ведь еще нас с мужем разводил, этот Куни, но все прошло намного быстрее. Я была против, но он не слушал меня вовсе. Говорил только с адвокатами. Думаю, мой бывший просто хорошо ему заплатил, вот Куни и постарался сделать все побыстрее.

— Неужели вы до сих пор его любите? — вырвалось у Анжелы. — Ох, простите, вечно я сую нос не в свое дело.

Диана Уэллинг не обиделась, только грустно улыбнулась.

— Уже не знаю, любовь это, одержимость или обида на то, что меня бросили. Джерри как-то сказал мне, что не верит в неразделенную любовь. Сказал, что в этом чувстве нет ничего от любви. Знаете, Анжела, он даже спросил меня: «Мама, как ты можешь любить человека, с которым у тебя давно уже нет ничего общего? Как можно любить иллюзию?» Сейчас я, пожалуй, с ним соглашусь.

— Да, наверное, он прав, — кивнула Анжела. — А что у них, у наших детей? Любовь или иллюзия?

— Мне кажется, любовь, — немного подумав, ответила Диана. — Джерри никогда никого не пытался удержать. А Ивон он не хочет отпускать. И хотя Джерри твердил, что делает это из принципа, я думаю, он обманывает сам себя. Ни с одной женщиной ему не было так хорошо и свободно, как с Ивон. И ни одна не пыталась от него уйти. А ведь Ивон права: я всегда пыталась удержать сына при себе.

— И Джерри прав: я всегда держала руку на пульсе, контролировала и мужа, и Ивон.

— Но разводятся-то они друг с другом, а не с нами, — усмехнулась Диана.

— Да уж, — кивнула Анжела. — Можно выбрать мужа или жену. А вот родителей не выбирают. Поверите ли, Диана, но мне даже на мгновение пришло в голову, что вся эта трагикомедия наших рук дело. И мне стало стыдно.

— Мне тоже, — вздохнула Диана. — Но самое страшное, что ничего уже не исправить. Ничего не изменить. А пирожки все-таки очень вкусные.

— Если хотите, я узнаю у мужа рецепт.

Майкл Ридиган нервно покосился на наручные часы.

— Черт возьми, если эта Таккер продолжит в том же духе, я точно не успею на свидание!

— Майкл, неужели вам не стыдно? — укоризненно покосилась на него миссис Твидди. — У вашего друга большие проблемы, а вы все время твердите о своем свидании.

— А что такого? — сердито покосился на нее Майкл. — Мой друг все равно разведется, а я опоздаю на первое свидание с первой красавицей города. Это что, по-вашему, справедливо?

— Ну разве это дружба? — развела руками миссис Твидди. — Как говорил мой покойный Ричи: «Дружба делает из мужчины человека».

— Хотел бы я знать, что она делает из женщины, — ухмыльнулся Майкл. — По-моему, для вас, миссис Твидди, дружба — это закладывать соседа его жене.

Миссис Твидди побагровела от возмущения. Такой наглости она не ожидала даже от Майкла Ридигана.

— Я никого, как вы выразились, не закладывала. Ивон и сама все поняла. Я лишь подтвердила то, что стало достоянием общественности. А вас, молодой человек, попрошу подбирать выражения.

— Ну извините, если обидел, — хмыкнул Майкл. — Я думал, это именно так называется. Ладно, изменим формулировку. Как говорит судья Таккер, вы не заложили Джерри, вы его сдали.

— Молодой человек!

— Я всего лишь сказал правду, что вы на меня взъелись? А вот и виновник торжества. — Майкл улыбнулся, увидев Джерри, который направлялся к ним с таким выражением лица, словно его накормили лимонами. — Ну что там, дружище? Я еще успею сбегать за пивом и попкорном? Не каждый день в зале суда показывают такие увлекательные мелодрамы.

Джерри изменился в лице и подошел вплотную к Майклу. В его глазах светился недобрый огонек, и Майкл даже попятился.

— Эй, ты чего, дружище? Я что опять должен за правду страдать?

— Слушай, Майкл, ты зачем сюда пришел? — тихо, но довольно резко спросил его Джерри.

— Ты же сам был не против, чтобы я составил тебе компанию.

— Мне не нужна компания идиота, который не понимает, что у его лучшего друга беда. Майкл, ты понимаешь значение слова «беда»?

— Ну ты бы раньше сказал, — стушевался Майкл. — Я бы понял, наверное.

— Наверное?! — истерически хохотнул Джерри. — О таких вещах не говорят. Друг, если тебе, конечно, известно, что это такое, сам должен понимать, что творится с его другом.

— Да иди ты, Джерри, — усмехнулся обиженный Майкл. — Я не нанимался работать телепатом. И если вы тут все посходили с ума, я не виноват. Устроили какую-то показуху. Страдают они… По мне, так все просто: разводитесь — и дело с концом. Никто вас с Ивон страдать не заставляет.

— Я был о тебе лучшего мнения, Майкл Ридиган, — холодно заметил Джерри. — Не думал, что ты такой идиот и эгоист.

— Эгоист?! — вытаращился на него Майкл. — Да я из-за твоего спектакля на свидание опаздываю!

— На свидание? Какое по счету? Тысячное? И снова на одну ночь? Это, конечно, поважнее моих проблем! — взорвался Джерри. — Знаешь что, Майкл, да иди ты… — Джерри осекся, вспомнив, что рядом стоит миссис Твидди. — Иди ты, Майкл… на свое свидание.

— И пойду, — сердито бросил ему Майкл. — Во всяком случае, это будет интереснее, чем любоваться на наши розовые сопли. — Майкл круто развернулся и направился к выходу из здания.

Джерри до последнего момента думал, что друг останется с ним.

— Пускай его, — раздраженно бросила миссис Твидди. — Я вообще не понимаю, Джерри, что у вас с ним может быть общего. Как и у Салли Мелон с вашей женой. А вот и Генри с Марджори, — улыбнулась миссис Твидди, глядя на молодых людей, которые поднялись со скамейки и направились к мрачному, как туча, Джерри. — Они-то никуда не денутся, так ведь, Джерри?

— Всем встать! Ее честь, судья Алисия Таккер!

Зал поднялся, а затем дружно опустился, когда судья поднялась на свой пьедестал и уселась на место.

— Мистер и миссис Уэллинг, — обратилась судья к супругам, — я выслушала ваших адвокатов, ваших свидетелей и, наконец, вас самих. Теперь я могу принять окончательное решение. Но, прежде чем сделать это, я хочу, чтобы вы и сами утвердились в принятом вами решении и выступили перед судом с речью в защиту ваших позиций.

— Простите, что перебиваю, ваша честь, — поднялся со своего места Джерри Уэллинг, — но в этом нет нужды. Наши с супругой желания совпадают. Мы оба хотим развестись.

— Это ваше окончательное решение? — не без удивления посмотрела на него Алисия Таккер.

— Да, — кивнул Джерри.

— Мисс Уэллинг, и ваше решение не изменилось?

— Нет, ваша честь, не изменилось, — ответила Ивон.

— Значит, вы все-таки решили аннулировать брак, — кивнула судья. На ее лице было написано явное разочарование. — В таком случае нам осталось обсудить лишь ваши имущественные претензии, которые, насколько я понимаю, уже обговорены адвокатами, и бракоразводное дело номер Z можно считать…

Закончить Алисии Таккер не дали.

На глазах изумленных слушателей в зал суда буквально влетел пожилой мужчина. Он был довольно высокого роста и при этом худой как жердь. Лицо его сложно было назвать вы разительным, внимание притягивали только глаза — большие, синие, наивно распахнутые, — казалось, они принадлежат молодому мужчине. На лице у него было написано выражение недоумения и облегчения одновременно. Он осмотрел зал, почему-то удовлетворенно кивнул и наконец соизволил повернуться к судье, застывшей с бумагами в руках.

— Я успел? — спросил он судью.

Алисия Таккер отложила бумаги в сторону.

— Смотря куда вы собирались успеть, мистер…

— Ох, простите, ваша честь, — хлопнул себя по лбу мужчина. — Я — Дик Дженкинс, отец Ивон Уэллинг.

— Ах отец Ивон Уэллинг, — кивнула судья. — Так куда вы собирались успеть, мистер Дженкинс? Слушание уже практически закончилось, оба супруга пришли к взаимному согласию и только что объявили собравшимся, что приняли решение развестись. Так что нам осталось лишь решить вопросы имущества супругов. Но эти вопросы, насколько я понимаю, уже обсудили между собой их адвокаты, от которых и ваша дочь, и ваш зять в процессе слушания отказались.

— Значит, это все? — Дик Дженкинс разочарованно покосился вначале на судью, затем на Джерри, а потом на Ивон. — Вы уже подписали бумаги?

— Папа… — Ивон поднялась со стула и умоляюще посмотрела на отца.

Дик Дженкинс снова перевел взгляд на судью.

— А я не согласен! — категорически заявил он. — Я против этого развода. Когда жених и невеста заключают брак, у присутствующих обязательно спрашивают, есть ли кто-то, кто может назвать причину, по которой брак нельзя заключить. А при разводе нет такой процедуры?

Алисия Таккер посмотрела на Дженкинса, и по губам ее пробежала едва заметная улыбка.

— Когда оба супруга хотят развестись, их практически невозможно принудить сохранить брак. Но вот если бы мистер Уэллинг не изменил своего первоначального решения, то он, пожалуй, смог бы вызвать вас в качестве своего свидетеля. Ведь бумаги еще не подписаны. И тогда, мистер Дженкинс, вы смогли бы объяснить суду причину, которая, по вашему мнению, не позволяет расторгнуть этот брак.

Дик Дженкинс вопросительно уставился на зятя. Джерри почувствовал себя загнанным в угол. С одной стороны, его держало обещание, которое он дал Ивон, с другой — чувства, которые не были такой же формальностью, как бумажки, которые жена просила его подписать.

— Папа, — укоризненно покосилась на отца Ивон, поняв, что Джерри все еще сомневается. — Ну зачем ты пришел?

— Хорошенький вопрос, — повернулся к судье Дик Дженкинс. — Она еще спрашивает. Только самый плохой отец может спокойно смотреть на то, как его дочь разводится с человеком, которого она любит. Я, конечно, не лучший отец, но и не самый плохой. А того, что Ивон до сих пор любит Джерри, только слепой не увидит. Ну так что, зять? — повернулся Дик к Джерри. — Может, дашь моей дочке последний шанс?

Джерри еще раз посмотрел на Ивон и подумал, что этот шанс нужен был не только Ивон. Этот шанс нужен был не только ему. Этот шанс нужен был им обоим.

— Ваша честь, поскольку мы с женой еще не подписывали бумаг, я беру свои слова обратно. Я не хочу разводиться с Ивон Уэллинг и прошу не только вас, но и мою жену выслушать, что скажет свидетель Дик Дженкинс.

Лицо Дика Дженкинса расплылось в улыбке. Он занял свидетельское место, а Джерри спросил у судьи:

— Я могу задавать вопросы, ваша честь?

— Задавайте.

— Мистер Дженкинс, вы знаете вашу дочь лучше, чем кто-либо другой. Прошу вас, ответьте нам всем на один вопрос: есть ли что-то, что может спасти брак Ивон и Джералда Уэллингов?

Хотя Джерри Уэллинг и ругал тестя за пагубное пристрастие к спиртному, которое потихоньку начало передаваться его дочери, в глубине души он относился к Дику Дженкинсу с симпатией. Кроме этой вредной привычки, доставлявшей немало хлопот и беспокойства домочадцам, не любить Дика Дженкинса и правда было не за что.

Этот забавный человек с широко распахнутыми синими глазами — глаза Ивон унаследовала именно от отца — до сих пор сохранил юношескую наивность и даже беспечность в некоторых вопросах.

Джерри мог сколько угодно ворчать о том, что Дик Дженкинс инфантильный подкаблучник, а тот одинаково успешно справлялся и с ведением домашнего хозяйства, и с починкой электроприборов, и с ремонтом домов, которым, собственно, и зарабатывал на хлеб.

Диана Уэллинг утверждала, что тесть Джерри, мягко говоря, простоват, но было в его простоте что-то такое, что не только притягивало, но и завораживало людей. В отличие от своей жены, которая, как многим казалось, давным-давно уже очерствела, как хлебная корка, забытая нерадивыми хозяевами в хлебнице, Дик Дженкинс сохранил не только свою врожденную мягкость, но и гибкость суждений. Его нельзя было назвать мямлей и тюфяком — хотя в отношениях с женой он, по мнению многих, был слишком уж податлив, — Дик Дженкинс всегда имел свое мнение, но никогда не пытался навязать его окружающим.

От жены его отличало еще и то, что он относился к выбору дочери с уважением, и никто — даже его самые близкие друзья — ни разу не слышал, чтобы Дик скверно отзывался о своем зяте.

Самым большим недостатком Дика Дженкинса была его горячая и неистребимая любовь к бутылке. Частенько пятничный отдых Дика заканчивался только в воскресенье, а деньги, вырученные им за очередной ремонт, уходили на то, чтобы расплатиться с долгами, которые он неоднократно делал в дримтаунских забегаловках.

На свадьбе дочери Дик Дженкинс умудрился нарадоваться до такой степени, что, перепутав жену со свекровью Ивон, полез к последней с далеко не невинными поцелуями. Неловкая ситуация, в которую он попал, была отягощена тем, что свидетельницей этого инцидента стала сама Анжела Дженкинс, и свадьба могла бы превратиться в кровавое побоище, если бы Джерри вовремя не утащил своего вновь обретенного тестя подальше от тещиных глаз.

Анжела Дженкинс редко наведывалась к детям, а вот Дик любил приезжать к Уэллингам и подолгу болтать с дочерью и зятем, потягивая неразбавленный виски. Когда в отношениях между супругами появилась трещина, Дик одним из первых почуял неладное. Он пытался поговорить с Ивон, но та старалась отшучиваться и продолжала твердить, что у них с Джерри все в порядке.

Когда дочь с зятем завели собаку, у Дика появилась тайная надежда, что Ивон все-таки порадует его внуками. Однако очень скоро он понял, что глубоко заблуждался: трещина между мужем и женой все разрасталась и ни о каких детях супруги даже не помышляли.

В тот день, когда Джерри Уэллинг позвонил ему и срывающимся голосом попросил приехать, Дик с самого утра чуял беду. Он примчался к Джерри, прихватив на всякий случай бутылку виски: встречать плохие новости Дик предпочитал во всеоружии.

Оказалось, что Ивон всего-навсего подхватила ветрянку. Дик, конечно, знал, что ветрянка для взрослых болезнь довольно опасная, но раз врачи не стали забирать Ивон в клинику, то это означало только одно: ничего страшного ей не грозило.

Однако на лице Джерри Уэллинга отражалась такая нечеловеческая мука, что Дик даже заподозрил, что врачей на этот раз придется вызывать не дочери, а его не на шутку перепуганному зятю.

Заглянув в комнату к спящей Ивон, чье лицо и руки напоминали ситец в горошек, он недоуменно посмотрел на бледного как мел Джерри и развел руками.

— Да что такого, Джерри? Это всего лишь обычная ветрянка.

— Обычная? — едва не заламывая руки, переспросил его зять. — Вы разве не знаете, что взрослый человек, заболевший ветрянкой, может даже умереть.

— Послушай, Джерри, ты же вызывал врача, — попытался урезонить его тесть. — И врач не схватился за голову не сказал, что Ивон смертельно больна и не увез ее в больницу. Я правильно понял?

Джерри, едва не плача, кивнул.

— Ну так, значит, все в порядке и она скоро поправится.

— Да что бы они понимали, эти врачи! — махнул рукой Джерри, разозленный тем, что не встретил у тестя понимания. — У нее высокая температура, она постоянно спит. И я вообще не знаю, в сознании ли она!

— Джерри, ты что, никогда не болел? — полюбопытствовал Дик. — Это вполне нормально, что больной человек спит. Организм пустил все силы на борьбу с болезнью. Это даже ребенок знает.

— Дик, я чувствую, что это плохо кончится, — покачал головой Джерри. — Мне кажется, Ивон уже не придет в себя. Этот доктор, который приезжал… по-моему, он плохой специалист. Давайте вызовем другого?

— Вызовем? — поинтересовался Дик, которому жена строго-настрого велела вернуться домой к ужину. — Джерри, Анжела съест меня с потрохами, если я не приеду домой, как обещал. Она слушать не захочет, что Ивон больна ветрянкой. У нас в доме, знаешь ли, болеть имеют право только комнатные растения.

— Вы что, хотите сказать, что бросите меня одного? А что, если… — Джерри бросил в сторону Ивон такой выразительный взгляд, что Дик понял: так просто ему отсюда не уехать.

— Джерри, Ивон не умирает. Она просто болеет. Это — обыкновенная ветрянка.

Все было бесполезно. Джерри не отходил от постели Ивон и беспрестанно вглядывался в ее лицо, ища подтверждения своим самым страшным догадкам. Дик, насмотревшись на зятя-паникера, и сам почувствовал тревогу, а потому окончательно уверился в том, что к ужину — а возможно, и к завтраку — жена его не дождется.

Позвонив Анжеле и выслушав, что болезнью дочери муж прикрывает очередной запой, Дик удовлетворенно положил трубку.

— Ну все, Джерри, — улыбнулся он зятю. — Дело сделано. Домой меня не пустят — поселюсь теперь у вас.

— Да хоть на всю жизнь, Дик, — с некоторым облегчением вздохнул Джерри. — Лишь бы только она выздоровела…

Дику удалось уговорить Джерри подождать еще несколько часов, прежде чем вызывать нового специалиста. Однако прошел час, за ним — другой, но Ивон так и не приходила в себя.

Около девяти часов вечера у Ивон начался бред.

Джерри откопал телефон какой-то дорогой клиники и вызвал нового специалиста. Пока доктор добирался до дома Уэллингов, Дик думал, что сойдет с ума. Он боялся не столько за жизнь собственной дочери, сколько за жизнь зятя: тот буквально рвал на себе волосы, сидя на коленях перед кроватью, на которой лежала Ивон.

Не в силах смотреть на эти страдания, Дик налил-таки себе виски и предложил выпить Джерри. Но тот лишь пробормотал что-то невнятное и снова уткнулся лицом в одеяло, которым была укрыта Ивон.

Наконец доктор добрался до дома Уэллингов, и Джерри, услышав звонок, понесся открывать дверь.

Дик посмотрел на дочь, беспокойно крутящуюся на кровати. Может, Джерри и в самом деле не напрасно паникует? А доктор, который приезжал к ним в первый раз, и в самом деле какой-нибудь недоучка?

Ивон, не открывая глаз, разжала губы и тихо прошептала:

— Джерри…

Дик склонился над дочерью и ласково погладил ее по голове.

— Он скоро придет, Ивон. Джерри пошел за доктором.

Но дочь его не слышала.

— Джерри, Джерри, пожалуйста, вернись. Не уходи от меня, Джерри. Я так люблю тебя, дорогой.

— Он тоже тебя любит, милая, — прошептал ей на ухо Дик. — Ты только поправляйся. И все у вас будет хорошо.

Вопреки опасениям Джерри, слова второго специалиста мало чем отличались от слов первого: с Ивон все будет в порядке, температура скоро спадет и, когда она спадет (а может, и раньше), она перестанет бредить. Доктор посоветовал надеть на руки Ивон мягкие перчатки, чтобы она не расчесывала себе ранки, и следить, чтобы эти перчатки постоянно были на ее руках. Кроме того, он выписал таблетки, за которыми Джерри немедленно послал Дика — сам он не хотел оставлять Ивон.

Дик вернулся с таблетками, и они вдвоем с Джерри заставили полусонную Ивон проглотить их. Сразу после этого Ивон снова заснула. Вскоре температура спала, и она перестала бредить.

Дик наконец-то мог вздохнуть спокойно: с дочерью все было почти в порядке, вот только зять по-прежнему наворачивал круги вокруг ее постели. Дику потребовалось недюжинное упорство, чтобы уговорить Джерри оставить Ивон в покое и сменить место дислокации — перебраться на кухню.

Наконец Джерри сдался. От нервного напряжения у него заболела голова, и Дик посоветовал ему лучшее лекарство от всех болезней: виски.

На этот раз Джерри не отказался. Они устроились на уютной кухне — Дик сам делал в ней ремонт под чутким руководством дочери и ее подруги-дизайнера. Дику пришло в голову немного перекусить, и он, решив не утруждать и без того замученного Джерри, приготовил ужин: нежное куриное филе, запеченное с сыром и морковью, кусочки сыра бри в панировке и конечно же свой фирменный брусничный соус к сыру.

— Господи, Дик, да вы просто клад! — восхитился Джерри, отведав того, что наготовил тесть. — У меня на это ушло бы полдня, не меньше, а вы создали эти шедевры меньше чем за час.

— Да брось, Джерри, какие там шедевры, — улыбнулся зятю Дик. — Запеченное мясо и сырные палочки проще простого. Во всяком случае, не сложнее, чем приготовить яичницу.

— А я не люблю готовить, — признался Джерри. — Кухня для меня настоящее поле боя, где победителем выхожу, увы, не я. Если бы Ивон не настояла, я бы вообще никогда не ступил на эту территорию.

— У меня с женой все было проще, — объяснил Дик. — Она просто не умела готовить, а я любил хорошо поесть. Вот и пришлось осваивать самому все эти премудрости. Что ж, я ни капельки об этом не пожалел. Зачем выбрасывать деньги на еду, ходя по ресторанам, когда можно купить на них выпивку? — подмигнул он зятю и разлил по стаканам виски.

— Давайте выпьем за то, чтобы Ивон поскорее поправилась, — предложил Джерри.

— Прекрасный тост, — похвалил его тесть. — За мою дочку и твою жену. За Ивон! — Дик не терпел полумер, а потому сразу осушил до дна свой стакан и закусил его сыром. Утерев губы, он с хитрецой посмотрел на Джерри и спросил: — Ответь-ка мне, дорогой зять, когда вы с Ивон подарите мне внука?

Джерри заметно помрачнел и вместо ответа потянул из стакана виски.

— Я что-то не то сказал? — покосился на него Дик.

— Ивон не хочет детей, — сквозь зубы процедил Джерри.

— Ну, Ивон всегда была особенной девочкой, — спокойно ответил Дик. — И девушкой тоже. Да и сейчас она, как говорится, со своими букашками в голове. Не в моих правилах давать советы, Джерри… Но может, ты просто не с того боку подошел? Может, ты потребовал от нее, чтобы она родила ребенка? Может, давил на нее?

— Не знаю, — пробормотал Джерри. — Мне казалось, что это естественно для женщины — хотеть ребенка. А для Ивон беременность — это какая-то катастрофа.

— Так докажи ей, что это не катастрофа. Что она, родив ребенка, не попадет в кабалу, в капкан. Ведь не только мужчины, Джерри, боятся потерять в браке свободу, но и женщины тоже. Докажи, что сможешь стать не только папой на выходные, а равноправным родителем, который будет ухаживать за ребенком не меньше, чем она. Возможно, Ивон думает, что все это обрушится на ее голову и ей придется одной взять на себя ответственность за малыша.

— Я уже давно понял, что Ивон боится ответственности, — усмехнулся Джерри.

— А ты? Разве ты ее не боишься?

Джерри хотел было горячо возразить, но вдруг подумал, что не на все сто процентов уверен в отрицательном ответе, который ему хотелось дать тестю.

— Плесните-ка мне еще, Дик, — попросил Джерри и подставил стакан. — А вы правы, голова больше не болит.

— Главное, чтобы наутро она у тебя не заболела, — засмеялся Дик.

Меньше чем через неделю Ивон поправилась, а еще через две недели дочь позвонила ему и сказала, что ее адвокат — некая Фиона Даффин — собирает необходимые бумаги для бракоразводного процесса.

— Ты правда этого хочешь? — спросил Дик дочку.

— Единственное, чего бы я хотела, — не обсуждать эту тему, — холодно ответила ему Ивон.

Тогда Дик промолчал, решив, что ему не стоит вмешиваться…

— Мне и жена, ваша честь, без конца твердила: не лезь в это дело, Дик, я сама поговорю с Ивон. Я, конечно, знал, как миссис Дженкинс, — покосился Дик на жену, — поговорит с Ивон и что она скажет ей. Но все равно почему-то молчал. Во-первых, я и раньше ни во что не вмешивался, не то что миссис Дженкинс, — снова покосился Дик на жену, и та виновато опустила глаза. — А во-вторых, мне до последнего казалось, что Ивон, как говорится, побузит и успокоится. Букашки в ее голове расползутся по местам, и она помирится с Джерри. А потом, когда день суда был уже назначен, я подумал: ну что я могу сделать? Объяснить дочери, что она любит Джерри? Так она и сама это знает. Сказать ей, что Джерри ее любит? Ну так если мужу она не верит, кому же она поверит тогда? В общем, пока я колебался, наступил сегодняшний день. Я все ждал, когда мне позвонит Анжела или Ивон, но никто не звонил, никто не сообщал, что происходит. И тогда я подумал, ваша честь, какой же я, к черту… простите… отец, если даже не попытался остановить собственную дочь, которая уходит от любимого человека? Развод чистая формальность, ваша честь. И я это понимаю. Но почему-то я подумал, что если они сегодня разойдутся по разным домам, по разным дорогам, то уже никогда не встретятся снова. Не встретятся, потому что так ничего и не поймут, не узнают друг о друге. Не встретятся не из-за того, что разлюбили, а из-за пустого упрямства, глупой гордости. И даже если моя дочь или мой зять встретят на своем пути того, с кем им снова захочется вступить в брак, они не будут счастливы. Да и как может стать счастливым человек, который каждый день пытается начать жизнь с чистого листа и не понимает одного: нельзя изменить жизнь, не поняв причину сделанных ошибок? Так вот, мой зять, Джерри Уэллинг, попросил меня назвать причину, по которой этот брак не должен быть расторгнут. Что ж, я назову ее. Это любовь. Любовь, которая поможет двоим упрямцам разобраться в том, что они наворотили, понять друг друга и простить. Вот, кажется, и все. Я закончил, ваша честь. — Дик Дженкинс замолчал.

В зале суда не раздалось ни единого шепотка.

Молчали все: и вспыльчивая жена Дика Дженкинса, привыкшая все и всех держать под контролем; и язвительная Диана Уэллинг, тщетно пытавшаяся удержать при себе вначале мужа, а потом сына; и Хелена Колхэм, у которой за спиной было уже два развода; и Салли Мелон, переспавшая с мужем лучшей подруги; и Марджори Флэм, видевшая во всем только черное или белое; и молчун Генри, который на поверку оказался не таким уж молчуном и хорошим другом; и миссис Твидди, у которой не осталось ничего, кроме воспоминаний о муже и возможности наблюдать за жизнью соседей; и феминистка Фиона Даффин, у которой намечалось полуделовое свидание с немолодым коллегой; и ее немолодой коллега Джордж Каммингтон, привыкший иметь дело с людьми, которые знают, чего хотят; и Рассел Данкин, который так и не смог добиться взаимности от женщины, не пожелавшей унизить его, отомстив с его помощью мужу; и Джерри Уэллинг, еще утром наивно полагавший, что только его жена бежит от ответственности; и Ивон Уэллинг, которая тщетно пыталась убедить себя в том, что окончательно разуверилась в любви; и судья Алисия Таккер, уже прошедшая через все то, что сейчас переживали Уэллинги…

А где-то наверху, над серым и унылым зданием суда, синело яркое небо, которого, как любила повторять мужу Ивон Уэллинг, ей будет мало…

Эпилог

Если верить статистике, то разводы в Америке составляют пятьдесят четыре целые и шесть десятых процента всех браков. Если верить статистике, то двадцать три процента американцев отрицательно относятся к разводу, а семьдесят два полагают, что развод — главный враг семейных ценностей.

Любопытно, имеется ли статистика того, сколько семейных пар выходило из здания суда не только не разведенными, но и безмерно счастливыми оттого, что снова обрели счастье друг с другом?

Подозреваю, что нет. Да и можно ли ждать таких чудес от статистики? Многие — и я, пожалуй, согласна с этим мнением — считают ее сухими цифрами, которые никогда не отражают истинного положения вещей. Разве возможно с помощью каких-то цифр разобраться в непредсказуемом мире человеческих взаимоотношений? Ведь каждая супружеская пара — планета, и небо над ней пестрит огромным количеством звезд, из которых лишь крошечная часть уже открыта супругами…

Но если бы кто-то и взялся подводить подобную статистику, то супружескую пару Ивон и Джерри Уэллингов, ему надо было бы опросить в первую очередь. Потому что эта пара, вошедшая пять лет назад в здание городского суда с твердым намерением расторгнуть свой, как ей казалось, разбитый на мелкие кусочки брак, вышла из этого здания уже совершенно с другими намерениями.

Джерри и Ивон пережили свою розовую свадьбу и спустя пять лет пышно отмечали стеклянную, собрав по этому случаю всех тех, кто когда-то стал свидетелем их ссор и примирения в зале суда.

В первую очередь они конечно же пригласили родителей.

Диана Уэллинг, научившаяся печь пирожки по рецепту Дика Дженкинса, окончательно приняла сына как взрослого и состоявшегося человека, а невестку — как вполне достойный выбор сына. Кроме того, Диана наконец «отпустила» и мужа, давным-давно ушедшего к другой и ставшего для нее лишь иллюзией любви. С Анжелой Дженкинс, характер которой, как ни странно, смягчился с годами, у Дианы Уэллинг самые теплые и, если так можно выразиться, добросемейные отношения.

Миссис Дженкинс больше не издевается над зятем, называя его Томом, и даже рассказывает друзьям, что ее дочери очень повезло с мужем.

Муж самой Анжелы, Дик Дженкинс, обратился в клуб анонимных алкоголиков, где его наконец отучили пить неразбавленный виски. Впрочем, Дик и сам был рад вступить на путь исправления: с рождением долгожданной внучки с синими как небо глазами у него появился огромный стимул завязать со своей дурной привычкой. Именно поэтому на стеклянную свадьбу Дик Дженкинс подарил супругам вовсе не бутылку хорошего виски, как можно было бы предположить, а большой аквариум, в котором плескались красивые золотые рыбки.

У О-Марджори, или Марджори Флэм, есть еще один повод для праздника: в этот день ровно пять лет назад Генри, сосед и лучший друг Джерри Уэллинга, наконец заговорил и признался ей в любви, после чего они не стали тянуть и решили узаконить свои отношения.

Хелена Колхэм, сменившая скучные зеленые платья на довольно экстравагантные наряды, тоже пришла на юбилей Уэллингов не в одиночестве, а с третьим мужем. Судя по его решительному настрою в отношении Хелены, этот брак не закончится разводом, как два предыдущих.

Третья подруга Ивон, роковая красавица Салли Мелон, ровно пять лет назад слезно вымолившая у подруги прощение, тоже была приглашена на торжество. Так уж вышло, что Салли Мелон утолила наконец свое одиночество в объятиях не менее одинокого… Рассела Данкина, нашедшего наконец женщину, которую не отпугивала его привлекательная внешность. Впрочем, Салли так и осталась непримиримой противницей брака, да и Рассел не видит ничего плохого в том, что они живут по-современному, не оформляя своих отношений официально.

Джерри и Ивон с огромным удовольствием пригласили бы в свой гостеприимный дом и миссис Твидди, но старушка, увы, два года назад отправилась в то путешествие, в которое когда-то ушел ее муж, покойный Ричи. Уэллинги раз в год приходят на ее могилу, но не горевать, а радоваться, потому что уверены: миссис Твидди и мистер Твидди обрели друг друга после долгой разлуки.

Кроме всех прочих, Джерри и Ивон пригласили на юбилей Фиону Даффин и Джорджа Каммингтона, которого называют Каммингтоном только по старой памяти, ведь, женившись, он выполнил условие супруги и взял ее фамилию — Даффин.

Ну и конечно же праздник не мог бы обойтись без человека, который помог Уэллингам сохранить их тогда еще хрупкий брак: судьи Алисии Таккер. Судья познакомила их со своим мужем, с которым когда-то, как и Ивон Уэллинг, тоже чуть не развелась. Незадолго до юбилея Уэллингов Таккеры тоже праздновали свой юбилей: фарфоровую свадьбу. Уильям Таккер даже пошутил, что теперь их дом напоминает огромный склад завода по производству фарфоровых сервизов, потому что подавляющее большинство гостей не отличилось оригинальностью в выборе подарка.

Майкл Ридиган, которого пять лет назад Джерри Уэллинг послал… на свидание, прийти на торжество не смог. И вовсе не потому, что Джерри не позвал своего бывшего друга, а потому, что Майкл женился и жена контролирует каждый его шаг, как когда-то напророчила ему миссис Твидди.

Нельзя сказать, что после той истории, что случилась с ними пять лет назад, Ивон и Джерри раз и навсегда перестали ссориться. Ивон Уэллинг иногда пеняет мужу на то, что утром он не проснулся и ей пришлось самой вставать к проголодавшейся дочке. Джерри Уэллинг бывает недоволен тем, что в то время, пока он помогал малышке переодеваться, Ивон, вопреки обещаниям, не повела на прогулку Корни, а застряла за главой своего нового романа.

Но между теми ссорами, что вспыхивали пять лет назад, и нынешними нет ничего общего. Ивон и Джерри разучились кричать и научились говорить, покончили с тайнами и узнали радость доверия, перестали винить друг друга и поняли, что невозможно играть ответственностью, перебрасывая ее друг другу, как мяч.

И хотя оба они сознают, что в их жизни будет еще великое множество трудностей, ни Джерри, ни Ивон не испытывают страха перед будущим. Ведь они умеют не только любоваться старыми звездами, но и открывать новые созвездия в безграничном небе, что укутало их планету. Планету Любви.