/ / Language: Русский / Genre:love_contemporary

Сексоголик. Откровения девушки, повернутой на сексе

Эбби Ли

Она совсем не похожа на красотку с обложки глянцевого журнала. Эта крепко сбитая, неуправляемая и часто не в меру энергичная девица с мужской профессией не ждет принца на белом коне. Ей "до лампочки" белое платье, фата и обручальное кольцо вместе взятые. У нее аллергия на букет невесты. Она не выносит шуб, каблуков и бриллиантов. Из всего, что требуется среднестатистической женщине, она для себя выбрала только секс.

Эбби Ли

Сексоголик. Откровения девушки, повернутой на сексе

Мне сейчас кажется, что я всегда была не от мира сего. Когда нам было по двадцать, мои подружки обожали болтать о диетах, о косметике, о том, как отхватить себе толкового парня. Меня это вообще не волновало. Куда интереснее было помечтать о том, как стать толковым ассистентом оператора в кино, или о том, как добиться яркого оргазма, занимаясь сексом в традиционной позиции (могу авторитетно заявить, что можно, и еще как).

Наверное, все дело в возрасте, и сейчас, когда всем нам перевалило за тридцать, подружки даже переплюнут меня по части сексуального голода. Но ведь теперь у большинства из них есть мужья, дети, а те, кто не обзавелся ни тем, ни другим, заняты исключительно поисками постоянного партнера.

Я ловлю себя на том, что все время, пока я со своими друзьями, мне приходится следить за тем, что я говорю. Меня страшно угнетает, что надо держать язык за зубами, чтобы ненароком не огорошить себя или их. Очень хотелось бы оставаться самой собой, откровенно говорить с ними обо всем!.. Но разве признаешься, что, мол, я только и мечтаю, как бы заняться групповым сексом, если их головы забиты поисками постоянного партнера? Впрочем, насколько бы озабоченной я ни была, все равно считаю, что это здорово. Зачем мечтать о рыцаре на белом коне, если ты, влив в себя пару коктейлей, вполне можешь найти кого-нибудь на одну ночь? Если тебе тридцать два, ты не замужем и любишь секс, к чему отказываться от удовольствий жизни?

Вот эти размышления и заставили меня завести дневник. По-моему, лучшего средства избавиться от тревог, неврозов и навязчивых желаний и быть не может. Я пришла к выводу, что только в дневнике я смогу быть откровенной — смогу рассуждать о своей женской сексуальности, не опасаясь того, что обо мне скажут или подумают. Это и есть свобода.

И вот что я еще поняла: если записывать все, что со мной происходило, то у меня потом появится возможность еще раз вспомнить о всех событиях своей бурной сексуальной жизни и посмеяться над ними. Это позволит судить о них объективно, и — кто знает — может, когда-нибудь я докопаюсь, отчего в свое время была так одержима сексом. А докопавшись, даже сумею предпринять что-нибудь.

Весь минувший год я аккуратно вела дневник. Чтобы описать все, что происходило, без лжи и утайки. Я решила никому не рассказывать о дневнике — ни родным, ни знакомым, ни коллегам по работе. Я описывала события без лишних подробностей, но от души надеюсь, что мои записи ни к кому в руки не попадут. И дело не в стыде за свои поступки, просто жутко не хочется, чтобы ближайшее окружение узнало о моей сексуальной одержимости, не говоря уже о тех, с кем мне приходится работать.

Чтобы остаться неузнанной, я старалась давать минимум информации о себе, изменила ряд имен и фамилий, места и даты событий, но все персонажи, их диалоги и имевшие место события реальны. И приведены в дневнике с максимально возможной достоверностью (с поправкой на пару бокалов мартини).

1 ЯНВАРЬ

1 января, суббота

Не стану скрывать — я готова заняться сексом с кем угодно.

Последний, с кем я переспала месяца три назад, был Стивен, мой бывший муж. И сейчас мне уже невмоготу.

Вчера вечером казалось, что вот-вот повезет. Весь Лондон праздновал. Куда ни глянь — масса возможностей. И познакомившись с тремя перспективными типажами, я рассчитывала, что уж с кем-то из них у меня точно получится.

С помощью коллег по работе, которые всегда рады толкнуть меня на глупость, и пары кружек пива я все же расхрабрилась и заговорила с одним из парней. Назовем его «Лапочка».

Пока мы трепались, он показался мне потешным. Я вполне уверенно флиртовала и даже брякнула, что, мол, у него симпатичная задница, а он вдруг заявил, что «лучше на этом и остановиться», и оставил меня сидеть у стойки бара.

Результат: озадаченность.

Заход 2:

«Умничка».

Тихоня, но сообразительный и шутник. Мы долго пережевывали тему идентификационных карт. Я уже думала, что парень у меня в кармане, но примерно на половине дискуссии об авторитарности лейбористской партии он сменил собеседницу, ринувшись к какой-то светловолосой девице.

Результат: раздосадованность.

Заход 3:

«Длинный».

Отличный парень и настоящий милашка. На выходе из клуба мы даже чмокнули друг друга. Потом он сказал, что ему, дескать, пора домой спать, и оставил меня на остановке дожидаться ночного автобуса.

Результат: разочарованность, огорчение.

Никак не пойму, что не так. Уродиной себя я не считаю (пусть и не одна из тех гибких, стройных брюнеток, которые по три раза на неделе изнуряют себя пробежками), спорить могу — я не дурочка, возможно, даже покажусь остроумной. Знаю, я немного нескладная и ноги у меня чересчур здоровые, но ведь и грудь тоже немаленькая — и этот плюс перевешивает все недостатки, вы согласны?

Видимо, во мне есть что-то отталкивающее, иначе хотя бы один из этих троих клюнул бы на меня. Но я пролетела — причем трижды. Представляете, трижды попасть не в свой цвет — может, мое обаяние иссякло? Если да, как его восполнить?

И почему такое происходит именно теперь, когда меня буквально распирает от желания?

Представляю себя Бриджит Джонс, как сижу субботними вечерами, сокрушаясь, куда это настоящие мужики подевались. Не греет. Хотя, после того как тебя трижды отшили, уж и не знаю, стоит ли пытаться еще. Нет, надо капельку передохнуть.

Но и тянуть долго не следует, потому что мои вибраторы уже работают на последнем издыхании, того и гляди накроются.

3 января, понедельник

Попытайтесь связать неутихающее желание заняться сексом и новый широкополосный Интернет, и вы поймете, почему я столько торчу в Сети.

Все это мне уже надоело — каждый раз накачаю себе порнухи и кончу вручную. Скучно.

Впрочем, я не все время скачиваю порно. Я открыла для себя интернет-дневники — отличная штука! Обожаю читать, что делается в жизни других, в особенности тех, чья сексуальная жизнь куда круче моей. Я уже чувствую, что привыкла к блогам, и ежедневно проверяю почту.

Нет, не все адреса у меня в папке «Избранное» — порносайты. Хотя, если честно, почти все. Кое-какие я отправляю туда, потому что они очень забавные, и если есть что-то на свете, от чего я кайфую, как от хорошего секса — так это от людей с потрясающим чувством юмора. Когда они заставляют меня хохотать до упаду, тут не только эндорфины устремляются в кровь; я получаю заряд энергии, как от оргазма. А хороший оргазм — это по мне.

Наверное, поэтому я и западаю в первую очередь на мужиков с хорошим чувством юмора, а не на красавчиков и секс-гигантов. Если мужик меня рассмешил, считай, что он по полной программе меня ублажил.

Я могу спокойно читать дневники, где мужики выдают такое, от чего любая приличная девушка покраснела бы как помидор. Так здорово на душе становится и не терпится узнать, кто они в реальной жизни и догадываются ли, как мне интересно читать их откровения. И что они меня этим заводят. Сомневаюсь, чтобы догадывались.

Но вот один из них особенный. Этот парень — я дала ему прозвище Блоггер — в каждом посте что-нибудь такое отколет, что я со смеху умираю. Классный у него стиль — не то чтобы развеселый, а очень откровенный, и я представляю, какой он славный и простой малый. Стоит только прочесть его блог — и мне в голову сразу лезут мысли о сексе, хотя я понятия не имею, каков он внешне, холостяк ли он, или женатик.

Именно его чувство юмора подтолкнуло меня на решительный шаг — предложить встретиться в реале и попить пивка. Глупо, конечно — может, он просто повернутый на Интернете психопат, — и все же мне не терпится узнать, что выйдет из нашей с ним встречи. Если он тот, кем прикидывается в онлайне, это было бы оч-чень интересно. Никогда ведь не знаешь, как карта ляжет. Если с ним что-то получится, будет классно.

6 января, четверг

Большинство знакомых людей приходит в полный восторг, стоит мне только намекнуть, чем я в жизни занимаюсь. Сразу вопросы типа:

— Ух ты! Тусуешься со знаменитостями? С кем из самых крутых звезд ты работала?

Устало возражаю: мол, ассистент оператора в кино — человек маленький. Он тянет лямку с 5 утра и до 10 вечера, приходит домой усталый как собака и заваливается спать. Если ты ежедневно бегаешь, как проклятый, тебе уж не до звезд.

Поскольку я свободный художник, это предполагает и ненормированный рабочий день. Тебе могут позвонить в любую минуту. Так, в последний раз меня подняли в 6 утра.

Перед этим я явилась домой в 2 ночи да вдобавок пьяная. Рухнула в кровать, а через несколько часов звонок.

— Какая скотина может трезвонить в такую рань?! — подумала я, пытаясь вспомнить, кому давала свой номер вечером, и тщетно надеясь, что гул в голове утихнет.

Кинули сообщение и на голосовую почту, я секунду-две спустя прослушала его.

Крик о помощи. Те, кто, подобно мне, подрабатывает в кино как свободные художники, часто с этим сталкиваются. Ты нужна позарез. Да, сейчас, сию минуту — тот, с кем они обычно работают, болен (вчера перепил, с треском выперли, влился в другой — лучший проект), и они горят желанием поработать со мной… Ты можешь прибыть через час?

Состояние жуткое: не выспалась, в голове черт знает что. Согласишься, значит, следующие двенадцать часов проведешь на ногах.

Хотя в последнее время приглашениями меня не балуют, зато накопилась куча неоплаченных счетов. Так что я им позвонила: да, согласна и уже мчусь. По привычке схватив дежурный саквояж (как у врача), я, как всегда перед отъездом на работу, решила проверить его содержимое.

Есть ли там:

* Удобная обувь. Обувь должна быть непромокаемой, теплой и не натирать мозоли, даже если ты проходишь в ней часов эдак семнадцать.

* Удобные штаны, и чтобы карманов побольше — ассистентам операторов хронически недостает карманов.

* Носки «Coolmax». Для удобства натруженных за день ног.

* Нехлопчатобумажная футболка. Плюс на ней должен быть прикольный слоган, лучше на груди, это вносит свежую струю в унылую атмосферу съемочной площадки.

* Клевый шерстяной (из верблюжьей шерсти) свитер — неотъемлемый элемент одежды, — вся съемочная группа в таких ходит, да еще с названием последнего блокбастера, к съемкам которого была допущена; наилучший способ доказать миру свою востребованность: мол, я в кино работаю, а не на вашем дурацком телевидении.

* Сохраняющее тепло термобелье + жилет. Никогда не знаешь, может, тебе часов 15 предстоит на холоде попу морозить.

* Вторая пара носков. На случай, если обувь промокает или ноги жутко мерзнут.

* Водостойкие штаны. Не дай господь работать в сырых джинсах.

* Водостойкая куртка. Она должна быть водостойкой, но не водоотталкивающей. Разница ЕСТЬ.

* Шарф и перчатки.

* Теплая шапочка. Если еще и водостойкая — тем лучше.

* Ремень для работы. Для переноски тяжеленного снаряжения.

* Рабочая сумка. Для всякой всячины, включая прибамбасы к камере.

* Чехол для переносной радиостанции. Эти «уоки-токи» обычно оттягивают карманы.

* Наушники. Чтобы тебе не орали, а спокойно давали указания по радио. И наоборот.

* Полупрозрачная блуза, розовая, с вытканным на груди сердечком. Когда с работой наконец покончено и можно расслабиться, хочется выглядеть сексуально привлекательной, да и вообще, женщиной.

Кроме этой окаянной всегдашней спешки есть еще одно, чего я терпеть не могу в нашей работе: если ты замоталась, тут уж не до вибраторов.

9 января, воскресенье

Блоггер сбросил ответ мне на мыло! Между прочим, он отвечает на мои заигрывания. Мало того, он согласен на той неделе встретиться и попить пивка. Я на седьмом небе.

Я в восторге от того, как он все излагает: нет, непременно надо встретиться. Может, не следует себе голову зря забивать, но почему-то жутко тянет увидеть его живьем.

Постоянно представляю себе его голым.

11 января, вторник

Хотя от знакомства с Блоггером польза есть, мне еще предстоит как следует освоить навыки общения в чате — я упустила чудный шанс!..

Самый главный мой кумир на данный момент — Грехэм Коксон. А я только и покосилась на этого парня, раньше бренчавшего на гитаре в Блэре. Просто не знала, как к нему подойти. В голове пронеслись такие варианты:

1. Польстить?

— Привет, Грехэм. Слушай, ты жутко талантлив, твои слова впору записывать.

2. Надавить на понимание чувств?

— Привет, Грехэм, знаешь, я чувствую твои страхи. Твои песни запали мне в душу.

3. Похвастаться престижными знакомствами?

— Привет, Грехэм, меня зовут Эбби. Я работаю на «ЭМИ» вместе с Кевином. Помнишь его?

4. Подкупить?

— Привет, Грехэм. Я работаю в кино. Тебе никогда не хотелось сняться в фильме? Могу свести тебя с нужными людьми.

5. Надавить на эго?

— Привет, Грехэм. Знаешь, ты — величина. Хотелось бы снять тебя для своего следующего видео. Вот тебе моя карточка.

6. Повести себя как в чате?

— Привет всем. Я просто забежала поздороваться — знаешь, у тебя обалденные глаза. Угостить пивком?

7. Самый бредовый вариант, но иногда помечтать не вредно, ведь так?

— Привет. Грехэм. Мне думается, ты просто супергитарист, вот только не знаю, кто из вас победит, задумай вы посоревноваться, — ты или же Джастин Хоукинс из «Даркнесс». Может, затащишь его ко мне как-нибудь, тогда я вмиг бы разобралась, кто из вас реальный музыкант. Конечно, играть раздетым необязательно, но это может обеспечить тебе дополнительные очки и ускорит принятие мною решения. Победитель конкурса переспит со мной, а второму достанется утешительный приз — минет. Если тебе неохота трудиться одному — можете разделить главный приз. Удачи!

Естественно, я не решилась ни на один из вышеперечисленных вариантов. Скоренько допив бокал, я махнула рукой Фионе и дала деру. Единственное, что досталось мне от Грехэма, так это его голосок, накатанный на ай-под. Иногда слушаю его на полную громкость. Только и умею, что мечтать.

12 января, среда

Ох уж этот секс… Даже на работе сказывается. Ну как сосредоточиться, если кругом сплошь задницы коллег! Мне бы подумать о том, как почище протереть объектив камеры, а перед глазами стоит все та же сцена из порнушки, того и гляди разобью дорогущую технику, потом меня с треском выпрут, и никто больше не предложит работу.

Съемочные группы в кино — одни мужики, весь день ты среди них. Каково? Вот и воображаешь, как кто-то из них берет тебя сзади. Ничего хорошего — работу с кайфом не соединишь. Я единственная женщина в этой банде и хочу, чтобы меня воспринимали всерьез.

Скука смертная, перепихнуться не с кем, а соблазнов хоть отбавляй. Неужели быть незамужней так уж весело?

14 января, пятница

В конце концов предоставился случай испытать, на что я способна, — вчера вечером мы встретились с Блоггером.

Боже, ну и красавчик! Метр восемьдесят с чем-то, русые волосы, улыбка до ушей, а к ней — шаловливые синие глаза. М-да. Как я и ожидала, он умница и очень веселый; такое чувство, что мы с ним сидим в том самом блоге. Поймала себя на мысли, что ржу над его шуточками до слез. Когда он направлялся в туалет, я не удержалась и в деталях изучила его задницу. Она у него что надо.

Незаметно проскочили пять часиков. Я оказалась на высоте — о чем мы только ни трепались, а сколько выпили, и при этом я и не заикнулась о сексе. Все время боялась: вдруг он каким-то образом поймет, что у меня в голове, — а там крутились сюжеты в духе хард-порно, действующие лица — мы с Блоггером. Он вроде ничего не понял. И слава богу.

Около полуночи мы без особой охоты расстались — мне нужно было вставать в пять утра. Когда Блоггер провожал меня до автобусной остановки, наши руки случайно соприкоснулись пару раз, отчего оба мы хихикнули как дети. Затаив дыхание, я ждала, что мы хоть пообнимаемся, пока подойдет проклятый автобус.

И, будто прочитав мои мысли, Блоггер наклонился ко мне, положил руку на попку и наконец собрался поцеловать. Мы с полчаса, наверное, обнимались. Тискались бы и дольше, если бы не окаянный автобус.

Блоггер так завел меня, что я едва отцепилась. Я почувствовала, что у него встал, через джинсы, и мне жутко захотелось. Увы, надо было ехать, хоть чуточку поспать перед работой. Мы договорились встретиться через неделю — до моего отъезда в Нью-Йорк на выходные, и, уже сидя в автобусе, я как дурочка улыбалась, чувствуя, что сейчас взорвусь. Я долго не могла заснуть — перед глазами стоял Блоггер, и это после того как я отпахала 15 часов на площадке!

Если он таков и на деле, как в моих фантазиях, думаю, мы оттянемся по полной программе.

15 января, суббота

Не перестаю думать о Блоггере, я опять словно девчонка-школьница — сплошные ностальгические воспоминания. Блоггер напомнил мне моего школьного друга Дэнни, самое мое главное увлечение в то время.

Мне едва исполнилось шестнадцать, и я была сама наивность. Дэнни был высок ростом, красавец с каштановыми волосами, зелеными глазами и грубовато-хриплым голосом. Мы учились в одном классе с углубленным изучением английского. Когда я его впервые увидела, я поняла — все. И сказала своей подружке Кэти: «Вот этот лишит меня девственности».

Я знала, что именно так и будет. И что он будет мой. И не потому, что я была профессионалом про части съема парней, нет, просто у меня имелось стойкое чувство где-то в районе солнечного сплетения, что этот мальчишка и я созданы друг для друга.

Через два месяца мы были вместе.

Мы прогуливали занятия, чтобы побыть вдвоем, сбегали в парк, торчали там, пока не кончатся уроки, я курила, он улыбался. Мы обменивались теми невинными поцелуйчиками, на которые нынче я уже не способна — стоит только чмокнуться, как чувствуешь, что заведена до предела, хоть трусы переодевай! — а тогда наши губы просто соприкасались, и я ощущала этот сладкий и в то же время такой опьяняющий и неповторимый вкус.

Тискались мы до одури, неумело, неловко, но это была любовь — что бы он ни делал со мной, я просто угорала от счастья. Я была без ума от Дэнни. Он боготворил меня. А когда мы поняли, что пора, он стал для меня самым милым, самым изумительным человеком в мире и самым заботливым, чутким и предусмотрительным.

ОН. Слушай, у тебя есть полотенце?

Я. Полотенце?

ОН. Ага, и лучше темное.

Я.(недоверчиво). Темное?

ОН.(перейдя на заговорщический шепот). На тот случай, если кровь пойдет…

Я. Кровь пойдет?

ОН. Ну да, иногда бывает небольшое кровотечение, и…

Я. Кровотечение? Да что ты? Мне никто об этом не говорил!

ОН. (успокаивающе). Нет-нет, ничего страшного. Просто на всякий случай — а не то перемажем все простыни. Я обещаю соблюдать осторожность, может, до крови не дойдет…

Я принялась его успокаивать, потом сходила за полотенцами и за презервативами. Теперь мы были во всеоружии.

ОН. Ты правда этого хочешь? Пойми, не обязательно, чтобы мы…

Я. Сейчас или никогда. Давай.

И мы дали. Разумеется, никаких кровотечений не было, что меня в некоторой степени даже разочаровало, — мне ведь хотелось, чтобы во всем присутствовал элемент драмы, что ли.

Но все вышло о'кей. Очень даже неплохо, никаких тебе ужасов. В целом мы оба получили массу удовольствия, хотя и он, и я были в этом деле новичками. До этого Дэнни спал с девчонкой только раз, а что касается меня, я и понятия не имела ни о каких там оргазмах, так что эксперимент оказался хоть и приятным, но не таким, чтобы возносить его до небес.

И не потому, что мы не пытались дойти до оргазма. Пытались, и еще как. Уж и не помню, сколько раз мы упорно пытались отыскать, где у меня клитор, я даже вскрикивала:

— Вот, вот, здесь! Ага, здесь!

ОН. (хватая ртом воздух). Да? Ну где он, где?

Потом мы опять его не находили, и, поскольку я сама понятия не имела, каким образом довести себя до экстаза, какой смысл было надеяться на Дэнни?

Я постигла эту науку лишь через несколько месяцев после нашего разрыва, когда поняла всю прелесть самоудовлетворения.

17 января, понедельник

И снова весь день мысли только об одном — о сексе. Все четырнадцать часов на работе я буквально с ног сбивалась, возможности тихо уединиться где-нибудь в уголке и умерить свой половой пыл вручную не было и в помине. Только по дороге домой я смогла провести пальцами по тому месту, которое криком кричало весь день, пытаясь обратить на себя внимание.

Думаете, легко это было? Не забывайте:

на мне три слоя одежды — водостойкие штаны, термобелье, да еще полупрозрачная блуза, розовая, с вытканным на груди сердечком;

я в этот момент вела машину со скоростью 70 миль в час и вынуждена была пользоваться только одной рукой;

меня то и дело отвлекали звонками и эсэмэсками по сотовому — приходилось и вести машину, и отвечать на звонки — и все одной рукой.

Битый час я разрывалась на части, но позволить себе роскошь одуреть от оргазма на дороге со встречным движением не могла, и только когда добралась домой, я, скинув ботинки, стащив штаны и колготки, наконец, отвела душу.

И знаете, что из этого вышло? Так как похоть моя заявляет о себе в пять вечера, долгий и тяжкий день, жуткое желание спать сделали свое — все ограничилось заурядной мастурбацией.

Представьте — ты вполне конкретно заведена, но устала, потому что провела целый день на ногах, да вдобавок несколько раз на дню мастурбировала, а потом заставляешь себя еще разок. Ну, конечно, не в прямом смысле заставляешь, в конце концов, никто не неволит тебя трогать собственный клитор — о, как хорошо, давай, давай, еще, вот, вот, тебе понравится, обещаю! Тут, скорее, подспудное чувство, что неплохо бы помастурбировать, даже принимая во внимание, что ты спишь на ходу, и вот ты искрение пытаешься получить наслаждение, но все выходит как-то фальшиво, пресно, не от души. И выражается в:

а) невозможности достичь оргазма;

б) или в долгом его ожидании;

в) или в том, что и оргазм оказывается бесцветным, ниже всякой критики.

В полном изнеможении я провалилась в сон, так и не убрав руку из промежности, что выяснилось уже часа через четыре, когда я проснулась с пульсирующим меж пальцев клитором. Что за дела? Как я допустила такое? Как посмела не довести до конца то, о чем мечтала весь этот окаянный день?

И, решительно стряхнув с себя дрему, я все же заставила себя поработать, зато пережила пару минут истинного блаженства.

Наступивший оргазм был далек от совершенства, однако мне не составило труда приукрасить его, вообразив, что всю работу сотворила не моя рука, а Блоггера.

8 января, вторник

Не знаю, поможет ли мне дневник разобраться с одержимостью сексом. А как еще объяснить то, что я сегодня с утречка решила отправить моему бывшему текст следующего содержания?

Страшно хочу попробовать тебя еще. Лизнуть твой… и взять его в рот по самые гланды. У меня голова идет кругом, стоит мне представить твоего приятеля у себя во рту. Лучше всякой конфетки. Через пару часов могу забежать к тебе.

И отправила это тому, кто предпочел мне какую-то соплячку. Нет, наверное, у меня все-таки не все дома.

Тут же стала названивать Фионе — надо было заручиться моральной поддержкой и пополнить запасы здравомыслия.

— Какого черта тебе снова понадобилось к нему лезть, Эбби? После всего, что он наделал, ты еще будешь унижаться? Много для него чести, а если уж тебе так приспичило, найди кого-нибудь еще, поновее! — орала Фиона в трубку.

Я-то прекрасно понимаю, что она права, но стоит только подумать о минете, как рассудок затуманивается. К счастью, судьба смилостивилась надо мной — Стивен отказался: мол, у него другие планы.

И теперь я хоть и разочарована, но все-таки рада, что ничего такого не случилось: не зря мы со Стивеном расстались, и пусть все так и будет.

Несмотря на то что в постели он был великолепен.

19 января, среда

Только что закончила укладывать водостойкие штаны и термобелье, уезжаю на несколько дней на натурные съемки. Пришлось к своей экипировке добавить кое-что еще:

* две пары прозрачных колготок (черные и розовые);

* одну пару шелковых трусиков «танга» (черных);

* одну пару панталон (черных с кремовой оторочкой).

Не забыла и о презервативах в ассортименте (гладкие, рифленые, ароматизированные), из чего можно заключить, что я думаю не только о предстоящей работе.

В том заслуга Тони. Тони — мой новый коллега по работе. Глазищи потрясающие. Всю неделю не давал мне проходу. Наши с ним разговоры густо замешаны на сексе, и уже дошло до того, что любая, даже самая невинная шутка приближает нас к главному.

А что делать такой, как я? Знаю, спать с коллегами по работе — занятие рискованное, но разве тут удержишься — я скоро лопну, так мне невтерпеж! Тем более нам с Тони предстоит жить в одной гостинице.

Нехорошо это все. Боюсь, при первой возможности я пойду напролом — пусть даже с коллегой.

Разумеется, я бы предпочла Блоггера Тони, но это уже по завершении съемок.

20 января, четверг

Получила милую эсэмэску от Блоггера. Осведомляется, в силе ли наша договоренность поужинать вместе и когда я приеду. Его послание было для меня лучиком солнца — я десять часов простояла на улице в дождь и холод, думая о предстоящей встрече.

21 января, пятница

Я снова чувствую себя женщиной. Наконец получила, чего так хотела! Ну не могла я больше терпеть, несмотря на все эсэмэски от Блоггера.

Зато какой был кайф!

Вчера вечером мы с Тони договорились встретиться после работы в баре отеля. Выпили винца, обсудили прошедший день на съемочной площадке, а потом разговор как-то сам собой перешел на секс. Тони признался, что у него уже давно никого не было, я скромно кивала в знак понимания, а в штанишках-то все огнем горело.

Время было позднее, утром вставать предстояло ни свет, ни заря, мы разошлись по комнатам, собравшись спать, и тут Тони забрел ко мне — ему, видите ли, захотелось взглянуть на мой номер и сравнить его со своим.

А дальше все произошло очень быстро — мы и оглянуться не успели, как стали раздеваться, а едва разоблачились, набросились друг на друга.

И я впервые за эти месяцы оказалась в постели с мужиком.

Стащив трусики, я стала умолять Тони, чтобы он взял меня сзади и покрепче, для чего он и поставил меня у края кровати. Ему хотелось этого не меньше, чем мне, и он заставил меня раза четыре кончить, даже не начав толком. Мы оба в тот момент стоили друг друга, и вскоре я почувствовала, как тоска последних месяцев испаряется.

Зато сегодня, пытаясь работать, поспав от силы час, я чувствовала себя мерзко. Я едва не выронила объектив камеры, мой босс бушевал, в общем, сплошная тоска.

Плюс я выяснила, что у Тони есть зазноба. И он решил мне это выложить! Я ушам своим не верила, когда услышала, что он не одинок. Знай я об этом, разве я ему дала бы! Да ни за что на свете! Нет у меня желания оказываться той, с кем наставляют рога другой женщине. Кому-кому, а мне хорошо известно, что в таких случаях чувствуешь. Сначала Стивен, теперь Тони… И почему мне так везет на козлов? Должны же где-нибудь быть и настоящие мужики, кто не против переспать, но ни с кем не связан, так ведь?

24 января, понедельник

После шквала эсэмэсок, которыми мы засыпали друг друга в последние дни, мы с Блоггером снова встретились в одном милом французском ресторанчике в Сохо. На сей раз он показался мне еще неотразимее. Я едва отрывала взор от курчавой поросли на груди, выбивавшейся из-под расстегнутого ворота рубашки. Ужасно хотелось запустить пальцы в черные волосы, но неизвестно откуда на меня вдруг накатила холодность — я положила руки на стол, так легче держать их под контролем.

Вывод: он мне нравится. То есть я ужасно хочу, чтобы он трахнул меня, и в то же время понимаю, что он и без того отличный парень. Не могу удержаться, чтобы не поставить ему оценку в своем «Перечне плюсов потенциальных партнеров». Может, лучше все-таки оставить его до лучших времен? Впрочем, принимая во внимание, что у меня есть все возможности завалиться с ним в постель хоть сейчас, вряд ли я смогу сдержаться — я и так изо всех сил пытаюсь сосредоточиться на еде, чтобы не представлять его, в чем мама родила.

Когда мы покончили с едой, Блоггер подавшись вперед, осведомился, можно ли ему поцеловать меня. Я разрешила — с какой стати отказывать себе в таком удовольствии? К тому же Блоггер наверняка мастер по этой части.

Уж и не знаю, сколько мы с ним лизались, мои руки каким-то образом оказались сначала у него на спине, потом переместились ниже; он обнимал меня за талию. Кончилось тем, что метрдотель очень вежливо попросил нас уйти — мол, уже за полночь, пора закрываться. Есть такие люди, которым сделать другим гадость только в кайф.

Мы направлялись к остановке моего автобуса, но на Оксфорд-стрит отвлеклись, уклонились от маршрута, а потом и вовсе остановились, прижавшись к друг другу.

— Бог ты мой, да из тебя секс так и прет! — изумился он. — Ты — сверхсексуальная девчонка! Знаешь?

— Благодарю, — со скромной улыбкой ответила я, еще сильнее прижимая его к себе и чувствуя, как твердеет его член.

Вскоре руки Блоггера блуждали у меня под юбкой, под которой, можно сказать, ничего и не было (если не считать длинных чулок до самых ягодиц, между которыми терялась тонюсенькая ниточка «танга»). Слава богу, я догадалась надеть пальто подлиннее, потому что Блоггер в своем усердии задрал мне юбчонку чуть ли не до пояса. Мы целовались и тискались уж и не знаю сколько, но всему свое время: через несколько часов мне нужно было быть в аэропорту — успеть на самолет в Нью-Йорк.

И мы побрели к остановке.

— Увидимся через неделю, когда прилетишь? — спросил он.

— Определенно, — ответила я и быстро чмокнула его еще разок, потом вскочила в автобус и помахала ему на прощанье из окна.

Блоггер остался стоять на тротуаре.

И вот теперь я сижу здесь пьяненькая, заведенная и как дурочка счастливая. Понятия не имею, что у нас выйдет с этим Блоггером, но уже жду не дождусь, когда смогу узнать его получше.

Трудно же мне будет, вернувшись из Штатов, удержаться от того, чтобы не наброситься на него и трахаться, трахаться, трахаться… Чудовищно его хочу и не представляю себе, как дотерплю до следующего свидания.

25января, вторник

В конце концов я все же улетаю в Нью-Йорк, несмотря на то что из-за затянувшейся встречи с Блоггером я едва не опоздала на самолет. Вот сижу и вывожу каракули, описывая его, вместо того чтобы хоть оглядеться, кто у нас на борту. Даже разлука с Блоггером не омрачает радость ожидания Нью-Йорка — миновала вечность с тех пор, как я виделась с друзьями в Большом Яблоке, и мне предстоит там уйма всяких дел.

К тому же вовсе не исключается, что я смогу найти время на развлечения.

27 января, четверг

Ты ведь не знаешь, когда тебе приспичит. Это может случиться и на работе, и в автобусе, и на деловой встрече. В таких случаях есть три варианта действий.

Делать вид, что ничего не происходит, и как ни в чем ни бывало продолжать заниматься своими делами.

Перенести чувство до той поры, когда ему можно будет отдаться без всякого риска.

Отдаться ему сразу и утолить похоть.

Сегодня я предпочла третий вариант, и произошло это в отделе женского белья универмага «Мэйси». Я изо всех сил старалась, что все было шито-крыто.

Но не получилось. Я примеряла один за другим предметы туалета, от души надеясь, что подберу для себя нечто удобное и в то же время достаточно привлекательное. Понимаю, что это довольно дерзкое желание.

Раздевшись до трусиков и привычно влезая в очередную модель бюстгальтера, я внезапно поняла, что, даже невзирая на холодище примерочной, соски затвердели и словно пули грозят пропороть нежную ткань. Увиденное в зеркале поразило меня. Запустив пальцы в бюстгальтер, я принялась ласкать груди, чувствуя, как завожусь.

Впрочем, не собственное отражение в зеркале возбуждало меня; перед глазами стоял Блоггер.

Я представляла, будто он стоит позади меня, обвив руками мою талию — совсем, как тогда на Оксфорд-стрит, — потом представила, как его руки, поднимаясь все выше и выше, добираются до моих грудей, как его пальцы поглаживают соски, поддразнивают их, отчего те еще сильнее набухают. Я продолжала массировать груди, ощущая на коже нежные поцелуи Блоггера. Я вообразила, как его затвердевший член вжимается в меня. Прижав пальцы к вмиг отсыревшим трусикам, я представила, как он сначала гладит меня, потом снимает с меня трусики и гладко входит в меня.

Посмотрев на себя в зеркале, я увидела, что зрачки у меня расширились. На коже я ощущала странное покалывание, я едва ли не задыхалась от охватившего меня возбуждения. И стала энергично массировать губки, чувствуя, как меня уносит прочь вихрь желания; закрыв глаза, я дала волю пальцам, запустив их поглубже.

— Мисс? Вы уже примерили? — донеслось вдруг до меня.

Внезапно я сообразила, где нахожусь, — в отделе женского белья нью-йоркского универмага. Продавщица попыталась дать мне примерить еще одну модель бюстгальтера. Она и подозревать не могла, что я с расставленными ногами стою в примерочной кабинке перед зеркалом и вовсю мастурбирую. Должна сказать, примерочная — не самое лучшее место для подобных занятий.

Но я уже не в силах была остановиться, не завершив начатое. Быстренько натянув на себя одежду, я бросилась на поиски женского туалета. Увы, универмаг «Мэйси» — настоящий город, и мне понадобилось раза три бегать вверх-вниз по эскалаторам, чтобы найти уже занятую комнату для умывания.

Понадобилось еще дождаться, пока не подойдет моя очередь. Впереди была целая вереница молодых англичанок, а моя подружка тем временем гудела, как двигатель на пределе оборотов. Наконец я все же добралась до освободившейся кабинки и приступила к подготовке поля битвы:

1) снять ай-под;

2) снять шапочку;

3) снять шарф;

4) снять пальто;

5) снять джемперы (2);

6) приспустить джинсы;

7) приспустить колготки;

8) приспустить трусики (намокшие);

9) запустить руку между ног;

10) следить за зазором в дюйм между дверью и стеной.

Что? Зазор? Отчего-то в американских общественных туалетах по обеим сторонам дверей имеются зазоры, чтобы можно было заглянуть внутрь. Не иначе, как принятое на правительственном уровне решение с целью воспрепятствования употреблению наркотиков в общественных местах. Или просто какой-нибудь конструкционный огрех. В любом случае, это отравляет весь кайф.

Кроме того, чтобы ограничиваться лишь мысленными стонами блаженства, тебе еще приходится балансировать в крайне неудобной позе, но вне пределов видимости снаружи. Поверьте, это очень непросто, хотя, доложу вам, тем не менее, возможно, Под перестук каблучков желающих облегчиться леди я отводила душу в кабинке, рисуя себе фантастические картины, и вскоре мой пошатнувшийся было мир обрел желанное равновесие.

Хочется добавить, что потом я раскошелилась аж на пять бюстгальтеров. В целом денек вы дался неплохой.

30 января, воскресенье

Несколько дней пребывания в Манхэттене в обществе Гарри пробудили ностальгические воспоминания. Гарри на пять лет меня старше, я знаю его с детства. Мы с ним все равно, что брат и сестра, только без извечного братско-сестринского соперничества. Мы просто обожаем друг друга. Когда мне было семнадцать, наша дружба претерпела изменения — я просто-напросто втрескалась в Гарри. И, хотя с тех пор прошло больше десяти лет, нынешняя встреча — а не виделись мы года два, если не считать нескольких телефонных разговоров, — напомнила мне, как привязана я к нему и как мне его недостает в Лондоне.

Нашей близости нипочем условности вроде географических расстояний. Когда я была маленькой и Гарри приезжал к нам со своей матерью, мы тут же начинали играть, сбегая из-под бдительного ока родителей в парк в поисках приключений. Именно Гарри научил меня кататься на роликах; именно он выступал в роли умного старшего товарища, которому я внимала и от которого перенимала решительно все. Словом, я стала для него милой и любимой младшей сестренкой, поскольку настоящей у Гарри не было.

И когда я, семнадцатилетняя, прожила с ним несколько месяцев, разумеется, что мы спали в одной постели. Так вот, в ту пору мы засыпали в объятиях друга. И такое положение дел казалось совершенно нормальным, пока в одну из ночей все радикально не переменилось.

Я проснулась от того, что почувствовала, как Гарри поглаживает меня по спине. Ничего необычного в этом, в общем-то, не было. Я повернулась к нему и в полусне обняла. Так прошло несколько минут. Даже когда его рука сползла мне на талию, я еще ничего не подозревала. Все ясно стало, когда пальцы Гарри коснулись моей правой груди и стали нежно поглаживать сосок, — вот тут я поняла, что Рубикон перейден. Я почувствовала, как Гарри нежно поднял грудь и провел по ней указательным пальцем, словно пытаясь запечатлеть ее профиль. От прикосновения сосок набух, а когда он провел вокруг него пальцем, по телу сладостной волной прошла дрожь.

Мы крепче прижались друг к другу. Мои пальцы стали исследовать его грудь. Я помню, что Гарри часто-часто задышал, едва моя ладонь легла ему на сосок. Сонно глянув друг на друга, мы поцеловались. И этот страстный и вместе с тем такой нежный и невинный поцелуй затянулся. Мы глядели друг на друга и без слов понимали все. Происходящее казалось самым совершенно естественным и логичным даже тогда, когда Гарри прижался ко мне и я почувствовала у бедра его напрягшийся член. Наши тела удивительным образом подстроились друг под друга. Мы были друзьями, страстно желавшими познать, изучить другу друга, открыть друг в друге неведомое нам, обогащая, таким образом, давнее чувство взаимной любви.

Мы любили друг друга непривычно всепоглощающе, как физически, так и эмоционально. Я на самом деле любила Гарри, и время, проведенное с ним тогда, несколько лет назад, вспоминаю с любовью.

И вот сейчас, когда я пишу этот дневник, я чувствую, будто все переживаю вновь. А ведь с тех пор прошло столько времени, не один год, и не все всегда было у нас гладко; порой мы не виделись подолгу, в общем, каждый стал жить собственной жизнью.

Но сейчас я поняла, почему тогда заняла в его жизни такое важное место. Гарри знает меня, наверное, даже лучше, чем я сама. Мы идем по улице, а он вдруг выдает:

— Эй, Эбби, ты сегодня только раз споткнулась, это уже прогресс!

… И тут же хватает меня за руку, и как раз вовремя, потому что, помедли он секунду, я лежала бы на асфальте с расквашенной физиономией.

Гарри знает, какая я бестолковая, что за бардак у меня дома, как я умудряюсь расплескать на себя вино. В таких случаях он говорит:

— Опять недоглядела.

И показывает на грудь, где тихо расплывается новое багровое пятнышко, либо тычет пальцем на крошки в ложбинке между грудями и комментирует:

— Ты их собирай, собирай, в один прекрасный день испечешь торт.

Я же, хохоча, сметаю их прямо на пол. Гарри знает, как меня рассмешить, — я с ума схожу от его шуток.

Он знает, что я — невропатка, что склонна к чрезмерному анализированию, впечатлительна. И не упускает случая подколоть меня на сей счет: постоянно осаживает, призывает не рефлексировать, не уставая повторять:

— Будь сама собой, все вокруг тебя полюбят.

И я пытаюсь. Из кожи вон лезу, чтобы отделаться от имиджа глупой, претенциозной и самовлюбленной дуры, то есть защитного фасада, и просто показать себя такой, какая я есть: нравится — любите, не нравится — отваливайте. Молю Бога, чтобы Гарри был прав: надеюсь, что найдется кто-нибудь, кто все же сумеет усмотреть во мне именно то, что нужно, не поддавшись первому впечатлению. А оно таково — неуклюжая дуреха, у которой вечно хлебные крошки в ложбинке между грудей.

И вот у нас с Гарри ренессанс, я — с ним, его окружение мне нравится. Я вновь ощущаю близость к нему и то, как недоставало мне его все эти годы.

Хотя теперь мы давно не малые дети. Он взрослый мужчина, я взрослая женщина. Мы оба выросли — у него жена и ребенок, у меня… ладно-ладно, у меня другая жизнь.

Гляжу на Гарри и думаю, какой же он все-таки привлекательный. Ему сильно за тридцать, это уже не смазливый мальчонка, а симпатичный зрелый муж — морщинки у уголков рта, седина в волосах, солидная полнота. Теперь он выглядит куда спокойнее — куда делась прежняя порывистость! Гарри доволен жизнью и сумел расстаться с прежним собой, двадцати трех лет от роду, которого я знала.

Он нравится мне и таким, однако я не собираюсь разрушать нашу с таким трудом возрожденную дружбу. Поэтому никакого секса. Я наслаждаюсь тем, что могу быть с ним сама собой — дружелюбной, чуточку флиртующей и как всегда неорганизованной. Пока и этого вполне достаточно.

Главное то, что, когда я вернусь домой в Лондон, он был и останется моим другом. Иногда осознание того, что ты любишь и любима, куда важнее секса — последним ведь можно заниматься с кем угодно. Гарри даже заставил меня позабыть о Блоггере.

Впрочем, ненадолго.

Как ни крути, хороший секс мне сейчас явно не повредил бы.

Руководство-наставление

Как воспринимать незамужних женщин в секс-шопе покупателям мужского пола

*Не краснейте и не смейтесь. Ни в коем случае не подходите к ним, если они заинтересовались отделом жесткого порно, не указывайте на названия дисков и не говорите: «Это уже было, и это, и это. Впрочем, отчего бы не взять этот дискочек еще раз — мне он как-никак помог».

* Не смотрите на покупательниц как баран на новые ворота и не удивляйтесь тому, что, оказывается, и бабы мастурбируют, а и иногда и забегают в секс-шопы.

* Не вертитесь вокруг них. Это вряд ли произведет впечатление, даже если у вас есть что выставить напоказ.

* Не норовите скупить все. Очень легко показаться маньяком; старайтесь не выходить за рамки рутинных еженедельных покупок.

* Не стоит подходить к покупательницам с самым огромным искусственным членом, который только можно найти, и с вопросом: «Что вы по этому поводу думаете, а? Вам бы подошел?»

*Держитесь подальше от жесткого порно «orifice». Подойдя к отделу, ахните для приличия, а потом, сокрушенно качая головой, удалитесь. Нет такой женщины, которой импонировал бы мужчина, восторженно рассматривающий вывернутый едва ли не наизнанку задний проход — ни дать, ни взять тоннель под Ла-Маншем.

*Не хохочите и не обменивайтесь шуточками с друзьями в адрес порнозвезд в присутствии женщин-покупательниц. Например: «Посмотри-ка на эту дырку» или «Вот это телка!» Дело в том, что подобные вещи задевают женщин; стоит же ей разделить ваше мнение, она рискует уравнять себя с объектом шуточек.

*Не хватайте их за руку, не комментируйте содержимое корзины для покупок. Пример: «Ты только погляди, какой здоровый выбрала!»

* Внимательнейшим образом просматривайте отделы — «Парный секс», не пропускайте и «игрушки для девочек», просите продавца продемонстрировать их в работе — узнайте, как лучше возбудить партнершу.

Это придаст вам облик внимательного и чуткого партнера, который думает не только о себе, а женщине — уверенность, что не все мужики, посещающие секс-шопы, закомплексованные неудачники, которые не в состоянии даже бабу снять. К тому же вам открывается возможность понять, что больше всего нравится женщинам; возможно, здесь ваши предпочтения совпадут…

2 ФЕВРАЛЬ

2 февраля, среда

Вернулась в Лондон — усталая, разочарованная, неудовлетворенная и счастливая. Все-таки здорово повидать старых друзей из Большого Яблока, в особенности Гарри, по которому я уже сейчас скучаю.

Как бы то ни было, и домой приятно вернуться. Жду не дождусь встречи с Блоггером. Это будет третье по счету свидание и самое важное, потому что оно уже не ограничится тисканьем, а выльется в отменный и раскованный секс, — если предположить, что и на свиданиях все происходит по нарастающей.

Вряд ли приходится сомневаться, что если мы продолжим с того места, на котором остановились, то первым делом завалимся в постель.

А вот умудримся ли мы перед этим поесть — вопрос спорный.

4 февраля, пятница

Сегодня вечером меня пригласила на вечеринку Кэти, старая школьная подруга, — мероприятие устраивает кто-то из ее знакомых из музыкальной индустрии. Просто не укладывается в голове, как ей удается нормально общаться со всем этим поверхностным сбродом, причем изо дня в день, и оставаться все той же Кэти, с которой я познакомилась в одиннадцать лет. Она и сейчас чуткий, внимательный и отзывчивый человек, ее не испортило даже постоянное общение с вечно надутыми индюками.

После изрядного количества коктейлей я решила, что в баре по части талантов хоть шаром покати, и тут же выложила Кэти, что, дескать, я явилась сюда завести новые знакомства и вообще оттянуться по полной программе. Кэти предложила мне пойти на вечер холостяков или же экспресс-знакомств — «любовь с первого взгляда»[1] — мол, лучшей возможности быстро найти себе парня вряд ли отыщешь.

Проблема в том, что у Кэти есть приятель, а я не уверена, что у меня хватит смелости отправиться куда-нибудь в одиночку. Одно дело чатиться в Сети, другое — набраться дерзости и пойти туда, где потребуется во всеуслышание заявить, что у тебя никого нет, что ты одинока, свободна и вообще давно мечтаешь о жестком и бесконечном секс-марафоне.

Пусть даже если все вышеперечисленное правда.

6 февраля, воскресенье

Начинаю понимать, что способна завестись по самому ничтожному поводу. Так, вчера меня довел чуть ли не до исступления один парень, сидевший, широко расставив ноги, как раз напротив меня в вагоне метро. Сегодня в сходное состояние меня повергла какая-то пышногрудая особа, бежавшая к автобусу, — груди у нее тряслись точно желе. А вечером я чуть в обморок не упала от возбуждения при виде того, как моему соседу делали минет, пока он готовил ужин.

Жалюзи у моих соседей, к счастью, нет, и я прямо из кухни имею возможность созерцать все происходящие в их четырех стенах. Нет, я не просиживаю часами с биноклем в руках в ожидании любопытных событий, И так насмотришься по самую завязку. Я совершенно случайно заметила, как моему соседу делает минет его приятель.

Все начиналось достаточно невинно. Я просто от нечего делать уставилась в окно на целые джунгли из декоративных растений возле его дома. Ребята явно не лишены таланта к садоводческому искусству, отметила про себя я, созерцая живописные заросли плюща и пушистой спаржи вокруг кухонного окна.

И в обрамлении зелени высмотрела Колина. Он стоял спиной ко мне и нарезал на кухонной доске овощи. Я подумала: а может, парень натаскает меня по части садоводства, надо будет обратиться к нему за советом, обязательно это сделаю, как только встречу его у газетного киоска. Я-то принадлежу к числу тех, от чьего взгляда даже кактусы вянут (с животными и детьми у меня еще более или менее получается наладить контакт).

Потом я заметила, как в кухню тихонько вошел его приятель Саймон и стал подбираться к Колину сзади на цыпочках. Я почувствовала себя частным детективом в решающий момент — мне не терпелось увидеть, чем все кончится.

Саймон подкрадывался к Колину, а тот как ни в чем не бывало продолжать крошить овощи. Подойдя к дружку почти вплотную, Саймон обнял его сзади и чмокнул в затылок. Я видела, как Колин радостно засмеялся и прильнул к Саймону.

Любовное объятие!.. Я почувствовала себя вором, тайком пробравшимся в чужое жилище и невольно прикоснувшимся к чужой тайне. Я уже собралась отвернуться и заняться своими делами, как вдруг Саймон вывернулся вперед. Секунду спустя, он уже стоял на коленях и расстегивал молнию джинсов у Колина. Не успела я опомниться, как он жадно набросился на своего приятеля.

Я стояла и зачарованно наблюдала за происходящим, чувствуя, как колотится сердце.

Саймон увлекся процессом не на шутку, а Колин помогал ему, ритмично покачивая бедрами. Ладони Саймона поглаживали задницу партнера.

Боже, какая же эротичная картина была! Это тебе не DVD смотреть. Тут был секс вживую, да еще буквально в нескольких шагах. Парочка, расслабившись, послав все к черту, предавалась утехе. Мне даже захотелось вслух подбодрить Саймона — так меня впечатлил его способ поздороваться с любимым. Подкрасться тихонько сзади и сделать минет вместо «здрасьте»! Вот это по-нашему!

Этот эпизод заставил меня задуматься над тем, каким занудством может стать секс, если им заниматься исключительно в спальне, и как ужасающее однообразие нашей жизни отражается и в том, как мы занимаемся сексом со своими партнерами. Ну, скажите мне, кому не опостылело это однообразие — работа, возвращение домой, ужин, кровать, миссионерская поза? Разумеется, секс вне стен спальни, где-нибудь в другом месте — все равно что острая приправа к осточертевшему от бесконечных повторов блюду, а ведь как раз спонтанности, импровизации и недостает тем, кто уже долго вместе. И у меня все не лучше — как бы здорово ни было переспать со Стивеном, но и это успело превратиться в рутину.

Неожиданный минет, невольным свидетелем которому я стала, вдруг просветлил меня: ведь важно не только то, когда ты занимаешься сексом, но и то, каким образом. Вдохновить своего партнера на секс, когда тот занят приготовлением обеда, как только что продемонстрировал Саймон, даже такое занудство как нарезку моркови превратит в радость бытия. Спорить могу на что угодно, когда Саймон в следующий раз будет строгать огурцы или что-нибудь в этом роде, у него непременно встанет.

А я подумываю, как же мне осуществить эту концепцию на практике. Например, так.

* Допустим, парень стоит и гладит рубашки. Я подхожу сзади, целую в затылок, провожу пальчиками по его сосочкам, потом рука моя скользит ниже и хватает его за член.

* Я умываюсь, сзади подходит парень и начинает тискать мои груди. Потом задирает платьице, нагибает меня над раковиной и берет сзади.

* Знакомый пылесосит потолок; улучив момент, я подбегаю к нему, и — раз! — молния на джинсах расстегнута, а его член у меня во рту.

Описанные сценарии имеют общую черту: секс возникает спонтанно, как часть рутинной работы по дому. В результате секс становится частью уборки, приготовления обеда, стирки и т. п.

Единственный недостаток, пожалуй, в том, что эта самая работа по дому чуточку затягивается вследствие упомянутых секс-пауз. Краткосрочный результат — оргазмы, в долгосрочной же перспективе здоровая, яркая и насыщенная половая жизнь, так что пресловутые паузы в работе оказываются только во благо тебе и твоему партнеру.

Мне позарез необходимо получить весточку от Блоггера.

10 февраля, четверг

Наконец-то послание от Блоггера! Прошло уже больше недели, как я вернулась из Нью-Йорка, а мы до сих пор не договорились насчет третьего свидания.

Понимаю, у него дел невпроворот, но, если учесть, до какого состояния мы довели себя, наверняка и ему не терпится встретиться со мной. Или?..

Я изнемогаю от желания, и если он не решит вопрос в самое ближайшее время, придется искать кого-нибудь еще.

12 февраля, суббота

Не могу ничего с собой поделать — перед глазами одни только члены. Во все глаза смотрю на то место, где у мужиков ширинка, мечтая, чтобы кто-нибудь из них перехватил мой взгляд. Я пришла выводу, что самое сексуальное — рассматривать, как вставший член буквально рвется из штанов наружу. Я ликую.

А если он ходит без трусов, так вообще здорово. Скажите, ну что может быть лучше, чем пытаться угадать, какой формы возбужденный член у него под джинсами? Нет, определенно это самое захватывающее зрелище.

Поймите меня правильно — я просто обожаю глядеть на голый вставший член, и тут я вряд ли отличаюсь от любой другой девчонки. Что может служить лучшим символом мужской сексуальности? Однако мне приятно поглазеть и на эрекцию у них в штанах. И сегодня вечером я наслаждалась зрелищем, когда окаменевший член Блоггера рвался из штанов на свободу.

Видеть, как медленно набухает этот ком, как пытается высвободиться от сковывающих его пут, — это для меня высшее наслаждение, наркотик. Чего удивляться, что я в секунду намокаю, стоит ему прижать меня к себе на улице.

Все оттого, что я не имею возможности ухватить его за член, — это заводит еще больше. Видеть, как он напрягся, вот бы ухватить его сейчас, но — нельзя. Я буквально в исступлении. Как у той собаки Павлова, у меня тотчас же начинается обильное слюнотечение, причем не только в рту, но и снизу — там самый настоящий Ниагарский водопад. Это сродни голоду, когда набрасываешься на еду как оголтелый. И я, будь такая возможность, ухватила бы его член и тут же отправила бы его себе в рот. М-м-м. Ням-ням!

Я не из тех, кто ждет от парней, чтобы их забрасывали цветами, кормили шоколадками, дарили трусики; я бы предпочла, чтобы парни с ходу запускали руку ко мне в трусики. Все, что должен иметь мужчина, о котором я мечтаю, так это живой ум и чувство юмора; он ни в коем случае не должен стесняться уяснить простую истину: секс на первом свидании только осчастливит меня.

14 февраля, понедельник

Том сегодня прислал мне вот что:

«Возможно, буду в твоих местах. Как насчет того, чтобы повеселиться?»

Я с год не виделась с Томом, наша последняя встреча была просто заурядным сексом по пьяни. После этого и у него, и у меня были связи, а потом Том отправился в Бирмингем, так что пришлось вычеркнуть его из списка возможных вариантов. Может, и у Тома никого нет на примете? Попыталась выведать, послав ему сообщение: «Решил погулять на стороне?» Он мне тут же выдает в ответ: «Не-а, мы расстались, так что все прекрасно. Но мой дружок требует разрядки — через пару недель буду в Лондоне, хочу остановиться у тебя».

«Конечно, — ответила я, пожалуй, слишком быстро. — Звякни, когда приедешь».

Мечта поэта: если Блоггер не появится, у меня есть запасной вариант. Ура! Удачные вышли валентинки!

16 февраля, среда

Я стала зависимой. Зря твержу, что больше нельзя себя обманывать. Нет, речь не только о сексе. Тут и кое-что другое. У меня в комоде скопилась уже почти сотня штук трусиков.

Понимаю, что ежедневно покупать себе секс-трусики, «танга» и все такое — пустая трата денег, а остановиться не могу. Стоит мне только зайти в магазин женской одежды, и я тут же иду в отдел белья, начинаю щупать мягкую нежную ткань, прикидывая, как та или иная вещь будет на мне смотреться, как славно обтянет она мою задницу, как этот бюстгальтер будет облегать мою грудь, а потом, не раздумывая долго, бросаю вещицу в корзину, иду на кассу, и все. Нет нужды объяснять, сколько трусов и лифчиков я приволокла из Нью-Йорка.

В результате, обнаруживая в своих залежах симпатичненькие трусики, я даже и не помню, когда их купила. Да, пора принимать меры.

Здесь трусы всех видов, какие только можно вообразить: тонюсенькие, как нитка, стринги, «танга», штанишки с заниженной талией, шорты на завязках, шелковые, атласные, лайкровые, хлопчатобумажные, кружевные, вязаные и, разумеется, всех цветовых оттенков. Сколько же их тут? Не говоря уже о басках,[2] сорочках и резинках для чулок.

Не помню, когда это началось. Долгое время я вообще не задумывалась ни о каком «сексуальном белье», не желая превращать себя в некий традиционный эталон «женственности», который можно видеть на обложке бесчисленных журналов.

Тогда я считала, что такого рода белье служит знаком твоей сексуальной доступности, — мне, законченной феминистке, превращать себя в легкодоступную куклу для утех?! Да и сама мысль, что партнер заводится не от тебя, а от того, что ты на себя нацепила, внушала мне едва ли не отвращение, и все мои ранние контакты происходили, когда я была в удобных обычных трусиках и практичных бюстгальтерах. Бриджит Джонс не имеет отношения к моим необъятным штанишкам.

И вот года два назад вдруг меня заинтересовало белье. Я с любопытством оглядывала витрины, где оно было выставлено, мне доставляло удовольствие перебирать трусики и все остальное, гладить их, примерять, чувствовать их прикосновение. Самым большим шоком для меня стало, когда я натянула на себя кружевные трусики-«танга» и меня возбудил вид моих собственных бедер. Даже захотелось себя погладить.

Я и погладила. Мои пальцы, медленно повторив изгиб трусиков, спускались вниз, между ног, и вот они уже под гладкой тканью, щупают, ласкают заветное место, доводя меня до умопомрачения. Как принято говорить, это событие послужило водоразделом — с тех пор мое негативное отношение к белью претерпело существенные изменения.

Ну разве зазорно надевать то, что делает тебя сексапильной? И я поняла: я завожусь еще больше, если вижу, как партнер возбуждается при виде меня, — мне вдвойне приятно, если мужчине со мной хорошо, пусть даже причина кайфа в какой-нибудь коротенькой юбчонке и чулочках на резинках. Меня это ничуть не унижает, напротив, я ощущаю свою силу.

Теперь вернемся в настоящее — я никак не могу отучить себя покупать все новые и новые предметы туалета. Поскольку попа у меня все же одна, многое так и лежит ненадеванным, не говоря уже о том, чтобы это было по достоинству оценено партнером. К чему, в таком случае, покупать новые трусы, колготки, «танга» и т. п.?

Так, моими последними приобретениями были:

1) синенькие атласные набедренные штанишки с черной оторочкой;

2) черные кружевные панталончики с V-образным вырезом спереди;

3) ярко-розовые атласные «танга»;

4) сиреневые шортики с черной кружевной оторочкой;

5) мои лучшие из лучших: черные коротенькие трусики с вырезом сзади, стянутые (всего лишь) тремя розовыми бантиками.

Впрочем, я так и не примерила ни то, ни другое, ни третье и так далее перед зеркалом — знаю, чем это кончится: пальчикам моим захочется посмотреть, как нежная ткань прилегает к телу, точнее, к отдельным его участкам, и…

Нет, не стоит, лучше приберечь их для особого случая. Пусть их с меня сорвут.

Надеюсь, долго ждать не придется, иначе уж и не знаю — у меня почти не осталось нормальных штанов.

18 февраля, пятница

Может, это все потому, что:

1) мастурбация прошлой ночью не принесла мне удовлетворения;

2) я спала всего три часа;

3) не имела возможности мастурбировать сегодня на работе.

В одном я уверена: сегодняшний вечер будет для меня нелегким — я намокла еще до того, как села в метро.

У меня встреча с Тимом — выпьем по стаканчику. Познакомились мы еще в колледже и уже десять лет знаем друг друга, однако секс с повестки дня снят — мы просто друзья, что очень и очень здорово.

Когда мы познакомились, все было иначе: мы отдавались друг другу со страстью, но оба решили, что все же лучше остаться просто однокашниками. Покончив с сексом, мы стали ближе друг другу; теперь можем совершенно спокойно рассуждать на тему секса. Чудо, да и только — это дало возможность понимать проблемы и точку зрения партнера.

Допив бутылочку вина, мы чувствовали себя прекрасно, вовсю прикалывались на тему половой жизни. У Тима тоже полоса невезения, но, похоже, она подошла к концу — у него новая подруга, есть с кем переспать.

Он рассказал мне об их третьем свидании:

— Понимаешь, стучусь в дверь, она открывает…

Я. В чем она была?

ОН. Да что я, помню, что ли? Какая разница (заметив мое разочарование)? Ладно, ладно, футболка в обтяжку и короткая юбчонка. Ну, я, значит, вваливаюсь, закрываю за собой дверь и говорю ей, мол, нагнись-ка!

Я. Ну и?

ОН. Она нагибается. Подхожу и вижу, что под юбкой у нее ничего нет.

Я. Ну а ты? Засадил ей?

ОН. (усмехаясь) Да нет. Она именно этого ожидала, а мне не хотелось, чтобы она меня голыми руками взяла. Задрал ей юбку и лизнул ее.

Я. (хлопая от восторга в ладоши). Вот так вот, значит. Ах ты негодник! И что дальше?

ОН. Ну, я просунул ей туда язычок, она чуть с катушек не съехала, стала умолять, чтобы я ее взял, как полагается…

Я. И ты сделал это? Ну, скажи, сделал, да? Вредина чертова!

ОН. Сделал, сделал. Нагнул ее над тахтой, поднял юбчонку и взял.

Я. Спорить могу, она тут же кончила…

ОН (с гордостью). Ну так! А когда я пару раз шлепнул ее по ягодицам и пальцами помог себе, она вообще взвыла!

Я. Гм-м!

Сидим мы с ним, пьем, а я повторяю про себя:

— Тим — славный мой товарищ;

— мы с ним — друзья;

— сексом только все испортишь;

— эту стадию мы давно прошли;

— меня он в этом смысле больше не прикалывает.

Все так, но разговор взволновал меня больше некуда. Пока Тим в деталях описывал свидание, я жутко заревновала — мне хотелось, чтобы передо мной сидел Блоггер, он бы тогда мог меня трахнуть. И мысль эта завела меня жутко.

Я от души жалела, что решила не мастурбировать перед встречей с Тимом, — выходить из дому, когда твоя ненаглядная огнем горит, небезопасно.

Разум подсказывал мне заткнуться. Я представила себе, вот я поднимаюсь из-за стола, подхожу к Тиму и говорю:

— Ничего, если я посижу немного у тебя на коленях? И заодно обхвачу тебя ногами? Знаешь, все потому, что я немножко возбудилась, только и всего. Вот так удобно. Что? Ах, у меня под юбкой ничего не надето? Ну, дорогой, просто второпях забыла надеть трусы, дура такая, так что не обессудь. Тебе удобно? Ты ничего сырого не чувствуешь? Это все я, прошу прощения. Знаешь, давай я лучше потрусь о тебя как следует, может, так просохнет? Чего извиняться? Мне нравится, как ты трешься о меня, давай-ка я тоже… Вот так-то лучше! Может, ручки свои водрузишь мне на ноги? Для равновесия? Нет-нет, я имела в виду, изнутри — между ног. Ах, там мокро? Ну так поработай ручками, как полагается — нам ведь не нужно неприятностей с этим местом? Нет? А теперь уж потрудись расстегнуть свою молнию, достать член и трахнуть меня как следует. И так далее.

И вот я сижу — моя малышка сама не своя, взмокла милая — и пытаюсь хоть на минуту позабыть о нашей искренней дружбе.

Но тут заявила о себе сама фортуна. Тиму стала названивать его подружка — надо встретиться, причем немедленно. Так что нам осталось только попрощаться.

Теперь я беседую с еще одним своим добрым другом — ненаглядным вибратором. Да не угаснет вовек дружба наша с ним!

20 февраля, воскресенье

До сих пор ни словечка от Блоггера в ответ на мое вчерашнее послание. Понимаю, что все это нервы, но за сутки можно было бы найти время ответить! Подозрительно. Может, задумал отвалить?

С какой стати психовать по поводу того, что он там задумал?

21 февраля, понедельник

Наконец-то Блоггер соизволил ответить. Кажется, он еще весь в работе. Ответ какой-то невнятный, но я его понимаю — когда я сама в работе, все остальное к чертям собачьим.

Вообще-то, он даже хочет на той неделе вытащить меня куда-то перекусить, так что пока что интерес его ко мне не иссяк, и, соответственно, секс-планы нельзя списывать с повестки дня.

Скрещу-ка я пальчики на всякий пожарный — если все выйдет так, как задумала, моим новым трусишкам найдется применение.

26 февраля, суббота

Не стану скрывать — люблю высоких. Более того, обожаю их. А Блоггер именно тот случай. Отчего я и таю в его присутствии.

Что касается размеров члена, думаю, здесь нечего особенно беспокоиться. Если его обладатель умеет с ним управляться надлежащим образом, то большой он у него или нет, особой роли для меня не играет.

Если в двух словах, в мужчине приковывают мое внимание и заставляют дрожать коленки три составляющие (не считая глаз и, разумеется, задницы):

1) рост;

2) большие ли у него руки;

3) большие ли у него ноги.

Что касается роста.

Я ни принадлежу к числу тех, кто с предубеждением относится к низкорослым, считая их чуть ли не убогими по части секса. Я отнюдь не утверждаю, что раз мужчина ростом не вышел, то он не удовлетворит меня в сексуальном плане — в прошлом мне не раз приходилось иметь дело с теми, кто ниже меня, и они в постели ничуть не уступали длинным. Дело в том, что я человек общительный, однако мне не чужды черты лидера. Поэтому мужикам надо еще попотеть, прежде чем я почувствую себя с ними эдакой тихоней, готовой покориться. И, если мужчина выше меня ростом и сильнее меня физически, мне сразу хочется уютно устроиться у него на коленках, как той кошечке, что мяучит, выпрашивая у хозяина поесть.

Так что подавайте мне высоких — чем выше, тем лучше, самое малое метр восемьдесят с лишком. Чтобы я чувствовала себя в их присутствии девчонкой, малышкой. И пускай мне придется до ломоты в шее задирать башку, чтобы поцеловаться, — ничего не имею против. В крайнем случае влезу в туфли на высоченных каблуках — это, кстати, позволит мне во время объятий почувствовать, как у них встает.

Что касается рук.

Вот уж не считаю, что по величине рук можно каким-то образом судить о величине члена. У Тони крохотные ручки, а член огромный, а у Стивена наоборот — руки как лопаты, а член хоть в микроскоп разглядывай. Так что эти два примера развеяли все мои прежние, ни на чем не основанные мифы.

Независимо от того, какой у мужчины член, я отдаю предпочтение большеруким. Маленькие руки не только не возбуждают меня, но даже отталкивают.

Это отчасти объясняет тем, что и у меня самой руки довольно здоровые («мужицкие», как изволят выражаться мои подружки Кэти и Фиона). Да и видом своим я мало напоминаю субтильную, хрупкую девочку — случается, что и мужики рядом со мной кажутся карликами. Естественно, это не всегда идет на пользу, напротив, иногда даже сбивает с толку. В конце концов, я все же женщина, и мне вовсе не улыбается завалиться в постель с тем, чья грудь в сравнении с моей покажется куриной.

И еще одно касательно моих рук и «дискриминации по форме и размерам». Когда я вижу Блоггера и его ручищи, мне на ум приходит лишь одно: как эти длиннющие пальцы ласкают мне клитор и забираются внутрь. То же самое относится и к толстым и коротким пальцам.

Черт с ним, со здоровым членом, но вот пальчики, которые пощекочут меня, должны быть непременно длинными. Стоит им туда забраться, и я вся твоя. И когда ты указательным пальцем подманиваешь меня, иди, мол, сюда, Эбби, это означает: «Давай-ка, подвинься поближе, Эбби — видишь вот эти пальчики? Сейчас я пройдусь ими там, пока ты не кончишь». Разве кто-нибудь поверит, что от вида одних только длинных пальцев парня меня в дрожь бросает? А это именно так.

Что касается ног.

Тут у меня единственное правило. Речь не о том, чтобы мужик тыкал в меня свои большие пальцы ног или пинал меня в задницу ногами. Или заставлял меня облизывать их (впрочем, что касается первого варианта, он заслуживает того, чтобы опробовать его на практике). Точно так же, как и с пальцами рук, по пальцам ног никак нельзя судить о величине члена. Пальцы ног вообще нечего связывать с сексом.

Вот с чем их следует связывать: у меня размер ноги 8,5 — думаю, мне ни к чему вязаться с тем, у кого ножки, как у Золушки. Пустая затея, доложу вам. Но так как я — самовлюбленная дурища и стремлюсь, чтобы ножки мои тоже выглядели женственно-маленькими, что доступно любой женщине с любыми ногами, если только она додумается напялить туфли на шпильках, мой кавалер должен иметь ноги, которые и в девятку не влезают.

Никому, повторяю, никому и никогда не добиться, чтобы я воспринимала себя эдакой нескладной уткой, неуклюже переваливающейся на своих лапах-ластах.

Если ты ростом под метр девяносто, да и ручищи у тебя соответствующие, то, конечно, можешь претендовать и на исключение. Однако тебе придется попотеть в постельке.

И не пытайся влезать своими ножищами в мои туфельки, пока я на работе.

Руководство-наставление для девушек

Как выбрать себе член

Маленький:

За Против

Секс по полной программе Отнюдь не всегда будешь удовлетворена

Всегда доберется до точки «джи»[3] Но не доберется до шейки матки

Может щекотать сразу губки и клитор??? Иногда не почувствуешь, а он уже внутри тебя

Можешь гладить его через джинсы, и это останется незаметным Через джинсы не всегда определишь, в стоячем ли он состоянии

Возьмешь его в рот целиком и не поперхнешься Иногда неплохо и поперхнуться…

Легче ласкать — если только не потеряется в твоем кулачке Необходимость гладить его только пальцами иногда не в кайф

Посмотришь на такой даже в стоячем виде и почувствуешь, какая ты большая и сильная Трудно заниматься сексом стоя

Прекрасно подойдет для твоей попки Сложно отыскать верный угол входа/ввода

Большой:

За Против

Ты его чувствуешь в себе, то есть, чувствуешь, как тебя на самом деле имеют Особо не увлекайся — может и разорвать

Касаясь шейки матки, он возбуждает ее Постоянное касание матки может вызывать боль

Иногда он тащит за собой губки, что возбуждает и клитор Может натереть губки чуть ли не до мозолей

Если у парня стоит, он даже сквозь джинсы выглядит внушительно Сложно скрыть стояк за одеждой

Оргазм глубокий и яркий Не попадает в точку «джи»

Стоит взять его в руку или за щеку, и ты чувствуешь себя женщиной Мастурбация стоит тебе немалых сил, а ротик чаще всего оказывается маловат для такой штуковины

Входит в тебя под любым углом и в любой позиции Не все позиции одинаково комфортны

Воспринимается пугающе-восхитительно Забудь об попке — там ему тесновато

3 МАРТ

2 марта, среда

Наконец сегодня вечером встреча с Блоггером — пресловутое третье свидание. Не самый лучший момент для меня, потому что я вымоталась, четырнадцать часов отстояв на работе, но дело в том, что Блоггер месяца на два по горло занят, да и я это время бездельничать не собираюсь. Не хотелось упускать возможность и ломать едва обозначившуюся систему отношений.

Плюс к этому мое острейшее желание под него улечься.

И вот я, не переодеваясь, лохматая, ненакрашенная, прямо с работы помчалась на поздний ужин с моим сетевым приятелем. Ну и черт с ним, должен же Блоггер в конце концов увидеть меня разок и такой — по крайней мере, представление обо мне будет полнее, — дескать, оказывается, она не только знойная женщина, которую можно тискать на Оксфорд-стрит.

Здорово было вновь его видеть — мы копались друг у друга в биографиях, поедая разные вкусности в баре, и хохотали до колик в животе. Такое впечатление, что расстались только вчера, — мы говорили без умолку, никаких по-дурацки неловких пауз, полнейшее взаимопонимание.

И когда я пару часов спустя, подкинув Блоггера домой на своей машине, собралась чмокнуть его в щеку, он вдруг отпрянул от меня, как от зачумленной, и произнес следующую фразу:

— Знаешь, по-моему, нам лучше оставаться просто друзьями.

У меня язык отнялся — вот уж не ожидала ничего подобного. Я только и смогла пробормотать что-то вроде: «Как знаешь, я не против, друзьями так друзьями».

Слова Блоггера повергли меня в такой шок, что я заплутала, добираясь домой, в результате чего ехала чуть ли не вдвое дольше — ломала голову над тем, что могло послужить причиной столь внезапного похолодания. Ведь все было супер!

И вот я сижу, расстроенная, не в состоянии даже уснуть. Я-то навоображала себе, что этот тип втрескался в меня по уши, — как я могла так заблуждаться? Понимаю, это глупость, но меня жутко задело, что он вдруг ни с того ни с сего отшил меня, предложив «дружбу», потому что до самого последнего момента не сомневалась, что он готов переспать со мной.

4 марта, пятница

Эпизоду с Блоггером, судя по всему, предстоит печальное завершение, а вот Том засыпает меня эсэмэсками, полными однозначных и ни к чему не обязывающих намеков. Звоню ему и предлагаю встретиться, если он, конечно, в городе. Самое время переспать.

— Привет, Эбби, — ответил Том. — Рад слышать твой голос! Как делишки?

— Да ничего. Вроде давно не виделись.

Он усмехнулся.

— Верно. Может, даже слишком давно. С работой нормально?

— Нормалек, — отвечаю. — Но я тебе звоню не для того, чтобы работу обсуждать.

Пауза.

— А для чего? — осведомляется Том.

— Думаю, понятно, для чего, — не спеша говорю я.

— Не совсем. Так что уж просвети.

— Ну, — отвечаю, мучительно подыскивая слова, — мне кажется, моему языку есть лучшее применение, чем весь вечер чесать им с тобой по телефону.

Том снова рассмеялся.

— И что же это за работа, интересуюсь знать, Эбби?

Набрав в легкие побольше воздуха, я наконец решаюсь:

— Да вот облизать для начала твоего дружка, а потом взять его в ротик. Как тебе?

Я услышала, как Том часто-часто задышал.

— В таком случае, почему бы тебе не вскочить в первое попавшее такси и не приехать ко мне? Я остановился в «Уэстборн-Парк».

Голос его звучал с хрипотцой.

— Да, пожалуй, идея недурная, — ответила я, мысленно благодаря себя за то, что догадалась принять душ, побрить ноги, надеть новенькие атласные шортики и только после этого позвонила Тому. Люблю быть во всеоружии.

Потом, когда я прибыла к нему, дело кончилось задушевной беседой. Звучала она примерно так:

— Я уж и забыл, как круто ты кончаешь, — переводя дух, проговорил Том, когда мои конвульсии на миг прервались. — Если уж кончаешь, так кончаешь, верно?

— М-м-м, — промычала я в ответ, поворачиваясь к нему и едва не уткнувшись грудями ему в физиономию.

Том принялся лизать мне соски, ласково оттягивая их, а я, обхватив его ногами, пятками уперлась в его ягодицы. Пару раз мы качнулись.

— Боже, ты снова здесь, рядом, я чувствую тебя, — прошептал он мне прямо в ухо, когда я прижала ладошками его ягодицы поближе и никак не хотела отпускать.

— О! Вот это ощущение!

Скрючив большие пальцы ног, я стиснула Тома бедрами.

Он еще сильнее прижал меня к себе, поглаживая мои ходуном ходившие бедра. Мы на мгновение замерли — передохнуть.

— Ладно, хорошо. Давай попробуем по-другому.

Том перевернул меня на спину, и я разлеглась на краю тахты. Встав на колени у тахты, он водрузил мои ноги себе на плечи. После этого резко вошел в меня, да так, что меня затрясло.

— М-м-м, да ты опять готовенькая! — заключил он и, схватив груди, стал их массировать. Извиваясь от блаженства, я впилась ногтями ему в ягодицы, ногами сжимая его шею. Большие пальцы ног щекотали Тому затылок, тело мое натянулось, как струна.

— Эй ты, давай, давай! Сильнее… Сильнее…

Я замерла, почти не слыша его стонов, видя перед собой его изменившееся лицо, чувствуя, как он конвульсивно подергивается в бешеном ритме.

— Твою мать! Да что с тобой? Ты сегодня будто наскипидаренная! — срывающимся голосом произнес Том, снова перевернув меня и усаживаясь на тахту. Я по-прежнему удерживала его, стиснув ногами.

— Просто… так… все классно… О-о-о! — Подавшись вперед, я вновь принялась погонять своего партнера.

— Давай, давай еще… ух-ты! Классно! — рычал он, когда я прошлась ногтями по его ягодицам. — Вот, вот так!

— Прости, — смущенно пробормотала я, обнимая его за шею, прижимая к себе и конвульсивно вздрагивая.

Том обхватил меня за зад и резко прижал к себе. Меня захлестнула сладостная волна блаженства. Как? Почему? Откуда взялся такой кайф?

(Ему). По-моему, ты добрался до той самой точки «джи». Я думала, не выдержу.

(Про себя). Невероятно, но этот сверхоргазм наступил как раз в тот момент, как мне кажется, когда зазвучала песня ансамбля Касабиана «ReasonisTreason». Вот уж страннее некуда!

Пришлось ждать, пока мое разгоряченное нутро успокоится. Том отстранил меня, поднялся — член его по-прежнему глядел в небеса.

— Так. Есть еще один вариант. Надо опробовать.

Жестом он велел мне перебираться на край дивана. Я, пошатываясь, встала у подлокотника, доходившего мне до пояса.

— Перегнись-ка через него, — велел Том.

Я выполнила его просьбу. Уткнувшись лицом в диванную подушку, я ждала, когда он войдет в меня.

— Оооо-х! — простонал Том, придерживая меня за бедра и ритмично всаживая в меня своего приятеля. Ноги мои затряслись будто желе. Чтобы устоять, я что было сил вцепилась в подушку дивана.

— Ух ты, черт! Вот это кайф! — ахал позади Том. — Чувствую, ты опять кончаешь! Черт!

До меня донесся собственный голос (сквозь подушку дивана):

— Сильнее! Сильнее!

Стиснув зубы, полностью утратив контроль над телом, я тряслась словно в полузабытьи, подмахивая ему.

Теперь мы с Томом двигались в унисон. И вот он, вздрогнув, отстранился от меня, снял презерватив и рухнул на край дивана. Я была не в силах шевельнуться. Такое ощущение, что у тебя отрезало ноги, а тело, превратившись в студнеобразную массу, уподобилось медузе. Я так и стояла, вцепившись в диванную подушку. Ну не могла я унять эту дрожь, не могла!

— Время будто замерло, да? — едва дыша, пробормотал Том.

Я усмехнулась в ответ, словно сквозь пелену блаженства. Если бы он только знал.

7 марта, понедельник

Я прихворнула. В глотке резь, больно кашлять и жуткая слабость.

После визита к Тому меня не покидает чувство жалости к себе, от которого никак не удается избавиться. Это о многом говорит.

Вчера я выбралась в местный супермаркет по-быстрому кое-что прикупить. С саднящей носоглоткой и раскалывавшейся головой я, бродя среди полок торгового зала, вынуждена была изображать из себя молодую и цветущую женщину.

И вдруг мимо продефилировали двое каких-то ребят. Я случайно подслушала их разговор.

Первый (пройдя мимо меня раза три и пристально оглядев). Ну и как? Ты бы переспал с ней?

Второй (демонстративно уставившись на мою попку и нарочито громко, так, чтобы я слышала). Ага.

Улыбнувшись мне, он оглядел выпятившиеся из-под футболки груди и добавил:

— С превеликим удовольствием.

Первый понимающе кивнул. Потом оба, еще раз осклабившись, двинулись к молочному отделу.

И в этот момент простуда решила, что ей пора уйти вон из моего организма, причем выразилось это в виде приступа надсадного, едва отличимого от позыва рвоты кашля. Так трубит испускающая дух антилопа, когда ей в глотку вгрызается леопард.

Тут уж не до секса, в особенности если добавить и сопли. Под аккомпанемент жуткого чиха мальчики смылись из магазина.

И вот тогда, задним числом, я сообразила, что из меня еще в буквальном смысле текло у Тома. Нет, правда, грипп у меня только начинался, и когда мы занимались сексом, из носу бежало не хуже, чем из крана, никакие салфетки не спасали.

Но Тому, похоже, было все равно: он без долгих церемоний ухватил мою попку покрепче и сказал:

— Пара часов, и ты вмиг оклемаешься. Аминь.

8 марта, вторник

Сегодня получила послание от Блоггера.

В нем он попытался разжевать мне, что, дескать, хоть я ему и нравлюсь, в данный момент он не готов к длительной связи, поскольку, видите ли, отъезжает — хочет попутешествовать, да и вообще все его время занимает работа.

Блоггер извинялся за то, что, может быть, невольно водил меня за нос, просил понять его «верно» и вновь предлагал остаться друзьями.

Однако когда я тут же отстучала ему ответ, предложив переспать — надежда ведь, как известно, умирает последней, — он принялся уверять меня: мол, он не желает, чтобы нас связывал лишь голый секс, потому что он, видите ли, не большой любитель подобных отношений. Плюс к этому Блоггер считает, что если бы у нас возникла длительная связь, то расставание было бы чересчур болезненным.

Мой сетевой приятель заверил меня, что готов дружить со мной и даже отужинать вместе, так как общение со мной доставляет ему радость.

Боже, как я довольна, что все наконец прояснилось — его эсэмэска, по крайней мере, избавила меня от иллюзий, а то, что он из уважения не решается заняться со мной сексом и предлагает мне оставаться друзьями, говорит только в его пользу. Все-таки, как ни крути, а приятно, если в тебе видят не только девочку для забавы.

Тем не менее все вышеперечисленное ничуть не умерило желания с ним переспать.

12 марта, суббота

Принимая во внимание ситуацию с Блоггером, я решила последовать предложению Кэти и отправилась на вечер одиноких, незамужних и неженатых в один из клубов. И судьбе было угодно, чтобы я повстречала там того, кто мне нужен.

Я, собственно, ничего конкретного не планировала. Даже потащила с собой Кэти, которой вполне хватает своего постоянного приятеля, в «Гарденинг-клаб» в Ковент-Гарден. В качестве моральной поддержки. Я наговорила ей про бесплатные коктейли, которыми там будут поить, и собрала в кулак все свои таланты, в том числе полученные в чате.

И вдруг, буквально через пару порций… Он стоял у стойки бара. Высокий, с синими-синими, как у младенца, глазами, взлохмаченными волосами и большими руками — как раз мой тип.

Перехватив в зеркале его взгляд и скромно улыбнувшись, я стала пробираться к нему. Он ответил улыбкой, и у нас быстро завязалась непринужденная беседа.

Бен был из Манчестера, в Лондон приехал по делам — просто решил заглянуть в этот бар пропустить стаканчик, благо это неподалеку от отеля, где он остановился. Я приняла к сведению услышанное — весьма удобно, как раз потому что неподалеку.

Пару часов мы проболтали, время от времени выпивая. Мало-помалу разговор принимал все более игривый характер. Потом рука Бена незаметно сползла ко мне на колено, из чего я заключила, что обстановка складывается вполне благоприятно.

Когда я в ответ положила руку к нему на колено, он, внимательно посмотрев на нее, усмехнулся и произнес:

— Может, стоит пойти ко мне в отель и выпить там в более спокойной обстановке?

Меня не нужно было долго упрашивать, зато после его приглашения стало намного труднее уследить за разговором, потому что возбуждение росло с каждой минутой.

Я подошла к Кэти, увлеченно болтавшей о чем-то с диск-жокеем, и сказала, что, дескать, вроде появился неплохой вариант. Она рассмеялась в ответ, пожелала мне удачи и потребовала, чтобы назавтра я ей непременно позвонила и обо всем сообщила в деталях. Я пообещала, она шлепнула меня на прощание по заднице, и мы с Беном отправились в отель.

Едва закрыв за собой дверь, мы времени даром не теряли — уже секунду спустя, стояли в чем мать родила и тискались. Я не успела и оглянуться, как его пальцы были во мне, — оргазм за оргазмом. Бен оказался мужчиной с опытом, тут уж ничего не скажешь.

А потом я почувствовала себя не в своей тарелке. Дело в том, что умело ласкать парня — тоже часть секса, во всяком случае, я так считаю. Удовлетворить мужчину, просто поглаживая его головку, — огромное достижение. И когда Бен доказал мне свое мастерство, мне было даже как-то неловко прикоснуться к нему.

Моя робость объясняется тем, что, когда мне было шестнадцать и когда я однажды самозабвенно ласкала Дэнни, он обронил:

— А вот работать ручками тебе еще учиться и учиться!

Стоит ли говорить, что с тех пор я с некоторым опасением берусь за пенис, чтобы удовлетворить партнера вручную.

Так было и до вчерашнего вечера. Меня приводила в ужас мысль о том, что член вдруг возьмет да упадет под моими мануальными ласками — верный признак несовершенства техники, как мне представляется.

Однако Бена я видела впервые; даже если я облажаюсь, его присутствие не будет потом давить на меня, так что игра все же стоила свеч.

И потом я все же кое-что сумела разузнать по этой части в Инете, а в нем масса полезной информации касательно того, как правильно и с максимальной отдачей ублажить партнера вручную. Я крепко-накрепко запомнила все связанное с мануальным сексом. Нужно быть во всеоружии.

До сегодняшнего дня оставалась сущая безделица — найти объект, на котором попрактиковаться.

И вот возник Бен, лежащий передо мной на постели с жуткой эрекцией. Лучше не придумаешь.

Я приступила к подготовке.

Прежде всего, вскрыла пакетик со смазкой — я всегда таскаю с собой в портмоне такой пакетик — и выдавила содержимое на ладони.

Я читала, что смазка рук играет исключительно важную роль в мануальном сексе — создает ощущение скользкого влагалища.

Усевшись между ног Бена, я правой рукой взялась за его член и стала медленно массировать его, следя за тем, чтобы мои хорошо смазанные пальчики не обошли вниманием ни один выступ, ни одну складочку.

Ощущение мне понравилось. И реакция Бена тоже — член его затвердел, как камень, мошонка сжалась; он инстинктивно поднимал и опускал бедра в такт моим движениям, время от времени блаженно постанывая.

Значит, все-таки сработало! Ура! Но останавливаться на достигнутом нельзя — Бен наверняка жаждет кончить, и мне предстояло призвать на помощь все умение, чтобы это стало для него знаменательным моментом.

Зажав член между ладонями, я стала взывать к Приапу (единственному божеству, в которое верю). Нисколько не сомневаюсь, что Бен изнемогал от кайфа, — даже глаза закатил, да и кровать под ним тряслась и скрипела.

Мне не хотелось, чтобы он вот так сразу кончил, и я начала игру — сначала доводила его почти до эякуляции, а потом, услышав, что его дыхание учащается, внезапно прекращала массаж.

В конце концов я решила применить комбинированный метод — сначала я левой рукой нежно сжала его яйца, потом погладила промежность, потом, войдя указательным пальцем в задний проход, попыталась на ощупь отыскать простату. И отыскала — тело Бена заколыхалось в такт моим движениям.

Никогда раньше мне не приходилось видеть, чтобы из парня вылетало столько спермы — Бен буквально фонтанировал ею. Стиснув зубы, он сдавленно простонал и обмяк. Я почувствовала неописуемое удовлетворение. Я и думать не могла, что смогу доставить ему такое наслаждение, — выходит, не зря зубрила!

Потом Бен снова довел меня до оргазма, и я блаженно закрыла глаза, убедившись, что выдержала экзамен по мануальному сексу.

Надо будет опробовать навыки на другом объекте.

13 марта, воскресенье

Мой дебют вызвал в памяти одну из ночей пару лет назад, тоже завершившуюся мануальным сексом, правда, несколько иного рода — и куда менее приятным.

С Риком я познакомилась на съемках фильма, мы уже пару недель работали в одной команде и довольно быстро сошлись. Рик был человеком деликатным, умницей, но голова его забита похабщиной под стать моей. Естественно, я была сражена наповал — ведь он оказался идеальным образцом бойфренда, именно такой мне и нужен.

Когда мы обмывали окончание съемок, Рик пригласил меня потанцевать, обнял и, улыбаясь во весь рот, спросил:

— Как ты относишься к мастурбации?

Я была слегка ошарашена, поэтому ответила не сразу, хотя и вполне чистосердечно:

— Ну, я считаю, что это здорово — мне действительно нравится.

Он рассмеялся.

— Нет, я имею в виду, как ты относишься к тому, что парни мастурбируют? Я к тому, чтобы своими глазами посмотреть, как они этим занимаются?

И снова я подумала, что лучше все-таки сказать ему правду. И шепнула ему в ухо:

— По-моему, это классно, все равно что подсмотреть что-то самое-самое личное.

Изменившись в лице, Рик пристально посмотрел на меня.

— То есть, это тебя возбуждает? — спросил он.

— Еще как! — одними губами ответила я. Рик нагнулся ко мне и нежно поцеловал в губы. Полчаса спустя мы сидели в скупо освещенной гостиной у него дома, накачиваясь пивом, хотя уже были здорово навеселе. Сидели на разных концах дивана; здесь, казалось бы, в более интимной обстановке, чем в развеселом ночном клубе, больше смахивавшем на притон, на нас отчего-то напало смущение.

Какое-то время спустя Рик нарушил молчание.

— Ничего, если я помастурбирую?

Я чуточку опешила и пробормотала в ответ что-то невразумительное, чувствуя, что краснею от такой откровенности.

— Ничего, если я чуток помастурбирую? — повторил Рик вопрос. — Знаешь, ты вот сидишь здесь и здорово меня заводишь.

Ну разве могла я отказать парню, если он так вежливо просит у меня разрешения? Я согласилась, Рик тут же достал член и стал его поглаживать.

Я наблюдала за ним со смесью опасения и любопытства. Откровенно говоря, зрелище захватывающее — я не могла взора оторвать от этого парня, который во все глаза уставился на меня, ублажая свою похоть.

Затем беспокойство куда-то исчезло, и на смену ему пришло возбуждение. Я подвинулась к Рику поближе, перекинула через него ноги, уткнулась ему в лицо грудями и взасос поцеловала его. Какое-то время мы тискались в одежде, потом стянули ее с себя и полураздетыми направились в спальню.

Рик разделся догола, уложил меня рядом на кровать и велел тоже мастурбировать. Видя, как он вовсю работает кулаком, я, отбросив сдержанность, решила последовать его примеру и стала себя ласкать. В этом было нечто в высшей степени возбуждающее и вместе с тем интимное: наши руки двигались в такт.

Когда он в первый раз кончил, окропив спермой мой живот, между нами словно протянулась незримая нить интимного наслаждения. Мы немного полежали, расслабившись, и я подумала, как хорошо мне с Риком. Потом он снова принялся мастурбировать.

Когда он кончил во второй раз, обрызгав мне бедра, я ощутила нечто похожее на разочарование. Я хотела, чтобы он мне засадил, но Рик постоянно повторял мне: «Безопаснее секса, чем такой, пока не изобрели», удерживая меня при этом свободной рукой за грудь. Я и слова не сказала.

Когда он в третий раз излил семя, на сей раз прямо мне на груди, я почувствовала, что мною просто пользуются. Я не была для Рика той, с кем он жаждал интимной близости, каких-то более-менее постоянных отношений, нет, я должна была присутствовать просто в качестве объекта. Чтобы помочь ему побыстрее кончить. Как порнокартинка для онаниста. Он ведь даже не взглянул на меня в момент оргазма, не говоря уже о том, чтобы поинтересоваться, довольна ли я.

Может, все дело в спиртном, но я так и не испытала оргазм. Да и голова была забита другим. Нет, Рик мне нравился, однако дело в том, что я для него, скорее всего, была просто легкодоступным объектом созерцания. Я все же решила прощупать почву, причем ненавязчиво, намекнув на то, что, мол, неплохо было бы еще раз встретиться, и подсунула Рику номер моего телефона.

Рик ответил туманными фразами: «Да, конечно, неплохо, не будем терять друг друга из виду», «Ты ведь знаешь, как меня найти» и так далее, после чего перевернулся на другой бок и захрапел. Может, и я ему нравилась, но сейчас он желал не меня, а поспать.

Я лежала и думала… Боже, как же я ненавидела себя тогда, как осуждала! Мне казалось, что, позволив возобладать чувству, я разрушила возможность развития отношений с Риком. Слишком быстро я согласилась лечь с ним в постель.

Я чувствовала космическое одиночество, несмотря на то что Рик был под боком. Страшно хотелось уйти от него, отделаться от охватившего меня внутреннего конфликта, успокоить сердце, готовое выскочить из груди.

Дождавшись рассвета, я тихонько оделась, взяла сумочку и стала пробираться к двери. Едва я открыла дверь, как услышала:

— Даже записку не оставишь?

Резко обернувшись, я увидела, что Рик сидит на постели.

Я подошла к нему и стала бормотать оправдания, дескать, мне предстоит деловая встреча и необходимо подготовиться.

Рик погладил меня по заду, слегка сжав ягодицу.

— Давай, ложись, — хрипловато произнес он. — Только взглянул на тебя, а у меня уже встает.

Значит, нас посетил «утренний стоячок», от которого срочно требовалось избавиться. Рик был мне симпатичен, я ничего не имела против того, чтобы дать ему, но это должен быть секс, настоящий секс, а не мастурбация, в которой я выступаю объектом. Мне не улыбалась перспектива оставаться при нем в качестве натурщицы.

Попрощавшись с Риком, я отчалила.

После этого мы практически не общались. Пару раз я встречала Рика по работе, но мы старательно избегали друг друга.

Хотя я в принципе ничего не вынесла от нашей с Риком встречи, тем не менее опыт явно пошел на пользу — я многое узнала о сексе: да, разовая встреча «на одну ночь» — дело неплохое, при условии, если большего от партнера тебе не хочется. Посему лучше не начинать с интрижки, если замахиваешься на серьезные и длительные отношения.

Даже если тебе жутко невтерпеж, старайся сдерживаться.

17 марта, четверг

Я выяснила, что у меня руки коротковаты. Правда:

— не настолько, чтобы не поднести грациозно рюмку к губам;

— не настолько, чтобы не сделать элегантный жест, завидев улыбку того, кто тебе нравится;

— не настолько, чтобы не отереть пот со лба, отмахав пять миль трусцой в парке всего за пятьдесят минут;

— не настолько, чтобы не делать записи в дневнике.

Вот так. Однако они так и не дают мне сделать то, что я вот уже три дня пытаюсь: загнать себе кулак внутрь. С тех пор как я ощутила в себе три пальца Бена, мне не терпится выяснить, каково запустить туда все пять пальцев.

Я изгибаюсь, скрючиваюсь в три погибели, но так и не могу загнать всю пятерню внутрь. Не сомневаюсь, что ладонь все же войдет — но мне сдается, что все дело в длине собственных рук: никак они не желают обеспечить так необходимый мне «идеальный угол». Черт побери!

Неужели я так и не сумею достичь желаемого? Может, успокоиться, да перепоручить этот нелегкий труд особи мужского пола?

И все же я не теряю надежды.

25 марта, пятница

— Знаешь, чего мне на самом деле не хватает? — спросила я Фиону в контексте «прихода» после первой порции мартини, когда мой телефончик загудел, возвещая о прибытии очередной эсэмэски от Блоггера. — Мне не хватает простоты и ясности в общении в мужчинами. Понимаешь, надоело слышать лепет типа: «Да, ты мне нравишься, но сейчас у меня тяжело со временем».

Фиона кивнула.

— Всем нам этого не хватает, дорогуша. Мужчины ведь все время так себя ведут. У них, блин, ум за разум заходит, может, даже круче, чем у нас.

Она показала на мой телефон.

— Что, по-прежнему названивает?

Я кивнула.

— Хочет, чтобы мы просто были друзьями…

— А ты? А ты чего хочешь?

Я пожала плечами.

— Спать с ним. Что тут скажешь? Хотя как человек он мне нравится. Так что и не знаю…

— Хорошо, тогда ответь мне на один вопрос, — потребовала Фиона, залпом опрокидывая «мохито». — Вот если завтра он тебе позвонит и скажет, что, мол, жутко хочет с тобой встретиться, что ты ему ответишь?

Секунду-другую я раздумывала.

— Ладно, один — ноль в твою пользу. Скорее всего, отвечу «да». И все равно мне захочется переспать с ним, причем чем скорее, тем лучше.

Фиона рассмеялась.

— Не сомневаюсь. — И тут же вперила в меня серьезный взгляд. — Но он же твердит тебе, что, дескать, не желает ничего такого, да?

Я кивнула.

— Вот что, Эбби, поставь на нем крест. Не трать на него время и силы. Найди себе кого-нибудь еще и живи в свое удовольствие. — Подружка заговорщически подмигнула. — Чем плох, к примеру, вон тот?

Повернув голову, я увидела долговязого блондина, мирно сидевшего за кружкой пива у стойки. Кто-кто, а Фиона знает мой вкус: парень на самом деле загляденье, но ему едва ли успело перевалить за двадцать.

— А не слишком юн для меня? — осведомилась я, повернувшись к Фионе.

— Ну, эти-то как раз западают на баб постарше и поопытнее! — опровергла мои доводы Фиона. Мы расхохотались и стали болтать дальше.

Позже, когда мы, под мухой, разбредались по автобусным остановкам, мне снова попался на глаза тот парень. Похоже, он уезжал на том же автобусе, что и я.

Повезло, мелькнула мысль, это судьба.

Когда подошел автобус, парень оказался в очереди позади меня.

— Смотри-ка, успел! — обратился он ко мне, улыбаясь.

Боже! Молодой, красивый!.. Я решила улыбнуться в ответ. Мы перебросились парой слов, потом нашли два места рядом и сели. Выяснилось, что он живет на моей улице, и снова я подумала: это перст судьбы, давай, не мешкай, переспи с молоденьким, И я принялась его очаровывать. Когда мы выходили, я улыбнулась ему и нежно поцеловала в губы.

Юноша пару секунд колебался, было видно, что он слегка шокирован такой откровенностью, потом наклонился и чмокнул меня в ответ. Вскоре я почувствовала у бедра его напрягшийся член. И прошептала ему прямо в ухо, что лучше всего, дескать, отправиться сейчас ко мне, а там он меня и возьмет как полагается.

Юношу не пришлось уговаривать — схватив меня за руку, он потащил меня к моему жилищу. Придя туда, мы плюхнулись на кровать.

Трахались мы как чумовые, причем тон задавал он. Минут через десять и мне, и ему вновь приспичило; впрочем, страсть никак не могла компенсировать отсутствия навыков. Как мне показалось, его опыт наверняка сводился к нескольким постельным эпизодам, явно второпях, — ну просто вылитый кролик, только не тот, у которого батарейка в заднице.

Единственное, что он умел, так это гонять туда-сюда, а поскольку я была в солидном подпитии, у меня не оставалось ни сил, ни желания натаскивать его по части секса. Если бы наша встреча не ограничивалась одной ночью, я бы показала ему кое-что, но после трех оргазмов меня резко потянуло в сон.

Утром после пробуждения он выдал мне, что ему двадцать два года — о-го-го! Следовательно, на десять годков моложе меня! Это все объясняло. Только когда мне удалось выпроводить парня домой, до меня дошло, что этот юноша вполне мог оказаться девственником. От души надеюсь, что не изгадила ему жизнь секс-отзывчивостью, но, как вспомню его ухмылку, когда он уезжал, угрызения совести улетучиваются.

Небось, не ожидал заработать столько очков на автобусной остановке.

29 марта, вторник

— Франклин — мировой парень, — заявила мне Кэти вчера вечером, когда мы уплетали приготовленный ею ужин.

— Не спорю, — ответила я, чувствуя, как начинает действовать вино.

— Она с ним поступила просто по-скотски! Они месяца два не общались.

— Бедняжка. Как я понимаю, он переживал?

— Уж наверное — они ведь лет десять не расставались. А теперь возненавидели друг друга.

— Черт! Это ужасно. И представить не возьмусь, каково ему нынче.

— Да, удар по его самолюбию… Слава богу, он, похоже, чуть оклемался.

— Знаешь, что на самом деле нужно сейчас Франклину? — спросила Кэти, доливая мне вина.

— Могу спорить — хороший секс. Причем не один, а много. Много ни к чему не обязывающего секса.

— Угу. Дело в том, что лет с двадцати у него всегда была женщина под боком. Поэтому сейчас он, наверное, и не помнит, с какого боку подойти к ней.

— Черт! То есть, с тех пор как ему перевалило за двадцать, он и понятия не имеет, что такое просто снять бабу и взять ее? — переспросила я, от души сочувствуя неведомому Франклину.

— Именно. Кроме нее, он ни с кем! И вот теперь, когда она свалила, он не знает, как быть.

— Вот уж бедняга, так бедняга. Могу только посочувствовать ему.

— Знаешь, он ведь очень даже ничего, — сообщила Кэти, как следует отпив из бокала.

— Не сомневаюсь, — ответила я, последовав ее примеру.

— Тебе бы он точно понравился, — хитровато улыбнулась моя подруга.

— Видимо, он на самом деле ничего.

— Нет, честно, вы с ним — идеальная пара, ты бы от него оборжалась.

— Кэти, не пойму, куда ты клонишь?

— По-моему, прекрасно понимаешь.

— Хочешь меня с ним свести? Так?

— Беспроигрышный вариант!

— Вот уж не уверена.

— Почему?

— Знаешь, все-таки столько лет и все с одной и той же…

— Потому-то ему и требуется разнообразие. Поверь мне, ты сама убедишься.

— Возможно, но не обязательно.

— Ладно, ладно, сдаюсь. Но я знаю, что он сейчас не занят поисками чего-то выдающегося, и заурядный разовый секс вселит в него оптимизм, — убежденным тоном произнесла Кэти.

— В целом резонно, — согласилась я. — Подправит его эго. Но мне затея все-таки кажется сомнительной. Вот если бы он просто снял кого-нибудь в баре…

— Да, но не забывай — он десять лет ничем подобным не занимался. С какой стати ты вбила себе в голову, что он станет изливать душу первой встречной?

— Все так, но — если он знает тебя и если я тоже знаю тебя — тебе не кажется, что это его насторожит?

— Ни в коем разе. Сам факт, что я знаю вас обоих, предполагает, что ты не какая-нибудь одноразовая подстилка и что он не потаскун. Твое присутствие благотворно подействует на него, куда лучше, чем секс с какой-нибудь незнакомкой.

— Нет, тут я с тобой не согласна, — покачала я головой.

— Ну почему? Ты вполне милая особа, непринужденная, веселая, общительная. Ты не станешь его ни смущать, ни подкалывать, ни унижать, да и в постели ты, как мне кажется, что надо. Я не ошиблась?

— Нет-нет, все так и есть. Но ты забываешь еще об одном немаловажном факторе.

— О чем же?

— О том, что он спал всего с одной, причем не год и не два, а целых десять.

— Ну и?

— А то, — продолжила я, — что новая женщина может вызвать у него недоверие…

— Сомнительно, — без особой убежденности пробормотала Кэти.

— Послушай…

— Ладно-ладно…

— Он просто может вбить себе в голову, что не удовлетворит ее. Откуда ему знать, что все те приемчики, которые проходили с прежней, пройдут и с новой?

Кэти задумалась. Я продолжила:

— Пусть даже он и заблуждается на этот счет, подобные мысли вполне могут все испортить.

— Ты права. Но, зная тебя, могу сказать, что, случись такое, ты и виду не подашь, обратишь все в шутку, так?

— Разумеется, так — но разве во мне дело? Дело в нем. Он просто может закомплексован, а поскольку ты наша общая знакомая — и его, и моя, — он может внушить себе, что, дескать, факт того, что он, мол, «кончился как мужчина» станет всеобщим достоянием.

— Понимаю, что ты имеешь в виду, — кивнула Кэти.

— Да я имею в виду, что сними он в баре бабенку, которую видит в первый и в последний раз, это будет для него куда удобнее, чем если он переспит со мной, то есть с твоей знакомой.

— Ты все верно говоришь — правда, верно. И все-таки мне кажется, что он западет на тебя. Гарантирую, что западет. И вы с ним получите массу удовольствия.

— А почему ты так уверена, что и он мне понравится?

— А почему бы ему не понравиться тебе? Ты умна, сексапильна, и грудь у тебя на все сто. Он вообще клюет на таких, как ты. На пышненьких.

— Ладно, хорошо, как мне представляется, именно из этого и надо исходить. Но где гарантия, что он мне не покажется занудой?

— Да брось ты на самом деле, Эбби! Я знаю тебя, знаю его — да вы созданы друг для друга, уж поверь мне.

— Верю, верю, но скажи откровенно — он ведь сейчас вроде не занят поисками кого-то на века, так? Потому что если занят, мне там делать нечего.

Кэти рассмеялась:

— Будь спокойна — никого он не ищет. Ты просто станешь для него ориентиром, поможешь идти дальше.

Я мрачно взглянула на подружку.

— Послушать тебя — так это будет чуть ли благодеянием с моей стороны.

— Если хочешь. Ладно, он мужчина видный, веселый и весь в переживаниях от утраты любимой. А тебе не помешает хороший секс. Какого черта тебе ломаться?

— И все же я побаиваюсь.

— Брось ты, я тебе говорю! Подумай, как следует, лады?

— Лады. Подумаю… — ответила я, пообещав себе на самом деле подумать.

Руководство-наставление для девушек

Фразы и мысли о свидании

Фраза Для женщины означает Для мужчины означает

Позвоню тебе с утра и напомню о том, что мы сегодня обедаем вместе До 11 часов утра Когда ты уже готова купить сэндвич, я и позвоню

Позвоню тебе после обеда и напомню о том, что мы сегодня ужинаем вместе До 4 часов дня Когда ты ждешь не дождешься меня, чтобы идти на ужин

Позвоню попозже Сегодня Вероятно, как-нибудь в будущем

Позвоню завтра Завтра Вероятно, в течение нескольких дней; а, может, и вообще не позвоню

Позвоню тебе на выходных Между пятницей и воскресеньем В воскресенье или в понедельник — после футбола

Позвоню тебе через пару дней Через 2–3 дня Через 4–6 дней

Позвоню тебе через пару недель Через 2–3 недели Скорее всего, в текущем месяце

Скоро позвоню В текущем месяце Запомню твой номер мобильника на случай, если встретимся

Как-нибудь звякну Запомню твой номер мобильника на случай, если встретимся Чуть было не стер твой номер из памяти мобильника

Позвоню Прошу тебя, позвони Не стану звонить

4 АПРЕЛЬ

4 апреля, понедельник

Стоило мне прочесть все свои дневниковые записи за март месяц, как меня поразило, что, каждый раз, занимаясь сексом, я испытывала по нескольку оргазмов. Сейчас мне это кажется само собой разумеющимся, но ведь так было не всегда. Были периоды, когда я с великим трудом достигала высшей точки наслаждения. Когда мне едва перевалило за двадцать, у меня был роман с одним человеком по имени Руперт. Не припоминаю, чтобы у меня с ним был оргазм. Если я мастурбировала, другое дело, тут проблем не было никаких, а вот стоило вступить в нормальный сексуальный контакт — ничего подобного. Причем все работало как часовой механизм. Он входит в меня, кончает, и все. Я к этому моменту только-только начинаю заводиться и… ничего. Приходилось изображать прилив блаженства, пока он кряхтел на мне, попутно дивясь тому, как это он смог, а я нет!

Мне казалось, что все происходило очень уж быстро — едва он войдет в меня и тут же кончает, что у нас все эти дела просто не совпадали по времени, но я до жути стеснялась открыто признаться во всем партнеру, опасаясь задеть его и тем самым только напортить. Я не решалась скомандовать ему: «Эй, ты уж там как-нибудь подожди меня!»

Оставался еще один выход — попросить его затянуть предварительные ласки, но партнер явно не жаждал призвать на помощь язык, губы, руки, так что нечего было и пытаться. Я вынуждена была изобретать способы замедлить оргазм партнера и заставить его поработать над моим. В конце концов я отыскала наилучшее решение: возможно, если я сумею внушить ему, что я готова умолять его на коленях, чтобы он взял меня, тогда это даст мне возможность завестись, как следует, еще до того и тем самым сократить путь к оргазму.

В одну из ночей я мысленно прогнала вот такой диалог:

Я. (слегка касаясь губами его члена). Хочешь знать, что меня на самом деле дико заводит?

ОН. (тыкаясь бедрами мне в физиономию). М-м-м, а что?

Я. Знаешь, как я влюблена в твой член? Как мне нравится почувствовать его внутри?

ОН. (тыкаясь членом мне в губы). Да, мне это тоже в кайф, если и тебе тоже в кайф.

Я. (облизывая языком его головку). Да, да, мне тоже в кайф, еще как в кайф, он меня так заводит, не хочу, чтобы ты его вынимал, не хочу.

ОН. (водя головкой по языку). Не хочешь, чтобы я вынимал?

Я. (посасывая самый кончик головки). Нет, не хочу. Не давай его мне. Он меня с ума сводит.

ОН. (схватившись за член и пошлепывая им меня по щеке). Не знаю, дать мне его тебе или нет. Что ты имеешь в виду?

Я. (мотая головой). Хочу, чтобы ты не сразу давал его мне. Не давай его мне в руки. А то я точно свихнусь.

ОН. (теперь уже явно заинтересованно). Правда?

Я. (крепко сжав член пальцами). Да. Сделай так, чтобы я умоляла тебя.

ОН. (радостно). Ага, умоляла. Знаешь, мне это в кайф.

Я. (просовывая пальцы ему в промежность). Да, да, даже если я буду тебя умолять, ты мне его все равно не давай.

ОН. (восторженно). Да, да, не дам тебе его, и все, хоть плачь, все равно не дам.

Я. (двумя руками ухватив его член). Но если я без конца буду тебя умолять дать его мне, если выть буду, ты ведь все же дашь его мне, да?

ОН. М-м-м… Может быть…

И, гляди-ка, это каким-то образом сработало.

Когда мы в очередной раз завалились в постель, вместо того чтобы, как обычно, войти в меня без долгих разговоров или же пару секунд затратить на предварительные ласки, мой партнер не стал раздеваться и вообще не стал начинать игру. Бог ты мой, на лучшее я и не рассчитывала: ведь мы спали много раз, и все без оргазма. А тут тебе желанная непрямая стимуляция клитора, так необходимая для достижения оргазма. Надо сказать, что она свое дело сделала.

И впервые за все время мы кончили совершенно синхронно, и, когда он потом «уступил» моим «требованиям», за те три минуты, пока его член был внутри, я успела достичь настоящего оргазма. Да, в ту ночь мы испытали его одновременно.

Вот тогда-то я и поняла, что в сексе достичь желаемого можно, только если заняться оральным сексом до того, чтобы потом, когда он войдет в тебя, кончить одновременно с ним. Потрясающе ценный урок, должна сказать.

6 апреля, среда

Вечером мы встретились с Фионой в баре неподалеку от Оксфорд-стрит якобы потому, что давно не виделись, на самом же деле, чтобы поглазеть на противоположный пол. Впрочем, в баре особенно не на кого было глазеть, разве что на банковских служащих средних лет, так что нам с Фионой пришлось проболтать почти целый вечер.

Я как раз встала в очередь в туалет, когда ко мне подошла весьма привлекательная блондинка. Я подумала, что она собралась спросить меня, не завалялся ли у меня случаем лишний тампончик, но вместо этого незнакомка выдала мне весьма странную вещь:

— Ищешь подружку? — осведомилась она с явным восточноевропейским акцентом.

Слегка сбитая с толку, я попросила ее повторить вопрос. И она таинственно прошептала мне в ответ еще раз:

— Ты ищешь подружку?

И уставилась на меня в ожидании ответа.

На мгновение я подумала, уж не собралась ли она предложить мне услуги. Я была наслышана о проститутках, которые ищут себе клиентуру в барах. Да, но не в туалетах же? Тем более в женских. Я на всякий случай решила прикинуться дурочкой.

— Не поняла!

Блондинка указала на одну из кабинок.

— Там девушка. Может, ты ее ищешь?

И вновь улыбнулась мне, тронув меня за локоть.

И тут до меня дошло, что она — сутенерша! Торопливо бросив: «Нет», я всем видом показала, что возмущена до глубины души. Улыбка исчезла с лица блондинки. Указав на дверь кабинки, она едва слышно произнесла:

— Там девушка. Она плачет. Мне показалось, что это твоя подруга и что ты ее ищешь. Я не знала, как с ней быть. Надеюсь, с ней все в порядке.

Я покраснела как рак, пробормотала в ответ нечто и заперлась в соседней кабинке, от души надеясь спустить вместе с водой в унитаз хотя бы часть моей тупости. Потом, вернувшись к Фионе, я рассказала ей эту историю. Ей она показалась забавной.

— Вообще-то, — сказала Фиона — это было значительно позже, когда мы основательно накачались вином, — если уж ты так забеспокоилась по поводу девчонок, отчего бы тебе не попробовать и с ними? Из чистого любопытства?

И, подмигнув, положила мне руку на колено.

Я не знала, как реагировать на слова Фионы — то ли как на шутку, то ли как на предложение вступить в игру. Ее ведь хлебом не корми, только дай пофлиртовать. Но, как бы то ни было, она ведь права. Пора испытать нечто новое. На самом деле, отчего не переспать с девчонкой? И Фиона мне поможет, у нее наверняка есть опыт в этой области. И я сказала ей, что, мол, да, верно она говорит, и мы продолжили глазеть на публику с тем, правда, отличием, что сейчас я задерживала взор не только на представителях противоположного пола.

Наше внимание привлекла одна красавица, танцевавшая рядом с нашим столиком. Ее нельзя было не заметить — стройная, гибкая, с аппетитной попкой, в обтягивающем платье, под которым, судя по всему, ничего не было, — как я ни старалась разглядеть контуры трусиков, так и не смогла. Взор мой прилип к ее заду.

Фиона, заметив, что я уставилась на танцующую девушку, решила срочно отправиться в туалет. Поднявшись из-за столика, она бросила:

— Я бы на твоем месте не стала упускать возможность и обязательно подошла бы к ней.

Однако вскоре выяснилось, что в этом нет нужды, — девушка, потанцевав, сама подошла ко мне, уселась за столик и приказным тоном выдала, что я непременно должна с ней станцевать. Слегка смутившись, я попыталась переубедить ее. Не настолько я раскрепощена, чтобы отплясывать в баре с девчонками, даже с такой, черт возьми, очаровашкой. Тем не менее я ощутила привычную сырость между ног.

Когда Фиона вернулась из туалета, моя потенциальная соблазнительница отстала от меня и снова вернулась в компанию друзей и стала танцевать. Фиона обозвала меня трусишкой, я не стала возражать, поскольку я едва успела научиться заговаривать с незнакомыми мужчинами и не освоила приемов, как заговорить с женщинами. Я не могла. Пока не могла.

Думаю, стоит выбрать это в качестве следующей цели. Главное: мне необходим эксперимент — пусть даже для этого мне придется мобилизовать всю веру в себя.

7 апреля, четверг

Все еще в поисках мужчин и приключений, однако, сейчас я предпочитаю заниматься этим в онлайне. Сначала я не знала толком, с чего начать, но Тим посоветовал мне зайти на «Список Крейга» и оказался прав — веселее я ничего после посланий Блоггера не читала.

Интересно, какие послания собрали больше всего откликов. Может, вот это?

Леди, заявляю вам со всей прямотой. Если вам потребуется оральная стимуляция, черкните мне. Я не потребую от вас ни секса, ни минета. Единственное условие — не будьте страхолюдиной.

Или это пожелание?

Если хотите подружиться со мной — поехали в отель, где я вам гарантирую массу оргазмов — оральный секс и жесткое порно.

Или, может, это скромное предложение?

Нас двое симпатичных ребят, которые хотят реализовать свои фантазии через раскрепощенный секс с женщиной. Мы — люди обеспеченные, мы уже имеем опыт общения типа девчонка и мы. Ищем ту, которая готова на «двойной вход». Ты должна быть готова к семичасовому секс-марафону — силенок у нас хватит и еще останется. Наш последний рекорд — бессонная ночь и 25 оргазмов.

А вот этот щедрый парнишка действует по принципу: «Одну покупаешь, другую получаешь на халяву».

Если тебя заводят парни, которые кончают тебе на личико, тогда ты попала по адресу. Самому, конечно, ловчей, но и твоя лапка вполне может заменить мою.

А вот своего рода пожелание:

Хочу секса, так что пишите. Хорошо бы сегодня до обеда получить послание! А еще лучше—с фотками!

Если здесь все такие, думаю, мне все-таки подойдут несколько другие предложения…

9 апреля, суббота

Сегодня вечером Тим вытащил меня на вечеринку в «R&B», клуб в центре Лондона. Я чуточку надеялась, что и ему, и мне повезет, и мне на самом деле повезло, но не так, как я рассчитывала.

Мы отплясывали нечто вроде хип-хопа, когда я заметила эту женщину. Она показалась мне ангелом — с очаровательнейшей улыбкой, миндалевидными глазами, черными волосами, спускавшимися до самой ее изумительной задницы и спадавшими на не менее очаровательную ложбинку между грудей. Яркая особа, запоминающаяся.

Но все-таки это не лесби-клуб! Смутившись, я не решилась разглядывать ее и продолжала отплясывать с Тимом.

Пока мой кавалер раздобывал нам что-нибудь выпить, я решила присесть и дать отдохнуть ногам. Дело в том, что босоножки «стилетто» — на самом деле орудие пытки, в чем убеждаешься, мельком взглянув на них, и ноги мои гудели. Трудно себе вообразить, но вдруг откуда-то материализовался тот самый Ангел и уселся напротив меня. Еще секунду спустя девушка заговорила со мной, причем настолько непринужденно, что мне даже показалось, уж не набралась ли она. Я почувствовала себя не в своей тарелке, но виду не подала и продолжала разговор.

И ее жестикуляция отличалась раскованностью — недолго думая, она положила мне руку на колено.

Ого. Я сидела, не в силах шевельнуться. А девушка все говорила и говорила, рука ее едва заметно поднялась на бедро, я не возражала — меня прямо околдовало доверие, излучаемой этой девицей.

Вернулся Тим, я представила их друг другу, и тут девушка, схватив меня за руку, велела следовать за ней. Глуповато усмехнувшись Тиму, я повиновалась. Девчонка тащила меня через площадку для танцев прямиком к женскому туалету. Втащив меня в кабинку, она уселась на прикрытый крышкой унитаз и закурила сигарету. Я продолжала стоять, мы смеялись, глядя друг на друга, и все мне вдруг показалось естественнее некуда — ну, две женщины, познакомились, ну, пошли себе в туалет перекурить. И тут она схватила меня за талию и, потянув вниз, поцеловала.

Разум мой лихорадочно обрабатывал водопад информации — черт, что происходит?! «А происходит вот что: я стою и целуюсь в туалете с девчонкой. Причем во вполне не лесбийском клубе, и не где-нибудь, а в самом „R&B", царстве гомофобии, если так можно выразиться. И я здесь единственная белая девушка. А не отдубасят ли меня на выходе? А что по этому поводу скажет Тим? И… Бог ты мой, какой же восхитительный у нее язычок…»

Я не протестовала. Расставив ноги, я встала вплотную к ней, моя партнерша принялась целовать меня в шею, а я поглаживала ее по плечам. Обхватив ладонями мой зад, она привлекла меня к себе, но обниматься здесь, в микроскопической кабинке клубного туалета, было явно не с руки. Девушка прижалась ко мне, просунув свое бедро у меня между ног, а я стиснула бедрами ее ляжку. Я почувствовала, как наши груди соприкоснулись, как набухли ее соски. Ощущение было, словно тебя опоили сладким дурманом, я едва дышала, а когда она принялась ласкать мои груди, меня словно током пронзило.

Девушка стащила с меня блузу, расстегнула бюстгальтер и, взяв в ладони мои груди, принялась массировать их. Я отвечала тем же, правда, пришлось пару секунд повозиться с застежкой, прежде чем передо мной предстали ее роскошные груди. В следующий миг наши обнаженные груди соприкоснулись, и мы стали тереться ими.

Я готова была и на большее, причем здесь и сейчас, но нам внезапно помешала ее компания — в дверь застучали, требуя, чтобы она вышла. Мы в темпе оделись, и девушка отперла задвижку и, выйдя, стала смущенно оправдываться: дескать, «дико захотелось курить».

Я же немедля отправилась к Тиму и получила от него взбучку за долгое отсутствие, но когда я выдала ему про девчонку, он тут же пришел в восторг, поздравил меня и потребовал описать все в деталях.

Типичный мужик.

12 апреля, вторник

Встреча с Ангелочком в «R&B» вызвала у меня ряд вопросов. Да, с ней мне было приятно, но все же я думала и думаю, что лучше уж член между ног, чем бедро женщины, пусть даже сверхсексуальной.

Мне всегда забавно слышать от ребят, когда они утверждают, что, будь у них груди, они играли бы ими весь день. Если бы отыскалась некая добрая фея и наградила меня членом, моя бы ладонь точно прилипла бы к нему и отлипала разве только тогда, когда я выходила бы из дому. А потом и вовсе сраслась бы с ним.

Член для меня — вещь особая. Предмет восхищения. Иметь такую штуковину как часть тела, видеть, как он набухает, наливаясь желанием, как на глазах превращается из ничего в пульсирующую мощь… все это завораживает меня. И к тому же заводит, причем без зеркала.

И все-таки трудновато, наверное, если твои сексуальные вожделения напоминают о себе неким выступом на теле. Если ребята заводятся на дню примерно столько же, сколько и я, им приходится чуть ли не круглые сутки унимать эрекцию. Воображаю, сколько это доставляет неудобств, в особенности на рабочем месте. Эволюция довольно милостиво обошлась с нами, женщинами. Не знаю, нашлись бы такие, кто пожелал бы бороться за право мужчин демонстрировать эрекцию публично. Думаю, что нет. Исключая меня, разумеется.

Есть и другие преимущества обладания членом (не говоря уж о возможности затребовать для себя зарплату повыше), но меня интересует одно — и мне бы очень и очень хотелось обладать им — это возможность вогнать член в женщину и ощутить, как она доходит до оргазма. Хотелось бы мне в субботу вечером попробовать это в туалете клуба «R&B».

Если говорить о женском теле, то мое отношение к нему вряд ли сильно отличается от мнения нормальных гетеросексуальных мужчин. Стоит мне увидеть какую-нибудь красавицу, как я тут же начинаю глазеть на ее груди, воображать, каковы они на вкус, приглядываюсь к ее попочке и представляю, как здорово было бы ухватить за нее, видя ложбинку между ног, представляю, что она ощущает там, когда заведена.

Чего мне хочется.

* Подобраться к женщине сзади, задрать ей юбку, пощекотать груди и войти сзади.

* Улечься с ней рядышком и потереть ей клитор и одновременно осторожно ввести член в нее.

* Ухватить ее за ноги и медленно-медленно брать ее, пока она не станет умолять ускорить темп.

Ибо я кайфую, когда парень вытворяет подобное со мной.

Дело в том, что обходиться одними только пальчиками недостаточно. Будь я мужчиной, я бы частью своего тела проникла бы внутрь нее, причем той частью тела, где сходятся все нервы. А это уже что-то.

Так что, прощу извинения у моих сестренок-лесбиянок, никаким пальчикам, пусть даже самым натренированным, никогда не заменить доброго старого вставшего горячего члена. Я говорю это не потому, что мне не хотелось бы повторить то, что я испытала с Ангелочком, нет, просто мне понравилось бы куда больше, если бы к утру в меня вогнали нечто более существенное, чем пальцы.

14 апреля, четверг

Забравшись в Интернет вчера вечером, я очутилась в каком-то чате, где наткнулась на мужчину. Меня всегда интригует, когда люди в онлайне изменяют пол, возраст и все остальное. Да, барьеров здесь никаких, это понятно, но ведь именно это и позволяет легко отыскать собеседника в чате.

ОН. У тебя задница что надо. Может, еще фоток пришлешь? А то у меня уже встает!

Я. Лучше пройтись по-живому, обещаю тебе, что не будешь разочарован.

ОН. А чем ты сейчас занимаешься?

Я. Ничем, если не считать, что поглаживаю себя пальчиками между ног и представляю твой член.

ОН. Давай-ка познакомимся.

Я. Чего?

ОН. Давай встретимся в реале.

Я. Мы ведь толком и не знаем друг друга.

ОН. А это еще прикольнее. Давай познакомимся. Выпьем где-нибудь. Можно пойти туда, где света и людей побольше, если ты опасаешься меня.

Я (пытаясь серьезно обдумать эту идею, но постоянно отвлекаясь на игривые пальчики). Ладно, идет. «Кафе Богем», это в Сохо, через час.

ОН. Смотри не опаздывай!

Я пришла вовремя.

Огляделась. Он оказался куда привлекательнее, чем у меня сложилось впечатление в чате. Седоватые бакенбарды, располагающая улыбка. Мы пропустили пару стаканчиков вина, непринужденно болтали, он постоянно держал руку у меня на колене. Вскоре мы уже целовались, отчего мои трусики, едва успевшие просохнуть после чата, вновь наполнились влагой.

Мне просто до смерти хотелось, чтобы он переспал со мной, — я и так весь день исходила от похоти, полдня мастурбировала, а теперь сидела рядом с тем, кто занял все мои мысли. Я только и думала о том, как затащить его в кровать. И поскорее.

Я прикидывала, что предложу ему следующее.

1. Поехать к нему — небезопасно. Может, он маньяк, а внешность бывает обманчива.

2. Поехать ко мне — небезопасно. Не хочу, чтобы он знал, где я живу. Может, он извращенец.

3. Пойти с ним в гостиницу — дороговато.

4. Заехать к кому-нибудь из друзей — неудобно психологически.

5. Переспать в туалете бара — неудобно физически.

Ну, и черт с ним — неудобно, так неудобно (я имею в виду туалет бара).

Без долгих предисловий я сняла его руку с колена и потащила его вниз по лестнице, к туалету, потом втащила в кабинку в женской части туалета. Расстегнув ему молнию, я встала на колени и приступила к делу.

— Черт! Фу ты! — С этими словами он отшатнулся от меня. — Слишком уж круто. А я не хочу кончать прямо сейчас!

Я улыбнулась, он, взяв меня за плечи, поднял на ноги и стал целовать, одновременно засовывая пальцы между ног, под трусики. И я кончила, присосавшись к его губам и не размыкая объятий. Потом все же извлекла из портмоне презерватив и одним махом надела его на член своему новому знакомому.

— Сидя у тебя на коленях? Нет, тесновата туалетная кабинка.

— Задом повернись, — хрипло велел он. Взяв меня за руки, он припечатал их к стенке.

Я перегнулась через бачок и собралась с духом. И он в этой тесноте сумел войти в меня сзади и стал яростно двигать бедрами, насколько позволяли габариты кабинки. На мой взгляд, мог бы и посильнее.

Вскоре — он уже и так достаточно долго терпел — мой партнер кончил.

Потом я даже не догадалась поинтересоваться, как его зовут.

17 апреля, воскресенье

То, что я помню из вчерашнего вечера.

* Как отведала вкуснейшего мяса, приготовленного Франклином.

* Как хохотала, расплескав красное вино на блузку.

* Как отпустила шутку, вылизывая языком крем из пирожного в форме яйца.

* Как пила бокал за бокалом красное вино.

* Как потом выпила две порции абсента.

* Как наступала на ногу Франклину под столом.

* Как глядела через окно на Кэти и ее приятеля, оба курили в саду, а Франклин сказал мне: «Сделай мне минет. Прошу. Прямо сейчас».

* Как Кэти с дружком отправились спать.

* Как мы с Франклином, целуясь, ненароком стащили со стола скатерть и все, что на ней стояло.

* Как мы с ним упали на тахту.

* Как его пальчики оказались во мне.

* Как я кончала.

* Как надевала ему на член презерватив.

* Как он взял меня сзади.

* Как побежала в ванную и меня стошнило.

* Как его палец оказался у меня в заднице.

* Как я по новой кончала.

* Как пыталась по новой надеть ему на член презерватив, не заметив, что уже один надет.

* Как я умоляла его войта еще глубже, вцепившись руками в тахту.

* Как я в третий раз кончила — на славу.

* Как проснулась от бившего мне в глаза солнца и как Франклин улыбался.

* Как дико раскалывалась голова от пульсирующей боли.

* Как массировала ему член, пристраивая его у себя между ног.

* Как снова провалилась в сон.

* Как, проснувшись, объясняла Франклину, отчего попросила его заняться со мной анальным сексом:

1) потому что до этого занималась этим со Стивеном;

2) потому что тогда любила Стивена, и анальный секс был для меня признаком особой близости;

3) потому что раньше занималась анальным сексом всего пару раз;

4) потому что под влиянием алкоголя мне страшно захотелось испытать это с ним, с Франклином;

5) потому что собираюсь описать анальный секс в своем дневнике с тем, чтобы осмыслить, отчего я решилась на столь интимную разновидность секса с человеком, которого едва знаю.

То, что я не помню из вчерашнего вечера.

* Как возникли синяки на руках и ногах.

* Делала ли я минет Франклину за столом.

* Как стаскивала с себя и с него одежду и почему решила остаться в чулках.

* Как играла с его членом.

*Как Франклин лизал меня.

* Как он реагировал, когда вошел в меня.

* Как он кончал.

* Сколько раз он кончил и когда я отключилась.

* Сколько времени мы занимались сексом.

В чем я раскаиваюсь.

* В том, что перепила.

Никогда больше я не стану:

1) вливать в себя по полторы бутылки красного вина;

2) выпивать по две двойных порции абсента;

3) мешать вино с абсентом.

Допиваться до беспамятства.

Не запоминать оргазмы партнера.

Решаться на столь интимные вещи, как анальный секс, с партнерами, к которым почти равнодушна.

Соглашаться на секс, идя на поводу у других.

Пачкать чудесные скатерки Кэти.

То, что мне понравилось.

* Мои опасения насчет того, что Франклин плох в постели, не оправдались. Рада за него.

21 апреля, четверг

Съездила ненадолго с Фионой в гости к ее мамочке. Было чудесно.

* Светило солнышко.

*Воздух был кристально чистым.

* Холмы покрыла свежая зелень.

* Когда я испытала оргазм, просто сидя на полянке, у меня чуть крыша не поехала.

Не могу сказать, что все это было обдумано заранее. Я просто собралась пройтись проветриться. Освежить мозги, вдохнуть живительного кислорода после лондонского зачумленного воздуха. Меньше всего я думала о мастурбации под открытым небом при свете дня.

Все так хорошо начиналось. Я лениво брела по пляжу, увязая ногами в мягком песке, глядя на прибой. Потом взобралась по барханам наверх и стала обозревать окрестности — зелень холмов позади, раскинувшийся передо мной океан, ярко-синее небо над головой. Я свернула на тропинку, бежавшую вдоль полей, и вдруг увидела скамеечку. Оттуда можно было видеть симпатичные домики и песчаные барханы, за которыми изгибался залив…

Солнце припекало, ветер трепал волосы, где-то надо мной кружил ястреб, высматривая добычу. На меня снизошел покой, словно в раю. Мне ничего не хотелось. Кроме одного. Хотелось… чтобы меня трахнули.

Попыталась не обращать внимания на этот позыв в надежде отвлечься от этих мыслей созерцанием окрестностей. Безрезультатно. Единственное, о чем я могла думать, был секс: глядя на поля, я представляла, как, усевшись верхом на парне, погоняю его, как наши обнаженные тела странным образом контрастируют с зеленью вокруг. Стоило мне перевести взор на океан, как я уже стояла по плечи в воде, ногами обхватив все того же парня, вогнавшего в меня член. Созерцая дюны, я представляла, как парень стоит передо мной со спущенными штанами и как я, стоя на коленях, делаю минет.

И вот сидела-сидела я на скамейке, прислушиваясь к тому, как вибрирует моя подружка. Нет, надо что-то делать, причем немедля. Расстегнув молнию на джинсах, я привычно запустила пальцы между ног и — наплевав на то, что меня могут увидеть, — стала ласкать себя. Минуту спустя я достигла желанного и бурного оргазма.

Сделав свое дело, я поднялась и вернулась к созерцанию продолжавшей жить природы — ястреб прекратил охоту и исчез в бесконечной дали, волны продолжали ударять в берег, солнце светить. Я почувствовала благостное успокоение. Я снова жила. Нет ничего лучше, чем помастурбировать вот так в укромном и живописном местечке — своего рода единение с Матушкой-Природой.

25 апреля, понедельник

Когда в следующий раз отправлюсь на пробежку в близлежащий парк, я должна помнить следующее.

1. Примерно за час проглотить как минимум три штуки обезболивающего — спазмы во время месячных не шутка. (Заметьте, я бегаю и во время месячных, оттого мои ноги словно литые.)

2. Выходя из дому, проверить, не разрядились ли батарейки моего ай-пода. Бегать все же лучше под музыку, а когда подкатывает усталость и вдобавок умолкают наушники, тут уж хоть вешайся. Плохо, поверьте, очень плохо бежать, не слыша, как «Депарчур» подгоняет тебя через наушники.

3. Загодя решить все вопросы с утолением похоти. Ни к чему, знаете, усаживаться за мастурбацию в чистом поле (вношу уточнение: я ничего не имею против чистого поля, но одно дело деревенское безлюдье, другое — лондонские парки).

Примечание: первым делом я делаю пи-пи. Я не Пола Рэдклифф.[4] Я — леди.

29 апреля, пятница

Сегодня вечером состоялась встреча с Блоггером. Это была первая наша встреча с тех пор, как он выдвинул идею о чисто платонических отношениях. Назначая свидание, я уже знала, что ничего особенного от этой встречи ждать не следует. И оказалась права. Почти весь вечер мне пришлось сдерживать себя, чтобы не скатиться к флирту. Вся проблема в том, что у Блоггера масса положительных черт, например:

* он симпатичный парень — галочка;

* он умница — галочка;

* он весельчак — галочка;

* он содержательный — галочка;

* он интересный человек — галочка;

* с ним не заскучаешь — галочка;

* он высокий — галочка;

* он сексуальный — галочка;

* он большерукий — галочка;

* он отменно целуется — две галочки.

У меня в голове словно что-то щелкнуло — я сейчас уже не могу видеть в нем только друга. Хотя именно этого он и желает, так что мне ничего не остается, как принять его правила игры.

Когда мы сегодня вечером болтали за ужином, я из всех сил старалась не смотреть на Блоггера влюбленными глазами; пыталась побороть в себе неукротимое желание как бы ненароком взять его за руку, хохоча над его шуточками; я из последних сил одергивала себя, чтобы не ущипнуть его за очаровательный светлый пушок, выбивавшийся из расстегнутого ворота рубашки (ну, признаюсь, не повторить этого жеста), стараясь даже не думать о том, как бы запустить в него пальцы…

Когда мы на прощанье желали друг другу всего хорошего, я было наклонилась чмокнуть его в щеку, и мне пришлось дичайшим усилием воли не превратить дружеский поцелуй в любовный.

И я выдержала. Он тоже. Мы оба вели себя безупречно — как друзья, если можно так выразиться, — от души надеюсь, что и впредь сможем поддерживать отношения именно на этом уровне: оставаться добрыми друзьями. Я считаю Блоггера великолепным парнем и готова ждать сколько угодно, чтобы узнать его получше.

И я не стану выкладывать ему, что, дескать, никак не могу отучить себя представлять его нагишом. Пока не удается.

Руководство для девушек

Как говорить с парнями — 8 приемов

* Не отклоняйтесь от темы. Старайтесь удержаться от комплиментов насчет их сексуальности.

* Непременно убедитесь, наличествует ли кольцо на пальце (или характерный его след). Если ни того ни другого не обнаружите, тогда смело действуйте. Следы обручального кольца на пальце можно, конечно, и вывести. В косметическом салоне.

* Не скупитесь на улыбки, но не гримасничайте: ваша задача продемонстрировать дружелюбие, а не качество работы вашего дантиста.

* Смотрите собеседнику прямо в глаза. Но не вперивайтесь в него взором. Удерживайтесь от пристальных взглядов в область мошонки, груди.

* Представьтесь, протяните руку собеседнику и тряхните ее в дружеском рукопожатии. Только не сжимайте ее до хруста и следите, чтобы ваша рука не производила у собеседника ощущения дохлой рыбы. Будьте дружелюбны и в тоже время полны решимости.

* Попытайтесь разузнать, что представляет собой ваш собеседник, не стесняйтесь задавать ему вопросы. Людям отнюдь не чуждо себялюбие — они обожают распинаться на тему собственной особы, — вот и воспользуйтесь этим. Ваш собеседник непременно оценит по достоинству ваше умение слушать.

* Постарайтесь установить эмоциональный контакт. Рекомендую двухуровневый принцип:

* Вербальный: как можно чаще соглашаться. Надо непременно убедить собеседника, что у вас с ним масса общего, хотя на самом деле вы соглашаетесь с ним из чистой деликатности.

Разумеется, это никак не распространяется на ситуации, когда он:

1) тори;

2) ярый сторонник тендерной дискриминации;

3) настолько тосклив в общении — рассуждает лишь об обуви, хождению по магазинам и футболе.

Прошу не прикидываться глупее, чем ваш собеседник, потому что есть риск, что он подумает, будто вас интересует только то, что у него в штанах (пусть даже это и так).

5 МАЙ

1 мая, воскресенье

Позвонил Франклин, сама кротость:

— Думал, ты перезвонишь.

Я колебалась, не зная, что ответить.

— Извини. Я собиралась.

Но не хотела вводить тебя в заблуждение.

— Собиралась?

— Да. Но думала, что это как-то неудобно — я ведь тогда напилась.

Я тянула со звонком тебе, потому что мне казалось, ты слишком уж сильно взял это в голову.

— Если я верно понимаю, ты сожалеешь о том, что произошло в тот вечер?

— Нет-нет, с чего ты взял? Все было классно.

По крайней мере то, что я помню. А сожалею, потому что напилась до чертиков и наверняка отвязалась по полной программе. Я в жизни бы не решилась на анальный секс с тобой, потому что это святое и я могу им заниматься только со Стивеном. Стоит мне попробовать, как я тут же вспоминаю Стивена.

— Так ты и правда ничего не помнишь?

— Ну, не совсем чтобы уж ничего, но помню, что мне было кайфово. Очень даже.

Хотелось бы вспомнить хотя бы, как ты выглядишь голым, — боже, какой же все-таки идиотизм напиваться до беспамятства.

— Мне тоже было здорово, но я-то помню все.

— Правда? Могу я спросить у тебя кое о чем, если тебе не в лом.

Бог ты мой, как оскорбительно это звучит.

— Давай спрашивай.

— Гм… Ладно. Когда мы сидели за кухонным столом, а остальные были в комнате, ты тогда еще достал своего дружка, помнишь?

Я-то помню, как тогда завелась тогда, когда ты произнес: «Попробуй его, детка».

— Ну-ну.

— Я делала тебе минет?

Если да, то какая я все-таки шлюха.

— И еще как!

— Ух ты!

Да, точно шлюха.

— Ты перегнулась через стол и…

— Ладно, ладно, хорошо.

Бог ты мой! Кэти ведь была в паре метров от нас, а делала минет, перегнувшись через ее обеденный стол. Какое неуважение к хозяйке дома.

— Здорово все было.

— А мы с тобой долго, ну, это… занимались сексом?

Помню, как мне стало плохо, как отрубалась тоже помню, а вот ощущения тебя внутри не помню, хоть убей.

— Часа, наверное, два. Ты что, на самом деле не помнишь, а?

— Увы. Ладно, послушай, я вот о чем хочу тебя спросить — ты кончил?

Помню, что на тебе был презерватив — но никак не могу вспомнить момент, когда ты вошел в меня.

— Еще бы! Целых два раза. Должен сказать, что ты просто огонь! И это меня жутко возбудило.

— Благодарствую. Рада слышать, что и ты получил кайф.

Слава богу, я-то уже чувствовала себя виноватой, что, дескать, такая эгоистка, только о себе и думаю.

— Кайф? Эбби, поверь, анальный секс был чертовски забавен. Я на самом деле в восторге.

— Я тоже.

Меня беспокоило, сколько все-таки я его умоляла сделать мне это.

— Нет, правда, Эбби, я даже горжусь, что я у тебя был вторым. А сейчас, когда убедился, что это для тебя значит, горжусь вдвойне.

— Премного благодарна.

У меня в голове творилось черт знает что: я все пыталась понять, как это я сподобилась на такое с мужчиной, к которому почти равнодушна.

— Вообще-то, ты у меня в этом смысле — первый.

— Первый? Мне наоборот показалось, что ты упоминала о том, что это у тебя не впервые, так? Да и потом, я же не слепой и понимаю, что ты человек с опытом.

То есть, меня не могли бы так оттрахать, будь я анальной девственницей.

— Не по части анала.

— А по какой части?

Боже, кажется, я начинаю понимать…

— Ты у меня первая с тех пор, как произошел разрыв с ней.

— О, я не знала. Извини. Лгунишка.

— Да, и это было для меня очень важно.

— В самом деле? Понятия не имела об этом. Лгунишка и еще раз лгунишка.

— Я после этой ночи в себя придти не мог, должен сказать.

— Могу представить. Задала же я тебе жару. Черт, не хотела же показаться безжалостной. Черт.

— Мне кажется, все у нас нормально получилось. Вот поэтому я никак не мог понять, почему ты мне не позвонила.

— У нас на самом деле все вышло нормально. Оттянулись по полной программе. А не позвонила я потому, что сама сейчас на распутье, — не знаю, чего хочу.

Не позвонила я тебе потому, что, когда мы пробудились, ты мне улыбнулся, привлек меня к себе и погладил по голове. Стоило тебе на меня посмотреть, как я увидела в твоих глазах желание, такое страстное, и от этого мне стало не по себе. Ты был такой ошалевший, такой нежный и влюбленный, все это как-то не укладывалось у меня в голове — ведь мы знали друг друга не больше суток. И тут я ощутила жуткую пустоту, потому что поняла: ничего подобного мне от тебя не нужно. Я не хочу служить заменой твоей бывшей подружки. Именно потому, что ты такой ранимый. Я должна была убедиться, что ты не прилип ко мне, вот поэтому и решила не звонить до тех пор, пока все само собой не утрясется и не наступит момент, когда я спокойно смогу позвонить тебе.

— Я тоже. Даже не знаю сейчас, что делать и как быть.

— Знаешь что? Все не так уж и плохо. Мы приятно провели время, так? И хорошо понимаем друг друга. Нам вовсе нет нужды влюбляться друг от друга — куда лучше относиться ко всему спокойно и с юмором.

Если бы ты сейчас не отходил после разрыва многолетней связи, я бы непременно занесла тебя в список «потенциальных приятелей», однако ради моего же собственного спокойствия я пытаюсь убедиться, что ты для меня — приятный во всех отношениях, но все же эпизод. Который, откровенно говоря, я отнюдь не против и повторить.

— Верно. Может, встретимся на той неделе?

— Ладно. Еще обсудим.

Черт возьми, если бы ты был готов заняться сексом и тут же отчалить, чтобы потом как-нибудь снова подкатить ко мне, все было бы прекрасно, но если ты все еще сохнешь по ней, секс со мной только во вред и тебе, и мне.

— Я польщен, что ты позволила мне анальный секс — это было просто чудо.

— Спасибо, родной. И для меня это было чудо, поверь.

Хотя в следующие два дня ощущения в районе моей попки были, прямо скажем, не из приятных.

5 мая, четверг

Как стать политически грамотной.

* Носи футболку с протестным слоганом «Группа поддержки Блэйра». К упомянутой майке одень джинсовую мини-юбочку, черные чулки, низкие сапожки из черной кожи на десятисантиметровых каблуках.

* При этом будь готова к тому, что незнакомые люди остановят тебя на улице (в баре, в парке) и станут задавать тебе вопросы насчет предстоящих выборов.

* Хорошенько продумывай аргументацию в поддержку «подвешенного» парламента[5] или же незначительного перевеса в пользу лейбористов. Будь готова опровергнуть миф о победе консерваторов на предстоящих выборах.

* Спрашивай ближнего своего, за кого он собрался отдать свой голос. Живо реагируй на протесты и ясно излагай концепцию.

* Делай вид, что не замечаешь, как мужчины глазеют на твою грудь (ноги, попку), даже если эти мужчины сексуально привлекательны.

* Старайся перетянуть их на свою сторону. Не сомневайся в том, что твои доводы способны заставить кого-нибудь выйти из дому и отправиться к избирательной урне.

* Прохаживаясь по улицам (бегая трусцой в парках, сидя за пивом в пабах), знай, что ты тем самым вносишь посильный вклад в утверждение демократических принципов.

* Не ложись спать до пяти утра, дожидаясь опубликования результатов выборов.

* Убедись, что лейбористы хоть и побеждают, но с минимальным перевесом.

* После этого ложись в постельку и посвяти себя праздничной мастурбации.

12 мая, четверг

Прямо у меня под окнами на травке растянулся весьма симпатичный мужчина. Полностью одетый. И мертвецки пьяный.

На какой-то момент я даже задумалась: а может быть, ему ради его же собственного блага все-таки стоит причалить ко мне — в конце концов, он весьма недурен собой и нуждается в той, которая приглядывала бы за ним.

Потом я все же решила воспользоваться его беспомощным состоянием и стащила часть одежды — взглянуть на его прелести.

После этого я стала подумывать о том, не вызвать ли «скорую» — все-таки человек пьян до бесчувствия, мало ли что может случиться.

Но ограничилась тем, что помогла ему занять мало-мальски приемлемую позицию, чтобы, по крайней мере, быть уверенной в том, что с ним все будет в порядке, даже если он задумает отправиться на тот свет. Приглашать его к себе я не стала — как знать, может, испачкает весь дом, — но если он проторчит под окнами до утра, я точно затащу его к себе на чашечку кофе.

17 мая, вторник

Вчера вечером опять встречалась с Блоггером. Мы сходили на предварительный просмотр фильма, в работе над которым я участвовала в прошлом году. По-моему, парень был в восторге от того, что мы с ним пошли не куда-нибудь, а в BAFTA.[6] К сожалению, сам фильм на премию академии явно не тянул, а в кое-каких местах, к моему стыду, просто хотелось хохотать до упаду.

Но наплевать на все — главное, что я снова с Блоггером. Наши колени и руки и не расставались на протяжении всей картины. Не собираюсь тешить себя иллюзиями, но хочу сказать, что все это неспроста, — между нами что-то завязывается.

И не сомневаюсь, что причиной тому — не только желание, которое не дает мне покоя.

22 мая, воскресенье

Пару дней назад я беседовала с одной журналисткой, с которой меня познакомила Фиона, и та упомянула о том, что якобы кто-то из ее коллег пишет пьесу на тему анонимного секса. Задача автора такова: найти для себя ту, которая без долгих разговоров согласится лечь с ним в постель и расстаться без взаимных расспросов друг о друге.

Естественно, я была заинтригована подобной перспективой — наконец-то я получу возможность реализовать принцип «секс как способ общения», исключающий неизбежный психоз первой встречи, болтовню и встревание в жизнь другого. Не считая сетевого общения, здесь в моем распоряжении будет все, что нужно для секса в чистом виде с безболезненным расставанием. Впоследствии этот парень все художественно распишет и при этом не будет знать, как меня зовут. Да и я не стану утруждать себя аналогичными выяснениями.

Короче, я весьма заинтересовалась и предложила Фионе снабдить этого драматурга моим «мылом», чтобы тот, в случае если я его заинтересую, знал, куда кинуть письмецо.

Письмецо прибыло уже час спустя. Если судить по нему, парень вроде неплохой, открытый, да и приятельница Фионы рекомендовала его с самой лучшей стороны, так что я могла быть спокойна — он не какой-нибудь психопат. И мы договорились: сегодня я приезжаю к нему на квартиру, и мы занимаемся сексом.

Конечно же я нервничала, отчасти из-за боязни взаимного отвращения, отчасти от мизерного опыта по части анонимных свиданий. Но в дом на Лэдброук-Троув явилась, как говорится, при полном параде: прозрачная блуза, черные чулки, едва различимые трусики, высокие сапожки, пачка презервативов и полфунта смазки. Люблю, знаете, быть во всеоружии.

Позвонила, хозяин отворил тут же, будто поджидал меня у дверей, мы ухмыльнулись друг другу, надо сказать, достаточно неловко, за этим последовал хоть и мимолетный, но, слава богу, все же обнадеживающий поцелуйчик. Я поднялась за обитателем дома по лестнице прямиком в его спальню, по пути созерцая его четко очерченный зад.

Все начиналось хорошо. Мы поцеловались, на сей раз более обстоятельно, потом разделись. Опустившись на колени, я сделала ему минет. Потом мой партнер, предусмотрительно надев презерватив, повернул меня спиной к себе и взял в этой позиции. Я кончила, не отходя от кассы, — так здорово все было. Потом он, взяв меня за бедра, вошел в меня совсем уж глубоко, да так, что меня вновь захлестнул оргазм и я задвигалась навстречу ему.

Вскоре он стал действовать решительнее, меня затрясло, и тут он промахнулся. Парень попытался вновь войти в меня, и тут я почувствовала, что эрекция уже не та. Хозяин дома, усевшись на край постели, решил проинформировать меня, что, дескать, я напоминаю ему бывшую супругу и по этой причине у него весь настрой улетучился. Изложив причины, он завернулся в одеяло и отвернулся от меня.

Независимо от твоего желания, от сексуальности момента и прочего упоминание о сходстве с «моей бывшей» напрочь отбивает охоту иметь дело с партнером — мы битый час валялись на постели, обсуждая разрыв с супругой и его последствия для моего нового партнера. Знаете, треп на подобные темы вряд ли может претендовать на почтенный титул возбудителя.

И тут я спросила себя: а какого черта я вообще здесь? Выслушивать партнера, решившего излить мне душу на тему своего разлада с бывшей, вместо того чтобы отделать меня по полной программе? Но я чувствовала к нему жалость. Я ведь понимала, что мое присутствие напомнило ему о дорогой женщине, и, не будучи заурядной стервой, не могла просто подняться и уйти. Как бы то ни было, этот мужчина заслуживал того, чтобы с ним обойтись пристойно, хотя вся затея обернулась для меня разочарованием и зверской досадой.

И потом, я все же получила целых три оргазма, а он обошелся одним-единственным. Так что я имела все основания терпеливо выслушать его душевные откровения.

25 мая, среда

Между тем и эпизод с журналистом, и с Франклином дали мне повод для раздумий. Вспомнив поведение других мужчин, с которыми мне приходилось спать, я пришла к выводу, что большинство тяготеют как раз к одноразовым, ни к чему не обязывающим сексуальным контактам. Да, они желали близости, но принять ее не стремились, довольствуясь вместо нее случайными связями и партнерами, что, в свою очередь, не могло удовлетворить их.

Идея, что мужчины стремятся к любви ради обретения секса, а женщины — к сексу для обретения любви, скорее всего, миф. Мужчины, с которыми сталкивалась я, желали любви и нуждались в ней ничуть не меньше, чем женщины. Последние же ничуть не меньше мужчин искали в сексе наслаждения.

Разница в том, что мужчины весьма неохотно признают, что и им требуется эмоциональное тепло. А не признают они это из боязни прослыть «неженками», «нытиками», а вот если женщина не скрывает своих сексуальных притязаний, она неизбежно рискует заполучить ярлык «шлюхи, на которой негде пробу ставить». Вот мы и принимаем с готовностью подобные тендерные стереотипы, посему не приходится удивляться, что внутреннее беспокойство, эмоциональная разруха и становятся причиной межполовых конфликтов.

Я придерживаюсь мнения, что подобное подавление чувств — корень неуверенности мужчины, и это в конечном итоге проявляется в постели: в исчезновение эрекции, слишком быстром оргазме — подавляющее большинство мужчин на каждом шагу сталкиваются с подобными явлениями. В результате мужчин, как мне представляется, можно поделить на три категории.

1) Кролики

Они по уши в эмоциональном кризисе, однако напрочь отрицают его наличие. Они готовы перепробовать всех женщин на планете — чтобы вырасти в собственных глазах.

В сексе они холодны, эмоционально отстранены, секс для них — разновидность мастурбации: самое главное кончить самому, а уж что там испытывает женщина, им до лампочки.

2) Псевдопартнеры

Они либо не слишком избалованы обилием сексуальных связей, либо только что поставили крест на длительных отношениях, к которым успели привыкнуть. Они жаждут обладать женщиной, убеждая себя в том, что им, дескать, кроме секса, ничего не требуется. На самом же деле псевдопартнеры ищут эмоционального тепла либо ради поддержания своего пошатнувшегося эго, либо обретения гой близости, которой лишились.

В сексе они могут быть страстными, чуткими к партнерше: они воспринимают женщину действительно как партнера.

3) Любовники

Эти, как правило, либо свежеразведенные, либо просто в поисках той, с которой они обретут эмоциональную близость. Любовники не склонны видеть в сексе способ достижения физического наслаждения, они открыты для всех возможностей, которые встречаются им, — пусть даже сексуальной близости с женщиной, которая в будущем обернется дружескими отношениями с ней.

В сексе они великодушны, веселы и невозмутимы; они обходятся с женщиной, как с другом, способны оценить не только ее тело, но и ум.

До сих пор мне не приходилось слишком уж часто сталкиваться с Кроликами, в особенности в последнее время; их период пришелся на мою молодость — когда мне только что перевалило за двадцать. Я спала с теми, кто на самом деле не только в грош меня не ставил, но и еще и делал вид, что ценит и уважает меня, с тем, чтобы ускорить дорожку в постель. Они пытались убедить меня в том, что, мол, испытывают ко мне серьезные чувства, что готовы не расставаться со мной, но ни один из них не искал со мной новой встречи.

Секс с этими мужчинами, всеми без исключения, пробуждает во мне негативные воспоминания. Они вели себя в постели так, будто им одним положена порция наслаждения, думали исключительно о себе. Я же после этого казалась себе вещью, которую выбрасывают сразу после ублажения собственной прихоти.

Будучи эмоционально травмированными, эти типы лгали мне, что, дескать, «просто хотят переспать», и спали, получая чисто эгоистическое одностороннее удовлетворение, после которого всякий раз проваливались в трясину самоотрицания. Спорить могу на что угодно: они не одну женщину оставили несчастной.

Секс с Псевдопартнерами куда приятнее в качественном аспекте, но тут тебя может подстерегать другая крайность — Псевдопартнеры не в состоянии сдержать свой эмоциональный пыл и готовы воспринимать любой заурядно-разовый секс как увертюру к новому любовному роману, хотя они голову готовы дать на отсечение, что, дескать, не ищут ничего серьезного.

Псевдопартнеры не довольствуются чисто физическим наслаждением, а жаждут приукрасить свою холодность страстью к той, к которой они на самом деле никаких чувств не испытывают. Резюме: с Псевдопартнером возможна лишь ненастоящая близость.

Мне иногда приходилось читать в блогах о Псевдопартнерах, о том, что многие из них кончают поисками эмоциональной теплоты в объятиях проституток, готовых дополнить спектр предоставляемых услуг так называемой дружбой. Здесь появляется возможность после оргазма поплакаться в жилетку партнерше, излить накопившееся в душе без досадной необходимости поглядывать на часы — как-никак, у проституток ставка почасовая. Эти мужчины готовы убедить себя в том, что они получают именно то, чего так желают, — пусть даже на час. И сам процесс оплаты предоставленной услуги лишь укрепляет их в мысли о том, что им ничего, кроме секса, не было нужно.

Поддерживать в себе подобные заблуждения — дело исключительно утомительное, и для тех, у кого в постели возникают проблемы с эрекцией, вполне привычное.

Не стану утверждать, что секс с Псевдопартнерами — чудо; мой журналист — врунишка, и все оттого, что, по-видимому, привык лгать прежней партнерше. А оказавшись в ситуации сексуального блицконтакта, облажался. Я желала, чтобы меня взяли, да с огоньком, а он желал похныкать в моих объятиях.

Не хотелось бы показаться пессимисткой — вот поэтому я на сладкое оставила вам Любовника.

Том — блестящий пример этого типа мужчин. Он эмоционально уравновешен, прекрасно знает, чего хочет, и непредвзято относится к всякого рода новинкам.

Его желания не сосредоточены на потребности постоянного подавления собственных эмоций, он не склонен подавлять и сексуальные желания. Том способен на креативный, уравновешенный секс.

В его поступках вы не обнаружите ни стремления к поиску родственной души, ни страхов за собственные поступки — он всегда честно говорил мне, что хочет от меня, да и я ему отвечала тем же. Секс с Томом всегда сохранял элементы флирта, отличался спонтанностью, вниманием к партнеру и непринужденностью. Мы вместе изучали различные способы физического выражения сексуального желания, и результат был всегда приятен для нас обоих и, разумеется, приносил удовлетворение на всех уровнях — причем в буквальном смысле.

Том, будучи Любовником, понимает разницу между любовью и сексом: он самозабвенно отдается сексу, но не в ущерб чуткости, щедрости и умению сопереживать и не впадая в ложную чувственность и притворство.

Том не склонен врать — если он хочет встречи со мной, он так и говорит, если нет — тоже. Он достаточно зрелый человек, чтобы воспринимать меня как ровню, как друга — даже, когда, позабыв обо всем, входит в меня. Будучи зримым опровержением тех, кто ищет якобы только секса, Том и ему подобные мужчины прекрасно совмещают интеллект и чувство. В отличие от Кроликов или Псевдопартнеров, Любовники не играют в игры, а вполне уверенно ведут себя во время ни к чему не обязывающих встреч без продолжения.

К моей великой досаде, Том перегорел, отказался от идеи вновь вернуться к своей экс-подружке, что предполагает вольные, ничем и никем не скованные похождения, да и я не прекращаю поисков мужчин, после одноразовых встреч с которыми непременно следуют разочарование, тоска, эмоциональный дискомфорт.

Встречами с Любовниками судьба явно не баловала меня, что, собственно, только подтверждает правоту выдвинутой мною гипотезы. Как бы плохо ни было на душе, я — оптимистка. Просто иного выхода нет; не сохрани я оптимизм, мне только и оставалось бы, что мастурбировать по ночам, я же в данный момент вся в грядущем.

Руководство для женщин

Как вести себя во время встреч на одну ночь

Будь опрятной, следи за зоной бикини.

Носи красивые трусики. Естественно, чистые. В особенности, если ты задумала ночью возложить их от избытка чувств кому-нибудь на личико.

Всегда имей в запасе презервативы. На фаллоимитаторе научись надевать их, как руками, так и ротиком.

Ради бога, сохраняй спокойствие — это всего лишь секс. И ничего особенного.

Насладись им. Секс и служит генератором именно наслаждения, а не стресса. Не трать время, выискивая поводы для расстройства:

1) если ты расхаживаешь перед ним голая, помни, что ему это всегда приятно, что это возбуждает его;

2) ты ему не покажешься толстой, будь спокойна; если ты принимаешь свое тело, он не заметит целлюлита;

3) не печалься, что ты далека от образа сверхсексуальной порнозвезды; если ты довольна собой, если нравишься себе, от этого у кого хочешь проснется желание. Именно от этого, а не от твоего бесконечного самосовершенствования и стремления к эталону женщины-мечты.

Воодушевление перебивает любую опытность. Спрашивай у него, что ему нравится, и нравится ли то, что ты с ним выделываешь. Будь всегда готова к импровизации — пусть даже она тебе и не по душе (такие вещи, как секс с детьми или животными, разумеется, не в счет).

Пусть тебя не беспокоит, если ты никак не можешь достичь оргазма. Лучше не думай этом, а насладись процессом. А если не помогает, то отстрани его руку и ублажай себя сама.

Все-таки запомни, как его зовут. Хотя, если позабыла, вполне можно обойтись общепринятой лексикой типа: «Боже!», «Давай, давай, посильнее (побыстрее)». И так далее. Он простит.

Не переборщи по части эмоций — и не требуй подобного от него. В конце концов, это всего лишь секс, а не дружба.

Не забывай об этикете «после того»:

1) если он скажет: «Я позвоню» и уйдет — понимай это как: «Всего хорошего!»;

2) если он скажет: «Все была бесподобно, спасибо тебе. Может, стоит как-нибудь повторить», и сунет тебе свой телефонный номер — понимай это как: «Не против переспать с тобой еще разок»;

3) если он скажет: «Все было бесподобно, спасибо тебе. Я чудно провел время — и дело не только в сексе, хотя он — сказка, но и в тебе самой. Если ты не против как-нибудь поужинать, звякни мне» — понимай это как: «Хочу встретиться с тобой еще и узнать тебя поближе»;

4) если он скажет: «Мы созданы друг для друга» — беги от него подальше;

5) если секс был классным, но ты, в отличие от него, повторений не желаешь, может, конечно, возникнуть искушение воспользоваться этим парнем как естественным, живым фаллоимитатором — но помни о том, что ты только навредишь бедняге, решившись использовать его в такой роли.

Руководство для мужчин

Как вести себя во время встреч на одну ночь

Помни следующее: гигиена и опрятность — дело важное, в особенности это касается нижнего белья и т. п.

Важен выбор штанов — всегда надевай самые новые, вот они должны быть чистыми. Стиль не столь важен, однако все же приятнее иметь дело с тем, кто одет по моде.

Всегда имей при себе презервативы, тут уж никаких оправданий быть не может. Фирма-производитель роли не играет, главное, чтобы они всегда были у тебя под рукой в нужный момент.

Не напрягайся особо — это всего лишь секс. И ничего особенного.

Насладись им. Секс и служит генератором именно наслаждения, а не стресса. Одноразовая встреча — не визит на собеседование при приеме на ответственную работу. Тебе предстоит развлечение, но никак не тест на сексуальность.

Воодушевление перебивает любую опытность. Будь готов к новинкам, откровенность всегда полезнее попыток казаться искушенным любовником.

Не тревожься, если у тебя вдруг пропала эрекция, — компенсируй отсутствие эрекции другими средствами удовлетворения себя и партнерши. Что бы ты ни делал, никогда не говори: «Извини, дорогая, эта штуковина сегодня что-то не работает» — и не спи, отвернувшись от партнерши. Вместо этого поласкай ее пальчиками, поцелуй ее и произнеси: «Как же меня заводит, когда ловишь кайф, так бы всю ночь и щекотал тебя», — после чего докажи свое желание на словах.

Все же попытайся запомнить, как ее зовут, — не все же время обращаться «дорогая», «золотце» и тому подобное, Не дай бог тебе назвать ее другим именем, или — еще хуже — «мамочкой».

Не переборщи по части эмоций — в конце концов, это всего лишь секс, а не дружба. Запомни:

1) любовь — привилегия постоянных партнеров, а не случайных связей;

2) любые попытки достичь эмоциональной близости только ухудшат дело;

3) если тебе нужно создать видимость близости с постоянной подружкой, обратись к проститутке, она тебе обеспечит желаемое за отдельную плату.

Соблюдай этикет при прощании.

1. Твоя фраза: «Позвоню тебе», но без подобного намерения означает, что ты — последний кретин.

2. Твоя фраза: «Все было бесподобно, спасибо тебе. Может, стоит как-нибудь повторить» — и при этом ты суешь ей свой телефонный номер — понимай это так: ты намерен переспать еще разок.

3. Твоя фраза: «Все было бесподобно, спасибо тебе. Я чудно провел время — и дело не только в сексе, хотя он — сказка, но и в тебе самой. Если ты не против как-нибудь поужинать, звякни мне» — обязательно дай ей свой номер, в противном случае ты — абсолютно несносный тип.

6 ИЮНЬ

1 июня, среда

— Помнишь, ты мне говорила о том парне, который спал с тобой и от которого ты готова была повеситься? — осторожно полюбопытствовал Тим.

— Помню, — ответила я. — А почему он тебя вдруг заинтересовал?

— Ну, у меня тут одна идейка возникла насчет того, как избежать подобных проколов и при этом повеселиться…

Я зримо представила себе ухмылку Тима, хотя разговор происходил по телефону.

— Давай рассказывай.

— Есть одно такое местечко… нудистский курорт на водах — туда люди ездят и… Ну, ты сама понимаешь…

Тим не договорил.

Я ничего пока что не понимала.

— Ничего не понимаю. Дальше.

— Ну, они… это… Короче, это место — свингер-клуб, полнейшая свобода нравов. Где народ занимается сексом коллективно. Если желаешь, можем туда отправиться.

Какое-то время мы оба молчали. Я вспомнило, что слышала о чем-то в этом роде, но мне всегда казалось, что в подобных клубах «свободных нравов» люди развлекаются тем, что перемазывают друг друга красками, маслом, а потом снимают все это на видео, чтобы потом прикалываться. Нет, подобные вещи меня явно не вдохновляют.

И все-таки любопытство взяло верх, тем более что после досадного эпизода с журналистом мне не терпелось поэкспериментировать.

— Ты давай поподробнее, — явно заинтригованная, попросила я Тима.

Мой собеседник отчетливо вздохнул.

— Послушай, пару недель назад я решил туда смотаться. Туда являются супружеские пары, чтобы оттянуться с незнакомцами и незнакомками. Народ в целом нормальный, причем все нашего с тобой возраста. Я просто решил выждать момент, чтобы рассказать тебе. Похоже, сейчас этот момент и наступил. Пойми, мы можем просто съездить туда и осмотреться, вовсе не обязательно сразу бросаться, но согласись — взглянуть на это со стороны стоит, я прав?

Я раздумывала. Идея Тима, что и говорить, было недурна. Но вот в чем проблема: мы вместе никуда никогда не выходили и не выезжали.

— Звучит любопытно, Тим, но впишемся ли мы в этот пейзаж? Мы с тобой — не супружеская пара, прошу тебя понять меня верно, как бы ты ни был симпатичен мне, но у меня нет особой охоты спать с тобой. Ты мой друг, им и оставайся.

— Нет, нет, нет, речь не идет о том, чтобы спать! — запротестовал Тим. — Мы просто появимся там вместе, а если тебе захочется отметиться по полной программе, ты же понимаешь, что я двумя руками за. И еще, гм, если тебя не будет раздражать мое присутствие, я просто могу тихонько посидеть в уголке и посмотреть на вас — все ради того, чтобы с тобой ничего экстраординарного не приключилось.

Я рассмеялась:

— Не приключилось! Тим, я тебя знаю — ты не из созерцателей!

Тим в ответ тоже рассмеялся:

— Ладно, ладно. Я не из вуайеристов, это точно. Но серьезно, если ты готова туда ехать, я тоже готов, но не ради себя, а ради тебя. Просто мне хочется, чтобы ты побыла там — поверь, очень завлекательно.

— Дай мне время подумать, хорошо? — ответила я.

— Нет-нет, я тебя не тороплю, — успокоил меня Тим. — Но если мы там окажемся, гарантирую тебе веселое приключение.

— Хочется надеяться, — ответила я, фантазируя, как все будет, и уже зная, что любопытство мое победило.

4 июня, суббота

Мой дорогой Боже!

Пойми, у меня серьезный повод обратиться к Тебе. И не по поводу цунами, полгода назад унесшего столько жизней. И не по поводу СПИДа, возникшего в результате следования догмам Ватикана. И даже не поводу того, что миллионы людей умирают от голода и войн вследствие идиотизма других людей. Нет, речь идет о куда более важных вещах — мне кажется, что я стала пугалом для тех, с кем хочу заняться сексом.

Я сама немало способствовала этому, однако считаю своим долгом заявить, что и ты внес свою лепту в произошедшее. Поскольку «пути твои неисповедимы», могу лишь предположить, что ты все же имеешь отношение к моей персональной судьбе.

Пример.

Я не принадлежу к числу обожателей полиции. Вероятно, оттого, что однажды мне пришлось 11 часов провести в отделении «скорой помощи» для пострадавших от несчастных случаев, когда мне проломил голову садист-полисмен за то, что я уселась посреди улицы протестовать, а он усмотрел во мне «угрозу». Я раздавала представителям подразделений полиции для разгона демонстрантов цветы, предлагая им мир, но, невзирая на это, мне здорово досталось от их дубинок.

Мне представляется, что стоит только на любого представителя полиции надеть соответствующую экипировку — и перед тобой еще один маньяк, наделенный частичной властью над миром и эту частичную власть в полной мере отправляющий. Ведь большинство полисменов явно не тяготеют к новизне — наша полиция поражена эпидемией сексизма, расизма и консерватизма. И я не верю, что речь идет об «отдельных представителях правоохранительных органов», это явление повсеместное и представляет взгляды значительной части общества.

И поэтому, возлюбленный Боже, я была поражена, удостоверившись в том, что, оказывается, могу почувствовать влечение к полисмену. И, говоря откровенно, меня это открытие отнюдь не обрадовало, а посему я вправе потребовать объяснений от ответственных лиц, то есть от Тебя лично.

Я просто вышла по своим делам, купить в киоске номер «Гардиан», предвкушая возможность позагорать, выпить кофе и почитать о том, что происходит в мире. Я никак не ожидала стать свидетельницей ожесточенного спора, разгоревшегося между моими соседями, и уж, конечно, не думала и не гадала, взглянув на задницу какого-то там полисмена, задаться мыслью о том, каков он под форменной одеждой.

Все началось совершенно невинно. Прибыл микроавтобус полиции, стражи порядка разняли конфликтующие стороны, после чего приступили к сбору свидетельских показаний. Тот, кому пришлось допрашивать меня, оказался весьма симпатичным и хорошо сложенным мужчиной лет тридцати, с живыми синими глазами и светлыми волосами. Не могу сказать, что сразу же принялась разглядывать его, просто это результат мимолетного наблюдения — я, знаешь ли, очень наблюдательна.

Он задал мне кучу дурацких вопросов и даже извинился за то, что они дурацкие, пытался шутить, чтобы разрядить обстановку. Я отвечала не без сарказма; он усмехнулся, когда я сыронизировала по поводу его неумения быстро писать.

Обсуждая инцидент и посмеиваясь над моими недалекими соседями, я вдруг отметила, что не просто хохочу над его шутками, но и помимо воли пальцами перебираю волосы, поглаживаю себя по затылку — одним словом, флиртую с ним.

Когда полисмен направился к коллегам обсудить детали, я со всей ясностью поняла, что присматриваюсь к изгибу линии его бедра, его выпуклому симпатичному заду. Пока он был занят беседой со своими товарищами, я, украдкой бросив взгляд на груди, убедилась, что соски набухли и не на шутку — торчали, словно пули сквозь тончайшую футболку, накинутую поверх бюстгальтера «бикини». Черт, да я завелась, оказывается.

Полисмен вернулся ко мне, и мы болтали дальше, я тем временем попыталась усилием воли расслабиться. Разумеется, впустую, потому что очи блюстителя порядка пару раз задержались на мне. Я заметила, что ворот форменной рубашки у него открытый, во всяком случае, мне хватило, чтобы живо представить себе, как я расстегиваю остальные пуговицы, запускаю пальцы в поросль на груди, нащупываю его соски и ласкаю их. Я попыталась прекратить виртуальное раздевание собеседника, но особого смысла в этом уже не было — он откровенно флиртовал со мной, так что перед моим мысленным взором он все равно был в чем мама родила.

Вот же дьявол! Угораздило, нечего сказать. И кого? Полицейского! Затянутого в форму фашиста. Возжаждавшего могущества Служителя Государства. Что меня так привлекло в нем? С какой стати я воображала, каково поцеловать его? Ради чего стала мысленно стаскивать с него аккуратно подогнанные форменные темно-синие штаны?

Нет, что-то явно не так в моей голове. Единственное объяснение — среди уймы Твоих забот, Боже, имеется и какой-то неведомый мне План. Не сомневаюсь, у Тебя имелись веские основания для того, чтобы повернуть все именно так, выразив свою волю именно в том, чтобы склонить меня увлечься совершенно несвойственным мне субъектом. По-другому этого просто не объяснить. Согласна, я в известной мере помешана на сексе, но со всей категоричностью утверждаю, что ни за что не отдамся представителю той организации, из-за которой мой череп чуть было не разлетелся на части. И пусть он хоть трижды красавец, и улыбка у него очаровательная, и задница.

И вот теперь, когда Ты знаешь, что у меня на уме, я жду от Тебя объяснений. Не мне Тебя учить, как это делается — дашь мне какой-нибудь знак, что ли, сделаешь так, чтобы на меня снизошло озарение. И вовсе не обязательно, чтобы это походило на вспышку молнии в грозу, просто вышли мне выигрышный лотерейный билетик. Вполне приемлемо, если на моем горизонте возникнет некий симпатичный мужчина. И я все пойму. Хочется рассчитывать, что хаотичное нагромождение событий последнего времени обретет желанную упорядоченность и восстановит рациональность видения мира.

Жду знамения от Тебя, разумеется, стоя на коленях, как положено.

7 июня, вторник

Боже, какое необычное послание от Блоггера. Он явно заигрывает со мной. Нет, я ничего не имею против, но ведь «добрые друзья» не спят друг с другом, если я верно все понимаю.

Хотя, если дело касается меня, все может обернуться и по-другому.

12 июня, воскресенье

Когда мы с Тимом явились в курортное местечко Уиллсден вчера вечером, я жутко волновалась. Не помогли даже две двойные порции виски. Я видела перед собой толпы людей, расхаживавших в одних полотенцах, а несколько человек вообще предпочли раздеться догола.

У меня нет предрассудков относительно наготы, но благовоспитанной британке, привыкшей к британскому ханжеству, все-таки весьма непривычно созерцать повсюду такое обилие колыхающихся грудей и других частей тела.

Впрочем, я привыкла очень быстро.

Вероятно, тому способствовал Тим. Он мигом стащил с себя все лишнее, выставив на всеобщее обозрение свои скульптурные прелести.

Неплохой у тебя задок, констатировала я, почти позабыв, что еще совсем недавно страстно сжимала эти литые ягодицы, когда мы были вместе впервые. Но с тех пор миновали сотни световых лет.

Я, в отличие от Тима, проявила себя куда более сдержанной, хотя все же решилась предстать перед публикой в повязанном вокруг грудей полотенце, услужливо протянутым мне на входе в павильон источника.

Весь первый этаж занимали джакузи, несколько парных, небольшой бассейн и сауна, кроме того, здесь имелась и куча душевых. На второй этаж вела лестница.

— А что наверху? — поинтересовалась я у Тима.

Тот ухмыльнулся в ответ.

— Погоди, всему свое время. Свожу и туда.

Интерес мой достиг пика, мы опустились в шезлонги, стоявшие напротив входа в бассейн, и наблюдали затем, как зал наполняется людьми. Я поразилась тому, что здесь было полным-полно парочек чуть старше двадцати, они с трудом сочетались с тридцатилетними, составлявшими большинство. Мне даже показалось, что мы с Тимом — чуть ли не самые молоденькие здесь. Но я заблуждалась. Повсюду было видно множество весьма симпатичных парней и девчонок — да, здесь было, где развернуться.

Спустя некоторое время Тим стал уговаривать меня отправиться в джакузи, тут же бросился в воду, оставив меня стоять как дурочку, которая не может расстаться с полотенцем. И я тоже решила прыгнуть. Оказавшись в теплой воде, я заметила, что все без зазрения совести глазеют на мое тело, что придало мне чувства уверенности.

Вместе с нами в бассейне плескались еще четыре пары. Мы с Тимом, сидя в воде, раздавали улыбки направо и налево, народ попался здесь разговорчивый. Пробыв несколько минут в горячей воде, я подметила, как две парочки стали любезничать, а девушки — многозначительно хохотать. Вскоре они уже целовались, а партнеры подначивали их. Тим тут же многозначительно посмотрел на меня: мол, я же тебе говорил.

Широко улыбнувшись ему, я стала наблюдать, как две девушки повернулись задами к своим партнерам, не переставая при этом страстно целоваться.

Я ощутила знакомое волнение между ног, видя, как оба партнера входят в девиц, нежно массируя им груди. Я глазам поверить не могла — ничего подобного вживую мне видеть не приходилось. Я и оглянуться не успела, как вся компания превратилась в переплетение рук, ног, тел. Вот это было зрелище!

Потом одна из девушек повернулась к подружке и, улыбаясь, что-то прошептала ей на ухо. Они кивнули друг другу, после чего поднялись и направились прочь из джакузи, парни за ними. Эрекция у обоих была отменной.

— Пошли за ними, — вырвал меня из раздумий голос Тима. — Хочу показать тебе, что сейчас будет.

Недоумевая, я пошла за ним, подхватив по пути полотенце. Мы направлялись к той самой лестнице, о которой я спрашивала Тима. Пару секунд спустя мы заметили, как обе пары исчезли в комнатке, дверь которой выходила в холл.

Кроме этой двери в холл выходило еще несколько — пять или шесть, точно не могу сказать. Но та, за которой исчезли обе пары, оказалась запертой. Я была несколько разочарована подобным оборотом — мне страшно хотелось подсмотреть, что там происходит.

— Вот здесь и делаются дела, — пояснил Тим, обведя рукой двери.

— Что за дела? — спросила я в принципе понимая, что он имеет в виду.

— Игрища, — прошептал он в ответ. — Если побудем здесь еще немного, может, и удастся увидеть что-нибудь забавное — иногда они нарочно распахивают дверь настежь, чтобы публике было на что поглазеть, или же приглашают желающих принять участие.

Я кивнула, словно речь шла о какой-нибудь заурядной вещи — подумаешь, поглазеть на нудистов, занимающихся сексом.

Меня пугала подобная перспектива, но я была настолько поражена, что не в силах была уйти прочь. До ужаса хотелось понаблюдать вживую разыгрывавшуюся у меня на глазах сцену коллективного совокупления. Тим жестом успокоил меня, давая понять, что ничего страшного со мной не случится.

Долго дожидаться не пришлось. Вскоре с другого конца коридора донеслись шум и голоса. Мы тихонько направились туда и, подойдя, просунули головы в раскрытую дверь.

Я не поверила своим глазам.

На роскошной постели на четвереньках стояла девушка, а молодой парень брал ее сзади. Стоявший перед ней на коленях другой парень наслаждался минетом. Лежащий рядом с ней третий партнер с блаженным стоном самозабвенно мастурбировал.

Когда мы с Тимом вошли в комнату, все обратили на нас внимание. Я почувствовала, как краснею.

— Давайте к нам, — позвал один из парней. — Присоединяйтесь!

Я вопросительно посмотрела на Тима — по-видимому, у меня на лице был написан ужас.

— Нет, спасибо, мы просто зашли взглянуть — если вы, конечно, не против, — заверил его Тим, и я тут же сообразила: он заботится обо мне.

На мгновение девушка прервала минет и повернулась посмотреть на меня.

— А ты ничего, — с улыбкой оценила она меня. — Разве тебе не хочется поиграть с нами?

Я нервозно хихикнула.

— Нет, нет, спасибо, сегодня вечером я решила просто поглазеть. Похоже, ты сегодня не скучаешь — полный рот хлопот.

Девушка улыбнулась и тут же продолжила прерванный было минет; ее партнер изнемогал от удовольствия.

Некоторое время мы с Тимом наблюдали. Взяв меня за локоть, Тим прошептал:

— Давай-ка пойдем, оглядимся, тут есть и еще на что взглянуть, поверь. Тебе явно понравится.

Я кивнула, и мы оставили эту четверку веселиться вовсю.

Тим подвел меня к другой лестнице, жестом велев подниматься.

— А что там? — настороженно спросила я.

— А там, — торжественно произнес мой сопровождающий, — там как раз-то и начинается действо.

У меня было такое лицо, что Тим невольно обнял меня.

— Говорю же — тебе понравится, это я гарантирую.

И повел меня вверх по лестнице.

Первое, что я ощутила, это ударившая в лицо жара. Горячий воздух словно струился вниз по лестнице. Мы оказались в обширном помещении. Воздух был буквально пропитан страстью. В полутьме протянув руку вперед, я наткнулась на влажную на ощупь стену.

Когда наши глаза привыкли к темноте, мы стали различать детали.

В помещении стояли четыре тахты, на каждой сидели по две-три обнаженных пары. Посреди комнаты две пары откровенно занимались сексом прямо на полу.

Я сначала не поняли, чем они занимаются, но вскоре до меня дошло.

Я разобрала четверых или пятерых мужчин, сосредоточенно мастурбировавших, три минета, двое парней ублажали ртом своих партнерш, две пары осваивали догги-стайл, еще две — сидели друг на друге, а две парочки, устроившись на тахте, совокуплялись традиционным способом, время от времени меняясь партнерами.

Онемев, я во все глаза наблюдала за происходящим. Слава богу, здесь темно, а не то все бы увидели, как у меня глаза в буквальном смысле лезут на лоб.

Так вот, оказывается, что такое свингер-клуб и полнейшая свобода нравов! Теперь я поняла. Занимаясь сексом, пары взаимно обозревают друг друга. Я слышала громкие мычания и стоны, надо сказать, не могла оставаться равнодушной — недвусмысленные инстинкты пробуждались и во мне. Я на миг представила себе ощущения тех, на кого мы сейчас с Тимом смотрели. Интересно, что ты переживаешь, будучи, так сказать, «в гуще масс».

Тим вновь вырвал меня из эротических медитаций.

— Давай-ка сядем вон там, — предложил он и, указав на промежуток пола между кушетками, уселся прямо туда.

Я смущенно уставилась на него — к чему тут разговаривать?

Все поняв, Тим кивнул мне на группу молодых людей, которые, не отрывая взора от пар. Я, стараясь быть незаметной, проскользнула к Тиму, не желая портить этим парням впечатление от зрелища.

Несколько минут мы просто сидели и смотрели. Никогда в жизни мне не приходилось созерцать подобного шоу, как и вдыхать пропитанный сексом воздух этого помещения. Кругом был сплошной секс, бушующее море секса.

Склонившись ко мне, Тим прошептал:

— Ну как? Прав я был? Нравится тебе?

— Еще как! Я просто в восторге, — зачарованно ответила я. — У-ух!

Тим усмехнулся.

— Небось, заводит? — осведомился он. А потом прошептал прямо мне в ухо:

— Ты уже готова, а?

В резонанс его словам пульсировала моя подружка — какая-то часть меня готова была лечь на Тима и заставить его взять меня. Но я понимала, что здесь это некстати. Будто угадав мои мысли, Тим сказал:

— Знаешь, я так хочу секса, что надо что-то делать с этим, но мы ведь с тобой — друзья, так что лучше уж не надо ничего такого.

Тим смущенно пожал плечами, я кивнула в знак согласия.

— Хотя, — продолжал он. — Я привел сюда тебя просто на экскурсию. Мы вполне можем пойти куда-нибудь и помастурбировать как следует — не на публике, потому что ни к чему поддаваться порыву сейчас.

Я снова кивнула, довольная оттого, что он понимал ситуацию. Но, с другой стороны, мне жутко хотелось ощутить его в себе, и это желание почти затмевало разум.

Попытавшись сосредоточиться на другом, я переключила внимание на одну моложавую пару, увлеченную делом прямо перед нами.

Удивительно и непривычно было смотреть на двоих людей, абсолютно непринужденно занимавшихся сексом и отдававшихся наслаждению на глазах у других. Когда партнер, решил сменить позицию, то, заметив мой взгляд, улыбнулся мне во все тридцать два зуба. Я улыбнулась в ответ, он, не отрывая от меня взора, убыстрил темп. И в эту минуту я ощутила, что и я — часть его наслаждения — их с партнершей наслаждения! — и поймала себя на мысли, что это, должно быть, здорово и что, может быть, и мне стоит попробовать или хотя бы передвинуться к ним поближе.

Но я не чувствовала себя готовой к такому. Я была здесь не одна, с Тимом, а в его присутствии я не отваживалась даже помастурбировать, не говоря уже о том, чтобы слиться с ним в экстазе. Свобода нравов, может быть, и неплохо, но только в том случае, если ты пришел с подходящим партнером.

Похоть настолько измотала меня, что я предложила Тиму убраться подобру-поздорову, и мы стали спускаться вниз одеваться. Когда я уже покидала раздевалку, ко мне неожиданно подошли тот самый парень со своей подружкой. У обоих был весьма довольный вид.

Он дал мне свой номер телефона, сказав, что они готовы повеселить меня в ближайшие выходные, так что, если у меня возникнет такое желание, милости просим.

Сердце мое готово было выпрыгнуть из груди от восторга. Улыбнувшись, я сказала, что непременно позвоню.

Думаю, точно позвоню.

15 июня, среда

Вчера вечером звонил Блоггер. Мы поболтали о его работе, которая становится ему в тягость, потом беседа наша незаметно приобрела игривый характер.

Понимаю, что затрагиваемая в беседе тема секса здесь ни при чем — было бы глупо, если бы она была при чем, — но я только думаю, уж не переменил ли он мнение относительно наших с ним «чисто дружеских» отношений.

То, как мы откровенно заигрываем друг с другом, наводит меня на мысль, что рано или поздно между нами что-то произойдет — несмотря на то что Блоггер собрался за границу.

Думаю, что, если Блоггер решит прощупать почву и предложит встретиться, я соглашусь.

Тем более если проклюнется возможность переспать с ним.

16 июня, четверг

Собралась с духом и позвонила Элли и Уилли, той самой симпатичной парочке, с которой мы познакомились на нудистском курорте. Понять не могу, отчего я так нервничала, — они поговорили со мной по очереди, настроены были весьма дружелюбно, отчего мою скованность как рукой сняло — никаких неловких пауз.

Поначалу я, разумеется, чувствовала себя неудобно — все-таки не каждый день обсуждаешь по телефону с теми, кого едва знаешь, детали своего группового секс-дебюта. Однако после получаса игривого общения я почувствовала себя куда лучше, идея мне понравилась, и мы договорились, что на следующий день вечером я буду у них.

Жду не дождусь.

17 июня, пятница

Элли заехала за мной на машине, и мы поехали в Барнет, на квартиру к ее приятелю Уилли. Здорово отправиться в пригород на ночь, в особенности если ночь эта обещает быть веселой, думала я.

Идея встретиться заранее принадлежала Элли — она объяснила это желанием подготовить меня психологически, заверив, что никто никого принуждать не собирается, что все настроены провести эту ночь весело и поближе узнать друг друга.

Но, добавила Элли, раз уж мы собрались в одну постель, следует для начала определить кое-какие правила. И мы эти правила обсудили: безопасный секс, полное доверие, никаких болезненных ощущений, личных предпочтений или неприязни. Такой подход показался мне в высшей степени откровенным и рациональным. Мне предстоял секс с Элли и ее приятелем. Так будет выглядеть мое боевое крещение в клубе свингеров.

Впрочем, все оказалось не таким уж безоблачно простым. Когда мы поворачивали к дому Уилли, Элли объявила, что на этот вечер существует одно железное правило.

— Какое? — поинтересовалась я, думая про себя, что это, вероятно, что-то вроде запрета на фото- и видеосъемки.

— Тебе нельзя будет спать с Уилли, — пояснила Элли. — Все, что угодно, но вот входить он будет исключительно в меня.

И улыбнулась, положив мне руку на колено.

Лихо, нечего сказать. То, что мне как раз больше всего нравится — и на тебе! Нельзя, и все тут. И объявить об этом нужно было непременно уже у порога. Скажи Элли мне об этом раньше, я, может, вообще не стала бы с ними связываться. Я недоумевала, как это собраться на групповой секс — и чтобы тебя никто не взял.

Я присмотрелась к Элли. Блузка у нее была расстегнута, в глубоком вырезе проступала кожа. Моя киска тотчас же прореагировала на это.

Ну и черт с ним, подумала я. По крайней мере, получу представление о сексе с женщиной.

В ответ я провела ладонью по коленке Элли, а она склонилась поцеловать меня.

Начало было положено.

На дальнейшее знакомство ушло совсем немного времени — пара бутылок вина, и Элли, забравшись с ногами на диван, стала в открытую заигрывать со мной. Ее дружок тоже смотрел на меня, как кот на кусок свежего мяса.

Мы с Элли начали с поцелуев, потом она стащила с меня блузку и принялась поглаживать мне груди.

— Как классно! — бормотал Уилли. — Вы просто красавицы, глаз не оторвешь.

Улыбнувшись ему, я подумала: интересно, хочет ли он меня. Сама я уже была готовенькая.

Я тоже стащила с Элли блузку, и мы стали гладить друг друга. Чувство было восхитительное. Затем мы начали стаскивать друг с друга оставшуюся одежду и призвали к себе Уилли. Тот, не теряя времени, разоблачился. Уилли обнял нас обеих и стал поочередно целовать.

Я чувствовала себя на седьмом небе: с одной стороны шершавая щека Уилли, с другой — нежная кожа Элли. Мне хотелось переспать с ними обоими сразу.

Спустя некоторое время Уилли отстранился.

— Хочу посмотреть на вас, — объявил он, лаская себя.

Мы с Элли ничего против не имели. Лежа на покрывале тахты, мы гладили друг друга, ласкали, ее пальцы сновали у меня между ног.

Вот, значит, каково пальчиками ублажать девчонку, мелькнула у меня мысль, когда я ощутила, что девушка взмокла от желания, и стала пальцем поглаживать вокруг клитора Элли. Та блаженно застонала, я вложила ей палец внутрь, поразившись тому, как там горячо. Элли стала подергиваться, и я сунула туда и второй палец, отчего девушка ахнула.

Уилли возбуждался все сильнее: он гладил мне груди, целуя Элли, потом действовал наоборот. Мне нравилось.

Вот только одно мне не нравилось — она не умела действовать пальчиком.

Будучи девчонкой, думала я, можно все-таки было этому научиться, но вскоре убедилась, что принадлежность к одному полу и общая физиология еще ничего не значат, если речь заходит о сексе. Элли действовала пальцем так, что мне было неприятно и даже больно.

Я пыталась оставаться в рамках такта — в конце концов, эти люди меня пригласили сюда заняться сексом, причем сразу с обоими. Так что следовало быть вежливой. И не стала просить ее сменить технику, а просто молчала, спрашивая себя, сколько еще так выдержу.

К моему счастью, ее сменил Уилли — его вмешательство тут же привело почти к оргазму. И я пережила бы пик наслаждения, если бы не Элли, которую взяло за живое, что ее мужчина решил вплотную заняться мной, и она тут же остановила его.

Лучше некуда. Я вот-вот кончу, а тут она останавливает Уилли?

Я почувствовала, что меня лишили законной доли наслаждения, тем не менее, вслух ничего не высказала. Это показалось мне неуместным.

Когда Элли стала на колени и призвала меня на пару сделать минет Уилли, я почувствовала, что каким-то образом привязываюсь к этой парочке, что я не лишняя здесь, возбуждаясь все сильнее.

Потом Уилли поставил нас с Элли на колени перед собой. Я услышала, как Элли блаженно ахнула и обернулась посмотреть, что происходит. Уилли вошел в нее и тут же ввел три пальца мне в киску. Таким образом, он обслуживал сразу двоих. Мы Элли чувствовали себя на седьмом небе.

Но потом она усекла, что Уилли ласкает меня пальцами, тут же вскочила и потребовала приятеля выйти с ней. Уилли послушался и пошел за ней. Выходя из комнаты, он шепнул мне: «Какая ты вкусненькая!»

Я лежала на тахте и от скуки и раздражения начала было мастурбировать.

Я слышала, как они препирались за дверью: Элли обвиняла Уилли, что тот, дескать, нарушил договоренность, он пытался оправдываться, утверждая, что его дружок и близко около меня не был. Какое-то время они орали друг на друга, потом до меня донесся плач Элли. Тут в комнату вернулся Уилли, и я стыдливо прекратила игры с собой.

— Элли немножко расстроилась, — пояснил он. — И пошла спать. Я тоже сейчас хочу лечь.

Кивнув, я пожала плечами.

— Жаль, что все так вышло, — извинялся Уилли. — Я думал, мы уже готовы к таким вещам, но оказалось, нет.

Я попыталась улыбнуться и не смотреть на Уилли и вообще позабыть о так и не испытанном оргазме. Сейчас мне нужно было только одно — помастурбировать.

— Вот что, — сказал Уилли, — если ты все же не охладела к этому, наш номер ты знаешь. Так что звони.

— Конечно, — солгала я.

Улыбнувшись, Уилли поцеловал меня в губы.

— Ладно, до утра, — шепнул он мне и ушел, оставив меня одну в гостиной.

Лежа, я попыталась переключить внимание на стоящую передо мной задачу — достичь желаемого. И, хорошенько представив себе Блоггера и его язычок у себя внутри, достигла этого.

Но сон не шел — слишком уж я переволновалась. Мысли не давали уснуть.

Я с нетерпением ждала утра, а когда рассвело, оделась, собрала свои вещи и уехала.

Дожидаясь первого поезда метро, я размышляла о произошедшем. Вся история показалась мне чистейшим идиотизмом. Сама виновата — надо было семь раз отмерить, прежде чем бросаться в подобную авантюру.

И я подумала: а правда ли, что в компании все намного проще? Только что мне пришлось убедиться, что не только не проще, а напротив, намного сложнее.

В особенности, если задеты чьи-то чувства.

19 июня, воскресенье

После неудачной попытки заняться групповым сексом в обществе Элли и Уилли, я перетряхнула воспоминания о дурацких сексуальных контактах. К счастью, большинство из них принадлежали далекому прошлому.

Много лет назад мне пришлось переспать с одним типом, который оказался в постели никудышным. Нет, он был хорош собой, и я, дурочка, сразу же решила, что и в постели он покажет класс. Однако все оказалось как раз наоборот.

Я тогда была наивной, неопытной, но любознательной восемнадцатилетней девчонкой. Я работала на телевидении, вращаясь в кругах «богатых», «знаменитых» и вообще «гламурных», как мне представлялось. Я обожала шумную жизнь и знаки внимания со стороны противоположного пола. И жаждала новизны опыта.

И когда этот видный, яркий мужчина из Лос-Анджелеса ненадолго прибыл в нашу контору, я смотрела на него с восхищением и любопытством. И не только я, на него реагировали почти все наши женщины: стоило ему зайти комнату, как они сразу начинали с ним заигрывать и преувеличенно смеялись его шуткам. Еще бы — видный мужчина, сексапильный, обходительный да вдобавок холостяк. Все наше бабье царство грезило переспать с ним.

Исключая меня. Ему было уже целых тридцать шесть. И мне представлялось, что он и внимания не обратит на какую-то сопливую девчонку. По наивности и невежеству я никогда не задумывалась всерьез, что как раз это и может его привлечь — моя молодость и неопытность.

И его первые заигрывания я расценила просто как проявление дружелюбия, когда же он попросил показать ему Лондон, я никаких эротических подтекстов в этом не усмотрела, хотя, признаюсь, была польщена.

До меня дошло, что я его всерьез интересую, только когда он однажды в полутемном кинозале положил мне руку на плечо. Вскоре его рука стала поглаживать мне затылок, потом опустилась ниже, оказалась на груди. Разумеется, я понимала, что если тебя лапает тот, кто ровно в два раза старше, это мерзко, но, тем не менее, мне было приятно, так что я не протестовала. И когда его рука добралась до задницы и стала ласкать ее, я тоже не протестовала. Вот когда я ощутила его пальчики между ягодицами, когда они секунду спустя добрались до промежности и стали орудовать там, тогда я все же убрала его руку. Я была изумлена, раздосадована, словно меня втянули в нечто непристойное. В конце концов, все происходило в общественном месте.

И все-таки мне понравилось. Даже будучи неопытной, я сообразила, что он до предела возбудил меня, и когда он предложил мне отправиться куда-нибудь в спокойное место, я согласилась, и мы ушли из кино, так и не досмотрев фильма.

В конце концов мы приехали на квартиру к его другу, где была великолепная спальня с четырех-спальной кроватью, белыми драпри на стенах, окно до потолка и канделябры на дубовом паркете пола. Словом, любовное гнездышко, как на заказ. Заблуждение.

Все начиналось вполне пристойно: страстные поцелуи, нежное поглаживание по груди. Потом он словно нажал на акселератор — только что нежно ласкал меня, а тут грубо и решительно запустил внутрь меня пальцы и стал энергично работать ими. Я не успела и опомниться, не то что возбудиться. Я почувствовала боль, попыталась убедить его действовать не столь напористо, но он, будто не слыша меня, старался как можно глубже вогнать в меня пальцы. Чем грубее он действовал, тем меньше возбуждал меня.

Я еще тогда поразилась неопытности этого человека. То есть в тридцать шесть уже можно иметь представление о том, что женщине доставляет удовольствие, а что нет. Я попыталась дать ему понять, чего жду от него, но, похоже, его это не сильно интересовало. Выглядело так, будто у него были свои собственные представления о том, каким должен быть секс, и он их менять не собирался, невзирая на реакцию партнерши, как и на то, приятно ли ей это вообще.

Естественно, я, в силу неопытности, не могла заставить его действовать по-другому, как не могла и взглянуть на него другими глазами и, таким образом, сгладить неприятное впечатление от его жесткой методики.

После своих ручных упражнений он надел презерватив и попытался войти в меня. Не надо быть слишком уж проницательным, чтобы понять, что это не удалось.

Таким образом, я воспротивилась агрессии — мол, «закрыто!», так что, дружок, иди себе по-хорошему. Но дружок почти всю ночь не прекращал героических попыток штурмовать сей бастион, без особого, впрочем, успеха.

Утром мы вместе отправились на работу, уговорившись, что в офис войдем порознь — сплетни ни к чему. На работе все было как обычно, никто ничего не заподозрил, да мы почти и не разговаривали. У меня не было к нему и следа неприязни, если уж что и было, то, скорее, сочувствие, как мне представляется. Когда другие женщины начинали судачить на предмет его сексуальности, я предпочитала не слушать и молчать. Какой смысл лишать этих бедняг иллюзий, к чему разрушать его репутацию, наносить ущерб чужому эго.

Но, задумываясь об этом теперь, в особенности после неверности Стивена, спутавшегося с женщиной намного младше себя, я понимаю, какое жуткое невежество проявила я в отношении всей этой истории. Мужчина вдвое старше меня, пытавшийся навязать мне секс, когда я этого не хотела.

20 июня, понедельник

Дружок Кэти не отрывает глаз от моего бюста. Бюст мой, конечно, внушительный, не спорю, и все же столь явно сравнивать его с бюстом Кэти ни к чему. Это меня здорово смущает.

Дело в том, что мне знаком это взгляд мужчины. Он одинаков у всех. Нравится — пусть себе смотрят, дело не в этом, дело в том, чтобы они не глазели, а оглядывали бы мою грудь мельком, не столь демонстративно, и уж никак не в присутствии моих подруг и своих (потенциальных, будущих, запланированных) жен. А приятель Кэти буквально сворачивает себе шею, стараясь обозреть мои груди, он делает это при любой возможности, причем независимо от присутствия своей приятельницы.

Я никак не могу взять в толк, отчего он так ведет себя, если предположить следующее:

1) я — близкая подруга Кэти;

2) ее грудь больше, чем у меня;

3) мы обе видим, как он пялится на меня.

Странно, что парень не понимает, чем ему грозит столь бесстыдное разглядывание. Не сомневаюсь, что от бдительного взора Кэти его любопытство не ускользнет, а если и ускользнет, то в конце концов она все же это заметит.

Без похвальбы скажу: вполне вероятно, что я представляю объект фантазий и для него, и для нее и что она не только знает о том, что он рассматривает меня, но и наслаждается этим, такое тоже бывает. Впрочем, насколько я знаю Кэти, подобное на нее не похоже.

К несчастью, у ее приятеля в сексуальном смысле взгляды очень демократичные, и я не рискнула бы однозначно оценивать его верность или же неверность.

Я не могу делать какие-либо умозаключения, не могу и поделиться ими с Кэти — жизнь научила меня следующему: лучше уж оставить все как есть, чем портить отношения с подружкой.

Десять лет назад мне пришлось расстаться с подружкой, с которой мы до этого не расставались 14 лет, и все по причине несоблюдения этого правила. Мы с Бекки росли вместе, лет до двадцати и даже старше мы были с ней как сестры. У нас не было друг от друга секретов: первые месячные, первая сигарета, первая любовь. Это она поддержала меня, когда мой первый парень покончил жизнь самоубийством; я поддерживала ее, когда ее бывший приятель получил срок за серьезное преступление. Мы были неразлучны.

Разумеется, мы не могли не говорить о сексе. Мы даже обсуждали вопросы сексуального экспериментирования друг с другом, когда выпивали, так мучило нас любопытство, а потом смеялись над своими потугами. Мы всегда были готовы помочь друг другу, всегда успокаивали другу друга, помогая перенести горечь разрыва с очередным приятелем.

И когда один из ее приятелей дал однажды вечером дал мне номер своего пейджера, положил мне руку на коленку и прошептал в ухо: если, мол, мне когда-нибудь захочется переспать, то я должна позвонить ему, — моим первым желанием было немедленно рассказать обо всем Бекки. Она была от него без ума — я и подумала, что лучше будет, если она обо всем узнает. Как же я заблуждалась.

Услышав от меня новость, она была озадачена и возмущена, собралась тут же отправиться к нему и заявить, что все кончено, но вскоре все изменилось. Когда ее приятель солгал, заявив, что, дескать, я сама навязалась ему, Бекки с готовностью проглотила это и порвала со мной, не с ним. И он по телефону вопил как резаный, что я, мол, «лживая тварь» и тому подобные вещи. Моя подружка плакала рядом. Что же до меня, я была слишком ошарашена, чтобы говорить.

С тех пор я ее больше не видела. Десять лет. Вот так и завершилась наша долгая и задушевная дружба с тобой, Бекки.

Разумеется, я пыталась прояснить все. Я несколько месяцев названивала ей, забрасывала письмами в надежде, что она одумается, поймет, что не я лгу, а он. Бекки и слушать меня не желала, порвав со мной и оставаясь с ним. Для меня это оказалось душевной травмой, я несколько лет не могла оправиться от потери.

Я понимаю, что все это говорит больше о ней, как о человеке слабовольном, как о ненадежной подруге, нежели обо мне, которая «поступила правильно», но если бы мне представилась возможность вновь вернуться в те времена, я бы ни за что не призналась ей, что он стал клеиться ко мне. Вот ему я сказала бы, чтобы он успокоился и призадумался над тем, каково будет ей узнать о том, что он подбивает клинья ко мне, и предоставила бы ей самой оценить, что он за тип. Тогда я не потеряла бы лучшую подругу.

В свете приобретенного опыта я ни за что не стану рассказывать Кэти о взглядах ее ненаглядного дружка на мой бюст. Напрасно все это, и слишком рискованно заваривать кашу. Становится грустно оттого, что я, будучи человеком прямым и заслуживающим доверия, способным сказать дорогим мне людям правду в глаза, все же не решаюсь это сделать, потому что опасаюсь растерять друзей. Вот и приходится носить в себе всю эту грязь, надевать просторные блузки, всячески скрывать свои прелести, когда мне случается встречаться с дружком моей Кэти. Чем незаметнее будет мой бюстик, тем меньше будет у него возможности глазеть на него. Так что пусть выберет себе на будущее другой объект для созерцания.

22 июня, среда

Меня все еще бесит повышенный интерес приятеля Кэти к моим грудям. Если меня что и раздражает, то это когда мужчины моих подружек начинают оказывать мне знаки симпатии в присутствии своих жен или любовниц. Тут уж моя терпимость падает до нуля. Я, слава богу, подучилась гневным взглядам, если у них хватает легкомыслия заглядывать мне еще и в глаза или расточать улыбки.

Да проблема вовсе не в том, что они глазеют — как я уже говорила о Кэти, все было бы вполне нормально, знай она об этих играх, — проблема в том, что эти приятели и мужья моих подружек или просто знакомых и не подозревают о том, как меня раздражает, когда они пялятся на мой бюст. Для меня это — акт предательства, и уж если верность, доверие и честность — необходимые условия любой дружбы, двойная ложь просто невыносима для меня.

Это не то же самое, как если бы он занялся сексом с другой, — тут куда более серьезная провинность; но скрывать собственные фантазии — значит иметь секреты от партнерши, а подобное укрывательство правды явно не по мне.

Сегодня я выходила за покупками, и моя местная торговая артерия была полна мужчин, разглядывавших меня, улыбавшихся мне — украдкой, — будто они витали в своих снах наяву, видимо, вид мой поднимал их боевой дух. Меня от подобного всегда тошнило.

Может, оттого что все это до боли напоминает историю с моим бывшим приятелем по имени Стивен и собственную роль мишени.

Я всегда замечала, если он вдруг заглядывался на другую женщину, когда мы выходили куда-нибудь вместе. Я помню, как однажды мы отправились то ли на коктейль, то ли на вечеринку, и он там не мог оторвать взора от одной особы с весьма внушительным бюстом. Он уставился на это великолепие, и я заметила в его взгляде неприкрытое желание. И приняла как должное.

Дело в том, что у нас было так — возбуждаясь, он возбуждает меня. Все, что я хотела, это чтобы он взглянул в тот момент на меня, улыбнулся бы, махнул мне рукой. В этом случае я убедилась бы, что и я — часть его фантазий. Что же до его желания соблазнить эту особу, об этом мы наговорились бы вдоволь после того, как оба насытились бы сексом друг с другом.

Но Стивен на меня не взглянул. Не заметил огня в моих глазах. Он и понятия не имел, что я наблюдала за ним, за ней и что это лишь подстегивало мое влечение к нему. Исключив меня из игры, он продолжал смотреть на девицу, будто пытаясь навечно запечатлеть в памяти каждую деталь ее внешности. Отдельно от меня.

То, что меня отстранили, пренебрегли мною, вызвало чувство обиды, собственной ненужности, что, в свою очередь, вызвало приступ жуткой ревности — черты, в целом скорее нехарактерной для меня.

Когда мы в тот вечер вернулись домой, Стивен прижал меня к стене, и я ощутила его возбуждение. И хотя я должным образом отреагировала на это (учащенным дыханием и блеском глаз), чувство обиды не покидало меня. Когда он, приподняв блузку, сжал мою грудь, я подумала: а может, сейчас он ее представляет? Когда он страстно вошел в меня, я почувствовала себя ею, именно ее он ласкал, а не меня.

Вполне возможно, что все мои душевные беды и реакции — рациональные или же иррациональные — не последовали бы, включи он и меня в свои фантазии. Если бы он взглянул тогда на меня и улыбнулся или же сказал что-нибудь типа: «Вот это грудь, а? Если бы я посмотрел, как она ласкает тебя — я бы от этого так завелся, что…» — я бы отреагировала совершенно иначе. В этом случае фантазировали бы МЫ ОБА, а не только ОН. То, что Стивен устранил меня из своих фантазий, заставило меня задуматься — а доверяю ли я ему? А я не могла ему доверять, потому что не сомневалась, что, глядя на меня, он в мыслях с той, которая младше его чуть ли не вдвое..

И пусть я могу показаться циничной, рассуждая подобным образом, я все же не теряю надежды, что однажды повстречаю того, кто сможет довериться мне во всем, кто не станет скрывать от меня своих вожделений и прихотей, что поможет и мне делиться с ним своими. Того, кто поймет, что честность и откровенность со мной будет означать для него свободу самовыражения без опасения, что я возьму на себя роль его судьи или хозяина. Я хочу видеть рядом с собой того, кто когда-нибудь, идя со мной по улице, вдруг схватит меня за руку и прошепчет в ухо: «Вон, ты только взгляни, какая малышка, вот бы ей сейчас…» — и при этом будет знать, что это вызовет во мне не ревность, а лишь усилит мое влечение к нему.

Потому что человек, способный на такое, — это человек, который сознает, что он куда свободнее, раскованнее в сексе, страстнее и откровеннее, чем тот, кто втайне от меня улыбнется понравившейся ему незнакомке, идя со мной по улице, а потом будет втайне же от меня мастурбировать, представляя ее. Но мужчины, о которых я мечтаю, редко встречаются в природе, это истинные мужчины, и мне пока ничего подобного в жизни встречать не доводилось.

26 июня, воскресенье

Когда я встретилась вчера с Блоггером, я рассчитывала вести себя с ним сдержанно — как и подобает «добрым друзьям», — в конце концов, он именно этого ждал от меня. Но после пары бокалов вина в пабе он вдруг наклонился поцеловать меня, а я и не подумала побороть искушение ответить ему тем же. Да и не хотела, потому что все произошло как-то естественно.

После того как мы, опьянев, досыта нацеловались, мы, держась за руки, покинули паб, правда, лишь для того, чтобы тут же ввалиться в следующий — как раз за углом. Пока мы шли, язык Блоггера вовсю странствовал в меня во рту. Потом он обхватил меня за талию, прижал к себе и стал медленно подбираться мне под юбку. Ладони Блоггера застыли только на моих ягодицах. Едва он сжал их, как я громко вздохнула и закрыла глаза — чему удивляться, если я почувствовала его возбужденного дружка у себя на бедре. И как же мне захотелось ощутить его живым, теплым, пульсирующим в моей руке…

Мы стали прижиматься друг к другу, нам было наплевать, что подумают прохожие. Когда наши губы слились в поцелуе, руки Блоггера переместились выше, стали ласкать через ткань блузы мои груди, а мои пальцы жадно засуетились у него под рубашкой, отыскивая в нежной, мягкой поросли соски.

Я возбудилась так, что уже была готова начать минет прямо на улице.

Но проезжавшая машина, сердито просигналив, прервала наши ласки.

— Вам такси не нужно? — осведомился шофер.

Конечно же уединение было необходимо нам как воздух, в особенности, если я не собиралась отказываться подарить Блоггеру маленькую радость, и поскорее.

Я недоверчиво взглянула на сидящего за рулем таксиста.

— А сколько возьмете до Клэпхема?

— Двадцать пять, — не моргнув глазом, ответил он.

— Я что, похожа на туристку? Не пойдет. Поищем кого-нибудь еще!

— Сейчас зам все равно не найти машину — ночь на дворе, — суховато отозвался водила.

Он был прав. Пока мы обжимались, мимо не проехало ни одной машины вообще, не говоря уже о такси. Но отвалить четвертак за такую поездку означало потакать этому грабителю за баранкой.

Высвободившись из объятий Блоггера, я повернулась к шоферу и, ткнув пальцем на ветровое стекло, сказала:

— Приятель, да у тебя и лицензии на стеклышке нет. Что ты вообще здесь забыл? Пристаешь к нам на улице — ведь это незаконно!

Шофер, явно смутившись, пролепетал что-то вроде:

— Нет-нет, с законом у меня все в порядке, просто… я… Гм, у меня пока что документы не готовь!. Ну, а если за двадцатку? — спросил он с надеждой в голосе.

— Двадцатку? Да ты шутишь! До Клэпхэма стоит десятку, от силы двенадцать фунтов.

Таксист в шоке уставился на меня.

— Клэпхем в Южном Лондоне. А это Западный Лондон. Двадцать фунтов, и конец. И никто с вас меньше не возьмет, ручаюсь.

Блоггер прошептал мне в ухо:

— Знаешь, а он прав. Наверное, надо соглашаться.

И крепко сжал мою ягодицу. Я представила, как его пальцы добираются чуть дальше и начинают щекотать меня между ног.

Собрав в кулак всю силу воли и гордо откинув свою умненькую головку, я непреклонно произнесла:

— Чушь! Это дорого!

И снова повернулась к шоферу.

— За двенадцать фунтов мы едем. И ни пенни больше.

— Я не поеду за такие деньги, — упрямствовал водила. — Это на другом конце города.

— Хорошо, — дала задний ход я. — В таком случае, спокойной ночи.

И снова заключила Блоггера в объятия. Наши губы слились, руки его снова лежали у меня на ягодицах, а таксист, недовольно газанув, скрылся из виду.

— Знаешь, а следующего такси мы можем и не дождаться, — предупредил Блоггер.

Его пальцы описывали окружности в области моих грудей.

— А мне сдается, нам надо действовать поскорее, разве нет? — продолжал он.

И в подтверждение сказанному прижался ко мне.

Правильно Блоггер говорил. Мы и так битый час проторчали на улице. И как бы мне ни хотелось расстегнуть сейчас молнию у него на джинсах, я сдерживалась, понимая, что еще не время. Следовало еще чуточку обождать.

— Ладно, — сдалась я, нежно поглаживая натянутую ткань его джинсов. — Уедем на следующем.

Кивнув, Блоггер стал ласково перебирать пальцами соски моих грудей, продолжая страстно целовать меня. Нежности на открытом воздухе продолжались.

Несколько минут спустя снова призывно загудел клаксон.

Наш таксист передумал и решил вернуться.

— Ладно, будь по-вашему — крикнул водитель. — Пусть будет двенадцать фунтов. Садитесь.

Я улыбнулась Блоггеру, и мы сели в машину.

Резко взяв с места, таксист сломя голову понесся вперед, что в порядке вещей в их нелицензированной среде. Радио транслировало какое-то убожество в стиле 1980-х, но нам с Блоггером было не до музыки. Мы были заняты куда более важными делами — друг другом. Его пальцы незаметно оказались у меня между ножек, а мои обхватили его вздувшегося красавца. Переход от платонического к плотскому произошел как-то очень незаметно. Я ждала, когда же он все-таки введет в меня свои изящные длинные пальчики.

Так что побыли друзьями, и хватит.

Я уже больше не могла ждать и, схватив его за палец, сунула его руку себе под юбку.

— Мне и второй туда сунуть? — прошептал он, чмокая меня в затылок.

Я кивнула, и он не стал противиться.

Его член пульсировал у меня в руке, я поднесла пальцы ко рту, чтобы попробовать на вкус его смазку. Заметив это, Блоггер улыбнулся, а я, облизнув пальцы, вновь обхватила ими его пенис и стала нежно поглаживать его кончик.

Ощущение было великолепное. Чувствуя, как пальчики Блоггера вытворяют чудеса у меня под юбкой, я была на седьмом небе от счастья. Но вот незадача: я чувствовала, что вот-вот кончу.

В нормальных условиях это вовсе не превратилось бы в проблему: ничего не имею против оргазма, как вы уже догадываетесь, я не принадлежу к числу тех, кто сознательно оттягивает его наступление. Но мы сидели в такси, в полуметре от водителя. А если я кончаю, тут уж весь мир должен об этом знать.

Обычно я:

1) с великим трудом сдерживаюсь, чтобы не застонать;

2) трясусь, как сумасшедшая;

3) оставляю после себя мокрое пятно.

И я пыталась все же удержаться, потому что никак не хотела, чтобы шофер слышал мои блаженные стоны или видел мою физиономию в зеркальце.

Кроме того, мне никак не улыбалось пережить своей первый и выстраданный оргазм с Блоггером в такси, а не в более подходящей обстановке. В конец концов, я не шлюха какая-нибудь. Во всяком случае, не хотелось бы мне, чтобы Блоггер принял меня за шлюху.

Поэтому я тихонько убрала свою руку от него и усилием воли заставила себя отогнать подступавший оргазм.

Но отогнать его не удалось — я кончила, запыхтев как паровоз и едва не раздавив бедрами изящную ладонь Блоггера, которую он вовремя не успел убрать из моей промежности.

Ясное дело, я утратила самоконтроль. Какой уж тут самоконтроль, если у тебя внутри его пальцы?

Я все еще пребывала в посторгазменной дреме, когда мы высаживались в Клэпхеме. Я попыталась привести в себя в порядок и не успела добраться до кошелька, когда Блоггер извлек двадцатифунтовую банкноту и подал ее таксисту.

— Сдачу оставь себе, приятель, — бросил он шоферу, после чего помог мне выбраться из машины.

Таксист, улыбнувшись до ушей, тут же умчался прочь. Я ошарашенно уставилась на Блоггера.

— Ты дал ему двадцатку?

Тот пожал плечами.

— А что, разве зря? Не мог же он даром везти нас столько. Он вполне заслужил свои чаевые.

— Выходит, я зря торговалась? Я уломала его на двенадцать.

Блоггер вновь пожал плечами.

— А он и отвез нас за эти деньги, я просто дал ему заслуженные чаевые, понимаешь?

Впрочем, я не собиралась плакаться. Не до того было — надо было войти в квартиру, раздеться и наконец заняться друг другом, как полагается.

Но когда мы поднялись ко мне, я занервничала. Я ведь была совершенно не готова спать с Блоггером: предстояло привести в порядок ноги и свою киску, кроме того, мои критические дни были в самом разгаре, поэтому я надела самые старые и самые удобные трусики. Уходя вечером из дому, я отнюдь не рассчитывала на подобное возвращение, и вот на тебе!

Мы собрались впервые лицезреть друг друга в чем мама родила. Может, показать ему класс, продемонстрировать все, на что я способна, чтобы он вволю насладился мною? Или же разыграть из себя нерешительную, вручить инициативу в его руки, чтобы ненароком не перепугать его своей секс-компетентностью? Черт, вот так ребус!

Но Блоггер облегчил принятие решения. Сняв с меня юбку, он жадно поцеловал меня, ввел пальчик внутрь, чем снова довел меня до оргазма. Восторг, с каким он наблюдал, как я изгибаюсь от охватившей меня страсти, вмиг развеял все опасения: ему со мной нравилось, ему было приятно со мной — вот что главное.

Я успокоилась, и остаток ночи мы услаждали друг друга. Это было похоже на сказку, все было естественно и откровенно, и, когда он шептал мне в ухо: «Какая ты красивая!», я верила ему.

Блоггеру предстояло утром подниматься на работу, и мы вышли из дому вместе. Когда мы прощались на станции пригородной электрички, я почувствовала скованность, причем взаимную. В то утро и он, и я были немногословны.

Потом Блоггер поцеловал меня в щеку и сказал:

— Вскоре изловлю тебя!

Мне эта фраза показалась странноватой, принимая во внимание нашу близость минувшей ночью. Не пойму, стоит ли искать какой-то потаенный смысл в этой краткой фразе. А может, я просто невропатка? Не знаю.

Что я знаю наверняка, так это если раньше я не позволяла себе представить его со спущенными штанами, то отныне могу это позволить.

Руководство для женщин

Объяснение терминологии «кобель»

Кобель — тот, с кем ты время от времени спишь, но без романтической окраски отношений. Кобель — не «дружок», не «ухажер», хотя зачастую имеет все шансы понравиться тебе. Короче: тебя с кобелем связывает исключительно секс.

В отдельных случаях одноразовый секс может привести к череде одноразовых встреч. В этом случае можно говорить сексуально-дружеских отношениях.

Спать с кем-либо без каких бы то ни было взаимных обязательств или взаимной привязанности вовсе не предполагает нечто, происходящее только один раз: подобные отношения на какой-то период времени могут приобретать вид длительной связи.

При этом у тебя не должно возникать ни чувства неловкости, ни вины, ни боли; ситуацию следует упростить до минимума, полностью или почти полностью, избавив себя от всякого рода осложнений. Если ты просто желаешь близости с кем-нибудь по причинам физиологическим, вовсе не требуется проводить оценку твоих партнеров как в моральном, так и в интеллектуальном аспекте. То, чего тебе недостает в партнерах, ты получаешь у друзей.

При встречах с кобелями интимность как таковая отсутствует, если не считать появления друг перед другом нагишом и обоюдной похоти. Только голый секс и ничего, кроме секса. Ничего общего с ситуацией, когда ты, к примеру, выбираешься с друзьями в кино, а потом за ужином обсуждаешь увиденный фильм. По определению, общение с кобелем происходит исключительно на физиологическом уровне.

7 ИЮЛЬ

2 июля, среда

Не хотелось бы на эту тему распространяться, но все именно так: моя подружка Фиона — профессиональная «госпожа». То есть, мужчины сознательно нанимают ее для причинения им боли. Не самое типичное хобби, насколько мне известно, но для Фионы оно не один год — неотъемлемая часть ее повседневности.

И хотя я знаю Фиону еще по колледжу, я никогда не проявляла особого интереса ни к тому, как она живет, ни как зарабатывает на хлеб. Как никогда не проявляла интереса и к БДСМ-отношениям.[7] Тем не менее, то, что мужчины готовы платить, чтобы она причиняла им боль, и платить немало, с трудом укладывалось в голове. Но, как говорится: ничего не вижу, ничего не слышу, ничего никому не скажу — таков был мой принцип.

С незапамятных пор Фиона предлагала мне своими глазами взглянуть на подобные сцены, чтобы у меня сложилось представление, чем она занимается, постичь суть секс-фетишизма и секс-угнетения. И всякий раз я вежливо отказывалась, довольствуясь лишь ее страшными байками.

Однако в последнее время то ли оттого, что во мне вдруг пробудился дух первооткрывателя, то ли в связи с решением вести дневник я стала куда любознательнее. Кто эти мужчины? С какой стати им приходит в голову подставлять себя под плеть и выносить унижения? И что вообще такое пресловутые БДСМ-отношения? Наконец, набравшись смелости, я попросила Фиону разрешить мне присутствовать на сеансе, который, по ее словам, вскоре должен состояться. Я уже в ужасе.

4 июля, понедельник

Если мы с Блоггером все же сблизимся — а я продолжаю на это надеяться, поскольку дело сдвинулось с мертвой точки, — мне думается, ему предстоит смириться с мыслью о том, что наши отношения примут вид треугольника.

Я не имею в виду другого приятеля или приятельницу. Боже упаси — мне вовсе не хочется вовлекать его в нечто подобное (даже пальцы скрещу на всякий пожарный).

Нет, я имею в виду, что кроме отношений с ним лично я установлю особые, доверительные отношения с его дружком.

Поймите, я не фетишизирую детородный орган мужчины: я сознаю, что мужская привлекательность для меня, прежде всего, состоит в личности мужчины, его уме и отношении ко мне, а не в том, что скрывается в белоснежных трусиках от Келвина Кляйна. Именно то, что он открывает мне свои потаенные мысли, давая возможность насладиться его любовью и страстью, и побуждает меня установить самые теплые и приятельские отношения с его членом.

Мне кажется, что постепенное сближение с фаллосом — нечто потаенное и глубоко личное. Пусть фаллос безгласен, но если он у меня во рту, он, вне всякого сомнения, обретает дар речи.

Когда мы встречались со Стивеном, я однажды утром имела содержательный разговор с его пенисом.

Тогда я проснулась раньше Стивена — тот продолжал вовсю храпеть. Я же с утра решила помастурбировать, так как моя киска напоминала о себе, но вскоре отказалась от этой идеи и вот почему.

Подняв одеяло, съехав пониже и приблизившись к члену Стивена, я стала изучать его. Он, как и его обладатель, почивал, утомленный бурной ночью.

— О, как же я устал! — признался он мне тогда. Я прижалась щекой к бедру Стивена.

— Да, наверняка, ты устал, — тихо произнесла я, положив на него руку. — Может, тебе потянуться немножко?

Член не шевельнулся.

— Спать хочется, — буркнул он в ответ.

Я подвинулась ближе, обдавая его своим дыханием:

— Наверное, ты переутомился. Я сейчас тебя взбодрю.

И нежно прошлась по нему большим пальцем. Он вздрогнул.

— Что-то больновато…

Я. Хочешь, я тебя поцелую? Склонившись над ним, я прикоснулась к нему губами, чувствуя, как тельце его вздрагивает. Член. И, правда, мне стало лучше. И начал вытягиваться. Я почувствовала его тепло на губах.

— А если я тебя лизну? Тебе это будет приятно?

Я осторожно провела по нему языком.

Член стал чуточку тверже.

— Да, так лучше. Я постепенно пробуждаюсь.

Облизнув губы, я припала к нему ртом, погрузив кончик головки в рот.

— Ну как?

Член уперся мне в язык.

— М-м-м!

Я еще раз поцеловала его. Внезапно Стивен заворочался во сне. Я притаилась, не желая, чтобы он нарушил игру. Мой жадно полуоткрытый рот замер над членом. Через какое-то время Стивен снова ровно задышал, так и не заметив нашей задушевной беседы.

— Тсс! — прошептала я своему собеседнику. — Нас никто не должен слышать.

Нагнув голову, я целиком забрала его в рот. Член стал тверже, уткнувшись мне в язык.

— Нет, мы никому-никому об этом не расскажем — это будет нашей тайной.

Я ничего не имела против: обхватив губами член, я стала сосать его, щекоча языком.

Мы продолжали наши тайные игры, пока окаменевший член не забился у меня во рту, как птичка в клетке. В этот момент Стивен поднял одеяло, недоуменно посмотрел — что же тут происходит, — и увидел свой член по самые яички у меня во рту. Вид его говорил: «Дорогая, что ты позабыла под одеялом?» А дорогая только и могла, что изобразить подобие смущенной улыбки, что с полным ртом, согласитесь, не очень-то просто.

И мы оба поняли, что я отважилась на нечто помимо его воли, но член, поверьте, действовал совершенно независимо от Стивена — тот вообще и не подозревал о том, что происходит.

Разбуди я в то утро Стивена и предложи ему просто заняться сексом, он вполне мог и послать меня куда подальше, ибо еще не успел оправиться от ночи, но предложить то же самое его члену — дело другое. И я воспользовалась его сговорчивостью в своих интересах — я знала, что нежный, дразняще-деликатный минетик вмиг пробудит его от спячки, а уж потом Стивену просто некуда будет деваться. То есть ситуация была для меня однозначно беспроигрышной.

Я понимала, что в известной степени обманула Стивена, вступив в тайный сговор с его членом ради получения удовольствия, но не слишком изводила себя чувством вины.

Такое повторялось не раз, и не только со Стивеном. Таким образом, я — рецидивистка, но что-то никто из моих партнеров не предъявил мне иск за столь низкое поведение; могу лишь предполагать, что все они не против моих акций с их фаллосами. А поскольку они сознают, что мои контакты с их органами происходят параллельно и почти независимо от отношений с их обладателями, беспокоиться не о чем.

9 июля, суббота

Вчера вечером мы с Блоггером стояли на Холлоуэй-роуд и целовались.

Обожаю целоваться. Поцелуй — один из недооцененных аспектов секса и, наверное, самый мною почитаемый. Хороший поцелуй заставляет меня творить чудеса. Хороший поцелуй — все равно, что сношение, только на уровне ртов партнеров. Хороший поцелуй уносит меня туда, где существуют лишь дыхание партнеров в унисон, их губы и пульсирующее желание между ног.

Блоггер в этом смысле великолепен… нет, не то я говорю — он целуется просто фантастически. От его поцелуев мурашки по спине бегут, кончики пальцев словно током пронизывает, а моя киска начинает безумствовать. От его поцелуев я забываю, кто я есть.

Вот поэтому мы были не в силах уйти с Холлоуэй-роуд, стояли и целовались, словно два перепивших подростка, и устремлявшиеся к последнему поезду метро прохожие совсем нас не волновали. Мы совсем одурели от летнего тепла — наши руки и губы никак не могли насладиться друг другом. Мы стояли и самозабвенно целовались, и мир кружился вокруг нас. Магия, и только.

Я была до безумия заведена, и, судя по выпуклости на джинсах Блоггера, он тоже. Чувства наши были обострены до предела, и когда он промычал мне в ухо, что хочет «ощутить» меня, я не стала допытываться, что он имел в виду, а просто отдалась воле течения… Даже когда он просунул руку мне в джинсы и двумя пальцами вошел в меня, я не протестовала.

Отчего? Может, оттого что:

1) он меня возбудил до невозможности;

2) возбуждение способно довести меня до такого состояния, когда я готова вытворять что угодно даже на людях;

3) он производит впечатление воспитанного юноши, что придает его проделкам совершенно уникальный характер, а это заводит меня еще больше…

… и минуту спустя я испытала оргазм, жуткий, всепоглощающий пик наслаждения. Стоя на Холлоуэй-роуд. Где тьма народу.

Я все же пыталась отдавать себе отчет, где мы. Но это было нелегко. Когда дрожь чуточку унялась и я вернулась на грешную землю, то поняла, что произошло. Уняв догорающие страсти, я вынула его руку из джинсов и попыталась взять себя в руки.

Ничего подобного до сих пор со мной не случалось. Если бы Блоггер дал мне время подумать, я бы ни за что не позволила ему таких вольностей, но, поскольку я была от него без памяти и поскольку он так фантастически целовал меня, у меня не оставалось времени на раздумья. Прежде чем я успела опомниться, его пальцы уже были внутри.

Представления не имею, как он осмелился на такое. Как я осмелилась? Тоже не знаю. Вероятно, принял меня за ту, которой море по колено и решил не упускать возможности? Похоже, ему в этом смысле повезло — может, я на самом деле секс-фанатка?

Но какой бы полоумной я ни была бы, отвага Блоггера доказала мне, что он на самом деле стремится устранить все преграды между нами. Хотя с виду такой тихоня.

13 июля, среда

Я имею все основания возненавидеть мужиков.

И не в том дело, что кое-кто — строго говоря, не кое-кто, а большинство — из них бесстыдно глазеет на мою грудь.

И уж совершенно точно не в том, что я сгораю от желания, чтобы со мной переспали все, кого я нахожу симпатичными, и не унимаюсь до тех пор, пока не примчусь домой и не помастурбирую как следует. Хотя вы сами понимаете, что значит домчаться до Нозерн-лайн в час пик.

Нет, я хочу заявить об одном страшном-престрашном преступлении — мужики, оказывается, сбривают волосы на груди.

Немедленно прекратите! Сию же минуту, говорю я вам.

— Чего это тебе вздумалось сбривать волосы? — набросилась я на Блоггера пару дней назад, ощутив под ладошкой колкую щетину.

— Я думал, женщинам это нравится, — явно разочарованно протянул он в ответ.

Да нет же, нет и нет! Женщине нравится, когда мужчина дает ей возможность снять стресс после тяжелейшего дня, когда сочувствует ей в дни месячных недомоганий, когда он всегда готов предъявить свое мужское достоинство в ее полное распоряжение, причем по первому требованию.

Но эпилировать грудь? Никогда. Это женщинам не по вкусу. Во всяком случае, таким как я.

Волосяной покров — вот что делает мужчину мужчиной. Даже минимум волос — и он уже сексапилен, хотя я предпочитаю непроходимые заросли.

Недавно мне попались ребята, которые сбривали или же, как минимум, варварски укорачивали поросль на груди. Мне это зрелище испортило настроение — какой идиот внушил им, что их шерстка способна оттолкнуть женщин?

Отказываюсь понимать, что заставляет их пойти на подобный шаг. Мне нравится почувствовать шерсть между пальцев — она выгодно контрастирует с моей гладкой и нежной кожей. Давайте начистоту: если бы я предпочитала ласкать нежную и гладкую грудь, я бы предпочла спать с женщинами, что тоже недурно в своем роде, хотя и не дотягивает до секса с мужчинами*.

И я молю вас, заросшие волосами мужчины: оставьте в покое вашу грудь. Прекратите считать, что ваша поросль на груди способна оттолкнуть женщину. Нет, настоящая леди примет вас таким, какой вы есть, — с порослью или без нее. Так что зарастайте себе на здоровье! Пусть у вас на груди произрастают дремучие леса, непроходимые джунгли! Будьте теми, кто вы есть, — волосатиками. Женщины обожают перебирать волосы у вас на груди, наслаждаясь каждой минутой.

Если вам, ребята, не терпится что-то сбрить или подбрить, сбрейте волосы на лобке — поверьте, мало радости, если тебе вдруг попадают к рот волосы во время минета. Зато как возрастет чувствительность — ради этого стоит пойти на такой шаг.

Еще раз прошу моих сестер-лесбиянок простить мои предпочтения.

Мое мнение однозначно — стоит попробовать. Гарантирую — ни одна девчонка не упрекнет вас в отсутствии волос на лобке; поверьте, ее ротик будет так занят, что ей будет не до нотаций.

18 июля, понедельник

Проснувшись сегодня утром, я почувствовала, что взмокла.

Ничего такого сверхъестественного в этом нет — я всегда просыпаюсь на взводе, но в этот раз все было по-другому. Первое, потому что на часах было 5 утра — рановато для пробуждения на взводе, — и, второе, не прошло и трех часов, как я с Блоггером испытала три мощных оргазма. Кстати, виновник торжества лежит в паре дюймов от меня.

Я оглядела его в предрассветной мгле. Равномерно дыша, он спал, грудь ритмично вздымалась и опадала. Глядя на Блоггера, я прикинула возможности.

Поскольку я не выспалась, разумнее всего было бы попытаться вновь уснуть. Наш с ним забег оказался утомительнее, чем я ожидала.

Но я была возбуждена.

Никак не могла взять в толк — мне казалось, что все эти три оргазма никак не удовлетворили меня. Нет, оргазмы были лучше некуда, все три, они как раз более чем насытили меня. Я пребывала в восхитительном состоянии довольства.

И все же сейчас я чувствовала возбуждение. Я лежала и поносила себя всякими словами. Ну почему, почему я не могу быть как все нормальные девушки? Почему организм непрестанно хочет кого-то? В чем причина моей гиперсексуальности?

Видя сейчас физиономию спящего Блоггера, я вспомнила, как она была искажена страстью, когда мы занимались любовью. Закрыв глаза, я припомнила все ощущения, пытаясь снять напряжение через воспроизведение в памяти изумительного ощущения, какое обволакивает тебя post coitum.[8]

Но ничего не помогало — я по-прежнему была заведена.

Я прекрасно понимала, что мне все равно не заснуть без порции ласки, поэтому решила быстренько помастурбировать.

Просунув руку между ног, я стала поглаживать себя. Боже, да я мокрая. Не помню, чтобы я так возбуждалась, — текло даже по бедрам. Массируя клитор, я вызывала в памяти недавние эротические сцены с Блоггером, глядя при этом на его лицо и думая о том, что бы он подумал, застань меня за этим занятием.

Внезапно он вскочил с постели. Выспался!

Вздрогнув, я повернулась и увидела, что он стоит у края кровати. Сначала мне показалось, что он собирается одеться и тихо убраться.

У меня упало сердце. Не потому, что раньше мужчины не уходили, пока я сплю, нет. А оттого, что, несмотря на наши теплые отношения, несмотря на то что я так люблю его и он это знает, этот человек собрался тайком исчезнуть. Ему не понравилось со мной? Может, я показалось ему слишком уж требовательной? Или он каким-то образом услышал или догадался, что я сейчас играю сама с собой, не в силах воспротивиться нахлынувшему возбуждению?

Оказалось, ему просто ногу свело. Судорога! Блоггер принялся яростно растирать ногу, потом снова улегся, обняв меня. Бог ты мой, какая я все-таки дура психованная.

Некоторое время мы лежали, посапывая. Я по-прежнему не теряла надежды заснуть. Но мне все еще хотелось секса. То, что Блоггер лежал рядом, что его рука покоилась на мне, возбуждало меня еще сильнее. Я понимала, что ни о каком сне не может быть и речи, поэтому нужно было срочно утихомирить себя.

Моя рука скользнула между ног, и я заявила партнеру, что намерена заняться самоудовлетворением.

Приподняв одеяло, Блоггер взглянул на свое хозяйство, придвинулся поближе, положил руку мне на ягодицы, а ногу перебросил через меня. Теперь я уже не могла больше сдерживать себя — он был здесь, рядом, я хотела его, а не собственных пальцев. И я напрямик заявила Блоггеру, что, мол, взмокла.

Протянув руку, он убедился, что так и есть, и ввел в меня пальцы. И тут же я окатила его потоком выделений.

Пока его пальцы сновали во мне, я со всей остротой ощутила, как его бедро прижимается к моему, а набухший член — к моей ягодице. Какое было чувство! Я понимала, что долго это не продлится. И верно — минуту или две спустя меня захлестнул умопомрачительный, всеобъемлющий оргазм, а почувствовав, как он брызнул мне на ягодицу, я затрепетала в конвульсиях, и в глазах у меня потемнело. Потом мы лежали, похохатывая, чувствуя несущийся по жилам оргазм, а вскоре, к моей великой радости, мой партнер провалился в сон. Я чувствовала себя немножко виноватой за то, что разбудила его, — все-таки человеку через пару часов предстояло ехать на работу. Блоггер сладко похрапывал после предрассветной спонтанной акции, а я чувствовала себя умиротворенной и счастливой. Как бы там ни было, но в моей гиперсексуальности есть и бесспорно положительное — пусть даже иногда приходится потом засыпать на сырых простынях под задницей.

Единственное, что малость подпортило мне настрой, было заявление Блоггера, когда он, уходя на работу, смущенно и сбивчиво заявил мне, что, мол, не надо бы нам заниматься сексом, а то это вредит нашим дружеским с ним отношениям. И добавил, что отныне будет пытаться жить по «моральным» принципам и всегда «хорошо вести себя», когда он со мной.

После его ухода я лежала в постели и ревела в подушку. Она пахла Блоггером.

19 июля, вторник

Вечером состоялся разговор с Тимом. Он изо всех сил старался подбодрить меня и подбодрил еще больше, когда получил высланную ему мной свою фотку, на которой я в шортах, жилетке и кроссовках — собралась на пробежку.

— Эбби, хочу тебе сказать, что выглядишь ты БОДРО!

— Да заткнись ты, ради бога.

— Нет, серьезно! Я знал, что ты бегаешь, но не знал, что ты так потрясающе выглядишь в спортивной одежде!

— Говорю тебе, умолкни, Тим. Не пори чушь.

— Говорю тебе, эта фотка… ты на ней абсолютно КРУТАЯ!

— Послушай, ты меня не видел с месяц, наверное. Я жутко переменилась с тех пор.

— Ладно, но ножки и попка были чуть больше. А теперь ты вполне в форме! Выглядишь потрясно!

— Гм, спасибо на добром слове. Но если ты готов судить об этом по несчастной фотке, ты одурел.

— Мужики наверняка в очередь выстраиваются у твоих дверей.

— Вот уж нет. Вообще ни одного на данный момент…

— Чего? Ладно, не пудри мне мозги! Кто-то да должен быть — при таком-то внешнем виде! Да они на коленях перед тобой стоять должны.

— Увы, но что-то никто не хочет стоять на коленях.

— Так и никто?

— Слушай, давай переменим тему, а?

— Нет, честно, Эбби, все твои знакомые ребята или законченные тупицы, или черт знает что. Какого черта они сопли жуют? Такая красавица не имеет права быть одной.

— Благодарствуйте. А теперь мы точно меняем тему, лады? Что нового на половом фронте?

— Сплошняком дуры. Знаешь, а ты меня переплюнула, должен сказать.

— Да, мой милый Тим. Вот стану богатой и знаменитой, и ты, спорить могу, будешь торговать моими секс-историями, без зазрения совести распихивать их во все бульварные листки, так ведь?

— Разумеется. Ты ж меня знаешь.

— Так и быть, я согласна на 50 % при условии, что ты не выставишь меня в них идиоткой.

— Об этом не тревожься, я не буду им признаваться, как ты измазала всю мою постельку. Так что все тайны твоего «намокания» дальше меня не пойдут.

— Ах ты дрянь такая! Это не я, а кто-то еще из твоих подружек. Та, которая была после меня.

— Да черт с ней! Как насчет того, чтобы встретиться на той недельке?

— Если ты все время не будешь пялиться на мою задницу, дорогуша, я всегда готова.

Жаль, что мы с Тимом не подходим друг к другу, а вообще-то он парень ничего, какая-нибудь баба будет с ним счастлива.

В особенности если он и ее будет ублажать согласно ежедневному графику.

22 июля, пятница

Сегодня утром позвонила Фиона — сказать, что есть клиент, который не против, чтобы за ним понаблюдали. Так что сегодня днем я выбралась в Сити по указанному ею адресу. Волновалась жутко.

Но все оказалось совсем не так, как мне думалось.

Вместо того чтобы прибыть в мрачный замок по типу лондонского Тауэра, я звонила по домофону у дверей обычного многоквартирного дома. И это обстоятельство чуточку успокоило меня.

Отворила мне Фиона и провела в неприметную квартиру, расположенную в двух уровнях с внутренней лестницей. На втором уровне располагались гостиная, кухня, две спальни и кабинет, а вот на первом — несколько комнат было отведено исключительно для разнообразных сексуальных забав.

Помещение, напоминавшее застенки, где работала Фиона, было выдержано в темных цветах: по стенам — зеркала, а целую стену занимали орудия пыток — все, что только можно себе вообразить: хлысты, плетки, цепи, кандалы и так далее. Мне до этого никогда не приходилось видеть сразу столько всего, я стояла и глазела как дурочка на все это богатство, причем добрая половина его состояла из вещиц, предназначение которых мне было неизвестно.

Пока я стояла и глазела, в комнате откуда-то возник парень лет тридцати пяти с неподдающейся описанию внешностью. Позже Фиона сообщила мне, что он трудится в области информационных технологий. Мне парень показался совершенно «нормальным» и был весьма вежлив в общении.

За допуск до созерцания действа он потребовал, чтобы и я «выглядела соответствующим образом», иначе, мол, своим присутствием сведу на нет весь колорит. Я без особого энтузиазма согласилась напялить на себя резиновое платье, а на ноги — церемонно врученные мне в подарок туфли на двадцатисантиметровых — никак не меньше — каблуках-шпильках. Меня от такого подарка воротило — я вообще не принадлежу к числу тех, кто принимает от незнакомых мужчин деньги и дары — уж очень это смахивает на проституцию.

Влезть в платье оказалось непросто. Оно было не только в облипку, а вдобавок запиралось молнией от груди до бедер, довольно тугой. Платье было рассчитано на особ с грудью как у двенадцатилетних девиц, так что мои роскошные буфера вываливались, грозя разодрать молнию. В конце концов мне все же удалось их впихнуть в это облачение, служившее, как заверила меня Фиона, эталоном высшего шика в мире садомазо.

После этого мне предстояло застегнуть пять штук пряжек по всему платью сверху донизу. Впрочем, не подумайте, что платье это было макси, — отнюдь, оно едва прикрывало мне задницу. Я была безумно рада, что догадалась надеть колготки.

И вот я стою посреди комнаты, едва дыша от стискивающего бюст резинового одеяния, пытаясь удержаться на высоченных шпильках. Пошатнувшись, я повернулась взглянуть на себя в зеркало.

Увиденное впечатлило меня.

До сих пор я не понимала, отчего народ так склонен фетишизировать резину. Я лично считала это извращением — ну как можно возбуждаться только от вида материала? Ребята, опомнитесь — это всего лишь одежда, бог ты мой!

Но сейчас я поняла эту публику. В резине я приобрела ВИД. Резина обтекала каждую линию, каждый изгиб моего тела. Она была как корсет, подчеркивавший все его достоинства, собирая их воедино. Мой бюст представал взорам во всем великолепии — теперь мои груди были самыми упругими, самыми красивыми и округлыми в мире. Резина не позабыла и о моей заднице — сейчас это были два великолепных, аппетитных, сваренных вкрутую яйца в черной блестящей вакуумной упаковке. Мое тело уподобилось двум камерам песочных часов, став эротичным, изящным, сверкающим. В нем я почувствовала себя совратительницей, и это доставляло мне удовольствие.

Вряд ли есть смысл говорить, что мне ничуть не хотелось идти в «камеру пыток», но тут появилась Фиона, объявив, что действо начинается.

Подруга с пеной у рта убеждала меня, что я ни чем участвовать не буду, однако мне все равно было не по себе. Весь кайф от созерцания себя в садомазо облачении вмиг улетучился, стоило мне покинуть комнату, где я переодевалась.

Я смотрела, как Фиона уложила своего подопечного на носилки и пристегнула его к ним ремнями. Ноги и руки парня были связаны веревками и скованы цепями. Ладно, бог с вами, подумала я, пока что ничего страшного. Такое я еще способна вынести.

И когда Фиона стала награждать его шлепками, это было еще куда ни шло — все-таки приятно, черт возьми, иногда сознавать себя человеком широких взглядов.

Однако когда Фиона связала веревкой мошонку своего пациента, а потом протянула веревку через особый шкив и стала натягивать ее, тут уж душа моя не вынесла.

Я видела, что человек испытывает боль — еще бы: тебя за мошонку тащат вверх и еще тормозят. Яйца приобретали ярко-фиолетовый оттенок. На меня стала накатывать дурнота при виде его перекошенной от боли физиономии, а тут он еще и застонал.

Вместо того чтобы развязать сковывавшую яйца веревку, Фиона стала осыпать его ругательствами.

Когда это не возымело должного эффекта, она стала плевать ему в рот. Именно плевать. Не скупясь на слюну. Прямо в рот.

А тот парень только улыбался и проглатывал плевки своей истязательницы. Фиона решила похвалить его, потом ткнула ему в рот горящую сигарету, будто в пепельницу.

Тут я решила отвалить. Боль — ладно, бог с ним, но истязание, оскорбление действием — нет уж, увольте.

И все-таки я каким-то образом осталась — вероятно, сыграло роль прирожденное любопытство, взявшее верх над добротой.

Какое-то время спустя Фиона развязала парня, но стягивавшую его веревку она не ослабила. Пациент перекочевал на еще одно хитроумное изобретение, напоминавшее стол. Теперь его приторочили куда основательнее — лицом вниз, просунув запястья рук в специальные кожаные манжеты. В ход пошли «игрушки», которые я уже изволила видеть на стенах.

Я сбилась со счету, пытаясь запомнить все, чем вооружалась Фиона: плети, хлысты, нечто похожее на скребки или лопатки, палки, жердины и бог весть что еще. Кровь лилась, спину и зад лежащего покрывали багровые полосы.

Смотреть на это было пыткой, но где-то на подсознательном уровне я внушала себе, что, дескать, каждому свое. Не суди других, да не судим будешь.

Фиона, вооружившись лакированным фаллоимитатором, принялась ритмично всаживать его в анус своему подопечному.

И, хотя это казалось мне отвратительным, зрелище каким-то образом захватило меня.

Оно показало мне, что:

1) мне нравится созерцать секс;

2) мне нравится всякого рода проникновение в организм — смотреть, как это происходит, но и самой быть активной стороной или же пассивной;

3) я бы сама не прочь потыкать в мужчину фалломитатором.

И я обнаружила, что возбуждаюсь при мысли, что мне самой пришлось бы делать подобное мужчине, — хотя всегда считала себя человеком неагрессивным, добродушным.

Но когда Фиона, достав из ануса искусственный член, стала заставлять своего раба облизывать его (на фаллоимитаторе презерватива не было), я всерьез собралась уйти. По-моему, это был предел моей выносливости — я уже не в состоянии была побороть отвращение.

К моему облегчению, процедура подходила к концу, но оставалась еще малость — подопечному Фиону нужно было все же достичь главной цели — оргазма. На протяжении череды истязаний его член преспокойно висел, как увядший лист, и я еще подумала, а уж не являются все эти садомазонавороты плодом воображения, самовнушения, в особенности если принять во внимание, что Фиона клялась, что никогда и ни с кем из своих клиентов в половую связь не вступала.

Я заблуждалась. Едва Фиона популярно разъяснила своему подопечному, что желает довести его до оргазма, как член у него мгновенно вскочил. Потом она велела ему воспользоваться кулаком, он последовал распоряжению своей хозяйки и принялся мастурбировать, пока не кончил, обрызгав всю затянутую в латекс руку Фионы. После этого она тут же сунула ее ему в рот. Если бы не непреодолимое отвращение, меня, вероятно, поразило бы то, как она заставила его кончить по команде, но к этому времени я уже с трудом сдерживала рвотные позывы.

Клиентом Фионы оказался обычный среднестатистический типаж, который был готов платить той, которая расшевелила бы его вялый орган. Той, которая не любила бы его, а, напротив, ненавидела и всячески унижала. Подобное не укладывалось в голове. Меня никогда не интересовало сексуальное унижение — я не желала ни унижать, ни быть униженной.

Но, воочию увидев Фиону в действии, должна признаться, что было несколько моментов, заинтересовавших меня, так что я, пожалуй в принципе готова внести элемент садомазо в свой сексуальный обиход, хотя и в облегченной форме.

26 июля, вторник

Теперь у меня появился фетиш — сексуальный и относящийся к белью. Нет, не резина, конечно, хотя и в ней что-то есть, безусловно, но речь не только об этом. Знаете, я открыла для себя, что неравнодушна к мужчинам в костюмах.

Именно так, в костюмах: доверху застегнутые белые сорочки, стильные галстуки, хорошо подогнанные брюки, а к ним соответствующие пиджаки. Костюм придает мужчине солидность — деловую солидность. Не могу даже сказать, когда меня стали привлекать мужчины в строгих костюмах, но то что за последние месяцы мой интерес к ним возрос, сомнений не внушает.

Я нахожу странным свое новое увлечение — ведь костюм, в общем, вещь довольно консервативная. И олицетворяет все, чего я лично терпеть не могу: истэблишмент, где костюм — униформа, пропуск в мир толстосумов и политиканов.

Но все дело не в том, куда сей костюм служит пропуском и что олицетворяет; главное, что скрывается под ним. То есть мужское тело. Вполне возможно, что иногда первое и второе контрастируют друг с другом: строгость покроя, стоимость материала, с одной стороны, и покрытое волосами, мускулистое тело мужчины, его эрегированный член — с другой.

Или, возможно, именно это и заводит меня: молодой человек в костюме с иголочки, в элегантных туфлях и с дикой эрекцией, грозящей расстегнуть аккуратную ширинку на сидящих на нем как влитые брюках. И при этом совершеннейшая бесстрастность на лице.

У меня это ассоциируется с некоей умеренной формой секс-принуждения — застегнутая на все пуговицы рубашка, петлей сковавший шею галстук, стиснувшие гениталии брюки — ни дать, ни взять хлыст в руках Фионы — зубра по части укрощения темперамента. Для меня такой костюм — эквивалент коротенького резинового платьица и туфель на высоких каблуках-гвоздиках — и то, и другое давит, душит тебя, сковывает движения, но, черт побери, разве не придает тебе несравненный вид?!

Стоит только мне увидеть мужчину в строгом костюме, как меня охватывает желание сорвать с него этот безукоризненный пиджак, рывком прижать его владельца к себе одной рукой, а другой расстегнуть молнию на брюках и выпустить кое-кого на волю. Обладать мужчиной, распоряжаться им — и, заодно, его костюмчиком — есть обретение могущества не только над ним самим, но и над всем тем, что сей костюмчик олицетворяет. От этой идеи у меня просто дух захватывает.

Потом, костюм есть признак важности. Нет, я имею в виду не расхожие представления, мол, «этот человек не дурак, у него есть голова на плечах». Скорее речь идет о доминировании типа «брось меня на кровать, привяжи к ее спинке и отхлещи плетью». Чувствую, как раз это мне и предстоит опробовать.

Мне представляется, что элегантная одежда не только придает важность и солидность мужчине, но и служит ему своего рода маской. Совсем как с иголочки одетый Джеймс Спэйдер, герой фильма «Секретарша», такой весь из себя вежливо-предупредительный, но при первой же возможности берет привязанную к столу подружку сзади. Респектабельность и разнузданность в одном флаконе — вот это да!

Вот потому-то я и не пропускаю ни одного из встречающихся мне на улице мужчин в дорогих костюмах. Кто они? Обычные ребята, которых тысячи, обожающие сходить на футбол, попить пивка, или же злобные, угрюмые типы, которые, придя домой, тут же сбрасывают пиджак и измываются над женами?

Увы, но большинство мужчин, с которыми мне приходилось спать, не носили костюмов, а те немногие, которые носили, обычно снимали их без лишней суеты — сначала пиджак, потом галстук, потом рубашка и так далее — и аккуратно вешали их на спинку стула, а уж потом переходили к сексу. Такие, кто обладал неуемной страстью, были в явном меньшинстве, при условии, если вообще были.

Так что на данном этапе мои дежурные фантазии таковы: ко мне является некто в элегантном костюме, с порога расстегивает ширинку и требует минет, после чего распинает меня на кровати, привязывает к спинке и очумело имеет, не забывая при этом больно шлепать по заднице. В общем, картина что надо. Может, все-таки не стоит с ходу отрицать подобный вариант?

Но где же тусуются все эти ребята из Сити?

29 июля, пятница

Прошло почти две недели, как мы с Блоггером в последний раз переспали, а о нем ни слуху, ни духу. Знаю, ни к чему так ставить вопрос. Понимаю, что это глупо, но мне так хочется общения с ним.

И, в самом деле, глупо с моей стороны считать, что, переспав с парнем пару раз, я могу заявить на него права, но все-таки мне кажется, что нас что-то связывает. Может, я чушь говорю?

Блоггер сказал мне тогда, что хотел бы, чтобы мы оставались друзьями и не практиковали никакого секса. А потом взял и переспал со мной — целых три раза! — а теперь будто в воду канул. Ни эсэмэски, ни звоночка — ничего.

В конце концов я не выдержала и забросила ему письмо на электронный адрес: мол, желаю приятно провести выходные — если не ошибаюсь, он завтра отъезжает. Блоггер ответил — как-то нехотя, как мне показалось, — что тоже желает мне веселого лета.

Вот и все на тему нашей дружбы — не говоря уж об остальном.

Похоже, я ему до лампочки, а в таком случае, какого черта ломать над этим голову?

31 июля, воскресенье

Никакого секса я вчера вечером не ожидала. Я ожидала отправиться в бар на коктейли в обществе Фионы. В самом худшем случае напиться. А вот очутиться в постели с совершенно незнакомым человеком и профессиональной «госпожой» никак не ожидала, но именно так все и вышло.

Как-то так получилось, что мы с Фионой, переборщив с коктейлями, уже слегка пошатываясь, расхаживали по бару, без причины хохотали и несли околесицу. Обсуждалась моя половая жизнь, скукота и однообразие по причине отсутствия приключений. Я, такая открытая всему новому, всегда готовая к экспериментированию — и что же? До сих пор так и не удосужилась испытать садомазо! Я была откровенно недовольна собой — наверняка все успели испробовать, что такое секс-угнетение в легкой форме и даже что такое, если тебя отстегают на постельке, разве нет?

В общем, я хныкала и хныкала, до тех пор пока Фиона вдруг напрямую не спросила меня: как мне вон тот тип на другом конце бара. Он был хорошо сложен и показался мне симпатичным — высокий, стройный блондин. Ну, я и выдала Фионе, что, дескать, да, с ним я готова. Она только усмехнулась в ответ и, будучи девушкой великодушной, осведомилась, нельзя ли ей доставить этого субъекта прямо в мои лапы.

Особого смысла в этом не было: то есть, если бы я собралась поиграть с ним, я сама дала бы ему понять. И мне было непонятно, с какой стати Фионе вдруг приспичило присутствовать при нашем с ним сексе. Озорно улыбнувшись, она заявила, что у меня, мол, сегодня ночью будет возможность испробовать нечто новенькое и что она как раз собралась пригласить и его.

Фиона — моя подруга, и между нами никакого секса. Да и нет у меня охоты связываться с ней в этом смысле. И не потому, что считаю Фиону непривлекательной. Напротив, она симпатичная — каштановые волосы, синие глаза, фигура. Но у меня есть правило, которого я придерживаюсь, — не спи с подружками!

Во времена моей связи с Гарри, это было несколько лет назад, мне преподали урок: любая попытка интима с друзьями — сплошные неприятности. Есть ведь и такие, и их много, для которых потом дружба с тобой превращается в обузу. Для меня это обернулось тем, что у меня стало одной подружкой меньше — она была принесена в жертву страсти на ночь (на несколько ночей). Так что теперь я предпочитаю семь раз отмерить, прежде чем отважиться на подобное.

Жизнь ведь не кинофильм, где лучшие подруги заканчивают тем, что спят друг с другом. Жизнь — это удивление, шок, непонимание, когда ты, проснувшись утром, вдруг со всей остротой понимаешь, что прежних отношений уже не вернуть.

В жизни та, которая двадцать лет была твоей лучшей подругой, перестает быть таковой из-за совершенной по пьянке глупости. В жизни вы вдруг враз перестаете понимать друг друга, несмотря на то что двадцать лет были не разлей вода и даже не раз спали в одной постели. В жизни бывает и так, что ты не можешь понять, отчего твоя лучшая подруга так смотрит на тебя: то ли собралась содрать с тебя платье, то ли считает, что оно тебе жутко не идет. В жизни приходится устанавливать жесткие рамки и не нарушать их — вот здесь секс, а здесь дружба.

И потому я не без колебаний приняла предложение Фионы устроить секс втроем. Она клялась и божилась, что никакой безответной любви ко мне не испытывает и не испытывала и не жаждет залезть мне между ног. Скорее, ей хочется под своим чутким руководством преподать мне вводный курс садомазо. Просто чтобы я была в курсе, так сказать для галочки. Аргументировала это Фиона тем, что, дескать, если даже секс между нами и состоится, это все равно ничего не значит, потому что она понимает, что я на нее не западаю. Мол, это с ее стороны просто акт помощи, дружеской помощи.

Будучи под хмельком и чуточку заведенной, я ответила:

— Ладно, а почему бы и нет?

Фиона, получив от меня благословение, тут же отправилась очаровывать того самого парня, сидевшего на другом конце бара. Мало кто остается равнодушен к чарам Фионы, точнее, таких вообще не бывает. Моя подружка — одна из самых напористых и самоуверенных женщин, которых я знаю. Пусть вы придерживаетесь диаметрально противоположных взглядов, в конце концов Фиона вас все равно убедит — и все дело в магнетизме ее личности. Она просто не оставляет вам иного выхода, как принять ее точку зрения.

Именно так стало и с этим мужчиной: он просто не мог не согласиться с ней. Совсем скоро мы с Фионой оказались у него в спальне и смотрели, как он сбрасывает с себя одежду.

И вот он перед нами обнаженный, чуть настороженно поглядывает то на Фиону, то на меня. Да я толком и не знала, как вести себя в данной ситуации. Интересно, а существует ли свой, особый, этикет? Кто к кому должен подойти первым? Кому отводится роль «прикасающегося», а кому «прикасаемого»? Тут у тебя все шансы оказаться на минном поле, но у Фионы уже был свой план игры: внезапно она превратилась в «миссис Ф.», и нам с этим парнем оставалось подчиниться ей, выполнять все, что она пожелает.

Фиона начала с того, что велела мне раздеться и лечь на постель. Я сняла с себя все, кроме бюстгальтера и трусиков, и уже направилась к кровати, но, по-видимому, замешкалась, за что и заслужила от Фионы хороший шлепок по заду. Ух ты! Больно! Но все-таки стимул пошел мне на пользу — было даже приятно.

Из-за того, что кожа на заду горела, я поторопилась улечься на живот. И, как я убедилась вскоре, ошиблась — последовал новый шлепок по заду, но теперь боль носила точечный характер. Тут мне пришло в голову, что моя подруга действует не только голой рукой, и в подтверждение моей догадки прозвучал характерный щелчок. Обернувшись, я увидела ремень в ее руках — выходит, она намерена охаживать меня ремнем. Бедная моя попка! Но боль изменялась, превращаясь в приятное пульсирующее тепло. Проведя рукой по коже, я убедилась, что она стала чувствительней, было приятно прикоснуться к ней.

Забравшись на постель, Фиона склонилась ко мне и прошептала прямо в ухо:

— Ну, как ты? Не против продолжить игру?

Едва взглянув на свою подружку, я поняла, что безгранично доверяю ей.

— Да, — ответила я, и это была последняя моя фраза — больше мы с ней до самого конца нашей вылазки не обмолвились и словом.

Фиона перевернула меня на спину и лихо заломила обе руки мне за голову, а еще несколько секунд спустя они были крепко-накрепко связаны. Вот что значит профессионал! Но это еще не все — Фиона умело приторочила мои связанные руки к кровати. Кисти болели, я поморщилась. В результате получила оплеуху. После этого «повелительница», заткнув мне на всякий случай рот скомканной майкой хозяина квартиры, рывком раздвинула мне ноги.

Затем сняла с меня трусики и бюстгальтер и, криво улыбнувшись, окинула меня оценивающим взором. Чуть помедлив, Фиона стащила с себя блузу и бюстгальтер и уселась мне на живот — я едва могла дышать.

— Ты хорошая девочка? — осведомилась у меня она.

Я кивнула. И тут же снова затрещина.

— Спрашиваю, ты — хорошая маленькая девочка?

Я с готовностью закивала, желая убедить ее в согласии с этим и опасаясь подвоха с ее стороны.

— Хорошие девочки не кричат, если я делаю им вот так, — не согласилась Фиона и тут же стиснула мои соски. Я едва удержалась, чтобы не заорать во всю глотку. Впрочем, крика бы в любом случае не вышло — рот предусмотрительно был заткнут кляпом, так что нечего и пытаться вопить.

Фиона, спустившись чуть ниже, встала на колени у меня между ног.

— Расставь-ка их пошире, — велела она и раздвинула их шире некуда.

— М-м-м, а киска у тебя что надо, — заметила она, как бы невзначай, — хорошая девочка, следишь за ней, моешь, волосики подстригаешь…

И прижала пальцы к ней.

Я ждала, что моя подруга вот-вот сделает мне больно; когда ее пальцы оказались внутри, я невольно вздрогнула.

— Как быстро ты намокаешь, — отметила Фиона, вынимая пальцы. — Сюда, раб! — обратилась она к мужчине.

Тот все это время стоял и наблюдал за нами, озабоченно поглаживая член, вероятно, считая, что ему отведена второразрядная роль — стоять и глазеть на то, как две девчонки развлекаются друг с другом. На контакт с Фионой он явно не рассчитывал.

— Я сказала, подойди сюда, раб! Сию же минуту!

Поднявшись с кровати, Фиона направилась к нему.

— Нагнись, дрянь паршивая! — крикнула она.

Хозяин квартиры повиновался.

И тут Фиона так стегнула его, что даже я ощутила его боль, — куда там шлепкам, которыми только что наградили меня! Фиона продолжала его стегать, но, почувствовав, что парень воет все громче и громче, запустила руку ему между бедер, сдавила ему мошонку и прошептала прямо в ухо:

— Ты — кусок дерьма, слышишь, только пикни у меня без разрешения. Понял?

Мужчина кивнул.

— И называть меня «госпожа»! Ясно?

Мужчина снова кивнул.

— Ладно, давай, забирайся к Эбби между ног и начинай ласкать ее ротиком, пока я не скажу хватит. Понял?

Мужчина снова смиренно кивнул.

— И не думай, что я хоть на секунду выпущу его из рук и дам ему упасть!

В подтверждение своих слов Фиона еще сильнее стиснула ему мошонку.

— Он скоро нам понадобится. Усек?

Естественно, мужчина кивнул — разве мог он перечить своей «госпоже», если та стиснула его яйца?

Фиона отпустила его, и мужчина, устроившись у меня между ног, принялся жадно целовать мою мохнатую красавицу.

А Фиона тем временем подгоняла его шлепками по заду. Потом вынула кляп у меня изо рта, решив использовать вместо него грудь, — она буквально впихнула ее мне в рот. Странно, но это вызвало у меня чувства, весьма далекие от эротических, хотя я не против попробовать женскую грудь, в особенности если она не слишком большая, — просто это была Фиона, моя подруга, и происходящее казалось мне едва ли не извращением. Создавалось впечатление, что и Фионе эта процедура особого удовольствия не доставляет, потому что уже очень скоро она убрала грудь и продолжила шлепки по заднице мужчины.

Потом Фиона схватила его под мышки и уложила на меня так, что его член оказался прямо у моего рта. Нагнувшись ко мне, она свирепо рявкнула:

— А ты сейчас возьмешь его в ротик, правда? Ты ведь хорошая девочка, не забывай! Делай, как я говорю, а не то получишь.

Я со всей кротостью кивнула. Мужчина, похоже, только и ждал орального секса и послушно подвинулся ближе.

Но Фиона тут же ухватила его за руку, да так, что хрустнул сустав.

— Разве я позволила тебе? Только по моей команде, понял?

Мужчина вновь нервно кивнул.

Фиона сграбастала его член, поднесла к моему лицу, ткнула им в щеку и стала нежно поглаживать им мне по лицу, губам, затем медленно вставила его мне в рот и тут же вынула. И тут в ее голове родилась новая комбинация — сунуть мне его член в рот, затем вынуть, потом вновь вставить и вынуть, сопровождая все это ритмичными шлепками мужчине по заднице.

Я едва не давилась эрегированным членом, сновавшим туда-сюда у меня во рту, однако ощущение было в целом приятное. Я чувствовала себя и плененной, и в то же время свободной, мне было страшно и одновременно прекрасно, я испытывала изумление и наслаждение.

Даже будучи привязанной к кровати, с забитым в рот членом, я все равно ощущала невероятное сексуальное возбуждение. Ощущение полнейшей самоотдачи, пассивности и вместе с тем осознание, что ты тем самым доставляешь кому-то наслаждение, было самым странным из всего, что мне до сих пор выпадало пережить. Теперь я осознавала, что мне это доставляет удовольствие.

И когда Фиона убрала член у меня изо рта, ловко надела на него презерватив и вставила его в меня, «принудив» своего «раба» взять меня, я, откинувшись на спину, стала частью сцены, частью Фионы, частью хозяина квартиры. Я не думала о том, как бы избежать этой сцены, меня совершенно не заботило, когда я испытаю оргазм, — с холодной отстраненностью я сосредоточилась на дарованном мне высвобождении, на переполнявшей меня пульсирующей энергии. Я даже не помню, наступил ли оргазм, — все мое тело стало сплошным оргазмом, уподобившись энергетическому средоточию того, что происходило сейчас в спальне, и этого мне было вполне достаточно.

Утром, когда все окончилось, мы с Фионой тихонько, чтобы не разбудить нашего гостеприимного хозяина, отправились на кухню разогреть еду. Мы хохотали над тем, что произошло ночью, и я от души поблагодарила подругу за новизну впечатлений. Увидев ее действо в первый раз, я поняла, что и сама должна испытать нечто в духе садомазо.

И вскоре убедилась, что мне нравится подчиняться, что в этом нет ничего постыдного и что участие в полусерьезных ролевых играх еще никому не навредило.

Однако задница моя побаливает, но испытанное мною вполне того стоит.

Руководство для женщин

Правила общения с кобелями

Необходимое условие — взаимное уважение. Если тебе предстоит спать средь бела дня где-нибудь на природе, ты должна строго придерживаться ранее достигнутых договоренностей и вовремя прибыть к месту предстоящих событий или отказаться, заранее уведомив об этом партнера с тем, чтобы он имел возможность быстренько переделать расписание.

Если ты запланировала только быстренько поиграть с партнером, а потом отправиться по своим делам, целесообразно уведомить партнера о том, что у тебя, мол, «окошко», а посему мало времени. Это поможет тебе избежать всякого рода сложностей, поскольку партнер твой вполне мог настроиться на целую ночь общения. Помни — краткую встречу всегда можно переформатировать в продолжительную.

Нет необходимости тратить время на обсуждение распорядка дня партнера, его приятелей (приятельниц), привычек, склонностей, политических взглядов и т. п. Ты явилась к нему не рассуждать о погоде, тебе от него нужен секс. Так сразу и заяви — и не потратишь время впустую.

Аналогично — если ты звонишь, бросаешь письмо на электронную почту твоему приятелю-кобелю, не увязай в деталях и сразу же переходи к сути. Заяви прямо и без обиняков: мол, хочу тебя, сразу же назначай конкретную дату и время встречи, обговорив, исчезай.

Не вздумай оправдываться в том, что, мол, тебе вдруг приспичило, будь вежливой, не чурайся и пококетничать, но, если потребуется, проявляй и настойчивость. Сразу же заяви, что тебе не нужны никакие сентиментально-эмоциональные переживания и душеспасительные беседы, и убедись, что твой партнер того же мнения. Запомни: взаимное согласие — успешный секс.

8 АВГУСТ

3 августа, среда

Я — дура, потому что сегодня встретилась со своим бывшим дружком Стивеном.

Тим сообщил мне, что в эти выходные намечается очередная вечеринка — еще одно мероприятие в духе свингер-клуба. Я горю желанием присутствовать, вот только не с кем пойти. Тим отпадает однозначно — ни он, ни я не желаем из-за секса подвергать риску наши с ним дружеские отношения: еще свежа в памяти депрессия после знаменательной поездки на воды.

Перебрав все возможные варианты, я пришла к выводу: у Тони есть постоянная подружка, Тома нет в Лондоне, да и вернется он не один, Бен — в Манчестере, тот молодой парнишка — он и есть молодой, не годится, Франклин — слишком уж раним, журналист — слишком закомплексован, Блог-гер — за границей, да и не исключено, что я его больше не интересую. Иными словами, у меня никого под рукой.

Вот я и решила черкнуть Стивену на мыло и пригласить его. Не самое умное решение, понимаю. Но именно ночь в свингер-клубе со всеми вытекающими последствиями — именно то, что мне сейчас необходимо. Так что я отбросила в сторону все условности.

И кратко изложила ему, что к чему:

Не вижу лучшей возможности завершить веселый вечерок, как лежа в наручниках на постели, а ты при этом будешь ублажать меня по всей садистской программе. Я уже сейчас сгораю от желания, стоит мне только представить подобное. У нас с тобой есть неплохой опыт по сексуальной части: так что обогатить его, проведя вместе еще одну ночь, отнюдь не помешает.

И пояснила, почему я его приглашаю:

Хочется пойти туда с тем, в ком я абсолютно уверена, что и ему будет весело, с кем мне будет приятно переспать, причем потому, что у меня нет желания заниматься этим с кем попало. Появиться там со мной — значит повеселиться, испытать со мной (или, возможно, с кем-нибудь еще) не скованный условностями секс. И так всю ночь. Здесь никакого подвоха. Все по-честному.

И я ничуточку не покривила душой, излагая все это. Времена, когда Стивен мог нанести мне душевную рану или когда интим с ним портил мне настроение, давно миновали. Я готова ко всему: если согласится — хорошо, не согласится — еще лучше.

Но вот такого ответа я не ожидала:

Понимаю, что с моей стороны не очень-то вежливо отказать тебе, но выходные я провожу с Петрой, поэтому у меня нет никакого желания подвергать себя риску, участвуя в том, что ты мне предлагаешь.

Этой Петре 19 лет, Стивен был с ней еще в период наших с ним встреч. Узнав о том, что он проводит с ней уик-энды, я подумала: придурок. Просто придурок. Тут и сказать нечего.

Больше всего меня раздосадовало, что он теперь спит с девчонкой на десять с лишним лет младше меня. Я, разумеется, испытала все неизбежные и легко угадываемые эмоции — самоуничижение и все такое; словом, как любая баба, которой наставят рога, и изводила себя вопросами типа:

* Она симпатичнее меня?

* Сексуальнее ли она, чем я?

* Ее киска уже моей?

* Лучше ли она в постели, чем я?

* Что в ней такого, чего нет во мне?

Черт возьми, я понимаю, что все равно буду задавать себе вопрос, почему он все-таки предпочел ее мне. Чем я хуже?

Потом до меня, наконец, дошло, что дело вовсе не во мне, а в нем. Взять мужчину, которому вот-вот стукнет сорок и который не в состоянии поддерживать сексуально-дружеские отношения с женщиной своего возраста. Такой мелкотравчатый мужчина, которому явно недостает уверенности в себе, готов взять в подружки неопытную девчонку чуть ли не вдвое моложе. Это вселит в него чувство собственной значимости.

Не стану отрицать, бывает, что мужчина с седеющими висками бросается на молоденьких девчонок, и практически каждый не станет упускать шанс закадрить ту, которая чуть ли не в дочери ему годится, но, зная Стивена, зная его приступы нелюбви к себе, начинаю понимать, что здесь дело именно в его низкой самооценке, а не в сексуальной доблести. Именно потому он и выбирает себе таких партнерш.

Дело в том, что в последние дни наших встреч я сумела преодолеть чувство собственной неполноценности. Я вдруг поняла, что красива, сексапильна, что кое-что умею в постели, что моя киска достаточно тесна, чтобы доставить мужчине истинное наслаждение (как-никак пятнадцать лет упражнений по Кегелю[9] — не пустяк). Будучи почти ровесницей Стивена, я знаю, что могу ему предложить, — интеллект, эмоциональную близость, принятие его как партнера, то есть то, что ни одна девица предложить не в состоянии. У нее просто не хватит опыта стать полноценной партнершей.

И чувство обиды на Стивена, злости перевешивало сочувствие к нему — боже, ну как можно быть настолько эмоционально незрелым. Я понимаю, что у него есть проблемы, часть из них мне известна; я пыталась смириться с их наличием и установить со Стивеном дружеские отношения, однако все мои усилия пошли прахом.

Посылая Стивену вышеприведенное приглашение, я была наполовину уверена, что он ответит отказом, поскольку мысль о новой встрече со мной для него невыносима. Моя эмоциональная зрелость — прямая угроза его натуре.

Я даже была готова, что у Стивена появится другая женщина, в конце концов, она могла бы собрать по кускам и его самого, и его жизнь. Я имею в виду ту, которая подарила бы ему настоящую любовь. Я бы искренне порадовалась за него.

Но, узнав о том, что Стивен проводит уик-энды с Петрой, я разозлилась — он ни разу не пригласил меня провести с ним выходные. Его фразу: «Я никогда не был силен по части вранья, поэтому не смогу после этого посмотреть ей в глаза» — я восприняла как плевок в лицо. Стивен лгал постоянно, встречаясь со мной, он встречался и с ней, а бывало, что от нее он отправлялся ко мне, и наоборот.

Теперь я не испытываю к нему сочувствия. Он для меня — человек жалкий, внушающий отвращение и поверхностный. Я счастлива, что развязалась с ним. Стивен больше не привлекает меня — ни в эмоциональном, ни в интеллектуальном, ни в физическом плане.

И я решила выбросить Стивена из головы. Мастурбируя, я больше не представляю его, напротив, воспоминания об этом человеке мне неприятны. Никаких чувств к нему я не испытываю, и как знакомый он меня больше не интересует. До лампочки он мне.

Вообще-то, такое не по мне — я всегда старалась сохранить добрые отношения с прежними приятелями-мужчинами, со многими из них у меня были довольно близкие отношения в эмоциональном плане, я их даже любила, если можно так выразиться, и радовалась случайной встрече, но вот Стивена мне видеть не хочется, и все. Не могу я оставаться друзьями с таким, как он, и то, что мы с ним спали, ничего не меняет.

Это была своего рода генеральная уборка, когда вдруг решаешь выбросить на помойку разный ненужный хлам. Вот так и происходило расставание со Стивеном. Не хочу даже вспоминать тот вечер, когда он одаривал меня двумя десятками оргазмов за ночь. Подобные экскурсы в прошлое больше меня не возбуждают. Я уже далеко. И предпочитаю забыть этот этап.

И забыла, освободилась. И счастлива. Я вышла из ситуации повзрослевшей и более опытной.

И все же, как было бы здорово, если бы эти воспоминания можно было стереть, вырезать из памяти, словно неудавшиеся кадры из кинофильма под названием «Вечное ликование незамутненного разума». Это был бы безукоризненный способ закрыть прочитанную главу жизни. А если бы свершилось чудо и весь отрицательный опыт превратился в деньги, я, без сомнения, угодила бы в миллионерши.

6 августа, суббота

Все еще никак не могу подобрать себе партнера для визита в свингер-клуб и потихоньку начинаю тосковать о чистой, простой радости бытия — однообразной, заурядной, когда спишь не с толпой, а с одним-единственным. Такой, какую я испытывала в восемнадцать лет, встречаясь с Крисом.

Тогда он заполнял собой все мои уик-энды, которые мы почти целиком проводили, не выходя из спальни, покидая ее разве что для пополнения запасов еды или чтобы ополоснуться в душе. А остальное время спали, разговаривали и, разумеется, любили друг друга. И хотя возможности для уединения были куда скромнее — я жила с родителями, — мы умудрялись изводить целые упаковки презервативов, занимаясь любовью.

Помню, как однажды вечером мы решили прерваться ненадолго и спустились с Крисом по лестнице. Мои родители отправились куда-то, и дом был в нашем распоряжении. Накинув на себя только купальные халаты, мы с Крисом пробирались на кухню подкрепиться: он арахисовой пастой, я — парочкой горячих бутербродов. Будучи англичанами, мы конечно же не могли обойтись без чашки горячего чая, и я решила поставить огромный чайник.

Когда он закипел, Крис уселся у меня за спиной. Обернувшись, я увидела, как физиономия его расплывается в улыбке. Потом он многозначительно посмотрел себе между ног. Присмотревшись, я увидела характерный бугорок на махровой ткани. Крис продолжал улыбаться, потом одним движением распахнул халат и сжал в кулаке член.

Я стояла, созерцая его эрекцию, потом шагнула к нему, по пути распахивая халат.

Проскользнув у Криса между ног, я прижалась к нему, мгновенно ощутив его напрягшийся член и уткнувшись грудями в лицо. Крис принялся жадно ласкать губами мои соски, схватив меня за ягодицы, привалился ко мне, и я почувствовала, что готова принять его. Подхватив меня за бедра, он поднял меня, усадил поудобнее и рванул прямо на себя. Вошел он в меня как надо, я чувствовала, как член Криса пульсирует во мне и что мы оба на пределе.

Прежде чем он кончил, я услышала:

— О, Эбби, прости нас! Мы не знали, что… гм… что ты здесь…

Повернув голову, я увидела, как мои родители с раскрасневшимися от смущения физиономиями пятятся из кухни вон.

Мы с Крисом замерли, лишившись дара речи. Наша позиция говорила сама за себя — пара секунд до оргазма, а в настоящий момент паралич, жуткая расслабленность. Что может быть страшнее помехи в самый решающий момент? Тем более внезапное появление предков!

Сгорая от стыда, мы бросились в спальню и несколько часов оставались там, не в силах показаться на глаза моим старикам Что касается меня, то я несколько дней избегала родителей.

Этот досадный инцидент никогда не обсуждался, на него даже не намекали, но я-то хорошо понимала: они прекрасно поняли, что мы с Крисом вытворяли. Однако — как бы то ни было — описанный эпизод не оттолкнул нас с Крисом друг от друга: пару часов спустя мы занимались сексом как ни в чем не бывало, хотя и не столь шумно и самозабвенно. Парень по имени Крис был неутомим.

11 августа, четверг

Привет всем, меня зовут Эбби, и я большая любительница секса.

1. Я признала, что перед сексом я бессильна, — жизнь моя становится неуправляемой.

Бросаться мастурбировать при любом удобном случае крайне обременительно.

2. Мне предстоит смириться с мыслью, что некая сила способна вернуть меня в лоно первозданной чистоты.

Кто мог знать, что «DuracellExtraStrength» выдерживают столько?

3. Я приняла решение изменить себя, свою жизнь и вверить себя заботе Бога в моем понимании.

Я с радостью готова отказаться от себя — наручники и связанные ноги выручат.

4. Я смело и безжалостно подвергла себя нравственной переоценке.

Здорово иногда выручает зеркальце, встроенное в мобильник.

5. Я призналась Богу, себе и ближнему своему в истинной природе собственных недостатков.

Выкрикивать Его имя на подходе оргазма — лучшее признание Его существования.

6. Я готова к тому, что Бог устранит все эти изъяны моего характера.

Мое хобби — возвращать изготовителю все свои вышедшие из строя вибраторы.

7. Я смиренно попрошу Его устранить преждевременные оргазмы.

И хотя я обожаю скорый оргазм, все же предпочитаю, чтобы он наступал размеренно и длился подольше.

8. Я составлю список всех, кому доставила неприятности, и готова исправить их.

Прошу прощения у всех, кого склонила к минету, — все оттого, что мне было невмоготу.

9. По возможности обещаю прямо обратиться с извинениями к этим людям, за исключением тех случаев, когда мое появление оскорбит их или их окружение.

Прошу прощения у всех, кого склонила к минету и у кого на данный момент другие партнеры, — попробуйте сейчас представить себе, как я губами обхватываю ваш член и около часа не выпускаю его изо рта.

10. Я продолжу нравственную переоценку, и если в чем-то ошибусь, обещаю тут же признать это.

Обещаю выбросить на помойку все мои секс-игрушки, оставив только самые действенные.

11. Попытаюсь посредством молитв и медитаций упрочить свой осмысленный контакт с Богом в моем понимании, молиться лишь о том, чтобы Его указания дошли до меня, и о том, чтобы у меня хватило на это сил.

Если меня хорошо попросить, я готова поклоняться члену, сложив в молитвенном жесте руки, склонить голову перед ним. Перекреститься, как требует ритуал.

12. Пережив духовное пробуждение как следствие перечисленных выше шагов, я попытаюсь донести это послание до других любителей и любительниц сексуальных наслаждений и использовать накопленное во всех деяниях моих.

* Попытаюсь поменьше разглядывать порнуху и больше времени уделять предварительным ласкам.

* Попытаюсь реже прикидывать, переспит со мной тот или иной мужчина либо нет; в конце концов, мне ничего не мешает оставаться друзьями с мужчинами.

* Попытаюсь посвящать свободное время искусству и вообще креативности, а не запускать пальцы между ножек при любом удобном случае.

* Но все же не реже двух раз в день, иначе я свихнусь.

17 августа, среда

Иногда у женщин моего типа случаются непростые разговоры с матерями. Разговоры эти могут начинаться так: «Я беременна», или «Я — лесбиянка», или даже «Я думаю пойти в монахини, прожить оставшуюся жизнь вдали от мира, от семьи».

Да, было, не спорю — родители застали нас с Крисом в самый драматический момент на кухне, но, как я уже говорила, раз и навсегда предпочли позабыть об этом происшествии. Так что разжевывать матери, в чем разница между БДСМ-отношениями и обычным сексом, я никогда не планировала.

Разговор начался довольно безобидно. Мы обсуждали предстоящую свадьбу Билли, парня, с которым мы вместе работали. Билли решил пригласить меня на торжество. Начав с совершенно обыденных вещей — кто еще приглашен, что я собираюсь надеть, какой подарок купить, — мы закончили тем, что диаметрально разошлись во мнениях о женихе.

Я считала его слишком молодым, незрелым, полным сексуальной энергии и полагала, что скоро он непременно наставит рога молодой жене. Моногамия здорово ограничит его в возможностях приобретения соответствующего опыта по части секса и, как следствие, толкнет на случайные связи на стороне.

Мать стала мне возражать, считая, что Билли вполне может довольствоваться и своей будущей благоверной и что отнюдь не все мужчины склонны бегать на сторону, набирая очки в чужих постелях.

Я не согласилась с ней, аргументируя тем, что сама видела, как Билли поглядывает на женщин — своих сотрудниц, что он никогда не упустит возможности пофлиртовать с очередной «артисточкой» на съемочной площадке, и высказала предположение, что ничего ему не помешает продолжать в том же духе. Мать снова не согласилась со мной, считая, что флиртовать с кем-либо — это отнюдь не предполагает измены.

Я быстренько разнесла ее аргументацию в пух и прах. Черт бы побрал мою мать и ее прогрессивные воззрения! Я решила поднять ставки, высказав мнение, что рассматриваю их будущую сексуальную жизнь как «ваниль» и что в один прекрасный момент он вполне может пожелать разнообразить ее.

— Что значит «ваниль»? — пожелала знать моя мама.

Взглянув на нее, я поняла, что этого говорить не следовало.

— Это когда белые люди предпочитают секс с другими белыми людьми? — недоуменно вопросила мать. — Но ведь это чистейший расизм!

Боже, храни мою мамочку!

— Гм, нет, я имела в виду не это, — ответила я. — «Ваниль» как противоположность БДСМ-от-ношениям.

Наступила пауза.

— Что означает БДСМ-отношения?

Низко-низко опустив голову, я молчала. Я поверить не могла, что сейчас примусь объяснять собственной матери тонкости упомянутых отношений. Я как-то не намеревалась рассуждать с матерью на темы эксцентричного секса.

И попыталась представить сжатое объяснение.

— Это означает: отношения, основанные на доминировании — подчинении. Садомазохистские.

Мать побледнела.

— Что? Повтори!

Я невольно застонала.

— БДСМ-отношения означают садомазохистские отношения. Способ исследования сексуальной натуры человека, он носит название трансгрессивного секса, то есть выходящего за привычные общепринятые рамки.

— Ага, понятно, — сказала мать. — Следовательно, «ваниль» означает нечто скучное, набившее оскомину и так далее?

— Да нет, не так все. «Ваниль» не предполагает разделения на роли — то есть, это… ну, в общем, «ваниль» это совсем-совсем недурственно.

И тут я поняла, что толкую собственной матери о разнообразии сексуальных способов. В голову пришла одна не очень учтивая поговорка: не учи отца… Мое пылкое воображение мгновенно заменило отца на мать, и… Нет, я просто не могла продолжать подобный разговор.

И тут же попыталась плавно сменить тему, переключив внимание на место проведения свадебной церемонии. Мать испытующе посмотрела на меня и сказала:

— Как я понимаю, тебе приходилось заниматься БДСМ?

Больше всего мне в тот момент захотелось провалиться сквозь землю. Я просто не могла выложить матери всю правду о моих экспериментах, о том, как приятно мне было позволить сковать руки кандалами, связать себя, исхлестать плетью, не говоря уже об анальном сексе. Не хотелось рассказывать и о том, с каким интересом я наблюдала за парнем, которого моя подруга использовала в качестве раба, исполосовывая его хлыстом. Еще меньше мне хотелось в деталях описывать свое стремление помыкать мужчиной, унижать его. Нет, мне категорически не хотелось живописать ей подобные сцены.

Так что пришлось заставить ее довольствоваться микроправдой, а то и наноправдой — мол, да, я наслышана о подобных вещах, но сама лично отдаю предпочтение «ванили».

Поблагодарив меня за откровенность, мать с готовностью сменила тему, и мы вернулись к обсуждению свадьбы, но во время этой беседы я замечала, как она недоверчиво поглядывает на меня. Видимо, у матери появились подозрения на мой счет, и теперь я уж и не знаю, смогу ли соврать ей в глаза, если она вдруг спросит меня насчет моей бурной сексуальности.

22 августа, понедельник

Моя любовная жизнь сейчас мерзостнее некуда. Месяц пролетел с тех пор, как мы общались с Блоггером, который сейчас наверняка на другом конце света. Полное нежелание дать о себе знать свидетельствует о равнодушии ко мне; это касается и дружеских отношений, не говоря уж о сексуальных, так что нечего и пытаться продолжать это знакомство. А мне бы хотелось.

У меня не было ничего и ни с кем с тех самых пор, как мы с Фионой решили снять того типчика в баре, то есть целый месяц. И знаете, что? Мне не терпится пережить подобное снова!

Было бы куда легче, если бы произошло хоть одно несчастное знакомство, но обычная рутина — встречи с людьми по работе — не позволяет развернуться.

Кроме того, не стоит надеяться, что кто-нибудь из друзей подгонит ко мне хорошего парня — большинство моих знакомых женатые люди. Соответственно общаются главным образом с супружескими парами, и, что еще ужаснее, их вкусы резко переменились, с тех пор как они поженились.

Теперь о мужчинах, с которыми я поддерживаю дружеские отношения. Если они холостяки, на них вообще не стоит время тратить; эти хотя и «милы, дружелюбны и веселы», тем не менее их умение вести себя смутило бы и неандертальца, а интеллект их застыл на уровне двенадцатилетних.

Даже не хочется вспоминать о временах, когда я путалась с мужиками, которых мне рекомендовали как «весьма интересных, задушевных и откровенных людей», а потом я выясняла, что все их достоинства сводились лишь к двум сотням дисков с лесбийской порнографией, что у них не было ни одной настоящей подруги среди женщин и что они всегда смотрели куда-то в сторону, разговаривая со мной.

Хотелось бы позабыть об одной рекомендации моей подружки Кэти (ее же собственного блага ради), когда она решила познакомить меня с «действительно обаятельным, заботливым и милым мужчиной». На самом же деле выставленный ею в столь лестном свете мужчина оказался тем, кто «не в состоянии выйти на эмоциональный уровень отношений и имеет массу пунктиков относительно секса».

И даже нет нужды перебирать всех тех, кто подпадал под графу «говорят, он очень хорош в постели»: ночь с подобными секс-гигантами (титул принадлежит ей) оборачивалась лишь неудовлетворенным желанием.

Следовательно, коллеги по работе отпадали. А где еще познакомиться с мужчиной?

Есть вариант: в пабах, барах; однако те, кто тусуется в близлежащих пабах, явно не стоят внимания.

Я изобрела — и доказала это на практике — наличие других способов знакомств с мужчинами. Пыталась ловить симпатичных ребят в нашем супермаркете — улыбалась им, однажды даже дала номер телефона продавцу, у которого купила футболку, — но никогда и ничего путного из этого не выходило (один гей, другой женатик, третий вот-вот женится).

Посему я решила вести себя активно, вызывающе и попытаться изыскать другие способы. Хочу зарегистрироваться в какой-нибудь приличной службе интернет-знакомств, все-таки у меня есть кое-какой опыт общения в Сети. Разумеется, среди той публики могут оказаться и помешанные, и психопаты, но, думаю, их не окажется больше тех, с которыми мне приходилось сталкиваться в реале.

Служба знакомств даст мне возможность узнать их внешность, их интересы, увлечения, а может, даже и политические взгляды. Пусть мне в прошлом приходилось спать с тори, больше они меня не волнуют.

Не в том дело, что прямо противоположные твоим политические взгляды способны повлиять на оргазм, нет конечно, но вот страсти они, безусловно, прибавляют. Впрочем, я уже понемногу начинаю думать, что сексуальные характеристики менее важны, чем политические предпочтения: в конце концов, оттачивать постельную технику можно сколь угодно долго, а вот как быть с политическими взглядами? Не думаю, что с ними все оказываются также просто.

Так что отбросим пока политику и подумаем над тем, как бросить на сайт знакомств приличное резюме, способное заинтересовать сразу многих мужчин?

Открытое заявление о том, что я, дескать, слегка помешана на сексе, наверняка обеспечит мне сначала высокий рейтинг, но много ли найдется таких, кто пожелает узнать обо мне больше, а не только о том, какова я в постели? Вставь я в соответствующую графу «приобретенные навыки» такое словечко, как «мультиоргазмия», вмиг отыщутся те, кто пожелает на практике убедиться, так ли это, но вряд ли это будет свидетельствовать о наличии у меня и мозговых извилин, и о запасе остроумия.

Мне представляется, что для разработки привлекательного имиджа необходимы навыки специалиста по маркетингу — в конце концов, речь идет о выбросе на рынок товара. Я же в этом разбираюсь как свинья в апельсинах. Кто я? Какова моя аудитория? Куда я лучше всего подхожу? Если отвлечься от моей сексуальности и прочего, с ней связанного, что, кроме нее, я могу предложить миру?

Думаю, мне стоит воздержаться и не писать о себе, что я «невротичка, страдаю чувством неуверенности, склонностью к самокопанию и излишней эмоциональной ранимостью». Вряд ли подобные характеристики товара способствуют росту уровня его продаж.

Точно так же нельзя выставлять себя «весьма самоуверенной, субъективно мыслящей всезнайкой, для которой не существует авторитетов». Это непременно сузит круг претендентов на знакомство.

Что же, черт возьми, написать про себя?

Подумала было выдать что-нибудь типа «Саркастическая социалистка-совратительница старается найти схожего собрата» для ключевой фразы. Ясно, что ее придется слегка подправить, но фраза охватывает мою натуру, не сомневаюсь, что она произведет впечатление на образованных мужчин — все-таки умения воспользоваться таким приемом, как аллитерация на согласных (в данном случае «С»), у меня не отнять.

О желании обзавестись детьми или поучаствовать в секс-треугольнике вполне можно пока что умолчать.

Во всяком случае, до третьего бокала.

27 августа, суббота

— Она — твоя копия, — заявил Тим, сделав хороший глоток пива.

— То есть?

— Никому не отказывает, если кто-то желает ублажить ее.

— Знаешь, тебе тоже не откажешь в умении вежливо хамить.

— Прости. Я имел в виду только то, что она, как и ты, всегда готова.

— Ах, вот оно что, — ответила я. — Всегда на взводе, так?

— Ага.

Я рассмеялась:

— Ну, тогда она точно моя копия.

Мы заказали еще по пинте и стали брюзжать по поводу размеров порций блюд, боясь, что нам не хватит еды утолить и без пива волчий голод.

— Стало быть, без виагры не обойтись? — съязвила я.

Тим хохотнул.

— Пока обхожусь, но вот не знаю, хватит ли силенок на следующую ночь.

— Загнала бедненького коняшку? Нет, она точно мне по душе.

— Она раза три заставила меня кончить, и, честно говоря, я на этом и застыл. Когда она спросила, а не попробовать ли нам еще разок на сон грядущий, я чуть было не сказал «нет».

— Ха-ха-ха. Знакомые дела. А ты ей не посоветовал помастурбировать?

— Черт, не догадался. Понимаешь, со мной в постели красивая женщина изнемогает от желания — а ты такое говоришь! Шутишь? В общем-то, через пару минут я снова был готов.

— Рада за тебя. Рада увидеть, что значит, по-твоему, стоящая женщина. А она действительно стоящая?

— Определенно. Кончила, едва я начал. Такое по мне. Сам-то я черт знает сколько не мог кончить, но, в конце концов, кончил так, что едва не чокнулся, — так было хорошо.

— Здорово. Ты, блин, счастливчик — это на самом деле здорово. Именно то, что мне и требуется, — мужчина, способный ради меня на такое.

— А как там твой Блоггер? Что поделывает? То, что вы вытворяли на Холлоуэй-роуд, заслуживает внимания.

— Это было… Впрочем, таких шоу я больше не буду устраивать. На черта дикая спешка? Я — порядочная девушка, ты что, забыл?

— Ну-ну, забыл, разумеется. А ты, оказывается, смелее меня. Самое большое, на что я мог отважиться на публике, это поцеловать ее снизу, когда она стояла у раковины, а занавески на кухне были задернуты.

— В общем, как я понимаю, она в твоем вкусе. Небось, думаешь уговорить ее на групповой секс?

Тим опустил глаза.

— Да нет пока. Но если она захочет — милости просим. Хотя я считаю, что нам с ней привыкнуть друг к другу надо, а уж потом и остальным можно заняться.

— Ах, ах. Перед тобой женщина с огромными сексуальными запросами, ты наслаждаешься ее обществом, она тебе нравится, и ты не желаешь ни с кем ей делиться. Мне что же, прикажешь через мегафон тебя уламывать? Или на коленях?

Тим рассмеялся.

— Пока нет, потерпи немного. Я на самом деле в нее влюбился.

— Рада за тебя. Ты этого заслуживаешь.

— Ну а ты как? Ты не ответила, что именно у тебя там с этим Блоггером?

Я испустила тяжкий вздох.

— Сама не знаю. Он мне сказал, что не желает больше ничего со мной иметь. После нашей последней встречи даже не позвонил, а теперь сорвался куда-то отдыхать, так что наверняка конец. Хотелось бы мне знать, что там у меня с ним. Я-то изо всех сил стараюсь не терять надежды. Всему свое время, пусть даже и не с ним. Что будет, то будет. Я человек непредубежденный, открытый.

— Я бы уточнил: «в том числе и между ног», но подумал, что ты заедешь мне пивной кружкой по морде.

— Засранец!

Мы заржали, а потом вдруг Тим посерьезнел.

— Хочу, чтобы вы встретились с ней где-нибудь. Надеюсь, она тебе понравится.

Я улыбнулась Тиму.

— Не сомневаюсь, что так и будет. Вот только с трудом себе представляю нашу троицу в твоей постели.

— Меня вычеркни, можешь за меня не беспокоиться.

— А я не за тебя беспокоюсь — ведь если она, как ты говоришь, такая темпераментная, то мне захочется с ней иногда позабавиться!

Рот Тима снова растянулся до ушей.

— Эбби, знаешь, любой малый, который когда-нибудь на тебе женится, точно будет счастливчиком. Во всех отношениях. Советую тебе это запомнить.

— Хорошо сказал. Вот за это мы и выпьем.

Руководство для женщин

Тест «Одержима ли ты сексом?»

* Часто ли твои пальцы оказываются у тебя между ног, когда ты смотришь телевизор, говоришь по телефону, сидишь за компьютером и т. д.?

* Требуется ли тебе оргазм для снятия напряжения и достижения сексуального удовлетворения?

* Просыпаясь, ты постоянно ощущаешь желание и мастурбируешь перед тем как встать?

* Перед сном тебе каждый раз необходимо мастурбировать?

* Возникает ли у тебя желание мастурбировать на протяжении дня, и готова ли ты уединиться для этого в туалете на работе?

* Мастурбируя, ты всегда смотришь порно?

* Способна ли ты сильно возбудиться, увидев понравившегося тебе мужчину на улице?

* Сильно ли ты возбуждаешься?

* Способна ли ты достичь оргазма уже через три минуты?

* Ты постоянно думаешь о сексе?

Если ты ответила положительно на большинство вышеприведенных вопросов, значит, ты на самом деле одержима сексом, как и я, и это — увы! — безнадежно.

9 СЕНТЯБРЬ

1 сентября, четверг

— Прошу тебя, перестань глазеть на мою грудь! — с мольбой в голосе обратилась я к приятелю Кэти, когда тот в танце вывернулся передо мной.

— И не думаю глазеть, — отрезал тот, не сводя взора с моих грудей.

— Нет, глазеешь!

И тут же прочертила в воздухе траекторию его взгляда — от его глаз до собственных сосков. Парень тут же отвел взор.

— Вот, можешь убедиться — не глазею, — стал оправдываться он, снова беззастенчиво созерцая мои полушария.

Я стояла, глядя на него в упор. Потом ткнула пальцем себе в грудь и осведомилась:

— Я, по-твоему, незрячая? Ты глаз не отрываешь от них все время, пока мы с тобой разговариваем. — И сокрушенно покачала головой.

— Но ведь… они… это… Не могу не смотреть на них, и все! — вдруг выпалил он.

Я невольно опустила взор на мой не слишком откровенный вырез не слишком откровенного покроя блузы, потом посмотрела на парня, тщетно старавшегося выдержать мой осуждающий взгляд. Единственное, что он смог, так это на мгновение поднять глаза, а потом снова начал созерцать груди. Дружок Кэти взглянул на меня и растерянно пожал плечами. Ясно, этому человеку явно нужна помощь.

Последние полчаса он отчаянно пытался меня разговорить. Именно пытался, поскольку подобными навыками он явно не обладал. Будучи не в состоянии отвести взгляд от моих грудей, он не мог вести связную беседу, то и дело переспрашивал меня и просил повторить фразу. Я понимала, что, будь на моем месте женщина попроще, она, в лучшем случае, потеряла бы к нему всякий интерес, а скорее всего, просто наградила бы затрещиной. И я решила придти к нему на помощь.

— Послушай, скажи еще раз, как тебя зовут? — спросила я.

— Грегори, — ответил бедняга, попросив меня выделять последние согласные. О такой ерунде печется, а на элементарные нормы общения с женщиной ему наплевать.

— Хорошо, Грегори, — ответила я, четко выговаривая все согласные и орудуя языком и губами ничуть не хуже, чем во время какого-нибудь ответственного минета. — Вот я о чем: с этого момента ты больше не глядишь на них. Уразумел?

Скривившись, Грегори снова вперил взор в мои груди.

— Ты должен смотреть мне прямо в глаза. Уж попытайся, сделай одолжение, — умоляюще произнесла я.

Грегори уставился на меня, но три секунды спустя снова изучал взором мои груди.

— Нет! — рявкнула я. — Ты все-таки попробуй, ты ведь не хочешь даже попытаться…

Приятель Кэти пожал плечами и снова принялся таращиться на меня.

— Грегори, твою мать, ты что же, на самом деле считаешь, что таким способом завоюешь сердце женщины?! Это что, твоя излюбленная и апробированная техника?

Грегори пробормотал в ответ что-то нечленораздельное. Я наблюдала, как он все ниже и ниже опускает взгляд, и убедилась, что все мои усилия изначально обречены на провал.

— Ладно, хорошо, хватит. Попробуем сменить тактику. Я хочу, чтобы ты смотрел на мою грудь.

Грегори взметнул брови.

— Серьезно? А может, не надо, а?

— Я вполне серьезно прошу тебя поглазеть на мои груди. Уставься на них, пожалуйста.

И глазами показала, куда Грегори должен смотреть.

Он, не в силах и слова вымолвить, смотрел на меня.

— Ну что же ты, Грегори? Давай, действуй. Приглядись, мне очень этого хочется.

Я перешла на вкрадчивый тон искушенной соблазнительницы.

— Ты правда так хочешь? — робко спросил он и даже зарделся румянцем.

— Да, да, очень. Так что приступай. Всматривайся!

И даже сейчас, как мне показалось, парень не мог поверить, что я не шучу. Взгляд его беспокойно метался — то мне в глаза посмотрит, то снова созерцает грудь.

— Не стесняйся, Грегори. Сейчас я тебе их покажу, а то, может, тебе их и не видно. Давай договоримся: следующие полминуты — ровно тридцать секунд — ты смотришь только туда. Понятно?

Дружок Кэти медленно кивнул.

— А теперь давай, гляди.

С этими словами я приложила руки к грудям и, натянув ткань блузы, легонько сжала их.

Неудивительно, что после этого он все же опустил взор и неотрывно стал смотреть на мои руки.

— Вот так, хорошо, — подбодрила его я. — Гляди, гляди. У меня ведь есть на что посмотреть, правда? Смотри и запоминай, ты должен запомнить каждую линию, каждый изгиб. — Убрав руки, я посмотрела на часы. — Еще пятнадцать секунд.

И он смотрел. Со смесью благоговейного страха и волнения. И тут я увидела, как рот его растягивается в улыбке.

— Пять секунд.

Закусив губу, Грегори во все глаза рассматривал мой бюст.

— Все.

— Верно. Ну и как? Насмотрелся?

Грегори кивнул.

— И в состоянии вспомнить их? Каждую деталь?

Он ухмыльнулся.

— Ладно, хорошо. А теперь слушай меня внимательно: если ты заговоришь с женщиной, с любой, ты должен не разглядывать ее бюст, а смотреть ей прямо в глаза, вот так, как мне сейчас. Тебе все понятно?

Грегори снова кивнул. Его глаза были на одном уровне с моими.

— Есть только два исключения из этого правила. Первое: ты можешь смотреть туда, но только не во время разговора на отвлеченные темы. Только если она отведет взгляд. Уловил?

Грегори энергично закивал.

— Ты не имеешь права даже мельком глянуть на ее бюст, если вы беседуете. И не пытайся делать это украдкой — не выйдет. Женщина всегда знает, если внимание мужчин сосредоточено на ее грудях. Если она его за этим застукает, считай все, ты для нее мудак, каких свет не видывал. Ты следишь за моей мыслью?

— Слежу, — отозвался Грегори. — Как я понял, рассматривать бюст можно только в том случае, если женщина глядит в сторону, верно?

— Именно. Посмотри — все должно выглядеть вот так.

Я повернулась и стала оглядывать площадку для танцев.

— Теперь сколько угодно глазей на мои шарики — до тех пор пока я не поверну голову. Как только я ее поверну, тут же смотри прямо в глаза.

И я повернулась к Грегори. Тот вперил взор мне в глаза.

— Ты, оказывается, способный ученик. Но тебе следует еще практиковаться. Главное — верить, и все получится.

Грегори с восторгом смотрел на меня.

— Невероятно! То есть, я могу рассматривать ее груди, но только если она смотрит в сторону и не видит меня. Черт возьми, а это совсем неплохо, ты как думаешь?

— Я думаю примерно так же.

— Ну а второе исключение? — радостно осведомился мой собеседник.

— Ах, да, чуть не забыла. Это совсем просто. Если ты сидишь с ней в темном уголке, вы целуетесь, а рука ее покоится у тебя между ног, вот тогда тебе уже никто и ничто не мешает вволю насмотреться на нее. Причем не только насмотреться, — многозначительно добавила я.

Грегори расхохотался.

— Занятная ты женщина. И откуда ты только обо всем знаешь?

Я уже собралась было выложить ему все о ходе экспериментов, поставленных мною в нынешнем году на многих из тех, с кем мне довелось трахаться. Потом решила, что не стоит: просто в этом никакого смысла, плюс Грегори явно не из тех, кого я без раздумий включила бы в свой список потенциальных секс-приятелей.

— Скажем так, у меня есть друзья среди мужчин, и я делаю все, чтобы они имели возможность заняться сексом, хотя многие из них просто никакие, если дело доходит до общения с нормальными женщинами. — И тут же поспешно добавила: — Но у тебя, если не станешь таращиться на бюст женщины во время разговора с ней, все будет отлично.

— Тебе стоит всерьез заняться этим, — сказал Грегори. — Знаешь, мужчины заплатили бы тебе сколько угодно за разъяснения, как снять девчонку.

Я рассмеялась. Какая злая ирония! Я сижу без гроша за душой, а снимать новые фильмы в последнее время что-то никто особенно не рвется — черт возьми, а может, этот Грегори и прав?

4 сентября, воскресенье

Для девушки существует сколько угодно интересных вещей. Разумеется, я не имею в виду секс. Тем более что лично для меня его сколько угодно быть не может. В особенности сейчас, когда я живу, как монахиня. Нет, я имею в виду презервативы. У меня их столько, что и не перечесть, — будто я задумала открыть у себя в спальне небольшую аптеку. Презервативы здесь повсюду. И все это не потому, что:

1) у меня есть потребность в презервативах, тем более что в последний раз использовать их по прямому назначению мне выпало целый месяц назад;

2) я проститутка, предоставляющая клиентам противозачаточные средства за отдельную плату;

3) я планирую устраивать у себя на квартире оргии, а это требует множество противозачаточных и гигиенических средств.

Нет. Большинство этих весьма полезных изделий годами хранятся здесь, так и не побыв в употреблении и не закончив свою непродолжительную латексную жизнь во мне.

Размеры этой самой по себе возникшей коллекции поражают меня. Наряду со стопками упаковок вполне обычных «Дюрексов», «Экстра сейф» и «Фезерлайтов» (особо тонких изделий), я приобретала и более интересные позиции ассортимента — «Сенсейшн» (с пупырышками) и «Плежер-мэкс» (с пупырышками, да еще и гофрированные).

Потом следует упомянуть и упаковки «Траяна» — «Ультраудовольствие» (тонкие), «Ее удовольствие» (гофрированные) и «Разделенное удовольствие» (с разогревающей смазкой), которые мне бесплатно любезно вручали во время всякого рода акций и презентаций в качестве образцов.

(Вопрос: почему не додумались изобрести марку «Его удовольствие»?)

К этому следует добавить тоже халявные презервативы Государственной службы здравоохранения, также раздаваемые во время различных акций, в том числе и во время визитов к гинекологу — «Кондоми натуре», «Кондоми пассанте», «Натюрель», «Трим», «Регьюлэр», «Лардж» и «Экстра стронг».

А как же насчет ароматизаторов — земляничный, апельсиновый, лимонный, мятный, шоколадный, ванильный?

Любой тип, любой размер, любой аромат — все, что хотите. Резинки на любой вкус!

Сейчас я почти готова записать себя в прогрессивные женщины — я верю, что вероятность безопасного секса делится между партнерами поровну, то есть, пятьдесят на пятьдесят. У меня дома всегда имеются презервативы, и я готова удовлетворить самые взыскательные вкусы, но при этом внушить мужчине, что он — первый, кто воспользовался моими запасами.

Впрочем, это не так просто: мне хочется, чтобы мужчины понимали, что я женщина современная и свободная, предусмотрительная. А стоит мне только выдвинуть ящик прикроватной тумбочки и оторвать от фольгированной, напоминающей пулеметную ленту упаковки презерватив, мужчина может принять меня за женщину со странностями, мягко выражаясь, а то и за эротоманку.

Что, в свою очередь, можно проиллюстрировать диалогом следующего содержания.

Я. Значит, ты предпочитаешь гофре? Или, может, с силиконовой смазкой? Или ароматизированные?

ОН. Все пойдет, только давай, натягивай побыстрее!

Я. У тебя какой размер? Не XL? Потому что эти у меня закончились…

Даже при такой широте выбора отнюдь не всегда под рукой оказывается то, что нужно. Причем важен не столько тип, сколько: «Давай, натягивай побыстрее».

Нет, я не против, если у кого-нибудь пунктик относительно презервативов — то есть, если мужчина воспринимает их как этап предварительный ласк — учитывая, что я научилась надевать их с помощью рта, но всякого рода паузы, вызванные вопросами о предпочтениях касательно противозачаточных средств, — явная помеха на пути к оргазму.

В девяносто девяти процентах случаев можно обойтись одним и тем же размером — вот что я выяснила. Так что главное — не столько размер презерватива, сколько его наличие.

Дело в том, что в данный момент я прибираю у себя в квартире, вот отсюда и рассуждения на данную тематику. Что делать с таким изобилием резинок? Я не коллекционирую их, хотя… Сердце кровью обливается при мысли выбросить их неиспользованными. Но я не ставлю себе целью использовать их за один день. Интересно, а может, отнести их в благотворительный магазинчик, как относят ненужные или подержанные вещи, чтобы потом их могли приобрести нуждающиеся?

Во всяком случае, когда я в следующий раз займусь сексом на дому — да поможет мне Бог в том, чтобы это было поскорее! — думаю, стоит сначала спросить у того парня, захватил ли он с собой презервативы. Так я хоть узнаю о его предпочтениях и в следующий раз «угощу» его любимой маркой.

7 сентября, среда

Я познакомилась с отличным парнем. Если я говорю «познакомилась», я имею в виду, что у нас состоялась беседа. А поскольку она состоялась, то мы вот уже несколько дней обмениваемся посланиями на «мыло». Персональные данные, которые я сбросила на сайт знакомств, в конце концов принесли плоды: на меня вышел пристойный парень. Может, хоть теперь мне удастся забыть о существовании Блоггера.

Как и я, Джейми читает «Гардиан» и принадлежит к левым. У этого парня незаурядное чувство юмора. Как и у меня. Что особенно радует. Подумав, что все это подозрительно в точку, я запросила у Джейми фотки. Он незамедлительно выслал мне несколько штук, снятых на полицейский манер — анфас и в профиль. Я уже готова была увидеть на них жирного, неуклюжего вида мужчину средних лет. Оказалось, что нет — на меня глядел вполне симпатичный молодой человек примерно одних со мной лет. Внесла его в список.

Когда Джейми предложил мне встретиться сегодня, я тут же согласилась. Будущее вырисовывалось в розовом свете, когда я отправилась в Сохо, в кафе «Нерон».

Выяснилось, что Джейми не только недурен собой — огромные зеленые глаза! — но живой и энергичный. Он прямо-таки покорил меня своим обаянием, причем в реале это воспринималось куда лучше, чем в Сети. Оказывается, и он не чужд оттянуться в плане секса, рассуждает на сексуальные темы открыто и много. Нет, в самом деле, он то, что нужно.

Я от души хохотала над шуточками Джейми, а заметив, как вокруг глаз у него собираются такие уютные, добрые морщинки, поймала себя на мысли, что воображаю, как стаскиваю с него штаны. Тело мое отреагировало соответствующим образом, когда мы сидели, поглощая кофе с молоком по-итальянски, и, кроме того, что мне жутко хотелось переспать с ним, в голове вертелся вопрос; а вдруг и он не сгодится для Списка Потенциальных Приятелей. Всегда хорошо познакомиться с приятным человеком, и мне не хотелось разрушать собственные иллюзии.

Поэтому я пока что предпочитала не заходить дальше легкого флирта и поддразнивания Джейми по поводу его многозначительных взглядов в вырез моей блузы. А когда он во время прощального поцелуя положил мне руку на талию, я ответила тем, что слегка сжала его бедро. Знаете, такие мимолетные жесты говорят о многом. Мы договорились, что встретимся посидеть где-нибудь через пару недель. Когда мы прощались в Сохо, мои трусики уже нуждались в просушке и я от души надеялась, что и у Джейми происходит тоже самое.

Добравшись домой и включив компьютер, я узнала, что меня уже дожидается письмо, в котором Джейми благодарил за чудный вечер. Я тут же ответила, заверив его в том, что и мне вечер понравился.

Понимаю, что пока не время желать себе ни пуха, ни пера и подкармливать себя надеждами, однако в конце тоннеля забрезжил свет, это я могу утверждать с уверенностью.

9 сентября, пятница

Дорогой мой мужчина с улицы.

Нам необходимо переговорить. Есть кое-что, что тебе необходимо знать. Надеюсь, я смогу тебя просветить.

Когда я иду по улице и кто-то вопит во всю глотку, что, дескать, у меня бюст что надо, я не впадаю в восторг, как может тебе показаться.

Так вот, твои вопли одобрения меня не вдохновляют, как и красноречивые взгляды. Не по взглядам на мой бюст я оцениваю мужской пол. Более того, как раз по отсутствию таковых — тот, кто не может удержаться, чтобы не опустить взор на бюст, по моему мнению скорее заслуживает оценки «идиот», чем «рыцарь на белом коне».

Предвижу твое удивление. Ты ведь считаешь, что если воскликнул при виде меня: «Ого, вот это да!», я тут же растаю от удовольствия? Ты заблуждаешься.

Вот что я тебе скажу.

* Это не комплимент.

* Это меня не заводит.

* Это не заставляет меня срочно бежать домой и с порога начинать мастурбировать до одури.

* Такое поведение вовсе не побуждает меня задрать перед тобой юбку и заявить: «Как верно ты все заметил! А теперь возьми меня!»

Только тому позволено разглядывать мои груди, кто, подобно Блоггеру, лежит со мной в постели и с пеной у рта расхваливает их, а потом просит меня потереться ими о его красавца. Тогда и только тогда мне нравится, что их обсуждают, разглядывают и ласкают их. В других же случаях — нет, в особенности, если я вижу тебя впервые, если ты человек с улицы, глазеющий на них.

Ты считаешь, я не имею права говорить такие вещи, мол, на себя посмотри — у тебя же один секс на уме, ты же сама только и смотришь, что на мужские ширинки. Прошу прощения, это немножко не то. Я гляжу украдкой, незаметно, в надежде, что меня никто за этим не застанет. И, наверное, никогда вслух не прокомментирую увиденное уже хотя бы потому, что мне не хочется превращать мужчину в объект всеобщего созерцания.

Тебе, конечно, может показаться, что все сказанное выше к тебе касания не имеет и что в твоем поведении нет ничего предосудительного. Ты считаешь, что ты мужчина свободный и вправе высказать свое мнение о фигуре той, на которую западаешь, и ничего оскорбительного для нее в этом не усматриваешь. Меня это наводит на мысль, что те, кто позволяет себе подобное, наверное, ни разу в жизни не видели женских грудей вблизи, не говоря уж о том, чтобы к ним прикоснуться. А как иначе можно истолковать твои жесты? Наверняка ты знаешь, как по-настоящему сделать женщине комплимент. Какой другой реакции ты ждешь от меня?

И я от души надеюсь, что, услышав от меня словечки типа «дурак», «неудачник», «тупица», ты поймешь, как меня это раздражает. И дело не в тебе лично, поверь, дорогуша.

Искренне твоя Эбби

12 сентября, понедельник

— У вас ангельские ножки.

Повернувшись, я увидела мужчину лет тридцати в костюме и с улыбкой до ушей.

— Что?

— Говорю, у вас ангельские ножки — такие красивые.

Я невольно взглянула на свои ноги. Слава богу, я предусмотрительно сделала педикюр, сандалии-вьетнамки тоже как на заказ. Вот только размер ноги… Неужели у ангелов такие здоровые ножищи? Мне кажется, что все-таки нет.

Подняв голову, я увидела улыбку довольного собой человека.

— Они в самом деле прекрасны, поверьте, — продолжал он.

— Думаю, вы заблуждаетесь, — ответила я. — Но все равно, спасибо за комплимент.

Незнакомец покачал головой.

— Нет, это вы заблуждаетесь — ваши ноги на самом деле безупречны. Я их еще вон оттуда заметил. — Он показал на станцию метро, откуда я только что вышла. — И хотел еще там сказать вам об этом, — с улыбкой добавил мужчина.

Я посмотрела на него, чуть иронически подняв бровь, но иронии, судя по всему, не вышло, а так, гримасничанье.

— Вы только не думайте, что я какой-то там извращенец, — сказал мужчина.

Он, оказывается, телепат, мелькнуло у меня в голове.

— Я просто считаю вас очень привлекательной женщиной, вот потому и решил с вами заговорить, но едва взглянул на ваши ножки, понял, что красивее их я не видел. Вот что я хотел вам сказать.

Я рассмеялась.

— Ну, спасибо. Не знаю, правы вы или нет, но спасибо.

Я неловко переступила с ноги на ногу, чувствуя, что он продолжает созерцать мои нижние конечности и впервые в жизни почувствовала куда большее смущение, чем если бы он вдруг стал разглядывать мой бюст.

— Понимаю, может, это звучит бесцеремонно, но, гм, могу я попросить у вас разрешения время от времени делать вам массаж ног? — осведомился мой неожиданный уличный собеседник, и в глазах его вспыхнул огонек надежды.

Приехали. Только фетишистов мне не хватало. Такое уж мое дырявое счастье — один сосредоточен исключительно на бюсте, другой невротик, третий поет осанну моим ногам. Замечательно. Видимо, пора на лбу вытатуировать: «Только попробуй подойди ко мне, и ты получишь свое! К нормальным ребятам это не относится».

— Покорно благодарю, — поспешила заверить его я. — Весьма любезно с вашей стороны, но…

— Это потому, что у вас уже кто-то есть, — не хотел сдаваться мой уличный знакомец.

— Да, — солгала я, рассчитывая, что он все поймет и отцепится. — Ему это точно не понравится.

— О, вы не поняли меня: я ничего от вас не потребую, мне просто хотелось бы хоть изредка прикасаться к ним, — пояснил он, желая сгладить впечатление, хотя на самом деле добился как раз обратной реакции.

— Огромное вам спасибо, однако подобные вещи меня не вдохновляют, — не соглашалась я. — Но вам за инициативу пять с плюсом, — добавила я. — Сколько живу, ни с чем подобным не сталкивалась.

Мужчина усмехнулся.

— Могу только сказать, что вашему приятелю крупно повезло. Знаете, вы настоящая красавица… наверняка он в постели только и занят тем, что ласкает ваши чудесные ножки.

— Все так, — солгала я, подумав про себя, что было бы со мной, если бы я ограничивала своих партеров только доступом к ножкам. — Он очень хороший человек, я как раз сейчас и спешу на встречу с ним.

Пожав мне на прощание руку, незнакомец пожелал мне всего наилучшего, и я зашаркала прочь в своих вьетнамках, стараясь выглядеть элегантно и в то же время соблазнительно, еще не придя в себя после комплиментов в адрес моих ножек и потому едва-едва не спотыкаясь.

Впрочем, моего незнакомца смутить этим было положительно невозможно — он продолжал стоять, с благоговейным восторгом глядя мне вслед.

15 сентября, четверг

Сегодня Карл забросил мне на «мыло» письмо. Мы, наверное, года два не виделись. Трудновато видеться чаще, ибо он живет в Америке. Дружбы особой между нами не было, зато мы несколько лет время от времени радовали друг друга. Так сказать, друзья-любовники. Мы знали друг о друге все (в смысле телесном) — и именно Карл был первым, кому я сделала минет с удовольствием.

Потому что лет до двадцати пяти все минеты казались мне пресными — я не горела желанием заниматься фелляцией. Этот вид секса, как мне тогда представлялось, неизменно связан с насилием. Каждый раз, когда чей-нибудь дружок оказывался у меня во рту, это напоминало мне те досадные эпизоды, когда партнеры хватали меня за волосы, надеясь добавить мне страсти так, что я едва не задыхалась.

И каждый раз акт фелляции вызывал у меня самые негативные чувства. «Как только подобная гадость может возбуждать мужчину?» — думала я.

Даже когда Дэнни, которого я обожала, попытался склонить меня к минету, я пыталась всячески отбиться. Меня начинало трясти, когда он просил меня сделать это.

Так продолжалось до тех пор, пока на горизонте не появился Карл.

Карл был потрясающим красавцем. Сказочные карие глаза, морщинки вокруг глаз, сексуальнее которых нет ничего на свете. Он человек умный — мы с ним целые часы проводили в разговорах о политике: он защищал капитализм, я — социализм.

Но иногда мы страшно ссорились. Поскандалим бывало, а потом занимаемся сексом — равных ему по этой части не было. Карл был неутомимым партнером. Прямо огонь. И до ужаса политизированным.

Я. (сидя на нем, впиваясь ногтями ему в грудь). Ты ведь не веришь всерьез в то, что погоня за финансовым богатством — ответ на проблемы Америки? То есть преврати бедняков в богачей — и мы избавимся от классовых расслоений и расизма?

ОН. (схватив меня за попку). Ты просто хочешь каждого обложить налогом и лишить денег тех, кто заработал их и кому они по праву принадлежат. С какой стати бедные должны получать от кого-то подаяние? Они должны вкалывать. Только так они смогут добиться равных с остальными возможностей, чтобы стать кем-то.

Я. (остервенело прыгая на нем). Ой, да заткнись ты наконец и делай свое дело.

И Карл делал.

У Карла не только был хорошо подвешен язык, он мог использовать его и в несколько иных целях, Карл ОБОЖАЛ куннилингус. До сего дня мне не попадался ни один мужчина, кто смог бы перещеголять в этом Карла. Он мог ночи напролет убалажать меня.

В ту пору я еще не вошла во вкус. То есть мне всегда нравился куннилингус, мне было это приятно, но если бы меня спросили, чего мне хочется больше, я бы однозначно предпочла обычный секс.

И еще, частью игры было заставить Карла умолять меня отдаться ему, он увлекался этим так, что, бывало, сунет мне голову между ног и лакомится моим пирожным, будто весь день у него во рту маковой росинки не было.

Я тут же хваталась за него, пытаясь перейти к главному, Карл начинал меня упрашивать, мол, дай мне еще немного побыть «там». Ладно, почему бы и нет, думала я, ложилась, и он продолжал прерванное занятие.

Осознание того, что, лаская меня языком, Карл возбуждается, возбуждало и меня, и я всегда спрашивала себя: ну что такого он в этом находит? Мне-то никогда не доставляло особого наслаждения взять у кого-нибудь в рот. Может, все дело в особом привкусе моей киски? Или же он чувствовал, что и я тоже завожусь?

Одним словом, он ловил кайф и, наслаждаясь сам, заставлял наслаждаться меня, и я понимала, что слишком уж эгоистично себя веду. Завалюсь, бывало, на спину, он старается, а мне и в голову не приходит предложить ему «69». Карл даже не заикался о минете, не говоря уже о том, чтобы силой заставить меня сделать это, как пытались другие. Может быть, именно это и пробудило во мне желание исследовать его и вернуть ему то, что я получила от него.

Увидев Карла, вытянувшегося на постели, я все же решила порадовать его. Вкус оказался отменным. Это меня приободрило — я стала делать минет более основательно, не забывая касаться и головки. Карл взвыл от блаженства.

Ладно, пока что все получается. Карл чуть приподнял бедра, так чтобы мне было удобнее. Дыхание Карла участилось. Он едва не зарыдал от удовольствия.

И мои усилия воздались мне сторицей.

Первое: Карл просто обезумел — взбрыкнув, точно конь, он во весь голос застонал.

В следующую секунду я уже с ума сходила от желания.

Я не могла сказать, произошло ли это по милости Карла, но до жути захотелось отдаться ему.

Карл будто читал мои мысли. Схватив мою попку, он вошел в меня. Несколько раз дернувшись, мы одновременно кончили. Здорово.

И поэтому, когда Карл связался со мной сегодня, чтобы сказать, что снова скоро будет в Лондоне, я даже обрадовалась. Нельзя сказать, что я сейчас сплю и вижу, чтобы со мной кто-нибудь переспал, но к чему отказываться от того, что само идет тебе в руки?

Жду не дождусь.

21 сентября, среда

Я — ханжа. Шарлатан. Надувала.

Сколько я распиналась о том, что, дескать, сама только украдкой поглядываю на мужские достоинства. И вот меня застукали.

А ведь, казалось, все идет лучше некуда. Мы с Чарли в последние дни работали вместе, участвуя в одном небольшом проекте, и успели за это время сдружиться. Это был не только обычный поверхностный флирт — сексом пахло вполне отчетливо. Хотя мы пока что не могли заняться им сию минуту, было ясно, что в ближайшем будущем это непременно произойдет.

Когда сегодня утром я увидела Чарли в футболке с треугольным вырезом, то не могла оторвать взора от его груди. Нет, я не говорю просто о мужской груди — не она меня способна взволновать. Я имею в виду выбивающуюся из-под воротничка рубашки или красующуюся в вырезе майки поросль.

В точности так же, как вид туго обтянутых тканью женских грудей возбуждает во мне желание приложить к ним ладошки, так и волосы на груди мужчины — суть приглашение запустить в них пальчики.

Вырез на майке Чарли довольно широк, а поросль доходит у него чуть ли не до кадыка.

Такое способно свести меня с ума. Единственное, о чем я могу думать, так это о том, каков этот мужчина нагишом, — если его грудь напоминает тайгу или леса Амазонии, то что же простирается ниже пояса. Каждый раз, когда Чарли чуть нагибался ко мне, я имела возможность как бы невзначай заглянуть ему под майку и видеть роскошные темные заросли. Зрелище гипнотизировало меня — я была не в состоянии отвести взгляд.

И вот в очередной раз он нагнулся ко мне, и передо мной как на ладони предстали его соски. Я с трудом подавила в себе желание протянуть руку и прикоснуться к ним, погладить их, пальцами раздвинув буйные заросли. Один вид такой роскоши возбудил во мне желание — неужели этот субъект не понимает, что со мной делает?

Ясное дело, он все прекрасно понимал, это было у него на лице написано. Чарли уставился на меня — он перехватил мой взгляд к себе в вырез. Теперь уже ничто не могло скрыть моего любопытства — я попалась с поличным. Он догадался, и я поняла, что он догадался.

Я почувствовала, что краснею; единственное что я смогла — по-идиотски улыбнуться. К моему облегчению, Чарли в точности так же по-идиотски улыбнулся мне в ответ. Каким-то образом мы сумели перевести разговор в серьезное русло и сгладить неловкость момента.

Потом я засекла, как он глазеет на мой бюст, и удивительным образом восприняла это чуть ли нее как благодать, ибо понимала, что в этом смысле и у самой рыльце в пушку. Я заслуживала лечения. В особенности после того как он понял, что у меня слюнки текут.

26 сентября, понедельник

Судьбе было угодно, чтобы я удостоилась вторичного напоминания о Карле, вот только не так, как мне бы хотелось.

Отец снабдил меня одной программкой, которая аккуратно рассортировывает все фотки на компьютере в отдельные папки. Очень полезная штуковина.

Одна трудность — если программа находит мою эротическую фотку, сделанную Карлом бог знает когда, которая так с тех пор и не открывалась, ей это невдомек — она тут же великодушно распахивает ее на все семнадцать дюймов монитора. Перед глазами моего папеньки.

— Эбби, подойди сюда, пожалуйста, — донесся его голос из соседней комнаты. — Думаю, тебе стоит на это взглянуть.

И повернул монитор ко мне.

А на фотке я, полуголая, если не считать чулочков и тончайших трусиков-«танга». Попка гордо выпячена на всеобщее обозрение, длинные черные волосы величавой волной спадают на спину. Комп выдал меня с потрохами. Думаю, родителю не составило труда узнать меня.

И тут я мгновенно вспомнила ночь, в которую Карл снимал меня. Предварительно содрав с меня одежду, он стал умолять чуток попозировать ему перед камерой, так сказать, запечатлеть момент. Сначала я пыталась заслонить лицо, а он продолжал снимать, пока не исчерпал запас кадров. А потом Карл, стащив с меня и «танга», как водилось, как минимум на полчаса прилип к моей киске. На десерт он решил взять меня прямо на полу кухни. Боже, как славно тогда все прошло.

А ныне папа лицезреет дочь в таком вот виде. Хуже не придумаешь. Я оказалась припертой к стенке. Попа моя, отрицать это смешно.

— М-да, здорово, нечего сказать. Пойми… я… я не знал, что это здесь находится. — Отец был явно смущен. И тем не менее продолжал смотреть на экран монитора. — Каким образом это оказалось на моем компьютере? И кто тебя снимал?

Я вспомнила, как несколько лет назад Карл послал мне это собрание — у меня тогда еще не было своего компа, — а я возьми да загрузи незабвенную коллекцию на папенькину машину. Отец ждал ответа, я судорожно пыталась внятно соврать, но ничего толкового на ум не приходило.

Ничего.

— Это… так, ерунда. Один приятель щелкнул. А я забыла перенести на свой. Что тут такого — моя попа, только и всего?

Я нервно хохотнула.

И тут в комнату вошла мать. Великолепно. Мои родители в полном составе уставились на снимок своей дочери в весьма легкомысленных «танга» и чулочках, выставившей напоказ свою пятую точку. Неописуемо. Лучше просто быть не может.

— Как попала твоя порнографическая карточка на этот компьютер? — осведомилась мать, сразу беря быка за рога.

— Какая это порнография? Это моя задница! — стала обороняться я. — Ерунда. Вот взгляните! Вполне безобидная вещь, шутка, только и всего. Да и лица толком не видно.

Мать, медленно розовея, смотрела на меня.

— Надеюсь, ты не посылаешь такие… вещи на тот сайт знакомств… чтобы завлечь мужчин? — заикаясь от волнения, спросил отец.

— Нет, не посылаю. — Я попыталась улыбнуться матери. — Во всяком случае, уже не посылаю.

Мать улыбнулась в ответ, мне даже показалось, что не без гордости за дочь, способную уважать свою сексуальность, гордиться своими желаниями, готовую защищать свои права, завоеванные ее матерью в бурные шестидесятые. И ее улыбка доказывала, что она понимает меня; этот момент стал знаменательным для нас обеих.

А вот отец, похоже, был растерян. Поднявшись из-за компьютера, он собрался выйти из комнаты, мать поспешила за ним.

— Может, тебе все же стереть это? — полуобернувшись, осведомился он.

Я тут же бросилась стирать фото, потом стала рыскать по всему компу, ища другие свидетельства прошлого в том же духе. Слава богу, их не оказалось. Возможно, в те дни я еще не была настолько смелой. В результате все обошлось, так сказать, минимальными потерями.

Теперь родители знают обо мне несколько больше, чем хотелось бы мне. Их вряд ли можно отнести к пуританам, они никогда не высказывали открытого неодобрения моему образу жизни, даже, пожалуй, напротив. Но, получив столь наглядное и неоспоримое свидетельство, явно не обрадовались.

Как бы то ни было, давняя фотка живо напомнила мне о том, каким волшебником был в постели Карл. Теперь я считаю дни до пятницы — дня встречи с ним. Думаю, мне будет на что посмотреть.

30 сентября, пятница

Едва увидев перед собой лицо Карла, я разревелась.

До этого все было нормально, но мою чувственность доконал мощнейший оргазм, стимулированный его языком. Вот голова и дала сбой — из меня поперли все сдерживаемые до сих пор эмоции.

У нас с Карлом было что вспомнить. Я дождаться не могла встречи с ним, и, едва он предстал передо мной, я стащила с него одежду и заставила заниматься сексом всю ночь. Лучший способ избавиться от дум о Блоггере, это хорошо позабавиться с кем-нибудь еще, разве не так?

Но когда, влив в себя изрядное количество водки, Карл нежно прижал свои губы к моим и страстно поцеловал меня, мне подумалось: что-то здесь не так. Но я не стала цепляться за эту мысль, списав волнение на выпитое, а только еще крепче прижалась к нему, сразу почувствовав напрягшийся член, сосредоточившись на предстоящих ощущениях, когда он окажется у меня между ног.

Раздев меня донага, поцеловав каждый уголок моего тела, Карл осторожно улегся на меня, не оставляя без работы ни свой восхитительный язычок, ни ласковые пальчики. Взглянув на него, я понемногу стала понимать, в чем дело.

Мне не хотелось сейчас быть с ним.

И не потому, что он меня не возбуждал — как раз возбуждал! — а потому, что Карл не тот мужчина, которого я предпочла бы в качестве возбуждающего средства. Сейчас мне хотелось, чтобы на его месте оказался Блоггер.

Я понимала, что сейчас я Блоггеру, мягко выражаясь, до лампочки — он не желает иметь со мной серьезных отношений. Так что мои занятия любовью с другим мужчиной были вполне уместны и оправданны. И тут мне пришло в голову, что я, возможно, чего-то недопонимаю, — впервые в жизни я трахалась с одним, воображая вместо него другого. И когда ощущала пальцы Карла внутри, и когда наступил оргазм, я тоже думала о Блоггере — представляла улыбающуюся физиономию своего сетевого приятеля, и это здорово подстегивало мои сладострастные ощущения.

Взглянув на Карла, я почувствовала себя виноватой.

Оттолкнув его от себя, я перевернула его на спину. Если Карлу со мной хоть чуточку приятно, все как-нибудь утрясется, мелькнула у меня мысль. А поскольку он относился к числу хорошо знакомых партнеров, я знала все его любимые трюки: я тут же припала губами к его бедрам.

Карл отреагировал немедленно, но вскоре стало очевидно, что у нас ним дело не клеится. Вернее, у меня с ним. Я не ощущала прежнего блаженства, делая ему минет. Я изо всех сил пыталась доставить ему наслаждение, но не его я предпочла бы сейчас ласкать губами и языком. Не его, а Блоггера.

Подняв взор на Карла, я сразу поняла, что продолжать спектакль бессмысленно, — уж очень все походило на подневольный труд, а не на преддверие экстаза.

И тут Карл попросил меня о самом-самом — усесться ему на лицо. Нельзя сказать, что и для меня этот прием принадлежит к числу «самых-самых», но сейчас, после парочки оргазмов, я чувствовала себя обязанной доставить маленькую радость и партнеру. И я вскарабкалась на него, приблизив свою киску к его жадно раскрытому рту.

С каждым прикосновением его языка на душе у меня становилось все грустнее. Я изнемогала от чувства вины. А когда его язык добрался до самого сокровенного — до клитора, отчего у меня по телу прокатились волны блаженства, я возненавидела себя. Ну как я могу использовать его? Ведь при моем характере и отношении к сексу что мне стоит получить удовольствие с кем-нибудь еще, пусть даже с теми, к кому я, деликатно выражаясь, равнодушна? По мере того как меня охватывали подобные мысли, я ощущала, как кипящее во мне возбуждение унимается, и сконцентрировала все внимание на том, что происходит у меня между ног, понимая, что вот-вот последует пик наслаждения, — а он мне был нужен, нужен как воздух хотя бы для того, чтобы снять ужасное напряжение, грозившее сковать меня изнутри.

Закрыв глаза, я ухватилась за спинку кровати, и, когда оргазм наступил, у меня в мозгу раздался щелчок: Блоггер не хочет меня, и, что бы я ни делала, какие бы чувства к нему ни испытывала, это пустая затея, таковой и останется. Расслабляюще покачиваясь, я видела перед собой его лицо и чувствовала, как по щекам бегут слезы. Стиснув зубы, я попыталась унять наслаждение от оргазма и укротить бушевавшие во мне чувства.

Несколько минут спустя, когда спазмы чуть ослабли, Карл свернулся калачиком рядом и я поняла: нет, ничего из этого не выйдет.

— Извини, не могу, — сказала я, мягко отстранив его. — Что-то я сегодня не в форме.

— Что с тобой?

— Да тут… один парень. Не хочет выходить у меня из головы…

— Тот, с которым вы недавно расстались?

— Не совсем так: мы и вместе толком не были. Просто я дура и тупица.

— Почему?

— Неразделенные чувства.

— О, прости. Это тяжко.

— Скорее глупо.

— Ты себя не грызи особо, такое случается.

— Да, да, это точно. Но я ведь с самого начала понимала, что я ему не нужна, так что…

— Брось ты! От подобного никто не застрахован.

— Это понятно. А вот это, — красноречивым жестом я обвела Карла и себя, — все ради того, чтобы убедиться, насколько глубоки мои чувства к нему. Ты уж извини — я никак не хотела испортить тебе вечер.

— Вот об этом нечего беспокоиться. Откуда знать, что произойдет? Не забивай себе голову пустяками, дорогая, а лучше успокойся.

— Все равно мне это неприятно, так что извини и прости. Понимаешь, я-то думала, что уже перегорела.

— Все нормально. Так вы с ним что, даже не разговариваете?

— Да нет, вообще-то разговариваем. В последний раз это было, когда мы переспали, то есть месяц с лишним назад. По-моему, он не хочет попадаться мне на глаза. А сейчас куда-то уехал.

— Знаешь, и у нас, мужчин, подобные штуки временами случаются.

— Ладно, я сама виновата, всегда выбираю себе недостижимые цели. А потом начинается — уходы, приходы и все такое.

— Именно так всегда и бывает. Ничего, кто-нибудь тебе попадется нормальный.

— Будем надеяться.

И тут Карл погасил лампу, повернувшись на бок, обнял меня за талию и прижался своими бедрами к моим. Чмокнув меня в шею и плечо, он вскоре заснул.

Я понимала, что все эти жесты — часть его страстной натуры; вероятно, ему казалось, что в сейчас это самое важное для меня. В целом он был прав — мне очень хотелось расслабиться в чьих-нибудь крепких объятиях, но… не в его. В итоге все свелось к тому, что Карл, сам того не ведая, напомнил мне о Блоггере.

Как только Карл уснул, я осторожно высвободилась из его объятий и несколько часов пролежала без сна под его равномерное похрапывание. Понимая, что думать об этом глупо, я все же ударилась в мысленные рассуждения — мол, будь я посимпатичнее или не такой зацикленной на сексе невропаткой, может, Блоггер и остался бы со мной.

Я лежала и думала, почему я до сих пор одна, почему все мужчины, которые мне нравятся по-настоящему, равнодушны ко мне, почему я готова лечь в постель с теми, кто меня волнует постольку-поскольку.

Я понимала, что дальше так продолжаться не может, что с этим надо кончать, что необходимо трезво оценить сложившуюся ситуацию: я должна быть собой, а никак не рыбкой-прилипалой на боку этого человека. Когда рассвело и первые лучи солнца упали на ковер, я тихо поднялась, оделась и собралась уйти.

Уже у дверей я все же решила обернуться и бросить прощальный взгляд на Карла. Он спал. И хотя внутренний импульс подсказал мне уходить отсюда и не возвращаться, я чувствовала, что этот человек все же заслуживает лучшего — в конце концов, мы спали с ним не один год, я очень ценю его и уважаю.

Поэтому я вернулась к кровати и растолкала его, пояснив, что должна уйти. Я благодарна Карлу за проявленное участие; на прощанье он поцеловал меня, пожелав всего хорошего.

Я вышла на улицу, добралась до метро, вскочила в вагон с утренними пассажирами и, найдя место, села, чувствуя, как по щекам текут слезы, размазывая косметику.

Приехав домой, я почувствовала пустоту, ту самую, которая готова поглотить тебя после ни к чему не обязывающей встречи. Как же тяжко бывает, если этого тебе мало, если ты питаешь серьезные чувства к человеку, который недостижим. И тут я поняла, что даже самый яркий и восхитительный оргазм блекнет, если рядом с тобой не тот, о ком ты тоскуешь.

10 ОКТЯБРЬ

1 октября, суббота

Сегодня я решила сделать в близлежащем парке длинную пробежку — необходимо прояснить голову. Сейчас я в некоторой растерянности — встреча с Карлом явно расстроила меня. До сих пор мне как-то не приходилось возвращаться домой после секса, но с испорченным настроением. А нынче я чувствовала себя так, будто мир утратил привычные, предсказуемые очертания.

Я отмахала свои шесть миль, и теперь чувствую себя хоть куда. Минуту назад мне позвонила Кэти, и я тут же принялась хвастать, что, дескать, скорость у меня, как у гоночной машины. Она спросила меня, о чем я думаю во время своих пробежек, на чем больше всего сосредоточена. Я хотела было сказать, что на мужских достоинствах, но, разумеется, сдержалась.

На деле именно так и есть, но я сильно сомневаюсь, что моя подруга способна оценить такую откровенность. Когда-то я без обиняков ответила ей на подобный вопрос, но та вылупила на меня глаза; «Эбби! Как ты можешь? Ты просто маньячка какая-то» — и тут же резко сменила тему.

Так что пришлось сочинять на ходу.

* Как хорошо почувствую себя, отмахав положенную дистанцию.

* Убеждаю себя следующим образом: «Вот пробегу еще пяток минут, и баста». Потом, по прошествии очередной пятиминутки, повторяю прием.

* Воображаю, что я сейчас в некоей «зоне», где особенно легко дышится, где тихо и спокойно и где можно сконцентрироваться на правильном дыхании.

* Вспоминаю, как мой бывший наставлял мне рога, о том, какое он ничтожество, стискиваю зубы и бегу еще быстрее.

* Представляю себе, как бы его задело, увидь он меня бегающей по утрам в парке, отчего мои ножки и попа стали еще красивее.

* Слушаю «Максимо парк» и, чувствуя, как опережаю темп пассажа на гитаре в композиции «Приложи давление», осиливаю наконец проклятый подъем.

* Поглядываю на парк (улицу, дорогу), по которым бегу, и прихожу к заключению, что в Лондоне, что бы там ни говорили, жить все-таки можно.

* Ощущаю, как эндорфины устремляются по жилам — последние пять минут положенного мне часа я несусь как угорелая.

В принципе я не кривлю душой, рассказывая все это Кэти, просто кое-что недоговариваю. Если бы я вдруг решила дать ей правдивый ответ, то, наверное, он выглядел бы так.

* Когда я бегу вслед за этим симпатичным блондином, я знаю, что он точно обратил внимание на мои набухшие от возбуждения соски, а стоило мне представить, как его руки спускаются вниз и забираются мне под футболку, разве это не подстегивает меня бежать быстрее?

* Добежав до вершины горки, я увидела, как двое парней идут прямо на меня. И тут же представила, как, пробегая между ними, я хватаю обоих за попки, а потом вдруг начинаю делать им минет по очереди. Возбуждает, разве нет?

* Когда я увидела женщину в мешковатом тренировочном костюме, да еще и без трусиков, мне вдруг захотелось запустить ей руку между ног; эта идея тоже подстегнула меня броситься вслед за ней, чуть ли не перегоняя идущий по параллельной улице транспорт.

* Когда я думаю о нашей последней с Блоггером ночи, то даже сама не замечаю, как минут на десять перекрываю все положенные нормы.

* Когда я думаю о Джейми и представляю себе, что чувствовала, когда его пальчики блуждали у меня между ножек, тут уж 20 минут форы мне гарантировано.

* Когда я слушаю «Максимо парк», и в особенности знаменитый пассаж на гитаре в композиции «Приложи давление», то воображаю, как было бы здорово услышать это место, стоя на четвереньках, и чтобы тебя брали сзади. Тут уж никакие препятствия не страшны.

* Когда вижу какую-нибудь парочку на пробежке, обязательно спрашиваю себя: интересно, а вот она имеет привычку поглаживать большим пальцем руки член своего приятеля, как это делаю я, — подобные размышления тоже придают бодрости, разве нет?

* И потом, разве взмокшая и пульсирующая промежность во время бега — не стимул? Разве от нее не учащается пульс, не бежит по жилам кровь, заряжая меня энергией?

В общем, реальность такова, что я вне зависимости от отсутствия или же наличия сеанса мастурбации перед пробежкой постоянно думаю не о том, о чем думает обычный среднестатистический бегун — о темпе, правильном дыхании, о том, как избежать судорог и т. п.), — я думаю о том, что творится у меня между ног.

И это подстегивает желание снова поиграть. Чем быстрее я буду бежать, тем скорее кончу — моя киска получит еще одну заслуженную награду.

Жаль только, что Кэти не придется столкнуться ни с чем подобным. Одно дело, не стесняясь, ибо анонимность твоя гарантирована, строчить секс-дневничок, другое — вовремя прикусить язык, иначе твои подружки сочтут тебя ненормальной — мол, что это с ней: у нее мысли только о том, как бы поскорее затащить парня в постель.

Хотя на самом деле все так и есть.

2 октября, среда

Может, я вчера перезанималась бегом, или это обычные боли, какие бывают при месячных, но сегодня я ног не чувствую, и вообще все тело гудит.

Как всегда, жду с нетерпением окончания месячных. По крайней мере, не будет этих окаянных болей, и снова можно будет продолжить утренние пробежки, не говоря уже о более важных вещах — сексе, и мне не придется опасаться перемазать кровью простыни.

Нет женщин, которые не пережили бы все это. В финале месячных обязательно бывает выплеск крови, который безнадежно портит ваши лучшие и любимые трусики или изукрашивает огромным бурым пятном роскошную простыню, на которую ты имела неосторожность лечь вместе с приятелем, и создается впечатление, будто на этой постели происходил не обычный секс, а целое сражение. Малоприятная ситуация, что и говорить. Такое произошло и со мной несколько лет назад, причем как раз в тот момент, когда Карл ласкал меня:

— Мне показалось, что там у тебя какой-то металлический привкус, — признался он мне потом. Поняв, в чем дело, я невольно ахнула и тут же ощутила острую потребность наградить его за проявленный героизм хорошим, продолжительным (не менее часа) минетом — дело в том, что он перемазал себе живот и рот моей кровью.

А когда подобное произошло в прошлом году со Стивеном, тут я никаких угрызений совести не испытывала, скорее напротив.

При свечах мы занимались сексом у него на тахте. Обследовав нежными пальчиками меня всю, каждый дюйм тела, Стивен запустил пальцы туда, куда полагалось, и стал ублажать меня ими.

Я почувствовала, что намокаю, но намокаю как-то странно. И слишком обильно выделяю из себя влагу.

Именно так все и было.

Мне пришлось раз несколько — 6–7 — кончить, прежде чем он вошел в меня. Потом мы оба, одуревшие от этих скачек, завалились на тахту и проспали до самого утра.

Когда я поднялась приготовить нам кофе, то ужаснулась. Первой мыслью было, что в дом забрался грабитель и кого-нибудь прикончил. Кровь была повсюду. Причем не просто пятнышки, а багровые отпечатки ладоней и ступней — ни дать ни взять фрагмент из ужастика.

Приглядевшись, я стала воссоздавать картину минувшей ночи совсем как следователь, раскрывающий жуткое преступление: ага, вот здесь я стояла на четвереньках, а он пытался засадить в мою киску кулачок. Вот здесь уже я лежала на Стивене, а он сосредоточенно искал «точку джи», тут я лежала на краю тахты, а он обрабатывал меня в кроличьем темпе.

Сначала я здорово смутилась. Я-то была уверена, что мои женские неприятности завершились и что больше кровотечений не будет, но чья же эта кровь в таком случае? Разумеется, моя. Словом, нежно-кремовая обивка роскошной тахты Стивена приказала долго жить.

Впрочем, по трезвом размышлении я успокоилась.

Я не принадлежу к типу злобных и мстительных, но, если принять во внимание неоднократные прыжки Стивена в сторону, произошедшее стало казаться мне актом справедливого отмщения. Мой организм изыскал способ воздать негодяю сторицей. И выбрал способ куда более действенный, чем телефонные звонки и вешание трубки. Да что там, это куда эффективнее, чем исполосовать его одежду, куда действеннее прокалывания шин его авто — просто случайно взять и загадить его обожаемую тахту. Так тело мое выразило отношение к бесчестным поступкам Стивена: «Вот так тебе, поделом!»

В общем, все как полагается.

И даже когда я явилась к нему в гости на нашу последнюю встречу уже месяц спустя, Стивен, который всегда так пекся о жилище и обстановке, так и не сумел разделаться с отвратительными пятнами. Моя кровь никак не желала исчезать, чем он ни пытался вывести ее следы.

Грустно было, когда я порвала с ним отношения, тем не менее, где-то глубоко внутри я чувствовала нечто вроде удовлетворения: мол, не просто так ушла, а оставила о себе недвусмысленное напоминание.

8 октября, суббота

Вчера вечером мы снова встречались с Джейми. Я поняла, что чутье не обмануло меня, — между нами существует взаимное притяжение: не прошло и десяти минут, как мы вовсю заигрывали друг с другом. И я вздохнула с облегчением — мне необходимо сейчас как психологически, так и физически отвлечься от Блоггера.

Мы обменивались прикосновениями: то я возьму его за руку, то он тронет меня за плечо, такие жесты обычно — предвестники более серьезных вещей. И эти серьезные вещи не заставили себя долго ждать — мы стали целоваться и со всей страстью отдались этому занятию.

Час, наверное, или чуть больше спустя Джейми сказал мне:

— Знаешь, сделай для меня одну вещь, когда пойдешь в туалет.

Я несколько опешила, но постаралась не показать вида и с улыбкой поинтересовалась:

— Что именно?

Джейми наклонился ко мне и, понизив голос, произнес:

— Когда будешь там, сунь, пожалуйся в себя пальчик, да поглубже. Хочу узнать, какова ты на вкус.

Моя подружка тут же ликующе отреагировала. Осмыслив слова Джейми, я набрала в легкие побольше воздуха и скромно ответила:

— Думаю, это осуществимо.

Джейми улыбнулся мне, я ему, чмокнула его в щеку, а потом бодро зашагала в туалет.

Мне до ужаса хотелось опорожнить мочевой пузырь, с полчаса, наверное, терпела. Но, едва усевшись на унитаз, я поняла, что помочиться будет непросто, — дело в том, что моя киска жутко напухла.

Вероятно, это похоже на пытку, если приходится писать в состоянии эрекции, мелькнуло у меня в голове, когда я, поднатужившись, попыталась выдавить из себя хотя бы капельку.

Но, в конце концов — минут десять спустя, — мне все-таки удалось осуществить задуманное, включая и желание Джейми.

Впервые от меня просили нечто подобное, и я стала раздумывать, как именно мне действовать.

* Какой именно палец употребить для этой цели? Может, несколько?

* Следует ли полностью ввести палец или же достаточно коснуться им моей разгоряченной вульвы?[10]

* Какая часть пальца (пальцев) должна быть влажной?

Только их кончики или же почти по всей длине?

Вопросы, вопросы…

Раздумывая в этом духе, я потирала себя там, где велел Джейми, сознавая, что он скоро оценит всю степень моей секс-одержимости.

И тут резкий стук в дверцу вывел меня из потустороннего состояния. Меня призвали поторопиться. Я быстренько сунул средний палец в себя, убедилась, что он намок, и поспешила назад к Джейми.

Подойдя к нему, я внезапно поняла, что в этой щекотливой ситуации все же необходимо соблюсти этикет. Не совать же, в конце концов, палец ему под нос!

А может, следовало на самом деле ткнуть ему пальцем под нос? Или просто ограничиться тем, что показать ему палец, после чего демонстративно вытереть его?

Интересно, почему не существует наставления по хорошим манерам для подобных случаев? Как такой воспитанной девушке, как я, оставаясь в рамках приличий, предъявить малознакомому молодому человеку палец, смоченный вагинальными выделениями? Как должна выглядеть социально приемлемая и корректная процедура этого?

Я чувствовала себя, пробираясь через переполненный бар, до ужаса неловко, невзирая даже на мою сексуальную сверхцелеустремленность.

Впрочем, я явно перестраховывалась. Он улыбнулся мне, едва я подошла и уселась, и сразу же принялся целовать меня. Когда я почувствовала, что поцелуи Джейми становятся все более страстными и долгими, я поднесла руку к его лицу и медленно провела мокрым пальчиком ему по губам. Лизнув кончик, он засунул мой палец в рот и стал жадно сосать.

Видя, как он поглощает мою живительную влагу, я возбудилась, мне захотелось его еще сильнее, и я стала целовать его и свой палец, ощущая на нем вкус себя.

Боже, как же я завелась… Когда Джейми прошептал мне прямо в ухо: «Ты на вкус восхитительна!», мне вдруг захотелось сорвать с него штаны, забраться в трусы, попробовать его на вкус и после этого сказать ему те же слова.

Но вся беда было в том, что мы находились в ярко освещенном, битком набитом баре, и я сильно сомневаюсь, что, выставь я не всеобщее обозрение гениталии своего приятеля, сумела бы удержаться в рамках приличия.

Джейми, пока мы сидели, попытался погладить меня по заду.

— А ты тогда не соврала мне, — прошептал он мне в самое ухо.

— Насчет чего?

— Насчет того, что не носишь трусиков, — ответил он, проводя ладонью по ягодице там, где должны были находиться трусики, если бы в тот вечер я решила их надеть.

— О таких серьезных вещах я никогда не лгу, — успокоила его я. — И потом, я просто забыла их надеть.

Джейми рассмеялся.

— Конечно, конечно, забыла — разве может быть другое объяснение?

Я широко улыбнулась ему, тут же почувствовав, как рука Джейми скользит еще ниже. Я положила свою руку ему между ног, почувствовав эрекцию через джинсы.

— М-м-м, — промычал он, чуть прижав мою руку к ткани, — мне нравится.

Я протянула руку дальше и теперь ясно ощутила профиль выпиравшего через грубый деним члена. Джейми запустил руку мне под платье и стал гладить мою кожу.

Видя его улыбку, я почувствовала поднимавшийся из промежности жар, но все-таки старалась сохранять ясную голову. Мы ведь находились в баре, в общественном месте. Вокруг были люди, много людей. И позволять себе избыточную откровенность означало привлечь внимание — как-никак это бар, а не свингер-клуб.

Я уж и не помню, как мы с Джейми пытались при этом еще и поддерживать видимость содержательной интеллектуальной беседы. Я все время думала, что если позволю себе чуть переборщить в погоне за плотскими наслаждениями, как было с Блоггером, то это наверняка расстроит мои планы добиться и с Джейми не только сексуальной, но и иной близости.

Камнем преткновения было то, что я очень хорошо понимала: моя киска взмокла до безобразия, я сама заведена как пружина, и мне как воздух необходимо снять напряжение.

Я тщетно пыталась сосредоточиться на другом — не уставая, повторяла себя, что не должна быть рабой своих чувств, пусть даже и разбушевавшихся, что следует сохранять достоинство, учиться установлению связей с мужчиной не только на сексуальном уровне. В конце концов, умела же я вести себя на людях, пусть даже изнемогая от желания.

Но Джейми продолжал доводить меня до исступления нежными поглаживаниями, и я почувствовала, что больше сдерживаться не могу. Я чуть приподнялась, позволяя ему поглубже запустить пальцы между ног. А потом и уселась прямо на его ладонь.

— Бог мой, да ты вся мокрая, — пробормотал Джейми мне в ухо, щекоча пальцами мою киску.

Ох, как же хорошо было, как приятно. Он нежно поглаживал меня, я чувствовала, что меня начинает охватывать дрожь, и я не могла больше терпеть и даже стала слегка подниматься и опускаться, сидя на его руке. И попросила ввести пальцы глубже.

Стоило его пальцам проникнуть внутрь, как меня окатило волной наслаждения. Я стала поглаживать бугорок, вернее, уже бугор на джинсах Джейми — единственный способ доставить наслаждение партнеру, будучи в общественном месте.

Мы были словно на небесах: его пальцы неторопливо поглаживали мои киску, моя рука лежала у него на члене. Я чувствовала, что меня уносит куда-то, с каждым новым прикосновением наслаждение росло.

И тут я поняла, что это вот-вот произойдет: я чувствовала, что оргазм на подходе, а я ничего не смогу и не захочу предпринять, чтобы помешать этому. «Точка возврата» миновала — ко всем чертям эту публику, всех их, — знать ничего не желаю, и нет такого стоп-крана, который в состоянии был бы остановить летящий на всех парах состав — мой оргазм. Искоса взглянув налево, я увидела, что соседи всецело поглощены беседой. Я вцепилась в край банкетки, чтобы дрожь не была так заметна, — это было все, что я могла сделать, чтобы не завопить как резаная и не усесться на него верхом.

— А ты еще та развратница, — шепнул Джейми мне в ухо и чмокнул в затылок.

Все еще не придя в себя, я выдохнула:

— Это… ты… развратник! Ты… довел меня до такого…

Джейми усмехнулся, продолжая действовать пальцами — довольно опасная затея, забегая вперед, скажу: она завершилась тем, что я испытала один за другим три оргазма на глазах почти у нескольких десятков человек.

И тут к нам подсел кто-то из общих знакомых. Я прошептала Джейми:

— Я что если он вздумает поздороваться с тобой за руку?

Он хохотнул в ответ и стал еще энергичнее действовать пальцами.

— Знаешь, я подумал о том же, — добавил он, пару секунд спустя.

К счастью, рукопожатий не потребовалось, приветствие и прощание ограничилось взаимными кивками.

— Я, наверное, больше так не выдержу, у меня рука устала, — призналась я партнеру, когда мы вновь остались одни за столиком.

Джейми в ответ приглушенно застонал — я почувствовала, как напрягся его член, в глазах у него была мольба. Верно, это просто садизм с моей стороны, хоть и непреднамеренный, а продиктованный исключительно обстоятельствами. С моей женской точки зрения, Джейми было куда легче совать пальчики ко мне под юбку, чем мне ласкать его член сквозь деним.

— У меня рука занемела — заметила я. — Вот сейчас возьму и вытащу его, тогда хоть легче будет.

В ответ он засунул пальцы еще глубже, заставив меня в очередной раз содрогнуться.

— Черт, все, конец, больше я не могу, — доложила я, прижимая ладонь к члену Джейми. — Хочу, чтобы ты вошел в меня!

— Да и я не против, — ответил он, крепко целуя меня, заставляя свой язык бешено плясать у меня во рту.

В общем и целом барьер, отделявший меня от дружеский отношений с Джейми, был перейден. И поздно было делать вид, что этого не произошло. Да ведь ничего страшного не случиться, если попытаться зайти дальше? И сбудется то, о чем я всю ночь мечтала. Пути к отступлению нет. Мне предстоит улечься под него — чем быстрее, тем лучше.

Наклонившись к Джейми, я прошептала:

— Ты ведь думаешь о том, о чем и я?

— Туалет?

— Он. И у тебя, и у меня презервативы при себе.

Джейми усмехнулся. А я продолжала, правда, чуть с большей страстью в голосе:

— Зайдем в кабинку, ты сядешь на крышку унитаза, я быстренько подниму платье и усядусь на тебя. Как тебе моя идея?

— Да мне стоит только сунуть, и я кончу, — предупредил меня Джейми. — После такого…

И показал на мою руку, до сих пор лежащую на его бугорке.

— Да и я долго не выдержу, но, понимаешь, я должна почувствовать твоего приятеля там.

Подмигнув, он кивнул.

— Мне это вполне подходит.

Он убрал мою руку с бугорка на джинсах, и я стала подниматься.

— Наверное, под тобой целая лужа, — попытался пошутить он.

— Черт с ней, в конце концов, это кожа, что ей сделается? Да никто и не заметит, — без особой убежденности ответила я.

— Нет-нет, на платье у тебя ничего нет, — заключил Джейми, чуть одернув его. У меня не было причин ему не верить, и я решительно зашагала к туалету.

Мой партнер последовал за мной, и несколько секунд спустя мы заперлись в крохотной кабинке. Джейми, ловко задрав мне платье, расправлялся с бюстгальтером, а я лихо спускала его джинсы, расчищая доступ к желанному.

Здесь и одному-то было не повернуться, не говоря уже о двоих, тем более собравшихся заняться любовью. Но мы каким-то образом устроились. Войдя в меня, мой партнер довольно хмыкнул, и я сразу почувствовала приближающийся оргазм.

Я даже не почувствовала, когда он кончил, стоя вцепившись в него и дрожа от наслаждения.

Потом мы сидели на краю унитаза, смеясь и блаженно раскачиваясь. Но стоило Джейми дотронуться до моих сосков, как я снова была готовенькая и вскоре пережила еще один интенсивный оргазм.

— Ты уж не злись, — проговорила я. — Сам виноват, довел бедную женщину. Я знала, что кончу второй раз. Шесть оргазмов за ночь — знаешь, я твоя должница! Может, когда-нибудь повторим и побьем сегодняшний рекорд? Но при условии, что это будет там, где места побольше?

Джейми ничего не имел против. Рассмеявшись, он поцеловал меня, и я почувствовала себя счастливой — все-таки приятно, когда мужчина хочет тебя. Возможно даже, настало время послать Блоггера ко всем чертям.

Мы поднялись, привели себя в порядок, расплатились и покинули это гостеприимное заведение. Пожелав друг другу доброй ночи, разошлись, и я направилась к остановке автобуса.

Только оказавшись дома, я с ужасом убедилась, насколько легкомысленно мы отнеслись к состоянию моего платья. Оно не только жутко измялось, но и пропиталось моим живительным соком.

В принципе ничего ужасного, скорее наоборот. Так вот почему на меня оборачивались, пока я шла по улице к дому.

12 октября, среда

Одна из особенностей мужчин, весьма для меня привлекательная, — их ум. Я уже писала, что мне до ужаса нравятся большерукие, но по-настоящему я западаю на интеллектуалов. Ум, интеллект — самые крутые возбудители.

После знакомства с Блоггером и Джейми я поняла, что для меня привлекательность и желание близости неотделимы от способности мужчин к интеллектуальному самовыражению. Это на самом деле поощряет мои собственные мыслительные способности, мои нервные клетки, кроме того, меня возбуждает и опасность каким-то образом обнаружить прорехи в собственных способностях. Парадокс, результирующийся в сексуальном возбуждении. Ergo,[11] я завожусь.

Эти размышления заставляют меня вспомнить одного преподавателя в колледже, где я училась несколько лет назад. Он был чуть старше меня, нельзя сказать, чтобы красавец. Пил, курил, да и желудку не отказывал — в общем, не считал необходимым держать себя в форме. Вкус к одежде у него отсутствовал напрочь, и вообще он производил впечатление чокнутого, во всяком случае, мало походил на эталон брызжущего гормонами профессионального соблазнителя.

Но, в чем я не сомневаюсь, женщин у него была обширнейшая коллекция.

И надумай я перескочить границу, отделяющую студентку от преподавателя, меня бы непременно включили в нее.

Понимаете, невзирая на внешность, на неопрятность, этот мужчина был умен, и на меня это действовало не хуже возбудителя. Я чувствовала себя безграмотной деревенщиной, стоило ему заговорить о постмодернизме. Одно упоминания о Дерриде, и я сразу поднимала руки вверх. Краткий экскурс в Лётара, и я капитулирую. Молниеносная атака Маклуэна, и сердце начинает учащенно биться. И когда наш преподаватель заявил, что порнография — трансгрессивное движение против консерватизма, я была сбита с ног.

Мягко выражаясь, у меня произошло тектоническое смещение в сознании.

На его лекциях я обычно сидела, зачарованная его аргументацией, ловя каждое слово, и это вводило меня в состояние крайнего возбуждения — моя киска съеживалась. Не раз мне приходилось покидать лекционный зал и отправляться в туалет, чтобы там утихомирить ее. Иногда я даже садилась на задний ряд, чтобы там иметь возможность незаметно помастурбировать. И так продолжалось три года.

А после лекций следовали семинары — то есть, по сути, пьянка с преподавателями в близлежащих дешевых студенческих пабах. Я прекрасно ладила с ним, мы целые часы проводили в обсуждениях, спорах, причем иногда спорили, кто вольет в себя больше кружек пива. К нам присоединялись и другие студенты, но наш с ним контакт развивался на несколько ином уровне. Сексуальном.

Он буквально читал мои мысли. И не только потому, что я регулярно писала работы на темы феминизма, порнографии, сексуальности, но и потому, что секс был одной из наиболее часто обсуждаемых тем, и тут мы были с ним предельно откровенны. Если не сказать больше. Никто из студентов даже не догадывался, что их преподаватель любил связать партнершу, отстегать ее плетью, поддразнить, а потом уж по полной программе заняться с ней сексом. Я это знала.

Но, несмотря на это, ни он, ни я особо не вникали в суть сексуального влечения, окутывавшего нас, словно облако. Вне зависимости от того, что на близкие отношения студентов с преподавателями был наложен строжайший запрет, мне не хотелось обременять себя факторами, которые помешали бы нормальной учебе.

Я на самом деле жаждала знаний и гордилась этим. Впитывала в себя любую информацию и всегда стремилась быть самой лучшей студенткой. Получи я на экзамене по любому предмету меньше пятерки, я бы места себе не нашла, я из кожи лезла вон, чтобы быть круглой отличницей. А начни я спать с преподавателем, я бы уже не могла считать выставленные мне оценки объективными. Так что лучше уж и не пытаться. Я хотела истинных знаний, и меня не устроило бы, если бы после каждого экзамена или зачета я вынуждена была бы прикидывать, за что получила пять, — за знание предмета или же за постельные умения.

Таким образом, никаких интимных отношений между нами не было. Я благодарна судьбе за это, потому что понимала: итоговая оценка должна зависеть исключительно от знаний, полученных в результате постоянной, упорной работы.

Именно тот факт, что мы с моим любимым преподавателем не спали, и обусловил мое отношение к учебе. Я тогда поняла, что нет большего наслаждения, чем спорить с тем, кто стимулирует твой интеллект, в особенности если в этом процессе присутствует и физиологическая составляющая.

И сейчас я жду не дождусь новой встречи с Джейми. Мне не терпится воспроизвести тот жесткий, откровенный секс, вкупе с которым он мне преподнесет и тренинг для мозгов.

18 октября, вторник

Вчера мы побеседовали с Питом, коллегой по работе. Предметом обсуждения было число партнеров, при котором получаешь максимальное наслаждение. Должна сказать, в этом смысле я переплевываю Пита. Беседа проходила как бы на двух уровнях.

— Со сколькими ты уже переспала? — полюбопытствовал Пит. (Я желаю знать, каков твой опыт, — шлюха ты, или нет.)

— Порядочная женщина не обсуждает подобные вещи, — парировала я. — Право женщины скрывать возраст, вес и число любовников. (Что конечно же предрассудки, не более того; я сказала бы тебе все начистоту, не будь я так уверена, что ты уцепишься именно за последнее.)

— Ладно, чего уж там — я не собираюсь наклеивать на тебя ярлыки. Просто спрашиваю из чистого любопытства. В общем-то, это ерунда, сколько их у тебя было. (Лучше бы их было меньше, чем у меня баб, в противном случае я почувствую себя ущемленным.)

— Это не ерунда, вот потому-то я тебе и не скажу. Просто есть вещи, о которых не рассказывают. (Ты бы в обморок упал, если бы узнал, сколько.)

— Пойми, это для меня не суть важно. Я просто решил поинтересоваться у тебя. Пусть их даже пять сотен, на меня такое не действует. Просто это свидетельство тому, что ты — человек бывалый, что весьма недурно. (Все-таки, надеюсь, что их не так уж и много.)

- Я вполне серьезно тебе говорю — не скажу, и все. Вы, мужики, всегда составляете представление о женщине по числу ее любовников. (И все ханжеские догмы вроде той, дескать, что приемлемо и допустимо для мужчины, никак не приемлемо для женщины, я заранее отметаю.)

— Я не из тех. Давай вот как сделаем: я запишу на листочке бумаги, со сколькими переспал я, а ты посмотришь и скажешь, больше у тебя их или нет. (То есть, я могу взять цифру с потолка, любую, которая покажется мне достаточно внушительной, чтобы ты знала: перед тобой тоже не новичок.) Пит что-то нацарапал на листке бумажки и подал его мне, причем намеренно дотронувшись своими пальцами до моих. Развернув записку, я улыбнулась. (Спорить могу на что угодно — он насочинял лишь бы произвести на меня впечатление. Мальчик, да ты одуреешь, стоит мне назвать мое число. К чертям собачьим, может, все-таки не мучить его и сказать?)

— Ну так как там у тебя? — не терпелось узнать Питу. (Будем надеяться, что у тебя мужиков меньше. Пусть их будет меньше!)

Я помолчала.

— В общем; умножь свое число на два, — ответила наконец я. (Боже, да его как минимум утроить следует, и то не могу ручаться за достоверность.)

— Правда? — воскликнул Пит. — О-го-го! То есть, я имею в виду — так это здорово, правда. Класс. Но это ведь нормально — у одних опыт большой, у других поменьше. Все равно классно. (Вот же шлюха. На кой черт мне к ней клинья подбивать, если она такая. Хорошо хоть теперь буду знать!)

— Вообще-то, не так важно, сколько у человека было партнеров или партнерш. Для меня главное — качественная сторона: ну, там, ум, энергия, жизнерадостность, открытость, не говоря уже об эмоциональной близости. Вот из всего этого и складывается великий секс, как я его понимаю. (Сюда следует приплюсовать и способность не делать далеко идущих выводов, не судить по отрывочным фактам, а ведь, если судить по твоей растерянной мордашке, именно этим сейчас и занята твоя голова.)

— Согласен. Ох, мне надо бежать на площадку. Спасибо за веселый разговор. (Не уверен, что еще раз затрону эту тему с тобой.)

— Да, тебе тоже. Приятно все-таки узнать, что есть еще среди нас откровенные люди. (Но ты не из них, к стыду твоему.)

Пит по-приятельски чмокнул меня в щечку и отчалил, оставив меня стоять со скомканной бумажкой в руках.

Вот же дурак. Начинаю понемногу ненавидеть мужиков.

19 октября, среда

Из головы не выходит разговор с Питом. Как можно судить о чьей-либо сексапильное по числу сексуальных партнеров? Почему это должно играть роль? Разумеется, определенную роль это играет. По своему опыту, оказавшемуся для Пита неподъемным, знаю: реакция мужчин на количество партнеров женщины бывает трех родов.

1) Испуг

Такие мужчины, хоть и впечатлены сексуальным опытом женщины, буквально ослеплены количеством партнеров, поражены и, естественно, чувствуют себя в обществе такой женщины не совсем уверенно, поскольку она имеет все шансы обогнать их по части сексуального опыта.

Они не против переспать с такой женщиной, но только не в роли ученика. Они побаиваются не оправдать ожиданий женщины, так что сторонятся таких. Что совершенно не исключает, что втайне они готовы часами мастурбировать, представляя себе одну из них.

2) Самонадеянность

Мужчины с такой реакцией отнюдь не запуганы. Скорее, их возбуждает яркая секс-биография. Они склонны отождествлять ее с буйным темпераментом и непоколебимо уверены в том, что с такими особами классный секс гарантирован. И в своих сексуальных умениях и навыках такие мужчины не сомневаются.

С другой стороны, факт их сосредоточенности исключительно на том, чтобы переспать с такой женщиной, изначально лишает их возможности достижения с ней эмоциональной близости. Поскольку их ожидания относительно ее сексуальной полноценности могут и не оправдаться, чаще всего такой мужчина будет разочарован, если партнерша отличается от выдуманного ими образа. И опять же, как и в предыдущем случае, имеет место мастурбация; как правило, онанистические акты предшествуют сексуальным контактам, а после таковых случаются крайне редко.

3) Стремление «укротить» женщину

Мужчины-«укротители», как правило, равнодушны к секс-биографии. Зато они склонны превратить женщину в моногамную особу — причем единственным любовником должен стать тот самый «укротитель». То есть он «обуздывает», «укрощает» ее.

И снова — подобные ожидания несостоятельны: если женщина не планирует длительной связи, то особая привязанность кого-либо к ее киске не способна повлиять на ее решение. Как мне представляется, мужчина-«укротитель» тоже не обходится без мастурбации, но, весьма вероятно, в дополнение к образу женщины в его фантазиях присутствует и картина забора из заостренных палок и собаки.

Мужчины, с которыми мне приходилось сталкиваться, в основном относились к первой группе. Следующими были представители второй группы, а на последнем месте — третьей, их было совсем немного, буквально считанные единицы.

Я не имею ничего против всех трех описанных типов — если говорить честно, бывали времена, когда я желала, чтобы в моей жизни почаще встречалась первая категория, но все еще надеюсь, что однажды какой-нибудь мужчина скажет мне:

— Сколько у тебя было до меня? Мне, честно говоря, наплевать. Давай-ка лучше узнаем друг друга как следует и посмотрим, что у нас с тобой получится. О'кей?

Похоже, Джейми как раз из таких. Во всяком случае, хочется надеяться.

21 октября, пятница

Только что получила мейл от Джейми. Сразу же бросилась открывать и глазам своим не поверила, когда прочла.

Он решил вернуться к своей бывшей. Так что ни о каких встречах с ним и мечтать не приходится.

Не могу сказать, что мне на это наплевать. Отнюдь. Более того, я даже здорово расстроилась.

Хотя мы с ним всего-то пару раз встретились, столько писем на «мыло» и совершенно фантастический секс вполне говорят в пользу удачного знакомства. Мне очень импонировала открытость Джейми в вопросах секса, и я думала, вот, хотя бы один дотягивает до моего уровня к желает понять мою секс-одержимость.

Так что, кажется, придется смириться с тем, что все было предопределено с самого начала. Боже, ну почему мне так не везет с мужиками?

По какому-то нелепому стечению обстоятельств пришло послание и от Блоггера — наконец-то. Он пишет, что жаждет увидеться со мной, когда вернется из своих странствий, а это произойдет недели через две. Он извиняется за то, что долго не давал о себе знать, ссылаясь на загруженность работой, но надеется, что я за это на него не в обиде.

Пытаюсь не читать между строк. Скорее всего, парень просто затосковал по дому, но все-таки приятно, что он вспомнил обо мне. И хочет дружить. Так мне, во всяком случае, кажется.

И я, конечно, солгала бы, если бы стала утверждать, что равнодушна к нему.

27 октября, четверг

Принимая во внимание события — сначала Блоггер, потом Джейми, — я решила отправиться опять в Нью-Йорк отдохнуть некоторое время от мужчин — жителей Лондона. Они меня точно доконают.

Работы пока особой нет, так что выдалось несколько вольных денечков. Необходимо сотворить что-то позитивное и побыть вне этого города.

Так что через пару дней отбываю снова в гости к Гарри. Не терпится с ним увидеться и рассказать обо всех своих приключениях этого года.

Может, в Штатах будет веселее. Надеюсь, что так.

Руководство-наставление для женщин

Что мы ищем в мужчинах

Минимум Предпочтительнее Идеал Фантастика

Холост Холост, никогда не был женат Холост, никогда не был женат, детей нет, много друзей среди женщин и геев Всего 10 % времени посвящает мастурбации на лесбо-порно

Умен Образован Практичный Хорош в постели

Не мужская шовинистическая свинья Понимает, что журнал «Nuts» хоть и претендует на развлекательный, но на деле — откровенная порнография Согласен с тем, что большинство порноизданий создается с учетом мнения мужчин Активный поиск для тебя феминистической женской порнографии

Левых убеждений Пацифист, сторонник неприменения силы «Зеленый», вносит свой вклад в охрану окружающей среды Всегда готов носить за тобой пакеты, когда ты отправляешься на демонстрацию

Любит животных Ласков с животными (заметь на будущее: будет ласков с детьми) Ярый сторонник защиты прав животных Не потащит тебя на обед в фаст-фуд

Сторонник здорового питания Диета не ограничивается 1 кг красного мяса (баранина, говядина) Обожает готовить Не проводит по три часа, читая Найджеллу Лоусон[12]

Не алкоголик Изредка может выпить Предпочитает пиву хорошее красное вино к вкусным блюдам Воздерживается от встреч по пятницам с дружками, после которых обычно возвращаются в синяках

Деликатен Склонен к размышлениям Щедр Помнит, когда у тебя день рождения

Страстный и чувственный Обожает тискать тебя' Не скрывает своих чувств к тебе на людях Способен дотронуться до тебя не в сексуальном плане

Любящий и ласковый Способен эмоционально поддержать тебя Способен принять от тебя эмоциональную поддержку Способен поделиться чувствами в трезвом состоянии

Честный и заслуживающий доверия Ему можешь доверить решительно все свои тайны Скажет тебе, когда твоя попа уподобится свинячьей Никогда не станет показывать кому бы то ни было сделанные им твои фотки «ню»

Способен на дружбу Стремится к длительной дружбе Стремится к длительной дружбе с тобой Хочет иметь детей

Вне угроз со стороны напористых женщин Сам напорист Способен выразить свои сексуальные и эмоциональные запросы Не рассчитывает, что ты еженощно будешь нацеплять резиновое платье и охаживать его хлыстом

Открытый Сексуальный авантюрист Стремится изучить твои и собственные сексуальные фантазии Способен на секс в позиции «ты сверху»

Легковозбудимый Весьма легковозбудимый Чрезвычайно легковозбудимый Всегда готов переспать с тобой

11 НОЯБРЬ

2 ноября, среда

Едва пройдя таможенный контроль, я почувствовала, что вот-вот увижу его.

Мое предчувствие основывалось отнюдь не на логике, а на интуиции, и стоило мне свернуть за угол, как я знала, что он где-то здесь. И на самом деле я увидела его у стены в отдалении.

Ник выглядел заметно старше с нашей последней встречи. В черных кудрях заметно прибавилось серебра, а на лице морщинок. Надо сказать, это его не портило, напротив, Ник похорошел. Синие глаза блеснули радостью, когда он заметил меня, складки вокруг них подчеркивали широкую улыбку.

— Боже мой! Эбби! Глазам своим не верю! — воскликнул Ник и, раскрыв объятия, бросился ко мне.

Обхватив меня до хруста в позвоночнике, он невольно прикоснулся к телу под задравшейся майкой. Обняв Ника, я ощутила упругость его мышц и сразу же вспомнила, сколько радости мне доставляло ласкать его мощные плечи, кончиками пальцев щекотать их и прижиматься к ним грудями.

Положив голову Нику на плечо, я вдохнула свежесть его аромата. Так хотелось нежно чмокнуть его в затылок, но я просто вдыхала его запах — будто желая запомнить его.

Расцеловав друг друга в обе щеки, неловко, будто подростки, мы ударились во взаимные расспросы.

— Что ты здесь делаешь? — удивленно и радостно спросил Ник.

— Да вот, решила повидать своих старых друзей. Остановлюсь у них, — пояснила я. — Надеюсь остаться в здравом уме к отъезду, в чем, откровенно говоря, сомневаюсь.

Ник рассмеялся, от знакомых морщинок вокруг глаз у меня сразу потеплело на душе. Я вспомнила, как влюбилась в эти глаза, в очарование Ника, в его северный акцент и безудержное остроумие.

— Ну а ты как? — спросила я. — Тоже в отпуске?

— Нет, я теперь здесь живу, — ответил он. — Вот застрял здесь, встречаю друга, он должен прилететь.

Ник показал на терминал «Прибытие».

— Вот оно что. Я и не знала, что ты переехал.

Это известие меня даже чуточку напугало, и момент, когда мы были вместе, когда он лежал рядом и смахивал волосы с глаз, показался мне безнадежно далеким.

— По-прежнему занимаешься музыкой? — спросила я.

— Да, время от времени. Сейчас чаще пишу для других.

Мне вспомнились тексты его песен, лиричные и так не вязавшиеся с грубовато-простецкой внешностью Ника, вспомнилось, как я впервые увидела, насколько мастерски его пальцы перебирают струны гитары, извлекая щемящие душу мелодии, как тронули меня они.

— А ты все еще в кино? — поинтересовался он, и тут перед глазами возник вечер, когда мы отмечали мое вступление в киноиндустрию. Сколько было тогда выпито пива, как мы хохотали до упаду, как я рассуждала о том, что, неплохо было бы изменить этот мир в лучшую сторону, как Ник набивался мне в эскорт, когда я отправлюсь за «Оскаром».

— Да, все еще изображаю из себя голливудскую знаменитость и планирую социалистическую революцию.

Ник хохотнул.

— Ни чуточки не изменилась, — отметил он, дружески ткнув меня в бок.

Нет, я-то как раз изменилась. Сейчас я пытаюсь стать другой. Сейчас я уже не такая боязливая, как в твою бытность. Теперь меня уже не гложут ни сомнения, ни ненависть к себе. И у меня нет необходимости поступать наперекор просто из принципа, просто ради того, чтобы защитить свое ранимое и потрепанное эго. Теперь я научилась яснее выражать свои чувства. Научилась считать любовь благом, даже в случае расставания с любимым. Я теперь не впадаю в депрессию, если кто-то надумает покинуть меня, хотя это все равно не проходит безболезненно. Теперь я понимаю, что боль расставания лучше, чем прожитая в одиночестве жизнь, когда у тебя вместо сердца камень. Я начинаю понимать, что истинное счастье возможно лишь тогда, когда двое делят все — наслаждение, любовь, эмоции, а не только обмениваются оргазмами.

Вдруг я почувствовала желание протянуть руку и дотронуться до Ника. Прикоснуться к его лицу, сказать ему, как мне больно, что между нами все кончилось, но не могла подобрать слов.

— Это сколько уже лет прошло? Семь, кажется? — спросила я, прекрасно помня, сколько.

— Что-то вроде того. Ты прекрасно выглядишь, — добавил он.

Ник оглядел меня, и по его глазам поняла, что он раздел меня донага, и, надо сказать, меня это здорово смутило. После долгого перелета я выглядела ужасно растрепанной, невыспавшейся, впору детей пугать. Ник оглядел меня снизу доверху, и я вспомнила, как он любил целовать меня от пяток до шеи, не упуская ни единой складки кожи, ни одного изгиба пальцев, ничего. Как он обожал ласкать мою грудь… я могла бы вечно предаваться ласкам с Ником. Я помнила его эрекцию, когда он начинал поглаживать мне соски. Как он повторял мне, какая я красивая, но я этому не верила. Интересно, а как сейчас? Неужели он до сих пор считает меня красивой?

— Ты тоже выглядишь хоть куда, — ответила я и не лгала.

Ник чуточку располнел с тех пор, как мы виделись в последний раз, и это ему было к лицу; полнота делала его еще привлекательнее. Я помнила, как покрывала поцелуями его уже тогда округлый, «пивной» животик, смеясь над тем, как он дергается оттого, что ему щекотно. Я не забыла, как нежно поглаживала его ягодицы, когда он входил в меня. Однажды я поцелуями написала у него на ягодицах «Ник». Надеюсь, и он не позабыл всего этого.

Мне еще нужно было доехать до знакомых, так что предаваться воспоминаниям времени не оставалось. Мы обменялись телефонными номерами, пообещав друг другу найтись, но я-то прекрасно понимала, что все этой случайной встречей и ограничится. Она как будто ставила крест на нашем с Ником прошлом — ведь именно для этого судьба и решила свести нас в аэропорту.

Уходя, я ощутила странный укол в сердце. Не могу сказать, что я страстно желала его возвращения в мою жизнь, я ни о чем не сожалела и не тосковала, просто грустно было сознавать, что этот человек олицетворял то, что было для меня дорого и чего мне сейчас до боли не хватало, — любить и быть любимой. Эта встреча заставила меня задуматься над тем, будет ли в моей жизни когда-нибудь тот, с кем я буду делить все, как было с Ником.

На такси я отправилась на квартиру к Гарри. Мимо проносился ярко освещенный вечерний город, а я сидела в машине и думала, как все-таки нелепо сложились отношения с Блоггером. Тем не менее я с надеждой смотрела в будущее.

Над небоскребами поднималось солнце, и я усмотрела в этом образ моей жизни: занимался рассвет, и я готова была ощутить тепло солнца, пусть оно и слепит меня.

3 ноября, четверг

Здорово вновь побыть в Нью-Йорке, встретиться с Гарри и друзьями. Мне нравится ходить по городу. Я всегда ощущала родство с ним, куда сильнее, чем с Лондоном. Может, потому, что с детства регулярно бываю здесь, а может, мне в Нью-Йорке везет на новые знакомства — здесь это происходит как бы само по себе.

Так, только что в вагоне метро ко мне подошел какой-то парень — я ехала в гости к своим друзьям в Верхний Ист-Сайд. Очень симпатичный парень — правда, какой-то весь взъерошенный, довольно озорного вида. Стоило ему спросить меня, не идет ли этот дополнительный поезд в центр города, как сразу же я ощутила привычный зуд между ножек.

Но поскольку ни он, ни я внятного ответа на этот вопрос не знали, то просто стали болтать. Классно, если вдруг находится интересный попутчик, в особенности, если он еще и симпатичный, и улыбка у него сексуальная.

Парень тут же затребовал мой номер телефона, а потом отправил мне эсэмэску — я еще из поезда выйти не успела. Что ж, неплохо для начала. Мы договорились о встрече через пару дней, и я буду ждать ее с нетерпением.

Однако Гарри считает меня ненормальной — ну скажите на милость, как можно идти на свидание с первым встречным?

— А если он псих какой-нибудь? — резонно спросил он.

Мы находились в его квартире, где царил кавардак.

Господи, если бы ты знал, что я вытворяла с этими, как ты выражаешься, «первыми встречными» весь год, ты бы наверняка рехнулся.

5 ноября, суббота

Мы хохотали от всей души, и тут я почувствовала, что меня берут за коленку.

Хороший признак, мелькнула мысль, когда я прихлебывала пива, может, это выльется во что-нибудь интересное.

С парнем из поезда все шло как по маслу. После нескольких дней телефонных переговоров, явно с оттенком флирта, мы сидели в баре, на стене которого гордо развевался флаг с надписью: «Мы, народ, говорим „нет" программе Буша!»

Просто чудеса, отметила я про себя, заказывая еще по кружке пива — производит впечатление, этот паренек явно на моих позициях.

Расплачиваясь с барменом и давая ему на чай, заметила позади него лозунг:

«Джорджу Бушу слабо даже до прачечной дойти, не то, что до Белого дома/»

За три тысячи миль от Лондона я вдруг почувствовала себя дома. Бармен — наш человек. Мой новый знакомый тоже — ведь он не зря притащил меня сюда, в заведение с такими девизами на стенах.

Мысленно я поставила галочку в своем списке и решила проверить, на само ли деле он так независим в политических суждениях. Пункты:

1) случайные половые связи;

2) способы минета;

3) секс на людях;

4) садомазо;

5) групповой секс.

И тут до меня дошло, что в моем вопроснике политикой и не пахнет, сплошной секс. Я срочно должна была поразить его блеском остроумия, обширными знаниями в области киноиндустрии и политики, а то он, чего доброго, примет меня секс-маньячку.

В этом он еще убедится, но всему свое время.

Я вернулась к нашему столику, ожидая и надеясь, что сейчас между нами разгорится политическая дискуссия о нынешнем политическом статусе Америки и возможном поражении республиканцев вследствие урагана «Катрина».

Но меня ждало удивление, если не разочарование, когда мой новый приятель стал распространяться о собраниях их группы проповедников, о том, что именно строгое соблюдение религиозных норм и сумеет побороть язвы общества, на десерт добавив, что, дескать, все наши проблемы — суть следствие добрачных половых связей.

Я была ошарашена. Парень уже успел сообщить, что уроженец Юга, что происходит из семьи фермеров, но я заставила себя повременить с выводами. Но, как оказалось, я проявила наивность, он являл собой один из типичных примеров американцев-южан — богобоязненный, законопослушный, напичканный предрассудками. Черт бы их побрал!

И я, девушка, у которой на уме только одно — секс, собралась обсуждать с ним такие вопросы! Да узнай он, что у меня в голове, тут же срочно упал бы на колени с молитвой, взывая к Богу наставить меня на путь истинный и простить мне все мои прегрешения (как прошлые, так и будущие).

Я поняла, что в этот вечер кроме как на поиски духовности рассчитывать нечего, так что устам моим и языку предстоит отдых.

Вот же невезение. Как мне от него отделаться? Я судорожно пыталась найти ответ на этот совсем не легкий вопрос. Ни оскорблять его чувств, ни унижать его мне не хотелось. В конце концов, это он пригласил меня, и просто неприлично вот так взять да смыться. Но смываться было необходимо, причем без смертельных оскорблений, не подвергая анафеме его верования. Выход я видела один — завести разговор на сексуальные темы. Я подумала, будь мой язык образнее, мне бы не составило труда ошарашить его, и тогда бы он сам поставил точку на сегодняшней встрече. Аллилуйя.

И разработала собственную теорию, уже испробованную на бывшем приятеле по имени Руперт, согласно которой, чем больше мужчина дразнит женщину, тем сильнее ее раззадоривает, и в конце концов она падает на колени, умоляя взять ее. Отсюда увеличение числа оргазмов, секс становится насыщеннее и т. д.

Потом я стала распространяться о том, что, дескать, женщины, в отличие от мужчин, не так уж сильно пекутся насчет размеров мужского достоинства и чем меньше мужчина будет думать об этом, тем скорее поймет, что, если женщина по-настоящему возбуждена, ей просто наплевать, что ей туда засунут. «Войди, прошу, ну войди в меня, пожалуйста, ради Бога…»

Поскольку я — девушка воспитанная, скромная, я не стала даже упоминать об анальном сексе. Порядочные девушки об этом ни гу-гу.

И — слава Создателю — подействовало! Мой собеседник постепенно каменел, выпрямлялся, прижимаясь к спинке стула. Лицо у него пылало, и я видела, что молодой богомолец явно не в свой тарелке. Несколько раз он демонстративно взглянул на часы, после чего, пробормотав извинения, сослался на какие-то там неотложные дела, и вскоре мы оба пришли к выводу, что пора заканчивать этот дивный вечер, после чего я отправилась домой — в одиночестве.

Когда я уже лежала в постели, мне пришло в голову, что, наверное, сейчас где-нибудь в другой спальне кто-нибудь молится о спасении моей заблудшей души.

Предпочитаю думать, что у моего нью-йоркского знакомого вечер завершился куда более содержательно, и это обусловило факт, что руки его какое-то время были заняты, во всяком случае одна рука.

Моим-то точно нашлось подходящее занятие.

7 ноября, понедельник

Люблю Нью-Йорк. Люблю атмосферу этого города. Люблю ньюйоркцев. Люблю не сравнимый ни с чем, всепроникающий запах виски, исходящий от них. И еще мне нравится, что любой незнакомец в любом здешнем клубе или баре готов запустить тебе в киску свои пальчики и никто по этому поводу особенно не тревожится.

По счастливому стечению обстоятельств в Нью-Йорк явился и Тим — по делу, в срочную командировку от имени какой-то там фирмы. Он вызвонил меня, едва приземлившись, и потребовал срочной встречи.

— Эбби, я прочел тут об одном местечке, оно идеально подойдет для нас с тобой, чтобы встретиться и пропустить по стаканчику. Идет? Это клуб, где собирается разный интересный народец.

— Очередной свингер-клуб, но только не на водах? — осведомилась я.

— Можно сказать, да. Но в сильно облегченном варианте, — пояснил Тим. — Девчонки развлекаются вовсю, ну а мужчины созерцают, стоя в сторонке. Я прочел заметку в «Тайм аут».[13]

— А как твоя девчонка? Думаю, ты ее туда не потащишь, или?..

Тим сделал паузу.

— С моей девчонкой у меня не вышло. Пару недель назад она решила отчалить к своему бывшему ухажеру. Эбби, я готов хоть сейчас двинуть туда. Ну почему бы нам не сходить в это заведение и не выпить по рюмочке? Людей посмотреть, себя показать? Мне необходимо развеяться.

Похоже, там на самом деле можно будет развеяться. Ладно, была не была. Я и сама уже вон сколько в четырех стенах торчу. Так что Тиму не пришлось долго меня упрашивать. Пару часов спустя в туфлях на десятисантиметровых шпильках, упакованная в черное платье-халат на голое тело — поймите, не хотелось скрывать ни одного изгиба фигуры, — я встретилась с Тимом в клубе.

Интерьер особой оригинальностью не отличался: длинная стойка бара, сиденья, посредине площадка для танцев. Симпатичные люди 20–30 лет, довольные, улыбающиеся лица. Все до одури обычно. За исключением полуголых дам, отплясывающих на подиуме.

Тим, кивнув на них, хитровато улыбнулся мне. Я обратила его внимание на одну из них.

— Обрита наголо, — решила поддразнить его я, а когда эта особа нагнулась и продемонстрировала все свои прелести, Тим даже заурчал от удовольствия.

Да, пожалуй, это заведение чисто в моем духе.

Влив в себя парочку порций, мы повеселели. Зал стал заполняться людьми, и мы с Тимом, устроившись у бара, стали глазеть на шоу.

— Как тебе вот эта? — поинтересовалась я, заметив проходившую мимо нас блондинку.

— Не в пример вон той, — ответил Тим, показывая на роскошную пышнотелую латиноамериканку, стоявшую чуть поодаль у стойки.

— О-о-о, вот это прелесть. Твой тип, у тебя аппетит на такие задницы. Дай-ка я посторонюсь, чтобы ты мог вволю наглядеться, — сказала я, усаживаясь с другой стороны от Тима.

Пусть попытается.

— Привет, дорогая, — обратился к латиноамериканке Тим и с ходу стал заигрывать с ней.

Я встала спиной к стойке бара и осмотрелась. Каким-то образом теперь на людях поубавилось одежды — кое-кто из девушек решил снять верхнюю часть туалета. Я подумала, что скоро, по-видимому, перейдут и к действиям. И не ошиблась.

Две девушки стали целоваться, а две других откровенно ощупывали друг друга на глазах у всех. Я видела, как одна из них залезла под юбку, отчего другая блаженно охнула и стала страстно целовать подружку. Обе продолжали тискать, гладить, ласкать друг друга, а их приятели-мужчины спокойно стояли позади, созерцая эту картину.

Вот так дела! Я даже ощутила нечто вроде ревности. Многое я отдала бы сейчас за партнера который поглаживал бы меня по спине, а я в этот момент забавлялась бы с грудями какой-нибудь из присутствующих здесь девиц.

Я настолько увлеклась, что не заметила стоявшего почти вплотную ко мне мужчины. Он прошептал мне в ухо:

— Весело здесь, вы не находите? — и нежно улыбнулся.

Слегка шокированная, я невольно отступила на шаг и демонстративно оглядела его с головы до ног.

Он был что надо. Красивые зеленые глаза и ослепительная улыбка. Я лихорадочно прикидывала все существующие возможности.

— Верно, — отозвалась я. — Очень все сексуально.

И скромно улыбнулась.

— У вас такой милый британский акцент, — заметил он и снова улыбнулся. Боже, я таких заразительных улыбок ни у кого еще не видела. Я прямо таяла от нее.

И мы разговорились.

Сколько времени миновало, пока его рука не оказалась у меня на ягодицах, я точно не скажу, но я и не подумала останавливать его — уж больно приятно было. Если же принять во внимание воздействие алкоголя, происходившее вокруг и мое желание, я хотела, чтобы он моими ягодицами не ограничивался.

— Так у вас же ничего нет под платьем? — заметил он, недоуменно взглянув на меня. Что, впрочем, не помешало ему запустить руку мне под юбку. Я ощутила тепло его ладони на коже.

— М-м-м, — замялась я, не обращая внимания, что моя голая задница воссияла для всеобщего обозрения.

Мой знакомый встал спиной к стойке бара, так и не убирая ладони с моей ягодицы. Я почувствовала, как он прижимается ко мне, и прильнула к нему. Теперь обе его ладони обхватили мой зад.

— Боже, какой у вас восхитительный зад, — с восторгом прошептал мужчина с заметным нью-йоркским акцентом. — Черт знает что. Сверхсексуальный зад. И крепенький, — добавил он после паузы. И притиснул меня к себе. Я поняла что долго так не вытерплю.

Будто читая мои мысли, мой новый нью-йоркский знакомый медленно просунул руку мне в промежность.

— Черт, да ты уже течешь! — вновь удивился он. — Бог ты мой!

И решительно засунул два пальца внутрь.

Внезапно до меня дошло, что мы все-таки не одни, а в клубе, где полным-полно народу. Ну и дела! Нет, наверное, я потихоньку схожу с ума на почве секса. Когда мужчина нежно пошевелил пальцами внутри, вид у меня, наверное, был самый идиотский.

Но я находилась в окружении людей в разной степени раздетости — выставленные напоказ груди, пальцы между ног. Боже, какая метаморфоза — оказывается, я не одна в таком положении. И всем абсолютно все равно, чем я занимаюсь с полузнакомым мужчиной у стойки бара. Тиму тоже было явно не до меня — он поглощен был играми с латиноамериканкой.

К дьяволу все и всех, подумала я. Мне тоже нужно оторваться. И ушла в отрыв, сосредоточившись на ласкавших меня пальцах того, кто мне даже не представился. Пару минут спустя я окатила незнакомца обильной порцией влаги — оргазм был необыкновенный.

Когда моя трясучка унялась, мужчина нежно поцеловал меня в затылок.

— Это было просто чудо, — признался он мне. — Знаешь, ты такая сексуальная!

Я повернулась к нему.

— Благодарю. Ты внес приятное разнообразие в мой отпуск.

Время текло незаметно, мы стояли, глядя на танцующих. Потом Тим вдруг запросился домой — сказывалась разница во времени — и уже к утру увел меня из этого заведения.

Когда я целовала на прощанье обаятельного красавца ньюйоркца, он незаметно сунул мне визитную карточку, попросив позвонить ему, если у меня будет настроение вновь встретиться.

Карточку я не потеряю — она мне еще понадобится.

8 ноября, вторник

Встретилась сегодня с Гарри за поздним завтраком в худосочном ресторанчике, куда он обычно ходит. Вчера вечером я уже забегала сюда, но его не нашла, и сегодня утром Гарри встал раньше. Когда увидел меня, засмеялся — явно по поводу моего вида: веселые события минувшей ночи оставили след на моем лице.

Гарри жутко хотелось вытянуть из меня, куда это я запропастилась вчера, и я рассказала ему.

Поздравив с удачей, Гарри заказал для меня чашку крепкого кофе, и мы стали поглощать блины с творогом и вафли.

За третьей по счету чашкой кофе Гарри продолжил допрос.

— Значит, тебе понравился тот парень, с которым вы забавлялись ночью?

Я кивнула.

— Еще как! Очень симпатичный малый. С ним было весело.

— Следовательно, у тебя намечается встреча, — съязвил Гарри.

— Верно ты уловил, — со смехом ответила я, прихлебывая кофе.

Минуту или две Гарри раздумывал.

— Ладно, ну а что с тем твоим парнем из сетей — с Блоггером, или как там его? Ну, с тем, с которым ты обжималась посреди Оксфорд-стрит?

Я даже закашлялась, разбрызгав кофе. Я напрочь забыла, что рассказала Гарри про Блоггера! Когда была здесь в январе. Боже, как меня тогда тянуло в Лондон на наше третье свидание. Как меня тогда тянуло к нему. Как я надеялась, что все у нас получится.

Внезапно я почувствовала, что вот-вот разревусь, и будто онемела.

Гарри, взглянув на меня, взял меня за руку.

— Эбби, лапочка, извини, я не хотел. Что с тобой?

Я, махнув рукой, стала вертеть чашку на блюдце, силясь подобрать слова.

— Просо… Как-то по-дурацки получилось… все…

— Что именно?

— Со мной. Я — шлюха.

— Чего это тебе взбрело в голову?

— Потому что. Потому что я сказала себе, что никогда не стану смешивать секс и любовь. И вот смешала.

Гарри явно смутился.

— Ничего не понимаю, Эбби. Что произошло?

Я испустила тяжкий вздох.

— Сама не пойму. Не улавливаю. Когда я в тот раз вернулась из Нью-Йорка, все у нас было нормально. Потом он мне вдруг заявляет, что, мол, давай лучше будем с тобой друзьями.

— Друзьями? — насторожился Гарри. — После того как слазил тебе под юбку? И не только?

— Именно. Мол, я отправляюсь в путешествие и не хочу себя ничем связывать, — пояснила я. — Ну, мы и стали друзьями, и все было хорошо. И понимаешь, меня это устраивало, вполне устраивало, мы продолжали встречаться. А потом, месяца два назад, мы взяли и переспали.

— Ах вот оно что, — понимающе кивнул Гарри. — Догадываюсь.

— Три раза, — уточнила я.

— Все верно, — ответил он.

— Я понимаю, что все это ерунда и ничего не значит, — продолжала я. — Но я после шести месяцев знакомства с ним вдруг поняла, что это был не просто секс на одну ночь. Понимаешь?

Гарри кивнул.

— А потом он вдруг исчез, и мы перестали общаться. А теперь снова сбросил мне письмо на «мыло», и мы договорились о встрече, когда я вернусь в Лондон. И, чует мое сердце, мы с ним снова окажемся в постели. Я не против.

— А ты возьми да скажи ему все, как есть, — посоветовал Гарри. — Скажи обязательно.

Я покачала головой.

— Не могу. Не могу, и все.

— То есть ты хочешь сказать, что тебе не слабо переспать с первым встречным, но вот поговорить начистоту с Блоггером — слабо?

— Именно так и есть. Идиотизм, но так и есть. Я понимаю.

— Эбби, я тебя немножко знаю. Ты честная и решительная, более того, ты самый решительный и прямой человек из всех, кого я знаю. Почему ты не можешь открыто заявить ему о том, что ты думаешь по поводу ваших отношений.

Я пожала плечами.

— Гарри, не все так просто. Дело в том, что у нас не «роман» — ну как я вообще могу требовать от него большего? И хочу ли я… то есть, я имею в виду, что мне и сейчас неплохо… так вот, хочу ли я на самом деле быть с ним?

— Ты должна ответить себе вот на какой вопрос: сколько еще ты будешь с этим тянуть? Меня не надо ни в чем убеждать, я и так вижу, что ты хочешь большего — и если не получишь, в таком случае кое-что придется изменить, — твердо заявил Гарри.

Я безмолвствовала. Гарри продолжал:

— Если хочешь попытаться — попытайся. Когда он вернется из путешествия, поговори с ним и посмотри, что из этого выйдет. А если ты все же не решишься, тогда хотя бы попытайся убедиться, что в перспективе тебя ждет приятный секс.

Подняв взгляд, я увидела, что Гарри улыбается мне. Я тоже улыбнулась. Он прав. В особенности насчет секса.

9 ноября, среда

Мы с родителями решили пойти в цирк.

Я смотрела, как акробат закладывает себе ноги за уши, а подбородок — на бедра. И тут же мне пришла мысль, и я шепотом поделилась ею с тем, кто стоял рядом.

Это было мгновение озарения. И отчего это не пришло мне в голову раньше? Ведь все так просто — если ты акробат, то тебе ничего не стоит сделать себе минет!

Именно об этом я и прошептала. Об аутофелляции. И не кому-нибудь, а родной матери — они с отцом, решив последовать моему примеру, тоже выбрались в Нью-Йорк.

Поняв, что натворила, я пришла в ужас, а мать тем временем, поджав губы, вопросила:

— Что значит аутофелляция?

Я молчала, раздумывая, как выкрутиться из непростой ситуации.

* Солгать — в этом я никогда не преуспевала, лгать я вообще избегаю, потому что за ложью непременно последуют бессонные ночи, заполненные самоедством.

* Разыграть невежественную дурочку тоже не выйдет: мать слишком хорошо меня знает. И понимает, что я никогда не ляпнутого, о чем не имею понятия.

* А если сказать правду? Мне уже приходилось попадать с ней в подобные ситуации, я предпочитала говорить, все, что думаю, и в общем и целом ничего ужасного не происходило.

И я на ушко сказала матери:

— Это когда парень может сделать себе минет.

Мать непонимающе уставилась на меня.

— Что? — не поняла она. — Я не расслышала.

Я взревела про себя. Если есть Бог на свете, Ему самое время пристукнуть меня на месте.

— Аутофелляция — это когда парень может сделать себе минет, — повторила я. И тут же добавила: — Вероятно, процента два мужчин на это способны.

Будто статистика могла как-то исправить положение.

Мать ошарашенно посмотрела на меня. Поскольку она молчала, я, чтобы поставить все точки над i, сымитировала движения головой.

Наверняка, это было самое худшее из когда-либо представленных визуальных истолкований орального секса, но я, наплевав на все, решила все-таки продемонстрировать свои навыки. Впрочем, в подобных объяснениях не было особой нужды — мать за свою жизнь и не такого насмотрелась. Но ей вовсе не обязательно было знать, что и ее дочь в этом плане далеко не невежда.

Слава богу, мать быстро пришла в себя и медленно кивнула, приняв мое объяснение или, если хотите, дурно сыгранную пантомиму. Но я, будто в меня бес вселился, не могла остановиться:

— Нет, правда, ты только посмотри — он точно сможет! — чуть ли не кричала я, тыча пальцем в несчастного акробата, который в позе краба обходил арену цирка на 6-й авеню.

Мать предпочла отвести взор, я же изо всех сил пыталась отогнать мысли о том, что сейчас творится в голове у моей впечатлительной мамаши.

Все это было чрезмерно сложно в аспекте психологическом, а когда отец (он сидел по другую сторону от меня) спросил, мол, о чем мы так оживленно болтаем, я ощутила, что вот-вот сгорю от стыда, умру от стыда и невротического самопоедания.

И с отвратительным комком на месте живота я ждала, что же ему ответит мать.

— О, мы просто говорим о том, каким же навыками надо обладать, чтобы показывать такие, казалось, невозможные номера, — поторопилась она объяснить отцу. — Какая невероятная гибкость!

И снова повернулась и стала смотреть на человека-змею. Я подумала, что инцидент исчерпан и что в будущем он больше не всплывет.

Но пару минут спустя, мать наклонилась ко мне и вполголоса произнесла:

— Наверное, ты права.

И подмигнула мне, потом снова повернулась в сторону акробата.

Я сидела ни жива, ни мертва, с нетерпением дожидаясь конца представления. Ой, скорее бы примчаться к Гарри и выдать ему эту историю. И чем сбивчивее, тем лучше.

10 ноября, четверг

По случайному совпадению я заметила, что потрясающий фильм Дэвида Линча «Малхолланд-драйв» сегодня шел по одному из американских каналов. Совпадение в том, что впервые этот фильм я смотрела вместе с родителями, и по своему ужасу, неуместности и дикому парализующему замешательству фильм этот мог сравниться лишь с вчерашним эпизодом в цирке.

Несколько лет назад я достала билеты на просмотр фильма и решила взять с собой родителей, поскольку они, как и я, давние почитатели Дэвида Линча.

В первый час картины я запала на Риту (актриса Лора Хэрринг). Это была красавица: сексапильная брюнетка с голосом соблазнительницы, воплощение чувственной женственности. И фигура, о которой только можно мечтать: гибкая, женственная, великолепный, покоривший меня бюст. Если и есть женщины, с которыми я точно улеглась бы, то к ним, без сомнения, принадлежит Лора Хэрринг. Излишне описывать, что происходило у меня между ног.

И когда Рита вышла в спальню в одном только полотенце, обмотанном вокруг бедер, и Бетти (Наоми Уоттс) предложила ей лечь к ней в постель, я была в восторге: изумительное зрелище обнаженных натур.

Я не ошиблась — Рита тут же сбросила полотенце, выставив на обозрение роскошные, пышные формы и в полумраке спальни скользнула под одеяло к Бетти.

Я сидела и думала — нет, я ничего не желала, — когда уже у них все начнется. И у них началось. Все выглядело потрясающе: две женщины изучают, ощупывают, исследуют друг друга — жадно, страстно. Сам видеоряд вышел настолько достоверно-чувственным, что я с трудом удерживалась, чтобы невольно не начать мастурбировать. Я ерзала в кресле, чувствуя как на меня горячими волнами накатывается желание.

Потом я сподобилась вспомнить, что я не одна, что рядом родители. Которые смотрят фильм вместе со мной и переживают те же сцены. А укротить свою обеспокоенную киску хотелось до жути.

И тут меня словно током ударило: а что если и мои родители испытывают сейчас то же, что и я?

Нет, не поймите, что я сейчас стану делать далеко идущие выводы. Я понимала, что, как и большинство зрителей в зале, была очарована эротизмом на экране. Так что вряд ли и мои родители в этом смысле представляли исключение.

Мне очень не хотелось додумывать эту мысль до конца, но она была средством умерить бушевавшую во мне страсть, и я героически досмотрела сцену до конца, заставив себя не обращать внимания на поерзывания справа и слева (я сидела между родителями).

Я была непоколебимо уверена, что поступаю правильно. На экране сменялись сцены — кадры фильма были похожи на сон, призрачные, нереальные (режиссер явно тяготел к нелинейному монтажу), в конце концов я и не заметила, как сама погрузилась в действие, пытаясь предугадать и предугадывая дальнейший ход событий. К финалу я чуть успокоилась, и поняла, что фильм мне нравится больше и больше. Так продолжалось до сцены с мастурбацией.

Дэвиду Линчу недурно было бы сразу в начале картины снабдить ее соответствующей оговоркой, чтобы публика была готова лицезреть доводящую себя до экстаза женщину. Ужас, вот что я тогда испытала, — повторяю, я была в кинозале не одна, а с родителями.

Однако, как ни мучительно было сознавать их присутствие, я все же буквально проглотила эту сцену. Снята она была великолепно — блестящий пример того, с каким мастерством и вкусом можно снять мастурбирующую женщину. Девяносто процентов порнофильмов и в подметки этой сцене не годятся.

Героиня фильма Дайена (снова Наоми Уоттс) пытается удовлетворить себя, после того как ее отшила Камилла (снова Лора Хэрринг). Зритель видит и слышит, как женщина приближается к оргазму, — затуманенный взгляд, перекошенное, изменившееся лицо. Чувствуется, что оргазм не спешит наступать. И она, все энергичнее работая рукой, пытается ускорить его наступление, и, наконец, ее усилия вознаграждены — пик сладострастия достигнут. Символ примирения с расставанием с любимым человеком. После этого лицо героини проясняется, разглаживается — она снова прекрасна.

Видя эту сцену, я сидела и думала: да, вот это мне близко. Этот, казалось, недостижимый оргазм, беспокойство, что он вообще не придет, а когда он все же приходит — краткий момент облегчения, а потом ты вспоминаешь предшествующий ужас, и ты вновь в аду. Осторожно повернувшись, я украдкой оглядела зал, пытаясь прочесть на лицах зрителей хотя бы подобие одобрения, без особой, впрочем, надежды. И тут снова вспомнила, что пришла сюда не одна, а с родителями.

Они тоже видели сцену, когда женщина на экране изображает акт самоудовлетворения. При этой мысли у меня мурашки по спине побежали. Но ничего не поделаешь — если бы я на этом месте вскочила и бросилась вон из зала, как бы это было воспринято? Нет, надо было держаться до победного конца.

И он не заставил себя ждать. Родители от души поблагодарили меня за «лучший фильм — исследование подсознательного, который они когда-либо видели», «фильм, в котором Линч продемонстрировал чудеса фантазии».

Ну ни хрена себе! Оказывается, Долговременная Стратегия Избежания Негативных Эмоций Родителей оказалась излишней: они не оскорбились в лучших чувствах, а моя репутация благовоспитанной, хорошей доченьки отнюдь не пострадала, а лишь упрочилась. Хотя фильм этот в будущем никогда не обсуждался, и даже сейчас я вряд ли осмелюсь напомнить о том походе в кино своим папе и маме.

Упомянутый фильм принес мне и кое-какую выгоду. Дело в том, что я вскоре решила посмотреть «Малхолланд-драйв» еще раз и прихватила с собой моего приятеля Руперта, наказав ему сжимать мою ладонь каждый раз, когда он почувствует, что у него встает от увиденного на экране.

Руперту пришлось сжимать мою ладонь все девяносто минут экранного времени. После фильма я сунула его в такси, привезла к себе, и мы оттянулись на чем свет стоит.

Так что какой-никакой хеппи-энд все же состоялся.

11 ноября, пятница

Мыс Гарри сжимали друг друга в объятиях.

— Буду скучать, — сказала ему я.

Он кивнул, я заметила блеснувшие в его глазах слезы и сама была готова расплакаться.

— Я тоже.

Я посмотрела на своего друга — самого старого друга на свете, — и сердце кольнуло. Почему этот человек отделен от меня тремя тысячами миль? Появится ли когда-нибудь в моей жизни тот, кого я буду воспринимать так, как Гарри? Способна ли я полюбить кого-нибудь так, как Гарри?

И мне вдруг захотелось признаться ему в своей любви, сказать о том, какое место он занимает у меня в душе, что нет на свете никого, кроме него, что он один в своем роде, что расставание с ним — боль и мука для меня.

Словно угадав мои мысли, Гарри взял меня за руку.

— Не надо ничего говорить, — сказал он. — Я все и так знаю.

Я улыбнулась ему сквозь слезы, и мы еще раз крепко обнялись.

— А теперь иди, Эбби. До скорого.

И вновь улыбнулся мне.

Кивнув, я подхватила багаж и пошла к такси. Когда я садилась в машину, Гарри позвал меня.

— Всего тебе хорошего, — пожелал он, и мы оба поняли, что он хотел этим сказать.

12 ноября, суббота

— Вы — самая лучшая моя пассажирка, — вполголоса объявила мне стюардесса в самолете на Лондон.

— Правда? — ответила я, вдыхая аромат ее очень приятных духов и скользнув взором по довольно глубокому вырезу узкой белой форменной блузы.

— Да, вы здесь самый приятный человек — вы такая вежливая. Скажу своим коллегам, что прозвала вас «милая пассажирка».

Я скромно улыбнулась, стараясь не смотреть на округлый бюст идеальной формы, колыхавшийся в какой-нибудь паре дюймов от моей физиономии.

— Ну, спасибо в таком случае. И вы тоже очень предупредительны.

— О, мне это только в радость, — сказала она, подавая мне виски, — знаете, всегда приятно, когда на борту милый пассажир. Вроде вас.

Наши пальцы невольно соприкоснулись, когда я принимала из ее рук пластиковый стаканчик. Едва заметный момент. И в то же время значимый. Будь мы в другом месте, я истолковала бы его куда яснее.

— Вам подходит? — осведомилась стюардесса, показывая на виски. — Я специально открыла для вас бутылку, но вот только не знала, сколько содовой добавить.

И замолчала, дожидаясь, пока я не попробую. Вдруг мне стало до ужаса неловко. В самолете кроме меня еще две сотни человек, а она стоит и ждет, желая узнать, довольна я или нет, будто я здесь одна такая. Рука моя едва заметно дрожала, и я подумала, уж не турбулентность ли тому виной. И действительно ощутила некоторые ее признаки, правда, между ног.

— Если вам не нравится, могу принести еще, — предложила она.

Я быстро попробовала виски. Казалось, вкуснее и быть не может. Пропорция содовой была выдержана идеально — далеко не каждый опытный бармен способен на такое. Но дело было не в этом. Она ждала моей реакции. Поощрительной.

— Ой, как вкусно! — разыграла я удивление. И еще отхлебнула. — Прелесть! Большое вам спасибо, все очень хорошо. Благодарю вас за такое внимание к моей особе.

Стюардесса облегченно вздохнула, а я вновь старательно избегала даже мельком взглянуть на ее обтянутые блузой груди. Как и на набухшие соски, проступающие сквозь тонкую ткань.

— Рада, что доставила вам приятное. Если захотите повторить — или еще что-нибудь, — просто вызовите меня. Меня зовут Келли.

И пристально посмотрела на меня.

— Спасибо, непременно воспользуюсь этим, — ответила я, отметив мимоходом ее красивые зеленые глаза, мягкий, чувственный рот. — Вы очень любезны.

— Вы тоже очень милая, — ответила мне стюардесса. — Так что звоните, если понадоблюсь.

Улыбнувшись, она направилась дальше.

Я сидела со стаканчиком виски в руке и смотрела ей вслед. Какая фигура! Мечта ваятеля! Я попыталась собраться с мыслями. Следует ли это расценивать, как флирт? Что означают эти двусмысленные жесты? Сколько еще я выдержу, чтобы не отправиться в туалет и не удовлетворить себя, воспроизводя в памяти этот мимолетный эпизод?

К чему вообще ждать? Уж пять минут спустя, я поднялась и направилась в туалет. Черт возьми, очередь. Я терпеливо ждала, поглядывая на свои набухшие соски, мысленно заставляя их опасть. Без толку.

— А вот и наша милая пассажирка.

Повернувшись, я увидела стюардессу, с которой мы несколько минут назад расстались. Я улыбнулась, а она проскользнула за моей спиной по проходу. И хотя он был узкий, двое вполне могли разминуться. Я была слегка шокирована — но отнюдь не разочарована, — тем, что Келли намеренно задела меня.

Вдохнув уже знакомый сладкий аромат духов и ощутив прикосновение ее грудей к спине, я поняла, что еще немного — и я не выдержу. Неудержимо захотелось схватить ее за ягодицы, изо всех сил прижать к себе и взасос поцеловать, запуская руки под блузу.

Но все произошло очень быстро. Она ушла по своим делам, я же продолжала стоять в очереди в туалет, изнемогая от охватившего меня желания и чувствуя сырость между ног. Нет, надо действовать. И поскорее.

Едва туалет освободился, как я буквально ринулась туда и предалась мастурбации, попутно представляя себе стюардессу по имени Келли, как она сидит у меня коленях с задранной до пояса юбкой и с сосками грудей у меня во рту.

Не успела я опомниться, как кончила. Оргазм был стремительный, яркий и прекрасный — как и мой визит в Нью-Йорк.

14 ноября, понедельник

Я чувствовала себя отдохнувшей, посвежевшей — Нью-Йорк встряхнул меня, и я была готова мужественно встретить все испытания на жизненном пути. Включая и ситуацию с Блоггером. Если наши отношения для него больше чем просто секс, тогда, может быть, стоит еще раз попытаться — теперь-то мы оба в Лондоне!

Но мне почему-то не хочется спать с Блоггером, пока я не удостоверюсь, что и он настроен примерно так. А то снова все напорчу.

А выжидать трудновато — я жажду доброго секса.

19 ноября, суббота

По иронии судьбы после той самой встречи с южанином-богомольцем я уже по возвращении в Лондон почти на весь вечер застряла в компании религиозных фанатиков.

Вот так, ни больше ни меньше. Помешанная на сексе атеистка на сборище ярых богомольцев. Это было для меня пыткой, утонченным издевательством. Куда там все былые эксперименты в духе садомазо.

Следует пояснить, что ничего подобного на субботний вечер я, разумеется, не планировала. Я была приглашена к кому-то из своих пожилых родственников, рассчитывая, что если вдруг моему двоюродному дедушке приспичит спеть пару псалмов, то это еще куда ни шло. Но оказаться на конгрессе в честь Билли Грэхема,[14] где множество народа распевало хоралы и псалмы под аккомпанемент оркестра!

Я сидела в зале в окружении незнакомых людей, ежеминутно восхвалявших Господа, хлопавших в ладоши, и чувствовала себя чужой. Что у меня могло быть общего с ними? Разве что вино, которое мы время от времени прихлебывали. Разве я годилась в собеседницы тем, кого считала оглупленными?

Я на минуту представила себе, что было бы, узнай эти люди мои мысли. Да они пришли бы в ужас. Она, оказывается:

* одержима похотью;

*поклоняется члену;

*помешана на оргазмах, только о них и думает.

Проповедник станет на мне звездой — меня выставят Греховодницей, примутся взывать к Божественному, попытаются заставить меня молить об Избавлении — в общем, потеха не на один час.

Доведенная скукой до ручки, одуревшая от религиозной пропаганды, я вдруг захотела встать и совершить нечто непристойное и из ряда вон выходящее, сцепиться моим двоюродным дядюшкой и доказать ему, что я не кроткая и не невинная девушка, каковой он меня до сих пор считает.

Может, мне все-таки недостает наставляющей руки? Я паду на колени и публично склоню голову и заявлю во всеуслышание, что бог — пенис и что ответом на мой призыв может быть лишь непосредственный контакт его с моими устами.

Думаете, секс есть зло? Ладно, а как вы посмотрите, если я натяну на себя костюмчик в обтяжку из черной резины, закрывающий меня с головы до ног, надену черные лаковые ботфорты на высоких шпильках, а на шею нахлобучу ошейник с шипами — и все ради того, чтобы убедить вас, как низко я пала?

Ждете от меня покаяния? Я и так знаю, что падшая, так что лучше дайте мне в руки хороший хлыст метра в два, усадите у моих ног обожателя, а я этим хлыстиком пройдусь по его угодливо подставленной заднице (и да, вот еще что — пусть он попросит хорошенько, и я готова великодушно даровать ему честь стать моим рабом, что тоже часть его избавления), а уж потом, может быть, и я сподоблюсь признать за собой кой-какие грешки.

На этом месте воображаемые сцены прерываются. От души жаль. Я ведь даже удержалась от сквернословия — бесспорное свидетельство доброго поведения.

Мне представляется, что кое-кого из конгрегации непременно хватит инфаркт, надумай я продолжить свои фантазии, причем среди них вполне могут оказаться и тайные сторонники садомазохистских отношений, хотя бы на уровне потребления соответствующей порнопродукции.

От души желаю, чтобы среди них не оказался мой двоюродный дядя. Ему явно не пойдет черная блестящая резина.

25 ноября, среда

Все кончилось тем, что я вчера переспала с Блоггером. Я пыталась не попасться в эту ловушку, правда, пыталась. Просто хотела сначала убедиться, что он обо всем этом думает, но удержаться не смогла. Миновало довольно много времени с тех пор, как мы в последний раз виделись, теперь мы оба вернулись в Лондон; ничего удивительного, что мы оказались с ним в постели по завершении вечера.

Весьма сытно поужинав и порядочно выпив, мы оказались у Блоггера дома, где сразу же бросились друг другу в объятия, после чего со всей страстностью предались сексу. Изумительно все было. Мне показалось, что мы созданы друг для друга, мы способны предугадать желания друг друга, мы способны насладиться друг другом.

Но сегодня, когда Блоггер должен был отправляться на работу, мне показалось, что он с трудом сдерживается, чтобы в очередной раз не отшить меня. Может, все это следует списать на мои неврозы, но именно это чувство не покидало меня после проведенной с ним ночи, вселяло чувство вины. Может, он именно так и представляет себе наши с ним отношения? Понятия не имею. В голове все перепуталось.

Вот что мне совершенно ясно: несмотря на все мои попытки не думать о Блоггере, просто выбросить его из головы я не могу. У меня к нему серьезное чувство, и с этим ничего не поделаешь. Во всяком случае, длительная разлука ничего в этом смысле не изменила, более того, мои чувства к нему выросли и качественно изменились. Каждая встреча с ним, каждая ночь лишь усиливают их.

Когда Блоггер во сне обнимал меня, я чувствовала себя нужной и защищенной, понимая, что к этому человеку меня влечет не голый секс, а что-то еще.

Что он по этому поводу думает, неизвестно. Мне кажется, расскажи я Блоггеру о своих чувствах, он меня и видеть не захочет. И, понимая, что это глупость несусветная, я считаю, что пусть остаются хоть такие отношения, все-таки, это лучше чем вообще никаких.

Даже невзирая на то что они разъедают меня изнутри.

Руководство-наставление для женщин: О кобелях

Как быть, если вдруг очередная связь заканчивается.

*Наличествует в ней секс или же нет, дружба основывается на честности, взаимном доверии, откровенности — именно они играют первостепенную роль, а не секс. Если это не так, один только секс не поможет.

* Нельзя относиться к другу исключительно как к кобелю. Дело в том, что последний не оскорбится и не обидится, если ты прервешь с ним встречи или же вовсе прекратишь их. А вот друг может и не простить, если ты вдруг станешь избегать его общества, причем не только в сексуальном плане.

* Желания, предпочтения, влечения — вещи изменчивые, поэтому всегда остаются предметом обсуждения. Если месяц или два назад тебя вполне устаивал секс по пьяни, то сейчас ты вполне можешь воспылать чувствами к другому. И если это сознательно умалчивать, узы дружбы грозят разорваться.

* Пойми: одно дело секс вообще, другое — секс с кобелем. По самой природе дружеские отношения нуждаются не в голой физиологии, а в прочувствованном сексе. Помни, что прочувствованный секс — не есть нечто особое, запредельное; это в первую очередь эмоциональная близость, находящая свое сексуальное выражение.

*Не вступай в сексуальные отношения с друзьями, если:

а) ты испытываешь к ним романтические чувства. Тем самым ты только запутаешься с ног до головы, и вашей дружбе придет конец;

б) твоя душа не принимает лишенный эмоционального тепла секс. Спать с тем, кого ты, грубо говоря, за человека не считаешь, — тяжкое испытание, даже если ты вдруг попытаешься установить близость на чисто физическом уровне. Спать с тем, кого ты уважаешь, пусть даже только уважаешь, не больше, в лучшем случае болезненно, в худшем же — разрушительно в эмоциональном плане;

в) ты искренне желаешь оставаться в дружеских отношениях с тем, с кем тебе, возможно, придется переспать. И даже если тебе и не удастся скрыть своих романтических чувств к своему другу, помни, что секс с ним как качественно иной вид близости будет постоянно напоминать тебе о недостающем и желанном. Результат: раскаяние и горькое послевкусие.

12 ДЕКАБРЬ

4 декабря, воскресенье

Иногда все решает один лишь взгляд.

Я чувствовала на себе пронизывающий взгляд еще до того, как посмотрела на него. И поняла, что из всех гостей, приглашенных на день рождения к моему двоюродному дяде, он смотрит только на меня.

За последние месяцы у меня было достаточно случаев убедиться, что взаимопонимание иногда возникает мгновенно. Я не имею в виду заигрывание, флирт или простое любопытство, а просто мышление в унисон на физическом и чувственно-сексуальном уровне — двое через весь зал обмениваются взглядами и тут же понимают, что сию же минуту готовы переспать друг с другом.

Стоило мне заметить, как этот парень уставился на меня, я тоже это поняла. Этот пристальный, жадный взор, пылающий страстью, — он проникал внутрь, хоть нас разделял с десяток метров. Напоенная сексуальностью атмосфера казалась наэлектризованной, парень посылал мне сигналы, которые не в силах была заглушить даже громкая болтовня присутствующих. И в упор уставился на меня в ожидании ответа.

Стараясь не обращать внимания на жар между ног, я пыталась мыслить ясно. Здесь ни о каком формальном знакомстве или светской беседе за рюмкой вина не могло быть и речи. Он просто возьмет да и припечатает меня к стенке где-нибудь в туалете, задерет мне платье, стащит трусики и всадит член куда полагается. И мы, двое совершенно незнакомых людей, сольемся в экстазе, истекая потом и бормоча ругательства, потом, как ни в чем ни бывало, выйдем к гостям и сделаем вид, что не знаем друг друга. Да они и не заметят нашего отсутствия.

Взглянув на него, я поняла, что все именно так и будет. Уж кто-кто, а я в состоянии предугадать импровизированный секс.

Моя киска вопила навзрыд. Видимо, чувствовала, что будущий партнер ее не пощадит: я заметила, как он украдкой поправил своего дружка, не отрывая от меня взгляда, и подумала, а почему он, собственно, выбрал именно меня.

Это был мужчина на добрых пару десятков лет старше меня, полноватый, низкорослый, с повадками прожженного хитрюги из Ист-Энда. Но ни его внешность, ни тем более ярко выраженный просторечный акцент возбуждали меня. И не возраст. Мужчины намного старше никогда не интересовали меня, исключение, пожалуй, составил бы Дэвид Линч, да и то если бы меня всю ночь напролет уламывал бы. Нет, меня доконал именно его взгляд — его неподвижность. Мужчина как бы говорил мне глазами: хочу тебя, и точка. Именно эта прямота и заводила меня.

Я раздумывала, как поступить. В конце концов мне было решать. Я понимала, что, если, не сводя с него взора, демонстративно направиться к туалету, он тут же поднимется и двинет за мной. Меня так взволновала перспектива скорого и гарантированного секс-контакта. Я представила себе, как войду в туалет, стащу с себя трусики, и буквально тут же раздастся стук в дверь. Я представляла, как он жарко дышит мне в затылок, ощущала его между ног, с ужасающей реальностью представила себе оргазм, от которого я чуть ли не лопаюсь. Мне жутко хотелось, чтобы этот мужчина взял меня.

Не сводя с него глаз, я какое-то время размышляла. И чем сильнее мне его хотелось, тем больше я убеждалась, что ничего не выйдет. Я понимала, что не смогу. Понимала, что не следует этого делать. Понимала, что с моей стороны это подлость. Меня пригласили на день рождения к двоюродному дяде, приставив ухаживать за больной двоюродной тетушкой, и если ни с того, ни с сего сорваться в туалет, это будет означать, что я бросила старушку на произвол судьбы. Нет, на такое я пойти не смогу, хотя и изнемогала от желания заняться сексом.

Я вспомнила и о Блоггере. Если он играл в моей жизни ту роль, на которую я надеялась, то, может быть, мне все-таки не стоит спать неизвестно с кем? Может быть, если я хотя бы иногда буду обуздывать себя, то и с Блоггером дела пойдут на лад? Может, все-таки стоит попытаться.

И я решила отвести взор от пожилого незнакомца. Остаток вечера он продолжал смотреть на меня, я это знала и чувствовала, но я упорно не смотрела на него. Слишком уж велико было искушение.

Дело в том, что, если это касается моих желаний, меня, скорее, можно сравнить с вором, который хватает камень побольше, вдрызг разносит витрину, хватает товар и убегает, чем с благонравным покупателем, терпеливо дожидающимся своей очереди к продавцу. Я стала ярым приверженцем принципа «испробуй, прежде чем купить».

Но если бы сегодня пришлось отправиться за покупками, мне представляется, я мало-помалу все-таки освоила бы стратегию терпеливого выбора, не рассаживая витринное стекло, или уж, если быть предельно откровенной, задумалась, как бы, не прибегая к камню, аккуратно убрать стеклышко и тихо исчезнуть с товаром б руках. Небывалый прогресс, должна заметить, хотя это означает, что я рискую упустить очередной веселый секс. Невзирая ни на что, я все же сумела удержать себя в узде, что, согласитесь, совсем неплохо.

9 декабря, пятница

И опять мне удалось удержать себя от искушения. Сегодня вечером я отправила на все четыре стороны одного обаятельного парня. И я довольно, что все вышло именно так.

Мы с Брайаном, другом Кэти, мило провели время за ужином, за которым последовала содержательная беседа, подкрепляемая выпивкой. Пока мы общались, я сумела дешифровать его жестикуляцию. Вообще, в последнее время я достаточно внимательно слежу за жестикуляцией своих собеседников и партнеров. И пришла к выводу, что, овладев умением прочитывать в телодвижениях подсознательные влечения, ты обретаешь ряд колоссальных преимуществ. Зная или с большой долей вероятности предугадывая намерения твоего визави, потом, когда он недвусмысленно заявит о них, они не станут для тебя неожиданностью. Это способно здорово продвинуть тебя на пути к постели.

У меня не было сомнений, что Брайан заигрывает со мной, но я не желала отвечать на его попытки. Почему? Потому что: он намного моложе меня. Предыдущий опыт доказал мне, что молодые люди, хоть и полны сил, толком не знают, как себя вести в постели с женщиной старше себя, как достичь с ней эмоциональной близости. Поскольку они больше всего заботятся о собственном я, то неизбежно чувствуют себя задетыми, сталкиваясь с независимой, опытной и самодостаточной женщиной, которой от них, кроме секса, ничего не нужно.

Брайан признался мне, что мало искушен в области секса и что побаивается его. Меня отталкивала не его неискушенность — я-то знала, что в пару минут справлюсь с ней, и не удержусь, чтобы не завопить: «Ого, а тут, оказывается, есть кого растлить, и кто мне потом за это скажет спасибо?»

Это, разумеется, прольет бальзам мне на душу, однако потенциальная опасность нанести ему тем самым психологическую травму никак нельзя сбрасывать со счетов, посему мне следует держаться от Брайана подальше.

Когда он отправился к бару за выпивкой, я вдруг заметила одного парня, похожего на Блоггера. У меня екнуло сердце. Конечно, это был не он, но моя реакция недвусмысленно заявила мне о том, что я люблю своего сетевого приятеля. И хочу быть с ним.

И снова я ловлю себя на мысли, что, будь я в состоянии хоть иногда контролировать себя и свои желания, не поддаваться разного рода искушениям, это, вероятно, позволило бы мне понять, как упрочить отношения с Блоггером.

Когда Брайан, отставляя кружку с пивом, невзначай прикоснулся к моей руке, я не стала брать реванш. И не хохотала, как дурочка, над его шутками, если они не казались мне смешными. Не отбрасывала назад волосы и не теребила непослушный локон.

В завершение вечера, когда Брайан склонился ко мне, чтобы поцеловать меня в губы, я отстранилась, подставив щеку.

В отличие от Блоггера, я вполне отдаю себе отчет о последствиях такой вот встречи на ночь: кто-то один обязательно будет страдать. Не желая быть источником боли, я пожелала Брайану спокойно ночи и отправилась домой.

Тем не менее в автобусе я почувствовала нечто вроде сожаления. Подумать только, я пожертвовала ночным удовольствием, и все ради того, кто, возможно, давно равнодушен ко мне. Верно ли я поступила?

Впрочем, когда автобус отъехал, я решила, что все-таки поступила правильно. Да, я осталась без партнера на ночь, не исключено, что дома на меня накатит приступ одиночества, зато я засну со спокойной совестью.

Следует, правда, признать, что я так и не выспалась по причине сновидений на тему Блоггера.

12 декабря, понедельник

Дорогой мой незнакомый попутчик с Северной линии метро!

Вероятно, ты думаешь, что я не заметила, как ты смерил меня взглядом, едва я вошла в вагон, и как вертел головой, пытаясь заглянуть мне в глаза, сидя рядом.

Вероятно, ты удивился, как это я едва удостоила взглядом тебя, неотразимого, а потом принялась мусолить свой ай-под.

Наверняка, ты подумал, что я сочла тебя привлекательным. Верно, парень ты хоть куда — высокий, голубоглазый, сексапильный, да и возраста вполне подходящего — явно чуть за тридцать, словом, идеальный кандидат для съема. Но дело в том, что ты напомнил мне Блоггера. И я тут же затосковала по нему.

И когда ты разглядывал мое отражение в окне, я намеренно отвернулась, пытаясь дать тебе понять, что думаю не о тебе, а о ком-то другом, что пытаюсь взять себя в руки, не поддаться соблазну, а не потому, что ты мне не нравишься.

Даже когда ты едва заметно улыбнулся мне, я едва сдержалась, чтобы не улыбнуться в ответ.

Пойми, ты задал мне непростую задачу, заставив противостоять твоим искусным, расчетливым, чисто мужским приемчикам. Когда ты расставил ноги и одной из них коснулся моей и не убирал ее все время, пока мы ехали, ты представить себе не можешь, каких усилий мне стоило не положить тебе руку на колено и не сжать его.

А когда ты в ответ положил свою руку рядом с моей и я почувствовала тепло твоей кожи, я боролась с искушением погладить твои пальчики.

Почувствовав, как напряглись мышцы у тебя на ноге, я поняла, что выдержка моя на последнем издыхании. Неужели ты не знаешь, что женщине моего типа чрезвычайна трудно устоять перед этим?!

И это подтолкнуло меня к следующим действиям:

1) просунуть руку тебе между ног и ощутить там твердость твоего дружка;

2) забросить свою на ногу на твою и сжать твое бедро под ней;

3) взять твою руку и положить ее себе между ног, чтобы ты почувствовал, как я взмокла.

Это все фантазии. В реальности я каким-то образом сумела убрать ногу подальше, причем с каменным лицом. Это доказывает, что и я в случае необходимости могу проявить решимость, даже при наличии столь серьезного провоцирующего фактора для моей киски, как твое присутствие.

Разумеется, я была бессильна:

* избавиться от ощущения, как ты медленно входишь в меня;

* избавиться от мысли о том, каков ты в постели? Лучше или хуже Блоггера;

* перестать анализировать тебя на предмет включения в список «Потенциальных друзей».

Однако я выдержала, невзирая ни на какие соблазны.

Ценю твой вклад в упрочение моей решимости, благодарна тебе за то, что смогла дотерпеть до дому и унять свою киску там, а не согласилась переспать с тобой, что вполне могло иметь место, случись эта встреча в метро пару-тройку месяцев назад.

С гордостью сообщаю, что вела себя, как порядочная женщина, красиво и с достоинством выйдя из сложной ситуации.

Если не считать одной маленькой слабости — когда я как бы невзначай наклонилась, позволив тебе получше разглядеть мой славный бюст, но давай не будем об этом сейчас, хотя мой жест и вызвал соответствующую реакцию у тебя пониже живота.

С благодарностью, Эбби

14 декабря, среда

Только что откопала старое послание от Джейка, парня, с которым познакомилась года три назад. И даже прослезилась, читая его, — иногда я становлюсь просто маленькой девочкой. Или все оттого, что сейчас мои нервы на пределе, потому я вновь ничего не слышу о Блоггере с тех пор, как мы с ним в последний раз переспали. А заставить себя позвонить ему я не могу.

Послание Джейка вызвало у меня массу вопросов: где он сейчас, чем занимается, женился ли на той, с кем наставлял мне рога, есть ли у них дети и так далее. Он очень любил детей.

До сих пор не могу побороть в себе чувство вины за тот наш скоропостижный роман. Он тяжким грузом давит на меня — напоминание о том, как человек пострадал из-за меня. Именно я во всем виновата.

Я никогда не подрывала доверия своих приятелей. Кто-нибудь назовет меня старомодной. Я даже готова считать, что моногамный союз мужчины и женщины есть святыня даже более прочная, чем брачные узы. Я мечтаю оставаться с одним-единственным мужчиной и, кажется, уже созрела для этого.

Это отнюдь не означает, что я не могу насладиться сексом с другим — все-таки это внесет живую струю в занудство нашей моногамии, — ведь, согласитесь, треугольник иногда не помешает, или?

Но подобных отношений между Джейком, мною и его кралей так и не было. Мы с ним спали у нее за спиной — тайные звоночки по телефону, краткие тексты посланий, когда звякнуть, где встретимся и т. п. Встречались мы тайно, и дружба наша была сплошным двуличием.

Я всегда считала ситуацию, когда ты вынужден встречаться тайно и в спешке, обременительной. Но наша связь с Джейком была своего рода исключением. Иногда пресловутая вынужденная секретность доводила нас до такого состояния, что мы встречались и даже секса не хотелось. Мы просто сидели молча и глядели друг на друга, держась за руки. Да, это была связь, но строилась она не только на сексе.

Именно это и осложняло положение. Та Эбби, что предстала глазам Джейка, была не зацикленной на сексе невротичкой, а мечтательницей-идеалисткой, не умевшей скрывать своих чувств. Он пользовался этим — приукрашивая, романтизируя, — и мне было с ним легко. Я была сама собой, за что Джейк любил меня еще сильнее.

Когда же наконец дело дошло до постели, Джейк не мог не заметить моего повышенного интереса к сексу и заставил меня поверить в то, что это, мол, совершенно нормально и что беспокоиться не о чем. Мы страстно отдавались любви, я ощущала с ним связь на всех уровнях.

Однако чувство вины грызло нас, что в целом было в порядке вещей. Даже если я и не могу без угрызений совести расценивать свое тогдашнее поведение, считая его аморальным, я, тем не менее, рада тому, что мне довелось испытать с Джейком. Этот человек помог мне почувствовать себя женщиной, настоящей женщиной, той, кто способен на психологическую близость с любовником и на выражение своих чувств. Джейк доказал мне, что есть мужчина, который так дорожит мною, что готов встречаться со мной не только ради секса, но и ради общения. Джейк сумел убедить меня прекратить раздираться между любовью и страстью с тем, кто достоин любви и не ошибся во мне.

И вот я со смешанными чувствами вспоминаю об этом: с одной стороны, я тоскую по тем временам нашей близости с Джейком и в то же время испытываю чувство вины за то, что было между нами; сюда примешивается и боль от осознания своего нынешнего одиночества.

А теперь, стоит мне вспомнить о Блоггере, как я думаю: неужели история с ним повторяет ту? Неужели наши отношения настолько же глубоки? Или же его чувства ко мне во многом определяет то, что ниже пояса, а не сердце?

16 декабря, пятница

— Ну и что ты думаешь?

Я смотрю на пакет, который Тим выложил на стол. Он ждет моей реакции.

1. Я могу проявить честность. Это будет самым лучшим, но собьет его с ног.

2. Я могу солгать. Это будет вразрез с моралью, но не заденет его чувств.

3. Я могу оставить при себе свое мнение. Это даст ему возможность показать свою покупку и получить желанную похвалу.

Выбираю последний вариант.

— Это «Уай-франт», — беспечно заявляю я, пытаясь угадать, поймет ли он по моей интонации, какую ошибку совершил при покупке нижнего белья.

— Да, — с восторгом подтвердил он. — Симпатичные, правда?

— Да, это точно «Уай-франт», — согласилась я, полагая, что, если я повторю название брэнда, это устранит всякую возможность ненароком проявить жестокость.

Взяв пакет с тремя белыми трусиками, Тим передает их мне.

— Вот взгляни-ка. Как они тебе?

Я взяла упаковку, мгновенно вообразив, как он будет в них выглядеть. Принимая во внимание, что мне нравится видеть мужчин в штанах (в особенности, если наличествует перспектива стащить их с них), я не без чувства самоиронии попыталась избавиться от навязчивой картины. И хотя мы с Тимом несколько лет вовсю спали, мне отчего-то не хочется представлять его в таком виде — тем более в трусах «Уай-франт».

И вот я ломаю голову над тем, как бы поделикатнее высказаться. Попытайся я сформулировать высказывание в виде вопроса, мое негативное отношение не столь сильно бросалось бы в глаза и больше апеллировало бы к его восторгу по поводу покупки.

— А ты что, пользуешься этим вырезом спереди? — поинтересовалась я, ткнув пальцем в прозрачный пластик. — Через него легче доставать, да?

Посмотрев на Тима, я вдруг осознала всю неуместность этого вопроса. Перед мысленным взоров возник уже другой образ Тима, на сей раз в штанах.

— Ну да, в принципе… легче, — запинаясь, ответил он. — То есть…

— Верно, — не дала ему договорить я. — Ну, значит, тебе в них будет удобно, как я понимаю?

— Да-да, они и правда удобные, — ответил Тим, как мне показалось, с явным облегчением. — А у тебя какой размер?

— У меня? Вообще-то средний. А почему ты спрашиваешь?

— Кажется, тебе подойдут мужские малого размера, — пояснил он. И добавил: — А у меня дома есть упаковочка таких.

— Но это же трусы для мальчишек! — невольно воскликнула я, безнадежно пытаясь отогнать образ Тима, пытающегося напялить на себя детские трусики. — А я все-таки женщина!

И ни за что не надену на себя это!

— Ты в них будешь похожа на Сару Джессику Паркер! — восторженно объявил Тим.

— На кого?

— В фильме «Секс в большом городе» она ходит в таких. В трусах своего приятеля. А что тебе мешает? Они тебе еще как пойдут. Нет-нет, я дам тебе упаковку, — продолжал меня уговаривать он.

Дожила! Парень решил поставить тебе в пример эпизод из фильма «Секс в большом городе»! И он не какой-нибудь там гей. Тем не менее считает, что «Уай-франт» к лицу (или к заднице) и женщинам. Ясно, что у него начисто отсутствует вкус. Все верно, но все-таки, как не обидеть его?

Взвесив все «за» и «против», я выбрала наилучший, на мой взгляд, ответ. Склонившись к Тиму, я прикрыла его руку своей и соблазнительнее некуда прошептала:

— Ну почему женщина непременно должна носить мужские трусы, если у нее полным-полно великолепных женских, тоненьких, гладеньких — и «танга», и кружевных, и всяких-всяких разных?

Тим какое-то время молча смотрел на меня, а потом торжествующе произнес:

— Носить — может, и нет. Но вот спать в них — как тебе это?

Я улыбнулась в ответ.

— Дорогой мой Тим — вся радость от нижнего белья в том, что его иногда приходится снимать — причем желательно перед кем-нибудь. Так что какой прок от трусиков, мужских ли, женских ли, в кроватке? Во всяком случае, в моей?

Тим расхохотался.

— Ладно, ладно, сдаюсь — один ноль в твою пользу.

— Так что прибереги их для своей следующей симпатии, — посоветовала я, а Тим поспешно стал засовывать трусы обратно в пластиковый пакет.

Но ведь у нас с тобой есть чем заняться, если ты настроен не расставаться со своими ненаглядными «Уай-франт», пока ты со мной.

18 декабря, воскресенье

Что было сегодня:

— Придется подождать, пока не закончится форматирование, — объявил Том, сидя на стуле и глядя на экране моего ноутбука.

— Чаю не желаешь? — предложила я.

— Нет, спасибо, зато желаю кое-чего еще, — ответил он.

— Просвети, если не жалко, — отвечаю, будучи уверенной, что Том попросит пива.

— Хочу, чтобы ты стащила футболку и показала мне свой бюстик, — ответил он.

Мне бы изумиться — все-таки мы в последний раз были вместе, когда Том, стоя сзади, хорошенько отшлепал меня по ягодицам, а с тех пор миновал не один месяц. За это время много чего изменилось, причем и у него, и у меня. Том вернулся к своей старой подружке, а у меня все помыслы исключительно о Блоггере.

— Ладно тебе, — пытаясь придать голосу уверенности, — ты что забыл, что мы теперь с тобой друзья?

— Друзья друзьями, но что тебе стоит снять лифчик. Просто до ужаса хочется взглянуть на твою чудную грудь, так сказать, в прямом эфире.

Том игриво улыбнулся и уставился на мой бюст, причем глазел он именно на соски. Я тут же почувствовала, как они набухают, прекрасно понимая, что и он это заметил, — все-таки на мне не шуба, а всего лишь тонюсенькая футболка.

— Знаешь, мне правда не хотелось бы этого, — взмолилась я. — Может, все же лучше чайку?

— Понимаешь, Эбби, сейчас мне придется напрячь воображение, — заявил Том, расстегивая зиппер и стаскивая джинсы.

Я невольно задержала на них взор, понимая, что стоит мне стащить с себя бюстгальтер, как Том взволнуется по-настоящему. А он, неотрывно глядя на меня, демонстративно возложил ладонь на свой объемистый бугор.

— Давай, попробуй, какой он стал. Тебе же этого хочется.

Том осторожно запустил руку к себе в промежность.

Я заметила, как горят его глаза. И представила, что было бы со мной, случись эта сцена несколько месяцев назад, — тогда, видя, как он возбужден, я набросилась бы на него, повалила бы на постель и заставила взять себя по полной.

А сейчас? Куда там! Я смотрела на Тома и понимала, что мне нисколечко не хочется иметь с ним дел.

— Том, думаю, тебе лучше все же надеть джинсы и успокоиться — мы же с тобой друзья, друзьями и останемся, о'кей?

— Эбби, перестань ломаться, ради бога. Кому-кому, а мне ли не знать твою натуру! — произнес Том, беря меня за руку и пытаясь уложить ее себе на бедра.

— Нет-нет, вот этого, пожалуйста, не надо! — сказала я, пытаясь не сорваться и не нагрубить ему. — Ты не обижайся, но мне на самом деле не хочется.

— На самом деле? — разочарованно протянул Том. — Понятно, я тебя больше не прикалываю.

Я задумалась, как все-таки повежливее отшить его, чтобы не задеть самолюбие.

— Пойми, в общем, у меня есть парень. И этот парень мне нравится. (Том ничего не знал о Блоггере.) И хотя между нами ничего особого нет (как же мне хотелось бы, чтобы оно было), я сейчас просто хочу оглядеться, подумать, а не отдаваться направо и налево (и все потому, что Блоггер для меня — не только секс-машина).

Том рассмеялся.

— Ага, моногамия, значит. Добрая старая моногамия. Ты, случаем, не шутишь, а?

Том снова попытался уложить мою руку к себе на бедра.

Я отдернула ее.

— Я вполне серьезно, даже куда серьезнее, чем тебе может показаться.

— Ну что я могу сказать? Я удивлен, если вспомнить наши старые с тобой дела, — с ухмылкой ответствовал Том.

Видя, как его рука машинально поглаживает член через трусы, я вдруг поняла, что это меня больше не заводит.

— Послушай, я пойду и заварю нам чай, а ты приведи себя в порядок, и все будет прекрасно, — попыталась я образумить его.

— В такой ситуации? Нет, тут необходимо выпустить пар.

И с этими словами он стащил вниз шорты.

Я сидела и смотрела на него. Том, с гордостью выставив напоказ все свое хозяйство в полной боевой готовности.

— Потрогай, а! Давай, чего ты? Прошу тебя. Потрогай его… — с мольбой в голосе произнес Том.

— Не буду я ничего трогать. Не хочу, и все, — ответила я. — Извини, — добавила я после секундной паузы.

Это его не остановило. Горящими глазами Том уставился на меня.

— Ладно, нет так нет. Но пойми, я чего-то здорово завелся… Ты уж… это… не сердись, но, наверное, мне лучше кончить, — срывающимся голосом произнес Том, лаская себя.

На конце его блеснула капелька жидкости.

Я уже открыла было рот сказать, чтобы он убирался ко всем чертям или хотя бы в ванную, но вспомнила, как еще относительно недавно я готова была на все, и мне стало неловко.

Плюс ко всему Том явился ко мне наладить внезапно забарахливший комп, причем бесплатно. Ладно, пусть уж заканчивает, если так приспичило, — это будет моя ему благодарность.

— Но только на забрызгай ноутбук, — предупредила я, предусмотрительно подавая Тиму бумажную салфетку, помня, как он в подобных случаях фонтанирует.

— Не бойся, не забрызгаю, я аккуратненько, — успокоил меня Том, и, как мне показалось, без особой убежденности.

Я смотрела, как он приблизился ко мне, удивляясь, что по-прежнему холодна, — вот так сюрприз! Вообще-то мне нравится, когда мужчины мастурбируют в моем присутствии.

Что меня захватило — если это слово будет здесь уместным, — так это выражение его лица, мимика. Том смотрел на меня, видя, что и я не отвожу взор, и похоть на его лице сменялась блаженным восторгом. Стоило мне улыбнуться, как он, вздрогнув, излил сперму себе в ладонь.

— Вот и хорошо, молодчина, — похвалила его я, видя, как он старательно отирает салфеткой пальцы.

— И правда хорошо, теперь я хоть о деле способен думать, — ответил он, натягивая шорты и джинсы. — С твоим компьютером вроде все в порядке.

Да, верно, компьютер он обслужил. Но не меня. Впрочем, как раз это меня и устраивало. Я убедилась, что даже возбужденный мужик у меня перед носом не вдохновит меня на заурядный секс, если я настроена на нечто другое. Единственный вывод, сделанный мной в данной ситуации: всегда необходимо иметь под рукой бумажные салфетки — никогда не знаешь, когда и для чего они вдруг могут занадобиться.

24 декабря, суббота

Хоть я не пыталась строить иллюзий по поводу вчерашнего вечера, но все же села на метро и поехала на встречу с Блоггером, надеясь на лучшее. Как я ни старалась не думать об этом, меня все же страшно тянуло с ним переспать, причем не только из-за установившегося между нами подобия взаимопонимания, но еще и потому, что мне недоставало его в чисто эмоциональном плане.

Я приняла душ, надела полупрозрачные трусики и бюстгальтер, кроме того, чулки. Самонадеянно с моей стороны, однако мне почему-то кажется: если Блоггер увидит меня в них, не исключено, что я ему понравлюсь, и вот тогда ему захочется от меня не только секса, а чего-то большего.

Вечер удался. Я была безумно рада встретиться с ним после нескольких недель молчания. Время летело незаметно, я опомнилась, когда прошло целых шесть часов. Мы пропустили все поезда метро. Я уже готова была заказать такси, чтобы добраться домой, и тут Блоггер пригласил меня к себе в гости. У меня гора с плеч свалилась. И я решила: если дело дойдет до интима, пусть инициатива исходит от него.

Так все и произошло.

Секс был изумителен. Всю ночь мы любили друг друга. И почти не уснули. Блоггер был неутомим, под стать мне. Бессчетные оргазмы, которыми он награждал меня, слились воедино. Я просто кончала и кончала раз за разом. Немыслимо — вот что я могу сказать.

Но самым удивительным была протянувшаяся между нами нить взаимопонимания; это было нечто новое, неизведанное. Был момент, когда я со всей полнотой и ясностью ощутила это. Блоггер уложил меня на живот, сам лег на меня… сколько же оргазмов я испытала? Пять? Шесть? Не помню. На подходе был следующий, и тут я повернулась, желая увидеть его лицо. Он смотрел мне прямо в глаза, наши взгляды встретились.

Вот тогда я и ощутила незримую нить близости, прочла это на его лице. Блоггер продемонстрировал мне глубину переживаний, которой прежде не было. Меня переполняло желание рассказать ему о своих чувствах, о том, что нас сейчас связывает не только секс, а нечто более глубокое, сокровенное. Я мечтала, чтобы эта ночь не кончалась.

Мне хотелось рассказать Блоггеру, что я осознала глубокую потребность в дружбе с ним, что чувства мои претерпели развитие за этот год, рассказать о том, что пыталась забыть о нем после его отъезда. О том, что спала с другими, а все потому, что мне хотелось отвлечься от мыслей о нем и я почти отвлеклась, о том, что наш недавний секс с ним вновь пробудил воспоминания, доказал серьезность моих чувств.

Но все, на что я могла решиться, это просто погладить его, улыбнуться, страстно желая дать ему понять этим прикосновением, насколько важен он для меня.

Блоггер улыбнулся в ответ, когда я коснулась его лица; я вновь испытала верх блаженства и, почувствовав, что и он вот-вот достигнет пика, крепче прижала его к себе.

Блоггер, обняв меня, просунул ногу между моими ногами; такой, казалось бы, пустяк я восприняла как знак вновь возникшей близости. Лежа в его объятиях, я думала: а может, он все-таки смотрит на меня, как на ту, в которую способен влюбиться? И я почувствовала, что для нас, хотя бы в эту ночь, существовало нечто большее, чем секс.

26 декабря, понедельник

Пребывание вместе с родственниками под одной крышей — испытание не для слабонервных. Я не хочу сказать, что это доводит меня до исступления, однако раздражает довольно ощутимо.

А необходимость подавлять сексуальное желание вследствие близости родственников лишь усиливает раздражение.

Представьте себе такую сцену.

УТРО, СПАЛЬНЯ В ДОМЕ РОДИТЕЛЕЙ.

Я лежу в постели, рука между ног. Я глубоко дышу, тело двигается в такт руке. Кровать скрипит. Я тут же прекращаю свои упражнения.

Следующий кадр:

КУХНЯ В ДОМЕ РОДИТЕЛЕЙ, УТРО.

Мать и отец заняты приготовлением завтрака.

Следующий кадр:

СПАЛЬНЯ В ДОМЕ МОИХ РОДИТЕЛЕЙ, УТРО.

Тело мое раскачивается туда-сюда. Просовываю пальцы между ног, моя киска плачет горькими слезами. Я испускаю стон блаженства, потом вынуждена остановиться и дышать носом — так выходит тише. И вдруг:

МАТЬ:

— Эбби, ты уже проснулась?

Пальцы мои замирают. Лежу, не шевелясь.

ЭББИ:

— А… что? Да, да…

МАТЬ:

— Не хочешь чаю?

ЭББИ:

— Нет, нет, спасибо.

И тут же продолжаю начатое, следя за тем, чтобы кровать не скрипела. Пальцы мои взмокли. Просовываю два пальца внутрь, едва слышно охая. Представляю, как Блоггер входит в меня, фантазирую, фантазирую… И тут…

МАТЬ:

— А может, тебе кофе принести?

Блоггер исчезает. Я со стоном открываю глаза.

ЭББИ:

— Ладно, хорошо. Сейчас спущусь.

Тишина, это хорошо. Снова закрываю глаза и представляю, как кончиком языка прикасаюсь к груди Блоггера, целую его соски. Снова мастурбирую двумя пальцами в той же позиции. Как восхитительно пахнет его тело…

МАТЬ:

— Тебе с молоком или со сливками? Ты вроде предпочитала со сливками. Сейчас, только посмотрю, остались ли они.

ЭББИ (едва переводя дыхание):

— Да, черт с ними, в конце концов…

(Чуть громче):

— Да, да, пожалуйста, с удовольствием выпью.

МАТЬ:

— Когда ты спустишься?

ЭББИ:

— Сейчас, сейчас, подожди секунду.

МАТЬ:

— Ладно, я тогда поставлю на стол.

ЭББИ:

— Спасибо.

Я начинаю яростно тереть клитор, одновременно следя за тем, чтобы кровать не скрипела. Оргазм на подходе, и тут…

МАТЬ:

— Что ты там копаешься?

Я не отвечаю. А что я могу сказать? С чувством вины убираю пальцы.

ЭББИ (торопливо):

— Подожди минутку, только отправлю эсэмэску, сейчас закончу, через минуту спущусь.

МАТЬ:

— Ладно, ничего. Но если остынет — сама виновата.

Со вздохом облегчения вновь переключаюсь на завершение поставленной задачи — во что бы то ни стало достичь оргазма! Снова сую пальцы куда полагается, молча сосредоточенно работаю ими, и несколько секунд спустя упорство мое вознаграждено — стискиваю зубы, чтобы не застонать и… кончаю!!!

Когда дрожь унимается, выскакиваю из постели, накидываю халат и мчусь в туалет. Там мою руки, ополаскиваю лицо и спускаюсь вниз к остальным, в надежде, что никто не обратит внимания на мою раскрасневшуюся от возбуждения физиономию.

Подношу к губам чашку с полуостывшим (но вкуснейшим) кофе и убеждаюсь, что мыть руки следует тщательнее — от моих пальцем исходит резкий запах..

Улыбаюсь про себя. Все же исхитрилась. На этот раз.

29 декабря, четверг

Вчера вечером вновь виделась с Блоггером. И, что неудивительно, мы вновь завершили вечер в постели, стремясь избавиться от калорий, поглощенных за ужином. Я пыталась уклониться от этого, действительно пыталась, но желание взяло верх. Стоило его ладони лечь мне на ягодицы, еще когда мы шли по улице, как я отдалась на волю обстоятельств и с нетерпением ждала, когда снова окажусь в его объятиях.

Однако, когда мы пришли к Блоггеру, я поняла, что разговор с ним больше откладывать нельзя, — не могу я тащить за собой в новый год груз старого.

Будто угадывая мои мысли, Блоггер решил сам затронуть тему, правда, уже после того как славно взял меня.

— Ну, так как? Получила ли ты свой рождественский подарок?

— То есть? — не поняла я.

— Все ты поняла. Я имею в виду, переспала с кем-нибудь?

Я буквально онемела. Никак не ожидала от него подобного вопроса. Ведь он знает, что кроме него мне никого не нужно. Или не знает? Неужели думает, что мне непременно нужен кто-то еще?

— Нет, — вполголоса отозвалась я. — Я спала только с тобой.

Какое-то время Блоггер молчал.

— А есть кто-нибудь, кто тебе нравится и с кем тебе хотелось бы переспать?

Нет, ты и только ты. Я чувствую, что влюбляюсь в тебя, и мечтаю о том, чтобы и ты влюбился в меня.

— Нет, — еще тише ответила я. — И в помине нет никого такого. — Я помолчала. — А как насчет тебя?

Он покачал головой.

— И у меня нет.

Я никак не понимала, к чему эти расспросы. Может, следует расценивать их как дружеский обмен мнениями? Или и у Блоггера пробудились ко мне чувства, и он пытается прозондировать почву, чтобы убедиться, насколько серьезны мои чувства к нему? Видимо, пришло время рассказать все, как есть. Теперь или никогда.

И я, набрав в легкие побольше воздуха, спросила его, что он, собственно, ожидает от наших с ним отношений.

Некоторое время Блоггер медлил с ответом, а потом заявил, что пока что не может ничего толком сказать по этому поводу, но, мол, его внутреннее чутье подсказывает, что ничего особенного от них ждать не следует, — во всяком случае, свое будущее он с ними не связывает.

Меня словно накачали наркотиками — я видела и слышала нашу беседу как бы со стороны. Я машинально кивнула, по телу, поднимаясь от живота к сердцу, разливалась отвратительная слабость.

Блоггер, взяв меня за руку, нервно улыбнулся, а потом спросил, чего я, собственно хочу от него.

И тут у меня по щекам побежали слезы.

— Я… я надеялась, что у нас с тобой что-то получится, — выдавила я, стараясь не смотреть ему в глаза из боязни разреветься — Я стала понимать, что ты для меня не пустое место, что я хочу не только этого… — Я многозначительно обвела рукой нас с ним и постель. — Но, как я вижу…

Блоггер крепче сжал мою ладонь.

— Эбби, прости меня. Я не могу сказать, что между нами нет взаимного притяжения — оно есть, — ты очень мне нравишься, поверь, очень. С тобой жутко интересно. Однако мне не верится, что между нами есть… ну, это… Понимаешь? Настоящая тяга друг к другу, когда ты точно знаешь, что хочешь быть с кем-то. У меня этого нет. Я точно знаю, что нет… Прости.

Я до боли закусила губу, чтобы не расплакаться. Еще наплачусь, только в одиночестве.

— Понимаю, — отстраненно сказала я, будто это самая естественная ситуация на свете, когда тебе дают от ворот поворот, причем те, кто дорог тебе. — Все хорошо. Все будет хорошо.

Блоггер улыбнулся:

— Мы ведь с тобой по-прежнему друзья, да?

Я кивнула, а сама подумала: какие к черту друзья!..

Мы лежали, обнявшись. Когда я повернулась на другой бок, желая уснуть, меня стали одолевать путаные эмоции: облегчение — наконец все выяснилось, отчаяние — это последняя наша встреча, во всяком случае, в постели, печаль — я не нужна ему…

Понимаю, что все это глупо, что следует больше думать о позитивном, но я лежала, свернувшись калачиком, снова и снова задавая себе один и тот же вопрос: что же его от меня отталкивает?

31 декабря, суббота

Дурь какая-то, по-другому не назовешь. То, что происходило в последние дни, по меньшей мере странно. Я даже могу назвать себя умеренно счастливой. Мне казалось, что финал с Блоггером повергнет меня в депрессию, что я пролью океан слез. Согласитесь, испытывая к нему такие чувства, я по идее должна была реветь днями и ночами из-за того, что он меня отверг.

Но я чувствовала лишь досаду от того, что все вышло не так. Может, исподволь я и не надеялась на иной исход? Может, сама того не понимая, готовилась к тому, чтобы распрощаться с Блоггером?

Что наводит меня на грустные размышления, так это близость Нового года — он завтра, а я все еще ни с кем. Никого ни рядом, ни в постели. И мне никого не хочется.

Весь год я прожила как одинокая женщина, и, надо сказать, это был не худший год в моей жизни. Я не строила наполеоновских планов и не копалась впроблемах, одолевающих тех, с кем мне пришлось познакомиться и переспать. Наверное, отчасти мое отношение было продиктовано изменой Стивена — после этого я перестала доверять мужскому полу, — хотя отчасти и тем„что меня тянуло просто повеселиться, не создавая обременительных долгосрочных связей.

И я повеселилась. От души повеселилась. В целом вышло неплохо, я узнала для себя массу полезных вещей и поднакопила опыта, пусть не всегда положительного.

Правда, осечка с Блоггером стоила мне нервов. В принципе я жила как жила — одинокая и ни от кого не зависящая женщина, и все же в нем я была склонна видеть нечто настоящее, то, что я давно-давно искала и не находила, — нечто более серьезное, чем просто переспать и разбежаться.

Я оценила всю важность хороших, качественных оргазмов и наличия настоящего партнера.

Поскольку история с Блоггером завершилась, могу со всей ответственностью заявить: даже наилучший секс перестает удовлетворять, если кормиться им постоянно. Теперь мне нужно нечто большее. Может, я на самом деле слегка одержима Блоггером, однако идея полных и ярких оргазмов при наличии пусть даже великолепного партнера сама по себе меня уже не вдохновляет. И все потому, что отсутствует эмоциональная близость.

И вот что еще я открыла за себя за последние дни: может, я не так уж остро переживала разлад с Блоггером именно потому, что никогда не любила его по-настоящему? Может, я была влюблена не в него, а в представление о нем, в его восприятие мною? М